Марченко Геннадий Борисович: другие произведения.

Ревизор 2.0

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 5.48*60  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Думал ли простой петербургский налоговый инспектор, что в результате неудавшегося на него покушения окажется в прошлом? Однако судьба иногда преподносит весьма неожиданные сюрпризы, и вот уже наш герой вынужден как-то устраивать свою жизнь в середине XIX века. Кто знает, удастся ли ему вернуться обратно... А может быть, даже и не одному?

   РЕВИЗОР 2.0
  
  Думал ли простой петербургский налоговый инспектор, что в результате неудавшегося на него покушения окажется в прошлом? Однако судьба иногда преподносит весьма неожиданные сюрпризы, и вот уже наш герой вынужден как-то устраивать свою жизнь в середине XIX века. Кто знает, удастся ли ему вернуться обратно... А может быть, даже и не одному?
  
  Глава 1
  В сгущающихся сумерках довольно приятного августовского дня одна тысяча восемьсот сорок первого года по Симбирскому тракту плёлся человек весьма странной наружности. Одет он был в необычный по нынешним временам форменный костюм, помеси серого, голубого и зелёного цветов, относящий его владельца, надо полагать, к какому-то серьёзному ведомству. Пиджак однобортный застёгивался на три форменные пуговицы с двуглавым орлом, воротник окантован сукном темно-вишнёвого цвета, а на концах его - рисунок серебристого шитья. На левом рукаве - нарукавный знак. Плечи путника украшали погоны: на каждом три полоски и эмблема опять же в виде двуглавого орла. Вдоль брюк от пояса к ботинкам спускался алый кант. В целом же костюм выглядел изрядно испачканным и помятым, а сам путешественник несколько растерянным, что, впрочем, после ознакомления с его историей вполне объяснимо.
  Что ж, давайте и мы познакомимся с этим персонажем поближе. 38-летний житель Санкт-Петербурга Пётр Иванович Копытман был потомственным налоговым инспектором... из XXI века. Да-да, не удивляйтесь, таковы превратности судьбы, о которых мы ещё поведаем ниже.
  Дед Копытмана служил налоговым инспектором при Сталине, Хрущёве и Брежневе, отец - при Брежневе, Андропове, Черненко, Горбачёве и даже немного при Путине. Трудовая деятельность самого Петра Ивановича началась при том же Путине, причем инспектор отнюдь не был уверен, что, когда он уйдёт на заслуженный отдых, то у руля страны будет стоять кто-то другой.
  К своим 38 годам Копытман оставался холост, жил с пожилыми отцом и матерью и, несмотря на все их попытки найти сыну пару, обременять себя брачными узами на скорую руку не стремился. В глубине души он мечтал, что судьба пришлёт ему рано или поздно ту, с которой он будет чувствовать себя по-настоящему счастливо. Однако 'рано' уже миновало, а 'поздно' незаметно подкрадывалось, но Копытман по-прежнему оставался недоступен для кандидатур, предлагаемых ему любящими родителями.
  При этом внешность его трудно было назвать привлекательной: чуть полноват, нос мясист, носил очки с линзами в округлой оправе, имел залысину и слегка оттопыренные уши. Однако нраву был весёлого, пел под гитару романсы, анекдоты рассказывал, поэтому имел в своём коллективе у женщин некоторый успех. Но не настолько серьёзный, чтобы сойти за героя-любовника с претензией на долгие и чувственные отношения.
  Хобби у Петра Ивановича было два. Во-первых, каждую субботу он проводил в бильярдной у метро Парк Победы. Здесь сложился свой коллектив, и за семь лет Копытман успел стать своим. Откуда такая любовь к этой игре - он и сам затруднялся ответить, так как в роду его никто катанием шаров не увлекался. А вот он однажды попробовал - да и затянуло. Играли промеж себя на небольшие суммы, Пётр Иванович и выигрывал, и проигрывал, в целом, был средней руки игроком.
  Во-вторых, наш герой любил историю. Но не всякую, хотя немало интересного находил для себя и в дохристианском периоде, и в мрачном средневековье, и в викторианской эпохе. Однако больше его увлекала история государства российского, а особенно первая половина XIX века. Война с Бонапартом, декабристы, дуэлянт Пушкин, изящный стиль письма тех лет - всё это заставляло нашего романтичного героя иногда мечтать, как было бы хорошо, живи он в ту эпоху. Он и представить не мог, до какой степени желания иногда имеют свойство сбываться.
  Как же угораздило нашего героя очутиться в этом тихом августовском дне 1841 года, да ещё за тридевять земель от родного города? А всё началось с того, что был отправлен он своим руководством в командировку в Выборг. С целью - проверить финансовую отчётность на одном из предприятий, которое уже до этого попадалось на кое-каких нестыковках. Руководил этим предприятием остепенившийся бандит из 90-х, ныне к тому же депутат городской Думы. Однако бандитские замашки не оставил и, когда приехавший инспектор слишком глубоко залез в финансовую отчётность предприятия, отправил своих подельников решить вопрос без шума и пыли. По замыслу босса, его бойцы должны были предложить настырному инспектору неплохую взятку, и только после этого в случае несогласия питерского налоговика перейти к угрозам и дальнейшему физическому воздействию. Однако те решили, что три тысячи евро можно разделить на двоих, а инспектора по-тихому порешить. А именно - связать, вывезти в багажнике в лес, там пустить ему пулю в лоб и закопать. Ну а работодателю отчитаться, будто питерский гость деньги взял, после чего исчез в неизвестном направлении.
  Может быть, Пётр Иванович и принял бы взятку, будучи поставлен перед выбором - жизнь или кошелёк, однако денег ему никто не предлагал, а вместо этого его оглушили, связали и забросили в багажник.
  Очнулся Копытман от сильной тряски, преизрядно ударившись головой обо что-то твёрдое. После сильного удара, которым его вырубили, в голове ещё кружились хороводы, однако его прозорливому уму хватило нескольких секунд на то, чтобы восстановить в памяти последние события, после чего он понял, что его куда-то везут. И везут, скорее всего, по просёлочной дороге, потому что потряхивало изрядно. Понял он и то, что находится в багажнике, а чуть позже определил, что головой бился о черенок лопаты. Её предназначение он осознал сразу, после чего Петру Ивановичу на несколько секунд стало совсем плохо. Однако наш инспектор вполне резонно рассудил, что пропадать ни за понюшку табаку никакого желания не имеет, а потому предпочёл за лучшее побарахтаться, аки та лягушка в крынке с молоком.
  Кое-как извернувшись, он сумел перетереть путы об неплохо заточенное лезвие шанцевого инструмента, после чего принялся нашаривать ручку багажника. Копытман где-то вычитал в своё время, что американские машины, выпущенные после 2002 года, обязаны иметь внутри багажника ручку, дабы оказавшийся внутри человек имел возможность выбраться наружу. А он-то помнил, что подручные директора передвигались на джипе 'Чероки' цвета вороного крыла, и смотрелась машина достаточно свежо.
  Однако ручки так и не нашёл, из чего можно было сделать вывод, что машина была либо собрана не в Штатах, либо предусмотрительные похитители на всякий случай эту самую ручку заранее открутили.
  Смельчаком Копытман себя никогда не считал, но и к паникёрам не причислял. Вот и в этот раз, вместо того, чтобы биться в истерике, как поступила бы добрая половина из нас, он пошарил вокруг и спустя какое-то время обнаружил монтировку. Спустя минут пять Пётр Иванович умудрился каким-то чудом открыть изнутри крышку багажника. Далее, увидев проносящуюся из-под машины грунтовую дорогу с оседающими где-то позади клубами пыли, он окончательно осознал своё незавидное будущее и, пока бандиты не спохватились, решил, что ещё пара ссадин вдобавок к шишке на голове лучше, нежели вечный покой в лесной глуши.
  Падение из багажника и впрямь получилось не совсем мягким, но главное, что он был жив, руки-ноги целы, и пусть остался он без фуражки, денег, документов и сотового телефона, но в данный момент это казалось ему сущим пустяком. Радовало, что во внутреннем кармане пиджака уцелели очки, которые каким-то чудом не разбились после падения из багажника, и Пётр Иванович похвалил себя за то, что предусмотрительно туда их положил, когда в его кабинет вошли эти двое, с лицами, явно не облагороженными интеллектом. Без очков он весьма слабо ориентировался в пространстве, с ними же чувствовал себя намного увереннее. Радовало и то, что на запястье по-прежнему бодро тикали часы 'Zenith', механические и с автоподзаводом, которые отморозки, видимо, просто побрезговали с него снять, распознав хоть и дорогую, но китайскую реплику знаменитой швейцарской марки.
  Избегая возвращаться назад той же дорогой, поскольку бандиты наверняка поедут по ней искать пропавшего инспектора, он углубился в лес. Будучи городским жителем, в таких дебрях Пётр Иванович ориентировался не лучшим образом, и неудивительно, что вскоре заплутал.
  Очень хотелось есть, но, кроме зарослей малинника, ничего другого пригодного в пищу обнаружить не удалось. Наступил вечер, ночь Копытман провел в каком-то овраге, укрывшись форменным пиджаком, спал плохо, тем более после удара всё ещё побаливала голова. А поутру, проснувшись, обнаружил, что всё вокруг скрыто густым туманом. Таким плотным, что, казалось, его можно было брать в руки, как вату. Не иначе с Выборгского залива принесло.
  Даже в очках инспектор не видел дальше вытянутой руки, но всё же, выждав какое-то время, голодный и продрогший, решил идти через лес наощупь. К его удивлению, минут десять спустя, как он продолжил путь, туман чуть ли не мгновенно рассеялся. Пётр Иванович это явление списал на причуды местного климата.
  Целый день он продирался сквозь густые дебри, а когда совершенно отчаялся покинуть злополучный лес, вышел... на Симбирский тракт. Мало того, что каким-то чудом оказался бог знает где, так ещё провалился в прошлое чуть ли не на двести лет. Впрочем, об этом Пётр Иванович узнал чуть позднее, когда ему встретилась гружёная скошенной травой крестьянская подвода. Сидевший на облучке старик, одетый, невзирая на тёплую погоду, в перепоясанный потёртым кушаком тулупчик, стащил с головы грешневик и поклонился, видимо, подозревая в этом человеке птицу высокого полёта, по иронии судьбы угодившего в какую-то передрягу.
  - Товарищ, не подскажете, как мне пройти к Выборгу? - поинтересовался Копытман. - Или хотя бы, где ближайшее отделение полиции?
  - Нешто, барин, какой тута Выборг? Энто Симбирский тракт, до Симбирска ишшо полторы сотни вёрст.
  - До Симбирска? До Ульяновска, вы хотели сказать? - слабым голосом произнёс Петр Иванович, уверовав, что в бессознательном состоянии находился несколько дней, за которые душегубы успели его отвезти чёрт те куда.
  - Не, барин, Симбирск, не знаю никакова Улиановска, - настаивал на своем пейзанин, окорачивая хлыстом лошадку, норовящую утянуть подводу вперёд, по знакомому до стёртых подков маршруту.
  - Хорошо, пусть Симбирск, - сдался Копытман. - Но ближе есть какой-нибудь город?
  - А как же, есть, N-ск! - в беззубой улыбке раззявил рот старик. - Семь вёрст отсель прям по тракту.
  На душевнобольного водитель кобылы в общем-то не походил, хотя кто их, психов, знает, думал Копытман, разглядывая собеседника. Мучимый неясными подозрениями, инспектор потрогал шишку на голове, ослабил узел галстука и не без внутреннего трепета поинтересовался:
  - Скажите, уважаемый, а... А какой сейчас год?
  - Нешто головой ударились, барин, памяти лишились? - мелко перекрестился крестьянин, и Копытман отметил под ногтями собеседника траурную каёмку. - Дык я скажу, меня не убудет. Нонче у нас одна тыща осемьсот сорок первый, однако, от Рождества Христова. А ежели от сотворения мира брать, то..., - здесь он беззвучно зашлёпал губами и наконец изрёк, - то семь тыщ триста сорок девятый.
  'Что за шутки, - подумал инспектор, - что за нелепый розыгрыш? Кто-то узнал о моём пристрастии к этому периоду истории и решил меня разыграть? Однако какой всё-таки реалистичный мужик, не скажешь, что актёр'.
  - Ну, бывайте, барин, ехать надо, - вздохнул крестьянин, снова к чему-то перекрестившись. - Вам-то, видать, в другую сторону, а то подвёз бы. Н-но, пошла, родимая!
  Глядя вслед удалявшейся телеге, Пётр Иванович пребывал в явной растерянности. А ну как и впрямь в какой-то момент блужданий по лесу закинуло его в прошлое? С другой стороны, думал Копытман, если это не розыгрыш, то ещё хорошо, что он попал именно в эту эпоху, так как изучил её более-менее скрупулёзно. И ежели по какому-то фантастическому стечению обстоятельств так и случилось, Пётр Иванович надеялся, что с божьей помощью не пропадёт.
  Он решил испросить следующего встречного, и тут, словно по заказу, из-за поворота дороги появился крытый экипаж, ведомый парой гнедых. Ландо - вспомнил название транспортного средства Копытман. Ландо с поднятым верхом. Покачивающийся на рессорах экипаж несся с большой скоростью, порядка 30 вёрст в час, на козлах сидел коренастый дядька с развевавшимися на ветру усами, и вид как лошадей, так и кучера был столь грозен, что Копытман тут же поспешил отпрыгнуть в сторону, высоко, будто кузнечик, задрав коленки.
  В промелькнувшем мимо ландо он успел разглядеть только женское лицо, показавшееся ему довольно милым. Экипаж пролетел по инерции метров пятьдесят, после чего кучер резко натянул поводья и повернул лошадей в сторону одинокого путника. Экипаж вновь поравнялся с Копытманом, и сначала Петра Ивановича едва не сшиб с ног аромат лаванды, а затем он узрел перед собой ту самую симпатичную особу на вид лет двадцати с небольшим. Хотя, возможно, истинный возраст прелестницы скрывало обилие пудры на её лице, из-под которого всё же пробивался здоровый румянец. Придававшая шарму родинка на щёчке, кажется, от природы. Одета модница была в батистовое платье ярких разводов со множеством оборок, облегающим лифом и перетянутой тонкой талией, широкой юбкой 'колокольчиком'. Высокую и замысловатую причёску укрывал капор с такими же кружевными по краю оборками. Позади девицы Пётр Иванович имел честь лицезреть даму постарше, ряженую чуть скромнее. Обе, в свою очередь, с нескрываемым любопытством взирали на странника.
