Манаков Кирилл Янович: другие произведения.

Мамонтятина на завтрак

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Судя по всему, предстоит непростая работа по оценке двадцати произведений. И, желательно, справедливой оценке. К сожалению, условия конкурса жесткие - приходится выстраивать цепочку предпочтений. Хочу сразу сказать, что финальная позиция в моем листе - это не более чем мое личное мнение, которое вовсе не является истиной в последней инстанции. Что поделать, вкусовщину никто не отменял . Тем не менее, окончательное место будет определяться исходя из следующих критериев:
  -- Сюжет. Здесь важна не столько оригинальность (последние лет сто, наверное, нет полностью оригинальных сюжетов), сколько то, насколько затронутая тема зацепила. Попахивает субъективизмом и волюнтаризмом, но что делать. С другой стороны - не понравилось мне - есть хороший шанс, что понравится кому-нибудь из оставшихся девятнадцати судей.
  -- Язык. Самый чудесный сюжет можно загубить корявым русским языком. Здесь субъективизма меньше, и по этому пункту буду придираться. Сорри.
  -- Грамотность. Мое личное больное место. Миллиард раз вычитываю, и все равно нахожу ошибка. Единичные ошибки пропускаю, но неграмотно написанные тексты не имеют шансов на высокое место. Читателя нужно уважать, а также холить и лелеять .
  -- Картинка. А вот тут - простор для субъективизма. Если во время чтения происходит погружение, если слова на бумаге формируют картинку в вашем воображении - вещь удалась.
   К сожалению, я не в состоянии подготовить полноценные обзоры по всем работам, что жаль, поскольку автор всегда заслуживает получить объяснение поставленной оценке. Извините :(. Поэтому, обзоры буду делать только по заявкам.
   Итак, приступаем...
  
   Львова Лариса Анатольевна "Новый Хранитель"
   Талька вынырнула из глубокого сна, словно из омута. Только не в ясный улыбчивый день, не к песочку, рассыпчатому, как праздничная лепёшка. Комм: Думаю, эпитет "рассыпчатый, как праздничная лепешка" не очень уместен. Лепешка - это скорее мягкое, воздушное, на худой конец, хрустящее. Даже песочное тесто напоминает песок скорее только по названию. В тёмную избёнку, на полати, в груду овечьих шкур. Рядом тянул курносым носом сонную песню братишка, Талёк. Внизу, возле низкого окошка, навалившись грудью на стол, спала мама. Видно, присела отдохнуть, и её сморила усталость. Лунный свет серебрил пышные русые волосы, вытянутая натруженная рука казалась белой и гладкой.
   - Кха, кха...ох...кха... - раздавалось из плотно занавешенного угла. - Доча... Ох... моченьки нету...
   Это помирала бабка Эльда. Днём лежала молча и неподвижно, а по ночам в лунном свете стонала, охала. Колыхались занавески, будто их сорвать кто-то хотел. Но Талька знала: бабка даже встать не может, высохли ноги, когда они с братишкой только народились. Соседки шептались: не будь Эльда бессильной - не жить бы близняшкам на свете. И правда, не любила бабка внуков. Комм: Такое впечатление от фразы, что если бы бабка не была бессильной - поубивала бы близняшек. Не думаю, что это имелось в виду, скорее здесь двойственность толкования фразы.
   Вчера вечером, наевшись каши, они решили Эльду накормить. Думали: поест и, может, охать ночью не будет. Взяли длинную деревянную ложку, которой мама щи мешала, зачерпнули сытную горку распаренного пшена и подкрались к занавескам.
   - Талька, а почему бабушка днём спит, а ночью нет?
   - Не знаю... - Талька локтём раздвинула полотно.
   - Фу, чем так пахнет? - отшатнулся Талёк. - Может, у неё под кроватью соседкина кошка сдохла?
   - Так она ещё весной потерялась, не помнишь, что ли? Ну, чего встал? Раздвигай занавеску со своей стороны.
   Талёк сморщился, но послушался.
   Звякнули металлические кольца, и розоватый предвечерний свет проник в затхлые сумерки бабкиного убежища. На подушке, серой, как придорожная пыль, косматая голова. Комм: Чистейшее ИМХО - может быть лучше: "На серой, как придорожная пыль подушке - косматая голова". Зеленоватый плесневелый налёт бугрится на лбу, исчирканному глубокими морщинами. Комм: "Исчирканному" - как-то не айс. Исчирканный - скорее подразумевает прямые линии. Или это подчеркивает специфику морщин? В чёрном провале рта Комм: тире, наверное? посинелый язык в разводах высохшей слюны. Полусомкнутые веки в тяжах бурого гноя. Комм: "тяж" - возможно, это слово здесь и применимо (честно посмотрел в словари, ближайшее значение - "тканевое образование в виде жгута, жгутика"), но с картины как-то сбивает. Это ИМХО.
   - Она... она живая? Талька, бабка-то живая ... или померла?
   - Маму надо звать, Талёк. Мама... - хотела закричать и еле прошептала Талька.
   - Пахнет как! Наверное, давно померла.
   - Пойдём, Талёк. Пойдём отсюда.
   А как идти, если ноги будто в пол вросли?
   За окном ветер запутался в яблоневых ветках, запутался и рассердился. Зашуршал листвой, рванулся в небо и собрал облака в сумрачные громады. Сразу потемнело и поскучнело на улице. В избу нежданно для этого часа ночь прокралась. Бабкин угол вовсе Комм: Зпт? будто шапкой накрыли. Не успели ребятишки назад отпрянуть, как пошевелилась Эльда. Вспучилось одеяло, со скользким шорохом на пол упало. Замерцали два огонька красноватых - это бабка на них посмотрела. Комм: Неплохо
   Глухо стукнула ложка, выпавшая из детских ручонок, тоненько Талёк захныкал. Сестра его к себе прижала, косыночкой братишкину голову от бабкиного взгляда прикрыла. Хоть и близняшки они, да Талёк на голову ниже - хворый.
   -Кхм... - из темноты раздалось. - Кхм...
   - Бабушка, мы думали... - Талька от страха едва губами шевелила, но собралась с силами: - Думали, померла ты... Каши вот принесли... А мамы нет...
   Поняла Талька, что говорит неладно, но остановиться не могла:
   - Ты, бабушка, лежи, мы сейчас уйдём, мешать не будем.
   - Кхм... ох... руку дай... - проскрипела из темноты бабка.
   - Встать хочешь? Нельзя тебе. А то я водички принесу?
   - Руку дай. Ру-у-у-ку! - вдруг истошно завопила старуха, и сразу закачались, заходили ходуном занавески.
   Хлопнула тут дверь, это мама пришла. Ребятишки не увидели, что рванулась она к ним, но подойти не смогла - словно сильный встречный ветер остановил. Закрывшись от чего-то рукой, к столу подошла, зажгла свечу в глиняной плошке. И от этого слабенького огонька, который больше чадил, чем светил, успокоилось всё в избе. Опали вздувающиеся занавески, потускнели страшные бабкины глаза. Уже не выла старуха, а едва слышно сипела:
   - ...у... дай..... ру-ку...
   Мама детей оттолкнула и занавески задёрнула. Кряхтела за ними Эльда, будто утка раненая крякала. Ох, и досталось же близняшкам! Тальке - тяжёлой маминой рукой по щекастой мордашке, Тальку веником по заднице. Комм: Относительно "щекастой мордашки" - в рассказе фокал - на Тальке, события передаются через ее восприятие. А про себя - не скажешь и не подумаешь "получил по щекастой мордашке". Может лучше подзатыльник? Забился он за печку и тихонько хныкал. А сестрица, нет, не хныкала. Подобрала брошенный мамой веник и в угол к лавке поставила. Подошла к женщине, горестно лицо закрывшей, и прямо спросила:
   - За что, мамонька? Мы бабушку покормить хотели. Думали, она от голода по ночам стонет. Ты раньше ей каши и молока давала, я же видела. А теперь...
   - А теперь не нужна ей каша! - выкрикнула Ирма. - Не ест она, понимаешь? Не ест!
   - Почему? - только и могла вымолвить Талька.
   - Умерла потому что... - женщина высморкалась в угол косынки. - Третий месяц уже... Вы тогда у реки щавель искали. А я у коров чистила. Захожу - она на полу у кровати лежит. Остыла.
   Плечи Ирмы затряслись от рыданий. Она села на лавку, прижала к себе плотную и рослую дочку. Уткнувшись в кудрявую макушку, будто плотницкими стружками обсыпанную, запричитала:
   - Нет мне прощения, мамонька. Не проводила тебя, не упокоила. Не отблагодарила за жизнь свою, за счастье своё - деток маленьких.
   Талька хотела вместе с Ирмой заплакать, но не получилось. Уж больно диковинными ей мамины речи показались. Тихонько отстранилась, взяла тяжеленный табурет и чинно напротив села: рассказывай. Талёк из-за печки выскользнул. Сестрёнка даже в потёмках и не заметила, что нос, щека и рубашка мальчугана извёсткой вымазаны - настолько бледный всегда был братишка. Комм: Пришлось поразмышлять, чтобы понять смысл последней фразы. Отнесем это на тугодумие обзориста
   Ирма долго крепилась, скрыть свою муку от детей хотела. Но знала: не расскажет она сейчас правду близняшкам, так и останется Эльда для внуков смрадной покойницей. Комм: "Близняшкам" можно убрать. ИМХО. Ночь свою чёрную куделю по избе распустила, да только детские глазёнки для Ирмы солнышками светили. И Эльда непривычно молчала.
   - Землю нашу - Благословленный край - Гора и Река охраняют. Неприступны они: до заснеженной вершины птице не долететь, в мёртвых водах рыбе не проплыть. Выстудит ветер кровь в человеческих жилах, превратит путника в ледышку. Стоять ему истуканом на Горе вечно. А уж скольких храбрецов Река течением вместе с лодкой утянула, не счесть, - медленно говорила обычно молчаливая женщина. А тут слова будто сами лились. Талёк даже покачивался, сидя на корточках возле табурета. Комм: Опять неплохо.
   Но Талька не тихонький братец. Смело мать прервала, потому что знала: сегодня - можно.
   - Вдруг за Горой и Рекой земли ещё лучше. Как в силках мы здесь застряли. Вырасту - уйду из Благословленного края.
   Мать грустно на неё посмотрела. Помолчала. Потом так же неспешно продолжила:
   - Может, и уйдёшь. Раз в тысячу лун Гора и Река могут пропустить всех, кого дорога зовёт. Ваш отец тоже ушёл. Только знать нужно: вернуться нельзя. Благословленная земля у человека всегда одна, как единственной мать бывает. Комм: "Благословенный край" и "благословенная земля" - это одно и то же? Дважды ещё никого не рожали.- А почему мы весной Гору и Реку жертвами кормим? За то, что они нас в западню загнали? - не на шутку рассердилась Талька, и мать понимала: именно от этого человек становится путником. Комм: "От этого" - от чего? От рассказа, от гнева, от непонимания? И баюкала дочкино беспокойство мягким задушевным рассказом.
   - Гора - защитница. Нет у нас лихих людей и зверей лютых. А Река даёт жизнь полноводным ручьям. Они поят поля, кормят людей рыбой. Ты, Талька, есть захочешь - к печке торопишься. Под дождь попадёшь - родная крыша тебя ждёт. Будешь ты в голод и ненастье другого искать?
   - Буду, - серьёзно сказала девочка.
   - Глупенькая, - ответила Ирма. Но не затосковала: кто знает, может, Талька найдёт себе иную землю, где будет не того, что пришлось ей с матерью вынести. Эльда своё здоровье отдала, чтоб выжили близняшки. Не подпускала их к себе, лёжа в своём углу, боялась полюбить. Или страшилась, может, что они её полюбят. Так уж выпало, что одного из детей придётся потерять. Тальку, которая вся в отца-странника. Или Талька - доходягу, век которого на голубоватых щеках и старчески наморщенном лбу написан. Благословленный край приучил женщину с достоинством брать и с благодарностью отдавать. Комм: Из этого абзаца я понял, что одного из детей придется принести в жертву. К тому же был подвод, что "весной Гору и Реку жертвами кормим". Увидим дальше.
   - А почему бабушка разговаривает? Кричит и стонет, как живая? Ты же говорила, что мёртвым не больно? - взволнованная Талька хотела узнать ответы на все вопросы сразу.
   - Потому что не упокоена в Роще Предков. Не вернулась в землю, из которой пришла.
   Талька даже завертелась на табурете. Подумать только - три месяца они почти не спят из-за воплей мёртвой старухи!
   - Так давайте похороним её. Пока она днём тихо лежит. И воняет.
   - Нельзя, доченька. Сила Эльды должна к кому-то из жителей Края перейти. Тогда он, как Эльда, будет сердцем и Хранителем нашей земли. Учить и лечить будет. Подсказывать дорогу странникам. Мирить и судить.
   Ирма обняла детей и задумалась. Слышала она, как мать руку дать просила. Только кого: дочку или сына? Ну что ж, она требовать может. Мёртвенькими близняшки родились. Ирма бы не выдержала. Сначала муж, мечтательно глядя вдаль и улыбаясь ветру, сухо с ней попрощался. Даже не обнял из-за громадного живота. А тут и дети не дышат. Должна, должна была Ирма с судьбой смириться, долю свою принять. Но пожалела её мать. Отдала часть силы, чтобы земля новорожденных отпустила. Зато сама слегла. Предназначение своё исполняла, ходили к ней люди и видели, что внуков не жалует. Решили, что ненависть к отцу на ребятишек перешла. Ирма сама так поначалу думала.
   Что ж, чему быть, того не миновать. С этой мыслью детей на полати загнала, а сама к столу присела. Сторожить. А вдруг ночью постучится в дверь тот, кто возьмёт Эльду за руку и примет её дар и судьбу? Комм: Ирма боится, что кто-то из детей получит дар Хранителя? Это плохо?
   Талька перебрала события дня, как цветные речные камешки, и стала размышлять. Не всё ей мама рассказала. И никто не расскажет. Кроме бабки. Нужно её расспросить. Опасно это, Талька не дурочка. И братик ей не помощник. Девочка бережно поправила шкуру, которая щекотала мальчику нос. Талька сильная и ловкая. Даже старшие ребята её слушаются. И храбрая - первая весной Волчий ручей переплыла. Чего мёртвой плоти бояться? Слезла по лесенке с полатей, подошла к маме. Крепко спит Ирма. Намаялась за три месяца.
   Вся изба словно в сон провалилась, яркий лунный свет потускнел и расплылся белёсым туманом. В бабкином углу тихо стало. Сгустилась там ночь угольной глыбой. Талька с ноги на ногу переступить побоялась, так и стояла возле спящей матери. А мрак вдруг шевельнулся, и выплыла из него чёрная тень. Словно зимний злой ветер Талькины руки и лицо обдул, заморозил. Тень к двери заскользила и растаяла. Остался на запятнанном луной полу след, будто землю просыпали. Комм: И снова хорошо.
   Сразу посветлело в избе, засеребрились за окном яблоневые листья в ночной росе, сочные лунные блики по стенам заиграли. Повеселела Талька и смело к занавескам шагнула. Раздёрнула их одним взмахом... Пуста лежанка, даже тюфяка нет. Талька обессилела разом. Куда бабка подевалась? Присела девочка на Эльдино ложе и призадумалась. Потом заметила, что босые ноги что-то колет. Глядь, а они все в чёрной земле. Кто ж это в их чистую избу грязи натащил? Растёрла ногой мелкие комочки и поняла: Эльда свой срок на белом свете переходила, вот и стала в землю превращаться. А вдруг да рассыплется где-нибудь грудой чернозёма, развеет его ветер, дождь размоет. А как же сердце Благословленного края? Вдруг Эльда никому свой дар передать не успеет? Комм: повтор "Вдруг". Ох Комм: Зпт как пожалела Талька, что раньше эту историю не знала! Сразу бы Эльде руку протянула. А теперь старуху, или что там от неё осталось, в ночной темноте искать нужно.
   Девочка решительно из избы вышла. Даже на маму не оглянулась, к братику не подошла. Бывает такое с теми, кого судьба в дорогу зовёт.
   Сонная тишина плыла над миром. Прозрачная дымка омывала стволы яблонь и стекала вниз к Волчьему ручью. На востоке пылали слепящим огнём снега неприступной Горы-границы. Только одинокая гигантская лиственница безмолвным стражем чернела на их торжественной белизне. Ноги сами понесли Тальку по росистому сиянию травы к бурливой воде. Рубашка вымокла и налипала на ноги. Полёвка, такая мягкая в лунном свете, колола и резала ступни. Бежала девочка и не слышала, как хлопнула дверь её избы, выпуская кого-то вслед за ней. И словно в его честь вдруг протяжно, печально и торжественно закричали ночные птицы.
   На берегу ручья ветер трепал высокую чёрную фигуру, клубящимся пыльным дымом таяли в воздухе призрачные волосы, смертная рубаха. Талька, переводя дух, крикнула:
   - Баба Эльда, вот моя рука!
   Где-то за Горой глухо расхохотался гром. Ухнули совы в лесу на другом берегу ручья. Понёсся к бледнеющей луне страдальческий вой одинокого зверя. Привидение задрожало, словно готовилось рассыпаться под неожиданно сильными и холодными порывами ветра.
   - Баба Эльда, не нужна рука, сердце моё возьми! Не уходи просто так! - Талька шагнула к призраку, но становилась. Невидимая ледяная стена не пустила.
   - Что же теперь будет? - шептала отчаявшаяся девочка.
   Что будет с Талькиной семьёй, с деревней, уютно уместившейся в могучей горсти долины, с Благословленным краем вообще? Эх, кабы раньше знать...
   - Я здесь... - раздался родной голос.
   Это спешил к ней братишка. Штаны все в росе, на коленке продраны и запачканы кровью. Расшибся, наверное, недотёпа. Лежал бы себе на полатях, нет, понесло его вслед за сестрой. Заболеет теперь заморыш. Как строгая и заботливая мать, хотела Талька братца схватить и погнать домой, в ласковое тепло избы, к незаменимым при любой хвори жарким шкурам. Опять что-то её не пустило. Комм: "Что-то ее не пустило" - хотелось бы поподробнее, через ощущения. Что - невидимая стена, невидимые руки, ветер?
   А худенький, чуть ли не прозрачный Талёк с вечными синяками под неяркими глазами, костлявыми плечами и кривоватыми ногами, мимо сестры прошёл, даже не поглядел. Ткнулся головёнкой в чёрную фигуру, и рухнула она на него, словно похоронила под грудой сажи. И тотчас первый алый солнечный луч прорезал предутреннюю мглу. Это Благословленный край приветствовал нового Хранителя.
   ______________________________________________________________________
  
