Манаков Юрий Михайлович: другие произведения.

Эпилятор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 3.33*91  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало длинной истории. Главный герой попаданец. Он очень крут во всех смыслах. Гурман, охотник, рыболов... Действует без рефлексий, жестко. Ведет войну на два фронта: на Новой девственной планете (средневековье) и у себя на Земле - по долгу совести и чести. Возможности его практически безграничны. Ему вручили уникальную Систему порталов... Обновление 09.11.2007.

  ЭПИЛЯТОР
  
  Аннотация
  Оказывается, очень просто жить, когда имя тебе - стихия. Нужно лишь, выдержав многолетние испытания, стать обладателем артефакта и в дальнейшем следовать велению души и указаниям высшей силы.
  Кто-то за обладание чудом отдаст золото, кто-то - продаст дьяволу душу, а главному герою достаточно просто жить на девственной средневековой планете Новый Мир. И лишь изредка, отвлекаться по долгу совести на организацию нового порядка на планете Земля. Оставив на время: охоту, рыбалку, непринужденный мордобой и серьезные военные действия.
  
  
  
  
  
  Имя его - ужас и смерть.
  Он стоит у тебя за спиной.
  Чувствуешь холод клинка?
  Сталь войдет тебе в сердце
  И выпьет всю кровь.
  
  Из песни... последний куплет.
  
  
  
  Часть 1. ПО ТУ СТОРОНУ
  
  Кондовые, разлапистые ели обступали дорогу с обеих сторон, заслоняя солнце и оставляя лишь узенькую полоску голубого неба высоко над головой. Недавно прошел дождь и раскисший суглинок скрадывал звук от ударов копыт лошади. Полумрак мрачного леса и однообразное шлепанье подков. Я поежился. Сырая одежда после дождя неприятно липла к телу, будь она неладна. До ближайшего постоялого двора несколько часов пути. Хм, а, может, свернуть в сторону и переночевать в лесу? Заманчиво. Если по дороге встречу подходящее местечко, то так и поступлю.
  Поскользнувшись, всхрапнул конь. Я чуть подтянул повод, успокаивая благородное животное, машинально поправил оголовье меча, уселся поудобнее в седле и глубоко вдохнул тягучий хвойный дух векового леса. Хорошо. Давно прошли те времена, когда я дрожал как осиновый листик от каждого шороха в кустах. Сейчас в лесу я хозяин - он для меня дом родной. Это от меня шарахается все живое - я здесь самый страшный.
  Новый Мир и сопутствующие обстоятельства старательно обтесывали во мне все лишнее, наносное, добавляя каждый раз новое качество. И в результате получилось то, что получилось: из невзрачного чурбачка возник умненький и страшненький Буратино... без комплексов.
  В голове яркой картиной вспыхнули воспоминания. Каждый отрезок прошлой жизни имел разную протяженность, но каждая часть являлась этапной, кардинально меняла мировоззрение и физическую сущность.
  
   Сейчас, уже задним числом, понятно - с рождения в меня заложена способность чувствовать взгляд со стороны. Кажется, это ощущение знакомо многим. Появляется оно, когда кто-то смотрит тебе в затылок, и, обернувшись, иногда видишь чьи-то заинтересованные глаза.
  Первый 'звоночек' я услышал, когда мне стукнуло пять лет. Будучи от рождения крепким пареньком, в этот год я, видимо, впервые решил взять под свою опеку мальчишку, над которым издевались все. Ему в нашей ватаге сорванцов доставалось больше всего тычков и затрещин. Теперь-то я понимаю, что уже тогда у меня в груди окопался пока еще маленький и несмышленый, но крайне опасный зверек. Наверное поэтому, как обычно без напряжения выдав 'на орехи' самым отпетым в нашей компании, я затылком почувствовал заинтересованный взгляд. Из заинтересованного взор трансформировался в удивленный. Когда я начал крутить головой, то, никого не обнаружил. Сам факт выбивался из однообразной череды, и я его запомнил. После этого в течение десяти лет, лишь изредка, уже привычно, замечал внимание к себе, как легкий мазок по лицу или затылку.
  Прорыв произошел в пятнадцать лет. В тот день я выиграл свой первый турнир по борьбе самбо. Три чистые победы. В приподнятых чувствах лег спать, а проснулся в диком лесу, на подстилке из лапника, рядом с рекой. В этот раз неизвестные 'благодетели' оставили два подарка - сваленную кучкой рядом с подстилкой одежду и то, что комары и мошки облетали меня стороной... Кукловоды-благотворители, блин!
  Натянув тренировочный костюм и обувшись, уселся, обхватив колени, на берегу не очень широкой лесной реки. Как-то не готов я был к таким приключениям. Фантастикой никогда ранее не увлекался, ни о чем, даже отдаленно похожем на сегодняшнее положение в свои пятнадцать лет не слышал и с трудом себе представлял, что же делать дальше. Сказать, будто до этого момента никогда не был на природе, значит погрешить перед истиной. Но такой махровый, почти реликтовый лес, видел впервые.
  В нем поражало все - размеры, красота, звуки, запахи. Запредельная высота стволов столетних патриархов и карминовые кисти неизвестной ягоды, склонившиеся над водой. Молоденькие зеленые елки и рядом с ними слегка прихваченная багрянцем осина. И голоса... Вот, слышен нежный и мелодичный свист 'ти-уу-ти' и в стороне, ответ - 'тии-тии-тиути'.
  Дымчато-серый проблеск, стремительный полет среди ветвей, и перед самым носом садится птица. По виду типичный голубь, но серенький, с темными и рыжими поперечными полосками, черным горлышком и на голове маленький хохолок. Летун утвердился на ветке и принялся рассматривать меня любопытным глазом. Глупыш. При желании я мог легко дотянуться до него рукой. Но вот, опять птица, - с другой стороны. Перелетела с дерева на дерево и резко спланировала на ту же ветку. Так же окрашена, но горлышко у летуньи светлое и пестрое, по всему видно - самочка. В первый момент сладкая парочка интересовалась только друг другом. Но вскоре яркое возбуждение от встречи схлынуло. Птицы заметили постороннего и принялись его рассматривать. В конце обменялись впечатлениями на своем языке. Вероятно, человека они не видели никогда. Затем петушок с курочкой, когда я сделал неловкое движение, взлетели шумно, со своеобразным треском. Я вздрогнул и проводил взглядом две серые стремительные тени.
  Вот так меня поприветствовал Новый Мир. Как я понял гораздо позднее, визит вежливости нанесли два рябчика. Птицы, с которыми у меня сложились непростые отношения, а после одного эпизода в своей карьере охотника, я стараюсь, по возможности, воспринимать их лишь, как украшение леса. Очень символично, что эти забавные летуны стали глашатаями и представителями планеты, где мне предстояло жить и работать, любить и воевать.
  Рябчики подняли настроение, но все равно - временами поеживаясь, вздрагивая, прислушиваясь, поглядывая по сторонам и пытаясь разобраться в происшедшем, я просидел на одном месте битый час. Потом дернулся, услышав за спиной гаденький смешок, оглянулся - никого.
  Именно тогда, из глубины моего Я, впервые в жизни на поверхность полез порыкивающий Зверь. Молодой и неумелый, но уже готовый рвать и убивать. Вскочив на ноги и сжав кулаки, я стал искать глазами обидчика. Вздохнул поглубже, успокаиваясь, и двинулся вниз по течению еле заметной звериной тропой, проложенной по берегу реки. По дороге подобрал палку, покрутил ее колесом и почувствовал себя вроде как более уверенно. Пусть плохенькое, но оружие.
  Самыми трудными оказались первая ночь и следующий за ней день. Ночь - потому что вовремя не остановился и не подготовил лежку, а спать на земле удовольствие ниже среднего. Следующий день - из-за того, что желудок настойчиво требовал еды. Но ничего съедобного вокруг не видел, а есть то, что незнакомо, это я знал твердо - получится себе дороже...
  На третий день резь в желудке притупилась и утром желание заглотнуть какую-никакую пищу пропало совсем. Как я узнал гораздо позже, организм благополучно перешел на внутреннее питание.
  Вдоль реки шел пятнадцать дней и никаких особых проблем не испытывал. Пил чистую воду из реки и ручьев, впадающих в нее. Отдыхал, когда хотел, и никак не мог понять, что это такое - муки голода и почему люди мрут от голода как мухи. Иногда, в солнечный день останавливался на высоком обрывистом берегу реки и с интересом наблюдал, как на глубине, освещенные ярким светом, среди коряг стоят или вверх по течению плывут живые торпеды. Это казалось интересным и красивым, но как их достать, представить себе не мог. Да и нужно ли?
  Несколько раз нос к носу сталкивался с медведями - все-таки шел я по их тропе. Молодые медведи уступали дорогу мне, убегая в кусты, старикам - уступал я, осторожно отходя в сторонку.
  К вечеру пятнадцатого дня вышел к большому озеру. В него впадала река. На противоположном берегу разглядел хуторок. По всему выходило, - осталось последний раз заночевать в лесу. Покатал эту мыслишку в голове и понял, что особой радости не испытываю. В лесу мне жилось хорошо.
  
  А утром проснулся у себя в постели.
  В сухом остатке после странного приключения - испарились четырнадцать килограммов собственного веса и вся старая одежда повисла на мне, как на вешалке. Никаких проблем со здоровьем и лишь трудности с поиском разумного объяснения для двухнедельного отсутствия...
  Всю зиму и весну размышлял над произошедшим и решил - нужно что-то делать! Летом, ближе к осени, нашел концы и напросился в компаньоны к местному браконьеру в Архангельской губернии. Вместе с ним посетил один из притоков Мезени. Речка оказалась один в один с рекой из Нового мира. Ну, может чуть меньше.
  В результате вояжа на Мезень стало понятно, что все две недели, голодая, шел рядом с необъятной бочкой с едой... Достаточно было нарезать ивовых прутьев, сплести за пару часов вершу, воткнуть ее на подъем на перекате на ночь - и все проблемы с диетическим мясом решены. Причем, оставить на перекате нужно не на всю ночь, а максимум на часок. Если держать на перекате до утра, то вершу придется не вынимать, а выкатывать на берег.
  На следующий год отправился на юг в Астрахань. Добрался до Главного Банка в низовьях Волги и 'постоял' с недельку рядом на берегу. Половил рыбку на Раскатах. Красота. И отдохнул от души, и квалификация осталась. Дальше, больше.
  
  Внедрение произошло на втором курсе института, во время производственной практики. Начался второй этап. Снова перед сном почувствовал на себе тяжелый давящий взгляд и... проснулся на старом месте в Новом Мире там, где закончил в прошлый раз пятнадцатидневный голодный поход.
  В этот раз я осмотрел окрестности уже другими глазами, - не как проситель и испуганный мальчик, а как Завоеватель, расправив плечи. Наметанным глазом отметил не только избушку, но и лодку у берега, явно рукотворный заборчик у притока, чтобы удобнее ставить вершу, сеть, развешанную для просушки, и другие милые сердцу мелочи. Судя по травам и состоянию листвы, здесь в самом разгаре лето. Спать я лег в шерстяном тренировочном костюме и шерстяных носках: практика у нас полевая, а под Москвой в мае, нередко случаются ночные заморозки, когда в кружках с водой, оставленных за стенами палатки, поутру можно обнаружить толстую корку льда. Здесь же было тепло и я расстегнул молнию на костюме. Затем подумал и снял носки, запихнув их в боковые кармашки. Пошевелил пальцами ног в мягкой траве - нормально. Вдохнул полной грудью пронзительно чистый воздух и направился в обход озера к дому.
  По дороге пришлось форсировать три, впадающих в водоем, ручья. Первый оказался глубиной метра два. Я разделся до трусов, переплыл водную преграду и пошел дальше, неся одежонку упакованную в один сверток.
  Рядом с домом, на берегу третьего по счету ручья, стояла маленькая избенка. Почерневшая от времени древесина, вросшие в землю и покрытые мхом стены - все говорило, что лет ей немало. Осторожно приоткрыв массивную низкую дверь, висящую на кожаных петлях, заглянул внутрь. Это оказалась банька и топилась она по-черному. В углу присоседились две деревянных кадушки, скамья, на которой стоял черпак, закопченные стены и горка каменных булыжников. Прикрыв дверь, решил одеться и направился дальше, осторожно переступая босыми ногами по еле заметной тропке.
  Сам хутор обретался на возвышенности. От баньки до него шагов двести не более. Дом представлял собой, объединенный под одной крышей по форме буквы 'Г' - жилой и хозяйственных блок. Все строения сделаны из массивных бревен. Почерневшая от времени древесина, свидетельствовала, что стоят постройки не менее ста лет.
  Остановившись в центре двора, огляделся и прислушался. В пристройке всхрапнула лошадь, а в доме, кто-то уронил тяжелый предмет. Через пару секунд дверь распахнулась и в проеме показался мужик. Босой, в холщовой рубахе и портах, перепоясанный ремнем, на котором висел приличный тесак в ножнах. Косматая шевелюра, окладистая борода и крепкое сложение. Прислонившись к косяку двери, он несколько минут исподлобья сверлил меня взглядом. Затем отлепился от подпорки, огляделся по сторонам, спустился с крыльца и направился ко мне. Остановился в двух шагах и, продолжая сверлить взглядом, то ли сказал, то ли спросил, как плюнул.
  - Благородный?
  Я никогда не считал себя полиглотом, но его хриплое карканье понял без переводчика, а затем без напряжения, мысленно, добавил к его фразе, свою, но еще короче. - Мля! - Как выяснилось гораздо позже, этот диалог у нас состоялся на подгорном диалекте синегорских племен.
  Затем хуторянин медленно вытянул свой тесак, шагнул ко мне и ткнул ножом в живот. Удар оказался бесхитростный и небрежный. Я на автомате взял его на прием, завернул руку за спину и вынул из ослабевшей ладони нож. Слегка отодвинувшись, пинком под зад отправил хозяина обратно к крыльцу. Когда мужик повернулся ко мне снова, я махнул рукой и вогнал нож в косяк двери у него за спиной. Хозяин проводил тесак взглядом, хмыкнул, поднялся на крыльцо, вытащил нож и вложил в ножны. Бросив на меня косой взгляд, кивнул.
  - Заходи.
  В помещении мы сели за стол друг против друга. Минут пять хозяин молча продолжал рассматривать меня. Затем вытянув свою левую корявую клешню ладонью вверх, приказал.
  - Дай руку!
  Я вложил в его руку свою кисть. Посмотрев на ладонь, мужик мозолистым пальцем правой руки с глубоким трауром под ногтем провел по моей мягкой ладошке и уже твердо констатировал.
  - Благородный! - Выпустил руку и задал неожиданный вопрос.
  - Учиться будешь? - Не очень представляя, что это означает, я, в первый момент, споткнувшись из-за непривычной артикуляции на вроде бы хорошо знакомом и простом слове, прорычал ему в ответ на синегорском языке.
  - Да.
  
  Хозяином хутора оказался варнак Биун. В его доме, я прожил почти три месяца и каждый день этот старый и тертый шатун, молча, заколачивал в меня, как гвозди, все премудрости средневекового военного дела, начиная с верховой езды и заканчивая форсированными способами пыток пленных. Причем, методы его обучения не отличались гуманизмом и могли нормального человека очень быстро сделать инвалидом. Временами, смахивая соленый пот с лица, я думал, что если бы ему кто сказал о таких понятиях: как права человека, восьмичасовой рабочий день и о прочих 'достижениях' земной цивилизации, то этот матерый бандит веселился бы целый день... а может и поболее.
  В основном же меня спасала молодость, быстрая реакция, хорошая физическая форма и неплохая предварительная подготовка. И тем не менее, к концу срока от усталости я спал на ходу, но квалификация оставалась.
  Выпал я обратно, также неожиданно, как попал. Задремал на ходу, ткнулся головой в стенку, прошел ее насквозь и рухнул лицом вниз в густую траву на поляне в ближнем Подмосковье выжатый как лимон. За кустами, примерно в километре, послышался скрип тормозов электрички. Через минуту электропоезд закончил торможение, остановился и снова тронулся с места. Станция.
  Собравшись с духом поднялся на ноги, оглядел себя - типичный бич из страны с тропическим климатом. А преодолев преграду из кустов, увидел стандартный транспарант-указатель и разглядел с тыла название станции. Покопался в памяти и с облегчением вздохнул. До дома можно добраться даже пешком. Что с успехом и проделал в ночное время, временами шлепая по асфальту босыми ногами и, радуясь, что вернулся не зимой.
  И, как и в первый раз, основной проблемой оказалось поиск разумных объяснений, где был и почему пропустил практику. Не вылететь из института помогли только серьезные успехи в спорте.
  После всех приключений, наученный горьким опытом, в надежном месте оборудовал захоронку со всем самым необходимым на первый случай. Мало ли...
  
  Если после первого посещения Нового Мира я активно решал вопросы выживания в дикой природе и добился серьезных успехов в этом архиважном деле, то второй заход показал, - требуется дальнейшее совершенствование, но уже в благородном деле средневекового мордобоя и поножовщины.
  Наука Биуна нуждалась в осмыслении и творческом развитии. Посему, не бросая занятий спортом, приступил к выработке собственного метода ведения боя. Имеющий некоторое представление о 'достижениях' человечества в этом виде деятельности, я решил, - нужно лишь взять из традиционных стилей рукопашного боя то, что дает преимущество в реальной схватке с применением холодного оружия. А поскольку натура я творческая и увлекающаяся, то и результаты целенаправленной работы оказались очень впечатляющие. Конечно, обучение у классного учителя это здорово. Но никто пока что не отменял свободу воли и самовыражения, в соответствии с чем, человек в основном делает себя сам.
  Кроме того, я записался в секцию стрельбы из лука и приобрел по случаю великолепный личный экземпляр этого оружия. Последствия такого перевооружения оказались серьезными. Я, без всякого сожаления спрятал в темном и пыльном углу на антресолях уже во многом привычную вертикалку двенадцатого калибра ижевского оружейного завода и в дальнейшем при выезде на дикую природу брал с собой не любимый бокфлинт с эжектором, а спортивный лук. Такое оснащение оказалось жутко эффективным и позволило 'подстрелить одновременно нескольких зайцев'. В частности, когда надо, то можно по наглому косить под крутого спортсмена, будучи в реалиях вульгарным и махровым браконьером. Ну, что может быть лучше? Да и не воспринимается лук как серьезное оружие большинством населения Земли. А зря. В умелых руках и нужном месте он пострашнее безоткатного орудия.
  Помимо всего прочего, ускоренные трехмесячные курсы средневекового мордобоя у Биуна, расширили и сформировали на уровне подсознания новый круг интересов. Временами, даже неосознанно, я стал интересоваться вопросами не очень актуальными на Земле в конце второго тысячелетия. Например, начал приглядываться к холодному оружию, современным и старинным технологиями его создания. Правда, особой активности в этих экзотических изысках не проявлял, в основном из-за того, что оценивал как очень низкие шансы, применить специфические навыки и знания на практике. Ну, не верил я, что придется вернуться в Новый Мир.
  Одновременно, сразу после либерально-фашисткого переворота начала девяностых, тонко прочувствовав ситуацию в стране, плавно перешел от занятий спортивным самбо к боевому варианту, где тоже добился заметных успехов. В смутное и кровавое время 'перестройки' лучше быть готовым ко всему... Именно тогда в эпоху раннего либерализма, в одном из многих эпизодов криминальной войны, захлестнувшей страну, впервые потребовались, как наука Биуна, так собственные наработки и навыки. В результате, я, выражаясь простым военным стилем, - сделал первые зарубки на прикладе ружья, начиная отсчет уничтоженным врагам и бандитам. И никакие моральные угрызения меня не мучили, рука не дрожала и мальчики кровавые во сны не приходили... Собаке - собачья смерть, коротко и ясно. Я вам не придурочный любитель животных какой-нибудь... и смертную казнь в своем микромире не отменю никогда, чтобы там не говорили и как бы не бились в падучей продвинутые общечеловеки и либералы.
  Со стороны же государства - оставить один на один с бандитами наиболее активную и дееспособную часть общества представлялось подлостью высшей пробы! В таком контакте нормально выживают и процветают лишь такие же, как они - бандиты и ворье. Причем, некоторые из этих уродов потом выбиваются в крупные компрадоры или, что тоже самое, в российские олигархи. Нормальные же люди, которых большинство, по определению начинают 'отстегивать' криминалу и платить за 'крышу'. Овца никогда не возьмет верх над голодным волком. Правда, есть и малое количество людей, которым крыша до лампочки. Я из их числа.
  Следующий заход или начало обустройства с возвратом под крылышко Биуна произошло после окончания высшего учебного заведения, когда меня отпустили в свободный полет.
  Несколько лет после выпуска я, как гордый буревестник, мотался по городам и весям, с переменным успехом пытаясь найти свое место в криминальной 'рыночной экономике'. Олигархом не стал, компрадором тоже, но где-то почти под миллион заработал, занимаясь бизнесом в очень широком диапазоне, начиная от торговли металлами и заканчивая издательским делом.
  В многотрудном деле предпринимателя меня, как исследователя и художника по натуре, в основном интересовал сам процесс, а не результат. Да и свободное время, для занятий несвязанных с бизнесом, всегда имело приоритет номер один.
  В очередной же раз подцепили меня кукловоды сачком пространственного перехода во время командировки, когда я спокойно, под стук колес, почивал в купе СВ поезда Москва - Воркута. Причем, в силу обстоятельств непреодолимой силы, вторая койка оказалась пустой, по вполне казалось бы естественным причинам. Таким образом, мое очередное исчезновение с Земли можно считать прошло незамеченным. Спрыгнул, хе-хе, с поезда... и с концами.
  
  Проснулся я от застарелого запаха дыма. Втянул носом воздух и в первое мгновение подумал, что вагон поезда горит. Нужно срочно что-то делать. Но в следующий момент дошло - поезд стоит. Этот факт остановил первый позыв вскакивать и куда-то бежать. Далее обратил внимание на странную, отнюдь не станционную тишину. Неужели стоим на перегоне? На станцию не похоже.
  Я распахнул глаза. Темень кромешная, но чуть спертый дух на удивление знакомый. Даже я бы сказал, какой-то родной. Откуда я помню эти ароматы, вспоминал не долго - банька. Причем, банька у Биуна на фазенде. Я положил ладонь на лежанку. Точно. До боли знакомая скамья. Улыбка сама собой расцвела на лице. Я снова в Новом Мире. Лепота.
  Полежав еще несколько секунд и прислушиваясь, обратил внимание, что в отличие от предыдущих посещений, сейчас побаливает голова. Пожалуй, даже, побаливает это не то слово, правильнее сказать - пухнет. Чего-то мне в нее напихали, пока я спал-почивал.
  Попробовал прочистить горло, ругнувшись, и понял. Меня накачали под самый ободок языками и диалектами Нового Мира. Правда, не всей планеты, а лишь западной части главного материка. И что это за материк такой? В тутошней планетографии я пока, мягко выражаясь, не силен. Или, если быть уж совсем точным - полный нуль.
  А Биун, он ведь как партизан, чтобы сказал одно слово, его надо жечь каленым железом... да еще и на дыбу подвесить для гарантии. Он все больше кулаками горазд, да чтобы по лицу, по лицу...
  Но самое главное, похоже, в меня заложили протоязык. Ныне мертвый. Оказывается в нем имелось сорок девять букв и все живые языки, так или иначе, используют части того, самого первого алфавита. Например, синегорский состоит из двадцати девяти и он аккумулировал в себе все 'каркающие' буквы. Кентонийский включает в себя тридцать шесть, с упором на свистящие, адерабадский - тридцать две с лающей основой... По сути же, все живые языки Нового Мира являлись диалектами и наречиями протоязыка. Правда, общих я насчитал на круг двадцать четыре буквы из сорока девяти, но это уже мелочи.
  Зато никаких проблем с письменностью. Люди писали, как говорили, и какие-то особые изыски или исключения из правил - не приветствовались.
  Однако, получилось у моих доброхотов весьма не хило, вот что значит высокие технологии в сфере обучения. Вполне возможно, что мне для ускорения усвоения, впрыснули дозу нанороботов и эти хитрые бестии умудрились сформировать стойкие языковые связи в мозгу. Плюс еще вложили в голову кой-какую дополнительную информацию.
  Пробежавшись по списку новых языков в голове, выяснил, что теперь, помимо уже известного ранее подгорного синегорского диалекта, вполне могу толмачить и матюгаться на десяти других. Круто! Полиглот, блин.
  М-да, а ведь похоже, что благожелатели из высших сфер, на мой счет имеют грандиозные, почти наполеоновские планы. Интересно, кого же из меня готовят - резидента, крота, агента влияния... Роль шестерки типа - подай-принеси, нагнись-приспусти явно не попадает в этот перечень. Слишком много усилий, времени и средств затрачено на мое воспитание и внедрение.
  Поднявшись со скамьи, подошел к двери и осторожно выглянул наружу. Да, точно. Попал в уже знакомые пенаты. Низко пригнувшись, пролез через дверь и, выпрямившись, с удовольствием распрямил плечи. Судя по положению солнца, скоро полдень. Как там мой наставник? Может уже сгинул по прошествии стольких-то лет. Надо узнать и я, стараясь не шуметь, направился вверх по тропинке к дому.
  Увидев в проеме двери мою улыбающуюся физию, Биун хмыкнул и криво усмехнулся в ответ. Я же чуть не прослезился. Оглядев меня с ног до головы, старый бандит выдал оценку:
  - Заматерел, мля! - и все.
  В дальнейшем варнак ни слова не сказал по поводу моего отсутствия. Без всякой раскачки, без радостных соплей и обниманий по поводу долгожданной встречи, как будто так и надо, продолжил гонять по кругу. Единственное, что он привнес нового в тренировки, стал широкий кожаный пояс с лямками типа стандартной разгрузки, имеющий несколько отсеков. Первая примерка на голое тело показала, что он мне маловат. Пришлось поработать сапожной иголкой и дратвой, чтобы довести до необходимого размера.
  В кармашки пояса Биун вложил свинцовые бруски - для начала килограмм десять, но довольно быстро увеличил массу раза в три, заполнив тяжелым металлом все пустоты. В результате, общий вес 'вериги' составил килограмм тридцать. Эту утяжеленную 'разгрузку' в дальнейшем я не снимал ни днем, ни ночью.
  Может кому-то на освоение всех премудростей средневекового военного дела не хватило бы и жизни, но я человек в своем роде талантливый, а, возможно, здесь сыграла свою роль генетическая память и благородная кровь. Уж, чего-чего, но первоклассных воинов в нашем роду имелось, хоть пруд пруди. Умельцы, что в гроб вогнать, что с красоткой порезвиться, один другого краше и способней. Особо по материнской линии, идущей согласно одной из легенд, рассказываемой с оглядкой и шепотком, вдруг кто не поверит - аж, от самого Ярополка Святославовича. Ну, того, который жил в первом тысячелетии и являлся старшим сыном Святослава Игоревича. Нагуляла в свое время моя прапра... бабка на стороне, не убереглась от пристального княжеского взгляда. Улестил ухарь, уболтал окаянный, да видать было за что. Со стороны же отца, в длинную череду предков затесался вроде бы мурза. В это не очень верится, все-таки событие аж из шестнадцатого века. Но, по словам отца, это был совершенно безбашенный человечище, лихой рубака и непревзойденный поединщик, что называется, от Бога.
  Так или иначе, но ныне я, матери и отцу, а также всем остальным боевым и умелым предкам приношу свою искреннюю благодарность и глубокий поклон за хорошую наследственность. И как следствие, освоение науки побеждать шло без напряжения и ускоренными темпами.
  А когда я, даже с утяжелителем, превзошел наставника по всем статьям и учить ему меня больше стало нечему, варнак, наконец, соизволил изложить свои планы касаемо моей дальнейшей жизни.
  Рано утром он покопался за притолокой и осторожно извлек оттуда старую потертую тряпку пергамента. Махнул рукой, приказывая присаживаться, и разложил листок на столе. Это была карта. Причем карта в лучших традициях средневековья - с отмывкой и разными монстрами на краях. Дорогая вещь. Судя по ветхому виду, раритет мог передаваться чуть ли не по наследству.
  На листе был представлен кусок континента слева ограниченный морем и сверху горным хребтом. По центру протекала река - она имела название Ола и четкой линией указана дорога. Тракт сначала шел с востока на запад вдоль реки, затем поворачивал на юг.
  Биун несколько минут с напряженным вниманием следил за моей реакцией и когда понял, что я правильно представляю себе предназначение изображения на грязной тряпке, стал сам внимательно рассматривать карту, пытаясь въехать в ситуацию на листе. Позже я узнал, что его самого разбираться в картах научил штурман корабля. По молодости лет, был такой грех, он плавал с командой ватажников на восток до самого устья.
  Наконец, мой учитель глубоко вздохнул, заскорузлым пальцем развернул шедевр картографического искусства на девяносто градусов и начал рассказ:
  - Золотые россыпи и право чеканить золотую монету имеет только Синегорье. - Палец варнака провел линию вдоль северного хребта, а его каркающий голос с хрипотцой, сообщил.
  - Сорок лет назад, в результате последней войны, король Логвуда Тесрен подтвердил это право своей подписью в мирном договоре на вечные времена. - Биун посмотрел мне в глаза с целью подчеркнуть важность этой информации и продолжил. - Серебряные рудники и право чеканить серебряную монету имеет Адерабад, - палец постучал по южному концу пергамента. Затем варнак обвел своей мануальной универсальной указкой территорию в центре и сказал. - Логвуд не имеет ничего, но очень хочет иметь все. - Криво усмехнулся, бросил на меня косой взгляд и выдавил, - и он тоже чеканит свою золотую и серебряную монету.
  После чего на минуту замолчал, подумал и выдал:
  - Главные и очень богатые золотые россыпи Синегорья находятся на реке Клея, - и ткнул в правый верхний угол карты. - Дальше на восход есть город - Синие камни. Это столица Синегорья. Там хранится казна и чеканят монету. Между рекой Клея и последней пограничной крепостью Ламс, - и палец Биуна указал на нарисованный домик на развилке дорог, - есть еще несколько речек с золотом. Основная из них Ула с притоками. Сейчас мы стоим на одном из закатных притоков реки. Вот здесь, - и его указующий перст постучал по карте. - Золота на притоках немного, но если знать места, то, - и варнак снова криво усмехнулся, - можно намыть один-другой кожаный мешок. Этим делом занимаются бремы. В Синегорье они вне закона. Летучие отряды воинов Синегорья охотятся на них, как на диких зверей, поймав, сажают на колья и обязательно пытают перед смертью. - Биун на мгновение отвернулся, тяжело вздохнул и признался.
  - Я был бремом, - затем, поковыряв ногтем царапину на столе, продолжил, - король Логвуда за глаза поддерживает бремов, хотя в глаза и на словах называет преступниками. Основное место, где бремы могут с выгодой продать золотой песок, это Логвуд. Еще большую цену золото имеет в Адерабаде, но добраться туда, уж совсем трудно. - Биун надолго замолчал, явно решая для себя дилемму, сообщать мне дополнительную информацию или нет.
  Пока он думал, я решил повнимательнее рассмотреть карту и максимально точно запомнить изображение. Развернул листок еще на четверть оборота и подвинул к себе поближе. На самом деле это была не карта, а схема. Более или менее подробно на ней оказались отражены детали ситуации вдоль тракта и рядом с ним. Все остальное нанесено постольку-поскольку, часто прерываясь в самых интересных местах... за ненадобностью. Уже через минуту я был в полной уверенности, что смогу восстановить основные детали плана. Закрыв глаза и еще раз проверив себя, отодвинул и развернул листок обратно. Биун же продолжал еще минут десять сидеть в глубокой задумчивости, отвернув голову к стене. Затем вздрогнул, вернулся из воспоминаний на грешную землю, так ничего и не решив, глубоко вздохнул и сообщил.
  - Основной путь золота на юг на кораблях по реке Ола. Он удобен и почти безопасен. Обычно монеты грузят в порту Кери и везут вверх по реке. Но мы бремы, стараемся нанять ловких людей, их называют яки, и с их помощью переправляем золотой песок по основному тракту, - и его черный ноготь начал перемещаться по нарисованной дороге. - Путь начинается у переправы тракта через Улу, идет в сторону Ламса, затем на Берк, Ластот, Ларго, через Озерный край и заканчивается в Крезере. Город Крезере это уже пограничье Адерабада. Чем дальше по тракту от Улы, тем дороже золотой песок. В Крезере золото имеет самую высокую цену. Пройти от Улы до Крезере с золотом очень непросто. И этому есть несколько причин. Сначала летучие отряды, затем егеря крепости Ламс, а после лесные братья и служители Клана. Точки, где мы обычно продаем золото это Берк и Ластот. В последние три года до Крезере не смог добраться никто. Обычно яку хватает одного успешного похода на многие годы безбедной жизни. Если не хотеть многого, то и на всю жизнь. Очень редко як проходит свой путь трижды. То, что он получает за три похода, с верхом хватает до самой смерти. Некоторые не могут остановиться, но я не знаю таких, кто сделал пять ходок. - Варнак заглянул мне в глаза и со значением в голосе изрек. - Можно уклониться от летучих отрядов, запутать егерей, проскочить мимо лесных братьев, но достаточно примелькаться на тракте... и жрецы Клана не дают осечек.
  Собственно, я уже давно понял куда клонит Биун и лишь пытался оценить степень опасности и узнать побольше деталей. Потому завершающие слова его длинной речи не стали для меня неожиданностью. Варнак подвел черту словами.
  - Я предлагаю тебе стать яком. Будешь изображать из себя благородного.
  В принципе, сама идея мне нравилась. Опасности меня не пугают, а два-три года такой развеселой жизни и я свободный человек с деньгами, связями, полностью адаптированный к этому миру. Можно осесть в Логвуде и жить, как все нормальные люди. Конечно, трудно себе представить, что меня занесло на эту планету, чтобы прожить жизнь, как рантье, но и такой вариант не исключен. Поэтому я недолго тянул и ответил просто.
  - Я согласен. - Биун похоже на иной ответ и не рассчитывал, кивнул и сообщил.
  - Завтра отъеду. Вернусь через несколько дней с бремами... Будем договариваться.
  
  Наконец у меня появилось свободное время. И первое, что я сделал, порылся в запасах, нашел несколько кусков пергамента и маленький глиняный пузырек с тушью. Из трех образцов картографической основы выбрал наиболее подходящий. Затем просмотрел связку гусиных перьев - не понравились все. Взял лук и прогулялся по берегу озера. Вдоль берега у водоема имелась специально проложенная удобная тропинка почти полностью закрытая растительностью и рассчитанная на то, чтобы 'мочить' из-за кустов в маленькие оконца водоплавающих птиц на зеркале озера.
  Первый раз промахнувшись, второй стрелой метров на сто пятьдесят срезал матерого гуся и сплавал за ним. Надергал из тушки новые первоклассные перья и заточил их. Разложив все прибамбасы на столе, залез за притолоку, достал старый лист карты, разложил рядом с чистым листом пергамента и приступил к копированию, но на более высоком уровне понимания картографического дела.
  Во-первых, уменьшил масштаб и оставил на востоке, юге и юго-востоке много пустого места, рассчитывая в дальнейшем восполнить этот пробел. Во-вторых, не стал повторять не функциональные детали типа - изображений сказочных монстров и отмывок. Мы люди практичные, особенно я, а посему - каждому овощу свой срок. Потребуются элементы мультипликации и красоты - будет вам живопись на полях, а сейчас нам это без надобности, отвлекает. В третьих, очень критически отнесся к некоторым деталям первичного документа, посчитав, что лучше быть твердо уверенным в чем-то, чем плутать по неизведанным землям или искать там неизвестно что. Это уже из личного опыта - случались-таки прецеденты. Плутал, матюгался, поминая изящным ядреным словом составителей...
  На всю работу потребовался полный световой день. Завершил ее, поставив последнюю букву подписи в названии реки. Еще раз сравнил копию и оригинал и остался доволен. В копии, без ложной скромности, чувствовалась рука Мастера, а не средневекового подмастерья.
  На следующее утро взял охотничий лук своего наставника и отправился осматривать местные достопримечательности. В дальнейшем, в течение недели каждый день выходил на охоту, но стрелял очень редко, в основном скрадывал, присматривался и намечал выстрел, как на фотоохоте. Причина этому имелась очень прозаическая - мяса и рыбы у нас было просто завались.
  На шестой день к полудню прибыли Биун и бремы - семь человек и наша избушка из просторной сразу стала казаться очень тесной. Внешне все семь выглядели как настоящие лесовики - молчаливые, корявые и косматые, будто покрытые мохом кондовые пни. За весь день не сказали ни слова, лишь только зыркали на меня глазами из-под тишка и переглядывались друг с другом. Ближе к вечеру, все дружно подхватились и мы гурьбой направились на ближайшую поляну.
  Бремы выстроились в центре поляны полукругом, а Биун, сунув мне в руки мешок с речным песком килограмм на тридцать и ткнув кулаком в бок, сказал.
  - Если они отберут у тебя мешок, значит я потеряю пять золотых и ты не расплатишься со мной всю жизнь. Мешок нужно поставить на том конце поляны, - и он махнул рукой за спину бремам. Я повернулся к нему и спросил.
  - Могу ли я кого-нибудь из них убить или искалечить? - Биун хмыкнул и сказал.
  - Правильный вопрос. За каждого убитого мне придется заплатить десять золотых. Сломанные руки и ноги, выбитые зубы не в счет. - Биун сделал несколько шагов в сторону, махнул рукой и крикнул.
  - Бей! - Лесовики по-прежнему молча кинулись на меня.
  Я, конечно, не гений дзюдо, но броски, в отличии от подсечек, это моя коронка, и раскидать в разные стороны семь, даже очень крепких мужиков для кандидата в мастера спорта нет никаких проблем. Короче, в течение пяти минут я отметелил всех семерых - красиво и непринужденно. Причем, только один оказал заметное сопротивление - он оказался на редкость шустрым и мне пришлось гоняться за ним по поляне дольше всего.
  Прейдя в себя, после такого стремительного разгрома, бремы заулыбались. Покряхтывая и постанывая собрались вместе на опушке, расселись поудобнее на травке и стали наблюдать за следующими актами пьесы под названием 'Смотрины Яка'. А я под пристальными взглядами пострелял из лука, покидал ножи и топор. В финале мы с Биуном слегка порубились верхом на лошадях. Со стороны это выглядело очень эффектно. В заключение почувствовал, что меня сильно зауважали, и мои акции на рынке труда перевозчиков золота взлетели до небес.
  Поздно вечером варнак демонстративно, с поклоном, передал старшему в команде бремов клочок пергамента и лесовики растворились в темноте. Мне же Биун кратко пояснил.
  - Я поручился за тебя, - и на следующий день снова скрылся в неизвестном направлении, пообещав вернуться недельки через три.
  Все это время я не расслаблялся ни на минуту. Как по расписанию: утром кросс босиком вокруг озера с дополнительным мешком за спиной весом в два пуда; далее скачка и вольтижировка; стрельба из лука с седла и с земли... и так далее до полного изнеможения. Раз в три дня выходил в лес на всю ночь. Скользил между деревьев, как приведение, пытался понять душу леса и слиться с ней. Что-то получалось, но сказать, что оставался довольным собой, не могу.
  Биун вернулся, как и обещал, через двадцать дней. К седлу были приторочены два мешка. Он занес их в дом, развязал и начал выкладывать на стол и скамейки - оружие, не совсем новую одежду и прочее снаряжение небогатого дворянина, путешествующего верхом.
  Следующие несколько дней я привыкал к обновкам. А еще через неделю, мы рано утром нашли на крыльце две кожаные сумки с запиской для Биуна. В сумках находилось золото.
  Я занес сумки в дом, а варнак, порывшись в кладовке, вынес весы и мерную свинцовую гирьку. После чего приступил к расфасовке золотого песка в плотно набитые стандартные упаковки. Они в точности соответствовали размерам кармашек пояса. Выполнив работу, он снова полез за притолоку доставать свою карту.
  Мы развернули ее на столе и приступили обсуждению деталей золотого трафика. Теперь я не молчал, пытаясь по максимуму прояснить обстановку и выжать из Биуна все что можно. В результате узнал адреса и явки: королевского агента по кличке Пядень в городе Берк; полуподпольного ювелира по имени Либесток в городе Ластот; жреца подземного храма Богов Света и Тьмы по имени Стадрок в городе Ларго; агента шаха Адерабада Бурахто в городке Крезере. И еще несколько имен и адреса надежных... и не очень, людей в городках и деревеньках по пути следования.
  Далее Биун почесал в затылке, кашлянул, прочищая горло, и выдал свою версию моей легенды.
  - Ты будешь средним сыном барона Япета, - ткнул корявым пальцем в окошко затянутое тонкими листами слюды и пояснил, - живет тут недалеко один живоглот. У него три дочки и пятеро сыновей. Сам барон ничем особенным не выделяется, все, как положено - воюет, любит охоту, пытает и сажает на колья бремов, портит местных девок... В общем - живет в свое удовольствие. Самому младшенькому из сыновей девять лет, а ты, - и варнак посмотрел мне в глаза, - больше всего походишь на средненького - Леру. Так что будешь, средним сыном барона Япета Леру. Этот средненький, в одиннадцать годков или шесть лет назад, в предпоследний поход отца, поймал затылком удар кистенем и сейчас у него иногда случается падучая. Да и с головой у него, того, - варнак покрутил обеими руками у себя над головой, усмехнулся и продолжил.
  - Старше тебя из сыновей у барона только Чемал и Сопря. Младшеньких зовут Сень и Вир. Сестры твои - Улия, Сераль и Моля. Лет им пять, тринадцать и двадцать один. Моля замужем за бароном Еригой. Он сейчас живет в Синих камнях. - Биун вздохнул переводя дыхание и развил тему дальше. - Леру последнее время кроме родных и дворни никто не видел. За стены замка он не выходит. Да и с постели поднимается далеко не каждый день. Так что, если, что не так, всегда можно прикинуться больным, - варнак снова усмехнулся и покрутил у себя руками над головой. Затем надолго задумался и, наконец, выдохнул. - Все.
  После этого я начал допрос с пристрастием, стараясь вывернуть Биуна наизнанку и выбрать, из того, что просыпалось, любые крохи информации. На следующий день, продолжил расспросы выясняя: цены на рынке и в трактире; как и с кем можно знакомиться в пути; что говорить при встрече и на прощание; как действовать в различных ситуациях...
  К концу дня замучил Биуна до такой степени, что он сбежал ловить рыбу на озеро, а это делать, в отличии от охоты, он очень не любил, считая, как бы бабским делом.
  Вернувшись с озера, Биун, наконец, выдавил из себя самое главное - как, кому и сколько следует передавать золота и что нужно получить взамен.
  Сказать, что варнак уж совсем не любил говорить, я не могу. Как и всякому нормальному человеку, ему временами требовалось высказаться. Но жизнь, а точнее ее суровые проявления, научили старого шатуна держать язык за зубами, а длительные периоды одиночества лишь усугубили дело. Однако, подобно гейзеру с кипящей водой, он мог терпеть пытку молчанием до определенного предела. Обычно период 'извержения' у него составлял две недели. Раз в десять - пятнадцать дней происходил 'прорыв' и на сон грядущий Биун рассказывал какую-нибудь страшную байку. В основном из своей прошлой, непростой жизни, говоря о себе в третьем лице.
  Так, в один из вечеров он выдал историю морского похода на восток, на край континента. Тогда, по молодости лет и соответственно не от большого ума, он напросился и был принят юнгой на корабль купцов, которые промышляли добычей звериного зуба и шкур. Чем эти 'купцы' отличались от пиратов, для меня было не совсем ясно. Те же методы и цели. Но маршрут корабля действительно имел особенность.
   Несколько десятков человек на паруснике поплыли вниз по течению реки Ола. Это путешествие в один конец заняло у них несколько месяцев. И они добрались-таки до устья. А это крайняя точка на северо-востоке континента. Обратно же смогли вернуться только трое. Пешком. Биун в том числе. Что называется - торговали веселились, подсчитали прослезились... Там, на Дальнем востоке, в устье реки круглый год плавали льдины, а на берегах лежал снег. Но самым страшным испытанием являлся ветер. Он дул постоянно и в одном направлении - с запада на восток. Причем, ветер мог быть только трех видов - сильный, очень сильный и ураган. Наряду с минусовой температурой это создавало жуткий коктейль, его мог выдержать только один человек из десяти. Варнак оказался из их числа.
  Ветер проникал на равнину с полночи через ущелье Демонов. Через этот разлом в горной гряде протекало одно из двух ответвлений реки Ола. На относительно коротком отрезке речка, которую местные называли Дьяволка, преодолевала большой перепад высот и как следствие имела значительное количество водопадов. Некоторые из них достигали высоты в тридцать метров. И, тем не менее, река являлась нерестовой семужной. Семга, не в силах преодолеть водопады стандартными методами, все-таки наловчилась подниматься по ней с севера, используя весьма оригинальный способ. Перед водопадом она выпрыгивала из воды, расправляла перья, поворачивалась боком и позволяла ветру подхватить себя. Достигнув верхнего бьефа, изворачивалась, резко уменьшала мидель и благополучно плюхалась в воду далеко от кромки. Что называется, высший рыбий пилотаж.
  Но полную версию приключений на востоке и что пришлось перенести моему наставнику, чтобы вернуться, я так и не узнал. Биун резко оборвал рассказ на полуслове, насупился, помрачнел и молча отправился спать. Фонтан слов в очередной раз иссяк.
  
  А на следующее утро мы, не торопясь, приступили к сборам. Варнак внимательно проследил затем, как я нацепил на себя широкий пояс с золотым песком и самородками. Еще раз напомнил, потыкав пальцем в кармашки, кому, что и сколько. Проверил снаряжение и, оглядев с ног до головы, с удовлетворением кивнул. Далее, мы уселись на коней и направились по тропинке вниз по течению речки. Биун собирался проводить меня до впадения притоки в реку Ула.
  До устья притоки добирались неделю, уж больно дрянной оказалась дорога, сплошные буреломы и топи. Всю дорогу, как только появлялась возможность, я цеплял Биуна вопросами и к концу пути достал его окончательно. Выскочив на берег Улы, варнак с остервенением махнул рукой, показывая куда я должен двигать, смачно сплюнул и, повернув коня, поскакал обратно даже не попрощавшись.
  Форсировав речку, я обнаружил на противоположном берегу вполне приличную тропку. И в отличном настроении двинулся дальше вниз по течению, навстречу новым приключениям в качестве курьера золотого трафика.
  
   Через пять дней вышел к тракту и первый раз в своей жизни остановился на постоялом дворе. В тот же вечер, спустившись из комнаты вниз выпить дрянного пива и закусить, а затем, вернувшись, понял, что все мои вещички тщательно обыскали, но не взяли даже комочка грязи. Кому-то мой внешний вид показался подозрительным.
   Вся моя 'расслабуха' последних дней испарилась в момент. Пришло четкое понимание - я живу в реальном мире, где гуманистические идеалы и любовь к ближнему не в чести и пустой звук. Если я хочу остаться в живых, то предстоит играть по-взрослому и по жестоким правилами этого мира.
   В соответствии с легендой мне нужно было примкнуть к одному из купеческих караванов из Синегорья. Я отлично понимал, что чем быстрее удастся оказаться за границами страны, тем больше шансов не встретить кого-то, кто знаком с семьей барона и следовательно избежать разоблачения. Но и торопливость в таких делах до добра не доведет.
   Посему, пропустив два местных, чисто синегорских, напросился в третий, иностранный. Таких караванов, идущих вдоль реки вверх по течению, встречалось много. В основном из-за того, что вниз по реке спуститься легче легкого и стоит дешево, а вот подняться, выгребая против течения, проблема. Во многом, это еще зависело от превалирующих ветров, а они все, как на грех, задували с западного направления по течению реки. Нанять же команду гребцов, купцам средней руки обычно не по карману. Так что стоимость билетов на речной трамвайчик, плывущий вниз и вверх по течению, разнилась в десятки раз.
   Вследствие этого в нужном мне направлении движение по тракту являлось очень оживленным. Я как раз вышел по малой нужде, когда услышал шум во дворе. Во многом недержание мочи являлось следствием отвратного пива, которым я за неимением другого заправлялся уже несколько часов, сидя в одиночестве в уголке зала.
   Оказалось, шум и суету создали нужные мне попутчики. Услышав характёрную с присвистом речь, понял, что прибыл кентонийский караван. Он возвращался в Грас-Харо - столицу королевства Кенто.
   Здесь я решил сымпровизировать и блеснуть новыми талантами. Говорят же, что знание - сила, а вот от себя могу добавить, что знание языков - это страшная сила. Поэтому, чуть подождал пока караванщики зайдут в трактир, настроился бутафорить и направился за ними.
   Ругаться начал еще во дворе и для своего монолога вытащил из глубин памяти один из лучших, многоколенных и многоэтажных перлов, созданных русским народным творчеством. Ввалившись в обеденную залу, я, не прерываясь, поминал 'добрым' матёрным словом всё - непролазную грязь на дорогах, отвратную погоду, тупых и жуликоватых синегорцев, гадостное пиво в трактире... и всё это в вольном переводе с русского на кентонийский. Получился, конечно, не Шекспир, но в целом очень даже ничего.
   По крайней мере, команда купцов, уже было усевшаяся за стол, дружно замерла соляными столбами. У них широко раскрылись варежки и они провожали меня взглядами все время, пока я, не обращая на них внимания, направлялся в угол зала к своей одинокой кружке пива. Усевшись за стол и для виду, сделав могучий глоток и прервав тем самым естественным путем свое словоизвержение, краем глаза посмотрел на купцов. Мой спектакль и сольное выступление прошло на бис, а ожидания оправдались на все сто. Караванщики сдвинули головы и о чем-то тихо совещались. Через минуту приняли решение и главный двинулся в мою сторону.
   Он остановился напротив, окинул взглядом стол, оценил скромность ужина, поклонился и на чистом кентонийском с особо утонченным и пронзительным присвистом, предложил господину выпить и закусить вместе с ними. После минутного 'колебания', я согласился.
   А далее, в промежутке между жареным каплуном и копченой севрюгой, выяснилось, что купцы поражены моим великолепным знанием языка и предлагают присоединиться к ним. Их собственный толмач, к сожалению, понимает синегорскую речь с пятого на десятое и они будут счастливы, если я помогу и поработаю в некотором роде переводчиком. За неплохие деньги, конечно. Я не стал отказываться, кратенько рассказал о себе и пояснил, что собираюсь наняться в егеря крепости Ламс. Но сейчас вижу, какие они хорошие люди и готов им помочь. Правда, лишь пока мы добираемся до крепости. Там нам придется расстаться.
   Главного караванщика звали Тикрам и мне с ним на редкость повезло. Всю дорогу я в основном помалкивал, а купец оказался очень говорливым мужичком, и за те две недели пока мы путешествовали вместе, я узнал о Новом Мире на порядок больше, чем за все предыдущее время.
   Но выпадать из образа и разрушать легенду Биуна не хотелось. Поэтому в удобном месте пришлось устроить красочный припадок падучей. Его я разыграл с блеском, а купцы после этого стали смотреть в мою сторону с жалостью. Ну, что возьмешь с убогого, а ведь туда же, в егеря. Тикрам же махнул у меня за спиной рукой и пояснил ближайшему окружению, - да благородные, они все такие... с приветом.
   Вместе с обозом я дошел до последней деревеньки перед пограничной крепостью. Деревенька имела игривое название Комарики. Далее по тракту обоз после перетряски в таможне крепости Ламс должен продолжить путь на запад к единственному морскому порту Синегорья в городе Сера. Мне же требовалось повернуть на юг в Логвуд. Поэтому я разыграл резкое обострение болезни и якобы решил остаться в деревеньке, чтобы отлежаться, прийти в себя, и, возможно, вернуться назад к отцу. Купцы к этому отнеслись с пониманием и помахали на прощанье рукой. Расстались мы добрыми друзьями.
   Через несколько часов после их отъезда, продав барышнику из следующего обоза своего коня, пешком направился обратно, но через пару километров сошел с тракта и нырнул в кусты. Здесь переоделся в крепкую рванину лесного охотника-шатуна. А ближе к вечеру взял низкий старт, рассчитывая лесными дебрями пересечь границу затяжным марш-броском.
  По дуге, обходя Ламс с запада и постепенно забирая на юг, где прошел, где пробежал, отдохнув и выспавшись только один раз - с утра и до полудня следующего дня. В общей сложности я, как лось, ломился через буреломы около ста километров и в целом остался доволен своей физической формой.
  Поплутав по лесам еще сутки, наконец, выскочил на тракт, оставив за спиной километрах в сорока пограничную крепость Ламс. После чего резко сбросил темп. Снова поменял одежду, выкинув в кусты ту, в которой пробирался через буреломы. Познакомившись с острыми сучьями ночного махрового леса, спецодежда висела на мне лохмотьями. Переодевшись в чистое, в отличном настроении пешком двинулся по дороге на юг.
  В богатом селе с названием Тили купил коня со сбруей. Цены на лошадей здесь оказались заметно ниже, чем в Синегорье, и на перепродаже коня я заметно выиграл. Затем продолжил свой поход верхом - так, как и положено молодому и не слишком богатому дворянину. А через пять дней, с интересом посматривая по сторонам, уже въезжал на окраины городка Берк.
  
  В полном соответствии с планом остановился на постоялом дворе и после плотного обеда решил прогуляться по городу. Дом королевского агента по кличке Пядень стоял на центральной площади, на самом виду, но я сначала заглянул в трактир напротив. Взял копченой стерляди и осетрины, пива двух сортов и принялся неспешно поглощать заказанное, присматриваясь и принюхиваясь к людям и обстановке.
  Через час стало очевидно - дом находится под плотным колпаком. Причем, в слежке участвуют по крайней мере две конкурирующие организации, которым к тому же хорошо известно друг о друге. Эти лица брали 'на карандаш' всех, кто вертелся перед домом агента.
  По-быстрому закончив с пивом среднего качества и отменной осетриной, я направился к себе на постоялый двор. Оседлал коня и, решив не искушать судьбу, спешно покинул славный город Берк, направившись дальше на юг в сторону населенного пункта Ластот. Положение представлялось далеко небезвыходным - у меня на руках имелись еще три адреса, где к тому же золото стоило гораздо дороже. Следующий по списку стоял Ластот. Там имелась вторая явка.
  До городка добирался те же самые пять дней и уже на подъезде в голову пришла идея, как мог обмануть наблюдателей в Берке, и выполнить свою работу. Но не возвращаться же! Лучше использовать знание позже и сыграть с наблюдателями в свою игру и по своим правилам. Поэтому отбросил сомнения, решительно свернул с дороги, въехал в ворота и соскочил с коня у коновязи постоялого двора.
  
  Вокруг дома полуподпольного ювелира я ходил кругами два дня. Отметился во всех ближайших кабаках. И на первый взгляд, и на второй - все чисто. Слежки за явкой не было. Никто подозрительный жилище ювелира не посещал. Два раза из ворот выходил немолодой слуга, один раз вдвоем с пожилым господином. Несколько раз на дню выбегала маленькая девочка, примерно девяти лет отроду. Она пробегала по улице совсем чуть-чуть и ныряла в дверь отдельно стоящего дома. Внутри подолгу не находилась и минут через десять - пятнадцать возвращалась обратно.
   В целом диспозиция стала понятной. Теперь нужно что-нибудь придумать и незаметно проникнуть за ворота. Проникновение со взломом не пройдет - ювелир постоянно должен ждать чего-то похожего и может возникнуть непонимание. Самому подходить к воротам, стучаться и объясняться у всех на виду - последнее дело. Береженного Бог бережет. Значит нужно предупредить старика и передать ему записку.
  Взяв у хозяина гостиницы принадлежности для письма, я накарябал на листочке пергамента, - 'Як пришел от Биуна. Сегодня после полуночи оставьте открытыми ворота и дверь в дом. Если у вас все нормально, отправьте девочку с перстнем обратно'. - Свернул пергамент трубочкой, снял с пальца простенький серебряный перстень и просунул записку в отверстие. Перстень с родовой печаткой помогал мне создавать нужный образ молодого дворянина и я надевал его в людных местах. Причем, перстень был хоть и дворянский, но отнюдь не наследника голубых кровей барона Япета. В свое время, Биун снял его с какого-то трупа, и несмотря на все мои настойчивые просьбы, так и не рассказал с какого. Так что я старался не афишировать это украшение... по вполне понятным причинам.
   Ближе к вечеру, проторчав на углу полчаса, заметил, что девчонка в очередной раз выскочила на улицу и бегом направилась к дверям дома. Я двинулся ей навстречу, разыгрывая из себя человека разыскивающего нужный дом. 'Случайно' увидел девочку, изобразил остолбенелость и воскликнул.
  - О, молодая госпожа, вы не знаете, где живет мастер Либесток? - девчонка опешила - никто и никогда не называл ее госпожой и сказать, что она была польщена, это значит не сказать ничего. Она была ошарашена. Покраснев, как маков цвет, она выдавила.
  - Я знаю, - Я, красочно всплеснул руками, закатил глазки, затем 'в смущении' прикрыл их ладошкой будто бы ослепленный неземной красотой, и выдал стандартный перл, рассчитанный исключительно на отзывчивое женское сердце.
  - О, вы сказочно красивы, необыкновенно привлекательны и прекрасны. Не будете ли вы так любезны, передать мастеру перстень лично в руки. Может он починит его. - Убрав руку от глаз и посмотрев на ребенка, подумал, что, кажется, слегка перебрал с комплиментами. Но перстень она передаст, даже если мир перевернется.
  Потерявшая дар речи девчонка смогла только кивнуть. Я сунул перстень ей в кулачок, помог повернуться кругом и подтолкнул в нужном направлении. Затем, незаметно оглядев пустую улицу, перешел на другую сторону и прислонился к забору.
  Через десять минут девочка выбежала обратно. Не знаю уж, когда она успела переодеться, но теперь на ней было нарядное платье, а глаза светились счастьем. Я вздохнул, - как мало нужно женщинам. Красная, как рак, потупив глаза, девчонка передала мне перстень и бросилась бежать обратно. Я тоже повернулся и направился на постоялый двор, где и просидел до самой темноты.
  Вечером вышел на улицу и по знакомому маршруту направился к дому Либестока. Подойдя ближе, еще раз попытался почуять опасность. Опасности были, но не в доме мастера. Тенью проскользнул в приоткрытые ворота, осторожно закрыл их за собой и через двор направился к дому. Приведеньем поднялся на крыльцо, толкнул открытую дверь, зашел внутрь, прикрыл дверь, задвинул засов и огляделся. В двух шагах сбоку стоял слуга и держал меня под прицелом арбалета. Я кивнул ему и прошелестел.
  - Веди. - Слуга опустил оружие и, поглядывая краем глаза, повел по коридору. Дошел до его конца, постучал два раза, открыл дверь и поклонился, приглашая зайти.
  Проскользнув в комнату, я прикрыл дверь. Немая сцена. В комнате у стола стоял Либесток и настороженно разглядывал меня. В свою очередь я постарался составить личное впечатление о ювелире. В результате, мы стоя, рассматривали друг друга несколько минут и мои наблюдения практически ничего не дали. У моего контрагента оказалось типичное лицо профессионального игрока в покер. Вздохнув, я решил проявить инициативу, подошел к столу и уселся в кресло. Либесток постоял еще несколько секунд, затем устроился напротив. Я положил руки на стол, демонстрируя перстень с печаткой, и сообщил.
  - Меня зовут Леру. Записку писал я, - мастер, наконец, перестал сверлить меня взглядом, кашлянул и ответил.
  - Либесток. Ювелир. - Я кивнул и спросил.
  - Сколько золота вы можете приобрести? - Либесток подумал и сказал
  - Триста монет. - Я уточнил.
  - Золотых монет Синегорья.
  - Да. - Затем я увидел удивление в его глазах и он спросил. - А разве я могу купить сколько хочу? - Я утвердительно кивнул и быстро произвел весовой расчет.
  Выходило, что Либесток может забрать у меня всего лишь около шести килограммов золотого песка и самородков. В это время ювелир тоже делал расчеты и после некоторого колебания сообщил.
  - Пожалуй, могу взять и четыреста. - Я снова кивнул и добавил, - несите весы и все что нужно. - Мастер удивленно сморгнул, поднялся и вышел из комнаты, а я еще раз попытался почувствовать ощущение беды, но все было спокойно.
  Ювелир отсутствовал минут семь. За это время я успел раздеться, извлечь пять упаковок с золотым песком, разложить их на столе и снова натянуть на себя одежду.
  Когда Либесток вернулся с большой деревянной шкатулкой, я по-прежнему сидел за столом в той же позе, но передо мной лежали в ряд пять кожаных свертков с золотом. Ювелир поставил шкатулку на край стола, открыл ее, вынул и установил перед собой весы. Снова запустил руку вглубь деревянного ящика, позвенел металлом, достал и разложил на столе в рядок десять золотых монет. Я осмотрел золотые, собрал монеты в кучку, взвесил на руке, кивнул и передал ювелиру. Либесток положил монеты на одну чашку весов и начал взвешивать золотой песок. Он аккуратно наполнял вторую чашку из слегка надрезанной ножичком упаковки. Добившись равновесия, пересыпал содержимое чашки в кожаный мешочек и намертво затягивал горловину кожаным шнурком.
  Монотонная работа по расфасовке продолжалась до тех пор, пока на противоположном конце стола не выстроились тесной группой сорок мешочков с золотом. Затем он взял один пустой мешочек, пересыпал в него остатки золотого песка и пододвинул ко мне.
  Смахнув пот со лба и передохнув минуту, мастер опять полез в шкатулку и достал последнее, что в ней имелось - принадлежности для письма. На одном клочке пергамента он аккуратно тесным рядком поставил 36 палочек и обвел их рамкой. На другом листочке в рамочку вписал четыре штуки и показал мне оба документа. Я кивнул. Ювелир сложил в пустую шкатулку мешочки с золотым песком и самородками, закрыл крышку и тихо, костяшками пальцев, три раза ударил по столу. Почти сразу же дверь комнаты открылась и в нее проскользнул слуга. Взял шкатулку и вышел из комнаты. Мы молча просидели минут шесть-семь. Я рассматривал трещины на потолке, мастер разглядывал меня. Затем дверь приоткрылась, в ней показалась голова слуги, кивнула моему компаньону. Он с облегчением вздохнул. После чего пододвинул свечу и достал сургучовую палочку. Расплавил кончик, капнул на свободное место пергаментного клочка и приложил на сургуч свою печатку. Тоже самое сделал со вторым листочком и пододвинул оба клочка ко мне. Я немножко подождал, пока отпечаток перстня окончательно застынет и положил векселя во внутренний карман.
  Либесток посмотрел, спрашивая взглядом все ли нормально. Я снова кивнул и сказал.
  - Теперь новости. За домом королевского агента в Берке следят. Кажется, Пядень об этом не догадывается. Нужно осторожно предупредить его, так, чтобы те, кто наблюдают, а это, скорее всего, представители Синегорья и Клана, не могли догадаться откуда ветер дует. - Ювелир внимательно слушал и я продолжил. - Если не будет уверенности, что секретность не пострадает, то лучше промолчать. - Либесток понимающе прикрыл глаза.
  - Теперь о наших контактах в будущем. Когда я появлюсь в следующий раз в городе, то на дверях дома куда бегает ваша девочка, оставлю черточку мелом. Примерно такую, - и провел пальцем по столу слева направо, - если у вас все нормально и вы ждете меня после полуночи, то из черточки мелом сделаете крестик, - черканул пальцем сверху вниз и посмотрел на ювелира. Он кивнул и сказал.
  - Я все понял.
  - Тогда у меня все. Удачи Либесток. - Я встал на ноги. Ювелир поднялся вслед за мной, помялся и с долей смущения спросил.
  - Э-э, Леру, что вы сделали с моей внучкой? - Я улыбнулся и спросил.
  - Как ее зовут?
  - Криста.
  - Передайте Кристе от меня пламенный привет, - я сделал рукой салютующий жест, повернулся и направился к двери, оставив Либестока в недоумении. В коридоре меня ждал слуга, но на этот раз без арбалета.
  Выскользнув из дома, без приключений вернулся на постоялый двор. Прилег у себя в комнате на кровать и подумал, что первый раз в этом мире заработал деньги - десять золотых монет. Совсем неплохо, но расслабляться рано. В поясе еще оставалось не менее двадцати килограмм золотого песка.
  
  Утром проснулся с хорошим настроением, собрался и двинулся дальше на юг в сторону городка Ларго. До населенного пункта добирался восемь дней. Тракт проходил в основном через махровые и дикие леса. Меня так и подмывало соскочить в сторону, познакомиться поближе с обитателями чащоб и полноводных речек. Но дело превыше всего, так что пока не до красоты по сторонам и не до развлечений. Я находился в новом для себя и пока враждебном мире. А посему выжимал из коня все, на что он был способен, стараясь поскорее освободиться от груза.
  В город въезжал рано утром и проскочил его насквозь, остановившись на постоялом дворе на южной окраине. Здесь в харчевне, каждый второй день, меня должен ждать жрец подземного храма Богов Света и Тьмы по имени Стадрок.
  Устроившись на постой, в очередной раз разыграл припадок. С несчастным видом бесконечно больного человека заплатил хозяину сразу за четыре дня, пояснив, что рассчитываю 'отлежаться' пока буду нездоров.
  На второй день с кислым видом человека, которого мучает лихоманка, я без спешки прихлебывал кондер в харчевне. Хотя Биун и дал словесный портрет агента, но под его признаки, подошло бы большинство жителей Логвуда мужского пола. Тем не менее, резидента вычислил почти сразу. Это получилось легко и просто потому, что за ним плотно приглядывали двое неизвестных, одетых в хламиды жрецов. В свою очередь, мой контакт показался мне человеком недалеким, если не сказать просто глупым, и вел себя Стадрок так, что заподозрить его можно было в чем угодно. Но самое главное - он не замечал за собой слежки.
  Стараясь не привлекать внимания, проводил троицу в сторону храма до самого входа в подземелья. Стадрок вошел внутрь, двое наблюдателей остались снаружи и устроились в ближайших кустах. Через пять минут один из них, оставив в одиночестве своего напарника, направился в город. Я подождал немного, подобрался к шпиону на расстояние броска и вколотил ему метательный нож в спину. Облегчил его карманы, имитируя ограбление, и, осторожно перебежав к входу в подземный храм, заглянул в подземелье.
  Метров через сто туннель перегораживали решетчатые двухстворчатые ворота. Ворота освещались двумя факелами, сбоку стоял солдат храмовой стражи. Похоже, что из троицы настоящий жрец только один, а двое других неизвестно кто. Скорее всего, людишки из Клана. Короче, очередной облом...
  Оставалось только проверить эту гипотезу и, вернувшись на постоялый двор, третьи сутки я безвылазно провалялся в постели. На четвертый день, разыграв чудесное выздоровление, спустился перекусить и снова увидел Стадрока, но теперь его 'вели' другие люди. Причем, по внешним повадкам, гораздо более квалифицированные, чем предыдущие. И они не забывали поглядывать по сторонам.
  Продолжая разыгрывать недужного - покряхтывая, постанывая и спотыкаясь на ровном месте, я, не торопясь, собрал вещички и выехал с постоялого двора, направив коня дальше по тракту на юг. Что называется, - от греха подальше...
  Следующей и конечной точкой моего трафика был населенный пункт Крезере на границе Адерабада. Судя по карте, добираться до него придется две недели. Причем, последняя треть пути пройдет через Озерный край, о котором многие попутчики с кем я разговаривал, отзывались как о настоящем чуде. Так сказать, - увидеть раз и умереть...
  Размышляя в дороге и на остановках об обстоятельствах моего похода, признался самому себе, что нормальному яку, добраться до Крезере можно только, если его специально пропустят. То, что несколько лет этот подвиг никому не удавался, теперь вполне объяснимо.
  
  В Крезере объявился на пятнадцатый день. Впервые за все время пути, при въезде в город, стража взяла пошлину и поинтересовалась - какая нелегкая меня занесла в их края. Я, на вполне приличном адерабадском языке с характёрными придыханиями сообщил, что рассчитываю наняться к шаху в армию. Меня оглядели, как породистого коня, - может только что в зубы не заглядывали, одобрительно поцокали языками и... пропустили.
  До самого вечера в состоянии восторженного возбуждения бродил по городу и пришел к твердому убеждению, деньги за вход брали не зря. Из глубин памяти и молочного детства для описания города всплыло определение - 'Звезда востока'. Множество лавок, магазинчиков, развалы на уличных прилавках поражали разнообразием товара. От криков зазывал, воплей продавцов, мельтешения красок и цветов голова шла кругом. Очень скоро уличные лоточники и прочие лица 'цыганского' промысла прямо-таки достали своей наглостью. Хорошо хоть, что местный народишко ростом не вышел. Самый высокий едва дотягивал мне до плеча, что позволяло смотреть на весь этот цирк чуть свысока.
  Ближе к вечеру произошел казус, когда я не смог себе отказать в удовольствии, и по полной программе использовал патриархальную простоту нравов средневекового общества. Некоторое время меня преследовала по пятам отвратная бабища в цветастой юбке. Она цеплялась за рукав своей грязной рукой, пронзительно верещала и настойчиво предлагала купить у нее 'травку'. Я свернул в темный и узкий проулок, бросил взгляд по сторонам - никого. Затем молниеносно прихватил продавщицу дури за горло и на вытянутой руке отволок в темный уголок, где и оставил лежать... со сломанным горлом. Судя по количеству голодных местных крыс размером с крупную кошку, лежать ей нетронутой в куче дерьма предстояло считанные мгновения. Через полчаса от нее останется лишь костяк, замызганные клочки одежды и драные матерчатые тапочки. Кажется, это был мой первый почин в борьбе с распространением наркотиков в Новом Мире.
  Самым же неприятным оказалось то, что пришлось резко менять менталитет. На покупателя, который не торгуется, здесь смотрели, как на инопланетянина. Ну что ж, с волками жить, по-волчьи выть. Понаблюдав за несколькими сценками этого любимого местными жителями развлечения на базаре, я быстро освоил процесс. После нескольких экспериментальных покупок с блеском сдал экзамен, когда полчаса торговался со специалистом своего дела, и заслужил с его стороны уважительный взгляд. Знай наших! Все это позволило плавно вписаться в жизнь города и, несмотря на высокий рост, буквально раствориться в окружающей толпе.
  Впрочем, меня интересовали в основном оружейные лавки. Я обошел почти все. В самой интересной проторчал почти до темноты, разглядывая и прицениваясь к вооружению. Многие вещи понравились.
  Особо глянулась многослойная секира. Боевой топор был сделан с изюминкой - центр лезвия из высоколегированной стали покрытый более мягким железом. Такая игрушка имела свойство самозаточки, что совсем нелишне, когда махаешься этим инструментом длительное время. Приложил секиру к подошве ноги - длина точно по размеру, померил ширину лезвия ладонью - то, что доктор прописал. И вес подходящий - все будто скроено под меня. Дороговато, конечно, но это дело поправимое. В ближайшее время я рассчитывал разбогатеть, а раз так, то соображение о высокой стоимости потеряет актуальность.
  Затем перепробовал несколько десятков булатных клинков, сгибая их в дугу и наслаждаясь высоким и чистым звоном. Сравнивал число волокон рисунка, цвет травления и самое главное высоту и длительность звучания при ударе по клинку. Из нескольких штук особо удачных, - выбрал одноручный прямой меч на один свободный хват кисти руки. Подобрал себе под размер, опуская руку вниз и следя за тем, чтобы кончик лезвия касался земли. Если хочешь остаться живым и выйти победителем из схваток - пропорции должны соблюдаться. Аксиома!
  Также как и в Берке, у агента шаха Бурахто, обслуживающего золотой трафик, имелся в наличии роскошный домина. Чтобы не допустить провала, сначала я нарезал несколько кругов вокруг явки. Затем демонстративно продефилировал мимо ворот в трехметровом заборе и нырнул в парфюмерную лавочку на противоположной стороне улицы. Ласково улыбаясь хозяину, который юлил и заискивал передо мной, как матадор перед быком, я перенюхал в его забегаловке все духи, благовония и эссенции, благо их было не так много. Обменялся пламенными взглядами с несколькими молоденькими покупательницами. Эти бросаемые украдкой взгляды были, как недоуменные, так и крайне заинтересованные. Незаметно для хозяина лавки, подмигнув одной красотке и мотнув головой, - 'дескать, пошли', я добился того, что прелестница, затеявшая играть со мной в гляделки, будто ошпаренная кошка выскочила на улицу и бегом устремилась прочь. Кажется, я что-то сделал не так...
  В общем, очень приятно провел время и в результате, за приличные деньги, приобрел парфюм - маленький флакончик жидкого мыла. Это была полезная покупка, если бы только от кувшинчика не разило мятой так, что временами кружилась голова и темнело в глазах. Все-таки есть на востоке какое-то извращенное понимание красоты и роскоши.
  И все это время я, проверялся, цепляя краем сознания роскошное жилище Бурахто, вроде все чисто. Никто посторонний домом не интересовался. Но все равно, с парадного подъезда заходить не стал. Дождался ночи и с помощью 'кошки' преодолел высокую стену, поверху густо усыпанную ядовитой колючкой. Тенью пересек заросший кустарником двор и снова, использовав 'кошку', забрался на второй этаж. Бесплотным приведением заглянул в пару комнат и в третьей по счету, на кровати под балдахином нашел своего агента.
  Разбудил Бурахто без всякой подготовки, навалившись на него всем телом и зажав рот рукой. Бедняга бился подо мной и вырывался с отчаяньем обреченного на смерть, но скоро устал. После этого я потряс у него перед глазами мешочком с золотом. Звенеть пришлось довольно долго пока, наконец, до него дошло, что его не собираются убивать и что перед ним не черт, а як воплоти.
  Наконец, агент шаха пришел в себя и попытался кивнуть. Испуг из его глаз испарился, а появился голодный блеск барыги. Я отпустил его и он начал быстро одеваться. Затем кивнул, приглашая следовать за собой, и мы, стараясь не шуметь, по тайной лестнице направились в подвал дома.
  Здесь все повторилось с завидным постоянством, за исключением того, что мешочков весом в десять синегорских золотых оказалось сто одиннадцать. Нам с Биуном причиталась от этой кучи денег уже не одна, а две десятины.
  При написании векселей я решил проявить инициативу и попросил не включать в счет четыре мешочка, а поменять золото на серебряные монеты. Передать серебро мне и порекомендовать самого лучшего оружейника в городе. Барыга поцикал зубом, посмотрел на меня долгим, оценивающим взглядом, и дополнительно к двум векселям, что-то черканул на третьем клочке. Затем объяснил, как добраться до оружейной лавки.
  Покинул я дом тем же путем, что и вошел, нагруженный почти двадцатью килограммами серебра, подзавязку набив им только что освобожденный от золота пояс.
  Утром заглянул к оружейных дел Мастеру, показал рекомендацию и, что называется - по себестоимости, купил: булатный клинок с ножнами; секиру; отличную кольчугу; приличный лук и колчан со стрелами. Заказал и оплатил изготовление - дополнительной сбруи для меча, чтобы имелась возможность подвешивать за спину, а также еще кое-какие мелочи - полезные в нашем многотрудном и опасном курьерском деле. В дальнейшем, я рассчитывал еще, возможно в последний раз, посетить городок и забрать свой заказ. После этого долго торговался, но все-таки продал за хорошую цену свой старый доспех и оружие. Оставил себе только из прежнего комплекта кинжал и два хорошо сбалансированных метательных ножа из отличной стали.
  Сменив вооружение, разодетый в пух и прах решил прогуляться по городку и заглянуть в ювелирные лавочки. На Земле сразу после окончания института мне пришлось на короткое время 'прислониться' к такому неблагодарному делу, как производство и реализация ювелирных украшений. Почему-то в массовом сознании существует мысль, что раз ты ювелир, то по определению очень богатый человек. Что на самом деле не соответствует истине, слишком много в этом деле специфики и нюансов.
  Серебра у меня еще оставалось много, таскать его с собой никакого резона не было и я последовательно заглянул к трем ювелирам с целью диверсифицировать накопления. Предлагаемый на продажу товар у всех троих имелся примерно один и тот же. В основном он состоял из небогатого выбора, за совершенно умопомрачительную цену, изделий из золота. Впрочем, что совершенно естественно, имелись и вполне доступные по цене серебряные украшения и камушки.
  У каждого из ювелиров для камушков существовала и своя специализация. Так, один предлагал расширенный ассортимент бриллиантов. У него я оставил более двух килограммов серебра и за эти деньги приобрел около четырехсот карат великолепных ограненных алмазов, отобрав не слишком крупные от четырех до пятнадцати карат. Второй купец понимал толк в изумрудах. У него я приобрел около двухсот карат. Третий, специализировался на сырье и вставках из хромдиопсида. У него я можно сказать за бесценок, просто из любви к искусству, купил с десяток ярко-зеленых насыщенных камней отменного качества весом более восьми карат. Мне было отлично известно, что в силу свой изначальной природы, этот материал во время огранки сильно крошится и, чтобы сделать вставки таких размеров, нужно иметь совершенно уникальное по качеству сырье и очень высокую квалификацию у огранщика.
  Ну, а все оставшиеся свободные деньги, потратил на покупку изумительного вороного жеребца. Это благородное животное покорило меня и своей статью, и резвостью. Если проводить аналогию с Землей, то жеребец, тянул на супердорогой и навороченный джип. Так что выезжал я из городка Крезере до крайности довольный и 'упакованный' почти по высшему разряду.
  
  Обратный путь налегке занял в полтора раза меньше времени и до городка Ластот доскакал ровно за две недели. Ночью посетил Либестока и сообщил о событиях в городе Ларго и своих подозрениях. Тот в свою очередь, хитро улыбаясь, поведал, что нашел возможность поставить в известность короля о ситуации в городе Берк.
  Через четыре дня, проезжая Берк, заглянул в уже знакомую забегаловку и отметил, что король Логвуда скор на расправу. Но это, как по пословице - после драки кулаками не машут. Поезд ушел, явка провалена и крутыми мерами дела не поправишь. Золотишко ушло на сторону...
  Еще шесть дней добирался до Ламса. Примерно за сутки до границы Синегорья встретил на тракте караван купцов из экзотической страны Харадад. Но мир тесен - главный караванщик оказывается был знаком с прохиндеем Бурахто. Так что мне не составило никакого труда поменять имидж, - спустить в канализацию образ благородного, но убогого эпилептика, и пристроиться за хорошие деньги крутым охранником-толмачем.
  Еще раньше в дороге, имея достаточно свободного времени, я разработал для себя несколько легенд пригодных практически на все случаи жизни. Сейчас же я выступал в качестве наследственного эмира благородных кровей из юго-восточного района Адерабада.
  Но, чтобы получить должность, снова пришлось блеснуть, правда теперь уже знанием в совершенстве харададского диалекта адерабадского языка. К тому же, как оказалось, моя кольчуга и новый клинок сработаны в городе Анлабас, купцы которого и составляли костяк каравана. Им то хорошо было известно, что почем, и смотрели они на меня с чувством глубокого уважения, как на баснословно богатого человека, или в полном соответствии с теми килограммами серебра, что я отдал за вооружение.
  При пересечении границы Логвуда понял, насколько верно поступил, когда раньше обошел крепость Ламс стороной. Всех выезжающих из Синегорья, в крепости перетряхивали, разыскивая золото, как спальное белье перед свадьбой. И я не прошел бы здесь без потерь, имея скрытый пояс на теле, даже в ранге дворянина. Это стало очевидно, когда одного бедолагу из 'благородных', таможня, перетрясла, как грушу со спелыми плодами. Точно также, как это фруктовое дерево, после ударов колотушкой, контрабандист-неудачник осыпался по полной программе. Вроде бы случайно, его охлопали по всем возможным местам на теле, найдя-таки мешочек с золотым песком за пазухой.
  После этого бедолагу отвели в сторонку и здоровые мужики-егеря, пуская слюну от удовольствия, устроили ему классический пятый угол. Причем, учитывая, что преступник голубых кровей, били в основном по ребрам и почкам, как это принято у нас на Земле, в особо продвинутых околотках цивилизованных стран. В результате, прежде чем отпустить на все четыре стороны, ему сломали несколько ребер и отбили внутри все, что только можно... Но все-таки, это лучше, чем подыхать, сидя на колу.
  А за примерами такого развития событий далеко ходить было не нужно. Рядом с воротами крепости на толстых кольях торчали трое контрабандистов-простолюдинов. Один - совсем свеженький, сидел орлом и раскорякой, постанывал, как во время запора, и еще лупал глазками. Двое других, оказались примерно месячной давности. Мягкие ткани тел, после того как ими закусили личинки мух, присутствовали на скелетах лишь частично.
  В целом это было безобразное, но поучительное зрелище... На мой взгляд, очень нелишнее на Земле - для просветления в мозгах у отдельных представителей криминального элемента.
  На въезжающих в Синегорье никто особо внимания не обращал и я, сдерживая позывы к рвоте, проезжая мимо посаженных на кол проследовал через крепость Ламс без всяких проблем. Но для себя отметил, что местной таможне палец в рот не клади. Возможно, на меня не обратили внимания по первому разу, но обязательно вспомнят и возьмут на заметку во второй проход. И, что совершенно точно, попробуют тряхануть, как спелую грушу, при третьем пересечении границы.
  А через две недели с глубоким чувством облегчения слез с седла на ставшем уже родным дворе варнака. Первый поход по маршруту золотого трафика закончился успешно.
  
  Сказать, что Биун обрадовался моему приезду, было бы неверным. Скорее, это походило на чувство облегчения. Он рисковал, поставил большую сумму на двойное зеро и выиграл, но, как и любой игрок, сразу же захотел большего и начал демонстративно готовить меня в следующий поход. Но это не входило в мои планы и пришлось устроить наставнику показательную порку.
  Я гонял его по избушке, а затем и на дворе, часа два, не оставив на нем живого места. Но добился-таки своего - варнак сломался. После этого усадил Биуна за стол, достал его карту и стал излагать свое видение проблемы и варианты ее решения.
  Во-первых - я отправлюсь в путь еще только два раза. И следующий поход будет не раньше, чем через несколько месяцев. Биун хлюпнул разбитым носом, пощупал роскошную гематому под глазом и... промолчал. Во-вторых - всю прибыль будем делить пополам. Предлагаю такой расклад только потому, что никогда не был заинтересован в накоплении громадных капиталов. И если варнак сможет мне объяснить, на кой черт ему большие деньги, то можно предусмотреть дополнительные премии за хорошую работу. Биун мазнул взглядом по пустоватым, почерневшим от времени стенам избушки, перевел на меня злые глаза и... снова промолчал. В третьих - я в основном поменяю весь механизм золотого трафика. Это будет четко отлаженная система с гарантированным получением денег в конце. После этих слов варнак воспрял духом и в его глазах проявился живой интерес.
  Далее я сообщил, что первый раз из этих двух, пройду по проверенной схеме, может только золотишка возьму поменьше. А для второго раза он, Биун, должен сделать следующее. В деревне у пересечения Улы с трактом купить подводу. Отогнать ее вверх по течению реки и спрятать в кустах. С подводы снять несколько жердей, перетащить на хутор и здесь аккуратно выдолбить в деревяшках сердцевину, так чтобы можно было засыпать внутрь золотой песок. Примерно через две луны после моего отъезда, наполнить жердины золотом, вернуться к повозке и вставить палки обратно. Затем на этой телеге, не торопясь, двинуться по тракту в сторону Ламса. Доехать до деревни Комарики и остановиться в крайнем доме. Там я его найду, заберу золотишко и понесу дальше.
  Судя по азартному блеску глаз, варнаку идея с тайником в повозке понравилась. Он закатил глазки и стал по простоте душевной строить далеко идущие планы, в которых мне естественно была отведена роль мальчика на побегушках. Я с усмешкой наблюдал за выражением его лица и на самом интересном месте в его мечтах, остудил фантазера сообщением, что проезжать на повозке через Ламс очень рискованно. Слишком высокая квалификация и отточенное чутье на золото у местной таможни. Лично я - это сделать бы не рискнул. Варнак перестал воспарять, поперхнулся и стушевался... То-то же.
  
  Примерно четыре месяца я 'отдыхал', все время тренируясь по четкому плану, не давая житья ни себе, ни моему наставнику. За одно, еще раз внимательно пересмотрел состав своего снаряжения, заставив Биуна съездить и привезти некоторые вещи. В том числе, плотной черной материи из которой сшил себе спецназовскую шапочку-маску. В некоторых местах на одежде подшил дополнительные кармашки, сделал захоронку для бриллиантов, слегка изменил фасон куртки и брюк. В общем, поработал над внешним видом.
  Когда Биун провожал меня на околице нашей заимки во второй поход, как невеста провожает забритого в рекруты жениха, глаза его сияли от счастья - спровадил черта... В этот раз я взял с собой лишь около двадцати килограммов золотого песка и самородков.
  По уже накатанной схеме обошел Ламс, в Тили встретился с одним из лесовиков Биуна. Он перевел через границу моего вороного. Так что снова сел на лошадь, пришпорил благородное животное и устремился по дороге в город Берк. И здесь мои кукловоды дали знать о себе. Вспомнили, так сказать, о своем протеже...
  Съехав с тракта, чтобы спокойно переночевать в лесу, и, двигаясь по узкой звериной тропе в плотном кустарнике, неожиданно совершил переход и оказался в горах.
  В груди образовалась пустота и сердце резко усилило обороты. Бросив взгляд по сторонам, отметил, что стою в неглубоком мрачном ущелье, по дну которого протекает ручей. Плотные серые тучи закрывали небо, они сеяли мелкую и противную изморось. Непроизвольно передернув плечами, оглянулся - за спиной в стене ущелья темнело пятно портала. Я почему-то на всякий случай пощупал кожаный пояс с золотом и, медленно развернув коня, направил его в сторону прохода. В последний момент перед столкновением со 'стеной' пришпорил лошадь и лихо гикнул. Конь сделал скачок - я снова находился на тропинке в лесу. Несколько минут после этого я и мой верный вороной не могли унять неприятную дрожь.
  В Берк добрался без приключений. С максимальными предосторожностями передал шесть килограммов груза королевскому агенту. Как и ожидалось, Пядень дал за золото самую низкую цену и с моей стороны контакт с агентом являлся скорее жестом доброй воли и благотворительностью, но для обустройства и дальнейшего проживания в Логвуде, сие являлось необходимостью. На выходе от агента почувствовал - по мне мазнул заинтересованный взгляд. Оглянулся и никого не заметил, хотя осталось впечатление, что за мной наблюдают через щелочку в окне. Может опять кукловоды... или показалось.
  Ластот и Ларго проскочил без остановки. Нигде специально не задерживаясь, доскакал до Озерного края и здесь попал в засаду. Шесть человек, два арбалета. Засаду почувствовал профессионально - километра за два, как острую зубную боль.
  Съехал с тракта, зашел в тыл бандитам, осторожно залез на дерево и в лучших традициях лесных братьев положил из лука всех шестерых, начав отстрел, естественно, с арбалетчиков. Облегчив карманы бандюганам, обратил внимание на двоих, одетых в жреческие рясы. Откинул капюшон одному и выяснил, что на 'жреце' надет парик, а изначально, голова у него бритая до состояния зеркального блеска. Чем-то он мне напомнил Гошу... Может формой черепа или еще чем. Второй 'жрец' оказался ему под стать - тоже в гриме. Но этот брил голову позже Гоши и на висках у него успели отрасти редкие седые пеньки волос. Резюме - это не жрецы, это бойцы Клана. Оттащил трупы подальше в кусты и в глубокой задумчивости поехал дальше.
  В результате размышлений, появилось стойкое впечатление - меня ждали. Судя по всему, произошла утечка из Крезере. Или кто-то заметил мое посещение ювелирных лавок или предателем оказался Бурахто. Одно можно сказать твердо, - охота началась. Лучше бы мне вернуться и не дразнить судьбу.
  Но, рыкнув бешеным зверем, пересиливая себя и сцепив зубы, доскакал-таки до Крезере. Забрал заказанное в прошлый раз снаряжение. Сам из себя, черный как туча, по наглому вошел через ворота и передал весь остаток золотого песка и самородков Бурахто. В первый момент перепугав агента до состояния столбняка, как своим решительным видом, так и нежеланием вступать в какие-либо разговоры.
  От общения с этим хмырем остался неприятный осадок. Стоило лишь заглянуть в глаза барыге, как сразу подумалось, что надо было оставить в живых хотя бы одного подранка из засады, устроить бандиту допрос третьей степени и вытрясти из поганца имя заказчика... а я погорячился. Наблюдая за бегающими глазками агента, решил, что, скорее всего, засаду организовал Бурахто. Впрочем, это ничего не меняло. По моей раскладке дальнейшей жизни, я вижу агента последний раз. В дальнейшем, с ним будут выходить на контакт другие, причем, каждый раз разные люди. Поэтому, сделав для себя оргвыводы, не стал задерживаться в городке ни на одно лишнее мгновение.
  Без приключений пересек Озерный край в обратном направлении и в харчевне небольшого села впервые услышал байку про Черного. Дескать, шастает демон по королевству и косит направо и налево всех без разбора.
  А за два дневных перехода по тракту, не доезжая Ларго, кукловоды снова дернули за веревочки.
  
  Настроение у меня было великолепное. Я скакал, наслаждаясь свежим воздухом, ароматами трав и цветов, запахом хвои и прелых листьев окружающего леса. Здесь меня и догнала сильная гроза. Шквалистый ветер, удары грома, ветвистые молнии, рассекающие мрак. Форменный потоп с небес в одно мгновение грозил промочить до нитки.
  Пришлось сворачивать и отыскивать укрытие в лесу. Гроза и ливень должны скоро кончиться, но пора уже искать место для ночлега. До темноты я не успевал попасть на ближайший постоялый двор.
   На опушке под шорох первых капель дождя, слез с коня и держа в поводу, двинулся вглубь леса по тропинке. Здесь оказалось поспокойней - высокие кроны деревьев защищали от ветра, а пока еще сухой полог из листьев частично и от дождя. Примерно через сотню метров вышел на поляну, в центре которой стоял старый сарай. У сооружения были дырявые стены, но имелась почти целая крыша. Я направился под ее защиту. Вместе с конем мы зашли в покосившиеся ворота и... вышли в очень знакомом ущелье.
  Ущелье это, конечно, громко сказано - я стоял на дне не очень глубокой расщелины, по дну которой протекал ручей. Ярко светило полуденное солнце. Синее безоблачное небо. Оглянувшись назад, увидел слабо очерченное темное пятно в стене. Прямо на глазах пятно бледнело и постепенно по цвету сливалось со стеной. Выход или вход пространственного туннеля, как кому нравится, но намек предельно ясен. Однажды я уже был здесь, не выполнил работу и, поддавшись искушению не усложнять себе жизнь, - сразу повернул назад. Повторять ошибку и возвращаться в туннель не имело смысла. Перефразируя юридический принцип - нежелание или непонимание не освобождает от ответственности. Только клинические идиоты, которых впрочем в мире большинство, наступают на грабли два раза. Меня настойчиво, и пока вроде как по-хорошему, приглашали выполнить работу или что-то там еще... Я в сердцах сплюнул, глубоко вздохнул успокаиваясь, слез с коня и, держа его в поводу, решительно двинулся по каменистой осыпи, а затем и по берегу ручья вниз по течению - к возможному выходу из ущелья.
  Через сотню шагов остановился на галечном берегу широкой и глубокой заводи. Скорее даже на берегу маленького озерка с кристально чистой и прозрачной водой, пронизанной до самого дна солнечным светом. Впечатленный красотой места присел на прогретый солнцем плоский камень.
  Дно заводи покрывала мелкая галька и местами белый песок. В центре, на глубине примерно в полтора метра, ясно видны серые спины нескольких хариусов, почти метровой длины. Хотя до них было рукой подать, эти уникальные по размеру рыбины не обращали на меня никакого внимания. То один, то другой монстр из маленькой стаи, поднимался из глубины к поверхности, распускал незаурядные по величине перья и отражение солнечных лучей от них создавало вспышку радужных пятен, подобно переливам украшения из разноцветных драгоценных камней. Чем-то они были похожи на очень богатых красавиц из высшего общества, небрежно демонстрирующих браслеты на холеных руках и диадемы, усыпанные алмазами, изумрудами и рубинами. Очень эффектно.
  На противоположном берегу заводи с цветка на цветок перелетали две крупных нежно-голубых бабочки. Третья бабочка обследовала цветы с моей стороны ручья. По форме и окрасу бабочки-красавицы похожи на голубянок, но их размер - это было нечто! Машинально я вытянул руку и одинокая странница, как доверчивая собачонка, села на ладонь. Сложила два десятисантиметровых крыла и пощекотала ладонь хоботком. Точно красавица-девица, которая знает себе цену, повернулась кругом и махом, словно цветастый шелковый халатик, распахнула роскошные крылья. Говорят бабочки садятся на ладонь, чтобы съесть кристаллики соли от пота. Я этому никогда не верил. Думаю, они понимают и любят тех, кто ценит их красоту и совершенство.
  Все это создавало атмосферу расслабленности и покоя. В мире всегда есть места, где время течет иначе, а мысли только о прекрасном и удивительном. В этом Новом Мире масса диких и нетронутых мест, где никогда не ступала нога человека. Было бы чудесно, хорошо подготовившись, пройтись по ним - себя показать и на других посмотреть. А лучше, даже, не одному, а в компании с теплой женщиной. Так, чтобы все тридцать три удовольствия. Мечты. Мечты.
  Конь легонько ткнулся мне в щеку головой и наваждение пропало.
  Я огляделся вокруг. Судя по размерам хариусов, рыбу тут не ловили никогда. Явных следов пребывания человека в ущелье и рядом со входом в пространственный туннель, нет. Дикое место. Так что надо двигать дальше...
  Подхватив повод, вскочил в седло и осторожно двинулся по галечной отмели ручья. Прошел вниз по течению километра полтора, отмечая, что чем дальше от места входа в пространственный туннель, тем шире ущелье, гуще растительность и стены становятся заметно выше. Местами стали встречаться небольшие лужайки с густой зеленой травой в обрамлении кустов ежевики и смородины. Я остановился у очередного куста с ягодой и совсем уж было нацелился подзаправиться свеженькой витаминной продукцией, когда, вдруг, на пределе слышимости, мне показалась, услышал чей-то крик. Придержав коня, прислушался. Точно. Крик повторился со стороны выхода из ущелья. Свернув на ближайшую лужайку, стреножил лошадь и проверил снаряжение. Лук, стрелы, меч, секира, кинжал и метательные ножи. Кажется все.
   Похлопал коня по шее и сказал.
   - Прости, друг, но тебе лучше подождать здесь.
   Конь повернул голову и тихо фыркнул, словно все понимая и соглашаясь. Быстрым шагом, местами переходя на бег, я устремился на крик, стараясь держаться в тени кустов и производить как можно меньше шума.
   Пробежал почти километр, прежде чем за очередным поворотом увидел каменную стену, сложенную из массивных необработанных камней. Стена высотой метров пять полностью перегораживала ущелье. Лишь для пропуска ручья в преграде оставили узкую щель. Крики неслись из-за стены.
  Я внимательно огляделся и перебежал к подножью ограды. Выбрал наиболее рельефный участок, вскарабкался и осторожно выглянул за стену.
  За оградой находилась ровная прямоугольная площадка, примерно сто на двести метров. С правой стороны площадку ограничивал обрыв, судя по перспективе за бровкой, не менее чем полукилометровой глубины. Ручей протекал через площадку, попадал в небольшой прямоугольный бассейн, вытекал из него и переливался через край обрыва водопадом.
  Дальняя сторона площадки замыкалась еще одной каменной крепостной стеной с закрытыми воротами. К стене за вбитые крючья привязаны пять лошадей. От ворот серпантином проложена узкая горная тропа. С моего места видна небольшая ее часть и этот отрезок дорогой можно назвать с большой натяжкой. Перемещение по горной тропе людей и грузов представлялось занятием не для слабонервных.
  С другой стороны площадки, слева от меня, в отвесной стене темнел вход в пещеру. Точнее - отверстие входа в каменоломни. От входа в каменоломни к обрыву проложены деревянные мостки по которым, видимо, вывозили пустую породу тачками и сбрасывали с обрыва.
  В центре площади полукругом стояла на коленях, опустив головы, толпа заключенных, человек двести. На первый взгляд, каждый второй в толпе носил кандалы. Восемь человек в колодках сидели на земле отдельно от остальных.
  На самой же площади казнили человека.
  По периметру разместилась вооруженная охрана. Всего я насчитал шестнадцать человек вооруженных короткими мечами и копьями. Двое имели луки. Оба лучника устроились на небольшом балконе над воротами с противоположной стороны. Они, облокотясь о бортик, с интересом наблюдали за экзекуцией. Один стражник, опираясь на копье стоял у ворот. Второй у входа в каменоломни. Двенадцать охранников с удобством расположились на скамейках. Судя по продуманности схемы охраны, сразу за моим участком стены, внизу у подножья, должен находиться еще один сторож. Семнадцатый по счету. Его я видеть не мог, но принимать в расчет был обязан.
  В центре площади стояла, залитая кровью, плаха и рядом горел костер. Двое подручных палача держали за плечи уже давно не сопротивляющуюся жертву. Палач стоял рядом, поигрывая окровавленным великанским топором. Тем временем его подручные в очередной раз подтащили жертву к колоде и вытянули обрубок левой руки заключенного, - правой руки у бедняги уже не было. Они положили обрубок левой на плаху и плач ювелирно укоротил руку еще на кусок в ладонь шириной. Нашинкованные куски конечностей горкой валялись тут же, рядом с разделочным столиком. Отработанным до автоматизма жестом палач взял из костра раскаленную до красна плоскую железную кочергу и прижег обрубок руки. В этот момент заключенный издал тот самый нечеловеческий вопль, который я слышал в последнее время.
  Я осторожно спустился вниз и перебежал вдоль ограды до ее соединения с отвесной стеной ущелья. В этом углу угнездился и обильно рос дикий виноград. Его ползучие плети достигали верха стены, создавая небольшой, закрытый листьями участок. Используя неровности и щели в стене, снова вскарабкался наверх. Закрепился локтями и осторожно раздвинул широкие листья. С этой точки можно с гарантией наблюдать за происходящим без опасения быть обнаруженным раньше времени.
  Казнь приостановили. Обрубок человека в очередной раз потерял сознание. Всем своим видом показывая насколько ему надоела эта рутина, палач сунул кочергу в костер, поворошил угли, отложил в сторону топор, подхватил ведро с водой и вылил на несчастного половину его содержимого. Смертник очнулся, закашлялся, выплевывая воду, и заскулил. Подручные палача опять подхватили его, а палач взял в руки топор.
  В принципе, что мне нужно сделать, было понятно. Нужно восстановить справедливость. Но на чьей стороне я должен был выступать?
  То, что охранники и палач с подручными используют неконституционные методы наказания, видно невооруженным взглядом, но является ли это поводом к приговору для них. Не факт. Я наблюдал рядовой спектакль и это нормальный уровень средневекового зверства. Ничего особенного.
  Есть три варианта развития событий. Первый - это то, что все заключенные законченные подонки и злодеи, а наказание вполне соответствует тем преступлениям, которые они совершили. Но тогда я должен для ускорения дела вырезать под корень всех двести человек, не обращая внимания на охрану. Дело сложное, но выполнимое, хотя скотобойня получится еще та. Но божий суд, в моем лице, он правый самый. При этом, как минимум, лучников из охраны придется убрать, так как моего понимания высшей справедливости, охрана скорее всего не оценит и постарается помешать. Именно лучники в этом случае - наиболее опасный фактор.
   С другой стороны - все заключенные оказаться невиновными, тогда вырезать нужно охрану, а остальных освобождать. А может, из общей массы не виновны лишь несколько человек и все остальные достойны своей участи. Дилемма.
  Чтобы разобраться, я стал внимательно одного за другим рассматривать заключенных и вдруг почувствовал толчок. Взгляд зацепился за кого-то в толпе. Я вгляделся более пристально и понял - один узник совести смотрит в мою сторону. Он видел меня и смотрел мне прямо в глаза. Мистика. Я с трудом отвел от него взгляд, заставил себя сосредоточиться и просмотреть всю толпу от начала до конца. Затем опять взглянул на странного заключенного в кандалах и... он едва заметно кивнул мне.
  Похоже появилась первая зацепка в решении проблемы - кого спасать.
  В голове начал складываться план предстоящей схватки. Первыми умрут лучники. Затем стражник под стеной. Палач, подручные и остальная охрана, уж как получится.
  И все-таки сомнения в правильности выбора оставались. Но в этот момент из пещеры показались два жреца. Черные хламиды с капюшоном, выбритые головы, чтобы удобнее носить парик. Один плешивый жрец это может и случайность, но два - уже система. Да и по повадкам видно, это мои старые знакомцы - мафиози. Выступают, как хозяева жизни, у одного в руках хлыст и направлялись они к заключенным в колодках. Сомнений больше нет - выбор сделан!
  Я медленно подтянулся, улегся на стене, прячась в листве, и подождал пока полностью восстановится кровообращение в руках. Опустил на лицо маску своей спецназовской шапочки и надел перчатки для стрельбы. Вынул лук, с трудом, в положении лежа натянул тетиву, уселся по-турецки на стене и задержал дыхание. До лучников на балконе примерно двести метров. Чтобы попасть - нужно постараться.
  Первая стрела еще находилась в полете, когда вдогонку ей полетела вторая. И первая, и вторая попали идеально, абсолютно симметрично, в центр груди, на ладонь ниже шеи, пробив грудину. Откат нормальный!
  Я вскочил на ноги и с натянутым луком, заглянул вниз со стены. Стражник стоял там, где и ожидалось. Третья стрела вошла ему в ямку над ключицей. Три ноль в нашу пользу.
  С четвертой стрелой получилось не так хорошо. Стражник, стоявший у входа в каменоломни, оказался стрелянным воробьем - еще не видя меня, но печенкой почувствовав неладное, попытался скрыться внутри пещеры. Рука дрогнула и стрела только зацепила ему ногу чуть выше колена. Он на бегу споткнулся и покатился по земле. Затем, не вставая на ноги, по-пластунски, змейкой преодолел пару метров и заполз в каменоломни, оставляя за собой кровавый след.
  Жрец с хлыстом повернулся в мою сторону, без колебаний указал на меня рукой и скомандовал.
  - Взять его!
  Трое стражников отделилось от общей группы и побежали в моем направлении. А я вогнал пятую стрелу в живот жрецу с хлыстом. Мафиози согнулся, обхватил стрелу руками, сделал три шага назад, споткнулся и упал в костер. Черный плащ на нем вспыхнул. Жрец закричал, выкатился из костра и начал ворочаться на земле, пытаясь сбить пламя и унять нестерпимую боль в животе... но жить ему оставалось недолго.
  На троих стражников, бегущих в мою сторону, пришлось потратить семь стрел. Воины грамотно уклонялись, и третьего, последнего, я уложил, когда он подбежал почти вплотную к стене.
  В это время все остальные успели попрятаться. Палач и его подручный выглядывали из-за плахи. Второй помощник палача, прикрываясь обрубком заключенного, который снова потерял сознание, медленно отступал в сторону входа в пещеру. Стражники повалили скамейки и выглядывали из-за них, как тараканы из щели. На виду остался только второй жрец, который спиной ко мне пытался сбить пламя с плаща своего товарища. Последнюю свою стрелу я смачно вколотил ему в спину. Попал слева, чуть выше поясницы. Стрела прошла навылет - из спины выглядывало только белое оперение.
  Оставив лук и пустой колчан на стене, стал спускаться на площадь. Как поется, - первый тайм мы уже отыграли.
  Спрыгнув на землю, вынул меч и двинулся в сторону палача и подручных. Одновременно боковым зрением фиксировал поведение стражников, но, как ни странно, желания идти в наступление из-за скамеек у них не было.
  Пока подходил к главным мучителям, все трое мастера заплечных дел собрались в кучку и вперед выступил самый главный, перебрасывая свою окровавленную секиру с левой стороны на правую и обратно. Он скалился от удовольствия. По хватке сразу был виден настоящий профессионал и удар он нанес молниеносно, сбоку и без замаха, метя в живот. Я с трудом уклонился, прогнувшись, но все-таки успел перехватить и задержать левой рукой топорище, дернуть на себя и обрубить мяснику обе руки чуть выше кистей. Топор вместе с кистями рук палача еще падал на землю, а я уже скользнул ему за спину и коротким махом меча, отделил голову от плеч у его первого подручного и на обратном движении проткнул с проворотом поясницу второму. После этого снова повернулся к палачу.
  Он стоял ко мне спиной, слегка согнувшись, и в столбняке смотрел на обрубки рук. Я прошипел ему в затылок.
  - За удовольствие надо платить - это закон. Умирать ты будешь долго и, если выживешь, то будешь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь, - и двумя легкими боковыми ударами подрубил ему сухожилия ног в коленях, прибавив, - это твоя цена... За удовольствие.
  Из активных боевых единиц теперь остались только стражники и я, крутанув меч восьмеркой, с интересом посмотрел в их сторону. Никакого изменения в их поведении не было. Девять человек ощетинились пятью копьями и четырьмя мечами. Вылезать из-за скамеек они явно не желали.
  Я медленно, с ожиданием поглядывая на стражников, вытер меч о куртку палача, который мычал от боли и ворочался в луже своей крови у моих ног. Затем, вложив меч в ножны, повернулся в сторону заключенных. Все, кроме моего знакомого, по-прежнему стояли на коленях, опустив головы. Лишь он один с трудом поднялся на ноги. Я направился к нему. Он двинулся мне навстречу.
  Мы встретились на полпути. Изможденная фигура, кандалы, глубоко запавшие серые глаза. Ничего особенного.
  Я первый, громко и демонстративно, в расчете на публику, задал вопрос.
  - Кто еще должен умереть?
  Он не удивился. Внимательно огляделся вокруг, посмотрел в сторону стражников, при этом те заметно скукожились и еще глубже присели за своими скамейками, подумал и сказал.
  - Достаточно, - и, отвечая на мой невысказанный вопрос, пояснил. - Я жрец бога Тьмы. Как будто это, что-то должно значить для меня. Затем сделал повелительный жест в сторону охранников и крикнул. - Лошак. Ко мне.
  От группы стражников, не без колебаний, отделился пожилой воин. Положил копье на землю и побежал в нашу сторону. Подойдя к нам шагов на десять, остановился и, со страхом поглядывая на меня, склонился в поклоне.
  Жрец вытянул вперед руки и коротко приказал.
  - Расковать.
  Стражник кивнул и, обходя меня по дуге и кося глазом, побежал в сторону входа в пещеру. Видимо за инструментом. Как только он скрылся в темноте коридора, остальные охранники дружно вышли из-за скамеек. Выстроились в шеренгу и положили оружие на землю перед собой. Моя победа была признана убедительной и полной.
  Мы молча простояли примерно пять минут пока Лошак, запыхавшись и обливаясь потом от усердия, не вернулся с наковаленкой и кожаной сумкой с инструментом перекинутой через плечо. Установив оборудование, он с большой сноровкой, буквально в один мах молотка, расковал жреца. Положил инструмент на землю, отступил на несколько шагов назад и вытянулся в струнку, демонстрируя отменную выучку.
  Жрец посмотрел на стертые до мяса запястья, поморщился и снова обратился к стражнику.
  - Освободить и расковать троих. Каро, Дели, Насали. Быстро. - Стражник кивнул, подхватил инструмент и побежал в сторону толпы заключенных.
   А жрец повернулся ко мне и пояснил.
  - Все остальные - мразь.
  Я понял, что сделал все, что нужно, и так, как надо. Пора и честь знать. Поэтому объявил.
  - Я ухожу. - Жрец склонился в поклоне, соглашаясь и благодаря.
  Подозвав одного из стражников, я велел ему принести стрелы от ворот. А сам прошелся по кругу, собирая те, что оказались рядом. Собрав стрелы, направился к стене. С пучком стрел за поясом вскарабкался наверх. Подобрал лук, наполнил колчан стрелами и встал по стойке вольно на гребне стены, наблюдая за действиями спасенных жрецов.
  Мой новый знакомый вытряхнул из черного плаща убитого в спину бойца из Клана и надел его дырявый плащ на себя. Лошак также шустро расковал еще троих и все четверо заключенных направились в сторону ворот к лошадям. Стражник у ворот уже отворил створки и встал в стороне, поглядывая в мою сторону. Копье лежало рядом с ним на земле.
  Я подождал пока четверка освобожденных, оседлав лошадей, не выедет за ворота и за ними не закроют створки. В последний раз окинул взглядом площадь с заключенными, большинство из которых так и не поняло, что же произошло, и начал спускаться вниз.
  Не торопясь, прошел обратной дорогой вдоль ручья и вышел на полянку, где стоял конь. Он тихо заржал, приветствуя меня. Я взял его за повод и направился к входу в пространственный тоннель.
  Все приключение заняло не более пяти часов. По местному времени было далеко за полдень. Ярко светило заходящее солнце и с разных сторон задувал переменчивый теплый ветерок. Изредка пролетали крупные изумрудно-золотые жуки. Перелетали с цветка на цветок голубые бабочки. Идиллия.
  Не доходя до портала, остановился на берегу знакомой заводи и, чувствуя, что заслужил минуту отдохновения, присел на прогретый солнцем камень. Метровые хариусы по-прежнему стояли вблизи дна, лениво шевеля хвостами, и кристально чистая вода, позволяла рассмотреть все детали их подводной жизни. В какой-то момент остро пожалел, что с собой нет спиннинга. Но эта мысль скользнула и растаяла, как снежинка на ладони в жаркий полдень. Не навреди и красота спасет мир. Нужно только видеть красоту вокруг себя и иметь желание кого-нибудь спасти...
  Минут через десять, расслабившись душой и телом, со вздохом поднялся, накинул на голову коня тряпку и, ведя за повод, прошел через еле заметное серое пятно в стене. Как и ожидалось, оказался перед сараем в лесу недалеко от дороги.
  Светало, и гроза давно закончилась.
  
   Поскольку все в мире взаимосвязано, то и разборка в каменоломнях получила закономерное продолжение. Я верной дорогой двинулся в полном соответствии со сценарием написанным кукловодами.
  Через двое суток, оказавшись в городишке Ларго и проезжая мимо старого двухэтажного дома, огороженного высоким потемневшим от времени забором, почувствовал толчок в груди. Остановился и толкнул створку ворот.
  Ворота открыты. Во дворе дома пусто. Я заехал во двор, закрыл ворота, привязал коня к коновязи и постучал в двери дома. Тишина. Дернул за ручку, дверь оказалась незапертой. Войдя в прихожую, позвал.
   - Ау, хозяева. Есть тут кто?
  Тишина и запустение. На полу слой пыли, в углах паутина и никаких следов. По крайней мере год здесь никто не проходил. Мистика.
   Я огляделся. Прямо передо мной начиналась широкая лестница на второй этаж. Справа и слева от нее находились закрытые двери комнат. Но внутреннее чувство подсказывало - мне нужно наверх по лестнице. Привычно проверил состояние оружия и ступил на первую ступеньку.
   По лестнице удалось подняться на двадцать шагов, а на двадцать первой ступеньке произошел переход. Из сухого и теплого Ларго, попал во влажную и душную атмосферу неизвестного места. По-прежнему я стоял на лестнице, но все вокруг иное. Ночь. Через мутное створчатое окно в дом и на лестницу проникает свет луны. Густой, как сироп, пряный воздух и нарастающее чувство беды, ненависти, чужого страха и боли.
  Минуту постоял напряженно прислушиваясь, готовый взорваться градом убийственных ударов, но ничего не происходило, и я осторожно прошел на цыпочках, оставшиеся десять ступенек. На площадке, сразу после лестницы, начинался коридор. Он уходил вглубь дома. Я скользнул в сторону, к стене, присел на корточки и втиснулся в щель за колонну. Тишина. И на кой черт я сюда попал?
  Через пару минут снизу послышался скрип рассохшейся половицы и звук непонятного содержания. Полное впечатление, кто-то стоя переступил с ноги на ногу и всхрапнул со сна. Охрана? Из внутреннего кармана достал черную шапочку и натянул на голову, скрыв лицо и преобразившись в киллера плаща и кинжала, готового к труду и обороне.
  Тем временем, где-то вдалеке, послышался шум пока еще слабого топота от шагов. Через минуту по перилам лестницы заиграли отблески света. Грубый голос с нижнего этажа, совсем рядом, видимо спросонья, прокаркал.
  - Пароль.
  В ответ на него цыкнули, а кто-то даже хохотнул.
  И по лестнице, не очень заботясь о сохранении тишины, стала подниматься группа людей. Впереди шел факельщик, освещая путь остальным. За ним следовали два бойца с обнаженными мечами и гладко выбритыми макушками, на которых поигрывали отражения от факела. За меченосцами шла мрачноватая компания из шести жрецов нормального вида в черных плащах и замыкал процессию еще один меченосец с мечом в ножнах.
  Вся группа, громко топая, прошла мимо и только последний боевик с мечом остался стоять на страже в двух шагах от меня, контролируя вход в коридор. Остальные направились по коридору до самого конца. Затем группа жрецов вместе с факельщиком вошла в торцевую комнату. Хлопнула дверь и забубнили приглушенные голоса. Через минуту факельщик вышел из комнаты, запалил еще один светильник, воткнул его в подставку у двери и двинулся обратно.
  Когда он стал спускаться по лестнице, громко топая сапогами, а часовой инстинктивно провожал взглядом его затылок, я, используя удобный момент и работая на отвлечении внимания, выскользнул из своего укрытия и встал за спиной стражника. Как только макушка факелоносца пропала за перилами лестницы, зажал рот часовому левой рукой и прижал его к себе. Телом почувствовав, что на нем кольчуга, запрокинул голову и перерезал горло бандиту. Боевик булькнул один раз своим новым ртом и обмяк в моих руках. Стараясь не шуметь и не измазаться в крови, оттащил тело в сторонку и опустил на пол. Внизу у основания лестницы невидимый часовой громко чихнул, смачно высморкался и затих.
  В доме установилась тишина. Только изредка потрескивал факел в коридоре. Я подождал еще несколько минут, осторожно подошел и на мгновение краем глаза выглянул в коридор, зрительно зафиксировав обстановку. Два боевика стояли перед дверью в конце коридора боком ко мне и лицом друг к другу. До них примерно метров десять.
  Я достал метательные ножи, внутренне собрался и, шагнув в проход, метнул оба ножа с двух рук. Сорвался с места и, стремительно пробежав по коридору, успел подхватить обоих мертвяков, в которых превратились секунду назад еще живые боевики. Один метательный нож попал стражнику чуть ниже левого уха, второй угодил точно в правый висок его напарнику. С трудом, избегая лишнего шума, опустил убитых на пол и прислушался. В доме по-прежнему тихо. Лишь за дверью комнаты слышался звон посуды и тихие невнятные голоса.
   И что же мы имеем? По предварительным подсчетам, в живых осталось еще шесть человек и никто из них не уйдет обделенным моим вниманием. Выдернул метательные ножи, вытер их о рясу боевика и вложил в боковые карманы на бедрах. Осторожно снял с одного стражника плащ, накинул на плечи и натянул капюшон. Вынул ножи из ножен у бандитов, взял их за лезвия в левую руку и прикрыл плащом. Еще раз проверил свое снаряжение и прикинул план действий. Несколько раз глубоко вздохнул, настраиваясь на сшибку, открыл дверь и бочком проскользнул в комнату.
   Мазнув взглядом по комнате, в которой проходил сходняк Клана, повернулся спиной к присутствующим, закрывая дверь и лихорадочно выстраивая в голове новый план. Потому что в комнате оказалось не шесть, а девять человек. Семеро сидело за столом, ломящимся от разнообразной посуды и еды. Двое жлобов, почти двухметрового роста, в полном вооружении стояли лицом ко мне за спиной у упитанного и разодетого точно павлин, господина, сидящего во главе стола.
   В нашем скорбном деле искоренения зла, начинать нужно всегда с самого трудного - с охраны главного босса. Поэтому, закрыв дверь и поворачиваясь к столу, я практически без замаха и, прикрывая броски полой плаща, кинул ножи от живота сначала в левого от меня охранника, затем, продолжая круговое движение, в правого. Левый получил так, как надо, с ювелирной точностью под обрез челюсти в центр открытой части горла. Нож со смачным чмоком вошел по самую рукоять и левый нежилец. А правый успел среагировать - начал пригибаться и поворачивать голову. Нож попал ему в щеку и застрял в костях челюсти. Воин не был убит, но, получив от удара ножом болевой шок и нокаут, опрокинулся на спину. Шлем упал с его головы и, подпрыгивая, с металлическим дребезгом покатился в угол комнаты.
  Два ноль и мы продолжаем танцы...
   Я опустил руки на бедра, выдернул метательные ножи и с обеих рук метнул их в жрецов, сидящих лицом ко мне, на противоположной стороне стола. Один жрец с быстрой реакцией уже начал подниматься и получил нож в живот, второй глядел на меня удивленными глазами и ему я попал в грудь, как и положено, в районе сердца.
  Четыре ноль, наша игра в полном разгаре, но пора ходить с козырей...
   Я выхватил меч и коротким боковым ударом отделил лысую голову от плеч жрецу, сидящему за столом ко мне спиной. Продолжив движение меча, глубоким прямым выпадом проткнул шею участнику сходки, сидящему справа от него.
  ...И получил сильнейший удар в левую часть груди в область сердца, от неожиданности, упав на бок и выпустив из рук меч. Рядом звякнул, падая на пол, отскочивший от кольчуги, тяжелый и широкий кинжал. Такой удар моя металлическая шкурка смогла выдержать только чудом, спасибо Мастеру, он делал кольчугу с душой. Но результатом броска являлось не только мое падение на пол. По крайней мере, одна трещина в ребре и обширный синяк на боку, после этого имели место быть.
  И все-таки, пока шесть один в мою пользу...
   Я вскочил на обе ноги из положения лежа и... Не успев выпрямиться, получил подъемом ноги в лоб от жреца, который находился слева от меня. Искры брызнули из глаз и я повалился на спину. С трудом, в падении, сделал кувырок через голову. Поднимаясь с колен сквозь пелену в глазах, попытался оценить обстановку и нашарил рукоятку ножа у пояса.
  Один активист криминального мира стоял напротив в двух шагах. Именно от него я получил отменный удар в лоб. На руку себе он демонстративно надевал шипастый кастет. Его взгляд и кривая ухмылка на лице мне активно не понравилась - это был уверенный в себе профессиональный убийца с большим стажем. Второй мафиози, почти старик, именно он метнул кинжал, нагнувшись нашаривал у мертвого собрата по рясе его оружие. Свое он уже израсходовал в качестве подарка для меня. Без колебаний я метнул нож в старика и попал ему в левый бок, чуть ниже подмышки.
  Семь два в мою пользу и все еще впереди.
   Жрец с кастетом скользнул ко мне и начал атаку прямым ударом в голову, одновременно цепляя подъемом левой ноги под колено. Удар был стремителен и точен. Отклонившись назад, я после задней подножки стал заваливаться на спину. В падении успел сделать ножницы и бандит вместе со мной повалился на пол. На ноги мы вскочили одновременно.
  Пока ничья...
   Теперь атаку начал я ударом ногой в колено. Попал отменно, сместив на бок коленную чашечку. Жрец на мгновение отвлекся и... прямым в голову, сломав челюсть, я впечатал его в стену комнаты. Бандит закатил глазки, опустил руки, но не упал. Увидев его широко раздвинутые и чуть согнутые в коленях ноги, я не отказал себе в удовольствии и, вложив в удар всю злость за пропущенные удары, двинул ему между ног. Жрец сдавлено пискнул, - хэк. Пинок практически подбросил его на полметра и вышиб из него дух. Приземлился боевик уже в полностью отключенном состоянии, в первую очередь от болевого шока. Все его главное мужское достоинство приобрело характер каши-размазни.
   Восемь, аут!
   Я оглядел поле боя, ища последнего, еще обделенного моим вниманием участника маевки. Его не было видно. Пришлось поискать и пройтись вдоль стола. Напротив пустого кресла главного босса, заметил, торчащие из-под стола, зеленые бархатные туфли и часть ноги в красных шароварах. Схватил за толстую щиколотку и вытащил, скулящую от страха личность, на свет божий. Перехватил за шиворот, вздернул на ноги, повернул лицом к себе и, по полной программе давя на психику, спросил замогильным голосом.
  - Ты кто?
  - Мэ-э. У-у... - Я еще раз встряхнул его. Перехватил за жирное горло, заставил посмотреть в глаза и прорычал.
  - Отвечай.
  - Ш-ш-шах Адерабада. - К такому повороту событий я был внутренне готов.
  Отпустив горло шаха, я выяснил, что ноги его не держат и он, приземлившись на пятую точку, не удержался и на ней, завалившись на бок. Откат нормальный.
  Осмотрев поле боя, и больше пока не обращая на шаха внимания, пошел вокруг стола, собирая свое оружие. Охранник шаха с ножом в голове пришел в себя, ворочался и, поскрипывая пеньками обломанных зубов о сталь кинжала во рту, делал попытки подняться с пола. Проблема маленькая и почти не стоящая внимания, но пришлось успокоить его ударом ноги, проломив висок. Шустрый старик сипел и булькал кровью в пробитом легком, упорно не желая умирать. Ядовитые крысы всегда опасны, живучесть их безмерна и проблему контакта с ними нужно решать радикально, не дожидаясь пока природа мать или естественная смерть возьмет свое. Точным ударом в шею добил подранка и напоследок прирезал, по-прежнему лежащего без сознания, жреца-убийцу с шипастым кастетом.
  В процессе обхода стола в голове родился план и по дороге я подхватил с пола за ухо отрубленную лысую голову одного из жрецов. Подошел к шаху, вздернул его на ноги, подтащил к столу и усадил в кресло. Локтем сдвинул посуду вместе с едой в сторону и положил руки шаха ладонями вниз на освободившееся место стола. На каждом пальце шаха, за исключением больших, имелось по перстню. И каждый перстень являлся произведением искусства, поражая в первую очередь размерами драгоценных камней. На блюдо с овощами перед шахом поместил отрубленную голову жреца, с расчетом чтобы хорошо был виден оскал мертвой головы и достал свой меч.
  Держа меч у горла шаха одной рукой, другой рукой придерживая за волосы, так чтобы из его поля зрения не исчезала отрубленная голова, наклонился к его уху и прошипел.
  - Меня зовут Черный. - Зубы шаха выбивали чечетку.
  - Я сейчас уйду. Но обязательно вернусь. Может через месяц или через год. И если, когда вернусь, у тебя в стране, я найду хоть одного убийцу из Клана, то...
  Я легким и точным ударом отрубил шаху правый мизинец, вместе с перстнем. Шах пискнул, откинулся назад и закатил глаза. Придерживая обмякшее тело, снял с отрубленного пальца перстень с крупным алмазом в золотой оправе и плеснул шаху в лицо вином из бокала. Он очнулся и заперхал.
  Держа перстень с алмазом перед глазами шаха и слегка покачивая им из стороны в сторону, повторил.
  - Меня зовут Черный. Я обязательно вернусь и проверю. Ты все понял?
  - Д-да.
  Ударом рукоятки меча вырубил шаха минут на пятнадцать. Положил перстень с алмазом в карман и выглянул в коридор. В доме стояла тишина. Осторожно ступая, на цыпочках пробежал по коридору до лестницы и, спустившись по ней на десять ступенек, снова оказался в пустом доме городка Ларго.
  Сошел по лестнице, постоял в центре зала, успокаивая слегка растрепанные нервы. Затем произвел осмотр одежды на предмет наличия пятен крови - все в норме. Синяки и шишки не в счет. Подумал - не забыл ли чего-нибудь и вышел во двор дома. Отметил для себя, что по внутренним часам, на все про все мне потребовалось не более часа, вскочил в седло и выехал со двора, аккуратно прикрыв за собой ворота.
  Выехал на тракт и рысью запылил в сторону Ластота. Нужно еще обговорить с матером Либестоком адреса и явки в городках Берк и Ларго. Имелось у меня на примете несколько подходящих человек.
  