  - Здравствуйте, - учтиво поздоровался инспектор, сделав движение рукой к голове, словно собираясь стащить с неё несуществующий цилиндр.
  - Здравствуйте, сударь, - ответствовала особа, не сводя слегка удивлённого взгляда с мужчины. - Простите, мы с вами незнакомы...
  - Копыт... Копытин Пётр Иванович, налоговый инспектор из Санкт-Петербурга, - непроизвольно вытянулся в струнку путник, одёргивая порядком изжёванный костюм.
  Решение назваться созвучной, но все же другой фамилией он принял в последнюю секунду, подумав, что ещё неизвестно, как тут относятся к представителям иудейской веры. Хотя к этой самой вере он имел самое опосредованное отношение, отметившись ещё восьми дней от роду обрезанной крайней плотью, тогда же случилось его первое и последнее появление в синагоге. В целом же Пётр Иванович был русским настолько, что ещё среди русских поискать. Даже внешность его больше напоминала физиономию какого-нибудь рязанского помещика... Впрочем, наружность Копытмана мы уже описывали выше, так что нет нужды лишний раз возвращаться к его облику.
  - Тётушка, из самой столицы! - всплеснула руками молодая женщина, переглянувшись с попутчицей. - А к нам по какой надобности, сударь, если не секрет?
  - Да-а.., - развёл руками Копытман, не зная, с чего начать.
  - Ах, не говорите, дайте догадаюсь сама! Вы к нам в N-ск по служебной надобности, на вас напали разбойники, кучера убили, лошадей увели, а вас ограбили, отняли деньги и документы, и теперь вы вынуждены добираться до N-ска пешком. Скажите, я права?
  - Ну-у, в целом...
  - Видите, Настасья Фёдоровна, я оказалась права, - снова повернулась она к спутнице. - У нас тут уже несколько месяцев безобразничают на тракте разбойники, всё не могут их изловить... Ах, простите, забыла представиться... Елизавета Кузьминична Мухина, дочь N-ского уездного судьи.
  Елизавета Кузьминична протянула ручку, к которой Петр Иванович соизволил припасть после некоторого замешательства.
  - А это моя тётушка, Настасья Фёдоровна, - представила попутчицу девица. - Кстати, налоговый инспектор, но в каком вы чине? Платье на вас весьма необычного покроя, верно, пошито с заграничных образцов? Такие сейчас моды по вашей службе в столице? Вы наверняка коллежский асессор!
  Копытман вновь развел руками. При всей своей любви к истории он всё же не имел понятия, как идентифицировать свою должность по отношению к принятой ныне табели о рангах. В том, что он чудесным образом угодил в прошлое, Пётр Иванович уже практически не сомневался.
  - Настасья Фёдоровна, я снова угадала! - обрадовалась Елизавета Кузьминична. - Значит, к вам должно обращаться Ваше высокоблагородие.
  - Хм... Ну... Должно быть, - обречённо пожал плечами Копытман.
  - Ах, что же это я! - всплеснула руками девица. - Видно, что человек не в себе, а я его разговорами последних сил лишаю. Садитесь, Ваше высокоблагородие, сей же час доставим вас на постоялый двор, я распоряжусь, чтобы вам выделили приличный нумер и накормили. Уже вечереет, и вы, конечно же, проголодались.
  - Да уж, шесть вечера доходит, - пробормотал Пётр Иванович, непроизвольно бросив взгляд на циферблат своего хронометра.
  - Какой оригинальный брегет! - воскликнула девица. - Верно, в Европах многие такие уже носят, да и в столице, вероятно, тоже. А у нас, в провинциях, знаете ли, прогрэсс (она выделила в слове букву 'э') совсем не ощущается... Да что ж вы стоите, сударь, садитесь к нам. Осип, немедленно гони к постоялому двору!
  Поездка до постоялого двора, находящегося на окраине уездного города N-ск, заняла около получаса. За это время ни на мгновение не закрывавшая рот Лизонька, как к ней как-то обратилась молчаливая тетушка, уже порядком осточертела Петру Ивановичу, на все её вопросы до поры до времени он предпочитал кивать или мычать нечто неразборчивое, пожимая плечами.
  'Однако, какая всё-таки дура, даром что симпатичная, - думал Копытман, глядя на выдающиеся прелести щебетавшего напротив него создания. - Впрочем, за последующие два столетия женщины не сильно изменились, стоит ли обвинять эту представительницу прекрасной половины человечества в словоблудии, коль она видит в этом смысл своего существования?'
  Пётр Иванович в глубине души был немного философом, поэтому смотрел на окружавшие его вещи с точки зрения мыслителей прошлого, среди коих особенно почитал Шопенгауэра, сумевшего соединить рациональное с иррациональным. Копытман нередко козырял фразой философа XIX века 'Воля - вещь в себе'. Но его заумные выражения не встречали у современников в веке XXI понимания, поэтому инспектор рискнул апробировать сию сентенцию в общении с попутчицей, благо что момент для этого настал очень скоро.
  - Ах, Пётр Иванович, вы даже себе не представляете, как иногда хочется вырваться из нашего болота в цивилизацию! - вздыхала Лизонька. - Балы, наряды по парижской моде... Вы ведь наверняка лицезрели самого государя-императора?
  - Ну-у, было как-то.
  Тут Пётр Иванович если и покривил душой, то не очень сильно, потому что пусть не государя-императора, но Президента он всё же видел, хотя и издали. И тут же поспешил сменить тему, пока дело не дошло до более подробных вопросов.
  - Знаете, Елизавета Кузьминична, как сказал немецкий философ Артур Шопенгауэр, воля - вещь в себе, - с самым серьезным видом заявил Копытман. - Ведь именно она и определяет сущее, влияя на него. К чему вам эти балы и парижские моды, когда необходимо сосредоточиться на основных способах достойной жизни - искусстве, моральном аскетизме и философии. Шопенгауэр считает, что именно искусство способно освободить душу от жизненных страданий. К другим же надо относиться, как к самому себе.
  - Настасья Фёдоровна, mon cher, вы слышали?! Их благородие знакомы с философскими трудами европейских мыслителей!
  - Да, причём он это сказал мне лично, - олицетворяя собой саму скромность, объявил Копытман.
  Почему он произнёс эти слова, Пётр Иванович и сам не понял, видно, чёрт дернул за язык. Но судейская дочь просто-таки взалкала продолжения.
  - Не может быть! Расскажите, умоляю, Ваше высокоблагородие, при каких обстоятельствах это случилось!
  - На водах в Баден-Бадене, где я отдыхал этой весною.
  'Боже, что я несу, какой Баден-Баден, я там никогда и не был?!' - с ужасом подумал инспектор, но праздновать труса было уже поздно.
  - В Баден-Бадене?! О, как бы я хотела там побывать... Расскажите же, милейший Пётр Иванович, что это за место?! Я слышала, что оно пользуется несомненной популярностью у русских дворян, военных и интеллигенции.
  - Да, соглашусь с вами, сударыня, наших соотечественников я там встретил немало, - важно кивнул Копытман.
  При этом он подумал, не применить ли ему словоерс для краткости, но пока всё же решил обходиться более почтительным полным произношением. В этот момент они проезжали какую-то небольшую деревушку, приткнувшуюся у дороги, словно бородавка на носу старого помещика. Деревушка была так себе, достаточно сказать, что покосившуюся стену ближайшей к ним хаты подпирала толстенная жердь. Не будь этой жерди, стена, точно, рухнула бы, оголив всякому проезжавшему неприглядные внутренности хаты и столь же неприглядно выглядящих её обитателей. В пыли под стеной сидел младенец в большой, не по размеру домотканой рубахе, и сосредоточенно грыз молочными зубами щепку, уже всю покрытую слюною.
  Заметив интерес приезжего к населённому пункту, Елизавета Кузьминична пояснила, что деревенька принадлежит помещику Старопопову, во владении которого находятся ещё три деревни, с населением общим числом около двухсот пятидесяти душ. И что Старопопов по молодости воевал с Наполеоном, а за заслуги на войне была ему пожалована медаль 'В память отечественной войны 1812 года'.
  Наконец, показались границы уездного города N-ск, отмеченные будкой в толстую полоску ёлочкой и прислонившимся к её стенке урядником. Низший чин лениво ковырял веточкой в ухе, время от времени поглядывая на содержимое своего слухового прохода и вытирая его об штанину. Увидев приближающийся экипаж, он на мгновение прекратил интимное занятие, затем, разглядев, что едут птицы невеликого пошиба, отрешённо продолжил процесс извлечения из уха серы кончиком прутика.
  Уже отсюда, ото въезда, виднелся золочёный шпиль колокольни главного городского собора. Никаких 'хрущёвок' и тем более высоток, взору инспектора предстали сплошь старинные дома эпохи девятнадцатого столетия, которые сейчас отнюдь не выглядели такими уж старинными.
  'Значит, всё это правда, - обречённо заключил про себя Пётр Иванович. - Сбылась мечта идиота'.
  До этого он ещё тешил свой разум слабой надеждой, что стал героем какой-то невообразимой мистификации, но выстроить такие декорации... Да на такие траты ни один самый богатый шутник не пойдет!
  Постоялый двор оказался двухэтажным строением с трактиром на первом этаже, окружённым двором со стойлом для лошадей и крытым навесом для экипажей. Заливавшаяся лаем безродная шавка гоняла вдоль забора стаю отчаянно кудахтавших кур, а впереди куриной своры гордо мчался порядком общипанный петух. Ворота, предварявшие постоялый двор, представляли собой два столба на удалении друг от друга примерно пяти аршин, с верхней перекладиной в виде длинной и узкой покатой крыши.
  Перед ними из ворот как раз выезжала бричка, запряжённая одной кобылой. Сидевший на месте пассажира молодой человек лет тридцати с закрученными вверх чёрными, как смоль, усиками, приветствуя встречный экипаж, чуть поклонился и прикоснулся указательным и средним пальцами к полям цилиндра.
  - Это господин Недопейвода, хроникер 'N-ских ведомостей', - представила усатенького Елизавета Кузьминична, провожая экипаж взглядом.
  - Пронырливый малый, - высказалась наконец всё это время молчавшая Настасья Фёдоровна.
  При этом в её голосе просквозило лёгкое пренебрежение, видимо, по какой-то причине этот самый Недопейвода, несмотря на свой франтоватый вид, а возможно, и в чём-то благодаря ему, не снискал у тётушки особой симпатии. В то же время (раскроем небольшой секрет) хроникёр вот уже второй год добивался руки и сердца судейской дочери. Елизавете Кузьминичне это льстило, а вот её папеньке такая партия казалась невыгодной.
  - За душой у этого прохвоста ни гроша, - говорил дочери Кузьма Аникеевич. - А ты девица видная, к тому же с недурным приданым, вот он и увивается возле тебя. Да только такой зятёк мне ни к чему, пусть ищет невесту себе в своём круге.
  Встречать судейский экипаж вышел сам хозяин заведения Фёдор Тимофеевич Гусак, как его ещё загодя представила Мухина. Это был тот самый случай, когда фамилия полностью оправдывала внешность её обладателя. Гусак был по-бабьи полноват в бёдрах, узок в плечах, а голова восседала на худой, длинной шее. Дополняя карикатурное сходство, лоб его с редкими зализанными волосами был скошен назад, а нижняя часть лица, напротив, выдавалась вперёд, видясь ещё длиннее за счёт редкой козлиной бородки. Всё лицо его, как и волосы, будто было смазано маслом. От пуговичной петли его жилета серебряная цепочка тянулась к боковому кармашку, где, верно, был спрятан 'брегет' .
  - Елизавета Кузьминична, Настасья Фёдоровна!
  Гусак поцеловал ручки гостий, причём ладошку девицы задержал в своей руке чуть долее, нежели дозволено по этикету, а Петру Ивановичу учтиво поклонился. На Копытмана хозяин постоялого двора произвел не самое приятное впечатление, однако своё мнение он пока решил оставить при себе.
  - Не имею-с чести быть знаком...
  - Пётр Иванович Копытин, - не менее учтиво кивнул инспектор. - Чиновник из Санкт-Петербурга.
  - Коллежский асессор, - добавила Мухина. - Пётр Иванович к нам прибыл с особым поручением, но по пути стал жертвой разбойников, остался без вещей, денег и документов. Ему нужно привести себя в порядок, поесть и отдохнуть, поэтому, Фёдор Тимофеевич, к кому ещё я могла его определить, как не к вам...
  - Заступница, видит бог, - неожиданно для самого себя с ноткой чувственности в голосе выдал Копытман.
  - Ах, бросьте, - отмахнулась судейская дочь, но видно было, что она польщена. - Это святая обязанность каждого христианина - помочь попавшему в беду ближнему. Я уверена, что вы, Фёдор Тимофеевич, также не останетесь в стороне, поможете нашему гостю обустроиться на первых порах. За оплату не беспокойтесь, я компенсирую все расходы.
  - Да ни боже упаси! - воскликнул Гусак, молитвенно сложив ладони, также напоминающие гусиные крылья. Причем было решительно непонятно, что он хотел этим сказать. То ли что и не принял бы денег от гостьи, то ли, напротив, что не сомневался в её платёжеспособности.
  - Что ж, сударь, оставляю вас на попечение хозяина этого заведения. Вам придётся написать записку на имя нашего капитан-исправника Прохора Пантелеймоновича Неплюева о приключившемся с вами несчастье. Как писать, вы, верно, знаете, если же будете испытывать затруднения - Фёдор Тимофеевич вам поможет. Нелишним, вероятно, будет отправить депешу в Петербург о вашем незавидном положении. Нынче же вечером её тоже отпишите, Ваше высокоблагородие, а утром заедет Осип, заберёт у вас оба письма. Одно он отвезёт Неплюеву, а второе - почтмейстеру Касторскому.
  Отдав таким образом распоряжения, Елизавета Кузьминична и ее тётушка покинули Копытмана, который остался наедине с Гусаком. Тот тут же расплылся в угодливой улыбке:
  - Вы-с, я так полагаю, без слуги-с?
  - Правильно полагаете, господин Гусак, - улыбнулся в ответ Копытман, но уже с наигранной грустинкой. - Слуга был моим кучером, он же пал жертвой дорожной засады.
