Марченко Ростислав Александрович: другие произведения.

Остров - I I I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.82*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небо иного мира увидел не студент и не секретный спецназовец, а обычный отставной прапорщик. Стать рядовым работягой одной крайне мутной компании у него не получилось...Судьба привела его в ряды наемников мира, которое решила осваивать Российская Олигархия...
      21.04.2018 г. выложена 1 глава. 10.07.2018 г. разослана подписчикам 5 глава.
      01.05.2018 г. выложена 2 глава.
      16.05.2018 г. выложена 3 глава.
      03.06.2018 г. выложена 4 глава.
      Произведение доступно по подписке. Условия подписки в конце текста ознакомительной части романа.


ОСТРОВ - III

Глава I

  
   Прорыв трех наемных рот из окруженного лагеря под Кермартеном прошел для нас как по маслу. Мы мало того, что не понесли значительных потерь, благодаря надлежащей организации сумев собрать на повозки вагенбурга тяжелораненых и наиболее богато выглядевшие трупы нападавших, но и даже взяли около десятка пленных. Последних, впрочем, брали уже на исходе прорыва, когда стало понятно, что пытавшиеся на остановить хоругви поместного ополчения выдохлись и следующей атаки не будет.
   Принятое нами построение - три шеренги солдат роты, подпертые резервной группой и выстроенными "подковой" обозными повозками, оказалось для врага неожиданностью. Как я не опасался за самые уязвимые точки данной формации, а именно смыкавшихся с пехотой лошадей угловых запряжек "подковы", защищённых одними только кожано-кольчужными попонами и снятыми с убитых боевых коней наголовниками, целенаправленной атаки в этом направлении не последовало. Кони следующих за первой телег, укрытые от контакта с врагом впередиидущими повозками, могли поражаться только метательным оружием, с чем у наседавшей на нас поместной кавалерии было кисло. Собственно, даже атакуя в лоб, та не особенно нажимала - храбрец прорвавший строй роты оказывался бы на ограниченном пятачке, где продолжению движения вперед мешали конные запряжки, а с флангов и тылу брали бы в оборот бойцы третьей шеренги и располагавшегося за ней резерва.
   Короче говоря, желающих прославиться своей героической смертью среди супостата не нашлось, благодаря чему в противостоянии с сдержавшем коней и соответственно топчущимся на месте рыцарством морально устойчивая тяжелая пехота вполне могла разговаривать на равных. Если даже не более - количество острых предметов на погонный метр фронта у пехоты практически всегда больше. Благо "Вепри Бир-Эйдина" к этому времени в тяжелую пехоту превратились далеко не только по одному названию - захваченных в предыдущих боях трофеев у нас оказалось более чем достаточно, чтобы одеть в железо не только костяк подразделения, но и новобранцев. Включая в них захваченных нами пленных.
   Солдатики из "Кельмской рыси", весь комсостав которой я нежданно-негаданно вырубил, предложенным наймом были счастливы чуть ли не до мокрых штанов. Обмену пленными после разгрома и гибели всего командного состава своей роты они подлежали по остаточному курсу, так что люди небезосновательно опасались, что их могут банально вырезать, чтобы впустую не кормить. По следам такого успеха, я за совершенно плевые деньги пленных солдат из этой роты даже и у соседей выкупил.
   В ходе сражения, место командира наемной роты на коне и в глубине строя, в точке, обеспечивающей наилучший обзор поля боя и управление подразделением. Тем ни менее в данном случае я данным правилом пренебрег и взял на себя командование пехотной частью формации, сбросив руководство резервной группой и оборонявшими "обозную" часть нестроевыми на первого лейтенанта. Ключевым фактором успеха прорыва было удержание строя ломающей врага пехотой - и я взял эту ношу на себя. Благо изменить направление движения роты можно было и оттуда. Для такого дела у меня под рукой был исполняющий роль посыльного мой юный слуга - Нейл Даннер.
