Маранин Игорь, Аболина Оксана: другие произведения.

Убийство в Рабеншлюхт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Авторы: ОКСАНА АБОЛИНА, ИГОРЬ МАРАНИН
  
  
  Предисловие
  I
  
  К тому моменту, как в коридоре резко и протяжно взвыл звонок, в моем лексиконе вообще не осталось приличных слов. Только редкостные заковыристые буквосочетания - по три, по четыре, по пять штук в ряд. Их было настолько много, что мне чудилось - еще немного и взорвусь, если не выплесну их наружу. Но приходилось терпеть, заткнув их шомполом здравого смысла в глотку - в углу кухни сидел, съежившись, соседский Васька. Загнать его в свою комнату мне мешала сопливая интеллигентская слабохарактерность. Жалко было, засранца. Братан перед тем, как уйти в путягу *, сообщил ему потрясающую для неокрепшего детского невротического сознания новость - что с кладбища, которое видно из окон нашей квартиры, приползают покойнички, они, дескать, проникают сквозь невидимые щели, когда никого нет дома, и утаскивают с собой в могилы маленьких детей. Я ожесточенно драила плиту и думала все, что я скажу Севастьяну, Васькиному братану, когда он заявится. И плевать, что он меня слушать не будет, а только осклабится в кривой дурацкой ухмылке. Так и хочется всегда вмазать половой тряпкой по этой идиотской роже. Но - черт побери! - у нас в стране демократия. И для дебилов, к сожалению, тоже. Только тронь придурка - мамаша расплещется, как море широко, по родной русской речи. А застревать на коммунальной кухне, выясняя с ней отношения - да еще чего, обойдется! Только помимо демократии у нас все же есть еще свобода слова. Так что, много хороших слов услышит Васькин братан сегодня. И пусть мамаша только что вякнет - буду я тогда нянчиться с перепуганным до полусмерти недомерком, как же! Сама пущай с ним сидит, пока садик на карантине.
  
  Но напуганный Васька - это совсем не беда еще. Это так, маленький довесочек ко всем прочим радостям. Вы и вообразить не сумеете, как начался мой сегодняшний день. Разумеется, не сможете. У современного горожанина - про деревенских разговор вообще не идет - воображалки не больше, чем извилин у курицы. Кстати, а это интересно: сколько у курицы извилин? Я уж, было, собралась лезть в холодильник проверить, но вспомнила: а-а-а, в последние годы кур продают лишь безголовых. Черт побери, ну что это такое? Поветрие прямо: мода на безголовость даже на кур переметнулась. Ну и шут с ними.
  
  Да, так вот. Утро мое началось, как всегда, в два часа дня... А сейчас пять. И уже столько всего случилось. Самое скверное - винт сдох. На этот раз окончательно и бесповоротно. Вздохнул в последний раз и, не дождавшись, пока я сниму с него хоть какую инфу, окочурился. А я-то уж, дура, тянула-тянула-дотянула, надо было раньше думать. Неделя работы - псу под хвост. Да-да, тому самому соседскому Хану-засранцу, за которым хозяйка не убрала и на работу унеслась, она, видите ли, опаздывает - а Петрович в эту лепешку вляпался. И ладно бы скандал устроил - мол, кто у нас в квартире дежурный. Я бы ему сказала насчет дежурного. Все бы сказала. Но он же разнес дерьмо по всей квартире. А убирать-то все-таки мне. И это уже два. Потому что - раз, это был винт, не забывайте о нем. И где деньги доставать на новый - убей Бог, не знаю. Жалкая тыща, но уже по три раза у всех денег переодолжено. А сегодня сдавать корректуру - ага, выйдет у них газета без опоздания, как же. Короче, три - это то, что хоть никто этого еще не знает, - а я теперь без работы. И сидеть на бобах для меня сейчас - мечта розового идиота. Потому что кроме безголовой курицы у меня в холодильнике ничего нет, и в ближайшее время не предвидится. А еще четыре - пока я со всем этим разбиралась, - не заметила, что у меня труба на батарее лопнула. И озеро разлилось на полкомнаты. Паркет - словно Парнас - дыбом встал. А пять - это то, что ввинченную вчера в ванной лампочку кто-то ночью опять на перегоревшую поменял, а меняет у нас их в квартире дежурный. Но фиг они от меня третью на этой неделе дождутся. Все же устрою я им вечером головомойку на коммунальной кухне. И все скажу, все поведаю, что думаю. А шесть - это Васька, который сидит, ноет, дрожит от страха и думать не дает. А мне сейчас очень крепко подумать надо, как выкрутиться с деньгами. И где халтуру найти хотя б на ближайшие дни. И чтоб при этом денег в кредит хоть пару тыщ на винт кинули. И не надули бы - ха! Где теперь в хаосе развивающегося капитализма такое найдешь? Вот удивительно - почему у народа если и есть на что воображение, то исключительно на то, как надуть ближнего своего, а потом сбегать в церковь, свечку для очистки совести поставить, и - с новыми силами - вперед, и с песнями, в атаку на нищих лохов, обремененных семьями. Меня, слава Богу, эта радость миновала - хоть за себя только отвечаю. От моей глупости, кроме меня, любимой, никто голодать не будет.
  
  И вот - звонок. Перебрав в уме всех, кто мог придти в такое время, мягко говоря - неурочное, прихожу к выводу, что только соседи снизу. По поводу протечки. Водопроводчик не мог. Он никогда не приходит в тот же день, что вызывали. А значит, я делаю решительную зверскую рожу, сжимаю для острастки в кулаке самый длинный хозяйственный нож, и иду, страшно цыкнув зубом, на увязавшегося хвостом Ваську, открывать. Но он, сукин сын, все равно предпочитает идти за мной следом, чем сидеть в одиночестве. Я с ножом и зверской рожей предпочтительней гипотетических покойников. Дурак ты дурак, Васька, когда ты поймешь, что страшнее человека, нет ни зверя, ни нечисти?
  
  Открываю дверь, а там...
  
  II
  
  Вряд ли есть что-то более жалкое, чем ужимки старого ловеласа. В такие моменты Индюков ненавидел сам себя. То, что в юности было игривой улыбкой, падая в зеркало, оставляло нынче за собой блеклый морщинистый след. А главное, эта зализанная редкими волосами лысина! Она портила все. Ему бы пышную шевелюру, пусть даже с редкой сединой - утомленный поэт ищет свою Музу - но, увы. Лысина расползалась по голове, упрямо завоевывая все новые и новые территории и плевать ей было с высокой макушки на душевные муки поэта Индюкова. Поэта... Если не кривить душой хотя бы перед собою, то какой из него поэт? Несколько десятков юношеских стихов - сырых, но с претензией на оригинальность рифм и образов - вот и все его поэтическое наследие. Лермонтов, ёкэлэмэша...
  
  Молю тебя, молю, хранитель мой святой,
  Над яблоней мой тирс и с лирой золотой
  Повесь и начерти: здесь жили вдохновенья!
  
  Умел, Михаил Юрьевич, умел, а он... Не жили с ним вдохновения уж лет пятнадцать, как минимум. Девочки, что когда-то восторгались его талантом, выросли и вышли замуж за брокеров и коммерсантов. В крайнем случае за менеджеров среднего звена... Тьфу! Как звучит-то противно для поэтического сердца - менеджер среднего звена. Индюков презрительно плюнул под ноги и только тут заметил, что подошел к старому, почти заброшенному, кладбищу. Обошел убитую безголовую ворону, лежавшую прямо на дорожке, машинально перекрестился, хоть верующим и не был, и двинулся вдоль железной кованой ограды по направлению к Кулацкому поселку.
  
  - Удобно жить, - забормотал под нос Индюков. - Жить удобно....последний путь будет краток...
  
  Он вертел эту фразу и так, и эдак, но шутка про жилье по соседству с кладбищем никак не складывалась. Ах, какие раньше были шутки! И ведь само... само откуда-то бралось. Экспромтом. А сейчас приходится придумывать заранее. Хорошо еще до парика не скатился. Нет...никогда... Это все равно, что выдавать чужие стихи за свои. А чужое брать поэту Индюкову гордость не позволит. Подписаться под чужим сочинением все равно, что публично в импотенции признаться! Ёкэлэмэша...
  
  Нужно все же начать разговор с шутки. Хорошая смешная шутка разрядит напряженность, все-таки столько лет не виделись. Что-нибудь вроде:
  
  - А ты неплохо устроилась - кладбище рядом...
  
  Тьфу! Далось ему это кладбище!
  
  Навстречу Индюкову вдоль ограды неторопливо двигался мальчишка лет шестнадцати с огромной шевелюрой рыжих кудрей. В ушах, как ныне водится, спрятались наушники - вид у юноши был озорной и веселый. По-хорошему хулиганский был вид, стильный. Индюков завистливо посмотрел на паренька, машинально снял кепку и пригладил ладонью редкие волосы.
  
  - Васильковый переулок далеко? - спросил он, поравнявшись .
  
  - Какой номер? - остановился тот. - Тут все дома как попало разбросаны.
  
  Индюков вытащил из кармана листок с адресом.
  
  - Шестнадцатый...
  
  - А... - обернулся парень и указал рукой вдоль дорожки. - До угла дойдете, там направо и первый дом от кладбища. Там еще ментовка рядом, не пройдете.
  
  Пройти мимо, действительно, было трудно. У ментовки орала целая толпа пьяных мужиков, пытаясь впихнуться в помещение. Как ни странно, мент, стоявший в дверях - здоровенный и наголо выбритый сержант - казалось, был не особо этим обеспокоен. Он лишь не пускал толпу внутрь, что-то терпеливо объясняя особо горластым и настырным. Осторожно обойдя пьяных, Индюков свернул за угол, обошел дом и направился к дальнему подъезду. Остановился, поставил на пустующую у подъезда скамейку полиэтиленовый пакет с бутылкой шампанского и коробкой дешевых конфет, и, достав сигарету, закурил.
  
  Какая-то бабка выползла из подъезда, подслеповато прищурилась и, шамкая беззубым ртом, поинтересовалась:
  
  - Ты шлучаем не новый шантехник?
  
  Индюков поморщился и отрицательно покачал головой.
  
  - Шошедей-то наших опять, говорят, шверху затопили, - сообщила ему бабка. - Ох, и беда ш этими из вошемнадцатой! Так ты точно не шантехник?
  
  - Нет, я не Байрон, я другой,
  еще неведомый избранник,
  как он гонимый миром странник,
  но только с русскою душой, -
  усмехнувшись, продекламировал Индюков.
  
  - Чаго? - удивилась бабка. - Чаго ты шказал?
  
  - Это не я, - ответил Индюков обескураженной старушке и шагнул мимо нее в подъезд. - Это Лермонтов.
  
  И только в подъезде понял, что ему как раз и нужно в "вошемнадцатую". Поднялся по разбитым ступенькам лестницы, осторожно взялся за висевший на оголенном проводе звонок и нажал кнопку.
  
  Не открывали долго. Уже хотел развернуться и уйти, как дверь внезапно распахнулась и на пороге возникло нечто растрепанное и свирепое с огромным ножом в руках. В первый момент Индюкову даже показалось, что с ножа капает кровь. Воображение тут же дорисовало ужасающую картину: расчлененный труп в квартире, безумная ночная оргия, закончившаяся поножовщиной, лужи крови по давно немытому полу...
  
  - Это ты новый сантехник? - рявкнула на него женщина. Да-да, это была все-таки женщина, вон и пацаненок маленький из квартиры выскочил, прижался к ее ноге. - Что ж вы сволочи с нами делаете? Когда еще батарею обещали поменять?! Кто мне тут клялся-божился осенью, что до Нового года все сделают, а? Не ваше начальство? И кто теперь отвечать будет?
  
  Вид пацаненка и посыпавшиеся градом вопросы слегка успокоили Индюкова. Мыльный пузырь воображения лопнул, окровавленные трупы испарились, а нож оказался девственно чистым. Более того, Индюкова вдруг посетила странная мысль, что эта женщина и есть та, к которой он шел. Как ее? Нина? Нана? Нет, Нана это группа была, когда он зубной пастой в девяностые торговал. Хорошее было время, только безденежное.
  
  Поэт, торгующий пастой зубной,
  о чем ты мечтаешь на хладном ветру?
  
  Мда...не Лермонтов. Даже не Индюков - тот, который ранний. Но девушкам нравилось. Тогда еще девушкам нравилось.
  
  Женщина с ножом тем временем не унималась.
  
  -..я его самолично засуну головой в...
  
  - Нина здесь живет? - не будучи полностью уверен, что видит перед собой ту, к которой пришел, осторожно прервал ее Индюков. Он все еще с опаской косился на нож, кто их знает, этих жителей Кулацкого. Самый криминальный район в городе, говорят.
  
  - Какая еще Нина? - запнувшись на очередной угрозе, растерялась женщина.
  
  - Э...или Нана?
  
  - Нонна! Я Нонна. Чего надо?
  
  - Иван, - покосившись на пацаненка, произнес гость. - Иван Индюков, поэт. Помнишь?
  
  - Индюков? - уточнила женщина. - То есть ты не сантехник? Нет, не помню.
  
  - Ну, как же! - растерялся гость. То, что его запросто могут не узнать, как-то не приходило в голову. - Мы с тобой в одном лито занимались - "Тонкое перо". Вспомнила?
  
  - Сигареты есть? - неожиданно спросила Нонна.
  
  - Конечно! - Индюков выдал самую обаятельную улыбку на которую был способен. Достал из кармана сигареты, эффектным щелчком выбил из пачки ровно на четверть сигарету и протянул хозяйке.. Пацаненок отчего-то захныкал и спрятался за женщину. Та в ответ хмыкнула и забрала пачку целиком. Закурила, выпустила струйку дыма, убрала тыльной стороной ладони упавшую на лицо прядь и принялась изучающее рассматривать гостя.
  
  - В "Тонком пере", говоришь? - спросила она и потрепала пацаненка свободной рукой по макушке.- Не бойся Васька, это не покойник. Это поэт Индюков собственной персоной пожаловал. Классег отечественной литры. Ну, чего пришел классег?
  
  - Я.. - снова растерялся Индюков. - Я...можно войти?
  
  Вместе с воспоминаниями о канувшем в лету литературном кружке ему вдруг припомнилось, что именно с этой Нонной он никогда не мог поговорить по-человечески. Уж на что у него был подвешен язык, а вот на тебе. Да ладно бы влюблен в нее когда был, так ведь нет. Просто ее дурацкая манера речи...
  
  - Ну, если бутылку принес - проходи, - хмыкнула Нонна и искренне удивилась, когда он достал шампанское из пакета.
  
  III
  
  
  Ах, вы желаете к нам впереться? Ну щас войдёоооооте. В следующий раз крепко подумаете, прежде чем вторгаться на территорию осьмнадцатой квартиры. Мой дом - отнюдь не крепость, и не надейтесь! Что такое жалкая средневековая крепость перед нынешней артиллерией? Мой дом - это бункер, последнее слово современных технологий. Километр железобетона во все стороны. И - ни щёлочки как в допотопном танке, этой примитивной груде бесполезного металлолома. Танк уязвим, мой бункер - вечен.
  
  Сделав зверскую рожу и выставив вперед нож, открываю дверь. Васька сзади вцепляется в штанину моих закатанных до колен треников. И штанина подозрительно начинает трещать. Пацаненок нервничает. Мои предварительные приготовления к приему непрошенных гостей ему явно не нравятся. Я подмигиваю:
  
  - Не бойсь, Васятко, мы им покажем, этим покойничкам! Будут знать, почем фунт лиха у нас с тобой.
  
  За порогом стоит франт. Плешивый, круглый, молодящийся старый хлыщ. Точно не из тринадцатой - там одни дикари. Там цивилизацией и не пахнет. Иногда мне кажется, что в тринадцатой заселились сбежавшие из зоосада год назад шимпанзе. Их ведь так и не нашли, говорят... А этот - этот точно не оттуда. Он явно прямиком из лакейской девятнадцатого века. С распомаженной гладкой улыбочкой, которая, как воск, стекает с лица, обозначая ранние посталкогольного синдрома борозды. Бульдожьи обвислые брыли предательски выдают если и не полный, то близящийся полтинник.
  
  Но что такое: ежели франт - так не мужик, что ль? Мужик! А раз мужик, и раз не из тринадцатой, значит, все-таки водопроводчик. Мало у нас спившихся интеллигентов по котельным да жактам ошивается? Небось, мозги все пропил, пару баб обрюхатил, дождался, что из дому вышвырнули, а теперь за подсобку при нежилом фонде с бомжами-таджиками конкурирует. На всякий случай реву изо всех сил: "Это ты, мерзавец - новый сантехник?!" - и чувствую, что если Васька еще сильнее дернет за штанину, чем сейчас, то треники разъедутся при всем честном народе, ославив меня до конца жизни. А славы мне и без того хватает. Так что я для острастки успокаивающе лягаю Ваську ногой и, не давая франту передохнуть, наезжаю на него изо всех своих слабых дамских сил. Мало ли что, всегда лучше если инициатива в разговоре в моих руках, а не в чужих. Пусть знают, кто в доме хозяин: я или клопы!
  
  И тут эта пропитая физиономия на глазах опять превращается в вылизанную, лакированную и начищенную розовой, поросячьего цвета, мастикой. Ах, это Индюков! Ванечка Индюков! Собственной персоной! И он, заразо, даже не помнит, как меня зовут! То Ниной называет, то Наной! Да я его, гада... Стоп-стоп-стоп. Не теряй инициативы, Гусева! И я делаю вид, что знать не знаю, ведать не ведаю, что это за тип такой. Ах, мы занимались вместе в "Тонком пере"? Да мало ли я с кем занималась, так уж всех упомнить должна! Что ему, интересно, надо?! Кой черт притащился?! И так день неудачный, а тут еще Индюков, заразо! Дай-ка я с него хоть пачку сигарет выцыганю. Без еды можно прожить, а без курева - ни-ко-гда. Без курева мои мозги отказываются шевелить своими извилинами, слипаются, как ириски в кармане. А стрелять у малолеток хабарики по дворам и парадным в моем возрасте несолидно уже как-то.
  
  Короче, пачкой кэмела я разжилась. Глянула в мешок к Индюкову, а у него там шампанское и конфеты местной подпольной фабрики - "кондитерские изделия - бэ у", ха-ха. Вот жмотина. Однако, делаю вид, что удивляюсь расточительности Индюкова и пропускаю его в квартиру. Похоже, потрепало нашего классика изрядно по жизни. И если разорился на вино и конфеты - значит, на меня виды какие имеет. А если имеет виды, то явно не в долг просить. А если ошибаюсь и попросит, то полетит с третьего этажа ангелом небесным. Ишь, лысину какую нарастил. А она ему идет, между прочим, на колобка похож становится, пухленький такой, домашний. Волосатых вообще не люблю - грубые они, неотесанные. Тьфу на волосатых! Они только воображают, что чем больше на них растительности, тем они аппетитнее выглядят. Как же, павианы косматые, разбежались! С лысым всегда можно договориться. И лохануть лысого легче. Сейчас мы попробуем этого сделать.
  
  Васька по-прежнему хвостиком за мной, в сторону - ни чуть-чуть. Шаг влево-шаг вправо... На Индюкова подозрительно смотрит. Не верит ему Васька. И я не верю. Но выжать что-нибудь надеюсь.
  
  - Ну дык, чего надо? - спрашиваю Индюкова, усадив его в старинное кресло с выскочившей пружиной - пусть почувствует себя неуютно. Кого на кол посадили - сговорчивей бывает, чем тот, кто расслабился и думает, что раз впустили, так он все может. А мне нужен сговорчивый Индюков, другого какого себе забирайте, если вам хочется, а вообще-то мне вовсе не Индюков нужен, мне новый винт нужен, остро - как пружина в заднице. И желательно, чтобы деньги потом не отдавать. Интересно, сумею с него пару тыщ выжать? Ну не две, ну полторы хотя бы, а?
  
  Индюков мнется, устраиваясь поудобнее. Но у него слишком круглый зад, чтобы пружина могла его миновать. Покрутившись слегка так-сяк, он встает и говорит:
  
  - Нонна, я не просто так, собственно, пришел.
  
  - Я тоже так думаю, - отвечаю я. А потом заставляю его покраснеть и довольно, и противно внутри себя ухмыляюсь: - Что ж это ты весь извертелся так? Мало ли что у меня кровать не прибрана? Ты же не предупредил, что заявишься. Учти, Индюков, если насчет секса, то и не заикайся. Ни сейчас, и никогда. Такие, как ты, мне как мужики не нравятся по определению.
  
  - Я по делу, я и ничего такого... - он сбился и смотрит на меня так, словно у меня рожки на макушке выросли.
  
  - Ах, по делу... - так, Гусева, кончай ехидничать, перегибаешь! Тебе нужны полторы тыщи али нет? Смотри, сбежит ведь. Будешь, как последняя дура, у разбитого винта сидеть. - Надеюсь, ты не в долг пришел у меня просить?
  
  - Нет-нет-нет, - ну слава Богу, только не это, а остальное мы переживем. - я к тебе с предложением. Ты не хочешь ли книгу написать?
  
  - Ну-ну-ну, и что за книга?
  
  - Детектив. Сейчас я тебе все расскажу...
  
  - Погоди-погоди, если аванса не будет, то и разговора не будет.
  
  - А сколько ты хочешь вперед?
  
  - Пять тыщ, - ляпнула я наугад, гадая, умотает он сразу или начнет торговаться.
  
  - Рублей, надеюсь?
  
  Я почувствовала, как желудок встрепенулся и восторженно затанцевал джигу. Старательно пряча алчность, тут же, как прыщ, выскочившую мне на морду, я монотонно и равнодушно тяну:
  
  - А что, есть вариант с валютой?
  
  - Может, и будет, - торопливо заверил меня Индюков. - Ты, может, помнишь, я поэт, поэтому мне нужна твоя помощь. Я прозаик ведь никакой, поучусь у тебя маленько. Я тут об одном конкурсе зарубежном узнал. Конкурс детективов. Можно на русском присылать, только тема - Германия девятнадцатого века. Главный приз - пять тысяч евро. Соглашайся, а? Вместе мы с тобой такого понапишем!
  
  - Представляю, - хмыкнула я. - Такого понапишем о немцах. - Я сразу поняла, что Индюков - лох. Но не до такой же степени. Как же, победят два писаки с помойки в немецком литературном конкурсе. Ладно, Индюков, либо ты такой лох, что мне тоже тебя грех вокруг пальца не обвести, либо ты меня хочешь отчаянно надуть, как - не знаю, потом разберусь. Но за пять тыщ рублёв прямо сейчас наличными я что хочешь напишу.
  
  - Пять тонн наличными сейчас, и под ногами не путайся. Сама тексту накатаю. Можешь на титуле ставить свое имя, мне это даже не обязательно.
  
  Тут Индюков повел себя донельзя странно. Он гордо выпятил грудь, которая все равно была меньше его расползшегося, как тесто, пуза, и заявил:
  
  - Нет, я так не могу! Это дело принципа. Мы будем писать вдвоем. И наши имена будут стоять рядом.
  
  - Ну да, научная монография "Скотный двор Оруэлла", авторы Индюков и Гусева - великая радость для читающей публики. Нам для компании Уткина не хватает только. -кажется, Индюков начал слегка обижаться, и я решила остановиться и поприжать слегка свой язвительный характер. Книгу писать - еще отыграюсь. Весело будет Индюкову со мной вместе работать. - Так когда деньги будут?
  
  Он достает из широких штанин... Гкхм... бумажник он достает, бумажник! Вот она, радость моя! А там как раз пять тысяч. Похоже, они у Индюкова последние, пальцы его дрожат. Совесть хочет что-то вякнуть, но я успеваю на нее цыкнуть первой, и она затыкается в тряпочку. Правильно. Знает, что со мной лучше не связываться. Все равно, моя возьмет, чего зря нервы трепать? У меня будет винт, с винтом я денег заработаю, а писать могу в свое удовольствие, пущай надувают.
  
  - Детектив так детектив, - говорю я. - Вон кладбище за окном. Поко... - испуганно поглядев на Ваську, я делаю не совсем плавный мыслительный изгиб в сторону. - В детективе должны кого-нибудь убить. Это отлично, так как заставляет задуматься о вечном. Всё, садись, за стол, Индюков, покажи, на что ты способен.
  
  - Как, прямо сейчас?
  
  - А когда же еще? Напиши первую главу, а я продолжу. - я нагло достаю из пакета бутылку шампанского, открываю его, оно пенится и несется стремглав из бутылки, как водопад, я не могу позволить себе такую роскошь, как стирать свои треники в шампанском. Я перехватываю пенящуюся струю ртом. Хлебаю из горла. Индюков смотрит на меня то ли с ужасом, то ли с благоговением. Я вытираю горлышко рукавом. - Будешь? Ты извини, была на прошлой неделе попойка, все стаканы перебили. - Васька хочет возразить, он знает, что я вру, потому что жадничаю, но я опережающее злобно цыкаю зубом, и он затыкается. А Индюков начинает что-то строчить на листе бумаги... Взять, что ли, Ваську, да сходить пока в булочную перекусить? Как-то нехорошо... шампанское... натощак... Но я засыпаю, и сквозь слипающиеся веки вижу, что пишет... трет потную лысину платком, думает, и строчит. Ладно, посмотрим, что он там такого накатает.
  
  IV
  
  
  Вместо одной из ножек под маленький диван в углу комнаты было подложено несколько толстых томов Роберта Льиса Стивенсона. Отпив из бутылки, Нонна устроилась на диване и тут же уснула. В потерявшей цвет тельняшке, со злым выражением, так и не стертым с лица, она больше походила на дочь Джона Сильвера, чем на писателя. А если она не захочет ему помогать? Эта мысль, словно черная метка, настолько поразила воображение Индюкова, что дешевая пластмассовая ручка хрустнула между пухлых пальцев и надломилась. Поэт беспокойно оглянулся на Нонну. Вот это влип! Еще четверть часа назад он мог плюнуть на все с этой... как ее... высокой телебашни и покинуть сию коммунальную юдоль нищеты и скорби с гордо поднятой головой. Но ведь он отдал деньги! И ответственная юдолесъемщица Гусева вряд ли их отдаст. Что же делать?
  
  Вслед за испугом неожиданно пришла злость. На себя, на жизнь, на свое творческое бессилие. Индюков достал из сломанной ручки тонкий синий стержень и решительно перечеркнул то, что уже написал. Н-е-ет, подумал он, я от тебя, коза драная, просто так не отстану. Взяла деньги? Как миленькая писать будешь! Дочь Джона Сильвера... Пятнадцать человек на сундук мертвеца и бутылка шампанского. Одним глотком чуть не половину. Так, что там в детективе? Покойники? Трупы? Сейчас он точно кого-нибудь пришьет этим синим стержнем.
  
  - А Сева говорил, вы страшные, - послышалось от двери.
  
  Индюков вздрогнул и резко обернулся. У входа в комнату, прижав к себе плюшевого медведя с полуоторванной лапой, сидел позабытый всеми ребенок.
  
  - Кто это мы? - выдохнул Индюков. С детьми он разговаривать не умел. И оттого, предпочитал держаться от них подальше.
  
  - Покойники, - тихим голосом произнес мальчишка, отрывая лапу окончательно.
  
  Впечатлительная натура поэта тут же нарисовала ему страшную картину сумасшедшей семейки, убивающей гостей и вывозящей трупы безлунными ночами на соседнее кладбище. На огромном ноже, с которым его встретила Нонна, проступили засохшие кровавые пятна, а воздух наполнился запахом смерти и гниения. Но злость была сильнее. Индюков решительно стер все эти ужасы и отвернулся. С чего же все-таки начать? Детектив...убийство...труп...дохлая ворона на дорожке у кладбища... Много дохлых ворон.
  
  - А лысым в могиле не холодно? - мальчишка за спиной осмелел, отложил искалеченного медведя и встал, с любопытством посматривая на странного гостя.
  
  Поэт не прореагировал. Писать стержнем оказалось неудобно, он сгибался в пухлых пальцах и все время норовил испортить и без того малопонятные закорючки, возникавшие на бумаге. Каким лысым? В какой могиле? Как вообще можно творить что-то вечное, сидя в кресле с выпирающей пружиной, когда к тебе пристают с дурацкими вопросами?! Злость на себя вернулась с еще большей силой, и вдруг... в голове поэта прозвенел маленький колокольчик. Индюков даже вздрогнул от неожиданности. Так бывало раньше, давно, в юности... Тогда ему казалось, что это приходит Муза. В длинной греческой тунике, с распущенными длинными волосами и колокольчиком в руке. Окружающий мир исчезает, в пустой белой комнате остаются только Муза и он. Она стоит за его плечом, и поэт чувствует ее теплое дыхание. А на стенах смутными нечеткими контурами сменяют друг друга образы. И когда появляется тот, которого он ждет, за спиной звенит колокольчик.
  
  Старые выцветшие обои растаяли вместе с коммуналкой, спящей Нонной, недопитым шампанским и медведем с оторванной лапой. Индюков сидел в пустой белой комнате, чувствуя теплое дыхание, изломанный стержень превратился в перо, а по клетчатому листу, вырванному из школьной тетрадки, бродил скучающий юноша с роскошной шевелюрой волос. Он спотыкался и падал, мысли его путались, окружающий пейзаж смазывался неловкими словами, но он был живым. При желании Индюков мог прикоснуться к юноше рукой и почувствовать тепло. Всё остальное ерунда. Слова станут на место позже. Как же давно у него не рождались живые образы!
  
  Вслед за исчезнувшим пространством для поэта исчезло время. Не тикали часы, не двигалось за окном солнце, замерли звуки и голоса. Один лишь стержень стремительно двигался по маленьким клеточкам, оставляя за собой следы-буквы. Индюков не заметил, как закончился лист, как был вырван из первой попавшейся тетрадки новый... Вместе со стержнем поэт блуждал между клеток, останавливаясь и возвращаясь назад, а затем вновь покоряя еще не исписанное пространство. Выметая неудачные слова и целые предложения, перечеркивая абзацы и сочиняя их заново. Вырвал из тетради четвертый листок, переписал набело, удивился, как мало оказалось написано, но это было начало! И оно ему нравилось. Возможно, завтра, на свежую голову, ему покажется, что все написанное чистый бред. Но как упоительно сидеть в белой комнате и слышать позабытый звон колокольчика.
  
  Колокольчик стих, белая комната медленно растаяла, Индюков снова сидел в кресле с вы-пирающей пружиной, от дверей за ним с настороженным любопытством следил мальчиш-ка, а Нонна по-прежнему спала на диванчике. Индюков поднялся, подошел к диванчику, поднял с пола бутылку шампанского и жадно приложился к горлышку.
  
  - Йо-хо-хо! - громко произнес он, утирая текущую с подбородка пену. - Хватит спать!
  
  
  Убийство в Рабеншлюхт
  
  1
  
  Четырнадцать убитых ворон за последнюю неделю.
  
  Это единственное, что удерживало Иоганна, рыжеволосого паренька лет шестнадцати, в изрядно поднадоевшем деревенском захолустье. В убийстве ворон была тайна, загадка, некая мистерия, сиречь древнее таинство, совершаемое непонятно кем и непонятно с какой целью. Четырнадцать обезглавленных ворон, маленьких черных трупиков, с засохшими пятнами крови на шее. Несколько раз он, поморщившись, проходил мимо, но однажды любопытство пересилило брезгливость, и Иоганн, подняв мертвый ворох перьев, долго рассматривал его. Кому нужны вороньи головы? Себастьян, подмастерье кузнеца, юноша на год младше Иоганна, уверял, что это местные мальчишки балуют. Глупости! Просто Себастьян не любит мальчишек, вот и все. Любой бы на его месте не любил. Кто останется равнодушным к насмешкам о несуществующем отце? Хотя отец-то, положим, был. Просто остался никому неизвестным. Иоганн остановился и почесал пятерней затылок. Затем пригладил взъерошенные кудри и подумал, каково это - вырасти совсем без отца. А потом и без матери. Тяжело, наверное. Недаром Себа, как он кратко называл своего деревенского приятеля, бесится, когда разговор заходит о его родителях. На прошлой неделе вон на Феликса с кулаками набросился. Феликс из богатеньких, в университете учится, с ним интересно, когда он в настроении. А когда нет, хуже товарища и придумать нельзя. Язва, он и есть язва. Но воронами заинтересовался, кстати. Даже просил показать одну, и когда Иоганн принес обезглавленную птицу, долго и внимательно ее разглядывал. А потом ухмыльнулся довольно и пообещал, что найдёт, куда пропадают головы. Несколько дней уж прошло, а Феликс всё: потом да потом. Ну и ладно. Без него разберемся. Не деревня какая.
  
  Сам Иоганн был юношей городским, чем очень гордился и потому свысока поглядывал на местных жителей. Они как будто жили во времена средневековья с его скучной неторопливой сельской жизнью, а не в самом конце стремительного девятнадцатого века, проложившего по старушке Европе дороги из железа и запустившего в океанские воды "чудовищ Фултона", огромные корабли, движимые паром. Никто здесь, кроме Феликса, не слышал о самодвижущихся повозках, новейшем изобретении просвещенных французских инженеров. А когда Иоганн начинал взахлеб рассказывать об этом чуде человеческого разума, его просто-напросто поднимали на смех. Повозка без лошади? Ври, мол, да не завирайся. И что прикажете делать в подобном province ;loign;e? Ни секунды бы не оставался здесь Иоганн, будь на то его воля. Но воля была матушкина, а она сослала его из города к дяде, пожилому деревенскому священнику. "От греха подальше". Тоже нашла грех: подумаешь, пару раз побывал на собраниях молодых людей, которые обсуждали будущее справедливое устройство общества. Лучше бы не посылала. Дядя был страшным занудой.
  
  Отец Иоганна погиб, когда подростку едва исполнилось двенадцать, и с тех пор матушка воспитывала их одна: его и младшую сестру Лизхен. Жили на небольшой пансион да за счет уроков французского, которые матушка давала детям бургомистра. И когда, по ее мнению, Иоганн совсем отбился от рук, она решила отправить его к брату на перевоспитание. Дядя, мало того, что с утра до вечера долдонил свои нравоучения с замшелыми примерами из Святого Писания, так еще и прислуживать в доме заставлял. Совсем уж, было, собрался Иоганн сбежать от него обратно в город, как приключилась эта история с воронами. Четырнадцать обезглавленных ворон! Это - не просто загадка, нелепица, что время от времени случаются повсюду. Это - самая настоящая тайна. "Можно пока и остаться, - решил Иоганн. - Надо же разгадать мистерию!"
  
  Юноша осторожно перевернул палкой труп птицы и осмотрел его. Бедняга убита тем же способом, что и остальные. Где-то справа в кустах послышался шорох, Иоганн бросился на звук, проломился сквозь кустарник на заросшую тропинку и в недоумении остановился. Ни шороха, ни смешка, ни звука, никого... Лишь малиновая лента на ветке - такой лентой девушки украшают свои косы. Иоганн снял ленту с ветки и засунул в карман. В деле об обезглавленных воронах появилась первая улика.
  
  Он взглянул на солнце: оно забралось уже высоко, а, значит, скоро вернется из церкви дядя и следует быть дома. Если, конечно, не хочешь пропустить обед. Если бы дядя только знал, как раздражают Иоганна его привычки! Вставать полшестого, приходить на обед вовремя, ложиться ровно в одиннадцать. Да пусть хоть луна на землю упадет - дядя ни за что не изменит режиму дня, который сам для себя выдумал. И вот стоило так подумать - как тут же не вовремя зазвонил колокол - беспорядочно, неровно. Должен ведь перед службой, на молитву сельчан собирать, а сейчас - уже служба закончилась. Может, случилось что? Хотя что, скажите, в этом захолустье может случиться?
  
  Иоганн вернулся к убитой вороне, несколько секунд постоял над ней, разглядывая, а затем торопливо двинулся в деревню. Опоздаешь на обед - останешься на весь день голодный. Укоротить дорогу, что ли? Сейчас прямо через кладбище на окраине, через базарную площадь, где осенью собираются на торги со всех соседских деревень, мимо дома господина Бауэра, здоровенного, наголо бритого жандарма, и прямиком к дядиному двору.
  
  Он почти миновал кладбище, как вдруг услышал громкий шум впереди. Выкрики людей было не разобрать, но тон их был донельзя возмущенный и взбудораженный. Явно что-то случилось за время отсутствия Иоганна. Только что? Что могло заставить деревенских жителей бросить свои дела и собраться вместе в самый разгар обычного дня? Иоганн ускорил шаг, перемахнул невысокий забор, показал язык залаявшей собаке, рванувшейся с цепи, но так и не доставшей мальчишку, миновал еще один двор, пробежал по узкому переулку и вынырнул прямо у дома жандарма. Вынырнул и остолбенел от изумления. Отгоняя яростно кричащую толпу, господин Бауэр, ветеран франко-прусской войны, вел испуганного Себастьяна с разбитым в кровь лицом.
  
  2
  
  
  Отец Иеремия отчаянно прорывался сквозь толпу разъяренных сельчан к кутузке, как называли в деревне жандармский участок. Он раздвигал рычащую и беснующуюся ораву людей локтями в надежде успеть остановить надвигающееся кровопролитие. Дважды за свою жизнь ему пришлось присутствовать при страшных и беспощадных сценах самосуда, и он понимал: чем скорее возьмёшь инициативу в свои руки, тем больше шансов спасти того, кого толпа в кровавом безумии обрекла на линчевание. Ни в коем случае нельзя допустить состояния беспомощности, когда для людей не остается ничего святого, когда и священника готовы убить за покровительство тому, кого заранее безоговорочно осудили. И нельзя уже ничего сделать - только вцепившись в рукава обезумевших, озверевших, потерявших человеческий облик существ, пытаться оттащить их от жертвы и обреченно наблюдать за тем, как совершается злодеяние. Жажда мести слепит глаза и рассудок. Страшная вещь - жажда мести. Варварство. Дикость. Разгул страстей. Бесчестие и ужас убийства. Девятнадцатый век, цивилизация, прогресс!
  
  Взъерошенный, потный и страшно взволнованный племянник отца Иеремии Иоганн появился на пороге церкви десять минут назад. Он еще не успел отдышаться, как начал что-то сбивчиво и путано рассказывать, отчаянно жестикулируя, и вид у него при этом был такой нелепый и несчастный, что отцу Иеремии и в голову не пришло его отчитать за странное и кощунственно недопустимое в церкви поведение. Он схватил капелло Романо, на ходу нахлобучил его на лысую макушку и торопливо двинулся за Иоганном, который, конечно же, стремительно понесся вперед, то и дело оглядываясь и нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, поджидая пока его догонит отец Иеремия. Священник давно уже был немолод, одышлив, путался в полах длинной сутаны, предназначенной вовсе не для стремительного бега по сельским улицам, а для благочинного и вразумительного шествования. И все равно он двигался столь быстро, что перекинувшаяся через плечо стола словно крыло испуганно трепыхалась на ветру.
  
  Сначала он увидел... нет, сначала он услышал, поскольку дома на Базарной площади загораживали кутузку, глухой угрожающий рокот и сразу понял, что не зря обеспокоился - и впрямь случилось что-то чрезвычайное. Священник еще больше ускорил шаг, так, что ноги окончательно запутались в длинных полах сутаны и он чуть было не упал. Пришлось остановиться. Нет, нет, надо спокойнее, пара секунд ничего не решат. Или все-таки решат? Он не успел додумать эту мысль, как повернул за угол и врезался в толпу. Похоже, вся деревня Рабеншлюхт собралась здесь и ломилась в закрытую дверь жандармского участка. Дверь отчаянно трещала, готовая податься и распахнуться, впустить в чрево кутузки всю эту галдящую ораву. Мальчишки гроздью висели на газовом фонаре, что стоял у самого крыльца, отчаянно свистели и улюлюкали. Некогда было соображать, что произошло, из обрывочной речи Иоганна священник понял, что толпа взвинчена до предела из-за Себастьяна - подмастерья кузнеца.
  
  Как судачили о нем недобрые кумушки, Себастьян был незаконнорожденным сыном кузнеца, и только потому тот подобрал мальчишку. Не любят у нас ублюдков, предрассудки, конечно, все это, - что вне благодатного венчанного брака не может родиться приличный человек - обязательно вырастет либо пьяница, либо бездельник, либо вообще разбойник с большой дороги. Да, разумеется, Себастьян и есть непутевый, слишком озорной паренек для добропорядочных сельчан, но отец Иеремия был уверен, что это от презрительного отношения, которым наградила его сызмальства вся деревня. Будь к мальчику односельчане поласковее - цены бы ему не было. Хоть и проказник, и водится с подозрительным бродягой Альфонсом Габриэлем, но душа его - добрая, чистая. Недаром он и с умницей Иоганном подружился.
  
  Иоганн как раз остановился возле толпы и посторонился, пропуская вперед отца Иеремию. Схватил его за сутану и, похоже, готов был проталкиваться вслед за дядей к крыльцу. В стороне стоял, не особенно стремясь протиснуться вперед, бродяга Альфонс Габриэль. Священник аккуратно отодвинул его, толкать бродягу - негоже: однорукий, увечный, упадет - затопчут до смерти, вон ведь как бесятся, ничего не видят, не слышат. Сквозь плотную стену тел отец Иеремия прорывался вперед, раздвигая людей локтями, хватаясь за чьи-то - он уже не разбирал чьи - плечи и кричал прямо в уши, что ему надо пройти вперед. Худо-бедно пропустили, хотя несколько основательных тумаков священнику и досталось: он очень надеялся, что не специально его задели, все-таки скверно, если сельчане остервенели настолько, что потеряли уважение к священному сану. Лиц священник уже не различал, только приметил, что не видит кузнеца Генриха - тот мог бы помочь сейчас, все-таки речь шла о его подмастерье, а может быть, даже и сыне. А помощь, скорее всего, потребуется. И, возможно, прямо сейчас - кто-то висел на решетке окна, старательно пытаясь ее оторвать, кто-то кричал, что нужно принести из соседнего двора бревно и вышибить дверь. Что же такого набедокурил на этот раз Себастьян? Знать, серьезно напроказил, и, похоже, это недобро закончилось.
  
  Отец Иеремия, тяжело дыша, взгромоздился на крыльцо, хотел повернуться к толпе, чтобы успокоить прихожан, но не успел - дверь распахнулась и на пороге возникла мощная фигура господина Вальтера Бауэра, деревенского жандарма. Бауэр держал в руке револьвер и свирепо вращал круглыми выпуклыми глазами. Лицо его было багровым.
  
  - Не допущу самосуда! - рявкнул Бауэр, перекрикивая толпу, и выстрелил в воздух. Толпа недовольно заворчала, но слегка отпрянула назад.
  
  Крестьянин Йоахим, муж молочницы, висевший на оконной решетке, отпустил ее и гневно крикнул:
  
  - Выпусти ублюдка, мы сами с ним разберемся!
  
  Жандарм даже не повернул голову.
  
  - Отойти всем на пять шагов, не то будете иметь дело со мной! Преступника будет судить закон! Вы что-то хотели, святой отец? - обратился он к священнику. Отец Иеремия оглянулся и увидел, что остался на крыльце один на один с господином Вальтером. Даже Иоганн отпустил сутану и отступил вместе с толпой.
  
  - Что случилось? - спросил священник жандарма. - Я ничего не знаю, пожалуйста, расскажите мне.
  
  - Себастьян, засранец, убил Феликса, - угрюмо произнес Бауэр и смачно сплюнул с крыльца на землю.
  
  - Как убил? Не может быть! Почему решили, что Себастьян?
  
  - Если бы его не застали с топором в руках, то подумали бы на чужаков, что живут у лесничихи. Но тут все ясно - топор в крови. Труп в кузне. Какие еще нужны доказательства? Не думайте, мне самому было бы жаль паренька, но кто знал, что он такой зверёныш?
  
  - Очень-очень жаль - опечалился отец Иеремия. - Но, Вальтер, пропустите меня к нему.
  
  - Зачем? - спросил жандарм.
  
  - Себастьян совершил страшное злодеяние. И в этом грехе он должен покаяться перед Господом Богом.
  
  Бауэр презрительно хмыкнул.
  
  - Вы знаете мое отношение к религии, но поскольку лично вас я глубоко уважаю, святой отец, то пойду навстречу. Проходите.
  
  Жандарм еще раз грозно окинул взглядом притихшую толпу и пропустил отца Иеремию в дверь.
  
  Кутузка состояла из двух комнат: большой передней, в которой находились стол и несколько стульев, и маленькой задней - темной каморки, без окон, с крепкой тисовой дверью, в центре которой виднелось маленькое зарешеченное отверстие. Дверь была заперта снаружи на засов. Жандарм взял со стола керосиновую лампу, протянул ее отцу Иеремии и впустил его в каморку. Арестанты находились здесь редко, и в каморке был сложен всякий хлам: ведра, швабры, сломанные стулья; входя, отец Иеремия запнулся обо что-то и чуть не упал. Хорошо, не уронил лампу. Он не сразу разглядел сидящего на полу Себастьяна, тот забился в угол и дрожал, вид у него был очень испуганный.
  
  - Успокойся, Себастьян, - попросил отец Иеремия. - Сейчас я прочитаю молитвы, а ты, пожалуйста, сосредоточься, вспомни про Господа. Он здесь, с нами. Подумай, какой тяжкий грех ты совершил, - тут Себастьян судорожно всхлипнул. - И расскажи мне, как все произошло. Почему и для чего ты это сделал? Нарочно это получилось или случайно - ничего не скрывай. Помни: я только священник, а говорить ты будешь с Самим Господом. Если будешь искренен, Бог пошлет тебе помощь. Обязательно пошлет. Я тоже постараюсь придумать, как облегчить твою участь. Сделанного не воротишь. Надо, сынок, примириться с Господом.
  
  - Они убьют меня! - возразил Себастьян.
  
  - Никто тебя не убьет. Я не допущу этого. Если будет надо, останусь ночевать здесь с тобой.
  
  - Они убьют меня, - упрямо повторил Себастьян.
  
  Отец Иеремия ничего не ответил. Он кратко, но страстно помолился за неразумного юношу, совершившего тяжкий грех, попросил Господа, чтобы помог тому искренне покаяться и сказал Себастьяну, что пора рассказать о совершенном убийстве.
  
  - Я никого не убивал, - начал говорить Себастьян.
  
  - Сын мой, не скрывай ничего от меня.
  
  - Да не убивал я никого, - крикнул юноша. - Это меня сейчас убьют.
  
  - Ты ведь знаешь, что это неправда. Не отягощай свою душу.
  
  - Ну почему вы мне не верите? Вы же знаете меня! Я никого не убивал, - Себастьян всхлипнул и тоненько заплакал.
  
  - Расскажи, что произошло, - вновь попросил священник юношу, но тот не отвечал, только плакал все громче и громче, скуля и подвывая, словно раненый зверек. Священнику стало его очень жаль. И вдруг пронзительно, остро, болезненно сверкнула в голове мысль, что Себастьян говорит правду. Отец Иеремия не понял, откуда эта мысль взялась, но он уверенно возложил столу на голову Себастьяна и отпустил ему все прегрешения, совершенные им, вольные и невольные. Он поверил, что мальчик не врал. Не так себя ведут те, кто хочет скрыть свой грех, не так. Надо было думать, что делать дальше. И думать нужно было быстро. А отец Иеремия к этому не привык - всё всегда делал медленно, обстоятельно, со знанием дела. Служение Богу не терпит суеты, оно неторопливо - так он думал всегда. Но сейчас понял, что ошибался - ему предстояло спасти невиновного, если, конечно, Себастьян был невиновен. И от того, как быстро отец Иеремия справится с этой задачей - зависит жизнь и смерть человека.
  
  
  3
  
  Проскочить вслед за дядей Иоганну не удалось. Господин Вальтер посмотрел так, что юноша, не споря, отступил назад. Жандарм умел так смотреть. Не смотрел, а опускал взгляд, словно тяжелый кузнечный молот. Говорили, что на войне он был ранен, отчего на плече остался длинный прямой рубец. Рубец действительно был. Иоганн видел его однажды, когда купался в реке с мальчишками, а мимо, загребая длинными сильными руками, проплыл против течения господин Вальтер. Багровая полоса, взбухшая, словно узкий клин перекопанной земли. Неприятное зрелище.
  
  Жандарма в деревне побаивались. Пожалуй, только это и останавливало сейчас разъяренную толпу от самосуда. Оказавшись в ее гуще, Иоганн неожиданно для себя испугался. Толпа не видела его, не чувствовала, не узнавала. Отдельные люди потерялись в ней, размазанные кистью по полотну площади. Даже голоса слились в неразличимый грозный гул, на поверхность которого выбрасывало то один, то другой крик. Мальчишка рванулся в сторону, продираясь сквозь стоящих - туда, на берег этого бушующего моря - его пихали руками, как неожиданную помеху, мешающую толпе быть единым целым. Наконец он выбрался, вылетел, потеряв по дороге картуз и получив локтем в бок - несильно, но болезненно. Отдышался, успокоился, обернулся к кутузке.... Со стороны все выглядело не так страшно. Иоганн вскарабкался на толстую нижнюю ветку тисового дерева и уселся на нее, свесив ноги.
  
  - С чужаками Феликс водился! - донесся до него незнакомый голос. - Они ублюдка и натравили!
  
  Чужаки... Да избегал их Себастьян, сторонился. И сами они в деревне бывали редко. Как поселились с полгода назад у лесничихи Анны за болотом, так и жили. Говорят, ищут что-то. Что именно разыскивают странные люди, Иоганн не знал. Дядя ворчал, что так ни разу и не появились в церкви. Ему только дай повод поворчать... Вчера вот за что Иоганна обругал? Тот ему книжку пересказывать стал. Страшную. Об убийстве и как в конце один француз выяснил, что это убийство совершила обезьяна. А дядя давай бубнить: и книжка неправильная, и читать такие не нужно, и следует про хорошее писать, а не про убийства. Как бы сейчас тот француз пригодился! Он бы точно выяснил, кто Феликса убил. Может, и не Себастьян вовсе? Может, те самые чужаки?
  
  Волнение в толпе нарастало, кто-то стал стучать в закрытые двери, требуя вывести убийцу на правый суд, дверь резко распахнулась, и в проеме показался хмурый Вальтер Бауэр. Пугнул особенно настырных и застыл на широких ступенях у входа, возвышаясь над галдящей толпой. Руки жандарма были скрещены на груди, ноги в шнурованных ботинках широко расставлены. Высокий и крепкий, в просторной рубахе, подпоясанной кожаным ремнем, на котором висели наручники - всем своим видом он показывал, что не допустит беззакония. А ведь Себастьяна он вел без наручников, не захотел унижать. Под взглядом Бауэра люди слегка притихли, и жандарм вернулся в помещение.
  
  На мгновение Иоганну самому захотелось стать таким же - властным и мужественным. Он уже стыдился недавнего своего испуга. Толпа теперь распалась на отдельных людей -он ясно видел Йоахима, мужа молочницы Нины, невысокого лысоватого мужичка, значительно старше своей жены. Йоахим что-то кричал, кажется, громче всех, но слова по-прежнему тонули в общем шуме. Сама Нина стояла в стороне, там, где обычно ставили шатер торговцы сладостями во время сентябрьской ярмарки, и что-то оживленно говорила окружившим ее женщинам. Те всплескивали руками и оборачивались к кутузке. Рассказывает об убийстве, догадался Иоганн. Спрыгнул на землю и поспешил к женщинам. Заметил свой картуз у кого-то под ногами, нырнул в толпу, подхватил его и выскочил обратно. Постучал по картузу ладошкой, отряхивая пыль и след от ботинка, нахлобучил на кудрявый затылок и неожиданно услышал странный и совершенно неуместный в этой ситуации звук: кто-то громко смеялся.. Из-за окруживших Нину женщин ничего не было видно, и Иоганн торопливо обошел их, заходя с другой стороны. Смеялась дочка доктора Лаура. Молодое красивое лицо девушки раз за разом искажалось гримасой, волосы растрепались, а смех был странным, пугающим, неестественным. Возле Лауры, пытаясь ее успокоить, суетилась незнакомая Иоганну женщина.
  
  - Что случилось? - спросил он стоявшую рядом сестру мельника Марту, дородную незлобивую тетку лет пятидесяти.
  
  - Ничего, - цыкнула на него мельничиха, но тут же пояснила. - Истерика у нее. Об убийстве услыхала и тепереча это...не в себе. Ты вот что...Сбегай-ка за доктором, он вроде тута околачивался.
  
  Но никуда Иоганну бежать не пришлось. Только обернулся, как подкатил жених Лауры Франц. Не подошел, не прискакал, не приехал, а именно подкатил. На новеньком велосипеде.
  
  - Подержи, - Франц сунул велосипед Иоганну и поспешил к невесте.
  
  А Иоганн не мог оторвать взгляд от того, что находилось у него в руках. Никогда еще он не видел такого чуда! Все велосипеды, которые он знал раньше - "пауки", как их обзывали мальчишки - имели огромное переднее колесо с педалями. Как объяснил ему один знакомый, чем больше переднее колесо, тем значительнее расстояние, пройденное велосипедом за один его оборот. А тут... рама почти горизонтальная, оба колеса одинаковые, а педали посередке между ними. Не нужно вытягивать ноги, не нужно залезать на высокую сидушку... Да на таком ветер можно обогнать! Иоганн еще долго мог любоваться на это чудо современной техники, но Франц уже уводил Лауру под сочувственные вздохи женщин. Девушка больше не смеялась. Она шла как кукла с застывшим взглядом и что-то беззвучно шептала сама себе. Иоганн вернул велосипед и невольно зашагал следом, рассматривая машину в движении.
  
  - Феликса убили, - голос Лауры был тихим, но Иоганн его услышал.
  
  - Успокойся, милая, - также тихо прошептал Франц. - Всё будет хорошо, всё хорошо...
  Полиция разберется. Тебе нужно успокоиться.
  
  - Полиция разберется... - эхом ответила ему Лаура.
  
  - Всё будет хорошо, - повторил Франц. - У нас всё будет хорошо.
  
  - Послушай, - девушка внезапно ожила и вывернулась из-под руки Франца.
  
  Но он не дал ей договорить. Прикрыл рот ладошкой, усадил впереди себя на раму и повез, что-то ласково шепнув в ухо.
  
  - Еще незамужняя, а в обнимку с парнем разъезжает! - громкий осуждающий голос окончательно оторвал Иоганна от созерцания велосипеда, и, проводив взглядом Франца с Лаурой, он оглянулся на толпу. То ли ему показалось, то ли действительно страсти улеглись, но гул, стоявший над площадью слегка поутих. Доктор Филипп, отец Лауры, оторвался от толпы, но, увидев, как его дочь уводит жених, свернул и направился в сторону кузницы. Так, по крайней мере, решил Иоганн. Ведь труп обязательно должен осмотреть врач. Несколько секунд юноша думал, не двинуться ли вслед за ним, но не пошел. Самое интересное происходило здесь, на площади. Да и смотреть на труп... наверное, это неприятно.
  
  - Сами оторвем ублюдку голову! - визгливый крик Йоахима донесся до Иоганна , и толпа качнулась в сторону дверей. Кого-то уронили на землю, кажется, однорукого бродягу, что уже несколько лет обитал на окраине деревни. Замешательство, вызванное падением человека, несколько успокоило толпу. Крики ненадолго смолкли, беднягу подняли с земли, а подбежавший Иоганн взял его под руку и помог добраться до деревянной скамьи на углу у забора, окружавшего дом жандарма. Бродяга уже усаживался, когда над примолкшей толпой вновь послышался визгливый голос Йоахима.
  
  - А кузнец-то где? Где Генрих?!- заорал он. - Ублюдок кузнеца убил!
  
  - Генриха уби-и-и-и-л.... - прошелестело над площадью, и она потонула в яростном гуле.
  
  Над головами просвистел камень, послышался звон разбитого стекла, и толпа ринулась на штурм кутузки.
  
  4
  
  Отец Иеремия повернулся к двери каморки, он только-только собирался постучать в нее, как Себастьян вдруг поднял голову и очень быстро, словно боясь, что не успеет, спросил:
  
  - Так кто мой отец - Генрих?
  
  Священник замер. Что тут ответишь? Бедный мальчик! Даже в такую минуту он помнит о горьком своем сиротстве. Над ним нависла угроза расправы, а мальчишка хочет услышать то, что никто никогда ему не расскажет. Может, Генрих и его отец... Знать бы священнику самому - давно бы наложил на кузнеца епитимию. Но, похоже, кузнец и сам ни в чем не уверен. Не признался ни разу на исповеди, что Себастьян сын ему, хотя Иеремия неоднократно склонял его к мысли признать отцовство.
  
  - Не знаю, кто твой отец, Себастьян, уверяю тебя. Но даже если бы кто рассказал мне, как мог бы я нарушить тайну исповеди? - мягко произнес он.
  
  - А зачем вы мне это тогда написали?
  
  - Что написал? - обеспокоился священник. Вопрос прозвучал странно. Что-то было не так. Что-то он упустил из виду. Не лишился ли мальчик от острых переживаний рассудка?
  
  - Вы написали, что скажете, кто мой отец...
  
  - Ты что-то путаешь, сынок. Я тебе никак не мог это сказать. Потому что и сам не знаю. Но это вовсе не значит, я тебе уже много раз говорил, что ты полный сирота. Господь - твой Отец, а дева Мария - твоя Мать. Бог поможет тебе всегда, в любой ситуации. Даже если ты оступишься и оставишь Его, Он не оставит тебя. Не унывай, держись, я постараюсь придумать, как тебя спасти, - священник опять собрался постучать в дверь, но Себастьян, вдруг резко стряхнув с себя оцепенение, которое до сих пор полностью овладевало им, полез за пазуху рубахи - точнее, того, что от нее осталось: толпа постаралась на славу - одежда мальчишки превратилась в сплошные лохмотья.
  
  - Я помню, что положил сюда, - пробормотал Себастьян. - Неужто потерял? - он сунул руку в карман подвязанных веревкой штанов. - Вот, смотрите, святой отец!
  
  Священник снова подошел к нему. Себастьян протягивал ему измятый, грязный листок бумаги. При тусклом свете лампы буквы с трудом различались, и священнику пришлось поднести его чуть ли не вплотную к глазам.
  
  "Здравствуй, Себастьян! - было написано на бумажке. - Хочу открыть тебе тайну твоего рождения. Твой отец жив, и я знаю его имя. Приходи завтра к 11 часам утра на кладбище, к могиле твоей матери. Если меня там не будет, подожди в течение часа, никуда не отлучайся. Я подойду, как только смогу, отслужим панихиду, и я тебе все расскажу. Если вдруг почему-либо не смогу придти, сам свяжусь с тобой, напишу позже. В церкви, смотри, не появляйся, не ищи меня - не надо, нельзя, чтобы твой отец знал, что я с тобой разговаривал. При встрече всё объясню.
  
  Храни тебя Бог.
  Отец Иеремия."
  
  - Что это? - ошеломленно спросил священник. - Где ты это взял?
  
  - Это - ваша записка, - ответил Себастьян. - Я вчера в кузне шлифовал алебарду - ту самую... - он запнулся, - Ну, которой Феликс убит. Генрих сказал доделать к его возвращению. А шлифовать - это, знаете, долго, так быстро не управишься. Я работал и не слышал, как вы подошли. А когда закончил - дверь закрыл. Смотрю - записка прицеплена к ручке. Я еще подумал, почему вы прямо в кузницу не зашли? А потом понял - вы не знаете, что Генрих уехал. Потому и не хотите, чтобы он видел, как мы о чем-то разговариваем.
  
  Пока Себастьян говорил, священник молчал. Он просто потерял дар речи от изумления. Никакой записки он не писал. Не прикреплял ее к двери кузни. И понятия не имел, кто же настоящий отец Себастьяна.
  
  - Тебя жестоко обманули, - печально произнес он. - Кто-то тебя выманил, мальчик, подальше от кузницы, чтобы совершить в это время убийство. Он знал, как ты несчастен в своем сиротстве, и подставил тебя, беззащитного, чтобы потом обвинить в совершенном злодеянии. Это очень нехороший и злой человек. Я найду его, обещаю тебе. Получается так, - пробормотал отец Иеремия, - что уже вчера убийца знал: сегодня в одиннадцать Феликс придет в кузницу. Скажи, ты договаривался с Феликсом о встрече?
  
  - Я его совсем не любил, - ответил Себастьян мрачно. - Вы же знаете. Не о чем мне было с ним договариваться. Он всегда надо мной смеялся.
  
  - Знаю-знаю, - сказал священник. - Но, может, он заказал что Генриху?
  
  Себастьян почесал затылок:
  
  - Да, было дело, Феликс приходил к нему вчера утром.
  
  - А ты не слышал, о чем они говорили?
  
  - Не знаю, они быстро закончили беседу. Я только услыхал, как Генрих сказал, когда провожал Феликса: "Приходи послезавтра, когда вернусь; там посмотрим".
  
  - Ты хочешь сказать, - спросил отец Иеремия, - Феликс знал, что кузнеца не будет? Подумай хорошенько! Зачем он тогда пришел в кузницу?
  
  - Понятия не имею, - сказал Себастьян и пожал плечами.
  
  Священник глубоко задумался.
  
  - Вот что, дай-ка мне эту записку, - велел он мальчишке. - И будь очень осторожен. Убийца на свободе. Пока ты здесь, под охраной, тебя никто не достанет. Но, возможно, убийца думает, что ты знаешь больше, чем он хотел бы... Тогда он постарается добраться до тебя. Кстати, а куда отправился Генрих, в Леменграуен?
  
  - Ну да, - кивнул Себастьян. - Он поехал в город, с ночевкой. Собирался остановиться в "Сонном Светлячке".
  
  - А зачем, не знаешь?
  
  - Заказы развозит, он часто ездит. Но мне не рассказывает про свои дела. Только обратно приезжает всегда с деньгами и веселый.
  
  - Он называл чьи-нибудь имена? Заказчиков? Или знакомых городских?
  
  - Кажется, нет. Хотя вот, месяц назад, когда вернулся, он сказал, что у русского графа Ерёмина потрясающая свора меделянской породы и он хотел бы приобрести щенка от суки Роли...
  
