Марченко Геннадий Борисович: другие произведения.

Выживший-3 прода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.55*34  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    III глава

  Глава III
  Весной 1941 года отеля стены холла были украшены тремя десятками портретов знаменитых артистов, писателей, спортсменов, политиков и учёных, посетивших 'Grand Palace' за минувшие несколько месяцев. Те же Теодор Драйзер и Роберт Оппенгеймер, а также голливудские звёзды Ингрид Бергман и Кэри Грант, великий театральный педагог, актёр и режиссёр Михаил Чехов, инженер и новатор Гарри Найквист, ещё не так давно блиставший на бейсбольной площадке, а теперь вконец располневший Бейб Рут, знаменитый живописец Рокуэлл Кент, композитор Игорь Стравинский...
  Кстати, Стравинский предварительно выяснил через своего агента, имеется ли в нашем отеле номер с роялем, поскольку он хотел даже на отдыхе продолжить работу над новым произведением. Такой номер у нас имелся, и именно за роялем я сам лично и запечатлел Игоря Фёдоровича на цветную фотоплёнку.
  Выяснилось также, что композитор является большим поклонником русской бани. И, когда почти все постояльцы плескались в бассейне, он по несколько часов проводил в нашем спа-салоне, частью которого были и финская сауна, и классическая русская баня с настоящими берёзовыми и дубовыми вениками. При этом требовал, чтобы в этот момент, кроме него, в бане не наблюдалось посторонних. Мне однажды пришлось улаживать конфликт, когда в баню следом за Стравинским пытался прорваться мелкий фабрикант из Калифорнии. Орал, что 'у нас свободная страна, и никто не имеет права ущемлять мои права гражданина Соединённых Штатов'. Пришлось пообещать борцу за права бесплатный абонемент на посещение спа-процедур до окончания срока его пребывания в отеле.
  Была у нас и бильярдная, и своеобразный шахматный клуб. Я даже подумывал, не пригласить ли в мой отель для проведения матча за звание чемпиона мира Алехина с Маком Эйве или Капабланкой. Почему бы и нет, всё реально.
  С каждым из известных гостей я встречался лично, и они с удовольствием выкраивали время для хотя бы короткой беседы с хозяином отеля, который был известен как ещё и 'оскароносный' сценарист и прежде всего режиссёр культового фильма 'Месть подаётся холодной'. Да-да, свою статуэтку я получил 27 февраля 1941 года на 13-й церемонии вручения кинопремии. Вручили мне её за комедию 'В джазе только девушки', хотя, на мой взгляд, картина 'Храброе сердце' произвела на членов киноакадемии серьёзное впечатление. Как мне рассказывал в кулуарах той церемонии Уорнер, они до последнего сомневались, за какой фильм меня выдвинуть на кинопремию, в итоге всё же сошлись на более весёлом жанре.
  Зато именно фильм 'Храброе сердце' получил приз как лучший фильм года. Причём соперничал он с моими же картинами в 'Джазе только девушки' и 'Леон-киллер', а также чаплиновской 'Великий диктатор', работой режиссёра Джона Форда 'Гроздья гнева' и ещё пятью фильмами.
  Тогда же я познакомился с Чарли Чаплином, ожидаемо оказавшимся ниже меня на две головы, и довольно грустным в жизни человеком. Но при этом от него исходил мощный импульс положительной энергетики, притягивавший окружающих. Его сопровождала актриса Полетт Годдар, которую комик представил как свою супругу. Она была младше мужа более чем в два раза, однако казалось, что это она его опекает, а не он её.
  - Я давно, ещё только услышав, что в России свершилась революция, мечтал съездить в вашу страну, - негромко признался комик. - Но боюсь, обратно в Соединённые Штаты уже не попаду. Меня здесь давно подозревают в симпатиях к коммунистам. А вы, кстати, каких взглядов придерживаетесь?
  'Ну вот, - подумал я, - сначала мне Гувер допрос устраивал, теперь и Чаплин следом. Что же они так любят задавать вопросы на политические темы?!'
  В итоге я отбоярился тем же вариантом, что и в разговоре с главой ФБР. Мол, я бизнесмен, от политики стараюсь держаться подальше, и добавил, что толерантно отношусь к любому политическому строю, кроме фашизма. Тем самым вызвал несомненные симпатии Чаплина, после чего пригласил его и Полетт погостить в своём отеле. Причём на совершенно безвозмездной основе, в рамках своего рода рекламной кампании. Знаменитый актёр и режиссёр обещал взять время на раздумье, а в итоге меньше чем через месяц он и его молодая супруга переступили порог отеля 'Grand Palace'.
  Первый день Чарльзу Спенсеру Чаплину пришлось потратить на раздачу автографов. Многие его узнавали и без привычного грима с усами-щёточкой. Когда же ажиотаж приутих, он мог в компании жены более-менее спокойно разгуливать по отелю, купаться в бассейне и играть в казино. К счастью, проиграли они в общей сумме не так уж и много, оплата номера-люкс в моём отеле обошлась бы им на порядок дороже. А после их отъезда на память о визите звёздной четы остался портрет, с которого всем посетителям отеля улыбались счастливые Чаплин и Годдар.
  Джек Леонард Уорнер также снизошёл до посещения моего отеля в мае 1941 года. Заодно решал и чисто практически вопросы. В частности, поинтересовался, не собираюсь ли я порадовать его студию своими новыми работами.
  - В качестве режиссёра точно не получится, - признался я и объяснил. - Не могу отсюда отлучаться надолго, вынужден контролировать работу отеля и казино.
  - У вас же есть управляющие, они что, зря получают свою зарплату?