   Ну вот, с Божьей помощью дошли до конца. Теперь - самое время порассуждать о прочитанном. Итак:
  
   Сюжет. Как я его понял: Умер Хранитель Благословенного края, и его душа не может успокоиться, пока не передаст силы преемнику. Кандидатов на преемники было двое - брат и сестра, в результате Хранитель выбирает брата.
   Концептуально сюжет понятен. Остаются вопросы по развитию "вспомогательных" сюжетных линий:
  -- Причина нелюбви бабушки к внукам. По тексту - она боялась их полюбить, или, что они полюбят ее, потому что одного из них придется потерять. Но где потерять? Из рассказа следует, что передача силы Хранителя - это скорее благо, чем потеря.
  -- Функции Хранителя. Учить, лечить, подсказывать дорогу странникам - как-то недостаточно для мистического Хранителя. По-хорошему, функции Хранителя выполняют Река и Гора.
  -- Теперь к Реке и Горе. Описаны они хорошо, но никакой функции в сюжете, кроме очерчивания границы Благословенного края не играют. Кстати, если бы Хранитель управлял Горой и Рекой, выстраивалась бы четкая сюжетная линия. ИМХО
  -- Тяга девочки к странствиям. Посыл, который не получает развития. Просто проходит констатация - да, может она уйдет. А может и нет. Развития в этом направлении не получилось.
  -- Отец, ушедший из Благословенного края. Опять, ситуация не играющая на развитие сюжета. Просто констатация - да, ушел, бросил.
   Вообще, рассказ похож скорее на отрывок из большого произведения.
  
   Язык. Язык хорош. Автор умеет и, похоже, любит рисовать словами. И за это ему большой респект. Мои придирки и брюзжание по тексту - это как совет Рембрандту: "А не попробовать бы тебе, брат Рембрандт, вот тут красочку позеленее?" Серьезные технические ошибки (повторы и т.д.) не обнаружены, образы яркие, характеры получились живые, несмотря на небольшой объем. Понимаешь, что дети любят друг друга, маму и даже суровую бабушку, девочка - решительная, мальчик - вроде слабый, но когда надо, бросается в темноту за сестрой.
  
   Грамотность. На уровне. Серьезных вопросов не имеется. Отдельное спасибо - за букву "ё".
  
   Картинка. Вырисовывается, и очень яркая. Именно картинка - сильная сторона рассказа.
  
   Заключение:
   Основные вопросы относятся к логике развития сюжета. Возможно, в рассказе присутствует смысл, который ускользнул от обзориста, привыкшего к более прямолинейным сюжетам (что делать - издержки классического образования ).
  
   Я сейчас обдумываю систему оценок. Скорее всего, каждый пункт буду оценивать по десятибальной системе, а от суммарного балла будет зависеть итоговое место. После нескольких обзоров начну выставлять оценки.
  
  
  
   Ковалевская Александра Викентьевна "Абсолютно незаметные перемещения во времени"
  
   ...Пальцы гитариста устало бродили по струнам, в голосе добавилось хрипотцы - допевались последние ночные песни у костра. Время за полночь, но никто не спешил расходиться по палаткам. Сидели, смотрели на язычки пламени, на искры, летевшие в чернильную тьму, - редкое ощущение тождества душ.
   Далеко не всем везёт испытать такое.
   Курс психологических практик собрал разных людей на берегу озера Волобо, затерявшегося среди лесов Витебской области. Здесь были профессионалы, приехавшие делать деньги, были их клиенты, были те, кого занесло простое любопытство. Но, попробовав походной каши, зачарованные первозданной прелестью звёздных ночей над брусничными полянами, все они - врачи, учителя, студенты - спешили сюда снова. Комм: "Спешили" - ИМХО не совсем удачно. Возвращались?
   Об этом размышлял Вадим, рассматривая мужчин и женщин вокруг костра. Комм: Размышлял о чем? О красотах, или о том, что люди к ним возвращаются? И еще - у меня сугубо личное отношение - не люблю описание людей как "мужчины" и "женщины".
   'Необычное место. Здесь хочется сказать времени: 'Остановись'. И с ними, - Вадим окинул взглядом поющих, - с ними хорошо, душевно. А ведь народ разный...
   И этот мой новый знакомый - интересный парень.
   Начинал в военной академии Колорадо-Спрингс.
   Отказался от карьеры офицера ВВС ради своей физики. Комм: Как человек, знакомый и с физикой, и с академией ВВС могу сказать, что это не слишком сочетающиеся понятия. Скорее бы человек с такими наклонностями пошел в Массачусетский Технологический.
   И вот: возвращение, да что там - бегство на родину матери....
   А, может, и так бывает? Психолог нашей группы - специалист высококлассный, если бы парень пёр байду о себе, - раскусил бы его вмиг'.
   Вадим почувствовал, что тяжёлыми стали веки. Зевнул в кулак.
   Артур, сидевший рядом на чурбаке, встал, потянулся, сказал, обращаясь ко всем:
   - О, моя стая! Великий шаман с поющим дырявым деревом в руках и не думает оставить в покое наши голосовые связки. Я, пожалуй, пойду. Поспешу войти в поток абсолютного сознания, хотя бы часиков на шесть. А для этого надо принять горизонтальное положение. Ты идёшь? - он кивнул Вадиму.
   -Да. И я с тобой, брат, - отозвался Вадим.
   - Спасибо, брат, что не оставил меня одного на тернистом пути к нашему лежбищу,- отшутился новый камрад. Комм: Слово "камрад" подчеркивает американское происхождение? Удачно.
   'Лексика великолепная, - отметил в который раз Вадим, - ну, он родился в Питере, в русскоязычной семье, чего удивляться. А акцент, - лёгкий, едва различимый, - всё-таки есть'.
   Из головы не шёл вчерашний их разговор.
   Комм: Вначале я из контекста подумал, что они только сегодня у костра познакомились. На это навел термин "новый знакомый". Теперь оказывается, что они знакомы немного дольше, и я не сразу врубился, что Вадим размышляет о вчерашнем разговоре.
   Вадим обдумывал то, что рассказал Артур. Признание было настолько неординарным, что если это какой-то стёб, то слишком грандиозный, хорошо и дорого обставленный. А если допустить, что всё - правда, то Вадим имеет шанс быть причастным к величайшему открытию в истории человечества. Роль ошеломляюще-неожиданная, что и говорить.
  