  - Вряд ли граф виноват в убийстве, - сказал отец Иеремия и взял записку из рук Себастьяна. - Держись, дружок. Сделаю для тебя всё, что будет в моих силах.
  
  На этот раз он все-таки постучал в дверь. Вальтер Бауэр тотчас открыл её.
  
  - Ну как, покаялся малец в убийстве? - спросил он священника.
  
  - Это не Себастьян убил Феликса, - ответил отец Иеремия.
  
  - Да ну бросьте вы! Как это не Себастьян? Кто же еще? - на лице жандарма отразилось недоумение.
  
  - Не знаю. Но мы должны с вами найти настоящего убийцу.
  
  - Я вас не понимаю, святой отец. Я, конечно, вас уважаю, и всё такое, ваш сан, ваше положение. Но подмастерье нашли с топором в руках. Прямо над трупом, из которого он его вытащил. И все знают, как мальчишка ненавидел Феликса.
  
  - Прежде всего, Себастьян говорит, это не топор, это алебарда. Мальчик и вправду, наверное, вытащил ее из раны, когда увидел, что она торчит из тела Феликса. Любой бы так сделал. У меня есть доказательство, что он не убийца. Посмотрите! Кто-то подсунул ему эту записку...
  
  Бауэр брезгливо, двумя пальцами, взял протянутую ему грязную мятую бумажку и, шевеля губами, внимательно проглядел ее.
  
  - А вы вправду знаете, кто отец Себастьяна? - приподняв брови, спросил он.
  
  - Да нет, Вальтер, - с досадой воскликнул священник. - Я не писал это! Эту записку вчера подкинули Себастьяну, чтобы выманить его сегодня утром из кузницы. На то время, когда там случилось убийство.
  
  - Вот оно как! - удивился жандарм. - Интересно получается. Значит, вы правы: Себастьян и вправду, возможно, не виноват. А, как думаете, сам он не мог написать записку, чтобы отвести от себя подозрение?
  
  - Да будто вы его не знаете, - возразил отец Иеремия. - Он пишет, как кура лапой царапает, и в каждом слове делает две ошибки, а тут... все буковки, все запятые - одна к одной, на месте. Да и не мог бы он додуматься до столь хитрого хода - создать себе алиби, не суметь Себастьяну запланировать преступление столь тщательно. Он хоть и шкодлив, но весьма недалек.
  
  - Да, я как-то не подумал, - согласился Бауэр. - Пожалуй, так и есть. Просто для меня так неожиданно... Я был уверен, что мальчишка - убийца. Придется вызвать из города следователя. Даже не знаю, кого попросить...Обычно я сам бываю в Леменграуене с еженедельными отчетами, но сейчас... Вы можете за ним съездить, святой отец? В деревне неспокойно, мне надо следить за порядком и кутузкой - сами видите, народ лютует. И за Себастьяном нужно приглядывать - до приезда следователя я не могу его отпустить. А старосты Шульца, как назло, нет... - Бауэр осекся и прикусил язык.
  
  Конечно, ситуация получалась двусмысленная. Распоряжаться в таком серьезном деле как преднамеренное убийство должен был староста деревни, а он как раз на днях повез расхворавшуюся в последнюю зиму супругу на воды, в Рогашку Слатину. Доктор Филипп весьма озаботился ее состоянием, опасался чахотки и настоял на смене климата для своей пациентки. Но хуже всего было то, что староста Шульц и его супруга были родителями убитого Феликса.
  
  - Интересно, может, убийство связано с их отъездом? - сосредоточенно потирая голую макушку, произнес жандарм. - Что-то здесь явно нечисто. Зачем убивать ничтожного городского прощелыгу, которого, говорят, собираются... собирались выгнать из университета? Представить себе не могу. Так вы съездите в Леменграуен, святой отец?
  
  - Нет-нет! - воскликнул священник. - Я останусь в Рабеншлюхт! Я должен помочь вам найти убийцу. Он ходит на свободе, а невинному сироте грозит гибель. Пошлите в город кого другого, хоть прислугу из дома старосты. А помочь Себастьяну - это не только мой долг, но и личное дело, здесь затронуто и мое честное имя, и жизнь раба Божьего, за спасение души которого я несу безоговорочную ответственность. - Бауэр поморщился. Священник сделал вид, что не заметил этого. Он знал, что Вальтер Бауэр заражен новомодным атеистическим течением и не верует в Бога. За это отец Иеремия слегка недолюбливал жандарма, но часто себя укорял в том - ведь перед Господом все равны - и пути Его неисповедимы - неизвестно, какую роль в замысле Творца играют атеисты и материалисты, но раз попущено им быть такими, значит, следует принять волю Божью. - Поймите, Вальтер, ведь следователь не знает Себастьяна, как мы с вами, он может не вникнуть во все подробности дела. Деревня ненавидит мальчика, чего только не скажут про него, представьте сами. И у человека, который должен будет решить судьбу Себастьяна, окажется изначально предвзятое мнение! Мы должны выйти на след преступника и собрать улики до приезда следователя.
  
  - Вы хотите найти убийцу? - ухмыльнулся Бауэр. - Ну-ну, я не возражаю. Только не боитесь ли вы, святой отец, что ваша жизнь тоже подвергнется угрозе?
  
  - И все-таки я должен найти злодея, - сухо ответил отец Иеремия. - Но хотел бы, Вальтер, спросить у вас совета. - Как вы думаете, с чего мне следует начать?
  
  Бауэр вновь потер голую макушку и задумался.
  
  - Прежде всего, напишите мне для отчета: "Я, священник деревенского прихода Иеремия, считаю подмастерье кузнеца Себастьяна невиновным в совершении убийства".
  
  Жандарм уступил место за столом священнику и тот написал, что ему было велено.
  
  - А вот теперь посмотрите, - сказал Бауэр, - как вы написали слово "Себастьян", даже не слово, а одну только букву "S". Вы точно и четко обозначили начало и конец знака черточками. Это характерная особенность вашего письма.
  
  - И что это значит? - спросил отец Иеремия.
  
  - Это значит, я убедился в том, что вы сказали мне правду. Я проверил, точно ли не вами написана записка, полученная Себастьяном. Как видите, тут буквы совсем другие. И если мы посмотрим на ту же "S", то в записке она резкая, угловатая, с характерными, глядящими вверх рожками. Если вы сумеете найти того, кто так же пишет эту букву, то мы найдем человека, который хотел убрать Себастьяна из кузницы, мы найдем убийцу. Понимаете меня?
  
  Отец Иеремия кивнул.
  
  Теперь напишу я, - Бауэр забрал листок бумаги из рук священника и быстрыми разма-шистыми движениями начертал тот же текст. Ну-ка взгляните.
  
  - Вы пишете очень быстро, поэтому все буквы соединены вместе, - отец Иремия внимательно сравнивал два почерка: автора записки и Бауэра. - Все буквы у вас наклонены вправо, углов почти нет...
  
  - Отлично! - похвалил Бауэр. - Но спрашивать надо очень аккуратно, чтобы убийца не догадался, что мы проверяем его почерк. Так, как я проверил сейчас вас. Начать следует с того, кто первым увидел Себастьяна с алебардой в руках. Я пришел в кузницу на звон колокола, Нина трезвонила на всю деревню. Но, кроме нее, там уже были люди... Сейчас припомню... Йоахим, ее муж, был с ней, и Рудольф, учитель - он, кстати, вызвался сторожить место преступления, так что ищите его там... Да, а за кузницей еще вертелся Альфонс Габриэль, - Бауэр поморщился. - Поспрашивайте их о том, что видели, слышали необычного, проверьте почерка, а потом зайдете и расскажете мне. Вы же видите, я отлучиться не могу, а то мне всю кутузку разнесут...
  
   - Ладно, - сказал священник. - Я тотчас же займусь этим.
  
  Все последние минуты за стеной слышался нарастающий гул, и вдруг раздался грохот, звон, окно кутузки разбилось, и на пол упал здоровый камень, он чуть не задел жандарма и откатился под стол. Бауэр побагровел и с ревом выскочил на крыльцо. Отец Иеремия вышел вслед за ним.
  
  
  5
  
  
  Мощный рык Бауэра мигом усмирил беснование толпы , она еще некоторое время глухо поворчала, но отдельные выкрики, угрозы, проклятия прекратились.
  
  - Мммммммммолчать! - рявкнул жандарм и подтолкнул вперед священника. - Святой отец поговорит с каждым из вас, узнает, кто что делал во время убийства. На вопросы отвечать точно и четко! Не лгать! Из Рабеншлюхт не отлучаться! Ты! - Бауэр ткнул пальцем в Йоахима. - вставишь новое стекло!
  
  - Это не я! Не я! - затрещал Йоахим. - Все кидались камнями. Почему всегда я?
  
  - Без разговоров! - жандарм устрашающе завращал круглыми глазами, дождался полного молчания и отступил обратно за дверь, оставив отца Иеремию одного на крыльце.
  Священник вздохнул и начал говорить. Он говорил не очень громко: так, как обычно в церкви на проповеди. Слушали его внимательно, почти не перебивали.
  
  - Месть - это страшное чувство, - сказал отец Иеремия. - Она разрушительна. Она, как морской вал, сметает всё на своем пути. Она слепа и не разбирает, кто прав, кто виноват. Сколько раз в истории случалось, что невинные погибали потому, что вина человека казалась окружающим очевидной и несомненной. Однако, спустя какое-то время кто-то другой сознавался в совершенном злодеянии. Боюсь, сегодня у нас происходит то же самое.
  
  - Себастьян - убийца! - выкрикнул кто-то из толпы, но на него шикнули, и священник продолжал дальше.
  
  - У нас с господином Бауэром есть серьезные основания подозревать, что Себастьяна пытаются выдать за убийцу, а сам убийца продолжает оставаться на свободе. Возможно, он находится здесь, среди нас, - люди в толпе стали нервно оглядываться, внимательно осматривать друг друга, раздался неровный рокот, но быстро смолк.
  
  - Почему вы так решили, святой отец? - крикнула Нина. - Ублюдок держал в руках топор. Весь в крови! Он и меня хотел убить!
  
  - Он замахнулся им?
  
  - Он пошел с топором на меня. Прямо на меня! - и молочница, выставив вперед руки, прошла несколько шагов вперед, демонстрируя, как это выглядело. Люди перед ней расступились.
  
  - Себастьян увидел, что Феликс мертв и растерялся. Он вытащил топор из раны и не знал, что делать. Тут появились люди, он захотел подойти к ним. Так его движение можно истолковать?
  
  Молочница смутилась. Она очень не любила Себастьяна, но врать ей не хотелось.
  
  - Ублюдок ненавидел Феликса.
  
  - Да, я знаю, - мягко сказал отец Иеремия, - Но не настолько, чтобы убить. Пожалуйста, займитесь каждый своим делом, ведь сейчас начало лета, в поле много работы, каждый Божий день и даже час на счету. Поверьте мне, Себастьян виноват в смерти Феликса не больше каждого из вас. Он всегда слишком сильно переживал своё сиротство, именно это обстоятельство заставило его поверить нелепице, обману, поддаться искушению, бросить работу и уйти из кузницы, даже не заперев ее. Больше он ни в чем не виноват. Кто-то другой убийца. И, поверьте, я обязательно узнаю, кто он.
  
  - А может, призраки убили Феликса? - крикнула вдруг мельничиха Марта. - Колодец Рэнгу неподалёку! Они могли прилететь оттуда.
  
  Священник вздохнул.
  
  - Нет никаких призраков, - сказал он. Услышав эти слова, толпа недовольно заворчала, и тогда отец Иеремия возвысил голос: - Привидения выдумали в древности невежественные люди. А мы с вами живем в девятнадцатом веке, постыдитесь! Вы такие умные, образованные, в отличие от ваших предков, учились в школе. Сколько же можно вести разговоры о призраках? Их нет! Это предрассудок. Суеверие. Заблуждение, основанное на слабой вере в Господа. Кстати, насчет веры. Я знаю, что убийца - один из наших жителей. Мне очень хотелось бы, чтобы каждый из вас пришел завтра на исповедь и покаялся в грехах. Я не имею права никому рассказать об услышанном во время таинства, но убийца больше, чем кто-либо, нуждается в очищении от совершенного злодеяния.
  
  - А где кузнец? - крикнул Йоахим. - Почему его здесь нет? Его тоже убили?
  
  - Нет, Генрих уехал в город. Он должен скоро вернуться.
  
  - А может, это кузнец убийца? - закричала мельничиха. - Откуда мы знаем, что он уехал, а не прячется в лесу?
  
  - Я всё-всё разузнаю, - успокаивающе поведя рукой, промолвил священник. - Тот, кто убил Феликса будет найден и наказан. Не будем прежде времени никого подозревать. Но вспомнить что-то необычное, происходящее сегодня утром, или вчера, или в последние дни каждый из вас, наверное, сможет. Я поговорю со всеми свидетелями и все выясню. Мне кажется, что мы заняты сейчас не тем, чем надо. Вот нужно, например, подумать, о том, что господин Вальтер Бауэр должен послать сегодня в город за следователем, и посланник мог бы заехать на почту. Не так давно там установили телеграфный прибор Юза, пишущий печатными буквами на расстоянии. Надо составить депешу для родителей Феликса, вызвать их домой, но постараться пощадить родительские чувства. Вот ты, Нина, пока коровы на пастбище, попробуй составить такое письмо. Я зайду к тебе попозже и заберу. - Молочница, которой доверили столь важное дело, горделиво подняла голову и, подбоченившись, посмотрела на окружающих, сверху вниз. - Расходитесь пока что все по домам. Кому надо в поле, отправляйтесь в поле. А я пока что схожу в кузницу. Эй, Иоганн! - отец Иеремия, завидев в толпе племянника, подозвал его. Юноша тотчас подскочил к нему. - А ты отправляйся домой и скажи, что обед сегодня пройдет без меня.
  
  - Я с ваааааааами, - как маленький, заныл Иоганн. Он вдруг испугался, почувствовав, что новое приключение может так быстро и бесславно для него закончиться. - Ну пожааааааалуйста. Только не сегодня! Я должен быть с вами. Мне в лицее говорили, что я прирожденный следопыт. Я сам нашел украденное у жены бургомистра ожерелье. И поймал преступника. Правда-правда, - торопливо заверил Иоганн. - Не верите?
  
  Он, конечно, слегка привирал. Никаких преступников он никогда не находил. Кто бы ему доверил? Просто Иоганну неслыханно повезло, что он с группой друзей стоял в день ограбления у особняка бургомистра Леменграуэна. Когда полиция допрашивала его, он сумел в точности описать внешность каждого прохожего, и по его описанию преступник был опознан. Сам бургомистр тогда пожал ему руку и сказал, что без его, Иоганна, помощи, вор едва ли был бы найден. Матушка целый месяц гордилась тогда сыном.
  
  Отец Иеремия улыбнулся.
  
  - Ну хорошо, - сказал он, вспомнив собственную юность, такую же азартную, неугомонную и любопытную. - Только забеги все-таки домой и скажи кухарке, чтобы нас не ждала. Я направляюсь к кузнице, догоняй меня!
  
  6
  
  От Базарной площади до церкви пять минут быстрым шагом. По тропинке между древними-предревними тисовыми деревьями, с самого высокого из которых в ясную солнечную погоду видно соседнюю деревню Аасвальде. Эх, спилить бы его да посчитать годовые кольца! Говорят, что здешние тисы остались еще со времен нашествия римлян. А, может, даже и раньше. Страшно подумать - некоторые из этих великанов посажены до рождения самого Христа! На холмах они давно уступили место лиственным деревьям, древесина из тиса очень ценится в городе. Но несколько деревьев, среди которых была построена церковь, местные жители не тронули. Сначала Иоганн подумал, что это из-за храма, но в один из вечеров дядя разворчался на человеческие суеверия, и юноша понял, что тисы были почитаемы задолго до того, как построили церковь. Вот только за что, никто из нынешних жителей Рабеншлюхт внятно объяснить не мог. Пастух говорил, что на той стороне реки, за лугами, есть целая тисовая роща, но Иоганн ни разу так далеко еще не заходил.
  
  Услышав, что отец Иеремия сегодня не придет на обед, старая толстая кухарка всплеснула руками и принялась расспрашивать Иоганна, не случилось ли чего со священником. Но Иоганн лишь отмахнулся, скороговоркой на бегу выдал, что они расследуют убийство, чем окончательно перепугал бедную женщину, и помчался иной дорогой, стремясь опередить дядю и поспеть на место преступления раньше. Пробежал мимо школы, мимо дома учителя, вывернул на окраину деревни, запыхался и перешел на шаг. Кузница находилась в полукилометре от села, но от крайних домов видно ее не было, скрывал лес. Дорога виляла между дубов, берез и грабов и вязкой песчаной лентой уходила, минуя кузницу, вокруг болота к дому убитого в прошлом году лесника. Достигнув края леса, Иоганн перешел на шаг. Если убийца пришел этим путём, подумалось ему, то должен был оставить следы. Следы на песке хранятся долго... Пока не размоет дождь или не проедет телега или...а это что такое? Четыре тонкие путающиеся меж собой полоски... Следы от велосипеда, ну конечно! Значит, здесь проезжал Франц? Но куда он мог направляться? В кузницу? К заброшенному старому колодцу Рэнгу, что располагался между кузницей и домом лесника? За болота? Вспыхнувший азарт заставил Иоганна ускорить шаг, и словно взявшая след гончая он бросился вперед, позабыв обо всем. Пробежал добрую сотню метров, вынырнул из-за очередного поворота и резко затормозил. Навстречу ему медленно тащила телегу старая рыжая лошадь лесничихи. Рядом с телегой шел доктор Филипп и двое незнакомых Иоганну людей.
  
  Лошадь двигалась нехотя, вздрагивала, кашляла и то и дело норовила остановиться. Вот и поравнявшись с Иоганном, она снова замерла, с надеждой скосив на него левый глаз: авось ее, наконец, перестанут мучить и отведут назад в конюшню. Но Иоганн смотрел не на лошадь. На телеге, прикрытый рогожей, лежал мертвый Феликс. Как ни странно, в первый момент Иоганн не почувствовал ничего: ни жалости, ни любопытства. Только холодную отстраненность, словно не стоял рядом, а наблюдал за событиями через окно. Машинально стянул картуз, перекрестился, да так и застыл немой статуей с картузом в руках.
  
  - Ты бы отошел, парень, - хрипло произнес один из незнакомцев, высокий, с густой чер-ной бородой и угрюмым взглядом. Лицо его было бледным, будто он всю жизнь провел под землей. - Вишь, покойника в хладную везем.
  
  - Отойди, отойди, сынок, - засуетился доктор и, приобняв рукой Иоганна, попытался отвести его от телеги. В лицо юноше пахнуло не то кислым вином, не то самогоном.
  
  - Господин Филипп, - опомнился Иоганн, - нельзя труп увозить! Сюда отец Иеремия идет, он обязательно должен убитого осмотреть.
  
  -Зачем? - удивился доктор.
  
  - Нам господин Вальтер поручил расследование! - юноша уже пришел в себя, и теперь его распирало от важности. - Ни в коем случае нельзя увозить. Pereat mundus et fiat justitia.
  
  - Расследование? - переспросил доктор. - Отцу Иеремии?
  
  - Отцу Иеремии и мне! - значительно произнес Иоганн и повторил вычитанную где-то латинскую пословицу уже на родном языке. - Правосудие должно свершиться, пусть и погибнет мир.
  
  Посмотрел на вытянувшееся лицо доктора и торопливо добавил:
  
  - Да вы его здесь подождите, он вот-вот...
  
  Мальчишеское "доковыляет" чуть было не сорвалось с языка, но Иоганн вовремя спохватился и проглотил окончание фразы. Затем бросил исподтишка хитрый взгляд на доктора и заявил:
  
  - Абсолютно точно установлено, что Феликса убил не Себастьян. А это значит...
  
  Тут юноша сделал многозначительную паузу и внимательно посмотрел на всех троих. Даже четверых, включая лошадь. Задумка, однако, не удалась. Никто не вздрогнул, не побледнел, не всплеснул испуганно руками. Разве что лошадь всхрапнула и помотала головой. Но лошадь явно не могла убить Феликса. Тем более топором.
  
  - А это значит, - разочарованно повторил юноша, - что убийца до сих пор на свободе. Но мы с отцом Иеремией обязательно его найдем.
  
  Подумал немного и добавил:
  
  - Pereat mundus et fiat justitia.
  
  - Ну, если так... - усмехнулся доктор, - тогда мы подождем, конечно. Нам с мужиками спешить некуда, а Феликсу тем более.
  
  Незнакомцы (те, что у лесничихи живут, смекнул Иоганн) хмуро переглянулись. Чернобородый достал из кармана кисет и стал набивать трубку. Второй, помоложе и посветлее, присел на край телеги, стянул сапог и принялся осматривать стоптанную подошву. За все время он не произнес ни слова. Иоганн обошел телегу, потрепал по шее лошадь, подошел к убитому, но скинуть рогожу не решился. Постоял задумчиво, оглянулся на дорогу - дядя все еще не показывался - и...
  
  - Вы ждите тут, - торопливо сказал он. - А я пока одну версию проверю.
  
  И, развернувшись, зашагал к кузнице. Велосипедный след снова закружился у него под ногами. Где-то его затоптали башмаки, где-то переехала телега, но, исчезая, он вновь появлялся, увлекая Иоганна все дальше и дальше. Юноша проскочил кузницу, углубился по дороге в лес и добрался аж до старого заброшенного колодца. Когда и кем был построен этот колодец, не знал никто. Мальчишки по вечерам рассказывали друг другу страшные истории про то, что в нем живет привидение по имени Рэнгу. Откуда взялось это странное, ни на что не похожее имя, объяснить также никто не мог.
  
  Неожиданно след оборвался. Видимо, Франц доезжал только до колодца, а затем повернул назад - ведь полосок на песке было четыре. Иоганн вздохнул и пошел обратно. Вот ведь, подумал он, наверняка самое интересное пропустил. Дядя, поди, уже доктора и незнакомцев допрашивает. Он ускорил шаг, миновал старый дуб, расколотый молнией на две половинки, наддал еще и, зацепившись за торчавший из земли корень, полетел вверх тормашками на дорогу. С уст Иоганна само собой слетело слово, за которое его тихий и спокойный дядя не то что оставил бы без обеда, но еще и подзатыльников надавал бы. Юноша уселся, потирая ушибленный бок, и тут заметил, что обратный велосипедный след прерывается, уходя в лес. Через пару метров велосипед снова выехал на дорогу, но... А что если он не просто вильнул на обочину? Забыв про ушиб, Иоганн вскочил на ноги, мысленно прочертил направление и зашагал между невысокими молодыми деревцами. Нырнул вместе с подлеском в небольшой овраг, выбрался на другую сторону, прошел еще метров тридцать и уже хотел повернуться назад, как увидел кузницу. Вернее, низкий забор, отгораживающий ее от леса. Подошел поближе, огляделся. Весь двор как на ладони - идеальное место для наблюдения. Вон и Рудольф, местный учитель, оставленный сторожить место преступления, прохаживается в сторонке. Да не просто прохаживается, очень внимательно что-то рассматривает. Ну и где же дядя? Почему он не торопится? Иоганн уже весь лес обежал, а его все нет и нет! Подъезжал Франц к забору или не подъезжал? Через овраг и подлесок, пожалуй, вряд ли... Разве что оставил велосипед у дороги. Иоганн еще раз внимательно осмотрел двор, затем повернулся и принялся изучать место наблюдения. А это что? Неужели опять ворона? Ну, так и есть! Обезглавленный вороний труп... Это что ж получается, кто-то убил ворону, а затем и Феликса?
  
  Иоганн скользнул вдоль ограды, продрался сквозь кусты, вывалился на дорогу и совсем было добрался до ворот, как вдруг... На заборе, рядом с воротами в кузницу, через которые водили ковать лошадей, он увидел еще одну ворону. Вырезанную острым ножом на заборе.
  
  7
  
  Отправив Иоганна домой, отец Иеремия молча подождал пару минут, надеясь, что толпа успокоится и начнет расходиться. И впрямь: у крестьян забот всегда полон рот, а начало лета - и вовсе хлопотная пора. Так что и верно - вскоре от толпы начали отделяться и расходиться по домам работяги-крестьяне, толпа стала редеть и вскоре перед кутузкой почти что никого не осталось. Лишь кумушки, окружающие Нину, продолжали о чем-то с ней судачить, причитая, всплескивая руками и покачивая в такт головами. Муж Нины, Йоахим, безуспешно пытался протолкнуться к жене, но она только махала ему рукой: отстань, мол. Да еще однорукий бродяга Альфонс Габриэль, похоже, не собирался никуда уходить - сгорбившись, он понуро брел вдоль домов по Базарной площади. Наверное, он совершил уже не один круг, заметил про себя отец Иеремия, странно как-то идет, словно ничего не видит, уткнулся носом в землю, хотя нет, вот поднял быстро голову, наклонил ее, будто ворона, зыркнул на священника черным глазом, и опять вперился в землю, будто взглядом борозду прокладывает - ровно-ровно перед собой глядит, ничего вокруг не замечает.
  
  Отец Иеремия глянул вслед Иоганну - того уже и след простыл. Торопится мальчик, торопится жить, как будто у него не вся жизнь впереди. Оно и правильно, уйдут юные годы, придут заботы, болезни, дети появятся, подрастать начнут - не до приключений будет. А сейчас... стоит порадоваться, что у мальчика доброе сердце. Не только удаль и любовь к тайнам им руководит, но и желание выручить из беды товарища. Пусть поможет расследованию, Бог даст, получится спасти невинного человека, и зачтется это Господом Иоганну. Кто знает, как дальше жизнь сложится, любой добрый поступок может оказаться решающим на Страшном Суде. Вот только стоило ли его посылать домой? Как бы не расстроил племянник кухарку - испугается добрая женщина, подумает невесть что, ведь ни разу еще не пропускал трапезу отец Иеремия с тех самых лет, когда был так же молод, как сейчас Иоганн.
  
  Вспомнив про обед, священник почувствовал, что у него засосало под ложечкой. Есть очень хотелось, но было неотложное дело, которое надо было исполнить немедленно. Взять на себя ответственность за человеческую судьбу - нелегкое испытание. Надо его выдержать достойно. И нечего беспокоиться о том, что не смог пообедать. Альфонс Габриэль, случается, голодает несколько дней кряду, а вынужден терпеть. Кстати, а куда он делся?
  
  Отец Иеремия окинул взглядом Базарную площадь и увидел, что бродяга прекратил свое странное монотонное хождение по кругу и теперь направляется прямо к нему. Священник двинулся ему навстречу.
  
  Альфонс Габриэль был не только нищ, но и крайне неопрятен, что, впрочем, было вполне понятно в его положении. Одной рукой, да еще при этом левой, за собой сильно не поухаживаешь: много не настираешь и не намоешь. А вряд ли в деревне найдется какая-нибудь добрая женщина, которая захочет обиходить бедолагу, проку от которого ничуть, а за версту несет кислым запахом пота и неумытого тела. Отец Иеремия с трудом сдержался, чтобы не поморщиться. Альфонс Габриэль обычно держался от него на приличном расстоянии, в храм не ходил, но несколько раз, поздно вечером, когда уже все крестьяне сидят по домам , священник видел из окна своего дома, как бродяга бьет поклоны и молится на паперти перед церковью. Он постарался не рассматривать пристально Альфонса Габриэля, но его яркая внешность прямо бросалась в глаза. Невозможно было не заметить, что один из драных башмаков бродяги несколько раз перевязан бечевкой, штанины лохмотятся и внизу свисают бахромой, пустой рукав рубашки болтается по ветру, даже не убран вовнутрь, на худом, то ли смуглом, то ли неумытом лице многодневная щетина.
  Подойдя к священнику, Альфонс Габриэль резко повернул голову в обе стороны, и убедившись, что никто не обращает на него внимание, заговорил приглушенным голосом. И хотя он снизил его до шепота, чувствовалось, что голос его - хриплый, сварливый, как у вороны, громкий, прерывистый - видать, тяжкая судьба не только руки лишила бродягу, но и отучила с людьми разговаривать.
  
  Надо бы ему как-то осторожно намекнуть, чтобы вымылся, да поискать что-нибудь из одежды. Вон какой худой, наверняка ему из запасов Иоганна что-нибудь сгодится. Даром, что ли, племянника в деревню сопровождал целый сундук всевозможного тряпья, собранного заботливой матерью мальчика. И как это раньше мне в голову не пришло? - опять подумалось священнику, и тут он заметил, что слова Альфонса Габриэля проходят мимо его сознания. А бродяга прерывисто талдычил одно и то же:
  
  - Берррррегиссссь! Беррррегиссссь! Берррррегиссссь!
  
  - Чего мне беречься? - растерянно спросил священник.
  
  - Топорррра, - ответил бродяга и несколько раз сделал рубящий жест рукой. - Берррегиссссь топорррррра! - И хоть слова и движения его были угрожающими, священник увидел в черных пронзительных глазах Альфонса Габриэля какую-то мольбу, словно бродяга просил его: догадайся сам. Но о чем?
  
  - Ты что-то знаешь? - спросил его отец Иеремия. - Можешь мне рассказать?
  
  Альфонс Габриэль еще раз оглянулся по сторонам и, увидев, что к ним направляется оторвавшийся от толпы кумушек Йоахим, отпрянул от священника, быстро зашагал прочь и громко, дребезжаще, загорланил знаменитую военную песню Макса Шнекенбургера "Стража на Рейне":
  
  И юный немец рвется в бой,
  Границу заслонить собой,
  И клятва юноши тверда:
  "Немецким будет Рейн всегда!"
  
  Звучит присяга, плещет вал,
  Знамена ветер растрепал,
  Спокоен будь, край отчий наш,
  Тверд и надежен страж ,
  На Рейне страж.
  
  - Голубчик, ты там приумылся бы, да в храм пришел бы, - растерянно крикнул ему вслед священник, но бродяга его, кажется, не услышал. И тут отец Иеремия припомнил, что он забыл взять у Альфонса Габриэля образец почерка - ведь бродяга был среди тех, кто первым увидел совершенное злодеяние. Он хотел поспешить за ним, но передумал - вряд ли бродяга левой рукой способен вывести замысловатую S с рожками. Да и не будет он так зло шутить над единственным своим другом Себастьяном. Отец Иеремия до конца верил в лучшее в человеке. Во всяком случае, ему очень хотелось в это лучшее верить...
  
  - Святой отец, поговорите с Бауэром, замолвите словечко, не разбивал я стекло, бродяга это, я тут совсем ни при чем! - подошедший Йоахим внимательно присматривался к священнику, чуть не в рот заглядывал. Видно было - ему невтерпёж узнать, о чем отец Иеремия разговаривал с Альфонсом Габриэлем, но спросить прямо не решается.
  
  - Йоахим, - строго сказал священник, - я видел, что ты буянишь больше всех остальных. И как камни кидал - я тоже видел. Не следует перекладывать вину на другого, тем более совершенно беззащитного человека. Бродяга стоял сзади всех, я это хорошо помню, да и камни кидать он вовсе не собирался.
  
  - Но тот, что разбил стекло, был не мой, - заныл муж молочницы. - Может, бродяга и ни причем. Но он столько пакостей делает с Себастьяном. Пусть Бауэр его заставит хоть раз поработать!
  
  - Одной рукой? - поинтересовался священник. - Послушай, Йоахим, ты взрослый человек, отец семейства, у тебя приличное хозяйство, а ведешь себя подчас как младенец. Человек должен отвечать за свои поступки. И отвечать достойно. Ты больше всех горланил и буянил. И раз неизвестно, кто в точности разбил стекло, вставлять его как зачинщик беспорядка должен ты.
  
  - Но Бауэр запретил выходить из деревни. Где я достану стекло?
  
  - Может быть, в лавке?
  
  - Пойду спрошу, - вздохнул Йоахим и собрался пойти прочь.
  
  - Подожди секундочку, - сказал отец Иеремия, - ты не мог бы для меня записать в лавке, что там есть из товаров, привезенных на этой неделе? Мне это нужно для расследования, - покраснев, добавил он.
  
  - Да я же грамоте не обучен! - обиженно и возмущенно заявил Йоахим. - Я был старший сын у родителей, пока братья учились, я должен был во всем помогать отцу. А теперь-то - куда уж... Своих-то я всех в школу отправил.
  
  - Ну иди в лавку, иди, - сказал отец Иеремия, видя, что Йоахим собирается начать рассказ о своих любимых и многочисленных отпрысках. Мелькнула мысль, что надо порасспрашивать Йоахима, когда он увидел бродягу: сразу, как пришел к месту преступления или позже, но священник представил, какой начнется крик на всю деревню, что Альфонс Габриэль убил Феликса, и решил отложить расспросы на потом... на попозже... Может, удастся все выяснить, не втягивая в это дело шумного и болтливого мужа молочницы, характером во многом схожего с женой.
  
  Йоахим, обиженный что его прервали на самом интересном, шмыгнул носом и двинулся в сторону торговой лавки. Вдруг он оглянулся.
  
  - Вот увидите: Альфонс Габриэль и кузнеца убил! Не только Феликса!
  
  Пока отец Иеремия беседовал с бродягой, а затем Йоахимом, окружавшие молочницу крестьянки тоже почти все разошлись, на площади остались только Нина и ее подруга - мельничиха Марта. Священник посмотрел на кумушек и решил, не задерживаясь больше, отправляться к кузнице, а то так и к полуночи можно не добраться до места убийства. Но, проходя мимо них, он услышал демонстративный, явно обращенный к нему возглас:
  
  - А я тебе говорю - это он, он! У него был такой подозрительный вид. И что, спрашивается, он делал за кузней?
  
  - Да нет же, наверняка убийца - жених Лауры, - степенно отвечала мельничиха. - Я уверена, ему давно рассказали, как пока он в рекрутах ходил, девка глазки Феликсу строила. И не только глазки.
  
  Священник замедлил шаг и почти остановился.
  
  - Да уж, видный был парень. Даже немолодой женщине мог голову вскружить. - это была шпилька в адрес мельничихи, на которую та еле слышно пробормотала: "Чья бы корова мычала..." - А Лаура ему нравилась, он к ней под окошко по ночам всё бегал с гитарой, романсы пел. Замечательный был жених. Странно, что доктор его так невзлюбил.
  
  - А с чего он должен был любить Феликса, - хихикнула мельничиха. - когда Лаура, то вдруг толстеть начала на глазах, а потом так же быстро похудела.
  
  - И все равно убил бродяга! - громко и торжественно возгласила молочница. Вконец остановившийся неподалеку священник внимательно прислушивался к их разговору.
  
  - Нехорошо, голубушки, сплетничать, - наконец обратился он к ним. - Как бы вы ни относились плохо к человеку, страшный грех - наговаривать на него напраслину.
  
  Священник вздохнул, поправил на голове сбившуюся набок капелло Романо и повернув с Базарной площади к дороге, ведущую к северной окраине деревни, направился к кузнице.
  
  8
  
  Деревня без кузницы и не деревня вовсе. Топоры, косы, серпы, ножницы для стрижки овец, скобы для строительства... Подковы лошадям, засовы на ворота, даже замки и ключи - всё это к кузнецу Генриху. Да вон сундук кованый у дяди, так и то все металлические части Генрих ковал. А еще мелочь всякая - крючки рыбу ловить, обручи для бочек, гвозди... Нет без кузнеца деревни. Потому всякий с кузнецом норовит иметь хорошие отношения. А Генрих еще и по характеру как добрый великан из сказки, всякому поможет, ободрит, выплату отсрочит, если денег рассчитаться нет. Но ежели кого невзлюбит, тут уж лучше вовсе на глаза не показываться. А особо бездельников терпеть не может, тех, кто делом никаким не занят. Вот бродягу Альфонса однажды так приложил, что тот шагов пять летел, не меньше. Ни за что причем, бродяга едва во двор зашел. Иоганн как раз сундук забирал для дяди, а увидел эдакое - рот разинул от удивления и застыл на месте. Зато Себастьян, который кузнеца вообще-то очень уважал, даже любил, вдруг на него с кулаками полез. Он вообще бывает вспыльчивый, Себа, но чтоб на Генриха... Тот ему оплеху залепил, развернулся и ушел от греха подальше, ругаясь. Оказалось, что пока Иоганн не приехал, у Себы в приятелях только бродяга Альфонс и был.
  
  Сама кузница - большая, просторная, сложена из брусьев. Под высокой треугольной крышей с одной стороны помещение с горном и наковальней, а с другой, ближе к дороге, открытый навес, куда заводили подковывать лошадей. Под навесом еще одна наковальня стоит - летом в хорошую погоду работать. Рядом ящик с песком, ветошью закиданный. Из кузницы под навес выводят большие кованые ворота, почти всегда открытые. Тут же бочка с водой ведер на двадцать-двадцать пять и широкая скамья - на ней обычно кузнец отдыхает. Под самым навесом подвешен колокол, гораздо меньше, чем на церкви, а как звучит - Иоганн никогда не слышал. Хотя, может, сегодня именно он и звонил? Этот колокол давно здесь висел, говорят, в старые времена, когда в лесах водились разбойники, прежний кузнец звонил в него не раз - предупреждал Рабеншлюхт о надвигающейся угрозе.
  
  Сейчас здесь никаких разбойников не было. Если не считать того, кто убил Феликса. Учитель Рудольф задумчиво курил сигарету, расхаживая по двору. Дядя сказал как-то, что учитель неместный, но это и по одежке видно. Никто не одевался так, как Рудольф. Шляпа из фетра, серый в полоску костюм, строгий белый воротничок, галстук-самовяз, ботинки со шнуровкой... Как ему не жарко? Но учителю жарко не было. Худой и бледный, он вечно жаловался на здоровье и любил ворчать на отсутствие порядка в стране. Даже про отца Иеремию - Иоганн сам слышал - говорил за спиной, что тот слишком мягок и потакает грешникам. Себастьян как-то сказывал, что ученики тихо ненавидели Рудольфа за презрительный тон и палочную дисциплину. Что же такого рассматривал учитель несколько минут назад, когда Иоганн выглянул во двор из кустов? Наверное, тоже хочет распутать убийство, решил юноша. Рудольф любит доказывать, что умнее всех.
  
  Учитель, наконец, заметил стоявшего у ворот юношу и окликнул его.
  
  - Ты к кузнецу что ли? - спросил он. - Иеремия послал? Нет кузнеца. В Вавилон уехал.
  У учителя была скверная привычка называть вещи не своими именами. Вот и их небольшой уютный городок Леменграуен он отчего-то Вавилоном прозвал. Хотя ни особого смешения языков, ни тем более высоких башен в их городе отродясь не было. Не считать же французский или итальянский языки чем-то совсем уж чуждым. Бывало, правда, цыгане табором неподалеку станут или граф Ерёмин Новый год по какому-то своему обычаю в середине января начнет справлять, да к нему соотечественники со всей Европы соберутся. Но это так... редкие исключения из правила.
  
  - Я... - хотел было ответить Иоганн, но учитель его перебил.
  
  - Или к Себастьяну? - вопросил надменно учитель, выпуская очередное табачное колечко. - Так всё... Отгулял твой дружок. Я когда еще Генриху говорил: гнать нужно волчонка, вырастет - глотку перегрызет. И кто был прав? Сегодня он Феликса зарубил! Молодой парень, светлая голова, столько надежд...
  
  Учитель неожиданно скривился и демонстративно смахнул с лица несуществующую слезу. Вышло ненатурально, и Иоганн чуть не прыснул со смеха. Но тут же укорил себя - тут убийство, а ему все смешки.
  
  - Я... - снова начал он.
  
  - И дяде твоему говорил, - не унимался учитель, - отец Иеремия, вы, конечно, служитель церкви и всё такое, но за племянником плохо следите. Он общается со всяким отребьем. Смотрите, Каина на груди пригреете...
  
  - Себастьян не отребье! - не сдержавшись, ответил Иоганн. - Вы не имеете права так говорить!
  
  Бледное лицо Рудольфа внезапно пошло серо-вишневыми пятнами, словно кто-то макнул его в заплесневелый вишневый джем.
  
  - Ты меня еще поучи, щенок! - он встал со скамейки и сделал пару шагов навстречу Иоганну. - Давно розги не пробовал? Ты как со старшими разговариваешь? Вот я дяде твоему...
  
  - Себастьян не отребье! - четко выговаривая слова, холодно произнес Иоганн. - Он никого не убивал. А вас я попрошу не кричать. Господин Вальтер Бауэр поручил мне расследование убийства!
  
  Рудольф вытаращил на юношу глаза.
  
  - Тебе? - выдохнул он.
  
  Машинально ударил по мундштуку указательным пальцем, стряхивая пепел, но вместо пепла из сигареты выпал комочек табака вместе с огоньком и, упав на серую в полоску штанину, моментально прожег ее насквозь. Учитель завертелся на месте, отряхивая брюки и громко ругаясь.
  
  - Мне! - отчеканил Иоганн и, проходя мимо учителя, добавил, - и отцу Иеремии...
  
  Справившись с окурком, учитель зло посмотрел в спину юноше и двинулся за ним. Впрочем, путешествие оказалось недолгим - через пару десятков шагов Иоганн остановился, присел на корточки и стал внимательно осматривать свою первую находку - обрывок крученого шнурка.
  
  IL
  Отцы говорят нам:
  
  Слушайте и запоминайте, а после расскажите своим детям, чтобы запомнили и они.
  
  В те времена, когда над землями кмеру гулял холодный ветер и летом нередко шел снег, с далекого Севера прилетела к ним Черная Ворона.
  
  Была она огромна, и ни одно дерево не могло выдержать ее веса.
  
  Был она сильна, и все воины народа, собравшись вместе, не могли одолеть ее.
  
  Была она мудра, и старейшины не смогли придумать вопроса, на который бы не ответила Ворона.
  
  И тогда склонился народ кмеру и спросил ее:
  
  - Что же ты хочешь? Зачем прилетела к нам?
  
  - Хочу вашей крови, - ответила Черная Ворона.
  
  Испуганно зашептались между собою люди: смерть пришла к ним. Но успокоила их Ворона.
  
  - Слабы ваши южные деревья, - сказала она. - Не на что мне присесть и отдохнуть, и осмотреть окрестности. Насыпьте мне холм посреди тисовой рощи, а когда Луна станет равна Солнцу, принесите жертву, чтобы успокоить мой буйный дух. Всего одну человеческую жертву буду я брать с вас, когда ночь равна дню, а за это стану вам Матерью, и вы будете жить в мире и покое - никто не посмеет придти на земли кмеру.
  
  И согласились старейшины, что это будет справедливо.
  
  Честно исполняли кмеру свой договор. Два раза в год на границе дня и ночи они приносили жертву Матери Вороне. Было то капище у холма, где теперь земля принимает усопших. Жрец подносил Вороне чашу с кровью, и красный закат кровавой полоской ложился на холм... В эту ночь снимались все табу. Народ кмеру пил вино и веселился, и муж не смел упрекнуть жену, а жена мужа, если они делили ложе с другими. До первого луча солнца, пока утолившая жажду Ворона парила над землею в черном небе, продолжалась Ночь Свободы. Но едва начиналось утро, как она возвращалась на свой холм. И жизнь кмеру текла по-прежнему до нового равноденствия.
  
  Счастливо жили кмеру под крылом Матери Вороны. Река была полна рыбы, лес - зверя, и ни один соседний народ не помышлял появляться в их землях. Так продолжалось долго...очень долго... пока вождем не стал Хитрый Рэнгу. Жалко ему было терять охотников и их будущих матерей, и задумал он обмануть Черную Ворону.
  
  - Зачем приносить в жертву людей? - спросил однажды Рэнгу у старейшин. - Черная Ворона уже стара и плохо видит, давайте оденем козла в человеческие одежды и приведем на заклание.
  
  И часть старейшин согласилась с Рэнгу, а часть нет. Три дня и три ночи спорили они между собой и даже хватались за ножи, но, наконец, сторонники вождя победили. Связали тех, кто был верен Матери Вороне и оставили в лесу под деревьями. Имя связанным было таги, и наш род происходит от них.
  
  Наступила ночь, когда Луна снова стала подобна Солнцу, и люди Рэнгу обрядили козла в человеческие одежды и повели на капище. Мать Ворона была уже там.
  
  - Кого это ты привел ко мне? - спросила она вождя.
  
  - Это охотник, - не смутившись, ответил Рэнгу. - Не смотри, что его согнуло время, это самый знатный охотник племени. Нет никого, кто сравнился бы с ним в меткости и бесстрашии.
  
  Сам же он взял ритуальный нож и перерезал животному горло. Брызнула кровь, Рэнгу подставил чашу и, усмехаясь про себя, стал ждать, пока она наполнится кровью. Долго ждал Рэнгу, долго наполнялась чаша, но вот, наконец, закапала кровь через края, и вождь отнес ее Матери Вороне. Жадно выпила Ворона козлиную кровь, и взгляд ее стал как красное стекло, а из клюва вырвалось пламя.
  
  - Что ты наделал, неразумный? - грозно спросиа Ворона, и от ее хриплого голоса люди кмеру шарахнулись, как от огня. - Ты убил меня и оставил свой народ без защиты. Козлиною кровью ты залил наш договор, и теперь ждет кмеру большая беда. Придут сюда козлы в человеческом обличии, и не будет вам больше ни покоя, ни мира, а все кмеру превратятся в рабов.
  
  - Мы не боимся козлов, - самонадеянно выкрикнул Рэнгу. - У нас есть стрелы и луки, мы сами сумеем защитить себя!
  
  Но Ворона не слушала его. В последний раз она взмыла в небо, и целую ночь парила над землей. Но не было в ту ночь ни вина, ни песен, ни страстных объятий на земле. А когда первый луч солнца коснулся перьев, Ворона заметила в лесу таги - тех, кто остался верен древнему уговору. Связанные, они лежали под деревьями, не в силах пошевелиться и подать голос. А люди Рэнгу шли к ним с острыми ножами, чтобы навсегда избавиться от братьев, ставших врагами. Солнечный луч смертельно ожег Ворону, громко каркнула она, ибо потеряла способность говорить. Каркнула и...разлетелась сотней маленьких черных ворон. Обрушились птицы на тех, кто шел убивать, и отогнали их от таги. Острыми клювами помогли людям освободиться от веревок и улетели в разные стороны....
  
  9
  
  Хоть и виляет дорога между деревней и кузницей, но широкая она, удобная. Две телеги запросто разъезжаются. Недаром кузнец Генрих столько сил приложил к тому, чтобы этот участок стал самым ухоженным в округе: заставил Себастьяна вырыть ложбины поперек пути, настелил в них вереск, долго уминал его ногами, засыпал слоем песка и земли. На славу получилась дорога! За кузницей уже лес, там она почти сразу переходит в тропу, в деревне же после дождя вообще вязко бывает. Да, отец Феликса выделил год назад деньги на укрепление улиц, - но все-таки слабые они, расползающиеся, не то что в других деревнях. Что поделаешь уж очень песчаная в Рабеншлюхт почва. Хотя у хорошего старосты и дороги будут исправные ни дождь, ни какая непогодь их не попортит. Вот как на том берегу участок старой мощеной дороги, ведущий от Аасвальде к реке, около которой резко поворачивает, затем бежит вдоль нее среди лугов, а у самого деревянного моста, ведущего в Рабеншлюхт, обрывается. Самые старые жители помнят, что когда они были малыми детишками, эта дорога уже пролегала рядом с деревней, и ничуть не стала хуже с того времени. Такой дороги и большой город не постыдится. Откуда она взялась и для чего служила никто давно не знает, а по-прежнему лежит ровная, удобная, словно каждый день за ней кто ухаживает. Конечно, у Генриха участок не так хорош, но прогуливаться тут все равно очень приятно.
  
  Замечательный мужчина - Генрих: работящий, зажиточный, непьющий, негулящий. Да только ни семьи, ни детишек у него, жаль, нет. Если, конечно, не считать его сыном Себастьяна. Тут уж трудно сказать - так оно или нет, может, мальчик и вовсе кузнецу чужой, а пожалелось вот, что пропадет сирота, да инстинкт отцовский взыграл - хочется ведь такому здоровому и сильному опекать слабого и беззащитного. Вот и о лесничихе кузнец заботится, говорят. Ничего такого, вроде как, между ними и нет. А только после убийства лесника стал кузнец к его вдове наведываться. То дрова наколет, то капканы поставить поможет. Не каждый день, конечно - своей работы хватает. Но хоть и на отшибе кузница, а все же народ эту заботу и внимание приметил. Хотя, признаться надо, толкуют сельчане о ближнем часто зло и вовсе уж несправедливо... Вот и об Анне, вдове лесника тоже. Бауэр ее до сих пор считает виновной в убийстве мужа. Ворчит, что граф Еремин от суда отмазал.
  
  
  Задумавшись, священник чуть не налетел на рыжую лошадь, стоящую посреди дороги. Лошадь была запряжена в телегу, на краю которой сидели двое незнакомых мужчин. Оба они хмурились и молчали. Один из них, чернобородый, курил, глубоко затягиваясь, трубку, пуская в небо круглые плошки дыма. Другой, совсем юный, задумавшись, машинально ковырял в носу. Вдоль телеги - туда-обратно - прохаживался, слегка покачиваясь, доктор Филипп. Увидев отца Иеремию, он очень обрадовался.
  
  - Вот и вы, святой отец, - сказал врач торопливо. - Иоганн велел подождать вас. - И отвечая на недоуменный взгляд священника, приподнял рогожу. - Феликса везем в хладную. Бауэр приказал осмотреть труп да убрать его - не весь же день в кузне, на солнце, валяться...
  
  Отец Иеремия подошел к мертвому Феликсу, перекрестился и прочел заупокойную молитву. Пока он молился, доктор не мешал ему, стоял в сторонке, но как только священник сказал "Амен", Филипп, шаркая, подошел к нему и возбужденно заговорил, дыша перегаром прямо в лицо:
  
  - А что, это правда: Себастьян не убивал Феликса?
  
  - Откуда вы знаете? - нахмурившись, спросил отец Иеремия, припоминая, что доктора не было в толпе, когда он рассказывал жителям Рабеншлюхт о том, что подмастерье не совершал убийства.
  
  - Да племянник ваш сказывал. Так правда это?
  
  - Действительно, Себастьян не убийца, - подтвердил священник. - А Иоганн уже прошел к кузнице? Вот постреленок! А я все жду, когда он догонит меня.
  
  Доктор насупился:
  - Если не ублюдок убил, то кто же?
  
  - Не знаю пока. Но надеюсь, Господь поможет открыться истине, - ответил отец Иеремия.
  
  - А сейчас расскажите мне, будьте добры, о ране. Можно мне, кстати, на нее посмотреть?
  
  - Отчего же нельзя? Гляньте, - доктор отогнул ворот рубашки Феликса, надетой под щёгольский малиновый бархатный сюртук, весь верх рубашки был залит кровью, но на шее ее , как ни странно, не было. Только две широких раны рассекли горло. Обе раны казались особенно глубокими в центре, а по краям - поверхностными, словно лезвие, которое их нанесло, было полукруглым.
  
  - Ребята всё подтерли, - пробормотал, оправдываясь доктор, и кивнул в сторону сидящих на телеге мужиков. - А то уж больно страшный вид был у Феликса. Все залито кровищей, прямо ужас. Да и рану под ней было не разглядеть.
  
  - Тут две раны, - сказал священник.
  
  - Да? - врач как будто удивился. - Действительно, две. Сделаны рубящим предметом. Топором.
  
  - А орудие убийства вы видели? - спросил отец Иеремия. - Вы уверены, Филипп, что раны нанесены топором?
  
  - Да, - пробормотал доктор отводя глаза. - Никаких сомнений в том быть не может.
  
  - А однорукий человек мог нанести подобные раны? - поинтересовался отец Иеремия.
  
  - Мог, - кивнул доктор. - Если вы думаете насчет Альфонса Габриэля, то вполне мог. Мало того, посмотрите, раны очень странные: двурукий человек ударил бы топором как? По голове! А если уж по шее, то сзади или сбоку. Так ведь?
  
  - Пожалуй, - согласился священник. - А подросток мог нанести такие удары? Или, скажем, женщина?
  
  - Нет. Женщина - нет, - доктор решительно помотал головой. - Только сильный мужчина. Слабый не мог.
  
  - Ну хорошо-хорошо, - успокоил его отец Иеремия. - А почему все-таки две раны? Первый удар был слишком слабый?
  
  - Вероятно, убийца хотел убедиться, что Феликс погиб, - пожал плечами врач. - И ударил еще раз, когда тот упал. Хотя смертельной, думаю, была уже первая рана.
  
  - Филипп, - спросил священник. - Ведь вы осматривали тело лесника, когда он погиб. Скажите, эти убийства, с точки зрения медицины, можно считать идентичными? Их мог совершить один человек?
  
  Доктор ошеломленно посмотрел на отца Иеремию, словно сраженный какой-то догадкой. Нервно дернул головой, хлопнул себя по макушке и воскликнул:
  
  - Ну как же я сразу не догадался? Да! Лесник был убит точно таким же способом...
  
  - Но женщина, вы говорите, убить не могла? Значит, вдова лесника Анна - ни при чем? И мы можем ее не рассматривать в числе подозреваемых?
  
  - Анна? - задумался доктор. - Анна - сильная женщина. Она всю мужскую работу по дому делает. Так что...
  
  Он не договорил и снова пожал плечами: мол, понимайте, как знаете. Похоже, доктор был сильно пьян. Священник внимательно посмотрел на него: не пытается ли Филипп ввести его в заблуждение? Впрочем, и мельничиха, и молочница точно так же валили вину на кого угодно, отводя ее любым путём от себя. Как можно узнать истину, если никто не заинтересован в том, чтобы она была найдена? Отец Иеремия вздохнул. - Ну хорошо, давайте поговорим о чем-нибудь другом, - сказал он. - Где вы были, Филипп, во время убийства?
  
  - Я был у старухи Герты, пускал ей кровь, совсем старая плоха стала. Но ничего, Бог даст, пару годиков протянет еще на ногах. Вы спросите-спросите у нее. Она вам скажет.
  
  - Хорошо, я верю вам, - ответил священник. - Я просто хочу увидеть картину происходящего в целом. Кто где был, что делал. Откуда узнал об убийстве. Кстати, кто вам сказал, что Феликс убит?
  
  - Да я вышел от фрау Герты и увидел, что все бегут к кутузке. Ну я и подошел посмотреть, что там такого случилось.
  
  - А когда вы в последний раз видели Феликса живым? - поинтересовался Иеремия. - Вы давно с ним разговаривали?
  
  - Да зачем мне вообще с ним было говорить? - насупился доктор. - Все мужчины как мужчины. А этот - франт и прощелыга. Терпеть таких не могу!
  
  Феликс и впрямь славился тем, что одевался щеголевато и броско. Даже в городе редко можно было встретить человека, который столь сильно пренебрегал бы обычаями и традициями добропорядочного, степенного и целеустремленного буржуазного века. На фоне мужчин в пуританских, наглухо застегнутых, серых и черных сюртуках Феликс выглядел как попугай среди ворон - ни одного черного перышка - любил он все яркое, цветастое, броское, необычное. Даже кошелек - вышитый бисером мешок с монетами - он носил не как все нормальные люди, в кармане, а под старину - притороченным крученым золотистым шнуром к поясу. Кстати, что-то не видно этого кошелька.
  
  - А карманы Феликса вы проверили? - спросил священник. - У него не было денег? Помните, он носил прикрепленный к поясу мешочек?
  
  - Уж не хотите ли вы сказать, что я украл деньги Феликса? - весь напыжился и даже оскорбленно покраснел доктор. - Вот спросите у них, - он махнул рукой на сидящих на облучке телеги мужиков. - Мы вместе подошли к трупу.
  
  - Да нет, что вы, Филипп, я ничего такого не думаю. Просто хотелось узнать, что у Феликса нашлось в карманах и не пропали ли его деньги?
  
  - Сейчас посмотрим, - сказал доктор и полез обшаривать карманы Феликса.
  
  "Осматривал ли он вообще труп? - засомневался отец Иеремия. - И, боюсь, не таким ли же образом он исследовал тело убитого лесника?"
  
  Карманов на сюртуке оказалось только два и в них ветер гулял, а панталоны были столь неприлично облегающими, что даже если бы на них и оказались карманы - вряд ли бы в них можно было что спрятать. Ткань была столь тонкой и обтягивающей чресла, что при расстегнутом сюртуке это выглядело крайне неприлично. Отец Иеремия отвел взгляд в сторону.
  
  - Филипп, а вы хорошо помните: вы точно подошли вместе с теми... чужаками? - понизив голос, священник кивнул в сторону мужиков. - Они не могли взять кошелек?
  
  - Точно вместе. - уверенно произнес доктор. - Они при мне кровь затирали, а затем перетаскивали труп. Я всё видел.
  
  - И кошелька на поясе не было? Вы точно помните?
  
  - Хоть на Библии поклянусь! - воскликнул врач и поднял руку, будто собирался давать присягу в суде.
  
  - Не надо-не надо. Давайте подумаем вместе. Феликс водился с чужаками, что у Анны в лесу живут - об этом все знают. Что у них было с Феликсом общего?
  
  - Чего не знаю, того не знаю, - ответил доктор. - Вы у них сами и спросите.
  
  - А сами вы - что думаете? Могли они желать смерти Феликсу? Или кто другой?
  
  - Желать мог, кто угодно, - сказал врач. - Феликс был не из тех, кого любят окружающие.
  
  Это была правда. Феликса не любили. Очень не любили, но настолько, чтобы убить...
  
  - Мог и ублюдок, почему вы думаете, что не он? Мог бродяга. Лесничиха могла. Чужаки. Мало ли, кому он что насолил...
  
  - Да, мы знаем об этом деле пока что очень мало, - согласился священник. - В этой мозаике есть лишние детали, но гораздо больше недостающих. Я должен найти все нужные фрагменты и отсеять лишнее. А скажите, Филипп, вы в курсе, зачем уехал в город Генрих?
  
  - Я вообще не знал, что он уехал. Еще удивился, почему кузнеца нет у кутузки. А здесь уж мне Рудольф сказал, чтоб забирал Феликса, не ждал хозяина - незнамо когда будет. Повезло хоть, что мужики подвернулись - мимо ехали, а то бы пришлось в деревню за телегой идти.
  
  - А какие у Генриха дела в городе - не знаете?
  
  - Вроде, щенка хотел у русского графа купить. Хвастался, что порода редкая. Сторожевая, но и на медведя пойти сгодится. Зачем ему только собака? Ума не приложу. Кто вообще рискнет к кузнецу полезть? С его-то кулаками он любого так приложит...
  
  - Полезли же, - заметил священник. - А что за граф? Не Ерёмин? - отец Иеремия вспомнил вдруг, что и Себастьян упоминал русского господина.
  
  - Да, Ерёмин. Кажется, его имя Сергей. Он купил два года назад особняк в центре города и поселился там. В России у него какие-то сложности с проживанием, политика, понимаете ли...
  
  - Даже не знаю, с какого конца подходить к этому делу, - удрученно пожаловался отец Иеремия доктору. - Что здесь важно, а что нет. А еще надо как-то известить родителей Феликса. Скажите, Филипп, насколько, действительно, больна фрау Шульц? Не сразит ли ее известие о гибели сына?
  
  - Этого я предугадать не могу, не провидец, - внезапно ухмыльнулся доктор. - А болезнь... Сейчас я вам в точности запишу диагноз. - он достал из кармана пачку небольших листочков, карандаш, и мелким, неровным, корявым почерком вывел: Simulatio Vulgaris.
  
  Священник недоуменно прочитал название болезни. Отметил про себя, что все буквы кривые, расползаются в разные стороны, а S - так просто завалилась набок.
  
  - И поэтому вы послали ее на курорт?
  
  - Да, - кивнул врач. - Рогашка Слатина - лучшее место лечения и отдыха страждущих. А попробовал бы я не послать ее туда, - он вновь ухмыльнулся. - Страшная болезнь. Практически неисцелимая.
  
  - А Лаура - ведь красивая девушка. Нравилась ли она Феликсу? Они...
  
  Отец Иеремия не успел договорить: доктор возмущенно взвизгнул и закричал:
  
  - Как она ему могла нравиться? Лаура приличная девушка, а такому фанфарону только шлюх подавай! Вы же посмотрите на него! - врач отдернул полу сюртука с панталон Феликса и священник вновь отвел взгляд. - Он сам как потаскуха. Позволил бы я Лауре хоть раз взглянуть в его сторону! Если бы она и захотела... А она не хотела! - доктор икнул и тяжело задышал, исподлобья глядя на отца Иеремию.
  
  - Да вы не волнуйтесь так, - сказал священник, - Я ведь просто спросил. - он поспешно отступил к телеге и, пока доктор, взмахивая руками, сердито бормотал себе что-то под нос, обратился к сидящим на ней мужикам. - А что же вы, голубчики, уже с полгода как рядом с деревней живете, а в храм никак не сподобитесь зайти. Атеисты никак?
  
  Бородатый мужик угрюмо глянул на него исподлобья, вытряхнул из трубки пепел и сплюнул на землю.
  
  - Своя у нас вера, - мрачно сказал он.
  
  - Да какая еще может быть вера, кроме как в Господа нашего Иисуса Христа?
  
  - А ваше-то дело какое? - вмешался молодой. - Мы к вам не лезем. И вы к нам тоже не суйтесь. Мало ли кто во что верит. У каждого своя правда.
  
  - Не из-за этой ли правды вашего друга убили?
  
  - Он не друг нам, а предатель. И поделом ему досталось. Мать-Ворона наказала шелудивого пса за отступничество.
  
  - Так вы знаете, кто убил Феликса? - спросил удивленно отец Иеремия.
  
  - Знал бы - отблагодарил бы. Милость Вороны на том, кто исполнил закон возмездия.
  
  "Это какая-то языческая секта, - подумал священник. - С ними тяжело будет найти общий язык. Но надо все-таки попытаться".
  
  - А Генрих давно был у Анны? - спросил он.
  
  - Бывает иногда, но мы не следим. Они не дети, мы им не няньки.
  
  - А Феликса живого когда в последний раз видели?
  
  Чернобородый поднял голову и внимательно посмотрел на отца Иеремию. Тут сзади, из кустов, густо росших вдоль дороги, раздался сильный шорох. Ветра не было.
  