  - Да нет, не зря, но нужно подождать, пока дело прочно встанет на рельсы, тогда со спокойной душой можно взяться за какой-нибудь серьёзный проект. А если брать в расчёт мои способности сценариста, то я уже кое над чем начал понемногу работать. Думаю, через месяц уже смогу предъявить результат.
  Фильмы за моим авторством тем временем продолжали покорять вершины американского кинопроката, и проценты весёлым ручейком наполняли мой личный счёт. Доходы от отеля и казино были куда более полноводны, но деньги шли на счета компании 'Bird Inc'. Уже с них часть перечислялась в виде процентов на счета наших акционеров, общее собрание которых я устроил 1 июня. Однако самый жирный кусок оставался мне, и с этого куска требовалось оплачивать работу персонала, коммунальные услуги, покупать напитки и продовольствие для наших заведений общепита... Да ещё и платить налоги, о которых так беспокоился Расселл.
  Я между тем после долгого перерыва, вызванного стройкой отеля и налаживанием хозяйства снова обратил внимание на свою спортивную форму. Пусть лишних килограммов было и не так много, всё-таки сколько их сжигалось вместе с нервными клетками за эти месяцы, но всё же мышцы малость одрябли. Тренажёры, гимнастические снаряды, боксёрский ринг, мешки и груши - теперь я находил время 'пообщаться' с каждым из снарядов. На ринге мне обычно ассистировал Фёдор, впрочем, для всех секьюрити посещение спортзала стало хорошей традицией. Я лично разработал план тренировок на силу, скорость и выносливость, которого неукоснительно придерживались казаки.
  Возведение трёх теннисных кортов было запланировано изначально, но закончить стройку удалось лишь спустя месяц после открытия отеля. Чтобы игрокам было не слишком уж жарко, за сеткой ограждения мы высадили деревья, причём выкопали их уже достаточно развитыми, стараясь не сильно повредить корни. Среди постояльцев, естественно, нашлись любители и этого вида активного отдыха, а инвентарь можно было взять в прокат.
  Что касается личной жизни казаков, то они и впрямь решили построить на окраине Вегаса большое ранчо, рассчитанное в будущем на несколько семей. К Фёдору, Демиду и Василию тут же подъехали их невесты, принявшись дружно обустраиваться на новом месте. А вот Алексей неожиданно проявил интерес к девушке из местных - дочери фермера, поставлявшего на нашу кухню каждое утро свежее молоко. Ранчо фермера находилось на берегу Колорадо, где хоть что-то произрастало, дочурка с матерью доили коров, а глава семейства развозил молочную продукцию на грузовике, в кузове которого на специальных подпорках стояла цистерна объёмом почти на три сотни галлонов. Как-то с отцом приехала и дочурка, приспичило ей воочию посмотреть на это чудо в центре Лас-Вегаса. Ничего так девица, кровь с молоком, с толстой русой косой через плечо, совсем как какая-нибудь Алёнушка. Тут-то наш Лёшенька, увидев её, и пропал. Теперь в свой единственный выходной перво-наперво мчался на ранчо, а уж чем они там занимались - не моего ума дело.
  Поставил я и небольшую православную церквушку, выписав из Нью-Йорка батюшку Иннокентия. Тут же наши женихи и невесты чуть ли не скопом обвенчались, а в мэрии браки узаконили. Причём, как мне показалось, жена Демида находилась уже в лёгком таком положении. Эдак лет через семь их дитё перешагнёт порог построенной моей компанией школы, в которой уже обучались около сотни ребятишек. Так-то учебное заведение было рассчитано на 200 учащихся, но где их взять столько в небольшом городке?
  Впрочем, долго ли ждать, когда Вегас увеличится в несколько раз! Вон и Сигел тут постоянно крутится, их с Лански отель 'Фламинго' распахнёт свои двери, думается, через два-три месяца. Я так подозревал, что строится он на деньги всей нью-йоркской мафии, чтобы отмывать незаконно нажитый капитал, а поскольку кто-то должен стоять во главе всей этой эпопеи, то и назначили ответственными Лански с Сигелом.
  Что любопытно, живёт Багси... в моём отеле. Ну а что, лучше-то апартаментов, достойных своей персоны, в Вегасе он всё равно не найдёт. Комичная ситуация, но мы оба относимся к ней с пониманием. К тому же Сигел по ходу дела высматривает особенности моего отеля, чтобы что-то позаимствовать и для своего 'Фламинго'.
  Конечно, я пристально следил за новостями с европейского континента, узнавая информацию в основном из газет и радио. Не будучи большим специалистов в такой науке, как история, я не мог до мелочей сопоставить развитие событий сейчас и в моём варианте реальности. Но в целом, как мне казалось, происходящее сейчас в Европе во многом повторяло оригинальную трактовку.
  Гитлеровская Германия постепенно оккупировала всё новые и новые страны. Ещё два года назад я узнал, что под фашистов легла Чехия, что был всё-таки подписан пакт о ненападении, что немцы оккупировали Польшу, а советские войска по договоренности с Германией вошли в Западную Украину и Западную Белоруссию. В прошлом году гитлеровцы и итальянцы оккупировали Францию. К тому времени завершилась война между СССР и Финляндией, которую здесь, в Штатах, преподносили как захватническую. Естественно, в роли захватчика выступал Советский Союз. Чёрт его знает... Во всяком случае, Советский Союз как агрессор был исключён из Лиги наций.
  Всё шло к тому, что война между Германией и СССР - это всего лишь вопрос времени. Нельзя было не согласиться с автором одной из газетных публикаций, что двум медведям трудно ужиться в одной берлоге. А посему требовалось активнее внушать американцам, что их страна должна быть готова выступить на стороне СССР, невзирая на подписанные Рузвельтом в ноябре 1939-го поправки к закону о нейтралитете.