  Мотаясь, как челнок по королевству, вновь попал в Ларго только через месяц. Проехал центральную площадь и свернул на знакомую улицу к старому двухэтажному дому. Дом уже не выглядел нежилым. Через забор видно, что на втором этаже приоткрыто окно, а из трубы поднимается легкий дымок. Мгновение поколебавшись, по-хозяйски постучал в ворота.
   Почти сразу же, буквально на мгновение, распахнулось маленькое смотровое окошечко в воротах. И уже через секунду послышался шум отодвигаемого засова и заскрипели петли открываемых ворот. Я въехал во двор и соскочил с коня. Оглянулся назад. Смутно знакомый человек в жреческой хламиде, стоя ко мне спиной, закрывал ворота на засов. Хлопнула распахиваясь дверь дома. С крыльца, на двор высыпали три человека. Двое, не пройдя и шага, бухнулись на колени и склонили головы. Третий, в черной рясе жреца, широким шагом направился ко мне. Слегка повернув голову, краем глаза отметил - человек, который закрыл ворота, тоже стоит на коленях, опустив голову.
   Жрец был мне определенно знаком. Да, это именно его я освободил из каменоломен. Не доходя до меня двух шагов, он остановился, склонился в поклоне, выпрямился и глубоким торжественным голосом произнес:
  - Я рад приветствовать Старшего брата, Посланца богов, на святой земле, - и отвечая, на мой невысказанный вопрос продолжил.
  - Меня зовут брат Дервуд. Это младшие братья - Каро, Дели, - и показав рукой на человека у ворот, добавил, - младший брат Насали. Два дня назад мы вернулись из плена, - и замолчал, склонив голову.
  Понимая, что от меня ждут только приказаний, я тем не менее ответил.
  - Зовите меня Леру, - и направился к двери дома. Младший брат Каро вскочил, кинулся ко мне и подхватил повод коня.
  Я повернулся к Дервуду, бросил взгляд на Дели и Насали, скривился и приказал.
  - Пусть никогда при мне братья не становятся на колени. Не люблю. Легкий поклон, как приветствие... и не более.
  - Я понял, Леру.
  Похоже, что теперь у меня в Ларго, есть личная База с небольшим, но сплоченным, преданным и, кажется, хорошо обученным штатом сотрудников. Здесь можно зализывать раны, полученные на службе. Сомнений в том, что раны физические и духовные будут, не возникало ни на мгновение.
  Войдя в главный зал дома, отметил, - в помещении выполнена уборка, и одобрительно кивнул Дервуду. Мои младшие братья свою работу знают. Видимо, вступая в права владения, есть смысл провести инспекцию, так сказать, - проверить состояние вверенной мне материальной части. Поэтому, осмотревшись, сообщил.
  - Хочу взглянуть на дом. Меня будет сопровождать брат Дервуд.
  Помещение главного зала имело полукруглую форму. Справа и слева от центральной лестницы на второй этаж имелось по три двери в комнаты. Повернув голову к Дервуду, который стоял за спиной, и, понимая, что все в здании может иметь двойное дно, спросил.
  - Куда ведут двери?
  - Первая дверь в комнаты, где живут младшие братья. - Дервуд энергично махнул рукой. - В следующей живу я и последняя по правой стороне - кладовка и туалет. Первая комната с левой стороны - кухня и столовая, вторая в помещение для отдыха Посланца богов. На втором этаже пустые нежилые помещения. Заходить туда не рекомендуется.
  - А эта дверь? - я ткнул в прямоугольный контур третьей двери по левой стороне. После некоторой заминки адепт ответил.
  - Это может быть только вход в Храм. Туда можешь зайти только ты Старший брат и ни кто другой. Я и другие смертные двери не видят.
  - Во как! - Я кивнул, выслушав пояснение, и направился к загадочному проему в стене.
  Вместо ручки на уровне груди имелся отпечаток правой ладони. Стандартный тест на идентификацию. Хмыкнув, оглянулся. Дервуд стоял ко мне спиной. Похвально, а то - 'во многом знании многие печали'. А в голове, как заезженная пластинка, ехидным писклявым голоском, крутилась глупая фраза, - 'дерни за веревочку, дерни за веревочку...'.
  Глубоко вздохнув и успокоившись, совместил правую ладонь с отпечатком и надавил на дверь. Без всякого усилия створка распахнулась. За ней стоял полный мрак и освещался лишь порог светом из дома. Я проскользнул внутрь. Створка за спиной мягко захлопнулась и сразу же зажегся неяркий свет.
  Бросив взгляд за спину, отметил, - также как с внешней стороны, здесь на двери имеется отпечаток, но левой ладони. Скорее всего, с моими же папиллярными узорами или что там она на ладошке распознает. Это нужно было проверить и после удачного эксперимента стало понятно - принцип всех впускать и никого не выпускать, не по мою душу.
  Я огляделся. Маленькая прихожая, на стенах овальные панели светильников заподлицо со стеной, дающих мягкое, почти пастельных тонов, освещение зеленоватого цвета. Тут же начало крутой спиральной лестницы вниз. Средневековьем здесь и не пахнет. Лестница странная, с не по-человечески высокими и широкими ступенями. Я глубоко вздохнул, как перед нырком в воду, и бодро двинулся в подземелье, впрочем, долго спускаться не пришлось. Семьдесят четыре высоких ступеньки и очередная, гораздо более вместительная прихожая с дверью и отпечатком правой ладони.
  Уже без колебаний, наложением руки открыл дверь и шагнул в темноту. За спиной бесшумно закрылась створка. Как только глаза адаптировались к темноте, понял, что нахожусь в комнате, стены которой излучают еле заметное голубоватое свечение. В этом свете с трудом, но можно различать отдельные детали.
  Судя по всему, я стоял в помещении, которое имело идеальную форму полусферы, с максимальной высотой потолка около четырех метров. Стены и потолок составляли одно целое и окрашены в один и тот же белый цвет. В центре комнаты находилось устройство похожее формой на кресло с массивной спинкой и подлокотниками. Напротив кресла на низком постаменте возвышался овал высотой около двух метров и шириной чуть более полутора метров. У овала имелась одна плоская грань, развернутая в сторону кресла. Плоскость очень походила на темное зеркало. Плоская грань, кажется, слегка подсвечена изнутри и на ней проглядывала нечеткая картинка. Осторожно переступая по гладкому полу, направился к овалу.
  Это был открытый портал. Мой личный портал! Ворота, в чем-то очень знакомый мир. Осторожно, не высовываясь за границу, сначала с одного бока зеркала, затем с другого заглянул через грань, посмотрев налево и направо. В результате понял - Ворота открыты на пустой чердак, какого-то высотного здания. Через ряд прямоугольных отдушин сюда проникал тусклый свет раннего утра или позднего вечера в пасмурный день. С точки, где находился портал, в ближайшую отдушину видна характёрной формы широкая и приземистая труба городской ТЭЦ. Судя по картинке и перспективе, высота здания никак не меньше двенадцати этажей. Что за место и какой это город - непонятно.
  Глубоко вздохнув, с опаской попытался ткнуть пальцем в зеркало. Упс. Фиг вам. Портал закрыт и пропускает только картинку с той стороны. Пройти через Ворота отсюда и осмотреться с обратной стороны - не получится. Несколько минут я наблюдал за участком города через щели отдушин и постарался максимально точно запомнить пейзаж из этих отверстий на чердаке. Было у меня подозрение, что Ворота открыты с противоположной стороны и когда-нибудь я найду этот чердак, в том, другом мире. Нужно только обнаружить город и опознать дом.
  Потеряв интерес к порталу, обошел по периметру комнату, поскоблил ногтем в нескольких местах стенку, ткнул пару раз пальцем кресло в центре и понял - здесь требуется системный подход. Изучение артефакта может затянуться на годы, так и не принеся никаких результатов. Так стоит ли огород городить? Ничего, пока время терпит. Придя к этому выводу, направился обратно.
  В задумчивости поднялся по лестнице, закрыл дверь храма и отметил, что Дервуд никуда не уходил. Он сразу же подошел, склонив голову. Немного поколебавшись, в его сопровождении я заглянул сначала в свою комнату, а затем на кухню. Судя по всему, жрецы жили скромно, если не сказать, - бедно. А посему, придерживаясь за косяк двери, с отвращением оглядел пустоватое помещение и небогатые кухонные принадлежности, включающие несколько маленьких горшков и кастрюлек на плите. Затем поднял вверх указательный палец, призывая обратить особое внимание, и со значением в голосе сообщил.
  - Питание - основа жизни! Мясо, рыба, соки, фрукты, овощи должны быть в следующий раз в полной мере. Желательно свежие и хорошо приготовленные. - Строго оглядел команду и прибавил. - Не заставляйте меня лично заниматься этим делом. Я очень занятой человек. В рационе вино и пиво лучше исключить. Можно заменить фруктовыми соками и ключевой водой. Алкоголь - это яд! Более конкретно, возможное содержание меню, если в этом будет необходимость, и свои предпочтения в продуктах, уточню в следующий раз. - Подумал и продолжил. - Далее. За едой я должен услышать, - и ткнул пальцем в сторону Брата, - полный отчет о основных событиях в королевстве и его ближайших окрестностях за время моего отсутствия. - Снова перевел палец в вертикальное положение. - Совмещать приятное с полезным - мой основной принцип! - и посмотрел Дервуду в глаза.
  - Я все понял Леру, - склонился в поклоне Дервуд, по-солдатски сделал разворот кругом и почти строевым шагом направился к выходу из зала.
  - Стой. - Жрец бога Тьмы замер, как вкопанный, вытянувшись в струнку, и я обратился к его спине. - Сейчас у меня совсем нет времени. Но я обязательно вернусь! Не разочаруй меня.
  
  По моему плану Биун вот-вот должен выехать с хутора и двинуться вместе с повозкой в сторону Ламса. Остро чувствуя недостаток времени, я покидал Ларго на рысях, понимая, что опаздываю к месту встречи на несколько дней.
  В последующие дни превзошел самого себя. Дважды менял загнанных лошадей и, проскочив слету Ластот и Берк, выскочил к Ламсу через шестнадцать дней. Без спешки прошел таможню и последние километры до деревни Комарики, стараясь не привлекать к себе внимания, преодолел почти прогулочным аллюром.
  Остановившись в Комариках у дома на окраине, как и ожидал, застал Биуна, злым и подпрыгивающим от нетерпения. Он чуть было не полез на меня с кулаками за опоздание. И был бы я хлипче, обязательно отметелил по полной программе, исключительно в воспитательных целях. Но немного поорав, причем сдерживая голос, чтобы не привлечь внимание аборигенов, он тем самым выпустил пар и мы вместе уже как добрые друзья отъехали в ближайший лесок. Я передал варнаку векселя, в свою очередь, наполнив пояс золотым песком и крупными самородками. Чтобы провести самородки Биун, проявив самодеятельность, выдолбил углубление в толстой доске и сплющил несколько штук особо крупных до толщины в полтора сантиметра. Видя такое дело, я выразил варнаку свое решительное неудовольствие, но с другой стороны, не наказывать же человека за творческий подход.
  Уложив все боевое снаряжение в заплечный мешок, я махнул варнаку рукой на прощание и начал очередной затяжной марш-бросок. Через двое суток, уставший как собака, вывалился из чащобы на тракт на земле королевства Логвуд. Хорошенько отоспался и тренированным шагом профессионального странника направился в сторону деревушки Тили. В деревне у знакомого барышника купил коня, переоделся в заранее приготовленную одежду и двинулся по дороге на город Берк, завершать построение цепи золотого трафика. Дальше у меня должен был принять эстафету другой человек.
  До города Берк оставался один день, когда, что называется, - нестерпимо зачесался нос к большой драке. Раз такое дело, отъехал с тракта за кусты, натянул кольчугу, проверил оружие и готовый ко всему продолжил движение. Через несколько километров дорога вышла на высокий и обрывистый берег реки. Тем временем напряжение нарастало.
  Проводив подозрительным взглядом нескольких всадников-одиночек, заметил пылящие навстречу две повозки. В каждой повозке на облучке сидели двое. По виду - типичные крестьяне. Рядом с телегами шло еще по одному человеку, придерживаясь рукой за бортик. Между повозками расстояние метров десять, сами телеги полупустые, груз прикрыт брезентом. Вроде ничего опасного... Но от этого каравана буквально разило бедой.
  Возница первой повозки взял влево, оттесняя меня к обрывистому берегу реки и, когда телега проезжала мимо, то человек, идущий рядом с ней, бросил в мою сторону колючий и оценивающий взгляд профессионального солдата. Я непроизвольно напрягся, положил руку на рукоять меча и проводил подозрительную фигуру недоверчивым взглядом до тех пор пока он не оказался у меня за спиной.
  Тем временем, события начали свой стремительный бег, как только я оказался между повозками. За спиной послышалась команда.
  - Бей! - и буквально сразу я получил тяжелый удар в область поясницы.
  Оглянувшись, увидел, что брезент с повозки сдернут, и в ней сидят два арбалетчика. Арбалетный болт одного из них я получил сзади в область поясницы. Теперь он торчал из меня, как наполовину забитый гвоздь. Еще не успев удивиться, ощутил аналогичный по силе удар в область живота - это разрядили свои арбалеты воины на второй повозке. Теперь из меня торчал второй гвоздь - спереди. Классическая засада, исполненная с блеском и обеспечившая великолепный результат.
  Конь подо мной закачался и я понял, что каждый второй арбалетчик стрелял в коня, и не без успеха. Возницы, тем временем, настроенные очень решительно спрыгивали на землю с облучков, у каждого в руках имелся обнаженный клинок. Арбалетчики опрокинулись на спину и, помогая себе ногами, все четверо дружно тянули тетиву для очередного залпа. Положение безвыходное. Что называется, - сливай керосин.
  Мелькнула мыслишка, что 'вот так и погиб не за понюх табаку, во цвете лет, благородный Леру, средненький сын барона Япета'.
  Благородное животное подо мной стало заваливаться в сторону реки. Лишь в последний момент я успел вынуть ноги из стремян и спрыгнуть в сторону на самую кромку берегового обрыва. Удачно приземлившись и ударив ногами о землю, почувствовал, что подмытый течением реки, край обрыва поддается. Кусок береговой дернины длиной метра два отламывается и начинает съезжать вниз. Нелепо махнув руками, я полетел вслед за ним с пятиметровой высоты в бурный и мутный поток реки.
  Успев пока падал глубоко вдохнуть, я приготовился плыть под водой сколько позволят силы и терпение. Но, не пролетев и десяток метров, неожиданно, вместо воды весьма болезненно приложился боком о твердую землю. Судя по ощущениям, упал я с высоты полутора метров.
  Выдохнув и вдохнув, еще не поднимая головы, наученный горьким опытом попытался прислушаться и оценить обстановку. Было во всем этом, что-то знакомое, и я бы даже сказал - родное. Бросив быстрый взгляд направо налево и оглянувшись, с облегчением перевел дух. Место действительно знакомо, несмотря на то, что и кусты подросли и деревья. Время года только иное - поздняя слякотная осень. Но там, за кустами, имеет место быть остановка пригородной электрички и до дома можно сказать, рукой подать.
  С кряхтением поднялся на ноги и оглядел себя. Хорош. В животе торчит один болт, самым кончиком наконечника карябая кожу в районе пупка. С правой стороны в пояснице, в районе почки, красуется второй. Этот болт вошел глубже - в живое тело аж на целый сантиметр и рубаха в месте попадания арбалетной стрелы медленно набухала от крови.
  Подергав древко болта, понял, как так получилось. В очередной раз повезло. Тысяча лет жизни Биуну и его самородкам. Каленые бронебойные наконечники, пробив мою фирменную кольчугу и кожаную поддевку, завязли в золоте. А я еще физиономию кривил и брызгал словесным ядом, проклиная патологическую жадность варнака, когда плотно набивал драгоценным металлом потайные кармашки пояса. И вот, на тебе, халявное золотишко спасает мне жизнь.
  Еще раз внимательно оглядевшись и прислушавшись, не заметил ничего особенного - вокруг пусто и безлюдно. Ну что ж - очередной этап компании завершен. Ангелы-хранители из высших сфер возжелали-таки спасти мне жизнь и в самый последний момент выдернули из жадных лап смерти, успев подхватить сачком пространственного портала. Получился, почти что 'happy end', как в кино. Возможно, они и полет болтов подкорректировали. Чует мое сердце, тот, что попал сзади в поясницу, по всем законам войны, обязан был попасть точнехонько под левую лопатку...
  
  Это произошло пять лет назад. А, начиная с самого первого мгновения в подмосковном лесу, у меня не возникало и доли сомнения, что нахожусь я на Земле временно. Достаточно найти мой личный портал и можно со спокойной душой отправляться на охоту и рыбалку в Новый Мир.
  Так как по натуре я человек сугубо творческий, с аналитическим складом ума и органически не приемлю неорганизованность, то разработанный мной План позволял перед очередным отбытием, шагнуть на очередную ступень в саморазвитии. В соответствии с планом все мое время за исключением сна было поделено на три неравные части.
  Во-первых, я повышал свой теоретический, практический и физический уровень, предполагая, что рано или поздно придется вернуться и жить в открытом для меня Новом Мире по земным понятиям достаточно просто и без претензий, рассчитывая только на собственные силы и умение. Во-вторых, каждый день я пытался определить место - здание и чердак, где кукловоды спрятали мой личный Портал. Все это время я изучал карту, шастал по Москве и сравнивал перспективы с крыш высотных зданий. Поиски продолжались пять лет и, наконец, совсем недавно я вычислил-таки свои Ворота. Можно сказать, - это событие произошло в самый последний момент, - я уже начал было готовиться к переезду в Питер, следующий по списку город, где в соответствии с теорией вероятности, могли торчать трубы искомых ТЭЦ... но Бог миловал. Фортуна улыбнулась. В третьих, слегка подрабатывал на производстве и реализации ювелирных украшений. Исключительно, чтобы хватало на хлеб с маслом и... тонким слоем черной икорки поверху.
  Производство и реализация ювелирки, как вид деятельности, сопровождалась кратковременными командировками в самые неожиданные места на необъятных просторах России. В одну из таких поездок случайно столкнулся с очередным маразмом либерально-демократической перестройки - торговцем титановыми лопатами. Эта встреча навела на мысль использовать в полной мере незаурядные возможности советской оборонки и сделать себе современную кольчугу. Вполне возможно все мои хлопоты в этом направлении могут остаться невостребованными, но если все-таки прорвусь на ту сторону, то сам Бог велел. Поэтому подхватил коробейника под локоток, отвел в уголок и сделал ему предложение, от которого он не смог отказаться.
  Затем долго размышлял, что лучше. Или делать доспех из конструкционной стали легированной титаном - тогда она будет в три раза прочнее железной, или, не мудрствуя лукаво, изготовить себе шкурку из титана - в этом случае, прочнее кольчуга будет лишь в два раза, но зато - в два раза легче. Дилемма. В конце концов, решил делать и так, и эдак. Благо финансовые возможности позволяли. Что понравится, то и буду надевать... У кого-то большой гардероб с набором костюмов из ткани, а у меня будет одежка из высоколегированной стали и титана.
  Придя к такому выводу, используя учебник по художественной вязке, сделал выкройку по своему размеру и оплатил в двух независимых организациях разработку технологии и оснастки по созданию кольчуги методом контактной сварки. При этом, не очень напрягал исполнителей по срокам, что вполне соответствовало их привычному укладу жизни.
  В процессе выполнения заказа выяснилось, что казалось бы простое дело, требует серьезного подхода и качественной проработки. Поэтому пришлось оплачивать еще дополнительный НИОКР и, в частности, решать вопросы оптимального размера колец с полномасштабными испытаниями отдельных образцов. Для этого я приобрел современный охотничий арбалет с усилием взведения около семидесяти килограммов. К нему, по памяти, изготовил наконечники наиболее употребимые в Новом Мире. Оборудовав ими болты арбалета, мы получили хорошую имитацию лука для экспериментов. Кроме того, приезжая на испытания, я обязательно проверял стандартные образцы плетения на прочность с помощью метательного ножа. Впрочем, не очень увлекаясь силой броска, а ориентируясь на средние показатели. Все это позволило установить самые наилучшие параметры плетения по критериям: вес, размер колец и их толщина.
  В целом, результаты трехлетних исследований показали, что высокая прочность конструкционной, холодно деформированной, хромоникелевой стали, вполне компенсирует более легкий вес титана. Кольчуги одного размера и одинаковой прочности должны иметь практически один и тот же вес. Правда, за счет большей толщины колец у титановой шкурки был лучший показатель 'вминаемости'. Это, в условиях средневекового мордобоя, должно выражаться в меньших по размеру гематомах на теле, после пропущенных ударов по ребрам чем-нибудь тяжелым.
  Кому-то может показаться, что вся эта суета, суть выстрел из пушки по воробьям, но мой заказ, помимо всего прочего, поддерживал на плаву два многолюдных участка на заводах ВПК плюс их многочисленных смежников. Так что, можно считать этим проектом я сделал благое дело и себе, и людям, которых государство бросило на произвол судьбы.
  В промежутках между поисками Портала, четыре дня в неделю не вылезал из библиотек и стал постоянным покупателем очень специфической литературы. Самоучители для обучения мастерству владением холодным оружием. Системы выживания и методы охоты, айкидо и другие экзотические системы. Лечебные травы средней полосы и тропиков, оказание первой помощи и простейшие методы лечения болезней. Изысканные кулинарные рецепты, съедобные растения лесной и степной зоны. Животные и их повадки, способы охоты и рыбалки.
  За сотни лет человечество накопило массу знаний, большинство из которых цивилизация оставила на обочине прогресса, проехав далеко вперед в своем стремлении в будущее. Я же, должен скоро вернуться в глубь веков. Мне требовалось собрать все крохи исторического опыта - в современном обществе абсолютно бесполезные, а там, в Новом Мире для меня жизненно важные.
  Три дня в неделю, не менее пяти часов в сутки, старался теорию воплотить в практику. Для этого записался сразу в три секции. Каждый день, как минимум, полчаса тренировался в стрельбе из лука и владении холодным оружием, стараясь не потерять уже приобретенную квалификацию. Очень быстро в айкидо, хсин-и и ушу меня стали звать сэнсей.
  Спал не более четырех часов в сутки и чувствовал себя в очень хорошей физической форме. По своей внутренней оценке, на текущий момент, я реализовал пятилетний План Самосовершенствования на девяносто процентов. Это очень высокий результат, учитывая, что абсолютное знание и умение, недостижимо.
  А неделю назад я, наконец, наткнулся на искомое здание и увидел знакомую картинку с крыши дома. Проник на чердак, вычислил место и с замиранием сердца проткнул пальцем перепонку перехода через Портал со своей стороны. Просунув голову в Ворота, увидел уже знакомую полусферическую комнату с белыми стенами и кресло. Как говорится, - дорогу осилит идущий. Это была вполне закономерная победа, но от восторга я заорал и станцевал нечто эдакое... первобытное.
  Ну, вот и пора возвращаться назад - благо есть куда.
  
  
  Часть 2. ЛИХОЕ НАЧАЛО
  
  
  Так как предстояли серьезные расходы по переезду, я перестал играть по маленькой и пристроил функционеру из этнической мафии около пяти килограмм золота, по сходной цене восемьдесят тысяч евро пятисотенными купюрами. Выбор валюты определялся в первую очередь большим удельным весом этих розовых листочков. Таскать с собой кейс с деньгами, сумку или иметь сильно оттопыренные карманы последнее дело. В старые советские времена эпохи развитого социализма, в республиках Средней Азии во многом из-за этого стоимость банкнот крупного номинала была примерно на десятую часть больше их подписанной цены. Когда закапываешь клад на огороде в бидоне из-под молока, а денег у тебя не меряно, то места в емкости не так уж и много.
   Впрочем, наличие крупных купюр предполагало второй этап размена, но этот акт можно совершить намного проще и гораздо незаметней. Благо обменников по Москве натыкано, как дерьма в старом солдатском сортире.
  Хвост я почувствовал почти сразу, как только вышел из подъезда дома, где обосновался барыга. Слежка велась большой бригадой и очень профессионально. Чтобы засечь ее пришлось подключить периферийное зрение. На людных улицах таких топтунов определить практически невозможно. Прежде чем вычислить нескольких человек из бригады, пришлось несколько раз сворачивать в переулки и проходить через безлюдные дворики. И каждый раз возникали все новые и новые лица.
   К моменту, когда насчитал восемь человек и три автомобиля, у меня сформировалось твердое мнение - назревают крупные неприятности. Пьеса, которую разыгрывают, отработана до мелочей. Эти люди доведут меня до финала. Причем, конец спектакля по их сценарию, будет для меня печальным. Здесь работает система...
   За последние пять лет для обслуживания своих жизненных потребностей, маленькими партиями я в разные стороны сплавил больше десяти килограмм золота. Кроме этого, очень осторожно, пристраивал камушки из загашника. В основном через собственные эксклюзивные ювелирные изделия. И все шло, как по маслу. На эти деньги, в целях конспирации, используя продвинутость в рыночных отношениях отдельных представителей органов, я сменил место проживания, биографию, поменял имя и стал Панкратом. В эпоху перемен, если не замахиваться на биографию из справочника 'Who is who', сменить личину, при наличии денег, можно элементарно.
  Временами, вглядываясь в окружающие лица и невольно поеживаясь, я думал: 'а сколько же в это смутное время различные спецслужбы насажали кротов и агентов влияния в моей стране, если даже у меня, дилетанта, с новой биографией и полным набором документов к ней получилось все легко и просто'.
   И вот я прокололся. Видимо, в состоянии эйфории подзабыл где нахожусь, а может потому, что раньше очень серьезно относился к процессу обмена. Продумывал все на много ходов вперед, разыгрывал целый спектакль под названием - скупой рыцарь меняет остатки бабушкиного наследства, с трясущимися от жадности пальцами и голодным блеском в глазах. А сейчас, в моих действиях тренированные глаза смогли заметить некоторое безразличие или легкую небрежность, что предполагает, по мнению криминального элемента, большой запас благородного металла в закромах.
   Так или иначе, команда фас прозвучала, волки почувствовали запах добычи, ощутили вкус крови и нацелились на оставшиеся у меня несколько килограммов. Да и смогу ли я теперь потратить уже полученные наличные, тоже большой вопрос. Скорее всего, вести меня будут с расчетом выхода на точку проживания. Правда, есть некоторая доля вероятности и меня постараются взять на улице, вычислив, что я заметил хвост. При таком количестве профессиональных топтунов и качестве слежки сделать это будет, по их мнению, нетрудно.
   Рисковать и проявлять свои качества бойца явно преждевременно. Выход из этой непростой ситуации один - вся эта гоп-компания, все, кто, так или иначе задействован в слежке, видел меня лично или по фотографии хотя бы мельком - должны умереть. Ну, и по полной программе получит Заказчик или организаторы. Внутри медленно, но верно начал пробуждаться зверь. Я долго терпел, почти пять лет, но все-таки они меня достали! Положение и климат в России нужно менять. Требуется срочно вводить слепую диктатуру закона. Моего закона... По крайней мере, на ближайшие несколько лет.
   В любой стае, чтобы не заразить остальных, бешеных псов уничтожают физически. Если человек - зверь, и живет по законам джунглей, то при чем здесь гуманизм и права человека. Впереди меня ждала большая прополка. Крестьянский труд, тяжелая, но очень необходимая работа, если хочется, чтобы на грядках росли не только сорняки.
   Сменяя друг друга, как кадры киноленты, я прокручивал варианты решения проблемы. Все они с изъянами, кроме одного. Нужно срочно, прямо сейчас, оборвав все концы и бросив все, возвращаться через теперь уже известные мне Ворота в свой Новый Мир. Затем портал, как минимум, закрыть и открыть новый в другом месте... если получится. Ну а потом, сам Бог велел, устроить бандитам День гнева. И тогда, ха, - слабонервных просим удалиться, а остальные... Всем мало не покажется. Приняв окончательное решение, нырнул в метро.
  Через полчаса вышел на окраине и пешком направился к нужной высотке. До нее ходу не более десяти минут. По полупустой улице мимо просквозила уже примелькавшаяся 'десятка' с затемненными окнами. Такое оформление окон в автомобилях, также как и высокие, глухие заборы, меня всегда раздражали. Честному человеку нечего скрывать и не нужно прятаться. А тот, кто прячется, потенциально мой клиент... на уничтожение. Это как печать Каина выжженная на лбу - прячешься, значит виноват!
  Все линии метро, так или иначе, дублируются магистралями. Перемещаться в автомобиле параллельно движению поезда метро, особенно в радиальном направлении, вещь вполне реальная. И я абсолютно уверен, что техническое обеспечение команды уже сосредоточено вокруг. И можно не сомневаться - для передачи эстафеты 'десятка' высадит парочку топтунов впереди меня.
  Избегая неожиданностей, свернул с тротуара на боковую дорожку и пошел вдоль забора вокруг стройки рядом с домом. Затем решил еще раз срезать. Несерьезный шлагбаум в воротах на территорию строительства закрыт. Я поднырнул под него и, обходя грязные лужи, направился к подъезду высотки через стройплощадку. Здесь, на чердаке шестнадцатого этажа находился мой путь отхода.
  Никто не обращал на меня внимания и, скользнув оценивающим взглядом, я отметил, подходящих к входу на стройку, двух парней спортивного вида. Знакомая 'десятка' с тонированными окнами торчала дальше по переулку. Что называется, - обложили.
  Приняв деловой вид, вошел в подъезд и стал подниматься по лестнице. Первый и второй этажи прошел не торопясь и прислушиваясь к звукам. Все спокойно. Теперь нужен отрыв.
   Глубоко вздохнув и задержав дыхание, взял старт с низкой стойки и пролетел четыре этажа, перескакивая через три ступеньки и стараясь не шуметь. Пятый и шестой этажи, никого не встретив, прошел по-деловому, не торопясь и прислушиваясь. На седьмом этаже вызвал лифт и, когда он прибыл, заклинил двери. На восьмом этаже вновь резко ускорился и добежал до шестнадцатого с хорошим временем кандидата в мастера спорта.
  Последний пролет прошел осторожно, стараясь оценить обстановку. На этаже перед входом на чердак тихо и безлюдно. Я вздохнул с облегчением.
   Как ни странно, на лестничной площадке чисто. Подъезд регулярно убирали, что случается далеко не всегда. Если проявить осторожность, видимых следов после прохода не должно остаться. Я подошел к металлической лестнице на чердак и посмотрел на люк в потолке. Он оказался заперт на висячий замок. Плохенький замок, но без легкого шума не обойтись.
  Все предусмотреть невозможно. Ну, не рассчитывал я заходить сюда сегодня и комплект отмычек оставил дома.
  На первом этаже уже должны появиться мои 'доброжелатели'. Сначала они попытаются вызвать лифт, но им придется подождать. Я прикинул - после взлома, при самом наихудшем варианте, времени у меня будет вполне достаточно.
  Поднялся по металлической лестнице, рывком навалился плечом и аккуратно, почти без скрипа, вынес крышку люка вместе с частью косяка. Проскользнул на чердак, прикрыл створку и, пригибаясь, чтобы не оцарапать макушку низким потолком, направился к знакомой трубе воздухопровода. По дороге распахнул дверь на крышу. Глупо, конечно, но в нашем деле любая мелочь может помочь и пустить погоню по ложному следу.
  Затем протиснулся в щель между стеной и трубой вентиляции, глубоко вздохнул и, пригнувшись, шагнул в пустоту. Неожиданно, ослепив, вспыхнул свет. Знакомая комната, знакомый трон. Все залито ярким светом. Комната своей чистотой и белизной напоминает больницу. Или хирургическое отделение, или лабораторию по сдаче анализов. Вот только кто я здесь - врач, пациент, жрец или подопытная свинка? Вопрос. Внутреннее чувство опасности молчало, а это уже очень хорошо.
  С некоторой опаской, ступая не очень чистыми ногами по белому матовому полу, подошел к седалищу в центре, протянул руку и потрогал спинку кресла. По ощущению пластик - теплый, упругий и словно бы живой. Но кресло вроде бы предназначено для того, чтобы в нем сидели. И, если меня впустили в эту комнату, я могу... или обязан, в него сесть. Выполнив команду кругом, развернулся лицом к порталу и, придерживаясь за подлокотники, осторожно вскарабкался на сиденье. Затем слегка расслабился и откинулся на спинку. По потолку и стенам пробежала легкая рябь, а я попытался сосредоточиться и прикрыл глаза.
  И как говорил один полудурок, - процесс пошел!
  Кресло скорее всего являлось квазиживым. Оно медленно приступило к адаптации под особенности фигуры и к положению тела при посадке. Причем, менялась не только форма, но и степень жесткости, в разных местах по-разному. С такой технологией на кровати, человеку в коме, получить пролежни в принципе невозможно. Все сигналы организма о каком-либо неудобстве, постепенно устранялись. Через несколько минут я вообще перестал замечать свой насест. Очень своеобразное ощущение... Типичная супертехнология, как в сказке, и я подозревал - это только начало. Главные чудеса впереди...
  Положив поудобнее руки на подлокотники, почувствовал, как материал под пальцами, размягчается и трансформируется, превращаясь в слепки ладоней в расслабленном, слегка согнутом состоянии. Через несколько секунд трансформация привела к тому, что ладони рук охватила невидимая субстанция. Создавалось полное впечатление, что на руки натянули перчатки. Но адаптация к 'перчаткам' по моему размеру затянулась во времени, последовательно сменив несколько фасонов. В одном из вариантов, и довольно продолжительное время, у перчаток имелось четыре пальца. Видимо, я себе не очень четко представлял, как должен выглядеть мануальный пульт управления, оптимально подходящий к рукам... или руки у меня отличались от стандарта. Интересненький, однако, должно быть был исходный стандарт.
  Промучившись довольно продолжительное время, наконец, добился полного совпадения размера и формы. Зафиксировал положение рук. В этот момент стены храма резко изменили окрас и засветились голубым цветом. Яснее ясного - процесс адаптации прошел нормально, механизм готов к работе.
  Я слегка согнул указательный палец правой руки. Портал потерял прозрачность и принял окраску стен. Затем голубой цвет стен и зеркала почернел, - появилось ощущение движения вперед. Через несколько секунд мелькнула стена чердака. Затем я выплыл из стены! Сердце екнуло - я повис в воздухе на высоте шестнадцатого этажа. Твою мать! При этом вся полусфера стен храма оказалась одним большим панорамным экраном. Изображение ничем не отличалось от реального. Я медленно перемещался вместе с полом комнаты и креслом на высоте примерно в полсотни метров.
  Ощущение свободного полета можно было назвать феерическим. Нельзя сказать, что б я боялся высоты, но под ложечкой с непривычки появилось неприятное ощущение. Понадобилось определенное усилие, чтобы совладать с нервами, преодолеть страх и информационный шок.
  Я шевельнул указательным пальцем в обратном направлении - движение замедлилось. Чтобы остановиться совсем, потребовалось еще чуть-чуть согнуть палец. Фантастика! Я посмотрел влево и вправо вдоль улицы, видимость великолепная. Осторожно оглянулся. За спиной на экране видна стена шестнадцати этажного панельного дома. Только что я находился там, на чердаке.
  Опасения и пещерные комплексы медленно стали сменяться на щенячий восторг и восхищение. Механизм управления движением вперед в принципе понятен, но самое главное - я попал туда куда хотел и сумел закрыть Ворота на Землю, обрубив концы перед самым носом у погони.
  Меня буквально затопила волна радости и не в силах сдерживать эмоции я заорал.
  - А, твою мать! - Поперхнулся и подумал, что 'разборки с братками можно пока отложить. Изучение Системы тоже можно продолжить позже - вдумчиво и не спеша. А сейчас, пожалуй, следует сообщить Дервуду о своем прибытии и пусть братья озаботятся, чем бы закусить. В этом мире меня не было давно, почти пять лет, вдруг успели позабыть. Ну, так я напомню... И, если что не так, то всем мало не покажется...'
   Вчера, размышляя о своих шансах на выживание в Новом Мире, я решил, что они очень высоки. И сейчас, оценив все за и против, еще раз согласился сам с собой. Кивнул и прислушался к внутреннему голосу - чувство опасности молчало. Поднялся с кресла - мгновенно вспыхнул яркий свет, а стенам вернулись снежно-белые краски. Я хмыкнул, сделал потягушеньки и упругим шагом голодного леопарда направился к выходу из Храма.
  Дверь в зал на первом этаже дома в Ларго открылась совершенно беззвучно. В доме стояла тишина. Лишь, где-то на втором этаже, удивительно по-домашнему, ненавязчиво и тихо, звенел сверчок. Вот ведь тварь, внешне - таракан тараканом, а ведь цепляет своей песней за струнки в душе. Рука не поднимается раздавить.
  Полумрак. В подставках на стенах горят две свечи, одна успела прогореть почти полностью. Свечи освещали основной зал, лестницу и прихожую.
  Я сделал несколько шагов от двери, утвердился в центре и громко позвал.
  - Дервуд. Дели. Каро. Насали. Братья, ау.
  В комнате напротив, что-то тяжелое упало на пол. Видимо, кто-то сверзился с постели. Послышался шум и через минуту из двери на полусогнутых вывалился заспанный Дервуд, буквально на секунду опередив остальных. Увидев меня, на его сначала испуганном лице сменилась целая гамма переживаний. Пара минут и моя команда суматошно выстроилась вдоль стенки и встала по стойке смирно, ожидая приказаний. Строго оглядев шеренгу, я отметил, что Каро второпях, забыл надеть одну сандалию, а растяпа Насали ухитрился натянуть рясу задом наперед.
   Покачав головой с укоризной, сообщил.
  - Я вернулся и вернулся надолго. Сейчас уйду и меня не будет не дольше одной клепсидры. Этого времени вам должно хватить, чтобы приготовить скромный ужин. После ужина буду отдыхать. Есть вопросы? - Ответом мне было молчание и совсем не показная готовность - бежать и выполнять. Я поднял вверх указательный палец, требуя особого внимания, и сообщил.
  - Теперь меня зовут Панкрат. Про имя Леру, забудьте, - и строго оглядел строй.
  Затем повернулся и направился назад в Храм. За спиной послышался топот. Приятно и греет душу, когда распоряжения выполняются без разговоров и бегом.
  Вернувшись в комнату Храма, снова устроился в кресле и вошел в Систему. Экраны высветили картинку и я увидел, что нахожусь в той же точке пространства, где вышел из Системы, когда поднялся из кресла. Глубоко вздохнул, настраиваясь на кропотливую работу, и приступил к освоению нового инструмента.
  Через минуту после начала экспериментов стало ясно - указательный палец работал на движение вперед-назад. Причем, чем сильнее разогнут палец, тем выше скорость перемещения вперед. Большой палец руки позволял перемещаться налево и направо. Средний палец обеспечивал подъем вверх и опускание вниз. Совмещение этих трех пальцев щепотью останавливало всякое движение.
  Поставив ладонь правой руки ребром, я подключил к управлению левую руку. Как оказалось, левая рука являлась внешним невидимым механическим манипулятором. Это выражалось в том, что сначала на поверхности зеркала появлялась полупрозрачная копия ладони левой руки. При наложении на нее руки и движении ладони вперед ее охватывала тонкая пленка. Такой рукой, повторяющей все движения кисти и пальцев, можно перемещать материальные объекты с другой стороны зеркала. Например, взять камешек на дороге, щелкнуть по лбу человека. Перемещение руки обратно в комнату приводило к выходу из режима.
  После того, как я проделал эти действия несколько раз, мне стало жарко - это была уже настоящая Власть!
  В душе шевельнулось мстительное чувство. Теперь я мог сделать настоящую зачистку своего отхода. Как говорится - кто с мечом к нам придет, тот от дубины по темечку и погибнет. Сама мысль, что какая-то погань предпринимает активные действия для моей нейтрализации, вызывала желание дать отпор и решить проблему кардинально. Ну что ж, попробуем...
  Манипулируя правой рукой, настроился на видеонаблюдение и вернулся на чердак шестнадцатого этажа московской высотки. Переместился к выходу с чердака и осмотрелся. На лестничной площадке никого. Пусто. Взлом люка пока остался незамеченным. Очень хорошо. Лишние трупы рядом с чердаком мне не нужны. А вот в живых из команды преследователей не останется никто.
  Шевельнув пальцем, начал спускаться вниз по лестничным пролетам. На десятом этаже столкнулся с двумя топтунами. Они поднимались вверх по лестнице. После секундного размышления решил - их смерть должна произойти от естественных причин.
  Для этого задействовал левую руку. В теле первого бандита нашел и легонько сжал сердце. Бандит хрюкнул и опустился на корточки. Дальше сдавил посильнее и держал сердце в кулаке до полной остановки. Мафиози повалился на бок и свернулся калачиком. Ему было очень больно. Такой молодой и здоровый, и надо же - инфаркт. Впрочем, я сразу же признал первый опыт неудачным. Когда кто-то держит твое сердце в кулаке и ты начинаешь дергаться от боли, то в груди получается кровавое месиво, а не то, что хотелось бы - тривиальная сердечная недостаточность. Чем-то это похоже на выстрел из пушки по воробьям. Проще надо поступать и эффективней!
  Второй топтун, шедший впереди, оглянулся. Я переместился к его голове, подумал и быстрым тычком указательного пальца левой руки разорвал сосуды головного мозга. Инсульт. У братка подкосились ноги. Он очень артистично ссыпался по ступенькам на лестничную площадку и прикорнул рядышком со своим напарником. Вот это отражает... Дешево и сердито.
  Два трупа и смерть вроде бы от естественных причин. Ну, не выдержало сердечко или, что там еще есть у этих монстров. От переживаний за сирых и убогих, замучили бандитов угрызения совести... бывает, но крайне редко.
  Помогая себе левой рукой, просмотрел содержимое карманов. Моя фотка нашлась в бумажниках у обоих. Собрал снимки, смял в кочек и спустил в мусоропровод. Как говорится, - почин сделан. Следующей на очереди была 'десятка' и все, кто в ней находился.
  Спланировав на улицу, отыскал авто. В машине сидели двое. За рулем пожилой водила и на заднем сидении молодая стерва. Девица разговаривала по мобильнику. Я дождался конца разговора и сделал еще два инсульта. Этих найдут не скоро, но тревога по команде, уже возможно объявлена. Самое же главное, что в плотной сети наблюдения, в результате четырех смертей образовалась дырка. Теперь никто не сможет с уверенностью утверждать, что я остался в доме или ускользнул из него через образовавшуюся брешь. Как говорится, - упустили и ищи ветра в поле. Общая неразбериха будет продолжаться довольно долго, а мне на решение всех их проблем потребуется гораздо меньше времени. Можно считать, начало зачистки проведено успешно.
  Что ж, теперь у меня появилось возможность более тщательного изучения Системы и я вернулся на Базу.
  Далее, в результате экспериментов установил, что мизинец управлял изображением в зеркале и его перемещение позволяло увеличивать или уменьшать картинку. Причем, зеркало работало и, как хороший телескоп, если согнуть мизинец, и как великолепный микроскоп, если разогнуть. Пределов разрешения и в том и в другом случае я так и не достиг. Изображение становилось слишком непонятным и однородным - не с чем сравнивать. Совмещение работы мизинца с указательным пальцем позволяло менять скорость. Был в этом симбиозе некоторый аналог коробки передач автомобиля.
  Контакт большого пальца и мизинца работал, как сброс режима, и все возвращалось к масштабу один к одному. Касание большим безымянного - маркировало точку в пространстве. Если совместить пять пальцев щепотью, то можно вернуться в ранее отмеченную точку.
  Поджав четыре пальца, я заметил, что у зеркала появилась непонятная голубая окантовка. Прижав большой палец к четырем, увидел голубую точку в центре зеркала. Если отодвигать палец в сторону, то в центре зеркала образуется отверстие в голубой рамке. Это был классический пробой пространства, канал из точки 'а' в пункт 'б'. При полностью отодвинутом большом пальце, вход в канал равен габаритам зеркала. В голове мелькнула догадка, что цвет окантовки это своеобразное предупреждение о несовпадении внешних условий в храме и в точке, где открывается канал. Скорее всего, при значительном несовпадении относительно некоторой нормы, например по давлению, канал не откроется. Своеобразная защита от дурака. Но разве мне известно, что считается нормой для тех, кто создавал это чудо техники? А посему, нужно проявлять осторожность, а то, как говорится, - не просочиться бы в канализацию...
  Если при включенном портале подняться с кресла, то проход остается открытым. Чтобы закрыть его нужно по новой устроиться на троне и, например, осуществить полный сброс, для этого достаточно сжать пальцы в кулак. Полный сброс Системы, вдобавок ко всему, возвращал в базисную точку, назад в храм. Холостой режим задавался расслабленной рукой, пальцы которой слегка согнуты, но не сжаты в кулак. Как это у классиков - взболтать, но не смешивать.
  Ладошка правой руки работала наподобие мышки. Развернув руку ладонью к зеркалу, можно например 'зацепить' вход в канал и переместить его с центра зеркала в другое место, а, согнув указательный палец, закрепить вход в пространственный канал в этой новой точке пространства. Я проверил это несколько раз, организовав вход и возвращаясь в одно и то же место. При этом окантовка предупреждения о несовпадении внешних условий сохранялась.
  Осмотрев выход канала с внешней стороны, выяснил, что визуально канал ничем не выделяется и попасть в него можно или случайно, или точно зная, где он находится. Причем толщина грани представляет собой бесконечно малую величину и проникнуть в канал можно только с фронтальной стороны.
  Довольно долго не мог понять предназначение безымянного пальца. Пока не повернул кисть руки ладонью вверх. Оказалось, что безымянный палец подключает четвертую координату - время!!! Но только назад в прошлое и обратно в настоящее. При этом основные функции пальцев по перемещению, но уже в пространстве прошлого, сохранялись. Не работал лишь пробой в пространстве и появились ограничения по разрешению картинки в режиме микроскопа и телескопа.
  Как я выяснил, качество изображения зависело от глубины погружения в прошлое. Что называется, чем дальше в глубь веков, тем хуже картинка. Да и сроку давности имелся предел. По субъективным ощущениям, максимально можно было нырнуть в прошлое на несколько тысяч лет. Более точно отрезок времени удалось бы установить подсчетом смены дня и ночи. Но это глупое занятие, я оставил на потом...
  Кому они нужны - доисторические времена? Это только археологи - осквернители могил, спят и видят, как бы им узнать, какое было самочувствие у Цезаря после посещения девиц легкого поведения. Заплатил ли грозный повелитель Рима за половую разрядку натуральным серебром или ограничился полновесными тумаками? Не мучила ли его после этого грудная жаба жадности?
  Или некроманты-гробокопатели, которые в экстазе захлебываясь слюной, дрожащими руками доставали со средневековой помойки черепки очередного ночного горшка короля Людовика. А особо у них вызывало возбуждение, что на стенках имелись характёрные подтеки, а на дне сосуда оставались закаменевшие остатки монаршего дерьма...
  Меня же интересовало ближайшее прошлое лишь в утилитарном плане, в пределах нескольких десятков лет. Для нормального человека история заканчивается на бабке с дедом. Ну, максимум на прадеде, если этот прадед оказался долгожителем. Копаться же в курганах и гробницах, тревожить прах предков - грешно и подло.
  Что же касается падения качества картинки, то имелось у меня соображение, что здесь, возможно, работает принцип экстраполяции. Уже сейчас на Земле для решения вопросов кадастра используют трехмерные модели местности. Их хранят в базах данных на электронных носителях на фиксированный момент времени. Нужно вам подробную картинку землевладения - пожалуйста. Можно посмотреть участок с любой стороны, заглянуть в дом и получить справку. Так что нам мешает повысить детальность изображения? Да, ничего. Была бы техника подходящая, а технология отработана.
  И уже сейчас техника тут как тут, а видеонаблюдение расцветает пышным цветом. Есть четкая тенденция постоянного уменьшения размеров видеокамер и приемников. Не трудно себе представить, что в отдаленном будущем, видеоустройства достигнут размеров молекулы, а компьютеры смогут в режиме реального времени обрабатывать и записывать жуткие ГигаТерабайты информации. Таких устройств получения видео и аудио сигнала можно наштамповать бешеное количество, распылить в воздухе как пыльцу растений и качественно перемешать, так чтобы они стали неотъемлемой частью атмосферы планеты. Тогда в каждом кубическом сантиметре воздуха будет сотни видеокамер. Вместе с пылью они проникнут в любые щели, осядут на камнях и растворятся в воде. После чего можно записывать посылаемое ими изображение, накапливая его в глобальной базе данных. Так, что сейчас я просто подключаюсь к данным колоссальной сети и использую ее возможности. Но все-таки, даже самый продвинутый накопитель информации должен иметь ограничения. Поэтому ухудшение качества картинки связано, скорее всего, именно с этим. Чем дальше в прошлое, тем больше старой информации затирается для размещения новой. Но я думаю, это относится только для данных, которые не были востребованы. Возможно, есть часто посещаемые точки в пространстве, информация о них хранится, как новенькая, и на срок, называемый вечностью. А может быть концентрация видеокамер и мощность накопителя наращивались постепенно. Сразу-то только кошки родятся. А оптимальный уровень был достигнут к моменту не слишком удаленному от настоящего?
  Ну вот, вроде бы и объяснил себе механику процесса, оказывается все легко и просто. Но все равно круто!
  Совмещая действия левой руки с работой мизинца правой, можно в режиме телескопа, щелчком снести человеку голову с плеч или в режиме микроскопа, также щелчком подбить правый глаз комару, сосущему кровь на лбу этого человека. Немного поэкспериментировав, я реализовал и то, и другое...
  И тут меня проняло! Я окончательно осознал, что получил даже не царский, а божественный подарок. Мелькнула мысль, что, как чувствовал, и не зря назвал себя Панкратом. От ослепительных перспектив и возможностей меня даже слегка повело и пришлось себя резко одернуть - остынь! Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. За удовольствие нужно платить - это аксиома. Скорее всего, это аванс. Или я уже заплатил необходимую цену? Вряд ли. За малую толику таких возможностей многие отдадут душу вместе с жизнью. Подарок очень дорогой и наивно думать, что оплатил все сполна. Значит - придется отрабатывать...
  Сжав кулак и вернувшись в точку старта к себе на базу, задумался. Очень захотелось навести порядок на Земле. Железный порядок, твердой рукой, без пацифистских соплей и чтобы все было по справедливости. Самое главное, что теперь это не утопия - в руках есть нужный инструмент. Вот он!
  И еще остались недобитки, которым был обещан День Гнева. Теперь их можно вырезать с гарантией и под самый корешок. Для этого требовалось заглянуть в прошлое и внимательно отследить всю цепочку событий и действующих лиц до настоящего момента, последовательно вырубая всех, кто хоть в какой-то степени был задействован в операции. Точка, с которой нужно начать, мой телефонный звонок барыге, скупщику золота.
  Я снова вошел в Систему и с окраины Москвы устремился к центру. Здесь, в одном из старых трехэтажных зданий размещалось офисное помещение, переоборудованное из коммунальной квартиры. В этой квартире я поменял золото на деньги.
  Оказавшись внутри помещения, повернул правую руку ладонью вверх, перейдя в режим просмотра прошлого и вернулся к моменту операции обмена. Зацепился за изображение барыги и скользнул на два часа назад, - в момент моего телефонного звонка в квартиру. Более подробно историю жизни менялы я изучу на досуге, если будет нужно. А сейчас я смотрел свой разговор с ним по телефону, с усмешкой наблюдая за выражением лица прохиндея и его глазами.
  Говорят, что глаза зеркало души. В какой-то момент у барыги появились сомнения. Все-таки интуицией Бог его не обидел, но победила алчность. Я запомнил номер телефона, по которому он позвонил, чтобы сделать наводку и выслушать ответ. Впрочем, на координаторов, других исполнителей и организаторов проще выйти не через него, а через топтунов и их бригадира.
  Далее, в ускоренном режиме проглядел весь рабочий день менялы до настоящего момента. Ничего особенного. Он работал по принципу - главное прокукарекать, а там хоть не рассветай. Еще раз полюбовался на его жуликоватые глаза и задействовал левую руку. Инсульт, как это грустно.
  Переместился в комнату видеонаблюдения. Здесь сидели двое, и именно здесь очень оперативно готовили фото для наружки по сигналу от барыги. Два инсульта, как это печально.
  Нырнул назад в прошлое и проследил весь процесс от получения видеоизображения до создания фото. К сожалению, фото, работая в режиме реального времени, они передали по факсу. Чувствовалось хорошее финансирование и отлаженный технологический процесс. Техника наблюдения на самом высоком уровне. Все это, да в мирных целях...
  Отодвинул трупы в сторону, открыл небольшие Ворота, изъял кассету с видеозаписью и оригинал с копией факса. Компьютер, на котором готовили изображение моего лица, был включен. Рассматривая навороченную машинку, задумался о том, как понадежнее уничтожить информацию на дисках. В конце концов, при желании можно прочитать и отформатированные. Поэтому увеличил размер Ворот, ножом обрезал все провода системного блока и вытянул его к себе. Сложил бумажные листы факса в несколько раз и засунул в приемный слот дисковода. Закрыл Ворота, открыл новые над небольшим лесным озером в Новом Мире и переправил системный блок вместе с кассетой на глубину. Вернулся обратно в комнату видеонаблюдения и еще раз внимательно осмотрелся. Вроде бы прикрыл все засветки и ничего, кроме запаха, от меня в этой комнате не осталось. Но и запах должен скоро улетучиться.
  Теперь требуется выйти на основную команду бригады, место, где получили факс, главных боссов и всех исполнителей. Пришлось вернуться к уже ставшей родной высотке и заглянуть в салон 'десятки', которая сиротливо стояла на том же месте. Зацепиться за трупик молодой стервы, поставив ей маркер между глаз, и скользнуть в ее прошлое. Здесь меня поджидала удача. Рано утром в одном из небольших особнячков - памятнике старины федерального значения в центре Москвы, функционерша присутствовала на производственной планерке. Скривив злорадную физиономию, я полюбоваться на руководство бригады в полном составе. Очень любопытные рожи.
  Полная колода из двенадцати тузов, трех королей и одной пиковой дамы. Можно приступать к ликвидации. Сделал опорную метку в центре стола, за которым расселись господа бандиты. Сюда придется возвращаться часто - аж пятнадцать раз. Каждый заслуживает внимания и каждый получит по заслугам. Рубить, так под корень. Скорее всего, кто-то был еще, но с ними мы разберемся позже... или в процессе.
  Напевая тематическую песенку 'Шестнадцать человек на сундук мертвеца', снова зацепился за девицу и через нее вышел на диспетчерский пункт банды. Факс с моим фото пришел сюда и был подшит в дело именно здесь. Заправлял всем хозяйством молодой парень и, переместившись в настоящее, я по-прежнему обнаружил его на рабочем месте. Инсульт. С этого момента операция по моему поиску стала давать сбои, а по всей бандитской шараге, как круги по воде, стали распространяться волны страха и паники.
  Молодая-то девица оказалась находкой. В этот день она состояла на дежурстве и с утра успела пообщаться практически со всеми участниками операции. Оставалось только следовать за ней, постепенно поднимаясь из прошлого, цепляясь к ее подчиненным. Затем выходить в настоящее ее подельников и прерывать их преступную линию жизни. Всего в операции оказались задействованными вместе с 'десяткой' четыре машины. В каждой находилось от двух до четырех человек. Для эффективной слежки, автомашины постоянно менялись, подбирали топтунов сзади, обгоняли меня и выпускали впереди.
  Оказывается, меня постоянно вели не менее двух человек и одна машина. В настоящий момент все участники операции собрались в районе высотки и суматошно пытались перекрыть возможные пути отхода. Очень профессионально и с размахом.
  Завалив двенадцатого солдата и вернувшись на планерку в особнячке, я задумался - судя по всему, мое появление, как фактор Российской истории, долго скрывать будет невозможно. Слишком много трупов уже сейчас, а будет неизмеримо больше. Даже, если трупы внешне не криминальные, все равно наводит на нехорошие размышления.
  Бандитов много и, какими бы естественными причинами не объяснялась их кончина, подозрение на мое участие в бойне рано или поздно возникнет обязательно. Тогда встает вопрос. Так не лучше ли давить их как клопов, в фирменном стиле, по наглому, оставляя как бы визитную карточку своего участия? Так, чтобы и сомнений не возникало - сделал он - Бич Божий.
  Нет, пока рано. Я не закончу сегодня всю подчистку. К сожалению, я не могу распараллелить свои действия. Приходится вырубать криминальный элемент последовательно, а это требует времени.
  Хоть и говорят - все свое носи с собой, но сие нереально. Поэтому возможен, пусть и чисто теоретический, выход, пока еще оставшихся в живых бандитов, на родственников и друзей. Хотя кардинально это ничего не изменит. Только в кино 'настоящие парни' бросают пистолет на землю по первому требованию какого-нибудь урода. А я вам ни кино... Поэтому пусть остатки банды пока чешут репку, хотя бы сутки. Завтра я завершу прополку сорняков и озабочусь собственным брэндом - созданием уникального и эффективного метода устранения грязи.
  Дальше, в течение часа, я достал и успокоил восемнадцать человек - по состоянию здоровья. Копая могилу ближнему, нужно быть всегда готовым к тому, что сам в ней окажешься. За удовольствие им пришлось заплатить дорого. Но это ведь так естественно и закономерно.
  Прошло около двух часов, когда закончил предварительные разборки. Создавалось впечатление, что мне нужно еще определиться не менее, чем с сотней бандюганов и их пособниками, во всех ветвях власти, банковского и торгового капитала, воровского мира. Видимо, я начал рубить одну из ветвей и, не самую маленькую, грузинской ОПГ.
  Пора делать перерыв. Вышел из Системы, сделал потягушеньки, распрямляя натруженную спину, с кряхтением поднялся и, растирая занемевшие от усталости пальцы и кисти рук, направился к выходу из Храма.
  
  Шагнув на Базу, увидел Дервуда и Каро. Они терпеливо ждали моего появления никак не меньше часа. Н-да, что-то увлекся я разборками на Земле.
  Но у хороших сотрудников лишних вопросов никогда не возникает. Босс не может опоздать, он может только задержаться. Следуя этому правилу, Дервуд поклонился и широким жестом радушного хозяина пригласил в столовую. Ничего не оставалось, как воспользоваться приглашением.
  В столовой радовал глаз накрытый стол, вкусно пахло, а из приоткрытой двери соседней комнаты доносилось шкворчание кипящего масла на сковородке и звон кастрюлек. Там хозяйничал Дели.
  На столе расставлены тарелки с фруктами, глубокая миска с овощным салатом и несколько графинчиков с соками. Я умастил пятую точку на стул с высокой спинкой и положил руки на стол перед собой. Дервуд переместился и, как профессиональный метрдотель, встал напротив с другой стороны стола, а Каро нырнул в соседнюю комнату. Почти сразу он вышел оттуда с серебряной супницей и по комнате распространился аромат духовитого куриного бульона. Я благожелательно кивнул, пододвинул к себе миску с салатом, посмотрел на Дервуда и поинтересовался.
  - Сначала личные проблемы и прочие местные серьезные дела за время моего отсутствия.
  - У нас все нормально Панкрат, - и подумав несколько секунд, добавил. - Никаких неожиданных случаев, требующих участия Старшего брата, - черпанув из миски большой ложкой, я отправил ее содержимое по назначению и двусмысленно прокомментировал.
  - Хорошо. - После чего продолжил расспросы, - теперь о том, что творится в стране и наиболее значимые события в мире?
  - Внешние угрозы сходят на нет. Степняков не слышно и не видно. У шаха Адерабада уже как несколько лет наступило резкое просветление в мозгах. Он проявляет воистину бешеную энергию в борьбе с бойцами Клана, оказывает активную помощь соседям и клянется в вечной любви королю. Из страны Кенто прислали посольство с целью склонить принцессу к браку. Тамошний король воспылал страстью и ради любви готов на все. Причем, это не показушное поведение - он действительно влюблен. Такое развитие событий создает определенную напряженность в государственных отношениях, так как наследница престола отказала ему наотрез. Но посольство не уезжает, продолжает проявлять настойчивость и это неудивительно - король, дурак дураком, переодетый в трубадура находится среди послов. Каждую ночь он закатывает кошачьи концерты под окнами и как закончить эту неприятную историю не знает никто. Синегорцы в соответствии с протоколом прислали нового консула и вместе с ним всяческие заверения в вечной дружбе.
  Отодвинув пустую миску, я перевел дыхание и приподнял крышку супницы. Внутри в крутом курином бульоне со специями расположился жирный бройлер. Я посмотрел на Каро и он, как заправский официант фирменного ресторана, подскочил, вынул курицу из кастрюли, положил на широкую тарелку и стремительно четвертовал точными движениями ножа. Закончив размычку цыпленка, переместил грудку ко мне на тарелку и налил в глубокую глиняную кружку, крутой, приправленный пахучими травками, куриный бульон. Посолив, я отхлебнул из кружки и остался доволен.
  В это время Дервуд продолжил свой рассказ:
  - Внутренние угрозы по-прежнему велики. Остатки Клана продолжают активно разыскивать своего обидчика и временами действуют, как осы, гнездо которых разорено, - жалят всех подряд. Их шпионы замечены в Ларго. Воинами короля, - жрец прикрыл рот ладошкой и хехекнул, - и с нашей негласной помощью, поймано несколько человек. На всякий случай, я организовал круглосуточное дежурство братьев. Сейчас на страже Насали. Разбойники из лесного братства частично пополнились солдатами из разбитой армии Кенто. Их уничтожение идет с переменным успехом. Хотя, по моему мнению, неудач гораздо больше, чем побед.
  Я хмыкнул, обсосал и отложил в сторону нижнюю часть арматуры скелета курицы. Тем временем Каро уже выносил с кухни широкое блюдо с ломтями жареного мяса, присыпанного зеленью. Дервуд, не прерывая рассказ, налил мне в кружку вишневого сока. Я с удовольствием сделал несколько глотков, посмаковав напиток, выдал оценку.
  - Отменно, но в следующий раз добавьте больше сахара или меда, - и принялся за мясо, под монотонное журчание слов жреца.
  - На южных границах хозяйничает несколько крупных банд и король готовит большую карательную экспедицию. Среди братьев Храма Богов Света и Тьмы произошла большая чистка. Обнаружено семь подсылов из Клана. Виды на урожай в стране хорошие. Король, вся его семья и родственники живы и здоровы. Вот вроде бы и все новости.
  Дервуд замолчал и посмотрел на меня в ожидании. Обмакнув последний кусок мяса в соус, отправив его в рот, глубокомысленно прожевав и проглотив, я кивнул.
  - Хорошо. Я доволен. Ну, а с Кланом мы разберемся... в ближайшее время. С разбойниками тоже, но... позже.
  С некоторым напряжением поднялся из-за стола и направился к себе в спальню, заглянув по дороге в туалет.
  
  В этот раз спалось без сновидений и встал я хорошо отдохнув. Завтрака не пришлось долго ждать. Моя команда работала четко и ненавязчиво. Не отвлекая от продумывания плана, и размышлений над общей стратегией и краткосрочными действиями.
  Судя по всему, в этом Новом Мире мои функции и полномочия ограничены. В первую очередь они состоят в том, чтобы загребать жар руками по указанию свыше. При этом, по возможности, не привлекая технические средства Храма, и с использованием глубокой конспирации, но под вывеской спецпосланника Господа Бога. Ничего не имею против. Мне здесь хорошо и интересно. А за этот интерес, я готов платить и цена, которую предлагают к оплате,меня вполне устраивает.
  Что же касается Земли то, учитывая все обстоятельства, я, видимо, сдал экзамен и получил карт-бланш на работу с родной планетой по исправлению ситуации в соответствии с собственными представлениями о добре и зле. Видимо, неизвестные боссы глубоко равнодушны к судьбе моей родной, в галактическом масштабе заштатной планете. Но, я ее плоть и кровь и мне небезразлично ее будущее. Пусть и грешно говорить об еще одном социальном эксперименте, но начать благоустройство Земли нужно с России. Она это заслужила. Хотя, конечно, случай запущенный.
  Исправлять положение представляется целесообразным по трем направлениям: законность и справедливость; политкорректность и антитеррор; геополитика и экономика. Основные положения каждого из трех краеугольных камней в основном понятны, но следовало продумать детали и не рубить с плеча. Все должно быть красиво, надежно, дешево и сердито.
  Для начала, в скорбном деле наведения порядка и законности, важно не быть голословным. Нужно озаботится техническими средствами для документального подтверждения преступных деяний земных рабов божьих. В этом плане требуется вооружиться крутой видеокамерой и монтажным рекордером, но заниматься съемкой и монтажом фильмов долго и муторно. Посему, проще обойтись приличной цифровой фотокамерой, подобрав к ней подходящую линейку объективов. Руки у меня будут заняты и, если работать в режиме реального времени, то кадры придется на первых порах делать или зубами или ногами, но это не беда. Текстовую часть, запись и монтаж можно выполнять на приличном компьютере. Также понадобится хорошая база данных на всех, кто проживает в моей стране и подробные карты, лучше цифровые, на всю территорию России и всего мира. В качестве одного из вариантов, для получения информации о местности можно использовать и спутниковые снимки соответствующего масштаба. Ведь для меня нет и не может быть, секретных организаций, закрытых районов, не раскрываемых преступлений, а посетить, судя по всему, придется самые удаленные уголки на Земле.
  Несмотря на хорошую изученность моей родной планеты, даже сейчас, у нее имеется множество мест, где отсутствуют свежие крупномасштабные карты. Их создание удовольствие дорогое. В то время как космические снимки покрывают все, что только можно. Правда, метровое разрешение и выше это не совсем то, что нужно, но для большинства случаев - сойдет.
  По собранным видеоматериалам на телевидении сделаем хиты сезона - типа развлекательной программы 'Они преступили закон' с личным присутствием ответчика для экономических и мелких преступлений. Информационную программу с условным названием 'Собаке собачья смерть' про тех, кто подвергся высшей мере. Ну и, конечно, как минимум, половину телевизионщиков придется отправить на перевоспитание в деревню. Предварительно устроив публичную порку, посыпав солью обработанную плетью плоть и задать пинком под зад правильное направление движения. Естественно, высылать нужно на обустройство в необжитые места или покинутые деревни. Присутствие продвинутой 'творческой' элиты в населенной местности - чревато моральным разложением аборигенов. Так что пусть лучше строят замки из песка, учат как надо жить и выращивают картошку в компании себе подобных.
  На Земле мне также потребуется надежная берлога. Возможно и не одна, для работы с компьютером и просмотра телевидения и прессы. Организация и оборудование такой точки дело непростое и трудоемкое, поскольку желающих прекратить мои хлопоты еще долго будет хоть пруд пруди. Грязи скопилось в государстве выше крыши. Общая же зачистка потребует времени и хотелось бы сделать все в максимально короткие сроки. В тоже время база на Земле должно представлять собой абсолютно надежное место. Задача не из простых. Рассмотрим возможные варианты.
  На первом месте наиболее очевидное - можно оборудовать схрон под землей, например в пещере. Минусы - технически сложно, долго, хлопотно. Плюсы - очень надежно, скрытно, при правильном выборе места, спасет даже в случае атомного удара. Один из вариантов подземной базы - можно использовать уже готовые атомные убежища или любые другие рукотворные укрытия. Плюс - облегчается решение проблемы технического обустройства. Минус - уменьшается степень скрытности, но сие проблема, имеющая решение. Например, имея большие деньги можно под чужим именем заказать строительство атомного бункера в малообжитом районе и в дальнейшем договориться о периодическом обслуживании. Или попытаться реанимировать одну из шахтных установок стратегических ракет, попавшую под сокращение. Впрочем, такой вариант уже скорее из области фантастики...
  Попробуем подвести черту и расставить приоритеты для подземных схронов. Стоит ли облегчение технического обустройства базы уменьшения степени ее скрытности? Здесь все зависит от имеющегося в моем распоряжении времени. Если времени много, то не стоит. А есть ли у меня какие-либо данные, что время моей деятельности ограничено? Таких данных нет. Поэтому отбросим пока все рукотворное и будем искать и обустраивать естественную пещеру. Или это может быть никому неизвестная пустота под землей, где нужно создать замкнутый цикл проживания. Как это говорится, - делайте невозможное, вас никто не ограничивает.
  В принципе, такая задача решается относительно просто, если бы имелась возможность создавать независимые от Храма Ворота. В этом случае, пещеру можно использовать, как промежуточную станцию, и проблема переброски габаритных и тяжелых грузов из любой точки Земли, можно сказать, решена. Но я не знаю, как организовать независимые Ворота. И возможно ли это в принципе? Я привязан к Храму и через Храм перенести можно только ограниченное количество вещей, оборудования и материалов, как по объему, так и по количеству. Это подразумевает, что за разумный отрезок времени, где-то один-два года, подземного бункера мне не создать. Можно только начать и сверстать пятилетний план развития. Затем последовательно долбить, как упертый граф Монте-Кристо многие годы до полного изумления и победного конца. А мне это надо? Не факт.
  На втором месте - база на поверхности земли. Здесь тоже множественность вариантов. Квартира, дом в крупном городе, коттедж в ближайших пригородах, избушка в лесной глуши или бунгало на островах в океане. Все решения имеют один большой минус - обеспечить приемлемую степень скрытности и безопасности скорее всего не удастся. Одна крылатая ракета с тактическим зарядом и никакие охранные системы не помогут. А то, что желание долбануть чем-нибудь из ракетно-ядерного потенциала по моей скромной персоне будет у облеченных властью и большими деньгами у меня сомнений нет. Правда есть один большой плюс - база может быть организована быстро и на самом высоком техническом уровне. А, как известно, время - деньги.
  Есть еще вариант покупки или аренды помещения, через третьи руки. Благо с финансами я думаю проблем не возникнет. Здесь можно использовать уже отработанную на местных мафиози схему. Слегка порастрясти бандитствующий элемент в дальнейшем, использовав опустевшие воровские 'малины' в собственных интересах. Да, у нас на Земле, особенно в России, в этом плане есть, где развернуться. И аппартаменты не какие-нибудь садовые домики на шести сотках...
  Я улыбнулся и с удовольствием потер руки. Обязательно нужно использовать помещения криминальных структур, бандитов и прочих уголовников. Грабь награбленное - бессмертный лозунг. Тем более, что началась кардинальная прополка, и пустовать будет много квартир, домов, коттеджей, барских усадеб и поместий. Свято место пустовать не должно - тоже аксиома.
  Ну, вот и ясно с чего начать. Я открыл дверь и, перепрыгивая от нетерпения через несколько ступенек винтовой лестницы, спустился в Храм. Занял место на троне и подключился к Системе.
  Для начала на выбор имелось несколько горячих тем - оргпреступность, Чечня, наркотики, олигархи или воровство в особо крупных размерах, а также политкорректность. Причем Чечня это, пожалуй, лишь одно из проявлений организованной преступности и их можно объединить в одно направление.
  Была у меня старая идея-фикс или, как говорил один ныне усопший черный шовинист, - 'I have dream', - и эту мечту я поставлю на первое место. С бандитами нужно поступать по бандитски, со зверьми по-звериному. Каждому свое... Играть с мафиози по простым человеческим правилам идиотизм. Каждая жертва террора безусловно стоит жизни: организаторов, исполнителей, пособников плюс десяти бандюганов или их родственников, друзей и прочих особо приближенных. Необходимо добиться того, чтобы на уровне безусловного рефлекса от бандита все шарахались, как от прокаженного. А наличие наколки, являлось бы пропуском пройти без очереди... в места не столь отдаленные или прямиком в газовую камеру.
  Поплутав по широким просторам Родины, добрался до Буденовска, нырнул в прошлое и приступил к работе. В результате, вкалывая, как каторжный целые сутки с небольшим, восстановил справедливость и смог оприходовать всех бандюганов из каравана автобусов, захватив попутно их подельников... всех кто подвернулся под горячую руку.
  Все это мельтешение лиц сливалось в однотонную картину, своеобразный коллаж из лиц и событий. И в памяти застряли лишь отдельные эпизоды. Например, некоторых бандитов нашел за границей в Турции, Англии, Германии, Латвии, Польше, Саудовской Аравии. Большинство получили стандартную экзекуцию, но были и исключения. С Саудовской Аравией удивительно повезло. Оказывается очередной террорист подрабатывал курьером по перевозке денег. В настоящий момент он перекладывал пачки банкнот к себе в объемистый чемоданчик в присутствии неких ответственных лиц. Все происходило в шикарном офисном помещении, кажется, где-то в Медине. Я подождал пока отморозок щелкнет замками кейса и устроил всем присутствующим газават. Затем прошелся по всем комнатам Конторы, в своем фирменном стиле щелбанами, разбрасывая дурные головы по углам помещений.
  Работал, как я проклятый, без перерыва и после одиннадцатого часа манипуляций руками, стало совсем не в терпеж... и по маленькому, и по большому. Решив, что двум смертям не бывать, а одной не миновать, заглянул в шикарную пустую квартиру одного отморозка. Организовал Ворота в туалетной комнате и с большим наслаждением исполнил естественные физиологические потребности. После этого зашел на кухню и в холодильнике обнаружил несколько бутылок кваса. Присел за стол и, попивая сладенькую водичку, дал себе слово, как можно скорее организовать свою 'малину' со всем необходимым запасом продуктов. И лучше не одну.
  Отдохнув полчасика, поднялся со стула и, воспользовавшись удобным случаем, перескочил к себе на хату. Здесь прихватил, достав с антресолей, старое снаряжение: мешок с доспехом и холодным оружием, доработанным без применения современных технологий; заштопанную в двух местах кольчугу; железную перчатку; кое-какую мелочевку - типа фонарика с батарейками и моего любимого, универсального, швейцарского ножичка.
   Не удержался и особо полюбовался на специальную латную перчатку на левую руку с кольчужной крагой до сгиба локтя, которая с успехом заменяла мне щит. Плод бессонных ночей и творческого вдохновения. Ее я дорабатывал последние пять лет с учетом лучших исторических примеров и личного опыта. У перчатки имелось много секретов. Она сама по себе являлась произведением искусства и очень опасным оружием. Например, с внешней стороны руки, выше запястья, крага была оборудована специальной металлической вставкой с вырезом. Им можно защемить меч или нож. После чего легким поворотом кисти клинок изымался у противника из руки. Дешево и сердито... Или, к примеру - ударом бронированного кулака я легко пробивал стену в два кирпича, не поцарапав костяшки пальцев. А при желании, мог пробить и четыре...
  Выгрузив старый доспех в прихожей, вернулся на рабочее место и продолжил восстановление справедливости... А после пятнадцатого часа у меня открылось второе дыхание и я, сцепив зубы, воевал до победного конца.
  В редких случаях оставлял инвалидов-недобитков. То, что некоторые нелюди оказались лишь искалечены, отнюдь не являлось актом милосердия. К недобиткам я еще вернусь и, если потребуется, доведу дело до летального конца, но я рассчитывал с их помощью выявить, так сказать, 'сочувствующих движению', которые тоже понесут заслуженное наказание.
  На финише у меня слипались глаза от усталости и ныли мышцы рук. В целом, это можно охарактеризовать, как работа на износ. Очень хотелось есть, но усталость навалилась и затмила все. В конце двадцать восьмого часа голова звенела, как медный котелок, появилась нестерпимая резь в глазах и я просто мечтал о том, чтобы уронить медную посудину, хранящую серое вещество, на подушку.
  Поставив последнюю точку на этой странице летописи событий и выйдя из Системы, подхватил в прихожей мешок со своим старым доспехом. Отдуваясь, на нетвердых ногах вскарабкался по лестнице и вывалился в общую залу. В углу на скамеечке встрепенулся, дремлющий Каро.
  Уронив железо на пол и морщась от головной боли, спросил.
  - Какое сейчас время суток, брат.
  - Полночь, Панкрат, - ответил мой младшенький.
  - Буду спать до полудня. Проснусь очень голодный. Пока не проснусь, не беспокоить.
  Заглянув по дороге в туалет, заполз к себе в комнату, медленно разделся, упал в постель и, еще не коснувшись простыней, провалился в глубокий сон.
  
  Сон был без сновидений. Проснулся голодным, бодрым, немножечко злым и отменно готовым к труду на благо старой и новой Родины. Сделав потягушеньки до хруста в суставах, лихо выпрыгнул из постели и быстро оделся. Выглянул в коридор и на душе потеплело. Моя команда, все кроме Дели, выстроилась у двери на кухню.
   Я подтянул живот, нахмурился и сурово оглядел строй. Все выглядели браво и, как всегда, слово за всех сказал главный.
  - Здравствуй Панкрат. - Я кивнул и приказал.
  - Завтрак и информация.
   После этого ценного указания с независимым видом направился в туалет.
  Через короткое время, открыв дверь столовой, сглотнул слюну. В воздухе висел аромат жареного мяса и пряностей. Уселся на свой стул за пустой стол и значительно посмотрел на дверь кухни. Как по волшебству, дверь распахнулась и оттуда выплыл, балансируя подносом, Каро. На подносе радовала глаз гора мяса. Хорошо прожаренного и истекающего соком. Кажется, это была молодая оленина.
  Я глубоко вздохнул, как перед прыжком в воду, взял в одну руку двузубый прибор, в другую нож, отрезал от шмата мяса первый кус, насадил на вилку, оглядел кусок с двух сторон, запихнул в рот и... кивнул Дервуду, чтобы начинал. Тот оказался краток до такой степени, что я забыл проглотить.
  - За прошедшие два дня никаких новых событий не произошло.
  Я через нос глубоко вздохнул, подумав про себя, что 'счастлив тот мир, где за два дня нет никаких новостей' и направил первый прожеванный кусок по назначению.
  Процесс насыщения продолжался около получаса. Я вдумчиво жевал, глотал мясо и овощи. В промежутках запивал холодной и удивительно вкусной ключевой водой. В конце опростал в себя кувшинчик подслащенного фруктовым сахаром грушевого сока и остался доволен.
  Отвалившись от стола, посмотрел на Дервуда и сообщил.
  - Сейчас отлучусь. Ненадолго. Затем вернусь, и мне потребуется пообщаться с подсылами из Клана. Я надеюсь, тех, что поймали в подземном храме Богов Света и Тьмы, еще не убили.
  - Они живы, Старший брат.
  - Хорошо, - поднялся из-за стола и направился в свой Храм.
  Спустившись вниз, вошел в Систему, поднялся вверх на несколько километров и стал осматривать окрестности, двигаясь от центра города по спирали. Внизу проплывал могучий лесной массив, отдельные пятна полей рядом с хуторами, реки и озера. Одно такое лесное озеро километрах в двадцати от города с широкой песчаной косой и пляжем приглянулось. Я спланировал к земле. Выбрал у кромки леса в кустах столетнюю сосну, привязал к ней Ворота, открыл портал и шагнул на берег.
  Скинул одежду, пробежал десяток метров по прогретому солнцем песку и с разгону ввинтился в воду. Быстро проплыл мелководье и на глубине, с полной отдачей, начал наворачивать круги - попеременно кролем и брасом. Минут через пятнадцать, почувствовав легкую усталость, перевернулся на спину и расслабился, глядя в неестественно голубое небо. Лепота.
  Сделав короткий вдох, нырнул на глубину и поплыл к берегу под водой. Метров через сто вынырнул у берега, пробежал, разбрызгивая воду, мелкий участок, выскочил из воды. Сделав несколько шагов, упал на горячий песок, перевернулся на спину и раскинул руки. Полной грудью вдохнул густой аромат сосновой хвои, замешанный на сладковатом запахе липового цвета, и расслабился, наслаждаясь теплым и ласковым солнцем.
  Через полчаса, просохнув, отряхнул песок, оделся и шагнул в Ворота, возвращаясь в Храм. Закрыл Ворота и поднялся вертикально вверх. После чего уже знакомой дорогой устремился по тракту в сторону города Ластот. Проскочил его и продолжил движение на Берк, Ламс и далее на восток до реки Ула. Здесь в свое время, наученный горьким опытом, еще перед 'вылетом' на Землю я сделал захоронку и прикопал смену одежды - куртку, штаны, шапочку и ремень. Место нашел быстро и, открыв Ворота, не стал выходить наружу, а опустился вглубь земли и прямо из Храма вынул из обшитого деревом тайничка обмундирование. Для пятилетнего срока существования в подземных условиях оно неплохо сохранилось, хотя и покрылось местами плесенью. Закрыл проход, подумал и направился к хутору - проведать Биуна.
  Оказавшись рядом с фазендой, непроизвольно скривился, а сердце неприятно ёкнуло. Судя по заросшему сорняками двору, густым зарослям иван-чая на заброшенном огороде - на хуторе никто не проживал около двух лет. В груди ворохнулось нехорошее предчувствие. Я заглянул в избушку. Тонкий слой пыли с редкими вкраплениями дохлых мошек на столе и скамейках подтверждал - дом нежилой. У него нет хозяина примерно два года. В целом же, никаких существенных изменений в обстановке нет. В очередной раз мелькнула, может и не совсем уместная в данный момент мысль - зачем старому шатуну большие деньги? Непонятно. Но может он переехал и сейчас наслаждается жизнью, где-нибудь на Багамах? Надо посмотреть.
  Отмаркировал до боли знакомый стол, скользнул на два года в прошлое и попал на последний день проживания Биуна в доме. Переодетый купцом средней руки варнак вышел во двор и я шлепнул ему маркер по центру лба. Далее запустил ускоренную прокрутку кадров.
  Варнак подошел к маленькому каравану из одной верховой и одной вьючной лошади. К спине вьючной, чему я несильно удивился, оказались приторочены жерди и задняя спинка повозки. Очевидно с золотом. С решительным видом старый шатун уселся верхом и тронулся с места по тропинке в сторону реки Ула. Я еще прокомментировал себе под нос, - горбатого только могила исправит.
  Далее еще больше ускорился, просматривая развитие событий. А они происходили по уже накатанной схеме. Биун нашел недалеко от тракта в кустах свою повозку и выполнил ремонт, вставив на недостающие места жерди и спинку. Запряг лошадей и уже на повозке тронулся дальше. Выбрался на тракт и, присоединившись к очередному обозу, добрался до деревеньки Комарики. Там его ждали два лесовика. Мой учитель достал золотишко из жердей и, разделив его на две части, снарядил лесовиков в обход Ламса. Сам же, нагрузив повозку пушниной, вернулся на тракт и двинулся дальше.
  Благополучно, хотя и не без нервотрепки, прошел через таможню. Здесь я отметил, что один из егерей явно обладал экстрасенсорными способностями и сделал, принюхиваясь, вокруг повозки не менее десятка кругов. Но, в конце концов, признал свою ошибку и потерял к Биуну интерес. Стараясь, чтобы никто не заметил, варнак вытер холодный пот на лбу, с облегчением вздохнул и направился в сторону городка Берк.
  Не доезжая деревушки Тили, свернул в лес и два дня простоял на одном месте, поджидая своих носильщиков. Дождавшись обоих, вернул золото в тайники и уже вместе с помощниками на повозке вернулся на тракт. Дальше телега с тремя седоками в гордом одиночестве неспешно запылила в сторону города.
  Встретили его также как и меня по отработанному плану. Двумя повозками, в том же самом месте на обрывистом берегу реки. Совершенно идентично, Биун поймал два болта один спереди и второй сзади. Его лесовикам хватило по одному. Затем бандюганы, очевидно из Клана, всех троих тщательно обыскали, заглянув даже в задницы и распоров животы. Не найдя ничего, за ноги за руки скинули трупы с обрыва в бурные воды реки. Туда же отправили и лошадей. Повозку отогнали до ближайшей лесной тропы и затащили в лес. В глубине леса, разобрав телегу до последнего гвоздя, нашли-таки все захоронки с золотом. После чего сожгли повозку дотла.
  Что называется, - был Биун и нет его. Вместе с караваном испарился. А я пометил одного из арбалетчиков в этой гоп-компании и проследил его до настоящего времени.
  Это точно оказались братки из Клана. База у них находилась на окраине города Берк в большом двухэтажном доме, окруженным высоким забором.
  Солнце уже успело скрыться за горизонтом, когда я начал осмотр бандитской 'малины'. На дворе под навесом сидел часовой, а вся компания - десять человек душегубов, собралась в трапезной на первом этаже. С шутками и прибаутками они вкушали от трудов своих скорбных. Мне же оставалось только подождать несколько часов и, на ночь глядя, посетить криминальный отстойник с визитом доброй воли.
  М-да, а ведь получается, что в смерти Биуна виноват я. Совершенно очевидно, кукловоды потеряли интерес к старому шатуну. Первоначально он был специально поставлен для вразумления таких вот несмышленышей как я. Хотя и не догадывался и своей истинной роли. Теперь он выполнил основную задачу. А раз так, то жизнь варнака высшим силам стала до фонаря. Как говорится, - мавр сделал свое дело, мавр может умереть...
  В моем лице Биун нашел и подготовил подходящую кандидатуру представителя Богов Света и Тьмы в Новом Мире. Как случайно, один раз обмолвился варнак, я у него четвертый. Три предыдущие кандидатуры вышли пустоцветами, а я вот, видите ли - сподобился и превозмог.
  Причем, по отдельным обрывкам информации, я понял, что один из этой тройки был чуть ли не серийный маньяк-убийца, получивший пожизненный срок. Его выдернули с Зоны, из камеры смертников. Так-то вот. В целом, он неплохо подходил к средневековым реалиям, но помимо патологической жестокости, кандидат в аватары должен еще обладать целым рядом достоинств - честностью, хорошей обучаемостью, аналитическими способностями и острым умом. Я, без ложной скромности, обладал всем перечисленным за исключением последнего.
  В целом, человек я не злопамятный, но ко всему прочему, обладая обостренным чувством справедливости, считаю, что принцип 'око за око' должен исполняться неукоснительно... После таких мыслей, в глубине души с одобрением рыкнул и ворохнулся мой 'нежный и ласковый' Зверь.
  
  Я вышел из Системы и, держа в одной руке сверток с одеждой, перепрыгивая через три ступеньки, взбежал вверх по лестнице. Дервуд сидел на скамеечке и вскочил при моем появлении. Я кивнул в сторону столовой и первый направился туда. Резко остановившись на пороге, так что адепт не успел затормозить и ткнулся головой мне в спину, я оглядел помещение, повернулся и сказал.
  - Возьми себе стул, брат. И пусть у каждого из братьев будет в дальнейшем свое место за столом.
  Занял свое кресло, положил сверток с одеждой на стол и подождал пока Дервуд не принесет себе седалище. Как только он осторожно примостился на своем, уже законном месте, задал вопрос.
  - Кто проживает в соседних домах по нашей улице? - Дервуд помолчал, собираясь с мыслями, и начал перечислять, показывая руками направления и загибая пальцы.
  - По нашей стороне улицы справа - торговец рыбой и рыбопродуктами Рекен с женой и тремя детьми, имеет двух слуг и служанку. С левой стороны, офицер городской стражи Стауб. Холост, имеет одного приходящего слугу. Через улицу напротив, купец - торговец сукном Дарьял с женой, имеет шесть детей и одного слугу. На задах у нас трактир 'Серый кот', двенадцать комнат для проживания. Хозяин Рубас, имеет жену и маленького сына.
  Я налил себе из графинчика на столе приторно сладкого черничного сока, с наслаждением сделал несколько глотков, посмаковал нежный аромат напитка и, глядя в глаза Дервуду, сказал.
  - Следует осторожно, без конфликтов, желательно в течение месяца, занять соседние дома надежными людьми, хорошо представляющими с какой стороны рукоятка у меча. Их должно быть человек пятнадцать - двадцать. Возможно, для этого подойдут люди из храмовой стражи. Жить на новом месте они должны, не привлекая внимания, но в постоянной готовности по первому твоему знаку брат прийти на помощь. В их функции, также должно входить - наблюдение днем и ночью за окрестностями и выявление подозрительных лиц. Всех, внушающих подозрение, следует захватить и допросить. Если меня не будет рядом, держать в надежном месте до моего появления. Подготовь план действий по занятию домов и прикинь необходимое количество денег для осуществления плана. По моему мнению, начать следует с покупки трактира.
  - Я понял Панкрат.
  - И еще. Через братьев, на рынке, в трактире, везде, где только можно, собирай слухи, сплетни, все важное и интересное. При каждой нашей встрече ты должен быть готов сделать краткое сообщение по основным темам. Сейчас главная тема - все, что связано с Кланом. Кстати, где сейчас находятся пойманные братки из Клана.
  - Два, здесь, в подземелье Храма Богов Света и Тьмы. Трое в Адерабаде и один в Кенто.
  Я перевел взгляд на стену за спиной Дервуда, подумал и сказал.
  - Я хочу... поговорить с двумя, которые здесь в подземном Храме. Желательно в таком месте, где бы никто не помешал и не слышал их криков.
  - Оба сидят в глубоком подземелье. Твой... разговор, Старший брат, - Дервуд усмехнулся и продолжил, - никто не услышит. Но в Храме полно солдат. Войти в него трудно.
  - В Храм Богов Света и Тьмы, Дервуд, ты пойдешь один. Мы встретимся с тобой внутри, не доходя примерно ста шагов от железных ворот заднего входа. Представляешь, где они находится?
  - Да.
  - Сможем мы оттуда незаметно попасть в подземелье?
  После непродолжительного раздумья Дервуд кивнул. Я посидел немного, собираясь с мыслями, и указал на сверток.
  - Попроси младших братьев быстро привести в порядок эту одежду. Она мне понадобится в ближайшее время. Далее, используй вещи, как образец, и сделай еще два... нет, лучше три запасных комплекта, плюс нижнее белье. Комплекты требуется держать в постоянной готовности, так чтобы я в любой момент мог сменить все, что на мне надето. А теперь иди и жди в Храме. Я не заставлю тебя долго ждать.
  На дворе уже стемнело, пришла пора посетить славный город Берк. Спустился вниз, проверил снаряжение и натянул на лицо спецназовскую шапочку.
  Во дворе бандитской 'малины' как раз сменился часовой. В доме горела одна свеча. На кухне слуга старик заканчивал убирать со стола. Я просмотрел комнаты и установил местонахождение всех десятерых 'активистов'. Весь бандитствующий элемент расположился на отдых на втором этаже и к этому моменту крепко спал. Я открыл проход в пустой комнате и осторожно, стараясь не скрипеть половицами, пошел по заранее намеченному маршруту, заглядывая в спальни. Если в комнате находилось два человека, то бросал ножи с двух рук. Если один, то резал горло от уха до уха. Прошло несколько минут и в доме в живых остался только слуга, который по-прежнему ковырялся на кухне, занимаясь уборкой посуды. Нормально.
  Стараясь не потревожить старые рассохшиеся ступеньки, спустился по лестнице, шагнул на кухню и приложил старика кулаком в основание черепа. Если он очухается, что маловероятно, то очень не скоро. Здесь же выбрал из комплекта кухонных ножей самый ядреный тесак, приоткрыл дверь на двор и из темноты проема метнул клинок в часового. Попал. Часовой хрюкнул и затих. Зачистка завершена. На все про все потребовалось десять минут.
  Вернулся в пустую комнату, шагнул назад и закрыл проход. Если кому-то из мафиози сегодня повезло и он не оказался на базе во время раздачи пряников, то все еще впереди. Мне недолго и повторить... И за мной не заржавеет.
  
  Теперь нужно вернуться на Землю и довести до логического конца самое первое дело. А именно, наконец, закончить разборку с бригадой, которая привыкла к безнаказанности и имела глупость позариться на мое золото. Неотвратимость наказания это главный юридический принцип. Правда в России он хромает на обе ноги, но тут уж как водится. За одно, нужно присмотреть себе несколько свободных квартир.
  Дервуду добираться до Храма и назначенного места встречи не менее четырех часов, так что часика три для решения земных вопросов у меня есть. Я вошел в Систему и направился к центру Москвы в уже знакомый особнячок. Из двенадцати руководителей преступного сообщества пока наказана только пиковая дама. Тузы и короли из руководства по-прежнему нуждались в пристальном внимании и радикальном лечении.
  Переместившись в комнату совещаний, продублировал маркер в центре круглого стола и скользнул в прошлое до момента известной мне планерки. После чего стал последовательно ставить 'черные' метки на участников совещания. Выходить в их настоящее, резко снижая скорость, а иногда и тормозя, за несколько часов до момента выхода в 'реал'. Основная цель задержки заключалась в изучении условий проживания уголовного элемента. Жили мафиози хорошо. Что называется, - не по зарплате. Три из одиннадцати помещений взял на заметку. Кроме хозяина в них никого не было. И в квартиры весьма продолжительное время, уж точно, никто не вернется.
  Самое любопытное, почти вся компания ударилась в бега по стандартной схеме. Восемь из одиннадцати в настоящий момент летели в самолетах. Все закономерно. Навозные мухи всегда летят на дерьмо или помойки. Тем более, когда помойки воняют на весь земной шар. Конечно, очень интересно было бы посмотреть на то, как собирались жить за бугром мои подопечные. Имелось у меня подозрение, что организовали они себе жизнь очень даже неплохо. Скорее всего на Лазурном берегу и в Майями отдыхали на пляжах, но у меня через час-другой встреча с Дервудом, время поджимало. Посему самолеты просто прилетят с трупами на восемь посадочных мест.
  На хозяйстве в организации из руководства осталось трое, видимо те, кого не жалко. Смахнув последние головы с плеч, я с облегчением вздохнул и подумал, что можно считать, - основная часть работы по ликвидации ОПГ проделана. Хотя, конечно, это еще не конец...
  А может я и поторопился, осуществляя акт возмездия. В дальнейшем возникнут трудности, когда придется изымать их грязные финансовые активы. Об этом нужно подумать отдельно. И вообще, следует ввести правило, - если Россия требует выдачи преступника, то выполнять это распоряжение нужно бегом и не раздумывая, а за каждый день просрочки пени, например в пять миллионов рублей... С прогрессивной шкалой.
  
  Закрыв проход с Земли, переключился и направился к официальному подземному Храму Богов Света и Тьмы. Нырнул в знакомый туннель и осторожно переместился по коридору до железных ворот. Одна створка решетки оказалась слегка приоткрытой, а сами ворота ярко освещены факелами. В нише стояла охрана. Судя по всему это не храмовая стража, а ребята короля. Проскользнув через решетку, переместился дальше по коридору метров на сто, туда, где не было прямой видимости и куда почти не доставал свет от факелов. Вот, вроде, и подходящее местечко - неглубокая ниша в стене коридора.
  Выполнив нужные манипуляции, организовал Ворота. Проход открылся с неожиданно громким хлопком. Давление воздуха под землей и у меня заметно разнились, но, учитывая ограниченный объем комнаты на Базе, все устаканилось относительно быстро. Скорее всего на звук хлопка охрана не обратит внимания. Но после барического удара из-за перепада давления в ушах зазвенело, как в медном котелке по которому двинули со всей дури колотушкой. Откинувшись на спинку, я расслабился и стал ждать, размышляя и анализируя свои действия на Земли. В целом своими поступками остался доволен.
  Примерно через десять минут в коридоре показался отблеск света и послышались тихие шаги. Человек с факелом шел из глубины и очень старался создавать как можно меньше шума. Получалось это у него - не очень... Выскользнув в коридор, отправился ему навстречу. Дервуд вздрогнул, разглядев тень, шагнувшую к нему из темноты, но сразу же взял себя в руки. Молча повернулся и двинулся в обратном направлении. Я последовал за ним в десяти шагах за спиной, стараясь держаться на зыбкой границе света факела, прислушиваясь и выбирая самые темные участки коридора. В общей сложности мы прошли около километра, три раза свернув в боковые переходы.
  На всем протяжении коридор имел едва заметный уклон. Чувствовалось, что мы, двигаясь от факела к факелу, спускаемся вглубь горы. Источники света были размещены довольно далеко друг от друга. В основном с расчетом освещать части коридора на поворотах. Наконец, впереди послышались тихие голоса. Я догнал жреца, опустил руку на плечо и прошептал на ухо:
  - Дервуд, меня никто не должен видеть. Прикажи страже отрыть двери и отвернуться к стене. Это возможно сделать?
  - Да.
  - Хорошо. Действуй. И помни, если я замечу, что они проявляют любопытство, мне придется убить их.
  Я остался на месте, а жрец направился дальше по коридору. Пропустив его вперед шагов на пятьдесят, двинулся следом. Голоса впереди смолкли, а через пару секунд один из стражников, громко крикнул.
  - Пароль.
  Дервуд тихим голосом, так что я с трудом разобрал, ему ответил.
  - Ночь и Справедливость.
  Охранников имелось трое и говорил с ними Дервуд не более минуты. После чего один зазвенел связкой ключей, открыл и с протяжным скрипом распахнул массивную дверь в стене. Затем тюремщики, подхватив оружие, прошли шагов пятнадцать по коридору, повернулись спиной к жрецу и выстроились в ряд. Я не стал ждать окончания перестроения и без промедления проскользнул в открытую дверь. Дервуд осмотрел свой почти прогоревший факел и воткнул в специальное отверстие в стене. Затем взял в охапку из кучи в углу несколько штук новых, подхватил со стены один из горящих и вошел за мной следом. Прислонившись к стене, я пропустил его вперед и мы двинулись тем же порядком дальше по широкой лестнице, спиралью уходящей вниз по краю глубокого провала. Снизу, из бездны ощутимо тянуло теплом.
  Примерно через каждые сорок ступенек лестница переходила в площадку. В таком месте в сторону, вглубь горы уходил коридор.
  Мы успели спуститься только до первого ответвления, когда я почувствовал беспокойство. Внутреннее чувство предупреждало - впереди опасность! В несколько прыжков догнав Дервуда, придержал его за плечо и прошелестел в ухо.
  - Есть ли тут еще кто-нибудь кроме узников? - Жрец ответил шепотом.
  - Никого нет.
  - Далеко нам еще идти?
  - Шесть пролетов по лестнице и примерно триста шагов по коридору.
  Я ткнул пальцем в сторону провала.
  - А это что? - ответил мне адепт уверенным голосом, но загадкой.
  - Помойка.
  Решив оставить выяснение непонятного на потом, я, еще раз прислушавшись к своим ощущениям, приказал.
  - Отстань на десять шагов и ни во что не вмешивайся. - После чего пошел впереди готовый к любой неожиданности.
  Без приключений мы спустились по четырем пролетам. Оставался предпоследний лестничный марш, когда из бокового коридора, выставив вперед руки с растопыренными пальцами, на меня молча кинулся человек.
  Видимо нападавший, хотел просто и без претензий столкнуть меня в провал. Я резко качнулся назад, уходя с линии атаки. Затем, когда руки и тело нападающего просквозило перед лицом, сделал переднюю подножку. Человек не удержался на ногах и начал падать лицом вниз, нелепо растопырив перед собой руки, а я от души добавил ему ускорения к земле ребром ладони сзади по почкам.
  Мой противник, потеряв сознание от острой боли, еще не успел коснуться пола, когда в коридоре раздалось басовитое рычание и из темноты выскочил еще один нападающий. Он по комплекции ничем не уступал горилле, но превосходил ее ростом как минимум на метр. Этот монстр имел сильное желание подержать меня за горло своими мощными манипуляторами.
  Бить таких здоровяков обычно одно удовольствие. В первую очередь потому, что они, полагаясь на свою силу, ничему не учатся и ничего не умеют, но могут выдержать много сильных ударов и не валятся с ног, глотая кровавые сопли и поскуливая, после первого же тычка. Но сейчас развлечения неуместны. Нужно заниматься делом. Человек я занятой, время мое - большие деньги. Поэтому, перехватив его правую руку, я, удерживая ее в районе запястья, пригнулся и поднырнул под нее, оказавшись тем самым у него за спиной. Перехватив манипулятор обеими руками, стал с доворотом поднимать его вверх. И пока выполнял сей маневр, ни с того ни с сего подумал про холодец и что запястье у этого кабана очень похоже на рульку первоклассного борова.
  Как следствие всех моих усилий, противник, несмотря на всю свою колоссальную силу, встал передо мной в очень неудобной и обидной позе - раком. Еще чуть довернув руку и поддернув вверх, я перехватил ее одной левой. Затем, вспомнив, сохранившиеся в подсознании навыки боевого самбо, коротким ударом правой сломал в локтевом суставе. А для полноты эффекта, и это уже была моя личная инициатива, обеими руками резко дернул на себя и провернул предплечье на пол-оборота, разрывая сухожилия. Горилла взвизгнула и сомлела. Ей было очень больно. Вся схватка заняла не более десяти секунд.
  Не теряя времени, подхватил обоих нападавших за шиворот и стал спускаться по лестнице, держа в каждой руке по боевику и пересчитывая ступеньки их телами.
  Повернув в нужный коридор, снова пропустил вперед Дервуда и потащился с грузом следом. Мы действительно прошли примерно триста шагов и в свете факела увидели сломанную решетку одной из камер. Мой амбал, без всяких скидок, обладал чудовищной силой гидравлического домкрата. Я примерил его подвиг по взлому на себя и решил, что мне лично, совершить такое возможно только в состоянии контролируемой истерии.
  Затащив беглецов обратно в камеру, оглядел помещение. Ко всему прочему, оказывается, наш монстр-переросток порвал цепи, которыми был прикован к стене. Причем, как свои, так и своего напарника. Уникальный экземпляр.
  Теперь нужно как-то зафиксировать боевиков для допроса. Оптимальный вариант дыба, но зачем мечтать о несбыточном - на худой конец сгодилась бы и крепкая веревка. Но кроме обрывков цепей и гнилой соломы в углу, в камере ничего не было.
  В уме я стал перебирать возможные варианты. Можно сломать в нескольких местах руки моим подследственным и заплести их в решетку камеры. Вариант хорош, но, если в горилле я был уверен, он выдюжит, то вторая мартышка, от такого форсированного начала допроса надолго потеряет сознание. В первую очередь от болевого шока. Посему сие - не лучшее решение проблемы.
  Вариант номер два. Повторить подвиг амбала и использовать цепи по назначению, если только у Дервуда не окажется ключей от кандалов. Я подошел к кольцам в стене. Ха, замками здесь и не пахло. Всю работу выполнял кузнец с помощью молотка и наковаленки. Ну что ж, как говорится, вам же хуже... Я глубоко вздохнул, настроился на силовой жим, задержал дыхание, поудобнее ухватился за первые звенья цепи и... провернул на пол-оборота. Кольцо цепи лопнуло. Получилось!
  Факел в руке Дервуда за моей спиной дрогнул, а сам он со всхлипом втянул в себя воздух. Привыкай! И знай наших... Вторая цепь поддалась тоже с первого раза. Теперь в наличие имелись два обрывка ржавой цепи метра по полтора каждый. Я передал их Дервуду и велел встать в коридоре с обратной стороны решетки. Подтащил 'терминатора' к ограде, поднял и прислонил к решетке спиной.
  И все-таки этот монстр-великан еще не оставил свои коварные планы. Здоровой рукой он опять захотел подержать меня за горло. Пришлось укоротить его агрессивность шоковым ударом по шее. Затем приподнял тушку и, как в рукава пальто, просунул обе его руки через решетку в коридор, где их перехватил Дервуд. Вышел из камеры и связал приготовленной цепью, пропущенные через решетку руки. После чего вернулся и запихнул через звенья решетки ноги. Снова вышел в коридор и привязал ноги к рукам. Первый готов и повис на решетке, как мотылек в сетке паука.
  В ускоренном темпе проделал ту же операцию со вторым мафиози внешне очень похожим на Дастина Хофмана. Как результат, оба функционера Клана повисли рядышком на решетке. Причем, во втором случае я слегка не рассчитал. Ноги 'Дастина' оказались слишком вывернуты в разные стороны. Под ними проявилась, вместе со специфическим запахом, маленькая лужица мочи. От ярких переживаний... это бывает.
  Я зажег второй факел и бросил взгляд на Дервуда. Тот выглядел бледно. Вздохнув, приказал.
  - Дервуд, отойди на десять шагов по коридору. Слушай, но не смотри. - Тот кивнул и на прямых ногах пошел по коридору. При этом его еще и слегка покачивало.
  Я воткнул факел в подставку и повернулся к тому, который пожиже.
  - Как тебя зовут?
  - С-с-сталорик, господин.
  - Хорошо Сталорик. Ты мне все расскажешь и мы станем друзьями.
  - Д-да, господин. - Я ему поверил - этот точно расскажет все и повернулся к Шварцу.
  - А как тебя зовут, чудо? - но горилла оказалась крепким орешком. Амбал смотрел на меня с ненавистью, кривился от боли, но молчал. Здесь нужны специальные методы.
  Я подождал еще несколько секунд и, не дождавшись ответа, резким ударом ребра ладони сломал ему ключицу. Мой подследственный застонал. Я захватил пальцами оба конца сломанной кости и, глядя в глаза амбалу, прокорябал концы друг об друга. Первый момент бандит мычал, кусая губы, но меньше, чем через минуту его прорвало. Он закатил глаза и дико закричал. И было это походе - на рев сирены парохода в тумане. У меня аж уши заложило.
  Я отпустил кости, сделал шаг назад и прорычал, заколачивая слова, как гвозди.
  - Как. Тебя. Зовут?
  В этот момент амбал сломался и заплакал. Я несколько секунд смотрел, как он всхлипывает, и резко в самое ухо крикнул.
  - Имя?
  Отдернув голову, как от удара, и продолжая плакать, амбал ответил.
  - Меклор, господин.
  - Хорошо Меклор. С тобой мы тоже станем друзьями.
  Начало положено. Теперь главное правильно задавать вопросы. Я повернулся к Сталорику, положил руку ему на плечо и ласковым голосом спросил.
  - Расскажи мне Сталорик, как ты докатился до жизни такой? Как и когда ты попал в Клан?
  Захлебываясь от желания услужить, с преданностью заглядывая мне в глаза, он начал свой не короткий рассказ.
  В общей сложности допрос боевиков Клана длился три часа. Я узнал много нового и самое главное получил координаты во времени и пространстве к другим событиям и людям. К концу разговора оба подследственных потеряли сознание, причем, первым отключился амбал. Что неудивительно, на него я потратил больше сил.
  Впрочем, это не играло уже никакой роли. Теперь, получив базовую информацию, я вполне мог поработать в фирменном стиле и острой бритвой сбрить всю организацию Клана в стране под самый корешок. Она, конечно, со временем отрастет, как щетина на подбородке, но это будет очень нескоро.
  Выйдя из камеры, подошел к Дервуду, который стоял, прислонившись к стене с закрытыми глазами. Его руки, которыми он обхватил факел и выставил перед собой, заметно дрожали.
  - Дервуд, очнись. Завтра скажешь кому нужно, чтобы записали рассказ этих двоих. Если они, что-нибудь забудут и станут увиливать от ответа, скажешь, что позовешь их 'лучшего друга'. Теперь, о их дальнейшей судьбе - и тот, и другой должны сгнить в этом подвале. Покинуть его они могут только в виде трупов.
  - Я понял, Старший брат, - прохрипел он и несколько раз кашлянул, прочищая горло и восстанавливая голос.
  - Ну и хорошо. Пошли отсюда. Обратно двигаться будем в том же порядке. И не забудь предупредить стражу, чтобы она не проявляла любопытства и перетащила узников в другую камеру.
  Мы расстались с Дервудом в подземном коридоре на подходе к решетке. Он повернул обратно, а я перебежками, на освещенных факелами участках коридора, двинулся к Воротам. Без происшествий дошел до ниши с порталом и, уже шагнув в Храм, вспомнил, что так и не сподобился расспросить адепта о загадочной бездонной помойке.
  
  Так-с, теперь мне потребуется достать немного денег. Где это можно сделать, причем с пользой для дела, стало ясно и понятно после допроса Шварца и Дастина. А именно, следовало посетить с визитом доброй воли головной офис Клана в Адерабаде - себя показать, на других посмотреть.
  Уже более ста лет верхушка Клана убийц пряталась в небольшой крепости рядом с городком Алосто. Там же, в глубоких подвалах крепости вроде как хранилась и казна Клана.
  В любом серьезном деле необходим системный подход. Поголовное уничтожение активных членов любой организации обязательно должно сопровождаться подрывом финансового могущества криминальной структуры. Поэтому, отдохнув, 'натянул' виртуальные перчатки, вошел в Систему и направился на юг.
  К сожалению, знание географии Нового Мира у меня хромало на обе ноги, и я дал себе зарок посвятить день или два на создание фотоатласа планеты. Хотя, в моем случае, нужно знать не дороги, а направления, но все-таки фраза - 'где-то там, на юге', даже с возможностями Системы, слишком уж расплывчата.
  В результате, пришлось действовать методом итераций и, путешествуя на большой высоте, постоянно спускаться вниз рядом с крупными селами и маленькими деревеньками. Открывать Ворота где-нибудь на околице и идти в ближайший трактир. Пить по большей мере дрянное пиво, закусывать отменно экологически чистыми, но частенько несвежими продуктами. И в процессе этого действа, стараясь не обращать внимания на мух и прочую малосъедобную, а главное не вкусную, живность, с довольным лицом расспрашивать о дороге на Адерабад и городишке Алосто. Затем возвращаться назад и продолжать стремительное движение на юг. Вплоть до следующей деревеньки или крупного сельца на развилке дорог. Хотя, в этом однообразии, конечно, бывали и приключения, и исключения... иногда неприятные.
  Так, на полпути к цели в маленьком городишке Клесс со мной приключилась странная история. Как обычно, зашел на постоялый двор. В просторном зале трактира прямо-таки на удивление витал запах вкусной и здоровой пищи. За двумя столами у входа обедало несколько человек, по внешнему виду купцов средней руки со слугами. Недолго думая, подсел к коммерсантам, рассчитывая в процессе непринужденного разговора получить информацию, а, если разговора не получиться, попросту - послушать сплетни. Угостил всех пивом, неожиданно вполне приличным, и они без возражений приняли нового сотрапезника, а вскоре я оказался в курсе всех местных дел.
   Говорили об убийстве нескольких военачальников, о нападениях неизвестных бандитов из Адерабада, о тех, кто поспешил уехать отсюда в надежде переждать смутное время вдали. О том, и это уж совсем ни в какие ворота, что появился и бродит по стране Черный. Все ждали, что скоро запылает костер братоубийственной войны. Причем, у каждого из компании имелось свое мнение - всякий раз разное, кто с кем будет воевать, чья будет победа и что воспоследует затем.
  На лицах людей читалось смятение и страх. Никто не верил в мирный исход дел. Узнав все что хотел и почувствовав легкое чувство голода, я встал, попрощался с новыми знакомыми и по старой армейской привычке отошел в угол зала, максимально освобождая себе сектор обстрела. Сел, как всегда, спиной к стене.
   Сразу же подскочил слуга и поставил на стол кувшин со свежей ключевой водой. Благожелательно кивнув, я заказал жареную и копченую рыбу трех сортов, салат и фрукты. Еще попросил принести малинового сока.
  Еду вынесли буквально через несколько минут. Проглотив набежавшую слюну, не торопясь, принялся за поглощение пищи, отдавая должное: отменно приготовленной осетрине в масле; крупной копченой, истекающей жирком, стерляди; пузатому карпу в кисло-сладком соусе, чем-то напоминающего хорошо откормленного молочного поросенка. Закусывать это роскошество можно было салатом с неизвестными мне овощами, перемешанными с мелкими терпкими ягодами. Еда таяла во рту, как снег в жаркий летний полдень. Приходилось сдерживать себя, чтобы не чавкать и не пускать слюну, а поглощать сие великолепие степенно и с достоинством.
  На второй смене блюд послышался стук закрываемой двери. Краем глаза зацепил, что в зал вошел жрец. В длинном черном балахоне с капюшоном на голове. Как ему представлялось, он незаметно огляделся и подошел к стойке. Перекинулся парой фраз с трактирщиком, постоял ко мне спиной несколько минут у стойки, повернулся и, держа руки в широких рукавах плаща, направился в сторону моего угла.
  Все это я фиксировал периферийным зрением. Подойдя к соседнему пустому столу, жрец повернулся спиной и опять-таки, как ему казалось незаметно, вынул руку из рукава. В кулаке блеснул тонкий стилет, подлое оружие, предназначенное для удара в спину. С коротким разворотом, быстрым прямым ударом, стервец попытался проткнуть мне горло.
  Я почувствовал, что дело нечисто еще, когда он стоял у стойки. Напряжение спины обычно очень трудно скрыть. И естественно, все время пока он строил из себя дружелюбного щеночка, следил за ним. А посему, когда котеночек показал коготки и звериный оскал бешеного пса, я, откинувшись назад, без напряжения ушел с линии атаки, успев перехватить руку с заточкой у запястья.
  Дальше работал на автомате. Поднимаясь со скамьи, одновременно с этим движением начал выкручивать ему руку за спину. К тому моменту, когда встал из-за стола, рука жреца с ножом оказалась у него за спиной, а сам жрец согнулся в поясе и зашипел от боли. Продолжая выкручивать руку вверх, сделал два шага в сторону и подтащил, семенящего короткими шашками жреца, к свободному столу. Вынул из его ослабевшей ладони нож похожий на остро заточенный тонкий гвоздь. Перехватил его ладонь своей левой и резким ударом правой сломал кость в локтевом суставе. Вытянул сломанную руку и положил ладонью на стол. От души размахнулся и пришпилил кисть жреца к столу его же ножом, с расчетом пробить одним ударом ладонь и доски стола насквозь. Киллер-неудачник тонко взвизгнул и заскулил. Я сорвал с его головы капюшон вместе с париком. Бритая голова и, если он настоящий жрец, то я буду римский папа.
  Повернулся к трактирщику и слуге, наблюдавшими за представлением открыв рот, и пояснил.
  - Убийца. Из Клана.
  Группа купцов за столом у двери, пропустившая за разговором и едой почти весь спектакль, дружно оглянулась и через секунду, опрокидывая табуретки, ломанулась из зала.
  Я вернулся за стол, уселся на свое место и, с интересом наблюдая за потугами бедняги освободиться, не торопясь, но без прежнего удовольствия, доел стерлядь с овощами, запивая ее малиновым соком. По мере того, как я невозмутимо доедал свой обед, глаза убийцы по нарастающей захлестывали ужас и боль. Наконец, он перешел свою грань и на короткое время сомлел.
  А у меня в голове, сменяя друг друга, мелькали варианты и сценарии. Что это? Ошибка, случайность, самодеятельность или началась охота? Вряд ли самодеятельность, скорее ошибка, но на кого тогда я так похож. Неужели на Черного? Вроде бы особенно нигде не светился. И вот на тебе. Много вопросов, а поговорить с убийцей тет-а-тет не получится. Не место и не время. Одно можно сказать наверняка - адепты Клана действительно ведут себя, как осы развороченного гнезда. Жалят всех без разбора при первом же подозрении, видимо рассчитывая, что количество перейдет в качество, и в широкий бредень их усилий попадут не только безобидные мальки, но и зубастая щука. А посему - затягивать дело с полным разгромом Клана опасно.
  Бандит очнулся, встал на колени и, повесив голову, временами дергался, шипел от боли и тихо всхлипывал. Я поднялся из-за стола и, проходя мимо недобитка, до автоматизма отработанным движением, воткнул кинжал ему под лопатку. Это был фирменный удар - очень быстрый, как бросок кобры, скрытый и несильный, но сердце убийцы он достал с гарантией. Киллер, что-то квакнул и половой тряпкой на гвоздике, повис на пришпиленной руке. Я же незаметно вернул кинжал в ножны. Проходя мимо стойки, бросил золотой, застывшему в позе истукана трактирщику, и вышел на улицу.
  В результате, до Алосто, и это с моими-то возможностями, я добирался часа четыре. Непростительная роскошь. Но всему рано или поздно приходит конец.
  
  Городок Алосто выглядел, как на картинке поздравительной открытки - встречаются такие заматеревшие в роскоши поселения в Швейцарских Альпах. Аккуратные белые домики с красными черепичными крышами, маленькие садики во внутренних дворах домов. На первый взгляд чистый и уютный городок. Повиснув над невысокой крепостной стеной, огляделся и двинулся вдоль гребня по часовой стрелке. С высоты порядка пятисот метров все окрестности как на ладони. Пролетая над западным участком стены, заметил на горизонте башни и стены крепости. Кажется, это было то, что я искал.
  Издалека все видится по-другому - красивее что ли... Вот и логово Клана, занимая господствующую высоту, гляделось как сказочный замок. А подлетев ближе, я увидел во всей красе мощный средневековый каменный редут на холме с двумя рядами стен и глубоким рвом. Настоящая твердыня!
  И эта цитадель порока была в осаде. Под ее стенами стояла армия. С восточной стороны, довольно протяженный участок рва уже почти засыпали нападающие. Видимо, шах Адерабада в свое время все правильно понял, долго раскачивался и принял-таки мои ценные указания, как руководство к действию. Похвально, похвально... Судя по количеству войск, их не показному рвению, не позже чем через неделю должен состояться общий штурм и крепость падет.
  Рассматривая вооружение воинов шаха, сразу обратил внимание на команду лучников. Точнее на оружие, которым они пользовались. Луки стрелков имели отогнутые плечи с роговыми окончаниями для зацепа тетивы. Эти изогнутые вперед концы лука, создавали дополнительный рычаг, повышая начальную скорость стрелы. Видимо, поэтому размер луков у стрелков не превышал метра. А отдельные экземпляры на мой взгляд выглядели настоящим произведением искусства - сложносоставные, с роговыми пластинами, открытые.
  Мне уже давно пришла пора менять старый лук с натяжением тетивы в семьдесят килограммов на более мощный, увеличив силу натяжения минимум в два раза. Поахав и поцокав в восхищении языком, я прикинул свои возможности и решил позже обязательно посетить местных оружейников. Во время визита попробовать заказать нужное мне оружие. Благо технологически, они, судя по всему, созрели, чтобы сделать необходимый шедевр.
  Но помаявшись минуту, не удержался и, не откладывая дело в долгий ящик, в ускоренном темпе отмаркировал один лук. Нырнул в прошлое и отыскал мастера. Как оказалось, обитал он совсем рядом с крепостью в городишке Алосто.
  На скорости осмотрелся в мастерской, полюбовался на образцы продукции, оценил высокий уровень технологии и мастерства, шлепнул маркер на входную дверь и вернулся назад к осаждаемой цитадели.
  С интересом понаблюдал еще минут пять за осадой - батальные сцены всегда имеют некую притягательную силу, но позиционная война это вам не общий штурм, где есть гора трупов, трагедия, и драйв. Здесь же, судя по некоторой не завершенности в построении осадных орудий, до штурма оставалось от пяти до десяти дней. Так что, скучновато немного и главного концерта ждать глупо. Посему, замкнув круг по периметру стен, решил, что хватит наблюдать - надо действовать, и двинулся к центру замка.
  Переместился на крышу центральной башни крепости и, опускаясь по спирали, стал просматривать все комнаты подряд, начиная с чердака. Осмотрев тем самым донжон и добравшись до подвала, понял, что поиски могут продолжаться бесконечно. Искать таким способом тайник, то же что иголку в стоге сена. Нужно брать 'языка' за рога и задавать прямые вопросы, от ответа на которые он не сможет отказаться. Но для реализации плана требовалась определенная подготовка.
   Организовав небольшие Ворота в коридоре башни, срезал кусок веревки, на которой висела портьера. Смотал канатик бухточкой и перетащил к себе.
  Еще раз просмотрев шесть комнат башни, в седьмой, наконец, наткнулся на подходящий экземпляр. За столом в комнате на четвертом этаже сидел и читал чье-то донесение, пожилой, по внешнему виду, поведению и окружающей его роскоши - облеченный властью, функционер. Осмотрев помещение, комнаты рядом и коридор, на предмет присутствия нежелательных лиц, отметил, что все спокойно. Натянул на лицо черную спецназовскую шапочку, сделал махонький портал, напротив затылка 'языка', и коротким тычком кулака, приложил братка в основание черепа. После этого расширил Ворота и шагнул в комнату. Связал обмякшее тело и задвинул щеколду на двери в комнату. Перетащил функционера в кресло и закрепил в нем подготовленным шнурком. Затем развернул кресло спинкой к Воротам и похлопал пленника по щекам.
  Мой 'язык' начал приходить в себя. Посмотрел мутными глазами перед собой, пока ничего не понимая. С трудом сфокусировал глаза, пригляделся и... увидев неконтролируемый ужас, затопивший его глаза, я еле успел перехватить его горло, прежде чем он заорал благим матом. Перекрыв кислород на пару минут и дождавшись пока его глаза опять не потускнеют, отпустил горло. Сделав прерывистый вдох, убийца закашлялся и прохрипел.
  - Что тебе надо, Черный.
  Однако, догадливый оказался. Сразу узнал, с кем придется иметь дело.
  - В каком месте здесь у вас лежат деньги? - В его глазах только на миг мелькнуло удивление.
  - Вторая башня, второй стены справа от входа, в подвале.
  Я кивнул, отрезал кусок скатерти, ударил под дых и, когда он раскрыл рот для вдоха, запихнул скатерку в рот. Прихватил за подбородок, посмотрел в глаза и со значением сказал.
  - Скоро вернусь. Если ты сказал правду, то умрешь без боли. Если попробовал обмануть, то я тебе не завидую. - В его лице ничего не изменилось. Значит говорит правду.
  Прихватив со стола два канделябра, каждый на четыре свечи, сделал несколько шагов за спинку кресла и вошел в Ворота. Поставив пока светильники на пол, устроился на своем троне. Сделал перезагрузку Системы и переместился к крепостной стене. Сориентировавшись, нашел вторую башню и опустился в подвал. Здесь оказалось безлюдно и темно, поэтому приходилось временами открывать Ворота, светить электрическим фонариком и осматриваться.
  Функционер не обманул. Возможно, он понадеялся на охрану и толщину дверей, а скорее всего, Главному Помощнику Господа, то есть мне, - не принято говорить ложь... себе и всем остальным дороже выходит.
  Казна Клана размещалась в повале с невысоким сводчатым потолком. Здесь лежало сорок пять кожаных мешков с золотыми. По предварительной прикидке, в каждом примерно по две тысячи монет. Рядом с золотом сложены мешки с серебряными монетами и продолговатыми слитками - их еще на Руси называли гривнами. Серебряная составляющая казны составляла примерно сотню мешков. В углу, наособинку, стояли два ящика с драгоценными камнями. Отдельной кучей у стенки сложены мешки с чем-то мягким и сыпучим, кажется, с дурью. По центру помещения, рядом с золотом, свалено беспорядочной грудой дорогое оружие и посуда - много оружия и мало посуды.
  Оглядев все это великолепие, я почему-то вспомнил Дюма и подумал, что я, конечно, не граф Монте Кристо, но и мне есть, где разгуляться... Как говорится, - грабить, так грабить, а ограбить мафию, бандита или вора - это же святое дело! За такой поступок - после смерти мимо чистилища прямая дорога в рай.
  Сходил на Базу и взял оба канделябра. Зажег свечки и поставил на балюстраду. Она проходила вдоль одной из стен. Сие помогло более качественно осветить участок сокровищницы с драгоценными камушками и мешками с золотом. После этого благословясь, приступил к экспроприации.
  Открыл оба ящика с камнями, добавил света, подсвечивая себе фонариком. Поковырялся пальцем в изобилии алмазов и изумрудов, отобрал для интереса пару наиболее крупных, каждый примерно с грецкий орех. После минутного колебания спрятал их в карман. Закрыл крышку и перешел к золоту. Поднатужился и перенес к себе на Базу в Храм десять мешков с золотыми монетами. Подумал и добавил к золоту один мешок с серебром - на мелкие расходы. С облегчением вздохнул и присел отдохнуть на мешок.
  Пока сидел, поразмыслил и для диверсификации финансовых активов или для возможности делать неординарные подарки любимым женщинам решил наполнить один кожаный мешок камешками. За неимением тары освободил один мешок от серебряных монет, высыпав его содержимое на пол. Затем набил его драгоценными камнями, выбирая покрупнее и, по возможности, отсеивая мелочевку. После этого снова устроился передохнуть и подумать.
  Отдых совершенно точно поспособствовал активизации умственных процессов. Посему, испытывая чувство неуверенности, прежде чем покинуть подвал, решился и для устранения в дальнейшем проблем в финансировании личных проектов, добавил к общей куче в прихожей на Базе еще пару мешков с золотыми.
  Скорее всего, воины шаха, захватив крепость, найдут и разграбят казну, но чем черт не шутит. Вдруг не найдут. Тогда сюда можно будет наведаться еще не раз... Хотя, так рассуждать может только очень наивный паренек, который не в курсе прямо-таки запредельного чутья солдат на различные захоронки, где лежит полновесная монета и драгоценности.
  Закрыв Ворота в подвале, вернулся в центральную башню к пленнику. Естественно, он не сидел безучастно и ухитрился вместе с креслом перекатиться к стене и в данный момент мычал заткнутым ртом и колотил одной ногой в стену.
  Его услышали и в ответ на призыв, группа из трех человек пыталась сломать дверь. Я с трудом подавил в себе желание выскочить из портала, устроив из этих троих салат с винегретом, но окоротил себя, и переместился из коридора в комнату.
  Открыл Ворота, шагнул из Храма, нагнулся над функционером и от души врезал ему по голове носком сапога, проломив височную кость. Поставил кресло с трупом на ножки, перерезал веревки, собрал обрезки и выдернул кляп. Подтащил труп к открытому узковатому створчатому окну и пропихнул трупик наружу, стараясь не показываться самому. Любая судмедэкспертиза потом покажет, что причина смерти - падение с четвертого этажа. Ну, сошел человек с ума, - рехнулся так сказать, заперся у себя от страха, стал кидаться на стены а потом и брякнул вниз на мостовую - бывает... Дело житейское.
  В общем, все, как и обещал, - он умер без страданий. Остальным, скорее всего, тоже осталось жить недолго. Солдаты шаха вряд ли оставят кого-нибудь в живых. Это вам не Земля. В этом мире служащих Клана не любит никто.
  
