Марченко Геннадий Борисович: другие произведения.

Стилист

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.16*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец в 1973 год. Выкладываю на АТ.

  Один, два, три четыре, пять, шесть, семь...
  
  Это я про себя считаю, причём не купюры, тем более что большая часть заработанного непосильным трудом оседает на пластиковых карточках. А как довольно востребованный стилист я зарабатываю даже по столичным меркам более чем неплохо. Всё-таки помимо московской сети салонов красоты "ALEX", уже приносящих неплохой доход, мне приходится принимать участие в самых различных проектах на телевидении и с ведущими фотохудожниками страны. Даже в паре сериалов был задействован как художник по костюмам. Согласитесь, для 33-летнего молодого человека приятной наружности вполне неплохие достижения.
  
  А ведь всего этого могло бы и не быть, учитывая, через что мне пришлось пройти. Я не родился с серебряной ложкой во рту, хотя детство моё до определённого момента было безоблачным. Рос я в обычной семье, в относительно тихом, провинциальном городе с населением в полмиллиона человек, расположенном на Приволжской возвышенности. Тогда, в середине 90-х, отец держал магазин автозапчастей, мать работала учительницей русского языка и литературы в той же самой школе, куда я и отправился за знаниями, даже не успев достигнуть 7-летнего возраста. Так уж получилось, что на свет я появился в начале декабря, и родители решили, что я созрел для школы. Тем более что читать и писать я уже умел, спасибо маме-педагогу.
  
  Любовь к книгам, кстати, въелась в мою натуру на всю жизнь. В детстве, до интерната, я, конечно, не был чужд времяпрепровождению в компании таких же оболтусов, как и сам, но всегда находил время, чтобы уединиться с интересной книгой. Благо что в те годы за нормальной литературой уже не нужно было записываться в читальный зал, как, по слухам, происходило в СССР, на книжных развалах без проблем можно было купить что угодно - от "Незнайки" Носова до ужастиков Стивена Кинга.
  
  ...десять, одиннадцать, двенадцать...
  
  Так вот, бабушек и дедушек у меня не имелось. А всё потому, что мои родители в прошлом воспитывались в одном и том же детском доме и сами были сиротами. Это, прижав меня к себе и поглаживая вихор на затылке, мне мама сказала, когда я спросил, почему у всех детей в детском саду есть бабушки с дедушками, а у меня нет. Года три спустя, когда я учился, кажется, во втором классе, у нас с мамой состоялся задушевный разговор, из которого я узнал историю происхождения своей "дворянской фамилии".
  
  От отца его мать отказалась ещё до его рождения. Из родильного отделения местной больницы безымянный и бесфамильный младенец попал в Дом малютки, директор которого - женщина, повидавшая на своём веку немало - поступила просто. Она кинула взгляд на отрывной календарь, где красовался портрет декабриста Михаила Павловича Бестужева-Рюмина, а подпись гласила, что в этот день, 4 июня 1962 года, отмечается 161 год со дня его рождения. Так мой папа и стал Михаилом Павловичем Бестужевым. От приставки Рюмин директриса всё же отказалась. Я же, появившись на свет 3 декабря 1986 года, получил имя Алексей, и стал Алексеем Михайловичем Бестужевым. У царя по прозвищу Тишайший, если что, были такие же имя и отчество.
  
  Отец прошёл Афган, хотя сам об этом не любил рассказывать. Помню, взял он меня на возложение цветов к мемориалу воинам-интернационалистам, и пока, положив букет, задумчиво стоял, опустив голову, на моё плечо опустилась рука его товарища, которого отец звал Петровичем:
  
  - Эх, Лёха, знал бы ты, какой у тебя батя героический...
  
  И в ответ на мой вопрошающий взгляд Петрович негромко рассказал, как в ущелье Карамколь их колонна попала в засаду, и как мой отец, раненый в ногу, отстреливался до последнего патрона, а когда последний рожок опустел, вытащил из ножен штык-нож, поднялся и, хромая, пошёл на "духов" в рукопашную. Правда, тут как нельзя кстати подоспели наши МиГи, устроившие моджахедам огненное веселье. Это и спасло советских бойцов. А мне теперь стало ясно, что это за отметина у бати чуть выше правого колена.
  
  Ещё помню, как они с Петровичем сидели на кухне, и под звон стопок последними словами поминали Андропова, из-за которого якобы необстрелянные парни были брошены в горнило афганской войны. А потом взялись за какого-то Меченого, развалившего "такую великую страну". Помню, отец сказал: "Была бы у меня возможность махнуть в прошлое, я бы поочерёдно и Андропова уговорил, и его выкормыша, этого гадёныша Горбачёва. И пусть бы меня потом к стенке поставили, умирал бы я с чистой совестью".
  
  Это уже потом, как-то подзависнув на форуме, посвящённом советской эпохе, а после став его завсегдатаем, я выяснил, кто такие Андропов с Горбачёвым, а с ними до кучи и Ельцин, при котором страна едва не превратилась в руины. Именно эти три фамилии чаще всего предавались анафеме теми, кто не мог простить развала Советского Союза. Я СССР застал, можно сказать, самым краешком, а вот телекартинка с Ельциным на танке до сих пор перед глазами стоит.
  
  ...двадцать три, двадцать четыре...
  