  Как я собирался влиять на умы? С помощью телевидения и радио. Для начала хотя бы радио, благо что отель уже функционировал практически в автономном режиме. Персонал - тьфу, тьфу - неплохо справлялся с рутинной работой, так что у меня всё больше появлялось времени на посторонние проекты. В том числе и на коммуникационные.
  Для начала я выписал из Финикса специалиста по радиоделу Кларка Уотсона. При его непосредственном участии вошли в строй несколько станций радиовещания западного побережья, теперь настала очередь поработать на благо Лас-Вегаса. По ходу дела я выяснил, что в Вегасе с радиостанциями доселе имелись проблемы. То есть радиостанции отсутствовали вообще. Да и не к чему они вроде как были, если в этих краях уверенно принимался сигнал из Лос-Анджелеса и Нью-Йорка, где имелось мощное передающее оборудование, а по пути следования сигнала располагались считавшиеся высокими по нынешним временам радиомачты. Как-никак радиосигнал шёл по прямой в зоне прямой видимости от передающей антенны, а не огибал земной шар, поэтому приходилось через каждые несколько сотен миль устанавливать мачту. Чем выше мачта - тем дальше идёт сигнал. Поэтому, задумавшись о возведении радиовышки, я решил строить сооружение высотой хотя бы метров тридцать.
  Кларк, выслушав мои доводы, поделился своими соображениями по этому поводу. Он давно холил идею с привлечением в качестве супервысоких антенн дирижаблей. Сферы, наполненные гелием, могут парить на такой высоте, которая неподвластна самым высоким на сегодняшний день радиомачтам, то есть вместо десяти мачт можно использовать, например, всего два дирижабля. Причём необязательно такой дирижабль должен сопровождаться командой, это может быть просто неуправляемый аэростат, соединённый металлической пуповиной с каким-нибудь креплением на земле, и несущий на себе приёмо-передающее устройство.
  - И обойдётся этот проект на порядок дешевле, чем строить мачты через каждый сто миль, - привёл решающий аргумент Уотсон. - Хотя, понятно, придётся регулярно проверять крепление 'пуповины', а лучше в таком месте установить круглосуточную охрану. Но это не должно обойтись слишком уж дорого.
  На мой встречный вопрос, что делать, если налетит торнадо, Кларк заметил, мол, в этих краях торнадо редки и не имеют достаточной силы, чтобы навредить летательным аппаратам легче воздуха. И ведь действительно, за всё время, что я здесь обитаю, не помню ни одного крупного стихийного бедствия, связанного с природными аномалиями. В общем, мы ударили по рукам, и я возложил именно на Уотсона решение вопроса с аэростатами.
  По ходу дела мне пришлось непроизвольно окунуться в историю американского радиовещания. Изучая предмет, я узнал, что 27 января 1927 года - дата рождения 'Коламбия бродкастинг систем' - Си-би-эс. В 1934 году появляется 'Мючуал бродкастинг систем' - Эм-би-эс, и в том же году - 'Америкен бродкастинг компани' - Эй-би-си. В том же 1934-м была учреждена Федеральная комиссия по связи США с офисом в Вашингтоне, регулирующее использование СМИ. Вот и нам с Кларком пришлось сунуться в Вашингтон за лицензией на мою радиостанцию, которую я решил назвать просто - 'Лас-Вегас радио'.
  Дальше выяснилось, что, невзирая на название, у моей радиостанции должна быть 3-х или 4-х буквенная аббревиатура, а учитывая, что она будет находиться ближе к западному, чем к восточному побережью США, начинаться аббревиатура обязана с латинской 'К'. Кларк пожал плечами, мол, как-то из головы вылетело, но вроде как ничего страшного, это сущий пустяк.
  - Возьмите аббревиатуру 'КDWN', она сейчас свободна, - предложил мне чиновник из Комиссии, не отходя от кассы.
  Я согласился, даже не пытаясь выяснить, что значит сей шифр. Главное, что название 'Лас-Вегас радио' осталось при мне. Купив лицензию, я стал счастливым обладателем УКВ-частоты 93,3 МГц.
  Процесс возведения мачты длился два месяца. Она могла работать как на передачу, так и на приём сигнала. Первое меня интересовало куда больше. А параллельно я занимался и радиостанцией. Заранее присмотренное 2-этажное здание, возле которого строилась вышка, я попросту выкупил, набив его современной аппаратурой. Рубка ди-джея находилась в комнатушке второго этажа. Поскольку без технического сотрудника никуда, я предложил Кларку условия, от которых он не смог отказаться. Равно как и четыре ди-джея - Джонатан Спенсер-младший, Энди Маковски, Филипп Санчес и Люси Сопрано. Первых двоих в нашу ещё недавнюю глушь я переманил с калифорнийских радиостанций, Санчеса из Сакраменто, а Люси была хорошей знакомой Кларка по Финиксу, я так подозревал, что и любовницей одно время, он её мне и порекомендовал. Главное условие контракта - холостяки, чтобы не тащить в Вегас жён и детей. Решил жениться - расторгаем годовой контракт с выплатой в пользу моей компании неустойки. Спенсер-младший, как и Люси, был в разводе, только она не успела родить, а он стал отцом троих детишек. Остальные двое были ещё относительно молоды, и к серьёзным отношениям пока не стремились.
  Радиоведущим и Уотсону я выделил для проживания по одноместному номеру в моём отеле. Причём номера не самые худшие, каждый с кондиционером, хотя и совмещённым санузлом.