   Помахать мечом мне конечно пришлось. Дураком я себя не считал, поэтому в первый ряд при наезде на строй кавалерии не лез. Даже без учета моих командирских функций, это являлось просто преступным - средняя алебарда тупо была длиннее моего двуручника и соответственно я, весь такой крутой, вместо усиления своей фигурой новобранцев из первой шеренги ослаблял бы прочность строя. Мое время приходило, когда несчастные благородные господа, не желая быть поднятыми с разгона на рожны глеф и алебард, сдерживали коней и уже мы сами начинали их, топчущихся на месте, давить, стаскивать с коней, колоть и рубить. Вот тут я с цвайхандером оказывался вне конкуренции - мой огромный меч был как минимум универсальнее и глефы, и алебарды. А с учетом отличных доспехов, которые и по конструкции, и по их прочности, не шли ни в какое сравнение с окружающим меня средневековьем, я сам себе напоминал какого-то неуязвимого и непобедимого демона смерти крошащего все им встреченное в мелкий винегрет. Которому нужно было разве что не лезть далеко вперед, чтобы супостаты не задавили массой и своевременно выбирать момент, когда можно уйти за спины подчиненных, чтобы там чуточку отдышаться и отдохнуть.
   Солдаты роты в этом бою действовали великолепно - атаковали без колебаний, заходили с разных сторон, прикрывали друг друга, пугающе скандировали что-то про смерть и раз за разом рвали не больно-то блещущих уровнем боеспособности ополченцев как Тузик грелку. Насколько хорошо на них действовал мой пример, а не их желание выжить сказать было сложно, но когда после второй отбитой нами атаки я огляделся по сторонам, стало даже как-то неловко - смотрели на меня прямо как на бога во плоти. Ладно бы люди из старого состава - они меня в бою уже видели, но самый настоящий религиозный восторг на лице поставленного в строй пленного даже немного пугал. Далее сила морального воздействия на людей только увеличилась.
   При всем при этом, как бы ни хватало вражескому поместному ополчению желания безоглядно идти на смерть, с храбростью и гордостью как таковыми у них все было нормально. А боевое управление врага я бы вообще оценил на отлично. "Баронцы" утыкались в строй, не зарываясь, пытались его взломать, несли потери, отходили и снова атаковали нас раз за разом, с каждой попыткой уменьшаясь в числе, но по-прежнему сохраняя решимость победить. Надо сказать, что в паре последних атак это им чуть было, не удалось. Исход боя в обоих случаях висел на соплях, продавивших строй всадников уничтожал уже не обращенный на восполнение потерь резерв, а снятые Боуделом Хораном с повозок ветераны из нестроевых.
   Впрочем, стрелки оттуда же тоже нам здорово помогали. Один из них к слову меня если не спас, то выручил, всадив стрелу в лицо благородного рыцаря с булавой в руке, которой тот очень хотел меня приголубить, в то время как я был отвлечен противостоянием с его оруженосцем. Убить стрелок его не убил, только ранил, но добро все равно восторжествовало, когда я пошинковал обоих.
   "Черная роза" и "Юдонские волки" шедшие за нами в "крыльях" образованного ротами клина также держались прекрасно. Последнее было не удивительным, у этих рот была гордость, репутация, опытный комсостав и очень много цементировавших строй ветеранов. Собственно, именно поэтому я поднял столько пыли, перемешанной с демагогией для их постановки во второй линии - при несомой ими угрозе с фланга, терять время, атакуя головную роту с углов ее строя было смерти подобно. Еще одним плюсом нашего общего построения "углом вперёд" было повышение пластичности боевого порядка. В зависимости от пересеченности местности, роты могли смыкаться между собой, выстроится на одной линии и даже перестроится колонной в затылок друг другу. Набивать шишки на всех известных недостатках армий "греческо-античного" типа с их построением единой фалангой я не собирался. Пусть даже тактические недостатки данного построения, если читать исторические источники внимательно, были далеко не настолько значительными как многими принято считать.
   Короче говоря, самой значительной потерей этого, безусловно, удачного для нас всех дня стало резкое сокращение ротных обозов, в лагере пришлось бросить не только почти все ротные, но и большинство "частных" повозок, загрузив оставшиеся наиболее ценными трофеями до максимума. Последнее не обошло стороной и офицерские фургоны, для спасения которых мы с Боу не постеснялись включить административный ресурс. Разве что саму капитанскую повозку заполнили не трофейным барахлом, а идущими на поправку тяжелоранеными. Наш настоящий капитан - Лойх ан Феллем, к этому времени достаточно оклемался, чтобы вставать и даже немного ходить, однако для участия в сражении, конечно же, был слишком слаб.