  - Нет управы на этих нехристей, - казалось, притворно вздохнул хозяин постоялого двора. - Что ж, милости прошу, сударь, следовать за мной.
  Нумер оказался даже лучше, чем Пётр Иванович мог ожидать. Во всяком случае, здесь имелись кровать с матрацем, чистой простыней и чуть менее чистой наволочкой на набитой перьями подушке, укрывало ложе сотканное из разноцветных лоскутов тёплое одеяло. Имелись тут ещё стол с подсвечником из латуни, в котором торчали два огарка в палец длиною, и стул, а также что-то вроде комода в углу комнаты. Над комодом располагалось зеркало с побитой по краям амальгамой. В окно сквозь мутное стекло виднелся задний двор, где, прислонившись спиной к большой поленнице и натянув на нос картуз, почему-то в обнимку с самоваром дрых бородатый мужик в рубахе в горошек и серых, заправленных в сапоги штанах.
  - Тараканов нет-с, не извольте беспокоиться, - заверил Гусак и следом выдал очевидное. - Поклажи при вас, как я понимаю, не имеется. Нынче же Селифан принесет таз с водою и полотенцем, а затем пожалуйте ужинать вниз. Ежели изволите письменные принадлежности, то сей же час организую-с.
  - Благодарю, милейший, письменные принадлежности мне и в самом деле понадобятся, но за перо я сяду после ужина. И кстати, нет ли возможности привести мою одежду в порядок?
  - Как же нет-с, Селифану отдадите ваше-с платье перед сном, до утра и почистят и отгладят, будет как новое.
  Спустя десять минут появился тот самый Селифан - малый лет восемнадцати с прыщавым лицом, пробивающимся на подбородке пушком и прилизанным пробором. Он принёс небольшую лохань с тёплой водой, на плечо его было наброшено полотенце, а из кармана синей с искрою жилетки торчал кусок тёмного, вонючего мыла. Умылся Копытман с наслаждением, отмыв не только лицо, но и шею. Мыло даром что было дегтярное, дорожную пыль смывало прекрасно, и вскоре посвежевший инспектор спустился на первый этаж, где в этот час уже было прилично народу. Внешний вид постояльца многих заставил удивленно поднять брови, начались перешёптывания, и Пётр Иванович постарался забиться за свободный угловой столик, дабы привлекать к своей персоне как можно меньше внимания.
  Довольно просторное и при этом относительно чистое помещение было пропитано сонмом самых разных ароматов, но над всеми ними преобладал запах кислых щей. Многие как раз хлебали это варево, причём с аппетитом, не обращая никакого внимания на круживших тучами мух, и Копытман понял, что и сам бы не оказался присоединиться к едокам - настолько он проголодался за сутки с лишним скитаний между мирами. Вскоре появился половой, видимо, уже проинструктированный хозяином.
  Он без всяких прелюдий принялся выставлять на стол горшочек ухи с угрём, опять же весьма аппетитный дух издавал барашек с гречневой кашей, кстати пришлись грибы в сметане, лежавшие горкой на одной тарелке солёные огурцы и квашеная капуста с красными морковными прожилками. Пахнувшая квасом краюха хлеба была порезана аккуратными ломтями. Венчал эту гастрономическую идиллию графинчик местной водки, которую половой обозначил как 'Божья роса'. Рюмочку Копытман опрокинул в качестве аперитива, после чего с резвостью приступил к уничтожению съестного изобилия.
  'Все же неплохо я устроился стараниями судейской дочки, - думал Пётр Иванович, от полноты чувств едва не рыгнув. - Всё могло бы быть намного хуже. Пока придётся по примеру гоголевского героя выдавать себя за чиновника из Петербурга, ничего не поделаешь. Неизвестно, сколько продлится обман, но рано или поздно правда вскроется, и тогда последствия могут быть самыми неприятными. Однако пока легенда работает, и будем её придерживаться, а насчёт будущего озаботимся завтра'.
  От куска рыбника размером с лапоть 45 размера Копытман тоже не отказался. Отужинав, велел передать Фёдору Тимофеевичу свое нижайшее почтение, после чего попросил принести в нумер принадлежности для письма и ещё пару свечей, потому как не был уверен, что имеющихся огарков ему хватит для составления сразу двух писем. Попросил так же, ежели Гусак не откажет в такой услуге, подняться и его самого, чтобы помочь составить записку на имя капитан-исправника.
  - Видите ли, в каждом городе свои обычаи составления подобного рода протоколов, - с умным видом пудрил мозги хозяину постоялого двора Копытман, при этом обмакивая кончик пера в чернильницу. - Не хочется лишний раз попусту переводить чернила и бумагу. К тому же от того, как скоро начнутся розыски, может зависеть, насколько быстро удастся обнаружить душегубов.
  - А что душегубы, много ли их было? - поинтересовался как бы между делом Гусак.
  - Несколько человек, в суматохе толком не разглядеть было, не до того, - отбоярился Копытман.
  Писать пришлось на специальной аспидной доске, принесённой уже лично Гусаком. Бумага была не самого лучшего качества, но выводить на ней буквы под диктовку Фёдора Тимофеевича инспектор наловчился довольно быстро. Чудесным образом написание всякого родя 'ятей' Копытману давалось столь легко, будто рукою его водил некто посторонний, как бы не сам нечистый. Впрочем, наш герой уповал, что ему всё же благоволят светлые силы. При этом, как инспектор сам про себя отметил, думать и говорить он так же начал в соответствии с веяниями эпохи, и это тоже далось ему крайне легко. Мистика, одним словом!
  Когда же, наконец, письмо было составлено и увенчано неразборчивой подписью, Петр Иванович, догадавшись о предназначении коробочки с мелкими дырочками, посыпал лист мелким песком, который затем сдунул на пол.
  'Не хватает шариковой ручки, - думал он, глядя, как Гусак оборачивает плотный конверт бечёвкой и запечатывает его сургучом. - И вообще можно подкинуть местным кулибиным идею пера с металлическим наконечником и прорезью посередине. Всяко удобнее, чем гусиным выводить. А заодно и конверт модернизировать, только вот знать бы, из чего делается этот клейстер'.
  Попрощавшись с хозяином, Копытман теперь уже сел писать письмо якобы своему начальству в Петербург. Можно было бы, конечно, вложить в конверт чистый лист бумаги, но он решил играть свою роль до конца. И даже позволил себе немного похулиганить.
  'Его сиятельству графу Ал. X. Бенкендорфу от 7-го августа 1841 года, - писал инспектор с уже въевшимися в его сознание 'ятями'. - Милостивый государь, граф Александр Христофорович! Согласно вашему поручению прибыл в уездный город N-ск. Однако в пути со мной приключилась неприятность, как-то - мой экипаж попал в засаду, устроенную местными разбойниками. Исполнявший роль кучера слуга оказался убит, я же, не имея при себе оружия, вынужден был отступить, бросив саквояж со всеми деньгами и документами, которые, верно, стали легкой добычей грабителей. Далее по Симбирскому тракту пришлось путешествовать пешком. К счастью, судьба мне благоволила встречей с дочерью N-ского судьи, которая оказала вашему покорному слуге первейшее содействие, пристроила на постоялый двор и обещала всячески меня опекать первое время. Донос на имя местного исправника я уже написал, отправлю утром с нарочным, как и это письмо почтмейстеру. Надеюсь, оно дойдёт до Вашего сиятельства в ближайшее время.
  Что же касается нашего задания, то, невзирая на случившееся со мной несчастье, я по-прежнему полон решимости довести до конца порученное мне дело и вывести всех мошенников на чистую воду. Уверен, мздоимцев, равно как и казнокрадов, в N-ске с избытком. Впрочем, как и в любом российском поселении, как бы ни печально это звучало. Жду от Вашего Сиятельства как можно скорее ответной депеши. Преданный Вам коллежский асессор, чиновник VIII класса Копытин П. И'.
  Снова неразборчивая подпись, после чего письмо было упаковано в конверт. Напрягши память, Петр Иванович начертал сверху: 'Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Лично в руки Его сиятельству графу Ал. Х. Бенкендорфу'. Именно там, по мнению увлекавшегося историей Копытмана, должна была находиться штаб-квартира Бенкендорфа.
  В этот момент раздался осторожный стук в дверь.
  - Войдите, - крикнул Пётр Иванович, перевязывая конверт бечёвкой.
  Пришел Селифан за одеждой, которую Копытман не без удовольствия ему вручил. Узрев столичного чиновника в непривычных своему глазу семейных трусах и майке-алкоголичке, Селифан округлил глаза, что-то промычал, но, так ничего и не сказавши, пятясь задом, покинул комнату.
  Проводив слугу, налоговый инспектор сладко потянулся. Покосившись в тёмное окно, задёрнул шторку, затушил свечи и улёгся в постель. После почти двух дней приключений он сразу же провалился в глубокий сон, в котором ему не приснилось никакой чертовщины. Как, впрочем, и ничего приятного.
  
  Глава 2
  В начале шестого сладкий утренний сон Петра Ивановича был прерван самым бесцеремонным образом. Виной тому стали не клопы, которые немного, но всё же донимали инспектора во время сна, а отчаянный петушиный крик, не оставивший Копытману даже времени на мечты, что все произошедшее с ним накануне - не более чем дурной сон. Да и жестковатая подушка, внутренности которой он ощущал правой половиной лица, подтверждали самые худшие опасения, потому что прежде спать ему доводилось лишь на подушках с куда более мягкой набивкой.
  Инспектор открыл глаза и уставился в плохо выбеленный потолок, расчерченный от окна к двери щелями от не лучшим образом пригнанных друг к другу досок. При этом аккурат над его головой обнаружился приличных размеров пруссак, лениво шевеливший своими гусарскими усищами.
  'Каков всё-таки подлец этот Гусак, - подумал, зевая, Пётр Иванович. - Намедни вечером божился, что тараканов нет, а он вот - сидит себе и пялится на меня, видно, выцеливает, как половчее мне в рот упасть, когда в следующий раз зевать буду'.
  Со двора вновь раздался хриплый вопль назойливой птицы. Копытман наконец встал и, почёсываясь, в одних трусах и майке прошлёпал к окну. Отодвинув занавеску и распахнув створку, он выглянул во двор. Утренняя свежесть, сдобренная нотками навоза, бодрила. Давешний ободранный петух взгромоздился на плетень, где его точно не достала бы шавка, с ленцой наблюдавшая за хаотичным перемещением кур по вверенной ей территории. Неподалеку в грязной луже с царственным видом возлежала хавронья необъятных размеров, таких огромных свиней прежде видеть Копытману не доводилось, он даже на всякий случай протёр глаза. Возле свиноматки увивались с десяток поросят, оглашавших двор негромким повизгиванием.
  Отмахнувшись от ранней мухи, Пётр Иванович с хрустом потянулся, и в этот момент откуда-то снизу раздался крик:
  - Дунька, дура, неси воду в самовар!
  Спустя полминуты по двору пробежала босая девка, одной рукой придерживая подол сарафана, а второй вцепившись в ручку пустого деревянного ведра, опоясанного по бокам железными полосами. Минуты через три она просеменила обратно, уже с полным ведром.
  Затворив створку, чтобы не налетело со двора мух, он вернулся в комнату и обнаружил на стуле свою аккуратно сложенную, выстиранную и выглаженную одежду. И когда только успели, удивился про себя Петр Иванович, неужто всю ночь без сна приводили его платье в порядок? Да ещё и ботинки вычищены, не иначе Селифан постарался, пока инспектор изволили почивать.
  Он прилёг в постель, но сон больше не шёл. Все больше в голову лезли мысли относительно его нынешнего положения.
  'Вот ведь какая петрушка получается, - думал инспектор. - Жил себе, никого не трогал, ежели только по служебной необходимости, пока в этот треклятый Выборг не отправили... Что ж за неведомая сила перенесла меня на полтораста с лишним лет назад? Не иначе в том лесу какая-то временно-пространственная аномалия. Да и туман тот странный... Но раз уж так, то, как отмечал тот же Шопенгауэр - форма жизни есть настоящее. Вот и будем исходить из этого постулата, отбросив ненужные домыслы и сосредоточившись на решении насущных задач'.
  Наконец настало семь часов, чему свидетельствовали показания его хронометра. Копытман встал, натянул носки, которые, верно, нужно было также отдать в стирку, но теперь уж об этом поздно сожалеть, оделся в отутюженную форму, про себя удивляясь накрахмаленному воротничку, обулся, осмотрел себя в зеркале над комодом, и остался не вполне доволен своим внешним видом, потому как щеки и подбородок поросли отдающей синевой щетиной. Он выглянул в коридор и тут же на глаза ему попался пробегавший мимо Селифан, держа в руках чьи-то вычищенные сапоги. Завидев постояльца, тот притормозил и пожелал доброго утречка.
  - Постой-ка, братец, - обратился к нему Копытман. - Не мог бы ты принесли бритвенные принадлежности?
  - Сей момент, сударь!
  Этого 'сей момент', впрочем, пришлось ждать около получаса, за которые, устав держать в себе силой воли результаты плотного ужина, Пётр Иванович успел сбегать по нужде во двор. По идее, ещё вчера он обнаружил под кроватью ночной горшок, но решил, что нечего гадить в комнате, чай, не инвалид, и во двор сбегает. Вернувшись, инспектор обнаружил на комоде у зеркала блюдо с горячей водой, помазок со свиной щетиной, мыло и острозаточенную опасную бритву. Чуть в стороне стоял флакон одеколона 'Тройной', состоявший, если верить надписи на этикетке, из эфирных масел бергамота, лимона и нероли.
  'Чёрт, как же этим бриться? - размышлял Копытман, привыкший к безопасной бритве 'Gillette Fusion Proglide', гелю для бриться, и лосьону для умащивания побритых мест. - Ладно, была не была, постараюсь быть аккуратнее'.
  Впрочем, как инспектор ни старался, пару раз всё же легко порезался. Однако щетину всю с физиономии вычистил, протёр кожу одеколоном, морщась, когда доходил до порезов, и был своим внешним видом вполне удовлетворён, напоследок выдавив выскочивший за ночь на носу прыщик и протерев место жгучей жидкостью с ароматом всё тех же бергамота, лимона и нероли. Далее он почувствовал, что не мешало бы позавтракать. Раз уж вчера с него денег не взяли, видно, и сегодня не попросят.
