Мандриков Сергей Александрович: другие произведения.

Пропащая душа.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Примерная аннотация. Он очень хотел отомстить своему убийце. Его желание было настолько сильным, что оно дошло до сильных мира того. Лишь два слова "Я согласен", капля крови и договор заключен. Теперь он будет отомщен, ну и что, что цена отмщения - его душа... Обновление от 5 января 2010 года. Подправил старое.


Пропащая душа.

  
   Я тот, кто продал свою душу.
   Я тот, кто мести жаждет.
   Пускай ее я ради мир разрушу,
   Хотя и легче мне не станет.
   Наш договор был кровью скреплен.
   Я душу им, они мне жизнь.
   Что ж я пред собою буду честен,
   Без них не справлюсь я один.
   Три существа, три странные создания.
   Один архангел, два других:
   Сын смерти и исчадье ада.
   Нет никого страшнее их.
   Сказали мне: 'Ты душу заложи,
   Чтоб смерть познал и враг твой кровный'.
   Так пусть помогут мне они.
   Я душу им отдать готовый.

Глава 1. Начало.

   Была глубокая ночь. Лес потерял все свои краски и стал серым, а луна сияла, как солнце днем. После чего зеленая громада уже собиралась, как всегда наполниться теми тенями, которые, каждый одинокий путник, проезжавший по лесу ночью, знал. Тенями, казавшимися то диким упырем, то огромным лесным чудищем, то еще бог весть кем. Но сегодня, это почему-то не произошло, тени, как живые, попрятались кто куда. И не смели высовываться. В воздухе витал запах сырости, еще вечером прошел сильный ливень, ливень, стерший все следы, прошедшего дня. Дня великой битвы, когда пролились реки крови. Когда тысячи душ нашли себе новое пристанище, в котором они должны провести сотни лет, прежде чем снова смогут почувствовать запахи цветов, вкус спелых ароматных фруктов, почувствовать, как капли очищающего дождя стекают по лицу.
   Это была спокойная ночь. Луна была огромной, она будто хотела, что-то рассмотреть поближе. Звезды переливались сотнями огней.
   Одинокий путник шел по лесной тропе и о чем-то думал, он, казалось, не замечал ничего вокруг, ни леса, ни луны, ни звезд. Затем, остановился, и присел на большое, покрытое мхом, дерево, упавшее, видимо, толи от старости, то ли от строительных работ проводимых в нем семьей короедов.
   На вид человеку, было около двадцати пяти лет. На лице незнакомца виднелся небольшой шрам. Ростом он был немного выше среднего человеческого, что равно примерно ста восьмидесяти сантиметрам. Путник не отличался от других практически ничем, хотя даже малейшего взгляда на него бывалому рубаке хватало, а небывалому обычно двух, трех сломанных ребер, чтобы понять, что это воин, который участвовал не в одной битве. Одет он был в потертые штаны, дорожную куртку, большие, доходившие до колен сапоги, на голове красовалась, промокшая шляпа все того же цвета. Имелся пояс, который спереди соединялся странной бляхой, изображавшей непонятный знак: три существа, прикованные толстыми цепями к небольшому, но очень странному камню. Существа тянули камень каждый в свою сторону, пытаясь вырвать его друг у друга. Этот камень постоянно менял свой цвет, то он становился красным как огонь, то черным как первозданная тьма, то светился как солнце, а то становился белым как чистый холст творца. Чудища были не менее странными. Первым существом, тянувшим камень вверх, была огромная белая птица, с большими крыльями, раскинутыми в стороны. В когтях она сжимала огромный круг, перечеркнутый двумя параллельными линиями. Далее шло создание красного цвета, с большущим ртом, полным острых зубов, голова его была увенчана длинными изогнутыми рогами, промеж которых вился огонек, За спиной виднелись мощные крылья, а его хвост заканчивался огромным шипом, на котором блестела капля яда. В руках оно держала пятиконечную звезду. Третье существо было в виде полуразложившегося скелета огромной летучей мыши, с большими белыми клыками, с которых капала слюна, в ее лапах были куски перерубленной стрелы.
   Поверх всего был надет глухой плащ, зашнурованный под самое горло. Плащ был сделан так, что застежки доходили лишь до пояса, что было очень удобно для человека передвигающегося верхом. Вся одежда была кожаной. Но при ближайшем рассмотрении становилось понятно, что кожа состояла из маленьких чешуек. Когда-то этот материал был неотъемлемой частью, неизвестного здесь зверя - дорна, обитающего за миллионы световых лет, в другом мире, а в частности грудной частью его шкуры. Она невероятно прочна и способна выдержать прямое попадание арбалетного болта с двадцати метров. А в тот момент, когда ящер достигает своего, так сказать совершеннолетия, а дорн именно огромный десятиметровый ящер, у него на спине начинают развиваться крылья. Кроме того, зверь меняет цвет с черного на красный, но происходит это довольно медленно и не однородно, поэтому, кажется, что ящер объят языками пламени. Полное превращение из черного пресмыкающегося ящера в красного летающего проходит за час. Именно в это время он наиболее уязвим и одновременно наиболее защищен, так как в дополнение ко всему на этот промежуток времени благодаря работе специальных желез отвечающих за развитие крыльев у ящера появляется невосприимчивость к магии, правда не совсем, но заклятия первых трех уровней ему нипочем. Самое интересное, что если убить его в этот момент, то шкура сохраняет эти свойства навсегда. Стоят такие шкуры невероятно дорого, хотя их никогда и не продают. Это, каким же нужно быть дураком, чтобы продать такое сокровище? Достать же такую шкуру можно только одним способом - убив дорна. Сделать это может только или великий воин или великий маг, сила, пущенная на создание заклятий четвертой степени, по величине не намного отличаются от той силы, что расходует мать природа на создание землетрясений, извержений вулканов и образование небольших торнадо.
   Весь костюм человека был черным, но по рукавам плаща спускались красные языки пламени, а на спине был вышит знак: золотой круг, в который сверху воткнут серебряный наконечник от перерубленной стрелы, а в центре круга изображена красная пятиконечная звезда. Чуть выше из плаща торчали эфесы, судя по которым, можно было предположить, что под ним скрываются сабли. Причем эфесы были трехцветными. На поясе справа угадывалось несколько метательных ножей. А слева болталась полупустая фляга.
   Человек сидя на стволе дерева, о чем-то говорил сам с собой.
   - Да я все понимаю.
   - ...!
   - Ну зачем так грубо. - Возмутился человек.
   - ...!!!
   - ...!!!
   - Так, хватит кричать, у меня уже голова от вас болит, давайте появляйтесь, все равно нет здесь никого. Думаете легко вас троих одновременно выслушивать. Да и пешком мне уже надоело идти.
   Через несколько секунд перед путником появились три существа. Это были "уменьшенные" копии трех существ с пояса. "Уменьшенные" это не значит, что они были маленькими, совсем даже наоборот размером они были с добротного откормленного кота. Но их внешний вид, мягко говоря, отличался. Птица не была такой грозной, может, потому что когти были совсем маленькими, а может, потому что больше напоминала голубя, который решил нахохлиться, чтобы приманить самку. Красное существо, было самым смешным, так как его рога были непропорционально большими, и голова его постоянно опускалась вниз. Он был похож на быка, который готовится к битве. Летучая мышь же была совершенно обыкновенной.
   - А я тебе говорил! - закричала летучая мышь, - давай подождем остальных, так нет же, посмотрите на него, герой сыскался. Ну скажи для чего ты полез сам этот артефакт обезвреживать, а? Говорил же: "Синичий поток обрывай", а ты: "Нет, я в книгах читал, всегда рвут красный". Тоже мне, великий маг. - Летучая мышь уткнулась головой в крыло, и завыла.
   - Бублик ну не кричи ты. Да, я совершил ошибку, ну и что, сейчас найдем местное бюро перемещений и отправимся обратно, там, наверное, еще битва кипит.
   - Ну вот, опять, ты хоть понимаешь, что теперь из-за тебя я должен буду еще дней пять находиться в компании этих..., и красный указал на птицу и летучую мышь, после чего многозначительно плюнул на землю. Но попал он на какую-то ветку, после чего она моментально вспыхнула, огонь за каких то двадцать секунд перекинулся на ближайшие кусты и уже начал подбираться к деревцу лежавшему рядом. Человек вскочил и начал поливать огонь водой из фляги.
   - Ну вот, теперь у нас еще и воды нет. - Сказал Бублик и пуще прежнего завыл.
   - Кончай ныть, ты же мертвый, тебе не нужна вода. - Закричал рогатый.
   - Ага, а купаться! - промямлил мышь.
   - Подумать только, я - сын дьявола, скитаюсь по какому-то задрипанному мирку, с компанией сумасшедшего святоши, бешенной летучей мыши, и пропащим человеком, а все из-за моего старшего брата. Ну, вернусь, ну я тебе дам! Задание для настоящего демона, подумаешь, помочь человеку убить какого-то там убийцу и тогда его душа будет твоей добровольно. - Запричитал демон. - А то, что этот убийца - главный злой маг ста миров, почему-то меня не известили, да еще и про компанию веселенькую не сообщили. - И он посмотрел на своих спутников, демонстративно задрав голову, но из-за длинных рогов, это получилось неуклюже, и он потерял равновесие.
   В глухой лесной тишине, раздалось громкое - ШМЯК, после чего последовал ряд ругательств на адском языке, и надрывный громкий хохот, человека.
   - Ты чего ржешь, как лошадь, - взъярился демоненок. - Нет бы помочь человеку, так нет же ржет, - и он демонстративно отвернулся, делая вид, что обиделся, но на самом деле тихо оттирая грязь с ноги. Но у него не получалось, тогда он по старой привычке плюнул на руку, чтобы растереть грязь, рука покрылась огнем. Демон начал кричать и бегать по лесу, после чего упал в еще свежую лужу, и от него пошел пар.
   - Дьявол, никак не привыкну что я теперь верховный демон. - Смущенно сказал красный.
   Теперь уже хохот не смог сдержать никто.
   - О, отец мой, Вельзевул, за что мне такое наказание?! - Завыл он.
   - А чего ты так бегал то, ты же родился в жерле вулкана? - спросил человек.
   - Да просто понимаешь, способности то мне дали, а вот тело не выросло, оно у нас вырастает, только когда мы заполучаем чью-нибудь душу, причем добровольно. Оно у меня становится как у взрослых, только в момент сильной ярости, ну в принципе, как и у всех здесь присутствующих, существ. - И он посмотрел на мышь и птицу. Так, что мое благополучие напрямую зависит от твоего выбора, кому ты отдашь свою душу мне, или этому плаксивому личиненку, вся надежда на тебя, Делич. - и он посмотрел с надеждой на человека. - Ты же знаешь я за тебя горой, если че, ты зови меня лучше, а не их.
   - Эй, это не честно, - завопил Бублик, - это давление, а договор добровольный, он должен сам выбрать. Да и вообще, кто его от кучи зомби спас, а? - и мышь задрал голову.
   - Ага, спас он, метание по кладбищу, с криком: "Караул мертвяки нападают", с последующим падение в обморок - это ты называешь спасение.- Оскалился демон. - Да нам повезло просто, что мертвяки признали в тебе сынка верховного лича, и решили не связываться.
   - Ну помогло же! - сник бублик. - Сер, ты мне просто завидуешь, тебя то твои демоны не узнали.
   - Просто у меня нет таких запоминающихся черт, как у тебя. Подумать только, сын верховного лича сорока миров боится зомби, срам! - после чего он собрался демонстративно плюнут в кусты, но заметил укоризненный взгляд человека. Пришлось с великим трудом проглотить горячую жидкость обратно.
   - Друзья мои, да прибудет между нами мир! - раздался громоподобный голос, после чего последовало долгое откашливание, и уже сиплый голос, - Дьявол, все еще никак не получается, говорить как архангел, тьфу яма.
   - Не яма, а пропасть! - сказал человек.
   - И не смей вспоминать моего папу. - Прошипел демон, - он между прочим святой человек!
   По лесу раздался громкий птичий смех. Да, да именно птичий - набор кудахтающих, стрекочущих, свистящих звуков.
   - Ну все, сейчас я, наконец, поквитаюсь с тобой за ту игру в карты! - закричал демон и полез с кулаками на птицу. После чего они вместе взмыли в небо и начали носиться промеж крон деревьев.
   В последствии оказалось, что крылья демона не созданы, для выполнения фигур высшего пилота, а в частности мертвой петли с последующим выходом в штопор, в отличие от крыльев птицы. Закончилось все, как обычно - ноги демоненка торчали из лужи, а белая птица летала над ним и громко ржала на весь лес.
   - Сем, Сер, да прекратите, вы! - встал с дерева Делич. - Нам нужно понять, где мы, и решить куда идти, чтобы найти людей или тех, кто тут водится.
   - Да уж, хорошо бы чтоб не мертвяки, - промямлил в сторону Бублик.
   - Да сколько можно, будьте вы серьезными. Вы, между прочим, еще договор не выполнили, и я еще не решил, кому свою душу отдать. Так что ваше взросление напрямую зависит от того, насколько скоро мы выберемся из этого мира.
   Птица демонстративно посмотрела на человека, и отвернулась.
   - Да, да и тебя Сем это тоже касается, - обратился человек к птице, - ты, между прочим, по условиям договора, как третья и независимая сторона, должен следить, что бы они выполнили свою часть сделки честно и не давили на меня. Так что чем быстрее мы покараем моего убийцу, - человек опустил голову и его глаза стали очень печальными, - тем быстрее я отдам им свою душу, а ты получишь мое тело и вернешься к своему божку, - птица выразительно подняла одну бровь. - В смысле великому и несравненному, всеми обожаемому, непобедимому и т.д. и т.п. Недремлющему.
   - Тихо. - Пропищал мышь.
   - Я что-то чувствую. - И принюхался.
   - Что-то не так? - спросил Делич.
   - Я чувствую нежить.
   - Да ну, что ты говоришь? - Удивился Сер. - А я тебе давно говорил - помойся, от тебя тухлятиной несет, вот теперь, наконец, и сам почувствовал? - засмеялся демон.
   - Что ты сказал? Да я, да я, да я тебя сейчас, знаешь что?! - закричал Бублик.
   - Что, может побьешь, или душу мою поработишь!
   Из глаз мыша полились серые слезы, и он уткнулся головой в плечо человека.
   - Дее..ллл..ииич ну скажи ты ему, чего он ко мм..н.н..еее прикопался, я же мертвый, от меня должно пахнуть. - Со слезами в глазах Бублик обратился к человеку.
   - Так, все, хватит. Сер не лезь к слабым, а ты не ной, ты лич или кто? Что ты там почувствовал?
   - Там впереди деревня, но, судя по всему, там промышляет кто-то из наших, я чувствую метки, предупреждающие о том, что эта территория уже занята кем-то. По запаху существо мужского пола, больше сказать ничего не могу.
   - Ну вот, решение пришло само, как всегда, - улыбнулся человек, - давайте собирайтесь, пора ехать.
   - А на чем это ты собрался ехать? - удивленно спросил мышь.
   Демон с птицей еле сдерживались от смеха.
   - Ну, в общем, мне тут друзья подсказали, - смутился человек, - что вы, верховные личи, можете менять свой внешний вид на любой. Ну вот я и подумал, может, сможешь стать конем?
   И человек сделал очень жалостливые глаза.
   - Понимаешь, я уже сутки шагаю по этому лесу, ноги очень болят.
   - Тааак и кто же эти друзья? - Бублик со злостью покосился на демона и птицу, а те уже хохотали лежа на сырой земле, и дрыгая ногами. - Короче так, да мы - личи можем менять свой внешний вид, но сильно увеличиваться в размерах не можем, - он опять посмотрел на Сера, и Сема, а те изображали конного война. Получилось довольно смешно, потому что не каждый день увидишь архангела верхом на демоне и размахивающего крыльями, как заправский объездчик.
   Бублик улыбнулся.
   - Ну ладно я согласен, в коня так в коня, но на огромного тяжеловоза не рассчитывайте.- Вздохнул он.
   - По.па..дем до..мо.й, мои не по.ве..ря.т, что я ви.д.ел как про.сто.й смертный разъезжал верхом на верховном личе, - попытался сказать сквозь надрывный хохот демон. И у него из глаз хлынули слезы.
   Человек скрыл улыбку:
   - А почему ты тогда в человека не превратишься, а маешься в теле летучей мыши?
   - Да понимаешь, в человека я смогу превращаться только тогда, когда получу душу смертного, причем добровольно, тогда душа дает личу огромную силу. Вот поэтому, я и решил помочь тебе.
   - Понятно, ладно давай конезуйся или как это у вас там называется! - улыбнулся человек.
   Бублика заволок туман, через несколько минут на его месте стоял зверь больше напоминающий кучу перегноя, с торчащими из нее костями.
   - Это что такое? - закричал человек. - Мы конечно, не рассчитывали на боевого коня, но не настолько же.
   - Что, что - лошадь. - Сказала лошадь.
   Демон начал биться головой о ствол дерева.
   - Вы, вы, вы хоти...те что бы я у.мер от смеха что ли. - Завыл он, слезы уже лились ручьем.
   - Слушай Бублик, а нельзя как-нибудь в нормальную лошадь, чтобы люди не шарахались от нас при виде ЭТОГО. - Сказал Делич.
   - Ой простите, я забыл что вам нужна живая, т.е ВАША лошадь, а не НАША - привычка. Его опять заволокло дымом.
   Спустя некоторое время, если бы в лесу появился случайный прохожий, шедший, например, за дровами, он бы увидел удивительную картину: под веселую походную песню ехал верхом путник, одетый во все черно. Конь тоже был черен как ночь, правда, размером он был с небольшого пони. Казалось бы чего такого удивительного. Да ничего, просто песню напевал не человек, а КОНЬ.
   К счастью, Делич и конь в лесу были одни.
  
