Манаков Юрий Михайлович: другие произведения.

Гиперанатоксин

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 4.69*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение Эпилятора. Главный Герой знакомится с личным составом адептов и решает совершить конный поход по границе пустыни и правобережью реки Крино на собираемый в его честь Великий праздник степного народа на Черной Горке. Звание Аватары обязывает и себя показать, и на других посмотреть... Охота, рыбалка, непринужденный мордобой и остальное... само собой. Обновление 26.08.06.

  
  ГИПЕРАНАТОКСИН
  
  Юрий Манаков
  
  
  
  
  
  
  Всяко зло противно божескому порядку, но не Его.
  Пусть нет в Его сердце жалости, но нет и привязанности.
  Те, кто уверовал, да прозреют и найдут спасение.
  Очиститесь от скверны и обретете вечную жизнь.
  А Он отмерит на весах судьбы и каждый получит по делам своим.
  
  Свежая надпись на фронтоне ворот храма в городе Кору.
  
  
  
  
  Часть 1. ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ.
  
  
  Это был не мой мир.
  Я продолжал тупо смотреть в зеркало портала, наблюдая за гранью другой параллельный мир. Масса потраченного времени и усилий на переделку и организацию нового порядка на Земле остались в другой реальности. Этот 'гадючник' за гранью - до настоящего момента развивался без моего вмешательства. И я с настойчивостью идиота от рождения, ковыряющего стенку пальчиком, раз за разом пытался создать канал входа на Землю и каждый раз окантовка экранного зеркала вспыхивала радугой красок, сообщая, - 'ни-зз-яя'.
  Да, я мог: нырнуть в прошлое и подсмотреть интимные сцены чьей-то жизни; увеличить и уменьшить картинку, пощупать, потрогать и дать пинка кому угодно; раскатать в блин многоквартирный дом или растереть в порошок целый квартал города; размазать тонким слоем из крови, дерьма и костей, перемещав все с землей, банду 'повстанцев'. Это, пожалуйста - без проблем! Но не мог главного - пронести в Новый Мир даже песчинку с Земли и уж тем более не мог вынести из этой реальности к себе в Храм даже молекулы. Между мной и настоящей, заэкранной версией Земли опустили непреодолимую преграду. Прорвать перепонку физически - мне не дано. Замуровали демоны!
  Почему так происходит более или менее стало понятно после того как я увидел самого себя, любимого - живого, здорового, полного энергии и оптимизма. Это само по себе отрадно и любопытно, но, видимо, Система застрахована от парадоксов - никто не в силах встретиться сам с собой. Хотя почему с собой? В этой параллельной реальности, если это и я - генетически, но совсем другой во времени и пространстве, то есть - отличаюсь физически.
  Кстати, очень красивое решение проблемы трансплантации органов. Может быть некоторые люди пропадают непросто так, а идут на разделочный столик к хирургам-изуверам из другой реальности. Это гораздо проще, чем делать так, как поступают американы, когда усыновляют ребенка из России, убивают его и разбирают на органы.
  В той, другой, реальности у людей нет никаких проблем с отторжением пересаженных рук или ног. На Земле такие коллизии с отторжением вполне возможны, более того - возникают сплошь и рядом, когда подшивают фрагменты тела какого-нибудь мертвяка. И вообще, как-то это не эстетично, когда розовый, как поросеночек мужичок-боровичок, размахивает чужой, заросшей черным махровым волосом рукой, да к тому же с желтыми ногтями трупа... Бр-р. Впрочем... чего-то я размечтался и куда-то меня опять не туда занесло.
  А на задворках сознания, зрело подозрение, - мое из последних по счету, не от великого ума, импульсивное решение, протащить в Новый Мир с Земли высокие технологии не нашли поддержки в высших руководящих сферах. К таким изыскам можно отнести - полиспастный лук, титановую кольчугу, куртку из 'динема - кевлар' с подкладкой из комбинированной мембраны и арбалет из стеклопластика. Видя такое дело, ответственные товарищи в верхах решили слегка попридержать баловника за шаловливые ручонки.
  В этот же список можно смело занести и наглое желание побаловать себя в тяжких трудах и изнурительных походах элитным чайком, который, как известно, произрастает только на Земле. И уж верхом цинизма могли посчитать - мой цивилизаторский план посадить на плодородной почве одного из островов несколько кустиков чайного дерева. Одним словом - Хозяину надоела мыльная опера, где главным героем выступали чуждые этому миру продукты и запретные технологии более высокого уровня. Не оправдал я доверия, не оправдал...
  Да, что там говорить, - было за что моим нанимателям напомнить неразумному, кто в доме Хозяин, и недвусмысленно выразить свое 'фи'. В сердцах, хмыкнув и прекратив бесплодные попытки создания Ворот, несколько минут просидел, тупо рассматривая гладкую поверхность экрана и размышляя о своей дальнейшей линии поведения.
  Машинально перескочил к ближайшей из известных мне конспиративных квартир на Земле, где в роскоши проживал ликвидированный мной еще в прошлой жизни 'крестный отец', походя, еще раз оторвал ему голову, подцепил пульт управления ТВ и включил плазменную панель телевизора на его 'малине'. Пощелкав клавишами, настроился на новостной канал.
  Радуя своих спонсоров сплоченностью рядов, пятая колонна по-прежнему плотно оседлала СМИ, нагло промывая мозги широким массам. Я не без труда задавил, рвущиеся наружу матюги, и лишь скривив губы, полюбовался, как известный серенький козлик от правительства давал интервью, с ухмылочкой, вещая широкой публике о бедственном положении страны, которое, возможно, наступит - ну прям завтра, если хорошо прожаренный петух нефтяных цен вылезет из духовки и нацелится долбануть своим клювом чью-то хитрую задницу. И это учитывая, что в золотовалютных резервах и стабилизационном фонде хранится без дела два годовых бюджета страны.
  На другом канале - точно такого же блеклого цвета хомячок и из того же руководящего органа, спотыкаясь на каждом слове, расписывал ужасы будущей инфляции, которая обязательно приведет сначала к глобальному потеплению, а затем к ледниковому периоду и прочим жутким катастрофам. Чувствовалось, что во времена молочного детства, проживая в военном городке, он попал под разрыв бризантной гранаты. Выпал из реальности в параллельный мир и с тех пор никак не может вернуться из зазеркалья. Слушая его словесный спотыкачь, беднягу контуженного было жалко до слез. Но в действительности, имело место наглое, непринужденное, очень профессиональное, развешивание длинной итальянской лапши на уши простакам, даже несмотря на то, что цены на нефть и бензин зашкалили все возможные пределы, а денег в стране - у богатых, как грязи.
  На третьем канале, молоденькая крыска из администрации, вдруг, - и это на пятнадцатый-то год после начала либерально-фашисткой оккупации территории России, вдруг, призналась, что оказывается, - зря они все перетаскивали в норки за границей, готовя себе теплые гнездышки. Сегодня можно жить и здесь, и даже быть ее формальным гражданином - благо корабль пока на плаву и еще таскать не перетаскать. А потому, дескать - самое время возвращаться в трюмы и продолжать крысятничать по полной программе.
  За стенкой, фоном - к выступлению этого паноптикума причудливых зверушек из руководства страны, почти в живую, слышались бешеные аплодисменты и крики 'браво', захлебнувшихся в потоке ворованных финансовых средств, проходимцев-олигархов и прочих любителей легкой наживы. Учитывая бездонное нутро 'крупного бизнеса', смерть от переедания никому из них не грозила. Тем более, что паразиты всегда готовы малую толику отрыгнуть и на это - купить всех и скупить все. Правда, приобрести лично для себя, ну, или может быть еще для родственников и прочих особо приближенных 'орденоносцев', которых можно тоже купить по сходной цене.
  Еще раз переключил канал. Мельком посмотрел на ставшую уже привычной потасовку в гадючнике в районе Большого Кавказского хребта. Далее, в очередном блоке, с интересом и дальним прицелом отметил, что Рома - наш передовик капиталистического труда, нацеливается на приобретение второй, но уже одноименной, футбольной команды в Италии, и приценивается к покупке курорта на Лазурном берегу. И тому подобные светские новости... Ну и, конечно, самые главные общероссийские новости: кого-то убили, где-то под Москвой на даче взорвался баллон с газом, а на Дальнем востоке в сарае обвалилась крыша... Больные люди работают на ТВ и делают фильмы. И ведь потом, когда сядут на скамью подсудимых, будут говорить - наше дело маленькое, за политику телеканала отвечают директор и владельцы или за выбор сценария киношки тот кто платит. Но это уже было, тоже людишки оправдывались - мы честные немцы, фюрер за нас думал и решал, мы исполняли приказ...
  Нет, с этим сумасшедшим миром можно и нужно - работать и работать. А на душе было муторно, грязно и гнусно. Работать, то нужно, но если тебе не дают полюбоваться на плоды твоих усилий, то опускаются руки и накатывает чувство полной безысходности. И, похоже, что я уже никогда не смогу вернуться к себе домой. Очевидно, теперь мой дом здесь - в Новом Мире.
  Впрочем, если рассуждать спокойно, то, скорее всего, все ограничения временные. Слишком я увлекся наведением порядка на Земле, когда в Новом Мире нужно еще долго разгребать дерьмо лопатой или еще лучше бульдозером, а время, видимо, не терпит и приоритет этих действий совсем другой - гораздо более высокий. Так что - бери-ка ты Панкрат лопату в руки и стройными рядами, вперед и с песней - двигай не выеживаясь в свои законные Авгиевые конюшни.
  Сплюнув в сухую, демонстративно вышел из Системы и направился в нижнюю прихожую, которую давно использовал в качестве склада для особо важных предметов.
  Вспыхнули два овальных плафона, дающих мягкое освещение пастельных тонов для комнатки размером примерно три, четыре на четыре. Помещение отличалось отсутствием острых углов и началом винтовой лестницы наверх с не по-человечески высокими ступенями. Окинув взглядом тесную прихожую, забитую различным снаряжением, по-новому посмотрел на проделанную работу по перетаскиванию сюда с Земли различных вещей уровня 'hi-tech'. Многие из них глядятся в Новом Мире, как на корове седло.
  Совершенно очевидно - дальнейших поступлений и пополнения коллекции не предвидится. Посему неплохо было бы провести серьезную ревизию, и, как говорится, - разложить все по полочкам, но не в переносном, а в прямом смысле слова. Впрочем, это-то как раз не первоочередной пункт в длинном списке...
  Поднялся с кресла и поплелся наверх в столовую. В глубокой задумчивости, перекусив жареным фазаном и освободив от содержимого две мисочки, в которых находился салат из белокочанной капусты с яблоками, укропом, сельдереем, орехами и чесноком и салат из яблок и моркови с орехами. В процессе насыщения, разбавил все это у себя в организме, приторно сладким малиновым и ароматным черничным соком. А сразу после смены первых блюд твердо решил - серпентарий, только по недоразумению называемый Землей, пока подождет.
  Здесь и сейчас, нужно заниматься основным делом - обустройством в Новом Мире и продолжить, как ревизию филиалов, так и наведение конституционного порядка твердой и умелой рукой.
  
  Попивая сладенькую водичку и уткнувшись взглядом в противоположную стенку, я размышлял о судьбах мира. Мысли, как шустрые тараканы, разбегались в разные стороны, перескакивая с одного события на другое. Так, стоп... Решение любой проблемы требует системного подхода. Главное - последовательность и неотвратимость, а любой путь, как это ни банально, начинается с первого шага. Я вздохнул и сосредоточился на фактах из недавнего прошлого. Что у нас получается? Из восьми филиалов храма Богов Света и Тьмы в семи имели место серьезные проблемы.
  Если рассматривать в хронологическом порядке, то в начале было не слово, а База и Подземный храм в Логвуде. Для Подземного храма, вроде, все понятно - типичное проникновение мафиозного криминала и попытка работы под прикрытием. Кстати, а какие функции у подземного храма Богов Света и Тьмы? И зачем он нужен? Типичная недоработка с моей стороны. Теперь - База. Зачем нужно было похищать команду Базы? Может это был заказ. Но тогда - кто заказал? А ведь и здесь я не доработал и не довел расследование до конца. Так сказать, - есть вопросы, но нет ответов...
  Если же рассматривать события в порядке возрастания опасности, то сначала идет ситуация в храме Сосны - типичный бандитский налет. Ха, а почему ты решил Панкрат, что типичный? Чего это они, - ни с того, ни с сего полезли на рожон. Черт! А я даже толком никого не допросил - в лучших традициях крутого спецназа вырезал кубло под корешок. Так сказать, - мочканул в сортире... и с концами. А может была какая-то подоплека этому нападению и кто-то подзуживал отморозков... Что, если я устранял следствие, а не причину? А ведь последствий может быть миллион, когда причина у них всегда одна. Н-да, прям хоть возвращайся, оживляй трупы и устраивай умертвиям допрос третьей степени. Кстати, и допрашивать-то особо некого - почти всех ведь сжег в погребальном костре. Правда, можно поднять из мертвых атамана. Он сейчас должен догнивать на дне расщелины, если только его косточки и гнилую плоть не растащили по своим норкам падальщики. Но это все из области фантастики - поднять, оживить... Остынь Панкрат! Впрочем, в живых осталась Ксень... Свидетель. Надо будет устроить ей допрос с пристрастием. Но она новый человек в племени Хроров и подозреваю - толку будет с Гулькин хрен... Ладно, отложим до времени разборки с храмом Сосны.
  Следующий регион и наиболее серьезные вопросы пришлось решать на Дальнем востоке - из пяти храмов, четыре подверглись нападению. Храмы в городах плюс Ессентуки и у озера. Здесь вроде понятно - пираты-симбионты. Но опять таки, это последствия, а причина культ Бога Ярости. И что это за культ такой? А может быть и культ - это только промежуточное звено? Почему ты Панкрат не посетил до сих пор с официальным визитом их капище и лично не познакомился с обслуживающим персоналом? Еще одно упущение с моей стороны. Нужно прояснить ситуацию... Я принял решение и приступил к подготовке.
  Оделся в чистое и спустился вниз. Натянул кольчугу, куртку и подвесил ножны меча за спиной. Лук и секиру решил не брать - по предварительному плану, действовать и убивать придется в основном ночью, кося под приведение, и звенеть железом будет как-то не с руки. Сложил в рюкзачок джентльменский набор диверсанта. Подумал и отложил в сторонку спиннинг, оставив в рюкзаке наполненную наполовину кожаную флягу с тонизирующим соком. Нацепил мешок на спину и плотно подтянул ремни. Проверил карманы и определил - ничего лишнего, полный комплект. Попрыгал на предмет звуковых эффектов - нормально, ничего не звенит и не булькает. Несколько минут простоял, пробегая в голове по списку нужных вещей, - все ли взял... вроде все. Тогда вперед.
  Вошел в Систему и ткнул в маленькое пятнышко с координатами. Это была кладовка в харчевне в городе Сиагра. Шагнул в темноту и, подсветив себе фонариком, обнаружил, что помещение для хранения припасов напоминает продуктовый магазин после прохода по нему развеселой и голодной банды Махно. Пустые стены, полки и крючья, к которым когда-то были подвешены окорока. Одинокая высохшая чешуйка капустного листа размером с пятикопеечную монету на полу, припечатанная чьим-то грязным каблуком. Оголодавшая стайка черных тараканов в углу. Крыса у стенки в задумчивости, грызущая малюсенький остаток засохшего огрызка яблока, и почти полностью выветрившийся запах еды. Дела...
  Последний раз я был здесь более месяца назад и еще тогда, подумал, что практически полное уничтожение пиратского флота, приведет к очень неприятным последствиям для населения. К тому же сгорели не только корабли, но и склады. А народа на острове немерено, все привыкли жить грабежом, много и вкусно есть, ни в чем себе не отказывать. Работать в сельском хозяйстве никто не любит и не умеет. Если, даже, особо догадливые ухитрятся перековаться, вспомнить детство, что-то вскопать и посадить, пока, хоть что-нибудь вырастет нужен месяц-другой. И, как всегда в таких случаях, на одного с сошкой будет семеро с ложкой... точнее сказать, не с ложкой... а, учитывая специфику острова, с ножом и удавкой. В любом случае, еды на всех не хватит.
  Основные средства производства в виде пиратских кораблей сожжены и перед бандитской вольницей встала проблема - как себя прокормить. Ведь не пойдешь же на абордаж вплавь. Интересно, какой выход нашли представители берегового братства?
  На острове был поздний вечер. До полуночи оставалось час-полтора. Я приоткрыл дверь кладовки, выглянул в коридор и понюхал воздух. В атмосфере витали застарелые запахи. Судя по всему, последний раз плиту на кухне зажигали неделю назад.
  Я выскользнул из комнаты. Через щели полотняной занавески на противоположном конце коридора, закрывающей выход в зал, проникала полоска неяркого света и доносился монотонный хриплый голос. Подойдя вплотную к портьере, прислушался.
  - ... и пусть помилует нас Сущий и Великий Черный. Мы вручим ему свои судьбы и он не опустит на нас свою карающую длань. Сущий дает день... - эка завернул стервец и где только нахватался! Но хриплый голос проповедника я, кажется, узнаю. А трактирщик - это был именно он, тем временем, ковал железо твердой рукой и уверенным голосом, - ...милостью божьей Великий даст нам и пищу, и благодать. Святой дух явит нам свою милость и покарает неверных...
  Осторожно заглянув в щелку, увидел любопытную и в чем-то очень знакомую картину - все пространство зала харчевни забито народом. Столы и стулья в комнате отсутствовали и, склонив головы, на коленях сидели около полусотни пиратов крайне изможденного вида. Чем-то они мне напомнили правоверных во время пятничной молитвы... или сектантов, которых выставляют на крупные бабки, 'святые' отцы-основатели 'истинно' верного учения.
  Многие адепты перевязаны тряпками, на которых запеклась кровь. В зале довольно светло - на том конце стойки, который виден мне из щелки, стояло не меньше десятка свечей. На лице ближайшего ко мне пирата, и это меня потрясло до глубины души - я увидел скупую мужскую слезу. Однако, допекло ребятишек... В этот момент голос из-за стойки патетически всхлипнул и на высокой ноте прокаркал.
  - Попросим прощения! - и вся полусотня глоток разными голосами, но от души взревела.
  - Прости нас Черный и помоги! - а дирижер за стойкой еще больше наддал.
  - Искренне попросим! - и последователи нового для них учения дружно поддержали.
  - Прости и помоги! - Судя по всему, самобичеванием пираты здесь занимаются уже давно и некоторые успели охрипнуть от воплей.
  Весьма оригинальное использование кабака в качестве филиала храма. Впрочем, святость должна быть в сердце и безразлично, где возносить молитвы и просить о помощи Представителя Богов Света и Тьмы. Главное чтобы от души.
  Как говорится в терминах Земли, - на острове произошла гуманитарная катастрофа... не без моей помощи. И, хотя до того, чтобы есть человечину, кажется, дело еще не дошло, но широкие массы пиратского населения близки к этому. Видимо, нужно помочь своим новообретенным приверженцам - тем, кто проникся... словом и делом. Я повернулся и направился обратно.
  Шагнул на Базу и, поднявшись по лестнице, вышел из храма. Немного подумал, зашел в кладовку и взял пустой мешок размером побольше. Затем начал набивать его различной снедью - окороками, крупой, копченой рыбой, овощами всем, что подвернулось под руку. Набив под завязку, выволок в зал и на немой вопрос своей команды ответил приказом.
  - Потребуется еще еда. Соберите все, что есть в доме в мешки. Скоро вернусь и заберу, - кивнул головой на опустошенный склад продуктов и уже на ходу бросил, - нужно восстановить запасы, но сделаете это потом. - Крякнув, взвалил мешок на плечи и буркнул себе под нос. - Сейчас надобно накормить народ.
  Спустившись вниз, снова шагнул в кладовку, поставил мешок в углу, затем вернулся на Базу за новой порцией. Моя команда шустро заканчивала набивать еще два короба. Как оказалось, еды на Базе имелось больше, чем я думал. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Адепты давно прониклись, не без моей помощи естественно, главной идеей существования человека - 'питание - основа жизни, а хорошее питание - это ее основное содержание'. Так, что пришлось еще дважды спускаться в храм и добавлять к первому мешку еще два. Получилось где-то пищи килограмм двести на круг. Вполне достаточно чтобы прокормить полсотни человек в течение недели.
  Подхватив первый мешок, вышел в коридор и встал у занавески. Дирижер продолжал бубнить о спасении души и милости божьей, а я дожидался удобного момента, дабы явить свой грозный лик. Вдруг, главный оратор замолчал на полуслове, шумно втянул носом и гулко сглотнул слюну. Несколько человек из первых рядов тоже подняли покаянные головы, повели носом и шумно задышали. Черт возьми! От мешка шел с ног сшибающий дух - флюиды издавали свежие копченые окорока и рыбы. Дальше прятаться не имело смысла. Меня обнаружили... по запаху.
  Я ввалился в общий зал, грохнул мешок на пол и оглядел помещение тяжелым взглядом. Сцена с картины Репина - 'Не ждали'.
  Вел собрание однорукий трактирщик! Это ж надо же, но может у него призвание такое с детства или он временно переквалифицировался в служителя культа. Возможно, просветление в его голове наступило после моего молодецкого удара кулаком в железной перчатке. Все может быть... но, что абсолютно точно, так это то, что его каркающий голос, во многом связан с переломом челюсти после профессионального хука левой, железным кулаком.
  Предварительно рыкнув, чтобы прочистить горло, а за одно и создать необходимый божественный антураж, я в полной тишине с хрипотцой в голосе выдал ЦРУ (ценное руководящее указание).
  - Кушать подано, подонки! Но еда не для всех! Только тем, кто верит в Богов Света и Тьмы, - оглядел просветленные лица и прибавил. - Через несколько дней принесу еще. - Почувствовал, что так просто уходить не стоит, а надо на гребне волны положительных эмоций зала, выдать простому народу нечто жизнеутверждающее. Покашлял, прочищая горло, упер взгляд в потолок, развел руки в стороны словно архангел Михаил и выдал спич на высоком душевном подъеме, еще сильнее разогревая накал страстей и надежд.
  - Чада мои неразумные, дарую знаменье и защищу вас от лютой скверны и смердящего зла. Всяко зло противно божескому порядку, но не мое. Мое зло во благо... Я избавлю вас от гибельного и голодного, жестоких напастей и дьявольских корчей. Пусть нет в моем сердце жалости, но те, кто уверовал, кто принял сердцем и умом... найдет спасение. Я дарую его - ибо длань моя жестока и тяжела... но надежна. Надеяться и верить ваш удел - и да простятся вам грехи ваши. Я дам отпущение грехов... Те у кого душа обратилась ко злу и кто не верит в меня, пусть отринут из души злобу и страх - и да снизойдет на головы ваши благодать. Я дарую прощение... Истинно возлюбите и очиститесь вы от скверны и обретете вечную жизнь. - В мертвой тишине профессионально выдержал паузу, опустил глаза, уперся взглядом в лицо трактирщика и со значением в голосе, но без всякой патетики и по-деловому, подвел черту, - истинно верующих, потом вывезу на материк, - по коленопреклоненной толпе прошелестел дружный стон.
  - Прости и помоги! - Я кивнул и поставил точку.
  - Аминь! - Величественно развернулся кругом и гордым белым лебедем покинул торжественное собрание новых адептов, направившись обратно в коридор и поманив за собой трактирщика.
  Он вздрогнул, икнул со страха и на негнущихся ногах последовал вслед. Я кивнул на занавеску и как только однорукий занавесил за собой штору, задал вопрос.
  - Далеко от города храм Бога Ярости? - чтобы понять, что от него требуется, трактирщику потребовалось несколько минут. Но вот, наконец, суть вопроса дошла до него, он просветлел лицом и ответил.
  - По дороге через полуночные ворота, полдня пешком, - из-за портьеры через щели пробивался слабый свет и, покивав, я продолжил расспросы.
  - Какая обстановка в городе?
  - Город разделили на четыре части. Закатные братья доедают женщин и детей! Полуночные и Восходные частью отправились к храму, а частью лютуют в городе. Полуденные сражаются за два корабля... с переменным успехом. Завтра в схватку готовятся вступить Полуночные - это их корабли... были раньше.
  Так, ясно, - и со значением в голосе порекомендовал. - Еду нужно растянуть на одну ладонь дней. Как только уйду, здесь найдешь еще два мешка, - ткнул пальцем в маленькую нишу в стене коридора, затем достал из кармашка синегорский золотой, вытащил нож - от чего бывший служитель общепита слинял с лица и... накарябал на монете кинжалом крестик. Вложил золотой с отметиной в руку служителю культа и пояснил, - эту монету покажешь капитану кораблей, которые приплывут с материка. Монета ваш пропуск на корабли, - и, кивнув головой в сторону занавески, приказал. - Теперь можешь идти. - Как только новообращенный занавесил за собой проход, направился в кладовку и перетащил мешки с едой в коридор. Затем двинулся к противоположному концу - у харчевни имелся еще один выход, через кухню. Я решил им воспользоваться.
  Отодвинув засов черного хода и выскользнув на зады трактира, прикрыл дверь, прислонился к стене и прислушался. Издалека доносились звуки отчаянной схватки - звенело железо, слышались азартные крики и предсмертные вопли.
  Совсем рядом, буквально через несколько домов, тишину ночи разорвал отчаянный женский крик, который почти сразу захлебнулся, и закончился мучительным и протяжным стоном... Женщина попала в ловушку и голодные охотники потащили добычу на разделочный столик. На западе видны отсветы багрового зарева - горел чей-то дом, а может и целая улица. Город умирал... в конвульсиях и мучениях.
  По телу побежали знакомые мурашки боевого настроя. Что ж, с раздачей пряников я закончил. Теперь будем раздавать пиз... А их у меня богато и немерено... Всем мало не покажется.
  Бросив взгляд на ясное ночное небо, выделил треугольник близполюсных звезд - здесь они заменяли Полярную звезду. Все три звезды, по склонению, не дотягивали до девяносто всего лишь градусов пять-шесть, вращаясь вокруг общей оси. Если соединить звезды линиями, то направление на север можно легко определять ориентируясь на центр треугольника. В отличие от Земли, звезды были заметно ярче Полярной. По крайней мере две из них радовали глаз звездной величиной отрицательного значения, а одна - ничем не уступала Венере. Очень красивое зрелище.
  Судя по наклону Полярного треугольника к плоскости горизонта, остров Безруких находился на широте около сорока градусов. Если проводить аналогии с Землей, то здесь и сейчас, я находился в Японском море в районе острова Хонсю. И погода стояла вполне соответствующая - теплая и ласковая летняя ночь.
  Далекий ночной бой шел на юге, в районе гавани. Это не опасно. Дома горели на западе - тоже довольно далеко. Людоеды женщину перехватили на севере, как раз там, куда я собирался направиться. Почти наверняка у меня будет с ними встреча. Так что нужно держать ушки на макушке...
  Я проскользнул мимо выгребной ямы, легкой птичкой перескочил через высокий забор и, стараясь не шуметь, направился в сторону северных ворот города.
  Сопение и шумное дыхание хищников в первой засаде засек метров за тридцать. Сместился с середины улицы к стене и двинулся вдоль забора, сливаясь с темнотой. Не доходя нескольких шагов, подумал, что нужно что-нибудь учудить, эдакое - неожиданное... В нашей диверсионной работе иногда очень полезно следовать правилу - 'пришла беда откуда не звали'.
  Повертел головой, подпрыгнул, подтянулся и, как дикий кот, бесшумно вскарабкался на забор. Выпрямился и, балансируя как канатоходец, пошел по тонкой кромке ограды в сторону засады. Остановился на углу забора, пригнулся и святым архангелом - вершителем судеб, взглянул вниз. Есть.
  В узком проулке скрывались пять человек. Они стояли за углом, вплотную друг за другом, прижимаясь к забору. Если постараться, то мечом можно зацепить макушки всех пятерых... и я постарался. Никто из охотников за человечинкой, кажется, так и не понял, что же произошло, и откуда к нему пришла смерть. Соскочив с забора на землю, вложил клинок в ножны и двинулся дальше.
  Второе препятствие засадой можно обозвать только условно. Лучше всего подходило слово - застава. На протяженном участке улицы оказались снесены заборы, их пустили на растопку костров, и сейчас два прогорающих костра освещали проход с разных сторон улицы.
  С безопасного расстояния несколько минут рассматривал заслон. У каждого костра сидело и лежало около десятка вооруженных мужиков. Проскользнуть незамеченным будет мудрено.
  Может обойти заставу по крышам? Долго и неудобно... отпадает. Попробовать договориться о проходе по-хорошему? Наивно... поэтому не пойдет. Пробежать мимо на скорости? Есть вероятность поймать в спину болт... тоже нелучший вариант. Да и скрытность передвижения будет утеряна.
  Хотя, если быть честным перед самим собой, это все отговорки. На самом деле мне просто хочется сократить собственными руками популяцию пиратов на этом острове... в основном за старые грехи и из-за никчемного их существования на белом свете. Поэтому остается одно - наиболее приемлемое, по наглому вырезать всех в лучших традициях настоящих японских самураев, которые, когда надо, убийцы каких поискать.
  Я прикинул план атаки и постарался оценить боевые качества противника. Судя по заторможенному поведению пиратов, они заслуживают оценки неуд. Затем мысленно представил траекторию своего движения, оценил возможные препятствия и подводные камни. Подумал и взял в левую руку кинжал, а в правую - меч. Резко перешел на следующий уровень боевого режима и стремительной тенью метнулся к бандитам у первого костра.
  Пролетев, почти не касаясь земли, несколько десятков метров, сделал круг вокруг костра. За это время успел три раза ткнуть мечом, два раза ножом, черкануть кинжалом по горлу четверым пиратам и коротким махом клинка поставил многоточие, отделив голову от плеч у последнего пирата с этой стороны улицы. После этого без всякой передышки, продолжая движение, бросился на остаток заслона с другой стороны. Четверо людоедов успели вскочить на ноги и схватится за оружие. И, по крайней мере, двое из них пытались разобраться в мельтешении теней. Но времени, чтобы что-нибудь понять в происходящем я им не дал, закрутив смертельную спираль вокруг второго костра. Здесь, я в основном рубил головы и подгадывал моменты, когда очередной претендент в мертвяки проснется и начнет подниматься на ноги. Семь секущих ударов и только два укола - один бандиту, просто попытавшемуся откатиться от костра. Второй - достался самому хитрому, который шустрой змейкой, собирался улизнуть в темноту, не поднимаясь на ноги. Баста! Была засада и нет засады... все, как учил Великий кормчий. Самое удивительное - никто и пикнуть не успел... Видно здорово оголодали болезные.
  Протерев клинки и вложив оружие в ножны, нырнул в темноту узких переулков. До северных ворот оставалось пройти совсем чуть-чуть. А из-за горизонта тем временем на небо выползала луна и темнота ночи стала сдавать позиции. Через десяток-другой минут от лунного света станет совсем светло.
  Ворота из города оказались распахнуты настежь - входи-выходи, кто хочет. Но, что-то подсказывало, - последнее время, они работали только на выход. За воротами через сухой полузаросший ров был перекинут мостик. Чувствовалось, что эти ворота далеко не главные в крепости - направление и дорога на север использовались от случая к случаю.
  Рядом с дорогой сразу после моста горел костер. Второй костер отбрасывал блики на ближайшие кусты еще через несколько десятков шагов. Оба источника света освещали около полусотни метров предстоящего пути. Людей рядом заметно не было.
  Легкий северный ветерок донес характерный аромат разложения. Где-то рядом лежало множество трупов, о захоронении которых никто не позаботился, а теплая погода и гнилостные бактерии свое дело знают туго. Имелось у меня подозрение, что мертвяки в недалеком прошлом, это жители Сиагры, попытавшиеся покинуть через ворота, ставший вдруг негостеприимным родной город. Впрочем, и без трупного запаха, - по ауре злобы и голодного интереса, понятно, - сразу за воротами ждет третья по счету засада. Уж очень выгодное место, чтобы отлавливать тех, кто решит бежать в пампасы...
  Основная масса живодеров пряталась в сторонке и должна в данный момент благополучно отсыпаться, а за освещенным пространством у ворот, скрываясь за кустами, наблюдал часовой. И, кажется, он был один. Я остро пожалел, что не захватил с собой лук, но чего уж теперь локти кусать...
  Оставалось только попробовать снять сторожа метательным ножом. Сделать это через открытые ворота крепости не представлялось самым удачным решением проблемы - мешали кусты. Да и внутреннее чувство говорило - это был бы неправильный поступок.
  Я повертел головой, оценил высоту стены и принял решение. Стараясь не шуметь, побежал налево вдоль стены, отыскивая лестницу. Она обнаружилась метров через пятьдесят. Козленочком по ступеням взлетел наверх и, пригнувшись, скрываясь за бортиком, перебежал к участку над воротами. Осторожно выглянул через парапет и увидел часового, как на ладони... со взведенным арбалетом в руках. Рядом с ним на земле калачиком свернулась еще одна фигура. Сменщик? Н-да... хорошо, что не стал кидать от ворот, - получилось бы... как всегда.
  Взял в руки два ножа, настроился на бросок и широкими махами отправил гостинцы по назначению. У стоящей фигуры подкосились ноги. В падении часовой смог сделать лишь одно - нажать на спуск и его арбалет произвел выстрел. Болт, прошуршав по кустам, ушел далеко в сторону, сбивая ветки и листья на своем пути. Сменщик успел лишь хрюкнуть и дернуть ногами. Аллес.
  Я неподвижно постоял несколько минут, вслушиваясь и вглядываясь, - все спокойно, можно продолжать движение.
  В ускоренном темпе ссыпался со стены и, пробежав через ворота и мост, свернул в кусты - нужно собрать клинки. Сменщик часового еще дышал - пришлось добить подранка. Еще пару минут постоял над трупами, стараясь уловить знак беды, но не спящих и живых рядом не было. Очень хорошо.
  Выскочил на дорогу, бросил взгляд на Полярный треугольник и скользящей волчьей рысью припустил по дороге в нужном направлении.
  Я, конечно, не призовой рысак, но бежать могу долго и быстро, практически не уставая. Не всякий жеребец способен выдержать такой темп бега. Так, что десяток-другой километров до храма Ярости, я рассчитывал преодолеть, в худшем случае, часа за два-три.
  Главное в моем многотрудном деле диверсанта - не вляпаться в засаду. Поэтому шлепал по дороге ногами с пятки на носок мягко, дышал тихо и вертел головой по сторонам, как сова, на все триста шестьдесят градусов. Однако, первым обнаружить засаду помогло не зрение и не слух, а обоняние. Еле заметный северный ветерок в очередной раз принес трупный дух вперемешку с запахом костра. Я сбавил обороты, сместился с дороги и пошел по обочине. Заметив на прямом участке впереди завал из деревьев, сошел с обочины и двинулся кустами, скользя привидением рядом с хайвеем.
  Подобравшись к завалу почти вплотную, услышал тихий и очень любопытный разговор двух обормотов-часовых. Они обсуждали достоинства и недостатки прожаренной мужской и женской ляжек. По всему выходило, что женский окорок вкуснее - в нем больше жиру.
   Изгибаясь, как древесная змеюка, ужиком просочился через ветви поваленных деревьев и зашел гурманам-каннибалам в тыл. В тот момент, когда главный рассказчик и любитель человечинки, пустил особо густую слюну и гулко сглотнул, я аккуратно вскрыл ему горло от уха до уха. И без промедления всадил кинжал под челюсть второму, захлопнув ему тем самым вонючий рот, который он собирался распахнуть, чтобы выдать в пространство вопль ужаса. Затем осторожно подхватил мертвяков и опустил обоих на землю, стараясь не шуметь и не испачкаться в крови. Финита.
  Остальные любители мясных деликатесов спокойно почивали сопя в две дырочки рядом на поляне. Я без приключений прошел, переступая через спящих людей, весь лагерь насквозь до следующей засеки с противоположной стороны дороги. Здесь караулил только один сторож и умер он от фирменного броска метров с десяти метательным ножом под левую лопатку. Что называется, - верная смерть.
  Ну, вот, оказывается, просочиться через ряды неприятеля получилось легче легкого. Да и, что с них взять, с пиратов-то, - это на морях-океанах они крутые и тертые, а на земле - прах под моими ногами и гниль в крепких и ловких руках. Впрочем, это я додумывал уже на бегу...
  Судя по положению звезд, дорога стала отклоняться на северо-запад. Но другого пути тут быть не должно и заблудиться, стало быть, невозможно.
  Минут через сорок добрался до залесенного участка, начались предгорья. Хотя, какие такие предгорья могут быть на не самом большом острове... На горизонте, темным пятном на фоне звездного неба проявил себя пупырь невысокой горы. Дорога повернула на северо-восток. Деревья сомкнулись вокруг и минут десять я бежал в гору по мрачному коридору из древесных стволов и веток. Но вот, преодолев перевал, тропа пошла под уклон, в воздухе почувствовалась свежесть. Через несколько минут выскочил из леса в заросшую высокой травой низину, которая протянулась вплоть до берега полноводного ручья. Под ногами захлюпала грязь. Очень удобное место для засады.
  Тормознув у последних кустов перед открытым местом, постарался прислушаться. Вроде, все тихо и сердце ничего не вещует... Можно продолжать движение.
  Шлепать дальше в мокрой обуви мне не улыбалось, а посему разулся и запихнул ботинки в рюкзак. После чего смело форсировал ручей. В самом глубоком месте на переправе вода доходила чуть выше колен и, ко всему прочему, оказалась неожиданно холодной точно вытекала с ледника. Выскочив на противоположный берег, чтобы согреться, резко ускорился и километр пробежал босиком, как настоящий спринтер. Затем, слегка обсохнув, обулся и снова устремился вперед равномерной волчьей рысью. Дорога опять повернула на северо-запад и запетляла вдоль подножья невысокого хребта, не слишком удаляясь от речки.
  Костры пиратского лагеря засек километра за два и по мере приближения к стоянке постоянно сбрасывал скорость бега. Затем перешел на шаг и, подобравшись к становищу метров на сто, остановился в удобном месте. После чего сместился в сторону, спрятался за кустами и приступил к изучению лагеря.
  Разбили свой бивак флибустьеры на большой поляне. С запада границу поляны задавал скальный обрыв. И ручей, и дорога, обрезанные каменной стеной, заканчивали здесь свое существование на поверхности земли и продолжали его дальше под землей, скрываясь в недрах горы. Они ныряли в большую пещеру. Через овальное отверстие входа в туннель можно было без напряжения пропихнуть три железнодорожных вагона установленных вплотную к друг другу.
  На поляне насчитал двенадцать костров. У каждого устроилось на ночлег человека три-четыре. Получалось, где-то около полусотни пиратов. Но, что они здесь забыли? Непонятно.
  Тем временем, на востоке заметно посветлело и до общей побудки ждать оставалось недолго. Недостаток времени меня особенно не тяготил и я решил не форсировать события. Присел за кустом, расслабился и приступил к наблюдениям.
  Где-то через час у костра зашевелился первый пират, почти сразу проснулся второй и через пять минут лагерь забурлил. Все стали подтягиваться к площадке перед входом в пещеру. Наконец, на камень метровой высоты заскочил вооруженный оборванец и, размахивая руками, как настоящий революционный матрос, задвинул короткую, но пламенную речь. Из-за большого расстояния долетали лишь обрывки спича и я с трудом разобрал отдельные слова:
  - ...хватит, - оратор ударил себя кулаком в область сердца и мне показалось, что сейчас он разорвет на груди рубаху, - ...навоевались, - пират, брызгая слюной, потряс кулаками над головой, и в этот момент, напомнил мне истового пропагандиста большевика, разлагающего армию на фронтах Первой мировой, - ...к ногтю, - и агитатор красноречиво продемонстрировал руками, как он откручивает кому-то его собачью голову, - ... убить, - бандит выхватил клинок из ножен и с блеском выполнил секущий удар, который мог развалить на две половинки человека, если бы не был произведен вхолостую, - ... сотрем в порошок, - и глашатай революции ткнул клинком в сторону входа в пещеру, копируя Наполеона Бонапарта, посылающего войска на смерть, в битве при Ватерлоо. В ответ на эту зажигательную речь пятьдесят глоток взревело.
  - На штурм! - и со слитным воплем, - А-а-а! - толпа ринулась вглубь горы. На поляне не осталось никого. Похоже, что настал мой выход.
  Как только революционные пиратские массы, размахивая колющим и режущим оружием, скрылись в проходе, я вышел из-за кустов и вразвалочку направился следом. В любой революционной ситуации главное - оседлать хаотическое движение народных масс и с пользой применить в своих корыстных целях.
  В основном, я рассчитывал использовать толпу в качестве тарана и собирался проникнуть в логово врага на плечах атакующих, рассчитывая в общей суете, как можно дольше оставаться незаметным. А также, в лучших традициях заградотрядов НКВД, предполагал не дать воинственному порыву угаснуть - физически уничтожая тех, кто по каким-либо причинам решит раньше времени сделать ноги с поля боя, посчитав, что внутри пещеры становится слишком жарко.
  Добравшись до входа в пещеру, осторожно, одним глазком заглянул вглубь тоннеля. По центру прохода протекал ручей, который и являлся истоком реки. Он скрывался в темноте пещеры. Рядом с ним проложена широкая тропинка. Вопли ярости, звон оружия и крики смертельно раненых людей доносились из глубины пещеры. Судя по звуку, там шел бой не на жизнь, а на смерть, и до места основной схватки было метров четыреста. Я совсем уж решил двигаться дальше, как вдруг, из стены с моей стороны выпрыгнула, как мне сперва показалось, фигура в черном.
  Однако, это был не человек. В его внешнем виде имелось, что-то сильно напоминающее шимпанзе, - то ли черная шерсть, то ли общая конституция фигуры. А может он смахивал и на крупную мартышку - с пухлой голой задницей, похожей на смачный, красный, клубничный пудинг. Но двигалась обезьянка грамотно и в одной руке держала кривую саблю с сильным расширением на конце. По всем ухваткам чувствовалось, - в качестве противника шимпанзе не подарок. Перехватив клинок зубами, примат, помогая себе передними руками, порыкивая, шустро заковылял по тропинке, направляясь в глубину пещеры. Чем-то этот обезьяноподобный воин напомнил мне себя самого - наглого и... смертельно опасного.
  Я хмыкнул и по стеночке двинулся вглубь пещеры. Ввязываться в потасовку в недрах пещеры уже не хотелось. А прислушавшись к внутреннему голосу, понял - подземелья это не моя область деятельности. Здесь имеются свои хозяева и лучше держаться от них подальше.
  Однако, прямо-таки нездоровый интерес вызывало место в стене откуда вымахнул гоминид. Имелось у меня подозрение, что это не обычный черный ход. И, как в воду глядел... Там, где должен был быть выход, стена отличалась от остального массива по фактуре. Чем-то это было похоже на сырой участок. Но размер и форма, сразу навели на мысль о портале.
  Осторожно ткнув пальцем в перепонку, подтвердил свою догадку - Ворота. Теперь передо мной встала дилемма куда идти - вглубь пещеры или в портал. Посмотрев в темноту туннеля и прислушавшись к затухающим звукам боя, решил, - прежде чем ввязываться в потасовку нужно проверить канал... и просунул голову в Ворота.
  Так, - знакомая комната. Но вместо кресла низенький постамент с углублением. Было в нем нечто от ночного горшка или вазона для цветов. Вспомнив пухлую, красную попку шимпанзе, я подумал, что 'для его оригинальной задницы, это седалище будет в самый раз'.
  Собравшись с духом, глубоко вздохнул и шагнул через портал в помещение. Поведя носом, понял, - мартышка находилась здесь долго и регулярно. В воздухе стоял застарелый, тяжелый дух дикого зверя и смрад от свалявшейся шерсти. Сразу же заложило нос и потекли сопли - не хватало еще подхватить аллергию... или еще чего-нибудь похуже. Все-таки аллергия, это хоть и неприятно, но незаразно и несмертельно.
  В стене напротив, имела место дверь с отпечатком ладони - узенькая такая лапка с перепонкой. Ясно, что отрыть ее с помощью моей мозолистой клешни, невозможно. Пароль не сработает. Ну, и ладно...
  Я шагнул к ночному горшку и без колебаний присел. Ха, знакомые ощущения... кресло приступило к адаптации. Менялась форма седалища и степень жесткости. Пропало углубление и также как и раньше у себя на Базе, я перестал замечать свой насест. На это потребовалось несколько минут. Затем я опустил руки вдоль туловища и приступил к адаптации манипуляторов. Как только ладони рук охватила невидимая субстанция, несколько секунд удерживал ладони в расслабленном, слегка согнутом состоянии. После чего приступил к изготовлению перчаток, последовательно сменив несколько фасонов. Самым тяжелым оказалось стереть из памяти Системы узенькую лапку с перепонкой, но опыт подгонки размеров и формы у меня имелся, и я таки заставил машину выполнить приказ. На все, про все потребовалось около пяти минут. Как результат, добился полного совпадения всех параметров. В этот момент стены храма засветились знакомым голубым цветом. Процесс адаптации завешен - механизм готов к работе.
  Теперь первое, что нужно сделать, закрыть проход. Это я и попытался осуществить, сжав пальцы в кулак. Фиг вам. Что-то там заклинило в управлении. А это уже могло привести к катастрофе.
  Было у меня подозрение, что для того, чтобы порубать в капусту пиратов, мартышке много времени не потребуется. Затем она вернется. Если к тому моменту, я не заткну дырку Ворот - гоминид устроит разборку со мной. Последствия такого развития событий трудно спрогнозировать. Может я нашинкую шимпанзе на мелкие порционные куски, а может меня - порежут на тонкие ремешки... Но расстраиваться рано. Пока живу - надеюсь... и я по новой приступил к более тщательной адаптации своих манипуляторов.
  Через пару минут решил сделать очередную попытку. Сжал пальцы в кулак. Есть! Проход закрылся после полного сброса Системы. Победа. Чисто машинально шевельнул указательным пальцем правой руки - появилось ощущение движения вперед. Я выплыл в туннель и зафиксировал себя по центру. Затем развернулся на пол-оборота, включил звук и стал ждать.
  Возможности шимпанзе и его боевые качества я оценил правильно. На то, чтобы прикончить всех пиратов, ему потребовалось несколько минут. Гораздо больше времени заняло перемещение туда-сюда по тоннелю. Но вот он вынырнул из темноты и остановился напротив точки своего выхода. Тридцать секунд продолжалась немая сцена, разглядывания стенки. Затем осторожный тычок пальцем в камень в одном месте, в другом - и еще десять секунд полной тишины. После этого, пять секунд продолжался зубовный срежет так, что у меня мурашки пробежали по коже и позвоночнику, и... молодецкий удар мечом. Удивительная сталь оказалась у сабли - она разрубила камень и погрузилась в него на всю ширину лезвия. Чувствуется, - не обошлось тут без высоких технологий. Вот тебе и архантроп! Дикое, грязное животное, блин! Я раскрыл рот от удивления. А ведь он своим клинком первым же ударом мог срубить мой меч у рукояти или того хуже - захватить еще и часть руки. И что мне делать потом? Только надеяться на быстрые ноги...
  Еще минута полной тишины и, наконец, полное осознание гоминидом безвыходности ситуации. Обезьяноподобный боец запрокинул сморщенную мордочку и с надрывом завыл. Поперхнулся, видимо предположил, что его могут слушать, и вполне правильным человеческим языком, с легким акцентом, в котором при желании можно было уловить порыкивания зверя, зубовный скрежет и шипение змеи, - выдал в пространство смачный перл.
  В этой пламенной речи - на голову некоего гада, устроившего ему подлянку, должны были снизойти все кары и неприятности Нового мира и Вселенной. Особо, в ярком спиче упоминались все родственники неизвестного диверсанта до десятого колена, красочно описывались их противоестественные отношения друг с другом и последствия - в виде ублюдков обоего пола, которые в свою очередь, брали пример с родителей, активно производя новый приплод, используя для этого способы из руководства по обучению мазохистов-любителей и садистов-профессионалов... Окажись все это правдой, у меня точно бы случилось резкое и катастрофическое недержание кала и мочи, что привело бы к самому позорному в истории этого мира летальному исходу.
  Я слушал гоминида раскрыв рот в течение десяти минут, в особо сильных и ярких местах, отдавая должное искусству красноречия палеоантропа, делал характерный жест правой рукой со сжатым кулаком снизу вверх. И все это время матерщинник ни разу не повторился, всякий раз находя новые сюжеты, красочные эпитеты и неожиданные сравнения... Пушкин отдыхает. Но вот вояка, наконец, иссяк, присел на корточки и пригорюнился, а я с громким щелчком захлопнул рот. Впрочем, размышлял шимпанзе недолго, встряхнулся и напоследок поставил жирную и весомую точку коротким и веским словом.
  - Мля! - затем с понурым видом заковылял вглубь пещеры, а я с облегчением вздохнул.
  Понятия не имею, где находится его логово, но, учитывая кодовый замок на двери, выйти из помещения я мог лишь через портал. Воину же, чтобы вернуть себе управление Системой, достаточно вернуться к себе на Базу и спокойно войти через дверь. Если База далеко и путь до нее опасен, шимпанзе остался бы на месте. И, чтобы не создавать ненужных проблем в отношениях с кукловодами, мне, хочешь - не хочешь, а пришлось бы восстанавливать Ворота здесь в пещере и попытаться через них скрыться в неизвестном направлении на виду у мартышки. Может я смог бы убежать от не питающего ко мне добрых чувств чудовища, а может и нет...
  Проводив взглядом фигуру неудачника, пока она не скрылась в глубине туннеля, приступил к работе. А для начала - поджал четыре пальца и проверил возможность восстановления портала. У зеркала появилась голубая окантовка. Затем, прижав большой палец к четырем, увидел голубую точку в центре зеркала и, отодвинув палец в сторону, организовал отверстие в рамке. Есть! Все в лучшем виде - имеет место классический пробой пространства. Я вздохнул с облегчением и посадил голубенькую метку на рамку.
  По всему получалось, что я победил, сразив наповал дуплетом сразу двух зайцев. Первое - стал обладателем запасной Системы, второе - без лишнего смертоубийства вырубил тяжелую фигуру противника, устранив ее на какое-то время с шахматной доски. Однако, ни по первому, ни по второму пункту я иллюзий не питал. Все победы сугубо временные. Но, как это поется, - суетись пока молодой...
   И я приступил к работе. Вначале решил проверить кассету координат на краях зеркала. В отличие от моего экрана, здесь замороженных координат имелось непросто много, а очень много. По первой прикидке, на два порядка больше. Фактически весь периметр оказался утыкан разноцветными метками. Если взять мои метки за масштабный коэффициент, то гоминид работал с Системой очень долго, может многие десятки лет.
  Судя по порядку следования, в последнее время ставились в основном белые маркеры. Нужно проверить их содержание. Перефразируя пословицу, - 'скажи мне, что у тебя записано на диске, и я скажу кто ты'. Недолго думая, ткнул в первую белую метку.
  Комната... телевизор, по внешнему виду - советского производства эпохи развитого социализма. На экране полудурок, непонятно чему радуется, лезет обниматься и целоваться, кажется, с немцами. Сцена, как в песенке поется, - 'для дурака не нужен нож... такому немного подпоешь и делай с ним, что хошь!'
  Иногда размышляя над этим этапом прошлого, я думал, что на месте этого недоумка, оставил бы бошей без штанов и кальсон. Они очень дорого бы заплатили за объединение востока и запада, выплачивая, как единовременное вознаграждение, так и ежегодные роялти в течение многих десятков лет. И при чем здесь кредиты... а тем более связанные. Только контрибуция. У меня разговор короткий - за удовольствие нужно платить... Тяжело вздохнул, переключился и нажал на следующую метку.
  Комната... телевизор - какая-то дешевенькая иномарка, непонятно какой сборки. Эпоха раннего либерализма. На экране стадо продажных тварей принимает законы один другого краше, а лапша на ушах все длиннее и длиннее. Комментарии излишни, - людишки работают за воровские деньги, формируя криминальное будущее... А альтернативы ведь тут нет - в эпоху перемен уголовный кодекс и законодательство можно только ужесточать. Иначе сорняки уничтожат урожай... что в дальнейшем и произошло.
  Практика последних лет показала, что фашизм и либерализм - это явления одного порядка. Две стороны одной медали. На аверсе - геноцид большинством меньшинства, реверс - тоже самое, но исполняемое меньшинством против большинства. Причем, исходя из количества поломанных судеб, тыльная сторона кровавей и страшнее. По своим разрушительным последствиям и количеству загубленных жизней, либерализм превосходит фашизм в разы. Достаточно посчитать - наркоманов, игроманов, алкоголиков, пассивных педерастов, проституток, проданных женщин и детей, безработных... Сюда же следует отнести жертв криминального беспредела, медиа террора и широкого внедрения подлых приемов манипулирования человеческим сознанием, начиная от грязных пиар технологий и заканчивая нейролингвистическим программированием на шабашах различных сект...
  В первую очередь это следствие того, что волчья сущность либерализма рядится в овечью шкуру и использует методы раковой опухоли. Метастазы болезни врастают в общество постепенно, разрушение государства происходит тихой сапой, почти всегда под лозунгом обещания светлого будущего - 'раньше было плохо, мы сделаем лучше'. Гнусные идеологи либерализма без зазрения совести используют современные медиа технологии, типа принципа 'квадрата Малевича', когда заурядное, часто вредное явление и на практике - обычная пустышка, преподносится как нечто ценное и в виде величайшего достижения всех времен и народов. Грязные приемы подмены понятий и умаление достоинства народа, например, когда новые 'российские' называются новыми русскими или 'российская' мафия объявляется русской. В обществе неподготовленном к такому виртуальному террору - это приносит свои страшные и разрушительные плоды.
   Как следствие, к власти приходят компрадоры, белое объявляется черным и наоборот. Государство и народ теряют нормальные ориентиры. Патологические отклонения меньшинства провозглашаются нормой. Активно идут в рост, цветут и пахнут - нетрадиционная сексуальная ориентация, гедонизм, иждивенчество, фобии... Причем, все это 'впаривается' агрессивно, с надрывом и пеной у рта, обвиняя несогласных и сопротивляющихся, во всех смертных грехах и в первую очередь, что является верхом цинизма, в фашизме.
  На другом канале на экране проникновенно рассказывал сказки и размахивал демократическим флагом записной дерьмократ. Профессиональный провокатор Гаврюша - усатый и пузатый таракан, в очередной раз на короткое время вылез из темной щелки, отрабатывать деньги за скромную трапезу с кусочком белого хлеба, маслицем и черной икоркой...
  Я в сердцах сплюнул и дальше переключался в режиме ошпаренной кошки. Каждая новая картинка добавляла уверенности - гоминид занимался служебно-розыскной деятельностью. И разыскивал он на Земле, ни кого-нибудь, а меня! Видимо, если снести мою буйную голову на нейтральной территории, где-нибудь на Земле, то Хозяева отнесутся к этому с пониманием и санкции с их стороны будут не слишком обременительны для архантропа.
  Тем временем, внутренне чувство подсказывало - истекают последние мгновения моей работы без помех. Хозяин Базы возвращается и наша личная встреча в этом помещении может иметь неприятный конец...
  Все, пора... и я ткнул в голубенькую точку, возвращая портал на свое законное место в пещеру на острове Безруких в храме Ярости. Поднялся с насеста и с опасением, поглядывая краем глаза на дверь, направился к Воротам. Уже занося ногу, чтобы переступить порог перехода, увидел, как открывается дверь, и вскинутую в странном жесте руку шимпанзе.
  Шаг из комнаты... и меня закрутил водоворот темного торнадо, швыряя из стороны в сторону. Мелькнула мысль - 'кажется, я, наконец, просочился... с посторонней помощью... в канализацию'.
  
  Через секунду резко посветлело, в лицо ударил поток воздуха и, вращаясь во всех трех плоскостях, я начал падать с высоты порядка ста метров. Преодолевая тошноту, - все-таки из меня не готовили летчика, зацепил взглядом широкую гладь океана, горизонт и несколько далеких островов. Затем резко выбросил руки и ноги в сторону, создавая моменты противовращения. Сгруппировался и, помогая себе торможением о воздух, добился вертикального положения тела перед тем, как врезаться в воду.
  Удар оказался силен. Потребовалась масса усилий, чтобы сначала погасить скорость, а затем начать всплывать на поверхность, помогая себе в этом мощными гребками рук и ног. Тормозить и выныривать пришлось долго - все-таки железа на мне понавешено о-го-го. Но и сил у меня было невпроворот и я справился. Вымахнув из воды, сделал глубокий вдох и успел заметить верхушки нескольких кустов, растущих на ближайшем маленьком островке. Плыть до него предстояло меньше километра. Это, конечно, не сахар, но сил опять-таки должно хватить. И самое главное - на такой дистанции можно не избавляться от совсем нелишних для меня тяжестей - кольчуги, меча, одежды и рюкзака. Поэтому, сцепив зубы, начал энергично загребать руками и ногами, процентов на девяносто, расходуя силы, чтобы остаться на плаву.
   Может плыть помогло течение, но не прошло и часа, как я в сильно измотанном состоянии и в растрепанных чувствах, с облегчением почувствовал под ногами твердую почву. Выйдя из воды, упал, раскинув руки, лицом вниз на прогретый солнцем песок маленького пляжа. Болела спина, дрожали ноги, руки отваливались от усталости, но в целом самочувствие было нормальное - бывало и хуже. Отдышавшись, перевернулся на спину, уселся и огляделся по сторонам.
  Островок совсем крошечный. Чисто песчаный пупырь в океане - метров сто в длину и тридцать в ширину. Видимо, во время сильных штормов волны перекатываются через него из конца в конец. Сейчас на острове росли четыре молоденькие пальмы-проростка в центре. По краям - небольшой участок занятый хилыми колючими кустами и роскошная куча плавника, состоящая в основном из одного разлапистого и массивного пня диаметром метров пять. Комель и корни этого монстра торчали наподобие тела и щупалец осьминога, навевая весьма неприятные ассоциации.
  Я поднялся на ноги и приступил к разоблачению. Стянул рюкзак, кольчугу, меч, ботинки, с трудом, но запихнул все это барахлишко в рюкзачок. Снял одежду, сделал из нее скатку и остался в чем мать родила, опоясавшись лишь ремнем с кинжалом в ножнах. Так-то лучше будет... Погоды стояли не сказать, что б слишком жаркие, но нам, северным людям, вполне подходящие.
  Теперь предстояло определиться - куда же меня занесло и, если выбираться отсюда, то в какую сторону податься. Судя по погоде и теплой морской воде, я не сильно удалился по широте от первоначального места пребывания. Более точно сей факт можно определить в полдень. Но, как далеко меня забросило по долготе, - вопрос открытый. Если это Страна островов, то размеры у нее больше десяти тысяч километров. Плюс ко всему я мог оказаться в южном полушарии. Но в качестве рабочей гипотезы будем считать, что я в северной части мира.
  Короче, попал я в вагон для не курящих. Что делать - непонятно. На Земле мы нынче, не мудрствуя лукаво, используем GPS, дешево и сердито, а в старые добрые времена на флоте для этого имелись специальные хронометры. Но, мы вроде не из тех, кто пальцем сделанные. А посему, попробуем привлечь для выживания все свои, без ложной скромности, незаурядные способности и профессиональные навыки.
  Учитывая, что время в Новом мире измеряют в основном клепсидрами, лучшее, на что я мог рассчитывать при определении долготы, - на свои внутренние биологические часы, точность которых составляла где-то плюс-минус пять минут. Это давало ошибку определения положения около сотни километров. Конечно, грубовато, но хоть что-то. Следовало лишь хорошенько вспомнить какую-нибудь точку отсчета в полдень.
  Я бросил взгляд на небо. До полудня оставалось еще пара часов. Ха, а солнце-то, похоже, движется слева на право - так что южное полушарие отпадает. Время еще есть и пока можно оглядеться на острове.
  Обойдя островок по периметру, подумал, что для его характеристики, лучше всего подходит фраза - хоть шаром покати... Ничего съедобного и полное отсутствие пресной воды. Долго протянуть в таких условиях мудрено. Отсюда вытекает, что, чем скорее я покину это негостеприимное местечко, тем лучше. Но, есть и другая народная мудрость - поспешишь, людей насмешишь. Так что, использовав комель гигантского дерева, как место для отдыха, и удобно устроившись на корневой развилке, приступил к размышлениям и воспоминаниям.
   Когда я падал с высоты, то зацепил взглядом в ближайшем окружении острова. На востоке и юго-востоке, имеют место аж три очень больших острова. Сейчас с поверхности земли они видны, как еле заметные полоски на горизонте. Но, если взять их за точку отсчета, они могут послужить хорошим ориентиром.
  Но нужно знать в какую сторону держать путь. Поэтому я постарался сосредоточиться и представить себя на острове Отшельника в полдень. Получалось, что по моим внутренним часикам, тамошний полдень наступал в десять сорок пять. Теперь требуется определиться здесь.
  Вскочив на ноги, достал нож и, покопавшись среди переплетения корней, срубил почти ровную палку длиной метра три. После этого нашел более или менее гладкий участок и воткнул этот важный элемент гномона в центре. Затем устроился на земле в позе лотоса, наблюдая за перемещением тени от вертикального стержня по песку и делая, как мне казалось, через равные промежутки времени отметки пальцем прохождения тени по песку.
  Я был максимально внимателен и очень старался, так что момент минимального размера тени, засек уверенно. По всему выходило, что полдень здесь наступает минут на пять-семь раньше, чем на острове Отшельника. Следовательно, я нахожусь восточнее него километров на сто пятьдесят-двести и плыть мне нужно на запад. Очень хорошо. Что же касается широты островка, то наблюдения по солнцу будут слишком грубые - лучше подождать до ночи и посмотреть какая высота над горизонтом у Полярного треугольника. Кстати, вот будет номер, если вместо треугольника увижу какой-нибудь крест и это окажется совершенно другая планета... Но об этом лучше не думать.
  Другим важным результатом моих наблюдений за гномоном оказалось то, что я довольно точно определился со сторонами света.
  Время у меня было, - поэтому, продолжая медитировать, постарался вспомнить вид этого участка планеты из космоса. Развернул картинку по азимуту. В глазах зарябило от массы островов, но я проявил настойчивость и терпение, раз за разом возвращаясь в заданную точку. Как результат, смог остановить мельтешение и четко представить себе изображение. Лекало, которое следовало наложить на эту картинку, у меня было. Три крупных острова могли помочь сориентироваться в пространстве Страны Островов. Есть! Три острова заняли свое место на космоснимке. Круто.
  Двигаемся дальше. После того как выпал из портала, я недолго плыл на запад. Этой ошибкой в один километр можно пренебречь. А островок, где я пытаюсь сейчас определиться на местности, - вот он. Еле виден с большой высоты, но точно он. Ну, каков я молодец - блин! И определился и карта есть в голове... цветная. Нужно только еще немного вспомнить, уточнить детали и будет полный ажур.
  Жалко, что плыть придется на запад, на востоке к примеру три больших острова - там пресная вода, мясо, фрукты... бери - не хочу. И по твердой земле можно преодолеть большое расстояние. На запад же, все острова - мелочь. Может и больше, чем этот, но ненамного. Но есть и положительный момент - этот островок ближе к моим храмам.
  Непроизвольно бросив взгляд на север, обратил внимание на серую полоску туч. Судя по направлению ветра, не позже чем через час-другой мой клочок суши накроет грозовыми облаками. Раз так, то я почувствую на своей шкуре все прелести тропического ливня. А это ведь очень хорошо! Я залез в рюкзак, выудил со дна кожаную флягу и выпил ее насухо. Теперь нужно озаботиться приспособлением для сбора дождевой воды. Развернув скатку, достал кожаную рубашку - она послужит водосбором. Затем закрепил ее на кольях с рогульками, так чтобы у нее появилась перевернутая седловина. Аккуратно подвесил кожаную флягу под прогиб. Все - водосборник и водоприемник готовы.
  Тонкая серая полоска на горизонте к этому моменту успела превратиться в черную клубящуюся стену, в которой мелькали горизонтальные и вертикальные разряды молний. Но вот, налетел первый мощный порыв ветра. Через мгновение на сухой песок упали крупные капли дождя. Предваряя основное действо, в море, в метрах пятидесяти от берега, со страшным грохотом ударила молния. Я помотал головой, - атмосферный разряд весьма прилично приложил по барабанным перепонкам. И почти сразу с небес на землю обрушился потоп, повалив хлипкую конструкцию водосборника. Пришлось срочно исправлять сооружение. Затем, подставив под струю воды фляжку, я наполнил ее под обрез буквально за пару минут.
  Ощутимо похолодало, дождевые капли, принесенные полуночным ветром, оказались заметно прохладнее воды в океане. Но это вполне естественно - юго-восточное теплое тропическое течение и северный холодный ветер высоких широт - антагонисты.
  Но атмосферный катаклизм продолжался недолго и я не успел как следует промерзнуть. Тучи протянуло на юг, чернота над головой посветлела, сменилась на отдельные серые облака и дождь, так же резко, как начался, закончился. А через короткое время выглянуло жаркое солнце.
  Оставив одежду сушиться на кольях, приступил к строительству плотика - плыть без поддержки и тащить на себе кольчугу и оружие я, конечно, мог... теоретически. Но практически - это могло продолжаться весьма ограниченное время. И уж тем более не на расстояние в несколько десятков километров, пусть даже с промежуточными остановками на островах.
  Вырубив из мешанины корней плавника пять подходящих бревнышек для плота и жердину, которую с успехом можно использовать в качестве весла, я отложил пока в сторонку подготовленные материалы и решил немного подзаправиться. Никакой живности на острове не было, отсутствовали здесь также овощи и фрукты, а единственное, на что можно рассчитывать, были дары моря.
  С огорчением вздохнув, подумал, что сделал две непростительных ошибки. Первое - оставил на Базе спиннинг и второе - не прихватил с собой НЗ. То есть, подошел к вопросу экипировки безответственно, создав себе тем самым массу проблем. Правда, в секретном кармане куртки лежал моточек лески с крючком, так что на крайний случай, есть чем надергать рыбки на ушицу. Но это не универсальный инструмент.
  Пока суд да дело, решил прогуляться по мелководью и лично оценить концентрацию биоресурсов на один квадратный метр площади акватории. В результате, в очередной раз обойдя островок по периметру, но шлепая в основном по воде, признался себе - особо здесь не по шикуешь. Из рыбьего поголовья преобладает малек, а из остального съедобного контингента - моллюски. Но я никогда не понимал французов - больших любителей устриц и улиток. Может в этом виновато тяжелое детство и неправильное воспитание. Но у меня сформировалось твердое убеждение, что различные ракушки и их похожее на сопли содержимое - это продукт второго сорта. Ну, а поднять руку и загубить поголовье малька, мне не позволяла ни профессиональная гордость, ни моя экологическая грамотность. Сердце ведь у меня большое, как у кита, и оно полно сострадания, особенно к неоперившейся молодежи. Впрочем, имелся и еще один практичный резон - рыбешки в основном экзотические - мне незнакомые. Так что, есть вероятность, по простоте душевной, употребить внутрижелудочно, что-нибудь типа шарообразной и ядовитой рыбы фугу. И будет потом у меня понос - в тридцать три струи, не считая мелких брызг.
  Да и, в конце-то концов, я вам ни какой-нибудь там офицер спецназа, которого учат плавать в грязи, и он готов прямо оттуда потреблять в неограниченных количествах жучков, червячков и прочую малосъедобную гадость... У меня есть нерушимые гастрономические принципы!
  В результате, замкнув круг по акватории и не добившись успеха, с досады сплюнул в чистую прибрежную воду и направился доделывать плотик. Сказать, что меня начал мучить голод, было бы рановато, но первый звоночек в животе прозвенел... Его пока можно оставить без внимания.
  Понимая, что плыть придется долго и в условиях приближенным к боевым, работал над плотом вдумчиво и без спешки. Конструкция должна быть прочной, способной выдержать многодневный поход и сильное волнение на море. Как ни странно, дольше всего пришлось провозиться с веслом. Для крепления же бревен очень подошло кое-что из сохранившегося снаряжения - тросик с кошкой на конце и веревки из боковины рюкзака.
  Закончил я ваять плавающее произведение искусства ближе к вечеру, а отправляться с острова в ночь, не имело смысла. Ночные наблюдения за звездами для меня потеряли актуальность и ничто не мешало спокойно отдохнуть и выспаться. Поэтому, подстелив под себя все, что нашлось растительного и мягкого на острове, свернулся калачиком на теплом песке и провалился в сон.
  
  Проснулся рано утром еще до восхода солнца. Сделав для разминки короткую пробежку по острову и помахав для порядка руками и ногами, собрал вещички и надежно закрепил их на плоту. Ощутив очередное напоминание в животе о желательности загрузить его какими-либо съедобными вещами, подумал и наковырял из песка на мелководье с десяток моллюсков. Их можно потом использовать в качестве наживки на рыбалке. Засунул ракушки в карман рюкзака и вывел пятибревенный флагман на океанские просторы.
  Уже первые несколько десятков метров показали - конструкция у плота получилась добротная, и его мореходные качества в этом классе судов, просто великолепны.
  Путь мой лежал на запад, а добираться предстояло на перекладных - от острова к острову.
  Течение помогало плыть, а постоянный, северный ветер скорее мешал, но я постепенно втянулся в размеренный ритм и, делая мощные гребки двухлопастным веслом, уверенно двигался к цели. В основном греб сидя, копируя греблю на байдарке, но, каждые полчаса менял положение - вставал на ноги, затем на одно колено, как на каноэ, или оба, что уж совсем было ни на что непохоже. До следующего островка предстояло проплыть километра четыре и я преодолел их таким аллюром часа за полтора.
  В отличие от первого острова - второй оказался существенно больше, имел скальное основание и приличную глубину у берега. Здесь имело смысл попробовать поудить рыбешку покрупнее. Сказано - сделано. Закрепившись кошкой за берег, достал леску с крючком и ковырнул из ракушки моллюска.
  Берег острова отвесно уходил на глубину. Вода оказалась на удивление прозрачной. Вдоль стенки фланировали туда-сюда вполне приличные и очень красочно раскрашенные экземпляры. Разглядывая этот праздничный парад, я, гулко сглатывая и стараясь удержать в рамках обильное слюноотделение, уже предвкушал удовольствие от поедания вкусной и крупной рыбы.
  Нацепив на крючок тельце моллюска, опустил леску с наживкой в воду и стал потихоньку стравливать свою удочку. Все-таки опыта ловли рыбы в тропических морях и океанах у меня маловато. Я по простоте душевной не обратил внимания на дырку в отвесной стенке, а надо бы...
  Как чертик из коробочки, из отверстия вымахнула сморщенная, зубастая харя. Настоящий кошмар на сером, змеином туловище толщиной с приличное бревно. Упс. Наживка вместе с крючком исчезла в страшной пасти. Мурена - блин! Мгновение и голова разбойницы вместе с туловищем пропали в маленькой подводной пещере. Я подсек и попытался вытащить бандитку из ее логова. Фиг вам! Нора оказалась глубокой, а мурена просто огромной и аномально сильной.
  Дзинь! Это порвалась леска - ее перекусила зубастая стерва. Я остался без крючка. Трагедия. Минут пять после этого, я складно и последовательно - можно сказать в стихах, излагал на матерном языке все, что думаю о зубастых тварях и о муренах в частности... Полегчало.
  Свернул остатки лески, выкинул ненужные теперь ракушки и поплыл дальше, уже не отвлекаясь на такие мелочи, как рыбная ловля.
  Где-то в районе двух часов дня, на очередном островке устроил маленький привал, поспал часок и опять вывел свой рейдер в море. Завершил плавание в этот день, где-то в районе семи часов. С непривычки болело все - спина, поясница и руки, но это явление временное, и через день-другой я должен втянуться.
  Остров, где остановился, был как на картинке - скалы, пляжи, буйная тропическая растительность. Довольно быстро нашелся и малюсенький ручеек. Его можно было перешагнуть, не очень расставляя ноги. Он брал свое начало в лесу. Пресная вода кристальной чистоты отличалась изумительным вкусом. Хотя, может такое впечатление создалось в следствие продолжительно воздержания и монотонного размахивания веслом на солнцепеке.
  Как вскоре выяснилось, на этом все 'достижения' и закончились. Прогулявшись по опушке леса, я не обнаружил ни одного съедобного растения. Возможно, это были недостатки воспитания - не там родился. Например, я краем уха слышал, что есть на свете такое растение - хлебным деревом называют. В тропиках растет. Оно имеет съедобные плоды. В экваториальных широтах аборигены его, якобы, потребляют в не мерянных количествах. Правда, едят в основном беднота и люди обездоленные. Но, как оно выглядит, хоть убей, не представлял. И уже тем более не знал, как его приготовить, и можно ли есть в живую.
  В аккомпанемент мыслям, в глубине зарослей верещала какая-то сумасшедшая птица, но от этого праздника жизни пернатой твари, мне было ни холодно, ни жарко. Почему-то одинокий голос не будил сильного желания заткнуть горластое горло и использовать тушку по назначению - в качестве мясного блюда на ужин.
  Какое-то время я прикидывал, - а не изготовить ли лук. Но по здравому размышлению отказался от этой затеи. Все острова вдоль моего маршрута не отличались значительными размерами, а на маленьких островных пятачках растительности, по моему личному опыту, живут малюсенькие птички и махонькие животные. И к тому же их мало. Мне на один зубок. Так что - игра не стоит свеч.
  Поэтому полез в воду. Вот уж где должно быть много всего разного. В первую голову меня заинтересовало местечко густо заросшее водорослями. Осторожно двигаясь в этих зарослях, опустил в воду руку и попытался на ощупь словить что-нибудь съедобное. И почти сразу же взвыл от боли, получив сильнейший ожог. Прозрачный, желтовато-зеленый зонтик Крестовичка - ядрит его в качель! Да еще вдобавок размером чуть ли не с чайное блюдце. Ядовитая медуза зацепила меня самую малость, но и этого оказало достаточно, чтобы я полностью потерял интерес к слепому поиску. Теперь, на несколько ближайших часов, мне обеспечены - высокая температура, незабываемые ощущения и болезненные переживания.
  Но предупреждения судьбы я в этом событии не разглядел, за что и поплатился буквально через минуту, когда, погнавшись за морским ершом, наступил голой ногой на морского дракончика. Он, как настоящий партизан, зарылся в песке и поджидал какого-нибудь недоумка типа Панкрата. Ну и дождался...
  К счастью, ядовитый шип спинного плавника лишь царапнул по ступне. Да и сама по себе рыбешка оказалась невеликого размера, но и этого хватило, чтобы я выскочил из воды, как ошпаренный, и минут пять поливал матерными словами всех ядовитых обитателей тропических и субтропических морей и океанов. В этот раз, от покрытия матом врагов народа я душевного облегчения не получил.
  Выплеснув наружу всю свою злость, присел на берегу и попытался разрешить дилемму - или рыскать по кустам и мелководью в поисках гипотетической добычи или не дергаться - перейти на внутреннее питание и посвятить все время отдыху и гребле на байдарках и каноэ. Учитывая последние события и плачевные результаты по первому варианту - последний вариант выглядел как-то более привлекательным. В первую очередь из-за прогнозируемости конечного результата.
  Свои возможности я знал очень хорошо и, сделав раскладку сил на ближайшие несколько дней, понял, что доплыву до острова, на котором имеется филиал храма под условным названием 'Ессентуки', без особых проблем. Можно сказать, - с большим запасом. Там уже можно будет спокойно и качественно передохнуть, после чего трогаться дальше к острову Безруких. В Ессентуках точно есть лодка - это очень хорошая замена плотику. На лодке я шутя доберусь до острова пиратов и вернусь к себе на Базу через портал в трактире.
  Так что, ну ее в баню, эту охоту и рыбалку - мороки много, а результат в незнакомом месте - то ли будет, то ли нет. Нам ли, профессионалам, этого не понимать. Поэтому решено - будем голодать! В ускоренном темпе приготовил себе лежку и завалился спать.
  
  За ночь погода испортилась. Проснувшись и бросив взгляд на пасмурное небо, подумал, что все мои благие планы и желания может перечеркнуть непогода. Тогда волей-неволей придется переходить на подножный корм и о голодании следует забыть. И придется тебе Панкрат тогда наступить ногами на собственную песню, а затем, кривясь и сдерживая позывы к рвоте, есть лягушек живьем, насекомых из грязи и сопливые ракушки... да еще и нахваливать. Так что, молись своим благодетелям Панкрат, глядишь и вспомнят о тебе...
  А через короткое время ветер утих и поменял направление с северного на восточный. Сразу же, словно по заказу, стоило лишь сделать первый гребок, в серой пелене туч появились голубые пятна, а затем и выглянуло солнце. Ну, что ж - не жируем, но живем! Боги помнят и любят меня.
  Весь день в моем движении на запад мне помогало и течение, и ветер. В какой-то момент я даже заколебался и начал подумывать о том, чтобы раскроить штаны и сделать из них парус. Впрочем, сие желание ярко вспыхнуло, в основном как следствие усталости, но по здравому размышлению быстро потухло. Сейчас-то ветер помогает - он восточный, а если поменяется на западный? Двигаться галсами на плотике? Ха. Да и штаны жалко... Еще пригодятся.
  Но удачным стечением обстоятельств я воспользовался на все сто. Греб в основном стоя, широко расставив ноги и используя свою широкую спину молотобойца, накачанные плечи гимнаста и крепкую задницу первоклассного альфонса, в качестве паруса. В результате, не особо напрягаясь, проплыл в этот день в два раза больше, чем вчера.
  Где-то после полудня по курсу впервые увидел на горизонте парус. Судно шло с севера на юг, находилось очень далеко и вероятность, что с него я буду замечен, была крайне невелика. Так и получилось. Будем надеяться, что встреча не последняя.
  Решив по максимуму использовать подарок природы в виде попутного ветра, закончил плаванье уже в полной темноте, ориентируясь по звездам. К тому моменту, когда достиг очередного острова, вымотался так, что от слабости дрожало все - руки, ноги и спина. Спать завалился тут же на берегу, устроившись абы как, - сил не было даже на то, чтобы пальцем шевельнуть.
  