  Давешний половой словно ждал появления наделавшего шуму постояльца. Предложил яичницу на шкварках с помидорами или молочную кашу. Подумав, Петр Иванович выбрал первое, потому как желудок его не был расположен к молочным блюдам и самому молоку соответственно, отзываясь на это неприятной слабостью.
  К яичнице подали киселя и вчерашнего пирога. Тут и сам хозяин постоялого двора объявился. Премило раскланялся с Петром Ивановичем, и протянул свежий номер 'N-ских ведомостей':
  - Вот-с, про вас пишут-с.
  И ткнул пальцем в маленькую заметку в разделе 'Хроника'.
  Водрузив на нос очки, Копытман принялся читать.
  '7 августа сего года в N-ск пожаловал чиновник из столицы, коллежский асессор Пётр Иванович Копытин. На подъезде к нашему Богом хранимому городу на г-на Копытина напали разбойники, давно уже озорничающие на Симбирском тракте, ограбили и едва не лишили жизни государственное лицо. К счастию, провидение послало навстречу г-ну Копытину дочь уездного судьи г-жу Елизавету Мухину, которая, будучи девицей доброй, доставила столичного гостя на постоялый двор г-на Гусака, где ныне г-н Копытин и пребывает. О цели его прибытия в N-ск доподлинно неизвестно, но, как можно догадываться, приехал он с проверкою, о результатах которой мы рано или поздно будем оповещены'.
  Подпись под заметкой принадлежала тому самому щеголю, что встретился им накануне на бричке - Недопейводе.
  'Оперативно работает, сволочь', - не без уважения подумал Пётр Иванович, возвращая газету хозяину постоялого двора.
  - А что, Фёдор Тимофеевич, нет ли в вашем городе приличного шляпных дел мастера, что изготовил бы мне новую фуражку взамен утерянной? - поинтересовался инспектор у Гусака.
  - Как не быть, Ваше высокоблагородие, имеются, и не один-с. Я бы порекомендовал вам Лазаря Шмулевича, у него хоть и не салон, но руки воистину золотые, на любой вкус мастерит, не хуже заграничных получаются. Все наши N-ские чиновники к нему ходят. Хотя и берёт он, по правде сказать, прилично.
  - А что, в кредит шляп он не шьёт? - с надеждой поинтересовался Копытман, потому что просить денег у Елизаветы Кузьминичны ему страшно не хотелось.
  - Насчёт этого-с не имею чести знать. Впрочем, готов пригласить Лазаря Моисеевича на предмет вашего с ним дела, думаю, он найдёт время почтить вниманием столь высокую персону.
  - Буду вам премного обязан.
  Совершенно не имея понятия, что делать дальше, Пётр Иванович поднялся к себе в нумер, снял пиджак, скинул ботинки и улегся на постель, решив вновь предаться размышлениям. Однако его думы были прерваны появлением Осипа. Кучер и одновременно слуга судейской семьи забрал письма и, в свою очередь, отдал Копытману записку, написанную рукой Елизаветы Кузьминичны.
  'Сударь, Пётр Иванович, посылаю Вам с Осипом это письмо, в надежде, что Вы соизволите его прочесть. Вчера вечером мой папенька, узнав о Вашем появлении в N-ске, выразил желание познакомиться с Вами поближе, так сказать, tete a tete, и приглашает Вас сегодня у нас отобедать. Ежели соизволите согласиться, то напишите и отдайте сей же час записку Осипу, он будет ждать Вашего ответа. С искренним почтением, Е. К. Мухина'.
  'Ого, - подумал Копытман, - как-то неожиданно я начинаю входить в жизнь этого уездного городка. Однако, отказывать было бы неучтиво, да и чем я, собственно говоря, рискую?'
  Провертев таким образом в голове мысли, Пётр Иванович уселся писать ответ, благо что письменный прибор со вчерашнего вечера оставался на столе, равно как и аспидная доска. В письме, проклиная про себя нынешний эпистолярный жанр, он выразил всяческое почтение к уездному судье и обещал всенепременно явиться к обеду, ежели только за ним соизволят заехать, потому как с городом незнаком и легко может заплутать. Отправив Осипа восвояси, Пётр Иванович принялся думать, как бы предстать перед этим самым Мухиным в выгодном свете. Но его размышления вновь были прерваны, на этот раз появлением Селифана, который передал приглашение отужинать в доме городничего, Антона Филипповича Муравьёва-Афинского. Тот даже пообещал прислать ввечеру экипаж. Текст был составлен на хорошей бумаге и закреплён личной печатью самого городничего.
  'Похоже, сегодняшний день обещает быть весьма занятным, - решил Копытман. - Но делать нечего, от таких приглашений не отказываются. Хотя, видимо, в их глазах я тоже представляю из себя величину, ежели они один за другим шлют мне приглашения. Чай, не каждый день в это захолустье приезжают чиновники из столицы. Таким образом, обедаем у судьи, а ужинаем у городничего'.
  Не прошло и получаса, как к Копытману заявились просители. Первой была помещица Лютикова, владевшая имением в 15 верстах от N-ска. Помещица была в городе с утра по делам, а про столичного инспектора узнала из слухов, которыми уже с вечера был наводнён уездный город. Это была женщина лет пятидесяти пяти, гренадерской стати и трубного голоса, при звуках которого невольно хотелось вжать голову в плечи.
  - Я вдова! - с порога заявила Лютикова, выпятив грудь невероятных размеров. - Мой Фрол Митрофанович француза воевал, ранен был, оттого и скончался три года тому как. А мне как вдове положенную пенсию не плотють.
  - Что, совсем? - тихо спросил Пётр Иванович.
  Сидел он на кровати, потому как стул пришлось уступить нежданной гостье, принесшей ещё с собой корзину, накрытую тряпицей, под которой определённо что-то шевелилось. Это шевеление слегка нервировало инспектора, ему чудилось, что в корзине целый клубок змей, и ежели он чем-то вдове не угодит, та сдёрнет тряпицу и начнёт кидаться в него гадами.
  Пока Пётр Иванович занят общением с гостьей, посвятим же нашего читателя в некоторые подробности истории семьи Лютиковых. Муж помещицы, Фрол Митрофанович, и впрямь входил в ополчение, командовал своими вставшими под ружьё - вернее, топоры и вилы - крестьянами, но всерьёз повоевать ему так и не довелось. Потому что когда ополчение собрали - француза уже погнали от Москвы, и Лютиков по прибытии на место прежней дислокации командования был отправлен обратно. Вот по пути в свое поместье и случилась неприятность, когда старая лошадь под Лютиковым споткнулась, и он, скатившись с седла кубарем, сломал лодыжку. Помер же он по причине утопления в пруду в нетрезвом виде, однако вдова представила дело так, будто скончался её супруг от последствий ран, полученных на войне, и усердно обивала пороги разного рода государственных учреждений, требуя компенсацию за потерю кормильца. Хотя кормилец из Фрола Митрофановича был тот ещё. Помещик при жизни славился на всю округу пристрастием к картам и вину, тискал дворовых баб, и поместье его, мягко говоря, не процветало, а за последние двадцать лет и вовсе две деревни и полторы сотни душ крестьян ушли по закладной.
  - Совсем не платят, - заявила помещица.
  - А почему?
  - А никакой он у тебя, грят, ни герой Отечественной войны, мол, и француза-то не видел.
  - Так что?
  - Так и ничего, отец родной, суют мне свой 'Устав о пенсиях и единовременных пособиях' за подписью импярятора Николая I, мол, ты под эти статьи не подпадаешь. А как же не подпадаю, когда муж мой кровь проливал за царя и Отечество?! Мой-то Фрол жизнь готов был положить, как француз к нам пришёл, так сразу и подхватился, да только его батюшка не отпускали первое время. Шёл на смерть, только Бог миловал, уберёг от гибели на фронтах, а эти щелкоперы мне пенсию платить не желають.
  Чувствуя, что этот разговор заведёт его в такие дебри, из которых можно и не выпутаться, Пётр Иванович предпочел за лучшее закончить препирания и решительно поднялся с кровати.
  - Что ж, уважаемая... ээээ...
  - Антонида Поликарповна я.
  - Что ж, уважаемая Антонида Поликарповна, вашей пенсией мы обязательно займёмся, как только разрешим первостепенные дела государственной важности. Не беспокойтесь, ступайте с Богом!
  - Спасибо тебе, отец родной, свечку за твоё здоровье нынче же поставлю, - всплеснула руками помещица и сдёрнула с корзины тряпицу, заставив постояльца испуганно отпрянуть. - А это прими в дар, намедни с утра на базаре была, порося на развод взяла, отрываю от сердца.
  И она протянула Копытману розового поросёнка, глянувшего на нового хозяина томным взглядом из-под длинных, прозрачных ресниц. Инспектор начал было отнекиваться, так как совершенно не представлял, что ему делать со свиньёй, но помещица оказалась весьма настойчивой особой, и ему так и пришлось принять на руки божью тварь. Хорошо, что корзину Лютикова тоже оставила, иначе пришлось бы поросёнку бегать по комнате, путаясь под ногами. Своё место в корзине розовое чудо заняло беспрекословно, по-прежнему не сводя с налогового инспектора нежного взгляда. Копытман знал, что свиньи - существа всеядные, а потому надеялся, что с питанием для поросёнка проблем возникнуть не должно, если, конечно, ему и самому будет чем питаться. С другой стороны, оставлять у себя живой подарок он совершенно не желал, и уже придумывал, кому бы его передарить.
  Тут, правда, от размышлений его оторвал очередной визитёр, которым оказался управляющий N-ской богадельней Аполлинарий Никифорович Козырьков. Человеком он был необычной, даже, можно сказать, комической внешности. Природа, создавая сей образ, явно пребывала в весёлом настроении. Росточком Козырьков виделся чуть выше двух аршин, с приплюснутой, словно по ней ударили кувалдой, головой, близко посаженными и чуть выпученными глазками, а также заострённым, курносым носом с жидкой кисточкой усов под ним, отчего чем-то походил на осетра. Речь его была сбивчива и тороплива, будто бы он опасался не успеть донести до собеседника свою мысль, оттого Копытман не сразу и понял, чего, собственно говоря, хочет этот человечишко в засаленном сюртуке, бухнувшийся на колени, едва перешагнув порог.
  - Ваше высокоблагородие, не губите! Помилуйте, Ваше высокоблагородие, не велите казнить, только не каторга, у меня детки, трое, не оставьте их сиротами...
  - Постойте, я вас решительно не понимаю! - взмолился Пётр Иванович. - Ну-ка, поднимитесь с колен, что вы, право, устраиваете тут балаган. А теперь сядьте и изложите вопрос, с которым сюда явились.
  Проситель покорно занял место на стуле, сведя ноги вместе, а ладони, словно прилежный ученик, положив на свои худые бёдра. Его кроткий взгляд, который, казалось, мог принадлежать застенчивой лани, был направлен куда-то в район пупка Петра Ивановича.
  - Аполлинарий Никифорович Козырьков, управляющий богадельней, - представился гость, не подымая глаз.
  - Очень приятно, Аполлинарий Никифорович. Рассказывайте, только внятно, что вас сюда привело.
  - Виноват, бес попутал.
  Козырьков сделал движение вновь упасть на колени, однако Копытман успел того осадить.
  - Что за бес? Имя, фамилия!
  - Чьё имя? - опешил посетитель.
  - Беса, который вас попутал, - вволю издевался Копытман.
  - Дык... Нечистый. Он и попутал.
  - Ага, понятно. Ну и каким же образом он вас попутал?
  Далее выяснилось, что, занимая должность управляющего богадельней последние семь лет, шесть из них Аполлинарий Никифорович приворовывал казённые средства. Приворовывал понемногу, потому как опасался быть пойманным и подверженным справедливой каре, однако ж остановиться не мог, глядя, как деньги и материальное имущество протекают сквозь его пальцы.
  'Ну что, - думал он, - ежели мы поставим сюда старую кровать, а в купчую впишем как новую. Не все ли равно старухе, на какой кровати спать. Старая даже и удобнее, обжитая, даром что на ней вчера моя тётка богу душу отдала'.
  Так и поступал, а деньги, потраченные якобы на новую кровать, разумеется, оставлял себе. В другой раз лично ходил на базар, покупал из подгнившего вполцены, опять же, проводя сию операцию себе на пользу. Однако ж всё это время, напомним, Аполлинарий Никифорович испытывал тяжелейшие душевные страдания, постоянно ожидая справедливой кары за свою слабость. И когда узнал о приезде столичного инспектора, то сразу же придумал себе, будто тот явился по его душу. Не выдержав, отправился каяться, и теперь всячески просит о снисхождении, потому как тюрьма или каторга лягут невыносимым бременем на его семью, в коей имелось трое несовершеннолетних отпрысков.
  - Скажите, Ваше высокоблагородие, как я могу загладить свою вину? - вопрошал со слабой надеждой в голосе Козырьков.
  Пётр Иванович понял, что с этого пройдохи можно сорвать куш, пусть даже и небольшой. А потому враз отвердевшим голосом предложил тому садиться за стол и писать покаянную, что поникший проситель покорно и сделал.
  - Так-с, недурно, недурно, - задумчиво произнёс Копытман, вчетверо складывая лист с признательными показаниями. - Пусть это пока побудет у меня. На будущее - из города не выезжайте, чтобы я в любой момент мог вас отыскать. К слову, нет ли у вас фактов казнокрадства от других лиц, занимающих серьёзные посты в городе?
  Зрачки Козырькова забегали с такой стремительной силой, что, казалось, сейчас же покинут пределы глазного яблока и отправятся в самостоятельное путешествие. Видно было невооружённым взглядом, как он смущён этим вопросом, и какая борьба происходит внутри него.
  - Так ведь... Милостивый сударь, ежели кто и приворовывают, они же мне не докладывают. А слухи, они, знаете ли, на то и слухи; что одна баба сказала - то другая и понесла, да ещё и переврамши десять раз. Разве же можно им верить, слухам-то.
  И вдобавок застенчиво хихикнул, приложив пальцы к губам.
  - Ладно, это мы обсудим как-нибудь после, - снизошёл к посетителю Пётр Иванович. - А как, кстати, вы относитесь к свиньям?
  - К свиньям? - вновь опешил Козырьков.