  Шагнул в портал, сжал пальцы в кулак и вышел из Системы. А дальше пришлось попотеть, перетаскивая мешки с золотом вверх по лестнице в прихожую перед второй дверью. Отдуваясь, затащил мешки и пару минут отдыхал глубоко дыша. Затем оглядел свое финансовое изобилие и в очередной раз понял, что был неправ. Оставлять головорезам шаха золото нельзя. Если шах не спрячет все в своей сокровищнице, то это может пошатнуть финансовую систему Логвуда и Синегорья. Взвинтит цены и, так сказать, - возродит галопирующую инфляцию, создав массу проблем в жизни средневекового общества.
  Поэтому обреченно вздохнул, в преддверии муторной работы ломовой лошадью, и направился обратно в храм. Нужно изымать все золото до последней песчинки вместе с существенной частью серебра и делать отдельную захоронку, где-нибудь вдали от людских глаз. Потом сокровища можно выпустить в мир, но только постепенно, строго дозированными порциями и, употребив их, для развития реального дела.
  В свое время, когда я шастал по лесам в окрестности хутора варнака в Синегорье, то обнаружил две пещеры. В одной устроил себе берлогу медведь, в другую вел узкий лаз. С некоторой натяжкой его можно было обозвать лисьей норой. Теперь созрел момент посмотреть, что они собой представляют, более детально.
  Берлогу нашел довольно быстро и она использовалась по назначению зверем. Можно, конечно, мочкануть Потапыча, но как-то это не греет душу. Все-таки это вам не бандит или там олигарх какой, а обычный лесной зверь. Да и широкое отверстие входа не понравилось - слишком просто попасть внутрь. А вот лисья нора произвела сильное впечатление. Хотя, по здравому размышлению, нора-то скорее всего была барсучья. Узенький вход, через который при желании можно протиснуться щуплому человеку, спускался вниз, вглубь земли метра на четыре. Вместе с отнорками он тянулся и петлял затем метров тридцать. После чего происходил прорыв - резкое расширение в промытое в известняке помещение с высотой потолка метров пять. В нем свободно поместились бы шесть товарных вагонов. Настоящие хоромы. То, что доктор прописал.
  Я вернулся в Алосто. В четыре захода перебросил из прихожей и подвала в пещеру все золото и за шесть раз существенную долю серебра.
  Как мне представляется, после захвата крепости начнется поиск клада. Довольно быстро, кто-то из функционеров не выдержит пыток и расскажет, где, что и сколько лежит. Сюда придут, пропажа обнаружится и начнется самое интересное... подробное расследование и жестокие истязания подозреваемых. А под подозрение попадут все... Так, что будет очень весело. Я браткам - тем из них, кто попадет в плен, не завидую.
  Время у меня еще имелось и я переставил канделябры со свечами поближе к куче с дорогими побрякушками.
  Из посуды - сразу же приглядел себе аляповатый, но роскошный своей массивностью серебряный сервиз. В нем особо глянулись глубокие бокалы, похожая на королевский ночной горшок супница и изумительные, почти по размерам подносов, тарелки. Как раз в соответствии с моими 'скромными' запросами. Сервиз я рассчитывал оставить на Базе. Будем, так сказать, - есть на серебре, если уж на золоте пока не выходит.
  Долго копался в куче вооружения. К сожалению, почти все режущее и колющее из сокровищницы изъяли. Оно и понятно - крепость в осаде, на стенах идет бой, а лишний хороший клинок никому не повредит. Так что выбирать пришлось из нефункциональных, но очень дорогих доспехов, подарочных щитов и прочей экзотики - типа боевых посохов с драгоценными камнями в оголовье и конской брони густо усыпанной золотыми бляхами. Из этой роскоши перетащил в захоронку оригинальную байдану - этот плетеный кольчатый доспех был сделан из бронзы, но со вставками из золотой и серебряной проволоки. Следующим на очереди стал серебряный бахтерец - на груди, спине и по бокам расшитый в несколько рядов мелкими пластинками из золота. Затем прихватил калантарь с золотыми пластинами. Причем, каждая сама по себе являлась произведением искусства. На них с великим тщанием начеканили, то ли фантастические картины, то ли магические знаки. Очень тонкая работа. В пару к доспеху имелся прямоугольный щит красного цвета, обитый по краю серебряной узорной лентой и имеющий по центру массивный умбон - на несколько килограмм золота с изображением головы тигра с оскаленной пастью...
   В общем, я довольно долго курсировал навьюченный, как папа Карло, из крепости в захоронку, а затем обратно, но уже налегке. В заключение, немного подумал и прихватил оба ящика с драгоценными камнями. Вот теперь - дело сделано... и уже поднимаясь с кресла, понял, что снова поторопился.
  Это я у нас такой правильный и последовательный сторонник трезвого образа жизни! Народишко же, в подавляющем своем большинстве, на головку слаб и подвержен всяческим искушениям. Посему с позиции физического здоровья трудящихся масс, нельзя оставлять в хранилище мешки с дурью и выпускать в Новый Мир отраву. Тем более в таком не мерянном количестве. Народ-то не ведает, что творит, а я как-никак отец родной, и обязан позаботится о нем. Так что мешки с наркотиком следует забрать, запихнуть куда подальше, а потом уничтожить.
  На выполнение этой работы ушло еще полчаса. Бросив в самом темном и сыром углу пещеры последний мешок с отравой, отдуваясь, подумал, что теперь-то уж точно все...
  Перешел в подвал с сокровищницей Клана и еще раз внимательно осмотрел помещение. Тишь и запустение. Вот так и создаются легенды о пропавших сокровищах, которые потом сотни лет будут искать наподобие библиотеки Ивана Грозного... А на самом деле, всего лишь некто по имени Панкрат поработал несколько часов грузчиком в поте лица. И были такие Панкраты, как я - 'любители старины глубокой', а бесценные раритеты пылятся сейчас у кого-нибудь расхитителя на полке за сотни световых лет от Земли.
  Шагнул в портал и вернулся на Базу. Передохнул несколько минут, поднялся наверх попить водички, в прихожей отсыпал килограмма полтора золотых монет в карманы и снова спустился вниз.
  
  Правильно устроенная жизнь всегда состоит из рутины, которая в основном тягостна и безрадостна, и всяческих удовольствий, которые должны разбавлять суету в должной пропорции. Поэтому я вошел в Систему и направился в Алосто, решив не откладывать на завтра разговор с мастером-оружейником.
  Сделал круг над городком и снизился над аккуратным двухэтажным домиком с маленьким тенистым садом во дворе. Здесь жил Мастер - он должен создать для меня шедевр стрелкового вооружения.
  Переместившись в пристройку, которая оказалась складом заготовок и готовой продукции, открыл Ворота и шагнул из храма в полуденный зной городка. Полной грудью вдохнул пряный воздух, витающих в помещении запахов клея, можжевельника и смолы строганных досок. У дальней стены были аккуратно сложены можжевеловые заготовки плеч. Попробовав на изгиб несколько штук, остался не доволен. Слабоваты. Сняв со стенки один из готовых экземпляров лука, по форме почти точный аналог того, что видел у солдат под стенами крепости и, прихватив его с собой, выскользнул из склада. Быстрым шагом пересек дворик и без стука открыл дверь дома.
  Жилые комнаты мастеровых и их близких располагались на втором этаже, а весь нижний этаж занимала мастерская. Сейчас здесь находился мастер и два его подмастерья. Все трое оказались заняты делом.
  Подмастерья, повернувшись на звук открываемой двери, широко открыли рты. Один из них насупился и потянулся рукой к штихелю, который с успехом можно использовать в качестве колющего оружия.
  Первым вышел из ступора Мастер - пожилой горбун со шрамом, пересекающим лицо от виска до подбородка. Судя по внешнему виду шрама - его просекли плеткой. Отменный получился удар. Отложив в сторону маленькую фасонную стамеску, Мастер с озадаченным видом спросил.
  - Кто ты, господин? - Я шагнул за порог, прикрыл за собой дверь и сообщил.
  - Хочу заказать тебе лук, Мастер. - Горбун повернулся ко мне лицом, оглядел с ног до головы и с некоторой неуверенностью в голосе произнес.
  - Мои луки стоят дорого, господин. - Я запустил руку в карман, зацепил пригоршню золотых - сколько поместилось в кулаке, подошел к его рабочему месту, высыпал монеты горкой на свободное место и изрек.
  - Если сделаешь так, как мне нужно, получишь столько золота, сколько запросишь, - у Мастера заблестели глазки и после некоторого колебания, но и не без апломба, он сообщил.
  - Я личный оружейник шаха Адерабада и все, что я делаю принадлежит ему. Сначала нужно получить разрешение... - перевел взгляд на золото, огорченно вздохнул и подытожил. - Я не смогу выполнить твой заказ, господин.
  Я посмотрел ему в глаза, жестко усмехнулся и заявил:
  - Шах Адерабада мой э-э... лучший друг. Он не будет тебе чинить препятствий, - достал из внутреннего кармана куртки перстень с алмазом, который в свое время снял с отрубленного мизинца шаха, положил на стол и продолжил. - Если у шаха возникнут вопросы, покажи ему этот перстень. Шах окажет тебе любую помощь. По завершению работы перстень нужно мне вернуть, - и с угрозой в голосе добавил, - но лучше, если все останется между нами. Я не люблю праздные разговоры, а делать работу тебе, так или иначе, придется.
  Оружейник взял перстень, повертел перед глазами, глубоко вздохнул и обратил внимание на лук в моих руках. Я положил его произведение искусства на стол и сказал:
  - Нужно сделать примерно тоже самое, но усилить внешнюю плоскость сухожилиями, - и провел пальцем по плечам лука. - Здесь, здесь и здесь, - и ткнул пальцем, - должны быть роговые накладки или костяные вставки, ты должен посмотреть, что лучше. Размер лука можно оставить тот же, ну может быть, удлинить не больше, чем на ладонь, - и показал насколько. - Теперь, самое главное: натяжение должно быть в два раза больше, чем у этого. - Я взял образец лука за его концы и без видимого напряжения свел их вместе, чем вызвал непроизвольный возглас. - Ох! - у самого молодого из подмастерий. - Растягивать лук я буду вот так, - и показал, как прицеливаюсь из пока что несуществующего лука.
  Мастер с пониманием кивнул и я продолжил:
  - К луку нужно сделать две пары рукавичек, - и положил свою левую ладонь на стол перед глазами мастера, затем стал загибать пальцы. - Два колчана со стрелами - один открытый на шесть ладоней стрел, второй закрытый на две ладони, а также полуоткрытое налучье в половину длины и кожаный чехол. Оба колчана требуется наполнить стрелами - бронебойными большой колчан, обычными охотничьими - маленький. - Внимательно оглядел всех троих и сообщил. - Если лук мне понравится, потом сделаешь еще один, но чуть мощнее и с таким же запасом к нему.
   Мастер посмотрел мне в глаза и сказал.
  - Я понял, господин. Чтобы выполнить твой первый заказ, мне нужен месяц, - я кивнул, соглашаясь, в два захода выгреб из кармана остатки золота, добавил их к кучке монет на столе, и в завершение сказал.
  - Готовый лук и все, что положено к нему повесишь на стену, там, где висел этот, - и похлопал рукой по заготовке, - его я сейчас заберу с собой и опробую в деле, - повернулся и направился к выходу. Один из подмастерий вскочил, рассчитывая проводить меня, но я поднял вверх руку, останавливая его, и приказал.
  - Не надо, - паренек бросил взгляд на Мастера и снова сел на табуретку, а я с угрозой в голосе добавил. - Не разочаруй меня Мастер! - вышел из дома, закрыл дверь, проскользнул в пристройку и вернулся на Базу.
  Поразмышляв, сидя в кресле, пришел выводу, что все идет в правильном направлении. Потихоньку полегоньку я обзаведусь классным вооружением и это хорошо. Встал с довольным видом и, насвистывая бравурную мелодию, поднялся наверх. В предбаннике, подхватив мешок с золотыми, открыл дверь и вышел из Храма. К этому моменту Дервуд уже успел вернуться из подземного храма Богов Света и Тьмы.
  Я перетащил мешок в столовую и поставил в угол. Затем снова сходил в прихожую и вынес мешок серебряных монет. Зашедшему Дервуду, указал на его кресло и сам сел напротив. Кивнув головой в сторону мешков, сказал.
  - В мешках деньги... на начальные расходы. И еще, для сведения - войска шаха Адерабада осадили главное гнездо Клана в Алосто. День, два, максимум неделя и крепость Клана возьмут приступом. В результате верхушка Клана будет уничтожена. - Дервуд слушал внимательно, временами кивая, и я продолжил. - Шах Адерабада настроен очень решительно. От Клана останутся только местные отделения в Кенто и Синегорье. Ими я займусь позже, если они не разбегутся сами.
  - Они не разбегутся, Панкрат. Не надейся. - Я кивнул, соглашаясь, и сменил тему.
  - Нужно заказать хорошему ювелиру два женских колье. В качестве центральных в них нужно использовать эти два камня. - Достал из кармана алмаз с изумрудом, положил оба камня на стол и продолжил. - Колье должны быть роскошными. Изумруд в серебре, алмаз в золоте. Ты знаешь, что такое колье.
  - Нет, Панкрат.
  - Пускай младший брат принесет пергамент и стилос. Я нарисую. - Разложив перед собой лист бумаги, как мог, изобразил внешний вид украшений, показал Дервуду и пояснил.
  - Это украшение надевают на шею женщинам.
  - Я понял Панкрат. - С минуту помолчав, я подвел итоги.
  - В целом, сегодня Брат, мы провели время плодотворно. Не знаю, как бог Света, но бог Тьмы будет нами доволен. А сейчас пора отдохнуть.
  
  После пробуждения меня буквально захлестнуло желание сделать марш-бросок по интересным и девственным местам. Расслабиться и просто отдохнуть в пути, совмещая приятное с полезным.
  Так уж получилось, что я, в режиме ошпаренной кошки, весьма продолжительное время шастал по широким просторам Логвуда, Синегорья и Адерабада, но вечно был погружен в дела и заботы. А места вокруг преобладали дикие, кормные и временами пронзительно красивые. Сам Бог велел познакомиться с ними поближе... можно сказать, на ощупь и на вкус.
  Стояла вторая половина лета и с погодой все в порядке. Ночи на удивление сухие и теплые.
  Недолго думая, решил отправиться в турпоход налегке. Леса на юго-запад от Ларго обладали всеми достоинствами нетронутого природного заповедника. А посему, наметил поход через лес с маршрутом в виде большой петли.
  Рядом с большой деревней организовал в укромном местечке на опушке Ворота и вышел на начало пути. У зажиточного крестьянина, после долгой торговли, чтобы не привлекать к себе внимания, приобрел приличного коня, кое-какие припасы и с ходу углубился в лес.
  В лесу, летом, трудно умереть от голода, имея нормальную голову на плечах и руки, которые растут не из задницы. Даже если у тебя нет оружия, лес прокормит. Русские люди тысячи лет жили в лесу и на генетическом уровне, и на уровне безусловных рефлексов, у нас существует связь с флорой и фауной средней полосы. Главное полюбить лес и слиться с ним.
  Через короткое время я осознал, что не являюсь для леса чужим и, в тоже время, почему-то не был полностью встроен в пищевую цепочку. Может это подарок Ворот, но комары, мошка и прочая кровососущая гадость, воспринимали мою особу, как неодушевленный предмет. Создавалось впечатление, что летающих грызущих и кровососущих, вообще не было в лесу. Хотя, конечно, это самообман. Плохое замечаешь только тогда, когда оно коснется тебя непосредственно. Если бы на Земле комары не охотились специально за теплокровными и человеком, то заметить в лесу эту гнусь, как и множество прочих безобидных мошек, жучков и паучков, мудрено.
  А лес, по которому я передвигался, поражал изобилием зверя, птицы, рыбы, грибов и ягод.
  В первую ночь на подстилке из лапника, с головой на седле, несмотря ни на что, спалось пронзительно светло и радостно. Подъем утром не потребовал усилий, а жизненная энергия бурлила и требовала выхода. Временами пройти нормальным шагом казалось просто невозможным. Приходилось сдерживать себя и постоянно хотелось перейти на бег или ходьбу вприпрыжку. Так получалось, что до момента появления легкого чувства усталости, из-за избытка энергии требовалось сделать множество лишних движений. Чудилось, вставь в задницу перо, так и полетишь.
  Когда подошел к концу небогатый запас еды, начал охотиться на дичь и мелкую живность, проявляя, как могло показаться со стороны, непростительную разборчивость, но благо было из чего выбирать.
  Так, я не обращал внимания на рябчиков, этих забавных глупышей, которых можно при желании сбивать палкой или ловить голыми руками. Диетического мяса в каждом всего-то с детский кулачок. Правда, кулачок отнюдь не грудного или недоношенного ребенка, а нормально откормленного пятилетнего пацана.
  В основном, по пути стрелял тетеревов и молодых глухарей, но охотиться начинал во второй половине дня. Такой режим являлся следствием того, что довольно быстро обнаружилась жесткая эмпирическая закономерность. Два часа дороги - один тетерев, три часа пути - с гарантией один глухарь или глухарка. Хорошая, вкусная и калорийная пища. И всего лишь, в день нужно добыть два - три тетерева или одного молодого глухаря.
  Настоящими кладовыми представлялись, встречающиеся по пути, лесные поляны. Одна из таких прогалин поразила разнотравьем и двумя армиями - красной и темно-коричневой. Почти поровну, не смешиваясь, полянка оказалась захвачена двумя семьями. С одной стороны стояли крепкие ребята подосиновики, с другой - выстроились плотной шеренгой пузатые мужички-боровички. Очень кстати, тут же, увидел белые соцветия и широкие листы черемши, а буквально в нескольких шагах от них из травы торчали острые листья и плотные коробочки семян дикого чеснока. До ночевки оставалось еще несколько часов, но я не поленился собрать в сумку отборных белых грибов и несколько пучков медвежьего лука с диким чесноком.
  В центре поляны росли густые кусты смородины. Вкус ягод смородины ни черной, ни красной я никогда не любил. У каждого есть свои заморочки и предпочтения. Во многом они, видимо, определяются генетической особенностью организма. Что-то человек усваивает эффективно и с пользой, ну а некоторые вещи являются, в большей или в меньшей степени ему ядом. Так сказать, - пищевая аллергия. Однако собственно ароматные листья являлись настоящей находкой. Хорошо запечь дичь без них на костре, проблема.
  Готовил лесную птицу ближе к вечеру. Обычно ощипывал, потрошил и варил двух тетерок в котелке, порубив их на куски, обязательно заправляя варево отборными белыми грибами, диким луком и чесноком с щепоткой соли. Добавляя для пикантности и специфического вкуса, немного можжевеловых ягод и брусники. Съедал этот кондер на ночь, вычерпывая деревянной ложкой котелок до дна.
  Иногда, обсасывая мягкие косточки птичек с кусочками мяса, отстранено мелькали мысли о душистом горошке, лавровом листике или пучке укропа, о полной сковородке белых грибов на сливочном масле с молодой картошечкой. В роде бы и не отказался, но не покидало чувство, что какое-то это все чужое, далекое, не настоящее и, если нет, то и не надо.
  Жизнь и без этого прекрасна и удивительна. Впрочем, отсутствие пряностей и приправ в моем снаряжении, нужно признать недоработкой в походной экипировке. Весу и объема в них мало, а польза для поднятия тонуса организма - велика. Эту оплошность следует по возможности исправить... в дальнейшем.
  Закончив с птицей и сполоснув котелок, заваривал свой фирменный сбор: любисток, душицу, ежевику, зверобой, землянику и золототысячник. Добавляя, чтобы не приедалось, в различных вариациях, костянику, малину, чернику
  Остальную дичь ощипывал, потрошил, обкладывал смородинными листами, обмазывал глиной и раскладывал на углях или закапывал под костер. Перед этим обязательно фаршируя, чем бог послал: белыми грибами, брусникой, барбарисом, тмином, чабрецом, крапивой, корневищем лопуха, как заменителем картофеля, или корнем аира вместо лаврового листика. Доставал по готовности, но съедал в холодном виде на следующий день, частично утром и под настроение во время короткого отдыха на обед.
  Пару раз натыкался на лесные озера. Здесь можно было разжиться утками и линючими гусями, но под рукой отсутствовал спаниель, а лезть в камыши и месить грязь прибрежного ила - желание полностью отсутствовало. Хорошее питание - способствует разборчивости в связях и лежанию на печи.
  Не вдохновляла также возможность наловить десяток другой красноперок пожирнее, плотвы или вытащить крупную щуку. Мороки много, а пищевая ценность ниже среднего. Тем более, что и суровой необходимости в этом не было никакой. Все заготовки можно сделать в дороге.
  Также как и волка, охотника, в первую очередь, кормят ноги. При постоянном перемещении по лесу и тем самым, пересечении территорий проживания все нового и нового лесного народа, вероятность встретить съедобную добычу растет по экспоненте.
  Один раз до обеда и один раз во второй половине дня, в пути обязательно попадались зайцы, причем исключительно русаки, но подстрелил косого единожды, в самом начале. Не слезая с коня, подхватил рыжевато-серую с черноватой рябью тушку и вечером того же дня пожарил на костре. Скажу честно - не понравилось. Мяса вроде бы много, не менее пяти килограммов, но, то ли попался перестарок, то ли не нагулял еще жирок косоглазый, жаркое не глянулось - жестковато. В дальнейшем не обращал на зайцев внимания.
  С завидной регулярностью в течение дня попадались кабаны или олени. Но отвлекаться, заниматься заготовкой мяса или выбрасывать гору пищи, которую не в силах употребить с пользой, и тем самым кормить от пуза личинок мух и падальщиков, не было ни времени, ни желания, да и не по-хозяйски это.
  Если ближе к обеду по дороге встречался малинник, обязательно останавливался на полчаса, и съедал килограмм другой спелой ягоды. В одну из таких остановок, в кустах малины, нос к носу столкнулся со старым медведем. Это был настоящий монстр с широкой и короткой мордой, мощными плечами, про которые без всяких натяжек можно сказать косая сажень, с темно-бурым почти черным мехом шкуры. Стоя на четырех лапах, его макушка оказалась на несколько пальцев выше моей, хотя я стоял на двух ногах и никто, и никогда не считал меня недомерком.
  Несколько секунд мы смотрели в глаза друг другу, два крутых и матерых хищника. В его глазах я не видел злобы, только сдержанный интерес, а я был расслаблен и внутренне улыбался довольный жизнью. Я ему кивнул, он мне фыркнул в ответ. Я первый отвел глаза и мы, не спеша разошлись, продолжая очищать кусты от спелой ягоды, каждый со своей стороны малинника.
  
  В какой-то момент, отдыхая, прислонившись спиной к вековой сосне и вдыхая аромат прелой хвои, закрыл глаза... и на меня накатило. Мир раздвинулся скачком и хлопком наподобие прыжка с парашютом. Очень похоже. Я видел. Я видел все - и поляну перед собой и то, что за спиной и в кустах. Но длилось наваждение всего лишь миг.
  Ноги стали ватными и я присел на корточки. А в памяти занозой осталось видение яркого пятна. Рядом. На другой стороне неглубокого оврага, за кустами. Заинтригованный привязал коня и несколько раз глубоко вздохнул успокаиваясь. Натянул кольчугу, проверил клинки и стал спускаться по косогору. Бегом преодолел пологий склон, поднялся по противоположной стороне и, проломившись через кусты, остановился на краю странной поляны с неестественно короткой травой, подобно покрытию на футбольном поле. Загадочное пятно, судя по всему, на другой стороне поляны, прямо напротив. Нужно только пройти несколько десятков шагов по траве очень похожей на искусственный газон. Я прислушался к внутреннему голосу. Голос молчал. Вынул меч, приготовился ко всему и сделал первый шаг...
   Блин... К моим ногам, вращаясь как волчок, и веером разбрызгивая кровь, катилась отрубленная голова. В двух шагах от меня заваливалось на спину тело, где несколькими секундами раньше, эта голова находилась. Тело еще продолжало сжимать окровавленный меч, а напротив, стоял воин с секирой, который только что смахнул ему голову с плеч. Резко обострились все чувства и в ноздри ударил сладковатый запах крови.
   На поляне шел бой. Воин с секирой увидел меня и не стал тратить время на удивление. Он сделал шаг в мою сторону, поднимая секиру для удара. На втором шаге у него из груди выскочил наконечник копья. Удар был бесчестный, в спину, но мастерский и страшной силы, если смог пробить кольчугу на спине и на груди. Причем, непросто кольчугу, а бахтерец. Но на беду секироносца, пластинки его панциря оказались из меди, а для такого сильного удара копьем - это не преграда.
  Всего на поляне участвовало в схватке около сорока бойцов. Примерно столько же уже лежало на земле. Кое-кто из них был убит, но и тяжелораненых имелось в избытке. Первое впечатление от сражения - каждый сам за себя, один Бог за всех. Воины не просто рубились, они дрались, чуть ли не подвывая и с остервенением, в бешеном темпе, не признавая ни правил и не выказывая усталости.
  Я остро почувствовал, что у меня очень мало времени. Назад дороги нет. И двинулся вперед, напрямую через центр побоища.
   Копейщик, с которым я случайно пересекся взглядом, смотрел на меня с ненавистью. Он очень старался, но никак не мог выдернуть копье из спины убитого им воина. Когда я оказался в шаге от него, он потянул из ножен длинный кинжал. Коротким боковым ударом без замаха я отрубил ему кисть руки вместе с ножом и сделал кувырок через голову, проскочив за спинами двух сражающихся пар. Продолжая движение, вскочил, уклонился от удара копьем и... получил скользящий удар мечом. Кольчуга выдержала, но сердечко екнуло.
  Не отвлекаясь на то, что за спиной, присел, пропуская над собой, с шелестом рассекающее воздух лезвие секиры, и сделал еще один кувырок через голову. Вскочив, оказался в центре поляны, в самой гуще боя.
   Мыслей в голове никаких. Машинально отбив два удара мечом в голову, попытался уже отработанным приемом проскочить за спинами еще двух пар и... поймал сильный удар мечом в бок. Кольчуга опять спасла, а я озверел. Разрубил мечом кольчужный воротник воина перед собой и, не давая ему упасть, пнул ногой в спину. Воин пролетел головой вперед несколько шагов, сбив по пути двоих.
  Я прыгнул вслед за ним. Перескочил через упавших бойцов, которые и на земле, схватились мертвой хваткой, пытаясь, искусать и искалечить друг друга. Изогнувшись коромыслом и подставив меч, с трудом отвел удар палицы. Следующим ударом отрубил руку с палицей и... схлопотав страшный удар между лопаток, кажется обухом топора, споткнулся об чей-то труп. Рыбкой пролетев метра четыре, со скрипом - мешал поврежденный ударом позвоночник, сгруппировался в воздухе. После чего перекатом вломился в кусты на противоположной стороне поляны. Туда, куда и было нужно...
   ...Я снова стоял в том же месте, прислоняясь спиной к сосне. Ощутимо болела спина и правый бок. В голове прояснилось и появилась первая мысль, - 'однако, побывал на боях без правил, не просочиться бы ненароком в канализацию...'. И вообще, чем-то это все напоминает кастинг... для настоящих мужчин. Крякнув от боли, отлепился от сосны и двинулся к своему коню, с непонятно откуда появившемся чувством хорошо выполненного дела или сданного экзамена.
  
  На четвертый день вышел к реке. С бровки крутого обрыва, на плесе уложил двух молодых крохалей. Вечером с наслаждением съел обоих, хотя в нормальных условиях, вполне хватило бы и одного. Но утки оказались удивительно вкусными и жирными, а бульон наваристым и духовитым. Объеденье. Как потом выяснилось, речка была семужной, и вполне возможно, что крохали отъедались на красной икре.
  Полдня шел по течению перекатами и плесами, благо река текла в нужном направлении. Редко когда глубина превышала полтора метра и я ни разу не замочил ног. Ближе к вечеру подстрелил линючего гуся. Когда разглядывал не очень презентабельную тушку птицы, неожиданно накатило - вдруг нестерпимо захотелось настоящей ушицы. Поэтому, плюнув на все, остановился на ночлег раньше обычного у понравившейся глубокой заводи. Ее создала, упав и частично перегородив течение реки, двухохватная сосна.
  В сыром месте накопал два десятка крупных земляных червей. Достал из потайного кармашка куртки шелковую нитку и крючок. Собрал все снасти в удочку и пробрался по поваленной сосне к толстому сучку. Он торчал на водой почти на середине реки над самым глубоким местом заводи.
   Это походило избиение младенцев... Стоило опустить снасть, с надетым на крючок пучком земляных червей, метра на два с половиной в глубину, как на крючке повисло, что-то живое, бойкое и тяжелое. Я начал вытягивать улов, не очень заботясь о том, чтобы рыба не сорвалась с крючка, догадываясь, что внизу уже выстроилась очередь из голодных парней, желающих познакомиться со мной и моим котелком. Главное не запутать леску и, памятуя об осторожности, я бережно складывал петли рядом на сучок.
  Как оказалось, на крючке сидел темный, полосатый окунь-горбач, лапоть килограмма на полтора, с толстеньким розовым брюшком, как у молочного поросенка. Прихватив его за жабры и сняв с крючка, я баскетбольным крюком, переправил тушку на берег в густую траву, подальше от воды. Опять насадил пучок червей и, опуская леску, на той же глубине подсек еще одного 'поросеночка', килограмма на два. Похоже, что в стайку подобрались только гренадеры одного и того же веса и роста. Все повторилось стандартно, еще пять раз. А на хорошую двойную уху больше и не надо.
  Переправив последнего полосатика в кусты, смотал снасть, спрятал в карман и по сосне вернулся на берег. Собрал и быстро очистил окуней. Выпотрошил, собирая в отдельные кучки на лопухи: нутряной жирок; перья и головы; филе и прочие части. Между делом, облепленного смородинными листьями и обмазанного глиной гуся закопал под костровище. Затем развел костер. Сложил перья, головы и прочее вторичное сырье окуней в котелок и повесил над костром. Проварил как надо, снял котелок и аккуратно выкинул из отвара все кости и малосъедобные части. Чуть добавил воды, сложил в котелок лучшие куски филе и нутряной жирок. В кипящую, почти готовую уху добавил немного дикого лука. По готовности, снял с костра котелок, зачерпнул деревянной ложкой, подул, пригубил и пошлепал губами. Губы клеились. Откат нормальный. Вкус ухи изумительный.
  ...И в один присест вычерпал весь котелок.
  Отвалился от пустой посудины, как насосавшийся клещ, лишь, зачерпнув последнюю ложку со дна. С блаженным видом, глупо улыбаясь, прислонился к поваленной сосне. В животе приятная тяжесть, глаза слипаются и чувствуется легкая усталость. Как это говорится про меня, - работаю холодно, ем потею...
  Рядом хрупает сочной травой стреноженный конь. Еле слышно журчит река, просачиваясь через сучья упавшей сосны. Изредка в заводи плеснет малек. На востоке появляются первые, самые яркие звезды. Потрескивают сучья в костре и с щелчком к ногам вылетает маленький красный уголек. Теплая и ласковая летняя ночь. Лепота.
   Наукой точно установлено, что все удивительные явления и новые свойства организма, проявляются не тогда, когда человек тужится, пыжится и надувает щеки, а в момент полного расслабления и слияния его с окружающей природой. Стоит стать маленькой, незаметной частью Великого целого и черпай из бездны все, что хочешь...
  Так и у меня, чувства обострились до такой степени, что начал ощущать мелких зверей в радиусе сотен метров и более крупных за километры. Очень смутно и далеко, почувствовал присутствие людей. Видимо, ближайшая деревня.
   Смеха ради решил прицепиться к ушастому филину, который в этот момент пролетал на рекой. И у меня получилось! Я увидел мир глазами птицы. Странное и нереальное состояние. Бесшумный полет. На периферии зрения я сам облокотился о сосну рядом с прогорающим костром и мысли-ощущения филина, - 'новый странный объект в лесу, но объект не интересный, потому что не съедобный. Нужно успеть на ближайшую поляну до полной темноты, там хорошо, там много мышей'.
  В реке с громким шлепком плеснула рыба. Я отвлекся и меня выкинуло из сознания птицы. В голове, как сахар в кипятке, таяло ощущение полета. Мелькнула мысль, а не становлюсь ли я шизофреником. Но уже наползала ватная пелена сна. Если будет нужно - завтра разберусь...
  
  Но утром вчерашнее забылось и весь следующий день опять шел по течению реки, которая едва заметно стала менять направление, но пока это незначительно удлиняло путь. Скорость, с которой я проходил по руслу, заметно превышала движение по лесу, где тропы зверей, опушки и перелески редко совпадали с нужным направлением, а ломиться через бурелом, выходило себе дороже.
  Ближе к вечеру глубина реки заметно возросла из-за того, что слева и справа в нее, почти одновременно, влились две речушки помельче.
  Остановился на ночлег у глубокого плеса. Отнюдь не из спортивного интереса решил продолжить рыбалку. Уже привычно накопал несколько десятков крупных червей. Из своей рыбацкой снасти сделал донку. Насадил на крючок пучок выползков и закинул на самую глубину. Долго ждать не пришлось. Леска натянулась и я начал тянуть, что-то не очень большое, килограмма на три. Нужно сказать, что чувство, когда вытягиваешь рыбу просто из спортивного интереса и ощущение рывков на другом конце лески, когда тянешь добычу, которую ты должен съесть и тем самым продлить свое существование в этом мире, кардинально отличаются друг от друга. Первым не хватает остроты и яркости переживаний.
  Но лес и река избаловали меня своей щедростью. Поэтому пока вытягивал, думал о том, что, если я поймал и вываживаю крупного леща или небольшого сома, то буду разочарован. Счастье мое будет неполным. Может кому-то и эта рыба покажется великой наградой, но нам, профессионалам и эстетам по натуре, требуется самое лучшее и мы умеем это лучшее получить. По мне, так мясо леща слишком костляво, а у сома отдает тиной. Одним словом - продукция второго сорта...
  Но меня ждал праздник души и тела. На крючке сидела крупная стерлядь. В какой-то момент, я даже подумал, что вытягиваю мелкого осетра. Хотя откуда мелкому осетру взяться в реке?
  Река опять не обманула и наградила по полной программе. А затем, в течение десяти минут я вытащил еще двух стерлядок. Каждая весом килограмма три-четыре. Для хорошего малосола, на одного, даже имея неограниченные запросы и луженый желудок, больше и не надо.
  Две стерлядки из трех оказались икряными. Икры, конечно, мало, да и мелковата, но, круто посолив, съел я ее в охотку. Видимо, сказывались атавизмы прошлой жизни, где черная икра это очень дорогой продукт. А уж стерляжьей икры я в продаже вообще не встречал. Одну стерлядку приготовил в глине на медленном огне - получился некий аналог горячего копчения, а из двух приготовил настоящую русскую рыбацкую уху.
  Малосол из стерляди получился первый сорт и засыпал я сыто улыбаясь, временами причмокивая губами, вспоминая аромат и вкус стерляжьей ухи. Утром, черпая ложкой прозрачный слегка желеобразный рыбный бульон и разминая зубами мягкие хрящики, я, несмотря на пасмурную погоду, воспринимал мир только в ярких красках.
  Ближе к полудню река повернула под прямым углом в сторону от моего пути. Нужно снова возвращаться в лес и передвигаться по звериным тропам, полянам и опушкам. Перед тем, как оставить реку, решил в последний раз порыбачить. Для этого срубил легкое прямое древко и приспособил к нему в качестве наконечника метательный нож. Получилась неплохая острога. Вышел на перекат и через пять минут, на быстрине, пришпилил пятикилограммовую семгу. Вырезал кусочек у нее со спинки, посолил и с удовольствием съел. Во второй заход на перекате наколол на острогу ее трехкилограммового муженька. Спрятал до времени рыбу в мешок и плотно закусил гусятиной.
  За время маленького привала отдохнул, подправил оселком заточку оружия, оседлал коня и... еще долго стоял на берегу Ласковой реки. Смотрел на широкий плес, проплывающие хлопья белой пены после переката, на осторожные всплески, от хватающего мошек хариуса, и решил для себя обязательно вернуться сюда как-нибудь на денек, другой. Есть места на белом свете, где отдыхаешь душой и телом. Это место из их числа. Вздохнул, вскочил в седло и направил коня вглубь леса по звериной тропе.
   Вечером устроил себе еще один, последний, рыбный день, в несколько заходов полностью доев всю семгу. Прихлебывая наваристую семужную уху и временами цепляя из миски ложкой красную икру, думал, что 'все-таки лучше всего, слегка подсоленная семга. На второй или третий день засолки она готова к употреблению, тает во рту и ее можно намазывать на хлеб, как масло... Царский продукт'.
  Существует мнение, что, когда какого-то продукта мало, и он достается с большим трудом, то стоимость его возрастает до небес. Например, если бы в старой жизни на Земле селедка ловилась не стаей, а поштучно, то она была бы дороже осетра. Ерунда, малосольная семга в любых количествах не потеряет свою высокую цену.
  На восьмой день вел коня шагом в махровом лесу. Затем скакал рысью, переходящей в галоп, по опушкам, полянам и перелескам. Опять шагом по звериной тропе с небольшими остановками, преодолевая или обходя густые кусты и бурелом. Двигался практически без отдыха, стараясь наверстать упущенное время и заглушить легкое чувство вины. Остановки на отдых, охота и рыбалка от души, все-таки задерживали продвижение вперед. Но, по здравому размышлению, хорошая физическая форма, сбалансированное состояние души и тела, во многом перекрывают отрицательный момент, связанный с задержками. Силы во мне бурлили крутым кипятком и я вместе со своим верным конем на открытых местах летел вперед словно на крыльях.
  На девятый день, после полудня, мою дорогу решила пересечь семейка кабанов. Мамаша и восемь светло-бурых, с яркими продольными полосами на спине и боках, молочных поросенка. Последний, самый неторопливый и упитанный, не успел нырнуть в кусты вслед за мамашей, пока я натягивал лук и доставал стрелу. Питание - основа жизни, а разнообразное и калорийное питание - основа хорошей жизни. Так почему я должен себе отказывать в том, что скрашивает мое существование и делает жизнь лучше?
  А вечером снова нежное, частично хорошо прожаренное над костром, частично отварное мясо молодого поросенка. Здесь самое главное не торопиться. Отваривать при слабом кипении не менее часа с добавлением корений и зелени, а готовому отварному поросенку обязательно дать остыть в бульоне.
  Сыто отдуваясь, удобно устроившись у нодьи и размышляя перед сном, решил при первой возможности устраивать себе отдых на природе, забираясь в самые дикие места, туда, где не ступала нога человека. Может стоит совместить такое время препровождение с экспедициями для картографирования и изучения этого мира.
  А в полдень вышел на скошенное поле, прошелся по стёрне и через полчаса оказался на уже знакомой окраине деревни. Расседлал коня на крестьянском дворе и на прощание от души, хлопнув его по крупу, возвращая хозяину, зашагал к Воротам. Отпуск кончился... хорошенького понемножку.
  
  На базе, на скорую руку перекусив, и предупредив, что буду отсутствовать несколько часов, спустился в Храм. Нацепив виртуальные перчатки и активировав Систему, задумался. Из первоочередных, ждали своего решения две задачи.
  Одна на Земле - организация надежной базы, а лучше не одной. Впрочем, тут дело терпит. Вторая задача - в Новом Мире получить представление о мироустройстве планеты, ее континентах, островах, морях и океанах. Для этого требовалось взглянуть на планету со стороны и одновременно выполнить фотосъемку с высот в несколько тысяч километров. Имея такую информацию, в дальнейшем, можно смонтировать снимки в единую карту мира.
  Я организовал Ворота на Землю. Первоочередной целью являлся ближайший склад или магазин фототоваров. Чтобы найти подходящую торговую точку много времени не потребовалось. Через десять минут у меня в руках был приличный профессиональный цифровой фотоаппарат с телеобъективом, целая куча карт памяти и прочая мелочевка, типа батареек питания. Оставив на видном месте деньги из чемоданчика террористов и прихватив барахлишко, вернулся обратно. Поэкспериментировав в течение получаса, решил, что готов выполнять космическую съемку, подготовил фотоаппарат и задал движение вертикально вверх.
  Над всем Логвудом раскинулось безоблачное небо. Как я уже успел узнать, довольно редкий случай для страны, не страдающей засушливостью. На высоте около тысячи километров сделал первый кадр. Продолжил медленный подъем до пяти тысяч, делая фото каждые несколько минут. Остановился только увидев северную полярную шапку во всей своей белоснежной красе.
  Развернулся вертикально вниз, задал движение на восток и приступил к съемкам. На всем промежутке от полюса до экватора подо мной распростерся колоссальный континент. Может поболее, чем Евразия на Земле. Человек уж так устроен - в первый момент, в незнакомом мире он ищет аналогии. Это позволяет ему не съехать с катушек. А изображение земного шара весьма распространенная картинка - она знакома всем и каждому. Сам того не желая, и здесь я попытался взять за основу моря, континенты и реки Земли.
  Очертания основного материка только вчерне совпадали с Евразией. По форме континент смахивал на тупой утюг с размытым основанием. Здесь не было Средиземного и Черного морей. На их месте и дальше на восток, примерно до долготы Каспийского и Аральского морей размещалась группа больших и мелких озер. Их было много - настоящая Страна Озер. Не зря эту территорию называют Озерный край и чем-то местность мне напомнила Финляндию.
  Даже на первый взгляд общая площадь зеркала водоемов превышала площадь Средиземного моря. Россыпь озер протянулась на несколько тысяч километров от побережья до склонов основного горного массива. А это уже смахивало на Карелию, но масштабы, конечно, несопоставимы.
  На месте носика утюга у континента торчала якобы Африка, но выглядела она, не как большой негроидный член с мошонкой, а как маленький детородный орган жителя Страны восходящего солнца. В южной части материка и экваториальной зоне, с запада на восток протянулась горная страна. Она рассекала континент на две части - северную и южную и занимала весьма значительную площадь. По первому впечатлению, учитывая размах и высоту гор... Гималаи отдыхают.
  Всю северную оконечность материка занимал горный массив, протяженностью в несколько тысяч километров с запада на восток. Судя по заснеженным вершинам, высота гор местами достигала четырех километров и более. На снежниках и склонах гор брали свое начало множество рек и скатывались в основном в южном направлении. Достигая предгорий, все они сливались вместе и текли параллельно хребтам одной колоссальной рекой.
  В двух местах горный хребет, с юга на север рассекали узкие и извилистые ущелья, через которые на север просачивались часть воды от основного потока. Возможно, когда-то река вытекала через эти узости полностью, но с течением времени она пробила себе дорогу на восток по равнине, и в ущельях остались лишь остатки былой роскоши.
  Для первого ущелья была характёрна масса ступенек: пороги, перекаты-шиверы, водопады и водопадики. Второй разлом, в котором протекал поток, видимо, служил удобным каналом для проникновения северных ветров. Даже сейчас, когда стояла середина лета, он был местами покрыт льдом. Здесь я вспомнил весьма эмоциональный рассказ варнака о его приключениях в детстве. То, что я видел, многое объясняло. Южные склоны гор на Дальнем востоке, даже сейчас были покрыты снегом, который, судя по всему, никогда не таял.
  Впрочем, эти два исключения не меняли общей картины. Фактически на севере континента протекала одна река с притоками - я назвал ее Мамаша.
  У Мамаши имелось две младшие сестры. Названия этих притоков я знал. Самая западная река Ола вбирала в себя весь сток озер. Назвать ее притоком можно было лишь с большой натяжкой. Именно здесь - в Стране озер находился исток Мамаши. В каком именно озере находился сей исток определить мудрено. На выбор имелось не менее нескольких десятков. На восток от Олы протекала Ижеть. Ее питали ледники центральной и западной части горной страны.
  Еще в местной гидрографии выделялся самый восточный приток. Скорее всего, как я слышал краем уха, это река Крино. Каждая из рек-притоков в месте слияния с Мамашей превосходила Енисей в несколько раз и имела мощную сеть водосбора. Но основной вклад давали все-таки ледники горной страны на юге и хребты на севере. Расположение же притоков Ижеть и Крино было таково, что, беря свое начало в ледниках горного массива, они направлялись на север и северо-восток с небольшим доворотом на восток.
  Такая конструкция северного побережья многое объясняла. Теплое течение, омывающее континент с запада и северо-запада, на большом протяжении не подпускало полярные льды к побережью, а северные ветра полярной шапки не могли свободно проникать на территорию материка. Это приводило к тому, что климат в северной части, несмотря на высокие широты, был мягким и более-менее однородным. Он плавно, с легким градиентом, по мере уменьшения выпадающих осадков, переходил в резко континентальный на Дальнем востоке.
  Высота же гор в относительно узкой протянутой с севера на юг горной стране в центре меня потрясла. В горах у истоков реки Крино имелся каскад водопадов. А один из них был хорошо виден в силу своих уникальных размеров. Перепад высот у него составлял не менее двухсот метров. Настоящее чудо света. Несколько вершин у горного массива явно превышали в высоту десять километров, а центральный пик острым клинком воткнулся на все двенадцать! Фактически же, горы состояли из двух ярко выраженных хребтов, протянувшихся с запада на восток. Северный хребет напомнил мне мифическое чудовище и я обозвал его Голубой Дракон. Было в нем нечто, эдакое - сказочное. Немного подумав, дал всему горному массиву имя Большие Гималаи. Хотя, конечно, Гималаям я сильно польстил.
  Между хребтами расположилось протяженное и обширное плато полностью затянутое плотной облачностью. Создавалось впечатление, - облака здесь существуют постоянно, и солнце никогда не проникает через их непреодолимую завесу. Временами между тучами просверкивали гигантские молнии. Может это и сухие грозы, но если нет, то ливни на плато должны иметь характер катастрофы. Загадочное место... Интересно, что там все-таки под одеялом из облаков?
  Основная часть суши на западе и севере покрыта лесами вплоть до реки Ижеть. На восток от нее протянулись сначала лесостепи, а затем и степи в чистом виде. За рекой Крино начиналась Великая пустыня. Судя по цвету и фактуре поверхности, в северной части пустыня представляла собой тундру, плавно переходящую на юге, сначала в каменистую, затем в обычную песчаную пустыню с солончаками, такырами и песчаными барханами. Протяженность этой Великой пустоши, по самым грубым прикидкам, составляла пять-шесть тысяч километров с севера на юг и три-четыре тысячи с запада на восток. Обойти пустыню с севера было практически невозможно, а с юга она вплотную подступала к зоне тропических лесов. Так получалось, что на севере основным препятствием являлись горы и покрытый полярными льдами океан, а на юге - зеленый ад джунглей.
  Но пройти было можно. С запада на восток, двигаясь вдоль подножья гор, переходя через реки, стекающие с ледников Больших Гималаев в Великую Пустыню. Все речки в направлении северо-северо-восток и северо-восток кончали свое существование в песках.
  По форме, если не материться, Большие Гималаи напоминали губастую щель. В седловине между хребтами, скрытая пеленой облаков, брала свое начало еще одна Полноводная река. Название для нее я пока не придумал. Вырываясь на равнину, она становилась естественной границей Великой пустыни и джунглей. Внешне это выглядело как передовая линия фронта, некий форпост растительности или наоборот, песка.
  Уже на выходе из седловины река по своему масштабу ничем не уступала Амазонке в ее устье, а в дальнейшем на своем пути к морю, она еще и активно наполнялась массой рек и речушек, впадающих в нее с юго-западного и южного направления из зоны тропических лесов. В результате, что совершенно отчетливо было заметно с высоты, несмотря на жесткий контакт с пустыней, она превосходила размерами все остальные реки континента. Причем, в несколько раз. И на всем протяжении, учитывая ее размеры, река скорее всего была судоходной.
  Полюбовавшись природными красотами, я, сделав несколько снимков, двинулся на восток ускоренным темпом. Через несколько минут выяснилось, что восточного побережья, как такового, у материка не было. Великая пустыня плавно переходила в Страну Островов. Их было тысячи, а может и десятки тысяч. На первый взгляд, чем дальше на восток, тем острова становились крупнее, а ширина проливов между ними увеличивалась.
  Спустившись на высоту менее сотни километров, я отметил разнообразие красок и буйную растительность на островах. На первый взгляд, они были необитаемы, но чтобы убедиться в этом на сто процентов, потребуется не один месяц внимательного изучения. Даже, если просматривать по сотне штук в день, что, конечно, нереально.
  Опустившись еще ниже, к одному из островов рядом с дельтой главной восточной реки, подумал, что многие из них вполне пригодны для заселения и, если в этом возникнет необходимость, можно организовать исход с западной части материка на восточный. По крайней мере, вторую половину такого пути можно сделать без заметных проблем, сплавляясь по полноводной реке на построенных кораблях маломерного флота.
  Если проводить аналогию с Землей, то Страна Островов покрывала две трети территории Тихого океана. Заканчивалась она большим проливом. За ним лежал узкий остров-материк, протянувшийся тонкой линией, как наглядный пример столкновения тектонических плит. Вся территория сплошные хребты, каменистые нагорья и прочие элементы горных образований. В самом широком месте континент не более тысячи километров с запада на восток. Длина с севера на юг, дотягивала от одной полярной шапки до другой.
  За этим ублюдочным аналогом Америки, на месте земной Атлантики, начинался настоящий океан и продолжался он на расстояние не менее, чем четверть периметра планеты, вплоть до Главного материка.
  Замкнув виток вокруг планеты, я сформировал для себя общее впечатление о северном полушарии и, вернувшись в начальную точку, направился по меридиану на юг.
  Вся экваториальная и частично южная часть основного континента оказалась поделена узкими хребтами на ряд замкнутых территорий. Крайний юг у побережья тоже плавно переходил в Страну Островов, но не такую протяженную, как на востоке. По приблизительной оценке, граница островного массива заканчивалась на южной широте сорок - сорок пять градусов. Ничего крупного, похожего на Австралию, в южном полушарии не наблюдалось. В средних и высоких широтах на юге сразу за Страной Островов, раскинулся океан до самых льдов южной полярной шапки.
  В целом, теперь я имел представление о всей планете. Если к этому добавить, что наклон к эклиптике у нее гораздо меньше, чем у Земли, и соответственно нет, таких резких различий между летом и зимой, то получалась сказка, а не планета. Я мысленно поаплодировал терраформирователям, каковыми по моему внутреннему убеждению, были Боги Света и Тьмы. Они знали толк в том, как следует обустраивать место для проживания или отдыха.
  Завершив на этом предварительный осмотр вверенной мне планетарной собственности, оставил фотоаппарат в щели между панелями в подвале какого-то дома на Земле и вернулся в Храм. Испытывая легкое чувство усталости, переполненный впечатлениями, вышел из Системы и поднялся наверх. Моя команда, как всегда, была готова к труду, еде и обороне. Из кухни распространялись запахи жаренного мяса и специй. Продолжая обдумывать информацию о географии планеты, непроизвольно проглотил слюну и на автопилоте, выполнив плавный вираж, завернул в столовую.
  Переваривая новую информацию, некоторое время не обращал внимания на Дервуда и, что было совершенно ненормально, весь в раздумьях и заботах даже не чувствовал вкуса еды. Наконец, допив последнюю кружку вишневого сока, заметил нетерпение, с которым мой адепт ждет завершения церемонии поглощения пищи и кивнул ему, приглашая высказаться. Дервуд сделал шаг вперед и выдал.
  - Из Храма приходил посыльный и передал, что Сталорик вспомнил о секретном месте Клана. Здесь, в Логвуде. Оно находится в городе Ластот, в доме благородного Гаренги. Там могут скрываться остатки Клана убийц.
  В голове будто что-то щелкнуло. Жрец, ускользнувший от расплаты, после нападения пять лет назад на берегу реки. В Берке, во время разгрома 'малины', его не было. Это тогда меня очень расстроило. Он знает меня в лицо, настроен решительно и будет мстить до конца. Нужно срочно что-то делать. Дела земные могут подождать.
  Кроме ювелира Либестока и моей маленькой знакомой Кристы, в городе Ластот, я никого не знал. Говорят, что разведчик не должен иметь сердечной привязанности, на которой его можно подловить. Я всегда был с этим согласен, но жизнь сложная штука и общие правила не всегда выполнимы. И иногда, так хочется дать слабину.
  Заглянуть к Кристе, точнее к ювелиру, я рассчитывал позже, через месяц или два, захватив в качестве подарка колье с изумрудом. Теперь планы придется изменить - встречу ускорить и прийти без подарка.
  Настроенный очень решительно, поднялся из-за стола и сообщил.
  - Придется отлучиться. Срочно. Рассчитываю вернуться до полуночи, но могу и задержаться.
  После этого направился к себе в комнату надевать походную одежду и боевой доспех.
  
  
  Часть 3. Я НАУЧУ ВАС СВОБОДУ ЛЮБИТЬ
  
  
   Спускаясь по лестнице в Храм, я думал о том, что лучшая защита - это нападение. Боевики, активно желающие мне зла и потенциально, имеющие возможность воспользоваться беззащитностью тех, кто мне дорог, не имеют права на существование.
   Войдя в Систему, направился знакомой дорогой в городишко Ластот. Для интереса сбросил скорость и опустился на высоту несколько сот метров. Система помимо всего прочего представляла собой и потрясающий по возможностям суперсимулятор. Если бы еще были предусмотрены перегрузки, хотя бы и в упрощенном виде, типа растрясти-повернуть, то ощущение и наслаждение полетом оказалось бы не хуже, чем на русских горках. Сами собой в голове зазвучали известные строчки 'Я ЯК истребитель...'. Задней мыслью подумал, что в историческом плане и применительно к текущему моменту, строчки песни звучат довольно двусмысленно... но верно.
  Пальцы правой руки уже успели приобрести сноровку и работали абсолютно синхронно с мысленными приказами. Временами, лишь сердце екало, когда закладывались головокружительные виражи и исполнялись фигуры высшего пилотажа. Вот так всю дорогу и наслаждался полетом, резвясь в воздухе как ребенок.
   Добрался в Ластот по местному времени ближе к вечеру. Сделал круг почета над городом, запоминая и вспоминая расположение улиц. Затем спланировал к дому мастера Либестока. Осмотрел окрестности и двор. Все тихо и патриархально. Медленно, через входную дверь проник в дом и начал осмотр помещений.
   На втором этаже у раскрытого окна нашел Кристу. Она за пять лет сильно изменилась и из маленькой девочки-замухрышки превратилась молодую девушку. И выглядела бодрой, красивой и здоровой, оставаясь такой же резвушкой, как я ее запомнил. В данный момент красотка занималась типично женским делом - на пару с неизвестной мне пожилой женщиной вышивала, то ли гобелен, то ли штандарт. Иголка с ниткой, так и мелькали в ее руках, куда там оверлоку. Кроме них на втором этаже в дальней комнате нашел еще одну молодую вертихвостку. Молодость и энергия переполняли ее, перехлестывая через край. Она не могла усидеть на месте ни минуты, постоянно вскакивая, куда-то заглядывая, что-то передвигая и переставляя, и все это со смехом и улыбкой на лице. Понаблюдав за ней с минуту, я сам, вроде без всякой причины, улыбнулся и градус моего хорошего настроения заметно вырос.
   Весь этот домашний сюжет можно охарактеризовать короткой фразой - тихое женское счастье. Приятные хлопоты, семья, дети - что еще требуется женщине. Впрочем, в любой выборке обязательно находятся дуры, кому предстоит ублажать на панели. Такие постоянно рвутся вышагивать по подиуму, забираясь к черту на куличики за рубежи Родины... Естественно, им обещают златые горы в чужих странах, кисельные берега и реки полные вина, карьеру крутых фотомоделей, обложки глянцевых журналов и богатого мужа а ля Делон. Ловцы душ и красивого женского тела - знают, на что ловить молоденьких дурочек... А в реалиях, яркие русские бабочки проживают жизнь в сексуальном рабстве в турецком борделе. Получают в подарок полный букет болезней, начиная со СПИДа и заканчивая нервным истощением. И хорошо, если эти мотыльки с обожженными крылышками доживут до старости, и их, выжав как лимон, не закопают где-нибудь на задах или в подворотне... За последние либеральные годы около полумиллиона отборных единиц, краса и гордость России, оказались проданными за рубежи моей страны. Нынче это хорошо отлаженный и прибыльный бизнес. Реформаторы-либералы, мля! Глупые, несчастные девочки... О-хо-хоюшки...
   Я давно заметил, что красивее девушек, чем в России, найти сложно. В России, есть на чем отдохнуть глазу... точнее, было на чем. Те, кто ездят в метро, а не в правительственных лимузинах, имеют возможность сравнивать. При этом не заметить степень деградации трудно. Первоклассный генофонд России активно уничтожается и растворяется. Уничтожаются корни - основа государства, его уникальность и главное преимущество. А женщин нужно лелеять и беречь - это самое дорогое, что есть у России...
  В практическом плане, с целью сохранения популяции, пожалуй, нужно организовать специальную женскую приемную. В нее сможет обратиться любая жертва насилия женского пола. Если мужчина окажется виновным - буду вырывать причинное место с корнем. Дешево и сердито. Да и криминальными группировками по экспорту секс рабынь нужно специально заняться поплотнее...
  
  Оставив до времени планирование разборок на Земле, спустился вниз на первый этаж и обнаружил Либестока за столом. И его поведение меня удивило. Оказывается с мимикой у него все в порядке! Он морщил лоб, временами закатывал глазки, кусал губы и тяжело вздыхал, записывая что-то на бумагу. Это были неподдельные муки творчества. Именно после таких терзаний из-под пера выходят шедевры эпистолярного жанра. Надо же, поэт, блин! Заглянув ему через плечо, увидел... цифры столбиком. И вздохнул с облегчением. Наш человек!
  Дальше по коридору в комнате, напротив входа в дом, на кровати спал пожилой слуга, почти старик. Его я помнил по предыдущему посещению.
  Он оказался последним, кого я обнаружил в доме. Расстановка обитателей стала ясна. Теперь нужно объявиться, желательно без лишнего шума и пыли. В конце коридора приглянулась кладовка. Открыв маленькие Ворота, потрогал дверную ручку. Дверь открывалась без скрипа. Закрыв малые Ворота, переместился в кладовку и в самом темном углу открыл проход. Посветил фонариком - подходяще, и, оставив фонарик в Храме, перешел в дом мастера.
  Осторожно приоткрыл дверь кладовки и выскользнул в коридор. Подошел к двери, прислушался к бормотанию Либестока и тихо постучал. За дверью установилась тишина. Я приоткрыл дверь, бочком проскользнул в комнату, закрыв за собой створку. Мастер Либесток повернулся на стук, увидел меня и его нижняя челюсть упала на грудь. Я поднес палец к губам и прошептал.
  - Тихо. - Ювелир со щелчком захлопнул рот и сглотнул.
  В несколько шагов подошел к столу, выдвинул из-под стола табуретку и устроился напротив Либестока. Мастер еще раз сглотнул, кашлянул и сказал.
  - Здравствуй Леру.
  - Здравствуйте Мастер, - и со значением в голосе сообщил. - Теперь меня зовут Панкрат. Вот, зашел проведать Кристу и полюбопытствовать, как идут дела. - Либесток кивнул, попытался взять себя в руки и ответил.
  - Криста здорова. - Я улыбнулся и кивнул, а мастер добавил, - Дела идут хорошо. Мы ваши вечные должники Панкрат.
  - Пустое. - Я помолчал и спросил.
  - Знаете ли вы Мастер, где дом благородного Гаренги, и кто это такой. - Либесток задумался и с некоторой запинкой выдал.
  - Гаренга - знахарь и колдун. Очень богатый господин. Его дом рядом с южными воротами, вплотную к стене. Большое двухэтажное кирпичное здание с желтыми стенами и красной черепичной крышей. Вокруг дома высокий забор, - выслушав его, я подумал и изрек.
  - Сейчас я очень тороплюсь, но возможно через месяц или два, у меня появится свободное время и я загляну к вам. О том, что я приходил, никому говорить не нужно. Не нужно никому рассказывать и о том, о чем мы говорили. Могу я рассчитывать на ваше молчание Мастер?
  - Конечно, Панкрат. - Либесток посмотрел на меня, кажется, даже с обидой, а я улыбнулся, переводя свой неудачный вопрос в шутку.
  - Ну и хорошо. Провожать меня не надо.
  Поднялся, быстрым шагом подошел к двери и, не раздумывая, выскользнул из комнаты. Пробежал на цыпочках по коридору, заскочил в кладовку, стараясь не шуметь, осторожно прикрыл за собой створку и шагнул к себе в Храм. Уже переступая порог между кладовкой и Храмом, услышал, что Либесток распахнул дверь своей комнаты и, судя по всему, выглянул в коридор, где естественно уже никого не было. Почти наверняка, после этого наступила немая сцена, так как он рассчитывал увидеть меня в нескольких шагах от двери. Ну что ж, вот так и создаются нездоровые сенсации, а небольшой налет мистики в этом доме мне не повредит.
  Заняв свое место в кресле, закрыл Ворота и поднялся над городом. Сориентировался по Солнцу и двинулся к южным воротам. Желтый дом с красной черепичной крышей не заметить было сложно. Характеристика данная Мастером забору 'высокий' на самом деле слабо отражала реальное состояние вещей. Это оказалась натуральная маленькая крепостная стена. Ну, может только без башенок по углам. Но нет таких крепостей, которых бы не взяли истинные продолжатели дела Ленина и Сталина, тем более, когда у них в руках фантастические возможности Храма.
  По предварительной прикидке, грязно-коричневый забор имел высоту около пяти метров. Для полноты картины, если все соотнести с обычной земной зоной строго режима, у него не хватало только двойного ряда колючей проволоки поверху.
  Нечто похожее только темно-зеленого цвета и без колючки, в детстве, я видел, когда стоял, запрокинув голову у подножья, на ближней даче Сталина. Помню, тогда это произвело очень сильное впечатление. А именно через сильные переживания, в неокрепшие детские души закладываются комплексы, которые мучают потом всю оставшуюся жизнь. Причем, сохраняется лишь сам фактор, а вот построение причинно-следственной связи и обязательно, сопутствующий ей условный рефлекс, могут быть совершенно неожиданными. Например, с тех пор - любая ограда выше одного метра воспринимается мной, как признак нечистой совести...
  На обширном дворе перед домом ни души. Но это еще ни о чем не говорит. Я переместился к желтому строению, начав осмотр с главного входа. Рядом с дверью в маленькой каморке с узкой бойницей во двор, сидел охранник в полном вооружении. На подставке перед ним лежал взведенный арбалет. Второй часовой с арбалетом в расслабленной позе стоял в конце коридора налево от входа и через окно следил за забором с левой стороны двора. Тоже самое имелось по правой стороне. Проскочив через прихожую с маленьким залом и заглянув в комнату с противоположной стороны, обнаружил, что, наблюдая за задами бандитской 'малины' и замыкая тем самым круговой сектор обстрела, в комнате расположился четвертый стрелок. Он тоже по внешнему виду находился в готовности номер один. Две комнаты первого этажа были пустые, а в оставшихся четырех по двое, отсыпались восемь человек. Очевидно, стрелки меняли друг друга через каждые восемь часов. Итого на первом этаже обнаружилось двенадцать боевиков при четырех арбалетах. Очень серьезно.
  Гостей здесь ждали и я должен был получить болт между глаз по первому требованию и без всякого предупреждения. Грамотно. Если бы я не обладал возможностями Храма, у защитников дома имелся хороший шанс прервать мою суматошную линию жизни. И это несмотря на то, что акцию я наверняка бы провел ночью. Но открытое пространство между забором и домом хорошо освещалось, а стрелки, из своих арбалетов, сняли бы меня еще на заборе, как утку, влет.
  Я поднялся на второй этаж. Здесь обнаружил совет в Филях в полном составе. Все обитатели второго этажа собрались в одной большой комнате. Пятеро. Четверо сидели за столом. И первый, кто бросился в, глаза мой старый знакомый 'жрец'. Его косой и цепкий взгляд, брошенный на меня пять лет назад на обрывистом берегу реки, я не могу забыть до сих пор. Рядом с ним расположился сморщенный, плюгавый старикашка и два близнеца цветущего вида - похожие друг на друга, как две капли воды. У двери стоял в полном вооружении, держа обнаженный меч на локтевом сгибе, хорошо одетый господин благородной наружности.
  Разговор за столом шел на повышенных тонах. Один из близнецов орал, брызгая слюною и размахивая кулаками. Его брат кивал головой, поддакивая. Старикашка смотрел на близнеца с презрением и угрозой, а 'жрец' с ненавистью. Словом - семейная разборка в полном разгаре и, судя по всему, длилась она давно.
  Постепенно в голове стал складываться план нападения, но нужно закончить рекогносцировку. В нашем многотрудном деле терминаторов - детали всегда очень важны. Иначе получится по классику жанра... как всегда.
  Я спустился на первый этаж и проверил состояние подвалов. И здесь меня ждал вполне прогнозируемый сюрприз, что лишний раз подтверждало необходимость строго придерживаться правил и инструкций. Все они выстраданы потом и кровью.
  Подвальное помещение имело аж три этажа в глубину и представляло собой комфортабельную тюрьму по средневековым понятиям с хорошо оборудованной пыточной камерой и надежными застенками из двадцати камер. У входа в подземелье, сразу за дверью, на освещенной чадящим светильником площадке, похрапывал тюремщик. Итого в доме имелось восемнадцать человек, не считая узников тюрьмы. В одиночных камерах, коротали время, еще пять человек.
  Теперь диспозиция стала понятна. Можно приступать к ликвидации.
  Руководители клана, заседающие на втором этаже, вряд ли услышат мою суету внизу. Уж слишком они увлечены беседой на повышенных тонах. Посему, больше всего меня волновали восемь человек охраны, почивающих в комнатах. Я помнил и проверил на собственной шкуре высокую квалификацию бойцов Клана. Из этого следовало, что нужно максимально ограничить возможность прямого контакта. Рукопашный бой вряд ли обойдется без шума, а под шумок кто-нибудь мог и убежать. А мне это надо?
  Я проверил оружие и открыл Ворота в пустой комнате на первом этаже. Взял в обе руки по метательному ножу, настроился на сшибку и шагнул из комнаты, без задержки, метнув клинки в оба конца коридора. Один нож с десяти шагов угодил в основание черепа и смерть арбалетчика была мгновенной. Второй я кидал на большее расстояние и угодил охраннику в спину, под лопатку. Стрелок упал сначала на колени, затем на четвереньки. Прежде чем отдать богу душу, он повернул голову, захрипел и попытался посмотреть на своего убийцу. Но это последнее, что у него получилось.
  Оценив качество и последствия бросков, как удовлетворительное, я, стараясь не шуметь, пробежал по коридору в оба конца, подобрал свои ножи и прихватил арбалеты. Положив их у первой из двери с отдыхающей охраной, перебежал к каморке у входа. Дверь в комнатенку оказалась чуть приоткрыта. В маленькую щель была видна спина и бритый затылок стрелка. Вытащив нож, я шагнул в комнату, зажал левой рукой рот стражника и синхронно с этим воткнул клинок в шею, стараясь не испачкаться в крови. Три ноль.
  Прихватив заряженный арбалет, положил его рядом с двумя другими и направился к последнему часовому периметра. Его я успокоил броском метательного ножа, с оттягом для надежности, буквально вколотив клинок в спину под лопатку, не очень заботясь о сохранении тишины.
  В результате первой части акции в моей колоде появились сразу четыре козыря, а именно четыре выстрела из арбалета. Тем самым, задача со многими неизвестными относительно бесшумного устранения отдыхающей охраны, получала свое решение.
  Две комнаты я посетил в стандартном режиме. Стараясь не шуметь, распахивал дверь ногой и стрелял из арбалетов с двух рук, целя в голову. Для сохранения темпа и во избежание случайностей не стал перезаряжать оружие и компанию в третьей комнате пришпилил метательными ножами. С последней парой боевиков пришлось повозиться. Шагнув к двери крайнего кабинета, нос к носу столкнулся с выбегающим стражником. На мой прямой выпад мечом в горло, стрелок почти успел среагировать и присел, уходя с линии удара. Но присел недостаточно быстро и меч вошел ему в левый глаз на глубину ладони. Второй охранник выбегал за ним следом, держа в левой руке обнаженный меч. Ударом ноги в грудь я отправил, не успевшего еще упасть первого стражника, назад в комнату. В результате, он столкнулся со вторым и тому невольно пришлось придержать его правой рукой. Именно эту руку, чуть выше кисти, я ему и отрубил. Отсеченная часть правой руки братка еще падала на пол, когда боевик дернулся назад и скосил глаза на обрубок руки. Этого делать в бою не нужно... себе дороже будет. Противнику надо смотреть в глаза! Ну а раз так, то опять-таки прямым ударом я вогнал меч в оскаленный рот, так что кончик клинка выскочил из затылка, неприятно заскрежетав по дороге на осколках выбитых зубов. Аут. Второй этап акции возмездия занял не более трех минут. С охраной покончено.
  Перезарядив арбалеты, перевел дух и перед тем, как подняться на второй этаж, заглянул в узилище. С некоторой даже долей небрежности ткнул ножом, провернув его на пол-оборота, в горло, спокойно почивающего тюремщика. Говорят смерть во сне - благо. Это счастье он получил в полном объеме. Снял с пояса мертвеца связку ключей и повесил на стенку.
  После этого по лестнице с арбалетами в охапке поднялся на второй этаж. Судя по шуму из-за дверей, собрание продолжалось и было в самом разгаре. Разговор на повышенных тонах продолжался. Очень хорошо слышны вопли близнеца, которого заклинило.
  - Бежать. Нужно бежать, - и невнятный голос в ответ, а близнец продолжал надрываться.
  - Не буду. Не хочу. Мне страшно, - и опять в ответ за дверью, еле слышное.
  - Бу, бу, бу...
  Я достал из кармана и натянул на глаза свою черную шапочку. Оставил заряженные арбалеты рядом с косяком, взял два в левую и правую руку и мощным ударом ноги, практически сломав петли, распахнул дверь в комнату.
  Первый болт получил воин, стоящий на страже рядом со столом. Короткая, утяжеленная стрелка с оперением по всем законам жанра должна была угодить ему в висок и пробить череп насквозь. У него не было никаких шансов. Но случилось чудо! У меня дрогнула левая рука и, стреляя в упор, я промахнулся! Хотя болт все-таки зацепил голову воину, но по касательной, вырвав клок волос у него на затылке и, кажется, слегка оглушив. Второй болт, как и положено, грудью поймал молчащий и кивающий близнец. Сила удара стрелы составляла килограмм сто и его буквально снесло назад вместе со стулом.
  Я бросил на пол разряженное оружие и, выхватив меч, атаковал стражника. Ха, он не зря охранял эту гоп-компанию и по квалификации оказался Мастером меча. В течение десятка секунд мне пришлось постоянно взвинчивать темп и, несмотря на то, что стражник через некоторое время перестал за мной поспевать, талант мечника и длительные тренировки позволяли ему каким-то чудом угадывать направления атак. Причем, этот перец не забывал о нападении и несколько раз очень опасно контратаковал. Не менее минуты я показывал зрителям все, на, что был способен, и не мог ничего поделать, постоянно допуская непростительные ошибки в конечной стадии. В рисунке боя то и дело появлялись, сбои, провалы и черные кляксы. Создавалось впечатление, что кто-то толкает под руку, всякий раз в ответственный момент завершения атаки. Поединок затягивался и пришлось 'протолкнуть' себя на еще более высокий темп боя. 'Здесь' я еще никогда не был, - не уследить, не предугадать мои действия, на этом уровне, невозможно. Я и сам не знал, что буду делать в следующий момент. За меня работали инстинкты, генетическая память и мой 'нежный и ласковый' Зверь.
  В результате, я почти синхронно: отрубил воину левую руку, затем правую с мечом и проткнул горло Мастера меча с проворотом. Падая, воин взмахнул руками, как птица крыльями, и струя крови из обрубка отрубленной руки очень эффектно плеснула на лицо еще живого близнеца, сидящего с открытым ртом.
  Возвращение к нормальному ритму жизни для меня сопровождалось сильной слабостью и дрожью в коленях. Хотя, даже в этом было некое несоответствие затраченным усилиям.
  Отскочив назад в коридор, я нагнулся и подхватил третий заряженный арбалет. Направил его на оставшихся в живых руководителей Клана, целясь примерно посередине между знакомым мне лично 'жрецом' и убогим старикашкой.
  Немая сцена, что называется - не ждали. Хотя мой старый знакомый всему происходящему, похоже, не очень и удивился. Я рявкнул.
  - Всем встать. Повернуться лицом к стене.
  'Жреца' с близнецом будто пружиной подбросило на ноги. С грохотом упали стулья, на которых они сидели. Как заводные, оба повернулись кругом и встали лицом к стене. Старикашка остался сидеть за столом. Я перевел взгляд на него и посмотрел в глаза. Это было нечто! В глазах клубился черный туман. Убогий-то оказался крутым экстрасенсом и с ходу попытался меня загипнотизировать. Я перевел прицел арбалета ему между глаз, теперь уже понимая откуда ветер дует, и почему схватка с мечником оказалась такой непредсказуемой и тяжелой.
  Я криво усмехнулся - гипнотизер это не увидел через шапочку, но почувствовал. А из глубин моего Я, на помощь, полез порыкивающий Зверь, ломая волю к сопротивлению моего контрагента. А тоже вам не пальцем деланный и у меня есть козыря в рукаве! Палец на спусковом крючке арбалета напрягся. Убогий все увидел, оценил, сморгнул и гипнотический туман в его глазах растаял. Я прошипел.
  - Ты не понял? Урод. Встань лицом к стене. Руки положи на стену.
  Перекособоченный горбатый карлик сполз со стула и проковылял к стене. Одна его нога оказалась короче другой сантиметров на двадцать и, учитывая его рост, метр с кепкой - это выглядело особенно отталкивающе. Видимо, в молодые годы его пытали и пытали жестоко. Но в облике экстрасенса не чувствовалось страха или растерянности. Сие был тертый калач и, как только он положил руки на стену, я разрядил арбалет, выстрелив и пришпилив ему ладонь правой руки к стенке. Убогий от неожиданности обезножил, замычал и повис на прибитой к стене руке. Ко всему прочему он еще оказался и немым. Кто-то славно в свое время над ним поработал в пыточной камере. Стоящий рядом близнец, косо посмотрел на это безобразие, заскулил и съежился.
  Я сделал широкий шаг и оказался напротив спины 'жреца'. Положил на стол разряженный арбалет и быстро обыскал старого знакомого. У него нашлось два ножа. Один нормальный, боевой на поясе и второй в сапоге очень похожий на обычную бандитскую заточку. Я отбросил ножи к противоположной стене. У старикашки-экстрасенса на груди висел маленький, декоративный кинжальчик. Особо и думать не надо - он использовался исключительно в целях колдовства и изуверства. Эта волшебная булавка тоже отправилась к стене в общую кучку. А близнец удивил - у него не было ничего из оружия. Ни режущего, ни колющего - пусто.
  Теперь можно переправлять пленников в подвал. Коротким ударом в основание черепа я вырубил 'жреца' и схватил старикашку за горло, повернув его лицом к себе. Несмотря ни на что, 'убогий' не терял самообладания. В нем не чувствовалось ни капли растерянности. Сильная личность, готовая к коварному удару и побегу в любой подходящий момент. Однако, мы видали и не таких, а в застенках гестапо начинали петь соловьем самые-самые. Но старикашку нужно обезвредить и сломать. Причем сломать быстро. Я достал нож и медленно сначала правый, затем левый - выколол ему глаза. Сильная личность, уже без всякого притворства, обмякла в моих руках. То, что надо...
  Повернувшись к близнецу с ужасом краем глаза, наблюдающему за моими действиями, спросил.
  - Как тебя зовут?
  - Мэ-э-э..
  Пришлось ощутимо кольнуть его в бок ножом и повторить.
  - Имя. - Сглотнув, близнец поспешил с ответом.
  - Гаренга господин.
  - Как зовут колдуна?
  - Кадор.
  - А этого, - и кивнул в сторону 'жреца'.
  - Энтон, господин.
  - Бери Кадора за шкирку и волоки его вниз в подвал. Пошел.
  - Я понял, господин. Я сейчас. Я быстро господин, - засуетился Гаренга.
  Схватил 'жреца' в охапку и потащил из комнаты. Я не стал его поправлять, похоже, он до судорог боялся даже прикоснуться к экстрасенсу. Поэтому пропустил его вперед, выдернул болт из стены и подхватил колдуна, по-прежнему пребывающего без сознания, за здоровую руку. Затем двинулся следом за Гаренгой, пересчитывая бритым затылком черного колдуна все ступеньки лестницы.
  Протащившись вместе со 'жрецом' мимо тюремщика со вскрытым горлом, Гаренга опять потерял лицо, остановился, закатил глазки и начал поскуливать, как побитый пес. В прочем, это продолжалось только до первого пинка под зад.
  Прихватив по дороге из штакетника запасные факелы, я подсветил коридор и скомандовал Гаренге занести 'жреца' в камеру для пыток. Пропустил его вперед и затащил туда же колдуна. Бросил экстрасенса у стенки и вышел, закрыв камеру со всеми троими на ключ. Поднявшись на первый этаж, еще раз проверил, но более внимательно, наличие летального исхода у стражников. Один еще дышал и пришлось прирезать подранка. Оглядел через окна двор со всех сторон - вроде все тихо, и вернулся к себе в Храм через Ворота.
  С минуту постоял, бездумно рассматривая кресло, затем вошел в Систему, закрыл старый проход в комнате и открыл новые Ворота в тюремном подвале.
  Вышел через них в пустой камере и снова поднялся наверх в прихожую для того, чтобы закрыть дверь в узилище на мощный засов. Теперь можно начинать конкретные дознавательские действия. Сломать дверь тюрьмы с надежным запором снаружи весьма непросто. В любом случае, это невозможно сделать так, чтобы я не услышал шума и не успел вернуться в Храм.
  Открыв дверь камеры пыток и осветив ее факелом, в очередной раз удивился живучести и воле колдуна. Это был настоящий серый кардинал при Гаренге и остальных. В одном лице: черный паук в темном углу и дергающий за ниточки кукловод. Монстр успел прийти в себя и в настоящий момент стоял вплотную перед дверью, вытянув руки перед собой. Даже слепой и искалеченный, он искал выход. И, что самое интересное, ведь найдет тварь... если не мешать. Такую гадину оставлять в живых просто преступление. Я переложил факел в левую руку и от души с разворота правой двинул ему между глаз, которых у него уже не было. Урод отлетел к противоположной стене, где и прилег в уголке в глубоком нокауте.
  Переступив через порог камеры, воткнул факел в подставку и внимательно огляделся. Гаренга сидел на корточках у стенки, мелко стучал зубами и согласен был на все. Энтон прикидывался ветошью и очень правдоподобно играл роль потерявшего сознание. Та еще змеюка и хамелеон. Когда я уходил, то запомнил положение, в котором он лежал. Сейчас его поза была другой. И самое главное, кулак его правой руки скрывался в рукаве.
  Я скомандовал.
  - Всем встать. Лицом к стене.
  Мою команду без колебаний выполнил только Гаренга. 'Жрец' продолжал разыгрывать спектакль. Я хмыкнул и зажег второй факел. Затем, вытянув руку, ткнул горящим факелом 'жрецу' в ухо. Энтон дернулся и заорал. Я добавил.
  - Кое-кому нужно уши прочистить. Встать. Руки на стену. - Энтон зашипел, поднялся и уперся руками в стену камеры.
  Я подошел к нему сзади, просунул нож за шиворот плаща и резким движением разрезал одежду сверху вниз. Затем раскроил материю вдоль рук, начав с правого рукава и закончив левым. За пару секунд моих действий Энтон остался, в чем мать родила. Носком сапога сгреб остатки его одежды в сторону и быстро сделал очередной шмон лохмотьев. Как и подозревал, в рукаве оказался спрятан тонкий стилет, внешне смахивающий на спицу. Очень удобное и подлое оружие, предназначенное для того, что бы ткнуть сзади, под лопатку, в толпе.
  Повертев стилет в руках, прицелился и вогнал его Энтону, по едва обозначенную гарду, в болевую точку 'шоу-сань-ли' в районе предплечья. 'Жреца' затрясло и выгнуло дугой. Медленно с проворотом вынув стилет из раны, ткнул в точку 'чжи-гоу'. У бедного Энтона от боли случилось недержание мочи. Бывает. Но это у нас только начало.
  Взяв из кучи в углу камеры кандалы, надел на всех троих. Причем, Энтону и колдуну завернул руки за спину. После этого по очереди подтащил к крючьям в стене и подвесил, смоделировав некий аналог дыбы. Гаренгу закрепил на стене по-простому, без претензий. Смахнул трудовой пот со лба и начал допрос с самого слабого звена, с Гаренги.
  - Что за люди сидят здесь в камерах? - Гаренга, захлебываясь от желания услужить, начал облегчать душу, закладывая всех и вся.
  - На первом этаже справа по коридору сидит малолетний сын и наследник графа Криваса. В конце коридора в камере находится Баренго - магистр нашего Ордена. Он не поладил с Кадором. Последние пять лет объявлялось много претендентов на руководство в Ордене. Он один из них. В свое время его к нам прислали из Адерабада в качестве надзирающего. На втором этаже в конце коридора сидит маркиз Веньял - личный друг короля. В камерах напротив его жена и дочка. - Подумал, шевеля губами, и выдохнул. - Все. - Я повернулся к Энтону и спросил.
  - Ты ничего не хочешь добавить, жрец.
  Мой старый недоброжелатель скромно промолчал и я сделал ему замечание.
  - Когда я спрашиваю, нужно отвечать, - и, подкрепляя словесную команду действием, воткнул стилет в точку 'цзянь-цзин' на правом плече. Энтон засучил ножками, прогнулся назад и застонал. Я подождал пару секунд, медленно вынул и воткнул стилет в точку 'чжун-фу'. Бандит заскрипел зубами с такой силой, что начала крошиться эмаль. Затем его прорвало и он дико закричал, а я добавил, повысив голос. - Не слышу ответа, Энтон.
  - Гаренга сказал правду, Черный, - выдавил из себя боевик, когда его слегка отпустила, невыносимая боль.
  - Молодец. Ведь можешь, когда хочешь, - и повернулся к Гаренге.
  - Кто еще из адептов ордена находится в городе.
  Гаренга начал подробный рассказ о соратниках с описанием точного местонахождения, особенностей характера и положения в иерархической структуре Ордена. Описание получилось путанным и длинным. Временами я останавливал Гаренгу и просил подтвердить полученную информацию у Энтона. Малейшая задержка с ответом с его стороны побуждала продолжать 'иглоукалывание'. Уже через полчаса напряженной работы его же собственным стилетом я сформировал у Энтона почти безусловный рефлекс. Очень любопытно было наблюдать за его потугами, когда он действительно не знал, что сказать, но обязан был ответить.
  Все это время я ощущал жесткий энергетический прессинг со стороны колдуна. Этот монстр и не думал сдаваться. В конце концов мне это надоело.
  Я шагнул к Кадору, приподнял ему голову и спросил.
  - А ты чего молчишь, чудовище?
  В ответ колдун заскрипел зубами и я медленно продавил стилетом ему грудь, вогнав заточку по самую рукоятку, проткнув сердце насквозь. В лучших традициях всех колдунов, этот местный Распутин, мычал и дергался на цепях со стилетом в сердце еще несколько минут. Но здоровые силы природы взяли-таки свое, и я, наконец, констатировал летальный исход. Не хватало еще мне где-то искать и ловить зайца с уткой, как у Кощея, или вбивать ему в грудь осиновый кол, как вампиру.
  После примерно четырех часов 'работы' с подследственными я получил ответы на все вопросы, которые сумел задать. Адепты выложили все, что знали и о чем только догадывались, а Энтон погрузился в глубокое беспамятство, которое временами прерывалось конвульсиями отдельных частей тела. Его организм явно пошел вразнос, что-то там я у него задел жизненно важное и ему 'иглоукалывание' не пошло на пользу. С минуту подумав, не забыл ли что-нибудь спросить, я ударил 'жреца' стилетом в сердце и оставил заточку у него в груди. Как всякий нормальный человек Энтон умер мгновенно.
  Всех выданных мне соратников Гаренги и Энтона я посчитал неопасными. За исключением двоих киллеров, профессионалов высокого класса. Они в настоящий момент находились в пустом доме, у похищенного Кланом маркиза Веньяла. Убивцы сидели в засаде и ждали приезда старшего сына маркиза с целью его ликвидации. Молодой человек должен был объявиться не раньше, чем через сутки, и с оказанием сиюминутной помощи можно подождать, но с этими двумя, обязательно нужно разобраться... радикально.
  Предупредив напоследок Гаренгу, что он должен рассказать все людям короля, и добавив ему по ребрам с обеих рук для закрепления эффекта, оглядел камеру. Оставалось у меня чувство какой-то незавершенности. Глаз зацепился за колдуна. Я хмыкнул, вспомнив различные фантастические 'пособия' по уничтожению волшебников. Сделал несколько шагов, зашел сбоку и одним ударом меча отрубил ему голову, откатив ее затем ударом ноги в угол камеры. Теперь все, - в этом гнезде порока, все точки над 'ё' расставлены.
  Оставив дверь пыточной открытой, подхватил связку ключей и направился отворять камеры четверым узникам тюрьмы. Но сначала заглянул в камеру к пятому страдальцу и прирезал его без всяких затей, хотя он, щурясь от света факела, смотрел на меня с радостью и надеждой. Ну, не буду же я ему пояснять, что, то, - что он Баренго не поладил с вампиром Кадором, еще не основание для отмены моего приговора всем функционерам Клана.
  Жену Веньяла и его маленькую дочку пришлось из камеры выносить на руках. У маленькой шестилетней девочки оказались сломаны обе ноги, причем на одной ноге перелом был открытый и скорей всего на всю жизнь она останется хромоножкой. Вид девочки замордованной до потери голоса, вызвал у меня желание вернуться и поломать ноги у Гаренги. Причем, в нескольких местах. Но основной идеолог и заплечных дел мастер здесь был Кадор, все остальные так... на подхвате. Как это говорили настоящие немцы, - выполняли приказ. А колдун у меня получил по полной программе, в лучших традициях святой инквизиции и застенков НКВД. Да и Энтон, в последние часы жизни пожалел, что родился на свет. Так, что возвращаться, пожалуй, не с руки.
  Молодую женщину, жену Веньяла, разбил паралич, но скорее всего на нервной почве. По моей оценке, диагноз для нее благоприятный. Черный колдун использовал ее для своих экспериментов, а это, я почувствовал на собственной шкуре, кому угодно малым не покажется. Сам Веньял находился в здравом уме и твердой памяти. Просто был сильно избит. Создавалось впечатление, что мучители хотели на каждом квадратном сантиметре его тела оставить по синяку. Как результат, его тело приобрело совершенно уникальный окрас. И все-таки, хоть и с трудом, но он мог передвигаться без посторонней помощи.
  Малолетний наследник графа Криваса выглядел внешне молодцом, но психика мальчика начала давать сбои и он оказался жутко покусан крысами. Его не пытали и не били, но в течение многих дней слушать в полной темноте страшные крики из пыточной и отбиваться от свирепых крыс, испытание не для малолетнего ребенка. От всего этого на меня повеяло чем-то знакомым, земным. Здесь в подземелье ощутимо смердело гнилым зинданом и 'благородными' горцами.
  Молча вложив в руки Веньяла связку ключей, выскользнул в коридор и вернулся через Ворота в Храм. Отдохнув в кресле минут пятнадцать, что оказалось явно недостаточно, отыскал в городе дом маркиза. В доме действительно поджидала засада. Двое.
  Открыть Ворота, так чтобы никого не потревожить, можно было только в единственном подходящем месте - на чердаке. Переместившись на чердак, приподнял крышку люка в комнаты, свесился в проем и из этого неудобного положения сделал два броска ножами. Оба раза неудачно. Первый нож угодил киллеру в бедро, а от второго боевик почти уклонился, нож чиркнул его по плечу. Это было прямое указание свыше, что усталость берет свое, но отступать поздно, тем более что оба киллера вооружены только холодным оружием.
  Вывалившись из люка и, сделав без всякого блеска сальто через голову, я мягко приземлился на обе ноги, успев в воздухе выхватить меч. В следующее мгновение пришлось отбивать прямой выпад в голову от боевика раненого в ногу. Отскочив к стене, отметил, что второй убийца заходит с левого фланга. Подцепив ногой табуретку, отправил ее в ноги раненому в бедро. Ха, с такой, как у него раной, особо не попрыгаешь. Табуретка удачно попала боевику в колено. И практически синхронно с ударом мебелью я достал его прямым в горло. Один ноль.
  В это время второй киллер ткнул меня мечом в бок. Удар получился отменный и отбросил меня к стене, но слава Мастеру оружейного дела - кольчуга в очередной раз спасла жизнь. Один-один. И сразу же мой противник, словно проснувшись, взорвался каскадом ударов, слева, справа, снизу, сверху. Я ушел в глухую защиту, но даже это оказалось сделать очень непросто. Буквально через несколько минут бешенного спурта я начал уставать - укатали Сивку крутые горки, но и мой противник постепенно стал снижать темп атаки... Все-таки везучий я человек.
  Боевик был отменно тренирован и мог бы, судя по всему, в первоначальном темпе работать гораздо дольше. Если бы все происходило по такому сценарию, то в том состоянии, в котором я сейчас пребывал, у меня не было шансов. Через не очень продолжительное время киллер порубил бы меня в капусту. Но он потерял много крови и продолжал терять, слабея все больше с каждой потерянной каплей. Удар метательным ножом, хоть и по касательной, но разрезал тело и обеспечил очень неприятную рану. Она обильно кровоточила, а постоянное движение раненым плечом не давало крови свернуться. Вся правая сторона груди убийцы пропиталась кровью. Мне оставалось только одно - сцепить зубы, отражать удары, терпеть и ждать...
  Как только киллер плаща и кинжала решил, что не худо бы и передохнуть, а для этого пора переходить к обороне, я выхватил нож и сделал двойной выпад. Мой противник блокировал меч и почти уклонился от ножа. Почти, потому что опять по касательной, я вскрыл ему другое плечо. Дальше оставалось только в среднем, щадящем темпе отмахиваться мечом, блокируя удары, и одновременно угрожать противнику ножом, заставляя шевелиться. Как результат, через короткое время я рассек ему лицо и он перестал видеть правым глазом. Чуть позже ранил в руку и, вложив в удар последние остатки сил, наконец-то, разрубил ключицу вместе с ребрами грудной клетки. Аут. После этого осталось только добить, чтобы не мучился.
  Покачиваясь от усталости, не найдя стремянки и нагромоздив кучу мебели, с трудом влез в люк на потолке. Захлопнул крышку и вернулся к себе в Храм, закрыв Ворота. В глазах мельтешили черные кляксы, сердечко колотилось через раз, руки будто налились свинцом, а ноги подрагивали от усталости. Когда поднимался по лестнице, проклял все и меня мотало от стены к стене. Как заезженная пластинка в голове постоянно крутилась мысль, что хорошенького понемножку, и давно пора в койку.
  Вывалившись в прихожую, приказал дежурившему Каро.
  - Раздеть, - и пока он стягивал с меня кольчугу и все остальное, очень старался не шипеть от боли в подбитом боку. А затем, поддерживаемый братьями с двух сторон, добрался до кровати, рухнул пластом и отключился.
  
  Проспал не меньше двенадцати часов, проснулся бодрым, но назвать свой сон спокойным я бы не смог. Остался какой-то неприятный осадок. Нечто похожее бывает с похмелья, хотя я человек и не пьющий, но раз в год случается всякое. И тем не менее, еще не раскрыв глаза, верхним чутьем хорошей охотничьей собаки уловил запах жаренного мяса. Сглотнув слюну, быстро оделся и, закончив водные процедуры, направился за обеденный стол закусить, чем бог послал.
  А сегодня Боги Света и Тьмы в лице их аватары Дервуда и Дели, послали мне на серебряном блюде молочного поросенка с золотистой хрустящей корочкой, обложенного со всех сторон овощами. Я отрезал первый кусочек, истекающий жирком, похрустывая, прожевал, сглотнул и внутренне зарычал от наслаждения.
   Пир Богов, точнее, пир их ближайшего и верного соратника, продолжался не менее часа. Все это время Дели, как челнок прядильно-чесальной машины, сновал от стола на кухню и обратно, всякий раз с новой переменой блюд. Я съел все. Вдумчиво и с толком. Временами хмыкая, цыкая зубом и с удовлетворением кивая головой.
  В конце трапезы, запивая все малиновым соком, решил для себя обязательно захватить с Земли первоклассного чая. По здравому размышлению, это не высокотехнологичный продукт. Ничего нового в этот мир не привнесет. Нужно только сжигать упаковки пачек или использовать развесной вариант. И к тому же, все это действо будет проходить под грифом 'Для служебного пользования', то есть использоваться исключительно в пределах стен этого дома или среди особо доверенных лиц.
   Закончив трапезу, поднялся из-за стола и, предупредив своих соратников, что отлучаюсь ненадолго, спустился в Храм. Вошел в Систему и открыл Ворота на знакомом озере. Погоды стоили на четверочку с минусом. Солнце закрывали тучи, недавно прошел дождь, но было тепло и безветренно. Поплавав минут десять, вернулся на пляж. Чувствуя внутреннюю необходимость, подошел и плотно обнял высокую сосну, прижавшись к ней щекой. Дерево это живой биологический проводник, а у меня в душе, с подачи колдуна, накопилась грязь его черных эманаций. Постоянно, как застарелая зубная боль, чувствовался внутренний дискомфорт. В народе это состояние иногда называют сглазом. Колдун биоэнергетическим ударом хотел нанести мне вред, но с защитой у меня все в порядке. И все-таки, остаточные явления после нападения, хоть и исчезнут с течением времени сами собой, но для нормального существования здесь и сейчас, требуют коррекции.
  Не ощущая тока времени, прислушивался к тому, как с меня через сосну стекает неестественная усталость. И через короткий промежуток почувствовал, что дерево под завязку полно черным ядом колдуна. Стало жалко сосенку. Скоро, вроде бы без всяких видимых причин, дерево засохнет. Виноватым в его смерти буду я. С трудом отлепившись от ствола, перешел к столетней елке, уперся в нее ладонями и завершил лечение. Это дерево должно оклематься...
  Лечение прошло успешно - восстановился я полностью. Можно возвращаться, но я решил немножко посидеть, подумать и постараться сформулировать свои цели и требования к Земле, людям и России.
  Следует срочно исправлять ситуацию и возвести в ранг непреложного закона заповедь - око вместе с головой за око. Для этого следует внести изменения в уголовный кодекс. Смертная казнь - ключевой элемент правосудия и вводится во всех странах и на всей территории земного шара. Все, кто против - будут наказаны... посредством высшей меры.
  В России автоматически должно стать так, чтобы максимальный срок отсидки был десять лет, а количество ходок - две. Дальше вышка. На второй ходке, срок по любой статье умножается на два. В тюрьме человек может просидеть не более недели. За это время ему должен быть вынесен приговор. После вынесения приговора заключенный отправляется в лагерь. Лагерь трудовой. Работать, и работать в поте лица должны все - двенадцать часов. Двенадцатичасовой рабочий день без праздников и выходных. Если зек не хочет работать, его наказывают плетьми, но не более трех раз по десять плетей. Если зек заслужил четвертую порку, то высшая мера - он не исправим. В России зеки будут строить - дороги в самых неосвоенных районах, жилье и прочее. Одним словом - сказку делать былью. Тяжелая физическая работа на свежем воздухе полезна для здоровья.
  К счастью, в моей Стране, есть целая неосвоенная планета - Сибирь, Дальний Восток и Крайний север. Если бы вместо того, чтобы посылать мартышек в космос, страна и народ занялись развитием и обустройством диких и пустынных районов, то средства и ресурсы были бы израсходованы с гораздо большей пользой.
  В космосе же в первую очередь следовало развивать космическую связь и подмять под себя весь мир, предоставляя услуги связи. Причем, в ближнем космосе должны работать автоматы, а про дальний, надо вообще забыть лет на сто. По крайней мере, до тех пор, пока на улицах живут нищие взрослые и беспризорные дети, старики-пенсионеры глядят голодными глазами, а богатенькие Буратины из Штатов и прочих стран покупают в моей стране детей (в основном на органы) и женщин по сходной цене.
  Наличие в стране беспризорников это наипервейший признак геноцида. Причем, в его самом паскудном - вампирском проявлении, так как осуществляется он при наличии немеренных денег у правительства и с молчаливого одобрения кровопивцев из правящей 'элиты', насосавшейся крови по самое не балуйся. Нормальные люди на такое поведение не способны, но в среде вампиров, это обычное явление. Вурдалаки-олигархи ведь размножаются, когда пьют чужую кровь, и простые человеческие радости им вроде, как и не к чему.
  Космос же это абсолютно инородная среда. Люди после продолжительного существования в невесомости возвращаются на Землю больными, часто в инвалидной коляске, с мягкими костями, которые можно перешибить соплей. И все-таки, с упорством идиотов от рождения, целый день ковыряющих пальчиком стенку, две державы и примыкающие к ним придурки, пытаются обустроить то, что обустроить для жизни человека невозможно в принципе. Предел глупости. И, если американам это простительно - им закон не писан, они родились такими ущербными, то для России это беда.
  Кто-то, из особо умных, сформулировал один из базисных законов мироздания, - 'Все, что может сломаться, ломается. Что не может сломаться в принципе, - ломается тоже'. На земле, если сломался автомобиль, его можно теоретически отогнать на обочину и починить. В космосе, так не получится. Если, что-то накрылось медным тазом, то с концами... Конкретный пример - челноки, которые просто обязаны ломаться... из принципа. Вот только непонятно - почему так мало жертв и катастроф? Всего лишь два сгорели в атмосфере. Везет, наверное, но... еще не вечер.
  Конечно, можно сказать, что пилотируемые полеты - это в некотором роде отходы военного производства, но это лукавое объяснение. Те же цели могли быть достигнуты с большей эффективностью и без человека. Скорее всего пилотируемые полеты осуществлялись из-за чьего-то маниакального желания за чужой счет осуществить невозможное и воплотить свою личную детскую идефикс. В некотором роде - отрыжка после чтения фантастических романов или недержание мочи - после сказок на ночь в раннем детстве.
  Я считаю в России космос не вверху, космос под ногами и преимущественно на севере и востоке. И так будет еще очень долго. Можно сказать, - всегда.
   Далее. Наворованные деньги должны быть возвращены в полном объеме и в любом случае. У особо выдающихся, кто отличился в особо крупных размерах, буду отрубать куски от организма, пока деньги не вернутся на специальный счет в Сбербанке или... от человека останется только туловище и шелудивые ручки. Если обрубок будет упорствовать, за него ответят родственники. Все, кто может прикоснуться к деньгам или постарается использовать наворованное в личных целях. Если у ворюги нет родственников, ответит организация, банк или государство, где хранятся украденные средства.
  В исключительных случаях, если преступник считает, что смертный приговор ему вынесен ошибочно, он может обратиться с прошением о помиловании на мое имя. В случае оговора или ошибочного приговора, осужденный получит свободу, а судьи и следователи будут наказаны. В случае преднамеренного вынесения несправедливого приговора - наказаны жестоко. Если вердикт суда подтвердится, и мое время на расследование потрачено зря, преступник умрет в мучениях и сто раз пожалеет, что пытался обмануть Представителя Господа Бога на Земле. Здесь я подумал о страданиях контрабандистов, которых усаживали на толстый кол...
  И вообще, пора восстанавливать добровольные народные дружины, а то каждый прыщ с горы окружил себя секьюрити и думает, что это поможет ему сохранить наворованное барахлишко. Охраной должны заниматься те, кому положено по штату - МВД и, в исключительных случаях, армия. Все остальные крепкие мужики обязаны создавать общественно полезный продукт. Профессию - охранник, также как и высокие заборы вокруг частной собственности, следует вычеркнуть из списка ныне живущих.
  
  Спустившись к себе в Храм, поосновательней устроился в кресле и двинулся на Землю. Проскочив дырку между панелями высотки, первым делом заглянул к себе домой.
   За те несколько дней, что отсутствовал на Земле могло произойти много событий. Цивилизованный мир должен был встрепенуться и насторожиться, криминальная братия обязана пребывать в панике, а сочувствующие им 'гуманисты' биться в истерике, захлебываясь слезами и размазывая сопли по лицу, скорбя о загубленных жизнях криминальных 'авторитетов'. Этим, последним, я обязательно пропишу... особо.
  Нужно просмотреть новости, как текущие, так и в интёрнете. Но самое главное, прежде чем выходить в мир, следовало проверить - не раскрыли ли мое инкогнито и не посещал ли кто-нибудь квартиру.
  Я переместился на лестничную клетку перед дверью. Нырнул в прошлое и начал просмотр, останавливаясь и рассматривая всех, кто проходил мимо или подходил к двери. Ничего подозрительно не обнаружил, но по здравому размышлению, решил не рисковать, а отправиться на тайную квартиру одного из воров 'в законе', благополучно долетевшего до Нью-Йорка в виде трупа. Несколько таких осиротевших квартир после зачистки, я присмотрел еще в прошлый раз.
   Осуществив аналогичную проверку на выбранной 'малине', открыл Ворота и по-тихому забаррикадировал входную дверь кучей мебели и мусором. Теперь, даже взорвав ее с площадки, мгновенно пробиться через прихожую в комнаты с криками ура будет невозможно и я успею улизнуть.
  После этого следовало озаботиться соответствующей техникой. Компьютер с интёрнетом и телевизор в квартире у авторитета были, но машина мне требовалась заточенная на графику, с современными интерфейсами и возможностью обработки цифровых снимков. Здесь, с налету проблему не решишь...
  Включив телевизор и не найдя последние новости, решил подождать и предался размышлениям. А нужно ли все делать самому? Лучше найти хорошего спеца. Заплатить хорошие бабки, пугануть для гарантии и пусть пашет. Совмещаем тем самым приятное с полезным. Мороки с обработкой информации все-таки много. А мое время это деньги... причем о-очень большие. Оптимальным вариантом было бы взять навороченный ноутбук. Периодически скачивать на него снимки и оставлять с информацией, заданием и деньгами в заранее оговоренном месте.
  Было уже далеко за полночь и, просмотрев евроньюс, был приятно поражен. Хитрые общечеловеки притихли... до выяснения. Никаких тебе демонстраций. Ругань исключительно политкорректно, шепотком в кулачок. Общие рассуждения, переходящие в тихую панику. И все на одно лицо - напуганы до полусмерти и непонятно кого карать. Как всегда за свободу и процветание Европы заплатила Россия. Но так просто отвертеться в этот раз не получится. Истинная сущность общечеловеков еще проявит себя и я буду тут как тут, чтобы вправить мозги сразу, не отходя от кассы.
  Сплюнул в сухую и решил вернуться на Базу.
  
  Проснувшись утром, позавтракав и выслушав доклад Дервуда о текущем моменте, который, как всегда, не блистал новостями, я захотел уединиться. Нужно продумать планы на ближайшее будущее. А место для миросозерцания и размышлений должно быть особым. В результате долго перебирал в голове впечатления от различных мест, которые успел посетить в Новом Мире, и ничего лучше не придумал кроме Ласковой реки.
   Прихватив на всякий случай лук и колчан со стрелами, спустился в Храм и вышел на знакомом косогоре рядом с рекой недалеко от поваленной сосны. Спустился вниз и присел в естественное кресло, которое создал господь Бог с помощью сильного ветра из корней поваленного дерева. Расслабился, постарался отсечь все лишне и задумался.
   То, что с Кланом должно быть покончено, не вызывает сомнений, но вот лесные братья. В большинстве своем это крестьяне, которым никто не предложил альтёрнативы их скотскому существованию. В конце концов Австралия и Сибирь обустроена именно такими людьми. Я обязан дать ватажникам шанс. Это только в либеральной философии все остальные, кроме меня любимого, расходный материал. Но я то не либерал-фашист и мыслю иными категориями.
   Денег у меня много, а далеко на востоке есть Страна Островов. Можно попробовать организовать небольшое переселение. Отправить в поход за лучшей долей тех, кто услышит мой призыв. Сердце мое полно сострадания и я не хочу карать всех подряд. Ну, а с теми, кто будет упорствовать, кому свобода и тяжелый труд не заменят никогда легких денег, можно поступить в соответствии с законами военного времени. Главное довести до сведения всех заинтересованных лиц, что существует две возможности, и у них есть право выбора.
  То, что желающие сменить обстановку будут и их будет много, у меня сомнений нет.
   В этой связи, нужно наметить и проверить маршрут переселения. Найти руководителей и организаторов. Договориться с властями. Осмотреть предполагаемые места расселения. Дать людям карту и инструкции. Кое0какие первичные навыки... И многое, многое другое. Море работы - океан проблем. Но все равно - Панкрат, отец новой нации! Это звучит гордо.
   За поворотом реки послышалось хлопанье крыльев и грубый гогочущий голос 'гаггэ'. Я вскочил на ноги, по удобнее пристроил колчан, достал стрелу и натянул тетиву. Вдоль реки, как цельнометаллические монопланы низко над водой, тянули два гуся. Глаз выцелил упреждение в три гусиных корпуса вперед. Это только кажется, что птицы летят медленно. Крупный размер и редкие махи крыльями скрадывают расстояние и большую скорость полета. Пуск. Тетива еще не успела щелкнуть по рукавичке, а я накладывал вторую. Выстрел. Конечно, я не Робин Гуд и на расстоянии в сорок метров попасть в крупную птицу невелика заслуга. Но птицы летели и, как известно, скорость полета у гусей до восьмидесяти километров в час, а практиковаться в стрельбе из лука я начал всего ничего. Прямо скажем - не с младых ногтей! Тем не менее, оба выстрела оказались отменными. Я остался собой доволен. Гуси встретились с моими стингерами в точно рассчитанной точке. Споткнулись в полете и кувырком обрушились в воду. В какой-то момент у меня даже мелькнула мысль, а нет ли у стрел головок самонаведения.
   Положил лук на берегу и по поваленной сосне добежал до центра реки. Нагнулся с дерева и подхватил с воды, проплывающих птиц, сначала одного, затем другого. Вот и обед, и ужин, ешь - не хочу.
   Это оказались гуси-гуменники с белым брюшком, желтыми ногами и черным клювом с розоватой перевязью. Птицы упитаны сверх всякой меры, в каждом килограмм по десять. Впрочем, ничего удивительного, все-таки осень на носу.
   Положив добычу в тенек и разглядывая белые грудки птиц, понял, что размышлениям моим пришел конец. Место я выбрал хорошее, доброе, но уж очень хлебное. Думать нужно там, где никто не мешает и выполняется условие: два 'П', четыре 'С' и ничего кроме. Вздохнул, связал птиц за шеи, перекинул через плечо и вернулся на Базу. Поднявшись наверх и зайдя с добычей на кухню, где колдовал Дели, положил связку у двери и буркнул.
  - Одного пожарить, второго закоптить. Если не вернусь к вечеру, можете есть гусей без меня. - Повернулся и направился назад в Храм.
  Пора приступать к обустройству своего существования на Земле.
  
  Выскочив в знакомом месте в Москве, опустился вниз в подвал высотки. Нашел еще одну широкую, почти герметичную щель между перекрытиями. Здесь решил устроить промежуточный склад. После этого направился в ближайший универсальный магазин, где просмотрел комплектацию мебельного отдела. Требовался легкий и прочный складной столик. Довольно быстро нашел подходящий экземпляр и, заглянув на склад магазина, через малые Ворота перетащил столик в Храм, оставив на пустом месте маленькую стопку баксов. Затем установил столик перед зеркалом.
   Теперь можно двигать за нормальными деньгами. Первоочередных претендентов на экспроприацию имелось двое - Саудовская Аравия и Штаты. Штаты из-за того, что сами печатают деньги и наштамповали их сверх всякой меры, причем, ничем не обеспечив даже на половину. А Саудовская Аравия из-за божественного происхождения доходов, какой мне представлялась плата земельную ренту. Подумав и взвесив, начал с Саудитов.
  Поднялся на километр вверх и двинулся на юго-юго-запад в сторону Аравийского полуострова, постепенно наращивая скорость до двадцати махов, и высоту движения до тридцати километров. В первую очередь меня интересовали банки в Эр-Рияде.
  Почти четыре тысячи километров до северного тропика, ориентируясь в основном на акватории Черного и Средиземного морей, преодолел минут за десять. Некоторое время пришлось барражировать над центром полуострова, чтобы найти 'Звезду востока'.
  Как только город был найден, резко сбросил скорость и спикировал вниз. Еще минут десять полетал над улицами в центре города, рассматривая вывески на домах. Обнаружив Национальный банк, переместился внутрь. В подвале нашел хранилище иностранной валюты и заглянул в сейфы. Количество, интересующей меня наличности, не произвело сильного впечатления. Не более пятидесяти миллионов долларов и, примерно столько же, евро. Всего лишь.
  Аккуратно организовал малые Ворота внутри сейфа, отмаркировал точку в пространстве и сгреб из хранилища на складной столик у себя в Храме примерно миллионов десять. По уже знакомому маршруту, делая не менее ста махов, за минуту перенесся назад в Москву в подвал высотного дома. Отмаркировал подвал. Открыл Ворота и смахнул горку из десяти лимонов со столика на пыльный зацементированный пол. Далее в ускоренном темпе, сделав восемь ходок туда и обратно, полностью освободил Национальный банк от наличности.
  Никаких расписок в присвоении денежных средств решил не оставлять. У Саудитов все деньги - это природная рента, она дар божий, а что Бог дал, то я, как Представитель Господа, вправе забрать обратно... без объяснения причин.
   Во время последней выгрузки положил в левый карман несколько банковских упаковок пятисотенных в евро, а в правый пачки сотенных в баксах. Закрыл Ворота и приступил к решению проблемы ноутбука. Для этого в первую очередь требуется выбрать приличный компьютёрный салон. Поднявшись вверх, переместился к ближайшему проспекту. Им оказался Нахимовский. По нему и двинулся, по осевой, разглядывая вывески слева и права. Буквально через двести метров наткнулся на салон компьютёрной техники и повернул к дому.
  Снизив скорость до минимума, заплыл внутрь и огляделся. То, что надо - выбор ноутбуков выше среднего. Минут десять, перемещаясь вдоль витрин, рассматривал различные модификации и остановился на двух, примерно равнозначных, с широкоформатными дисплеями. Еще минуту размышлял, какая комплектация лучше. Решил, что чем дороже, тем лучше. После короткого раздумья прихватил принтер, комплект болванок DVD и CD, карты CF и прочую мелочевку. Мало ли. В общей сложности получалось всего, где-то тысяч на девять-десять. Всю эту роскошь перенес в подвал высотки и положил сверху на кучу денег.
   Но я стараюсь не отступать от принципа - за удовольствие надо платить. А раз так, то переместился в комнату администратора. Открыл малые Ворота в ящике стенного шкафа, вынул из правого кармана пачку баксов в десять тонн и положил сверху на бумаги. Закрыл Ворота и активизировал левую руку. В комнате администратора вживую открыл шкаф, взял баксы, перенес и положил их на стол перед молодой и красивой девицей. У красотки медленно, но верно, глаза из нормальных превращались в квадратные. Но бизнес-леди оказалась крепким орешком и вопля ужаса я от нее так и не дождался. Похвально. Хотя, подозреваю, сила воли здесь ни причем, а во многом гипнотическое действие оказали деньги.
   Вернулся назад и из дырки между панелями дома забрал цифровой фотоаппарат. Сложил все на складной столик и отправился на тайную криминальную квартиру. Снова просмотрел прошлое лестничной площадки перед входной дверью. К дверям квартиры никто не подходил. Завал из мебели в прихожей продолжал существовать в нетронутом виде. Шторы на окнах плотно закрыты. Прислушался к своему внутреннему голосу. Голос молчал. Очень хорошо.
  Организовал Ворота и вышел в комнате. Подключил ноутбук к принтеру. Установил на компьютере набор программ по работе с цифрой. Скачал результаты космической съемки, записал на две CF и второй ноутбук. На одну CF сбросил снимки Нового мира, ограничившись территорией Логвуда с захватом части Адерабада и Кенто.
  Подумал, почесал в затылке и заготовил в 'Word'е болванку следующего содержания: 'Трудовой договор. Я готов выполнять работу на дому по специальности компьютёрная графика и полиграфия, в соответствии с Техническими Заданиями (ТЗ) Нанимателя в любое время дня и ночи в течение четырех лет. Обязуюсь не удаляться от места работы на расстояние, при котором по звонку мобильника, не смогу вернуться на место работы в течение одного часа.
  Приложу все усилия к выполнению порученной работы с высоким качеством и в оговоренные в ТЗ сроки. Согласен на выплачиваемый мне наличными ежемесячный оклад в 50000 евро.
  Расторжение договора возможно только по инициативе Нанимателя. По завершении каждого года, в случае отсутствия серьезных замечаний, выплачивается премия в четыре оклада.
  Я извещен о том, что любое разглашение информации о Нанимателе, договоре, содержании ТЗ и приложений к нему карается смертной казнью. Мне известно, что за невыполнение положений договора последует жестокое наказание, вплоть до высшей меры. Подпись сотрудника. Прочерк. Наниматель - 'Бич Божий'.
  И распечатал в одном экземпляре.
  Немного подумал и сделал еще одну страничку с фразой 'Нужно подписать договор, капнув в месте подписи капельку крови или отказаться от договора, разорвав его на несколько частей и спустив клочки в унитаз. Время на размышление 5 минут'.
  После этого вывел на принтере эти документы.
  Подержал в руках карту CF со снимками планеты, подумал и составил техническое задание, следующего содержания:
  'ТЗ ?1.
  1. Нужно сшить и сделать мозаику из цифровых снимков. По ним сделать карту в масштабе одна десятимиллионная в векторном виде и вывести на печать в необходимом формате в 1 экз. Записать на лазерный диск и Compact Flash. Время исполнения 5 дней.
  2. Сделать мозаику, сохраняя первичное разрешение снимков. Подготовить карту в масштабе одна миллионная со всеми ее возможными атрибутами по содержанию. Записать на диск и Compact Flash, вывести на печать в 1 экз. Время исполнения 25 дней.
  3. Нужно купить в дом хороший сейф и положить (хранить) диск(и, карты) в нем. Там же, должны храниться исходники и прочие материалы. Ключ от сейфа постоянно носить с собой (надеть на цепочке на шею).
  После завершения работы все промежуточные материалы и данные на жестких дисках уничтожить. Будь внимателен. ВСЕ посторонние лица (в том числе и ближайшие родственники) даже случайно ознакомившиеся с материалами будут уничтожены, а ты жестоко наказан. В дальнейшем новые инструкции на бумаге или электронно ты будешь находить в сейфе.
  В экстренных случаях, буду звонить с мобильников за подписью 'ББ'. Подготовь три телефона от разных компаний. Пропиши их в своем справочнике за подписью 'ББ'. Один из них буду забирать с собой.
  Один раз в три дня ты обязан сменить питание у мобильников в сейфе. На производственные расходы дается 20000 баксов. Отчет о тратах не нужен. Если на производственные расходы требуются дополнительные деньги - составь смету (обоснование). Старайся пока не привлекать к себе внимание неоправданными расходами. Подпись 'ББ'.
  Вошел в интёрнет и поискал адреса фирм и фирмочек, оказывающих услуги по работе с графикой и полиграфией. Их развелось, как собак нерезаных. Отобрал с десяток, случайным образом, разложил на столе атлас города и приступил к просмотру контингента.
  Две первые организации из списка после не продолжительного изучения не понравились. Причем, основным ориентиром являлась моральная атмосфера, нервозность обстановки и личность руководителя. Третья, небольшая и видимо не очень богатая компания, приглянулась. Внимательно осмотрел все комнаты, оборудование, развешанные на стенах образцы продукции и каждое рабочее место.
  Рабочий день давно закончился, время около девяти часов вечера, но одна графическая станция оказалась занята. Рассмотрев энтузиаста компьютёрного труда с близкого расстояния, заглянув ему в глаза, остался доволен. Внешнее впечатление он производил хорошее, но этого мало. Нырнул в прошлое потенциального сотрудника и побывал дома у паренька. Выяснил, что зовут его Стас. Дома у него имеется вполне адекватный комплект аппаратуры. Живет он вместе с матерью, морально устойчив, политикой не интересуется, фанат своего дела. По всем параметрам подходящий человек. Остается только провести вербовку.
  Организовал маленькие Ворота в ящике стола в самой дальней комнате. Положил сверху на бумаги банковскую упаковку пятисотенных евро, две пачки баксов, проект договора, ТЗ и лазерный диск. Закрыл Ворота и задействовал левую руку. Открыл ящик стола, вынул договор и деньги. Пронес по коридору, мизинцем открыл дверь в комнату и положил - евро, договор и листочек с сообщением на клавиатуру перед Стасиком.
  В первый момент парнишка испугался и отъехал от стола в кресле на колесиках, но любопытство взяло свое. Придвинувшись к столу, взял в правую руку листочек, а в левую договор и начал читать. Я смотрел на выражение лица. Потенциальный сотрудник все воспринял по-деловому, как надо. Закончив чтение, взвесил на руке пачку розовых. Посмотрел на часы и начал искать, что-то острое. Нашел скрепку, разогнул, расковырял палец и капнул на договор кровью. Принято.
   Я вернулся в дальнюю комнату, вынул из стола ТЗ с диском, баксы и перенес к Стасу на стол. Он ознакомился с содержанием ТЗ, вставил карту в ридер, прочитал один снимок, внимательно посмотрел и кивнул. Я взял в левую руку фломастер с его стола и подписал в конце ТЗ: 'Время пошло. Действуй.'. Подхватил договор вместе с листочком и перенес в подвал высотки, положив на цементный пол в незанятом пока, но таком же пыльном, уголке. Затем вернулся в Храм. Поднимаясь по лестнице на Базу, я размышлял о том, что со временем, если Стас оправдает ожидания, можно привлечь его к поиску других надежных сотрудников. Что приведет к созданию филиала ордена Бога Тьмы на Земле.
   Хотя, где-то в глубине души копошилась мыслишка, что все это холостой выстрел. Земля не тот объект, где можно строить долгосрочные прогнозы на годы вперед. Здесь под пристальным вниманием мафии и спецслужб - часто день прожить или улицу перейти и то великий подвиг...
  
   Открыв дверь, увидел дежурного по гарнизону - скромно сидящего на скамеечке, сложив руки на коленях - им оказался Насали. Я повел носом и понял, что запахи жареной птицы и печеных яблок идут из-за неплотно прикрытой двери на кухню. Непроизвольно сглотнул слюну и направился в столовую.
  Разместившись за обеденным столом, отметил, как Дели выглянул с кухни, мельком взглянул на меня и пропал из поля зрения. Сразу же из-за стены донеслись активные позвякивания кастрюлек, ножей и вилок.
   Через минуту, как всегда торжественно неся перед собой блюдо, из дверей кухни выплыл мой шеф повар. На подносе у него присутствовала фаршированная гусиная шейка. Я нацедил себе в серебряный лафитничек из кувшинчика на столе. Это оказалась отлично приготовленная ароматная медовуха. Сделав несколько глотков для разгона и запуска процесса выделения желудочного сока, взял в руки нож и двузубую вилку. Сделал зверское выражение лица и нанес вилкой гусиной шейке первый, мастерский, но пока не смертельный удар. Он проколол кожицу и выпустил наружу часть ароматного сока. Отрезав кусочек, посмаковал и понял, что в фарше есть все что нужно, и гусиная печенка, и мякоть телятины с молоком. Объедение. Закончив с шейкой, с облегчением сказал 'уф', передвинул пустое блюдо на край стола, допил кружку с медовухой и налил себе еще.
  В это время Дели вынес вторую смену блюд. Поднос, который он держал, был в два раза больше первого и на нем расположился по частям сам гусь жаренный с яблоками. Разрубленные и хорошо прожаренные куски гуся лежали на яблоках, которые запекались в его утробе. И гусятина, и яблоки плавали в соке и жире, а дух от всего этого великолепия стоял такой, что меня слегка повело в сторону. Зачерпнув ложкой яблоки, я пропустил их вперед к желудку и только затем впился зубами в кусок нежной гусятины...
   Через пятнадцать минут, съев чуть больше половины, понял, что я, конечно, очень крут и съесть могу немеряно, но все-таки сейчас переоценил свои силы и возможности. Отвалившись от стола, как анаконда, проглотившая двухпалубный колесный пароход, просипел.
  - Достатосьно. - Дели, наблюдающий всю эту вакханалию стоя у стенки и сложив руки на животе. Хехекнул.
  Я перевел на него строгий, но не совсем твердый, взгляд. Он смотрел на меня честными и преданными глазами, так что всякому было понятно - только мигни и он готов бежать, рубить и строить. То-то же.
  Время далеко за полночь. Пора идти в койку.
  