  - Там кто-то прячется! - воскликнул доктор и, испуганно уставившись в кусты, ткнул в них пальцем. - Я видел, там что-то мелькало!
  
  - Да показалось, - сказал молодой сектант.
  
  Но тут кусты прямо-таки затрещали. Доктор отскочил к телеге, а оба мужика вдруг спрыгнули с нее и наперебой заговорили:
  
  - Никак, призрак!
  
  - Нет, призраки являются по ночам.
  
  - Но колодец тут рядом... - они переглянулись и, не сговариваясь, вскочили в телегу, чернобородый схватил кнут и огрел лошадь. - Пошлаааааа, - закричал он.
  
  Доктор побежал вслед телеге, цепляясь за нее:
  
  - Меня-меня не забудьте, - запричитал он, высоко подпрыгивая. Молодой помог ему подсесть и телега унеслась за вскачь несущейся рыжей лошадью.
  
  - Да нет никаких призраков, - пробормотал отец Иеремия, но на всякий случай перекрестился и полез прямо в свирепо трещавшие кусты. Навстречу ему высунулось страшное бесовское рыло и злобно хрюкнуло.
  
  - Боже, упаси меня! - воскликнул священник и отскочил назад, отчаянно крестясь, а на дорогу, вслед за ним, вышло чудовище. Увидев его целиком, отец Иеремия облегченно вздохнул. Ничего страшного. Просто свинья, полосатая свинья. Недаром Нина с Йоахимом так не любят Себастьяна и Альфонса Габриэля. Это ж надо было так раскрасить их любимицу. Вылитый пират! Черно-белые полосы по всему туловищу, нарисованный вокруг глаза черный круг. Испуганная хрюша вчера среди бела дня пронеслась по всей деревне под смех, свист и улюлюканье соседей и убежала прочь. Ах, выдумщики! - священник улыбнулся, подошел к свинье, почесал ее за ухом и тихонько подтолкнул в сторону Рабеншлюхт. - Иди-иди, бедолага, стыдно в таком виде домой ворочаться? Ничего, хозяйка тебя заждалась уж... Да и мне пора дальше к кузне...
  
  
  10
  
  Шнурок был Иоганну знаком. Да и кому он не был знаком в деревне? Феликс любил бахвалиться своим кошельком и его содержимым. Совсем недавно он похвастался Иоганну новыми золотыми монетами, а еще парочкой талеров, вышедших из употребления, а главное - спотжетоном с головой Наполеона III. Сатирических монет этих немало было выпущено во времена Франко-Прусской войны, но с тех пор они стали большой редкостью. Монету Феликс выменял у бродяги Альфонса на хороший обед, а как она попала к бродяге, ведал только он сам. Наверное, жетон был ему дорог, раз Альфонс пытался как-то выкупить его. Да только Феликс ни за что не хотел отдавать монету обратно.
  
  Внимательно осмотрев шнурок, Иоганн поднял глаза на учителя. Хотел спросить его не находил ли тот что-нибудь еще, но тут от ворот послышался голос дядюшки
  - Добрый день, Рудольф! - сказал дядюшка и тут же поправился.- Хотя какой он добрый, такое несчастье...
  
  - А все потому, отец Иеремия, - направившись к нему, проворчал учитель, - что живем мы во времена, когда варвары уже вошли в Рим. Потеряно уважение к старшим! Нет, вы послушайте только, что мне сказал ваш племянник!
  
  - Слушаю, - кротко ответил священник и бросил строгий взгляд на Иоганна. Юноша отвернулся, поморщился и отошел в сторону. Правильно говорили мальчишки про Рудольфа, что никто его терпеть не может. Есть за что.
  
  - Рудольф, я знаю, вы были дружны с покойным, - донесся до него голос отца Иеремии. - С племянником своим я побеседую, но сейчас важнее расследовать по горячим следам это страшное преступление. Не говорил ли Феликс часом о том, что повздорил с кем-то? Или, может быть, упоминал какую-нибудь неприятную историю из своей городской жизни. Были у него враги, вы не в курсе?
  
  - Так вы считаете, это все-таки не Себастьян? - задумчиво спросил учитель.
  
  - К счастью, нет, - ответил отец Иеремия. - Себастьян парень вспыльчивый, и с Феликсом он не ладил, но убийства не совершал. Поэтому мне и важно знать, не было ли у Феликса врагов. Когда вы видели его в последний раз?
  
  Рудольф несколько помялся, но затем все же ответил:
  
  - Сегодня утром.
  
  - Он заходил в школу?
  
  - Нет, домой. В школу я только собирался, да и был у нас лишь один урок. Пожалуй, замечу, что Феликс был взволнован. Да-да, точно взволнован. Но ничего такого он не сказал. Расспрашивал меня о Вулкане...
  
  - О чем? - удивленно переспросил отец Иеремия.
  
  - О кузнеце нашем. Вулкан это...в общем, римский аналог Гефеста, бога огня и кузнечного дела.
  
  - Бог у нас один, сын мой, - недовольно произнес отец Иеремия. - Не стоит называть богами языческих идолов, пусть им и поклонялись некогда великие империи. Так Феликс расспрашивал вас о кузнеце? Странно... И что же именно его интересовало?
  
  - Странные были вопросы, - признал учитель. - Спрашивал, не ходят ли о Генрихе нехорошие слухи в деревне. Откуда у него водятся деньжата, спрашивал. Не было ли между Генрихом и Анной, женой лесника, чего.... И где был кузнец, когда лесника убили. А откуда мне знать - я тогда месяц в Монте... в Берлине провел. И еще его интересовало, откуда взялись дьяволоискатели...
  
  - Кто-кто? - снова удивился отец Иеремия.
  
  - Феликс так чужаков называл, - пояснил Рудольф, - которых Генрих к Анне на поселение привел. Вроде как они бесовские следы в округе ищут.
  
  При этих словах отец Иеремия трижды перекрестился и воздел глаза к небу, прочитав короткую молитву. Затем перевел взгляд на учителя, и тот тоже осенил себе крестным знамением.
  
  - Спаси и сохрани, - пробормотал отец Иеремия.
  
  Иоганн нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Ему хотелось рассказать о шнурке, а еще ведь был след от велосипеда и две вороны: убитая и вы резанная на воротах. Но всё это могло подождать. Куда как интереснее послушать, что говорит Рудольф. Юноша и сам не заметил, как весь превратился в слух.
  
  - И вот что еще скажу, - подумав, добавил учитель.- Феликс явно в чем-то подозревал кузнеца. Я сразу про убийство лесника подумал. Нечисто ведь там дело вышло.... И убийцу так и не нашли. Спросил его прямо, но ответа не получил.
  
  - А зачем, по-вашему, Генриху могло понадобиться убивать лесника?
  
  - Ну, как зачем? - удивился учитель вопросу дяди. - Все знают, что наш Вулкан неравнодушен к Диане. Кузнец - человек, как известно, горячий. Муж - что? Муж - помеха. Взял топор, устранил препятствие, - учитель хихикнул. - Проще пареной репы. Да и Феликс утром сказал, что собирается что-то важное узнать в кузнице. Может, он тайно расследовал убийство лесника? Недаром столько времени провел в лесу у чужаков.
  
  Иоганн ждал, что отец Иеремия возмутится - добрее кузнеца Генриха он человека не встречал - но дядя только покачал головой.
  
  - Предположим, что вы правы, - задумчиво произнес он, - но ведь время траура давно подошло к концу, а Генрих ни разу не заикнулся, что собирается жениться на Анне.
  
  - Ну, а что если, лесничихе чужак приглянулся? Кто чужих мужчин к любимой женщине в дом приводит? Глупая гора мускулов сама себе яму выкопала. - учитель самодовольно улыбнулся высказанному каламбуру. - Феликс очень заинтересовался тем, почему Вулкан привел иноземцев к Диане. Любознательный был мальчик, - учитель смахнул невидимую слезу. - Это его и сгубило. Мне будет не хватать его.
  
  - Вы и вправду думаете, что господин Генрих убил лесника? - не вытерпел Иоганн.
  
  Как ни странно, но учитель на его вопрос ответил. Хотя ведь зарекался не отвечать. Но то ли обещание отца Иеремии поговорить с племянником успокоило Рудольфа, то ли ему так нравилась своя версия, а, может, и то, и другое вместе, но он тут же отозвался:
  
  - Ну а кто же еще? Я вот что тебе скажу: кузница у нас где?
  
  - За деревней, - ответил Иоганн.
  
  - А дом лесника?
  
  - Ну, там... - Иоганн махнул рукой в сторону леса. - За болотом.
  
  - А между ними что?
  
  Иоганн пожал плечами. Лес, болота, дорога...Холмы всякие...
  
  - Между ними колодец с привидениями Рэнгу! - торжественно заявил учитель. - Ровно посередине!
  
  От неожиданности Иоганн даже рот открыл: а ведь действительно! А учитель уже обернулся к священнику.
  
  - Все знают, что вы не верите в призраков, святой отец, - понизив голос, он заговорил горячо и убедительно. - Но подумайте сами - а что, если кузнец с лесничихой продали души дьяволу? Тогда это всё объясняет: и призрак, и смерть лесника и появление дьяволопоклонников, убийство - это была кровавая человеческая жертва, которую они принесли Люциферу. А чужаки и вовсе не люди. Слуги дьявола они, вылезли из преисподней, готовят свои черные дела. А мы живем себе и ни о чем таком не подозреваем.
  
  Учитель заметил, что его речь произвела впечатление даже на отца Иеремию, не говоря уже об Иоганне, и заговорил еще более быстро и горячо. - По пророчествам, врага рода человеческого никто, когда он придет, не узнает, и будут ему поклоняться аки Господу Богу нашему Иисусу Христу.
  
  Отец Иеремия взмахнул рукой, словно отгоняя какое-то видение, и только собрался что-то сказать, как Иоганн неожиданно выпалил:
  
  - А еще они ворон убивают!
  
  И торопливо заговорил, невольно попадая в тон учителю:
  
  - Четырнадцать обезглавленных ворон за последнюю неделю. Я в лесу видел, все хотел выследить, кто их убивает. А последнюю вон там за забором нашел. Пятнадцатую. Это точно кровавые жертвы. Дядя Иеремия, вы мне сами рассказывали об языческих обычаях, жертвах. Ну, вот они, дьявольские жертвы. И знак. Вон там на заборе, гляньте, точно знак - ворона ножом вырезана. Я сначала не разобрался, а теперь понимаю: это знак дьявола. Тот, кто поклоняется дьяволу, у себя мертвую ворону на доме рисует, вот и дядя Генрих....
  
  И тут Иоганн невольно осекся. Ну не мог он представить кузнеца Генриха поклоняющимся дьяволу. Чужаков мог. Феликса мог. Даже учителя вот и того мог, а кузнеца нет.
  
  - Давайте не будем спешить с выводами, - голос отца Иеремии прозвучал тихо и успокаивающе. - Любое убийство дело рук диавола, но действует враг человеческий посредством людей, и методы для любого злодеяния у него вполне земные.
  
  Отец Иеремия устал стоять и, оглянувшись по сторонам, заметил под навесом скамью. Молча кивнул учителю, приглашая направиться к ней, сделал несколько шагов по земле и внезапно остановился.
  
  - Откуда здесь вода? - удивленно произнес он. - Ведь дождя не было.
  
  Застывший было истуканом Иоганн обернулся и увидел, что отец Иеремия с неудовольствием осматривает свою промоченную обувь.
  
  - Гиппократ наш бочку перевернул, - проворчал учитель.- Видите вон на углу? Ну вот... Налетел на нее неосторожно и перевернул.
  
  Рудольф указал на большую деревянную бочку - двести литров входит, однажды похвастался Себастьян - уселся на скамью и закурил сигарету. Курил он много, и в отличие от деревенских, не простой табак, а настоящие городские сигареты, длинные и дорогие. Отец Иеремия неодобрительно посмотрел на учителя: курение священник не одобрял. Затем прошел мимо наковальни, едва взглянув на лежащий на ней топор с длинной ручкой- тот самый, которым убили Феликса, и остановился возле пустой бочки. Взялся рукой за край, покачал из стороны в сторону и обернулся к учителю.
  
  - Но если она была полной, - задумчиво произнес он, - эдакую махину никак не опрокинешь неосторожным движением.
  
  - Пьяный он был, - сообщил Рудольф. - Вы разве не заметили? Как ему вообще людей лечить разрешают? Споткнулся по пьяни - вон за тот корень, видите - попытался на ногах удержаться и с разбега налетел прямо на бочку. Она и опрокинулась. Вы бы хоть поговорили с ним, отец Иеремия! А то случись что, он с пьяных глаз такого налечит!
  - Да-да, - кивнул головой священник. - Вы совершенно правы, Рудольф. Нужно обязательно поговорить с Филиппом, он в последнее время стал много пить. Кстати, хотел бы вас видеть на завтрашней службе в храме. Вы стали часто их пропускать.
  
  Рудольф пробурчал что-то невнятное, а отец Иеремия оборотился к Иоганну.
  
  - Мальчик мой, - сказал он.- Там в кузнице должны быть ведра, а за домом - ну, ты знаешь - колодец. Натаскай-ка воды в бочку.
  
  - Воды? - невольно вырвалось у обескураженного Иоганна. - Зачем?!
  
  - Неизвестно сколько еще продержат под замком Себастьяна, - вздохнул отец Иеремия. - Приедет Генрих, а воды в бочке нет. Нехорошо.
  
  И посмотрев на кислую физиономию юноши, улыбнулся и добавил:
  
  - Иди-иди, физический труд еще никому во вред не был.
  
  11
  
  Отец Иеремия задумался. Учитель был уроженцем Берлина, чем неописуемо гордился, и как только выпадал случай, старался об этом напомнить. Не то чтобы он слишком возносился, но всегда показывал свое превосходство. Однако Рудольф достаточно долго прожил в Рабеншлюхт и деревенские привыкли к его манерам, он стал для них почти что своим. Жители относились к нему без симпатии, но и без особой неприязни - все-таки именно он муштровал и воспитывал их отпрысков, вбивая в неразумные головы грамоту, а это нелегкий труд. Еще на памяти были два предыдущих преподавателя: во время франко-прусской и учитель попался под стать времени - бессердечный солдафон с деревянными мозгами и железными кулаками. Отец Феликса уже тогда был старостой, и после одного случая, чуть не закончившегося трагически, он нашел в Леменграуен солдафону замену. Следующий учитель был мягкотел, слаб, безволен, дети его не слушали, проку от него было - как с козла молока, и в конце концов он сбежал сам, тайком, незаметно, а школа на два года осталась закрытой. После этого и появился в деревне Рудольф.
  
  Нового учителя ученики невзлюбили сразу, и надо сказать, чувство это было глубоко взаимным. Нельзя утверждать, что Рудольф был чрезмерно жесток, но его самовлюбленность и равнодушие к детям приводили к тому , что ни он их не понимал, ни они его, и в результате дисциплину ему зачастую приходилось прививать розгами, хотя и не так жестоко и изощренно, как учителю времен франко-прусской.
  
  Когда Феликс учился в школе, он стал одним из редких любимчиков Рудольфа. Прежде всего, он заинтересовался греко-римской мифологией, и здесь Рудольф нашел благодарного слушателя своим обильным словесным излияниям. Впрочем, интерес Феликса был в ту пору не слишком глубок, скорее, даже поверхностен, истории далеких земель его не беспокоили, а вот следы местных языческих верований, сохранившиеся кое-где в виде отголосков легенд, будоражили беспокойный мальчишеский ум. Своими открытиями он делился с Рудольфом, принося из странствий по окрестностям поросшие мхом каменные голоса древних; учителю льстило внимание и уважение мальчика. И это тоже их связывало. Кроме того, характер Феликса был язвителен, колок, демонстративен, другие дети его ненавидели, и он подспудно тянулся к старшему другу, который защищал его. Многие мальчишеские ссоры Феликса заканчивались поркой его обидчиков. Ну, и помимо прочего, не стоит забывать, что Феликс был сыном старосты Шульца - самого богатого в округе человека.
  
  Впоследствии мальчика отправили учиться в Леменграуен, затем он поступил в Гейдельбергский университет, и надолго исчез из поля зрения односельчан. И вот не так давно, месяца три-четыре как, появился он вновь в родной деревне. Поговаривали, что в Гейдельберге Феликс по уши завяз в скандальной истории, вероятно, весьма грязной и неприятной, в противном случае, так или иначе он проболтался бы о ней. А уж в Рабеншлюхт секрет утаить невозможно - деревня была бы в курсе всех похождений Феликса уже на следующий день.
  
  За годы, проведенные вдали от дома, характер Феликса не слишком сильно изменился, правда, юноша повзрослел, похорошел, стал завидным женихом. Девушки на него поглядывали с интересом, за некоторыми он волочился, по вечерам же заглядывал на рюмочку к учителю поболтать о том-о сем, и так бы и проводил в полной бестолковости целые дни, если бы не заинтересовался поселившимися у Анны чужаками. Он свел с ними знакомство и стал подолгу пропадать в лесу. И это удивляло деревенских жителей, ведь чужаки ровней Феликсу не были, кроме, пожалуй, одного, тоже, кажется, студента. Но тот прожил у Анны недолго, как-то раз уехал и не вернулся, кажется, еще до возвращения Феликса.
  
  Всё это священник знал, но могло ли это помочь в расследовании? Увы, отцу Иеремии приходилось вновь и вновь возвращаться к тем же вопросам, которые ничуть не проясняли сгустившийся вокруг убийства туман.
  
  Священник и учитель сели на скамью под навесом и продолжили беседу.
  
  - Скажите, Рудольф, вы были другом Феликса. И раз уж мы заговорили о ревности, то... священник замялся. - Поверял ли вам Феликс свои сердечные дела? Он был видный парень...
  
  - Да-да-да, - перебил священника учитель, доставая новую сигарету. - Надо признаться, мальчик был отменно красив и сложен, как Аполлон. Женщины влюблялись в него отчаянно, а он не прочь был подшутить над ними.
  
  - Каким образом? - сухо спросил священник.
  
  - Ничего предосудительного, уверяю вас, - просто Аполлону нравилось поддразнивать наших нимф, поддерживать их в уверенности, что он влюблен в них, он даже не прилагал к этому никаких усилий, само собой так получалось. Феликс одаривал русалок невинными намеками, а они воспринимали их как обещания и клятвы. Женский ум короток, - учитель хихикнул. - Что с него возьмешь? Баба мечтает о страстной и вечной любви. И в погоне за этим призраком, подобным нашему Рэнгу, теряет и без того дурную голову. Как вот могла Нина поверить, что Феликс в нее влюблен?
  
  - Нина? Молочница? - удивился священник.
  
  - Разве не заметили вы, святой отец, что наша раскрасавица в последнее время сурмит брови, румянится и пудрится? Раньше ей на румяна да пудры времени не хватало. Да и перед кем ей было красоваться? Перед пентюхом-мужем?
  
  - Да ну что вы, Рудольф, такое говорите?! Нина лет на пятнадцать старше Феликса, - засомневался священник. - и после стольких родов фигура ее... отнюдь, не девичья. Мужчина средних лет, я понимаю, может влюбиться: Нина и без румян - кровь с молоком. Она неглупая рассудительная женщина, не могла она поверить, что молокосос... - священник поперхнулся и покраснел от того, что недосказанная мысль прозвучала слегка двусмысленно.
  
  - Вот вы не верите, святой отец, что так оно и было, а Йоахим очень даже поверил. Я слышал, как он кричал вчера Феликсу: "Убью тебя, мерзавец, кобель, жеребец", - и как только он не обзывал его! И всё "убью, убью!" раз десять проорал, вся деревня слышала, - учитель сокрушенно покачал головой, но при этом посмотрел на священника долгим испытующим взглядом: заметил или нет?
  
  Отец Иеремия успокаивающе произнес:
  
  - Ну мало ли кто так в сердцах скажет? Никто ведь при этом убийства не затевает. Настоящий убийца спрячет зло глубоко в душе. Так что никто его и не заметит.
  
  - Церера! - выпалил вдруг Рудольф.
  
  - Вы имеете в виду мельничиху Марту? - после секундной запинки предположил священник.
  
  - Да-да, она ревновала Феликса к Нине, даром, что нестарая еще вдовушка.
  
  Священник задумался.
  
  - Трудно в это поверить... Нина и Марта - лучшие подруги. Хотя... А было ли что у Феликса с Лаурой?
  
  - Не думаю, что Лаура была как-то связана с Феликсом! - убежденно сказал учитель. - Он бы мне сказал.
  
  - А серенады под окном?
  
  - Да мало ли что болтают в деревне? - усмехнулся учитель. - Всем верить...
  
  Это было странно. Отец Иеремия явственно слышал, как молочница и мельничиха обсуждают роман Лауры с Феликсом, правда, доктор это отрицал, но его можно понять, он ведь отец девушки и не хочет пачкать ее имя в истории с убийством и внебрачной связью, но если роман и вправду был, то какой резон Рудольфу это скрывать? Пока священник размышлял, учитель, раздувая щеки, попыхивал сигаретой. Вдруг за изгородью послышалось сердитое блеяние и крепкая мужская ругань.
  
  - Кто там? - спросил отец Иеремия племянника, бредущего к бочке с очередным ведром воды. Иоганн, довольный, что можно отвлечься от скучной работы, тут же остановился и заулыбался.
  
  - Там Йоахим тащит козу. А она не хочет...
  
  - Это, наверное, моя Амалфея! - учитель бросил окурок в ящик с песком, всплеснул руками и побежал к калитке. И впрямь, муж молочницы тянул за собой упирающуюся, недовольно блеющую белую козу.
  
  - Вот, нашлась, зараза такая, - еще не отдышавшись, начал сбивчиво объяснять Йоахим. - Отвязалась, видать, да побегла в родной огород. Поела всю рассаду. Жена сердится, но вы не переживайте, учитель. Ну как, отец Иеремия, разузнали, кто убийца?
  
  Учитель вовсе и не собирался переживать по поводу погибшей рассады в чужом огороде, он выглядел очень довольным оттого, что нашлась коза. Вообще-то она была ему и не очень нужна, но Йоахим изо всех сил всегда старался угодить учителю своих многочисленных отпрысков, дарил ему к праздникам подарки: то курочку, то индюшку, - Рудольфу это было лестно и не слишком обременительно - за живностью учителя ухаживала старшая дочь молочников, Мария, а он в свою очередь учил ее безвозмездно.
  
  - Йоахим, - строго сказал отец Иеремия. - я зайду к вам позже, а сейчас, позвольте мне закончить разговор с Рудольфом? А ты, Иоганн, привяжи пока Амалфею к забору, да смотри, покрепче. Иоганн взял обрывок веревки из рук учителя и потащил привязывать козу. Муж молочницы, кланяясь и улыбаясь, отступил за калитку и скрылся из глаз.
  
  - Сколько мне еще здесь сидеть? - недовольно пробурчал Рудольф. - Господин Вальтер попросил меня посмотреть за кузницей, мол, я самый ответственный, а больше поставить некого, но в сторожа-то я не нанимался. Не весь же день мне торчать тут?
  
  - Я потороплю его, - пообещал отец Иеремия, - как только увижу. Только мне надо задать вам еще пару вопросов. Где вы были, Рудольф, когда случилось убийство?
  
  - Здесь, неподалеку, в кустах, искал Амалфею.
  
  - Так далеко от вашего дома? - удивился священник. - Это ведь уже почти лес.
  
  - Ну, она у меня резвая девочка, - самодовольно сказал учитель. - Недаром названа в честь греческой своей прародительницы, вскормившей Зевса гру... выменем. Перегрызёт веревку, измочалит всю, прыгнет через изгородь и так её и знали. Один раз вот здесь как раз и нашел, ах, непослушная моя, - Рудольф погрозил пальцем привязанной к забору козе.
  
  - Странно, что именно сегодня вы решили ее искать около кузницы, - как бы между прочим заметил Иоганн.
  
  - Иоганн, - строго сказал священник. - бочка полна?
  
  - Нет еще, - сморщился юноша.
  
  - У нас еще много дел, поторопись, пожалуйста. Итак, как вы оказались около кузницы?
  Услышали звон колокола?
  
  - Нет, сначала я увидел, на дороге Нину с Йоахимом, они сильно ругались. Йоахим говорил, что нечего вертеть задницей перед мужиками. А она в ответ, что если бы он не был так ревнив, ничего бы не было и они не потеряли бы столько денег.
  
  - Они шли к кузнице?
  
  - Нет, они стояли неподалеку от нее и орали друг на друга. Йоахим даже ударил жену по лицу. И вот еще что. Может быть, это важно? Нина стояла ко мне спиной, а потом повернулась, и... одежда, руки и лицо ее были в крови. Потом они заметили меня и пошли к кузнице, зашли во двор, тут я услышал крик, а затем звон колокола. Но когда подбежал, то увидел, что здесь стоит Себастьян с алебардой в руках. А вот тут... - голос учителя дрогнул. - тут лежал Феликс. Вскоре все сбежались на звон колокола... Но вот еще что. Я заметил, что Нина всем своим видом показывала, как она потрясена. Но едва позвонив в колокол, она тут же побежала к колодцу смывать кровь.
  
  - А бродягу вы когда увидели: до того, как подошли к кузнице, или после?
  
  - Не помню, - сказал учитель. - Он незаметно появился. Торчал вот там, за забором...
  
  - Где именно?
  
  - Да вот, вон там! Со стороны леса. - учитель махнул рукой.
  
  - Вы пока кратко запишите все, что мне рассказали, - попросил священник. - А ты, Иоганн, уже наполнил бочку? Отлично.
  
  Иоганн опустил ведро на землю и, облегченно вздохнул, вытирая со лба пот. Казалось бы, всего двадцать ведер, но пока идешь до колодца, пока крутишь ворот, пока переливаешь воду.... А в результате самое интересное пропустил! Только обрывки разговоров о Феликсе и его отношениях с женщинами и сумел услышать. Странные это создания, женщины, никак не понять их Иоганну. Что они в этом Феликсе нашли? Вот скажем, белокурая девчонка, что живет в городе по соседству.... Да если бы он вырядился в такие штаны, как у Феликса, она бы его высмеяла! А Феликсу бы строила глазки. Вот как он умел с девушками разговаривать? Иоганн никогда не мог сказать девушке, что она ему нравится, у него сразу язык начинал заплетаться. И чего он такой странный, этот язык? Когда с Себой разговаривает, никогда такого не случается.
  
  - Странно... очень странно...
  
  От голоса отца Иеремии юноша невольно вздрогнул - так переплелись его мысли и слова священника. Отец Иоганн, однако, говорил вовсе не о белокурой городской девчонке и ее насмешках над Иоганном, а о бочке с водой. Он даже качнул эту бочку руками, после чего застыл в задумчивой позе, размышляя над чем-то.
  
  - А ведь этакую махину случайно трудно перевернуть, - заметил, наконец, священник.
  
  - У меня такая же во дворе, - отозвался Рудольф, отрываясь от листка, на котором что-то записывал карандашом. - Перевернуть несложно. Тем более, он на нее с размаху налетел. Споткнулся о корень.
  
  - Хм... - отец Иеремия повертел головой. - Я вижу тут только один корень. Но он...
  Не договорив, дядя принялся мерить расстояние от бочки до толстого кривого корня, торчавшего из земли, словно голое колено. Получилось семь полных шагов и еще чуть-чуть. И чего он сомневается? Вон как от доктора вином разило - в таком состоянии кто хочешь и без корня запросто споткнется. Иоганн подхватил ведро и понес мимо летней наковальни со странным оружием - тем самым, которым убили Феликса - в помещение кузницы. Заглянул учителю через плечо: Рудольф уже полстраницы исписал мелким каллиграфическим почерком. Юноша завистливо вздохнул: нет, так красиво писать ему никогда не научиться. Зашел в помещение, отыскал торчавший из стены железный крюк и повесил ведро.
  
  - Странно, очень странно... - донеслось до него с улицы. - А что, разве доктор Филипп бежал, когда споткнулся?
  
  - Шутить изволите? - хихикнул учитель. - Наш Парацельс разве что в уборную может побежать. Да и то, если уж сильно припечет.
  
  И тут до Иоганна дошло! Даже учитель еще ничего не понял, а он...Ай да дядя! Ведь как точно он подметил: если человек шел и споткнулся о корень, то упал бы, не дотянувшись до бочки. Ну, никак бы он ее не перевернул. А это значит.... это значит, что доктор Филипп разлил двадцать ведер воды специально! Но для чего?
  
  Иоганн вынырнул из кузницы и посмотрел на бочку. Если ее опрокинуть, то все место убийства зальет водой, так? Грунт здесь утоптанный, твердый, не то, что на песчаной дороге. Следы... Да, точно! Следы могли только в пыли остаться. И всю эту пыль вместе со следами убийцы смыло водой. Ай да доктор! Но причем тут он?
  
  Тем временем отец Иеремия, оставив бочку, подошел к летней наковальне и медленно обошел вокруг нее. На наковальне лежало орудие убийства: блестящее лезвие - полукруглое с одной стороны и весьма причудливой формы с другой, оно заканчивалось тонким, остро отточенным клинком и было надето на длинное, древко. Священник осторожно взял за край орудие убийства и приподнял его.
  
  - А оно легче, чем кажется, - сказал дядя. - Это ведь какое-то оружие, так?
  
  - Алебарда, - отозвался учитель, не отрываясь от своих записок. - Лет двести назад ими сражались на войне. Но эта - почти не настоящая, церемониальная. Ее использовали для торжественных процессий и приёмов. Посмотрите, какая она маленькая. Словно игрушечная.
  
  Священник печально вздохнул и положил алебарду обратно на наковальню.
  
  - Прости нас, грешных, Господи, - пробормотал он. - Такой вот игрушкой человека убили. Оружие для торжеств... Славим смерть, когда нужно славить жизнь... Перепуталось всё в наших головах, Господи.
  
  Некоторое время он отрешенно молчал, едва заметно шевеля губами. Читает молитву, догадался Иоганн. Он посмотрел на алебарду с засохшими пятнами крови на острие и перекрестился. Неожиданно до него дошло, что Феликса больше нет. Вообще. Больше. Нет. Что-то тяжелое легло на сердце: каким бы плохим ни был Феликс, но смерть...
  
  А дядя вновь принялся за алебарду. Он попросил Иоганна взять ее в руки и медленно, осторожно скопировать удар убийцы. Только вместо живого человека перед юношей был столб, подпирающий навес. На лице отца Иеремии легко угадывалось сомнение, и теперь, после случая с бочкой, Иоганн решил, что раз дядя сомневается, значит, есть тому причина. А если не говорит прямо...так вон учитель на скамейке сидит. Останутся одни - обязательно скажет. Рудольф уже закончил писать свой отчет и теперь снова курил, пуская колечки дыма и комментируя происходящее. Комментарии были шутливыми и даже слегка язвительными. Иоганн морщился, но терпел. Не до Рудольфа сейчас.
  
  Закончив с алебардой, дядя принялся выспрашивать у Рудольфа про кузнеца Генриха, про то, кто заказывал у него такие диковинные вещи, но ничего нового не услышал. Учитель не сильно интересовался делами кузнеца. Лишь несколько раз завистливо повторил, что у Генриха наверняка водятся немалые денежки. Только, мол, дурак он, Генрих, не знает, как ими правильно распорядиться. И чужих советов не слушает.
  
  Затем Иоганн, наконец, показал дяде найденный шнурок. Отец Иеремия находке нисколько не удивился.
  
  - Как вы думаете, господин учитель, - спросил он. - Могли Феликса убить из-за денег?
  
  В ответ Рудольф лишь пожал плечами.
  
  - Только идиоты из-за денег убивают, - заявил он. - По крайней мере, из-за таких денег. Сколько там было-то? На жизнь, как у царицы Савской, все одно не хватит, а так... -
  Он махнул рукой.
  
  - Для некоторых и один золотой состояние, - вздохнул священник. Положил шнурок на место - пусть всё лежит, как было, и задумчиво посмотрел по сторонам.
  
  - А вы знаете, - неожиданно оживился учитель. - А ведь верно вы заметили, святой отец! Тот, у кого свой кусок хлеба есть, не позарится на несколько золотых. А вот тот, у кого ничего...
  
  И Рудольф многозначительно посмотрел на священника. Но лицо отца Иеремии осталось непроницаемым: то ли понял намек, то ли нет... Некоторое время он о чем-то размышлял, затем повернулся к юноше и попросил:
  
  - Иоганн, мальчик мой, слазай-ка за забор, обойди вокруг кузницу. Да не торопись, внимательно под ноги смотри, не найдешь ли чего.
  
  Опять шушукаться между собой будут, обиженно решил Иоганн. Что он, маленький что ли, чтобы его отсылать? Да хоть бы прямо сказал: мол, нам поговорить нужно, а то... Иоганн надул губы и медленно, не торопясь, побрел к забору. Смотреть под ноги? Хорошо, будет под ноги смотреть. Вон букашка зеленая по травинке ползет, не ее ли вы меня послали искать, дядюшка? Сейчас я вам целую горсть таких букашек принесу!
  
  Юноша дошел до забора - немного правее, чем в том месте, откуда он видел учителя - и перемахнул через невысокую ограду. Обернулся к кузнице - дядя действительно что-то выговаривал Рудольфу. Ничего, Иоганн это запомнит. Вот пусть сам теперь о велосипедных следах догадывается! Отвернулся и пошел вдоль забора, пробираясь между густым кустарником по единственно возможному пути. И почти сразу наступил на что-то мягкое. Сделал шаг назад, нагнулся .... На земле лежал брошенный кем-то кошелек. Но как об этом догадался дядя?
  
  - Ага, - кивнул отец Иеремия, принимая из рук племянника пустой кошелёк Феликса с оборванным шнурком. - Всё сходится...
  
  Но что у него сходится, священник сообщать не стал. Вместо этого обернулся к учителю и мягко заметил:
  
  - А вы все-таки подумайте, Рудольф, над тем, что я вам сказал... И на службу приходите. Негоже доброму христианину увиливать от исповеди . Не передо мной каетесь, перед Господом нашим.
  
  Махнул рукой, призывая Иоганна следовать за ним, и засеменил по направлению к воротам.
  12
  
  Отец Иеремия стоял у ворот и, нахмурившись, рассматривал знак, на который указал племянник.
  
  - Да, - вздохнув, сказал он, - это ворона.
  
  Затем неожиданно тронул юношу за плечо и мягко произнес:
  
  - Пойдем-ка прогуляемся, мой мальчик. Тебе понравилось быть сыщиком, верно? Это тяжелый труд, Иоганн, очень тяжелый....
  
  Дядя замолчал, подыскивая слова. Так и шли молча, Иоганн не торопил, знал, что в такие минуты перебивать священника не стоит.
  
  - Я говорю сейчас не о сыске... Найти преступника сложно, но это сложность для ума. Во сто крат сложнее душе сыщика. Душа, она открыта для чужой боли, сострадает, мается. Ты по возрасту своему видишь в сыске лишь загадку, тайну, но у тебя чистая душа и она обязательно будет болеть. Выдержишь ли это? Не закроешься ли наглухо от чужих страданий? Не станешь ли черствым и немым? И та, и другая доля тяжела, но черствость отвращает нас от Бога. Черствая душа не только от страданий, но и от любви закрыта.
  Отец Иеремия сделал паузу, посмотрел на племянника и продолжил.
  
  - Посмотри на нашего жандарма, на господина Вальтера, - сказал священник. - Он справедливый человек, ни разу не слышал я от селян или купцов, что приезжают на ярмарку, жалоб. Но война и служба отвратили его от пути истинного христианина. Он черств, он служит только букве Закона, он видит только дела, а не людей, что приходят к нему со своими бедами и проблемами.
  
  - А Себу пожалел, - вставил Иоганн. - Без наручников в смердяйку вел.
  
  - Ну что у тебя за выражения, мальчик мой? - сокрушенно произнес отец Иеремия. - Разве можно употреблять такие слова? Неужели нельзя просто сказать - в кутузку? Или хотя бы "под замок"?
  
  В ответ Иоганн лишь виновато пожал плечами. Впрочем, никакой вины он за собой вовсе не чувствовал, но слова дяди о чужой боли свое впечатление произвели. А ведь действительно, подумал юноша, есть в этом правда. Что для тебя просто шарада, ребус, крестословица - для иных горе и потеря близких.
  
  - К убийству всегда приводит грех человеческий, - продолжал отец Иеремия. - Слышал я, как ты рассказывал о французском сыщике, что славится мастерством разгадки запутанных преступлений. Следы, улики, гипотезы, все верно.... Но чтобы понять нам, кто убил Феликса, этого мало. Сколь угодно можем мы строить гипотезы, но пока не поймем, какой грех привел к этому злодеянию, не узнаем и убийцы... Постой-ка... А куда это мы направляемся?
  
  Вопрос застал Иоганна врасплох. Шли они действительно вовсе не туда, куда нужно. Не к деревне, а от нее - в сторону колодца Рэнгу.
  
  - Что ж ты мне не сказал? - всплеснул руками отец Иеремия. - Нам же в деревню нужно, а не на болото!
  
  Но что толку было теперь сокрушаться? До колодца оставалось уже недалеко, и Иоганн, воспользовавшись удобством момента и растерянностью дяди, потащил его по велосипедному следу. Взахлеб рассказывая о том, как обратил на него внимание и как решил проследить, куда он ведет, и что след доходит до самого колодца Рэнгу и если разговоры о привидениях правда, то не ездил ли Франц именно к привидению? Иначе, зачем ему было направляться именно туда?
  
  - Постой, - остановил его дядя. - Так это следы Франца? Разве он купил себе велосипед?
  
  - Ну да... - удивленно ответил Иоганн. Для него новость о велосипеде успела устареть, и юноша даже не сразу сообразил, что дядя может не знать об этой покупке.
  
  - Новенький такой, с одинаковыми колесами... - с завистью произнес юноша.
  
  Он тут же принялся пересказывать историю о том, как Франц приехал на велосипеде на ярмарочную площадь, и как смеялась Лаура, когда узнала о смерти Феликса, и как ее утешали женщины, и как Франц увез ее, посадив на раму и даже о странных словах, сказанных ими полушепотом, вспомнил.
  
  Отец Иеремия внимательно слушал племянника, и лицо его становилось все более хмурым.
  
  - А Франц и Феликс? Между ними не было вражды? - наконец, спросил он и, остановившись, посмотрел на племянника. Иоганн остановился тоже, пытаясь вспомнить, видел ли когда-нибудь Франца и Феликса вместе, но как ни старался, ничего не припомнил. Пожал плечами, пнул еловую шишку, так что она улетела далеко в лес, и пошел дальше.
  
  Наконец, добрались до колодца Рэнгу, где след от велосипеда поворачивал назад. Остановились, отец Иеремия уселся на поваленное дерево и, устало вздохнув, вытащил из-за пазухи несколько листов бумаги. Сначала попросил племянника рассказать, где тот был во время убийства и не слышал ли чего, и кого встретил по дороге. Выслушал об убитых воронах, о найденной в лесу ленте - оказалось, что она так и лежит в кармане Иоганна. Затем сам принялся рассказывать о записке, которой выманили из кузницы Себастьяна. Показал ее племяннику, заставил того переписать содержание на чистый лист, и они вместе стали искать, чем один почерк отличается от другого. Усвоив эту нехитрую науку, сверили написанное почерком доктора и учителя. Ни тот, ни другой почерк не были похожи на оригинал ни в малейшей степени.
  
  - Нужно Франца заставить что-нибудь написать, - заявил Иоганн. - Смотрите, как все складывается...
  
  Юноша поднялся с поваленного ствола и принялся расхаживать перед священником.
  
  - Франц подъезжает к кузнице на велосипеде, подкидывает записку и уезжает по дороге вот сюда к колодцу. Затем подкрадывается к кузнице со стороны леса, видит, что Себа ушел, а во дворе один Феликс. Перелазит через забор, незаметно подходит к Феликсу, берет алебарду и когда тот поворачивается, бьет его с размаху прямо по горлу. Вот так.
  И, взмахнув воображаемой алебардой, Иоганн показал, как ударил беднягу Феликса злодей Франц.- А потом забирает кошелек, снова перелазит через забор, деньги оставляет себе, а кошелек выбрасывает. Ну? Как вам версия?
  
  - Ты, мальчик мой, растерял кучу фактов, которые тебе не показались важными, - улыбнулся священник, - а те, которых у тебя не было, выдумал.
  
  - Какие это я выдумал? - запальчиво произнес Иоганн.
  
  - Во-первых, с чего ты взял, что эту записку написал именно Франц? Пока у нас нет никаких оснований так думать. Во-вторых, записка Себастьяну была написана не сегодня, а вчера. В-третьих, ты забыл про своих ворон...
  
  - Одну он вырезал, когда подбрасывал записку, а другую убил, когда сидел в засаде! - перебил дядю Иоганн. - А насчет почерка, вот сами увидите!
  
  - Погоди, не горячись... Ворону нарисовали, по всей видимости, чужаки. Они поклоняются этому странному культу. А как твоя гипотеза объясняет, что доктор перевернул бочку? А как она объясняет, откуда в кузнице появился Феликс и как об этом узнал Франц? А чем Франц намеревался убить Феликса, если бы там не оказалось алебарды?
  
  - Доктор пьян был! Мало ли что пьяному в голову взбредет! А Франц с Феликсом могли договориться о встрече в кузне. А...
  
  - Мальчик мой, ты забыл главное. То, что я тебе недавно сказал. К убийству всегда ведет грех человеческий. И алчность, любовь к деньгам вовсе не грех Франца. Если он и убил, то совсем по иной причине.... Смотри-ка, что это за люди там едут?
  
  По дороге медленно ползла телега с возвращающимися из деревни чужаками.
  
  
  13
  
  - Это чужаки! - воскликнул Иоганн. - Всё сходится! Если это был не Франц, значит, чужаки! Они считали Феликса предателем. Они нарисовали на заборе ворону. А кто ещё мог отрубать воронам головы? Только они! И Феликсу тоже хотели отрубить, но до конца не успели, Себа пришел и помешал. Потому и два удара было алебардой, а не один, ведь они не знали, что топор не настоящий, не боевой, вот у них ничего и не вышло! - Иоганн нырнул к кроне поваленного дерева и отломил суковатую палку. Недоуменный взгляд священника не остановил его. - На всякий случай, - сказал он отцу Иеремии. - Вдруг пригодится.
  
  Отец Иеремия с трудом сдержал на губах улыбку:
  
  - Я думаю, что всё было не совсем так, - мягко возразил он.
  
  - Да как это не так?! Очень даже так! - Иоганн от возмущения взмахнул палкой и капелло романо слетела с головы священника. - Ой, простите, дядя! Я нечаянно!
  
  - Я тебя, дружок, должен больше беречься, чем убийцы, - усмехнулся отец Иеремия, подбирая головной убор. - Ворону и вправду наверняка чужаки нарисовали, тут я не спорю. Но где у нас доказательство, что это как-то связано с убийством? Я думаю, просто совпадение. Откуда приезжие могут знать про то, насколько сильно Себастьян страдает от сиротства?
  
  - Лесничиха сказала! - выпалил Иоганн.
  
  - Анна... - задумчиво проговорил отец Иеремия. - У меня к ней есть несколько вопросов. Когда она ответит на них, что-то, возможно, и разъяснится в нашей истории. А что касается чужаков... то остаются открытыми всё те же вопросы: откуда они знали, что Феликс будет в кузнице? И если специально с ним договорились о встрече, то почему именно в этом месте? Почему Феликс расспрашивал Рудольфа о Генрихе? Зачем доктор Филипп разлил бочку воды? Кто украл деньги? Отчего учитель увидел Нину всю в крови? Случайно или нет убийство произошло именно сейчас, когда родителей Феликса нет в деревне? Хотя ты, несомненно, прав: записку Себастьяну написал, по всей видимости, убийца, и мы должны проверить почерк не только местных, но и каждого из приезжих. Смотри-ка, едут, давай, пожалуй, прогуляемся с ними до хутора лесничихи.
  
  Отец Иеремия вместе с Иоганном вернулись на обочину дороги, однако чернобородый чужак, подъезжая к колодцу, не остановился. Напротив, он привстал, стегнул рыжую клячу и заорал: "Нннноооо!" - даже не взглянув на ожидавших его путников.
  
  - Стойте-стойте, - закричал Иоганн и бросился наперерез кобыле, прямо под копыта. Мужик не притормозил, не закричал "тпруууу", а напротив, еще раз хлестнул лошадь кнутом. Однако юноша стоял на том месте, где дорога резко сужалась, превращаясь в лесную тропу, кляче некуда было свернуть, она остановилась, нервно фыркая и потряхивая головой.
  
  - Возьмите нас с собой, - попросил отец Иеремия. - Мы не задержим, нам надо бы с Анной поговорить.
  
  - Садитесь, - кивнул чернобородый, - только быстрее. Гнилое тут место. - пока отец Иеремия с Иоганном подсаживались в телегу, молодой чужак беспокойно озирался по сторонам.
  
  - А тот призрак оказался свиньей молочников, - добродушно заметил священник.
  
  - Да мы знаем, - ответил молодой чужак, тот, что посветлее; он ухмыльнулся. - Эта морская разбойница обогнала нас, как только мы в деревню въехали.
  
  - Ее Себа с Альфонсом Габриэлем под пиратку раскрасили, - радостно сообщил Иоганн. - Они любят пошутить. И ничего страшного, так Йоахиму и надо, злой он. Альфонс Габриэль попросил у него поесть в давешнее воскресенье, а молочник отвел его в хлев, и еду положил в свиное корыто. Нельзя так человека унижать, правда ведь?!
  
  - Да, славно ребята пошутили, - развеселился молодой чужак. - Так жлобам-молочникам и надо. Я как ихнюю свинью увидал, у меня прям душа в пятки ушла! Думал, что призрак. Страшный такой, прямо, как из преисподней выскочил. Тебя как кличут-то, парень?
  
  - Иоганном.
  
  - А я Мартин, а это - мой старший брат, Ганс.
  
  - Я же говорил, что призраков не существует, - назидательно заметил отец Иеремия.
  
  Бородач повернул голову:
  
  - Привидение я сам видел, своими глазами, - сумрачно сказал он. - И это была не раскрашенная свинья. Раз обжегшись, в другой на холодную воду дунешь.
  
  Телега уже подъехала к болоту. Тропа еще более сузилась, стала вязкой, под копытами лошади зачавкала вода. Только что светило солнце, и вдруг быстро потемнело. Иоганну стало казаться, что кто-то наблюдает за ним из черных кустов вереска, он поёжился и подвинулся ближе к дяде. "Хорошо, что я не бросил палку, - подумал он. - С оружием как-то спокойнее". Чернобородый слез с облучка, взял лошадь под уздцы и повел ее за собой в поводу.
  
  - И где вы видели призрак? - поинтересовался отец Иеремия.
  
  - В холмах, - медленно произнес Ганс. - Но говорят, он бывает и у колодца Рэнгу. Не прямо у дороги. Глубже в лес. Под старым вязом.
  
  - И как призрак выглядел?
  
  Чернобородый пожал плечами:
  
  - Призрак как призрак, белый весь, прозрачный, страшный.
  
  - И это было привидение мужчины или женщины?
  
  - Женщины, - уверенно ответил Ганс.
  
  - Может быть, заблудилась крестьянка из соседней деревни?
  
  - Ну да, - согласился Ганс, - Может быть, и так. Только скажите: в какой из близлежащих деревень бабы летают по воздуху? - он поднял руку над головой. - Ее подол был выше, чем моя рука сейчас. И не я один ее видел. Не я один. А еще голова у нее была нечеловеческая, козлиная голова.
  
  Внезапно Иоганн услышал какой-то странный громкий стук и испуганно вздрогнул. Он хотел спросить, слышат ли этот звук его спутники, но прежде чем задал вопрос, понял: это его собственные зубы выстукивают отчаянную барабанную дробь. Отец Иеремия, похоже, заметил испуг племянника и перестал задавать чужакам вопросы о призраках. Пару минут они ехали молча, в сгущающейся тьме нависающих над тропой темных мрачных крон. Вдруг с одного из деревьев с громким карканьем сорвалась стая ворон. Птицы, возмущенно каркая, закружились над телегой, а некоторые из них пролетали так низко, что задевали крыльями людей. Иоганн хотел взмахнуть палкой, но отец Иеремия остановил его, прикрыл голову племянника рукой. Мартин сорвал с себя куртку и отбивался от особо надоедливой вороны, которая норовила клюнуть его в лицо. Ганс опять забрался в телегу и погнал лошадь, несмотря на плохую дорогу. Недовольно галдящие птицы остались позади.
  
  - А зачем вы воронам головы отрубаете? - услышал Иоганн чей-то незнакомый голос. Он оглянулся, но никого не увидел. "Кто это спросил?" - подумал он.
  
  - Это не мы, - сказал Мартин. - Это козлоголовые нападают на детей Матери Вороны.
  
  - Козлоголовые? - задал следующий вопрос незнакомый голос. Иоганн вновь оглянулся. Мартин смотрел почему-то на него и отвечал ему. "Это я сам спрашиваю, - подумал он. - Только почему-то слышу свой голос со стороны".
  
  - Люди с козлиными головами, что призраками являются. Они наши враги.
  
  Священник ободряюще похлопал племянника по плечу.
  
  - Ганс, - спросил он, - это вы старший среди поклоняющихся вороне?
  
  - У нас нет старших, - ответил чернобородый мужик. - Перед Матерью все равны.
  
  Отец Иеремия вздохнул:
  
  - А на заборе кузницы кто вырезал ворону?
  
  - Тпрууууууу! Приехали! - вместо ответа произнес Ганс. И впрямь тропинка неожиданно вывернула к дому лесничихи. Иоганн никогда не был здесь прежде. Двухэтажный дом посреди леса смотрелся удивительно. Небольшой сад окружал его, ближе к забору теснился огород. Позади дома виднелись какие-то строения, похоже, здесь были и хлев, и сарай, и навес для хранения зимой сена. Иоганн выскочил из телеги и помог спуститься на землю отцу Иеремии.
  
  14
  
  
  Дом лесничихи был обнесен плотным высоким частоколом. Отцу Иеремии никогда прежде не доводилось здесь бывать, и он с интересом оглядывался по сторонам. Сразу же отметил про себя, что помимо широких тисовых ворот, через которые телега въехала во двор с востока, в дальнем конце северной стороны есть еще одни, поменьше - вероятно, существовал отдельный подъезд со стороны Дюстервальде, соседней деревни, откуда в праздничные дни стекался в церковь народ. И с западной стороны тоже виднелась небольшая калитка, тропа от нее, должно быть, вела в холмы. Там, насколько было известно священнику, и вовсе безлюдно, жилье здесь никто не строил - ни реки, ни плодородной почвы - все больше поросшие мхом скалы, и лес слишком редкий, но, по всей видимости, леснику по служебным делам приходилось бывать и за холмами, иначе зачем бы он проделал в частоколе отдельную калитку к западу?
  
  Сам двор был обширен и заполнен всевозможными хозяйственными строениями. Светлый и ухоженный, с посыпанными мелким гравием дорожками, он окружал двухэтажный дом, оживляя это дикое место и внося в него уют. Угрюмый лес, подступивший к нему со всех сторон, шептал на неведомом языке листьев свои мрачные истории, придавая этому странному уголку цивилизации таинственность и некоторую торжественность. Небольшой плодовый сад и огород прижимались к дому с другой стороны от строений, огороженные низким заборчиком.
  
  Ганс соскочил с телеги, стянул с нее мешок с провизией, водрузил его на плечо и, не сказав ни слова, не оглядываясь, решительно зашагал в глубину двора. Похоже, он сразу по приезде забыл о своих попутчиках.
  
  - Отведешь лошадь в конюшню? - спросил Мартин Иоганна, взваливая себе на спину второй мешок. Юноша вопросительно глянул на дядю.
  
  Отец Иеремия улыбнулся и кивнул головой:
  
  - Конечно, очень хорошо. Вряд ли мы сможем как-то иначе отблагодарить Ганса и Мартина за то, что подвезли нас. Боюсь, вот только обратно придется пешком добираться. Я пока поговорю с Анной, а ты осмотрись, что да как.
  
  Дверь в дом была распахнута настежь, и ставни на окнах отворены, дом выглядел бы совсем умиротворенно, даже уютно, но рядом с крыльцом отец Иеремия заметил ощеренную пасть заряженного волчьего капкана. Священник удивился и осторожно продвинулся к двери, за ней слышалось жалобное щенячье повизгивание и ровный рокот мужского добродушного баритона.
  
  - Ты посмотри какой красавец! А какие зубы! А брыли! Ты видишь, какие брыли! А стать! Не успеешь оглянуться и с ним можно будет валить медведя! О-о, святой отец, добрый, добрый день! Вы только поглядите, кого я Анне привез! Настоящий меделянец! С ним никакие призраки не страшны! - священник, войдя в парадную светлую комнату первого этажа, увидел в ней лесничиху и кузнеца Генриха, который ласково трепал обвислые уши крупного тупорылого большеголового щенка. Тот испуганно взвизгивал и пытался куснуть кузнеца за руку. Кузнец лишь добродушно посмеивался. Священник поздоровался с хозяйкой и Генрихом, Анна тут же начала хлопотать у печи.
  
  - Это вы от призраков поставили капкан у входа? - поинтересовался отец Иеремия. - В него ведь может человек попасть. Это опасно.
  
  - Для того и поставили, чтобы этот призрак попался, - ухмыльнулся кузнец.
  
  - По-вашему, призрак столь материален, что его можно так просто поймать?
  
  - Ну, если он убил собаку, то стоит предположить, что он достаточно материален.
  
  - Призрак убил собаку?
  
  - Да, пес Анны погиб месяц назад. Его отравили. Бедняга умер в страшных мучениях. И в ту же ночь чужаки видели на холмах привидение.
  
  - Но зачем ему убивать собаку?
  
  - Вот уж не знаю, - усмехнулся кузнец. - Это лучше у него самого спросить. Но я думаю, что он очень даже материален. Во всяком случае, когда я поставил ловушки вокруг забора, он в одну из них сразу же угодил.
  
  - Вы поймали привидение?
  
  - Нет, не поймал, но испугал его основательно. Больше оно сюда не совалось.
  
  - Расскажите об этом, - попросил отец Иеремия. И кузнец поведал ему, что после гибели собаки решил устроить ловушку: расставил за забором несколько капканов, соединил их между собой прочной нитью, поставил растяжки, а в основании капканов, под пружину, положил пистоны от гильз и насыпал черный порох. В ту же ночь кто-то полез во двор, зацепил растяжку, все капканы дружно ударили по пистонам, порох воспламенился, началась пальба. Все, конечно, проснулись, но призрака и след простыл.
  
  - А кто первым оказался во дворе, когда сработала ловушка? - спросил священник.
  
  Кузнец внимательно поглядел на него:
  
  - Далеко смотрите, святой отец. Будьте осторожней. Особенно с мадьяром.
  
  - С мадьяром?
  
  - Да, чужаки тоже не дураки. Когда стали выяснять, что да как, оказалось, что именно мадьяра увидели во дворе первым. Народ повыскакивал, а он стоял посреди двора и махал руками, словно сказать, что хотел, но не мог. Не умеет мадьяр говорить, всё разумеет, но молчит. С той поры сюда больше никто не совался. А теперь вот граф Еремин подарил мне меделянца, с ним Анне не будет страшно. Это настоящий зверь, медвежатник, русской царской охоты порода. Осталось их немного, вся свора - в Гатчинском замке, но Еремину удалось вывезти из страны несколько псов, когда русский царь изгнал его на чужбину. И среди них - знаменитая сука Роли. Теперь она ощенилась, и скоро у Анны будет надежный защитник, гроза всех местных медведей. А, кстати, с чем вы пожаловали, святой отец?
  
  Отец Иеремия замялся. Он не ожидал встретить кузнеца у лесничихи. Теперь ему первому предстояло рассказать неприятную новость Генриху.
  
  - Я вынужден вам сообщить очень неприятное известие, - извиняющимся голосом произнес священник. - Дело в том, что Феликс, сын старосты, убит... его убили в кузнице сегодня утром. И подозрение падает на вашего подмастерье Себастьяна, именно его застали на месте преступления. Но я не думаю, что Себастьян убийца, - поспешно добавил отец Иеремия. - Чтобы ему помочь, мне надо во всем разобраться. Я приехал поговорить с Анной. А на обратном пути, если позволите, я побеседую с вами, Генрих.
  
  - Тааааак, - мрачно протянул кузнец и опустил щенка на пол. - Я как чувствовал, что что-то случится...
  
  15
  
  
  На сосновом полене стояла миска с похлебкой. Рядом примостился один из чужаков - приземистый, коренастый, с густыми черными бровями - и торопливо поедал варево деревянной ложкой. Волосы незнакомца были коротко острижены, лицо изъедено оспинами, а слева, над ухом болезнь оставила голую безволосую проплешину. Издали он напоминал бродячую собаку, которой неожиданно бросили кость.
  
  - Добрый день! - поздоровался Иоганн, но ответа не услышал.
  
  Чужак лишь настороженно зыркнул на него из-под черных бровей и отвернулся.
  
  Они находились на заднем дворе, за большим сараем. У стены сарая сложена была большая поленница, а дальше - за забором - начинались поросшие лесом холмы. По двору, за небольшой загородкой, не спеша, бродили куры, охотясь на пшеничные зерна и зазевавшихся червяков, да привалился к забору покосившийся короб отхожего места. Видать, чужаки для себя его и ставили. Иоганн еще раз посмотрел на отвернувшегося незнакомца и хотел было уже идти дальше, как услышал за своей спиной чей-то простуженный голос:
  
  - Не говорит он.
  
  Юноша обернулся и обнаружил, что к нему незаметно подошел Мартин. Один их тех двоих, что подвезли их с дядей до хозяйства лесничего. Подошел, поставил на землю ведро - точно с таким же отец Иеремия отправлял Иоганна поить привязанного на лугу бычка - и с любопытством посмотрел на юного сыщика. То ли из-за своей одежды, то ли по какой иной причине, но пока они ехали, Мартин казался Иоганну значительно старше. Только теперь юноша разглядел, что чужак если и старше его, то не больше, чем на пару лет.
  
  - Совсем не говорит? - спросил он.
  
  - Понимать понимает, а говорить не говорит, - уточнил Мартин. - Он из мадьяров, нездешний. Может, поэтому?
  
  - У нас в Леменграуене грек один есть, - сообщил Иоганн по давней своей привычке подбирать всякому явлению пару. - По бумажке торгуется. Пишет свою цену, затем покупатель свою и так, пока не договорятся. Говорят, у него за год одних карандашей целая коробка уходит.
  
  - Это какой грек? - заинтересовался Мартин. - Не старьевщик ли, у которого лавка возле водокачки? У Северного проезда?
  
  Иоганн удивленно посмотрел на своего нового знакомого.
  
  - А ты откуда знаешь?
  
  - Так я напротив этой лавки живу!
  
  Новость о том, что они с Мартином земляки удивила Иоганна безмерно. До этого чужаки виделись ему чуть ли не выходцами с экзотических Андаманских островов, о которых как-то рассказывал учитель Рудольф. Пусть и не такими черными, как андаманцы, но зато почти дикарями. А тут, оказывается, они жили с этим Мартином чуть ли не по соседству и даже, возможно, встречались - вон и общего знакомого с первых слов нашли. И в старых заброшенных укреплениях, что остались на северной окраине города, возможно, виделись - там все мальчишки лазят, несмотря на запреты родителей. Район, конечно, неспокойный. За водокачкой обитает одна беднота, клошары, как выражается на свой манер maman. Узкие улочки, маленькие домишки, слепленные чуть ли не из мусора, грязь, вонь и вечный запах перегара, которым несет, кажется, ото всех и каждого.
  
  - А ты где живешь? - поинтересовался Мартин.
  
  - Апфельштрассе, - ответил Иоганн. - Рядом с парком, ну с той стороны, где статуя Оттона Великого.
  
  - Из богатеньких, значит, - презрительно сплюнув, произнес Мартин.
  
  Яблочная улица действительно была самым престижным местом в городе. Тихий центр с аккуратными усадьбами богатых горожан, вылизанной мостовой и цветущими садами. И о том, что он там живет, Иоганн всегда сообщал с гордостью, а тут... Неожиданно для самого себя юноша смутился и начал сбивчиво объяснять, что живут они там не в своем доме, а, снимая квартиру, и только лишь потому, что maman преподает детям богачей французский. Получилось путано и неубедительно. Но презрительное выражение с лица Мартина исчезло, тот лишь вздохнул завистливо и коротко бросил:
  
  - Повезло! - и почти тут же добавил: - А Ганс, это брат мой, всё не может устроиться. Один раз садовником взяли, да какой из него садовник? Через месяц выгнали. Всё случайными заработками перебивались. То в лавке какой товар поможешь разгрузить, то за лошадьми присмотреть, то еще что...
  
  Мадьяр торопливо закончил есть, облизал ложку и засунул ее за голенище сапога. Встал, угрюмо посмотрел на мальчишек из-под густых бровей, и тут Иоганн заметил на его руке татуировку. Одного взгляда хватило, чтобы понять - на руке незнакомца выколот силуэт вороны. Тот это тоже понял, одернул рукав рубахи и быстро прошел мимо стоявших рядом Иоганна и Мартина.
  
  - Так и ходит в одиночку, - едва незнакомец скрылся за углом сарая, проворчал Мартин. - Все гуртом живем, а этот даже жрет один. Сам готовит, сам по холмам ходит. Не видать ему благословения Черной Вороны.
  
  - Благословения кого? - тут же ухватился за непонятную фразу Иоганн.
  
  Чем неожиданно смутил своего собеседника. Однако, замявшись, новый знакомый тут же открыто улыбнулся и спросил:
  
  - Так ты Иоганн? А я Мартин, - и протянул раскрытой ладонью руку.
  
  Иоганн пожал ее, скрепляя знакомство. Открытая улыбка ровесника понравилась ему своей искренностью.
  
  - Слушай, Йоги, - урезал имя нового приятеля Мартин. - Вы ведь насчет убийства Феликса приехали, так?
  
  - Ну...
  
  - Дело дохлое... Не сыщете вы убийцу.
  
  - Это почему? - насторожился Иоганн.
  
  - Не человек его прибрал, понимаешь? А, куда тебе.... Давай так. Ты хоть и на Апфельштрассе живешь, а чую - свой парень. В общем...
  