   Что собиравшийся бросить нас своему сопернику на убой наниматель - граф Даммон ан Хальб прорвался, я не сомневался. Пусть даже общий замысел сражения мы ему и испортили, сразу же по выходу на исходную позицию атаковав не стоявшие в центре вражеской формации пехотные роты, а кавалерию на примыкающем к реке фланге, однако, удержать остро желающую жить кавалерию, как правило, бывает непросто. И мы все очень надеялись, что после разграбления нашего лагеря, преследовать войско барона ан Сагана будет его, а не нас. Несчастных таких наемных солдат, с которых мало что можно снять, кроме их мечей. Если конечно в обозные повозки не заглядывать. А без повисшего на хвосте врага три наши роты за полтора дневных перехода оказывались на нейтральной территории.
   Баронство у ан Сагана, к слову сказать, было гораздо крупнее среднего. Почему видимо граф ан Хальб в этой войне у него землицы подрезать и собирался. Конечно же, в очерченных законодательством империи рамках. Насколько эти рамки сумели бы расширить находящиеся на слуху барристеры и неизвестные посторонним лоббисты барона в столице. Что безудержное укрупнение доменов магнатов за счет слабой и мелкой аристократии ни к чему хорошему в минимально обозримой перспективе не приведет, власть Империи понимала прекрасно.
  

Интерлюдия

  
   Изрядно помятый Альба ан Кроах сидел на принесенном конвоиром чурбаке, вытянув скованную лубками ногу вперед и сложив руки на груди, наблюдал за прячущимся за горизонт солнечным диском. Лицо "Проклятого" и в лучшие времена не больно то и блистало эмоциональностью, а сейчас ещё больше напоминало обтянутый высохшей кожей череп. Ничего хорошего его не ожидало и в следующий раз закат солнца, как он знал точно, пленник должен был увидеть нескоро. Условия содержания и комфорт "покоев для особо важных гостей" Реддока ан Сагана ему были более чем известны. У самого вряд ли отличались хоть чем-то.
   -Барон? Выв плену? Неужели настала моя очередь вам как-то помочь?
   От звучащей в нежном женском голосе издевки на лице "Проклятого" не дрогнула ни одна жилка. Ан Кроах разве что равнодушно повернул к даме голову, несколько разочаровав таким безразличием окружающих.
   -Фрейя Айлин ан Дрес!? После вчерашних событий выглядите просто превосходно!
   Несомненно, содержавший в себе немалую дозу яда комплимент показал примерно одинаковую с предыдущим эффективность. Адресат, очень красивая огненноволосая девушка в хорошо сшитом платье с зелёной, в тон глазам растительной вышивкой, только холодно улыбнулась. Сопровождающие девушку альвы к выпаду отнеслись несколько более нервно, однако позориться, хамя пленнику, никто из них не рискнул. Барон ан Кроах мало того, что никому из троих не принадлежал, так ещё и охранялся внимательно за всем наблюдавшими вооруженными конвоирами, отчего продолжить словесный поединок мог резко, довольно болезненно для самолюбия и что немаловажно безнаказанно. Репутация в этом плане у него была неприятной.
   Не удержался, чтобы не проявить гордость один только хорошо сложенный и модно одетый парень, выдающий свое близкое родство с дамой чертами лица и рыжими волосами, прячущимися под щегольской, шитой серебром шёлковой шапочкой.
   -Ещё бы!
   Женщина недовольно шевельнула губами и бросила в сторону альва не сулящий ничего хорошего косой взгляд. Губы ан Кроаха зазмеились в ухмылке, парню действительно было бы умнее помолчать.
   - Кто-то из ваших родственников, фрейя Айлин?
   Дама насторожилась, но все же решила представить мужчин друг другу.
   -Барон, - позвольте представить вам моего брата, тана Фальтигерна ап Шоннахта. Любезный брат - барон Альба ан Кроах.
   Озвучить намертво приклеившееся к барону прозвище женщина не решилась. Тонкая вежливая издевка бывшей пленницы лежала в рамках приличий и как таковая даже не обещала обиды, а вот представить барона "Проклятым" стало бы откровенным оскорблением. Для лиц, умеющих думать о будущем это было лишним. Титульная аристократия и без приложения к данному ее представителю славилась своей злопамятностью.