  
  
  
   Глава 2. Битва за деревню.
  
   - Какая прекрасная ночь, и чего этой нечисти дома не сидится. - Промолвил молодой юноша, заглядывая в небольшую щель в ветхой деревянной стене.
   Эта стена, была построена уже около десяти лет назад для защиты деревни от набегов гоблинов, живших к югу отсюда. Но примерно через год после постройки началась великая война, вовлекшая в себя все народы этого мира. Гоблины, как наиболее дикое племя, первыми попали под безумие и первыми же были почти полностью истреблены. Поэтому деревеньке лесорубов, находящейся вдалеке от огромных трактов бояться было почти нечего. С трех сторон она была окружена непролазными лесами.
   За стеной перестали ухаживать. В последствии особо ретивые селяне, даже повадились использовать добротные бревна для своих нужд. Староста сильно ругался и приказал найти виновных, но как водится, никого не поймали.
   Деревня была основана семьей охотника. Поселившегося здесь около тридцати лет назад. Звали его Дином. В честь него поселение назвали Диновка. Здесь имелась своя церквушка со священником. Верили в Диновке, как и во всем королевстве людей, да и во многих других в Спасителя.
   Жизнь текла своим чередом. Так как и королевство людей вступило в войну, армии было необходимо много дерева. У лесорубов дела пошли в гору. Появились даже зажиточные, имевшие не только двух лошадей, но и корову, а кто и козу. В деревне имелся даже резак - приспособление переданное Диновке из города. Поговаривали, что резак был еще до войны куплен у далекого восточного народа. Работал он на специальном топливе и помогал людям распиливать бревна на доски.
   Война до этих мест не докатывалась, поэтому смертность в деревеньке была очень низкой. Единственной причиной по которой люди здесь уходили из жизни было, либо упавшее дерево, либо встреча с диким лесным зверем, которые встречались здесь кране редко.
   Каждую весну и осень в деревеньку приезжали обозы за лесом, с собой они везли все необходимое лесорубам: одежду, железо, топливо для резака, еду и конечно же свежие новости о мире. В день приезда обозов в селе устраивался праздник с гуляниями, все бросали работу и веселились. В эти же дни играли и свадьбы в церквушке, чтобы не отвлекаться потом от работы.
   Примерно в тридцати километрах была еще одна деревня таких же лесорубов. Звалась она Дебрянки, из-за непролазных лесов окружающих ее. В дни празднеств жители обоих деревень обычно собирались вместе. Поэтому все друг друга хорошо знали, у кого-то в Дебрянках жили родителе, у кого-то братья, а у кого и дети.
  
   - Замолчи и смотри в оба. - Промолвил лесоруб, держа огромны топор на плече. - Не поминай лиха, пока все тихо. У них отменный слух.
   - Эх, если бы мы раньше спохватились, - выдохнул паренек. - Теперь, нам уже никто не поможет.
   - Что ты такое мелишь. - Закричал лесоруб.
   - А, что? Ближайший обоз будет только через два месяца. В округе, ближе, чем на двести километров городов нет, только такие же деревеньки. У нас даже настоящего оружия нет, не то, что серебряного, - и он хмыкнул, глядя на топор лесоруба. - Мы обречены...
  
   Было начало июля, когда появились первые странности ...
   Последний обоз приходил около месяца назад. Лесорубы как всегда трудились в лесу, когда раздался страшный крик. Кричал кто-то из отряда, находившегося дальше всех от деревни. Такие отряды обычно состояли из трех человек. Когда все прибежали на крик, то обнаружили только кровь на поваленном дереве. Никого из отряда не нашли. Списали тогда это на особо крупного зверя. Была объявлена охота, прискакали люди и из Дебрянок. Но зверя и след простыл.
   Примерно через неделю прибыл гонец из Дебрянок и рассказал о том, что два дня назад к ним пришел человек, по кличке Кулак, из деревни находившейся в около пятидесяти километров к западу. Деревня называлась Леснушки. Кулак слыл сильным парнем, и одним ударом руки, он мог выбить почти все зубы человеку. Так вот, этот Кулак, пришел пешком, весь в крови, и постоянно кричал: "Мы все обречены"! Его коня нашли в пяти километрах мертвым, изо рта у него сочилась пена. Конь был загнан до смерти. После долгих расспросов удалось узнать, что Леснушек больше нет. Нет - это значит, что все жители мертвы, а деревня разнесена в щепки. На вопрос: "Кто это сделал", Кулак только кричал, что-то про то, что ОНИ приходят под утро. Кто эти они, так и не было понятно.
   Затем дальние команды лесорубов начали пропадать постоянно. Отдали приказ: "Не ходить далеко и работать только на ближайших заготовниках". Но это не помогло...
  
  
   - Уф, вроде сегодня пронесло, - выдохнул паренек. - Уже рассветать начало.
   - Рано, радуешься! - испуганно закричал лесоруб, глядя за стену. Поднимай деревню кто-то идет со стороны леса.
  
   ...Первое нападение произошло в середине июля. На северной стороне стены дежурили двое. Уже рассветало, когда из леса к деревне устремилась черная тень. Сторожа подняли тревогу...
  
   - О, Спаситель, - оно воет!
   - Мама, я не хочу умирать, - заплакал юноша.
   - Держись, ты же мужик, подмога уже близко. - Вскрикнул лесоруб.
   Из деревни раздавался плачь детей, вой женщин и крики вооружавшихся мужчин.
  
  
   ... и тут, над лесом раздался громкий вопль, от которого кровь стыла в жилах. Это был сигнал, после которого из темных глубин леса к деревне устремилось около ста черных, как ночь тварей. Это были могильные псы, но не простые. Раньше в года расцвета войны с нежитью их называли "Предрассветным ужасом". Они были специально выведены некромантами Мертвого легиона. Но творения оказались настолько кровожадными и неуправляемыми, что даже сами создатели ужаснулись и уничтожили всех. Главное их отличие от простых могильных псов заключалось в размерах и огромных стальных зубах. Эти зубы искусственно вживляли псам, причем наживую, перед тем как убить, после чего наносили особые руны, приносящие зубам небывалую прочность и остроту, но также сильную жгущую боль, которую могла заглушить только свежая кровь, из-за чего звери сходили с ума. Они ничего и никого не боялись, своими зубами они могли прокусить любую броню: начиная от кольчуги и заканчивая гномьими латами.
   Вожак этой стаи со страшной легкостью перемахнул через край стены и оказался напротив одного из сторожей. Это был зверь размером с быка, он имел большую волчеподобную голову, с огромными стальными зубами. С двадцатисантиметровых клыков стекала слюна. В бешенных глазах читалась ярость и предвкушение.
   А дальше была страшная кровавая резня.
   Тело сторожа упало со стены, у него не было половины лица, за ним последовало и тело второго, тому сначала откусили обе руки, а затем прокусили живот. Падая, труп одеждой зацепился за сук, торчавший из бревна, и повис, качаясь, как маятник у часов. Черные тени ручьем перетекали через стену. Вся деревня наполнилась криками. Мужчины похватали топоры, вилы, ножи. Но все было тщетно. Шкуру псов не проколоть таким оружием. Где-то сильно кричала женщина, ее окружило две твари и понемногу откусывали по кусочку. По улице потекли ручейки крови. Но звери почему-то не подходили к церкви. Люди заметили это и побежали к спасительному островку. Как только солнце взошло полностью, опять прозвучал все тот же вой и псы скрыли в лесу. С собой они уносили то, что не доели. Некоторые люди в зубах у чудишь еще кричали и бились.
   После этого Диновцы еще долго боялись выйти из церкви. Лишь к обеду самые смелые решились. По все деревне валялись куски тел, кровь стояла лужами. Живых не было. Когда начали пересчитывать выживших, оказалось, что убито было около сорока человек. Но самое страшное было не это, твари забрали с собой двадцать детей, причем их не убивали, а уносили живыми.
   После этого таких крупных нападений не было. Два раза пытались послать гонцов в город, за помощью. Но оба раза никто не пришел. А через две недели, не пришел гонец из Дебрянок. Снарядили отряд. Еще подъезжая к деревне, стало все понятно. Над ней кружило воронье. Ворота были распахнуты. Как только люди вступили внутрь, в нос ударил тошнотворный запах разложения. Дебрянок больше не было, не выжил ни кто. Повсюду валялись ошметки трупов, которые уже начали разлагаться. Самое удивительное было то, что не было трупов детей.
   По возвращению в Диновку было решено больше не выходить на работы, по-возможности починить стену и ждать прихода обозов.
  
   На коне Делич ехал до самого утра, пока не показалась деревня.
   - Ну что, Бублик, дальше я на своих двоих пойду.
   - Ага, а то еще чего доброго издали твоего коня за собаку примут. - Зазвучал насмешливый голос демона у всех в голове. - Негоже войну на собаках переростках разъезжать.
   - И это вместо спасибо. - Обиделся лич.
   - Да ладно тебе, он пошутил.
   - А вообще верно, давай слезай с моего трудового горба. - Хитро улыбнулся конь.
   После того как Делич соскочил с коня, на его месте появилось белое облако и конь исчез. В тот же момент, на человека накинулись полчища комаров, не замечавших его до этого из-за темной ауры распространяемой Бубликом.
   - А-а-а-а-а-а!! - издавал жалостливый вой Делич, пытаясь одновременно бежать и отмахиваться от комаров.
   - К деревне, к деревне беги, - сказал Бублик. - Кстати, там нас, кажется, уже заметили.
  
   Черная тень устремилась к воротам.
   - Сейчас пойдут в атаку, пусть женщин и детей уводят в церковь. - Закричал лесоруб. - Пусть просят Спасителя о помощи и защите...
  
   - Ага, заметили и похоже уже готовятся нас встречать.- Радостно вскрикнул демон, увидев как заметались огни на стене.
   - Точно, точно, я чувствую запах пирогов, - обрадовался мыш.
  
   ...- О, великий, Спаситель, помоги нам - рабам твоим, помоги и защити нас от сил зла. - Раздавалось из церкви...
  
   - О, Недремлющий, это не пироги, это же запах чистой магии души. - удивился Сем.
  
   ...- Братья мои, я чувствую Спаситель, откликнулся на призыв, он покарает злое отродье тьмы...
  
   - Какого...... - не успел сказать путник.
   На поляне перед деревенской стеной появился маленький огонек, который стал постепенно увеличиваться в размерах, за каких то пол минуты он стал величиной уже с добротную корову.
  
   ...- Молитесь братья, молитесь, помощь уже близко. - Кричал священник.
  