  - Да-да, к свиньям. Видите ли, у меня тут имеется замечательный порось на развод, хряк из него вырастет пречудеснейший, - кивнул Копытман в угол, куда успел задвинуть корзину с поросенком. - Однако мне он в тягость, не везти же поросёнка в Петербург, боюсь, что и дороги не выдержит. Вот я и думаю, кто бы его у меня купил.
  Аполлинарий Никифорович был в меру сообразительным малым, и на этот раз его сообразительности хватило, чтобы понять - ему сейчас пытаются всучить скотину, которая Козырькову, в общем-то, и даром не нужна. Разве что в запечённом виде. Однако ж у столичного чиновника в этом имеется интерес, а значит, нужно подыграть, чтобы немного приподнять себя в глазах собеседника.
  - Отчего же-с, - зарядил словоерсом чуть осмелевший посетитель. - Отчего же-с не купить такого изумительного порося. Сколько вы за него попросите?
  - Да сколько не жалко, - махнул рукой Пётр Иванович, думая, как бы не прогадать.
  - А вот у меня с собой две 'синеньких' и одна 'красненькая', всего на двадцать рубликов-с, - вытащил из кармана ассигнации Аполлинарий Никифорович.
  - Ну что ж, цена достойная, - согласился Копытман, все ещё не решив, как в реальности соотносятся цена поросенка и сумма, за него предлагаемая. - Кладите ваши ассигнации на стол и можете забирать сие ангельское создание. Кстати, его зовут Дамед.
  Это уже была чистейшей воды импровизация, основанная на первых двух буквах имени и отчества вице-премьера будущего российского правительства, дополненная первыми тремя буквами фамилии. Но в это время Пётр Иванович мог шутить, не опасаясь последствий, да и кому в голову пришло бы, что значит это загадочное, похожее на греческое или римское, имя. Наречённый Дамед, сменивший очередного хозяина, на прощание тихо хрюкнул, и вместе с Козырьковым отбыл восвояси.
  'Однако же, - размышлял Пётр Иванович, - как в это время легко, не имея при себе никаких документов, прикинуться важной птицей. В эпоху отсутствия не то что интернета, но даже телефона и телеграфа опровергнуть придуманную Лизой легенду оказывается нелегкой задачей. Впрочем, посмотрим, как меня будут принимать в дальнейшем'.
  Третьим в нумер пожаловал уже не проситель, а шляпных дел мастер, тот самый обещанный Лазарь Моисеевич Шмулевич. Это был худой старик в стоптанных туфлях, упакованных в калоши, хотя вроде бы на улице было сухо, в жилетке и шляпе, из-под которой выбивалась все еще тёмная шевелюра, правда, местами с лёгкой проседью. При этом сильно горбился, а руки его, казалось, доставали до пола, как у обезьяны.
  'Как же кстати я продал этого поросёнка', - думал Копытман, покосившись в сторону комода, где были спрятаны вырученные от реализации будущего хряка ассигнации.
  Шмулевич попросил рассказать, что за головной убор желают Его высокоблагородие, и тому оказалось легче изобразить фуражку на бумаге.
  - Кокарды, должно быть, такой, как нужно, у вас нет, ну прилепите хотя бы что-нибудь вроде того, с двуглавым орлом, - предложил Копытман.
  - Из какой материи желаете, и каких цветов? - полюбопытствовал шляпник. - Или латунную?
  Тут, напрягши память, Петр Иванович вспомнил, что в эти времена металлические кокарды, должно быть, ещё не получили широкого распространения, поэтому как смог объяснил Лазарю Моисеевичу, что кокарда - это двуглавый орёл из той же латуни или какого другого недорогого металла. Шмулевич заверил, что что-нибудь вроде того поищет, и принялся измерять окружность головы заказчика, записывая циферки грифелем себе в листочек.
  - Сколько с меня в итоге? - спросил инспектор, когда с замерами было покончено.
  Лазарь Моисеевич произвел в уме нехитрую смету расходных материалов и стоимости работы, после чего озвучил цену в три целковых серебром или ассигнациями. Когда же Копытман изъявил желание оплатить немедленно, шляпник замахал руками:
  - Не могу взять, Ваше высокоблагородие! Я денег вперёд не беру, извольте оплатить по факту. Завтра уже обещаю представить вам изделие. А пока вот, - он жестом фокусника извлёк из своего саквояжа сплюснутый цилиндр и ловко его расправил. - Извольте принять шапокляк. Не бобровый фетр, а всего лишь шёлк, однако без головного убора человеку вашего звания не пристало на людях появляться, вдруг намедни куда-то выйти потребуется. А завтра я вам на замену привезу уже фуражку.
  Пётр Иванович принял блестевший чёрным шапокляк, нахлобучил на голову и едва не прыснул со смеху. В этом складном цилиндре он смотрелся, как ему казалось, весьма комично. Но, с другой стороны, нынче ему предстояли два визита, сначала к судье, а затем к городничему, так что в его ситуации выбирать не приходилось.
  А в час дня за инспектором заехало то самое, запряжённое парой гнедых ландо, в котором он встретил накануне свою будущую спасительницу. Управлял транспортным средством всё тот же хмурый и неразговорчивый Осип.
  Наконец Пётр Иванович, проведший прежние сутки на постоялом дворе, получил возможность поглядеть город. N-ск представлял собой обычный на вид уездный городишко, с населением в 35 тысяч душ. Сразу по въезде пошла булыжная мостовая, мощенная округлым камнем красноватого оттенка. Впрочем, местами камень отсутствовал, и ландо то одним, то другим колесом ухало вниз, отчего Пётр Иванович чувствовал себя не очень уютно.
  Однако ж, успевал поглядывать по сторонам. Проехали мимо ресторации под многообещающим названием 'АперитивЪ', миновали цирюльню, 'Модный магазин мадемуазель Мари', 'Галантерейные товары месье Жака', погребальную контору 'Последний приют'... Попросил задержаться у лавки, торгующей орехами, изюмом и сухофруктами. Держал её грек Пехлеваниди - маленький и загорелый, с жидкой растительностью под носом и красной с черной шёлковой кистью феской на голове.
  - Чего господа желают? - спросил он, угодливо улыбаясь посетителю. - Вот, только вчера привезли курагу, она ещё хранит тепло солнца Эллады. Да вы попробуйте!
  Копытман выудил из предложенного холщового мешочка сушёный абрикос и не без удовольствия принялся его жевать. Курага показалась ему даже вкуснее той, что он пробовал в своём времени, хотя выглядела довольно невзрачно - была не оранжевого, а тёмно-коричневого цвета. Важно покивав, спросил, сколько стоит, и велел завесить с фунт . Получив в руки кулёк из вощёной бумаги, сунул лавочнику рупь, пока же тот отсчитывал сдачи 70 копеек, попросил на оставшуюся сдачу с рубля насыпать очищенного от скорлупы грецкого ореха. Довольный грек насыпал даже с запасом, и с улыбкой проводил посетителей до двери своей небольшой лавчонки.
  В центре N-ска размещался самый большой в городе Благовещенский собор, перед которым располагалась главная торговая площадь города. Долго ехали вдоль церковной ограды, возле которой обитали калеки и попрошайки самых разных мастей. Копытман расслышал, как один сидевший на доске безногий, задрав кверху редкую бороду, высоким речитативом вещал в адрес проходившего мимо купчины с семейством:
  - Подайте Христа ради участнику турецкой кампании! Век Господа молить за вас буду, не обидьте калеку, проливавшему кровь за царя и Отечество.
  Купчина смилостивился, кинул безногому в картуз мелкую монету, едва успев спасти свою руку от благодарного лобызания. Осип, размашисто перекрестившись на купола, поддел сбавивших шаг гнедых кнутом, умудрившись хлестнуть одновременно по двум крупам.
  Затем виды сменились, проезжали вход в городской сад, представлявший собою две чугунные колонны с соответствующей вывеской над ними, обрамлённой по краям литыми херувимами.
  - А что, голубчик, долго ли ещё ехать к дому судьи? - поинтересовался Пётр Иванович после очередного ухаба.
  - Почитай что приехали, вашбродь, - ответил немногословный кучер, не поворачивая головы.
  И впрямь, вскоре показался двухэтажный дом уездного судьи, представлявший собой образчик архитектуры в стиле ампир. Ландо остановилось у парадного подъезда, в этот момент из дверей, словно заранее поджидаючи, вышел господин лет около шестидесяти, с седыми бакенбардами и прозорливым взглядом серых глаз. Рядом с ним, чуть позади, скромницей стояла Елизавета Кузьминична. На этот раз в другом, не менее нарядном платье, но с меньшим количеством пудры на лице, отчего показалась инспектору даже более молодой и приятной на вид. Пожалуй, ей чуть за двадцать, е более того. Но что более всего поразило Петра Ивановича - на правой руке девицы красовался 'брегет', хитро прикреплённый к изящному запястью синей шелковой лентою.
  - Польщён, весьма польщён вашим вниманием, сударь, - вывел гостя из ступора хозяин дома и тут же представился. - Имею честь, городской судья Кузьма Аникеевич Мухин.
  - Весьма рад знакомству, - пожал протянутую руку инспектор и, стянув с головы шапокляк, сложил его и передал подошедшему слуге. - Копытин Пётр Иванович, чиновник особых дел из Петербурга. Дочь ваша Елизавета Кузьминична вам уже про меня, видимо, рассказывала...
  - А как же-с, рассказывала, и про беду вашу рассказывала, моё глубочайшее сожаление. Уверен, военный наряд уже послан, хотя, признаюсь честно, надежды на успех предприятия не так много. Этих нехристей мы уже второй год пытаемся изловить, но всё без толку. Налетят, дело своё мерзопакостное сделают - и как в воду... Что ж мы стоим, проходите в дом, скоро и обед уже будет готов.
  Парадная лестница судейского дома, ведущая на второй этаж, была выстлана бордового цвета дорожкой. Хозяин препроводил гостя в курительную комнату, где с разрешения последнего набил трубку и запалил табак, всасывая через длинный чубук дым и выпуская его затем в потолок. На столике меж ними стояли чашки с горячим кофе и тарелка с бисквитными печеньями. Одно Пётр Иванович взял, надкусив, и по достоинству оценил его нежнейший вкус.
  - А вот от меня небольшой презент, думаю, вам и вашей дочери понравится.
  Копытман наконец избавился от двух бумажных пакетов, которые торчали из его карманов, и Мухин не без удовольствия распробовал курагу и орехи.
  Лизонька отсутствовала, видно, не позволяя себе вмешиваться в мужские разговоры. Она и впрямь не имела доступа в эту комнату, где, бывало, её папенька встречал гостей и вёл с ними деловые беседы, или просто уединялся с трубкой. Привычку курить трубку с длинным чубуком он приобрел в ходе французской кампании, когда служил адъютантом генерал-лейтенанта Тучкова . Последний, к слову, будучи тяжело ранен у деревни Утицы, после долгих мучений отдал Богу душу практически на руках Кузьмы Аникеевича.
  Спустя три года после победы над Бонапартом Мухин вышел в отставку, вернувшись в родной N-ск, где ему устроили судебную должность, а вскоре и женился на дочери помещика Калинина. Лиза была первым ребёнком в семье, а её мать скончалась при родах. После смерти супруги Кузьма Аникеевич так более и не женился, всю свою любовь направив единственной дочери. Однако же он был в меру как любящим, так и строгим родителем. Следует так же сказать, что Мухин слыл патриотом своей Отчизны, и на увлечения дочери парижскими модами смотрел без одобрения. Но лишний раз не одёргивал, надеясь, что с возрастом та поумнеет и перестанет попусту восторгаться заграницей.
  Как бы там ни было, в этот раз дочь его уединилась с вязаньем, а беседа меж тем судьёй вроде бы и велась как бы ни о чём, а в то же время Копытман чувствовал, что более это походило на скрытый допрос.
  - Так вы, сударь, говорите, что и деньги, и документы все достались грабителям? - ещё раз переспросил судья, выпустив теперь уже дым через нос.
  - Так и есть, Кузьма Аникеевич, остался гол как сокол, хорошо хоть голову с божьей помощью унести удалось.
  - А как выглядели те грабители, не припомните?
  - Дайте-ка минутку...
  Пётр Иванович наморщил лоб, делая вид, что пытается вспомнить внешность грабителей.
  - Беда в том, что все они нижнюю часть лица прикрывали тёмными платками, под которыми всё же угадывались бороды. Голоса грубые, хотя в одном можно было угадать главного - остальные его слушались. И говорил тот более благородно, выглядел повыше и статнее остальных, пистоль имел побогаче, к тому же и одежонка на нём была поприличнее, хотя как по мне - все они были выряжены в лохмотья, не исключено, с целью не выдать себя, - выдумывал на ходу Копытман.
  - Повыше, говорите, да постатнее? - задумчиво повторил судья, зажмурив глаза. - Кто бы это мог быть, хотелось мне знать... Других-то свидетелей всё равно нет, прежние жертвы грабителей были убиты, а над путешественницами женского полу перед тем, как лишить их жизни, негодяи надругались. А как же вам, сударь, удалось вырваться из лап преступников?
  - Да с Божьей помощью и собственной ловкостью, - сказал Пётр Иванович, лихорадочно придумывая сценарий. - Когда с кучером было покончено, их главный решил приняться за меня. Открыл дверцу кареты, в этот момент я его толкнул ногой, а сам дёру в лес, благо что тот своей густотой мог бы поспорить с дебрями Амазонки, где мне, впрочем, бывать ещё не приходилось. Там и затерялся, бродил добрых полдня, прежде чем вновь вышел на Симбирский тракт.
  - Однако вас голыми руками не возьмёшь, - задумчиво проговорил судья, и непонятно было, что он хотел сказать этой фразой.
  В этот момент раздался учтивый стук, дверь приотворилась, и в проеме показалась лохматая и седая голова Гаврилы, служившего у судьи ещё с незапамятных лет, и вместе с ним прошедшего французскую кампанию.
  - Кушать подано, Кузьма Аникеевич, - выдал тот и снова исчез, затворив за собой дверь.
  Спустя несколько минут все расселись за столом. Помимо хозяина и гостя тут же присутствовала Елизавета Кузьминична, а так же вчерашняя тётя Настасья Федоровна, перекрестившаяся на образ в углу залы.
  Пока Гаврила из фарфоровой супницы разливал горячее, пахучее варево, Пётр Иванович решил засвидетельствовать судейской дочке remerciements.