   Мужчины лениво поклонились друг другу и "Проклятый", окатив альвов насмешливым взглядом, снова скривил губы в противной усмешке. Как из этого можно было понять, родственник дамы особо приятного впечатления на него не произвел.
   - После произошедшей сегодня днём бойни, тан Фальтигерн, вечер прекрасен.
   Не зная, что правильнее всего сейчас будет ответить, парень осторожно кивнул. Барона эта осторожность, конечно же, не смутила, при владении инициативой в разговоре кивок его тоже устраивал.
   - Но прислушайтесь к доброму совету! Попытки пристроить свою сестру подороже вы начали слишком рано. Хорошей цены вам ныне никто не даст.
   Оскорбленный такими словами тан бессознательно схватился за меч, однако выхватить его из ножен уже не рискнул. Ладно, что кнехты конвоя оказались между ними. Если бы ему захотелось, они бы не успели. Однако случись тут удар стали и очень большой проблемой тана Фальтигерна стал бы вопрос - кто будет платить за покойника денежную компенсацию. Точнее кто тут было понятно, а вот сколько, ему даже думать не хотелось. Барон ан Кроах слыл человеком не бедным, и его состояние вряд ли сильно уступало достоянию всего немалого рода ап Шоннахтов.
   -Барон, если бы вы не были чужим пленником, сейчас бы получили пощечину.
   -Если бы я ранее не подозревал, что вы славитесь не умом, - презрительно отмахнулся от угрозы откровенно издевающийся над парнем ан Кроах, - то сейчас знаю точно.
   В этот раз к оружию дернулись уже руки сопровождавших своего господина министериалов. Понимающий, что его провоцируют ап Шоннахт, принял удар более достойно и, осознавая, что сейчас ничего не сможет сделать, собрался было уходить, когда барон остановил альвов обращенным к фрейе Айлин вопросом.
   -Фрейя, не раскроете секрет, с чего ваш родственник на ден Гарма взъелся? Уж чего-чего, а жалоб на недостойное обращение с вашей стороны никто не ждал.
   Удар попал в уязвимое место. Фрейя Айлин, не справилась с эмоциями и отправила в сторону закипающего брата мрачный взгляд. Конечно же, не пропустивший всплеска женских эмоций ан Кроах утвердительно кивнул своим мыслям и понимающе усмехнулся. Причём уже без какой-либо издевки. Возможно, что именно поэтому дама убрала из голоса яд и решилась ему ответить.
   -Я и не жаловалась. Брат напал не поэтому.
   -Не сомневаюсь, прелестная Айлин - "Проклятый "продолжал внимательно отслеживать ее реакции. - Я уже догадался почему.
   -Вы считаете, что знакомы с причиной? - Справившийся с злостью ап Шоннахт решил вмешаться в разговор и сверлил барона хмурым взглядом.
   -Разумеется.
   -Значит, вы тоже поняли? - Видя, что собирающаяся вокруг толпа переполнена любопытством тан Фальтигерн предпочел сформулировать вопрос так, чтобы суть разговора была непонятна посторонним.
   -Я не то чтобы это понял. Я знаю точно. Поэтому и считаю вас глупцом, тан. - Вздохнул барон, покосившись на альва, даже, наверное, с жалостью. - Вашу сестру отпустили живой, здоровой и готов поставить на кон тысячу золотых, что без выкупа, тан Фальтигерн. Где после этого находилась ваша голова, для меня непонятно - на пустой дороге нажить и главное упустить такого врага даже я себе не позволю.
   -Пойдем отсюда! - Дернула брата за рукав отвернувшаяся от барона фрейя Айлин.
   -Бывает! Недооценил. - Не обращая на нее никакого внимания, злобно оскалился тан Фальтигерн. Барон взял его за живое. - Но еще есть время исправить!
   -Ну, ну. - Барон не стал спорить и перевел полный издевки взгляд на нервничающую даму. - А у вас ведь не все потеряно, прелестная фрейя. Чудовище, которое вернуло вас вчера родственникам, слишком о вас беспокоилось, чтобы тащить с собой. Но тана Фальтигерна это уже спасет вряд ли. И не его одного.