  Беда подкралась, когда я перешёл в 4-й класс. Уже годы спустя, задавшись целью и имея средства для доступа к информации, я выяснил, что к отцу подкатила местная братва с предложением крышевать принадлежавший ему магазин автозапчастей. Учитывая, что батя был афганцем, и бывшие воины-интернационалисты держались друг друга довольно крепко, он этих гопников послал куда подальше. А спустя месяц он попросту бесследно пропал. Вместе с машиной, 5-летним "Mitsubishi Pajero". Не прошло и недели, как выяснилось, что магазин каким-то чудесным образом отошёл банку "Призма", которым владел некто Евгений Андреевич Грошев. Правда, года три спустя Грошев скоропостижно скончался, а у банка отозвали лицензию, но к тому времени я уже остался сиротой.
  
  Мама ушла меньше чем через год, как отца объявили официально без вести пропавщим. У неё и так было больное сердце, а после всех этих событий она совсем стала плохая. С похоронами мамы помогли афганцы, а меня, ввиду отсутствия каких-либо родственников, определили в школу-интернат, в который к тому моменту слились оба детских дома. Учитывая прошлое моих родителей, пошёл я по проторенной дорожке. Грустная шутка на самом деле.
  
  Честно говоря, в глубине души я надеялся, что меня, может быть, усыновит тот самый боевой товарищ отца, что рассказал мне о его подвиге, но этого не случилось. Опять же только годы спустя я выяснил, что в тот момент Петрович вёл обречённую на поражение борьбу с раком желудка, и ему, и его близким в тот момент было не до меня.
  
  Он даже не смог появиться на похоронах мамы. Была его жена - высокая женщина со скорбным выражением лица, которая погалдела меня по голове и сунула тысячу рублей со словами: "Возьми, Лёша, на первое время, а там органы опеки тобой займутся".
  
  Органы опеки и занялись. Уже на следующий день, едва от меня вышла пожилая соседка, приходившая покормить меня с кастрюлькой свежезаваренного лукового супа, заявилась мерзкого вида тётка, представившаяся сотрудником органов опеки и попечительства Маргаритой Львовной. Не разуваясь, с застывшей на физиономии кривой миной прошлась по нашей (хотя теперь уже моей) двухкомнатной квартире, после чего усадила меня за стол, а сама села напротив.
  
  - Ну что, Лёша Бестужев, собирай вещи, поедем устраивать тебя в школу-интернат.
  
   Я, конечно, ожидал подобного сценария, но всё же сделал робкую попытку избежать сей незавидной участи.
  
  - А можно я буду жить здесь один? Мне же будут платить пенсию по потере кормильца?
  
  Насчёт пенсии меня просветила как раз пожилая соседка. Однако мой короткий спич даму из опеки не воодушевил.
  
  - Видишь ли, Лёша... Во-первых, ты ещё несовершеннолетний, а значит, в любом случае согласно букве закона должен находиться на попечении взрослых. В интернате за тобой будут приглядывать воспитатели, и там же ты окажешься в окружении сверстников, с которыми тебе не придётся грустить, как если бы ты жил один, а всё вокруг напоминало бы тебе о маме и папе. Во-вторых, эта квартира, хотя и была приватизирована твоими родителями, уже тебе не принадлежит. Ты, конечно, не мог знать, что твой папа в своё время набрал кредитов в банке "Призма", и не смог их вернуть. Так что на вполне законных основаниях жилплощадь переходит в собственность банка. А теперь собирай вещи, нас внизу ждёт машина.
  
  Лишь годы спустя я узнал, что квартиру буквально за бесценок приобрела у того самого банка племянница Маргариты Львовны. А тогда я, едва сдерживая готовые навернуться на глаза слёзы, взял с собой кое-что из одежды и фотографию в рамке, где я был запечатлён первоклашкой вместе с родителями.
  
  Свой первый день в интернате я запомнил на всю жизнь. Вернее, ночь. Ещё бы, местный отморозок по кличке Рыба, по виду перекормленный олигофрен с выпученными глазами, вместе со своими шестёрками решил устроить мне "прописку". Как выяснилось, "прописка" заключалась в том, что я должен был стянуть с себя трусы и встать раком. Вставать раком я отказался, после чего вступил в неравный бой с превосходящими силами противника. Поскольку активнее других свои потные ручонки ко мне тянул Рыба, тогда как остальные пытались меня обездвижить, я изловчился и вцепился зубами в его указательный палец. В тот момент от обуявшей меня ярости я мало что соображал, и пришёл в себя лишь после крепкого удара чем-то тяжёлым по голове. Вернее, оказался в состоянии грогги, чем Рыба тут же воспользовался и, обезумев от боли и прижимая к себе искалеченную руку, с воплем кинулся прочь.
  
  А меня в это время молотили, причём и ногами тоже, в итоге я отделался трещиной в паре рёбер и сломанным носом, на котором в память о драке осталась небольшая горбинка. Две недели я провёл в больнице, той же самой, где Рыбе пришивали висевший на лоскуте кожи палец. Запомнилось, как он ходил по больничному коридору, держа забинтованный палец вверх, словно грозя кому-то. На меня он старался не смотреть.
  
  Кстати, не успев покинуть лечебное заведение, этот 14-летний оболтус был отправлен на малолетку. Нашли за ним несколько грешков, в том числе изнасилование 5-классницы из школы по соседству. Представляю, что с Рыбой на зоне сделали за такую статью... Ну да туда ему и дорога.
  