  Утром покинул причал в условиях полного штиля и ясной погоды. Удивительно и непривычно наблюдать зеркальную поверхность воды, на которой невозможно зацепиться глазам даже за легкую рябь. Впрочем, продолжалось это не дольше нескольких часов. Часам к десяти утра задул норд-ост и плыть стало чуточку полегче.
  Ближе к вечеру снова заметил на горизонте серую полоску облаков и полчаса надрывался, гребя с полной отдачей. К счастью, сил еще было много и единственное, что сильно заботило в этот момент, это - как бы не сломалось самодельное весло. Но Бог миловал, и я успел в последний момент выскочить из воды на песчаный пляж. Буквально на последних каплях керосина хорошей погоды, а через пару секунд налетел мощнейший шквал, а вслед за ним настоящая тропическая буря. Море закипело и воздух, как матерчатое полотно руками великанов, стали разрывать грозовые разряды. В такую погоду оказаться на плаву на плотике означает верную смерть - слишком хлипкая связка у бревен.
  Спать пришлось ложиться промокшим до нитки и на сыром месте, что нездорово. Но за день, а особенно за последние полчаса, я вымотался так, что уснул бы в любых условиях.
  Утром пришлось полчаса бегать, прыгать и приседать, чтобы согреться, и отплывал я от очередного острова в скверном настроении. Солнце скрывали тучи и мое общее самочувствие никак не хотело улучшаться. Так что, когда заметил справа по курсу парус, радости не было никакой и я готов был лишь рвать, метать и бить по лицу.
  Корабль шел встречным курсом. По моим расчетам, если бы мы и разминулись, то совсем на чуть-чуть. Расстояние быстро сокращалось и скоро стало видно, что это не очень большая бригантина, идущая под всеми парусами. То, что наша встреча состоится стало ясно, когда шхуна сбросила ход, убрав часть парусов на фок-мачте. До этого она шла попутным ветром со скоростью чуть ли не в десять-двенадцать узлов. И это учитывая то, что судя по осадке, корабль шел с грузом.
  Я отвязал свой рюкзачок от сучка на бревне и перевесил к себе за спину. Кажется, мое одиночное плавание подходит к концу. Но хоть бригантина и сбросила ход, останавливаться она не пожелала. Чуть изменив курс, она направилась строго в моем направлении. Неужели собирается таранить мой маленький плот? Не фига себе толчки!
  Когда до корабля оставалось метров пятьдесят, я отчетливо разглядел зрителей на носу. Человек восемь свесились через бортик, с ухмылочками на физиономиях и не без интереса наблюдали за букашкой, в качестве которой выступал Панкрат - Полномочный Представитель Богов Света и Тьмы в Новом Мире. Ну, а таракашку, по их мнению, не грех и раздавить, - небрежно так, походя.
  Один из зрителей махнул рукой рулевому и шхуна, которая по моим расчетам должна была пройти мимо плотика в десятке метров, довернула несколько градусов в мою сторону. Точно - хотят утопить! Это не справедливо и не по морскому закону.
  У меня и без того с утра было плохое настроение, а тут еще жизнерадостные душегубы на корабле. Одно к одному. Ну что ж, берегитесь сукины дети!
  Как я уже заметил ранее, бригантина казалась сильно перегруженной. Она глубоко просела и до бортика от воды было расстояние метра два с половиной, не более. К тому же, я обратил внимание на торчащий из клюза двухлопастный якорь. Все это позволяло, если проявить ловкость и некоторые навыки гимнаста, запрыгнуть на палубу без проблем.
  В последний момент перед столкновением я подпрыгнул, зацепился за лопасть якоря и, во многом используя инерцию движения корабля, махом переметнулся через бортик. Еще в полете обеими ногами, чтобы погасить скорость, ударил в грудь ближайшему матросу. Извернулся в воздухе и упал на деревянный настил палубы, встав на четвереньки. Сходу протолкнул себя на второй уровень боевого настроя и приступил к образцово-показательному наказанию команды.
  В общем, это больше походило на избиение младенцев, за одним исключением... морячки оказались крепкими ребятами и боевого задора им было не занимать. Действовал я в основном ногами, лишь изредка помогая себе правой рукой.
  В ближайшем окружении у меня оказалось восемь человек. Как я уже говорил, один получил по полной в самом начале и их осталось семь. Восьмой должен подняться с палубы очень не скоро.
  Тонко прочувствовав ситуацию, я приступил к исполнению незатейливого плана. В первую очередь мне нужно было снести всех с ног и, по возможности, надолго уложить на палубу, причем, не доведя до смертоубийства или серьезного членовредительства. А то, кто же потом будет работать с парусами?
  Первую порцию ударов выдал четверым морячкам приемом 'майе-гери', используя щелкающее движение коленом, последовательно: в солнечное сплетение - первому; подмышку - второму; подбородок - третьему и пах - четвертому. Результат получился вполне прогнозируемый и, если бы я не контролировал силу ударов, по крайней мере двое из четверых, не поднялись бы на ноги никогда. Пятый зритель получил 'майе-гери-кеаге' по центру груди от души, но с некоторой растяжкой по времени, и в результате улетел с носа на корму, где и прилег в затишке, раскинув руки и ноги в позе распятого Христа. Кажется, я сломал ему ребра. Шестого отоварил с помощью классического 'йоко-гери' пяткой в ухо, а седьмого 'йоко-гери-кекоми', не мудрствуя лукаво, по ребрам. Все. Первый раунд завершен.
  Второй тайм продолжил с теми, кто начал подниматься на ноги. Таких оказалось четверо. 'Уширо-гери' пяткой назад. Два 'майе-гери' и профессионально четкий 'маваши' подъемом ступни в висок. Занавес второго акта спектакля. Из угла ринга на третий раунд вышел лишь один - самый стойкий и упрямый, а может быть и глупый. Я окончательно положил его на палубу сдвоенным 'фуми-коми' и 'маваши-гери'. Аут.
  Матросики матерились, подвывали от боли и ворочались на досках палубы, пачкая ее своими соплями и кровью. Кто-то из них может и хотел подняться, чтобы продолжить, но... пока был к этому не готов. Так что я смачно сплюнул на плохо помытую палубу и с гордым и независимым видом направился на капитанский мостик. В любом деле первый ответчик это руководитель или заказчик. Фюрер, так сказать. А на бригантине царь и Бог - капитан и он заслужил, как минимум, пару смачных оплеух.
  Пока шел принюхался и учуял, что на корабле непросто воняет, а воняет мерзопакостно. Амбре состояло из сложного букета тухлого мяса, дерьма, прогорклого жира, испорченной крови и еще черте знает чего, но тоже очень вонючего и несъедобного. Я с трудом преодолел позыв к рвоте.
  По пути на мостик прошел мимо трех матросов, которые не участвовали в драке и сидели на бочках с отсутствующим видом. Более того, они смотрели-то на мордобой без всякого интереса. Дескать - видали и не такое. Я тоже решил не обращать на них внимания. Дескать - видал я и не таких.
  Но, у невысокой лесенки на мостик, дорогу заступили двое - оба поигрывали обнаженными ножами, кривили страшные бандитские рожи и очень хотели выглядеть настоящими мясниками - готовыми к разделке туши. Ну, что ж - мясники, так мясники... поехали. 'Маваши' - и нож первого улетел направо, 'йоко' - и нож второго последовал тем же курсом. Подсечка первому и вдогонку по затылку кулаком, подсечка второму и от души 'майе-гери' в челюсть. Баста! Если это и не два трупа, а проверять у меня особого желания нет, то встанут на ноги несостоявшиеся убивцы очень нескоро.
  Несколько ступенек наверх и передо мной предстал капитан - молодой, весь будто на пружинках, черноволосый парень, чем-то похожий на молодого Бетховена, но без всякой одухотворенности в облике. Он ни секунды не стоял на месте, дергал руками, головой и напомнил мне своим поведением медведя в зоопарке из-за недостатка места в клетке, переминающегося из стороны в сторону. Капитан тоже скривил страшную рожу - дурной пример заразителен и потянул из ножен, чуть было не сказал - капитанский кортик, но на самом деле, это был широкий тесак типа мачете. Без тени колебания этот недоносок замахнулся и попытался разделить меня немудрящим ударом сверху вниз на две половинки. Я сделал шаг в строну, перехватил его кисть и вывернул мачете из руки. Затем коротким ударом локтя превратил его горбатый нос в котлету и на возвратном движении приложил ребром ладони сбоку по шее. Шею не сломал, но вырубил капитана надежно - он повалился набок, как спиленная елка. Аллес! После этого повернулся к рулевому и прорычал.
  - Новый курс - норд-норд-вест, - и продублировал приказ для особо тупых, махнув рукой в нужном направлении.
  Тем временем основная часть команды очухалась после разгрома, поднялась на ноги, вооружилась первым, что подвернулось под руку, и компактной группой собралась перед лесенкой, собираясь штурмовать бастион капитанского мостика. Я повернулся к ним лицом и, добавив рокота и инфразвука в голос, рявкнул.
  - Хотите, чтобы я достал меч, подонки? Если достану - порублю всех на куски и порежу на ремни. - Эта информация заставила задуматься многих, но, как и в любой большой выборке, она не дошла до отдельных тугодумов и по лесенке стал подниматься один - особо непонятливый, вооруженный дубинкой.
  Он и получил от меня 'майе-гери-кеаге' по центру лба. В результате, его будто ветром снесло с лестницы и кинуло на сплоченный матросский коллектив, на подобие шара при игре в кегли. Из пятерых матросиков живая торпеда своим телом повалила на палубу троих - вполне приличный результат в боулинге.
  Я рыкнул рассерженным тигром и посмотрел в глаза матросам, оставшимся стоять на ногах. Оба сжимали в руках гарпуны. Это навело на мысль, что я оказался на китобойной шхуне. Не самый плохой вариант. Да и объясняет смердящий дух на корабле. Так вонять может только букет из запаха ворвани, смрада протухшего мяса и испорченной крови.
  Оно, конечно, китобои это не пухленькие ангелочки из пансиона для благородных, но они и не воины. Именно это я прочел в глазах моряков. Оба одновременно выпустили из рук гарпуны, потеряли ко мне интерес и стали помогать своим товарищам подняться на ноги. А я рявкнул, повторяя приказ для тугодумов.
  - Курс - норд-норд-вест, - и ткнул пальцем в нужную сторону. Затем повернулся к капитану, вздернул его на ноги за шкирку и хорошенько встряхнул.
  Живчик лязгнул зубами и его глаза затопленные туманом беспамятства прояснились. Я отпустил воротник и капитан остался стоять на ногах раскачиваясь, как один из трех тополей на Плющихе. Гипнотизируя китобоя взглядом, строго предупредил.
  - Мне нужно на остров с храмом Богов Света и Тьмы. - Затем задал вопрос, - У него есть какое-нибудь название? - капитан минуту тупо смотрел на меня, после чего прохрипел.
  - Полуденный. - Закашлялся и начал растирать себе обеими руками горло - чего-то там я ему повредил. Я кивнул и продолжил расспросы.
  - Как тебя зовут?
  - Котик.
  - Какое название у шхуны?
  - Асеко.
  - Это, что-нибудь означает? - капитан озадаченно на меня посмотрел и пояснил.
  - Зверь. Живет в холодных полночных морях. Свирепый и беспощадный... - Глаза у капитана загорелись и я понял, что своим вопросом зацепил потаенные струны в его душе, и он готов рассказывать о звере со всеми подробностями еще долгое время. Поэтому резко махнул рукой, приказав ему заткнуться, и спросил.
  - Куда плывете?
  - Тикалька. Остров, - и показал рукой на юг. Я кивнул и поинтересовался.
  - Далеко?
  - Еще плыть две ладони дней, - и капитан продублировал свои слова, показав мне растопыренные пальцы обеих рук.
  Я отвернулся, завершая разговор, и отошел в сторонку, предоставив возможность Котику спокойно управлять поворотом Асеко на обратный курс.
  Сняв рюкзак, развернул скатку с одеждой и не спеша стал одеваться. Надел штаны, рубаху, обулся, перепоясался и подвесил за спину меч на перевязи. Кольчугу решил не надевать. Никакой серьезной драки не предвиделось, а что касается китобоев, - много чести будет. Как говорится, - я их одной левой... Что, кстати, и продемонстрировал наглядно, начистив им физиономии.
  С каждой новой деталью одежды и снаряжения в глазах у капитана, который вместе с рулевым, наблюдали за моим туалетом - рос градус почтения и медленно раскрывался рот. Наконец, я притопнул ногами, проверяя подгонку костюма, а капитан с громким щелчком захлопнул рот. То-то же. Кажется, он и вся его команда начали догадываться об истинном положении вещей.
  Конечно, очень скоро одежда пропитается смердящим духом корабля, но тут уж ничего не поделаешь. Никакие дезодоранты не помогут. Но капитанский мостик хорошо продувался ветерком, так что, если встать под ветер, то запах досаждал не сильно.
  Я прикрыл глаза, восстановил в памяти изображение района, прикинул скорость корабля и получил, что где-то к вечеру мы должный подойти к Полуденному острову. Капитан подтвердил мои предположения. Поудобнее устроившись за спиной рулевого, я приготовился ждать.
  Около трех часов дня Котик с поклонами и извинениями пригласил на обед. Пришлось отказаться - антисанитария на шхуне и не свежая солонина в немытых мисках, не вдохновляли на гастрономические подвиги. Уже заканчивались пятые сутки, как у меня во рту не было ни крошки, а три дня тому назад я благополучно перешел на внутреннее питание. Так что, никаких особых эмоций еда не вызывала и потерпеть денек-другой труда не составит. Поэтому все мое питание на корабле заключалось лишь в том, что я изредка прикладывался к своей кожаной фляжке.
  Короче, я стоял на мостике как монумент, уткнув руки в бока, и токмо медленно поворачивал голову, следя за событиями на шхуне.
  Первое время мой величественный вид заметно нервировал матросский коллектив, но постепенно морячки притерпелись и перестали с испугом поглядывать в мою строну. А жизнь на бригантине протекала вяло и однообразно.
  Один только капитан, как истинный холерик, суетился на мостике, раздавая всем и каждому ценные указания, в большинстве своем пустые и ненужные. Временами он вспоминал о моем существовании и испуганно оглядывался назад. Контрастировали ему трое невозмутимых китобоев, которые просидели на бочках все время пока шел мордобой. Эти парни своей заторможенностью напомнили мне чухонцев - дай таким в руки нож, будут резать и ни какие мольбы не помогут. Нет ножа - будут сидеть и наблюдать, как на их глазах режут других, и пальцем не шевельнут, чтобы помочь. За все время я не услышал от них ни одного слова, а было бы интересно - присутствует ли у них в голосе характерный чухонский акцент.
  Как оказалось, они были главные охотники на шхуне. Так сказать, - яркая голубая кровь и снежно-белая кость. Именно от них зависел успех похода и морской охоты. А в этот раз удача улыбнулась зверобоям, добычи оказалось много и главные спецы могли спокойно с высоты поплевывать на всех. Куш, состоящий из ворвани, шкур, морского зуба, мяса и рогов нарвалов, они сорвали изрядный.
  Вся остальная команда вела себя так, как и положено себя вести нормальным, просоленным всеми ветрами морским волкам. Ничего особенного в их поведении я выделить не смог. Единственно, что по некоторым были заметны последствия потасовки, - кто-то прихрамывал или ходил скособоченный, у кого-то физиономия временно потеряла симметричность, но это так... мелочи.
  В районе шести часов вечера на горизонте показалась знакомая вершина конической горы острова Ессентуки. Примерно в восьмом часу мы легли в дрейф в непосредственной близости от берега, напротив входа в узкую шхеру. Матросы по шустрому спустили на воду маленький двухвесельный ялик. Я покопался в карманах, достал пару синегорских золотых и вложил их в корявую ладонь капитана, чем поразил его до состояния остолбенения. Затем, по-английски, молча и не прощаясь, прыгнул в лодку и, с удовольствием разминая застоявшиеся члены, мощными гребками направил ял к входу в бухту.
  Несмотря на крупную зыбь, в результате моих усилий лодочка буквально летела по волнам и это было настоящее наслаждение. Видимо, сказывалась общая конституция организма или, проснувшаяся генетическая память варягов-мореходов. Грести веслом - особенно в стандартной позиции, сидя на банке, когда в основном работают мышцы спины и есть упор для ног, для меня знакомая и приятная работа. Она выполнялась предками в течение многих поколений. Ха, а может быть кто-нибудь из них и долгое время ворочал весло, оттачивая мастерство, будучи каторжником на галерах... Кто знает.
  В извилистый залив зашел мастерски и довольно долго плыл по нему вглубь острова, пока, наконец, не увидел узкий деревянный причал. Здесь уже стояла одна лодка, так что я подогнал свою, присоседился, сложил весла и запрыгнул на доски причала. Клеть подъемника находилась наверху, как и положено, но рядом на деревянной перекладине, вместо колокольчика, висело бронзовое блюдо по размеру маленького подноса. Колотушка к нему валялась рядом, на причале.
  Я подхватил маленькую дубинку и отоварил ею гонг три раза - будем надеяться меня скоро услышат. Ждать пришлось минут десять и с помоста подъемника, который находился примерно на стометровой высоте, донесся окрик, - Эй! Я помахал в ответ рукой. После непродолжительной суеты люлька подъемника заскользила вниз. Через несколько минут лифтовой помост с бортиком опустился на пристань рядом со мной. Я залез на платформу и снова дал отмашку - жестом и криком. Лифт пошел вверх рывками и гораздо медленнее, чем вниз.
  Как только мои глаза оказались выше уровня верхнего помоста, я разглядел, как трое адептов-пенсионеров - Грегот, Кренот и Салайя, дыша, как загнанные рысаки, и постанывая от усилий, ворочают ворот подъемника. Поэтому зацепился за край, подтянулся и запрыгнул на помост немного раньше, чем нужно. После этого встал к вороту четвертой запряжной. В результате, концовка операции по подъему получилась очень быстрой и легкой.
  Подождав пока старички восстановят утраченную бодрость и провентилируют свои легкие, я со значением в голосе спросил.
  - Все ли хорошо в храме? - все трое склонились в поклоне и по заведенной традиции ответил старший.
  - Никаких происшествий не было Старший брат, - Грегот перевел дух и добавил. - Священные рыбы чувствуют себя хорошо. Божественные заповеди не нарушены Панкрат. - Я остановил его доклад жестом и, учитывая, что голодаю уже пятые сутки, сообщил.
  - Ужинать не буду. Буду спать. Утром нужно приготовить что-нибудь легонькое - соки, салатики, овощи, фрукты. По настоящему священную трапезу будем устраивать ближе к вечеру завтрашнего дня. Понятно? - жрецы склонились в поклоне, затем дружно развернулись и засеменили по тропинке.
  Я шел вслед за ними мимо домиков нижнего поселка, одичалого сада очень похожего на непроходимые джунгли и хорошо ухоженного огорода. Верхний поселок состоял из семи строений. Конструкция и размеры печки, форма навеса и стола были стандартные и я уселся на свое место дожидаться пока приготовят лежбище. Тем временем, совсем стемнело и на небо высыпали звезды. В первый раз за последние несколько дней, отдыхая душой и телом, в тишине и покое прикрыл глаза и прислонился спиной к столбу. Хорошо.
  Чтобы подготовить мою постель жрецам потребовалось минут пятнадцать. Затем, выпив на сон грядущий кружку местной фирменной минеральной воды, завалился спать.
  
  Утром проснулся поздно. Все-таки многодневная эпопея дала себя знать и организм требовал покоя и отдыха. Напряжение на полной выкладке сил, вдобавок при полном отсутствии питания - все это привело к тому, что я похудел килограмм на восемь. Но это не смертельно. Мы люди привычные.
  Я лежал, не раскрывая глаз, и пытался вспомнить обрывок сна. Мне казалось, в нем было, что-то очень важное. Есть - вспомнил! Черная фигура гоминида со вскинутой рукой. А ведь этот архантроп управлял Системой находясь от нее на расстоянии! Его жест в проеме двери и плачевные для меня последствия перехода через портал - звенья одной цепи.
  Видимо у Системы имеется масса пока скрытых от меня возможностей. А шимпанзе работает с машиной, судя по количеству замороженных точек с координатами, гораздо дольше моего и его квалификация выше. Резюме - нужно экспериментировать и, как говорил Ильич, - учиться, учиться и еще раз учиться!
  Вскочив с постели и одевшись, направился под навес. Стол был буквально завален овощно-фруктовой продукцией в различных ипостасях. Но после пятисуточного воздержания наваливаться на еду себе дороже. Поэтому я поклевал, как воробушек, немного салатика, чуть откусил от фруктов, выпил сока. Скромно занивелировал все минеральной водичкой и, отдуваясь, понял, что пока следует сделать перерыв. Общее самочувствие было таким, будто съел большой котел малосола из осетрины, целикового барашка и выдул полное ведро различных соков.
  Закончив завтрак, с одобрением кивнул адептам, которые с тревогой следили за моим не совсем понятным для них поведением. Поднялся из-за стола, нацепил рюкзак и устремился к храму. Очень хотелось проверить одну идею, которая пришла в голову, как и положено гениальному прозрению, во сне.
  Пройдя по лабиринту комнат, вступил в главный зал и направился к постаменту. Имелось у меня подозрение, что координаты перехода в храм получаются непросто так, и сам зал или какие-то его элементы являются частью Системы. Если это так, то должен быть предусмотрен 'рычаг' управления. Может это и глупо, но, нужно попробовать найти какую-то кнопку, рубильник, штурвал, педаль или еще нечто, что может выступать в этом качестве.
  Встав в двух шагах от постамента, принялся внимательно изучать окружающую обстановку, стараясь найти какую-нибудь зацепку... Ни-че-го. Затем вытянул руку ладонью вперед и, используя ладонь, как чувствительный локатор, попытался нащупать хоть что-то таким необычным способом. Фиг вам. Опустил руку, закрыл глаза и осмотрелся внутренним взором... Пусто. Н-да, это вам не в прятки играть. Чуток посложнее будет.
  Но ведь управляла же мартышка Системой со стороны! Да еще как, - до сих пор спина болит и кушать хочется. Значит, что-то делаю не так. Ладно, будем рассуждать логически и последовательно. У меня на острове Безруких остался открытый канал и первое, что надо сделать, это закрыть тот проход и уж после этого - пытаться открывать Ворота здесь. А, как мы закрываем каналы - правильно, - сжав пальцы в кулак. Я вытянул руку и продублировал свои размышления действием. Теперь - предположим, те Ворота, там на острове, закрылись и Система находится в режиме ожидания. Как я обычно открываю новый канал - верно, - поджав четыре пальца и отодвигая большой палец в сторону. Есть.
  Я, напрягая глаза, пытался рассмотреть хоть что-то на том месте у постамента, где всегда появлялся проход. Пусто. Значит опять не то. Идем дальше. Предположим, я стою не на том месте? Может так быть? Да запросто. Следовательно, нужно поменять свое положение и самое вероятное значение новой точки стояния это верхушка постамента. В несколько прыжков я забрался на верхотуру. Так, теперь повторим все по новой: пальцы в кулак - сброс Системы, закрытие канала; поджать четыре пальца - открываю новый канал в этом храме; отодвигаю большой палец в сторону - увеличиваю размер Ворот до габаритов зеркала. Ха, - я услышал легкий хлопок. Он был настолько тихий, что, если бы я не следил специально, то ничего бы не услышал. Есть! Это выровнялось давление воздуха в комнате с троном и храме на острове. Победа! Но не надо торопиться...
  Сейчас, с моей стороны, границы прохода не видны. Следовательно, Система из храма работает лишь частично. А вдруг, она не поддерживает контроли и защиту от дурака. Границу Ворот я помню лишь приблизительно. Визуально канал ничем не выделяется и, учитывая, что толщина грани перехода представляет собой бесконечно малую величину, нужно быть крайне осторожным. Есть вероятность задеть какой-либо частью тела периметр Ворот и как результат - остаться без руки или ноги. Скорее всего это неоправданные страхи... но неплохо было бы подстраховаться. Проникать в канал нужно строго с фронтальной стороны. И здесь лучше не экспериментировать пальцем... или какой другой частью тела.
  Развернувшись кругом, спрыгнул с постамента и быстрым шагом направился по лабиринту из храма. Выскочив на свежий воздух, подбежал к ближайшей растительности и срезал у раскидистого куста сучок. Освободив от веточек, получил вполне удовлетворительную палку-указку.
  Рядом с тропинкой, ведущей от храма, стоял Грегот и с беспокойством наблюдал за моими действиями. Я тормознул на минуту и, подумав, сообщил ему, что ужин скорее всего отменяется. Сейчас мне нужно уходить и когда буду обратно - не знаю. Затем вернулся в храм и снова забрался на постамент.
  Сначала ткнул палкой в центр прохода - точнее туда, где, как мне казалось, он должен был быть. Сучок прошел нормально. Теперь влево-право и вверх-вниз. Есть! Контуры Ворот понятны. Как оказалось, страхи мои были надуманы. Во-первых - зрительная память не подвела. Во-вторых - для интереса решил потрогать канал палкой с внешней стороны. Упс. А прохода-то нет! Опять ткнул в центр - Ворота есть. А сбоку выходит их нет. Получается у канала есть дырка и нет стенок. Чудеса.
  Значит я был неправ - защита с внешней стороны Ворот от случайного проникновения постороннего осталась. Ну и ладушки... Я глубоко вздохнул и шагнул через проход к себе на Базу. Ура! Я дома. Как говорится в таких случаях - на глаза навернулись слезы радости...
  Бросив вещички в прихожей, поднялся наверх. У стены, сидя на скамеечке, клевал носом дежурный. В этот раз им оказался Дели. Я неслышно подобрался к нему вплотную и остановился напротив. С трудом, но подавил в себе глупое желание гаркнуть во всю силу легких - 'подъем', и деликатно кашлянул. Адепт приоткрыл один глаз, увидел напротив себя мои штаны и с ужасом распахнул оба глаза, зажав себе рот рукой, чтобы не закричать. Поднял глаза вверх и, узнав меня, на мгновение обмяк в облегчении. Я сурово сдвинул брови и, погрозив ему пальцем, с назиданием сказал.
  - Жрецы Богов Света и Тьмы не должны спать на посту. За это могу и наказать. Жестоко. - Адепт суматошно вскочил, опрокинув скамейку, и дрожащим голосом попытался ответить.
  - М-мэ, э-ээ, а-аа, - поперхнулся, сглотнул слюну, упал на колени и виновато склонил голову, подставив выю под карающий меч правосудия.
  На шум из кухни выскочил Каро, а из комнаты напротив выглянул Насали. Я оглядел команду, успокаивая, похлопал младшего брата по плечу.
  - На первый раз прощаю, - и спросил. - Где Дервуд?
  - Он отошел в город. Должен вернуться. Скоро.
  - Это хорошо, что скоро. А сейчас приготовьте-ка чего-нибудь перекусить, простенькое - салатики, ягоды, соки. Можно бульон. Мяса не надо, - подумал и прибавил, - а также два мешка с едой, как в прошлый раз. - Младшие братья завелись с пол-оборота и приступили к выполнению своих функций бегом, а я прошел в столовую. С наслаждением примостил задницу на свое законное место и, отдыхая душой, расслабился.
  
  Я как раз закачивал скромный ужин, когда вернулся Дервуд. Махнув ему рукой, чтобы он устраивался напротив, попивая сладенькую водичку, приготовился выслушать информацию о текущем моменте. Жрец оказался на редкость краток и основные слова в его докладе были - нет, ничего, нормально, без изменений... Лишь в самом конце, рассказывая о новостях Подземного храма, с определенной долей неуверенности в голосе, сообщил, что Страж подземелий, накоротке, успел ему шепнуть, что 'на глубине неспокойно'... В ответ на мою вопросительно изогнутую бровь, касаемо этой загадочной фразы, адепт недоуменно пожал плечами и сказал, что не знает, что это может означать. Я со своей стороны подумал, что 'в последнее время слишком часто сталкиваюсь с загадками подземной жизни, но искать отгадки нет ни малейшего желания. К тому же Хозяева, кажется, не настаивают на том, чтобы я лез под землю'. Так что с удовлетворением кивнув Дервуду, сообщил, что, - во-первых доволен, а во-вторых - сейчас уйду и возможно буду отсутствовать долго.
  Зашел к себе в комнату, снял старую одежду и облачился во все новое. Из оружия оставил только кинжал на поясе и метательные ножи. Еще раз подумал - не забыл ли чего и направился на рабочее место. В зале подхватил приготовленные мешки с едой и перетащил их в прихожую храма. Затем вошел в Систему и открыл канал в харчевню на пиратском острове. Затащил мешки в кладовку и осторожно выглянул в коридор. В конце коридора за занавеской монотонно бубнил голос - шло очередное собрание приверженцев истинно верного учения... а возможно оно и не прерывалось ни на мгновение. И это правильно.
  Я вынес мешки в коридор, черпанул из кармана пригоршню серебряных монет и, чтобы привлечь внимание новых последователей, демонстративно, широким жестом сеятеля высыпал их на пол. За занавеской звон монет услышали и там установилась тишина.
  Нормально - новообращенным адептам денек-другой будет, чем заморить червячка. А там глядишь и красная армия подойдет...
  Теперь нужно решить вопрос с транспортировкой пиратов на материк. Повернулся и нырнул через проход обратно к себе на Базу. Закрыл проход на остров и ткнул в маркер храма в городе Кору. Через Ворота шагнул на постамент, спрыгнул с него и... от души вмазал кулаком по гонгу.
  Как оказалось, слегка пересолил, потому что от звукового удара меня буквально отбросило в сторону и я упал на четвереньки... Тщительнее надо быть. Постанывая от боли в ушах и гула в голове, я вывалился из храма и, прочищая указательными пальцами уши, уселся на ступеньках, все еще не очень адекватно воспринимая окружающий мир.
  Оглядев храмовый двор, понял - шутка удалась. От звукового удара на ногах не осталось ни одного человека. Возможно, были даже жертвы... со смертельным исходом.
  Я поднялся со ступенек и направился под навес на свое законное место, где и приземлился. Подпер голову ладонями, пригорюнился и стал ждать пока вверенный мне коллектив очухается от последствий неожиданного звукового нападения. Как и следовало ожидать, никто не умер, но еще долго некоторые говорили громким и неестественным голосом, а знакомый мне старичок - специалист по подземельям, ходил подволакивая ногу.
  Наконец, к столу подошел Тентор и я кивнул ему усаживаться напротив. После чего задал сакраментальный вопрос.
  - Как обстановка в городе и храме? - жрец героическим усилием свел глаза, смотрящие в разные стороны в кучку - все-таки здорово его приложило децибелами, и ответил неестественно громким голосом.
  - Все хорошо Старший брат. - Я покивал и уточнил.
  - Как себя чувствует правитель Камбор?
  - Между нами нет ничего недосказанного. Все хорошо.
  - Ну и хорошо, что хорошо. Теперь о деле. Нужно отправить один, а лучше два корабля на остров Безруких. Там забрать, примерно, одну ладонь по две ладони пиратов. Они голодают. У небольшой группы недоносков наступило резкое просветление в мозгах и они вручили свои судьбы Богам Света и Тьмы. Чтобы вы не перепутали, - кого брать, а кого нет, я оставил золотую монету, вот с такой меткой, - достал из кармана золотой кругляк, вынул нож, накарябал на нем крестик и положил на стол перед адептом. - Главный группы, он однорукий, покажет тебе такую же метку и эту команду можно вывести на материк и пристроить на службу в качестве матросов. Но за ними нужен глаз да глаз и никаких поблажек. Чуть что не так и... - я чиркнул себя по горлу, - за борт и с концами. Вроде все. Вопросы есть? - Тентор молчал, обдумывая новую информацию. - Тогда угостите Посланника Богов, чем-нибудь простеньким. Например, соком и фруктами.
  - Конечно, Старший брат. - Жрец оглянулся и махнул рукой. К нему подбежали сразу трое. - Соки и фрукты к столу Старшего брата! - Через минуту на столе стали появляться заказанные блюда.
  Я спокойно выпил пару бокалов, съел одну сочную грушу, попрощался с жрецами и уже было направился к храму, когда со стороны ворот, услышал стук копыт и во двор бешеным галопом влетели два всадника. Резко затормозили и с первого коня на землю соскочил Камбор. Ай да Правитель, ай да сукин сын!
  Бывший казначей оглядел двор, заметил меня, несмело улыбнулся и направился в мою сторону. Я ухмыляясь, двинулся ему навстречу и, когда он остановился рядом переминаясь с ноги на ногу, задал вопрос.
  - Какие-то трудности Ваше Величество?
  - Все хорошо Панкрат, но...
  - Так в чем дело?
  - Не мог не засвидетельствовать свою признательность Панкрат. - Я поклонился, а Камбор помялся мгновение и, махнув рукой на формальности, признался. - У меня трудности на южных рубежах. Нельзя ли договориться или... заставить пиратов помочь. Нужны моряки. Я готов некоторых принять на службу, - я переглянулся с Тентором и старый лис с пониманием прикрыл глаза, а я подумал, что 'свято место пусто не бывает. Ушел один хищник из ареала обитания, на его место приходит другой. Может быть более слабый, но тоже зубастый и жестокий. И он тоже хочет есть и пить. Поэтому в любом деле важно сохранять равновесие. Да и специалистов-моряков так просто, в один момент, не вырастишь. Пока еще задница у новых матросов обрастет ракушками... а время видимо подпирает...', - кивнул Правителю и с улыбкой сказал.
  - Ценю Ваше внимание. По вопросу острова Безруких и пиратов с Тентором обговорите детали. Много народа не обещаю, но на несколько кораблей хватит. Вы только с ними построже. А сейчас я тороплюсь, но можете всегда рассчитывать на мою поддержку Ваше Величество. - Камбор поклонился в ответ, но его поклон был более глубоким, чем мой.
  Я подумал, что 'всегда приятно видеть, что есть люди, у которых не атрофировано чувство долга и благодарности'. Не смог сдержать себя, шагнул к Правителю Лирея, обнял за плечи и, когда Правитель опешил от такой непосредственности, постарался передать ему свою уверенность и силу. Получилось.
  А я закончил нейролингвистическое кодирование чеканной фразой.
  - У тебя все получится, Камбор! - Правитель расцвел и начал буквально лучиться от счастья.
  Хлопнув его по плечу на прощанье, быстрым шагом направился в храм. Прошел через канал и вернулся на Базу.
  Можно считать, промежуточные разборки с пиратами и определенный этап эпопеи с храмом Ярости завершен. Хотя, конечно, сама проблема не закрыта и в дальнейшем наверняка придется уделять ей внимание.
  
  Закрыв Ворота, минут пять сидел в прострации, размышляя над превратностями жизни. В результате последних приключений накопился груз усталости. С этим надо что-то делать. Со вздохом поднялся с кресла, вышел в предбанник и, окинув взглядом в кучу сваленные вещи, подумал, что 'надо бы провести серьезную инвентаризацию имущества и разложить все по полочкам.
  Из мебели, в прихожей сироткой стоял складной столик - его я в свое время позаимствовал в московском супермаркете и использовал, чтобы удобнее получалось выгребать из банковских хранилищ пачки денег. В уголке присоседился секретер с множеством ящичков. Но в качестве замены серьезных стеллажей этой мебели явно недостаточно. Для приведения в порядок складского помещения в первую очередь нужны - полки, антресоли и другие вместилища: ящички; мешочки; сосуды и прочее... и прочее...
  Использовав в качестве мерного инструмента, первое, что подвернулось под руку - древко стрелы, определил габариты стеллажей в долях стрелки и поднялся вверх по лестнице на базу. Здесь в присутствии своего главного помощника Дервуда и дежурного по гарнизону Дели, перенес задумки из виртуального мира в голове на лист выделанной кожи, давая подробные пояснения в процессе рисования. В завершение, присовокупив к чертежу эталонное древко, направил Дервуда в город - сделать заказ у мастера краснодеревщика.
  
  
  Часть 2. ХРАМ ВОДОПАДА
  
  
  
  Для того чтобы восстановить расшатанную нервную систему и очистить карму - следует соединить приятное с полезным. Приятным может быть турпоход длительностью недели две-три по не изведанным местам, а полезным он станет, если его начало и конец будут совпадать с еще не осмотренными филиалами храма Богов Света и Тьмы.
  Поэтому решено - я иду в поход по диким местам предполагаемой трудовой и, возможно, боевой славы.
  Первое, что требовалось сделать, - выбрать маршрут. Затем нужно определиться со способом передвижения.
  С самого начала изучения Нового мира меня интересовала река Крино. В первую очередь, как пограничье. Река задавала естественную границу между степью и пустыней. На востоке она фактически являлась форпостом обитаемых земель.
  В горах, у самых ее истоков имелся храм Богов Света и Тьмы, а в точке, где река впадала в реку Мамашу, тоже существовал филиал. И на всем протяжении реки, есть острая приправа к пресной манной каше - кровожадные кочевники и отбросы общества - беглые каторжники из цивилизованных районов, которым дальше бежать уже некуда. Есть, где погулять Посланнику Богов - себя показать и на других посмотреть. Как говорится, - раззудись плечо!
  Очень удобный и интересный маршрут. Можно сплавиться вниз по реке, но можно и пройти берегом, на лошадях. Обе идеи мне импонировали...
  Но по-хорошему, следовало провести предварительную разведку с целью проверки готовности материального обеспечения и прочих особенностей местности. Для путешествия по воде нужно выяснить, есть ли в наличии приличные плавсредства или придется мастерить плот. Для поездки верхом следовало озаботиться наличием лошадей. Ну, и конечно, надлежало выбрать компаньонку, готовую с высоко поднятой головой встретить трудности дороги и в меру сил и способностей скрасить монотонное существование в пути, добавив ярких красок и острых ощущений.
  Здесь, в первую очередь, следует опираться на местные кадры, но если таковых не найдется, то придется использовать уже проверенные - старые. Что нездорово...
  Быстро перебрал в голове потенциальных кандидатов на роль напарницы в походе. По здравому размышлению, остановился на белокурой 'эльфийке', которую звали - Ксень Голубая устрица. Может она и не специалист экстра-класса в области кулинарии, как Аллу, и не термоядерная секс-бомба, как Ксо, но зато - всю сознательную жизнь и детство провела в обществе дикарей у реки. Тяготы сложного речного марш-броска не будут для нее слишком обременительны.
  Мысленно расставив галочки в списке положительных и отрицательных качеств, оценив эту информацию, решил: из того, что есть, по основным параметрам Ксень подходит, как нельзя лучше. Таким образом, решено - если на местах с кадрами напряженка, то со мной отправится знахарка Ксень. Пусть и придется перетаскивать ее из одного места в другое в мешке.
  Теперь осталось грамотно подготовиться к приключениям. Для этого требовалось внимательно просмотреть весь маршрут с высоты птичьего полета, озаботится созданием пусть плохенькой, но картой реки, и обязательно лично посетить начальную и, возможно, конечную точку. Все эти действия имеют научное название - рекогносцировка. Однако первое, что нужно сделать, - это все-таки нарисовать карту. Поскольку, никакого картографического фонда в Новом Мире пока нет.
  Выйдя из своей комнаты в коридор, увидел дежурного по базе - им оказался Дели. Махнув рукой, пригласил пройти вместе с собой в кладовку. Здесь, на полках, среди прочего мусора, хранился запас приспособлений для письма и рисования: рулоны тонко выделанной кожи, несмываемая тушь и несколько комплектов гусиных перьев. Перебрав свитки, я, как и ожидал, не нашел чистую заготовку подходящего размера, да и запас чернил оказался маловат. Объяснив, что нужно, отправил младшего брата в город за покупками. В этот момент вернулся Дервуд и доложил, что заказ на изготовление стеллажей размещен и будет готов через несколько дней.
  Пока Дели отсутствовал, я подобрал себе запасной комплект одежды и обуви, сложив все в мешок. Подумал и добавил туда же кое-какую мелочевку. Затем спустился вниз и постарался привести в порядок старое походное снаряжение. Разложив на столике, проверил состояние спиннинга. С удовольствием, - может быть только что не причмокивая, как грудничок соской, перебрал не богатый, но качественный, запас блесен, крючков и поплавков. Аккуратно сложил все в легонький и удобный рюкзачок защитного цвета. Туда же запихнул плоский четырехлитровый котелок-матрешку из нержавейки с крючками для подвески над костром.
  Положив полупустой рюкзак у двери, подумал и добавил в комплект снаряжения тент с сошками вместе со спальной скаткой из медвежьей шкуры. Спать на голой земле вредно, а места, где я собирался провести свой отпуск, отличались, как полным отсутствием хвойных деревьев, так и сопутствующего им лапника.
  Открыл ящик секретера и полюбовался на предметы личной гигиены, которые сумел прихватить по случаю, - серебряное зеркало, набор ножниц, несколько пачек мыла - в основном без особых изысков в смысле цены.
  Разглядывая набор, повздыхал, но не очень убедительно... В комплекте отсутствовали зубные щетки и пасты. Телереклама этого продукта настолько завязла в зубах, что теперь от одного взгляда на тюбик и щетку меня корежит и тошнит. И без всякой логики усмехнулся, подумав, что 'а, если моим девочкам презентовать супертонкие прокладки... интересно, как они к этому отнесутся? Наверно, просто подмываться перестанут...'
  Но все самое главное, чтобы привести себя в порядок, у меня есть. А 'жиллетты' и дезодоранты - мы со спокойной душой оставим на Земле, как вещь для средневекового мужика абсолютно ненужную. Чтобы окончательно подтвердить эту мысль, достал зеркало и бросил взгляд на свое отражение - полный порядок, подстригаться нужно не раньше, чем через две недели.
  Теперь требуется поработать над деталями. Поднялся наверх и, мысленно восстановив список необходимых вещей, перескочил на очередную строчку и пополнил содержимое легкой коробочки из бальзы с отделениями для соли и специй. Затем подготовил вторую коробку побольше с двумя отсеками для чая. Со вздохом сожаления, так как рассчитывать на возобновление запасов уже не приходится, заполнил одно отделение красным элитным 'Золотая Маргаритка' и второе Юньнаньским черным Конгоу 'Тайна востока'. В завершение наполнил две баклажки фруктовым сахаром и медом...
  Поднял глаза к потолку и, разглядывая тонкую фактуру строганных досок нежно-розового цвета, задумался - не упустил ли какую-нибудь мелочь. Как раз в этот момент с улицы ввалился запыхавшийся Дели с покупками.
  Забрав у младшего брата рулон картографической основы из тонко выделанной телячьей кожи, баночку с тушью, проверил, растянув между рук, размер листа - то, что надо и, подхватив мешки, спустился в Храм.
  Перенес столик поближе к экрану и развернул на нем рулон, закрепив уголки, используя в качестве грузиков первое, что подвернулось под руку - четыре горки золотых монет. Осторожно разложил перья и баночку с тушью. Уселся в кресло, вошел в Систему и ткнул пальцем в голубую метку портала у верховий реки Крино.
  Не раскрывая Ворот над постаментом Храма, сразу же устремился вверх, рассчитывая осмотреть окрестности с большой высоты. Затем, используя размеры стандартного здания в качестве масштабного коэффициента, начал отсчет высот: пять, десять, пятьдесят, сто километров... стоп. С этой высоты река выглядела еле заметной паутинкой. Теперь нужно выбрать точку, из которой виден весь маршрут, и я задал движение вдоль реки. Очень скоро стало хорошо заметно место впадения Крино в реку Мамаша. Опять стоп. Теперь разворот на девяносто градусов, так чтобы смотреть вертикально вниз. Есть.
  Ну вот, вся река, как на ладони. Хотя, для лучшей видимости, не грех и опуститься на пару десятков километров, слишком высоко я забрался. Сделано. Теперь в самый раз. Можно приступать к картографированию.
  От самых предгорий до точки впадения в Мамашу река текла с юга на север, только самую малость отклоняясь к востоку. С высоты четко видно - по заметному изменению цвета поверхности, что река является естественной границей степного зеленоватого района на западе и обширной желтоватой пустыни на востоке. Причем, почти все притоки, кроме одного в верховьях, впадали в Крино с запада. Вверх по течению, не далеко от храма, река прерывалась хорошо заметным водопадом. Я решил взять его за начальную точку отсчета.
  Еще раз внимательно поглядел на картинку, макнул гусиное перо в тушь, задержал дыхание и, не дрожащей рукой, провел линию реки от водопада до впадения в Мамашу, стараясь следовать всем изгибам русла. Готово!
  Шумно выдохнул и подрисовал отрезок Мамаши, текущей с запада на восток, а на противоположном конце, рядом с храмом, поставил маленький гребешок водопада. Сравнил с картинкой - очень похоже и масштаб вроде сохранен.
  Теперь нужно нанести крупные детали. В первую очередь это относится к притокам. Основных притоков имелось в наличии шесть - пять из них на левом берегу и один на правом. Их я нанес более тонкими линиями и снова сравнил с картинкой. То, что надо. И, пожалуй, это было все, что можно показать на карте, наблюдая с этой высоты, за исключением приличного озера на левобережье и маленького участка реки в самом конце, к сожалению, закрытого облачностью и, которого пришлось рисовать по наитию.
  Отложив перышко, опустил картинку зеркала ниже, на высоту километров пять-шесть. С этого расстояния уже хорошо были видны крупные постройки и прочие существенные детали.
  На этой высоте переместился к верховьям и, начиная от водопада, медленно двинулся вдоль русла, останавливаясь в местах, где имелось на что посмотреть, стараясь нанести на карту более мелкие особенности местности.
  Так, я разглядел на берегу несколько хуторов и один из них, примерно в центре маршрута, обнесен стеной. Больше всего он был похож на средневековый укрепленный замок. Через территорию крепости протекала миниатюрная река общей длиной несколько километров. Она проходила сквозь внешние стены и внутри укрепления, перед замком, заполняла водой ров, окружающий центральное здание со всех сторон. Между стенами и рвом имелось значительное пустое пространство почти незастроенное домами. Между крепостью и берегом реки была построена хорошо оборудованная пристань. У причалов стояли четыре больших парусных лодки или четыре маленьких одномачтовых кораблика, - как кому нравится. Я сместился вверх по течению ручья. В нескольких километрах от крепости обнаружилось крошечное озеро, из которого он и вытекал. Пометив эти детали на карте, снова двинулся вниз по течению основной реки.
  На левобережье в степи засек три кочевья, причем, одно из них на марше. По количеству повозок можно оценить число воинов. Получалось, где-то около сотни клинков в каждом. Нужно будет иметь это ввиду...
  Примерно через три часа, временами опускаясь ниже, чтобы рассмотреть детали, добрался до храма у реки Мамаша. Аккуратно поставил квадратик, закрасил одну его половинку в черный цвет, показывая здание. Отметил священное озеро и несколько домиков нижнего поселка. Все. Основа плана готова.
  Теперь можно посетить филиалы и лично познакомиться с братьями по вере.
  В качестве ревизора решил двинуться налегке - карту, лук, меч вместе с кольчугой оставил в прихожей. Ну, а с кинжалом и метательными ножами я, можно сказать, - не расставался никогда.
  Ткнув пальцем в голубое пятнышко первого портала, открыл Ворота в храме у верховий реки Крино. Шагнул на пьедестал и спрыгнул на пол главного зала. Щелкнул пальцем по бронзовому диску и под мелодичный звон гонга направился коридорами храмового лабиринта к выходу.
  Еще из глубины коридора, из темноты, не доходя до порога нескольких шагов, увидел блеск наконечников копий - один, два, три... много! Может это храмовая стража? Ха, размечтался. Это похоже очередные претенденты проверить на прочность возможности культа Богов Света и Тьмы... и, как выяснилось, претендентов было, как мух поганых.
  Вот и еще одна веская причина - не увлекаться и не отвлекаться на переустройство Земли. По всему телу привычно пробежали мурашки боевого настроя и походка сама собой перешла из нормальной - на скользящий и упругий шаг дикой кошки.
  Остановившись у выхода на верхней ступеньке лестницы и бросив взгляд по сторонам, я смог оценить опасность по достоинству. Полукругом, закованные в железо, ощетинившись копьями, стояли воины - двадцать пять человек - плотно сбитые в два ряда. Края шеренги, как тумбы опоры моста, скрепляли два десятника. Мордоворот на левом фланге поигрывал шипастым кистенем, его еще иногда называют 'утренняя звезда', а амбал с правого края, уперся обеими руками в навершие двухлезвийной секиры жуткого размера. В центре боевого строя, на шаг впереди всех, прямо напротив входа в Храм, стоял коренастый атаман - сам себя шире, оскалив щербатый рот и рассматривая меня исподлобья с болезненным интересом. Это порождение гнома и щелкунчика - широко расставило ноги и, скрестив руки крест на крест в районе живота, держало ладони на рукоятках двух коротких и широких мечей.
  Немая сцена из дрянного спектакля, что называется - подловили! Я хмыкнул и подумал, а чтобы было, если у меня вообще не было никакого оружия. Смог бы я победить этих смертельно опасных хищников голыми руками? Может попробовать?
  До момента сшибки оставались секунды и нужно постараться использовать это время по максимуму. Главная задача это найти самое слабое звено в стае, но, стремительно оценивая каждого, по всему комплексу показателей, вынужден был признать - этих зверей сюда занесло попутным ветром явно не из магазина 'Детский мир' и уж тем более не из секции мягких игрушек.
  Время начало свой неудержимый бег, а я протолкнул себя на следующий уровень восприятия, замедлив для себя его течение. Атаман, что-то рыкнул, сделал шаг вперед, с шелестом выхватил оба меча и начал их раскручивать в противофазе, все ускоряя движение и изображая собой цельнометаллический двухмоторный моноплан на взлете.
  Следом за ним шаг вперед, как единое целое, сделал весь строй. Я не заставил себя ждать и, радушно улыбаясь, вытянув вперед пустые ладони рук, начал спускаться по лестнице. Одновременно, смещаясь влево и играя под дурачка, всем своим видом показывая, какой я мягкий, белый и пушистый.
  Конечно, своими действиями я никого не обманул, но элемент сомнения посеял. И это была первая, пусть и чисто символическая победа.
   Встретились мы у подножия лестницы. Атаман, загипнотизированный моими пустыми ладонями, решил поступить просто и без претензий - отрубить мне руки ниже локтя. Заглянув ему в глаза, я увидел, как в его разгоряченном воображении, промелькнули фантастические кадры медленного падения на землю отсеченных кистей и фонтанчики крови, толчками в такт с ударами сердца, бьющие из культяпок. Мечты, мечты...
  Мгновенно отдернув ладони, я поднял их вверх и подловил хищника на потере внимания и неудачном шаге. Его правая нога оказалась вытянутой в колене и слегка под углом - то, что надо. Я резко выстрелил ногой 'маваши-гери' в коленную чашечку. Есть! Раздался хруст и одна конечность у атамана стала, как у кузнечика - коленкой назад, а сам он начал проваливаться вперед, разводя руки с мечами в обе стороны. Я повторил 'маваши', но теперь щелкнул по левой от меня руке, в которой атаман держал меч, ударив сверху и в сторону. Меч серебряной рыбкой выскользнул из его ладони и воткнулся в землю, а атаман бестолково попытался ткнуть меня мечом своей левой руки, одновременно и опрометчиво, пытаясь опереться на сломанную ногу. Развернувшись боком, я пропустил выпад мимо и перехватил руку атамана. Резко дернул к себе, развернул сгибом вверх и сломал о колено, успев подхватить в воздухе, выпавший из руки второй клинок. Прикрываясь телом атамана с целью маскировки, коротким махом переправил этот меч в грудь десятника с кистенем - уже замахнувшимся им для удара, вложив в бросок всю силу и злость.
  Десятник смог среагировать, - видимо сказались годы тренировок, но отбил неудачно - вверх и чуть в сторону. В результате меч, изменив траекторию, начал вращение в горизонтальной плоскости. Вместо центра груди он угодил воину в шею, эффектно срезав сначала под корешок половину роскошной черной бороды, а затем почти полностью отделив голову десятника от туловища лезвием клинка. Удар получился под углом в сорок пять градусов и оставил на месте шеи оригинальный скошенный пенек.
  Всю эту картинку я успел зацепить краем глаза, уже присев на левую ногу и нанося удар 'майе-гери' из положения сидя в центр груди атамана, одновременно подхватывая с земли его второй клинок. Пока громоздкая туша самого главного бандита, взлетев в воздух в результате удара ногой, планировала на копья своих солдат, я переправил второй меч в грудь десятника с секирой, застав его врасплох. Так уж получилось, что он не смог, на короткое время закрытый телом атамана, засечь начало броска. Меч молнией пролетел десяток метров и смачно, по самую рукоять, вошел в центр груди, пробив кольчугу и на груди и на спине. Однако, хорошая сталь у атамановых клинков!
  Три ноль и, если кто-либо из хищников еще думал, что он сможет, в случае чего, дезертировать с поля боя, то он сильно ошибался... Для себя я решил, - никто не должен уйти отсюда живым!
  Впрочем, я зря рассчитывал на бегство солдат. Оставшись без командиров, они не растерялись и грамотно попытались взять меня в кольцо. Этого допустить было нельзя и ничего не оставалось, как метнуться на левый фланг шеренги воинов.
  Прогнувшись так, что позавидовал бы гуттаперчевый мальчик, и, рискуя заработать искривление позвоночника изгибами влево-право, я тем самым удачно избежал трех ударов. Затем ужом проскользнул между копьями и вошел с солдатами левого фланга в прямой контакт... Локтем левой руки свернул челюсть одному и когтистой лапой растопыренных пальцев правой, в лучших традициях 'кунг-фу', порвал ноздри и оставил без глаз второго. Пять ноль.
  Солдатик, потерявший зрение, захлебываясь кровью, забыл обо всем на свете, согнулся и закрыл ладонями лицо, стараясь не уронить на землю выбитые глазки. Он, что совершенно естественно, выронил копье, как вещь теперь для себя абсолютно бесполезную. Подхватив копьецо в полете, я коротким махом наконечника из-за спины, секущим ударом, достал следующего воина, угодив ему по переносице. Затем, перехватив по удобнее древко, используя разрубленный нос, как подставку в бильярде, ткнул свояка, смачно вогнав наконечник в раззявленный в крике рот следующего недоноска, что называется... накормил до полного несварения желудка. В результате лезвие выскочило из затылка голодающего на добрую ладонь. Семь ноль в нашу пользу.
  Оставив копье в голове солдата, пригнулся и метнулся в сторону, пропуская над собой удар и подбирая с земли, оставшийся без хозяина очередной дрын с наконечником.
  В это время монолитный строй стал рассыпаться и, в создавшейся сумятице, я, используя преимущество в скорости, хаотичными рывками начал смещаться в тыл потрепанному войску, уворачиваясь, как матадор, от ударов ближайших ко мне солдат. Одновременно, прикрываясь их телами, резкими и неожиданными, практически незаметными для глаза тычками копья, стараясь поразить воинов во втором ряду. Сейчас они представляли из себя наибольшую опасность, в первую очередь из-за возможности поймать с их стороны случайный удар.
  Такая тактика принесла великолепные плоды - в суматохе и кутерьме, пятерых я положил так, что они не успели ничего понять. И только неудачно зацепив шестого, который заверещал, как боров на живодерне, я добился того, что солдаты отхлынули назад и снова сбили тесный строй, ощетинившись копьями...
  Однако, тринадцать ноль и я, таки, ополовинил их команду, демонстративно не дотрагиваясь до своего клинка.
  Теперь мы поменялись местами - солдаты сгрудились у лестницы, между мной и храмом. Мы стояли друг против друга. Настроение у меня было отличное! От полноты чувств я жизнерадостно рассмеялся и крутанул очередное копье мельницей. В какой-то момент - даже захотелось подбросить деревяшку и поймать ее, не глядя, за спиной, как в цирке... Больше всего мне сейчас не хотелось, чтобы бандиты начали сдаваться.
  И эти волки не обманули моих ожиданий. Один из них, что-то каркнул - шеренга шустро перестроилась в клин. Отменная выучка. Очевидно, нацелились на прорыв...
  Синхронно с ними я сделал шаг назад и в сторону, наклонился, подобрал еще одну булавку, выпавшую из рук убиенного солдатика, поудобнее перехватился и не дожидаясь, когда воины пойдут в атаку, кинул оба копья одновременно с двух рук. Подхватил еще два дрына с наконечниками и без промедления повторил бросок. В результате - атака так и не началась, угаснув в зародыше, а трое невезунчиков в первом ряду получили смертоносные подарки. К сожалению - одно копье воинам удалось отбить... скорее всего, случайно. И тем не менее - шестнадцать ноль в мою пользу, а это уже очень близко к финишной прямой.
  Как всегда, в любой жестокой схватке наступает момент истины, когда у слабых духом и прочих крыс, лопается тоненькая жилка храбрости и появляется сильное желание покинуть тонущий корабль. Один хитрец в самом заднем ряду не выдержал, повернулся и бросился бежать по ступенькам. Он, видимо, рассчитывал скрыться в храме. Ему удалось сделать два прыжка и дезертир поймал в спину, между лопаток, очередное копье. То-то же. Первыми умирают храбрецы - это всем известно, но и трусы переживут их на чуть-чуть, особенно, когда имеют дело со мной.
  Я демонстративно прошелся вдоль фронта, используя очередное копье, как посох, переступая через трупы и рассматривая оружие оставшееся без хозяев. Поднял кистень десятника, взвесил, покрутил - не понравилось, бросил... Поднял с земли короткий меч атамана, лежащий рядом с отрубленной головой, краем глаза заметил шевеление в рядах недобитков и метнул клинок от живота в самого шустрого. Попал, - тем самым, убив сразу двух зайцев. Один заяц был реальный - я пополнил пантеон погибших 'героев' очередным трупом. Второй виртуальный - я сорвал позыв еще живых кандидатов в мертвяки броситься в атаку.
  Искоса поглядывая на остатки воинства и по-доброму улыбаясь, не торопясь, двинулся в сторону второго десятника, по дороге, пришпилив копьем ударом в шею, пришедшего в себя и делающего попытки встать на карачки атамана. Подхватил секиру десятника, взвесил и... резко, вложив в бросок всю силу, с разворотом, как метатель диска на олимпиаде, отправил топор в сторону солдат, закрутив его пропеллером в горизонтальной плоскости.
  Последствия столкновения тяжелой двухлезвийной секиры с кучкой воинов были ужасны. Она прорубила настоящую просеку в рядах, попутно разбросав в разные стороны и опрокинув на землю тех, кто остался целым. Секира полностью вывела из строя сразу пять человек, а шестому я не дал подняться с земли броском копья. Итого двадцать четыре ноль. Почти победа!
  Пора заканчивать спектакль. Я выдернул короткий меч из груди десятника и, поигрывая им, с наглой ухмылкой на лице, направился к последнему, оставшемуся в живых из стаи. Нужно было мне задать ему несколько вопросов перед тем, как отправить в мир иной. Он сидел на земле и смотрел на меня глазами, в которых плескался ужас. Но через пару секунд бедняга вышел из ступора. Недобиток стал отползать, отталкиваясь ногами, скользя на заднице, помогая себе руками и совершенно забыв о своем копье. Наконец его копчик уткнулся в первую ступеньку лестницы и, несколько раз дернув ногами, елозя пятками вхолостую, бедняга закрыл глаза и обмяк - из него словно из проколотого воздушного шарика испарилась всякая решимость к сопротивлению. Я шагнул в сторону, наклонился, расстегнул пряжку и снял пояс у ближайшего солдата. Бросил взгляд на сидящего в ступоре воина, еще раз шагнул и завладел ремнем второго убитого.
  Встал напротив своего пленника, пнул его ногой и рявкнул.
  - Лицом на землю, руки за спину! - солдат открыл глаза и уставился на меня пустым взглядом. Я рыкнул от досады и, еще раз пнув ногой солдата в бок, повторил. - Лежать!
  Солдат завалился на бок и ударом пятки я помог ему занять нужное положение. Придавив коленом крестец, завел руки за спину и прихватил их ремнем. Затем связал ноги, сцепил оба ремня и натянул, выгнув воина назад дугой. Сидя на корточках, похлопал пленника по руке и поднялся на ноги. Затем подцепил за шкирку и оттащил связанного в сторонку. Подхватив ближайшее копье, не спеша прошелся по полю боя и четыре раза ткнул копьем, добивая подранков. Затем, наконец, смог внимательно осмотреться вокруг...
  Оставалось сделать последний штрих и, переступая через трупы, направился к атаману, подобрав по дороге секиру. Встал напротив тела главного бандита и молодецким ударом топора с выкриком 'ха' отделил ему голову от плеч. Ногой откатил в сторонку, подобрал с земли два коротких клинка главаря и положил их рядом с головой. Музейные фонды храма должны пополняться.
  Теперь вроде полный порядок в танковых войсках.
  
  Я огляделся вокруг. Стандартный архитектурный проект храмовых построек - низкие стены, маленький бассейн в центре площади, стол, навес, кухня, подсобные помещения на задворках. Далеко на юге, - за стенами, видны белые шапки далеких гор, похожие на клубящиеся тучи. И ни одного жреца - ни живого, ни мертвого... Странно. Не утопили же их всех...
  Стараясь не шуметь, подошел к воротам - одна створка ворот была распахнута, и выглянул наружу. Храм стоял на высоком берегу реки. Дорога от ворот шла под небольшой уклон и метрах в двухстах делала резкий поворот, спускаясь серпантином к воде. Шагах в двадцати, рядом с дорогой - имела место быть большая куча свежевырытой земли... Совсем недавно здесь вырыли яму. Над бровкой обрыва берега реки торчали кончики двух мачт. Видимо дорога вела на пристань, где стояли, как минимум, две парусные лодки.
  Выскользнув из ворот, я осторожно подошел к обрыву и заглянул вниз. Действительно, - урез воды оказался оборудованным для приема малотоннажного флота. У причальной стенки маленькой деревянной пристани стояли два парусных кораблика. Один из них совсем крошечный... Немного в стороне от парусников к кольям привязаны две весельных лодки. Еще одна лодка обреталась на суше - к верху дном и, очевидно, находилась в ремонте. На пирсе, опустив ноги в воду и раскинув руки в стороны, на спине - разлегся человек. Рядом с ним на досках настила пристани лежало копье. Часовой? Судя по всему, он был один, крепко спал и его не смог разбудить даже шум гонга и схватки. Впрочем, мы практически не звенели железом, - да и расстояние до храма сыграло свою роль. Но все равно... не порядок.
  Я отошел от края обрыва, настроился на бросок и по навесной траектории метнул копье, проводив свой стингер глазами. Упс... Копье поставило жирную точку в повествовании о жизни и смерти отряда пиратов, пришпилив часового к настилу, как сухой листик в гербарии. И солдат только и смог, что булькнуть со сна и синхронно взмахнуть руками и ногами. Я хмыкнул, - двадцать шесть... Бакинских комиссаров - мля! А хорошему комиссару не подобает спать на посту!
  С правого обрывистого берега открывался великолепный вид на окрестности храма. Вниз по течению река видна километра на три, - как широкая лента раскрашенная в два цвета - голубой основной и светло-коричневый в виде тонкой полосы. Коричневый цвет давал реке мощный приток, впадающий напротив меня, на противоположной стороне и он еще долго не смешивался с водой главного русла. По крайней мере - два цвета прослеживались до границы видимости. Очевидно, приток питали болота и ручьи плоской равнины левого берега реки, где частицы торфа и окрашивали воду в светло-коричневый цвет. Вверх по течению, на расстоянии, примерно в один километр, река имела роскошный водопад, состоящий из двух уступов, высотой метров по двадцать каждый. В голове щелкнуло и проявилось название - Храм Водопада. Отражает.
  Вода в основном потоке, своим рождением была обязана ледникам горной страны, протекала по каменистой местности. В силу этих особенностей она имела высокую степень чистоты и ярко выраженный голубой оттенок. Постояв с минуту на обрыве и полюбовавшись на пейзаж заливных лугов на противоположном берегу, направился взглянуть на содержимое свежевыкопанной ямы. Было у меня подозрение, что вырыли ее неспроста...
  К счастью, - мои догадки подтвердились лишь частично. В яме действительно обретались адепты Богов Света и Тьмы, но не мертвые, а живые. По крайней мере, четверо из них подняли головы и посмотрели на меня, когда я заглянул в яму и присвистнул.
  Глубиной зиндан оказался метра четыре и у меня возник вопрос, - как только ухитрились его вырыть? Непонятно... Ничего подходящего для такой работы рядом не наблюдалось. А пока мне следовало озаботиться неким средством, чтобы вытащить жрецов на поверхность. Оглядываясь вокруг и пытаясь найти подходящий для подъема жрецов инструмент, я вздохнул и отстранено подумал, что, судя по всему, в этой могиле было зарезервировано местечко и для меня...
  Пришлось вернуться на территорию храма и поискать в подсобных помещениях веревку или лестницу. Но в подсобках было пусто. Видимо, убиенные мной солдатики-мародеры разграбили все подчистую, загрузив добычу на корабли.
  Ничего не оставалось, - как сделать уже апробированный ход, и я начал снимать пояса с мертвяков. Шесть штук ремней, с некоторым запасом по длине, обеспечили надежный канат, с помощью которого я в момент вытащил всех семерых адептов, в том числе двоих старичков, явно балансирующих между жизнью и смертью и не способных шевельнуть даже пальцем. Из всей команды более-менее бодро выглядели двое. Все остальные лежали пластом, а эти страдальцы встали на колени, повесили головы и забубнили.
  - Прости нас Старший брат. - Я положил ладони им на макушки, останавливая самобичевание, и спросил.
  - Как вас зовут братья?
  - Гроссу. - Первым ответил мне крепенький мужичок среднего роста.
  - Солимпаса, - сообщил следом за ним совсем молоденький паренек. Я, подхватив подмышки, заставил обоих подняться на ноги и приказал.
  - Помогите своим братьям и начинайте уборку в храме.
  Братья взяли за руки, за ноги одного старичка, я поднял на руки второго и мы направились к воротам храма. Я вошел первым и двинулся к водоему. Гроссу шел за мной, спиной вперед, придерживая жреца под руки, и с ходу не увидел скотобойни перед входом в храм. Солимпаса держал ноги и, войдя в ворота, осмотрелся, остолбенел, побледнел лицом и выпустил свою ношу из рук. Его слегка повело и он нацелился было потравить, где-нибудь в сторонке. Почувствовав заминку, я оглянулся, строго посмотрел на мальчику и рявкнул.
  - Солимпаса! - И, когда он перевел пустой взгляд в мою сторону, перехватил жреца одной рукой, а второй погрозил ему пальцем.
  Для него это оказалось не хуже нашатырного спирта под нос, младший брат вздрогнул, как от удара плетью, вернулся из страны грез, снова подхватил ноги и уже без происшествий адепты донесли старика до бассейна, осторожно положив рядом с бортиком.
  Переведя дыхание, Гроссу сложил руки ковшиком, черпанул из бассейна и тонкой струйкой вылил воду в рот старику. Старик ожил, зашамкал губами и заперхал... Гроссу опять набрал воды и повторил операцию с моим жрецом, с тем же благотворным эффектом. Затем Солимпаса и Гроссу упали на колени, синхронно опустили головы в бассейн и оба с минуту изображали собой центробежные насосы, но с затычкой в районе задницы. Первым вынырнул Гроссу, закашлялся, шумно вдохнул и за шкирку вытащил из воды Солимпасу, который после этого откинулся назад с закрытыми глазами и с блаженной улыбкой на лице. Наконец, взяв себя в руки, Солимпаса смахнул рукой воду с лица, проморгался и виноватым голосом сообщил.
  - Мы сидели в яме четыре дня. Без всего...
  Тем временем Гроссу с кряхтением поднялся на ноги и направился на кухню, где нашел кувшин, наполнил его водой и в две ходки напоил остальных у ямы. После этого - жрецов уже не пришлось таскать на себе. С трудом, но передвигать ногами они стали способны сами. В худшем случае, - им требовалось лишь слегка помочь, подставив плечо.
  Нормальная жизнь стала постепенно возвращаться в храм. Поэтому пока жрецы занимались уборкой и возвращались к жизни, я решил прогуляться на пристань и осмотреть суда местного малотоннажного флота. Спустившись по серпантину дороги на пирс, заглянул с начала на большой корабль. Именно на нем оказалась сложена целая гора хлама - все более или менее ценное, что бандиты смогли найти в храме. Судя по осадке судна и количеству вещей - нашли они немало. Перескочив с большого на маленький парусник, я огляделся и кораблик сразу запал мне в душу. Аккуратное суденышко на трех-четырех человек с игрушечной, почти декоративной, каютой на корме. Я бы назвал его маленькой яхтой, хотя, конечно, обводы и парусное вооружение у кораблика были без всяких изысков. Тщательно осмотрев лодочку, остался доволен. Плавсредство находилось в очень хорошем состоянии.
  Спрыгнул на пирс и решил, что нужно сделать два последних дела - поговорить со жрецами и допросить пленного. Затем можно уходить...
   Вернувшись в храм, устроился под навесом на своем законном месте. Шестеро братьев уже пришли в себя и суетились, как пчелки. Лишь самый старый жрец, пока еще сидел на земле, прислонившись к бортику бассейна. Но, наконец, и он собрался с силами, с кряхтеньем поднялся и, шаркая ногами, направился в мою сторону.
  Широким жестом указав на скамейку и подождав пока старик не усядется напротив, я задал вопрос.
  - Как твое имя брат?
  - Некрисса, Старший брат. - Я кивнул, положил руки на стол и, разглядывая ладони, продолжил задавать вопросы.
  - Что у вас произошло и кто эти люди? - посмотрел в глаза жрецу и ткнул пальцем в сторону, где в этот момент младшие братья заканчивали уборку территории: вытряхивали солдат из доспехов; складывали их оружие в общую кучу; оттаскивали трупы в сторонку и замывали лужи крови.
  - Это вонючие шакалы из логова Таши! Вот уже два года они никому не дают проплыть по реке. Зверье! К храму их привел вождь - Калинья... В детстве, старый шаман племени - Бешеный Пес, обкурившись сумасшедшей травки, предсказал, что Калинья станет Великим Вождем и победит в бою Черного. - Некрисса поперхнулся от возмущения, закашлялся и, переведя дыхание, продолжил. - Шаман сам воспитывал Калинью. В основном палкой... Из-за это мальчик повредился головой, - Некрисса смешно приложил большие пальцы раскрытых ладоней к вискам, несколько раз сжал и разжал пальцы, сплюнул в сторону и, с трудом задавив в себе злость, почти спокойным голосом сказал.
  - Много лет, после того как подрос, Калинья наводит, - жрец запнулся, оглянулся на кучу трупов, остановил взгляд на лежащей в сторонке голове и поправил себя, - наводил ужас на всех, кто проплывает по реке. Четыре дня назад его волчья стая приплыла на корабле, чтобы выполнить пророчество и потягаться силами с Посланником Богов. - Я хмыкнул и приказал.
  - Голову Калиньи и его мечи, - и ткнул пальцем в сторону подготовленных к экспонированию предметов, - положить в храме, где положено. Остальных в яму и закопать. - жрец наклонил голову, показывая, что понял приказ, и я продолжил расспросы.
  - Далеко ли логово этого зверья и сколько там осталось воинов?
  - До города Таши отсюда десять дней вниз по реке. Сколько осталось воинов в логове - точно сказать не могу, но думаю, столько же, сколько здесь, - и старик показал трясущимся пальцем в сторону кучи трупов.
  - Из братьев все ли остались живы?
  - Жрецы Тьмы все живы, а жрицы Света - Карайя и две послушницы Тинта и Атечи, успели бежать... Их судьба мне не известна, но думаю, сейчас они прячутся тут не далеко в лесу. Если они живы, то скоро вернутся. - Я с интересом посмотрел на Некриссу и поинтересовался.
  - Кто обучен управлять парусами и плавал на лодке по реке?
  - Денрик, Солимпаса, Чаток, Глеко, Карайя и Атечи.
  - Я собираюсь спуститься по реке до храма у большой реки. Нужно подготовить лодку с расчетом на плаванье сроком в одну луну. Возможно, со мной поплывет Денрик, Карайя или Атечи. Мне нужно посмотреть на них, - я почесал кончик носа и добавил, - и проверить... - подумал и закончил, - желательно в деле.
  - Я понял Старший брат.
  - А сейчас я схожу и найду Карайю и послушниц, - добавив про себя, - 'время деньги', - поднялся из-за стола и спросил. - В какую сторону они убежали? - Жрец махнул рукой вверх по реке, а я уже на ходу, бросил. - Скоро вернусь. Пленный пускай пока полежит в сторонке... Мне он нужен живой!
  
  Выйдя из ворот, отошел от стен храма на сотню шагов к опушке леса. Здесь брал свое начало сосновый бор с густым подлеском. Подойдя вплотную к первому дереву, обнял его руками, прижался щекой к шершавому стволу и постарался слиться с лесом в единое целое. Здесь и сейчас мне нужно взять четырехдневный след трех пар девичьих ног... а это возбуждает.
  Сначала в голове зазвучал тихий шорох бегущих по стволу соков, затем я протолкнул себя глубже и начал осторожно, частями, подключать нервную систему к единой информационной сети леса. Я всегда любил лес, доверял ему и мог рассчитывать на взаимность... Момент полного нашего слияния отозвался в голове, как удар молнии... Яркая вспышка, бескрайний океан звуков, ощущений и красок. И также как в море, - нужно вынырнуть из глубины, перевести дыхание, начать выгребать, разглядеть вдалеке цель и постараться дотянуться до нее рукой.
  Вот, - легкое ощущение на ладони левой руки - стайка бойких синиц перелетела с куста на куст... Произошло это где-то рядом. Слабое покалывание в колене - мышка пробежала из одного отнорка в другой... До нее метров сто по направлению на север. Тупая боль в подъеме ноги - семейство кабанов устроило кормежку на поляне, разрывая корни могучего дуба-патриарха... До них не меньше километра.
  Мысленно оторвавшись от дерева, сделал шаг вперед и поплыл на юг - вверх по течению реки, бесформенным сгустком мысли, постоянно подключая все новые рецепторы в виде травы, кустов, деревьев и одновременно отсекая по сторонам и за спиной все лишнее, уже ненужное. Через несколько километров кончился лес и осталась только трава, сухостой и редкие кустики можжевельника. Застарелая гарь, которая даже по прошествии многих лет, не дала восстановить первоначальную силу лесу.
  И словно в фильме мелькают кадры: маленький бельчонок-глупыш; шустрый полосатый бурундук; мышкующая облезлая лисица просунула нос в норку; серый заяц устроился под кустом - жует жвачку, закрыв глаза, но сохраняет в полной боевой готовности локаторы длинных ушей; недовольная чем-то сойка. Стоп. Кто побеспокоил вздорную птицу? Есть!
  На границе сухостоя, в густых кустах на берегу ручья, чей-то шалашик. А рядом - три человека. Один замер на берегу с острогой, двое на поляне - собирают землянику. Это, конечно, мои девочки. Идиллия.
  Я мысленно шагнул назад и, стараясь не отвлекаться, запоминая дорогу, вернулся на опушку. Посмотрел на себя со стороны и начал осторожно 'втискиваться' с начала в дерево, а затем через него в свое тело. Тонкие ниточки связей с окружающим зеленым миром рвались с тихим шорохом, как паутина.
  Но вот, наконец, истончилась и пропала последняя нить, - я снова стал человеком. Встряхнувшись, как собака вылезшая из воды, прислушался к своим ощущениям. Полное впечатление, что в мою кровь внутривенно накачали шампанское, кровь кипела! Казалось, каждая клетка тела наполнена маленькими пузырьками, которые создавали безграничное чувство эйфории и опьянения. Чтобы совладать с нервами, пришлось опуститься на землю и закрыть глаза. Впрочем, все это продолжалось не более минуты. Стоило собраться с силами - весь кайф унесло из организма, как туман сильным ветром. Но чувство полного обновления осталось и сохранился избыток сил. Причем сил было непросто много - их было очень много! Лес накачал меня энергией по самое не балуйся.
  Вскочил на ноги и, не ожидая этого, подпрыгнул метра на два. Не хотел, а получилось! Избыток сил, срочно, нужно потратить. И я побежал...
  Впрочем, мое перемещение по лесу назвать бегом можно было с большой натяжкой. Каждый шаг - это прыжок не менее трех метров. В одном месте, где деревья стояли не очень далеко друг от друга, я начал двигаться над землей, как бильярдный шар, отскакивая от стволов, - лишь временами цепляясь за ветки одной рукой, как орангутанг, а, спрыгнув на тропинку в конце этого участка, закрутил тройное сальто в воздухе. Был момент, когда появилось ощущение - могу пробежать по кончикам трав, совсем не касаясь земли. Но это, конечно, от Лукавого.
  Единственное чего я опасался - это порвать или потянуть связки, но Бог миловал - обошлось. Организм работал, как высококлассный прецизионный автомат с ЧПУ, рассчитывая все действия с точностью до микрона. Лишь на задворках сознания копошилась мыслишка - рано или поздно эксперименты тебя погубят Панкрат, берегись!
  Легкую усталость почувствовал через полчаса, что поразительно, учитывая бешеный темп бега. Еще через час, плавно перешел на скользящий 'волчий' шаг и это уже оказалось близко к норме. Лишь в груди, как ребенок у беременной женщины, мягко толкался комок, плотно упакованных и нерастраченных сил, готовый взорваться термоядерной бомбой энергии движения.
  До прогалины с высохшим лесом добирался в общей сложности два часа. Совершенно бесшумно подкрался к шалашу и из ближайших кустов приступил к осмотру территории.
  В шагах десяти, на берегу ручья, используя ствол поваленного дерева в качестве разделочного столика, пожилая женщина чистила рыбу. На первый взгляд ей было далеко за сорок. Ниже среднего роста брюнетка с короткой стрижкой и легкой проседью в волосах. Одета в светло-серую хламиду, без всяких украшений, кроме отделанных серебром пустых ножен на поясе. Общее впечатление - приятное.
  Судя по всему, рыбалка не задалась - на стволе были разложены три маленькие форельки-пеструшки граммов по триста-двести пятьдесят каждая. Как раз в этот момент женщина закончила чистить последнюю - четвертую, промыла ее в воде и пристроила рядом с остальными. Поднявшись с колен, жрица прогнулась назад, попеременно повела плечами, разгоняя кровь в натруженной уже не молодой спине, медленно повернулась в мою сторону и наши взгляды пересеклись.
  И сразу светло коричневые глаза стали наливаться чернотой ночи, а расслабленность и легкая усталость начали трансформироваться в готовность драться и убивать. Только что передо мной стоял обычный человек и вот - на меня смотрит дикая кошка, вместо острых когтей вооруженная ножом. Проявился хищный оскал на лице и взамен слов приветствия, раздалось шипение гадюки. Почему-то я сразу представил ее в молодости, в постели. Бешеный темперамент, буря эмоций и все это хлещет через край. Одним словом, - высший класс, но на любителя, а по мне, так, слегка через чур.
  Я вышел из кустов, поднял вверх руку с раскрытой ладонью и резко скомандовал.
  - Стоп! - шагнул вперед и добавил, давя на психику инфразвуком в голосе. - Меня зовут Панкрат. Калинья и его волки мертвы, - сделал еще несколько шагов навстречу, подобрел лицом, остановился в паре шагов и ласково, почти нежно, спросил. - Тебя зовут Карайя?
  Женщина сморгнула, рука с выставленным вперед ножом дрогнула и, с трудом совладав с голосом, жрица ответила.
  - Да.
  - Тогда позови Тинту и Атечи. Хочу посмотреть на вас... сестры, - понимание и растерянность мелькнули в глазах Карайи, пальцы разжались и нож выпал у нее из руки.
  Я присел на поваленное дерево, а жрица, сглотнув, прижала ладони к губам и звонко выдала в пространство 'ке-ке-лек, ке-ке-лек', а после короткой паузы добавила отрывистое 'Т-р-р-р-р'. Подождала с минуту и снова повторила характерный крик кеклика. Причем, - получилось у нее очень похоже, хотя и гораздо громче, чем у настоящей птицы. Почти сразу же, издалека, я услышал в ответ два раза 'Т-р-р-р-р' разными голосами. Карайя с облегчением вздохнула, виновато посмотрела на меня и пояснила.
  - Скоро подойдут. - Я кивнул и перевел взгляд на мальков, подготовленных для еды, и хмыкнул. Карайя не правильно поняла мое отношение к ее успехам в рыбной ловле и с гордостью сообщила.
  - Сегодня была хорошая рыбалка, - дескать, какой она молодец.
  Я не стал ничего комментировать, отвернулся и чтобы чем-то себя занять, поднялся с дерева и прошел несколько десятков шагов вниз по течению ручья. Форели в ручье действительно много, но рядом с берегом вертелась в основном мелочь, которую и пыталась недавно загарпунить Карайя. По-настоящему серьезную рыбу, учитывая размер этого водоема, заметил лишь метрах в шести от берега - почти на середине ручья.
  Сделав рукой жест, приглашая жрицу подойти ближе, мысленно прицелился, ввел в уме поправку за преломление в воде и, мгновенно выхватив метательный нож, отправил его в сторону самой крупной форели. По предварительным прикидкам веса в ней было килограмма полтора-два.
  Не слишком внимательный наблюдатель мог и не разглядеть мой бросок, настолько стремительным было его исполнение. Нож просверкнул в воздухе и нырнул в воду. Рыбина, пробитая им насквозь, пару раз дернулась и ее медленно, цепляя за камни и переворачивая, понесло по течению.
  Хлюпать в сырой обуви мне не улыбалось, разуваться не хотелось и, ткнув в направлении форели пальцем, приказал жрице.
  - Достань! - повернулся и направился назад к поваленному дереву.
  Карайя успела слазить за добычей, ополоснуть и вернуть нож, когда, наконец, кусты раздвинулись и на поляну выскользнули две 'дианы-охотницы', миниатюрная жгучая брюнетка и рослая темная шатенка, вооруженные ножами. Причем брюнетка оказалась левшой. Обе были одеты в светло-серое платье, может быть только чуть покороче, чем у Карайи. Довольно быстро оценив ситуацию и почувствовав, что опасности нет, сестры вложили короткие ножи в ножны на поясе. Окинув девушек беглым взглядом, я обратился к жрице.
  - Карайя! Расскажи мне о послушницах. Какие у каждой достоинства и недостатки? Что знают, умеют, чему хорошо обучены? Все, что мне нужно знать, если я решу взять одну из них или обеих - с собой в путешествие вниз по реке. И начни, пожалуй, с Тинты.
  По всему было заметно, что Карайя готова грамотно провести кастинг, и готовилась она к этому моменту всю жизнь. Жрица взяла жгучую брюнетку за руку и подвела ее ко мне, остановившись не доходя трех шагов. Шагнула в сторону и в пол-оборота, обращаясь с девушкой, как с манекеном, начала рассказывать.
  - Послушница Тинта, дочь моего младшего сына, вождя Алиманов из южного стойбища Полной Луны. Отдана в послушницы в возрасте шести лет. Живет в храме двенадцатую весну. Первые две весны, как служка, затем четыре, как младшая послушница при кухне и шесть лет, проявив способности к приготовлению священной пищи, как моя первая помощница. Последние пять лет каждый год одну луну проводит у родственников в кочевье, отличный всадник, хорошо стреляет из лука.
  Я поднялся с поваленного дерева, подошел к девушке вплотную, взял за подбородок и заглянул в глаза. Про такие, говорят, что в них можно утонуть, но утонуть не в яркой и радостной голубизне озера, а захлебнуться в коварной трясине болота. Тяжелый, давящий взгляд и на самом дне этого черного омута - адский багровый отблеск. Надо же, - оказывается Тинта - ведьма или, по-научному, девица обладала недюжинными экстрасенсорными способностями. Очень опасная штучка! Достойная внучка своей бабушки. От таких всегда не знаешь чего ждать. Лед и пламя. Но пламени гораздо больше. Может сжечь! Поэтому отпадает...
  Вздохнув, кивнул Карайе, - чтобы продолжала, и снова присел на дерево, а жрица возобновила рекламную кампанию, подозвав вторую девушку.
  - Послушница Атечи - Степная Лисица, найденыш, племя не известно. Ребенком привезена купцами. Пятнадцать лет назад. Они купили ее у охотников, которые, в свою очередь, нашли Степную Лисицу в лесу, после того, как перебили стаю диких собак. Ей было в то время, примерно, четыре весны, но среди собак она жила не с рожденья и недолго... Скорее всего - родом из восточного Синегорья. Кулинар от Бога. Плавает, как выдра. Отменно кидает копье, рубится на мечах, владеет пращей. Десять лет обучалась у Денрика, нашего лучшего разведчика, приемам боя и управлению лодкой. Мастер речного дела, знакома с парусами. Хорошая наездница. Моя вторая помощница на кухне...
  Я снова встал на ноги. Остановившись напротив, поймал взгляд Атечи и заглянул в темно-серые глаза, очень красивые, опушенные густыми черными ресницами. Честные, преданные глаза - еще про такие говорят - за один взгляд и помереть не жалко. Общее впечатление не портили - несколько старых шрамов на щеке и подбородке. Подумал и скомандовал послушнице скинуть хламиду, под которой, естественно, ничего не было. Обошел Степную Лисицу кругом, разглядывая с ног до головы. Фигура произвела сильное впечатление. Отличная высокая грудь, тонкая талия и, как стало ясно, после того как я ткнул пальцем ниже спины, безупречной формы крепкая попка. Взял в руку ладонь девушки. Гармоничные по форме руки - длинные пальцы, в меру мозолистые ладони. На левой руке у мизинца отсутствует первая фаланга и остались застарелые шрамы от чьих-то зубов. Весьма не двусмысленное подтверждение тяжелого детства и жизни проведенной не во дворцах... Выпустил руку и шагнул назад. Рост примерно метр семьдесят. Чистая кожа легкого золотистого оттенка, красивые длинные ноги и, что удивило, размер обуви не более тридцать первого. Обычно, высокие и вроде бы красивые фотомодели имеют крупные и часто безобразные ступни. Одним словом - не девушка, а клад!
  Махнув рукой жрице, показывая, что можно одеваться, присел и задумался. По всему получалось, что Атечи будет неплохим товарищем в походе. Правда, оставалась еще проблема совместимости характеров, но, к сожалению, это часто выясняется только после многих дней совместного проживания или, как говорится в народе, после совместного поедания шестнадцати килограммов соли, - и никак иначе.
  Энергично вскочив на ноги, сообщил Карайе.
  - Возвращайтесь в храм. Со мной в путешествие отправится Атечи. Путешествовать будем или в лодке или верхом в течение одной полной луны - вниз и вверх по течению реки, - махнул на прощание рукой и нырнул в кусты.
  Если сюда я добирался методом, который иначе, как суматошным не назовешь, и моей основной целью было истратить максимальное количество жизненной энергии, то обратное движение, осуществлялось в лучших традициях затяжных марш-бросков. То есть, когда в известной точке 'А' и в заданное время 'Б' нужно сохранить максимум сил для выполнения поставленной задачи 'В'.
  Я бесшумно скользил между деревьев и кустов, так что ни одна ветка не хрустнула под ногой. Даже звери и птицы воспринимали меня не как угрозу, а скорее, как неопасное привидение. Нечто сродни легкому ветерку, органично существующему рядом с ними с самого рожденья.
  Кажется, на уровне инстинкта, я заменил самого себя на фантом, в котором каждое живое существо видело нечто свое, простое и обыденное. Белка, удобно устроившись на ветке и откусывая маленькие кусочки от шляпки матерого боровика, проводила взглядом сухой осиновый листок, переместившийся по звериной тропе. Повела ухом с кисточкой на конце - вроде ветра нет, странно, но листок маленький и неопасный. Матерый олень с важенкой, даже не удосужились, пощипывая травку, поднять головы от земли, когда мимо пролетел крупный овод. Только дернули пару раз короткими белыми хвостами сигнализируя - проваливай кровопийца. Хитрая лисица, осторожно переступая лапами и опустив голову к земле, не свернула с мышиного следа, отметив для себя краем глаза, что над тропой пролетел шмель.
  Хотя, если подумать, призрак из меня получился какой-то уж слишком многогранный. Ведь ни для кого не секрет, что у зверей есть обоняние и слух, которые в большинстве случаев являются основными часовыми, предупреждающими об опасности. Видимо, каждому, я напрямую закладывал в мозг некую матрицу, полностью меняющую картину окружающего мира, а от этого, кстати, недалеко и до управления сознанием.
  Круто, но не лежит у меня душа к такому самосовершенствованию - мысленно поманить пальчиком и еда сама к тебе в рот придет. Может это и хорошо, когда ты старый и недужный, но если молод и полон сил, то тогда как? В общем, - и сам не заметил, как за размышлениями и разговором с самим собой, вернулся назад к храму.
  Проходя мимо ямы, заглянул краем глаза - все разбойнички, включая безголового Калинью, заняли свои места по расписанию - компактной кучкой на самом дне. Осторожно заглянув за ворота, отметил, что мои адепты трудятся, как пчелки. Это греет душу. Бросил взгляд направо, где должен отдыхать последний недобиток из стаи. Пусто. Что за черт! Где мой пленный?
  Проскользнув на двор, схватил за шкирку первого же подвернувшегося под руку братка и озвучил вопрос, ткнув пальцем в пустое место.
  - Где бандит?
  - У-у-у, - замычал младший брат и повис у меня на руке, обезножив от испуга.
  - Что у-у-у? Говори! - Я встряхнул жреца, так что у него лязгнули зубы.
  - У-убежал, - наконец дождался ответа. После чего, облегчив душу незамысловатым матерным словом, потребовал пояснений.
  - Как это произошло?
  - Мы хотели его покормить, - пустился в пространные объяснения младший брат, - и развязали ему руки... - я прервал повествование вопросом.
  - Кто решил покормить и кто разрешил развязать?
  - Некрисса, - выдавил жрец. Я оглянулся. Вся братия, в нескольких шагах от меня, во главе с Некриссой стояла на коленях, склонив головы. С лицом чернее тучи я подошел вплотную и прорычал главному жрецу.
  - Дай руку! - Не поднимая головы, Некрисса вытянул левую руку в мою сторону. Я перехватил его мизинец и скомандовал. - Всем смотреть! - и, когда адепты подняли головы, и с ужасом уставилась на меня, медленно вынул нож и отсек мизинец у старика. Швырнул обрубок в сторону и добавил с угрозой в голосе, - Это на первый раз. Второго раза не будет! - внимательно оглядел всю компанию и добавил, понизив напряжение в голосе на полтона. - А сейчас перевяжите ему руку и куда побежал этот шустрик-недобиток? - Ответил мне все тот же младший брат.
  - Он переплыл реку вплавь, Старший брат.
  - Так. Готовьте лодку. Двое на веслах. Быстро!
  Два жреца кинулись к воротам, двое подхватили под руки Некриссу и понесли ослабевшего от переживаний брата в сторонку под навес. Все-таки старость не радость.
  Я постоял несколько минут на месте, наблюдая за суетой, затем повернулся и быстрым шагом двинулся к причалу. Оба жреца уже сидели в лодке в полной готовности. Перескочив на банку, устроился на носу и скомандовал.
  - Гребите! - Братья дружно опустили весла в воду, синхронно сделав мощный гребок, и наш кораблик стремительно заскользил к противоположному берегу.
  Минут через десять мы ткнулись в заболоченный берег. Не далеко от нас по смятым и поломанным верхушкам камыша был хорошо заметен след беглеца. Соскочив на берег, я бросил жрецам.
  - Ждите! - И взял след.
  Судя по состоянию примятых трав, фора у бандита была часа три, но в болотистой пойме особо не побегаешь, и, прыгая на первую кочку, я прикинул, что через час должен его догнать.
  Первую пару километров пират не бежал, а летел, как на крыльях, местами делая прыжки до трех метров, и сокращалось расстояние не слишком быстро. Чувствовалось, что страх придает ему сил и безоглядно гонет прочь. Он ломился по целине и буеракам, не разбирая дороги. Но вот, усталость стала брать свое, а в затуманенной страхом голове беглеца появились первые связные мысли. Бандит перешел на быстрый шаг, сориентировался и стал потихоньку смещать направление движения сначала на север, затем на северо-восток, делая большой крюк в сторону реки.
  Минут через сорок, когда я уже дышал ему в затылок, местность изменилась - пойма реки кончилась и передо мной раскинулось буйное разнотравье степи. Беглец, выскочив на ровное и сухое место раньше меня, снова увеличил разрыв. К тому же, здесь нужно держать ушки на макушке, так как резко возрастала вероятность встретить разъезд кочевников. Они однозначно, одинокого человека воспримут, как свою законную добычу.
  И, как в воду глядел. След беглеца пересекся со свежими отметинами лошадиных копыт. Конные взяли мою добычу тепленькой, но, судя по отсутствию крови, с ходу не убили. И это хорошо.
  Минут через десять показались верхушки деревьев. На пути встретился первый, почти прозрачный перелесок. Подобравшись еще ближе, увидел тонкую струйку дыма от костра, четырех привязанных к кустам лошадей и столько же степняков, суетящихся рядом с огнем. Все четверо склонились к земле и были заняты чем-то важным. Я перешел с бега на шаг, поправил рукоятку меча на поясе и, не скрываясь, двинулся к деревьям.
  Не доходя метров двести до костра, услышал полный боли и ужаса вой. На одной ноте и одном дыхании надрывался смертельно напуганный человек. Без сомнения, - кричал беглец. Видимо, не получилось дружеского общения у него с четырьмя мушкетерами. Чем-то не понравился он благородным друзьям степей. А раз так, то гордые степные всадники решили распустить его шкурку на ремни. И, конечно, в лучших традициях диких народов, стали со знанием дела, сдирать кожу с пленника, начиная с паховой области.
  Но все имеет свой предел, пленнику потребовалось передохнуть - запас воздуха в легких кончился. Он на последних каплях керосина всхлипнул и на мгновение заткнулся. В это время до теплой компании мне оставалось пройти метров пятьдесят и на меня в конце концов обратили внимание.
  Все четверо выпрямились, повернулись в мою сторону и выстроились рядком, на первый взгляд, похожие друг на друга, как соленые огурцы из одной банки. Кожаные рубахи, остроконечные шапки черным мехом наружу, мягкие сапожки, короткие сабельки на поясе - у троих с левой стороны и у одного с правой - левша. Ростом все примерно метр с кепкой, чернявые с жиденькими бороденками и усами. В глазах искреннее недоумение - добыча сама в руки идет! Что-то тут не так.
  Я остановился в шагах пяти и, бросив взгляд на землю за спинами кочевников, увидел, что ошибся. Степные соколы не собирались снимать кожу с моего разбойника... Они поступили по-другому - привязали бедолагу к здоровенной оглобле, с целью пресечь всяческую возможность дергаться и, пока что на чуть-чуть, засунули бандиту ноги в маленький костер. Пятки беглеца уже слегка почернели и попутный ветерок донес до меня специфический запах паленого мяса. Сам страдалец-беглец тихо поскуливал, кося в мою сторону постепенно заплывающим глазом из-за отменной, назревающей, как на дрожжах, гематомы. Видимо, благородные рыцари степей в полсилы, но от души, предварительно попинали бандита ногами по лицу.
  Тем временем, - двое крайних степняка, синхронно сделали несколько шагов в сторону и ко мне, расширяя фронт и тем самым, заходя во фланги. Я с интересом рассматривал разбойничьи рожи, стараясь держать в поле зрения всех четверых любителей копченых ножек.
  Наконец, видимо главный в группе, выдохнул 'хэ', выхватывая свое холодное оружие и, ткнув им в мою сторону, скомандовал.
  - На колени! - Тотчас же остальные трое, но молча, повторили его маневр, демонстрируя мне сталь своих клинков.
  Что ж, они заслужили, как минимум, хорошую трепку. Но меня останавливало только то, что я по простоте душевной, мог отметелить родственников Карайи. Было у них, что-то общее... в облике.
  И тем не менее, нужно действовать и я протолкнул себя на следующий уровень, повышая скорость реакции в три раза. На следующий уровень не получилось, получилось почему-то сразу через голову первого - на второй и скорость реакции возросла на порядок. Я скользнул вперед, волнообразно уклоняясь от клинков и, оказавшись на одной линии между двумя степняками, синхронно выбросил руки влево-право, целясь в область виска и стараясь не довести до смертоубийства. От ударов оба клоуна, как кегли, улетели в разные стороны метров на пять, растеряв по дороге свои шапки и сабельки. Затем я метнулся влево, заходя в тыл третьему другу степей, и пока он пытался отследить мой маневр и повернуться, выдал ему два удара по руке и в ухо. В результате первого удара он выронил свой клинок, а следствием второго было то, что он отправился в свободный полет, раскинув руки, как птица крылья, и завершил его падением лицом вниз без видимых признаков жизни.
  Последний, оставшийся на ногах, гордый воин степей, стоял широко раскрыв рот и хлопая глазами. Уж не знаю в чем тут дело, но в его голове провернулись какие-то шестеренки и он, неожиданно для меня, отбросил в сторону саблю, упал с начала на колени, затем уткнулся лицом в землю и заверещал тонким бабьим голосом 'и-и-и'. Я подошел к нему вплотную и прорычал.
  - Молчать! - Не помогло. Тогда, в полсилы, приложил его носком сапога по диафрагме. После сдавленного 'кха', крик оборвался...
  Я подобрал брошенную саблю, вынул из-за пояса степняка нож и двумя бросками вогнал оба клинка в дерево на высоту метра три. Теперь недомерку нужно постараться, чтобы достать свое оружие. Затем повторил эту процедуру еще три раза, разоружив остальных налетчиков. Сняв с пояса первого степняка моток веревки, перетащил троих нокаутированных ближе к костру и связал им руки за спиной. Четвертый степной воин по-прежнему стоял на коленях, уткнув лицо в землю и закрыв голову руками, не делая даже робких попыток подсмотреть за моими действиями.
  Теперь можно начинать так долго откладываемый допрос пирата. Слегка оттащив ноги от костра и присев на корточки рядом с беглецом, я достал нож и, поиграв клинком перед глазами бандита, пустил лезвием зайчик в его глаза. Мой шустрик сморгнул, а я ласково спросил.
  - Как тебя зовут чудо-юдо? - пират сглотнул, закашлялся и хриплым голосом, сорванным криком, выдавил.
  - Шуша.
  - Как зовется ваше логово? - бандит сморгнул, в его глазах промелькнула обида, и он попытался развернуть плечи и с гордостью ответить.
  - Замок Таши.
  - И сколько в вашей деревне осталось народа? - флибустьер задумался и после продолжительной паузы, с хитрецой во взгляде, выдал.
  - Много. - Я хмыкнул и аккуратно срезал ему кончик носа, добавив на словах.
  - А точнее? - хитрец дернулся и захлюпал кровью. Его глаза снова затопил ужас.
  - Одна ладонь двойных ладоней, господин. - Я кивнул, соглашаясь, и продолжил допрос.
  - Сколько из них воинов?
  - Четыре ладони, господин.
  - Кто остался за главного?
  - Хеарх Салу, отец Великого вождя Калиньи, господин.
  - Червяк безмозглый твой Калинья, а не Великий вождь, - поправил я бандита и спросил. - Шаман Бешеный Пес тоже сейчас в Таши?
  - Да, господин. - Я подумал и снова задал вопрос.
  - Сколько кораблей вы захватили за последние три весны? - пират задумался надолго, я его не торопил. Наконец сложные подсчеты были завершены и он с облегчением выдал.
  - Одна двойная ладонь и четыре пальца, господин.
  - Остались ли живые пленники? -
  - Нет, господин, - и добавил. - Все умерли в яме.- И снова с гордостью посмотрел на меня, попытался расправить плечи и вскинуть голову. Я поинтересовался.
  - Так! Ну и, что еще ты мне интересного расскажешь?
  - В прошлом году мы ходили к храму, вниз по реке и закопали под землю пять жрецов. Они горько плакали прежде чем умереть, - пирата распирало от гордости и я получил окончательное подтверждение тому - зачем вырыли яму, какая судьба ожидала моих адептов и, что в этой могиле точно имелось зарезервированное местечко для меня.
  - Да, припозднился я, - с огорчением покивал я бандиту и глубокомысленно добавил, - гангрену нужно лечить как можно раньше, - похлопал бандита по плечу и спросил. - А ты знаешь, что такое гангрена, друг мой?
  - Нет, господин. - Я ласково улыбнулся и продолжил.
  - А может ты знаешь, как лечат гангрену?
  - Нет, господин.
  - Ну, тогда отвечаю на первый вопрос - гангрена это ты, и отвечаю на второй вопрос - гангрену лечат радикально, хирургическим путем. Поэтому Шуша тебе пора навстречу с закопанными жрецами. Передай им от меня поклон и извинения за то, что опоздал, - и коротким ударом всадил нож снизу под подбородок так, что кончик клинка пробил теменную кость черепа. Пират дернулся и затих.
  Стерев кровь с ножа и вложив в ножны, поднялся на ноги. Повернувшись к степнякам, отметил - после нокаута все трое связанных пришли в себя. Сейчас они ворочались с боку на бок, лупая глазами, а четвертый бесстрашный степной воин, ни на миллиметр не изменил своей коленопреклоненной позы. Подойдя к нему вплотную, я заметил, - всадник степей продолжает, но еле слышно выводить 'и-и-и'. Набрав в легкие воздуха, я рявкнул.
  - Встать!
  Мощная энергия приказа и большое количество децибел в нем - возымели свое действие. Степняк взлетел на ноги, как подброшенный катапультой, и остался стоять, выпучив стеклянные глаза и открыв рот, готовый выдать в окружающее пространство вопль ужаса на грани своих возможностей. А я продолжал ковать железо, надев личину строгого следователя.
  - Имя! - и степняк выдал на автомате.
  - Тиан. - Я обошел его кругом, снова встал напротив и прорычал.
  - Смотреть в глаза! - и, когда Тиан с трудом сфокусировал свой взгляд на моем лице, спросил, сбавив тон.
  - Жрицы Карайя и Тинта тебе известны? - в глазах степняка появилась некоторая осмысленность и он выдавил из себя.
  - Да, Господин. Я Алиман. Мы одного племени.
  - Зачем схватили этого урода? - и я ткнул большим пальцем себе за плечо. - Я хотел убить его сам!
  - Прости нас Господин. Мы ловим всех чужих. Никто не может пройти по нашей земле, не заплатив дань, или, если мы этого не хотим. - Я нагло усмехнулся и спросил, указав рукой на первого степняка, предлагавшего мне встать на колени.
  - Почему этот урод не узнал меня? - глаза Тиана снова затопил ужас, он рухнул на колени, сложил руки на груди и заверещал.
  - Прости нас Господин. Станг не хотел. Он молодой. Он ошибся. Прости-и-и... - Я повернулся в сторону связанных и увидел, как мой обидчик, извиваясь на земле и захлебываясь слезами, часто-часто закивал, подтверждая сказанное. Судя по всему, он искренне раскаивался. Я опять повернулся к Тиану и приказал.
  - Встань, - что тот поспешил исполнить. Я подумал и распорядился.
  - Завтра мне потребуются три коня. Самых лучших. Два верховых с седлами и один вьючный. Приведете к реке у храма, - ноги опять не удержали Тиана и на коленях, склонив голову, он с облегчением в голосе, сказал.
  - Будет исполнено, Господин. - Я кивнул и направился к лошадям, полюбопытствовать на коней и осмотреть снаряжение степняков.
  У всех четырех к седлам по обе стороны были подвешены: открытый колчан с десятком стрел; полуоткрытое налучье в половину длины лука; арканы. Оперение стрел незначительно отличалось друг от друга, белое перо гуся подкрашено в красный цвет в разных местах. Я вынул из налучья лук, он оказался примерно метрового размера, натянул тетиву и попробовал согнуть. Слабоват, но сделан с любовью. По внешнему виду, настоящий сарматский - усиленный сухожилиями и костяными накладками.
  Вынул из колчана одну стрелу и повернулся вместе с луком в сторону степняков. Все четверо дружно закрыли глаза и слиняли с лица, полагая, что настал их смертный час. Но стрелу я выпустил целясь в общую кучку клинков на дереве. Стрела смачно вошла в центр компактной группы. Я кивнул с удовлетворением, запихнул лук обратно, повернулся и направился назад по своим следам. В общем и целом, результаты погони получились весьма удовлетворительные.
   Я без всякой спешки вышагивал по уже проторенному пути, поглядывая по сторонам и наслаждаясь чистым воздухом, девственной природой, ароматом луговых трав и хорошей погодой. От избытка удовольствия на меня накатило вдохновение и я, не сдерживая себя, в полный голос и от души, выдал в окружающее пространство широкой степи... 'У любви, как у пташки крылья, ее нельзя никак поймать...'. И продолжил, распевая в том же духе, только что не пританцовывая. В результате и сам не заметил, как добрался до реки и заболоченной поймы, где песни пришлось прекратить, и приступить к прыжкам с кочки на кочку.
  Благополучно доскакав по кочкам до берега, прыгнул в лодку и переправился на другой берег. Появившись в сопровождении младших братьев у ворот, отметил, что жрицы успели вернуться, и теперь можно в расширенном составе устроить небольшое производственное совещание, чтобы обсудить некоторые детали, предстоящего путешествия.
  Некрисса с перевязанной рукой, заметив меня вздрогнул, но быстро взял себя в руки, подошел и, склонив голову, всем своим видом показал, что готов исполнить любой приказ. Через минуту к нему присоединилась Карайя, которая, хотя и не посыпала голову пеплом, - вроде бы не за что, но без лишних слов давала понять, что готова к беззаветному труду и жесткой обороне. Тем временем, все остальные с усердием продолжали устранять последствия бандитского налета.
  После минуты изучения макушек адептов, я выдал ценное указание.
  - Сейчас отлучусь, но ненадолго. Вернусь до вечера. После возвращения, вчетвером, обсудим маршрут похода по Крино, - оба синхронно кивнули, но ответил Некрисса.
  - Будет исполнено, Старший Брат. - Я повернулся и направился к входу в храм.
  