  Утром проснулся поздно, ощущая легкое чувство вины. Выйдя из спальни и увидев свою команду в полном составе, рядком у стенки, буркнул.
  - Вернусь скоро, - и направился через Храм, делать утреннюю зарядку на берегу лесного озера.
  В течение полутора часов без остановок и перекуров издевался над организмом как только мог: бегал, прыгал, делал стойки, перекаты, растяжки, фляки, поднимал валуны, вел бой с тенью, нырял и плавал. И все это - не снижая, а только наращивая темп. Лишь через сорок минут после начала тренировки почувствовал легкое чувство усталости. И это мне не понравилось... Пришлось протолкнуть себя на следующий энергетический уровень, где скорость движений возросла, как минимум в два раза.
  Через полчаса я уже испытывал приятное чувство утомления, но до второго дыхания еще было ой, как далеко. Рывком перешел на следующий уровень, не ограничивая себя в движении, и через пять минут выпал из него в полном изнеможении. Полежал на горячем песке, перевернулся на спину, раскинул руки, бездумно глядя на синее небо и минут через шесть-семь полностью восстановился.
  В общем, все что касается скорости моей реакции, достаточно странно и непонятно. Известно, что время прохождения сигнала в нервной системе ограничено составляет в пределе где-то пятьдесят миллисекунд. Посему использование нескольких уровней восприятия с одной стороны представляется ненаучным. Но с другой стороны, по последними данным обнаружено, что генетическая информация передается электромагнитными волнами и почему бы сигналу о некоем действии не переходить от мозга со скоростью света непосредственно в клетку, минуя нервную сеть. Это даст ускорение реакций в разы. Впрочем, здесь тоже может быть несколько уровней, например в два-три раза или десять раз. Затем уже будут рваться связки и произойдет разрыв тканей. Этого явления не будет, если контроль за клетками тела идет всесторонний. Правда, мозг в таком разе должен задействовать весь свой потенциал. Или должна произойти трансформация человеческого сознания во что-то еще.
  В голове отстранено промелькнула мысль, что мой энергетический потенциал огромен, а физическая форма отменная. Нужно только техники добавить и ты Панкрат непобедим!
  Поднялся, отряхнул налипшие песчинки и вернулся через Ворота на Базу. В столовой ждали разогретые остатки птицы, ягоды, фрукты и салатики трех видов. В одной мисочке разместился салат из белокочанной капусты с яблоками и сельдереем, в другой салат из вареной капусты с орехами и чесноком, а в третьей попурри из яблок и моркови с орехами. Одним словом, ничего серьезного только то, что нужно молодому, цветущему организму.
  Закончив легкий завтрак, пригласил Дервуда сесть напротив и стал слушать доклад. Жрец кашлянул в кулачок и приступил к изложению текущих дел.
  - Я купил трактир 'Серый кот'. Хозяин трактира Рубас доволен и не имеет никаких претензий. Очень удачно получилось с домом торговца рыбой Рекена. Он как раз собирался переехать в Грас-Нерей. За дом я заплатил совсем не чрезмерную сумму. Торговец сукном Дарьял размышляет. Он по своей натуре человек, который не любит резких движений. Думаю, он согласится, но нужно подождать. Совершенно неожиданно для меня, офицер городской стражи Стауб, отказывается переезжать наотрез. Очень гордый человек. К тому же мастер меча и у него неприятности по службе. Недавно он на дуэли убил племянника графа Грино и тот добился увольнения Стауба. Офицер до мозга костей, Стауб это воспринял, как трагедию. Злой на весь мир он посылает всех в направлении черных северных морей и навстречу с ужасными демонами преисподней.
  Я подумал, что на земле это состояние называют депрессией. Но диагноз для офицера благоприятный, если только он не слюнтяй. Кивнув Дервуду, сказал.
  - В целом все нормально, а со Стаубом я поговорю лично... позже. - Дервуд поежился. Я заметил его реакцию и улыбнулся. - Нет, нет. Поговорю по-дружески, как солдат с солдатом.
  Подумал, поднялся со стула, махнув Дервуду рукой, чтобы не дергался, и направился в угол комнаты, где в свое время оставлял мешок с золотом. Взвесил мешок на руке, он оказался на удивление легким. Еще раз махнул Дервуду, чтобы он не суетился, и направился в прихожую Храма. Подхватил полную золота кожаную емкость, не без усилий затащив в столовую, бросил в угол, сообщив.
  - Еще деньги на расходы. - После этого снова уселся за стол и приготовился слушать дальше. Дервуд перевел взгляд от мешка, еще раз кашлянул для порядка и продолжил.
  - Я нашел среди храмовой стражи восемь воинов, которым можно доверять. Еще четверо в ближайшее время перейдут к нам на службу из городской стражи. Всех воинов рассчитываю разместить временно в трактире. Может закрыть трактир на ремонт? - утвердительно кивнув, я подумал и попросил Каро принести лист пергамента и стилос.
  Разложил лист на столе и начал рисовать план окрестностей. Базу, трактир, улицу, дома торговцев и все остальное. Дервуд внимательно и молча наблюдал за моими упражнениями. Закончив рисовать, сказал.
  - Нужно в соответствии с этой пунктирной линией, - я ткнул стилосом в рисунок, - тайно, прорыть подземный ход из боковой пристройки нашего дома в подвал трактира. На всякий случай. Возможно, под землей придется соединить и другие дома. Но точно я скажу, как и куда, после беседы со Стаубом и осмотра приобретенной недвижимости. Для рытья подземного хода, идея закрыть трактир на ремонт очень своевременна.
  - Я понял, Панкрат.
  - Теперь о более простом. В дальнейшем нужно сшить еще три смены моей одежды по типу и подобию той, которую я ношу сейчас. Старую одежду следует использовать в качестве образца. Снять размеры с одежды нужно пока я в ней не нуждаюсь, например, сплю. В ближайшее время, у меня есть план провести ревизию отделений храма Богов Света и Тьмы в Логвуде, Адерабаде, Кенто и Синегорье. Зараза Клана, если она осталась, должна искореняться повсеместно. Мне потребуется полный список всех известных филиалов с их подробным описанием и местонахождением.
  - Будет сделано Старший Брат.
  - К твоему сведению, брат. Информация о секретном месте Клана в Ластоте подтвердилась. Но промыслом божьим, - это я произнес как самый настоящий небесный херувим, по ханжески подняв глаза к потолку и сложив руки на груди. Затем, кашлянул, опустил взгляд, по наглому цыкнул зубом и прорычал, - и моей твердой рукой! - После чего продолжил нормальным голосом, - отделения Клана в доме благородного Гаренги больше нет. В живых остался только сам Гаренга. Он с радостью готов рассказать все, что знает... и о чем только догадывается. - В ответ Дервуд глубоко вздохнул и отвел глаза. Я усмехнулся уголком рта и сообщил.
  - Опять-таки промыслом божьим, как-то так получилось, что там убито тринадцать охранников и трое из руководства Клана. В том числе очень сильный... - я чуть было не ляпнул экстрасенс, осекся, пошевелил пальцами, подбирая термин, и сказал, - черный колдун Кадор. - Дервуд помолчал, размышляя, и проговорил.
  - Кадор известный чернокнижник. Его разыскивали много лет. Четыре года назад он бежал из тюрьмы в Алосто. Это страшный колдун.
  - Да уж не подарок. - Я вспомнил Сталина, но не стал его цитировать дословно. - Но был страшный, а сейчас мертвый.
  - Это хорошая новость Панкрат.
  Я помолчал и в заключение известил.
  - Меня не будет несколько дней. Когда вернусь, отправлюсь проверять храмы. - Поднялся из-за стола и направился одевать доспех.
  
  Спускаясь вниз, уже привычно перепрыгивал через три ступеньки. По плану предстояло совершить интересное путешествие в Страну Островов. Нужно посмотреть и прочувствовать обстановку. То, что сверху казалось раем, вблизи могло оказаться маленькой скособоченной избенкой или большой кучей дерьма... Бывали прецеденты.
  Поднявшись на высоту в сто километров, направился на восток в сторону Больших Гималаев. Даже отсюда с расстояния более тысячи километров центральный пик смотрелся острым лезвием клинка. Он сиял голубизной и был завораживающе красив. Подножие горы закрывали облака в несколько слоев и на разной высоте. Воистину второе чудо света, если считать первым чудом Великий водопад на реке Крино. В голове мелькнула мысль, что обычный человек без специального снаряжения не способен покорить такую вершину... в принципе. Восхождение на этот пик не для нормальных людей. Поэтому имеет смысл назвать его пиком Коммунизма. Великая, но недостижимая мечта.
  Сместившись к северу, по большой дуге обогнул Большие Гималаи и повернул на юг. Через несколько минут затормозил на подлете к полноводной реке. Из глубин исторической памяти всплыло название реки - Чайна. Я покатал слово на языке, как круглый камешек в руке. Имя реки не вызывало отторжения. Чайна, так Чайна.
  Спустившись вниз на высоту около трех километров и снизив скорость, направился на восток вдоль реки. Так уж получается, что люди почти всегда селятся по берегам рек, которые служат хорошими заменителями шоссе и железных дорог.
  Некоторое время пришлось экспериментировать со скоростью и высотой полета, но постепенно добился оптимальной величины, тем более, что смотреть нужно только на южный берег, заросший буйной растительностью и обеспеченный водой сверх всякой меры. На северном берегу, вплотную к воде подступали безжизненные земли пустыни.
  Пару раз пришлось остановиться, спускаться ниже и рассматривать участки берега более детально, но тревога оказывалась ложной - берег был совершенно безлюден. Точнее, ничего похожего на постройки, деревеньки, дома и лодки я не видел. Чем дальше на восток, тем леса на южном берегу становились дремучей. Хотя, казалось бы, уж куда еще.
  Я вспомнил свои полеты на вертолете в Архангельской губернии и на самолете в Сибири. Час летишь - лес, два часа - тоже лес, настоящий океан леса и ни души. Нечто похожее можно наблюдать на юг от реки в ее верховьях. А с некоторого момента лиственные леса на берегу перешли в по-настоящему дремучие джунгли. Даже с большой высоты чувствовалось, что внизу кошмарный зеленый ад.
  Первую деревеньку, а скорее даже хуторок, я засек, не долетев до устья реки километров девятьсот. Река в этом месте разливалась уже не меньше чем на четыре версты. Три барака, высокий частокол, крепкие ворота. Маленькая пристань с двумя лодками. За частоколом, в углу забора, дубликат апофеоза войны - гора человеческих костей высотой полметра и в диаметре метра два. Скорее это поселение смахивало на концлагерь или тюрьму строго режима. Причем, ограда, даже на первый взгляд, не служила защитой от того, что может прибежать из леса... скорее наоборот.
  Опустившись на уровень крыш, увидел грязь и убогость жилья. Заскочив внутрь одного 'тифозного' барака и осмотрев его, не обнаружил никого. Двадцать пустых лежанок вдоль стен накрытых тряпьем, жуткая антисанитария. Грязью и чем-то очень похожим на гной заляпано все - пол, стены, даже потолок.
  Вдруг, гора тряпок на нарах в углу зашевелилась и из-под нее показалась синюшная голова существа неопределенного пола. Когда-то это был человек, а сейчас некое существо, которое цеплялось за жизнь из последних сил. Несчастный был болен и болен смертельно. Все лицо человека покрывали страшные язвы. Местами на черепе не осталось мяса и сквозь прорехи в мягкой оболочке выглядывали желтые кости. Отожествить его расовую или половую принадлежность не представлялось возможным.
  Несчастный умирал в мучениях, его выгнуло дугой и, хотя мне было не слышно, но, увидев его открытый, беззубый и перекошенный рот, я понял, как страшно он закричал. Бросив взгляд на его руки, увидел безобразные культяпки, как подтверждение того, что человек болен проказой. Но насколько мне известно, проказа поражает нервные окончания, человек ничего не чувствует и почему тогда его корчит от боли - непонятно.
  Быстро осмотрев остальные дома, в последнем обнаружил повара у плиты. Готовил он, что-то неаппетитное, перемешивая варево в большой миске на плите. Кухарь оказался закутан в тряпье с ног до головы, за исключением узкой щелочки для глаз. Одежда, в которую он себя завернул, выглядела отвратно. Скорее всего, она была пропитана каким-то лекарством. Причем, пропитана до такой степени, что с нее буквально капало, в том числе и в миску с едой. К горлу подкатил комок тошноты. Стало предельно ясно - здесь люди гнили и гнили заживо. Желание знакомиться с обитателями лепрозория исчезло.
  Со вздохом облегчения, может даже быстрее чем следовало, поднялся вверх и двинулся дальше, оставив хутор мучений за спиной. Буквально через пару километров в Чайну с юга впадала очередная большая и полноводная река. От берега до берега не меньше пары километров. Вода в притоке имела изумрудный оттенок. Причем, она еще долго не смешивалась с основным потоком и выделялась узкой полоской на фоне голубоватых прозрачных вод. На этом притоке я впервые увидел плывущую лодку.
  Узкая долбленка с низкими бортами. В лодке сидело двое гребцов женского пола. Пожилая женщина лет сорока и сморщенная старуха, которая, учитывая старческую немощь, еле ворочала веслом. По внешнему генотипу женщин можно отнести к полинезийцам. Поразили прически в фирменном стиле японских гейш - высокий начес черных волос с громадными шпильками в виде костяных кинжалов. Оригинально. Полюбовавшись на усталый, но здоровый вид аборигенок, поднялся вверх и двинулся дальше по реке.
  Проскочив не более ста километров, увидел на горизонте дым большого пожара. Хотя чему тут гореть в этом зеленом аду, насквозь пропитанном водой? Оказалось, очень даже есть чему гореть.
  Через несколько километров лес расступился и открылась протяженная рукотворная пустошь, поделенная на квадраты возделываемых полей. В центре безлесного участка на берегу реки стоял весьма приличный городок, окруженный высокой каменной стеной.
  Частично стена загораживала и берег реки. Здесь, за стенами на крохотной пристани, у нескольких маленьких корабликов шло жестокое побоище. Жители города штурмовали плавсредства и на один посадочный талон претендовало как минимум двадцать человек. Особо выделялся самый большой корабль маломерного флота. В какой-то момент создалось впечатление, что облепившие лодку жители утопят его своей массой. И точно. Баркас дал опасный крен на бок и под слитный вопль нескольких сотен человек, перевернулся кверху брюхом, прихлопнув собой десятки несчастных. Кто-то выплыл, кто-то нет. Среди утонувших в основном преобладали женщины и дети. Паника страшная вещь, а когда людей много, то это ничто иное, как одно большое неуправляемое стадо. Я тяжело вздохнул и направился к центру города.
  С высоты было отлично видно, что на окраинах за стенами города горело несколько зданий. А под стенами крепостной стены шло сражение. Это со стороны джунглей на город наступала многочисленная армия.
  В одном месте стена не выдержала напора и образовался пролом. Хотя с помощью каких средств он был сделан, непонятно. Ну, не взорвали же! И тем не менее, через поваленный участок на улицы города вливался поток озверевших солдат, почувствовавших вкус скорой победы, крови, насилия и доступных женщин. И хотя защитники перекрыли баррикадами в несколько рядов все ближайшие проходы и переулки, положение их можно считать безнадежным - они значительно проигрывали числом нападающим. Полный захват города должен произойти в течение ближайшего времени.
  Изучив экипировку солдат, отметил, что, как защитники города, так и захватчики, пользовались в основном каменным, костяным или деревянным оружием. Копья имели обсидиановые наконечники, мечи деревянные с режущей кромкой из кремния. Однако, сделано все мастерски - чувствовалась школа и многолетние традиции. С большим знанием дела солдаты применяли и дубинки самых разных форм и размеров. Впрочем, в снаряжении воинов изредка встречалась и бронза, и железо. Но в целом, по типу вооружения и та, и другая армия близка к уровню технологии к средневековым майя или ацтекам.
  В процессе наблюдения за нормальным уровнем средневекового зверства - жестоким насилием, морем крови и перекошенными лицами от воплей ужаса, у меня непроизвольно начали чесаться кулаки. Взыграла-таки горячая кровь у моей ласковой Зверюшки. Мелькнула мыслишка, спустится вниз и оттянуться по полной программе направо налево, не разбирая, кто прав, кто виноват. Такие мысли грели душу, но... благоразумие победило. В такой сутолоке очень просто, случайно, получить чем-нибудь тяжелым по маковке и потом смотреть мертвыми глазами отрубленной головы с шеста за веселыми плясками победителей вокруг костра. А мне это надо?
  А посему, понаблюдав за кровопролитием с десяток минут, оставил город своей судьбе и продолжил полет вдоль реки на восток. В нескольких километрах ниже по течению, у большой излучины, скопилось девять корабликов битком набитых беженцами. Видимо, эти баркасы успели отплыть раньше и теперь поджидали остальных.
  Но плыть им особо было некуда. Потому как дальше по течению, реку перегородили лодки другого народа или племени. Их плавсредства больше всего напоминали индейские пироги. Против массивных баркасов беженцев они выглядели хиловато... но их было много. И они как стервятники поджидали добычу... такие нападают стаей и способны совместными усилиями порвать на части кого угодно.
  У берега я заметил шесть захваченных баркасов, которые видимо неудачно пытались прорваться через заслон. Вокруг седьмого корабля в данный момент кипел бой. Маленькие лодочки, словно бульдоги в кабана, вцепились в большое судно полное несчастных беглецов. И это уже была война на уничтожение. Никто никого не жалел и не брал в плен. Беженцев просто убивали и кидали трупы в реку. Причем, убивали безжалостно, можно сказать, - с особой жестокостью. Я опустился ниже и некоторое время наблюдал за резней с близкого расстояния.
  Но вот, наконец, последнего оставшегося в живых, грудного младенца, вспоров перед этим живот его матери, молодой воин держа за ножку раскрутил над головой и отправил в дальний полет над головами своих собратьев живодеров. Бедному ребенку не повезло. Он не попал в реку, а угодил в лодку с озверевшими бойцами и его схватили сразу двое. Каждый тянул за ножку на себя и они практически разорвали младенца пополам в промежности. Я никогда не понимал чрезмерного зверства, но может они в своем праве? Хотя неприятный осадок от зрелища остался.
  Недалеко от места побоища раскинулся большой по средневековым меркам город. По предварительной оценке, с населением несколько десятков тысяч человек. Внешне он выглядел богатым и красивым, но если его населяет такое зверье, то стоит ли навязываться в гости, большой вопрос...
  Сразу за городом начиналась дельта реки, которая затем плавно переходила в Страну Островов. Происходило это постепенно. Сначала речной поток делил на два рукава узкий остров. Он был первый из многочисленной серии, которая сверху чем-то смахивала на пирамидку шаров в бильярде. Я свернул в правую протоку. У следующего острова повернул налево и так зигзагом двинулся дальше на восток.
  С каждым километром, практически незаметно для глаза, острова становились крупнее, а расстояния между ними больше. Вначале проливы по ширине составляли километры, затем десятки километров. Дальше, больше...
  На начальном этапе пути внизу мелькали лодки, баркасы, кораблики и даже плоты под парусом. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять - это люди, которые сумели прорваться или проскользнуть ночью через заслон. Все-таки многокилометровая ширина реки позволяла активно маневрировать и плотно перекрыть ее на всем протяжении, мудрено. А может они прорвались просто, задавив своей массой. Так сказать, - прошли по трупам...
  Постепенно беглецы рассасывались в протоки и, чем дальше на восток, тем видимых плавсредств становилось меньше. Через несколько десятков километров в поле зрения остались редкие единицы.
  Острова, которые встречались на пути, являлись, скорее всего, видимыми остатками горной страны или подтопленного холмистого континента. Почти у каждого клочка суши имелась в наличие скалистая макушка, но чем дальше от дельты, тем более сглаженным становился характер поверхности.
  Многие острова заросли буйной растительностью. Меня так и подмывало высадиться и осмотреться. Потрогать все в живую, искупаться в кристально чистых озерах и позагорать на шикарных пляжах. Но я сдерживал нетерпение - слишком много нового и интересного. Опять-таки глаза разбегались и не могли остановиться на чем-то одном.
  Наконец, взгляд зацепился внизу за маленькую лодочку под косым парусом. Я слегка изменил направление движения, опустился ниже и притормозил. В лодке находилось четыре человека. Глубокий старик, голова которого была замотана испачканной кровью тряпкой. Он лежал в позе смертельно раненного человека, из последних сил цепляющегося за жизнь. Рядом с ним сидела на корточках, склонив голову и обхватив руками коленки, маленькая девочка лет пяти. Кормовым веслом, устроившись в свободной позе, управляла ослепительно красивая девушка лет двадцати. На носу сидела вторая красотка постарше лет на пять.
  Из одежды на девушках обнаружились только короткие мини юбочки и широкие шейные платки, прикрывающие грудь, плечи и спину. В обеих, несмотря на изможденный вид, чувствовалась порода.
  В голову пришла игривая мыслишка, - 'экий ты Панкрат - Соколиный глаз. Стоит только в пределах видимости показаться смазливой мордашке, как тебя притягивает к ней словно магнитом'. Ха, а чего тут удивительного, помню, один старый знакомый в сердцах, но по делу обозвал меня 'экстремальным гедонистом'. Причем, он имел ввиду целый комплекс моих увлечений и предпочтений, начиная с охоты-рыбалки и заканчивая существами женского пола. Я же к этому определению могу лишь добавить слово - рациональный. Ну, и если с некоторой натяжкой, то и утилитарный...
  Однако, что касается девиц, то посмотреть действительно было на что. Кормчий у руля своим взглядом больших серых с поволокой глаз могла растопить сердце даже педерасту. Роскошные, прямые каштановые волосы принцессы были прихвачены сзади заколкой из разноцветных кожаных ремешков. На загорелых, безупречной формы ногах красавицы надеты легкие плетеные сандалии. Даже сейчас, когда, как ей казалось, на нее никто не смотрел и вроде не на кого ненужно производить впечатление, она сидела с гордо поднятой головой и смотрела вперед так, словно ей должен принадлежать весь мир. Возможно, она была в своем праве и в ее жилах текла царская кровь. Для себя я дал ей имя - принцесса.
  Несколько минут я, не дыша, наблюдал за этим произведением искусства, рассматривая детали фигуры, а затем непроизвольно сглотнул, почувствовав томление плоти. Вздохнув, лишний раз решил для себя, что красота - это страшная сила... И вот оно передо мной, подтверждение аксиомы.
  Вторая красотка приходилось скорее всего сестрой или родственницей принцессе. Темно каштановые слегка вьющиеся волосы мягкой волной падали ей на плечи. Зеленые, цвета яркого изумруда, выразительные глаза. Безупречная фигура и крепкие маленькие груди. Море обаяния и внутреннего шарма. После некоторого колебания я назвал ее графиней и подумал, что 'такой цветник заслуживает лучшей доли, чем бесцельное скитания по морям и океанам'.
  Оторвавшись от созерцания красоты, поднялся вверх и огляделся. В паре километров от лодочки увидел небольшой двухмачтовый бриг с прямыми парусами на обеих мачтах. Он шел попутным курсом и на полных парах догонял мою оранжерею с благородными орхидеями.
  Наконец, корабль заметили и на лодочке. Принцесса вскочила на ноги и, прикрыв глаза от солнца ладонью, стала наблюдать за приближением брига. Результат наблюдения ее сильно расстроил, если не сказать - ужаснул. Она, что-то крикнув свой подружке, опять села за руль и слегка изменила направление. Я посмотрел вперед по курсу кораблика и увидел, что теперь он направляется к длинному и узкому острову. Все это сильно напоминало бегство и погоню.
  Я переместился к шхуне и увидел на заваленной всяким хламом палубе разношерстную команду - человек пятнадцать. Темноволосые, горбоносые, грязные и оборванные, вооруженные короткими копьями и дубинками - типичные плохие парни. Почти все сгрудились на носу, обменивались короткими фразами, подталкивали друг друга в бок и сплевывали за борт в предвкушении развлечения.
  Тем временем я посмотрел назад и обнаружил, что кораблик с орхидеями подплывает к острову. И делал он это совершенно напрасно. С лодочки не было видно за высокими и густыми кустами, что ширина островка всего-то метров сто. На нем невозможно укрыться даже кролику, а девочки хотели скрыться в зарослях.
  Ну что ж - вот он мой шанс! Что называется, на арене цирка созданы все условия для непринужденного мордобоя и тривиальной средневековой поножовщины. Сейчас я смогу - и на других в деле посмотреть... и себя показать. И так, - звучат фанфары и слышна барабанная дробь. Ваш выход герой!
  Я выбрал наиболее густую часть кустарника на острове. Открыл Ворота и шагнул в Новый Мир. Упс, меня повело в сторону и в голове появилось уже знакомое чувство. Кажется, в меня подсадили еще несколько живых языков. Однако, молодцы ребята кукловоды. Лихо это у них получается.
  Закрывая лицо от колючек локтем, я протиснулся через заросли и вывалился на узкую, метров двадцать шириной, полоску песчаного пляжа. Как раз в этот момент лодочка с девушками метрах в ста левее ткнулась носом в береговую отмель. Графиня выпрыгнула из лодки и скомандовала.
  - Быстрее Клепси.
   Маленькая девочка подбежала к борту лодки и вытянула вперед руки. Графиня подхватила ее под мышки и перенесла через борт. В это время принцесса, задержавшись на мгновение рядом со стариком и простившись с ним взглядом, выпрыгнула из лодки следом. Принцесса, шлепая по воде, быстро догнала свою сестру и подхватила девочку за правую руку. Так, поддерживая малышку с двух сторон за руки и практически неся ее на весу, беглянки бросились к ближайшим кустам.
  Я проводил их взглядом и двинулся к месту на берегу, где по моим прикидкам, должны высадиться пираты. Шхуна направлялась прямиком к месту высадки девушек и находилась пока на расстоянии порядка трехсот метров от берега.
  Чувствуя подошвами ног плотный, слегка влажный песок пляжа и прикинув возможные пути отхода, я встал напротив лодки, еще раз огляделся и решил, что место для драки выбрано хорошее. Тем временем на корабле начали сворачивать паруса и шхуна сбросила ход, продолжая двигаться по инерции. Я прикрыл глаза и посмотрел вниз на песок, настраиваясь на сшибку. Сознание послушное воле без особых усилий, как санки с горы, протолкнуло тело на первый уровень боевого настроя. В этот момент шхуна ткнулась носом в отмель. Из-за более высокой осадки это произошло в метрах тридцати от берега. А тем временем через борт корабля с воплями, размахивая оружием, посыпались любители легкой наживы и молодого женского тела. Один из пиратов, пробегая мимо лодочки девушек, походя, ткнул старика коротким копьем в живот, но мертвому телу уже было все равно.
  Первым же ко мне подбежал страхолюдного вида амбал с отрубленными ушами и носом, раскручивая над головой шипастую дубину. Я пригнулся, пропуская удар, сделал ныряющий шаг вперед и от души впечатал 'эмпи-учи' в солнечное сплетение отморозку, практически достав ему до позвоночника. Затем, скользнув влево от выпавшего в осадок амбала и прикрываясь его телом от удара коротким копьем, выполнил классический 'йоко-гери' по ребрам ближайшего. Он отлетел, как кегля. Не менее трех ребер у него должно быть сломано по определению. Причем, бил я с расчетом, что, как минимум, одна из косточек обязана проткнуть легкое.
  В этот момент набежала основная часть команды в количестве восьми человек, обтекая слева и справа. Началась основная потеха.
  Я сменил позицию и выполнил 'майе-тоби-гери', успев в прыжке сделать даже не три, а пять ударов, одним из которых пришлось отклонить удар копьем. Четверо пиратов, получив по темечку пятками обеих ног, грациозно вылетели из общей свалки и улеглись по сторонам без признаков жизни.
  Приземлившись на ноги, успел перехватить короткое копье, от которого уклонился, отбив его к земле. Дернул зубочистку на себя, заставив бандита провалиться вперед, и встретил его голову коленкой, страшным по силе 'хитцуи-гери', практически превратив его горбатый нос и лицо в кровавое месиво. Подхватив копье, вывалившееся из ослабевших рук, продолжил его первоначальное движение, добавив скорости и слегка изменив направление. Через мгновение копье с обсидиановым наконечником с чмокающим звуком вошло в живот бандита, замахнувшегося короткой дубинкой, слева от меня. Оставив булавку в животе, сделал прыжок назад и огляделся.
  Рядом на ногах и в полном здравии находилось только двое подонков. Еще четверо, шлепая по мелководью, подбегали от корабля. Я подхватил дубинку одного из пиратов и, грозно замахнувшись, угрожая ударом, шагнул вперед. Бандит приготовился отразить удар дубиной сверху, отвлекся и ударом 'маваши' я сломал ему ногу в колене. Не устояв на одной ноге и провалившись вперед, он развел в стороны руки, тем самым, подставив по удар свой бритый затылок, и я не отказал себе в удовольствии. Ударом дубины, с оттягом, расплескал его мозги по пляжу. Второй нападающий, видимо по жизни крутой тормоз, не в силах уследить за стремительной схемой боя, впал в состояние транса и стоял раскрыв рот.
  Где-то, в чем-то я его понимал. Со мной тоже так бывало, когда хватаешься одновременно за пару десятков дел. По мере возрастания их числа, наступает момент, когда преодолевается критическая масса, что-то щелкает в мозгу, и наступает ступор. И сразу же абсолютно все валится из рук.
  Но в нашем суровом воинском деле, жалость в бою - излишняя роскошь. Так что этого тормоза я просто ткнул дубинкой в живот. А когда его глаза остекленели от боли, размашистым круговым движением снес верхнюю часть черепа. Мозги недоделка перемешались с уже лежащими на песке.
  После этого снова сделал шаг назад.
  Первый боец из последней четверки пиратов, резко затормозил движение и находился в десяти шагах. Скорчив страшную рожу, он двигался ко мне, выставив перед собой копье. Слева и справа от него, прикрывая с боков, вышагивали еще двое. Четвертый, самый умный или самый трусливый замыкал эту спаянную команду. Идти в атаку, перешагивая через трупы и тяжело раненых соратников, непросто и сильно напрягает психику. Посему, не дойдя до меня нескольких шагов, группа остановилась. В ее поведении появился элемент неуверенности. Их можно было понять. Перед ними стоял один человек, не проявляя признаков страха, спокойно поигрывал отнятой у их братка испачканной кровью дубинкой. Десяток же их подельников лежали на песке, кто убит, кто тяжело ранен. И они уже никак не могли придти на помощь. Непонятно... так не бывает.
  Самый умный раньше всех понял или крысиным чутьем почувствовал, что нужно бежать. Повернулся и пошлепал по мелководью назад к кораблю. Я сделал длинный скользящий прыжок в сторону, освобождая сектор обстрела, и метнул дубинку ему вслед. Вращаясь в горизонтальной плоскости, как в игре в городки, дубинка с гудением пролетела мимо тройки пиратов, которые проводили ее глазами.
  Послышалось смачное 'бум' - это дубье приложило самого трусливого сзади в основание черепа. Бандит с проломленным затылком без звука повалился на мелководье лицом вперед. А я подхватил шипастую дубину амбала. После чего, повернувшись лицом к тройке, продекламировал в вольном переводе на местное наречие - 'Их оставалось только трое из восемнадцати ребят...'. Крутанул дубинку колесом и от полноты переполнявших чувств прорычал - 'А с ними лет двадцать, кто мог потягаться, как школьнику драться с отборной шпаной...'.
  Шагнул вперед и, когда первый пират попытался ткнуть меня в живот копьем, сместился в бок. Затем, схватив левой рукой наконечник его зубочистки, дернул на себя. Бандит потерял равновесие и на секунду отвлекся. За что и поплатился, получив дубинкой в висок.
  Я отступил назад и с назиданием продолжил декламировать '... а наши ребята, за ту же зарплату, уже троекратно уходят вперед'. Была команда хоккеистов с деревяшками в руках, бороздила моря и океаны на корабле и вот, на тебе... нет команды. На лицо одни ошметки.
  Оба оставшихся на ногах подонка переглянулись, одновременно выпустили из рук копья и упали на колени, склонив головы и явив для обозрения свои затылки. Но для подробной беседы тет-а-тет мне пара не нужна, а требуется только один.
  Я шагнул вперед и крест на крест два раза махнул дубинкой с разной силой. Одному досталось по полной программе. Его череп оповестил об этом хрустом. Второй, как мне показалось, чуть более смышленый, получил по маковке по касательной. Он просто отключился на несколько минут.
  Достав нож, срезал пояс с мертвяка, лежащего рядом. Этими наручниками прихватил сзади руки пирату, который без сознания. После этого, поднял брошенное копье и, опираясь на него, прошелся по полю боя. Ткнул булавкой четыре раза, добив подранков. Был еще и пятый недобиток, тот которому сломал ребра с правой стороны груди. Он проявил редкостную волю к жизни, - поскуливая и сплевывая комки крови из поврежденных легких, недобиток смог уползти в сторону кустов аж, метров на пятнадцать. Но все-таки отдал богу душу, и к моменту, когда я подошел к нему с копьем, начал уже остывать.
  Завершив зачистку и выбросив копье, вернулся к своему пленнику. Тот по-прежнему валялся без памяти. Подхватив его за связанные руки, протащил несколько шагов и макнул голову на мелководье. Пират глотнул солененькой водички и закашлялся. Порядок. Я затащил его назад на песок, присел рядом на корточки и спросил.
  - Ты слышишь меня? Чудовище. - Бандит заворочался на боку, пытаясь сесть со связанными руками, но у него это плохо получилось. - Отвечай, - и легонько, но болезненно, ткнул его пальцем в шею.
  Пират зашипел от боли, проморгался, сфокусировал на мне свои глаза и прохрипел.
  - Да, господин.
  - Как тебя зовут?
  - Трач, господин. - Я кивнул, подумал и спросил.
  - Где ты и твои дружки живете, когда не в море?
  - В городе Сиагра, господин.
  - Это далеко отсюда? - пират посмотрел на меня с удивлением, но ответил.
  - Двенадцать двойных ладоней тменей, господин. - Здесь пришла пора удивиться мне. Местная система мер и весов для меня являлась тайною за семью печатями. Пришлось выяснять.
  - Сколько тменей отсюда до вон того острова. - Я ткнул пальцем в сторону ближайшего небольшого островка. На нем произрастали несколько пальм и их верхушки торчали над горизонтом.
  Пират перекатился с одного бока на другой, посмотрел в ту сторону, подумал и сказал.
  - Два тменя, господин. - Я прикинул расстояние до островка и пришел к выводу, что один тмень близок, но явно меньше километра. Следовательно, до города Сиагра отсюда не более ста пятидесяти километров. Впрочем, все это очень приблизительно. В средние века, в принципе, не было и не могло быть точных расстояний. Были лишь направления, дни пути, полеты стрелы и прочие несуразности, каждая из которых в разном месте могла отличаться друг от друга в несколько раз... Так что я тяжело вздохнул, сплюнул на песок... и продолжил расспросы.
  - Есть ли здесь поблизости крупные острова? - Пират, не задумываясь, ответил.
  - Четыре ладони тменей на полдень большой остров. Мы его зовем остров Отшельника... - посмотрел на меня странным взглядом и прибавил. - Святое место с маленьким храмом Богов Света и Тьмы. - Я взял информацию на заметку и продолжил допрос.
  - В какую сторону нужно плыть к городу Сиагра?
  - На полночь, господин.
  - Сколько в городе проживает народа?
  - Много, господин. - Я хмыкнул, снова мы спотыкались о неразвитость системы, но теперь уже системы счета, и переспросил.
  - Сколько тменей? - пират надолго задумался. По всему было видно, что такой подход для него нечто новое. Соотнести меры длины и численности для доисторического отморозка это вам не два пальца об асфальт. Я не торопил его, наблюдая, как тяжело ворочаются мысли в его непривычной к размышлениям и счету голове. Наконец, мой горе математик облегченно вздохнул и выдал.
  - Двенадцать по двенадцать двойных ладоней тменей, господин, - и поглядел на меня с гордостью. А у меня стало складываться стойкое впечатление, что цифра двенадцать и фраза 'очень много' для моего пирата суть одно и тоже. Оно и понятно, двенадцать это ведь больше, чем пальцев на руках... Правда, есть еще пальцы на ногах.
  - Это все жители, включая женщин и детей?
  - Женщины и дети это не жители, господин. Они рабы. - Бандит презрительно оттопырил нижнюю губу, продемонстрировав мне пустоту на месте выбитого зуба. После чего разительно стал похож на старого верблюда. А я в свою очередь прокомментировал.
  - Тэ-э-к - это становится интересным. - Затем продолжил расспросы. - Что ваша шхуна делала в этом месте?
  - Мы свободные охотники господин, из города Сиагра, - пират вскинул голову и даже попытался расправить плечи.
  - То, что охотники это я понял, но расскажи подробнее.
  - Наместник Лирея, господин, поднял восстание. Убил шаха и почти всю его семью. Пока еще живы: внучка шаха Керулла; правнучка Клепси; правнук Моси; племянницы Ксо и Нибелле. За каждую голову обещано по одному мешку с золотом, господин. Женщины, которые убежали в кусты, скорее всего из их числа.
  - Понятно. - Я помолчал, размышляя, что, видимо, меня угораздило вляпаться в разборки гражданской войны. Что есть нездорово. Затем спросил. - И много таких свободных охотников, как вы, в городе Сиагра?
  - Почти все жители, господин, - с облегчением и гордостью произнес бандит.
  - Ясно, - и обратился к пирату. - Возможно, мне придется посетить ваш гостеприимный городок и слегка сократить количество жителей. - Видимо, я затронул, что-то святое, так как мой собеседник потемнел лицом, заскрипел зубами и выкрикнул мне в лицо, как плюнул.
  - Мы порвем тебя в клочки. Я узнал тебя, Черный.
  - Ну, будет, будет. Конечно, порвете, - успокаивающе сказал я, похлопывая левой рукой по плечу, и вогнал нож правой по самую рукоятку в ключичную впадину бандита.
  'Однако, и здесь я лично известен. Это льстит самолюбию', - подумал и вытер нож о грязное пончо пирата. - 'Видимо, здесь я не первый. Были и до меня экземпляры, тоже не отличающиеся слюнтяйством и гипертрофированной любовью к ближнему. Особенно, если предметом их интересов были подонки от рождения. Может на их фоне я еще самый мягкий и пушистый'.
  Поднявшись на ноги, потанцевал на месте разминая ноги и огляделся. Краем глаза засек, что из кустов напротив, на меня смотрят две симпатичные мордашки. Видимо, пробежав кустарник насквозь и уяснив, что на островке спрятаться невозможно, мои девочки решили вернуться и попытать счастья, захватив лодку. Храбрые детки.
  И словно услышав мою оценку их смелости, раздвинув кусты, на меня, размахивая палками и завывая, кинулись две тигрицы. Совершенно очевидно, они превратно истолковали все, что здесь только что произошло, и решили дорого продать свою жизнь. Даже маленькая Клепси кричала тоненьким голоском и маленьким тигренком, еле переступая ногами, бежала сзади, держа в руках здоровенную, явно для нее великоватую, каменюку. Класс! Вот, что значит порода и благородное сердце. Погибаю, но не сдаюсь... Я чуть было не прослезился от умиления и, как только девочки подбежали шагов на пять, рявкнул во всю силу легких.
  - Стоять! Не двигаться! - от акустического удара у красоток подкосились ноги и обе шлепнулись на красивые попки, а Клепси уронила свою каменюку, закрыла лицо руками и заплакала навзрыд. Ну, прямо детский сад. Я не смог сдержаться и захохотал.
   Отсмеявшись, вытер, набежавшую на глаза слезу, и, добавив в голос строгости, спросил.
  - Кто из вас Керулла, - зеленоглазая прелестница вздрогнула, сверкнула глазами и поспешно поднялась на ноги, а успевшая подбежать к ней Клепси уткнулась головой в ее бедро. Я кивнул. - Понятно.
  - А сероглазый ангел, сидящий на песке, это конечно Ксо. Так? - Сероглазая топ-модель с непередаваемой грацией перетекла из положения сидя в положение стоя, взяла свою дубинку на перевес и приготовилась дать мне ей по голове. Я с трудом подавил в себе желание в очередной раз рассмеяться и спросил.
  - Девочки, может будем друзьями? - Принцессы неуверенно оглядели поле боя - гора трупов, море крови, но элемент сомнения и надежды мелькнул в глазах сначала Ксо, а затем и Керуллы. Клепси же просто и без затей тихо всхлипывала, закрывшись от всего мира маминой юбкой.
  В этой маленькой команде без сомнения лидером являлась Ксо. Именно она первая опустила суковатую ветку и, сделав шаг вперед, прошипела.
  - Кто ты?
  - Меня зовут Панкрат.
  - Почему ты хочешь с нами дружить?
  - Причин много. Например, потому, что вы очень красивые и, как мне кажется, очень хорошие девушки. Ну и самая главная причина - я так хочу!
  - А как же правитель Ткелес. Он приказал убить нас и убивать всех, кто окажет нам помощь, - и после некоторого колебания честно сказала, опустив глаза. - За наши головы назначена большая награда. Золотом.
  - Отвечаю по порядку поступления вопросов. Первое - на правителя Ткелеса мне глубоко нас... э-э наплевать. Его приказы для меня ничего не значат. Второе - убить меня очень непросто, - и я плавно повел рукой, показывая на поле боя. - И третье - награда Ткелеса мне не нужна. На много дороже любой награды Правителя ваше хорошее ко мне отношение.
  - Ты удивил меня Панкрат. Все это слишком похоже на сказку. - Я пожал плечами и сказал.
  - Мне нужно осмотреть шхуну. А вы пока посидите в сторонке, у кустов. Здесь на берегу очень грязно.
   Развернувшись по команде кругом, я пошлепал по мелководью в сторону корабля. Дно берега было пологим и только в самом конце пришлось проплыть несколько десятков метров до веревочной лестницы перекинутой через борт шхуны. Зацепившись за ступеньку, быстро вскарабкался и ступил на палубу брига.
  На мачте корабля висела ярко-желтая, выгоревшая на солнце, тряпка с размытым черным пятном в центре. Видимо, на флаге первоначально было что-то изображено, но, что именно - за давностью лет, понять невозможно. Сказать, что палуба представляла собой помойку, это значит - сделать кораблю большой и неоправданный комплимент. Всяческое дерьмо было разбросано на каждом шагу, а вонь стояла в полном соответствии с антуражем. Стараясь не вляпаться в экскременты, я прошелся по настилу палубы до носа. Заглянул, просунув голову, в носовую каюту и не рискнул заходить и осматривать помещение. Дерьмо здесь нужно было выгребать лопатой, а дух стоял такой, что защипало глаза. Отшатнувшись назад, я, после того как отдышался, направился на корму.
   Пинком распахнув дверь каюты и спустившись по нескольким ступенькам лесенки, увидел четырех девчонок, забившихся в угол и глядевших на меня оттуда с ужасом. Судя по всему пираты не отказывали себе ни в чем, в том числе и в мордобое беззащитных невольниц. Взмахом руки приказал пиратским игрушкам выходить на палубу и, когда не добился от них никакой реакции, рявкнул.
  - На выход. Живо!
  На воле дышалось не в предмет лучше. Девицы выбрались из каюты и, помаргивая, привыкая к яркому солнечному свету после сумрака трюма, выстроились в ряд. Одеты они были... точнее сказать - прикрыты, всякой рванью, но выглядели крепкими, за исключением одной, все лицо, которой представляло собой один сплошной синяк, а зрачки как у инопланетянина посверкивали через узенькие щелочки из-за фундаментальных гематом под глазами. В команде корабля явно имелся, как минимум, один садист. Строго оглядев строй, причем, одна из девиц не выдержала мой взгляд и от страха закрыла лицо руками, я рыкнул, прочищая горло, и строго приказал.
  - Всем взять в руки тряпки, скребки, ведра, метлы и отмыть эту посудину, - я повел рукой от кормы до носа шхуны, - до состояния зеркального блеска. Всем понятен приказ.
  Девицы закивали и самая бойкая ответила.
  - Да, господин.
  - Ну, вот и хорошо. За работу. - Команда ассенизаторов, шлепая босыми ногами, рассыпалась по палубе, а я повернулся и направился к лестнице.
  Подцепил пальцем первую ступеньку трапа, поглядел вниз на легкую рябь по поверхности воды со слабым бирюзовым оттенком и, поколебавшись лишь мгновение, не касаясь ногами бортика корабля, вымахнул за борт.
  Прозрачная вода у берега имела слабосоленый вкус. Это, скорее всего, отголоски большого пресного притока реки Чайна. В безвыходном случае, такую воду можно какое-то время пить без серьезных проблем для здоровья.
  Увидев, что я возвращаюсь, мои прелестницы поднялись на ноги и выстроились в соответствии со статусом и своим внутренним содержанием. Впереди Ксо с гордым разворотом головы, за ее правым плечом Керулла и, выглядывая одним глазом из-за ее спины, замыкала шеренгу Клепси. Остановившись в двух шагах перед девичьим строем, я сцепил руки за спиной и задумался, прикидывая свои действия на ближайшее время. Так сказать, - не было печали, так черти накачали. На шею мне лег ощутимой тяжести хомут... Хотя, и довольно привлекательный. А посему, приняв решение, сказал:
  - На корабле остались в живых четыре рабыни. Теперь они свободные люди, но я рассчитываю, что они какое то время будут жить вместе с вами и станут вам хорошими помощницами. В одиночку прожить труднее. Сейчас я приказал женщинам почистить и помыть шхуну. Это потребует некоторого времени. Затем мы, возможно все вместе, поплывем на поиски подходящего места на островах. Есть у меня подозрение, что таким местом окажется остров Отшельника. Там я смогу вас оставить не опасаясь за вашу жизнь. Сейчас я отлучусь. Ненадолго. Постараюсь не задерживаться.
  Я махнул рукой, приглашая девушек вернуться и отдохнуть на уже насиженном месте. После некоторого колебания сначала Ксо, а затем Керулла с дочкой, повернулись и направились к раскидистым низким кустам у кромки зарослей. Проводив девочек заинтересованным взглядом и мысленно облизнувшись, как кот на сметану, двинулся к Воротам.
  По возвращении несколько минут просто посидел, расслабляясь и рассматривая потолок, уменьшая процент адреналина в крови и наслаждаясь чувством хорошо проделанной работы. Жизнь прекрасна и удивительна и я непоследний винтик в ее механизме.
  Вернувшись из высоких сфер на грешную землю, снова задействовал зеркало и направился на полдень. Остров Отшельника оказался непросто красив, он был великолепен - этакая смесь первозданной дикой природы и обустроенности первоклассной санаторно-курортной зоны.
  На всем протяжении, у острова береговая линия состоит из отвесных скал, местами с отрицательным уклоном. Высота обрыва в самом низком месте, никак не меньше ста метров. Почти вся поверхность острова покрыта лесом.
  Осмотрев этот клочок суши со стороны океана, двигаясь вдоль берега, я только в одном месте в неприступных скалах обнаружил узкую шхеру пригодную для прохода и швартовки корабля. Этот маленький фиорд делал несколько плавных поворотов, проникая почти на километр, вглубь острова. Рядом с расщелиной в окружении леса на полянах имелись два поселка, каждый состоял из нескольких хижин.
  Еще к выдающимся деталям можно было отнести высокую гору необычного очертания. Она торчала инородным пупырем и имела форму правильного конуса. Что удивительно, начиная от верхушки и примерно до середины, гора оказалась затянута облаком или легким туманом. И, начиная с маковки, по спирали вниз до самого подножья опускался широкий желоб. Он постепенно наполнялся стекающей со стенок горы водой.
  Тоненький ручеек у вершины, к подножью желоб заполнялся водой так, что хилая струйка превращалась в бурный поток, и завершала свое существование изумительным по красоте водопадом с высоты примерно десяти метров. Водопад наполнял кристально чистой водой каскад из девяти почти круглых озер разного размера. В конце каскада на берегу последнего озера стоял Храм. Одна половина святилища была выстроена из снежно-белого мрамора, а вторая из темного, почти черного базальта. Очень красиво и гармонично.
  Спустившись к храму, я обследовал его изнутри. Пустоватые помещения напоминали запутанный лабиринт с узкими коридорами и проходными комнатами. В центре сооружения имелся зал, разделенный на две половинки - белую и черную. В качестве оформления, на каждой половине возвышался квадратный, ступенчатый постамент. Он размещался почти вплотную к стене, но не соприкасался с ней. На черной стороне - рядом с этой пирамидой, но ближе к выходу, висело громадное бронзовое блюдо. На белой стороне зала, судя по цвету, висел гонг из серебра. В центре помещения на полу в круге мозаикой выложена пентаграмма по размеру лежащего человека, раскинувшего руки и ноги. Пентаграмма обрамляла, исполненное разноцветной мозаикой, стилизованное изображение планеты в черте знает какой проекции. Генерализация картинки была очень сильной. То, что я вижу изображения морей и континентов, стало понятно только по тому, что я видел планету из космоса. И то, пришлось привлечь все свои резервы абстрактного мышления...
  В помещении царил полумрак. Рассеянный свет в двухцветный зал попадал через четыре узких горизонтальных окна под потолком по два с каждой стороны. Лучи света каждой пары окон освещали в основном мозаику пентаграммы. Впрочем, создавалось ощущение, что комната подсвечивается еще и внутренним светом - от потолка и стен.
  Организовав Ворота напротив постамента на своей черной стороне, я шагнул на вершину и, перепрыгивая с уступа на уступ, спустился вниз. Утвердившись на полу, огляделся.
  Симметрично, как на белой, так и на черной стороне, в стене храма имелись на уровне пояса протяженные горизонтальные ниши. В нише на черной стороне стояли черепа. Я подошел ближе и, двигаясь вдоль стены, насчитал аж шестнадцать штук. Рядом с каждым черепком лежала какая-то вещица: ожерелье из косточек фаланг пальцев; декоративный кинжал колдуна; сломанный посох из черного дерева; массивный медный перстень-печатка; горка разноцветных шестигранных камешков с зализанными ребрами; истлевшие мешочки и тряпочки. Судя по состоянию вещей и черепов, их укладывали слева направо. Самым старым экспонатом определенно являлся крайний слева. На первый взгляд, ему стукнуло никак не меньше нескольких сотен лет. Но, в целом, все 'раритеты' находились в хорошей сохранности, что называется - нетленка...
  Отвернувшись от ниши и потрогав пальцем бронзовый гонг, я поискал глазами колотушку. Не обнаружив ничего подходящего, вынул меч и рукояткой, от души, припечатал по центру.
  Сказать, что эффект был оглушительный, это значит не сказать ничего. От мощного, переходящего в инфразвуковой диапазон рева, меня отбросило в сторону, я на мгновение обезножил и на дрожащих ногах, зажимая уши, присел на корточки. Видимо, сам храм построен в расчете на звуковой эффект и его стенки служили отличными резонаторами. Дождавшись окончания звукового концерта и с трудом поднявшись на ноги, я поковырял мизинцами в ушах, чтобы хотя бы частично вернулся слух. Затем на полусогнутых ногах направился по лабиринту к выходу из храма.
  Вывалившись из дверей на волю, помотал головой - в ушах продолжал стоять оглушительный звон. Спустившись по ступенькам во двор, с облегчением глубоко вздохнул и остановился, оглядывая ближайшие кусты. Слева от входа торчали три колышка толщиной в ладонь и высотой около двух метров. В подсознании мелькнула мыслишка, а не предназначены ли колья для особо отличившихся преступников. Или для такой части их тела, как голова, чтобы она под действием солнца, ветра и дождя освобождалась от кожи, мяса и хрящей.
  От ступенек храма начиналась и ныряла в джунгли узкая тропинка, застеленная каменной плиткой. Судя по всему, имело смысл подождать прибытия жреческой братии. Раздвинув ноги, я уселся на прогретые солнцем ступеньки лестницы и расслабился.
  Щелканье деревянных сандалий по каменным плиткам дорожки мне удалось услышать метров за двести. Мои адепты торопились, выказывая не показное рвение. Похвально.
  Через минуту из кустов выскочили двое. Крепкий старик в черном плаще и мальчишка лет пятнадцати. Не добежав до меня десяти метров, и тот, и другой бухнулись на колени и склонили головы. С минуту я молча рассматривал макушки вверенного мне коллектива, после чего спросил, обращаясь к старшему.
  - Как тебя зовут брат? - Кашлянув, чтобы прочистить перехваченное судорогой горло, старик, не поднимая глаз, ответил.
  - Кенор. - Я перевел взгляд на мальчику и поинтересовался.
  - А тебя младший брат. - Но паренька заклинило, он покраснел, затрясся и я понял, что еще немного и он разрыдается. Поэтому опять обратился к старику.
  - Кенор, как зовут младшего брата? - тот наконец-то поднял на меня полные ужаса глаза и ответил.
  - Гельн.
  - Хорошо. Можете встать, и расскажи брат о ваших заботах, бедах или радостях.
  Кенор поднялся, еще раз прокашлялся, глубоко вздохнул, помассировал грудь в области сердца и несколько сумбурно, перескакивая от одной темы к другой, начал рассказ:
  - Две луны назад от старости мирно отошел к богам брат Мельх и нас осталось двое. Последний раз паломники приплывали на остров восемь лет назад. Вместе с ними приплыл совсем несмышленышем младший брат Гельн. Он очень давно не видел никого живого кроме нас. Меня и Мельха. Не суди его строго, Старший брат. Хвала богам болезни обходят нас стороной. Священные рыбы в Руке Бога и фазаны чувствуют себя хорошо. Мы заботимся о них. Не гневайся, но огород и поле пришлось сократить. Силы уже не те, а для двоих требуется мало еды. В четвертой хижине нижнего поселка нужно починить крышу. Мы хотели начать эту работу завтра. - Старик задумался, беспомощно посмотрел на меня и выдохнул. - Все.
  Я помолчал и снизошел до оценки.
  - Я доволен вами. Зовите меня Панкрат, - немного подумал и спросил. - Сколько паломников размещаются в хижинах нижнего поселка?
  - От двадцати до пятидесяти, Панкрат.
  - Где живете вы с Гельном?
  - В верхнем поселке.
  - Сколько хижин в верхнем поселке?
  - Пять.
  - Вы живете в одной?
  - В двух, Панкрат. - Я кивнул и поднялся на ноги.
  - Сейчас мы сходим и посмотрим на священных рыб в Руке Бога. Ведите.
  Кенор, а за ним на автопилоте Гельн, направились по еле заметной тропинке к озерам. Первая группа мелких маленьких озер в количестве четырех штук действительно была похожа на пальцы гигантской руки, начиная с указательного и заканчивая мизинцем. Продолжением пальцев в каскаде являлась ладонь - озеро в диаметре метров пятьдесят и глубиной никак не меньше двух метров. Прозрачная вода позволяла рассмотреть даже мелкие разноцветные камешки на дне покрытом ярко-желтым, почти белым песком. На этом светлом фоне были хорошо видны темные, торпедообразные, крупные тени.
  Как только мы остановились на берегу, стая рыб не менее чем в пятьдесят голов от центра водоема двинулась в нашем направлении. Приблизившись к берегу метров на пять и подвсплыв из глубины, подводный флот замер, а я внутренне ахнул. Это была форель. Не оставляли в этом сомнений и форма тела живых субмарин, и хорошо видные в кристально чистой воде спинки рыб покрытые красными, черными и белыми крапинами. Но размеры - это было нечто! Каждая около метра в длину и по предварительной прикидке более десяти килограмм веса. Раньше я таких экземпляров в дикой природе не встречал.
  Хотя почему в дикой, если жрецы подкармливают стадо. Да, неплохо... Полтонны живой форели - хороший приварок к скромному рациону Старшего брата. Одобряю.
  Следующее озерко оказалось шире и мельче. А его обитатели по размерам не достигали и полуметра. Но также как и в первом водоеме, стая подплыла ближе к берегу и я смог рассмотреть рыб более детально.
  Общее количество рыбешек не превышало двух сотен, но, если оценивать биомассу, получается так на так. Внешне рыба очень похожа на форель, но ярко-розовое брюшко и темная голова, позволяли сделать предположение, что это палья. Прикинув вес и перемножив в уме на примерное количество голов, пришел к выводу, что и в этом озере хранится полтонны диетического мяса. Что называется, - ешь, не хочу... Любо.
  Предплечье Руки представляло собой водоем, дно которого оказалось в красочном беспорядке покрыто черными и бордовыми валунами. В нем обитали крупные хариусы и разглядеть их на темном фоне оказалось мудрено. То, что это хариусы, я понял только после того, как сначала один, за тем второй обитатель глубины, поднялся к поверхности закусить, тонущим мотыльком или бабочкой.
  Еще два водоема анатомически, с некоторой натяжкой, можно отнести к дельтовидным мышцам Руки. Их акваторию оккупировали гольян и ряпушка. Видимо, они и являлись основной кормовой базой для населения нижних бассейнов. В целом, из системы озер складывался замкнутый самодостаточный мирок. Он мог существовать бесконечно долго, если его не потревожит спортивный интерес или неумеренный голод человека.
  Завершив осмотр и полюбовавшись на водопад и радугу, я, наконец, обратил внимание на жрецов. Они смотрели на меня глазами, в которых стоял мучительным вопрос - ну как? И как рачительный, но строгий хозяин, я сделал умное лицо, расправил плечи, еще раз окинул орлиным взором вверенный мне заповедник и кивнул им с удовлетворением. Мои адепты перевели дух и вздохнули с облегчением, повеселели и мы двинулись в обратном направлении.
   Ясный солнечный день, легкий ветерок, наполненный незнакомыми ароматами тропической растительности, яркие краски цветов, растений и бабочек - все навевало чувство умиротворения. Если и есть, где рай земной, то здесь имелась его точная копия.
  Замощенная крупными плоскими камнями тропинка петляла между деревьев. В первый момент я никак не мог понять - в чем же особенность странного вида растений, обступивших с обеих сторон дорожку. И только увидев мощное грушевое дерево, понял - вокруг меня произрастал одичалый сад. Груши, нечто похожее на апельсины, авокадо, батат и еще черт знает что. Плоды, ягоды, съедобные побеги, цветы - всего понемножку. Есть, где разгуляться вегетарианцу. Шагнув в сторону, сорвал парочку груш и с хлюпаньем, откусывая от истекающих соком спелых плодов, продолжил движение вслед за жрецами.
  Верхняя деревня расположилась в центре большой поляны на берегу ручья. Она состояла из пяти аккуратных, почти игрушечных, деревянных домиков под соломенной крышей, стоящих полукругом. Четыре одинаковых и один в центре, побольше. Заглянув в ближайшую хижину, увидел, что она имеет единственную комнату. Из мебели в помещении стояли два широких топчана с низкими валиками подушек, застеленных полотняной простыней. Вдоль стен к потолку привязаны связки сухих трав, распространяющих пряный аромат. Еще из мебели, в углу приткнулся маленький столик. Его использовали, как подставку для светильника. Все по-простому, никаких излишеств.
  В центральном, самом большом доме, в центре размещалось массивное - два на два метра лежбище со светильниками по бокам. Оценив по достоинству надежность и великолепие этого сексодрома, я проникся сам к себе уважением.
  В жилой комплекс входил также хозяйственный блок, состоящий из: навеса над овальным столом из струганных досок со скамейками человек на десять; многофункциональной печки с множеством конфорок; набора кастрюлек, котлов и прочего поварского инвентаря. На задах имелось большое складское помещение, а вниз по течению ручья радовала глаз своим видом маленькая пасека из девяти ульев.
  Оглядев комплекс и остановив взор на пустующем столе, я непроизвольно и гулко сглотнул слюну. Скосил глаза на жрецов и увидел, как поймав мой взгляд, Кенор утвердительно кивнул... Хорошо, когда тебя понимают без слов.
  Через сто метров по тропическому лесу тропинка вывела нас в нижний поселок, состоящий из десяти домиков разного размера, расположенных полукругом. Также как у верхней деревни, здесь присутствовал навес, стол, кухня и подсобка. В некоторых хижинах вполне могли разместиться до десяти человек, а под навесом за столом человек сорок. Сейчас тут царили тишина и запустение.
  Проскочив через деревеньку, тропинка снова нырнула в лес и метров через двести, вывела нас к обрыву фиорда. На бровке находилось сложное сооружение с крышей от дождя, выступающее за гребень метров на шесть. Конструкция представляла собой барабан подъемника с намотанным толстым канатом, прикрепленным к площадке лифта с низкими перилами. В целом, механизм выглядел очень древним, но основательным и надежным. В некоторых местах подъемника, я заметил более светлые по фактуре следы ремонта и свежие деревянные вставки. Видимо, адепты внимательно следили за рабочим состоянием механизма и сооружения.
  Зайдя на помост и оглядев с него окрестности, понял, что единственное место, где возможна высадка с корабля, надежно защищено от нападения, а сам остров может выдержать любую осаду. Фактически, только маленькая пристань фиорда могла принимать не очень крупные корабли. Все остальные места побережья для кораблей представляли собой смертельную угрозу.
  Но даже отвесные стены оказались лишь частью обороны. В нескольких точках, рядом с краем обрыва, вдоль наклонных желобов лежали круглые валуны. Я довольно быстро догадался, что вовремя скатив один такой камень с обрыва по желобу, можно в случае попадания с гарантией утопить даже очень крупный корабль. Причем, сталкивая камни в канавку с разного расстояния от края и тем самым заставляя их разгоняться до заранее рассчитанных скоростей, можно метать валуны почти прицельно, перекрывая сектором обстрела весь узкий проход фиорда.
  В общем, все добротно и продумано, но пора возвращаться к моим беглянкам. Место, где они могли прятаться неограниченное время, найдено. Я махнул рукой жрецам, предлагая возвращаться, и двинулся впереди нашей маленькой, но сплоченной команды.
  Войдя в верхний поселок, подошел к навесу и уселся за стол. Указал рукой жрецам на скамейки напротив через стол и, как только они с некоторым чувством неуверенности расселись, сообщил:
  - Завтра после полудня к острову должен приплыть корабль. На шхуне или лодке будет семь сестер. - Челюсти Кенора и Гельна со стуком упали на грудь. Кенор пару раз сглотнул и набрал воздуха, чтобы что-то возразить, но я его опередил. Поднял вверх указательный палец и изрек. - Им нужна защита и я приглашаю их на Остров Отшельника. Лично, - и добавил твердо смотря в глаза жрецу. - Я так хочу.
  - Кенор опустил глаза, кивнул и тихо прошептал. - Я понял, Старший брат. Повинуюсь.
  - Из семи сестер трое - Ксо, Керулла, Клепси мои друзья и могут жить в верхнем поселке, а на острове находиться столько сколько захотят. Четверо остальных поступают в ваше распоряжение и должны оказывать посильную помощь в организации нормальной жизни. Сейчас я уйду и постараюсь вернуться к вечеру. Разрешаю приготовить к моему возвращению, - и стал загибать пальцы: - священную рыбу из озера ладони Руки, фазанов, салаты из овощей и фрукты. Все понятно.
  - Да Старший брат. - Я поднялся из-за стола и направился к входу в храм богов Света и Тьмы.
  
  Проломившись через кусты на пляж уже знакомого острова, направился к своим девочкам, которые сидели на песке и, не глядя по сторонам, бурно обсуждали какую-то проблему. Говорила Ксо, размахивая руками и временами тыкая пальцем в сторону шхуны. Керулла в ответ качала головой, что пробуждало очередной взрыв активности со стороны принцессы. Прелестницы так увлеклись, что прежде чем меня заметили, я подошел практически вплотную и с минуту слушал, как Ксо уговаривала подругу не ждать неизвестно кого, а бежать с острова на их старой лоханке. Первой меня заметила Клепси и ее испуганный возглас послужил сигналом к концу дискуссии.
  Я подошел к девушкам вплотную, присел на корточки и начал излагать свой план спасения.
  - Это остров, где мы находимся в настоящий момент, - и начертил пальцем на песке узкую полоску суши. - Понятно? - С некоторой задержкой, но Ксо ответила мне утвердительно. После этого, обращаясь только к Ксо, продолжил. - На шхуне находятся четыре женщины, в прошлом рабыни, и вас двое. Клепси ребенок и ее мы не берем в расчет. Сможете ли вы вшестером управлять бригом и проплыть на нем на полдень четыре ладони тменей, зайдя в конце пути в узкий фиорд на острове Отшельника? - Задавая вопрос я нарисовал на песке остров Отшельника, провел до него пунктирную линию и показал, где у острова находится фиорд.
  Несмотря на свою импульсивность, принцесса обладала здравым умом, что стало понятно после ее ответа.
  - Наш наставник Фенор учил нас управлению лодкой. До острова Отшельника мы доплывем почти наверняка, но войти в узкий фиорд скорее всего не сможем. Два человека для управления большим кораблем маловато.
  Я покивал головой, соглашаясь, и предложил.
  - Тогда вам придется взять четверых женщин на свою лодочку и завтра с утра направиться к острову Отшельника. Возможно, мы еще встретимся на острове. Сейчас на нем живут два жреца. Их зовут Кенор и Гельн. О том, что вы приплывете завтра, им уже известно. Они вам помогут. Рекомендую, пока не стемнело, заберите все необходимое и ценное со шхуны. А сейчас я и Ксо сходим на бриг и проведаем женщин.
  Для того чтобы добраться до шхуны и дать приказ бывшим рабыням во всем подчиняться Ксо и Керулле потребовалось не более десяти минут. После этого, я может быть слишком нежно попрощался с Ксо, которая осталась отбирать барахлишко на корабле, и вернулся на остров. Выйдя на сухой песок пляжа, сразу направился к Воротам, махнув рукой на прощание Керулле и Клепси.
  Опять оказавшись в храме Богов Света и Тьмы на Острове Отшельника, не стал делать резких движений и лишь слегка шлепнул по бронзовому гонгу кулаком. Даже этот щадящий удар произвел низкий рокочущий гул, который не услышал бы только глухой.
  Оповестив таким образом о своем прибытии, прямиком направился в верхний поселок. На полпути услышал щелканье деревянных сандалий. Когда из-за поворота выскочили оба жреца, махнул им рукой, отдавая приказ возвращаться. Мои адепты резко ударили по тормозам, причем, растяпа Гельн весьма болезненно ткнулся головой в спину Кенора. Затем оба развернулись по команде кругом и также резво кинулись обратно. К тому моменту, когда я появился у стола с навесом, Гельн уже успел поставить на нем первую смену блюд.
  Усевшись в центре, как командарм Чапаев, орлиным взором оглядел поле боя. По правую руку стояла большая кружка крепкого рыбного бульона, заправленная зеленью. Рядом с кружкой парил горшочек с тушеной рыбой. Он был залит белым вином с бланшированной луком и специями, распространяя совершенно убийственный аромат. Во втором эшелоне возвышалась гора чего-то, что можно с некоторой натяжкой отнести к разряду салатов. Салатная заправка состояла, по моим предварительным прикидкам, не менее, чем из сорока ингредиентов - травки, корешки, ягоды, овощи и еще черте что. На левом фланге на широком блюде громоздились порционные куски фазанятины, обжаренные вместе с луком, укропом и грибами. Ну и еще десяток единиц: мисочек с приправами весьма оригинального вида; графинчиков разного калибра, с пока непонятно чем; чашечек с соусами различной консистенции и раскраски.
  Отдельно на столе возвышался узкий кувшин в комплекте с маленькой - с наперсток величиной чашечкой. Как выяснилось потом, в кувшине хранилась жидкость из озера-мизинца Ладони - минеральная вода со сложными биологически активными добавками. Почти что живая вода из сказок.
  Сделав первый глоток крепкого рыбного бульона и посмаковав его аромат, понял - Старшим братом на Острове Отшельника быть не только почетно, но и приятно.
  Через час, закончив неторопливый процесс насыщения и в процессе которого в результате, как фронтальных, так флаговых атак, было уничтожено все, что приготовлено. Кроме арматуры фазанов и форели. Цыкнул зубом и кивнул своим адептам с одобрением. А, как только они прибрали со стола, сказал.
  - Завтра на лодке приплывут семь сестер. Трое - Ксо, Керулла и Клепси должны жить в верхнем поселке в двух хижинах. В одной Ксо, в другой Керулла и Клепси. Остальные четверо в нижнем поселке на ваше усмотрение. Сейчас уйду. Когда вернусь, точно не знаю, но вернусь обязательно. В мое отсутствие главным назначаю Кенора. Пока я вами доволен. Не разочаруйте меня.
  С возгласом 'уф' тяжело поднялся из-за стола и направился к Воротам.
  Возвращение на основную базу в силу разницы в часовых поясах произошло поздно вечером. Чувствуя приятную тяжесть в желудке и умиротворенность, скомандовал своей команде - отбой по гарнизону. Лег спать и отлично выспался без сновидений.
  
  Рано утром выслушал пространное сообщение Дервуда, которое можно смело заменить одной фразой - ничего нового и существенного. Работа ведется в соответствии с планом и ценными указаниями Старшего брата.
  Приказав оставить меня одного, пригорюнился и попытался сформулировать свои претензии к мироустройству Земли. Разработать некий политический манифест, который потом можно будет внедрять железной рукой.
   Первое - политкорректность в полном объеме и искоренение любого религиозного экстремизма. Что касается религий, то я сам представитель Господа Бога и любая богоизбранность и исключительность, без моего разрешения, уголовно наказуема. Православие не является исключением - все должно быть в разумных пределах. В каждой стране остается только одна основная религия, которой разрешено строить и эксплуатировать храмы. Все остальные это секты и объявляются вне закона. Руководство сектой является основанием для приговора к смертной казни.
  На телевидение и СМИ вводится цензура. Надуманные сцены насилия и убийства, порнография и любая реклама запрещаются. Все, кто не следуют старому кодексу строителя коммунизма, наказываются плетьми. Жестоко. Я думаю, что всыпать плетей, отмоченных в солевом растворе, отполировав ими хитрые задницы отдельных представителей третьей власти, желающие найдутся. Может еще и очередь выстроится... из палачей.
  Второе - геополитика, экономика и финансы. Здесь все гораздо сложнее, но основные принципы геополитики те же - жесткая политкорректность. Возможны исключения, но они должны только подтверждать общее правило.
  Экономическую программу в России можно продвигать после возвращения незаконно вывезенных из страны средств. На втором этапе, если он вообще достижим, будут внедряться ключевые элементы новой экономической политики: если человек может работать - он обязан работать... Впрочем, об этом пока рано рассуждать. Все должно делаться последовательно - эволюционно. Революционный подход - это метод ущербных и обделенных, а слово - революция, оно ведь исключительно из матёрного лексикона.
  На практике же, в любой сложной системе всегда есть чувствительная точка. Это, как большая картина, висящая на нескольких гвоздях. Выдерни один гвоздь и изображение изменится. Картина висела косо - стала висеть прямо или наоборот. Но торопиться в сложных вопросах и главное найти самое слабое звено - дело крайне непростое.
  Поэтому, поразмышляв о геополитике и решив, что, конечно, все это хорошо, но все-таки дело будущего. Посему, заморив червячка салатиком и холодной телятиной, направился в Храм. Пора проверить состояние дел на Земле и напомнить особо непонятливым, кто в доме Хозяин.
  
  Переместившись на Землю, проверил криминальные квартиры. К квартире на Кутузовском никто не подходил. Все чисто. Шагнул на Землю и первым делом включил телевизор. В новостном блоке тон комментария нейтральный. Только факты. Ведь могут журналюки работать нормально, когда захотят или напуганы до полусмерти.
  Из всего блока заинтересовал сюжет о захвате крупной партии героина. Место, где это произошло, я узнал и решил провести очередную акцию устрашения.
  Вернулся в Храм, нашел дом, квартиру и, зафиксировав себя в точке захвата наркотиков, нырнул в прошлое. Некоторое время смотрел на операцию по конфискации. Затем прилепился к одному из двух наркоторговцев и вернулся в настоящее. В этот момент мужичонка кавказкой наружности юлил подколодной змеюкой, давая показания следователю. Без колебаний - время деньги, снес ему голову, вернулся назад и повторил эту процедуру со вторым. Мне все эти глупости, связанные с расследованием, поиском доказательств, судебным процессом, ни к чему. Я сам себе и следователь, и судья, и палач.
  Снова переместился в точку захвата и, прилепившись к пакету с героином, стал отслеживать всю цепочку по доставке наркотика в Москву, последовательно, давя как тараканов, всех, кто каким-либо боком имел отношение к трафику. На второй передаче оказался в цыганском таборе и потратил не менее часа, гоняясь по округе за всеми его представителями и обеспечивая им летальный исход.
  Двигаясь дальше по цепочке, через короткое время оказался в Афганистане, в одном из подземных хранилищ. Героина здесь скопилось не меньше тонны. Рядом располагалась первоклассная лаборатория по его производству. Охрана и обслуга у комплекса соответствующая. По сути, она ничем не уступала охране стратегического ядерного объекта. Оценив все эти заградительные заморочки, решил, что акция устрашения нужна такая, чтобы последнему идиоту стала понятна нерентабельность этого вида бизнеса.
  Дом, где хранился товар и находилась лаборатория, был окружен высоким белым каменным забором. Облетев ограду по периметру, начал с охраны. Подхватывал по одному или, если имелась возможность, то и по двое, и размазывал охрану по стене, перекрашивая белый цвет штукатурки в красный. Как только закончил с охраной нырнул в прошлое и стал отлавливать всех, кто появлялся на территории за забором. Тех наркоторговцев или их пособников, кто оказался поблизости в городе, переносил к стене и добавлял в общую кучу красного цвета, состоящую из требухи, сломанных костей и раздавленных черепов. В общей сложности получилось не менее ста пятидесяти трупов.
  Через некоторое время вокруг дома стала собираться толпа, причем, некоторые притащили с собой оружие и смотрели на экзекуцию без всякого одобрения. Можно даже сказать, - с осуждением. Видимо, с криминальных доходов жило много народа, возможно, весь город. И, когда один придурок в расстроенных чувствах, решил проявить солидарность и пострелять из автомата, я несколькими горстями прихватил из толпы самых рьяных из первых рядов и закомпостировал их в общую кучу кровавого дерьма. После чего зрителей как ветром сдуло, а наиболее догадливые ломанулись из города.
  Закончив с формированием скотомогильника, в котором упокоились в общей кровавой каше около двухсот трупов, я перенес весь готовый героин и опий-сырец к стене. И как мог, рассыпал и перемешал с раздавленными трупами работников наркопредприятия. Получился своеобразный коктейль из наркотика, костей, внутренностей, крови и дерьма. Очень впечатляет и... отрезвляет.
  Но зачистку положено делать по максимуму, следовательно, требуется поучить еще и поставщиков. И я выявил первый канал поступления опия-сырца, переместившись вдоль него к самым истокам - маковым полям. На первую деревню вышел через крестьянина, продавшего свой опий скупщикам. В деревне обитало шестьдесят восемь человек. Конечно, очень мило оправдывать занятие преступным бизнесом общей нищетой и невежеством, но строить свое личное благополучие на костях прочих - это не есть хорошо. Я этого не понимаю и не приветствую. Посему, всем им раздавил ноги в районе коленей. Если кто-то и останется в живых, то инвалидность ему гарантируется. Но очень сомневаюсь... Кому они нужны, инвалиды-недобитки? Кто их кормить - поить будет? Ну, может быть только шизоидные общечеловеки из Европы? Во имя мифических общечеловеческих принципов и идеалов, когда якобы убийце нужно дать равные права с его жертвой. Но к счастью, это все-таки болезнь, поражает она далеко не всех. Ну а тех, кто болен, очень просто вылечить. Достаточно, ненадолго, оставить страдальца за отмену смертной казни в общей камере с серийным убийцей...
  Во второй деревне со ста семнадцатью жителями оторвал всем поголовно левую руку. В третьей деревне просто давил крестьян, как клопов. Ближе к концу сбился со счета и перестал считать...
  В результате, к концу акции, проработав примерно четырнадцать часов без перерыва, устал и физически, и морально. В самом конце меня хватило лишь на то, чтобы набрать на ноутбуке и распечатать короткую записку. 'Акция с Афганским героином по цепочке - производство, транспортировка, сбыт, показательная. Этот вид бизнеса считаю преступным. На первый раз из цепочки наркоторговли убрано последнее звено - потребление. В следующий раз, если останутся еще цепочки, достанется всем. По полной программе.' И подписался 'ББ'.
  Пощелкал пультом дистанционного управления телевизором и нашел новости в прямом эфире - кажется, это был первый канал. Вернулся в Храм и переместился в студию. Надел черную кожаную перчатку. Открыл маленькие Ворота и просунул в них листок, положив его прямо на стол напротив диктора. Закрыл Ворота и начал смотреть представление.
  Целую минуту ведущая тупо глядела на листок бумаги. Затравлено стрельнула глазками по сторонам, взяла листок в руки, как ядовитую змею, и прочитала - сначала про себя, а затем вслух. После этого криво усмехнулась в телекамеру - видимо хотела улыбнуться народу по-доброму, но улыбка не получилась, и передача новостей прервалась. То-то же.
  Я вышел из системы и, с трудом передвигая застоявшимися ногами, потащился отдыхать. Дежурному по команде вяло махнул рукой, предупреждая, что иду спать и прошу не беспокоить. Ввалился в спальню, с трудом разделся и провалился в сон без сновидений.
  
  Утром встал поздно. В организме чувствовались следы усталости - все-таки любая работа должна выполняться по нормальному восьмичасовому графику. Смыв остатки усталости холодной водой, направился в столовую. Кивнул Дервуду, предлагая ему обосноваться напротив, и приступил к завтраку. За десять минут смел со стола все, что было съедобно, поцикал зубом и посмотрел на Дели, стоящего в дверях и внимательно наблюдающего за исчезновением пищи.
  Младший брат понял все без слов и, нырнув на кухню, вышел оттуда с дополнительным блюдом порционных кусков тушеной оленины. Я одобрительно кивнул и приступил ко второму тайму насыщения. Успешно завершив процесс, отвалился от стола и, запив все чуть ли не ведерной кружкой холодного кваса, посмотрел на Дервуда. Тот бодро отрапортовал короткое сообщение, в котором не было никаких существенных новостей.
  В слегка расслабленном состоянии посидел с минуту и не от великого ума решил предупредить.
  - Нужно передать тем от кого это зависит, что далеко на востоке, храм Богов Света и Тьмы на Острове Отшельника, нуждается как минимум в двух братьях. Недавно мирно отошел к Богам брат Мельх, а брат Кенор стар и ему с младшим братом Гельном тяжело следить за храмом.
  - Я понял Старший брат. Быстро не получится, но мы подготовим и пошлем двух братьев. Хотя о храме на востоке я слышу в первый раз. - Я хлопнул себя по лбу и, усмехнувшись, очень ярко представил, как два брата-акробата, несколько лет упорно карабкаются по горам, лесам и долам, преодолевая расстояние во многие тысячи километров, все время поминая меня 'добрым' матёрным словом. А посему, обозвав себя недоумком, исправился.
  - Распоряжение отменяю. Сам разберусь на месте, - кивнул Дервуду, поднялся из-за стола и направился одевать новую смену белья и доспех.
  Шагнув на пьедестал Острова Отшельника, твердо решил отдохнуть хотя бы несколько часов. Соскочив на пол с пирамидки, костяшками двух пальцев слегка зацепил бронзовый диск, но даже это, весьма осторожное действие, вызвало совершенно не пропорциональный звуковой эффект.
  Выйдя из двери храма на залитую ярким солнцем верхнюю ступеньку лестницы, расправил плечи и потянулся с чувством полного единения с природой острова. Хорошо!
  Перепрыгивая через ступеньки спустился вниз и направился к озерам Руки бога. Еще в первое посещение я обратил внимание на разный цвет воды у озер Пальцев ладони. Сейчас же, захотелось проверить догадку об их особой природе. Зачерпнув и выпив несколько глотков из каждого бассейна, понял, - вода везде разная. Как минимум, она сильно минерализирована и имеет в своем составе нечто такое... волшебное.
  Стащив с себя доспех и быстро раздевшись догола, нырнул в первое озерко - указательный палец. И это было, как удар молнии. Вроде бы теплая вода обжигала холодом. Глубина в озерке примерно по грудь и полная аналогия с искусственным бассейном.
  Совершенно непроизвольно, нырнул и проплыл под водой от одного берега к другому. Вынырнув и глотнув воздуха, понял - адаптация к воде закончилась, нужно менять водоем. Одним движением вымахнув на берег, в два прыжка оказался на берегу среднего пальца и без всяких изысков - бомбочкой, ухнул в воду. Жар и холод. В первый миг впечатление, - я в крутом кипятке. Второе мгновение - космический холод. Стараясь избавиться от неприятных ощущений, до противоположного берега поплыл баттерфляем, стремясь поглубже занырнуть в этот странный ледяной кипяток. Но уже на середине озера, как отрезало, - вода стала прохладной и совершенно обычной. Разогнавшись баттерфляем до максимальной скорости, постарался выскочить на берег, как дельфин в прыжке, не коснувшись руками берега. Получилось. На корточки, но встал на землю уверенно. Бегом к безымянному пальцу и вход в воду через сальто. Туча брызг и море удовольствия. Бешеным кролем через палец к противоположному берегу и выход из воды винтом. На этот раз даже не согнулся, так и остался стоять на берегу столбом. Крутой ты парень, Панкрат! Три прыжка до кромки мизинца и двойное сальто прогнувшись. Здесь вода создавала полное впечатление парного молока. Точнее, особенность озера состояла в том, что жидкость никак не воспринималась в температурном плане. Абсолютная адаптация к температуре кожи и, если бы не три предыдущие, этот бассейн мог бы стать неприятным сюрпризом. Сразу же пропало желание резвиться, но появилось необоримое чувство спокойствия и уверенности.
  Выскочив из озера-мизинца, лег на мягкую траву, раскинул руки и стал впитывать в себя теплые лучи полуденного солнца. Мыслей в голове почти нет. Они как на мыльные пузыри на легком изменчивом ветерке. Глаза сами собой закрылись и я погрузился в легкий сон.
  Проснувшись, отметил, что, судя по изменению положения солнца, спал не более получаса. Вскочил из положения лежа в положение стоя и начал жесткую разминку. Упал на шпагат, вскочил с переворотом, выполнил 'йоко-гери' последовательно метя в пах, живот, подмышку, скулу и лоб очень высокого жлоба. Поэкспериментировал с ударами 'маваши-гери' и 'миказуки-гери', перемежая их стойками на руках, сальто вперед и назад, сериями ударов руками. Продолжил разминку приемами 'майе-тоби-гери' стараясь в прыжке сделать не менее пяти ударов и, перевыполнив план на цифре семь, закончил упражнения. Отлично, я даже не вспотел. Организм работал, как безупречный и совершенный механизм.
  Еще в середине разминки заметил, что из кустов со стороны тропинки выглядывает мордашка Ксо, и был-таки в моих последних упражнениях элемент рисовки. Безусловно, необходимого эффекта я достиг. В конце разминки Ксо, заглядевшись в особо интересном месте, оступилась и чуть было не выпала из кустов. Я повернулся в ее сторону, помахал рукой и предложил подойти ближе. Девчонка перестала прятаться, вышла на полянку и направилась ко мне. И только, когда она подошла почти вплотную и закрыла глаза, дрожа, как мышка под пристальным взором удава, я вспомнил, что на мне нет даже фигового листка. Но эта мысль скользнула, как-то сбоку и пропала.
  - Ксо. Я разрешаю тебе искупаться в священном озере-мизинце. Открой глаза, сними тунику и прыгай в воду.
  - Да, господин. - Одной рукой оно сдернула шейный платок, а другой свою короткую юбочку, скинула сандалии. В результате из одежды на ней остался только разноцветный ремешок, прихватывающий роскошные каштановые волосы в пучок.
  - Зови меня Панкрат.
  - Да, Панкрат. - Маленькими шашками Ксо подошла к краю водоема, опять закрыла глаза и пригнула в озеро.
  Все озера-пальцы мелководны. Уровень воды в озере девчонке по шею. С минуту Ксо стояла не шевелясь. Мелкая дрожь, которая охватила ее в первый момент, прошла и Ксо открыла удивленные глаза. Поплескала ладошкой перед собой, косо посмотрела в мою сторону и повернулась к берегу, чтобы вылезти из воды. Я протянул обе руки и когда красотка вложила свои узкие ладони в мои, осторожно вынул из озера.
  Мы стояли, почти касаясь друг друга, и ее большие серые глаза с поволокой притягивали как магнит. Я положил руки ей на плечи и она со стоном припала ко мне.
  А дальше началось... и продолжалось по нарастающей. Причем я поднимал Ксо к вершине по ступенькам, каждый раз разрушая все новые и новые барьеры, наращивая накал страсти. На вершину мы взошли одновременно и в какой-то момент Ксо потеряла сознание, а я остался очень доволен собой.
  Отдохнули мы недолго, после чего я поднялся на ноги, а Ксо с отстраненным взглядом встала передо мной на колени. Нежно провела ладонями по ногам, уткнулась лбом в землю и прошептала.
  - Я твоя рабыня, господин. Позволь быть рядом с тобой и отдать за тебя жизнь.
  - Я доволен тобой Ксо. Встань, оденься и иди в верхнюю деревню. Передай жрецам, что приду скоро. Пускай готовят священную трапезу. Если потребуется, помоги им.
  - Будет исполнено, господин.
  Ксо поднялась, оделась и нетвердой походкой направилась к тропинке, а я пошел надевать свой доспех. Пока суд, да дело, для полноты счастья, очень захотелось посетить город Сиагру - родину 'свободных охотников'... Себя показать... и на других поглядеть.
  
  Вернувшись в храм и немного подумав, решил начать крутые разборки с пиратами с посещения какой-нибудь местной забегаловки. Этим можно убить двух зайцев. Набрать кой-каких продуктов для жителей острова и оставить визитную карточку в фирменном стиле - гора трупов, море крови.
  Задействовав Систему, поднялся на высоту около километра и направился на северо-запад. Действительно, примерно через двести километров, наткнулся на остров. Сместившись вдоль побережья, минут через пять обнаружил большой по местным меркам город. Вход в бухту и сам город имел весьма неплохие защитные сооружения. Высота стен, выстроенных на скальном основании перед входом в гавань, никак не меньше тридцати метров. Одним словом, не крепость, а средневековая твердыня.
  Переместившись за стены города ближе к центру, довольно быстро нашел приличный по размерам одноэтажный трактир, где в дымном зале разогретые парами и градусами низкопробной сивухи, непринужденно пили и от души гуляли примерно тридцать флибустьеров. Вид у всех боевой, лица свирепые и все поголовно хорошо вооружены.
  Портал решил открыть в кладовке сего гостеприимного заведения. Осторожно вышел в темную комнату, зажег фонарик, вытряхнул содержимое мешка с капустой и стал набивать его тем, что считал жизненно необходимым на острове: соль, масло, фруктовый сахар, сухари. Заполнив мешок доверху, перенес в храм острова Отшельника. Положил на постамент и вернулся в трактир.
  По служебному коридору, ведущему на кухню, вышел в прихожую основного зала, расправил и натянул на лицо свою черную спецназовскую шапочку-маску. Затем, подсматривая через портьеру, дождался удобного момента и, когда трактирщик отвлекся и смотрел в противоположную сторону, проскользнул к стойке.
  Однако, ребятишки имели чутье на хорошую драку. Сначала в общем зале стоял плотный гул от громких голосов. Причем, процентов на девяносто он состоял из отборной матерщины и пьяных невнятных воплей. Но вот, замолчал ближайший столик. После этого тишина стала распространяться, как круги по воде. Некоторое время еще орала одна парочка в самом дальнем и темном углу, но и до них, наконец, дошло, что что-то не так. И, как солист на сцене, я оказался в перекрестие взглядов. Медленно повернулся, смотря в глаза трактирщику, натянул на левую руку свою любимую, закованную в сталь перчатку. На показ согнул и разогнул пальцы железного кулака и облокотился на стойку.
  Выдержал паузу и дождался пока, наконец, самый наглый решится подняться с табуретки и подойти к стойке, чтобы проверить меня на предмет соответствия требованиям их берегового братства. Цапнул кружку с неопознанным пойлом со стойки и для завязки разговора, выплеснул ее содержимое в сердитое лицо трактирщика, прошипев ему.
  - Остынь, а то рожа покраснела, щас закипит. - Затем, повернувшись к залу прорычал. - Я пришел, подонки!
  Самый любопытный, тот который уже поднялся из-за стола, плюхнулся назад на табуретку, видимо, выяснив для себя все, что он хотел узнать, а самый догадливый, который понял, что сейчас их будут убивать, метнул нож из-за второго ряда столиков. Уклонившись чуть в сторону, поймал нож за рукоятку и отправил его обратно, но с большей скоростью и точностью. Нож с чмоканьем вошел самому догадливому в правый глаз и ударом клинка его снесло с табуретки на пол.
  Половина зала проводила падение тела взглядом и, оторвав глаза от трупа на полу, вся команда бандитов, выхватывая оружие и опрокидывая табуретки, дружно ломанулась ко мне.
  Спиной с переворотом перескочив за стойку, я выждал пару секунд, пока толпа не окажется в метре от нее и ударом ноги отправил стойку на самых рьяных, повалив таким приемом сразу человек десять и создав хаос из копошащихся тел.
  В это время трактирщик, стоящий в шаге от меня, достал дежурную дубинку и попытался замахнуться. Выхватывая меч, я этим же движением отрубил трактирщику руку с дубинкой в районе запястья. Затем сделал длинный прыжок на маленький пятачок пола свободный от пытающихся подняться пиратов. Еще в полете успел взмахнуть руками три раза, достав мечом по темечку две бритые головы и отбив левой рукой метательный нож.
  Приземлившись на пол, крутанулся на месте и в процессе этого движения: отрубил две руки - одну в районе предплечья, размахивающую ножом, другую в локтевом суставе вместе с шипастым кистенем; вскрыл чей-то живот в области пояса и почти отделил одну буйную голову от шеи. После этого ударом ноги отправил безголовый труп в проход между столами, прыгнув за ним следом.
  За время своего полета труп зацепил и повалил на пол аж пятерых. Двигаясь за этим мертвым тараном и работая мечом крест на крест, я рассек три ключицы, отрубил две руки и случайно сильно поранил чью-то ногу чуть выше колена.
  Затормозил свой полет труп, попав в объятья крупного амбала. К сожалению, тело уже потеряло скорость и его энергии хватило лишь на то, чтобы пират-крепыш не упал, а только пошатнулся назад. Ему я за этот подвиг проткнул горло с проворотом в безупречном по исполнению классическом длинном прямом выпаде. Затем, оказавшись между столиками, ударами ног влево и вправо отправил мебель в сторону бандитов еще стоящих на ногах, добавив сумятицы и неразберихи в общий рисунок боя. После этого протолкнул себя на следующий уровень восприятия.
  А дальше тело само рванулось в сторону, уходя от удара по ноге. Подпрыгнуть! В поле зрения возникло чье-то плечо. Полоснуть! Рука в пределах досягаемости. Обрубить! И двигаться, двигаться! Кто-то вскользь задевает табуреткой. Будь внимательнее! Вращение и уклон. Я не человек. Я автомат Калашникова! Каждый удар как выстрел - гарантированное увечье или смерть! Внимательнее, черт возьми! Мешанина из рук, ног, ножей, кастетов. Кто-то падает через скамейку, не удержавшись на ногах. Добей по темечку! Мимо проносится чья-то спина. Получи! Меч с шелестом вскрывает ребра! Удар, вращение. Вращение, блок! Резкий выдох! Железным кулаком по ребрам, хруст костей. Соберись... Бей! Работаем дальше...
  Все это время я с холодной головой следил краем глаза за входной дверью трактира. Как только наиболее догадливый из оставшихся в живых флибустьеров собрался покинуть место нашей встречи, и, возможно, позвать на помощь, я перекинул меч в левую руку, подхватил нож, выпавший из отрубленной руки, и метнул клинок в спину хитрецу. Он в этот момент уже потянулся, чтобы схватиться за дверную ручку, и нож смачно по самую рукоятку вошел под левую лопатку. А беглец очень красочно, как в кино, сполз по двери на пол, удачно заклинив своим телом выход. Но я уже не смотрел в его сторону, а скользнул к поваленному столу. Прикрываясь им и работая мечом, как газонокосилка, срезал еще четверых.
  В какой-то момент почувствовал опасность сзади и, отпихнув табуретку, чтобы не мешала, упал на пол. Без промедления перекатился под столом, сразу же оказавшись за спиной троих пиратов. Чувство опасности не подвело. Один шустрик перед самым мои падением запустил с нескольких шагов в спину табуретку и синхронно, второй боец метнул в спину нож. Оба броска оказались мастерскими. И сейчас клинок по самую гарду торчал в боку одного из бандитов, а табуретка разлетелась в щепки, столкнувшись с головой другого. Еще одной хорошей новостью в результате падения и переката оказалось то, что в пределах кончика моего меча находилось сразу три бритых затылка. Не в силах уследить за стремительностью перемещения, пираты потеряли меня из вида и, воспользовавшись этой удачей, я сделал три ювелирных по исполнению прямых выпада, целясь в основание черепа. Все три укола были выполнены отменно, отделив второй и третий позвонок друг от друга. Все-таки, я на мечах хирург-виртуоз каких поискать!
  Заколотые бандиты не успели еще упасть, когда печенкой почувствовал - настроение у пиратов резко изменилось. Оставшихся в живых охватила паника. Но было поздно - на ногах и относительно невредимыми остались лишь шесть человек.
  В самом начале драки, толпой не меньше, чем человек пятнадцать, у них имелся призрачный шанс задавить меня массой, выскочить из трактира и убежать. Пусть не всем, но одному или двум это бы точно удалось. А сейчас, уж извините - поезд ушел.
  Скользнув к выходной двери, я вложил меч в ножны. По дороге подобрал два ножа и встал напротив выхода, перекрыв путь отхода еще живым. Подбросив пару раз один из ножей и проверив его балансировку, вычленил из оставшейся группы наиболее опасный экземпляр и, вложив в бросок еще далеко нерастраченную силу, отправил нож по назначению. Удар оказался действительно убийственно силен. Пирата буквально отшвырнуло к стене зала, несмотря на то, что он успел прикрыться деревянной тарелкой. Эту тарелку ему и пришпилило ножом с левой стороны груди.
  В живых осталось пятеро негритят. Я взял в руку второй нож и, жонглируя, стал проверять его возможности. Этой демонстрации грубой силы пятерка бандитов не выдержала. Сначала один, а затем и остальные бросили оружие и начали падать на колени. Но я не стал останавливать бросок ножа. Его получил в живот последний, еще остававшийся на ногах, а не на коленях.
  Милосердие не совместимо с поступками наместника Бога Тьмы. Посему, скользнув за спину стоящих на коленях пиратов, я легкими и точными движениями меча в фирменном стиле отделил друг от друга второй и третий позвонок у каждого. Бандиты и подонки обязаны цепенеть от ужаса и сразу падать на колени, увидев мою черную маску, а не кидаться сначала с оружием, а уж потом проявлять раскаянье.
  Я еще раз прошелся по залу и добил всех подранков. После этого вернулся к поваленной стойке и подошел к трактирщику. Сотрудник общепита, пока суд да дело, успел перетянуть культяпку правой руки какой-то тряпкой, остановив тем самым кровь, и сейчас нянчил обрубок, как ребенка. Но на ногах стоял твердо - значит будет жить, а мне был нужен хотя бы один свидетель, кто мог бы рассказать, как обстояло дело и чья это работа. По наглому, вытерев о его куртку меч и вложив в ножны, я посмотрел ему в глаза и сказал.
  - Воды. Живо.
  Трактирщик часто закивал и засуетился, но то, что от него просили, нашел быстро, налив в кружку из кувшина. Сделав несколько глотков, я выплеснул остатки ему в лицо и ударом левой закованной в железо руки послал представителя общепита в нокаут, сломав челюсть. Еще раз оглядел харчевню и остался доволен. Задушевное знакомство можно считать состоялось... На первый раз достаточно. Пора возвращаться.
  На Базе сразу открыл Ворота рядом с водопадом на Острове Отшельника. Зеркала под рукой не имелось, но и без него я понимал, что головы рубить в тесном помещении и не испачкаться в крови, невозможно. Когда покидал трактир, он выглядел, как разделочный столик на скотобойне. При всем желании остаться белым и пушистым я не мог.
  На острове сделал несколько шагов и встал под падающие струи водопада. Вода оказалась обжигающе холодной и, падая с большой высоты, очищала как мощная струя из брансбойта в вытрезвиловке. Постоял под душем всего несколько минут, лишь временами, как бодибильдер на соревнованиях, меняя позы. Ледяной поток пробрал до самых костей, пришлось по-быстрому свернуть водную процедуру. Выскочив из струй водопада на солнце, минут десять отогревался, дожидаясь пока с одежды стечет вода.
  Закончив омовения и шагнув через Ворота на базу, поднялся наверх. Коротко бросил дежурному по команде.
  - Смену одежды, - и прошлепал сырыми ногами в спальню. Скинул мокрую одежду, вытерся простынкой, причесался и переоделся в сухое. Доспех оставил в комнате и опоясался только ремнем с кинжалом.
  Снова спустился вниз и шагнул из Ворот в храм Богов Света и Тьмы на Острове Отшельника. Щелкнул пальцами по бронзовому гонгу, оповещая о прибытии, и подхватил мешок с продуктами.
  Насвистывая бодрый мотивчик, довольный жизнью и проделанной работой, с мешком на плече быстрой походкой направился в верхний поселок.
  
  Здесь уже ждали. У накрытого стола выстроились четверо - жрецы в первом ряду и мои девочки во втором. Я с каменным лицом истинного помазанника Божьего проследовал к почетному месту. Величественно уселся и оглядел предложенное изобилие. На столе не было только птичьего молока. Со значением посмотрел в глаза Кенору, степенно кивнул и сказал.
  - Мне будет приятно, если вы все четверо разделите со мной эту скромную трапезу, - широким жестом правой руки предложил рассаживаться по скамейкам. Жрецы и Керулла сели молча, а Ксо сказала.
  - Повинуюсь, мой господин. - Я улыбнулся ей глазами и девочка, покраснев, опустила глаза.
  Ни к кому конкретно не обращаясь, спросил.
  - Может ли кто-нибудь рассказать про город Сиагру и свободных охотников? - С минуту все молчали, затем Керулла бросила взгляд налево направо, проявила инициативу и начала рассказ:
  - Триста лет назад наш предок шах Лирея Ксентий решил извести в государстве всех преступников. Он издал закон, по которому за любое преступление следует отсечение левой руки и высылка на удаленный остров. С тех пор остров называют островом Безруких. Двадцать четыре года на остров привозили бандитов, насильников и убийц. Потом случилась беда. Шах Лирея отправил войска на войну с южным государством и в столице Кору осталась только немногочисленная охрана. Ночью к городу на плотах приплыло войско одноруких. Их было много и им нечего было терять. Они сожгли город, перебили всю охрану, захватили шаха и весь флот государства Лирей. Обратно подонки отплыли с шахом, женщинами, рабами и мастерами каменных работ. За десять последующих лет мастера каменщики выстроили неприступную крепость, которую назвали Сиагра, а безрукие стали называть себя свободными охотниками. Им нет равных в морских сражениях. Они злопамятны, кровожадны и сейчас поклоняются Богу Ярости. Бог Ярости самое черное зло. - Девушка споткнулась, посмотрела на меня с опаской, понимая, что сморозила некую двусмысленность, и, не заметив с моей стороны осуждения, продолжила. - Жрецом Бога Ярости может стать только Великий воин. Ему обязательно отрубают левую руку чуть выше запястья и в зависимости от ранга делают серебряный или золотой протез. - У меня мелькнула мысль, что бешенство, с которым на меня набросились пираты в таверне, могло быть во многом спровоцировано тем, что я демонстративно натянул на левую руку железную перчатку. Так сказать, - оскорбил их религиозные чувства, самозвано присвоив себе звание генерала.
  Тем временем Керулла без эмоций и, глядя перед собой будто читала книгу, продолжала рассказ.
  - Храм Бога Ярости находится где-то за городом в пещере. Все дети рожденные на острове или захваченные в налетах моложе восьмилетнего возраста приносятся в жертву Богу. На жертвенном алтаре находят свою смерть также все старики и больные. Женщины-рабы и домашние животные на торгах идут в одну цену и имеют, - Керулла криво усмехнулась, - ...одинаковые права. Обычно молодые и здоровые женщины, а на острове Безруких других и быть не может, сгорают за пять, в исключительных случаях, десять лет. Свободными охотниками пугают детей. В течение двухсот лет государи Лирея пытались уничтожить это змеиное логово. Каждый раз неудачно. Непонятно как, но, кажется, наместник смог договориться с Безрукими. Это возможно, если он принял, хотя и не объявил пока всем, культ Бога Ярости. Долгое время пиратов терпели, как неизбежное зло, к которому нужно просто привыкнуть. Но шесть лет назад на острове, что-то произошло, и с этого времени безрукие упорно хотят уничтожить все верования за исключением одного - Бога Ярости. Они захватили все мелкие государства, города на побережье и два года назад одолели полуденную страну Такмалакан. Далеко на закате остается еще не захваченным крупный город Чампок, но это последнее свободное государство-город.
  Здесь я опять отвлекся и подумал, что, видимо, наблюдал падение города Чампок. А следовательно, свободных стран и городов, которые известны Керулле, больше нет. Тем временем, за разговором, и не заметил когда, но съел все, что хотел, и налил себе грушевого сока, подслащенного фруктовым сахаром и медом. Сделав несколько глотков, откинулся на спинку скамьи и сказал.
  - Кажется придется восстанавливать статус-кво. Боги Света и Тьмы терпеливы, - я поднял вверх палец и возвестил, - но всякому терпению рано или поздно приходит конец. - И обращаясь к жрецам, прикрыв глаза, замогильным голосом чревовещателя провозгласил. - Старший брат должен помочь жителям Лирея. Прольется много крови, но вскоре все забудут, что был такой остров Безруких, где обитали пираты. Из памяти потомков сотрется, что существовал город Сиагра, где наслаждались жизнью свободные охотники...
  Жрецы и девушки вскочили на ноги, закрыли лицо руками и склонились в глубоком поклоне. Да, конечно, я велик и ужасен. Аминь! Выдержав паузу, поднялся и обычным голосом сообщил.
  - Нужно отдохнуть, - и направился к центральной хижине деревни. Помедлив мгновение Ксо, а за ней и Керулла, двинулись следом. В этом же порядке мы зашли в дом, в котором горело два светильника. Я остановился рядом с постелью, а Ксо промурлыкала.
  - Позволь раздеть тебя господин. - Я благосклонно кивнул и девочка, дрожащими пальцами, стала расстегивать куртку.
  Процесс разоблачения был совершен по-королевски. Я лишь менял позы, поднимая-опуская руки и ноги. Чем-то это действо мне напомнило нравы при дворе Людовика, черте знает какого. Мою одежду аккуратно сложили и обе девочки, уже не спрашивая разрешения, начали процесс своего разоблачения. Наблюдая за стриптизом, я в очередной раз поразился красоте и совершенству их тела.
  А дальше произошло то, что должно было произойти и крик, который последовал в самом конце, подтвердил - все исполнено в лучшем виде. Продышавшись и смахнув пот со лба, я прошептал.
  - Все девочки, нужно спать, - и провалился в сон.
  
  Проснувшись утром, первое мгновение, не открывая глаза, слушал пение лесных птиц. Потом рядом послышалось тихое сопение. Я приоткрыл левый глаз и понял, что звук издает, уткнувшись мне в бок, спящая Ксо. Открыв правый глаз и слегка повернув голову, увидел у другого бока Керуллу. Она спала тихо, как мышка, и ее дыхание было практически неразличимо.
  Осторожно освободившись от объятий, выскользнул из постели и стал одеваться. Мне удалось полностью одеться, когда проснулась Ксо и, положив руку на плечо подруге, разбудила Керуллу. Девочки вскочили с постели и Керулла, обойдя кровать, встала передо мной на колени. Уткнулась головой мне в ноги и прошептала.
  - Я твоя рабыня господин. Позволь быть рядом с тобой и отдать за тебя жизнь.
  Где-то я уже это слышал. Видимо, эта формула подчинения, подразумевает, что-то важное. Машинально я ответил.
  - Я доволен тобой Керулла. Встань и оденься.
  Выйдя из полумрака хижины на яркое солнце тропического острова, отметил, что Гельн уже успел растопить печку, а Кенор принялся колдовать на кухне. Выскользнувшие следом за мной девушки разделились - Ксо заторопилась на помощь под навес, а Керулла побежала проверить, как спалось дочке. Сделав небольшой крюк и сообщив жрецам, что вернусь через полчаса, я сначала трусцой, а затем все более и более ускоряясь побежал к озерам. Нужно с утра пораньше сделать короткую разминку.
  Возвращаясь обратно и чувствуя приятную усталость, подумал, что мне явно не хватает спарринг-партнера и возможно на эту роль в силу данную ей природой способностей может претендовать Ксо или по молодости лет Гельн. Со временем из обоих можно попытаться сделать неплохих мастеров боя, но, впрочем, вряд ли... в лучшем случае получатся... мальчики для битья. А мне это надо?
  Закончив плотный завтрак, подумал и перед уходом выдал адептам ценные указания.
  - Сейчас уйду. Когда вернусь, точно сказать не могу, - и, обращаясь к Кенору, продолжил. - Вы все обязаны хорошо и разнообразно питаться. Один раз в месяц нужно выловить и съесть священную рыбу из ладони руки, раз в неделю священную рыбу из предплечья руки, раз в три дня пожарить или сварить фазана, каждый день салатики и фрукты. Ксо и Керуллу я назначаю жрицами бога Света, - увидев элемент сомнения в глазах Кенора, поднял указательный палец вверх, призывая всех к тишине, и прислушался к своим внутренним ощущениям. Внутреннее чувство молчало. Поэтому сообщил.
  - Боги Света и Тьмы не против. Основная забота о женщинах из нижнего поселка на жрицах Света, но главным на острове и моим заместителем остается Кенор. Нужно в полном объеме восстановить огород и к моему возвращению провести максимум работ по ремонту. Возможно в ближайшие месяцы, на остров прибудут паломники и, как минимум, два младших брата бога Тьмы. Естественно, это произойдет не раньше, чем я разберусь с безрукими. - Я помолчал, размышляя не забыл ли чего-нибудь, и подвел итог, хлопнув ладонью по столу. - Все!
  Встал и направился к храму.
  
  Вернувшись на Базу, поднялся по лестнице и положил в прихожей пояс с мечом и кинжалом, оставив при себе из оружия только два метательных ножа в карманах на бедрах. Спустившись вниз и войдя в Систему, направился на Землю.
  Выйдя к рабочему месту Стаса и застав его в стандартном режиме за компьютером, некоторое время смотрел на его спокойное лицо и слушал, что мне вещает мое внутреннее чувство, а оно предупреждало. - Берегись! Здесь нужна проверка.
  Отмаркировав своего сотрудника, начал раскручивать все его действия и подноготную до момента нашего расставания. Первый звоночек прозвучал, когда увидел, с какой осторожностью Стасик закладывает в сейф коробочку с лазерным диском и меняет мобильные телефоны. Для интереса поставил метку на болванку СД и выяснил, что его он получил от долговязой девицы, которая в свою очередь забрала диск через вторые руки. А до этого он побывал в некоей спецлаборатории, где на него с большими предосторожностями нанесли нечто очень похожее на контактный яд. Оперативно и радикально. В этой же 'шарашке', рядом, но в другой лаборатории, подготовили и мобильные телефоны. Судя по всему, заложили пластид. Вот и верь после этого людям... Что там Клан или безрукие. Наши спецы куда, как круче и коварней. Впрочем, иначе и быть не могло, своими действиями я зацепил многих.
  Ознакомившись с новостями, не без интереса узнал, что за любую информацию обо мне сразу несколько государств, организаций и частных лиц назначили премию от одного до двадцати пяти миллионов. Ну, а уж большинство членов ПАСЕ просто бились в падучей, оглушив воплями, забрызгав слюной и соплями всех и вся.
  А мой Стасик купился за десять лимонов. Печально. Пора делать оргвыводы и проводить зачистку. Первый вывод состоял в том, что еще раз подтверждается аксиома - пока на Земле есть деньги, верить нельзя никому. Второй, что действовать нужно без всякого личного контакта и абсолютно непредсказуемо. Третий - карать придется очень многих, пока у большинства человечества не наступит радикальное просветление в мозгах.
  И я пошел по цепочке, последовательно уничтожая всех, кто хотя бы косвенно оказался связан со Стасиком, диском и телефонами. Самого компьютёрного гения прихлопнул походя. За одно раздавил в пыль всю аппаратуру и в первую очередь жесткий диск компьютера.
  Последним в цепочке стал руководитель операции, тот, кто дал команду на уничтожение. Как оказалось, это был старый 'крот' на почти верхушке управленческой пирамиды. Купили его с потрохами в начале девяностых по дешевке. Но работал он, как идейный, и естественно косил под правоверного либерала-реформатора. Именно у него хранилась последняя копия моей информации, полученная от предателя.
  В общем-то, все эти 'кроты' не очень-то и скрываются в своих норках. Почти у каждого недвижимость за рубежом и прочие активы. Детишки опять же там. И как следствие, все давно висят на крючке. В любой момент можно выдернуть такого прохиндея из темноты на солнышко и отправить в места не столь отдаленные. Присутствие же их на высоких постах вполне понятно... какова власть, такие и песни.
  Вот и мой Недоброжелатель, не стал выделяться из общей массы предателей и его недвижимость в Испании вполне соответствует статусу... крутого государственного служащего. Теперь его испанские активы достанутся наследникам, но это тоже временно. Деньги-то воровские, а посему придется все вернуть!
  Закончив локальные разборки, еще раз внимательно проследил весь ход развития событий и остался доволен. Концы обрублены качественно и можно сказать - жестоко.
  Учитывая выявленные факты, следовало признать - мои выходы в криминальные 'малины' и использование тамошних компьютеров и принтеров представляется безответственным. Я почесал репку в районе маковки и снова наведался на склад компьютёрной фирмы, где прихватил два принтера - один лазерный и один, на всякий случай, на аккумуляторах. Оставил деньги, покинул склад, а затем в течение нескольких часов разыскивал квартиру, обитатели которой выехали в длительную командировку.
  Квартиру нашел на Ленинском проспекте. Располагалась она на последнем этаже. Кроме того, отличалась от новостроек - толстыми стенами, высокими потолками и отсутствием обитателей за стенками. Сюда я перетащил лазерный принтер, предварительно по уже устоявшейся традиции на смерть, завалив всякой рухлядью входную дверь и повесив на окна дополнительные светонепроницаемые шторы... Так оно будет надежнее.
  Внимательно изучив набор электроники в квартире, решил использовать местный видеомагнитофон для записи новостных программ, поставив на запись, пока буду отсутствовать. Для этого настроил таймер, вставил чистую кассету, запрограммировал видео так как надо и нажал кнопку.
  Следующим пунктом в перечне первоочередных мероприятий стояла организация банковского счета. На него должны перечислять неправедно добытые средства, все те лица, кого я признаю виновными и кому напомню, что жить следует на деньги заработанные честным трудом.
  Современная цивилизация и сопутствующий ей бюрократический аппарат во многом диктуют свои правила. Обычно они задают правила игры для процесса и некие граничные рамки. Но для грамотного решения оргвопросов необходимо постоянно делать массу телодвижений, в подавляющем своем большинстве бестолковых и весьма затратных по критерию потерянного времени. А мне это надо?
  Поэтому, если играть по чужим правилам, нужно, по возможности, переложить на другие плечи весь груз бюрократической волокиты и неоправданной суеты.
  Первым шагом к решению этой проблемы является требование войти в контакт с представителем одного общественного объединения, цели и методы которого мне казались разумными. Именно ему я собирался надеть хомут на шею...
  Немного подумав, набрал на ноутбуке письмо следующего содержания:
  'Уважаемый Председатель!
  Сердце мое полно сострадания, но только не к преступникам. Многие в ближайшее время умрут или будут искалечены, но большинство, если не начнут упорствовать, обойдутся телесными наказаниями и крупными штрафами.
  Вам следует в течение суток организовать специальный Фонд возрождения России. Для этого оформить предприятие ЗАО 'Бич Божий' (ББ), все 100% уставного капитала, которого станут принадлежать вашему общественному объединению на правах распоряжения. На счете рублевом и валютном в Сбербанке будут аккумулироваться возвращаемые наворованные деньги, штрафы и прочие неустойки.
  Ориентировочно - сумма, которая может быть накоплена на счете, составит десятки триллионов рублей. Деньги в основном должны использоваться на экономическое возрождение России. Для этого вашему общественному объединению следует в трехдневный срок подготовить предложения (объем предложений не более 3 страниц печатного текста). Я их внимательно изучу и дам разрешение по тем пунктам и в тех объемах, которые покажутся правильными.
  В дальнейшем реквизиты ББ, утвержденные предложения и первый абзац настоящего письма следует опубликовать в открытой печати и по телевидению.
  Для связи следует приобрести надежный сейф, в котором нужно хранить все материалы. Ключи от сейфа в одном экземпляре будут только у Вас. Деньги на предварительные расходы, которые лежат на столе, следует учесть и в дальнейшем вести бухгалтерию - приход-расход. Постарайтесь вести себя скромно. Я терпелив, но не беспредельно.
  Свежая сводка на одном листке по приходам и расходам, текущая и нарастающим итогом, должна лежать на столе. Ее дубликат в электронном виде следует держать в сейфе.
  Реквизиты расчетных счетов следует напечатать на листке бумаги, продублировать в электронном виде и так же поместить в сейф. Предложения по использованию средств необходимо положить туда же. За наличные надо купить два мобильника и оставить оба в сейфе. Трубки нужно приобрести в ближайшей случайной фирме и до покупки ни с кем не разговаривать и никому не звонить. В памяти телефонов должен быть прописан номер его пары. Связь будет односторонняя - звонить буду только я. Как только заберу один из телефонов, второй надлежит держать при себе постоянно.
  На размышления по содержанию письма вам дается пять минут. Если условия представленные в письме принимаются, то следует внизу поставить свою подпись, если нет, письмо нужно сжечь. Деньги можно оставить себе в любом случае.
  Подпись 'Бич Божий'.
  В течение десяти минут я нашел Ответственное лицо в постели. Все-таки три часа ночи. Зажег свет у него в кабинете, открыл малые Ворота, положил листок и штук шесть розовых банковских упаковок евро на письменный стол. Задействовал левую руку и несколько раз постучал пальцем по деревянной поверхности стола. Получилось весьма громко. Через короткое время в дверях кабинета показалась заспанная физиономия. Я подцепил листок пальцами, помахал им в воздухе и снова положил на стол.
  Довольно долго мой новый партнер стоял, открыв рот, и в какой-то момент у него даже был позыв к бегству, но благоразумие победило. Мелкими шашками, как к неразорвавшейся мине, он подошел к столу, сдвинул в сторону пачки евро и склонился над письмом. Прочитал, непроизвольно почесал в затылке, огляделся вокруг, выдвинул стул, уселся, взглянул на часы и принялся читать по новой, более внимательно. Через пару минут взял шариковую ручку и начал вертеть ее в руках. Еще через минуту, глубоко вздохнул и широким жестом подмахнул письмо снизу. Принято.
  Можно возвращаться на базу.
  