  Учитывая наличие в обойме Санчеса, думал вещать пару часов в день и на испанском, поскольку мексиканцев в этих местах обитало достаточно много, но всё же отказался от этой идеи. Во-первых, наличие радиоприёмника всё ещё в большинстве своём являлось прерогативой средних слоёв населения, а мексиканцы в основной массе перебивались с хлеба на воду, тут уже не до радио. Насчёт отеля я, правда, озаботился сразу, ещё на стадии строительства, так что в каждом номере отеля стоял приёмник. Во-вторых, испанского я не знаю, а значит, не смогу контролировать, о чём говорит мой ди-джей. Хотя, конечно, я и англоязычных ди-джеев не смогу постоянно слушать, но те хотя бы будут знать, что я могу включить радио в любой момент, и не рискнут своевольничать.
  Самое же главное - контент. Просидев сначала один, а затем в компании ди-джеев пару дней, мы составили ежедневное расписание. Вещание должно начинаться в 6 утра, а заканчиваться в полночь. То есть 18 часов нон-стоп. Утро стартует со свежих новостей местного, федерального и общемирового значения, включая спорт и метеосводку. Понятно, что на первых порах как минимум придётся воровать информацию центральных радиостанций, хотя, к примеру, насчёт сводок погоды у нас была договорённость с местным метеоцентром, представлявшим собой будку с допотопным оборудованием и персонал в единственном лице. Ну а мне пришлось нанять ещё одного человека на должность редактора новостей. Он должен был сидеть на первом этаже радиостанции перед мощным приёмником и записывать на бумагу новости центральных радиостанций, затем немного менять текст и отдавать его ди-джею.
  С новостями разобрались, теперь дальше. Следом за утренними новостями в эфире должна звучать музыка, дальше какая-нибудь угадайка с радиослушателями и обязательными призами. Реклама отеля должна идти каждые три часа. Плюс рекламные блоки, потому что наверняка со временем станут подтягиваться рекламодатели. Вряд ли с них много поимеешь на затерянной в ещё недавней глуши радиостанции, но настоящий бизнесмен ведёт учёт каждой копейке... То есть центу.
  Я выяснил, что современное радио предпочитало 'живую' музыку, причём зачастую симфоническую. Ага, как же! Я живо представил, как по 91 шоссе посреди пустыни мчится в Вегас автобус с оркестром симфонической музыки под руководством Артуро Тосканини, Винсента Лопеса или Лоуренса Уэлка. Нет, такой номер не катит, если только в записи. А вообще будем делать упор на современную музыку типа джаза. Правда, здесь тоже прокатывает вариант только с записью. Хорошо хоть не с пластинки в эфир выходить будем, уж я позаботился о наличии самых качественных на сегодняшний день плёночных магнитофонов.
  Дальше помимо новостей, музыки и рекламы мы впихиваем аналитические программы. Одной в день достаточно, не стоит слишком напрягать нашего радиослушателя достаточно серьёзными вещами. Тематика пусть будет разной, на злобу дня. Например, обсуждение творящегося в Европе безобразия и призыва к американцам не быть инфантильными. Не успокаивать себя тем, что Гитлер где-то на другой стороне земного шарика. При современном уровне развития техники достаточно недели, чтобы бронированная армада подошла к берегам США, а над американскими городами тучами пронеслись бомбардировщики с паучьими крестами на фюзеляжах. Чем больше запугаем - тем больше рядовым янки захочется послать на неспокойный (прошу прощения за каламбур) континент свой контингент.
  Но и политикой не перегружать. В Штатах тоже происходит немало интересного на том же законодательном уровне. Пусть ди-джей порассуждает, во что может вылиться тот или другой законопроект. Назовём программу 'Точка зрения'.
  Хотелось бы мне видеть в студии и гостей, но где их взять? Ответ пришёл сам собой. Почему бы время от времени не приглашать кого-то из знаменитых постояльцев моего отеля? Сегодня обсуждаем современную литературу - вот вам живое мнение какого-нибудь Фрэнсиса Скотта Фицджеральда. Заехал в отель бывший чемпион мира по боксу Джек Демпси - поговорим о спорте. А вот что делать с ветераном шахмат Хосе Раулем Капабланкой? Давайте поговорим об азартных играх, в которые Капабланка тоже большой мастак играть, о чём свидетельствует его серьёзный выигрыш в покер. Вот вам заодно и реклама нашего казино. А помимо основной темы человек рассказывает и о себе, делится какими-то интересными историями из своей жизни. Эту программу я назвал просто 'У нас гость'. Причём она не стояла строго в графике, а зависела от наличия этих самых гостей.
  А ещё в это время огромной популярностью у домохозяек пользовались радиопостановки. Радио-сериал 'Голдберги', рассказывающий о жизни еврейской семьи в Бронксе, был настоящим хитом эфира, и я сразу закупил перовые сто выпусков. Заодно разорился на радиопьесы 'Полёт Линдбергов' Бертольда Брехта и 'Сон в летнюю ночь' Шекспира.
  Первый выход в эфир состоялся без лишней помпы 1 июня, чтобы уж дату было легко запомнить. Решив не смущать работавшего первым Спенсера-младшего, я в рубку не попёрся, однако, проснувшись пораньше, ровно в шесть включил радиоприёмник, настроенный на волну нашей станции. Зазвучали позывные - исполненная в хоровом варианте а капелла заставка 'Радио Лас-Вегас'. За небольшую ораторию длиной в несколько секунд пришлось отвалить пачку 'зелёных' одному из лос-анджелесских оркестров. А затем бодрый, и почти не искажённый радиоволнами голос ди-джея:
  - Доброе утро, Лас-Вегас! Сейчас на моих часах ровно 6 утра, а это значит, что 'Радио Лас-Вегас' начинает свою работу. С вами в эфире ведущий Джонатан Спенсер-младший, и я готов поделиться с вами самыми свежими новости. Начнём с новостей нашего города...