   ***
   - Теория утверждает, что пространство и даже время имеет волокнистую структуру Комм: Круто:)) Придираться не буду - пусть будет волокнистая, позволительное фантдопущение. - кратко объяснял Артур и Вадим был благодарен за то, что приятель не стал грузить мозг специфическими терминами из теории физики или, чего похлеще, заумной математической топографией. - Следовательно, как бы выразиться проще, у ткани, пространства и времени есть аналогичные свойства. Насчёт пространства мнения расходятся: возможно, оно бывает скручено и даже скомкано одновременно в нескольких плоскостях. И тогда с перемещениями на большие расстояния у нас ещё долго будут проблемы. Но структура ткани времени элементарна: равномерно-слоистая. Проникновение вглубь слоёв-эпох в одной точке на местности вполне поддаётся расчетам а, значит, может задаваться с большим процентом точности. На момент начала исследований эта версия была грубым допущением, но нам тогда было всё равно, какую смелую теорию разрабатывать. В Колорадо-Спрингс физические лаборатории приличнее, чем ты можешь себе представить. Я так думаю: кто-то умело воспользовался тем, что военный бюджет - штука увесистая, жирный такой кусок. И этот кто-то пустил часть средств на изучение интересных и полезных в практике ВВС вещей. Как удалось? Не знаю. У военных своя отчётность, а теперь подозреваю, даже двойная бухгалтерия. Но это не суть важно. Важно, что содержание этой лаборатории физических исследований в стенах учебного заведения ВВС требовало, как вы говорите, офигенных средств. И они находились! Комм: А вот это и есть основное фантдопущение )) Краем я видел там такие вещи - ого!
   Короче, мы, - я, Алекс, Грегори и Наум, - случайно вышли на решение проблемы переноса во времени. Более того, мы сделали два экземпляра переместителя. Но заявили лишь один. На всякий случай. Но больше из боязни поломки.... Мы все ребята из эмигрантских семей, ген американского законопослушания у нас ещё не заработал в полную силу, - Артур улыбнулся и покрутил головой. - Так вот, создать Машину Времени оказалось несложно. Сложно её опробовать и доказать что эта штука - не обыкновенный ноутбук, а именно переместитель.
   Вадим помнил, что расхохотался после этих слов.
   - Не веришь, значит? - Артур стал задумчивым. Мучительная усталая гримаса на мгновение тенью скользнула по лицу. Комм: ИМХО - многовато эпитетов к "гримаса". Пытался представить, как он сморщился - задумчиво, мучительно и устало ))
   - Нет, интересно. Говори. - Вадим спрятал иронию.
   - Эффект перемещения никак внешне не выражается, вот в чём дело. Путешественник во времени не может вернуться и сказать: 'И я там был....'
   - 'Мёд-пиво пил' - закончил Вадим. - Забавно. А как узнать, что объект действительно перемещался? Он исчезает, потом возникает?
   - Но-но! - Артур увлёкся. - Ничего внешне не меняется. Ни-че-го! В том-то и дело! И одновременно вот она: гарантия безопасных перемещений. Временная ткань не изменяется ни на йоту: вот что главное! Все выдумки о попаданцах - просто бред. Извлечение тела из одного времени и вторжение посторонней массы в другой временной поток - ты только подумай...
   С этим Вадим согласился моментально. Даже не физика - обыкновенная логика подсказывала: нельзя исчезнуть тут, возникнуть там и ничего при этом не изменить. Вспомнить тот же эффект крыльев бабочки: любые микровозмущения в пространстве в геометрической прогрессии повлекут за собой необратимые изменения во всём мире. Тем более, если будут накапливаться веками или тысячелетиями!
   Артур, похоже, обрадовался. Хрупкое взаимопонимание между ними постепенно налаживалось. Теперь он говорил, уставившись в зрачки Вадиму: Комм: Интересно, это манера разговора, или гипнотизирует? )
   - Подумай сам, допусти: если перемещение во времени всё-таки возможно, но на абсолютно других условиях, то какими должны быть эти условия, чтобы реальность не испытала ни малейших возмущений?
   Вадим задумался:
   - Значит, никаких возмущений пространства-времени? Попаданец - голограмма. И не более. Комм: строго говоря, голограмма - это тоже материальный объект - результат взаимодействия электромагнитных полей, и он тоже оказывает влияние на реальность, как физическое, так и информационное. Пример: едете вы на машине, и вдруг перед вами появляется голограмма человека.
   - Ес! Мы тоже так решили.
   - А-а! И потому путешествие голограммы внешне незаметно?
   - Не только. Время переноса и возвращения занимает несколько милисекунд. Никто ничего не успевает заметить. Комм: А как путешественник за эти милисикунды понимает, что он, собственно, совершил путешествие?
   - Смысл голограмму отправлять в прошлое?
   - Голограммой она является только для внешней среды. Изнутри же человек ощущает себя вполне полноценным: думающим, чувствующим.
   - Испытания хоть были? Откуда сведения?
   Артур закинул руки за голову, снова мученическая тень скользнула во взгляде. Он сорвал травяной стебель, яростно размочалил крепкими зубами, и только потом изменившимся голосом выдавил из себя:
   - Экспериментальная инфо накапливалась с некоторым отставанием. Потом объясню, почему. Те, кто испытывал, сейчас мертвы.
   - Ничего себе открытие! - выдохнул Вадим, - на тот свет, знаешь, людей отправлять научились задолго до тебя!
   - Ребят из лаборатории убили. Остался я один. Просто повезло замести след. В сведения о родственниках моей матери, а она из Бреста, вкралась путаница ещё во время переезда семьи на ПМЖ в Штаты. Знаешь, что во Франции тоже есть Брест? Исправлять ошибку никто не стал: тогда это было неважно. А теперь сыграло мне на руку. Уверен, какое-то время сына питерского еврея и мнимой француженки никто не подумает искать в Белоруссии. Комм: Какие-то бестолковые спецслужбы ). Хотя, впрочем, это только слова Артура - кто его знает, как сюжет пойдет.
   Вадим думал, что ему только не хватало вляпаться в сомнительную историю.
   Как прочитав его мысли, Артур повернулся, сказал:
   - На самом деле, никому ничего не грозит. Переместитель со мной. Теперь ты знаешь, что это вовсе не крутой ноут, которым ты восхищался. С ним я могу прожить столько жизней в других эпохах, сколько захочу. И на всё уйдёт лишь мгновение. Комм: Сейчас я пытаюсь разобраться в логике. Оказывается милисикунда проходит в нашем времени, а в прошлом - целая жизнь.
   - Что значит прожить, если ты - молчаливый свидетель-голограмма?
   - Ну, для кого-то извне и мы с тобой - не более, чем тени бесплотные. Мой попаданец оказывается внутри голограммы прошлого. Не на физическом плане, а на более тонком его энергетическом слепке. Там для голограммы всё реально, как и сама голограмма реальна для своего окружения. Короче, мир внутри мира. Или, если хочешь, альтернативный ряд событий, разворачивающийся для одного-единственного внедренца и исчезающий вместе с ним. Комм: То есть, перемещатель создает в прошлом отдельную реальность, куда, собственно, попаданец и отправляется. Интересно, а ведь перемещатель остается в нашей реальности. Или он для последующих путешествий и возвращения не нужен? Вроде как единожды запускает программу - и вперед.
   -Иллюзия?
   -Именно. Индивидуальный аттракцион. Если меня заметут, уйду в перемещения. По нашей теории сознание, переполненное опытом и впечатлениями икс-количества жизней, растворяется в абсолюте. Для внешнего наблюдателя выглядит как мгновенная беспричинная смерть тела. Те, кто придут за мной, в тот же миг увидят мою кончину. Комм: Из абзаца следует, что путешествие во времени приводит к смерти в нашей реальности? Или к смерти приводит отказ от возвращения в нашу реальность - вроде буду путешествовать в прошлом, и Бог с ним, с моим телом? Каким образом тогда устанавливается срок пребывания в прошлом, если перемещатель остается в нашем времени? Наверное, программно. Это я рассуждаю.
   Вадим молчал. Настойчивая мысль сверлила в голове:
   - Для чего путешествия во времени, если они незаметны для окружающих и не ведут ни к каким изменениям? Сам человек-то хоть помнит, где он был?
   - А ты подумай.
   Вадим, немного помедлив, испытующе глянул на собеседника и, чувствуя припрятанную ментальную заковырку, произнёс удивлённо: Комм: скорее не "ментальную", а "логическую".
   - Нет?!
   - Вспомнить опыт внедрения в чужое время - значит уже изменить что-то в окружающей действительности. Человек начинает пытаться повлиять на других: доказывает, утверждает, настаивает. Носится со своей правдой. Комм: Признаюсь, не очень понял. Человек носится в настоящем, рассказывая о прошлом - парадокса вроде бы нет.
   - Понятное дело.... Тогда зачем всё это?
   - Пойми же, - я и мои друзья, которых больше нет, - мы вместе создали эту штуку! Не знаю ещё, на что она способна, но она есть. Я не могу остановиться на полпути: я должен, должен исследовать её действие! Да, может, переместитель гробит людей... потом, не сразу. Но данные биохимических анализов были превосходны и через полгода после первого перемещения, а первым был Грегор! Это потом ребят выследили и убили по одному - чисто сделано, не подкопаешься: несчастные случаи. Они там - Артур показал пальцем вперёд и вниз, - получили устойчивые результаты. Я уверен! Потому и накрыли всех нас!
   Носком резинового сапога он принялся бить сырой мох, расшвыривая вверх и в стороны зелёные клочья.
   - Почему ты мне всё рассказал?
   - Какой день мы здесь?
   - Десятый. Через сутки уезжать.
   -То-то и оно. Мы вместе прошли все курсы: психоанализ, лечение гипнозом, суггестология, халлотропное дыхание. Была возможность оценить друг-друга. Ты помнишь, как я орал на этом чёртовом халлотропе?
   Честно говоря, Вадим не помнил, кто и как перенёс тот странный и жуткий сеанс. Методика предполагала полное сосредоточение на себе. Об этом и сказал Артуру.
   - Ну да, - согласился тот.- Но это если твоя цель - самокопание. А у меня была цель узнать тебя. Дружище, я не сразу послал к чертям карьеру в ВВС ради их шикарнейшей лаборатории. Полтора года пытался совмещать. Так что кое-какие методики наблюдения за людьми мне известны. Кстати, курс психологии в Академии - единственный, которым я не манкировал, пытаясь выкроить лишние часы для исследований... Комм: В Академии ВВС манкировать курсами не получится. Здесь я наблюдал нескольких в нашей группе. Искал человека, с которым могу ну, хоть поделиться своей тайной. Ты подходишь как нельзя лучше. Веришь? Тяжело, брат, вот так... один на один со своей памятью и той... штуковиной. Я уже начинал срываться, веришь? А это место: озеро, вы все - вы меня излечили.
   Комм: Не поверил. Что-то у меня начинают закрадываться подозрения, что дурит нас этот Артур. Поиск партнера на выездном семинаре по психологии - как то сомнительно, а вот поиск человека, который поверит в историю - очень возможно.
   - Ты врал опытному психологу? - на всякий случай спросил Вадим, в глубине души надеясь, что это невозможно.
   - Эдуардович сильный мужик! - хмыкнул Артур, - От него фиг закроешься! Наоборот, я был максимально расслаблен. И говорил, говорил о своей мечте: путешествовать во времени с помощью собственного переместителя.
   Вадим улыбнулся: цель курсов достигалась через оригинальные методики. Народ здесь собирался интересный, в фантазиях неограниченный. Голая правда Артура вполне могла показаться скромной в сравнении с выдумками отдельных практикующих. Комм: Вот я о том же. Искать среди них надежного партнера?
   - Что-ж, сябра, послезавтра разъезжаемся. Чем я тебе могу быть полезен? Только, чур, на роль подопытной крысы меня не уговаривай. У меня Стась и Маруся. Ульяна не простит, если я пойду шататься по прошлому, и забью на семью. И придётся мне доживать свой век в кампании собственных бездомных голограмм.
   - Вадим, я, кажется, нащупал то, что служит доказательством действия переместителя. И не изменяет действительность.
   - Точно?
   - Выводы изящны. По-моему, ошибка исключена.
   - Откроешь?
   - Для того и завёл разговор. Вся проблема свелась к простому и одновременно сложному: правильно найти человека для испытаний. И не ошибиться в выборе. Для этого нужно быть в курсе, гм, культурной жизни. Ты и твоя Ульяна, - она у тебя дирижёр-хоровик, кажется? - по моим прикидкам, можете мне помочь выйти на нужного человека. Комм: Они недавно знакомы. Откуда такое знание - Артур заранее собирал информацию о Вадиме?
   - Ну-ка, ну-ка: я ещё не представляю, что ты имеешь в виду?
   - Элементарно. Всё происходящее влечёт за собой тайные или явные последствия. Это аксиома. Комм: Вот с этим не поспоришь. )
   - Ес.
   - Тогда, рассуждаем дальше, какие последствия могут быть от неощущаемого путешествия во времени? Или, скажем так, в какой сфере следует ожидать проявления этих последствий?
   - Хм, в искусстве? О, это уже интересно! Тебе нужны люди, занятые творчеством?
   - И дальше - продолжай сам. Я просто проверяю на тебе своё интуитивное.
   - Путешествие, знакомство с прошлым и, как результат, - точное знание того, что было когда-то?!
   - Вот и всё! - Артур даже руки потёр от удовольствия. - Теперь ты согласен, что человек, который обнаружит такое особенное обострённое историческое чутьё - попаданец! Комм: Снова пытаюсь сформулировать: путешественник в прошлое начисто забывает детали похождений, но помнит некие факты из прошлых эпох.
   - Не понял? Почему он - попаданец, если его ещё надо убедить перенестись в прошлое?
   - Ты в курсе, что время движется от прошлого к будущему только в нашем восприятии?
   - Але? - поднял брови Вадим
   - Время на самом деле - поток из будущего в то, что для нас стало прошлым. То есть, говоря языком вечных категорий: Божественное Проявленное изначально возникло в своём совершенном и законченном виде. А уж затем бытие пошло развиваться, раскручиваться, создавая подпорки-обоснования для изначально проявившегося. Комм: Ух ты! Правда возникает противоречие с предыдущей аксиомой, здесь сначала возникает следствие, затем причина, что, кстати, говорит о предопределенности будущего. Есть такая теория, есть )
   Вадим присвистнул:
   - Да ну?! - он чувствовал, что этот постулат займёт его мысли надолго.
   - Как у Льюиса Кэррола: на пальце Королевы выступила капля крови. Что пришлось сделать Королеве?
   - Уколоть палец.
   Вадим ошеломлённо молчал.
   Потом, подумав, продолжил мысль:
   - Значит, ты ищешь того, у кого проступило знание исторических реальностей, чтобы 'уколоть'...
   - Именно! Только такого человека я могу и даже имею полное право отправить в прошлое. И даже считаю своим долгом. Возможно, я пришёл в мир именно чтобы cделать это! Комм: То есть, он ищет человека, у которого есть знания о прошлом, в которое он в будущем отправится. По этой теории у всех людей должно быть заложено знание о будущем - то есть все потенциальные ясновидящие. Если я правильно, конечно, понял.
   - Ёксель!
   Вадим испытующе посмотрел на Артура:
   - И ты уже знаешь, кто может стать первым испытателем для твоего.... аппарата?
   - Ты правильно подумал: мы говорили об этом человеке.
   - С Яниной?...
   - Угу. Её мать - то, что я ищу. Я за пару ночей просмотрел всю страничку этой писательши на Самиздате. Рассказы, стишки, обзоры - не в счёт. Повести я уже осилил. Сейчас внимательно вычитываю роман.
   - И как?
   - Я не спец в литературе. Но прочёл и, знаешь ли, поверил! Отдельные моменты, на мой взгляд, мог написать только человек, побывавший ТАМ. Тем более, я спрашивал Янину: её родители и деды-бабки - городские, никаких деревенских корней. И вдруг: море точных наблюдений. И ни одного, ни одного, понимаешь, перехлёста. Ну, кроме сюжетного фэнтези. Комм: А кто оценивал точность этих наблюдений?
   - Янина говорила, прозу назвали сельской, мать озадачилась.
   - Вот сто очков в пользу того, что я прав! Она и не может быть другой у того, кто точно знает, о чём пишет. Это же шестнадцатый-семнадцатый век!
   - Ты хочешь, чтобы я вас познакомил?
   - Я подумал, что твоя жена и мать Янины знают друг-друга. Через вас мне было бы удобнее заявиться, я же нормальный адекватный человек. Я не собираюсь экспериментировать, не убедившись двести раз в том, что прав. И если ты против, я ничего не стану делать, даже если буду уверен. Знаешь, как работает переместитель?
   - Ещё нет. - буркнул Вадим. (Герои приключений - они живут где-то там, в местах с более громкими названиями. Подставлять под эксперимент речицкую мадам не хотелось). - Ты в курсе, что писательша - мать двоих девчонок? Янина младшая, старшая сестра тоже студентка. Если ты мутишь - учти, я тебя, пилот-недоучка, разыщу при любой сильной облачности.
   - Ну-ну. Рассказывать о работе переместителя, или как?
   - Или как... Рассказывай.
   - Прибор будет у тебя. Всё время. Чтобы ты не волновался. Он заработает только при одновременном согласованном действии нас обоих: если ты повернёшь корпус вертикально и направишь ребром точно на объект. А я должен работать пусковиком. - Артур открыл своё ноу-хау, по виду сильно напоминающее одновременно ноутбук и толстую папку с массивными металлическими застёжками по краю. Открыл, достал нечто похожее на крупную дорогую авторучку и что-то передвинул на ней.
   - Таким образом, мы или примем решение вместе, или уйдём ни с чем. Но в любом случае, познакомимся с вашей местной писательницей, всплывшей из ниоткуда. Любопытно, согласись? Комм: Местная знаменитость, пишущая на Самиздате? Может все-таки разрешить бумажную публикацию? )))
   - Пойдёт! - ответил Вадим бодрее. Он, в принципе, был не против знакомства. Здесь, на курсах, о творениях Янининой мамы знали многие. Комм: Я все о том же. Просто создалось впечатление, что самиздатовская писательница обрела народную любовь и популярность. Всяко, конечно, бывает... К речицким подходили, спрашивали: кто такая? Ведь землячка... Вадим до сих пор только хмыкал смущённо в ответ. Ульяна знала немногим больше. Так почему бы не заглянуть в гости?
  