  Рано утром я ускоренным темпом позавтракал и в полном средневековом вооружении спустился в храм. Задействовав Систему, направился к острову Безруких.
  Любое пособие по диверсионной деятельности предполагает сбор максимума информации о противнике. Поэтому настроился на скрупулезную работу и, еще только заметив тонкую полоску земли, начал внимательно изучать все окружающие детали.
  При внимательном рассмотрении у острова обнаружилась узкая и удобная бухта - превосходная защита для кораблей. Вход в бухту защищали два контрфорса, на площадках которых стояли мощные катапульты-онагры. Размер булыжников, сложенных рядом в кучи, предполагал возможность разрушения любой деревянной лоханки. Да и металлическим кораблям, в случае попадания, мало бы не показалось. Насколько мне известно, прицельная дальность стрельбы у таких чудовищ - метров пятьсот. По краям артиллерийских башен с катапультами, на свободных местах понатыканы баллисты-скорпионы - общим числом до двух десятков. Они, несмотря на малый размер снарядов, могли консолидированным залпом вправить мозги любому кораблю на расстоянии до одного километра.
  Сама бухта имела форму узкого полумесяца. Корабли оказались пришвартованы к берегу с двух сторон. На мачтах большинства шхун полоскались ярко-желтые веселенькие флаги с черным стилизованным изображением отпечатка ладони руки. Кораблей много, разного размера и типа. Стояли они вплотную друг к другу.
  Причем, разнообразие их типажа просто поражало разнообразием. Особо глаз зацепился за тридцатиметровую бирему - как-то она диссонировала общему строю и времени. Правда, в отличии от классических древнегреческих аналогов, у нее отсутствовали подводный таран на форштевне и катастрома для быстрого перемещения бойцов по судну. В результате получилась не галера, а так... не пойми что.
  В процессе разглядывания плавучего зверинца, в голове мелькнула мысль, что 'один хороший брандер и почти весь флот безруких превратится в пепел'. Я взял на заметку эту возможность. Для реализации такого сценария следовало найти нечто, что будет гореть весело и ярко.
  Переместившись в город, начал просматривать дома, таверны и прочие цейхгаузы. В центре обнаружил храм - мрачное каменное строение высотой метров двадцать с некоторыми элементами готики в конструкции. Видимо по совместительству, храм выполнял функции ратуши. На его задах, окруженные высоким забором, выстроились одноэтажные складские помещения. В них хранились запасы продуктов и вооружений. Все, что необходимо в случае длительной осады города.
  Оглядев заинтересованным взором деревянные постройки, пришел к выводу, что и здесь можно с большим успехом пустить красного петуха. И, как поется в хорошей песне, - кто ищет, тот всегда найдет.
  Сначала на одном из складов обнаружил двухметровой высоты кучу запасных факелов. И здесь же в углу скромнячком стояли двенадцать штук почти трехведерных кувшина и не менее полусотни пятилитровых глиняных бутылей. Все со светлыми фракциями нефти. Очевидно их использовали для заправки светильников. Ну, а для меня это был подарок Судьбы диверсанту-любителю.
  Вернувшись в порт, еще раз оценил общее расположение кораблей. Они стояли в два ряда с обеих сторон бухты и подпалить нужно минимум в четырех местах, а оптимально в шести точках. Посчитав корабли, выяснил - их общее количество шестьдесят восемь штук - двадцать восемь с одной стороны, тридцать семь с другой. Отдельной группой у входа стояли три больших брига.
  Получалось так - три кувшина на одну шеренгу, один с дальнего конца и два в узости со стороны выхода из бухты. Четыре с другой стороны и один на отдельно стоящую троицу.
  Дальше встал вопрос, где поджигать. Разлить кувшины на палубе бесполезно. На каждом корабле имелся одного, а то и двое вахтенных. И пусть стояла сухая погода и дерево кораблей хорошо просохло, пожар должны потушить быстро, благо за водой далеко ходить не нужно. То есть, этот вариант поджога не гарантировал успеха.
  Я переместился в трюм и быстро нашел укромное местечко. На каждом корабле имелась каптерка. Здесь лежали запасной парус, а то и два, канаты и прочая корабельная дребедень. Хорошо просмоленная, сухая парусина, а тем более облитая легкой нефтью, должна гореть, как порох.
  Теперь стало понятно в деталях, как я сожгу город и корабли. Но это как-то не по-хозяйски. У меня ведь принцип - грабь награбленное, так неужели я ничем не поживлюсь в этом криминальном отстойнике. Как говаривал Станиславский - не верю. А кто-то другой ему в унисон добавил - ищите и обрящете...
  Шмонать личные бандитские клады и захоронки - напрасная трата времени. Получится себе дороже. А вот отыскать и гробануть пиратский общак - святое дело. Скорее всего, его устроили где-то в ратуше. И я направился к центру города.
  Заскочив в здание, решил в первую очередь проверить подвалы. Есть. Проход, пробитый в скальном основании и широкая лестница, вывели меня в подземный зал, освещенный четырьмя факелами. По периметру зала располагались четыре массивные двери, обитые металлическими полосками с висячими замками жуткого размера. У каждой дверки стоял один часовой в полном вооружении.
  Нырнув через дверь в помещение, открыл малый портал и подсветил фонариком. Ха, то, что доктор прописал. Сокровища. Но почему-то россыпью... В центре обширной комнаты с низким сводчатым потолком, в одну большую кучу свалено все: золотые и серебряные монеты; дорогое оружие и доспехи; посуда из благородного металла и украшения; необработанные камушки... Плюс еще много чего, что по местным меркам, видимо, считалось дорогим и имело баснословную цену.
  Верхушка этого кургана из драгоценностей оказалась мне чуть выше колен, а диаметр составлял метра четыре. Я непроизвольно почесал в затылке. И как же все это изымать? Ведрами что ли черпать или экскаватором? А нужна здесь в первую очередь, как минимум, совковая лопата. М-да, в любом случае требуется предварительная подготовка.
  Я закрыл портал на остров и открыл его на Землю. После недолгого размышления начал искать магазин 'Сад и огород'. Пометавшись по улицам столицы, понял, что метод тыка здесь не сработает. Все-таки Москва, это вам не Запердюйск какой-нибудь, можно метаться по проспектам и переулкам до скончания веков, так и не обнаружив искомое. Нужны или справочник, или точная наводка. Однако, я уже завелся и остро чувствовал недостаток времени.
  Опять-таки, даже, если я начну расспрашивать прохожих, это еще не гарантия успеха, хотя дачных участков в Подмосковье море и садоводов, соответственно, тьма. Вдобавок вылезать из портала, шастать по тротуарам и приставать с вопросами, что-то не хотелось.
  Пришлось разворачиваться и вдоль западного направления лететь аж в город Можайск. Там магазин есть точно, я помнил. И как добраться до него мне тоже было известно.
  Оказавшись в магазине, на видном месте обнаружил несколько одноколесных металлических тачек. Очень полезный инструмент, чтобы развозить по приусадебному участку навоз. Рядом в углу лежали совковые лопаты, чтобы это дерьмо в тачку загружать. То, что нужно.
  И есть во всем этом что-то мистическое и какая-то аналогия: и навоз, и золотые монеты - все это драгоценности. Только каждая в своей области...
  Время было позднее, не рабочее, а карманах, как на грех, ни рублей, ни евро. Только золото и серебро. Но в нашем деле, как в олимпийском движении, важен не результат, а участие. Поэтому оставил рядом с кассой два золотых и прихватил с собой тачку с лопатой. Думаю, золота хватит, чтобы оплатить эти не самые дорогие в мире вещи.
  Перенесся на остров Отшельника и, не мудрствуя лукаво, стал разыскивать уединенную полянку в лесу. Через пять минут таковая обнаружилась. Шагнув на нее из Ворот, задумался. Трава на поляне стояла аккурат мне по пояс. Если выгружать сюда монеты и камешки, значит будут неизбежные потери. А это мне надо?
  Пришлось возвращаться на Землю в Москву. Пролетев по ближайшему проспекту несколько сот метров, обнаружил искомое - магазин торгующий коврами и ковровыми изделиями. Уж чего-чего, а этих-то магазинов было понатыкано во многих местах изрядно. Но здесь уже синегорскими золотыми не отделаешься, так что пришлось заглянуть к себе в щель между панелями и прихватить упаковку евро.
  В магазине отстегнул от пачки несколько тысяч и оставил деньги на видном месте, а на складе прихватил первый же ковер, который подвернулся под руку. Перенес на полянку, развернул и понял - коротка кольчужка. Пришлось отстегивать и мотаться на склад еще трижды. Только расстелив четыре ковровых покрытия с перехлестом, решил, что по площади достаточно. Сокровища должны поместиться.
  Теперь снова в город Сиагру. Здесь тоже нужна подготовка. Поставил маркер на стенку в подземелье и задал через Систему постоянное без ускорений движение в прошлое. В результате выяснилось, что смена караула произошла около получаса назад. Следующую нужно ждать часиков через семь. Очень хорошо. Быстренько сделал четыре инсульта стражникам и на всякий случай испортил все четыре замка. Теперь, чтобы попасть из зала в комнаты нужно очень постараться, и бесшумно это не получится.
  После этого настроился на изматывающую работу землекопа и вкатил через портал тачку в подземную комнату. Поплевал на ладони и приступил к загрузке сокровищ. Наполнив емкость с верхом, перекатил ее на Базу, закрыл портал и открыл Ворота на полянке, выкатил и высыпал содержимое на ковер. Есть.
  И так далее в цикле - нагрузил, перекатил и высыпал...
  Чтобы обслужить все четыре комнаты пришлось тупо работать часа три без перерывов. Но, наконец, последняя ходка произошла и я умастил свою задницу верхушку кургана. Теперь можно и отдохнуть чуток. В результате сложения четырех общаков гора сокровищ в своей высшей отметке достигала мне по самые не балуйся. По предварительной прикидке, на коврах разложено золота и серебра раза в четыре больше, чем я увел из подземелий Клана. И судя по явной старине отдельных раритетов, добро собирали не менее ста лет.
  Теперь я попробую употребить пиратские накопления с пользой. Это греет душу. Нужно будет только организовать адептов, чтобы они отделили мух от лапши, или другими словами, разложили все по полочкам. Золотые и серебряные монеты в мешки, камушки в ящики, посуду и оружие - просто в сторонку... или ко мне накухню.
   Впрочем, имелась еще одна недоработка. В процессе экспроприации выяснилось, что в одной комнате, целый угол завален мешками с дурью. Их требовалось уничтожить. Чтобы сделать сие с гарантией, следовало устроить показательное аутодафе. Для этого нужно перенести мешки на кучу с факелами и разложить поверху. В скором времени факелы будут гореть ярко и жарко.
  Сказано, сделано. Минут через сорок все мешки поменяли местоположение.
  Теперь пора приниматься за основную работу. Из общей кучи запасных факелов отобрал несколько десятков и перенес в самый глубокий подвал складских помещений. Туда же перетащил пятилитровые бутыли. По предварительной прикидке, даже если сгорит весь город, в погреб огонь не пройдет и у меня будет дополнительный запас горючего материала на всякий случай. НЗ карман не тянет.
  Закончив с бутылями, откупорил и поставил один трехведерный кувшин на верхушку кучи с факелами и дурью. Второй разместил на складе вооружений. Третий и четвертый на чердаках склада с продуктами и в ратуше. Восемь других емкостей с нефтью осторожно перенес на выбранные корабли, откупорил и по одному водрузил на парусину запасных парусов.
  Вернулся в подвал и поджег двенадцать факелов. Взял один, открыл малые Ворота у кувшина на складе с оружием, пихнул его ногой, опрокидывая, бросил в лужу нефти факел и закрыл портал. Быстро вернулся в подвал, подхватил второй горящий факел и переместился к следующему кувшину. Открыл, опрокинул, поджег и закрыл. И так еще десять раз на автопилоте. После этого поднялся на высоту несколько сот метров и стал наблюдать за результатами своих подвигов в качестве герострата-любителя.
  Горело хорошо и весело, а паника в городе началась по высшему разряду и набирала силу.
  Узость входа в бухту сыграла скверную шутку с флотом пиратов. Прибежавшие из города члены команды кораблей попытались вывести еще не горящие шхуны в открытое море, но пять весело пылающих в узости кораблей, сильный ветер и постоянно вспыхивающие в порядке очередности новые лоханки, полностью заблокировали проход. Все шестьдесят пять штук кораблей построенные в две шеренги были обречены. Спаслось только два брига из троицы, стоящей отдельно, почти у выхода. Экипажи этих шхун проявили массовый героизм и хорошую выучку. Хоть подкопченные и с подгоревшими парусами, но они выскочили из узости в открытое море.
  Складские помещения сгорели полностью и, как ни странно, их почти не тушили. Все усилия бандитов в городе были сосредоточены, чтобы отстоять от огня здание храма или ратуши. И это им почти удалось - сгорела только крыша и часть пристроек. Вот, что значит религиозный фанатизм. Хотя я думаю, что дело было в деньгах и сокровищах подвалов. Но тут уж извините, зря они суетились, поезд ушел...
  Весьма интересные события произошли, когда порывами ветра дым от сгорающей дури понесло на толпу. В момент образовалась стихийная и жестокая драка. Все позабыли о пожаре и с пеной у рта резали друг друга так, что только держись. Но это так, один кровавый эпизод в общей большой трагедии.
  Тем временем, я, рассматривая два оставшихся на плаву брига, остро ощущал незавершенность операции. Блокада острова должна быть абсолютной.
  Поэтому вернулся в подвал и перетащил по шесть бутылей в трюм каждого из кораблей, выскочивших из огненной западни. А поскольку, как показала история, борьба за живучесть этих лоханок будет отчаянной, приготовился осуществить еще и бомбометание глиняными горшками.
  И, как в воду глядел, на одном корабле бомбежка потребовалась в полном объеме. Команда боролась до конца и мне пришлось метнуть через малые Ворота в разгорающийся костер для поддержания его тонуса восемь пузырьков. Причем, падая с не очень большой высоты и разбиваясь, бутыли разбрызгивали свое содержимое веером, обливая членов команды. Буквально сразу же на таких 'счастливчиков' попадали искры, поджигающие живые факелы. Крики и вопли, сгорающих заживо, были ужасны. В результате, не менее половины команды первой шхуны погибли. На втором корабле людишки оказались умнее, как только пламя рвануло из трюма, весь экипаж попрыгал за борт и большинство благополучно добралось вплавь до берега.
  Закончив с кораблями, я еще раз оценил результаты своей диверсии и остался доволен. Первая часть плана по блокаде острова выполнена на отлично. Флот уничтожен полностью. Каких-либо намеков на кораблестроительные верфи на острове мной замечено не было. Весь флот состоял из захваченных или купленных плавсредств. Пираты могли построить плоты, но это акт отчаянья - на них далеко не уплывешь. Да и не те сейчас времена. Таким образом, остров Безруких с моря блокирован намертво. Основные запасы продовольствия тоже уничтожены, но здесь я не строил иллюзий.
  Как-никак остров имел значительные размеры и мог своей биомассой прокормить многих. Посему рассчитывать на катастрофический голод не приходилось. В лучшем случае, на неудобство существования и отдельные случаи каннибализма. Но, учитывая менталитет населения, последствия даже незначительного голода совсем не трудно себе представить. Это мог быть настоящий разгул людоедства, кровавое побоище за пайку и последние крохи еды. Впрочем, что делать с оставшимися в живых отморозками на острове, я решу позже... Время терпит.
  В целом же в Сиагре получилось, как на Тортуге. Я, конечно, не вулкан и не землетрясение... Я гораздо круче.
  Поднявшись на высоту в два километра, заметил на горизонте парус. Корабль шел к острову. Непорядок. Следовало разобраться...
  Переместившись ближе, увидел вычурную лоханку, под уже хорошо знакомым желтым флагом с черной рукой. Корабль, чем-то напоминал большую китайскую джонку. Команда лодки состояла не более чем из двадцати человек и я, почувствовав зуд в кулаках, решил размяться на палубе. Натянув на лицо маску, открыл Ворота в самом темном углу трюма. Стараясь не вляпаться во всяческое дерьмо и не наступить на копошащихся крыс, полез наверх.
  Откинув крышку люка и выглянув на палубу, оглядел предстоящее поле боя. Сонное царство. Четверо мореходов занимались такелажем. В настоящий момент они висели на реях, собирая паруса и пытаясь поймать слабый ветер. Семь человек собралось на кормовой надстройке: двое стояли в пол-оборота и с отсутствующим видом смотрели вдаль; один ворочал кормовое весло; четверо играли в кости. Трое бандитов торчали на баке корабля и занимались непонятно чем. Остальные, видимо, отсыпались в каютах. Ну, раз так, то не грех и побутафорить, а посему стянул с себя маску-шапочку и выскочил на палубу.
  Сначала я двинулся на нос джонки, радостно улыбаясь и раскинув руки для объятий. У каждого из троих пиратов на поясе болтался тесак, но никому из них и в голову не пришло использовать его по назначению. Мой радостный вид и неожиданность появления привели их в полный ступор. Подойдя вплотную и выхватив меч, я двумя широкими махами слева направо и обратно, легко срубил всех троих. Не успела еще отрубленная голова третьего, вращаясь как волчок и разбрызгивая кровь, откатиться к бортику, как на корме прокричали сигнал 'к оружию'. А из кормовых кают на палубу высыпало восемь очень решительно настроенных членов команды... Потеха началась.
  Не давая взять себя в кольцо, я скользнул вправо и провел серию, совмещая секущие и колючие удары. Атака оказалась средней эффективности - все удары, нанесенные одновременно троим пиратам, достигли цели, но ни один из них не оказался смертельным. Ловкости бандитам было не занимать.
  Слегка обескураженный таким поворотом дела, я отскочил назад, отбил два метательных ножа и смог уклонился от третьего. В голове мелькнула мысль, что уж эти-то пираты явно не из секции мягких игрушек, к ним следует отнестись с полной серьезностью. После этого протолкнул себя на другой уровень, замедляя ход субъективного времени в несколько раз. Как оказалось, вовремя.
  Сверху мне на плечи падал оптимист, рассчитывающий приземлиться на загривок и, если не сломать мой позвоночник, то хотя бы повалить и спружинить. С трудом уклонившись от падающего тела и его клинков, я еще до приземления живой бомбы на палубу, круговым ударом обрубил ему обе руки с двумя ножами. Затем в момент касания досок настила, третьим, снизу вверх, вскрыл горло от ключицы до уха, заставив выпрямиться на ногах уже мертвое тело. Этот маневр позволил в следующее мгновение пинком отправить уже мертвеца на шеренгу бандитов и прикрываясь им, как щитом, проскочить за их спины, успев-таки по дороге нанести два смертельных удара в живот.
  Смертельно раненные еще падали на палубу, когда я двинулся вдоль шеренги, стараясь держаться в тылу бандитов и работая мечом, как вентилятор в режиме шквальный ветер. И, несмотря на все мои потуги, основная масса противников, получив легкие ранения, успела отскочить к борту корабля, сбиться вплотную стаю и ощетиниться клинками.
  С противоположной стороны мачты спрыгнул на палубу еще один пират, но не стал размахивать своей зубочисткой, а с деловым видом человека, знающего чего он делает, нырнул в дверь каюты на баке. Оценив сей демарш и спрогнозировав его возможные последствия, я перебросил меч в левую руку, сделал шаг в сторону и поднял с палубы два метательных ножа. Один клинок с ходу отправил в спину последнего матроса еще цепляющегося за ванты. Красочно раскинув руки, как белая чайка над волнами, он завалился на спину и с высоты трех метров, со смачным шлепком плашмя приземлился на палубу, чуть не зацепив группу пиратов из пяти человек. Это падение послужило неким побудительным мотивом для того, чтобы на короткое время, в сражении образовалась лакуна.
  Медленно отступая на бак, повернувшись вполоборота, я краем глаза все время посматривал на дверь каюты, дожидаясь появления главного хитреца, и, как только увидел в проеме размытый силуэт, метнул второй нож. Бедолага, так ничего и не понял. Еще не проморгавшись и не привыкнув к яркому свету на палубе после темноты трюма, он получил смертельный удар в центр груди, но по инерции движения все же вывалился из двери, сжимая в руках лук и стрелы.
  Здесь, видимо оценив обстановку и решив, что не все идет так как надо, народ на кормовой надстройке наконец-то решился на активные действия. Капитан в синем халате прокаркал приказ четверым игрокам в кости, которые уже давно, как застоявшиеся кони, переминались с ноги на ногу. Приготовив оружие, эти бойцы с нетерпением ждали сигнала, чтобы ввязаться в драку. Получив команду, отборная четверка, перепрыгивая через ступеньки, ссыпалась с надстройки, выстроилась клином и сплоченной группой сделала первый шаг в мою сторону. Ощутив фланговую поддержку, практически синхронно с ними, шаг в мою сторону сделала и вторая пятерка.
  В руководстве для стратегов 'Искусство побеждать' этот маневр называется охват танковыми клиньями. Но оказаться в котле мне как-то было не с руки. Поэтому, бросив меч в ножны, я в три прыжка оказался на баке и вырвал из мертвых рук хитреца лук и стрелы. Не дожидаясь пока пираты поймут и оценят сей маневр, начал стрелять из лука, практически не целясь. Побив все рекорды скорострельности.
  К сожалению, в мертвой руке лучника имелось только шесть стрел, но и этого оказалось достаточно, чтобы полностью уничтожить ближайшую пятерку и последней стрелой поразить центрового во второй группе. Тем самым я устранил возможность борьбы на два фронта и существенно расстроил ряды наподающих.
  Споткнувшись о труп, оставшаяся в живых тройка, снова перестроилась клином, вытолкнув вперед самого отважного и... отступила назад. А я скользнул к еще шевелящимся бандитам из перебитой пятерки. После чего стал подхватывать их теперь уже бесхозное вооружение и переправлять в подарок, оставшейся тройке пиратов, вкладывая в броски максимум силы и сноровки. После четвертого броска удалось надежно успокоить всех. Причем, двоих пришпилить мечами к бортику корабля, проткнув их ниже пояса. Они так и остались стоять, ухватившись руками за клинки... Очень пикантно и несколько двусмысленно.
  Теперь осталось закрепить достигнутый успех и прирезать главных действующих лиц. Подхватив с палубы метательный нож, поигрывая им и по наглому улыбаясь, я направился на корму.
  Подойдя к кормовой надстройке, остановился, задрал голову и демонстративно стал рассматривать двоих функционеров братства Безруких. У одного из них левая рука отливала серебряным блеском. У второго вместо левой руки имелся золотой протез. Инвалиды, мля. Оба носили свободно распахнутые халаты с длинными широкими рукавами. Халат у Золотого протеза был красного цвета. Серебряная рука носил темно-синий.
  Главари клана Безруких тоже разглядывали меня не без интереса. Я бы даже сказал, с некоторой долей брезгливости, как на некое надоедливое насекомое. Затем они посмотрели друг на друга, Золотой кивнул Серебряному и, как у фокусников, в руке у каждого оказалось по метательному ножу, которые они и метнули в меня абсолютно синхронно. Чтобы уклониться от этой атаки, пришлось присесть и спарка ножей прошла впритык с моей головой.
  Скосив глаза за спину, отметил, - оба клинка вошли в палубный настил по самые рукоятки. Броски сделаны безукоризненно по точности, аномально сильными руками. Свой нож я кинул из неудобного согнутого положения, целясь в правое плечо Серебряному. Для себя я уже решил, что обязательно возьму в плен и допрошу обоих.
  Как же, разогнался... Хотеть не вредно... Серебряный небрежно махнул левой рукой и мой метательный нож блестящей рыбкой улетел за борт. Эффектно. Пришлось признать - в поведении носителей протезов из благородных металлов чувствовалась уверенность, профессионализм и я бы даже сказал, - скука.
  Ничуть не расстроенный неудачной попыткой отправить меня в мир иной, Серебряный сделал шаг в сторону. Одним волнообразным движением плеч скинул с себя халат и выхватил из ножен на поясе слегка облегченный ятаган. Крутанул им парочку восьмерок, разминая кисть, и, как циркач, прыгнул на палубу через бортик кормовой надстройки, сделав в воздухе сальто... Артист, блин. Мягко приземлившись на полусогнутые ноги, безрукий закрутил ятаган веером и двинулся на меня, постоянно перетекая из одной стойки в другую. Что-то здесь было не так - больно ловок мой артист. Я сделал шаг ему навстречу...
  И после первого же выпада - чудом остался в живых. А через минуту понял, что и скорость его реакции, и сила ударов, в несколько раз превышают норму. Отражая и нанося удары, мне даже со своим запредельным ускорением, никак не удавалось нанести Серебряному серьезное повреждение. Он, шутя, отбивал удары и опасно контратаковал из любого положения. Даже привлечение ног и три удачно проведенные мной подсечки, не смогли нарушить рисунок боя. Причем, и с обучаемостью у него тоже все по разряду люкс. После третьей подсечки, я сам чуть не оказался на палубе, когда он подцепил меня подъемом правой ноги. Пару раз я только промыслом божьим и с помощью недюжинной интуиции ускользнул от завершающих ударов в его сложных связках. И все-таки, что-то он не дорабатывал.
  Каждый мой второй удар наносил ему царапину или легкий укол, разрезая его темно-синюю рубашку, лицо или руки. А ударов с моей стороны наносилось много. Через пять минут боя одежда моего противника превратилась в лохмотья, а кровь с Серебряного капала, как березовый сок ранней весной в лесу после мощного артобстрела шрапнелью. От физиологии никуда не уйдешь и через десять минут пират стал слабеть. К этому моменту он потерял наверно не меньше ведра крови, забрызгав и перекрасив в красный цвет половину палубы.
  Все время пока упражнялся в фехтовании, я держал в поле зрения и Золотой протез. Он, не скрываясь, по наглому поигрывал метательным ножом, выбирая момент для броска. Но, заметив близкую концовку поединка не в пользу своего дружка, решил вмешаться. Также как Серебряный, он скинул красный балахон и направился к лесенке на палубу.
  Опять назревала война на два фронта, что не входило в мои планы и я не стал тянуть. Собравшись с силами, сильнейшим ударом отбив ятаган, на возвратном движении отрубил серебряный протез чуть выше локтевого сгиба. Эффект получился поразительный и неожиданный. У меня сложилось впечатление, что из человека, как воздух из проткнутого резинового шарика, стала вытекать жизненная сила. Ятаган выпал из ослабевшей руки, глаза Серебряного закатились и он даже не упал, а буквально растекся по палубе без признаков жизни. В первый момент я подумал, что он разыгрывает спектакль, но одного внимательного взгляда оказалось достаточно, чтобы понять - это мертвяк и мертвее он быть не может.
  Но времени на анализ и удивление не было. Испустив вопль смертельно раненного зверя, в бешенстве Золотая Рука одним прыжком преодолел разделяющее нас расстояние и нанес первый удар, который отбросил меня на пару шагов. А через секунду я понял, что Золотой не зря получил свой протез из благородного металла. Он дрался с закрытыми глазами. И в любой момент времени предугадывал все мои удары. Через пять минут боя выяснилось, что я не могу достать его, несмотря на все ухищрения. Не могу даже коснуться. И моя победа в поединке проблематична... если вообще возможна.
  Пришлось срочно будить своего Зверя и переходить на следующий уровень скорости. Здесь уже Золотому делать было нечего, энергетика у него не дотягивала, и я с блеском повторил серебряную тактику боя. В течение нескольких секунд я буквально покрыл пирата на всех участках тела неглубокими порезами и уколами. В результате, через минуту на нем лохмотьями висела не только одежда, но и кожа, а кровь текла полноводной рекой.
  Перед самым концом Золотой, когда жидкости в его организме осталось на самом донышке, наконец-то, открыл глаза, бросил на меня затравленный взгляд и прыгнул назад, разворачиваясь в прыжке на пол оборота. Я понял, что он собирается выпрыгнуть за борт. Хотя до берега плыть многие километры, но у этого жуткого монстра достанет сил и умения, сделать такой подвиг. А мне это надо?
  Выпустив из рук меч, хлопнул себя по бедрам, нащупывая рукоятки метательных ножей в карманах на бедрах. Выхватил два клинка и с двух рук, целясь в коленные сгибы ног Золотого, метнул клинки. Не дожидаясь результатов броска, подхватил меч, который еще не успел упасть на палубу, и прыгнул следом за Золотым. До борта ему оставалась сделать два шага, когда метательные ножи перерезали коленные связки, и ноги Золотому отказали. Заваливаясь на бок, он в отчаянии махнул правой рукой назад, стараясь защититься от удара в спину, но из этого ничего не вышло. Я воспользовался удачным положением и отсек ему правую руку чуть ниже локтя. А в следующем прыжке постарался приземлиться так, чтобы наступить упавшему чудовищу на левую руку и сломать ее в локтевом суставе... Сломать не получилось, но прижал я его локоть ногами к палубе надежно.
  Уже торжествуя и реализуя план захвата пленного, практически без замаха, но от души, пнул Золотого носком ботинка в основание черепа, стараясь вырубить хотя бы ненадолго. Любому другому такого удара хватило бы на многочасовую потерю сознания, но только не Золотой Руке. Это чудовище только лязгнуло зубами. Все, что мне оставалось после этого - это полностью обездвижить пирата.
  Для этого пришлось пригвоздить его левую руку мечом к палубе. После этого подхватить его ятаган и повторить операцию с обрубком правой руки. Затем козленочком, спиной вперед с поворотом, перескочить с руки на поясницу, не давая возможности чудовищу подняться на корточки, выдернуть свои метательные ножи и с полного маха пришпилить клинками в районе Ахиллесова сухожилия сначала правую, а затем и левую ногу к палубе. Аут.
  Сделав шаг в сторону и слегка расслабившись, услышал всплеск за бортом. Бросил взгляд на корму и, не увидев рулевого, понял, что осталась нерешенной последняя проблема. Впрочем, решить ее можно относительно просто.
  Быстрым шагом вернулся на бак и подхватил брошенный лук, по дороге выдернув две стрелы из тел пиратов. С луком и стрелами подошел к борту джонки и стал высматривать рулевого. Он действовал грамотно, нырнул и плыл сейчас под водой. Мне была видна только тень на глубине.
  Подготовившись к выстрелу, стал ждать момента, когда беглецу потребуется глотнуть воздуха. Рулевой сумел проплыть под водой не меньше двадцати метров и, как только его макушка показалась из воды, я спустил тетиву. Небрежность или легкий порыв ветра помешали сделать точный выстрел, но левое плечо я ему зацепил и вода вокруг пловца окрасилась в темный цвет. Рулевой нырнул снова.
  Когда я выстрелил во второй раз, то твердо был уверен в точности попадания. Выстрел действительно получился отменный. Стрела попала беглецу в основание черепа и он даже не смог сделать вдох, а так и остался плавать с лицом, погруженным в воду, и со стрелой, торчащей из затылка.
  Теперь на очереди допрос Золотого. Это наверняка крепкий орешек и вероятность того, что мне удастся его расколоть, я оценивал, как пятьдесят на пятьдесят, но попытаться все-таки стоило.
  Бросив лук на палубу, повернулся в сторону распятой фигуры. Что-то в ней было не так. Левая рука с золотым протезом вела себя обособленным образом, стараясь раскачать, пришпиливший ее меч. В тоже время ноги, голова и правая рука пленника лежали на палубе - мертвее не бывает. Чудеса. Готовый к любым неожиданностям подошел к Золотому, опустился на корточки и попытался прощупать пульс на шее. Пульса не было. И это подтверждало общее впечатление от тела, но что тогда делать с левой рукой. Непонятно.
  Выдернув свой меч и оба ножа из ног Золотого, подумал, что нужно попробовать решать вопрос системно. Для этого рассмотреть непонятности в порядке поступления. Первой из них неожиданность, связанная со смертью Серебряного после отсечения его главного украшения. Причем смерть неестественная - нормальные люди так не умирают. Я поднялся на ноги и направился к трупу Серебряной руки.
  За исключением странной позы после смерти - труп, как труп, ничего особенного. Отвернувшись от тела, решил подобрать обрубок руки вместе с его серебряным протезом. Нагнувшись, дотронулся до протеза и получил ощутимый разряд статического электричества. Сие странно и неожиданно.
  Присмотревшись внимательнее, отметил, что протез являлся как бы естественным продолжением руки. Кожа, там, где на нее не залезал металл, на протяжении нескольких сантиметров приобрела характёрный для контактов с серебром синюшный оттенок. Неумеренное использование серебряных украшений и посуды часто вызывает аналогичный эффект. Но в целом, протез создавал впечатление вполне естественного продолжения руки.
  Взяв в руки меч и передвинув им руку, так чтобы ее удобно было разрубить вдоль, я нанес секущий удар, развалив часть тела вместе с протезом на две половинки. Подцепил мечом, перевернул и посмотрел, что же там внутри. В разрезе рука имела определенные особенности. У нее, как и должно быть, отсутствовала кисть, отрубленная в районе запястья. Но в месте среза к руке оказался прикреплен моллюск, плоский панцирь которого закрывала та часть серебряного протеза, которая имела форму ладони. Сам протез был надет на руку и не доходил до локтевого сгиба сантиметров на пятнадцать. Моллюск же на запястье буквально врос в тело руки. Я поковырял кончиком меча место сбойки и понял - беспозвоночное прикрытое раковиной составляет с рукой единое целое.
  Серебряная рука-то, оказывается, являлся симбионтом! В этом, по моему мнению, не было бы ничего особенного, в конце концов, живут же в желудке у нас кишечные палочки и никто не делает из этого трагедию... но любая дубина имеет два конца. Хорошо, когда концы уравновешены, а если один конец тяжелее. Если таких удальцов-симбионтов на острове хотя бы несколько десятков, то я не завидую тем с кем у них натянутые отношения. И мне понятно теперь - почему пираты так быстро поставили на колени всех своих соседей.
  Судя по поведению безруких, до равновесия и гармонии с окружающим миром им далеко. Приобретя весь мир, они потеряли свою душу. Была ли тому причиной первоначальная специализация острова, как исправительного учреждения для особо опасных преступников, или что-то еще, но факты на лицо. В любом варианте, я стоял перед дилеммой, связанной с судьбой новой, весьма опасной ветви развития человеческой цивилизации и в моих силах дать ей расцвести или вырубить по корень. Сердце же подсказывало - нужно рубить! Но не будем торопиться. Информация и еще раз информация. Решения требуется принимать осознанно.
  Для подтверждения основной гипотезы, продолжая исследования, повторил операцию по рассечению золотого протеза. Здесь тоже имелся моллюск... может только чуть крупнее.
  Еще раз осмотрев корабль и пройдя по кругу с целью добить подранков, выяснил, что таких нет. В последнее время я работаю с гарантией... Это радует.
  Ну а раз так, то расправил натруженные плечи и вздохнул полной грудью свежий морской воздух, оглядел чистый горизонт и посмотрел на ярко-голубое небо. Затем проводил взглядом одинокую белую птицу, после чего полез в душный трюм долбить дырку в днище китайской лоханки.
  После успешного выполнения этой операции шагнул назад в храм и закрыл Ворота. Постоял рядом с креслом, размышляя, и пришел к выводу, что в результате получилось по Черномырдину - выходил на легкую прогулку, а пришлось выдержать изматывающий и смертельно опасный марш-бросок...
  Хмыкнул и по уже стандартной схеме открыл Ворота рядом с водопадом на острове. Минут пять нежился под потоками ледяной воды, показывая фигуры накаченного культуриста и смывая с себя чужие кровь, пот и слезы. Высыхая, постоял на солнышке и через Ворота вернулся назад в храм.
  Трудовой день закончен.
  Поднявшись наверх, попросил Каро помочь стянуть доспехи и все остальное. С остервенением протерся полотенцем и, шлепая босыми ногами по дощатому полу, двинулся ужинать. Без аппетита, а по необходимости, заморил червячка холодной телятиной и попросил Дервуда ответить на вопросы: слышал ли он что-нибудь о острове Безруких и что он знает о культе бога Ярости? Дервуд сделал удивленные глаза и после минутного размышления сказал, что не слышал и не знает ничего.
  Объяснение всему могло быть только одно - страна Островов весьма удаленное от Логвуда место. А раз так, то и руки из благородных металлов еще не успели дотянуться до ближайших окрестностей городишка Ларго.
  Не очень внимательно выслушал отчет Дервуда о проделанной работе и, чувствуя почти смертельную физическую усталость, направился в спальню. Впереди меня ждала еще тяжелая и ответственная работа на Земле.
  
  
  Часть 4. КИЛЛЕРА ВЫЗЫВАЛИ?
  
  
  Утром серые краски вчерашнего вечера испарились, а энергия наполняла меня по самый ободок. Соответственно, и насыщался я, как аллигатор после полугодового воздержания. Жизнь снова казалась прекрасной и удивительной, а на очереди был криминальный отстойник, который только по недоразумению называют Землей.
  Первым делом заглянул в свою щель между панелями и забрал ноутбук. Переместился на квартиру к ответственному лицу и на письменном столе увидел лист бумаги с банковскими реквизитами. В углу комнаты, потеснив секретер, разместился новенький сейф, в котором пока было пусто. Набрал реквизиты на клавиатуре и записал в память. Активизировал руку, подхватил листочек с текстом и перенес в сейф... Информация принята.
  Переместился к новой квартире на Ленинском и проверил ее. Хозяева квартиры с успехом отдыхали в Тунисе и раньше, чем через десять дней, их можно не ждать. Через недельку я рассчитывал организовать им подарочек, от которого они не смогут отказаться. Это задержит их в удалении от России на неопределенное время.
  Выйдя из туалета, где уже по традиции организовал Ворота, включил видео и в ускоренном режиме, лишь временами сплевывая и кривясь от гадостей на экране, просмотрел последние новости.
  Здесь особо умилял, претендующий на руководство, зоосад из страны либеральных сказок: серенький козлик, который полагал, что если по поводу и без повода ухмыляться, трясти жиденькой бородкой и глубокомысленно ковырять в носу, то невидимая рука рынка сделает за него его роботу; не отставал от него пришибленный пыльным мешком хомячок, которого заклинило на слове 'инвестиции', хотя ему и неизвестно, что делать с теми деньгами, что уже есть в наличии - видимо, тоже спит и видит, чтобы рука рынка сделала за него его работу; очень вся из себя революционно-культурная лягушка-квакушка, которая почему-то решила, что в родном ей по праву рождения вонючем болоте, будет интересно жить и все остальным. Ну и, конечно, сам директор цирка, снисходительно наблюдающий за своей профнепригодной стаей, состоящей из туповатых, вороватых и нагловатых (НТВ). Н-да, подобрал себе командочку кукловод, прости Господи...
  Ну, благо бы еще эти Вороватые и Туповатые работали на личном огороде. Флаг им в руки - помрут с голодухи, туда им и дорога, но ведь Реликты 'руководят' Россией в двадцать первом веке. Хотя последнему идиоту, известно, что сейчас, например Штаты в мировой торговле это второразрядная страна (после Германии) и не пройдет и года как 'империя зла' станет третьеразрядным государством (после Китая).
  И быть бы штатникам третьеразрядными (после России), если бы к рулю в моей стране не прорвалась команда НТВ. В результате 'правления' которых: двадцать лет развития страны, как корова языком слизнула; разворована амортизация и природные ресурсы; произошло резкое падение производительности труда и прекратилась модернизация экономики. Сплошной негатив и ничего хорошего.
  Туповатые и Вороватые 'не видят', что, Штаты давно выдохлись и, чтобы свести концы с концами, американам жизненно необходимо помимо синюшных окорочков, экспортировать еще и триллионы единиц 'зеленой капусты'. А эту капусту нельзя использовать даже для прокорма свиней и спасает эти 'деньги' от обесценения только великая глупость Туповатых и врожденная хитрость Вороватых.
  Еще Кларк говорил, что денежная единица будущего - это киловатт-час. В этом плане русский рубль самая обеспеченная валюта в мире, а отдавать в частные руки нефть и газ, тоже самое, что передать непонятно кому печатный станок - важнейший элемент государственности. А раз НТВ передают свои функции Чужим, то зачем они сами-то нужны? Щеки надувать и ухмыляться? Конечно, тупым и продажным все равно, у них имеется личный карман и живут они одним днем, а народ не понимает и молчит.
  Уже сейчас за обладание первичными природными ресурсами идет война и, чем дальше, тем более жестокими будут сражения. Но рискну предположить, что киловатт-час это только одна из составляющих денежной единицы будущего. В ее состав следует ввести и литр качественной питьевой воды, и глоток чистого воздуха. Опять-таки и здесь рубль обеспечен на уровне экстра. Один только Байкал чего стоит!
  По сути, ни одна национальная валюта, кроме рубля, не имеет перспектив в будущем...
  Стоит только оглядеться по сторонам и хоть чуть-чуть оценить ситуацию, становится ясно, что скоро следует ждать резкого обострения обстановки и войны. Понимают ли это тупые и продажные? Вряд ли. Иначе расходы на оборону в России давно бы достигли, как минимум двузначной величины в процентах бюджета.
  И уже несколько лет поражало содержание новостей. К примеру, в программе новостей на двенадцать блоков приходился лишь один нейтрального содержания, а одиннадцать представляли собой чернуху разного оттенка - убийства, пожары, катастрофы, сопли по боевикам, предателям, бандитам и прочим представителям нестандартной ориентации. Причем, новость номер один это обязательно убийство или еще какая жуткая катастрофа... Создавалось впечатление, что или организаторы этих программ психически больные люди и тогда им место в дурдоме, или подлецам хорошо приплачивают за страшилки и промывание мозгов - тогда им пора на отсидку в матросскую тишину. А главное, для оправдания всего этого шабаша - тезис о свободе прессы и руки прочь от 'независимых' СМИ. Одно радует, - количество всегда переходит в качество. А раз так, то, что показывают по ТВ, то скоро испытают на себе любимых... Диалектика. Нарыв обязательно созреет и прорвется.
  Но подонкам от средств информации, пожалуй, не грех и помочь двинуться в нужно направлении... пинками. Так, и что же делать? Может быть переправить в студию противотанковую гранату? Или пошутить в фирменном стиле, бросив шашку со слезогонкой? То-то тараканы забегают... Впрочем, не будем делать резких движений. Ограничимся пока письменным распоряжением. Реализуя этот план, в ускоренном темпе набрал и распечатал листовку.
  'За удовольствие нужно платить. За удовольствие лить грязь с телеэкрана нужно платить очень дорого.'
  Подпись 'Бич Божий'.
  После этого подождал несколько минут до начала новостного блока и, открыв малые Ворота, положил записку на стол перед ведущей. Почти сразу пока диктор читала мой листок, содержание канала переключили на рекламу. Я быстренько набрал и распечатал новый текст:
  'Делать тайну из моих действий и планов преступление. Содержание записки должно быть прочитано в прямом эфире немедленно, иначе последует наказание. На размышление всем в студии дается минута.'
  Подпись 'Бич Божий'.
  Снова на мгновение открыл Ворота, кинул вторую записку и засек время. Через минуту канал по-прежнему показывал рекламу и я начал ломать руки и ноги всем в студии, начав с ведущей. Особо досталось главному редактору. Только в последний момент решил не давить его на смерть, размазав по стене, а ограничиться переломами рук и ног. В результате экзекуции набралось около сорока увечных.
  Довольный проделанной работой вернулся на Базу в храм.
  
  Утром после плотного завтрака решил прогуляться к соседям и поговорить по душам с офицером городской стражи Стаубом. Дервуду приказал, чтобы он через некоторое время, направил к соседу брата Каро с выпивкой и закуской.
  Выждав, когда на улице не оказалось прохожих, проскочил открытое пространство и вошел в открытую дверь в заборе соседа. Поднялся по ступенькам крыльца и кулаком постучал в дверь. Прежде, чем услышал, что за дверью есть кто-то живой, пришлось стучать еще четыре раза, причем, последний раз ногой и от души.
  Наконец, дверь распахнулась и в проем полуоткрытой двери, в моем направлении, вылетел кулак с целью попасть между глаз. Я пригнулся. Почти сразу же в проем вылетела нога, которая должна была ударить между ног. Я уклонился. Затем дверь попытались захлопнуть, но я оставил в проеме ногу, и из этого ничего не вышло.
  За дверью задумались и через минуту спросили.
  - Кто таков?
  - Меня зовут Панкрат.
  - Что надо?
  - Поговорить. - Из темноты за дверью меня, наконец, попытались рассмотреть и в результате смотрин решили впустить.
  - Заходи, - и распахнули широко дверь.
  Я вошел в прихожую и увидел напротив себя громилу двухметрового роста, который смотрел исподлобья и явно прицеливался, чтобы врезать мне по центру. Поэтому я несколько поспешней, чем хотел, сделал шаг в сторону и сказал.
  - Сейчас нам принесут выпить и закусить. - Кулак, который уже начал движение в моем направлении, остановил свой полет.
  - Сейчас, это когда? - прорычал бывший офицер Стауб. Я твердым голосом уточнил.
  - Скоро. - Стауб кивнул, повернулся и направился вглубь дома.
  Я задержался на пороге и, оглянувшись, заметил, что через дверь в заборе во двор дома входит Каро с большим мешком в руках.
  В главной комнате дома в центре стоял стол, уборку на котором можно было сделать проще всего с помощью бульдозера. А именно - все сгрести в глубокую яму и закопать... вместе со столом.
  Оценив степень запущенности, я присвистнул. В ответ Стауб рыкнул, но мне показалась, что в его голосе прозвучал элемент смущения. В это время в дверь постучал Каро и я крикнул ему, чтобы заходил. Затащив мешок в комнату, Каро поискал глазами место, где бы можно было разложить все, что он принес. Опустив ношу на пол, Каро, как механические ходики, стал переводить взгляд с меня на Стауба, со Стауба на стол и обратно.
  Молчание затягивалось. Я решил взять инициативу в свои руки и поработать дорожным скрепером - сделал шаг к столу, сгреб все с одного конца на середину и кивнул Каро начинать сервировку. Через несколько минут свободный угол стола опять оказался занят, но уже не гнилыми объедками и мусором.
  Как только мешок опустел, я взял его у Каро, подтянул ногой к столу две табуретки, протер их мешковиной и уселся на одну, сделав широкий жест хозяину присаживаться. Тот стоял напротив насупив брови и исподлобья наблюдал за моими действиями и превращениями. Я махнул рукой Каро с приказом возвращаться и тоже насупив брови уставился на Стаута.
  Каро ушел, аккуратно прикрыв дверь, и немая сцена продолжалась еще несколько минут. Затем Стаут резко шагнул ко мне, но я не шелохнулся. Хмыкнув бывший офицер, подвинул табуретку еще ближе, поудобнее уселся за стол, цапнул жирного каплуна и начал жадно обгладывать ему кости. По все было видно, он не ел несколько дней. Я разлил по кружкам свежего пива и мы, не чокаясь, одновременно выпили до дна. Стауб крякнул, посмотрел на меня просветлевшими глазами и спросил:
  - Зачем пришел?
  - Нужен настоящий мастер меча.
  - Нужно кого-то убить? Тогда не по адресу. - Я отрицательно качнул головой.
  - Хочу научить своих друзей - штатских, с какой стороны браться за меч. Учитель нужен хороший. Самому учить нет времени. Платить за обучение буду много. - Стауб подумал, хитро ухмыльнулся и выдал.
  - А ты значит и военный, и учитель хороший, и мастер меча.
  - Да уж, что есть того не отнять. - Я потупил глазки и даже для полноты картины попытался шаркнуть ножкой.
  - Проверим?
  - А не боишься? - Я посмотрел на него с интересом. В ответ Стаут весело заржал, вскочил с табуретки, в два прыжка выбежал из комнаты и сразу же вернулся, неся в руках два утяжеленных эспадрона, один из которых перебросил мне.
  Я ловко поймал клинок за рукоять, мягко скользнул с табуретки и закрутил свое оружие серией восьмерок. Улыбка медленно сползла с лица Стаута. С долей неуверенности в голосе он сообщил.
  - В этом городе я лучший клинок.
  - Городишко-то у вас маленький. - Я эффектно, все ускоряя движение, провел веерную защиту, перекинул клинок из правой руки в левую и повторил серию восьмерок на обратном движении с не меньшим блеском. - Стаут расстроился по-настоящему, выставил перед собой меч и, упавшим голосом, поведал мне.
  - На дуэлях я убил семерых.
  - Я же сказал, что мне нужен настоящий Мастер Меча и платить буду много, - сделал выпад, закрутил клинок Стаута, выбил его у него из руки и, перепрыгнув через стол, успел поймать за рукоятку.
  Стаут перевел ошеломленный взгляд со своей пустой руки на меня, затем на свой клинок в моей руке. Я же хмыкнул, посмотрел на противоположную стену и увидел за спиной офицера на полке закрытый шлем с плюмажем. Поднял оба клинка и кинул их, как бандерильи, с двух рук. Просвистев в воздухе клинки вошли точно в щелочки для глаз в шлеме, а чтобы усилить впечатление, подхватил со стола грязную двузубую вилку, повернулся к шлему спиной и метнул ее за спину, пришпилив между двумя зубцами основание плюмажа к стене. После этого Стаут, наконец, выдохнул.
  - Ох, - и плюхнулся на свою табуретку.
  Я снял с пояса мешочек с золотыми, кинул его на стол и сообщил.
  - Завтра к тебе зайдет мой человек. Будешь учить его. Он совсем зеленый и не нужно его обижать. Если этих денег мало, то скажи ему сколько нужно. - После чего поклонился и вышел из дома.
  С предосторожностями, чтобы не попасться на глаза посторонним, вернулся на Базу. Собрал свою команду и некоторое время вышагивал перед строем руки за спину, бросая косые взгляды на Каро, Дели и Насали, выбирая претендента на обучение. Затем принял решение и сказал.
  - Завтра, младший брат Насали отправится к Стауту и будет брать у него уроки владения оружием. Перед Насали ставится задача, - я повернулся и посмотрел на Дервуда, - подружиться со Стаутом, нанять его в охрану нашего храма, сделать тайную дверь в нашем заборе на его двор. Возможно, со временем можно поручить ему командование небольшим охранным отрядом. Денег не жалеть. Никаких секретов не раскрывать. Все. - И направился к себе в комнату надевать доспех.
  Затем быстро спустился в храм и задействовал Систему.
  
  Передо мной стояла задача, как можно больше узнать о пиратах и их культе бога Ярости. Переместившись к Острову Безруких, осмотрел порт и отметил, что никаких новых кораблей в порту нет. Поднялся повыше и на горизонте заметил пиратский парус. Подлетев ближе, понял, что ошибся. Это плыл купец под голубым флагом. Он старался обойти остров по большой дуге.
  Вернулся в порт и не нашел ни на пирсе, ни на стенах практически ни одного пирата. Лишь у контрфорсов дежурила смена в несколько человек и в одном месте по пепелищу ходили особенно безутешные. Мне даже показалось, что среди них есть сумасшедшие. Знатно я, однако, напакостил флибустьерам.
  По главному городскому проспекту переместился к центральной площади. Здесь перед храмом собралось несколько тысяч жителей. Главари сборища стояли группой на верхних ступенях крутой и широкой лестницы парадного входа в храм.
  Конечно, я этого не слышал, но, судя мимике, крик на площади стоял страшный. Между пиратами происходила крутая разборка. Все нижние ступени лестницы оказались завалены трупами, кое-кто еще шевелился и пытался отползти в сторонку.
  Очевидно, совсем недавно, у кого-то сдали нервы и конфликтующие стороны попробовали решить проблему не демократическим способом.
  Я повнимательнее присмотрелся к главарям. Группа выстроилась клином. Она состояла из трех золотых и семи серебряных рук. За их спинами скукожилась какая-то черная мартышка, росточком метр с кепкой, обладательница сморщенной мордочки, коротких ручонок с когтистыми лапками и перепонками между пальцев.
  Конфликт между членами братства между тем развивался по нарастающей. Никто не хотел уступать. Толпа на площади напирала. Ее сдерживало от начала очередного штурма только то, что основные заводилы бузы, сейчас лежали изрубленные у подножья лестницы, а новые вожаки еще не успели протолкаться в первые ряды. Но я отметил, что сзади в толпу компактными группами вливаются несколько десятков пиратов вооруженных луками и, как только они достигнут первых рядов, золотым и серебряным будет несладко.
  Видимо, это поняли и симбионты. Черная мартышка прокаркала приказ и безрукие, сомкнувшись клином, пошли в атаку. В первый момент я подумал, что они пройдут через толпу, как раскаленный нож через масло. Но пираты, тоже не вчера родились и кое-что понимали в боевых действиях. Почти никто не размахивал мечом и не лез на рожон. Все старались держаться на дистанции, выставив копья, и при любом удобном случае метали ножи и дротики. Причем, восемь бросков из десяти делали в сторону мартышки.
  Атакующие успели пройти половину пути. Они несколько минут, можно сказать с блеском, отбивали все ножи, но по теории больших чисел следует, что рано или поздно количество переходит в качество. А против науки - не попрешь.
  Первое случайное попадание пришло сбоку. Ножом мартышке проткнуло обе щеки навылет. Она, захлебываясь кровью, и судя по внешнему виду, тонко и жалобно заверещала. В ответ золотые и серебряные руки повели себя странно. Они забыли об окружающих, сгрудились вокруг черного монстра, бестолково суетясь и пытаясь оказать ему посильную помощь. И сразу же в их открытые для всех спины стали втыкаться ножи, стрелы и дротики. В течение минуты все десять получили по несколько смертельных попаданий и, как только упал последний протезоносец, мартышка, в свою очередь, поймала метательный нож в левый глаз. Толпа взревела и начала скандировать одно слово.
  Что это за слово, я понял почти сразу - не надо было и читать по губам. Пираты начали разбегаться по ближайшим домам, возвращаясь назад с бревнами, досками, сучьями и другим горючим материалом. Безруких и мартышку подхватили и волоком перетащили назад к храму, который толпа стала обкладывать деревом, готовя грандиозный костер. Убитых кинули сверху на бревна. Затем закидали трупы сучьями и, не останавливаясь на достигнутом, занимались сбором горючего материала еще не менее получаса.
  Чтобы собрать достаточно топлива, энтузиасты разобрали до основания шесть ближайших домов и около двадцати зданий частично. Все это было сделано буквально минут за сорок. Потом в толпе появились горящие факелы и кучу бревен подожгли по периметру в нескольких местах.
  К сожалению, в режиме видеонаблюдения звуки не слышны, но и так понятно, что толпа продолжала скандировать и требовать огня. По мере того как пожар разгорался, толпа отступала от стен храма. Каменные стены капища некоторое время сопротивлялись, но люди постарались от души - бревен и деревянного мусора оказалось накидано больше чем надо. И, наконец, пламя перескочило внутрь.
  Только сейчас я понял, почему золотые и серебряные руки приняли смерть на площади, а не попытались еще раньше скрыться внутри здания или сразу бежать из города. Они защищали содержимое храма, а он оказался битком набит мартышками. Точнее, их молодой порослью. И сейчас, не выдерживая жара, некоторые, вспыхивая факелами, с дикими криками пытались выскочить в окна. Бесполезно... Конец их был страшен.
  По здравому размышлению, я решил, что катализатором изменения общественного мнения не в пользу золотых и серебряных рук, послужили мои действия. Сначала в трактире, затем в порту и, конечно, ограбление века - пиратского общага. Судя по всему, это явилось последней каплей.
  А сгоревшие и убитые особи уж очень вели себя не по-человечески. Так сказать, творили беспредел в чистом виде, а пиратское братство привыкло жить по понятиям. Конечно, это еще не перековка, но движение в правильном направлении. Такие повороты мировоззрения следовало поощрять.
  Еще в течение часа я наблюдал за пожаром и, когда обвалилась крыша, а толпа начала расходиться, открыл Ворота в кладовке уже знакомого трактира. Натянул на лицо маску и шагнул на остров Безруких. Демонстративно прошел в зал и остановился у уже отремонтированной стойки.
  За стойкой стояли мой старый знакомец с сильно перекошенной физиономией и молоденький паренек, который ему помогал. Все-таки работать одной рукой тяжеловато. Я облокотился на стойку, расслабился и огляделся. В зале успели прибрать и выбросить мусор. Учитывая, что во время моего первого визита была поломана почти вся мебель, сейчас помещение казалось просторным и пустоватым.
  Соответственно и посетителей можно было пересчитать по пальцам. В центре зала за одним из двух, оставшихся целыми, столов сидело шесть человек стандартно разбойного вида.
  Повернув голову, я посмотрел на трактирщика. От этого взгляда бедняга закатил глазки и начал икать. Но его шустрый паренек не растерялся и мгновенно выставил мне кружку пива. Похвально. Пододвинув к себе кружку и оглядев зал, я встретился взглядом с сидящим во главе стола, пожилым пиратом. Он не стал играть со мной в гляделки. Вышел из-за стола, опустился на колени, вынул из-за пояса и положил перед собой оружие, склонив голову и явив для обозрения бритый затылок. Почти сразу же остальные задвигали табуретками, вставая и устраиваясь на коленях рядом с ним.
  Немая сцена продолжалась несколько минут. Затем пожилой флибустьер, не поднимая головы, прохрипел.
  - Прости нас, Черный, - стараясь добавить в голос побольше ужаса, я прорычал.
  - Встаньте. - Пираты осторожно поднялись с колен. Я взял в руки кружку с пивом и сделал глоток. Пиво оказалось очень даже неплохим. Допил до конца и спросил.
  - Сколько всего было на острове золотых и серебряных рук?
  После недолгого раздумья мне ответили.
  - Ладонь Первых и три ладони Навечно Вторых.
  Я решил для себя, что, судя по количеству, первые - это золотые, а вечно вторые - серебряные. После нехитрого расчета получалось, что имели место недобитки, как минимум - один золотой и пять серебряных.
  - Где сейчас оставшиеся в живых первые и вечно вторые?
  Пираты молчали, переглядываясь и переминаясь с ноги на ногу. Наконец, пожилой солдат удачи кашлянул в кулак, почесал в затылке, активизируя умственный процесс, и выдал.
  - Все они в разное время отплыли с острова на кораблях. Где они сейчас мы не знаем, но может быть кому-либо из наших это известно. Разреши сбегать и поспрашивать народ. Мы быстро.
  - Не нужно. Я вами доволен, а с ними разберусь лично. - Хищно усмехнулся, выронил из рук кружку - она разбилась об пол и все посетители дружно вздрогнули, а я сообщил. - Сейчас уйду, но обязательно вернусь, - после этого демонстративно сплюнул на пол на обломки посуды, повернулся и двинулся в подсобку, а через нее назад в храм.
  Любая революция или, что абсолютно то же самое - экзекуция, - является ничем иным как катастрофой и не следует усугублять ее последствия еще и торопливыми действиями. Всему свое время и я успею еще продолжить воспитательный процесс в этом криминальном отстойнике.
  В дальнейшем, размышляя над результатами, пришел к выводу, - все сделано грамотно и достигнуть большего за такое же время весьма затруднительно.
  
  Шагнув на постамент острова Отшельника и бросив взгляд на пол, решил более внимательно рассмотреть пентаграмму в центре зала.
  Стилизованное изображение планеты выполнено разноцветной мозаикой, местами очень мелкими камешками и соответственно с высоким разрешением. Обращали на себя внимание некоторые детали. Анализируя картинку, я подумал, что белые камешки могут отмечать местонахождение храмов. По крайней мере, два известных мне храма - в Ларго и на Острове Отшельника совпадали по положению с ярко-белыми вставками.
  Но раньше белых точек на картинке, если зрительная память меня не подводит, было двенадцать. А сейчас один из маленьких мозаичных камней поменял цвет - с белого на черный. Не заметить черную точку на общем-то светлом с полутонами поле было сложно. Черное пятнышко сразу привлекало к себе внимание. Возможно, это крик о помощи...
  По карте пентаграммы черная метка находилась, где-то рядом и, если я правильно отождествил храм на острове Отшельника, то в северо-восточном направлении от него.
  Ну что ж, звонок один-один-два в скорую помощь принят. Я положил руку на рукоятку меча. Нужно подобрать все необходимое для лечения - успокоительное, слабительное, рвотное и прочие активные средства. С методом лечения разберемся на месте. Скорее всего предстоит хирургическое вмешательство, радикальное и бескомпромиссное - это сравнение мне понравилось. Я хмыкнул, шагнул обратно в храм и задействовал Систему.
  Остров, отмеченный черным цветом на мозаике, обнаружил очень быстро, в основном по хорошо заметной и уже знакомой с большого расстояния конической горе со спиралью водосборника. Чем-то этот клочок суши был разительно похож на остров Отшельника. Здесь и водосборник, и отвесные берега, но размерами он превосходил его в несколько раз.
  Правда, имелись и отличия - с западной стороны на побережье между морем и основанием стены существовала узкая полоска пляжа шириной десять и длиной метров триста. Сейчас у этой песчаной косы торчали два брига под желтыми флагами с черной кляксой. Остров находился в осаде.
  Видимо, осада велась давно, возможно, не один месяц. И, как ни странно, слабым местом обороны оказался участок стены у пляжа, имеющий отрицательный уклон и нависающий козырьком, выступая на несколько метров над отвесными стенами. Под его защитой, пираты долбили ступеньки в стене и сумели подняться почти до самого верха. Им оставалось сделать последний бросок.
  Положение осажденных можно охарактеризовать как безнадежное. Все должно решиться в течение ближайших одного-двух дней.
  Я внимательно осмотрел ступеньки, карниз и бровку. Недалеко от края обрыва лежала странная конструкция, состоящая в основном из длинного бамбукового желоба и прикрепленного к нему давильного пресса. Назначение загадочного аппарата было не совсем понятным, но можно предположить, что это своеобразный ядомет, для обливания штурмующих опасными для жизни жидкими фракциями. Рядом с этой соковыжималкой лежала горка, разноцветных - от черного до ярко-красного, круглых плодов. В среднем, размер каждого соответствовал величине небольшого арбуза.
  Причем, ядомет неоднократно пускали в дело. Это было хорошо заметно по следам на песке и стене. Чем-то следы напоминали 'роспись' мочой на снегу. Только цвет был ядовито черный.
  В целом, диспозиция стала понятна и, выйдя из Системы, я бегом, перепрыгивая через три ступеньки, поднялся к себе на Базу. Проверил лук, взял запасную связку стрел и приказал братьям срочно заказать или достать дополнительный комплект, предупредив, что, возможно, стрелы потребуются уже через пару часов. Повертел в руках секиру, отложил в сторону и бегом спустился вниз.
  Переместился к храму на острове и шагнул из стены в главный зал, очень похожий на зал Острова Отшельника. Для интереса бросил взгляд на витрину черепов. Небогато... Три черепушки. И очень старые.
  Я, конечно, не Герасимов, но форма и некоторые детали - типа остатков волос, навевали на мысль, что черепа женские, а состояние того, что когда-то являлось зубами, говорило, что перед усекновением головы, эти отвратные старухи доживали свои последние деньки. Рядом с каждым черепом лежало по практически истлевшей ладанке. Одним словом - ведьмы!
  Ну, ничего, как это говорится - новая метла чисто метет и я рассчитываю осуществить качественную зачистку. Так что в ближайшее время следует ждать существенного расширения музейной экспозиции.
  Легким ударом кулака по бронзовому гонгу известил о своем приходе и быстрым шагом направился к обрыву. Жрецы - три старика, догнали меня, когда я уже подходил к месту осады. На первый взгляд каждому защитнику острова никак не меньше семидесяти лет, но выглядели старички бодро. Размеренная жизнь, нормальное питание и сбалансированная экология способствуют долголетию.
  Осмотрев карниз, нашел то, на что рассчитывал с самого начала, - несколько узких трещин параллельно бровке и без лишних слов начал командовать:
  - Мне потребуются кувалда и деревянные клинья примерно такого размера. - Я начертил на земле острым концом стрелы размер клиньев, посмотрел на самого старого и продолжил, - а также бурдюки с водой, все какие есть. - Старички смотрели на меня с растерянностью и надеждой. Я нахмурился и прорычал с угрозой. - Мне нужно повторять? - все трое повернулись кругом и ломанулись через кусты. А я решил развлечься стрельбой из лука.
  Конечно, пираты были защищены карнизом от падающих камней, жидкой отравы и прочего мусора, но если отойти по краю обрыва в сторону метров на сто, то открывался прекрасный вид на нижнюю часть участка стены со ступеньками, а также на большую половину пляжа.
  Именно этим я и решил воспользоваться. Натянул тетиву, прицелился и начал отстрел. В течение десяти минут, расстреляв почти весь запас стрел, мне удалось положить двенадцать человек и ранить восьмерых. Причем, один из двенадцати убитых, оказался Серебряной Рукой. В него я стрелял первой стрелой, естественно в спину, слева под лопатку и в результате фактора неожиданности он не смог увернуться. Ну, не ожидал он такой подлости.
  Эти потери существенно охладили пыл нападающих, но знака Судьбы бандиты в этом не разглядели... Жаль.
  Тем временем старички начали подтаскивать то, что я заказывал. Можно возвращаться на карниз и приступать к основной работе. Я брал клинья, некоторые из них подправлял мечом, затачивая, и каменной кувалдочкой загонял в щели карниза. Затем поливал водой из мехов. Как только кончилась вода послал старичков по новой и эта беготня продолжалось не менее часа. Пока я занимался заколачиванием клиньев, пираты воспряли духом после расстрела из лука и побуждаемые к активности еще одной Серебряной Рукой, снова полезли на стену. Бог Ярости им в помощь.
  Мне пришлось забить двадцать клиньев и опростать пятнадцать бурдюков с водой, прежде чем законы физики проявили себя в полной мере. Сначала раздался тихий треск. Затем громкий хлопок и основная, центральная часть карниза, со ста метровой высоты, под предсмертные крики пиратов, съехала вниз на головы нападающим. На своем пути она сметала все неровности и ступеньки, вместе с цепляющимися за них бандитами-скалалазами. От карниза остались только два небольших выступа с обеих сторон, которые не могли закрыть собой уже никого и ничего. От всей команды альпинистов на стене чудом остался висеть только один недобиток на самом верху и я не отказал себе в удовольствии снять его предпоследней стрелой.
  На пляже, тем временем, царила совсем не тихая паника. Пираты, как муравьи в растревоженном муравейнике, с воплями бесцельно метались по пляжу. Некоторые бежали на корабли, другие с кораблей на остров. Полная неразбериха.
  Почему это происходит, я понял, когда заметил вторую Серебряную Руку. Его таки накрыло массивным обломком скалы. И тем самым придавило ноги и раздробило тазовые кости. Он был еще жив, но все, что ниже пояса, камень раздавил ему в блин, а чтобы освободить его из каменного плена, требовался весьма нехилый подъемный кран. Такие ранения можно охарактеризовать, как несовместимые с жизнью. Нормальный человек умер бы давно, но монстр еще продолжал орать от боли, командовать, размахивать рукой и серебряным протезом. Но достаточно было бросить на него взгляд, чтобы понять - этот уже нежилец. Так или иначе, но каратели потеряли своего второго главаря, и замены ему среди них не нашлось...
  Общий счет Серебряных рук сократился на две единицы и, по моим прикидкам, где-то еще на просторах страны прятались последние три серебряных гривенника и один золотой червонец.
  Мне же оставалось лишь добить бандитов... морально. Для этого я натянул свою черную шапочку. Встал на самом краю обрыва, так чтобы было хорошо видно, и исполнил на бис, с переливами, боевой клич индейцев навахо, вкладывая в леденящее душу завывание дикарей, все, на что был способен. Получилось очень эффектно. Мои старички-адепты, все трое, разом, попадали на свои пятые точки, а пираты мне в унисон вторыми голосами закричали от ужаса и дружно ломанулись на корабли.
  С бешенным энтузиазмом, сплоченный страхом коллектив насильников и убийц поднял паруса и остатки пиратского воинства покинули территориальные воды острова. Было у меня подозрение, что уж эти-то флибустьеры, не вернутся сюда ни за какие сокровища и обещания.
  Испытывая чувство глубокого удовлетворения, я черной фигурой демона преисподней неподвижно стоял на краю обрыва, воздев обе руки, и заходящее солнце за спиной создавало необходимый божественный антураж. Вот так и нужно создавать страшные легенды, которыми затем пугают детей и взрослых.
  Я опустил руки только тогда, когда перестал различать детали и людей на шхунах. Повернулся к своим адептам и сообщил.
  - Меня зовут Панкрат.
  С поклоном мне ответил самый старый из жрецов.
  - Мы узнали тебя Старший брат. Мое имя Грегот, - и добавил. - Нас осталось только трое. Я, Кренот и Салайя. Младший брат Сават убит. В первый день осады - одну луну назад.
  Я бросил последний взгляд на белые точки парусов, уплывающих кораблей, и, отметив у себя легкое чувство голода, со значением в голосе спросил.
  - Хорошо ли чувствуют себя священные рыбы? - Ответил мне Грегот с поклоном.
  - Мы чтим божественные заповеди Старший брат. - Я удовлетворенно кивнул и сказал.
  - Хорошо. Мы продолжим разговор за ужином. В верхнем поселке, - и приказал. - Показывай дорогу Грегот.
  Салайя и Кренот повернулись и быстрым шагом скрылись в кустах - готовиться к вечернему действу. Грегот широким жестом указал на узкую хорошо утоптанную тропинку, которая петляла вдоль отвесного берега. Видимо жрецы не реже одного раза в сутки обходили весь остров по периметру. По моей оценке, нормальным шагом на это потребуется целый день.
  Минут через двадцать мы дошли до узкого фиорда, стены которого имели отрицательный уклон и направились вдоль него вглубь острова. Фиордом же эту щель можно было назвать с большой натяжкой. Больше всего она походила на подводная пещеру. Просто в нескольких местах у нее обрушился потолок и в качестве стоянки для небольших кораблей шхера представляла идеальное место.
  Так же как и на Отшельнике здесь имелся нижний поселок. Верхний поселок состоял из семи домиков, но конструкция и размеры печки, навеса и стола оказались идентичны. Видимо, это отработанные за многие десятилетия или столетия формы и разнообразие не приветствуется. Но мне нравится такая консервативность. Солнце скрылось в облаках, начал накрапывать дождь и я с удовольствием разместился под навесом.
  Грегот подхватил неглубокую корзинку и убежал по тропинке в лес. Навстречу ему из леса выбежал Салайя, не без напряжения держа на вытянутых руках, десятикилограммовую форель. Тот еще старичок-боровичок. Когда он подбежал к навесу вплотную и показал мне свою добычу, я благосклонно кивнул ему и улыбнулся.
  Плюхнув рыбину на разделочный столик, жрец начал свое служение Господу в лучших традициях первоклассного шеф-повара рыбного ресторана. Кому как, а мне наблюдение за профессиональной работой мастера-кулинара всегда доставляет наслаждение.
  Острым ножом жрец вскрыл розоватое брюшко, черпанул из живота форели шмат красной икры и переместил в специальную мисочку. Круто посолил грубо помолотой солью. Точными ударами отделил голову, хвост и перья форели, поместив субпродукты в отдельный котелок. Подхватил из комплекта разделочных ножей широкое и тяжелое мачете, крякнул, примериваясь, и молниеносно с ювелирной точностью десятью ударами поделил тушку на смачные стейки. Выгреб из печки несколько совков с углями и засыпал ими специальное углубление. Положил сверху металлическую решетку и метнул на нее четыре стейка. Покосился глазом на мою фигуру и добавил пятый кусок, посыпав сверху скворчащие куски форели приправой из зелени.
  В этот момент из кустов с другой стороны деревни вышел Кренот держа в одной руке фазана, а в другой, что меня удивило, маленького полосатенького кабанчика. У Кренота имелось свое место за разделочным столиком с обратной стороны печки, где он и начал священнодействовать с не меньшей сноровкой. Чувствовалась хорошая школа и колоссальный опыт. Кабанчик лишь успел хрюкнуть, а фазан чирикнуть... и тишина.
  Через пять минут с другой стороны из леса появился Грегот с полной корзинкой фруктов, овощей и прочей зелени. Незамедлительно началась сервировка стола с первой сменой блюд из пяти прожаренных кусков форели. Затем, как по волшебству, на столе стали появляться миски с фруктами, овощами, салатами. Горшочки с приправами и графинчики с соками. Три маленьких и узких кувшинчика с наперстками к ним. Графин с ключевой водой отдельно.
  Чувствуя некоторую сухость во рту, начал с кружки ключевой воды. Затем налил из кувшинчиков три наперстка и пригубил каждый. Посмаковав во рту содержимое рюмочек, понял - это минеральная вода и выпить мне нужно только один наперсток из трех. Другие два организм не хочет и не примет.
  Видимо, каждый филиал храма богов Света и Тьмы имеет свою специализацию. Изюминкой этого острова являлась минеральная вода типа Ессентуки. Остров Отшельника в свою очередь можно назвать Боржоми - его минеральные воды поднимали тонус организма и омолаживали тело. База в Ларго - центр управления. Интересно, чем меня порадуют остальные филиалы, общим количеством девять штук.
  Я вернулся на грешную землю и подхватил двузубой вилкой первый стейк. Вкус изумительный. Моя команда дело знает туго.
  Уже в сумерках приказал жрецам через недельку спуститься на пляж, где останавливались пираты. Среди трупов найти обоих главарей. Отрубить им головы и серебряные руки. Протезы прокалить на костре, а головы нацепить на колья перед входом в храм. И то и другое в дальнейшем использовать в качестве экспонатов музея.
  В заключение, выслушав все нехитрые жалобы, которые вполне могли быть решены на местном уровне, и, выслушав пожелания жрецов, вернулся на Базу. Здесь солнце еще только перевалило за полдень и я, отменив обед и доклад о текущем моменте, завалился в койку. Рабочий день прошел весьма плодотворно... не грех и отдохнуть.
  
   Проснувшись утром, остался нежиться в постели и обдумывать события последних дней. Но процесс размышления над судьбами мира и мысленный анализ текущей деятельности, не может быть эффективным, если не выполняются традиционные ритуалы. На Земле к таким добрым традициям можно отнести умеренное потребление двух легких наркотиков - чая и кофе.
  Лично у меня альтёрнативы в этом списке нет. Чай и только чай. Хотя бы по тому, что пять тысячелетий земной истории человечество примеряет его свойства на себя, а китаёзы не без его помощи, стали самой многочисленной и плодовитой расой. Он стал важным элементом культуры и традицией для сотен миллионов людей.
  В чем суть божественного предназначения? Что заставляет людей творить себе кумира и поклоняться ему? Ответ прост - доброта и страх, кнут и пряник, свет и тьма.
  То, что я воздам страхом всем по полной программе и всегда, пока жив, буду продолжать это делать, у меня сомнений не возникало. Здесь все естественно, хотя большинство, видя прямые последствия, а не отдаленный результат, не понимает, что совершается насилие во благо.
  Доброта в чистом виде бескровна, сиюминутна и понятна всем, хотя некоторые и презирают добреньких. В силу же своих божественных атрибутов, я просто обязан, оставить как злой, так и добрый след в этом мире. Как пророк и адепт культа Богов Света и Тьмы должен подарить не только кнут, но и пряник.
  Сейчас моему служению Божествам не хватает добрых традиций. Для многих людей на Земле доброй традицией является чайная церемония.
  Чай является элементом жизненной философии. Когда чашка прекрасного ароматного чая касается наших губ, мы способны увидеть новые грани и преклониться перед красотой обыденной жизни. Чаепитие полезно для здоровья и имеет вековые традиции воздействия не только на дух, но и на тело человека.
  Чай появился прежде всего, как лекарственный напиток, способствующий предотвращению болезней, а содержащиеся в чае катехины и антиоксиданты укрепляют иммунитет человека и способность организма противостоять болезням и вредному воздействию окружающей среды. Но мне важно сформировать общественное мнение таким образом, чтобы чай воспринимался, еще и как божественный дар. Персональный дар людям этого мира от Богов Света и Тьмы, переданный руками их Посланника за определенные заслуги. Иначе, люди решат, что получили счастье даром, и будут смотреть на чайную церемонию свысока. Заваривать же ароматный чай и употреблять его нужно обязательно с упоминанием имени божьего. А уж правильно организованная пиар компания позволит закрепить сию традицию на уровне рефлексов. И мне точно известно, - традиция приживется, так как отрицательных последствий не будет, даже по прошествии сотен и тысяч лет... Это вам не самогон или бормотуха какая-нибудь, которая тоже вроде как традиция, но за ее потребление следует убивать... и убивать без пощады. Все-таки, насколько мусульмане в этом вопросе умнее христиан!
  Для реализации же моего амбициозного плана следует посадить при храмах там, где это возможно по природным условиям, чайные кусты разных сортов, благо за ними есть кому ухаживать. Затем требуется научить адептов собирать флеши и готовить черный байховый чай. Помимо всего прочего, это добавит очередную грань в алмазный блеск филиалов.
  В дальнейшем, можно осуществлять таинство чаепития среди особо правоверных паломников. Через них же, опять-таки за особые заслуги, распространять чай семенами и саженцами. Но начать нужно с пробного шара - дать попробовать хорошего чая доверенным лицам. А они у меня есть!
  
  Испытывая нетерпение от желания внедрить в жизнь новую идею, спустился в храм, вошел в систему и направился на Землю. Заскочил к себе на склад между панелями и не глядя вынул из кучи и сунул в один карман пару упаковок в десять тонн, а в другой засунул банковские упаковки пятисотенных евро.
  И приступил к реализации первого пункта программы - посещения дорогого супермаркета. Более конкретно, меня интересовал чайный отдел. Несмотря на зыбкий свет ночного освещения, в магазине отдел нашел быстро и приступил к приятной процедуре отбора хорошего чая.
  Говорят, что шопинг это болезнь, и от него не застрахован никто, а у каждого человека есть своя мания - нужно только правильно выбрать магазин, отдел или секцию.
  Первое, на чем остановился взгляд оказалась большая коробка Дарджилинга "Экстра класс - Жемчужина Гималаев", наивысшего по качеству, состоящего из завязей и отборных верхних листьев чайного куста. Вторым, после продолжительного колебания, выбрал 'Солнце Ассама', крупно листовой отборный чай с плоскогорных плантаций Ассама на севере Индии, тягучий, крепкий и совершенный по вкусу. Практически не раздумывая прихватил весь запас свежего красного элитного китайского чая 'Золотая Маргаритка', - аккуратно собранные почки и самые молодые нежные листочки красного чая, связанные в форме цветка маргаритки, с высокогорных плантаций в юго-западной части Китая.
  Проведенные в Китае исследования показали, что именно красный чай лучше других повышает иммунитет, способствует долголетию и дает красновато-коричневый настой с насыщенным, терпким и одновременно бархатным вкусом. А для таких эстетов как я - это то лекарство, что доктор прописал.
  Оглядев все изобилие сортов, решил закончить выбор на полуферментированном красном элитном китайском чае 'Золотое Плетение'. Он состоял из почки и первого чайного листочка, вручную переплетенных между собой и обладал свойствами, как черного, так и зеленого чая. Напиток темно-медового цвета с очень мягким, сладковатым вкусом и долгим, запоминающимся послевкусием.
  Прикинул по весу, получилось не больше десяти килограммов и соответственно не дороже двух штук. Вынул деньги, не считая, а отделив от банковской упаковки по толщине с некоторым запасом. Оставил их на полке в освободившемся месте вместе с короткой запиской из одного слова 'ББ' и двинулся выбирать чайный сервиз - хороший продукт требует качественного обрамления.
  Подобрал два скромных, но изящных комплекта, каждый на шесть персон. Затем прихватил в качестве образца деревянную шкатулку для хранения чая и навьюченный коробками и пакетами покинул складские помещения.
  Выгрузив результаты шопинга в прихожей, понял, что инициатива наказуема. Наглядно видно, что передо мной стоит задача внедрить в Новом Мире по крайней мере две китайские технологии. Обе, освященные веками и доказавшие свою полезность - культуру потребления чая и процесс создания фарфора. Причем, если с культом чая все непросто, но понятно - чтобы освоить процесс выращивания и подготовки чая не нужно быть семи пядей во лбу, то с технологией создания фарфора следует повременить. Здесь возникает масса проблем и это не для людей сделанных пальцем. Проблему не решить лихой кавалерийской атакой. Вдобавок необходимы ресурсы и определенный технический уровень.
  Но, как и в любом серьезном деле, всегда присутствует главное правило - кадры решают все. Нужно искать исполнителей и продолжателей божественного откровения. Желательно с фанатической жилкой. Дело непростое, но выполнимое. Естественно, еще долгое время мне придется подрабатывать главным консультантом и организатором производства. Для этого потребуется существенно обогатить познания в области создания фарфора и геологии. Придется организовать геологическую экспедицию на поиски подходящего места для изготовления фарфора. Желательно, чтобы рядом с будущим местом для фарфорофаянсового заводика, находились залежи каолина, кварца, полевого шпата и каменного угля... Та, еще морока!
  А мне это надо? Путь лучше проблемой фарфора занимаются местные энтузиасты. Идею и образцы я им подброшу, ну, а дальше... как кривая вывезет.
  Решив для себя сию непростую проблему и подхватив из кучи, которую притащил с Земли две коробки - с чайным сервизом и с чаем 'Солнце Ассама', направился на кухню. В прихожей дежурил Дели, я кивнул ему и ткнул большим пальцем себе за спину, приказывая выйти. После чего проследовал к кухонной плите. В печке еще оставались не погасшие угли. Аккуратно раскрыв картонную коробку, сначала достал и расставил по полкам блюдечки сервиза, чашечки и чайнички с крышками, а затем...так и хотелось пропеть 'и душистое мыло ТЖ'. Но в реальной жизни - тщательно порвал коробку в клочки и скормил печке вместе с оберточной бумагой. Все технологические изыски Земли здесь в Новом Мире неуместны.
  Позвав обратно и продемонстрировав Дели заварочные чайники и чашки сервиза, скомандовал поставить греться миску с водой и с чувством хорошо исполненного долга в предвкушении приятного времяпрепровождения уселся за стол. Дервуд, уже давно топтался рядом со своим креслом и дожидался разрешения присесть. После благосклонного кивка, он примостился напротив.
  А через некоторое время, за неспешным разговором, попивая чаек, мы и скоротали время, обсудив все насущные проблемы и наметив план действий на неделю вперед. Так что вечернее чаепитие можно без всяких скидок признать успешным. Лепота.
  
  Утром, прихватив с собой вторую коробку с чайным сервизом и образцы чая, направился на остров Отшельника. И также как на Базе, тщательно устранив в огне печи все, что, так или иначе, могло вызвать недоумение у посторонних глаз, усадил местную команду за стол. Затем с удовольствием выпил хороший напиток в приятной компании, с удовольствием поглядывая на девочек и напевая привязчивый мотивчик, - 'У самовара я и моя Маша...'.
  Но всему рано или поздно приходит конец и, завершив час расслабления и отдыха, скомандовал принести принадлежности для рисования. Затем в тесном кругу из Кенора, Керуллы и Ксо приступил к выяснению деталей обстановки в государстве Лирей и его столице Кору.
  Сначала обратился к присутствующим и спросил о известных им адресах и явках в столице.
  - Кенор и вы девочки, должны указать на плане города Кору места, где я могу встретить жрецов храма Света и Тьмы. И мне нужны сведения о городе и обстановке в государстве. - Ответила первой Керулла, у которой, пожалуй, был самый широкий кругозор и явно преобладал аналитический склад ума, что для женщины весьма редкое явление.
  - Настоящее название столицы Лирея - Колто-Сиэру. В переводе с древнесингритского - Город Воспетый в Песне. В просторечье прижилось сокращение Кору, - Кенор кашлянул привлекая мое внимание и уточнил.
  - До недавнего времени в Лирее и его столице проживало более сотни жрецов Богов Света и Тьмы. На полдень от Кору есть древний храм - наш главный храм в государстве Лирей. - Ксо осторожно положила руку на плечо Кенора, в свою очередь прерывая его, и возразила.
  - Был древний храм... Жрецы не воины, Панкрат, и последние полгода их методично вырезали. Все, кто остался в живых, когда мы бежали из города, заперлись в главном храме у полуденных ворот. У храма крепкие и высокие стены. Но защитников храма обложили, как диких зверей, и не стали добивать, посчитав, что они сами умрут от голода или ослабнут до такой степени, что их можно будет взять голыми руками. А может Наместник еще рассчитывает, что жрецы признают его и подчинятся новой власти. Как мне кажется, эти соображения не беспочвенны - не каждый способен долго терпеть голод и лишения. Втроем мы находились в храме несколько дней. Заметив разброд и шатания среди жреческой братии, бежали по подземному ходу. У храма существует густая сеть подземных ходов. Настоящий лабиринт. Некоторые из туннелей ведут в город и по ним можно попасть во дворец или подземелья дворца. - Кенор встрепенулся и сказал.
  - Подземелья - самая охраняемая тайна храма. Хотя тайны-то никакой и нет! Просто ходы очень древние, со множеством ловушек и секретных комнат. Никто не знает, кем и когда они прорыты. По этому поводу ходит множество слухов и легенд. Среди жрецов есть малая каста - их всего двое, кто изучает подземные ходы и помещения храма, всю жизнь. Их называют - Жрецы Лабиринта. Они разного возраста. Как только один стареет, ему в помощники дают молодого послушника. Ему он передает свои знания постоянно. В скрытом от посторонних глаз крыле храма Жрецы Лабиринта рисуют подробный план подземелий. Эта работа продолжается вот уже несколько сотен лет, но конца ей не видно. Она была прервана только один раз, очень давно, когда бандиты из Сиагры, вместе с городом захватили и сожгли часть храма, перебив всех жрецов поголовно. Через несколько дней после этого в город первый раз пришел Черный и пиратам пришлось бежать на остров.
  Керулла взяла в руки стилос и пододвинула к себе лист тонко выделанной кожи. Забавно наморщила лоб, вздохнула и начала рисовать, давая пояснения.
  - Это план дворца. Наместник, если он в городе, может находиться в четырех местах. Все они расположены во дворце. Первое место это боковая башня - по ночам наместник любит смотреть на звезды. - В голове у меня мелькнуло. - 'Надо же, ученый-астроном, Улугбек гребаный, мля', - а тем временем Керулла продолжала рассказ.
  - Все остальные места находятся на третьем этаже - спальня, кабинет и трапезная. На третий этаж можно подняться только по парадной лестнице. Она состоит из двух частей, расположенных в разных концах дворца. С первого этажа, есть возможность по лестнице подняться на второй. Но чтобы перейти со второго на третий, нужно пройти все здание из конца в конец по длинному коридору второго этажа. Через каждые десять шагов в коридоре стоит двойная стража. Всего сорок человек в полном вооружении. Каждый четвертый - лучник. Поднявшись со второго на третий этаж, нужно опять пройти по коридору в обратном направлении. Здесь тоже стоит стража - двадцать человек. В конце коридора апартаменты наместника. На ночь комнаты наместника запираются и только утром, он сам открывает их начальнику охраны. - Я вмешался и спросил.
  - Есть ли у апартаментов наместника окна и что они собой представляют? И нарисуй подробнее план спальни, кабинета и трапезной.
  - У кабинета и трапезной есть окна - по своему типу это витражи. Старинные и очень дорогие. Окна не раскрываются. В спальне окон нет. Есть только маленькие отдушины, с кулак, - и показала мне свой детский кулачок. Я хмыкнул и спросил.
  - Какой размер стекол у витражей?
  Ксо, которая уже давно ерзала на скамейке от сильного желания что-нибудь вставить и как-нибудь поучаствовать в разговоре, опередила всех и показала, обведя пальцем окружность на столе диаметром полметра. Она положила руку на плечо своей подруге и, прервав Керуллу, продолжила рассказ.
  - Внизу стекла большие прозрачные. Наверху витражей стекла маленькие и цветные. Мозаика из стекол изображает цветы и райских птиц. Глаза птиц, роса на цветах и мелкие детали сделаны из драгоценных камней. Все вместе выглядит очень красиво, а на солнце переливается всеми цветами радуги.
  Тем временем Керулла закончила рисовать план поэтажной планировки и показала на схеме, где находятся окна. Всего их имелось шестнадцать. Постепенно у меня в голове начал складываться план диверсионной операции.
  Конечно, можно воспользоваться возможностями Системы и без проблем, одним движением пальца, свернуть шею наместнику, но реальная жизнь проста, прекрасна и удивительна. Каждый день следует умываться и делать зарядку. А если ты чемпион, то чтобы не потерять форму и по праву называться Крутым, у тебя обязаны быть серьезные соперники и не след играть с ними в поддавки. Крутой должен постоянно 'забивать стрелки'. Причем, эти стрелки могут быть вполне вещественные из прочного дерева с острыми металлическими наконечниками. А забивать их необходимо точно по центру медных лбов.
  Нужно пытаться жить по принципу - делайте невозможное, вас никто не ограничивает. Это пробуждает чувство огромного самоуважения и вне зависимости от твоего желания формирует брэнд, который, как известно из практики маркетинга и рекламы, может стоить очень дорого. Мои предшественники активно и не без успеха работали на формирование образа непобедимого бойца. Я обязан продолжить традицию.
  Уточнив у соратников еще ряд мелких деталей, бросил взгляд на солнце. До темноты оставалось не менее двух часов. В самый раз успею закончить подготовку к акции.
   На прощанье нежно погладил по попкам девочек и, кивнув жрецам, направился к себе на Базу.
  
  Здесь имело место раннее утро и все, кроме дежурного Каро, мирно почивали. Проследовав на кухню, налил себе земляничного сока и с наслаждением попивая напиток, дождался появления команды. Раздал ценные указания еще не совсем проснувшимся адептам, занарядил Дели и Каро за покупками в город и направился в свою комнату переодеваться.
  Натянул стандартный, черный как ночь, костюм ниндзя, перевесил меч с пояса за плечи, проверил надежность крепления и заточку метательных ножей. Покидал ножи в стенку с закрытыми глазами из положения стоя, сидя и лежа. Нормально. Сделал несколько растяжек и провел бой с тенью, стараясь быть таким же тихим, как она... Все штатно.
  Выглянул в коридор и увидел, что члены команды вернулись и по их довольному виду понятно - все приказы выполнены точно и в срок. Похвально.
  Забрал заказанные вещи - контейнер с клеем и прочую мелочевку. Уложил в кожаную сумку на поясе, попрыгал, проверяя наличие звуковых эффектов... Все в норме. Подхватил тяжелый мешок с едой, махнул команде на прощание рукой и направился в храм.
  Храм Богов Света и Тьмы на окраине города Кору обнаружился быстро. Как и все осажденные крепости, он был окружен хорошей подсветкой из костров. В лагере под стенами гуляли вояки и, судя по всему, слово дисциплина ими было забыто начисто, а может... они и не знали его никогда. Но обложили солдатики храм плотно - мышь не проскользнет.
  Я переместился за стены, скользнул внутрь здания и нашел главный двухцветный зал. Он оказался освещен одним факелом на черной стороне. Ближе ко входу в зал, перед стандартной центральной пентаграммой, на коленях, прижав руки к груди и закрыв глаза, стоял старик в черной хламиде жреца бога Тьмы. Но вот он резко наклонился вперед, от души приложившись лбом о каменный пол, и на коленях пополз вперед. Остановился у карты в центре пентаграммы и нажал на белый камень, который изображал положение храма в схеме координат Нового Мира. Камень провернулся на своей оси - с обратной стороны цвет у него был черный.
  Ничем другим, как криком о помощи, это действие объяснить нельзя. Ну что ж, сигнал понят и принят... очень оперативно.
  Я сформировал Ворота напротив постамента на черной стороне и тихо шагнул на вершину пирамидки.
  Жрец лежал плашмя и моего появления не заметил. Пришлось дать знать о себе и задать риторический вопрос, добавив немного рычания в голос.
  - Киллера вызывали?
  Жрец вздрогнул, не поднимая головы, прикрыл рот рукой, чтобы не закричать, и на коленях, поскуливая, задом пополз к выходу из зала. Ему было очень страшно. В два прыжка я соскочил с постамента и успел перехватить его на пороге. Придержал за плечо и со значением в голосе сообщил.
  - Заказ принят и твоя молитва услышана... брат.
  Мой адепт обмяк и мне пришлось его подхватить под мышки. Ну, разве можно быть таким чувствительным, прям, как девица-монахиня в похотливых лапах голого черта. Впрочем, в жреце чувствовался стержень и через несколько секунд самообладание к нему вернулось. Судя по его весу, последний раз он нормально ел месяц назад и во многом его неадекватное поведение объясняется длительной голодовкой. Заметив, что жрец утвердился на ногах, я представился.
  - Меня зовут Панкрат, - жрец всхлипнул, сглотнул и кивнул в ответ. Голос ему пока не подчинялся.
  - Нужно поговорить в узком кругу. Как тебя зовут брат? - еще раз сглотнув всухую, жрец ответил.
  - Тентор.
  - Позови братьев, тех, кто изучает подземелья храма и кто может дать нужную информацию о дворце наместника. Я пока подожду здесь.
  Тентор кивнул и на не очень твердых ногах скрылся в коридоре. Ждать пришлось не дольше пяти минут. В дальнем конце коридора замелькали отсветы горящих факелов и послышались торопливые шаги нескольких человек. Из-за угла вышли пять жрецов. Тентор шел впереди. Выглядел он уже гораздо лучше. Я отлепился от стены, сделал шаг навстречу, заступил дорогу адептам и сказал.
  - Нужно поговорить в спокойном месте. У меня есть вопросы. - Главный жрец повернулся к своим и спросил.
  - Серая комната? - Жрецы дружно закивали. Я поднял руку, привлекая внимание, и приказал.
  - Двое пусть возьмут мешок с едой, - ткнув пальцем в сторону постамента в зале, - и отнесут братьям. Скоро мы пойдем в поход. Пусть поедят, но в первую очередь те, с кем я позже пойду в город. И обязательно нужно часть оставить на мою долю. Мне потребуется закусить, когда вернусь. - Два жреца с факелами отделились от группы и скользнули мимо меня в зал. Все остальные и я вместе с ними двинулись в темноту.
  Немного попетляв по лабиринту коридоров, в полной темноте зашли в большую комнату. Кто-то чиркнул кресалом и запалил три факела. Они осветили голые стены из серого камня. В центре находился стол и около двадцати каменных табуреток вокруг него. Я примостился на ближайшем седалище. Широким жестом приказал рассаживаться жрецам и без предисловий начал.
  - Тентор. Кратко. Какая обстановка в храме? - главный жрец дернулся и на автомате отбарабанил.
  - Мы голодаем. Чуть дольше одной луны. Скоро должны начать умирать самые слабые, - и с некоторой заминкой прибавил. - Пощады никто не ждет - кто такие жрецы бога Ярости известно всем. Именно они и их солдаты под стенами храма, - я кивнул.
  - Понятно. Теперь вопрос - можно ли из храма скрытно, по подземельям пройти во дворец наместника Ткелеса? - Старик в черной хламиде жреца поднялся на ноги и стоя ответил.
  - К самому дворцу и его подземельям есть много путей, но в сам дворец ни через один из них попасть невозможно. В подземельях уже более двухсот лет живет демон. Один раз в год - в праздник Яркой Луны к нему отправляют преступника приговоренного к смерти. Еще никто из осужденных и подвергнутых казни не вернулся, - я сделал удивленное лицо и, заметив невысказанный вопрос, вслед за первым поднялся на ноги еще один жрец и выдал справку.
  - Во времена правления Хеорга, по его приказу, по всей стране собирали уродов. Некоторые из них сидели в клетках, кое-кто находился в свите Правителя. Из дальней северо-западной провинции страны, на границе с пустыней, привезли нечто - вроде бы рожденное женщиной. Демона тщательно скрывали от всех и, однажды, убив десятки человек и самого Правителя, он смог убежать в подземелья дворца. Говорят - в побеге ему помог очередной претендент на трон. Он же приказал оставить чудовище в покое. С того момента прошло двести сорок два года. Демон по-прежнему жив, - жрец помолчал, ожидая вопросов и не дождавшись, опять уселся на табурет.
  Слово снова взял специалист по катакомбам.
  - По подземным ходам можно подойти почти вплотную к дворцу. В двухстах шагах от него есть летний домик. Подземный ход к нему свободен и безопасен, так как продолжение хода в сторону дворца закрыто крепкой дверью с надежным засовом. Демон не сможет ее сломать. Летний домик самое близкое место к дворцу, если пытаться проникнуть под землей.
  - Домик охраняется?
  - С внешней стороны один пост, но солдат наблюдает за стеной вокруг дворца и воротами. Он всегда стоит спиной к дому. Смена караула происходит дважды в день - утром на рассвете и вечером в сумерки.
  - Далеко ли идти до дворца? - Старик жрец положил руку на плечо молодого паренька, приглашая его ответить, сам сел на место. Молодой жрец поднялся и сказал.
  - Я ходил этим путем четыре раза. Его длина четыре тысячи триста шагов. По этой дороге в лабиринте всего две действующих ловушки, - я заинтересовался и спросил.
  - Какие?
  - В лабиринте много разных видов ловушек. - По всему чувствовалось, что паренек, начав путанный рассказ, сел на своего любимого конька. - Есть участки коридоров, которые вращаются по оси. Пока ты идешь по нему он перемещается и открывает ход в другой коридор. Там, ты после долгого пути утыкаешься в тупик. Это верная смерть. Попав в коридор с тупиком, обратно вернуться в нужный тоннель уже невозможно, из-за того что теперь, переместившийся участок коридора будет заканчиваться монолитной каменной стеной. Коридор открывает нужный проход, только если пройдешь еще одну, очередную, ловушку в коридоре с тупиком. Чтобы первая ловушка не сработала, нужно, не доходя до нее, сдвинуть особый камень. У нас по дороге будет две таких ловушки. Они работают одинаково в прямом и обратном направлении, но все особые камни - ключи - всего их четыре, мне известны. - Я почти ничего не понял из его объяснения, но уловил главное - пройти можно без проблем и стал выяснять детали.
  - Куда выводит подземный коридор в летнем домике?
  - Летний домик давно заброшен и в нем никто не живет уже лет десять. У него даже местами нет крыши. Выходит тоннель в старый пустой подвал дома. Все двери в летнем домике не заперты. Кое-где их нет совсем. От домика до дворца примерно двести шагов.
  - Так, понятно. Теперь мне нужно более подробно узнать о коридоре и подземельях дворца, где живет демон. Вполне возможно, что возвращаться я буду по этому пути, предварительно познакомившись и поговорив по душам с нечистью, - молодой жрец сел и снова встал на ноги старик.
  - Вход в подземелья находится в башне. Мне нужно сходить за стилосом. Я нарисую схему. - Я кивнул ему, соглашаясь, и старик вышел из комнаты.
  В общей сложности мы просидели еще час и для себя я уяснил максимум возможного. Вместе со мной к дворцу пошли оба спеца по подземельям и один жрец помоложе по имени Сервел, крепенький мужичок, имеющий представление с какой стороны рукоятка у меча.
  До подвала летнего домика добрались без приключений. Здесь я оставил всех троих дожидаться моего возвращения. Одному жрецу поручил стоять у закрытой двери в подземелье с демоном и, если изнутри постучат три раза, то открыть дверь.
  Махнув на прощание рукой и осторожно отодвинув каменный блок, выскользнул в подвальное помещение. Через отсутствующую крышу дома и дверь подвала в помещение проникал слабый лунный свет. В призрачном свете без особого напряжения можно было рассмотреть полуразрушенную и заваленную мусором каменную лестницу, ведущую наверх. Прислушиваясь и стараясь не шуметь, двинулся по ступенькам.
  Выйдя из подвала, выяснил, что пол в помещении на первом этаже каменный, по нему можно перемещаться совершенно бесшумно. Вспомнив схему планировки домика, сориентировался и подкрался проему окна, смотрящему на дворец.
  Совсем недавно здесь прошел дождь, воздухе чувствовался терпкий аромат ночных цветов. На небе после дождя еще остались отдельные тучи, временами они на время закрывали луну. Ночное похолодание и высокая влажность привели к появлению неплотного тумана. Видимость имелась, но не более чем на сто шагов. Видимые сквозь кусты размытые желтые пятна показывали, что подходы к дворцу в нескольких местах освещаются факелами.
  В этот момент я услышал далекий звук удара по металлу. Полное впечатление, что ударили рукояткой меча о щит. Как оказалось, именно так и было. Потом звук удара повторился, но ближе, и эта своеобразная перекличка продолжалась несколько минут. Я насчитал сорок ударов. Воины охраны. По направлению на звук можно было четко представить, где и сколько стражников на территории дворца. В некотором смысле, имел место аналог колотушки ночного сторожа - спите спокойно славные жители Багдада, злые американы, да не потревожат ваш сон...
  А для меня перекличка принесла неожиданную новость. Выяснилось, что вопреки всем предварительным данным от агентов, садовый домик охраняли не один, а два солдата. Второй сторож смотрел в сторону дворца и стоял прямо под окном, через которое я выглядывал наружу. Мне был даже хорошо виден блестящий наконечник копья. До него из окна я мог при желании достать рукой.
  Убирать охранника пока не имело смысла. Следовало дождаться следующей переклички. По моим прикидкам, ее следовало ждать через час. Я приготовился к долгому ожиданию, но не успел еще хорошенько заскучать, как примерно через десять минут, услышал звук первого удара.
  Это осложняло дело. За такой короткий отрезок времен я не успевал выполнить главную задачу - пройти туда и обратно, а проскочить незаметно мимо часового практически невозможно. Пришлось на ходу менять план действий.
  Я спустился назад в подвал, влез в подземный ход, позвал адептов и ознакомил их с изменением плана:
  - Домик охраняет не один, а два стражника. Поэтому брат Сервел пойдет со мной и займет место охранника. Он стоит прямо напротив выхода и его нужно убрать. Этим займусь я. Задача Сервела, вовремя подать сигнал, то есть - в момент переклички часовых, ударить рукояткой меча по щиту, показывая, что все в порядке и стража бдит. По моей оценке, чтобы проникнуть во дворец и вернуться обратно, мне потребуется время шести или семи ударов. Если до того, как я вернусь, придет разводящий, то не следует изображать из себя героя, а нужно скрытно вернуться в подземелье и там уже дожидаться меня. Все ясно?
  - Да, Старший брат.
  - Тогда пошли.
  Вдвоем мы вернулись в дом и я дождался очередной переклички, обратив внимание Сервела на звук какой он должен будет изобразить и на очередность после которой он обязан прозвучать. Затем достал шнурок и сделал удавку. Высунувшись в окно, накинул ее на голову воина и подсек одной рукой, придерживая другой его копье. Пару раз, брыкнув ногами в воздухе, стражник затих. Я осторожно опустил его на землю и мы вместе с Сервелом вылезли из дома через окно.
  Вылезли так, чтобы участок земли и пыльный пол у входа в дом остались не тронутыми. Для этого я мягко, на руках опустил Сервела из окна, а сам спрыгнул на тело убитого охранника. Теперь оставалось показать жрецу, где нужно встать, как и чем бить в центр щита и, дождавшись очередной переклички, посмотреть на конечный результат наших усилий.
  У Сервела все получилось хорошо. По крайней мере, я никакой разницы в звуке не заметил. Для надежности, подождав еще десять минут, направился в сторону дворца. Двигался пригнувшись и перебежками - максимально используя стелющийся туман и моменты, когда луна скрывалась за тучами.
   Подобравшись почти вплотную к боковой башне дворца, достаточно долго рассматривал особенности ее конструкции.
  У башни имелись нижние окна-бойницы. Они располагались на уровне второго этажа через каждые полметра. Все забраны решетками. Пройти внутрь можно действительно только через трехэтажную пристройку. Знаменитые витражи располагались на третьем этаже, но, учитывая, что на кубатуре помещений тут не экономили - этот дворцовый третий этаж находился на уровне земного панельного шестого.
   Пространство перед башней освещалось факелами. На углу спиной ко мне, стоял один стражник. Второй воин ходил вдоль стены и проходил мимо каждые пять минут.
  Я переместился ближе к углу, туда, где имелся ее стык башни с пристройкой. Подождав пока вышагивающий стражник не окажется в мертвой зоне, перебежал к стене. С трудом, цепляясь за практически невидимые трещины в стене, поднялся до первой бойницы и зацепился за решетку. Все это удалось сделать в лучших традициях ниндзя - очень тихо. А слабый ветерок шелестом листьев и травы скрадывал еле слышные шорохи от моих действий.
   Прилепившись к стене, подождал пока воин пройдет подо мной, и на руках, перехватами, цепляясь за прутья решеток бойниц, двинулся вдоль стены к противоположному углу башни. Здесь, на углу, неумолимое время поработало над каменной кладкой и создало удобные трещины. Они позволили без проблем забраться на третий этаж. Прижавшись к стене, в очередной раз подождал пока внизу не пройдет мимо часовой. После этого перехватами двинулся вдоль стены в обратном направлении, но уже на уровне третьего этажа. В конце пути как награда меня ждал нужный витраж и удобный карниз.
   Этот карниз своим отрицательным наклоном не позволял забраться напрямую со второго этажа, но теперь послужил хорошей подставкой для ног. Нижние стекла в витраже действительно имели диаметр более полуметра. Вполне достаточно, чтобы через них проскользнуть внутрь.
   Поудобнее устроившись напротив, я приступил к взлому. Достал из сумки контейнер с клеем и намазал им стекло. Вынул из сумки и развернул тонко выделанный лоскут кожи. Затем аккуратно налепил его на вымазанную клеем поверхность. Теперь нужно немного подождать.
   Примерно через пять минут, в момент очередной переклички, ударил по заклеенному стеклу, синхронизировав звук от удара с ударами стражи рукоятками мечей по щитам. Стекло разбилось в лучшем виде и я без проблем вынул кожаную тряпицу с наклеенными осколками стекла. Осторожно опустил ее, просунув руку в отверстие, на пол комнаты в башне.
   Подождав очередного прохода стражника, змейкой перетек в дырку, а чтобы не привлекать внимание к проему в окне, прикрепил тряпицу со стеклами на место, развернув ее на сто восемьдесят градусов - разбитыми стеклами наружу.
   Оглядев помещение в призрачном лунном свете, отметил, хозяин кабинета действительно не чужд научным исследованиям или, что более подходит для средневекового деспота - астрологии и алхимии.
   Скользнув к дверям в спальню, приложил ухо к створке и постарался прислушаться к ситуации за дверью. Мне показалось, что я слышу слабые стоны.
   Каждый воспринимает мир в меру своей испорченности и я подумал в этот момент, что смерть Ткелеса в момент оргазма, это прекрасно!
   Дверь в спальню оказалось незакрытой на ключ и, приоткрыв ее чуть-чуть, я заглянул в щелочку. Кровать под балдахином в дальнем конце комнаты пуста. Странно. Раскрыв дверь спальни пошире, проскользнул в комнату, держа в правой руке готовый к броску метательный нож.
  Комната освещалась двумя канделябрами по пять свечей каждый. Они стояли слева от меня и освещали два сооружения сложной формы. Сначала мне показалось, что я вижу ткацкие машины, но это оказались станки для пыток. В них спиной ко мне, голые, распятые раком находились - молодая девушка и маленький мальчик примерно десяти лет. Рядом со станками на подставке разложен полный комплект инструментария садиста-профессионала. Плетки, щипцы, сверла и прочее специальное оборудование. Причем, по следам крови на пыточном инструменте видно, что в работе они находятся постоянно, и используются можно сказать, - с любовью.
  В общем, картина не для слабонервных. Не удивлюсь, если наш ученый-энтузиаст, таким образом собирает материал для диссертации на тему 'Необходимое и оптимальное количество иголок под ногти, потребное для установления истины в последней инстанции'.
  Ко всему прочему и девушка, и мальчик явно и неоднократно подвергались сексуальному домогательству в извращенной форме. Однако, наш ученый - хиромант, тот еще фрукт.
   Стараясь не шуметь, перебежал через комнату к секретной дверке, за балдахином кровати. Дверь оказалась слегка приоткрытой. Не уловив за ней ничего живого, проскользнул в тайный ход с лестницей, ведущей вверх на крышу и вниз в подвал башни. Легкими прыжками, перескакивая через несколько ступенек, побежал по спиральной лестнице вверх.
   Лестница заканчивалась маленькой башенкой с окошками на четыре стороны. Выглянув в одно окно, увидел Правителя. Он стоял ко мне спиной и держал в руках нечто очень похожее на секстант. Рядом с ним на скамеечке, в обществе двух слабеньких свечек сидел старикашка писарь и что-то карябал в толстом фолианте.
   Правитель-садист приобщался к бесконечности Вселенной. Возможно, он даже хотел оставить свой след в такой науке, как астрономия. Но, как говорится... здесь пришел Панкрат и след хероманта в науке и жизни прервался.
   Я достал второй метательный нож, но не стал кидать с двух рук. Обстоятельства позволяли отправить ножи по назначению без спешки и с гарантией.
  Один нож попал сзади в основание черепа наместника, второй в шею чуть ниже челюсти старикашки-записатора. Старичок умер молча, откинув голову в сторону, как цыпленок которому свернули голову на бок, а правитель успел хрюкнуть. Секстант из его ослабевшей руки выпал и с металлическим дребезгом покатился по каменной крыше башни.
   Я подошел, приподнял за волосы голову наместника и коротким махом меча, стараясь не испачкаться в крови, отделил вместилище знаний и пороков от туловища. Вынул из сумки припасенный плотный мешок и запихнул в него голову. Подумал, подобрал секстант и отправил его туда же. Что ж, правитель Ткелес весьма неординарная личность и его череп вместе с секстантом по праву займет место на витрине музея храма Богов Света и Тьмы.
  Дело сделано. Можно возвращаться.
   Довольный собой, помахивая мешком, спустился по лестнице в спальню. Прикрыв за спиной дверку на лестницу и оглядев комнату, задумался.
   Есть три возможности дальнейших действий. Первая, самая простая, плюнуть на все и по-тихому через окошко вернуться в летний домик. Просто, но не по-человечески как-то. Вторая возможность, оставить в спальне все как есть и попробовать только подергать за мошонку демона в подвале. Пугануть демона, если потребуется, накидать ему э-э... кренделей, а затем пройти его подземным переходом... хотя и неизвестно еще, как там дело обернется.
  В принципе, мой первоначальный план был именно таким, но теперь появились дополнительные факторы. Изуродованные, но живые, девица и мальчишка в станках для пыток. Скорее всего это остатки семьи предыдущего Правителя - его правнук Моси и племянница Нибелле. Можно попробовать сделать приятное моим адептам женского пола и попытаться спасти последние огрызки семьи. Хотя родственные связи еще не основание для хороших отношений друг с другом... Всякое бывает, особенно, когда речь идет о власти.
   Все взвесив, понял, что все-таки придется реализовывать третий план - мочить демона в подвале и вытаскивать на себе племянницу и правнука. Для моей совести, а я к ней отношусь трепетно, это оптимальный вариант. Ну, а если я тащил из дворца родственничков напрасно и Ксо с Керуллой не одобрят моей инициативы, то дать им пинка под зад или укоротить их рост на размер головы, очень даже просто. За мной не заржавеет.
   Вздохнув, вынул нож и начал резать кожаные ремни, удерживающие руки пленников в станках. Взяв со столика рядом с кроватью кувшин с каким-то приторно сладким напитком, напоил обоих. Судя по жадности с которой они пили, в станках они находились несколько дней и правитель-садист хотел их ко всему прочему уморить голодом и жаждой. Подхватив девчонку на одно плечо, а правнука на другое, направился к лестнице, которая вела в подвал, по дороге взяв один из канделябров.
   С трудом протиснувшись с грузом на лестницу, начал спускаться вниз. На уровне второго подвального этажа лестница закончилась и я примостил обоих родственников на ступеньках. Поставил канделябр со свечами на пол и приложился ухом к массивной дубовой двери в подвал закрытой на мощный засов. В голове резонансом возникли чужие переживания - чувство голодного нетерпения и злобной ярости вперемешку со страхом. В помещении за дверью имелось живое существо. Очень опасное, уверенное в себе и готовое на все. Я отцепил от пояса мешок с головой - он слегка стеснял движения, и приготовился к сшибке.
   Поставив канделябр на более удобное место, достал меч и, отодвинув засов, резко распахнул дверь. Перед глазами мелькнула тень справа налево. Тот, кто меня ждал, успел скрыться с поразительным проворством. Судя по легкому шороху, он отбежал, но не очень далеко - шагов на двадцать-тридцать. Яркий свет свечей, проникающий через проем двери, ему явно не понравился. Когда очень долго живешь в темноте, то даже от слабого света нескольких свечей можно ослепнуть.
   Но следовало ковать железо пока горячо и я перенес канделябр со свечами за порог и ногой выдвинул его на метр в помещение. Затем осторожно выглянул и посмотрел налево. Там у стены, прикрыв глаза руками, стояло нечто. В первый момент показалось, что я вижу скелет. Потом понял, что это скорее мумия. На груди у существа висел мешочек. Вся остальная одежда отсутствовала.
   Я уже было собрался зайти в подвал и поздороваться с демоном за руку, когда заметил, что он чуть раздвинул пальцы левой руки, закрывающие глаза, и правой рукой залез в свой кожаный мешочек, вытащив из него, как мне показалось, бусину. В следующий момент монстр вытянул руку в направлении свечей. Я услышал легкий хлопок, а одна из свечей погасла. Я раскрыл рот от удивления и остался на месте, выглядывая из-за косяка. А демон очень быстро, как автомат Калашникова, повторил все четыре раза. Когда погасла последняя пятая свечка, а монстр полез в мешочек за шестым подарком, уже лично для меня, я отшатнулся назад. Металлическая шрапнель после шестого выстрела, расщепив косяк двери, там, где только что находилась моя голова, ударилась в стенку напротив. Однако!
   Все это нуждалось в осмыслении. Я поспешно захлопнул дверь и задвинул засов. Мумия с бесшумным и невидимым пистолетом в средние века - это что-то. Причем, непросто мумия, а мумия снайпер. Ей вполне по силам выступать в цирке и против такого противника у меня мало шансов. Как это говорится, - были люди сильные, были люди слабые, а потом пришел господин Кольт и уравнял всех в правах.
   Постояв несколько минут в темноте, поднялся наверх в спальню и взял второй канделябр. Спускаясь по лестнице в подвал, понял, как нужно действовать, чтобы не оказаться расстрелянным, как утка, влет.
   Встав напротив двери, подцепил канделябр мечом. Затем резко открыв створку, выставил свечи за порог, стараясь не высовывать руку.
  Как оказалось, опасался не напрасно. Монстр начал стрелять практически без подготовки и первый выстрел сделал в то место, где моя рука, по его расчетам, должна была держать подставку для свечей. Но канделябр висел на мече, а меч я повернул к демону узкой стороной, и бусина лишь слегка чиркнула по лезвию.
   Демон действовал быстро, но и я варежку не разевал. Как только он погасил выстрелом первую свечку, я включил внутренний хронометр, вытащил метательный нож и, на мгновение выглянув из-за косяка, метнул нож в стрелка.
  Этим броском можно сказать, превзошел самого себя. Монстр, как раз шарил в своем мешочке, цепляя пальцами очередную картечь, когда нож с глухим звуком пришпилил его руку к груди. Знай наших!
  Мумия заскрипела пеньками зубов, как ножом по стеклу. Очень неприятно. Совершенно очевидно, что голосовых связок у демона не было, а свое отношение к моему безобразному поведению, выразить ему требовалось просто неудержимо.
  Судя по звуку от удара ножа, у чудовища было не тело, а настоящая деревяшка. Может поэтому, несмотря на все усилия, отшпилить руку от груди монстр никак не мог, хотя и очень хотел. Потянувшись к мешочку левой рукой, демон обнаружил, что кисть правой руки намертво застряла в горловине мешочка. Это привело к очередному свирепому зубовному скрежету.
  В ярости на это невезенье демон рванул горловину, надорвав мешочек примерно до половины. Основная часть содержимого посыпалась на пол. Я не думаю, что монстр так же точно стрелял с левой руки, как с правой, и тем не менее, мумия наклонилась, собираясь подхватить хоть один заряд. Но в ее сторону уже летел мой второй метательный нож. Его я бросал с расчетом перебить кость руки в районе предплечья левой руки. Раздался треск и левая рука демона повисла под неестественным углом. А снайпер, который рассчитывал, видимо, опереться этой рукой о пол, завалился лицом вперед и с деревянным стуком приложился черепом о каменный пол подвала.
   Подхватив меч, я кинулся к нему на добивание. Черная в пятнах плесени голова повернулась в мою сторону, раздался очередной зубовный скрежет и я прервал эти матюки, опустив меч на шею монстра. Несмотря на отменную силу удара, хорошее качество стали и заточки меча, разрубить шею удалось лишь наполовину. Пришлось бить специально второй раз с оттягом и от души. Результат получился тот, что нужно. Голова демона, вращаясь, покатилась в сторону от тела, которое сразу перестало цепляться за существование в этом грешном мире. Вздохнув с облегчением, я рукавом вытер трудовой пот со лба.
   Носком сапога перевернул подземного стрелка на спину и, чтобы лучше рассмотреть это чудо, сходил и принес оба канделябра со свечами. С помощью еще горящих свечей запалил остальные и начал осмотр трупа со всем тщанием.
  Из тела монстра не вытекло ни капли крови, хотя нечто консистенцией похожее на смолу, и, видимо, кровь ему заменяющее, у него имелось. Во всем остальном это была мумия. В точности высохший труп, пролежавший в саркофаге несколько сотен лет и не объеденный червями. В нескольких местах на теле видны пятна плесени или чего-то очень на нее похожего, но все остальное имелось в полном комплекте: мужик; неопределенного возраста; среднего роста; очень худой, но без явно выраженного уродства.
  Я потрогал пальцем его пришпиленную ножом к груди руку - на ощупь деревяшка. Никакого огнестрельного оружия в руке не наблюдалось. Ни невидимого, ни какого другого, но чем-то ведь стрелял паразит и стрелял метко. Не пальцем же.
  А почему не пальцем? Хорошо известно, что есть люди, которые могут держать у себя на груди утюги и прочий металлолом. Они притягивают железо, а этот монстр железо отталкивает. Причем, наловчился гад отталкивать прицельно, с пользой. Вот тебе и пистолет из пальца. Бесшумная гауссовка. Стрелял-то он металлическими бусинами. Ну, а если честно, и я с некоторой долей театральности тяжело вздохнул, то темна вода во облацех и пути Господни неисповедимы.
  Пора было возвращаться и, сходив за своим мешком с трофеями, я успокоил в нем голову монстра и его кожаный патронташ с металлическими шариками. Снова подвесил мешок к поясу и собрал оружие. Вернулся на лестницу и взгромоздил на оба плеча девчонку и паренька. Освежил в памяти план подземных ходов, поднял один подсвечник и двинулся к точке рандеву со жрецами.
  Через двести шагов добрался до закрытой двери и грохнул в нее три раза кулаком. Буквально сразу же заскрипел засов и дверь распахнулась. Оба специалиста по подземельям смотрели в проем двери с ужасом и ощетинились ножами, но узнали меня почти сразу, а старик даже обезножил на время от переживаний и радости. Я опустил свою ношу и сбегал наверх за Сервелом, который исправно колотил рукояткой меча по щиту уже битый час. Затащив Сервела и убитого охранника через окно в дом, велел жрецу перенести труп воина подальше в подземелье, а сам аккуратно затер и присыпал пылью все следы нашего пребывания в домике. Конечно, хороший следопыт расколет все мои потуги запросто, но ночью... вряд ли, а мне нужно несколько часов без всеобщей тревоги. Ну, а когда красные войдут в город и белые ударятся в бега, то сигнальный огонь последнего вагона моего поезда уже растворится в ночи.
  Наконец, мы все собрались в подземелье и я велел Сервелу нести племянницу, а молодому адепту тащить мальчишку. Без лишних разговоров жрецы подхватились и двинулись в обратном направлении. Старик проявил инициативу и, спросив у меня разрешения, шел последним, активизируя за собой все ловушки тоннеля. Таковых оказалось около десятка - одна другой краше. Не завидую тем, кто пойдет по нашим следам.
  
  Минут через сорок без приключений в пути мы вернулись в храм и, пристроив на две свободные койки родственников старого правителя, опять собрались в уже знакомой комнате.
  Грохнув мешок на стол, я с должной долей драматизма, оглядев свою команду, достал сначала за волосы голову правителя Ткелеса вместе с его секстантом и прокомментировал:
  - Это голова бывшего правителя Ткелеса и его любимый инструмент.
  Затем вытащил за ухо голову демона вместе с разорванным кожаным мешочком с пулями, добавив.
  - А это голова страшного демона подземелий дворца и его огневой припас.
   Эффект был еще тот...
  За столом остались только Сервел, Тентор и старик - специалист по подземельям. Причем, старик остался сидеть на табуретке исключительно от того, что в очередной раз обезножил, но уже от страха. Он, несмотря на все потуги, не мог подняться и убежать, а только сидел, дергался и поскуливал. Все остальные ломанулись из комнаты, создав в дверях нечто похожее на куче-малу.
  Подождав пока в коридоре не затихнет звук от топота убегающих жрецов, я повернулся к Тентору и с плохо скрываемым осуждением сказал.
  - И это называется жрецы Бога Тьмы! Стыдно Тентор и нехорошо. - Затем уже деловым тоном продолжил. - Головы Ткелеса и демона нужно приготовить, как положено, и разместить в храме. - Тентор с некоторой задержкой кивнул, а я добавил с осуждением, так как услышал шаги одного из возвращающихся адептов, устыдившегося своей слабости. - От этих уродов нужно бегать, когда они были живые. А сейчас-то что. Я надеюсь братья не собираются устраивать общую тревогу по всему храму? - и, обращаясь к Сервелу, сказал.
  - Нужно сходить за остальными и за одно прихватить то, что осталось от еды из моего мешка. Кушать хочется. - Жрец поднялся, поклонился и выскользнул в коридор. Я снова повернулся к Тентору и продолжил. - После того как поговорим, мне нужно немного отдохнуть. Затем мы все вместе попробуем разобраться с теми, кто осаждает стены храма. Есть у меня подозрение, что в этой настырной компании, пока находится на плечах одна голова, которая должна присоединиться к этой сладкой парочке, - и я кивнул на центр стола, где в живописном беспорядке лежали предметы натюрморта, достойного таланта древних мастеров эпохи Возрождения.
  В коридоре послышались шаги - это возвращались жрецы-храбрецы. Когда все собрались и расселись на свои места, я спросил.
  - Правитель мертв, но свято место пусто не бывает. Я хочу услышать от братьев, кто, из оставшихся в живых, достоин занять место Ткелеса? Если такие люди есть, нужно дать его характеристику с достоинствами и недостатками. Сказать свое слово должен каждый. Очень коротко.
  Еще минут сорок я выслушивал мнения по государственному устройству страны и составу ее кабинета. Говорил в основном Тентор. Видимо, он много думал по этому вопросу. Но, как истинный церковник, говорил долго и путано. Если же убрать шелуху, то суть его предложений сводилась к тому, что где-то в городе прячется главный казначей старого правителя по имени Камбор. Кроме него, если его, конечно, не убили, вроде бы и нет кандидатур.
   В конце разговора я спросил, что он думает о Керулле, и услышал в ответ, что 'скорее всего она мертва, но человек она достойный и с династической точки зрения это был бы не самый плохой вариант'.
  