  Мне же за тот палец ничего не было. Похоже, Рыба не проболтался, хоть какой-то плюс этому уроду в карму, да и остальные промолчали. Хотя директриса, Зинаида Степановна, пока я лежал в больнице, всех вызывала к себе в кабинет по одному, но, судя по всему, стукачей среди нас не водилось. А может, и водился, да только, похоже, этот Рыба так всем надоел, что его отбытие в колонию для малолетних преступников вызвало вздох облегчения не только у руководителей интерната. Во всяком случае, впоследствии я не раз ловил на себе слегка удивлённый взгляд директрисы. В интернат, правда, по факту случившегося нагрянула проверка из гороно, не знаю уж, чем дело закончилось, но директриса своё место сохранила, наверное, просто отделалась выговором, возможно даже устным. Всё же в гороно наверняка понимали, с каким контингентом воспитателям и руководству приходится иметь дело.
  
  Я тоже не проболтался приходившему в больницу пообщаться со мной инспектору ПДН, кто мне сломал нос и намял бока. Сказал, что было темно, и я никого толком не разглядел. В интернат я возвращался с опаской, однако дружки Рыбы меня больше не доставали. Видно, "прописку" я всё-таки прошёл.
  
  ...тридцать семь, тридцать восемь...
  
  Я с малых лет на каком-то подсознательном уровне любил, чтобы всё выглядело красиво и органично. Помню, ведёт меня мама в подготовительную группу детского сада за руку, а я показываю на стоявшую на остановке тётеньку и заявляю: "Мам, зачем она надела эту глупую шляпку? Ей бы платок больше подошёл". Мама зашикала, а дома со смехом рассказала отцу. Тот глянул на меня и подмигнул: "Похоже, у Зайцева с Юдашкиным подрастает конкурент".
  
  В общем, перманентная страсть к совершенству во мне на несколько лет затаилась, разве что я к своему внешнему виду относился достаточно скрупулёзно. Всегда чистенький, выглаженный, причёсанный, несмотря на смешки одноклассников ещё по той, прежней школе. И только в интернате я стал делать первые робкие попытки изменить окружающий мир к лучшему. Начал с одноклассницы Лены Чижовой. Эта довольно симпатичная, рыжеволосая девочка, сколько я её помнил за три предыдущих года своего пребывания в интернате, постоянно носила волосы до плеч, которые ей периодический просто подравнивали в парикмахерской. Однажды, когда мы вместе собирали граблями осеннюю листву во дворе интерната, я заметил Лене, что если над её волосами немного поработать, то может получиться очень даже стильная причёска.
  
  - Да ладно, - прищурилась она. - Тебе-то откуда знать? Ты же мальчишка!
  
  - Не веришь? Я просто сказал, что ты можешь выглядеть более стильно. Я мог бы попробовать что-то сделать с твоими волосами, но если ты против - ходи и дальше серой... вернее, рыжей мышкой.
  
  Вечером, сразу после ужина Лена подловила меня в коридоре интерната и, краснея, выдавила из себя, что она согласна.
  
  - На что? - заинтригованно спросил я, уже успев забыть о нашем разговоре.
  
  - Ну... на это... чтобы ты мне причёску сделал, - выпалила она и её усыпанное веснушками лицо окончательно ушло в пунцовый цвет.
  
  Над её волосами я колдовал в комнате девочек, которых Лена предварительно выставила восвояси, чтобы никто не мешал своими советами и не отвлекал от работы неопытного мастера. Из инструментов в моём распоряжении оказались обычные ножницы, простая расчёска и брашинг. Правда, тогда я ещё не знал, что так чудно́ называется эта круглая, утыканная щетиной расчёска. Имелся ещё лак для волос "Прелесть", которым я закрепил результат своего почти получасового труда.
  
  То, что я интуитивно соорудил, на профессиональном жаргоне называлось боб-каре на ножке. Это я уже узнал несколько лет спустя, обучаясь в техникуме сферы быта и услуг. Тогда же мне и самому понравилось то, что получилось, а Ленка, глядя на своё отражение в зеркальце, не смогла сдержать восторженной улыбки, после чего подскочила ко мне и чмокнула в щёку.
  
  - Спасибо, Лёша! Ты супер!
  
  Девчонки также оценили преображение своей товарки, и уже на следующий день ещё одна попросила сделать её причёску более стильной. Правда, наотрез запретила стричь свои волосы до лопаток, но разрешила сделать чёлку, что я с удовольствием и проделал. Косая чёлка смотрелась креативно, особенно в сочетании с завитыми локонами, благо что лак "Прелесть" неплохо держал причёску. Мало того, позаимствовав у девчонок ассорти из образцов отечественной, польской и турецкой косметики, я сделал взгляд клиентки чуть более выразительным, при этом не трогая и без того пухлые, яркие от природы губы.
  
  В следующие дни ко мне в буквальном смысле выстроилась очередь из желающих выглядеть более привлекательно девочек. Но уже тогда во мне просыпалась коммерческая жилка, и я заявил, что первые две клиентки были образцами, а далее каждая работа будет обходиться в батончик "Марса" или "Сникерса".
  
  Лучше всего мне удавались стрижки на средние и короткие волосы.
  
  Наверное, это и впрямь было дано мне свыше. Я всё делал на интуитивном уровне, и только где-то месяц спустя мне в руки попал журнал модных причёсок с моделями лета 1999 года. Причём там приводились как женские, так и мужские стрижки, хотя последним, что неудивительно, уделялось намного меньше внимания. Наших парней к тому времени я тоже подстригал, но, во-первых, это были единичные случаи, а во-вторых, делать подростковые стрижки без машинки было довольно проблематично. К тому моменту мой инструментарий немного расширился, даже дешёвый китайский фен появился, но всё равно это было далеко не рабочее место парикмахера, и уж тем более продвинутого стилиста.
  