   А шар меж тем стал уменьшаться в высоту, но все быстрее стал расширяться. Делич стоял и не мог ничего понять
   - Что происходит, что это?
   - Что, что это же лезвие света, неуч! - закричала белая птица.
   - И что это такое? Хотя слово лезвие мне почему-то не очень нравиться.
   - Лезвие света, - начал объяснять демон, - это простейшее заклинание души, когда создается огромный диск из чистого первозданного света, сметающий и рассекающий все на своем пути.
   - А так как тот диск, что перед нами видимо, будет размером с небольшой дворец, походу в его создании участвует вся деревня, но управляет ими недоучка, смотри диск не равномерно увеличивается и слишком медленно. - Закончил Бублик
   - А что будет, когда он достигнет требуемых размеров? - недоверчиво спросил Делич.
   - Тогда он обычно направляется в сторону врага, против которого его создали, причем спастись невозможно, если ты, конечно, не умеешь прыгать на несколько десятков метров. - Сказал Сер.
   - Ну, по сути можно и перелететь. - Промолвил мыш.
   - Да, но только, если есть крылья, - встрял демон.
   - Вы простите меня, за то, что я вас отвлекаю от столь интересной беседы, но мне то, что делать?
   - О, сын, мой, я бы советовал тебе бежать. - Пропел Сем.
   - Нее, уже поздно. - Парировал мыш.
   - Да чтоб вас......
   Дальнейшего не услышал никто, так как диск достиг требуемых размеров и устремился в сторону Делича. Он попытался, было бежать. Одновременно закрываясь от диска простеньким щитом времени, максимум, что он успел сотворить за такое время. Но через несколько секунд почувствовал сильный удар и потерял сознание.
   Очнулся Делич оттого, что стало почему-то очень холодно и мокро.
   С трудом попытался открыть глаза - не получилось. Очень болела спина, куда угодил край диска. Сильно раскалывалась голова, видимо он ударился при падении. Сделал попытку двинуть рукой - опять не получилось и даже резкая боль тут не причем, просто руки были связаны.
   И тогда до него дошло, что кто-то бьет его по щекам и что-то говорит:
   - А-а-а, очнулся, говори: кто ты такой! - кричали справа.
   - Несите еще воды! - раздавался голос слева.
   - Да чего с ним говорить, посмотрите на него, некромант он поганый, вон одежды черные по нацепил. Сжечь его!
   - Тварь, отдай наших детей, изверг!
   В Делича угодил большой булыжник.
   - Да постойте же вы, - кричал кто-то громче всех, - сами же видели, что магия Спасителя его не берет, такого просто не может быть! Мы должны все узнать.
   Связанного опять окатили холодной колодезной водой, от которой сильно воняло болотом. Затем последовал весомый пинок под ребра.
   - А ну вставай, хорош притворятся, будешь знать, как детей мучить, - и рослый мужичака плюнул на землю.
   Бляха на поясе путника слабо замерцала, свет источало то одно изображение, то другое. Но так как Делич после пинка перевернулся на живот, этого никто не заметил.
   - Да открой же глаза, дурень, и говори чего-нибудь, а не то до смерти забьют, - раздался в сознании Делича голос Бублика.
   - О Недремлющий, похоже мы не вовремя зашли.
   - Нечего было так орать, видимо он их напугал. Может мне с ними разобраться, а то я давно не ел.
   - Или давай я, мне тоже не мешало бы подзарядиться, - обрадовался бублик.
   - Дети мои, если что, кровь моя, - высказалась птица.
   - Вы что, людей не трогать, - еле выговорил Делич.
   - Что ты там шепчешь, отродье тьмы.
   - Люди бейте его скорей, это он наверняка заклятие свое черное плетет, - кричали в толпе.
   Опять полетели камни и обломки палок.
   - Да прекратите же вы, - и невысокий крепкий мужчина в рясе наклонился к пленнику, лежащему на земле.
   - Я долго не смогу их сдерживать, так что лучше говори.
   Деличу наконец удалось разлепить глаза.
   Он лежал в грязной луже посреди улицы, перед церковью. Со всех сторон его окружала разъяренная толпа.
   - Интересно вы со всеми путниками так поступаете? - усмехнулся он.
   - С недавних пор, да! Ты не ответил на наш вопрос: кто ты и как тебе удалось устоять против магии Спасителя?
   Делич попытался приподняться с сырой земли, но его тут же не сильным, но метким ударом палки отправили обратно.
   - Не говори им правды, да и о нас лучше молчи, уж больно они резки на расправу. - Сказал демон.
   - Меня зовут Делич, я странствующий воин. Ни про каких детей ничего не знаю. За что вы меня так?
   - Делич, странное имя не здешнее это точно. - Проговорил священник.
   - Я из далекого северного народа, живущего за лесом.
   - Ну скажи же нам, Делич, и куда это ты направлялся? - вмешался мужик, державший огромный топор, прям над головой пленника.
   - Погоди тут главное не куда, а откуда?
   - Это еще, почему он же сказал с севера? - удивился все тот же мужик.
   - Ну да с севера, а что у нас там?
   Вся площадь задумалась.
   - Древний лес там, вот что.
   Все радостно закивали.
   - Значит, он врет. Во-первых, сказал, что из северного народа, живущего за лесом, но любому хоть сколь сведущему человеку известно, что за Древним лесом никто не живет, потому что там находится Мертвый океан. А во-вторых, древний лес, как началась война, не возможно протии насквозь даже днем, не то что ночью. Живым конечно. Даже мы лесорубы не заходим далеко в лес и работаем только в местах, которые были освящены именем Спасителя нашего. Иначе смерть. Безумие войны охватило все, даже природу. Этот лес страшен даже не нечестью, обитающей там в изобилии, сами деревья сошли с ума и стремятся убить все живое. Но имя Спасителя охраняет нас, его боятся все: и лес и нечисть. Правда это было до недавнего момента. - Уже тише добавил священник. - От сюда следует, что лес мог пройти только или некромант или Спаситель. Сразу честно скажу, на Спасителя ты не смахиваешь вообще, следовательно, ты некромант. Да плюс еще и магия спасителя на тебя почти не подействовала.
   - Упсс, влипли. - Выдохнул Бублик.
   - Дааа, Делич, сказочник из тебя некудышний.
   - Сын мой, такого невезучего человека, я еще никогда не видел. Ты наверно и варенье на кухне-то стащить не сможешь, чтобы тебя не заметили.
   - Сами тогда бы придумывали - обиделся Делич.
   - Мы ждем.
   - Ладно, Меня действительно зовут Делич и я воин по-совместительству маг, правда начинающий. Родом я из мира Ландор, что находится на третьем перекрестье. А оказался в вашем мире из-за того, что преследовал своего врага. Мы почти нагнали его, но он укрылся в своем замке. Затем был штурм, нам удалось ворваться во внутренние дворы. Я, как предводитель был впереди, поэтому первым вошел в ту комнату. Посреди нее находился большой кристалл, который прямо источал силу. Этот кристалл был очень похож на те, что хранят в себе заклятия чудовищной разрушительной силы. Обычно их хозяин связывает такие кристаллы со своей душой. И если с ним что-нибудь случалось, артефакты становились прощальным подарком врагу. Со мной было много людей, помогавших мне. Ну, в общем, я решил обезвредить кристалл. Как в итоге, оказалось, там была отличная защита...
   - Ага, или ты был недостаточно умен. - Встрял демон.
   Делич поперхнулся, но продолжил:
   - Когда я уже решил, что обошел все ловушки, и потянул за нужный поток, сработала совсем незаметная потайная магическая пружинка, в результате высвободилась вся энергия, находившаяся в кристалле. И пошла она на создание огромного разрыва реальности, засасывающего все, что было вокруг. В общем, засосало и меня. Я отключился, а когда очнулся, то лежал посреди леса. Была ночь. Заметив небольшую тропинку, я решил идти по ней, вот и вышел на вашу деревню. Мне нужно как можно быстрее попасть в ближайший город, чтобы обратиться в бюро перемещений и вернуться назад. Там, наверное, еще кипит битва.
   - Короче ты сам напросился. - И здоровый детина замахнулся вилами.
   - Постойте, я говорю правду!
   - Ты снова врешь, никаких других миров, не существует, как и Бюро Перемещений. Наш мир един и существует он благодаря Спасителю, защищающему нас. Он накрыл наш мир краем своего плаща, от хаоса и смерти окружающего нас. Ты сам видел его магию в деле. Вот только на тебя она почему-то не подействовала должным образом. - Задумался священник. - И это значит, значит, что ТЫ порождение хаоса.- Уже тише закончил он. - О, Спаситель, защити! - и он шарахнулся от Делича, как будто от края мировой пропасти.
   Все люди попадали на колени и начали молиться Спасителю. Каждый держал в руках цепочку с медальончиком, в виде кольца, на ней.
   - Сумасшедшие, - сказал Бублик. - Таких бредней я давненько не слышал.
   - Ты что еще не понял, мы пропали. - Закричал Сер. - Это мифический закрытый мир. У нас в аду часто рассказывали про то, что в пластах межреальности постоянно дрейфует мир, закрытый от всех. Это мир - призрак. Никто и никогда не бывал в нем. Его нет на картах даже самого главного бюро перемещений Ландора . И самое главное из него невозможно выбраться. Считается, что в нем нет ни ада, не мира мертвых, ни богов. Это мертвый мир, обреченный на скитания.
   - Но как такое возможно?- удивился путник.
   - Поговаривают, что раньше около двухсот тысяч лет назад, это было одно из самый развитых мест, являвшимся столицей многих народов в других мирах. Звался он Эльнор. В года своего апогея в нем жили даже: техномаги, механики, гордые покровители болот - свамы, повелители времени - песчаники, все возможные эльфы, драконы, черные гномы, грифоны и Вельзевул знает еще кто. В общем, все те, кого когда-либо создал Вездесущий. Мир этот был просто огромным. Имел пять больших материков и один поменьше. На нем-то и находились дворцы правителей многих народов.
   Но затем в результате сильных магических колебаний, вызванных, дьявол знает чем, корни мира не выдержали, и он оторвался от межреальности. Ад и мир мертвых принадлежащих ему приняли отдачу от взрыва на себя и были уничтожены, вместе с параллельными мирами и богами, создавшими их.
   В итоге, вокруг мира образовалась непроглядная пелена из осколков ада, мира мертвых и параллельных миров. Эта пелена стала постепенно сгущаться и, в конце концов, стала сверхплотной, образовав неизвестное доселе соединение магии и вещества. Самое интересное это то, что вместе с миром под, защиту корки, попало и местное светило.
   Пробиться в этот мир, было не возможно ни с помощью магии, ни с помощью силы. У многих там остались родственники. А древние народы, потерявшие своих правителей, постепенно погрязли в междоусобной войне за троны, и в течение нескольких тысяч лет совсем вымерли.
   Река магии просто огибала этот мир, как простая река огибает камень, преграждающий ей путь. Затем мир попал во временную воронку и исчез. Рассказывали, что периодически, раз в несколько тысяч лет, его видели то там то здесь. Но он сразу же исчезал.
   - То-то я думаю нет привычного чувства дома. - Промолвил мышь.
   - Ох, чувствую, дети мои, непростым был тот кристалл.
   - Еще раз назовешь меня своим сыном, в клюв получишь. Понял! - вспылил демон.
   - Сем, ты, что не можешь по-нормальному разговаривать. Без этих твоих божественных штучек. - Сказал Делич.
   - Ну, я же архангел, мне положено так говорить, если я начну по-другому мне влетит от Недремлющего.
   - Здесь все свои, так что не бойся.
   В общем я тоже уже понял, что это был не простой кристалл силы, а что-то другое. - наморщил лоб Делич.
   - Теперь мы уже этого не узнаем, так что нужно думать о другом. - И он указал на людей сжимавших цепочки с кольцами в руках.
   Жители деревни усиленно молились, и казалось, не замечали Делича.
   Воспользовавшись моментом, путник достал спрятанный в сапоге метательный нож и освободил руки. Встал.
- Скажите, а как я могу доказать, что я не порождение хаоса?
Священник взглянул на него.
- Низшие порождения хаоса боятся: чистой стали, очищающего огня и знака спасителя.
- Что ж вы сразу то не сказали, давайте ваш знак.
- Э-э-э, не так все просто, ты на низшего то не похож. Короче, чтобы тебя проверить нужно все три элемента.
- Ну, тогда тащите кочергу, свечку и давайте свою цепочку со знаком. - Делич улыбнулся.
- Ты что нас за дураков принимаешь?
- Нет, что вы.
- Значит ты на все готов, чтобы доказать, что ты простой человек, а не искуситель из хаоса? - священник хитро прищурился.
- Я бы на твоем месте поостерегся. - Проговорил Сер.
- Да ладно тебе, чего такого они могут придумать то? - и уже толпе добавил, - Я согласен на все.
- О-о-о, это мы с тобой теперь родственниками станем? - обрадовался мыш.
- Серебро тебе раскаленное на язык.
Кто же знал, что слова эти станут пророческими.
Спустя два часа Делич стоял привязанным к дереву. Передним был разложен огромный костер, в котором калилось стальное клеймо в виде круга. Лишь в тот момент, когда его привязали к дереву, как объяснили для его же безопасности, путнику рассказали, что высшие создания хаоса боятся, раскаленного стального знака Спасителя, приложенного к телу, причем, ни куда-нибудь, а именно к языку. Но было уже поздно.
Привязанного Делича держали всемером, а двое открывали ему рот. Священник достал из костра ярко красное клеймо.
- Успокойся сын мой, я прочитал данный способ проверки в одной из древних книг инквизиции, там говорится, что таким способом раньше было выявлено очень много прислужников хаоса. Он очень действенный. После этой процедуры подозреваемому давали текст с молитвой к Спасителю и заставляли читать, если это был не человек, то он начинал вопить оттого, что священные слова после процедуры приносили ему великое неудобство. И если ты действительно простой человек, то тебе нечего бояться, это совершенно безвредно, но если же ты породнен с хаосом, то у тебя на языке появится сильнейший ожог. - Священник ласково улыбнулся. Тогда мы тебя, сын мой, посадим на серебряный кол. Который по той же книге должен стоять в центре огромного круга, обложенного кустами красных роз. - Священник задумался. - Ну, роз у нас нет, но огромные красивые веники мы тебе обещаем, да и кол будет не серебряным.
Делич разразился проклятиями. Но как ни старался вырваться не мог. У него осталось единственное средство к спасению...
Он уже начал произносить заветные слова: "Выручайте, други мои, верные, из лап ворогов моих проклятых!(*)", дающие свободу трем существам, заключенным в поясе. К слову сказать, Демон рвался сжечь всю деревню и поотрывать этому пронырливому священнику ноги. Сем ругался матом на божественном языке и обещал всем долгую и мучительную смерть, с выклевыванием печени, а Бублик кричал, что убьет всех, а затем поднимет в виде мертвяков и снова убьет, причем именно по такому чрезвычайному случаю, он решил превозмочь свой панический страх, что, кстати, очень растрогало Делича. Когда со стороны леса послышался, до боли знакомый деревенским жителям вой.
  