  Отдохнув после легкого ужина, решил осмотреть окрестности. В сопровождении Тентора направился к лестнице на стены храма. Пройдя всю стену по периметру и периодически выглядывая в бойницы, насчитал не менее сотни бойцов под стенами. Но по здравому размышлению, всерьез следовало принимать лишь человек двадцать, которые расположились перед воротами. Понаблюдав за ними с полчаса, заметил Главного. Главарь у них, как и следовало ожидать, оказался Серебряной Рукой. Он вышел из палатки по малой нужде. Пришлось резко прекратить наблюдение - эта однорукая тварь даже через темноту ночи что-то просекла. Как мне показалось, монстр попытался разглядеть меня в темноте бойницы. Вот уж воистину - демон преисподней.
  По внешнему виду и повадкам воины его двадцатки вполне соответствовали отборным представителям пиратского братства. Как говорят китайцы - бей по голове, остальное само развалится. Значит нужно вырезать всю эту сахарную головку - всех девятнадцать подонков, включая чудовище с серебряной рукой. Для этого их нужно отделить от общей массы, хотя бы на время. Так сказать, - сепарировать из общей кучи дерьма...
  Конструкция стен и самого храма позволяла осуществить такую операцию. Главные ворота в стене, окружающей храм, состояли из двух частей. Сначала открывались внешние ворота. Из них можно было попасть лишь в широкий коридор длиной метров тридцать и шириной около восьми, ограниченный слева и справа высокими стенами. В конце коридора имелись еще ворота, послабее первых, но тоже вполне надежные.
  Моя задача состояла в том, чтобы заманить основную группу в коридор. Затем закрыть внешние и внутренние ворота. А уж после этого, разобраться в фирменном стиле на ограниченной площадке коридора.
  В голове начал формироваться план боя. Для его успешного исполнения потребуется помощь жрецов. Я повернулся к Тентору и приказал.
  - Нужно собрать все ножи и кинжалы, какие есть в храме. Я хочу их осмотреть. Они мне потребуются в схватке. - Тентор молча поклонился и заторопился вниз, а я подумал, что 'в предстоящем деле очень бы пригодился мой проверенный в боях доспех. Но раз его на мне нет, то предстоящий бой должен быть по максимуму бесконтактным. Сейчас мой главный девиз - скорость и точность'.
   Понаблюдав еще минут пять со стены, спустился вниз во двор храма и направился осматривать холодное оружие, отобранное у всех защитников крепости и собранное на кухне. Его разложили на длинном столе под навесом справа от входа. Всего набралось около полусотни клинков - мечи, ножи, кинжалы, боевые стилеты, мачете для рубки собачатины и еще черте что. Перебрав эту кучу, отобрал тридцать пять штук. Нагрузил клинками двух жрецов и отправился в их сопровождении к площадке между воротами. Здесь неравномерно разместил все ножи вдоль стен, в основном сгруппировав в двух местах по углам главных ворот, воткнув их по рукоятки в землю. Три наиболее уравновешенных клинка, оставил себе под левую руку. Немного подумал и сменил два почти прогоревших факела у вторых ворот. У главных ворот на стене приготовил веревку. Привязал ее наверху и опустил конец до земли в коридоре. Теперь, вроде, техническая часть подготовки завершена. Оставалось проинструктировать жрецов и Тентора.
  Когда вокруг собралось десять человек, приступил к изложению своего плана.
  - Сейчас нам предстоит уничтожить пиратов, что сделать не очень сложно. И убить Серебряную руку, что потребует серьезных усилий. Ваши действия будут следующие. Когда я подам сигнал, нужно открыть главные ворота, их левую створку. Один из братьев - пусть это будет Сервел, изобразит сдачу храма. Он будет суетиться в проеме и кричать, что ворота открыты, нужно захватывать храм и пиратам требуется скорее бежать к нему на помощь. Главное, побольше шуму. В это время, все остальные братья у вторых приоткрытых ворот должны устроить не настоящую, но очень похожую на реальную, потасовку опять-таки с криками. Цель спектакля показать борьбу между теми жрецами, кто вроде как бы хочет сдаться и теми, кто против этого. - Я остановился передохнуть и вгляделся в лица жрецов - все внимали с болезненным интересом и силились ничего не упустить. Это хорошо. Можно продолжать. - Первые ворота вроде как распахивают, вторые их соответственно закрывают. Естественно, пираты постараются воспользоваться случаем и побегут к открытым воротам. - Я повернулся и, глядя в глаза жрецу, сказал.
  - Сервел должен подпустить первого из них не ближе, чем на двадцать шагов. Затем, оставив створку ворот открытой, бегом вернуться ко вторым воротам, якобы на помощь предателям, - и, обращаясь уже ко всем, продолжил.
  - Как только он проскочит через приоткрытые ворота, их нужно закрыть. После чего, с шумом и гамом продолжать изображать за дверью борьбу за открытие ворот. У пиратов, которые станут ломиться в закрытые двери, должно сложиться впечатление, что ворота вот-вот будут открыты. Так сказать, - внутренняя контрреволюция еще чуть-чуть и победит. Но тут вступаю в игру я. Ха, весь в белом. Сразу после того, как бандиты перестанут стучать в ворота, братья с зажженными факелами поднимутся на стены коридора и добавят света. Причем, на стены поднимутся все кроме Сервела и двух братьев. Это будут, - я оглядел собравшихся и указал на ближайших пальцем, - ты и ты. - Теперь уже информация только для вас троих. Как только я перебью всех пиратов в коридоре, вы двое, вместе с Сервелом по моему сигналу откроете вторые ворота и войдете в коридор. Дальше после подготовки, по моей команде распахнете створки главных ворот, каждый свою, стараясь не показываться в проеме. Сервел будет стоять в двух шагах у меня за спиной с факелом. Он должен постоянно держаться позади не ближе, но и не дальше, двух-трех шагов, даже если я пойду навстречу солдатам. Есть вопросы?
  Помолчав с минуту и не дождавшись вопросов, повернулся к Тентору и продолжил.
  - Теперь для остальных. Как только я махну рукой и крикну, что можно говорить, все жрецы с факелами перейдут со стен коридора на основные стены и выстроятся в ряд по стене над воротами. Тентор встанет в центре и громко скажет тем солдатам, которые будут толпиться у ворот, примерно следующее: 'Боги Света и Тьмы послали на помощь храму Черного. Правитель Ткелес уже наказан им и убит. Его место займет Камбор. Черным только что убиты Вечно второй и все пираты из его команды. Черный готов убить и их всех, но ты Ткелес и вся жреческая братия храма будете молить меня не делать этого, так как сердце у тебя, Тентор, полно сострадания к заблудшим. Но у солдат, чтобы спастись, мало времени и им нужно бежать'. Ну, и в самом конце, обязательно крикнуть пострашнее - Да помогут вам Боги, Черный идет! В этот момент, - я снова повернулся к отобранным адептам, - двое братьев должны начать открывать створки главных ворот. Я буду стоять в створе и сделаю воякам несколько предложений, от которых они не смогут отказаться. Как только солдаты сдадутся, ты Тентор со стены вместе со жрецами, хором будете умолять меня не наказывать солдат и не доводить дело до смертоубийства. Лучше со слезами на глазах. Вопросы?
  Жрецы, которые слушали затаив дыхание и раскрыв рот, зашевелились и Тентор ответил за всех.
  - Мы готовы.
  - Ну, тогда начали. - Я подумал, что жрецам не впервой втирать очки, должность у них такая по жизни, так что священники справятся. Помог жрецам приоткрыть вторые ворота и лично еще раз предупредил Сервела. - Прежде чем распахивать главные ворота и начинать представление дождись, пока махну рукой со стены. И после, ни в коем случае не открывай вторые ворота пока я не подам тебе сигнал. Для этого, как обычно, стукну три раза и крикну.
  - Я понял, Старший брат.
  Быстрым шагом поднялся на стену, оглядел с нее лагерь осаждающих, перешел на противоположную сторону, перегнулся через парапет и махнул рукой Сервелу - начинай. Он заскрипел засовом и распахнул одну из створок ворот. Чтобы она не распахнулась полностью, я загодя приготовил стопор из кинжала, используя его, как ограничитель.
  Встав в проеме ворот, Сервел стал размахивать факелом и, надрываясь, кричать.
  - Мы сдаемся! Ворота открыты. Скорее. Помогите! - Повторив это несколько раз в разной комбинации.
  Через несколько секунд в лагере осаждающих началась бестолковая суета. Бандиты выскакивали из палаток, подхватывали оружие. Кое-кто одевался на ходу. Но вот раздалось командное карканье Серебряной руки и сплоченная команда флибустьеров побежала к стенам.
  На первом этапе я поставил перед собой задачу уничтожить лучников. В этом отряде, пока наблюдал, я насчитал троих, но теперь понял, что ошибся, и не заметил еще одного. Таким образом, лучников имелось четверо. Они, как и положено, в таких случаях, бежали в конце отряда.
  С трудом поборол в себе искушение метнуть нож в Серебряную руку. Он бежал первым. Весь предыдущий опыт говорил, что ничего хорошего из этого не выйдет. Рука увернется или отразит клинок, а элемент неожиданности окажется утерян и вроде неплохой план может провалиться...
  Сервел, грамотно изображая испуг и нетерпение, подпустил пиратов метров на тридцать и кинулся бежать к вторым воротам. Пираты взревели, взыграл рефлекс хищника - добыча убегает. Догоняй и рви...
  Как только бандиты начали втягиваться в первые ворота, я сконцентрировался и большими махами, почти не глядя, вкладывая всю силу в бросок, метнул три ножа, целя в лучников. Бросив взгляд, чтобы оценить результат, остался доволен собой. Сразу чувствовалось, что бросал Мастер. У двоих ножи пробили кольчуги и тридцати сантиметровые клинки торчали только рукоятками из груди. Третьему нож проломил металлический умбон и вошел в грудь почти наполовину. Силой удара, всех троих буквально вынесло из строя. Отменно.
  Дождавшись пока последний лучник вбежит в главные ворота, я перебежал на противоположную сторону стены и, наклонившись над парапетом, кинул четвертый нож почти вертикально вниз, угодив стрелку в основание шеи. После этого бросился к приготовленной загодя веревке, по которой и скользнул вниз на землю. Оказавшись на земле, навалился и закрыл сворку основных ворот. Задвинув засов, перед самым носом у солдата из городской стражи. Теперь за тыл можно быть спокойным. Оставались разобраться с бандитами, которые бесновались у вторых закрытых ворот.
  Последнего лучника я убил специально у ворот внутри крепости - он сам принес мне лук и запас стрел. Не воспользоваться такой удачей было бы грешно. Перебросив колчан за плечо, попробовал лук - слабоват, но дареному коню в зубы не смотрят...
  Стрел в колчане имелось порядка тридцати штук. Я выпустил их все за полминуты, каждой второй стрелой целя в Серебряную руку. Он находился в первых рядах и сзади был прикрыт спинами своих подельников. Всякий раз перед выстрелом я видел только маленький фрагмент его фигуры. И, тем не менее, удача не отвернулась от меня, я попал в него, и попал дважды. Оба раза в плечо правой руки, которой он размахивал мечом и колотил рукояткой в закрытые ворота. Большего ожидать просто невозможно.
  Опустошив колчан, бросил лук и прыгнул в угол, где загодя был размещен запас клинков. Но прежде чем приступить к метанию, подбросив первый нож в руке, попытался оценить результаты обстрела из лука. Более половины пиратов лежали на земле. Четверо, включая Серебряную руку, ранены. На ногах, без видимых повреждений, пятеро. Трое из них, повернулись, закрылись щитами и двинулись ко мне.
  Я начал обстрел ножами, когда они подошли шагов на пятнадцать, вкладывая в броски всю силу и пробивая щиты насквозь. Целился в основном так, чтобы пришпилить левые руки флибустьеров к щитам. Между делом, в особо удачные моменты, бросил два ножа в спину, тем которые остались у ворот и теперь с настойчивостью достойной иного применения, продолжали колотиться в закрытые створки.
  Последний из троих щитоносцев, получив ранение руки, заверещал, опустил щит, не дойдя до меня буквально трех шагов. Тот час же очередной клинок проткнул его горло. Запас ножей в этом углу оказался исчерпан и я сменил диспозицию, переместившись на противоположную сторону.
  Взяв первый клинок из новой серии, пару раз подбросил и поймал за рукоятку, оценивая балансировку. Передо мной стояла дилемма. Сил у меня было немеряно, боевого задора тоже. Очень хотелось достать клинок и позвенеть с недобитками мечами. Но на этом пути имелась вероятность получить случайную царапину. Доспеха на мне не было, а кто такие Серебряные Руки, мне было известно не понаслышке. Второй вариант состоял в том, чтобы строго следовать разработанному плану, и закидать остатки гоп-компании ножами. В борьбе альтёрнатив победила целесообразность и я с оттягом широким махом бросил первый клинок из новой серии. После шести бросков на ногах остался только Серебряная Рука. Он даже серьезно раненый успевал или отбить, или уворачиваться от ножей. В такого шустреца нужно кидать ножи, подойдя к нему вплотную.
  В это время жрецы перестали разыгрывать комедию за воротами и переместились с факелами на стены коридора, хорошо подсветив поле боя. Я неторопливо и вдумчиво отобрал для концовки боя из оставшегося запаса три клинка, восстановил личный комплект, вынув свой фирменный нож из шеи лучника, и направился к Серебряной Руке. Остановившись перед ним в пяти шагах, оглядел с ног до головы и оценил состояние его здоровья.
  Выглядел он внешне незамысловато - плешивый мужичонка, чем-то похожий внешне на счетовода Вотрубу из старого сериала. Конечно, нормальный человек с ограниченно годной левой рукой и двумя стрелами в правом плече был бы слабее маленького ребенка, но этот монстр еще крепко сжимал в правой руке меч и взгляд у него был уверенного в себе воина. Поэтому я с максимальной скоростью бросал ножи дважды, оба раза с двух рук. Из каждой спарки ножей он левой рукой отбивал один, так что только два клинка достигли цели. Здесь нужно учесть, что бросал я одновременно в ногу и лицо, а отбивал он наиболее опасные броски - в лицо и, соответственно, пропускал в ноги.
  Теперь в нем торчали две стрелы в плече и два ножа в правой и левой ноге. Кровь хлестала из ран фонтаном и требовалось только подождать несколько минут. Мы скрестили мечи и я ушел в глухую защиту, небрежно парируя его сумбурные и неопасные атаки. Но вот, у монстра стали подгибаться колени. Худо - бедно, а из него уже вытекло на брусчатку полведра крови. Он опустил свой меч - его вес уже казался ему неподъемным. Наконец, и пальцы, сжимающие меч, ослабели - клинок выпал из руки. Он не успел долететь до земли, когда я сделал длинный прыжок навстречу, в конце махнув мечом два раза.
  Левая рука ниже локтя и следом за ней голова симбионта эффектно отделились от тела - я работал на публику. Вся моя массовка на стенах, увидев работу киллера-профессионала, дружно выдохнула, - Ах!
  В завершение, прошелся по полю боя, добивая нескольких еще живых отморозков. Завершив акцию, триумфатором встал в центре, вызывая молчаливые аплодисменты у зрителей. Затем поднял руку с мечом вверх, констатируя победу, и выдал, запрокинув голову и стараясь не сдерживать себя, в безбрежное пространство ночного неба вопль победившего хищника, от которого даже у меня мороз пробежался по коже. Шум у ворот за стенами тоже резко притих. Конец первого акта. Занавес.
  Теперь осталось самое простое - напугать до потери пульса солдатиков из города. Я подошел ко вторым воротам и три раза ударил рукояткой меча, для верности крикнув.
  - Сервел, открывай.
  Одна створка ворот распахнулась и через нее проскользнули три жреца, стараясь не споткнуться о трупы и не наступать в лужи крови. Я в ускоренном темпе собрал все стрелы, надергав их из трупов, и мы вчетвером двинулись к главным воротам.
  На подходе к воротам махнул рукой Тентору, давая команду к началу его выступления. Расставил жрецов у створок ворот и еще раз напомнил им их действия. Подхватил, уже один раз успешно использовавшийся лук вместе с колчаном, встал по центру и приготовился к сольному выходу.
   Какое-то время за воротами с внешней стороны были еще слышны крики, а наиболее экзальтированные и не совсем трезвые лица как-то несмело даже колотили в сворки ворот рукоятками мечей. Но вот, подошло идеологическое подкрепление в виде факельного шествия и, в соответствии со сценарием, Тентор начал свой монолог, а шум за воротами стих.
  Жрец говорил очень убедительно, по восходящей нагнетая напряжение. Чувствовался большой практический навык и врожденное мастерство оратора. Даже у меня, непоследней храбрости человека, закралась в голову мыслишка, что зря это я оказался в этом месте и в это время. Нужно немедленно делать ноги! Сразу видно - вещал настоящий профессионал идеологического фронта.
   Но вот Тентор, захлебываясь слезами, настолько он вошел в роль, завопил.
  - Черный идет! - и я махнул жрецам отворять створки ворот.
   Ворота медленно, для солдат - словно по волшебству, распахнулись и началась немая сцена. Черная фигура с луком в левой руке, хорошо освещенные трупы пиратов на заднем плане. С правой стороны из-за спины демона торчит рукоятка меча, с левой виден колчан со стрелами. Одним словом - черный контур ангела смерти с крылышками, подсвеченный факелом со спины. Страшно!
  Оставалось только выразить свое отношение к солдатам словами и, добавив в акустический удар инфразвука, я зарычал.
  - Сейчас я буду вас убивать!
  Это оказалось последней каплей. Завывая от ужаса и побросав оружие, половина солдат бросилась бежать. Другая половина упала на колени, склонив головы. Некоторые от страха закрыли лицо руками. Победа была полной.
  В соответствии со сценарием Тентор, вместе со жрецами выдержал эффектную паузу и воззвал к прощению, заблудших агнцев божьих, его карающей дланью в моем лице. Через минуту после подсказки суфлеров со стен, все солдаты на коленях в разнобой забубнили.
  - Прости нас Черный. - Я постоял пару минут, выслушивая мольбы и стараясь уловить в общем хоре хоть нотку фальши. Все было по-честному - раскаяние настоящим, от души, со слезами на глазах. Я понял - нужно закругляться и проревел.
  - Прощаю, - и добавил уже с меньшей патетикой. - Возвращайтесь в город и найдите Камбора. Передайте, я жду его в храме.
  Повернулся спиной и направился назад, махнув рукой жрецам закрывать сворки ворот. По дороге подхватил за ухо плешивую голову счетовода Вотрубы и его отрубленную серебряную руку. Порядок есть порядок. Музейные выставочные фонды Храма должны пополняться.
  Перед тем, как отойти ко сну, предупредил Тентора, что устал как собака и будить меня можно только в крайнем случае, а именно, если мир перевернется. Однако, обязательно хочу поговорить с Камбором и, если тот придет, пусть ждет пока проснусь. А также, что он Тентор - лично ответственен за хороший завтрак утром, благо теперь с доставкой продуктов из города проблем не должно быть.
  
  Проснувшись ближе к полудню, сделал потягушеньки и, накинув спецодежду, вышел во двор храма. Под ярким полуденным солнцем выполнил несколько растяжек и фляков, провел бой с тенью, поработал с мечом и пожонглировал ножами. В общем, слегка размялся.
  Все это время в дальнем конце двора, перед входом, склонив голову, стоял неброско одетый человек. Его я сперва принял за возницу с повозки с продуктами из города. Но уж больно он старался не привлекать к себе внимания. А заметив, как он временами оценивающе кидал короткие взгляды в моем направлении, понял - это Камбор. Рядом с ним находился амбал сам себя шире и, как святая простота, наблюдал за представлением круглыми глазами удивленного ребенка, открыв рот от изумления. Скорее всего, это секьюрити при казначее.
  Тем временем мои адепты, которые свое дело знали туго, под руководством Тентора полным ходом разгружали повозку с продуктами из города, одновременно расставляя ее содержимое на столе под навесом.
  Закончив разминку, я сделал последний штрих - бросок с двух рук ножами за спину, пришпилив клинками маленькую ящерку. Бедняга вылезла погреться на солнышко на деревянный столб, а я разрубил ее лезвиями на три части. Выдернув и убрав ножи в карманы, подошел к маленькому фонтанчику. Ополоснув лицо и руки, направился к столу. Усевшись в центре, оглядел поле боя на столе и остался доволен.
  Впереди стояла легкая кавалерия: нечто очень похожее на овощное карри; салат с овощами и фруктами; салат из чего-то очень похожего на помидоры с добавлением маринованного перца. Центром обороны оказался жареный молочный поросенок с хрустящей корочкой в зелени. На флангах его поддерживали курица тушеная в томатах, мясо, шпигованное чесноком и перцем, тушеная баранина. Во втором эшелоне стояли: пуди жаренные во фритюре; груши в сиропе; фрукты; соки; вода со льдом и вода фруктовая.
  Налив себе фруктовой водички и утолив жажду, указал жестом Тентору усаживаться справа от меня. Затем поднялся из-за стола, показав на место за столом напротив, крикнул.
  - Присоединяйтесь ко мне Камбор. Нам есть о чем поговорить.
  Переодетый под возницу казначей, вздрогнул, но быстро взял себя в руки и направился к столу. Его амбал тоже было дернулся вслед, но встал, как вкопанный, после короткого приказа.
  Усевшись напротив, Камбор посмотрел мне в глаза. Я сделал широкий жест рукой с зажатым в кулаке куском поросенка.
  - Угощайтесь и... заодно сделайте анализ обстановки в стране после устранения Ткелеса и команды пиратов во главе с Вечно вторым. - Казначей плеснул себе фруктового сока, пригубил, посмотрел на меня с осторожным опасением и начал рассказ.
  - Вся власть Ткелеса держалась только на страхе к бандитам из города Сиагра. Большинству придворных совершенно безразлично, кто во главе государства. В первый день, когда Ткелес стал правителем, он решил уничтожить только шестерых. Начальника охраны, четырех ближайших советников старого шаха и казначея - то есть меня. Начальником охраны у него стал бандит с острова с золотой рукой - они зовут его Первый. Четырех советников он заменил двумя пиратами с серебряными руками - бандиты зовут их Вечно Вторыми. Несколько дней назад Первый и один Вечно Второй отплыли на корабле на остров. Они, конечно, вернутся, но сейчас их в городе нет. - Я прервал его рассказ, подняв вверх указательный палец, и сообщил.
  - Они не вернутся. Они мертвы. Убиты. Мной. - Казначей с минуту помолчал, обдумывая полученную информацию, и поинтересовался.
  - Последний Вечно Второй командовал сбродом, осаждавшим храм. Я слышал, что он тоже убит. - Я утвердительно кивнул, цапнул каплуна, разорвал его на части, а тем временем Камбор продолжил.
  - Место казначея вакантно до сих пор. Переворот готовился давно и, когда он произошел, - Камбор с пренебрежением усмехнулся, - я был к нему неплохо подготовлен. Казна у нового Правителя оказалась пустой. - Я понимающе хмыкнул, чем-то такое развитие событий мне напомнило довольно распространенную практику на Земле. - Ткелес мог тратить только текущие поступления и то, какое-то время не из всех провинций. Он объявил, что тот, кто разыщет меня, займет место старого казначея. - Для поддержания беседы я кивнул и захрустел лепешкой пуди. В глубокой задумчивости Камбор машинально пригубил бокал с фруктовым соком, который все это время держал в руках, отвлекся и в несколько глотков допил его до дна. Пошамкал губами и признался.
  - Если правитель Ткелес и все пираты мертвы, то официальных претендентов на престол в столице сейчас нет. Ткелес и пираты прошлись частым гребнем по всей верхушке. В первые недели ими были убиты несколько сотен человек более мелкой величины. Они, так или иначе, имели возможность вмешаться в борьбу за власть. Многие по наивности решили, что смогут отсидеться или пригодиться новой власти. Из оставшихся в живых, есть несколько претендентов - в первую очередь это наместники крупных провинций, но к ним в гости... отправлены войска. Возможно, на сегодняшний момент их тоже нет в живых. - Я опять поднял вверх палец, посмотрел на Тентора и сказал.
  - Настоятель храма Тентор предположил, что вы Камбор будете достойным Правителем. Как вы к этому относитесь? - мужичок помолчал несколько минут, обдумывая мои слова, и со вздохом сказал.
  - Я оцениваю свои шансы усидеть на троне, как очень низкие. У меня под боком могучая сила - пиратское государство, у которого сильный флот. В городе Сиагра еще много Первых и Вечно Вторых. Поэтому возвращение нового их ставленника лишь дело времени. Если вы предлагаете мне стать правителем Лирея - вынужден отказаться. - Я снова хмыкнул, налил Камбору в бокал еще фруктового сока и сообщил.
  - Первое - мощного флота у пиратов уже нет. Сгорел весь... дотла. Промыслом Божьим, - и по-ханжески скрестив руки на груди, посмотрел вверх. - Второе - в результате мятежа на Острове пиратами убиты все Первые и Вечно Вторые, а их трупы сожжены. Третье - представители города Сиагра поклялись лично мне, что подобного безобразия больше не повторится. Сейчас в живых остались только один Первый и два Вечно Вторых. Скорее всего, они, где-то в войсках, на материке, но... - и я снова возвел очи в небеса, - дни их сочтены. - Камбор откинулся назад, прикрыл глаза, размышляя, затем быстро подхватил бокал с соком, несколько поспешно, словно перед прыжком в воду, осушил до дна и сказал.
  - Это меняет все. В такой ситуации власть сможет захватить и удержать любой, кто имеет поддержку храма Богов Света и Тьмы, а точнее, - и казначей тонко улыбнулся, - их Представителя среди людей. Какие вопросы есть ко мне у Посланника Богов? Готов соответствовать и постараюсь честно ответить. - Я допил бокал с водой со льдом, покатал кусочки льда по дну бокала и спросил, что думает претендент на трон о членах семьи старого шаха. Казначей тяжело вздохнул и предположил.
  - Подозреваю, что никого из них в живых не осталось. Слышал, дней десять назад в руки Ткелеса попали правнук шаха Моси и его племянница Нибелле. За это время пытки и издевательства сведут в могилу и более крепких. Хотя их голов на кольях во дворце вчера еще не было. Внучка шаха Керулла, правнучка Клепси и племянница Ксо бежали из страны морем. Но в наших морях хозяевами являются пираты с Острова. Шансов скрыться у них никаких. Тем более, что за их поимку назначена большая награда. Хотя и их голов пока нет на кольях дворца. - Камбор хмыкнул, с хитрецой посмотрел на меня и сказал.
  - Двойное дно в вопросе мне кажется понятным. Поэтому поясню. Мне уже далеко за сорок и у меня нет и скорее всего не будет детей. Нет, я не хочу сказать, что правнуков и племянниц шаха я любил, как родных детей, но мы были дружны. Теперь моя оценка родственников шаха. Моси и Клепси еще дети и до совершеннолетия им далеко. Что из них может получиться, можно будет понять лет через десять. Племянницы очень хорошие и благородные девушки, но не более того. Нибелле слегка замкнута, Ксо слишком импульсивна. Гарантирую, что обе откажутся от предложения принять власть. Причем, откажутся наотрез. Правда, с Керуллой сложнее - она очень ответственный человек. И, если ей сказать, что так надо, она будет тянуть воз, как породистый конь, пока не надорвется. Но то, что это будет для нее наказание, я не сомневаюсь. По крайней мере, в самом начале... - Камбор бросил на меня изучающий взгляд и с усмешкой продолжил. - В чем-то мы с ней очень похожи. Ну, а если честно, то после того, что я услышал, любое решение Посланника Богов пройдет без излишних препятствий. Хочет кто-то или не хочет. Даже, если Посланник решит передать власть демону из подвала башни. Лично я, как человек в здравом уме и твердой памяти, не задержался бы на троне ни на мгновение, передав власть чудовищу в любое время дня и ночи.
  Я хмыкнул в ответ и подумал, что казначей умен, осторожен и, скорее всего, порядочный человек с внутренним моральным стержнем. В целом, он мне показался. Его оценки во многом совпадали с моими и оставалось только переговорить с Керуллой, чтобы закрыть вопрос о власти. Потому налил последний бокал с соком и сказал.
  - Вы мне симпатичны Камбор. Зовите меня просто, Панкрат... - Я почти закончил процесс насыщения, подобрел душой и продолжил переговоры, сообщив. - Что касается родственников шаха, то ваша догадка верна. Все пятеро живы. Керулла, Клепси и Ксо в полном здравии. Сейчас они на острове Отшельника. С Моси и Нибелле сложнее - состояние их здоровья оставляет желать лучшего. Они здесь в храме, - допив последние капли из бокала с фруктовым соком, я расправил плечи и с пафосом произнес.
  - В результате нашей короткой беседы я решил! Вы Камбор вполне достойны стать Правителем Лирея, но окончательно и бесповоротно я вас поддержу только после разговора с Керуллой. О своем решении сообщу вам в ближайшие несколько дней. Даже, если Керулла будет претендовать на власть, пост казначея в стране и свое доброе отношение к вам, гарантирую. Могу добавить, что буду рекомендовать Керулле не претендовать на трон. По крайней мере, до того момента пока Клепси или Моси не достигнут совершеннолетия и станет понятно, что прямые наследники шаха способны удержать и укрепить свое высокое положение, а главное - достойны быть правителями страны и мне не придется рубить им головы.
  Тентор, который все это время просидел с каменным лицом, поежился, а Камбор несмело улыбнулся. Я посмотрел ему в глаза и сказал.
  - Мои слова не шутка, а голая правда, - новый Правитель Лирея поскучнел и задумался, а я улыбнулся и продолжил. - В завершение нашей беседы остается только решить более простые организационные вопросы. Все они относятся к острову Отшельника.
  Весь мой жизненный опыт показал, что любой продолжительный поход, проходит в антисанитарных условиях и, несмотря на кратковременный отдых, в теле всегда копится усталость. Кроме банального отсыпания, для восстановление организма человечество придумало не так уж много средств. Одним из важнейших приемов оздоровления для русского человека всегда являлась баня.
  Когда забравшись под самый потолок натопленной баньки, истекаешь потом, а в перегретом влажном воздухе витают ароматы дубовых и березовых листьев, то становится ясен смысл жизни. Ты чувствуешь, как усталость покидает тебя. Ну, а после - смыть пот горячей водой, восстановить потерю жидкости ведерной кружкой хлебного кваса, снова пропотеть, вычистить тело березовым веником, покататься в снежку зимой или ухнуть в холодную воду летом, и назад вновь отогреваться в самом жару. В конце, перебраться в пахнущую сосновой смолой горницу и развалиться на топчане. Умелые и твердые руки, массируя, пройдутся по телу, помогая еще спящим внутренним силам организма проснуться. И на десерт все остальное, что полагается к умелым рукам, включая эротический тайский массаж.
  А в завершение, перейти в чистую комнату с не очень большим и просто накрытым столом, уставленным хорошо известными и совершенно неведомыми многим на Земле блюдами: икрой грибной на растительном масле в зелени, нельмой заливной с оттяжкой из красной икры, заливным языком с гарниром из овощей и хреном, холодным поросенком отварным с хреном и сметаной, студнем с чесноком, ботвиньей с укропом и раками, щучиной из осетрины с тертой редькой... Простенько, но со вкусом. Одним словом отдыхать, так отдыхать!
  По здравому размышлению, я решил развернуть и дополнить на острове Отшельника лечебно-оздоровительный комплекс в лучших традициях членов политбюро в эпоху развитого социализма. Построить неброскую деревянную баньку с пристройками и наладить весь процесс оздоровления души и тела. Для этого, как и в любом серьезном деле, нужны - силы и средства. Средства, как обобщающее понятие, включали в себя материалы и инструменты. Силы это, в первую очередь, человеческий фактор - кадры решают все.
  Я помолчал, собираясь с мыслями, и обратился к своим собеседникам.
  - На острове Отшельника нужно построить пристройку к храмовому комплексу. Для этого потребуется хорошая бригада строителей. Пристройка должна быть деревянной, с печкой специальной конструкции. Дерево для нее лучше заготовить на материке и перевезти на остров. А раз так, то надо найти знающего человека. Он будет отвечать за строительство. Мне нужно с ним переговорить и объяснить, что требуется построить. Мастер должен подобрать материалы, инструменты и нескольких рабочих. Все это - на одном или нескольких кораблях следует переправить на остров Отшельника. После окончания работы строители вернутся назад. - Я вопросительно посмотрел на нового Правителя и жреца. Камбор обменялся взглядом с Тентором и, не дождавшись от него замечаний, сообщил.
  - В порту стоит две шхуны пиратов. - Я кивнул и сказал, посмотрев на жреца.
  - Очень хорошо. Теперь одна из них будет принадлежать храму. На ней нужно поднять наш флаг, очень простой - полотнище поровну поделенное на две половинки - белую и черную. Кстати, пусть все привыкают, что корабль под таким флагом, тоже самое, что скунс с зубами ядовитой кобры. Только тронь... и пожалеешь. Будешь и отравлен, и в дерьме! На корабле храма можно отослать все, что необходимо вместе со знающим свое дело молодым жрецом. Брат Мельх мирно отошел к богам и сейчас на острове остались только братья Кенор и Гельн. - Тентор закивал и ответил.
  - Я все понял, Старший брат. - После короткого раздумья продолжил.
  - Для Клепси, возможно, потребуется воспитательница и несколько квалифицированных слуг Керулле и Ксо. - Камбор с пониманием кивнул.
   - Такие люди найдутся Панкрат.
  - Теперь о текущих делах. Хотя брат Тентор по моей просьбе уже сказал солдатам, что Правителем назначен Камбор, но смена власти дело хлопотное. Какая помощь от меня требуется новому Правителю?
  Камбор надолго задумался. Я его не торопил. Наконец он определился и изложил свою позицию.
  - Сейчас в городе есть только две реальных силы это дворцовая стража и остатки пиратов. Ткелес в последнее время не жалел денег и есть вероятность, что кто-то у кого руки по локоть в крови, захочет отомстить за его смерть. Крыса загнанная в угол может броситься на тигра. В порту тоже по десятку бандитов на каждой шхуне. Эти не сдадутся... - Я хмыкнул и изрек старую, как мир, истину.
  - Если враг не сдается, его уничтожают. Но это не тот случай, Камбор. Сдадутся, как миленькие. Сейчас я поеду в порт и посмотрю, что можно сделать с недобитками, - повернулся к Тентору и сказал. - Брат подготовь наш новый флаг, - и показал руками его размер. - Мы возьмем его с собой. Я и Сервел. Сервел пускай оседлает двух коней из лагеря солдат. Он поедет со мной и повезет флаг. - Я подумал и обратился к Камбору.
  - Дылда, которая стоит у ворот, может поехать вместе с нами. Будет очень символично, если он прихватит с собой ваш флаг Правитель. Мы водрузим его на вторую шхуну. - Камбор расправил плечи, сверкнул очами и твердо сказал.
  - Я поеду вместе с вами Панкрат.
  - Это не разумно, но благородно. Только учтите, от мечей я вас прикрою, но если вы Правитель поймаете случайную стрелу, то я на вас буду в сильной обиде, - и крикнул в спину жрецу. - Сервел, седлайте не двух, а четырех коней, - тот кивнул, не оборачиваясь и лишь слегка притормозив на бегу. А для своих собеседников добавил.
  - Мы помчимся галопом. Как долго добираться до порта?
  - Если галопом, то не больше половины клепсидры. - Я прикинул в уме. Если перевести это в нормальные для меня единицы времени, то скакать не более пятнадцать минут. Годится.
  Я поднялся и направился в коридор между воротами - нужно подготовить лук и отобрать парочку наиболее сбалансированных ножей из того комплекта, что использовал ночью. На сборы потребовалось примерно полчаса.
  Затем я, не касаясь стремян, взлетел в седло. Поднял коня на дыбы, заставил его пройтись на задних ногах и мы, лихо, бешеным галопом вылетели из открытых ворот храма.
  Обогнув стены города по периметру, узенькими улочками предместий, почти нигде не притормозив, добрались до порта. Здесь я остановился и приказал.
  - Всем троим - стоять в сторонке и ни в коем случае не ввязываться в потасовку - буде такая возникнет. Наблюдайте на расстоянии. Нужно будет, позову.
  Опять пришпорил скакуна и галопом вылетел на пирс. На полном скаку снова поднял коня на дыбы, как раз напротив одной из шхун, на расстоянии броска ножом. Одним взглядом оценил диспозицию, осадил коня и соскочил на землю. Развернул лошадь в обратном направлении и гулким шлепком по крупу направил благородное животное в сторону своих соратников.
  Развернулся в сторону корабля, упер руки в бока и более внимательно оглядел поле боя. Судя по всему, слухи о моем появлении уже достигли пиратов. Весь остаток команды из восьми человек высыпал на палубу и столпился у борта. С корабля на пирс спущены деревянные сходни. Рядом с трапом стоял один флибустьер с луком в руках. У остальных в руках имелись мечи, абордажные сабли и короткие копья.
  Игра в гляделки продолжалась десяток секунд, после чего нервы у лучника не выдержали и он пустил в меня первую стрелу. Я не стал уворачиваться, а в своем фирменном стиле поймал ее в воздухе рукой, сломал и бросил на землю. Мгновенно выдернул из-за пояса нож и кинул его в лучника. Бандит не успел выстрелить второй раз. Нож смачно, расплескав глазную жидкость, вошел ему в правый глаз, - им он выцеливал меня из лука для следующего выстрела. Я похвалил себя за отменный бросок.
  Ударом тяжелого ножа пирата отбросило от борта и трапа и кинуло на палубу. Путь на корабль свободен. Включив первую скорость, я мастерским тройным прыжком, два раза коснувшись ногой трапа, взлетел на корабль. В самом конце, для пущего эффекта, да и самому было интересно, сделал в воздухе сальто. Мягко завершив прыжок на слегка согнутые ноги за спинами столпившихся пиратов. Выпрямился, повернулся и опять встал, уперев руки в бока. Свободные охотники, как стайка мальков в присутствии щуки, сбились в кучку. Посмотрев им в глаза, понял, что победил, но главное не перегибать палку. Загнанная в угол крыса сатанеет и начинает кусаться.
  Немая сцена продолжалась секунд тридцать, после чего в разнобой флибустьеры стали бросать оружие и бухаться на колени. Прошло еще десять секунд и я увидел все семь склоненных голов с лохматыми и бритыми затылками. Нормально.
  Я сделал несколько шагов назад и в сторону, наклонился и выдернул из глазницы убитого лучника нож. Вытер лезвие о грязную рубаху мертвеца и отметил на всякий случай, что в колчане у этого стрелка еще осталось девять стрел. Выпрямился, посмотрел на коленопреклоненных, поигрывая ножом, и гаркнул, добавив в голос металла.
  - Всем встать. - Пираты дружно поднялись на ноги и я добавил. - Все оружие на палубу. - Бандиты начали вынимать и выбрасывать всяческие захоронки: ножи, кастеты, стилеты и заточки. - Я проверил взглядом - вроде бы все без подвоха и скомандовал.
  - Руки за голову на затылок и шеренгой по одному спускайтесь на пирс. - Ткнул ножом в сторону причала и продолжил. - Всем встать у кучи канатов и ждать. - Флибустьеры, держа руки за головой, гурьбой подхватились и направились к сходням. После некоторой заминки у трапа, пленные спустились на пирс, встав рядком в указанном месте.
  Я оглядел шхуну. Кроме меня на корабле не было никого. Первый этап битвы за пиратский флот выигран в чистую. Без лишнего смертоубийства - одна шхуна поменяла хозяина. На очереди вторая лоханка. Я быстрым шагом спустился по сходням, заметив краем глаза, что на втором корабле, поднимают трап на борт. Пираты явно решили не искушать судьбу и удариться в бега.
  Подойдя к кучке флибустьеров шагов на пять, остановился и сделал очень злое лицо. У бандитов опять подкосились ноги и все попадали на колени. Впрочем, никто не позабыл держать руки на затылке. Я рыкнул, прочищая глотку, и пророкотал.
  - Я уже посетил ваш сраный Остров и город Сиагру. Все Первые и Вечно вторые на Острове убиты! Жители Сиагры просили у меня прощения, - скользнул вперед, щелкнул крайнего пирата по макушке повернутым плашмя ножом и приказал.
  - Ты! Иди на вторую шхуну и скажи своим друзьям придуркам, что им некуда бежать. Пускай без оружия спускаются на пирс. Руки за голову и идут сюда. Я жду, - и добавил с угрозой, - но недолго.
  Пират вскочил на ноги и бегом кинулся к пока незанятой мной шхуне. Я опять отошел от бандитов на несколько шагов, встал в пол-оборота и стал наблюдать за ситуацией на втором корабле.
  Мой посланец подбежал к борту шхуны вплотную и заорал, размахивая руками. Активная подготовка к отплытию была приостановлена. Все пираты сгрудились у борта и заорали в ответ. Разговор на повышенных тонах с посланцем продолжался несколько минут. Затем флибустьеры на корабле устроили разборку между собой. В результате чего одному, имеющему свою точку зрения на события, начистили физиономию и подавляющее большинство решило сложить оружие.
  Наконец, сходни поползли с корабля на пирс и на берег спустилась процессия из одиннадцати человек, держащих руки за головой. Пираты выстроились в шеренгу и возглавляемые посланцем двинулись в моем направлении.
  Я внимательно рассматривал каждого из флибустьеров в группе. Самый последний в шеренге, тот самый бузотер с фонарем под глазом, вызвал подозрения. На первый взгляд оружия у него не было, но ботфорт правого сапога, чуть-чуть не соответствовал левому. И он нервничал, сильно нервничал. Я дождался пока шеренга не подошла к нам почти вплотную и рявкнул.
  - Стоять! - отряд замер.
  - Оружие? - пираты не отреагировали и я ткнул ножом в сторону последнего в шеренге.
  - Ты, - и бандит не выдержал. С криком. - А-а-а! - он выхватил из сапога клинок и бросился на меня, зажав стилет в руке.
  Я махнул рукой и его крик перешел в бульканье. В горле у него торчала рукоятка ножа. Финита. А морячки запаниковали и нацелились было разбежаться. Пришлось опять гаркнуть, добавив в голос инфразвука.
  - Стоять ублюдки! - Пираты оцепенели и, снизив градус напряжения в голосе, приказал.
  - На колени, - у флибустьеров дружно подкосились ноги и, уже лично для себя, тихо добавил, - то-то же, у нас не забалуешь.
  Повернувшись в сторону Правителя и Сервела, наблюдающих за представлением раскрыв рот, я махнул рукой, разрешая соратникам подойти, и, как только они оказались рядом, сказал, обращаясь к пиратам.
  - Вашу судьбу, подонки, я передаю в руки нового Правителя Лирея Камбора. Возможно, он учтет то, что вы добровольно сложили оружие, - сделал несколько шагов, легонько стукнул кулаком по макушке ближайшего пирата и приказал.
  - Ты, пойдешь на вторую шхуну, спустишь флаг и вернешься назад. Теперь шхуна принадлежит Правителю Камбору, - повернулся, щелкнул по маковке второго бандита и продолжил.
  - Ты, вместе с братом Сервелом пойдешь на другой корабль, спустишь с реи вашу кляксу на желтой тряпке. Он даст тебе флаг храма. Поднимите его вместо старого. Теперь корабль принадлежит храму, - сделал несколько шагов назад и скомандовал.
  - Выполнять! - Пираты подхватились и каждый направился на свой корабль, а я, удерживая под локоток, отвел Камбора в сторонку и, снизив голос до шепота, спросил.
  - Что нам делать с пленными? Обычно я не убиваю без причины. - Правитель оглянулся на гоп-компанию и также тихо ответил.
  - Дестрир, мой охранник, отведет их в тюрьму. Охрана тюрьмы с радостью разметит их по камерам, но кого-то нужно оставить на кораблях. - Я подумал и сказал.
  - На одном корабле оставим Сервела, на другом одного из пиратов. - Камбор кивнул, соглашаясь, и я задал следующий вопрос.
  - Есть ли у вас надежные сторонники в городе Ваше Величество?
  - Все мои люди пойманы и уничтожены. Кое-кто отправлен с войсками вглубь континента, Дестрир единственный, больше никого нет. - Правитель тяжело вздохнул и отвернулся от меня. Я почесал кончик носа и предложил.
  - Нам потребуется хотя бы один солдат, кто знает с какой стороны рукоятка у меча и кто будет объяснять непонятливым, что идти против нового Правителя Лирея вредно для здоровья. Предлагаю на эту роль кого-либо из пиратов. - Камбор взглянул на меня с удивлением и кивнул соглашаясь.
  Мы дождались возвращения флибустьеров и Сервела, после чего я скомандовал.
  - Ты, - и указал пальцем на одного из пиратов, - останешься и будешь охранять шхуну. Ты, - и я наугад ткнул в следующего, - заберешь свое оружие с корабля и поедешь вместе с нами. Всем, кто будет задавать вопросы, нужно отвечать, что ты сопровождаешь нового Правителя во дворец. Тем, кто будет сомневаться... разрешаю рубить головы. Сейчас Дестрир отведет остальных в тюрьму, - я показал рукой на амбала, тот который семь на восемь. - Если не будете делать глупостей, останетесь живы, - махнул рукой Дестриру, а Камбор кивнул ему, подтверждая мой приказ.
  Пираты поднялись и гурьбой потянулись в сторону города. Мы проводили их глазами и я повернулся к Сервелу, приказав охранять корабль. Затем посмотрел на Камбора и спросил.
  - Следующим пунктом нашего плана будут дворец и его стража? - Правитель обречено вздохнул и ответил мне кивком.
  Пока мы ждали нашего революционного матроса Балтфлота, я извлек из горла убитого свой нож и, как только выбранный в сопровождение флибустьер подбежал, обвешанный оружием и весь в мыле от усердия, вместе двинулись к лошадям. Скомандовав пирату садиться на коня и ехать впереди, мы, колонной по одному, не торопясь, направились к дворцу.
  На улицах города оказалось на удивление безлюдно. Лишь изредка в окне мелькало испуганное лицо, наблюдающее за кавалькадой.
  Через полчаса добрались до дворцовых ворот. Стены дворца, хотя и высокие, но несли скорее декоративную функцию. В основном защита состояла из стражей у ворот, во дворе и самом здании.
  Я с усмешкой и не без удовольствия наблюдал, как наш буревестник революции, полностью осознав свою особенную роль, проехал через ворота не останавливаясь, лишь один раз рявкнув на солдат. Правда, упомянул он только про личность Черного. Этого оказалось достаточно для того, чтобы пост у ворот обезлюдел. Солдаты бежали, побросав оружие.
  Мы въехали во двор и я скомандовал нашему глашатаю, что он должен найти во дворце начальника охраны и привести сюда. Живым или мертвым, но лучше живым, чем мертвым. А пока, мы вместе с новым Правителем подождем у ворот. Пират соскочил с коня и бегом направился к входным дверям во дворец.
  Двор, еще минуту назад полный стражи и праздно шатающегося народа, опустел, как по мановению волшебной палочки. Лишь из-за угла здания и окон дворца за нами наблюдали испуганные лица. В напряженной тишине мы прождали минут пять.
  Вдруг, из бокового подъезда, нам навстречу выбежали пять человек, громко кричащих 'А-а-а!' и размахивающих обнаженными мечами. Безумство храбрых. У меня создалось впечатление, что их просто заклинило или они были сильно выпивши, так как бежали они в нашу сторону вроде бы даже, закрыв от страха глаза.
  Но легкая разминка никогда не повредит. Я опять повторил свою просьбу Камбору не вмешиваться, соскочил с коня, работая на публику, в своем фирменном стиле пренебрегая стременами. И шагнул навстречу нападавшим. Когда до солдат оставалось шесть шагов, метнул два клинка из-за пояса с двух рук и не успели остальные вояки сделать еще один шаг, повторил броски уже своими личными ножами. Так что в живых, добежал только один - самый первый. Я взвинтил скорость восприятия, выдернул меч и прыгнул ему навстречу. В конце прыжка восьмеркой зацепил его три раза. В результате, голова и обе руки нападавшего отделились от тела и еще не успели долететь до земли, когда я вложил меч в ножны за спиной. Затем проскочил мимо трупа, который только-только начал заваливаться набок, и стал вынимать ножи из тел его убитых товарищей.
  Восстановив статус-кво, сделал несколько шагов назад и, проходя мимо отрубленной головы, не смог отказать себе в удовольствии. С некоторым артистизмом игрока нападения бразильской сборной, с левой ноги, закрутил 'сухой лист' отрубленной головой в ближайшие кусты. Не успела голова скрыться в листве, как оттуда раздались вопли ужаса - я угодил кому-то по маковке, и несколько человек, прятавшихся в кустах, ломанулись, подвывая прочь, через буреломы и буераки...
  Вот так и создаются нездоровые сенсации, и ведь потом скажут, что сделано все специально. Я непринужденно улыбнулся Камбору, который слегка изменился в лице, и, не касаясь стремян, вернулся назад в седло.
  На все, про все потребовалось десять секунд, но эффект от демонстрации силы был несоизмеримо большим по времени и последствиям. Любопытные головы, которые выглядывали из-за угла здания, пропали, а в окнах дворца началось броуновское движение, переходящее в панику.
  Еще через несколько минут из главных дверей дворца головой вперед вылетел растрепанный человек. Он не удержался на ногах, упал и ткнулся носом в землю. Следом за ним появился наш разъяренный матрос, подбежал к стоящему на карачках человеку и пнул его в задницу. Затем схватил за шиворот, поднял на ноги и поволок в нашем направлении, несмотря на все усилия последнего улизнуть в сторону.
  Камбор повернулся ко мне и пояснил.
  - Это Самбеллу помощник начальника дворцовой охраны. Большой трус и подлец, но в целом безобидный человечишка, - я кивнул и предложил.
  - Вам Ваше Величество лучше лично побеседовать с ним, а я постою рядом, в сторонке, - и добавил со значением в голосе. - Во избежание.
  Камбор пришпорил лошадь и отъехал от меня на десяток шагов. Соскочил с коня и встал, уперев руки кулаками в бока. Кого-то он мне сильно напомнил. Я хмыкнул, догадавшись... Дурной пример заразителен.
  За десять шагов до Камбора пират остановился и в последний раз пнул коленкой начальника охраны под зад, придав ему нужную скорость и направление. В конце своего полета тот снова упал на колени и так, на карачках, поскуливая, пополз зигзагом мимо трупов убиенных подчиненных к ногам нового Правителя. Не дотянув одного шага до царской ступни, помощник главного секьюрити уткнулся лбом в землю и замер.
  Выдержав паузу Камбор рявкнул.
  - Где Дергач, тля ползучая? - Самбелл вздрогнул и еще плотнее прижался лбом к земле.
  - Мне нужно повторить вопрос или твоя голова не умеет говорить и ей лучше побыть в стороне от тела?
  Самбелл всхлипнул, покосился глазом в мою сторону, встал на колени и проблеял.
  - Я не знаю, о благородный из благороднейших. Мне шепнули, что две клепсидры назад, он и еще десяток воинов бежали из дворца в неизвестном направлении.
  Камбор перевел взгляд на пирата. Тот упал на одно колено, развел руками и пробасил.
  - Это правда Ваше Величество. Во дворце его нет.
  Правитель почесал подбородок и спросил нормальным голосом.
  - Значит сейчас самый главный во дворце ты Самбелл?
  - Выходит, что так, о мудрейший из мудрейших.
  - Временно, назначаю тебя начальником дворцовой стражи. Встань. - Новый начальник с трудом поднялся на непослушные ноги и попытался трясущимися руками стряхнуть грязь с колен, а Камбор продолжил.
  - Срочно. Пошли людей в войска. Я хочу отозвать в столицу Геррима и Каранчу, а также всех тех, кого они пожелают взять с собой. И приготовь королевские покои. Я скоро приду. На всякий случай, он, - и Камбор кивнул на пирата, - будет приглядывать за тобой.
  - Я понял, о самый справедливейший из справедливых.
  Новый начальник охраны, пятясь спиной вперед, направился к дворцу. Споткнулся о труп и чудом не упал, успев развернуться на пол-оборота. Посмотрел себе под ноги, икнул с испугу и бегом бросился в сторону дворца. Пират посмотрел на Правителя, тот кивнул ему и флибустьер вразвалочку двинулся следом за новым начальником.
  Я понял, что эпопея захвата власти и смены правителя, близка к завершению. Дождался, когда Камбор повернулся в мою сторону, и сказал.
  - Я поеду в храм и буду ждать знающего строительство человека. - Его Величество глубоко поклонился, а я повернул коня и, не торопясь, направился к воротам дворца.
  Вступив на узкие улочки города, понял, что проявил самонадеянность. Дороги к южным воротам я не знал, а плутать по улицам городка Представителю Господа не почину и не солидно. Нужно, как-то узнать самую короткую дорогу к храму. Но слух о появлении в городе Черного уже разлетелся по городу. Где-то впереди раздавались заполошные крики предупреждения и улица передо мной опустела словно по волшебству.
  Я подумал, - может быть с матюгами, оскаленной пастью и рычанием вломиться к кому-нибудь в дом? Сломать входную дверь, надавать по лицу всем мужикам, кто подвернется под горячую руку, перепугать до состояния анабиоза всех женщин, отоварить затрещинами молодую поросль и взять хозяина в заложники. Пригрозить ему пыткой и страшными карами. Может даже чего-нибудь отрезать... лишнее. Пинками выгнать из дома и погнать перед собой на веревке до самых ворот. Я улыбнулся, представив эту картину, вздохнул и одернул себя. Все это очень мило, но остынь и думай. Наверняка есть методы более простые, не такие громкие, но не менее действенные.
  Достал из кармана серебряный тёрн и, подбрасывая монету на ладони, проехал несколько десятков шагов, пока краем глаза не уловил любопытный взгляд в щели забора. Это был мальчишка - сорванец. То, что нужно. Остановил коня и с имитировал неловкое движение. Монета, не попав на ладонь, полетела на мостовую, зазвенев о брусчатку. Глядя в сторону пустой улицы, я громко, вроде бы ни к кому не обращаясь, возвестил.
  - Не пожалею пять серебряных монет тому, кто покажет мне короткую дорогу к храму Богов Света и Тьмы. - Мучительные раздумья маленького наблюдателя длились не дольше минуты. Затем ворота в заборе приоткрылись и из них выглянула голова мальчишки. Проглотив слюну, он спросил.
  - А ты не убьешь меня? - Я поднял вверх руку с раскрытой ладонью и торжественно произнес.
  - Клянусь Богами Света и Тьмы. Не убью. - Паренек опять сглотнул и раскрыл ворота пошире. Я кивнул на монету и сообщил.
  - Можешь подобрать тёрн. Это задаток. - Мальчишка решился, бочком подобрался к монете, взял ее, засунул в рот и зашлепал босыми ногами по узкой улочке, то и дело, оглядываясь в мою сторону.
  - Беги впереди в десяти шагах. Далеко не отбегай, - легонько пришпорил коня и двинулся вслед за сорванцом.
  Через некоторое время выехав на базарную площадь, успел заметить последних, самых нерасторопных, продавцов и покупателей, убегающих в боковые улицы. Паренек же уже слегка освоился и повеселел, а через несколько минут его буквально стало распирать от чувства своей причастности к страшной и важной миссии, которая к тому же могла завершиться получением непомерного богатства.
  Я уже видел башенку внешних ворот города, когда чувство опасности кольнуло в груди. С удивлением понял, что на автомате, мой организм перешел даже не на один, а сразу на два уровня восприятия. Время замедлилось и стало тягучим как мед. А, когда раздался хлопок спускаемой тетивы, и из-за слегка приоткрытой створки окна в мою сторону полетел арбалетный болт, я был к этому готов. С такого расстояния промахнуться сложно и болт я поймал рукой у самого лица. Хотя он чуть было не выскользнул из руки, как скользкая рыбка. Пожалуй, пора кончать выпедриваться, проще было бы уклониться.
   Но долг платежом красен и, соскочив на мостовую, я крикнул на бегу:
  - Держи коня, парень, - и кинулся к дому с приоткрытым окном.
  Стреляли со второго этажа и я не стал вламываться в дверь. Подбежав к дому, подпрыгнул и зацепился за подоконник злополучного окна. Ударом кулака отбросил створку, заставив окно открыться настежь и наполовину сорвав ставню с петель. Затем подтянулся и змейкой с перекатом проскользнул в комнату, сделав на полу комнаты кувырок через голову.
  Справа в двух шагах стоял человек и в своем растянутом времени тянул меч из ножен. Слева слышался скрип взводимого арбалета, но до конца этого процесса было еще ой как далеко. Судя по всему, в комнате находились двое.
  Как птица, взмахнув крыльями, я метнул свои ножи снизу вверх - один, не глядя, просто на звук, второй, целясь в левый глаз. Раздалось два характёрных звука - чпок, чпок и с местными киллерами было покончено. Видимо, это последние остатки глубоко законспирированной агентуры Безруких или старого Правителя. Оставалось только осмотреть дом и, если потребуется, завершить зачистку.
  Подобрав ножи, осторожно приоткрыл дверь на лестницу. Прислушался, стараясь уловить скрытую угрозу в глубине дома, но чувство опасности молчало. В доме стояла гробовая тишина. Выскользнув из комнаты, на цыпочках спустился на первый этаж. Здесь плотно упакованный веревками, в кресле сидел старик с кляпом во рту. Он смотрел на меня квадратными от страха глазами. Я, походя, разрезал его веревки и открыл дверь на улицу.
  Мой паренек оказался не из слабонервных. Никуда не убежал и стоял, держа коня за повод, напротив дома, задрав голову, разглядывая открытое окно на втором этаже и раскрыв от любопытства рот. Когда я вывалился из дверей первого этажа, он только сморгнул от удивления и передал мне повод. Наш человек. Я подхватил поводья, вскочил в седло и мы двинулись дальше в том же порядке.
  Ворота города оказались распахнуты настежь и радовали полным отсутствием стражи... Не хватало еще объясняться с представителями власти. И так уже трупов набралось выше крыши.
  Мы без приключений покинули город и на горизонте я разглядел знакомые стены. Ну, вот и приехали. Зацепив в кармане горсть серебряных монет, окликнул паренька и на его глазах высыпал тёрны на дорогу. Крикнул мальчишке.
  - Дальше я сам, - помахал рукой, пришпорил коня и рысью запылил в сторону храма.
  Ближе к вечеру, уже как положено, почти официально, в окружении стражи, в замок пожаловал Камбор. Сопровождение Правителя состояло из семи человек при оружии и двух гражданских - крепких чернявых мужиков. Как оказалось, это братья и оба были строителями. Старшего звали Кринт, младшего Алинт. Первое время братья чувствовали себя не в своей тарелке, глядели исподлобья, а младшенький Алинт вдобавок оказался заикой и в основном помалкивал. Но если уж влезал в разговор, то вследствие волнения окончания его короткой фразы приходилось ждать минут пять, не меньше.
  Постепенно работяги оттаяли и в течение часа я отвечал на их профессиональные вопросы о том, что же они должны строить на острове Отшельника. Нарисовал им несколько схем, разъясняя свои задумки. Обсудил качество и количество необходимого материала. В общем, вел разъяснительную беседу до тех пор, пока народ полностью не осознает степень важности задачи и перестанет задавать вопросы. Затем попрощался с новым шахом, братьями и шагнул с постамента к себе в комнату храма довольный собой и с чувством отлично выполненной работы.
  На Базе, не поднимаясь наверх, сразу переместился на остров Отшельника. Наскоро перекусил, в процессе чайной церемонии сообщил своей команде о переменах в государстве Лирей и скором прибытии корабля со строителями. Выяснил, что обе мои чаровницы, весьма прохладно отнеслись к идее пригласить на остров своих родственников и решил, что пусть Нибелле с Моси остаются на континенте. Как и предполагалось, Керулла проявила полное безразличие к возможности занять руководящий пост в государстве. И на прямой вопрос твердо ответила - нет.
  Затем уединился со своими жрицами и благополучно отошел ко сну после бурной ночи. Уже проваливаясь в сон, подытожил - жизнь прекрасна и удивительна!
  
  Утром попрощался со своими адептами и вернулся на базу в Ларго. Не поднимаясь наверх, решил посмотреть, как там выполняется мое поручение мастеру-оружейнику в городке Алосто.
  Оказалось, заказ готов и сейчас лук висел на складе, дожидаясь своего владельца. Я открыл Ворота и шагнул в помещение. Глубоко вдохнул терпкий чуть сладковатый можжевеловый дух и снял со стены свое оружие.
  Полюбовался на совершенство линий, попробовал на изгиб и натяжение - остался доволен. По первой прикидке, сила натяжения килограммов сто пятьдесят - то, что надо. Тщательно осмотрел налучье, рукавички, колчаны и стрелы - все отменного качества и сделано профессионально. Не понравились лишь наконечники стрел. Как для охотничьих, так для бронебойных качество металла вызывало серьезные сомнения. Но тут уж ничего не поделаешь. Как говорится - выше головы не прыгнешь... все-таки средневековье. До того, чтобы сделать настоящие бронебойные, местные мастера еще не доросли... и дорастут нескоро.
  Отнес весь комплект вооружения в прихожую храма. Подумал и вытряхнул из кожаного мешочка две пары рукавичек и перстень шаха. Вернул-таки мастер, не забыл, что я передал его во временное пользование в качестве индульгенции и с возвратом. Развязал горловину мешка с золотом и под завязку набил пустой мешочек золотыми монетами. Затем подумал и добавил из другой емкости чуть больше грецкого ореха необработанный алмаз без оправы. Вернулся в Алосто и повесил мешочек на место лука на складе готовой продукции. Закрыл Систему и поднялся наверх.
  Заслушал отчет о проделанной работе и текущем моменте от Дервуда. Он пролил целую бочку бальзама на мою израненную душу. Все дела шли по плану и моего вмешательства не требовалось. Мы наметили очередной план грядущих свершений, и после плотного завтрака я снова пошел на работу в храм.
  
  
  Часть 5. НОВЫЙ ПОРЯДОК
  
  
  Как говорится, хорошенького понемножку, но меня ждала масса важных и не совсем приятных дел на Земле. Нужно дать хороший импульс, возможно даже смачным пинком под зад, развитию промышленности и науки в России.
  Как известно, с самого начала все 'преобразования' проводились под флагом модернизации экономики. В те, стародавние времена, когда отмеченные богом полудурки хотели 'расширить и углубить', лишь этот тезис не вызывал внутреннего отторжения и казался очевидным.
  И что же мы имеем по прошествии полутора десятков лет? Какую такую модернизацию провели дегенераты-реформаторы?
  А получили мы: олигархов-космополитов, которых развелось как мух поганых; немереное количество бандитов в законе, как пример для подражания молодежи, которым телевидение вдобавок так и норовит, поскуливая от наслаждения, лизнуть ниже пояса; коррупционеров-беспредельщиков во всех ветвях власти и наглых неумех в правительстве; коттеджи и дачные поселки 'а ля шах иранский' с оградой из колючей проволоки под током, причем, как в России, так и по всему земному шару в самых замысловатых местах; казино и игровые автоматы в каждой подворотне и на каждом углу; и прочее, и прочее... в том же духе. Если это 'модернизация', то впору всем нашим предкам в гробу перевернуться...
  Впрочем, что касается коррупционеров в правительстве, это они скорее косят под недоумков. На самом деле, 'пилить бабки' спецы умеют виртуозно. Например, сделали всех - один раз на приватизации и нашли-таки, мудрецы ход, как сделать народишко по второму разу. Изобрели даже не велосипед, а двухтактный двигатель для воровства, работающий на нефти и газе. Оказывается, все очень просто - нужно теперь купить за народные деньги, то, что отдали кому-то задаром! А потом еще кому-нибудь это подарить (приватизировать), а затем снова купить... Подарить - купить и так до бесконечности... Ну, чем не вечный двигатель коррупции! Жируй - не хочу... Пока нефть и газ есть в закромах и она в цене.
  Чего стоит только покупка за жуткие миллиарды баксов, того, что было передано на блюдечке с голубой каемочкой Самому Великому Комбинатору России. То есть - многие годы 'кошелек семьи', не платя в полной мере налоги и не вкладывая в развитие производства, снимал сливки с работающего на износ оборудования и отсасывал нефтяную прибыль и ренту, без ограничений отстегивая не мерянные деньжищи на покупки для себя и спонсируя сильных мира сего. Лишь изредка отрыгивая, то, что не поместилось в луженом желудке всем остальным... убогим. А теперь еще государство ему и астрономические баксы заплатило за свой же бесплатный подарочек и его роскошную жизнь... Баксы не хилые - по размеру всего оборонного бюджета страны и еще с большим гаком. Плюс ко всему, еще и деньги эти заняли за границей под высокий процент, увеличивая долги государства, хотя денег в стране и так, как грязи. Махинаторы, блин. Интересно, на какие счета потом капнут эти бабки и чей карман утяжелят в правительстве? Только ли Ромы... Ой ли. Нужно проверить.
  Так, что приходится признать либерально-демократически-капиталистический эксперимент неудачным. Давно пора его остановить и постараться, хоть как-то исправить ситуацию. Само собой это не произойдет - поскольку людишки подобрались такие, что как говорится, в глаза помочись - все скажут божья роса... да еще и станут нахваливать - давай еще.
  Ко всему прочему, все катится по накатанной дорожке. Так уже было. История повторяется - был уже 'меченный', который хотел усидеть на двух стульях и в результате потерял все. А нынешнему директору цирка его наука не идет впрок. Очень ему хочется проскользнуть ужиком, забывая, чем кончилась совершенно аналогичная ситуация в прошлом. И двух десятков лет не прошло... Хотя, вроде, и есть перед глазами, хороший предмет для подражания - белорусский Батька. Не зря ведь, несмотря на бешеные нефтяные цены и 'дружеское' похлопывание по плечу - Россия проигрывает Белоруссии в развитии, а уж про зубовный скрежет с запада в сторону Белоруссии вообще говорить неприлично... 'Доброжелатели' - блин!
  Но у меня есть свое мнение и методы, а компромиссы мне ни к чему. Действовать я люблю - системно и наверняка, как асфальтовый каток. Поэтому в порядке очередности, пожалуй, требуется закатать под асфальт такое понятие, как оффшоры. Это и России полезно, и всему миру не повредит. Я включил компьютер и на одном дыхании, не отрывая руки от клавиатуры, выдал руководящий документ:
  'Рекомендация.
  1. Все оффшорные счета (личные и компаний) должны быть закрыты в течение одного месяца, начиная с сегодняшнего числа, 11 часов 00 минут московского времени. Если деньги криминальные их следует перевести на расчетный счет в Сбербанке на имя ЗАО 'Бич Божий'. Если владельцы могут объяснить их происхождение, то нужно просто открыть свой расчетный счет в СБ.
  2. В течение одного месяца все зарубежные личные активы (банковские счета, недвижимость за рубежом, акции и т.п.) госслужащих (действующих или бывших на госслужбе хотя бы один день с 1 января 1989 года) и членов их семей, должны быть проданы. Суммы от продажи личных зарубежных активов следует перечислить на рублевый или валютный счета ЗАО 'Бич Божий', начиная с сегодняшнего числа, 11 часов 00 минут московского времени.
  Попытка распорядиться активами и банковскими счетами не по пунктам 1 и 2 будет квалифицироваться, как преступление.
  Госслужащие, не проявляющие рвения в работе, и попытки саботажа в любой форме будут жестоко пресекаться.
  По истечении срока в один месяц, лица не принявшие во внимание рекомендацию, могут быть наказаны в любой момент дня и ночи. Наказание может быть жестким (т.е. летальным с переносом требований о возврате активов на наследников) или не очень (просто инвалидность или членовредительство для просветления в мозгах фигуранта и его родственников). Наказание определяется в зависимости от степени продажности, беспринципности и размера украденного.
  Подпись - 'ББ'.
  Распечатал в двух экземплярах. Сделал подборку документов и подумал, что китайцы в своем афоризме 'бей по голове..' в чем-то правы. Начинать надо с верхов. Поэтому заглянул в данные журнала Forbes Global и выявил первые 25 кандидатов на персональное раскулачивание, чье личное состояние превышает один миллиард баксов. Почесал переносицу и трансформировал распоряжение, вписав в него список конкретных имен из 25 человек. Получился следующий приказ:
  'Распоряжение для ... .
  1. В течение месяца личные банковские накопления лица и каждого члена его семьи, не должны превышать 1.000.000 рублей. Все суммы, превышающие эту величину, нужно перечислить на рублевый или валютный счета ЗАО 'Бич Божий' в месячный срок, начиная с сегодняшнего числа, 11 часов 00 минут московского времени.
  2. В течение месяца все зарубежные личные активы указанного лица, членов его семьи, в том числе активы переданные на хранение и управление третьим лицам (недвижимость, акции и т.п.) должны быть проданы или переданы на баланс ЗАО 'Бич Божий'. Суммы от продажи личных зарубежных активов следует перечислить на рублевый или валютный счета ЗАО 'Бич Божий' в течение месяца, начиная с сегодняшнего числа, 11 часов 00 минут московского времени.
  За неисполнение настоящего распоряжения буду жестоко карать.
  В случае успешного выполнения данного распоряжения упомянутый выше фигурант получит дальнейшие инструкции, регламентирующие его существование в будущем.
  Смерть вышеозначенного лица не является основанием для прекращения выполнения распоряжения. В случае смерти все обременения по выплатам переходят на наследников и родственников. В случае, отсутствия таковых - на фирмы, банки и государства, где хранятся наворованные деньги и собственность.
  Подпись - 'ББ'.
  Распечатал документы и задумался. Конечно, Сбербанк это единственное первоклассное банковское учреждение в России, но... То, что у него имеют место быть акционеры - физические лица, это меня не устраивает. Нечего различным халявщикам, присосавшимся к кормушке, пользоваться тем особым положением, которое, как я планирую, будет у банка. Так, что или акционеры вернут акции государству по-хорошему или я этих физических лиц устраню... физически.
  Затем переместился в Останкино и проверил комнаты на предмет ловушек. В Багдаде все спокойно. Открыл малые Ворота и положил одну подборку документов на стол редактора новостных блоков с указанием зачитать содержимое в ближайших новостях.
  Теперь займемся контролем исполнения уже сделанных распоряжений. Первым на очереди разборка с наркодилерами.
  Чтобы отследить наркотрафик, нужна точка отсчета, где можно прицепиться к людям, которые находятся, что называется в теме. После недолгого размышления решил, что таким местом будет клиника. Прежде чем уйти в мир иной, наркоманы обычно лечатся и лежат на койках. Эти койки находятся в спецбольницах и никто не скрывает их адреса. Более того, их рекламируют. Типа того, поднимем из мертвых, вылечим даже протухший труп. Здесь, в этих отстойниках для смертников я найду наркоманов. Они, конечно, последнее звено в цепочке, но, ухватив за него, легко вытащить всю цепь.
  Больницу нашел по объявлению в газете. Переместился в палату и нырнул в прошлое первого пациента. Зафиксировал момент, когда он в последний раз использовал свой шприц с героином, и, зацепившись за пакетик с дозой, вышел на первого фасовщика, красочно размазав его по стене комнаты. После него по оптовой партии вышел на следующего, его тоже благополучно раздавил. Закончил вытягивание цепи на звене представленным лицом цыганского наркобарона. Дальше цепочка вела за рубежи Родины. Здесь решил вернуться в клинику и повторять цикл до последнего наркомана в палате. В результате после десяти часов непрерывных и напряженных трудов, слегка отупел и почувствовал - требуется разрядка.
  За последнее время волосы у меня отросли сверх всякой меры. Хороших парикмахеров, которым можно было бы еще и доверять, в своем Новом Мире, я пока не нашел, а привыкнуть к длинным волосам и педерастическим девичьим хвостикам не мог. Как человек, который постоянно размахивает мечом, я отлично понимал воинов средневековья. Они обычно носили короткую бороду и стриглись 'под горшок'.
  К бороде я уже адаптировался и теперь искренне полагал, что время, потраченное на бритье, выкинуто на ветер. С бородкой же, в лучшем случае, требуется один раз в две недели ножницами подровнять и порядок. На все, про все - несколько минут. Петр Первый, конечно, великий человек во всех смыслах, но не надо все доводить до абсурда.
  Так что мне требовалась профессиональная стрижка. Да, и нуждался я в погружении в атмосферу реальной жизни. В этом состоянии, настроение окружающих, а иногда простой взгляд, брошенный незнакомым человеком, дают полное представление о оценке проделанной работы... широкими слоями населения. Тем более для меня, кто после всех испытаний и приключений, получил в награду гипертрофированную эмпатию и привычку смотреть третьим глазом.
  Достал старую одежду и, поглядывая в зеркало, оделся попроще. Рассовал по карманам документы и деньги. Организовал Ворота в укромном уголке чердака дома рядом с парикмахерской и шагнул в земные 'авгиевы конюшни'. Открыл дверь чердака и тихо напевая 'Hello darkness smile your face...', спустился по лестнице с десятого этажа.
  Шагнув на улицу, скривил нос и сразу вспомнил - с экологией в Москве дело дрянь. Отвык я уже от дерьма в воздухе. Пару раз кашлянув с непривычки, через подворотню направился к дверям парикмахерской.
  Стоял ясный, солнечный день и в это время суток обычно очередей на стрижку нет. Действительно, в мужском зале пустовато, а за неспешным разговором скучали две мастерицы. Устроился в кресле, заказал простенько и со вкусом - 'молодежную', а по старорежимному - полубокс.
  Теперь нужно непринужденно завести разговор о последних событиях, о себе лично и выслушать оценку простого народа. В соседнем женском зале работал радиоприемник и через минуту, очень ко времени, начались новости.
  Со слезой в голосе - было полное впечатление, что деньги отнимают у нее лично, диктор рассказала о ультиматуме оффшорам и миллиардерам. Парикмахерша же прокомментировала новость словами.
  - Давно пора, - и между мастерицами завязался спор на тему - кто следующий. По всему выходило, что все хороши и карать нужно всех.
  Я кашлянул, привлекая к себе внимание, и задал вопрос.
  - А на международной арене кого мочить в сортире? - мастерицы хохотнули и моя выразила общую позицию.
  - А Путин их знает. Пошли они все к черту. - Я кивнул, соглашаясь, и продолжил.
  - Нужно будет у него спросить, - чем вызвал очередной приступ смеха. Народ доволен. Жить стало веселее.
  Расплатившись и поблагодарив за хорошо сделанную работу, вышел на улицу и направился к автобусной остановке. Нет ничего более полезного для ощущения морального климата в стране, чем потолкаться в общественном транспорте. Сел на автобус и прокатился до метро. Вышел из автобуса, постоял на конечной остановке и вернулся на транспорте обратно. Общее впечатление - градус общественной ненависти, злобы и страха существенно понизился. Жить стало легче.
  Укрепив тем самым веру, поднялся на чердак и через Ворота вернулся к себе продолжать начатое. Теперь предстояло проинспектировать свое общественное объединение. Почитать план работ на ближайшее время и дать добро на полезные инициативы... если они будут.
  Переместившись в уже знакомый кабинет, отметил, что в квартире никого нет. Оставалось провериться на предмет скрытых ловушек, заглянув в прошлое до самого момента нашей последней встречи. Все спокойно. Никто жучки и видеокамеры не ставил и предметы обихода не минировал.
  Три запрашиваемых мной листка с программными заявлениями ЗАО 'Бич Божий' лежали на видном месте. В сейфе находились два мобильника и дискета. Похвально. Дискету и мобильники проверил особо, на предмет неприятных неожиданностей, но в их прошлом не было компромата. Мобильники куплены строго по инструкции и не содержали подвоха, а дискета из общей пачки, купленной задолго до событий.
  Открыв малые Ворота, мгновенно цапнул магнитный носитель и мобильник. Перенес к себе и закрыл портал. Вставил дискету в слот и, скачав документ в директорию ЗАО, приступил к изучению.
  Меморандум состоял из двадцати пунктов-абзацев с пояснениями. Крякнув с досадой, я, как прожженный бюрократ, приступил к формализации материала. Для этого создал табличку из трех колонок, состоящую из двадцать одной строки. В первую колонку перенес содержимое документа. Затем приступил к изучению предложений по пунктам. Во второй колонке, после изучения и размышлений, ставил резолюции - 'убрать', делая например сноску типа - 'ЗАО ББ не собес', или 'оставить', когда мысль казалась здравой и отвечала моим представлениям о полезном для страны вложении денег. В третьей колонке, которую озаглавил - 'Максимальный процент расходования средств фонда', в строках, где стояла резолюция 'оставить', добавлял величину процента из общей суммы, на которую можно рассчитывать при финансировании данной статьи.
  В результате, из двадцати пунктов забраковал двенадцать и от себя добавил три. В эту тройку я включил: организацию Фонда по строительству дорог в необжитых районах силами заключенных и виновных в преступлениях; финансирование Фонда инноваций в промышленности и общественной жизни, а также Фонда гласности.
  В колонке пояснений для новых пунктов добавил - Фонд по строительству в необжитых районах потребуется, так как это будет единственное место, за исключением тюрьмы, где проворовавшиеся граждане России смогут искупить свой грех. Искупить - многими годами напряженного труда по двенадцать часов без выходных, возвращая заработанные деньги в счет долга в бюджет страны.
  И криминальный элемент побежит туда по собственной инициативе, так как для ББ прошлое, настоящее и будущее это раскрытая книга и в его власти пространство и время. Отныне, понятие - нераскрытое преступление фикция. ББ известно все. И если в процессе расследования выясняется, что человек виновен, то наказания может быть только два. Первое - быстрая или мучительная смерть. Второе - работа в поте лица в местах не столь отдаленных на благо Родины. Если преступник, по собственной инициативе, предпочтет второе, то ему зачтется и у него есть возможность избежать первого наказания. Впрочем, сначала желающих сыграть в русскую рулетку окажется немало, но рано или поздно их не станет совсем. С моими возможностями - это так просто... Главное продолжительное время долбить в одну дырочку.
  Второе - Фонд инноваций. Если человек хочет и может сделать что-то полезное в первую очередь для своей Страны и опосредованно для всего мира, то он должен иметь возможность реализовать свой потенциал. Для этого будут выплачиваться гранты всем, кто хоть как-то способен на плодотворную работу на благо общества. Из этой статьи будет осуществляться финансирование внедрения и развития передовых технологий в промышленности и воспитании человека. За годы советской власти в стране по ряду направлений был создан неплохой задел.
  Правда возникнет проблема. Россию захлестнет волна гастарбайтеров из США и ЕС. Деньги то ведь будут сосредоточены у меня в стране. Но это и нормально, Россия самая богатая страна в мире, что, кстати, никто и не оспаривает. Соответственно и зарплаты должны быть самые-самые по уровню богатства.
  Третье - Фонд гласности предназначен для организации и ведения сериалов на телевидение. С названиями программ 'Они преступили закон' для экономических и мелких преступлений и 'Они заслужили наказание' про тех, кто подвергся высшей мере. А также общепознавательные 'Последние достижения науки и техники', 'Россия на передовых рубежах', 'Построено впервые в мире' и 'Модернизация и обновление'.
  Все данные по фонду следует фиксировать на CF с обязательным указанием текущего состояния счета, а также поступления и расходы по статьям меморандума, нарастающим итогом. Отдельно следует вести базу данных о лицах и фирмах перечисливших средства и, если есть возможность, то о недоимках лиц и компаний.
  В завершение указал, что все оригиналы документов и электронных носителей ЗАО 'ББ' не должны покидать пределов кабинета. Храниться в сейфе. Выносить можно только копии. Любое использование спецсредств, за исключением ксерокса и компьютера с принтером, в кабинете исключается.
  Затем не удержался и конспективно на одной страничке выдал свои претензии к Президенту и его властной камарильи, особенно не стесняясь в формулировках и красочных сравнениях.
  В конце добавил, что по материалам меморандума нужно дать пресс-конференцию, где изложить его основные положения.
  Закончив набор текста на ноутбуке, записался и, на мгновение открыв малые Ворота, кинул CF на стол вместе с маленькой запиской о том, что все указания на электронном носителе. Сделал потягушеньки, расправив натруженную спину, покрутил кистями, разминая пальчики, вскочил на ноги и шагнул к себе на Базу.
  Поднялся наверх и после плотного ужина отошел ко сну. Спалось мне светло и радостно. Новый Мир, как насос, выкачивал из меня все проблемы и неприятности дерьмовника, который его жители только по недоразумению назвали Землей.
  
  Утром позавтракал, достал пару тренировочных деревянных мечей и велел Дервуду позвать Стаута. Вышел во двор и слегка размялся, а когда появился, как всегда всем недовольный Стаут, дал ему в руки меч и велел завязать себе глаза. Как только Мастер меча накинул мне тряпку на голову, я приказал ему устроить мне порку по полной программе. После этого, в течение получаса вертелся волчком, отбивая и уклоняясь от ударов, в конец озверевшего капитана. Измотав спарринг-партнера, остался доволен своей формой и, завершая тренировку, уже знакомым Стауту приемом выбил меч из его руки.
  С ехидной улыбкой, поклонившись и поблагодарив капитана, направился в храм, а в очередной раз, морально раздавленный Стаут на полусогнутых ногах поплелся к себе домой. Ничего, ему это полезно. Надо меньше пить...
  С отличным настроением спустился вниз и решил довести одно важное дело до конца.
  Как подавляющее большинство здравомыслящих юзеров, которые обжегшись один раз на молоке дуют на воду, я при изучении какой-либо сложной системы или программы руководствовался принципом - не усложнять сущностей. Если сложный прибор или программа худо-бедно работает, то лучше не будить лихо, пытаясь сделать нечто особенное и как-то улучшить работу. Жизненный опыт подсказывает - в результате экспериментов можно потерять все...
  Но сейчас я созрел для штурма непокоренных вершин. Очень хотелось не только видеть и манипулировать пространством и временем, но и слышать, что происходит 'за стеклом'. Имелось у меня подозрение. Да чего там подозрение... почти уверенность, что Система мною изучена слишком поверхностно. И механизм подключения звука есть. Его нужно только найти и освоить. Хотя несколько раз и мелькала мыслишка, что, если звукового сопровождения у изображения не будет, то придется учиться читать по губам. Та, еще морока. Особенно на Земле с ее множеством языков.
  Поэтому, я уселся в кресло хмурый и собранный, сцепив зубы и настроившись на кропотливую исследовательскую работу. Глубоко вдохнул и приступил к экспериментам. В принципе, была у меня идея, что по характеру манипулирования, это должно быть нечто среднее между наблюдением и организацией Ворот. Поэтому искомое нашел почти сразу.
  Поджав три пальца, заметил, что у зеркала появилась узенькая зеленоватая кайма. Если отодвигать большой палец в сторону, то меняется интенсивность зеленого цвета. Это и был регулятор громкости, который просто по умолчанию выставлялся на ноль при выключении Системы.
  В результате выяснилось, что скрытые динамики или, что там их заменяло, обеспечивали полностью объемный звук без искажений. В голове мелькнула мыслишка, что, если еще поэкспериментировать, то можно получать изображения не только в видимом, но и в ИК, УФ или даже в звуковом диапазоне. Круто, но пока без надобности.
  Таким образом, на все про все, мне потребовалось около получаса. Отличный результат - я остался доволен собой. Посему с легким сердцем задействовал Систему и двинулся на Землю. Нужно срочно обзаводиться хорошим диктофоном для создания архива звукового сопровождения изображений. Кроме того, хотелось поприсутствовать на пресс-конференции представителя ЗАО 'ББ'. И, если потребуется, помочь Председателю и для особо непонятливых создать парочку 'спецэффектов'... по возможности, без членовредительства и смертоубийства.
  
  Отоварившись в магазине радиоэлектроники, долгоиграющим портативным звукозаписывающим устройством, включил его на запись и направился в знакомый кабинет. Уже на автомате отследил хронологию событий и не обнаружил ничего подозрительного.
  Зацепился за Председателя и выяснил, что после начала пресс-конференции, которая была организована в пресс-клубе РИА "НОВОСТИ", не прошло и десяти минут. Председатель ЗАО 'ББ', как раз закончил чтение документов и стал отвечать на вопросы. Я подключил звук, расслабился и стал слушать, и наблюдать.
  Первым выскочил, по праву хозяина, представитель РИА "НОВОСТЕЙ" с вопросом:
  - Как вы сами оцениваете будущее развитие ситуации?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Я бы хотел еще раз процитировать ББ. Он сказал 'Сердце мое полно сострадания...'.
  РИА "НОВОСТИ": - А не получится ли по Черномырдину, то есть '... как всегда'?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Сомневаться в промысле Божьем - преступно. - Я даже крякнул от удовольствия с таким достонством и апломбом это было сказано.
  ГАЗЕТА "КОММЕРСАНТ", корреспондент буквально выпрыгнул к микрофону, растолкав всех: - Я правильно понял, что Представитель Господа, лично отредактировал меморандум?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Да. Он вычеркнул двенадцать пунктов предложенных нашим общественным объединением, в основном с пометкой 'ЗАО ББ не собес' и добавил три последних пункта.
  ГАЗЕТА "РУССКИЙ КУРЬЕР": - Следует ли понимать, что представитель Господа займется защитой рубля?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Представитель Господа полагает, что валютой номер один в мире, должен стать рубль. Но не все так просто. Времена меняются и настает время недостатка ресурсов. Поэтому по универсальным деньгам еще требуется договориться. У нас есть наметки.
  "РЕЙТЕР": - Собирается ли Бич Божий вмешиваться в общее мироустройство?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Да, и конкретный пример, борьба с наркотрафиком.
  "ФРАНКФУРТЕР АЛЬГЕМАЙНЕ ЦАЙТУНГ": Какие акции Бичом Божиим будут проводиться в Европе?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Приоритетом для представителя Господа является Россия. Возможно, Европа и Америка в силу свой бездуховности ему вообще не интересна.
  "ИНТЕРФАКС": - Следует ли ожидать прямого указания Президенту и правительству от Представителя Господа о снятии моратория на смертную казнь?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Да, де-юре. Де-факто мораторий уже снят. Но, конечно, Президент должен просить Представителя Господа сохранить ему конституционные полномочия по помилованию. В определенных рамках, конечно...
  КОМПАНИЯ БИ-БИ-СИ: - Судя по всему, понятие 'политический эмигрант' теряет свой смысл. Будут ли наказаны те, кто препятствовал возвращению в Россию политических эмигрантов?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Во-первых, требования о выдаче России относятся к уголовникам. Во-вторых, хотя промысел Божий мне не известен, но если человек виновен, то он будет наказан. От себя могу добавить, что если вы боитесь наказания футболистов, то вряд ли. А, если имеете ввиду вышедших в тираж актерок, то, скорее всего, да. Кроме того, некоторым странам, не будем указывать пальцем, придется отказаться от исторических пережитков и деклараций типа 'мы своих преступников не выдаем'. Придется выдавать. Выдавать с поклонами, извинениями и еще выплачивая штрафы за укрывательство уголовников.
  ЖУРНАЛ "НАША ВЛАСТЬ. ДЕЛА И ЛИЦА": - Как относится Бич Божий к Президенту и правительству?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Э-э... Представитель Господа, в силу своей сущности, не стесняется в выражениях... По поводу экономического блока кабинета цитирую: 'они... страдают острой формой импотенции ума и для них характёрно полное отсутствие положительного перспективного мышления'. Далее, в качестве примера 'формирование стабилизационного фонда это дурь - деньги должны работать на благо своей страны, а не лежать без дела. Если правительство не может с пользой использовать свободные средства, такое правительство нужно гнать поганой метлой'. Особенно его умиляют фразы функционеров от правительства типа 'не будем ничего делать, потому что все равно разворуют'. Если перевести эти вопли классических идиотов с тарабарского на русский язык, то получится - 'я не на своем месте и профессионально не компетентен'. Что касается Президента, то ему рекомендуется: '...жестче спрашивать со своих выдвиженцев и постараться изжить в себе комплекс неполноценности, характёрный для воспитанников 'культурной' столицы'. В этой связи, 'терпение представителя Господа не вечно...'. Конкретно правительству дается два указания. Первое - в месячный срок подготовить предложения по использованию стабилизационного фонда для финансирования социально значимых и инфраструктурных проектов. Поясняю. Стабилизационным фондом в стране должны быть не деньги, а развитая инфраструктура, нормальное социальное обеспечение и передовая конкурентоспособная промышленность и наука. Второе - золотовалютные резервы ЦБ не должны превышать удвоенной величины остатка на корреспондентских счетах. Все что свыше следует потратить на те же цели и в те же сроки. В общей сложности получается еще два годовых бюджета страны, которые обязаны поступить в экономику в ближайшее время. Повторюсь, - сердце у Представителя Господа полно сострадания и, как мне представляется, Президенту и правительству хотят помочь и предостеречь от безответственного поведения, каким представляются его действия... вороватой и нагловатой собаки на сене.
  РАДИОКОМПАНИЯ "ГОЛОС РОССИИ": - Наши слушатели это те, которые живут в дальнем и очень далеком зарубежье. Дотянется ли рука помощи до соотечественников за рубежом?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Я очень хочу верить, что помощь честным людям будет оказана.
  АГЕНТСТВО "ФРАНС-ПРЕСС": Не собирается ли Бич Божий вводить глобальный запрет оружия массового уничтожения?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Промысел Божий мне не ведом.
  DPA, ГЕРМАНИЯ: - Как Бич Божий относится к католической и протестантской церквям?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Бог един и этим сказано все. Разный цвет сектантских учений мало волнует Господа.
  ИТАР-ТАСС: - Ориентировочно, какого размера может достигнуть фонд ЗАО 'Бич Божий'
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - По предположению представителя Господа, не менее нескольких десятков триллионов рублей.
  "АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ": Следует ли ждать возрождения Российской Империи?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Скорее всего - да. Лично мне бы так хотелось. И очень скоро звание гражданин России можно будет получить только за очень большие заслуги, а лишение российского гражданства будет серьезным наказанием, но... Империя... это ведь и очередные халявщики. Так что не все так просто.
  ПЕРВЫЙ КАНАЛ: - Следует ли ожидать сокращения числа телевизионных каналов?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Сокращения не знаю, но введение цензуры - да.
  РАДИО "РОССИЯ": - Как относится Бич Божий к рекламе на радио и телевидении.
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Пока не знаю, но скорее всего - плохо. - В это время к Председателю подошел представитель РИА "НОВОСТЕЙ" и что прошептал на ухо. Тот кивнул и произнес - Время пресс-конференции заканчивается, поэтому последний вопрос - и Председатель указал в сторону молодого человека - прошу Ваш вопрос.
  "КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА": Не могли бы вы предложить представителю Господа организовать в рамках вашего объединения более представительный общественный совет?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Предложить могу, также как и вы все, когда обращаетесь с просьбой и молитвой к Богу. А сейчас прошу у всех извинения меня ждут на заседании Совета Безопасности. - Председатель поднялся и направился к выходу из зала.
  В целом пресс-конференция мне понравилась. Председатель держал себя достойно и в основном правильно понимал линию партии. Дальше я решил поприсутствовать на Совете Безопасности, но Председатель будет добираться в Кремль не менее получаса. Что бы провести время с пользой, решил отвлечься на борьбу с наркомафией и посетить следующую наркологическую клинику.
  Прицепившись к очередному наркоману, скользнул в его прошлое и выяснил, что ублюдок, пока его самого не припекло, посадил на иглу пятнадцать человек. Поэтому без сожалений раздавил ему голову и прошелся по всей цепочке. Здесь мне повезло, я вышел на очередную этническую ОПГ. В ускоренном темпе устроил День Гнева патогенным этническим вирусам, раздавая всем сестрам по серьгам налево и направо. Знатная получилась бойня. В результате активных действий так увлекся, что опоздал к началу заседания Совета Безопасности.
  К моему появлению Председатель в узком кругу Президента и силовиков уже минут пятнадцать отвечал на вопросы. Я, повысив скорость, нырнул в прошлое и в ускоренном темпе прослушал все вопросы и ответы. Добрался до настоящего момента и стал слушать и наблюдать в режиме реального времени. Говорил Президент, обращаясь к Председателю.
  - В настоящий момент в сенате США дебатируется, поставленный еврейским лобби, вопрос о санкциях для России, а в узком кругу ближайших советников президента обсуждалась возможность превентивного ядерного удара. Может ли представитель Господа помочь в этой кризисной ситуации?
  - Какая нужна помощь?
  Президент замолчал и, оглядев свой ближайший круг, - все безопасники старательно прятали глаза, и он в растерянности развел руками. Ну что ж, его можно пожалеть и оказать небольшую услугу.
  Я решил на время покинуть собрание и посетить Вашингтон, но предварительно шагнул на чердак ближайшего дома, достал мобильный телефон и выдал звонок Председателю. Как только тот взял трубку, сообщил.
  - Сейчас поработаю в Вашингтоне. Смотрите последние новости из Штатов. Отбой, - и отключился.
  До Америки добирался несколько минут - больше всего времени потребовалось, чтобы найти саму столицу и место, где шло судилище.
  
  Заседание сената расцветало пышным цветом. Экзальтированный докладчик, возбужденные лица в зале. В принципе, я не силен в синхронном переводе с английского, как в прочем и в других языках, но слово 'russian' понять могу, а оно звучало постоянно. Поэтому первое, что сделал - выдернул с корнем трибуну докладчика и забаррикадировал ей двери. Для надежности заслона переместил туда же обломки столов президиума. Дальше, под крики и вопли ужаса, как плугом, прошелся пальцем по всем рядам, уничтожая столики и спинки стульев, стараясь не сильно калечить сенаторов. Через десять минут в зале ничего не осталось из мебели. И только метались обезумевшие законодатели, спотыкаясь о остатки столов и стульев. Кого-то хватил Кондратий и он судорожно глотал валидол, кого-то затоптали свои же... но, в целом, было очень весело.
  Полюбовавшись на общую панику, решил заглянуть в Белый дом. Быстренько осмотрев здание, выяснил, где находится президент. Остановился у парадного входа, сделал из руки и двух пальцев человечка двухметрового роста. Затем, передвигая пальцами как ногами, прошел сквозь двери и поднялся на второй этаж.
  Кажется, по моему человечку стреляли... много и от души, одиночными и очередями. Я не отказал себе в удовольствии сделать пальцами коленце танца, выбил щелбаном дверь овального кабинета и вошел внутрь. Президент США сидел в теплой женской компании за столом, намечая санкции и глобальные судьбоносные решения. Четко печатая шаг, подошел к столу, поставил на него палец и раздавил этот предмет мебели. Сделал два шага назад и стал наблюдать за реакцией.
  Президент с Кандолизой выползли из обломков вместе, но дальше повели себя по-разному. Президент встал на колени и начал молиться. Это нормально. Кандолиза схватила обломок стула и замахнулась. Это плохо. Я трансформировал руку, перехватил кисть руки с деревяшкой и раздавил кости в блин. Подхватил выпавший обломок и легонько щелкнул им ее по лбу, инициируя легкое сотрясение мозга. Черная леди сонетов обезножила. Это хорошо.
  Все это действо президент США, забыв о молитве, наблюдал с ужасом в глазах. Я покачал перед ним пальцем из стороны в сторону, так чтобы было понятно - силовые методы не пройдут... достану хоть под землей. Подхватил со стола ручку и написал на листке бумаги левой рукой корявыми буквами - 'Go home from Iraq. Time 1 week. BB.'
  Есть только один вершитель судеб в мире - это я, Бич Божий. Затем убрал руку. В самом конце появилась пакостная мыслишка вправить мозги еще и Билли Бонсу, то есть Гейтсу. Так, чтобы он не артачился, и выложил на всеобщее обозрение исходники Windows. Для этого можно было бы покатать его пинками по коридорам... не до смерти. Но решил не перегибать палку. Ну, а слышащий, да услышит и поймет.
  Закрыл портал и вернулся в Кремль.
  
  Все безопасники собрались у двух телевизоров. На одном, гнало новости CNN, второй показывал свою версию NBC. Во многом они пересекались, но имелось и свое. CNN, например, ухитрились заснять травмированную черную леди на носилках, а NВС, как оказалось, зафиксировало погром в сенаторском гетто на видео. В общем, веселье на экране по высшему разряду.
  В нужные моменты министр обороны переводил, а Президент от избытка чувств, вел себя очень непосредственно, то хмурился, то потирал руки от удовольствия. Но вот, наконец, новости пошли по второму разу и Президент собрался выразить 'искренние' соболезнования героическому американскому народу в лице его мудрого и неустрашимого президента.
  Была дана команда о связи по прямому проводу и с той стороны атлантического океана подняли трубку. Разговор продолжался не более трех минут и его результатами наш Руководитель цирка остался доволен.
  Повесив трубку, с улыбкой подошел и крепко пожал руку Председателю. Потом пояснил.
  - Наш Верный Партнер по борьбе со всемирным терроризмом и мировым злом предложил подумать как Россия будет определять глобальную политику. Надо бы ООН перетащить в Москву. А вообще, обязательно должно случиться что-нибудь экстраординарное, чтобы у американцев наступило просветление в мозгах, - повернулся к соратникам и с некоторой долей небрежности, добавил. - Я предложил перенести встречу восьмерки на более позднюю дату, не до них сейчас, - опять повернулся к Председателю и сказал.
  - Официально предлагаю вам войти в Совет Безопасности и подготовьте пожалуйста докладную записку. Я должен знать о Представителе Господа все. - Председатель помялся и с усмешкой ответил.
  - Мне нужно согласовать это назначение с Представителем Господа, - думаю, он будет не против, и сообщить ему о вашем желании получить подробный доклад о его личности, - думаю, он будет против.
  - Но можно все сделать тайно. Представитель Господа ничего не узнает. - В ответ Председатель искренне рассмеялся.
  - Не узнает? Ха-ха. Вам наверно докладывали о судьбе Стасика Щеглова и спецобъекта в подмосковных Химках. - Президент с вопрошающим видом повернулся к министру внутренних дел, но тот развел руками.
  - Так вот, ни Стасика, ни спецобъекта больше нет. Представителю Господа цитирую - 'подвластно пространство и время'. Он может не знать что-либо только потому, что это ему неинтересно. Может он не может читать мысли, да и то, на это рассчитывать не стоит. Бич Божий - это единственный Хозяин на Земле. Я горд тем, что он удостоил меня своим доверием. Он может раскатать в блин целую страну или континент. И любая попытка узнать больше, того, что Бич Божий желает рассказать сам, смертельна. Хозяин, такие вопросы решает радикально и без колебаний. Вполне возможно, что в настоящий момент он наблюдает за нами и слушает наш разговор. Даже, если это не так, то он в любой момент может вернуться в эту точку пространства-времени и узнать о чем мы говорили. Как это говорится, - если вам кажется, что вокруг никого кроме вас нет, то это значит, что вы что-то не заметили...
  - Ну нет, так нет. - Президент легко согласился, улыбнулся и многозначительно сказал. - Пусть все будет так, как должно быть, даже если будет по-другому... Разрешите поблагодарить всех за хорошую работу и завершить наше полезное собрание. Нужно срочно подготовить официальное заявление о вечной дружбе России со всем цивилизованным миром. Биржи уже наверно лихорадит. Требуется успокоить паникеров. - Очень Ответственные Лица пожали друг другу руки и разошлись по своим кабинетам.
  Я выключил экран, откинулся в кресле, расправил плечи и подумал, что Председатель очень даже не прост. Похоже, я в нем не ошибся. Встал и направился наверх к себе на Базу, где меня ждал ранний изысканный ужин и отдых в чистой постели.
  
  Утром снова направился на Землю. Нужно проконтролировать ситуацию и выполнить текущие обязательства. Взглянув на часы, отметил, что есть еще пара часиков, которые с успехом можно угробить, решая текущие проблемы. Подумал и набрал на компьютере очередную записку. На этот раз семье, отдыхающей в Тунисе. Мне нужно удержать их за рубежами нашей Родины еще на неопределенный срок.
  Здесь требовалась предварительная подготовка. В частности, нужно 'отмыть' саудовские деньги таким образом, чтобы их невозможно было отследить по номерам... по крайней мере, какое-то время. Поэтому перескочил в город Джидду на побережье Красного моря, в один из банков. В его долговременном хранилище аккуратно осуществил подмену примерно сотни банковских упаковок из Эр-Рияда.
  Возможно, подмену обнаружат, но не скоро. Затем переместился на побережье, но уже Средиземного моря, там отдыхали мои отпускники. Положил перед главой семьи листок с договором в приложении с несколькими пачками банкнот.
  В записке предлагалась продолжить отдых всей семьей, добавив яркие впечатления и краски в комплект к уже имеющимся, после посещения новых мест. А для этого следует приобрести круизную путевку. По завершении отдыха, в дальнейшем, держать язык за зубами и никогда не возвращаться в свою старую квартиру, но скрупулезно оплачивать все коммунальные платежи. Если он к этому готов, то следует подписаться под договором. После чего он получит еще десяток розовых упаковок для покупки другой квартиры, в одной из новостроек.
  Грудная жаба жадности - это страшный зверь. Глава долго не раздумывал и я добавил ему на распыл еще десяток розовых пачек. Вроде бы на ввоз валюты в Россию ограничений нет, так что дело сделано.
  После чего, плавно перешел к разработке очередного наркодиспансера. Через первого наркошу отследил трафик, как в стране, так и за пределами России. На противоположном конце снова находился Афганистан и, как ни странно, этот афганский след я уже обрабатывал. Развалины центра наркоторговли еще не успели зарасти травой. Хотя местные воины ислама и прочие последователи истинной религии, обходили их стороной. Пометавшись по окрестностям и не найдя точки приложения праведного гнева, с досады, полностью, как катком, заровнял центр - чтобы помнили о Божьей каре и чтобы трава не росла. Судя по всему, прививку против героина я обеспечил местным моджахедам на многие годы.
  Снова вернулся в больничную палату и замелькали лица белые, желтые, черные. Москва за годы 'модернизации' и гласности превратилась в натуральный наркотический притон для ублюдков из всех концов света. Так стоило ли демократический огород городить, чтобы потерять свою душу?
  Напоследок, решил позвонить Председателю. Вышел на чердак дома, который выбрал случайным образом, набрал номер и спросил.
  - Как чувствуют себя американы и общечеловеки из Европы? Не бузят? Помощь не нужна?
  - И те и другие меняют мировоззрение на позитивное.
  - Ну что ж, похвально. В дальнейшем, каждый день, на одной страничке, нужно готовить анализ текущего момента и оставлять на столе. Так что, когда вернусь, а меня, возможно, не будет недели две-три, я сразу должен въехать в суть проблем. До связи, - и отключил телефон.
  Вернулся через Ворота к себе в храм и с легким сердцем направился наверх - вкушать от трудов наших праведных.
  
  Утром лежа в постели и рассматривая затейливый древесный узор на потолке, решил, что правильно поступлю, если совмещу приятное с полезным. По здравому размышлению, мне казалось, что высшие силы не будут против, если я прихвачу с Земли в свой Новый Мир, высокотехнологичный, но крайне простой инструмент. Точнее набор инструментов, лично для себя - предназначенный для веселого и занимательного времяпрепровождения. Под конец не выдержал, вскочил, плюнул на все благие пожелания, загрузил Систему и, закусив удила и надев шоры, устремился в магазин рыболов-спортсмен.
  На заре своей юности, я на короткое время отправлялся на отдых в очень дикие и рыбные места, как на севере, так и на юге. Тогда в комплекте снаряжения у меня имелся небольшой спиннинг с одной из первых на отечественном рынке безынерционных катушек на шарикоподшипниках. Именно тогда, я почувствовал силу этой снасти и ее безграничные возможности, если она находится в руках профессионала. Временами мне казалось, что я могу вынуть из водоема, любую рыбу на выбор, но для этого снасть должна быть отменной, а рука твердой. Да, и чутье иметь не повредит...
  Поэтому я искал вполне определенный рыбацкий инструмент. А был мне нужен: короткий, легкий и прочный спиннинг; маленькая безынерционная катушка на восьми-десяти шарикоподшипниках; леска плетенка и набор блесен с ядреными и не очень крючками. И все это должно весить не более четырехсот грамм.
  Пуская слюни от удовольствия, я отвел душу в крупном и дорогом супермаркете. В результате, выбрал пятиколенный 'телескоп' длиной в сложенном состоянии в тридцать четыре сантиметра из композитного графита с наружной перекрёстной обмоткой из высокомодульной графитовой ленты, с направляющими кольцами из оксида алюминия и винтовой графитовой посадочной площадкой под катушку. Спиннинг сочетал в себе легкость, упругость и чувствительность - настоящее произведение искусства. К нему прилагалась легкая катушка с осью из нержавейки и со специальной системой выдвижения шпули, делающей ход мягким и ровным, а укладку лески безукоризненной. Десять подшипников из нержавеющей стали, совместно с компьютёрной балансировкой шпули, антиреверсом и складывающейся ручкой завершали этот великолепный ансамбль.
  Уже отойдя с вещами в сторону, вернулся, когда понял, что неплохо бы взять запасной комплект. В нашем многотрудном деле всякое может случиться. Сломать хлыстик даже из композита - это как два пальца об асфальт, особо и напрягаться не надо, а вторично возвращаться... может случиться себе дороже. Посему, заскладировав в полиэтиленовый мешок три телескопа и две катушки, в приподнятом состоянии духа направился за леской и блеснами.
  Для универсальности - плетенку взял ноль два, на шестнадцать килограммов, длиной в сто метров. Долго перебирал необъятное море блесен, крючков, искусственных мушек, но отыскал-таки то, что хотел. Через час полностью отоварился и с удовольствием отметил, что уложился в лимит, который себе намечал, - четыреста грамм на комплект.
  В завершении в расслабленном состоянии прошелся по залам в обратном направлении и решил добавить в подборку поплавок с флуоресцентной окраской, легкую коробочку из бальзы для соли и специй, плоский четырехлитровый котелок-матрешку с крючками для подвески над костром. Подумал и прихватил почти невесомый, удобный рюкзачок защитного цвета, в который и сложил весь набор снаряжения.
  Почти минуту колебался, рассматривая суперсовременный составной лук - настоящее произведение искусства. Не удержался и попробовал растянуть. Но меня ждало жестокое разочарование, спортивный лук показался детской игрушкой - натяжение килограмм тридцать. С моими накачанными мышцами и колоссальным усилием, которое я мог выдать в рывке, требовался не стандарт, а спецзаказ с усилием натяжения не менее ста пятидесяти килограмм или нечто похожее, но с полиспастной системой. Так что - придется пока стрелять из старого, тоже неидеального, но проверенного и по руке.
  А вот поменять тетиву на углеродную нить я бы не отказался. И, как по заказу, катушка с миллиметровой ниткой Dyneema, которая, конечно, не углеродная нить, но, как известно, тоже не сопля на ниточке и в пятнадцать раз прочнее стали. Нитка такого диаметра, какая попала мне в руки, с гарантией выдержит двести килограммов. Повезло. Жалко, конечно, что это не Армос - краса и гордость отечественной оборонной промышленности. Он еще круче, чуть ли не в два раза. Не зря его мотают для укрепления корпусов Тополей-М. Но в открытой продаже в подходящей упаковке, я ни Армос, ни даже СВМ не встречал, что, конечно же, не от великого ума их производителей. Но это общая беда отечественной промышленности... Нам же, простым гражданским людям, можно сказать одно, - выживай, как можешь и ешь то заграничное дерьмо, что дают. Жилы-то оленя-рогача, конечно, хороши, но не стойки к влаге и сильно тянутся в намоченном виде. Так что в качестве замены 'динема' подойдет вполне. Сложив вещи в рюкзачок, повздыхал с огорчением - с наконечниками для стрел тоже нужно что-то делать.
  Положив на видном месте деньги вместе с запиской и походив между витрин несколько часов, признался себе, что когда на планете живет несколько миллиардов человеческих особей и по статистике пять процентов от этого числа несут в себе искру божью, обладая способностью создавать новое, то с течением времени, магазины становятся похожими на кунсткамеры, а фирменные каталоги разбухают, как реки в половодье. Хитроумие людское зело велико и разнообразно.
  К счастью, я никогда не страдал болезнью шопинга и, пробравшись назад в подсобку, шагнул к себе в храм. Положив рюкзачок на пол, сходил в прихожую, где оставил в последний раз походное снаряжение. Подумал и добавил в комплект скатку из медвежьей шкуры. Ночевать в лесу на земле в сырую погоду, пусть и на подстилке из лапника, удовольствие неоптимальное.
  Теперь нужно все-таки решить вопрос с наконечниками и стрелами. Пришлось вернуться и воспользоваться справочником телефонов. Главное в нашем многогранном земном мире - это умение работать со справочниками. Положив перед собой книгу, сделал обзвон фирмочек сначала из раздела 'металлоизделия - производство, продажа'. Впустую. Немного подумал, открыл раздел 'ремесла и художественные промыслы' и пообщался с представителями этих компаний. Мимо денег. Почесал в затылке и плавно перешел к разделу 'кованный металл'... И нашел то, что надо.
  У фанатов своего дела заказал наконечники - тысячу штук пятнадцати граммовых бронебойных с вольфрамовой иглой и пятьсот универсальных двенадцатиграммовых. Договорился о встрече, заглянул на фирму и заплатил роскошный аванс в двести тысяч евро, не торгуясь. Ребята обещали сделать заказ быстро, в течение дня. Но дальше, больше.
  В процессе переговоров спецы постарались меня убедить, что к наконечникам нужно заказывать и стрелы, удовлетворяющие современным требованиям по биению, прямолинейности и прочим характеристикам. Дал себя уговорить и дополнительно выложил аванс в сто тысяч за образцы стрел, которые собирался забрать позже.
  Уставший, но довольный вернулся на Базу и лег спать. Утром после завтрака посетил умельцев, забрал наконечники и расплатился.
  Затем, снежный ком покатился с горки - меня торжественно перехватили у выхода. Осторожно, а точнее сказать, - нежно, взяли под локотки и, как состоятельную фигуру или крупного корпоративного Клиента, начали в три голоса уговаривать не останавливаться на достигнутом.
  После чего состоялся интересный разговор с другой командой, делающей холодное оружие. Как оказалось, они являлись знакомыми моих умельцев. Парни убедили заказать хороший булатный клинок. В результате дал снять с себя мерку и оставил в качестве аванса десять розовых банковских упаковок с расчетом получить не только меч, но и хороший доспех...
  Увлеченность и профессионализм нужно морально поощрять и обязательно материально стимулировать. В последнее время у меня была мечта получить доспех, состоящий из цивильной по виду куртки из материала Dyneema с 'Кевларом', с подкладкой из комбинированной микропорной и гидрофильной мембраны, надетой на мелкую титановую кольчугу, изготовленную методом контактной сварки.
  В общем, я разделил проблему на части - меч, кольчуга, подкладка, доспех. Так, чтобы решать их как независимые задачи. Степень готовности у них была разной, а вещи хотелось получить сейчас и сразу.
  Но мне-то отлично известно, что желание что-то сделать - это не гарантия получения конечной продукции. К желанию, нужно приложить еще много чего - умение, удачу, настойчивость... Как трезвомыслящий человек, я не рассчитывал на стопроцентный результат. Если получится хоть что-то, это будет хорошо, но, если все уйдет в песок, я не буду отрезать умельцам их красные помидоры... Они сделали, что могли, и их можно только пожалеть. Может в следующий раз у них получится лучше.
  В случае же успеха, я рассчитывал выдать ребятам специальный грант и открыть кредитную линию в рамках Фонда инноваций. Если фирма вырастет в нечто большее и станет производить высококлассные доспехи, мечи, полиспастные луки и арбалеты со всеми комплектующими, то это только здорово. По крайней мере, в деньгах у энтузиастов недостатка не будет. Я позабочусь. Кстати, нужно будет порекомендовать выкупить у американцев патент на полиспастный лук...
  Освободив от финансов все свои карманы, наконец, вырвался от фанатов. Подобревший душой, после общения с интересными людьми, вернулся в храм. Теперь можно приступать к инспекции отделений храма Богов Света и Тьмы. Всего их имелось двенадцать. Четыре я уже удостоил своим присутствием. Осталось восемь.
  