  Пройдя через Ворота, уселся в кресло и несколько минут просидел, рассматривая экран и размышляя о смысле жизни и о себе. Машинально подключился к квартире Председателя - в ней все оставалось так, как в самый первый раз, когда я заглянул сюда, чтобы сделать предложение о совместной деятельности. Для интереса решил посмотреть последние известия, взял пульт управления ТВ и, пощелкав клавишами, настроился на новостной канал.
  Несколько минут смотрел на какую-то 'свободу слова' по поводу 'запредельной' зарплаты в несколько десятков тысяч рублей в месяц и непомерных льгот депутатов. Хмыкнул, наблюдая за этой клюквой, и подумал, - что, конечно, отдельные слуги народа заслуживают жестокой и публичной порки, но отнюдь не за зарплату и льготы, а за беспринципность и продажность.
  Одна только отмена нормы закона о конфискации имущества по приговору суда - о-о-очень дорого стоит! Вот уж хапнули депутаты, так хапнули! Не стесняясь, по-наглому и по-крупному. А чего стоит 'скромный подарочек' с подоходного налога! Страна, которая занимает второе место в мире по количеству миллиардеров, не имеет прогрессивной шкалы подоходного налога! Полный атас. Сделали из страны первоклассный криминальный отстойник и еще удивляются, почему не улучшается инвестиционный климат. У нормального человека со стороны - эти бандитские игры в парламенте, ничего кроме чувства брезгливости вызвать не могут. Правда, все ворюги, до сих пор бешено аплодируют слугам народа, а кто платит тот и заказывает музыку. И как закономерный результат - почти последнее место в длинном ряду стран зараженных коррупцией. Так сказать, - еще один последний рывок и по коррумпированности с Россией не сравнится никто!
  Но у каждой палки имеется два конца. В разведке это называется - засветились голубчики. По результатам голосования сразу становится ясно 'Who is who'. Моральные принципы каждого можно хорошо отследить по поведению человека в экстремальных ситуациях. Например, когда он подвергается искушению большими деньгами. И здесь уже не нужен полиграф. Можно смело брать кандидата в отбраковку под локоток, отводить в сторонку и ставить к стенке. После чего в России станет ощутимо легче дышать.
  Сейчас же, я наблюдаю на экране - типичное отвлечение внимания от 'несчастных' олигархов и прочих представителей крупного бандитского капитала, которые 'тоже плачут'. Ну, прям рыдают крокодиловыми слезами размером с куриное яйцо, грея изможденные тела - на Лазурном берегу, запивая корочку хлеба водой из-под крана - в шикарных лондонских ресторанах и ковыляя в снежном безмолвии - на горных лыжах в Швейцарии. Так сказать, - на экране, имела место быть, плотная дымовая завеса, которая в прошлом, с большим успехом использовалась для идеологического обоснования смены режима. А тут, как подчерк у вора-рецидивиста, - раз однажды получилось обмануть, то почему бы не использовать проверенный приемчик и дальше - для одурачивания простаков.
  Хотя известно, что по оценке даже не отечественных, а забугорных спецов, - яркие представители российского олигархического капитала тратят в день, лично на себя, примерно девять миллионов баксов, что предполагает у каждого - наличие месячной зарплаты в семь с половиной миллиардов рублей. Один такой 'представитель крупного капитала' вполне способен без напряжения взять на иждивение несколько штук российских парламентов, вкупе с парой кремлевских администраций! Но это вроде бы, как и нормально - с либеральной точки зрения. Хотя за какие заслуги такое счастье - непонятно. Нельзя же к заслугам отнести - закупки за рубежом лично для себя - яхт, недвижимости, и прочих атрибутов роскошной жизни...
  Впрочем, правительство выглядит не лучше и надо честно признать - то, что в стабилизационном и золотовалютном фонде без дела лежат два годовых бюджета страны - это полный отстой. Можно потратить только часть и, как минимум, трехкратное увеличение окладов всем бюджетникам обеспечено. Плюс еще один бюджет лежит в кармане у первой десятки олигархов и еще один у следующей сотни. И, что самое обидное эти - четыре годовых бюджета моего государства находятся, в основном, в банках чужих стран, тратятся непонятно на что и развивают экономики, если и не потенциальных врагов, то уж точно не друзей. А они-то уж нас в случае нужды приголубят, так приголубят, что мало не покажется...
  Но совсем уж выглядит карикатурным, когда 'яркие' представители из правительства, горестно заламывая руки и размазывая по лицу слезы и сопли, стонут - сообщая, что нет денег на самые необходимые вещи. И, что называется, - как в воду глядел...
  В очередной раз переключив канал, наткнулся на Кальтенбруннера. Этот великий либерал-реформатор с апломбом вещал неразумным, что большие золотовалютные запасы - это, как снег зимой, который имеет тенденцию к непрогнозируемому, но постоянному росту на полях и огородах. Из сообщения оракула следовало, -что запасы есть, например у Китая, и гораздо более значительные. Правда у Китая и население в десять раз больше, темпы развития в два раза выше, нет банды элитных олигархов (их вовремя отстреливают), применяется смертная казнь к госчиновникам, - так что сравнение получается не очень... с гнильцой.
  Да и, когда затевалась вся эта либерально-демократическая тягомотина, то для подражания выдвигались совсем другие страны. Сейчас же по-прежнему более актуально сравнивать со Швецией или, в крайнем случае, с Белоруссией. Хотя по большинству параметров - экономики, природных условий, хозяйственной и культурной жизни, более всего для сравнения подходит Канада.
  Дальше группенфюрер сообщил, что дескать - баксы куплены за рубли и дескать - все шито-крыто и руки прочь от свободного капитала. Но это ложь и деза. На самом деле, зеленая капуста в основном получена за вполне конкретные нефть и газ, то есть - за не возобновляемые ресурсы. Ни для никого не секрет, что нефть при современных темпах обмена ее за зеленую бумагу, может кончиться в стране через десять лет. Поэтому нефть и газ против бумажной зеленой капусты - это неравноценный обмен. Суровой русской зимой зеленой бумагой - печку не натопишь и чтобы посеять и собрать урожай зерновых - в бензобак трактора баксы не зальешь! Деньги, не обеспеченные нужными моей стране натуральными продуктами или высокими технологиями, - для России мусор и не являются валютой.
  А американы мышей не ловят, полагая, что проедутся на старых дрожжах. В нашем же мире, если не успел, то опоздал, и нужно доказывать свою состоятельность каждый день. И работать, пахать в поте лица... а не размахивать дубиной на чужой территории. В конце концов - зеленая капуста может быть без особых проблем выращена с помощью клише, например умельцами с Северного Кавказа. Всего и делов-то, что запустить печатный станок... А вот с нефтью - так не получится!
  И не надо забывать, что своей доли от нефтяного пирога уже сейчас все громче начинают требовать Китай и Индия, которые в отличии от России, занимаются собственной экономикой, вкладывают а нее деньги и естественно - растут и богатеют, как на дрожжах!
  А ведь четыре годовых бюджета, выведенные из экономики России правительством и бандитами - это, как минимум, пятикратное увеличение зарплат всем служащим в рублях и прочее развитие страны вниз и вверх по цепочке. И, что самое интересное - такое использование денег только восстановит нормальные пропорции в экономике, которая сейчас, как человек в пустыне без воды, сохнет и медленно умирает, не получая достаточного стимула в виде денег, новых технологий и социально значимых проектов.
  Что же касается инфляции, которая якобы возрастет, то это полная чушь, придуманная для того, чтобы оправдать компрадорами свое бездействие и воровство. Достаточно твердой рукой остановить внутри страны рост цен на первичные слагаемые себестоимости любой продукции - бензин, электричество, материалы, - с одновременным повышением производительности труда и инфляция будет непросто нулевой, а станет отрицательной. Ведь последнему дураку ясно, да, впрочем, против этого никто и не возражает, что рост цен на энергоносители внутри страны - это циничный мафиозный сговор. Так сказать, - поимели народишко один раз с приватизацией... почему бы не поиметь еще много, много раз?
  Вкладывать деньги в экономику России нужно с условием, что конечный продукт будет дешевле, долговечней и произведен с меньшими затратами трудовых ресурсов. Причем, если производительность труда таких вложений будет слишком высокая, то, компенсируя разницу, необходимо создавать новые рабочие места, развивая инфраструктуру государства, культуру и науку. Это в свою очередь закрепит достигнутый результат в экономике и так далее по кругу.
  Другой важный сектор вложения денег - импортозамещение. Зарубежные экспортеры должны рвать друг друга в клочки, чтобы получить доступ на внутренний рынок России. И пускать нужно далеко не всех, каждый раз напоминая тем, кто прорвался, что ему делается серьезное снисхождение и он должен оправдать доверие.
  Цены могут и будут расти на внешнем рынке, например за счет долларовой инфляции - Штаты давно живут в долг и не по средствам, но рубль только укрепляется, поскольку был чуть ли не двукратно недооценен в девяностых годах и пока американы штампуют зеленую капусту без ограничений - российская валюта будет укрепляться и дальше. Конечно, америкосов можно понять, им нужно кормить и тешить чернокожее и прочее цветное население, которое в основном живет на дотации. Требуется обслуживать все большую массу пенсионеров. Да, и общечеловеки здесь не без греха, правда, в меньшей степени. Но вот, причем здесь Россия и почему моя страна должна платить за чужое удовольствие и безбедное существование?
  То, что американская 'Империя зла' вовремя взяла на вооружение имперский опыт Древнего Рима это похвально - римлянам держать в узде плебс многие годы помогал принцип - хлеба и зрелищ. Но 'втюхивать' России и всему миру низкопробную политкорректную кинобурду, сработанную для внутреннего применения, - это полный отстой. Причем делать это многократно - так, будто дурнопахнущая киноблевотина - это нечто заслуживающее внимания. Нечто, что нужно выучить наизусть, как отче наш... Достали. И почему мы должны потреблять клюкву высшей пробы - кинофантастику типа - высококлассный негр-программист руководитель проекта? И платить за это дерьмо нефтью. А уж о черных телеведущих на нашем экране, которые страшнее атомной войны, я и не говорю... просто смешно и противно. Но политкорректно... по-американски.
  Империя зла должна не только размахивать дубиной, но и обеспечивать общеполезный продукт. Если его нет или мало, значит страна живет не по средствами и нарушает общий закон, а как известно он один - за удовольствие надо платить! Может они не знают этого? Но не знание, не освобождает от ответственности.
  Никаких оснований для инфляции в России нет в принципе, если только не компенсировать из своего кармана инфляцию в Штатах, что сейчас и происходит - с подачи компрадорского правительства, ЦБ и Президента. Тем более, что последнее время складывается стойкое мнение - Штаты готовятся к девальвации бакса, оставив на руках у особо приближенных и любимых, только его цветную модернизированную версию. Остальные получат большую фигу и кучу никому ненужной бумаги, которой даже неудобно подтираться в сортире.
  Но наш Директор цирка и его зверинец не видит, как можно использовать финансы внутри страны и озабочен в первую очередь свободой вывоза капитала крупной олигархией, а также развитием производства за рубежами Родины. Национальная экономика это так - мусор под ногами - ему до нее вроде и дела нет. Он, видимо, думает, что клоуны из правительства и элитная массовка из первых рядов, помогут, когда представление начнут забрасывать гнилыми яблоками вперемешку с бутылками с зажигательной смесью. Наивный парень! А может не наивный? Может очень хороший артист? Или искренне считает, по простоте душевной, что вымирание миллионов людей для России это благо? Вроде, как получается, Маргарет сказала - надо, Директор цирка ответил - есть! Тогда для оценки поведения Директора существует другое слово...
  При такой ситуации и политике, как сейчас, не хватит никаких ресурсов даже самой богатой страны в мире, и от идиотов в правительстве и проходимцев среди олигархов не спасут даже запредельные цены на нефть и прочее сырье.
  Создается впечатление - моя страна находится в состоянии войны. Причем, есть враг внешний и внутренний. И еще не известно, кто страшней. Я так думаю, что внутренний опаснее всего. В первую очередь потому что постоянно мимикрирует и наряжается в шкурку благодетеля.
  Впрочем, есть четкий критерий, когда суть человека прорывается наружу. Внутренние враги те, кто сам для себя, и вместо 'моя' страна, говорят 'эта'. Из самой фразы следует, что эти гнойные стафилококки живут в России временно, и через некоторое время, как навозные мухи, перелетят туда, где больше медом намазано, оставив после себя пепелище и кучу дерьма. Типичные 'Aliens' - Чужие из дешевых американских страшилок, готовые сожрать всех, в том числе и тех, кто их родил, кормит и защищает. Чужие - кто на белом свете-то живет, лишь потому, что в свое время, за их нынешнее поганое и грязное существование отдали свою жизнь миллионы хороших людей, остановив работу газовых камер. И самое отвратительное, что эти аскариды, для обоснования своего существования в еще здоровых частях тела государства, выдвигают человеконенавистнические теории типа - 'все вокруг враги - один я самый умный, а остальные пусть бегают на побегушках' или 'кто не ворует - тот дурак, а мне богоизбранному законы не писаны'. И гадят, гадят, гадят... пытаясь остальных приучить жить в дерьме.
  Внешние враги бывают разные - явные и скрытые, бедные и богатые. Но здесь все гораздо проще - с внешними врагами Россия воевала всегда и нужно только понимать, что истинных друзей у моей страны - раз-два и обчелся. Не нужно и строить иллюзий - враги явные - просто переходят в форму врагов скрытых, а от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Ненависть осталась. Слишком многим, за свою многовековую историю, Россия наступила на мозоли и укоротила шелудивые ручки. Яркий пример патологической ненависти - Польша.
  И не надо сбрасывать со счетов то, что все может закончиться поражением и гибелью страны. Тем более, что наступление на нее идет по всем направлениям. Скоро может наступить время, когда все доедят, продадут, сдадут, разбазарят, разворуют и на десерт - все остальное - окончательно приватизируют наши замечательные американы и общечеловеки.
  Последние полтора десятилетие можно охарактеризовать, как триумфальную победу фашизма над моей страной. Даже гитлеровцы сделали русскому народу меньше зла, чем либеральные реформы. Доморощенные фашисты-либералы ухитрились уничтожить половину промышленности России; продавать как будто так и надо - маленьких детей на органы и женщин в бордели всего земного шара; сформировать из ТВ и СМИ свору алчных и бешеных псов; загнать по уровню жизни самую богатую ресурсами страну на сотые места в рейтинге стран, проживающих на Земле и прочее, и прочее. И ни одного положительного примера в оправдание их пакостного существования...
  В конце 80-х, по недомыслию, люди говорили, что хуже уже не будет, хуже, мол, некуда - это смешно сейчас вспоминать, но история показала - дна нет и всегда может быть еще хуже. А в ближайшее время жизнь может продемонстрировать нам все самое плохое и самое страшное.
  Впрочем, когда страна все больше и больше становится страной с экономикой 'трубы', то естественно, что мы имеем и элиту трубы. Нефть, газ, металл, удобрения, лес, иные старые производства - были освоены в советский период, за последние годы в них не делалось капитальных вложений, но они все еще что-то дают.
  Сегодня все вертится вокруг трубы и все определяется трубой. Примерно пять процентов населения оседлали трубу и живут только за счет трубы - в полном смысле этого слова. Около пятнадцати процентов это те, кто обслуживают тех, кто живет за счет трубы. Примерно сорок процентов населения России за чертой бедности и примерно столько же, как-то перебиваются с хлеба на воду, работая на нескольких работах, и, очень часто, не по специальности.
  Те, кто оседлал трубу, живут ни в чем себе не отказывая, они вписаны во все транснациональные конструкции, покупают и продают все, отдыхают и мигрируют по территории всего земного шара. Вторая группа обслуживает это. Что получают и имеют остальные две трети - вопрос? Только дырку от бублика. В свою очередь правительство не собирает волю людей для полноценного действия - это набор рыхлых ведомств, сложно понять, чем занимающихся, непонятно, перед кем и за что несущих ответственность, но оно четко обслуживает и обеспечивает трубу. Поэтому хорошо живет и будет процветать и колоситься на этом 'празднике жизни'.
  Что самое интересное - помимо экономики, есть и культура трубы. Ее оседлали те же лица. Эта труба действует в обеих направлениях, но для России она подключена не к цивилизации, а к канализации, и качает в основном в мою страну отбросы западной культуры и прочие отходы производства. Благо, пока, есть люди - кому можно 'впаривать', территория - куда сбрасывать и незагаженные места, где можно создавать помойки!
  Такого рода сырьевой экономике не нужно две трети населения России. Должны остаться и останутся только 'хозяева жизни', как правильно предлагала ещё в конце 80-х Маргарет Тэтчер - весьма не глупый враг моей страны. А несчастные люди вычеркнутые из списков - граждане России - должны сказать спасибо, что все происходит в щадящей форме, что люди вымирают в достаточно медленном режиме - всего лишь пока один миллион жителей в год. Их - большое спасибо - правительству, экономической и культурной 'элите', - не загоняют напрямую в крематории или газовые камеры, не уничтожают массовым способом, как бремя для бюджета сырьевой страны, и не забивают, как скот на бойне. Но даже в этих 'щадящих' условиях по прогнозам западных экспертов, через десять лет в России останется жить всего лишь пятьдесят миллионов человек, причем все они будут заняты в сфере обслуживания. Конечно, забугорные эксперты слегка перегибают палку - по поводу десяти лет... По моему прогнозу, это произойдет лет через двадцать, в полном соответствии с теми сроками, о которых в свое время говорил с трибуны клоун Никитка - предрекая неизбежное житие при коммунизме. Но это уже так... детали и надуманные аналогии.
  И не надо строить иллюзий особо приближенным - попасть в третью и четвертую группы может любой и в любой момент. Никакие прошлые 'заслуги' здесь не помогут. Чуть не угодил 'хозяевам жизни' и тут же окажешься на улице - в конце общей очереди в газовую камеру. За примерами далеко ходить не надо. Я с усмешкой понаблюдал на экране за либеральными в прошлом редакторами и юмористами, которые раньше с пеной у рта и не без таланта, утверждали 'новый порядок', но которым сейчас дали пинком под зад и выкинули... за ненадобностью. Хотя, конечно, дерьмо не тонет. Всплывут и эти... может не на поверхность, но вполводы, так точно.
  Но и те, кто сидит на трубе, пусть не обольщаются - без сильной страны они просидят на ней только миг. Конкретный пример - Ирак. И то, что их ждет, - это очередная колода карт, но в ней, правда, будут в основном шестерки. Ворье и халявщики - нигде, никогда и никому не нужны. У них и своих таких хватает. Диалектика!
  В этой связи, весьма любопытно посмотреть какое население должно быть у Штатов. Учитывая, что все общее производство в США, включая комиксы, звездно-полосатые флажки и воздушные шарики, составляет порядка 20% от мирового ВВП, а потребляют они около 40%, оптимистичная цифра для США сто пятьдесят миллионов человек. Но это в лучшем случае! В реалиях жизни, нам-то живущим в других странах в конечном счете, наср... сколько американы делают для себя лично, каково там у них пособие у многодетной негритянской мамаши, сколько выпущено политкорректных фильмов для негров... Нам важно, что они продают ценного на внешнем рынке, и есть ли у населения России заинтересованность в этом продукте... Вот в этом случае, то есть, по паритету международной торговли, учитывая потребляемые ресурсы, население США нужно сократить в восемь раз. И оставить проживать на Великих американских равнинах, в лучшем случае, сорок миллионов человек. Понятное дело, что это должны быть наиболее обездоленные и угнетаемые - афроамериканцы.
  Но справедливости в мире нет, а есть глобализация. А она для избранных 20%. И последний серьезный сдерживающий фактор в мире для мировой закулисы, в виде СССР, исчез. Сейчас для России и всего остального земного шара, в том числе и для так, гордящейся своими социальными завоеваниями, богатенькой Европы, есть только один сценарий - '20 на 80'. Для России это в первую очередь пышный расцвет экономики трубы. Самое обидное, что ждать от экономики и философии трубы, каких-то других моделей государства, управления, экономики, народонаселения, культуры, социальной структуры просто невозможно и бесполезно.
  И альтернатива лишь одна - или склонить голову под топор и погибнуть - или обрубить шаловливые ручонки с топором и остаться в живых. В первом случае погибнет сто миллионов человек, во втором - не более десяти! И пока не поздно - нужно выбирать! В память о миллионах, отдавших свою жизнь, за свободу и независимость моей Родины и за сохранение жизни большинства из ныне живущих - нужно драться!
  И мы еще поборемся, хотя меня и сильно ограничили по возможности вмешиваться в ситуацию в России, но ведь не полностью же. Поэтому нужно продумать последовательность действий, эффективный алгоритм вмешательства, так чтобы за минимально короткое время и с минимумом усилий, получить гарантированный положительный результат. Как ни странно, но конечным результатом, должна стать просто нормальная жизнь в моей стране.
  Учитывая, что я не могу теперь напрямую передавать указания и приказы в письменной форме, то одним из элементов такого плана, может быть публикация-предупреждение в открытой печати, как руководство к действию для всех заинтересованных лиц. Руководство может быть в форме увлекательного научно-фантастического романа, в котором нужно прописать - кто, как и сколько, а именно: кто в первую очередь должен изменить свой менталитет и линию поведения; как нужно поступать, чтобы искупить свое криминальное прошлое и не допустить наказания в будущем; сколько можно оставить себе из того, что было наворовано, и какое последует наказание в случае пренебрежения предупреждением.
  Я тяжело вздохнул и подумал, - что пусть пока подкорка работает, - я обязательно вернусь к алгоритму действий на Земле позже, а следующий шаг здесь и сейчас заключается в осмотре филиала храма в низовьях Крино. Поэтому без раздумий ткнул в очередной маркер на зеркале и, как только появилось изображение, осмотрел главное помещение храма и ближайшие коридоры. Затем отрыл Ворота в место, где еще ни разу не был.
  
  Ранее, из допроса с пристрастием пирата из команды речных хулиганов, выяснилось, что живых жрецов здесь быть не может, и я проявлял любопытство к храму скорее для порядка. Нужно посмотреть на место - куда в ближайшее время собирался отправить несколько человек из штата храма Водопада.
  Шагнув на постамент Бога Тьмы, стараясь не шуметь, спустился вниз. Стоя напротив бронзового диска, пару минут размышлял, решая дилемму - оповещать о своем прибытии или нет. Прислушался к ощущениям - все тихо. Хмыкнул, отбрасывая колебания, и со всего маха шваркнул кулаком по центру, поспешив после этого заткнуть пальцами уши. Слегка покачиваясь под давлением звукового удара, выбежал из лабиринта и осмотрелся... Никого.
  Вокруг все так, как и должно быть, если жилье оставляют без присмотра на целый год. Вездесущие сорняки, сухие листья, старое шакалье дерьмо на видном месте и полное отсутствие свежих человеческих следов. Вдобавок, в глаза бросалось и то, что жилище брошено на произвол судьбы не по доброй воле. Распахнутые двери сараев, поваленный стол под навесом, куча разбросанных костей, но вроде не человеческих, и прочие последствия веселья бандитской вольницы.
  Прикрыв глаза, постарался сосредоточиться, окинуть внутренним взором окрестности и попробовать уловить какой-либо интерес к своей особе. В ближайшем окружении все прозрачно, пусто и тихо. В юго-восточном направлении, довольно далеко, чувствовалось некое шевеление в пространстве, но неопасное и не распространяющее эманации зла. Впрочем, что это такое, следовало посмотреть более внимательно, но позже. Вздохнув с облегчением, открыл глаза и направился к воротам храма.
  За воротами глазам открывался потрясающий вид. Храм стоял на южном склоне очень высокого холма. Налево и направо местность видна километров на десять, постепенно скрываясь у горизонта в атмосферной дымке. Чуть ниже по склону, из обложенной плиткой стены, бил мощной струей источник. Вода из него вливалась в большой и глубокий бассейн, обложенный изумительной по красоте терракотовой облицовкой и заполненный водой едва до половины. Судя по довольно плотному туману, сносимому в сторону легким ветерком, вода в источнике была горячей.
  Поражали ближайшие окрестности бассейна, - настоящая оранжерея или маленький клочок тропических джунглей с большим количеством различных видов растительности. Несмотря на горячий источник, это представлялось не слишком естественным. Все-таки храм находился в довольно высоких широтах. Ну, не могут здесь расти южные растения в таких количествах! В принципе...
  Еще ниже по склону у подошвы холма раскинулось обширное озеро изумительной красоты. Вода в нем играла всеми оттенками бирюзы. Глядя на это великолепие, у меня непроизвольно вырвалось 'ох' с добавлением фразы, отражающей сексуальное действие некоего лица по отношению к чьей-то матери.
  Берега озера очень живописно и гармонично покрывали заросли леса вперемешку с изумрудными газонами лугов первоклассного гольф-клуба и ярко-желтыми песчаными пляжами. Трудно поверить, что все это было создано матушкой-природой, а не вдохновением гениального ландшафтного дизайнера. Впрочем, одернул я сам себя, вблизи это великолепие может выглядеть весьма плачевно или, по крайней мере, не так ослепительно, как издалека. Да, и мысль о дизайнере была не такой уж и дикой.
  Между бассейном и озером по склону холма колоритной кучкой, в окружении заросших сорняками огородов, расположились аккуратные домики двух поселков. В каждой деревеньке первоначально имелось около десятка домов. Сейчас их осталось не более половины, остальные сгорели.
  Рассматривая эти поселения, я понял, - что некое наличие жизни, ощутил именно в хуторах. А буквально через минуту - засек движение на тропинке, которая серпантином петляла по склону, соединяя храм и деревни.
  Приглядевшись более внимательно, разглядел группу из трех человек очень маленького роста. Что нашло свое объяснение довольно быстро - это были дети. Они двигались к храму. Вместе с ними были две собаки - одна возглавляла, другая замыкала колонну. По предварительным прикидкам, идти им еще нужно минут десять.
  Я решил подождать, спустился на несколько десятков шагов вниз по склону и присел рядом с тропинкой в тени раскидистого дерева с редкой листвой на прогретый отдельными лучами солнца плоский камень. Седалище было, как будто специально, предназначено для медитации и размышлений о добром и вечном. Прикрыв глаза и прислонившись спиной к стволу дерева, расслабился и, даже, начал слегка задремывать. Легкий переменчивый ветерок доносил нежный аромат цветов и тропических растений, в кустах у бассейна щебетали птахи. Хорошо и покойно. Лепота.
  Вдруг - земля у меня под ногами задрожала, послышался низкий гул постепенно переходящий в грохот, и вместо спокойной струи из обложенной плиткой стены ударил фонтан кипятка и пара. Наконец грохот перешел в настоящий рев. Вода вырывалась из стены со страшной силой, струей в длину метров сто, доставая почти до середины бассейна. Буквально за несколько минут полупустой бассейн наполнился почти под ободок. В небо поднялся мощный столб пара и все ближайшие окрестности затянула белая пелена. Ее стало постепенно сносить вниз по склону на юг и юго-восток. Ну вот и объяснение тропикам. Если этот фонтан срабатывает хотя бы раз в день, то здесь можно вырастить и бананы, и кокосы.
  Затем, я обратил внимание на еще одну любопытную особенность бассейна. В его стенках имелись узкие щели-выпуски воды. Их было много - около сотни и через них тонкими струйками стала вытекать горячая вода. Она наполняла сотни каналов, покрывающих плотной сеткой подножье холма. Это был своеобразный теплообменник, согревающий землю и создающий влажный тропический микроклимат на площади в несколько гектаров.
   Любопытно будет потом посмотреть, - что тут такого особенного произрастает в этой уникальной оранжерее. Судя по всему, - Старшему брату будет, чем потешить свои эстетические чувства с гастрономическим уклоном.
  И, кажется, теперь я знаю, как назвать этот филиал. Пусть у него будет название - Храм Гейзера.
  Первой из-за кустов выбежала собака, здоровенная псина рыжего окраса с подпалинами. Чем-то по стати она смахивала на русскую борзую, но была крупнее раза в полтора. Мы только на мгновение пересеклись с ней глазами и пес затормозил, уселся на задницу, открыл рот, показывая страшные кинжалы клыков, и вывалил язык. Затем на открытое место вышел мальчишка двенадцати лет, а следом за ним две девочки-близнецы, года на четыре помоложе. Замыкала процессию другая собака - такая же рослая, как первая, но черная, как ночь... Одним словом детский сад - в окружении собачьих монстров.
  Двойняшки и черная псина затормозили рядом с первой собакой, а паренек, испытывая сложную гамму чувств, направился ко мне, постепенно замедляя шаг. Остановился он в десяти шагах - уже не в силах сделать ни шагу. Я поймал его взгляд, ласково улыбнулся и поманил к себе рукой, предлагая подойти ближе. С большим трудом парень сделал еще четыре шага и на большее его уже не хватило. Но все равно - это был храбрый мальчишка!
  Выпрямившись на камне, я приказал.
  - Рассказывай! - Мальчик было всхлипнул, затем взял себя в руки и начал рассказ.
  - Они напали рано утром, а мы случайно заночевали в лодке. На той стороне, - и махнул рукой в сторону озера. Затем подумал и добавил. - Мы собирали ягоды. Землянику. - Я кивнул и продолжил допрос.
  - Кто еще остался в живых?
  - Тетка Пищуха, но ее сильно поранили... в спину и не стали добивать. Она долго мучилась... Почти полную луну. Мы похоронили ее на берегу. Просто засыпали камнями, - и снова махнул рукой в том же направлении.
  - Жить втроем целый год было не тяжело? - Мальчишка взглянул на меня с гордостью, затем растопырил пальцы правой руки, показывая мне все пять пальцев, и сказал.
  - Нас было пятеро. С нами жили Лиса и Крот, - и ткнул рукой в сторону собак, а те, как будто почувствовав, что разговор зашел о них, синхронно гавкнули. Дескать, - святая правда. Я покачал головой и строго спросил.
  - А не голодали? - Мальчишка и девочки-близняшки дружно отрицательно замотали головами, а паренек с гордостью сообщил.
  - Лиса и Крот ловят зайцев, а я бью рыбу острогой. - Я кивнул и довел до сведения маленьких робинзонов.
  - Ждать осталось недолго. Может через пол-луны или чуть позже к храму приплывут братья. Они помогут, - и спросил. - Дотянете до их прибытия? - Ребята снова дружно закивали головами, а я поднялся с камня и завершил. - Ну и хорошо. Ждите.
  Повернулся и широким шагом направился к храму. У ворот остановился и несколько секунд решал, а не сходить ли на верхушку холма. Почти наверняка с него открывается величественная и очень интересная панорама, но только по прямой до вершины километра три. Да, вдобавок, подниматься в гору. Получается слишком долго. Ладно, в следующий раз взойду и полюбопытствую. После чего, уже без колебаний, прошел в ворота и через портал вернулся к себе на Базу.
  
  Подхватив в прихожей на Базе план реки Крино, пузырек с тушью и перышко выстроил портал в храм Водопада. Вышел из здания и с деловым видом направился под навес. Заметив меня, трое участников предстоящего совещания вскочили на ноги. Я уселся на свое место, кивком приказал сесть остальным и развернул длинный рулон с картой, придавив два дальних конца кружками, а два ближних метательными ножами.
  Орлиным взором окинул свою команду, которая чувствовала себя немного не в своей тарелке, и ткнул пальцем в пергамент.
  - Это река Крино и ближайшие окрестности. - Оба жреца начали рассматривать карту не без интереса, а Карайя смотрела на изображение в растерянности.
  У нее был потерянный вид и взгляд, ничего не понимающего человека. Скорее всего у жрицы напрочь отсутствовало абстрактное мышление и она никак не могла связать листок пергамента, какие-то линии и картинку на нем с реальной рекой, притоками и лесами. Ну, что ж бывает. Как говорится, - не дано. Денрик смотрел, подслеповато прищуриваясь, и, наконец, указал пальцем на карту, затем махнул рукой себе за спину в сторону притока на противоположном берегу и несмело произнес.
  - Это приток Крино Колса. В Колсу на полдень впадает множество ручьев, а на полночь заливные луга и болота. - Он с надеждой заглянул мне в глаза и я понял, что главный штурман храма Водопада опознал приток реки, впадающий у храма. Одобрительно кивнул ему, взял перышко, макнул в пузырек и надписал - 'р. Колса'. Затем улыбнулся и сказал.
  - Ну, а теперь поплыли вниз по течению. Вспоминай. - И медленно двинулся кончиком перышка по изображению реки, остановившись напротив следующего притока. Мой штурман, уяснив что от него требуется, с облегчением сообщил.
  - Уху. - Я написал название 'р. Уху' и двинулся дальше.
  В результате мы в пять минут добрались до следующего храма, заполнив пробелы в названиях рек левобережья Крино на всем пути следования. Закончив с гидрографией левого берега, сказал.
  - Так, хорошо, - и почесав кончик носа, обратился к Карайе. - Кто живет в междуречье рек Колса и Уху?
  - Это земли Алеманов. Племена Подгорного союза. - Я кивнул, подписал на свободном месте и продолжил. - А между Уху и рекой Слай?
  - Тоже Алиманы. Красные перья.
  - А между Слай и Тхео?
  - Алиманы. Северный союз.
  - Отлично. А дальше за Тхео тоже Алиманы? - Карайя помрачнела и, нехотя выдавила.
  - Крепсы. - Я с удивлением вскинул брови и вопросительно посмотрел на жрицу. Она вздохнула и пояснила. - Северный союз проиграл последнюю войну и они бежали с равнины. Красные перья временно дали племенам приют, но скоро им придется идти на закат и сражаться с Барахами. В этой войне погибнут многие. Может быть все. Сейчас вожди Союза и Барахи ведут переговоры. Может Барахи пропустят племена дальше на закат за реку Ижеть без войны. Так уже бывало. Там тоже не спокойно, но есть возможность переждать и собраться с силами. - Я кивнул и подумал, что через год-два на границу Логвуда выйдет очередное степное войско, которое с налета пройдется кровавым гребнем по восточным областям и пограничью.
  А затем, по накатанной дорожке, несколько лет, как шарик в игре пинг-понг, войско Северного союза будет метаться по земле Пограничья, наскакивая на границы Логвуда и Адерабада и откатываясь назад. Пока его окончательно не добьют - лихие вояки летучих отрядов короля или бешеные нукеры конницы шаха. Нечто похожее можно наблюдать у котелка с водой над костром. Бурное кипение выплескивает воду и она заливает костер. Саморегуляция. Вода королевских и шаховых клинков потушит жаркое степное пламя. Поголовье в племени изгоев снизится и пограничье снова станет тем, чем оно есть сейчас - безлюдной и опасной землей, по которой, как волчьи стаи неизвестного рода-племени, рыскают маленькие отряды не пойми кого и где все воюют со всеми.
  Тяжело вздохнул и продолжил опрос.
  - Кто еще на левом берегу?
  - Талахи. - Я сделал подпись и легонько мазнул противоположным кончиком перышка по правобережью.
  - А здесь?
  - Гиблые земли. Из тех, кто уходил сюда на восход и дальше, никто не вернулся. - Денрик провел пальцем с низовий по правому берегу до центральной части реки, остановился и после небольшой заминки прибавил. - И Пограничье. - Палец прочертил дальше линию до предгорий. - Здесь бывают только летучие стаи кочевников и охотничьи отряды пограничной стражи государства Лирей. И те и другие - удальцы, которым нечего терять и которым лучше не попадаться в руки. Между рекой и пустыней живут табуны диких лошадей. Два раза в год - с восхода на закат по предгорному тракту проходит большой караван с солью. Постоянно же никто не живет... Кто хочет остаться, просто не успевает закрепиться... Обычно всех вырезают в первый же год. И в большинстве случаев неизвестно кто, за что и почему. - Денрик тяжело вздохнул и продолжил.
  - По сути, на правом берегу только одна большая река Лега, - жрец ткнул в правобережный приток, - и есть несколько мощных источников. Причем, не все они имеют пресную воду. Главный источник у крепости Таши. В нем хорошая вода. Вот здесь источник Горький ключ, - и он указал на маленький приток недалеко от городка Таши, - вода в нем имеет нестерпимую горечь и, если ее все же пить много, то мочиться через несколько дней приходится с кровью. - Карайя встрепенулась и прибавила.
  - Если выпить полкружки, то наружу полезут, все какие есть, мелкие демоны. Вода также лечит лихорадку. - Я кивнул и подумал, - что мелкие демоны это, скорее всего, глисты и прочие паразиты, затем макнул перышко в тушь и подписал мелкими буквами - Горький ключ. Про себя усмехнулся и продолжил интересную мысль. - А ведь его можно назвать и по-другому, например - Старший брат. Мы с ним одной крови и выполняем одну и ту же работу... по оздоровлению. И кое-кому тоже приходится писать кровью после общения со мной. - Улыбнулся, хмыкнул и снова бросил взгляд на своих информаторов, ожидая продолжения. Но двое экспертов разглядывали карту молча, а Карайя изучала, опустив голову, перышко в моей руке. Что называется, - фонтан знаний усох.
  Я выпрямился, огляделся и заметил, что Атечи в дальнем конце двора, краем глаза, стараясь делать это незаметно, наблюдает за нашей компанией. Жестом пригласил ее подойти, а затем, махнув рукой, подозвал Солимпасу. Когда оба встали рядом со столом, жестом руки указал на скамейки и, как только все расселись, попытался спрогнозировать будущее, выдав на публику 'божественное откровение'. Сосредоточился, прикрыл глаза, положил правую руку на карту, накрыв ладонью изображение храма Водопада. После чего двинул руку вниз по течению реки и начал, не открывая глаз как сомнамбула, излагать план предстоящего похода.
  - Вниз по реке со мной пойдут трое - Денрик, Солимпаса и Атечи. От храма до устья Леги они поплывут на корабле. Я одвуконь до реки пройдусь правым берегом. Если задержусь, меня нужно дождаться. - Переместил ладонь дальше по карте и продолжил. - От устья Леги на корабле до Горького ключа поплывут двое - Денрик и Солимпаса. Атечи и я доберемся до источника верхом по правобережью. - Снова передвинул руку, накрыл поселок Таши и сообщил. - У Горького ключа Атечи вернется на корабль и вы остановитесь, не доплыв до Таши один дневной переход. Здесь будете ждать пока я вас не найду. Дальше, я и Атечи вернемся, двигаясь верхом по левому берегу. Впрочем, не будем загадывать. Все может быть и по-другому.
  Раскрыв глаза и оглядев служителей культа, отметил, что никто не удивился наличию у меня способностей к предсказанию. Но Карайя смотрит жалобными глазами, а Атечи в расстроенных чувствах повесила голову. Решив выяснить причину, кивнул Карайе и спросил.
  - Что такое?
  - Я хорошо готовила послушницу Атечи, Старший брат. Она заслуживает полного доверия и не подведет в пути. - Я вздохнул и снова, прикрыв глаза, положил ладонь на участок карты от храма до устья Леги. После этого, не раскрывая глаз, сообщил сестрам.
  - Очень опасно! - Открыл глаза, но обе пассии смотрели на меня с надеждой и, после некоторого колебания, согласился. - Хорошо... До Леги будем добираться вдвоем, - и, обращаясь к Степной Лисице, добавил, - но будь готова к серьезным испытаниям. Возможно, к смерти! - Повернулся к Денрику и сказал. - Нужно сделать черно-белый флаг, - и показал рукой его размеры. - Он должен обязательно подниматься на мачту на корабле, если я на его борту. - Затем обратился к Карайе. - На той стороне реки встретил Алиманов. Слегка проучил, но оставил в живых. Они должны привести трех лошадей. Две верховых и одну вьючную, - и, заглянув на самое дно ее черных глаз, добавив в голос металла, прорычал. - Если опоздают или кони окажутся плохими, то накажу все племя! - Снова посмотрел на Некриссу и в заключение сообщил. - Сейчас уйду, завтра вернусь и, чтобы все было готово, - поднялся на ноги и направился к входу в храм.
  В Ларго была глубокая ночь и я прямиком направился к себе в опочивальню.
  
  Рано утром после основательного завтрака приступил к окончательному осмотру снаряжения. Наполнил открытый колчан шестью десятками бронебойных стрел, второй закрытый снарядил десятком охотничьих и бронебойных, распределив поровну. Вынул из кожаного чехла лук, натянул тетиву и вложил его в налучье. Еще раз проверил: содержимое рюкзачка; скатку из медвежьей шкуры; тент с сошками; торока с продуктами и мелочевкой.
  Слегка поколебавшись, решил не брать с собой меч и секиру, ограничившись титановой кольчугой, кинжалом, метательными ножами и луком. Перетащил снаряжение вниз и, в последний раз пройдясь по списку и пересчитывая по пальцам, решил, что вроде ничего не забыл. Сказал команде адептов на базе, что вернусь не раньше, чем через пол-луны. Открыл проход в храм Водопада, перенес снаряжение, подхватил все упаковки и навьюченный, как ломовая лошадь, наконец, вывалился из дверей храма, забыв даже оповестить ударом по гонгу о своем прибытии.
  Здесь еще только начинало светлеть небо, двор был пуст. Все адепты, умаявшись за день, сладко спали. В дальнем конце двора к крючьям в стене привязаны три лошади. На первый взгляд, все три имели отменную стать. Впрочем, более детально можно посмотреть позже. Оставив снаряжение на ступенях, взял лишь рюкзачок и направился к реке с целью проверить содержимое этого водоема на предмет рыбьего поголовья. Подергать, так сказать, за мошонку местного водяного.
  Вышел в ворота, прошел по серпантину тропы и вступил на деревянный настил пристани. По зеркалу реки легкими дуновениями перемещались хлопья тумана. Со стороны водопада доносился монотонный и глухой рокот падающей воды, но он звучал в фоновом режиме и, как ни странно, не нарушал ощущения общей тишины и покоя.
  Я отошел на дальний конец пристани, присел на корточки и вынул из рюкзачка спиннинг. Достал коробку с блеснами и выбрал из комплекта самую крупную и тяжелую с расчетом половить на глубине 'крупняк'. Собрав снасть, выпрямился и окинул внимательным взглядом, предстоящее поле боя...
  Неожиданно, метрах в десяти от пристани, рядом с обрывистым берегом появился маленький водоворот. Кто-то стремительный и сильный сделал рывок под водой и резко изменил направление движения. Пора! Бросок - и блесна со снайперской точностью воткнулась в это место. Первый поворот ручки и мощнейший удар почти нескомпенсированный леской-плетенкой. Раздался визг еще не отлаженного тормоза катушки, и я с трудом удержал спиннинг в руках. Сразу стало страшно интересно - кто это у нас такой шустрый и могучий? А рывки продолжались... Меня раскачивало на ногах, как молодой тополь в шквалистый ветер, а хлыст спиннинга временами сгибался колесом. Наконец, добыча вымахнула из воды и я понял, что схлестнулся с очень крупным, примерно пятнадцатикилограммовым жерехом. Только у него бывают такие большие серые с голубоватым отливом хвостовые и спинные перья и серебристый цвет туловища. Да, - это оказался настоящий боец, и показал он все, на что был способен!
  Схватка продолжалась несколько минут и я с наслаждением растягивал удовольствие от борьбы, тем самым, предлагая своему контрагенту, попробовать еще какой-нибудь коварный приемчик. Шереспер не разочаровал и продемонстрировал все уловки и хитрости. Но все-таки - по своей природе он был не стайер, а спринтер, и дыхалка у него оказалась слабовата.
  Подтянув рыбину к причалу и дав глотнуть воздуха, задумался. К жерехам у меня сложное чувство и во многом оно сформировалось на Земле, когда я на раннем этапе своей рыбацкой карьеры, оттянулся по полной программе, в низовьях Волги рядом с Главным банком. Тогда, на мое 'несчастье', за несколько дней ближе к концу вояжа, с юга подул постоянный ветер. Он пригнал из Каспия в протоку многочисленную стаю шересперов, хотя по своей природе жерех это рыба-одиночка.
  Не от великого ума или по молодости лет я, работая спиннингом, как робот-сварщик на конвейере, шутя, накидал в лодку около полусотни рыбин средним весом килограмма по три каждая. Затем, вместо интересной жизни и рыбалки, всю эту ораву пришлось пластовать и засаливать - та еще работка. И, конечно, в силу ограниченного времени они не успели провялиться. А после этого произошла безобразная сцена в аэропорту, когда в самолете из пластиковых мешков с еще сырыми тушками, стал вытекать соляной рассол, и от меня с этими астраханскими 'гостинцами' начали шарахаться люди... И, что самое обидное, - почти половина с таким трудом доставленного в Москву жереха пропала. Мясо пролежавшее без дела около года пришлось выбросить... Причина проста - основное применение у вяленной рыбы это использование ее в качестве закуски к пиву, а я пиво не люблю с детства, и уж тем более - в больших количествах.
  Поэтому, разглядывая глупую физиономию уже смирившегося со смертью шереспера и испытывая комплекс вины перед бестолково загубленными жизнями его соплеменников, решил отпустить гренадера обратно в реку - в худших традициях сверхцивилизованных общечеловеков из Европы. Просунув пальцы в пасть, вынул тройник с блесной и с коротким пожеланием - 'плыви родной', отпустил счастливчика.
  Что ж, можно повторить попытку и сделать еще один бросок. Я встал лицом к реке и, лихо размахнувшись, запустил блесну на стремнину метров на шестьдесят от берега. Затем стал ждать пока железяка не окажется на дне. Здесь меня ожидал сюрприз. Блесна опускалась на дно очень долго и, когда она, наконец легла на грунт, то по углу, под которым леска уходила на глубину, понял, что стою на краю ямы глубиной метров сорок. Для реки - это выдающийся результат. В этом омуте могут водиться такие монстры, что только держись!
  Сбросив дужку катушки, начал понемногу подтягивать блесенку. Удар. Есть! Твою мать! Нечто похожее я пережил лишь однажды - на старой и очень кормной астраханской яме. Было полное впечатление, что блесна зацепилась за трамвай, проезжающий по рельсам на глубине тихим ходом. В тот раз, леска диаметром в один миллиметр лопнула, как тоненькая паутинка, и я так никогда и не узнал, что за чудовище позарилось на мою приманку. Сейчас кованный тройник у меня подвешен на плетенке и так просто с этой снастью не побалуешь! Тем не менее, - упираясь изо всех сил, мне пришлось сделать шаг к краю пристани и в этот момент тормоз шпули не выдержал - заверещал с жалобным треском, давая слабину. Ничего, ничего, видали мы и не таких, - успокоил я себя, сцепил зубы и приготовился к длительной, изматывающей схватке.
  В старой жизни, еще на Земле я, как-то выезжал один раз в специальное место, исключительно чтобы половить сомов. Тогда я оттянулся, как мне казалось, по полной программе, а самый большой сом в длинном ряду трофеев имел вес двадцать четыре килограмма. Чем-то мой нынешний экземпляр напоминал своим поведением того, самого крупного переростка. Также как и тот, - монстр уперся на одном месте. Чтобы его сдвинуть хоть на чуть-чуть, мне потребовалось тянуть на полной выкладке сил и возможностей катушки спиннинга минут десять. Почти в два раза дольше. Отсюда я заключил, что весом мой трофей, как минимум, тоже в два раза больше...
  Но вот, наконец, я со скрипом смог сделать первый поворот ручки и процесс пошел... Потихоньку подтягивая и отпуская, я воевал еще минут пятнадцать, пока не подтянул сома на расстояние прямой видимости. Увидев меня через тонкий слой воды и оценив степень опасности, чудовище в очередной раз проявило бешеную активность и, заставив задымиться тормоз катушки, ушло на глубину. Но опять-таки из личного опыта я знал - это последний акт отчаянья. Силушка у сома уже не та, а скоро ее не останется совсем.
  Следующие пять минут, я уже с большей уверенностью вытягивал моего соперника и очередной рывок сома на глубину не получился в полном объеме - я остановил его вполводы. Затем последовали еще несколько бросков в сторону и каждый из них оказывался короче предыдущего. В результате, через полчасика военных действий, я добился своего - монстр оказался смертельно измотан и полностью обессилел.
  Теперь встала проблема, как его вытащить на причал. Если тянуть за плетенку, то можно порезать руки, а если использовать хлыст спиннинга и катушку, то есть вероятность сломать стеклопластик, напрямую не рассчитанный на поднятие тяжестей. Просовывать руку в рот и хвататься за челюсть тоже не хотелось. Обычно в таких случаях используют багорик, но где его взять. Оставалось только одно - я наклонился к воде, намертво прихватил торчащий из пасти крокодила кончик блесны и, как тягучую соплю из носа, вытянул из воды желеобразное тело сома на пристань. К этому моменту, силы у него оставались лишь на то, чтобы слегка открывать и закрывать челюсти. Финита.
  Полюбовавшись на махровую от пиявок голову дедушки, его глупые, маленькие глазки и на мощные челюсти широкого рта, в который без напряжения можно просунуть голову, я подумал, что скорее всего для этого места, он по возрасту далеко не старичок и даже не пожилой мужчина, а где-то молодой парень в самом расцвете лет. И если постараться, то в самом глубоком месте, можно отыскать настоящего монстра-патриарха, которому будет по силам заглотнуть человека целиком и не поперхнуться. Так, что этому юноше, еще расти и расти...
  Тяжело вздохнув, достал нож, присел, раздвинул челюсти крокодилу, подцепил тройник и вытащил из пасти блесну. Снова поднялся на ноги и носком сапога спихнул сома с причала в воду. Расти дальше и... больше не попадайся мне на крючок.
  В общем, разминку я сделал и ее можно признать только отчасти успешной. Ни жерех, ни сом мне, как профессионалу и эстету по натуре, не интересны с гастрономической точки зрения. С самого начала я рассчитывал побаловать себя красной рыбкой, но на нет и суда нет.
  В очередной раз вздохнув, приготовился уже собирать спиннинг, когда метрах в ста двадцати от берега из воды вымахнуло чудовище. Это оказалась белуга не менее двух тонн весом. Выскочив из воды, она в самой высокой точке своей траектории, крутанулась вокруг оси и со страшным грохотом рухнула в воду спиной, подняв настоящий фонтан брызг. Говорят, что таким способом, белуги растрясают икру и готовят ее к нересту. А на меня как будто накатило, - появилось жгучее желание продегустировать крупную белужью икру. Конечно, поймать такую акулу моей снастью невозможно, но может мне все-таки попадется более мелкий пасынок... из породы осетров. Это послужило причиной продолжения активных действий.
  Я бросил взгляд на водопад и понял - это естественная преграда для всего осетрового племени. Здесь, ниже по течению, должна скапливаться значительная масса красной рыбы и шансы поймать то, что нужно весьма высоки. Поэтому, мысленно перекрестившись и размахнувшись от души, сделал третий бросок. Блесна улетела метров на сто. Подождав пока она опустится на дно, я затем успел протащить ее не больше пары метров. Есть! Откинувшись назад всем телом, с ходу оценил вес добычи, как килограммов шестнадцать. Нормально! Стандартный вес нерестящегося осетра, но, если это опять сом... то я ему устрою кровавую баню. Поэтому, возбужденный и немножечко злой, стал подтягивать рыбину без всяких изысков, рассчитывая только на крепость собственных рук, а также фирменную гарантию на прочность катушки и спиннинга. Сказать, чтобы я при этом испытывал серьезный отпор на другом конце лески, не могу. Так, - вялое и не активное сопротивление бычка, которого гонят на убой...
  В результате всех моих усилий через несколько минут увидел характерную шипастую спинку осетра. На душе полегчало и я повеселел. Теперь оставалось только вытащить разбойника, не дав ему сорваться с крючка. В очередной раз я пожалел, что в комплекте снаряжения нет багорика, и, ничего лучше не придумал как, перехватив спиннинг левой рукой и протянув слегка рыбину вдоль причала, не мудрствуя лукаво, схватил ее за хвост. Не дав осетру осознать сей факт, мощным рывком, с отменной силой и быстротой выдернул из воды. В падении перебросил осетра через себя и со смачным шлепком приложил его о доски настила. Иппон! Закрепляя достигнутый успех, выхватил нож и, изогнувшись, из положения лежа с поворотом назад, точным ударом пришпилил голову краснорыбицы к доскам. Осаекоми!
  Полежав немного на спине, расслабился и, раскинув руки, блаженно улыбаясь, залюбовался на ярко-голубое, безоблачное небо. Хорошо! И день должен быть теплым, добрым, по-настоящему летним. Лепота.
  Я лежал и вяло размышлял о смысле жизни, реке и ее обитателях. То, что река вполне способна заменить священное озеро это понятно, но есть вопросы. Например, как жрецы ухитряются из этого крутого рыбного бульона и сборной солянки вылавливать то, что нужно? Не могу себе представить... Ведь то, что я на третий раз вытянул осетра, чистой воды везенье. А потом размеры! Создается впечатление, что здесь нет рыб маленькой или просто нормальной величины. Гренадер на гренадере и гренадером погоняет! С одной стороны это вроде неплохо, но все хорошо, когда в меру. Да, и не по-хозяйски как-то. Слишком много отходов. Тяжело вздохнул, поднялся на ноги, собрал спиннинг и, подхватив тушку осетра, двинулся по серпантину тропы обратно к храму.
  Осетр оказался яловым, а как общепринято, да и вполне согласуется с моим личным опытом - по вкусу мяса они значительно лучше икряных. Положил добычу на столе под навесом и ее мгновенно подхватил один из уже проснувшихся младших братьев. Он шустро поволок осетра на кухню, а я направился к лошадям.
  Все три оказались кобылами и чувствовалось, что степняки отдали самых лучших. Может быть выбор у них был и не слишком богатый, но, опровергая правило из известной пословицы, - на зубы и все остальное я взглянул у каждой. Затем осмотрел седла и проверил состояние упряжи... Нормально. Заставил выложить содержимое тороков и просмотрел вещи, выкинув почти весь запас еды. Если двигаться вдоль берега или плыть по реке, то с собой нужно иметь не запас еды, - а приправы, чтобы из хорошей еды сделать великолепную. Ну, и, конечно, умение и инструменты, чтобы вынуть рыбу из водоема или подстрелить добычу на земле. Свежачок он и в Африке свежачок.
  Присев на минутку отдохнуть, услышал краем уха на пределе слышимости очень знакомое 'и-и-и', поднялся и двинулся на звук. На задах храма, за кучей дров, в своих остроконечных шапках с отворотами черным мехом наружу, на корточках устроились три степных воина и мой старый знакомец Тиан. Все четверо явно чувствовали себя не в своей тарелке, сидели тихо, как мышки, закрыв глаза, и лишь Тиан выводил тонким детским голоском свое неизменное 'и-и-и'. Сейчас-то я знал, что это 'и-и-и', есть ни что иное, как последние буквы в слове 'прости-и-и'...
  Я встал напротив, набрал в легкие воздух и рявкнул.
  - Встать! - Всех четверых подбросило в воздух и в какой-то момент даже показалось, что они так и останутся висеть, не касаясь земли. Но сила гравитации победила, и гордые всадники степей вернулись на землю, абсолютно синхронно упав на колени. Затем самый старый аксакал, прополз на коленях несколько шагов и развернул продолговатый сверток у себя в руках. Это оказалась сабля в очень богатых, украшенных серебряными накладками с чернью, ножнах. Вождь алиманов, не раскрывая глаз и втянув голову в плечи, на вытянутых руках, молча, протянул свой подарок.
  Я взял клинок, вытянул саблю из ножен и полюбовался на голубоватый отлив стали. Ближе к острию у клинка имелась небольшая елмань. Понравилась также кривизна, что-то около сорока миллиметров. Можно и колоть и рубить. Оружие действительно казалось отменным и явно не местной работы. Для проверки заточки махнул пару раз, сбрив боковые отвороты у шапки вождя, и... остался доволен. Вложил саблю в ножны и прицепил на свободные кольца, туда, где обычно находился меч. Попрыгал, крутанулся в разные стороны всем телом и с удовлетворением кивнул.
  Шагнул к Алиману, придерживая за предплечья, поднял на ноги, дождался, когда он откроет один глаз, сказал.
  - Я доволен. - Эти слова прошли весьма продолжительный и неспешный путь по извилинам мозга вождя. Через пару минут, когда они достигли конечной цели, степной сокол, наконец, открыл второй глаз, а я перестал его поддерживать руками, улыбнулся и подмигнул.
  Затем повернулся к степнякам спиной и гаркнул.
  - Атечи. - От группы жрецов, колдующих у печки, отделилась фигурка девушки, одетая по-походному, и бросилась ко мне. На боку у нее болталась сабелька. Вслед за Атечи в мою сторону двинулась и Карайя. Я натянул на голову шапочку, развернул ее задом наперед, закрывая себе глаза, и приказал.
  - Покажи все на что способна. Если владеешь саблей плохо, то поплывешь на корабле, - выхватил свой клинок, крутанув его восьмеркой, и встретил первый удар девицы, который она совместила с бешеным криком.
  - Ха-а. - А затем, ну совсем как Маша на корте, сопровождала каждый новый удар очень сексуальным, то ли воплем, то ли стоном. Впрочем, сила в ударе у девушки присутствовала и не всякий мужчинка смог бы поспорить с ней на саблях. Да и развалить всадника без доспеха до середины груди, ей вполне по силам.
  Сделав шаг назад, я вложил саблю в ножны, стянул шапочку и изрек.
  - Достаточно. Молодец! - И махнул рукой, отправляя девицу обратно, заниматься сборами. Повернулся к степнякам, которые все это время наблюдали спектакль широко открытыми глазами, и спросил.
  - Какие будут просьбы у Алиманов? - все четверо бухнулись на колени, опустили головы и... промолчали. Я посмотрел на Карайю и кивнул в их сторону. - Что они хотят?
  - Тебя, Старший брат приглашают и ждут через одну луну на празднике Вороного коня.
  - Где это будет?
  - Рядом с крепостью Таши. На левом берегу реки. - Я вопросительно посмотрел на жрицу и она пояснила. - Это Великий праздник всего степного народа, а там древнее капище.
  - Ну, раз Великий праздник, значит буду. Согласен, - услышав это степные воины заметно повеселели, а вождь, прямо-таки расцвел счастливой улыбкой. В свою очередь Карайя с благодарностью поклонилась.
  Я направился к бассейну, а степняки, не переставая кланяться, в сопровождении младшего брата двинулись к воротам. Ополоснувшись, я переместился под навес и тотчас же стол стал заполняться всеми атрибутами божественной трапезы.
  К особо выдающимся блюдам я отнес три примерно двухлитровых мисочки с зернистой икрой: белужьей; осетровой; стерляжьей. А также мисочку такого же объема с паюсной икоркой и большой поднос с горкой мяса, пойманной мной краснорыбицы, нарезанной стандартными двухсантиметровыми кубиками, которые выгрузили из десятилитрового котла с осетровым малосолом. Черпанув из котла наваристого бульона сдобренного пахучими травками, я вдумчиво опростал в себя литровую кружку. Затем откусил маленький кусочек от еще горячей ячменной лепешки и с огорчением подумал, - что отъезд запланирован на сегодня, и весь энергетический заряд придется потратить на скачку в седле, а не в постели...
  Впрочем, по моей оценке, количество калорий на столе так велико, что игры в постели могут по времени захватить вечер, всю ночь и завершиться где-нибудь около полудня следующего дня. А этого, пожалуй, не выдержит даже очень сексуально озабоченная подруга... По крайней мере, сейчас, в ближайшем окружении, я таких не наблюдал.
  Продолжая без спешки наворачивать икорку и малосол, жестом пригласил Некриссу и Карайю составить мне компанию и задал вопросы, занозой сидевшие в голове. Сначала посмотрел на жреца, кивнул на мисочки с зернистой икрой и поинтересовался.
  - Как вы ухитряетесь вылавливать из общей кучи то, что требуется? - жрец повернулся боком и махнул рукой в сторону водопада.
  - Рядом с падающей водой есть мелководье. Через него проходят почти все рыбы, идущие на подъем. Затем они поворачивают. А после этого - или остаются на яме и спускаются обратно, или уходят в болотную притоку - мы называем ее Колса. Если встать на камень рядом с мелководьем с острогой, то меньше, чем через одну клепсидру, мимо пройдет рыба всех видов и размеров. Если глаз наметан и способен отличить ялового осетра от икряного, то нужна лишь крепкая рука и верный глаз. - Я кивнул, черпанул ложкой белужьей икорки и обратился к Карайе.
  - Что такое праздник Вороного коня? - жрица с хитринкой посмотрела на меня и начала рассказ.
  - Праздник Вороного коня - общий праздник всей Степи. В это время заканчиваются войны и на Черную горку приезжают все племена: барахи, свитяги, талахи, крепсы, алиманы. Черная горка священное место всего степного народа и находится недалеко от Таши, но на левом берегу. По преданию - первый Черный был похоронен в самом старом кургане. Сегодня, на Черной горке курганов уже три. - Я чуть было не поперхнулся. Оказывается не все так просто, но жрица не заметила моих душевных метаний и продолжала рассказ. - Каждое племя степного народа может участвовать в празднике, если приведет Старшему брату вороного коня. Причем на вороном жеребце верхом выступает лучший воин племени - его нужно победить в бою. Если это вороная кобыла, то на ней выступает самая красивая девушка племени - ее нужно победить на кошме. По рассказам стариков, последний Черный победил ладонь воинов и две ладони девушек. - Я подумал, - 'есть тут что-то от подвигов Геракла', но сама идея мне понравилась, и я спросил.
  - Сколько может быть всего воинов и девушек?
  - Если приедут все, то две ладони воинов и десять ладоней девушек. - Я хмыкнул, подцепил ложкой из мисочки стерляжьей икорки, отправил в рот, вдумчиво прожевал, проглотил и выдал общую оценку.
  - Однако! - затем продолжил расспросы.
  - Что нужно сделать, чтобы победить воина?
  - Себе оружие степной воин выбирает любое. Старший брат вооружен только саблей. Саблю Посланнику Богов дарит племя, собирающее праздник... Для победы - воина требуется убить в схватке или просто завладеть его оружием.
  - Так, это понятно. Ну, а с девицами что?
  - Белая кошма должна быть испачкана кровью. - Я улыбнулся и подумал. - 'Ну, точно греческий эпос', а вслух спросил.
  - Э-э, по преданию, - последний Черный победил всех?
  - Нет.
  - И что с ним случилось?
  - Его убили. Убил предпоследний воин. - И с ноткой злости в голосе прибавила. - Третий курган его могила. - Я же, в расчете на публику, вздохнул с облегчением.
  - Ну, хорошо хоть убили не на кошме. - Карайя посмотрела на меня с осуждением и сообщила.
  - Победитель разрезал на куски главную жрицу храма и скормил шакалам, затем изнасиловал и задушил всех послушниц. - Я улыбнулся и спросил.
  - Наверно победитель был Алиман, а послушницы из Крепсов? - Жрица с удивлением посмотрела на меня и ответила.
  - Да. - Я покивал, в целях дегустации набил рот осетровой икрой, закусил маленьким кусочком ячменной лепешки и сообщил.
  - Если ты и послушницы будете кормить меня так же хорошо, как сейчас, то смерть на кошме мне не грозит. А, что касается воинов то, если их будет меньше сотни - ты и девочки спокойно доживете до глубокой старости. Возможно даже в девичестве. Я обещаю! - Жрица поднялась на ноги и глубоко поклонилась.
  Я тоже встал, с огорчением посмотрел на мисочку с паюсной икоркой, до которой так и не дотянулся рукой, окинул взором прочие недоеденные изыски, тяжело вздохнул и направился к лошадям... Свободного места в животе уже не было даже для макового зернышка.
  
  
  Часть 3. ВЕЛИКИЙ ПОХОД ВДОЛЬ КРИНО
  
  
  Мы не успели отъехать от храма и километра, когда я соскочил с коня, снял саблю и оставил у себя из оружия ножи и лук со стрелами. Привязал лошадь в конце каравана, махнул рукой Атечи, чтобы ехала первой, и побежал рядом с отрядом. Слишком много сил бурлило в организме. Нужно срочно потратить, как минимум, половину запаса. Имелась и вторая причина - в груди угнездилось и, чем дальше мы отъезжали от храма, постоянно росло чувство беды.
  Как только дорога пошла через кусты и перелески, сошел с тропы и побежал рядом с караваном, петляя между кустами как легавый пес. Временами, пересекая дорогу и перебегая с одной стороны тропы на другую и обратно. Через каждые три-четыре километра останавливался и, закрыв глаза, пытался внутренним зрением охватить окрестности.
  Ближе к вечеру, наконец, засек первую стаю. Несколько всадников пересекали наш путь, двигаясь в сторону реки. Я догнал Атечи и тормознул движение каравана, предложив сделать короткий привал, и пропустить неизвестный отряд перед собой. Но всадники захотели приключений на свои попки, дошли до тракта, посовещались и направились по тропе нам навстречу. Ну, что ж - встретимся и поговорим. Я повесил на пояс саблю и уселся рядом с дорогой, приказав жрице - отъехать за кусты и не показываться оттуда.
  Минут через пятнадцать на полянку выехали шестеро степняков. Молодые, наглые и разбойничьи рожи. Увидев меня, радостно оскалились. Один ткнул плеткой в землю, на которой остались следы копыт наших лошадей, уходившие в сторону от дороги, и счастливо засмеялся. Добыча! Караван! Я сидел, прислонившись спиной к молоденькой березке, смотрел на степную шпану и с интересом ждал продолжения.
  Два степных сокола гикнули и, пришпорив лошадей, поскакали ко мне. Один вырвался вперед и на скаку начал раскручивать аркан. Я поднялся на ноги, замедлил время и, когда петля аркана почти достигла головы, шагнул в сторону. Затем подхватил волосяную веревку аркана и обмотал ее вокруг ствола дерева. Степняк, приготовившийся уже скакать обратно, волоча за собой мое беспомощное тело, скривился лицом и поднял коня на дыбы. Второй друг степей, обрадовался неудаче соратника и решил, что теперь его выход. Он пришпорил коня и обогнал своего не слишком удачливого собрата. Я сделал шаг назад, прикрывшись стволом березки.
  Степной сокол резко тормознул и тоже скривил физиономию. После чего, гарцуя на месте и явно любуясь самим собой, выдал мне в лицо длинную тираду, в которой упоминались мои родители, все родственники до седьмого колена и их противоестественные отношения с домашними животными и между собой. Затем, развивая тему, он плавно перешел на страшных демонов преисподней, мифических животных и нелюдей, смачно описывая взаимоотношения между ними и мной, друг с другом, а также всеми нами вместе в одном большом свальном грехе. Окажись все это правдой, я превратился бы в пепел еще в утробе матери, потерял всякую волю к сопротивлению и не пытался бы сейчас прыжками и действиями мешать захватить себя в плен.
  С удовольствием выслушав этот перл степного эпоса, я поднял руку, вытянул средний палец и продемонстрировал его акыну в характерном интернациональном жесте. Степняк понял, что его оскорбляют без слов и посылают в том же направлении куда он отправлял меня. Мастер разговорного жанра задохнулся от возмущения и заткнулся.
  Тем временем остальная команда висельников, без спешки успела подъехать, выстроилась в рядок и, сурово нахмурив брови, но и не без удовольствия, наблюдала за спектаклем. Двое из этих четверых после короткого приказа атамана - приняли решение и начали по дуге объезжать березку с расчетом оказаться от меня с противоположных сторон. Заняв позиции, раскрутили арканы и синхронно метнули. Я снова сделал шаг в сторону, подхватил концы обеих волосяных петель и успел завязать арканы узлом. Так что, когда всадники развернули коней и с визгом бросили их в галоп в разные стороны, - это была уже одна связанная веревка, которая натянулась и сдернула гордых степных воинов на землю. Нелепо взмахнув руками и ногами, степняки сверзились с коней, одновременно с касанием земли, завершив свой душераздирающий визг и громко выдохнув - 'хэк'. Я подхватил ослабевшую веревку, немного подтянул и привязал к березке оба аркана рядом с первым.
  В это время акын-матерщинник, пылая праведным гневом, подъехал вплотную, замахнулся плеткой и попытался протянуть меня ей по лицу. Я скользнул ему навстречу, с трудом, но поймал, кончик плетки и, резко дернув на себя, попытался отнять у воина его оружие. Но плетка висела на ремешке, и я выдернул бедолагу из седла вместе с плеткой. Он совершил короткий полет в мою сторону с вытянутой перед собой рукой и завершил его на земле, выдав в пространство аналогично двум другим - степную жалобу 'хэк'.
  Признав весь этот спектакль в высшей степени обидным оскорблением, двое из троих, еще оставшихся в седлах воинов, настроенные более чем решительно синхронно выхватили клинки, пришпорили лошадей и двинулись ко мне с разных сторон. Я стянул плетку с руки воина, очень сильно приложившегося диафрагмой. Сейчас он раскрывал рот, как вытащенная на воздух рыба, и без особого успеха пытался сделать вдох. Бедняга нуждался в срочном лечении и я прописал ему лекарство - самым кончиком плетки, от души протянул по лицу. Это радикальное средство помогло прочистить горло и гордый степной воин заорал дурным голосом. Я подхватил его за шкирку, вздернул на ноги и кинул на всадника, который с обнаженной сабелькой, подъезжал с левой стороны. Лошадь воина испуганно дернулась, а я метнулся к степняку с правого бока, заходя с противоположной от сабли стороны. Он наклонился вперед и попытался ткнуть клинком, просунув руку под горлом лошади, но опоздал.
  Я проскочил раньше удара и, захватив ногу и левую руку всадника, выдернул его из седла. После чего очередной раз бросил в сторону второго степняка. Лошадь испугавшись встала на дыбы и, когда, наконец, всадник дал ей укорот, - я уже стоял рядом с ним, придерживая его правый кулачок, обнимающий рукоятку сабельки. Так, что мне потребовался только один хороший рывок, и буревестник степных полей, распахнув руки, как крылья, уже привычно вылетел из седла. Пролетел по воздуху метров десять и от души приложился о землю, оповестив всех о своей несчастной судьбе, универсальным - 'хэк'.
  Подобрав с земли оставшуюся без хозяина саблю, я с размаху ткнул ей в березку, пробив несчастное дерево почти насквозь. Затем подхватил второй клинок и в броске, загнал его в ствол рядом с первым. Окинув взглядом поле боя, отметил, что шестой член бригады налетчиков, остается в сторонке и с мрачным видом наблюдает за всеми безобразиями. Я встретился с ним взглядом и продемонстрировал свое к нему отношение, скорчив наглую рожу и положив характерным жестом левую ладонь на сгиб правой руки. Главарь все понял правильно, - его посылают куда подальше. Он задохнулся от оскорбления и полез в налучье за луком. Ха. Наивный парень. Я скользнул на несколько шагов в сторону и подобрал с земли третью сабельку, без промедления отправив ее в коня главаря. Клинок просверкнул в воздухе и проткнул горло лошади насквозь. Конь встал на дыбы и завалился на бок, сбросив с себя седока. Причем, главарь не успел вынуть ноги из стремян и оказался прижатым к земле, бьющимся в конвульсиях животным. Он заорал дурным голосом, пытаясь освободить из-под лошади зажатую и поврежденную ногу.
  Краем глаза я постоянно фиксировал всех участников схватки и, как только, очередной претендент развалить меня на две половинки, размахивая саблей, подбежал вплотную, резким щелчком плетки ударил его по руке. Сабля выпала из поврежденной руки. Я сделал шаг ему навстречу, легонько оттолкнув в сторону, чтобы не мешал, поднял клинок и переправил в общую кучку на березе. Но воин не растерялся - цапнул левой рукой у себя на поясе нож, обнажил его и попытался воткнуть мне в горло. С некоторой долей небрежности перехватив руку с оружием, я вывернул ее на пол-оборота, ломая кости в запястье. Вынул нож из ослабевшей руки, взял за лезвие и кинул в следующую жертву, которая тоже имела несколько извилин в голове, вспомнила о луке и попыталась достать метательное оружие, притороченное к седлу лошади. Серебряной рыбкой клинок мелькнул в воздухе и по самую рукоятку вошел в правое плечо хитреца.
  Повернув к себе лицом степного воина, которому уже досталось плеткой, я, вполсилы, выдал по его лицу серию ударов с расчетом сделать из его плоской физиономии один сплошной синяк. Получилось отменно! Прямо на глазах - рожа воина увеличилась в размерах раза в полтора. А завершил экзекуцию мощным, нокаутирующим апперкотом, отбросившим воина потерявшего свое лицо - в буквальном смысле этого слова, на несколько шагов в сторону. Теперь он выведен из строя. Надолго.
  В очередной раз оглядев поле боя, зафиксировал результаты короткой схватки: один удалец, подвывая скорчился на земле с ножом в правом плече; главарь, поминая нехорошими словами всех степных святых, никак не может освободиться из плена и вытащить ногу; третий хитрец валяется в расслабленной позе в полной отключке; четвертый ворочается на земле с боку на бок и никак не может подняться на ноги - что-то он себе сломал в падении с лошади; пятый - самый умный устроился лежа лицом вниз, обхватил голову руками и по всему чувствовалось, что ни какие сокровища мира не заставят его подняться на ноги. И лишь шестой, прихрамывая на левую ногу, двигался ко мне с ножом в руке, все еще рассчитывая порезать меня на ремни.
  Я подождал пока он не подойдет на расстояние в пару шагов и носком левой ноги щелкнул два раза - один раз по коленке для отвлечения внимания и второй по руке. В результате его нож повторил судьбу остальных клинков, отлетев на несколько шагов и воткнувшись в землю, а он сам согнулся в поясе и с удивлением уставился на свою пустую руку. Затем я с молодецким замахом, чтобы покрасоваться перед самим собой, заехал ему в ухо... но в последний момент сделал себе укорот и придержал воина за шкирку, чтобы его не унесло далеко в сторону. Удар лишь снес с головы степняка шапку и, перехватив бедолагу за загривок, я наклонил его голову еще ниже, заставив по дороге встретиться со своей коленкой. В результате, все выступающие части физиономии гордого степного орла прекратили свое существование и лицо невезунчика стало похоже на плоский участок болота, где вместо грязи и болотной тины, имела место быть - кровь вперемешку с соплями.
  Теперь, по моему плану, оставалось только поставить на лицо главаря печать встречи с Черным и обучение уму-разуму дикой степной шпаны можно считать законченным. Я, подхватил плетку и, помахивая ей, направился к опрокинутому коню. Остановился рядом с атаманом и пару раз с оттягом крест на крест приложил плеткой по лицу. Есть! Плетка просекла кожу до самой кости и в течение всей оставшейся жизни он будет пугать детей жуткими шрамами на физии. После этого прозвенел звонок на перемену. Рабочий день университета марксизма-ленинизма закончен.
  Махнул рукой Атечи, которая с интересом наблюдала из кустов за всем этим безобразием, и пригласил ее подойти поближе. Сделал рукой широкий жест сеятеля и спросил.
  - Кто это? - жрица ответила без колебаний.
  - Алиманы. Северный союз. Из племени Белые перья. Разведка...
  - Х-м. Понятно. Проверяют путь на восход.
  - Да. Им очень не хочется идти на закат. - Я покивал головой, пропустил вперед караван и двинулся дальше по тропе, замыкая кавалькаду.
  В задумчивости, перемещаясь трусцой в конце каравана, обратил внимание, что Атечи чувствует себя не в своей тарелке. Временами, ни с того ни с сего вжимает голову в плечи и затравленно оглядывается по сторонам. И я ее понимал... меня тоже буквально давило постоянное чувство беды. Опасности без всякой видимой причины - просто, как фактор, существования на этой территории. Что-то тут было не так!
  И дело не в степных бандитах. Этот детский сад я сразу отнес в графу - легкие и приятные развлечения по дороге. Люди вообще не имели к этому никакого отношения, а обреталось в этих краях некое явление природы, и оно представлялось совершенно несовместимым с человеческой жизнью и душой.
  Ну что ж, будущее покажет. Я тоже вам не подарок! Глубоко вздохнув, прибавил ходу и, обогнав караван, нырнул в кусты рядом с дорогой.
  