   -Вы так считаете? - Все неприятные предчувствия тут же оказались забыты, и передумавшая уходить фрейя оказалась в центре массы сочащихся любопытством и пошлыми догадками взглядов. Воровато оглядев госпожу, нервно облизнул губы даже один из сопровождавших пару танов. Впрочем, даму поток внимания окружающих не напугал.
   -Для имеющихся у него талантов фер Вран ден Гарм муж удивительно некровожадный, но некоторые поступки прощать нельзя. - Равнодушно пожал плечами ан Кроах и обратил взор к закату. - Не поймут. Ни с кем он служит, ни кому служит.
   -Благодарю вас, барон! - Вежливо поклонилась ему напряженно обдумывавшая что-то женщина. - Дайте знать, если вам понадобится моя помощь.
   "Проклятый", абсолютно доброжелательно ей улыбнувшись, разве что покачал головой.
   -Возможно позже, прекраснейшая Айлин. И точно уж не при всех.
   Уже было раскрывший рот брат, взбешенный откровенно дискредитацией бароном репутации сестры при полном отсутствии от нее отпора, ничего сказать не успел. Парня мощно дернули за локоть и уже не попросили, а скомандовали:
   -Идём, Фальт! На сегодня все уже достаточно наговорились!
   -Х-м-м, неужели ваш плен скрывает за собой какую-то романтическую тайну, очаровательная Айлин? - Остановил даму чей-то голос.
   Фрейя медленно обернулась. Смешки и шепотки окружающих исчезли за секунду, можно было подумать, что кое-кто лишний раз позабыл даже вздохнуть. Барон Реддок ан Саган, несмотря на свой невысокий рост и совсем не впечатляющие габариты, поставить себя умел. Мало кто из людей барона рискнул бы добровольно вызвать неудовольствие своего господина.
   Однако сейчас насупившаяся фрейя с вызовом глянув в глаза сюзерена как раз таки предпочла промолчать. Последнее вызвало бессильно-бешеный взгляд в сторону женщины уже у ее брата.
   -Тан Фальтигерн, так поэтому вы пленителя своей красавицы сестры пытались застрелить? - Ан Саган отнесся к женскому упрямству с юмором.
   -Были и другие причины, барон, - не рискнул ни врать, ни отмолчаться брат красавицы.
   Забытый под накалом страстей ан Кроах мерзко хихикнул, вернув к себе внимание окружающих.
   -Вы с ними не знакомы, враг мой? -Заинтересовался его реакцией ан Саган.
   -Разумеется.
   -Непритворно заинтригован, - медленно кивнул тот. - Позвольте предположить. Вы ни некоего молодого человека с огромным мечом обсуждаете?
   Капитан "Кальвских медведей" "Бешеный бастард" Динольв син Саган, только что, не стесняясь раздевавший фрейю Айлин взглядом, покосился на своего сводного брата и обратил все внимание на пленника.
   -Не рискну утверждать, что фер Вран молод. Вижу, что про него прослышали? - Спокойно ответил тот.
   - Сегодня он на слуху, - спокойно согласился с таким логичным предположением барон победитель. - Хотите мне рассказать о нем нечто, чего я не знаю?
   -Не совсем. - Деланно равнодушно хмыкнул ан Сагану "Проклятый" и снова обратился к закату. - Хотя кое-что можно, наверное, и рассказать. Меч мелочь, он даже с вилкой неплохо обращается. Главное в этом "молодом человеке" совсем не это.
   -Мне уже пересказывали эту байку, - толи явно, толи также деланно потерял ан Саган интерес к разговору, вернув свое внимание к женщине.
   -Эта байка на моих глазах и при прорве благородных свидетелей произошла. Он этого вампира на расстоянии вытянутой руки от юной графини ан Хальб вилкой заколол.
   Лицо фрейи Айлин незаметно для нее самой превратилось в маску, что, конечно же, заметили почти все присутствующие. Ан Кроах спрятал довольный взгляд, её сеньор, как и он искоса наблюдавший за дамой, не стал скрывать циничной усмешки, "Бешеный бастард" разочарованно дернул бровью и сморщил нос, а брат женщины как смог постарался скрыть ещё раз овладевшую им ярость. С чем, впрочем, не справился.