  О моём хобби, которое благодаря шоколадным батончикам уже становилось работой, со временем узнало и руководство интерната. Но всё же я оказался изрядно удивлён, когда ко мне пожаловала наш завуч Матильда Анатольевна.
  
  - Лёша, видишь ли, в чём дело... Я слышала, ты тут девочкам интересные причёски делаешь? Мне тут на днях Оля Кочкина хвалилась, например, своей новой причёской. Да я и сама вижу, как преображаются наши девочки. И ты понимаешь... В общем, меня неожиданно пригласили на день рождения, сегодня вечером, а я уже ни в какие парикмахерские не успеваю, тем более что обычно такие вещи с мастером обговариваются заранее. Вот я и подумала, может быть, ты изобразишь что-нибудь с моими волосами на скорую руку?
  
  Матильда Анатольевна была в меру строгой, а к проблемам воспитанников интерната относилась с пониманием, поэтому вызывала у меня определённую симпатию. Выглядела она без косметики, в очках с толстой оправой и со своими собранными в пучок на затылке волосами лет на 50. Однако, когда минут сорок спустя я закончил работу, на меня смотрела вполне миловидная женщина, которой при всё желании нельзя было дать больше 35 лет.
  
  - Вам бы ещё линзы вместо очков, либо очки с более стильной оправой, - добавил я, разглядывая результат своей работы.
  
  Задохнувшаяся от восторга завуч молитвенно сложила руки и, казалось, сейчас упадёт передо мной на колени.
  
  - Лёшенька, ты бог! Я никогда ещё в жизни так замечательно не выглядела... Вот, возьми.
  
  Она протянула мне две сотенных бумажки, но я затряс головой:
  
  - Что вы, Матильда Анатольевна, не буду я с вас денег брать.
  
  - Но как же... Должна же я как-то тебя отблагодарить!
  
  Тогда я, собравшись с духом, сказал, что мне не помешало бы отдельное помещение, да и набор инструментов давно пора обновить. Плюс у меня нет денег на приобретение разного рода лаков, муссов и пенок, не говоря уже о наборах косметики, которую мне всё ещё приходится заимствовать у своих несовершеннолетних клиенток. Матильда Анатольевне обещала подумать, чем мне можно помочь, и умчалась на день рождения.
  
  ...пятьдесят семь, пятьдесят восемь, пятьдесят девять...
  
  Думала завуч два дня. На третий она привела меня в какую-то кладовку, заполненную старым хламом, и вручила ключ.
  
  - Вот, Лёша, это будет твой рабочий кабинет. Тебе нужно только избавиться от этой рухляди, насчёт мебели что-нибудь тоже придумаем, я тебе даже своё старое трюмо привезу из дома.
  
  На приведение комнатушки в божеский вид у меня ушло несколько часов. За это время я отнёс старьё к помойным контейнерам за оградой интерната, убрал паутину по углам, протёр сначала мокрой тряпкой, а затем куском газеты оконное стекло, и отдраил пол. На следующий день завуч, как и обещала, привезла трюмо. Вернее, привезло грузовое такси, а дальше уже мы с пацанами затаскивали его в мой салон красоты "У Лёши", как тут же комнатушку окрестили интернатские ребята. Наш завхоз, вечно поддатый Кузьмич, за обещание его оболванить обеспечил моё рабочее место сломанным стоматологическим креслом, которое я сам же и привёл в более-менее божеский вид. Он же торжественно вручил мне репродукцию картины "Утро в сосновом лесу", а заодно молоток и гвоздь-сотку, дабы я смог повесить этот холст в потёртой раме на стену своего кабинета.
  
  Не знаю уж, откуда Матильда Анатольевна это взяла, но на следующий день после, так сказать, открытия салона мой парикмахерский набор пополнился новыми парикмахерскими ножницами, филировочными ножницами, плойкой - то бишь щипцами для завивки, набором расчёсок, баллончиками с лаком и муссом для волос, а самое главное - машинкой с тремя насадками. Китайской, но на год с лишним мне её хватило. Так что мальчишки нашего интерната отныне стриглись только у меня. Пришлось ещё у завхоза выпрашивать веник с совком, дабы подметать с пола преимущественно мальчишескую волосню.
  
  А у меня стали скапливаться такие залежи "Сникерсов" и "Марсов", что я начал таскать их на рынок и сбагривать за треть цены торгашам этих самых сладостей. На вырученные деньги приобретал всё те же самые расходные материалы для своего салона, которые имели свойство как-то слишком уж быстро заканчиваться, а клянчить денег у завуча не поворачивался язык. Косметикой, кстати, меня иногда снабжали девчонки, по бартеру за работу над их причёсками, а уж где они её брали - меня мало интересовало.
  
  Ни для кого не стало откровением, что после окончания школы-интерната я поступил в техникум сферы быта и услуг, по окончании которого был принят в одну из парикмахерских города. Жил я к тому времени в выделенной мне как сироте городскими властями квартире, размерами чуть больше собачьей конуры, к тому же в аварийном доме. Но я и тому был рад.
  
  В армии, как нетрудно предположить, мне пришлось оболванивать новобранцев, а также делать козырные стрижки "дедам" и даже младшему офицерскому составу нашего ракетного полка. Два лейтенанта и капитан стриглись у меня безвозмездно, однако предоставляли мне возможность отлынивать от строевых занятий, нарядов и прочей хрени, которой заставляют заниматься солдата-срочника.
  