  Ближе к вечеру, опередив караван метров на пятьсот, выскочил на очаровательную полянку рядом с тропой. Здесь имелось все, что нужно, чтобы переночевать в нормальных условиях. Из-под корней высокой березы бил чистый родничок, мягкий газон травы, сухие сучья на дрова и общее ощущение относительного покоя.
  Махнув рукой жрице, чтобы начинала устраиваться на ночь, встал, положив руки на ствол березы. Закрыл глаза и сосредоточился, стараясь охватить внутренним взором окрестности. В этом случае, дерево служило своеобразной антенной и значительно усиливало экстрасенсорные возможности организма.
  Медленно поворачивая голову по кругу, хотя это было и не нужно, стал ловить зрительные образы различной лесной живности - сначала в радиусе одного километра: лиса, зайцы, волки, барсук, олени, снова зайцы, кабан с семейкой. Вроде из крупных все... Вздохнул поглубже, собрался с силами и начал сканировать на большее расстояние - все те же лица...
  Отлепился от березы, передохнул, потряс кистями расслабляясь, и снова уперся в ствол, рассчитывая заглянуть за горизонт. Есть! На юго-запад от меня по течению реки сплавлялся кораблик - это мои адепты. Так сказать, - группа поддержки на кораблях. На западе, на левом берегу реки устроили становище степняки - видимо Алиманы, в количестве нескольких сотен штук, включая женщин и детей. На юге - по ходу движения, уже с нашей стороны, от реки, курсом юго-восток двигалась маленькая стая степняков из нескольких всадников. На востоке - на расстоянии километров двенадцати по направлению с юга на север перемещался крупный отряд - несколько десятков клинков. На юго-востоке, в километрах семи от места, где я сейчас находился, на ночевку устраивались странные люди - человек десять-двенадцать. Вот вроде и все, что есть человеческого, в пределах десяти-пятнадцати километров.
  На все про все - мне потребовалось около тридцати минут наблюдений, но устал я так, что, казалось, весь день бегом перетаскивал мешки с картошкой по тонкому канату над пропастью. Присев рядом с деревом на корточки, привалился к нему спиной, прикрыл глаза и признался самому себе, что измотан - и морально, и физически.
  Тем временем, над маленьким костром в котелке уже закипала вода. Рядом на полотняной простынке были разложены наши запасы, из тех, что не требуют к себе много внимания и времени: икра паюсная, икра зернистая, свежие лепешки, вяленое и копченое мясо, нарезанное тонкими ломтиками, и прочие атрибуты скромного ужина. Оглядев предлагаемый в меню набор, признал, - что имеет место существенная недоработка.
  Развязал рюкзачок и вынул коробочку из бальзы с красным элитным и Юньнаньским черным чаем. Затем подумал и прихватил баклажку с фруктовым сахаром... Принес недостающие элементы трапезы к костру и объяснил Атечи, как заваривать чай и что с ним делать потом. Девочка оказалось понятливой, так что я без всяких помех, с рассеянным видом наблюдая за суетой моей стряпухи, еще минут десять обдумывал и анализировал данные, которые удалось увидеть внутренним зрением. И сказать, что результаты размышлений успокоили, не могу.
  В следствие этого, с отсутствующим видом, без всякого удовольствия, как воробушек, поклевал из мисок икорку, запивая сладеньким чайком, закусил копченой осетриной и решил, что нужно отдохнуть - утро вечера мудренее. На безмолвное предложение жрицы раздеться, отрицательно покачал головой со словами, - слишком опасно! - В ответ Атечи с облегчением кивнула. Очень умненькая девочка! Тоже чувствует давление страха и знак беды... Спать лег одетым, сняв только сапоги.
  Пока жрица мыла посуду подготовил постель под пологом, положил под правую руку лук со стрелами и кинжал. В нормальных условиях, даже с учетом любого человеческого агрессивного окружения, я бы выспался без всяких проблем. Для этого достаточно просыпаться через каждые час-полтора, что мне вполне по силам, и сканировать внутренним взором ближайшее окружение на расстояние максимум километра четыре, что тоже несложно. Быстрее чем за час, да к тому же ночью, такой путь человек не пройдет с гарантией, и я его свободно засеку на подходе. И встречу... как умею.
  Но сейчас - против меня играла в прятки неизвестность. Очень опасно, когда не знаешь чего ждать от врага. А то, что это враг, чувствовалось всеми фибрами души. Поэтому мне не спалось и я лишь далеко за полночь и то - на очень короткое время, смыкал глаза, почти сразу просыпаясь в холодном поту, прислушиваясь и принюхиваясь к жизни окружающего леса. Все тихо, вроде, но... Это не объяснить словами.
  Пробудившись в очередной раз, как от толчка, отметил, что скоро рассвет и на востоке небо стало светлеть. Шевельнул рукой, накрывая ладонью изогнутое плечо лука, и услышал, как еле слышно треснула сухая ветка... кажется под чьей-то ногой. Вздрогнул, напрягся и приготовился к стрельбе, но продолжения не последовало, а общее напряжение стало спадать. Кто-то или что-то только что находилось рядом за кустами на краю поляны. Оно имело желание познакомиться поближе, но заметило, что я проснулся и отказалось... Решило перенести встречу на потом.
  Черт, еще несколько подобных ночей и тот, кто устроил эту невидимую охоту, может брать меня голыми руками. Нельзя долго находиться под прессом беды и оставаться в любой момент в постоянной готовности к отражению атаки. Все-таки человек не машина. Придя к этому выводу, разбудил Атечи, вложил ей в руки саблю и выгнал к костру - дежурить до утра, пока буду добирать несколько часов сна и успокаивать нервы растрепанные ночным бдением и кошмаром.
  Утром, когда уже взошло солнце, раскрыв один глаз, увидел склонившуюся около костра девочку с сабелькой на коленях. На сердце потеплело и я признался самому себе, что Карайя, настоявшая на присутствии в самом начале похода Атечи - молодец. Впрочем, чему тут удивляться - ведьма!
  Если бы рядом не было жрицы, то у неизвестного 'нечто' имелся призрачный шанс через несколько дней устроить мне ночью Сталинград. А даже призрачный шанс - это, по моему мнению, очень много.
  По-быстрому собрав вещички и позавтракав, мы бодрой рысью двинулись дальше. Теперь я скакал впереди отряда и желание делать пробежки - пропало. Хотелось, как можно быстрее, покинуть эту негостеприимную местность.
  Временами я останавливался и целевым образом, что намного проще свободного поиска, отслеживал перемещение трех отрядов, с которыми теоретически мы могли пересечься.
  Большой отряд воинов двигался параллельным курсом, но расстояние до него пока оставалось большим. Странные люди тоже перемещались в северном направлении, но под углом и со значительно меньшей скоростью. А иначе с повозками и не получится. Степняки шли четко на пересечение с большим отрядом и, в какой-то момент, мне стало их даже жалко, как выяснилось чуть позже - напрасно... Они пробивались к своим.
   Ближе к вечеру мы достигли точки, где тропинка вместе с рекой делала плавный поворот на восток. Я понял, что отряды, которые перемещались параллельно, просто решили срезать угол и пройти путь по прямой, в то время как мы хоть и с большей скоростью, но должны пройти по дуге. В результате расстояние между нами начало сокращаться и резко возросла вероятность встречи. Иллюзий относительно того, что встреча произойдет мирно, у меня не было. В этих местах, обитают только бандиты и охотники за головами. Одно слово - пограничье.
  Ничего лучше не придумав, тормознул наше движение, сошел с тропы и вышел на берег Крино. В небольшом распадке у первого же ручья дал команду Атечи устраиваться на ночлег. Сам поднялся вверх по откосу, закрыл глаза и встал на бровке. Затем постарался зацепиться и приглядеться внутренним зрением к отряду всадников на востоке.
  В начальный момент наблюдения испытал чувство полета, после чего постепенно по сторонам появилось изображение и с большой высоты, наконец, увидел то, что хотел.
  Степняки. Только мужчины. Более сорока человек... Стоянку устроили так, что перегородили тропу. С юга к их месту привала приближались несколько всадников... Ха. Да это мои старые знакомцы Белые перья, которых я слегка поучил уму-разуму. Если обучение не пошло впрок, то в ближайшее время вся банда прискачет сюда - по мою душу. Но встретимся мы не раньше полудня следующего дня. Очень хорошо!
  Снова прикрыл глаза и повернулся на юго-восток. Люди. Двенадцать человек на четырех повозках. Кажется из пограничной стражи Лирея. Тоже готовятся к ночлегу. На трех повозках большие ящики. Странно, но... не опасно.
  Открыл глаза и подумал, что Система медленно, но верно начинает менять меня, вкладывая в головной мозг и тело новые способности. Кажется, я уже могу подключаться к внешним видеорецепторам напрямую. В голове сформировался наиважнейший элемент Храма и Системы - блок отвечающий за понимание и умение обрабатывать видеоинформацию.
  Может быть Храм и Система это не лаборатория или наблюдательный пункт, а учебный класс? Возможно, в ближайшем будущем я смогу сказать, - все свое ношу с собой. Очень интересно!
  Хотя, это сейчас я, как молодой и жизнерадостный щенок, ковыляю на слабеньких лапках, тыкаюсь несмышленышем во все углы, ничего не умею и с умильной физиономией на мордочке оставляю за собой лужицы мочи. Но, что будет, когда заматерею, буду щеголять жесткой шкурой с проседью и появится настоящий оскал хищника. Даже подумать страшно...
  Продолжая размышлять над безрадостной перспективой, спустился по косогору к костру, механически подхватил чашку с чаем предложенную жрицей и, запивая густым напитком темно-медового цвета с очень мягким, сладковатым вкусом, не заметил, как опростал ложкой двухлитровую миску зернистой икры, лишь изредка с рассеянным видом откусывая от лепешки.
  Закончив с ужином, опять, почти физически, как давление на плечи, ощущая пресс чужеродного злобного внимания, и, как результат, лег спать одетым. Уже закрывая глаза, подумал, - что как-то это все не очень вяжется с легкой прогулкой и веселым отдыхом...
  Проснулся, как только на востоке стали бледнеть звезды. По распадку легкий ветерок протягивал хлопья тумана, а у почти прогоревшего костра, по-турецки поджав под себя ноги, на седле, стойким оловянным солдатиком - снова сидела Атечи. Выскользнув из-под полога, подошел к девушке, положил руку ей на плечо и прошептал.
  - Моя смена. Иди спать. - Жрица вложила обнаженный клинок в ножны, молча заняла мое место под пологом и завернулась в медвежью шкуру. Я бросил на подернутые пеплом уголья костра несколько сучьев и слегка поворошил угольки. Через минуту по сухим веткам пробежал первый, пока несмелый, язычок пламени.
  Посидев несколько минут и стряхнув с себя последние остатки сна, решил по новой проверить обстановку вокруг стоянки. Прикрыл глаза, сосредоточился и начал осмотр.
  Рядом с лагерем на нашем берегу - пусто. На левом берегу - за огоньком моего костра наблюдало несколько заинтересованных глаз, но это нормально и не опасно - степняки. Разведка. Форсировать реку они не будут. До нас им, как до звезды.
  Сосредоточился и задал направление внимания на восток к стоянке большого степного отряда. Здесь не спали несколько человек - стража у костров и два разъезда, выдвинувшихся в стороны, с целью по максимуму устранить всякую возможность просочиться незамеченным по тропе вдоль реки. Я хмыкнул - 'те еще волки и нормального человеческого языка они не понимают, но я их бандитскую натуру укорочу... на размер головы'.
  После этого направился на юго-восток к отряду из четырех повозок. Стоянка оказалась грамотно обустроенной - вплотную к густой лесополосе. Четыре телеги выстроенные полукругом закрывали свободное пространство перед лагерем с только одной стороны. С противоположной стороны - стоянка защищена лесом. Но отсутствие людей меня удивило. Не убежали ли же они все дружно по малой нужде в кустики. И тем не менее, костер в лагере давно прогорел и, как я ни пытался, но не смог обнаружить часового. Неизвестно куда пропали также и кони. Странно... Полное впечатление, что в лагере, нет ни одной живой души. Я осмотрел ближайшие окрестности - пусто. Где люди и кони неясно... Ну, может люди прячутся в ящиках на телегах. Деревянные коробки ящиков имеют значительные габариты и все двенадцать человек могли поместиться в них без проблем, но еще и кони... вряд ли. Если только по частям... Непонятно. Да и не чувствую я людей. Нет их! Прям - Мария Селеста какая-то...
  
  Закончив с наблюдениями, пока отставил в сторону все загадки и посидел у костра, размышляя над судьбами мира Земли и развивая алгоритм грамотного и эффективного вмешательства.
  Можно например набрать на чужом компьютере или разослать по интернету одну фразу - 'Читайте роман-предупреждение. Через месяц, если все суммы, указанные по списку Forbes для российских олигархов, не будут на счету СБ, начну уничтожать всех, кто каким-либо боком прислонился к деньгам. Ни дня без трупа! Подпись ББ'.
  Впрочем, ежедневно вряд ли получится. Слишком много работы в Новом Мире. Придется все делать урывками, единовременно с запасом на несколько дней или недель. То есть вырубать любителей больших денег... пачками. А таком многотрудном деле следует максимально точно следовать сценарию, подтверждая серьезность и неотвратимость наказания. В общем, ерунда получается...
  Тяжело вздохнув, поднялся на ноги и, подхватив котелок, направился к роднику. Пора будить Атечи - солнце уже осветило своими лучами верхушки кустов.
  Жрица быстро накрыла на стол, в качестве которого у нас выступала полотняная скатерка на земле, и мы приступили к легкому завтраку.
  В этот раз для разнообразия были: икра белужья и грибная; горячего и холодного копчения осетрина; стерлядка с хреном и яблоками; запеченная осетрина с луком и белыми грибами; плюшки и резники пряженые. Скромные атрибуты легкого завтрака. Ну и, конечно, чай. В этот раз предложил попробовать 'Золотую маргаритку'...
  С удовольствием отведал все блюда и завершил насыщение - густым красновато-коричневым напитком с насыщенным, терпким и одновременно бархатным вкусом. Покивал головой и улыбнулся стряпухе. Хорошо!
  Закончив сборы и оседлав лошадей, тронулись в путь. С учетом новой информации, решил сделать небольшой крюк и посмотреть в живую на обоз из четырех повозок. Тайна пропажи людей и лошадей каравана - будоражила и требовала своего решения. А посему - от места привала мы свернули в сторону от тракта и направились на юго-восток.
   Местность вокруг представляла собой заросшую кустарником и полукустарником степь с отдельными вкраплениями леса, растущего в основном по дну балок и неглубоких оврагов. Местами встречались карстовые воронки, галечники и отдельные группы колючего кустарника. Чувствовалось, что мы едем по границе с пустыней. Через пару часов выскочили к уже знакомой лесополосе и двинулись вдоль нее.
  Я ехал впереди отряда и покинутый лагерь заметил метров за триста, сразу после очередного поворота. Поднял вверх руку, приказывая остановиться, и стал рассматривать стоянку издалека. Тишина и запустение... Опустил руку и слегка пришпорил коня. Не доезжая до повозок метров пятьдесят, слез с лошади, передал поводья девушке и приказал.
  - Жди здесь. - Затем направился к лагерю в одиночестве.
  Остановился в нескольких шагах и попытался снова найти хоть одну живую душу. Есть! В одном из ящиков обреталось живое существо, но не человек...
  Я подошел к повозке и внимательно осмотрел коробку ящика. Она имела довольно серьезный засов, крепкие стенки и по размеру вполне позволяла разместить уссурийского тигра. Вынув кинжал и взяв его в левую руку, откинул щеколду засова. Сдвинул в сторону дверку ящика, приоткрыв его тем самым наполовину, и заглянул внутрь. У дальней стенки, вжимаясь в нее и дрожа всем телом, сидел гепард. Самочка. Наши взгляды пересеклись. Я улыбнулся и из глубины подсознания всплыло имя кошки - Ляпа.
  Распахнув дверку полностью, сказал.
  - Попался, который кусался. Ну, вылезай, Ляпа-растяпа. - Захватил сознание зверя и, успокаивая мысленно, ласково провел мысленно ладонью по дрожащему и взъерошенному загривку. От неожиданности Ляпа, то ли кашлянула, то ли мяукнула.
  - Кхэ, - и сама удивилась своей несдержанности. А я, удерживая взгляд и гася все страхи гепарда, мысленно приказал.
  - Ну, смелее девочка! Вылезай!
  Котенок глубоко вздохнул, стараясь запомнить мой запах, отлепился от стенки. Затем, низко опустив голову, двинулся к выходу. Я отошел в сторонку и кошка, на мгновение зажмурив глаза от яркого света, спрыгнула на землю. Бросила взгляд по сторонам и скосила на меня глаз. Ростом молодой гепард был не так чтобы уж очень, примерно с русскую борзую.
  Я вложил кинжал в ножны и присел на корточки. Котенок повернул ко мне плаксивую рожицу и сделал пару шагов навстречу. Зажмурил глаза и ткнулся лбом в лицо. Я тихо и ласково сказал.
  - Р-р-р. - Ляпа приоткрыла один глаз, потерлась своей щекой о мою и 'сообщила' хриплым голосом.
  - Кхэ. - Ну, вот и познакомились!
  Я поднялся на ноги, а Ляпа уселась рядом, привалившись плечом к ноге. В свою очередь я положил руку ей на голову.
  Оглянувшись на Атечи, махнул рукой, чтобы подъезжала. Успокаивающе поглаживая голову зверя, дождался, когда жрица набросит поводья лошадей на задний штырь повозки и спрыгнет на землю. Как только она оказалась рядом, сказал.
  - Познакомься Атечи это Ляпа, - и погладил зверя по голове. Затем присел, обнял гепарда за шею и, указав рукой на жрицу, добавил. - Ляпа, а это Атечи - жрица Бога Света. - Кошка в своем репертуаре деликатно кашлянула.
  - Кхэ. - Я встал на ноги и подытожил.
  - Ну, вот и хорошо, вот и познакомились - и, обращаясь к Атечи, спросил.
  - Что ты можешь сказать о этих повозках? - Жрица, краем глаза поглядывая на гепарда, прошлась вдоль ряда, подумала и выдала справку.
  - Караван охотников из страны Мрака. - Я сделал удивленные глаза.
  - Где это? - Жрица махнула рукой на юг и сообщила.
  - Очень далеко. В долине между гор, - и я продолжил расспросы.
  - И часто они здесь... ловят зверей?
  - Первый раз я встретила такой караван одиннадцать лет назад. Второй раз они проходили здесь пять лет назад.
  - Они что - посещали храм?
  - Нет. Первый раз меня захватили силой и хитростью. Не далеко от храма... Случайно. Я смогла бежать из точно такого же ящика, - и жрица ткнула пальцем в клетку на повозке, где только что сидела Ляпа. - Второй раз о них нам рассказали Алиманы. Охотники заплатили за проход, прошли караваном сначала на закат, а затем обратно по Великому пути у подножья гор.
  - Так. И куда же делись эти-то? - Атечи наклонилась к земле и, двигаясь зигзагом, стала осматривать следы, временами принюхиваясь и дотрагиваясь до травы рукой. Затем села на корточки и прикрыла глаза.
  Я вместе с Ляпой с любопытством наблюдал за ее действиями и в свою очередь попробовал внутренним зрением проверить окрестности. Пусто. Лишь метрах в двухстах на запад имелось место, которое вызывало чувство внутреннего опасения. Что-то там было не так...
  Тем временем жрица встала на ноги и махнула в ту сторону рукой.
  - Туда. - Я кивнул и приказал.
  - Оставайся здесь. - Наклонился к гепарду и, поглаживая голову, повторил тоже самое, но мысленно. Поправил саблю на поясе и, скользящим шагом, направился к подозрительному месту.
  Не чувствуя никакой угрозы, тем не менее заставил себя перейти в боевой режим и был готов взорваться градом убийственных ударов.
  Последние сто метров пришлось двигаться по галечнику, пройти по которому человеку бесшумно невозможно в принципе. Он закончился вплотную с большой и глубокой карстовой воронкой. Остановившись на краю провала, заглянул вниз. На глубине метров пятьдесят, безобразной кучей оказались свалены трупы лошадей. Судя по количеству голов, коней было четырнадцать штук, но копыт имелось шестьдесят семь, и сколько в действительности упокоилось в этой усыпальнице лошадиных трупов - точно сказать невозможно. Помимо свежих трупов все дно воронки усеяно выбеленными временем костями, но человеческих фрагментов среди них я не заметил.
  С противоположной стороны, у самого дна, в стене провала видны два входа в пещеры. Складывалось общее ощущение, - тот, кто жил в этой яме, приготовил запас еды. Однако у него были те еще запросы и аппетит...
  Причем, если он один, то сожрать за раз несколько лошадей - это впечатляет! Если их много, то надо основательно подумать и подготовиться прежде, чем знакомиться с такой серьезной компанией. И опять-таки, где люди? В голове мелькнула мысль - а что если спуститься вниз и познакомиться с обитателем провала вплотную, так сказать, тет-а-тет. В случае необходимости - навешать пиз... и с победой вернуться обратно. Очень хочется, но, прислушавшись к внутреннему голосу, понял - это желание не от большого ума. С расследованием следует закругляться. Вернуться сюда можно позже, на обратном пути, когда, возможно, будет хоть какая-то информация об этом явлении...
  Я осторожно отступил от края и, на всякий случай, удерживая краем глаза бровку воронки, направился обратно к жрице и гепарду. Махнул рукой Атечи, указывая на северо-восток и приказывая возвращаться. Затем в компании с жрицей и котенком покинул место загадочной трагедии.
  Мы молча проехали километров двадцать и рядом с очередным перелеском Ляпа сделала стойку. Я вынул лук и отменным выстрелом через кусты, используя внутреннее зрение, срезал упитанного кабанчика из многодетной семейки. Ляпа одобрительно мяукнула и посмотрела на меня с уважением, а Атечи съехала с тропы, пошарила в кустах и подхватила с земли двадцати килограммовую тушку. Можно присматривать подходящее местечко для остановки.
  Через полчаса выскочили к веселому ручью с чистой и прозрачной водой. Здесь я решил сделать привал и обстоятельно заправиться перед схваткой с Белыми перьями. До точки встречи со степняками оставалось несколько часов езды.
  Стреножив лошадей, приступили к обустройству и к подготовке к обеду. Я двинулся за дровами, Атечи приступила к разделке тушки кабанчика, а Ляпа с гордым видом встала на стражу в сторонке, лишь изредка верхним чутьем отмечая запах крови и парного мяса. Принеся дрова, я снова отправился на опушку за другой, но уже тихой добычей. Нарезал в кожаную сумка пару килограммов крепеньких белых грибов и снял с дикой яблони десяток-другой спелых и кислых плодов.
  Молча высыпал свой улов на землю перед жрицей, сел в сторонке и стал наблюдать за священнодействием мастерицы у костра.
  Атечи взглядом фокусника осмотрела разложенные перед ней полуфабрикаты: нарубленные куски свинины; грибы и яблоки; кочан капусты; лук; баклажки с маслом. Стрельнула глазками в мою сторону, подумала и полезла доставать из мешка два глубоких котелка и, что меня удивило, - разделочную доску приличных размеров. А дальше ее руки замелькали, как у солистки филармонии, исполняющей на фортепьяно Первый концерт Чайковского. Я даже, кажется, услышал музыку...
  Она мгновенно нашинковала капусту и растерла ее с солью. Очистила яблоки, удалив сердцевину, и порезала их, придерживаясь формы нашинкованной капусты. Смешала яблоки с капустой и заправила маслом. Подхватила куски грудинки и подрезала кармашки между реберными костями и мясом. Затем поместила туда фарш, закрепив порез, как шпильками, длинными колючками дикой акации. Посолив и натерев толченым луком, поместила грудинку в первый котелок и повесила обжариваться над костром.
  Второй котелок в это время уже висел над огнем и вода в нем начала закипать. Отметив сей факт, жрица нарезала свинину кусками средней величины, загрузила их в кипящую воду и принялась готовить вторую закладку из нашинкованных грибов, лука и яблок. Минут через двадцать все это, вместе с маслом, отправилось во второй котелок.
  Тем временем, я не забыл про Ляпу и она наслаждалась жизнью - с порыкиванием и поскуливанием уничтожая потроха и прочие субпродукты, оставшиеся после разделки кабанчика. Закончив с насыщением и заметно отяжелев, киска отошла в сторонку и прилегла, а точнее - рухнула, в тени кустов.
  Посмотрев на ее довольную физиономию, я не в силах терпеть муки ожидания, поднялся и решил немного размяться и поработать с саблей. Битых полчаса, все время поглядывая на Атечи краем глаза, крутился и вертелся, нанося и парируя удары, постоянно наращивая темп, и не почувствовал даже легкой усталости. Наконец, это надоело. Сделав заключительные сальто и шпагат, вложил клинок в ножны и направился к костру. Как оказалось вовремя, - жрица уже раскладывала на скатерку первую смену блюд.
  Закусив холодными закусками, я с неотвратимостью дорожного скрепера зачистил все миски и котелки, хлебнув в завершение чаю. После короткой передышки начал готовиться к дороге и предстоящему бою. Но прежде чем тронулись в путь, рассказал Атечи о куче трупов в провале и спросил ее, что она думает об этом и кто это может быть. Жрица помолчала с минуту и сказала.
  - Это демоны ночи! Но никто и никогда их не видел. - Я хмыкнул, так как ожидал нечто похожее, и попробовал по новой почувствовать злобное внимание неизвестного зверя. Странно, но его не было! Что называется - горизонт оказался чист. Видимо демоны ночи потеряли интерес к потенциальной добыче в нашем лице, наевшись от пуза кониной охотников, а может на десерт и ими самими, и залегли в спячку. Да и Атечи перестала вжимать голову в плечи и бросать настороженные взгляды по сторонам. Посему решил перейти к теме предстоящей схватки, сообщив жрице, что произойдет ближе к вечеру и как ей следует поступить через некоторое время.
  - Как только солнце будет на высоте двух ладоней от земли, мы встретим большой отряд из племени Белые перья. Они разыскивают нас, - я усмехнулся, - чтобы наказать за не слишком почтительное обращение с их разъездом, - и, посмотрев в глаза жрице, сказал. - Это лишний раз подтверждает - жалость проявленная Посланником Богов к смертным не идет им впрок! В этот раз я не буду изображать из себя Посланца Богов Света, а уничтожу их всех - так, как требуют Боги Тьмы! Ты и Ляпа, не доезжая до места битвы, остановитесь. Я скажу где. Дальше, вместе с караваном будете ждать конца схватки на одном месте. Понятно.
  - Да, Старший брат.
  Я повернулся к кошке и мысленно подозвал ее. Когда Ляпа подошла вплотную, положил руку на ее голову, сформировал образы поведения и приказал во всем слушаться Атечи. Если девчонке будет грозить беда, то защитить, а вслух для жрицы произнес.
  - Если будет нужно - Ляпа поможет! Но не слишком рассчитывай на нее. - Атечи кивнула, а я вскочил на ноги и воскликнул. - Ну, а теперь по коням, - и возглавил караван.
  
  Спустя пару часов скачки, мысленно проверил, где находятся степняки. Оказалось, мы двигаемся встречными курсами, а через полтора километра присутствует вполне подходящая поляна для сшибки. Поэтому тормознул, махнул рукой жрице, чтобы она устраивалась на отдых, и в одиночестве продолжил движение.
  Выскочив на предстоящее поле боя, огляделся. Справа - на расстоянии метров двести, прыщом торчал маленький холмик. Очень удобное место, чтобы дождаться степняков. Им оставалось проскакать до поляны не более километра.
  Утвердившись на вершине пупыря, бросил поводья и сосредоточился на мыслях и сознании своего коня. Нужно подготовить благородное животное. Мне предстояло драться кентавром, управляя конем лишь ногами и мыслями. Такой симбиоз необходим, чтобы освободить вторую руку под нож. Конечно, жалко, что у меня нет второй сабли под левую руку, и пока придется использовать кинжал, но это дело поправимое. Я легко добуду второй клинок в бою. Нужно только выбрать... какой получше.
  Теоретически - у степняков имелся маленький шанс победить. Для этого им нужно навалиться всем скопом, связать в первых рядах схваткой на саблях и - за то короткое время, пока я не успел порубать этих смертников, из-за их спин, попытаться расстрелять меня из луков. В какой-то момент я мог не уследить за стелами в коня и не успеть отразить подарочек лично для себя со спины, а пропустив одну стрелу в любую часть тела, буду ловить все остальные во все возрастающем количестве. Впрочем, это так - голая теория, на практике бывает все гораздо проще... Очень мало кто остается с трезвой головой в горячке боя. Все решает автоматизм обучения и опыта. И я не думаю, что квалификация степных соколов уж настолько высока или среди них найдется великий стратег.
  Но вот из-за кустов на дальней стороне поляны показались первые всадники. Через минуту на открытое пространство вымахнул весь отряд. Я насчитал сорок пять человек. Бросил поводья и усилием воли сначала шагом послал коня навстречу степнякам. Через десяток секунд степные бандиты увидели меня, обменялись гортанными возгласами и самый главный на снежно-белом, роскошном коне, как хрестоматийный герой-полководец выхватил свой клинок, махнул им в мою сторону и пришпорил лошадь. Началось!
  С яростными воплями степняки пришпорили лошадей и орава воинов покаталась ко мне. Я ускорился и на рысях двинулся навстречу. Не доезжая метров двести, лава стала формировать крылья, охватывая с флангов. В то время, как центральные - слегка придержали лошадей, крайние - набирали ход, формируя вогнутый фронт. Но за луки, вроде, пока никто не брался... Лишь некоторые, на краях, взяли в руки арканы.
  Наконец, я почувствовал - пора и тоже пустил лошадь в галоп. Выхватил саблю и нацелился в центр строя, рассчитывая первым номером сразить атамана на белом коне, по возможности, позаимствовав у него клинок. В самый последний момент перед сшибкой выхватил кинжал и прошел через строй степняков, отражая и нанося удары, как раскаленный нож сквозь масло.
  В результате атаки на первом уровне боевого настроя ссадил с коней четверых, а атаману, как и планировал, отрубил кисть вместе с саблей и успел чиркнуть по правому боку, вскрыв ребра клинком, как пашню с корешками лемехом плуга.
  Оказавшись за спинами всадников, резко осадив коня, развернулся на пятачке и бросил лошадь вдогонку. Вложил кинжал в ножны и на полпути, наклонившись с седла до земли, подхватил сабельку атамана. У него оказался, как я и думал, - очень приличный клинок.
  Догнав последних, врубился в ряды и, работая двумя клинками, как фирменная газонокосилка, пошел сквозь строй, пластуя на части степных воинов. В основном со спины - отделяя оковалки от шеи. В суматохе боя, ссадил еще восемь человек, прежде чем большинство степных соколов смогло хоть что-то понять... Почувствовав, что рисунок схватки у моих противников становится более осмысленный, - снова бросил коня на левый фланг в самую гущу гарцующих всадников, стараясь по максимуму запутать всех, делая неожиданные рывки в сторону и создавая своими действиями суматоху и неразбериху.
  По результатам - этот прорыв можно было сравнить с ударом булыжником по куче глиняных крынок. В сторону летели осколки в виде отрубленных рук, голов и распластанных тел. В этом эпизоде успокоил двенадцать человек. Можно сказать, - ополовинил отряд. Таким образом, за неполные пять минут схватки - от моей карающей длани пали двадцать два человека и в сухом остатке, живых степняков оказалось чуть более двух десятков. Они, как суматошные мальки от щуки, прыснули в разные стороны и... почти все взялись за луки, сразу сменив личины глупых мальков - на рассерженных и страшноватых шершней.
  Я тоже вымахнул из общей кучи в сторону, убрал саблю и выхватил из налучья лук. Как говорится, - поглядим, кто из нас круче! Стрелять начал первым, интуитивно выбирая из общей массы наиболее опасных стрелков. Сложность моего положения состояла еще и в том, что приходилось, как выцеливать степняков, так и следить за стрелами, летящими ко мне. Но на каждый выстрел в меня я делал три - обратно и через пару минут успокоил всех лучников - семнадцать человек, вдобавок, стараясь вести отстрел степняков так, чтобы не ушел ни один гнус смердячий...
  Последняя шестерка оставшихся в живых, в панике крутилась на пятачке схватки - уже ничего не соображая, и я наблюдал за ними с усмешкой, поджидая когда кто-нибудь соберется и ударится в бега. Таких идиотов нашлось трое и каждый получил стрелу навылет по центру между лопаток. Оставшиеся трое, бросили поводья и повесили головы. Я смотрел на них с кривой ухмылкой, по-прежнему держа наготове лук с наложенной стрелой. Но вот, наконец, один из гордых воинов степей принял решение, сошел на землю и встал на колени. За ним последовали остальные...
  Я вздохнул. Пленные мне были ни к чему, да и в живых я оставлять никого не хотел. Тем более, что один из троих, это ж надо же, был мой старый знакомец - его я совсем недавно пометил крест на крест плеткой по лицу. Поэтому вложил стрелу в колчан, а лук в налучье, и соскочил на землю. Подошел к рецидивисту и махнул саблей с оттягом, отделяя голову от плеч... Все-таки отличный клинок мне подарили Алиманы!
  Затем повернулся к еще оставшейся в живых сладкой парочке и рыкнул.
  - Встать! Сабли наголо, - и, когда степняков подбросило на ноги, гаркнул. - Нападай! - Но вольные буревестники степей стояли, понурив головы, и лишь вздрогнули после приказа. Я в сердцах бросил. - Твою мать! - Шагнул ближе и два раза махнул саблей, подрубая каждому шею, кому справа, кому слева. Конец спектаклю. Занавес.
  В сердцах сплюнул и вытер саблю о халат ближайшего воина. Переступил через труп и двинулся по спирали, собирая стрелы и добивая подранков. По дороге, там, где это возможно, ловил оставшихся без хозяев лошадей и делал предварительный осмотр. В последний момент созрело решение из табуна выбрать две штуки и затем использовать в качестве заводных для себя и Атечи. Если очередной конь проигрывал уже отобранной паре, снимал уздечки, резал подпруги седел и отпускал на волю, на прощанье, припечатывая смачный шлепок по крутой заднице. Глядишь, кто и выживет, а на широких просторах пограничья, появится еще один табун диких лошадей.
  Закончив зачистку, заметил у дальней кромки кустов белого коня атамана и на сердце, вроде бы и без причины, потеплело. Вскочил в седло и направился к этому белоснежному чуду.
  Это оказалась кобыла - отменной стати и благородных кровей. Она косила на меня карим глазом и, остановившись от нее в нескольких шагах, я подумал, что есть в ней что-то колдовское... Возможно, среди ее дальних предков были единороги. Нагуляла, так сказать, мамаша на стороне от благородного...
  Соскочил на землю и, вытянув перед собой руку, направился к Снежинке. Имя легко и естественно проявилось в голове, как будто так было всегда. Подошел вплотную, положил ладонь на шею и ласково погладил атласный шелк кожи. Хороша. Умна. Надежна.
  Вернулся к своему коню и одной отобранной лошадке, вскочил в седло, подъехал к белоснежке, подхватил повод и вместе с маленьким табунком двинулся обратно по тропинке туда, где должна дожидаться Атечи.
  Не доезжая нескольких сот метров, услышал характерное девичье хаканье с придыханием и звон клинков. Моя девочка рубилась с кем-то на саблях. Твою мать! Я бросил поводья лошадей на ближайший сучок, потянул из налучья лук, пришпорил коня и через несколько минут на рысях вымахнул из-за кустов, готовый оказать экстренную помощь.
  Мгновенно охватив взглядом полянку, увидел, что Атечи отбивается, и не без успеха, от двоих рыцарей степей. Причем, очень грамотно ей помогает Ляпа, не давая героям степного эпоса навалиться на жрицу скопом. Наскакивая и всякий раз пугая степных лошадок, то одну, то другую и, самое главное, действуя на безопасном для себя расстоянии.
  - Чок, чок, - пропела рукавичка и две стрелы начали свой полет, закончив его почти симметрично - пробив навылет горло степнякам. Как говорится, - недолго музыка играла... Оба любителя помахать сабелькой, и рассчитывающих на легкую победу над слабой женщиной, сверзились с коней.
  Вполне закономерный результат. Причем, я узнал братков из племени Белые перья. Оба находились в первой шестерке, которую я в полном составе и по недомыслию пожалел. Дескать Алиманы, мля! Родная кровь, блин! Проявил так сказать - семейственность... Но теперь все шестеро, по праву, заняли то место, которое с самого начала было уготовано им судьбой - в моем лице. А оказались они - на небесах.
  Я подъехал к Атечи и помог соскочить на землю. С правой руки девчонки на землю капала кровь и я первым делом осмотрел ранение. Порез неглубокий, но требовал к себе внимания. Не знаю, что к этому подвигло, но решил попробовать использовать свои новые возможности крутого экстрасенса...
  Закрыл глаза и сосредоточился. Увидел внутренним зрением порез на руке и постарался представить себе ту же руку, но без раны. Получилось. В первый момент пришлось преодолевать сопротивление, как будто я выполнял настройку изображения методом тыка. Сознание постоянно уводило куду-то в сторону. Но я очень старался и, устранив помехи и искажения, добился четкой картинки...
  В голове мелькнула мысль, что, следуя такой методе, я могу, пожалуй, непросто залечить руку, а и вырастить на месте отрубленной новую. Главное четко представлять - что должно вырасти, а то вырастет волосатый манипулятор орангутанга из кошмарного... хе-хе сна. Но все равно - это круто!
  Посмотрел на руку девушки, на которой не осталось даже намека на шрам, и решил немного поэкспериментировать. Благо кредит доверия к моим талантам у жрицы был безграничен.
  С угрозой глядя в глаза девчонке, прошипел.
  - Терпи! - Взял в руку ладонь Атечи, ту, - левую, на которой не было фаланги мизинца, и сосредоточился на лечении... Степная Лисица застонала от боли сквозь плотно стиснутые зубы. Есть! Я открыл глаза и увидел, что у жрицы стала отрастать верхняя часть пальца. Снова закрыл глаза и приступил к кропотливой работе... Через полчаса, сравнив новый мизинец с пальцем на другой руке, отметил, - ноготь слегка не такой по форме как надо. Снова прикрыл глаза и подправил работу. Отлично! Кончик пальца чуть отличался по цвету, да и кожица еще молоденькая и розовая, но это дело наживное - еще успеет загореть и огрубеть. Затем, походя, одним наложением руки, уничтожил шрамы на лице красотки. Артист, мля!
  Теперь у моей напарницы все имелось по классификации - супер... и экстра... До крайности довольный собой погладил Атечи по попке, перевел дух и подумал, что нужно будет, как-нибудь поэкспериментировать с собственным организмом. Хотя, что в нем улучшать - непонятно. Может сделать себя помоложе или, как в том анекдоте - Бельмандо, так Бельмандо... Шутка.
  Но кроме шуток, - видимо у меня, как побочный результат работы с Системой, проявился новый талант. Точнее даже - божественный атрибут - возможность менять физическую форму и суть живого организма! Панкрат - демиург... блин!
  Я усмехнулся и в голове четко проявился новый план, который нужно обязательно проверить, поработав с Системой. Но, если все пройдет, как я думаю, то над олигархами и высокопоставленным ворьем - все будут просто ухахатываться! Я даже пожалел, что до конца отпуска у меня оставалось не меньше недели... Ничего потерпим... Но шутка будет знатная, хотя и злая!
  В этот момент в ногу мне ткнулась голова Ляпы и я услышал жалобное мяуканье. Киска тоже требовала к себе внимания. Я опустил глаза и увидел у нее на голове две рубленые раны - к счастью не очень серьезные, по касательной. Не убереглась красотка, но это мы быстро поправим. И сосредоточился на порезах гепарда. Есть! Кошка снова, как новенькая.
  Оказав первую неотложную помощь всем, кто в ней нуждался, вскочил на коня и вернулся к Снежинке. Подхватил поводья и триумфатором вступил на поляну. Под внимательным взором двух пар глаз подъехал к своим адептам и, подождав пока в голове отзвучат слышимые только мне фанфары, торжественно и громогласно, играя на публику, провозгласил.
  - Божественный подарок жрице Богов Света и Тьмы от Старшего брата. Имя божественного дара - Снежинка. Повелеваю - в дальнейшем в походах со Старшим Братом перемещаться жрицам Бога Света только на белом коне. - Подвел кобылу к Атечи и передал ей поводья. Отъехал в сторонку и кивнул.
  Жрица ловко вскочила в седло, тронула поводья и сделала малый круг по поляне. Я не хочу сказать, что она была готова принимать парад победы на Красной площади, но принять капитуляцию степной армии или въехать в поверженный город через главные ворота, - ей было теперь вполне по чину. И я и Ляпа с одобрением следили за ее гордой посадкой и царским видом.
  Закончив лечение, смотрины и раздачу наград, я махнул рукой и снова возглавил наш сплоченный коллектив, задав направление движения на северо-восток.
  Через короткое время, мы по краю обошли поляну, где разыгралось сражение со степняками. На бесплатное угощение здесь уже успели собраться падальщики - в основном вороны и шакалы, и пир у них был в самом разгаре. Затем вернулись на основную тропу и пошли по следам копыт убиенного отряда гордых всадников степей, но в обратном направлении.
  
  Ближе к вечеру добрались до маленького по размерам, но глубокого озерка. С юго-восточной стороны у водоема имелся сильно заболоченный и топкий берег - местами густо заросший камышом. С другой стороны озеро отличалось обрывистым и каменистым берегом. На расстоянии нескольких сот метров от тропы в озеро впадал веселый и чистый ручеек. Видимо, он за долгие годы и наполнил псевдокарстовую воронку, а сейчас, после установившегося равновесия, лишь поддерживал постоянный уровень воды.
  Берега ручья в основном заросли кустарником, но местами - компактными группами росли ива и ольха. У самого уреза воды водоема, при впадении ручья в озеро, нашлось подходящее местечко для лагеря - ровная и веселая полянка, как на картинке, густо заросшая короткой и мягкой травой футбольного газона.
  Расседлав и стреножив лошадей, приступили к обустройству лагеря. Я принес несколько сухих валежин для костра и решил посмотреть на водоем с утилитарной точки зрения. Стояла ясная и тихая погода. И еще на подходе к берегу я услышал чавканье и чмоканье с противоположной стороны озера. Там - среди зеленых стеблей водных растений и молодых побегов камыша, жировал карась.
  Я подошел вплотную и заглянул в прозрачные воды озера. Рядом с берегом, на небольшой глубине, медленно перемещались тени. Много теней и... это были караси. Судя по размеру и толщине от пятисот грамм до килограмма. Неплохая добыча! Я вспомнил свое молочное детство и мне нестерпимо захотелось поймать несколько штук.
  Настроенный более чем решительно, осторожно отошел от берега и стал разрабатывать план большой облавной рыбалки с целью поимки карасей. Все самое необходимое для этого имелось в рюкзачке. Единственная проблема - наживка. В задумчивости вернулся в лагерь и спросил Атечи - не сохранила ли она, хотя бы маленького кусочка свежей свинины. Моя запасливая хозяйка не подвела. Я оказался прав - жрица оставила заначку. У нее в сумке хранились огузок и филей кабанчика - отдельными кусками весом по килограмму, которые она только слегка присыпала солью для сохранности. Они, совершенно очевидно, не успели просолиться полностью. То, что надо!
  Вырезав из сердцевины еще не пропитавшийся солью кусочек мяса, разрезал его на червеобразные полоски. Затем достал из рюкзака спиннинг снял блесну, нацепил поплавок, крючок и грузило. Прихватив пустой мешок для добычи, сказал жрице, - что скоро вернусь с карасями и пусть она готовится к тому, чтобы пожарить несколько штук. Взял снасть, наживку и направился на берег озера.
  Стараясь не шуметь, подошел и встал на берегу. Окинул заинтересованным взглядом поле боя, отметил направление главного удара, установил поплавку глубину метра полтора, нацепил на крючок своего самодельного мясного червя и кинул его в центр стайки карасей. Наживка не успела достигнуть запланированной глубины - ее перехватили в полете! Подсечка... Есть! На крючке сидел приличный лапоть - около одного килограмма весом. Но воевать для спортивного интереса и играть с ним в игры - у меня желания не было никакого. Я хотел лишь одного - много и вкусно есть. Поэтому вываживал его жестко и без изысков эстетствующего рыболова-любителя. И уже тем более, ни о каких подсачеков и речи не шло. Если сорвется - поймаю еще. Только и всего.
  Вымахнув тушку карася из воды на берег, решил посмотреть, - что же мне попалось. Серебристый отлив, продолговатое тело, сильно вырезанный хвост. В качестве добычи мне достался серебряный карась, которого еще иногда называют озерным. В прошлом, мне такие почти не попадались. В основном, в беззаботном детстве я лавливал обычных карасиков. Они имеют темно-золотистый или красновато-золотистые цвета.
  Прихватив рыбку за жабры, взвесил на руке - примерно килограмм, сунул в мешок и подумал, - очень неплохая добыча. Нужно поймать еще пяток и хватит...
  Снова нацепил мясного червячка и вернулся на берег. На мою суету стайка карасей почти не среагировала, отплыв в сторонку метра на два. Я прицелился и опять метнул крючок с наживкой в самый центр плотного строя. Поплавок подпрыгнул, пошел в сторону и лег на бок. Подсечка и бескомпромиссное вытягивание на берег. Второй гренадер готов. На первый взгляд даже больше, чем первый!
  И это продолжалось еще четыре раза. После каждого очередного заброса многочисленная семейка карасей отплывала на несколько метров, но с помощью спиннинга и безынерционной катушки, я мог бросать метров на пятьдесят. Так что у карасей не было никаких шансов!
  На всю рыбалку потребовалось не более десяти минут и мешок стал оттягивать руку весом в пять-шесть килограммов. Достаточно. Я собрал снасть, подхватил добычу и направился к лагерю. Еще на подходе меня перехватила Атечи и забрала рыбу. Я решил не мешать хозяйке и не суетится под клиентом. Свистнул Ляпе и мы вдвоем с киской улеглись в сторонке - расслабленные и довольные жизнью.
  Краем глаза я поглядывал на мою стряпуху и на ее действия. Рядом с костром, на разделочной доске, она успела приготовить рубленую зелень и лук, вперемешку с тертыми кислыми яблоками с добавлением уксуса. Затем она принесла очищенную, помытую и выпотрошенную рыбу. Порубила ее на смачные куски. После чего стала укладывать их в котелок, подсаливая и пересыпая приготовленной зеленью, которую использовала только наполовину, одновременно заливая каждый кусок кедровым маслом. Потом закрыла котелок крышкой и повесила над углями тушиться в собственном соку. Я понюхал ароматы, витающие рядом с костром, непроизвольно сглотнул, повалился на спину и, поглаживая Ляпу по голове, стал смотреть на темнеющее небо. Хорошо.
  Непреднамеренно прикрыл глаза и постарался внутренним взглядом осмотреть окрестности. Степные волки, стадо джейранов, олени и кабаны, но ни одного человека в радиусе пяти километров. Да и злобное внимание не пойми кого - тоже отсутствовало... На сердце было легко и приятно. Кажется я задремал...
  От костра Атечи подала голос.
  - Старший брат. Ужин готов. - Вскочив на ноги, я с бодрым видом направился к своему месту рядом со скатеркой, заставленной различной снедью. Уселся на седло и приступил к дегустации.
  Центральный номер скромного ужина - карась тушеный с зеленью и яблоками с гарниром - оказался выше всяких похвал. Моя мастерица - в очередной раз, не разочаровала Посланника Богов.
  Завершив насыщение и уничтожив добрую половину всего, что имелось на скатерти, я расслабленный и довольный жизнью направился на медвежью шкуру под навес. Здесь, в охотку и без напряжения, в течение часа, с порыкиванием, криками и стонами, выдал в содружестве со жрицей Богов Света пятикратный салют наций, в честь всех Богов - светлых и темных! После этого, слегка опустошенный и в меру уставший, погрузился в сон без сновидений.
  
  Встали мы поздно - солнце уже давно проявило себя над горизонтом. Я отлично выспался и, вскочив на ноги, с ходу, погнал Атечи купаться. Еще вчера меня звали к себе хрустально чистые воды озера, но покушать и отдохнуть, хотелось больше. Ну, а сейчас сам Бог велел!
  Сбросив по дороге одежду, я с обрывистого берега винтом вошел в водоем и, пронырнув метров десять под водой, пошел наворачивать круги бешеным кролем, временами отфыркиваясь и издавая вопли безгранично счастливого человека. Атечи я опередил буквально на несколько секунд и, подняв фонтан брызг, бомбочкой, она рухнула в озеро вслед за мной, сразу же попытавшись догнать меня на дистанции. Но я обошел ее сначала на один круг, а затем и на второй. Знай наших!
  Все это время Ляпа с испуганным мяуканьем бегала по берегу взад и вперед - всем своим видом протестуя против такого безответственного поведения, в котором ей не нашлось места.
  Поплавав от души, мы выскочили на берег и минут десять полежали на солнышке, а затем, одевшись, вернулись в лагерь. Здесь Атечи приступила к готовке завтрака, а я достал карту и, немного подправив ее с учетом информации, полученной во время пройденного пути, - наметил следующую стоянку у очередного источника. Затем мы в ускоренном темпе доели карасей и начали собирать снаряжение.
  Как только все было готово, я оглядел караван и подумал, - что каждый мой поход имеет устойчивую тенденцию к наращиванию движимого имущества. Начинается все вроде скромно, а теперь уже приращение - в количестве двух лошадей и одного гепарда. А что будет в конце? Но и не выбросишь же - жалко! Крохобор ты Панкрат - право слово.
  Тяжело вздохнул, вскочил в седло и мы ввосьмером - бодро двинулись дальше по тропе - курсом на северо-северо-восток.
  
  До источника добирались без остановок - лишь пару раз, поменяв основных лошадей на заводных. Подъехав к ручью, почти сразу нашли подходящее место, и Атечи приступила к обустройству лагеря. Я, в своем репертуаре, отошел в сторонку и постарался осмотреться - зайцы, фазаны, джейраны, пустынные куропатки, волки, шакалы, на самом пределе внимания - несколько штук благородных оленей и ни одной живой человеческой души. Красота!
  Вышел из режима и бросил взгляд по сторонам. Атечи крутилась, как пчелка, и скоро должна была приступать к приготовлению священной трапезы.
  Ляпа лежала, пригорюнившись и опустив голову. Все ее нехитрые мыслишки были понятны и вполне соответствовали плаксивой мордочке. Все-таки, гепард - это стремительная машина для убийства! Догонять и рвать - ее предназначение! В общем, с позиции Ляпы - жизнь не задалась. И я чуть было не поддался на провокацию, - скомандовать начало большой облавной охоты, но в последний момент увидел, что Атечи закладывает в котлы куски кабанчика - огузок и филей, пересыпает их травками и заливает маслом. Поперхнулся, гулко сглотнул слюну и сказал, обращаясь к Ляпе.
  - Поздно подруга, поезд ушел. Но завтра обещаю... век свободы не видать... - уж не знаю, что поняла моя киска, но ответила бодро и радостно.
  - Кхэ.
  Поели мы степенно и вдумчиво, добив до полного исчезновения кабанятину и уничтожив последние остатки зернистой икры. И это было правильно, - так как, если икры много и ее поедать каждый день, то она быстро приедается и теряет свой притягательный имидж. Это факт проверенный еще в бытность моего существования на Земле в Астрахани. Затем, отдавая должное отменным вкусовым качествам, выпили чаю - вот уж что как ни странно не приедается никогда, и я, наблюдая, как жрица приводит в порядок посуду, задумался.
  Из головы не выходили события предыдущих суток, когда некое нечто, по полной программе, потрепало нервишки и мне, и жрице. И эта гадость, кажется, живет под землей. Я вздохнул, упал на спину, перевернулся на живот, раскинул руки и прижался щекой к земле. Сосредоточился и постарался протолкнуть себя вглубь почвенного покрова.
  После нескольких неудачных попыток, что-то стало получаться. Сознание стало медленно погружаться вглубь земли, но длилось это недолго. На глубине около метра проникновение остановил заслон. Я попытался протиснуться дальше. Тужился и пыжился несколько минут - фиг вам. Дальше хода нет!
  Слегка расслабившись, попробовал сместиться по горизонтали. Есть. Процесс пошел...
  Как червяк, я бесплотной тенью скользил в грунте. В голове возникло неосознанное желание, что может быть удастся в преграде найти щелочку и через нее просочиться дальше. Но преграда по-прежнему не давала заглубиться.
  Причем заслон не был ровный и однородный. Под землей я 'полз' через ямы и колдобины, временами обтекая на своем пути локальные темные области. Чем-то это смахивало на движение плотного сгустка тумана по неровной каменистой площадке, замусоренной камнями и крупными булыжниками. В общем, 'колыхался' я таким туманом, довольно долго. Ощущение не из приятных...
  Но вот, почувствовал - у заслона возник легкий уклон. Вроде, я стал уходить на глубину. Появилось чувство, что сползаю со склона в некую лощину. Через короткое время, зародилось ощущение, что серая и мутная пелена впереди стала светлеть. И, чем дальше, тем сильнее. И вдруг... яркая вспышка - я вывалился в пространство, которое заполнено ослепительным светом, а среда, в которой я находился, переливалась всеми цветами радуги. Это было как удар молнии. Но по нервам ударил не слепящий свет и киловольты, а стремительное ощущение полета. Меня подхватило, завертело и понесло в сторону с большой скоростью... Это было неожиданно и страшно... Я, как пловец, которого закружил водоворот, в панике, потеряв ориентацию, заметался из стороны в сторону и попытался вырваться обратно. Вверх, скорее вверх! Так, иногда случается, когда под водой не хватает воздуха, и в смятении, с полной отдачей сил, приходится выгребать из глубины на поверхность.
  Но вот внешняя среда изменилась - меня снова обступила серая пелена, но я не замедлил движения и выскочил на поверхность, как пробка из бутылки, - сразу поднявшись в воздух метров на двадцать. И только разглядев: самого себя, лежащего раскинув руки, лицом вниз недалеко от костра; Атечи, которая занималась с лошадьми, и в этот момент чистила щеткой Снежинку; Ляпу, развалившуюся в теньке низких кустов - я успокоился, позволил внутреннему зрению вернуться к норме и открыл глаза.
  Сердце еще продолжало бешено колотиться, когда я, поднявшись на ноги, нетвердым шагом отошел в сторонку и тоже прилег в тени, использовав в качестве подушки одно из седел. Нужно обдумать это приключение. Так. Предположим, что моя старая гипотеза о растворенных в воздухе этого мира видеокамерах верна. Тогда все объясняется легко и просто.
  Датчики перемешаны в воздухе - это понятно. Но раз они настолько маленькие, что не влияют на состав атмосферы, то им должны быть присущи все ее физические особенности. Вместе с воздухом они обязаны находиться в тумане и каплях дождя. А дождь и, составляющие его молекулы воды, проникают в почву. Соответственно, тот серый туман - это ни что иное, как изображение передаваемое видеодатчиками, присутствующими во влаге почвы.
  Преграда на глубине около метра - сплошной скальный массив. Локальные темные области - скорее всего, каменюки и валуны, которых всегда пруд пруди в земле. И скальный массив и булыжники - не пропускают в себя воду и не позволяют рассмотреть свое содержимое - поэтому они выглядят, как более темные кляксы. По крайней мере, если они не обладают трещинами или пористой структурой.
  Светлые области в сером тумане - это влажный грунт и, чем он мокрее, тем светлее. Тогда выходит, что пространство заполненное ярким светом, суть подземный ручей или река. Такой поток может послужить дорогой на глубину. Правда, на кой черт мне нужна эта глубина - непонятно. Но здесь важен сам факт. Как это поется - мы рождены, что б сказку сделать былью... Поэтому нужно не паниковать и научиться обращаться с подземными водами. Так сказать - выучиться плавать и покорять подземное пространство и простор.
  Однако, продолжать эксперименты жгучего желания не было - здорово меня встряхнул подземный ручей. Качественно. Мысли в голове ворочались, как массивные валуны, и тонким комариным звоном просилась наружу некая новая мысль. Что-то я проглядел важное, какой-то фактик. Нужно только сосредоточиться и решение придет...
  Это было как порыв свежего ветра в раскрытое окно. Всю муть и заторможенность сдуло в одно мгновение. Мысль же оказалась до предела простой, лишний раз подтвердив старую формулу - не усложняй сущностей. Все дело в молекулах воды. Хорошо известно, что они обладают эффектом памяти. Местные умельцы просто научились работать с водяными парами. Именно они являются у них датчиками Системы, по ним она считывает информацию из внешней среды. Дешево и сердито. И не нужны никакие миниатюрные видеокамеры. Нужно лишь использовать капельки воды как рецепторы. А вода есть везде. Лихо. Типичное айкидо. Только в сфере информационных технологий. А раз так, то должно быть и все остальное, например память-накопитель и прочая элементная база. И там решение скорее всего очень простое... Весь этот хай-тек должен выглядеть неожиданно, но примитивно. Я повертел головой, рассчитывая по простоте душевной увидеть все эти прибамбасы, но, видимо, момент еще не созрел и ничего-то я не углядел. И все-таки я молодец.
  С чувством глубокого удовлетворения за разгаданную загадку глубоко вздохнул и прислушался к своим ощущениям. Вокруг тихо и покойно. Вскочив на ноги, с хрустом потянулся, разминая мышцы, посмотрел на темнеющее небо и полез под навес на медвежью шкуру. Богу богово, а жизнь должна идти по расписанию...
  
  Утром мы тронулись без особых проволочек. По моим расчетам - около полудня наша сплоченная компания должна выйти на берега реки Лега.
  В целом переход произошел без приключений. Единственный раз случилось маленькое событие - пересекая широкий степной участок, засек двух всадников, двигающихся встречным курсом, на расстоянии примерно в километр. Но, судя по всему, вид нашего отряда их сильно перепугал. Заметив караван, аж в восемь душ они резко изменили направление движения, подались в сторону и за кустами и перелесками стали обходить нас по большой дуге, постепенно возвращаясь к своему первоначальному маршруту по тропе на юг. Нормально. Это вам ни что-нибудь, это Пограничье! Друзей здесь нет и быть не может. Только охотники и их жертвы. А они посчитали нас и зачислили себя в жертвы... И по большому счету правильно сделали.
  Заливные луга левого берега реки Леги мы увидели около часу дня. Здесь я рассчитывал остаться, как минимум на сутки. Поэтому место для ночевки выбирал с привлечением своих неординарных способностей.
  Осмотрев реку, вверх и вниз на пару километров - нашел хорошее местечко, в полной мере отвечающее стандартным требованиям: вода; дрова; красота. Махнул рукой, задавая направление, и первым двинулся вверх по течению реки.
  Проскакав около километра, выскочили к очень широкому и протяженному плесу, почти заливу на реке. С верхушки холма открывался изумительный вид на широкий песчаный пляж, полноводный ключ, бьющий у подножья кургана. Родник обретался в окружении тенистой рощи, а рядом имелись зеленые лужайки. Воздух буквально напоен ароматами трав и цветов.
  Вверх по течению, на многие километры раскинулись настоящие плантации: полукустарничков тимьяна с лежачими стеблями и мелкими цветоносами розовых, лиловых и белых цветов; ползучими стеблями душицы пурпурного цвета с мелкими колосками соцветий; высоких, метельчатых и розоватых соцветий шалфея, со стеблями опушенными мягкими курчавыми волосками. Но это только те растения, которые мне лично известны, а кроме них, плескалось бескрайнее море цветов - синих, красных, фиолетовых, желтых... с редкими вкраплениями островов, состоящих из кустарников, полукустарников и отдельных групп деревьев. Одним словом - райское местечко. То, что надо!
  Впрочем, имелась малюсенькая ложка дегтя в бочке с медом. Легкой головной болью, ощущался некий диссонанс и еле заметный сакральный фон. В качестве характеристики местности, из глубин подсознания, как трава через асфальт, пробилось корявое и страшноватое слово - капище. Да и холм - очень хотелось назвать курганом. Усыпальницей, так сказать... Но это так - мелочи. Переживем.
  Выбрав лужайку, расседлали лошадей и Атечи по заведенной традиции занялась обустройством лагеря. А я, позвав с собой Ляпу, поднялся на вершину холма, с которого открывался великолепный вид на ближайшие окрестности. Утвердившись на вершине, положил руку на голову котенка и мы вместе начали осмотр местности. Как ни странно, но первой заметила джейранов и сделала стойку Ляпа. Хотя почему странно - эти некрупные газели основная пища гепардов. Ляпа должна чувствовать их на генетическом уровне, отточенном за многие тысячи лет эволюции. Следуя безмолвной подсказке кошки, я тоже, наконец, разглядел маленькое стадо из пяти антилоп.
  Осмотрев окружающую местность, составил план охоты, присел рядом с киской на корточки и постарался мысленно перенести ее основные элементы в голову гепарда. Чтобы Ляпа правильно поняла, пришлось повторять дважды. Ключевой момент плана состоял в том, что гепард, как типичный бегун на не слишком длинные дистанции и развивающий на них скорость до ста двадцати километров в час, должен ждать в засаде и перехватить газелей, когда они будут пробегать мимо. Загонщиком джейранов буду я и постараюсь выгнать их киске - прямо в лапы.
  Но вот, наконец, я понял, - все нормально - кошка четко усвоила свой маневр. Можно приступать к охоте. Проследив взглядом за гепардом, подождал пока она не спустится с холма и не заляжет в нужном месте. Затем двинулся в обход стада джейранов. Сначала осторожно, а как только пропала прямая видимость и меня скрыли кусты, взял мощный старт. Я начал кросс по пересеченной местности, временами перескакивая через не слишком высокие кусты и делая прыжки в длину метров по пять.
  Я, конечно, не гепард, но, для интереса решил выложиться по полной и проверить предел своих возможностей. Сил мне было не занимать и меня буквально распирала уверенность, что смогу по силе в толчке ногами, оставить далеко позади кого угодно - и бегунов, и прыгунов.
  По внутренней самооценке, скорости в сорок километров в час я достиг без особых проблем. На восьмидесяти понял, - у моей киски когти очень функциональны и не зря не втягиваются в лапы. Мне заметно не хватало уверенного сцепления с землей, а у гепарда, на лапах, так сказать, - шипованная обувка. К тому же, моя аэродинамика, в отличие от стремительных обводов кошки, хромала на обе ноги. Сила сопротивления воздуха ощутимо давила в лицо и грудь. Как результат, подъемная сила делала из меня воздушный змей и вдобавок облегчала килограммов на двадцать. Но настоящие проблемы начались, когда я преодолел сотню километров в час. На ровных участках ноги скользили и не получалось сильного толчка. Бежать приходилось почти постоянно в стойке низкого старта - напор встречного вера, 'облегчал' уже килограммов на сорок. Такие забеги, конечно, нужно делать в шиповках. Я остро пожалел, что в свое время, пока был 'вхож' в спортивные магазины на Земле, не озаботился подбором подходящей обувки. Сейчас же, приходилось постоянно смотреть под ноги - по возможности, выбирая места, где можно уверенно оттолкнуться ногой. Это получалось далеко не всегда и к.п.д. моих усилий по разгону, стал стремительно снижаться.
  На скорости сто тридцать километров в час стало понятно, - все мои последующие усилия разогнаться ничего не дадут. Тридцать шесть метров в секунду - мой предел! И так уже для улучшения аэродинамики приходилось бежать с наклоном градусов шестьдесят, используя площадь тела в качестве крыла, а руки и ладони, как закрылки. Но такое положение тела облегчало меня килограммов на шестьдесят. А из-за плохого сцепления с землей - коэффициент полезного действия поистине титанических усилий по дальнейшему разгону был мизерным.
  На таких скоростях - количество должно переходить в качество. Это тот предел, где нужно отталкиваться не от земли, а от среды, в которой существуешь, то есть - воздуха. Но, естественно, ни винта на носу, ни ракетного двигателя в заднице, у меня не было...
  И все-таки, я уверенно держал скорость около ста двадцати пяти километров в час. И не сбавлял темп несколько километров, пока по большой дуге, не вышел в тыл джейранам и не затормозил в точке, которую наметил для себя заранее.
  Сказать, что запыхался на финише - не могу, так... приятная усталость и стойкая уверенность, что смогу пробежать еще несколько десятков километров в том же темпе. Хмыкнул и признался самому себе - у джейранов, этих великолепных бегунов с изящным телом на длинных ногах, не было никаких шансов! Да и у гепардов тоже! Крутой ты парень, Панкрат!
   До места, где газели щипали травку, по прямой около километра и, отбросив сомнения и жалость, я начал разбег...
  Конечно, джейраны существа чуткие и осторожные, но легкий ветерок тянул в мою сторону, а до момента, пока они меня не разглядели глазами, я бежал так, что мне позавидовало бы и бесплотное приведение. Шорох создавал только - рассекаемый воздух и сопутствующие этому завихрения в атмосфере. Желание не шуметь слегка замедляло движение, но подбежать к стаду незамеченным, я смог в результате такой тактики метров на сто. Ну, а дальше, несколько мгновений продолжалась немая сцена пока информация из глаз антилоп достигла их мозга. Затем проявился ужас в глазах моих жертв и последовал бешеный рывок стада с места в карьер. А до группы уже оставалось полсотни метров.
  Еще сорок метров дистанции, я отобрал у антилоп, пока они набирали скорость - инерция движения коварная вещь, а оставшиеся десять, легко взял на интервале спринтерского рывка. После этого, сбавил темп и пошел в арьергарде стада, не допуская рывков в сторону отдельных представителей и стараясь задавать правильное направление движения всему стаду.
  До места, где в засаде скрывался гепард, мы долетели, как на крыльях, и рывок киски из-за кустов был великолепен. Несколько грациозных прыжков, почти не касаясь земли, удар сзади по ногам козочке и Ляпа перехватила горло молоденькой газели своими клыками. Море счастья и удовольствия...
  В это время я сделал резкий рывок с ускорением. В несколько прыжков догнал юного самца в середине стада. Как только он скосил на меня глаз, и собрался было кинуться в сторону, схватил правой рукой один из его лирообразных рогов на маленькой головке. Затем вздернул джейрана вверх и повалил на землю. Слегка обалдевший от такого бесцеремонного обращения самец растерялся. Пока он приходил в себя, я успел веревкой связать ему ноги и, придерживая за все четыре ноги, забросил джейрана себе на шею. Аллес. Конец охоте.
  А затем мы, каждый со своей добычей, направились к месту стоянки. Я тащил живую газель на плечах, Ляпа волокла мертвую за горло. Свою я бросил у костра - по правилам шкуру у джейрана надо снимать сразу после забоя, а киска устроилась пообедать в сторонке, в теньке.
  Слегка разгоряченный охотой, в приказной форме посоветовал Атечи закругляться с обустройством и мы вдвоем со жрицей направились к реке - проверить чистоту воды и состояние песчаного пляжа. Поплескавшись и поплавав, отдохнули на теплом песке и вернулись в лагерь.
  Присев на корточки рядом с козленком, достал нож и коротким ударом в сердце усыпил джейрана. После чего приступил к снятию шкуры.
  Выбрал ровную площадку, накосил саблей травы и застелил ей место. Перетащил на площадку газель, повернул на спину и положил под бока камни, чтобы не перекатывалась. Сделал подрезы вокруг копыт и скакательного сустава задних ног по внутренней стороне. Затем подрезал шкуру вокруг копыт и коленей передних ног и по внутренней части провел поперечный разрез между ногами. Потом разрезал шкуру по осевой линии от горла по животу до попки, обведя ее круговым надрезом. Немного подумал и, не мудрствуя лукаво, отпилил джейрану голову - нам трофеи на стенку ни к чему и выеживаться ни перед кем не надо. После этого стал снимать шкуру, оттягивая ее в сторону и отрывая от тушки рукой. Временами аккуратно подрезая ножом. Оставив не снятой шкуру на спине, приступил к свежеванию тушки.
  Освежевав, окончательно снял шкуру, вырезал и отложил в сторонку части с первоклассным мясом: толстый и тонкий филей; тонкий край; лопатку и середину бедра. Подготовленные куски подхватила Атечи и понесла промывать в холодной воде. Все остальное завернул в шкуру и, подхватив голову газели, отнес Ляпе. Бросив остатки былой роскоши перед мордой зверя, понял, - киска и так налопалась до состояния полного изумления и с трудом воспринимает добавку к 'скромной' трапезе. С сочувствием вздохнув, и, чтобы не плодить мух рядом со стоянкой, оставил кошке пару небольших кусков мяса, упаковав все остальное в шкуру, понес требуху подальше от лагеря. Отойдя метров на двести, бросил под кусты.
  Тем временем, Атечи вернулась с реки и сейчас укладывала куски толстого и тонкого филея в котел, заливая все уксусом и разбавляя водой. Непроизвольно сглотнув, понял, - жрица будет выдерживать часть мяса джейрана в уксусе несколько часов. Это хорошее решение, если потом мясо пожарить или затушить. До вечера еще оставалось достаточно времени. С одобрением кивнув стряпухе, направился к реке помыться, поплавать и позагорать.
  Скинув одежду на пляже, подумал и оставил на себе пояс с ножом на голое тело. В прошлый раз, когда мы плавали вдвоем, я обратил внимание, что залив на реке, имеет весьма загадочное происхождение. Во-первых, вода значительно холоднее, чем в реке. Во-вторых, она очень чистая и заметно отличается по цвету от речной. В третьих, - несмотря на изумительную прозрачность, дна залива в его центральной части я разглядеть не смог из-за значительной глубины, хотя и заметил какое-то подозрительное шевеление в толще воды. Это могло означать, что основную часть залива занимает яма. Причем, яма аномального размера.
  Отойдя от берега примерно по пояс, поплыл и, выплыв ближе к центру залива, нырнул. Почти сразу стало понятно - почему вода чистая и холодная. В реку впадала полноводная подземная река. Это она сформировала залив и промыла глубокий провал ближе к центру. Здесь, со дна ощутимо тянуло холодное течение.
  Пришлось немного поплавать, привыкая к холоду подземной реки. Затем вынырнул и, глотнув воздуха, снова пошел на глубину, стараясь держаться середины стремнины потока. Опустившись метров на тридцать, увидел пепельно-серые тела очень крупных рыб. Сначала подумал, что это белые акулы, но, подплыв поближе, понял - белуги. Сотни белуг совершенно жуткого размера. Они стояли плотной стеной в несколько рядов, головой вверх по течению, и загораживали собой выход подземной реки. Дырка, через которую вытекал подземный поток, имела овальную форму и в самой широкой части достигала метров десяти.
  Поплавав рядом с этой стаей пару минут, поднялся на поверхность и, заинтригованный поведением рыб, продышавшись снова нырнул. Подплыв ближе, стал наблюдать.
  Все рыбины как на подбор очень крупные - не меньше пяти метров в длину, но даже среди них, выделялись несколько штук величиной до семи метров. Обычно, на Земле, белуги не успевают отрасти до таких выдающихся размеров - слишком много претендентов на их мясо и икру. Да и в реки, они уже не заходят, а скрываются, где-то на глубине, в море. Здесь же у них не было естественного врага в лице человека, а местечко для завершения жизненного пути они видимо выбрали в реке, в этом заливе.
  Причем шести-семи метровые монстры, в отличии от нормальных белуг - имели непропорционально большую голову и очень худое тело. Таких - старожилы-рыбаки называют обжорами. На Земле это очень старые и уже бесплодные экземпляры, у которых не бывает икры. Но имя обжоры - они получили не зря, так как в утробе этих переростков находили: тюленей; валуны весом в сотню килограммов; пни и прочие громоздкие и не съедобные вещи. Взрослый мужчина переваривается ими без всяких проблем - даже костей не остается. Одним словом - настоящие проглоты!
  И жрут они постоянно, в любое время суток. Их легко поймать, если знаешь где, - для этого достаточно насадить на крючок кусок мяса. Но обычно никто не употребляет монстров в пищу. Есть, что-то в этих чудищах, - этакое, запредельное, не от мира сего. Полное впечатление, что они переступили грань, и одной ногой находятся там - за границей в царстве мертвых, а другой - цепляются за наш мир.
  Вдруг, из подводного отверстия провала выплыла маленькая черная фигурка, ростом чуть больше метра. Навстречу ей из стенки рыбьих тел медленно выдвинулась обжора-гигант. Она разинула свою ужасную пасть, которая у белуг занимает всю ширину головы и окружена толстой губой, и засосала черный живой комочек, как мне показалось, безуспешно пытающийся уклониться и проскочить мимо рта проглота. Очень впечатляет!
   Затем рыбина дала подхватить себя потоку, ее снесло назад - хвостом вперед. Она воткнулась в свою дырку в белужьей стенке, но не осталась в строю, а продолжила движение дальше по течению. Выскочив из первого ряда, она хвостом раздвинула ряды во второй стенке, а на ее место в первом ряду, ввинтилась новая особь из второго ряда. Дальше, 'сытая' белуга, сплавилась в третий ряд, который уже не был таким многочисленным и сплоченным. Но обжора не сталась и в третьем - последним ряду. Она откатилась еще дальше на несколько десятков метров за третий ряд и медленно опустилась на дно, где и залегла без движения. Загадка.
  Посмотрев повнимательнее, я заметил на поверхности дна еще несколько гигантских туш. Белужье кладбище? Но костей не было видно. Чудеса.
  Воздуха мне уже не хватало и я пошел на поверхность. Суматошно вымахнув из воды, глубоко вдохнул и без задержки нырнул опять. Сделав пару гребков руками и открыв глаза под водой, увидел, что суетой на поверхности, привлек к себе нежелательное внимание.
  Заинтересовавшись плеском, в мою сторону, отделившись от общей стаи, и постепенно разгоняясь, плыл шестиметровый белужий монстр. Бежать было поздно и ничего не оставалось, как принять бой...
  Более метра шириной, скошенная книзу морда, желтоватый нос, почти пятисантиметровые в диаметре плошки злых и безжалостных глаз, бахрома широких усиков на бороде - все это я успел увидеть в последний момент. Затем чудовище разинуло свою метровую пасть и, не мудрствуя лукаво, попыталось заглотнуть меня целиком. Как это у него получается - я уже видел. Заглот у чудовища, как у хорошей шлюхи, отработан до мелочей.
  Водная среда это не мой мир и быстрая реакция, из-за сильного сопротивления среды, помогает лишь частично. Но я сделал все, что мог. Левой рукой амортизировал удар тупорылой морды, а правой выхватил нож и коротким ударом всадил его белуге в глаз по самую рукоятку. Используя рукоятку клинка, как точку опоры, извернулся всем телом и, помогая себе ногами, с трудом, но почти ушел с линии атаки.
  Почти... получилось потому, что обжора от боли дернулась в сторону, выгнула тело дугой и, проплывая мимо, прошлась по моим ребрам, как циркулярной пилой, двумя десятками своих боковых жучков. От резкой боли я выпустил рукоятку ножа и из мутного облака собственной крови, дернулся на поверхность.
  Дельфином вымахнув из воды, пока падал обратно сделал глубокий вдох и еще в воздухе включил запредельные обороты для гребков кролем. Поэтому, оставляя за собой бурун из воды, я полетел к берегу, как торпедный катер атакующий вражеский транспорт. Со скоростью сто двадцати узлов, не меньше, я словно на подводных крыльях глиссером просвистел стометровку. Выскочив на мелководье, а затем и на песчаный пляж, по инерции еще продолжал размахивать руками, оставляя за собой широкую дорожку из пролитой крови. И тормознул, только отбежав от уреза воды метров двадцать. Паника и страх - ужасная вещь...
  Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, успокаивая растрепанные нервы, посмотрел на свой бок. Говорят, - что акулы имеют шкуру как наждак, и способны серьезно поранить, если потрутся о человека. Но то, что присутствовало на моем боку, это была не акула, а нечто гораздо серьезнее... Полное впечатление, что по боку прошлись фрезерным станком. Причем звенья у фрезы были толщиной сантиметров десять, а двигали ей по боку - не заботясь о красоте распила, вихляя и перескакивая с места на место. Как следствие - на площади, которую можно было закрыть лишь половинкой газетного листа, отсутствовала кожа и мясо. Местами очень хорошо видны ребра. И к этому моменту я потерял, наверно, ведро крови. Что называется, - искупался и поплавал в свое удовольствие... блин!
  Временами с опаской поглядывая в сторону реки, сосредоточился на неотложном лечении. Рана серьезно кровоточила и через минуту-другую могло начаться головокружение от потери крови. Я погрузился в состояние самолечения, потеряв ощущение времени. С трудом остановив кровь, скривившись от боли в заживающем боку, сел на песок и постарался по максимуму устранить последствия столкновения с белугой. Минут через десять рану стало затягивать молоденькой кожицей, хотя мясу еще расти и расти. Но ничего, мы еще повоюем.
  Голова кружилась и я откинулся на спину, прикрыл глаза и постарался сделать предварительные выводы. И так, что же мы имеем в сухом остатке после приключения? Первое. Я потерял свой любимый нож, который теперь будет украшением окривевшей на один глаз белуги. Запасного ножа нет, если только не принимать во внимание метательные. Замена, прямо скажем - неравнозначная. Второе. Кажется, я с трудом и потерями, но вывернулся из очень тяжкой ситуации. Только что мне грозила реальная опасность быть переваренным в бездонной утробе белуги. Вывод очевидный - подводная среда это не мой мир!
  И вышибли меня с ринга в первом же раунде. Хотя у белуги победа - техническим нокаутом, но, если быть честным перед самим собой, - я первый раз в Новом Мире проиграл схватку вчистую! И даже, если сейчас с бодуна полезу в воду и порву эту обжору в клочки, как тузик тряпку, - все равно я проиграл! Она смогла меня напугать до потери пульса и дрожи в коленках! Но в воду я не полезу - мне жизнь еще дорога. Да и под землей здесь есть, что-то очень опасное. Тоже, кажется, не мое...
  Сдерживаясь, чтобы не застонать от боли в боку, поднялся на ноги и с ненавистью посмотрел на залив смерти. Словно насмехаясь надо мной, из глубины, на всю длину своего семиметрового тела вымахнула белуга. Повернулась кругом, сверкнула в мою сторону бешеным глазом и со страшным грохотом рухнула обратно в воду. Может это моя старая знакомая, может быть и нет, - на голову я ей не смотрел, но от этой наглой демонстрации силы меня пробрала дрожь. И от греха подальше, подхватив одежду, скособочившись, шипя от боли сквозь зубы, я заковылял обратно на стоянку, бормоча себе под нос присказки, - 'укатали сивку крутые горки... надавали крутому пинков демоны...'.
  Дойдя до костра и стараясь не показывать, как мне больно, повалился в мягкую траву и вокруг засуетились мои девочки. Ляпа просто бегала по кругу и жалобно мяукала, не зная, чем помочь. Атечи суматошно полезла в мешок за лекарственными травками и с ходу начала готовить компресс. Мне же требовалось только одно - спокойно выспаться. После нескольких часов здорового восстановительного сна я должен стать как огурчик. Сообщив о своем желании жрице, с шипением заполз под полог, завернулся в медвежью шкуру и отрубился.
  Проснулся на рассвете от того, что нестерпимо хотелось расчесать рану на боку. Осторожно потрогав ребра, выяснил, - все болезненные явления пропали, мясо в основном наросло, как на собаке.
  От костра в мою сторону смотрела Атечи, она на пару с Ляпой, сторожила всю ночь мой нездоровый сон. На сердце потеплело - хотя это и нездорово, потому как искажало имидж непримиримого и сурового бойца за торжество правого дела Богов Ночи и Тьмы. А самое главное, утолщало нить привязанности Представителя Бога Ночи в Новом Мире к простой, смертной жрице. Увидев, что я проснулся, Атечи подбросила сучьев в костер, и повесила разогреваться котелок. В животе забурлило, я почувствовал даже не зверский, а демонически-вселенский аппетит. Дернулся, гулко сглотнул и может быстрее, чем нужно, пополз из-под тента.
  Осмотрев рану и осторожно почесав шрамы, которые должны вскоре полностью исчезнуть, по предварительной оценке, через сутки. Затем признался самому себе, что еще легко отделался. Если бы не мои суперспособности к регенерации, умирал бы я сейчас в страшных мучениях. Сокрушенно вздохнул по такому случаю и двинулся к костру. Кушать хотелось нестерпимо.
  Сунув нос в котелок, увидел, что Атечи приготовила великолепный кондер, использовав лопатку и середину бедра джейрана и добавив для вкуса пахучие травки и овощи. Сняв полный почти под ободок четырехлитровый котелок с костра, начал наворачивать, не успевший разогреться, но безумно вкусный и духовитый крутой бульон со смачными кусками мяса. И только, заскоблив ложкой по дну котелка, осознал, - что съел все, что было в этом приличном вместилище.
   Заморив червячка, понял, - что, пожалуй, вылез из койки рановато. Бок сильно зудел, что говорило о активном продолжении работы организма над раной. После плотного завтрака глаза стали слипаться сами собой. Сообщив жрице, что буду спать дальше, полез под навес, устроился на постели и отключился.
  Сон мой был странный и удивительный. Лучше всего для его описания подходило слово - сакральный. Я бесплотной тенью бродил среди миров, дотрагивался до звезд, брал в руки планеты, подносил к глазам и пытался рассмотреть - что же там такое на этих теплых и живых шариках. В очередной раз, преодолев взглядом облака, на одной из многих планет, понял, - что разыскиваю самого себя... и в этот момент проснулся.
  Судя по тени от куста, наступил поздний вечер. Скосив глаза, увидел, что Атечи в обнимку с гепардом, клюет носом, сидя у костра. Умаялась моя девочка. Перенес внимание на собственный левый бок. Никакой разницы между левым и правым нет. Я здоров! Отлично, хотя это и заслуживает удивления. Все-таки - за неполные сутки у меня наросло мяса килограмма два.
  Выскочив из-под навеса, потянулся, с треском разминая суставы, и направился к костру. Жрица уже успела вскочить, подбросить несколько веток в костер и повесить разогреваться очередной котелок. Сунув нос в глубину котла, увидел, радующие глаз тушеные куски толстого и тонкого филея, а, втянув воздух носом, понял, - приготовлено все в лучшем виде - добавлены нужные приправы и ингредиенты. Высший класс...
  Подхватил ложку и приступил к дегустации, временами кивая и поглядывая на Атечи с одобрением. Опустошив котелок на две трети, принял решение часть оставить на утро, и с некоторым сожалением отложил ложку и отвалился в сторону. Жрица сразу же вложила мне в пустую руку лепешку, налила чашку чаю и бросила в нее кусок фруктового сахара. Я кивнул ей, чтобы наливала и себе.
  Прихлебывая ароматный напиток, жрица посмотрела на меня и, после некоторого колебания, спросила.
  - Что произошло Старший брат? - Я хмыкнул и ответил.
  - Мы встали в неудачном месте. Я должен был прислушаться к внутреннему голосу. Здесь, а особенно у реки, сильны чужие Боги. Пришлось сражаться... - Глаза Атечи затопил страх и пришлось успокаивать девчонку. - Ничего страшного. Просто не повезло. Правда пришлось пожертвовать Богам свой нож... Больше не повторится.
  - И что теперь?
  - А ничего. Иди, отсыпайся. Я подежурю. Завтра утром поедем дальше. - Атечи встрепенулась и попыталась возразить.
  - Но я... - Я сурово насупил брови и рыкнул.
  - Мне нужно повторять. Это приказ! - Жрица склонила голову и выдавила.
  - Повинуюсь, Старший брат, - подхватилась и юркнула под навес.
  Я посидел немного у костра и, обратив внимание, что с дровами маленькая напряженка, направился в ближайшую рощу пополнить запас на ночь и утро. В результате, до темноты сделал три ходки. В завершение, оценивающе посмотрев на кучу хвороста почти по пояс, остался доволен. Солнце уже скрылось за горизонтом, но было еще достаточно светло. Подбросив сучьев в костер, отошел в сторонку, поудобнее пристроил седло у подножия дерева, уселся, прислонился спиной к шероховатой коре и прикрыл глаза. Нужно было осмотреть ближайшие окрестности и, по возможности, дальнее зарубежье. Разлапистая и высокая береза послужила хорошей антенной. С помощью нее я легко и просто поднялся вверх метров на сто.
  Кинув для порядка взгляд вниз, увидел самого себя, почти бездымный костер, лошадей, навес и Ляпу. Она стояла в напряженной стойке за кустами, и что-то вынюхивала с подветренной стороны. Проследив направление ее внимания, заметил старую постройку у подножья кургана. От ней на сегодняшний день остались только стены. Причем, к развалинам была проложена утоптанная тропинка, хорошо укрытая кустами. Что уж там унюхала моя красавица, непонятно, но видимо что-то там есть...
  Увидеть с земли руины в окружающих их зарослях представлялось делом сложным даже, если стоять рядом с ними вплотную. Уж очень они заросли ползучими растениями. Если бы я не обладал способностями к 'аэрофотосъемке' с большой высоты, то ничего бы не разглядел. Конечно, теоретически туда попасть можно, например, вломившись по наглому в колючий кустарник, или случайно обнаружив хитрую тропинку, и по ней уже дойти куда следует. Но здесь требовался элемент везения. Так что можно считать - разрушенные постройки надежно спрятаны от непосвященных. Что само по себе уже подозрительно...
  Опустившись ниже, с интересом стал рассматривать остатки круглого фундамента и каменный постамент в центре - скорее всего когда-то это был алтарь. С огорчением подумал, что угораздило же меня остановиться лагерем в месте, где, конечно, очень красиво, но, что ни явление природы, то загадка. А самое главное - явлений этих, как грязи на проселке после дождливой погоды. В подтверждение этим безрадостным мыслям, напоминая о себе, зачесался левый бок.
  Оставив пока таинственное капище в покое, снова поднялся на высоту и приступил к методичному осмотру. В радиусе километра все тихо и безлюдно. Подумал и поднялся выше, сместился в сторону и двинулся по большому кругу. С этой высоты я уже мог разглядеть человека на расстоянии четырех-пяти километров. Есть!
  Вверх по течению, на берегу реки еле заметным дымком выдавал себя костер. Кто-то устроился на ночевку. Топили сухими дровами с явным расчетом не выдать себя.
  Замкнув петлю, больше никого не обнаружил. Опять поднялся вверх, передвинулся в сторону еще на пару километров и начал нарезать следующий большой круг, внимательно осматривая окрестности. Вернувшись в начальную точку, с облегчением вздохнул, - кроме загадочного костра на берегу реки, в радиусе десяти километров, человеческих следов нет.
  Спустился ниже и переместился на скрытую стоянку. Недалеко от костра, в кустах, стояли четыре лошади. Рядом с ними, склонив голову на колени, сидел человек. Часовой? Один? Где остальные - непонятно. Я опустился ниже и начал движение по спирали от костра. К этому моменту уже ощутимо стемнело и через час, если я никого не найду, на поисках можно поставить крест. Но я снова наткнулся на тропинку и по наитию двинулся над ней. И, как результат, через несколько минут - нашел тех, кого разыскивал.
  Трое вооруженных людей вели пятерых пленников, связанных в единую цепь. Руки пленников спутаны сзади, а на головы всем пятерым надеты мешки. Перемещение отряда было очень неторопливым - пленники постоянно спотыкались о корни, тыкались головой в спину друг друга, иногда падая после этого на землю. И тем не менее - отряд настойчиво шел по тропе. Хотя уже стемнело, охранники не зажигали света, а пленным с замотанными головами было все равно. Прикинув направление движения отряда, предположил, - они идут к развалинам. До конечной точки маршрута им оставалось пройти не более километра.
  Я переместился к разрушенной постройке и попытался осмотреться. С трудом, но кое-что разглядеть было можно. На безоблачное темное небо высыпали звезды, а из-за горизонта стала выползать очень яркая луна. Скоро станет совсем светло. В отраженном свете луны, если и будут не заметны некоторые детали, то их будет подавляющее меньшинство. В целом же видимость уже сейчас вполне достаточна.
  Но вот люди добрались до развалин и остановились в десятке шагов перед ними. Самый первый охранник из головы шеренги осторожно зашел в помещение без крыши. Упал на колени перед алтарем и склонил голову. Немая сцена длилась минут пять. Мне уже стало надоедать бестолку наблюдать за коленопреклоненной позой 'правоверного', когда человек, наконец, поднялся. Он отошел в сторону на несколько шагов, встал в центре одной из каменных плит, покрывающих пол, и пять раз топнул ногой. Снова вернулся к алтарю и отошел от него в противоположную сторону. Нагнулся, нащупал железное кольцо и с большим трудом отодвинул в сторону тяжелую плиту, открыв черный колодец в полу.
  Заглянув в отверстие, загадочный сектант вернулся к отряду и достал из-за пояса, как мне показалось, утяжеленное мачете. Разрезал веревку у первого пленника, связывающую его в единую цепь, и, не снимая с его головы мешка, потащил в развалины. Следом за ним двинулся второй язычник. Они подхватили пленника за локотки и подтащили жертву к алтарю. Поставили на колени и первый 'адвентист' приложил пленника по затылку рукояткой мачете, затем освободил, связанные сзади руки. Без промедления один из 'баптистов' схватил левую руку пленника, вытянул ее вперед и положил на алтарь. Второй 'свидетель Иеговы' без промедления махнул мачете и отрубил левую кисть. Несчастная жертва очнулась и молча забилась в руках палача, пытаясь вырваться, но ее подхватили с двух сторон и, протащив несколько шагов, столкнули в колодец. Сатанисты на пальцах, как глухонемые, обменялись несколькими фразами и направились обратно - за второй жертвой. И все повторилось, как на конвейере... В колодец был сброшен второй, третий пленник, потом четвертый и пятый. Все... Последователи очередного 'истинно верного учения' выполнили свою работу на отлично.
  Выполнив жертвоприношение, оба палача постояли, прислушиваясь, у открытого колодца минут пять. Затем, наконец, дождались какого-то сигнала и уже вдвоем задвинули плиту на прежнее место. Потом оба перешли к плите, по которой топал ногами охранник в самый первый раз. Просунули руки в щели между плитами, подцепили каменный люк с двух сторон, поднатужились, подняли и перенесли плиту, положив ее рядом с отверстием. Один из них просунул голову в дырку и нашарил, что-то на не очень большой глубине. Сразу же в отверстие полез и его напарник. Оба напряглись, подцепили какой-то предмет и с трудом вытянули из дырки приличный сверток, отложив его в сторонку. Затем плиту вернули на место и, подхватив упаковку, оба покинули разрушенное здание, сгибаясь под тяжестью груза. На выходе к ним подбежал третий и сменил самого главного у его конца свертка, а тот в свою очередь двинулся по тропе, указывая дорогу, во главе маленького отряда.
  Все это действо, происходило в призрачном свете луны, в практически полной тишине, но как-то по-деловому и я бы даже сказал - немного буднично. Но, что у сектантов имелось в свертке, - заинтересовало меня чрезвычайно. А по сему, я резко закончил наблюдения, вскочил на ноги, подобрал моток веревки, подумал и направился в сторону развалин.
  Ляпа было дернулась вслед за мной, но после мысленного приказа, села на место и осталась охранять стоянку. Нырнув в ближайшие кусты и стараясь не шуметь, я побежал в сторону развалин, тропинки и маленького отряда со свертком.
  Как приведение, я скользил среди кустов, уклоняясь от ветвей, змеей просачиваясь в самые узкие щели, и внимательно следил за тем, что под ногами. В результате, не потревожив ни один листок или сухую ветку по дороге, минут через пятнадцать выскочил на тропу. Здесь скорость движения можно было увеличить и, пыхтящих под своей тяжелой ношей носильщиков, я догнал через полчаса.
  Не останавливая своего бега, использовал оба метательных ножа, отправив их под лопатки несунов. Пробежал мимо совсем недавно еще живых сатанистов, - они еще только находились в процессе своего падения на землю, и в несколько прыжков догнал главного. Он как раз начал оглядываться, услышав подозрительный шум за спиной, и я с ходу приложил его кулаком в основание черепа, вырубая на короткое время.
  Сверток за моей спиной упал на землю с гулким металлическим грохотом, а я подхватил главного сектанта, засунул ему в рот кусок тряпки и, использовав приготовленную заранее веревку, связал руки и ноги. Затем вернулся к носильщикам и забрал свои метальные ножи. В ускоренном темпе проинспектировал на ощупь сверток, кажется - это было оружие, но с более точным выяснением можно повременить, и я продолжил бег в сторону стоянки загадочных людей. Свидетели мне ни к чему, а оставался в живых еще четвертый член команды изуверов.
  К секретному лагерю выскочил минут через десять, осторожно подошел вплотную и некоторое время посвятил наблюдению из кустов, чтобы точно выяснить обстановку. Часовой видимо устал сидеть на одном месте, а может быть и что-то почувствовал. Но теперь он стоял на ногах, держа в руках копье и прислушиваясь. Кроме него и лошадей - поблизости никого не было. Я достал метательный нож и вколотил его часовому в горло. Аут. Рабочий день окончен.
  Скользнув на стоянку, подобрал свой клинок и разрезал путы на ногах у лошадей. Перенес походные мешки членов команды поближе к костру, подбросил в него веток. Немного подождал пока разгорится огонь и вытряхнул содержимое мешков рядом с костром на землю. Поковырялся в куче вещей и ничего стоящего не нашел. В мешках духоборы хранили обычную дребедень. Теперь вроде все. Можно возвращаться.
  Обратно к месту первой схватки дошел обычным шагом и еще на подходе услышал, как мой пленный пыхтит и прилагает массу усилий, чтобы освободиться от пут. Но веревка была надежной, а вязал я от души, что называется, - как последний раз в его жизни.
  Остановившись рядом с головой пленника, присел на корточки и выдернул кляп у него изо рта. Любитель кровавых жертвоприношений перестал дергаться, сверкая глазами, уставился на меня и вместо слов приветствия зашипел рассерженной гадюкой. Я покивал ему головой и сообщил, - 'что тоже рад нашей встрече'. - Затем подцепил пальцем за подбородок и, приподняв голову, спросил. - 'Что они делали в развалинах?' - Пленный снова зашипел и я коротким ударом сломал ему ключицу. Но нормальных слов все равно не дождался - ночной странник лишь застонал.
  Это озадачило. Я подвигал сломанные кости ключицы, карябая друг о друга, но пленный лишь стал стонать громче... и все. Крепкий орешек! Настоящий сатанист-мазохист... Затем в течение пяти минут, я перепробовал все болевые точки на теле пленного - эффект тот же - пленный стонал, шипел, булькал, скрипел зубами, всхлипывал, подвывал и больше ничего.
  Наконец, меня осенило - я повернул голову пленному, так чтобы ее освещала луна, просунул, кроша зубную эмаль, между зубами нож, пошире раздвинул ему челюсти и заглянул в рот. Ну, конечно, - у пленного не оказалось языка... вырезали под корень. Вот уж настоящая тоталитарная секта... А я-то старался... уже начал было думать, что клиент подвергся глубокому гипнозу или нейролингвистическому программированию с привлечением психотропных веществ.
  Дальнейший допрос терял всякий смысл и я легким движением ножа, слева на право перерезал пленному горло. Тайна поведения странных людей в развалинах останется покрытой мраком. Ну и ихний Бог с ними... Пусть молятся... и молятся истово, чтобы снова не повстречаться со мной.
  Поднялся на ноги, подхватил сверток на плечо - в нем оказалось весу килограммов семьдесят-восемьдесят, и двинулся обратно в лагерь.
  Вернувшись, не стал развязывать упаковку, а решил подождать до утра. Снова присел на свое место под деревом и задумался.
  Чем-то все эти события напоминают мои прошлые контакты с симбионтами. Там тоже отсутствовала левая кисть, так что напрашиваются два объяснения произошедшему. Первое, - кто-то имеет большой зуб на представителей с руками из благородных металлов, и устраняет претендентов или мстит таким оригинальным способом. Второе, наиболее вероятное, - я прикоснулся к тайне появления на белом свете симбионтов. Так сказать, - застал их вначале пути... Очень любопытно. И вообще, складывается впечатление, что это место - каким-то боком, связано с моими старыми знакомыми, а основные события здесь происходят под землей. Жалко, что не удалось допросить пленного. Но то, что у него не было языка, тоже предполагает наличие двух вариантов - или он немой от рождения и тогда немного жаль убогого, или язык ему вырезали, чтобы помалкивал, и в этом случае - некто, очень озабочен возможностью утечки информации. Очень интересно. Жалко, что я не смог рассмотреть его пасть более внимательно... слишком мало света.
  Я прислушался к своим ощущениям и понял, - мне слегка не по себе. Это не было чувство беды или страха - просто чувствовался внутренний дискомфорт и легкое состояние брезгливости, как будто наступил на кучу блевотины. Сплюнув в сторону через левое плечо, решил думать о чем-нибудь хорошем и светлом.
  В результате, до самого утра вспоминал всех своих девочек, перемывая косточки каждой и прокручивая по несколько раз особо интересные моменты. Как следствие, настроение поднялось на недосягаемую для всяческих ужастиков высоту.
  Уже под утро не выдержал, клюнул носом и проснулся, когда первый луч восходящего солнца, осветил макушки деревьев. Поднялся на ноги и приступил к осмотру своих трофеев, завернутых в шкуру, какого-то животного. Чья это шкура, так и не понял. Нечто похожее имеют тюлени, но утверждать, что шкура тюленья - не берусь.
  Развернув сверток, увидел кучу холодного оружия: кончары; наконечники для копий и стрел; несколько сабель с рукоятками обтянутыми шершавой кожей - кажется, кожей акулы; пара ятаганов, каждый с очень широкой елманью и, что меня страшно обрадовало, - целый набор различных кинжалов и ножей. Отложив пока ножи в сторонку, взял в руки полутораметровый трехгранный кончар, осмотрел его и подумал, что 'кто-то сильно озабочен необходимостью пробивать кольчуги'. А еще - такой иголкой, если у тебя твердая рука, можно запросто успокоить обжору. Нужно только знать куда бить, а уж до смертельной точки в теле монстра кончар достанет обязательно. Всего булавок имелось двенадцать штук и с таким количеством смертоносных жал в запасе - можно попробовать вступить в схватку с белугами. Но мне это надо? Не факт.
  Я вздохнул и положил опасную шпильку обратно в общую кучу. Затем поворошил кучу наконечников и с интересом пригляделся к серповидному крюку. Он оказался идеально заточенным с внешней стороны и имел отверстие в основании. Подвешенный на канатик, крюк вполне мог работать, как китайский лянь или японский кусари - серп на цепи. Но ко всему прочему, у моего крючка имелись три когтеобразных зубца на шарнирах, которые в откинутом состоянии превращали его в якорек. Если использовать опять-таки канатик, то якорек трансформировался в очень приличную 'кошку'. Впрочем, было у него и третье применение - такой крюк на короткой ручке вполне мог заменить мне багорик, по которому я так исстрадался. Да и использовать его можно в самых неожиданных случаях - очень полезная вещь. Я с удовлетворением хмыкнул и отложил находку в сторонку.
  Потом с большим интересом стал ковыряться в кинжалах и ножах. На место своего утерянного - отобрал сразу два, почти равнозначных клинка. Оба, как родные, сидели в старых ножнах, имели отменную заточку и качество стали. Чтобы сделать выбор окончательно, - покидал ножи в дерево... У одного балансировка оказалась чуть лучше... это и решило спор. Ну вот, а я-то переживал о потерянном клинке.
  В завершение, снова завернул оружие в тюленью шкуру и перетащил сверток к старой и раскидистой иве необъятных размеров. Примерно на высоте трех метров над землей я, в свое время, заметил подходящее дупло. Вскарабкавшись по стволу, заглянул внутрь - то, что надо. Сухо и много места. Затащил сверток на дерево и запихнул в дупло. Отличная захоронка, глядишь - когда-нибудь и понадобится. А потом, я все-таки не привык проигрывать схватки вчистую. Тем более в первом раунде, даже, если против меня выступают шестиметровые бронированные монстры с хвостами. Так что, где-то не в столь отдаленном будущем, придется продолжить бой, вернуть свой старый нож обратно, довести дело до победного конца. Так сказать, восстановить свой статус непобедимого и беспощадного воина.
  Когда вернулся в лагерь, Атечи уже хлопотала у костра. Я без предисловий уселся завтракать и пить чай. Затем показал жрице свой новый клинок и спросил - чья это работа. Атечи долго вертела нож перед глазами, пожала плечами и, вернув нож, сказала, - что не знает.
  После этого мы ускоренным темпом собрали пожитки, уселись верхом и направились вниз по течению реки, курсом на запад. Там, в устье реки на корабле нас должны дожидаться Денрик и Солимпаса.
  