  Чужак на секунду задумался, словно решал сообщать Иоганну нечто важное или нет. Затем сорвал травинку и, жуя кончик, внимательно посмотрел на юного сыщика.
  
  - Я тебе начистоту всё скажу... Меня Ганс послал сюда выведать, что вам об убийстве известно. А я думаю, чего тут церемонии тайные разводить? Давай уговор, а? Чего вам интересно - я расскажу. А ты мне, чего тебе известно, идет?
  
  Теперь задумался Иоганн. С одной стороны, ему нравилась открытость Мартина. Не стал тайком выведывать, честно признался, что на разведку послали. И обмен предлагает - вдруг он что-то нужное знает? Феликс ведь у чужаков часто бывал. А с другой... Было такое понятие, как тайна следствия. Иоганн о нем читал. А ну как эти чужаки - не Мартин с Гансом, а вот хотя бы этот угрюмый мадьяр - сами Феликса и убили? А ты им все выложи...
  
  - А почему это мы убийцу не найдем? - спросил Иоганн, чтобы оттянуть решение.
  
  Но Мартин ему такого шанса не дал.
  
  - Так ты согласен на обмен?
  
  - Согласен, - выдохнул сыщик.
  
  - Тогда пошли, - кивнул Мартин и, развернувшись, направился за сарай, в сторону дома лесничихи.
  
  Иоганн поспешил за ним, гадая, что же такого хочет показать ему этот странный парень, утверждающий, что Феликса убил вовсе не человек. Если бы в этот момент юноша оглянулся, он бы увидел, что из-за поленицы вышел хмурый мадьяр, похожий на дворовую собаку, и проводил их долгим угрюмым взглядом.
  
  16
  
  
  - А как вы вообще узнали, что я здесь, святой отец? - удивленно спросил кузнец. - Я ведь и сам не думал-не гадал, что нынче вернусь в деревню. Намеревался с утречка податься. Только вот предчувствие нехорошее было, стронуло с места. Зудело весь день что-то в груди... Сердце противно ныло... Думал, к погоде, ан нет. Вот ведь какое дело случилось, подумайте только, э-эх! - он горестно ударил кулаком по скамье. Щенок, взвизгнув, испуганно отпрыгнул в угол, но никто не обратил на него внимания. - И сон... мне такой страшный сон приснился, что я лежу, а надо мной ворона кружит... кружит...
  
  - Дело в том, - перебил его отец Иеремия, что я вовсе не с вами пришел повидаться, Генрих. - Мне нужно поговорить с Анной. И с вами тоже, конечно, - поспешил добавить он. - Но если вы собираетесь домой, то лучше если мы на обратном пути побеседуем.
  
  - А какое отношение к убийству имеет Анна? Пора уже отстать от нее! - возмутился кузнец. - Мало того, что Бауэр на нее убийство мужа навешивал, сколько ей, бедняжке, вытерпеть пришлось! А ведь могли и засудить - хорошо, граф Еремин заступился.
  
  - Нет-нет, Анна совершенно ни при чем, - торопливо сказал отец Иеремия, - ее никто ничуть не подозревает в убийстве Феликса. Но понимаете ли, Генрих, когда человек живет на отшибе, он видит жизнь деревни как бы со стороны, какие-то вещи, на которые местный не обратит ни малейшего внимания, могут броситься ему в глаза, и он скорее заметит то, что другие не увидят. Да и Феликс ведь бывал тут частенько... - при этих словах кузнец насупился и недовольно и сердито задышал. - Кроме того, наш жандарм поручил мне собрать почерка всех жителей деревни и округи. Я пока не могу сказать, для чего это нужно, но не поможете ли мне с этим, Генрих, пока я разговариваю с Анной? Вот несколько листов бумаги и карандаш. Обойдите чужаков, пожалуйста. И если хотите помочь Себастьяну, то не пропустите, пожалуйста, никого.
  
  - Я так понимаю, что мой почерк и Анны вам тоже нужен? - спросил Генрих и длинными размашистыми загогулинами на одном из листов вывел: "Себастьян не виноват". - достаточно?- спросил он и исподлобья глянул на священника. Острая S была смазана по краям, и сразу было видно, что почерк на записке к Себастьяну был совершенно иной.
  
  - Да, этого довольно, - кивнул отец Иеремия. - Анна, вы напишите то же самое, но своей рукой.
  
  Лесничиха подошла к столу, неуверенно взяла карандаш и медленно, коряво, печатными буквами написала ту же фразу, что кузнец. Почерк значительно различался. Священник забрал обе бумажки и тихонько подтолкнул кузнеца к выходу:
  
  - Не пропустите никого, Генрих. Это очень важно. Кто-то убил Феликса и очень заинтересован в том, чтобы свалить вину на вашего подмастерье. Помогите мальчику, чем сможете. Там мой племянник Иоганн, скажите ему, чтобы не уходил со двора - обратно мы отправимся вместе с вами. Надеюсь, разговор с Анной не займет много времени?
  
  Кузнец вышел. Отец Иеремия повернулся к лесничихе и попросил ее сесть. Пару минут он собирался с мыслями, думая о том, что ему следует спросить в первую очередь. И наконец решился.
  
  - Этот вопрос я вынужден задавать каждому, так что давайте начнем с него, чтобы не возвращаться. Где вы были , Анна, сегодня утром, до полудня?
  
  - Дома, святой отец. Я никуда не выхожу со двора. Я ужасно боюсь привидений, но мертвые головы - гораздо страшнее. Пока Рекса не убили, я еще бродила с ним неподалеку, а в последние недели - никуда. Страшно мне. Хорошо, чужаки у меня поселились, с ними меньше боязно, но все равно - у них вход отдельный, со двора, прямо на второй этаж, а я тут одна. По ночам мне очень страшно, святой отец, хоть и капкан ставлю у двери, и окна запираю ставнями, а прямо будто холод в доме поселился могильный. Знаете, что мне думается? Это муж ко мне рвется, потому как душа его не успокоилась с миром, не найден убийца... и я думаю, он хочет меня о чем-то предупредить. Но я страшусь призраков. Даже если это дух моего мужа.
  
  Щенок после ухода кузнеца, поджав хвост, забился в угол, но храбро подтявкивал и на свою новую хозяйку, и на гостя. Анна цыкнула на пса, но он не замолчал, а зашелся громким щенячьим лаем.
  
  - А кто еще был дома в это время? - повысив голос, чтобы его можно было услышать за непрекращающимся тявканьем, спросил священник.
  
  - Да никого, - ответила лесничиха, - Все, как всегда, разбежались. Чужаки с утра каждый день уходят к холмам. Обычно мадьяр до полудня остается, но сегодня не было и его. Ушел совсем рано. Одной мне совсем боязно оставаться. Мадьяр хоть и страшный, и дикий, но я к нему уже привыкла - все-таки живая душа.
  
  - А что это за мертвые головы вы упомянули? Те, что страшнее привидений?
  
  - Вороньи головы.
  
  - Вороньи?
  
  - Ох, не спрашивайте меня об этом, святой отец, не надо! Я очень-очень боюсь. Чужаки вам расскажут, они больше знают.
  
  Отец Иеремия был несколько удивлен. Он мало знал Анну, лесничиха нечасто появлялась в деревне, а в храме и того реже. Прежде она закупала пару раз в месяц продукты в торговой лавке, а перед этим останавливалась у молочницы Нины, живущей на краю деревни, узнать, какие в деревне новости и слухи. Сейчас закупками занимались чужаки. Немного знал отец Иеремия о характере Анны. Она представлялась ему замкнутой, малообщительной, но сильной, волевой и трезво мыслящей женщиной, способной справиться и с житейскими невзгодами, а, если понадобится, то и с диким лесным зверем. Поэтому то, что она все время возвращалась к разговору о том, как напугана, настораживало его, казалось ему почти невероятным.
  
  - А Генрих давно приехал? - как бы между прочим заметил отец Иеремия.
  
  - Да где-то с час назад, может.
  
  - Странно, что я не видел, как он проехал мимо. Я довольно долго находился в кузнице.
  
  - А он не через Рабеншлюхт, он через Дюстервальде добирался. Генрих никогда не ездит в город по прямой дороге. Он всегда заезжает ко мне, пообедает да дальше в путь отправляется. Он очень добрый, заботливый такой. Как Карл мой погиб, всё старается мне помочь, по хозяйству порой подсобит. Люди много лишнего болтают, а чего - сами не знают, вы их не слушайте .
  
  - А до смерти мужа кузнец здесь появлялся?
  
  - Да, но реже, чаще Карл к нему ездил, они были дружны, иногда охотились вместе, Генрих чинил нам капканы. Муж вообще-то был нелюдим. Он вырос здесь, в глуши, без отца. Тот погиб, пока Карл был еще маленьким. Говорят, сорвался со скалы. Никто не знает, зачем он там лазил. Но Карл в последнее время тоже часто уходил в холмы и что-то там искал.
  
  - А чужаки тоже заняты поисками в холмах?
  
  - Да! А как вы догадались? - удивленно спросила Анна. Отец Иеремия вздохнул:
  
  - Просто не представляю, что они еще здесь могут делать. Не говорили, что их интересует?
  
  - Знаки какие-то. Они не любят об этом рассказывать.
  
  - А кто у них старший?
  
  - Не знаю, сначала среди них был еще один, студент, он ими руководил. Но вскоре куда-то уехал по делам и больше не возвращался.
  
  - А как чужаки вас нашли?
  
  - Да Генрих и привел их. Сказал, что люди, дескать, добрые, поживут, помогут по хозяйству, за постой будут платить. Мне ведь поначалу туго пришлось, как муж погиб. Хорошо, что дом у нас свой, наследственный, предки Карла здесь с пятнадцатого века живут. Но без денег такое хозяйство поднять сложно. Думала, даже продать придется. Надо было платить судебные издержки. Слава Богу, граф Еремин помог.
  
  - Вы хорошо знаете графа?
  
  - Не очень, видела пару раз, приезжал поохотиться. За меня перед ним Генрих словечко замолвил.
  
  - А Генрих его откуда знает?
  
  - Да работу какую-то делает для графа. Вы у самого Генриха и спросите.
  
  Щенок давно устал лаять и теперь обиженно поскуливал. Анна погладила его по голове и он заворчал, затем плюхнулся на пол и подставил ей белое брюхо.
  
  - Может, его покормить? - спросил отец Иеремия. Он был рад, что Анна успокоилась и стала отвечать на вопросы без страха и напряжения. Еще несколько минут назад она вся была, как будто сведенная судорогой, а сейчас разговорилась и, кажется, была даже довольна.
  
  - Да ничего, пес подождет, - отозвалась лесничиха. - А вот беда - как же я вам-то обеда не предложила. Совсем одичала в глуши.
  
  - Нет-нет, ничего не надо, мы с Иоганном очень заняты и сразу пойдем, лишь только выясним, что нам надо, - ответил отец Иеремия, - Еще несколько вопросов осталось. Скажите, Анна, вы хорошо знали Феликса? Может быть, слышали что необычное о его отношениях с сельчанами?
  
  - Да знаю то же, что и все. Мало кто его любил - уж больно характер был едкий. Но к женскому сердцу Феликс имел ключик. Посмотреть только было, как за ним толстуха Нина увивалась - ни стыда, ни совести. Говорят, она даже раз поцеловала Феликса на глазах Йоахима. Ох, он ей потом всыпал в хлеву горячих. А мельничиха Марта - даром, что вдова, и уж за сорок, а тоже бегала за ним, задирая подол. Ох, бесстыжие!
  
  - Анна, а что у Феликса был роман с Лаурой? Вы об этом что-нибудь знаете?
  
  - Хотите узнать, мог ли убить Феликса жених Лауры - Франц? Отчего же не мог? Мог! Он с войны пришел, а на войне люди быстро учатся не ценить чужую жизнь. Если он узнал, что Лаура была беременна...
  
  - А она была беременна? - странно, но отец Иеремия был уверен, что ни разу на исповеди ни Лаура, ни доктор не говорили ничего подобного.
  
  - Как же не была? Еще как была. И ребеночка извела во чреве. А доктор, конечно, не скажет, он будет дочь выгораживать. Вот он-то наверняка знает, кто убийца...
  
  - Но учитель тоже отрицал, что Феликс был любов... дружил с Лаурой.
  
  - Рудольф? Да он самовлюблен, как павлин. Он мог ничего и не знать про своего любимого ученика. Ему хоть в ухо кричи, а он слышит только то, что сам хочет слышать.
  
  - Может быть, вы и правы, - пробормотал отец Иеремия. - Надо будет с этим разобраться. А за вами Феликс не пытался ухаживать, когда приходил к чужакам?
  
  - Как не пытался? Пытался! - самодовольно подбоченилась лесничиха. От былых ее страхов не осталось и следа. На щеках заиграл румянец. Отец Иеремия был рад, что выпроводил кузнеца из дома, потому что при нем Анна, конечно, так не разоткровенничалась бы. - Я думаю, он не столько к чужакам приходил, сколько ко мне. Цветы приносил, несколько раз дарил украшения. Но перед кем мне тут красоваться? Перед чужаками? Кто-то вот Генриху сказал, что в меня Ганс влюблен. Как мне было трудно его разубедить. До чего люди злые. Напридумывают - потом поди отмойся. А Феликсу я дала от ворот поворот.
  
  - А был для этого повод? - осторожно поинтересовался священник.
  
  - Да как не было? Был, конечно. Это случилось неделю назад. Феликс уже с чужаками в холмы не ходил, но ко мне заглядывал каждый день. Вопросы все задавал. Но это днем. А тут - ночь. Просыпаюсь, от шума за окном. Приоткрыла чуток ставень и обомлела прямо - на меня лицо круглое, белое смотрит. Глаза в глаза. Пока я сообразила, что это не призрак, а Феликс, сколько страху натерпелась. Я его тогда и выгнала со двора, бесстыдника. Велела больше не являться. Я честная женщина, а не какая-то беспутная шлюха!
  
  - А как Феликс объяснил свое поведение?
  
  - О-о-о, да он очень глупо оправдывался. Дескать, он понять хочет, откуда привидение появляется. Зачем же для этого лезть ко мне в дом, правда? Не я ведь тут как призрак разгуливаю по ночам...
  
  Анна еще раз ласково потрепала щенка, он обрадовался тому, что на него обратили внимание, присел и напустил на пол лужу. Пока Анна вытирала за ним, отец Иеремия обдумывал ее слова. Похоже, здесь все верили в то, что призрак реально существует. Может быть, страхи Анны и чужаков не так уж безосновательны? И связан ли загадочный призрак с убийством Феликса? Да и не только Феликса, но, пожалуй, и лесничего Карла тоже.
  
  - Анна, вы сказали, что Феликс задавал вам вопросы. О чем?
  
  - Ну, он спрашивал о бумагах мужа. О тех, что достались ему от предков. Они здесь живут с пятнадцатого века, муж очень этим гордился. Понимаете, святой отец, муж перед смертью много занимался этими бумагами. Ему очень хотелось их перевести. Они были написаны на латыни, старинным почерком. И он обратился для перевода к учителю, тот начал переводить, но не закончил. Вот у него, по всей видимости, эти бумаги Феликс и увидел. А увидев, заинтересовался.
  
  - Так они у Рудольфа?
  
  - Нет, вероятно, учитель имел только один лист перевода. Феликс забрал его у Рудольфа, показывал мне и спрашивал, где хранится оригинал. А я ничего об этом не знаю.
  
  - Может быть, Карл показывал рукопись также и доктору? Филипп ведь тоже знает латынь.
  
  - Нет, этого быть не могло, - коротко отрезала Анна и поджала губы.
  
  - А дома рукопись не может храниться?
  
  - Не думаю, святой отец. Уж как меня пытался упрятать за решетку Бауэр, все перерыл во время обыска. Он даже нашел несколько золотых под половицей, Карл их туда, видно, припрятал на черный день. Бауэр еще злился, что недостаточно улик против меня и грозился... грозился, что найдет доказательства, что это я убила мужа. Если бы не Еремин, плохо бы мне пришлось. Уж кому-кому, а графу я по гроб жизни благодарна. Я не знаю, почему Бауэр меня так ненавидит. Если бы не уперся рогом, что я убийца - глядишь, и нашли бы настоящего злодея.
  
  - А Карла как убили? - осторожно спросил священник.
  
  Лесничиха смахнула с ресниц невидимую слезинку:
  
  - Да топором голубя моего зарубили! Прямиком по горлу. Враз был убит. Он тогда с холмов возвращался в последний раз... И кому только его смерть могла понадобиться?
  
  Отец Иеремия не успел ответить. В дверь вошел кузнец с пачкой исписанных листов бумаги.
  
  - Ну вот, все и готово, - добродушно пророкотал он. - Собрал все подписи. Только не сумел от мадьяра добиться. Говорить с ним - никакого толку. То ли не понимает, что хочешь втолковать ему, то ли не хочет понимать. А вы все уже узнали, что собирались, святой отец?
  
  - Да, в общем, мне все понятно, - ответил священник. - только вот еще скажите, Анна, это не ваша лента? - он показал ей лоскуток, найденный утром Иоганном в лесу.
  
  Лесничиха взяла ленту в руки, внимательно ее осмотрела и отрицательно покачала головой.
  
  - Ну тогда всё. Генрих, надо найти Иоганна и тогда, если вы готовы, мы можем отправляться в путь. Кстати, очень хотелось бы видеть вас обоих завтра утром на службе в храме.
  
  17
  
  Поднявшись по скрипучим ступеням на второй этаж - лестница со двора, чтобы не тревожить хозяйку - молодые люди попали в просторную, почти квадратную комнату. Никого из чужаков в комнате не оказалось, лишь остатки неубранной трапезы еще лежали на столе, да нехитрый скарб был растолкан под лежанки вдоль стен. Иоганн поискал глазами распятие, но вместо него увидел короткую сучковатую доску, на которой стояла глиняная статуэтка вороны. Ворона - крупная, даже толстая, вместо глаз маленькие черные пуговки - была аккуратно склеена из разбитых кусочков. Видно, кто-то уронил по нечаянности, но затем не поленился, собрал все до единого осколки и склеил игрушку заново. Только игрушку ли? На месте распятия?
  
  Запах пота и чеснока, и еще какой-то, похожий на то, как пахнет позавчерашняя тушеная капуста с сосисками - блюдо, которое Иоганн терпеть не мог - заставил юного сыщика быстрее миновать комнату и остановиться у распахнутого Мартином окна.
  
  - Смотри! - Мартин тоже с удовольствием вдохнул свежий воздух. - Холм видишь?
  Этаж был всего второй, а сосны и тисы за окном куда выше, но на север от дома начиналась глубокая ложбина, за которой виднелся высокий лысый холм. Пара километров, решил Иоганн, на глаз прикидывая расстояние. Даже без подзорной трубы можно было запросто разглядеть редкие чахлые кустики, что пытались закрепиться на склоне. А так разнотравье, цветы - горбатый луг да и только. Горбатый луг с каменной шапкой: на самой макушке холма не росло вообще ничего.
  
  - Странный какой... - заметил Иоганн. - На других лес растет, а этот словно бритвой выскоблили.
  
  - Это особый холм, - кивнул Мартин. - Мы думаем, именно на него вернется Мать-Ворона...
  
  - Кто? - прыснул Иоганн, невольно оборачиваясь к толстой глиняной вороне с глазами-пуговицами. Молодой чужак насупился, помрачнел лицом, прищурился недобро.
  
  - Будешь зубы скалить, - предупредил он, - в лоб дам. И никакого уговора больше.
  
  Мысленно обругав себя, Иоганн принял виноватый вид. Это он умел. Иной раз напроказничает, попадется под горячую руку матушке - та его розгами готова отстегать, а физиономию повинную увидит, выругается в сердцах, махнет рукой, да и отстанет.
  
  - Мать-Ворона за бедных и сирых заступница, - продолжил Мартин. - Кто истинно верует, того от бед оберегает, надежду дает, удачу приносит. Больных от недугов излечивает. Нужно только инци...ицни... и-ни-ци-а-ци-ю пройти.
  
  На трудном слове чужак запнулся, но справился, выговорил по слогам. Посмотрел на Иоганна - не смеется ли? - и продолжил дальше.
  
  - Когда-то она защищала всех: не было ни бедных, ни богатых, только счастливые. Эти времена Золотым веком называются. А потом пришли люди с козлиными головами и убили Мать-ворону. Выгодно им было, что появятся несчастные, бедные и больные. Что войны начнутся, беды разные, эпидемии. Они как вампиры - только не кровь пьют, а несчастья наши, не могут без этого. Но только все равно скоро конец их владычества - недолго до возвращения Матери-Вороны осталось. Ух, отольются им тогда слезы бедняков. Потому и злятся, из кожи вон лезут, чтобы не допустить обратно к людям. Ищут ее среди обычных птиц, знаешь, сколько их поубивали в округе? Да только она не среди птиц...
  
  - А где? - с любопытством глядя на собеседника, спросил Иоганн. - И как вы с ней общаетесь? Откуда знаете, что она вернется?
  
  - Вот на этом холме она знаки нам разные оставляет. Как только мы отыщем ее по этим знакам, Мать-Ворона окончательно проснется, и снова наступит на земле Золотой век. Только как ее искать, извини, не скажу, нельзя... У врага уши везде. Кто знал, что Феликс предаст? Ни врагов, ни предателей Мать-Ворона не щадит. Теперь понимаешь, почему вам убийцу никогда не найти? Не человек это. Ну... теперь твоя очередь рассказывать.
  
  Нельзя сказать, что речь молодого чужака совсем не произвела впечатления на Иоганна, но ни в какую Мать-Ворону он, конечно, не поверил. Сказки детские, смешно, право... Зато стало ясно, кто оставил знак на заборе кузнеца. Скорее всего, сам Мартин это и сделал, пока доктор упрашивал Ганса отвезти убитого. Ганс постарше, не будет чужой забор портить. Но кто же тогда живых ворон убивает? И зачем? Эти вопросы никак не давали покоя юному сыщику.
  
  - Эй, парень! - из избы вышел кузнец и, задрав голову, окликнул Мартина. - Куда все ваши подевались?
  
  - На поляне, - ответил Мартин.
  
  - Слезай-ка сюда, дело есть. И ты, Иоганн, слезай, отец Иеремия распорядился, чтобы со двора никуда. Понял?
  
  Иоганн кивнул. Во дворе кузнец вручил Мартину огрызок карандаша и заставил написать несколько слов на листе бумаги. Лист забрал с собой, чужака добродушно потрепал по голове и отправился со двора в сторону, противоположную холму. Наверное, на ту самую поляну, где собрались чужаки.
  
  - Добрый человек кузнец, - вздохнул Мартин. - Говорят, раньше все такие были. Золотой век, эх....Ну чего замок на язык повесил? Обещал же про убийство Феликса рассказать.
  
  Ответная речь Иоганна произвела на Мартина немалое впечатление. Однако, по словам Мартина выходило, что чужаки тут ни причем. Все они в это утро находились неподалеку, в поле зрения друг друга, и никак не могли оказаться на месте преступления, пока Анна не попросила Ганса съездить в деревню за провизией. Вот разве что мадьяр... За мадьяра Мартин поручиться не мог.
  
  Впрочем, о самом главном юный сыщик Мартину говорить не стал - о перевернутой бочке, о велосипедных следах, о рассыпанных монетах и прочих собранных следствием уликах. Вот про странную рану на горле Феликса рассказал. Даже продемонстрировал в чем странность, отыскав похожую на древко алебарды палку.
  
  - Представь, что вот тут еще топорище на конце, - отдав палку Мартину, заявил он. - А теперь попробуй меня по горлу ударить.
  
  Мартин взял в руки палку, примерился и медленно довел ее до шеи сыщика. Бить оказалось неудобно, нужно было сначала сильно наклонить корпус, изогнуться и уже из такого положения наносить удар.
  
  - Я же говорил, не человек его убил, - констатировал Мартин, отдавая "алебарду".
  
  - А кто тогда? Не Мать же Ворона?! Зачем ей Феликса по горлу бить? - запальчиво спросил Иоганн и тут же прикусил язык. А ну как его приятель снова обидится? Но того вопрос не обидел, а заставил задуматься.
  
  И молодые люди принялись искать такое положение, из которого удар алебардой был бы удобным и естественным. Расшумелись, размахались палками, даже поставили друг другу пару синяков. Впрочем, подумаешь, синяки, едва до настоящей беды не дошло. Войдя в азарт, они и не заметили, как оказались за забором в лесу. Лишь когда племянник отца Иеремии, споткнувшись, полетел в траву и чуть не угодил в больший волчий капкан, приятели, наконец, угомонились. Побледневший Иоганн с ужасом посмотрел на острые зубья капкана, а Мартин протянул ему руку, помогая встать, и виноватым голосом произнес:
  
  - Извини, забыл совсем. Не стоит нам в эту сторону ходить.
  
  - Волки что ли?
  
  - Да какие здесь волки... От привидений это. Они на холме часто появляются...Сторожат Мать-Ворону, а потом злобу свою на чем ни попадя вымещают. Собаку вот недавно убили. Да что собака, и люди, бывало, пропадали. Один точно. Думаешь, почему мы мимо колодца так проскочить хотели? Когда почитай каждый день призраков видишь, поневоле начнешь шарахаться. Может, кстати, и не Мать-Ворона, может эти самые привидения до Феликса добрались... Хотя вряд ли. Неприятный он был, все ходил, чего-то искал, вынюхивал... И еще говорят: к жене лесника клинья подбивал.
  
  - Слушай, а давай на холм сбегаем? - неожиданно предложил Иоганн.
  
  - Зачем это? - опешил Мартин. - Нельзя туда. Да и дядя твой сказал, чтоб ты никуда со двора.
  
  - А мы быстро! Одна нога здесь, другая там. В интересах следствия, а? Если там привидения бывают, должны же от них какие-то следы оставаться?
  
  - Мы туда не ходим, - отрезал Мартин. - Не положено.
  
  Но Иоганн не отставал. Принялся убеждать Мартина, что днем на холме им ничего не грозит, тем более, вдвоем. Сначала тот уперся крепко, с места не сдвинешь. Не положено и все тут. Стали разбираться кем не положено, и выяснилось, что запрет этот сложился как-то сам собой... Первый знак - ту самую разбитую глиняную ворону, что теперь стоит на полочке в комнате - обнаружил Студент. Имени его никто не знал, но уважали крепко. Когда Ганс привел Мартина в общину - еще там, в городе - уже тогда считалось, что Студент слышит голос Матери-Вороны. Он и предостерегал всех от посещения холма, ходил сам, а оттуда приносил перерисованные на бумажный лист знаки, и вся община толковала их, принимая совместно решения. Знаки те, объяснял он, проявляются на скале, но увидеть их дано не каждому. Слепым да глухим идти к Матери-Вороне - только гневить ее. Поначалу, как сюда приехали, думали, что вот оно счастье - рукой только ухвати, помоги Матери-Вороне в мир вернуться. Да не все так просто оказалось... Долгим к ней путь оказался, трудно знаки искать. Кто-то в вере сомневаться начал. И Студент пропал. Поначалу искали - нигде найти не могли, в город даже ездили. А потом откуда-то слухи поползли, что с ума он сошел, в реку кинулся. Говорят, выловили где-то ниже по течению. Но так или нет, не знает никто, спрашивали в соседних деревнях - никто ни слуху, ни духу об утопленнике. Тогда вот и стали появляться призраки. Чтоб окончательно людей прогнать и не дать Матери-Вороне в мир вернуться. И ворон тогда же убивать начали.
  
  Когда Мартин дошел в своем рассказе до появления первых призраков, они с Иоганном уже давно пробирались едва видимой тропкой на другую сторону ложбины.
  
  Иоганн крепко держал в руках палку-"алебарду" и внимательно поглядывал по сторонам, а молодой чужак на всякий случай вытащил нож. Никаких призраков-привидений, однако, им по дороге так и не встретилось. Пару раз из высокой травы взлетали крупные серые птицы, недовольно ругаясь на своем птичьем языке, да юный сыщик принял за змею толстую кривую ветку и начал колотить по ней "алебардой". Впрочем, змея сразу же хрустнула и сломалась, а Иоганн облегченно выдохнул. На самом дне ложбины деревья тесно переплетались кронами, почти не пропуская солнечные лучи. Подлесок здесь был чахлым, редким, зато под ногами стелился толстый мягкий мох. Он поглощал звуки шагов, и даже голос становился немного другим - глуше и тише.
  
  - Замри! - неожиданно скомандовал Мартин.
  
  Иоганн как поднял ногу, так и остался стоять, не решаясь нарушить наступившую тишину. Только посильнее сжал в руке свое "оружие" да скосил взгляд, стараясь понять, что же так насторожило его спутника. Нога становилась все тяжелее и тяжелее, а Мартин все медлил, вслушивался в лесную тишину.
  
  - Пропадем с тобой, как тот Студент, - прошептал он, наконец, и двинулся дальше.
  
  Иоганн с облегчением опустил ногу и тут же спросил:
  
  - А кто заместо Студента на холм ходит?
  
  - Мадьяр, - ответил Мартин. - Вот ведь повезло, а? Нет, чтобы мне такой дар - видеть знаки?
  
  
  Иоганн не дал своему спутнику размечтаться, сбил новым вопросом:
  
  - А Феликс? Он когда появился?
  
  - Феликс-то? Да уж после... Сначала он нашим очень даже по вкусу пришелся: умел притворяться, когда нужно. Тому пособит, с тем по душам поговорит, того похвалит. Один Ганс сразу сказал, что дерьмо, а не человечишко. Так и вышло. Вызнал от нас, что нужно и бросил. Недаром он всё про привидения расспрашивал, встречи с ними искал. И в бумагах у лесника рылся, я сам видел. Анна однажды с кузнецом куда-то поехала, а этот тут как тут. Рыщет по дому, высматривает что-то, по шкапам лазит. Ганс как увидел, схватил за шкирку, выволок вон да такого пинка дал - метров сто этот гад летел. Анне уж говорить не стали, чего хозяйку расстраивать? Прибрались немного да дверь прикрыли, она и не заметила... Слышишь? За нами и левее?
  
  - Ничего не слышу, - помолчав немного, ответил Иоганн.
  
  - А мне всё кажется идет кто-то за нами... - признался Мартин. - Мы останавливаемся, и он тоже.
  
  Лес обрывался резко, словно отрубил кто тупым топором. Неровно отрубил, кривой край получился - то здесь то там отдельные деревья выскакивали на холм, но видно было, что не жильцы. Чахли, сохли, словно за невидимой чертой начиналось какое-то проклятое для растений место. Впрочем, травы и цветов было много. И папоротника... Островки его попадались то тут, то там, и суеверный Мартин огибал их, ведя за собой Иоганна. Самое последнее дерево, попавшееся им, оказалось совершенно белым, без коры, словно с него заживо содрали кожу. На верхней ветке сидела крупная ворона, настороженно косясь на путников, и Мартин в нерешительности остановился.
  
  - Пошли давай! - прошептал Иоганн. - Поздно возвращаться.
  
  Почему прошептал и сам не понял. Вроде никого вокруг нет, разве что ворона, только отчего-то вдруг стало неуютно на душе, зябко. Иоганн даже плечами передернул и с удивлением заметил, что Мартин поежился одновременно с ним. Чужак нерешительно потоптался на месте, затем повернулся к дереву, что-то беззвучно пробормотал одними губами и отвесил поклон.
  
  Идти по склону оказалось довольно легко. Холм старый, пологий, да и привычно уже было для Иоганна лазить по холмам - не первое лето проводил у дяди в гостях. Мартин то и дело оглядывался на оставшийся внизу лес, словно ожидал погони, но все было тихо. Удивительно тихо было вокруг. По душе по-прежнему скреб чей-то острый коготь, а еще вдруг привиделось нечто несуразное - то ли сам выдумал, то ли действительно мелькнуло - вроде жертвенного камня и нож кровавый в руке. Только привиделось, как началась каменная шапка. Большие валуны скрыли от них склон, пришлось пройти между ними, и приятели оказались на площадке посередине которой лежал огромный плоский камень. Точь-в-точь как только что почудился юному сыщику. Нехороший это был камень, веяло от него чем-то жутким, в иное время Иоганн обошел бы его стороной, но тут... На самом краю его возвышалась пирамида отрубленных вороньих голов. Все они были повернуты клювами в одну сторону и указывали на Знак, нарисованный на скале. Да-да, один из тех знаков, про которые рассказывал по дороге Мартин. Он и бросился к нему, не давая сыщику как следует разглядеть эту диковину. У самой скалы чужак остановился, замер благоговейно, и отвесил поклон - точно такой же, как у дерева с содранной кожей. Иоганн уже знал, что знаки разгадывали всей общиной, собираясь на поляне за забором, и каждый имел право толковать Слово Матери-Вороны.
  
  Убедившись, что знаки действительно существуют, племянник отца Иеремии испытал серьезное смятение. До сего момента он воспринимал рассказы приятеля-чужака как некую сказку, выдумку, заблуждение. Но теперь перед его глазами было реальное доказательство, что Мать-Ворона общается со своими...как звучит это слово, которое он недавно прочитал в одной из книг?...адептами, вот! А, значит, и призраки могут быть настоящими. Неужели убийца Феликса действительно не человек? Но кто? Мать-Ворона? Привидения? Какая-нибудь нечисть, питающаяся несчастиями других людей?
  
  Иоганн отвел глаза от пирамиды вороньих голов и взял себя в руки, решив, что когда вернется, обязательно поговорит на эту тему с дядюшкой. Уж кому как не ему отвечать на такие сложные вопросы. А сейчас следует поискать ответы попроще. И Иоганн принялся тщательно осматривать площадку. Найденный ими знак оказался не единственным: на камнях, на скалах виднелись полустертые рисунки. Еще обнаружились обрывки листов с нарисованными на них странными знаками - то ли китайскими иероглифами, то ли древними рунами. Оказалось, что их рисовали сами чужаки, но зачем и с какой целью, Мартин отвечать отказался. На земле валялись несколько глиняных черепков, два старых окурка и пачка из-под папирос.
  
  - Студент такие курил, - сообщил Мартин. - У нас остальные либо махрой дымят, либо табак нюхают.
  
  Иоганн ему не ответил. С раскрытым от удивления ртом он смотрел, как за спиной Мартина из-за валунов появляется чья-то фигура. От страха юноша даже не сразу сообразил, что это мадьяр.
  
  - Ка-а-ар! - раздалось громкое карканье, Мартин оглянулся и увидел, как вслед за мадьяром на площадку влетела черная ворона. Возможно, именно та, что сидела на последнем дереве. Сам мадьяр, увидев молодых людей, остановился, в руках чужака был огромный нож. Мадьяр свирепо посмотрел на них и сделал шаг вперед. Нервы мальчишек не выдержали, они развернулись и с громкими воплями ринулись прочь. Вслед им неслось злобное карканье ворон, еще больше подгоняя Мартина и Иоганна. Опомнились молодые люди только внизу, у подножия холма, и то ненадолго. Переглянулись и бросились бежать дальше - через ложбину к спасительному хутору лесничихи Анны.
  
  
  18
  
  К тому времени, когда выяснилось, что Иоганн и Мартин, не спросясь позволения, ушли в холмы, Генрих успел запрячь лошадь в телегу.
  
  - Ну что поделать, поезжайте, - расстроенно произнес отец Иеремия. - Неизвестно, когда теперь мальчики появятся.
  
  Кузнец недовольно нахмурил брови, повел плечами, сказать ничего не сказал, но уезжать, похоже, без священника не намеревался - пошел в сарай и стал греметь там какими-то железяками. Отец Иеремия заглянул к нему в дверь - в углу сарая валялось несколько ржавых капканов. Вероятно, неисправных. Генрих, напевая себе под нос, чинил один из них.
  
  Окинув взглядом обширный сарай, отец Иеремия оценил хозяйственность лесничихи: здесь было все, что могло понадобиться в работе по дому, и все располагалось на своем месте: по стенам висели хомуты, посредине сарая стояли токарный станок и плотницкий верстак, сзади размещался садовый инвентарь, а в переднем углу были аккуратно разложены инструменты и всевозможная утварь. Всё больше - по полкам, поструганным и покрашенным. Только несколько топоров стояли на полу, чуть в стороне.
  
  Отец Иеремия пригляделся к ним повнимательнее - топоры как топоры, ничем не примечательные, в отличие от алебарды, которой был убит Феликс. А ведь одним из них скорее всего зарубили лесника. Связаны или нет эти два убийства?
  
  Священник, задумчиво потирая переносицу, побрел по двору. Навстречу ему двигался давешний чернобородый попутчик.
  
  - Ганс! - окликнул его отец Иеремия. - Среди вас, говорят, есть мадьяр. Мне бы хотелось спросить его кое-о-чем, - священник надеялся, что если и не сумеет добиться от мадьяра образца почерка, то хотя бы поймет почему тот отказывается написать несколько слов. Может быть, как Йоахим, он попросту не умеет писать? А может... Надо бы, конечно, уточнить.
  
  - Мадьяра нет, ушел сразу вслед за мальчишками, - буркнул Ганс. - Кажется, на кабана отправился, взял свой нож. Вернется - тогда поговорите. Только вряд ли вы от него добьетесь чего. Мадьяр зол, нем и нелюдим.
  
  Отец Иеремия не представлял, как можно быть нелюдимее самого Ганса, но от одной мысли об этом содрогнулся внутри себя. Зачем этот неприятный человек ушел с ножом вслед за Иоганном и Мартином? Ганс говорил невозмутимо - может быть, такие походы были в порядке вещей у чужаков, а может, Ганс просто не осознаёт, что по округе разгуливает оголтелый бессовестный убийца и что мальчикам, возможно, угрожает опасность.
  
  Отец Иеремия не на шутку взволновался, он собирался поговорить с чужаками, спросить их, кто где был сегодня в полдень. Но вместо этого с молитвой к Богородице на устах, мимо конюшни и хлева, мимо пустующей собачьей будки, поспешил к калитке.
  
  - Осторожнее там! - крикнул ему один из чужаков. - Тут вокруг ловушки понатыканы. Попадетесь еще в какую, типун мне на язык.
  
  Вот и забор. Но куда идти дальше? Священник не знал направления, в котором отправились юные искатели приключений, он растерянно посмотрел по сторонам и тут громко каркнула сидящая на ближайшем вязе ворона. Вслед ей ответила другая, через несколько секунд на отца Иеремию обрушился целый шквал требовательных надрывных звуков, большие птицы вылетали из кустов, а следом за ними - о счастье! - выскочили Иоганн с Мартином. Живые и здоровые, только до смерти перепуганные . Отец Иеремия не стал бранить племянника, так обрадовался его возвращению, но тут же поспешил к сараю за кузнецом.
  
  - Мы на минутку вышли, - оправдывался, сопровождая его, Иоганн. - Время так быстро пролетело. Вы не думайте, дядя, мы не просто так гуляли, мы проводили расследование на местности.
  
  Наконец телега могла отправиться в путь. Анна вышла проводить гостей, и они поехали обратно к кузнице.
  
  - Вы чего-то испугались в холмах? - добродушно - ведь опасность миновала - спросил отец Иеремия. - Надеюсь, не призрака увидели?
  
  - Призрак все больше к ночи является, когда темнеть начинает, - машинально обронил кузнец и дернул поводья. - Рано ему еще.
  
  - А вы сами его видели?
  
  Генрих недоуменно пожал плечами:
  
  - Кто его знает - есть ли он, нет ли, я ни разу не видел, а у колодца Рэнгу он, говорят, появляется, ну, и в холмах... там даже чаще. Чужаки видели, и в деревне многие, почему я должен сомневаться?
  
  Священник оживился:
  
  - Вот мне интересно, а кто-нибудь знает, что нужно призраку? Ведь если он является людям, должна быть для этого какая-то причина. Неужели вы не хотели никогда разузнать, в чем тут дело?
  
  - Я не любопытен, - сухо заметил кузнец. - Чем меньше лезешь в чужие дела, тем дольше живешь на этом свете. Анна считает, что призрак - это ее покойный муж. Боится дико. Что я мог сделать для нее - сделал: поставил вокруг хутора ловушки, капканы, собаку вместо убитой привез. Думаю, если не бояться, призрак не навредит. Человек бывает гораздо страшнее привидения.
  
  - Это да, - охотно согласился священник.
  
  - Не лучше ли не устраивать панику, а заниматься каждому своим делом? - укоризненно произнес кузнец.
  
  Отец Иеремия покраснел до корней волос, это ведь была его обязанность - таким образом вразумлять невежественных, полных предрассудков, прихожан, но появление призрака, возможно, связано с убийствами, и, значит, ему следует разобраться во всём. И в этом вопросе тоже.
  
  Лошадь доехала до глубокой вязкой лужи и понуро остановилась.
  
  - Но! Но! - хлестнул кнутом Генрих, но лошадь стояла как вкопанная - так, словно перед ней расстилалась не лужа, а по меньшей мере море. Задумавшись и глядя вглубь леса печальными глазами, она прядала ушами и вовсе не собиралась трогаться дальше. - Но! Поехала! - снова гаркнул кузнец и уже хотел слезть с облучка, чтобы повести лошадь в поводу, но тут раздалось очередное громкоголосое карканье, на телегу налетела туча ворон, и лошадь, тяжело вздохнув, и выйдя из состояния глубокой задумчивости, потянула телегу вперед. В этот раз Иоганну было не так страшно проезжать топкое место, как по дороге к лесничихе - вероятно, на него подействовало добродушное спокойствие кузнеца.
  
  - Мартин много раз видел призрака, - затараторил он, боясь, что дядя опять начнет задавать свои вопросы Генриху, а он не успеет высказаться. - А сегодня мы видели знаки. Рисунки на скалах. И еще был один знак - мы нашли отрубленные вороньи головы. Убийца не только людям головы отрезает, но и воронам.
  
  - Топором? - хмыкнул кузнец. - Ну-ка, дружок, возьми там, под рогожей, топор, да попробуй им хоть одну из этих тварей зашибить.
  
  Священник внимательно посмотрел на кузнеца. Он уже не раз думал об этом. И вправду - убить ворону налету топором не так уж просто, да еще вот так, чтобы голову ровно-ровно отрезать. Сколько, говорил Иоганн, он нашел вороньих обезглавленных трупов? Четырнадцать? Пятнадцать?
  
  - Значит, убийца сначала ловит ворон, а потом отрубает им головы, - загорячился Иоганн. Он испугался, что его версия может быть сейчас отвергнута.
  
  - Или их убили метательным оружием, - добавил кузнец, - кто-то, кто хорошо им владеет. Очень хорошо. Не хуже, чем я владею молотом и наковальней, - он задумался. - Я видел у графа Еремина книгу: в Австралии туземцы бросают изогнутые отточенные палки, их называют бумерангами. Такая палка вполне может снести вороне голову, если бросить ее со сноровкой. И в Индии местные воины бросают во врага круглые острые диски - их называют чакрами. Люди много придумали орудий, как убить себе подобного. Вот, скажем, топор. Полезная в хозяйстве вещь. Всегда можно дров нарубить. Так ведь нет, сразу найдется кто-то, кому придет в голову из этого сделать орудие убийства: секиру, лохабер, бердыш, алебарду, - кузнец осекся, и это не прошло мимо внимания отца Иеремии.
  
  - Кстати, насчет алебарды, - тут же спросил он. - Для кого вы ее изготовили?
  
  - Ох, Себастьян, ох, паршивец, - скрипнул в сердцах зубами кузнец. - Сколько раз говорил ему: никто не должен видеть мою работу, запирай дверь, если уходишь. А лучше - вообще ни шагу со двора.
  
  - Если бы отец Себастьяна признал его сыном, он бы не ушел, уверяю вас, - мягко вступился за подмастерье священник. - А дверь он, наверное, забыл закрыть.
  
  Кузнец немного помолчал, а потом хмыкнул:
  
  - Хитрый вы, святой отец, хотите, чтобы я мальчишку запросто так сыном признал. А если я в этом не уверен, что он мой сын, если...
  
  -... если так, можно было бы усыновить его, - закончил за Генриха отец Иеремия. - Ведь не чужой он все-таки, а при том сирота.
  
  - И дверь он не запер не потому, что забыл! Он наверняка поджидал этого проходимца Альфонса Габриэля. Стоит мне уехать, как он сразу этого пройдоху кормить-поить начинает.
  
  - Себастьян - добрый мальчик, - мельком заметил отец Иеремия.
  
  - А кстати, - встрепенулся кузнец, - вы узнавали, где был бродяга во время убийства?
  
  Священник задумался. Нину с Йоахимом он об этом не успел спросить, а надо бы... А что говорил учитель? Он сказал, что не помнит, когда появился бродяга, но когда обратил на него внимание, тот торчал за забором.
  
  - Вряд ли однорукий бродяга справится с алебардой, - сказал отец Иеремия.
  
  - Но кинуть бумеранг он мог?
  
  - Стоп-стоп-стоп, - запротестовал отец Иеремия. - Это уже вовсе досужий вымысел. Алебарда была воткнута в горло Феликса. Его ударили два раза. Это факт. А бумеранги - это всего лишь ваше предположение.
  
  - А может, вправду бумерангом? - взволнованно подскочил Иоганн. - Мы с Мартином пробовали, как можно ударить человека топором по горлу! Так вот - это очень-очень несподручно, дядя! Надо низко, почти пополам изогнуться и стоять при этом сбоку от того, кого хочешь ударить. И надо чтобы противник еще при этом держал шею открытой и не пытался сопротивляться. Но если тебя хотят ударить топором, пока размахиваются, ты не будешь стоять столбом, ты десять раз успеешь поднять руки, чтобы как-то защититься.
  
  - Вы - что, баловались с топорами? - нахмурился отец Иеремия.
  
  - Да нет! Это был "судебный эксперимент", - затараторил Иоганн, не забыв вставить почерпнутое из газеты модное выражение. - Мы палкой сражались. Вот давайте я вам покажу...
  
  - Потом-потом, - отмахнулся священник. - Сейчас есть вопросы поважнее. Я все-таки хочу узнать, для кого Генрих делал алебарду.
  
  - Я не могу разглашать тайну заказчика, - пробурчал кузнец. - Мой клиент никак не связан с убийством. И вот что я хочу сказать насчет удара по горлу. Такую рану алебардой можно нанести только лежащему человеку. И ваш племянник прав: лишь при отсутствии сопротивления. Значит, тот, кого убивают, должен быть без сознания.
  
  - Или мертв? - подскочил Иоганн. - Феликса могли отравить, дождаться, когда он умрет и тогда убийца совершенно безопасно для себя мог ударить его алебардой. Чтобы замести следы!
  
  - Ну, если человек мертв, то от удара топором не будет много крови, - уточнил кузнец.
  
  Священник вспомнил залитую кровью рубашку Феликса и причитания доктора Филиппа.
  
  - Много было крови, - сказал он. - Но все-таки, давайте вернемся к алебарде. Я не ошибусь, если предположу, что вы делали ее по заказу графа Еремина?
  
  Генрих нахмурился, помолчал, а затем отрицательно мотнул головой:
  
  - Нет! Граф Еремин тут ни при чем.
  
  - Ну хорошо, - добродушно согласился отец Иеремия. - Тогда позвольте мне задать еще несколько вопросов. Кто знал о вашем отъезде, Генрих?
  
  - Себастьян знал. А вроде, никто больше. Себастьян наверняка проговорился Альфонсу Габриэлю.
  
  - А Феликс?
  
  - Феликсу я говорил, да. Он заходил вечером насчет ограды узнать, вроде как отец до отъезда приказал ограду поправить. Но насколько я понимаю, вы ведь его не подозреваете в самоубийстве?
  
  - Нет, конечно, нет! Но Феликс договорился с убийцей о встрече в кузнице. И убийца специально выманил Себастьяна. Мне не хочется думать на Рудольфа... Но Рудольф наверняка знал что-то важное, чему сам не придает особое значение. Феликс делился с ним всем, даже своими любовными секретами, наверняка и здесь без него не обошлось. Если Феликс сказал учителю о вашем отъезде, тот мог нечаянно проговориться об этом при встрече с убийцей.
  
  - Или убийца мог услышать этот разговор, - добавил кузнец.
  
  - Да, это так, - вздохнул отец Иеремия. - К Рудольфу каждый день наведывается Йоахим. По идее, он мог услышать.
  
  - Зачем ему убивать Феликса? Мне вообще не хотелось бы плохо говорить про молочников, - насупил брови Генрих. - Мне дико неловко перед ними за крашеную свинью.
  
  Вспомнив полосатую пиратку-хавронью, напугавшую его несколько часов назад, отец Иеремия с трудом погасил невольную улыбку.
  
  - Нет, я не говорю, что Йоахим убийца, но если такой разговор между Феликсом и Рудольфом состоялся, он вполне мог его услышать и передать кому другому. Это надо все разузнать.
  
  В это время телега подъехала к колодцу Рэнгу. В отличие от чужаков, кузнец не стал торопить лошадь, напротив, остановил ее, слез с облучка и пошел к колодцу напиться воды. Мрачное было это место. Заброшенное и жуткое. Иоганн, котором было немного не по себе, смотрел на Генриха с нескрываемым восхищением.
  
  - Все боятся колодца Рэнгу, а вы нет! - такими словами он встретил вернувшегося к телеге Генриха. - Чужаки, как его увидели, так припустили во всю прыть.
  
  - Кстати, откуда вы знаете чужаков? - спросил священник. - Ведь это вы их отправили на постой к Анне?
  
  Генрих задумчиво пожевал губами.
  
  - Я о них слышал еще в городе, - вспоминая, ответствовал он. - Говорили, что это безобидные чудаки, почитатели древнего местного языческого культа. Я вот всю жизнь в Рабеншлюхт живу, а ничего такого не слышал об этой Вороне-Матери. - на эти слова громким обиженным сварливым хрипом отозвалась взлетевшая с тропы ворона. - Только и осталось от этого культа - одно название у деревни. Да еще эти шкодлы всюду летают, - он хлестнул кнутом в сторону, где сидели на ветке, нахохлившись, несколько больших серых птиц. - А потом чужаки пришли ко мне. Им надо было идти в холмы, искать там что-то собирались, знаки какие-то. А мой дом в деревне - крайний к ним. Только Анна ближе, поскольку совсем в лесу живет. Я и подумал, что мне лишние люди - суета, ни к чему, а Анне - какой-никакой доход. И мужики при хозяйстве будут. А чтоб не шалили по бабской части - так я за этим слежу.
  
  - Генрих, Анна говорила вам что-нибудь о бумагах мужа?
  
  - О каких бумагах?
  
  - Написанных на латыни.
  
  - Нет, ничего такого не слышал, - покачал головой кузнец.
  
  - Ну хорошо, а что вы знаете о том, что связывало Феликса и чужаков? Он часто у них появлялся?
  
  - Да, этот бездельник, мерзавец и вертопрах, Царствие ему Небесное, бывал на хуторе Анны. Но не сразу он там появился. Не сразу. Потом присоединился. А недавно ушел от чужаков. Или они выгнали его. Не скажу, не знаю.
  
  - А мадьяр?
  
  Кузнец сплюнул.
  
  - Этот - вообще чёрт, злой, странный, смотрит косо, ходит криво, молчит. Сегодня попросил пару слов написать - так зыркнул, что до сих пор мурашки по коже.
  
  - Мы его в лесу встретили! С ножом! - воскликнул Иоганн.
  
  - И что он там делал?
  
  - Крался за нами! Когда мы его увидели, то сразу побежали назад, на хутор. Но мы вовсе не испугались, а просто вдруг вспомнили, что пора вернуться.
  
  - Ну да, конечно, - согласился отец Иеремия. - Мадьяр очень странный тип, как о нем отзываются. Хотелось бы на него взглянуть.
  
  - Не приведи Господь, - пробормотал кузнец. - Не хотелось бы мне, чтобы этот тип мной заинтересовался. Если ему будет надо, он ни перед чем не остановится. Будьте осторожнее, святой отец! Если убийца решит, что вы что-то знаете... и не дай Бог, это мадьяр! Любопытство наказуемо.
  
  - Я всего лишь хочу спасти Себастьяна, - сухо напомнил кузнецу священник.
  
  - Если вы хотите знать мое мнение, - произнес кузнец. - то я думаю, что все дело в политике. Феликс долго жил среди городских, у студентов волнения часто случаются. Почему он отсиживался в деревне в последнее время? Кто говорит: шашни, - а я так уверен, что дело это политическое. И, кроме того, не забывайте! Отец Феликса - местный староста. Многие им были недовольны. Сами знаете, он взяточник, хапуга и бабник. Ничем не лучше своего драгоценного сыночка! Не убили ли мальчишку в отместку отцу за какие-нибудь его темные делишки?!
  
  - Да, чем дальше, тем больше вопросов, - подтвердил священник. - Однако, надеюсь, Господь поможет мне связать концы с концами и узрить истину.
  
  Иоганну показалось, что дядя говорит слишком пафосно, он почувствовал себя неловко, завертелся, глянул на кузнеца, не заметил ли тот. Но Генрих продолжал спокойно править лошадью. Кузница была уже совсем недалеко. Иоганн соскочил с телеги и побежал вперед:
  
  - А вот эти следы, - он ткнул палкой в полустертые, уже едва видные, следы велосипедных шин - когда они появились?
  
  - Вчера, когда я уезжал, их не было, - подумав, ответил Генрих.
  
  - Точно?
  
  - Да, я вчера до колодца Рэнгу шел пешком, заметил бы. Тпру! Приехали.
  
  - Значит, Франц был здесь утром! - подняв указательный палец к небу, радостно возгласил Иоганн. - Он должен был что-то видеть.
  
  Отец Иеремия, кряхтя, слез с телеги.
  
  - Благодарю вас, Генрих, что подвезли. Не посмотрите - всё ли в кузнице цело? Может быть, что пропало?
  
  Пока Генрих отводил лошадь и осматривал кузницу, Иоганн стоял около забора и проводил пальцем по вырезанному гвоздем силуэту вороны. Отец Иеремия заглянул во двор - Рудольфа, сторожившего место убийства, не было видно. Возможно, жандарм уже отпустил его? Или он сам ушел, не дождавшись смены?
  
  - Всё на месте, - сказал вернувшийся с алебардой в руках Генрих.- Только Себастьяна нет. - углы его губ дрогнули, Иоганну вдруг стало пронзительно жаль деревенского богатыря. Ему показалось, что кузнец разом постарел и осунулся.
  
  - Пойдемте, дядя, - потянул он за рукав замешкавшегося отца Иеремию. - У нас еще много дел. Мы должны спасти Себу!
  
  19
  
  Если не считать отца мельничихи, который уже лет пять не поднимался с постели и никого не узнавал, фрау Герта была самой старой жительницей деревни. Восемьдесят человеку, а она ежедневно в саду копошится, и рассудок в полном здравии, и память такая, что отец Иеремия в пример забывчивым прихожанам ставит. Вот только глуховата да зрение совсем никудышное.
  
  Иоганн с фрау Гертой был почти незнаком. Родился он в Леменграуене, куда maman уехала из Рабеншлюхт в восемнадцать лет, сразу после смерти бабушки. Иеремия собрал все деньги, какие только мог, да еще и занял в долг, лишь бы дать сестре хорошее образование. Матушка очень любила своего брата, старалась навещать почаще, а уж Иоганна, как подрос, так и вовсе пыталась отправить на целое лето. Впрочем, сам он предпочитал город и под всяческими предлогами увиливал. До сих пор это чаще всего удавалось.
  
  До сего дня Иоганн был у старухи Герты лишь дважды, и оба раза с дядей. Мог бы и не ходить, но любопытство взяло верх. Дело было в одной истории, нечаянно подслушанной из разговора maman и мельничихи. Случилось это еще в прошлом году, когда отец Иеремия уехал по делам в город, а женщины засиделись далеко за полночь, вспоминая давние времена - в детстве они были подругами. Проснувшийся Иоганн выглянул в распахнутое окно и с удивлением обнаружил во дворе maman и Марту. Они сидели под деревом с кружками в руках и громко хихикали, а на расстеленном покрывале стоял графинчик с виноградным вином. Луна была в самом соку - полной, яркой, Иоганн задвинул штору и уже хотел отправиться спать, как женщины вдруг заговорили о старухе Герте.
  
  В стародавние времена, когда Герта была молодой девчонкой - не старше Иоганна - она сбежала из родительского дома с настоящими разбойниками. Ее отец отличался нравом весьма крутым, и стерпеть такого позора не мог. Запряг коня, взял с собой охотничье ружье, ножи, топор и отправился в лес искать беглянку. Вернулся через несколько дней, мрачный и хмурый, а вместе с ним приехала и заплаканная девчонка. О том, что там произошло, так никто никогда и не узнал. Да только отец мельничихи - тогда еще вполне здоровый - утверждал, что видел Герту молящейся за упокой невинно убиенных душ.
  
  Родители Герты вскоре умерли - оба в один год, а единственный брат уехал в Америку и пропал там. Последняя весточка, переданная сестре, сообщала, что он отправился на мексиканскую войну. Замуж Герта так и не вышла - то ли никто не звал, то ли сама не хотела, но Марта утверждала, что время от времени у нее жили подозрительные личности, а в доме существовала тайная комната с настоящим подземным ходом, выводившим в лес. Об этой тайной комнате Иоганн как-то заикнулся дяде, но тот только отчитал племянника, чтобы не верил всяким сплетням и не возводил напраслину на хорошего человека. Священник по-доброму относился к Герте, жалел одинокую старуху, и она отвечала ему большим уважением.
  
  Вся эта история промелькнула в голове Иоганна, пока он шагал к дому фрау Герты - как раз на краю леса, невдалеке от изгиба дороги, убегающей из деревни к кузнице. Домик был окружен яблонями, и деревенские мальчишки частенько залазили сюда воровать яблоки. Деревья, правда, были старые, плодоносили с каждым годом всё меньше, а от рухнувшего забора остались лишь два столба с калиткой. Иоганн невольно улыбнулся, вспомнив, что отец Иеремия, наверное, единственный, кто упорно ею пользовался, а не срезал дорогу к домику через сад. Сам юный сыщик пошел именно через сад. Пошел да остановился, задумавшись. Если расспрашивать старую Герту про сегодняшнее утро, надо будет и про убийство Феликса сообщить, а как? Неровен час, старой женщине плохо станет. Нужно как-то издалека начать, подготовить...Иоганн попытался вспомнить, как в таких случаях поступали другие, но так ничего и не припомнил. Смерть в его жизни была явлением пока редким и даже исключительным. Рука машинально потянулась к яблоку, сорвал, надкусил, выплюнул -кислятина какая... И тут же получил удар между лопаток.
  
  - Ах ты, поганец! - раздался сзади старческий голос. - Еще же не созрели даже, а он уже ворует. Ты у меня узнаешь, как на чужое добро рот разевать!
  
  Юный сыщик не успел опомниться, как на него обрушился еще один удар, на этот раз по макушке. Он развернулся, закрывая голову руками, и увидел разгневанную Герту. Выглядела она воинственно: всклоченные седые волосы, нос горбинкой, большая бородавка на подбородке и метла в руках - ну чисто ведьма!
  
  - Фрау Герта! - помня, что с глухими людьми нужно разговаривать громко, во весь голос завопил Иоганн. - Подождите!
  
  - Я тебе покажу "фрау Герта"! Думаешь, раз старуха, так не управлюсь с тобой? - метла полетела в сторону, и хозяйка сада больно ухватила Иоганна за ухо.
  
  - Я к вам по делу! - взвыв от боли, выкрикнул юный сыщик. - Да отпустите же!
  
  - Я тебя отпущу! - пообещала старуха.- Я тебя сейчас так отпущу, ты еще год синяки считать будешь! По делу он...Вижу по какому делу ты сюда повадился, ублюдок несчастный. И Генриху скажу! Пусть получше следит за мальчишкой! Совсем избаловались.
  
  - Я не Себастьян! Я по делу пришёл! О-о-о, да отпустите же! - взвыл Иоганн. - Там Феликса убили!
  
  - Что? - застыла старуха.
  
  - Феликса убили... - севшим голосом проговорил Иоганн. - Насмерть. Топором. То есть это....алебардой.
  
  Он говорил все медленнее и медленнее, с испугом глядя на женщину. Подготовил, называется, а ну как сейчас в обморок упадет? Или сердечный приступ будет? Но старая Герта вовсе и не собиралась падать в обморок. Отпустила, наконец, чужое ухо, посмотрела подслеповато на Иоганна, силясь узнать, и спросила:
  
  - А ты сам чей-то будешь? Не Себастьян, разве?
  
  - Иоганн я. Отца Иеремии племянник.
  
  - Вон оно как... Помню тебя, как же. Ишь, какой здоровый вымахал, не узнать. И чего ты у меня яблоки воровал, коли об убийстве сообщить послали?
  
  - Я это... - смутился Иоганн. - Нечаянно я. Задумался, как вам сообщить помягче. Ну это, подготовить же нужно к такой вести. Издалека...
  
  - Меня подготовить? - повторила за ним Герта и неожиданно расхохоталась, отчего бородавка на подбородке закачалась перед носом Иоганна, и сходство старухи с ведьмой еще больше усилилось. Хозяйка потрепала мальчишку по голове, а затем вдруг опомнившись, что смех и убийство вещи мало совместимые, смахнула с лица улыбку и позвала в дом.
  
  - Пойдем, я тебя малиновым вареньем угощу, - пообещала она. - И чаем китайским. Пил когда-нибудь зеленый чай?
  
  Иоганн отрицательно помотал головой.
  
  - Ну, вот чаю попьем, да подготовишь меня... Сильно метлой-то попало?
  
  - Да нет, - потирая шишку на голове, соврал он. - Ерунда.
  
  - Эх, скинуть бы мне годков тридцать, - мечтательно произнесла Герта. - Тогда б ерундой не отделался. Мамашу твою я однажды так приложила, до сих пор, небось, меня вспоминает.
  
  - Maman? - Иоганн остановился и даже рот открыл от изумления. - Вы ничего не путаете?
  
  - А с чего бы мне старое путать? - ответила Герта. - Вижу плохо сейчас, людей путаю иногда, а память еще при мне... Или ты думаешь, девчонки меньше по садам лазят? Еще как... А твоя вообще сорви-голова была. Как она там поживает? Перебесилась?
  