   ***
   Я собирала смородину. Гости - двое молодых мужчин - остановились на крыльце, не зная, куда им двигаться дальше? Выбор был широк: из-за жары в доме все двери, окна - нараспашку.
   Высунувшись из кустов, я обозначилась в поле их зрения, про себя гадая, кто бы могли быть эти двое? Комм: Первые два абзаца как-то не очень. Скажем так, обороты "не зная, куда им двигаться дальше? Выбор был широк:" и "обозначилась в поле их зрения" как-то сильно выбиваются из стиля повествования, напоминая что-то Донцовско-Марининское. ИМХО, конечно. Эх, а ведь так все гладенько рассказывалось ))
   Гости разулыбались, причём, один - привычно-скупо, коротко, но вот второй... Широкая белозубая улыбка осветила его лицо Комм: Ага! Зпт! и я подумала: 'Как хорошо, что мне давно не восемнадцать!'
   Наши мужчины не умеют так улыбаться. Нет-нет!
   Пришлось выйти из засады за кустами и выставить на всеобщее обозрение голые ноги. По случаю редкостного зноя матрона, то есть, я, вырядилась в просторные мужнины трусы. Смотрелись они как полосатые шорты, но встречать в таком наряде молодых и красивых мужчин, галантно пропустивших даму вперёд в её же собственный дом... что и говорить, я почувствовала себя немного не в своей тарелке.
   К счастью, через минуту я забыла о своих ногах, да и, похоже, у новых знакомцев мои конечности вызвали лишь лёгкий вежливый интерес.
   - Ложки Гуды? - спросил тот, улыбка которого затмила солнце июля. Он разглядывал две большие деревянные ложки, перевязанные красным тканым пояском и красующиеся на стене кухни.
   Я была польщена.
   - Гануся и Маруся, значит - сказал 'солнечная улыбка'.
   - Да, Катеринка и Лизаветка, - ответила я кодовой фразой.
   И мы прекрасно поняли друг друга: этот человек не просто читал моё, он внимательно читал.
   После вежливых выяснений степени знакомства, наведения справок как с моей, так и с их стороны, и предложения выпить холодного компота, гости приступились с вопросами.
   Сакральными.
   То есть, понятными только посвящённым в мои тексты.
   Боюсь, я не смогла внятно ответить ни на один из них. Да и что можно было ответить? Например: откуда я знаю, что огородное пугало в начале шестнадцатого века было перевязано соломенными жгутами? Вязала ли я снопы? Почему перед войтом плакал сволочь Ладусь, не боявшийся, вообще-то, ни бога, ни чёрта? Почему он спасал Терезу от посягательств похотливого купца таким невыигрышным, с точки зрения приключенческого сюжета, способом? Откуда я знаю, что взять да обкусать ледышки с собачьих лап - не проблема для мужчины того времени? Почему князь Семён отдал родного сына на воспитание в хуторскую семью - это из киевских-то хоромов?
   Почему?
   Да не знаю!
   Я - сочинительница. Как мне кажется логичным и правдоподобным, так и пишу.
   Историческое образование? Нет. Совсем другое.
   Почему вдруг стала писать историю? Попёрло! Что ещё могу сказать?
   Гости, видимо, с каждым моим ответом расслаблялись всё больше. Несколько раз они переглядывались с торжествующим видом. Во время беседы, впрочем, очень оживлённой и интересной, тот, который представился мужем моей коллеги Ульяны, повернул свою папку ребром ко мне. Я слегка удивилась: ребро вдруг обнаружило непроницаемо-угольную чёрноту. Бездонная засасывающая щель.
   Я вдруг как-то сразу разомлела от полуденного зноя и почувствовала желание провести сиесту в прохладной спальне с голубыми обоями.
   Гости тоже решили не томить Комм: Утомлять? меня своим присутствием и мило откланялись.
  
   ***
   Теперь, когда 'американец' уехал, Вадима не покидало неприятное чувство того, что его новый знакомый - увлечённый эксцентричный чудак, не более. Странно: раньше на психотренингах таких раскалывали в момент.
   Через сутки Артур вышел на скайп-связь.
   - Знаешь, я почти проникся твоей теорией обратного хода времени, - сказал Вадим, - даже замечтался: в гостях у А.В. переместитель повернул в боевую готовность. Видел, что ты осторожничаешь, экспериментировать не торопишься.
   - Ну-ну... Бери, давай, автограф у нашей знакомой. Она скоро начнёт выдавать откровения одно за другим. Перемещение состоялось, аппарат работает как надо.
   - Что?!
   - А почему бы и нет? Фактов для меня достаточно: она носительница исторической инфо. Что ещё надо?
   - А согласованные действия?
   - Ты в пылу беседы навёл переместитель, я этим воспользовался. Без переключателя. В приборе есть одна клипса, она считывает мои мыслекоманды, это гарантирует степень надёжности. Комм: Судя по всему, сюжет разворачивается в недалеком будущем. Или Артур гонит.
   В навороченном ноутбуке Артура тем временем пошла в ход невиданная анимация: вместо смазливой морды хозяина отвечало волосатое ухмыляющееся рыло с двумя рожками. Комм: Артур оставил Вадиму свой ноутбук-перемещатель?
   - Почему мне не сказал, ты, урод?
   - Я чту УК. Вдруг бы ты вздумал меня сдать? - ответила на этот раз птичья голова с картины Босха.
   - Сволочь!
   - Возможно. Но последовательная. Теперь не только у Них, - экран в левом верхнем углу выдал картинку, на которой мужики в форме офицеров американских ВВС вытворяли непотребное, - но и у меня работает переместитель. Жди: в Речице эффект проявится раньше. А потом где ещё - как карта ляжет. Сам знаешь, нелегко найти для опытов нужного человека. Кстати, есть свежие данные. После перемещения всё-таки побочный эффект наблюдается: сильные энергетические потери организма. Ну, дальше додумаешь сам.
   Рыло хмыкало и шевелило челюстями очень выразительно и абсолютно синхронно с речью - анимация была на высоте!
   Вадим резко прервал связь. Выругался. Вскочил. Сел снова. Выключил интернет. И поклялся не быть таким легковерным лохом! Впрочем, тут же решил, что, может, напрасно беспокоится: всё это больше похоже на бред, чем на серьёзную угрозу... И этот идиот Артур, откуда бы он ни взялся, выпукнувший из себя гения, не многое успеет - заметут, запрячут в дурку. Слишком скурпулёзный Комм: скрупулёзный. Не я правлю - Ворд правит ) подход к поиску испытуемых у этого сумасшедшего.
   Сзади подошла жена. Обняла, чмокнула в шею, сказала:
   - Пусти меня по клаве постучать.... Мне в голову пришло написать статью. Знаешь, о ком? Был в Речице в шестидесятых годах такой Николай Альбертович Сапончик, увлечённо собирал музыкальный фольклор.
   (Вадим внезапно насторожился и весь превратился в слух). Комм: А скобки-то зачем?!
   - Этот Сапончик - бесконечно талантливый и энтузиаст, каких мало. Но умер рано, в сорок лет. Скоропостижно скончался. Его семья хранит нотные записи; многие из них ещё не обработаны и нигде не исполнялись. Но то, что исполняется - необыкновенно интересная, аутентичная музыка. Я возьмусь за обработку его нот, должно получиться что-то очень незаурядное! Я чувствую, что должна этому человеку: я как будто видела и знала его при жизни. Читаю нотные записи - и музыка звучит во мне.
   - Уля, ты говорила об этом фольклористе с Артуром? Он включал при тебе свой ноут?
   - Да. Я в тот вечер была под впечатлением от концерта. Помнишь: гастроли минского фолк-ансамбля "Божычы"? У них есть отдельные записи, сделанные Сапончиком, - говорят, отыскали где-то случайно, - звучали эти вещи изумительно. А у нас никто не работал с его наследием. И Артур заинтересовался, сделал себе пометки. Что-то не так?
   - Нет. Просто интересный у него ноут. В каталоге нет.
   - Так я поработаю?
   - Да, дорогая. Пиши, твори. Теперь тебе нужнее... - уступил ей стул Вадим. И подумал: "Кажется, я становлюсь мнительным".
   -Ну-ка, что такое? - заинтересовался он листом, который держала жена.
   - Стась нарисовал. Наверное, в садике им рассказывали. Вчера пол-дня наш ребёнок корпел над этим, высунув язык. И всё по памяти: никакой картинки рядом не было... Да что ты молчишь? Что с тобой?!
   Рукой шестилетнего сына немного коряво, но подробно и точно, во всех деталях, был нарисован главный атрибут неограниченной военной власти времён Великого княжества Литовского. Сверху красовалась старательная подпись разноцветными фломастерами: 'Булава пана нашего Великого гетмана'.
  
   2011 г.
   _____________________________________________________________________
  
   Уф-ф-ф
   Итак, свершилось. Сначала сидел и думал, пытаясь разобраться в предлагаемой конструкции перемещений во времени. И постоянно что-то не стыковалось. А потом пошел другим путем - путем анализа не предлагаемых теорий, а описанных фактов и событий.
  
   Сюжет. Фактология:
      -- Вадим на выездном семинаре по психологии, где, по признанию автора, собрались люди "с фантазией" Вадим встречает Артура, который сообщает, что является изобретателем машины времени, скрывающимся от американских спецслужб. Артур рассказывает свою теорию устройства пространства-времени и демонстрирует действующий образец "перемещателя", подозрительно напоминающий ноутбук.
      -- В качестве доказательства перемещений во времени Артур приводит самиздатовские тексты местной писательницы, изобилующие историческими подробностями. Во время встречи с Артуром и Вадимом писательница захотела спать.
      -- После встречи с Артуром жена Вадима заинтересовалась творческим наследием малоизвестного композитора, а сын нарисовал гетманскую булаву.
  
   Замечу, что все остальное - это только слова Артура. И рассказывал он свои истории в своеобразном антураже психотренинга на природе. Пользуясь бритвой Оккама, убираем маловероятные теории, и приходим к тому, что имел место либо розыгрыш, либо встреча с психически нездоровым человеком... Но! У нас все-таки фантастика, и остается ма-аленький такой червячок - а вдруг, и правда, есть они, путешествия во времени?
   Чего не хватило - так это более драматического проявления свидетельств возможности путешествий во времени. Это чтобы червячок вырос. )
  
   Язык. Язык соответствует жанру - НФ. Есть небольшие придирки (именно придирки), высказанные по тексту, но они совершенно непринципиальны. Стилистических и технических ошибок не обнаружено. На вкус обзориста, многовато диалогов. Но здесь ключевая фраза - "на вкус".
  
   Грамотность. На уровне. Тоже респект за букву "ё".
  
   Картинка. Тут ситуация непростая. В начале и в части, где рассказ ведется от лица писательницы - вполне, а в других местах именно из-за продолжительных диалогов яркого "изображения" нет.
  