  Весь путь вдоль берега реки прошел без приключений. Один раз остановились перекусить и около пяти часов вечера вышли к высокому берегу Крино, там, где в нее впадала Лега. Как и положено наш кораблик стоял на якоре рядом с берегом, а оба жреца устроились на песчаном пляже у воды. С одной стороны их закрывала высокая куча сухого плавника, с другой - десятиметровая отвесная стена берегового обрыва. Оба сидели, пригорюнившись, у маленького костерка и над огнем у них висел котелок.
  Спуститься к реке в этом месте можно было лишь там, где берег разрезала глубокая балка. Мы отъехали на несколько сот метров вверх по течению и по дну оврага съехали к воде. Увидев наш караван, адепты воспряли духом и кинулись навстречу помогать, но сразу же тормознули и побледнели с лица, увидев Ляпу. Моему котенку это очень понравилось и она, закрепляя эффект, показала зубы и попыталась рявкнуть.
  - Кхэ. - Получилось не очень-то грозно, хотя зубы, а особенно их размер, произвели впечатление и добавили трепета. Пришлось цыкнуть на киску и сделать успокаивающий жест в сторону жрецов.
  Расседлав лошадей, все дружно направились к костру. Я сунул нос в котелок и понял, что жрецы варят осетровый малосол. Это нормально, но нездорово. В данный момент хотелось нечто особенное, диетическое и мясное. Подумал и подхватил лук и колчан с охотничьими стрелами. Мигнул Ляпе и мы вдвоем направились обратно. Поднялись по дну оврага и побежали к месту впадения реки. Там, когда мы проезжали мимо, я слышал характерный трубный двухсложный голос серых гусей 'га-га'.
  План охоты был на удивление прост. По нему, Ляпа должна пугануть стаю в моем направлении, а я уж не дам осечки, когда птички будут пролетать мимо. Надо сказать честно, - охотиться с собакой или с чем-то ее заменяющим - получается как минимум в два раза продуктивней и проще. Факт проверенный еще в прошлой жизни.
  Присев на корточки, постарался заложить образы предстоящей охоты в голову гепарда и, когда понял, что котенок твердо осознал свой маневр, мы разошлись в разные стороны. Я встал сразу за бровкой, невидимый для гусей, жирующих в камышах на зеркале водоема, и приготовился стрелять. Через несколько минут послышалось суматошное хлопанье крыльев - стая гусей начала разгон, а затем поднялась на крыло. Стрелять я начал с расчетом, чтобы подбитые птицы падали не в камыши, а на твердую землю. Поэтому немного подождал и выдал очередь из трех стрел.
  Серый гусь - сильная птица и в полете развивает скорость до девяносто километров в час, но против моих 'самонаводящихся' стрел у пташек не было никаких шансов. Из пятнадцати птиц в стае, первая тройка, легла, как спелые колосья под серпом, и, пронзенная стрелами, кувыркаясь воздухе, полетела к земле.
  Собрав добычу и вынув стрелы, попытался оценить трофеи. Под удар моей системы ПВО попали сильно зажиревшие крупные гуси светло-серой окраски. Зоб и брюшко в черных поперечных пестринах, клюв и лапы розовато-телесного цвета. Два самца килограммов по пять и самочка килограмма на четыре. Отличная добыча!
  Подхватив двух самцов и забросив их за спину, я благосклонно кивнул Ляпе, предлагая подхватить самочку. Таким образом, мы довольные друг другом направились обратно к костру, где нас уже ждали с нетерпением. За время нашего отсутствия адепты успели полностью подготовить лагерь.
  Пока Атечи занималась двумя птичками у воды, а Ляпа третьей пташкой в сторонке за кустами, я навалился на осетровый малосол и еще неизрасходованные запасы зернистой икры с корабля. Все получилось очень мило и по-домашнему. Завершив основную часть ужина, и тем самым, заложив прочный фундамент, почувствовал приятную сытость в организме и продолжил ударную стройку. К моменту окончания кладки стен, вскипела вода в малом котелке - оставалось только заварить чай. И на финишной прямой, цепляя ложкой икорку, откусывая от лепешки и прихлебывая ароматный напиток, достойно закончить процесс насыщения, оформляя у домика насыщения прочную двухскатную крышу.
  Отвалившись от импровизированного стола, в расслабленном состоянии посидел у костра, наблюдая, как Атечи потрошит птиц - судя по всему, одного из гусей она собиралась замариновать и использовать позже. Повернулся к адептам и выслушал краем уха, одобрительно кивая рассказу, короткую сагу о их не хитрых приключениях на воде. Не дослушав до конца, решил сделать одну полезную вещь, достал из походного мешка тонкий канатик длиной метров двадцать, а из своего рюкзачка катушку с миллиметровой ниткой 'динемы' и дважды заплел ее для прочности в веревку. Получился тросик, ничем не уступающий по крепости металлической цепи. По крайней мере, полтонны веса веревка выдержит без напряжения, да и перерубить ее ножом будет очень непросто. После чего достал свой универсальный крюк и подвесил его на этот комбинированный канатик.
  С удовольствием посмотрел на результат работы. Затем раскручивая на веревке над головой, покидал на точность, целясь в деревянный пень, и одобрительно хмыкнул. При желании, таким оружием я без напряжения срублю голову кому угодно на расстоянии метров десять-двенадцать. Причем, смогу сделать это неоднократно - со скоростью двенадцать 'выстрелов' в минуту. Позже нужно будет озадачить Атечи, чтобы сшила удобную сумку, которую можно было бы подвешивать на пояс, и отдельно, а может и в общем ансамбле - чехол-ножны для крюка.
  Завершив эксперименты, отложил новое оружие в сторонку, привалился спиной к сухой лесине и, разглядывая еле видимый противоположный берег реки, отстранено подумал, что несмотря на некоторые нюансы, и непроизвольно почесал поврежденный в предыдущих боях бок, пока все идет хорошо. Это только в книжках главный герой может проехать сотни миль и выдержать множество схваток без единой царапины. На практике все гораздо суровей. За счастье и удачу можно считать, когда жив и относительно здоров.
  Прикрыл глаза и внутренним зрением осмотрелся - поблизости, кроме нас, не было ни единой человеческой души. Снова открыл глаза, повалился на песок и, глядя в чистое и бездонное небо, констатировал, - хорошо!
  
  Утром проснулся рано, но Атечи, стараясь не шуметь, уже суетилась рядом с костром как пчелка. Выскочив из-под навеса, скинул с себя все, что было, и с разбега ввинтился в чистые и прохладные воды реки. С ходу ушел на глубину и поплыл немного наискосок, стараясь не дать снести себя течению. Пронырнув метров сто, вымахнул на поверхность бешеной касаткой и, включив вторую скорость, поплыл стремительным кролем, преодолевая напор воды. Сменил кроль на брас, затем на баттерфляй и успокоился, только отплыв от лагеря примерно на километр. Перевернулся на спину, раскинул руки и дал захватить себя быстрому потоку. Просто наслаждение... есть в жизни приятные моменты.
  Когда снесло течением почти до места стоянки, поплыл на спине, стараясь продемонстрировать классический гребок профессионального пловца. Не без шероховатостей, но в целом, получалось. Выскочив на берег, чтобы подсохнуть, побегал и попрыгал в рваном ритме, поработал с тенью. И довольный легкой разминкой - направился к костру, где Атечи уже расставляла мисочки и горшочки.
  Принюхавшись к содержимому накрытого стола, понял, что сегодня у нас грибной и гусиный день. Гвоздем программы являлся котелок с тушеным гусем, порубленным на порционные куски и обжаренным вместе с луком и грибами. Причем, в посуду, где жарился гусь, в процессе готовки добавили муки и красного виноградного сока, а в самом конце присыпали нашинкованным укропом. Попробовав кусочек из котелка, сглотнул слюну и выдал оценку.
  - Однако! - После чего без промедления приступил к военным действиям, безжалостно уничтожая куски гусятины, которые исчезали, как солдаты в цепи атакующего неприятеля, под плотным пулеметным огнем. Временами, приходилось отвлекаться на салатики и прочие легкие закуски, из которых я бы выделил грибную икру, поджаренную с рубленым луком и растительным маслом, заправленную уксусом и солью. Дешево и сердито, но завтрак удался.
  Отдохнув немного, после напряженных гастрономических усилий, достал карту и несколько минут изучал, предстоящий маршрут до Таши. Сразу за рекой, на всем протяжении пути, правобережье представляло собой пустынную местность и лишь редкой цепочкой, в среднем на расстоянии нескольких десятков километров от Крино, имелись оазисы. А оазис - это гарантированное наличие питьевой воды и замкнутый экологический мирок, что с одной стороны, очень любопытно, а с другой - можно устроить качественную и экзотическую ночевку. Прикинув по карте оптимальный путь, наметил к посещению два островка растительности из семи возможных. Свернул карту и махнул рукой, созывая производственное совещание.
  Строго оглядев каждого из членов команды, сказал.
  - Намеченный ранее план остается в силе и почти не меняется. На корабле по реке до Горького ключа поплывут двое - Денрик и Солимпаса. Я, Атечи и Ляпа двинемся к источнику верхом по берегу реки. - Посмотрел на жрецов и приказал. - Вы остановитесь рядом с Горьким ключом и будете ждать до тех пор пока я вас не найду. Все понятно. - Адепты дружно закивали. - Ну вот и хорошо. Вопросы есть? - Денрик слегка помялся и спросил.
  - А когда мы поплывем на Черную горку? - Я усмехнулся и сообщил.
  - Как только, так сразу. Но сначала нужно начистить физиономии бандитам из логова Таши и стереть с лица земли этот гадючник. Потом мне надо задать пару вопросов шаману племени, ну тому, который имеет кликуху - Бешеный Пес. А уж затем - прямиком на праздник. Себя показать и на других посмотреть. Кстати, а когда на Черную горку прибудут Карайя и остальные?
  - Скорее всего, они уже там. Отправились они в путь почти одновременно с нами - вечером того же дня. Алиманы должны были дать лошадей и сопровождение. - Я ухмыльнулся и подумал, - 'сопровождение - это читай - конвой, а шаг вправо, шаг влево - расстрел'. Еще раз оглядел адептов. Выяснилось - вопросов больше нет. Очень хорошо.
  Поднялся и направился к лошадям, следом двинулись Атечи и Ляпа. Оба жреца пошлепали по мелководью к кораблику.
  
  Наш караван снова прошел по оврагу, вырвался на простор и минут десять двигался вдоль обрывистого берега Леги вплоть до фундаментальной песчаной осыпи. Здесь, утрамбованный за многие годы, тысячей копыт лошадей и джейранов, имелся удобный спуск к воде и вполне приличный брод. Река разливалась широким плесом и глубина на всем протяжении брода - не превышала полутора метров. Так, что форсировали речку без всяких проблем.
  Выскочив на противоположный берег, пришпорили лошадей и на рысях двинулись курсом на север. Окружающая местность разительно отличалась от той, где уже побывали. За спиной мы оставили разнотравье - в основном бедноватое, окрашенное в тусклые и блеклые тона и состоящее из ковыля, типчака, тимьяна, песчанки и прочих многочисленных представителей степных растений. Здесь же, постоянно встречались засухоустойчивые полукустарники - полыни, солянки и прутняки. Причем, все это было какое-то - разбросанное и несомкнутое. Постоянно чередовались участки и пятна, сильно отличающиеся по составу трав. Рядом с сизо-зелеными побегами ядовитого ежовника можно было найти, как высокие стебли прутняка с войлочноопушенными ветвями и пушистыми листьями, так и жесткие - с колючими листьями, растопыренные ветви солянки. Особенно не понравились клочки земли, заросшие различной колючкой - чертополохом, дурнишником и рогачом. И лишним напоминанием, что рядом начинается пустыня, стали попадаться солончаки, с произрастающей и процветающей на них вездесущей солянкой.
  В этом обезвоженном и безрадостном мире грело душу лишь одно - то, что в нескольких километрах на запад протекает полноводная река и, чтобы умереть от жажды, нужно специально постараться. Однако, глядя по сторонам, на солончаки и пятна такыров, напоминать себе об этом приходилось постоянно.
  Но дорога была отличной и ровной. Мы в хорошем темпе продвигаться по ней на север. Ближе к вечеру отклонились в сторону реки. Встретив очередной овраг, заросший колючим кустарником, по дну балки спустились к воде. Разбили лагерь и Атечи, ускоренным темпом, приготовила в двух видах гуся, которого замариновала еще на прошлой стоянке. На первое - сделала гусиный шашлык, пожарив на прутиках. При этом, ухитрившись почти не вытопить и не сжечь жир. И на второе - произвела на свет жареные, до состояния хрустящей корочки, порционные куски в котелке с маслом, постоянно поливая их жиром и выделяемым из мяса соком.
  После ужина я поднялся на бровку обрыва и уже привычно осмотрелся. По правобережью на десяток километров во все стороны - ни единой живой людской души. На противоположном берегу засек суматошное шевеление и суету. Ну, как же, как же! Праздник Черного коня! В кои века, есть возможность посмотреть на Представителя Господа, а если повезет, так и вломить ему - по самое не балуйся. Событие, мля!
  Я - в лице Панкрата, наблюдая это безобразие, снисходительно усмехнулся, но мой Зверь, неожиданно проявил характер, выглянул на мгновение и заставил выдать в пространство широкой степи, то ли рык, то ли вопль - предвкушения и радости. От этого проявления чувств - обычный человек мог поседеть до времени или остаться заикой на всю жизнь. А Ляпа - шарахнулась в сторону, повалив пустой котелок, и дрожа забилась в кусты. В первый момент мне даже показалось, что оживление на западе слегка попритухло, но это, конечно, от Лукавого. Расстояние уж больно велико. Не услышат. Но все равно - знай наших! Я искренне рассмеялся и начал спускаться вниз.
  
  Утром закусили остатками вчерашней трапезы, выбрались из оврага и снова устремились на север. До полудня вырвались на довольно протяженный язык такыровой пустыни. По моей оценке, здесь нужно повернуть на восток. Если проскакать еще километров шестьдесят, то можно выскочить к первому оазису из тех, что я наметил для посещения.
  Дорога проходила по плотным глинистым и суглинистым наносам, которые имели идеально выровненную трещиноватую поверхность. Местами на земле встречались зеленоватые пятна - лишайники и сине-зеленые водоросли. Еще реже попадался черный саксаул и полукустарниковые солянки. По этому безграничному хайвею такыра мы летели словно на крыльях и ближе к вечеру достигли оазиса.
  По первому впечатлению перед нами раскинулся участок лесса, его еще иногда называют - эфемеровой пустыней. Сбросив скорость, мы въехали трусцой на роскошный и сплошной зеленый ковер.
  Я остановил движение и соскочил на землю. Очень сильно захотелось пройти пешочком по зеленому ковру. Передав поводья Атечи и утопая по колени в разнотравье, направился в строну небольшой рощи. Настроение было приподнятое. Я шел с изумлением подглядывая под ноги и по сторонам. Луг просто ошеломлял красками и разнообразием трав и цветов: пустынная осока, мятлик, лилия, дикий чеснок, спаржа, эремусы, тюльпаны, павлиний мак, самые разные зонтичные и прочее... и прочее... Просто сказка... Я повеселел и подумал, что 'давненько уже не ел хороших салатиков. А здесь есть, где развернуться вегетарианцу и мастеру-кулинару'. Похоже мысль посетить оазис окажется плодотворной и сытной.
  Лесной массив, к которому я направлялся, пребывал в самом центре райского местечка. Он плотной стеной раскинулся по берегам маленького озера, закрывая водоем от моего взора. Подойдя ближе, сквозь переплетение веток и листвы увидел очертания крыши какого-то строения. К нему, петляя через заросли, вела широкая тропинка. Отметив, что засвербело в носу, что как известно, не к добру, махнул рукой жрице, чтобы оставалась на месте. После чего в одиночестве двинулся дальше.
  Тропинка вывела на поляну у берега озера. Вплотную к воде стояло старое сооружение непонятного предназначения. Больше всего одноэтажное здание напоминало маленький храмовый комплекс или вычурный планетарий. Центром комплекса был полусферический дом высотой метров пять-шесть. Вплотную к нему с разных сторон присоседились две цилиндрических башенки, чуть выше дома и диаметром метра три с половиной. Одна из башен своим основанием была полностью погружена в воду озера. Ни окон, ни дверей со стороны полянки у комплекса я не заметил.
  Прикрыв глаза, попытался внутренним зрением осмотреть помещения изнутри. В первый момент все шло по накатанной дорожке. Я перенесся вплотную к стенам и попытался найти маленькую щелочку. С ходу не получилось и, осторожными касаниями слепого человека, стал осматривать всю полусферическую поверхность. Фиг вам. Минут пять я елозил по стенке, как таракашка, нащупывая маленькую щелку, чтобы пролезть внутрь, но даже малюсенькой трещинки в ней не нашел. Абсолютно ровная и непроницаемая преграда. Лишь в одном месте обнаружил цепочку из семнадцати неглубоких выемок, которая навевала на мысль, что со стороны озера по стенке выдали очередь из крупнокалиберного пулемета.
  С огорчением вздохнув, перешел к изучению башенок. Та, которая находилась дальше от озера, имела похожую поверхность - полное впечатление, что передо мной монолит. Аналогичная фактура у материала имелась и у башенки в воде, но я решил осмотреть и подводную часть... здесь меня ждал успех.
  Отверстие у башни было. Оно находилось полностью под водой. Установив сей факт, вышел из режима и задумался. - 'Что-то непохожи эти постройки на произведения средневековых мастеров'. Вздохнул и направился к стенке центрального сооружения. Остановился в шаге и внимательно осмотрел сероватую поверхность - цвета полуденного пасмурного неба. Очень похоже на монолитный бетон, но не бетон - это точно. Протянул руку, постарался провести пальцем по стенке и... получил ментально-энергетический удар сокрушительной силы. Как результат, меня отшвырнуло в сторону метров на шесть и на короткое время я потерял сознание.
  Очнулся, лежа на спине, почти в центре полянки. В глазах мелькали черные кляксы, а руки и ноги потеряли чувствительность и стали словно ватные. Слегка проморгавшись, шевельнул головой и попытался подняться на ноги, но максимум чего достиг, это уселся на пятую точку, бормоча себе под нос, - 'говорило же тебе Панкрат в свое время подсознание, что эксперименты тебя погубят, и до добра не доведут... Не внял предупреждениям и вот результат...'
  Я просидел на заднице, тупо глядя на здание, не менее получаса. Наконец, по рукам и ногам будто забегали невидимые букашки с шершавыми ножками. А через несколько минут, легкие покалывания от ножек насекомых перешли в уколы приличными иголками, временами болезненными до такой степени, что я не выдержал, и заорал благим матом, поминая всех святых и их родственников до десятого колена. Впрочем, это продолжалось недолго - пару минут и закончилось резко - словно обрезало.
  С грехом пополам взгромоздившись на карачки, довольно долго находился в этом положении, затем титаническим усилием воли заставился себя подняться на ноги и, покачиваясь, как лодочка на крутой волне, заковылял обратно по тропинке.
  А как только перед глазами открылся вид на луг с эфемерами, я увидел странную картину. Атечи, размахивая сабелькой, раз за разом, повторяла один и тот же маневр - разгонялась на дистанции нескольких метров и со всего маху натыкалась на невидимую преграду в самом начале тропинки. Вязла в невидимой преграде, шипела дикой кошкой, пытаясь протиснуться, и ее отбрасывало назад. А она с остервенением разгонялась снова... На сердце потеплело - девочка, услышав мой вопль ужаса и боли, спешила на помощь. И ей было до фонаря, что пропускают сюда далеко не каждого...
   Как так получается, я себе примерно представлял. Конечно, никакой стенки или, там, силового барьера в действительности не было, а было, скорее всего, нечто, охраняющее этот объект и действующее на расстоянии на нервную систему человека. Начиная с некоторой дистанции, сторож перехватывал команды передаваемые мозгом человека своим органам... И вместо команды - шаг вперед, тело и мышцы получали от него приказ - шаг назад. Так сказать, - в нейроимпульсах команд менялся плюс на минус. И, кажется, я теперь понимаю, как защищают себя храмы, и почему никто посторонний не может войти внутрь. В принципе, такая защита не универсальна - можно повернуться спиной и пройти на противодвижении, но и здесь наверняка предусмотрена какая-то подлянка... для особо хитрозадых. Так что лучше не экспериментировать...
  Свои безуспешные попытки преодолеть преграду Атечи оставила сразу, как только заметила меня, выходящим из-за кустов. А я на ватных ногах, криво улыбаясь, помахал ей успокаивающе рукой. Жрица обмякла и, два раза промахнувшись, с третьей попытки вложила саблю в ножны. Спотыкаясь на каждом шагу, я добрел до девушки и она подхватила меня под руку. Заглянув ей в глаза, увидел в них нешуточную тревогу и, кажется... любовь. Обхватил за плечи жрицу, можно сказать - повис на ней и, поддерживаемый с одной стороны, поплелся на заплетающихся ногах прочь от негостеприимного места.
  Бросил взгляд на небо - солнце зашло совсем недавно. На еще светлом небе показались первые, самые яркие звезды. Убираться из оазиса не солоно хлебавши было поздно, хотя и хотелось. Но придется все-таки заночевать здесь.
  Атечи все поняла без слов, осторожно усадила меня на травку и побежала к лошадям, так что - когда я слегка оклемался и смог самостоятельно доковылять до лагеря, она успела поставить полог и расстелить медвежьи шкуры. Не очень четко воспринимая окружающую действительность, забыв про ужин, рухнул на постель и отрубился.
  
  Проснулся рано утром и отметил, что - если и остались болезненные явления в организме, то их можно воспринимать, как легкий и ненавязчивый фон. В нескольких шагах от меня сидела Атечи в обнимку с Ляпой и клевала носом на посту. Я поднялся на ноги, кивнул жрице, которая суматошно встрепенулась со сна, и приказал занимать мое место на лежанке.
  Часа полтора, после того как мы поменялись местами, просидел в позе лотоса, стараясь обнаружить и устранить любые шероховатости в организме. Их оказалось на редкость много. Хорошо меня приложили на полянке... качественно... от души. Пришлось медитировать и собирать энергию жизни по крохам на всех уровнях, начиная с эфирного тела, через астральное, ментальное и духовное, заканчивая космическим единением со всем миром. И повторять это потребовалось трижды. Потому что сначала на ментальном, затем на космическом - все рассыпалось прахом...
  Успешно закончив третий по счету осмотр и не обнаружив повреждений, поднялся, глубоко вздохнул и, пересилив страх, подхватив котелки, направился к тропинке. Как оказалось, там, где Атечи билась, как рыба об лед, пытаясь пройти по тропинке, для моей особы имелся свободный пропуск. Несколько десятков метров шел по тропе через густой лес и плотный кустарник, пока не вышел к знакомой лужайке.
  А на поляне танцевал человек. Я остановился, отодвинул в сторону ветку и стал наблюдать из-за кустов. Нет, - человек не танцевал... Разве можно назвать танцем причудливую вязь движений ката. И это был не человек. Это был Великий Воин! Гармония его движений, неожиданные прорывы необоримой силы, резкие невидимые глазом удары, о наличии которых можно только догадаться по хлопку воздуха - все это завораживало. Человек не двигался - он органично переливался из одной ката в другую. Великий Мастер и могучий Воин.
   Я стоял, раскрыв рот, и во мне копилось, готовое выплеснуться через край, чувство зависти. О такой способности владеть своим телом я мог только мечтать. Человек закончил упражнения, а я, щелкнув зубами, закрыл рот и почувствовал себя немного не в своей тарелке. Человек был стар, причем непросто стар - он был дряхлым стариком. Но заметил я это только сейчас... Чудеса.
  Я не питал иллюзий по поводу того, что меня не заметили, и тем не менее, старик, не обращая на меня внимания, направился к озеру и встал на берегу. Поднял руки вверх, подпрыгнул и по идеальной траектории, абсолютно бесшумно вошел в воду. Причем, я не заметил даже маленького фонтанчика брызг. Как раскаленный нож в масло - ни шума, ни плеска. Ловок черт!
  То, что он вынырнет еще очень не скоро, я был уверен на сто процентов, так как ранее определил, - вход в храмовый комплекс, находится под водой. Старику нужно лишь пронырнуть несколько метров. Ну, и флаг ему в руки. Не хочет общаться - мы тоже гордые и навязываться не будем. Я судорожно вздохнул, так как непроизвольно задержал дыхание пока наблюдал за спектаклем. Помотал головой, отгоняя наваждение, и направился к берегу озера. Черпанул котелком воды, попробовал на вкус - хороша! Наполнил котелки по самый ободок и направился обратно.
  Чтобы напоить лошадей, пришлось посетить озеро еще шесть раз. Ничего другого, кроме как набрать воды, рядом с храмовым комплексом и на озере, я делать не собирался, ибо - темна вода во облацех и любые эксперименты здесь неуместны. Я это понял и прочувствовал... на собственной шкуре.
  К этому моменту полностью рассвело и я подумал, что 'с паршивой овцы хоть шерсти клок', поэтому двинулся собирать съедобные травки и корешки. В этом аспекте, окружающая растительность, представленная в основном эфемерами и эфемероидами, поражала своим разнообразием: дикий чеснок, спаржа, эремурусы и прочие представители доступные к перевариванию человеческим организмом. Как только принес первую охапку к костру, к поискам съедобных травок присоединилась Атечи. Так что, после второго захода, ей пришлось остаться у костра и в ускоренном темпе заняться переработкой сырья, а я просто гулял по цветущему лугу, и если и брал что-то, то только то, что считал особо выдающимся.
  Позавтракали мы, не разводя костра, в основном салатиками и вяленым мясом из запасов. Затем, может быть поспешнее, чем хотелось бы, покинули загадочный оазис.
  
  Далеко после полудня, снова выскочили на тропу вдоль берега Крино и скакали около часа до первого удобного спуска к воде. Здесь, на берегу, остановились и оборудовали лагерь.
  Атечи занялась хозяйством, а я, не мудрствуя лукаво, отошел в сторонку и сделал пару бросков спиннингом, использовав маленькую вертящуюся блесенку и ведя ее вполводы. Как результат, - попались два маленьких судака килограмма по три каждый. То, что доктор прописал.
  Уха из судаков получилась очень духовитой. Атечи использовала весь арсенал - и травки из оазиса, и свои собственные запасы. Основательно заморив червячка и оставив в котле на утро самую малость, я присел у костра и задумался о том, что буду делать, как только попаду на базу.
  Предположим, подтвердится возможность осуществлять с помощью Системы биологические трансформации. Что это мне даст и, как использовать этот дар с максимальной эффективностью. Нужно придумать новую стратегию наказания за преступления. Есть предложение - присвоить группам людей весовые коэффициенты. По принципу - кому многое дадено, с того многое и спросится... Человек, обладающий высокой мерой ответственности, укравший один рубль, должен получить гораздо больше пинков и зуботычин, чем лицо внизу иерархической лестницы, тоже умыкнувшее рубль. Бить по верхам и постепенно спускаться вниз - вот главный принцип.
  Считается, что все беды России от того, что правящей элите Советского Союза очень не нравилась та экономическая система и те экономические отношения, которые царили в стране. Это была феодальная элита, она хотела жить хорошо и красиво, но она презирала собственный народ. Элита вроде бы хотела освободиться и жить хорошо, не имея тяжелых обязательств перед народом. Но, так может утверждать только человек, который глядел на элиту со стороны, не зная сути дела. И, если считать, что те нувориши, которые захватили и приватизировали трубу и есть элита Советского Союза, то это полная чушь. Назвать завлабов и недоделанных инженеришек - элитой - для этого нужно иметь сильно воспаленное воображение. Хотя, конечно, и не кухарки, но обозвать - элитой это... Обычные проходимцы и лизоблюды без совести.
  Если вспомнить, как все начиналось, то на руках у провокаторов имелось всего лишь две, как казалось, не убиенных карты. Как показало время, обе карты крапленые. Первая карта - заполнение пустых прилавков! Эта проблема решалась легко и просто приватизацией пищевой промышленности, легкой промышленности и сферы услуг. Только и всего. И не более того! Вторая карта - модернизация экономики и более высокая производительность труда при капитализме! И что мы имеем - за последние десять-пятнадцать лет не было построено ни одного завода, не открыто ни одно серьезное месторождение полезных ископаемых (впрочем, это может быть и к лучшему). Капитальные инвестиции идут в лучшем случае на переоборудование, в худшем, просто разворовываются. Никакой активизации инвестиционного процесса для построения новых мощностей или инфраструктурных инвестиций за последние пятнадцать лет обвальная приватизация не дала. Производительность труда в ключевых отраслях экономики упала в разы. До сих пор страна не может выйти на рубежи девяностого года. Полный отстой! Все серьезное производство работает на износ и 'бизнесменами' проедается 'жирок' со времен советского периода. А 'жирок' не вечен и все начинает сыпаться, трещать по швам и лететь в тартарары... Тем временем 'элита' по наглому пытается убедить народ в каких-то своих мифических победах и достижениях. Полный мрак! И, если это не окончательный приговор либерально-демократической системе, то, что же еще...
  Правда и здесь можно найти 'положительные' моменты. Фабрики и заводы останавливаются - зато меньше ядовитых сбросов, экология улучшается. Не открываются новые месторождения и трубопроводы не строятся - зато нет возможности выкачать всю нефть за раз, глядишь и детям чего-нибудь останется... Но это не заслуга элиты, а недоработка... из-за патологической жадности и элементарного неумения. Да, и останавливаются производства отнюдь не по принципу экологической безопасности... скорее наоборот.
  Наипростейший выход из этого положения - присоединить Россию к Белоруссии. У белорусов, вроде как, все нормально получается. Но, что белорусы будут делать с элитным стадом из олигархов и ворюг? Что делать с либеральной массовкой? Конечно, лучше всего пустить ее под нож. Но будет ли это эффективным использованием 'материала'? Не уверен. Видимо, здесь нужна предварительная подготовка. Требуется поработать демиургом - перевести элитных клоунов из разряда 'homo' в разряд 'animal', а затем уже преобразованных - пустить на котлеты. Это сразу даст множество плюсов - снимет многие моральные ограничения, не будет неоправданных потерь биомассы, а за одно - резко подешевеют консервы для собак и кошек. И потом - почему, если человек козел или баран, он должен выглядеть иначе?
  Как это у классика - осел, козел и хитрозадый крыска. Впрочем, у дедушки Крылова еще имелась мартышка и прочие представители животного мира, но с позиции сохранения полезной биомассы, и крыски, и мартышки - плохо усваиваются человеческим организмом. Хотя, в литературе и были описаны случаи поедания крыс, но лучше повышать поголовье козлов, ослов и баранов. Какой шашлык можно будет сделать - пальчики оближешь... Да к тому же еще и именной!
  Интересно, в этой связи, что лучше, - сразу по нож или какое-то время дать побыть в теле козла, пожевать вволю травку на лужайке, если повезет - покрыть молоденькую козочку, а уж потом тебя отведут на мясокомбинат и понаделают котлет из окороков?
  Кстати, есть очень интересное решение - вполне в духе либеральной экономики. Можно по полной программе использовать хорошо продвинутые и раскрученные бренды. Например, сделать телеролик, употребив за кадром, рекламный слоган - 'Покупайте пельмени 'А ля Герман' - они изготовлены с добавлением элитных сортов баранины и козлятины!', а на экране показать крупным планом загадочную и 'мудрую' ухмылку этого Чеширского кота. Или - 'Только кошачьи консервы 'Анатолий' дадут вашей кошке неповторимый и бескомпромиссный рыжий окрас!'. Впрочем, куда-то меня в очередной раз не туда занесло...
  Я хмыкнул, подбросил в костер несколько веток плавника и посмотрел вверх на бездонное ночное небо полное ярких звезд. Некоторые из них мерцали, под действием восходящих потоков теплого воздуха от остывающей пустыни. На юге, у самого горизонта проявил себя ярко-красный, искаженный рефракцией, диск луны. В кустарнике и траве надрывались цикады. Ни единого ветерка и еле слышно, в сторонке, хрупают сочной травой лошади. Но в целом - тишина и покой. Лепота.
  Глубоко вздохнув пьянящий аромат степного разнотравья, полез под полог на медвежью шкуру, куда уже успела нырнуть Атечи. Пристроился под бочек к сладкой девочке и после короткой разминки мы уснули будто два младенца.
  
  Утром доели уху и направились дальше. Следующую остановку можно сделать в очередном оазисе. Около полудня резко сменили направление и направились на восток, вглубь пустыни. До намеченной точки скакали часа четыре.
  По размерам второй оазис значительно уступал первому. Еще на подъезде от оазиса пырснула стая сайгаков - голов двадцать. Пришлось рявкнуть на Ляпу, чтобы она не распускала слюни до времени и не отвлекалась по пустякам. Рядом с небольшой лужей, которую можно при желании назвать прудиком, росла крошечная роща. Никаких построек здесь не было. Я вздохнул с облегчением. Вода в прудике была кристально чистой, но слегка солоноватой. И тем не менее для питья вполне подходящей.
  В соответствии со статусом - Атечи занялась обустройством лагеря, а я решил озаботится добычей пропитания. Было у меня подозрение, что сайгаки не успели далеко убежать. Поэтому прикрыл глаза и потянулся на север - туда, куда унеслось стадо. Ха, мои козочки отбежали всего лишь километра на три - до первой же проплешины с более-менее густым травостоем. И сейчас, спокойно пощипывали свою любимую еду - солянку, полынь и степные лишайники. Я осмотрел подходы к этому месту и наметил план охоты.
  Конечно, можно попытаться поохотиться верхом, но скорость бега у сайги до восьмидесяти километров в час и она хороший стайер. Так, что есть возможность загнать лошадей, и получить в результате всех усилий дырку от бублика. Придется мне опять отдуваться самому и использовать способ, который был успешно применен во время охоты на джейранов. Да, и Ляпе полезно размять косточки на полной выкладке сил.
  Свиснув гепарду и сообщив Атечи, что скоро принесу сайгу, я, для разогрева, легкой трусцой направился на север. Километра за два до места, где антилопы щипали травку, остановился. Положил руку на голову и постарался вложить в мозги моей киске, где она должна ждать в засаде, - вроде получилось в лучшем виде с первого раза. Чем дольше я общался с Ляпой, тем быстрее мы находили взаимопонимание. Отправив кошку к месту засады, двинулся в обход.
  Остановился примерно в километре, сразу же, как только был обнаружен чуткими животными, и попытался посмотреть, как там мой гепард. Ляпа, как раз в этот момент, нашла подходящие заросли полыни и залегла. Пора.
  Я начал разбег... Видимо уверенность в быстроте своих ног сыграла с сайгаками злую шутку. Меня не воспринимали всерьез до самого последнего момента. Это позволило развить почти придельную скорость в тридцать пять метров в секунду. Опамятовав, наконец, и бешеный рывок с места в карьер антилопы сделали, когда до них оставалось метров двести.
  Стремительная и тонконогая сайга бежит низко опустив голову и, кого-либо скрывающегося в засаде, при такой посадке головы, заметить мудрено. Поэтому я догнал последних, на треть сбавил скорость, а дальше лишь следил, чтобы оставшиеся несколько сот метров, табунок не сбился с курса. До места, где в засаде скрывался гепард, мы долетели за несколько секунд. Стартовый рывок из травы Ляпы был, как всегда безупречен и изумительно красив. Два грациозных прыжка, удар лапами в бок и Ляпа перехватила горло молоденькой сайги клыками. Стадо в панике пырснуло в разные стороны и я понял, что наступил мой выход...
  Резко прибавив, в несколько прыжков догнал молоденькую самочку и ударом кулака по шее опрокинул ее на землю. Удар оказался смертельным, он сломал ей шейные позвонки. Я забросил, одетую в рыжеватую шкурку, сайгу на плечи и, свиснув своей киске, чтобы догоняла, рысью запылил обратно. Финита.
  Весу в антилопе было килограммов за тридцать и, если мне этот вес был, как слону дробина, то гепарду тащить свою самочку пришлось с полным напряжением. Ну, да ничего, - дотащит помаленьку... несахарная, чай.
  К моменту, когда добежал до лагеря, Атечи успела развести костер и практически полностью оформить стоянку. Я без передышки приступил к снятию с сайги шкуры. По моим внутренним ощущениям, веса в антилопе было около тридцати четырех килограммов и, в соответствии с теорией, - нормального съедобного мяса должно быть около пуда. Закончив разделку и порубив тушку на куски, взвесил - действительно, четырнадцать килограммов, как минимум.
  Атечи подхватила готовое мясо и разделила его три части. В первую кучку отложила огузок, середину бедра и лопатки - посолила, поперчила, добавила уксуса и можжевеловых ягод, а затем оставила мариноваться. Рядом складировала тонкий и толстый край сайги. Все остальное помыла и с ходу загрузила в большой котелок - вариться. Отложенное мясо тонкого и толстого края, порезала на куски поперек волокон и, выложив дно ломтиками шпика, уложила в котелок, засыпав сверху луком, семенами укропа, сельдереем и еще какими-то травками, которые мы на пару насобирали в предыдущем оазисе.
  Понаблюдав за приготовлением священной трапезы, я гулко сглотнул слюну, скинул с себя все лишнее и полез в прудик ополоснуться. Стараясь не взбаламутить теплую и чистую воду, как малое дитя, поплескался на мелководье, смыв с себя пыль дальних странствий и кровь жертвенного животного. Хорошо. Прудик только маловат - метров двенадцать в диаметре. Особо не побалуешь.
  С одной стороны у водоема имелся маленький песчаный бархан, который как будто специально был предназначен для загара, и я с большим удовольствием использовал его в качестве персонального пляжа. Раскинув в стороны руки и ноги, постарался использовать по полной программе последние лучи заходящего солнца.
  По уже накатанной дорожке, совмещая приятное с полезным, прикрыл глаза и внутренним зрением оглядел окрестности. Поблизости никого. Расширил круг внимания до десятка километров. Пусто, если не считать нескольких табунков сайгаков, шакалов и прочей несъедобной мелочи. В этот момент солнце полностью скрылось за горизонтом и Атечи позвала отведать, чем Бог послал.
  Начал трапезу с очень оригинального салатика из эфемеров и эфемероидов пустыни. Понравилось, хотя вкус специфический. С удовольствием похлебал крутого бульона заправленного травками и обглодал косточки грудинки. Половину оставил на утро, отложив в сторону. Затем зачистил половину котелка с тушеными кусками толстого и тонкого филея сайги. Отличный вкус - пальчики оближешь. И завершил все это действо - чашкой ароматного чая. Великолепно! Именно так я себе и представлял отдых в оазисе и полупустыне!
  На сон грядущий отправил жрицу помыться и перед тем, как отойти ко сну, просто посидел, наблюдая за алмазной россыпью звезд и неправдоподобно большой луной у горизонта, отливающей красным светом. Лепота.
  Затем были половецкие пляски под навесом на медвежьей шкуре в лучших традициях Кама Сутры и громкие крики жрицы, разорвавшие тишину ночи. Я думаю, нас было слышно за многие километры...
  
  Утром встали поздно. С трудом, но доели, мясной бульон и лишь частично - тушеное мясо. Поклевали салатики. В ускоренном темпе собрались, бодро вскочили в седла и двинулись курсом на северо-запад. Следующей точкой, где можно было остановиться, планировалось место впадения Горького ключа в Крино.
  Через несколько часов скачки выскочили на берег реки, сменили лошадей и продолжили путешествие на север. Ближе к вечеру, еще несколько раз по дороге меняя лошадей, добрались до Горького ключа. Рядом с устьем, выше по течению, я увидел мачту нашего кораблика. Денрик и Солимпаса уже успели обустроить лагерь на берегу и сейчас сидели рядом с костром.
  Нам в очередной раз пришлось искать удобный спуск к воде. Обнаружив спуск и спустившись, предстояло еще метров триста добираться до лагеря вдоль уреза воды, временами заходя в воду по самые подпруги лошадей, чтобы обойти завалы плавника на берегу.
  Расседлав лошадей все устроились у костра и я перед сном лишь чуть-чуть поклевал зернистой икорки, доел тушеную сайгу и выпил чашку чая. Завтра предстояло уже в одиночестве добираться до логова Таши.
  
  
  Часть 4. ЛОГОВО ТАШИ
  
  
  Спалось мне хорошо - утром встал бодрым и готовым к бескомпромиссной борьбе. Сделав потягушеньки, скинул одежду и с разбега ввинтился в прохладные воды реки. Пронырнув метров пятьдесят, пошел наворачивать круги попеременно: кролем, брасом, баттерфляем и на спине. Плавал минут тридцать и получил в награду море удовольствия.
  Пока занимался водными процедурами в реке, обратил внимание на аномально высокое количество рыбы вокруг. Почти постоянно, то рукой, то ногой задевал кого-нибудь из речного народа: судаки и щуки, смахивающие на маленьких крокодилов; лещи размером с печную заслонку; сазаны, похожие на упитанного призового поросенка; жерех величиной с маленькое бревно и прочие обитатели глубин - один другого краше. Такая значительная численность аномально крупного рыбьего поголовья в одном конкретном месте на реке была не понятна.
  Выскочив на берег, сделал пробежку до первого скопления плавника на берегу. И как только громадный завал из пней и деревьев закрыл меня от адептов, попробовал восстановить по памяти движения ката, которые видел в исполнении великого Воина. Что-то получилось, но не очень - так, на слабую троечку. Что называется, - Панкрат тебе еще расти и расти... Но игра стоит свеч и надо бы на обратном пути снова заглянуть в оазис и подсмотреть комплекс ката с самого начала... А может быть и не один раз, чтобы твердо запомнить. Закончил утренний тренинг - стандартным набором упражнений дипломированного средневекового киллера, добавив в качестве ароматной приправы - элементы у-шу.
  Вернувшись к костру, застал Атечи, раскладывающую на скатерку мисочки для скромного завтрака. Как раз в этот момент, ветер подул в мою сторону, я втянул носом воздух и громко сглотнул от головокружительного запаха хорошо прожаренного мяса. Моя искусница приготовила маринованные куски сайгачьего мяса над костром и сейчас они, истекая соком, разместились аппетитной горкой в центре скатерки на большом блюде. Присев на седло, цапнул с блюда кусок и, преодолев зубами нежную хрустящую корочку, сделал первый укус. А дальше, с рычанием, стал наворачивать порционные куски, приправленные духовитыми травками.
  Заморив червячка, ненадолго отвлекся на эфемероидные салатики и черную икорку. Немного успокоив первый голодный порыв, обратил внимание на свежеиспеченную поварихой лепешку. Отломил кусочек и стал - уже вдумчиво и основательно заполнять пустоты в желудке, не забывая о наслаждении вкусом и ароматом мяса, икры и салатов. Хорошо.
  Закончив с процессом насыщения, покопался в сумке, доставая свою карту. Затем присел на удобную лесину, принесенную паводком на берег, и кивнул адептам устраиваться рядышком. Изучив местность на карте, подумал и постарался прояснить для себя некую недоговоренность между мной и жрецами. Поэтому с определенной долей неуверенности в голосе обратился к Денрику с вопросом.
  - Э-э, мне кажется, мои купания в реке вызывают у вас чувство страха. В чем дело?
  - Прости нас Старший брат, но в реке из людей у нас никто и никогда не плавает, если только ему не грозит смертельная опасность.
  - Почему?
  - В реке живут проглоты. - Я подумал, что это, скорее всего, белуги-переростки. Если это так, то опасность безусловно реальна. Но все-таки решил уточнить.
  - А как они выглядят? - Денрик почесал в затылке и сообщил.
  Темно-серые мохнатые морды, с пастью, - и жрец развел руки в стороны гораздо шире плеч, показывая величину, - вот такого размера. - Я решил уточнить.
  - А непохожи ли они на больших белуг?
  - Нет, Старший брат. Серые, склизкие и волосатые. Это не белуги, - мне ничего не оставалось, как принять к сведению эту информацию, и покивать головой, пробурчав себе под нос.
  - Ну-ну. Темна вода... - и продолжить расспросы. - Почему здесь так много рыбы? - Жрец оживился и сообщил.
  - Вниз по течению Горького ключа ее еще больше. Местами она стоит спина к спине. А в береговых норах живут раки, во-от такие, - и развел руки в стороны сантиметров на сорок-пятьдесят. Я хмыкнул и подумал, - 'ну прям, омары или лангусты какие-то'. А Денрик добавил, причмокнув губами, - Очень вкусные. - Я решил для себя - обязательно попробую эту вкуснятину на обратном пути.
  Что же касается количества рыбьего поголовья, то в голову пришла интересная идея о больничном стационаре. Известно, что в морях и океанах в коралловых рифах проживают рыбки-санитары. Они скусывают с тела больных рыб паразитов и, в отдельные моменты, к ним на прием выстраивается настоящая очередь пациентов. В реке таких рыбок нет. Зато есть - Горький ключ, вода которого выполняет те же функции... по оздоровлению. Это, кстати, объясняет - почему в реке очень много 'крупняка'. В нормальных условиях, рыбы просто не могут дорасти до пожилого возраста - на подходе к старости их съедают живьем или высасывают все соки различные гельминты и водяные блохи. А здесь, на Крино, достаточно приплыть в нужное место, постоять в речном потоке лечебного раствора и плыви себе обратно - здоровенький и крепенький как огурчик. Одним словом - повезло речному народу, крупно повезло... Х-м, а может это сделано специально? - И я продолжил беседу.
  - Ладно. Будем считать - с этим разобрались, - и продолжил ведение собрания. - Значит так! Сейчас мы вместе отправимся дальше. Я вместе с лошадьми двинусь по берегу, а вы втроем поплывете на корабле. Передвигаться будем одновременно, так чтобы я вас постоянно видел. Плыть будете рядом с этим берегом, не далее двух сотен локтей от него. Ближе можно - дальше нет. Примерно каждые две клепсидры, поглядывайте на берег. Если я держу руку в сторону - можно продолжать плаванье, если подниму вверх - приставайте к берегу. То же самое нужно сделать, если на реке увидите лодку. Понятно, - жрецы дружно закивали.
  - Да, Старший брат.
  - Ну, раз понятно, тогда с Богом, - и направился седлать своих коней, а жрецы начали часть поклажи вьючных лошадей переносить на корабль.
  Собравшись, снова возглавил караван, вернулся в промоину и поднялся по ней на высокий и обрывистый берег. Последний раз взглянул с обрыва на кораблик. Он уже поднимал парус. Нормально. Гикнул и рысью устремился вдоль берега реки во главе кавалькады лошадей.
  
  Двигался я с таким расчетом, чтобы постоянно видеть зеркало реки. Где-то через час, остановился на хорошо видном с воды яру. Здесь, минут десять дожидался пока к этому месту доплывет корабль. Первой меня заметила Атечи и я, махнув рукой в сторону, продолжил скачку. Таким образом, проконтролировал плаванье жрецов еще четыре раза, а, не успев доскакать минут пятнадцать до пятой точки, увидел, идущую на веслах, вверх по течению лодку. В ней сидело трое - двое с веслами, один на корме.
  Стараясь не показываться над бровкой обрыва, с минуту понаблюдал за людьми в лодке и понял, что это людишки из Таши. Что они делали на реке непонятно, но последствия от их встречи со жрецами, предсказать не сложно. Поэтому отцепил паровозик из лошадей, которых тянул за собой, стреножил и оставил на маленьком пятачке жиденькой травки. Затем, прикрываясь кромкой обрыва, двинулся обратно, стараясь рассчитать точку встречи жрецов и пиратов. Наконец, увидел одновременно и лодку, и кораблик.
  Тем временем человек, сидящий в лодке на корме, вскочил на ноги и что-то заорал дурным голосом, показывая рукой на нашу лоханку. Гребцы оглянулись и дружно налегли на весла. Жрецы растяпы тоже, наконец, разглядели угрозу и резко повернули к берегу. Я спрогнозировал траекторию их движения и понял в каком месте они пристанут.
  Проскакав метров триста, остановился напротив точки рандеву и достал из налучья лук. Расстояние, с которого, возможно, придется стрелять не более восьмидесяти метров. Считай - они на дистанции пистолетного выстрела или, что тоже самое, придется бить в упор, что, как известно, верная смерть. После этого, стараясь, чтобы над обрывом торчала лишь глаза и макушка головы, стал наблюдать за развитием событий.
  Жрецы достигли берега первыми, шустро покинули свое плавательное средство и на полных порах рванули вдоль берега вверх по течению. Причем, первой бежала Атечи, показывая отличное время на стометровке - на уровне мастера спорта среди женщин. Позади спортсменки пыхтел Солимпаса, а за ним, чуть приотстав, Денрик. Забраться на береговой обрыв в этом месте было мудрено - отвесные суглинистые стены высотой метров пятнадцать. Поэтому забег происходил по узкой песчаной полосе пляжа.
  Увидев это безобразие, людишки из лодки, дружно завопили, еще прибавили хода, а тот, который был на корме, выхватил саблю и начал активно размахивать ей над головой, подбадривая загребных.
  Я дождался, пока лодка ткнется носом в песчаную отмель, и выдал по пиратам короткую очередь из лука.
  - Чок, чок, чок, - щелкнула рукавичка на левой руке и три стрелы отправились в полет. Все трое получили стрелы в голову - тот, который на корме, по центру лба, а двое на веслах - в затылок, в мозжечок. Аут.
  Теперь оставалось только спуститься и посмотреть на команду пиратов, получившую убийственные стрелы в подарок. Вскочив в седло, тронул поводья и направился вверх по течению до первого удобного спуска к воде - туда, куда сейчас, не чувствуя под собой ног, улепетывали мои адепты.
  Подходящая осыпь нашлась только в километре от места схватки и, галопом на коне, я обогнал своих соратников лишь на чуть-чуть. Здорово их пуганули бандиты. Так, что мы столкнулись лоб в лоб на осыпи - я спускался, они поднимались. Тормознув народ и махнув рукой, чтобы возвращались, по песчаному пляжу вдоль уреза воды поскакал к лодкам. Про себя подумал, что 'появление лодки это знак, - пора адептам искать местечко, в котором они будут отсиживаться, пока я буду разбираться с недобитками из логова'.
  Спрыгнув с коня у лодки, я, хлюпая по воде, подошел к пиратской лоханке и осмотрел ее содержимое. В ней находилось несколько мешков на дне и трое мертвых мужиков. Один был вооружен саблей и ножом, двое других имели сулицы. Я вытащил мешки на берег и заглянул внутрь - на предмет выяснения их содержимого. В первом были доспехи - кольчуги, наколенники и прочие прибамбасы кольчужных воинов. Во втором - вяленная и копченая рыба. Я попробовал кусочек. Понравилось. Коптили со знанием дела, можно сказать, - с душой. Подумал и отложил в сторонку съедобный припас. В третьем, в основном оказалась посуда, но среди прочего, имелся мешочек с мукой, килограмма на три. Тоже полезная вещь.
  Я уже заканчивал осматривать трофеи, когда, наконец, подтянулись мои беглецы. Оглядел запыхавшиеся лица и выдал ценные указания: пиратов в воду и с концами; лодку освободить от лишнего груза и взять на буксир; осмотреть мешки и отобрать то, что может пригодиться; обязательно забрать и оприходовать мешочек с мукой и копченую рыбу. И самое главное - найти поблизости подходящее местечко, где они будут дожидаться моего возвращения. Таким местом может стать ближайшая балка.
  Жрецы закивали, а я подумал и решил, что, пожалуй, лучше все проконтролировать самому и лично найти адептам укромное местечко, чтобы потом не разыскивать их днем с огнем, а за одно, и быть уверенным, что место для их отсидки надежное. Сообщив о своем решении жрецам, вскочил на коня и, сделав крюк, направился по берегу вниз по течению.
  То, что нужно, обнаружилось примерно через километр - глубокий и широкий овраг, заросший кустарником, по дну которого стекал в реку крохотный ручеек. Эта большая промоина в обрывистом берегу, за долгие годы, сформировала в реке аккуратную и глубоководную бухточку. Длина ручейка в овраге была всего лишь метров сто и начинался он в болотистой проплешине среди кустов. Влажная лужайка проплешины радовала глаз сочной и зеленой травой. Есть, где попастись лошадям.
  Я дождался пока жрецы заведут корабль в бухту и начнут готовить лагерь. Затем через овраг выскочил на берег реки и поскакал за оставленными без присмотра лошадьми. Всех четырех, связанных в единую цепь, нашел довольно быстро. Подхватил поводья головной и отконвоировал в лагерь. После этого еще раз проверил вооружение, сменил охотничьи стрелы на боевые, взял небольшой запас и устремился на север к Таши.
  