  - Хочу выразить премногую благодарность Елизавете Кузьминичне за её участие в моей беде, - сказал он. - Если бы не её доброта - один Бог знает, что бы ещё пришлось претерпеть вашему покорному слуге. Могу заверить, что как только мне пришлют из Петербурга деньги и документы, я сразу же возмещу вам, сударыня, все расходы.
  - Ах, право, не стоит, - зарделась Лизонька.
  - И в самом деле, было бы о чём речь вести, - подхватил Кузьма Аникеевич. - Вы лучше отведайте рассольника, его наша кухарка Ефросинья готовит по старинному рецепту, с бараньими почками.
  Рассольник и впрямь оказался хорош. Не евший с утра Копытман с удовольствием отправлял в рот ложку за ложкой, впрочем, стараясь всячески соблюдать правила приличия за столом. Ради этого он предварительно заправил за воротник салфетку, а когда приступили ко второму блюду - сёмге в окружении варёных овощей и зелени - первым делом подсмотрел, как держат вилку и нож его соседи по столу. Одним словом, обошлось без les malentendus , как было принято говорить в современном обществе.
  Честно сказать, если в английской речи и письме Пётр Иванович более-менее разбирался, то французский язык для него оставался малопонятной наукой, просто потому, что в XXI веке не пользовался такой же популярностью, как в веке XIX. Поэтому, когда Лизонька завела речь о столичных поветриях, он, дабы не осрамиться, решил нанести предупреждающий удар.
  - В Петербурге, да и в Москве, пожалуй, в последнее время стараются больше оборачиваться к русскому, нежели заграничному, - сказал он. - В том числе отдаляются от французской речи, предпочитая заменять её русскими словами и выражениями. И словоерсы уходят в прошлое, все эти нуте-с и так-с уже считаются пережитком и достоянием провинциальных городов. Мало того, в письме уже стараются отходить от ятей, потому как нужды в них никакой, только отвлекают от содержания написанного.
  - Наверное, совсем новая мода, в прошлом году, бывая в Петербурге по делам, я такого не слышал, - вставил немало удивлённый судья.
  - Да, повелось с этого года, и радетелем русской культуры, как бы странно это ни звучало, стал сам граф Александр Христофорович Бенкендорф, - врал напропалую Копытман. Казалось бы, потомок шведов, однако готов и жизнь, и душу положить на алтарь русского Отечества.
  - О подвигах Александра Христофоровича мы премного наслышаны, - согласился Мухин, отодвигая тарелку тонкого фарфора, на которой упокоились тщательно обглоданные рыбьи кости. - Геройский человек, величайший ум и при этом борец с инакомыслием.
  В голосе судьи, как показалось Петру Ивановичу, промелькнула ирония, но он решил на этот счёт не слишком ломать голову.
  - А вы слышали, что на Кавказе был застрелен поручик Лермонтов? - сменила тему Лизонька.
  А и в самом деле, как он мог забыть, что 15 июля по старому - то есть находящемуся ныне в обиходе - стилю у горы Машук на дуэли был застрелен поэт Михаил Лермонтов. Как всякий петербуржец, он, конечно же, предпочитал прозу и поэзию Пушкина, однако и творчество Лермонтова не оставляло его равнодушным.
  - Жаль, жаль человека, большие надежды подавал как поэт, - вздохнул инспектор. - Правда, ходили слухи, что Лермонтов отличался несносным нравом, а эта дуэль стала следствием обидной шпильки в адрес его старого друга - майора Мартынова. Увы, гении зачастую имеют дурной характер.
  После чего продекламировал:
  'Белеет парус одинокий
  В тумане моря голубом
  Что ищет он в стране далёкой?
  Что кинул он в краю родном?..'
  Закончив читать, он еще раз вздохнул, исподволь наблюдая, как покрываются румянцем щёчки Елизаветы Кузьминичны. Ее романтическая натура после таких стихов сразу же дала себя знать, и некоторое время она ещё бросала в сторону гостя откровенно томные взгляды.
  - А что, ваша дочь замуж не собирается? - отчего-то спросил Копытман, желая разрушить неловкую паузу.
  - Может и собирается, да только мне, как отцу, виднее, с кем она пойдет под венец. Вот найдётся достойный жених - и милости просим.
  - Да где же найдешь их, достойных женихов, в наших палестинах? - всплеснула руками Лизонька. - Папенька желают мне достойную партию, а я уже, право слово, за любого помещика согласна. А лучше, конечно, за столичного чиновника.
  И так многозначительно посмотрела на Копытмана, что бедняга сразу покрылся испариной.
  - Пётр Иванович, а вы расскажите о себе, - неожиданно предложил Мухин. - А то мы только и знаем, что вы столичный чиновник, а кто таков, по каким делам к нам - приходится гадать.
  - Дело моё публичной огласке не подлежит, - напустил тумана инспектор. - Равно как и подробности моей службы, являющейся государственной тайной. А о себе, что ж, могу сказать несколько слов. Прадед мой, Яков Хофер, происходил из литовских немцев, служил наёмником. Затем нанялся к царю русскому Петру I, за верную службу был пожалован поместьем в Торопецком уезде Псковской губернии, и фамилию принял на русский лад, ведь по-немецки 'hoof' значит 'копыто'. Однако сын его - мой дед - имение проиграл в карты. Отец мой пошёл по чиновничьей линии, да и я продолжил его дело, дослужился до чина коллежского асессора в тайном ведомстве.
  Копытман и сам удивлялся, с какой лёгкостью ему удается враньё, причем слушавшие, казалось, верили каждому его слову. Во всяком случае, тот же судья только кивал в такт его речи, не изображая ни взглядом, ни жестом какого-то недоверия. Да и что ж, ежели вздумает проверять - пускай шлёт запрос в Петербург или сам едет в столицу, да только как долго всё это затянется? К тому времени Копытман всё же надеялся как-то определиться со своим будущим, возможно, и сам махнув в родной Петербург, отдалённый от ему знакомого почти на 200 лет в прошлое.
  - Женаты ли? - спросил Мухин.
  - Никак нет, всё, знаете ли, служба, не до того. Надеюсь когда-нибудь встретить свою судьбу, а то ведь годков уже немало, тридцать восемь стукнуло.
  Вновь многообещающий взгляд Лизоньки, и снова Пётр Иванович почувствовал себя не в своей тарелке.
  - Что ж, засиделся я у вас, - решил свернуть он беседу. - А мне ещё вечером ужинать в доме городничего, Муравьёва-Афинского, намедни утром получил от него приглашение.
  - Антон Филиппович прекрасный человек, и как градоначальник может служить примером многим, - высказался судья. - Передавайте ему от нас нижайший поклон.
  - Обязательно передам. И вам от меня премногая благодарность за душевный приём и добрую трапезу.
  Обратно на постоялый двор Петра Ивановича снова вёз Осип всё в том же ландо. По пути инспектор предался размышлениям о недавнем визите в дом судьи. Мухин показался Копытману человеком себе на уме, много думающим, но мало говорящим, и он дал себе зарок на будущее держать с судьёй ухо востро. А вот дочка его Лизонька, вопреки первому вчерашнему впечатлению, весьма даже мила, хотя, кто знает, может быть, она в присутствии папеньки вела себя скромнее, ну так ведь со временем - если оно будет - можно изучить Елизавету Кузьминичну и поближе. В таком радужном настроении он поднялся в свою комнату и принялся ждать вечернего часа, когда за ним заедут от дома городничего.
  
  Глава 3
  Карета, запряжённая четверкой добрых лошадей, прибыла за Петром Ивановичем около семи вечера. Однако, прежде чем мы перенесемся к дому местного градоначальника, давайте на короткое время заглянем в почтовое отделение города N-ск, коим заведовал некто Август Феоктистович Касторский.
  Почтмейстер человеком был сухонького склада, невысок, прятал голову в плечи и никогда не осмеливался смотреть собеседнику в глаза. Происходил он из бедной семьи, а потому унаследовал привычку побаиваться чиновников ранга повыше своего, коих, по правде сказать, в N-ске хватало.
  Своё, не бог весть какое хлебное место, он заслужил преданной службой на протяжении почти тридцати лет, на почве чего от сидячей деятельности заработал геморрой. Правда, имелась за Августом Феоктистовичем одна слабость. А именно - он, случалось, вскрывал чужую корреспонденцию, ежели адресат или отправитель чем-то привлекали его внимание. Не корысти ради, даже, коль тому случалось обнаружить в конверте мелкую ассигнацию или медный пятак, он их не трогал, а лишь обращал свое внимание на содержание письма. А учитывая, что в те времена эпистолярный жанр переживал эпоху расцвета, некоторые письма выходили словно поэмы. И при свете лучины этот человек погружался в жизнеописание отправителей или адресатов, особенно обожая читать любовные письма, в коих иногда обнаруживал прядь женских волос или ещё какой-либо предмет, служивший объектом чужого воздыхания. Некогда бушевавшая в нем когда-то давно страсть в такие моменты пробуждалась, словно лава в уснувшем века назад вулкане, и он чувствовал себя годами моложе, статью справнее, а глаза его загорались отчаянным блеском.
  Помимо этого почтмейстер также узнавал некоторые новости из жизни обывателей уездного города или тех, кто отправлял им письма. У первого кошка окотилась пятью котятами, а один так и вовсе с глазами разного колера, у другого дочь в Москве двойню родила, о чём он оповещал старого боевого товарища, проживавшего в N-ске. Третий, случалось, ногу ломал, катаясь зимой с отпрысками на санях с горы, и тоже о сей неприятности упоминал в письме.
  Когда же судейский кучер передал в руки Касторскому письмо от столичного инспектора самому Бенкендорфу, почтмейстер испытал знакомое волнение, предшествовавшее желанию вскрыть конверт и ознакомиться с его содержимым. А вскрывать сургучные печати Август Феоктистович наловчился преизрядно, используя для этого свой секретный метод.
  Итак, прежде чем почтовый дилижанс с корреспонденцией отправился из уездного города в губернский, почтмейстер успел вскрыть конверт и ознакомиться с его содержимым. Затем тут же с помощью нагретого лезвия перочинного ножика вернул печать в исходное положение, после чего сел осмысливать прочитанное. Из того, что он узнал, выходило, что столичный инспектор наметил себе как следует разворошить осиное гнездо мздоимцев и казнокрадов, коих - в чём Касторский был согласен - в городе имелось предостаточно.
  За собой Август Феоктистович особых грехов не помнил, а своё пристрастие к вскрытию конвертов считал не преступлением, а так, мелкой шалостью, достойной разве что порицания. Однако ж информация, обладателем которой он только что стал, предполагала либо ничего не предпринимать, либо оповестить чиновничью братию о задумках столичного чиновника.
  'С другой стороны, - думал он, - о приезде инспектора было напечатано в сегодняшнем нумере 'N-ских ведомостей', так что многие и без того догадались, какая сурьёзная катавасия намечается. Стоит ли влезать в это дело, не будучи ангажированным никем из своих начальников для проверки корреспонденции? Могу в случае чего изобразить дурачка, мол, не привыкши мы чужие письма читать, тем более адресованных самому начальнику III отделения господину Бенкендорфу. За такую перлюстрацию можно не только должности, но и головы лишиться. Так и скажу в случае чего. Лучше посмотрим, как зашевелятся эти тараканы, ежели облить их скипидаром'.
  На этом, пожалуй, мы с почтмейстером и расстанемся, ибо карета с Петром Ивановичем уже подъехала к парадной дома городничего - одного из монументальнейших зданий N-ска. Дом стоял, крепко опёршись на колоннады, был он покрашен в бледно-жёлтый цвет и, в отличие от судейского, не двух, а уже трёх этажей.
  Градоначальник вместе с женою и двумя вполне уже взрослыми дочерьми 17 и 18 лет встречал гостя, как и судья, на ступенях. Антон Филиппович происходил, как он сам любил говорить, из старинного греческого рода, и часто как бы невзначай поворачивался к собеседнику профилем, выгодно демонстрируя свой прямой нос. Если же посмотреть в анфас, то нос оказывался мясистым, при этом из ноздрей всенепременно торчали волоски, с которыми супруга городничего вела долгую и обречённую на поражение войну. Потому как если, бывало, с вечера повыдёргивает у мужа эти самые волосья, то к утру они чудесным образом вырастали вновь.
  Если градоначальник был слегка полноват и лысоват, то жена его Татьяна Леопольдовна - худа как жердь. Она во многом вертела своим мужем, впрочем, как женщина умная, делая это в меру и желательно дома, чтобы не принизить статус городничего в глазах обывателей.
  Дочки же были не красавицы, но и страшными их язык не поворачивался назвать. Так - ни то ни сё, а где-то посередине. Антон Филиппович надеялся удачно пристроить их замуж, и даже с подачи супруги присмотрел женихов - одного в Москве, а второго в Петербурге.
  Что же касается характера градоначальника, то был он в меру добр и в меру строг, своими полномочиями не злоупотреблял, но и спуску при случае не давал. В казнокрадстве замечен не был, однако от взяток не отказывался. А поскольку на поклон к нему по разного рода делам приходили часто, потому и нужды в средствах на своём посту Муравьёв-Афинский не испытывал.
  Узнав о приезде проверяющего из столицы, Антон Филиппович в первый момент испытал лёгкое душевное волнение, своими переживаниями поделившись с супругой, но та поспешила мужа успокоить. Мол, не пойман - не вор.
  - А пригласи-ка лучше, душа моя, этого чиновника на ужин, возможно, проникнется дружбой, да и мы получше разузнаем, что это за человек, - посоветовала она.
  Что, собственно говоря, Антон Филиппович и сделал, поскольку не придерживался правила: 'Выслушай женщину и сделай наоборот'.
  - Весьма рад, что соизволили заглянуть в нашу скромную обитель, - раскрыв объятия, по-дружески обнял гостя градоначальник, разве что не решился облобызать. - Узнал о вашем приезде, и тут же решил пригласить отужинать. В гостинице кормят, может, и сытно, но без изысков, а мы уж тут расстарались. Как говорится, гость на порог - ставь самовар и пирог. Это вот душа моя, супруга Татьяна Леопольдовна.
  Копытман склонился, целуя пахнувшую смесью мускуса, ванили и амбры ручку хозяйки дома, чью голову украшал кружевной льняной чепец.
  - А это заведующий градской больницей, доктор Ганс Иоганнович Кнут.