   Заключение: На мой взгляд, не хватило именно сюжетных действий, связанных с перемещателем, какого-нибудь драматического поворота. Лично я пришел к твердому убеждению, что Вадим встретился с психом, все строится только на его словах и не имеет серьезного материального подтверждения. Можно принять на веру и слова - а вот именно для этого нужны были бы острота и драматизм. Тем не менее, общее впечатление неплохое, автору удается тащить читателя за собой с целью узнать - а что там дальше будет?
  
  
   Raven "Дежавю"
  
  
   Сон
     
   Погоня длится давно. Жёстокая и беспощадная. Комм: сам букву "ё" люблю и уважаю. При общей вычитанности текста задумался: не есть ли это авторское слово? Если да - то я его не понял, если нет, то это просто очепятка. На пределе сил. Беглеца спасают только выносливость, быстрые ноги и ловкость. Но нет числа преследователям. Загонщики появляются то слева, то справа из серого ниоткуда, не давая свернуть в сторону. Только прямо. В ловушку.
   Сейчас они позади. Впереди через дорогу - низенький забор из жердей. За ним большой старинный двухэтажный особняк. Последняя надежда. В доме можно спрятаться. Затеряться в анфиладе комнат. Потом выбраться на крышу и улететь...
   Это за мной по выбитому копытами лошадей черному полю бегут каратели. Я им нужен живым.
   Со мной был отряд. Особого назначения. Двадцать опытных верных бойцов. Все погибли. Кроме меня. И мне надо уйти от погони, и, во что бы то ни стало, выжить. Чтобы завершить секретную миссию. А потом найти предателя...
   Пересекаю дорогу. Прыгаю через забор на поляну, и, путаясь в высокой траве, бегу к веранде. Дергаю дверь. В тот же миг попадаю в кромешную, упругую как резина темноту. При попытках пройти тьма выталкивает назад. Теряю время. Откуда-то приходит подсказка - это не тот вход, есть другой, справа, в торце здания. Его надо найти.
   Выскакиваю на поляну и бегу вдоль особняка. Краем глаза отмечаю темноту окон. Дом выглядит нежилым. Тем лучше. Никто не будет мешать.
   За углом - одноэтажное крыло. Ни окон, ни входа не вижу. Огибаю пристройку. Навстречу мне, со стороны дубовой рощи, цепью бегут солдаты образца первой мировой. И здесь ждут. Уже нет сомнений, что нас предали. Сердце колотит. Надо найти вход. Да вот же он - в пристройке, слева от меня. Без двери. Только дыра, зияющая чернотой. Успеваю заскочить в дом прежде, чем настигает облава. Десяток прыжков по коридору. Оглянувшись назад, вижу в проёме на фоне дневного света фигуры карателей. Стреляю и стреляю по ним, пока не заканчиваются патроны. Фигуры ломаются, падают. Наступает тишина. Почему прекратилась погоня? Их же много. Наверное, думают, что капкан захлопнут и теперь окружают дом. Как бы не так! Мне бы только выбраться на крышу для разгона, и я улечу от них, как делал это не раз...
   Шарю по карманам, ищу патроны. Пусто. Отбросив бесполезный револьвер, поворачиваюсь спиной к выходу и оказываюсь в просторной комнате, полной детей. В уши - шум веселья. Справа в дальнем углу, на возвышении вроде эстрады, разыгрывается какая-то сценка. Смех, хлопки в ладоши. Мимо, едва не задевая меня, проносятся играющие в салки. Девочки - в пышных розовых платьях и с большими бантами в волосах. Мальчики - в черных костюмчиках и белых рубашках с воротничками навыпуск. Для них меня нет. Пальбу не слышали? Или не боятся? Резкая смена кадра озадачивает. Начинаю соображать - кто я такой и как здесь оказался? Чувствую себя прекрасно. Хорошо владею оружием. И вообще, много чего знаю и умею. Я диверсант? Оглядываю себя. На мне черные кожаные брюки и куртка. Ещё была фуражка с большой красной звездой, но она потерялась во время погони. Наверное, я комиссар, и, судя по всему, идет гражданская война. Опа! С какой стати? Сегодня я не могу на войну. Занят. Во взводе экзамены по радиообмену...
   Погоня возобновляется и не дает закончить мысль. Я снова становлюсь беглецом. Быстро оглядываюсь по сторонам. За этой комнатой виден большой зал. Там много людей и яркий свет. Играет музыка. Слышен звон бокалов, шарканье подошв по полу, какие-то разговоры. Туда никак нельзя. Мне больше подходит лестница на второй этаж. Лавируя между детей, взлетаю по ней и оказываюсь в полумраке длинного коридора. Слева - двери комнат, как в гостинице, справа - стена какого-то помещения. За ней идут перила, ограждающие проём в полу. Через него виден нижний зал - там в самом разгаре бал или светский приём. Вальсируют пары, лакеи разносят полные бокалы, группками стоят беседующие люди. Дамы - в длинных пышных платьях и с затейливыми прическами на головах. Мужчины во фраках, сюртуках, даже доломанах, мелькают эполеты и аксельбанты военных, блестят золотые погоны.
   "Маскарад, понимаешь. Пир во время чумы", - усмехаюсь я и перевожу взгляд на окно. До него нельзя дотянуться - от перил до окна метров пять через проём. Единственное его назначение - пропускать дневной свет в коридор и нижний зал. Оцениваю: смогу ли допрыгнуть до окна? Нет, сорвусь. Наконец, замечаю узкий проход между помещением без дверей и перилами ограждения. По нему можно подойти ближе.
   Крадусь по этой полоске, перегибаюсь через перила и выглядываю в окно. Очень неудобно. Обзору мешает широкий карниз. По нему, воркуя, ходят два голубя - белый и сизарь. Это мне почему-то не нравится, и я возвращаюсь в коридор.
   Остается люк на чердак. Должен же он быть! Но я продолжаю смотреть вниз на скользящие по паркету пары. Что-то у них не так. Нет масок! Значит, не маскарад. Но эполеты давно не в ходу, золотые погоны тоже большая редкость. Что за бутафория? И... я же видел - снаружи особняк выглядел нежилым. Трава на поляне в рост... откуда бал, дети?
   Вдруг в одной из ближних групп пожилой офицер в белом мундире поднимает голову и смотрит на меня. Он что-то пытается сказать мне, но я не слышу, не понимаю его. Это раздражает офицера. Он сердится. Потом показывает рукой в сторону лестницы. Там уже слышен шум погони. Со всех ног бегу по коридору туда, где, как мне кажется, должен быть люк на крышу. Опоздал! С той стороны тоже топот. Остается спрятаться в одной из комнат, а потом, под шумок, ускользнуть от преследователей. Дергаю одну дверь, другую, третью... закрыто. Вот эта дверь не заперта. Заскакиваю в маленькую темную комнатку без окон. На полу какие-то коробки и кучи одежды. Снаружи уже слышны голоса. Делать нечего, прячусь в тряпье. Вроде, проскочили. Нет, возвращаются. Дверь распахивается и кто-то кричит: "Вот он!". В проходе толкаются, мешая друг другу, солдаты с винтовками. Матово отсвечивают граненые штыки. Пользуясь замешательством, отталкиваю в сторону штыки и солдат, бегу по проходу к окну над проёмом. Вскакиваю на перила и прыгаю. В спину грохот выстрелов. Звон разбитого стекла. Взлетают испуганные голуби. Ударяюсь о карниз и вместе с его обломками падаю в болотную воду, покрытую ряской и цветами кувшинок. Вода смыкается над головой. Меня обволакивает темнота...
     
   Комм по первой части. Я прочитал, внимательно, вдумчиво и даже несколько раз. Поделюсь с автором, что я понял из отрывка. Кстати, респект за динамику - короткие предложения, рваный ритм, хорошо передается атмосфера погони.  Итак за ГГ (понятно, что это сон, и сон именно ГГ) во сне гонятся некие каратели. "Историческая" атрибутика (красная звезда, револьвер, золотопогонные офицеры) относит к временам гражданской войны. Создается впечатление, что красный командир (красная звезда) попал в засаду, потерял бойцов, и его преследуют белогвардейцы. Убегая, он попадает в дом, где что-то празднуют офицеры, женщины и дети. Акцентируется внимание на одном из офицеров, который указывает на беглеца. Беглец пытается скрыться, но его обнаруживают и убивают при попытке выпрыгнуть в окно. Интригует желание беглеца "улететь с крыши, как это делал не раз?" Что бы это было?
  
   Дежавю?
     
   - Уфф... - Глеб вылетел из кошмара и рывком сел в постели, - ну, приснится же такое! Говорила мне мама - не ешь сынок на ночь интеллигентов...
   На часах шесть утра. Канун нового, тысяча девятьсот восемьдесят второго года. Пора вставать, завтракать, надевать шинель и нырять в морозную декабрьскую темень. Благо - до ворот КПП минут десять ходьбы.
   Сегодня в учебном взводе подведение итогов. И - свобода! Почти на неделю. Пока не сформируют новую группу.
   Глеб сидел в зале со своими выпускниками и вполуха слушал доклад командира роты. В памяти всплывали то одна, то другая картины из ночного сна. События там были настолько реальны, что запомнились до мельчайших подробностей. Начиная с погони. Что было до неё - неизвестно. Как в фильме с пропущенным началом. Причем, главными героями были он, Глеб Галкин и ещё кто-то, находящийся в его сознании. Этот кто-то вел Глеба по сну, как проводник ведет группу по известному маршруту. Когда Глеб пытался осознать своё "Я", неизвестный тут же переключал его внимание изменением ситуации. Как будто торопился показать что-то важное перед последним моментом своей (или его, Галкина?) жизни.
   Глеб хмыкнул: получается, что некто, предательски убитый много лет тому назад, внедрился в его подсознание во время сна и показал во всех деталях место преступления? Мертвый общается с живым, да ещё и вертит, как хочет? Бред...
   Он оглядел заполненный курсантами зал и сосредоточился на докладе ротного.
   За столом в президиуме, переговариваясь между собой, сидели начштаба и начальник связи.
   - Ты долго ещё Галкина на взводе мурыжить будешь? - начштаба разглядывал штатное расписание узла, - у тебя две вакансии. Майорские, между прочим.
   - Так, товарищ полковник, кто лучше Галкина готовит спецов? Мастер спорта и так далее. Кубок войск привез...
   - Ты мне зубы не заговаривай. Отправляй его и Кочеткова в Ленинград на переподготовку.
   - А без курсов?
   - В кадрах нас не поймут...
     