  Верхушку крыши самой высокой башни увидел поздно вечером, когда на востоке небо уже начало темнеть. Через полчаса должны появиться первые, самые яркие звезды. Держа конек в пределах прямой видимости, повернул на северо-восток, обходя логово со стороны пустыни. Чем больше смеркалось, тем ближе я подъезжал к крепости.
  С самого начала, по плану военной компании я рассчитывал оставить коня в зарослях на озере, - в паре километров на восток от стен крепости. Незаметнее и надежнее всего к этому озеру можно было подойти со стороны пустыни.
  Остановив лошадь, попытался внутренним зрением осмотреться. Из предварительного осмотра выяснилось, что, озеро, - это громко сказано. В наличии имелся пруд вытянутой формы, размером примерно метров двести. Берега водоема сильно заросли кустарником. И все-таки, эта лужа была в некотором роде уникальна - она скрывала под собой мощный подводный источник. Судя по размерам речки, вытекающей из прудика, дебет источника превышал несколько кубометров в секунду. Очень даже неплохо для безводной пустыни.
  С южной стороны, берег прудика представлял собой лужайку и не имел древесной растительности. На этой поляне, которая вплотную подходила к воде, кто-то развел бездымный костер в глубокой яме. О наличии огня говорили лишь слабые отблески. Я попробовал более внимательно приглядеться к костровым. Их оказалось трое, все хорошо вооружены. Двое сидели у костра и жарили что-то на углях. Третий стоял в стороне, в тени кустов на маленьком пригорке спиной к огню и наблюдал за пустыней. Смотрел он на юго-восток.
  Судя по всему, это был передовой дозор, выдвинутый на самое опасное направление. Но, если это предположение соответствует действительности, то на противоположном берегу водоема за кустами должен стоять еще один охранник.
  Я оказался прав на все сто. Часовой имелся и наблюдал за пустыней, повернувшись лицом на северо-восток. Выяснив эти детали, задумался, - у меня на выбор имелось два варианта развития событий. Первый - без всяческих затей положить из лука всех четверых, и второй - положить лишь троих и оставить в живых одного для подробной беседы о состоянии дел в крепости.
  Второй вариант был хорош, но вряд ли мне удастся провести переговоры без криков и воплей, а без применения средств устрашения третьей степени, бандит почти наверняка первое время будет молчать. Заткнуть ему рот не получится. Значит нужно сделать, что... правильно Панкрат - нужно вырубить его на некоторое время и отвести подальше в пустыню. А там уж оттянуться по полной программе - в лучших традициях пыточных камер в застенках гестапо. Решено, - так и сделаем.
  Подхватив лук и стрелы, соскочил с коня и, пригибаясь, двинулся к водоему так, чтобы очертаний моей фигуры не было заметно на фоне звезд и над горизонтом. Подобравшись к ближайшему часовому метров на сто, задумался. Нужно успокоить юго-восточного сторожа очень деликатно - так, чтобы не пискнул. Если стрелять в горло, то он может булькнуть, а если бить в сердце, то перед смертью может застонать. Потому будем валить по-простому, как на скотобойне бьют обухом - по центру лба.
  - Чок, - пропела рукавичка - и у часового подкосились ноги. Он бесформенной кучей улегся на земле. Из головы у него торчал беленький хвостик оперенья стрелы. Пока все в лучшем виде. Я уже не пригибаясь, но по-прежнему стараясь не шуметь, двинулся на встречу со вторым часовым. Выглянув из-за кустов, увидел его в профиль. Он стоял, обхватив копье, и явно нацелился чуть-чуть покемарить. Ну, что ж - это дело хорошее, так что спокойных тебе снов дорогой товарищ...
  - Чок, - сказала рукавичка, - и часового повалило на бок. Стрела попала ему в висок и пробила голову навылет, выскочив с противоположной стороны. Отражает.
   Я подхватился и направился к костру. Подойдя метров на двадцать, выглянул из-за кустов. Один бандит сидел ко мне лицом, второй спиной, но оба не спали и смотрели на огонь. Теплая безоблачная ночь, еле заметный ветерок пробегает по верхушкам трав, тишина, нарушаемая редкими щелчками сгорающих веток в костре. Идиллия. Я вышел из-за кустов и бесплотным приведением двинулся к костру. Встал за спиной одного воина и дождался пока второй, который сидел ко мне лицом, поднимет голову. Раз. Короткий мах - и метательный нож вошел точно по центру горла, расщепив кадык бандита на две части. Два. Резкий тычок рукой - и костяшки пальцев приложили второго воина в основание черепа. Аут. Оставалось только собрать оружие, связать пленного и покинуть на время это тихое местечко, что я и сделал в ускоренном темпе.
  Затащив связанного языка на коня и положив перед собой, без спешки покинул окрестности водоема, направившись в глубину пустыни.
  Отъехал на расстояние около двух километров. Сбросил пленного на землю и приступил к допросу. В течение одной минуты понял, что жестоко прокололся... и это уже во второй раз, - благо имелся прецедент. Ничего более или менее связного я от бандита не добился. Хотя, орал он благим матом, мычал и булькал - очень даже громко, но и у этого моего пленного не было языка. Вырезали... Одним словом - сплошная невезуха. Но уж очень, какая-то подозрительно систематическая... Оставив остывающее тело на прокорм шакалам, вскочил на коня и направился обратно.
  Доскакав до водоема, понял, что шакалы вовремя подсуетились и, пуганув стаю, которая с остервенением и взахлеб занималась утилизацией трупов, решил, что первоначальный план придется менять. Оставлять коня в этом месте нельзя. Съедят. Похлопал успокаивающе благородное животное по шее и, перейдя на шаг, двинулся по берегу речки в сторону крепости.
  К стенам Таши подъехал метров на двести, натянул себе на голову свою спецназовскую шапочку и остановился у последних достаточно высоких кустов, где еще можно оставить коня. Здесь, за кронами деревьев его не будет заметно со стороны крепости. Соскочив на землю, сосредоточился и постарался внушить своему скакуну его линию поведения на ближайшие несколько часов. Затем, в фоновом режиме попытался удержать постоянный мысленный контакт с конем. Получилось. Теперь конь не подпустит к себе никого чужого, но и убежать - не убежит. После этой предварительной подготовки направился к стенам.
  Через несколько десятков шагов пришлось пригнуться, а метров за сто до стен - там, где поверхность уже была специально зачищена от всех предметов мешающих обзору наблюдателей, лег на землю и пополз. Оставались считанные мгновения до восхода луны и, если не озаботиться заранее скрытностью - фактор внезапности может быть утерян. Оно, конечно, не смертельно, но как-то не профессионально с моей стороны.
  Минут через пять из-за горизонта стала выползать луна, но я уже пристроился в тени последнего, более или менее высокого кустика травы. Благо устранить такие препятствия по берегам речки для обитателей крепости довольно затруднительно - в пустынной местности - там, где есть вода, все живое растет, как на дрожжах.
  Прикрыв глаза, постарался внутренними взглядом осмотреть первую преграду. Часовой, как я и предполагал, торчал за гребнем одной из башенок. В основании башни имелось забранное решеткой отверстие для прохода речного потока. Сторож следил за дыркой для пропуска воды и ждал возможного сигнала тревоги от передовой заставы у пруда. Второй и третий часовой не сидели на месте, а прогуливались по стене взад и вперед, контролируя соответственно южное и северное направление. Четвертый, тоже из башенки, наблюдал за рекой, пристанью и западным направлением. Больше на стенах и в башнях - общим числом шесть штук, не было никого.
  Западная стена замка вплотную подходила к берегу реки и примыкала к протяженной и хорошо оборудованной пристани. У причала торчали четыре большие парусные лодки и девять штук весельных - поменьше со значительным разбросом габаритов и типажа - долбленки, шлюпки и даже, кажется, каноэ. Людей на пристани не было.
  Территория между стеной и замком внутри застроена только с северной стороны. Я насчитал четыре жилые землянки. Чем-то они напоминали, увиденное в очень далеком, молочном детстве овощехранилище типа - двухскатная крыша на уровне земли и вся основная кубатура помещений расположена ниже уровня поверхности. На свежем воздухе имелись также пищевой и хозяйственные блоки состоящие из: площадки для еды, с длинными столами и скамейками; большой печки; кузницы и низеньких саманных сарайчиков-развалюшек. Южная сторона внутри крепости была относительно свободна, если не считать оборудования для занятий военным 'спортом' - расставленных у стены мишеней для лучников и некоего подобия полосы препятствий. Кроме того наличествовал, а как же без этого, специнвентарь для издевательства над человеком. В одном уголке тренировочного лагеря скромно присоседилась троица - дыба, виселица и плаха.
  Я переместился обратно на северную половину и начал методично осматривать жилые подземные сараи. Каждый вроде бы рассчитан на проживание сотни или более человек. Первая землянка оказалась нежилой и почти наполовину заваленной всяческим хламом и трофеями. В трех остальных на настилах, расположенных у земляных стен, в ворохе шкур спали люди. Я насчитал в каждом логове душ по тридцать, включая женщин и детей. По центру помещений проходил ряд столбов, поддерживающих крышу. На столбах развешено оружие. У входа на полках стояли чадящие светильники. В качестве топлива в них использовалась нефть или сало.
  Закончив с обследованием полупустых человекохранилищ, приступил к осмотру замка. Впрочем, названием замок к сооружению подходило лишь отчасти. Больше всего оно походило на вычурную башню или мексиканскую ступенчатую пирамиду. На первый взгляд, главной достопримечательностью замка являлся ров. Он заполнялся водой из реки и имел ширину метров двенадцать. Вода в нем была проточной - полноводный поток из водоема источника маленьким водопадом впадал в это серьезное препятствие. Но выпуск воды происходил, где-то под землей. Уровень водной поверхности в неприступной преграде оказался метра на два ниже уреза воды в ручье и поток буквально врывался в ров с заметным шумом, рокотом и завихрениями.
  Со стороны пристани через ров перекинут узенький мостик из двух, связанных вместе, стволов деревьев. Выглядел он очень несерьезно. Судя по остаткам упоров, когда-то мостик был и широким, и удобным, но на каком-то этапе - или от старости развалился, или специально был разрушен. А затем заменен на новый - ублюдочный.
  Само здание представляло собой квадратную трехступенчатую пирамиду размером основания примерно сорок на сорок метров. В стенах первого уровня - на высоте около семи и девяти метров имелись два ряда узких и длинных бойниц или окон. По краю верха проходила довольно высокая зубчатая стенка для укрытия воинов. Чтобы пользоваться такой защитой, по моим расчетам - нужно обладать ростом не менее метр восемьдесят. Я хмыкнул, отметив этот фактик, здание строилось явно не для нормальных людей. Вторая ступенька пирамиды отличалась наличием створчатых окон. Бортика по краю крыши этот этаж не имел. Третья ступень вместо окон была оборудована маленькими квадратными отдушинами и низкой защитной стенкой на крыше. Высота стен ступенек пирамиды имела строгие пропорции - примерно, - двенадцать, шесть и три метра. В общем, башня представлялась довольно солидным сооружением, способным выдержать серьезную осаду.
  Теперь мне оставалось только заглянуть внутрь башни. Упс... Фиг вам. Проникнуть внутрь не получилось - ни через стенки - в них не было щелей, ни через окна и бойницы - этому мешало не пойми что. Интересно, как так может быть. Дела-а...
  После нескольких неудачных попыток взломать или проникнуть через преграду стен я вынырнул из режима наблюдения. Минут десять, лежал глубоко и размерено дыша, восстанавливая потраченные ментальные и физические силы. Их потребовалось израсходовать неожиданно много, учитывая провальную концовку виртуально-визуальной разведки. Однако, тяжела ты работа ментального разведчика. Особенно, когда тебя бьют по шаловливым пальчикам, не давая проникнуть в запретные места... устаешь, как ломовая лошадь в каменоломнях.
  Но, чтобы очистить карму и восстановить физическую форму, пыхтел я недолго. Не тот момент. А по сему, собравшись с силами, поднял голову над травой и уже глазами начал рассматривать стены. К этому времени яркая степная луна успела выдвинуться из-за горизонта наполовину и видимость была вполне приличной. Серебристый лунный свет позволял хорошо рассмотреть стену крепости, сложенную из крупных грубо обработанных камней. Высота преграды достигала пяти метров... В общем-то, невысоко. По внешнему виду, возраст стены составлял не менее нескольких сотен лет. Хе-хе, учитывая такой преклонный возраст, у стены присутствовали все характерные старческие недуги. Как у старика на лице, имелись трещины - морщины и пигментные пятна - выбоины. Шустрому пареньку типа меня взобраться на такой бастион - это, как... не по назначению использовать два пальца при исполнении малой нужды.
  Башня, где устроился часовой, имела высоту около девяти метров. Временами в лунном свете я видел отблески металлического шлема воина, расхаживающего взад и вперед. В голове мелькнула посторонняя мысль, что 'я, вроде, нигде рядом не видел каменоломен и неужели весь строительный материал для крепости и башни везли издалека. Впрочем, рядом судоходная река - основной хайвей и железная дорога средневековья. Раз так, то камень можно привезти откуда угодно...' Тем временем луна показалась над горизонтом в полный рост и я решил, - кажется пора...
  Поправил налучье и колчан со стрелами, проверил остальное снаряжение диверсанта, перешел на следующий уровень восприятия, выждал подходящий момент между порывами легкого ветерка и бесплотной тенью метнулся к стенам башни. Несколько десятков метров пролетел как на крыльях и без промедления полез на башню, используя трещины и неровности в стене.
  Чтобы добраться до самого верха, потребовалось двадцать восемь секунд. Короткая передышка наверху и бросок метательным ножом из-за гребня, не глядя, на звук. Есть. Последний рывок и змейкой через гребень стены. Готово - я наверху.
  Часовой с ножом в горле, в агонии, еще скребет непослушными пальцами каменный пол башни, а я уже занимаю его место и, положив до времени в уголок налучье и колчан, продолжаю размеренное движение взад-вперед, имитируя его походку и поведение. Теперь передо мной стоят две главные задачи - выбрать время для стрельбы из лука и визуально подтвердить результаты ментальной разведки.
  По первому пункту следовало выждать момент, когда все трое сторожей, будут находиться спиной друг к другу. Как выяснилось, эта задача сильно упростилась - самому дальнему часовому надоело ходить туда-сюда. Тем более, что сектор его внимания, не предусматривал поглядывать вглубь крепости. Он повернулся ко мне спиной, облокотился обеими руками и навалился животом на гребень стены. Судя по всему, он в задумчивости уставился на лунную дорожку в реке. Мечтатель, мля. До него метров двести пятьдесят, конечно, далековато, но вполне осуществимо сделать гарантированно точный выстрел. Тем более по так удачно стоящей мишени с учетом, что работать придется в тихую и безветренную погоду. Двое остальных сторожа ходили в противофазе, поглядывая в основном в противоположные стороны, так что, подходящего для стрельбы времени, можно сказать - навалом. Оптимально часовых нужно бить на восьмидесяти и ста семидесяти метрах дистанции, когда они друг к другу сипной. Легче легкого. И так, первая проблема решена.
  Принятие решения по второму пункту заняло секунд десять времени. Оба часовых уже подходили к точкам, в которых должны были умереть. Время действовать наступило... Я подхватил лук, зажал две запасные стрелы в зубах и выдал короткую серию.
  - Чок, чок, чок, - сказала рукавичка и убийственные подарки начали полет. Дальний от меня воин получил стрелу в спину, строго под лопатку, после чего так и остался висеть на гребне, уронив голову и зацепившись локтями. Что называется, - прикорнул чуток... Двое ходоков по стенам легли, как колосья под серпом, даже не квакнув. Молча.
  Я засунул в налучье лук и нырнул в отверстие в полу, где начиналась лестница с выходом на стену. Нужно собрать стрелы и заодно, получше оглядеться. Подбежав к первому часовому и вытащив стрелу, оттащил его к стеночке и устроил сидячем положении, так, чтобы казалось, - сладко спит, умаялся бедолага шагаючи на своем посту. Забравшись на вторую башню и вынув стрелу, признался самому себе, что никаких изменений в положении трупа делать не надо. Он и так вел себя вполне естественно.
  Оглядевшись по сторонам, в удивлении резко тормознул, когда увидел, что два окна на второй ступени пирамиды, слабо освещены. Попытался приглядеться, но за мутными окнами ничего разобрать было невозможно, лишь временами происходило загадочное мельтешение теней, что само по себе очень интересно, но не более. Понаблюдав за этим явлением с минуту, решил попробовать разобраться с загадкой лично. Поэтому, ссыпавшись по лестнице на стену, побежал забирать последнюю стрелу. После этого спустился во двор крепости и побежал к узенькому мостику, переброшенному через ров к входу в здание.
   Преодолев мостик, остановился у массивной двери, закрывающей проход высотой метра два с половиной. Даже на первый взгляд, дверь разительно отличалась от стен - типичный новодел, но и ему можно было дать не менее ста лет. У двери имелись два засова. Внешний засов оказался открытым, а дверь заперта - судя по всему, на засов изнутри. Осмотрев косяк и щель между дверью и косяком, отметил, - щелка-то шириной миллиметров пять и через нее очень хорошо виден массивный деревянный брусок запора. Но, как и все остальное в нашем бренном мире, косяк и деревянная дверь, не выдержали испытания временем и ссохлись от старости. Я достал кинжал, просунул его под углом в щель, зацепил острием деревянный брусок и, используя нож, как рычаг, отодвинул засов на пару миллиметров. Теперь оставалось только повторить тоже самое, в цикле, примерно сто раз. Нечто похожее происходит, когда вскрывают консервную банку. Этим я и занимался в течение минуты с небольшим.
  Дверь открывал медленно и осторожно, чтобы меня не выдала своим голосом, застарелая ржавчина мощных петель. И как только в двери образовалась достаточно широкая щель, проскользнул внутрь. Также тихо, как открыл, закрыл дверь обратно и задвинул засов. Меня окружала полная темнота и тишина. Пришлось включить внутреннее зрение - оно, по моим оценкам, обладало гораздо более широким спектральным диапазоном восприятия окружающего мира. Темнота посветлела и, в сером цвете, увидел, что стою в проходе, который проходит сквозь стену, толщиной никак не менее четырех метров. Однако, строили башню на века и тысячелетия. На противоположном конце короткого коридора имелась вторая, но уже полуоткрытая дверь.
  Я попробовал пощупать коридор на предмет ловушек и прочей гадости. Нет, - все, вроде, тихо и без сюрпризов для любопытных. Заклинив массивный засов входной двери при помощи наконечника стрелы, чтобы кто-нибудь не повторил мой удачный опыт, прошел по коридору и осторожно заглянул в приоткрытую щель. Направо, вдоль стены, уходила протяженная анфилада пустых комнат. Высота сводчатых потолков у помещений метров шесть. Легонько толкнув дверь от себя, вышел из прохода в стене. Налево наблюдалась аналогичная картина, а прямо напротив участок стены украшал колоссальный рельеф, от которого меня охватила оторопь. Очень натурально и, видимо, в красках из камня была высечена голова саблезубого тигра с оскаленной пастью. От выражения глаз монстра пробирал мороз по коже. Барельеф делал великий художник. Это удивительное панно включало в себя обрамление. Оно состояло из орнамента каллиграфически исполненной вязи слов. Строчки шли полукругом, начиная от пола до потолка и обратно. Каждая буква имела размер сантиметров двадцать, но язык послания к потомкам оказался мне незнакомым. Я вытянул вперед руку с раскрытой ладонью и попробовал почувствовать знак беды от панно, но... все пусто и тихо. Совершенно нейтральный фон и тем не менее - впечатляет! Немного подумав, решил пройтись по анфиладе. Стрельнув глазами по сторонам и поколебавшись, повернул направо.
  Следующее помещение и бесконечная череда остальных - оказались абсолютно пустыми. Но в каждой комнате на стене имелись барельефы в основном, изображающие зверей в их естественном окружении. Причем, приоритет отдавался хищным и зубастым. А, например, семейство кошачьих оказалось представлено, по моим понятиям, практически полностью, начиная от саблезубого тигра, который был мне знаком только по картинкам, до различных лесных котов и манулов, с которыми я тоже лично не встречался. У изображения ирбиса, что было вполне нормальным в силу его исключительной красоты, я задержался. В голове промелькнула мыслишка, что снежный барс и гепард, - это хорошая сладкая парочка и, если уж брать в попутчики еще кого-то, то пусть это будет ирбис. Правда, в пустыне этот любитель горного туризма будет глядеться, как на корове седло, все-таки основная среда его обитания склоны ущелий, заросшие кустарником, каменистые россыпи и снежники. Но, если устраивать поход по предгорьям, то лучшего партнера, пожалуй, не найти... Будем иметь ввиду.
  Чем дольше я рассматривал настенные произведения, тем больше во мне росла уверенность, что каменные картины неспроста исполнены на высоком художественном уровне, с сильным внутренним напряжением и трагической динамикой. Стержневой идей всех панно являлось то, что звери кого-то рвут или кому-то угрожают. Я, конечно, не Роден, но отличить подделку от шедевра способен. В целом очень любопытная и самобытная выставка.
  К сожалению, я не мог разглядывать рельефы в естественном свете - внутреннее зрение передавало только все оттенки серого и не более. Но складывалось подозрение, - барельефы раскрашены в естественные цвета... Если это так, то в ярком свете софитов, произведения искусства должны разить наповал и поражать воображение до глубины души.
  Сам я, по китайскому гороскопу, тигр и давно заметил, что изображения этого благородного зверя, вызывают во мне непроизвольное чувство нежности и тесного духовного контакта. Поэтому, пройдя почти половину периметра вдоль стен и увидев оскаленную пасть своего кровника на барельефе, тормознул и пригляделся. В горле у тигра имелся проход и до него можно добраться по высунутому языку зверя. Подумав, что 'эту дырку нужно взять на заметку', двинулся дальше.
  В результате, вышагивая по анфиладе, рассматривая картины и не забывая об осторожности, замкнул круг и обошел все здание по периметру, вернувшись в исходную точку. На всем протяжении своего маршрута не обнаружил даже намека на возможность перейти в другие помещения башни, так что оставался только один путь - через глотку тигра. Я прибавил шагу и направился к барельефу.
  Постояв с минуту, рассматривая картинку, после секундного колебания, вступил на язык зверя. В тот же момент из горла тигра донеслось низкое и страшноватое рычание, - 'р-р-р'. И я непроизвольно съежился в ожидании, что сейчас клацнут клыки, а от меня останется только кровавое месиво. Эта картина была настолько яркой, реальной и неожиданной, что у меня мурашки побежали по телу и я замер в неловкой позе, боясь сделать очередной шаг.
  А мысли в голове скакали, как бешеные. За несколько секунд напряженного ожидания я перебрал несколько десятков возможных причин, вызвавших рычание каменной скульптуры, начиная от полностью фантастических, типа - сейчас изображение оживет и тигр начнет меня рвать в клочки, заканчивая вполне прозаическими - слуховая галлюцинация. В результате, отбросив в сторону все, что могло быть связано с магией и колдовством, остановился на самом простом объяснении. Так сказать, по принципу, - не громоздите сущности сверх необходимого...
  Объяснение нашлось и его подсказал тот факт, что когда я вступил на язык, он еле заметно поддался у меня под ногой. Так что, скорее всего, - язык это большая и скорее всего единственная клавиша хитрого механизма, напоминающего орган. Где-то в горле спрятаны определенным образом настроенные звуковые резонаторы, а я, надавив на педаль, прогнал через них воздух. Всего и делов то... но все равно впечатляет и не для слабонервных! Поэтому, глубоко вздохнув, сделал второй шаг... Очередного рычания не последовало.
  Короткий коридор, начало которого лежало в пасти тигра делал зигзаг, поворачивая сначала направо, а затем плавно налево, так что проход не имел прямой видимости на своих концах. На выходе из коридора меня встретило очередное панно - я даже отшатнулся назад - могучий беркут в момент атаки.
  Жестокий, подавляющий волю взгляд. Две растопыренные когтистые лапы готовые схватить и раздавить наглого человечка. Картина вселяла смертельный ужас и он пробирал до костей. Но, все-таки - это был барельеф - обычная каменюка и опасного в нем только то, что может придумать сам для себя человек... и не более.
  Шумно переведя дух, как оказалось из-за переживаний я не дышал несколько минут, осмотрелся и направился по уже испытанному маршруту. Здесь тоже имелся коридор, соединяющий ряд комнат. Только комнаты по размеру заметно меньше, но высота сводчатых потолков оставалась той же. На стенах так же размещались панно и их содержание было посвящено различным хищным летунам.
  Я шел по анфиладе и с интересом рассматривал, выполненные с большой степенью совершенства, изображения летучих мышей, представленные страшноватыми физиономиями подковоносов и длиннокрылов. Временами, поеживаясь, проходил мимо рельефов разнообразных соколов, начиная от ястреба, орлана и орла. Они в большинстве случаев, угрожали когтистыми лапами и буквально давили безжалостным взглядом злых глаз. В том же ряду, находились глуповатые, но себе на уме, стервятники и грифы. С удовольствием и одобрением полюбовался таким представителями отряда совообразных, как филин. Он походил роскошными бровями на Ильича. С усмешкой оглядел разнообразных мелких совушек, которых неизвестный скульптор, очень хотел представить суровыми повелителями ночного леса, но, что называется, - характер и менталитет не пропьешь. Во взгляде птиц - больших любительниц мышиной охоты, проглядывала мудрость и... беззащитность.
  Пройдя примерно половину пути по периметру, обнаружил проход в демонически страшной голове летучей мыши - подковоноса. Свирепый оскал летучего зверя и для разнообразия в барельефе показана правая лапа-крыло со страшным кинжалом когтя на конце. Он был уложен так, что создавал маленькую ступеньку к раскрытой пасти. Отверстие входа располагалось между зубов в глотке. Я, уже привычно, взял сей факт на заметку.
  На расстоянии нескольких десятков шагов от головы летучей мыши начиналась лестница на второй этаж башни. Она протянулась до самого потолка единым пролетом, вплотную примыкая к стене. Ступеньки у нее оказались не вполне человеческими - высотой раза в полтора выше, чем принято у людей. Я колебался лишь мгновение, затем решился и, перескакивая через несколько штук за раз, побежал по лестнице вверх на второй этаж.
  На втором этаже потолки стали заметно ниже - метра три. Вместо анфилады имел место обычный коридор с проходом в обе стороны. Я заглянул направо и бросил взгляд по сторонам. Опять пустая галерея, где разместились глубокие ниши в четырехметровой толще внешней стены - видимо для стрелков. У каждой ниши имелась высокая и узкая бойница, - их я заметил еще, когда проводил внешнее наблюдение. Заглянув в окошко, увидел, что оно закрыто плотной каменной ставней. Но на полу в нише местами лежал тонкий и девственный слой пыли. Видимо, в заглушках на окнах оставались маленькие щели. По всему чувствовалось, - последний раз сюда заходили очень давно.
  Вернувшись в главный коридор и пройдя по нему с десяток шагов, наткнулся на каменную дверь в стене с левой стороны. Осмотрел дверь на предмет замочной скважины и ничего не нашел. Навалился плечом и попробовал открыть... дверь даже не шелохнулась. Легонько постучал рукояткой кинжала - звук глухой, будто стучу по монолиту толщиной в метр. Решил, что пусть пока дело по вскрытию каменных сейфов подождет, и направился дальше. Пока добирался до следующей лестницы, встретил еще три закрытых двери налево и два прохода направо.
  Взбежав на третий этаж, увидел абсолютно идентичную картину - двери налево, проходы направо. Задерживаться не стал и двинулся дальше. Основной целью моей разведки было выяснить - кто или что подсвечивало стекло окон на второй ступени. В голове промелькнула мысль, что, если это люди, то назвать их обычными, никак нельзя. В некотором роде они должны быть уникальны и, как минимум, обладать недюжинной смелостью. Все-таки путешествовать по этому храмовому комплексу не каждому по нутру.
  Добравшись до третьего этажа, постоял, прислушиваясь, - вроде тихо. Пробежав коридор по периметру и замкнув круг, вернулся в начальную точку, так и не обнаружив пути на четвертый этаж. Обидно, но придется спускаться на первый и лезть в пасть к подковоносу. Постоял несколько секунд, прислушиваясь и принюхиваясь - как будто все спокойно. Вздохнул, принял решение и, перескакивая через несколько ступенек, поскакал вниз.
   Перед страшной до омерзения головой летучей мыши простоял целую минуту, рассматривая шедевр гениального скульптора. Был даже момент, когда в глазах потемнело, и мелькнула мысль, - передо мной голова настоящего подковоноса, только очень большого - так хорошо оказались проработаны все детали. Пришлось сморгнуть и вернуться из страны сказок в реальный мир. А затем, я не удержался и потрогал пальцем один из клыков - нет, живым телом здесь и не пахло - камень. Но в глубине души сомнения все равно остались... Н-да, это вам не черный квадрат, настоящее искусство - это страшная сила.
  Глубоко вдохнул, как перед прыжком в воду, и встал одной ногой на ступеньку когтя центрального крыла летучей мыши. А дальше меня аж заколдобило, когда из пасти, подковоноса раздалось шипение, а в голове прогрохотали слова.
  - Про-ч-чь... - а затем мое сердечко мягко прихватила и сжала невидимая рука. Мобилизовав все возможности организма, шарахнулся назад, не удержался на ногах, упал и сел на пятую точку с выпученными глазами. С трудом, но задавил внешнее влияние в зародыше и разжал невидимые пальцы. Однако, остались вопросы - как так может быть в принципе и кто это у нас такой смелый, чтобы безжалостно давить мне на психику, и останавливать мое драгоценное сердце.
  Переведя дыхание и подумав, решил, что касается шипения, тут скорее всего действует тот же принцип - коготь крыла - это в одном лице и клавиша, и педаль меха специализированного органа, а вот с сердцем... После минутного размышления пришел к выводу - во всем виноват инфразвук. Очень тонкая частотная настройка на слабые места в организме. Может есть еще что-то, но в основном - причина всему специализированное звуковое давление... И, как защита от непрошеных гостей, вещь крайне эффективная. Строили башню очень знающие и квалифицированные ребята. Уровень их технологического решения - ну, никак не соответствует окружающему средневековому фону. Хотя и особо выдающимся его тоже нельзя назвать - при сильном желании сделать подобное можно. Но как здесь проходили ребята из крепости? Когда и я то, чувствую себя непросто неуютно...а по-настоящему хреново.
  Сразу после этой мысли обратил внимание на корявую сухую лесину, лежащую в сторонке и привносящую определенный диссонанс в общий хоть и загадочный, но пустоватый антураж помещения. В голове прозвенел звоночек - есть! Очевидно, эта оглобля используется, как мостки. Они позволяют обычным посетителям попасть в глотку минуя коготь. Так сказать, - если не можем отключить защиту, то мы ее обойдем... вот это по-нашему, грамотно. Я подхватил бревно и заклинил его одним концом между страшных клыков летучей мыши. Барельеф на мои действия никак не отреагировал и, пробежав по бревну, я влез в глотку к мышке.
  Так же, как в горле тигра, коридор имел изгиб и выводил в уже привычную анфиладу с барельефами. На первом панно была представлена рогатая голова персидской гадюки в момент атаки. Хотя я и ждал нечто похожее, но непроизвольно передернул плечами и в очередной раз подумал, что неизвестный мастер-скульптор, свое дело знал туго. Однако, вся выставка ярких представителей змеиного племени мне не понравилась - уж слишком однообразна, да и, если честно, не люблю я рептилий... Но во многом виновато в этом, видимо, то, что рельефы я видел в черно-белых тонах, а натуральные краски многих змей очень интересны и красочны. Из однообразия общего змеиного ряда выпадали лишь яркие индивидуальности типа - щитомордника и носатой гадюки, но погоды они не делали... и слава Богу.
  Проход на следующий уровень обнаружился в голове королевской кобры, совсем рядом с лестницей, ведущей вверх. Решив пока не лезть в змеиную глотку, начал подниматься по ступенькам на второй этаж. На этаже имелся опять-таки стандартный коридор, закрытые комнаты и через несколько десятков метров очередной лестничный пролет на третий этаж. Его и часть коридора на третьем я преодолел практически без остановок до первой ступеньки лестницы на четвертый уровень. Здесь остановился и прислушался.
  Учитывая, что входная дверь в башню первоначально была закрыта изнутри на засов, у меня имелись серьезные аргументы в пользу того, что в пирамиде находятся люди, или некто, кто способен закрыть за собой дверь. Да и мельтешение света в окнах на четвертом этаже говорило о том, что комнаты жилые, точнее обитаемые.
  В первую очередь я хотел познакомиться с шаманом племени - было у меня подозрение, что именно он занимает апартаменты четвертого этажа. На втором месте, стоял хеарх Салу, отец Калиньи - его я собирался раздавить походя и без затей. Голова же Бешеного пса просто обязана разместиться на витрине храма, рядышком с головой его воспитанника Калиньи. Я вошел в боевой режим и приведением стал подниматься наверх.
  Лестница привела в небольшую прихожую, заваленную всяческим хламом. Из прихожей в разные стороны вели две двухстворчатых двери. Через приоткрытую дверь и узкую щель в одной, в предбанник проникала полоска света. Его оказалось достаточно, чтобы рассмотреть детали и не привлекая внутренние ресурсы организма. После короткого колебания я вышел из режима внутреннего зрения... В ближайшее время мне могут потребоваться все силы.
  Противоположная дверь в прихожей была распахнута наполовину и, заглянув в проем, я узрел пустую комнату с высокими окнами и голые стены. Ничего интересного и я крутанулся на месте...
  Поведя носом и принюхавшись, понял, - из-за второй, слегка приоткрытой двери, тянет дурью. Заглянув в щелку, увидел, что на противоположной от окна стене имеет место быть очередное панно. Батальная сцена - матерый секач размером с доброго быка - в окружении двух саблезубых тигров. Оба саблезуба повисли на боках у кабана. Битва в самом разгаре и все трое успели получить жестокие ранения друг от друга.
  Ужасные, не меньше, чем в локоть длины, клыки вепря против смертельно опасных клинков зубов тигров. Кошек больше, но секач сильнее. Все бойцы достойные противники и результат схватки не ясен.
  Осторожно приоткрыв створку, заглянул в комнату. В центре на полу горел маленький костер и вокруг него, раскинув руки как крылья, танцевал старик. В левой руке плясуна присутствовал посох - в правой короткий конический штык. Медленно поводя руками с закрытыми глазами, шаман, вращаясь, двигался вокруг костра, от которого вверх поднимался жиденький белесый дымок. И воняло в комнате, как в занюханной китайской опий курильне.
  Я приоткрыл дверку, проскользнул через проем и встал у двери, наблюдая за представлением. Бешеный пес - я абсолютно уверен, что это был он, - посредством дури и своей бесплотной души витал далеко в облаках, а у костра танцевало только его тело. Я подумал, что могут возникнуть проблемы во время допроса - наркотическое опьянение, это вам не литр водки натощак - блевонтин тут не поможет...
  В этот момент, шаман шевельнул правой рукой и только то, что я был в стадии боевого настроя, позволило мне остаться в живых. Его короткий конический штырь вылетел из вроде бы расслабленной руки со страшной силой и скоростью. Возможно, старика подвела самоуверенность - он бросал свой стилет по наитию, отработанным до автоматизма приемом, целил в мой глаз и, чтобы уклониться, мне пришлось дернуться в сторону всего лишь на несколько сантиметров. Если бы эта старая, сморщенная, вонючая зараза целилась в живот, то еще не известно, как бы дело повернулось... Может стилет пробил бы титановую кольчугу, а может и нет... Экспериментировать и проверять, как-то не хотелось. Ну, да чего там говорить, главное я увернулся.
  Кинжал старой обкурившейся перечницы, пролетев в сантиметре от виска, смачно вошел в деревянную дверь, пробив насквозь створку почти десятисантиметровой толщины. Круто! Но каков старичок-сморчок? Что-то я расслабился не ко времени...
  А шаман тем временем, что-то забубнил себе по нос, и начал ускорять свой танец вокруг костра. Через несколько секунд к общему рваному рисунку камлания добавилось ускорение вращения вокруг собственной оси, затем он начал раскручивать колесом посох в руках, удерживая его за центральную часть. Причем, скорость всех трех вращений постоянно возрастала и через минуту его палка с гудением описывала круги, создавая почти непроницаемую завесу. Я скользнул на следующий уровень боевого настроя и направился к шаману. Он по-прежнему танцевал, не открывая глаз, но, видимо, это совершенно не мешало артисту... талант не пропьешь.
  Громко выкрикнув, - ха, - шаман сменил плоскость вращения посоха с вертикальной на горизонтальную и сделал прыжок мне навстречу. Я выхватил нож, пригнулся и, проскользнув под пропеллером, сделал нырок и успел в полете перерезать сухожилия на одной ноге в колене у старика. После чего резко откатился в сторону, поднялся и снова встал в боевую стойку.
  Рисунок танца артиста сломался, он несколько раз споткнулся. Затем, к моему удивлению, снова нащупал ритм и начал вращение на одной ноге, что у него получалось, ничуть не хуже, чем на двух. А дальше, опять смена плоскостей вращения посохом, прыжок ко мне, а я повторил свой прием, перепилив ему сухожилие на второй ноге. Есть!
  Ноги чародея заплелись и он рухнул на пол, дергаясь и подвывая, как припадочный. Дурь она, конечно, и в Африке дурь, и в чем-то помогает, но против лома нет приема. Когда между мышцами и костями нет контакта, то хочешь - не хочешь, а кроме бесполезного дерганья ничего не получается. Осознав сей факт, шаман облокотился на левую руку и начал тыкать своей палкой в моем направлении. Получалось это у него довольно профессионально. Мне пришлось приложить заметные усилия, чтобы уклониться от ударов посоха.
  Наконец, выбрав момент, я перепрыгнул через его палку и в полете вскрыл ему сухожилия на сгибе правой руки. Остановившись на безопасном расстоянии, расслабился и с усмешкой стал наблюдал за потугами танцора размахивать поврежденной рукой. Шаман не сдавался долго и еще несколько минут ворочался в луже собственной крови, тихо подвывая. Но его потуги, как-то меня зацепить, становились все медленнее и безнадежней. В конце концов, старый наркоман затих, откинулся назад, лег на спину, открыл глаза и перехватил посох левой рукой. Скосил в мою сторону глаз, вздохнул и приложил кончик посоха себе ко лбу. После этого его выгнуло дугой, он забился в конвульсиях и затих.
  Я кинулся к нему, проверил пульс - пульса не было, сдох гад! Облегчив душу незатейливым матерным выражением, я попытался понять, что же произошло. Вроде, и не бил особо, и все сделано, так как надо, и на тебе... В этот момент палка старика чуть сместилась и я увидел на месте первоначального контакта посоха со лбом красную полоску. В голове будто щелкнуло - контактный яд! Эта подколодная змеюка оказалась не только обкуренной, но ко всему прочему еще и ядовитой. С некоторой долей опасения, я более внимательно посмотрел на посох и отметил, что верхняя и нижняя треть, заметно отличаются по цвету от середины. Видимо оба конца специально вымачивались в какой-то дряни. А я еще игрался с посохом шамана, как с обычной палкой... Нужно честно признать - только что я был на волосок от смерти. Судя по скорости, с которой дедуля отбросил коньки - токсичность яда была колоссальна! Ну что ж, век живи, век учись... внимательнее надо быть.
  Не успела эта мысль угнездиться в голове, как раздался страшный грохот, и створки дверей в комнату буквально вынесло из косяка и петель. Учитывая, что каждая из них, имела размеры примерно три метра в высоту, полтора в ширину, а в толщину около десяти сантиметров, то их осколки в качестве метательного оружия можно отнести к очень крупному калибру. Чтобы увернуться от остатков дверей, пришлось резко откатиться в сторону и все-таки меня ощутимо и болезненно приложило по коленке уголком одной из деревяшек. Конечно, во многом моим занятиям акробатикой помешал колчан и лук в чехле, которые очень не хотелось повредить, но и элемент неожиданности со счетов тоже не стоило сбрасывать.
  Бросив взгляд в сторону двери, в первый момент подумал, - в проеме на задних ногах стоит медведь гризли трехметрового роста. До верхнего косяка двери монстр не дотягивал от силы полголовы. Впрочем, это был не медведь, а хеарх Салу - собственной персоной! Но медвежьего в нем оказалось больше, чем хотелось бы. В первую очередь, бросались в глаза и поражали своей величиной чудовищные когти на руках. А я еще хотел прихлопнуть это чудовище эдак небрежно, походя! Что называется, - не говори гоп...
  Через долю секунды я разглядел, - когти искусственные, на обеих руках у монстра надеты металлические перчатки с тремя вмонтированными ножами в локоть длиной, сделанные наподобие медвежьих когтей. Причем, один коготь-нож на левой руке наполовину обломан. От меня до этого страшилища было метров пять и, не давая ни мгновения на размышление, чудище преодолело это расстояние одним прыжком с места. Еще в полете я увидел, что и на ногах у монстра железные когти, - правда, не такие громадные, как на руках - видимо, чтобы не мешали быстро двигаться. Мне оставалось только откатиться в сторону, а на том месте, где я только что находился, проскрежетали клинки когтей, выбив фонтан искр из каменного пола. Известно, что скорость реакции медведя, значительно превосходит реакцию нормального человека. Оценив стремительность действий, показываемых Салу, я подумал, - 'да, уж действительно не оборотень ли наш хеарх'?
   Тем временем, его почти полутонная туша, состоящая в основном из тренированных мышц и крепких сухожилий, металась по комнате с легкостью солнечного зайчика, а страшные когти раз за разом после размашистых и стремительных ударов не доставали до меня всякий раз совсем на чуть-чуть. Долго так продолжаться не могло и я, от отчаянья, в промежутках между прыжками и кувырками, довольно бестолково, кинул оба своих метательных ножа. Один угодил монстру в руку, другой в ногу, но это было, как слону дробина, и я стал подумывать, - как бы поудобнее улизнуть с поля боя. А оборотень, будто почувствовав слабину, наддал и еще сильнее взвинтил темп...
  И почти сразу я пропустил первый удар. Увернувшись от удара когтями ноги, поймал скрещенный удар двух рук чудовища. Что называется, - не берущийся мяч в девятку, достиг цели. Один из клинков вскрыл мне правое плечо, что самое удивительное, без труда распоров мою хваленую титановую кольчугу. Блин! Я почувствовал, что по предплечью потекла кровь. Мля! Теперь у меня в запасе оставалось лишь несколько минут, чтобы найти выход из глубокой задницы, иначе, Салу с гарантией порежет меня своими сверхпрочными стальными коготками на тонюсенькие ремешки.
  Все это время мы метались по комнате вокруг костра и мертвого тела шамана. Я перекатывался, отпрыгивал и уклонялся, а Салу, работая руками и ногами, как ветряная мельница в ураганный ветер, стараясь догнать, порезать и пригвоздить, и двигаясь за мной по кругу. По наитию, я решил сменить характер движения и рыбкой, в длинном прыжке, пересек комнату по диагонали, а, пролетая над телом шамана, успел подхватить его фирменный посох. Эффект от этого простого действия был оглушительный. Хеарх замер изваянием, в неудобной позе, оскалив рот и сверкая маленькими черными глазками из-под лобья. Видимо, ему хорошо были известны возможности палки колдуна. Он был напуган и напуган сильно.
  А я, как старательный ученик, начал повторять действия шамана и раскручивать посох колесом все время, ускоряя его вращение. Через несколько секунд посох в моих руках с гудением рассекал воздух, полностью имитируя мощный вентилятор в режиме шквальный ветер. Выписывая восьмерки ядовитым шестом, я сменил плоскость вращения с вертикальной - перед собой, на горизонтальную - над головой и сделал шаг вперед. В глазах оборотня промелькнул панический ужас и он отступил на шаг назад. Я двинулся к нему навстречу, а хеарх, сохраняя дистанцию, пятился назад пока не уткнулся спиной в раму створчатого окна. Дальше ему вроде как некуда было отступать, но я ошибался... Еще один мой шаг и полутонное чудовище, шутя, выдавило спиной раму окна, не удержалось на ногах, нелепо взмахнуло в разные стороны руками с кинжалами когтей и, расщепив ими с одной стороны косяк, вывалилось в проем. Я прыгнул к окну, в полете отбрасывая в сторону посох и вытягивая из чехла лук.
  Стрелять я начал, как только увидел на площадке первой ступени пирамиды, фигуру оборотня в стойке низкого старта и успел выпустить четыре стрелы, прежде чем хеарх в три прыжка достиг бортика площадки. Первая и вторая стрела пробили ему поясницу - я не учел стремительность движений оборотня. Третья застряла в позвоночнике, а последняя четвертая пробила сердце чудовища. Отменный выстрел. Беглец споткнулся и в падении со всего разгона въехал головой в каменный бортик. Бум! Но крепость потому и называется крепостью, что сделана из камня и очень крепкая. Так что, от столкновения пострадала голова монстра, а не каменный бортик.
  И все-таки, монстр - с четырьмя смертельными ранениями и разбитой черепушкой, еще несколько секунд елозил ногами и карябал железными когтями о камень площадки, пока я, хладнокровно и с ювелирной точностью, не всадил ему пятую стрелу в затылок. Так сказать, - контрольный выстрел в мозжечок. Баста!
  Ноги у меня дрожали от слабости, правый рукав набух от крови, в коленке стреляло острой болью и чувствовал я себя мерзопакостно. Пришлось для успокоения растрепанных нервов и восстановления физической формы, опуститься на пол, прикрыть глаза, привалиться к стене, вытянуть перед собой поврежденную ногу и приступить к экстренному лечению организма. Минут через пять рана на плече зарубцевалась, а боль в колене пропала. Нормально. Но каково приключение! А какие экземпляры - один другого краше, блин!
  Я вскочил на ноги и выглянул в окно. Небо на востоке начало светлеть и наступил переходный момент, когда ночь из последних сил цеплялась за свои позиции лишь на западе, но в призрачном свете раннего утра уже можно разглядеть, не только крупные и контрастные формы, но и мелкие детали.
  Моя суета в башне не осталась без внимания и привела к тому, что лагерь проснулся, а из землянок на территорию крепости высыпали люди. Очень хорошо.
  Шагнув обратно к прогоревшему костру, осторожно потрогал голову шамана кончиком ножа. Очень хороший экспонат музея и к нему можно добавить ядовитый посох. Но это подождет...
  Я вернулся к окну, снял с пояса кошку, закрепил ее в углу рамы и скользнул по веревке на крышу первой ступени пирамиды. Подбежав к трупу оборотня, по-быстрому выдернул стрелы и метательные ножи, не без труда отделил ножом голову от оковалка и снял металлические перчатки с когтями. Это будет второй экспонат с необходимыми атрибутами на витрину музея. Заслужил хеарх, заслужил! Думаю - оба набора нужно хранить в храме Гейзера, как наиболее пострадавшем от лихого налета бандитов из Таши. Затем посмотрел на остро заточенные клинки когтей и снова опустился на корточки. В три разреза для каждой ноги, обрезал штанины кожаных портов оборотня, сделав из них шортики. В результате, стал обладателем двух кожаных тряпиц. Их с успехом можно использовать для того, чтобы завернуть острые клинки когтей медвежьих лап, сделав своеобразные ножны. Закончив с предварительной подготовкой экспонатов новой экспозиции, выглянул в щель бортика.
  Люди бестолково метались между башней и стенами. Если не считать женщин и детей, вооружены были далеко не все. Пробежав по периметру крыши первой ступени, насчитал девятнадцать воинов. Трое - самых настырных пытались сломать входную дверь в башню, мешая друг другу и с трудом помещаясь на узком приступке. Они колотили по двери топорами и где-нибудь часика через полтора теоретически могли пробиться внутрь. Конечно, я мог легко снять всех троих из лука, но трупы упадут в ров, в котором сильное течение, и мне придется распрощаться со стрелами. Что нездорово...
  Поэтому решил поступить дешево и сердито. Отбежал обратно к обезглавленному хеарху - его тело теперь не представляло никакой ценности. Подхватил и за шкирку поволок тушку к месту у бортика непосредственно над мостиком. С великим трудом взгромоздил тело борова на бортик, обрез которого был вровень с моей макушкой, и максимально аккуратно спихнул тушу на головы дровосеков. Есть. Двоих с приступка, как корова языком слизнула. Они пару раз квакнули, пытаясь выбраться из воды, и их затянул подводный водоворот. Третий увернулся и с воплем ужаса ломанулся по мостику обратно через ров. Его я положил из лука, как только он сделал первый шаг по твердой земле. Вот это - отражает.
  А дальше, я спокойно шел вдоль края и, как в тире, через щели непринужденно расстреливал всех у кого в руках имелось хоть что-то напоминающее оружие. Последнему - шестнадцатому, прострелил обе ноги - пленный мне не повредит. А я люблю задавать вопросы!
  В запасе еще оставалась последняя стрела - на всякий случай. Теперь только нужно вернуться из башни в крепость и отделить чистых от нечистых среди гражданских. Желательно без лишнего смертоубийства. Но предварительный диагноз, - смерти заслуживают все.
  Я вернулся к своему канатику с кошкой, подтянулся и без надрыва полез обратно в окно второй ступени пирамиды. Мне оставалось протянуть руку, чтобы зацепиться за подоконник, когда мое многострадальное правое плечо, пробил арбалетный болт. Не помогла и титановая кольчуга. Твою мать! Расслабился, блин! Рассупонился, мля! Я шустрой змейкой скользнул в проем окна, с ходу выдернул свою последнюю стрелу из колчана и лук из налучья. Бросил короткий взгляд во двор и выдал ответный выстрел в арбалетчика - молодого сопляка. Он в этот момент с натугой тянул тетиву, готовя арбалет для нового выстрела. Попал по центру груди, навылет. Но, каков гад! Из молодых да ранних.
  Уткнувшись головой в стенку, собрался с духом и, заскрипев зубами от боли, медленно и осторожно вытянул короткую стрелку из плеча. Болт, пробив кольчугу, вошел в плечо на глубину примерно в три пальца, зацепив и повредив лопаточную кость.
  Боль во время этой операции без наркоза была нестерпимой. Чтобы хоть как-то прийти в норму, несколько секунд приходил в себя, сидя на корточках, глубоко дыша и стараясь задавить боль в зародыше. Затем встал на ноги и выглянул в окно. Попробовал шевельнуть правой рукой и кровь снова хлынула из раны. Пришлось опять садиться на пол, закрывать глаза и приступать к незапланированному лечению организма. Минуты через три рану затянуло и, подвигав рукой и плечом, решил, что, пожалуй, пока хватит... Рубашка на рукаве и правом боку буквально заскорузла от крови. Злой, как тысяча чертей, готовый резать, рвать и метать, я подхватился и побежал обратно к выходу из башни по лабиринту лестниц, комнат и анфилад.
  Добравшись до входной двери, вытащил свою стрелу, которой заклинил засов, и распахнул дверь. В тот же момент пришлось резко присесть. У противоположного конца мостика стоял еще один молодой стрелок, а чуть в сторонке второй. Болты дружно друг за другом с гудением прошли над головой, а я отправил в подарок соплякам оба своих метательных ножа. Причем, бросать пришлось левой рукой.
  Естественно попал. Однако, какая настырная пошла молодая поросль! А это говорит в первую очередь о чем? О грамотном воспитании - это говорит.
  В три прыжка преодолев мостик, на бегу выдернул ножи и направился к землянкам, где в данный момент кучковалось главное скопление народа. Двигался я зигзагом, собирая свои стрелы, и успел подобрать шесть штук, прежде чем добрался до небольшой площадки перед землянками, где и происходила основная суета. Маленькая толпа из женщин и детей голосила над пятью телами. Их успели перетащить в одно место и сложить рядком в центре утоптанного пятачка.
  Увидев меня, все дружно заткнулись, но повели себя по-разному. Основная масса кинулась к землянке и после короткой давки в дверях, скрылась в помещении. Две фурии и один молодой щенок остались, схватили ножи и начали наступать на меня широким фронтом. Я на ходу выпустил четыре стрелы. Три - предназначались валькириям и сопляку, а четвертой - предупредил очередной выстрел из арбалета из темноты проема открытой двери землянки.
  Оставив пока без внимания подземные бункеры, снова приступил к сбору стрел. Занимаясь этим делом, дошел до вырытой недалеко от стены глубокой ямы. Заглянул в этот маленький котлован и на дне увидел знакомую картину - неопрятной кучей в яме копошились люди. Одиннадцать человек мужского пола.
  Рядом с ямой лежало суковатое бревно с не полностью подрубленными сучьями. Оно, скорее всего, использовалось в качестве лестницы. Недолго думая, подхватил лесину и опустил в яму. Наклонился над краем, свистнул, привлекая внимание, и недвусмысленно махнул рукой узникам совести, - дескать, вылезай! После этого снова приступил к поиску стрел.
  Кроме тех остатков коренного населения, которое попряталось в землянках, по двору крепости бегало еще шесть человек - две девицы и четыре ребенка. Они, как стайка мальков, метались с места на место, стараясь не попадаться мне на глаза и держаться на максимальном расстоянии. И это правильно.
  Тем временем из зиндана один за другим стали вылезать изможденные оборванцы. Они без промедления ковыляли по направлению к реке, падали на землю на берегу и с жадностью пили воду. Знакомый сюжет. Я собрал все стрелы, кроме одной, которой уложил арбалетчика в дверях землянки. Его труп успели затащить в помещение, а лезть за стрелой в темноту землянки и устраивать там крутую разборку - особого желания не было. Слишком велика вероятность, схлопотать в суматохе из темного угла очередной болт. Я и так - перевыполнил план по ранам на двести процентов. Поэтому уселся за столом, так чтобы никто не мог подобраться со спины, положил перед собой лук, привалился спиной к столбу и стал ждать, наблюдая за суетой узников у ручья и бестолковыми метаниями по двору крепости стайки женщин и детей. Тотчас же зачесалась молоденькая кожа на месте дырки в плече и заныла задетая стрелой кость, как напоминание, - нужно еще себя немного полечить.
  Пока я занимался самолечением, бывшие пленники немного пришли в себя и переговорили друг с другом, поглядывая в мою сторону. От их группы отделился человек и направился ко мне. Остановился, не доходя пяти шагов, и уперся взглядом в мою разорванную и залитую кровью кольчугу. Я хмыкнул и прорычал.
  - Кто таков? - мужичок вздрогнул, отшатнулся, поднял глаза и прохрипел.
  - Купцы мы. Из Кери. Плыли по Оле на восход за бивнем северного зверя. - Я кивнул, ткнул пальцем в сторону ямы и спросил.
  - Давно сидите?
  - Четыре луны, господин.
  - Почему так долго? Почему эти не убили? - и указал рукой на ближайший труп бандита. Мужичок скосил глаза, вздохнул и ответил.
  - Мы обещали выкуп за себя. - Я усмехнулся.
  - Много? - пленник потерянно вздохнул, смирившись со своей судьбой, и сообщил
  - Семь золотых за старших и по три за младших.
  - И сколько вас таких... старших и младших?
  - Старших двое, младших семеро. - Я прикинул - сумма не бьет, и уточнил.
  - А еще двое кто?
  - Рабы. За каждого по серебряной монете, - и пренебрежительно махнул рукой, дескать - мелочи. Я кивнул, подумал и спросил.
  - Вашу лодку тоже пригнали сюда? - мужичок встрепенулся, с надеждой посмотрел на меня и сказал.
  - Четыре луны назад она стояла у пирса. Сейчас не знаю. - Тем временем суетливая стайка недобитков, перестала бестолково мотаться по плацу, приняла решение и дружно кинулась к воротам крепости.
  Две девицы в окружении пацанов взялись за массивный засов, с целью открыть себе щелочку на волю и покинуть крепость. Я вздохнул, достал две стрелы и, вскинув лук, с расстояния двести метров пришпилил обеих живчиков женского пола к деревянным своркам ворот. Одна молодуха дергалась, пытаясь освободить правое плечо, другая была приколочена за левое. Обе заверещали от боли тонкими голосами, а молодая поросль бросилась от ворот прочь. Резюме - не суетись, это вредно для здоровья...
  Затем положил лук на стол и снова повернулся к пленнику, который наблюдал за результатами расправы, раскрыв рот. Мужичок со страхом посмотрел на страшное оружие возмездия, перевел глаза на меня и с громким щелчком захлопнул варежку. А я снова задал вопрос.
  - Что мне делать с этими? - и кивнул, указывая в сторону ворот. Пленник почернел лицом, сжал руки в кулаки и прорычал.
  - Гады-ы... - Я уточнил.
  - Ну, это понятно, делать-то что?
  - Убить! Всех! - Я поинтересовался.
  - Сами справитесь? - мужичок кивнул и ответил.
  - Да.
  - Ну тогда действуйте, а я посмотрю, - затем подумал и добавил, ткнув пальцем в сторону распятых на воротах, - но сначала принеси мои стрелы и приведи сюда этих... двоих. - Было у меня подозрение, что не случайно они отделились от общей стаи.
  Пленник повернулся и направился к воротам. По дороге подобрал копье и стянул с одного трупа пояс с ножом в ножнах, который на ходу нацепил на себя. Все его команда, которая следила за ним, правильно поняла этот демарш и рассыпалась по двору крепости, снимая с убитых оружие и вооружаясь.
  Повозившись с минуту, купец отшпилил молодух и, подхватив их под руки, поволок к моему столу. Обе голосили в полный голос. Не доходя нескольких шагов, заставил девиц встать на колени и отошел в сторонку. Я, разглядывая заплаканные лица, подумал, что 'не здорово, вот так просто, отправить в мир иной без выяснения обстоятельств дела'. Поэтому задал дежурный вопрос.
  - Кто такие? - женщины всхлипывали и молчали. Я рыкнул, добавил металла в голос и повторил. - Как оказались здесь? - самая молодая, грязная как трубочист, вытерла сопли рукой и проблеяла.
  - Мы из деревни. У храма. Там, - и махнула здоровой рукой по направлению вниз по течению реки. Я крякнул от досады и спросил.
  - Почему же бежали, дуры!
  - Стра-ашно. А-а-а... - и слезы полились по новой, полноводной рекой. Я приказал.
  - Встань и подойди, - девица, зашипев от боли в прострелянном плече, поднялась на ноги.
  Я тоже встал, шагнул навстречу, резко рванул, разрывая материю платья со стороны раны, и закрыл ладонями дырки с обеих сторон. Молодуха было дернулась и заверещала.
  - Батюшка спаси и сохрани, - но я прорычал.
  - Стоять! - И крепко прижал ладони к телу. Для того, чтобы затянуть рану и остановить кровь потребовалось секунд тридцать. Оттолкнув вылеченную девицу в сторону, приказал второй. - Теперь ты! - Та, как под гипнозом, поднялась на ноги и со стеклянными глазами сделала несколько шагов ко мне.
  Я повторил операцию, но уже на другом плече. Готово. Шагнул обратно, уселся на свое место и вытер о стол испачканные кровью руки. Обе женщины стояли напротив с потерянным видом, но уже не плакали, и я продолжил допрос.
  - Есть еще храмовые люди? - молодуха отрицательно замотала головой и ответила.
  - Нет. - Я ткнул рукой в сторону землянки и спросил.
  - А эти? - девица всхлипнула и пояснила.
  - Волчицы и волчата. - Я решил уточнить.
  - Только они? Других нет? - обе молодухи дружно закивали и проблеяли дуэтом.
  - Других не-е-т, - вздохнув, я приказал.
  - Отойдите в сторонку и ждите, - затем повернулся к мужичку и продолжил. - Теперь действуй!
  Бывший пленный повернулся кругом и направился к своим. Через минуту, после короткого разговора, все купцы дружно подхватились и направились к землянке. Они разошлись широким фронтом и двинулись, по дороге снимая с убитых ножи, подхватывая копья и собирая все, что могло гореть или являлось оружием. Судя по всему, эта зондер-команда решила спалить волчье племя живьем. Я наблюдал за их действиями с интересом.
  Несколько человек обступили отдельно стоящий домик-мазанку, в котором, как оказалось, хранился различный садовый инвентарь и прочие скобяные изделия. Домик, буквально влет, был разобран на части и сложен в виде четырех заготовок для костров. Три костра на крыше - у отдушин человекохранилища и один самый большой - у входной двери. После этого поковырявшись в печке, раздули угли и, запалив несколько факелов, подожгли сушняк. Как только дым проник через крышу, изнутри послышался вой обреченных остатков племени. Кто-то пытался пробиться к выходу из землянки через костер, но его встретили ударами копий. Впрочем, продолжалась суматоха недолго - в течение пяти минут все задохнулись в дыму. Затем, выстроившись в одну линию, купцы прошли по двору крепости, отловили молодежь и, не мудрствуя лукаво, покидали всех в ров, где их почти сразу затянуло в водоворот. Теоретически они могли остаться в живых и выплыть. Хотя, впрочем, вряд ли.
  Закончив зачистку, старший снова подошел ко мне и преданно уставился в глаза. Я задал очередной вопрос, указывая рукой на разбитое окно в башне.
  - Сможете надежно заложить камнем проем? - мужичок почесал в затылке и попросил время, чтобы посоветоваться со своими. Я благосклонно кивнул. Через короткое время он вернулся и сообщил.
  - Заделать можно, но мы не можем зайти внутрь. - Я вскинул брови.
  - Почему?
  - Каждого, кто проникнет в башню, ожидает страшное проклятие. Такие люди долго не живут. - Я почесал кончик носа и подумал, что 'у суеверий тоже есть свои положительные стороны'. После чего предложил.
  - А если работать только с внешней стороны. Например, я сброшу вам веревки из окна и со стены? - старший посмотрел на меня странным взглядом, снова попросил время на обсуждение, отошел к своим и после бурных дебатов прибежал с радостным лицом, часто кивая на ходу.
  - Мы сделаем, господин. - Я улыбнулся и сказал.
  - Зовите меня Панкрат, - затем спросил. - Как тебя зовут? - Мужичок гордо расправил плечи и, с поистине царским видом, представился.
  - Блепо Клык, купец, старший в семье, - небрежно кивнув, я сообщил.
  - Мои враги зовут меня еще Черный. - Мужичок слинял с лица, посмотрел затравленным взглядом, задрожал и неожиданно обезножил, опустившись на пятую точку, а я с удовольствием подумал. - 'Однако, хорошо продвинутый и узнаваемый бренд у Старшего брата - Посланника Богов Света и Тьмы! Может быть, покруче, чем у марки кока-кола.' А в слух прибавил, - ищите подходящие веревки. Я закреплю их на стене.
  Блепо посидел немного на земле, взял себя в руки, подхватился и убежал к своим. Компания купцов пошушукалась, отошла в сторону на несколько шагов, постояла с минуту с опаской, поглядывая в мою сторону, и шустро разбежалась по крепости в поисках нужного такелажа.
  Минут через десять на столе материализовалась гора различных канатов, тросиков и веревок. Я поковырялся в куче и отобрал подходящий комплект. Подхватил полено из кучи дров на кухне, свернутые бухтой канаты и направился к входной двери в башню.
  Добравшись по переходам лабиринта до разбитого окна, выкинул часть веревок и полено на площадку первой ступени. Затем сходил за бревном, которое служило мостиком через коготь летучей мыши, и перетащил его к окну. Привязал к нему три каната и опустил веревки вниз, так чтобы они проходили через окно, - два по краям и одно по центру. Подергал - кажется, надежно.
  После этого оглядел комнату и подобрал посох шамана. Подумал и срезал ножом оба ядовитых конца палки, которые заметно отличались по цвету деревяшки. Центральную часть отложил в сторонку, а оба кончика осторожно, прихватывая клочком кожи, выкинул в окно - такую опасную вещь, как посох, нельзя держать в храме в целом виде. Уж не знаю, под какую статью международной конвенции о нераспространении эту палку можно подпихнуть - то ли как химическое, то ли биологическое оружие, но и то, и другое у меня всегда вызывало чувство омерзения и брезгливости. Вслед за тем перешел к трупу и присел на корточки перед мертвой головой шамана. С минуту размышлял, разглядывая пропитанную ядом часть тела, - как обезопасить себя и остальных от этого опасного подарка. Засовывать голову в мешок как есть, да и просто дотрагиваться до головы голыми руками - не хотелось. Решившись, вынул нож и стал резать на куски шаманскую хламиду. Неожиданно оказалось, что под одеждой у колдуна на шее висела богатая связка различных оберегов. Завернув голову мертвеца материей в два слоя, так чтобы руки не касались мертвого тела, отпилил ее от туловища и, обмотав в несколько слоев ткани, оставил лежать на полу. Потом снял с обрубка шеи и отложил в сторонку целый набор различных магических цацек. Поковырялся в кучке и более внимательно рассмотрел парочку наиболее интересных. Любопытные вещицы. Пожалуй, весь набор украшений вполне может заменить посох. А по сему, вложил кусок ядовитой палки шамана в его саван, подхватил труп за ноги и богатырским рывком, как метатель молота на соревнованиях, выкинул тело вниз на крышу первой ступени башни.
  Еще раз осмотрелся в комнате - вдруг чего упустил, и спустился по канату на площадку. Здесь подготовил одну веревку, навязав на ней узлы, примерно через каждые полтора метра. Привязал один конец к полену, заклинил его в щели бортика и спустил канат вниз - как раз напротив входной двери. Попробовал на прочность - вроде нормально.
  Оглядевшись, подобрал и сбросил в ров куски посоха, где их снесло течением к водовороту и засосало под воду. Туда же отправил безголовое тело шамана. Затем достал пустой мешок для трофеев и упокоил в нем голову оборотня Салу вмести с когтистыми железными лапами завернутыми в подготовленные ранее тряпицы из штанов хеарха. Прицепил мешок к поясу и полез обратно в раскуроченное окно. Забравшись через подоконник в комнату, кинул в мешок кучу оберегов и осторожно запихнул туда же сверток с головой шамана. Вроде все - зачистка территории выполнена. Подхватил мешок и быстрым шагом направился к выходу из башни.
  Выйдя на волю из затхлых помещений пирамиды, расправил плечи и глубоко вдохнул чистый воздух, напоенный ароматами степных трав с еле заметным терпким запахом полыни. Со стороны реки задувал устойчивый ветерок и я, перефразируя перл председателя Мао, глубокомысленно провозгласил.
  - Ветер с запада сильнее ветра с востока... - По-хозяйски оглядев двор крепости, отметил, что ворота крепости приоткрыты, и направился к бывшим узникам концлагеря из купеческой касты.
  Купцы в полном составе успели перекусить, заметив меня поднялись на ноги, и, по мере моего приближения, сплоченной группой оттянулись подальше от стола, сохраняя постоянную дистанцию. На месте остался лишь Блепо и две молодухи, которые успели привести себя в порядок, умылись и сейчас стояли в сторонке, ожидая приказаний. Проходя мимо девиц, слегка тормознул, бросил на них косой взгляд и с угрозой прорычал.
  - Есть хочу! - После чего, бросив на землю рядом со скамьей мешок с трофеями, присел за стол. Женщины закивали, дружно подхватились и разбежались в разные стороны исполнять строгий наказ.
  Я поманил Блепо рукой и, показав кивком головы на веревки протянутые вдоль стен, спросил.
  - Нормально? - купец часто закивал и подтвердил словами.
  - Да, Панкрат. - Я немного подумал и сообщил.
  - После того как поем, отъеду на один день. Вернусь завтра. Постарайтесь сделать работу быстро и качественно. Если увижу, что сделали плохо, накажу! - Затем указал на открытые ворота крепости и спросил. - Были на пристани? - мужичок снова закивал и ответил.
  - Мы посмотрели на свой корабль.
  - Ну и как?
  - Он в полном порядке Панкрат. Нужно только вернуть в трюм то, что у нас взяли. - Я посмотрел в глаза торгашу - вроде не врет, и согласился.
  - Ладно. Берите. Но только свое! - и строго посмотрел на купца. Мужичок с облегчением вздохнул, а я задал очередной вопрос. - Что здесь было до того, как пришли волки хеарха Салу?
  А девицы уже вовсю сервировали стол, расставляя тарелочки, кувшинчики и мисочки со всяческой снедью. Основной упор они сделали на рыбные блюда. Я налил себе из кувшина чистой ключевой воды - с удовольствием выпил и вдумчиво начал закусывать белужатиной отменного копчения. Одна из поварих принесла от плиты еще горячие лепешки. А я отодвинул в сторонку не блистающие чистотой местные столовые приборы, кажется, их не мыли с момента изготовления, и достал из специального кармана в штанах собственную деревянную ложку. После этого приступил к дегустации зернистой икры, кивнув купцу, чтобы он продолжал свой рассказ. Блепо вздохнул и начал повествование.
  - Девять лет назад здесь процветала фактория близнецов - Раскоряки и Пепла. В основном они торговали солью и только им был известен путь на восход до Малого Соленого озера. Четыре раза в год их корабль привозил в Кери много сотен мер соли, кипы первоклассного хрома, лучшие в синегорье сапоги, связки рогов сайгака, баклажки с живительной настойкой для королевского стола, - и мужичок кивнул на невзрачный кувшинчик, стоящий на краю стола. Я решил попробовать, подхватил сосуд, открыл крышку и понюхал - пахнет недурственно. Затем набулькал себе грамм пятьдесят, пригубил - очень даже ничего, и махнул из кружки одним глотком. Это было как удар молнии... градусов семьдесят, не меньше. И не знаю уж какие травки - пополам с рогами сайги, включались в настойку, но тонизирующий эффект оказался оглушительный. Я крякнул от удовольствия, черпанул ложкой икорки и с наслаждением закусил. После этого с угрозой просипел, слегка обоженным горлом.
  - Заберу с собой все, - и строго посмотрел сначала на Блепо, а затем на повариху. Оба закивали и вразнобой ответили.
  - Конечно, Панкрат, конечно. - А я, кажется, начал догадываться - почему мой хеарх-оборотень оказался такой шустрый. Скорее всего, он перед встречей со мной 'залудил' полный стакан этого волшебного бальзама. В результате, только случайность спасла мне жизнь. Впрочем, судьба помогает умелым... и решил прояснить ситуацию.
  - Кто-нибудь остался в живых, из тех, кто знает рецепт изготовления настойки? - Купец помялся мгновение и признался.
  - Не гневайся господин, но мы оставили в живых старшего стряпчего. Он не волк. Он с рожденья служил у Пепла - ему известно все. - Я хмыкнул и подумал. - 'купцы они и в Африке купцы... из-за наживы готовы на все...'
  - И где он? - мужичок указал рукой на стоящий особняком маленький домик.
  - Позови. - Блепо подхватился и побежал к саманной постройке, чем-то похожей на собачью конуру, нырнул в дверь, вытащил за руку на свет божий дряхлого старика и потащил его к столу.
  Я пригляделся к специалисту и понял, что били старика каждый день, но по маленькой, а по-настоящему, так сказать - от души, не чаще одного раза в неделю. Но, перехватив взгляд его спокойных серых глаз, понял - старик не сломлен. Из глаз старика наружу буквально торчал крепкий моральный стержень. Такие молчат до конца и, если и умирают в застенках гестапо, то только от разрыва сердца. Я с удовлетворением кивнул и, показав рукой, сказал.
  - Садись старик. Как тебя зовут? - Специалист по изготовлению чудесного напитка не меньше минуты с подозрением рассматривал мою физиономию. Затем скользнул взглядом по разорванной кольчуге, запекшейся крови на правом плече, что-то решил для себя и с гордостью произнес.
  - Младший Пепел. - К этому моменту я закончил процесс насыщения и кивнул девочкам убирать со стола. Взял в руки баклажку с настойкой и спросил.
  - Ты делал? - Старик кивнул, а я повернулся к Блепо и сказал.
  - Я хочу, чтобы каждый год, в оба храма Богов Света и Тьмы, что вниз и вверх по течению, привозили кувшинчик с настойкой. Приказ понятен? - Блепо снова закивал и с некоторой долей угодливости произнес.
  - Будет исполнено Панкрат, - Младший Пепел посмотрел на него с удивлением - видимо они были знакомы раньше и заискивающее поведение купца не соответствовало его высокому статусу. Вслед за тем перевел взгляд на меня и с пренебрежением сказал.
  - Как только сюда вернутся Салу и Бешеный Пес, они вас зароют или порежут на куски. - Я подумал, что 'надо так понимать - он пока еще не знал о печальной судьбе обоих и считал, что они просто отъехали на время из крепости'.
  Цапнув широкое блюдо с недоеденными лепешками и смахнув его содержимое в сторонку, я поставил пустую тарелку по центру стола. Затем нагнулся, пошарил в своем мешке с трофеями, вытащил голову хеарха и взгромоздил ее на блюдо. Эффект был еще тот! Младший Пепел отшатнулся, как от удара, и упал со скамейки, нелепо взбрыкнув обеими ногами. Блепо Клык закатил глаза, его повело в сторону и не упал он только потому, что сумел привалиться боком к столбу. То-то же - у нас не забалуешь! А на словах добавил.
  - Головы Салу и Бешеного пса будут храниться в храме - вниз по реке, - впрочем, к специалисту по настойкам быстро вернулась уверенность. Он поднялся на ноги, отряхнулся, склонил голову и сказал.
  - Прости меня, господин. - Я хмыкнул и в очередной раз представился.
  - Зови меня просто, по-дружески... Черный. - Младший Пепел всхлипнул и еще больше слинял с лица, но опять быстро взял себя в руки, глубоко поклонился и с безграничным почтением повторил, - прости меня Черный - Посланник Богов! - Я убрал голову Салу обратно в мешок и рыкнул.
  - Прощаю, - затем задал вопрос обоим. - Что нужно, чтобы возродить факторию? - Младший Пепел кашлянул, прочищая горло, и начал рассказ.
  - Кланы Раскоряки и Пепла жили в Таши в течение двух ладоней поколений. А живем мы долго - я недавно справил сто тридцатую весну. - Я присвистнул про себя, - 'однако, а на первый взгляд и не скажешь, ну, лет семьдесят-семьдесят пять от силы...' - Секрет напитка нам оставили в наследство Пенсары, - Пепел осмотрелся и осторожно указал пальцем в сторону пирамиды. - Рецепт передается по наследству, но теперь я остался один и возродить таинство не удастся. - Мой алхимик тяжело вздохнул и пояснил, - у старшего брата был талисман, его подарили Пенсары очень давно самому первому Пеплу. С помощью талисмана, напиток набирал силу. Все эти годы он передавался по наследству, от отца к сыну, но сейчас его нет. Его снял с убитого старшего брата Бешеный Пес, - и Младший Пепел покаянно развел руками. Я поинтересовался.
  - Как выглядит талисман?
  - Серебряная массивная цепь, на которой висит паук. Брюшко паука из прозрачного камня, а тело сделано из радужного металла. - Я снова наклонился к мешку, пошарил и вытащил на свет божий кучу оберегов. Оба мужичка дружно отпрянули назад - создалось полное впечатление, что они увидели клубок ядовитых змей, а я бросил цацки на стол, поковырялся и подцепил пальцем серебряную цепочку с пауком. Показав ее Пеплу, спросил.
  - Этот. - Алхимик, с горящими глазами, подался вперед и выдавил из себя.
  - Д-да. - Я взял в руки украшение и повертел у себя перед глазами. Брюшко паука из камня-кабошона, скорее всего из хрусталя, но прозрачности необыкновенной, без всяких изъянов. Внутри камня имелась полость, где плескалось несколько капель желтоватой жидкости. Как она туда попала - непонятно. Ноги и головогрудь арахнида действительно сделаны из нестандартного и очень красивого металла. Я перебрал в голове все известные мне сплавы и не нашел аналогов.
  Удовлетворив любопытство, положил украшение на стол и запустил его по доскам стола в сторону Пепла, тот с благоговением взял медальон, приложил себе сначала ко лбу, а затем уже повесил на шею. Потом Младший Пепел и Блепо Клык переглянулись, после чего уже купец произнес.
  - Мой клан Голубого Клыка поможет остатку клана Пепла. Я и моя семья будем делать здесь то, что раньше делал его компаньон и брат - Раскоряка. - Я вопросительно вскинул брови и Блепо пояснил. - Раскоряка ходил за солью на восход в пустыню, возил товар на полночь в Синегорье на корабле и ходил с караваном на полдень в страну Мрака. - Я перевел взгляд на Пепла и тот утвердительно кивнул головой, соглашаясь с таким решением проблемы. Немного подумав, я спросил.
  - Что еще будут делать в фактории? - Блепо почесал в затылке и не слишком уверенно предположил.
  - Лучшие шкуры в мастерские короля Синегорья всегда привозили из Таши. Мой раб Стригун многие годы обучался у лучшего мастера семьи Соболя, - купец посмотрел на меня с надеждой и гордостью, я рыкнул от досады и уточнил.
  - И что будет делать Стригун?
  - Сапоги, самую лучшую обувку в Синегорье. - Хм, интересно, я после некоторого колебания закинул ногу на стол, продемонстрировал свой не первой свежести ботинок и спросил
  - Такой сделать сможет? - Блепо почти вплотную уткнулся носом в ботинок, несмело ткнул пальцем, затем скосил глаза в мою строну и с надеждой осведомился.
  - Могу я позвать Стригунка?
  - Зови. - Купец с облегчением выпрямился и побежал к своим. Через пару минут вернулся с крепким мужичком, который поражал в первую очередь своей огненно-рыжей шевелюрой. Мастер-сапожник, как истинный профессионал, осмотрел мой ботинок сначала издалека с нескольких сторон, а уж затем стал измерять, мять и нюхать. В какой-то момент мне показалось, что он собирается лизнуть... На все про все ему потребовалось минут пять. После чего он отошел в сторонку и кивнул. Блепо радостно расцвел и прокомментировал.
  - Сделаем Панкрат. Нужно... - и скосил глаза на Стригунка, тот 'незаметно' показал ему два пальца, - два дня работы. - Я хмыкнул, и в лучших традициях Вождя Народов выдал.
  - Один день, - и с пафосом произнес 'божественное' откровение. - Делайте невозможное - вас никто не ограничивает! - затем уже добавил от себя, по-простому, - если сапоги понравятся, разрешу ставить на них мой личный знак! А это дорогого стоит! Платить будут только золотом! - Оглядел озадаченные лица и разинутые рты 'бизнесменов', хмыкнул, засунул невостребованные обереги обратно в мешок, встал из-за стола и напоследок еще раз напомнил. - Сейчас отъеду и вернусь завтра, - затем сообщил, загибая пальцы. - За это время нужно заделать проем окна - раз. Собрать женщин - они поплывут со мной вниз по реке - два. Приготовить баклажки с настойкой - три. К вечеру завтрашнего дня обувка должна быть готова - четыре. Возможно, мне понадобится один из кораблей - пять. И подумайте о деталях - как будет восстанавливаться фактория и что для этого нужно - это шесть. В общем, как приеду, еще раз поговорим более подробно, а если что не так... - и сунул кулак под нос купцу. Подумал и прибавил, - мешок пока оставлю здесь. Заберу, как вернусь.
  Засунув баклажку с напитком в карман, проверил вооружение и направился к воротам крепости. На выходе постоял несколько минут, рассматривая корабли у причала и еле заметную на горизонте полоску противоположного берега. Затем повернул налево и двинулся по хорошо утоптанной тропинке вдоль стены в обход крепости.
  Добравшись до реки, по-разбойничьи свистнул и послал мысленный приказ своему коню. Через пару минут, послышался топот копыт и, потряхивая гривой, благородное животное показалось из-за кустов. Похлопав лошадь по крутой шее, проверил упряжь и взлетел в седло, не касаясь стремян. Лихо гикнул и с места - бросил рысака в бешеный галоп. Составляя единое целое, мы летели по выжженной солнцем степи, обгоняя ветер. Хорошо!
  
  К знакомому оврагу подъехал после полудня и, спустившись вдоль маленького ручейка, добрался до зеленой лужайки, где и встретил свою команду в полном составе. Расседлав коня, сходу направился к реке - очень хотелось поплавать и смыть с себя пыль дальних странствий. Раздеваться начал заранее, передавая Атечи на ходу - пробитую стрелой и порезанную когтями оборотня, заляпанную подсохшей кровью, куртку и рубашку, между делом озвучив приказ.
   - Все починить и отмыть. - Увидев это безобразие, жрецы забегали вокруг и мне пришлось рявкнуть. - Есть хочу! Как поем лягу спать. - Моя команда, в этот момент похожая на всполошившихся несушек в курятнике, сразу успокоилась, перестала причитать и рассосалась. Все, по-деловому, приступили к исполнению своих обязанностей.
   А я наслаждаясь теплой и чистой водой зашел в реку по пояс, как нежная девица, поплескал перед собой руками и... с воплем во всю силу легких.
  - А, твою мать! - Нырнул, сразу вынырнул и пошел наворачивать круги бешеным кролем, временами заныривая на глубину. Это издевательство над организмом продолжалось минут пятнадцать. После чего выскочил на берег и разлегся на маленьком язычке песчаной отмели, подставив свою спину жаркому солнцу. Погрев спинку, перевернулся и, закрыв ладонью глаза от яркого солнца, слегка вздремнул. Все-таки всю ночь на ногах.
  Проснулся примерно через полчасика, когда легкий переменчивый ветерок донес ароматы от костра. Вскочил на ноги и, в чем мать родила, направился к своему месту рядом с полотняной простынкой, на которой уже были расставлены скромные разносолы.
  Похлебал супчика, съел бочок копченого осетра, поклевал икорки и занивелировал все - чашкой крепкого чая с медом. Очень мило - дешево и сердито. Глаза уже слипались сами собой и я залез под полог на медвежью шкуру. После чего отрубился на несколько часов.
  Проснувшись ближе к вечеру, еще не раскрывая глаз, пробежался внутренним зрением по ближайшим окрестностям - все тихо и спокойно. У костра тихим голосом Атечи и Денрик обсуждают немудреные житейские проблемы - насколько заточка меча в разрядку лучше заточки в елочку, по всему выходило, что и так, и этак - плохо, а нужно затачивать косым ударом. Скосил глаза в сторону и увидел - рядом с постелью, лежит отмытая и починенная одежда. Полной грудью вдохнул свежий речной воздух и потянулся с хрустом на медвежьей шкуре. Лепота.
  Выскользнул из-под полога и оделся в чистое. Разговор у костра увял сам собой, а я подошел к тесной компании и устроился рядом на бревнышке. Поймал вопросительный взгляд Атечи и, чтобы разрядить напряжение, предложил вскипятить чайку. Денрик подбросил в костер дров, Солимпаса сходил и черпанул котелком воды, а я пристроился под бочок к Атечи и обнял ее рукой. Котелок подвесили над огнем и я решил вкратце рассказать команде последние новости.
  - Логова Таши больше нет. Теперь есть фактория Пепла и Клыка. Хеарх Салу и шаман Бешеный Пес убиты. Убиты все волки и волчицы. Освобождено две ладони и четыре пальца пленных. Нашлись две девицы. Они родом с низовий и привезены из храма в устье Крино. Обе поплывут с вами. Остальные пленные купцы. Завтра с утра можно спокойно отправляться в Таши.
  Вода в котелке забурлила и я отпустил Атечи. Она сняла котелок, бросила заварку, затем достала фруктовый сахар и мед. Я подумал, извлек из кармана куртки баклажку с настойкой и плеснул в кружки каждому грамм по двадцать - чисто символически. Предложил всем поднять бокалы, сказал.
  - Ну, за победу! - и опрокинул в себя игрушечный бокал вина. Вслед за мной, свою порцию осушили остальные, а я пояснил, - Имеем право устроить маленький праздник. Победа далась непросто, - непроизвольно почесал правое плечо и подвел черту. - Салу и шаман оказались крепкими орешками. - Атечи наполнила кружки чаем и мы, попивая ароматную и сладенькую водичку, просидели до полной темноты. После чего отправились спать.
  
  Рано утром вскочил ни свет, ни заря, полный энергии и энтузиазма. Растормошил Атечи и сообщил, что хочу лично испечь свое фирменное блюдо - рыбный пирог. Поэтому пусть она немного подождет с приготовлением завтрака. Для реализации задумки мне нужен судачок - желательно килограмма на три.
  Подхватив рюкзак, отправился вниз по реке. По-быстрому собрав спиннинг, окинул профессиональным взглядом предстоящее поле боя и сделал первый бросок. Есть! На блесну попалось что-то бойкое, но не слишком большое - килограмма на полтора. Через минуту из глубины на мелководье показался темный и полосатый, как тигр, горбач. Вытянув добычу на берег и подхватив за жабры, понял, что веса в нем действительно больше килограмма. Но для пирога, мне требовалось не менее килограмма первоклассного филе и таких горбачей нужно штуки три. Решил пока не выбрасывать окунька - может так получиться, что судаки обосновались в другом месте, а здесь жируют только окуньки.
  Мысленно перекрестившись и пожелав себе удачи, снова сделал заброс. Удар! Подсечка и я начал тянуть нечто очень похожее на предыдущий экземпляр - он точно также сопротивлялся и делал рывки. Поэтому, когда лапоть показал свой темный верх и полосатые бока, это была уже не свежая новость, а простая констатация факта. Вытащив на берег очередного гренадера среди окуней, подхватил его за горбатую спинку и прикинул вес добычи - получалось те же полтора килограмма.
  Положив второго рядышком с первым и задержав взгляд на этой сладкой парочке, непроизвольно подумал о событии из прошлой жизни. Тогда, в одной из проток в низовьях Волги, я случайно наткнулся на Стаю окуней. Именно - Стаю с большой буквы. Окуней оказалось так много и стояли они так плотно, что через них невозможно было протащить тройник. Каждый бросок неотвратимо приводил к поимке - или хотя бы одного окунька, если удавалось кого-нибудь поймать стандартно, или одного-двух за раз, если получалось за что-нибудь забагрить. Правда, окушки были не такие крупные - всего-то грамм по двести-триста, но здесь важен прецедент. Если такая же стайка стоит и в этом месте, то о судаках можно забыть. А мне это надо? Прикрыл глаза и постарался вспомнить все, что мне известно о привычках и местах обитания судаков. Хмыкнул и прошел по берегу еще метров двадцать.
  Встал напротив небольшой песчаной косы и сделал бросок. Есть! На блесну попалось явно что-то более крупное. Через минуту, после невразумительного сопротивления добычи, я с удовлетворением увидел на мелководье светлую спинку судака. Вытащив его на берег и подхватив за жабры, оценил вес, как килограмма два с небольшим. Нормально. Рыбалка закончена - на все про все мне потребовалось пятнадцать минут.
  Собрал спиннинг, засунул судака в мешок и направился к костру, подобрав по дороге горбачей. У костра сидела Атечи в стойке низкого старта и я передал ей мешок с указанием - почистить рыбу, порезать на куски и оставить только филе и нутряной жирок. Затем послал Солимпасу за круглой сковородкой на корабль, а сам достал разделочную доску и высыпал на нее горкой муку - чуть меньше килограмма. В центре сделал углубление и стал ждать. На то, чтобы почисть рыбу Атечи потребовалось минут пять и мое ожидание не было долгим.
  Приказав жрецам устраиваться напротив и наблюдать, я залил в тесто масло и добавил фруктового сахара и соли. Затем почесал в затылке, достал баклажку с настойкой и плеснул в общую кучу граммов пятьдесят вместо водки - прокомментировав, что это не обязательный, но желательный элемент. После этого начал месить. Подготовив тесто, разрезал его на две половинки, взял в руки круглый чурбачок и раскатал куски теста в два блина по размерам сковородки. Смазал сковородку маслицем и положил на нее первый блин. Затем порубил филе судака и окуней на кусочки и аккуратно выложил их на тестовый блин толстым слоем, временами пересыпая куски пахучими травками и прокладывая нутряным жиром. В заключение капнул в нескольких местах, где, как мне показалось, было суховато, кедровым маслицем и накрыл сверху вторым раскатанным куском теста. Прошелся по краю пальцами, скрепляя оба блина вместе, и слегка мазнул верхний блин маслом. Вслед за тем отодвинул из костра в сторонку горящие ветки и поставил сковородку на угли, прикрыв сверху крышкой.
  Теперь самое главное выдержать технологию жаренья и не дать тесту подгореть. Для этого нужно постоянно держать 'руку на пульсе' и вовремя снимать с углей - для охлаждения и ставить обратно - для продолжения процесса жарки. Довольно быстро у нижнего блина теста появилась аппетитная корочка и я, в очередной раз сняв сковородку с костра, опрокинул ее кверху дном над разделочной доской, которую предварительно чуть-чуть присыпал мукой. Затем, смазав сковородку маслом, аккуратно спихнул пирог с доски на сковородку и продолжил поджаривать другую сторону. Через короткое время коричневая хрустящая корочка появилась и со второй стороны пирога. Финита! Вопрос - и зачем нам нужна печка? На все про все, по внутренней оценке, потребовалось минут сорок.
  Выстроившись полукругом, адепты с неослабным интересом наблюдали за священнодействием и после того, как я откинул готовый пирог со сковородки на блюдо, переглянулись друг с другом, а я сообщил.
  - Ну вот, дешево и сердито.
  Порезав истекающий соком пирог на куски, предложил своей команде попробовать угощение, а сам, налив в кружку холодного чая и добавив сахара, приступил в приятной компании к процессу насыщения. Перекусили мы быстро и, без спешки собравшись, покинули лагерь в том же порядке, как и раньше. Я и Атечи на лошадях - по берегу, жрецы по реке - на лодке.
  
  Где-то в районе пяти часов вечера на горизонте показалась башня крепости Таши. А еще через полчаса наша кавалькада въехала на территорию крепости. Соскочив на землю, предоставил Атечи разбираться с лошадьми. Мысленно приказал Ляпе не дергаться и отдохнуть, где-нибудь в сторонке, а сам направился посмотреть, как идут дела у каменщиков.
  Дырки на месте окна не было, но канаты, которые я подвешивал остались. Судя по всему, делать последний штрих в общей картине ремонта башни придется собственноручно. Пока непонятно как. Впрочем, время у меня будет - я рассчитывал остановиться в Таши на денек другой, пока не прояснится обстановка на Черной горке.
  Почти сразу, наше появление вызвало нездоровое оживление в купеческом стане. По двору крепости забегали люди и в мою сторону направилась делегация по торжественной встрече. Клык и Пепел во главе, девушки из храма во вторых рядах. В сопровождении этого эскорта я двинулся к столу и занял свое законное место. Кивнул Блепо и приказал.
  - Рассказывай. - Купец покаянно развел руками и выдавил из себя.
  - Мы не знаем, как убрать веревки. - Я кивнул и сообщил.
  - Завтра утром мне потребуются факелы - несколько штук и замазка - совсем чуть-чуть, - и сложил руки ковшиком, показывая количество. Затем продолжил. - Я останусь в крепости на пару дней. Сегодня вечером на лодке приплывут два брата, - и спросил. - Вы в курсе, что скоро начнется праздник на Черной горке. - Оба отрицательно замотали головами и хором ответили.
  - Нет. - Я хмыкнул.
  - Великий Праздник степного народа... по мою душу. - Купцы в растерянности переглянулись, а я продолжил. - Возможно, вам придется перевезти на своей посудине на другой берег реки меня, Атечи, Снежинку и моего коня. - Купцы закивали.
  - Конечно, господин. Мы все сделаем. - Я перевел взгляд на девиц и произнес.
  - Вы поступаете в распоряжение жрицы. Теперь она отвечает за вас. Идите и помогите ей по хозяйству. - Женщины поклонились и засеменили к Атечи, которая уже заканчивала обустройство наших четвероногих друзей. - Я снова посмотрел на купцов и подвел итог. - Если вам нечего сказать, тогда идите и... принесите мне один факел. - Блепо и Пепел разошлись в разные стороны, а я решил - пока Атечи будет заниматься приготовлением ужина, осмотреть складские помещения в крепости.
  Через пару минут появился Блепо, несущий палку факела. Я запалил его у печки и направился к первому 'овощехранилищу'. Спустившись по ступенькам и распахнув дверь, зашел в предбанник и огляделся. Ничего интересного - в углу валялась подпорченная кипа кож. Воняло мерзопакостно - гнилью и застарелой мочой. Открыл вторую дверь и заглянул в основное помещение.
  По центру склада проходил коридор, а в обе стороны от него, вдоль стен свалены различные предметы: в основном оружие, начиная от кинжалов и клинков и заканчивая маленькой баллистой; одежда разнообразных фасонов и размеров; бочки - непонятно с чем; лари с солью; скобяные изделия и инструменты; посуда; выделанные кожи - по преимуществу сайгачий хром; парусина и масса различных мелочей, которые можно снять с корабля, если взять его на абордаж и разграбить подчистую. Чувствовалось, - волки из Таши, в свое время, знатно порезвились на реке и в ее окрестностях.
  В дальнем углу стояло три крепких сундука, закрытых на висячие массивные замки. Не мудрствуя лукаво, я поковырялся в куче оружия и нашел боевой молот. Подошел к сундукам и этой колотушкой снес замки у всех троих. В первом находились драгоценности и камни - я не сказал бы что много, так, на донышке. Во втором золотые монеты. Поковыряв пальцем и примерно определив толщину слоя, оценил их общее количество в две с половиной - три тысячи монет. В третьем лежали серебряные деньги. Сундук оказался забит наполовину - сумма в серебре выглядела весьма недурственной.
  Я подумал, что нужно обязательно запустить сюда жрецов, чтобы они отобрали перед отплытием в храм Гейзера вещи полезные в хозяйстве. Наверняка здесь лежит и то, что вывезено из храма в низовьях Крино.
  Закончив осмотр, вышел на свежий воздух и с облегчением глубоко вдохнул - все-таки, хорошая вентиляция не повредила бы осмотренному могильнику вещей. Увидел Блепо, изнывающего от любопытства, и поманил его пальцем. Ткнул в сторону склада и замогильным голосом оповестил.
  - Все, что лежит в трех сундуках у дальней стены, собственность храма. Если что не так, то... - и провел ладонью по горлу, - понял? - Купец посмотрел на меня преданными и честными глазами, прослезился и часто закивал.
  Затем я направился к ручью и ополоснулся. Вода в ручье оказалась просто супер. Чистая и какая-то - пронзительно свежая. Посидел на корточках на берегу в расслабленных чувствах, наблюдая за небольшими водоворотами на стремнине и шевелением водорослей на дне. Опустил одну руку в ручей - вид текущей воды умиротворял, а вода ласкала кисть. Хорошо!
  Это постоянное движение выстраивало мысли и ощущения таким же, как и оно - неспешным потоком, смывая и устраняя все лишнее, наносное. В голове резко посветлело и стало понятно, - место для башни выбрано не зря. Она как-то связана с тем, что происходит глубоко под землей. Под пирамидой ощущалось присутствие неведомой силы. Она, как дюжий медведь в берлоге, ворочалась и пыталась прорваться наружу, а в окружающем пространстве от этих усилий - могучим рокотом незримых барабанов звучала мелодия, выводимая твердой рукой. Хотя, пожалуй, звук больше походил на могучее биение сердец нескольких великанов.
  Очень загадочное место! Я передернул плечами, возвращаясь из страны грез, со вздохом поднялся на ноги и направился к столу, где уже расставляли мисочки и горшочки со скромным ужином.
  Размышляя о дальнейших планах, рассеяно поклевал из тарелок, не замечая вкуса, выпил несколько кружек с соками и в самом конце ужина в ворота крепости вошли Денрик и Солимпаса. Они, наконец, добрались до Таши и пришвартовали свою лоханку на пристани.
  К этому моменту солнце опустилось за горизонт. На крепость надвинулись сумерки. Атечи осмотрелась вокруг в поисках подходящего места и направилась в сторону маленького пятачка зеленой травы у ручья, чтобы установить полог и приготовить постель. Я автоматически отметил сей факт и с отсутствующим видом просидел за столом еще минут десять. Потом поднялся, громко приказал.
  - Всем спать, отбой по гарнизону! - и направился к своему лежбищу. Нырнул под полог и, завернувшись в медвежью шкуру, отрубился.
  