  Демобилизовавшись, я вернулся в свой родной городок, и устроился на работу в знакомую парикмахерскую, где меня приняли как родного. Делал и мужские, и женские стрижки. Причём последние меня привлекали больше за счёт возможности большего креатива. Год спустя я уже работал в парикмахерской Салона быта, причём в женском зале. А ещё пару лет спустя отправился на всероссийский конкурс парикмахеров в Москву, где занял второе место и получил приглашение на работу в только что появившуюся в столице сеть салонов красоты "Орхидея".
  
  Свою приватизированную конуру я сдал внаём, а сам отправился покорять первопрестольную. На то, чтобы стать относительно известным не только в Москве, но и в стране стилистом, у меня ушло порядка пяти лет. Думаете, стилисты - сплошь представители нетрадиционной ориентации? Отнюдь не все, я, например, являюсь редким исключением.
  
  Конечно, со стороны тех, от кого могло зависеть моё светлое будущее, периодически предпринимались попытки затащить меня в постель. Я не сопротивлялся, если это были женщины, причём в большинстве своём старше меня, а иногда и намного. И вежливо отказывался, если инициатива исходила от представителей сильной половины человечества. Хотя это скорее был какой-то средний пол, как по внешнему виду. Так и по повадкам, и кое-кого из них вы наверняка прекрасно знаете.
  
  ...семьдесят, семьдесят один, семьдесят два...
  
  В общем, мне повезло, когда меня приметила автор программы о современной моде на одном из недавно созданных телеканалов. С ней даже спать не пришлось, хотя можно было бы - женщина находилась в самом соку. Я делал причёски, мэйк и подбирал одежду для участниц телешоу, превращая их из дурнушек в красоток. Соответственно, росла и моя популярность, и вот моя улыбающаяся, с неизменной трёхдневной щетиной, уже на страницах модных журналов, сначала внутри, а затем и на обложках. Моя работа стала стоит совершенно других денег, нежели я зарабатывал, только перебравшись в Москву. Обзавёлся квартирой-студией у станции метро "Новокузнецкая" в выстроенном лет десять назад доме на месте бывшей "хрущёвки", и слегка подержанным "Bentley Continental GT" в качестве личного автотранспорта. Кстати, интересная деталь: ключ зажигания в тачке находился с левой стороны, что свидетельствовало о её гоночном прошлом. Дело в том, что старт в гонках давался не с ходу, а с места: машины стояли елочкой около трассы - дается старт - ты бежишь к машине и, чтобы не терять время, когда открывается дверь, в этот момент ты уже заводишь автомобиль, садишься и уезжаешь.
  
  А как вишенка на торте - открытие собственной сети салонов красоты "ALEX". На данный момент работали три салона - на Поварской, Ильинке и недалеко от моей квартиры - на Пятницкой.
  
  Так-то я нестандартный стилист. Жопу мужикам не подставляю, читаю книги - и не только беллетристику, смотрю хорошие фильмы, а не про всяких человекопауков и слаев со шварцами. В общем, самосовершенствуюсь. Даже брал в течение года уроки игры на гитаре у самого Сергея Калугина из группы "Оргия праведников"[1]. Хорошая, кстати, группа, без дураков.
  
  Кто-то скажет, что работа стилиста - это сплошной праздник, и будет категорически неправ. Нет, безусловно, если бы я не любил эту профессию - выбрал бы себе какое-нибудь другое занятие. Вагоны бы разгружал, например. Ха-ха, три смайлика вам в ленту!
  
  Если серьёзно, то работа и впрямь частенько далеко не сахар. Ты таскаешь тяжеленные пакеты, бегаешь по городу в поисках нужных вещей, а на съёмках ползаешь на коленях, чтобы завязать шнурки на чьей-то обуви. Бывает, работаешь с неприятными клиентами, которые сами не знают, чего хотят, считают твой гонорар слишком высоким и уверены, что понимают в стайлинге лучше тебя. А когда начинал, случалось, что за участие в каких-то проектах платили сущие гроши, а порой и вовсе "забывали" оплатить твою работу.
  
  Но всё же я люблю свою работу, она мне доставляет кайф, приносит не только моральное, но и материальное удовлетворение. Плюс популярность у девиц самого разного возраста. Обладатели писюнов к тому времени поняли, что на мою задницу у них нет ни малейшего шанса. Тем более что многим врезалась в память история с одной из звёздных вечеринок, где перебравший ликёра престарелый селебрити полез ко мне целоваться, и тут же схлопотал короткий апперкот в солнечное сплетение, после которого любитель мальчиков блеванул прямо под ноги нестареющей певице и сопровождавшему её мужу по прозвищу Шрек.
  
  Сколотив небольшой капитал, я на могиле моих родителей установил приличный памятник. За могилкой, пряча в карман 5-тысячную купюру, пообещал присматривать местный сторож. Я его обнадёжил, что буду приезжать минимум раз в полгода, проверять, как он несёт свою службу, и поддерживать его бюджет отчислениями из своего бюджета.
  