   (*) - это цензурный перевод, древнего и очень мощного заклятия, известного практически в каждом мире. (Прим. автора)
  
   - Братья и сестры мои, сегодня великий день, сегодня мы, наконец, создадим, то чего ждали столько времени. - Черная фигура взошла на небольшой обломок скалы, неизвестно как попавший в глубь древнего леса. Фигура была облачена в огромный плащ с капюшоном, скрывающий ее с ног до головы - Сегодня, весь мир узнает, что Мертвый легион вернулся и, вернувшись, он стал еще сильнее.
   Поляна наполнилась страшным могильным воем, чавканьем, жмыханьем, ревом.
   - Сегодня, мы получим "сердце смерти". - Неуловимым движение фигура распахнула полы плаща, которые стали развиваться за ней как при сильной буре, хотя даже намека на ветерок не было. На ладони ее левой руки лежал небольшой черный медальон, в центре которого был заключен камень. Камень источал слабый белесый свет.
   В это мгновение вышедшая из-за туч луна осветила поляну. Серебряный дождь полился с небес на землю. Под его потоками, темнота постепенно и с неохотой отступила.
   Поляна представляла собой, довольно большую ровную площадку, на которой не было ни травинки. Земля на ней была сухой, безжизненной - мертвой. Но по сути земли не было видно из-за сотен шевелящихся, орущих, рычащих, воющих тел. Поляну наполняли те, кем сотни лет пугали детей, те, кто приходил ночью, те, кто внушал ужас целым странам, те, кем может стать каждый, но только после смерти - мертвый легион.
   В центре поляны, на странном черном камне, имевшем форму черепа, стояла она. Дочь великого, страшного, кровавого и больше смерти любившего свою дочь Повелителя мертвых. Как только первые капли света упали на нее, полы развивающегося плаща превратились в огромные, перепончатые крылья.
   - Сегодня ночь, наконец, вновь увидит наши знамена. Отец, я знаю, что ты слышишь меня, я клянусь тебе, и пусть тьма и смерть будут свидетелями: сегодня ты возродишься и вновь сможешь править нами. Девять долгих лет мы ждали этой ночи. Девять лет, год от года мы по крохе собирали силу. И каждый год нас становилось все меньше и меньше. Мы были изгоями, на нас объявили охоту. - По поляне прокатился тоскливый вой. - Но вот этот день настал. - Девушка выхватила из висевших на бедре ножен, огромный клинок и вскинула его вверх. Лезвие клинка, несмотря на свет отраженный луной, был абсолютно черным, а его рукоять была сделана из человеческих костей. Поляна вновь наполнилась радостными криками.
   - Девять лет этот фламбер не видел смерти, но сегодня он увидит столько мучений, страха, крови, что это с лихвой восполнит те года. 'Сердце смерти' почти полностью набрало силу, уже сейчас оно может нам даровать, то о чем так долго мечтал отец - способность существовать днем. Мы выступим под утро, но с появлением солнца не убежим, поджав хвосты как раньше, а убьем их всех, никто не спасется, мне нужны души и детей и взрослых, всех до-единого. Мы воскресим моего отца, нашего повелителя, и легион мертвых снова возродится. Могильные плиты снова будут слетать со своих мест, кладбища вновь наполнятся воем, а сердца людей страхом. - В небо взвились десятки крылатых существ и заметались над залитой светом поляной. А воздух наполнился звуками, издаваемыми мертвыми, которые плавно перешли в тихую тоскливую мелодию. Девушка расправила крылья, вскинула медальон к небу и запела.
  
   О смерть, мы ждем тебя!
   Дай нам силу, света не бояться.
   Хоть и ночь любя,
   Не хотим мы больше пресмыкаться.
  
   Внезапно ночь начала сгущаться, луна скрылась, хотя на небе не было ни тучки. А медальон засветился ярче, свет, источаемый им, стал расходиться в стороны и обволакивать стоящих вблизи существ. Девушка продолжала:
  
   Нас запомнят на века.
   Возродится мертвый легион!
   Смерть им будет не мила,
   И вечно править будет он.
  
   Свет расползся по всей поляне и вскоре накрыл собою всех.
  
   Ночь наступит навсегда,
И явится Прислужник твой.
О смерть, нет прекраснее тебя,
Но грезит он теперь другой.
  
   Скиталец, дальних стран.
   Восстань из пепла времени
   И смерти силу дай нам.
   Чтоб они за все ответили.
  
   Теперь магический седой туман, стал просачиваться, впитываться в тела мертвецов и ночных созданий.
  
   Не появлялся ты,
   Девять долгих лет.
   Но сегодня сбудутся мечты,
   И ты вновь увидишь свет.
   Накопили силы мы не мало,
   Стали жить мы даже днем.
   Только легче нам не стало,
   Что ж сожжем их, смерти мы огнем.
   Выпустите когти, расправьте крылья,
   Сегодня ждут их страх и боль.
   Не страшны нам серебряные колья
   Ведь с нами наш король.
  
   Скиталец, дальних стран.
   Восстань из пепла времени
   И смерти силу дай нам.
   Чтобы они за все ответили.
  
   Девушка могла поклясться, что во время песни рядом с ней на камне стояла еще одна фигура, фигура мужчины.
   Как только смолкли последние слова, раздался воинственный рев сотен глоток. А в небо взметнулись десятки черных знамен, с изображенными на них перерубленными стрелами.
   Ночь вновь становилась обычной, но луна не показалась, а вместо нее забрезжили первые лучики рассвета. Кто-то в толпе закричал, кто-то попытался бежать.
   - Стойте глупцы, поздно бежать, да и не зачем, смотрите сами. И девушка подставила лучикам солнца свои руки и крылья, которые опять постепенно превращались в плащ. Видите, я жива. Смерть откликнулась, и дала нам силу.
   Мертвые стали с интересом осматривать ее, а затем друг друга. Как только лучики света упали на латы, которые были в избытке одеты на мертвецах, началось что-то невообразимое. Солнечные зайчики сотнями бегали по поляне, а за ними...
   Начало положил один, мягко говоря, не самый умный зомби решивший помочь своему соседу, убрав с его спины, примостившегося там, никогда раньше им не виденного, солнечного зайца. Из-за того, что тупость этого зомби была выше средней, решил он это сделать при помощи огромной дубины лежавшей под рукой. Нужно ли говорить, что через пять минут вся поляна была похожа на поле битвы? Могильные псы толпами бегали по поляне, пытаясь поймать внезапно оживших "зайцев". Скелеты, пытаясь смахнуть с себя отраженные лучики солнца, были похожи на танцующих артистов. Летучие мыши частенько сталкивались в небе, в погоне за очередным беглецом.
   Правда, необходимо уточнить, что этому наваждению поддались лишь низшие касты мертвецов, т.е. зомби, скелеты, огромные летучие мыши, да псы. Остальных просто втянуло как водоворотом.
   - Видимо стоило их сначала подготовить. - Вздохнула девушка.
   - Где генералы?
   В тот же момент, из общей кучи выпали пять фигур и направились к девушке.
   Первым шел Даниэль, высокий статный мужчина, с белой как мел кожей. Облачен он был в легкие конные доспехи, голова его была увенчана, остроконечным шлемом с причудливым орнаментом, поверх был надет черный плащ с высоким воротником. На груди красовался герб князя тьмы: два огромных клыка впивающихся в землю. На поясе был прикреплен короткий меч, которым очень удобно орудовать прямо наскоку. Сзади к спине был приторочен арбалет. Верхняя губа мужчины немного оттопыривалась. Вампиры в мертвом легионе играли роль конных наездников, это была элита - кавалерия. Так же они управляли ночными зубастыми созданиями, т.е. летучими мышами. Каждый конный имел одну или несколько.
   Далее на двух ногах шел огромный серый зверь, который отдаленно напоминал волка, но отличался большими размерами, длиной когтей и зубов, а также густотой шерсти. В звериной морде угадывались человеческие черты. Всю его одежду составляла небольшая набедренная повязка, а поперек груди имелась кожаная перевязь, крепящаяся к ней. На шеи красовался ошейник с острыми как бритва лезвиями. Руки защищали наручи, с вделанными в них зубьями. Звали его Валтимор. Это был командующий отряда оборотней. Выполняли они роль быстрой небронированной пехоты, хотя их шкура могла вынести прямой удар меча конного война. О его бедро терся большущий могильный пес.
   Третьим шел зверь с огромными крыльями за спиной. Шел зверь на двух конечностях. Большими размерами он не отличался, хотя при ходьбе, после себя оставлял следы глубиной до десяти сантиметров. Это был горгул Дэб из очень знатного рода. Оружия он не имел, да и зачем оно ему, с такой силой. Горгульи в легионе использовались и как щиты, и как тараны, и как средства доставки войнов по воздуху, в общем, они были хороши для всего, ну а войны они были просто непревзойденные. В подчинении горгула находились и костяные драконы.
   Четвертым был лич Сурьен. Он был некромантом высшей степени, и в его отряде находилось еще около пятидесяти таких же, как и он, но, не смотря на это, мертвый легион становился все меньше и меньше с каждым годом. Дело в том, что когда девять лет назад, мертвые проиграли битву со святой инквизицией, в тот день и погиб великий Повелитель мертвых, инквизиции удалось закрыть проход для людских душ в мир мертвых. А соединить душу с телом, для поднятия мертвого можно только в том мире. Проще говоря, некроманты могли создавать всевозможные сверх разрушительных заклятий, но простого зомби поднять не могли.
   На Сурьене был надет белый балахон, объяснял он это просто: 'Я при жизни мечтал стать священником, но мне отказали, так хоть в послесмертии пощигаляю!' На бедре висела, довольно большая книга сделанная из кожи трупа и обитая железом - 'Книга мертвых'. В таких книгах, некроманты обычно хранили свои страшные заклятия, но Сурьен использовал ее как блокнот для записи стихов. При жизни он был великим поэтом. Редко кто не знал Сурьена - стихоплета, частого победителя стихотворных конкурсов и литературных битв. Одна такая битва и послужила причиной его смерти.
   В тот раз он бился с сынком, какого то высокопоставленного чиновника, графа из рода Сью, и как водится - победил. Но сын пожаловался отцу и тот обвинил Сурьена в нанесении оскорбления дворянину во время битвы. Весь смысл таких битв и был в том, чтобы как можно смешнее описать своего противника в стихотворной форме. Обвинение придралось к следующим строчкам:
  
   Хоть не являюсь я экспертом,
   И не со злости говорю.
   Но был рожден ты человеком,
   А стал похожим на свинью.
   Скажи о, Высокородный, мне:
   С такими залихватскими ушами
   Деревья не мешают. В темноте
   Признайся ведь не раз они надрали
   Широкородные слухаторы тебе.
  
   Слухаторы - огромные приспособления гномов, для прослушивания пустот в скалах. (Прим. автора.)
  