  Утром встал поздно и сказать, что выспался нормально - не могу. Всю ночь снилась какая-то хрень - то бурые медведи гоняли меня по лесу и спрятаться от них никак не удавалось, то на бегу на полной скорости влетал в гигантскую паутину - бился и метался в ней не в силах освободиться. А из самого темного угла паутины свитой из толстых и липких канатов за мной наблюдал охотник-паук с прозрачным хрустальным брюшком и медленно подтягивал к себе. Б-р-р.
  Ополоснувшись в ручье и смыв ночные кошмары, направился к столу и в ускоренном темпе заморил червячка. Затем оглядел строгим взором вверенный мне коллектив, который терпеливо дожидался окончания трапезы, и перешел к текущим вопросам.
  Сначала направил жрецов и девиц на склад - отобрать полезные в хозяйстве вещи. А сразу, после того как разберутся с вещами - приказал Денрику и Солимпасе плыть на Черную горку и наказал вернуться, как только там все будет приготовлено к празднику.
  Как только жрецы вышли за ворота крепости, подхватил, приготовленную купцами еще с вечера, связку факелов и замазку. Вслед за тем зажег один факел и направился к входу в башню.
  Прошел по мостику, приоткрыл дверь и проскользнул внутрь пирамиды. Пройдя по коридорчику, вышел в анфиладу и, высоко подняв факел, посмотрел на первый барельеф. Саблезубый тигр действительно был окрашен в натуральные цвета - желтые как слоновая кость колоссальные клыки, розовая глотка, пегая с проседью борода, красноватый отлив у шкуры и бешеный взгляд стального цвета глаз, от которого мороз пробирал по коже. Тяжелый, гипнотизирующий взгляд - казалось, глаза заглядывают тебе в душу. Я непроизвольно передернул плечами и может быть несколько более поспешно, чем хотелось бы, направился по анфиладе к следующему переходу.
  В этот раз я не торопился. Неспешным шагом, переходя от комнаты к комнате, временами подолгу останавливался, разглядывая панно. Постепенно в голове стали оформляться два объяснения этой удивительной выставки. Первая идея заключалась в том, что изображения это тотемы, и они представляют собой различные племена или отдельных людей. Косвенное подтверждение этому то, что несколько комнат имели пустые стены... Вторая мысль возникла не сразу, а после того, как я обратил внимание на различный эмоциональный посыл от каждого барельефа. Здесь имелось все - ужас, доброта, коварство, нежность... вся гамма эмоций и чувств. Каждая картинка, как клавиша на рояле, играла свою ноту и, если ты выберешь правильную последовательность, то тело и душа услышит настоящую симфонию или песню. И чем дальше я двигался по коридору, тем сильнее склонялся к мысли, что второе объяснение наиболее верное.
  Дольше всего простоял, разглядывая ирбиса. Он, как и все хищники в галерее, был изображен в момент атаки, но в глазах кошки я увидел мудрость и снисхождение. Может суровые условия жизни снежных барсов формируют особый менталитет? Кто знает? Но он мне нравился...
  Добравшись до своего личного тотема, подмигнул барельефу тигра. Затем перепрыгнул через его язык и, как и думал, не услышал от кошки предупреждения 'Р-р-р'. Как говорится, - ларчик просто открывался, и нет тут никакой мистики и фантастики.
  Птичий коридор пересек ускоренным шагом - гордые беркуты и суровые орланы оставляли меня равнодушным. Ну, не лежало у меня сердце к летунам. Хотя и чувства неприязни не было, - присутствовало чувство уважения, но не более того...
  Добравшись до страшненькой головы подковоноса и бросив короткий взгляд на его лютый оскал, прошел по коридору мимо и, добравшись до первого пролета, побежал по лестнице вверх на второй этаж. Была у меня мыслишка попробовать отрыть одну из дверей и проверить содержимое комнат.
  Остановившись напротив каменной двери, осмотрелся и заметил на противоположной стене дырку очень подходящую для крепления факела. Воткнув факел в отверстие, приступил к детальному изучению каменной преграды. Через пару минут стало ясно, что дверь действует как заслонка, вдвигаясь в нишу в стене. Значит, в движение ее приводит балансир и нужно найти нечто, что запускает его в действие.
  Осмотрев косяки и их ближайшее окружение, обратил внимание на маленькую нишу по размеру одного кирпича. Правда, кирпичами для башни служили гранитные булыжники - примерно тридцать на тридцать сантиметров.
  Можно предположить, что если задвинуть каменюку в стену, то это обеспечит ход балансира на закрытие двери. Если так, тогда, с противоположной стороны, на таком же расстоянии, должна присутствовать задвижка на открытие. Определив симметричный камень, попробовал его на прочность. Есть! Кирпич сдвинулся на несколько миллиметров и я навалился на него всем телом, загоняя в глубину кладки до упора. В толще стены что-то лязгнуло и с тихим шорохом дверь поползла в сторону, открывая проход. Я заглянул в раскрытую дверь.
  Также как и в горле у зверей, здесь имелся предбанник. Маленький коридор был сделан зигзагом и не позволял увидеть то, что находилось в конце. Напротив же двери, привалившись спиной к стене, сидела мумия - истлевший труп человека, одетый в жалкие лохмотья. В правой руке у трупа зажат тонкий стилет. Рядом с левой рукой на полу валялась прогоревшая палка от факела. Судя по всему, останкам не менее ста лет.
  Я достал из-за пояса запасной факел и зажег его от огня в коридоре. Затем, оставив первый факел гореть снаружи, вступил в проход. Пройдя мимо трупа, заглянул за угол. Отсюда уже была видна сама комната и, подняв огонь повыше, я осветил помещение. Все пространство пола занимали сидящие бесформенные фигуры. Кажется, это были люди. Они сидели на корточках, с головой склоненной на колени и это была не их естественная поза. Они были связаны, буквально замотаны веревками, которые и обеспечивали им позу, в точности копирующую позу ребенка в чреве матери. И по всем признакам - в первую очередь по толщине слоя пыли, сидели они так очень давно - гораздо дольше трупа в проходе.
  Переступив с ноги на ногу, я уловил изменение освещения, подсветка факелом из коридора стала тускнеть и, еще не разобравшись в причине явления, кинулся назад. Входная дверь закрывалась, но я успел прошмыгнуть в щель обратно в коридор и, выскочив из ловушки, огляделся готовый растерзать шутника, закрывшего дверь. В коридоре никого не было. Чудеса.
  Тем временем дверь окончательно закрылась. Однако, если бы я зашел глубже или чуть промедлил, то шанс навеки остаться замурованным в склепе представлялся очень высоким. Видимо, мумия в проходе в свое время не проявила достаточной прыти и, как результат, - сотню лет охраняет покой остальных мертвяков, пугая входящих своим стилетом. Теоретически, конечно, я мог продолбить дырку в двери, но примерно шестьдесят сантиметров крепкого гранита и полное отсутствие свежего воздуха... Кто бы из этой схватки вышел победителем? Скорее всего не я...
  Глубоко вздохнув, понял, что в создавшейся стрессовой ситуации не дышал несколько минут, а сердечко-то у меня скачет бешеным галопом. Нужно успокоиться. Тем паче, что ловушка довольно примитивная, - скорее всего, я наступил ногой на очередной камень и он оказался спусковым крючком для балансира. Так сказать, это капкан типа - всех впускать, никого не выпускать. И никакой мистики...
  Сплюнув, решил больше не устраивать взломов и проникновений за закрытые двери - тем более, что общее представление о том, что находится в комнатах, получил. Как выяснилось - ничего интересного... Потушил один факел, вынул из стены второй и направился обратно на первый этаж.
  У головы летучей мыши, любуясь на демоническое обличие подковоноса, простоял несколько минут. Колеблющиеся тени, отбрасываемые неровным светом факела, и блики света в маленьких глазках вдохнули жизнь в страшненькую морду нетопыря. Весьма впечатляющее зрелище. Затем, чтобы не тревожить акустические ловушки, сделал с места длинный прыжок непосредственно в пасть, перескакивая через ноготь на крыле. Да, все верно, - ни инфразвукового удара, ни шипения 'про-ч-чь', я не дождался.
  Пройдя по коридорчику, вступил в анфиладу. Уже, можно сказать - привычно вздрогнул, - посмотрев на первое панно, где изготовилась к атаке персидская гадюка. Но краски барельефа впечатления не произвели - гадюка оказалась бледненькой, серенькой и неказистой. Одним словом - так себе. Зато цветовая гамма гадюк на других панно произвела сильное впечатление. Впрочем, также как и летуны, змеи не цепляли за внутренние струны души. Теплокровному трудно понять рептилий...
  Добравшись до лестницы, недалеко от барельефа с королевской коброй, двинулся по ступенькам вверх. На третьем этаже вышел в уже знакомую прихожую. Странно. Куча хлама в углу исчезла и вторая дверь, которую в прошлый раз оставил открытой, теперь закрыта. Вроде купцы сюда заходить не должны.
  Осветив через проем косяка, комнату, где воевал с шаманом и оборотнем, увидел - в помещении тщательно прибрано. Неужели все-таки купцы? Непохоже. Вроде как, они до судорог бояться заходить в башню. А тут, такое дело.
  Зашел в чистенькую комнату. Из следов недавнего столкновения обнаружил на полу только следы крови и пятно от костра. Осветив заложенный кирпичами проем, отметил, что отсутствует чурбан, который использовал в качестве якоря. Веревки срезаны практически заподлицо. И кто же это у нас такой аккуратный? И куда он дел бревно и мусор?
  Оставив решение проблемы на потом, достал кинжал, протолкнул концы веревок наружу и замазал дырки. Вроде все. Постоял прислушиваясь - могильная тишина. Именно могильная, а никакая другая. Решил не форсировать события и повременить с дальнейшим осмотром... до выяснения.
  Повернулся и направился обратно. В сомнении, постоял несколько секунд у закрытой двери в прихожей и, решившись - толкнул ее от себя. Здесь было светло, через створчатые окна в помещение проникал дневной свет. Подошел к окну и постучал по стеклу. Мутное 'бутылочное' стекло, с потеками и вкраплениями примесей. Через такое невозможно ничего разглядеть. Толщиной это произведение средневековой стекольной промышленности было, как минимум сантиметр, - настоящая бронированная преграда. С внешней стороны поверхность стекла покрыта царапинами и трещинами - явные следы неумолимого времени. Капля камень точит, а песчаные бури - стекло. Ну, да ладно...
  Спустившись на первый этаж, постоял у головы кобры и не смог с первого раза заставить себя войти в глотку этой твари. Шевелилось у меня, что-то этакое, под ложечкой, - типа опасения или нехорошего предчувствия. Я этому чувству поверил и повернул назад, проскочив через глотку летучей мыши. На этом уровне лабиринта, как-то резко отлегло от сердца, и, повеселев, я направился к лестнице на верхние этажи. На самом верху, разыскивая выход вовне, побежал по коридору с закрытыми комнатами и открытыми проходами.
  Как и подозревал, лесенка на крышу первой ступени пирамиды имелась. Выход на площадку был закрыт каменной заслонкой. Поднатужившись, сдвинул крышку люка в сторону и выскочил на крышу. В ускоренном темпе пробежавшись по периметру, выяснил - пропавшего мусора здесь нет. А валялось только то, что должно было валяться - веревки, несколько неиспользованных кирпичей и полено, заклиненное мной в стене в самый первый раз. Я собрал весь мусор и сбросил со стены, постаравшись перекинуть через ров. Кое-что из мусора еще пригодится. Затем опять нырнул в люк, задвинул заслонку и побежал к выходу.
  Выскочив из башни, бросил взгляд на солнце, оно стояло в зените. Оказывается, я и не заметил, как проторчал в пирамиде часов пять, не меньше. Наметанным глазом отметил, что Денрик и Солимпаса отсутствуют, значит уже успели отплыть на Черную горку. Девочки, увидев меня, сразу стали готовиться к обеду, а купцы, с некоторой долей опасения, начали подтягиваться поближе к столу. Устроившись на своем законном месте, махнул рукой Блепо и Пеплу подходить ближе, и, как только оба встали напротив, задал вопрос.
  - Кто-нибудь заходил внутрь башни? - купцы недоуменно поглядели друг на друга и дружно отрицательно замотали головами. Но я решил прояснить загадку до конца и продолжил.
  - Мусор внутри башни кто-нибудь убирал? - Блепо сделал шаг вперед и ответил.
  - Нет, Панкрат. Среди нас нет таких храбрецов. - Я хмыкнул и подумал, что наиболее информированным в интересующем меня вопросе будет Младший. Поэтому продолжил ковать железо и обратился к стряпчему.
  - Пепел, расскажи мне все, что тебе известно о пирамиде, даже если это будут легенды и сказки. - Купец скосил глаза на Блепо и засомневался, а я понял, что он не желает рассказывать в присутствии посторонних, и приказал.
  - Блепо, оставь нас наедине. - Купец, которого буквально трясло ото всех этих ужастиков, с облегчением вздохнул и направился к своей команде. Я перевел взгляд на алхимика и кивнул ему присаживаться рядом. Младший Пепел осторожно сел на скамейку, поерзал, повздыхал, после чего начал рассказ.
  - Башню построили Пенсары. Они пришли из страны Мрака. Давно. Первый Пепел работал на строительстве крепости. Его привели Пенсары и он один из немногих, кого они оставили в живых. Раскоряка присоединился к нам гораздо позже. Кажется, первый Раскоряка был из Синегорья. - Старший стряпчий оглянулся и посмотрел долгим взглядом на юг, после чего продолжил. - Страна Мрака находится далеко за горами на полдень. Пенсары говорили, что строят такие башни и крепости только в особых местах. В таких местах, если знать как, можно творить чудеса. Сама земля помогает колдовству. Пенсары многое умели, но в них не было ни капли доброты. Не выполнить приказ Пенсара - верная и мучительная смерть, - затем придвинулся ко мне поближе и шепотом произнес. - Говорят, Пенсары были бессмертны, - после этого, с опаской посмотрев на башню, продолжил нормальным голосом. - По преданиям, они выходили из башни ночью несколько раз и всякий раз во мраке ночи вырезали подчистую степные племена, осаждающие крепость. В такие ночи, главное было не попасться им под руку. Они не делали различий свои или чужие - убивали всех. Но Старшего Пепла обычно спасал талисман, - алхимик на мгновение положил руку на грудь, где висел его оберег, и продолжил - Пенсарам нужна настойка, а Раскоряку спасали быстрые ноги и то, что он всегда убегал в пустыню. В пустыне он с детства как дома, а Пенсары не любят ходить на восход. Впрочем, они и за стены крепости не любят выходить. Если Пенсары выйдут из башни и у меня не будет настойки, то... - и Младший Пепел обречено вздохнул, а я с пониманием кивнул и согласился.
  - Ладно. Понимаю. Одну баклажку с напитком можешь оставить... на всякий случай, - и спросил.
  - Почему они не уничтожили банду Бешеного Пса? - Пепел вздохнул и пояснил.
  - Хеарх Салу был Пенсар, полукровка, - и снова шепотом прибавил, - помесь медведицы и Пенсара. - Я уточнил.
  - Внешне он похож на них? - стряпчий кивнул и произнес.
  - Говорят, что, как две капли воды, но я Пенсаров никогда не видел, и говорю только со слов Старшего Пепла. В молодости, он застал одну битву со степным войском, - стряпчий тяжело вздохнул и прибавил, - с тех пор и на всю оставшуюся жизнь он оставался заикой. - Я еще подождал продолжения, но купец видимо исчерпал себя полностью. Похлопав его по руке, успокаивая, приказал.
  - Можешь идти и заниматься своими делами. - Пепел с облегчением поднялся и направился в сторону пристани. А я посмотрел на Атечи и девочек, которые уже давно переминаясь с ноги на ногу в сторонке и ждали возможности накрыть на стол. Кивнув поварихам, разрешил приступить к сервировке.
  Разглядывая смену блюд, подумал, что, судя по всему, у меня снова будет рыбный день. Это уже начинало немного надоедать. На первое поварихи выставили крутой осетровый малосол - очень духовитый и вкусный. На второе - судак тушеный с хреном, посыпанный рубленной зеленью, и на третье - чай с белужьей икоркой и ржаными лепешками. В общем, все очень калорийно и пальчики оближешь, но мне хотелось мяса... и желательно с кровью... и так, чтобы его было много. Потому решил, - как только разберусь с Пенсарами, сразу двину на охоту.
  Посидев полчасика в расслабленном состоянии, переваривая добротную пищу, начал подготовку к очередному посещению башни. Проверил и подправил заточку кинжала и метательных ножей. Достал из рюкзачка свою титановую кольчугу, которая по своим параметрам в два раза легче и во столько же раз прочнее очень хорошей стальной. Заштопал дырки в кольчуге 'динемой' - получилось вполне прилично. Натянул броню и подвесил на пояс саблю. Сзади прицепил универсальную серп-кошку на канатике, прошитом 'динемой', и надел на левую руку свою фирменную железную перчатку. В таком снаряжении я мог 'уделать' кого угодно и Пенсары мне не указ. Попрыгал, проверяя амуницию на предмет звуковых эффектов. Вроде нормально. Сделал парочку растяжек и провел короткий бой с тенью. Организм работал, как швейцарские часы. Можно выступать.
  И двинулся, скользящим кошачьим шагом, к пирамиде - для пущего эффекта, порыкивая разъяренным тигром и бросая по сторонам бешеные взгляды... От души, наслаждаясь этим концертом, под прицелом многих глаз - частично просто испуганных, но в большинстве своем полных тихого ужаса и паники.
  Перебежав мостик и закрыв за собой входную дверь на засов, перестал выеживаться, создавая образ крутого и беспощадного. Настроился на внутреннее зрение и осторожно двинулся по коридору. Вполне возможно, драться предстоит в полумраке или, если уж так карта ляжет - в полной темноте. Не останавливаясь, тенью проскользнул через глотку тигра и летучей мыши. После чего тормознул перед пастью королевской кобры. Вытянул перед собой руки и постарался по максимуму предугадать последствия проникновения в глотку змеи. Полный ноль. Или Пенсары такие умные, или я такой глупый, но чувство опасности молчало, как глухонемое от рожденья. Вздохнул, опустил руки и прыгнул мимо страшных ядовитых клыков, как можно дальше в пасть.
  Повезло. Вроде ничего не задел и ни на что не наступил. Высунув голову из прохода, почувствовал на лице будто бы дуновение ветра. Что еще за хрень? Медленно вытянул руку - точно, через ладонь проходит какое-то внешнее воздействие и идет оно из-под земли.
  Реагируя на внешнее влияние, кожу ладони слегка покалывали маленькие иголочки, но, в целом, ничего страшного - терпеть можно. Сделал шаг из прохода и оказался на дне круглой шахты диаметром метров восемь-девять. Вдоль стены, по спирали, уходила вверх лестница шириной метра два с не очень удобными ступенями высотой сантиметров сорок. Высоко наверху, где-то на уровне стандартного пятого земного этажа, лестница выводила к отверстию в потолке. Мягкий рассеянный свет сверху освещал стены колодца облицованные очень своеобразной, объемной и на удивление красивой плиткой. Больше всего она смахивала на четырех сегментного жука вытянутой формы размером сантиметров шестьдесят. Головка насекомого имела черный глянцевый окрас, плечи и головогрудь ярко-золотые, брюшко светло-изумрудного оттенка с переливами, чем-то напоминающее ограненную вставку типа 'маркиза' из хромдиопсида. Настоящее произведение искусства. Я поцокал языком от удивления, прислушался - вроде все спокойно и, стараясь не обращать внимания на загадочный ветер, продувающий шахту снизу вверх, двинулся по ступеням.
  Всего ступеней у лестницы оказалось сорок и они выводили к проему в потолке. Осторожно выглянув из люка, увидел квадратную комнату примерно восемь на восемь метров с потолком высотой метра четыре. Через маленькие щели под потолком, заделанные уже знакомым мне толстым и мутным стеклом, в помещение проникал свет. Я перешел на обычное зрение и огляделся.
  С трех сторон стены имели ниши - по три штуки в каждой. Со стороны люка, вплотную примыкающего к четвертой стене, ниш не было, а имелась маленькая дверь - видимо на крышу. Ниши представляли собой углубления в стене шириной метра полтора и высотой метра три. Всего ниш оказалось девять и восемь из девяти не были пустыми. В пропорции три, три, два - в нишах стояли люди - натуральные орясины, высотой под три метра или чуть ниже. Я тихонечко присвистнул, - однако! В центре комнаты имелся невысокий помост, на котором ко мне спиной, запрокинув голову, находился девятый великан. Помост и человек освещались тусклым светом через круглое окно в потолке.
  Выбравшись из люка, я более внимательно осмотрел амбалов. Великолепная восьмерка в нишах стояла, широко расставив ноги, и опираясь руками о какой-либо предмет. У двоих таким предметом был прямой двуручный меч, навершие которого было почти вровень с моей макушкой. Оба меченосца одинаково держались обеими руками за рукоятку, воткнув острие меча в пол. Один великан в руках держал короткое копье с очень широким наконечником. И меченосцы, и копьеносец одеты в одинаковый чешуйчатый доспех, перехваченный поясом. На поясе у каждого висел нож, по размеру пригодный к использованию нормальным человеком в качестве меча. На голове у воинов присутствовали полузакрытые шлемы оригинального вида - черная голова тигра с открытой пастью. Верхние клыки маски опускались вдоль висков до подбородка, нижние достигали основания носа. На ногах у великанов имелись высокие сапоги, почти под обрез чешуйчатого доспеха. Детали лица, в бледном свете, еле проникающим через маленькие оконца под потолком, были плохо видны, но, кажется, мордовороты в тигриных масках стояли, закрыв глаза.
  Вторая тройка в нишах одета попроще - свободные, почти до самой земли хламиды с капюшоном и широкими рукавами. На ногах простые сандалии на босу ногу. Никакого оружия - кроме ножа на поясе. Все трое опирались на суковатые оглобли длиной метра два. Ну, прям, пилигримы какие-то - из странствующего монашеского ордена.
  Две последних фигуры в нишах одетые также как пилигримы, отличались от них в первую очередь ростом. Они были ниже сантиметров на тридцать. И, кажется, это были женщины - присутствовало у них в облике, что-то такое... женственное.
  Одинокий воин на помосте, стоящий ко мне спиной, запрокинув голову, был меченосцем, но свой шлем и меч он оставил в пустой нише. Его голова в отсутствии шлема - поразительно смахивала на бильярдный шар. Та же желтизна и полное отсутствие волос. Руки великана опущены вдоль туловища и, чем-то он своей позой напоминал человека на пляже, подставившего лицо теплым лучам солнца.
  Все девять фигур не подавали признаков жизни и постепенно напряжение, в котором я находился, постепенно растаяло. По большому счету, Пенсары не сделали мне ничего плохого и предпринимать какие-либо акции против них не хотелось. Стоят, ну и пусть себе стоят. Что мне жалко, что ли...
  Единственное место, которое я еще не видел, была верхушка башни. Поэтому повернулся и направился в боковую дверь. Здесь имелась узенькая лестница, ведущая на самый верх. Я зашагал по ступенькам на верхотуру. Лестница заканчивалась в темной башенке. Пошарив по стенкам, я довольно быстро обнаружил каменную дверь. У нее не имелось петель и принцип работы был тот же, что в комнатах внизу - она отодвигалась в сторону. Отодвинув заслонку, шагнул на крышу, задвинул дверку за собой и огляделся.
  Здесь, также как и у первой ступени пирамиды, имелся бортик, но он оказался заметно ниже, а щели существенно шире. Я двинулся вдоль ограждения, заглядывая в проемы бортика. С крыши открывался изумительный вид на окрестности и я по несколько минут рассматривал степные просторы последовательно, переходя от одной стороны площадки к другой. На северо-востоке, километрах в десяти, заметил небольшой холмистый участок. Кажется, это был выход горных пород посреди пустыни. Но особенно мне глянулось западное направление, откуда открывался вид на бескрайнюю степь и большой участок реки протяженностью километров восемь.
  Краем глаза я постоянно посматривал на дверь и то, что она начинает отодвигаться, заметил сразу. Организм мгновенно перешел в боевой режим и, повернувшись к заслонке, я стал наблюдать за тем, как сначала в щель просунулась рука с ножом, затем лысая голова и все остальное тело Пенсара. Все-таки не усидел на месте лысый черт и решил познакомиться со мной поближе. Покачиваясь с пятки на носок, я наблюдал за развитием ситуации.
  Наконец, Пенсар полностью выполз из отверстия двери, встал на ноги, вытянулся во весь свой нехилый рост и посмотрел на меня в упор. Я вздрогнул. У этого монстра оказались желтые змеиные глаза с вертикальным зрачком, маленький носик пуговкой и узкая, изломанная трещина на месте рта. Очень впечатляет! Красавец, блин!
  Глаза чудовища быстро пробежали по моей фигуре сверху вниз и обратно. В результате осмотра, - я был признан неопасным и великан вложил нож в ножны. Я уж было подумал, что мы разойдемся по-доброму, но амбал сделал шаг ко мне и его кулак полетел в моем направлении с расчетом врезать мне по центру. Последствий от такого удара между глаз могло быть только два - или моя глава слетит с плеч, вырванная с корнем, или меня выкинет с площадки через бортик к чертовой матери. Я мягко уклонился в сторону и сделал легкий отбив по руке железным кулаком. Орясина зашипела, но не растерялась, и с гораздо большей энергией провела серию ударов - левой-правой, левой-правой.
  То ли демон еще не проснулся, то ли на большее он не способен, но скорость, с которой была выполнена эта атака, меня не впечатлила. Так, - примерно в два раза быстрее нормы. Оборотень Салу казался намного круче и опасней. Без особого напряжения, я ушел с линии атаки и врезал Пенсару по рукам уже в два раза сильнее, стараясь зацепить нервные узлы в районе локтя. Попал качественно. Мой спаринг-партнер, находясь в техническом нокауте, опустил обе руки и от боли смежил свои оригинальные глазки. Я, не форсируя события, по-прежнему стоял на одном месте, покачиваясь с пятки на носок, и с интересом ждал продолжения.
  Пенсар распахнул свои зыркала - он еще раз, но уже более внимательно, оглядел мою фигуру и его взгляд остановился на титановой кольчуге. В желтых змеиных глазах с вертикальным зрачком, сработали, как в затворе фотоаппарата, лепестковые диафрагмы, несколько раз увеличивая и уменьшая щель черного зрачка глаза. Затем он перевел взгляд на мое лицо, посмотрел в глаза и положил руку на рукоятку ножа. Я демонстративно скопировал его жест и взялся за рукоятку сабли. Здоровяк правильно оценил мой демарш и скривил рот. В ответ я тоже ехидно усмехнулся. Что называется, - представители гуманоидных цивилизаций обменялись посланиями... каждый на своем языке. Но друг друга поняли, без слов.
  Неловкая и напряженная пауза продолжалась несколько минут. Затем Пенсар принял решение, перестал цепляться за свой нож, повернулся ко мне спиной и направился к дырке на крышу. Согнувшись в три погибели, залез в дверь и прикрыл ее за собой. Контакт межзвездных цивилизаций состоялся. Он прошел 'в теплой и дружественной обстановке'. И пусть мы друг другу не понравились, но тонкая ниточка взаимопонимания нас связала, а это уже очень много.
  Я постоял еще минут десять на крыше, разглядывая легкие перистые облака в вышине, затем посчитав, что достаточно дал времени Пенсару на успокоение расшатанной нервной системы, полез в дверь чердака. Готовый ко всему, спустился по лесенке, заглянул в комнату и увидел уже знакомую картину - Пенсар стоял ко мне спиной на постаменте, запрокинув голову. Все остальные обитатели помещения ни на миллиметр не изменили своих поз. И это правильно.
  В общем, все было ясно. Основное правило в таких случаях - в чужой монастырь со своим уставом не лезь. Живут разумные существа на особинку, ну и пусть себе живут - имеют право. Пенсар на постаменте медленно чуть-чуть довернул голову, так чтобы зацепить меня краем глаза. Я снова усмехнулся и, не задерживаясь, проскользнул на лестницу. После этого поскакал по ступенькам вниз.
  Выйдя из башни, аккуратно прикрыл дверь и для более надежной защиты от ветра привалил к ней камень. Перебежал по мостику через ров на противоположную сторону и, поднатужившись, выдернул бревна мостика из упоров. Затем, чуть не уронив их в воду, затащил бревна на двор крепости. Как говорится, - нечего шастать кому ни поподя и куда ни след... Как я предполагал, если уж приспичит Пенсарам погулять, то двенадцатиметровый ров им вполне по силам перемахнуть в прыжке, так что украшение в виде мостика у башни, явно лишнее.
  В общем и целом, мой последний поход можно признать успешным. Я полностью выполнил основное требование предъявляемое к цивилизованному человеку - не гадь, где попало, и не навреди.
  
  Скинув кольчугу и отложив в сторонку боевое снаряжение, решил немного поразвлечься охотой. Еще раньше, разглядывая чистое небо с верхушки пирамиды, я обратил внимание на нескольких ястребов-тетеревятников, которые, как известно, обычно концентрируются в местах значительного скопления фазанов. К тому же, характер растительности у озера и по берегам речки, был с преобладанием облепихи, джигды и ежевики. А это можно охарактеризовать, как отличное место для проживания и размножения птиц. Колючий кустарник обеспечивает фазанам надежное укрытие, без которого они не могут существовать, а ягоды лоха и облепихи - их излюбленный корм.
  Вынув боевые бронебойные стрелы из колчана, заменил их на охотничьи. Взял лук, засунул за пояс пустой кожаный мешок и налегке направился к воротам крепости.
  Фазан осторожная и пугливая птица, проводящая большую часть жизни на земле. При малейшей опасности он старается спастись бегством и бегает очень быстро. Но здесь, рядом с озером, крепкие колючие заросли, где он мог бы спрятаться, занимали ограниченное место. Можно сказать, - они простреливались со всех сторон. Так что, если птички здесь обитают, то у них никаких шансов - буду бить на выбор. Учитывая, что средний вес у фазана около двух килограммов, стрельнуть мне нужно всего нескольких петушков или курочек.
  План охоты заключался в том, что я должен обойти речку и озеро по открытому месту кругом - против часовой стрелки, не приближаясь к зарослям на берегу ближе, чем на сто-двести метров. В процессе неспешной прогулки, в кустах внутренним зрением буду выцеливать птичек или еще какую ни то, съедобную живность и бить ее на дистанции.
  Первого фазана вычислил в кустах облепихи. Он прогуливался крупными шагами, временами останавливался и, как курица, использовал свои лапы для добывания пищи из земли. До птицы по прямой было метров триста, когда рукавичка пропела.
  - Чок, - и именно в этот момент петушок решил искупаться в пыли. Есть! Стрела прошила бедолагу насквозь. Один ноль. Второго петушка и двух курочек при нем засек, когда они решили попить водички из ручья. - Чок, - сказала рукавичка и вторая жена многоженца осталась на берегу, пришпиленная к земле, а теперь уже моногамная семейная пара с тревожными криками 'токо-токо-токо' ломанулась вдоль берега через кусты.
  Следующего петушка обнаружил на дереве джигды, он склевывал сладкие плоды. Я снял его с насеста третьей стрелой и последний выстрел сделал по очередной семейке, состоящей из петушка и трех курочек, сократив количество фазанок в гареме до двух.
  Затем двинулся в обратном направлении, по дороге залезая в густые кусты, уворачиваясь от колючек и проламываясь в особо непроходимых местах. Первую курочку подобрал на маленькой полянке. Фазанка оказалась серенькой с буровато-охристым и розоватым оттенком с черными пестринами по всему телу. За петушком пришлось лезть еще дальше в колючие кусты - то еще занятие. Подобрав тушку, залюбовался красотой птицы. Голова и шея темно-зеленого цвета с металлическим отливом, красные щечки, спина и грудка медно-красные с золотистыми и темными поперечными пестринами, крылья шоколадного цвета и длинный хвост с красноватым отливом. Хорош! После этого поднял с земли остальные трофеи и с отличным настроением двинулся обратно в сторону лагеря.
  Пока шел, раздумывал над непонятным фактом. Все три трупа убиенных мной первыми при нападении на крепость пиратов пропали. Как корова языком слизнула. Странно. Пусть сожрали их шакалы, но, в любом случае, кости-то должны остаться. Ну, не превратились же они, право слово, в зомби. Я усмехнулся, - этого еще только не хватало, - и выбросил загадку из головы.
  По дороге обратил внимание на одинокий кустик дикой смородины, тормознул около него и нарвал листьев. Подумал и повторил эту процедуру с листьями клена, оказавшегося поблизости. Добравшись до Крино, повернул не к воротам, а в противоположную сторону - вдоль берега. Спустился к воде и прошел метров пятьдесят, пока в береговом обрыве не увидел пласт глины. Наковырял кучку и складировал в мешок. Затем, с чувством хорошо выполненного дела, направился в крепость.
  Передал фазанов своим девицам и приказал - ощипать и выпотрошить птичек. Атечи дал отдельное указание - наколоть лесных орехов и сварить их в котелке. Развел в сторонке костер и подождал пока адепты исполнят поручения. Затем, под прицелом заинтересованных взглядов своих поварих, отложил в сторонку курочку с петушком и приступил к священнодействию.
  Первую приготовленную и промытую тушку протер солью снаружи и изнутри. Слил воду в котелке с орехами и запихал их в брюшко фазана. После чего зашил животик петушка ниткой. Обернул тушку листьями смородины и обмазал глиной. Вторую тушку приготовил аналогично, но вместо смородины, обернул листьями клена. Затем положил птичек на угли костра. Дождался, пока глина высохнет, начнет трескаться и отваливаться по частям. Есть. Птица готова.
  Очистил от глины и переложил сладкую парочку на блюдо. Божественный аромат распространился по двору крепости. Скосил глаза и заметил, как Блепо Клык, думая, что никто не видит, непроизвольно сглотнул слюну, затем испуганно посмотрел в мою сторону. Я поймал его взгляд, подмигнул и улыбнулся. Знай наших! Купец стушевался и, наклонив голову, заспешил по своим делам.
  Я перенес блюдо на стол и вдумчиво приступил к дегустации представителей местной популяции фазанов. Очень даже ничего! Вкусные.
  В результате, после неспешного поглощения - духовитого птичьего мяса, ароматных пшеничных лепешек и сладенького компота из ежевики, на столе осталась только горка арматуры из костей. Лепота.
  К этому моменту солнце скрылось за горизонтом и на пока еще светлом небе появились первые, самые яркие звезды. Я перехватил взгляд Атечи и кивнул ей, указывая на полог и медвежьи шкуры. А через несколько минут и сам направился в том же направлении, по дороге ополоснувшись в ручье.
  
  Утром, по холодку, сбегал на речку поплавал и понырял минут пятнадцать. К концу водных процедур адепты озаботились скромным завтраком с зернистой икоркой, копченой осетриной, тушеным фазаном в собственном соку с травками и горячими, только что с пылу с жару пшеничными лепешками. Закрепив все это крепким духовитым чайком с медом, остался доволен.
  Отвалившись от стола и оглядев двор крепости, обратил внимание на, развалившуюся в расслабленной позе в теньке и зевающую в полный рот, Ляпу. Скучно киске... Ну что ж, это можно поправить. Вчера, когда я обходил озеро по периметру, то с северной стороны заметил большое количество следов. К водоему крупные копытные протоптали заметную тропу - видимо, периодически посещая его для водопоя. Судя по форме следов - это были сайгаки и архары. Причем, если сайгаки подходили на водопой практически со всех сторон, то архары шли только с северо-востока. А в той стороне, я с крыши башни в прошлый раз заметил каменистую гряду. Так что, имелись все основания полагать, - там обитают эти гордые бараны с роскошными круто загнутыми и тяжелыми рогами.
  Считается, что архар - великолепный трофей, больше чем на две трети, состоящий из съедобного мяса, по качеству, значительно превосходящему домашнюю баранину. И это полностью совпадало с моим личным мнением - мясо архара вкуснее баранины.
  Решив проверить свою гипотезу, о проживании козлов в скалах на северо-востоке, стал готовиться к охоте на архара. Наполнил кожаную фляжку водой, вынул из колчана лишние стрелы, оставив, на всякий случай, всего три штуки, хотя, скорее всего, мне потребуется только одна. Попрыгал, проверяя притирку снаряжения. Все это время, киска со всевозрастающим вниманием следила за моими действиями и как только наши взгляды пересеклись, вопросительно мяукнула. Я махнул ей рукой, дескать - поднимайся и на выход. Гепард, из положения лежа, буквально взлетел в воздух метра на два. Обгоняя меня, практически не касаясь лапами земли, длинными прыжками Ляпа побежала к воротам крепости, по дороге, пуганув до состояния столбняка, одного из купцов, который почему-то решил, что киска торопится по его душу. Я направился вслед за гепардом.
  Отойдя от стен крепости метров на сто, взял низкий старт и 'рванул на десять тысяч, как на пятьсот', так что в ушах засвистел ветер. Минут через пять стало ясно, что моя быстроногая киска, не выдержит такого темпа на длинной дистанции. Пришлось сбавить скорость и немного поэкспериментировать. Очень скоро мы с Ляпой отработали экономную 'кошачью' рысь, используя которую, через час добрались до первых валунов каменистой гряды почти не запыхавшись.
  Остановившись под прикрытием первого камня-останца и закрыв глаза, я попытался осмотреться и нащупать в ближайшем окружении живые души. Примерно метров через триста, по прямой, у края глубокого разлома паслось маленькое стадо архаров. Оно состояло из двух самцов - матерого семилетка и подростка - только-только, переступившего порог самостоятельности. В стаде имелось еще пять самок и три ягненка.
  Оценив свои запросы и возможности по транспортировке, я остановился на том, чтобы взять из стада самца-подростка и молоденького ягненка. В самце весу килограммов семьдесят-восемьдесят - его потащу я. Ягненок весил килограммов двадцать - его понесет Ляпа.
  Более внимательно осмотрев территорию, понял - откуда нужно пугануть стадо, так - чтобы убегая, оно пробежало от меня на расстоянии уверенного выстрела из лука. Затем положил руку на голову гепарду и постарался заложить план охотничьей компании ей в голову. Вроде удалось. Теперь можно начинать и я мысленным приказом направил Ляпу в обход стада по намеченному маршруту. Проводив взглядом кошку, переместился на десяток метров в сторону в более удобное место и встал в тени громадного валуна. Достал две стрелы - одну взял в зубы, настроился на стрельбу и стал ждать.
  Убегая от гепарда, архары должны преодолеть довольно протяженную осыпь на расстоянии, примерно метров двести от меня. Именно на этом участке свободного пространства, бараны обязаны слегка тормознуть, учитывая зыбкий щебеночный грунт осыпи, и я рассчитывал легко взять нужные трофеи.
  Ждать пришлось минут десять - все-таки гепард это животное степей и плохо приспособлено к скалолазанию. Но вот, наконец, киску заметили и вся группа архаров бросилась в бега. Первым, задавая темп бега, скакал матерый самец высоко держа голову с массивными рогами. За ним бежала старая самка, второй самец и все остальные. Я приготовился к стрельбе.
  Как и предполагал, вымахнув на осыпь, бараны резко сбросили темп бега. Я пропустил первого самца, старшую самку и бросил стрелу, следующему за ними молоденькому архару, точно под лопатку. У него подкосились передние ноги. Уткнувшись носом в мелкую щебенку осыпи и завалившись на бок, баран испустил дух. Отменный выстрел! Остальные самки чуть замешкались около трупа и вторая стрела прошила насквозь ягненка из их группы. Финита. Пока все идет по плану.
  Я бегом, скользя по скатывающейся под ногами щебенке, преодолел по осыпи расстояние до подбитых архаров и оказался рядом с ними одновременно с Ляпой. Вынул стрелы и перетащил оба трупика чуть в сторону, в более удобное место. Затем приказал гепарду устраиваться рядом и сторожить трофеи. Имелось у меня еще одно дельце. Хотелось осмотреть любопытный разлом в скалах, где перед этим паслись бараны. Потому повернулся и козленочком поскакал по камням, по которым только что пробежали архары и Ляпа.
  Подобравшись вплотную и осторожно заглянув через край разлома, увидел, что это расщелина глубиной метров пятьдесят и она имеет на редкость гладкие и неприступные стены. Из трещины в стене под напором вытекал водяной поток, формируя красивый водопад высотой метров десять. Дальше поток, протекал по дну расщелины маленьким ручьем и впадал в небольшое круглое озеро. Берега озера густо заросли травой. Вот еще одна непонятка - зачем при наличии подножного корма и воды архарам ходить на водопой за многие километры? Странно.
  Расщелина выглядела весьма привлекательно и я с удовольствием разглядывал это красочное явление природы, ровно до того момента, пока не заметил в густой траве кости, которые в первый момент принял за камни. Много костей - дно расщелины было буквально устлано ими. И, уж мне совсем перестал нравиться этот пейзаж, когда разглядел в куче арматуры человеческий череп! Нужно будет позже поспрашивать Младшего Пепла, что это за место такое загадочное. Я повернулся и направился обратно от греха подальше.
  Перевесив чехол с луком и колчан со спины на грудь, схватил здоровяка архара за ноги и забросил себе на плечи - весу в нем оказалось заметно больше, чем семьдесят килограммов. Кивнул Ляпе, чтобы хватала ягненка, и нагруженные добычей мы заскользили по осыпи вниз.
  Выскочив на степной простор, я сжал зубы, глубоко вдохнул и, сгибаясь под весом архара, зарысил в сторону крепости. Ляпа старалась от меня не отставать.
  Добрались обратно, часа за полтора - скорость была не та, что раньше. И тем не менее, с триумфом прошли через ворота во двор крепости, сбросив ношу на травке, рядом с ручьем. После этого, я повалился пластом и в компании с гепардом, лежа, отдыхал минут десять. Наконец, силы вернулись и можно было приступать к подготовке к снятию шкурки с барашков.
  Общеизвестно, что мех у архаров, - дерьмо. Поэтому нужно максимально быстро, без всяких изысков, содрать и выкинуть его одежку, а затем порубить отличное мясо на куски. Я осмотрелся и заметил в сторонке, подходящий пенек для рубки мяса. Подтащил его к воде. Подумал и вспомнил, что на складе видел хорошую секиру, подозвал Атечи и объяснил, где она лежит. Приказал девушкам подтащить пустые бочки и ведро с солью. Нарезал травы и уложил два камня, чтобы тушка барана не падала на бок. Затем заклинил архара между камней кверху пузом и, делая быстрые и точные надрезы, начал снимать шкуру.
  Шкуру снял с барана минут за пять. После этого, ко мне подошел один мужичок из команды купцов. Я довольно продолжительное время наблюдал за ним краем глаза. Он ходил вокруг кругами, пускал слюни, подпрыгивал от нетерпения и, наконец, решился, предложив свои услуги по разделке. Я согласился и, что называется - умыл руки в прямом и переносном смысле, передав ему секиру. А он, где ножом, где топором начал очень грамотно, почти виртуозно разделывать тушу на части, откладывая куски в сторонку, где их подхватывали женщины, и, промыв в ручье, закладывали в бочки, пересыпая солью.
  Все это время Ляпа с несчастным видом сидела рядом и, посмотрев на ее плаксивую мордочку, я сложил на снятую шкуру барана: потроха; оба подбедерка; голову и рульку. Завернул все в шкуру и перенес в сторонку, кивнув киске, чтобы она приступала к скромному обеду. После этого снова пришлось мыть руки.
  Выпрямив натруженную спину и потянувшись, подозвал Атечи, назначив ее главной распорядительницей. Выдал ценные указания. Лично для меня: порубить на части и замариновать огузок и филей у ягненка; пожарить с кровью смачные стейки из филея самца и сварить крутой бульон из его грудинки. Все остальное по ее усмотрению, но шею, оковалок, завиток и бочок - можно отдать купцам.
  Затем устроился под навесом и с рассеянным видом стал наблюдать за суетой. Довольно быстро обе тушки баранов прекратили свое существование, как единое целое. Получив порцию мяса, купцы приступили к готовке праздничного обеда для себя, а Атечи и девицы начали подготовку к священной трапезе. Я оценил, что на все про все, им потребуется не менее двух часов. Поднялся, взял саблю и, чтобы не смущать коллектив стоянием над душой и не отвлекать от работы, направился на пристань.
  Постоял на пирсе, наблюдая за медленно протекающей водой, и решил искупаться. В результате, резвился в реке, ныряя и наворачивая круги, минут сорок. Выскочив из воды, погрелся на солнышке. После чего решил нарезать палочек - рядом с пристанью, на берегу, росли подходящие кусты ивняка, а мне потребуются в ближайшее время шампуры для шашлыка. Выполнив это дело, приступил к жесткой разминке.
  Сделал растяжки, провел бой с тенью и стал вспоминать то, что видел лишь один раз, когда подглядывал за Великим Воином из оазиса. Сосредоточился, резко ускорился и начал танец, восстанавливая по памяти, сложную вязь движений ката. Довольно долго ничего толком не получалось - так, жалкое подобие отточенных фигур Мастера. Пришлось остановиться, подумать, закрыть глаза и постараться полностью отрешиться от внешнего мира, сосредоточившись только на гармонии движений. И почти сразу понял - в чем была моя ошибка. Я пытался идеально скопировать приемы ката, но все люди разные, у каждого свой подчерк и на основной стержень движений мне нужно наложить свои физические и духовные особенности. Так сказать, - промодулировать основную частоту ката особенностями своего организма.
  И сразу, после осознания этого факта, услышал хлопок воздуха - это прошел незаметный удар Мастера, который так поразил меня в его танце. А дальше, тело само собой приступило к написанию поэмы движений, но подчерк был мой, панкратовский. Подобно Великому Воину, я переливался из одной ката в другую, делая паузы между слов, и расставлял жирные точки в повествовании - в виде смертельных и невидимых обычному глазу ударов.
  Это была Песня и главная ее прелесть состояла в том, что я не уставал. Нечто похожее, я замечал за собой, когда шагал по лесу. Казалось, ноги работают сами по себе, без устали, и ничто не могло помешать им в пути. Можно идти целый день, размеренные движения - с пятки на носок, шаг вперед с переносом тела и снова то же самое, в бесконечном цикле упругих и легких шагов. Они никак не могли вызвать усталость или желание остановиться и отдохнуть. Объяснение могло быть только одно - наследственная память и опыт прошлых поколений. За тысячелетия, простой процесс достиг своего совершенства - ничего лишнего. Я шел, как дышал, не замечая самого факта перемещения пешком. Сейчас, исполняя боевой танец, я тоже учился дышать - легко и без напряжения... И у меня получалось!
  Но до полного совершенства, было еще ой как далеко. Следующим уровень исполнения ката должен включать в себя внешние силы и условия. Легкий ветерок, солнечный свет, перепады температур, полет пчелы и сотни других явлений и событий. Всех их нужно встроить в общий рисунок танца и использовать для достижения поставленной цели. Здесь я сразу взял фальшивую ноту и песня прервалась. Обидно, но совершенно естественно, как и самый первый блин...
  Открыв глаза, увидел у ворот крепости Атечи. Она терпеливо дожидалась окончания тренировки. Я глубоко вздохнул, возвращаясь душой в свое бренное тело, сполоснул руки и лицо, подхватил пучок шампуров и направился в крепость.
  Присев за накрытый стол, втянул носом воздух и остался доволен - пахло на удивление вкусно и аппетитно. Передо мной поставили глубокую миску с крутым бульоном из бараньей грудинки и я приступил длительному и неторопливому процессу насыщения. Закончив с первым, пододвинул к себе второе - это оказалось некое подобие бугламы из баранины - с луком, чесноком, укропом и другими пахучими и полезными травками. А на третье, как заключительный мажорный аккорд симфонии, - компот-ассорти и различные соки из диких ягод, которые я попробовал все, закусывая ароматной и еще горячей пшеничной лепешкой. Очень хорошо.
  Солнце уже коснулось горизонта. Я поднялся из-за стола и с благодарностью погладил по крепкой попке главную повариху. Посмотрел на гепарда - Ляпа, наевшись до отвала и полного изумления, лежала пластом у ручья и, кажется, не в силах была даже поднять голову и отогнать муху. Купцы тоже ходили сытые и довольные. Нормально. Жить стало лучше.
  Пока девочки убирали со стола, я поманил к себе Блепо и Пепла. Усадил обоих напротив и задал интересующий меня вопрос, обращаясь в первую очередь к старшему стряпчему.
  - Что за хрень находится в скалах? - и махнул рукой на северо-восток. Младший Пепел сделал удивленные глаза и промолчал. Я немного подождал и пояснил. - Там есть расщелина с ручьем и маленьким озером. Рядом в траве разбросаны кости и я видел человеческий череп, - снова посмотрел вопросительно на Пепла, затем перевел взгляд на Блепо и понял, что оба что-то скрывают. Рыкнул и, добавив металла в голос, приказал. - Смотреть в глаза! - перехватил взгляд Младшего Пепла и с напором добавил. - Рассказывай! - купец через силу выдавил из себя.
  - Там живут собаки Пенсаров. - Я вопросительно изогнул бровь и он продолжил. - Пенсары всегда выходят из башни ночью. Чтобы никто не убежал, они зовут своих псов. Псы живут в скалах и их очень много. Они окружают врагов Пенсаров, рвут на куски и не дают убежать. То, что остается от людей, тащат к себе в скалы. Очень любят падаль и могут почувствовать ее за полдня пути, если не закапать трупы глубоко в землю. - Я немного снизил давление на психику купцов и спросил.
  - Как выглядят псы?
  - Вроде как, темно-коричневые бронированные шестиноги, вот такой длины, - и Пепел развел руки чуть больше, чем на ширину плеч, - у них ядовитые челюсти, острые как нож. - Он свел кисти рук основаниями и показал, какие. - Они легко могут перекусить лезвие клинка. Бегают в несколько раз быстрее человека. Во всем слушаются хозяев. - Опасливо оглянулся на башню, замолчал, беспомощно развел руками и поставил точку. - Все. - Я кивнул ему и махнул рукой, разрешая уйти.
  И смотря в спины, уходящих купцов, подумал, что присутствие эти 'псов' многое объясняет. Хотя какие там псы - скорее всего это гигантские насекомые больше всего похожие на стафилин, которые, как и любые падальщики - существа довольно полезные. В этот момент меня обдало жаром, я понял, что за оригинальная облицовочная плитка имелась на стенах колодца в башне Пенсаров. Стафилины! Тысячи гигантских насекомых, заменяя облицовку, покрывали сплошным ковром всю поверхность колодца. Что же это получается! Стоило моему контрагенту из Пенсаров только мигнуть, свиснуть или просто ткнуть в мою сторону пальчиком и падальщики разобрали бы меня на мельчайшие кусочки за очень ограниченный срок... можно сказать, растерзали бы влет. Никакие бы титановые кольчуги не помогли. И, видимо, это они зачистили трупы пиратов у озера - значит, по-прежнему активны и процветают. Впрочем, для насекомых и миллион лет - не крюк.
  Решив для себя загадку, поеживаясь от неприятных мыслей о 'собаках' Пенсаров, направился на склад, где рассчитывал найти черную краску - нужно подготовиться к предстоящему большому степному шоу. Чтобы сохранить нужный образ, я предполагал перекрасить белое оперенье своих стрел на черное, подшить клапаны к карманам для метательных ножей и подкрасить в темный цвет все, что только можно. Вспомнил внешний вид Пенсаров и подумал, что 'хорошо бы придумать что-нибудь страшненькое - типа маски на лице. Лично мне импонировала сущность тигра, но образ занят. Так сказать, - защищен авторскими правами... Так что придется взять внешность черной пантеры. Впрочем, это подождет...'
   Проковырявшись с подгонкой амуниции битый час, принял решение развеяться перед сном и направился к воротам, чтобы неторопливо прогуляться по окрестностям и спокойно подумать.
  Вышагивая вдоль берега ручья и с наслаждением вдыхая терпкий аромат полыни, вперемешку с запахами колючих зарослей и цветов в пойме, я размышлял, - что медленно, но верно, Новый Мир забирает меня к себе. Мое прошлое существование на Земле бледнеет, контакты и связи истончаются и рвутся, а воспоминания теряют остроту. Еще немного, и я буду вспоминать о своем прошлом, как о страшном сне.
  Тем более, что несмотря на все благие намерения, что-либо сделать и чем-либо существенно помочь свой Родине не могу. Подавляющее большинство населения Земли не понимает и не хочет знать, что национальная идея в глобальном смысле, - это существование кишечной палочки в теле человека. Где, человеком является Земля, а кишечной палочкой - человек. Или иначе, бери от жизни и природы только то, - что нужно, и отдавай обратно столько - сколько можешь. Сначала сделай экологически чистый и сбалансированный рай земной на том клочке суши, где существуешь, и только потом смотри на звезды и другие страны и континенты.
  За удовольствие существования надо платить - это универсальный закон. В первую очередь закон существования - на том клочке суши, где родился и рос. Тот, кто с законом не согласен, идет на суицид... и это правильно. А прочим нарушителям универсального правила - нужно помочь... радикально и бескомпромиссно.
  Надо бы составить список таких нарушителей и в ускоренном темпе, образцово-показательно, вытравить на корню всю эту 'элиту' к чертовой матери? Всего лишь две сотни охламонов - где-то месяц каторжной работы... но, кто его мне даст - этот месяц. Да и надо ли торопить события? Все равно век их будет не долог... О-хо-хо, тяжела ты шапка...
   К этому моменту я обошел ручей и озеро кругом и теперь шел вдоль северной стены крепости. Солнце опустилось за горизонт, а на смену ему на небо высыпали неправдоподобно яркие звезды. Тишина и покой. Хорошо. Войдя в ворота крепости, направился к лежбищу, по дороге кивнув Атечи следовать в том же направлении.
  
  Встав рано утром, по уже заведенному порядку сбегал на речку и поплавал. Провел короткую разминку и возвратившись назад заметил, что подготовка к завтраку в полном разгаре. Подумал и принял решение внести в этот ответственный процесс элемент разнообразия.
  Поймал за руку, пробегающую мимо Атечи, и поинтересовался, где она складирует маринованную баранину. Отыскал захоронку и потыкал ножом филе ягненка. Поразмыслил и решил, что, пожалуй, мясо можно использовать по назначению. Хотя, и неплохо было бы, если оно и полежало еще денек другой. Но абсолют не достижим, мы можем только приближаться к нему. Даже, если на бесконечно малую величину, то все равно малюсенькой частички не хватает... Тьфу, опять меня куда-то не туда.
  Развел костер из сухих дров и выкопал рядом с ним неглубокую ямку. Сходил и достал приготовленные заранее шампуры. Вынул из котла половину маринада и, порезав на порционные куски, снарядил несколько шампуров. Подождал пока костер прогорит и переместил пылающие жаром угли от костра в ямку. После этого приступил к жарке над раскаленными углями, периодически смазывая куски баранины маринадом, разбавленным водой.
  На минутку отвлекся от технологического процесса и отметил, что стол уже успел приобрести необходимый вид - на нем расставлены тарелочки, мисочки, кружки и кувшинчики.
  Снял приготовленный шашлык с углей и водрузил шампуры на большое блюдо с салатом. Уселся, пододвинул к себе поближе и, порыкивая от наслаждения, приступил к уничтожению противника в лице, - истекающих соком, отлично прожаренных кусков баранины, закусывая салатиком и запивая все это сладеньким ежевичным соком.
  Отдуваясь после первой успешной атаки с захватом передовых укреплений, сдвинул пустое блюдо в сторонку. После короткой паузы, подтянул к себе миску со вчерашним бульоном из грудинки и приступил к следующему этапу наступления широким фронтом. С удовольствием, похрустывая мягким хрящиками, очищая арматуру костей от мяса и запивая все это наваристым бульоном с духовитыми травками, - уничтожил резервы врага и плавно перешел к заключительному этапу военной компании. С целью оптимизировать баланс витаминов, черпанул из миски несколько ложек зернистой икорки и, отламывая маленькие кусочки от еще горячей лепешки, выпил кружку ароматного чая, тем самым, заполнив последние пустоты в животе. Враг побежден - победа осталась за нами. Аминь.
  Отвалившись назад, прислонился спиной к столбу и, прикрыв глаза, расслабился. Заметив, что Старший Брат нацелился отдохнуть, купцы и девочки стали разговаривать шепоточком, а я, прикрыв глаза, начал сканировать окрестности. Сначала просмотрел местность в радиусе двух километров. Пусто. Затем расширил зону поиска до десяти. Аналогичная картина. Не с кем схлестнуться, некому физиономию начистить и некуда энергию девать. Обидно.
  Посидев еще полчасика, встал из-за стола и на не очень твердых ногах направился на прогулку. В голову пришла аналогия, что я, как массивный маховик, которого раскрутили до большой скорости, и он не может остановиться мгновенно. Душа и тело требовали активных действий, а вокруг - сплошной санаторий и кормежка по разряду люкс. Пожалуй, я так долго не выдержу. Человеку, чтобы остаться человеком, нужны суровые испытания, периодические лишения и удары судьбы. Тяжело вздохнул и двинулся на пристань, продолжать занятия по боевому танцу.
  По дороге решил заглянуть на склад и разобраться с деньгами. Нашел в куче ветоши и шкур шесть вполне приличных кожаных мешков. Загрузил в первые два поровну все золотые монеты - получилось примерно по полторы тысячи в каждом. В следующую пару поместил немного серебряных монет и последние два мешка долго наполнял отборными камнями и прочими драгоценными украшениями - очень придирчиво, отбирая из общей кучи. Все это я рассчитывал в дальнейшем забрать с собой и поровну разделить между двумя храмами. Однако, взвесив на руке мешки, понял, что оставлять в храмах такое богатство, - значит подвергать их существование неоправданному риску. Лучше будет, если полежат здесь... в логове. Это, конечно, не форт Нокс, но место страшненькое и по надежности ненамного ему проигрывает. Приняв решение, вышел со склада и позвал Блепо и Пепла. Вместе с ними зашел обратно и, указывая на кожаные мешки, пояснил.
  - Все, что не в мешках, - ваше. В мешки я положил сокровища храмов. Они будут находиться здесь, в Таши. Если потребуется, по желанию старшего жреца или жрицы, можно передать часть денег им на руки. - Я демонстративно сложил кожаные мешки в пустой сундук, в котором раньше лежало золото, и захлопнул крышку. После снова обратился к купцам. - Вы же, храмовые деньги можете использовать для выгодного дела, но, если их в результате ваших делишек будет меньше, чем сейчас, то... - и повторил уже демонстрируемый однажды жест, чиркнув ладонью по горлу, - Все понятно?
  - Да господин, - и оба склонились в поклоне.
  - И еще, пару обувки, которую будет делать Стригунок, нужно постоянно оставлять здесь, - и ткнул пальцем на маленькую полочку. - Если пара исчезнет, требуется срочно сделать новую. Короче, эта полочка никогда не должна быть пустой! Ясно, - и строго посмотрел на Блепо. Тот закивал в ответ. Я кивнул и взмахнул рукой, сообщая, что купцы могут идти.
  Будучи нормальным человеком, можно сказать, - в глубине души крестьянином от сохи, я органически не мог воспринять подход к деньгам питерских недоумков. Мой принцип - деньги должны работать, создавать новую стоимость и хранить их в закромах это непросто глупо - это преступление.
  Однако, то, что здесь у меня в золотовалютных резервах будет лежать около трех тысяч это еще пол беды. Беда, что у меня валяется без движения астрономическая сумма в пещере в Синегорье. Первоначально, была задумка пустить эти средства на переселение с запада на восток. Но идея умерла в зародыше, как только я понял, что восточная часть континента заселена и заселена довольно плотно. Новые люди с запада обязательно ввяжутся в конфликт с аборигенами. В результате может получиться, как в Америке - гора трупов и море крови... индейцев. А строить светлое будущее на костях - это могут только западные 'демократии' - американы и латины. Мне же нужно придумать нечто иное.
  А что, если попробовать организовать трансконтинентальный проект - строительство сквозной дороги с запада на восток? Так сказать - Великая стройка века! Дорога пройдет в основном по северной части предгорий и вдоль нее можно построить множество небольших городов. Необжитых территорий там хватает. Для строительства можно организовать ремонтно-строительные бригады. После завершения они будут кормиться от обслуживания хайвея, торговли и следить за нормальным состоянием Великого тракта. Постепенно произойдет взаимопроникновение культур. С гораздо меньшей кровью. Хотя, конечно, крови все равно не избежать...
  Тяжело вздохнул и направился к реке.
  Оказавшись на пирсе, разделся и в голом виде издевался над своим организмом несколько часов без перекуров, периодически ныряя с причала и проплывая по реке стометровку. В результате, впервые за весьма продолжительное время устал по-настоящему.
  В воде, общей сложности, провел около часа, заныривая в реку четырежды, каждый раз примерно на пятнадцать минут и вынес из заплывов любопытное наблюдение. Всякий последующий раз - мне проныривалось под водой и плавалось по воде - все легче и легче. Обдумав сей факт, пришел к выводу, что начинаю плавать, как дельфины, которые, как известно, просто чувствуют своей уникальной шкурой завихрения в воде и используют сие явление с пользой для себя. Я же, стал не только размахивать руками и ногами, а и ввинчиваться в водяной поток, отталкиваясь от него всем телом.
  В общем и целом, можно констатировать, что я чуть-чуть продвинулся в боевом танце ката - на земле. А на воде - по внутреннему ощущению, увеличил скорость на стометровке в полтора раза. И это было здорово.
  Повалившись пластом на прогретые солнцем и выбеленные временем доски пристани, расслабился. Жаркое светило уже перевалило далеко за полдень и я печенкой чувствовал, что скоро меня позовут к столу. Бросив взгляд вниз по течению реки, увидел, что из-за поворота показался кораблик. Всмотревшись более пристально, различил знакомые обводы и парусное вооружение. Жрецы возвращались. Значит - завтра поплывем на праздник. Преодолевая усталость поднялся, оделся и направился в крепость.
  К тому времени, когда Денрик и Солимпаса вошли в ворота, успел перекусить тушеной бараниной с травками и, сидя за столом, заканчивал ранний ужин.
  Махнул рукой жрецам, чтобы подходили ближе и присаживались рядом. Как только они разместились напротив, вопросительно посмотрел на обоих. Слово взял Денрик.
  - Завтра утром на Черную горку подъедут Свитяги. Им пришлось ехать дольше всех. Когда мы отплывали, от них прискакал гонец. Все основные приготовления закончены. Некрисса и Карайя ждут Старшего Брата с нетерпением - они будут главными распорядителями.
  - Сколько времени будет продолжаться праздник? - Денрик почесал затылок и неуверенно предположил.
  - Пол-луны. - Я с сомнением помотал головой и Денрик пояснил, - собрался весь степной народ. Очень много всадников! - Я кивнул и сделал приглашающий жест в сторону Блепо и Пепла. Купцы переминались с ноги на ногу в отдалении, не решаясь подойти ближе. Как только они приблизились, сказал.
  - Готовьте корабль. Завтра утром отплываем на Черную горку. Пепел может остаться в Таши. - Блепо повернулся и быстрым шагом направился к воротам, крикнув своим, чтобы следовали на пристань. А Младший Пепел остался стоять на месте и посмотрел на меня жалобными глазами. Я перехватил его взгляд и с раздражением спросил.
  - Что еще? - Купец решился и сказал.
  - Разреши мне посмотреть на праздник, господин. - Я хмыкнул и прокомментировал.
  - Любопытной Варваре нос оторвали, - затем насупился и предупредил. - Это опасно.
  - Очень прошу... Панкрат.
  - Ну, раз ты такой храбрый, то поезжай! - и прорычал, так, что самому стало страшно, - но, если тебя убьют и рецепт создания настойки будет утерян, то прежде, чем ты умрешь, я с тебя сдер-р-ру кожу и посыплю солью. Понял? - Пепел сначала отшатнулся и побледнел, затем понял, что я шучу - сугубо в своем фирменном стиле, и несмело улыбнулся.
  - Да, Панкрат. - Я усмехнулся и сказал.
  - Иди собирайся... герой.
  
  
  Часть 5. ЧЕРНАЯ ГОРКА
  
  
  Утром оба наших корабля отчалили ни свет ни заря и, набрав попутный ветер в паруса, ходко двинулись вниз по течению. Насколько я понял, учитывая ветер и течение, где-то после полудня, мы должны прибыть на место. Я плыл на корабле храма, под черно-белым флагом и для создания соответствующего антуража, гордо стоял на носу с высоко поднятой головой, скрестив руки на груди, и орлиным взором оглядывал все вокруг. По правую руку сидела Ляпа и с интересом посматривала по сторонам.
  В мою задачу входило устроить степному народу незабываемое шоу и не допустить, чтобы степные фанаты смахнули мою буйную головушку с плеч до времени. Для этого требовалось множество разных вещей. Например, нужно, как произвести максимальный эффект внешним видом, так и не забывать - о полной боеготовности. Поэтому - заранее подправил заточку метательных ножей и застегнул кармашки на бедрах так, чтобы рукоятки клинков не выглядывали наружу, натянул титановую кольчугу и надел на макушку черную шапочку. Пополнил малый колчан бронебойными стрелами с черным оперением, натянул тетиву лука, вложил его в налучье и пристроил вооружение лучника за спиной. Ну и, конечно, подвесил на пояс ритуальную саблю.
  По всему чувствовалось, что предстоящее представление должно пройти с полным аншлагом. Первых, наиболее нетерпеливых и любопытных участников спектакля, увидел за многие километры до места высадки. И, чем ближе мы подплывали, тем больше всадников толпилось на берегу и скакало нам вслед.
  Но вот, нос корабля воткнулся в берег и жрецы собрали парус. Оба дружно спрыгнули с корабля и подхватили лежащие на берегу сходни, перебросив их на корабль. Я положил руку на голову гепарду и остался стоять на носу, дожидаясь, пока не подплывет корабль купцов, где находился мой конь и Снежинка. Хотелось произвести максимальное впечатление.
  Однако, пришлось изменить решение, как только увидел пешую, торжественную процессию по встрече. В первых рядах встречающих, вышагивали Некрисса и Карайя, во второй шеренге остальные жрецы храма Водопада и дальше гурьбой поспешали прочие высокие стороны - очевидно, вожди племен. Весьма колоритная компания в количестве одиннадцати человек. Люди в основном пожилые, одетые в разнообразные ритуальные головные уборы. Они, как новогодние елки, были буквально увешаны оружием и золотыми украшениями.
  Как только процессия остановилась, я в сопровождении своей киски по сходням сошел на берег и со злым выражением на лице направился к встречающим. Жреческая братия шустро перестроилась. Карайя и Некрисса встали по левую и правую руку, чуть спереди. Остальные жрецы храма отошли мне за спину. Вожди племен тоже не стушевались - одиннадцать человек представителей от племен выстроились полукругом передо мной. Несколько минут продолжалась немая сцена. Атаманы рассматривали меня - я их.
  Я последовательно оглядел каждого, с бешенством заглядывая в глаза, стараясь сломать волю к сопротивлению и добиться полного подчинения. Из одиннадцати сразу смирились с поражением семь. Четверо, опустили глаза, но держали какой-то камень за пазухой, и от них можно ожидать чего угодно. Наконец, игра в гляделки и молчаливые смотрины закончились, степные атаманы молча повернулись кругом, перестроились в две шеренги и двинулись от реки. К этому моменту, сошедшая с корабля купцов Атечи, тоже пристроилась в группу жрецов в конце процессии.
  Основная масса простого степного народа, состоящая в подавляющем большинстве из воинов верхом на лошадях в полном вооружении, выстроилась плотным строем по обе стороны прохода шириной метров сто. Наша делегация торжественно двинулась по центру этого живого коридора, который растянулся почти на километр.
  Минут через двадцать мы подошли к входу в очень большую лощину. В центре ее находилось ровное пространство по размеру футбольного поля, но более вытянутой формы. На входе и выходе из лощины стояли шатры. Атаманы расступились, а Некрисса и Карайя вышли вперед. Они повели меня и остальных жрецов к первому, ближайшему к нам, шатру. Некрисса забежал вперед и откинул матерчатый полог входной двери. Как только я вступил в помещение, пропустил вперед Карайю, проскользнул следом и занавесил вход в шатер. Все. Прибыли... Я в ловушке.
  В центре шатра горел костер и почти незаметный дымок от него, вытягивало через отверстие в потолке. Вдоль стен разбросаны шкуры и подушки. В общем, весьма скромная обстановка. Я повернулся к своим адептам, уселся на подушку и приказал.
  - Рассказывайте! - Некрисса сделал шаг вперед, поклонился и приступил к докладу.
  - На праздник привели одиннадцать вороных жеребцов и восемь кобыл. Из одиннадцати коней - два жеребца и одна кобыла - необъезженные и опасные дикари. - Я покивал головой и спросил.
  - Когда начнется праздник.
  - Завтра с утра, Старший брат.
  - Так, понятно, - и, обращаясь к Карайе, сообщил. - Четверо из одиннадцати готовят какую-то подлость. Что мне делать, когда я выведу их на чистую воду? - Моя персональная ведьма, не удивилась и спросила.
  - Опиши, как они выглядят, Старший брат. - Я приступил к перечислению примет.
  - Первый, как мне кажется, самый опасный - молодой сопляк с усами, но без бороды, на груди золотой умбон с изображением птицы... - Жрица остановила меня жестом и сообщила.
  - Силук, Крепс, боевой вождь племени Степной Птицы. Выставил необъезженных - одного коня и кобылу. Хитрый и наглый. Очень опасен. Привел с собой ладонь и палец двойных ладоней клинков, готовых на все. - Я принял к сведению информацию и добавил.
  - Кажется он слегка не в себе, - и повторил оригинальный жест Некриссы, помахав обеими руками у висков, затем продолжил. - Второй - старый пердун, лицо, как сморщенное яблоко, одет в шелковый красный халат, на поясе нет сабли... - Карайя кивнула и выдала.
  - Лохматый Лунь, Крепс, шаман племени Серой Птицы. Выставил необъезженного вороного коня. Умный, опытный, Великий колдун. Опасен. Привел две ладони двойных ладоней клинков. В сложной ситуации поддержит вождя Степных Птиц.
  - Третий - пожилой великан, в неполном, золоченом доспехе и железной шапке с бармицей, шрам на лице, вот тут, - и я провел пальцем по щеке и подбородку.
  - Бешеный Волк. Талах. Боевой вождь племени Белых Псов. Выставил вороного коня. Будет драться сам. Лучший клинок Талахов... но не более того. Привел с собой ладонь двойных ладоней клинков отборных воинов. В одной из схваток, один зарубил двойную ладонь Крепсов. Прирожденный воин, но по жизни - глуповат. - Я коротко прокомментировал рассказ.
  - Тэ-экс, - и продолжил. - Четвертый - старик, седые длинные волосы, того же цвета усы и борода. На груди умбон - два скрещенных клинка.
  - Проклятый Орел. Крепс. Вождь племени Горного Барса. Выставил необъезженного вороного коня. Прямой потомок главного жреца храма Богов Света и Тьмы. Всю жизнь, также, как его дед и отец, готовился к празднику. Привел два пальца двойных ладоней клинков. Очень опасен. Готов на все. - Я вздохнул и подумал, что компашка подобралась еще та... Затем, обращаясь к Некриссе, спросил.
  - Как будет происходить праздник? - и он приступил к рассказу.
  - Завтра утром все, кто приехал, займут каждый свое место на склонах лощины. После этого вожди будут тянуть камни из шапки. Кто вытянет черный - начинает первым. Он занимает место с той стороны долины у коновязей. Коновязей две. К первой, привязывают оседланного вороного коня и, если она есть, то и кобылу. Рядом с кобылой развешивают белую кошму. Как только тень от штыря гномона достигнет черты, я даю команду ударить в гонг. Тогда нужно встать с кресла, подойти к коновязи и вывести вороного под узды на середину. Поединщик выедет на бой на своем коне сразу, как только окажется в седле Старший брат... и не раньше. Для победы в схватке - воина требуется ссадить с лошади, убить или просто завладеть его оружием. Если воин упадет с лошади, - он может просить разрешения продолжать схватку на земле. Это разрешение дает Старший Брат, но тогда бой будет продолжен в самом конце праздника, после завершения всех остальных схваток. Так уже бывало несколько раз... очень давно. В случае победы: вороного жеребца мы забираем себе и две ладони лет, жрецы храма будут иметь окончательное слово при решении всех важных дел племени. Если у коновязи стоит кобыла, то сигнал к началу по солнечным часам даст Карайя. Девушка расстелет белую кошму на земле и выведет вороную кобылу на центр. Как только ты вскочишь в седло, сядет на своего коня и она. Ее нужно сбросить на землю, затащить на кошму и испачкать белый мех кровью. - Я, с некоторой долей неловкости, спросил.
  - Э-э, нужно испачкать кровью у всех на виду, - жрец кивнул.
  - Да. - Я хмыкнул и подумал, что 'древние римляне были очень развратные люди, но до этого даже они не додумались. Шоу получится в лучших традициях 'продвинутой', западной, демократической поп-культуры. И на такое представление следует билеты продавать... очень дорогие. А эти степные соколы хотят на халяву. Придется им чего-нибудь эдакое учудить... чтобы жизнь медом не казалась.' - Я улыбнулся и задал Некриссе вопрос.
  - А ты будешь свечку держать? - жрец юмора не понял и посмотрел на меня в недоумении. Я махнул рукой, дескать, проехали - не обращай внимания, и продолжил выяснение нюансов схватки на кошме. - А если у девицы, уже кто-нибудь пролил кровь раньше?
  - Этого не может быть. Страшный позор для племени. - Жрец буквально задохнулся от негодования. Я скептически скривился и глубокомысленно проинформировал.
  - Рано или поздно происходит все. И Силук, и Проклятый Орел - вполне способны подкинуть такую подлянку. Что мне тогда делать? - Карайя сделала шаг вперед, сверкнула своими дьявольскими глазами и прошипела.
  - Все племя заслуживает смерти. Я обязана крикнуть - 'белая жена', а ты должен постараться вырезать всех воинов племени, имеющих оружие. В этом тебе помогут... Оставшихся в живых и трупы привяжут к хвостам лошадей и выпустят в степь. - Я кивнул и подумал 'как это у нее лихо получается - обязан вырезать всех. На всех у меня и рука махать устанет...' а в слух с удовлетворением сказал.
  - Очень хорошо. Теперь слушай. Если мне придется возиться с девицами на кошме на виду у всех, то тебе придется кричать 'белая жена' восемь раз. Я буду очень зол. Если хотят, чтобы пачкал без смертоубийства, пускай поставят шатер и я сделаю все, что нужно там, внутри. - Карайя размышляла над моими словами довольно долго, затем, наконец, что-то вспомнила и оповестила.
  - Так уже было один раз. Очень давно. После второго раза, вожди не захотели больше рисковать и согласились установить шатер. Но первый и второй раз придется убивать! - Я подумал и спросил жрецов.
  - Вы можете подстроить так, чтобы в эту первую двойку попали племена Силука и Проклятого Орла? - Некрисса и Карайя дружно закивали. Я прикинул - 'шестьдесят и двадцать - в общей сложности восемьдесят клинков - нормально, справлюсь'. Затем подумал и сказал, - но начать мне хотелось бы с самого сильного бойца племени Белых Псов. Это можно устроить? - Некрисса снова кивнул и я подвел черту под темой. - Очень хорошо. С этим разобрались. Теперь другой случай. Что делать, если те же лица устроят какую-нибудь подлость во время схватки? - Некрисса остановил рукой жрицу, которая хотела ответить, и сказал.
  - Я крикну - 'нечестный бой' и племя с позором выгонят с праздника. - Я помолчал и спросил.
  - А если я вырежу всех воинов племени? Это не запрещено? - Жрец почесал в затылке и с определенной долей неуверенности ответил.
  - Вроде можно, но легенды не упоминают о таких случаях. - Я с удовлетворением кивнул.
  - Это хорошо, что можно, - и сообщил адептам, - племя Лохматого Луня кандидат на уничтожение. Затем подумал, - 'сто клинков, конечно, не подарок, но ничего, совладаю, лишь бы оружие не подвело', - и спросил. - Что будет, если сломается мой клинок? Предусмотрена замена? - Некрисса развел руками и ответил коротко.
  - Нет. Это позор для племени Алиманов и придется драться ножом или обломком. - Для меня это была неприятная неожиданность. Я поднялся на ноги, завершая обсуждение, и направился к выходу. Вслед за мной из шатра вышли жрецы и остановились у входа. Я повернулся к ним в пол-оборота и спросил.
  - Сколько схваток будет происходить в день?
  - Один жеребец и одна кобыла или только один жеребец. Каждому племени дается один день. - Я подумал и предложил.
  - А если ускорить? Время дорого. Мне вполне по силам уложить их всех в течение трех дней, - жрецы буквально отшатнулись от такого святотатства и Некрисса, чуть ли не со слезами, проблеял.
  - Это Великий Праздник всего степного народа! - Я сделал успокаивающий жест рукой, соглашаясь не горячиться.
  - Ладно, ладно... не буду, - и поинтересовался, - где вы все остановились? - жрецы дружно махнули руками в направлении ближайшего шатра. Я кивнул, повернулся лицом к лощине и стал рассматривать предстоящее поле боя.
  Чем-то долина напоминала гигантский стадион, но с трибунами рассеченными в двух местах входом и выходом. Высота пологих склонов налево и направо вполне соответствовала последнему ярусу первоклассного футбольного стадиона. В целом это был, конечно, не Колизей, но по числу зрителей, имеющих возможность наблюдать за ареной, сидя на травке на склоне лощины, Черная горка значительно превосходила римский шедевр. Вдоль края поля, через каждые десять шагов, торчали копья с разноцветными конскими хвостами. Возможно, эти бунчуки отмечали место, за которым будут размещаться различные племена. Я поделился своей догадкой со жрецами и они подтвердили ее правильность, сказав, что один бунчук, - это две ладони клинков. Затем поинтересовался, - какой окрас у хвостов великолепной четверки атаманов и запомнил места размещения на трибунах потенциально опасных врагов.
  Отметил присутствие на гребне лощины любопытных степняков и, решив не мозолить глаза своим видом, свистнув Ляпе, отправился в шатер, перекусить, чем Бог послал. Сразу после ужина разделся и завалился спать. Завтра будет тяжелый день.
  
  Утром меня разбудил многоголосый ор толпы, визгливые крики и вопли. Степняки вели себя крайне непосредственно и в предвкушении грандиозного зрелища не сдерживали эмоций - в кои века Великий праздник, так почему бы не оттянуться по полной программе.
  Открыл один глаз и заметил, сидящую на корточках у входа Атечи в обнимку с гепардом. Идиллия - спелись голубки.
  Заметив, что я раскрыл глаза, жрица подхватила низкий столик, поставила его рядом с костром и приступила к сервировке. Завтрак был очень скромным - осетрина, икра, соки. Можно сказать, - тюремная пайка. Но больше и не требовалось. Остальное добавит адреналин. Сделав последний глоток ежевичного сока, спросил.
  - Скоро? - Атечи подумала и сказала.
  - Четыре клепсидры. - Я кивнул, решил еще немного отдохнуть и повалился на мягкие подушки. Жрица быстро убрала посуду и передвинула столик обратно к стенке.
  Тем временем, гул толпы по нарастающей становился все громче и, покемарив минут сорок, понял - нужно вставать. Вскочил на ноги из положения лежа и приступил к натягиванию боевой амуниции. Нацепив все что нужно, покрутился, проверяя подгонку. Вроде ничего не жмет, не звенит.
  Приказал Ляпе лежать спокойно в шатре и никуда не рыпаться. Киска улеглась у входа и прикрыла глаза - нормально. Я отключил сознание и застыл в ожидании. Через полчаса откинулся входной полог и в шатер вошли Карайя и Некрисса. В руках у жреца зажат малахай с камнями. Адепты окинули меня внимательным взглядом и жрец торжественно провозгласил.
  - Пора! - Я рыкнул в ответ и пританцовывая, как боксер на ринге, направился к выходу.
  Выдвинулись мы из шатра клином. Я шел первый, по правую руку во втором ряду Некрисса, по левую Карайя. В третий ряд пристроились и поспешали следом все остальные. Метрах в двадцати в начале площадки для игрищ стояло роскошное седалище. Жрец прошептал в правое ухо, что нужно садиться в кресло. Трон оказался немного великоват, но я постарался занять свое законное место величественно и с максимальной грацией. По трибунам пронесся гул, а я откинулся на спинку и огляделся.
  Распределенные на сектора, на склонах лощины расселось несколько тысяч человек. В первых рядах от площадки сидели и стояли вооруженные воины личной охраны вождей - в общей сложности не меньше тысячи клинков. Выше на травке расселились все остальные, включая женщин и детей на самой верхотуре. Вели себя зрители весьма непосредственно и я не ощутил должного почтения к своей особе у многих. Ну, да это дело наживное... поправим.
  По перекрестным огнем многих тысяч глаз, медленно оглядев тяжелым взглядом скопище дикого степного народа, отстранено подумал, что, пожалуй, можно было бы в лучших традициях Чингисхана объединить степную вольницу и, бросив ее на запад, пройтись кровавой метлой по Адерабаду и Логвуду, оставляя после себя только пепел и пустыню. Я непроизвольно подался вперед, пальцы судорожно сжали подлокотники кресла, а из груди донесся утробный рык. Перед глазами отчетливо пронеслись картины горящих городов, тысячи трупов, крики, слезы и стоны женщин, плач детей. Жирующее на трупах воронье... И никому пощады не будет! Каждому воздастся! Так сказать, - можно с гарантией вырезать весь цивилизованный запад под самый корешок и войти в анналы истории Нового мира - грозным Темучином - Великим и Ужасным. Впрочем, одернул я себя - куда-то меня в очередной раз не туда занесло...
  Я расслабился, хмыкнул и скосил глаза на Некриссу. Тот стоял истуканом по правую руку, но взгляд почувствовал и понял его по-своему. Медленно повел головой, указывая на деревянный столб. Я посмотрел в том направлении. Тень от столба почти достигла одного из двух черных гранитных валунов. Скоро...
  А пока ничего не оставалось, как прикрыв глаза, приступить к сканированию трибун, выделяя пятна ненависти и злобы. Минут через десять стало понятно, что я чуть-чуть ошибся в расчетах. Людишки Талаха из племени Белых Псов проявляли исключительно здоровый интерес и вполне понятные опасения. Коварства в них не было ни на грош. Интересно, чего тогда добивается их вождь? Однако, Крепсы сидели и стояли мрачной, компактной группой. Эти-то точно готовы на все.
  Наконец, Некрисса шевельнулся и поднял правую руку. Рядом с большим бронзовым блюдом подвешенным на перекладину стоял Солимпаса с колотушкой в руках. Он надутый как индюк от осознания собственной значительности внимательно следил за жрецом и, заметив отмашку, с оттягом вдарил по диску. По стадиону разнесся могучий рокот. Некрисса опустил руку и под слитный гул толпы направился к первому участнику сходки. Началось...
  Жрец двигался по периметру поля. В процессе жеребьевки ему предстояло обойти ристалище по кругу. Бешеный Волк оказался третьим по счету кто тянул камень, - первые двое претендентов благополучно вынули белые голыши. Как я и заказывал, черный камень достался боевому вождю племени Белых Псов. С удовлетворением вздохнув, подумал, - 'мои адепты свое дело знают туго'.
  Среди Талахов возникла суета и Бешеный Волк орлом взлетел в седло. Подхватил поводья великолепного вороного жеребца и направился к коновязи на противоположном конце поля. По дороге к своему месту остановился и, не слезая с седла, привязал к жерди вороного. Я сразу же потянулся к нему своим внутренним взором. Зацепился за сознание и постарался успокоить благородное животное. Получилось. Сразу стало понятно - поводья не потребуются.
  Некрисса вернулся на свое место рядом с троном, поймал мой взгляд и я прикрыл веки. Давай! Адепт снова поднял руку и Солимпаса от души приложился колотушкой по бронзовому гонгу. Я поднялся с кресла и направился к коновязи.
  Жеребец косил испуганным глазом и временами приседал на задние ноги. Положив руку ему на шею, постарался закрепить успех своего предварительного общения. Получилось нормально. Конь встал, как вкопанный, и перестал обращать внимание на крики толпы. Я проверил подпругу и седло. Затем развязав узел повода на коновязи, забросил поводья узды жеребцу за голову и, под мгновенно замолчавшие трибуны, пешком направился к центру ристалища. Конь, как хорошо воспитанная собачонка, двинулся следом. Я встал на своем месте, подождал пока жеребец пристроится по правую руку и посмотрел в сторону Талаха. Тот не выглядел слишком обескураженным... а зря. Ну, что ж пора!
  Я зацепился за переднюю луку и, не касаясь стремян, вскочил в седло. Конь продолжал стоять каменным изваянием. Трибуны слитно выдохнули, - ах, - и дружно принялись обсуждать посадку, а я подумал, чтобы еще этакое учудить... Поднес руки ко рту и выдал в пространство хорошо отработанный боевой вопль индейцев чероки - с переливами, волчьими завываниями и клекотом орла. Аж, мороз по коже... даже у меня. Трибуны дружно заткнулись. Тронул коня пятками и мы шагом двинулись навстречу Бешеному Волку.
  Талах бросил коня в галоп мне навстречу. Выхватил из ножен саблю, ничем не уступающую размерами хорошей оглобле, и, раскручивая над головой клинок, полетел на меня хищной птицей. Я перешел на следующий уровень активности и выхватил саблю в последний момент. Клинок Талаха, уже начал движение из-за его спины в моем направлении сверху вниз, с намерением развалить на две половинки, разрубив от маковки до копчика. Вроде бы легким ударом отбил тяжелую саблю в сторону, поднял коня на дыбы, заставил его развернуться на задних ногах. С места в прыжке бросил в галоп, вслед проскакавшему мимо боевому вождю. В четыре скачка догнал и, подцепив кончиком сабли, сдернул с его головы железный шлем. Осадил вороного и поднял вверх свой клинок с висящей на кончике шапкой. Один ноль, а трибуны опять не удержались и выразили свое восхищение дружным, - Ах!
  Бешеный Волк, наконец, затормозил, развернулся и, брызгая слюной от ярости, бросил коня в новую атаку. Я отбросил шлем в сторону и мой вороной шагом двинулись навстречу. В этот раз Талах ударил горизонтально, собираясь снять мне голову с плеч. Слегка пригнувшись, с большим трудом отбил клинок вверх, пропуская над головой. Бешеный Волк учел свою предыдущую ошибку и всем телом давил на свою оглоблю, пригибая ее вниз. Но, несмотря на его мощный напор, силы оказались неравны и сабля просвистела мимо. А дальше, я повторил тот же прием. Догнав Талаха, несколькими легкими ударами кончика сабли порезал ему застежки доспеха на спине. Как только края панциря на спине стали расходиться, в завершение, точным ударом перерубил толстый ремень на поясе. Затем, проткнув его в одном месте, сдернул пояс с Белого Пса вместе с ножнами и ножом. Осадил коня и поднял новый трофей над головой. Трибуны снова выразили свой восторг.
  Я отбросил ремень в сторону и встал, с усмешкой наблюдая, как Бешеный Волк крутится на месте и подвывая от ярости, пытается худо-бедно пристроить свой панцирь на широких плечах, так чтобы он не мешал продолжать схватку. Наконец, плюнув на все, Талах с рычанием загнанного зверя пришпорил коня и полетел на третий заход... Махать саблей он начал еще метров за пять до меня и в этот момент очень походил на циркулярную пилу. Я так понял, он осатанел и решил порубить все, что подвернется под руку - меня, коня, без разницы. А это нехорошо.
  Слава Богу, ему мешал съезжающий на руки доспех, иначе, пришлось бы рубить ему руку и спектакль закончился бы на самом интересном месте. Но, я заставил коня сделать неожиданный скачок в сторону и, изогнувшись, рубанул ему по подпруге. Есть! Седло под Волком стало съезжать в сторону и это прервало активный процесс размахивания клинком. А чтобы закрепить достигнутый результат, я двумя легкими ударами обрубил ему и поводья в районе удил. Натянув узду, Талах чудом не сверзился на землю и с потерянным видом сидел на коне, рассматривая обрывок кожаной упряжи у себя в руке. Осаекоми!
  На трибунах царило нездоровое оживление, доносились обидные и ехидные смешки в прошлом потенциальных врагов и крики ярости со стороны соплеменников и друзей. Боевой вождь Белых Псов перевел взгляд с упряжи на меня и я понял, что победил. А если буду и дальше давить на психику, то Бешеный Волк может и разрыдаться. А мне это надо? Не факт.
  Поэтому, поймав его загнанный взгляд, прошипел.
  - Бросай саблю, Талах! - Бешеный Волк было дернулся ко мне, но седло заскользило в противоположную сторону и он с трудом сохранил равновесие.
  Придерживаясь за гриву лошади, воин повесил голову и бросил украдкой косой взгляд на своих сторонников. В его секторе на трибуне царила мертвая тишина. Боевой вождь вздохнул и отшвырнул саблю прочь. Гулко пророкотал бронзовый гонг - Солимпаса вдарил по нему от души. Иппон!
  Рабочий день закончен. Я легонько тронул пятками коня и направился к своему шатру. Трибуны взорвались бешеным ревом - зрителям понравилось представление. Спасибо хоть не вызывают на бис. Не обращая внимания на бурные проявления восторга, соскочил на землю и передал поводья жеребца Некриссе.
  Рядом с шатром Атечи развела костер, выкопала ямку для углей и в данный момент доставала из котла с маринадом ядреные куски архара. Ей помогала Тинта, через минуту к теплой женской компании присоединилась и Карайя. Я повел носом, почувствовал терпкий запах пахучих травок и сглотнул слюну. На обед у нас будет шашлык и его будет много... И это хорошо.
  Рядом жрецы мужского пола натягивали четвертый по счету шатер. Его предназначение было не совсем понятным. Ну, да ничего, скоро все прояснится. Откинув матерчатый полог своего убежища, скользнул внутрь, стянул с себя кольчугу, упал пластом на подушки, прикрыл глаза и расслабился.
  Из всего круга вопросов, которые предстояло решить в ближайшее время, я никак не мог найти подход к проблеме обуздания черных кобыл. Ну, не лежала у меня душа, устраивать стриптиз-шоу на глазах у многотысячной публики. Может для дикой степной демократии это и нормально - все-таки мрачное и неумытое раннее средневековье, но нас воспитывали по другим правилам. Хотя, если бы я родился и воспитывался в Штатах, то все прошло бы очень мило - в лучших традициях либерально-демократических секс-шоу. Нужно только блестящий металлический шест воткнуть по центру и вперед... show mast go... Так сказать, - африканский атавизм для тех, кто недавно слез с дерева и никак не может забыть о вольной жизни на сучьях.
  Полог шатра откинулся и внутрь проскользнула Карайя, окинула взглядом помещение и, заметив мое лежащее пластом тело, с почтением сказала.
  - Священная трапеза готова Старший брат, - и сделала широкий жест рукой, предлагая покинуть шатер. Я перетек из положения лежа в положение стоя и, может быть быстрее чем требовалось, направился у выходу. Опередив меня на один шаг, жрица возглавила процессию.
  А нацелились мы на новый шатер. Зайдя внутрь, понял, что меня уважают и ценят. В центре стоял невысокий составной столик и на нем разместилось все, что требуется человеку, уставшему душой и телом после непосильных трудов и иссушающих душу забот. Примостив свой зад на низенькую скамеечку, окинул заинтересованным взором, ломящееся от деликатесов, поле боя. А на столе присутствовали даже фрукты - груши, персики и виноград. Очень даже отражает... На видном месте, на блюде, исходил ароматным парком с привкусом дыма отлично прожаренный шашлык и, что уж совсем меня удивило, великолепно приготовленный по моему же рецепту - пирог. Ай, да жрецы... ай, да сукины дети!
  Я оглядел лица своей команды. У большинства было выражение плохо скрываемой тревоги - вдруг не понравится, вдруг, что не так... А у Атечи, в самой глубине глаз, пряталось чувство гордости и торжества, дескать - знай наших. Я подмигнул красотке и с улыбкой приступил к уничтожению первой перемены блюд...
  Через час отпал от стола, как насосавшийся крови клещ. Мягко помассировал раздувшийся живот и, посмотрев на жрецов слегка осоловелыми глазами, приказал убирать со стола, оставив только чай и сладенькую фруктовую водичку.
  Дождавшись завершения уборки, сообщил адептам, что собираюсь провести важное совещание, на котором неплохо было бы обменяться впечатлениями и обсудить текущий момент. Чтобы нас не подслушали, предложил Некриссе отрядить кого-нибудь из жрецов на охрану шатра. Тот, кивнул Гроссу и младший брат выскользнул наружу. Я сделал широкий жест рукой, предлагая устраиваться всем поудобнее, и после некоторой неразберихи с рассаживанием довел до сведения коллектива.
  - Следующий, кто должен вытянуть черный камень, будет Проклятый Орел - вождь племени Горного Барса. Он готовит какую-то подлость. Я обязательно это докажу и Некрисса должен быть готов крикнуть - 'нечестный бой'. После этого, я вырежу все его два пальца двойных ладоней клинков... и тех из племени Горного Барса, кто еще подвернется под руку. Будьте готовы! Мне придется проявить свою божественную ярость. Будет немного страшновато. - Главный жрец захлопнул, отвалившуюся было челюсть, и часто закивал. А я продолжил, обращаясь в основном к Карайе.
  - Теперь о главном, - и я взял на душу грех, говорить от имени Богов. - Так вот, Боги Света и Тьмы мне сообщили, - они не хотят, чтобы белую кошму пачкали у всех на виду. Все должно происходить в шатре, который нужно поставить в центре ристалища. Поэтому Карайя и все остальные должны пустить слух, что Боги не довольны и хотят внедрить новые правила. Иначе, Посланник Богов, - то есть я, перенесу их божественную ярость на весь степной народ. И то, что произойдет завтра, лишь цветочки. Дальше будет еще хуже. Иначе говоря, ваша задача добиться принятия новых правил. А именно - в центре ставится шатер. Я ловлю девицу и ссаживаю ее с коня. Она берет белую кошму и идет в шатер, где раздевается и ложится на нее. Я захожу в шатер, делаю свое дело, женщина берет кошму, накидывает ее себе на плечи, выходит из шатра и совершает круг почета вокруг ристалища, так чтобы всем была видна кровь на шкуре. - Я посмотрел на жрицу и спросил. - Кстати, что обычно делали женщины после кровопускания на других праздниках в прошлом? - Карайя без запинки отбарабанила.
  - Они становились послушницами храма. - Я кивнул и продолжил.
  - Завершив круг почета, она направляется в наш шатер. Видимо, нужно поставить еще один - специально для послушниц. - Все дружно закивали. Я хмыкнул и, ткнув пальцем в Некриссу, приказал. - Послезавтра черный камень должен вытянуть Лохматый Лунь - шаман племени Серой Птицы. Если у него не наступит резкое просветление в мозгах, то я уничтожу его и две ладони двойных ладоней клинков Серых Птиц, - строго оглядел теплую компанию жрецов и спросил.
  - Вопросы. Замечания. Предложения. Возражения. Если есть, что сказать, разрешаю говорить. - Ответом было гробовое молчание и я подвел черту. - Тогда обсудите между собой план работ и приступайте. А я пойду к себе, хорошенько отдохну перед завтрашним боем. Все.
  Поднялся из-за стола, вышел из шатра и, расправив плечи, огляделся по сторонам. По гребню склонов густо торчали любопытные головы, а за ними, на многокилометровом пространстве степи, гудел пчелиный рой степной вольницы. Крики, ржанье лошадей - все сливалось в единый фон. Буквально физически ощущалось радостное возбуждение и приподнятая атмосфера праздника. С запада задувал легкий ветерок, наполненный горьким ароматом полыни и дымом костров. Солнце давно перевалило через зенит и очень хотелось сбегать на речку и ополоснуться, но... не место и не время. Пока есть враги готовые использовать грязные приемы - о купании в реке лучше забыть. Я тяжело вздохнул, вошел в свой шатер и, не раздеваясь, повалился на шкуры и мягкие подушки. Рядом с тихим мурлыканием пристроилась Ляпа и ткнулась мокрым носом в щеку. Положив руку ей на загривок и ощутив теплое влияние бескорыстной кошачьей любви, забылся сном.
  Проснулся поздно ночью, вышел прогуляться вместе с киской на зады, полюбовался звездным безлунным небом... заполонивший все окрестности цыганский табор степного народа, умилял своей непосредственностью. Судя по всему, песни и пляски предполагалось продолжать всю ночь. Ну ничего, я вам устрою завтра веселуху... мало не покажется. У шатра жрецов шевельнулась темная тень - Гроссу. Бдит народ - это хорошо. Я сплюнул и отправился досыпать.
  