  - Перебе... - Иоганн запнулся и тут же поправился.- Хорошо поживает. Французский язык преподает.
  
  Зеленый чай оказался гадостью, теплой и совсем невкусной. Бедные китайцы, даже настоящего чая не знают. Юный сыщик отпивал из чашки маленькими редкими глотками, чтобы только не обидеть хозяйку. И налегал на варенье, рассказывая старухе Герте о сегодняшнем ужасном происшествии.
  
  - Так и знала, что этого охальника когда-нибудь зарежут, - выслушав рассказ, заявила Герта. - Ни одной ведь юбки не пропускал, прости Господи. Одно время у меня в саду повадился с докторской дочкой миловаться. Думал, я сослепу ничего не вижу. Может, и не увидела бы, да услышала. Совсем не стеснялись. Видать, решили, что если вижу плохо, то и не слышать ничего не слышу. Сначала прогнать хотела, а потом решила - пущай. Дело молодое, может, на самом деле любовь. Так чего тебя дядя послал мне об этом сообщить?
  
  - Тут вот какое дело, - оторвавшись от варенья, сообщил Иоганн. - Алиби мы проверяем. К вам доктор сегодня заходил?
  
  - Был доктор, да, - подтвердила Герта. - У меня серчишко прихватило, так я за ним соседскую девчонку отправила. Когда? До полудня приходил, точнее не скажу... А что, отец Иеремия его подозревает что ль?
  
  - Да нет... Просто проверить нужно все. Следствие!
  
  Увидев, что чашка гостя опустела, Фрау Герта налила гостю еще одну и задумчиво произнесла:
  
  - Странный доктор какой-то нонче ... Может, выпил сильно. В последнее время кажный день почитай пьяный. Ты вот что... Пусть отец Иеремия зайдет ко мне на днях, пожалуюсь ему.
  
  Иоганн с тоской взглянул на полную чашку и спросил:
  
  - На кого? На доктора?
  
  - На него... - кивнула Герта. - Совсем чумной стал. Пошел за микстурой для меня, гляжу через некоторое время возвращается... Да садом, садом мимо. Я ему кричу: куда пошел? Совсем что ли с ума спятил? И иду, значит, через сад. А он как-то со спины вынырнул, рот мне ладошкой прикрыл и стоит, держит. Я уж позже сообразила: прятался он от кого-то.
  
  Иоганн сразу забыл и про чай, и про шишку. Вот это да! Значит, доктор возвращался к фрау Герте? Да еще и прятался, чтобы не увидели, как он здесь проходит! Юный сыщик нетерпеливо заерзал на месте, до того ему хотелось скорее сообщить о том отцу Иеремии. Взял в руки чашку, выпил залпом все ее содержимое и все же задержался, задал уточняющий вопрос хозяйке:
  
  - Фрау Герта, а это точно доктор был? Вы не могли перепутать?
  
  - А кто ж еще? - удивилась старуха. - Не отвертится он теперича, у меня и доказательство есть. Как там у вас, у сыщиков такое доказательство называется? Улика?
  
  - Какое доказательство? - выдохнул юноша.
  
  - Ключ я с его пояса сняла, - и фрау Герта неожиданно подмигнула Иоганну. - Пока он мне рот затыкал. Эх, сколько лет прошло, а руки до сих пор это баловство помнят... Нет, не отвертится теперь. Завтра же в храм схожу, к дядюшке твоему. Ему и отдам. Он не спустит это дело.
  
  IIL
  Отцы говорят нам:
  Слушайте и запоминайте, а после расскажите своим детям, чтобы запомнили и они.
  
  Дважды по сорок раз приходило лето в земли таги, а между ними был Год снежного быка, когда земля не проснулась, а женщины остались бесплодны. И сказал ведун Кхмару, что Ворона испытывает народ таги, и следует терпеть. Но люди стали убивать ворон, что раньше было [табу]. Изгнал их Кхмару, и ушли они за реку.
  
  Не было урожая в тот год, а охотники не находили в лесах дичи, лишь голодные волки выли на холмах и нападали на людей. Не цвели деревья, и не давали плодов, а река стала зимой и не потекла к лету. И пришла с севера страшная болезнь, о которой не знал никто, и умерла почти четверть [таги]. И тогда выбрал Кхмару день и отправился за реку на болота разговаривать с Вороной, и запретил ходить за собой.
  
  И тогда не ходите за мной, если не вернусь, сказал он.
  
  И видели люди, как плыла [на болота] туча, черная как ворона и очертаниями своими похожа.
  
  И сказали люди: услышала Мать Ворона Кхмару, и будут они говорить.
  
  И не было заката в тот день, а ночь оставалась светла.
  
  Никто не уснул из народа таги, даже малые дети и те ждали возвращения [ведуна].
  
  Прошла ночь, а он не возвратился.
  
  Прошел день, и не было его.
  
  Прошла еще одна ночь, но Кхмару не пришел.
  
  И тогда Иунай, сын его, сказал: пойду за отцом. Стали возражать люди, что нельзя, но Иунай не послушал их.
  
  Долго бродил он по болотам и, наконец, вышел в самую топь. И увидел там остров среди топи, а на нем дерево тис, и к дереву тому был привязан Кхмару, а на груди его сидела Черная Ворона и клевала [грудь]. И был мертв старый ведун, но поднял голову и посмотрел на сына.
  
  - Зачем ты пришел, ведь я запретил тебе? - спросил он.
  
  - Прости, отец, - склонил голову Иунай.
  
  - Так знай, что не вернется в этот год лето, и жертва моя была напрасна, - сказал Кхмару.
  
  - Прости, отец, - стал на колени Иунай.
  
  - Тысячу лет мог жить наш народ спокойно на своей земле, а теперь их осталось сорок, - сказал Кхмару.
  
  - Прости, отец, - пал ниц Иунай.
  
  - А после сорока придут люди с козлиными головами, и сбудется древнее пророчество, и не станет больше таги.
  
  Сказал это Кхмару, закрыл глаза и снова стал мертв.
  
  Долго лежал на земле Иунай, не в силах пошевелиться и поднять голову. Но вот послышался шум крыльев над ним, и упало что-то рядом. Посмотрел вокруг Иунай, и не увидел ни дерева тис, ни отца, ни Матери Вороны. Лежал он прямо в топи, но не тонул, а рядом на воде лежало сокровище, и тоже не тонуло. И много раз топил его Иунай, прося вернуть отца, а сокровище вновь поднималось со дна. И тогда понял Иунай, что Ворона дала ему священную реликвию. И встал, и принял [сокровище], и понес его своему народу. И рассказал, что видел и слышал, а всем сказал запомнить этот день, и чтить сокровище.
  
  И было на следующий год теплое лето, и зверь в лесах, а урожай был такой, что его снимали дважды. Изгнанные пришли из-за реки и просились назад. И сказал им Иунай: возвращайтесь.
  
  Правил он тридцать пять лет народом таги, а сокровище лежало в центре, и каждый мог прикоснуться к нему, и обрести силу. И не выпадали волосы у Иуная, и не седели они, а и в старости оставались как вороново крыло. И чтили его как справедливого и удачливого вождя, а он помнил, что народу его осталось [мало] времени. Собрал Иунай молодых охотников и сказал им: выберете меж собой самого хитрого и смелого, а я отправлю его на юг. Пусть узнает он, где живут люди с козлиными головами и о чем они думают, и собираются ли идти войной. А после расскажет нам.
  
  Долго решали молодые охотники, кто более достоин [из них]. И выбрали Гаму, из рода Рохсона, что вернулись из-за реки. Было это за год до смерти Иуная. А когда умер он, Гама еще не вернулся из своего похода.
  
  Завещал Иунай похоронить его там, где отдал себя в жертву его отец Кхмару, а сокровище оставить в центре [поселка] и стеречь пуще ока своего. И когда понесли его по болоту, то расступилась топь перед идущими, и дорога вывела прямо на остров с деревом тис. Там его и похоронили, и никто не приходил на могилу его, так как скрылся остров с глаз людских и никогда больше не показывался.
  
  20
  
  "Надо поторопиться!" - подумал отец Иеремия. Еще было светло, но солнце уже далеко отклонилось на запад. Через пару часов стемнеет, а столько всего надо успеть! Если не найти к ночи убийцу, тот будет и дальше разгуливать на свободе, и кто знает, что он ещё натворит, какие страшные планы роятся в преступной его голове.
  
  "Нужно было остаться у Анны, подождать пока вернется мадьяр, попытаться разговорить чужаков", - с досадой думал священник. Он чувствовал, что допустил серьезное упущение, не взяв образца почерка мадьяра. Вполне возможно, именно он и является убийцей. Ох, знать бы в точности, что именно разыскивают чужаки. Похоже, и Феликса интересовало именно это. Как это связано с пропавшими бумагами лесника? Может быть, Феликс нашел их и потому покинул секту?
  
  Отец Иеремия не был столь сильно уверен, что сумеет распутать это дело, но надеялся, что сможет собрать достаточно материала к приезду следователя. Ведь нужно для начала хотя бы снять обвинение с Себастьяна! Священника радовало, что нет нужды подозревать деревенских: доктора, учителя, лесничиху, кузнеца - их почерка не совпали с почерком на записке к Себастьяну. Правда, с другой стороны, и чужаки писали иначе. Но мадьяр... Если он совсем не говорит по-немецки, значит ли, что он не мог и записку написать от имени отца Иеремии? Правда, откуда ему знать о сиротстве Себастьяна, но, вполне возможно, Феликс проговорился...
  
  Священник отослал Иоганна, недовольного слишком простым поручением, к старой Герте. Если она подтвердит алиби доктора, то с Филиппа окончательно снимется любое подозрение. Хотя и не объяснит его странное поведение в кузнице и на дороге.
  
  Отец Иеремия открыл калитку и вступил во двор молочницы. Похоже, все дети Йоахима и Нины были дома. Младшие резвились, сражаясь на палках. Старшие были приучены к хозяйству: один выносил из хлева под навес большой бидон с молоком, другой драил жесткой щеткой полосатый бок свиньи-пиратки, та с удовольствием похрюкивала, но чище становиться вовсе не собиралась, а самая старшая девочка, Мария, поймав встрепанную кудахчущую, вырывающуюся из рук, курицу, отнесла ее к самодельной плахе, где быстрым уверенным движением отсекла ей топором голову. Поймав внимательный взгляд священника, девочка вытерла с рук кровь о грубый холщовый передник и улыбнулась широкой щербатой улыбкой.
  
  - Папенька в город поехали, - радостно сообщила она, - а мать с фрау Мартой дома. Вы заходите.
  
  И священник, обрадовавшись, что обе женщины здесь - не надо будет идти на другой край деревни к мельничихе, громко постучал в дверь.
  
  Женщины встретили отца Иеремию радостным возгласами и любопытными переглядываниями. Им было крайне интересно узнать, как обстоит дело с расследованием, и знает ли уже священник, кто убил Феликса. Но, ведая их болтливость и неумение скрывать секреты, он не спешил делиться новостями. Это не помешало, впрочем, Нине вспомнить о гостеприимстве и быстро накрыть на стол. Отец Иеремия не собирался трапезничать - не хотелось терять драгоценные минуты уходящего дня. Однако Нина не слушала никаких возражений и уже разливался по кружкам дымящийся чай, раскладывалось по тарелкам аппетитное угощение, пришлось согласиться. И только тут отец Иеремия снова вспомнил, что еще ни разу сегодня не ел, и почувствовал, как страшно проголодался. Он не привык разговаривать за едой. Откусил пирог, начал задавать вопросы и слегка подавился. Смутившись, он покраснел, вытер вспотевшую от волнения лысину и улыбнулся переглянувшимся хихикнувшим кумушкам.
  
  - А где Йоахим? - спросил он, приняв недоуменный вид, хотя старшая дочь молочников еще во дворе сообщила ему, что Йоахим отправился в город.
  
  - Ах! - всплеснула руками Нина. - Всё наперекосяк из-за этого убийства! Только сегодня собирались проверить новую маслобойню. А господин Вальтер отправил мужа в Леменграуен за стеклом. Можно подумать, Йоахим один швырялся камнями. Ну, так вот всегда и бывает, согласитесь: кто больше всех работает, тому и достается.
  
  - А в лавке - что, стекла не оказалось?
  
  - Нет, лавочник сказал, требуется заказать. Он отправляется в город только через неделю. Проще самим съездить и купить. Можно было, конечно, обождать. Но вы знаете нашего жандарма: он любит во всем порядок. Сказал, чтобы завтра стекло было на месте. И точка. Пришлось вот отправляться сегодня, - Нина расстроенно покачала головой. - Да и всё равно, наверное, пришлось бы. Господину Вальтеру нужно было кого-то отослать в город за следователем. Кого же еще пошлют? Ясное дело! Кто имеет меньше всех дел и забот? Конечно, тот, кто трудится от зари до зари, чтобы детишек прокормить. А детей у нас вон сколько! Мы, как некоторые, не брезгуем их рожать. Как Господь повелел в заповеди, так и делаем. Плодимся и размножаемся в поте лица своего.
  
  Отец Иеремия не выдержал и рассмеялся. Нина не пропустила за много лет ни одной воскресной службы, но слова Писания перемешивались в ее голове, а затем складывались на свой манер, причудливо и всякий раз неожиданно.
  
  - Дети - избранники Божии, - сказал священник. - Грех замужней женщине не рожать, если она не бесплодна.
  
  Молочница в который раз переглянулась с мельничихой. И в этом мимолетном взгляде сразу можно было угадать борьбу желания и сомнения - "сказать-не сказать?" Нина промолчала, но Марта не выдержала:
  
  - А некоторые, не дождавшись жениха из армии, закрутят с добрым молодцом шуры-муры. А после думают, как от людей свой позор скрыть. Тут и ребеночка убить не зазорно будет.
  
  Священник нахмурился:
  
  - Это о ком вы?
  
  - А будто не догадываетесь, святой отец! - воскликнула с насмешкой мельничиха.
  
  - Не следует на людей напраслину возводить! - укорил ее в ответ священник.
  
  - Да все об этом знают! - вмешалась в разговор Нина. - Доктор сам и помог избавиться дочке от позора. С той поры он не просыхает, а Лаура сама не своя, ходит, как помешанная. Эх, святой отец, святой отец, вы такой чистый человек, что грязь не пристает к вам, и узнаете вы о ней всегда последним.
  
  - Предположим, что все это правда, - сказал отец Иеремия. - Тогда у доктора Филиппа должен быть серьезный повод не любить Феликса. Ведь Лаура - наверняка думала, что Феликс женится на ней, возможно, он и вправду заверял ее, что свяжет себя узами брака. Но не любить, даже ненавидеть человека - это еще не повод убивать его. Доктор вовсе не мстительный человек.
  
  - Зато он мог бояться, что Феликс обо всем расскажет Францу! - поделилась своими соображениями Марта. - И тогда Лаура жила бы до ста лет в одиночестве, как старая Герта.
  
  - Да, грехи неопытной юности, особенно такие тяжкие, могут повлиять роковым образом на нашу судьбу, - согласился священник. - Но мне кажется, что Франц - великодушный молодой человек. Если бы Лаура призналась ему во всем...
  
  - Он убил бы Феликса! - выпалила молочница и тут же испуганно замолчала, сообразив, какой смысл несут ее слова.
  
  - Да, это возможно, но скорее всего он убил бы не исподтишка, не обманом. Франц, как и многие военные, прямолинеен. Однако, мне следует, разумеется, переговорить с ним. А зачем вы вообще шли к Генриху?
  
  Нина засмущалась, помолчала немного, но ответила:
  
  - Да это все из-за свиньи, которую Себастьян с бродягой покрасили. Я сказала вчера Генриху, что он должен заплатить за такое страшное надругательство - хрюша до сих пор сама не своя, людей шарахается. Заболеть ведь может.
  
  Отец Иеремия вспомнил, как счастливо похрюкивала свинья, когда ее драил во дворе сын Нины. Впрочем, утром, в лесу, она и вправду выглядела совершенно напуганной.
  
  - А что Генрих?
  
  - Так он не согласился. Сказал, что будет нужда - поставит лошади подкову новую. А так - деньгами платить - баловство одно. Меня это страшно возмутило. Как так можно? Я сказала мужу, и он тоже был в полном негодовании. Мы вместе пошли требовать возмещения убытку. Мы же не знали, что Генриха нынче нет, а в кузне убитый Феликс.
  
  - Это я понимаю, - сказал отец Иеремия. - А кто первым увидел тело Феликса и Себастьяна, стоящего над ним: вы с Йоахимом или Рудольф?
  
  - Учитель, конечно. Он шел нам навстречу от кузни, а потом повернул назад и пошел вслед за нами.
  
  - То есть, вы видели, как он перед этим выходил со двора кузницы?
  
  - А зачем это видеть, когда и так ясно? Не к колодцу же Рэнгу он ходил воды напиться? Больше там ничего нет: только колодец и кузня.
  
  - Рудольф утверждал, что искал Амалфею, коза перегрызла веревку и сбежала. Он что-нибудь говорил про козу?
  
  - Не помню! Мне было не до него, - воскликнула Нина. - Но потом оказалось, Амалфея пасется в моем огороде, потоптала и пожрала все, что только могла. И веревка у ней на шее была не погрызена, это учитель врет. Она была ровнехонько перерезана. Я это сразу заметила. Подумала еще: зачем это учитель специально подстроил?
  
  - Это ведь Йоахим, как мне известно, подарил козу Рудольфу. Вот она и вернулась в тот дом, который считает своим, - напомнил священник. - А насчет веревки надо узнать. Кстати, Нина, вы сказали, что вам было в тот момент не до Рудольфа. Что-то случилось? Вы поссорились с мужем?
  
  - А откуда вы знаете? - сварливо воспротивилась предположению священника молочница.
  
  - Догадался, - невозмутимо ответил священник.
  
  - Нет, ничего вы не догадались! Вам учитель сказал! А вы ему и поверили. Как можно верить картежнику? Вы знаете, сколько он в карты проигрывает? Вам и не снилось! Откуда у простого деревенского учителя вдруг столько денег ? Как такому человеку вообще можно доверять наших детей?!
  
  - Но он ведь учит совершенно бесплатно Марию?
  
  - Зато нам и приходится, то козу ему дарить, то курицу-несушку, а Мария помогает ему по хозяйству.
  
  - Ваша правда, - согласился отец Иеремия. - Ребята у вас трудолюбивые. И все-таки, из-за чего была ссора с Йоахимом?
  
  - Да это семейные дела! - добродушно махнула рукой Нина. - К убийству это отношения не имеет.
  
  - Просто Йоахим ревновал Нину к Феликсу, - подсказала Марта. Нина посмотрела на нее в ответ так, что взглядом чуть не пришила к стене. - А разве нет? Ты сама мне сегодня жаловалась, что из-за его ревности вы потеряли богатого покупателя в Леменграуене. Какого-то русского графа. Того, с кем Феликс обещал поговорить. - игнорируя негодование Нины, продолжила ее подруга. - И еще Йоахим грозился убить Феликса, потому что неделю назад увидел, как тот тискает в хлеву Марию.
  
  - Не было этого! - взвизгнула Нина.
  
  - Как не было, когда было, - невозмутимо продолжала мельничиха. - Только ты этого признавать не хотела. Надеялась, что удастся выдать за богатенького сынка старосты свою старшую.
  
  - Она все врет! Не слушайте ее! - громко и сердито запротестовала Нина.
  
  - И правда, это не так важно, - торопливо заметил отец Иеремия, искренне надеясь, что подружки не разругаются после его ухода. - Рудольф сказал еще, что за оградой кузницы маячил Альфонс Габриэль. Когда вы его там заметили?
  
  - А как зашли во двор, так и увидели. Его башка все время торчала за забором, как тыква на жерди, - не задумываясь, ответила Нина.
  
  - А мне ты говорила... - правдолюбивым голосом начала вновь Марта, но все-таки одумалась и не закончила фразу. Отец Иеремия не стал спрашивать, что говорила Нина Марте, только подумал, что зря, было, обрадовался, узнав, что мельничиха в гостях у Нины.
  
  - А чужаки? Как вы думаете: они могли желать смерти Феликса?
  
  - Да кто угодно мог. И чужаки тоже. Феликс всем насолил.
  
  - Расскажите, что вы о них знаете?
  
  - Ведьмаки они, - сердито заявила Нина. - Вороне какой-то поклоняются. Это же надо только додуматься до такого! Мужчины наши давно собираются пойти к Анне да поговорить с ней по душам. Пусть чужаки убираются от нас подобру-поздорову. Да только Генрих сдерживает. И зря, я думаю. Из-за чужаков у нас призраки и появились, до их приезда привидений лет сто никто не видел. Хорошо хоть, те ближе колодца Рэнгу к Рабеншлюхт не приближаются.
  
  - А вы сами видели призраков? - спросил отец Иеремия.
  
  - Брат видел, еще месяц назад, как раз у колодца Рэнгу. А до этого он встретил в лесу ихнего мадьяра, тот шел, крадучись, с огромным ножом. Брат сказал, мадьяр очень страшный, напугал его так, что он до самой мельницы бежал, ни разу не оглянулся. Вид у него дикий, зверский. Брат с той поры в лес не ходит. Да и вообще народ стал в последнее время бояться в ту сторону отправляться.
  
  - Кстати, кто-то сегодня гулял в лесу и обронил ленту. Не ваша ли? - священник показал найденную Иоганном малиновую ленточку.
  
  В один голос, не задумываясь, обе кумушки ответили сразу, но только каждая свое:
  
  - Лауры.
  
  - Анны.
  
  Пока они спорили, кому принадлежит лента, дверь отворилась и на пороге с довольной и хитрой улыбкой на лице появился Иоганн, он пританцовывал от нетерпения, так ему хотелось что-то рассказать дяде. Священник велел ему знаком подождать, а сам начал тут же собираться.
  
  - Очень-очень жаль, что я не застал Йоахима, но и впрямь надо вызвать следователя. И стекло нужно вставить на место разбитого. Хоть и не хочется, но виновный обязан возместить ущерб.
  
  - Кто бы моему брату возместил? - заметила мельничиха. - Пастух - постреленок - сегодня привел кобылу охромевшей. Еле доковыляла, бедная. Не знаю уж, сможет ли бегать, как прежде. Подкова совсем отваливается. И утверждает, наглец, что лошадь сама виновата, в яму, дескать, оступилась. Где у нас, спрашивается, на пастбище ямы? Отродясь такого не было. А что бока у кобылы взмылены - будто мы не способны увидеть? Гонял ее по своей нужде, а кто возместит ущерб? Брат давеча пошел ругаться к родителям, мы им еще покажем, будут знать!
  
  - Надо чтобы пастушок показал на месте, где это случилось, - посоветовал священник. - Может быть, он и не врет. Кстати, чуть не забыл. Вы написали, как я просил, письмо родителям Феликса? - обратился он к Нине.
  
  Та, обиженно поджав губы, полезла на полку и достала, весь исчирканный, лист бумаги.
  
  - Мы два часа писали, так старались. А господин Вальтер прочитал и отказался взять наше письмо. Дал Йоахиму телеграмму отправить, а там ни слова про убийство. Только "Срочно возвращайтесь тчк жандармерия Рабеншлюхт".
  
  - Можно я посмотрю письмо? - обратился к Нине священник. Та протянула ему исписанный лист.
  
  "Дарогой госпадин староста Шульць, - прочитал он, - пряма низнаим как вам написать, штобы ниочень растроить. Подготовьтись вдуше своей к плохому известию, а потом уш читайте дальше. Ваша кровинушка сыночик ваш Феликс голубок ваш нинаглядный убит был сиводня злобным нигодяем и нехристем, зарубили ево сокола яснава топором в кузнице посреди белава дня. Госпадин Вальтер орестовал Сибастьяна так как он стоял с топором в руках наттелом касатика вашего нинаглядного. А свитой отец думает што ктото другой убивец и фсех об том распрашивает. Крепитесь госпадин староста и нерасказывайте эту ужасающую новость супруге вашей фрау Шульц, она болезная может и неперенесть таково горьково известия."
  
  Другой рукой, печатными буквами внизу было добавлено:
  
  "Эта писала Нина, а я Марта. И я хачу дабавить, что фся диревня рабеншлюхт плачит горькими слезами вместе свами".
  
  Отец Иеремия вздохнул с облегчением и даже не проверил почерк. Нина и Марта никак не могли написать записку Себастьяну от его имени.
  
  21
  
  Иоганн никак не мог вспомнить, как называется головной убор отца Иеремии. Вылетело из памяти - и всё тут. Дядя тем временем отер лысину платком, бросил недовольный взгляд на падающее за деревню солнце и водрузил непоименованный убор на голову. Известие о том, что доктор возвращался к фрау Герте, да еще таким странным образом, заставило священника задуматься. Наконец, он тяжело вздохнул и двинулся по дорожке, но тут их настиг чей-то звонкий голос:
  
  - Эй, парень!
  
  От неожиданности Иоганн вздрогнул и обернулся. Звала одна из дочерей молочницы - та, что постарше. Девчонка пыталась перетащить большое деревянное корыто, из которого кормят свиней.
  
  - Помоги мне, а?
  
  - Сейчас, - ответил Иоганн.
  
  Посмотрел на отца Иеремию - тот кивнул - и направился во двор. Корыто оказалось тяжелым. Вот ведь глупая девчонка! Нужно было сначала корыто перетащить, а потом уж в него похлебку наливать.
  
  - А я тебя знаю! - заявила девчонка. - Тебя Иоганном зовут, и ты у нашего священника летом живешь.
  
  - Помогай давай, - пробурчал сыщик. - Куда тащить-то? В сарай, что ли?
  
  Девчонка кивнула и странно посмотрела на Иоганна: глаза темные, и не поймешь, что в них. Словно тайну знает да присматривается к тебе: сказать - не сказать. А может и не тайну вовсе, может, это просто кажется Иоганну, никогда еще не встречал он таких глаз. Серьезных и насмешливых одновременно. Они преодолели половину пути, когда из-за сарая выскочила свинья-пиратка и, громко визжа, понеслась прямо на них. Не успел Иоганн ничего сообразить, как проголодавшаяся разбойница уже взяла на абордаж свою добычу и опрокинула ее вместе с капитаном и юнгой. То бишь, самим сыщиком и его помощницей. Пытаясь удержать равновесие, Иоганн нелепо взмахнул руками и рухнул на землю, больно ударившись о забор. Хотел выругаться, но вовремя прикусил язык, только пробурчал что-то неразборчивое под нос.
  
  Девчонка была уже на ногах: подскочила к Иоганну, протянула руку, помогая встать.
  
  - Не ушибся? Меня Марией звать.
  
  Нашла время знакомиться! Иоганн собрался было высказать всё, что он думает о ее дурацком корыте и о ней самой, но Мария схватила хворостину и погнала свинью за сарай. Иоганну пришлось вновь взяться за корыто. Затащил его в сарай, остановился, вытер пот со лба. И, обернувшись, увидел в полумраке два больших темных глаза.
  
  - А, правда, что вы с отцом Иеремией убийцу ищете? - шепотом спросила Мария.
  
  - Правда, - сам не зная почему, так же тихо ответил юноша.
  
  Взгляд у девчонки стал странным, словно она смотрела не на Иоганна, а сквозь него. Не пустой был взгляд, не отрешенный, а будто видит она за спиной сыщика что-то страшное, уродливое, опасное - вот-вот протянет оно руки, схватит за горло, начнет душить. Иоганн вздрогнул и не удержался, обернулся. Но за его спиной никого не было. Только стена да большая коса, что стояла в углу. С такой косой Смерть рисуют - беззубую старуху в накинутом на череп темном капюшоне.
  
  - Не найдете вы его, - тонкий голосок девчонки зловеще прошелестел в полумраке сарая.
  
  - Почему это? - насупился Иоганн.
  
  И тут же глаза Марии приняли совершенно обычный вид. Немножко даже глуповатый вид, а может, просто так почудилось из-за щербатой улыбки и перемазанного лица.
  
  - Так он убег, поди, давно! Маманя говорит, топором Феликса зарубили, ясно дело - раз-бойники. Это, небось, чужаки, что за болотом живут. Видела я одного в лесу - жуткий такой! Ходит, чего-то высматривает, мертвую ворону нашел и давай ее так и эдак вертеть. А я на дереве сижу и вздохнуть боюсь.
  
  - Не мадьяр, случаем? - заинтересовался Иоганн.
  
  - Что еще за мадьяр? - удивилась Мария и тут же, безо всякого перехода добавила. - А можно мне с вами?
  
  Иоганн оглянулся на косу, потоптался, переступая с ноги на ногу, а затем решительно заявил:
  
  - Нельзя! Не женское это дело - убийство расследовать.
  
  И выскочил из сарая мимо стоявшей у дверей Марии.
  
  Солнце уже лежало на ветках деревьев - большое, оранжевое и сонное. Скоро оно уснет совсем, свалится с веток, и наступят сумерки. Пока они с дядей шли к дому доктора, Иоганн горячо убеждал его, что следует сначала зайти за жандармом, а потом всем вместе арестовать доктора Филиппа. Но отец Иеремия лишь отмахнулся от речей племянника и посетовал на его торопливость. И все же юный сыщик держался настороже. И едва они подошли ко двору, как Иоганн получил еще одно тому подтверждение. Велосипед! Тот самый велосипед Франца, следы которого вели мимо кузницы. Получалось, что либо доктор сам умел кататься на велосипеде, либо тут их целая разбойничья банда! Сам доктор Филипп, Франц, Лаура, а, может быть, еще и мадьяр.
  
  - Ты, мой мальчик, скоро всю деревню в разбойничью шайку запишешь, - добродушно усмехнулся отец Иеремия в ответ на громкий шепот племянника. - И вот что... Подожди-ка меня на улице. То, о чем я хочу переговорить с доктором пока еще не для твоих юных ушей.
  
  Услышав такое, Иоганн сразу насупился.
  
  - Но дядя! - обиженно произнес он.
  
  - Старших нужно слушаться, - неожиданно сурово сказал священник. - Разве тебе никто не говорил?
  
  И больше не обращая внимания на Иоганна, открыл калитку и зашагал к дому доктора Филиппа. А Иоганн так и застыл перед забором - обида была столь велика, что невольно слеза навернулась. Он скинул ее... даже не скинул, скорее, отмахнулся раздраженно, и тут же услышал чьи-то шаги. Обернулся и обнаружил ту самую девчонку... как ее?... Марию.
  
  - Чего тебе? - хмуро бросил он.
  
  - Слушай, - девчонка тронула Иоганна за рукав и глянула мимо него во двор. - А убитого к доктору Филиппу привезли, да?
  
  - Да.
  
  Теперь Мария смотрела на юного сыщика. Пристально и почти не мигая. Какие у нее огромные глаза! Два больших чайных блюдца, на дне которых не поймешь, что и плещется. То ли любопытство, то ли испуг, то ли тайна. Впрочем, какие могут быть тайны у девчонки? А там дядя один на один с бандой. По голове словно плашмя алебардой ударили. Дядя только сделал вид, что не поверил ему. Поверил да еще как! Потому и в дом не взял, чтобы его, иоганновой жизнью, не рисковать. Только что же теперь предпринять?
  
  - Думаешь, как подсмотреть-подслушать? - сообразила девчонка. - Хочешь, незаметно в дом проведу?
  
  - Как это? - удивился Иоганн.
  
  Но Мария лишь улыбнулась - странно так улыбнулась, неприятно даже - и махнула рукой: иди, мол, за мной.
  
  За большим домом доктора - пожалуй, только у родителей Феликса дом был больше - располагалась прямоугольная деревянная пристройка-"больничка", выкрашенная в тусклый грязно-желтый цвет. В нее вела отдельная дверь, а окна этой "больнички" были занавешены плотными темными шторами. По двору, на длинной цепи, бродил толстый лохматый пес.
  
  - Гиппократ, - сообщила Мария.
  
  - Чего? - не понял Иоганн.
  
  - Собаку Гиппократом звать. Он молчаливый, совсем не лает, но злющий! Я его долго прикармливала, чтобы мимо ходить... Там доктор Филипп утопленника в то время вскрывал. Страшно было....
  
  Юноша удивленно посмотрел на Марию - ничего себе интересы для девчонки! А она тем временем нашла лазейку в заборе, протиснулась внутрь и, подбежав к Гиппократу, принялась его ласково гладить, одновременно придерживая за цепь.
  
  - Проходи! - негромко крикнула она Иоганну.
  
  Тот посмотрел на узкую щель - не пролезть, уцепился за край высокого забора, подтянулся, уселся на верхушке и посмотрел на собаку. Гиппократ напрягся и глухо, почти неслышно, заворчал.
  
  - Свои, свои, - продолжала успокаивать пса Мария.
  
  Иоганн спрыгнул с забора и опрометью бросился к двери. Потянул на себя и облегченно выдохнул: дверь оказалась открытой.
  
  В помещении было темно и прохладно. Посередине находился широкий длинный стол, а на нем, укрытый белой простыней, лежал мертвый Феликс. Иоганн осторожно подошел к нему, откинул с головы простыню и невольно перекрестился. Мария что-то неразборчиво прошептала, выглядывая из-за спины сыщика. И от испуга вцепилась в его руку.
  
  Иоганну и самому стало не по себе. По спине пробежали холодные мурашки, а дыхание перехватило, словно кто-то крепко сжал его горло пальцами. Юный сыщик накинул простыню на труп и хрипло спросил:
  
  - Куда дальше?
  
  Мария показала глазами на маленькую дверцу, что вела в дом. А потом так и пошла за ним, ни на секунду не отпуская руку. Иоганн осторожно приоткрыл дверцу - чуть-чуть, чтобы осмотреться. За дверью оказались старые сени. Видимо, когда-то с этой стороны был вход в дом, но затем пристроили "больничку", а вход прорубили с другой стороны. Сени оказались маленькими и тесными, за ними была еще одна дверь, и только Иоганн потянул ее на себя, как сразу услышал дядюшкин голос.
  
  - Это тяжкий грех, сын мой... Равнодушно смотреть, как человек лишает себя образа Божия. Ибо душа наша и есть образ Божий, он нам передан как великое благо и его нужно беречь ото всякой скверны.
  
  - Так неужто мы ничего не делали, святой отец? - ответил отцу Иеремии глухой мужской голос. - И укоряли его, и вино от него прятали - да от доктора разве спрячешь? У него в каждой склянке какая-нибудь гадость на спирту. Поначалу-то, как я из Легиона вернулся, еще более или менее было. Ну, напьется человек - с кем не бывает, я и сам не без греха. А сейчас каждый день... После полудня, почитай , уже на ногах не стоит. Вот и сегодня, приехал с чужаками на телеге, труп свалили в "больничку" - гляжу, нет Филиппа. Даже искать не стал, знаю, опять к бутылке присосался. И точно. Вылез часа через два, понес пьяную чушь, а потом упал на скамью и заснул. Еле в спальню перетащил - растолстел он последнее время страшно. Так и спит у себя.
  
  После слов Франца - его голос Иоганн узнал сразу - наступила долгая пауза. Наконец, послышался чей-то вздох, а за ним тихий голос отца Иеремии.
  
  - Не хочу показаться бестактным, дети мои, - сказал священник. - Но нет более мерзкого преступления, чем убийство. Так уж сложилось, что на меня эта ноша легла - расследование. Могли ведь невиновного осудить. Поэтому прошу у вас прощения за свои вопросы. Но не могу их не задать. Знаю, вы собираетесь осенью пожениться и что любите друг друга - знаю. Может быть, мне и стоило расспросить вас по отдельности, но есть у меня твердое убеждение: у людей, которых Бог собирается соединить, не должно быть тайн друг от друга. Лаура, какие отношения у тебя были с Феликсом?
  
  - Не было у них никаких отношений! - резко ответил за Лауру Франц. - Я уважаю вас, святой отец, но лучше бы вам не верить деревенским сплетням.
  
  - Но...
  
  - Святой отец, я человек гневливый! Это грех, я знаю - вы и сами не раз говорили на проповеди, так не доводите до греха. Не думайте, что я совсем уж дурак. Почерка у нас взяли для чего? Подозреваете. Мол, у меня ревность к этому мерзавцу была, отомстить хотел. А я вам вот, что скажу, святой отец: не лезьте в нашу жизнь! Мы сами между собой разберемся, и никого постороннего я не потерплю с расспросами. Даже вас. Никакого отношения к смерти Феликса мы не имеем, ни я, ни Лаура. Сдох, туда ему и дорога.
  
  Иоганн с Марией переглянулись - глаза девчонки снова стали темными, словно тот самый омут, в котором водятся черти. Из комнаты послышался негромкий женский плач. И совсем уж тихо заговорил священник, успокаивая плачущую Лауру. Слышны были чьи-то шаги - видимо, Франц расхаживал по комнате. Но затем все успокоилось, и снова наступила тягостная пауза.
  
  - Хорошо, - произнес, наконец, священник. - Но кое-что я все-таки еще спрошу у вас, Франц. Мы видели следы на дороге у кузницы. Похоже на следы от велосипеда...
  
  - А, ну это пожалуйста! - с облегчением выдохнул Франц. - Я там сегодня с утра катался. До колодца Рэнгу и обратно.
  
  - Кого-нибудь видели?
  
  - Да никого там не было... Кажется, Себастьян около кузни возился. Да бродяга еще, как его... Альфонс Габриэль, что ли? Ну, точно! Я остановился на обратном пути, воды попросил, а бродяга мне сказал, что за речкой дорога старая, еще римских времен. Там, мол, лучше, чем по песку. Ну, я и поехал. Искупался, затем на тот берег, а когда обратно вернулся - тут как раз толпа у кутузки. Лауру забрал и домой. Больше мы никуда не ходили.
  
  - А Феликса вы не видели сегодня?
  
  - Только мертвым, - неожиданно ухмыльнулся Франц. - Когда его сюда Филипп привез.
  
  - Понятно... - дядя снова сделал паузу. - Кстати, пастуха вы на том берегу не встретили?
  
  - Пастуха? - удивился Франц. - Видел, да. А чего это вы спрашиваете? Причем тут он?
  
  В голосе жениха Лауры снова прозвучало подозрение. Иоганн тоже не понял вопроса, нахмурился, пытаясь понять, куда ведет дядя, но затем решил, что спросит позже. Внезапно ему в голову пришла странная мысль: ведь если доктор сейчас пьян и спит, то дяде никакая опасность не угрожает. И, значит, он, Иоганн, просто подслушивает. Юноша покраснел и тихонько взглянул на Марию. Та застыла, словно статуя, боясь даже пошевелиться. Лишь глаза выдавали любопытную девчонку: ей было жутко интересно подслушивать взрослые разговоры.
  
  - Да нет, ни причем... - сказал тем временем дядя. - Да вот еще... В деревне в последнее время слухи ходят про привидения. Вы ничего такого не слышали?
  
  - Привидения точно есть, - решительно заявил Франц. - Я не только слышал, я их видел. Вот как вас сейчас. Весной дело было, уже снег сошел. Я в Леменграуен ездил, возвращаюсь, поздно, луна уже на небе... Ну и решил сократить дорогу через лес по старой просеке - там вполне можно было проехать. Да чего-то заплутал, сбился с пути, будто меня сманил кто. Ну, это я уж потом подумал, а тогда растерялся. Слышу шум какой-то - ну пошел на этот шум, а там... Уж на что я во многих переделках побывал, а тут душа в пятки. Невдалеке, метров сорок может, из подлеска поднимается кто-то - большой, страшный, с рогами, а сквозь него луна на деревья светит.
  
  - Сквозь него? - заинтересовался священник. - А это не могла быть какая-то шутка? Ребятишки, например, баловались? Знаете ж, забавы у них какие бывают: сошьют себе из старых тряпок балахон и пугают друг друга ночью на кладбище.
  
  - Какие ребятишки ночью в лесу? Клянусь вам, святой отец, это что-то бесовское было. И никаких тряпок там - свет сквозь него шел.
  
  - Хм... очень необычно, - задумался священник. - А дальше что было?
  
  - А что дальше? Крестное знамение сотворил я, развернул коня, и только меня и видели. Вы не подумайте, святой отец, я ведь, правда, многое повидал, байки вам рассказывать не буду.
  
  Впечатленный рассказом о привидении, Иоганн и не заметил, как сам вцепился в стоявшую рядом Марию. Так и держались друг за дружку в темных сенях, прислушиваясь к каждому шороху из соседней комнаты. Слышно было, как кто-то зашевелился, зашуршал, а затем отец Иеремия кашлянул и негромко произнес:
  
  - Еще один вопрос, Лаура. Мой племянник подобрал сегодня ленту. Посмотрите на нее, может, это ваша?
  
  - Нет, не моя... - тихо и отрешенно ответила Лаура.
  
  Даже не видя, что происходит, Иоганн был готов дать голову на отсечение, что девушка и не взглянула на ленту. Отец Иеремия помолчал, собираясь с мыслями, вздохнул тяжко и принялся собираться.
  
  - И последнее... - неожиданно голос Иеремии прозвучал совсем рядом с дверью. Отчего Иоганн с Марией вздрогнули и, разомкнув руки, отпрянули вглубь сеней. - Может быть, кто-то из вас видел у Филиппа бумаги, написанные по латыни? Никто не обращался к нему с просьбой перевести какой-нибудь документ?
  
  - Вы не в ту дверь идете, святой отец, - подсказал священнику Франц. - А документов мы никаких не видели. Ни на латыни, ни на греческом, ни на русском...
  
  - А ты, Лаура? - на всякий случай спросил девушку отец Иеремия.
  
  Но ответа так и не дождался.
  
  Попрощался с Францем и направился к выходу. С другой стороны дома. А Иоганн и Мария прошмыгнули из сеней в "больничку", оттуда во двор и мимо глухо ворчащего Гиппократа через забор на улицу.
  
  22
  
  - ... И как, почерки не совпали? - Иоганн замедлил шаг и оглянулся на запыхавшегося дядю. Тот, подобрав полы сутаны, торопливо семенил следом. Уже почти совсем стемнело. Крестьяне возвращались с полевых работ по домам. Многие, проходя мимо, с любопытством оглядывались на отца Иеремию. Но никто не решился его остановить и спросить, как обстоят дела с расследованием убийства - видно же, человек торопится, не до расспросов досужих, успеется еще всё узнать.
  
  - Нет, почерк на записке иной, - ответил священник. - Франц пишет четко, строго, по-военному, а Лаура - меланхолично, неряшливо, забывает стряхнуть чернила с кончика пера и потому оставляет много клякс.
  
  - Так я и знал! - с отчаянием хлопнул себя по макушке Иоганн. - Мы идем ложным путем.! Вон еще сколько народу вокруг, а мы опросили всего-то человек десять.
  
  - Ну разумеется, кто угодно мог оказаться убийцей, - согласился отец Иеремия. - Но мне кажется, что мы идём в правильном направлении. Именно с этими людьми Феликс как-то соприкасался. Вряд ли можно предположить, что убийца из простых крестьян. Феликс относился к ним с презрением, и они отвечали ему взаимностью, только и всего. Убийца же - из круга тех людей, с кем Феликс хотя бы изредка общался. Убийство было запланировано, подготовлено заранее, а значит, у преступника была серьезная причина для того, чтобы его совершить.
  
  - А привидения? Вы верите, что Франц их вправду видел?
  
  - Та-а-ак, - сердито пробормотал отец Иеремия и резко остановился. - Ты никак, дружок, подслушивал мой разговор с Францем?
  
  Иоганн по-девчоночьи залился румянцем, смутился, только собрался, было, начать оправдываться, как вдруг из-за угла показалась огромная рогатая морда. Что за черт? От неожиданности Иоганн вздрогнул и перекрестился, да и дядя сразу позабыл о своем вопросе. Через секунду юноша смеялся над собой. Да это же корова, а не дьявол! В такой день что только не причудится. За первой коровой появилась вторая, третья, они что-то сердито промычали, встретив неожиданное препятствие, обогнули священника с Иоганном и побрели дальше по улице. А навстречу им летела уже невесть откуда взявшаяся дочь молочников Мария с хворостиной в руке. Она быстро, почти неуловимо, подмигнула Иоганну и налетела на пастушка, который гнал стадо с пастбища домой.
  
  - Буренки наши все целы? Тетя Марта рассказала, как ты ей лошадь попортил. Думаешь, теперь тебе кто доверит свою скотину? Если хозяйская лошадь, так все можно, да? Смотри, как бы боком тебе не вышло... За все долги следует расплачиваться. За все!- и она опять мельком глянула на Иоганна и почти незаметно подмигнула ему.
  
  - Ддддда я чччччто? Я нннничего... - пастушок заикался от волнения. - Я, ччччто ли, виноват, чччччто она в яму оступилась? Да ззззззаживет, всё нормально с ней бббббудет. Ссссссслегка совсем ппппппокалечилась. Пппппподкова слетела.
  
  - Вот ты мне и нужен, голубчик, - совсем позабыв про Иоганна, обрадовался отец Иеремия. - Скажи, где ты пас сегодня коров?
  
  - Ддддда где сказали, там и пас. На той стороне, вдоль старой дороги. - пастушок слегка успокоился и перестал заикаться. - Тетка Марта с братом уже ходили смотреть. А что яму не могу показать - да где ж я ее найду? Стадо на месте не стоит. Будто я каждую выбоину помнить должен.
  
  - А сегодня утром ты никого не встречал на той стороне реки?
  
  - Да кто туда пойдет, что там делать? Пастись, что ли, кто будет? Видел: кто-то из чужаков рыбу ловил. Но это на нашей стороне реки, ближе к лесу. А на лугах никого.
  
  - А когда лошадь повел домой, стадо, получается, бросил?
  
  - Да куда оно денется? - пастух недовольно глянул на священника исподлобья. - Я же быстро сбегал - туда и обратно.
  
  - Так как же ты быстро сбегал, если у лошади нога покалечилась?
  
  Пастух замялся и замолчал. Священник не стал его долго томить.
  
  - Ну хорошо, скажи, а ты не видел Франца - молодого человека с велосипедом?
  
  - Никого я не видел, сказал ведь уже, - буркнул в ответ пастух.
  
  - Ладно, иди, - отпустил его отец Иеремия. Тот обрадованно вздохнул и постарался как можно скорее улизнуть вместе с коровами. Мария уже отогнала своих буренок от стада и повела их домой. Только на прощание улыбнулась Иоганну щербатой улыбкой и помахала издали рукой.
  
  Через несколько минут священник с племянником уже подходили к кутузке. Позади дома маячил неясный, размытый темный силуэт, больше похожий на размазанную по стене тень. Кто-то следил за кутузкой со стороны улицы, хоть там и не было окон. Иоганн тихонечко ойкнул, а отец Иеремия вдруг повернулся лицом к этой тени и решительно направился ей навстречу. Темный силуэт нервно задвигался, словно раздумывал, в какую сторону броситься бежать, а затем вдруг решился и спокойно двинулся навстречу отцу Иеремии. Через минуту Иоганн вздохнул с облегчением: перед ними стоял однорукий бродяга Альфонс Габриэль. "Наверное, он разговаривал с Себой через стену, - подумалось Иоганну. - Ведь они друзья. Все-таки не такой плохой человек бродяга, пришел поддержать приятеля."
  
  - Альфонс Габриэль, мне кажется или нет, что вы что-то знаете об этом деле? - непривычно сурово и строго спросил отец Иеремия
  
  Бродяга наклонил голову набок, глянул на священника черным недобрым глазом и хрипло выговорил, словно каркнул:
  
  - Знать ничего не знаю. И не хочу знать. А ты берррегись!
  
  - Сейчас уже поздно. Мне надо еще многое успеть. Я поговорю с вами завтра, приходите на исповедь, - попросил отец Иеремия, словно не обратив внимания на зловещее предостережение. - Никто не узнает о нашем разговоре. Но мне надо обязательно задать вам несколько вопросов. Сегодня только один - говорили вы кому-нибудь о том, что Генрих уезжает в город?
  
  - Никому я ничего не говорил! - сварливо ответил бродяга.
  
  - А можете написать несколько слов карандашом?
  
  Альфонс Габриэль вновь зыркнул глазом на отца Иеремию, а затем демонстративно потряс пустым рукавом рубашки.
  
  - Ну хорошо, до завтра, - вздохнул священник и, кивнув Иоганну, пошел в обход здания. На Базарной площади народу почти не осталось. Поднявшись на крыльцо кутузки, отец Иеремия громко постучал в дверь. Через несколько секунд на пороге выросла массивная фигура жандарма.
  
  - А-а-а, святой отец, проходите, - добродушно проворчал он. - Рассказывайте, как ваши успехи. А я уж послал в город Йоахима за следователем. Надеюсь, что завтра к середине дня прибудет. Извините, не жарко у меня. Ночи еще холодные, а без стекла в окне выстудилось сразу. Завтра только вставят. Я сейчас ремонт дома заканчиваю, но стёкол в запасе, увы, нет. Так что не обессудьте, как есть. Присаживайтесь.
  
  Жандарм сел за стол, на котором лежали продолговатые плоские камушки со странными рисунками. Отец Иеремия, уже почти без ног, устало рухнул на стул с другой стороны стола и с интересом воззрился на них. Остальные стулья находились у дальней стены, Иоганн не решился спросить разрешения перенести один из них поближе, а садиться у стены ему не хотелось - вряд ли там будет что слышно, а столько всего интересного он ожидал узнать, присутствуя при разговоре дяди и господина Вальтера.
  
  - Это у вас что такое? - спросил священник и показал на камни, лежащие на столе.
  
  - Это кости для игры в мацзян. Вам вряд ли по душе придется, святой отец. Мацзян - это что-то типа наших карт. У каждого камня свое значение. Китайцы придают им глубокий смысл. Вот нас сейчас здесь трое - цвета трех главных камней подчеркивают наши достоинства: красный Чанг - это благосклонность, зеленый Фа - искренность, белый По - сыновнее благочестие. Я в Бога не верю, вы знаете, но поговаривают, что Ной во время Потопа играл со своими домочадцами в мацзян. Делать-то было нечего - скучно, поди, сидеть взаперти в Ковчеге все сорок дней.
  
  - Ной с домочадцами во время Потопа Богу молился, - сердито возразил отец Иеремия.
  
  - Да я же не против, - добродушно заметил Бауэр. - Я и в Потоп не верю. Может, вас успокоит, но есть и такое мнение, что мацзян придумал Конфуций. Я бы научил вас играть, святой отец, но надо вчетвером, а нас тут только трое. Да вам и не понравится. Я вот себя балую, придумал такую штуку из камней, типа пасьянса - сложишь фигуру, а потом разбираешь открытые пары. Довольно занимательно, надо сказать, хоть и бессмысленно. Только чем тут еще заниматься, когда надо просто сидеть и сторожить арестанта? - Иоганну показалось, что жандарм даже как бы виновато оправдывается.
  
  - Как там наш Себастьян, бедолага, поживает? Можно к нему зайти?
  
  - Да спит, небось, днем колотился в дверь, и руками, и ногами, рвался, плакал, а сейчас притих что-то. Пусть отдохнет, замаялся. Хотел его покормить, да он не стал ничего есть.
  
  - Проведать бы, - забеспокоился священник.
  
  - Да что ему будет? Не волнуйтесь, святой отец.
  
  - Как не волноваться? - вздохнул отец Иеремия, - Так вам, получается, приходилось бывать на востоке?
  
  - Нет, ну что вы. Игру мне подарил русский граф. Он мне всё и рассказал про мацзян, и правила разъяснил. Теперь вот время выпало, сижу - балуюсь.
  
  - Вы знаете Ерёмина? - живо поинтересовался священник.
  
  - Да кто же его не знает? - ответил Бауэр. - Приезжал к нам, давненько уже, как раз когда лесника убили. Воспользовался случаем, что может побраконьерствовать безнаказанно. Даже остановился на пару дней у Анны. Она не возражала - одна надежда у ней тогда была, что граф защитит. Он и защитил, на суде, деньгами. А то бы отвечала она по закону, как миленькая , за убийство мужа. А граф тогда приехал... матерого кабана завалил, на радостях полштофа шнапса выпил и потребовал баню. А какая у лесника баня? Баня только в городе. Осерчал малость, узнав, да пошел на речку. А на реке течение быстрое, поволокло, в омут потянуло. Хорошо я недалече был. Вытащил дурака, откачал, уж неживой почти был. А он со мной вот игрушкой такой расплатился. И в суде потом против меня выступал. Э-эх, люди, - горько вздохнул жандарм.
  
  - Почему вы так уверены, что это Анна убила мужа?
  
  - Ссорился лесник с женой перед смертью люто, бил ее зверски, не мог простить смерти ребенка. Как у них малыш заболел, лесник сразу хотел в город везти, в клинику, а доктор наш, Филипп, сказал, что, дескать, страшного ничего нет, дал травок, микстурок и сказал, что через пару дней само пройдет. Лесник и слушать не хотел, у малыша жар был, но Анна воспротивилась, страшно ей было, что ребенка растрясет в дороге и продует. Вот как всё кончилось. Ну, и топор - свой, хозяйский, и убит недалече от дома. И алиби у ней никакого. Кому еще нужно было убивать лесника? Она с той поры Филиппа и не любит. Винит его в смерти сына. И во всех своих последующих невзгодах. Мужа убила она. Больше некому.
  
  - Боже мой, Боже мой, беда-то какая, - перекрестился отец Иеремия. - Хочу спросить вас, Вальтер, это вы отпустили Рудольфа с места преступления?
  
  - Что-о-о-о? - жандарм выпучил глаза и весь побагровел. - Он оставил пост? Давно? Да как он посмел? Когда вы об этом узнали, святой отец?
  
  - Когда возвращался мимо кузницы. Но ведь Рудольф не виноват. Он не военный, не полицейский, не должен соблюдать устав... И он, очевидно, долго ждал вас, устал, видать.
  
  - И это после того, как я его из долговой ямы вытащил? Когда он проигрался в пух и прах всё тому же русскому графу? Я за этого картежника и шулера поручился, спас его, можно сказать. И он не мог посидеть несколько часов, чтобы...ведь сам вызвался! сам! нет, я молчу про то, что его любимого ученика убили. Я молчу про справедливость и правосудие. Но элементарное чувство благодарности... Э-эх, люди, - Бауэр с досадой хлопнул себя обеими руками по поясу. Забренчали подвешенные к ремню наручники.
  
  - Ну, сейчас Генрих дома, он последит, я так думаю... - не успел отец Иеремия закончить фразу, как в дверь кто-то громко и настойчиво застучал. Бауэр пошел открывать.
  
  - Да, место убийства под надежной охраной, - рассерженно промолвил он, пропуская за порог кузнеца. Тот был весь растрепан и взволнован, словно только сейчас узнал о том, что случилось.
  
  - Я... это... - кузнец явно неловко себя чувствовал в кутузке. - Что я хочу сказать? Я монету нашел - может, пригодится для расследования. Кажись, золотая.
  
  - Что за монета? - нахмурился Бауэр.
  
  - Мы нашли пустой кошелек, - сообщил отец Иеремия. - У кузницы, за забором.
  Жандарм наморщил свой круглый гладкий лоб.
  
  - Так-так-так... Ограбление? - спросил он у священника.
  
  - Это одна из наших версий, - ответил тот. - Но не все сходится. Позвольте я сначала всё расскажу.
  
  - А можно мне на Себку глянуть? - робко спросил Генрих. - Одним глазком?
  
  - Да спит он, не стоит будить, угомонился едва-едва. То молчит, ни на что не реагирует, то прямо как будто с ума сходить начинает. А сейчас - не шумит, и ладно. Чего зря тревожить?
  
  - Хоть на минуту...
  
  - И вправду, - заступился за кузнеца священник. - Мы уже знаем, что мальчик ни в чем не виноват. Лучше ему, конечно, сейчас быть под охраной. Самого, не приведи, Господь, убить могут. Но он нуждается в утешении чрезвычайно, и раз мы знаем, что он не преступник, то ничего предосудительного от этой встречи, мне кажется, не случится...
  
  - Ну хорошо, согласен, одну минуту, не больше.
  
  Бауэр открыл дверь каморки и пропустил в нее кузнеца. Раздался грохот, кузнец чертыхнулся.
  
  - Забыл сказать, не споткнитесь! - крикнул ему вслед жандарм. - Я там держу кой-какие стройматериалы, - объяснил он священнику. - Дом ремонтирую. Встретил зимой в городе Карла Рабитца, старинного моего приятеля. Во франко-прусскую в одном полку служили. В одних окопах от снарядов прятались. После Шпихерна от ран лечились в одном госпитале. Если бы не генерал Штейнмец, лежать бы мне уж сколько лет в сырой земле... Славный вояка! Мудрый полководец. Многим от лягушатников жизнь спас. А Карл Рабитц после войны знаменит стал, изобрел сетку для штукатурки стен, встретил я его в городе случайно. Так он меня домой затащил, выпили, товарищей вспомнили, два рулона мне на прощанье вручил, не отказываться же? Замечательный человек. Хоть я и простой жандарм, а он теперь знаменитость, но разговаривал со мной, как тогда, в семидесятом, по-братски.
  
  Из каморки донеслись сиплые всхлипывания. Жандарм замолк и прислушался.
  
  - Отец! Отец! - говорил Себастьян. - Я знал, что ты мой отец. Забери меня отсюда. Я ни в чем не виноват. Не убивал я Феликса. Зачем он мне сдался? Помоги мне, отец!
  
  - Держись, Себа! - отвечал взволнованный бас Генриха. - Отец Иеремия вытащит тебя отсюда. Всё будет хорошо.
  
  Отец Иеремия с надеждой перекрестился и помолился о спасении Себастьяна Богородице.
  
  - Ну, вы там, пора уже, - Бауэр заглянул в дверь каморки и обратился к кузнецу. - Надо последить за местом убийства. Ничто не должно быть тронуто до приезда следователя. Хотя, похоже, убийца давно мог все следы замести. И даже унести орудие убийства. А отвечать потом кому? Мне, конечно! А что я один могу, если помощники все ленивы и беспринципны. Рудольф, ох, Рудольф, какой негодяй! Чтоб я его еще хоть из одной передряги вытянул! Ведь посылал к нему с обедом. Неужели потерпеть не мог? Идите-идите, Генрих. И будьте осторожны. Преступник, скорее всего, ночью появится и захочет замести следы. Не ложитесь, будьте наготове. Только проявляя бдительность, будучи внимательными, мы можем помочь Себастьяну.
  
  Кузнец послушно кивал головой. Иоганну показалось, что он хочет спросить разрешения остаться у Себы, но Генрих сказал только:
  
  - Положитесь на меня, господин Вальтер! Если убийца появится, живым не уйдет, зверюга! Будет знать, как Себу подставлять.
  
  И ушёл.
  
  - Все беды из-за этого мерзавца Феликса. - закрывая засов, огорченно сказал жандарм. - Столько порядочных людей из-за него страдает. Если бы не вел себя, как развратник и отъявленный негодяй, всё было бы хорошо.
  
  - Феликс наверняка спровоцировал преступника. И своим характером тоже, - мягко сказал отец Иеремия. - Но все-таки: de mortuis nihil nisi bene.
  
  - О мертвых, как и о живых, ни хорошо, ни плохо, а только правду, - возразил жандарм. - Так что вы мне можете рассказать? Много узнали?
  
  - Нет, не много, а главное, то, что говорит один противоречит словам другого, трудно вызнать правду. Но я хотя бы раздобыл почерка тех, кто был знаком с Феликсом, - произнес священник, доставая из рукава сутаны свернутые в трубочку листы бумаги. - Ни один почерк не совпал с тем, что на записке к Себастьяну. Правда, мне не удалось раздобыть почерка Альфонса Габриэля, Йоахима и живущего среди чужаков мадьяра. Но у бродяги нет правой руки, он не может писать; Йоахим безграмотный; мне представляется, что самый подозрительный - это мадьяр.
  
  - Почему вы думаете на мадьяра? - мельком спросил жандарм, сосредоточенно разглядывая лежащие перед ним листы.
  
  - Мадьяр дик, нелюдим, держится даже среди чужаков особняком, все его боятся, сегодня шел по лесу вслед за мальчиками с большим охотничьим ножом. Что он делает среди чужаков, которые поклоняются идолу, неясно, но ходит он, говорят, всегда в одиночку. И еще: у Анны недавно погибла собака, ее отравили, кому это могло понадобиться, кроме того, кто хочет уходить из дома в любое время незамеченным? Возможно, мадьяр фанатичен, и тогда убил Феликса за то, что тот ушел из секты.
  
  - Да! И Мария говорит, что видела в лесу, как он вертел в руках убитую ворону, - некстати встрял в разговор Иоганн.
  
  - Причем тут ворона ? - удивился жандарм.
  
  - В округе кто-то убивает ворон, - сообщил отец Иеремия. - Думаю, это как-то связано с культом чужаков. Да, так вот, если допросить мадьяра - правда, он не говорит по-нашему, но все понимает, так вот, я думаю, он сможет нам рассказать многое об убийстве. И еще: он наотрез отказался предоставить свой почерк.
  
  - Мне приходилось бывать у чужаков, - сказал Бауэр. - Проверял, что это за странные люди маячат вокруг деревни. Мадьяр, надо сказать, и мне очень не понравился. Выглядит просто дико. Представляете, с ножом на кабана ходит. Хотя не думаю, что он убийца. Скорее уж Альфонс Габриэль. Бродяга ведь тоже не оставил образца почерка, и он наверняка знал об отъезде кузнеца, Себастьяна он давно использует в своих целях, портит мальчишку, вполне мог его подставить, построив убийство так, чтобы подумали на подмастерье. А зная о его дружбе с мальчиком, мало кто заподозрит бродягу в убийстве. Где он был, когда всё случилось?
  
  - Я с ним еще не разговаривал, - уклончиво отозвался отец Иеремия. - Есть у меня подозрение, что он взял деньги Феликса, но, возможно, он подоспел к месту убийства раньше остальных и не вынес такого искушения - украл деньги. Правда, Феликс к этому моменту был уже мертв, это нельзя исключать. Нина и Рудольф видели бродягу за забором кузницы, но не помнят, был он там с самого начала или появился позже. Тем не менее, не думаю, что он преступник. Франц разговаривал с бродягой перед самым убийством. И Альфонс Габриэль не вел себя, как человек, который идет на преступление. Он не прятался, вел себя открыто.
  