   -Это конечно меняет дело. - Задумчиво покачал головой барон ан Саган, окинув фрейю таким взглядом, как будто покупал лошадь. - Ваша неожиданная откровенность, барон, меня, безусловно, заинтриговала. Полон любопытства, личность этого незаурядного "молодого человека" нам видимо действительно стоит обсудить...
  

* * *

  
   Как бы ни любил Фальтигерн ап Шоннахт свою балованную младшую сестренку, сейчас вся любовь отошла в сторону. Избавившись от чужих ушей аль наконец-таки выпустил наружу копившееся внутри бешенство.
   -Да как ты посмела!!! Дура!!! О чем ты думала!!! Ты только что получила репутацию лагерной шлюхи! Пусть бы тебя изнасиловали! Это - могли простить! Плевать даже на то, что добровольно спуталась с этим ублюдком! Вам надо было всего лишь соблюдать известные приличия! Но ты прилюдно подтвердила слухи!
   Стоявшая у центрального столба шатра сестра, которая сложив руки на груди спокойно наблюдала за взрывом ярости, холодно брату улыбнулась:
   -Ах, какой ужасный урон моей репутации, Фальтигерн. - Пропитанный ядом голос женщины отдавал драмой, фрейя Айлин даже шмыгнула носиком в нужный момент. И тут же добавила сталь. - Потерпишь! Ты братец, вчера мне слишком здорово задолжал!
   -Ах ты! - Сорвало последние тормоза у тана Фальтигерна.
   Пощечины тем ни менее не последовало. Проштрафившаяся сестра не пыталась увернуться или даже как-то защититься от удара, собственно она даже не сочла нужным изменить позу. Казалось бы, уже неизбежный удар остановило ее превратившееся в ледяную маску лицо.
   -Ну что же ты, бей! Чего стесняешься! - Голос ее, как казалось, состоял все из того же льда. - Когда меня сегодня к своим друзьям на смотрины потащил, ты Морана ведь уже не вспоминал?
   -А-А-А-А-А-А-А!!! - В бессильной ярости заорал тан, стиснув обеими руками рукоять меча и испытывая лютое желание кого-то изрубить на куски. Очень желательно того самого виноватого во всего наглого ублюдка.
   -Можешь и мечом рубануть! Если смелости хватит!
   -А-А-А-А-А-А-А!!! - Меч отлетел в сторону.
   Фрейя Айлин презрительно отвернулась.
   -Смотреть противно...
   -А-А-А-А-А-А-А!!!

* * *

   Через какое-то время, когда оба немного успокоились.
   -Эх, Айя, Айя...
   -Я говорила тебе, что надо оттуда уйти, но ты решил за собой последнее слово оставить. А теперь Айя во всем виновата?
   Аргумент был довольно логичен, так что брат решил зайти, с другой стороны.
   -Айлин, что с тобой? У вас же все хорошо было с Мораном? Как ты могла так быстро его забыть?
   Женщина, сидевшая на ковре скрестив ноги и опираясь спиной на сундук, взглянула на успокоившегося брата также тоскливо как прозвучал вопрос.
   -Я не забыла своего мужа. Он был хорошим, Фальти. Но Моран мертв, а сердцу не прикажешь...
   Старший брат какое-то время обдумывал сказанное, после чего вздохнул и присел рядом, обняв свою маленькую, взбалмошную и стервозную сестричку, ответственность за воспитание и братская забота о которой была возложена на него с тех самых пор как привезенная отцом кроха начала ходить.
   -Я не мог не попытаться его убить, сестренка. Ты ведь понимаешь, кто он и к кому обращает молитвы?
   Сестренка уже собиралась сказать ему что-то весьма резкое, однако увидев лицо брата передумала и тоже только грустно вздохнула:
   -А меня ты спросить не мог? До того, как стрелять начал?
   Полноценно родственники до сих пор так и не объяснились. После истерики, плача, оскорблений и даже попытки выцарапать братцу глаза в качестве горячей благодарности за успешно проведенный обмен было немного не до этого.
   Более-менее нормально разговаривать брат с сестрой стали только сегодня к вечеру, да и то потому, что тан Фальтигерн сыграл на жалости после того как рухнул наземь вместе с убитым конем в ходе сражения. Сестра, как бы то ни было, тоже его любила. По этой же причине она не стала возражать, когда он попросил пройтись с ним по лагерю и оказать помощь нескольким его пострадавшим товарищам.