  Одним словом, радио мы запустили, и я переключился на заводик по производству теле и радиоаппаратуры. Под это дело на окраине городка я присмотрел пустующий кирпичный сарай, в котором раньше располагались механические мастерские. Решив вопрос с помещением, отправился агитировать Зворыкина перебраться на новое предприятие, посулив новатору более чем приличный оклад и любую технику для разработки новых моделей телеприемников. Наша встреча проходила в одном из более-менее тихих манхэттенских кафе неподалёку от Рокфеллеровского центра, где базировалась 'Radio Corporation of America' - нынешнее место работы Зворыкина.
  - Батенька, ну почему я должен принимать ваше предложение? - Владимир Козьмич, говоривший на русском с чуть заметным акцентом, глядел на меня сквозь линзы очков, как на несмышлёного ребёнка. - Хорошо, пускай я стану получать в два, в три раза больше. Но существует же и такое понятие, как мораль, чувство долга. Как я буду выглядеть в глазах людей, которые в своё время оказали мне доверие? Тем более что и здесь я имею всё необходимое для работы. Скажу вам по секрету, я уже близок к тому, чтобы с группой единомышленников изобрести полноценное цветное телевидение.
  - Я читал о прошлогодней демонстрации вашей компанией системы 'Тринископ'...
  - Нет-нет, это всё пока несовершенно! При стоимости трёхтрубочного телевизора, втрое превышающей стоимость обычного чёрно-белого приёмника, изображение получается тёмным, а сигнал занимает слишком широкую полосу частот, поскольку каждое из цветоделённых изображений передаётся на отдельной несущей частоте. Существующие чёрно-белые телевизоры можно приспособить для приёма любого из цветоделённых каналов такой системы, но передача полутонов при этом неизбежно искажается. Необходимо сохранить частоту канала цветного изображения, совместимую с частотой чёрно-белого вещания. Мы сейчас над этим работаем, и работаем относительно успешно, равно как и над созданием электронных микроскопов. И что же, я должен всё бросить, и уехать в какую-то дыру посреди пустыни?!
  Я понял, что в мою 'силиконовую долину' заманить этого старика будет очень тяжело, во всяком случае сейчас. И по-своему он прав. Зворыкин и без меня в шоколаде, а найти железобетонные аргументы, чтобы переманить специалиста, я оказался не в состоянии. Предложить ему миллион в год? Хм, не факт, что согласится, да и для меня миллион сейчас - весьма серьёзная сумма. Тем более Владимир Козьмич не ставит деньги во главу угла. Он одержим идеей новый открытий, а их совершать мой собеседник может и в стенах лаборатории RCA. Да и две его дочери, одна из которых являлась несовершеннолетней, вряд ли будут в восторге от перспективы переезда в Лас-Вегас.
  В общем, в Вегас я вернулся несолоно хлебавши. Но рук не опустил, и стал понемногу закупать оборудование и нанимать специалистов. Мы хотя бы получили возможность использовать закупленные у RCA по лицензии схемы и чертежи, то есть могли уже лепить у себя приёмники чёрно-белого изображения. Ещё я планировал переманить одного-двух профи из немецкой компании 'Telefunken'. Лично туда лететь и тем более плыть не собирался, слишком много времени потерял бы. Поэтому загрузил решением этой проблемы Фитина. А что касается моей мечты о рации, то я попросту перекупил у компании 'Galvin Manufacturing Company' группу инженеров во главе с неким Дэном Ноблем . Под его руководством год назад была представлена рация 'SCR-300', которая могла помещаться в рюкзак. Для советских партизан в принципе сгодится, поэтому я без раздумий приобрёл лицензию на её производство. Правда, из хроники и художественных фильмов я помнил, что у них и так были переносные рации, может, те же американские, по какому-нибудь лэнд-лизу? Чёрт его знает, во всяком случае, моя помощь не помешает. Но мне требовалась ещё более компактная рация, и команда Нобля тут же взялась за работу.
  С главой внешней разведки СССР я встретился сразу после регистрации компании 'Bird communications' - так я назвал свой медиапроект, в который со временем должны влиться и печатные издания. Нужно сказать, что я каждый день помнил о надвигающейся войне между СССР и гитлеровской Германией, понимая, что избежать её не удастся. Каждый раз прислушивался к новостям по радио, выискивал в газетах хоть что-то, намекающее на грядущее столкновение двух супердержав. И с грустью понимал, что если война начнётся в этом году, то я особенно ничем Советскому Союзу помочь не смогу. Просто не успеваю. Развитие пропагандистского кластера в виде радио и телевещания пока было далеко от воплощения. Вернее, радиостанцию я хоть и запустил, но она пока ещё не набрала армию преданных радиослушателей, не было какой-то фишки, способной стать суперприманкой для радиолюбителей. Если бы в прошлой жизни я работал в медиаотрасли, вероятно, смог бы что-то придумать, но вид моей деятельности до попадания в 1937-й год мало вязался с креативом в этом направлении. Немного утешала мысль, что хотя бы в распоряжении Сталина и Ко имеются мои подробные показания, в которых я изложил практически всё, что знал по истории СССР и развалу страны.
  Хотя, если напрячь память... Я напряг, и передал через консульство лично на имя Фитина записку, в которой изложил всё, что знал о пенициллине. Знал не так уж и много, но и полным профаном себя не считал. Помнил, что антибиотик получил из плесневого грибка английский бактериолог Александр Флеминг, причем в начале Великой Отечественной открытие вроде бы уже состоялось. Так что наши учёные пусть немедля обратят своё внимание на Туманный Альбион, и либо путём кражи, либо обычной просьбой заставят этого Флеминга поделиться своими наработками.