  К 33 годам обзавестись семьёй я не успел, возможно, не без основания считая, что можно ещё год-другой погулять. Я и гулял, ни в чём себе не отказывая. С полгода назад, кстати, познакомился с одной клиенткой, она назвалась Марией, и по телефону умоляла сделать ей завтра look перед вечерней тусовкой в "Сикрет". Когда я сказал в трубку сотового, что ко мне записываются за неделю, дама озвучила такую сумму, что мне пришлось перезванивать другой клиентке и просить перенести нашу встречу на два часа раньше. Та не стала упрямиться, так что просто Мария получила то, что хотела, и в дальнейшем стала моей постоянной клиенткой.
  
  По ходу дела я выяснил, что последние пару лет её внешностью занималась тоже довольно известная в столице стилист, до тех пор, пока как-то не решила поэкспериментировать. Эксперимент не удался, Машу в новом образе чуть ли не осмеяли, и с тех пор она стала уже моей клиенткой.
  
  Где-то месяца через два наше знакомство переросло в более тесную фазу. Правда, к тому моменту я уже знал, что она замужем за каким-то там банкиром, но это меня мало волновало. И как оказалось, напрасно.
  
  ...девяносто девять, сто, сто один...
  
  Ах да, я же ещё не объяснил, что это я тут между делом считаю, лёжа с утра в джакузи. А что, имею право на любую сантехнику, не на ворованные гуляю. А считаю я секунды, во всяком случае, мысленно стараюсь попадать в счёт. Хочу установить новый рекорд по нахождению без дыхания под водой. Прежний равнялся минуте сорока семи секундам, и сейчас я уже приближался к этой отметке, хотя лёгкие начинало понемногу жечь, и все пузырьки из остатков кислорода давно поднялись к поверхности воды. Ну ничего, надеюсь, дотерплю. Такое вот у меня своеобразное хобби, наедине с собой. Слышал, что даже соревнования по этой дисциплине проводятся, но мне это ни к чему, я тут сам себя испытываю.
  
  Есть! Есть минута сорок семь! Ну, Лёха, поднажми, давай уж дотянем хотя бы до двух минут, и то, не исключено, я начинаю частить, а глянешь на секундомер в лежащем у джакузи телефоне - недобрал.
  
  Всё, две минуты, пожалуй, есть. Я открыл под водой глаза, собираясь выныривать, и сквозь толщу воды увидел чей-то силуэт. Оп-па! Это ещё кого к нам принесло? Причём без приглашения, я-то прекрасно помнил, что закрывал входную дверь изнутри.
  
  Чёрт с ним, всё равно уже выныриваю.
  
  - А я уж думал, ты там всё, в ящик сыграл. Лежит и не всплывает.
  
  Сидевшему на табурете итальянской фирмы "PEZZO" было на вид около пятидесяти. Это был крепкого вида мужик с намечавшимся брюшком, коротко, чуть ли не наголо стриженый, со складками в уголках тонких губ, придающих их обладателю, несмотря на насмешливый тон, угрожающий вид.
  
  Костюм однозначно от "HUGO BOSS", банальщина, на автомате отметил я про себя.
  
  И кстати, этот тип здесь не один, рядом вон ещё один стоит, тот даже поздоровее этого выглядит.
  
  - Здравствуйте! - говорю я как можно спокойнее. - Вы кто?
  
  - Толя, ты слышал? - оборачивается он к своему напарнику. - Тут вопрос прозвучал: кто мы? Даже не знаю, что и ответить, то ли представиться президентом "Промстройбанка" Игорем Николаевичем Кистенёвым, то ли рогоносцем Игорьком. Или как она меня наедине с тобой называла?
  
  Вот тут пазл встал на своё место. И мне, честно говоря, реально поплохело. Так вот ты какой, северный олень! Причём с кустистыми рогами, так как с твоей супружницей мы были близки не раз и не два. И не три, если кому-то интересно, а целых пять. Это сама Маша на нашей последней встрече сказала, мол, сегодня у нас небольшой юбилей, пятое свидание, а посему трах будет необычный. М-да, что она вытворяла...
  
  Впрочем, это лирика, а сейчас я чувствовал, как моя мошонка, несмотря на нахождение в тёплой воде, заметно уменьшается в габаритах. Банкир понял, что до меня дошло, и его лицо разрезала улыбка, от которой у меня внутри слегка заледенело.
  
  - Не ожидал, мудило?
  
  Что ж так грубо-то... Хотя я этого гражданина понимаю, ещё не знаю, как бы я вёл себя на его месте. Но я сейчас на своём, и настроение, мягко говоря, невесёлое.
  
  - Толя, будь другом, оторви-ка электрический шнур вон от того бра и принеси мне. Только вместе с вилкой, здесь как раз розетка возле джакузи есть. И ножичек какой-нибудь глянь на кухне.
  
  Кухня в моей студии совмещённая, обошлась в десятку "зелени". Натуральное дерево в сочетании с навороченной техникой. И ножи керамические там имеются в специальной подставке. Один из них Толя и выбрал, а вскоре этим ножичком Игорь Николаевич зачищал концы провода.
  
  - Толя - начальник моей охраны, - продолжая снимать изоляцию, как ни в чём ни бывало пояснил Кистенёв. - Чего мы с ним только не проходили... Помнишь, Толян, как в 98-м одного фраера к пилораме привязали? Когда ветерком от циркулярки ему волосёнки взлохматило, сразу же пообещал бабки перевести на счёт банка. И ведь не обманул... Даже немного жаль, если бы кинул - мы бы с ним от души покуражились.
  
  То, что меня не ждёт ничего хорошего, я представлял уже довольно чётко. И для чего им нужен провод - я тоже прекрасно понимал. И мысленно взвешивал свои шансы, если рискну ввязаться в рукопашную.
  