   -Когда я сообразил кто передо мной, я за тебя испугался. Он, когда уезжал ведь именно на тебя злился.
   -Я знаю, что ты все неправильно понял. - Еще раз вздохнула сестра. И мрачно хмыкнула, кому-то пригрозив кулачком. - Я ведь ему тоже устроила, перед обменом...
   -Да ты просто сумасшедшая, Айя. - Шумно вздохнув, брат с силой повел по лицу ладонью. - Это же надо, добровольно связаться с "Меченым Хелой" смертным. Как он тебя ей в жертву не принес, совсем не понимаю. "Белая дама" за альвов на алтарях дарует щедро.
   -А что думаешь? - Непонятно покосилась на брата сестренка.
   -Не надо думать, значит, совсем недавно его Госпожа силой и властью наделила. Не успел ещё перестать быть человеком.
   -Ты так считаешь? - Фрейя Айлин осуждающе покачала головой.
   -У тебя конечно иное мнение?
   -Фальт! - Голос был обманчиво мягок. - Он старше, чем выглядит. И кто такой Гарм ты помнишь?
   -Ты не пса Владычицы Мёртвых имеешь ввиду? - Обдумав возможные варианты, ответил тот.
   -Да, я про то чудовище, что стережет границу между миром мертвых и миром живых.
   -И?
   -А Вран?
   -Ворон? - В глазах брата уже разгоралось понимание.
   Фрейя ан Дрес, увидев, что тан Фальтигерн понял, к чему она его подвела, умничать больше не стала, разве что кивком подтвердив догадку.
   -Знаешь, как мне было страшно, когда я стояла перед человеком, который, не боясь неудовольствия Богини Смерти, носит имя Ворон Гарма? Ка первый раз почувствовала этот холод, я если не ближайшей ночи, то следующей не надеялась пережить, ...
   Фальтигерн, немного подлизываясь, нежно погладил свою сестренку по голове. Та благодарно провела пальчиками по его ладони и продолжила:
   -А он, когда я с перепугу устроила перед ним истерику, только посмеялся. Предложил или не портить жизнь окружающим, или ночевать привязанной к столбу. С кляпом во рту. Даже на горшок сходить предложил, мерзавец, побеспокоился. У столба, дескать, неудобно будет.
   Братец, чуточку отстранившись, измерил Айлин театрально циничным взглядом.
   -Х-м-м-м.... Надо запомнить. При подобном подходе в делу, в отношениях с тобой наверняка что-то такое есть...
   Та оценила шутку и, зашипев прямо как та змея, укусила брата за оказавшееся в зоне досягаемости запястье.
   -Ай! - Прикусили парня довольно таки чувствительно, но он все равно улыбался.
   -Я тебе покажу - ай! Понравилось ему! - Женщина на самом деле совсем не злилась, но улыбку предпочла не показывать.
   - Рассказывай дальше! - Продолжил процесс примирения тан Фальтигерн, рискнув вырвать руку из захвата, прижать сестру к себе и ещё раз погладить по голове.
   -Знаешь.... Мы стояли перед друг-другом, от него уже не столь явно как в замке, но все равно несло смертным холодом, а поверх этого ледяного ветра он совсем не желал мне зла. Я даже не столько вызывала у него желание, сколько забавляла, как маленький ребенок.
   -Любопытно... - Уже совсем не играя, ни нашелся, что тут можно сказать тан Фальтигерн.
   -При лагерной черни Вран меня позорить не стал, а вот в палатке, где засранец ставил условия приличного существования, сила его покровительницы как вода в песок ушла. Вот она есть и тут же, как будто ее никогда не было.
   -Так...
   -Да, брат, - кивнула женщина, - тогда я избавилась от последних сомнений, в чьи руки попала. Умение скрывать дарованную силу первейший признак "Меченого", как нам с тобой известно. Но он был так вежлив, предупредителен и доброжелательно ко мне настроен, что тут же начала надеяться, что ошиблась. Этот поганец, не скрываясь меня желал, но даже ни малейшего следа грязи в чувствах не увидела. Только под утро в ту ночь заснула. Не могла понять, действительно этой Её силой от него тянуло или только показалось со страху.