  Кроме того, передал в запечатанном тубусе чертежи оружия, который в будущем станет известен всему миру как автомат Калашникова. Так и написал в сопроводительной записке, мол, найдите танкиста Михаила Тимофеевича Калашникова, поскольку помнил из истории, что войну изобретатель начал именно танкистом, и отдайте ему эти чертежи. Может, сообразит, как довести до ума автомат под промежуточный патрон, потому что мои чертежи были довольно приблизительны. До кучи упомянул про необходимость разработки алмазных месторождений в Якутии. В бассейне реки Вилюй, как я помнил из истории, точно должны найти. А богатую кимберлитовую трубку обнаружат на месте будущего посёлка Мирный. Я помнил только, что он стоял на реке Ирелях. И то узнал это в своё время совершенно случайно, познакомившись на каком-то бизнес-тренинге с весьма разговорчивым предпринимателем из этого самого Мирного.
  Глава СВР решал в Штатах свои, насущные задачи, однако нашёл время, чтобы буквально на день заскочить и в Неваду. Не желая светить меня, предложил встретились где-нибудь вне стен отеля, а ещё лучше за пределами Вегаса. Я предложил небольшое придорожное заведение 'Горячий мустанг', куда до этого наведывался несколько раз проездом.
  - Спасибо вам за плёнку от наших учёных и лично товарища Сталина, - начал с благодарности собеседник, напомнив о разгильдяйстве Оппенгеймера. - На ней оказалась действительно ценная информация. Над созданием антибиотика также идёт работа. Флеминг не захотел делиться информацией, пришлось у него эти документы попросту изъять. В Якутии по вашей наводке отправлены несколько геологический партий. А отдельное спасибо за чертежи автоматического оружия. Команда конструкторов, и Калашников в том числе, в обстановке строжайшей секретности уже испытывают новые образцы. Правда, Калашников был очень удивлён, когда ему предложили работу в конструкторском отделе, но вроде бы быстро втянулся и стал чуть ли не фонтанировать идеями. Однако, к сожалению, перевооружение наших войск проходит недостаточными темпами, приходится переоборудовать налаженные производства, а на границах уже неспокойно. На востоке Квантунская армия, несмотря на 'Пакт о нейтралитете', готова в любой момент перейти в наступление с территории марионеточной Манчжурии, а на западе гитлеровские войска стоят вплотную у границ Белоруссии и Украины. Мы также перебрасываем войска на запад, для немцев это не секрет, потому и с вами откровенничаю... Кстати, слышал сегодня утром трансляцию вашего радио. Мне понравилось, как вы подаёте новости, в смысле, делаете верный упор на политической ситуации в мире, чётко определяя, какая опасность грозит всему цивилизованному миру, если не удастся остановить Гитлера.
  - Но мы же остановим? - осторожно предположил я. - Во всяком случае, в моей истории это получилось, хотя и заплатили за победу десятками миллионов жизней.
  - Вот чтобы эти десятки миллионов не погибли, нам и нужна своевременная помощь американцев. Да и от помощи англичан не откажемся, хотя их армия не то что нашей, но и немецкой в подмётки не годится. Но все в нашем руководстве прекрасно понимают, что основной груз предстоящей схватки взваливает на себя Красная армия. Поэтому изыскиваются любые возможности по усилению наших вооружённых сил. В частности, по прямому указанию Иосифа Виссарионовича дела тысяч военных, инженеров и учёных были отправлены на пересмотр. Уже многие выпущены из лагерей, вернулись на занимаемые прежде должности. Между прочим, это коснулось и ваших старых знакомых Кржижановского и Куницына.
  - Серьёзно? Это же здорово! Как они?
  - Честно скажу, состоянием здоровья не интересовался. Надеюсь, они не сильно подорвали его за время пребывания в лагерях. Я просто сделал запрос в управление лагерей, и получил ответ. Освободили первого ещё зимой, а второго по весне. И таких тысячи, если не десятки тысяч. Выяснилось, что многие были осуждены по наветам. Вполне логично было бы предположить, что люди затаили обиду на советскую власть, так, казалось бы, несправедливо с ними обошедшуюся. Однако подавляющее большинство специалистов полны решимости работать, не покладая рук, на благо своей социалистической Родины. А завтра, если вдруг грянет война, готовы встать грудью на защиту Отечества.
  - Эк вы раздухарились, Павел Михайлович, вон уже за соседним столиком оборачиваются, - улыбнулся я. - Признаюсь, я бы и сам с радостью лично повоевал с фашистами, но думаю, здесь от меня всё же больше пользы будет, чем если я погибну от какой-нибудь шальной пули...
  - Ни о каком фронте не думайте, конечно, вы нужнее здесь, - поддержал меня Фитин. - Да и война пока не началась, может, Гитлер всё же передумает на нас нападать. Хотя что я говорю... Нужно быть реалистом - нападут, как пить дать, нападут.
  - Я тоже думаю, что войны не избежать. Поэтому со своей стороны помимо прочего с началом конфликта постараюсь устроить сбор гуманитарной помощи. Хотя бы тёплая одежда, обувь, консервы... Всё то, чего так будет не хватать нашим солдатам или, например, в блокадном Ленинграде. Вот там нужно делать запасы уже сейчас.
  - Уже делаются, хотя наша армия с экипировкой вроде бы серьёзных проблем не имеет. С протоколами ваших допросов серьёзно работают, тем более что вы говорили, будто в них изложено всё, что вы могли сказать к тому моменту, опираясь на своё знание исторических материалов.
  - В принципе да, из важного практически всё. Плюс то, что отправил вам через консульство. Рад, что хотя бы таким образом сумел оказать помощь стране. И мой вам совет - с началом войны приступайте к эвакуации мирного населения Ленинграда.