  - Что вы знаете о том, как ведет себя бандит перед убийством? - нахмурил лоб Бауэр. - Все это очень интересно. Но ничуть не доказательно. Похоже, все-таки, прав я, а не вы. Это, действительно, самое элементарное вульгарное ограбление. За что еще можно убить человека в деревне? Только в случае семейной ссоры или грабежа. А это что? - жандарм взял в руки очередной лист бумаги и неожиданно громко и звучно расхохотался. - Simulatio Vulgaris. Что это за диагноз? Доктор написал?
  
  - Да, - подтвердил священник. - Филипп считает, что мать Феликса не так больна, какой представляется. И есть мнение, что убийство произошло из мести его отцу. Но, возможно, и в связи с городскими какими-то делами Феликса. Причин, в самом деле, может быть великое множество. Далеко не только ограбление. Меня смутило поведение доктора Филиппа, который перевернул бочку воды, тем самым размыв все следы около места убийства. Кроме того, Феликс интересовался бумагами лесника. Это что-то старинное, написано на латыни. Но, кажется, он так и не сумел раздобыть то, что искал. Эта история не так проста, как кажется. И чем дальше, тем больше в ней запутанных узлов. Например, мы точно установили, что Феликса не могли убить алебардой. Только если он лежал и не защищался. На горле две горизонтальные раны.
  
  - Ну, вы прямо специалист по патологоанатомии, - ухмыльнулся Бауэр. - Две раны, говорите? Это интересно. Кстати, Филипп должен был принести мне экспертизу после вскрытия, но почему-то не принес. Впрочем, до завтра это ждет.
  
  - Франц сказал, что доктор, как только привез тело в хладную, пошел и напился, так что лежит в бесчувствии. Какая уж там экспертиза?
  
  - Мдааааа, - протянул Бауэр. - И как с такими работниками можно что-то сделать?
  
  - Убийства у нас не каждый день случаются, - заметил отец Иеремия.
  
  - Но второе за год - не так уж это и мало, - огорченно добавил Бауэр. - Мне нужен помощник, но в управлении считают, что деревне и одного жандарма достаточно. В стране неспокойно. Стягивают все силы в город. Что вы еще узнали?
  
  - Пока ничего, - сказал священник. - Постараюсь записать всё к приезду следователя. Может быть, в голове сведения улягутся и Господь вразумит меня, в каком направлении следует искать дальше.
  
  - Дядя? - вопросительно потянул Иоганн отца Иеремию за рукав сутаны. - А Герта?
  
  - Что - Герта? - засмеялся Бауэр. - Ты подозреваешь в убийстве Феликса столетнюю старуху?
  
  - Нет-нет, - заверил жандарма священник. - К ней заходил доктор. Это было примерно во время убийства. Зажал ей зачем-то рот. Она сопротивлялась и сумела сорвать с его пояса ключ.
  
  Жандарм потер лоб.
  
  - Это уже странно. Может быть, вы и правы. Слишком много совпадений. Но каким образом тут может быть замешан доктор? Ладно, я зайду к старухе, если будет не слишком поздно. А сейчас, мне кажется, мы должны отправиться в дом родителей Феликса и поговорить со слугами - не пропало ли что в хозяйстве? Да и слуги - все ли на месте? Я думаю, нам удастся найти какие-то следы там. Пойдете со мной?
  
  - А как же Себастьян?
  
  -Да, вроде, страсти улеглись... Дом Феликса не так уж далеко, обернемся быстро, никто и не заметит нашего отсутствия. К тому же почти стемнело. Преступник может сейчас вертеться около места преступления. Они часто на него возвращаются к ночи, чтобы скрыть улики. Запрём кутузку, и быстро сходим. Втроем скоро управимся.
  23
  
  На улице солнце зашло за высокую мельницу, и на деревню опустилась теплая летняя ночь. Где-то громко стрекотали кузнечики, рассказывая друг другу о последних новостях, в окнах домов загорался свет, а на небо, беззвучно кряхтя и ругаясь, карабкалась толстая бледная луна.
  
  - А убийца до Себы не доберется? - спросил Иоганн, наблюдая, как жандарм вешает на дверь кутузки большой амбарный замок. - Я читал, что есть такие воровские ломики, так ими можно любой замок взломать.
  
  Бауэр подергал замок, убедился, что он закрыт и насмешливо посмотрел на мальчишку.
  
  - А зачем убийце к твоему Себастьяну лезть? - спросил он и, не дожидаясь ответа, развернулся и зашагал к дому Феликса.
  
  - Ну мало ли... - развёл руками Иоганн. Впрочем, он и сам понимал, что сморозил глупость. Одно дело разъярённая убийством односельчанина толпа - успокоилась, слава Богу, а другое - расчетливый хладнокровный убийца, который, наверное, каждый шаг свой просчитывает. Иоганн поправил картуз на голове и зашагал следом за жандармом и священником.
  
  Бледная луна светила им в спины, отчего тени впереди казались длинными и какими-то нереальными. Словно три великана идут за спиной, и тени принадлежат этим великанам - длинноногим, длинноруким, с непропорционально маленькими головами. Они уже подходили к большой усадьбе семьи Шульц - родителей Феликса, когда жандарм резко затормозил и замер, вглядываясь в темные силуэты деревьев, что росли в стороне. Великан, шедший за Бауэром, тоже замер и повернул свою маленькую голову вслед за жандармом.
  
  
  - Что там? - не выдержал Иоганн.
  
  Вслед за ним и отец Иеремия вопросительно посмотрел на своего спутника. Бауэр еще постоял несколько секунд, а затем хмуро бросил:
  
  - Показалось... Смотрите-ка, а слуги еще не спят.
  
  Слуги действительно не спали, расположившись на большом крыльце дома. Их было трое -- кухарка, садовник и горничная, она же прачка. Впрочем, маленький, длинноносый, в помятом костюме мужичонка только именовался садовником. И лицом, и фигурой он удивительно напоминал уменьшенную копию героя картины Карла Шпицвега "Книжный червь". И на самом деле отвечал за все хозяйство семьи Шульц.
  
  Обеим женщинам - кухарке и прачке - было далеко за пятьдесят. Женщины, однако, были крепкими, здоровыми, с деревенским румянцем на щеках и чем-то похожими друг на друга - то ли дородной фигурой, то ли манерой речи с небольшим, едва уловимым, акцентом. Стоявший между ними садовник казался утлым корабликом из поэмы Гомера, что попал между двумя могучими скалами. Иоганн унял свою буйную фантазию, но про себя решил называть кухарку Сциллой, а горничную - Харибдой.
  
  Расположились на скамье под раскидистым старым вязом - Отец Иеремия устало вытянул ноги, а господин Вальтер достал из кармана лист бумаги и принялся аккуратно записывать показания слуг. Те стояли рядом, а Иоганн прохаживался вокруг дерева, внимательно слушая, о чем выспрашивают их жандарм со священником.
  
  - Типун ему на язык, пьянице! - возмущенно охала Харибда. - Сказать о госпоже Шульц, что она больной притворяется!
  
  - Горе-то какое, - причитала ей в тон Сцилла. - Да чтоб ему вино поперек горла стало! Какой он доктор после этого...
  
  - Ну, хватит! - оборвал служанок Бауэр.
  
  Вышло несколько грубовато, даже отец Иеремия поморщился, но жандарм не обратил на это никакого внимания.
  
  - Значит, фрау Шульц действительно серьезно больна? - спросил он.
  
  - Почти всю весну в кровати пролежала, - сообщила Сцилла. - Уж одних лекарств хозяин почти на пятнадцать марок выписал, а все без толку. А затем доктор сам и присоветовал: везите на воды. Вот они и собрались... не вовремя как...
  
  Служанка снова всхлипнула и, вытащив из кармана маленький белый платочек, принялась утирать слезы.
  
  - На двадцать семь, - неожиданно заявил садовник. - Ровно на двадцать семь марок лекарств. Лично в городе закупал.
  
  Из последующего разговора выяснилось следующее. Некоторое время назад Феликс стал все чаще пропадать у чужаков. С отцом у него даже размолвка вышла, а затем и вовсе настоящий скандал, когда сын попросил крупную сумму. С какой целью и для чего слуги не знали, но отец денег не дал. Более того, грозил сына оженить, чтобы тот, наконец, остепенился. Несколько дней Феликс ходил, словно в воду опущенный, но затем заметно повеселел, а уж перед самым отъездом родителей о чем-то долго разговаривал с фрау Шульц наедине. После чего вновь запропал - то ли в лесу, то ли еще где - возвращался только ночевать, да и то не всегда. Весь вчерашний вечер он был взволнован, но однако весел и даже изволил ужинать за одним столом со слугами, пересказывая им разные веселые случаи из студенческой жизни в городе. Утром ушел рано и больше не возвращался.
  
  - А к нему сегодня никто не заглядывал? - поинтересовался Бауэр. - Не спрашивал никто Феликса?
  
  - Нет! - коротко ответила Харибда.
  
  - Никого, - покачала головой Сцилла, по-прежнему всхлипывая в платочек.
  
  - Вы их не слушайте, - вмешался садовник. - Оне обе в доме были, ничего не видали.
  
  - Так, значит, кто-то все-таки приходил? - насторожился жандарм.
  
  - Так точно, господин Вальтер, приходил. Точнее, приходила.
  
  - Да кто же?! - рассердился жандарм. - Не тяни кота за хвост!
  
  - А дочка докторова и приходила, Лаура. Утром еще. Ну не самым ранним, а часа эдак за полтора до того, как вы приблудыша кузнецовского схватили. Сначала у ворот постояла, а я как раз флигельком своим убирался - во-о-он за тем, выглянул - мнется, с ноги на ногу переступает, ну вроде как зайти не решается. Я ее окликнул, значит, а она меня о Феликсе и спросила.
  
  - Как спросила? - быстро поинтересовался Бауэр. - Дословно рассказывай.
  
  Длинноносый садовник почесал средним пальцем затылок и задумался.
  
  - Феликс...нет, по имени не называла, точно помню... Сынок хозяйский дома, спрашивает. Я ей: Феликс что ли? А она засмеялась так истеврически...
  
  - Истерически, - не удержавшись, поправил Иоганн, и его дружно придавили тяжелыми взглядами и отец Иеремия, и господин Вальтер.
  
  - ...ну да, - легко согласился садовник, - засмеялась как ненормальная и говорит: не хватало еще второго - двух таких земля не вынесет. Земле, мол, и одного много. И пошла, пошла...
  
  - Куда пошла? - все также быстро, не давая садовнику перескочить с одной мысли на другую, поинтересовался жандарм.
  
  - Виноват, - развел руками садовник. - Не усмотрел. Я ж повернулся сразу и за флигель пошел. Кабы знать-то, что спрашивать будете...
  
  Бауэр и отец Иеремия переглянулись, и над скамейкой повисло тяжелое молчание. Даже служанки прекратили всхлипывать, только в воображении Иоганна всё еще звенел истерический смех обманутой Феликсом девушки. Наконец, священник тяжело вздохнул, достал ленту и показал садовнику.
  
  - Не припомните, - мягко спросил он. - На Лауре не было этой ленты?
  
  - Как же не помню, - удивился тот. - Прекрасно помню. Именно он и был.
  
  - Она повсюду ее носила, - тут же подтвердила Сцилла.
  
  - А вот и не ее! - не согласилась Харибда. - У докторской дочки вишневая была. А эта больше малиновая.
  
  - Да какой же она малиновая? - изумилась ее подруга. - Да вы сами посмотрите, святой отец, разве это малиновая?
  
  Но отец Иеремия смотреть не стал, а сунул ленту обратно, и встал со скамьи.
  
  - Проводите нас в дом, - попросил он. - Мы хотим комнату Феликса осмотреть.
  
  Вслед за священником поднялся и жандарм, и они вместе двинулись к дому, сопровождаемые Сциллой, Харибдой и садовником с картины Карла Шпицвега.
  
  Окна комнаты, где жил Феликс, выходили на другую сторону дома, прямо на огород и большую клумбу цветов, посаженную садовником для хозяйки. Комната была просторной, с аккуратными полочками под книги - в основном учебники и разного рода словари и справочники. Пока священник и Бауэр осматривали жилище, Иоганн подошел к полочке и провел рукой по корешкам книг. Корешки оказались пыльными, словно учебники давным-давно не интересовали Феликса. Впрочем, судя по рассказам о его бурной жизни, так оно и было. Среди книг Иоганн заприметил стопку старых французских журналов о моде Harper's Bazaar и большой латинский словарь. Словарем явно не так давно пользовались - корешок его не был пыльным - и, взяв словарь с полки, Иоганн тут же услышал грозный рык Бауэра.
  
  - Ничего не трогать!
  
  От неожиданности словарь выпал из рук юного сыщика, раскрылся, и из него выпорхнул сложенный вдвое бумажный листок. Иоганн нагнулся , протянул к нему руку, но тут же отдернул ее. Ничего не трогать, значит, ничего. Не маленький, понимает.
  
  - Что это у тебя там? - Бауэр поднял с пола листок и развернул его.
  
  В центре листка красовалась фамилия лесника с жирным черным вопросом, от которого по кругу шли тонкие стрелки к нескольким именам. Учителя, доктора, священника, Иоганна и какого-то Иштвана.
  
  - Что это? - нахмурившись, спросил жандарм.
  
  Отец Иеремия подошел тоже и с интересом уставился на странный список. Потом полез в карман, вытащил записку и принялся сравнивать.
  
  - Если это писал Феликс, - произнес священник, - то и записку, получается, писал он.
  
  - Вот же поганец! - неожиданно хмыкнул жандарм. - Значит, сам и писал. Ну, а имена эти к чему?
  
  - В словаре, - тихо, будто сам себе, произнес отец Иеремия. - Найдены в словаре. Но кто такой Иштван?
  
  - Так то мадьяр и есть, - пояснил Бауэр. - который у чужаков... Вы считаете эту записку важной?
  
  В ответ священник только посмотрел на жандарма долгим задумчивым взглядом. Он явно думал о чем-то своем.
  
  - Я посмотрю пока в столе, - не дождавшись ответа, сказал тот. - Должны же быть у него еще какие-нибудь бумаги. Вот и посмотрим, Феликс писал это или нет.
  
  Бумаг в столе оказалась целая кипа. Среди них какие-то недописанные учебные работы, конспекты, лекции, фривольные записочки, которыми перекидываются студенты на занятиях... Так что установить истинный почерк убитого не составило никакого труда. Именно Феликс и написал записку Себастьяну, выдав себя за отца Иеремию. Что совсем уж запутало дело в глазах Иоганна. Но еще более его запутала следующая находка. В отдельном маленьком ящичке лежала расписка учителя Рудольфа в получении двухсот марок.
  
  - Неслабая сумма! - изумленно произнес Бауэр. Он обернулся к слугам, стоявшим в дверях и спросил:
  
  - Так вы говорите, отец отказал Феликсу в крупной сумме денег?
  
  Сцилла и Харибда одновременно кивнули.
  
  - А потом он беседовал с матушкой... - вставил отец Иеремия.
  
  - Точно! - указательный палец Бауэра взметнулся вверх. - А потом он поговорил с фрау Шульц и взял деньги у нее. Вы хорошо соображаете, святой отец, вам бы в полиции работать.
  
  - Бог каждому определяет его место, - ответил смущенный похвалой отец Иеремия. - Боюсь, стезя полицейского все же не для меня. Мое дело - таинства и молитва.
  
  - И за убийцу вы тоже молиться будете? - хмыкнул Бауэр.
  
  - Он такой же человек, как и все, - вздохнул отец Иеремия. - И ему сейчас куда труднее, чем остальным. Познав грех убийства, сложно остановиться. Вот за это я и буду молить Господа нашего. Чтоб остановил и вразумил.
  
  - Странный вы человек, святой отец, - в голосе Бауэра прозвучало что-то вроде уважения. - Даже будь я верующим, за врагов своих никогда бы не молился.
  
  Он помолчал, а потом добавил:
  
  - А почерк-то точно Феликса. Везде одинаков. И вот еще папка тут с какими-то рисунками.
  
  
  В найденной жандармом папке лежало несколько акварелей с видами холмов и множество карандашных набросков. Рисунки были талантливы - Феликс умел и любил рисовать. Вот полная мельничиха, переваливаясь, идет по деревне, неся из лавки обрез материала. Вот пастушок гонит стадо коров, а за ним следит из кустов расписанная под пиратку свинья. Молочница ругается с мужем. Мрачный мадьяр на поляне разделывает ножом кабана. Рисунок карандашный, но лужу крови вокруг Феликс раскрасил красной краской. Получилось не просто мрачно, а даже как-то не по себе от такой карандашно-кровавой картинки.
  
  Рука Бауэра выдернула из стопки один из рисунков, и жандарм громко рассмеялся.
  На рисунке была изображена полулежащая обнаженная Лаура с бокалом вина, лукаво улыбающаяся художнику.
  
  - Он её все-таки... - последнее слово было не просто нецезурным, но еще и ужасно пошлым. Иоганн против своей воли зарделся, а священник сердито посмотрел жандарма. Под взглядом отца Иеремии тот смутился.
  
  - Извините, святой отец, - пробормотал Бауэр. - Я же солдат все-таки. У нас такие рисунки в окопах ходили...сами знаете, война, пули, смерть. Тут поневоле грубым станешь.
  
  Священник взял из рук жандарма рисунок и поучительным тоном произнес:
  
  - Тут, между прочим, ничего похабного и нет. С любовью нарисовано. Все-таки художником Феликс был неплохим. Вот, кстати, смотрите...
  
  И отец Иеремия вытащил несколько листков с изображением привидений. Иоганн с любопытством посмотрел на них и разочарованно выдохнул. Мадьяр с ножом был по-настоящему страшный, а эти... Ненатуральные какие-то привидения. Словно натянутые на что-то простыни, сквозь которые солнечный свет проходит. Неудачный рисунок.
  
  - Вот она ваша религия, - жандарм постучал пальцем по рисунку. - Сплошные суеверия.
  
  - Суеверия, сын мой, осуждаемы церковью, - вздохнул отец Иеремия. - Истинная вера к ним никакого отношения не имеет.
  
  Жандарм спорить не стал, лишь пожал плечами: у вас, мол, свое мнение, а у меня свое.
  
  Больше ничего в доме семьи Шульц найти не удалось. Когда они вышли на крыльцо, Луна спряталась за облаком, и оттого стало совсем темно. Лишь в прямоугольник открытой двери лился из дома свет, вновь делая тени длинными и нереальными.
  
  - Вы, святой отец, хорошо соображаете, - неожиданно повторил Бауэр на прощание. - Поосторожнее что ли будьте... Жизнь она дороже правды, уж поверьте старому воину.
  
  Помолчал и добавил:
  
  - Темень-то какая... Может вас до дома проводить?
  
  Отец Иеремия ничего не ответил. Лишь отрицательно покачал головой, перекрестился да двинулся с Иоганном в направлении церкви.
  
  24
  
  Луна снова выглянула - теперь она светила в лицо, и тени послушно прятались за спиной.
  
  - Надо бы поговорить с Рудольфом, - озабоченно произнес отец Иеремия. - Но теперь завтра. Ты, наверное, проголодался? Мы ведь с тобой так и не пообедали сегодня...
  
  Иоганн кивнул. Есть действительно хотелось сильно, просто раньше как-то не было времени об этом думать.
  
  Они уже подходили к дому, когда со стороны кутузки раздался громкий крик. Даже не крик, а самый настоящий визг. Отец Иеремия и Иоганн на секунду застыли, а затем священник развернулся и торопливо зашагал обратно.
  
  "Что-то случилось с Себой!" - мелькнуло в голове Иоганна, и юноша рванул с места, обгоняя дядю. Неужели господин Вальтер ошибся? Неужели убийца все же добрался до Себастьяна?
  
  Выскочив на базарную площадь, юноша увидел взломанную дверь кутузки, и сердце его ухнуло в пятки. Опоздал! Понесся еще быстрее, заскочил в помещение - дверь в маленькую комнату, где держали Себастьяна, была распахнута. Он рванул ее на себя, влетел в комнату, споткнулся о рулон сетки и распластался на полу, больно ударившись о стену. В комнате никого не было. Никого. Сел, потирая ушибленный лоб, попытался сосредоточиться, сообразить куда делся Себастьян...
  
  Снаружи послышался непонятный шум, а затем донёсся грозный рык Бауэра:
  
  - Пошёл!
  
  Встав, Иоганн выбрался на улицу. В бледном лунном отсвете к дверям кутузки жандарм вел бродягу Альфонса Габриэля. Тот втянул голову в плечи и, прикрывая голову рукой, пытался защититься от ударов разъяренной мельничихи, суетливо бегающей рядом.
  
  - Что случилось? - спросил Иоганн. - Где Себа? Его убили?
  
  - Сбежал твой Себа, - мрачно ответил жандарм. - Вот этот, мразь, сбил на двери замок, открыл каморку. Сам только далеко не ушел. Марта за поворотом схватила.
  
  - Я от Нины шла, - тут же сообщила мельничиха, видно было, что ей очень хочется выговориться, пусть даже перед мальчишкой. - А они вдвоем как сумасшедшие из-за поворота выскакивают! Думала, украли что. Ублюдок мимо пробежал, а этого я за рубаху ухватила. Так еще, скотина, в грудь меня пихнул со всей дури...у-у-у, сволочь... Ой, святой отец, нет, вы слышали что творится? Среди белого дня людей убивают, среди... - Марта вдруг задумалась, глядя на подоспевшего отца Иеремию и закончила без эпитетов, - среди ночи на людей нападают. Головой ударилась, юбку порвала, чуть жизни не лишилась.
  
  - В кутузку давай, чего стоишь? - Бауэр толкнул бродягу, и тот, запнувшись о порог, полетел на пол. Сел, прижался к стенке, принялся утирать кровь с рассеченной еще на улице щеки.
  
  - Зачем вы так?! - возмутился священник, отодвигая жандарма в сторону.
  
  - Когда эта мразь побиралась да воровала, я в окопах вшей кормил и под французскими пулями в атаку ходил, - глухо прорычал Бауэр. - Вы его пожалейте, да. Вы за него помолитесь, чтоб Господь ваш местечко ему в раю потеплее присмотрел. Пусть покается своим языком лживым, ваш Бог ему и поверит. Всё, голубчик, добегался ты у меня. Допобирался. А ну встать!
  
  Испуганный Альфонс Габриэль поднялся с пола, поддерживаемый отцом Иеремией.
  
  - Я, пожалуй, пойду, - раздался с улицы голос мельничихи и, подобрав порванную юбку, та быстрым шагом направилась домой.
  
  - Выверни карманы! - скомандовал Бауэр.
  
  Бродяга замешкался, и шагнувший к нему жандарм занес руку, чтобы наградить того оплеухой.
  
  - Не смейте его бить! - встал между ними священник.
  
  - Хорошо... хорошо... - немного успокаиваясь, заявил Бауэр. - Но карманы пусть вывернет. Сейчас же. Ну, это что у тебя, голубчик?
  
  На ладони Бауэра лежал спотжетон. Монета, которую Феликс показывал чуть ли не каждому второму.
  
  - Та-а-ак... - Бауэр улыбнулся, и улыбка его не предвещала ничего хорошего. - Вот оно, значит, как. Вот кто у Феликса кошелек украл...
  
  - Не брал я денег! - испуганно произнес Альфонс Габриэль и повернулся к отцу Иеремии. - Святой отец, только жетон свой, что он у меня выманил. Кошелек на землю бросил, монеты рассыпались. Вот вам крест, что не убивал и денег не брал!
  
  - Брехать вздумал, да? Ненужная старая монетка понадобилась? А золотые оставил? - Бауэр размахнулся и со всей мочи ударил бродягу по лицу. Голова того дернулась, и бродяга еще более сжался, пытаясь закрыться одной рукой от нового удара.
  
  - Господин Бауэр! - резко сказал священник, ухватив того за локоть. - Немедленно прекратите!
  
  Жандарм посмотрел на священника и опустил руку.
  
  - В общем так... - произнес он. - Надо искать Себастьяна. Помяните мое слово, святой отец, они Феликса и убили. Один из мести, другой из-за денег. А с запиской мы разберемся. Как миленькие расколются, почему Феликс её написал.
  
  Отец Иеремия ничего не успел ответить, как от распахнутых дверей донесся голос кузнеца Генриха.
  
  - Не надо его искать, - пробасил кузнец, входя в помещение.
  
  Посмотрел хмуро на забившегося в угол бродягу, на отца Иеремию, на взломанные двери и жандарма и добавил:
  
  - У меня он. Только ты туда не ходи, не отдам мальчонку, хватит. И так весь перепуганный.
  
  - Здесь я закон, - напрягся Бауэр. - Я и определяю, куда мне ходить, а куда нет. Под суд захотел? За сопротивление следствию?
  
  Они стояли лицом к лицу - оба здоровые, высокие, плечистые - и не моргая смотрели друг на друга.
  
  - Не отдам, - упрямо произнес кузнец. - Сколько за ущерб должен - выплачу. А сына не отдам.
  
  И, обратившись к отцу Иеремии, произнес:
  
  - Сын он мне, святой отец! Грешен. Всё сплетен разных боялся да думал ...а-а-а, не важно это. Что было, то прошло. Мой сын и точка.
  
  И снова взглянув на жандарма, продолжил:
  
  - А ты лучше убийцу ищи, Себастьян тут ни причем. И этот тоже, - кузнец ткнул пальцем в бродягу. - Он за сына заступался, дружат они.
  
  Сказав это, кузнец повернулся и хотел было выйти в дверь, но путь ему преградил Бауэр.
  
  - Интересно ты тут распоряжаешься, Генрих. Не много ли берешь на себя? Мне еще любопытно, где ты был, когда Феликса убивали?
  
  - Я в твои дела не лезу. - снова не отвел взгляда кузнец. - Но за ребенка теперь отвечаю, понял? Понадобится, я к Ерёмину поеду. Он мне не откажет.
  
  - Угрожаешь?
  
  - Предупреждаю.
  
  Некоторое время Иоганну казалось, что они сейчас начнут драться. Бауэр положил руку на косяк двери, закрывая проход, кузнец угрюмо играл желваками - в начале спокойный, он всё больше и больше закипал, отец Иеремия перекрестился и принялся их успокаивать, но тут жандарм убрал руку и произнёс:
  
  - Ладно, ладно... В общем так. Святой отец, посторожите бродягу. Я сейчас за замком схожу, запру его здесь, а затем с Генрихом в кузницу - проверить-то Себастьяна мне все одно нужно.
  25
  
  Жандарм взял Альфонса Габриэля за шиворот и, грубо подталкивая, отвел его к каморке, втолкнул в дверь и строго наказал:
  
  - Смотри у меня! Не балуй! Ежели что... пощады не жди, - плотно сжав губы, он глянул на бродягу с такой неприязнью, что отцу Иеремии стало сильно не по себе.
  
  - Господин Бауэр, я вас очень прошу, рукопри...
  
  - Да не беспокойтесь, я его пальцем не трону, - заперев на засов дверь и брезгливо вытирая о штаны руки, буркнул жандарм. - Пусть только смирно сидит. А то хлопот от этого отребья...
  
  - Но все же...
  
  - Сказал: не трону - значит, не трону, - отрезал жандарм. - Подождите меня здесь. Я быстренько схожу за замком. Зайду к кузнецу. И гляну на обратном пути, не спит ли Герта. Надо взять у нее докторский ключ. Хотя, впрочем, и так ясно, что доктор тут ни при чем. Допился до чертиков, вот и чудит, - Бауэр подобрал валяющийся на крыльце ломик, которым бродяга свернул замок, и швырнул его в угол кутузки. Закройтесь изнутри, святой отец. Вернусь, в окно кликну. Никому, ежели что, не открывайте... мало ли...
  
  - Так вы все-таки сами не верите, что Альфонс Габриэль - убийца! - обрадовался священник.
  
  - Верю-не верю - какая разница? - отмахнулся Бауэр. И хмуро добавил: - Мое дело - вызвать следователя, сохранить в целости и сохранности место преступления и заключить под стражу подозреваемого. Следователя я вызвал. А всё остальное... Двор кузницы затоптан. Главный подозреваемый спокойно распивает дома чаи. Улики... Могу представить, как тщательно Генрих отмыл и отдраил орудие преступления. До чего же вовремя в нем отцовские чувства прорезались. Э-эх, кончилась вольная деревенская жизнь: посадят меня теперь бумажки в жандармерии переписывать. А всё почему так получается? Потому что я один, и даже самого завалящего помощника нет! А те, кто сами вызываются помочь, ненадежны, подводят.
  
  - Я расскажу следователю подробно, как было дело, - перебил жандарма отец Иеремия. - Никто не может вас упрекнуть в том, что вы физически не можете одновременно находиться в разных местах. Этого даже архангелы не могут. Не беспокойтесь об этом и ступайте.
  
  Отец Иеремия закрыл за жандармом дверь и свет, проникавший в кутузку от газового фонаря, стоявшего у крыльца, исчез. Стало совсем темно.
  
  - И что мы теперь будем делать? - спросил Иоганн дядю.
  
  - Надо поговорить с Альфонсом Габриэлем, и желательно побыстрее, - ответил священник, торопливо подходя к каморке и отпирая ее. - Зажги, пожалуйста, свет, почти ничего не видно.
  
  Иоганн подскочил к столу, пошарил в полумраке рукой по столу, чуть не перевернул стоящую на краю керосиновую лампу.
  
  - Ну, где ты там? - спросил отец Иеремия.
  
  - Сейчас-сейчас, - ответил Иоганн и открыл ящик стола. - Спички ищу.
  
  В столе у жандарма чего только не было - в темноте не разберешь, но полный кавардак. Однако большой коробок с американскими длинными спичками Иоганн нашел почти сразу. Поджег, поднес к фитилю, загорелся неяркий, но ровный свет. Иоганн увидел, что дядюшка, не дождавшись его, возвратился к столу.
  
  - Ну что ты так медленно? И нехорошо в чужой стол лазить. Смотри, какой беспорядок ты учинил. Попадет нам от господина Бауэра.
  
  - Так и было, - оправдываясь, объяснил Иоганн, раскладывая содержимое стола аккуратнее. Каких интересных вещей тут только ни было: коробка с камнями для давешней игры в мацзян, точильный брусок, наручники с торчащим из них ключом, военный бинокль, рассыпанная горсть револьверных патронов, разрозненные листы бумаги, какие-то записки, счета, бумажные клочки, запечатанная бутыль с чернилами и, конечно же, спички.
  
  Неосторожным движением Иоганн потянул какую-то бумажку и нечаянно скомкал ее.
  
  - Что это? - спросил священник , перекрестился и, пробормотав: - Прости, Господи, грех-то какой, - взял бумажку в руки.
  
  "Мучительно думаю, кто мог написать записку от имени священника Феликсу. Ничего не понимаю. Что происходит? И что я должен сказать следователю?"
  
  - Господин Бауэр, пока мы собирали подписи, - тоже размышлял об убийстве. - пояснил отец Иеремия племяннику и вытащил из стола еще одну записку.
  
  "Не знаю, может быть, отец Иеремия прав, - было написано на листке. - И Бог вправду существует. Но как же далек я от Него. Тот мир, который Он создал, явно несправедлив, и я совершенно не могу согласиться с тем, что он таков. Добро уничтожается злом, добрые побуждения - преступлениями, благородство - низостью. Никогда я не смогу этого понять и принять. Vitia erunt, donec homines".
  
  Похоже было, что отец Иеремия растрогался. Он положил бумажки на место, закрыл ящик стола, взял в руки лампу и, пробормотав: "Hominem non odi, sed ejus vitia", - быстро вернулся к двери каморки.
  
  Альфонс Габриэль сидел на перевернутом вверх дном ведре, опираясь спиной на рулон строительной сетки. Он быстро поднял голову и даже не прищурил своих черных пронзительных глаз, когда в каморку ворвался свет керосинки.
  
  - Прости, голубчик, выпустить тебя - не имею права, - сказал священник, - но хочу тебя выручить из беды. Поэтому будь добр, помоги мне, расскажи, что ты видел?
  
  - Не видел я ничего! И точка! - быстро и нервно выкрикнул бродяга, словно каркнул.
  
  - А монета? Как оказалась у тебя монета из кошелька Феликса?
  
  - Сказал ведь уже - взял свою только! - заносчиво ответил бродяга.
  
  - А остальные бросил?
  
  - Больно их много было, - фыркнул Альфонс Габриэль. - Всего-то штук пять. А на меня потом повесят, что целый кошелек украл. Не было этого. Высыпались монеты. Некогда было в траве искать. Я только свою и успел подобрать. Вы других спросите! Что на меня-то всё сразу? Я нищий, мне и не грех взять да не взял... А у некоторых всё есть...
  
  - Ты видел, как кто-то подобрал деньги? - перебил его отец Иеремия.
  
  - Ничего я не видел! Не надо спрашивать! И что вы вообще пристали ко мне? Думаете, если я бездомный и нищий, так на меня можно теперь всё валить?
  
  - Ничего я такого не думаю! - воскликнул отец Иеремия.
  
  - А я вот тоже, может, с лягушатниками воевал. Может быть, даже героем был. Кто теперь это расскажет? Весь полк, может, в окружение попал, один я жив остался, повезло, что снарядом контузило, думали - помер, бросили. А так бы - забили до смерти. Не щадили лягушатники никого, когда им улыбалась удача, так как крепко мы их тогда били, крепко. И мстили они за своих, убивая всех подряд.
  
  - А ты видел Франца перед тем, как пошел в кузницу? - спросил отец Иеремия. - Он сказал, что катался на велосипеде у колодца Рэнгу, а ты отправил его к старой дороге... Это, действительно, было?
  
  - Франца? Ну да, видел, - хмыкнул бродяга. - Бравый герой, голова с дырой. В Легионе он, видите ли, служил... А нюхал ли он порох или по девкам бегал? Я вот по-настоящему кровь проливал, а он... а другие еще неизвестно были на войне или нет. И как бы жили они, если бы домой пришли, а деревни родной нету? И семьи нет. Сгорело всё. Никто даже не знает, остался ли кто живой. Наверное, никого - говорят, лягушатники всех саблями порубили, - тоскливо добавил бродяга. Да в общем и хорошо, что жена с детишками быстро померли, а то б голодать пришлось. Разве я нужен им был такой, без руки, с пустой головой? Жаль только, что мучиться пришлось, бедным, - по грязной щеке, оставляя бледный, с разводами, след, потекла слеза.
  
  - А когда учитель подобрал монеты? Сразу или когда все ушли? - поинтересовался священник.
  
  - Как бы он сразу смог? - ухмыльнулся Альфонс Габриэль. - Он только кошелек ногой в куст задвинул, как на него натолкнулся...
  
  - Так значит - потом?
  
  - По... - бродяга осекся. Похоже, он вовсе не собирался рассказывать про учителя. Как же его лихо вывел дядя на чистую воду, - подумал Иоганн и широко зевнул. Ему не хотелось больше есть, но отчаянно потянуло в сон.
  
  - Не знаю я ничего, никого не видел! - сердито проговорил бродяга и сколько отец Иеремия ни задавал ему больше наводящих вопросов, отказывался отвечать. Мычал какой-то военный марш себе под нос. Смотрел пронзительно в угол каморки и молчал, словно и не с ним говорят.
  
  Отец Иеремия тяжело вздохнул, взял Иоганна за локоть и вывел из каморки.
  
  - Прикорни пока на стуле, - посоветовал он. - Странно. Что-то долго не идет господин Вальтер...
  
  - Stare putes, adeo procedunt tempora tarde, - пробормотал сонно Иоганн. - Не буду спать, только закрою ненадолго глаза, - подумал он. Некоторое время юноша еще прислушивался к ровному голосу дяди, беседующего с самим собой, пытался проникнуть в смысл незатейливых фраз, но смысл ускользал, а тихий голос убаюкивал, и он заснул.
  
  А священник продолжал говорить сам себе, что если верить бродяге, то деньги, получается, взял учитель, и взял он их после того, как труп был найден, а значит, запланированное ограбление исключается. И непонятно всё же, зачем Феликс написал записку Себастьяну от его, отца Иеремии, имени. Может, что-то хотел украсть из кузницы, но что? И что за странный список имен был найден дома у Феликса, среди которых были перечислены и Иоганн, и сам отец Иеремия. Странно это всё, очень странно.
  
  А затем голос дяди исчез, растворился в морском прибое. Тихо шумело море, над волнами летали чайки. И сам Иоганн летал среди них, размахивая руками, как крыльями, под безоблачным радостным небом. И вдруг синева над чайками разверзлась, вспыхнула молния и раздался оглушительный гром. Сердце у Иоганна ёкнуло и он камнем рухнул на землю. Но еще не долетев до нее, в испуге проснулся. Глянул на дядю. Вид у того был встревоженный, он к чему-то прислушивался. Иоганн понял: что-то случилось.
  
  
  26
  
  
  В любое другое время невыспавшегося Иоганна пришлось бы будить очень долго. Матушка прыскала бы ему в лицо холодной водой, трясла б за плечо, а он - знай себе - только поворачивался бы на другой бок, натягивая одеяло на голову, и дрых себе спокойно дальше. Такой уж крепкий у него был молодецкий здоровый сон. Но сейчас - не так, нет. Когда человек чем-то сильно обеспокоен, как бы его ни сморило, он выскакивает из сна тотчас, как только что-либо вокруг едва-едва изменится: шорох какой раздастся, слабый свет вдали мигнет. Так уж человек устроен, да и любая Божия тварь: когда опасно, организм сам себе сторожем служит, даже во время сна.
  
  - Что там? - одними губами, чуть слышно, спросил Иоганн дядю. Тот даже не обернулся, приложил палец к губам: тсссс, молчи, мол. И Иоганн тоже стал прислушиваться. Явно что-то неладно было. Не так, как всегда в вечернее время. Деревенские собаки, несмотря на поздний час, истошно и истерично лаяли, словно с цепи все сорвались, где-то, через несколько дворов, загремело ведро, кто-то торопливо, громко чертыхаясь, пробежал мимо кутузки. Следом за тем раздался выстрел, не совсем рядом, чуть в стороне. В какой именно стороне - Иоганн не понял, но сообразил сразу, что это уже второй выстрел, первый-то его как раз и разбудил. А дядя, похоже, именно этого выстрела и ждал, словно сигнала какого, или знака. Он тут же нахлобучил на голову лежавшую до того на столе капелло романо и собрался к двери.
  
  - Это убийца? - спросил Иоганн, дядя в ответ только пожал плечами. - А что мы будем теперь делать?
  
  - Ты оставайся здесь, - велел священник. - Закройся изнутри. А я схожу, посмотрю, что происходит.
  
  - Я с вами, - запротестовал Иоганн. - Я вас одного не оставлю.
  
  - Кто-то должен находиться в кутузке, - наставительно заметил дядя, выходя за порог. - Господин Вальтер еще не вернулся, мы не можем оставить свой пост без разрешения.
  
  Иоганн высунул голову за дверь. Дядя стоял уже за крыльцом и озирался по сторонам. Его силуэт тревожно чернел под качающимся газовым фонарем. Базарную площадь перебегали то и дело какие-то люди. То в одну сторону, то в другую. Кто-то метнулся к двери кутузки и выкрикнул: "Святой отец, старая Герта убита!"
  
  - Боже мой! - ошеломленно проговорил священник и торопливо нырнул в темноту. Иоганн мгновение помедлил, затем вернулся в кутузку, схватил лежащий в углу ломик и бросился следом за дядей. Только на крыльце чуток притормозил, плотно прикрыл дверь и, чтобы не открывалась, заложил ее большим булыжником, валявшимся под окном.
  
  - А где же господин Вальтер? - ошеломленно спросил самого себя Иоганн. - Он ведь как раз пошел к старой Герте!
  
  Около дома старухи, во дворе, уже толпился народ. Крестьяне испуганно оглядывались по сторонам, о чем-то оживленно судачили. Иоганн увидел несколько знакомых лиц, но дяди среди этих людей не было. В огороде, среди грядок, лежало маленькое сухонькое старушечье тельце. Не так лежало, как в гробу лежат, мирно, успокоенно: нет, повернуто на бок, и не просто повернуто, а как-то так неестественно, искривленно, ноги согнулись, скрючились, как будто сведены судорогой, одна рука прикрыла лицо. Крови не было видно совсем, но, очевидно было, что старуха умерла. Глаза ее остались открыты и стеклянно смотрели из-под ладони куда-то в сторону.
  
  - Вы дя... отца Иеремию не видели? - схватив за рукав стоящего рядом с суровым видом крестьянина спросил Иоганн.
  
  Тот кивнул головой в темноту:
  
  - Там он, с господином Вальтером.
  
  Иоганн нырнул в указанном направлении. Дядя стоял у самого дальнего, проломленного края забора, метрах в пятнадцати от места убийства Герты, о чем-то оживленно разговаривая с крестьянами.
  
  - Доктор скоро придет? - спросил он громко, куда-то в сторону.
  
  - Идет уже, - пробасили из темноты. - Разбудили.
  
  - Зачем доктор? - подумал Иоганн. - Разве дядя не видит, что Герта мертва?
  
  Он протиснулся вперед и увидел, зачем нужен был врач. В двух шагах от дяди лежал, весь в крови и без сознания (а может быть, тоже мертвый, - испуганно подумалось Иоганну) господин Вальтер. Нет, он точно был живой. Стонал так жалостно, словно был не грозой всех местных нарушителей правопорядка, старым солдатом, героем Франко-Прусской, а всего лишь маленьким мальчиком. У Иоганна от жалости сжалось горло. Кто-то склонился над жандармом и попытался вытащить из его крепко сжатых пальцев револьвер. Даже без сознания он никак не хотел с ним расставаться.
  
  - Никак не удается, - прокряхтел тот, что тянул оружие из руки Бауэра.
  
  - А ты из барабана пули вытряхни, - посоветовали сочувственно. - Вот ведь незадача.
  
  - Дык уже. Вынул все. Но только одна в стволе, ее-то никак. Ишь как пальцы сжал. Не разомкнешь. Сломать запястье боюсь. Подождем доктора лучше. Только бы не пальнул в кого.
  
  - Доктор Филипп идет, уже здесь, посторонитесь, - суетливо проговорил кто-то. Люди расступились. Дядя заметил Иоганна, но ничего не сказал ему, кивнул только головой.
  
   Филипп, с докторским чемоданчиком, растрепанный, заспанный, с красными воспаленными глазами и трясущимися руками, в давешнем своем костюме, в котором, очевидно, и спал, весь помятый и не очень чистый, наклонился над раненым. Велел остальным отодвинуться подальше, ворот рубахи жандарма был порван, доктор откинул его, прощупал на сонной артерии пульс, оттянул пальцами веки, быстро осмотрел рану на голове - похоже, даже в состоянии жестокого похмелья Филипп не терял рассудка и понимал, что должен делать. Сильно нажав на шею жандарма около ключицы большим пальцем - другой рукой доктор ловко выхватил револьвер. Пальцы Бауэра разомкнулись и на этот раз спокойно расстались с оружием. Филипп оглянулся.
  
  - Святой отец, подержите, - попросил он священника и протянул ему револьвер. - Похоже, Вы у нас теперь за старшего.
  
  - Как он? - спросил отец Иеремия.
  
  - Его хорошо стукнули по затылку, чем-то тяжелым, возможно, камнем. Но череп, слава Богу, цел. Если до утра доживет, то скорее всего оклемается. Лишь бы заражения не было. Надо аккуратно перенести его в дом и остановить кровь.
  
  Несколько крестьян взяли раненого жандарма на руки и понесли в дом. Отец Иеремия потянул доктора в сторону - туда, где лежал труп Герты.
  
  - Филипп, здесь уже не поможешь, но одним глазом гляньте, пожалуйста... Что тут произошло?
  
  Доктор быстро осмотрел тело Герты и сказал, что на нее и жандарма, очевидно, напал один и тот же человек. У старухи на затылке кровоподтек. Очевидно, ее также ударили сзади, хоть и не так сильно. Однако, ей хватило...
  
  - А господин Вальтер двужильный. У него мощный организм. Вероятно, он не сразу потерял сознание после удара, а успел выхватить револьвер, дважды выстрелить и даже отбежать на несколько шагов. Даже в состоянии шока стремился догнать убийцу. А тот, скорее всего, проскочил в дыру в заборе. Кстати, а убийцу поймали?
  
  - За ним побежал Франц, - сказал отец Иеремия. - Он подошел сюда одним из первых. Надеюсь, что с ним все в порядке и он поймает преступника. Хотелось бы, чтобы люди могли спокойно спать ночью. И надо будет не забыть выпустить Альфонса Габриэля. Ясно, что он ни в чем не виноват.
  
  - Нужно отнести тело в хладную. Давайте-давайте, помогите. Скажите Лауре, что я велел положить труп туда же, где тело Феликса. - скомандовал доктор оставшимся во дворе крестьянам. - А я пойду к господину Вальтеру. У меня впереди, похоже, очень хлопотная ночь.
  
  Иоганн наотрез отказался возвращаться в кутузку без дяди. Священник вынужден был согласиться, потому что племянник вдруг стал ныть, что хочет побежать вслед за Францем, он просто обязан поучаствовать в поимке преступника.
  
  - Ты еще слишком молод, - сказал отец Иеремия и, подумав, что спокойнее будет, если племянник останется под боком, не стал настаивать на возвращении его в кутузку. Тем более, что она рядом с домом жандарма - возникнет какой шум, они через окно сразу и услышат.
  
  Дом Бауэра - снаружи небольшой и компактный, казалось, внутри был гораздо просторнее, чем можно было себе представить. Возможно, играло роль то, что, помимо небольшой кухни, комната была всего лишь одна - зато просторная и почти немеблированная. Видно было, что жандарм с любовью относится к своему жилью. Ремонт был еще не закончен, но повсюду царили порядок и чистота. Из мебели были всего лишь узкая деревянная кровать, покрытый ковром сундук в углу, стол да стул, всего лишь один - похоже, жандарм не отличался излишним гостеприимством.
  
  Стул забрал доктор, отец Иеремия присел на сундук, всем остальным пришлось стоять. Впрочем, Филипп только и разрешил остаться священнику с Иоганном да прибежавшей спросить, не нужна ли какая помощь Марте. Марту врач заставил растопить печь, разогреть воду, а сам тем временем промыл рану на голове жандарма и начал колдовать над своим чемоданчиком: собирал из разных пакетиков порошки, смешивал их, смачивал, прикладывал к ране - короче, хлопотал, всем своим видом выражая озабоченность.
  
  Отец Иеремия уже собрался уходить, когда жандарм вдруг перестал стонать и открыл глаза.
  
  - Где я? - спросил он заплетающимся языком и ухватился руками за пояс.
  
  - Дома, голубчик, дома, - успокаивающе заворковал Филипп, - лежите спокойно, вам нельзя волноваться. Будете слушаться нашего брата эскулапа - скорее на ноги встанете. Aestimo vitam unicom bonum - так говорил великий Сенека. - А раз жизнь - единственное благо, то надо о ней и как следует позаботиться.
  
  - Где наручники? - еле выговорил жандарм.
  
  - Да здесь же, на ремне, отстегнуть бы... Переодеться бы вам... в домашнее бы...
  
  - Не надо! - отрезал Бауэр. - Револьвер где?
  
  - А револьвер пока пусть у святого отца, дорогой мой, побудет. И не просите вернуть. Вот его вам сейчас никак нельзя давать. Только-только в себя пришли, не дай Бог, опять сознание потеряете, кто поручится, что вы нас всех тогда в бреду не перестреляете... Нет-нет-нет.
  
  Жандарм застонал и попытался привстать.
  
  - Вы не понимаете, - с трудом выговорил он. - Преступник на воле. Я ошибся. Бродяга оказался ни при чем. Я должен идти... - Бауэр попытался сесть, но побелел и рухнул без сил на подушку.
  
  - Куда вам сейчас идти, голубчик? - всполошился доктор. - Лежите себе спокойно. Без вас теперь следствие обойдется. Святой отец теперь будет всем распоряжаться. А вы отдыхайте, дружок.
  
  По щеке жандарма скатилась бессильная слеза.
  
  - Скажите только одно, кто напал на вас, Вальтер? - спросил отец Иеремия.
  
  Бауэр перевел взгляд на священника. Видно было, что ему трудно сосредоточиться и понять, о чем именно его спрашивают. Глаза жандарма то и дело начинали разъезжаться в разные стороны.
  
  - Впрочем, не надо, не говорите, - поспешно проговорил священник. - Вам надо отдохнуть. Потом всё расскажете.
  
  - Я увидел, что Герта лежит на земле, подошел к ней, наклонился, и тут меня ударили. Я только тень успел заметить, что мелькнула, - жандарм перевел тяжелое дыхание и продолжил. - Темно в голове. Не помню больше ничего.
  
  - А это вы стреляли? - выскочил вперед с вопросом Иоганн.
  
  Доктор и священник дружно шикнули на него. Было видно, что Бауэр с огромным трудом произнес и то, что они услышали. Жандарм мучительно наморщил лоб.
  
  - Не помню, - чуть не плача, выговорил он и опять потерял сознание.
  
  В это время за дверью раздался шум.
  
  - Не впущу, велено никого не впускать, - громко протестовал поставленный у дверей сторожить покой больного крестьянин.
  
  - Я убийцу поймал! Хорошая новость мертвого оживит, господин Вальтер обрадуется, вот увидишь, - возразил голос Франца. - Пропусти!
  
  В дверь вошел широкоплечий жених Лауры. Он весь светился радостной улыбкой победителя.
  
  - Я поймал бандита! А как господин жандарм?
  
  - Плох, - вздохнул доктор. - А где преступник, кто он?
  
  - Я так и знал, что не наш он. Из чужаков. Далеко не успел убежать, так как господин Вальтер ранил его в ногу. Я поймал его почти сразу. Правда, он поначалу своим ножом размахался - так с голыми руками не подойдешь сходу. Но я же был в Иностранном Легионе, - криво ухмыльнулся Франц. - Я и не с такими справлялся.
  
  - Сейчас мне только еще одного раненого не хватало, - вздохнул доктор. - Где он? Может сам идти?
  
  - Да что с ним сделается? Пуля слегка царапнула. Сам перевяжу, делов-то, я умею. Вы господина Вальтера, главное, на ноги поставьте. Я не люблю полицию, но он храбрый человек. Да и вообще из военных, а не просто так.
  
  - Ну и займись сам, коли такое дело, - обрадовался доктор. - Я сейчас вколю господину Вальтеру морфин. Ему выспаться надо, а то его, даже больного, трудно в постели удержать. Чуть в себя придет, так сразу в бой... ловить... хватать...
  
  Отец Иеремия поднялся с сундука, на котором сидел, махнул рукой племяннику и, уже выходя из дома, поинтересовался у Франца:
  
  - А где нож чужака?
  
  Франц вытащил из-за пазухи большой зачехленный нож и протянул его священнику. Тот снял жесткий, обтянутый кожей чехол. Это был не охотничий нож, как раньше предполагал отец Иеремия, нет. На рукоятке его был выгравирован и инкрустирован латунью широкий четырехконечный крест. Крест давно несуществующего и почти позабытого Тевтонского ордена...
  
  - Стойте! Стойте! - раздался сзади голос Филиппа. Отец Иеремия обернулся. К нему спешил доктор. - Вот, - сказал он, протягивая священнику небольшой ключ, с продольной бороздкой и зигзагообразными краями, такие ключи недавно стали входить в моду в городе и назывались американскими. - Вот, возьмите, лежал на пороге. Может быть, пригодится?
  
  27
  
  На этот раз Иоганн проснулся сам и сразу не понял: день ли, ночь... Утро было пасмурным, темным. И тут же память стала подбрасывать вчерашние видения: труп Феликса, перекошенное лицо мадьяра, убитая Герта, раненый Бауэр. Тишину за окном разорвало резкое карканье вороны, и юноша вздрогнул, вцепился машинально в одеяло, и лишь затем облегченно выдохнул...
  
  ...Когда он вышел на кухню - уже одетый и умытый - у печи хлопотала кухарка.
  
  - А где дядя? - спросил Иоганн, усаживаясь за стол.
  
  - Отец Иеремия на исповеди, - сообщила кухарка. - Сказали, проснетесь - покормить, и передать, чтоб никуда не уходили. Он за вами зайдет.
  
  Кухарка была крупной и полной женщиной, уже в возрасте, очень преданной отцу Иеремии, заботливой и трудолюбивой, но эта деревенская еда! Опять с утра сладкая манная каша - до того густая, что ложку воткни, она стоять будет. В городе они с матушкой завтракали бутербродами, а всякие каши Иоганн терпеть не мог. Пока он ковырялся с кислой физиономией в тарелке, кухарка распахнула окно, проветривая комнату. Посмотрела на хмурое небо, перекрестилась, что-то тихо бормоча себе под нос и, испуганно вскрикнув, резко отшатнулась. На подоконник со всего маху влетела большая черная ворона.
  
  - Кыш, кыш отсюда! - замахала руками опомнившаяся женщина, и птица улетела, хрипло и недовольно каркнув на прощание.
  
  - Что-то отец Иеремия задерживаются, - забеспокоилась кухарка, снова выглядывая в окно. - Как-то нехорошо мне... И дохлая кошка ночью снилась, не к добру это. Эвон Анна-то рассказывала, ей перед убийством мужа дохлая кошка и снилась. Кабы не вышло чего...
  
  - Да уже все позади, - успокоил ее Иоганн. - Убийцу Франц вчера поймал. Из чужаков он, мадьяр. Мы его в кутузке заперли, а Франца сторожить оставили. Он в Легионе служил, справится.
  
  Но хотя говорил Иоганн нарочито бодрым голосом, на душе его отчего-то тоже было тревожно. Сбегать что ли пока к кутузке, проведать Франца? Но ведь сказал дядя никуда не уходить... Вот только сам он где? Давно из церкви вернуться должен, никогда исповедь так долго не затягивалась.
  
  Позавтракав, Иоганн поднялся к себе в комнату. Походил из угла в угол, взял в руки книжку Горация в переводе Карла Каннегиссера, что дала ему матушка в дорогу, а он так и не удосужился заглянуть, полистал-полистал да отложил. Почему же не идет дядя? Внезапно вспомнилось страшное лицо мадьяра и его нож с большим крестом на рукояти. А что если он убил Франца? Ему ведь запросто - с господином Вальтером и тем справился. Убийца теперь ведь не остановится - пойдет дядю искать, чтобы свой нож отобрать. Почему-то нож казался Иоганну очень важной уликой. Такой, без которой все иные - ломаного талера не стоят.
  
  Юноша передернул плечами, а затем решительно развернулся и направился к двери. Нужно искать дядю! Но едва он выскочил из дома, как увидел отца Иеремию, задумчиво идущего по тропе между высоких деревьев.
  
  - Позавтракал? спросил дядя и, получив утвердительный ответ, добавил. Пойдем-ка проведаем господина Вальтера да к Францу зайдем.. А потом еще в одно место заглянем. Беспокоюсь я...
  
  - Об Альфонсе? - сразу же напрягся Иоганн. - Зря мы его вчера к кузнецу отпустили!
  
  - Нет, об учителе, - ответил священник. - Рудольф сегодня на исповедь не пришел... Ты его вчера после убийства Герты, упокой Господь душу ее, не видел в суматохе?
  
  - Вроде нет, - пытаясь припомнить встреченных им людей, ответил Иоганн.
  
  - Получается, что мы его в последний раз видели у кузницы еще до поездки к Анне, - вздохнул священник. - А потом он исчез, не дождавшись смены... Ох, не нравится мне все это...
  
  Он помолчал и тихо, будто только для себя, добавил:
  
  - И исповедь сегодня... Хотел ведь я как лучше, убийце шанс дать да видно не о том думал.
  
  Под серым небом и деревня выглядела хмурой и неприветливой. Вроде и не холодно, безветренно, а как-то зябко и хочется укутаться в теплое одеяло и вообще сидеть дома у камина, пить чай и читать про приключения капитана Немо. Приключения... Вот у них тоже приключения, не так уж это и здорово оказывается. Вспомнив тело лежавшей на земле Герты, Иоганн передернул плечами и попытался отогнать видение. Не дай Бог увидеть еще один труп, хватит с него. И так еще долго по ночам будет этот кошмар сниться. Отец Иеремия и Иоганн поднялись на крыльцо дома жандарма, и священник тихонько постучал. Никто не ответил. Священник постучал громче - снова тишина. Обеспокоено переглянулся с племянником, толкнул дверь, и та отворилась.
  
  - Филипп!
  
  Кто-то завозился в глубине дома, чертыхнулся глухо, словно бы что-то уронил, Иоганн проскочил в дверь, затем в комнату и увидел доктора, поднимающего упавший стул. Вслед за племянником в комнату вошел отец Иеремия.
  
  - Доброе утро, святой отец! - поздоровался, обернувшись, Филипп. - Извините, что на исповеди не был...
  
  Отец Иеремия только рукой махнул в ответ: мол, понимаю, и, посмотрев, на спящего жандарма, тихо спросил:
  
  - Как он?
  
  - Да лучше уже... - ответил доктор. - Я ему морфий вколол. Надобности-то уже вроде и нет, опасность миновала, но его разве удержишь? Ночью только-только оклемался, давай собираться в кутузку... Ни в какую слушать ничего не хотел, еле удержал. Да и сам хоть пару часов подремал. Подожду еще, проснется, осмотрю, а дальше не знаю... Ему, конечно, недельку-две бы постельный режим соблюдать - ну да мужчина он крепкий, ничего страшного, если через несколько дней встанет.
  
  Отец Иеремия кивнул и стал прощаться, затем, будто что-то вспомнив, полез в карман и вытащил ключ.
  
  - Филипп, вы его вчера на пороге нашли? - спросил он.
  
  Доктор недоуменно посмотрел на ключ, но тут же тронул ладошкой лоб и улыбнулся:
  
  - У самого порога, - подтвердил он. - За Францем пошел закрывать, когда вы уходили, вижу - блестит что-то. Ну, я и поднял.
  
  - Посмотрите повнимательнее, - отец Иеремия протянул ключ Филиппу. - Точно не ваш?
  
  Филипп взял в руки ключ, повертел его и передал обратно священнику.
  
  - Да отродясь у меня таких замков не было, - сказал он.
  
  Когда Иоганн с дядей вышли из дома Бауэра, юноша задумчиво поинтересовался:
  
  - Это же ключ, который Герта у доктора вытащила, так?
  
  Священник кивнул:
  
  - По ее словам так получается, а Филипп отрицает.
  
  И отец Иеремия больше не сказал ни слова до самой кутузки. Шел, нахмурившись и о чем-то размышлял да так задумался, что чуть было мимо кутузки не прошел.
  
  Франц, в отличие от доктора, не спал. Сидел на крыльце у закрытой двери и что-то выстругивал ножом из толстой ветки. Присмотревшись, Иоганн понял, что фигурку вороны.. Наверное, Лауре хочет подарить, подумал юноша. Он уже видел несколько подобных в доме доктора - одну корову и несколько лошадок. Заметив отца Иеремию, Франц отложил поделку в сторону и встал, приветствуя священника. В отличие от доктора, и с Иоганном не забыл поздороваться, пожал руку как взрослому. Затем поинтересовался, как чувствует себя жандарм, и рассказал, что ночь прошла спокойно, пленник сбежать не пытался, а спал да еще храпел так, что Францу пришлось полночи на крыльце провести. Ключ он и вовсе в руки брать не стал, лишь покачал отрицательно головой да заявил, что у мадьяра при обыске никакого ключа не находил, а сам он в первый раз вчера у доктора в руках увидел. Отец Иеремия еще поспрашивал Франца о подробностях поимки мадьяра, но, не узнав ничего нового, попросил открыть дверь в кутузку.
  
  Пленник сидел в углу комнаты - там, где еще недавно находился Себастьян. Руки у него были связаны за спиной, ноги перехвачены веревкой, но не туго - так чтобы мог встать и идти. Увидев священника, мадьяр прищурился и внимательно осмотрел его, как бы оценивая про себя. К удивлению Иоганна, отец Иеремия заговорил на латыни.
  
  -Vos frater veneratio teuton? - спросил он, показывая пленнику изъятый у него нож.
  Мадьяр на вопрос не ответил, только сверкнул глазами, увидев так близко свое оружие.
  
  - Is vestri conseco? Ut vos quoniam inter mitis?
  
  Пленник демонстративно отвернулся, показывая, что разговаривать ему со священником не о чем. Отец Иеремия тяжело вздохнул и предпринял последнюю попытку:
  
  - Vos appreciation , ut вас culpo procul cruentus ampersand rudimentum obviam muneris? Vos suspendo super caput ultio ultionis.
  
  Увы, и эта попытка разговорить мадьяра не увенчалась успехом. Впрочем, ничего другого, отец Иеремия, видимо, и не ожидал.
  
  - Да не оставит нас Господь в трудную минуту, - проговорил он, перекрестился и поспешил на улицу. Беспокойные мысли об учителе, видно, никак не шли у него из головы, наспех попрощавшись с Францем, он махнул Иоганну рукой и торопливым шагом направился в сторону школы.
  
  На краю неба - далеко-далеко за серой пеленой, у самого горизонта - появилась тонкая ясная полоска. Пелену эту словно бы кто-то стягивал за реку, открывая взгляду чистое голубое небо. Отец Иеремия и Иоганн прошли мимо школы, свернули к дому Рудольфа и тут же услышали ворчливый голос учителя.
  
  - Мало вас розгами, гаденышей, стегали, - нудно цедил он. - Простынь новую испоганили, я по всему двору бегаю, ищу. Вот я веревку сниму да по вашим спинам. Правду пословица говорит: одно гнилое яблоко все остальные заражает. Я сейчас это художество вашим родителям отнесу, покажу.
  
  Худой и по-прежнему бледный учитель держал в своих руках разукрашенную углем простынь, а рядом с ним стояла Мария и несколько детей помладше. Отец Иеремия облегченно вздохнул, но тут же насупился. Остановился, тяжело дыша от быстрой ходьбы, и громко произнес:
  
  - День добрый, Рудольф.
  
  От голоса священника учитель вздрогнул, обернулся. Распрямился, цыкнул на детишек, чтобы домой бежали и несколько смущенно проговорил:
  
  - Простынь сушить повесил, так эти агамеды... разбойники ее стащили - в привидение играть... Добрый день, отец Иеремия. Добрый день, Иоганн.
  