   Судья был куплен, Сурьену определили: извиниться перед оскорбленным, признать поражение и стать его рабом пока не получит прощения или смертная казнь. Больше всего на свете ему была дорога свобода, возможность в любое время любоваться природой, небом, землей. Да и зачем ему жизнь без этого. Для чего жить рабу, для того чтобы выполнять прихоти господ их распоряжения. Разве для этого он появился на этом свете, разве для этого мама в таких муках рожала его. Нет, чем жить так, лучше умереть.
   После смерти он решил отомстить и 'записался' в мертвы легион, прошел обучение у самого Повелителя и стал одним из лучших.
   Некроманты в легионе выполняли роль дальнобойных орудий, а также средств массового убийства. Им подчинялись призраки, скелеты, зомби.
   И, наконец, последним шел мертв. Это особый род нежити, мало разговорчивый, но отличающий особыми качествами. Один мертв мог противостоять более чем десятку лучших войнов инквизиции. Это мастера боевых искусств и фехтования. Это лучшие разведчики и диверсанты, они особое подразделение мертвого легиона.
   Их командующим был Сид - первый мертв, выведенный самим Повелителем. Одет он был во все черное, нижнюю половину его лица скрывала повязка. Оружием мертву служили два клинка, которые как будто росли с внешней стороны рук. Это любимое оружие данного подразделения. При их помощи мертвы могли выдавать такие мельницы, что даже войны с копьями не могли их достать, а стрелы отлетали как от стены.
   - Глаза мои бы вас не видели, позор то какой, мертвый легион как кучка детей ловит солнечных зайчиков. И это те на кого я решила положиться, те, кто поможет мне воскресить моего отца, завоевать Эльнор, открыть душам дверь в наш мир. - Обратилась девушка к пятерке.
   - Государыня, Андра простите нас, но они не видели солнца более трех сот лет, а некоторые и тысячу. - Промолвил Даниэль. - Вы себе представить не можете, как я долго об этом мечтал, - И главнокомандующий кастой вампиров взглянул на солнце.
   - Ладно, наводите порядок. Мы выступаем.
   - Как прикажете, но дозволенно ли будет мне сказать?
   - Говори Даниэль, ты знаешь, что тебе дозволено произносить все что угодно и когда угодно. Ведь ты был моим учителем.
   - Благодарю. Я все же никак не могу понять, зачем мы тащим туда все войско, хватило бы и пары десятков оборотней или вампиров. Да, я признаю, что мертвый легион уже не тот, раньше мы насчитывали около пятисот сотен копий, а теперь всего пять, но это же не повод, что бы в нас сомневаться. В деревне просто не с кем будет воевать. Это же лесорубы.
   Девушка улыбнулась.
   - Даниэль, раньше, когда ты меня учил, то всегда любил повторять: 'Не стоит недооценивать врага', 'На Смерть надейся, а сам не плошай'. А когда я сейчас следую твоим наставлениям, ты сам же и не доволен.
   Кутерьма на поляне начала потихоньку затихать.
   - Но госпожа...
   - Даниэль, у меня плохое предчувствие, ты же знаешь инквизицию, лучше перестраховаться, мы просто не имеем права сорвать этот поход, от него слишком многое зависит.
   - Да зачем мы вообще туда премся. - Вмешался Дэб. Раз 'сердце' почти готово, давайте подождем. Зачем спешить, ждали ведь девять лет, полгода ничего не изменят.
   - Появились непредвиденные обстоятельства. - Ответила девушка. - Как Вам известно, дверь в наш мир - Тонатон была запечатана, но делалось это на скорую руку. Инквизиция закрыла проход только душам, но мы, мертвые, могли без проблем проходить туда и обратно и как следствие, подпитываться энергией мира мертвых. Ею 'сердце смерти' и наполнялось. Я никому не сообщала, потому что не была сама уверенна, но примерно месяц назад почувствовала, что проход стал закрываться совсем. Постепенно, понемногу, но стал. Не знаю уж почему, может это дело рук инквизиции, но, похоже, что мир мертвых, как это не абсурдно, но умирает. Видимо, это потому что души перестали в него поступать. И колесо бытия перестало крутиться там. Души были словно потоками воды на мельничном колесе, они давали энергию нашему миру, а теперь... Теперь если проход закроется, не будет и силы питающей нас. Мертвый существует только за счет Тонатона, который поит его или, за счет души отданной ему добровольно. Но в истории загробного мира был только один случай, когда живой отдал добровольно свою душу мертвому. И он каждому из вас известен. Это был мой отец - Повелитель. Если проход начнет и дальше закрываться с такой же скорость, то 'сердце смерти' просто не успеет набрать достаточно силы и единственный выход - это постараться зарядить его энергией душ живых т.е. уничтожить всю деревню и собрать высвободившуюся силу. Мы никогда не занимались этим, мы ведь не просто тупые мертвяки, да и Повелитель всегда был против, но делать нечего.
   - Но госпожа Повелитель же всегда был против такого насилия, он ценил жизни невинных живых, да и мы ведь когда-то были ими. Мы понимаем, когда нужно уничтожить войска, но мирных жителей?
   - Что ж пора вам кое-что узнать об этих невинных. - Девушка сжала кулаки. - Вам хорошо известно, что отец смог получить душу живого, причем добровольно, но вам не известно, что это была душа моей матери...
   Случилось это очень давно. Она была дочерью всемогущего правителя людей, когда они познакомились. Отец тогда был еще живым, и звали его Лэрион. Он был из небольшого и не очень богатого рода. Но сердцу не прикажешь, и дочь самого великого человека полюбила бедного дворянина. Они тайно встречались около трех месяцев, придаваясь страсти под луной, а затем с моим отцом произошел несчастный случай на охоте и он неудачно упал с коня. Трое суток, его пытались спасти, но не смогли. Похороны были устроены очень пышные, присутствовал даже сам король.
   До сих пор некоторые спорят, о том падении. Говорят, есть свидетели видевшие, что ремни держащие седло были немного подрезаны. Кто знает. Но теперь это не важно.
   Вам всем хорошее известно, что существует два пути в мертвый легион: первый это, когда душу насильно возвращают в тело, тогда получается безмозглый зомби или еще кто-то в этом роде. И второй путь, это когда душа сама стремиться, в свое тело и соединяется с ним. Обычно это происходит когда душу, что-то держит на земле. Тогда получается или некромант, или вампир. Остальных же нужно выводить специально, путем заключения договора с умершей душой и соединения ее с сущностями животных. Но для этого душа все равно должна посетить мир мертвых. Отец вернулся вторым способом. Ведь любовь это такая мощь, которая может, и отнять стремление к жизни, и дать его, да такое, что появляются силы превозмочь смерть. Лэрион стал некромантом и начал учебу в темном замке. Он изнывал от невозможности увидеть любимую, но он боялся и не знал как она его примет. Бедный отец, не знал, что у него скоро появится дочь. Дочь, о которой он мечтал, дочь, от которой отрекся дед и отослал с глаз долой в самый дальний храм, стоящий на границе королевства людей.
   Как только у мамы начал появляться живот, король запретил ей выходить из своей комнаты под предлогом болезни, а затем и вовсе увез загород. Роды были страшными, семнадцать часов девять лучших служителей Спасителя, наделенные не дюжими силами пытались ей помочь. Но состояние все ухудшалось. Маму кидало то в жар то в холод, она бредила, кричала, и все время произносила только одно имя - имя любимого. С двенадцатым ударом часов, ровно в полночь появилась я.
   Как мне потом рассказал отец, он почувствовал ее муки, она была на грани, и он помог ей. Он заключил договор со смертью: жизнь моей мамы в обмен на пожизненное служение смерти без права перерождения. Так начался его путь к Повелителю мертвых.
   Меня положили к маме на руки, но она не успела даже как следует рассмотреть меня, лишь один поцелуй, единственный поцелуй моей мамы, да и тот я не помню. - Глаза Андры заблестели. Она опустила голову, словно, ее слепило солнце.
   - Затем за мной пришли. Мама кричала, плакала, умаляла, ругалась, отбивалась, но что может сделать одна слабая, беззащитная девушка против двадцати бессердечных, черствых 'нелюдей'. Меня отобрали и увезли. Мама долго упрашивала правителя сказать куда, но все было тщетно. Он был не приклонен. Гальена начала потихоньку чахнуть, пропал румянец с лица, появились мысли о самоубийстве. Но примерно через месяц после родов появилась надежда.
   Отец уже понял, что с его любимой что-то случилось, но договор запрещал покидать Тонатон. Папа снова обратился к смерти с просьбой, госпожа предложила ему новую сделку: он сможет проводить один день из месяца в мире живых, но за это должен будет отдать Смерти, то что она попросит, не сейчас, не сразу но отдать. Отец согласился. Что ж не нам его судить.
   Настал долгожданный день, и он вернулся. Но что делать, он мертв она жива, им не дадут встретиться, сила инквизиции очень велика, ему даже не подойти незамеченным ближе чем на десяток километров ко дворцу. Решение пришло само собой...
  

***

   В ту ночь весь дворец поднялся на ноги. Еще бы, с принцессой что-то случилось. Уже час ее пытаются разбудить, но все тщетно. Она мечется по кровати, стонет, кричит, бьется, но спит. Ничего не помогало, ее и тормошили и обливали водой. Применяли магию. Затем все резко прекратилось и Гальена обессилено уснула, но теперь уже простым сном. Проснулась она рано вся бледная и в поту. Отмахнулась от врачевателей и, не замечая испуганных взглядов, отправилась в храм. Долго молилась Спасителю, но затем дернула рукой, как будто что-то решила для себя, и позвала стражу.
   - Подготовьте экипаж для загородной прогулки, я хочу подышать свежим воздухом.
   Принцесса не стала долго собираться, быстро переоделась и направилась в карету.
   Немного покатавшись по парку, красивый экипаж, запряженный шестеркой белых коней, в сопровождении конного картежа из двадцати пяти лучших воинов королевства людей повернул к кладбищу. Это было распоряжение принцессы, она захотела пообщаться со своими предками.
   Первый из правителей людей был человек, любивший народ и своих подданных, он не хотел ничем отличаться от них и решил поставить семейный склеп на общем кладбище, но дворяне взбунтовались, пришлось сойтись на компромиссе: склеп поставили на дворянском погосте. Там же была и могила Лэриона.
   Гальена заставила стражу остаться возле входа в склеп и вошла. Единственное, что услышал охранник ближе всего стоявший ко входу, это слова принцессы...
   - Ты вернулся...

***

   - Что произошло в том склепе, мне не рассказывали, но с того дня мама каждый месяц стала туда приезжать и встречаться с Лэрионом.
   Когда правитель узнал, он был в бешенстве. В день очередной встречи двух влюбленных, король приказал инквизиторам пленить их. Около полусотни послушников церкви были отправлены за влюбленными. Ничего не ожидавший молодой Лэрион не успел что-либо сделать, да и силы его тогда еще были слабы, их схватили. Вам хорошо известно, что для мертвого страшны только две вещи: серебро и дневной свет. - Девушка презрительно взглянула на разгорающийся диск в небе. - Так вот, на отца надели серебряные кандалы и ошейник, который причиняли ему неимоверную боль, не дававшую сосредоточиться. Обоих отвели в глубокие подвалы инквизиции. Над отцом стали издеваться, втыкая в него серебряные иглы. Многие считают, что мертвые ничего не чувствуют, но это далеко не так. А мать привязали напротив него и заставляли смотреть. Отец пытался не кричать, чтобы не причинять боли любимой. Тогда появился сам правитель людей. Всесильный, всемогущий король. - Гальена плюнула на землю. - Он приказал матери отречься от Лэриона. Иначе она пойдет на костер вместе с ним, как еретичка. Но мама отказалась. Двое суток палачи мучили влюбленных, на третий день король отдал приказ.
   День казни был назначен на утро следующего дня. Вес день, вечер и всю ночь глашатаи созывали народ. Уже в три часа ночи площади была забита до отказа. Еще бы, ведь будут жечь саму дочь короля, спутавшуюся с МЕРТВЯКОМ. Узников в свете факелов провезли через всю площадь и подкатили к специально оборудованной в центре площадке, на которой возвышались два столба, у основания одного из них была навалена куча хвороста и дров. Маму привязали именно к нему, а Лэриона ко второму.
   'Дочь моя!', - закричал король, по его лицу катились слезы, - 'Отрекись от него, иначе я отрекусь от тебя, ибо не может помазанник Спасителя любить мертвеца'. Но мама лишь плюнула ему в лицо.
   На небе уже появлялись первые лучики рассвета, когда печальный король дал знак палачам.
   Не было ничего более вдохновляющего, дающего силы для Гальены чем рассвет. Она всегда очень любила смотреть на то, как маленький диск солнца борется с ночью, как постепенно каждое утро пядь за пядью отрывает у нее Эльнор. Как каждый день снова и снова дает людям оно надежду на жизнь и счастье. Так было всегда, но только не в то утро. Рассвет который должен был наступить тогда, отнимал жизнь, забирал надежду, лишал всего, что было у двух влюбленных.
   Мама так и не решилась до этого рассказать отцу про меня. И теперь привязанная к столбу, ей больше нечего было терять.

***

   - Лэрион, я должна тебе что-то сказать.
   - Да, дорогая?
   - У нас есть дочь.
   - Но как, почему? Почему ты мне раньше не сказала?
   - Я боялась, прости меня? - Девушка расплакалась. - Я боялась отца, боялась, что он убьет и ее.
   А рассвет меж тем набрал полную силу и. Благодаря тому, что площадь находилась в центре города, ее окружали самые величественные здания. Отбрасывающие свою тень и закрывающие влюбленных от разлучающих солнечных лучей.
   - Не плач, мы не умрем, мы найдем ее и уедем далеко-далеко от сюда, где нас никто не достанет. - Некромант вновь попытался сплести хоть какое-нибудь заклятье, но серебро, да магия Спасителя не давали этого сделать.
   Полоска дневного света подобралась к основанию столба Лэриона. Король махнул рукой, и ухмыляющийся палач бросил горящий факел к ногам принцессы. Толпа взвыла. Так они не развлекались уже давно.
   - Не нужно успокаивать меня, я знаю, что мы умрем, умрем навсегда ибо после сожжения вернуться к жизни не возможно.
   Жар, источаемый костром, становился все сильнее, платье на принцессе задымилось. А ноги некроманта начали покрываться волдырями.
   - Лэр! - Девушка плакала.
   - Да, дорогая.
   - Я тебя люблю! - Огонь уже подобрался к ее ногам, дикая боль пронзила тело.
   Толпа радовалась, кто-то кричал, кто-то подбрасывал ветки в костер.
   - Ну, что ж видимо пришло время. - Девушка взглянула на то место, где сидел ее отец. Но его там не оказалось, король не смог выдержать этого зрелища и сбежал. - Трус, но я не хочу погибать так.
   - Что ты собираешься делать? - Не понял Лэрион.
   - Я прошу тебя только об одном, прими этот мой последний подарок и найди нашу дочь.
   - Ты что, не нужно, нет, ты не понимаешь, на что себя обрекаешь.
   Девушка рассмеялась.
   - Пойми, для меня нет ничего важнее, чем быть с тобой.
   Вся нижняя половина тела Лэра горела нестерпимым огнем. А ног девушки уже не было видно.
   - О солнце, что всегда освещало мне путь, земля, что давала мне пищу и кров, будьте свидетелями, в том, что я совершаю данный обряд добровольно.
   - Нет, нет, дорогая, родная, не делай этого.
   - Любовь, что давала мне силы, будь моим проводником.
   Лэр уже не мог ничего говорить, солнце освещало все его тело.
   - Жизнь, подаренная мне, отныне будет принадлежать другому, смерть же никогда не получит меня ибо, я отдаю свою душу, отдаю ее добровольно, отдаю навсегда. Любимый, прими же ее, прими и используй, чтобы отомстить врагам нашим, используй, чтобы найти и защитить дочь нашу. - Эти слова девушка произнесла уже шепотом, огонь добрался до груди. - И последнее.
   Гальена прокусила свою губу и из нее полилась неестественно алая кровь. Лишь только первая капля коснулась пола, фигура принцессы обвисла на столбе, и огонь поглотил ее.
   - Я принимаю твой подарок, любимая.
  

***

   - Так отец стал Повелителем мертвых. Получив силу, он смог вырваться и даже убил около сотни послушников, королю повезло, что его не было там, но папа был еще слаб, пришлось срочно уходить, чтобы иметь возможность отомстить. Кроме того, теперь на нем было обещание, данное маме, обещание найти меня.
   - Так вот из-за чего эта вражда между живыми и мертвыми. - Промолвил вампир.
   - Да, сначала папа пытался мстить, собирал армии и воевал со своим 'тестем', затем постепенно люди забыли из-за чего эта война и мы просто стали как стихийное бедствие, против которого объединились все. И заметьте НИКТО из этих простых смертных не пожалел тогда двух влюбленных, не было ни одного жалостливого взгляда, всем было наплевать, все хотели развлечений, а когда отец пришел мстить правителю все почему-то встали на его защиту, ни кто не подумал, что он заслуживает смерти. Поймите мы для них не предки когда-то погибшие, а МЕРТВЯКИ, жаждущие крови. Так скажите, почему же мы должны их жалеть, за что. Почему, они нам не дают просто существовать, зачем постоянно истребляют, а теперь если мы ничего не сделаем, похоже совсем уничтожат.
   И еще, неужели вы считаете, что жизнь этих никчемных людишек стоит дороже, чем Повелитель?
   - Но как же Вы стали тем, кем стали. - Спросил Дэб.
   - С того кровавого дня, когда погибла моя мама, меня все время перевозили с места на место. Я не знаю почему меня просто не убили, наверно дед все же сжалился. Пять лет отец разыскивал меня и, наконец, нашел. Он забрал меня и провел в мир мертвых. Я была первой и единственной живой, которая побывала там. Но тут смерть заявила о своих правах, которые ей дал договор с отцом. Она потребовала меня. Она хотела, чтобы я ей служила. Теперь я не живая, не мертвая, а что-то среднее, могу, по желанию, становится или той или другой.
   Ее плащ постепенно снова превратился в крылья за спиной.
   - Простите госпожа, я был не прав. - Вампир поклонился и отступил.
   - Ну что ж, час настал господа, пора. Трубите сбор.
   На поляне появились пять представителей от каждой касты с огромными трубами, сделанными из костей, принадлежавших, судя по ним, довольно крупному животному. Над поляной разнесся звук, больше напоминавший загробный вой.
   Спустя мгновение, поляна с высоты птичьего полета, напоминала шахматную доску. Легион выстроился в боевой порядок.
   - Ну что ж начнем.
   Черные шеренги мертвецов двинулись. Сначала медленно, затем все быстрее и быстрее, через некоторое время, перейдя на бег. Спустя десять минут, поляна опустела.
  