  Стоявший рядом человек учтиво поклонился, Копытман поклонился в ответ. Признаться, он-то поначалу решил, что это кто-то из прислуги, и уже было собирался отдать тому головной убор. Но, к счастью, Муравьёв-Афинский успел того представить гостю, и таким образом конфуза удалось избежать. А свой шапокляк инспектор передал вышедшему чуть с опозданием лакею, которого хозяин кликал Мартьяном.
  Кнут сказал, что нередко обедает у Антона Филипповича, а сегодня тем паче случился повод познакомиться с прибывшим из столицы чиновником. И что ежели тому надумается проверить состояние дел в градской больнице - то он завсегда готов принять и провести небольшой ausflug .
  Кнут говорил размеренно и с акцентом, однако ж понять его было можно, потому как в России немец жил уже почти два десятка лет. В своё время, окончив Гейдельбергский университет, и обладая в молодости страстью к путешествиям, он оказался в далёкой и варварской России, которая при ближайшем рассмотрении оказалась не такой уж и дикой страной. Выдержав экзамен в Медицинской канцелярии, приступил к работе сначала в Москве, а после судьба занесла Ганса Иоганновича в уездный N-ск, где ему была предложена должность заведующего больницей взамен прежнего, ушедшего на покой, причём тот тоже был из немцев. В N-ске Кнута все стали называть по-простому - Ганс Иваныч, на что он не обижался. В целом человеком доктор был добрым, хотя и масоном, и даже пытался как-то организовать в городе ложу братства вольных каменщиков, однако понимания не нашёл. Но лечил неплохо, и ежели случалось кому-то из благодетелей города захворать - то приглашали неизменно Ганса Иваныча.
  Впрочем, в последнее время он увлёкся новой методой, которую ему в письме описал его бывший товарищ по студенческой скамье, ныне державший практику в Дрездене Клаус Шульц. Товарищ тот был шутником преизрядным, однако за давностью лет Кнут и забыл об этой особенности характера знакомца, а потому всё им написанное воспринял всерьёз. Метода же заключалась в том, что будто бы диагноз уже вполне можно ставить по внешнему виду утренних человеческих испражнений. Причём Шульц приводил несколько примеров, кои Кнут старательно переписал в тетрадочку.
  И вот уже полгода, опроставшись по утрам, каждый раз Ганс Иваныч тщательнейшим образом изучал недавнее содержимое своего кишечника, с намерением углядеть намёк на ту или иную болезнь. Не углядев, вздыхал с видимым облегчением, потому что, как и всякий доктор, опасался хвори в себе как чёрт ладана. Если же, чего доброго, замечал непорядок - тут же начинал употреблять лекарства от того, что ему, как считал Кнут, могло грозить.
  Новую методу он пытался внедрить и среди своих пациентов. Если в больнице, куда обычно попадали представители низкого и среднего сословия, Кнут был царь и бог, то пациенты мастью повыше на просьбу продемонстрировать образцы кала только кривили рот и крестились.
  - Идёмте же наверх, - сказал городничий, принимая гостя под руку. - Кстати, как вас разместили?
  - Молитвами Елизаветы Кузьминичны Мухиной вполне сносно.
  - Да-да, слышал эту историю, как они изволили встретить вас, пребывавшего в весьма бедственном положении, на тракте, и поселили на постоялом дворе у Гусака. Я лично выразил госпоже Мухиной письменную благодарность.
  - Жаль только, что ей приходится оплачивать моё пребывание на постоялом дворе за свой счёт, - вздохнув со всей возможной горечью в голосе, прозрачно намекнул инспектор.
  - Это мы немедля же исправим. Отныне, пока вам не придёт материальная помощь из столицы, расходы на ваше содержание на постоялом дворе я беру на себя!
  - Право, мне и вас неудобно стеснять...
  - Ах, бросьте, кто, как не градоначальник, обязан заботиться не только о жителях своего города, но и об его гостях.
  Стол в обеденной зале отнюдь не ограничивался самоваром и пирогами. В преддверии Успенского поста - а посты, честно сказать, городской голова и его семейство соблюдали больше номинально - хозяева с угощением расстарались на славу.
  Воображение инспектора поразили мясные и рыбные закуски, сыры камамбер, сент-мор и лимбургский, брызжущие соком маленькие чебуреки-посикунчики, жареные перепела, гора блинов как простых, с топлёным маслом, так и с икрою лососёвой и осетровой, винегрет с харикотами - как тогда называлась фасоль, пирожки с рыбой, мясом, капустой и грибами... Присутствовал биток по-скобелевски с сельдереем на рашпере, имелись котлеты пожарские с соусом из грибов и печёным фенхелем, вареники с квашеной капустой, кундюмы и пельмени с кроликом... Грибы присутствовали нескольких видов, особое место было отведено белым, тут же стоял порезанный арбуз - для этих широт ягода не такая уж и экзотическая. Напитки были представлены белыми и красными винами, стояли графинчики с анисовой водкой, можжевеловой и рябиновой настойками.
  Посередине стола возлежал молочный поросёнок, в рот которому всунули средних размеров печёное яблоко. Он был уже нарезан сверху донизу частями, только накалывай на вилку, однако в целом общий вид сохранил прежний, и по бокам был украшен зеленью. Были даже заморские апельсины в количестве трёх штук, которые Муравьёв-Афинский называл апельцынами.
  - Гостю почёт - хозяину честь, - расплылся в подобострастной улыбке градоначальник, лично подвигая стул под зад Петру Ивановичу.
  - Благодарю, сударь. Признаться, не чаял увидеть столь обильный стол... Скажите, а часто ли так трапезничаете, и велик ли ваш доход?
  'Началось, - подумал городничий, чуть бледнея. - Экий шельмец, сразу за грудки'.
  Надо сказать, что обычно стол у Антона Филипповича бывал скромнее, лишь однажды он расстарался подобным образом, когда через N-ск пролегал путь генерала от инфантерии, героя наполеоновских войн Фёдора Филипповича Довре. Теперь уж и сам был не рад, что устроил такой пир для столичного инспектора.
  - Э-э-э... Пётр Иванович, милейший, так ведь каков доход - 450 рублей серебром ежемесячно, учитывая офицерскую выслугу. Как-никак из отставных военных, в своё время пришлось, так сказать, послужить... Всё согласно государственной ведомости. Ну а что стол... На угощение для гостей я никогда не скуплюсь. Ежели гости свои, из местных - так можно и попроще, а уж тут человек из столицы, долго ехал, устал с дороги, ел в трактирах, решил вот сделать приятное. Вы уж не обессудьте, сударь!
  - Да я же разве что поперёк имею, Антон Филиппович! - успокоил градоначальника Копытман. - Напротив, весьма польщён таким приемом, и с радостью отведаю ваших деликатесов.
  - Тогда позвольте предложить вам, Ваше высокоблагородие, для закуски винегрет с харикотами, - взялась за дело Татьяна Леопольдовна. - И обязательно отведайте посикунчиков. Их только что из печи достали, внутри такой сок - нектар!
  Копытман понятия не имел, что собой представляют посикунчики, но, на его счастье, хозяйка лично ему подкладывала то одно, то другое, и вскоре Пётр Иванович уже приноровился к названиям блюд, А какое-то время спустя и вовсе почувствовал себя свиньей-копилкой, набитой под завязку разного рода мелочью.
  Когда собравшиеся утолили первый голод, зашёл разговор о том, как показался гостю уездный город.
  - Да не много и видел, сей день только и проезжал в оба конца, - ответил Пётр Иванович. - Отобедал у судьи, а ужинаю вот у вас. Из того, что узрел, понравились чистые улицы, булыжников, правда, кое-где недостаёт в мостовой, но этот недочёт, уверен, вы обязательно устраните.
  - Воруют, мошенники, булыжники-то, - вздохнул Муравьёв-Афинский. - На свои нужды воруют, по ночам выковыривают. А этот камень ещё при прежнем градоначальнике привозили с юга, давно уже нужно новую экспедицию отправлять, да где ж на неё столько денег возьмёшь! Ну да этот момент мы уж как-нибудь с божьей помощью уладим.
  - Много нищих у храма, - продолжил инспектор. - Калек много, увечных, старух с дитями малыми... Что, бедствует народ?
  - Да народу-то всякого хватает, вот только на Руси исстари повелось подаяниями кормиться. Не хотят работать, на паперти привыкли стоять, что ж их - только батогами гнать ежели, так ведь взбунтуют. А для малоимущих и калек у нас есть богадельня, коей управляет господин Козырьков.
  - Аполлинарий Никифорович? - припомнил утреннего посетителя Копытман.
  - Что, уже познакомились? - напрягся городничий. - Навестили его богадельню?
  - Богадельню ещё не навещал, но собираюсь сделать это в ближайшее время. А он сам ко мне утром наведывался, засвидетельствовать, так сказать, своё почтение.
  - А я вот, знаете ли, как раз завтра думал нагрянуть к Козырькову, проверить, что там да как. Хоть и не поступало на него нареканий, а всё же не мешало бы поглядеть лишний раз самому, как всё устроено. Можете составить компанию, ежели желаете.
  На самом деле жалобы на управляющего богадельней поступали регулярно, вот только и подаяния от Козырькова также оседали в кармане градоначальника с завидным постоянством. Потому и смотрел Муравьёв-Афинский на дела Аполлинария Никифоровича сквозь пальцы.
  - Отчего же, с удовольствием присоединюсь к вашей экспедиции, - сказал Копытман, лениво отправляя в рот очередной посикунчик, так и таявший на языке.
  - Тогда, как соберёмся, пришлю за вами экипаж, - пообещал хозяин.
  А сам подумал, что немедленно после отбытия гостя отправит к Козырькову нарочного с требованием немедля привести богадельню в надлежащий вид. Ну или хоть что-то сделать, дабы столичный чиновник завтра не слишком возмущался царящими в заведении разрухой и запустением.
  - Много ль народу помирает? - продолжил допрос Копытман.
  - Дык ведь помирают, - вздохнул городничий. - Все, как говорится, под Богом ходим.
  - Небось от болезней?
  - А по-разному! Вот, извольте полюбопытствовать, только давеча принесли очередную сводку за последний месяц. Наши священники записывают, кто от чего помер.
  Муравьёв-Афинский протянул гостю бумагу, и тот принялся вчитываться, причём брови его непроизвольно поползли вверх. Ещё бы, ведь диагнозы были указаны такие, что на глаза нашему герою попались впервые в жизни. К примеру, как понять 'умер от поротья'? В смысле, с перепоя? Или вот - от цыганского иссушения. А тут - от естественного изнурения сил. Дальше - больше: девица 39 лет - от престарелости, мужик 35 годов - от пухлятины, далее перечислялись христианская кончина, грешная болезнь, натуральная смерть, слабая жизнь, собачья старость, водобоязнь (не иначе бешенство, догадался Копытман), сляглая (совсем непонятно), чёрная болезнь... В общем, кое-как осилив этот список, Пётр Иванович понял, что в это время люди умирали часто и охотно, так как большинству из обывателей жизнь, вероятно, причиняла моральный и физический дискомфорт.
  Далее разговор скатился на посторонние темы. К примеру, городничий отметил, что завтра вечером в театре дают Шекспира, и он имеет честь пригласить столичного гостя на представление.
  - Отчего же, с удовольствием поучаствую в предприятии. А что за театр, большой, на сколько мест?
  Тут в разговор включилась Татьяна Леопольдовна, вывалившая на инспектора массу нужной и ненужной информации. Пока она разглагольствовала, воспользовавшийся паузой городничий извлёк откуда-то серебряную с вензелями табакерку, зацепил щепотку нюхательного табака и сунул себе поочерёдно в обе ноздри. После чего, скорчив уморительную гримасу, отвернулся и оглушительно чихнул, за что получил от супруги чувствительный тычок локтем в бок. Муравьёв-Апостол посмотрел на неё с виноватой улыбкой и предложил табакерку гостю:
  - Не желаете? Очень, знаете ли, хорош для возбуждения мозга. Табачок к тому же отменный, a la rose .
  'Снаффом балуется', - подумал Копытман, а вслух сказал:
  - Благодарю за предложение, уважаемый Антон Филиппович, но не имею подобной привычки. В Петербурге, знаете ли, мода на нюхательный табак проходит... Так что вы, Татьяна Леопольдовна, говорили?
  Из всего услышанного инспектор выяснил, что здание театра на 300 посадочных мест, находившееся позади Никольского собора через дорогу, было передано в дар городу ещё в конце прошлого века помещиком и меценатом Даниилом Ильичом Дурасовым. С тех пор там шли театральные постановки с участием труппы как из крепостных крестьян, так и 'благородных' господ. Особым интересом у горожан пользовались пьесы Шекспира, а завтра будут показывать 'Отелло'.
  Потрапезничали ещё, снова сделали передышку.
  - А как у вас, сударь, со здоровьем? - спросил молчавший до этого и мало евший Кнут.
  - Слава богу, не жалуюсь. Конечно, бывает иногда, кольнёт то здесь, то там, ну так уже и не мальчик. В прошлом году даже камень из почек выводили, ультразвуком его разбили...
  - Простите?
  Копытман понял, что, не подумавши, сморозил глупость, и теперь предстоит объяснять, каким-таким ультразвуком ему разбили камень.
  - В столице в этом году апробировали новую методику, чисто российское изобретение, - лихорадочно принялся выкручиваться он. - Состоит этот прибор из барабана, который, ежели быстро крутить за специальную ручку, издаёт неслышимый уху звук. Раструб из барабана направляют на больное место, и этот звук, проникая сквозь кожу и мышцы, достает до почки, тем самым измельчая камень, который в виде песка выводится через мочеточник. К сожалению, подробного устройства этого прибора не знаю, так что более ничего у меня на этот счёт не пытайте.
  Изумлению доктора, казалось, не было предела. Некоторое время он сидел молча, с застывшим лицом и прямой спиной, словно изваяние, затем его кадык дёрнулся вверх и вернулся на место.
  - Однако, - выдохнул он и повторил. - Однако. Я всенепременно должен видеть это чудо. Немедленно отправлю запрос в столицу.
  'Пусть отправляет, - подумал Копытман. - Пока туда депеша дойдёт, пока придёт ответ - меня уже и след из этого городка простынет'.
  - А дочки мои на всяко горазды, - перевёл разговор на более привычные ему темы Антон Филиппович. - Софья вышивает по тюлю или чехольчики с бисером - залюбуешься, а Машенька к музыке склонность имеет. Машенька, душенька, сядь к роялю, сыграй нам что-нибудь.