  Мы расстались с Фитиным, пребывая оба в состоянии тревожного ожидания. Тень грядущей войны между двумя сверхдержавами нависла над миром, её приближение ощущалось даже здесь, в тысячах километрах от будущего театра военных действий. То, что сейчас происходило в Европе, даже и войной-то было трудно назвать. Победную поступь нацистов не смогли остановить ни французы, ни поляки, ни совсем уж малочисленные народы, при первом появлении противника на горизонте выбрасывавшие белый флаг. Британию от капитуляции отделял Ла-Манш, а то и они сразу бы легли под фрицев. Англичане только на словах все как один герои, гордые, мать их, саксы, а пальчиком погрозишь - тут же и наделают в штаны.
  Ладно, хрен с ними, с этими англичанами, у меня тут и без них дел невпроворот. Например, проект телевышки, которая также способна транслировать и радиосигнал. Пока со своими аэростатами я имел возможность спокойно дотянуться радио и телещупальцами до всего западного побережья США - и не только Штатов - от Сиэтла на севере до мексиканского Кульякона на юге, а на восток - до Оклахома-Сити. Постепенно двигался на восход, планируя через пару месяцев с помощью парящих на километровой высоте аэростатов покрыть и восточное побережье, включая, само собой, Нью-Йорк. При желании я смогу вещать хоть на весь земной шар! Ну а что, для моих дирижаблей не вопрос и над океаном парить, будучи привязанными тросами к плавучим платформам. А ещё легче запустить их на островках... Что-то понесло Остапа. Отель - а в первую очередь казино - хотя и приносили приличный куш, но я ещё выплачивал проценты акционерам, поэтому слишком уж транжирить средства не имел возможности. Ну ничего, нам главное Штаты покрыть своей теле и радиосетью, уже только этого хватит, что называется, за глаза.
  Пока я был озабочен мыслями о воплощении своих грандиозных замыслов в реальность, конкуренты не дремали. Я не имею в виду достраивавшийся в квартале от моего заведения отель 'Фламинго'. Те ещё сорвут свой куш, хотя и меньшего размера, чем если бы открылись первыми. В любом случае, они там будут заниматься в том числе отмыванием денег мафии, я же от этой организации старался держаться подальше. Не дремали старожилы, на земли которых припёрся сначала я, а следом и Лански с Сигелом, отбивая у них клиентуру.
  Учитывая продуманные мною меры безопасности, в том числе противопожарные, шансов устроить в моём отеле серьёзный поджог было мало. Однако засланец, нанятый коллоквиумом руководителей местных игорных заведений - а их, этих самых заведений, до моего появления в Лас-Вегасе можно было пересчитать по пальцам одной руки - всё-таки попытался подгадить, запустив в окно первого этажа бутылку с зажигательной смесью. К счастью, полыхнувшее пламя заметила уборщица, не успела даже сработать автоматическая сигнализация самой последней разработки какого-то Т. Е. Кэмпбелла. По счастливой же случайности, перебираясь обратно через ограждение, 'террорист', прыгая, подвернул ногу, а Демид, возглавлявший дежурную смену охраны, без проблем догнал хромого и доставил его пред мои очи.
  Мне даже не пришлось прибегать к силовым методам допроса. Бедолага уже через три минуты заложил своих нанимателей, после чего мы сдали его на руки местной полиции. Заказчики все как один заявили, что никого не нанимали, что это наглый поклёп, да и оклемавшийся поджигатель пошёл на попятную, взяв всю вину на себя. У правосудия не нашлось аргументов для привлечения владельцев игорных заведений к уголовной ответственности. Однако аргументы нашлись у меня, и в одну тёмную ночь вспыхнули все четыре казино, о владельцах которых я услышал во время первого допроса. Казино хорошо горели, без шансов на восстановление, а законники снова не смогли ничего доказать. Таким образом, на какое-то время я оказался монополистом игорной индустрии во всём Лас-Вегасе.
  А тем временем я продолжал работать над расширением своей маленькой империи. Чтобы наши клиенты не сидели в отеле сиднем весь отведённый срок, отвлекаясь лишь на казино и концертный зал, я решил продумать логистику туристических маршрутов. Всего в нескольких часах езды от Вегаса располагался Гранд-Каньон. К сожалению, самому побывать в своё время там не удалось, а мой приятель - большой любитель экстремального отдыха - с придыханием в голосе рассказывал о сплаве на надувных плотах по реке Колорадо и спуске в каньон на мулах. Да ещё и на параплане успел полетать, умудрившись нащёлкать фотки не только на земле, но и в воздухе. Показывал на экране своего компа виды Гранд-Каньона, так что я в полной мере ощутил красоту тамошних пейзажей.
  Уже сейчас он являлся национальным парком, где просто так не погуляешь, не заплатив мзду за билет. Вопрос с организацией двух туристических маршрутов пришлось решать с властями Аризоны. Один маршрут экстремальный, для любителей острых ощущений, типа того, в котором принимал участие мой товарищ, второй - для обычных туристов, не желающих сильно напрягаться, но при этом мечтающих насладиться красивыми пейзажами.
  По ходу дела я заглянул и в сам национальный парк, прогулялся в сопровождении проводника из местных индейцев племени хавасупай. Нащелкал целую кучу цветных фотоснимков, которые украсили не только стены моего отеля, но и новую редакцию рекламного проспекта.
  Организация нового вида отдыха много времени не заняла. В середине июня в сторону южной части Гранд-Каньона отправился первый автобус с отдыхающими, которым приспичило развеяться в диких местах. Естественно, в моём сопровождении - первый блин не должен был получиться комом, поэтому я всё брал под свой непосредственный контроль.