  Дом у учителя оказался большим, не меньше, пожалуй, чем у Феликса, только захламлен был страшно. В прихожей разбросана старая обувь, свалены какие-то половики, тут же на стене висела поеденная молью волчья шкура. В светлой просторной комнате, куда провел их Рудольф, стоял маленький диванчик, письменный стол в углу у окна, книжный шкаф, забитый книгами да лежал на полу старый пыльный ковер. Обстановка настолько контрастировала с ухоженным, с иголочки одетым учителем, что Иоганн только диву дался. Бывает же такое... На стене, рядом со шкафом, висел большой портрет самого Рудольфа, и два картины поменьше - на одной школа, а на другой пейзаж с видом на мельницу и реку.
  
  - Феликс рисовал, - пояснил учитель, заметив взгляд Иоганна. - Вы присаживайтесь вот здесь на диванчик, а я уж на стул, как хозяин. Жаль парня, талантлив был... Но кому не повезет, тот и в рисовой каше палец сломает.
  
  - Разговор у меня к вам, Рудольф, не очень приятный, - сказал отец Иеремия, присаживаясь. - О ночном нападении на жандарма и убийстве Герты вы, конечно, слышали?
  
  - Да что вы говорите! - худое и длинное лицо учителя вытянулось еще больше. - Старуху убили? Кто?
  
  - Думаю тот же человек, что и Феликса. Разве вы не слышали выстрелов?
  
  - Нет, спал как убитый. То есть, простите, святой отец... крепко спал. Вся эта суматоха с убийством Феликса так дурно на меня подействовала, что к вечеру голова совсем не своя стала. Я уж к доктору пошел да тот опять напился и заснул. Ну, я и решил - почему бы не снотворное? Так что только час назад и проснулся.
  
  - И на исповеди вы не были потому, что проспали?
  
  - Истинно так, - кивнул Рудольф, но глаза его забегали. Он достал из кармана смятую пачку сигарет, порылся в ней, однако пачка оказалась пуста. Повертев в руке, учитель засунул пачку обратно и посмотрел на священника.
  
  - Мне кажется, вы не были на исповеди совсем по иной причине, - со вздохом произнес священник. - Я знаю, вы искренне верите в Бога и не хотели лгать ему. Ведь это вы взяли деньги из кошелька Феликса, разве не так?
  
  - Что вы такое говорите, отец Иеремия! - возмутился Рудольф, вскакивая со стула.- Постыдитесь своего племянника!
  
  - Это вы постыдитесь, Рудольф, - строго ответил священник. - Феликс был вашим любимым учеником. Да хоть бы и не так...Взять деньги с покойника... На что вам Феликс выдал двести марок незадолго до убийства?
  
  - Отец Иеремия!
  
  - Не отрицайте, мы нашли в доме убитого вашу расписку.
  
  - Я и не собирался отрицать! Феликс передал мне эти деньги...
  
  - Только не нужно ничего придумывать, Рудольф, - неожиданно мягко прервал его священник. - Вчера на месте убийства вас видел Альфонс Габриэль. И как вы ногой кошелек задвинули, а потом взяли из него монеты, а сам кошелек бросили в сторонку, он видел. Раз солгавши - покайся, говорит нам Господь, не умножай свой грех новой ложью. Вы же добрый католик, Рудольф! Не от головной боли, сдается мне, вы снотворное приняли, а от угрызений душевных - не хотелось вам исповедоваться в таком бесстыдном поступке. Вы краснеете, это хорошо. Это совесть. Для чего вам дал Феликс такую крупную сумму?
  
  Учитель действительно покраснел. Оглянулся на Иоганна, стоявшего у полки с книгами, опустился на стул и тихо проговорил:
  
  - Он хотел от Лауры откупиться.
  
  И не дожидаясь уточняющего вопроса, заговорил быстро-быстро, словно старался поскорее закончить этот неприятный для себя разговор.
  
  - Извините, что солгал вам вчера... Пока Франц в своем Легионе деньги зашибал, Лаура на Феликса глаз положила. Парень он видный, богатый, ухаживать красиво умел, по-городскому, не как здешние увальни. Ну и...понесла она от него. Вы думаете, чего Филипп так пьет? Он же аборт собственной дочери делал! Мне знакомый врач в городе рассказывал. Феликс-то ей сразу сказал: никакой свадьбы, я тебя знать не знаю. Деньги предлагал, еще когда Франц не вернулся. Она гордая, не взяла. Все они гордые после того, как...А потом прибежала: плати, мол, раз обещал. Ну, вот он и решил, что через меня безопаснее - Франца боялся. Если мое мнение знать хотите, Франц явно на него нож точил. Ни у кого сильнее причины ненавидеть не было, чем у него. Сам видел, как кулаки свои солдатские сжимал, едва Феликса завидит.
  
  - Вы передали деньги Лауре?
  
  - Конечно!
  
  - А расписку с нее взяли?
  
  - Расписку... - протянул учитель. - Взял, естественно. Verba volant, scripta manent. Слова улетают, написанное остается. Но боюсь, что найти ее сейчас...
  
  - А вы поищите! - сказал, словно отрезал отец Иеремия. И так строго посмотрел на учителя, что тот нехотя поднялся со стула, подошел к письменному столу и, открыв ключом, выдвинул маленький ящик. Долго перебирал бумаги и, наконец, извлек разлинованный листок, явно вырванный из тетради.
  
  - Вот,- вернулся он к дивану и протянул расписку священнику.
  
  Тот бегло взглянул на листок и перевел взгляд на учителя.
  
  - А почему только на пятьдесят марок?
  
  - Я.... мы... - замялся учитель. - Мы с Феликсом договорились...на отсрочку. Я бы потом всё Лауре отдал.
  
  - У вас крупный карточный долг?
  
  Рудольф потянулся рукой к воротничку рубахи, расстегнул, словно внезапно ему стало душно.
  
  - Да, - выдохнул он. - Граф Еремин...Шулер он, если хотите знать мое мнение. Обещал сгноить, если долг не отдам.
  
  - И поэтому вы взяли из кошелька Феликса монеты?
  
  - Да, - еще раз выдохнул Рудольф, теребя воротник.
  
  - Мы еще поговорим об этом, Рудольф. Но позже. А сейчас меня интересует еще вот что. Покойный муж Анны, лесник, он обращался к вам за переводом семейных бумаг с латыни?
  
  Учитель недоуменно посмотрел на священника.
  
  - Кажется, да... Вернее, почему кажется? Точно обращался. Давно это было.
  
  - И вы перевели?
  
  - Да там бред какой-то... Старая языческая легенда - "Путь к сокровищу" называется. Якобы какое-то небесное сокровище зарыто в стародавние времена среди наших холмов. Искать его по петроглифам нужно. Ну, видели, может, на скалах где.... Знаки такие древние... Охрой нарисованы. Нужно идти по старому торговому тракту, найти холм какой-то Матери Вороны, в нем это сокровище и схоронено. Я еще, помню, посмеялся над лесником. Явная подделка. Латынь отвратительная, мешанина язычества и Христианства, не гностицизм, самая что ни на есть вульгарная смесь того и другого.
  
  - Сокровище? - переспросил отец Иеремия. - Не то ли, что чужаки ищут?
  
  - Может и то. Да только бред этой кривой коровы, если хотите мое мнение знать. У меня и Феликс про то спрашивал, я ему сказал: прежде чем искать что-то, историю изучать надо. Торговый тракт по той стороне реки шел, это уж потом село на этот берег переехало. Не то в двенадцатом, не то в тринадцатом веке...
  
  Отец Иеремия только покачал головой. Затем подпер рукой подбородок и о чем-то задумался. Думал он долго, и все это время в комнате стояла мертвая тишина. Наконец священник поднял глаза на учителя и спросил:
  
  - А леснику вы это говорили?
  
  - Да ничего я этому увальню не говорил... Он обиделся, забрал бумаги. У меня остался только листок с копией. Феликс его, как увидел, так и не отстал, пока я не отдал ему. А лесник... он спросил к кому еще обратиться может, я в ответ плечами пожал. Не к вам же в самом деле отправлять? С языческой-то легендой.
  
  - Лучше бы, наверное, ко мне... - задумчиво проговорил священник. И тут в дверь кто-то громко постучал.
  
  
  IIIL
  
  Отцы говорят нам:
  Слушайте и запоминайте, а после расскажите своим детям, чтобы запомнили и они.
  
  Последний раз послала Мать Ворона свою Тень [к людям]. Скрылось за ней Солнце посреди дня, и в Тени родился мальчик, имя которому Стерга - Избранный. Шесть пальцев было у него на руке; и сказал вождь Иунай, что народу его осталось шесть лет.
  
  И в первый год был в Священной тисовой роще пожар, и выгорело много деревьев. В тот же год отправил вождь молодого Гамму из рода Рохсона на юг.
  
  Во второй год умер вождь Иунай. Восстал род Рэнгу и попытался захватить власть, как это было в древности. В темную ночь они выкрали Стерга, унесли на другой берег и хотели бросить в колодец, из которого ушла вода. Поднялись в ночное небо вороны и подняли такой шум, что проснулись... [далее неразборчиво]
  ... а Рэнгу стал приходить каждую безлунную ночь, поднимаясь из колодца. Охотился он за воронами, и была его месть так велика, что не находили люди их голов, только тело.
  
  В третий год вернулся Гамма и принес плохие вести. Людей с козлиными головами стало много, и завоевали они весь мир. Остались свободными земли таги и те, что на север до бескрайнего Холодного моря, где обитают большие черные птицы с огромными костяными клыками, умеющие только ползать.
  
  Спрашивали Гамму, что это за народ, которому покорился весь мир и почему у людей головы козлов. Отвечал Гамма, что головы у них обычные, а прозваны они так за то, что произошли от бога, вскормленного козой по имени Амотея. Был у этой козы волшебный рог, из которого сыпались несметные сокровища. Выкрал Гамма много золотых украшений у козлоголовых и привез своему народу. Сложили те украшения возле Сокровища, и никто не смел прикоснуться к ним, ибо это был дар Матери Вороне. Рассказывал Гамма, что живут козлоголовые в больших каменных домах, а воинов у них столько, что не хватит всех рук всего народа таги, чтобы пересчитать их по пальцам. Для своего бога построили они огромный жертвенник, где устраивают бои между захваченными пленниками и бои между пленниками и диковинными зверями, которых привозят из-за края земли. Видел Гамма лошадей с длинными шеями, и доставали они до самого неба. Видел Гамма ужасных зверей с длинными носами, и срывали они носами плоды и клали себе в рот. Видел Гамма людей столь необычных, что невозможно поверить [в это]. Кожа у них темная, и живут они у самого Солнца. И видел людей, которых считали не людьми, а говорящими вещами. Понял Гамма, что козлоголовые придут и к его народу, и отберут у него [все], а таги превратят в говорящие вещи.
  
  Долго обсуждали рассказ Гаммы. Долго ходили и смотрели на золото. Но не поверили ему, сказали, что выдумал он людей солнца и диковинных лошадей с длинными шеями, и длинноносых пожирателей плодов выдумал. И взял тогда Гамма четверых [добровольцев] и отправился снова на юг. Из них не вернулся ни один.
  
  В тот год обмелела река и стала по пояс.
  
  В год четвертый была засуха. Но говорил маленький Стерга с воронами, и те отвечали ему. А после пошли дожди и напоили землю.
  
  В год пятый была засуха. Снова говорил Стерга с воронами, но те не ответили ему, лишь ходили вокруг камня черными тенями. А ночью приходил Рэнгу, и нашли ворон мертвыми. Не было дождей в тот год, и не было урожая.
  
  А в шестой год пришли люди с козлиными головами.
  
  Видели их [приближение] охотники и рассказали о том. И часть народа решила уйти на север, а часть умереть на своей земле. Отцы рассказали нам, где спрятано сокровище от козлоголовых, а вы расскажите своим детям. На великом торговом пути у самого высокого холма есть знак, похожий на ворону, от него иди на юг и среди трех холмов выбери самый западный. На нем будет оперенная стрела, которая укажет путь дальнейший и количество шагов. На холме следующем будет знак в виде двух сросшихся тисов и луны над ними, а также стрела и количество шагов до... [неразборчиво]
  ...найдешь знак следующего холма и пойдешь к нему. Это последний холм перед [неразборчиво] ... и с него будет стрела на холм Матери Вороны. Нет на том священном холме никаких знаков, но скрыт под ним тайный ход, где лежит древнее сокровище. О том рассказано прадедом нашим Стергом и добавлено им, что это это суетное, пустое сокровище. Истинное ждет нас на небе.
  
  28
  
  - Кто там? - сердито закричал учитель. Он оглянулся на отца Иеремию и сообщил: - Дети молочников меня просто со свету сживают, адские отродья! Не знаю, что из этих сорванцов вырастет, каждое утро что-нибудь да вытворят. И что я им такого сделал? - он открыл дверь и тотчас отшатнулся - за порогом стояла с лукавой ухмылкой на физиономии Мария. Девчонка тут же попыталась проскользнуть в комнату, но Рудольф быстро опомнился, загородил проход и схватил ее за ухо. - Ну что, на этот раз придумали, чертенята, признавайся?
  
  - Я и не к вам вовсе! Не к вам! - заверещала Мария, сделав вид, что испугалась, а сама при этом лукаво подмигнула Иоганну. - Меня к святому отцу послали! Я уже всю деревню избегала, пока его искала.
  
  У отца Иеремии упало сердце.
  
  - Что еще случилось? - спросил он с испугом. - Все, надеюсь, живы?
  
  - Да всё в порядке! - затараторила девчонка. - Следователь из города приехал. Вас видеть желает. Велел разыскать поскорее и сказать, чтобы вы шли к кутузке. С ним двое помощников приехали. Один молоденький и такой красавчик! - она быстро посмотрела Иоганну прямо в глаза, словно подначивая его. Но юноша ничего не сказал, только смутился и покраснел.
  
  - Очень хорошо, - обрадовался отец Иеремия. - Господь нам дал ровно столько времени, сколько потребовалось, чтобы найти убийцу и собрать все нужные доказательства. Слава Богу, что всё именно так получилось. Пойдемте. И вы, Рудольф, тоже, пожалуйста, отправляйтесь с нами.
  
  - А я? - выскочила вперед Мария.
  
  - И ты, и ты тоже, обязательно! Без тебя никак, - ответил священник. - Пойдемте!
  
  - Я вас догоню, - сообщил учитель. - Мне надо запереть дверь и закрыть окна. Я боюсь оставлять дом открытым, когда вокруг бегает эта шайка сорванцов. Идите вперед, святой отец.
  
  Иоганн и Мария переглянулись и помчались на улицу. Иоганну не терпелось, как можно быстрее услышать, как дядюшка станет разоблачать убийцу. В настоящем детективе всегда так происходит: сыщик соберет в конце истории всех подозреваемых вокруг себя и внезапно называет имя преступника. Все только рты раскрывают от удивления. А убийца или выпрыгивает в окошко или пытается напасть на сыщика, но его быстро хватают и сажают в тюрьму. Ах, как жаль, что сейчас не получится столь неожиданное разоблачение! Ведь всем уже известно, что убийца - мадьяр.
  
  
  - Дядя... - Иоганну очень хотелось поторопить отца Иеремию. Юноша готов был лететь вперед, как на крыльях А тот, как назло, плелся медленно, о чем-то задумавшись.
  
  - Да-да?
  
  - А когда мадьяра посадят, что будет с остальными чужаками?
  
  - Я надеюсь, что они вернутся в лоно матери-Церкви, - ответил священник. - Мне кажется, мы с тобой нашли ответы на все вопросы. Не думаю, что чужакам и дальше захочется заниматься своими розысками. Каждый человек может оступиться, заблудиться, запутаться. Главное, чтобы он потом вновь нашел дорогу, ведущую к Богу.
  
  Из-за угла, навстречу идущим в сторону кутузки спутникам, вылетел Франц.
  
  - Отец Иеремия! Заждались вас там. - воскликнул он. - Приехал следователь. Очень толковый мужчина. Сразу всё понимает. Схватывает на лету. Он уже успел сходить к господину Бауэру, а теперь допрашивает чужака. Он со своими людьми приехал, так что я свободен.
  
  - Франц, вы ведь быстро можете на велосипеде проехать по деревне? - полувопросительно-полуутвердительно заметил священник.
  
  - Ну да, не разговор, в один момент.
  
  - Тогда вас не затруднит попросить придти к кутузке... всех тех, кто оказался замешан в этой истории и так или иначе стал подозреваемым. Мне хотелось бы увидеть вашу невесту Лауру, доктора Филиппа (он, наверное, у господина Вальтера), мельничиху Марту, Нину и Йоахима, Генриха и Себастьяна, а у них, я думаю, сейчас Анна, она была на исповеди и обещала, что до приезда следователя подождет в кузнице, еще мне нужен Альфонс Габриэль, он там же, думаю, что вряд ли куда ушел... Мадьяр и так в кутузке, а остальные чужаки... Вот Ганс и Мартин привезли Анну, пока она здесь, значит, они тоже где-то в деревне, возможно, в лавке, хорошо бы их найти. И... наверное, всё. Рудольф обещал подойти вслед за нами.
  
  - Не беспокойтесь, я мигом всех оповещу, - пообещал Франц и быстрой статной походкой военного зашагал прочь.
  
  - Иоганн, ты не хочешь подежурить на улице с Марией, дождаться всех? - спросил , подходя к Базарной площади, отец Иеремия.
  
  Иоганн обиделся и сурово посмотрел на сопровождавшую их девчонку.
  
  - Но если ты хочешь со мной, то я не против, пойдем вместе, - заметив его недовольство, поспешно добавил священник. - Ты и вправду можешь пригодиться.
  
  - С вами-с вами, - солидно пробасил Иоганн и снисходительно улыбнулся Марии - мол, видишь, я тоже сыщик, а не фунт изюма, даже дядя это признает.
  
  Стекло в окне кутузки было уже вставлено: вероятно, Йоахим, вернувшийся в Рабеншлюхт на рассвете, успел не только в церковь на службу сходить, но и со стеклом управиться. На крыльце с суровым видом чинил засов пожилой вахмистр в полицейской форме и блестящей каске. Он махнул головой священнику и пропустил его с Иоганном вовнутрь.
  
  Дверь каморки была приоткрыта. Рядом с ней стоял на страже молодой, совсем еще безусый розовощекий белобрысый вахмистр. "И ничего не красавчик", - с неизвестно откуда накатившей неприязнью подумал Иоганн. А тем временем из-за двери доносился ровный спокойный мужской голос:
  
  - Значит, даже имя свое не желаешь сказать? Думаешь, я не сумею развязать тебе язык? Может быть, договоримся по-хорошему? Снисхождения тебе ждать не придется, все-таки двойное убийство, но если сознаешься добровольно, то будешь до казни содержаться в приличных условиях. Ну, и можем с ней, знаешь ли, не очень торопиться. В общем, поразмышляй немного, я скоро вернусь.
  
  На пороге каморки появился невысокий плотный мужчина в штатском, лет сорока, с большими пышными усами.
  
  - Так это вы, отец Иеремия? - обрадованно протянул он руку священнику. - Позвольте представиться, Герман фон Вебер. Мне сказали, что вы в курсе всех дел. Я заходил к господину Вальтеру Бауэру, он неважно выглядит. Однако поведал мне о том, что у вас тут произошло. В общих чертах, разумеется. Надеюсь, что вы обрисуете мне более полную картину. Я уже в принципе все понял, но отчет, понимаете ли, надо составить. Подробности. Подписи свидетелей. Начальство требует. Ну и разумеется, надо будет взглянуть на место преступления, а также на оба трупа. Но это потом, потом... Присаживайтесь, пожалуйста. А вы, молодой человек, - он строго глянул на Иоганна. - я так понимаю, помощник отца Иеремии? - Иоганн в ответ быстро и молча кивнул. - При всем моем уважении, я должен буду вас попросить пока выйти...
  
  Ну как же так?! Всё шло так чудесно! Он участвовал в расследовании от и до. И вот теперь, в самом конце... Э-эх! Иоганн страшно расстроился, однако, спорить было бесполезно, он расстроенно махнул рукой и, чуть не плача, вышел на крыльцо.
  
  - Вам помочь? - спросил он вахмистра, надеясь, что с крыльца услышит хоть что-то, о чем будут говорить в кутузке.
  
  - Да я уже все закончил, благодарствую, - ответил вахмистр и зашел в дом. Иоганн очень обрадовался. Он быстро подошел к окну и стал прислушиваться. Но ничего не было слышно. Ах, зачем Йоахим так поторопился, мог бы вставить стекло вечером, всё равно Бауэр болен и с него пока что не спросит.
  
  Иоганн побрел по Базарной площади. На ней уже вовсю толпился народ. Пришло много людей, с которыми Иоганн и вовсе не был знаком. Слухи по деревне мгновенно разлетаются. Наверное, весь Рабеншлюхт уже знал о приезде следователя. Мария сидела на березовом чурбаке около газового фонаря. Иоганн подошел к ней, сел на корточки и за разговором почти не заметил как пролетело время.
  
  Но вот наконец на крыльцо вышли следователь и дядя, а за ними, чуть погодя, пожилой вахмистр.
  
  - А преступник где? Где чужак? - крикнули из толпы.
  
  - Выведите, мы сами с ним разберемся! - отклинулся другой голос.
  
  - Сейчас вам отец Иеремия все разъяснит, сейчас он скажет, что чужак не виноват! - саркастически сообщил во всеуслышание Йоахим. - Как раньше сказал, что не виноват Себастьян...
  
  Иоганн схватил Марию за руку, потянул за собой и они подскочили поближе к крыльцу, чтобы не потерять ни одно слово.
  
  - Все здесь? - негромко спросил отца Иеремию следователь.
  
  - Кажется, все, только доктора нет. Но он, скорее всего, с господином Бауэром, - ответил священник.
  
  - Да, это понятно, - согласился фон Вебер. - Уважаемые жители Рабеншлюхт, в вашей деревне вчера произошло два зверских убийства и покушение на деревенского жандарма. Предварительное следствие установило логику событий и определило подозреваемого в этих злодеяниях. Но правильнее, я думаю, официально объявить его имя в присутствии местного представителя закона. Тем более, что господин Вальтер, несмотря на тяжелое ранение, рвется принять участие в расследовании.
  
  Отец Иеремия попросил зайти во двор к жандарму только тех, кого он пригласил специально: Лауру и Франца, учителя Рудольфа, молочников Нину и Йоахима, а также их дочь Марию, бродягу Альфонса Габриэля, кузнеца Генриха и его подмастерье Себастьяна, мельничиху Марту, лесничиху Анну и двух чужаков: Ганса и Мартина.
  
  - А мне можно? - робея и боясь услышать запрет, спросил Иоганн и очень обрадовался, когда дядя сказал:
  
  - Тебе? Да-да, ты там должен быть обязательно!
  
  Пока дядя не передумал, Иоганн быстро помчался к калитке во двор дома жандарма, куда уже успела юркнуть Мария и не торопясь потянулись те, кого назвал священник. Но затем Иоганн решил, что лучше будет держаться поближе к дяде, так чтобы не упустить ничего важного.
  
  - Пойдем, - кивнул ему отец Иеремия, подошел к двери в дом, постучал в нее, и через минуту из нее высунулось опухшее и обрюзгшее лицо доктора Филиппа. Священник внимательно посмотрел на него. - Господин Вальтер не спит? - спросил он.
  
  - Да нет, шум такой на площади, мертвого разбудит, - недовольно протирая сонные глаза ответил врач.
  
  - Господин Вальтер, - торжественно и церемонно начал отец Иеремия, - Я знаю, кто убийца. И хотел бы объявить об этом в присутствии всех тех, кто был заподозрен в этом злодеянии. Позволите ли вы впустить их всех к вам в дом? Как ваше самочувствие? Сможете ли вы вынести такую толпу?
  
  - Конечно же! - воскликнул сидящий на постели жандарм и, потянулся за стоящими у кровати сапогами. - Я боялся, что мне вообще забудут сообщить все самое главное. Я вам очень благодарен, святой отец, что вы обо мне вспомнили. Зовите всех! Так вы и вправду имеете достоверные доказательства, что убийца - мадьяр? Мне сказали, что я ранил его в ногу, и это явно подтверждает его вину. Ведь так?
  
  Отец Иеремия скорбно вздохнул и, печально покачав головой, высунулся в окно и пригласил собравшихся во дворе в дом.
  
  Когда все собрались, даже большая комната жандарма показалась Иоганну забитой народом. Он заметил, что пожилой вахмистр, как только вошел последний из приглашенных, встал у двери , по стойке "смирно". А господин фон Вебер, словно бы случайно, подошел к раскрытому настежь окну, и закрыв его, сел под ним на покрытый ковром сундук.
  
  Воцарилось молчание. Все смотрели на отца Иеремию, а он опустил глаза долу и не спешил говорить. "Почему он молчит? - подумал Иоганн. - Неужели дядя не уверен, что виноват мадьяр?"
  
  Наконец священник заговорил. Он по-прежнему не поднимал глаз от пола. И голос его был глухим и расстроенным.
  
  Никто в деревне не любит чужака-мадьяра Иштвана. Он всегда вел себя странно, подозрительно, и вид у него дикий, и ходил он всегда с большим ножом, пугая даже взрослых мужчин, не то что детей и женщин. Всем хотелось бы думать, что человек, совершивший вчера несколько страшных преступлений в Рабеншлюхт, именно он. Но я вынужден сообщить вам, что убийца не мадьяр. - отец Иеремия опять надолго замолчал, но никто не решился спросить у него вертевшийся у каждого на языке вопрос: "А кто?"
  
  Иоганн окинул комнату взглядом. Следователь фон Вебер, словно его происходящее вовсе не интересовало, постукивал пальцами по стеклу и глядел в окно. Чужаки Мартин и Ганс держались в отдалении от остальных, в углу. Вид у Ганса был суровый и насупленный, а у Мартина растерянный и слегка глуповатый. Похоже, он, как и все, был уверен, что отец Иеремия объявит преступником мадьяра. Ближе всех к чужакам стоял учитель Рудольф, он переминался с ноги на ногу, будто обувь была ему тесной. За ним, прислонившись к столу, - вертелась, оглядываясь по сторонам, Мария. Она снова подмигнула Иоганну и тут же отвернулась. Супруги Нина и Йоахим стояли вплотную друг к другу. Нина была испугана и прижималась к мужу, а тот отодвигался от нее, словно ему это было неприятно, и морщился. Марта... она, как и Иоганн, пристально вглядывалась в лицо каждого находившегося в комнате. Генрих положил тяжелые ладони на плечи Себастьяну, а подмастерье выглядел так, словно по-прежнему все обвиняют именно его. Гордо и прямо смотрела Анна. Лаура растерянно оглядывалась. А Франц стоял, как ни странно, вдали от нее, ближе всех к двери, почти задевая локтем вахмистра. В дальнем углу примостился бродяга, он сверкал черными глазами, но весь как-то съежился. Доктор вытирал серым мятым платком испарину со лба. Кто же из них убийца? Кто?
  
  - Филипп, - извиняющимся голосом спросил отец Иеремия, - я вижу, господин Вальтер переоделся, куда вы положили наручники ? Они нам сейчас понадобятся.
  
  - Наручники? - удивленно спросил доктор. - Я ночью раздел господина Вальтера, когда он спал, одежка вся в крови была, Марта выстирала, повесила во дворе. А наручники... Не было наручников. - он посмотрел на жандарма, словно что-то вспоминая. - А вчера ведь были? Были, кажется. Куда вы их дели, господин Вальтер?
  
  - Наручники я оставил в кутузке, - не задумываясь, ответил жандарм. - Они в столе в верхнем ящике. Надо послать за ними вахмистра.
  
  - Нет, не надо, - сказал отец Иеремия. - Господин Вальтер, вспомните хорошенько. Вчера, когда вас раненого принесли домой, вы были без сознания. Револьвер у вас взял еще на огороде доктор и передал мне. А на поясе у вас оставались наручники. Как только вы пришли в себя, вы спросили, где они. Филипп успокоил вас, сказав, что наручники на поясе, он предложил их еще отстегнуть и снять. Но вы не позволили. Скажите, куда вы их дели?
  
  - Они в столе в кутузке, - повторил жандарм и застонал, дотронувшись до затылка.
  
  - Там другие наручники, - терпеливо и словно извиняясь, тихо произнес священник. - Филипп, господин Вальтер куда-нибудь без вас отлучался? По нужде или так?
  
  - Да какое там? - сказал Филипп. - Как я его в таком виде оставлю одного? Он же ходить не может. Неужто он?.. - доктор закрыл рукой рот. - Вы хотите сказать...
  
  Нина ахнула. Франц скрестил на груди руки и внимательно смотрел на жандарма. Следователь Герман фон Вебер вдруг резко встал, все взгляды в комнате обратились к нему.
  
  - Проверьте постель! - велел он вахмистру. Вахмистр подошел к кровати Бауэра, приподнял матрац и тут же вытащил из-под него наручники.
  
  Жандарм вцепился руками в край постели и с ненавистью посмотрел на вахмистра. Тот отнес наручники следователю. Фон Вебер принялся их внимательно рассматривать. Внезапно он быстрым движением что-то повернул в них и вдруг наручники словно разделились. Следователь тихонько вскрикнул, с его ладони потекла кровь. Иоганн не сразу понял, что произошло, а потом увидел, что наручники - это вовсе не наручники. Это две остро отточенных в виде диска пластины, соединенные металлическим раскрывающимся чехлом.
  
  - Да это чакры! - вдруг воскликнул Генрих. Иоганн испуганно посмотрел на кузнеца. -Я видел их в книге о восточном оружии. Они из Индии. Таким запросто убить можно. Только чакры никто никогда не носил в чехлах. Индийцы их надевают на островерхие шапки и так носят. Помните, святой отец, я говорил о них вчера, когда мы думали, как можно было убить ворон на расстоянии?
  
  Отец Иеремия кивнул.
  
  - Ну вот и все, - произнес он. - Убийца найден.
  
  Бауэр протянул вперед руки, на которые вахмистр уже надевал настоящие наручники.
  
  - Пожалуйста, не надо, - вступился вдруг за него священник. - Господин Вальтер болен. Ведь видно, что сейчас он не может убежать. И кому-либо как-то повредить также...
  
  - Порядок есть порядок, - сказал фон Вебер. - Сейчас надо найти телегу, чтобы довезти его до города, там поместим в тюремной больнице. А до этого преступник должен быть закован в наручники.
  
  - Можете мою телегу взять, - сказал Генрих. - Раз уж такое дело.
  
  - Одну вещь хотел у вас спросить еще, - обратился отец Иеремия к Бауэру. - От чего этот ключ?
  
  Жандарм презрительно улыбнулся и ничего не ответил.
  
  - Сдается мне: он от этого сундука, - пробормотал священник, подошел к сундуку и снял с него ковер. Крышка сундука легко открылась. - Странно, - как бы удивился священник. - там должны быть бумаги лесника закрыты.
  
  - Возможно, они там, - сказал следователь и заглянул в сундук. Он вытащил из него какие-то тряпки, а затем небольшую шкатулку. - Вот, посмотрите, - он протянул ее священнику.
  
  Отец Иеремия вставил в скважину ключ и тот легко повернулся. Шкатулка открылась. В ней лежало несколько свитков пергамента.
  
  - Вам надо было идти в сыщики, святой отец, - с завистью сказал фон Вебер. - Вы сумели имея так мало достоверных фактов, выстроить стройную картину, распознать все детали преступления, высчитать убийцу. Честно скажу, я прямо-таки восхищаюсь вами. А бумаги, извиняюсь, они к делу должны быть пришиты. Я их возьму.
  
  - Если не возражаете, - попросил отец Иеремия. - Я хотя бы просмотрю их.
  
  - Как откажу вам в минуту вашего торжества? - высокопарно заявил следователь.
  
  Отец Иеремия подошел к столу и внимательно рассмотрел свитки.
  
  - Так я и думал, - произнес он, протягивая бумаги следователю. - Теперь я знаю совершенно все, что произошло.
  
  - И после этого вы скажете, что Бог есть? - вдруг с горечью спросил Бауэр.
  
  - Бог есть, - тихо и сочувственно произнес священник. - И я вам, друг мой, очень не завидую. Мой долг предложить вам покаяться.
  
  Бауэр громко и злобно рассмеялся.
  
  - Ни за что! - сказал он.
  
  
  29
  
  Оказавшись на улице, Иоганн обернулся к отцу Иеремии, желая поздравить его с успехом - в этот миг немолодой, рано облысевший, одышливый и иногда, по мнению юноши, весьма занудливый дядюшка, представлялся ему настоящим героем. Но на лице священника он не обнаружил ни радости, ни триумфа - только безмерная усталость и сожаление. Отец Иеремия посмотрел на племянника и грустно, но как-то по-доброму, улыбнулся. Чуть-чуть. Одними губами.
  
  - Он не покается, - сказал дядюшка.
  
  - Кто? - удивился Иоганн. - Жандарм? Туда ему и дорога - в самый ад! Трех человек ведь убил! Лесника, Феликса и Герту.
  
  - Может быть, даже четырех... - печально покачал головой дядюшка и, перекрестившись, прошептал короткую заупокойную молитву. - Только всякая душа, не возвратившаяся к Богу, есть победа зла.
  
  Они немного помолчали, неторопливо шагая рядом: пожилой священник и задумавшийся над его словами Иоганн. Затем юноша посмотрел на дядюшку и спросил:
  
  - А куда мы теперь?
  
  - Нам надо еще заглянуть в одно место, - задумчиво произнес отец Иеремия. - Это довольно далеко, на той стороне реки. А по дороге я расскажу тебе, как узнал, что господин Вальтер убил Феликса и Герту.
  
  Но перед тем, как отправиться с Иоганном дальше, отец Иеремия проследил, чтобы Герман фон Вебер освободил из кутузки мадьяра. Следователь не слишком охотно отпустил чужака - уж больно непонятной казалась его роль во всей этой истории. Почему мадьяр напал на Бауэра и что он вообще делал среди чужаков? Откуда у него взялся тевтонский нож? И что он за человек? Откуда появился и какие у него цели? Однако, отец Иеремия пообещал, что постарается к вечеру разыскать ответы на все эти вопросы, и фон Вебер, после недолгих уговоров, согласился.
  
  Юный вахмистр пропустил отца Иеремию в каморку.
  
  - Иштван, выходи, голубчик, - сказал священник, развязывая мадьяру руки. Однако, отпущенный на свободу мадьяр уходить, похоже, вовсе не собирался. Он стоял на крыльце кутузки и усердно растирал запястья, которые были столь долгое время скручены за спиной. А священник тем временем несколько замешкался в каморке, размотал зачем-то рулон сетки-рабицы и внимательно ее осмотрел. - Ну что же, пойдем, куда собирались, - сказал он чуть погодя Иоганну. - Нам надо еще кое-что успеть сегодня сделать.
  
  Священник направился через Базарную площадь в сторону церкви. Иоганн поспешил за ним. А мадьяр, видимо, только и ждал, когда они выйдут - стоял себе спокойно до этого на крыльце кутузки, а тут припустил следом, припадая на раненую ногу, даже слышно было, как он шумно дышит за спиной. Иоганн тронул священника за край сутаны. Отец Иеремия оглянулся.
  
  - А-а-а, Иштван, - добродушно промолвил он. - Ты по-прежнему не хочешь мне ничего сказать? - мадьяр молчал. - Ну хорошо, я понимаю, ты, вероятно, желаешь, чтобы я тебе отдал твой нож. Не знаю, согласится ли с этим господин фон Вебер, но я постараюсь с ним договориться. Но только не теперь, вечером, сейчас некогда, а после приходи ко мне домой. А лучше завтра - мы можем нынче задержаться допоздна... - мадьяр ничего не ответил, и продолжал идти следом, словно не слышал тех слов, с какими к нему обратились.
  
  Отец Иеремия пожал плечами и отправился дальше. Больше он не оглядывался, в отличие от Иоганна, которому очень не нравилось, что мадьяр дышит ему в спину. Мало ли что он задумал? Страшный человек - не зря же все в деревне его боятся. Но тут отец Иеремия начал своё повествование. И Иоганн почти забыл про мадьяра, а когда, вспомнив, через некоторое время оглянулся, то увидел, что тот не отстает, а затаил дыхание и тоже внимательно слушает рассказ священника.
  
  - Ты, наверное, хочешь знать, что в самом деле произошло? - спросил отец Иеремия. - Думаю, ты и сам обо многом догадался. Прежде всего о том, что корни этой истории лежат в глубокой древности. Рабеншлюхт - оказывается, очень старое селение. Настолько старое, что даже и представить себе трудно. Оно существовало еще во времена первых христиан. Жило здесь дикое племя язычников, поклонявшихся Матери Черной Вороне. Из одного только названия нашей деревни можно было об этом догадаться. У римлян, как известно, были очень серьезные сложности с завоеванием Германии, подчас восставшие племена истребляли целые легионы римлян. Понятно, что Рим не слишком церемонился с местными. Однажды все взрослые жители селения Рабеншлюхт были уничтожены, убиты, и не только мужчины, но и женщины, слишком ожесточенное сопротивление оказали они войскам захватчиков, пощады не было никому. Только несколько детей спаслись - римляне увезли их с собой и продали в рабство. Один из проданных мальчиков вырос в христианской семье, впоследствии он сумел выкупить себя, занял приличное положение в обществе, но память о родных местах, о погибшем племени не оставляла его. Незадолго до смерти он оставил пергамент, в котором кратко описал историю и родовую легенду своего племени. Всё бы ничего, но в пергаменте было написано также, что перед гибелью селения племя успело спрятать в пещере холма Матери Вороны, к северо-востоку от кладбища, огромной ценности клад. Скалу пометили особым знаком-петроглифом: вороной, распустившей крылья. "Но это суетное, пустое сокровище. Истинное ждет нас на небе", - так заканчивал свой рассказ автор пергамента. Если бы все так считали!
  
  Часть документа, очевидно, оказалась утеряна, но другая часть была скопирована и хранилась, возможно, даже не в одном экземпляре, и, вероятно, неоднократно переписывалась. Та копия, что хранилась в доме лесника, была сделана в пятнадцатом веке. Предки лесника были потомками того самого мальчика. Вероятно, мысль о кладе привела их в Рабеншлюхт, который давно уже был отстроен заново, пережил великое переселение народов, многочисленные завоевания, пожары, чуму и другие исторические катаклизмы. Предки лесника осели здесь, но надо полагать, им не удалось найти клад. Мало того, со временем о нем почему-то забыли. Люди были неграмотные, копия пергамента была написана на латыни, хранилась на дне одного из сундуков значительного хозяйства лесничего. Всё бы ничего, да однажды лесник нашел на свою беду рукопись и заинтересовался ею.
  
  Он отнёс её к учителю, чтобы тот перевёл. Учитель же решил, что текст является подделкой - мешаниной языческих представлений и христианства, автор текста не очень хорошо владел латынью, а дальнейшие переписчики значительно исказили оригинал, так что смысл стал местами трудноуловим. Рудольф перевел лишь небольшую часть, но ему это быстро наскучило, тем более, что верхним листком оказался, очевидно, последний, где говорилось про клад и небесное сокровище. Он так прямо и сказал леснику, как думает: что это мистическая ерунда, что-то про клад на небесах и на земле, короче, одна сплошная выдумка.
  
  Можно было предположить, что лесник обратится в дальнейшем за переводом к доктору, но он не любил доктора, так как считал его виновным в смерти своего единственного ребенка. Ко мне он, вероятно, не пошел, потому что решил, что нехорошо нести священнику языческие тексты.
  
  Мы уже вряд ли когда узнаем, почему он пошел к Бауэру. Возможно, разговор о кладе возбудил в нем алчность, ослепил глаза и заставил думать, что учитель хочет его обмануть. Тем более, что часть переведенного текста осталась у Рудольфа. И тогда лесник обратился к господину Вальтеру как к служителю закона. Но так же возможно, что лесник знал о том, что Бауэр владеет латынью. Они были знакомы, господин Вальтер заезжал в лесные угодья и наверняка иногда останавливался у лесника. Во всяком случае, очевидно, что лесник сам принес рукопись жандарму. Это его и сгубило. Бауэр перевел текст, узнал о кладе и захотел его раздобыть. Как бы ни сложились в дальнейшем его отношения с лесником, тот стал препятствием для реализации его планов. И жандарм убил его недалеко от его собственного дома. Вероятно, рукопись хранилась у лесника в доме. Господин Вальтер, воспользовавшись своим служебным положением, провел тщательный обыск. Анна говорила, что он перерыл весь дом, даже нашел под половицей припрятанные лесником на черный день золотые монеты. Мы знаем, что он старался изо всех сил повесить на нее обвинение, и если бы не заступничество графа Ерёмина, кто знает, что было бы сейчас с Анной.
  
  После убийства лесника Бауэр понял, что найти клад в одиночку ему будет сложно. Холмов к северо-востоку от кладбища много. За две тысячи лет скалы поросли мхом и травами, чтобы найти знаки, нужно приложить много усилий, а главное, времени. Находиться все время в лесу - было бы весьма подозрительно. Что делать? И вот легенда о Черной Матери-Вороне, описанная в рукописи, натолкнула его на мысль - а не возродить ли древний культ? Господин Вальтер - человек сильный и харизматичный. Задуманное ему удалось. Он нашел в городе студента, который помог собрать ему группу людей, ослабевших в христианской вере, но стремящихся как-то заполнить духовный вакуум. Исполненные суеверия люди способны быть фанатиками не меньше, чем некоторые христиане. Как он их обманул? Что он им обещал? Власть? Деньги? Счастье? Вероятно, студент был в курсе всех планов Бауэра. Но даже если нет, он был единственным, кто знал истинного основателя новой языческой секты. И когда надобность в организаторских услугах студента пропала, он исчез. Скорее всего, следствие сумеет установить, где Бауэр схоронил его тело.
  
  А дальше группа занялась поисками знаков на скалах. С помощью записок, оставляемых в назначенном месте, Бауэр давал чужакам различные указания. Время шло, поискам не было видно конца-краю, а энтузиазм участников группы стал ослабевать. Надо было чем-то его подогреть. И тогда Бауэр использовал еще одну местную легенду. Она касалась колодца Рэнгу. И вот появились привидения. А затем...
  
  - А как они появились? - не выдержал и перебил священника Иоганн.
  
  - Я долго думал об этом. Сначала мне казалось, что это простыни, развешенные на деревьях, - сказал отец Иеремия. - Многие детишки так балуются. Да и я сам когда-то был маленьким... Помню, и мы так шутили... Но свидетели утверждали, что привидения были прозрачными. Простыни не годились. И тогда я подумал, что идеальным приспособлением для создания пропускающих свет призраков была бы сетка-рабица. Она компактна, Ее легко можно формировать, достаточно только закрепить в нескольких местах обрывком веревки. Потом я тебе покажу, как из нее можно сделать привидение. Это займет минут пять, не больше. А потом так же легко ее можно разобрать. Вероятно, именно ее использовал господин Вальтер. Но потом оказалось, что и призраков недостаточно, чтобы удержать интерес чужаков к бесплодным, ничего не дающим поискам. И тогда стали появляться вороньи головы и трупы. На сектантское сознание такие страшные находки должны были действовать безоглядно. Кроме того, убивая ворон, Бауэр тренировался в использовании чакр - именно чакрой он убил впоследствии Феликса, а до этого скорее всего и лесника.
  
  - А откуда они у него? - спросил Иоганн.
  
  - Не знаю, - ответил священник. - Но судя по его увлечению игрой мацзян, он очень интересуется востоком. Может быть, даже путешествовал по нему. Следствие должно разобраться. Давай не будем отвлекаться, а то я еще целый час буду тебе рассказывать эту историю. Вернемся к Феликсу.
  
  Я думаю, что Феликс, будучи избалованным молодым человеком, долгое время жившим в городе, скучал в деревне. Его заинтересовало, чем занимаются чужаки и он присоединился к их секте, но в отличие от чужаков, он был образован, и он был вовсе не так глуп, как казался, он понимал, что за всеми этими событиями кто-то скрывается. Однажды, когда он заходил, как обычно, почаёвничать к Рудольфу, у которого всегда был в любимчиках, ему в руки попался отрывок рукописи, переведенный учителем. Он сразу догадался, что чужаки связаны с поиском клада. И он стал узнавать их секреты. Начав искать рукопись, он задумался над тем, кто может руководить поисками чужаков. Его интерес стоил ему жизни. Каким-то образом он вышел на Бауэра. Вероятно, застал его в тот момент, когда он готовил из сетки-рабицы очередное привидение. Или когда убивал ворон. Бауэр - осторожный убийца, он не стал бы убивать Феликса сразу, это навело бы следствие на подозрения. Он подстроил встречу в кузнице. Сказал Феликсу, что разгадка событий - именно там. Ведь это кузнец привел чужаков к Анне. И что когда Генриха не будет дома, тогда можно будет встретиться в кузнице, и обыскать ее. Узнав, что кузнец уезжает на два дня, Феликс обманом выманил из дома Себастьяна на следующее утро, но не сказал Бауэру о записке. Он только сообщил жандарму, что путь в кузницу свободен и назначил там встречу.
  
  Единственное, чего не учли ни Бауэр, ни Феликс, - это дружбу Себастьяна с Альфонсом Габриэлем. Всякий раз, когда кузнец уезжал в город, бродяга приходил к подмастерью и тот его подкармливал, возможно, даже оставлял ночевать. Альфонс Габриэль пришел в кузницу и на этот раз, когда Себастьян, вызванный запиской, был на кладбище. По дороге он встретил Франца, который катался на велосипеде и сказал ему, что за рекой дорога много лучше. Франц отправился туда, а бродяга в кузницу. Он сидел и ждал Себастьяна, как вдруг заметил, что идет кто-то посторонний. Бродяга испугался и спрятался в ящик с песком неподалеку от летней наковальни. Прикрылся валявшейся в ящике ветошью и затихарился. Такие люди, как Альфонс Габриэль, нищие, убогие, много претерпевшие, изгои по жизни, умеют не только сливаться с окружающей обстановкой настолько, что становятся незаметны окружающим, но и бывают крайне наблюдательны - эти качества помогают им выжить. И Альфонс Габриэль увидел всю сцену убийства, оставшись при этом незамеченным.
  
  Сначала пришел Феликс и стал ждать Бауэра, но тот не показался ему на глаза. Он бросил издалека, наверное, из-за забора чакру, которая перерезала молодому человеку горло. Убив Феликса, жандарм подошел к нему забрать оружие, и тут он увидел на наковальне алебарду, которую шлифовал до того Себастьян. У алебарды была такая же круглая форма лезвия, как у чакры. И тогда Бауэр, ударив ею Феликса по горлу еще раз, оставил ее в ране. Затем он спокойно ушел лесом и вернулся в деревню.
  
  Но при возвращении увидел, что из дома вышли Нина и Йоахим и отправились в сторону кузницы. Боясь быть замеченным, он через пролом в заборе старой Герты нырнул к ней во двор. Как назло, фрау Герта оказалась во дворе. Она ожидала возвращения доктора. Сослепу она решила, что это и есть доктор, и начала ему кричать. Испугавшись, что на него обратят внимание, Бауэр зажал ей рот рукой. А она в это время ухитрилась вытащить у него ключ.
  
  - И я сказал ему о ключе! - ошеломленно воскликнул Иоганн.
  
  - Да, - печально кивнул священник. - Так получилось.
  
  - Это я виноват в смерти фрау Герты, - Иоганн чуть не плакал. - Меня никто не спрашивал, а я сам...
  
  - Ни в чем ты не виноват, - сказал отец Иеремия. - Как ты мог тогда предположить, что господин Вальтер - убийца? Да и сам Бауэр вовсе не собирался убивать старуху Герту, это получилось у него совершенно случайно. Но сначала он ничего еще не знал о ключе. Он выскочил от старухи и, отойдя недалеко от ее дома, услышал, как звонит колокол в кузнице. Бауэр тут же изменил свой план и повернул обратно, к этому времени к кузнице сбежалось чуть ли не полдеревни. Жандарм арестовал Себастьяна, которого застали с алебардой в руках над телом Феликса. А дальше ты все знаешь.
  
  Мы вместе с жандармом сходили в дом старосты, определили, что автором записки был сам Феликс. Вероятно, господин Вальтер и раньше догадывался об этом, но сомневался. Теперь у него не было лишнего беспокойства. Затем был побег Себастьяна. Мне кажется, Бауэр догадался, что Альфонс Габриэль мог что-то видеть или знать, ведь у него оказался спотжетон из кошелька Феликса, и то, что жандарм был ранен во дворе Герты, очевидно, спасло бродяге жизнь.
  
  Бауэр не скрывал от нас, что пошел за ключом к фрау Герте. Даже просил его дождаться. Что там произошло? Скорее всего, она по какой-либо причине не захотела ему отдавать ключ. Возможно, что хотела прижучить прилюдно доктора - это было в ее характере, несмотря на возраст, она была авантюрная дама, любила разбойника в молодости и, возможно, решила, что раз доктор так странно себя ведет, то он убийца Феликса. Думаю, она хотела его изобличить самостоятельно.Увы, ничего из этого не получилось. Жандарм стал отнимать ключ, она не отпускала, он толкнул, и старуха упала, ударившись затылком о землю. От этого удара она и скончалась.
  
  Неожиданно для себя Бауэр заметил, что за ним кто-то следит. Это был мадьяр. - отец Иеремия искоса глянул на чужака, который продолжал идти за ним и Иоганном след в след. - Я пока не до конца понимаю, чем Иштван занимался в среде чужаков. Но учитывая, что он тевтонец, то, наверняка его главная цель - это борьба с языческим культом. Вероятно, он давно уже наблюдал за господином Вальтером. Но его интересовал не сам Бауэр, а то, что он искал - клад. Увидев, что он убил Герту из-за ключа, мадьяр хотел скрыться. Но не тут-то было, жандарм попытался его схватить. Завязалась короткая потасовка, в результате ее мадьяр с силой ударил рукоятью ножа Бауэра по затылку, а тот, теряя сознание, успел выхватить револьвер и выстрелить в чужака. Господину Вальтеру не откажешь в самообладании, даже в такой момент он сообразил, что пользоваться чакрами, которыми он явно владеет лучше, чем огнестрельным оружием - не самое лучшее время.
  
  Ну а все остальное - тебе известно, - добродушно заметил священник. - Те, о ком мы думали, что они могут быть замешаны в преступлении, просто скрывали свои собственные грехи. И мне очень горько сознавать, что о большинстве из этих грехов я узнал, расследуя эту историю. У Лауры должен был быть ребенок от Феликса, но ее родной отец помог ей от него избавиться. Доктор Филипп думал, что убийца или Франц, или его собственная дочь. Пытаясь их выгородить, он как мог смыл следы преступления. Кстати, учитель тоже сначала отрицал их связь, но он просто не хотел, чтобы стала известна история с позаимствованными чужими деньгами.
  
  Бродяга успел выскочить из ящика с песком до прихода Себастьяна, молочников и учителя. Он сорвал с пояса Феликса кошелек. Мы все думали, что у него там огромное богатство, он им не раз хвастался, но оказалось, что это деньги, взятые у матери на то, чтобы откупиться от Лауры. Те деньги он уже передал учителю, а оставалось в кошельке всего несколько монет. В том числе спотжетон Альфонса Габриэля. Однорукий бродяга не мог ловко управиться с кошельком, но ему не терпелось узнать, на месте ли его монета. В результате, он выронил их все. И тут услышав, что кто-то идет, он быстро схватил спотжетон и перепрыгнул через изгородь.
  
  Потом он видел, как во двор вошел Себастьян. Наверное, он собирался его окликнуть, может быть, даже и звал. Но Себастьян был так ошеломлен увиденным, что только стоял растерянный, с алебардой в руках, которую вытащил из горла Феликса. Затем во дворе кузницы появились молочники и учитель. Кто-то из них позвонил в колокол. Нина сначала испугалась, но увидев, что Себастьян и сам напуган, и нападать на нее не собирается, пошла спокойно к колодцу - по дороге она сильно ругалась с мужем, он ударил ее по лицу, у Нины пошла носом кровь. У колодца она смыла ее. В это время учитель заметил валяющийся кошелек, а рядом с ним монеты. Монеты он подобрал, а кошелек задвинул поглубже в кусты, потому что начал сбегаться народ. Когда появился господин Вальтер, учитель спросил разрешения остаться посторожить место преступления. Жандарм согласился. Как только все ушли вслед за Бауэром и Себастьяном, Рудольф выбросил кошелек за забор, туда, где до этого прятался бродяга, и подобрал оставшиеся монеты. Все, кроме одной. По всей видимости, она закатилась дальше остальных. Или выпала из кошелька раньше. Но ее нашел впоследствии Генрих и принес, чтобы помочь следствию.
  
  Некоторое время мы думали, что убийцей может быть Франц. Но в самом деле, это - благородный молодой человек, который очень любит Лауру и хочет ее спасти от нее самой. К убийству он не имел ни малейшего отношения. Когда он перебрался с велосипедом через реку, то увидел пастушка. Дальше мы можем строить только предположения. Франц и пастушок противоречат друг другу, почему? Кто из них лжет? Я подумал, что пастушок, и причина у него веская - захромавшая лошадь. Может быть, ее кто-то взял? Но чужому пастушок не доверит, а Францу лошадь не нужна у него и так есть средство передвижения... А может быть, они устроили соревнование, мелькнула у меня мысль? Кто быстрее, лошадь или велосипед? Тогда, чтобы не выдавать мальчика, Франц ничего и не сказал об этой истории, хотя рисковал быть обвиненным в убийстве. Франц остался со стадом, а пастушок повел лошадь домой.
  
  Теперь Генрих. Генрих тоже добрый человек. Но один из его заработков - не совсем честный: это изготовление оружия, наподобие старинного, которое ему заказывает граф Ерёмин. От кузнеца требуется не только мастерская работа, но и молчание о том, что коллекция графа не является подлинной. Хотя по мне так работа нашего кузнеца ничуть не хуже работы старинных мастеров. Стыдиться тут нечего.
  
  К этому моменту рассказа священник прошел уже мимо и церкви, и своего дома, и вышел на берег реки, к деревянному мосту, через нее перекинутому. Мост был хлипкий, слабый, он совсем не смотрелся рядом со старинной мощной ровной дорогой, ведущей к селению Аасвальде на юге, в пятнадцати километрах от Рабеншлюхт. Около моста был вкопан в землю такой же старинный мильный камень. Это была местная достопримечательность. Вся деревня гордилась тем, что такой камень имеется лишь у них во всей округе. Ни в Аасвальде, ни в Дюстервалде ничего подобного не встречалось. На камне была выбита надпись, которая совсем уже стерлась, только снизу едва проступало "2 мили". Отец Иеремия присел на камень отдохнуть.
  
  - Куда мы теперь пойдем? - спросил Иоганн, не представляя, какие планы в голове отца Иеремии.
  
  - Нам надо пройти еще две мили по дороге, - ответил священник. - Как и написано на камне. А там - будет видно.
  
  - Так две мили - это и будет Аасвальде! - воскликнул Иоганн. - Это целых пятнадцать километров. А потом еще столько же обратно. Дядя, вы не сможете столько пройти! Зачем нам туда? Проще взять лошадь.
  
  - Да ведь на камне указаны не немецкие мили, - ответил священник. - а латинские. И получается не пятнадцать километров, а меньше трех. Римляне, проложившие здесь дорогу, поставили мильный камень, который как и положено, обозначал расстояние до ближайшего населенного пункта. И этим населенным пунктом был не Аасвальде, а Рабеншлюхт.
  
  - Рабеншлюхт ведь здесь...
  
  - А в прежние времена находился на той стороне реки. В двух римских милях отсюда. О том, что деревня переехала на другой берег в незапамятные времена, нам поведал сегодня учитель Рудольф. Как-то раньше я особо об этом и не задумывался. А теперь понял: и предки лесника, и Бауэр совершили при поисках клада одну и ту же ошибку. Они не учли, что местоположение деревни с того времени изменилось. И холм к северо-востоку от кладбища - это не от нашего деревенского кладбища, а от того, что на том берегу реки. Только от него ничего давным-давно не осталось. Я не очень надеюсь найти клад, но хочу посмотреть хотя бы на то место, которое все так долго ищут. Ну что пойдем помаленьку дальше, - предложил священник, встал с камня и, кивнув головой мадьяру, отправился дальше.
  
  - Как я догадался, что убийца - господин Вальтер? - продолжил свой рассказ священник. - Это был нелегкий путь размышлений и рассуждений. Слишком много противоречий мне виделось во всём этом деле, слишком много лгали те, кто окружали Феликса - каждый скрывал какую-то свою правду и боялся, что она будет раскрыта. Но с Божией помощью мне удалось восстановить всю цепь событий.
  
  Прежде всего мне попала в руки записка, написанная Феликсом Себастьяну от моего имени. До осмотра места преступления я думал только о ней. Кто ее написал? Зачем? Почему от моего имени? На последний вопрос ответить было легче всего - наверное, Себастьян поверил бы только мне - его все обижали, а священник не станет лгать. Для чего? Вероятно, чтобы выманить его из кузницы, чтобы совершить здесь убийство Феликса. Так мне в то время казалось. Но кто же мог это сделать? Только человек, который знал хорошо, что Себастьян сирота, что он страдает от того, что незаконнорожденный. И убийца был не просто жесток, но отчаянно циничен - он использовал горе невинного паренька себе на руку, а затем и подставил его самого. Короче, написать мог, кто угодно, но я исключил самого Себастьяна - он не стал бы спекулировать на своем горе. При всех этих рассуждениях я допустил одну единственную ошибку: я предположил, что автор записки и убийца - одно и то же лицо. Но в тот момент это казалось таким очевидным!
  
  Я подумал также, что человек, написавший записку, по всей видимости, знал, что Генрих уехал. Иначе он не стал бы ее цеплять к дверной ручке. Ведь тогда ее мог прочитать сам кузнец!
  
  У меня возникла мысль, что раз убийца знал об отсутствии Генриха, не может ли быть убийцей сам кузнец, который не хотел подставлять своего подмастерье, а, возможно, и сына, и отослал его подальше на время совершения преступления. Это, однако, мне казалось маловероятным. Зачем бы Генриху убивать кого-то на территории собственного двора? Впрочем, совсем исключать такую возможность не стоило. В любом случае, это был или кузнец, или кто-то из ближайшего его окружения , в крайнем случае, чужой, но тщательно приготовившийся. Пока что круг подозреваемых был слишком широк.
  
  Затем я подумал: почему убийство произошло именно в кузнице? Там была назначена встреча с Феликсом. Можно было предположить, что убийца знал о том, что Феликс придет в это время к кузнецу, но уже в разговоре с Себастьяном стало ясно, что это не так: подмастерье сказал, что кузнец недвусмысленно сообщил Феликсу, что его в этот день не будет. Возможно, убийца назначил Феликсу встречу в кузнице потому, что преступление было уже запланировано, а кузница его устраивала тем, что она на отшибе? Место практически идеальное - на значительном расстоянии от деревни. Вполне вероятно, убийца что-то пообещал Феликсу - сказал, что в кузнице сокрыта какая-то тайна, и он ее раскроет ему, но поскольку Феликс был тут убит, значит, это вполне могло оказаться выдумкой - от и до. Тем не менее, что-то в разговоре убийцы и его жертвы было непременно связано с кузницей: ведь еще проще было бы убить в лесу, но или Феликс недостаточно доверял убийце, чтобы пойти на подобную встречу, или Генрих был каким-то образом замешан в этой истории, возможно, даже сам не зная об этом. Впоследствии оказалось, что здесь я рассуждал совершенно правильно.
  
  Следующее о чем я задумался - это орудие преступления. Себастьян сказал, что шлифовал алебарду, а Феликс был убит именно ею. Тщательно подготовленное убийство, а орудие убийства - случайное, то, что оказалось под рукой. Возможно ли такое? Встретив по дороге труп с двумя ранами, я пригляделся к ним внимательно. Раны были странные. Глубокие в центре, все более поверхностные к краю. Как будто сделаны небольшим круглым предметом. Форма у алебарды именно такая. Но ведь алебарда - большая, ей запросто можно перерубить шею человека. Впервые у меня возникла мысль о другом орудии убийства. Придя в кузницу, я увидел алебарду и убедился, что ею, действительно, можно было нанести подобные раны - она оказалась церемониальной, парадной, с нешироким лезвием. Тем не менее, сомнения уже зародились в моем сознании. И возможность другого вида оружия я впоследствии не исключал.
  
  Далее я вспомнил о том, что Феликс из богатой знатной семьи - он единственный сын и наследник старосты Рабеншлюхт. Мало того, семья его находилась в данный момент в отъезде по случаю болезни матери Феликса. Случайно ли это? Не мог ли убийца также и это спланировать? И для чего? Пока неясно. Но тогда возникает вопрос о докторе. Надо уточнить - подумалось мне.
  
  Я очень обрадовался, получив от Бауэра задание сравнить почерки всех окружавших Феликса людей с почерком на записке. Сразу можно было исключить кого-то после проверки. И доктор оказался не в этом списке. На какое-то время я отказался от мысли, что он может быть убийцей.
  
  Жандарм сразу сказал мне, что у места преступления были Нина, Йоахим, Рудольф и Альфонс Габриэль. С них и следовало начать расследование и проверку почерков.
  
  Увидев, что у Феликса нет его кошелька, я подумал об ограблении. Тем более, что кошелек был найден Иоганном неподалеку. Даже если монет было всего 10 - это целое состояние. Возможно, кто-то мог и покуситься, тогда в первую очередь подозрение падало на бродягу, тем более, что он все время маячил поблизости. Но он не смог бы убить Феликса одной рукой, да и записку вряд ли бы смог написать. Трудно было также поверить, что он захотел подстроить убийство так, чтобы обвинили его друга Себастьяна. Однако, и эту мысль я оставил в голове. Скорее всего, он просто украл деньги после смерти Феликса, решил я и оказался прав. Почти прав.
  
  Когда обнаружилась двойная рана и убитые вороны, уже тогда стало ясно, что эти две вещи взаимосвязаны. Либо убийца долго тренировался, готовясь к преступлению, либо он использовал свой навык при убийстве ворон. Но тогда зачем он их убивал? Этот вопрос стал проясняться только после встречи с чужаками.
  