   Мертвый легион нашел себе новую жертву и вышел на ее след, оставив после себя лишь смерть.
  
  
  

***

   На дороге к Столице королевства людей. За пять часов до этого.
  
   Взмах бабочки приводит к урагану
   Для ветра не нужно и того.
   А что сделать сук, нанесший рану
   Может? Разрушить мир лишь на всего.
  
  
   - О, Спаситель, за что мне это. Лишь бы успеть. Лишь бы успеть.
   Зак стал посвященным Спасителю совсем недавно, всего три месяца назад. О нем нельзя сказать, что он отличался силой веры или являлся лучшим учеником, да он и сам не понимал, как ему доверили столь ответственное задание: доставить срочное донесение самому Верховному жрецу. Но это случилось и вот он мчится на быстром как ветер коне по ночному лесу.
   - Наконец. - Выдохнул юноша, увидев показавшиеся огни города.
   Зак уже выезжал из леса и предвкушал, как его будут хвалить и даже может позволят прикоснуться к руке Верховного жреца, когда лошадь запнулась за торчавший из земли корень столетнего дуба. Мечтая, юноша ослабил хватку и не удержался. Завалился на один бок и упал. Но левая нога застряла в стремени и взбешенный конь, потерявший седока, потащил его. До края леса осталось всего метров тридцать, да и Зак почти распутал ногу, когда он увидел впереди поваленное дерево. Конь от страха, что за ним что-то тащится, сошел с ума и решил прыгнуть. Это было не простое дерево. Все кудрявые ветки были срублены, а оставшиеся черенки торчали как колья на крепостной стене. Так обычно поступают дровосеки, оставляя ствол подсохнуть.
   Разогнавшись, конь прыгнул и перелетел ствол, а Зак ...
  

***

Храм Спасителя, за час до происходящего в деревне.

  
   - Дорогу, дорогу! - на ходу кричал молодой воин бежавший по нескончаемым лабиринтам храма. - Где Верховный жрец, где он у меня срочное донесение. - Его всего трясло, пот лился градом, он знал, как всемогущий не любил дурных вестей, да еще так рано утром, но что делать.
   - Уф. - Выдохнул юноша, подбегая к огромным в три человеческих роста дверям, ведущим в опочивальню Верховного.
   Его остановили двое послушников, каждый был вооружен до зубов, а зубы были большие. Таких как они обычно отбирали еще в детстве и отправляли в далекий монастырь, где их специально тренировали для защиты Верховного. Говорят, на них даже действовали магией, благодаря чему они становились просто огромными, но, не смотря на размеры очень опасными... и очень тупыми.
   - Стоять, что нужно?
   - Скорей, у меня срочное донесение для Верховного.
   - К нему нельзя он спит.
   - Вы наверно не расслышали, - удивился юноша. - У меня очень срочное донесение, государственной важности.
   - К нему нельзя он спит.
   - О, Спаситель, да что ж это творится. - Юноша не знал, что ему делать. Он был довольно неплохим воином, не зря же стал капитаном внешней охраны города. Но с этими двумя ему не справится. Да их хоть тараном бей, скорей он раскрошится в щепки, чем они упадут. Не кричать же, в самом деле.
   - Что здесь происходит. - Раздался громогласный голос за его спиной.
   У парня подкосились ноги. После чего он упал на колени. Капитан сразу узнал этот голос, привыкший повелевать. Голос, принадлежащий первому после Спасителя человеку. Как часто этим голосом зачитывался смертный приговор, наверное, уже никто и не знает, ибо это было тысячи раз. Капитан повернулся. В проходе стояло два человека: Верховный жрец и лорд - воевода Дорин Вэйд.
   Жрец был одет в длинную белую рясу с огромным знаком Спасителя на груде. Ростом он был не большим и ходил, немного сгорбившись. Ряса висела на нем мешком, делалось это специально, чтобы скрыть огромный избыточный вес присущий всем имевшим высокий социальный статус, а с таким статусом как у него такой вес составлял большую часть. Видимо перенос его бренного тела давался жрецу очень трудно, в связи, с чем лицо его постоянно напоминало огромный красный флаг и очень значимо выделялось на фоне белоснежно белой рясы. На вид ему было лет пятьдесят, но сколько на самом деле не зал ни кто. Как говорил сам Верховный: "Хорошее питание, свежий воздух, молодые девственницы желательно не старше пятнадцати лет, каждый день и любой сможет добиться того же". Видимо магия Спасителя тут совсем не причем. Но, несмотря на все это лишь одного взгляда хватало, что бы понять, что этот человек прирожденный лидер, привыкший править. Он очень любил власть и просто упивался ею. "Нет ничего приятней чем отдать приказ и видеть как сотни людей бегают, исполняя его". - Часто любил поговаривать Великий. У него было очень трудное детство. Отец умер, когда ему было десять лет. Он был самым старшим из пяти детей. Приходилось очень трудно, мать не могла прокормить всех, десятилетнего мальчика никуда не брали работать, пришлось начать воровать, хотя она была очень против и всегда ругала его.
   Через год, когда все старые запасы кончились, мальчик понял, что вся семья не выживет, слишком много ртов и решил сбежать. Он всегда мечтал о другой жизни, хотел стать наемником. Ему нравилось, с каким почетом их встречали горожане, когда те возвращались из очередного похода. Кроме того, наемники могли УБИВАТЬ, нет ничего приятнее, чем знать, что ты можешь управлять чужой жизнью, и десятилетнему мальчику этого очень хотелось. Но в армию брали только с двадцати одного года. Пришлось ждать. Он жил на улице, ел с помойки. Участвовал во всех драках, правда, обычно всегда били его. В двенадцать он первый раз убил. О, какое это было прекрасное чувство. Как приятно осознавать, что только от твоего взмаха руки прекратилась чья-то никчемная жизнь. Это опьяняющее чувство, именно в тот момент он понял, что стал настоящим человеком. Всю жизнь его учили, что человек это венец природы, человек - высшее существо. Какие же они высшие, какие они люди? Твари они вот кто, скот, копающийся в грязи жизни, постоянно ждущие подачек от судьбы, но ничего кроме отходов не получающие. А вот он теперь настоящий человек, не они - а ОН. Потому что он стал властен над чужой жизнью. Ведь выше стоит тот, кто сильней, т.е. человек. Он другой, он станет выше их, станет управлять ими, ибо они не достойны даже зваться людьми.
   В пятнадцать он сколотил банду "Стилеты" и стал одним из самых кровавых предводителей. Его ребята держали все помойки города. В шестнадцать они подмяли уличных торговцев. В семнадцать все городские трактиры. Банда насчитывала более пятидесяти человек, причем с каждым годом контингент становился все старше и отъявленнее. Постепенно даже стража стала с ним считаться. Отличительной чертой банды стали остро заточенные стилеты, которыми они забивали до смерти. В двадцать на одном из очередных дел его взяли. Благодаря прирожденной изворотливости и огромной сумме денег, да плюс он сдал всю банду, ему вынесли относительно мягкий приговор - его остригли в монахи. Так двадцатилетний рецидивист стал помазанником Спасителя. И началось его перевоспитание: избиения святыми плетками, для того чтобы выбить злой дух, голод для укрепления святого духа и постоянные молитвы для создания этого самого духа. Он все терпел и делал вид, что исправляется. За пять лет он стал лучшим учеником в своем храме и его сделали низшим жрецом, за тем в течение семи лет благодаря, где шантажу, где силе, где лести он прошел путь от низшего жреца до места жреца первого сана, т.е. советника самого Верховного жреца. А еще через два года он поднялся на высшую ступень церковной иерархии. На этом месте его и застала война с нежитью.
   Церковь Спасителя во времена его молодости еще была мало известна и проповедники только потянулись в народ со своими проповедями. До создания этой веры богов в людском королевстве не было. И потому людям более двух тысяч лет надеявшимся только на себя трудно было поверить, что все это время им кто-то помогал. Но после его прихода к церковной власти, в Спасителя поверили. Еще бы ведь новый Верховный жрец явил людям чудо, благодаря его молитвам, Спаситель дал простым людям магию, которой не нужно было специально учиться у ненавистных, заносчивых эльфов. Он дал людям магию присущую только им, магию Спасителя. И все поверили в его существование. Да и трудно было не поверить, увидев как, соседский сын, которого ты знал с детства после посвящения Спасителю, мог творить такие чудеса, что уму не постижимо: кто-то мог исцелять смертельные раны, кто мог превратить камень в хлеб, а некоторые могли летать, хотя таких было единицы. К слову сказать, даже всемогущие эльфы последнего не могли. А уж что вытворял сам Верховный...
   Начались сильные споры по поводу того: почему Спаситель выбрал именно этого Верховного жреца, а не любого другого которые были до него. Но вскоре сошлись на мнении, что этот более предан Спасителю. Да и всем помнилась скорость, с которой он достиг верха.
   Король принял веру в Спасителя, государственной верой.
   А затем начались массовые чистки, названные "Святой борьбой с прислужниками хаоса и противниками Спасителя". Сотни людей пошли на костры, в основном правда это были люди, боровшиеся с абсолютной властью монарха. Случилось это очень давно, но Верховный жрец с тех пор не менялся.
   Вэйд же был третьим в государстве после Верховного жреца и Короля. Лорду подчинялись все войска государства, конечно кроме личной гвардии Великого - инквизиции.
   Необходимо сказать, что формально в королевстве людей была абсолютная монархия, но самое интересное было то, что фактически правил не король, а Верховный жрец. Король же был просто символом. Так было не всегда. Церковь приходила к власти постепенно, и началось это с правления Эндриана V. Именно этот правитель разжег вражду с мертвыми, поговаривали, что это произошло из-за его дочери. Государство стало остро нуждаться в сильных магах, которых в королевстве людей было очень мало. Единственная ближайшая магическая школа была у эльфов, с которыми люди недавно воевали и еще не успели наладить отношения. Пришлось обратиться к церкви, тем более магия Спасителя оказалась намного эффективнее магии стихий в борьбе с мертвыми, которой обучали эльфы. Авторитет церкви сильно вырос, люди еще сильней поверили в Спасителя, в его силу и ручейки добровольцев потекли в монастыри. Каждый хотел стать послушником и служить Спасителю. Постепенно король стал все больше прислушиваться к советам Верховного.
   Через несколько лет Эндриан V умер при загадочных обстоятельствах. Смерть наступила через сутки, после того как он подписал приказ о введении чрезвычайного положения и передачи власти церкви на время войны с мертвыми. После себя он оставил только трехгодовалого сына. Королева умерла при его родах. Так, что Верховный жрец стал еще и опекуном мальчика. Формально король был, но фактически был только ребенок. Решением знати создали совет, с целью регулирования работы церкви, а также оберегания наследника. Назвали его "Советом лордов". Он состоял из пяти членов: лорд - воевода, лорд - целитель, лорд - казначей, лорд - маг и лорд - посол. Постепенно церковь захватила и этот совет, все кроме лорда- мага были преданы ей. Но по достижению совершеннолетия умер от загадочной болезни и последний представитель старой королевской династии. Власть перешла в руки церкви полностью, "Советом лордов" не решал ничего.
   - О, Великий, у меня срочное сообщение для Вас.
   - Ну что ж говори.
   - Сегодня пол часа назад, в лесу за городом в направлении на Бульвин был обнаружен труп младшего послушника Зака Беарна. Он вез Вам письмо со знаков высшей срочности, вот оно. - Капитан протянул конверт.
   Жрец быстро пробежал текст глазами, и черты его лица резко изменились.
   - Который час?
   - Пять утра о, Великий. - Капитан, стоя на коленях, склонился.
   - Необходимо спешить, может еще успеем.
   - Сир, что то случилось? - Удивился воевода.
   - Да, Мертвый легион вернулся, наши "чувствующие" из Бульвина засекли их, они воспользовались неизвестным камнем силы и прорвались в Эльнор. Мертвые где-то на севере в Древнем лесу.
   - О, Спаситель необходимо срочно поднимать войска. Я распоряжусь.
   - Не стоит, теперь с ними уже сможет справиться и инквизиция, тем более необходимо, чтобы кто-то остался здесь. Правда, я возьму еще всех послушников, нам понадобятся все силы для переправки такого количества войск.
   - Великий, мы тоже воспользуемся камнем силы(*)? - Удивился Дорин.
  
   (*) - Камни силы были разбросаны по всему Эльнору. Это продолжения корней мира, вышедшие на поверхность после каких-то очень сильных магических волнений возникших несколько тысяч лет назад, никаких записей после трехсотлетних войн начавшихся тогда не сохранилось. Через эти камни как по туннелям от одного к другому можно было моментально перемещаться, но для их активации и удержания необходимо большое количество магической энергии. По воле злого случая рабочие камни находятся только на территории королевства людей. Кроме того, они являются дверьми в мир Мертвых. Именно по этой причине их очень тщательно охраняют, и считалось, что все камни уже давно обнаружены, теперь же выявляется, что нет. Для того чтобы души мертвых не попадали в Тонатон и не пополняли войска нежити, в Эльноре на камни были наложены особые заклятия, закрывшие путь душам в Тонатон, правда они препятствовали использованию самих камней и людьми. (Прим. Автора.)
  