   Кингиссеп - Волосово. Учебный центр на базе ракетной точки, сокращенной росчерком пера на саммите в Вене. Начальник центра, седой, как член политбюро, и такой же старый полковник, повертел документы прибывших, пожал плечами и кивнул майору с эмблемами связи: " Твоя кафедра, забирай. Занятия по индивидуальному плану..." Что есть последнее, Глеб с Кочетковым уяснили в мастерской, стоя перед терриконом искалеченной аппаратуры.
   Работа была знакомой и не сложной. Под видом поиска той или иной детали, друзья колесили на закрепленной за ними машине по окрестностям - Иван-город, Нарва, посёлки, райцентры, пока хватало бензина.
   За пару недель до окончания курсов кинули жребий - кому ехать в Ленинград за билетами в обратный путь. Выпало Кочеткову. Воскресным июльским утром Глеб, проводив друга, сидел в ленинской комнате казармы и делился своими впечатлениями о жизни в Центре с листком бумаги: "Здесь чудеса, здесь снег ровняют, цветы не пахнут, а воняют. И телевизор в нужный час включают лишь в неделю раз..."
   Он уже обдумывал очередную строчку, когда в комнату заскочил Кудла, старлей из соседней группы:
   - Привет, старичок! Чо, скучаем? Не хочешь составить компанию?
   - Коля, выпить не с кем что-ля? - заинтересовался Глеб.
   - Не, такое дело - парни шарились по окрестностям...
   - Коля, фи... боевые офицеры, при орденах, медалях... шарились. Чему вас учат?
   - Ээ... при рекогносцировке в ближайших населенных пунктах на предмет обнаружения незамужних дам-с, - распушил усы Кудла, - разведчики наткнулись на заброшенную усадьбу. Вроде как барона Врангеля.
   - Эт, который "...снова готовит нам царский трон"? - усмехнулся Глеб, - вроде, везде побывал. Что-то пропустил.
   - Не, не тот. Брательник его, двоюродный. Черный барон у нас по Украине шастал. А этот - тихо-мирно... так идешь, чи не?
   - А, пойдем! - Глеб дописал: "Прости, поэт, великодушно, я прибыл из сибирских руд, и из казармы этой скушной меня туда же и запрут...", витиевато: "А.С.Пушкин", и забросил исписанный лист в пустующую на выходные канцелярию.
   В обход КПП вдоль ракетных ангаров, замаскированных дерном под холмы и высоченных елей, мимо заправочных станций с ещё не снятыми табличками "Самин - яд!" к пролому в заборе и натоптанной тропе самовольщика.
   Кудла, цепляясь портупеей за прутья арматуры, пролез в дыру и встал на невоенный грунт:
   - Отсюда до трассы пару километров, потом вправо еще пятерку.
   Первым на подходе к усадьбе им встретился хромой старик, с забористыми матами гонявшийся за коровой, на предмет вернуть её в стадо.
   - Местный житель, - просветил Кудла, - вдвоем они здесь со старухой. Скотинку пасут. Кроме них - никого.
   Поля, пастбища, высокие добротные стены конюшен дореволюционной постройки. От конюшен дошли до развалин чего-то культового - то ли большой часовни, то ли маленького храма. Рядом - фамильное кладбище с могилами и склепами. В изголовьях - разновозрастные дубы. Старшему - лет за сто.
   В полукилометре от кладбища начинались жилые и подсобные постройки. Возле небольшого домика натянута веревка с сохнущим бельём. Видимо, там и жили старик со старухой. Чуть дальше, метрах в двухстах - серым массивом два старинных особняка.
   Остановились на поляне, заросшей борщевиком, напротив парадного входа самого большого. Двухэтажный дом из идеально обтесанных под брус, подогнанных один к другому бревен и филигранно заделанными углами. С флигельками, слуховыми окнами, карнизами и прочими причиндалами. Кое-где даже рамы и стекла сохранились.
   Пока Кудла возился с фотоаппаратом, Глеб вошёл в проём веранды, дернул входную дверь. Заперта изнутри. Пружинит, но не подается.
   - Не пущает дверца эта, патамушта нет билета, - хмыкнул Глеб. Подкрепив резюме пинком в створку, он сошел с крыльца и сделал отмашку рукой, - заходим с фланга.
   Вход нашелся в торце пристроя.
   - Погодь, перекурим. - Кудла затянулся сигаретой, - Лепота! Побачь, яка дубрава. А поляна! Здесь-ба дом отдыха, чи санаторий зробить.
   Глеб оглянулся и вздрогнул. Ему показалось, что в просвете между деревьев мелькнули фигуры бегущих солдат в длинных шинелях. Под ложечкой засосало. Глеб мотнул головой: "Ч-чорт, наверное, кадр из какого-нибудь военного фильма вспомнил..."
   - Пишлы! - Кудла загасил окурок и шагнул в проём.
   - По-е-ха-ли... - Глеб, оглядываясь на рощу, шагнул следом. Он не мог понять - откуда появилась тревога.
   Кудла уже стоял у стены и рассматривал обои.
   - Глеб, глянь, здесь еще царские двуглавые орлы! - он снял очки, чтобы лучше рассмотреть золотое тиснение на светло-зеленом поле полос, - интересно, сколько им лет?
   - А ты под ними посмотри, если оторвешь, - машинально ответил Глеб, - под обоями могут быть газеты.
   Пока Кудла воевал с намертво приклеенными к штукатурке обоями, Глеб стоял рядом и в какой-то прострации смотрел, как лезвие ножа миллиметр за миллиметром снимает верхний слой. Сколько событий помнят эти короны?
   Вдруг он краем глаза заметил тень, на короткое время перекрывшую вход. Как будто щелкнула шторка фотоаппарата. По полу пробежал сквознячок.
   "В чем дело? Кудла же говорил, что здесь никого нет. Еще не хватало объясняться с хозяевами..." - Глеб, сторожась, прошёл ближе к двери и выглянул наружу. Никого. Отошел от дома на десяток метров, посмотрел влево, вправо. Никаких намеков на движение. Даже облаков на небе нет. Взгляд задержался на дубраве. Где же он её видел и что с ней связано?
   Кудла всё ещё пыхтел над обоями:
   - Глеб, ты гений! Смотри - тысяча восемьсот двадцать пятый год! Комм: наверное, все-таки тысяча девятьсот двадцать пятый?
   - Не обязательно в том же году клеено, - мельком взглянув на кусок газеты из белой рисовой бумаги, охладил его Глеб, - может, она до этого лет сто провалялась.
   - Ага, станут пролеткультовцы царских орлов по стенам вешать, - пробурчал Кудла, но клочок спрятал в карман.
   Глеб сомнамбулой прошёл мимо него по коридору в комнату... и застыл. Взгляд уперся в освещенную из окна эстраду в правом углу. Левее терялся в полумраке проход в следующий зал. И уже вплотную к стене - облупившаяся лестница на второй этаж. Он вспомнил, где это всё видел. Да! Не хватает только играющих здесь детей!
   - Капитан, - подошел Кудла, - на мину встал, чи шо?
   - Коля, я здесь уже, кажется, был...
   - Ага, на коне и пьяным в сиську, - гоготнул Кудла, - вопрос: когда и почему без меня?
   - Когда? Может полгода назад, может, все семьдесят...
   - Та-ак, а с этого места, поподробнее, - обвислые рыжие усы Кудлы встали торчком, - старичок, ты чо гонишь?
   - Ладно, - Глеб подобрался, - иди наверх, сам проверь - слева увидишь двери сплошняком по всему коридору, справа стена какой-то комнаты, за ней проём в полу с перилами по периметру. Над проёмом окно. К нему из коридора по полоске можно подойти ближе, но через перила все равно не дотянешься. Я во сне пробовал, не получилось. Напротив - маленькая комнатка без окон, внутри ящики и какое-то барахло. Там я от солдат прятался.
   - Ах, во сне... - поразмышляв, Кудла попробовал ногой ступеньку, - добре, я пошел...
   Через минуту крикнул:
   - Пока, все правильно. Подхода к окну только не вижу...
   Слышно было, как Кудла ходил по коридору, поскрипывая половицами, потом снова крикнул:
   - А был проход. Есть место спила. Свежее. Как раз от коридора до наружной стены. Короче, кирдык ему. Перила прибиты прямо к стене комнаты, той, что без дверей. Кстати, что за секретная комната? Где вход?
   - Не знаю, Коля, не знаю, - Глеб медленно стал подниматься наверх, - может, снаружи. Зайди в дверь напротив проёма...
   - Окон нет, коробок тоже, - Кудла вышел из коморки, - есть лежак, на полу тряпьё и обломки. - Помолчав, добавил, - дежавю, капитан...
   - Какое нахрен дежавю, старлей, - Глеб с досадой пнул валявшиеся на полу тряпки, - эти картинки впендюрили в мой личный мозг как подарок на новый год, когда я мирно спал в своей кроватке. За пять тыщ вёрст отсюда. А потом притащили сюда. Ну, и к чему такие шутки?
   Теперь, когда сон обрел реальность, Глебу стало не по себе от совпадений. Почему его решили отправить на учёбу, сразу же после того, как ему приснился сон? Почему Кудла позвал Глеба именно сюда? Даже то, что в Ленинград за билетами поехал не он, а Кочетков, уже не казалось случайностью. Кто этот неведомый сценарист и что он хочет от Глеба?
   Фаталист по натуре, Глеб не испытывал страха перед неизвестным. Скорее, интерес. Анализ ситуации, в любом случае, не помешал бы...
   - Ладно, проверим... - успокоившись, он подошел к перилам, - я стоял вот здесь и смотрел вниз. Помню вальсирующие по паркету пары... в общем, бал какой-то. Вон там, справа, стояла группа офицеров. Седой в белом кителе поднял голову - похоже, ждал, что я на него посмотрю, и начал говорить, видимо, что-то важное. Вроде предупреждать. Потом рассердился, что я его не понимаю...
   - Что дальше?
   - По лестнице затопали, и я метнулся туда, - Глеб махнул рукой вглубь коридора, - там как бы есть люк на чердак. Но с той стороны тоже бежали... Коль, посмотри, что за окном.
   - Ну и как до него добраться? Тебе легче, - вильнул Кудла, - ты в спортивной форме, а я в сапогах...
   - Давай, давай, старлей, - подтолкнул его Глеб, - для чистоты эксперимента, так сказать.
   - Як тать з дидом у тисной вулыци, - заворчал Кудла, - Узурпатор. Сатрап!
   Крякнув, он снял сапоги, немного подумав, и носки.
   Цепляясь руками и ногами за перила, прибитые неизвестным дизайнером к стене странной комнаты, Кудла подобрался к окну.
   - Ничего не вижу, только небо и верхушки деревьев, - начал он. Потом, вытянув и без того длинную шею, добавил, - ещё карниз вижу. Только интересно чо-та он приделан. Почти на метр ниже окна. Похоже, не родной...
   - Конечно, не родной, - пробормотал Глеб, - родной-то я во сне снёс... - Потом зачем-то спросил, - Коля, посмотри, на карнизе голуби есть?
   Кудла ещё раз вытянулся и молча стал перебираться назад в коридор. Перепрыгнув через перила, начал обуваться.
   - Ну тебя нафик с твоими экспериментами, - проворчал он, - верю я тебе, верю. Есть там голуби. Два, три - толком не рассмотрел, только хвосты, да крылья. Руки задрожали, - Кудла потопал сапогами по полу, - один, вроде белый, ещё - сизарь. Давай, куда дальше двинем?
   А дальше по коридору, где по предположениям Глеба должен быть люк на крышу, дорогу преградила стена, явно сделанная не так давно и наспех.
   - И в этот раз улететь не удастся. Кто-то не хочет, чтобы я это сделал, - усмехнулся Глеб. Он уже с юмором начал относиться к открывшемуся феномену, - впрочем, может быть, этот кто-то показывает только то, что мне необходимо увидеть?
   - Ладненько, - Глеб ударил кулаком по перегородке, - пойдем на первый этаж.
   Громадный когда-то зал также как и коридор на втором этаже, был перегорожен фанерной стеной, выкрашенной ядовито-синей краской. Паркета тоже не наблюдалось. Пока Кудла ищейкой шнырял по углам пустой комнаты, Глеб встал примерно на то место, откуда на него смотрел офицер из сна. Взглянул вверх, будто надеясь увидеть себя самого. Ничего, кроме перил ограждения и верхних частей дверных проёмов. О чём же тот говорил? Закружилась голова. Отстраненно подумал: "Я ж не он, его глазами смотреть..."
   - Ха, паркет все-таки был, - Кудла отколупал в углу дубовую дощечку, - вон ещё несколько штук... Слушай, может, это генетическая память. Отец там, дед?..
   - Исключено. Да и как бы по генам передалось, если во сне..., - Глеб запнулся, - меня убили, и я в болоте буль-буль?
   - Логично, - Кудла сдвинул фуражку и почесал затылок. Потом выглянул в окно, за которым полагалось быть пруду или болоту, но там была обычная поляна, усыпанная ромашками. - А может, хозяевам надоело комаров кормить, да засыпали водоёмчик-то? - Он хлопнул дощечкой по ладони, - слушай, Глеб, я так подозреваю, что это происки из параллельных миров.
   - Ну-ну. Такой большой, а в сказки веришь. Слушай, Коля, а ты, случаем, не эмиссар этих... с параллельных? Ты, какого хрена меня сюда притащил, а? К тебе спиной-то повернуться можно?
   - Ага, я и за Кочеткова жребий потянул, шоб в Питер отправить. - Кудла отбросил паркетину. - Чо ржёшь? Да, случайно я в казарму зашёл. За фотиком. Один хотел идти, тебя вот встретил...
   - Во, Коля, волшебное слово ты сказал. А скажи мне, что такое случайность?
   - Ну, насколько помню, - непознанная необходимость.
   - То есть, недостаток информации. - Глеб почувствовал, что поплыл. Он сел на пол, прислонившись спиной к стене. - Как некогда говаривал товарищ Йешуа...
   - Кто?
   - Иисус Христос... - "Всё в этом мире предрешено". Я б даже сказал предписано. Кем только не понятно. Так вот, во сне я каким-то образом увидел не прошлое, а будущее вперемешку с чьим-то прошлым. Ну, прям, как Вольф Мессинг, блин...
   - Как ты мог увидеть будущее, если оно ещё не совершилось? И причём здесь информация?
   - Причём? Вот ты есть кто, Коля? Ты, Коля, есть набор фермионов и прочих кварков, случившихся от Большого взрыва. Из каких-то слепились звезды-галактики, из каких-то Коля Кудла. Это уж кому как повезёт. А информация, то бишь закон о том, кому-чему, кем-чем статься в процессе, и чем закончиться, была до взрыва. Комм: Если я правильно понял, это утверждение и есть главное озарение ГГ. Утверждается о разделении материи и информации, которая существовала в эпоху сингулярности (когда Вселенная представляла собой бесконечно малую точку)
   - Глеб, ты бредишь... или я чего не понял? Как так может быть - ничего не было, а информация была?
   - Коля, довожу до твоего армейского сознания, что за этот бред некоторые люди получили Нобелевскую премию. Речь о реликтовом излучении космоса. Чем тебе не носитель информации? Доказано, что оно было до взрыва. Как говорится: "Ныне и присно и во веки веков..." Комм: Насколько я понимаю теорию Большого Взрыва, реликтовое излучение и было порождено оным. И, кстати, считается подтверждением теории БВ.
   - Не убедил, но интересно. Бреди дальше. А лучше, ткни пальцем.
   - Коль, представь себе большую-большую граммофонную пластинку. Такую большую ты ещё никогда не видел. Размером с космос. Пусть это будет реликтовое излучение с информацией. По ней вместо патефонной иглы мечется кварк или что там ещё, и по пути с космической же скоростью считывает информацию. Любое излучение, как ты знаешь, есть сумма гармоник - основной и кратных ей возмущений. Но, этот кварк, зараза, реагирует только на основную гармонику, а возмущенные остаются за кадром. Только в результате вместо музыки лепится реальность. То есть то, что ты сейчас видишь, ощущаешь. Тычь пальчиком. Комм: Утверждается то, что информация, в которой заложено ВСЕ, зашифрована в реликтовом излучении. Материя взаимодействует с излучением и, следую программе, конструирует реальность. Но часть информации остается непрочитанной, формируя фон "возможных реальностей".
   - А причём тут твой сон?
   - Притом. В фазе так называемого "быстрого сна" наше подсознание ловит вот эти ошмётки, фрагменты возмущенных гармоник, тех, что остались за кадром, и подаёт нам как некие картинки вариантов реальности. Как прошлого, так и будущего.
   - Почему подсознание видит, а глаза нет?
   - Глаза видят только реальность, а остальные гармоники, так скажем, материально не обеспечены. Впрочем, хрен его знает, может и у кварков тоже есть какие-нибудь гармоники. Некоторые же утверждают, что видят сны наяву. Или, там, привидения... А вообще, подсознание - хитрая штука. Тебе на пальцах объяснить, или как?
   - Или как - будешь в Кащенко рассказывать. Давай уж...
   - Яйцеголовые никак не могут угадать, как из неживой материи приключилась живая. Нонсенс говорят. А мне кажется совсем простая штука - команда на подготовку необходимых условий и синтез белка поступила всё с той же грампластинки. И первые клетки, как дитя в утробе матери пуповиной, были привязаны к информационному потоку через приёмник, впоследствии ставший подсознанием. А что мама кушает, тем и дитя кормит. То есть нефильтрованной информацией - мешаниной основной и вихревых гармоник. И так сотни тысяч лет, пока дитя не отрастило себе глаза, уши, щупалки и так далее, чтобы отличать реал от нереала и действовать более или менее осознанно. Естественно, что подсознание ушло на второй план, но нет-нет, да вылезает, когда барин спит.
   - Слушай, ты меня уже совсем в пробирку в чьей-то лаборатории загнал, - Кудла поёжился, - ну, хорошо, то, что ты мог увидеть в будущем, сошлось, а как быть с этими... в погонах и с причёсками?
   - Сошлось, да не всё, Коль, болота я так и не увидел. А с этими... может, они и сейчас здесь, только мы их не видим. Эта информация на уровне вихревых гармоник. Чтобы увидеть, надо включить подсознание. Всё, Коль, не заморачивайся, иначе, точно, путёвка в Кащенко обеспечена. Фантазии всё это. Уходим, экскурсия закончена, - Глеб поднялся с пола и вышел из зала.
   Потом они бродили по дубраве, кидались зелеными желудями, бежали по цветущей поляне, плавно спускающейся к водоему. Наконец, пробравшись сквозь буйные заросли кустов, и с размаху выскочив к кромке воды, Глеб увидел заросшую ряской и кувшинками поверхность озера...
     