  Каюсь, сначала я вновь подумал на доктора. Очень уж подозрительно выглядело то, что он перевернул бочку, смывая следы. Кроме того, среди врачебных инструментов вполне мог найтись и такой, каким можно было бы убить Феликса. Но вороны! Представить нашего доктора, охотящимся за воронами, я не мог. Он всегда пьян, у него дрожат руки, он еле стоит на ногах. Тогда я и подумал, что возможно он выгораживает кого-то.
  
  Нацарапанная на заборе ворона навела меня на мысль, что Феликс мог быть связан со странными чужаками. И назначили они встречу у кузнеца не случайно - вскоре, кстати, и выяснилось, что кузнец-то их первым и встретил в деревне. Что мне показалось особенно странным - их боязнь привидений. До тех пор я считал это всего лишь обычными выдумками, суевериями, сказками, что рассказывают друг другу сельчане. Однако, страх чужаков был реальным. Тут я впервые задумался, а не стоит ли кто-то за этими бедными заблудшими людьми? Не манипулирует ли ими кто-то? Тогда вполне могла возникнуть следующая ситуация: Феликс, побывав у чужаков, тоже это понял и стал опасен для самого манипулятора.
  
  У Анны выяснилась и еще одна важная подробность. Некие старинные документы, написанные на латыни. Как известно, ее покойный муж происходит из очень древнего рода. И документы эти он получил по наследству. А потом обнаружил в них что-то такое, что заставило его обратиться к учителю за переводом. Лесника вскоре убили, причем было похоже, тем же самым способом, что и Феликса. Но когда убили лесника, чужаков еще не было и в помине! Тут снова на горизонте замаячила фигура учителя. Мог ли он быть тем самым манипулятором? Видимо, было нечто такое в этих старинных документах... Вот и Феликс их добивался. Очень похоже на то, что ради этих бумаг и была создана секта. В тот момент я склонялся к мысли, что Феликс потребовал от учителя правды, возможно, разоблачил его, за что и был убит. Но почерк на записке оказался не почерком Рудольфа, хотя чисто теоретически он мог продумать такую сложную комбинацию, как создание секты. А ведь создана она была именно для поиска некоего артефакта. Клад, осенило меня! Так могут охотиться только за кладом! За древним кладом, который указан в документе. И я принял это за рабочую гипотезу. Привидения, пропажа студента, который, вероятно, знал убийцу, убитые вороны, которые подогревали этот тлеющий языческий культ... Это всё были звенья одной цепи. Учитель? Но помимо почерка, его выгораживало еще одно обстоятельство - учителя не было в Рабеншлюхт во время убийства лесника, а связь между двумя убийствами становилась все более явственной.
  
  Тогда-то у меня впервые и мелькнула мысль о г-не Вальтере. Он имеет сильный характер, всюду разъезжает, он расследовал убийство лесника, усердно обыскивал его дом и старательно обвинял в убийстве мужа Анну. Он часто ездит по служебным делам в город, где мог потихоньку сколотить секту. И он не верит в Бога, поэтому достаточно циничен, чтобы использовать суеверия заблудших слабых людей. Он бесстрашен и ловок. Но латынь! И тут мы увидели в его столе записку, часть которой была написана на латыни! Да и оброненную мной фразу "de mortuis nihil nisi bene" он сразу понял и ответил другой пословицей. Правда, по-немецки.
  
  Тут надо добавить, что на бумажке, которую ты нашел в словаре Феликса, были отмечены несколько имен: Рудольф, Филипп, Иштван, ты и я. Сначала я не понимал, что нас всех объединяет в этом списке, но когда выяснилось, что мадьяр из Тевтонского ордена, все встало на свои места: все пятеро в списке Феликса владели латынью. Однако, Феликс, очевидно, не знал о том, что по-латыни может изъясняться и господин Бауэр. Иначе он, скорее всего, понял бы истинную роль жандарма в этой истории. Но этого не случилось.
  
  И все же у меня оставались большие сомнения, никаких прямых указаний, одни предположения. А по-прежнему казались непонятными: поведение доктора и роман Феликса с Лаурой, велосипедные следы Франца, странный мадьяр, заявление Герты о возвращении доктора. Ну и записка, тайну которой я никак не мог разгадать. А потом еще убийство Герты и нападение мадьяра на Бауэра. В тот момент мне показалось, что вся моя теория летит в пропасть. Но ситуацию с Лаурой объяснили слуги старосты и Рудольф. Она лишь приходила узнать, почему Феликс передал ей так мало марок, а затем, не застав его, гуляла по лесу, ожидая его возвращения. Альфонс Габриэль подтвердил алиби Франца, и сказал, что некоторые выдают себя за военных, когда таковыми не являются. Я уже понял, что это он про Бауэра, а не про Франца. Про доктора я понял: он был уверен, что в убийстве замешана его дочь, поэтому старательно пытался отвести от нее любые подозрения. А Франц... Тут я догадался... Он, действительно, тренировался в езде на велосипеде около кузницы, когда его застал Альфонс Габриэль и послал за реку, сказав, что там дорога гораздо лучше.
  
  Ну а ситуацию с мадьяром прояснило его задержание и нож. На ноже я увидел знак Тевтонского ордена - четырехконечный широкий крест. Но орден был распущен еще в начале века, во времена наполеоновских войн. Я предположил, что какая-то ветвь ордена продолжает свое существование на уровне тайной секты. Тевтонский орден всегда боролся с язычеством. А значит, у мадьяра был чисто специфический интерес к нашим чужакам. Он был не из них. Он боролся против них. Вероятно, он искал какие-то ответы на вопросы для самого себя. Думаю, это нам еще предстоит узнать. А сейчас...
  
  Сейчас оставалось найти орудие убийства. Независимо от того, было ли преступление предумышленным или нет, но ясно было одно: убийца принес оружие с собой. Мы определили по форме раны и способам удара, что Феликс не был убит алебардой, но, тем не менее, предметом с небольшим круглым или полукруглым лезвием. И тут я припомнил про несколько странное поведение Бауэра - он никогда не пользовался наручниками. Хотя они постоянно болтались у него на поясе. Зачем тогда носить? Вот и Себастьяна он без наручников арестовал. Ты сам мне об этом говорил. Кроме того, когда Бауэр был ранен, на поясе у него были наручники, но и в столе кутузки мы их тоже увидели. Конечно, у жандарма может храниться и две пары наручников, но почему он никогда не пользуется ими, хотя и носит постоянно с собой? Почему, когда он пришел в себя, то сначала спросил про наручники и лишь потом про револьвер? Оставалось проверить это. Об этом я сказал следователю. Он с трудом, но согласился. Ну а когда оказалось, что это чакра, всё окончательно стало на свои места.
  
  Были еще несколько моментов. Например, страх Альфонса Габриэля. Он мог быть наигранным, но мог быть и искренним. Бродяга - человек, с которым никто не считается, которому мало кто поверит. Но если человеку грозит смертная казнь, он скажет правду. Только в одном случае он промолчит - если он стал свидетелем убийства, которое совершил представитель закона. Тогда можно быть уверенным, что он не проговорится, не будет ведь он жандарму доносить на него самого.
  
  Далее - ключ. Герта утверждала, что она сняла его с пояса доктора. Но доктор сам принес найденный ключ, а он ведь не знал, что мы его ищем. Получается, что Герта отняла его не у доктора, она могла сослепу перепутать, как перепутала тебя с Себастьяном, тем более, что доктор был у нее незадолго до этого и обещал еще раз зайти. С кем она его могла перепутать? Явно, что не с женщиной, а с мужчиной. За ключом отправился Бауэр. Там он встретился с мадьяром, который его ударил по затылку. И получалось, что или мадьяр взял ключ, или господин Вальтер. Франц утверждал, что у мадьяра ключа не было. Значит, он выпал из порванного кармана жандарма, когда его переносили в дом. Кроме того, кроме Бауэра, мы никому не говорили о том, что Герта отняла ключ у того, кто зажимал ей рот.
  
  Помимо этого, вот что я подумал насчет мадьяра. Если его целью был ключ и он хотел убить старуху и Бауэра, то почему не воспользовался своим ножом, с которым ходил даже на кабана? А потому, что мадьяр - не убийца. Он не хотел убивать ни того, ни другого. У него были свои цели. Какие? Есть у меня одно предположение, сейчас придем на место и убедимся в том, так это или нет. В любом случае, это связано с деятельностью Тевтонского ордена.
  
  В общем, в конечном итоге, хотя было и непросто связать все нити, но множество всевозможных деталей указывало именно на жандарма, только так все концы сходились с концами. Ну вот, кажется, мы и пришли, - сказал отец Иеремия и вытер со лба пот.
  
  30
  
  Так далеко на этот берег реки Иоганн еще не забирался. Да и что было здесь делать? Сплошные луга, где коров да овец пасут. И единственный холм в окружении старых тисов. Деревья были большими, пожалуй, и втроем бы они не обхватили ствол каждого. Неужели здесь и спрятан клад, из-за которого погибли лесник, Феликс, старая Герта и неизвестный Иоганну студент? Наверное, отец Иеремия подумал о том же, и на несколько мгновений воцарилась почти мертвая тишина. Даже страшный мадьяр Иштван застыл неподвижно рядом с дядей, разглядывая древние тисы и оползший, поросший травой и кустарником холм. Ветер тихо шелестел листьями, перебирал их прозрачными пальцами, будто бы считал монеты найденного клада, а потом.... Потом тишину нарушило громкое мычание. Из-за тисов показалась большая корова с рыжими пятнами на боку, вслед за ней еще одна, и еще, пока мимо отступивших под деревья спутников не проследовало целое стадо, и к ним не вышел мальчишка-пастушок с кнутом и перекинутой через плечо холщовой сумкой.. Увидев чужака, он испуганно отшатнулся, но затем заметил священника.
  
  - А в-вы ч-что здесь делаете? - заикаясь, вымолвил пастушок. - Д-дьявола пришли из-з-згонять?
  
  - Иди-ка сюда, - поманил его нахмурившийся отец Иеремия. - Какого еще дьявола? И почему ты не здороваешься, разве мы виделись сегодня? Да и виделись бы, не грех пожелать здоровья и в другой раз.
  
  - З-здравствуйте, - еще больше смущаясь, произнес мальчишка.
  
  Священник пожелал доброго дня в ответ, Иоганн кивнул, а мадьяр только прищурился, внимательно наблюдая за пастушком.
  
  - Так про какого дьявола ты говорил? - спросил отец Иеремия.
  
  Пастушок замялся, переминаясь с ноги на ногу и не зная, куда деть свой кнут.
  
  - Я п-подумал, вы з-знаете, - наконец, вымолвил он. - Я как-то М-марии, дочке м-молочников сказал, а она смеялась т-только.
  
  - Успокойся, - отец Иеремия подошел к пастушку и погладил его по голове. - Мы точно не будем над тобой смеяться. Расскажи, что ты про это место знаешь. Странный холм, правда? На этой стороне ведь больше нет холмов?
  
  Пастушок кивнул, справился с волнением и заговорил, уже почти не заикаясь.
  
  - До самого Аасвальде нет! Только луга и овраги - там дальше. Еще маленький ручей, а больше ничего... А это место нехорошее, и холм нехороший, злой.
  
  - Как это злой? - не понял Иоганн.
  
  - Здесь сам дьявол живет! - выпалил осмелевший мальчишка. - Под холмом! Помните, ветер страшный в прошлом году был? Дерево старое вон там повалил вместе с корнем. И лаз обнаружился. Я туда полез, а он на меня как бросится!
  
  - Кто бросится? - опешил отец Иеремия.
  
  - Дьявол! - убежденно ответил пастушок.
  
  Иоганн заметил, как после этих слов напрягся мадьяр Иштван, обернулся в сторону холма, цепко оглядывая его пологий склон. А ведь не похож этот холм на другие. Не такой он, совсем не такой.
  
  - И как же он выглядел? - поинтересовался священник.
  
  - Темно там, не разглядел... Я отшатнулся, а он в птицу превратился и вылетел из пещеры. Здоровая такая птица, на ворону похожа, только вся черная и размером больше.
  
  - Так, может быть, это и была птица? - не выдержал Иоганн.
  
  Пастушок бросил на него быстрый взгляд и упрямо покачал головой:
  
  - Не птица... Меня в такой страх бросило, что я бегом оттуда... Не сказать про то словами, почувствовать надо. Истину говорю, дьявол.
  
  Он неуверенно посмотрел на отца Иеремию и добавил:
  
  - Ну, может, не сам он, а из бесов кто...
  
  Священник еще раз потрепал мальчишку по голове и погрозил пальцем:
  
  - Думаю, ты просто немного испугался. Но... - отец Иеремия неожиданно задумался и с подозрением посмотрел на пастушка. - А не разыгрываешь ли ты нас случаем? Разве, увидя врага человеческого, ты не побоялся бы здесь стадо водить?
  
  - Так я же снова лаз камнями засыпал! - сообщил пастушок таким тоном, словно засыпанный камнями лаз есть самое первое средство против Люцифера. - А сам дья... ну... сам он птицей улетел. И коровы мои не боятся. Слышал я, что животные нечистой силы сторонятся, а тут идут себе и идут.
  
  - Ну, хорошо, - вздохнул отец Иеремия. - Показать где этот лаз можешь?
  
  - Конечно! - обрадовался пастушок, что оказался полезен священнику. - Пойдемте, рядом это.
  
  Поваленное дерево действительно было. Сухое, мертвое - неудивительно, что ветер свалил его. Отец Иеремия внимательно осмотрел груду камней, затем отошел в сторону и присел на дерево. А Иоганн и Иштван принялись отбрасывать камни в разные стороны, разгребая завал. Пастушок кинулся помогать, но очень скоро передумал и отошел поближе к отцу Иеремии. Видно, посчитал, что рядом со священником будет спокойнее. Наконец, появился сам лаз - темная дыра, уводящая вниз, под холм. Пахнуло затхлым воздухом, мадьяр, перекрестившись, спрыгнул в яму, и, пригнувшись, вошел в пещеру. Вслед за ним, оглянувшись на подошедшего священника, спрыгнул и Иоганн. Пастушок по-прежнему стоял вдалеке, переминаясь с ноги на ногу и не решаясь приблизиться.
  "Трусишка", - усмехнулся про себя Иоганн, но тут же словно чьи-то холодные пальцы скользнули за ворот рубахи, сжимая шею, и кто-то зашептал на незнакомом наречии слова древнего заклинания. Иоганн стряхнул с себя наваждение, шагнул вперед и уткнулся в спину мадьяра. Тот зажег спичку, осветив маленькую пещерку, и медленно повел рукой, оглядывая стены.
  
  - Ну что там? - спросил сверху отец Иоганн.
  
  - Пока ничего, - отозвался Иоганн. - Пещера старая. Только маленькая совсем.
  
  Спичка погасла, Иштван достал новую, зажег и протянул коробок Иоганну: ты, мол, с той стороны смотри, а я с этой. Так и пошли каждый со своей стороны, передавая друг другу спички. Пещера оказалась узкой - всего то шагов пять в ширину в ширину и шагов тридцать в длину. Медленно продвигаясь, они прошли почти до конца. В коробке осталась пара спичек, мадьяр зажег одну, слабый огонек выхватил из темноты стену, которой заканчивался лаз и прямоугольную каменную плиту на земле. Переглянувшись, они одновременно опустились на колени, и уже в полной темноте попытались поднять или хотя бы сдвинуть плиту. Та подалась - с трудом, со скрежетом, нехотя - съехала в сторону, к дальней стене, обнажая древний тайник. Рука Иоганна скользнула вниз, столкнулась с рукой мадьяра, коснулась дна - пусто. Нет, вот вроде есть что-то. Кажется, дерево на ощупь... Шкатулка? Мадьяр уже тянул находку на себя, встал, развернулся, пошел к светящемуся пятну выхода.
  
  - Что там? - не выдержал Иоганн.
  
  Иштван не ответил, сделал еще шаг, споткнулся, полетел на пол, ударился о камни, но и тогда не произнес ни слова, не отпустил находку.
  
  - Батюшки! - всплеснул руками отец Иеремия, едва разбитое окровавленное лицо мадьяра появилось из пещеры. - Постой, Иштван, у меня платок есть.
  
  Не ответил мадьяр. Вылез, уселся прямо на разбросанных камнях и принялся разглядывать находку. Священник достал платок и принялся сам вытирать кровь. Иоганну не терпелось увидеть, что же они обнаружили в пещере, но пока выбирался наружу, обзор заслоняли отец Иоганн и пастушок. Наконец, юноша оказался на воле, подскочил, отодвинул пастушка и... В руках у мадьяра оказалась вовсе не шкатулка, а потемневший от времени кусок дерева - большая ворона, вырезанная из тисового дерева. Было что-то зловещее в этой птице - расправленные крылья, раскрытый клюв, словно она вот-вот готова была броситься на Иштвана. На отца Иеремию. На пастушка. На самого Иоганна.
  
  - Вот она какая, - выдохнул он. - Мать Ворона...
  
  - Идол, - с горечью в голосе произнес священник. - В древности ему приносили человеческие жертвы язычники. А теперь он снова собрал свой кровавый урожай. "Идола выливает художник и золотильщик покрывает его золотом, и приделывает серебряные цепочки. А кто беден для того приношения, выбирает негниющее дерево, приискивает себе искусного художника, чтобы сделать идола, который стоял бы твердо".
  
  Иштван понимающе кивнул, а священник, оглянувшись на Иоганна, добавил:
  
  - Книга пророка Исайи...
  
  Мадьяр опустил древнего идола на землю, поднялся и стал собирать сухие ветки. Собрав, вытащил коробок с последней спичкой, чиркнул, рождая слабый желтый огонек, поднес к хворосту. Огонек ухватился за сухую ветку и пополз по ней, набирая силу. И вот уже пламя разгорелось вовсю, Иштван обернулся к священнику, посмотрел на того долгим внимательным взглядом, а затем поддел носком ботинка идола и бросил в огонь. Почерневшая Мать Ворона упала в костер и долго лежала, не желая загораться...Но нет.... Вот, наконец, пламя принялось за ее темный бок, вспыхнуло крыло...
  
  - Карр!
  
  Над их головами раздалось карканье и несколько ворон, поднявшись с кроны тиса, разлетелись в разные стороны.
  
  - Дьявол, - прошептал пастушок.
  
  - Не мели чушь! - резко оборвал его мадьяр.
  
  Голос у него оказался грубым, под стать внешности. Заговоривший Иштван поворошил веткой в костре и обернулся к священнику.
  
  - Спаси Бог вас, отец Иеремия, - глухо произнес он. - Я перед вами в долгу.
  
  - Ну что вы, - махнул рукой священник.- Долг у нас только перед Господом Богом. Вы исполнили свой обет, так?
  
  Мадьяр кивнул.
  
  - Каждый раз, когда они сгорают, - произнес он, глядя в огонь, - мир становится светлее. Так говорил мой учитель. Вы, верно, хотите услышать мою историю? Я плохой рассказчик, святой отец.
  
  - Вы действительно боретесь с языческими культами? - спросил отец Иеремия.
  
  Иштван ответил не сразу.
  
  - В шесть лет меня подобрал проезжий монах, - наконец, сказал он. - Это было в Венгрии. Маленькая деревушка, голод, побои матери.... Много позже я узнал, что ее изнасиловали австрийские солдаты, когда подавляли восстание в сорок восьмом. Я родился в сорок девятом, так что... сами понимаете. Тот монах и стал моим учителем. Воспитывался я в разных монастырях, мы то и дело переезжали с места на место. Венгрия, Германия, Моравия, Россия... Когда я подрос, меня приняли в Орден. Вы правы, кое-что от него еще осталось. Мой учитель умер год назад, и я принял обет молчания. Пока в его честь не уничтожу еще одного мерзкого идола. Громко сказано, да? Я ж говорил, что не умею рассказывать.
  
  - Вы очень любили своего учителя, Иштван, - сочувственно заметил отец Иеремия.
  Мадьяр пожал плечами и перевернул веткой догорающего идола.
  
  - Я не знаю, что такое любовь, - сказал он. - Кроме любви к Богу. Но учитель был мне очень дорог. Больше у меня никого нет, я не схожусь близко с людьми. Даже с единомышленниками. В каком-то смысле немым мне было даже легче. Когда до нас дошли слухи, что в Леменграуене проповедуют культ какой-то Матери Вороны, я с радостью отправился сюда. Отыскать язычников оказалось несложно, они ни от кого не скрывались, и это показалось мне странным - обычно все эти культы тайные, для посвященных. Заправлял всем студент по прозвищу Беглый. Откуда пошло такое прозвище, я так и не выяснил. Дрянной был человечишко, фокусник. Но убеждать умел, такой тебе твою же корову продаст, еще и должен ему останешься. Относились к нему с уважением, пыль в глаза пускал. Сначала я подумал, нажиться он хочет на доверчивости. Хотел припугнуть хорошенько да возвращаться, но тут он повел всех в эту деревушку, и я решил подождать.
  
  - У вас татуировка на руке, - спросил отец Иоганн. - Откуда она?
  
  Мадьяр посмотрел на выколотую ворону и усмехнулся.
  
  - Это не татуировка, состав специальный... На этой руке каких только божков "выколото" не было. Впечатление сильное производит, правда?
  
  - И собаку лесничихи вы убили?
  
  - Я... Жалко псину, но дело важнее... Она мешала мне уходить из дома, когда мне надо было тайком выйти. Уже когда мы пришли сюда, заподозрил я, что студент не один всей толпой управляет. Не по плечу ему было, он ведь так, мелочевка... А уж когда он стал на гору ходить, указания от Матери Вороны якобы получать, тут и совсем стало ясно. Долго я выслеживал Главного, осторожно... Да все без толку. А потом студент исчез. И этот Главный сам меня назначил на его "место", видать, показалось ему, что немой фанатик лучше говорливого мошенника. Что уж там он не поделил со студентом, сказать не могу. А про жандарма здешнего Феликс проговорился. Он его и отыскал, когда тот театр с привидениями устраивал. Ну, а дальше, святой отец, вы все знаете и сами.
  
  Отец Иеремия кивнул, посмотрел на заслушавшихся мальчишек, на догоревший костер, на черный пепел, что остался от древнего языческого идола и поднялся на ноги. Вслед за ним поднялся Иштван, а затем и пастушок с Иоганном. Засыпали тлеющие угли землей, потоптались и в молчании пустились в обратный путь. По старой римской дороге, по проселку вдоль реки, по шаткому деревенскому мосту и вновь по берегу - к освещенной ярким летним солнцем церкви. От сожженного идола к церкви...
  
  
  Послесловие
  V
  
  Кады чуть свет, на зорьке ясной ненаглядной, заявился Индюков собственноличной персоной, мне оставалось до фингального хиппиэнда всего ничего: пара-тройка вордских страниц. Я даже отвлекаться не стала, мотнула башкой: проходи, заметила, мол, явление Христа народу. А он с его вековечной аристократической мечтой о красивой комфортабельной жысти мешаться не стал, но ТАК глянул на приклеенный к моей губе окурок! Укоризненно, заразо, глянул. Зыркнула, и сплюнула. Ну, виноватая я, штоли, что он мимо пепельницы, пролетел? Индюков вздохнул, взялся за веник и совок. Нуууууу, опять начинается. Как можно писать в такой атмосфере, кады у тебя из-под ног черновики выметают? Оттуда же, блин, не всё еще на комп свалено! Гавкнула - сразу отбрыкнулся в сторону, сукин кот. Знает, что когда музы жужжат, лучше с дихлофосом и вениками вокруг не прыгать - пришибешь какую ненароком. Кто будет тады фингалку ваять? Может, он надеется, что ему доверю? Фигвам, и сбоку бантик. Только затылком вижу, что за тряпку берется и за ведро. Разворачиваюсь, пальцем тычу обвиняюще:
  
  - Ты! Вдохновлямс у меня! Долго еще под ногами путаться будешь? Возьми в шкафу противогаз и чтоб дыхания твоего слышно не было! Понял?
  
  Кивнул испуганно. На диван забрался с ногами. Тапочки снял, разумеется. Интеллигент, понимаешь. А поумнел, однако, надо сказать. Месяц назад без всяких слов полез бы в шкаф противогаз искать. Сейчас, гляжу, соображалка кое-как заработала. И проза у Индюка ничего пошла, хотя подтирать еще за ним и подтирать... как за щенком меделянки, трах-тибидох-тах-тах.
  
  - Ну кто там еще? -я просто зверею, в дверь звонят. - Ну что же эти мерзопакостные рожи вечно так не вовремя?!
  
  - Я сам-сам, открою, - вскакивает с дивана и размахивает махалками Индюков. - Не отвлекайся, пиши. Времени мало осталось.
  
  - Перебили уже моей музе позвоночник, - мрачно цежу я, закуривая по новой. - Сговорились... - делаю морду кирпичом и иду открывать энтер в наш коммунальный клоповник. Индюков с виноватым видом плетется следом, Васька-переросток прям, токо за штанину не держится.
  
  Из соседней комнаты выскакивает испуганный Севастьян.
  
  - Тётенька Нонна! Тётенька Нонна! - причитает он. - Не открывайте! Это за мной! Я не убивал Петровича! Вот те крест не убивал. Ей-богу, не я! Не открывайте!
  
  - Заткнись, - гаркаю я. - Кыш в мою комнату, прохвост птушный! И так спрячься, чтобы я тебя два часа искала - найти не могла. А не то... И Ваську, засранца, с собой возьми! - пацаны юркают ко мне. А я...
  
  Я открываю дверь. На цепочку, вестимо. Индюков мужик, конечно. Но, ежли что, кто кого грудью закрывать будет - еще тот вопросец. Тем более, моя явно размера на три больше.
  
  За дверью мент из участка. Из под фуражки по бритому черепу льет пот.
  
  - Мне к Подберезкиным! - заявляет он.
  
  - Нет никого! - лаю я и пытаюсь закрыть дверь, но он, нехристь злыдная, лапу свою бегемотную в дверь просунул. Поди теперь захлопни. - Знаем мы таких ментов вааще, - говорю. - Ходят тут всякие, им откроешь, а после них в квартире даже паркета не останется...
  
  Он пропихивает в щель корочки. Ну чисто всё, вродь как. Валентин Баурин, старший сержант.
  
  - Что ты мне бирку свою толкаешь, - говорю. - Будто я отличу нормальный вексель от темного. Нефиг ко мне в берлогу ломиться, мне работать надо, а ты чернить меня пытаешься. И не зыркай буркалами, не открою, не надейся.
  
  - Подберезкин подозревается в убийстве... А за укрывание... - и браслетами, заразо, бренчит.
  
  И тут я прямо шалею: Индюк, мать твою за ногу, аккурат меня так отодвигает, встает, раздувается весь в соответствии со своей фамилиёй и орёт во всю глотку:
  
  - Вечно у вас тут кто подозревается. Не трожь чушонка! А шмыря на кладбище тоже Подберёзкин месяц назад шпокнул? А в тринадцатой жильца стерли? Что, мало не покажется! У вас цельная шарага орудует, а вы на младенца наезжаете! Всегда невиновный отдуваться должен? Подберезкин во всем виноват, как же! Вы лучше Сережку Шалаева из тринадцатой хорошенько допросите, где он был во время последнего убийства, ага... Знаем мы вас... Нефиг тут баламутить! - и осторожненько-осторожненько носком ногу Баурина выпихнул за дверь и захлопнул пред его братским чувырлом. - Я еще телегу накатаю колодняку, что вы без ксивы на шмон приперлись и честных людей беспокоите, да! Я с Ерёминым вместе учился! Найду на вас управу, будете знать.
  
  - Я сейчас вернусь! - раздался угрожающий голос из-за двери.
  
  Я затягиваюсь тарочкой и чуть не проглатываю ее. Ладно, мне положено, в роль входить, но Индюков... Индюк ты мой, мерзавец бесценный, я еще гордиться тобой на старости лет буду, морда геройская. И когда же это ты по фене стучать научился?
  
  - А ты заметила? - спрашивает Индюков.
  
  - Что?
  
  - Ведь Баурин - вылитый Бауэр...
  
  - Ну? Это токо дурак не заметит, - говорю я, снисходительно поглядывая сверху вниз.
  
  - А ты не думаешь?..
  
  - Да мало ли что я не думаю, - бормочу я. И иду дописывать фингалку. Я хитрая морда. Я еще втюхну словно "фингалка" в заголовок эпилога. И, бошку даю на отсечение, Индюк, рохля моя любимая, не заметит ничего... Так и сдаст на свой дурацкий конкурс.
  
  VI
  
  Осенний парк уже почти облетел, голые ветви деревьев сонно покачивались на ветру, и сквозь них было видно серое октябрьское небо. Вялый ночной дождик застыл подморо-женными лужицами на асфальте, и они жалобно скрипели под ботинками Индюкова. Нонна шла рядом, держа в руках несколько листков с последней главой детектива.
  
  - Слушай, Индюк, - сказала она. Эпилог нужен. Повесть без эпилога все равно, что шта-ны без пуговиц. Ты же свои штаны застегиваешь? Вот и повесть застегнуть надо, а то не-прилично получится. И так у нас недоделок целая куча.... Когда там на этот твой конкурс прием заканчивается?
  
  Индюков тяжко вздохнул.
  
  - Два дня осталось, - сказал он.
  
  - Успеешь... Или не успеешь. Результат, впрочем, один. Пива хочешь? Мне тут за коррек-туру деньги перечислили так расщедрились, что даже на пару бутылок пива осталось. Зайдем, что ли, куда?
  
  - Да нет...Если эпилог писать, нет... И вообще, что ты вечно каркаешь, как Мать Ворона, что ничего не выйдет? внезапно обиделся Индюков. - У нас хороший детектив, он обя-зательно победит!
  
  - Дурак ты, Индюк, - усмехнулась Нонна. - И уши у тебя холодные. Впрочем, не обижайся, я так, любя, можно сказать, если тут есть столь тупые, что не до конца врубаются. И вообще, мне кажется, ты подозреваешь, что я алкоголичка? Фиг тебе и шиш с маслом вдобавок! Я просто "спасибо" не умею говорить, понял?
  
  - За деньги, что ли? Индюков остановился и посмотрел на свою спутницу. Да лад-но...чего там... Ты ж меня учила.
  
  - Я и говорю, дурак... Знаешь...а я ведь тут рассказ написала. Пока ты с легендой мучил-ся.
  
  - Рассказ? - оживился Иван. А о чем?
  
  - Какая на фиг разница... Короче, как насчет энтот рассказ в повесть раскинуть? Можно и вместе. Хотя если некоторые против, мы и сами прекрасно обойдемся. А потом можно заслать сию повесть куды-нить в раскурдык, вообще на край света. В Бразилию, например. Ты не знаешь, в Бразилии бывают конкурсы детективов?
  
  - Э...
  
  - Понятно, - заявила Нонна Значит, по рукам. Идем пить пиво, мне, чур, крепкое охотское. Я тебе пересказываю идею. И даже плачу за пиво. Хотя не возражаю, если захочешь потом отдать.
  
  - На пять глотков, - вздохнул Индюков. Мне ж еще эпилог...
  
  - Фингал, Индюк, - поправила его спутница. - Фингал...
  
  И дружно развернувшись, они зашагали из парка в город. Нонна взмахнула рукой, белые листы с последней главой детектива подхватил ветер и понес их по парку вдоль длинной серой аллеи с подмерзшими осенними лужами.
  
  
  Фингал
  
  Двое мальчишек... да нет, уже почти взрослых юношей... прошли под кронами древних тисов и стали взбираться на холм. Спустились с другой стороны, обошли вокруг, заглянули в маленькую темную пещерку и снова вернулись обратно.
  
  - Здесь когда-то было древнее кладбище, - тихо сказал Себастьян. - Давно, еще до римлян. Нам учитель Рудольф рассказывал. Хотел сюда археологов привезти, раскопки устроить, да отец Иеремия был против...
  
  - Почему? - удивился Иоганн.
  
  - Сказал, что нечего тревожить души умерших. Пусть они и не нашей веры. Мол, правильно сделали люди, что ушли с этого берега. Нехорошее место, здесь людей в жертву приносили. И холм этот рукотворный, его для идола насыпали.
  
  - Я это еще тогда понял, - похвастался Иоганн. - Кстати, слышал последние новости?
  
  - Какие?
  
  - Жандарм-то ваш тю-тю!
  
  - Чего тю-тю? - не понял Себа.
  
  - Сбежал из тюрьмы, вот чего! И вовсе он не Бауэр оказался, и никакой не герой войны. А даже совсем наоборот, дезертир. Скитался чуть ли не по всему миру, а потом вот у вас осел.
  
  - Да как же он сбежал-то?
  
  - Не знаю... Говорят, двоих охранников убил. Терять-то ему нечего было, всё одно смертная казнь. Ну что, поехали обратно? А то самое интересное пропустим!
  
  Себастьян почесал рукой затылок, задумавшись о бегстве Бауэра, затем перевел взгляд на Иоганна и спросил:
  
  - Так что же там все-таки будет такого? Ну, не тяни, скажи!
  
  - Сам увидишь, - хитро улыбаясь, принялся дразнить приятеля Иоганн.
  
  Но, заметив, что Себа обиженно надулся, предложил:
  
  - Хочешь, обратно ты меня повезешь?
  
  - Я? - радостно выдохнул мальчишка. - А Франц не будет ругаться? Он ведь только тебе разрешил.
  
  - А он не узнает! - пообещал Иоганн.
  
  А сам подумал, ну какая разница Францу, кто обратно будет крутить педали и поворачивать руль его велосипеда.
  
  На базарной площади было многолюдно. После страшных убийств лета, после похорон, после горя родителей Феликса, после того, как жандарм оказался кровавым убийцей, люди хотели передышки. Праздника. Воскресный день, две свадьбы в деревне, вот-вот женихи с невестами должны вернуться из города. Да еще загадочный граф Еремин, о котором столько разговоров, обещал быть. Кому обещал? Кузнецу, конечно. Уговорил-таки кузнец вдову лесника выйти за себя замуж, да еще графа на свадьбу пригласил.. Ну а Франц и Лаура - про тех давно было известно. Наконец, у околицы показались две маленькие точки, раздались крики:
  
  - Едут! Едут!
  
  И по главной деревенской улице на базарную площадь под изумленные возгласы собравшихся, въехали...два самодвижущихся экипажа. Иоганн посмотрел на распахнувшего от удивления рот Себу и ткнул приятеля в бок:
  
  - Ну что? - громко выкрикнул он, пытаясь перекричать толпу. - Не ожидал такого? Это все граф Еремин - вон он сидит, с бородой.
  
  Высокий, плечистый, с окладистой бородой и в золотом пенсне, граф легко выпрыгнул из экипажа, выпил залпом поднесенную стопку и, лихо подкрутив усы, самолично распахнул дверцу перед кузнецом и Анной. Кузнец спустился первым, галантно подал руку невесте, а потом, развернувшись, потрепал по голове подбежавшего сына. Из другой машины вышли Франц с Лаурой и доктор в праздничном костюме. Доктор был весел и совершенно трезв.
  
  - Эй, сельчане! - крикнул Еремин. - Чего стоим? Ящики с шампанским выгружайте. И несите... где тут у вас столы будут? Я на воле хочу, на воздухе. Осень-то какая! Как в Крыму... А я в церковь. Отцу Иеремии руку пожать. Ванька, а ну веди к дядюшке своему, и ты постреленок с нами, дай отцу-то с невестой побыть, успеешь еще надоесть.
  
  Иоганн с Себой с сожалением оторвались от осмотра машин и пошли указывать графу дорогу. Нет, не похож был этот странный русский на местную знать. Уж Иоганн-то нагляделся на нее вволю, когда ходил встречать матушку с частных уроков. Жаль, что она не смогла приехать. Зато теперь они знают настоящего русского графа - кузнец познакомил, когда в город приезжал. И надо же - граф даже имя юноши запомнил. Хоть и называет по-своему - Ванькой. История расследования убийства, что пересказал ему Иоганн, заинтересовала Еремина и невольно стала одной из причин, чтобы согласиться на приглашение Генриха. Он желал лично пожать руку отцу Иеремии. А всё, чего хотел этот веселый, шумный и бесшабашный русский граф, рано или поздно обязательно сбывалось.
  
  
  А потом был праздник, в котором принимала участие вся деревня. Веселый, немного хмельной и очень-очень добрый. И в небе над гулявшими всю ночь людьми не кружила Черная Ворона, а просто горели звезды. Желтые осенние звезды над маленькой немецкой деревушкой под названием Рабеншлюхт...
  
  Приложения
  
  Осенние звезды
  
  Бродяга Альфонс Габриэль погладил лошадь по шее, посмотрел на груженую телегу, затем на небо и хрипло сказал:
  
  - Не будет дождя.
  
  - С чего ты решил? - раскрасневшаяся Анна притащила из дома еще один тюк, кажется, последний. - Туча вон какая ползет.
  
  Вокруг телеги суетились Себастьян и Генрих, увязывая груз веревками - кузнец перевозил жену к себе в дом.
  
  - Поживешь бездомным, научишься, - буркнул бродяга. - Ветер с востока, вишь куда верхушки деревьев гнет? С востока завсегда тучи мимо сносит.
  
  После той истории с побегом, кузнец Генрих изменил свое мнение об Альфонсе. Теперь бродяга жил при кузнице, помогал за еду и был вполне доволен, хотя по привычке хмур и неболтлив.
  
  На груженой телеге место нашлось только Анне, она и правила лошадью - мужчины шли рядом, пешком. Припозднились они нынче. Скоро уж и сумерки, до кузницы точно затемно доберутся. Ну да ничего. Телега и во дворе постоит, если дождя не будет, как обещает бродяга.
  
  В лесу было заметно темнее. Тени выползали из-под деревьев, сладко потягиваясь, и ложились на дорогу. А тут еще туча заслонила заходящее солнышко, совсем сумрачно стало. Анна занервничала, вспомнив о привидениях, и кузнец принялся ее успокаивать. Потом щенок разлаялся, словно учуял кого. Может, зверя, а может... Остановились, постояли, прислушиваясь да ничего не услышав, двинулись дальше. И все же что-то не давало покоя, шли молча, настороженно. Вывернули к колодцу Рэнгу, и застыли от неожиданности: над колодцем стало подниматься... привидение. Анна испуганно вскрикнула, щенок разразился громким лаем, а бродяга Альфонс скользнул в сторону. Незаметной тенью в лес.
  - Фрау Анна, лошадь стегайте! - очнулся Себастьян, и не успел Генрих что-то сделать, как сын его подскочил к телеге и со всей силы ударил лошадь по крупу. Та перепугано всхрапнула и резко рванула телегу.
  
  - Куда?! - рявкнул кузнец. - Стой!
  
  Со стороны колодца раздалось зловещее и громкое:
  
  - У-у-у-у-у!
  
  Нервы мальчишки не выдержали, и он бросился вслед за телегой. Та уже была на повороте, неуклюжая пирамида груза накренилась, веревка лопнула, и домашний скарб жены кузнеца посыпался на землю. Генрих развернулся к привидению, но тут оно смолкло и странно завалилось на бок. Послышалось глупое хихикание, две юрких тени бросились в стороны, а из-за колодца показался Альфонс Габриэль, ведущий за ухо...дочку молочников.
  
  - Пустите! - пыталась вырваться девчонка. - Да пустите же, больно!
  
  К колодцу бродяга вернулся следующим днем. История с глупой шуткой детей молочников уже успела обойти всю деревню. Кто-то хмурился, кто-то хохотал, саму Марию отстегал розгами Йоахим, и все вроде бы успокоились. Все, кроме, Альфонса Габриэля - он выронил у колодца свой спотжетон. Искал монету долго, всю окрестность облазил да только без толку. Пропала как и не было. Несколько раз прибегал Себастьян, интересовался, затем снова убегал, а бродяга все ходил по лесу, по дороге - от бывшего дома бывшей лесничихи до кузницы и обратно, и искал монету. А потом, обессиленный, забрался под вечер на сеновал и...заплакал.
  
  - Ты чего? - спросил Себастьян.
  
  Альфонс не ответил. Он лежал на спине, глядел в небо на бледные осенние звезды и молчал.
  
  - Альфонс, - попытался растормошить его Себастьян. - Подумаешь, монета, не расстраивайся!
  
  - Нас пятеро тогда осталось, - неожиданно произнес бродяга. - И полковник Клаус фон Кей со знаменем. Все побежали, а мы нет, мы своего полковника защищали и знамя. Ранен фон Кей был в ногу, не мог идти, но отстреливался вместе с нами. У нас тогда винтовки Дрейзе были, еще с австрийской компании, надежное оружие, но не чета французским Шасспо. Те и легче, и стреляли вдвое дальше, а мы патроны вручную вставляли.... Два часа ада.
  
  Бродяга помолчал, по прежнему глядя в небо, словно рассказывал свою историю не Себастьяну, а холодным и равнодушным осенним звездам.
  
  - Все полегли, - наконец сказал Альфонс. - Вдвоем мы остались. Полковника еще ранили, не жилец уже был, когда нас отбили. "Ты достоит Железного Креста, - говорит. - Ты знамя полка спас, солдат. Нечего мне тебе на память оставить, возьми вот монету. Да запомни это сражение и своего полковника" Умер он, даже до врача не донесли. А на мне ни царапины, все счастливчиком называли. Кто знал, что мне через день руку оторвет и контузит...
  
  Себастьян сам не заметил, как смахнул слезу.
  
  - Завтра я обязательно монету найду! - пообещал он. - Весь лес перерою, а найду.
  
  - Не найдешь, - вздохнул Альфонс. - Этот жетон мне талисманом был в самые тяжелые времена. Никогда я его не предавал, один лишь раз...тогда, с Феликсом...Вот он и не простил...
  
  И бродяга снова уставился на осенние звезды. Точно такие же, как тогда, на войне, почти двадцать лет назад.
  
  Вальтер Бауэр
  
  Зима 18.... года выдалась холодной. Со всей Европы приходили известия о страшной болезни под названием Grippe, уносившей десятки тысяч жизней. Герман фон Вебер, исхудавший после перенесенной болезни, сидел в доме у отца Иеремии и пил горячий чай, грея ладони о большую глиняную кружку. Голос у следователя был хриплым, речь то и дело перемежалась кашлем, но дела вынудили его вернуться в Рабеншлюхт. А за окном завывала вьюга, что уж совсем было явлением странным и почти что апокалипсическим.
  
  - Сглазил Бауэр это место, - посетовал фон Вебер. - Никто не хочет сюда ехать. Еле уговорил старого своего приятеля, тот уже в отставку собирался. Ну ничего...Думаю, годков пять еще послужит, человек он обстоятельный, вдумчивый. Кстати, Бауэра так и не поймали. Скрылся, словно его и не было. Думаю, опять имя сменил.
  
  - Опять? - переспросил отец Иеремия.
  
  - А вы не знаете? Ну да... откуда... Настоящее имя его оказалось вовсе не Вальтер Бауэр, а Франсуа Эжен Вуалье. Примечательная личность. Родился в Лотарингии, учился в Париже на юриста, знал несколько языков... Блестящая карьера, отец Иеремия, перед ним открывалась. Да только попался на воровстве и был с позором изгнан. Всегда до чужих денег жаден был. В доме его матери, рассказывают, много старых книг и что интересно, всё больше по военной стратегии, по тактике войн да по римским завоеваниям. Вот и на латыни книг было не мало. Вряд ли их читала старушка, верно? Она, кстати, еще жива и вполне бодро выглядит, мы туда своего человека посылали. О сыне и слышать не хочет, лет пять уже его не видела. С тех пор, как он из Индии вернулся.
  
  Генрих фон Вебер закашлялся, немного помолчал, отпивая маленькими глоточками из кружки, и продолжил:
  
  - Боксировал он неплохо, знаете такую английскую забаву?
  
  Священник отрицательно покачал головой.
  
  - Драка по существу. Но только руками и один на один. В общем, силен был Франсуа Эжен и решил податься в армию, как раз и война началась Франко-Прусская. Да только быстро понял, что пуле все равно в кого попадать. А тут еще французишки терпели одно поражение за другим. Дезертировал и стал мародером. Вместе с приятелем, таким же дезертиром, подобрали они раненого немецкого офицера Вальтера Бауэра...
  
  - О, Боже! - воскликнул отец Иеремия. - Так вот от кого он взял имя.
  
  - Темная история, - согласился фон Вебер. - Офицера добили, а документы забрал себе Вуалье. Кто из них убил, не ясно, этот приятель - он сейчас на каторге - валит вину на Вуалье, но сами понимаете, верить каторжнику.... Некоторое время Вуалье жил в Германии по поддельным документам и считался ветераном войны. Но затем попался на глаза кому-то, кто лично знал Бауэра и вынужден был бежать. Предложил свои услуги русским, и отбыл подавлять восстание в Кокандском ханстве.
  
  - Это, кажется, в Азии? - спросил отец Иеремия. - Наверное, владения русских?
  
  - Да, - кивнул следователь. - Местное население постоянно бунтовало против России, так что Вуалье попал в самое пекло. Видимо, опять мародерствовал, а может, и предавал. Так или иначе, однажды он перешел на сторону Худояра, предводителя восставших, а затем бежал с ним сначала в Китай, а затем в Индию. Служил у британцев, подавлял восстание сипаев. Оттуда-то в 80-м и вернулся снова во Францию, тогда мать его и видела в последний раз. Ей портрет показывали Бауэра, признала сына. Затем снова была какая-то темная история, и Вуалье решил податься обратно в Германию. Благо документы на имя Бауэра у него сохранились. Как ни странно, но он получил даже знак отличия, который дожидался пропавшего героя войны. Но однако, решил, что в деревне будет поспокойнее. И поехал на службу в Рабеншлюхт, жандармом... Сдается мне, он что-то знал про клад еще до всей этой истории.
  
  - Столько грехов, - вздохнул священник. - Одна жизнь и столько грехов...
  
  - А ведь история его не окончена, - задумчиво произнес фон Вебер. - Вполне вероятно, нам еще придется столкнуться с Франсуа Эженом Вуалье.
  
  - Удачи вам, господин Герман, при этой встрече, - искренне пожелал ему отец Иеремия. - И да поможет вам Бог! В нашу-то деревню он вряд ли когда вернется...
  
  Следователь задумчиво постучал пальцами по столу и встал из-за стола.
  
  - Как знать, святой отец... - промолвил он. - Как знать...
  
  Вздохнул, вслушиваясь в бушующую за окном вьюгу, попрощался и по-прежнему хрипло кашляя, отправился в участок. К своему старому приятелю и новому жандарму деревни Рабеншлюхт.
  
  
  Шестипалый
  
  С тех пор как граф Еремин разрешил Иоганну-Ваньке пользоваться своей библиотекой - тот готовился к поступлению в университет - ежедневное посещение этой большой светлой комнаты в дальнем крыле замка стало для юноши сродни ритуалу. В комнату был отдельный вход со двора, стоило только позвать библиотекаря, маленького сухонького старичка в пенсне, который отпирал дверь и помогал будущему студиозу подыскивать книги. Несмотря на разницу в возрасте совсем скоро они подружились. Библиотекарь был одинок, семьи не имел, а шумных забав графа сторонился пуще огня. Постройку из бревен, что за другим крылом замка в парке у небольшого пруда, так и вовсе обходил стороной. Граф называл ее русским словом banja, и однажды зимой на потеху гостям затащил туда библиотекаря, раздел догола, заставил лечь на раскаленную лавку и самолично отстегал venikom, после чего, не дав одеться, потащил по снегу в пруд. Большего кошмара в своей жизни библиотекарь не переживал никогда.
  
  Как-то Иоганн рассказал своему новому знакомому историю об убийстве в деревне Рабеншлюхт, а также о древнем культе Матери Вороны и рукописной легенде, передаваемой из поколения в поколение семьей лесника. Легенда заинтересовала библиотекаря, и в одно из следующих посещений юноши он выложил на стол большой пыльный фолиант.
  - Вот, молодой человек! - ткнув пальцем в толстую книгу, гордо заявил библиотекарь. - Без сомнения, я нашел подтверждение вашей необычной истории.
  И, раскрыв, старый фолиант принялся читать одну из многочисленных историй, собранных неизвестным автором.
  
  История Стерга, шестипалого мальчика из северного варварского племени,
  ставшего римским гражданином
  
  Году в 1742-м от Р.Х. удалось мне найти в одном из испанских монастырей небольшой документ, собственноручно записанный на латыни жителем города Рима более тысячи лет назад. Документ был совсем ветхим и неполным, но, испросив соизволения у настоятеля, я перевел его и переписал, сделав копию. Этот древний текст и прилагаю к сему собранию документов давно ушедшей эпохи.
  
  ... Факел ослепил пещеру ярким светом, послышались голоса людей и карканье ворон. Я вцепился руками в каменный выступ, но кто-то уже волок меня из убежища. В страхе я хотел вырваться, но не смог. Видимо, люди в шлемах хотели убить меня, но тут один из них схватил мою руку и, подняв ее, что-то громко сказал на непонятном языке. Тон голосов изменился, они рассматривали мои шесть пальцев.
  - Кхере! - отчаянно выкрикнул я, призывая на помощь Мать Ворону. Ее дети услышали, налетели стаей, стали бросаться на воинов, но слишком много было людей в шлемах. Накрывшись щитами, они повели меня в свой лагерь. Так я стал рабом Рима.
  
  Дорога в Город была долгой, и среди пленных не было никого из моего народа.. Один римский гражданин взял меня на повозку и стал учить языку. Мы миновали несколько больших городов, но даже по сравнению с ними Рим оказался огромен! Много раз, увидев ворону, я пытался с ней заговорить, но птицы не отзывались.
  
  Господин, к которому попал я с невольничьего рынка, выставлял меня на потеху своим гостям, показывая руки с шестью пальцами. А в остальное время был груб и зол, часто терпел я побои от него. Потом он повез меня в Иудею, где я провел долгих десять лет и узнал Благую Весть. Когда мой господин вернулся обратно в Рим, я бежал, был пойман и страшно бит, отчего охромел, но страдания мои не пропали зря. Через год с господином моим произошла внезапная перемена. Он раздал все имущество бедным, а рабов отпустил на волю. Сам же скрылся из Рима, и больше о нем мне ничего неизвестно. Так я стал римским гражданином...
  
  Судьба благоволила мне. Занявшись торговлей, я за несколько лет накопил себе состояние, приобрел дом и женился на свободной гречанке, что потом родила мне двенадцать сыновей. Стерг шестипалый, под этим именем знали меня и в Иберии, и в Иудее, и Египте, и в греческих городах, рассыпанных по побережью Пелопоннеса. В год сороковой с начала века, отправился я по торговым делам на север, туда, где лежала моя Родина. Я не искал ее, я даже не помнил уже мест, откуда меня когда-то забрал Рим, но Родина нашла меня сама. На одном из привалов нас атаковала стая ворон. Большая темная стая сорвалась с крон высоких деревьев и налетела, прогоняя из леса, на опушке которого мы остановились. Спасаясь, закрывая головы одеждой, поспешили мы убраться подальше из этого страшного места. Но вдруг что-то припомнилось мне, я остановился и выкрикнул, простирая руку к стае:
  - Кхере!
  Замерли вороны, зависли черными комками в воздухе, а затем обрушились на нас с еще большей яростью. А в голове моей словно просвистела стрела, и внезапно вспомнил я последние дни своего народа, и Мать Ворону, которой поклонялся, и понял, что уже не принадлежу к их вере. И ждет меня смерть, если я промедлю...
  
  Библиотекарь дочитал последние слова и посмотрел на Иоганна. Тот сидел, разинув рот.
  - Как вы это нашли?! - наконец, воскликнул юноша. - Это же точно он! Тот, чьим потомком был муж Анны...ну лесник, я вам рассказывал!
  - Хороший библиотекарь, - важно ответил его собеседник, - может найти практически все, юноша.
  В этот момент дверь в комнату распахнулась, и на пороге возник граф Еремин.
  - Какие же они мерзавцы! - с порога заявил граф.- Самые настоящие мерзавцы. Обещали быть сегодня, как штык, и что? Присылают посыльного с извинениями! О, Ванька, и ты здесь!
  - Добрый вечер, господин граф! - встав, отвесил вежливый поклон Иоганн. - Что-то случилось?
  - И ты еще спрашиваешь?! У меня баня истоплена, стол накрыт, шампанское остывает, а они посыльного! Впрочем, у меня идея, - подойдя, Еремин обхватил за плечи одной рукой Иоганна, а другой библиотекаря. - Тебе, Ванька, пить еще рано, тебе, - он посмотрел на съежившегося от страха библиотекаря, - уже поздно, так что к черту шампанское! Но баня, друзья мои, баня! А ну айда!
  
  
  Алебарда и меч
  
  Спичка вспыхнула, пожигая толстую восковую свечу и по кузнице запрыгал огонек, выхватывая наковальню, горн, кусочки стен с висящими на них инструментами. В дневное время он сошел бы за солнечного зайчика, но на дворе стояла ночь, и это был зайчик-вор. Стараясь ничего не задеть, его хозяин осторожно двинулся в дальний угол, где под брезентовым пологом прятался широкий металлический стол. Зайчик запрыгал по брезенту, человек взялся за край полога, откинул его и осветил лежавший на столе меч. Дивный был меч! Старинный, арабский, такие мечи у коллекционеров стоят большие деньги. Старинный... это слово, пожалуй, было лишним. Только что выкован, не состарен еще рукодельниками-умельцами. Кстати, вряд ли это сам кузнец, подумал хозяин воровского зайчика, скорее у Еремина старением другие специалисты занимаются. Он капнул воском на стол, поставил свечу и взялся за рукоять меча. В этот момент дверь в кузницу резко отворилась и таинственного гостя ослепил яркий свет большой лампы. На пороге возвышался мощной фигурой кузнец.
  
  - Я ж говорил, он здесь, - раздался из-за спины кузнеца чей-то хриплый простуженный голос. - Я его еще днем приметил, шлындал по дороге туда-сюда.
  
  - Подержи, - мрачно ответил кузнец и протянул лампу своему спутнику. Затем шагнул к незваному гостю, тот испуганно завертелся, схватил меч и выставил перед собой.
  
  - Не подходи! - взвизгнул он. Голос у незнакомца оказался тонким, высоким, как у бабы. Да и сам он был росточка небольшого, щуплый, худенький, словно спичка, что сгорела, поджигая фитиль свечи.
  
  - Положи на место, - хмуро приказал кузнец, надвигаясь на перепуганного незнакомца.
  Но тот не послушался, неуклюже взмахнул мечом и ринулся на хозяина. Воин из него оказался, однако, никудышний. Кузнец легко увернулся от меча и со всей силы въехал кулаком в узкий маленький лоб незваного гостя.
  
  
  Когда тот очнулся, то лежал связанным у стены, на столе стояла лампа, а кузнец разговаривал с одноруким спутником.
  
  - Чего делать-то? - мрачно спросил кузнец.
  
  Однорукий зыркнул на связанного незнакомца и хрипло каркнул:
  
  - В колодец Рэнгу его и все дела. Никто не найдет.
  
  Кузнец недоуменно посмотрел на кровожадного спутника, но тут до него дошло.
  
  - Твоя правда, Альфонс, - сказал он. - Но сначала расспросим. Ежели будет правду говорить, то может и не дойдет дело до колодца.
  
  Обернулся к вжавшемуся в стену гостю и "удивленно" воскликнул:
  
  - Смотри-ка, очухался.
  
  - Я...- выдавил незнакомец.
  
  - Ты на вопросы отвечай, - грубо произнес кузнец. - Кто послал следить?
  
  - Я все расскажу! - тут же пообещал тот. - Всё-всё, только обещайте отпустить! Обещаете?
  
  Кузнец в ответ только ухмыльнулся.
  
  - Кто послал? - повторил он.
  
  - Господин один, из Бремена, - затараторил незнакомец. - Он коллекционер, его тут с графом Ереминым свели, он и послал. Засомневался он в какой-то алебарде, просил разведать.
  
  - Имя.
  
  - Он не сказал имени, я с ним даже не виделся! От него человек приходил.
  
  Кузнец молча поиграл желваками, подумал минуту-другую, затем махнул рукой и приказал однорукому Альфонсу:
  
  - Себку буди. Пусть лошадь запрягает. Кинем на повозку, сеном прикроем да к графу Еремину повезем. Его это дела, пускай сам и разбирается. Вот же лентяй! - неожиданно выругался кузнец. - Говорил же, забирай из кузницы в дом, нет, опять здесь оставил. Ну получит он у меня вечером...
  
  Кузнец взял со стола меч, лампу и, выходя из кузницы, негромко, но четко произнес:
  
  - Будешь шуметь, доедешь только до колодца Рэнгу, понял?
  
  И уже совсем за дверью, выйдя под навес, прошептал одними губами:
  
  - Всё, хватит. Так и сына без отца оставлю... Пускай Еремин себе другого кузнеца ищет.
  
  
  Встреча
  
  Компания подвыпивших молодых людей шла за молодой хорошо одетой парочкой по окраинной улице Берлина. И не просто шла, а насмешливо язвила вслух.
  
  - Эй, девчонка, бросай своего студентика, иди к нам! - крикнул кто-то в спину девушке. - Мы научим тебя...
  
  Окончание фразы потонуло в шумном гоготе, но Иоганн расслышал, кулаки его невольно сжались.
  
  - Не ввязывайся, - тихо прошептала девушка. - Пойдем, пожалуйста!
  
  В этот момент до него долетела очередная похабная шутка, и Иоганн не выдержал. Развернулся, шагнул к первому попавшемуся парню и со всей злости резко ударил в подбородок. Голова дернулась, парень завалился на спину, и голосящая компания тотчас смолкла.
  
  - Доходился ты, буржуйчик, - смачный плевок прилетел Иоганну под ноги. - Здесь наша сторона, рабочая.
  
  Компания расползлась, окружая Иоганна и его спутницу, но не нападала, ждала пока поднимется упавший. Молодой человек и сам понял, что влип. Никакой бокс - в университете он увлекся этой английской забавой - не поможет против пяти здоровых мужчин. Шестой уже поднимался, утирая кровь с разбитой губы. Что-то знакомое почудилось в этом парне Иоганну, где-то он его видел. Ну да! Это же тот самый чужак, с которым три года назад они познакомились в деревне.
  
  - Мартин? - неуверенно спросил Иоганн.
  
  Мужчина остановился, внимательно вглядываясь в своего противника.
  
  - Йоги? - недоверчиво произнес он. - Из Рабеншлюхта?
  
  Через пару часов Мартин и Иоганн сидели в маленьком рабочем кафе и пили пиво. Время от времени повзрослевший чужак потирал скулу, но был он в расположении духа вполне веселом и вовсе не злился на своего давнего знакомца. Все тот же бесхитростный и искренний Мартин. И перед девушкой извинился, и Иоганна кружкой пива захотел угостить.
  
  - В университете учишься? - спросил Мартин, закуривая и протягивая папиросу своему Иоганн в ответ отрицательно покачал головой: не курю, мол.
  
  - Первый курс окончил, - сообщил он. - А ты? По-прежнему в Мать Ворону веришь?
  
  - Я теперь вообще ни во что не верю, - отмахнулся Мартин, выпуская колечки дыма. - Ни в Бога, ни в чёрта. Всё это, чтоб простому народу мозги пудрить.... Знаешь, как всё начиналось? Студентишка этот, который, как я соображаю, на вашего жандарма работал, очень красивые байки нам разрисовывал. Всё сулил: Золотой век наступит, все равны будут, все богаты-здоровы... Только, мол, нужно Мать-Ворону отыскать. Как отыщем, он ее разбудит ото сна и будет всем нам счастье великое. Дурь.
  
  - Так она сонная по его версии была? - с любопытством поинтересовался Иоганн. - А как же тогда она со своими врагами боролась? Помнишь, ты говорил, что Мать Ворона Феликса покарала?
  
  - Да бред полный, - отмахнулся Мартин, отпивая из кружки. - Она всемогуща, она спит и в то же время не спит... А ведь верили тогда! Короче, дочапали мы в ваш Рабеншлюхт искать это чучело в перьях, поселились у Анны, а Студент стал на холм ходить. Приносил знаки нам якобы от Вороны. Смех, ей-богу... Собирались на поляне, обсуждали куда идти, где искать. А как знак находим, он нам следующий приносит. Потом, как думаю, он не поделил что-то с жандармом, тот его и кокнул. Не-е... Фигу тем, кто меня еще в какую веру потянет. Теперь я умный.
  
  - И чем занимаешься? - Иоганн тоже отхлебнул из кружки и закашлялся, в кафе было до того накурено, что хоть алебарду вешай.
  
  Мартин неожиданно стал серьезным, наклонился через стол к приятелю и тихо сказал:
  
  - Есть правильная теория, как всех счастливыми сделать. И никакая не вера, а строго всё по науке. Ты "Манифест Коммунистической партии" читал? Про такого ученого слышал - Карл Маркс?
  
  Иоганн кивнул. Про коммунистов и Маркса он, конечно, слышал, но считал их теорию несбыточной мечтой, никакого отношения к жизни не имеющей. Той же сказкой о Матери-Вороне... Впрочем, Мартину он об этом говорить не стал.
  
  - Нам образованные люди нужны, - тем временем зашептал тот. - Буржуйскую власть рабочие сами свергнут, а вот дальше как по-научному строить... Наши говорят, сами разберемся. Фигу им. Образованные нам тоже нужны! Видел я книжку, что тот ученый Маркс написал - ох, толстенная. А внутри ничего не понятно. "Капитал" называется. Ты вот что... Аппельштрассе знаешь? Приходи завтра, в пять, я тебя кое- с-кем познакомлю. Дом рядом с жандармерией, пятнадцатый номер. Квартира шесть. Договорились?
  
  - Не знаю...- смущенно ответил Иоганн. - Завтра занятия...
  
  Мартин отставил пустую кружку в сторону, посмотрел на часы и стал собираться.
  
  - К черту занятия! - решительно заявил он. - Новая эра на пороге. Золотой век!
   И, натянув картуз, двинулся неуверенной походкой к выходу. А Иоганн отставил недопитую кружку в сторону и подумал, что когда выучится на юриста и станет работать следователем, он еще вполне может столкнуться с этим веселым и добродушным парнем. Но уже по разные стороны Правды. Которая, как известно, у каждого своя.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"