   - Раз мертвые уже прорвались, держать камни закрытыми нет смысла. С момента прорыва прошло около четырех часов. Иначе нам не успеть. Девять лет мы не слышали о них и вот, на тебе, опять.
   - На сколько мне известно, сир, в том месте нет ни чего значимого кроме двух трех деревень лесорубов, что же им там нужно.
   Жрец задумался на несколько минут, а затем кинул оценивающий взгляд на Дорина.
   - Кто знает. Кто знает. - Тихо промолвил он.
  
  
  

Деревня Диновка.

   После воя, от которого стыла кровь в жилах, раздались голоса охранников, находящихся на стенах.
   - Твари, ночные твари!
   - Но почему днем? Как же так, они ведь боятся света. - Непонимающе прошептал священник, сжимавший в руках раскаленное клеймо. Его взгляд упал на Делича.
   - Тварь, это ты виноват, ты их привел, до тебя они нападали только ночью!
   - О чем вы говорите, я ничего не понимаю, я... - Ему не хватило воздуха, чтобы закончить - сильнейший удар ниже живота прервал его пылкую тираду.
   - Уфф, оооо! - Разом скривились три порождения первозданных сил.
   - Больно наверно. - Выразил общую мысль Бублик.
   - Ну, теперь я думаю, простым отрыванием ног дело не обойдется, эх жаль, я еще не успел пройти курс молодого демона до конца, и знаю всего семьсот пятьдесят три с половиной способа пыток, при которых человек долго остается живым. - Отозвался Сер.
   - Ничего, брат мой, вместе мы сила, так уж и быть я тебе помогу, может чего-нибудь и придумаем.
   - Ты же архангел и должен нести всем свет и доброту? - Удевился демон.
   - А я и буду нести свет и доброту, но по ускоренному методу. Этот способ был разработан одним из старших архангелов, для особо рьяно не желавших двигаться к добру и свету. И ты знаешь, очень действенный способ оказался, мы сначала удивились, но потом поняли, это видимо Недремлющий сжалился и дал нам его в помощь для совершения дел наших праведных. Лучшие умы тысячелетиями бились над проблемой того, как заставить существо с грязной душой измениться и возлюбить ближнего своего, чего только не придумывали, а самым действенным оказал элементарная плаха. Подумать только, как человек меняется, когда ему отрубают сначала руку, а затем ногу и т.д. Свет и доброта так и изливается и него лужами можно сказать. - Сер аж подавился.
   - Знаете, смерть и тьма не переносят свет, да и с адским огнем они не очень ладят, но это тот самый случай, когда рушатся каноны мироздания, я как их полноправный представитель согласен участвовать в этом деле вместе с полноправными представителями наших заклятых врагов ада и света. И я конечно не мастер и до вас мне далеко, но свою костлявую ручку тоже прилажу. Как не помочь двум благородным сеньорам в столь праведном деле. - Никогда еще три самые противоположные силы мира ненавидящие друг друга до невозможности не были так близки как сейчас. Как бы странно это не звучало, но послужила этому ни как не великая цель спасения мира, а банальный удар по ...
   Но видимо Творец или Судьба были против и великому союзу не суждено было родиться. Но может просто еще не время? Кто знает?
   Все планы расстроило банальное нападение нечисти.
   - О, Спаситель, их больше тысячи! - Раздался голос со стены.
   В связи с тем, что деревенька стоит тут уже довольно таки давно, а деревенские жители всегда отличались огромной ленью, почти все деревья в радиусе двух километров от стены были вырублены. Что позволяло издалека увидеть приближавшуюся опасность. Десятки темных ручейков потекли из лесной мглы с восточной стороны и устремились к деревне.
   Мужики начали хватать оружие, женщины детей. Вся площадь наполнилась криками, люди устремились к церкви.
   Основной массе псов нужно было преодолеть еще около трехсот метров, когда вожак уже собирался перемахнуть через стену. Это был особый зверь. Если остальные псы были большими, то этот был просто огромен. Человек, которому случалось видеть здоровенного откормленного бегемота больного бешенством в буйной форме, поймет, что такое вожак стаи "Предрассветного ужаса". Гора мышц, пасть способная заглотить среднего представителя семейства коровьих, без предварительного пережевывания. Лапы величиной в три человеческих руки, когти под стать остальному. Машина смерти воплоти. Вдруг в самый последний момент, уже перед самым отрывом от земли этот самый "холм переросток" резко выставил передние лапы и попытался затормозить, но так как скорость была огромная, у него не получилось, и он со всего маху врезался в стену. Правда перед этим пару раз перекувыркнулся через голову и чуть не откусил себе хвост, который так и норовил попасть ему в пасть. Зверь вскочил, не обращая внимания на свое падение, повернулся к остальным и завыл. Этот вой был странным, он больше походил на щенячий визг, в который были намешаны: страх, обида, досада, стыд, боль.
   Свора остановилась. Затем раздалось рычание, которое подхватили все остальные. Псы непонимающе смотрели на своего вожака. Такого позора их стая не видела еще никогда. Как он смеет еще что-то приказывать, по всем правилам он давно должен был прокусить себе живот и умереть в бесславии. Но тот вновь завыл и начал пятится от стены, сильно раздувая ноздри и вдыхая воздух. Его примеру последовали остальные, и произошло, что-то странное, псы начали выть как щенки и бросились обратно в сторону леса.
   Со стен раздался нервный более чем полутородесяточный громкий Ик.
   Первые псы уже достигли деревьев, когда из чащи показались три фигуры, как ни странно фигуры были одеты в белые одежды, а на груди у каждого красовался огромный золотой круг, видимый издалека.
   - Инквизиция, инквизиция, нас спасут! - Не умолкали дозорные.
   Вся деревня как один радостно закричала.
   - О, папа мой - Дьявол, видимо даже нашего общего опыта тут будет не достаточно, если они костер и серебряный кол, обложенный розами, считают спасением. Делич извини, но я отказываюсь работать в таких условиях.
   - Опять ничего не понимаю, как они здесь оказались, ведь ни один гонец не добрался? - Промолвил священник.
   Мужики скорее побежали открывать ворота, если прибыла святая инквизиция, бояться нечего, даже Повелитель мертвых не выстоял, куда уж там каким-то псам. Кто-то помчался за хлебом с солью. А все остальные выстроились у ворот.
   - Малька, ну где ты там, тащи каравай скорее, а то еще обидятся. - Закричал кто-то.
   Пока жители, используя руки ноги и весь подручный материал, проталкивались в первые ряды толпы собравшихся у ворот, чтобы первыми узреть картину разгрома нежити, небольшая очередь собралась и у путника привязанного к дереву. Там тоже происходила потасовка, правда ее участниками были слегка странного вида создания.
   - Делич, у меня зубы острее, я быстрей веревки перегрызу. - Кричал Сер отпинывая мыша от рук человека. Дело усугублялось тем, что Бублик уже ухватился пастью за веревку захватив, правда и немного плоти человека и никак не хотел отпускать.
   - А у меня когти длинные. - Возражал Сем, нанося очередной удар по хребту демона.
   - Ааааа! - Не выдержал путник, когда демон, наконец, оторвал сына Смерти и племянника Тьмы от веревок, правда он так и не разжал пасть, собственно против этого и выражал свой протест Делич.
   - Делич, так не честно, я первый подошел. - Хныкал выплевывая куски окровавленных веревок Бублик которому почему-то доставалось больше всех.
   - Да вы еще в карты разыграйте, кому меня освобождать.
   - А точно давайте в карты, - Обрадовался архангел.
   - Эээ, нет, я с тобой играть не буду. Всем известно нет более подлого противника в картах, чем архангел. Вы настолько гнусны, что даже нас демонов, королей обмана обманываете. Разве можно так правила нарушать. Куда ваш Недремлющий только смотрит, это же большой грех - обманывать.
   Архангел на это что-то возразил. Общий смысл его фразы заключался в том, что обмануть демона это не грех, а даже совсем наоборот великое дело достойное истинного ангела, но Делич не слушал. Он тихо подозвал к себе Бублики и тот его освободил.
   Увидев свободного Делича, архангел и демон забыв о своих распрях, вместе накинулись на Бублика, прятавшегося за спиной человека и попытались его хорошенько проучить, за то, что тот воспользовался моментом, когда два высоко интеллигентных господина обсуждали вопросы морали, в своих гнусных целях. В ходе потасовки больше всего почему-то досталось Деличу, пытавшемуся их разнять. В итоге ему все же это удалось.
   - Так, а ну быстро попросили прощения. - Сказал путник, поглаживая то место на руке, где раньше находился небольшой кусочек кожи, так немилосердно вырванный во время отрывания мыша от веревок. - Это я Бублику позволил, и вообще вы должны меня охранять, а тут, пытаясь проучить мыша, чуть не убили.
   На что, два пышущих гневом зверя только покосились на Бублика, все еще прятавшегося за широкой спиной человека, которого спас. Черный выглядел очень обиженным и довольно сильно потрепанным, хотя демон насколько помнил почти ни разу его не достал, да и Сем тоже.
   - Хорошо, прости нас мы не специально.
   - Да брат ЛИЧ, прости нас. - Ангел выглядел действительно расстроенным.
   У Делича пропал дар речи.
   - А мне вы ничего не хотите сказать?
   - Сам виноват.
   - Сын мой, согласись, ты в данном случае поступил не разумно.
   Тут Бублик за спиной у путника застонал и вышел, держась за спину.
   - Деличь, вот видишь, а я тебе говорил, что им от тебя нужно только ОДНО. Пошли от сюда, посмотрим, чего там показывают то.
   Как только Делич подхватил Бублика на руки и направился в сторону ворот. Обиженный и потрепанный мыш злорадно улыбнулся и показал свой здоровенный раздвоенный язык, двум истинно раскаивающимся друзьям. После чего преспокойно расправил крылья и взлетел на ходу о чем-то, беседуя с путником.
   - Нет, ты это видел, ах он, да я ему... - Сер был похож на закипающий чайник от переполнявшего его праведного гнева.
   - Ничего, как говорит Недремлющий: "Хорошо смеется тот, кто смеется сидя на трупе противника". - Злорадно высказался Сем.
   - Знаешь, а мне начинает нравиться этот ваш страдающий бессонницей.
   Сквозь открытые ворота вся деревня увидела странную картину.
   Один из инквизиторов нес огромный черный горн, в который и затрубил... Все ожидали услышать великую мелодию, под которую воины инквизиции всегда бросались в бой. Но вместо этого над округой опять прозвучал знакомый страшный протяжный вой, пробирающий до костей. Услышав, его псы остановились, упали на землю и начали ползать по ней на животе. Ластиться и вилять хвостами как нашкодившие щенки. До людей стало постепенно доходить: кажется, что-то случилось.
   Лишь кто-то в толпе не унимался:
   - Малька, ну где ты там, Дьяволово созданье?
   - А где же войска, где великие инквизиторы? - Спросил кто-то.
   Делич, наконец, добрался до толпы и встал в задних рядах. Но он был один.
   Меж тем вновь раздался протяжный вой, издаваемый горном, псы поднялись и устремились к фигурам.
   - О, Спаситель, они же сейчас их разорвут. - Вскрикнула находящаяся в толпе девочка.
   - Вот, Дьявол, дождались помощи, кто еще кому помогать то будет. - Промолвил лесоруб, державший до этого Делича.
   - Смотри-ка, а мой папка и здесь известен. - Усмехнулся демон. - Это получается, что я сын звезды, а, следовательно, тоже звезда.
   - Звездунок ты, а не звезда, помолчи Сер. Ты не видишь, что ли у людей проблемы какие-то.
   - Я дико извиняюсь, дети мои, но видимо проблемы и у нас тоже.
   - Да какие там проблемы, подумаешь кучка недоделанной нежити. Тоже мне проблема. У нас с собой вон целый верховный лич, так что кто кого еще бояться должен. - Закончил красный.
   - А ты чего молчишь, Бублик, что скажешь это ведь по твоей части. - Удивился Сем.
   - Ну-у-у в о-о-общем э-э-э-э.
   - Что-то его это э-э-э-э не внушает доверия. - Прищурился демон.
   - Бублик, мы ведь правильно думаем, раз ты верховный лич, значит, нежити нам бояться нечего правильно?
   - Да...
   - Фув, а то я уже переживать начал. - Выдохнул Сем.
   - Так сейчас Бублик пойдет охоломит этих щенков, да по будкам их рассадит...
   - Э-э-э...
   - Бублик, не нужно благодарности, да мы в тебя верим и нечего удивляться, а затем, наконец, нормально поговорим с этим недоделанным инквизитором, у которого видимо было очень трудное детство. - Предложил демон.
   - Клянусь Недремлющим у него и старость будет такой.
   - А-а-а...
   - Кажется, Бублик хочет что-то сказать. - Встрял Делич.
   - Ну чего еще там?
   - Вы уж простите да, нежити нам со мной бояться не нужно, но только обычной, а это не обычные псы, я не могу им приказывать, они меня чувствуют, признают старшим, но до жизни бояться обладателя того вон горна, видимо этот горн не простой. Короче пока они еще бояться, но через некоторое время после еще нескольких таких гудков, я боюсь, что и я им не буду преградой.
   - И ты молчал, признайся ты специально, Делич ты заметил это, ты запомни, я как истинный герой ни щадя себя, уже придумал план нашего спасения, а этот личенок специально скрыл важную стратегическую информацию. Грязно играешь Бублик.
   - А-а-а...
   - Так, значит, проблема все же есть. Интересно, а жители деревни знают, что это не их любимая инквизиция?
   -Братья, раскройте очи свои, это же слуги Смертовы, а не инквизиция. - Закричал батюшка.
   - Малька, ты, куда каравай тащишь, дура ты такая, не видишь что ли, что это вороги поганые? А понарядилась то как, бесстыдница.
   Мужики кинулись закрывать ворота.
   - Братья мои, ведите детей и женщин к церкви, берите оружие, видимо сегодня будет последняя битва, нас ждет судьба Дебрянок. - Промолвил с грустью в глазах священник.
   Женщины завыли и начали бросаться на шеи мужей, дети жались к их ногам. Все находящиеся в деревне прощались друг с другом и обнимались. Каждый пытался найти хоть какие-нибудь последние слова. Кто просил прощения, кто клялся в любви. А кто с криком: "Не сдадимся ворогам поганым", - тащил самое ценное - давно припрятанные в погребе бутыли с самодельным спиртом, не пропадать же добру.
   - Прости меня, я должен тебе кое в чем признаться. - Сказал мужик грозного вида с огромными вилами в руках, прижимая свою жену.
   - Слушаю.
   - Я тебе изменил с нашей соседкой Марькой.
   Жена с зареванными глазами, еще сильней прижалась к нему и промолвила:
   - Я тебя прощаю, все равно скоро умирать.
   Муж уже приготовившийся получить здоровенный фингал, чуть не подавился.
   - Спасибо, ты чудо, но я тебе изменял еще и с Дарьеной, твоей двоюродной сестрой.
   У жены округлились глаза, и она бросила гневный взгляд на женщину стоящую рядом.
   - Ну что ж, я тебя прощаю и за это.
   - Фу, ну тогда прости еще и за ... - И любящий муж начал перечислять длинный список, в который входила практически вся лучшая, т.е. женская половина деревни. Стоит сказать, что к концу списка на него смотрела практически вся худшая, т.е. мужская половина деревни, причем с нескрываемой ненавистью.
   Жена же в течение нескольких минут не могла сказать ни слова, но, видимо вспомнив, что все равно скоро умирать, а там Спаситель всем воздаст по заслугам, все же сказала:
   - Хорошо, я тебя прощаю.
   - Ну, вот и прекрасно. - Сказал мужик, обнимая свою жену, - Теперь и умирать не страшно.
   Женщины начали, было собираться возле церкви. Как над деревней вновь раздался трубный вой. И уже с западной стороны леса показалась фигура в белой рясе.
   - Инквизиция, инквизиция, нас спасут! - Опять кто-то закричал на стене.
   - Цирк, а не деревня. - Высказал общее мнение Сер.
   Мужики, только только приладившие пятисот килограммовый ствол дерева используемый как засов на воротах, бросились его снимать. Убежавшие бабы поспешили занять свои места.
   - Эй, Малька, ты, куда каравай потащила, дура ты этакая, не видишь, что ли что спасители наши прибыли? И принарядись давай, может какой слепой среди них есть, глядишь, наконец, удастся тебя пристроить, горюшко ты мое.
   - Стойте, стойте. Да что ж это твориться то? Зачем спасать то, не нужно спасать, я готов сам драться. - Запричитал горе муж. К нему уже пробивалась жена со здоровенной скалкой.
   Фигура же вышедшая из леса остановилась и неудомевающе посмотрела на мечущихся перед стеной псов. Это был невысокий мужчина, лет тридцати на боку у него висела огромная черная книга. Затем он что-то крикнул, замахал руками и из-за его спины прямо из лесной мглы появились стройные ряды нежити. Кого тут только не было: и вампиры и горгульи и оборотни... После чего они все выстроились в небольшие квадраты, состоящие каждый из отдельного вида мертвяков. А над каждым квадратом взмыли в небо черные знамена с изображением перерубленной стрелы.
   - О, спаситель это же Мертвый легион. Но как? Мы же его уничтожили. - Зашептал Священник. - Этого просто не может быть. Братья, Спаситель отвернулся от нас, драться нет смысла, мы сильно нагрешили. - Кричал он, бегая перед воротами и дергая всех за одежду.
   - Да, видимо с Марькой, это я уже зря. - Не сдержался мужик.
   - Но я не хочу умирать так, я не хочу становиться безмозглым зомби. - Священник подбежал к бочкам с топливом для резака стоящим рядом. - Вот, вот он путь настоящего праведника, братья нам поможет только сила очищающего огня. Примите же волю Спасителя и следуйте за мной. - Священник схватил огромную бочку и опрокинул на себя. Вся деревня с радостными истерическими криками кинулась к бочкам. Подбадривая друг друга, они начали обливать его сильно пахнущей жидкостью. - Этим поступком, мы заслужим прощения Спасителя, мы докажем, что наша вера крепка. - Кричал священник, не замечая ничего вокруг. - Я, как ваш наставник, покажу вам путь, а вы ничего не бойтесь и следуйте за мной. - Распинался он. Некоторые мужики тоже стали натираться горючим. Пуще всех этим занимался герой любовник.
   Делал он это, весело пританцовывая и напевая довольно странные слова:
   Прибыл Мертвый легион
   Пусть погубит всех нас он!
   Деревня начала впадать в религиозный экстаз. Наверно каждый верующий человек, когда-то мечтал совершить подвиг, чтобы доказать свою веру. Правда в полнее виной всему может быть и бональный страх перед И постепенно мокрыми стояли все. А священник уже раздавал всем факелы и поджигал их.
   - Нет, Делич, признаться когда я собирался с тобой в поход, я конечно подозревал, что будет что-то интересное, но чтоб на столько! Это ж надо придумать такое - очищающий огонь, да если б огонь очищал у нас в аду одни святые бы остались, а мой папа был бы чище младенца, только родившегося на свет. А я, кстати говорил, что он святой человек, а вы не верили.
   - Святой Дьявол - это нужно записать. - Вставил, смеясь, Бублик.
   - Да, вот бы у нас так в огонь люди сами бросались, это ж на сколько производительность труда повысилась, хотя с другой стороны скучно бы стало. - Не унимался Сер. - Слышь, Сем, а давай мы тебя тоже подожжем, глядишь, святее своего Недремлющего станешь? А что, послушай, как звучит: "Бог Сем - Подгоревшая Задница", ну или там "Сем опаленное перо".
  