  Я не считал себя большим мастером по части драк, но кое-что умел. Спасибо Палычу, который два года учил меня азам системе рукопашного боя крав-мага. Не слышали о такой системе? Я сам не слышал, пока не познакомился с Палычем. А случилось это как раз два с небольшим года назад. Домой я возвращался слегка подшофе, пришлось на очередной тусовке выпить кое-чего покрепче шампанского. Поэтому тачку в этот вечер с подземной парковки я не брал. Но на ногах держался вполне, ветром не качало. У самого подъезда путь мне преградили четверо, один из которых по габаритам был даже здоровее Толи. У них имелось явное намерение отжать у меня не только "айфон", но и наличку с картами-дебетовками, о чём они мне сообщили напрямую.
  
  - Ты себе ещё заработаешь, педрило, зато здоровье сохранишь, - философски заметил один из отморозков.
  
  Из этих слов я сделал вывод, что они знали, или, по крайней мере, догадывались о роде моей деятельности. Однако такая наглость меня вывела из себя, я атаковал первым, и успел кому-то хорошо попасть, прежде чем меня свалили на асфальт и начали лупцевать ногами. Я сжался калачиком и закрыл голову руками, в надежде, что, может быть, не сильно покалечат.
  
  В какой-то момент избиение остановилось, однако звуки ударов не прекратились, что меня немного удивило. Когда же я рискнул поднять голову, то увидел, что какой-то невысокий крепыш в одиночку метелит эту ораву. Причём довольно успешно, так как не прошло и минуты, как вся четвёрка, стеная и матерясь, лежала рядом со мной на асфальте.
  
  - Встать сможешь?
  
  Он протянул мне руку, помогая подняться. Затем помог добраться до квартиры, сделал компрессы на места ушибов, а потом мы сели пить чай. За разговорами выяснилось, что Палыч преподавал экзотическую систему рукопашного боя, разработанную для израильской армии еще на заре создания семитского государства неким Ими Лихтенфельдом[2]. Палыч в своё время молодым офицером был командирован в Египет как военный специалист для обучения арабов владению советской военной техникой, в 1971-м попал в плен к израильтянам, где судьба свела его с основателем направления. Они каким-то образом подружились, и Лихтенфельд лично показал тому кое-какие приёмы. Палыча впоследствии обменяли на какого-то еврейского диссидента и, вернувшись в СССР, он продолжил заниматься крав-мага для себя. А в конце 1980-х его попросили преподавать крав-мага для специальных подразделений, чем он в свои 68 лет занимался и по сей день.
  
  Когда я попросился к нему в ученики, Палыч сначала отнёсся к такому предложению с известной долей скепсиса, но затем всё же согласился давать мне частные уроки за символическую плату. Время на занятия приходилось выкраивать из своего плотного графика с трудом, но хотя бы раз в неделю мы встречались в ведомственном спортзале, где Палыч делал из меня, как он сам говорил, человека.
  
  Всё это хорошо, вот только у моих нынешних оппонентов явное преимущество. Их двое, они здоровее меня, и стоят на твёрдой поверхности. Я же болтаюсь в воде, и толчок от дна джакузи получится не таким резким, как хотелось бы.
  
  Между тем Кистенёв закончил зачищать шнур. Оценивающе посмотрел на меня, как мясник на тушу, которую ему предстояло рубить, и задумчиво произнёс:
  
  - Я вот всё думаю, и чего этой суке не хватало?! Да, я не пацан, весной справил юбилей, но держу себя в форме, хожу в спортзал и так бью по мешку, что тот чуть ли не пополам складывается. Да и без "Виагры" пока в постели обхожусь. В очередной раз убеждаюсь, что все бабы - бляди по своей натуре. Бляди и дуры. Всё иметь и изменить с каким-то парикмахером!
  
  Почему это с каким-то? Я вообще-то достаточно известный стилист, моё имя в прессе муссируется гораздо чаще, чем твоё, накачанное ты быдло. И кстати, я тоже держу себя в форме, и не только благодаря вышеупомянутому крав-мага.
  
  - Ну да теперь изменять ей не с кем, разве что с окунями на дне Москва-реки.
  
  Я сглотнул застрявший в горле ком. Ни хрена себе, это он сейчас серьёзно? Или на понт берёт?
  
  - А ты знаешь, - в своей манере продолжал он, - мы ведь с тобой земляки. Я тоже когда-то перебрался в Москву из города, откуда ты родом. И прежде чем сюда наведаться, выяснил кое-какие моменты твоей биографии. И ты не поверишь, мне уже приходилось иметь дело с одним Бестужевым, Михаилом Павловичем... Чё дёргаешься, лежи пока, млей. Как водичка, кстати, может горячей подлить? Не хочешь? Ну ладно... В общем, приехали мы к нему с предложением, от которого наши клиенты обычно не отказываются. А твой батя - как ты догадался, речь о нём - решил, что он круче варёного яйца. Да ещё своих афганцев подтянул. Сверху пришла команда его наказать. Короче, закопали мы его где-то под Колышлеем, а его тачку наши ребята разобрали по частям.
  
  - Ссука!..
  
  Я сделал попытку вскочить, но мощная ладонь без труда вернула меня на место.
  