  На следующий день переоделся, еще раз проверил комплектацию и перенес снаряжение поближе к Воротам. Как попасть на нужные объекты, я понял недавно. Это оказалось достаточно просто - на раме зеркала Ворот, компактной кучкой, в виде маленьких белых точек диаметром около пяти миллиметров хранились замороженные координаты одиннадцати порталов. Нужно только ткнуть пальцем. Что я и сделал. Наугад.
  На экране появился стандартный зал храма с постаментом. Я открыл Ворота и шагнул на вершину. Сделав вдох, понял - храм стоит в махровом сосновом бору. Только в нем, в жаркий полдень толстая подстилка из упавшей хвои, дает такой головокружительный аромат. Я чуть было не застонал от наслаждения. Все-таки хорошо жить на первобытной планете, где в принципе нет и не может быть бензинового и прочего дерьма в воздухе, даже в малых объемах.
  Судя по легкому головокружению, в меня в процессе перехода впихнули очередную порцию местных языков. Видимо, здесь применимы диалекты ранее мне незнакомые. Рыкнув, чтобы прочистить горло, я попытался матюгнуться на новом языке. Получилось нечто, с явным упором на змеиное шипение - пши, пши. Что-то похожее я раньше слышал и, кажется, где-то в Восточной Европе...
  Козленочком соскочив с пьедестала, легонько щелкнул по бронзовому диску. В ответ он очень деликатно подал голос - Черный идет. Вот так, экспериментально, я рано или поздно добьюсь полного соответствия звукового оформления своим эмоциям при выходе.
  Поплутав по лабиринту, вывалился из главного входа и огляделся. Храм стоял на небольшой поляне в лесу. Лес был удивительным. Лучше всего к нему подходило слово - реликтовый. Он представлял собой скопище сосен необъятных размеров. Даже на первый взгляд толщина подстилки из упавшей хвои с редкими вкраплениями хилых низеньких кустиков, составляла сантиметров двадцать.
  Лишь на поляне, где размещался храм, росла трава, а точнее ровненький футбольный газон изумрудного цвета. И размером этот пятачок составлял от силы метров сто в обе стороны от храма. По всему чувствовалось, храм построен в предгорьях, хотя сами горы, из-за высокого леса не видны.
  Я сел на ступеньки и с пафосом произнес.
  - Нарекаю это отделение храма - 'Сосны'.
  Определившись с названием, стал ждать. Мои адепты должны услышать сигнал и в соответствии с правилами внутреннего распорядка прибыть без промедления для доклада и покаяния со слезами на глазах.
  После пяти минут ожидания заскучал, через десять начал волноваться. Что-то не так. Никто не бежал сломя голову и не посыпал голову пеплом из-за промахов в работе и регламенте. Я подумал было рассердиться и проявить свой гнев, а, как известно, гнев мой ужасен, но понял, что, скорее всего, оказался в 'Соснах' в очередной раз неслучайно и здесь нужны не эмоции, а конкретная помощь. Вздохнул, поднялся на ноги, подхватил вещички и направился по мощеной тропинке, петляющей между сосен.
  Буквально через двести метров вышел к верхнему поселку. Он состоял всего лишь из трех домиков. Судя по вытоптанной траве, две избушки должны были быть жилые и я двинулся к ним.
  На пороге первого домика увидел, лежащую пластом, лицом вниз фигуру человека. Подойдя вплотную, наклонился и проверил пульс. Человек в стандартном плаще жреца умер, но произошло это недавно - труп еще не успел остыть.
  Осторожно перевернув на спину, поразился степени его худобы. Может жрец болен раком и тот съел его подчистую или он долго голодал и умер от истощения? А может еще какая болезнь. Переступив через тело, вошел в хижину. Беглого взгляда оказалось достаточно, чтобы понять - за мгновение до смерти жрец лежал на кровати и, вскочил с постели, услышав мой призыв. Он смог сделать только четыре шага, после чего и умер. Впрочем, как он вообще смог подняться в такой степени истощения? Загадка.
  Я вышел из дома и направился ко входу во вторую хижину. Заглянув с порога внутрь, разглядел в глубине комнаты топчан. На нем с закрытыми глазами лежал второй адепт. Тень от моей головы упала на лицо жреца. Он открыл глаза и шевельнул пальцами руки. Оглянувшись и прислушавшись, понял, что кроме меня и его, живых в ближайшей округе нет. Пригнув голову, чтобы не удариться о притолоку двери, шагнул внутрь.
  Также как и первый, жрец оказался страшно истощен. Кожа и кости в буквальном смысле слова. Я нагнулся над ним и спросил.
  - Что произошло, брат?
  Жрец, что-то тихо выдохнул, но я ничего не понял, и наклонился ниже, прижав ухо к его губам. Жрец опять прошелестел, но теперь я разобрал слово.
  - Горцы. - Еще по старой жизни это слово вызывало резко отрицательные эмоции и ассоциировалось с очень нехорошими вещами. Кое-что прояснилось, и самое главное - я понял, болезнь здесь ни причем. Виноваты во всем люди. Люди, которые создают проблемы.
  Осторожно пожал бессильную руку, выпрямился и широким шагом вышел из дома. Первое, что нужно сделать, это накормить младшего брата. Мгновение подумав и покрутив головой, направился по тропинке, - там, сразу за поселком начиналась священная роща. В роще вперемешку росли фруктовые деревья и ягодные кусты. Вынув из рюкзачка за спиной котелок, быстро наполнил его малиной и ежевикой. Поколебался и сорвал несколько спелых груш. В том состоянии, в котором находился жрец, больше и не требовалось.
  Вернувшись с котелком в дом, обратил внимание, что в углу, на столике, стоял кувшин и чашка. Заглянул внутрь кувшина - на донышке блеснула вода. Наполнил чашку наполовину, понюхал - не понравилось. Вода явно не первой свежести, но для одного раза сойдет. Зачерпнул из котелка горсть ягод и отжал их в чашку. Взял в одну руку емкость, другой обхватил голову жреца, приподняв ее, и заставил бедолагу выпить несколько глотков. Затем начал по ягодке вкладывать в рот младшего брата и очень обрадовался, когда он первый раз сглотнул... Значит будет жить.
  В свое время мне приходилось выдерживать довольно продолжительные голодовки и я знал, что выход из длительного воздержания от пищи это самый ответственный момент. Он должен проходить постепенно и по нарастающей. При этом голодающий обязательно должен регулярно пить. Пить воду даже тогда, когда ему этого не хочется.
  Нужно сменить воду в кувшине и поменять на свежую. Я подхватил емкость и направился к ручью. На краю поляны бил сильный родник, наполнявший маленький бассейн. К бассейну вели удобные ступеньки. Выплеснул старую, прополоскал и наполнил кувшин свежей ключевой водой. Затем быстрым шагом вернулся к постели.
  Даже за тот короткий срок пока отсутствовал, младшему брату стало лучше. В принципе, от голода люди умирают очень не скоро. При нормальных условиях, в среднем через два-три месяца. Гораздо более серьезной проблемой в этот период является интоксикация организма.
  Обычно, когда организм голодающего переходит на внутреннее питание, он работает выборочно и в первую очередь съедает то, что хранится на всякий случай: жировые запасы, части наименее важных органов и все внешние наслоения - типа бородавок, полипов и тому подобных прихлебателей на теле. Эти участки организма, в силу своей природы, являются, как высокоэффективными аккумуляторами жизненной энергии, так и накопителями токсинов. Устранив оболочку вместе с пищевой захоронкой, нужно обязательно удалять вредные вещества, которые в ней хранились. Для этого требуется пить вволю, потому что со стулом в состоянии голодовки обычно большие проблемы. То есть, его просто-напросто нет. Вода же поддерживает почки в рабочем состоянии и обеспечивает вынос всяческого дерьма наружу. Организм человека - хитрый зверь и привык заботится о себе сам. Поэтому, в наименьшей степени, от голодания страдают те органы, которые находятся в работе. В целом же, голодание - это благо, хотя, конечно, все должно быть в меру и по уму.
  Напоив жреца свежей ключевой водой, помог ему приподняться и сесть в постели. Заглянув в глаза, понял, что вода со свистом проскочила через желудок и накопилась у болезного в мочевом пузыре. Подхватил на руки почти невесомое тело и вынес наружу за тыльную часть дома. Осторожно поставил на ноги, ободряюще кивнул и отвернулся. Младший брат немного покряхтел и сходил по малой нужде. А это уже очень хорошо. Теперь он точно будет жить.
  Я снова подхватил его на руки и отнес в постель. Еще у меня на руках, жрец заснул и не проснулся даже тогда, когда я опустил его на топчан. Опять-таки по моему опыту, он должен проспать пару часов, после чего проснуться посвежевшим и с чувством зверского голода. Время до его пробуждения нужно потратить с пользой. Я решил осмотреть окрестности и сделать рекогносцировку предстоящего поля боя. А то, что придется драться, я не сомневался... просто так, с бухты-барахты голодовки не устраивают.
  Проверив боевое снаряжение, выскользнул из дома и включил внешние рецепторы. Прислушиваясь и старясь не шуметь, скользящим шагом направился по тропинке в нижний поселок. Примерно через триста метров лес закончился. С опушки стало видно, что тропинка выходит на мостик через глубокий разлом в земле шириной шагов двадцать. Мост через провал когда-то имелся в наличии, но сейчас оказался сожжен. С обеих сторон разлома торчали его обгорелые остатки.
  От опушки леса до моста примерно метров пятьдесят совершенно ровного пространства покрытого короткой и чахлой травой. С противоположной стороны почти вплотную начинаются кусты - настоящие заросли ежевики и орешника. Под такой защитой спрятаться человеку проще простого.
  Сливаясь с деревьями, перебежками, подобрался к опушке, присел на корточки и замер. Прикрыв глаза, сосредоточился и начал сканировать внутренним зрением пространство за уничтоженным мостом. Первого часового засек почти сразу и, бросив взгляд в ту сторону, увидел, как он осторожно, совсем чуть-чуть, отодвинул в сторону ветку орешника, расширяя себе сектор обзора. Видимо, что-то почувствовал, - гнус. Чтобы определить присутствие второго соглядатая пришлось повозиться. Этот хитрец смотрел не на мостик, он следил за первым часовым и расположился довольно далеко в кустах. Чтобы снять его из лука, нужно стрелять вслепую и сделать это можно не со всякой точки на опушке. Если бы был еще третий охранник, который в свою очередь следил за вторым, то задача бесшумно снять часовых стала бы неразрешимой, но, к счастью, третьего наблюдателя не было.
  Последив за обстановкой и за охраной моста еще около получаса, осторожно отполз назад и, обдумывая план своего ночного рейда, направился в поселок. Вариантов имелось несколько, но из любви к искусству, решил применить, самый бесшумный. На языке вертелась фраза, и я тихо прошептал - 'тать в ночи'. Хорошее название для акции, отражает суть и без особых претензий.
  До темноты оставалось несколько часов. За это время нужно подготовиться к диверсии, полечить младшего брата и расспросить об обстоятельствах его плачевного положения.
  Заглянув по дороге в сад, собрал еще немного ягод и фруктов. Осторожно подошел к дому, заглянул в дверь - младший брат спокойно спал. На сердце потеплело. Тихо выложил фрукты на стол, вышел из дома и направился в хозяйственный блок. Нужно найти лопату или кирку и выкопать могилу.
  Выбрав из аккуратно расставленного инвентаря подходящий инструмент, осмотрелся вокруг. Почти сразу приглянулось солнечное местечко на краю поляны. Здесь моему адепту будет покойно.
  Отмерив длину могилы, начал копать. Грунт оказался на редкость мягким и без камней. Копать одно удовольствие. Довольно быстро углубившись по грудь, решил, что выкопал достаточно. Вымахнув из могилы, направился к мертвому телу.
  Подхватил его с порога, занес в дом и завернул в грязное одеяло. Какой-никакой, а саван для мертвеца. Поднял на руки, перенес к яме и осторожно опустил в могилу. Взял лопату и быстро вернул всю землю на место, сформировав скромный прямоугольный холмик со скатами. К сожалению, по части заупокойных молитв у меня в школьном дневнике стоял твердый прочерк. В прочем, и по всем остальным обычным молитвам тоже... нам их не преподавали за ненадобностью. Поэтому просто постоял в минуте молчания и прошептал.
  - Спи с миром, брат. Все мы там будем.
  Отнес садовый инвентарь на место и подумал, что младшему брату пора и проснуться. Словно в ответ на мои мысли из хижины послышался тихий кашель. Я повернулся и вошел в дом. Младший брат действительно не спал и, увидев меня, встрепенулся на постели. Сделав рукой успокаивающий жест, взял в углу табуретку и уселся рядом с постелью. Налил в кружку воды, передал жрецу и спросил.
  - Что произошло, брат?
  Сначала жрец, что-то тихо прохрипел, но затем пару раз глотнул из кружки и внятно произнес.
  - Две луны назад, с гор спустились горцы. Небольшой клан Серого волка. Они начали стрелять священных фазанов, подожгли мост к священному озеру и убили двух младших братьев: Кристо и Ювели. На наших глазах изрезали ножами паломников и кинули в разлом. Семь человек. Я и брат Нельвик чудом спаслись, спрятавшись в лесу на дереве. С этого времени мы голодали. - Я почесал кончик носа и спросил.
  - Как твое имя и почему вы не ели фрукты? - жрец посмотрел на меня с удивлением и сказал.
  - Меня зовут Кренсто, Старший брат. Что касается фруктов, ведь они только в священной роще. - Жрец помолчал, собираясь с силами, и продолжил. - Прости нас Старший брат, мы виноваты, не уберегли в неприкосновенности, поддались страху и в искупление не смогли наложить на себя руки. - Кружка выпала у него из руки и я еле успел подхватить ее. Жрец зажмурился, ожидая кары, и мне пришлось его успокоить словами.
  - Прощаю. Но почему вы не позвали меня из храма?
  - Мы потеряли право быть жрецами. Простой человек не может зайти в храм. Только жрецы и бренные останки всех прочих могут там находиться. - А вот это была для меня новость. Оказывается храм анализирует эмоциональное состояние человека и, если обнаруживает комплекс вины или агрессии, то выставляет заслон. Круто, но, пожалуй, для данного случая, слишком сурово. Я вздохнул.
  - Во всем, что произошло, нет вашей вины. Прощаю. Воспрянь в мире. Ты нужен мне, брат. - Я положил руку ему на лоб и добавил. - А сейчас немного поешь, попей воды, отдохни и пусть сомнения покинут тебя.
  Я поднялся, снова наполнил из кувшина кружку до краев и протянул жрецу. Тот оторвал дрожащую руку от постели и взял ее. Ну, вот и ладненько. Я еще раз ободряюще кивнул младшему брату и вышел из дома.
  Для ночной операции мне нужна веревка, чтобы преодолеть разлом. Ее я нашел в хозяйственном блоке. Вполне подходящий канат метров тридцать в длину. Солнце уже скрылось за деревьями. Через час наступят сумерки - самое время для начала операции. Осталось подождать совсем немного.
  Я снова заглянул к младшему брату. Он не спал, а третья часть горки из ягод и фруктов пропала. Я кивнул ему и сообщил.
  - Как стемнеет, я ненадолго отлучусь на ту сторону, - тот прошептал мне в ответ.
  - Я все понял, Старший брат.
  - Вот и ладненько, вот и хорошо. Постарайся поспать.
  Вышел из дома, проверил лук и стрелы. Присел под навесом, прикрыл глаза и постарался расслабиться на полчасика. Это получилось без напряжения.
  В голове промелькнула мысль, что с некоторых пор я испытываю слишком теплые чувства при виде своих адептов. А сие есть нездорово. Ведь не зря на глаза Фемиде наложена повязка, а я, похоже, начинаю подглядывать в щелочку. Вершитель судеб обязан быть объективным и непредубежденным, как компьютер. А меня боли и радости жрецов не оставляют равнодушным. Наверно это хорошо, но опасно. Появляется брешь в обороне. Это, когда соображения целесообразности, уступают место жалости. Безжалостный и хитрый противник, скорее всего, нащупает слабое звено и обязательно воспользуется этим. Впрочем, будем держать себя в руках, и у нас все получится.
  Открыв глаза, отметил, что как-то сразу, без перехода, наступили сумерки. Поднялся, попрыгал, проверяя снаряжение на звук, натянул на лицо свою шапочку, что бы не отсвечивать белой кожей лица, и направился по тропинке через лес к провалу.
  Скользящим шагом, переливаясь от дерева к дереву, подобрался к опушке и стал прислушиваться. Как оказалось, в диспозиции противника произошли изменения. Первый часовой сменился и тот, кто пришел на смену, видимо, в силу своего характера, особо и не прятался - громко сопел, временами сплевывал и вообще вел себя вызывающим образом, совершенно не соответствуя типу воина в секрете. Его фигуру я дешифрировал с точностью до миллиметра. А вот второго прохиндея обнаружил только потому, что твердо знал, - он есть. Этот хитрец сменил позицию и сидел на корточках тихо, как мышка. У меня создалось впечатление, что он что-то знает или чувствует опасность. Этого нужно валить первым, но с того места, которое я в начале наметил для стрельбы из лука, его новая засидка оказалась невидна. Пришлось сдвигаться в сторону по краю опушки на несколько метров. Затем методом итераций искать место, из которого видны оба часовых.
  Наконец, определился с местом для стрельбы, достал первую стрелу и замер. Стоял полный штиль и даже самый слабый шорох в эту тихую ночь слышен за десятки метров. Поэтому звук от осторожных шагов распознал метров за сто и медленно опустил приготовленный к стрельбе лук. Через полминуты стало понятно - с противоположной стороны провала по тропинке к мосту шли люди. Двое. Не доходя шагов тридцать до постов, один из них проскрипел ночной птицей. В ответ ему проквакали 'старички'.
  Судя по всему, здесь принято удваивать ночную стражу. 'Новички' рассредоточились, заняв места с противоположной стороны. Какое-то время слышался шорох, но вот дополнительная охрана обустроилась и снова наступила тишина, нарушаемая только уже хорошо знакомым сопением, хлюпаньем носом и плевками первого губошлепа.
  Все это время я старался четко закрепить в сознании положение всех четверых и с облегчением вздохнул, когда понял - место для стрельбы менять не придется. Со своей точки я достану каждого. Повезло. Но стрелять придется в два раза быстрей.
  Я опять поднял лук, вложил стрелу, выцелил самого хитрого и резким рывком спустил тетиву. Остальные три выстрела, по оставшимся трем мишеням, сделал, пока первая стрела еще находилась в полете. Достав пятую стрелу и приготовившись к стрельбе, попытавшись визуально и на слух оценить результаты первого залпа.
  Самый дальний убит наповал. Следующий за ним, оказался пришпилен стрелой к дереву, он был жив и сейчас шипел, дергался и старался освободиться. Видимо стрела натолкнулась на ветку дерева и слегка изменила направление. По нему я и сделал пятый выстрел. Воин булькнул и затих. Второй стрелой я прокомпостировал его горло. Остальные двое получили все, что положено - на условиях сто процентной предоплаты. Самый ближний разгильдяй стрелу в глаз, второй хитрец - в грудь, в область сердца.
  Достав шестую стрелу, подождал минут десять - вдруг, у меня дрогнула рука или кто-нибудь из бандитов оказался живучим сверх меры и затаился. Но все было тихо. Лишь третий еще в самом начале, в агонии, дернул пару раз ногой.
  Вложив стрелу обратно в колчан, выскользнул из кустов и направился к сгоревшему мостику. Для интереса заглянул с обрыва в провал. Внизу стояла кромешная тьма, и только еле слышно доносился шорох протекающей воды. Судя по звуку, глубина разлома никак не меньше ста метров. Отступив на пару шагов, снял с пояса веревку и набросил лассо на остатки одного из опорных столбиков моста на противоположной стороне. Подергал, проверяя на прочность, и закрепил веревку на своей стороне. Переправа готова.
  В какой-то момент, появилось желание пройти по веревке ногами, как ходят канатоходцы, но быстро себя одернул, приказав не выеживаться. Еще раз проверил, как закреплено снаряжение, и повис на канате на руках. Закинул на него ноги и, перебирая руками, без проблем добрался до противоположной стороны. Вскарабкался на остатки моста и направился проверять результаты стрельбы, а заодно и собирать стрелы.
  У первого трупа стрела торчала из левого глаза, у второго из груди, но, к сожалению, это был лишь обломок. Бандит ухитрился неудачно распрощаться с жизнью. Почему-то его угораздило упасть лицом вниз, хотя по все законам физики он должен был опрокинуться на спину. В результате, стрела, которая попала точно в область сердца, сломалась. Жалко. Жалко стрелу. Третий стоял распятый, как Христос. Сначала стрела пришпилила его к дереву, пробив насквозь правое плечо, ближе к груди. Вторая стрела была забита, как гвоздь, точно по центру горла. Она пробила гортань навылет и закрепила труп на дереве во второй точке. Четвертый сторож умер мгновенно. Стрела угодила ему в центр лба. Так погибают быки после удара мясника по темечку обухом топора... Отличный выстрел.
  Вооружены все четверо оказались одинаково. Большой нож на поясе, который при желании можно назвать коротким мечом, и сулицы. Ножи я забрал, завернул в тряпицу и сунул к себе в рюкзачок.
  Собрав стрелы, скользящим шагом двинулся в сторону откуда пришли горцы. Метров через двести потянуло дымком. Еще через сотню шагов кустарник кончился. Передо мной раскинулась большая поляна, в центре находилось священное озеро. Между озером и мной видны остатки огорода. Он уже заметно зарос сорняками. На противоположной стороне озера стояли четыре хижины нижнего поселка и пять горских самоделов. Корявые сакли на курьих ножках.
  Торопиться мне было некуда - вся ночь впереди и я начал ждать и наблюдать. Нападение должно быть хорошо подготовлено. Пока что счет четыре ноль в мою пользу, но даже легкую царапину, полученную в предстоящей бойне, я буду воспринимать, как позорное поражение.
  Наблюдение закончил глубоко за полночь и, как выяснилось, в своей неторопливости я оказался прав на все сто. Видимо, горцы были сильно напуганы. Деревенька охранялась в усиленном режиме - еще тремя часовыми. Двоих я вычислил почти сразу - один сидел у озера, второй тихо стоял за кустами на противоположном конце деревни у выхода на дорогу. А вот о наличии третьего я додумался только, когда понял, что с одной стороны к поселку можно подойти скрытно и без всяких проблем. Это выглядело подозрительным. Дальше дело техники - я вычислил его внутренним чутьем, когда сосредоточился на этом участке. Эта хитрозадая зараза сидела на дереве и, как его обезвредить без шума, непонятно. В любом случае, он должен сверзиться со своего насеста и переполошить всех. Беззвучного падения с большой высоты не бывает.
  Выход из положения подсказал предыдущий опыт - его нужно пришпилить к дереву. В тот момент, когда я это понял, очень удачно вышел на ночную прогулку удод и завел свою шарманку, создавая, так необходимую мне звуковую завесу. Если синхронизировать выстрел из лука с песней удода, то гудение тетивы потеряется в руладах птицы.
  Я двинулся по краю поляны на сближение с деревом. Выбрав удачное место, приготовился к стрельбе и именно в этот момент удод замолчал. Мистика. К счастью, долго молчать эта птица не способна. Пришлось подождать не больше пяти минут и ария удода продолжилась с новой силой. Я глубоко вздохнул и синхронно с воплем птицы спустил тетиву.
  Выстрел получился на хорошо. Целился я в шею часовому - в шею и попал. Рассчитывал, что стрела приколотит сторожа к стволу дерева - так и получилось. Но вместо того, чтобы умереть мгновенно, часовой секунд десять хрипел и брыкался, стараясь освободиться, и я с замиранием сердца смотрел на его суету. Все висело на волоске, точнее - на тонком древке стрелы. Но все-таки рана оказалась несовместимой с жизнью и охранник испустил дух. Вместе вылетом из тела его бессмертной души, вздохнул с облегчением и я. Общий счет пять ноль.
  Теперь требовалось пробраться в поселок и занять положение по центру между оставшимися двумя часовыми. Их я рассчитывал снять метательными ножами направо-налево. Дешево и сердито.
  Прикрываясь крайними домами поселка, двинулся в намеченную точку. Вышел на околицу. Оба часовых оказались ко мне спиной и два броска ножами я выполнил без всякой спешки, попав точно так, как и рассчитывал, под лопатку с левой стороны. Вогнав клинки по самую рукоятку. Семь ноль.
  Теперь у поселка не было бодрствующей охраны и я, не скрываясь, сходил за ножами, за одно прихватив холодное оружие часовых. Скоро оно мне потребуется. По моей предварительной оценке в банде осталось еще человек пятнадцать взрослых мужиков.
  Следующую фазу операции, решил начать с ближайшего дома. Достал из рюкзачка горские ножи и подхватил их все левой рукой, собрав за лезвия веером. Остановился у входа в хижину и минут пять пытался по храпу, шорохам и тихому дыханию разобраться, кто, где лежит. Закрепив в голове схему лежек, шагнул внутрь и в максимальном темпе кинул ножи пять раз, не разбираясь кто это. Подождал с минуту прислушиваясь - в деревне по-прежнему тихо и только сучил ножками в агонии глава семьи. Прирезав недобитка, собрал ножи и протер лезвия от крови, что бы не скользили в руке. Затем снова подготовил убийственный веер из клинков и шагнул к следующему дому.
  В этой хижине пришлось бросать восемь раз и, помимо горских, использовать свои собственные ножи, но результат оказался одинаковым. В том же режиме, 'разбрасывая камни', я обошел сначала три горских самодела, успокоив в них два раза по шесть плюс семь человек. Затем три дома нижнего поселка, в которых расслаблялись после трудов неправедных еще четырнадцать душ. Все они благополучно покинули этот мир.
  На закуску оставил последний, главный дом поселка. Было у меня подозрение, что в нем должен обитать вождь этой гоп-компании. Отпускать его с миром прямой дорогой в ад без того, чтобы не задать несколько вопросов, я не мог. Судя по звукам, в доме находилось трое.
  Ночь уже кончалась и на востоке посветлело. Я решил не торопить события, подождать и немного отдохнуть - благо немного наискосок от входа в дом устроили удобную завалинку, на которую и присел, разложив рядком под правую руку горские ножи. Прислонился спиной к стене хижины и расслабился.
  Где-то через полчаса, наступил уже настоящий рассвет. В доме, кто-то заворочался на постели. Матерчатый полог, закрывающий вход, откинулся и наружу выскочила молодая девица, настоящий белокурый эльф женского пола, и, не глядя по сторонам, устремилась на зады. Но через несколько шагов девчушка встала, как вкопанная. Она зацепила таки нечто необычное краем глаза, некое явление сидящее на завалинке, и начала медленно поворачивать голову в мою сторону. В этот момент я отправил ей в затылок клинок, довернув его на пол-оборота. Бросок был не сильный и вместо острия нож ударил девушку рукояткой в основание черепа. Девушка, которая нацелилась было закричать, и для начала этого акта делала глубокий судорожный вдох, успела только мяукнуть и повалилась без сознания. Я вскочил на ноги и, подбежав к 'эльфийке', достал кусок веревки, которым и связал ее, сцепив сзади руки и ноги. Присев рядом на корточки, подумал, - ну вот, возможно, очередной не простительный элемент проявления жалости. А я по определению должен убить ее. Впрочем, еще не вечер, будущее покажет, а за мной не заржавеет.
  Теперь в хижине осталось только двое и я нацелился взять их живьем. Но моим желаниям не суждено сбыться в полной мере...
  Подобно извержению вулкана из дверей дома разъяренным быком вылетел здоровенный бугай, держа в левой руке пояс с ножом в ножнах. Следом за ним выскочила корявая бабища - типичное порождение горного тролля и болотной кикиморы. Увидела меня и остолбенела. Выйти из столбняка я ей не дал и отправил свой второй метательный нож по назначению - в горловую впадину. В это время детина успел оглядеться, выдернул клинок из ножен, бросил пояс на землю и прыгнул в мою сторону. Я встретил его еще в воздухе ударом ноги по руке. Нож серебряной птичкой просверкнул в воздухе и воткнулся в карниз дома. Теперь можно и развлечься.
  Я по-змеиному мягко ушел с линии атаки, скользнул за спину и постарался максимально точно, самым кончиком ноги, приложить его по копчику. Удар получился отменным. Как и рассчитывал, зацепил болевые точки 'бо-ляо'. Горец, как-то по бабьи, взвизгнул от боли и унижения. Резко повернулся на пол-оборота, но я предугадал его маневр и снова скользнул ему за спину. После чего повторил тот же удар. Наш воин растерялся, присел на корточки и остался сидеть в таком положении. Его можно было понять. Я вышел из-за его спины, подошел к завалинке и взял один из горских ножей. Вернулся к моему спарринг партнеру и бросил нож перед ним на землю. Вождь посмотрел на меня диким взглядом, но колебался только несколько мгновений. Затем схватил клинок и постарался ткнуть меня в живот из своего не очень удобного положения. Я снова выбил нож из руки ногой и провел классический 'маказуки-гери', постаравшись сместить кости его горбатого носа в сторону под углом в девяносто градусов. В ближайшее время любоваться его лицом никто не будет, а мне он в любом виде хорош. Вождь упал на четвереньки и захлюпал разбитым носом.
  Я опять направился к завалинке, подхватил еще один клинок и положил его рядом с правой рукой недобитка. Теперь, чтобы решиться на атаку горцу потребовалась минута. Но вот, он все-таки собрался с духом, схватил холодное оружие и сделал широкий мах, стараясь зацепить ножом, как косой. Все его нехитрые мыслишки можно было просчитать заранее и я перепрыгнул через руку, а оказавшись в тылу, ударил по старому и любимому месту, но в два раза сильней. Косточка копчика хрустнула и вождь упал на землю лицом вниз, кусая губы, чтобы не завыть от боли. Нож выпал из руки и я отбросил его в сторону ногой.
  Теперь, если я правильно оценил характер вождя, оставалось поставить последнюю точку в обучении. Я подошел вплотную и встал напротив головы. Он не обманул моих ожиданий, собрался с духом и постарался схватить за ногу. Эту возможность я ему с удовольствием предоставил. Как только он уцепился, внутренне торжествуя, что вот сейчас-то он покажет мне, где раки зимуют, и порвет меня, как Тузик тряпку, - я наклонился и раскрытыми ладонями ударил по ушам - резко и сильно. Вождь хрюкнул и обмяк. Аут.
  Обучение закончено - в ближайшее время он мне потребуется живым, не сильно побитым и готовым к трудовой деятельности.
  Я повернулся кругом и направился собирать свои ножи. Восстановив полный комплект экипировки, осмотрелся и решил, что начну выяснение обстоятельств с допроса 'эльфийки'.
  Девочка давно пришла в себя, повернулась на бок и наблюдала за расправой над вождем, как мне показалось, не без одобрения. Я подошел вплотную, пакостно ухмыльнулся, медленно достал нож, девчонка зажмурила глаза от страха и... разрезал веревку. Подхватил под мышки и поставил красотку на ноги. В вертикальном положении она стояла нетвердо и нацелилась было снова прилечь, так что пришлось ее поддержать. Но вот, наконец, аборигенка утвердилась обеими ногами на земле и я спросил.
  - Как тебя зовут? - не открывая глаз, она ответила.
  - Ксень Голубая устрица, господин. - Я перестал ее поддерживать рукой и сообщил.
  - Меня зовут Панкрат.
  - Я понимаю, господин.
  - Открой глаза и пойдем присядем. У меня к тебе есть вопросы.
  - Хорошо, господин, - но глаза так и не раскрыла.
  Я хмыкнул и, повернувшись, направился к завалинке, оставив девчонку стоять. Устроившись на старом месте и вернув своей шапочке первоначальный вид, с улыбкой стал наблюдать за тем, как Ксень сначала слегка приоткрыла один глаз, стрельнула им из стороны в сторону. Увидела меня и снова зажмурилась, но ненадолго. Глубоко вздохнув и собравшись с духом, она разом распахнула свои васильковые глаза и посмотрела в мою сторону. Я, улыбаясь, подмигнул ей и похлопал рукой по завалинке рядом с собой. Ксень еще раз глубоко вздохнула и нетвердым шагом направилась ко мне.
  Подойдя вплотную, Ксень осталась стоять, потупив голову и рассматривая кончики своих сапожек. Я еще раз, более внимательно рассмотрел ее, оценил стать, самобытную красоту и внутренне облизнулся. Если девчонка имеет количество извилин больше двух, то ее можно принять в члены моего монастыря и это будет очень хорошее приобретение. Я решил не напрягать ее излишними приказами типа - садись рядом, поэтому просто спросил.
  - Как ты оказалась в этом месте? - Ксень бросила взгляд исподлобья и сказала.
  - Я вместе с паломниками шла в храм Света и Тьмы, чтобы спросить совета. На нас напали хроры, - и Ксень махнула рукой в сторону вождя. - Они убили всех, кроме меня. А этот, - она опять указала на побитого амбала и в голосе у нее появилась злость, - взял меня к себе в дом.
  Я не стал расспрашивать девушку, как с ней обращался бугай, и без перевода понятно, что плохо. Поэтому спросил.
  - Ты знаешь, кто я?
  - Черный мститель, господин. Жрецы называют тебя Старший брат - Посланец богов.
  - Правильно. Так какого совета ты хотела просить у жрецов?
  Ксень упала на колени, еще больше склонила голову и зачастила.
  - Я сирота и меня воспитывал шаман нашего племени Голубых устриц. Но четыре луны тому назад, он умер. А с тех пор, как я себя помню, люди моего племени смотрели на меня косо. Я непохожа на других. У меня нет друзей. Все меня боятся и ненавидят. Я хотела спросить у богов, что мне делать? - я подумал, что если племя Голубой устрицы состоит из таких же монстров, что и этот горец, то все понятно и объяснимо. В целом просьба девушки хорошо укладывалась в мой план. Поэтому принял решение и сказал.
  - Останешься при храме. Со временем будешь главной жрицей Богов Света и Тьмы. Всю ближайшую луну тебе придется ухаживать за жрецом храма. Он остался один, долго голодал, ему нужна помощь. А сейчас дай мне руку и поднимись с колен, младшая сестра. - Ксень поднялась на ноги и с надеждой посмотрела на меня. Я продолжил. - Посланец Богов любит много и вкусно есть. Собери здесь все, что может потребоваться для этого. Освободи от полезных вещей дома, которые построили хроры, и сложи вещи в сторонке. Я сожгу их избушки. Забери у убитых их оружие и перенеси в какой-нибудь дом храма, - и я не отказал себе в удовольствии, привлек девушку к себе, наклонился и запечатлел поцелуй на ее губах. Девица затрепетала, покраснела и часто задышала. Я с трудом оторвался от сладкого рта и, чувствуя себя последним обормотом и ханжой, прошептал. - Иди с миром младшая сестра.
  Теперь осталось разобраться с вождем хроров и сделать зачистку территории в прямом, а не в прижившемся в последнее время на Земле смысле. Подхватив по дороге прислоненный к стене черенок от лопаты, подошел к лежащему на земле вождю и прорычал.
  - Вставай хрор, - тот замешкался с выполнением приказа и я приложил его черенком по больному месту ниже пояса, добавив. - Мне нужно повторять? - заскрипев зубами от боли бугай поднялся на ноги. Я уткнул ему в грудь черенок и спросил.
  - Сколько человек было в дозоре? - Вождь бросил взгляд исподлобья и выдавил.
  - Двое.
  - Где они сейчас? - хрор махнул рукой в сторону моста у разлома. Я криво усмехнулся и произнес.
  - Ты знаешь, что бывает, когда обманывают Посланца Богов? - вождь насупился и промолчал, а я ткнул его в солнечное сплетение и, когда он согнулся от боли, крест на крест протянул черенком по спине два раза. После этого концом палки вздернул его голову за подбородок и опять задал вопрос.
  - Сколько человек в дозоре? - Вождь застонал и прошептал.
  - Шестеро.
  - Где?
  - Четверо у моста к храму. Двое у моста через реку. - Из этого ответа я понял, что где-то недалеко протекает река, через нее есть мост и там еще остались недобитки. Скорее всего, мост через реку, это принадлежность дороги в храм и находится он с противоположной стороны поселка.
  - Когда должны вернуться двое, которые у моста через реку?
  - На восходе солнца. - Я бросил взгляд на восток - до появления диска солнца на горизонте оставалось не более получаса. Нужно лишь немного подождать и принять меры, чтобы не получить удар в спину, поэтому приказал.
  - Ложись лицом на землю. Руки за спину.
  Застонав от боли - сломанный крестец это не подарок, вождь примостился на земле и, поворочавшись сбоку на бок, закинул руки за спину. Я подобрал разрезанные куски веревки и, связав их, примотал руки и ноги хрора друг к другу. После этого достал из колчана за спиной лук и направился к крайнему дому поселка, откуда открывался отличный вид на дорогу, уходящую в лес. Все это время Ксень, напевая нехитрую песенку, занималась уборкой помещений и я любовался ее красотой, постоянно держа в поле зрения краем глаза... Все-таки есть в этой жизни и много хорошего.
  Но вот из-за кустов показались двое ничего не подозревающих молодца, которые не дождались своей подмены. Теперь они негодовали и горели желанием разобраться со своими не слишком обязательными сменщиками. По дороге оба двигались быстрым шагом в сторону деревни.
  Я дал подойти им шагов на пятьдесят, выступил из-за дома и выпустил из лука две стрелы, целясь в солнечные сплетения бандитов. Стрелы вошли в живые мишени, как положено, с чмокающим звуком по самое оперение, повредив позвонки спинного мозга. Пенальти пробито безукоризненно и мишени, почти одновременно, но в разные стороны, мягко завалились на бок. Я, не торопясь, подошел к горцам, оба были еще живы и лупали глазками. Достал нож и ткнул по разу в шею каждому.
  Чуть подождал и осторожно, стараясь не сломать и не оставить наконечник в теле, вытащил стрелы. Вытер от крови и положил в колчан вместе с луком. Основная часть зачистки завершена и можно приступать к ее завершающему этапу - уборке.
  Первое, что нужно сделать, это ссадить с насеста часового. Я вздохнул и направился к дереву, где торчала 'кукушка' пришпиленная к стволу. Залез на верхотуру. После непродолжительных усилий выдернул стрелу. Для этого пришлось сначала отпилить голову вместе с шеей. И после того как безголовый труп часового свалился на землю, извлечь наконечник и древко. Затем слез с дерева и направился в поселок.
  Подхватив по дороге черенок от лопаты, в очередной раз разрезал веревки на руках и ногах вождя и скомандовал подъем. Наученный горьким опытом хрор послушно выполнил приказ и встал, понурив голову. Я ткнул его палкой и сказал.
  - Сейчас начнешь работать. Сначала вытащишь мертвяков из крайнего дома и затащишь их в дом, который рядом. Затем разберешь крайнюю хижину по бревнышку. Два самых длинных центровых бревна нужно отложишь в сторону. Они пойдут на восстановление моста к храму. Остальной мусор будешь складывать рядом с другим домом, постепенно заваливая его со всех сторон. Пошел, - и ткнул его дрючком еще раз. Вождь повернулся и, не задавая вопросов, двинулся к месту работы.
  Я направился следом, поигрывая черенком, как никогда в этот момент похожий на полицейского при исполнении, вооруженного дубинкой. Затем встал в сторонке - ноги на ширине плеч и приступил к надзору за работой. Вождь, потерявший всякую волю к сопротивлению, действовал, как автомат, и с моей стороны вмешательство пока не требовалось.
  Так, 'общими' усилиями, мы стащили всех убиенных в один дом, периодически перекладывая трупы сухими фрагментами стен построек горцев. Наиболее крупные части домов сваливались к стенам. В результате через несколько часов получилась великолепная основа для погребального костра, оставалось только запалить и сделать кремацию. Известно, что для качественного сожжения одного покойника, требуется примерно два кубометра дров. У меня получилось не меньше...
  Эту кучу хвороста я поджег с трех сторон. В абсолютном безветрии пламя костра поднялось метров на пять. Отступив на несколько десятков шагов и, приглядывая, чтобы пламя не перекинулось на оставшиеся дома в поселке, дождался пока погребальный костер не прогорел почти полностью.
  Оставив Ксень наблюдать за углями, снова взял в оборот хрора, заставив его перетащить к разрушенному мосту десять длинных бревен. Вождь оказался семижильным и работал не хуже голема.
  У моста сменил свою импровизированную дубинку на сулицу одного из убиенных сторожей. Заставил хрора покидать трупы охранников в провал и перебросить для начала два бревна с одной стороны расщелины на другую. На этом вся предварительная, тяжелая и грязная работа была завершена.
  Поставив вождя на краю расщелины лицом к провалу, воткнул ему сулицу сзади в спину, пробив его мощное тело насквозь, и пинком под зад послал в свободный полет на дно провала вслед за своими соплеменниками. Было племя хроров, были проблемы. Не стало племени - нет и проблем.
  Вернулся в нижний поселок и, нагрузившись вместе с Ксень мешками с едой и некоторыми нужными вещами, двинулся к храму. Познакомил жреца с девушкой, напоил и накормил страдальца. К этому моменту уже наступили сумерки и я без помех уединился вместе с Ксень в одной из хижин.
  Сказать, что провел бурную ночь, это значит обрисовать реальную яркую цветную картину со стонами и криками страсти, лишь несколькими черно-белыми мазками...
  
  Утром за легким завтраком из вяленой рыбы, фруктов и ягод подробно расспросил младшую сестру, что интересного из еды она нашла в нижнем поселке. Как оказалось, у одной старухи имелся очень хороший запас ароматных сухих трав и корешков. Только перечисление новой жрицей, ничего не говорящих мне названий, заняло минут десять. К концу списка я даже пожалел, что отправил на небеса, не разглядев среди спящих в темноте одного из домов специалистку такой высокой квалификации. Но задним числом подумал и понял, что все сделал верно. Специалист - это всегда вещь в себе или технология двойного применения. Старухе ничего не стоило вместо толченого фенхеля подсыпать мне в суп корня мандрагоры. Люди, из рук которых ты принимаешь пищу, не должны иметь оснований желать тебе зла.
  Погоды стояли изумительные. Поэтому оставил Ксень приглядывать за жрецом и снабдил ее подробными инструкциями, как нужно правильно это делать. Затем решил обновить новое снаряжение. Подхватил свой колчан, рюкзачок со спиннингом, скатку с медвежьей шкурой, некоторые приправы из запасов старухи и экипированный по полной программе направился осматривать окрестности, предупредив девушку, что могу вернуться через несколько дней.
  Из чисто утилитарного интереса в первую очередь мне требовалась река. Вроде как она пересекала дорогу к храму, где-то за нижним поселком.
  С легким сердцем, довольный жизнью я шел по дороге, поглядывая по сторонам и наслаждаясь теплым солнечным днем, ароматом хвои и пением птиц. От нижнего поселка по лесу до реки потребовалось пройти пару километров. Выйдя к второму мосту, осмотрелся.
  Мост пересекал речку в узком месте. Справа - выше по течению, на противоположной стороне начинался большой плес с широким песчаным берегом, слева - речка бурлила на перекате. Покрутив головой налево-направо, решил направиться к истокам. Вдоль берега проходила еле заметная, но удобная тропинка протоптанная разной живностью, типа медведей и оленей. Я бодро зашагал по ней.
  Метров через сто первый плес закончился и без всякого перерыва начался второй, но на этот раз с покатым берегом и песчаным пляжем на моей стороне - река сделала очередной поворот. Спустившись к воде, достал из рюкзачка спиннинг, прицепил вертящуюся блесну и широким махом отправил ее в полет.
  С самого начала я знал, что с той снастью, которая у меня в руках, в этой реке не пуганных хариусов, каждый бросок будет результативный. Сейчас я примерно, как японский броненосец, среди китайских джонок - могу на выбор потопить любую. Поэтому моя основная задача была не поймать рыбу. Это, само собой разумеется, примитивно и просто. А вынуть из реки именно то, что нужно.
  В настоящий момент я нацелился поймать несколько некрупных экземпляров. Поэтому не стал бросать на глубину под нависшие кусты на противоположном берегу, где блесну могли схватить метровые монстры, а ограничился мелководьем рядом со своим берегом.
  Ну, что ж поехали. И, как результат, три заброса - три рыбешки длиной сантиметров тридцать-сорок. То, что надо.
  Не знаю, как остальные рыбаки, а я к хариусам отношусь, как к очень скоропортящемуся продукту, который нужно съесть в течение нескольких часов, а еще лучше - сразу. Исключительно нежная рыба. А посему, достал из рюкзачка мешочек с солью и надорвал на загривке кожицу у первого, еще живого хариуса. Одним движением, как капроновый чулок с женской ноги, снял кожу с тушки. Посолил парное мясо и, прихватив рыбешку у загривка зубами, счистил с ее каркаса все мясо, оставив только кости и кишки. Небрежным жестом закинул арматуру в ближайшие кусты и, на автомате, повторил тоже самое еще два раза. М-да, деликатесный продукт.
  Отхлебнув из фляжки пару глотков воды, прополоскал рот и выпустил струйкой воды результаты санитарной обработки полости рта. Наблюдая за полетом струйки, подумал, что в лучших домах Европы и Рублево-Успенского шоссе - то, что я сейчас сделал, называется легкий ланч.
  Хотя, есть в моих действиях элемент пижонства и игры в русскую рулетку. Как известно, в отдельных районах, рыба бывает заражена различными паразитами и, если не проводить термическую санобработку в виде варения и жаренья, то есть вероятность заглотнуть живые личинки паразитов. А это очень неприятно... иногда попадаются такие монстры, что только держись. Но я человек рисковый...
  Собрал спиннинг, прицепил к поясу, закинул за спину рюкзак и двинулся дальше. Несколько раз на плесах и заводях видел уток, гусей и лебедей. Но по плану, сегодня должен был быть рыбный день. Все летающие и бегающие твари могли чувствовать себя в полной безопасности. Это завтра лук может пропеть лебединую песню и фирменным блюдом станет лебяжья грудка... Но, как говорится, всему свое время и все по расписанию.
  Первое место, где захотелось остановиться на ночевку, обнаружил ближе к вечеру, отмахав километров двадцать очень неторопливым шагом. В особо понравившихся местах, останавливаясь и наслаждаясь пейзажами дикой природы. Так без спешки я и добрался до резкого поворота реки и неширокой заводи.
  Место сразу понравилось. Как противотанковые ежи, на берегу торчали намытые в половодье коряжины гигантских деревьев. И даже невооруженным глазом, напротив маленького песчаного пляжика, видна Яма с медленным водоворотом. Именно так, - Яма с большой буквы. Судя по черноте воды, глубина Ямы никак не меньше нескольких метров, а присутствие намытого песка, говорило о том, что дно у нее чистое, песчаное. Каждый год в большую воду, в Яме стремительный поток вычищал дно, как чистит ершик дно у грязной тарелки. Как раз в таких местах любят проживать крупные обитатели водной среды или останавливаются на дневной отдых, двигающиеся в основном по ночам, проходные уникальные экземпляры. Причем, в отдельные моменты в таких отстойниках рыбы могло набиться так много, что она будет стоять в несколько слоев. На Земле все Ямы на учете, представляют собой баснословное богатство и в среднем встречаются на реке не чаще, чем через каждые десять - двадцать километров.
  Таким образом, первое условие для ночевки - особо рыбное место, - выполнено. Единственная неприятность могла состоять в том, что здесь сподобился поселиться какой-нибудь монстр, типа сома килограммов на пятьдесят. Этот 'крокодил' мог сожрать всех постоянных жителей и существовать в яме в гордом одиночестве, периодически заглатывая прохожих помельче и не давая житья старожилам, соизмеримым с ним по размеру.
  Из расщелины высокого обрыва бил ключ и тонкой струей падал с высоты одного метра маленьким водопадом. Условие второе - особо чистая вода. Сухие коряжины предлагали неограниченный запас топлива для костра - это третье условие. Плотный полог кустов - отличная крыша над головой и защита от любопытных взглядов. Рядом пушистые елки, как материал для лапника, из которого можно сделать ароматную и мягкую постель. Что еще нужно одинокому страннику?
  А нужно страннику в первую очередь обеспечить себя 'легким' ужином. Для этого следует поймать не очень крупную семгу килограммов на пять-шесть, так чтобы потом не выбрасывать слишком много диетического мяса.
  Присутствие вверх и вниз по течению от ямы каменистых перекатов, указывало на хорошие места для метания икры. Вдобавок, низкая вода в реке - по всем приметам семга в яме должна быть. Я сложил свое снаряжение в сторонке, достал спиннинг и, немного подумав, прицепил на плетенку среднюю вертящуюся блесну. Внимательно оглядел поле боя.
  По предварительным прикидкам и, согласуясь с личным опытом, на самой глубине в центре Ямы должна стоять семга килограммов на двенадцать-двадцать. Но заниматься спортивной ловлей я не собирался. Моей целью был не самый крупный экземпляр, желательно икряная самочка. Зная, что место на глубине рыба занимает в соответствии со своими размерами, прошел несколько десятков шагов вниз по течению до самого конца пляжика, там яма начинала плавно переходить в перекат. Сюда, на глубину примерно в полтора метра и сделал первый бросок. Блесна скрылась под водой и сразу же удар. Есть!
  В отличии от нейлоновой лески плетенка почти не растягивается и хват за блесну крупной рыбы ощущается очень хорошо. Теперь нужно набраться терпения и постараться утомить рыбину. Слегка подрегулировав тормоз, который оказался легковат для таких усилий, отметил, что катушка ведет себя адекватно, а хлыст спиннинга отлично гасит резкие рывки... И похвалил себя за покупку.
  Если рыба не сорвется с тройника, то у нее никаких шансов. Хотя, по мощным рывкам и бешеному сопротивлению уже понял, что ошибся с глубиной. На крючке сидела рыбина около десяти килограммов. Тщительнее надо быть и лучше думать, прежде чем кидать блесну куда ни попадя... Бросок должен был быть более далекий и на меньшую глубину.
  Через пару минут борьбы мой трофей сделал свечку, вымахнув на всю свою длину. Да, это, как заказывали, семга, но, экое невезенье - самец. Повоевав с ним в основном для удовольствия еще минут десять, наконец, вытянул рыбину на пляж и успокоил ударом по голове. Основное дело сделано - ужин пойман. Подхватив его под жабры, попытался оценить вес, получилось примерно двенадцать килограммов. Из этого следовало, что в самом глубоком месте могла стоять семга килограммов под тридцать... или все-таки там сидит какой-то монстр, который вытеснил всех этих 'мальков' на периферию.
  Достав секиру, в ускоренном темпе нарубил дров, поставил рогульки и перекладину, зажег огонь и повесил маленький котелок над костром. На удобном пне рядом с водой сделал самцу кесарево сечение, выбросив молоки в реку на корм ракам. Лично мне известны любители этой части тела самцов, но я не из их числа. Промыл тушку и порубил самца на пять частей - голова, хвост и на три части все остальное. Один кусок тушки килограмма в три отложил в сторону. Что с ним делать мне пока не совсем ясно. Голову и хвост еще раз разрубил и с трудом запихнул в большой котелок. Залил водой, так чтобы получилось примерно один к одному, и повесил на костер вариться. Одну часть тушки опять распластал на бревне, вырезал филе и выкинул арматуру ракам. Вторую часть порубил на смачные стейки толщиной сантиметра три-четыре.
  Промыв нож, заметил движение в воде. Из глубины на мелководье к семужным молокам выплывал пень или колода сантиметров семьдесят в ширину. Присмотревшись, понял - это сом о существовании, которого догадывался, но о рыбинах такого жуткого размера, только слышал. Такая животина без напряжения способна заглотнуть и ребенка.
  Слегка раздвинув челюсти, чудовище засосало сначала арматуру тушки самца, а затем и его молоки. Всегда подозревал, что сомы падальщики, а теперь стал свидетелем прямому тому подтверждению. Да и мясо у них, какое-то такое... с душком. Одним словом - гадость...
  Пару минут мы наблюдали друг за другом, потом монстр понял, что ему больше ничего не обломится, и тихо, как приведение, скользнул назад на глубину.
  Я подбросил несколько сухих сучьев в костер и, вооружившись секирой, отправился рубить лапник для постели и шампура для стейков. В два захода обеспечил себе мягкую подстилку, застелил медвежьей шкурой и вернулся к костру проверить котелки.
  Обе емкости весело булькали кипящей водой и я перевесил маленький котелок повыше - его содержимое мне потребуется позже. Достал деревянную ложку и попробовал бульон из хвоста и головы. Готов. Снял котелок с костра и ложкой осторожно повыкидывал из него все кости головы и хвоста. Загрузил в котелок подготовленные части филе, долил под обрез кипяченой водой, кинул щепотку соли, два шарика душистого перца, один лавровый листик и снова повесил вариться на костер. Еще минут пять-десять и уха а-ля 'Панкрат' будет готова.
  Нанизал нарубленные стейки на прутики, посыпал солью, сухим укропом и осторожно воткнул рядом с костром, который уже успел прогореть до углей. Пусть понемногу доходят на нежарком огне. Сходил к рюкзаку и достал сверток с чаем. Подумал и выбрал из набора мешочек с крупно-листовым отборным чаем 'Солнце Ассама', засыпал заправку в маленький котелок и закрыл крышкой.
  Подтащил к широкой и удобной колоде, которую с успехом можно было использовать в качестве обеденного стола, маленький пенек. На него можно с удобством присесть. Разложил на колоде свою посуду, приборы и приправы. Вроде, сервировка готова.
  Развернул стейки к огню противоположной стороной, снял с костра большой котелок и налил себе из него в тарелку первое блюдо - уху. Добавил щепотку перца, сухого укропа и немного зелени. Попробовал и бросил в тарелку еще немного соли. Взял в руку деревянную ложку, подул и сделал первый глоток. Да! Это был праздник - праздник души и тела.
  И куда чего девается, но я и не заметил, как выпростал весь котелок, в котором наваристой жидкости имелось от силы на треть. Отвалившись от стола, как насосавшийся клоп, и чувствуя приятную тяжесть в животе, в очередной раз решил для себя, что жизнь прекрасна и удивительна. Боги Света и Тьмы знают, чем прельстить мою наивную мятущуюся душу, а за одно с душой, и подверженное всяческим соблазнам грешное тело.
  Теперь настал черед семужным стейкам. Осторожно перенес от костра несколько ломтей, положил горкой на тарелку и заполнил ими все те пустоты в желудке, которые еще остались после ухи. На крепкий фундамент, кирпичи класть всегда одно удовольствие. А завершил таинство чревоугодия, чашкой тягучего, крепкого и совершенного по вкусу чая.
  К этому моменту уже полностью стемнело и на безоблачном небе высыпали звезды. Сложив недоеденные стейки в большой котелок - будет чем перекусить поутру, минут пятнадцать посидел у воды, бездумно наблюдая за полетом летучих мышей и отражением звезд в зеркале воды. Лепота.
  Глаза начали слипаться. Пора в койку. Подошел к подготовленной лежанке, повалился на лапник застеленный медвежьей шкурой, завернулся в нее и провалился в безмятежный сон.
  
  А утром почувствовал сильное томление в членах. Нормальный молодой организм требует разрядки. Особенно, когда питание на уровне экстра, а физические нагрузки, как в санатории для лиц пожилого возраста. Вспомнил Ксень, с хрустом потянулся на медвежьей шкуре и отчетливо понял, что в такие вояжи выходить в одиночку преступление, - преступление против женщины. Нужно выходить вдвоем вместе с помощницей женского пола и не менее часа посвящать разбазариванию жизненной энергии, удовлетворяя самые изощренные и ненасытные женские потребности.
  И вообще, все это похоже на то, как школьнику драться с отборной шпаной, где шпана это я, а школьник - всяческая живность. Неинтересно и не по-божески. В соответствии с заповедями - человек должен добывать себе пропитание в поте лица, а у меня имеет место типичная халява. Хотя, как посмотреть... какой-нибудь гнилой интеллигент всю жизнь просуществовавший в городе, запросто мог помереть от голода на берегу этой Ямы. Я хмыкнул и вспомнил себя самого пятнадцатилетнего. И река вроде чем-то похожа. Вот только я, совсем другой.
  Небо затянуло серыми тучами и заморосил мелкий, судя по всему долгий и изматывающий, дождь. Все это послужило толчком к тому, чтобы прервать ознакомительный поход. Вскочив с постели, в ускоренном темпе собрался, спрятав в рюкзак все рыбацкие изыски и высокие технологии. Затем перекусил холодным чаем и стейками. Быстрым шагом прошел вверх по течению до первого переката. По мокрым и скользким камням, прыжками, перебрался на противоположную сторону, не замочив ног. На другом берегу с ходу взял хороший темп энергичного марш-броска. Стараясь двигаться скрытно, где быстрым шагом, где перебежками, направился обратно к мосту.
  Кросс по пересеченной местности прошел без приключений, если не считать, что один раз по дороге шуганул медведицу с парой медвежат и буквально через двести метров вспугнул стадо оленей. А уже к полудню вышел к мосту и постоял на переправе, любуясь течением реки. После чего, не торопясь, направился к храму. В результате двадцати километрового марш-броска, в теле чувствовалась приятная усталость, а все мое томление духа и... членов, испарилось как дым. Будто и не было.
  Подойдя к провалу, обратил внимание, что мост, который я только наметил двумя бревнами, успел приобрести почти законченный вид. В качестве настила лежали все десять бревен надежно скрепленные друг с другом... Видимо у нас гости.
  Это действительно оказались паломники. Шесть человек. Когда я вышел на поляну, Кренсто как раз давал указания и распределял прибывших по месту их работы. Он первый увидел меня и упал на колени. За ним приняла склоненную позу Ксень и все остальные.
  Но я не стал задерживаться. В фирменном стиле попрощался с Ксень, хотя 'прощание' слегка затянулось. Я позвал ее в дом, измял, как маков цвет, и утомил поцелуями. Под конец бедняжку уже не держали ноги, а ее стоны и крики страсти могли напугать ребенка и вогнать в краску понимающего человека.
  Затем со строгим видом вышел из хижины, оглядел склоненные макушки и дал несколько ценных указаний Кренсто. По-деловому проверил состояние его здоровья и отметил, что еще день-два и он будет полностью готов к труду и обороне, на благо всех Богов Света и Тьмы.
  Всем пообещал вернуться... Подхватил вещички и направился к Воротам храма. Производственная командировка в филиал храма 'Сосны' закончилась.
  Разоблачаясь у себя на Базе, я, анализируя события последних дней, пришел к выводу, что, видимо, основная функция храмов - это борьба с этническими вирусами. А мое участие в этом процессе сродни действиям скальпеля, отсекающего омертвевшие и патогенные ткани у больного человечества. Нужен оказывается и такой человек или организация, если хочется, чтобы общество развивалось нормально и в правильном направлении. В общем, просматривалась полная аналогия с больницей...
  
  В прошлый раз я покинул Землю, оставив несколько фундаментальных распоряжений по миллиардерам, оффшорным счетам и прочим нефтяным и газовым компаниям. За неисполнение указаний были обещаны санкции по истечению месячного срока. Зная природный фатализм и патологическую жадность олигархов и прочих прохиндеев, нужно подготовиться к моменту окончания ультиматума. Затем устроить серию показательных экзекуций. По возможности, опираясь на фактический материал по финансовым махинациям.
  Масштабы такого явления, как оффшоры, или 'offshore shelf companies' поистине колоссальны. За последние десять лет в оффшорных зонах за пределами России прописались не менее чем 100000 компаний, трастов, холдингов и личных счетов. В большинстве случаев, зарубежные компании и счета используются, как семейные кошельки, и хитрозадые прохиндеи просто переводят туда деньги, заработанные в других местах.
  Причем, оффшорных черных дыр много: Гибралтар; Сейшельские острова; Белиз; Британские Вирджинские острова; Венгрия; остров Джерси; Западное Самоа; Либерия; Панама; Уругвай; американские штаты Делавэр, Орегон, Арканзас, Невада, Юта... Все, кто хранит там деньги, заработанные с плясками на костях, это 'Aliens' - Чужие, а с чужими разговор должен быть короткий.
  Пора устраивать финансовым 'черным дырам' День гнева и по истечение срока, если в какой-либо оффшорной забегаловке останутся деньги российского гражданина, то на счета Сбербанка придется перевести все, что есть на счетах в этом банке. Даже, если в подавляющем большинстве это деньги из других стран. Иначе из этих криминальных территорий я сделаю пустыню... В буквальном смысле этого слова.
  Если кто-то хочет вложить деньги за рубежом, то первое условие - это отсутствие возможности вложить в своей стране. А определяется это только отсутствием заявок на реализацию какого-либо живого дела. Заявки будет собирать мой фонд 'ББ'. И, если, чего не может быть в принципе, но все-таки вдруг, если в России средства в избытке, то, чтобы вложить в какой-либо фонд, страховой полис и прочее, нужно предоставить подробную информацию. В частности: о деятельности своей компании; ее партнерах; договорах; отчет за последний год; подробные личные данные о директорах и владельцах компании, начиная с их первого крика в родильном доме. Малейшие сомнения в честности и деньги останутся в России...
   Но это потом. Сейчас нужно пройтись по списку миллиардеров и вернуть самое очевидное - все, что уворовано по наглому и в безобразно больших количествах. Начинать, естественно, требуется с Ромы. Он у нас вроде как передовик капиталистического труда. Прохиндей заслужил, как исключительно одаренный продолжатель дела Оси Бендера, показ в телевизионном сериале 'История Ромы', основанном на эксклюзивных данных. Как получены капиталы, кому позолотил ручку, где хранятся активы и прочее - все, вплоть до сексуальных предпочтений. Гласность на самом высоком уровне. Сериал нужно показать широким массам, по первому каналу, в лучшее время.
  Правда для сбора материала цифрового фотоаппарата будет недостаточно. Нужно подсуетиться и обзавестись хорошей видеокамерой.
  Посетив уже знакомый магазинчик, оставил на полке двадцать штук. За эти деньги прихватил профессиональную цифровую DV-видеокамеру со всеми аксессуарами. Добавил в комплект телеобъектив с фиксированным зумом для фотокамеры, цифровой диктофон, два штатива, несколько десятков кассет и карт памяти...
   На Базе не меньше часа монтировал фотостудию. С трудом, но разместил аппаратуру в более или менее удобном виде. Причем кнопок оказалось столько, что рук уже не хватало и для включения фотоаппарата пришлось использовать удлинитель зажатый зубами. Но, наконец, все вроде устаканилось...
  Отыскал я 'Кошелек семьи' на футбольном матче, отмаркировал и скользнул в прошлое, к началу начал, и если бы не знал текущего состояния дел, то в первый момент прослезился бы. Сирота, трудное детство, но дальше свое взяли гены. И началась настоящая криминальная жизнь... Этапы большого пути: подержанные шины; Ухта; дизельное топливо; прибалтийские 'прачечные'; швейцарский и австрийский банк. Небольшой перерыв и следующий виток спирали на более высоком уровне: нефтянка; семья; Лондон; Женева; яхты; виллы; лимузины; вертолеты; 'Боинги'. Полное изображение в анфас и в профиль всех скелетов в шкафу. Трудился я, как проклятый, почти шестнадцать часов без перерыва и, кажется, зафиксировал все ключевые моменты биографии. На основе этого материала должен получиться хороший и интересный полноформатный телевизионный сериал. Народ должен знать своих героев.
  В конце полюбовался на олигарха собственной персоной в Стамфорд Бридже, после посещения шикарного японского ресторана Нобу на Парк Лэйн. И был он занят важным делом - смотрел любимую агитку на DVD - 'Соломенные псы'.
  Собрав кассеты и карты памяти, вместе с указанием, что с ними делать, переправил в сейф ЗАО 'ББ'. Но все-таки главным результатом работы являлись копии нескольких секретных книжечек с суммами, счетами и кодами банковских вкладов. Эти финансы должны поступить на счет 'ББ' и их размер радовал. Если к этому добавить прочие активы, то только один энтузиаст присвоения незаконно полученных денежных знаков, должен обеспечить нормальную раскрутку всех проектов ЗАО 'ББ'! В целом оказалось, что оценка состояния Ромы по списку Forbes, близка к истине. Правда, я насчитал в полтора раза больше, но это уже детали.
  Завершив работу по 'Кошельку', свернул оборудование и усталый, но довольный, поднялся к себе на Базу. Отдохнув пару часиков, пока команда готовила ужин, за едой приятно провел время, обсуждая простецкие текущие дела с Дервудом. И безмерно радовало лишь одно - этот мир еще долго будет развиваться до уровня земного.
  
   Отлично выспавшись, после завтрака снова спустился в храм. Следующими по списку Forbes были Миша и Володя. Отмаркировал, скользнул в прошлое и прошелся по всей цепочке их деяний. Выяснилось - на фоне Ромы они ангелы. Так, что никаких особых дополнений к распоряжениям писать не стал, разве что потом следовало отдельно попинать им за экологию на северных территориях. Но это можно сделать и в рамках программ ЗАО 'ББ'. В целом на героев телесериала оба не тянут. В лучшем случае на участников массовки... для их же блага.
  Здесь встал вопрос, что делать с собранной информацией - кассетами и снимками. Видимо, нужно создавать архив. На всякий случай. Не выбрасывать же информацию, на которую затрачено драгоценное время. Я прошелся по магазинам и нашел удобный секретер со множеством ящичков. Перетащил его в нижнюю прихожую, где хранил снаряжение, поставил в уголок, написал на ящичке Миша ? 2 и Володя ? 3 и загрузил в него все, что наработал за день. Теперь можно отдохнуть.
   Следующим утром по списку был Олежек, у которого имелась правильная мама, которая поет про наш паровоз, то в Париже, то на Кипре, то в Москве. И ее сынок - активный мальчик, из тех ребят, которые еще в университете почуяли, что можно не дожидаться получения диплома, а начинать делать деньги прямо сейчас...
   Через полчаса меня стало тошнить от воров, прохиндеев и паразитов. Как говорится, - эти три дня оставили неизгладимый и мрачный след в моей душе. Нужно срочно делать перерыв.
   По-быстрому свернув оборудование, решил отдохнуть несколько дней. Сложил аппаратуру для наблюдения в прихожей и переоделся в походное. Подхватил оружие, рюкзачок, не глядя ткнул пальцем, открывая Ворота в очередной филиал храма, и, вздохнув полной грудью, шагнул на постамент.
  
   Даже здесь внутри помещения за толстыми стенами я слышал слитные крики толпы. Не меньше нескольких сотен человеческих глоток орали, скандируя, - 'Смерть, смерть...'. Внутренне я был с ними солидарен, именно смерть... олигархи довели до ручки. Я расправил плечи и рыкнул в полной тишине храма, проверяя на вкус это сладкое слово.
  - С-смерть! - М-да, нужно срочно очищать свою карму от олигархической грязи. Соскочив с постамента, быстрым шагом направился к выходу.
   На несколько секунд задержался на ступенях у выхода и огляделся. Ярко светит полуденное солнце. Храм стоит в центре мощеной площади в окружении низких каменных стен. Вокруг ни души. Главные ворота приоткрыты и оттуда, из-за стен, слышится ор толпы. Скинул с плеч и поставил в уголок колчан с луком, проверил, как выходит из ножен меч, и хорошо ли подвешена секира. Настроился на сшибку с переходом на внутреннее зрение, рассчитывая видеть все - впереди, слева, справа, сзади и широким, скользящим шагом двинулся к воротам, порыкивая от нетерпения... тигр идет.
   Протиснулся в щель ворот и осмотрелся. На большой городской площади перед воротами казнили жрецов. Казнили четвертованием и в углу помоста, рядом с плахой, уже сформировалась куча, состоящая из голов, рук, ног и всего остального этих несчастных.
  Палач в очередной раз махнул топором и крик жертвы потонул в слитном реве толпы.
  - Смерть! - Своей очереди связанные и на коленях ждали восемь человек... Припозднился я, однако.
  Натянув на лицо свою спецназовскую шапочку, выхватил меч и с рычанием бросился на толпу. Люди стояли плотно, спиной ко мне и вытягивали шеи, чтобы лучше видеть помост с палачом. Поэтому я ничего лучше не придумал, как вскочить на плечи крайнему. А затем побежать по головам, успевая цеплять кончиком меча, макушки всех до кого мог дотянуться, нанося удары клинком крест на крест. Я бы обозвал этот прием - 'лесоповал'. Люди падали, как спиленные елки в лесу, и за мной оставалась широкая просека.
  Но вот я соскочил с последнего гражданского из толпы и передо мной остались только стража и палач. Палач был один, а стражи много. Нужно переходить к следующему приему - больше всего для него подходит название 'фреза'. Он хорошо пригоден для снятия множества заусенцев.
  Перебросив меч в левую руку, обнажил секиру и закрутил клинок и топор по сложным траекториям. Здесь главное - не увязнуть в месиве тел, рук, ног и крови. Но и солдатики оказались не из робкого десятка, повыхватывали все, что можно - мечи, топоры, кинжалы и, рассчитывая, видимо, на свою численность, попытались меня остановить. А я двинулся сквозь них по трассе, которая во многом являлась порождением злости и желания отправить в мир иной, как можно больше народа.
  Вращение и уклон. Я не человек - я фреза. Каждый удар не должен быть напрасным... Главная защита - это нападение, и внимательнее, черт побери! Мешанина мечей, рук, ножей, ног. Добей! Слева чья-то спина. Получи! Меч разрубает позвоночник! Это будет наш Рома. Справа лицо, белые от страха глаза и раззявленный в крике рот. Прими секиру по темечку! Это Олежек - мир праху ему. Удар, вращение. Вращение, блок лезвием секиры и отрубленная ниже локтя рука вместе ножом начинает свое падение на землю! Резкий выдох! Нырок в сторону. Это уже не 'фреза', а 'рокада'... Мах мечом назад и фонтан крови из разрубленного горла. Апперкот секирой снизу вверх и разрублена челюсть вместе с лицевыми костями. Соберись... Бей! Работаем, работаем...
   Сбоку, кто-то просунул копье. Тело изогнулось, уходя от удара. Уклон. Мах мечом и секирой. Три трупа - секира остановилась только завязнув во втором, третий мертвяк - целиком и полностью заслуга меча. Двое, те, которые от секиры, у нас будут Миша и Володя - я хмыкнул про себя, - чем-то даже внешне похожи. Подпрыгнуть... Трупы надо валить по сторонам и оставлять сзади, иначе можно поскользнуться. Полоснуть! Рука в пределах досягаемости. Отрезать! И двигаться, двигаться...
  Кто-то вскользь задевает сулицей. Будь внимательнее! Здесь тоже есть кое-кто не пальцем деланный. Короткий вдох. Меч колет, секира рубит. В моем времени трупы падают, как во сне, медленно и регулярно - надо это использовать и скользить среди них, еще живых, но уже мертвых. Скользить вращаясь, посылая смерть во все стороны - туда куда может дотянуться рука. Чьи-то пальцы тянутся к горлу. Сбрить! Пускай гуляет с культяпкой, как Борис.
   Но вот впереди показалась пустота. Солдаты кончились - я прошел их насквозь, как нож. Взгляд в сторону помоста, - а палач-то не из пугливых или ему некуда бежать!? В любом случае он мой.
  Вымахнув на помост из толпы, почувствовал себя под прицелом. Бросок влево - арбалетный болт впритирку прошел мимо правой ноги. Бросок вправо - два болта пробивают доски насквозь у левого сапога. Похоже, что главные хитрецы засели в башне на краю площади... и сейчас ловят на живца. Но это потом.
  Вращение, и обеими руками, последовательно мечом и секирой, достал палача. От двойного удара не спрятаться за топором, нужна другая защита. Поэтому, когда меч полоснул по бедрам и руки палача совершенно естественно опустились, секира пересеклась с его горлом. Голова подпрыгнула, обрубок, фонтанируя кровью, полетел вслед разбегающейся толпе. Вторым ударом меча я вскрыл брюшину немного наискось и синеватые кишки, как толстые черви, вывались наружу. Но я не злюсь на тебя палач - мы с тобой одной крови. Каждый из нас делает свою работу... как умеет. Я свою делаю лучше... брат.
   Спрыгивая с помоста, сделал сальто и сумел за время переворота рассмотреть всю площадь и спереди и сзади. Паника охватила всех и очень отчетливо видно, где я прошел. Это был даже не лесоповал, а настоящий бурелом после торнадо. В короткой схватке я положил человек пятьдесят. Но это еще не конец. Остались хитрецы в трехэтажной башне.
  Три уровня бойниц башни имели разный размер, чем дальше от земли, тем бойницы шире. Причем, первый уровень очень узких щелей находился на высоте примерно два с половиной метра, но стреляли с самого верха.
  Приземлившись на маленький свободный пятачок среди трупов, бросился догонять последних из толпы. Пока бежал внутреннее чувство на подобие метронома отсчитывало доли секунд. В это время три арбалетчика согнувшись со скрипом тянули тетиву и вкладывали в пазы новые болты. Причем, один из них все делал, как минимум в два раза быстрее, чем остальные. Все, пора, и я побежал зигзагом, стараясь делать галсы случайным образом.
  Я находился почти в мертвой зоне, когда с гудением рядом с левым виском пролетел первый болт. Успел-таки гад, тот который пошустрей.
  Когда до дверей башни оставалось шесть шагов, попытался исполнить 'йоко-тоби-гери' с расчетом выбить дверь ударом ноги к чертовой матери. Но, уже пролетев в воздухе половину расстояния, увидел - дверь сделана из ядреных дубовых брусьев обитых железом. Здесь для взлома потребуется хорошее бревно в качестве тарана. Да и в варианте с бревном с откупоркой придется повозиться. Поэтому не стал бить ногой в дверь, а мягко спружинил от нее, упал в стойку низкого старта, убрал меч и секиру. После чего без колебаний побежал налево, где за углом башни успел разглядеть маленький штабель из толстых жердей.
  Жерди оказались разной длины. Почти не глядя подхватил из общей кучи четырехметровый дрын и спиной вперед, держа жердь за конец левой рукой, стал отбегать от башни, внимательно наблюдая за верхним окном. И как только увидел в бойнице тень, метнул в нее нож. Расстояние до окна было метров двадцать пять, но как Мастер клинка, поднаторевший в бросках, в конечном результате я не сомневался. Поэтому, подхватив жердь второй рукой, без колебаний начал разбег. А нужно было мне допрыгнуть до второго яруса бойниц. В щели первого яруса пролезла бы только кошка.
  До этого момента прыжки с шестом мне были известны исключительно в теоретическом плане. Но я рассчитывал и без фибергласа как-нибудь долететь до высоты примерно в четыре метра. Не ахти какая высота и далеко не мировой рекорд. Главное, чтобы оглобля не сломалась в самый ответственный момент.
   Разбег, толчок, полет, разворот боком, чтобы влететь в бойницу, не задев ее краев, толкнуться руками от шеста в верхней точке. Я лечу вперед ногами и попадаю точно по центру бойницы второго этажа. Пролетев через дырку, торможу одной рукой, цепляясь за стенки. Это позволяет погасить основную инерцию движения, развернуться на девяносто градусов и почти идеально на полусогнутые ноги приземлиться на пол. Есть.
   Короткий взгляд по сторонам и я вижу крутую лестницу, уходящую на третий этаж. Прямо передо мной, на последних ступеньках труп солдата с ножом в груди. Видимо он только что сверзился по лестнице вниз. Все-таки отменный у меня бросок! Мысленно я себе аплодировал. Но наверху точно ждут, как минимум, два арбалета и этот труп очень даже к месту. Выдергиваю нож, подхватываю мертвого вояку на плечо и, защищаясь им как щитом, начинаю громко топая подниматься наверх.
   Солдата я показываю в проеме люка на третий этаж только со спины и с удовлетворением ощущаю - чок, чок. Не выдержали нервишки, поторопились вояки. Два удара в мертвое тело - два арбалетных болта и у стрелков уже не будет времени на перезарядку. Бросив, ставший ненужным, труп, выскакиваю из люка с обнаженным мечом.
   Ха, да их здесь трое - два стрелка и третий, экая удача, любимый мой персонаж из сказок - Серебряная рука. Мир тесен для настоящих мужчин! Вот кто оказывается здесь такой шустрый.
   С ходу бросаю нож в крайнего воина, который почему-то решил, что я ему позволю спокойно перезарядить арбалет. Второй стрелок намек понял с полужеста, бросил заниматься глупым делом по перезарядке арбалета, обнажил клинок, шагнул и встал рядом с Серебряным. У этого монстра, по крайней мере на первый взгляд, не было никакого оружия. Но все прояснилось довольно быстро. Увечный согнул левую руку в локте, а правой - выдвинул у себя из рукава широкий тесак, с щелчком закрепив его на протезе. Видимо, мой недоброжелатель левша.
   Я перебросил меч в левую руку и достал секиру. Пора начинать танцы. В этот момент, будто услышав меня, Серебряный жестом фокусника запустил руку за спину, вытащил метательный нож и, как ему казалось, неотразимо, коварным броском снизу направил его в мою сторону. Нормальный человек действовать так быстро не может, но я ждал от урода чего-то подобного и без труда отбил клинок в сторону.
  Серебряная рука удивился и не пожелал этого скрыть. Очевидно, это была его коронка - бросок, как он считал, - верная смерть! Но на каждую хитрую задницу...
   А далее, для разогрева, я в своем фирменном стиле, начал раскручивать в противофазе меч с секирой. Прыжок. Серебряный увернулся, а вот его солдатик сплоховал - уклонился от клинка и встретился с секирой. В результате его правая рука попала под 'вентилятор' и оказалась обрубленной в двух местах. Сначала упала кисть вместе с мечом, потом кусок руки по локоть. А что б бедняга не путался под ногами, я классическим 'уширо-гери', сломав заодно ему несколько ребер, отправил болезного в угол комнаты. Серебряный в свою очередь, думая что я занят другим, попытался ткнуть меня своим тесаком, тоже в своем стиле - мгновенно и коварно... Не получилось.
   Развернувшись к нему лицом, я ускорил вращение разящей стали и постарался задать мечу сложную траекторию с расчетом зацепить, что-нибудь ниже пояса. Фактически от такой двойной 'мельницы' в исполнении обоерукого воина нет защиты и Серебряный сломался почти сразу. Как только я первый раз зацепил его бедро, он попытался бежать. А чтобы получить хотя бы мгновение передышки для реализации плана побега, монстр ничего лучше не придумал, как сделать мне подсечку ногой. Эту ногу я ему благополучно и обрубил... чуть ниже колена. И пока он пытался балансировать на одной ноге, в сторону от тела отлетела его серебряная рука с клинком. А затем, я не отказал себе в удовольствии, пройтись 'мельницей' по его туловищу. На сколько кусков я при этом порубил беднягу, сказать сложно. Было тут и филе, и окорок, и рулька... Частей и кусков много, а крови еще больше. Аут.
   В это время со стороны площади послышался топот копыт, бряцанье стали и отрывистые команды. Я выглянул в бойницу и увидел, что на площадь к башне прибыл отряд быстрого реагирования, - человек сорок латников под командой двух офицеров на лошадях. Очередное пушечное мясо оказалось настроено весьма воинственно и с ходу по команде офицера начало, подбадривая себя громкими криками, ломать дверь в башню.
   Я хмыкнул про себя, подобрал с пола отрубленную серебряную руку и голову, положил на подоконник и для создания божественного антуража исполнил воинственный клик индейцев чероки, используя все свои вокальные данные. Когда на площади установилась подходящая моменту тишина, выкинул серебряный протез вместе с верхней частью тела Серебряного на головы солдат. Эффект был, но не вполне прогнозируемый - под яростные вопли офицеров, ударилась в бега лишь половина отряда спецназа. Человек пятнадцать самых бесстрашных или глупых - остались.
   Ну, что ж воевать, так воевать. Подобрал с пола два арбалета и в ускоренном темпе зарядил. Мельком выглянул в бойницу и почти одновременно с двух рук выстрелил по командирам. Одному болт угодил по центру лба, второй - поймал подарок животом. Сразу после того как офицеры сверзились с коней, поле боя покинули еще пять человек. Приглядевшись к оставшимся, понял - это мои старые знакомцы - пираты. Этих нужно рубить под корень, они закончат схватку и покинут площадь только, если их вынесут вперед ногами.
  Снова зарядив два арбалета и перепрыгивая через несколько ступенек, сбежал вниз на первый этаж. В промежуток между ударами тарана отодвинул засов и, когда она распахнулась от очередного удара, из проема двери, с двух рук, дал залп из арбалетов по самым шустрым. Выхватил меч вместе с секирой и, перешагнув через бревно, вышел на площадь. Небрежно, мечом отбив два брошенных в мою сторону копья, скользнул в боевой режим.
   Теперь повеселимся. Сейчас я не человек, я мультяшная черепашка ниндзя, владеющая приемами айкидо. Отклонив клинком наконечник копья первого пирата, расколол секирой его панцирь словно скорлупу ореха. Затем, прикрываясь трупом, как щитом, сделал два шага вперед. В результате этого действия в незащищенную спину уже мертвого тела воткнулись сразу три копья. Одно из них пробило мою надежную защиту насквозь, слегка оцарапав мне грудь. Отменный удар.
  Оставив труп висеть на копьях, сместился вправо, туда, где меня не могли достать, оставшиеся две зубочистки с наконечниками. И, накладывая яркие краски в рисунок боя, поднырнул под руку с кистенем и помог руке бандита в замахе не остановиться, еще и добавив энергии удару. В результате, освинцованный шар, сломав по дороге частокол зубов, влетел в оскаленный рот пирата, который слева, застряв у него в глотке. Два ноль. Бандит с кистенем в результате такого эффекта от удара впал в ступор. Он смотрел на последствия своего богатырского маха квадратными глазами. Мне ничего другого не оставалось, как толкнуть его под удар еще одного копья. Наконечник очень удачно вошел пирату в шею, пробив ее насквозь. Резко сменив направление движения, уклонился от удара наискосок секирой. Успел сделать дровосеку переднюю подсечку и легонько подтолкнул под локоток. Этим добился того, что в падении он, не сумев сдержать инерцию, угодил лезвием по ноге соседа, разрубив окорок бедолаги аж до половины. Почти на уровне инстинкта почувствовал опасность и уловил краем глаза мах рукой из-за спин. Извернулся и, как бильярдный шар от бортика, подправив лезвием клинка траекторию метательного ножа, направил подарок под углом в сторону. Неудачно. Скользнув по кирасе латника вхолостую, нож воткнулся в землю. Тщительнее надо быть! Но пират из задних рядов не оставил попыток и бросал еще два раза. В свою очередь, максимум чего я достиг, меняя направление полета ножей, это легкая царапина на лице одного из подонков. Так что можно констатировать - здесь мой айкидошный фокус не прошел.
  В течение последующих двух минут, я только уклонялся, приседал, перемещался в суматохе и кутерьме, блокировал удары и ждал. Ждал подходящего случая. Он наступил, когда два вояки, потеряв копья и обнажив клинки, захотели синхронно, прямыми ударами мечей, проткнуть меня насквозь слева и справа. Резко откинувшись назад и уйдя с линии атаки, я выпустил из рук меч с секирой. Затем перехватил запястья обоих мечников, чуть сменил направление и добавил инерции движения клинкам крест на крест. Оба меча в классическом стиле глубокого прямого выпада вошли под основания челюстей бандитов. Немая сцена... От двух бортов в лузу. Не слышу аплодисменты...
  Меч и секиру я успел подхватить обратно до того, как они коснулись земли.
   В глазах последних двоих, оставшихся на ногах, появилась паника и отчаянье. Отступив на несколько шагов, оба бросили оружие и упали на колени. Я подошел к ним вплотную и для проверки искренности раскаянья повернулся спиной, провоцируя на удар. Мои подозрения подтвердились. Один ублюдок поддался искушению и потянулся, чтобы схватить меч. На развороте, ударом клинка я отделил ему голову от плеч. Второй пират от страха, тихо подвывая, еще больше пригнулся. Затем упал плашмя на землю и закрыл голову руками. И это правильно... Осознание вины должно быть полным, а искупление безграничным. Как говорится, - на свободу только с чистой совестью и без всяких задних мыслей.
   Пнул ногой пирата и приказал.
  - Ты будешь моим подсылом. Вернешься к своим. Будешь передавать все о Первых и Вечно Вторых. Вроде их осталось только двое. Постарайся узнать, где они скрываются. Все что узнаешь, передашь жрецам. В дальнейшем, станешь сообщать храму о всех событиях на Острове. А сейчас вставай и беги, - и, как ударом кнута, прикрикнул. - Живо. - Пират сначала ползком, затем на карачках, подхватился и устремился прочь.
  Как-то я все сам, да сам. А хорошая организация управлением страной предполагает наличие разветвленной сети стукачей. Только дураки и преступники считают эту профессию чем-то позорным. Так что будем считать, - только что в этом новом и наиважнейшем государственном институте из гнезда выпорхнула первая ласточка... точнее, птенчик.
  Прикрыв глаза, я постарался охватить своим вниманием всю площадь и ближайшие дома. Активных бойцов в пределах досягаемости не было. Имелся страх в глазах простых жителей, наблюдающих через щелочку в ставнях. Физическая боль от ран двух недобитков у башни. Ужас с примесью сексуального влечения у молодухи, подсматривающей за событиями из чердачного окна... Вся гамма человеческих чувств за исключением одного - желания продолжать со мной схватку.
  Протерев лезвия о одежонку одного из бандитов, вложил меч в ножны, секиру спрятал в чехле и направился на помост к жрецам. Они так и простояли все время плотно упакованные веревками на коленях рядом с плахой. Разрезав ножом путы, подождал минуту пока узники совести поднимутся на ноги, с трудом разминая занемевшие члены, и неторопливо направился к воротам храма. Мои адепты, покряхтывая и постанывая, двинулись следом.
  Войдя на территорию храма, повернул налево к стандартному столу под навесом, уселся на своем месте во главе и стал рассматривать, подходящих членов команды. Вид у всех был не ах, но дело свое они знали отлично, - пятеро из восьми сразу же направились на кухню. Трое оставшихся переглянулись. Вперед выступил пожилой жрец, которому видимо по статусу теперь предстояло говорить с Посланником Богов.
  Но первым начал разговор я.
  - Как твое имя, брат и, как называется этот город?
  - Мое имя Селекта, Старший брат. Город имеет название Берес.
  - Что тут у вас произошло? - Жрец вздохнул и, растирая затекшие после веревок руки, приступил к рассказу:
  - Две луны назад мимо нашего города прошла армия. Город не мог и не стал ей оказывать сопротивления. В первый же день пираты с Острова вырезали храмовую стражу, подвергли пыткам и повесили главного жреца. В дальнейшем на две луны о нас вроде бы забыли. Но тишком, методически вырезали в городе всех внушающих подозрения, прихватив и тех, у кого можно хоть чем-нибудь поживиться. Палач на площади работал каждый день. И каждый день толпа зевак, приходящая поглазеть на казни, становилась все больше, а крики 'смерть' все громче. Люди постепенно зверели, Старший брат. - Я подумал, что чем-то это мне напоминает современную Россию. Те же методы, те же последствия. Впрочем, что-то я не по делу отвлекся.
  - Сегодня утром терпение наше иссякло и мы решили помешать очередной казни или умереть. К твоему приходу Старший брат было убито пять братьев. - Жрец повесил голову и замолчал.
  Возможно, это был камень в мой огород - не обеспечил мол сохранность вверенного коллектива. Я выдержал положенную минуту молчания и продолжил расспросы.
  - Кто еще кроме Серебряной руки и его стражи представляет опасность для города?
  - Новый бургомистр и его семья, но скорее всего они уже бежали. Они всего лишь подонки, а не бойцы, и без пиратов это мусор под ногами. - Я кивнул, соглашаясь, и приказал.
  - Пускай кто-нибудь сходит и проверит. Если кто-либо остался, то пусть посланец передаст мой приказ. Немедленно прийти на суд в храм. Да, и пусть принимаются за уборку трупов с площади. А за одно, следует узнать - какая обстановка в городе и доложить.
  - Я понял, Старший брат. В город пойдут трое братьев. Нам нужно еще сделать закупки продуктов.
  - И еще. Нужно почистить, отмыть от крови и просушить мою одежду. А пока я должен переодеться во что-то чистое.
  Жрец часто закивал соглашаясь. От троицы отделился адепт и бегом бросился в подсобные помещения храма. Я стянул, задубевшую от крови боевую амуницию, и направился к священному бассейну ополоснуться. Смыв кровь и сопли плохих парней, почувствовал легкую усталость. Хотя холодная и чистая вода подняли настроение, но вернувшись под навес, где уже лежала стопка свежей одежды, я нацелился слегка вздремнуть. Это была неплохая идея, чтобы не мешать адептам разобраться с обстановкой. Посему уселся в кресло, откинулся на спинку и прикрыл глаза, давая понять братьям, что буду отдыхать. Тройка жрецов потопталась рядом и рассосалась по делам.
  А у меня не выходила из головы возбужденная девица в окне дома на краю площади. Неизвестно как она выглядела внешне, но ее внутренний огонь и неуемное желание, действовали возбуждающе и вызывали внутреннюю дрожь. Я прикинул, что на подготовку ужина и постирушки, братьям потребуется не менее двух часов. И пока суд да дело, нет смысла сидеть и ждать у моря погоды. Схожу-ка я к этой молодухе на... рекогносцировку. Может она хороша не только внутренне, но и внешне. Тогда потушить ее пожар в крови - это достойное мероприятие...
  Я открыл глаза и поднял вверх указательный палец. Через пару секунд передо мной образовался в поклоне один их младший братьев. Встав на ноги, я начал одеваться в чистое, в процессе переодевания информируя.
  - Пойду прогуляюсь. Здесь недалеко. Скоро вернусь.
  Выйдя из ворот, направился прямиком к заинтересовавшему дому на краю площади, но пришлось сделать крюк, чтобы обойти лужи крови, и не перепрыгивать через трупы. Все-таки знатную я устроил скотобойню...
  Ставни интересующего меня дома, как впрочем и всех домов вокруг площади, оказались плотно прикрыты, но я чувствовал - предмет моего интереса, переживая бурю эмоций, наблюдает в щелку окна на втором этаже. А меня тянуло, как магнитом, и чем ближе, тем сильней. Мистика.
  Поднявшись на крыльцо, дважды, как хозяин, ударил кулаком по двери. За створкой кто-то сдавленно пискнул и, ломанувшись прочь, с грохотом повалил какой-то предмет мебели. С минуту за дверью стояла полная тишина и я уже было нацелился постучаться ногой, когда заскрипел отодвигаемый засов - дверь приоткрылась. Я толкнул створку рукой и вошел в дом.
  Справа у стены, выпятив грудь, раскинув руки как крылья и закрывая собой остальных, стояла... Мать! Из-за ее плеча с испугом выглядывал мужичонка выше средней упитанности и торчали еще три белобрысые макушки младшеньких. Мамаша молчала, но весь ее вид говорил, - 'но пасаран', только через мой труп! Я хмыкнул и беспрепятственно направился к лестнице на второй этаж.
  Зайдя в нужную комнату на втором этаже и оглядевшись, понял, - предчувствие не обмануло. Мысленно облизнулся, как кот на сметану, и закрыл за собой дверь.
  Отменная фигура, густые каштановые волосы, большие светло карие глаза с поволокой - на первый взгляд в красотке не имелось изъянов. Оглядев девицу более внимательно, я не нашел у нее недостатков и на второй взгляд. Одним словом этакий настоящий 'sex appeal' в своем самом ярком выражении. С внутренней дрожью, гипнотизируя взглядом, я мягкой кошачьей походкой прожженного сатира подошел к ней вплотную и осторожно провел пальцем по щеке. Нежная молодая кожа будто светится изнутри. О таких еще говорят, - кровь с молоком. Девушку мелко затрясло и я, обволакивая взглядом, почти нежным, грудным голосом не спросил, а проворковал.
  - Как тебя зовут красавица?
  - Аллу-Сиата, - с трудом выдавила из себя красотка, а я легким касанием провел пальцем по шее, ключичной впадине и спустился к ложбинке между высоких грудей, вызвав еле слышный стон.
  - Ты прекрасна Аллу-Сиата, - я нежно обхватил талию и присосался долгим поцелуем вампира к шее.
  Через пару минут, измяв, как маков цвет, подхватил красавицу под мышки, усадил на стол и разместился между ног. Не отрываясь от груди, поместил героя перед клумбой. Помогая себе правой рукой, стал легкими касаниями, под аккомпанемент все более громких стонов прелестницы, проситься войти в храм. Затем перехватился руками за поясницу и повел ковку булатной стали по нарастающей, прислушиваясь к переживаниям красавицы. Постепенно громкие стоны перешли в крики. Они сопровождались моими почти львиными порыкиваниями. И дуэтом, под один протяжный вопль страсти, мы синхронно улетели первый раз. Затем состоялся и второй полет. Отличный результат для истребителя-перехватчика в свободном поиске. Но это был далеко не конец...
  Временами моя красотка теряла сознание, а через час и полностью обессилела. Финита. Я, поцеловав на прощанье прелестницу и, чувствуя себя Героем без всяких изъятий, направился обратно в храм.
  Спустившись по лестнице на первый этаж, увидел картину прямо противоположную той, когда заходил в дом. Плюгавый мужичонка-муж и вся молодая белобрысая поросль, в количестве трех детишек, пыхтели, пытаясь, и не без успеха, удержать мамашу. Она, очевидно, не в силах спокойно слушать крики страсти на втором этаже, собиралась показать мне 'кузькину мать' в своем лице. За одно, выдать по первое число и порочной дочурке. Ее можно было понять... и мне оставалось только одно - пройти мимо молча, ничего не замечая, с гордо поднятой головой.
  Переступив через порог, широко расправил плечи и оглядел площадь. С противоположного края побоища, к своей работе приступили божедомы, но с одной телегой им с уборкой трупов будет справиться непросто. И ведь еще придется замывать от крови брусчатку. Да, и эшафот вместе с плахой нужно с площади убирать. Не дело это - казнить напротив храма.
  Зайдя в ворота, понял, что мои расчеты оказались верными. Стол под навесом успел приобрести привычные очертания и был полон чашечек, мисочек, блюд с фруктами, графинчиков с черте чем и пока пустых тарелок. Поэтому прямиком направился к своему законному месту во главе стола. Краем глаза отметил, - Селекта шепчется с одним из вернувшихся из города младших братьев, систематизирует информацию и готовит сообщение. Похвально.
  Подцепив для разгона с блюда сочную грушу, сделал первый укус. Затем пододвинул салат и, заедая ароматной лепешкой, приступил к разведке боем. Закончив с разминкой, освободил место на столе для молочного кабанчика. Отрезав ему пятачок и нацепив на вилку, макнул в мисочку с соусом и отправил по назначению. Благодать. Настоящая монастырская трапеза.
  Через пятнадцать минут, когда я благополучно закончил процесс насыщения, Селекта как раз успел переговорить со всеми вернувшимися подсылами храма, вернулся под навес и встал напротив. Сделав последний глоток холодной ключевой воды, я расслабленный и довольный откинулся на спинку кресла и кивнул жрецу. Селекта культурно, прочищая горло, кашлянул в кулачок и начал излагать последние новости.
  - Бургомистр со всеми родственниками бежал из города. Из надежных людей на эту должность можно рекомендовать только старшину кожевников. Я взял на себя смелость и приказал ему занять должность бургомистра. - У меня не было оснований не соглашаться и я кивнул жрецу продолжать.
  - В городской страже проверенных людей осталось менее половины и, если войска вернутся, то город падет в течение одного дня. - Селекта посмотрел на меня с надеждой и я задал вопрос.
  - Сколько солдат в войске?
  - Четыре квадрата, - быстро покопавшись в памяти, вспомнил, что в квадрате примерно триста сабель, итого получается больше тысячи. Это серьезно.
  - Когда они могут вернуться? - Селекта подумал и сказал.
  - Осада и взятие города Вень, последней на закат пограничной крепости Лирея, займет у них не более одной луны и обратно их следует ждать, где-то через десять дней.
  - Сколько всадников в войске?
  - На конях только старшие командиры - это три ладони лошадей и четыре ладони гужевых битюгов, - я кивнул с удовлетворением.
  - По какой местности проходит дорога до города Вень?
  - В основном это лесостепь. На расстоянии пол-луны по дороге - высокотравная равнина с отдельными перелесками. У города Вень тракт проходит по густому лесу, гатям и заболоченности в пойме реки. Примерно через каждый день пути нужно пересечь неглубокую, но полноводную речку. Все реки берут начало в горах и постепенно мелеют, пропадая в песках пустыни на полночь и на восход.
  Пока Селекта в подробностях рассказывал об особенностях территории, в моей голове постепенно стал складываться план. Очень амбициозный, но вполне выполнимый. Можно было с некоторыми модификациями повторить шутку, которую сыграли на Земле с римскими легионами скифские лучники. Но требовалась определенная подготовка и я стал перечислять.
  - Мне потребуется два хороших коня. Один из них очень хороший - основной, для скачки. Другой для перевозки снаряжения. Если такие есть в городе или окрестностях, их нужно забрать. Также нужно подготовить запас продуктов на два дня и не менее трехсот стрел, тремя пучками по сотне штук. Пусть поработают оружейники города. В качестве образца возьмите стрелы из моего колчана. Колчан лежит у входа в храм, - в этот момент я увидел, что через приоткрытые ворота, наклонив голову и ни на кого не глядя, прошмыгнула девушка и быстрым шагом направилась к хозяйственному блоку. С удивлением узнал в ней предмет своего мимолетного романа и спросил.
  - Что здесь делает Аллу-Сиата? - Селекта оглянулся и сообщил.
  - Аллу послушница храма. С семи лет проходила обучение по подготовке священной трапезы у брата Шамшо. Пираты его убили сегодня утром, самым первым. Сейчас она осталась наиболее обученной таинствам приготовления. По моей просьбе, она пряталась от пиратов, сейчас вернулась. Во многом, из-за отсутствия Шамшо и Аллу эта священная трапеза получилась такой скромной.
  - Умеет ли она ездить на лошади и бывала ли в городе Вень?
  - В городе у нее живут родственники и не реже двух раз в год на праздники Плодородия и Первого ростка она ездит к ним в гости. Причем, последние пять лет отправляется в дорогу верхом.
  - Готовьте четырех коней. Два верховых и два вьючных. Аллу поедет со мной. И нужно увеличить количество стрел до четырех сотен.
  - Я понял Старший брат.
  - Сейчас я схожу и принесу наконечники для стрел, затем уйду и вернусь через день, утром. За время пока меня не будет, нужно подготовить снаряжение. Аллу для себя пусть возьмет один арбалет и десяток болтов. Арбалет подберите в башне. И еще - к моему отъезду нужно найти знающих людей и нарисовать подробный план пути до города Вень.
  Я поднялся из-за стола и направился в храм. Прошел через Ворота на Базу и отсыпал из мешка примерно четыреста бронебойных наконечников. Вернулся в Берес и оставил их у входа вместе с образцом стрелы, махнув рукой жрецам, чтобы забрали. Теперь пока мои адепты готовят снаряжение можно отвлечься и провести очередную ревизию по списку Forbes. Паразитов нужно выжигать каленым железом, а если это глисты, то требуется хороший клистир на скипидаре с патефонными иголками.
  В ускоренном темпе смонтировал аудиовидеостудию и притупил к просмотру линии жизни очередного претендента на раскулачивание. Затем понял - отслеживание всех связей и виновных лиц займет еще никак не меньше суток. А завтра мне предстоит начать военную компанию и нужно отдохнуть перед походом.
  А раз так, то поднялся с кресла, потянулся и, насвистывая мотивчик из арии, - '... у любви, как у пташки крылья, ее нельзя никак поймать', направился в опочивальню.
  
  
  Часть 6. МАЛЕНЬКАЯ ПОБЕДОНОСНАЯ ВОЙНА
  
  
  Утром, тщательно проверив снаряжение, открыл Ворота и шагнул на постамент храма города Берес. С минуту постоял, прислушиваясь к внутреннему голосу. Голос молчал - в городе все спокойно. Я повеселел, спрыгнул на пол и, проходя мимо, от души шваркнул кулаком по бронзовому диску. После этого оставалось только, зажав уши ладонями, бегом на полусогнутых ногах припустить к выходу.
  На выходе меня ждало ясное небо и солнечный день - отличная погода для начала похода. Как и было задумано, звуковой удар потряс окружающих. У стены рядом с воротами и на дворе попадали на землю все кроме жрецов - стойких оловянных солдатиков.
  Прямо напротив, глядя на меня с ужасом, на коленях стояла кучка в несколько человек. Видимо, это были новый бургомистр и обновленная мэрия в полном составе. Рядом, на пятой точке с ошарашенным видом сидела Аллу-Сиата. Каждому свое - кого-то звуковой удар бронзового гонга бросил на колени, а кто-то от неожиданности опустился на задницу. Лишь жрецы, втянув головы в плечи и ухватившись за столбы, остались стоять на ногах.
  С противоположной стороны к крючьям в стене привязаны четыре лошади. Две под седлами, две навьюченные связками стрел и прочим дорожным скарбом.
  После некоторого колебания направился к новому руководству городом. Остановившись в нескольких шагах, рявкнул.
  - Встать! - эффект оказался просто поразительный, в долю секунды, как подброшенные пружиной, все пятеро оказались на ногах, и я продолжил с напором следователя гестапо.
  - Кто бургомистр? Имя?
  - Я-я. Меньо-о, - проблеял самый толстенький. Мир тесен - в новом бургомистре я узнал отца Аллу-Сиаты. Нахмурив брови, приказал.
  - Поднять голову. Смотреть в глаза. - Новый городской голова попытался встать по стойке смирно, что выглядело довольно-таки комично, и преданно уставился мне в лицо. Но зрачки, как заведенные, двигались по спирали и смотрели куда угодно только не по центру. Страшно... Наконец мне это надоело и я рявкнул. - В глаза. - Зрачки, как шарик в гольфе, последний раз прошлись по кромке и утвердились прямо. Мне даже послышался характерный 'бульк' при падении мячика на дно.
  Я сделал шаг вперед и задействовал свои способности эмпата. Было их не так чтобы уж много, но выявить явную ложь они позволяли. В целом, мужичонка понравился. Первое впечатление - неглуп, честен, не прячет глаза, но трусоват, и почти готов к самопожертвованию. То есть, - смирился и готов принять смерть от моей карающей длани. Сбоку подошел Селекта и ненавязчиво дал свои комментарии.
  - Старшину кожевников Меньо, сегодня утром, мэром выбрало собрание уважаемых граждан города. - Я сделал значительное лицо и провозгласил.
  - Старшина кожевников Меньо! Утверждаю тебя бургомистром города Берес. Вольно. Идите работайте. - Повернулся и направился к лошадям.
  Аллу успела подняться на ноги и сейчас стояла опустив голову и переминаясь с ноги на ногу. Я подошел к рысакам, отвязал каурого от крюка в стене, осмотрел копыта, проверил седло. Затем подхватил поводья и, похлопав, застоявшуюся лошадь по крупу, не касаясь стремян, взлетел в седло. Поднял коня на дыбы, по разбойничьи гикнул, пришпорил рысака и с места рванул галопом. Сделал круг по двору и, натянув поводья, опять поднял лошадь на дыбы. Заставил коня пройти на задних ногах несколько шагов, осадил и соскочил на землю. Пойдет. Аналогично проверил вторую седловую. Вполне... После чего приказал снять вьюки и разложить их содержимое на земле. Нужно проверить, как комплектацию, так и состояние снаряжения.
  Один мешок целиком состоял из стрел оперенных белым гусиным пером, упакованных в четыре связки, по сотне штук. Развязав веревки, перебрал все стрелы, проверил наконечники и балансировку. Забраковал из каждой сотни всего лишь пять-шесть штук. Отложив не прошедшие ОТК стрелы в сторону, посмотрел на Селекту. Он понял все без слов, подхватил брак и дал указание младшему брату бежать в город срочно заменить стрелы. Из проверенных наугад выбрал одну. Достал свой лук и, работая на публику, небрежно натянул тетиву. Выбрал в качестве мишени столб у противоположной стены и повернулся к нему спиной. Громко выдохнув 'ха', резко повернулся и спустил тетиву. Бронебойная стрела попала точно по центру столба толщиной сантиметров двадцать и пробила его насквозь, выскочив с противоположной стороны на ладонь. Жердина было закачалась от удара, но устояла. Отражает...
  Кивнул братьям, приказав паковать стрелы, и приступил к осмотру остального снаряжения. Здесь в комплекте имелся запас продуктов не на два дня, а минимум на неделю - сушеное и вяленное мясо, свежие лепешки, крупы, соль, фруктовый сахар. Милые сердцу - мешочки с пряностями и травками, кувшинчики и баклажки. Кухонное снаряжение - три котелка, миски разного размера, три кружки, ложки с вилками, рогульки и удобные крючья для готовки на костре. Постельные принадлежности состояли из двух шикарных, великолепно выделанных, медвежьих шкур. И откуда только чего берется... если надо.
  Отдельно лежали плотный брезентовый навес от дождя, смена одежды для меня и девушки, арбалет с десятью болтами, топорик, моток веревки и прочая мелочевка типа ниток и иголок. Кажется, ничего лишнего.
  Я подозвал Аллу, осмотрел ее одежду, повертев вокруг, как манекен. Оценил экипировку - вынул из ножен на поясе маленький кинжальчик и проверил заточку. Отменно. Кивком указал на арбалет, махнул рукой в сторону столба и с угрозой приказал.
  - Стреляй.
  Девчонка, как под гипнозом, подхватила арбалет, с помощью крюка, с трудом, но натянула тетиву. Вложила болт и почти не глядя сделала выстрел. Болт смачно вошел в столб в нескольких сантиметрах справа от моей стрелы. Я хмыкнул про себя - на тридцать метров это хороший выстрел, но может быть случайно, и, сбавив тон, сказал.
  - Еще. - Результат оказался аналогичным, за исключением того, что болт поразил столб слева от стрелы.
  - Молодец, - и не отказал себе в удовольствии хлопнуть по соблазнительно попке. - Собирай все снаряжение назад во вьюки. - Красотка криво, через силу, улыбнулась и приступила к работе, а я направился к столу под навес, чтобы обсудить особенности маршрута.
  Селекта успел расстелить на столе узкую полоску кожи длиной метра полтора с нарисованной схемой. Я с минуту рассматривал это произведение искусства. Затем спросил.
  - Где здесь направление на полночь? Сколько тменей до города Вень? - Селекта молча нарисовал стрелку, ответив на первый вопрос, и надолго задумался, обдумывая ответ на второй. Наконец, он беспомощно пожал плечами, оглядел остальных жрецов, ища поддержки - не нашел, и, запинаясь, сказал.
  - От нашего города до города Вень... три ладони дней пути... пешком. Верхом до города можно добраться, если очень торопиться, за одну ладонь дней. - Я прикинул и для себя определил масштаб плана, а расстояние до города оценил, как четыреста плюс-минус пятьдесят километров. Годится. Скатав план трубочкой, сообщил.
  - Мы вернемся через пол-луны или чуть раньше. Ждите с победой! - подхватил свой рюкзачок, колчан со стрелами и направился к лошадям.
  Еще раз проверил, как закреплены вьюки, проследил за посадкой в седло Аллу, лихо запрыгнул сам и во главе маленькой кавалькады выехал в распахнутые ворота.
  На площади уже не было трупов. Лишь несколько человек замывали последние пятна крови на брусчатке. Я пропустил Аллу вперед и по пустынным улицам мы двинулись к городским воротам. Выпуская нас из города, стража ворот согнулась в глубоком поклоне.
  Преодолев мост через сухой ров за городскими стенами, я восстановил в памяти план пути, пришпорил коня, обогнал Аллу и мы на рысях устремились от города.
  
  Дорога петляла по полям, с которых совсем недавно собрали урожай, и перелескам, почти прозрачным и состоящим из зарослей орешника, белых берез и не густого подлеска.
  Через несколько часов скачки, вылетели на отвесный берег неглубокой речки, шириной метров пятнадцать. Дорога спускалась по песчаному косогору и переходила в удобный брод. Я махнул рукой, показывая, что нам надо вверх по течению реки. Проехав метров двести по берегу, нашел хорошее место для стоянки. Здесь в речку впадал веселый и чистый ручеек, за долгое время размывший берег и создавший в реке глубокую заводь.
  Каждый солдат должен знать свой маневр. А раз так, то мне нужно ввести в курс дела Аллу, посвятив ее в некоторые детали плана предстоящей военной компании, где ей отводилась важная роль.
  Расседлав и стреножив лошадей, сходил за дровами и развел костер, на который моя спутница повесила котелок с водой, и нацелилась было достать из мешка припасы. Я остановил ее, достал из рюкзачка спиннинг, быстро собрал и, не мудрствуя лукаво, сделал первый бросок здесь же, целясь под бережок. Есть.
  К великому огорчению это оказалась щука, килограмма на три. Оно, конечно, свежатинка и питательно, но имеет место масса мелких костей, да и вкус мяса не первый сорт. Перебросив добычу поближе к костру, где ее с ходу подхватила Аллу, я дал ей знак не торопиться. Подумал, внимательно осмотрел участок реки наметанным глазом профессионала и решил отойти на десяток шагов по течению, поближе к песчаному перекату.
  Бросок. Есть. И это было уже лучше. Маленький судачок килограмма на полтора. Еще бросок. И опять судак чуть большего размера. Ну и достаточно, чтобы слегка заморить червячка. Я быстренько собрал спиннинг и вернул его в рюкзак.
  Передав судаков спутнице, сказал, чтобы из щуки она взяла лишь филе, а из судаков может получиться неплохая уха и, что обязательно нужно отварить сначала перья. Расстелил недалеко от костра в тени березы брезентовый полог и повалился на него, раскинув руки. Теплый летний день, голубое небо, где-то в вышине поет жаворонок. Глаза сами собой закрылись и я задремал. Хорошо.
  Разбудило деликатное покашливание. Увидев, что я открыл один глаз, Аллу сказала.
  - Уха готова, Старший брат. - Я перелился из положения лежа в положение сидя и принял из ее рук глубокую миску с наваристым бульоном и кусками судака.
  Зачерпнул ложкой, подул и втянул в себя первую пробу. Отменно. Какие уж травки добавила в уху девочка - не знаю, но вкус изумительный. Годы, проведенные рядом с плитой, и под руководством специалиста своего дела для нее не прошли даром. Аллу действительно являлась мастером-кулинаром. Я приказал ей составить мне компанию и мы, дружно навалившись, в момент прикончили котелок. Хотя, без ложной скромности, четыре пятых его объема опростал в себя я.
  Как только Аллу помыла и собрала посуду, указал ей рукой, чтобы она садилась напротив. Оправив на себе костюмчик, девочка опустилась на колени и приготовилась слушать. Я достал и развернул план. После чего, подхватив уголек из костра, пометил им точку на карте, где мы в данный период находились и приступил к разъяснениям:
  - Сейчас мы здесь, - и показал рукой на плане. - Все последующее время мы будем двигаться навстречу армии, которая должна возвращаться после взятия города Вень. Пока не встретимся с армией, на всем пути, ежедневно, нужно находить удобные места стоянок. Лучше всего, если они будут рядом с рекой. - Я цыкнул зубом, сглотнул и прибавил. - По крайней мере, не будет никаких проблем со свежей рыбой. В этих местах, в дальнейшем, на обратном пути ты будешь останавливаться, если случится что-то непредвиденное. Это нужно, чтобы я мог легко тебя найти. - Я посмотрел в лицо девушке, проверяя все ли понятно, и продолжил.
  - Как только мы войдем в контакт с солдатами, я останусь воевать, а ты с вьючными лошадьми вернешься на один пеший переход назад в одно из намеченных мест. Ориентировочно, эти места будут здесь, здесь и здесь, - я ткнул пальцем в точки на плане, где дорога пересекала реки и ручьи. - Если все пойдет так, как надо - будешь ждать меня сутки. Если не приду, то через сутки вернешься еще на один пеший переход назад, в уже известное тебе место. И так далее. Но по моему плану военных действий, каждый вечер я должен возвращаться, чтобы сменить коня, пополнить запас стрел, поесть и отдохнуть. Поэтому каждый вечер ты должна ждать моего появления, готовить плотный ужин, так чтобы хватило перекусить и на утро. По моим расчетам, солдаты должны сложить оружие через неделю или чуть больше, но пути Господни неисповедимы... Все может быть и... держи арбалет всегда под рукой, если меня нет рядом. А теперь по коням. К вечеру нам нужно доскакать до следующего брода.
  Пришпорив лошадей, мы вновь выскочили на дорогу и устремились навстречу возвращающейся армии. Брода достигли на целый час раньше, чем я рассчитывал. Все-таки с масштабом у плана было не все в порядке. Ко всему, Аллу оказалась отменной всадницей и, судя по тому, что ее конь был почти таким же свежим как мой, у нее имелось прирожденное чувство наездника.
  Мы пересекли реку гораздо более полноводную, чем предыдущая, и на противоположном берегу снова поднялись вверх по течению. Новое место оказалось ничуть не хуже старого и самое главное - рядом торчал высокий холм. С холма открывалась панорама на многие километры и был отлично виден большой участок дороги.
  До темноты оставалось еще пара часов. Я расседлал лошадь и, взбежав на вершину холма, оглядел окрестности. По дороге на расстоянии не менее четырех километров со стороны города Вень пылила повозка. Судя по неспешному движению рыдвана, армия еще очень далеко. Возница явно не пуганный и никуда не торопился.
  Я решил ополоснуться. В нашем многотрудном деле, если есть возможность поддерживать физическую чистоту, то этим нужно пользоваться всенепременно.
  Спустившись вниз, быстро разделся догола и, приказав Аллу следовать моему примеру, направился к очень удобной песчаной косе - маленькому пляжу на двоих. В несколько прыжков разогнался, разбрызгивая воду, и винтом вошел в прохладную и чистую воду. Пронырнув метров двадцать под водой, бешеной касаткой вымахнул над поверхностью почти до пояса, заорал от наслаждения... и пошел наворачивать круги энергичным кролем на маленьком пятачке. Проплавав минут пять, остановился и посмотрел на берег. Аллу закончила стриптиз и сейчас стояла по щиколотку в воде, прикрывшись руками, со страхом наблюдая за моими забавами и не решаясь вступить на глубину. Может она не умеет плавать? Так это нужно исправлять!
  Я снова нырнул и встал из воды, когда глубина у берега уже была не более полуметра. Несколькими широкими шагами подошел к девице, подхватил на руки и понес на глубину. Аллу крепко обхватила руками мне шею и уткнулась лицом в район подбородка.
   Как только вода достигла пояса, резко присел, окунув красотку с головой. Я ожидал услышать девичий визг, но совершенно неожиданно, впервые услышал, как Аллу смеется. Хороший у нее был смех... возбуждающий.
  Макнув пару раз прелестницу, я отошел на глубину и сказал.
  - Плыви.
  От неожиданности окунувшись с головой, Аллу вынырнула и, размахивая руками, попыталась изобразить некое подобие кроля. Я подхватил ее под животик и обеспечил хорошие условия для этого вида плаванья. Так с моей помощью, поднимая тучу брызг, она и 'доплыла' до мелководья. Поставив спортсменку на ноги, сказал.
  - Начинающие пловцы плавают или саженками, или брасом. Тебе нужно научиться плавать брасом. Показываю. - И в медленном темпе продемонстрировал движение рук и ног. - Повтори.
  Опять подхватил прелестницу, помог на первых порах с поддержкой продержаться на воде и, как только мы оказались на глубине, приказал.
  - Плыви к берегу. - Глотнув пару раз водички, Аллу, судорожно работая руками и ногами, проплыла несколько метров и, встав на ноги на мелководье, с торжеством посмотрела на меня. Я кивнул с одобрением и похвалил. - Молодец! Сейчас немножко погреемся на солнце, подсохнем и пойдем готовить ужин.
  Я вышел на берег и повалился, раскинув руки и ноги, на горячий песок песчаной косы. Рядом осторожно присела Аллу. Я скосил глаза и поймал ее заинтересованный взгляд, направленный на моего героя. Это напомнило о наших совместных забавах, и герой проснулся. Девушка облизала губы и сглотнула.
  Мягко вскочив на ноги, я подхватил девицу и развернул в пол-оборота. Поставил на четвереньки, пристроился сзади и начал нежно массировать ей плечи и спину. К этому времени герой уже рвался в бой, но я подождал пока красавица не сомлеет и только тогда ворвался в крепость. А дальше произошло то, что всегда происходит в завоеванных городах - безудержный разгул, крики, стоны и слезы. Одним словом - праздник души и тела, но в отличии от захваченных городов, праздник для двоих.
  Через полчаса выжатый досуха поднялся на ноги и, оставив Аллу приходить в себя, направился одеваться. Одевшись, взбежал на холм и снова оглядел дорогу. Вроде, все спокойно и, спустившись вниз, достал из рюкзачка спиннинг. Нужно наловить свежатинки к ужину.
  У песчаной косы имелось хорошее место, но здесь мы от души порезвились, взбаламутив воду. Я не думаю, что это серьезно помешало бы рыбной ловле, но имело смысл пройти немного вверх по течению, где имелись места еще лучше. Проломившись через прибрежные кусты, вышел на широкий плес и сделал первый бросок под противоположный берег. Есть. Нечто не очень большое, но шустрое, упиралось и дергалось на конце лески.
  Вытащив горбача на песок, я в первый момент даже не узнал самую распространенную рыбу России. Видимо, светлые воды реки и чистый белый песок привели к адаптации к условиям среды обитания. Присел на корточки, подхватил улов за жабры и постарался внимательно рассмотреть с разных сторон.
  Очень светлый горбач, без черного глазка на спинном пере, с розовым, как у молочного поросенка, брюшком и практически незаметными поперечными полосками на боках. Непривычной окраски, но это все-таки окунь. По предварительной прикидке, грамм на девятьсот. Причем, явно не из когорты дистрофиков. Упитанный парень, судя по толщине брюшка, полный нутряным жирком. Очень неплохая добыча.
  Вытащив у него изо рта блесну и засунув окуня в мешок, повторил бросок, целясь на два метра правее. Есть. Еще один - горбач близнец. Еще четыре броска веером и четыре рыбки. Все-таки хорошо чувствовать себя настоящим профессионалом... особенно в местах, где никогда не ловили рыбу люди, а рыбы этой, как грязи. Я прикинул вес мешка - килограммов пять... и это за десять минут. Достаточно для двоих. Собрал спиннинг и, помахивая мешком с добычей, направился к костру. Аллу перехватила меня на подходе и, предав ей мешок со словами, - это двойная уха, - решил установить навес, а затем сходить за дровами.
  Ужинать мы закончили еще до того, как стемнело и, посидев некоторое время у костра, Аллу отправилась спать. Я, на всякий случай, поднялся на холм, закрыл глаза и сосредоточился. Затем постарался внутренним зрением посмотреть на окрестности и ощутить присутствие, каких-либо угроз. Но вокруг на много километров раскинулась тишина и покой.
  Успокоившись, спустился с холма, нырнул под медвежью шкуру, прижался к теплому боку красивой женщины и провалился в сон без сновидений.
  
  Утро было пасмурным, ночью шел дождь. В ускоренном темпе закусили остатками окуневой ухи и, быстро собрав походное снаряжение, тронулись в путь.
  Примерно через час пути встретили первую повозку, двигающуюся навстречу. Пришпорив лошадь, я вырвался вперед и осадил коня перед повозкой.
  На облучке сидел еще крепкий старик, за спиной которого на вещах расположилась его старуха. Старик смотрел на меня исподлобья и с недоверием. Я постарался улыбнуться и, убрав металл из голоса, сказал.
  - День добрый старче. Как звать?
  - Крентий я, господин. Мы из Никиток, - и махнул рукой назад, показывая откуда. Посидел, размышляя, пошамкал губами и прибавил, - Едем со старухой в город, на торги.
  - Давно в дороге?
  - Да почитай день, без малого, господин.
  - Солдат не видел?
  - Дык, кажись, две луны назад проходили, - почесал в затылке и добавил, - на Вень.
  - Когда возвращаться будут - не слыхал?
  Старик замолчал надолго. Перепробовав все приемы для стимулирования умственного процесса, начиная от ковыряния в носу до тычка локтем в бок свой старухи, дед сдался и убитым голосом признался.
  - Дык, не знаем мы, господин.
  - Верю старче, верю. До деревни далеко? - дед опять задумался и через минуту уточнил.
  - До Почесух что ли?
  - До них Крентий, до них. - дед приложил руку козырьком, глянул зачем-то на небо и солнце еле заметное на фоне облаков. Затем осмотрел наших вьючных лошадей и выдал.
  - Кубыть, к полудню доскачете.
  - Ну, бывай дед Крентий. Успешно тебе расторговаться. - Я махнул рукой Аллу продолжать движение и пришпорил коня.
  До деревни мы больше никого не встретили и Почесухи проскочили не останавливаясь. Деревня состояла из четырех дворов, причем два из них оказались сожженными дотла, а два разграблены подчистую. Война... Бей своих - чужие бояться будут.
  В получасе езды от деревни выскочили к очередному броду и по уже заведенному порядку повернули вверх по реке. К этому моменту распогодилось, выглянуло солнце и все заиграло разноцветными красками. Отъехав метров триста, остановились на поляне, заросшей густой травой и цветами. Расседлали и стреножили лошадей.
  Я посмотрел на карту, подумал и решил, что долго отдыхать не будем. Быстренько попьем чайку и в дорогу. До следующей реки, судя по плану, не более трех часов скачки. Там и поедим, и заночуем. Сообщив о своем решении спутнице, сходил за дровами и черпанул из реки в малый котелок.
  Повесил котелок над костром, достал рюкзачок и с минуту размышлял, какой сорт чая использовать. Решил, что это будет красный элитный 'Золотая Маргаритка'. В это время Аллу достала из припасов еще свежие лепешки и тонко нарезала вяленного мяса. Вода вскипела быстро и, сняв с костра булькающий котелок, я под внимательным взглядом девушки сыпанул в кипящую воду пару горстей чая. Закрыл крышкой, велел Аллу достать фруктовый сахар и чашки, а мешочек с чаем положить для следующего раза. После чего решил, что расслабляться рано, перешел на противоположный конец поляны и вскарабкался на самую высокую березу. Добравшись до вершины, оглядел дорогу, которая была, как на ладони. Ни спереди, ни сзади никого. Пусто.
  Спустился с дерева, успокаивающе кивнул спутнице, разлил чаек по кружкам, бросил себе и девушке в чашки по куску сахара. Показал, что его нужно размешать тоненькой палочкой, и, подув на кипяток, сделал первый глоток. Аллу последовала моему примеру. Продолжая демонстрацию, прихватил лепешку, положил на нее ломтики вяленого мяса, сделав бутерброд, откусил от этого бигмака и запил глотком чая. Кивнул, - хорошо.
  Закончив чайную церемонию, быстро собралась и двинулись дальше.
  Ближе к вечеру, когда по моим расчетам до предполагаемого места стоянки оставалось не более получаса, решил поохотиться. Предупредив Аллу, чтобы двигалась по дороге и никуда не сворачивала, отъехал в сторону.
  Сместившись метров на триста, двинулся по степи параллельно тракту. Было у меня подозрение, что в таких местах можно встретить коростеля или серую куропатку. Тем более, что пока мы скакали по дороге, я краем глаза видел пару раз перелетающих куропаток. Учитывая их наземный образ жизни, выводков в этой степи должно быть немеряно.
  Буквально через пять минут спугнул первую семейку. Из-под ног коня с шумом выпорхнула курочка и по простоте душевной, а может по молодости лет, отлетела всего ничего - метров на тридцать. Я осадил коня и решил проверить свои экстрасенсорные возможности.
  Достал лук, вложил стрелу, закрыл глаза и, удерживая коня ногами, постарался сосредоточиться. Затем попробовал просканировать в своей зоне внимания площадь радиусом метров сто. Через минуту в голове, что-то щелкнуло, и внутренним зрением увидел на черном фоне пятна. Пересчитал - тридцать четыре штуки. Типичная стайка притаившихся серых куропаток. Теперь главное - не выпасть из режима и не спугнуть...
   Первый выстрел сделал по самой дальней курочке и промахнулся - недолет. Как оказалось, стрелять с открытыми глазами и тоже самое делать с помощью внутреннего зрения - две большие разницы. Когда смотришь экстрасенсорно - совершенно не чувствуется масштаб, точнее, он совершенно иной. В этом своеобразном состоянии практически нет такого понятия, как перспектива. Но куда угодила стрела я засек, запомнил также и усилие, которое приложил, чтобы сделать выстрел. Теперь нужно только ввести поправку. Второй выстрел - перелет, но очень близко. Стрела еще чуть-чуть и чиркнула бы по голове птицы. Не разобравшись откуда идет опасность, курочка отбежала в мою сторону и снова затаилась. Третий выстрел - то, что доктор прописал. Стрела вошла по центру и пришпилила куропатку к земле.
  А дальше, как говорится, - дело техники. Для себя я решил, - десять штук куропаток, что составляет примерно четыре килограмма живого веса, мне достаточно. Ну, и надо стрельнуть дополнительно парочку другую для Аллу.
  Чтобы выполнить это соцобязательство, потребовалось шестнадцать стрел. Два раза я все-таки промахнулся. Оба раза по бегущим птицам.
  Собрав курочек и петушков в мешок, пришпорил коня и пустился вдогонку за своим караваном. Он успел скрыться из поля зрения на участке дороги скрытой очередным перелеском. Хотя я не чувствовал особых угроз, но оставлять надолго без присмотра свою напарницу не хотелось.
  Через некоторое время мы спустились в заросшую буйной травой, чуть ли не в рост человека, пойму реки и по влажной, и хлюпающей грязью земле доскакали до переправы. Река на этот раз оказалась широкой и полноводной, но в этом месте, с очень медленным течением. Ее можно было преодолеть только вплавь или на лодке.
  На противоположной стороне к берегу приткнулся целый флот транспортных средств, начиная с плотов и заканчивая лодками. Совершенно очевидно, я вижу конечный результат переправы армии. С нашей стороны реки у берега пусто... за ненадобностью. На противоположной стороне рядом с переправой, на косогоре, стояла деревня. Точнее, то, что осталось от деревни, местами сожженной дотла, а местами - с плетнями, окружавшими места, где раньше стояли избы. Теперь эти дома, разобранные по бревнышку на плоты, оказались пришвартованы у берега.
  Я соскочил на землю и, когда Аллу последовала моему примеру, провел с ней короткий инструктаж.
  - Правило первое. Лошади хорошо плавают и главное при переправах через реки им не мешать. Второе. Плыть нужно сбоку, держась за луку седла и помогая себе ногами. Третье - самое главное! Не паниковать, в случае чего я всегда успею прийти на помощь.
  - Я поняла, Старший брат.
  - Чтобы не ходить на ночь глядя в мокром, нужно сейчас раздеться, положить одежду и все что может намокнуть в мешки. Мы их привяжем сверху к седлам. Даст Бог - все останется сухим. - Аллу кивнула, а я подытожил.
  - Ну, и ладненько. Приступим.
  После основательной подготовки, я взял коня под уздцы и повел на глубину, шлепая по грязи босыми ногами. Без тени колебания Аллу последовала за мной. Вода оказалась неожиданно теплой. Видимо, долгое время она текла по равнине, где медленное течение и относительно неглубоко. На таких участках есть возможность хорошо поработать солнцу и прогреть воду до самого дна. Шириной река была метров сто и мы преодолели ее без особых проблем.
  Моя боевая подруга действовала точно по инструкции. Она загребала воду, как Александр Попов на олимпиаде, и еще не забывала улыбнуться, когда я оглядывался посмотреть на ее заплыв. Все-таки, я сделал удачный выбор, взяв себе в спутники девчушку.
  Выйдя на противоположный берег, уселись в седла. Краем глаза я засек некое шевеление в кустах у деревни. Видимо, кое-кто из жителей решил вернуться, но напуганный нашим появлением спрятался в кустах. И правильно сделал... Не люблю лишних свидетелей и подглядывающих... А рука у меня тяжелая и глаз точный.
  Чтобы обсохнуть после переправы, поскакали голышом. По уже заведенной традиции подались вверх по течению. Довольно быстро нашел хорошую полянку рядом с рекой, со всех сторон закрытую кустами. На краю поляны росла высоченная и разлапистая сосна, чуть ли не вдвое превышавшая все деревья в округе. Очень удобный наблюдательный пункт.
  Расседлав лошадей, оделся, передал мешок с куропатками Аллу и направился к сосне, прихватив с собой кошку. Как оказалось, у сосны толщиной в три обхвата ближайший сучок остался только на высоте метров шесть. Без спецсредств на ее вершину попасть затруднительно. Примериваясь, я пару раз махнул кошкой и запустил ее в полет. И пока металлический тройник летел вверх, сделал несколько шагов, подправляя свой конец веревки, так чтобы, когда канатик перелетит через сучок и крутанется вокруг него, якорек смог зацепиться за веревку. Упс. Я подергал свой конец. Путь наверх готов.
  Сосна вымахала в высоту метров на пятьдесят, да и место, где она стояла было на холме. А потому с вершины дерева открывался поистине завораживающий вид. Минут десять я по квадратам осматривал окрестности и из заслуживающего внимания заметил лишь слабую струйку дыма у следующего перелеска. Там, кто-то остановился на ночлег. Но до костра по прямой километра четыре или чуть больше. Это неопасно. Еще два дымка рядом друг с другом заметил со стороны деревни в паре километров вниз по течению реки. Видимо, это пережидали лихие времена, ускользнувшие от солдат жители деревни. Бог им в помощь...
  Спустившись вниз, освободил кошку и спрыгнул с нижней ветки на мягкую подстилку из сосновых иголок. Аллу уже заканчивала ощипывать и потрошить птичек и я в ускоренном темпе принялся собирать хворост для костра. Мне потребуются угли, так как имелось у меня желание, пожарить несколько курочек на костре на шампурах.
  Отложив пока в сторонку шесть штук почищенных и помытых куропаток, я запалил два костра. Над одним повесил большой котелок и, черпанув в него воды из реки, заполнил до упора птичьими тушками. Второй костер оставил прогорать - мне были нужны угли, а не пламя.
  Солнце уже скрывалось за горизонтом, когда второй костер дошел до кондиции, и я повесил над пышущими жаром углями шесть тушек на шампурах. Сказал Аллу, чтобы она не забывала их поворачивать для равномерной обжарки, чем вызвал легкую улыбку на ее лице, мол, - учи ученого.
  Через минуту Аллу достала из мешка маленький котелок, вопросительно посмотрела на меня и коротко спросила.
  - Чай? - Я глубокомысленно почесал кончик носа и кивнул. - Действуй!
  И скоро рядом с большим котелком присоседился маленький. А я тем временем вбил колья и натянул полог, перебросив под него все, что может пострадать от хлябей небесных. Затем под пологом развернул медвежьи скатки и пристроил седла в качестве подушек.
  Ужинали мы обстоятельно и неторопливо - похлебали крутого бульона из дичи, приправленного травками. Затем закусили вареными птичками и пока еще свежими лепешками. После чего плавно перешли на обгладывание арматуры курочек, зажаренных на шампурах. А увенчали все чашкой ароматного чая с сахаром. Завершив процесс насыщения, молча посидели у костра, глядя на прогорающие ветки, и отправились в койку. В качестве таковой выступала медвежья шкура. И я и Аллу намаялись за день, поэтому по обоюдному согласию решили отложить акт любви до утра.
  