   - Еще хоть слово и я тебя ускоренным путем поведу к свету и добру. - Ответил на это Сем.
   Меж тем над деревней в третий раз грянул горн. И уже с южной стороны показались фигуры в белых рясах с изображение знака Спасителя на груди. Но горн вместо протяжного внушающего страх воя играл довольно бодрый марш, который так и тянул совершить подвиг.
   - Инквизиция, инквизиция!!! Нас спасут?! - Сам удивился юноша на стене своим словам.
   На этот раз кто-то не удержался и все же запустил по бедному глашатаему здоровенным булыжником. И этот кто-то весь в вонючем, быстровоспламеняющемся веществе оббегал уже третий раз вокруг толпы, уворачиваясь от ударов, наносимых огромной скалкой.
   - Женушка, любимая, ну шутил я, понимаешь, шутил. - Кричал он, потирая ушибленную спину. - Ничего не было, честно, честно. А-а-а-а-а. - Видимо скалка все же угодила в нужное место, так как руки мужчины опустились, прикрывая самое ценное, что отличает война от "не война" - умную и смелую голову.
   - Ух, хорошо у нее поставлен правый хук. - Все удивленно восклицал демон, увлеченно наблюдая за семейным мордобоем. - А это будет даже повеселее чем запускание красных муравьев в печень. Да и наматывания кишок на вертел поскучнее будет.
   Бублик еле сдержал рвотный порыв.
   - Сер, не мог бы ты при себе держать эти увлекательные подробности. - Попросил Делич.
   - Тьфу. - Протянул демон. - Подумаешь, это разве подробности, вот слышали бы как кричат обычно, когда с человека живьем сдирают кожу. - Злорадно улыбаясь, вспоминал красный.
   - Сер, сейчас получишь!
   - Фу, как с вами скучно.
   А отряд, показавшийся с юга, все прибывал. Теперь уже становилось понятно, что прибыла настоящая инквизиция, а когда появились конные всадники, по деревне прокатился вздох. Это могла быть только личная гвардия Верховного. Лишь его коники имели позолоченные шлемы, и огромные плащи с вышитым кругом за спиной. Войска церкви начали выстраиваться перед деревней, причем псы "Предрассветного ужаса", сновавшие до этого почти возле стены, отступили ближе к восточной стороне леса. Между войнами Спасителя, Мертвого легиона и "Предрассветного ужаса" появилось пустое место величиной с квадратный километр.
   Впереди строя инквизиции показалась тучная фигура в белой рясе. Осознав, кто это, у людей в деревне подкосились ноги.
   - Сам Верховный прибыл нас защитить. - Шептались все.
   А три довольно крупных войска непонимающе смотрели друг на друга.

Мертвый легион.

   - Дениэль, а ты спрашивал, зачем мы тащим все войско. Вот и ответ. - Проговорила Андра.
   - Ох, сейчас Верховный голову ломает, почему это мы не корчимся от боли под солнечными лучами. - Рассмеялся вампир. А на его плечо села огромная черная летучая мышь, почувствовав радость хозяина, она начала верещать, махая большими перепончатыми крыльями, и скалить зубы, показывая всем свои белые клыки.
   Сурьен - некромант в белой рясе, рассмеялся:
   - Да, раньше на "Полог тьмы" у нас при битве днем уходило много сил, чтобы прикрывать мертвых от солнца, но теперь то я найду ей лучшее применение.
   - Смотрите, на этот раз главный "святой" превзошел даже себя. Это, каким же нужно быть недальновидным, чтобы додуматься притащить на бой с мертвыми "Предрассветный ужас"? - Удивился Дениэль.
   - Ну, не такой уж он и тупой. - Отозвался огромных размеров оборотень. - Они видимо нашли "Зов мертвых", вон видите в руках у того инквизитора золотой горн? Боюсь, на этот раз мы влипли окончательно.
   - Чего еще за "Вой мертвых"? - Пробасил Дэб.
   - Не "Вой", а "Зов". Это старинный артефакт, созданный одним из сильнейших некромантов времен трехсотлетней войны. С его помощью можно управлять низшей нежитью. А половина нашего немногочисленно воинства именно низшие.
   - А они, кроме того, почти всех послушников из столицы притащили, вон смотрите, ажно рябит в глазах от их белых ряс. - Не выдержал Дэб.
   - Стойте, что-то тут не так. Они же не могли знать, про то, что мы получили силу, вон какие рожи у них удивленные? Если псами управляют инквизиторы, то почему вывели их на свет без прикрытия? - Задумался Сурьен.
   Тут из лагеря инквизиции выскакал рыцарь, размахивая голубым флагом - предложение переговоров.
   - Хозяйка, они хотят говорить. - Прорычал Дэб.
   - Все становится интереснее. - Подал голос Сурьен. - Андра, давай послушаем их, а надрать им рясы мы всегда успеем.
   В тот же момент девушка в огромном черном плаще, фигура которой излучала власть и силу, взмахнула рукой, и над мертвым войском взмыл голубой флаг.

Ставка инквизиции.

   Верховный, окруженный несколькими жрецами первого класса, стоял во главе своего войска.
   - Это, что такое? - Орал Верховный на жрецов, указывая на Мертвый легион, стоящий при свете дня, - Это что такое, я вас спрашиваю? Почему никто меня не предупредил, где спрашивается были чувствующие? Всех казню, всех на кол. Откуда у них "Предрассветный ужас", да что ж это твориться? Где "Темный полог", почему они не сгорают замертво? Вы хоть представляете себе, что нам придется испытать на себе всю мощь некромантов. Их теперь ничто не будет отвлекать, от создания своих смертоносных заклятий. Это как воевать с мертвыми ночью. Последний раз, когда состоялась такая битва, мы потеряли больше двадцати тысяч послушников, и это не считая войнов. А некромантов было всего около двух тысяч. Вы понимаете, соотношение было один к десяти? А сейчас, когда мы с собой взяли всех послушников из города у нас с трудом набирается тысяча. А еще эти псы, магия Спасителя против них почти бессильна, тут нужно только серебро, а следовательно войска. Причем на каждого пса как минимум нужно двух конных и двух пеших. Сами мертвые от них отказали из-за того, что они не управляемы и на их усмирение приходилось тратить много сил, причем военных сил. А у нас всего около трех тысяч конных и четырех тысяч пеших из них тысяча лучников. Конечно - это элита и мы победим, но какой ценой?
   - О, Великий, мы не знаем, как им это удалось, чувствующие молчат, никаких темных заклятий не было.
   - Нужно было брать все войска. - Выдохнул Верховный.
   - Великий, я не могу понять, - обратился один из советников к Верховному. - Кто эти жрецы, что управляют "Предрассветным ужасом"? Неужели это предатели.
   - Еще ни разу помазанники Спасителя не предавали его, видимо опять уловки мертвяков. Да, не ожидал я. Почти тысяча предрассветных псов - это огромная сила. Да еще эти в рясах, как они смели предать меня, сам лично сдеру с них шкуру. - Выбрасывайте голубой флаг, поговорим с ними, я хочу понять, что они тут забыли, откуда псы и что это за циркачи.
   Послышались голоса, отдающие приказы и показалась конник, размахивающий полотном небесного цвета.
   Через некоторое время, то же проделал и вампир небольшого роста из вражеского войска верхом на огромном черном коне, хотя конем это было назвать трудно.
   После чего от людей отделились четыре фигуры ехавшие верхом и направились к месту переговоров, на встречу им выехали и четверо от не живых. Парламентеры остановились в центре нейтрального треугольника, вершинами которого являлись три войска.
  
   Послы спешились, вперед выступили предводители обоих войск.
   - Приветствую тебя, отродье предательницы людского рода и мертвого.- Улыбаясь, обратился Верховный к Андре. После чего он сделал огромный поклон и развел руками, как бы извиняясь за свои слова, но злорадная улыбка на его губах говорила об обратном.
   - И тебе того же, "последняя надежда людского рода". - С сарказмом ответила девушка. Сзади послышался сдавленный смешок вампира.
   Верховный же продолжал, как ни в чем не бывало:
   - Не знаю, что вам тут понадобилось, да и это не столь важно, важно то, что вы мертвые не имеете никакого права, находится в мире живых. Но вы здесь. И клянусь моей верой в Спасителя я это исправлю. Хотя перед тем как вас уничтожить я все же решил выяснить, что же вас заставило появиться здесь с последними, нужно сказать немногочисленными, силами. Нас в несколько раз больше, со мной почти все послушники из столицы, вся моя личная гвардия. Вам не пройти, даже с учетом той тысячи предрассветных псов и ваших новых способностей. - он посмотрел на оборотня прикрывающего глаза от ярких солнечных лучей. - Ну и тем более вам не помогут ваши шуты и их маскарад. - Верховный кивнул в сторону трех застывших фигур в белых рясах, находящихся в центре огромного круга образованного псами ужаса. Фигуры не двигались и стояли, смотря куда-то в сторону, как будто происходящее на поле их совсем не касалось. А псы же напротив ходили кругами и постоянно кидали голодные взгляды на поляну, причем эти взгляды были адресованы обоим войскам.
   - Как ты смеешь так разговаривать с истиной правительницей этих земель. Это мое королевство по праву рождения. И я могу находиться здесь в любое время. - глаза Андры засветились гневом.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"