  - Говорю же, не дёргайся. Толян вон тоже небось помнит, как дело было. Помнишь, Толян? То-то... Бизнес твоего папаши перешёл моему боссу: у него везде, где надо, сидели свои люди, с которыми он делился. А потом босс решил откинуться, причём не без нашего с Толей участия. Слишком уж много о себе возомнил этот козёл... Короче говоря, его банк перешёл к нам. На тот момент я уже достаточно соображал в этом бизнесе, даже два месяца ходил на курсы "Банковское дело", к тому же многие подвязки нашего босса шли через нас. В общем, дело перешло в надёжные руки. Мы стали приличными, уважаемыми людьми, Толян возглавил службу охраны банка, а я президентом этого финансового учреждения, даже побывал в депутатах городской думы. А затем мы перебрались в Москву, предварительно обанкротив прежний банк "Призма", и теперь уже в столице замутили "Промстройбанк". Вроде как ничего название, внушает доверие.
  
  - На хрена мне всё это знать? - выдавил я из себя.
  
  - А ты что, торопишься? - без тени улыбки поинтересовался Кистенёв. - А я вот не спешу. Нам с Толяном спешить некуда, да, Толя?
  
  - Угу.
  
  - Да и тебе, козлик, жить бы ещё да жить. Но ты сам виноват, заработал себе высшую меру. К сожалению, не могу предложить выбор с вариантами ухода из жизни, так как причиной твоей кончины стал неосторожно опрокинутый в джакузи электрический прибор. Что-нибудь найдём, всякой электрической хрени у тебя тут навалом. Кстати, замок на двери мы вскрыли аккуратно, Толя у нас спец в этом деле, так что никаких следов проникновения полиция не обнаружит. Слушай, а как скоро вообще тебя хватятся? Через сколько дней МЧС приедет вскрывать дверь? Ты же вроде у нас сирота, не без нашего с Толей, кстати, участия, - хмыкнул он. - Небось у тебя на месяц вперёд всё расписано? Теперь твоим клиенткам придётся искать других парикмахеров. Ну а я не могу отказать себе в удовольствии лично провести экзекуцию. Кстати, чтобы соответствовать своему статусу, пришлось не только заниматься грёбаной благотворительностью, кидая почки попам и детям-инвалидам, но и выучить много разных умных слов. Мне даже начало нравиться чувствовать себя таким деловым, общаться с людьми, за спиной у которых всякие гарварды-хренарварды. Кстати, младшего мы с моей бывшей отправили в Англию, учиться в каком-то престижном колледже... Слышь, Толян, а может, мне с бывшей сойтись? Этой-то прошмандовки Машки уже нет, а новую блядь искать неохота, они все друг друга стоят.
  
  Он снова повернулся ко мне, и только что адресованное Толяну показное веселье уступило место хмурой сосредоточенности. Кистенёв бросил взгляд на циферблат таких же "Patek Philippe" из белого золота, как у Президента.
  
  - Ладно, я как-никак человек занятой, хорош трепаться. Надеюсь, ты успел прочесть про себя какую-нибудь молитву?
  
  С этими словами он кивнул Толе, тот кивнул в ответ и воткнул вилку от провода в электрическую розетку. Наши с Кистенёвым взгляды встретились, и в свой я вложил всю ненависть и презрение, на какие только был способен. И в момент, когда оголённый конец провода устремился к поверхности воды, я сделал движение навстречу и схватил банкира за свисающий вниз полосатый галстук т всё той же "HUGO BOSS", про себя успев отметить, что я бы к этому костюму выбрал другой цвет.
  
  Кистенёв дёрнулся назад, но я держал его галстук крепко, и убийца моего отца вместе с проводом ухнул в джакузи. В то же мгновение меня пронзил удар током, но я не вцепился в галстук мёртвой хваткой. Изгибаясь в судорогах, сквозь воду я видел перед собой оскаленный рот с вылетавшими из него пузырями воздуха и выпученные, как у рака, глаза. Странно, но на фоне тупой боли - меня словно кто-то хреначил огромным перфоратором - я испытывал даже некое удовлетворение от свершившейся мести.
  
  В какой-то момент моя рука всё же разжалась и, как странно, я перестал ощущать эту жуткую вибрацию переменного тока, а вместо этого словно бы падал в какую-то бездонную яму. Кистенёв тоже падал, правда, чуть медленнее, по-прежнему разевая рот в беззвучном крике и пялясь на меня своими выпученными глазами. А затем меня окутала непроницаемая тьма.
  
  [1]Сергей Калугин - российский поэт, музыкант, автор песен. Музыка Калугина сочетает в себе как классическую гитару, так и традиционные мотивы рок-музыки, при этом используются различные этнические направления, барокко, фламенко. В настоящее время - вокалист, гитарист и автор большинства текстов группы "Оргия Праведников", но также активно выступает сольно.
  
  
   [2] Ими Лихтенфельд родился в 1910 году в семье венгерских евреев в Будапеште. Детство провёл в Братиславе, куда переехала его семья. С конца 1930-х годов в Словакии начались антисемитские выступления, и Лихтенфельд участвовал в организации отпора радикальным националистам. Тогда же начал разрабатывать систему самообороны, впоследствии получившую название крав-мага (в пер. с иврита "контактный бой"). В 1948 году, когда Израиль появился на карте мира, а вместе с ним и Армия обороны Израиля, Лихтенфельд был назначен Главным инструктором по физической подготовке и боевому искусству крав-мага в Школе боевой подготовки АОИ.
Оценка: 8.16*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) Н.Зика "Портал на тот свет. часть 2"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Л.Маре "Рождественские байки некромантки"(Боевое фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"