   Комм по второй части. И снова, выскажу, что я понял из рассказанного. ГГ оказался советским офицером, время действия - где-то, наверное, середина-конец восьмидесятых годов прошлого века. Вместе с приятелем (который и являлся инициатором "похода") выходят из части "пройтись по окрестностям". ГГ узнает дом, который видел во сне и понимает, что именно здесь его альтер эго был убит.
   И тут приходит озарение. ГГ излагает теорию строения мира, по которой иформация, определяющая конструкцию и развитие реальности существовала до Большого Взрыва. Эта информация записана в реликтовом излучении, считывается материей и из нее формируется реальность. Часть информации остается непрочитанной и именно она формирует "субреальности", которые могут при определенных условиях восприниматься человеком.
   Мысли ГГ иначе как озарением назвать нельзя. Ничто не предвещало. Да, он увидел дом, в точности такой, как в навязчивом сне. Если бы рассуждал логически, то предположил бы несколько альтернативных теорий дежа вю. Значит, именно озарение, кто-то "засветил" эту теорию.
   Кто? Каким образом? Зачем? Понятно, что если в реликтовом излучении записан исходный "генетический код" Вселенной, и можно его прочитать, а, поняв механизм считывания, влиять на реальность, то можно делать большие дела. Но очень (ибо интересно) хотелось бы конкретики. Обзорист ответа не нашел и расстроился.
   В конце части ГГ находит озеро - еще одно подтверждение "вещего сна".
  
   Четверть века спустя.
     
   Венька, двадцатилетний студент филфака, бродил по интернету, открыв разделы френдов в одном из литклубов. Проверяя ленту последних комментариев, заметил активность в разделе у знакомой московской журналистки. Шло обсуждение её фоторабот "По ту сторону жизни". Венька рассматривал "Призрака", когда в прихожей щелкнул замок входной двери.
   - Привет! Как успехи? - В комнату заглянул отец. Заметил "Призрака" на мониторе, - ты что, мои фото начал сканировать?
   - Нет, товарищ полковник, это фото от Ольги Фост. Сейчас только открыл.
   Отец подсел к монитору. Несколько минут смотрел на снимки:
   - Как похоже... Кто говорит, что призраки не существуют? Хм, опять о себе напомнили.
   - Пап, ты о чём?
   - Я об усадьбе барона Врангеля...
   И замолчал.
   Потом Венька "прогулялся" по Ленинградской области. Гугловская "Планета Земля" послушно подгружала снимки из космоса. Он нашел то, что искал: Раскулицы, усадьба барона Врангеля. Дальше было легче. Нашлись даже современные фотографии храма, кладбища с развороченными могилами, усадьбы, точнее развалин, и историческая справка: "Двадцать первого февраля тысяча девятьсот восемнадцатого года Г.М.Врангель, потомок прадеда А. С. Пушкина - Абрама Петровича Ганнибала и последний владелец усадьбы, был убит выстрелами из винтовок на глазах у матери, жены и четверых маленьких детей, ворвавшимися в дом солдатами, ехавшими с фронтов первой мировой. Один из сыновей во время расправы сошел с ума. Наводчиком и, по сути, предателем стал сын бывшего камердинера барона...
   М.Г. Врангель похоронен крестьянами на фамильном кладбище в Раскулицах".
   Ещё увидел на каком-то форуме - один юзер спрашивает у другого: "Хочешь увидеть приведения? - поезжай в Раскулицы, там они из окон разваленного храма частенько летают...".
  
   Комм: Смысл третьей части я не понял. Новые персонажи констатируют, что есть такая усадьба, и в ней живут приведения. Уловил противоречие: В первой части было впечатление, что беглец - красный командир (звезда, враги-золотопогонники). А в последней - говорится об убийстве владельца усадьбы. Это разные люди?
  
   _____________________________________________________________________
  
  
   Да, это было непросто. Приходилось не просто читать, а вникать в каждое слово и возвращаться назад. К счастью, язык автора хорош, и пыткой этот процесс назвать никак нельзя. Итак:
  
   Сюжет. Основным вопросом, непонятным для меня является оторванность высказанной космогонической теории от фактически происходящих событий. Даже если принять во внимание ее важность и озарение ГГ, остается неясной причина этого озарения и его связь с происходящим во сне. Нет, я догадываюсь о том, что хотел сказать автор, и даже (тихо, в сторону шепотом) я прочитал комментарии к рассказу а нашел авторские объяснения. Но не был ими до конца удовлетворен, поскольку при чтении текста не уловил того, что беглец во сне обладал важной информацией, и именно потому темные мистические силы его и преследовали, и теперь, возможно добрались до ГГ.
   Для меня эта история показалась интересным рассказом о случае дежа вю и интересной теорией, высказанной в процессе раздумий над происходящим. Есть интриги, которые не получили развитие, а любопытство, знаете, грызет ))) Например: Роль товарища ГГ в истории. Он случайно привел его в усадьбу? Все-таки, кто высказанную "подкинул" теорию ГГ? И кто все-таки был беглец во сне? Врангель? А как же звезда? И откуда двадцать бойцов отряда особого назначения? Образ появился - и развития не получил.
   Словом, в раздумьях я, как описать этот сюжет. Вполне может быть, что непонимание происходит от сермяжности обзориста, пропустившего важные намеки автора.
  
   Язык. Прекрасный. Повторить? Прекрасный. Это все.
  
   Грамотность. Жи и Ши написано правильно, остальное обзорист и сам с трудом вылавливает, даже заглядывая в томик Розенталя. Словом, претензий нет.
  
   Картинка. Очень яркая. Как в кино. За что спасибо автору.
  
   Заключение:
   Сижу и думаю, что написать. С одной стороны - прекрасно написанное произведение, яркие образы, чудесный язык, прекрасная динамика. С другой - я не уловил сверхзадачи рассказа. Для меня это оказалась история о случае дежа вю. Но как-то оно маловато для столь качественного текста. Впрочем, к рассказу еще вернусь и посмотрю свежим взглядом - может я что-то не углядел.
  
  
  
  
   Снорк Макс "Падение Замков"
  