  Ночью снова шел дождь. А утром, еще спросонья, я почувствовал томление в членах и не стал сдерживать себя. После короткой подготовки, выдал то, что требуется. Очень хорошая зарядка поутру. Закончив плотские упражнения, выскочил из-под навеса, чувствуя себя настоящим мужиком, почти монстром и гигантом, энергичным и бодрым, готовым к любым трудностям. В это время Аллу еще приходила в себя в постели. После утренней зарядки крайне необходимо восстановить душевное равновесие и физические силы.
  С удовольствием похлебав холодного бульончика, закусив вареными и жаренными цыплятами, запив все опять-таки холодным ароматным чаем, мы в ускоренном темпе собрались и пришпорили лошадей.
  С обозом, который ночевал в перелеске, встретились на полпути. Три нагруженные подводы, хозяин-купец, возничие и шесть человек хорошо вооруженной охраны на лошадях. К первой телеге привязан конь, видимо хозяина. Я опять выдвинулся вперед, пришпорил коня и направился к главному боссу торгового каравана, а Аллу, тонко прочувствовав ситуацию, придержала лошадей. В свою очередь, от отряда отделились двое и устремились мне навстречу.
  Я осадил лошадь задолго до встречи и перешел на шаг. В это время, двое секьюрити лишь прибавили хода. Они выхватили сабли и во всем их поведении, читалось желание на полном скаку снести мне голову. Причем, сделать это непросто так, а красиво. Чтобы показать хозяину, что они щи хлебают не лаптем, а пользуются серебряными ложками. Для этого удальцы решили впритирку проскакать слева и справа от меня и, по возможности, синхронно махнуть саблями... Новичку в пору растеряться.
  Для себя я точно рассчитал момент и, как только расстояние между нами сократилось до нужного предела, лихо свистнул и поднял коня на дыбы. Обе лошади нападавших шарахнулись в сторону, но было уже поздно. Выхватив меч, с наклонами влево-право, я успел срубить обоих упырей. Лошади проскакали мимо, а их наездники-бедолаги, переоценив свои силы и умение, остались лежать на дороге. Как говорится - не рой яму...
  Судя по всему, я ошибся. Никакие это не купцы, а была это спаянная команда мародеров. Причем, команда, чувствующая свою силу и, готовая по наглому грабить и убивать, особо тех, кто меньше числом и кажется слабее. И убивать, просто так... походя. Таких пруд пруди, желающих половить рыбку в мутной воде военного лихолетья. Одним словом - отморозки. Ну, а с бандитами и ворами у меня разговор короткий - я сам себе судья, прокурор и палач. Поэтому спрятал в ножны меч и взял в руки лук.
  В это время возница на первой повозке успел просчитать ситуацию, наклонился и тоже вытащил лук со стрелами... И получив стрелу по центру груди навылет, опрокинулся назад. Охрана в замешательстве топталась на месте, не зная что делать. Лишь после энергичного крика хозяина - 'взять его', бандюганы пришпорили лошадей, вытащили сабли и, заорав дурным голосом, бросились на меня.
  Четыре выстрела - три трупа. Почему четыре? А потому что одному из четверки выпал счастливый лотерейный билет - стрела случайно встретилась с его клинком и изменила направление. Бывает... но редко. Поэтому пришлось стрелять в него дважды. В жизни всегда встречаются особо удачливые люди. Но Фортуна обычно благоволит умелым и оставляет последнее веское слово именно за ними. В этот раз счастье, как и положено, стояло на моей стороне и четвертый труп покатился в придорожные кусты... Счастливчик прожил лишь на несколько секунд дольше остальных... что тоже немало.
  Вот их и осталось только трое. Из этих троих, двое возниц выглядели абсолютно индифферентно. Подъехав ближе и посмотрев на их избитые физиономии, понял, что это простые по наглому рекрутированные крестьяне. Можно считать рабы, замордованные до потери чувства самосохранения и, которым глубоко наплевать на всяческие разборки их временного хозяина. А главный босс в это время суетился и не знал куда себя девать. Несколько секунд он сидел в ступоре раскрыв рот. Потом вдруг встрепенулся и дернулся было бежать, но сразу же понял, что это глупо. Наконец, вспомнил, что он мужчина, взял себя в руки, сделал страшное лицо и решил помахать сабелькой.
  За всеми этими действиями я наблюдал с усмешкой на лице, остановившись в нескольких шагах от повозки. А, как только он принял окончательное решение, пустил стрелу целясь ему в правое плечо, с расчетом повредить сустав, чтобы было побольнее. Клинок выпал из руки мародера и совершенно неожиданно для меня бандит зарыдал. Впрочем, это вполне естественное явление, когда человек слизняк от рождения, а физическая боль накладывается на чувство безысходности.
  Я убрал лук в налучье, слез с коня, накинул поводья на оглоблю сзади телеги, подошел к передку и выдернул босса с облучка повозки. Спланировав по воздуху, он неудачно грохнулся о землю, сломав мою стрелу у себя в плече. Носком сапога перевернув бандита на спину, я вынул у него из ножен нож и засунул себе за пояс. Прихватил за шкирку и подтащил мародера к телеге. Отрезал от поводий два куска и, раскинув ублюдку руки в стороны, привязал к борту повозки. Все это время мой 'крутой' самозабвенно рыдал без остановки, подвывая и захлебываясь слезами и соплями.
  Обиходив начальника, я обратил внимание на возниц и скомандовал им слезать с повозок и ложиться руки за голову лицом вниз на обочине дороги. Это указание было выполнено быстро и четко. Полное впечатление, что исполняют роботы. Теперь оставалось только учинить допрос бандиту.
  Встав напротив распятого, я несколько секунд рассматривал его, затем резко ударил ногой в кость, так чтобы было пронзительно больно, и рявкнул.
  - Молчать, - бандит глубоко задышал и заткнулся. Тем же тоном я продолжил. - Где армия? Отвечать! - атаман мародеров дернулся, не понимающе вылупился на меня, и промолчал. Я прихватил обломок стрелы у него в плече и подвигал из стороны в сторону, царапая кости и ласково приговаривая, - Я задал тебе вопрос ублюдок. Почему ты молчишь? Язык проглотил. - Мародер засучил ножками и тонко завыл.
  - Ну, я долго буду ждать? - и атамана, наконец, прорвало.
  - Н-не знаю.
  - Так, уже лучше. Как далеко отсюда она может находиться? - атаман всхлипнул и выдавил.
  - Пять дней пути.
  - Ну вот, совсем хорошо. Как долго вы шли по дороге?
  - Три дня.
  - Сколько обозов разграбили? - и рыкнул. - Отвечать!
  - Д-два.
  В принципе я узнал все, что хотел. Поэтому вынул нож атамана и коротким ударом, но от души, вогнал его в сердце бандита по самую рукоять, пришпилив его к деревянному бортику повозки. Как говорится, - кто с ножом к нам придет, тот от своего ножа и погибнет.
  Подошел к лежащим на земле крестьянам. Они от страха переместили руки с затылка и закрыли себе уши, чтобы не слышать воплей покойного. Набрав побольше воздуха, я рявкнул.
  - Встать! - энергией приказа возниц будто подбросило, но при этом руки от лица оба так и не отняли, закрыв себе не только уши, но и глаза. Видимо решили, что их сейчас будут бить, и, как они уже привыкли, бить будут по лицу. Нормальным голосом я спросил.
  - Откуда родом, парни? - самый смелый осторожно опустил руки, зыркнул исподлобья и, не поднимая головы, ответил.
  - Из Семипалок мы.
  - Далеко ли отсюда? - главный переговорщик шмыгнул носом, поднял голову, посмотрел на меня подбитым глазом и ответил.
  - Кубло-то наше? Дык, дня три пути.
  - Дык, дык, деревенщина, - передразнил я и продолжил, - как только мы уедем, закопайте атамана и его разбойников. Затем повернете обоз назад и двинетесь к себе в Семипалки. По дороге, если встретите кого живого из ограбленных обозов, вернете добро. Я проверю и, если что не так, то разговор у меня короткий, - и в качестве иллюстрации ткнул большим пальцем себе за спину в сторону атамана, распятого на телеге с ножом в сердце. - Через два дня, чтобы не встретиться с армией, свернете в сторону и переждете в затишке несколько дней. Понятно?
  - Мы поняли, господин.
  - Ну, то-то же. А сейчас начинайте рыть могилу... для этих. - Еще раз махнул рукой себе за спину и отвернулся от крестьян.
  С самого начала схватки я постоянно держал в поле зрения лошадь атамана - великолепную вороную кобылу, отменной стати. Что называется, - положил глаз на лошадь. И сейчас подошел к ней и постарался оценить ее физическую форму - осмотрел копыта, глянул в рот и обошел со всех сторон - хороша! По всем данным отличный боевой скакун. Да, и будет хоть, что взять в качестве военного трофея.
  Затем решил осмотреть содержимое повозок. Стянул холстину, закрывающую содержимое первой повозки, и обалдел. Телега оказалась битком набита холодным оружием. Видимо, одним из двух разграбленных обозов был обоз оружейника.
  Мечи, кинжалы, щиты, шишаки, кольчуги, арбалеты, болты и на что я сразу обратил внимание - луки и стрелы. Посмотрев стрелы, решил, что они очень неплохого качества. А так как у нас появилась еще одна лошадь ее не грех загрузить попутным грузом. Поэтому отложил в сторону две связки бронебойных стрел и, немного подумав, одну связку с широкими наконечниками, наносящими глубокие резанные раны. Для интереса перебрал все луки и после некоторого колебания решил взять один запасной... Мало ли.
  Лук был простой, прямой, но изготовленный с большим знанием дела. Плечи лука сделаны из можжевельника. Сразу заметно, что дерево специально выращивали, так, чтобы оно приняло нужную форму, добиваясь соответствия длины и толщины - росту человека и его физическим возможностям. Для меня этот лук, конечно, слабоват, но дареному коню...
  Быстро осмотрел остальные телеги - разные вещи, в основном неинтересное для меня барахло. Повесил отобранные связки стрел на луку седла и огляделся. Крестьяне работали, как заведенные, и уже успели отрыть могилу полного профиля. В свою очередь, Аллу собрала стрелы, надергав их из солдат, и сейчас невозмутимо стояла рядом с лошадью, держа в руке пучок окровавленных стрел.
  Вскочив на коня, отвязал поводья вороной и направился к своему каравану. Привязал трофей к последней вьючной и скомандовал - 'вперед'. Затем снова возглавил караван, махнув на прощание крестьянам рукой. По предварительной прикидке, наша задержка на дороге составила не больше часа, так что из графика, который я составил сам для себя, мы не вышли.
  В полдень сделали короткую остановку у маленького ручья, на скорую руку перекусили и снова тронулись в путь.
  Когда до очередной переправы по моим расчетам оставалось часа полтора, я снова решил добыть к ужину чего-нибудь новенького и свеженького. Сообщил Аллу, что займусь охотой. Пересел со своего коня на вороную кобылу - нужно проверить ее поведение и понять характер. Гикнул, пришпоривая лошадь, съехал с дороги в сторону и пошел наметом по степи вдоль дороги, стараясь обходить перелески с тыла.
  Минут через пятнадцать скачки, постоянно меняя аллюры, начиная с притруски малой рысью до полного галопа с растяжкой, понял - кобыла мне попалась действительно боевая, чистых кровей. Оставалось только научить ее повиноваться управлению ногами и цены ей не будет. Первого успеха в этом непростом деле я добился уже через полчаса.
  За время скачки спугнул не менее десятка выводков серых куропаток, но до последнего момента решил искать, что-то особое. Наконец, краем глаза, засек чью-то серую шейку, приготовился к стрельбе и пустил вороную в галоп. Моя потенциальная добыча долго терпела и, наконец, не выдержала психической атаки. Перестала прятаться и припустила в сторону со всех ног. Судя по размерам, длинной шее, коричневой спинке - это была дрофа. Птица изумительного вкуса, но и одновременно - сильные ноги профессионального стайера.
  Я знал, что она поднимется на крыло, лишь в крайнем случае, и попытался сразу до минимума сократить расстояние. Когда до стремительно убегающей птицы оставалось метров пятьдесят, сделал первый выстрел. Мимо! Стрелять на полном скаку, по движущейся мишени - это вам не разыгрывать партию в дарт. Сорок метров. Второй выстрел. Мимо, твою мать! А этот маленький страус, напуганный сверх всякой меры, уже собрался подняться в воздух. Тридцать метров. Выстрел. Есть! Распахнув крылья для полета, дрофа получила попадание в левое крыло и кубарем покатилась по земле. Четвертый выстрел я сделал почти в упор. Точно по центру. Подхватил добычу, не слезая с коня, выдернул две стрелы из трупика и подвесил тяжелый трофей к седлу. Отличный результат. Я собой доволен.
  Теперь оставалось только вернуться назад и по дороге отыскать еще две стрелы. Это оказалось сделать нетрудно - белое гусиное перо оперения видно издалека.
  В хорошем настроении, напевая что '...мы рождены, что б сказку сделать былью...', я на рысях направился к дороге и своему каравану. Аллу с лошадьми успела в это время скрыться за очередным перелеском, который по большой дуге огибала дорога.
  Вдруг, почувствовал на сердце тяжесть. Что-то должно произойти нехорошее. Без колебаний пришпорил вороную и пустил ее в галоп. Я уже точно знал - сейчас с моей спутницей может случиться беда.
  Вылетев из-за поворота, увидел, что спешил не зря. Три всадника устроили разборку с моей девочкой. Один держал коней в поводу и подпрыгивал от нетерпения, а двое за руки волокли Аллу-Сиату на мягкую травку обочины. Женщин редко убивают сразу, обычно сначала пользуют, а уж потом... как получится. Вот и эти солдатики захотели молодого комиссарского тела.
  Не доезжая метров пятьдесят, я перешел на рысь, выдернул лук и с расстояния пистолетного выстрела выпустил три стрелы. Две так, чтобы на повал двоих, и одну, в правое плечо третьего. Нужен был мне язык для серьезного разговора, а эти воины, судя по всему, разведка или передовой отряд армии.
  Заметили меня и схватились за оружие солдаты лишь в последний момент. Двое сразу полегли, как спелые колосья под серпом. Третий, получив стрелу в плечо и уронив меч, завыл от боли. Метил то я в кость, а куда метил - туда и попал. Его можно только пожалеть, но недолго. Жить ему осталось ровно столько, сколько потребуется, чтобы узнать от него последние новости.
  Спрыгнув с коня, намотал поводья на маленький кустик и быстрым шагом двинулся к насильнику. Бросив взгляд, на сидящую на земле Аллу, заметил под ее правым глазом легкую ссадину. Не мудрствуя лукаво - око за око, выдал воину великолепный нокаутирующий хук по правому глазу, отбросивший сластолюбца в сторону на несколько метров. Фонарь, который у него должен был созреть в скором времени в результате удара, будет способен осветить небольшой городок районного масштаба.
  Оглядевшись, отметил, что солдат, который держал лошадей, ухитрился намотать поводья себе на запястья. Получив стрелу в правый висок, он теперь лежал на земле и уже мертвый своим весом удерживал лошадей на месте. К седлу одного из коней была приторочена веревка. Сняв ее с коня, я с успехом использовал вражеский припас, чтобы связать с трудом приходящего в себя солдата. Для пущего эффекта стянул любителю 'клубнички' руки сзади и притянул их к ногам, выгнув болезного, как колесо.
  В это время Аллу поднялась на ноги. Я кивнул ей и взглядом спросил.
  - Все ли нормально? - Поправив одежду, девушка ответила.
  - Все хорошо Панкрат. Я здорова, - еще раз внимательно осмотрев ее, приказал.
  - Садись в седло и малым ходом отведи караван назад до перелеска. Там дождешься меня или моего сигнала.
  - Слушаюсь, Старший брат, - и, слегка прихрамывая на левую ногу, направилась к своему коню.
  Я повернулся к пленнику, увидел, что он пришел в себя, и скрипит зубами от боли в неловко вывернутой и прострелянной руке. Сделав несколько шагов, подошел к солдату вплотную, опустился перед ним на корточки, подцепил подбородок, посмотрел в глаза и спросил.
  - Где сейчас армия, солдат?
  Сверкнув на меня одним левым глазом, так как правый, в полном соответствии с силой удара, уже полностью затянулся фундаментальной гематомой, воин попытался плюнуть в меня. Но это сложно сделать, когда во рту нет слюны. Мне ничего не оставалось, как по уже проверенной методе, зацепить стрелу в плече и дернуть пару раз. Дикий крик, который вырвался из пленника, порадовал мой слух и я сказал.
  - А я уж думал, что разговариваю со стойким оловянным солдатиком без языка. Ты меня разочаровал, солдат. Плачешь, как ребенок, крепись. Ведь это только начало, - и снова дернул обломок стрелы. Единственный глаз воина вместо ярости, затопил ужас. Я ласково ему покивал и спросил.
  - Так, где твоя армия? Не молчи, - воин прохрипел.
  - Не знаю.
  - Я улыбнулся и промурлыкал. - Хороший мальчик, а говоришь неправду, - достал кинжал, прижал его кончик к его правому глазу и сказал. - Тебе ведь все равно не нужен правый глаз. Ты ничего не видел и ничего не знаешь. Так зачем тебе глаза? - солдат зажмурился и закричал.
  - Я знаю. Я все скажу, - и его прорвало. - Армия на расстоянии одного дневного перехода по дороге. Мы втроем отправлены разведать путь. В случае чего-либо серьезного один из нас должен предупредить Вечно второго.
  - Почему Вечно второго, а не Первого?
  - После взятия города, Первый покинул армию и ушел один через джунгли к Хрустальному озеру. - Я убрал от его глаза кинжал и продолжил допрос.
  - Значит сейчас вместе с армией только один Вечно второй?
  - Это так, господин.
  - Велики ли потери при осаде города Вень?
  - Под городом легла почти половина армии.
  - Что с городом?
  - Мы сожгли его дотла и никого не оставили в живых.
  - Сколько в армии осталось солдат и лошадей?
  - После осады в живых осталось три квадрата, но один квадрат из трех это раненные. Верховых лошадей осталась ладонь и еще четыре ладони запряжены в повозки.
  - Почему так мало лошадей? Разве их не было в городе.
  - Твари успели всех съесть. Их было много. Они голодали.
  - Твари это кто? - солдат посмотрел на меня с удивлением.
  - Жители города, конечно.
  - Сколько сейчас в армии лучников и арбалетчиков?
  - Четыре ладони лучников и одна ладонь арбалетов.
  - Что так мало?
  - На третий день осады, ночью, из города сделали вылазку смертники. Так получилось, что под этот ночной удар попали и были убиты лучники - десять ладоней, а также захвачены и сожжены почти все арбалеты. Не повезло... Но мы отомстили и вырезали всех.
  - Понятно. - Я задумался. В принципе ситуация прояснилась. Не ясен лишь один момент.
  - Почему Первый ушел к Хрустальному озеру и почему ушел один.
  - У Хрустального озера храм Богов Света и Тьмы, он ненавидит и жрецов, и богов. Один ушел - потому что пройти нужно через Бешеные джунгли. Человеку через них хода нет.
  - Сколько ему добираться до храма? - солдат надолго задумался и я его не торопил. Наконец он посчитал.
  - Не меньше, чем полную луну, господин, и ушел он одну ладонь дней назад. - Я про себя прикинул - времени достаточно, успею перехватить симбионта. Больше у меня вопросов не было и я сказал.
  - Ты был честен со мной, молодец, и я не буду больше мучить тебя, - и воткнул кинжал снизу под подбородок, так что лезвие пробило мозг и окорябало теменную кость.
  Вытер о одежду солдата нож, встал на ноги и огляделся. Караван и Аллу стояли у перелеска. Я махнул рукой, предлагая девушке подъехать. Посмотрел на солнце, судя по всему было около шести вечера. До реки и очередного брода - всего ничего. Нужно искать удобное место для привала. Завтра я уже встречу армию на марше. Так что программа действий понятна. Посему, привязав трех лошадей в конце каравана, вскочил в седло и возглавил кавалькаду.
  Очередная речка оказалась небольшой, кое-кто назвал бы ее ручьем. Одним словом - переплюйка. Мы свернули с дороги двинулись по руслу. Редкие дожди в это время года привели к тому, что река сильно обмелела. На свет божий вылезли отмели и перекаты. Каменисто-песчаное дно и глубины в редких случаях превышающие метр, предоставляли очень удобный путь. Но по этой дороге, до подходящего места для стоянки, пришлось пройти почти километр. У речушки оказались на редкость безрадостные берега - с правой стороны сплошь заросшие колючим кустарником. И за неимением лучшего остановились в первом же леске, который вплотную подходил к берегу. В зарослях худо-бедно можно укрыться и имелись дрова.
  А обнаружился лесной оазис сразу как только за кустами показались верхушки деревьев. Здесь я выполнил цирковой номер. Балансируя руками, встал на ноги на седло. С этой высоты, заглянув поверх кустов, обнаружил маленькую полянку между лесом и рекой. Не ахти, но уже что-то.
  За неимением косы, мечом сделал проход в колючках до поляны и провел за собой весь отряд. В смысле защиты от посторонних, поляна представляла собой идеальный вариант. Со стороны реки преграда из кустов с вырубленным узким проходом длиной метров пятнадцать. По нему так просто не пройдешь. С противоположной стороны, если смотреть от реки, неширокая, но густая, полоска леса. За лесом, по опушке, опять-таки заросли колючего кустарника - мышь не проскользнет. Одним словом, настоящая крепость - можно спокойно распрягать лошадей.
  Вынул из мешка дрофу, кивком указал на нее свой поварихе, а сам отправился за дровами. Когда вернулся, отметил, что, судя по количеству пуха у кустов, птица ощипана и сейчас моя напарница промывает тушку в воде. Разводя костер, краем глаза увидел, как Аллу посмотрела на солнце, прикидывая сколько времени осталось до темноты, затем взглянула на выпотрошенную дрофу. Наконец, решив для себя систему уравнений с несколькими неизвестными, выплеснула воду из большого котелка. С решительным видом достала маленький топорик и начала рубить птицу на куски.
  В это время я приступил к установке навеса, не забывая поглядывать за действиями стряпухи. А она набила кусками птицы большой котелок, каждый кусок, сопровождая щепоткой ароматных травок. Причем, разных. Затем достала из мешка маленький кувшинчик и плеснула тягучей жидкости в котелок. Я потянул носом, принюхиваясь, и понял - в котелке теперь есть кедровое масло и налито его от души. В заключение мастер-кулинар, посолила, сверху положила зеленые листы неизвестного мне растения, плотно закрыла крышкой и повесила томиться над костром...
  Посмотрела на меня отсутствующим взглядом, собрала остатки птицы и вместе с пупками положила в большую миску под гнет, круто посолив, снова добавив травок и жидкости из другого кувшинчика. Дрофа была молоденькой, нежной и в предвкушении пиршества я сглотнул слюну. После чего для себя вычислил, что ужинать мы будем не раньше, чем через час, но ужинать будем - хорошо.
  Закончив обустраивать лежанку, отправился посмотреть лошадей. И мой старый конь и вороная выглядели на отлично. Может только кобыла смотрелась чуть-чуть более уставшей. Это перевесило чашу весов, я решил - завтра поеду воевать на кауром.
  Времени у меня было много и я присел рядом с костром подправить заточку меча и секиры. Необходимости в этом никакой, но все, как бы при деле. Под неторопливые 'вжик' точильного камня мысли в голове пробегали тоже неторопливо и, как бы рывками. Прокручивая в голове прошедший день, я пытался зацепить некий факт, на который не обратил внимания сразу. Было что-то такое, что я упустил. Но каждый раз внимание соскальзывало и получалось, что 'вынул старик невод с одною травою морскою...'. Обидно.
  Наконец соратница подала голос.
  - Ужин готов, Старший брат. - Я вышел из нирваны и двинулся к костру.
  На расстеленной скатерке, как положено, расставлены миски и чашки. Выкинул до времени из головы все лишнее и сосредоточился на хлебе нашем насущном.
  Ароматные куски большой курицы действительно оказались выше всяких похвал. Закусывая тушеную дрофу лепешкой и запивая чайком, признался себе, что так хорошо, как расстаралась приготовить Аллу, мне никогда не сделать. Все-таки специалист, в своей узкой области всегда победит универсала.
  Сделав последний глоток из чашки, решил провести короткий инструктаж перед сном. Дождался, пока моя спутница вымоет посуду, кивнул ей, чтобы присела и сказал.
  - Завтра поеду дальше один. Ты вместе с лошадьми и вещами останешься здесь и будешь меня ждать. Ближе к вечеру я должен вернуться. Если не вернусь к ночи, переночуешь здесь и утром поедешь назад на расстояние одного перехода. Остановишься в известном тебе месте, где снова будешь дожидаться меня до вечера. Постоянно держи арбалет рядом и, не задумываясь, пускай его в ход. Если наш обоз будет разграблен из-за твоей нерешительности, я могу проиграть войну и погибнет очень много народа в твоем родном городе. Эти подонки уже сожгли дотла Вень, сожгут и Берес.
  - Я буду внимательна и жестока, Старший брат.
  - Ну и ладненько, идем спать. Завтра у меня тяжелый день.
  Завернувшись в медвежью шкуру, мы прижались друг к другу для теплоты и я провалился в сон без сновидений.
  
  Проснулся посреди ночи, словно от толчка, проспав часа три. В ухо тихо дышала спящая девушка. Из-под полога видно, что взошла луна. Ее мягкий, призрачный и серебристый свет освещал поляну и ближайшие кусты.
  Но вот я услышал легкий плеск на реке и понял, что послужило причиной побудки. Кто-то осторожно, стараясь не шуметь, шел по руслу реки.
  Прислушавшись, понял, - идут двое. Вот они дошли до вырубленного прохода в кустах и остановились. Я медленно стал освобождать левую руку, которую использовала в качестве подушки Аллу. Вынув слегка занемевшую руку, подвигал пальцами, разгоняя кровь. В тот момент тихий плеск стал приближаться. Кто-то или что-то двинулось к проходу. Взяв в руки лежащий рядом лук, приготовился к тому, чтобы стрелять лежа из-под полога. И, как только в проходе показались темные силуэты, сделал подряд два выстрела.
  Проснувшись от щелчков тетивы о рукавичку, Аллу вскрикнула со сна и, как эхо, я услышал тихий стон в проходе. Темные фигуры повалились на землю. Первая, дернулась несколько раз и осталась на месте. Вторая, поднялась и бросилась бежать. Пришлось стрелять ей вслед - третий раз. С протяжным стоном через несколько шагов тень упала, как подкошенная. Слава богу - никакой мистики. Вполне смертные существа.
  Я подождал несколько минут - фигуры в проходе не шевелились. Чувство опасности растаяло. Я положил лук на место, погладил девушку по голове, прошептал.
  - Спи! - Аллу опустила голову, расслабилась, а у меня глаза сами собой сомкнулись. Перед серьезной схваткой нужно обязательно выспаться.
  
  Утром я выскочил из-под полога и первым делом направился посмотреть на ночных гостей. Кто тут такой храбрый, чтобы потревожить мой сон. Как и думал - это оказались солдатики. Двое. Один поймал две стрелы животом, второй получил в спину, под лопатку. Вынув стрелы, я за шкирку оттащил обоих через проход в сторону реки и бросил плыть вниз по течению, а подошедшей полюбопытствовать Аллу, пояснил.
  - Дезертиры. Думали мы крепко спим... Ошибались! - Девушка поежилась. Все-таки не каждый день так легко и просто мочат в кустах.
  Позавтракав остатками тушеной птицы и выпив две чашки чаю, оседлал каурого, подвесил к седлу две связки по полсотни стрел. Затем, прежде чем отправиться в путь, вместе с Аллу прошел узкую полоску леса и прорубил через колючий кустарник извилистую тропку. Вдвоем мы вышли в поле и поднялись на ближайший холм. С него открывался великолепный вид и, как я и думал, отлично была видна дорога.
  Ткнув в сторону дороги пальцем, сказал девушке.
  - С этого места весь день будешь наблюдать за дорогой. Отлучаться можно, но ненадолго. Если увидишь солдат, соберешься и отправишься на предыдущую стоянку. И все время держи арбалет под рукой.
  - Я справлюсь, Старший брат, - и Аллу преданно посмотрела в глаза.
  Я кивнул, - дескать не сомневаюсь, и мы вернулись на стоянку. Еще раз проверив экипировку, тронулся, в сопровождении Аллу, через проход в кустах в сторону дороги. Оставив девушку на вершине холма, пришпорил каурого и поскакал наискосок, собираясь выскочить на тракт минут через пятнадцать.
  
  Все время пока скакал навстречу войскам, в голове крутились два альтернативных плана начала военных действий. Первый - подождать в засаде и второй - по наглому наехать, в прямом смысле слова. В результате решил - наехать!
  Армию встретил на марше сразу после полудня. Съехав с дороги, направился к ближайшему холму и остановился на его вершине. Все отряды армии, растянувшиеся вдоль дороги больше чем на километр, с холма они были видны как на ладони.
  Четыре всадника возглавляли войско, трое скакали рядом со своими отрядами. Две повозки двигались в авангарде, еще три в середине колонны и шестнадцать груженых телег замыкали колонну. В большинстве замыкающих повозок сидели и лежали раненые. Все остальные шли пешком, но выглядели бодро.
  Я натянул на лицо свою спецназовскую шапочку и в этот момент меня заметили. От головы отряда отделились два всадника и галопом поскакали в мою сторону. Я достал лук, похлопал, успокаивая коня по шее, и стал ждать. Всадники выглядели грозно, скакали уверенные в своих силах и вот-вот должны были обнажить мечи. У каждого имелся хороший доспех - кольчуга, шлемы, все как на картинке.
  - Чок, чок, - щелкнула по рукавичке тетива. Две бронебойных стрелы начали свой полет, когда до воинов оставалось метров двадцать. Обе стрелы ударили по центру, пробив кольчуги навылет. - Чок, чок, - влево вправо и кони, пробегающие с обеих сторон мимо меня уже без всадников, получив по стреле в голову, покатились по земле. Я исполнял один из пунктов своего плана - конников и лошадей в этой армии быть не должно в принципе.
  Осторожно пришпорив каурого, сделал малый круг и собрал три стрелы из четырех. Четвертую в агонии сломала лошадь. Опять оказавшись на вершине холма, продолжил наблюдение, изображая собой конную статую черного ангела смерти.
  Интересно, что теперь предпримут начальники в отряде и лично Вечно второй. Для меня идеальным вариантом было бы, если все конные кучей начнут атаку. И в первый момент казалось, что так и будет. Прозвучал рожок - от хвоста и середины отряда, обгоняя колонны, в его авангард поскакали офицеры. Некоторое время они покрутились на одном месте рядом с одетой в серый балахон фигурой. Затем фигура махнула левой рукой и я заметил ее серебряный блеск. После этого жеста Вечно второго, офицеры поскакали обратно, а отряд продолжил свое движение. Жаль. Но, как говорится, если гора не идет к Магомету, то он идет к горе. Тронул бока коня каблуками и без спешки двинулся на сближение с войском.
  Подскакав на расстояние метров сто пятьдесят, развернулся и пошел параллельным курсом рядом с авангардом под внимательными взглядами нескольких сотен человек. Но война нервов продолжалась недолго.
  - Керке, Лангру, - я на пределе слышимости услышал, как каркнул Вечно второй.
  Два мужички подбежали и начали рыться в первой повозке. Через секунду вытащили на свет божий два арбалета.
  - Чок, чок, - пропела рукавичка у меня на руке и две стрелы ушли на свидание с арбалетчиками. Оба в этот момент двигались ко мне спиной, на ходу нашаривая в телеге болты для своих самострелов. Оба и получили подарок от меня... точнехонько под левую лопатку. Причем, один из арбалетчиков повис на бортике двигающейся повозки, пришпиленный к ней стрелой.
  Увидев это безобразие Вечно второй заорал.
  - Стоять. К бою, - а я продолжил обстрел, выцеливая лошадей.
  Я, конечно, не Купидон, но четыре стрелы все ближайшие лошади поймали в сердце, успев на земле лишь пару раз дернуть копытом. Жалко лошадок, но что поделаешь - война.
  Среагировав на команду, отряд человек в тридцать бросился к телегам, где очевидно хранились луки вместе с запасом стрел и болтов. Я остановился напротив и начал в ускоренном темпе планомерный отстрел, в данный момент самых опасных для меня солдат - лучников и арбалетчиков. В течение двух минут положил почти всех. Остались в живых только трое, кто успел спрятаться за колесами и бортиками повозок с противоположной стороны. Ну, и, конечно, сам Вечно второй. Его я тоже выцелил один раз, не очень рассчитывая на удачу, и оказался прав. Симбионт небрежно махнул своим серебряным протезом и стрела ушла в сторону.
  В это время остальные ближайшие ко мне солдаты, человек пятьдесят, грамотно построили черепаху и прикрылись щитами, а от середины и хвоста колонны ко мне, проявив самостоятельность, снова поскакали трое офицеров. Вслед за ними бежали самые рьяные, что-то около двадцати воинов. У многих в руках имелись луки. Ну, бог им в помощь. Я в свою очередь тоже решил сократить дистанцию для стрельбы.
  В первую очередь мне требовалось добить спецов по стрельбе из лука за повозками. Теоретически, они должны хорошо уметь стрелять, а следовательно, потенциально опасны. Спрыгнув с коня, упал на одно колено и сразу увидел ноги солдат. Три выстрела по ногам, три стрелы угодили туда куда метил. Двое упали молча, но одному, особо везучему, стрела попала в кость, в коленную чашечку. Он завопил благим матом, поминая всех святых, гребаных ангелов, демонов и всех их приспешников. Его крик добавился к воплям Вечно второго, который уже несколько минут, без особого успеха, отдавал команды солдатам идти в атаку широким строем. Воины зыркали поверх щитов на него, на меня и пока мой фактор страха перевешивал.
  Тем временем, первые два офицера, размахивая мечами налетали, как ураган. Я встал на ноги и выдал дуплетом сначала по одному, затем по второму. Ударами стрел обоих вынесло из седел, а оба коня, получив по стреле в горло, упали и забились в агонии. Увидев эту демонстрацию силы, третий командир, который был еще относительно далеко, натянул поводья и благоразумно перешел с галопа на шаг. Аналогично сменили аллюр и солдаты, которые бежали за ним. То-то же. У нас не побалуешь...
  Я вернулся в седло, пополнил колчан новыми стрелами из связки и, не торопясь, двинулся к Вечно второму, собираясь проверить его реакцию при стрельбе с более близкого расстояния. Но этот гнус, не стал испытывать судьбу. Сначала спиной вперед, затем бочком, он отступил к стене щитов, которую выстроили солдаты, и протиснулся в центр черепахи. Почему-то солдатики и симбионт решили, что щиты спасут их от моих стрел. Наивные люди.
  Сократив дистанцию еще наполовину, я выдал очередь из десяти стрел по первому ряду щитов черепахи. Щиты у солдат были деревянные, покрытые дубленой шкурой какого-то животного, обитые по краям тонкой железной полосой и с умбоном по центру. И тем не менее, мои метровые стингеры пробивали щиты насквозь, оставляя на внешней поверхности лишь маленький хвостик из гусиных перьев.
  Десять человек из первой шеренги легли, как скошенные серпом. И как только в стене щитов появилось свободное пространство, я дал вторую очередь по следующему ряду. Еще десять трупов. После этого перешел на одиночные выстрелы, выцеливая Вечно второго, который грамотно закрывался от меня телами своего пушечного мяса. Пару раз я его зацепил. Причем, это каждый раз был вторичный, смазанный эффект, - стрела, пробивая навылет тело солдата, успевала уколоть и Вечно второго.
  Когда из полусотни солдат в черепахе осталось человек двадцать, последнему идиоту стало ясно, что иметь за спиной симбионта это гарантия получить убийственный подарок. И, как только это осознали все, - черепаха развалилась, а воины стали разбегаться или падать на землю. Это подвигло однорукого гнуса к очередному отступлению к следующему отряду, который тоже, еще не понимая, что это бесполезно, как по команде, закрылся щитами.
  В это время офицер, скакавший на выручку из арьергарда, окончательно остановился метров за двести от меня. Видимо он, наивный, посчитал это расстояние безопасным для себя. Я постоянно держал его краем глаза в поле зрения и, как только он обернулся, чтобы скомандовать своим подбегающим солдатам, сделал выстрел в его сторону, целясь в лицо. Попал, но попадание получилось курьезным. Стрела, как иголка в носу у папуаса страшных Соломоновых островов, прошила ему щеки навылет. Видимо, по дороге повышибав зубы и, возможно, зацепив челюсть. Очень болезненно, но не смертельно. Несколько секунд покачавшись в седле из стороны в сторону, командир все-таки свалился с коня. А я выстрелил второй раз и его лошадь, получив стрелу в шею, перед смертью встала на дыбы.
  Из тех, кто не разбежался из состава первой черепахи, на месте остались только трое. Эти бойцы не потеряли чувства дисциплины и сейчас спиной вперед, закрываясь щитами, отходили назад. Лучше бы они не делали этого. Я не пожалел на этих храбрецов три стрелы, посчитав их поведение сопротивлением представителю власти. Всем сестрам по серьгам, даже если серьги раздаются в виде стрел. А уж, если сестры из храброго десятка, то сам Бог велел... наградить.
  Я отъехал на сотню шагов и снова пополнил колчан стрелами. Было заметно, что чувство страха и состояние паники, начинает овладевать массами. И солдат можно понять, потому как со стороны все выглядело непонятно и жутковато.
  Один дьявол в черном, на коне, косит налево и направо, и нет от него спасения, и нет на него управы. Но мой фактор страха, пока что уравновешивался ужасом, который вызывал Вечно второй. Для победы нужно любой ценой вырубить его, как главное цементирующее звено. Но получалось, что это можно сделать, только после подготовки.
  Я подъехал к брошенным повозкам, достал меч, и некоторое время посвятил приведению в негодность сложенных в них луков и арбалетов. За это время солдаты немного пришли в себя. Понукаемые симбионтом, отрядом численностью человек в восемьдесят, закрываясь щитами, двинулись на меня широким строем. Я опять начал делать просеку в рядах по направлению к Вечно второму, который не сменил тактики и продолжал прятаться за спинами. Не выдержав напряжения убийственной атаки, солдаты с шага перешли на бег и мне пришлось отступить, так как они начали охват с флангов.
  Слегка оторвавшись от погони, перенес огонь на фланги и положил сначала левый, затем правый. В результате, в течение нескольких минут от второго отряда в живых осталось десять человек, самых догадливых, кто показал спину и побежал не ко мне, а от меня. Так перестал существовать второй отряд армии, но и стрел у меня осталось несколько десятков.
  Тем временем к месту стычки начали подтягиваться другие отряды и армия приступила к формированию фронта, вытягиваясь влево и вправо от дороги. Крылья фронта стали загибаться с расчетом взять меня в кольцо. Но все это происходило слишком медленно. Посему, доломав последние луки и арбалеты в повозке, я решил остаток стрел употребить по еще незнакомому с моей тактикой ведения боя левому флангу противника. Пришпорил коня и по дуге направился ему навстречу.
  Даже на первый взгляд было видно, что эти солдатики значительно проигрывают предыдущим и в вооружении, и в дисциплине. Проехав вдоль фронта в полусотне метров, как на параде, я демонстративно положил в первой шеренге на левом фланге с самого края каждого второго тридцатью пятью стрелами, чем привел в шоковое состояние и воинов и их командиров. Затем повернул коня и неторопливой рысью покинул поле боя. А чтобы запутать следы, двинулся от дороги в степь.
  Отъехав на пару километров, так что меня вместе с конем скрыл очередной перелесок, бросил каурого в галоп, возвращаясь по большой дуге на стоянку. Нужно немного отдохнуть, перекусить, сменить коня и пополнить запас стрел. Воевать надо, как немцы, по расписанию.
  К месту стоянки доскакал часикам к семи вечера. Еще за километр заметил фигурку моей девочки на вершине кургана... благо знал куда смотреть. В хорошем настроении, подскакав к подруге, подсадил ее себе в седло и мы двинулись к проходу в колючем кустарнике. От роскошных волос очаровницы пахло терпким запахом полыни и мое не остывшее еще от горячки боя тело, проснулось от желания. Выехав на полянку, я прошептал в розовое ушко.
  - Сейчас будем мыться и купаться, - и направил коня к реке.
  Отъехав по руслу вверх по течению к ближайшему песчаному пляжику, ссадил девушку и слез сам. Привязал коня и начал раздеваться. Аллу последовала моему примеру. Оставив одежду на песке, мы влезли в неглубокий бочажок, где воды оказалось примерно по пояс.
  Я медленно погрузился в прозрачную и прохладную воду с головой. Вынырнул отфыркиваясь, окатил пригоршней воды Аллу, которая остановилась зайдя в воду лишь по колено и не решаясь сделать очередной шаг. Получив заряд брызг в лицо и высокую грудь, красотка непроизвольно взвизгнула и засмеялась. Я шагнул ей навстречу, подхватил на руки, занес на глубину, окунул и поставил рядом с собой. Девушке вода была по грудь.
  Пока я смывал с себя пот и грязь, Аллу рассчитывая, что это оценят, начала рядом плавать брассом. Я не обманул ее ожиданий и коротко похвалил.
  - Молодец. - В ответ девушка бросила взгляд полный обожания и любви. Оставалось только подкрепить слова действием.
  Я снова подхватил прелестницу, вынес ее на мелководье, поставил в позу, сам пристроился сзади и начал нежно массировать спинку. Как хороший и дорогой автомобиль, Аллу замурлыкала и завелась с пол-оборота. Со стоном выгнула спину и я без промедления коротко и мощно запустил своего героя во влажные ворота крепости. Минут пятнадцать в пение жаворонка вплетались стоны и крики. После чего девушка обессилев повалилась на бок, а я поднялся и снова пошел на глубину ополоснуться. Лепота.
  Закончив водные процедуры, подошел к девушке, склонился и прошептал в ухо.
  - Как только отдохнешь, разводи костер. Я отъеду ненадолго и привезу на ужин чего-нибудь вкусненького. - В ответ услышал нечто нечленораздельное, но очень похожее на мурлыканье котенка.
  Сходил на полянку и вынул из связки пучок охотничьих стрел. Подхватил рюкзачок со спиннингом, пустой мешок для добычи и вернулся к реке. Не утруждая себя одеванием, вскочил в седло и направился вверх по течению, нежась в ласковых лучах заходящего солнца.
  Метров через двести нашел, что искал - широкий и глубокий плес. Высокий берег на противоположной стороне почти отвесно уходил на глубину, образуя бочаг. Судя по всему, глубина здесь не менее двух метров. В одном месте из узкой расщелины берега вытекал полноводный ручей. В этой точке вода в бочаге должна быть ощутимо холоднее. Типичное 'крепкое' место с чистым каменистым дном - идеальное местообитание для форели.
  Не слезая с коня, собрал спиннинг и сделал первый бросок, стараясь опустить блесну на самое дно. Там по всем законам обязана стоять моя добыча. Протянув пару метров, почувствовал рывок. Есть.
  Я получил то, что заказывал. Примерно восьмисотграммовая форель-пеструшка. Вся покрытая черными, красными и белыми крапинками с буровато-зеленой спинкой и желтыми боками. Настоящая красотка. Опустив первую рыбку в мешок, сделал второй бросок чуть правее. Есть. Сестричка-близняшка первой, сделала свечку и чуть было не сорвалась с крючка. Третий бросок. Снова удача. К близнецам присоединилась их подружка чуть меньше по размеру. Мешок уже приобрел ощутимый вес и прежде чем делать четвертый заброс, я заколебался, но победила жадность или чувство голода. Вздохнул и решил - ну, в последний раз.
  Я пустил блесну слегка в сторону по течению. Удар. Ого. На конце лески сидел настоящий богатырь. Это оказался мощный самец и он доставил море удовольствия. Неожиданные рывки, полуметровые свечки, - он испробовал все и на каждый его ход я давал достойный ответ, то подтягивая, то приспуская леску, поднимая и опуская хлыст спиннинга. Пять минут бешеной борьбы за жизнь и он проиграл. Нам, профессионалам, сопротивляться бесполезно.
  Соскочив с коня, вытащил рыбину на песок и перехватил за жабры. Необычайно крупный самец с удлиненным рылом и небольшим хрящеватым крючком на нижней челюсти. Гораздо светлее и серебристее своих подружек. По предварительной оценке веса в нем килограмма четыре. Это меня расстроило... С таким весом его подружки лишние на моем празднике жизни.
  Только волки или олигархи убивают и гребут под себя без меры. Я всегда являлся сторонником умеренной политики. Бери ровно столько, сколько съешь и не более. Ну, да делать нечего. Выпускать пойманных рыб тоже не в моих правилах. Так что самочкам придется потесниться у меня в животе... и довольно основательно. Кроме того, можно сформировать некоторый запасец, который, как всем хорошо известно, карман не тянет.
  Засунув форель в мешок, снова угнездился в седле и непроизвольно дернулся, услышав тугие свистящие звуки 'вить-вить-вить-вить'. Мгновенно оценив местность, где стоял, понял, - участок реки идеален для присада крякв. Подхватил лук, вложил стрелу и приготовился к стрельбе. Через мгновение из-за поворота вымахнула маленькая эскадрилья в составе трех селезней и двух уточек. Не заметив меня скрытого высоким берегом, тяжело и шумно совершила посадку.
  - Чок, чок, чок, - щелкнула рукавичка и два селезня вместе с самочкой остались на воде пробитые насквозь стрелами. Помилованные и оставленные в живых самка с самцом проглиссеровали по воде без остановки. После чего они, можно сказать с грохотом, поднялись на крыло. Я покачал головой - очень шумная птица кряква.
  Заехав на коне на середину реки, выловил уток и удивился их упитанному виду. Впрочем, уже скоро осень и, видимо, места их обитания особо кормные. Сунув птицу в мешок, твердой рукой развернул коня и двинулся обратно. Сейчас меня уже не могла соблазнить, взять в руки спиннинг или лук, никакая добыча.
  Вернувшись на поляну, отметил, что костер весело пылает и меня с нетерпением ждет, готовая к стряпне и обороне, Аллу. Соскочив с коня, высыпал из мешка добычу и приказал боевой подруге заняться птицей. Девушка взяла меня за руку, прижалась к ней лбом и прошептала.
  - Я все сумею сделать сама, мой Повелитель, - я слегка оторопел и не очень твердо ответил.
  - Время дорого, Малыш, и мне не составит никакого труда заняться рыбой. Я не устал. - Девушка посмотрела мне в глаза и отпустила руку.
  Я подхватил две миски и большой котелок. С трудом запихнул в котелок всю форель и мы вместе отправились к реке, чтобы у воды довести сырой продукт до предварительной кондиции.
  Аллу начала ощипывать уток и своим кинжальчиком потрошить их, не выбрасывая даже пупки, а я занялся форелью, откладывая в сторонку от филе - головы, хвосты и перья рыб. Без сожалений выкинул только молоки самца. Разделив нарубленные куски рыбы на две неравные части, окликнул Аллу и, показав пальцем на меньшую кучку, сказал.
  - Это нужно присолить и оставить на завтра. И оставь также на потом, одну утку. Из рыбы свари уху, уток пожарь на вертеле над костром и завари чай. Я пойду проверю обстановку в округе.
  - Да, мой господин. - Я ополоснул руки и начал одеваться.
  Уже темнело, когда поднявшись на курган, я закрыл глаза и постарался внутренним зрением заглянуть за горизонт. И ничего не увидел. До армии, которой я дал наглядный и жестокий урок, было очень далеко. Скорее всего, войско или осталось на месте стычки - все-таки нужно похоронить убитых и помочь раненым. Или оно успело пройти в этот день очень маленькое расстояние. Возможно, до первого ручья, а он, насколько я помнил, всего в километре от места боя.
  Потеряв надежду увидеть армию, медленно начал поворачиваться кругом, осматривая ближайшую местность. На расстоянии двух-трех километров ни единой человеческой души, если не брать в расчет мою девочку. Ниже по течению, в кустах у реки кормилось стадо кабанов. Выше по течению, в километре - к водопою вышли олени. Вся остальная мелкая живность просто не заслуживала внимания. Очень хорошо. Я с облегчением спустился с холма и направился к проходу в кустах.
  К моменту, когда подошел к костру, Аллу успела уже отварить головы и перья, выкинуть их и загрузить бульон смачными кусками форели. Рядом с основным костром над углями, роняя время от времени капли жира доходили до кондиции на вертеле две утки. Судя внешнему виду, еще минут десять - пятнадцать и они будут готовы.
  Притащив к костру себе и девушке седла в качестве седалища, устроился на своем. Затем, с удобством скрестив ноги, постарался расслабиться. Минут через десять, отхлебнув на пробу очередной раз из котелка и потыкав кинжальчиком куски рыбы, моя повариха кивнула. Взяла в руки большую миску и стала заполнять ее наваристым бульоном и порционными кусками форели. С поклоном передав миску, отошла к костру приглядывать за утками, а я приступил к процессу насыщения.
  После первой миски была вторая и третья. Затем поспели утки и я, размазывая утиный жир по лицу, приступил к показательной акции их уничтожения. Напротив села Аллу, и аккуратно, поглядывая в мою сторону, начала прихлебывать бульон. Как только я закончил с утками, девушка налила чаю и, увидев, что я не очень загружен тяжелой работой поглощения пищи, сказала.
  - Можно задать вопрос, Старший Брат? - я благосклонно кивнул.
  - Спрашивай.
  - Зачем мы взяли продуктов на неделю?
  - Места для меня незнакомые, а мы делаем серьезное дело. Осечек быть не должно. Но, ты права, - я улыбнулся, - в следующий раз возьмем строго на два дня.
  - А будет ли следующий раз, мой господин?
  - Будет. Я доволен тобой Аллу-Сиата. - Девушка повеселела и, напевая, начала собирать миски, а я направился под полог в нашу опочивальню.
  
  Утром, собравшись и оседлав вороную, велел Аллу продолжать наблюдение на холме, пришпорил кобылу и двинулся навстречу армии.
  В соответствии с планом ведения военной компании, в этот день предстояло нападение на армию с тыла. Нужно окончательно лишить ее мобильности. Без лошадей и обоза, на своих двоих, особо не повоюешь. Поэтому, еще задолго до предполагаемой точки встречи, съехал на обочину, углубился в степь и двинулся по широкой дуге, лишь временами подъезжая к высоким холмам, с которых местами была видна дорога.
  Но вот, наконец, увидел головной отряд. Они действительно ночевали у первого ручья и за сегодняшний день успели пройти километров десять. Учитывая последствия вчерашней стычки, Вечно второй сосредоточил в авангарде крупный и, видимо, отборный отряд человек в двести. Чувствовалось, он отобрал в него лучшие кадры. Наивный думал, это ему поможет, а я тупо повторю вчерашние действия. Но меня в первую очередь интересовал обоз, до которого я не добрался вчера.
  Головной отряд армии успел скрыться за деревьями, когда я увидел повозки. Теперь их стало четырнадцать. Две телеги из арьергарда перешли в головную часть колонны. Три штуки - по-прежнему пылили в центре.
  Как только последняя повозка колонны будет закрыта деревьями, можно приступать к атаке. Сразу после перелеска начинается большое ровное поле. На нем все будут, как на ладони, и есть где разгуляться.
  Основная задача на сегодня - перебить всех лошадей и в очередной раз попробовать достать Вечно второго. Я подождал еще пару минут, после того как последняя телега скрылась за перелеском, затем пришпорил вороную.
  Старясь держаться за кустами и двигаясь рысью, быстро догнал колонну. Выждав момент, выскочил из-за кустов и бросил коня в галоп. Меня заметили. Обозники засуетились, а последний отряд в колонне в количестве сорока человек, попытался построиться, закрывая собой повозки и раненных.
  Я начал стрелять на ходу с пятидесяти метров и, когда подъехал к солдатам вплотную, в живых из отряда остались лишь пять человек... Наиболее догадливых. Они бросили оружие, встали на колени и закрыли голову руками. Проскочив мимо, пошел вдоль колонны, игнорируя раненных и загоняя стрелы под лопатки, каждому из четырнадцати битюгов. Есть. Конный обоз, как таковой, перестал существовать. Все раненные, кто мог двигаться, в ужасе попрыгали с телег и с воплями, ковыляя или ползком, побежали в сторону от дороги.
  Повернув лошадь назад, я подъехал вплотную к повозкам и заглянул в первые три. Здесь оказалось свалено походное снаряжение. Интерес к содержимому у меня был не праздный. Имелась одна мыслишка, и она с блеском подтвердилась. Эти крохоборы - собрали мои вчерашние стрелы и, судя по толщине двух связок, нашли почти все. Теперь у меня появился дополнительный запас - не менее сотни штук. Подхватив упаковку, я наполнил колчан, снова повернул коня и двинулся к центру колонны.
  На моем пути вояки успели выстроить фронт. Атаки с их стороны следовало ждать через пару минут. Я усмехнулся и, что называется, - не стал экономить патроны. Постоянно сближаясь, стрелять начал со ста метров. Выпустил сто двадцать стрел, положив всю переднюю шеренгу фронта. Минут через пять после начала расстрела линия фронта смешалась и возникла паника. Я опять вернулся к телегам, подхватил вторую связку вчерашних стрел. Обновил содержимое колчана и пристроил все, что еще оставалось, в тороках.
  Пришпорил вороную и пошел в наступление на правый фланг. Мое приближение вызвало нездоровое оживление в рядах. Солдаты остановились и я выдал убийственные стрелы по нескольким сержантам, которые имели глупость продолжать командовать. После этого фронт правого фланга стал медленно отступать, загибаясь в сторону основной колонны. Но, как только я нацелился зайти ему в тыл, смешался и побежал.
  На месте, как всегда бывает, осталась маленькая кучка стойких оловянных солдатиков. Обычно, вокруг них в каждом серьезном сражении собираются все остальные, но сейчас не тот случай. Я остановился в тридцати метрах и со снайперской точностью в течении минуты положил всех двадцать семь храбрецов. После этого в войсках наступил полный разброд и шатание. А самое главное - путь к центру колонны оказался открыт.
  Я пришпорил вороную и галопом поскакал к трем повозкам. Все-таки, несмотря на все печальные события, пока меня не воспринимали всерьез. Армейцам казалось, что слишком уж несопоставимы силы. Я один, а их многие сотни. Поэтому отряды в центре попытались сделать то, чему их учили - выстроить черепаху из щитов. Но их черед придет позже. Меня интересовали кони и, как только они оказались в пределах выстрела, я выпустил три стрелы, поставив свою печать смерти, каждому из битюгов. Есть. Семнадцать ноль в мою пользу.
  Осадив вороную, я заставил ее встать на дыбы, громко заржать и пройти несколько шагов на задних ногах. Очень эффектно. После чего с места вышел в карьер и направился к авангарду, где еще остались в живых два последних мерина. Ну и, конечно, ждала своего часа моя основная цель - главный мотор всей компании - Вечно второй.
  Последних двух коней я уничтожил, чуть ли не с метров двухсот, чем привел в шоковое состояние всю головную часть колонны. Первый акт драмы сегодняшнего дня завершен. Теперь можно приступать к второму действию спектакля - охоте на симбионта. Я пересчитал оставшиеся стрелы - семьдесят три штуки и пополнил колчан.
  Подъехав к строю метров на пятьдесят, попытался найти свою главную цель. Это оказалось сделать непросто. Подлый трус не изменил своей тактике и прятался в самом конце большой черепахи из щитов. Так, что между ним и мной оказалось никак не меньше шести рядов. Гнус позорный.
  Я с шумом выдохнул, сконцентрировался и начал пробивать просеку в черепахе по направлению к Вечно второму. Двадцать стрел - двадцать трупов, сорок стрел - сорок трупов... Нет, пока на ногах стоит хотя бы один солдат, симбионту достанет ловкости держаться за его спиной. При таком раскладе придется мочить всех. Что нездорово... Поэтому положив шестьдесят три человека, я остановился. Затем, был вынужден отъехать на сотню метров. В моем направлении набегала группа из пятидесяти солдат из центра колонны.
  В принципе, программу сегодняшнего дня я практически выполнил... даже с некоторым перевыполнением плана. Осталось сделать последнее - провернуть идеологическую диверсию и запустить в ряды противника агента влияния. Я повернул коня и по дуге направился обратно к арьергарду колонны. Нужно заняться захватом языка.
  Для этого имелось две возможности. Первая вступить в схватку и постараться выхватить одного солдата из строя. В общем, не лучшее решение - есть вероятность получить в подарок метательный нож или дротик. Вторая возможность - захватить одного из тех, кто сделал ноги, во время разгрома арьергарда. Это был, пожалуй, оптимальный вариант. Я лихо гикнул и добавил прыти вороной.
  Оставив далеко позади все мобильные отряды, которые уже устали бегать вдоль колонны туда и обратно, подскакал к арьергарду. Еще издалека высмотрел трех человек. Они благополучно бежали в самом начале с поля боя. Сейчас, видимо почувствовав угрызения совести, решили вернуться. Я направил коня к ним. Увидев такое дело, герои снова повернулись и ударились в бега. Но скорость бегущего человека несравнима со скоростью благородной лошади. Я догнал их в пару минут и на ходу подхватил одного за шкирку, бросив поперек седла и приложив слегка кулаком по затылку, чтобы не рыпался.
  Отъехав с добычей по дороге несколько километров, съехал на обочину и, закрываясь перелеском, двинулся по большой дуге обратно. Примерно через полчаса на пути встретился удобный, неглубокий овраг. Я остановился в центре и сбросил с коня языка. Соскочил с коня сам, накинул поводья на маленький кустик, подошел к пленному, связал ему сзади руки и посадил на пятую точку.
  Молоденький паренек смотрел на меня с ужасом и я понял, что никаких проблем он мне не составит, но, чтобы не выходить из образа, спросил замогильным голосом.
  - Как тебя зовут, солдат? - солдатик пару раз сглотнул и писклявым голосом выдавил.
  - Мериньо, господин, - и я приступил к изложению политинформации, заколачивая рубленые фразы в его голову, как гвозди.
  - Слушай меня внимательно и запоминай. Старый Правитель Лирея Ткелес убит. Я убил его лично. Вот этой рукой, - и сунул сжатый кулак ему под нос. - Сейчас Лиреем правит новый шах Камбор. Возможно, ты его знаешь. Он был казначеем. Новый Правитель послал меня наказать всех, кто хранит верность Ткелесу. Ты понял меня, Мериньо?
  - Да, господин.
  - Правитель Камбор просил меня узнать живы ли его друзья Геррим и Каранча?
  - Вечно второй послал их на стены города Вень в самом начале. Каранча убит, а Геррим тяжело ранен. Его сбросили со стены. Он без сознания со сломанными ногами и лежит в пятой телеге. - Я подумал, добавил еще рокота в голос.
  - Сейчас я отпущу тебя. Ты вернешься и будешь, чем можешь, помогать Герриму. Если он умрет - умрешь и ты. Если нужно, вынесешь его на носилках или на своей спине. Правитель вознаградит тебя. Щедро. Всем своим друзьям перескажешь то, что я тебе сообщил, и добавишь, что моя цель одна - убить Вечно второго. Как только он умрет, я могу принять вашу капитуляцию, а новый шах Лирея не будет вам мстить. Однако, пока Второй прячется за вашими спинами, я буду уничтожать всех, кто мне мешает. Если Вечно второй останется жить, я готов уничтожить всю армию. Всех до единого... В том числе и тебя. Ты понял меня, солдат?
  - Да господин. Я сделаю все, что нужно. - Я кивнул, достал нож и разрезал веревки у него на руках.
  Вскочил в седло, махнул рукой, указывая куда ему нужно бежать, дождался пока пленник не вылезет из оврага и двинулся в противоположном направлении, забирая по большой дуге в сторону дороги.
  Ну, вот, 'крот' запущен в курятник. Посмотрим завтра, как мое слово и дело отзовется.
  
  В этот раз я добрался до места стоянки еще быстрее, чем вчера. По уже заведенной традиции на кургане подхватил Аллу в седло и довез до поляны. Соскочив на землю и расседлав коня, решил не суетиться, лечь пораньше спать, а закусить, тем, что осталось со вчерашнего дня.
  Сел по-турецки скрестив ноги на снятое с коня седло и с удовольствием стал наблюдать, как хлопочет моя девочка. А Аллу порхала, как птичка, и приличный ужин был готов уже через полчаса.
  Попробовал наваристую уху, от которой склеивались губы, кусочки форели горячего копчения на ольховых щепочках с добавлением ароматных травок, жареную крякву фаршированную пшеном и истекающую жиром. Затем зацементировал все это крепким душистым чаем, подобрел душой и отвалился от костра, как насосавшийся крови клещ.
  Под пологом тоже произошли изменения. Аллу накосила травы и устроила под медвежьими шкурами настоящую перину, которая к тому же распространяла аромат свежескошенного сена и терпкий запах полыни. Лепота. Жить хорошо и жизнь хороша.
  Такую инициативу надо поощрять и, как только, помыв посуду, моя красотка нырнула ко мне под бочек, я устроил праздник души и тела - выдал четырехкратный салют. После чего провалился в сон, как убитый.
  Утром третьего дня я сообщил своей спутнице, что, возможно, сегодня армия сложит оружие, и мы сможем спокойно с победой вернуться в город. К этому девушка отнеслась без восторга. Ей явно нравилась экстремальная жизнь в пампасах и все атрибуты нашего совместного времяпрепровождения, а степень доверия и преданности в глазах просто зашкаливала за черту. Скажи я ей кинуться с обрыва, как породистая овчарка, прыгнет, не раздумывая.
  
  Выехал я рано и в этот раз не стал утруждать себя обходными маневрами. К моменту, когда добрался до армии, войска еще стояли на месте. Судя по всему, мой подсыл, может сам того не желая, постарался по полной программе. Благо дурные вести легли на уже хорошо унавоженную трупами почву.
  Воины собрались кучками в одном месте и активно обсуждали последние новости. Я решил какое-то время им не мешать. Съехал с дороги, встал на вершине холма, как наглядное напоминание того, что от судьбы не уйдешь.
  Разборка среди армейских продолжалась еще около часа. Затем солдаты разделилась на две неравных части. Основная масса отошла по дороге в сторону, а на месте осталась маленькая группа из двадцати человек. Среди них я разглядел серую хламиду Вечно второго.
  Эта кучка вояк решила меня атаковать по принципу - погибаю, но не сдаюсь. Взяла на изготовку оружие и двинулась в моем направлении. В свою очередь, я направил шагом каурого им навстречу. Главные остатки армии, как зрители в театре, с напряжением и неподдельным интересом следили за развитием событий.
  Среди атакующей группы имелось три арбалетчика и я их снял, как наиболее опасных, пятью стрелами метров с двухсот пятидесяти. Причем два раза не попал. Но только потому, что поганый гнус-симбионт прикрывал их и ухитрился отбить две стрелы. Когда до отряда осталось пятьдесят метров, начал методичный отстрел. Совершенно закономерно, что, как только расстояние сократилось до двадцати метров - в живых остался только один Серебряный.
  Я перешел на следующий уровень и ускорился раза в три. В этот момент Вечно Второй дико закричал и решил по максимуму сократить расстояние, понимая, что только в ближнем бою у него есть некоторый шанс на победу. Он большими прыжками кинулся ко мне, размахивая мечом. Мой лук заработал на пределе возможностей. Не успевала еще тетива щелкнуть о рукавичку, как я уже тянул ее для нового выстрела. Получилась очень высокая скорострельность, почти как у электрического пулемета. И, если на пятнадцати метрах гнус успевал отбивать стрелы, то на десяти - пропустил первую в плечо, а на пяти - я его истыкал, как подушечку для иголок. Финита.
  Подъехав к бившемуся в конвульсиях телу, спрыгнул на землю, вынул меч, отрубил голову и серебряный протез. Подхватил обрубки и сунул в мешок. Череп и протез будут к месту на витрине музея храма Света и Тьмы.
  От основной части армии отделились три человека и без оружия направились ко мне. Среди них был и 'крот'. Он замыкал группу. Вернувшись в седло, я остановил коня, демонстративно убрал лук в налучье и стал ждать.
   Двое матерых вояк и мой агент влияния остановились метрах в шести. Вперед выступил самый старый ветеран и упал на колени. Его примеру последовали остальные двое, а затем и вся армия. Усатый вояка, склонив голову, прохрипел.
  - Прости нас Черный. Мы будем верны Правителю Камбору. - После тягостной паузы мой каурый всхрапнул и я ответил, добавив металла в голос.
  - Прощаю. Возвращаясь в столицу, город Берес обойдете стороной. Разрешаю оставить в городе тяжело раненых. Все мои стрелы, даже сломанные, соберете и передадите в храм. И берегите Геррима. Понятен приказ?
  - Да, Черный, мы не обманем тебя.
  - Ну и хорошо, что не обманем, - буркнул себе под нос и добавил громче, - с Богом, Аминь. - Вояки и парнишка поднялись на ноги, повернулись и направились обратно.
  А остаток войска, догадавшись, что все вроде утряслось, в лучших традициях дешевой американской киноиндустрии, стал демонстрировать бурную радость. Ну, может быть, этот 'happy end' отличался тем, что никто не бросал вверх бейсболки. И не слышалось за кадром дружного смеха и хлопанья в ладоши суфлеров - так, чтобы и последнему американскому дебилу было понятно - это очень смешная сцена и нужно выразить свой восторг и радость. Я сплюнул, пришпорил каурого и направился обратно по дороге, а за спиной еще долго были слышны восторженные вопли...
  Как только армия пропала из виду, за первым перелеском, съехал на обочину и рысью пошел по степи с расчетом подстрелить чего-нибудь вкусненького на обед. Стрел у меня еще оставалось в избытке.
  Двигался я от перелеска к перелеску, внимательно осматриваясь прежде, чем выйти на открытую местность.
  Через полчаса, такая тактика дала свои результаты. Из-за кустов очередной рощицы разглядел типичную картину гона косуль. Два матерых самца метров за двести от меня выясняли отношения. Драка была жестокой, а возбужденное 'чуфырканье' слышно на большом расстоянии.
  Я достал лук, приготовил стрелу и... заколебался. Из достоверных источников мне было известно, что гураны-косули во время гона едят мало и сильно худеют. А раз так, то меня интересовала в первую очередь - косуля-самочка, из-за которой и разгорелся весь сыр-бор между двумя горячими рогатыми парнями. Сама же виновница потасовки должна обретаться, где-то поблизости, но я никак не мог ее разглядеть. Пришлось подключать внутреннее зрение.
  Закрыв глаза и сосредоточившись, наконец, засек чаровницу. Молоденькая косуля, настоящая красотка, мирно пощипывала травку, не обращая внимания на своих ухажеров. До нее от меня по прямой метров триста. Почти на пределе уверенного выстрела в погоду, когда дует легкий, но переменчивый ветер.
  С минуту взвешивал и решал - то ли синица в руках - отощавший и жилистый самец, то ли журавль в небе - молодая и нежная самочка. Ведь стоит мне промахнуться первым выстрелом и спугнуть козочку, - вторая стрела почти наверняка пролетит мимо. А на таком расстоянии, по движущейся мишени, попасть в цель - мудрено. В результате, получится, как на охоте за двумя зайцами. Но жесткое мясо козлов не вдохновляло и я решил бить по журавлю.
  Выстрел нужно сделать на гране моих возможностей, мастерский. Навесной - косуля находилась в ложбинке, не в пределах прямой видимости. Дальнобойный - до нее никак не меньше трех сотен метров. Я задержал дыхание, прицелился под углом сорок пять градусов, как раз в центр маленькой беленькой тучки, ввел поправку за легкий ветерок и выпустил стрелу. Чок, - щелкнула рукавичка и стрела, оперенная жестким гусиным пером, ушла в голубое небо.
  Прикрыв глаза, я наблюдал ее полет. Вот она преодолела верхнюю точку своей траектории и устремилась вниз.
  Для самочки это был, как удар молнии. Сверху под лопатку и навылет. Только что она стояла на ногах, мгновение... и на земле ее тело. А козлы-гураны, тем временем, продолжали драться за любовь, которой уже никогда не будет. Это и называется - реальная жизнь... Я тяжело вздохнул, убрал лук в чехол и выехал из кустов. Самцы, наконец, разглядели опасность и пырснули в разные стороны. Хорошо быть иногда - пожилым, тощим и костлявым...
  Подскакал к жертве моего неуемного желания хорошо и вкусно есть и подхватил трупик. Перекинул через седло, вынул стрелу и направился рысью, теперь уже не обращая внимания на окружающий животный мир, прямиком к месту ночевки.
  По уже заведенной традиции Аллу встретила на кургане, я соскочил с коня, обнял девушку за плечи и сообщил, что победа осталась за нами, армия разбита, Вечно второй убит и мы можем устроить себе праздник. После этого в обнимку отправились к нашей уже хорошо обжитой поляне.
  В этот раз я вернулся рано. До вечера еще далеко и мы с чувством искупались, позагорали, порезвились. Затем опять поплавали и моя девочка, чистая, сытая духовно, отправилась готовить плацдарм для устранения физического голода. А я, пригревшись на солнышке, слегка вздремнул на песчаной отмели.
  Разбудили меня ароматы, которые легкий ветерок принес от костра. Аллу жарила козу, как всегда, добавляя фантазию и вдохновение в этот прозаический процесс. Не в силах терпеть пытку поглощением ароматов жаренного мяса, закончил загорать, оделся и направился к костру.
  Моя девочка крутилась вокруг костра, как пчелка вокруг цветка, и на расстеленном полотне, как по волшебству, стали возникать мисочки, тарелочки и горшочки. Некоторые из них парили ароматами, некоторые просто вкусно пахли. С самого дна одного из мешков с провизией на свет божий появилась баклажка с какой-то жидкостью.
  В принципе, я отрицательно отношусь к алкоголю в любом виде и не люблю пиво, но согласен с теорией, что защитные силы организма должны быть в постоянном тонусе. Для этого они должны получать периодические удары со всех сторон. В том числе, хотя бы раз в полгода, вспоминать, что это за зверь такой - алкогольная интоксикация, когда по собственной воле становишься дурак дураком, и по утру выясняется, что во рту кошки устроили общественный туалет, а голова раскалывается, как после хорошего удара дубиной.
  Вынув пробку из фляги, понюхал и установил, что булькает в ней крутая медовуха. Причем, сделанная в лучших традициях и с большим тщанием. В нее добавили настои различных травок и приправ. С ходу я унюхал и смог определить - корицу, гвоздику, лаврушку, тархун, но это только малая часть букета. В общем, достойный напиток к празднику.
  Наконец Аллу расставила все что хотела. Я разлил в чашечки медовуху - себе по полной, девушке половинку. Кашлянул, привлекая внимание, кивком указал, чтобы она взяла свою кружку, и сказал.
  - Ну, за победу! - и опрокинул в себя емкость. Тягучий, ароматный напиток проскочил через горло и упал в желудок, взорвавшись там, как канистра с напалмом. Круто!
  Подхватил двузубую вилку, нож и приступил к дегустации тушеной козлятины, приготовленной с пряностями и приправами. Мясо таяло во рту и я не заметил, как оприходовал полную миску с горкой, заложив прочный фундамент в основание праздничного ужина.
  Заметив, что Аллу отпила от своей кружки лишь четверть, я плеснул ей из фляги чисто символически, свою кружку наполнив, что называется - под ободок. Поднял свой 'стакан', дождался пока Аллу возьмет в руки свой, чокнулся и прибавил.
  - Ну, за нас! - Выпил маленькими глотками, смакуя изумительный вкус напитка, и прокомментировал. - Хорошо. - Глотнул крутого мясного бульона и плавно перешел к отварному мясу, стараясь попробовать все соусы и подливы, которых моя искусница наготовила в большом количестве.
  Затем мы продолжили праздник в постели, и этой ночью я спал, как младенец, только что не причмокивал губами соску.
  
  Утром без спешки собрались и тронулись в обратный путь, останавливаясь в красивых и кормных местах. На все про все у меня имелась неделя и я собирался провести ее на природе, отдыхая с полной отдачей.
  Через семь дней въехали в ворота города и я прямиком направился в храм. Последний раз приласкал свою девочку, махнул рукой на прощание жрецам и поднялся по ступенькам храма. Прошел по лабиринту, вскарабкался на постамент и шагнул на Базу.
  Конечно, отдых дело святое, но меня ждали неотложные дела на Земле. Я накоротке пообщался с Дервудом, выяснил, что в 'Багдаде' без перемен, и снова спустился вниз.
  Устроился в кресле и вошел в Систему. Нужно дать дополнительный импульс процессу перестройки и первое с чего начал - это ознакомился с финансовой сводкой фирмы 'ББ'.
  Как и положено, листок с последними данными лежал на столе, дискета в сейфе, а сумма остатка в двадцать три миллиарда евро подтверждала - процесс пошел. На лазерном диске записан обзор событий с момента моего ухода до настоящего дня.
  Следовало в первую очередь войти в курс дел и я приступил к ознакомлению с информацией. Затем, забрав все оперативные материалы, взялся за более углубленное изучение. Раскладка, составленная Председателем, предлагала открыть финансирование восьми пунктов меморандума на общую сумму одиннадцать миллиардов. Я подумал и согласился, не вникая в детали. В примечании отметил. - 'Деньги небольшие, главное начать.'
  Текущее состояние дел в России заставляло торопиться. Есть такие птицы-падальщики, грифами называются. Они ничего не умеют и все их существование состоит в том, чтобы прилететь к умирающему, усесться рядом и с ехидной ухмылочкой ждать. Ждать, пока еще живое тело окончательно подохнет и протухнет. Все их видение светлого будущего - это один большой погост и гора смердящих трупов. Типичные некроманты и любимая их еда - мертвечина. Временами они могут прокаркать, как приговор, что-нибудь типа, - 'Российская экономика оказалась неспособной переварить приток нефтедолларов'. Конечно, у маленькой кучки элитных отщепенцев может и обнаружилось временное несварение желудка... в конце концов - сколько же можно покупать себе яхт и самолетов? Но вся-то страна живет впроголодь... Экономике жизненно необходимы деньги. Это я и собирался исправить...
  Затраты на Фонд по строительству в необжитых районах предлагались в сумме шесть миллиардов. Три миллиарда на освоение северных территорий и три для строительства новых дорог. Здесь я решил проявить инициативу и в раздел освоения перебросил из фонда инноваций триста миллионов на закрытие Байкальского ЦБК и создание инфраструктуры экологического туризма в этой зоне. Указал срок завершения проекта - один год. Сделал приписку, что через год, если будет заминка с закрытием, сотру Байкальский ЦБК с лица земли в буквальном смысле слова. От него останется только ровное место.
  Далее, изменил приоритет для автодороги Брест-Владивосток - поставив ее на первую строчку и перебросив из фонда инноваций дополнительно двести миллионов. Изменил характеристики дороги - поставив по четыре полосы в каждом направлении от Москвы до Владивостока и по шесть от Москвы до Бреста.
  В результате, утвердил бюджет Фонда освоения в сумме шесть с половиной миллиардов и приступил к изучению предложений по Фонду инноваций.
  В этом разделе, взвесив все за и против, поднял ставку единичного гранта с десяти до ста тысяч евро. Далее предложил выдавать дипломы на определенный срок, типа охранных грамот, что данное направление финансируется фондом ББ и любая несправедливость в отношении этого направления - чревата. В качестве подготовки к введению монополии внешней торговли указал создать две государственных организации типа 'Экспорт-Импорт ББ' - аналог Росвооружения, но по всем направлениям и 'Разноимпорт ББ' для обеспечения проектов фонда любым оборудованием и материалами без посредников с оптимальным соотношением цена-качество. Придал надгосударственный статус этим организациям. Они будут руководствоваться в работе принципом - все, что можно купить за деньги, они обязаны купить и им должны продать без проволочек. Для них нет никаких ограничений по секретности и не действуют понятия государственной безопасности. Человек с документом этих фирм может пройти в любой стране куда угодно и посмотреть все, что ему интересно.
  Посидел, повздыхал и выдал в объеме одной страницы свои соображения по реформированию нефтяной и газовой отрасли в ближайшее время. Закончив этот меморандум понял, что следует сказать несколько слов о лесной и металлургической промышленности... Потом подумал, - стоп, не все сразу... и продолжил изучение.
  Ознакомился со списком тем, предлагаемых к финансированию Фондом инноваций. В целом список одобрил, передвинув несколько направлений из конца списка в начало. В завершение, утвердил начальный бюджет фонда в сумме пять с половиной миллиардов.
  В ускоренном темпе просмотрел записи программ 'Они преступили закон' и 'Они заслужили наказание'. Предложил перенести показ сериала 'Они преступили закон' на более удобное время, а программу 'Они заслужили наказание' на более позднее, передача явно не для детей и слабонервных - слишком много крови.
  Дополнительно изложил соображения по новой ежедневной часовой программе, которую хотел бы назвать 'Новое время'. В ней должны быть показаны последние новости фондов ББ, как расходуются средства, освещаться все достижения и успехи проектов и новаций. А главное показать, что деньги можно и нужно зарабатывать честным трудом. Также предложил сменить на телеканале Россия содержание вредительской программы 'Спокойной ночи, малыши'. Пожалуй, нужно в самое ближайшее время устроить разбор полетов и организовать показательную порку киношников и телевизионщиков. Выжечь на корню весь медиа террор...
  Здесь меня озарила идея сделать видеоклип-заставку для ТВ и, возможно, рекламных плакатов. В ускоренном темпе сфотографировал свои глаза, разместил их на черном фоне и сделал короткую подпись насыщенно-красным цветом. - 'Помни! Я стою у тебя за спиной.'. Дешево и сердито.
  Будем эту заставку, на правах рекламы ББ, показывать по ТВ по всем программам в течение одной, двух минут каждый час. Ну и, конечно, сделаем плакатики на бумаге и развесим их в подходящих местах. Например, в каждой камере СИЗО и бараках лагерей на месте образов. В принципе, я не против, если некоторые ответственные товарищи, повесят красочное изображение себе на стенку в кабинет или вставят в рамочку и поставят на стол. Товарищ Сталин в свое время доказал, что такая реклама, очень способствует просветлению мозгов и может вовремя остановить коррупционеров...
  В конце утвердил расходы по Фонду гласности в двести пятьдесят миллионов.
  Переправил завизированный вариант раскладки по финансам Председателю, сообщив, что он должен опубликовать этот документ, и в очередной раз созвать пресс-конференцию.
  Передохнув и перекусив, решил узнать, как себя ведут мои основные фигуранты из олигархических структур.
  Как оказалось, купить бывает гораздо проще, чем продать. Когда покупали, то платили не торгуясь, деньги то ворованные и их немеряно. Теперь из-за большого предложения, недвижимость в Европе и остальных бермудах резко подешевела и это мне не понравилось. Деньги должны вернуться в полном объеме. А, если, кто еще и наварил, то и с прибылью.
  Подумал и решил - солидарную ответственность должны нести государства и правительства, которые позволили покупать прохиндеям - дома, поместья, яхты, самолеты и прочие атрибуты роскошной жизни. Поэтому заготовил письменные распоряжения для основных заинтересованных лиц в Штатах, Англии, Франции, Швейцарии, Израиле, Испании и прочих Европах и оффшорах.
  В преамбуле распоряжения сообщил, что времена бесконтрольного приема у себя богатых ворюг и их капиталов остаются в прошлом. Ключевым же моментом в извещениях являлось то, что правительства стран должны следить за продажами предметов роскоши, которые куплены на ворованные деньги и, если имеет место отрицательная разница, то гасить ее из бюджета страны специальным переводом на счет 'ББ'. Иначе, чревато...
  Кое-кому из олигархов для поднятия тонуса жизни решил напомнить о себе. Напечатал короткие записки - 'Время это не деньги, время это жизнь. Хочешь жить не теряй времени - суетись.'. Переправил записки по назначению, не забыв каждого весьма болезненно ущипнуть за задницу.
  Попутно собрал новую информацию для сериалов Фонда гласности. Думаю народу будет интересно.
  Главное в любой работе это системность, последовательность и неотвратимость. Следующей темой на очереди стояла борьба с криминальным элементом. В списке этнических ОПГ первой стояла знаменитая 'цветочная мафия', специализирующаяся на наркотиках, оружии и валютных операциях. Здесь зарабатывались миллиарды и нужно сделать так, чтобы снизилась норма прибыли 'бизнесменов'. С учетом, что эта 'норма' не менее пяти сотен процентов, я, не мудрствуя лукаво, предложил все 'рыночные' цены поделить пополам.
  Далее через наркоманов довольно быстро вышел на каналы поставки и начал последовательно вырубать наркодилеров. Таких оказалось неожиданно много.
  Затем, в течение суток, смог подавить всякое организованное сопротивление, включая забастовки, этнические демонстрации солидарности и прочие попытки саботажа. Кто-то в свое время, небескорыстно естественно, запустил в народ клюкву, что 'мафия бессмертна', хотя еще Отец народов на практике доказал, что это не так. А, правда в том, что нет бандита-отморозка и нет проблемы.
  Для гарантии еще день наблюдал за ситуацией в городе и стране, устраняя отдельных активных этнических вирусов и ярких представителей 'сочувствующих движению' в СМИ.
  Затем, когда асфальт отмыли от крови и трупы без музыки зарыли в землю в братских могилах, а цены на рынках упали вдвое, решил посетить пресс-конференцию Председателя.
  По уже накатанной колее пресс-конференция была организована в пресс-клубе РИА "НОВОСТИ". В отличии от первого раза, количество желающих попасть на нее, значительно превысило возможности разместить всех в помещении. Мощная и почти неуправляемая толпа заинтересованных лиц колыхалась у входа, надеясь прорваться в зал. И не обошлось без безобразных сцен мордобоя, ругани и драки за вход.
  Для наведения элементарного порядка организаторам пришлось собрать удостоверения личности и около получаса Председатель ЗАО ББ изучал документы желающих, раскладывая из на две неравных части. Закончив с отбором, журналистов и телевизионщиков стали запускать, выкликая по именам с удостоверений. Еще минут через пятнадцать, когда, наконец, пишущая и снимающая братия разместилась в зале, мой ставленник приступил к ответам на вопросы.
  Представитель РИА "НОВОСТЕЙ" взял микрофон и обращаясь к присутствующим сказал: Наша пресс-конференция посвящается новому фактору отечественной и мировой экономики и политике. Здесь присутствует глубокоуважаемый Председатель ЗАО 'Бич Божий', который поможет нам прояснить ситуацию и, как мы надеемся, ответит на все наши вопросы. По праву хозяина хотел бы задать первый вопрос. Как часто ЗАО ББ собирается публиковать данные о бюджетах фондов?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - По мере поступления средств на счет нашей организации, но не реже одного раза в месяц.
  ГАЗЕТА "КОММЕРСАНТ", корреспондент, как всегда растолкав всех: - Какие изменения в проект бюджетов фондов внес лично Представитель Господа?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Первые восемь пунктов прошли без изменений с пометкой, что 'деньги небольшие, главное начать'. Фонд освоения увеличен на пятьсот миллионов за счет Фонда инноваций. Строка о финансировании и сроках закрытия Байкальского ЦБК вписана Представителем Господа лично. В этой связи с завтрашнего дня объявляется тендер на проект работ по закрытию ЦБК. Срок приема документов две недели. Время отпущенное на все работы один год. Сроки не обсуждаются и время пошло. Ровно через год или раньше ЦБК прекратит свое существование.
  АГЕНТСТВО "ФРАНС-ПРЕСС": - Смогут ли иностранные компании участвовать в тендере на работы по закрытию ЦБК?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - В тендере, да. Но иностранные компании-претенденты будут находиться во втором эшелоне и получат подряды только если отечественные компании покажут свою несостоятельность.
  РАДИОКОМПАНИЯ "ГОЛОС РОССИИ": - Могут ли соотечественники за рубежом рассчитывать на получение грантов?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Первое и основное - нужно любить Россию. Конкретно, для получения гранта необходимо иметь Российское гражданство, желание работать и иметь серьезную программу работ. Все остальное несущественно.
  КОМПАНИЯ БИ-БИ-СИ: - Что будет, если правительства ряда стран, не будут поддерживать особых полномочий представителей компаний 'Экспорт-Импорт ББ' и 'Разноимпорт ББ'?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ усмехнулся и сказал: - Возможно, жителям этих стран надоело существовать на нашей планете? Если они хотят еще пожить на белом свете, то такие вопросы не должны приходить им в голову.
  Могу кратко пояснить, что статус компаний предполагается надгосударственный и к сотрудникам будут предъявляться особые требования в плане порядочности и компетентности. Отдаленным аналогом им может служить Интерпол. В этой связи будут приниматься на работу не только лица, имеющие Российское гражданство. Работа компаний, очевидно, будет под контролем ББ и, зная какими методами Представитель Господа решает вопросы, могу дать гарантию, что понятие коммерческой тайны будет соблюдаться свято.
  "РЕЙТЕР": - Собирается ли Бич Божий регулировать цены на энергоносители?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Да.
  ЖУРНАЛ "НЕФТЬ. ГАЗ. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ.": Как относится Представитель Господа к реформированию нефтегазовой промышленности?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Ключевых моментов несколько. Первое. В ближайшее время в России вводится мораторий на величину экспорта нефти. Все 'достижения' в экспорте могут иметь только отрицательную величину. - По залу пронесся гул. - Второе. Так как запасы нефти и газа это дар Божий, то все нефтяные и газовые компании в России национализируются. - По залу пронесся стон, собрание забурлило и это нездоровое оживление продолжалось с минуту, пока Председатель не постучал карандашиком, требуя внимания, и продолжил. - Тем более, что практика показала неэффективность работы частных компаний в производственной сфере. Вот воровать, скрывать доходы и поднимать цены - это у них получается отлично. Следует устранить последствия обмана в приватизации, учитывая существенное снижение за последние пятнадцать лет производительности труда в нефтяных компаниях и прочие прелести от работы оборудования на износ. Не умеешь нормально работать - иди подметать улицы. А чтобы не быть голословным, например, стоимость прокачки нефти по трубопроводу у 'Транснефти' в десять раз ниже, чем у ее частных конкурентов. А уж о ценовом сговоре на бензин и говорить нечего, к нему применимо одно слово - позорище. Третье. Если идея национализации кому-нибудь не понравится за рубежами нашей Родины, то не исключен вариант общего единообразия или глобального перевода во всех странах, где этого нет, нефтяных компаний в госсобственность.
  ГАЗЕТА "РУССКИЙ КУРЬЕР": Как вы относитесь к последнему из оставшихся тезису либералов, что 'государство в очередной раз потратит деньги на танки и самолеты'?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Как показала практика, а за примерами далеко ходить не надо - у всех перед глазами пример Югославии, вложения в армию не самое плохое применение денежных средств и ресурсов. Хотя, конечно, во всем нужно знать меру.
  "ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА": - Какая мафиозная группировка Москвы следующая на уничтожение?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Промысел Божий мне неведом, но можно предположить, что те, кто занимается наркотиками, имеют повышенные шансы.
  DPA, ГЕРМАНИЯ: - Как Представитель Господа относится к проблеме севера и юга, странам 'золотого миллиарда' и Киотскому протоколу?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Промысел Божий мне неведом.
  РАДИО "СВОБОДЫ": - Почему олигархи попали под пристальное внимание ББ? Вы лично не боитесь расправы над собой?
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Ответ на первый вопрос - мы будем брать пример со Швеции. Или Белоруссии. Что примерно одно и тоже. На второй вопрос можно ответить так. Не будет меня, ББ выберет кого-нибудь еще. Но преступники должны понимать, что в отличии от существующей правоохранительной системы у ББ не бывает нераскрытых преступлений. Причем, устанавливаются и уничтожаются все фигуранты хоть в малой степени причастные к преступлению. Если преступление выполнено в интересах третьих лиц, то будут наказаны и третьи лица. Даже, если третьим лицом является целая страна. И наказаны жестоко. ББ не ангел небесный, а карающий меч. Возможно, кто-то считает, что смертнику все равно, но это не так. У каждого смертника есть что-то ему лично очень дорогое, например семья, родственники и друзья. Выявить это что-то, не так уж и сложно... - Прошу Ваш последний вопрос, - и Председатель указал в сторону молоденькой девушки, которая не опускала руку все время конференции.
  "АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ": - Можно ли воспользоваться вашими материалами, которые пока не были опубликованы или показаны.
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: - Мы заинтересованы в широкой огласке фактов воровства, мошенничества и прочего криминала. Подавайте заявку в письменной форме и, скорее всего, ваша просьба будет удовлетворена. Мне, кажется, что всем уже стало ясно, что понятие 'тайна личности' на планете Земля осталось в прошлом. Спасибо всем за внимание. - Председатель поднялся и направился к выходу из зала.
  В целом я оценил поведение Председателя на пресс-конференции, как достойное. Он в очередной раз не разочаровал меня.
  
  Чувствуя себя разбитым и уставшим - все-таки двое суток без сна и в постоянном напряжении, вышел из Системы и еле переставляя ноги поднялся наверх. Махнул рукой.
  - Потом, - на предложение Дервуда поужинать и завалился спать.
  Сон мой был тяжелым и темным. Проснувшись утром, понял, что требуется серьезная разрядка. Как бывает в таких случаях, количество отрицательных эмоций, полученных на Земле, перехлестнуло через край и перешло в качество.
  Без аппетита поклевав, что-то на завтрак, переоделся, натянув легкую накидку, и спустился вниз. Вошел в Систему и на автомате отправился на Остров отшельника. Шагнув на постамент в зале, не стал оповещать о прибытии. Еле переставляя ноги, стараясь не шуметь, шаркающей походкой проковылял по лабиринту, вышел из храма и посмотрел на ночное небо. Яркие звезды и серп луны у самого горизонта. Волшебная лунная ночь. Кристально чистый морской воздух наполнен ароматами тропических цветов с легким запахом соленой воды. Нежный теплый ветерок ласкает лицо. Постоял с минуту, запрокинув голову, не шевелясь и закрыв глаза. Затем почувствовал, что внутри что-то медленно провернулись, подобно пришедшим в движение заржавевшим шестеренкам. Заклинившийся было процесс восстановления душевного здоровья, стал набирать обороты. Экая все-таки отрава эта Земля!
   Опустив голову, посмотрел направо и увидел в лунном свете, что на приступке храма, спиной ко мне сидят две девушки и наблюдают за волшебными красками свечения озер пальцев Ладони руки. Озера испускали еле различимый призрачный свет разных оттенков... Сказочно красиво и отдаленно похоже на северное сияние. Хотя, конечно, масштаб не тот.
   Я направился к ним. Осторожно положил руки на плечи Керулле и Ксо. Девушки, может находясь под гипнозом красоты озер, как будто так и надо, слегка отодвинулись друг от друга, освобождая место. Я устроился в центре, обнял обоих за плечи и мы, слившись в единое целое, стали наблюдать за сиянием. Давящий на психику негативный груз стал истончаться, снова проснулось желание действовать и руки сами собой опустились с плеч на талии. Красавицы, почувствовав элемент желания, прижались еще теснее. Я шепнул.
  - Идите к озеру Мизинца Руки и ждите меня там.
   Девушки поднялись и тихим шагом двинулись к крайнему водоему, а я пошел к Указательному пальцу Руки. Встал на берегу и сделал несколько упражнений Ушу, проталкивая себя на очередную ступень к душевному равновесию.
   Затем скинул одежду и нырнул в Указательный палец. Вынырнул, чуть не закричав от обжигающего холода жидкости, и поплыл бешеным брасом, стараясь согреться. В одно касание вымахнул на берег и в два прыжка оказался на берегу озера Среднего пальца. Подпрыгнул и, исполнив сальто прогнувшись, вошел в воду. С ходу поплыл кролем на пределе возможностей, делая не менее пяти гребков в секунду. А вода казалась крутым кипятком. Винтом, выскочив из Среднего пальца, снова через сальто с диким воплем радости вошел в Безымянный палец и поплыл баттерфляем. Стараясь работать на полной отдаче, разогнался до максимальной скорости. Затем попытался выскочить на берег, как дельфин, в прыжке, не коснувшись руками берега. Получилось. Бегом в три прыжка к Мизинцу Руки, повыше подпрыгнуть и бомбочкой в воду. Туча брызг, море удовольствия и счастья! Все, хандра прошла, ее смыло, я снова свежий, как огурец.
   Пронырнув под водой весь Мизинец, вымахнул из воды у самого берега, без разговоров сгреб в охапку своих прелестниц. Под радостные визги обеих, повалился в воду спиной вперед вместе с ними. Туча брызг, счастливые крики, мы резвились, как дети...
   Но уже минут через десять на нас накатило совсем недетское желание и началась форменная оргия в воде. Затем я вынес девушек на берег, усадив каждую себе на плечо. Здесь на берегу продолжил фигуры высшего пилотажа. Стоя, сидя, лежа на траве, закручивая сложнейшие узлы, вызывая сладострастные стоны и крики. И это сумасшествие продолжалось несколько часов.
  В конце пришлось опять разместить на плечах, израсходовавших все свои физические силы жриц, отнести их в домик в верхней деревне и уложить в постель.
  
   Утром проснулся поздно. Рядом в кровати уже никого не было. Сделав потягушеньки, не касаясь руками постели, встал на ноги и натянул легкую накидку, которую мои девочки уже успели принести с озера.
   Светило солнце. Мир казался переполненным яркими красками. Вся моя команда выстроилась рядом с навесом. На столе расставлены миски, горшки и кувшинчики. Я по сложной траектории устремился к столу, по дороге ополоснув руки и лицо в большой кадке наполненной ключевой водой. Благосклонно кивнул жрецам и занял царский трон.
   По уже заведенной традиции начал с салатиков, плавно перешел к смачному куску копченой форели с оригинальными подливками и приправами. Продолжил насыщение грудкой фазана в собственном соку и закончил 'легкий' завтрак фруктами и литровой кружкой жидкости, представляющей собой оригинальное попурри из соков.
  С одобрением крякнул, покивал и широким жестом предложил присесть Кенору, пока Гельн вместе с девочками убирал со стола. Налил себе еще компота и, прихлебывая, предложил жрецу сообщить последние известия.
   Как оказалось, два дня назад приплыл корабль с материалами и строителями. Сейчас они в нижней деревне и сегодня должны закончить разгружать шхуну. На корабле двенадцать человек команды и шесть строителей. Один из строителей передал письма к Старшему брату от нового шаха Лирея и главного жреца Тентора.
   Я взял пергаменты и ознакомился с содержанием писем. В письме из храма Тентор сообщал, что они пока не нашли замену брату Мельху, но обязательно найдут и пришлют на остров. В свою очередь шах Лирея Камбор писал, что у него все нормально, и при необходимости настоятельно просит обращаться к нему за помощью. Я покивал и попросил Гельна позвать Кринта.
   Минут через десять подошел старший из братьев-строителей и мы втроем вместе с Кенором отправились смотреть место для бани. Как я себе представлял, ее нужно поставить на берегу ручья, соорудив ниже по течению небольшую запруду. Эта плотина должна служить стенкой маленького бассейна для омовений после парилки. От баньки на глубину следовало выложить удобные ступеньки, а на берегу помост для уханья в воду с гиканьем.
   Закончив осмотр места, спросил Кринта, сколько времени им потребуется на работу. Кринт поковырял ногой землю, посмотрел по сторонам, подумал и сказал, что 'само здание нужно только собрать, и это займет день-два, а на фундамент и сборку потребуется максимум два дня. На работу с запрудой и оформлением участка понадобится еще два дня. Получается, что через неделю, все будет готово'.
  Я воздержался от оценок, повернулся и бросил через плечо.
  - Начинайте! - Затем направился в верхнюю деревню попрощаться с девочками.
  Начиная с момента пробуждения, я остро чувствовал, как капля за каплей истекает время, которым могу свободно располагать. Назревали события на Хрустальном озере. Я обязан быть там.
  Попрощался в лучших традициях Леонида Ильича, поцеловав в засос от души, сначала Керуллу, а затем и Ксо, так что у обеих задрожали ноги. Причем, Ксо, чтобы не упасть, пришлось облокотиться о подружку. Махнул рукой и быстрым шагом направился к храму. Как говорится, - и снова в бой, покой нам только снится...
  
  Оказавшись на базе, поднялся наверх, сбросил легкую накидку и начал готовиться к серьезному делу. Переоделся в чистое белье, натянул кожаные куртку, штаны, сапоги и кольчугу. Проверил заточку меча и метательных ножей, добавил несколько стрел в колчан и осмотрел тетиву - основную и запасную. Застегнул пояс с кинжалом и подвесил ножны с мечом. Просмотрел содержимое маленького рюкзачка - все, что положено иметь из предметов первой необходимости, в нем было. Разместил за спиной лук в чехле, налучье и колчан. Попрыгал проверяя притертость снаряжения, покидал ножи в стенку, стараясь попасть в маленьких юрких мошек. Получилось. Присел на дорожку, вспоминая не забыл ли чего-нибудь. Вроде полный комплект и по списку все на месте.
  Настроился на серьезное дело и, нахмурив брови, решительно направился вниз, провожаемый испуганными взглядами всей своей команды. Да что там говорить - выглядел я грозно...
  Через Ворота шагнул на постамент храма и, стараясь не шуметь, пошел к выходу. Еще на полдороге к выходу услышал звон оружия. Неужели опоздал?
  Слышалось тяжелое дыхание, громкое хаканье и приглушенные матюги. Причем, ругались по-русски! С новгородским акцентом. На душе как-то сразу потеплело.
  Осторожно выглянув из дверей храма, увидел, как на мощеном дворе, рубятся три человека. Причем, создавалось полное впечатление, - каждый из них выступает сам за себя. Сражались два парня и одна девушка. Первое, что поразило, внешность бойцов. Ее можно описать одним словом - викинги. Двухметровые белокурые бестии. Причем и девушка оказалась из одной обоймы с парнями.
  Через минуту понял, что, несмотря на ожесточенность, по рисунку боя, я мог бы сразу догадаться - схватка тренировочная, но, конечно, на грани фола и без игры в поддавки. Попятившись назад, вернулся в зал по лабиринту и аккуратно щелкнул по гонгу ногтем. Акустика, как всегда не подвела, и даже этого легкого удара хватило, чтобы меня услышали, - Черный пришел! - Уже не прячась, направился к выходу.
  Выйдя на свет божий, увидел картину вполне ожидаемую. Трое викингов и два старика стояли на коленях, склонив головы. Затем самый старый адепт, не без труда с кряхтением, поднялся с колен и направился ко мне. Мы встретились на полпути и старик провозгласил.
  - Жрецы храма Богов Света и Тьмы приветствуют тебя Старший брат! - Я посмотрел ему в глаза и спросил.
  - Как твое имя брат?
  - Селестр о Посланник богов.
  - Сколько братьев в храме Хрустального озера.
  - Нас семеро, Старший брат. - Я подошел к нему вплотную, прихватил за локоток, увлек к воротам в стенах, окружающих храм, и приказал.
  - Зови меня Панкрат, Селестр и пусть братья поднимутся с колен.
  Все вместе мы вышли через ворота и я осмотрелся. Это было нечто! Храм был построен на возвышенности высотой метров пятьдесят в конце вытянутой долины. Ее со всех сторон окружали горы. В ширину эта удлиненная горная впадина составляла примерно километр, в длину не менее трех.
  С противоположной стороны долины в отвесном скальном массиве имелось широкое ущелье и через этот разлом буквально напирали джунгли. Я, конечно, прохенький ментат со слабыми зачатками, но, даже для меня, как сильная головная боль, ощущалось со стороны ущелья постоянное давление на психику. Невольно скривившись, бросил взгляд на адептов. Неужели они не чувствуют? Может притерпелись? У меня же мурашки по коже и странное чувство будто там, среди деревьев, ворочается кто-то живой - голодный, жестокий и могучий.
  Две трети котловины занимало озеро. Со стороны храма озеро кристально чистое. Причем, подобной прозрачности воды я раньше не видел никогда. Может только на Байкале. Ветра не было и через ровное зеркало воды с точки, где мы стояли, я видел дно. Если же это не обман зрения, то глубина озера здесь поболее ста метров. Вполводы и у самого дна хорошо заметны темные змеиные тела гигантских угрей. Их я в первый момент принял за мурен. Но это были не водяные змеи и не мурены, а тысячи угрей разных размеров от десятков сантиметров до двух метров длиной. Озеро представляло собой гигантский садок для деликатесного продукта. Ха, кому-то семгу и форель подавай, а кто-то очень угрей уважает...
  Но чем ближе к выходу из ущелья, тем мутнее становилась вода. Вплотную к джунглям, весь противоположный берег водоема можно обозвать - грязной заболоченной поймой. Каждый воспринимает мир в меру своей испорченности и у меня создалось впечатление, что из джунглей в озеро, подобно гною из раны, стекает всякая гадость.
  Со стороны храма перед болотом имелась тонкая полоска плодородной почвы с маленькими лоскутками возделанных полей, огородов и посаженных деревьев. Немного в стороне, ниже по склону, почти на берегу озера стояла деревня в двенадцать домов.
  Я повернул голову к Селестру и спросил.
  - Где еще двое братьев? - Он махнул рукой в сторону ущелья и ответил.
  - Они на страже у Бешеных джунглей. - Я повернулся лицом к нему и трем, стоящим сзади него викингам.
  - Ладно. Слушайте внимательно! Сюда через Бешеные джунгли идет Первый - Золотая рука, - мои слова явно не нашли отклика у жрецов. Было видно, что о симбионте они слышат впервые. Для них его грозная слава - пустой звук, - и я уточнил. - Вы слышали о Первых и Вечно вторых? - за всех пятерых ответил главный жрец.
  - Нет, Панкрат. Бешеные джунгли непроходимы. Дорога в нашу долину идет через горы. - Он махнул рукой в сторону и добавил. - Кто такой Первый?
  - Очень опасный демон. И он идет сюда, чтобы убить вас всех. - Вперед шагнула валькирия, положила руку на рукоять меча, гордо вскинула голову и провозгласила.
  - Мы потомки Черного. Нам нет равных на мечах среди людей. - Я усмехнулся, ну, не люблю я девиц в военной форме и, с трудом удержавшись чтобы не сплюнуть, сказал.
  - Проверим. Но, Первый очень опасная тварь и он не человек. - Девица еще выше задрала подбородок, а я спросил. - Когда будет смена часовых? Хотел бы познакомиться со всеми, - и пояснил. - Каждый должен знать свой маневр. По моим подсчетам, - я замолчал, закрыл глаза и постарался дотянуться до монстра через джунгли, что-то нащупал опасное, злое - вроде он, и продолжил, - По моим ощущениям, Первый должен выйти к храму завтра днем, до полудня. Вы обязаны помнить - демон двигается со скоростью смерти. Ему все равно - находится ли эта смерть на кончике стрелы или кончике меча. Он всегда рядом и опередить его сложно. Поэтому нужно подготовить план сражения и расписать все роли. Голова Первого и его золотая рука обязаны занять свое место в храме. У него не должно быть никаких шансов. Это приказ! - Я жестко взглянул на наглую девицу. Еще не хватало бить ее по лицу, и с металлом в голосе прибавил. - Я так хочу! - жрецы склонили головы, девица стушевалась и за всех ответил Селестр, с осуждением посмотрев на валькирию.
  - Стража меняется каждые полдня. До смены осталось еще четыре клепсидры. - Я кивнул и сказал.
  - Тогда пусть, кто-нибудь проводит меня. - Селестр оглянулся и приказал.
  - Фаронга, - молодой белокурый атлет, вздрогнул и, не оглядываясь, направился по тропинке в сторону ущелья. Я двинулся за ним следом.
  Тропинка петляла по обрывистому берегу озера. Чем ближе мы подходили к ущелью, тем более пологими становились склоны. Каменистые осыпи плавно перешли в альпийские поляны, а затем в поля, сады и огороды. По всему заметно, что долина имеет свой микроклимат. Он позволяет собирать неплохие урожаи. По крайней мере, на отдельных пятачках плодородной земли.
  Но вот тучная почва закончилась, появился зеленый плотный сфагнум, чем-то похожий на толстый ковер. Под ногами захлюпала вода. Постепенно зеленый цвет мха сменился на розовый, а затем на желтый. Местами стали попадаться затянутые ряской окна и отдельные хилые островки осоки. Здесь Фаронга остановился и, приложив ладонь ко рту, выдал в пространство 'гуль-гуль-гуль-гуль'.
  Я непроизвольно дернулся, бросив взгляд по сторонам. Фаронга оказался хорошим имитатором. По крайней мере, я не смог выявить фальши в характёрном крике улара. В ответ на этот призыв с двух сторон донеслось гусиное 'га-гэ'. Через несколько минут с разных сторон, шлепая плетеными лыжами по болоту, к нам подошли двое. Пожилой воин, весь затянутый в темно-коричневую кожу, и не менее грозного вида женщина в годах. Оба вооружены короткими копьями с обоюдоострыми плоскими наконечниками у основания шириной в ладонь и длиной в локоть. Чем-то копья напоминали ассегаи племени масаи и предназначены были для охоты на крупную дичь. За спиной у обоих имелся лук и колчан со стрелами.
  Да, чувствовалось, что в отличии от расслабухи в других храмах, здесь к военной подготовке относились очень серьезно.
  Представляться воинам не пришлось. Оба, не доходя до меня пяти шагов, упали на колени, расплескав болотную грязь, и склонили головы. Я подумал, что у стражников очень острый слух, если они смогли услышать удар гонга из храма на таком большом расстоянии.
  Посмотрев на макушки жрецов, я скривился и сказал.
  - Мы члены одной семьи и негоже братьям вставать на колени друг перед другом. Встаньте и скажите свои имена. - Воины поднялись и амазонка сказала.
  - Меня зовут Атарея, моего мужа Танкор. - Я решил прояснить свою позицию.
  - Перед нами, братья, на колени должны вставать враги, признавая наше превосходство, - муж с женой твердо посмотрели мне в глаза. Кажется, поняли, и я поинтересовался, - Зачем нужна стража в этом месте? - Ответила снова Атарея.
  - Из джунглей выходят свиблы и проглоты. Если их вовремя не остановить, то они натворят много бед. Если не отгонять грифов, - и женщина ткнула копьем в небо, где я разглядел крупную птицу, барражирующую над нами на большой высоте, - то эти пожиратели падали слетятся тучей и съедят крабов. - Атарея в свою очередь указала в направлении заболоченной поймы и продолжила. - Не будет крабов, Бешеные джунгли, - и показала в сторону ущелья, - затопят собой долину и испоганят священное озеро. - Я кивнул на птицу, затем на луки у них за спиной и спросил.
  - Почему вы не собьете эту пташку?
  - Птица-разведчик всегда слишком высоко.
  Я прикинул расстояние, под удивленные взгляды снял свой чехол с луком, натянул тетиву. Встал для устойчивости раздвинув ноги, прикрыл глаза и прицелился. Внутренним зрением увидел птицу, и с возгласом 'ха' бросил стрелу в полет. Сконцентрировался и повел ее к цели. С некоторых пор у меня появились новые возможности. Видимо, это и называется телекинезом - я одновременно и корректировал, и ускорял свой 'стингер'.
  Нормальный человек не может выстрелить на полкилометра и ссадить на землю парящую птицу, прошив ее стрелой навылет. Я смог. В голове промелькнуло понимание - во многом моя бесподобная стрельба из лука это результат нового таланта.
  Увидев результат выстрела, уже все трое братьев нацелились было упасть на колени, но остались на ногах после окрика.
  - Стоять! - убрав лук в чехол, я показал рукой Атарее на ее ноги и сказал.
  - Мне потребуются плетенки. Нужно осмотреть подходы к озеру. - Амазонка расстегнула ремешки и шагнула в сторону, а я добавил, - со мной пойдет Танкор. Вы двое подождете здесь.
  Нацепив на ноги средство передвижения по болоту, я махнул рукой и мы пошлепали к входу в ущелье. Через короткое время стало понятно, что имела ввиду Атарея, когда говорила о крабах. Чем ближе мы подходили к кромке леса, тем больше под ногами встречалось ярко-желтых панцирей. Учитывая форму и окрас, это явно какие-то эндемики. Первое время крабы разбегались в разные стороны, но у самого леса их количество стало таким, что нам пришлось идти по сплошному шевелящемуся ковру. Причем, менялось не только количество, но и размеры экземпляров. У самого леса попадались отдельные монстры с размерами панциря сантиметров сорок в диаметре с мощными клешнями способными шутя отхватить палец у человека. И эта клешнястая банда, как степной пожар, уничтожала всю органику, которая перла из ущелья.
  Ползучие лианы, мангровые корни, семена, ростки деревьев и цветов, поваленные стволы, какие-то червячки и жучки - все это служило пищей для армии десятиногих ракообразных. Органика джунглей измельчалась и проглатывалась, после переработки в желудках, формируя слой дерьма. Я присел на корточки и выяснил, что далее, в этом навозе продолжали работу по созданию плодородной почвы, доводя перегной до кондиции, белые черви толщиной в палец.
  И все-таки, в экологической цепочке: органика джунглей - крабы - черви - угри, чего-то не хватало. Должен был быть, кто-то еще, очищающий воду до кристальной чистоты. Скорее всего в озере обитали еще какие-то эндемики типа креветок, фильтрующих воду. В этом случае кормовая база священных угрей принимала завершенную форму - ешь не хочу, расти и жирей, как на дрожжах.
  Получив таким образом представление о самых дальних подходах к храму, окликнул Танкора и повернул назад. Дошлепав до Атареи и Фаронги, отстегнул плетенки и направился по тропинке обратно. Атарея окликнула меня в спину и, когда я оглянулся, ткнула пальцем вверх. Задрав голову, увидел, что вместо одного разведчика, над долиной кружили три птицы, а со стороны джунглей подлетала четвертая.
  Впрочем, иначе и быть не могло. Ведь грифы, также как мясные и прочие мухи, обслуживают и отвечают каждый за свою территорию, внимательно наблюдая друг за другом. Стоит одному падальщику переместиться на кучку свежего навоза, как остальные, связанные одной цепью, подтягиваются к счастливцу, набиваясь ему в компаньоны. Что называется, - свято место пусто не бывает...
  Единственное, что помогает в таких случаях, это настойчиво и неотвратимо выбивать всех новых претендентов на дерьмо. До тех пор пока большой, ранее контролируемый район не станет совсем пустой и лететь до падали издалека станет себе дороже. Впрочем, это общее правило, - оно применимо и для человеческого социума.
  Я достал лук из чехла, пожалев свои, попросил у Атареи четыре стрелы и на интервале в тридцать секунд, снял всех четверых нахлебников. Убрал лук и двинулся к храму. Было у меня предчувствие, что адепты покормят меня жирными копчеными угрями, которых я обожал с детства... А это радовало.
  
  Ужин действительно оправдал все ожидания. Наряду со стандартным набором, включающим овощные салатики, соки и фрукты, храм Хрустального озера имел и фирменные блюда. К особо понравившимся, можно отнести: крупных ярко-оранжевых креветок, разложенных на стебельках укропа, под молочным соусом с луком; голубцы тушеные в собственном соку, фаршированные мясом крабов с зеленью; крабы заливные с вареными овощами и шейками креветок. И, конечно, изумительно приготовленный угорь в различных ипостасях - копченый, вареный, жареный.
  Завершив процесс насыщения и сделав последний глоток приторно сладкого яблочного сока, я отвалился от стола и окончательно решил для себя, по какой схеме пройдет завтрашняя схватка.
  Поднял вверх палец, привлекая внимание, и изложил план жрецам. Затем отправился на боковую. Уже засыпая, подумал, что Черный - мой предшественник, готовил это место и этот храм под свои вкусы и привычки. На основании своих представлений о прекрасном он сбалансировал в долине экологию. И, видимо, провел остаток жизни, в месте, которое полностью отвечало его представлениям о рае. Однако, любопытные у него были предпочтения.
  Утром еще раз провел инструктаж. Ключевым элементом плана было то, что все жрецы-воины должны биться одной сплоченной группой. Более молодые, закрываясь щитами и помогая друг другу - стараясь достать и, останавливая Первого своими копьями. А старички, из-за спин молодежи, должны не оставлять попыток попасть в Золотую руку метательными ножами. Причем, все должны действовать синхронно, как единый организм. Ждать демона они должны у ворот храма, закрывая собой вход и не позволяя обойти себя с тыла. Я в это время буду исполнять роль свободного игрока-чистильщика и действовать по обстоятельствам.
  Около полудня Первый вышел из джунглей. По моему прогнозу, прежде чем напасть, он должен остановиться в саду и закусить спелыми фруктами. Даже демону, способному есть пиявок и мокриц, иногда требуется нормальная пища. Здесь, с максимального расстояния в полкилометра, я сделал по нему первый выстрел. Вслепую, по наитию и не прогадал. Видимо, переход от ужасов Бешеных джунглей к идиллической пасторали Священной земли сыграли с монстром злую шутку. Расслабился наш ужастик и моя стрела, как гром с ясного неба, проткнула ему правый бок со спины навылет.
  Взревев бешеным медведем, сломав наконечник и с трудом, выдернув древко, Первый бросился к храму. Еще раньше я успел прошмыгнуть в ворота мимо заслона из жрецов и в одно мгновение по крутой лестнице взлетел на стену, окружающую храм. Так, что к моменту, когда демон, как ураган налетел на адептов, я уже выцеливал его из лука со стены. Теперь моей главной задачей было стрелять синхронно с бросками метательных ножей.
  Старички не подкачали. Еще на подходе монстра бросили два ножа одновременно. Я же добавил к спарке ножей свою стрелу с расчетом, что она догонит клинки, как раз в момент их соприкосновения с монстром. Есть! Два ноль в нашу пользу... но продолжался нулевой счет в партии только мгновение. Первый перехватил один нож в полете, от второго увернулся и с убийственной точностью и силой отправил обратно чужой клинок. Фаронга получил этот подарок в свой левый глаз. Сила удара оказалась настолько велика, что его буквально вынесло из шеренги и бросило на спину. Два один. Но викинги не зря вели родословную из глубины веков, с генами к них было все в порядке. Шеренга сомкнулась и, как поется, - отряд не заметил потери бойца... На душе потеплело, эти будут стоять до конца
  А Первый был уже не тот - укатали Сивку крутые горки! Моя вторая стрела попала ему в правое плечо, зацепила кость и, когда жрецы метнули ножи еще раз, он потерял темп. В этот раз он не стал выеживаться, а просто отбил клинки. И как результат, получил третий подарок от меня в центр груди. Три один и это было уже серьезно. Я почувствовал, что монстр заколебался, и у него в голове мелькнула мысль о бегстве. Но было поздно! Старички замахивались для третьего броска, а я выцеливал сердце. Бросок, щелчок рукавички и от удара одного ножа жрецов в руку в районе предплечья и стрелы в сердце, демон не устоял на ногах. Его развернуло боком и он начал заваливаться на спину. Пять один в нашу пользу.
  Он еще не успел коснуться спиной земли, когда я послал вдогонку своей четвертой стреле еще две, целясь в лицо. Поэтому, опрокинувшись навзничь, Первый уже не увидел голубого неба. Из каждого глаза у него торчало по древку стрелы, оперенных белым гусиным пером. Семь один. Аут.
  Я опустил лук и не спеша спустился со стены. К моменту, когда подошел к еще бьющемуся в конвульсиях телу, валькирия успела отрубить Первому голову. Он в свою очередь, и это с такими-то ранениями, смог зацепить мечом ей ногу. Сейчас она разглядывала голову, держа на вытянутой руке, не обращая внимания на серьезную резаную рану левого бедра. Я же, чтобы поставить последнюю точку - отсек монстру золотой протез, разрубил его вдоль на две половинки, вытащил кончиком меча моллюска и раздавил каблуком. Собрал стрелы, еще раз осмотрел поле боя - вроде все, как надо. Дело сделано... Можно возвращаться.
  По моим расчетам с популяцией нового вида, состоящей из Первый и Вторых, покончено. Патогенный этнический вирус уничтожен. Все сделано так, как учил сухорукий Вождь всех времен и народов.
  Махнув рукой на прощание жрецам, направился к Воротам.
  Закрыв Систему у себя на Базе, поднялся наверх и переоделся. В отдыхе я не нуждался - стычка у Хрустального озера не потребовала много сил. Поэтому, выслушав стандартный доклад Дервуда, сразу спустился обратно в храм.
  Уселся в кресло и вошел в Систему. Меня ждали неотложные дела на Земле.
  
  Заглянул в штаб-квартиру и ознакомился с балансом приходов и расходов фирмы. Сумма остатка на счете составляла в сорок семь миллиардов евро. Уже проведены выплаты по отдельным статьям меморандума в общей сложности на восемнадцать миллиардов. Процесс пошел. Нормально.
  Но еще классик говорил, что главное это контроль. Поэтому в ускоренном темпе пробежался по информации о поступлениях от олигархических структур. Как всегда, передовики олигархического производства не подкачали. Рома, например, практически завершил эпопею возврата наворованного. Для него я подготовил краткую инструкцию с распоряжением. После полного завершения финансовых операций, дать покаянное интервью, основой которому должно служить содержание его секретной книжечки со счетами и суммами. По каждой позиции требовался короткий обличительный комментарий с посыпанием головы пеплом - в лучших традициях товарища Вышинского.
  Утром, просматривая новостные каналы, с удовлетворением узнал, что на 'химию' начинает выстраиваться очередь. Началась-таки перековка криминальной России.
  После этого плавно перешел к ассирийской ОПГ. Нынешнее их увлечение связанное с банковскими аферами, нефтью, газом и отмыванием денег, еще худо-бедно можно понять, но неуемное желание сначала девяностых годов захватить рынок сбыта наркотиков, простить нельзя. Поэтому, сцепив зубы, приступил к скрупулезной работе и всех, кто хоть каким-то боком прислонился к 'дури', выбил, как шашки в игре поддавки. Ну, а дальше больше...
   В сухом остатке получилось - резкое сокращение количества 'акционеров' нефтяных компаний и скачкообразный наплыв 'туристов' с криминальным прошлым во все страны 'свободного' мира. Но наиболее умные, все-таки брали в руки лопату и топор. И добровольно отправлялись облагораживать дикие окраины и валить лес на северных рубежах моей все еще необъятной Родины. Правда, пока, таких единицы.
   И как следствие, работая целую неделю, как робот-автомат на сборке, смог слегка подмести Москву и московский регион. Но, безусловно, работа 'эпилятором' требует системного подхода. Гладенько выбритой у России оказалась даже не нога, а только коленка. Следующими на очереди были - криминальная столица, юг, Урал, Сибирь, Дальний Восток. Затем следовало облагородить весь континент, начиная с гладкой задницы Европы и далее везде, включая волосатую грудь Северной Америки...
   За неделю количество поступлений на расчетный счет возросло вдвое, а Москву и всю так называемую 'элиту' трясло, как в лихорадке. Элитарная прослойка сокращалась в количестве прямо на глазах, а средства массовой информации оттянулись по полной программе, захлебываясь слюной, комментируя события. Причем, спектр мнений был самый широкий - от 'гаси по полной', до 'да что же это делается'.
   Последним пришлось несладко - крокодиловы слезы по убиенным, идеологическая поддержка криминальных структур, воспевание романтики воровской жизни, по моему мнению, это серьезное преступление. Но, чтобы заткнуть фонтаны фекалий с экрана и газет, не потребовалось много времени. Получили все, начиная с телевидения и кончая говорливыми политиками.
   Таким образом, вчерне, сформировался базис нового порядка в многострадальной России. Оставалось только твердой рукой 'расширить и углубить', то, что началось с легкой руки одного крапчатого полудурка.
   В завершение решил проверить, как там мои ребятки-энтузиасты. Они, вроде, обещали сделать высококлассный доспех. Набив карманы банковскими упаковками, направился по знакомым адресам.
  В общем, все получилось так, как я и думал. В любом живом деле от жгучего желания до конечного результата всегда дистанция огромного размера. И хорошо, если провалены сроки... Это, как говорится, - как к гадалке не ходи... само собой, то есть. Поэтому пришлось в воспитательных целях сначала помахать в воздухе перед носом розовыми и зелеными упаковками. Затем с саркастической усмешкой выслушать долгие и пространные извинения и объяснения. Как известно, - всегда найдется тысяча причин, почему дело оказалось проваленным... Энтузиасты, они такие, а вот профессионалы, дело другое.
   К счастью, эту работу я начинал не вчера и все яйца в одну корзину не складывал. Уже четвертый год на Урале по моему заказу трудились два коллектива. Одна команда работала с титаном, другая с холодно деформированной, хромоникелевой сталью. И те и другие, должны уже получить конечный продукт. И я направился проведать оборонщиков.
   Титановая кольчуга получилась на загляденье. В ней было все - и легкость, и прочность. Пока глядел на шедевр оружейного дела слюни текли полноводную рекой. Тут же, не отходя от кассы, заставил руководителя работ составить платежную ведомость. В нее следовало внести всех, кто хотя бы каким-то боком прислонился к теме, и проставить им, не чинясь, суммы премиальных. Таких бойцов трудового фронта оказалось восемьдесят шесть человек, а максимальная сумма в ведомости имела величину тридцать две тысячи сто сорок пять рублей. У меня на глаза навернулись слезы... Дерьмократы, мля. Довели страну до ручки.
   Забрав кольчугу и предупредив, чтобы все кто прописан в ведомости, собирались для получения премии я посетил сначала квартиру Председателя и забрал чистый бланк охранной грамоты, вписав в него все что нужно. Затем, заглянул к себе в хранилище с деньгами и набил ими два больших полиэтиленовых мешка. С таким расчетом, чтобы каждый по списку, получил одну банковскую упаковку розовых и упаковку тысячных в рублях на мелкие расходы.
   Вернувшись на завод, вручил грамоту и дал разъяснения, что по две упаковки - евро и рубли, должен получить каждый. Затем некоторое время наблюдал за выдачей денег. Но, когда, получив свою сумму, одна пожилая женщина конструктор разрыдалась в голос, заскрипев зубами, погасил картинку. Из глубины души на поверхность стала подниматься темная муть, а это чревато неконтролируемым бешенством. Меня стало неудержимо тянуть отвинтить головы всем либероидам поголовно... что, конечно, неправильно. Надо не всем, а через одного. И чтобы обязательно было ПОКОЯНИЕ... у тех кто останется в живых.
   Вторая команда еще не закончила проект. Но результаты у них были даже лучше, чем у титанщиков. Они смогли холодной деформацией добиться от высоколегированной стали чуть ли не трехкратный разницы по прочности относительно титана. Это позволяла сделать кольчугу на пятьдесят процентов эффективнее по показателю масса-прочность.
   Положительно оценив их работу, я тоже выдал грамоту и один полиэтиленовый мешок с рублевыми упаковками. Так сказать, - премия за хороший промежуточный результат.
  В завершение, пожал всем руки, похлопал по плечам и, пожелав дальнейших успехов, отправился к себе на Базу. Нужно отоспаться и успокоить растрепанные чувства.
  
  Шагнув с базы на постамент храма на острове Отшельника и спрыгнув на пол, от полноты чувств шваркнул кулаком по бронзовому гонгу, заткнул уши и, раскачиваясь под напором децибелов, побежал по лабиринту к выходу. Как пробка из бутылки, выскочил на волю и полной грудью вздохнул пьянящий воздух свободы тропического острова.
  Справа от меня, рядом с озером Мизинца руки, стоял, радуя глаз, аккуратненький деревянный домик с открытой террасой. Сбоку, вплотную к дому, под навесом пристроилась поленица дров. В общем, все милые сердцу атрибуты активного отдыха русского человека. Непроизвольно улыбнувшись, направился к баньке.
  Перед этим я, чтобы почувствовать всю прелесть жизни, не поленился в очередной раз забраться в супермаркет. В нем отобрал кое-какие полезные вещи и продукты. Естественно, оплатив их стоимость.
  Сейчас из этого комплекта прихватил с Земли три фарфоровых чайничка и шесть изумительных по красоте чашечек. В комплект к ним по килограмму свежего чая трех сортов: полуферментированный красный элитный китайский чай 'Золотое плетение', состоящий из почки и первого чайного листочка, вручную переплетенных между собой, дающий напиток темно-медового цвета с очень мягким, сладковатым вкусом; Юньнаньский черный чай Конгоу 'Тайна востока' с заваркой ярко-красного цвета и особым цветочным ароматом; элитный чай Оолонг 'Долголетие Будды' с юго-западных плантаций провинции Юньнань, связанный вручную в форме сушеного инжира с прозрачным изумрудно-медовый настоем с очень свежим и насыщенным вкусом.
  Зайдя на террасу, снял рюкзачок с подарками и выгрузил чайный сервиз вместе с тремя пакетами с чаем на широкий стол в центре. Скинул рубашку и уселся в удобное кресло. Почти сразу же бегом наперегонки на поляну вылетели адепты - впереди Ксо и Керулла - молодые спортсменки. Чуть сзади Кенор и, как всегда, замыкал шеренгу растяпа Гельн. Заметив меня на террасе, все дружно с бега перешли на шаг и торжественно направились к дому.
  Девочки поднялись на террасу первыми. Я кивнул им, указав рукой рассаживаться в кресла на противоположной стороне стола. За ними подошел Кенор. Я строго посмотрел на него, ожидая доклада.
  - Строители закончили строить вчера вечером. Я проверил качество работы и не нашел упущений, - сообщил мне жрец. Я кивнул и сказал.
  - Гельн, зови Кринта. Буду принимать работу. - Младший брат повернулся и припустил обратно, а я поднялся и в сопровождении Кенора начал обход объекта.
  В целом все понравилось. К недостаткам можно отнести только свежепосаженные кусты и цветы у бассейна. Но тут уж ничего не поделаешь - кусты не отрастут и цветы не распустятся за один день. Зачерпнув кристально чистой воды, я, фыркая, поплескал себе на лицо - день стоял солнечный и жаркий. Вернулся на террасу как раз когда подошел Гельн вместе с Кринтом. Взял рюкзачок и выудил со дна тяжелый кожаный мешочек с золотыми монетами. Подошел к Кринту, вложил золото в руку и сообщил.
  - Я доволен. Считайте, что объект принят. Еще хочу, чтобы подготовили к плаванию кораблик в фиорде, нужно посмотреть вместе с матросами его состояние, если требуется какой-нибудь ремонт, то сделать его. После этого можете плыть обратно и передайте Правителю Лирея мои наилучшие пожелания. - Кринт поклонился и снова в сопровождении Гельна направился обратно. Я же повернулся к Кенору и сказал.
  - Сейчас нужно принести сюда, что-нибудь легкое - салатики, соки, фрукты. Через две-три клепсидры можно серьезно, как положено, накрывать этот стол. До этого времени я вместе со жрицами Света буду занят. - Кенор поклонился и отправился в верхний поселок готовить священный ужин, а я повернулся к девочкам и сказал.
  - Предлагаю, как только проверят и подготовят ваш кораблик, отправиться на нем на ближайшие острова, поплавать, позагорать, половить рыбу и, вообще, походить по океану, - обе красавицы с радостью закивали. - Сейчас я займусь печкой, а вы вдвоем сходите в поселок и помогите принести Кенору легкую закуску.
  Баня, которую построили по моему плану, имела два предбанника. Один для духовитости отделан можжевеловым деревом, второй имел в обшивке вставки из сандала. Так сказать, - черная и белая половины... Пользоваться можно было любой. Имелись в предбанниках и столы с широкими скамейками и массивные топчаны для массажа. В парилке высотой метра два с половиной устроены трехуровневые полки и нагревала все основательная каменка с базальтовыми голышами. Обшита парилка осиновым шпоном. В общем, все по науке.
  Раскочегарив печку сухими поленьями и с минуту понаблюдав за великолепной тягой, подхватил в предбаннике деревянное ведерко, распахнул двери и вернулся на террасу. Затем по удобной лестнице с широкими ступенями спустился к бассейну. Черпанул ключевой воды и для разогрева бегом, курсируя челноком, принялся заливать воду в несколько деревянных кадушек. Закончив наполнять кадки, вынул из рюкзака два пакета. В одном находился классический березовый веник, во втором дубовый с можжевельником. Замочив оба в кадках, подкинул дровишек в печку. Втянул носом пока еще слабый аромат от веников, расслабился и вышел на террасу.
  А здесь уже с помощью ловких рук красавиц, Кенора и Гельна стол начал заполняться легкими закусками и напитками. Попробовав хлебного кваса, перенес кувшин с тремя большими кружками в можжевеловый предбанник. Вернулся обратно и передал Кенору три чайничка и мешочка с чаем, кратко пояснив, как заварить напиток. Уточнив, что как только заварка будет готова, ее нужно принести на веранду.
  Чтобы не лезть в парилку на голодный желудок, что как известно нездорово, я чисто символически поклевал салатики и закусил фруктами. Девочки в это время томились от безделья и пока парилка набирает жар, я решил провести ликбез по контактному и точечному массажу.
  Переместился со жрицами в сандаловый предбанник и сначала уложил на топчан Ксо. Приказав Керулле внимательно наблюдать за моими руками, провел сеанс массажа девушке спереди и сзади, давая короткие пояснения свои действиям. К концу сеанса красотка слегка сомлела. Закончив обработку и шлепнув по попке, сказал, чтобы красавицы поменялись местами, и повторил тоже самое, но уже с Керуллой. Завершив тренинг, предупредил, что через некоторое время им придется вдвоем на полной отдаче сил делать тоже самое, но со мной.
  К этому моменту парилка набрала жар и, подбросив дровишек в печку, погнал девочек в парную. Устроил их в самом низу, а сам забрался наверх. Здесь, истекая потом, в перегретом влажном воздухе, в котором витают ароматы дубовых и березовых листьев, почувствовал, как усталость покидает тело. Немножко согревшись, сходил за дубовым веником, уложил девушек на полку. Кинул на каменку ковшик воды и приласкал обоих сначала дубовым, потом березовым веником, продолжая обучение азам.
  Затем мы выскочили в можжевеловый предбанник, смыли пот горячей водой, восстановили потерю жидкости кружкой хлебного кваса и устроились на скамейках. Сказав, чтобы девушки пока отдыхали, снова полез добирать жару и пропотеть. Через некоторое время, выскочил из парилки и, сбежав по лестнице, ухнул в холодную воду бассейна. Вылез, вернулся назад, кивнул красавицам, чтобы заходили следом за мной, прихватив березовый и дубовый веники. Плеснул на каменку и устроился на нижней полке, а девушки начали мою обработку паром, жаром, березовыми и дубовыми листьями... И так, в несколько заходов.
  В конце перебрался, в пахнущий сандалом предбанник, развалился на топчане, а нежные и твердые четыре девичьих руки, массируя, начали обрабатывать тело, помогая спящим силам проснуться.
  Закончили мы на веранде за накрытым столом, уставленным простыми, но приготовленными с душой блюдами: форелью - копченой, соленой в зелени и вареной с оттяжкой из красной икры; тушеным фазаном; холодным кабанчиком отварным с хреном и, запивая все это свежим элитным красным чаем.
  Уже заполночь, обняв девушек за талии и поддерживая их, вместе с красавицами направился в верхнюю деревню к себе в опочивальню. И всю дорогу пока шел буквально распирало от желания затянуть песню...
  Утром выяснилось, что Кринт и матросы затеяли большой ремонт лодочки - начиная от пошивки новых парусов до покраски. Выдав несколько ценных, но в принципе ненужных, указаний, решил пока суд да дело, вернуться на Базу. Посетить Землю и проверить, как продвигаются вопросы нового мироустройства.
  Войдя в Систему, уже с некоторой долей небрежности, ткнул в точку входа на квартире Председателя.
  Опа! Вот это номер - стол девственно чист! Никаких сводок и отчетов о проделанной работе. В углу комнаты пустовало место для сейфа и присутствовала масса мелочей в обстановке, которых еще день назад не было и в помине. На душе сразу, как-то поплохело...
  Перескочив на свой склад между панелями в подвале дома, увидел на полу вместо кучи банковских упаковок от Саудитов - кучу мусора и толстый слой пыли. Следующий скачок на конспиративную квартиру криминального 'авторитета'. Ее я несколько месяцев использовал в качестве базовой, устранив ее обитателя. И во всей своей расписной красе в маячке, радуя глаз незатейливыми наколками, живой 'крестный отец' предстал передо мной здоровым и счастливым, попердывая, на толчке в сортире.
  Далее в ускоренном темпе пробежался по ключевым местам. Это был явно другой мир.
  Я вернулся на квартиру Председателя. В дальней комнате работал телевизор. Как раз в этот момент, передавали последние новости - нападение бандитов на Северном Кавказе - полный атас. Следующий сюжет - американы в Ираке, не жалея патронов и сваливая трупы в большие кучи, борются за светлое демократическое будущее с американским оскалом. Да что ж это такое. Меня прошиб холодный пот. Я тупо смотрел на голубой экран и в голове крутились варианты развития событий. Но объяснение могло быть только одно. Это другой параллельный мир. Все мои усилия остались где-то за кадром и были потрачены на организацию нового порядка в совершенно другой реальности. А именно этот 'гадючник' развивался без моего активного вмешательства.
  И все мое 'веселье' здесь на Земле продолжалось меньше двух месяцев. Негусто. Так революции не делаются. Что же это получается? Поманили конфеткой и только я почувствовал вкус к преобразованиям... тормознули. Низя, дескать... Сплошное разочарование.
  Смогу ли я вернуться в свой мир Земли, на который потрачено столько сил и времени? Получится ли продолжить так хорошо начатое дело? И что делать с этой новой реальностью?
  
  2004 -2007
  
Оценка: 3.33*91  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Маш "(не) детские сказки: Принцесса"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) А.Ахрем "Ноль"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"