  Все переместились в главную залу, видное место тут занимал портрет государя в полный рост, видевшегося как-то по-домашнему, чуть ли не членом семьи. В углу чернел трёхногий рояль с откинутой крышкой и раскрытыми на пюпитре нотами. Машенька, украсившись нежным румянцем лёгкого смущения, покорно заняла место за инструментом. Она вполне прилично отыграла 'Превращение Гиацинта' Моцарта, после чего встала, присела в книксене и скромно заняла место рядом с сестрой на изящном канапе .
  - А что сейчас играют в столице? - спросила у гостя Татьяна Леопольдовна.
  - Да то же самое и играют, - чтобы не запутываться, отвечал Пётр Иванович.
  - А вы что предпочитаете? Владеете ли инструментами?
  - Что я предпочитаю? Да все больше... романсы, - после заминки сказал инспектор, решив, что для середины XIX века романсы - более-менее подходящая история.
  - Ах, сыграйте же нам! Просим, просим!
  Все захлопали в ладоши, включая градоначальника, и Пётр Иванович понял, что отвертеться не удастся. Правда, признался, что клавишным инструментом владеет слабо, все больше к гитаре приучен. Что ж, нашлась в доме и гитара. Правда, семиструнная, но Копытман без лишних усилий настроил её под более привычный 'ишпанский', как он выразился, вариант. После чего душевно исполнил 'Колокольчик', который Евгений Дмитриевич Юрьев сочинит полвека спустя.
  'В лунном сиянье снег серебрится, - чуть дрожащим голос затянул инспектор,
  Вдоль по дороге троечка мчится.
  Динь-динь-динь, динь-динь-динь -
  Колокольчик звенит,
  Этот звон, этот звон
  О любви говорит...'
  - Браво! Гениально!
  И вновь аплодисменты, доставившие, нужно сказать честно, Петру Ивановичу приятные моменты. Одним романсом присутствующие не ограничились, потребовали ещё. Что ж, Копытман знал их пусть и не так много, но достаточно для одного вечера в приятной компании, отчего бы не спеть. На этот раз выдал 'Утро туманное' на так же ещё ненаписанные стихи Тургенева. Романс был принят тепло, поселив в душах собравшихся лёгкую грусть. Концерт продолжился песней 'Мохнатый шмель', добавив цыганской удали. Тут и Копытман разошёлся, дав волю своему лирическому тенору, и глаза у слушателей заблестели более весело.
  - Право, мы этих прекрасных романсов и не слыхали вовсе в нашей глуши, до нас все новости доходят с изрядным опозданием, - воскликнула Татьяна Леопольдовна, обмахиваясь веером. - Ох, что-то жарко мне стало, пойдемте в обеденный зал, там уже подали мороженое.
  И впрямь, десерт уже ожидал, когда его распробуют. В розетках, холодный, вкусный, с кусочками фруктов, но в основе все же сливочный вкус. Видно, в подвале дома имелся настоящий ледник. Любивший хорошее мороженое инспектор даже про себя пожалел, что порции были скорее чисто символическими, но вслух выразил лишь восхищение поданным десертом.
  - А это ещё не всё! - довольно улыбнулся Муравьёв-Афинский. - Мартьян, ну-ка, подавай апельцины!
  Минуту спустя Мартьян внёс в обеденную залу поднос с горкой лежавшими на нём апельсинами. Южный фрукт, похоже, считался в этих краях редкостью, и Копытман из скромности отведал только один, да и, в общем-то, он больше предпочитал мандарины.
  Затем сели расписать пульку в преферанс с участием градоначальника, Петра Ивановича и доктора, так что никому пропускать раздачу, то есть сидеть на прикупе, как это бывает при игре вчетвером, не довелось. Копытман когда-то поигрывал в эту разновидность карточных игр, был знаком с правилами, так что совершенным дураком выглядеть не собирался.
  - Раз уж у вас денег в наличии не имеется, позвольте ссудить вам на игру пять рублей мелочью, не откажите в любезности, - предложил Муравьёв-Афинский.
  - Что ж, буду весьма признателен, - так же учтиво ответил инспектор.
  Ставили по гривеннику, и вскоре Пётр Иванович понял, что градоначальник ему подыгрывает. В то же время Кнут играл честно, что было присуще его немецкой натуре.
  'Неплохо бы ещё при случае и в градскую больницу заехать, - подумал Копытман, давая доктору 'снять' колоду. - Хотя у такого педанта наверняка и придраться-то не к чему. А следовательно, и на взятку рассчитывать не приходится'.
  При этом всё же Ганс Иваныч оказался игроком средней руки, и большая часть выигрыша за этот вечер ушла Петру Ивановичу, который не только сумел отыграть занятые у Муравьёва-Афинского пять целковых, но и прибавить сверху ещё три. Сам же городничий, казалось, был только рад, что ему удалось угодить своему гостю, он будто бы искренне восхищался мастерством игрока и провозгласил, что тому благоволит Фортуна.
  Между делом Ганс Иваныч заметил, что если в столице используют прогрессивный метод лечения ультразвуком, то в Европе в моде новейший метод определения вида болезней по испражнениям.
  - Не желаете ли испробовать на себе? - поинтересовался с надеждой немец.
  Градоначальник тихо прыснул, отворачивая лицо, и мелко перекрестился.
  - Пожалуй, сударь, пока воздержусь, - ответил Пётр Иванович.
  Он и впрямь морально ещё не был готов к тому, чтобы показывать свое дерьмо-с незнакомому лицу. Да он бы и знакомому не показал, по этой части Копытман бывал слегка застенчив.
  Отказ доктор принял с понимающим вздохом, подумав про себя, что всё-таки в этой огромной и подверженной суевериям стране прогресс до окраинных селений добирается крайне сложно.
  - А как вам, Пётр Иванович, постоялый двор? - на прощание спросил Муравьёв-Афинский. - Не переселиться ли вам в гостиницу 'ГермесЪ'? Всё ж комфорту, как говорят у вас в столицах, поболее будет. Ежели за расходы переживаете, то их мы возьмем на себя, из благотворительного фонда.
  - Пожалуй, не стоит из-за меня тратить деньги благотворительного фонда, уважаемый Антон Филиппович. Я и на постоялом дворе неплохо устроился, пока там, стараниями Кузьмы Аникеевича дочки, состою при полном пансионе. Но расходы я обязательно им возмещу, как только с нарочным из Петербурга привезут деньги и документы.
  На N-ск к тому времени уже опустилась ночь, время приближалось к 11 часам. Решив, что небольшой моцион перед сном не помешает, он отказался от предложенного экипажа, сказав, что дорогу помнит, и идти не так уж и далеко, не более пятнадцати минут.
  - У вас же тихо ночами, не балуют? - спросил он градоначальника.
  - Наш капитан-исправник Прохор Пантелеймонович своё дело знает-с, - уверенно заявил Антон Филиппович. - У него околотошные всю ночь ходят, за порядком следят, ежели вздумается кому набедокурить - так они его сразу в участок-с.
  - Ну тогда прощайте, до завтра, спасибо за угощение и с интересом проведенное время.
  Городничий на всякий случай велел своему человеку, отличавшемуся шириной плеч и железной хваткой, тайком идти за столичным инспектором. Мало ли, вдруг пьяный попадётся, приставать начнет, ещё и покалечит приезжего, чего доброго, потом беды не оберёшься.
  - Будет сполнено, Ваше высокоблагородие, - баском ответил тот, сжимая и разжимая пудовые кулачищи.
  Над уездным городом N-ск повисла ополовиненная, проглядывавшая сквозь рваные облака луна, ветер шелестел в кронах редких встречных деревьев, и освещавшие больше сами себя, а не дорогу фонари, от которых сильно несло газом, указывали путь налоговому инспектору Петру Ивановичу Копытману, словно огни взлётно-посадочной полосы. Улицы были безлюдны, а редкие окна освещались свечами. Похоже, здесь, как и в деревнях, было принято ложиться рано, чтобы с рассветом решать свои насущные дела.
  'Кстати бы сейчас пришлась трость, - думал Копытман, вышагивая по мостовой. - Раз уж попал в эту эпоху, то почему бы не позаимствовать некоторые вполне удобные вещи? Завтра же всенепременно куплю'.
  Он вновь предался размышлениям о превратностях судьбы. Вот и второй день его пребывания в прошлом подходил к концу. Он обзавёлся личным знакомством с судьёй и городничим, показал себя вполне приятным в обществе человеком, пока все верят, что он и впрямь приехал в N-ск из Петербурга по специальному заданию. Завтра придётся обследовать богадельню, для видимости можно заглянуть и в другие заведения города, проверить финансовую и налоговую отчётность, в общем, делать вид, что исполняет свой долг. А дальше... Ну, дальше будет видно, пока всё как-то само собой складывается.
  В этот момент в неверном свете газового фонаря позади него мелькнула тень, и Пётр Иванович непроизвольно обернулся. Какой-то человек быстро шмыгнул в подворотню и, видно, там и затаился.
  'Вот же чёрт, - сдвинув на затылок шапокляк, вытер платком мгновенно вспотевший лоб инспектор, - не иначе злоумышленник. Вот и верь этому Муравьёву-Апос... тьфу, Муравьёву-Афинскому, что в городе по ночам всё спокойно. Эх, жаль, нет с собой никакого оружия, да та же трость и то пришлась бы ко времени'.
  Он ускорил шаг, едва удерживая себя, чтобы не побежать. Ему казалось, что если побежит, то выдаст свой страх, и тогда уже мало что заставит следившего за ним человека отступиться от своих чёрных замыслов. А в том, что они чёрные - Копытман ни секунды не сомневался.
  Однако нападать на него никто не спешил, и Пётр Иванович уже на подходе к постоялому двору даже осмелился оглянуться. Нет, никого не видно, ну и слава богу. Может, и показалось, у страха, как говорится, глаза велики.
  В хозяйстве Гусака ещё шло движение, кипела жизнь. В трактире сидели люди, по большей части путешественники, но были и местные завсегдатаи. Раскидывали картишки, выпивали, закусывали - одним словом, вели обычную кабацкую жизнь.
  Копытман постарался как можно быстрее миновать это место, чтобы подняться к себе в нумер, но тут его кто-то легко тронул за локоть. Обернувшись, Пётр Иванович увидел рядом с собой невысокого, согбенного человека в сильно потёртом сюртуке, относившим его обладателя к чиновникам низшего пошиба. Картину дополняли мелкие, редкие зубы, изо рта исходил неприятный запах, а глаза смотрели куда угодно, но только не на собеседника.
  - Ваше сиятельство, позвольте обратиться, - громким шепотом произнёс он, испуганно оглядываясь по сторонам.
  - Ну, прежде всего, не Ваше сиятельство, а Ваше высокоблагородие.
  Надо сказать, что Копытман уже порядком вжился в свой новый образ. Современность проникла в глубины его естества, подчиняя и растворяя его в себе, как серная кислота растворяет в своем текучем пламени любую органику. Вот только растворение это происходило без боли, напротив, даже доставляло Петру Ивановичу какое-то подспудное удовольствие. И он уже не против был, когда его величали Ваше высокоблагородие, чувствуя себя при этом выше ростом и шире в плечах.
  - Христа ради простите, Ваше высокоблагородие, это я от волнения-с.
  - А вас-то как звать, представьтесь, не сочтите за труд.
  - Огоньков, Влас Мефодьевич, коллежский регистратор.
  - Так чем обязан, Влас Мефодьевич? - поинтересовался инспектор.
  - Дело государственной важности, не для чужих ушей, - негромко ответил незнакомец, по-прежнему озираясь.
  - Раз уж так, поднимемся наверх, в нумер. Только времени у меня не так много, лучше бы вы с утра подошли.
  - Дело не терпит отлагательства, Ваше высокоблагородие, промедление смерти подобно.
  - Ох, заинтриговали вы меня... Ладно, идёмте.
  Поднявшись наверх, Копытман уже по привычке предложил посетителю стул, а сам уселся на кровати, размышляя, что не мешало бы попросить у Гусака ещё один стул в нумер, раз уж просители зачастили.
  - Итак, извольте объяснить, что за дело такой срочности.
  - Ваше высокоблагородие, в городе зреет заговор.
  - Так-так, интересно, продолжайте...
  Далее выяснилось, что некий студент Нехлюдов, изучающий в Петербургском университете юриспруденцию, прибыл в родной N-ск на летнюю побывку. А между делом проповедует революционные идеи. Как-то: призывает к отмене крепостного права, как изжившего себя дикарского обычая, говорит, что бога нет, а попы - паразиты на теле общества и, наконец, выступает за полное и безвозвратное уничтожение самодержавия.
  Тут Огоньков поискал глазами образ, не нашёл и просто перекрестился на угол.
  - Действительно, обвинения серьёзные, - откинулся спиной на стенку Пётр Иванович, переплетя пальцы на начавшем обрисовываться после обильного ужина у градоначальника животике. - За такие речи можно и на каторгу угодить. А что же вы не пошли к местному исправнику или чиновнику тайной канцелярии?
  - Думал, Ваше высокоблагородие, да всё не решался, студент тот мне как-никак племянником приходится. А тут вы вот приехали, тут я и набрался смелости.
  - Племянником?! Однако, - поразился больше про себя, чем показал, инспектор. - Ладно, берите перо, бумагу и пишите всё, что только что мне рассказали. А я уж подумаю, каким образом дать делу ход.
  Спровадив неприятного по всех отношениях посетителя, Пётр Иванович занялся небольшой постирушкой. Попросил принести два тазика: один с мыльной водой, другой - с водой обычной для ополаскивания, после чего приступил к стирке - пардон - носков и трусов.
  Как следует отжав, повесил интимные принадлежности своего туалета на спинку стула, наконец-то разделся, затушил свечу и лёг в постель. Однако сон долго не шел, виной ли тому была обильная трапеза у градоначальника или недавний визит коллежского регистратора. Да тут клопы ещё принялись покусывать. Но спустя какое-то время он всё же забылся тревожным, беспокойным сном.
   Продолжение на Автор-тудэй http://author.today/work/44199/edit/content
Оценка: 5.48*60  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Вет., "Мой последний поиск."(Постапокалипсис) В.Лошкарёва "Суженая"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) О.Северная, "Фальшивая невеста"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"