   Падение Замков
  
   Эта история о том, как Первый из Замков пал. И как его падение повлекло за собой свободу людей. Комм: это утверждение означает, что люди были несвободны. В чём заключалась несвобода? Из последующих абзацев следует, что существовало ограничение на занятия искусством. И, вроде бы всё.
   История началась далеко в будущем, где Комм: Может, лучше "когда"? весь мир делился на Замки и Селения. Замки были огромны - их стройные стены стояли, казалось, нерушимо. Никто из жителей Селения и думать не смел ослушаться воли, исходящей от их обитателей.
   Наследники замков превосходили людей. Комм: Термин "Наследники замков" означает тот, кто получил наследство от замка. Если я, конечно, не ошибаюсь, и в данном конкретном случае нет особенного грамматически-смыслового выверта. Они были сильнее, их металлическая оболочка выдерживала гнет столетий, они не нуждались в пище и воде, но главное, то, почему их слушались - они могли Творить.
   Прекрасные картины, музыка, стихи, что читали молодые своим возлюбленным - все это приходило из Замков в награду селянам за их послушание. Комм: То есть имел место обмен. Люди слушались, и за это получали "предметы искусства". Тут бы разъяснить - послушание касалось только незанятия искусством, или в более широком плане.
   Каждому из жителей селений запрещено было заниматься искусством после праздника совершеннолетия. Комм: тут двоякий смысл выходит. Праздник совершеннолетия - звучит как календарная дата. Всеобщий праздничный день. Например, 1 мая. Тогда, получается, 30 апреля - всем можно заниматься искусством, а вот 2-го мая - уже нет )). Единственная возможность и великая честь для избрания в замок происходила именно в этот день. Комм: Замок, наверное, с большой буквы )
   Дед Остап хорошо готовил Маришку к этому дню. Да и сама Маришка была огонь-девчонка. Остап тихо ставил "музыкальную шкатулку" - коробку с несколькими мелодиями из замка, и ножки Мариши легко переступали по деревянному настилу избы. Поглядеть на танцы собиралось всё селение.
   - Прямая дорожка ей в замок, Остап, - довольно ворчала в углу старушка.
   Дед не отвечал на подобную "похвалу", лишь легкая усмешка каждый раз едва обозначалась из-за пышных усов.
   Мариша выделила взглядом одну из девочек, сидящих в ногах у старших. Хрупкая, непохожая на деревенских, Лиззи поймала ее взгляд и поднялась:
   - Сможешь повторить? - спросила Мариша, делая несколько движений.
   Девочка согласно кивнула и безукоризненно проделала те же пируэты, что до этого придумала Мариша.
   - А девчонка-то тоже хороша, - зашепелявила старухи, не замечая разницы.
   И только дед продолжал тихо посмеиваться в свои широкие усы.
   С этого дня девочки готовились к Празднику вместе. Лиззи легко копировала движения Мариши, и она предложила парное представление. Селяне только изумленно качали головами - такое решение было им в диковинку. Комм: Сугубое ИМХО, не замечание и даже не рекомендация. Может слово "решение" убрать?
   А между тем День Праздника становился все ближе. И с каждым днем репетиции становились все тяжелее и дольше. Комм: Повтор День - день. Как-то не очень здорово (
   Запыхавшись, Мариша сделала последний пируэт и обратилась к подруге:
   - Может, предложишь свое что-нибудь?
   - Я не могу, - ответила Лиззи, - мне в голову ничего своего не идет. Отдохнем?
   Девочки присели на скамью.
   - Дед говорит, - сказала Мариша, мечтательно глядя в окошко, - что раньше все по-другому было. Мы сочиняли и творили, а роботы - те, что живут сейчас в замках - нас обслуживали. Произошла какая-то катастрофа. А потом - ошибка. Большая ошибка. Потому что у них там, в их головах, загружены все возможные комбинации. Они их составляют и отбирают подходящие. И зовут это, - презрительно закончила она, - искусством. А дед говорит, что Искусство - это вовсе не набор комбинаций. Комм: А что? Я, собственно, с этим не спорю, но в рассказе гармонично смотрелось бы какое-то определение Искусства, хотя бы намеком.
   Лиззи сконфуженно покраснела. По ее мнению выходило, что правы роботы. Раз они могут подбирать бесконечное число вариантов - то Искусство у них выйдет куда лучше, чем у людей, которые делают то же самое, но с ограниченными возможностями.
   - Нет! - грозно встряхнулась Мариша, - у них не хватает чего-то. И я попаду в замок, и выясню это. И ты со мной.
   Лиззи только отстраненно промолчала. В ее мечтах она оставалась в замке. Комм: а без "ее" было бы лучше. ) "Оставалась" - по-моему, не совсем правильно выражает мысль. ИМХО. Где есть платья и хорошая еда. Где не нужно убирать сено. И где есть мудрые Наставники, которые научат ее бесконечным вариациям, составляющим все новые и новые танцы. Это обещало быть куда богаче того скудного набора, который могла придумать деревенская девчонка с сумасшедшим дедом. Комм: два предложения подряд "который". Резать!
   Но девочка хранила свои Комм: Местоимениями перед существительными лучше не злоупотреблять. "Свои" стоило бы убрать - понятно ведь, что мысли именно девочки, а не чужие. Свои ... при себе - нехорошо. (( И глагол "хранить" (мысли) тоже как-то не звучит. Держать? ИМХО, разумеется. мысли при себе - конце концов, парное выступление с простушкой Маришей было ее билетом в Замок.
   Наконец, Праздник настал. Девочек обрядили в их Комм: "их" - не надо ) лучшие платья и дед, едва зайдя в избу, пробурчал недовольно что-то о прибывшей "металлической цаце" с "талией, как у осы, а глаза горят - ух!".
   Мариша улыбнулась.
   Где-то там, в далеком Замке, старые камни отозвались на улыбку. Замок задрожал. Но роботы на то и были роботами, что не придавали мнению камней никакого внимания. Комм: Появился новый персонаж - камни
   Поэтому Металлическая Леди Комм: Удачный термин так спокойно вышла на грубо сколоченную сцену. Поэтому взгляд ее равнодушно окинул собравшихся подростков и она огласила:
   - Мариша и Лиззи!
   Девочки склонились в ритуальном поклоне - Мариша чуть меньше, и дерзко глядя в светящиеся глаза "Леди", Лиззи - покорно смотря в пол.
   Комм: Танец состоял из ритуального поклона? )))
   Оценив танец, Леди резко вытянула тонкий блестящий палец вперед:
   - Выбраны!
   И увезла их.
   Чем больше приближалась к Замку Мариша, тем громче шептали старые камни Замку. Они-то помнили те же легенды, что и ее дед. Волновались камни - до пыли между ними, волновался Замок Комм: введен еще один персонаж. Камни и Замок - это разные персонажи?, пуская гулкое эхо из ниоткуда по своим сводам. Но роботы - на то и роботы. Они не замечали ничего. Комм: Но гулкое эхо они могли бы заметить? ))
   И не подозревали, что к ним едет ребенок, который найдет их секрет. Комм: Был праздник совершеннолетия - не такой уж это и ребенок. К тому же несколькими абзацами выше их называли "подростками". "Найдет секрет" - не звучит. Секрет раскрывают ))
   В первый же день Леди построила новеньких в огромной комнате. Вплыв в комнату последней, Леди протянула металлические руки и важно двинулась вперед Комм: "Вперед" - куда? . Девочки затаили дыхание.
   А Роботесса, выполнив несколько идеальных па, вдруг застыла прямо перед ними и рассмеялась.
   Страшное дело, когда роботы смеются. Из всех функций смеха они усвоили только одну - уничижительную. Уставившись на девчат желтыми глазами, она совершила победный пируэт.
   Когда она приземлилась, все боялись даже вздохнуть. Танец ее Комм: ее - лишнее. был восхитителен, идеален, безупречен до невозможности.
   - Вы будете учиться танцевать так же, - зазвучал повелительный тон Комм: тон - это свойство голоса, словосочетание "звучит тон" не звучит, сорри за тавтологию )), - тех же, кто будет недостаточно стараться, мы сошлем.
   Шесть дней девочки изучали вариации, подобранные роботами. Оттачивали движения. Металлическая Леди важно ходила меж худеньких тел Комм: Тут представляются лежащие изможденные тела а ля Освенцим )) и одобрительно кивала.
   - Вы покажете на Празднике, - говорила она, - что такое Настоящее Искусство.
   Но седьмой день был днем Мариши. На седьмой день группе объявили, что каждое воскресение будет отведено для "свободных движений".
   - Повторять за другими запрещается, - холодно летели слова Комм: Здесь "холодно" относится к "летели". Холодно летели - это как? Летели холодные слова?, - повторять изученные вариации запрещается. Дублировать пройденное запрещается. Вы должны дать нам свой танец - иначе вы бесполезны. И будете сосланы.
   Группа взволнованно перешептывалась. Никому не хотелось узнавать, что именно означает "быть сосланным". Судя по тону Роботессы, приятного в этом мало. А значит - и уточнять не стоило.
   Многочисленные запреты сыграли свою роль. В страхе не слыша музыку, девочки неловко повторяли изученное на уроках, невпопад стыкуя движения.
   - Плохо, - повторяла Леди раз за разом, останавливая каждую новую попытку, - плохо. Плохо.
   Когда подошла очередь Мариши, она спокойно вдохнула и шагнула вперед.
   На какое-то время она забыла про все. Легенды и старые побасенки деда. То, что на нее смотрят несколько пар любопытных девичьих глаз, а камера Леди аккуратно записывает каждое движение.
   На какое-то время Мариша исчезла, но вместо неё ожил Танец. Довольные старые камни тихо зашуршали в основании Замка - они чуяли настоящее Искусство. Они чувствовали, как приближается конец их старых Хозяев Комм: Новый термин, тем более поданный с большой буквы - "Хозяев". Это роботы или люди? Ведь совсем старые хозяева - это именно люди.
   Леди не чувствовала ничего. До тех пор, пока Мариша не застыла посреди танца и не хлопнула себя по лбу с детской непосредственностью:
   - Точно!
   - Продолжайте занятие, или будете сосланы, - холодно прозвучал динамик. Леди задвинула вглубь своего тела камеру и уставилась на довольно улыбавшуюся девочку: Комм: Просто уточняю: запись производилась на камеру, выезжающую из корпуса робота?
   - Почему прекратили?
   - А покажите нам пример? Как это - новый танец без комбинаций? - с вызовом озвучила Мариша свою догадку. Комм: А действительно - как? По-моему (хотя я могу и ошибаться) танец по определению - это комбинация движений.
   Если бы роботы умели бояться, то металлическая спина Леди покрылась бы сейчас капельками пота.
   Но Роботесса лишь попятилась к двери:
   - Это невыполнимое требование.
   - Это потому что вы не можете! А я могу, - нахмурилась девочка, - у вас в голове только комбинации да вариации. Вы даже те движения, что я сейчас придумала, записывали. И в замок вы нас отбираете поэтому. Вам нужна хоть какая-то подпитка, чтобы было из чего создавать! А сами вы - бестолочи! - выкрикнула она напоследок слово, слышанное пару раз от деда.
   Леди застыла. В ее металлической голове быстро бежали мысли. Возможные сценарии. Варианты. Наконец, она приняла единственное приемлемое решение. Камни и замок взволнованно затрепетали - она двинулась на девочку, занеся над ней свои тяжелые металлические руки. В первый раз Мариша сделала маленький шажок назад. Комм: А почему "в первый раз"? Что это подчеркивает?
   Но камни уже начали свое дело. И теперь старые стены шатались в полную силу.
   - Замок рушится! - завизжали девочки, бросившись врассыпную.
   И первый из замков пал.
   Он был очень Древним, этот замок. И он знал, когда приходит конец. Комм: Опять Камеи и Замок. Это разные персонажи? Отдельные Камни разрушили Замок, или он сам покончил жизнь самоубийством?
   По залитой солнцем дороге Мариша весело шагала к Селению. Комм: На мой взгляд, поводов для веселья немного. Разрушение замка - это в любом случае трагедия.
   Миновав удивленные взгляды селян, она прошла прямо к дому. Села рядом с дедом и улыбнулась ему - той единственной непосредственной улыбкой, как умеют только дети:
   - Нашла! У них не вот тут не хватает, как ты думал, - она постучала по голове, - а вот тут.
   Девочка скользнула рукой от груди к животу. Комм: Какой-то странный жест. Что она хотела показать рукой у живота?
   - Фантазии у них нет, дед, - сказала Мариша.
   И эти слова были приговором тому миру, где были Замки и были Селения.
  
   Прочитал и, надо сказать впечатление двойственное.
   Итак:
  
   Сюжет. Перед нами произведение, которое, вероятно, следует отнести к притче. Могу сказать, что обзорист к сему жанру относится с любовью и даже почтением. Хорошо ли это для автора? Увы, нет, поскольку в этом случае предвзятость и капризность обзориста принимают гипертрофированные черты.
   Что характерно для притчи и, особенно, притчи короткой? Прежде всего - тонкая работа словом, когда каждое предложение играет на сюжет, играет смыслом и тщательно подобранными грамматическими конструкциями. Попробуем разобраться, насколько удачным был эксперимент.
   Вернемся к сюжету.
   Основная мысль (разумеется, как я ее понял): Искусство - не есть механическое повторение и тиражирование известных образцов. Искусство - это создание нового, а не копирование.
   Мысль достойная всяческого одобрения. А вот теперь попробуем разобраться, насколько сюжет позволяет реализовать основной посыл. Я не буду заниматься кратким пересказом сюжета - рассказ и так недлинный. Сформулирую моменты, которые меня отвлекали от "генеральной" линии:
  -- У меня сразу же не сложилось впечатления, что роботы - это зло. А что, собственно они сделали плохого (я имею в виду только то, что следует из текста, а не домысливание сюжета)? Живут себе в замках, дают людям то, что считают искусством, и требуют абстрактного послушания. Кстати, наказания тоже вроде не предусмотрено...
  -- Запрет на занятия Искусством вообще выглядит несколько абстрактным. Пример: У Бредбери в Градусах По Фарангейту есть запрет на литературу с заменой ее суррогатами с технологиями запрета и конкретным наказанием. Это понятно, ощутимо, если хотите технологично. Хотелось бы конкретизировать запреты и наказания. Абстрактное зло - не страшно.
  -- Персонаж Камни. Почему, собственно, они должны симпатизировать людям и любить настоящее искусство? Хочется, чтобы текст дал это понять и почувствовать. Если это непонятно, то выглядит натянутым их порыв разрушить замок.
  -- Вообще желание камней, да и самого замка саморазрушиться не совсем понятно. Хорошо, появилась девочка, которая поняла, что "роботы - бестолочи", и то, что они делают - не искусство. "А стулья-то ломать зачем"?
  -- К слову, внутри замка вроде бы должны находиться люди. С ними что, погибли? Те же девочки-танцовщицы? А если они успели спастись, то что мешало выбраться и роботам?
  -- Веселье Мариши после разрушения замка. Вообще-то, произошла трагедия...
  
   Словом, по сюжету: понятна основная мысль, но движение сюжета оказывается смазанным.
  
   Язык. Вопросы по стилю имеют место быть. Я даже не говорю о повторах - их можно и пропустить. Есть неудачные конструкции, позволяющие двоякое толкование и мешающие восприятию.
  
   Грамотность. Проблем не зафиксировано.
  
   Картинка. Отрывочная. Хотя, трудно требовать картинки у абстрактной притчи.
  
   Заключение.
   Я прошу автора не воспринимать данный отзыв как негативное отношение обзориста к произведению. Я считаю, что общая мысль и идея рассказа заслуживают разработки. Сам же рассказ требует шлифовки по двум направлениям: отработка сюжетной логики и тщательная проработка каждого предложения.
  
  
  
  
   Странникс Иных Земель "Евангелие от дилетантов"
  
  
   Сейчас именно такой случай, когда подробно, по предложениям разбирать произведение просто бессмысленно. И причина вовсе не в том, что, по мнению обзориста, оно является идеальным. Просто в каждом абзаце, в каждом предложении присутствует авторская мысль и авторская стилистика. Она может нравиться или не нравиться - это уже дело вкуса, и попытки предложить свои варианты в данном случае будут равносильны предложению автору написать другое произведение.
   Я внимательно изучил комментарии к рассказу - надо же узнать мнение читателей. Ну, что могу сказать... Было мнение, что автор подражает Булгакову. Не соглашусь, и притом не соглашусь категорически. Совершенно разный язык. Общее только присутствие нечистой силы.
   Странный этот конкурс всё-таки, очень странный. Заставили несчастных участников оценивать слишком уж разноплановые произведения... Ну, это я так, о наболевшем.
   Ну а теперь, немного подробнее.
  
   Сюжет. Сюжет о чёрте. Или какой к чёрту сюжет. В хорошем смысле этого слова.
   Вы поняли, что я сказал? Я тоже нет. Также и сюжетом. Пришёл участковый для разговора, застал в квартире чёрта, побеседовал с ним, выпили-закусили. И, собственно, по действиям всё... Есть три типа рассказов: первые захватывают внимание читателя движением сюжета, вторые глубиной заложенных мыслей, а третьи - красотой языка. Возьму на себя смелость отнести данное произведение к третьей группе. Не знаю, хотел автор добиться подобного результата, но получилось, что рассказ создает определённый настрой у читателя. На это играет и стиль изложения, и абсурдность описываемых событий.
  
   Язык. Витиеватый. Изощренный. Впору конкурс эпитетов объявлять. У каждого читателя существует четкая граница возможности восприятия сложных текстов, за которой он перестает следить за событиями, а погружается в расшифровку грамматических конструкций. Лично для меня эта граница была пройдена - как-то оно сложновато получилось... Но это вопрос вкуса. Не сомневаюсь, что многим именно такие грамматические изыски покажутся очень привлекательными.
   Не в плане замечаний, а в качестве объяснений, что мне мешало настроиться на картинку. Язык и словоформы скорее соответствуют эпохе начала двадцатого века, а действие происходит в начале двадцать первого. Подозреваю, что это часть авторского замысла. Но лично меня этот диссонанс здорово отвлекал от погружения в текст.
   Так же отвлекала смысловая перегруженность предложений. Пример:
   "Постояв минуту в дверях, понаблюдав, как Василий Илларионович разливает прозрачную огненную, скользнув голодным взглядом рядового обывателя по салатнице с черной икоркой, Петр Геннадиевич здраво рассудил, что по старой советской привычке атеист во всякую нечисть не верует, сплюнул через левое плечо да уселся за щедро сервированный стол."
   Попытка подсчитать количество смыслов, заложенных в предложении, привела к судорожным поискам калькулятора. Опять же, отнесём сложности восприятия на счёт примитивности обзориста. Он, стыдно сказать, Достоевского не осилил.
  
   Грамотность. Нет вопросов и комментариев
  
   Картинка. Ощущение двойственное. Поскольку приходилось буквально пробираться через текст и штурмовать бастионы причастных и деепричастных оборотов, то визуальной картинки как то не сложилось. Скажем так: темп чтения серьёзно отставал от скорости развития событий. Но! В результате прочтения сформировалось... скажем так: послевкусие. Может, автор этого и хотел?
  
   Заключение. При всех высказанных мною соображениях, отношу этот рассказ к фаворитам группы.
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"