  Рано утром вскочил ни свет, ни заря, оделся в боевой доспех и битых несколько часов занимался повышением мастерства, не выходя из шатра. Сначала, как положено, помедитировал дыша диафрагмой в позе 'тай-за', затем провел дыхательные упражнения и восстановил энергию жизни - последовательно проходя от физического тела через эфирное и астральное до состояния ментального. Закончил пребыванием в духовном теле. Разогрелся растяжками и вращениями. Взял в руки саблю и попробовал придумать новые связки и проходы. Постепенно стадион за стенками шатра начал заполняться народом. Это было хорошо заметно по нарастающему гулу людских голосов.
  Задолго до того, как в шатер вошли Карайя и Некрисса с шапкой в руках, я полностью подготовился к предстоящей схватке. По уже заведенной традиции жрец торжественно провозгласил.
  - Пора! - Молча и целеустремленно, мягким кошачьим шагом, я направился к выходу.
  Во главе торжественной процессии дошел до трона и занял свое законное место. Прикрыл глаза и постарался почувствовать настроение зрителей. По сравнению с прошедшим днем градус почтения к Посланнику Богов существенно повысился и это несмотря на постоянную подрывную деятельность скрытых врагов и агентов влияния. Как говорил один редкостный недоумок, - процесс пошел...
  Открыл глаза и бросил взгляд на солнечные часы. Тень практически достигла точки отсчета. Но вот, наконец, Некрисса поднял вверх правую руку и Солимпаса с ожесточением приложился колотушкой по бронзовому диску гонга. Звук от удара, мгновенно прервал всю суету на трибунах и Некрисса, подхватив шапку обеими руками, двинулся по периметру ристалища. Вождь племени Горного Барса - Проклятый Орел стоял пятым по счету и мой главный фокусник не подкачал. Нужный камень проявился в руке вождя, как черная метка в руке одноногого пирата. Я удовлетворенно прикрыл глаза - все-таки, высокая квалификация у моих жрецов. Им вполне по силам брать первые призы на соревнованиях иллюзионистов-профессионалов.
  А Проклятый Орел почему-то обрадовался и с торжеством поднял вверх руку, демонстрируя камень. Из строя воинов выскочил молоденький живчик, цапнул поводья вороного коня и поджарой каурой кобылы. Затем бегом направился к противоположному концу поля. По дороге привязал сбрую вороного к коновязи и я без промедления уперся взглядом в молодого жеребца. Постарался захватить его сознание внутренним взором. Есть. Но сразу же понял, - с конем не все ладно. Под попоной рядом с седлом находился посторонний предмет. Он беспокоил благородное животное. Я сосредоточился на переживаниях лошади и постарался разобраться.
  Тем временем Некрисса вернулся на свое место по правую руку от меня и скосил глаза. Я не меняя позы, стараясь не шевелить губами, прошелестел.
  - Ядовитая колючка, под попоной. Я ее достану. Будь готов крикнуть! А теперь начинай! - Адепт поднял руку, подавая сигнал, и Солимпаса продублировал его жест ударом по бронзовому диску. Я поднялся с кресла и направился к коновязи.
  Пока шел постоянно давил на сознание лошади, стараясь максимально успокоить жеребца, что получалось лишь частично. Остановился не доходя двух шагов и поднял вверх пустые руки, привлекая внимание. Сделал последний широкий шаг и расстегнул подпругу. Сдернул седло, откинул попону и осторожно взял в руки шип ядовитого растения, чем-то похожий на миниатюрный противотанковый еж. Поднял руку высоко вверх и проревел во всю силу легких.
  - Ядовитая колючка! - Некрисса вскинул обе руки со сжатыми кулаками и в унисон пронзительно завопил.
  - Нечестный бой! - а Солимпаса, у которого видимо не выдержали нервы, шваркнул колотушкой по гонгу, подчеркивая трагизм происходящего. В свою очередь, я с удовольствием поддержал Некриссу в его праведном гневе, взревев бешеным медведем.
  - Нечестный бой! - и с ходу, включив третью скорость, бросился на представителей племени Горного Барса.
  Преодолев стометровку секунды за четыре, выхватил нож и вломился в компактную группу степных воинов. Работать в условиях стесненного пространства саблей неудобно и я использовал лишь нож и кулаки. Первый, кого постигла кара, оказался Проклятый Орел, стремительным ударом ножа я вскрыл ему горло от уха до уха, с трудом увернувшись от фонтана крови из артерии. Остальная группа смертников сбилась в кучу, как стадо баранов, и я начал наворачивать сужающуюся спираль, которая делала свой первый виток по периметру группы. Довольно быстро удалось войти в боевой режим ката и из серии хаотических рывков, мое движение перешло в плавный и стремительный танец смерти. Я скользил среди еще живых и уже умирающих тел, максимально экономно расходуя силы, делая ювелирные по точности выпады и разрезы ножом, временами помогая себе ударами левой руки. Это позволяло не протискиваться, а просачиваться в плотной толпе, ни на мгновение не теряя темпа.
  На все про все, мне потребовалось сделать четыре сужающихся витка и я остановился в центре в прошлом толпы живых, а сейчас - мертвых воинов, которые по краям лежали безобразной кучей трупов, а в центре вокруг меня - медленно, как на кадрах замедленной съемки, падали в разные стороны.
  Чем-то это напоминало действие торнадо - такая же смертельная спиральная воронка, от которой нет спасения и некуда бежать.
  Как только последний из воинов племени Горного Барса лег на землю, я поднял лицо к небесам и, потрясая кулаками, максимально страшным голосом, проорал.
  - Жертва Богам Света и Тьмы! Смерть отступникам! - мои адепты меня поддержали с не меньшим воодушевлением.
  После этого, перепрыгивая через трупы, кинулся обратно к вороному коню. Взлетел ему на спину, пренебрегая седлом и стременами, и бросил его в галоп навстречу последнему члену группировки. Он все это время проторчал на одном месте верхом на своей пегой кобыле, открыв от удивления рот. Увидев в моем лице ангела смерти, стремительно сокращающего расстояние, выхватил сабельку и попытался защититься. Я махнул клинком три раза, обрубив сначала обе руки, а затем и снеся голову с плеч Горному Барсу. Изогнувшись всем телом, в последний момент успел подхватить обрубок головы на кончик сабли. Поднял вороного на дыбы и высоко вскинул на вытянутой руке свой трофей. Вслед за тем заставил развернуться коня в обратном направлении на задних ногах и опуститься на все четыре ноги. После чего спокойной рысью подскакал к лесоповалу из трупов Горных Барсов и кинул голову в общую кучу. Иппон!
  Легонько сжал ногами бока жеребца и медленным шагом, при полном молчании трибун, направился на свое место на троне. Соскочил на землю и передал поводья вороного Денрику, стоящему ближе всех и наблюдающему за спектаклем широко раскрытыми глазами. Демонстративно уселся в кресло, бросив недовольный взгляд в сторону Солимпасы. Тот вздрогнул, очнулся от шока, вспомнил о своей роли и бронзовый гонг оповестил всех и каждого - финита!
  Руки у меня лежали на подлокотниках трона и, оглядев трибуны притихшего стадиона тяжелым взглядом Безжалостного Дракона, остро осознал, что сейчас в одной руке у меня должна быть держава, а в другой скипетр. Да, и корона на благородных кудрях, тоже бы не помешала - желательно из массивного золота со вставками из крупных бриллиантов, изумрудов и рубинов. Одним словом - Панкрат Первый - Великий и Ужасный... А без горностаевой мантии можно и обойтись - слишком жарко. Хотя, если царский регламент потребует, то придется соответствовать... Впрочем, куда-то меня в очередной раз не туда занесло... Видимо, плохой я музыкант и звуки медных труб, находят-таки лазейку в глубину моей души.
  Я встал с трона и величественным шагом, в сопровождении старших жрецов покинул ристалище. Под прицелом тысячи глаз и полном молчании трибун скрылся в своем шатре. Рабочий день закончен.
  Встал рядом с дверью и, закрыв глаза, прислушался к ситуации на стадионе. Народ начал расходиться... в основном молча. Как я и предполагал, веселуха закончилась - народ столкнулся с суровой правдой жизни. Вслед за мной в шатер зашли Некрисса, Карайя и Атечи, встали у стеночки и склонились в поклоне.
  Я шагнул к адептам, зацепил пальцем за подбородок Атечи, приподнял ей голову и спросил.
  - Ну, что пригорюнились ребята? Глядите веселей, - погладил девочку по щеке и предложил, - а приготовь-ка ты мне пирожок сестра... с осетринкой. - Жрица несмело улыбнулась, а я добавил, - и можешь не торопиться, времени у тебя много... - вдохновленная ласковым словом Атечи кивнула и выскользнула из шатра. Я повернулся к руководящему звену и продолжил, - Как у нас обстоят дела с шатром для девиц на черных кобылах? - Карайя встрепенулась и выдавила из себя.
  - Вчера, против было семь вождей, но сегодня до вечера мы должны встретиться и переговорить еще раз. Думаю, будут изменения. - Я кивнул соглашаясь и сказал.
  - Да уж должны быть... Если Лохматый Лунь будет вечером против, то пригласите-ка его ко мне на встречу. Сегодня. Хочу с ним поговорить. Жалко терять две ладони двойных ладоней клинков воинов племени Серой Птицы и превращать праздник в тризну. Все. Идите. И жду вас вечером. - Оба жреца поклонились и вышли из шатра, а я стянул кольчугу, повалился пластом на подушки и... заскучал.
  Сначала пересчитал всех мух на потолке, затем долго наблюдал за тем, как крупный паук, пытается натянуть себе ловчую сеть в углу и сам не заметил, как заснул.
  Внимание к своей особе почувствовал во сне, когда Атечи еще только подходила к входной двери. Вскочил бодрячком и, как только жрица заглянула в помещение, втянул ее за руку и с ходу оформил смачный и глубокий засос на несколько минут, в лучших традициях западной порноиндустрии. Девушку затрясло, у нее задрожали коленки и она обезножила от переживаний. Но я не воспользовался случаем и не дал ей упасть на мягкую постель, а прошептал на ушко.
  - Приходи, как стемнеет... продолжим. - Подождал пока жрица возьмет себя в руки, угнездится на ногах и перестанет выскальзывать из рук на землю. Ободряюще хлопнул по попке и первый вышел из шатра.
  Моей целью являлся обеденный шатер. Зайдя внутрь и втянув носом воздух, по достоинству оценил ни с чем несравнимый букет ароматов, исходящий от ломящегося от различных вкусностей стола. Плюхнувшись на низенькую скамеечку, цапнул первое, что подвернулось, - стерлядь горячего копчения и приступил к планомерному уничтожению войск неприятеля, заедая иногда икоркой и запивая фруктовыми соками. И все это -вдумчиво и с расстановкой...
  На все про все потребовалось часа полтора. Отвалившись от стола на исходные позиции, понял, что погорячился, когда предложил Атечи заходить вечером. При такой кормежке, действовать нужно немедленно... Поэтому поднялся, поймал глаза жрицы, мотнул головой и рыкнул.
  - Идем!
  Зайдя к себе в шатер, еле дождался пока девушка сбросит с себя все лишнее. После чего устроил Праздник души и тела, который продолжался по нарастающей часа три. Сначала были стоны, позже короткие сдавленные крики, а в конце - жрица, сообщала всем о своем безграничном счастье, в полный голос. Я думаю, ее было слышно за километр... Очень пикантно.
  Как только Атечи покинула на нетвердых ногах шатер, раскачиваясь, как лодочка на крутой волне, в дверь заглянул Некрисса, вопросительно посмотрел на меня и многозначительно сообщил.
  - Лохматый Лунь пока против, но приглашение встретиться принял, - смущенно кашлянул в кулачок и тихо добавил. - Он ждет уже две клепсидры. Здесь, рядом, - и указал рукой на стенку шатра. - Очень сердит. Позвать? - Я натянул штаны, молча приказал Ляпе лежать на месте и кивнул жрецу.
  - Запускай.
  Жрец пропал из проема. Через несколько минут полог шатра откинулся - его помогла открыть Карайя и в проходе появился красный шелковый халат шамана племени Серой Птицы. Я бросил взгляд на жрицу и был неприятно поражен - моя персональная ведьма смотрела на шамана с ужасом. Она до судорог боялась колдуна. Неужели смог запугать, стервец? Экая, оказывается, опасная дрянь живет в племени Крепсов.
  Сделав два шага от порога и коротко поклонившись, Лохматый Лунь покосился на гепарда, а затем уставился на меня. Я почувствовал, - он с ходу, пытается показать мне свои недюжинные способности гипнотизера.
  Еще неделю назад, когда занимался исправлением физических недостатков Атечи, я понял, что обнаружил в себе новое качество - способность напрямую бесконтактно вмешиваться в работу чужого организма. Пытался найти этому разумное объяснение и, кажется, сейчас в голове появились первые проблески понимания, как это происходит. Поэтому можно проверить гипотезу и для разнообразия попробовать не бить старую песочницу по лицу и не ломать ему кости, а раздавить вонючего степного таракана просто и без претензий - в метальном плане. Тем более, что это может оказаться, гораздо более эффективным методом воздействия, чем примитивный мордобой.
  Я усмехнулся про себя и скрестил с колдуном свой взгляд. Старик действительно являлся неплохим экстрасенсом и давил он на психику по полной программе. Но объект для своих упражнений, выбрал явно не тот. Я встал, подошел к нему вплотную и погрузил свое сознание в глубину его глаз. Говорят, что глаза это часть мозга, и визуальный контакт позволяет напрямую говорить с душой. Но, я не собирался нормально говорить и тем самым как бы - уговаривать подлеца. Я собирался рычать и приказывать его душе.
  Очень быстро, старый пердун на своей шкуре испытал, что это такое, когда тебе ломают волю. Для человека всю жизнь занимающегося этим в отношении других - ощущение ниже среднего. Шаман сморгнул и его взгляд заметался в поисках выхода из смертельной ловушки. Фиг вам. Поздно! Сначала я заставил его поднять одну руку, затем опустить. Потом поднять вторую и схватить ей себя за горло. Дыхание колдуна оказалось перекрытым его же собственной рукой. В бледных старческих глазах шамана заплескался ужас. Я криво усмехнулся и прошипел.
  - Ты пришел шутить шутки со мной, старик. Я сделаю так, что ты порвешь себя в клочки - собственными руками. - Колдун захрипел и захотел, что-то сказать, - я слегка ослабил хватку его же собственной руки и прорычал. - Ну, говори!
  - Смилуйся, господин.
  - Так ты хочешь жить, червяк?
  - Да, господин. Прости-и-и... - где-то я уже слышал этот призыв, поэтому перестал давить на психику и, кивнув на подушки, сказал.
  - Садись. Поговорим.
  - Слушаюсь и повинуюсь, господин. - Лохматый Лунь подождал пока я сяду, скромнячком опустился на корточки и преданно снизу вверх заглянул мне в глаза. Скривившись от такого поведения, как от кислого, я спросил.
  - Что ты можешь сказать о Силуке, боевом вожде племени Степной Птицы?
  - Это мой воспитанник, господин. Я знаю его с детства.
  - Почему он хочет победить нечестно? - шаман вздрогнул, опустил на мгновение глаза и признался.
  - Это моя вина, господин. Я подговорил мальчишку. Он слушается меня во всем.
  - Ну что ж, как подговорил, так и разговоришь. Ты понял меня, колдун. - Шаман племени Серой Птицы часто закивал.
  - Я все сделаю, господин. Ты будешь мной доволен.
  - Ну, вот и хорошо. И что б не позже чем через день, шатер для черных кобыл стоял на поле.
  - Конечно, господин. Будет сделано, господин.
  - Иди прочь, - и сделал жест рукой, будто прогоняю надоедливую муху. Просветлев лицом и с облегчением вздохнув, Лохматый Лунь пташкой выпорхнул из шатра, а я сплюнул в сторону в сухую.
  Время было уже позднее и я, свиснув Ляпе, отправился прогуляться на зады, а затем, оставив гепарда сторожить вход, повалился на ворох шкур. Перед тем как заснуть, постарался оценить моральный настрой степного кочевья. Песни и пляски в таборе продолжались, но... Общий градус веселья опустился сразу на несколько пунктов и приблизился к нулевой отметке. Местами прорывались истерические нотки. Конечно, это пока не пир во время чумы, но тенденция имела место быть... и это правильно.
  Я закрыл глаза и сон мой был без сновидений и кошмаров.
  
  Утром некоторое время лежал, не открывая глаз и размышляя о текущем моменте. Хорошо бы повернуть дело так, чтобы присвоить себе в Новом Мире лавры барона Кубертена, и вместо поножовщины и порнухи - организовать цивилизованные соревнования с учетом местной специфики. Причем, если порнуху повернуть в нужном направлении и ограничить определенными рамками, то ее можно и оставить. Дальше, я попытался вспомнить, что же там за виды спорта такие были у монголов. Кажется, стрельба из лука, скачки и борьба... Ладно, будем иметь ввиду.
  После короткой медитации в позе 'тей-за' - вскочил на ноги и оделся. Тем временем, стадион за стенками шатра начал наполняться. Со стороны трибун через стенки шатра стали доноситься визгливые крики и слитный шум голосов.
  С внешней стороны шатра послышались шаги и, откинув полог двери, в помещение вошли Карайя и Некрисса с шапкой в руках. Оба оформили на лицах торжественное выражение и жрец по уже заведенной традиции провозгласил.
  - Пора!
   Кивнув, я направился к выходу и возглавил процессию. Уселся на трон и оглядел зрителей предстоящего спектакля. Большинство степняков уже с некоторой опаской поглядывало в моем направлении и было заметно, что степень почтения к Посланнику Богов, поднялась на очередную ступень.
  Я бросил взгляд на солнечные часы - тень уткнулась в черный камень. Скосил глаза в сторону и Некрисса поднял вверх правую руку. Солимпаса отработанным жестом вмазал по бронзовому диску. Звук от удара, разнесся по ристалищу и оборвал суету зрителей. Тысячи глаз повернулись к трону.
  Некрисса подхватил шапку и двинулся по отработанному маршруту вокруг поля. Лохматый Лунь - шаман племени Серой Птицы оказался шестым по счету и каждый раз, когда вытягивался белый камень, трибуны делали слитный выдох. Как всегда, мой главный фокусник не подкачал. Шаман вытянул черный камень и, дрожащей рукой с кислой гримасой на лице, поднял его над головой. Ну, что ж, посмотрим на степень раскаянья старого пердуна. Очень не хотелось в очередной раз устраивать на трибунах скотобойню и вырезать - 'на раз', сотню воинов племени Серой Птицы.
  Из строя участников выдвинулся амбал одетый в кольчужную рубаху, подхватил поводья своего пегого жеребца и уселся в седло. Вооружен он был саблей и маленьким круглым щитом, который закинул себе за спину. Тронув пятками бока коня, спокойным шагом направился к противоположному концу поля. От толпы воинов Серых Птиц отделились два крепких паренька, подошли к дикому вороному жеребцу и, перехватив каждый свою растяжку, повели коня к коновязи. Следом за ними двинулся третий, нагруженный попоной, седлом и уздечкой. Оба поводыря, стараясь не приближаться к коню слишком близко, привязали жеребца и отскочили в сторону. Третий повесил конскую сбрую на жердь коновязи и тоже отошел в сторонку.
  Я постарался дотянуться взглядом до необъезженного жеребца. Все, вроде, без подвоха - обычный сумбур простеньких мыслей и опасений в голове лошади. Повернулся к Некриссе, который успел вернуться, и кивнул ему. Жрец поднял руку, подавая сигнал, а Солимпаса огласил решение о начале состязания ударом по гонгу. Я направился к коновязи.
  За время пока шагал, старался разобраться в характере лошади и успокоить лошадь. Шагов за десять до вороного вытянул вперед руку ладонью перед собой. Жеребец косил на меня глазом и через минуту я понял - есть контакт. Мы стали с ним единым целым. Я подошел к благородному животному вплотную, обнял за шею и прижался к ней щекой. Сердце лошади билось ровно и мощно. Хорош! Бросив презрительный взгляд в сторону сбруи, обрезал ножом веревки и вскочил жеребцу на спину. Трибуны отреагировали слитным гулом толпы, - Ох! - Я, успокаивающе похлопал коня по шее, и развернул в сторону своего противника. Тот наблюдал за представлением, насупив брови.
  Выехав на середину ристалища, остановился. Мой противник тоже стоял на месте. На трибунах раздалось несколько несмелых свистков и визгливых криков. Мы стояли друг против друга минут пять и, все это время, зрители по нарастающей выражали свое презрение к воину племени Серых Птиц, а я давил его взглядом. Наконец, амбал не выдержал издевательства и, вроде бы даже закрыв от страха глаза, громко закричал, выхватил саблю и бросил свою лошадь мне на встречу.
  Мы встретились недалеко от центра и я небрежно отбил первый удар его сабли. Воин, стараясь найти в себе последние остатки храбрости, закричал еще громче, подхватил со спины щит и начал наносить удары саблей в темпе пропеллера. По предварительной прикидке, он делал не меньше пяти взмахов в секунду. Я мастерски отражал их все, стараясь не допустить случайного ранения себя и лошади. Трибуны ревели! Через десять минут он стал делать три взмаха в секунду. Крепкий попался орешек! Но вот он сделал передышку, забросил щит за спину и перехватил саблю левой рукой. Левой получалось у него не так хорошо, как правой. Через двадцать минут бешеной рубки его хватало только на один удар в секунду, что левой, что правой, а по прошествии получаса он выдохся полностью. Воин опустил клинок и я прорычал ему.
   - Бросай саблю Крепс! - Амбал с трудом шевельнул правой рукой, посмотрел на меня затравленным взглядом бесконечно уставшего человека и выпустил саблю из рук. Трибуны взорвались диким ревом. Воин склонил голову на шею лошади и стал ждать, когда острое лезвие моего клинка, отделит ее от плеч. Я хмыкнул, вложил саблю в ножны и направил коня в сторону своего трона. Финита.
  Проезжая мимо Серых Птиц, посмотрел в их сторону. Лохматый Лунь стоял ко мне спиной и давил своим авторитетом на наиболее импульсивных воинов, не давая им возможности сделать глупость, - кое-кто из молодых и нетерпеливых хотел выскочить из толпы и показать мне Кузькину мать. Я остановился посмотреть, что это за мать такая, и повернулся в сторону недовольных. В секторе мгновенно воцарилась мертвая тишина, а отборная сотня племени выхватила клинки и сбила строй... отменная выучка у Крепсов. Рядом с сектором Серых Птиц пустовало место племени Проклятого Орла и, как напоминание о карающей длани Посланника Богов, безобразными бурыми пятнами на земле были видны лужи подсохшей крови.
  Под прицелом двух сотен глаз я ткнул пальцем в пустой сектор Горных Барсов, показал рукой на Серых Птиц, провел пальцем у себя поперек горла и положил руку на рукоятку сабли. Немая сцена. Шаман не растерялся, воспользовался паузой и, перехватив инициативу, заорал визгливым голосом на своих. После минутного колебания воины стали вкладывать в ножны клинки и склонять головы. Наконец, спрятал клинок последний сопляк. То-то же.
  Подтверждая мою полную победу, по ристалищу разнесся рокот бронзового гонга. Это Солимпаса весело приложился колотушкой по диску. Аут.
  Я снова повернул коня и направился к своему шатру. На трибунах царил ажиотаж и вакханалия - зрители вопили в восторге. Подъехав к шатру, соскочил на землю и передал поводья жеребца Некриссе.
  Постоял рядом с троном, медленно поворачивая голову, оглядел трибуны - стадион ревел, и я не стал усаживаться в кресло. Нечего лишний раз лицезреть мою особу... Хорошенького понемножку... Повернулся и величественным шагом, в сопровождении старших жрецов покинул ристалище. Рабочий день закончен.
  Встал недалеко от двери и дождался пока в шатер зайдут Некрисса и Карайя. Присел на подушки и кивнул головой, предлагая адептам разместиться поудобней, со словами.
  - В ногах правды нет. - Оба потоптались на месте и пристроились на ворохе шкур. Я повернулся к жрице и спросил.
  - Какой у нас расклад на сегодня по вопросу о девицах на черных кобылах? - Карайя хитро улыбнулась и с гордостью сообщила.
  - Остался один Силук, боевой вождь племени Степной Птицы. Но сегодня утром я говорила с шаманом племени Серой Птицы. Он поклялся мне, что вечером мальчишка будет согласен. - Я кивнул, принимая к сведению информацию, и спросил, обращаясь к обоим.
  - По плану, следующий у нас Силук, но может быть есть кто-то еще более опасный? Ваше мнение. - Оба адепта дружно развели руками, а Некрисса озвучил общий вывод.
  - Если Силук согласится на новые правила, то значит, он что-то понял и опасных вождей больше просто нет. Все остальные будут играть по правилам и подлости ждать ни от кого не нужно. - Я посмотрел на своих адептов и подумал, - 'почему собственно я, в высшей степени неглупый человек, плетусь в конце событий. Почему бы совсем не отменить дефлорацию девиц', - и, подняв вверх палец, начал излагать новую концепцию Праздника.
  - Так, слушайте внимательно. Излагаю первое божественное откровение - 'не решаемых задач не существует' и второе откровение - 'каждая задача может иметь несколько решений'. Теперь по истории вопроса. Подозреваю, что номер с девицами и вороными кобылами, придумал озабоченный на передок самый первый Черный. Ну, а раз один Старший брат придумал, то другому вполне по силам и по чину, передумать и отменить. Нужно только в соответствии со вторым правилом предложить заинтересованным лицам равноценную замену. Теперь вопрос ко всем. За какую сумму вожди будут согласны продать девушек и кобыл с потрохами? - Некрисса почесал затылок и с сомнением в голосе выдал.
  - Ну, если хорошенько предварительно пугануть, то за две ладони двойных ладоней синегорских золотых, продадут их, свою родную маму и всю ее родню в придачу. Это очень большие деньги. - Я с удовлетворением кивнул и сообщил.
  - Деньги нормальные и они у нас есть. - Жрецы с удивлением уставились на меня, а я продолжил. - Нужно послать Денрика и Блепо в Таши. Они привезут тысячу золотых и немного серебра на мелкие расходы. В Таши, в мешках, лежат храмовые деньги - золотые и серебряные монеты, драгоценные камни и украшения. Синегорские золотые хранятся в мешках отдельно для каждого храма. Деньги нужно будет забрать из мешков поровну, то есть по пятьсот монет из каждого. Так что, как только Денрик и Блепо вернутся, золото у вас будет. Нужно только, чтобы вожди подождали. Такой вариант пройдет? - жрец без промедления закивал головой.
  - Подождут. Куда им деться.
  - Тогда начинайте работу в этом направлении. Что же касается пугануть степняков, то я обеспечу... завтра. Если все пройдет удачно, то у меня есть мысли, как сделать Праздник еще более интересным. - Жрецы с любопытством взглянули на меня и синхронно кивнули. - Ну и ладненько, - я еще раз уточнил, - значит завтра на очереди у нас Силук. Все. Свободны... и поторопитесь со священной трапезой - кушать хочется!
  Как только жрецы покинули шатер, повалился на подушки и расслабился. По предварительной прикидке ждать предстояла около часа и я не заметил как задремал. Разбудило деликатное покашливание Атечи. Открыл один глаз и, заметив, что я проснулся, жрица склонилась в поклоне и указала обеими руками на выход из шатра. Я ловко поменял положение лежа на положение стоя - даже самому понравилось, затем выскользнул наружу и направился в столовую.
  Оказавшись внутри, повел носом и посмаковал букет ароматов. Стол заставленный различными вкусностями: парил горячими кусками мяса; истекал соком хорошо прожаренных кусков; благоухал ароматами приправ; радовал глаз разнообразием овощей и фруктов; удивлял изысканными композициями салатиков и поражал количеством бутылочек и кувшинчиков с соками и минеральной водой. Разместившись на низенькой скамеечке, решил для себя, - во-первых не торопиться и во-вторых больше налегать на икорку, мясо и салатики. Завтра мне предстояло разыгрывать партию на белой кошме и нужно соответствовать... Поэтому в замедленном темпе приступил к уничтожению блюд, способствующих сексуальной активности организма. Лишь изредка, отщипывая маленький кусочек лепешки и запивая фруктовыми соками... для баланса витаминов.
  И, как уж не растягивал удовольствие, но наступил конец насыщения. Я поднялся с низкой скамеечки, сыто отдуваясь. Полностью удовлетворенный направился к себе в шатер, где и повалился на шкуры. В голове лениво ворочались мысли. Я попытался сосредоточиться и провести анализ текущего момента. Однако, о настоящем думалось с трудом и, как-то без вдохновения - слишком много случайных факторов. Любой из них мог обрушить мой хорошо продуманный план. Поэтому, лучше действовать в режиме ошпаренной кошки и быстро реагировать на спонтанные вызовы обстоятельств и явлений. Я хмыкнул, - эка завернул! - По-простому так сказать, - живи одним днем и не выеживайся...
  Вздохнул поглубже и сосредоточился на фактах из недавнего прошлого. Что у нас получается. Из десяти филиалов храма Богов Света и Тьмы, где я побывал, в девяти имели место серьезные вопросы. И вроде самые простые проблемы имели место на реке Крино - обычные бандиты-отморозки. Но такие ли они обычные? Чего это их понесло за сотни километров грабить и убивать? А некто в ночи? А Пенсары и страна Мрака? Да и смерть руководящего звена в Таши выглядит очень неестественной. Один шаман чего стоит - отравиться, чтобы не попасть в плен к врагу! Это же прям, Джеймс Бонд какой-то. Хотя Джеймс это, конечно, не тот случай - обычная пропагандистская клюква, от него самоубийства вряд ли дождешься... Эх, его бы в мои умелые руки. Если этого суперагента хорошенечко прижать - будет петь на допросе соловьем и расскажет все, что знает и о чем только догадывается. Ну и естественно будет постоянно напоминать о правах человека и прочих выдумках... продвинутой либеральной интеллигенции. Я сокрушенно вздохнул - получается тайна на тайне и секретами погоняет.
  Бросив взгляд в дырку в потолке, отметил, - уже темнеет. Скоро ночь, а завтра предстоит непростой день. Глаза сами собой закрылись и я провалился в глубокий сон без сновидений.
  
  Утром проснулся рано, полежал несколько минут не открывая глаз, затем вскочил и без промедления приступил к утренней зарядке. Выполнил углубленную медитацию и в течение получаса, не моргая, смотрел в одну точку. Провел упражнения на дыхание, начиная от нижнего и заканчивая верхним. Восстановил энергию жизни - последовательно проходя от физического тела до состояния космического тела. В заключение, недолго побыл в теле нирваны. Исполнил все необходимые растяжки и вращения. Взял в руки саблю и поэкспериментировал с новыми связками и проходами. Провел бой с тенью и в какой-то момент даже появилось ощущение, что я выигрываю у нее. Что, конечно, в принципе невозможно, но... why not.
  Оделся и под мерный рокот голосов стадиона постарался отключиться от шума за стенками шатра. По уже заведенной традиции, откинув полог двери в помещение вошли Карайя и Некрисса. И жрец провозгласил.
  - Пора!
  Я возглавил процессию, уселся на трон, поудобнее угнездился на нем и оглядел ристалище и зрителей. Ха, сиротой на поле стадиона недалеко от центра торчал шатер, вызывающе красного цвета! То-то же. По предварительной оценке, народ на трибунах был возбужден, но полон почтения.
  Тень от солнечных часов у перлась в первую отметку. Некрисса поднял вверх правую руку и Солимпаса продублировал жест ударом по гонгу. Началось.
  Некрисса подхватил шапку и направился по своему маршруту вокруг ристалища. Силук - боевой вождь племени Степной Птицы стоял седьмым на очереди. Простому и бесхитростному народу бесполезно тягаться с профессиональным шулером и Крепс вполне закономерно вытянул черный камень. Все идет по плану.
  Из толпы, окружающей боевого вождя, выскочил воин и гордой степной птицей взлетел в седло. Вооружен он оказался стандартно - саблей и маленьким круглым щитом. Поднял жеребца на дыбы, протянул его плеткой и галопом устремился к противоположному концу поля. Вот уж поистине - летун.
  Дикого вороного жеребца за две растяжки подвели и привязали к коновязи. Сбрую и все остальное повесили рядом.
  Я потянулся взглядом к необъезженному жеребцу и постарался изгнать из него все негативное и темное - страх, злобу, раздражение, недовольство и беспокойство. В отличии от предыдущих коней, которые могли похвастать в основном только мастью, жеребец был великолепен! Все было при нем - стать, гордость, сила, порода. Хорош!
  Затем дождался пока Некрисса поднял руку, подавая сигнал к началу схватки, а Солимпаса озвучил это решение ударом по гонгу, и направился к коновязи.
  Я знал, что исход поединка с конем, решится после первого обмена взглядами. И шагов за тридцать установил визуальный контакт. Постарался успокоить жеребца и, как только положил руку ему на шею, понял - мы с ним единое целое. По уже заведенной традиции обрезал ножом привязные ремни и вскочил на жеребца. Трибуны отреагировали бурно и непосредственно, - Ах! - а я развернул коня в сторону противника.
  Сегодня у меня не было никакого желания разыгрывать спектакль продолжительного поединка и, как только степной воин бросил своего коня в атаку, я без спешки затрусил ему навстречу. Столкнулись мы недалеко от центра. Отбив первый же рубящий удар бойца, я, ювелирным по точности встречным секущим движением клинка слева направо, отделил голову степного сокола от плеч, прикрытых кольчужной бармицей. Тело всадника продолжило движение, а голова подпрыгнула вверх и с нее слетела круглая железная шапка. Растянутое время и замедленное движение позволяло нанести еще один удар. И, я не смог отказать себе в удовольствии, дотянуться и расколоть кочан головы, как спелый арбуз, на две половинки. Половинки лица уже успели упасть на землю, а за моей спиной еще какое-то время продолжал скакать всадник без головы... Впрочем, продолжалось это недолго.
  Я стряхнул, в фирменном стиле, капли крови с лезвия клинка и трибуны слитно выдохнули, - Ох! Затем с презрительным выражением на лице направил вороного к своему месту на троне, а Солимпаса без промедления озвучил победу бронзовым звоном. Аут. В голове прозвучали фанфары и я в такт мелодии пропел, - первый тайм мы уже отыграли...
  Передав поводья своего очередного трофея Денрику, присел на кресло и скосил глаза в сторону Некриссы. Тот, с каменным выражением на лице, проинформировал, что женская часть программы начнется сразу, как только уберут останки воина. Тем временем на поле выбежало несколько человек. Они шустро заарканили лошадь, собрали в мешок половинки головы и утащили в сторону безголовый труп.
  Я повернулся к жрице и вопросительно посмотрел на нее. Карайя сообщила.
  - Ее зовут Дезирка, та еще... горькая ягодка, - криво улыбнулась и подняла вверх правую руку. Шум толпы на трибунах в очередной раз перекрыл рокот бронзового гонга. Началось.
  Среди Степных Птиц возникла суета и из толпы вытолкнули валькирию. По своим габаритам и накаченности мышц, она мало чем уступала Шварценегеру, но заметно превосходила его в резкости и скорости. По ее внешнему виду было видно, что родная мама нагуляла ее, где угодно, но только не среди степных недомерков. Это был великолепный, можно даже сказать, племенной экземпляр. Добрые сто пятьдесят килограмм веса не ощущались в ней совсем. Она пушинкой взлетела в седло - лошадь при этом заметно присела и, гордо откинув голову, затрусила к точке начала соревнования. И эту ядреную бабищу мне предстояло уронить с седла! А потом и сделать все остальное... Однако.
  Помощники, тем временем, вывели на исходную позицию черную кобылу и привязали ее к коновязи. Здесь же развесили белую кошму. По первому впечатлению - кроме дикости и бестолковости в лошади ничего не было. Типичная пустышка. Но дареному коню... Так что - бери, что есть и пользуйся. Я встал на ноги и направился к вороной кобыле.
  Остановившись в нескольких шагах от лошади, захватил ее взгляд и резким ментальным ударом буквально смял ее волю к сопротивлению. Кобыла не удержалась на ногах и, жалобно заржав, повалилась на землю. Я подумал, что, пожалуй, слегка погорячился. Ослабил давление и постарался успокоить лошадь. Вороная поднялась с земли и я, обрезав привязные ремни, набросил на нее белую кошму в качестве попоны и уселся верхом. Теперь нам вместе предстояло догнать мою невесту и выкинуть ее к чертовой матери из седла.
  Валькирия рявкнула грубым мужским басом и бросила свою лошадь в галоп. Она собиралась дорого продать свою девичью честь. Я легонько тронул пятками бока и двинулся ей наперерез. Затем, с ходу, накачал в сердце кобылы аномальное количество адреналина. Лошадь с места рванула, как на пятьсот.
  Встретились мы с невестой недалеко от шатра и, когда я уже было потянулся к девице рукой, чтобы зацепить за воротник, эта стерва, не глядя, сделала мощную отмашку рукой. В результате удара, я получил в лоб пудовым кулаком по полной программе. Искры брызнули из глаз и только по недоразумению я не сверзился с лошади. Лишь быстрота реакции и крепость моего медного лба спасли от позорного падения с лошади, но весьма приличный кровоподтек на лице мне был обеспечен. Вот что бывает, когда относишься с пренебрежением к решению важной проблемы, и недооцениваешь противника. А трибуны стадиона буквально взревели от такого поворота дела.
  Я осатанел и снова бросил свою кобылу вдогонку за валькирией. Догнал в несколько скачков лошади и от души приложил кулаком наездницу по плечу. Фиг вам. Эта стерва надела под платье кольчугу и мой богатырский удар заставил ее массивное тело лишь покачнуться в седле. Блин! Такую нужно бить не кулаком, а бревном, на подобие тарана. Ну, ничего, видали мы всяких. Я еще чуть наддал, нагнулся, зацепил валькирию за пятку сапога и резким рывком, буквально выкинул из седла. Столкновение девицы с землей привело к тому, что ристалище вздрогнуло, как после девятибального землетрясения, и еще долго гулкое эхо гуляло по трибунам. То-то же - ядреный корень!
  Соскочив на землю, сдернул одной рукой белую кошму со своей кобылы, а другой подхватил оглушенную девицу за шкирку и поволок в шатер. Теперь предстояло сделать самое сложное. Затащив невесту в помещение и закрыв полог на входе, устроить образцово показательную дефлорацию... чтобы остальным неповадно было.
  Бросив девицу на шкуры, расстелил кошму и пинками перекатил активистку феминистского движения на подстилку, повернув ее лицом вниз. К этому моменту, мой Геракл в женском обличии, наконец, смог вдохнуть в себя воздух, после того как у нее вышибло дыхание в результате падения. С хрипом вогнав в себя порцию кислорода, валькирия попыталась встать на четвереньки и я прервал это поползновение легким ударом по затылку. Затем достал нож и несколькими взмахами раскроил ее верхнее кожаное платье на части, сделав разрезы на спине и руках. Подумал и вскрыл ножом кожаные сапожки от верхнего края до каблука. Стянул тряпки с тела и с брезгливостью кинул их в угол. Моя степная Венера похоже не мылась с рождения. В ее одежде оформился и процветал самодостаточный мирок - государство блох, вшей и прочих кровососущих насекомых. Возможно, их иногда и беспокоили, но самым страшным для них, за всю историю существования блошиной колонии, был гребешок. Это обстоятельство серьезно осложняло все дело. Оставались у меня еще от прошлой жизни кое-какие атавизмы - брезгливость, была из их числа.
  А под тряпками полными различных паразитов у девицы имелась кольчуга оригинального вида. Некоторое представление о ней можно получить, если объединить - тенниску с коротким рукавом и застежками на спине с детским подгузником. Эдакий скафандр верности. Я хмыкнул и подумал, - 'ну и Силук, ну, учудил боевой вождь'. Но надо признать - с наскока такую защиту не вскроешь! А если еще валькирия начнет размахивать своими похожими на двухпудовые гири кулаками, то прогноз, - кто кого - будет явно не в мою пользу.
  Срезав на спине завязки кольчужного комбинезона, я задумался, как вскрыть эту консервную банку так, чтобы уклониться от перехода на себя из девичьей крепости, передового блошиного отряда.
  Придется действовать дешево и сердито. Достал из кармашка кожаные перчатки для стрельбы из лука, захватил края кольчуги, поднатужился и могутным рывком разорвал железную защиту на спине от центра до самой промежности. Раз. Затем прихватил края железной шкурки в районе лопатки и богатырским усилием порвал рукав комбинезона сначала на левой, а затем и на правой руке. Два-три. Передохнул малость и повторил этот подвиг, но уже в районе ягодиц. Четыре-пять - вышел зайчик погулять. Есть!
  Основная преграда преодолена и приведена в полную негодность. Осталось только разорвать поддеву. Это было просто и мне потребовалось лишь несколько раз аккуратно взмахнуть ножом. После этого, ногой откатил тело в сторонку, подцепив кончиком ножа, отбросил в угол шатра остатки шкурок и вернул девицу обратно, разместив по центру белой кошмы, но уже в положении на спине. Надо бы, конечно, сжечь грязную одежонку, ну, да ничего, не все сразу.
  Конец первого эпизода.
  Дотрагиваться до женского тела, прежде чем эту замарашку посыпят дустом и проведут через интенсивную санобработку, не хотелось ни при каких условиях. Почесав в затылке в затруднении, я приступил к бесконтактному воздействию. Благо никто не мог наблюдать за моими манипуляциями и обвинить в дальнейшем в небрежении к правилам будет некому.
  А решить требовалось две задачи. Первая из них - испачкать кровью белую кошму и вторая - организовать громкое звуковое сопровождение, имитирующее процесс дефлорации и полового акта. Пожалуй, лучше начать со второй. Я сосредоточился и приступил к поиску на теле девицы эрогенных зон.
  Довольно быстро выяснилось, что несмотря на свою могучую конфигурацию, валькирия отличалась сильной недоразвитостью женских половых признаков и мои поиски затянулись. То, что нужно, нашел можно сказать, - случайно - это был маленький пятачок чуть ниже ключичной впадины. Ну, а дальше дело техники. Разместив одну ладонь над пятачком зоны, другую между ног, замкнул контур и устроил циркуляцию жизненной энергии, постоянно подпитывая ее рывками и по нарастающей. Результат не заставил себя долго ждать. Сначала услышал стоны, затем тихие крики, ну, а в самом конце валькирия суматошно размахивала руками, царапала кошму и надрывалась в полный голос так, что мне временами закладывало уши. Голосино-то у нее был, ого-го! Куда там оперной певице, а точнее певцу. Я думаю слушатели на трибунах остались довольны.
  Все это было очень весело и я не торопился, стараясь показать радиослушателям, что способен сделать то, что им не приснится и в страшном сне. На то, чтобы полностью измотать девицу, потребовалось примерно полчаса. После этого можно плавно переходить к решению первой задачи. Здесь я поступил просто и без претензий - организовал у валькирии маточное кровотечение - продолжительное и сильное, но не смертельное. В худшем случае, она помучается от задержек и полечится от анемии.
  Но главный результат был достигнут - обильная кровопотеря имела место быть и закончится она очень не скоро. Теперь нужно необходимо выгнать девицу из шатра, накинуть ей на плечи белую с красными пятнами крови кошму и заставить валькирию сделать променад по периметру ристалища, так чтобы все заинтересованные зрители смогли полюбоваться на последствия бурно проведенного времени в постели вместе с Посланником Богов.
  Я посмотрел в затянутые туманом глаза женщины и, давя на психику и взглядом, и голосом, прорычал.
  - Вставай! - Совершенно не воспринимая окружающий мир, выжатая как лимон, девица встала сначала на четвереньки, а затем и на дрожащие ноги. Я накинул ей на плечи заляпанную кровью кошму мехом наружу и подтолкнул к выходу. Затем вышел вслед и приказал. - Обойдешь площадь по кругу! В конце остановишься у трона. Вперед! - и толкнул пальцем в спину. Медленно переставляя не гнущиеся ноги, в раскоряку, под гробовое молчание трибун, валькирия двинулась по заключительному маршруту. По ее ногам тонким ручейком стекала кровь и после каждого шага, на вытоптанной земле в пыли оставались бурые пятна. Я постоял пару минут, наблюдая за этим кровавым шествием. Потом повернулся и направился на свое законное место. Будем надеяться, что урок степной вольнице дан хороший и подобные представления больше не повторятся.
   Проходя мимо стаи Белых Псов на трибуне, валькирия споткнулась и дернулась словно от удара плетью, но задержка продолжалась не дольше секунды. Я удивился, - с чего это она вдруг? А она еще ниже повесила голову, плотнее запахнулась в белое покрывало и продолжила скорбное шествие. Наконец, дорога презрения закончилась и у наших шатров ее перехватила Тинта. Взяла за руку и повела в новую, пока что пустую палатку. Нужно было слегка полечить новую послушницу храма - она и так уже потеряла наверное ведро крови.
  Я повернулся к Карайе - она кивнула, - рабочий день закончен! Солимпаса, который внимательно следил за сигналами старших товарищей, размахнулся и вмазал от души по бронзовому гонгу деревянной колотушкой. Ну и ладушки, ну и хорошо.
  Поднявшись с трона, я направился в свой шатер. В отличие от предыдущих дней, сегодня я действительно устал. Поэтому не стал проводить длительный 'разбор полетов', а сообщил Некриссе и Карайе, что 'кого бы они завтра не выбрали из жеребцов - все ладно будет. Самое главное договориться о новых правилах участия в празднике черных кобыл'. Жрецы дружно закивали, а я жестом показал, что аудиенция закончена и повалился на мягкие шкуры и подушки. Где-то часика через два меня позовут на священную трапезу, а пока можно покемарить, и я сам не заметил, как задремал.
  Проснулся по внутреннему будильнику ровно через два часа. Пять минут лежал с открытыми глазами, отрешенно наблюдая за полетами мух под потолком шатра. Но, как только услышал шаги глашатая за стенкой, вскочил на ноги. Атечи успела только просунуть голову, а я уже вытолкнул ее за порог и направился в столовую.
  К разнообразным деликатесам на столе я стал уже привыкать, поэтому сосредоточился на том, что посчитал наиболее необходимым организму - на зернистую икорку всех сортов и мясо с кровью. Изредка, запивая попеременно ежевичным и малиновым соком... В общем, пока что - калорийность обедов значительно превосходила те затраты физических и духовных сил, которые я растрачивал на борьбу за существование. Впору садиться на диету...
  Завершив процесс, поднялся со скамеечки и направился обратно в шатер, где и повалился пластом на шкуры. В пустой голове наблюдалось полное отсутствие каких-либо мыслей, а глаза сомкнулись уже на автомате.
  Проснулся под вечер, услышав деликатное покашливание у дверей. Уселся и позвал.
  - Заходите. - В проем проскользнули Некрисса и Карайя, а жрица с довольным видом сообщила.
  - Вожди готовы продать вороных кобыл. - Я присмотрелся к обоим и спросил.
  - А чего это вы такие довольные? - ответил мне Некрисса.
  - За каждую кобылу и девушку нужно будет отдать одну ладонь по две ладони золотых.
  - Молодцы. И долго торговались?
  - Весь вечер.
  - Ладно. Когда ко мне с добром, я тоже не остаюсь в долгу. Остальных воинов вороных жеребцов убивать не буду, но физиономии начищу, что б жизнь медом не казалась. А теперь присаживайтесь. Хочу ввести вас в курс дела. - Адепты устроились на подушках и я начал излагать свой план по реформированию праздника. - Скорее всего завтра, Денрик привезет тысячу золотых. Чуть больше трети мы отдадим за девушек и у нас останется еще довольно много. Остатка с избытком хватит, чтобы провести два вида соревнований. Первый вид - стрельба из лука. Это главные соревнования. Лучший стрелок из лука получит две ладони золотых. За второе место по стрельбе мы дадим две ладони серебряных монет. Но самое важное - я лично приму участие в соревнованиях. Если кто-либо сможет перестрелять меня, то мы дадим ему две ладони по две ладони золотых. Стрелять будем на максимальную дальность и точность по круглым деревянным мишеням с раскрашенными кругами. Правила соревнований я расскажу позже. Второе состязание - скачки. Тот, кто победит на скачках, тоже получит две ладони золотых и мы подарим ему вороного жеребца. В скачках я участвовать не буду - здесь слишком многое зависит от лошади. И даже не от управления, а от ее физического состояния. Правила скачек и дистанцию могут установить сами вожди. У них есть возможность войти в историю, так как я планирую устраивать соревнования каждые две ладони лет. - Я поднял вверх указательный палец, требуя внимания, и продолжил. - На следующих праздниках мы будем дарить не монеты, а медали - каждая по весу десяти золотых или серебряных монет. На медалях нужно отлить мой профиль. Как это сделать я расскажу позже. Кроме того, победители получат еще кое-какие поблажки и подарки. О них я подумаю на досуге, а если у вас будут какие-нибудь предложения в этой связи, то с удовольствием выслушаю их. Но, опять-таки позже. - Помолчал и еще раз подчеркнул.
  - Эти праздники будут проводиться по моим правилам и в них не должно быть ни вороных жеребцов, ни кобыл. Впрочем, каждый может рискнуть и выставить вороных, но он должен знать - в случае победы, я уничтожу всех из племени кто приехал на праздник, а если народу будет мало - специально поеду в степь и вырежу тех, кто остался. - Внимательно оглядел адептов - оба слушали раскрыв рот, сделал паузу и подвел черту.
  - И главное - на время моего Праздника прекращаются все военные действия. С нарушителями будет короткий разговор, - и я провел знакомым жестом ладонью по горлу, - всех под корень, а вы знаете - за мной не заржавеет! Вопросы есть? - оба дружно щелкнули, закрывая рты, и промолчали. Я подождал немного и закончил совещание приказом. - Позовите Атечи.
  
   Утром после бурной ночи проснулся поздно. В течение нескольких часов до полуночи, а затем почти до рассвета, мы со жрицей выписывали кренделя из собрания сочинений Кама Сутры и устраивали бешеные скачки на шкурах. Думаю, от ее криков страсти и моих рычаний, не спал весь степной табор. Таким поведением я предполагал дать понять тем, кто умеет слушать, что сегодняшнее баловство в красном шатре, только раззадорило Посланника Богов. И, дескать, не надо будить зверя, а то он перетопчет всех... в том числе мужиков и лошадей. Так сказать, будем работать по Геббельсу - нужно запустить в народ слухи и чем они страшнее и невероятней, тем лучше, а идеологическая диверсия тем самым более эффективна.
  Отправив Атечи выполнять функции 'крота' по распусканию слухов о возможном насилии над лошадьми в степном лагере, полежал несколько минут, не открывая глаз, затем вскочил и приступил к утренней зарядке. Сделал медитацию, провел упражнения на дыхание, восстановил энергию жизни, исполнил растяжки и вращения, а также связки и проходы. В завершение провел бой с тенью... Разминка получилась отменной.
  Оделся и после короткого ожидания, откинув полог двери, в помещение вошли Карайя и Некрисса. Я возглавил процессию, устроился на троне и оглядел стадион. Если не брать в расчет отдельных представителей, обиженных судьбой и мной лично, то народ на трибунах казался полным глубокого почтения и скоро дозреет до искреннего поклонения живому Представителю Господа Бога в моем лице.
  Тем временем Некрисса сделал отмашку и Солимпаса оповестил всех о начале состязаний. Жрец двинулся с шапкой по кругу и в этот момент почему-то напомнил мне нищего на паперти - подайте Христа ради... Впрочем, продолжалось сие недолго. Уже второй по счету вождь вытянул свой черный шар. Я чуть повернулся налево и слегка приподнял бровь. Карайя все поняла без слов и, стараясь не раскрывать рта, прошептала, - Гордый Лев, Алиман, боевой вождь племени Нижнего Подгорного союза.
  В группе воинов возникла суета и через минуту от нее отъехал всадник в стандартном вооружении. За поводья он вел отличного вороного жеребца, которого и привязал к коновязи, не слезая с седла.
  Я потянулся взглядом к жеребцу и сразу же понял - никаких проблем он не создаст, отлично обученный, боевой конь. Эхо от удара по бронзовому диску еще гуляло по стадиону, а я уже направился к коновязи.
  Отвязав жеребца, вскочил в седло и по заведенной традиции, не стал использовать поводья. Конь и без моих мысленных указаний мог управляться с помощью ног, но трибуны, как всегда, отреагировали радостным ревом. Я направил коня к центру ристалища.
  Алиман без всякого воодушевления бросил своего коня в атаку, прикрываясь круглым шитом. Я затрусил ему навстречу. Мы встретились недалеко от центра и я легко, сблокировав сабельный удар, вмазал одетым в железную перчатку кулаком по щиту воина. При этом целил в точку на щите - между выпуклым металлическим умбоном и окованным бронзой краем, туда, где за щитом пряталась рука всадника. Обитое толстой кожей дерево щита я пробил ударом насквозь и, как и рассчитывал, сломал этим приемом руку воину. Затем, используя дырку, захватил левой рукой щит и сдернул Алимана с лошади, которая пронеслась мимо, но уже без всадника. Аут... Дешево и сердито. Трибуны взревели и, не обращая внимание на это искреннее одобрение своих действий, пришпорил коня и направил его шагом к трону.
  Соскочив на землю, бросил поводья Гроссу и разместился в кресле. С интересом понаблюдал, как лежащий без сознания на поле воин очнулся, помогая себе одной рукой, встал сначала на карачки, а затем и на ноги. После этого, прихрамывая, заковылял к своим на трибуну, а на поле выбежал шустрый паренек, который заарканил его лошадь.
  Оставалась еще женская часть программы, но это были уже формальности. Наконец, последствия первого тайма на поле были устранены и на черную кобылу вскочила очередная амазонка. Гордо продефилировала, сделав круг по периметру, показывая себя во всей красе, и соскочила напротив трона. Я оглядел с ног до головы свое новое приобретение - ничего особенного. Щуплая, дикая, немытая, степная женщина. Правда не могу сказать, что она страдала от своего не цивилизованного вида. Для нее это естественное состояние. Я кивнул Карайе, та сделала отмашку и звук бронзового диска оповестил всех - жертва принята! Тинта подхватила девицу за локоток и уволокла в шатер для женских трофеев. Рабочий день закончен.
  Немного поскучал в ожидании обеда, обучая Ляпу различным собачьим штучкам типа - лежать, стоять, фас... Затем, без всякого вдохновения и интереса, наелся, истребив массу всяческих калорийных вкусностей и гастрономических приятностей. Тяжело вывалился из-за стола и направился отдохнуть. Как это говорится, - работаю холодно, ем потею...
  У себя в шатре перед тем, как провалиться в сон, подумал, что 'еще один такой день и рутина Праздника будет действовать на нервы...'
  Ближе к вечеру проснулся от взволнованных голосов за стенкой - это вернулся Денрик и Блепо с деньгами. Отлично. Я крикнул заходить, Блепо остался снаружи, а жрецы проникли в помещение. Правую руку Денрика оттягивал мешок. Я мотнул головой, указывая куда его нужно бросить, и, призвав адептов слушать меня внимательно, сказал.
  - Завтра нужно расплатиться с Нижним Подгорным союзом. Деньги возьмете сами. Оставшиеся шесть схваток, - и я показал это число, растопырив пальцы на правой руке и один палец на левой, - очень однообразное зрелище. Я подозреваю, что желающих участвовать в соревнованиях по стрельбе и скачкам будет много. Поэтому предлагаю, начиная с после завтрашнего дня, приступить к отборочным турнирам. Через пять дней должно остаться только две ладони участников, но это должны быть самые лучшие. Отбор для стрельбы из лука будет выполняться по деревянным мишеням, - и я показал размеры, - на которых нарисованы два вот таких черных круга. - Взял из костра уголек и нарисовал на шкуре. Посмотрел на адептов - все ли понятно. В ответ все трое закивали и я продолжил. - Отбор на скачки должен проводиться по лучшим результатам на стандартной дистанции. Предлагаю делать пять кругов по маршруту - вдоль лощины по ристалищу, затем вокруг левого холма. Начало и конец дистанции будет рядом с троном. Вопросы есть? - за всех ответил Некрисса.
  - Нет, Старший Брат.
  - Ну и ладненько, действуйте.
  Жрецы покинули шатер и я, свиснув Ляпе, решил прогуляться перед сном вместе с киской. С запада тянул легкий ветерок и он доносил дым от множества костров степного народа. Чувствовалось, - по сравнению со вчерашней ночью, когда над степью витала тень мрачного демона в моем лице, а основное и очень громкое веселье состоялось у меня в шатре, сегодняшний день заметно улучшил настроение электората. С нескольких направлений даже доносились песни и смех.
  Я уселся на землю, обнял одной рукой Ляпу, прижался щекой к мягкому меху и заглянул в ее сознание. Киска была довольна, причем довольна всем - тем, что ее хорошо покормили, что я рядом с ней и что не нужно никого бояться. Я вздохнул, - как мало нужно зверю, - поднялся и отправился спать.
  
  Утром проснулся бодрым и готовым к любым подвигам. Резко вскочил и приступил к утренней зарядке. Основное время уделил медитации и не стал особо активно размахивать руками и ногами.
  Затем оделся и в строгом соответствии с регламентом занял место на троне. После этого оглядел стадион. Градус почтения к моей особе заметно подрос. Еще чуть-чуть и я без всяких изъятий стану аватарой Богов Света и Тьмы.
  А тем временем, процесс пошел... Некрисса махнул рукой, Солимпаса ударил по блюду и жрец двинулся с шапкой по кругу. Третий по счету вождь вытянул черный камень. Я шевельнул мизинцем на подлокотнике и Карайя пояснила, - Бурый Медведь, Барах, боевой вождь племени Белых Стрел.
  От группы воинов отъехал всадник. Он в гордом одиночестве привязал моего вороного к коновязи и двинулся к своему месту на ристалище. Я дождался рокота бронзового диска и направился к коновязи. Отвязав жеребца, вскочил в седло и направил коня к центру поля.
  Барах прикрылся щитом и без всякого вдохновения затрусил мне навстречу. Мы встретились недалеко от центра и я не стал бить кулаком по щиту, как в прошлый раз. Вместо этого вмазал кулаком по черепу его лошади, чем ввел ее в полный ступор. Затем навалился на щит одной рукой, открывая узкую щель в обороне, и с левой руки, свингом, врезал воину в ухо. После этого удара Барах вылетел из седла и планировал до столкновения с землей метров десять, теряя по дороге, как сгорающий в плотных слоях атмосферы американский шатл, отдельные элементы своего вооружения. После чего, с железным дребезгом врезался в землю, несколько раз перевернулся и остался лежать без сознания. Иппон!
  Стадион в очередной раз выразил свой восторг слитным ревом трибун, а я пришпорил коня и направился к трону.
  Заняв место на кресле и продемонстрировав всем царскую позу Панкрата Первого - Великого и Ужасного, оглядел трибуны и отметил, что четверо соплеменников Бараха за руки за ноги уволокли его с поля, а пятый увел боевого коня.
  Женская часть состязаний тоже ничем ни выделялась из общей рутины. Амазонка ловко вскочила на черную кобылу и сделала круг почета по стадиону, завершив его напротив трона. Я присмотрелся к своей очередной наложнице и был приятно удивлен. Безусловно, она стоила своих пятидесяти золотых монет - этакая эффектная 'блонде' с легким медным отливом волос. А еще - от нее буквально разило диким очарованием и ее 'sex appeal' зашкаливал за все разумные пределы.
  Непроизвольно сглотнув, скосил глаза в сторону Карайи и сразу же получил комментарий.
  - Таймэ, младшая дочь Могучего Вилукту - вождя племени Белых Стрел, - поколебалась мгновение и прибавила от себя. - Очень сладкая ягодка. - Амазонка, услышав последние слова, улыбнулась уголками рта и бросила на меня исподлобья заинтересованный и игривый взгляд. В подтексте комментария Карайи я явственно услышал вывод - 'р-рекомендую!'. Поэтому улыбнулся в ответ, кивнул и ... пожалел, что не смог устроить с ней разборки в красном шатре. Судя по всему, мы могли резвиться на белой кошме несколько часов подряд, оглашая окрестности криками страсти, на радость многочисленным слушателям. Впрочем, это дело поправимо... Обращаясь к Карайе, приказал.
  - Помыть, переодеть и вечером ко мне в постель! - Жрица склонилась в поклоне, сделала отмашку и звук бронзового диска оповестил всех - жертва принята! Тинта, с некоторой долей почтения, повела Таймэ в шатер для трофеев. А мне пора уже устраивать обеденный перерыв.
  Направляясь в столовую, решил для себя, что день начался отнюдь небестолково. Поэтому, вкушал разносолы с удовольствием. Похвалил Атечи и Тинту за отлично приготовленную священную трапезу. Поднялся из-за стола, кивнул Денрику, предлагая следовать за собой, и вышел смотреть на подготовку к отборочным соревнованиям.
  Мне показали раскрашенные кругами деревянные щиты - три штуки. Вроде нормально. Подхватив один, отошел от трона в сторону и воткнул свой кинжал в землю. Затем в сопровождении Денрика и Гроссу, двинулся вдоль лощины, отсчитывая от этой отметки шаги. Как только насчитал триста шагов бросил на землю первый щит и пояснил, - место для первой мишени. Нужно закрепить щит на столбе. Примерно на уровне груди, - и показал на какой высоте. Через пятьсот шагов пометил точку, в которой будет стоять вторая мишень, а через семьсот третья. Вернулся на исходную позицию и объяснил жрецам правила.
  - Попытать счастья в стрельбе может любой. Чтобы пройти в финал требуется попасть в круг первой мишени. Время на стрельбу ограничено. Необходимо выпустить стрелу пока судья считает, - и я посмотрел на Денрика, - от одного до десяти, загибая пальцы на обеих руках. Один судья стоит, - я повернулся к Гроссу, - недалеко от мишени, на всякий случай, прикрываясь боевым щитом. Если стрела попала куда надо, он поднимает копье с черным флажком, если нет, то с белым. Судья рядом с лучником, увидев черный флажок, передает воину черный камень, как пропуск в следующий тур соревнований. Финал устроим, как только я разберусь со всеми претендентами на черных жеребцах. Вопросы есть? - Гроссу дернулся и спросил.
  - А если в круг попадут несколько воинов? - я кивнул.
  - Хороший вопрос, - присел на корточки, нарисовал кончиком ножа на земле круги и пояснил, ткнув ножом в центр. - Если стрела попадет сюда, то это десять пальцев, - и для наглядности показал свои растопыренные ладони. Затем перенес кончик ножа от центра, ткнул и продолжил, - здесь пять, а дальше один палец. Чем больше пальцев, тем лучше. - я поднялся на ноги и еще раз вопросительно оглядел адептов. - Ну?
  - Все ясно Старший Брат.
  - Ну и ладушки. Я надеюсь сегодня уже будет известно сколько воинов примет участие в борьбе.
  Закончив с организационными вопросами, направился к себе в шатер. Проходя мимо Карайи, бросил одно слово.
  - Таймэ, - и ткнул пальцем в сторону шатра. Жрица склонилась в почтительном поклоне.
  
  Утром я проснулся поздно, но бодрым и счастливым. Ночь была проведена исключительно бурно и из моего шатра доносились, даже не крики, а в полный голос настоящие вопли страсти. Моя персональная ведьма разбирается в людях - Таймэ действительно очень сладкая ягодка. Сделав потягушеньки, признался самому себе - жизнь хороша и жить хорошо! Пожалуй прошедшая ночь вполне может заменить на сегодня и медитацию, и упражнения на дыхание, и все возможные растяжки в купе с различными связками и проходами.
  Когда в строгом соответствии с регламентом, я занял свое место на троне и оглядел стадион, сразу же отметил - градус почтения к особе Посланника Богов зашкалил за черту. Очевидно, прошедшая бурная ночь стала последней каплей... Теперь главное не уронить в грязь высокое звание - аватары Богов Света и Тьмы.
  И я очень старался... в течение пяти дней. Как заведенный, ломал руки и вышибал мозги претендентам на вороных жеребцах. Скептически осматривал всадниц на черных кобылах. Как выяснилось две из них оказались замарашками из племени Свитягов, а три - грязнули из Алиманов. В промежутках много и вкусно ел. Затем во второй половине дня, позевывая, глядел на отборочные соревнования, как в стрельбе из лука, так и в скачках. Здесь меня удивили лишь один единственный раз, когда на отбор вышел Бешеный Волк - боевой вождь племени Белых Псов. В лучших традициях Робин Гуда - у него в руках был чудовищных размеров - длиной за два метра простой длинный лук. И пользоваться он им умел...
  Но все, рано или поздно кончается и наступил последний день состязаний. С утра должна была состояться стрельба из лука. В финал прошло десять человек - четыре Алимана, два Крепса и по одному от Талахов, Свитягов и Барахов. Солимпаса ударил в гонг - потеха началась.
  Первым на позицию в триста шагов вышел Белый Пес со своим великанским метательным инструментом. Поднял оглоблю, которую он использовал в качестве лука, без напряжения натянул и сразу же сделал выстрел. Есть. Точно по центру - в яблочко. Ловок и силен Талах, чем-то он мне импонировал. Может своей первобытной яростью и жестокостью. После него стреляли остальные, но десятку, кроме Бешеного волка, не выбил никто.
  Последним в очереди стоял Крепс. Он пару раз бросал в мою сторону косые взгляды и я почувствовал, - эта змеюка готовит гадость. Так и получилось. Крепс вышел на позицию, поднял и натянул лук. Затем с бешеным криком резко повернулся в мою сторону и отправил оперенный подарок мне в лицо. Я не стал уклоняться, а в лучших традициях японской школы поймал левой рукой стрелу перед лицом. Она должна была угодить в левый глаз и не долетела до него несколько сантиметров. Крепс, увидев плачевный результат свой попытки убить, всхлипнул и на мгновение обмяк. По трибунам пронесся стон.
  Я сидел по прицелом тысячи глаз, держа перед лицом стрелу убийцы и очень долго... в течение секунды решал, что делать дальше. Затем криво усмехнувшись, поймал взгляд, устремленный на меня Талахом, и кивнул ему, указав подбородком на Крепса. Белый Пес все понял правильно, сделал несколько стремительных шагов в сторону киллера, вынул нож и по самую рукоятку всадил его лучнику под лопатку. Подождал пару секунд, нагнулся, медленно вынул клинок, вытер его об одежонку убийцы и вложил нож в ножны. Я с удовлетворением прикрыл глаза и отбросил в сторону смертоносный персональный подарок от племени Крепсов.
  Повернул голову направо на Некриссу и сделал рукой жест, предлагая убрать труп. Тот продублировал жест короткой командой.
  - Убрать! - Двое жрецов подхватили тело и уволокли за шатры. Я посмотрел в сторону Солимпасы - он все это время простоял, выпучив глаза и широко открыв рот. Сделал ему отмашку - мой барабанщик вышел из ступора и с ожесточением вмазал по бронзовой тарелке.
  Гроссу подхватил свои флажки и отправился от трехсотого к пяти-сотовому рубежу. Я снова повернулся к Некриссе, вопросительно посмотрел на него и он дал пояснения.
  - Стрелял Крепс из племени Степной Птицы. - Я почесал кончик носа и предложил.
  - Может мне вызвать на бой всех воинов племени? - Жрец оглянулся и к нему подбежал помощник. Они пошептались и Некрисса доложил.
  - Они бежали. Все племя.
  - Давно? - жрец снова оглянулся и, получив разъяснения, ответил.
  - Две клепсидры назад.
  - Да, уже не догнать. Может после праздника. А, впрочем, Бог им судья. - Жрец отрицательно замотал головой и пояснил.
  - Теперь они изгои. Им придется с боями прорываться на закат. Их место займут Алиманы - Северный союз.
  - Ну и ладненько.
  Тем временем Гроссу встал на пятисотовом рубеже и показал, что готов к продолжению состязаний. По ристалищу пронесся звук гонга и на исходную, как ни в чем не бывало, встал Бешеный Волк. Натянул свой лук длиною в косую сажень и, поймав порыв ветра, спустил тетиву. Стрела с гудением ушла под углом к горизонту и, подключив внутреннее зрение, я увидел, как она, зацепив самым краешком, угодила в яблочко. Увидев отмашку Гроссу, Талах с торжеством бросил взгляд в мою сторону.
  Из оставшейся восьмерки только один Алиман дотронулся до третьего круга. Остальные дали залп или мимо или в молоко. Солимпасса было нацелился дать сигнал об окончании схватки, но я поднял руку и остановил его. Слез с трона, нырнул к себе в шатер, подхватил свой фирменный лук и вышел на исходную. По трибунам прокатилось нездоровое оживление.
  Вынул стрелу с черными перьями и пустил ее в мишень. Пока она летела пришлось один раз подправить траекторию, так чтобы точно угодить в центр. Есть! После этого махнул жрецу, он ударил в гонг, а Гроссу направился на семисотый рубеж.
  На новой дистанции из двоих участников остался только один. Алиман не дострелил и стрела воткнулась в землю. Талах, несмотря на все потуги - он забыл о времени, не торопился, целился и ловил ветер минут пять - все-таки угодил в молоко. Я снова встал на исходную и с ювелирной точностью повторил предыдущий результат. Трибуны дружно выдохнули, - Ах! - А я, после удара гонга, уселся на свое место с чувством хорошо выполненной работы.
  Однако, Бешеный Волк повел себя странно - он повесил голову, застыл соляным столбом и всем своим видом изобразил статую скорби. Мне стало интересно и я крикнул ему.
  - Что случилось Талах? Ну, проиграл - так все равно среди людей ты первый! Ты получишь золото. Радуйся, - и тут боевой вождь Белых Псов удивил, упав на колени и приложившись лбом о землю. Я повернулся к Некриссе за разъяснением, но тот только недоуменно развел руками. Пришлось снова обращаться к первому воину Белых Псов. - Если у тебя есть просьба - говори, не молчи. - И воин зачастил, местами проглатывая окончания слов.
  - Сжалься о Посланник Богов. Мне не нужно золото. Отдай мне в жены одну из послушниц храма. - 'Не было печали...', - подумал я, - '...отдать-то можно, но, если этот бугай попросит ягодку Таймэ - то хрен ему в дышло'. Поэтому нахмурился и уточнил.
  - Кого именно?
  - Дезирку, из племени Степных Птиц. - Я, стараясь не показывать этого, с облегчением вздохнул и приказал.
  - Встань и подойди ближе. - Бешеный Волк поднялся с колен и сделал несколько шагов к трону. Я заглянул ему в глаза. М-да, как это говорится, - 'любовь зла...'. Он действительно сгорал от любви и теперь стало понятно его поведение на ристалище. Однако, оставалось уточнить кое-какие нюансы, и я прорычал.
  - Но Степные Птицы теперь вне закона.
  - Пощади, господин! - и Талах снова упал на колени.
  - Ладно. Прощаю Дезирку и отдаю ее тебе в жены. - Боевой вождь Белых Псов сложил руки на груди и так, что загудела земля, приложился об нее лбом.
  - Ну, будет, будет. Пора начинать скачки, - махнул рукой Солимпасе и тот с удовольствием вмазал колотушкой по блюду.
  На трибунах возникла суета и на исходную позицию стали подтягиваться претенденты. Общая неразбериха продолжалась около получаса и, наконец, все десять участников заняли свои места на старте. В финальную часть вышли семь Алиманов и по одному от Барахов, Свитягов и Талахов.
  Кстати, Бешеный Волк снова меня удивил - он вышел в финал и сейчас гарцевал на великолепном сером в яблоках жеребце. Его мрачноватая физиономия временами, видимо, совершенно непроизвольно, расцветала улыбкой. Чем-то это напомнило мне красно солнышко, которое как это бывает в переменную облачность, то выглянет, то спрячется за тучами. В общем, выглядел он дурак дураком, но все же дураком счастливым.
  Участникам гонки нужно было сделать пять кругов - каждый из которых, по моим прикидкам, составлял километра полтора.
  Но вот вроде все успокоились и Денрик сделал отмашку посохом, которую продублировал Солимпаса на ударном музыкальном инструменте. Всадники дружно взвыли, пришпорили лошадей с места в карьер и пошли наметом. Уже на старте я понял, что Бешеному Волку победа не светит. Все-таки не зря профессиональных наездников подбирают среди недомерков. Каждый лишний килограмм веса у жокея это лишняя нагрузка на коня, тем более, когда речь идет о скачках на длинные дистанции. Но отстал мой боевой вождь только на третьем круге - уж больно конь у него был хорош. Вперед выскочил Алиман - маленький сморчок на семижильной саврасой кобыле. Уже на первом круге он взял полкорпуса у всех, к пятому кругу обошел всех на два и финишировал, можно сказать - в гордом одиночестве.
  Разглядывая коней и оценивая их по всем параметрам, я признался самому себе, что у меня лежит душа к серому в яблоках. Пожалуй, надо бы позаимствовать его у Талаха, естественно, выплатив компенсацию в пять десятков золотых в качестве свадебного подарка. Я думаю, Белый Пес будет не против.
  Прозвучал гонг и я очень надеялся, что это в последний раз. Трибуны устроили продолжительную овацию, если так можно назвать - дикие вопли, ритуальные танцы и пляски, размахивание руками, шапками, бунчуками и малахаями. Я стойко выдержал этот заключительный аккорд и встал с трона только после того, как устали самые ретивые. Под не прекращающиеся крики, мы раздали призы и, я не отказал себе в удовольствии, подмигнуть на прощание Бешеному Волку - боевому вождю племени Белых Псов и его пассии - горькой ягодке Дезирке из племени Степных Птиц, чем заставил ее густо покраснеть.
  По завершении степных игр я предложил Некриссе устроить в нашей обеденной зале праздничный ужин. Причем позвать на пьянку Таймэ и всех адептов. После чего, сидя в узком кругу во главе стола, налил каждому несколько капель знаменитой настойки из логова Таши, заставив разбавить этот крепкий напиток фруктовым соком один к десяти. Затем, пристально оглядев сплоченный коллектив, поднялся на ноги и задвинул тост.
  - Ну, за победу! - опрокинул чашку в рот и проследил, чтобы моему примеру последовали остальные.
  Вначале среди адептов чувствовалось определенная скованность, но как только тонизирующий бальзам разбежался по жилам и приступил к работе, глазки у всех заблестели и на лицах расцвели улыбки. Я сделал широкий жест рукой, предлагая всем закусить, и вместе с коллективом приступил к дегустации первой смены блюд.
  Заложив прочный фундамент, снова потянулся за своей любимой баклажкой и плеснул в чашки еще одну порцию божественного напитка. В ответ - все, уже без подсказки, разбавили бальзам соком. Я подождал, пока не спадет оживление и провозгласил.
  - Ну, за нас! - и метнул содержимое чашки в рот. Адепты дружно поддержали. А я дождался, пока на стол не поставят последний пустой 'бокал' и, чувствуя в себе необоримый лирический настрой, взревел во всю глотку глубоким грудным голосом (так еще, иногда, трубят слоны в момент спаривания), - 'Любо братцы, любо. Любо братцы жить, с нашим атаманом не приходится тужить...' Очень скоро мне стали подпевать...
  Проснулся я поздно в обнимку с Атечи и Таймэ. Кажется, заснул я где-то под утро, причем, к этому времени, только вошел во вкус игр в постели. Но партнерши подкачали - в таких игрищах тяжело тягаться с Посланником Богов, особенно, когда его кормят как на убой. И тем не менее, чувствовал я себя на пять с плюсом.
  Обе девочки выглядели сильно измотанными прошедшей бурной ночью. Поэтому, оставив адепток досматривать сладкие сны, уселся в постели и задумался. Можно подвести итоги моей работы за последние две недели на Черной горке. Во-первых, я, кажется, смог убрать из программы соревнований один вид состязаний, который на мой взгляд, не должен присутствовать на Празднике. И это хорошо! Во-вторых, бросил на благодатную почву зерно - оно может прорасти в новый, более цивилизованный Праздник всего степного народа. И это здорово! Резюме - лечение степного коллектива проведено качественное, рецидивы возможны, но мало вероятны...
  С удовлетворением кивнул сам себе, оделся и вышел из помещения. Ярко сияло утреннее солнце, на небе не было ни облачка и трибуны Черной горки радовали глаз полным отсутствием зрителей. Глубоко вдохнув, пахнущий полынью чистый степной воздух, сделал мощные потягушеньки, так что скрипнули все суставы на руках, ногах и спине. Хорошо...
  У костра суетились жрецы - скоро должен быть готов завтрак. И это правильно. Трон, бронзовую тарелку гонга и все прочие атрибуты успели унести. Из-за шатров выскочили и направились ко мне Карайя и Некрисса. Я шагнул им навстречу и сообщил.
  - Значит так. Денрик, Солимпаса, Атечи и две девицы поплывут вниз по течению к храму. В дальнейшем им ставится задача возродить храм Богов Света и Тьмы в устье реки. Ляпа останется с Атечи и поплывет вместе с ней. Купцы из Таши позже, должны будут подвезти им двух лошадей - Снежинку и вороного жеребца, я укажу какого. Но сегодня я вместе с Таймэ и четырьмя лошадьми переправлюсь на тот берег Крино. Мы с ней с максимальной скоростью одвуконь вернемся в храм у Водопада. Таймэ останется в храме, а я сразу уйду и, когда вернусь, не знаю. Вы соберете все что нужно и тоже вернетесь в храм. Вопросы есть? - жрецы почтительно склонили головы и Некрисса спросил.
  - Как поступить с деньгами?
  - Половину отдадите Денрику, другую половину возьмете себе. - Жрица с некоторой долей неуверенности спросила.
  - Что делать с девушками вороных кобыл? - я посмотрел на Карайю и припечатал.
  - Да, что хотите. Можете хоть под нож пустить, - и в ответ на изумленный взгляд жрицы пояснил, - шутка. Попробуй-ка ты их чему-нибудь обучить, можешь кому-нибудь продать или с пользой подарить. Если пользы не будет и вдобавок они будут такими же грязными, как сейчас, - лучше утопи в реке, иначе это сделаю я, - и по-доброму улыбнулся. - А в общем, думай и решай сама...
  - Что делать с вороными жеребцами и кобылами?
  - Я могу вернуться в любое время и, если под рукой у меня не окажется хорошего коня, то... накажу, - и я сделал характерный жест ладонью поперек горла, - ясно? - жрецы активно закивали, а Карайя, после некоторого колебания, спросила.
  - Должны ли мы готовиться через десять лет к новому Празднику?
  - Да.
  - Можем ли мы посетить Таши и осмотреть это логово?
  - Нет.
  - Что делать, если нам потребуются деньги?
  - Купцы сами вынесут вам нужную сумму на пристань и скажут сколько осталось. Заходить за ворота крепости запрещаю! - подождал еще с минуту и, не дождавшись новых вопросов, закончил. - Готовьте моих лошадей и все остальное. В обратный путь возьму, - я оглянулся на маленький табунок лошадей, подумал и решил, - под седло Талаха - серого в яблоках и заводного - вороного дикаря Серых Птиц. Таймэ выберет себе лошадей сама. Идите и позовите сюда купцов, - оба адепта, не переставая кланяться, удалились.
  Купцы появились довольно быстро и остановились в нескольких шагах, склонив головы и ожидая приказаний. Я подошел поближе и тихим голосом приказал.
  - Сегодня ближе к вечеру меня со жрицей и четырех лошадей нужно будет переправить на тот берег. Затем вернетесь и захватите с собой в Таши двух лошадей. Их нужно, где-нибудь через пол-луны переправить в храм в низовьях Крино. - Оба склонились почти до земли и Блепо сказал.
  - Будет исполнено Панкрат, - а я шагнул вплотную к Младшему Пеплу, подхватил его под локоток и, заглянув в глаза, задал давно мучивший меня вопрос.
  - Ты уже стар, Пепел. Сможешь ли ты найти себе наследника и передать ему секрет напитка? - в глазах у Младшего мелькнуло чувство неуверенности и сомнения, но ответил он твердым голосом.
  - Я найду выход Панкрат. У тайны напитка будет преемник. - Я рыкнул и предупредил.
  - Смотри, не разочаруй меня. А теперь идите, готовьте корабль. - Купцы еще раз поклонились и двинулись в сторону реки.
  После плотного завтрака приступил к сборам в очередной поход. Провел 'разъяснительную' беседу с гепардом и постарался настроить Ляпу на полный контакт с Атечи. Дал ей установку, что киска будет жить в храме Гейзера, возможно, дружить с собаками.
  Мне же в ближайшее время предстояло преодолеть несколько сотен километров пустынной дороги на юг к Храму Водопада и сделать это надо с максимальной скоростью, не отвлекаясь на различные развлечения типа охоты. Я и так уже засиделся на реке Крино. Как говорится - вставайте граф, вас ждут другие великие дела, а также города, веси, люди и нелюди. Закончив собственные сборы, проверил готовность спутницы. Вроде ничего не забыли.
  Еще с утра казалось, что степная вольница отправилась по своим местам проживания - черта с два! Тысячи людей от мала до велика выстроились коридором от Черной горки до реки. Лишь в самом начале, перегораживая проход, журавлиным клином, но на коленях, выстроились руководители степного народа. Вся их сахарная головка.
  Ближайший ко мне вождь держал на вытянутых руках нечто сверкающее всеми цветами радуги. Приглядевшись понял - это сабля в ножнах. Апотропей. Наградной вариант обрядового клинка. По виду, копия первой сабли. Даже с расстояния в несколько десятков метров чувствовалась 'намоленность' клинка и его мощный чувственно-психологический посыл.
  Пришлось слезать с коня и забирать подношение для виду поцокав языком в восхищении. Ножны и сама сабля оказалась буквально усыпанной драгоценными камнями: алмаз, рубин, шпинель, изумруд, хромдиопсид, диоптаз, сапфир, топаз. Все камни уникального размера и высокого качества.
  Подхватив подарок и вернувшись в седло, подождал пока вожди не освободят проход. После чего поднял вверх руку вместе с клинком и загарцевал на вороном дикаре под прицелом множества восхищенных глаз. Степняков можно понять - и через многие, многие годы у костров будут петь песни и рассказывать страшные истории о посещении их Праздника Посланником Богов. И чем дальше от самого события, тем больше будет фантастических подробностей, ярких красок и новых участников... И самое интересное, что рассказать действительно будет о чем!
  Ощутив эту праздничную ауру и восторг толпы, поднял обе руки вверх и поехал кентавром, прощаясь с благодарными степными всадниками. Массовка взревела и на всем протяжении пока добирался до реки это происходило под оглушительные крики и радостные вопли почитателей моего таланта. Ну, если кто-нибудь скажет мне, что это не триумф, то он неблагодарная скотина и ничего не понимает в жизни. Пиар компания проведена с оценкой супер, а фирменный бренд Черного прибавил в стоимости в этой части суши еще несколько миллионов золотом!
  Я по мосткам заехал на корабль и вслед за мной на корабле разместились остальные лошади и Таймэ. Девчонка, только что не мурлыкала от удовольствия - она впервые в жизни купалась в славе, которая коснулась ее лишь краешком крыла, но и этого, для неподготовленной души, оказалось сверх всякой меры. И что б медные трубы не туманили неокрепшую голову, пришлось рявкнуть на нее построже.
  Купцы забегали по кораблю, подняли якорь, затем распустили парус и наша посудина, поймав легкий ветерок, направилась к противоположному берегу. А берег, который мы покидали, на сотни метров в обе стороны был усеян провожающими. Я перешел на корму и, собравшись с силами, выдал на максимуме своих вокальных возможностей боевой клич индейцев чероки. Получилось очень эффектно! Так сказать, - поставлена последняя жирная точка в эпизоде по пришествию Посланника Богов на землю степного народа.
  
  2005 -2006
Оценка: 4.69*22  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"