  По приезду нас ждали проводники из числа всё тех же индейцев, для которых сопровождение туристических групп и продажа сувениров оставались едва ли не единственным источником дохода. Один из них в будущем должен возглавлять группы, члены которых решат сплавляться вниз через стремнины и пороги Колорадо. Надувные плоты были закуплены мною в количестве десяти штук заранее, но поскольку новые проспекты-буклеты только ушли по стране, в ближайший месяц вряд ли ожидалось появление в моём отеле любителей экстрима. Так что первая группа ограничилась пешеходным маршрутом в пределах пятикилометрового отрезка с осмотром открывающихся перед ними пейзажей и спуском к реке. Поездка включала в себя и ночёвку в небольшом, уютном кемпинге, который я забронировал заранее. Утром же у моих подопечных появилась возможность встретить рассвет на краю каньона, а я за отдельную ещё и поснимал их на цветную фотоплёнку. Пусть качество картинки не такое, как на навороченном 'Никоне' или 'Кэноне' 21 века, но для этого времени вполне себе приличное.
  И кстати, я не отказал себе в удовольствии полетать над каньоном... на параплане. Да-да, параплан - в американском варианте параглайдер - был пошит по моим эскизам всего за неделю. Я старался учитывать все специфические моменты, как-то: наличие воздухозаборника, жёсткость, перепускные отверстия и прочая и прочая. Чертёж я набросал насколько мог точный, потому как в таком деле каждая мелочь играет важную роль. Как-никак, на кону человеческая жизнь. Само собой, подстраховался и обычным парашютом, хотя по сравнению со своими потомками ранец выглядел на редкость громоздким. Так что если мне когда-нибудь приспичит полетать с винтом и моторчиком а-ля Карлсон, то придётся жертвовать парашютным ранцем.
  Крыло, правда, ввиду отсутствия скайтекса и тем более гельверона с двойной силиконовой пропиткой пришлось шить из перкаля и для вящей воздухонепроницаемости пропитывать материал лаком. Но я надеялся, что мне этого хватит для более-менее приличного полёта.
  Мои ожидания оправдались практически полностью. Пусть потяжелевшее крыло и не столь резво слушалось моих команд, и пусть я ощущал его неповоротливость в воздухе, однако уже, казалось бы, забытое чувство свободного парения вернулось вновь, наполняя меня совершенно детским восторгом. Парил я минут 15, после чего приземлился на относительно пологий склон в паре сотен метров ниже того обрыва, с которого стартовал. Поднявшись наверх, я тут же был окружен моими туристами и прочими зеваками, успевавшими одновременно выражать восхищение и задавать вопросы. Когда ажиотаж немного схлынул, ко мне подошёл круглолицый, но при этом сухощавый телом мужчина лет пятидесяти, представившийся Доном Вангелиусом.
  - Сэр, я давно интересуюсь лётным делом и парашютами, у меня даже есть небольшая фирма по их изготовлению. Однако такой парашют, как ваш, я вижу впервые. Как он называется?
  Слово за слово, договорились до того, что я регистрирую патент на параглайдер, после чего заключаю с Вангелиусом эксклюзивный контракт. Согласно контракту, я буду иметь 10 процентов стоимости с каждого проданного параглайдера. В ближайшие несколько дней мы реализовали нашу задумку, и бизнесмен получил чертежи моего летательного устройства.
  Кстати, в ходе своих путешествий я выяснил, что по пути на север в сторону Денвера идет пустыня Красных Песков, а на юг в сторону Лос-Аламоса - Серебряные Пески. Тоже может заинтересовать туристов. А проехав до Санта-Фе, я сделал себе пометку насчёт городка Флагстафф, находящимся в окружении девственных гор, зимой покрытых снегами. Будут деньги и время - можно подумать над созданием горнолыжного курорта. Была мысль и о Колорадо, где в будущем этих курортов не счесть. Надо будет тоже обмозговать эту идею. А Санта-Фе оказался весьма милым местом, подкрашенным индейским колоритом. Но расстояние от Вегаса в тысячу миль как-то не очень способствовало прокладке туда туристических маршрутов.
  Тут ещё меня точила мысль насчёт постройки ещё одного отеля. Но на это дело я пока не имел необходимой суммы. И без того приходилось вкладываться в кучу весьма затратных проектов. Однако если уж делать Лас-Вегас столицей мирового игорного бизнеса, то с моим непосредственным участием.
  Все эти прожекты на фоне уже действующих отеля и радиостанции, а также приготовлений к открытию завода теле и радиоаппаратуры меня порядком изматывали. Тут как раз ещё подъехали две спеца из немецкого 'Общества беспроводного телеграфа', то бишь компании 'Telefunken' - привет от Павла Михайловича. Я их сразу же озадачил разработкой более продвинутой версии телеприёмника, нежели последняя версия имеющегося в мире на тот момент. В этой бесконечной запарке, напоминавшей бег белки в колесе, я даже похудел на пару-тройку килограммов, тем более что и выспаться толком не получалось. То одни мысли мельтешат, то другие. Ложась спать, я лихорадочно прокручивал в памяти, всё ли сделал сегодня, что собирался, и что мне ещё предстоит сделать. Такая каша в голове царила, что впору было брать отпуск и ехать в какой-нибудь в санаторий за тридевять земель, лечить подорванную психику. Потому что в своём отеле при всём желании у меня отдохнуть не получилось бы.
  А между тем на календаре уже было 21 июня. Весь следующий день я с тревогой ждал новостей из Европы, однако ни 22-го, ни 23-го числа немцы не нарушали государственную границу СССР. Нарушили они её на рассвете 29 июня.
Оценка: 8.55*34  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Любовное фэнтези) | | О.Лилия "Чтец потаённых стремлений (16+)" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовная фантастика) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"