   Тан Фальтигерн стимулируя продолжение исповеди, взял ладошку сестры в руки.
   -А на следующий день ещё и его разговор с капитаном случайно подслушала. Когда ан Феллем меня ему предложил, опять страшно стало. - Женщина жалобно шмыгнула носом. - Фальти, ведь я еще когда он предлагал нам сдаться начала догадываться чьей силой он наделен!
   -Не поздно ли носиком хлюпать? Ничего же не произошло?
   -Да, не произошло. - Айлин на самом деле не плакала, так, немного расчувствовалась от воспоминаний. - И опять не знала, что мне думать, когда эти два говнюка начали плести, как я хороша, лен Врану принести могу и один Моран тому помеха.
   -Он с ан Феллемом сам этот разговор завел?
   -Там больше Лойх обо всём трещал, Вран посмеивался.
   -Капитан ничего не знает про своего лейтенанта?
   -Может быть. - Голос фрейи был задумчив. - А может быть знает его лучше, чем тебе кажется. Они ведь друзья.
   -У "Меченых Хелой" друзей нет. - Не задумываясь, ответил ей брат.
   -Почти любой простой адепт Хелы зарезал бы меня во славу своей богини, - так же машинально вернула подачу сестренка. - И общая постель не спасла. Она ведь не только давать, но и отбирать силу у тех, кто ей служит, умеет. А Лойх бы, наверное, "от ран" умер, и рота бы Врану сама в руки упала.
   -Хорошо, тогда спорить не буду. Продолжай.
   -Ты все и так понял брат мой. - Вздохнула дама. - Вместо ожидаемого насилия этот обаятельный мерзавец без всяких угроз начал за мною ухаживать. И Морана как раз в это время убили.
   -Он убил?
   -Нет. Той ночью он едва не убил меня. Едва успел остановить меч, когда я выбежала на него из темноты. Поймал за шиворот, накричал, чтобы я не смела высовывать нос из-под повозки пока бой не закончится и снова пошел убивать всех встреченных...
   -Так ли уж всех? - Не поверил тан.
   -Всех, брат. Всех. Кнехтов, рыцарей, их лошадей, пеших, конных - без всякой разницы. Ему все было едино. Я видела. - Тут дама резко сменила тон. - Тем утром Моран умер у меня на коленях, тан Фальтигерн ап Шоннахт. Успев пожелать, чтобы нашла мужчину, который сумеет сделать меня счастливой и позаботится о нашей кровиночке как родной.
   -И ты решила, что фер Вран этот мужчина? - Тан Фальтигерн предпочел задать вопрос как можно более нейтральным тоном и на всякий случай расслабив сестричку, очередной раз погладив по голове и почесав за ушком. Возвращение скандала ему совершенно не улыбалось.
   - Совсем не сразу, веришь ты или нет. Я долго его не понимала. Не могла поверить, что вижу настоящие чувства, а не игру хорька с мышью. Пока не спросил, не жалею ли что не прыгнула в реку пока всем было не до меня. Прямо на том речном обрыве, где сам же спрятал меня перед сражением.
   -Благородно давал возможность сбежать? - Тан цинично усмехнулся. - Не верю.
   -Совсем нет. Но я могла попытаться. Слуги были рядом, если бы сумели отвлечь, наверняка могло повезти.
   Тан Фальтигерн решил потратить немного времени на раздумья.
   -То есть ты сейчас намекаешь, что барон не зря назвал меня дураком?
   -Я хочу сказать, дорогой брат, - ещё совсем недавно полный грусти и тоски голос женщины в очередной раз лязгнул сталью, - что я до сих пор в ярости! И ты очень пожалеешь, коли не уберешь из-под моего порога ту кучу дерьма, которую посмел навалить!
   -Сестричка, что за грязная ре...
   -Мне пришлось какое-то время жить среди наемников!
   -Айлин, ты понима...
   -Фальтигерн ап Шоннахт! - Как бы ни вдвое подняла дама уровень децибел в своем голосе. - При одной только мысли, что он решил, что это я тебя на него натравила, мне очень хочется кого-нибудь задушить!
   -Это будет очень непросто, - сдаваясь, вильнул взглядом любящий брат. Состояние, в котором находилась Айлин, было ему весьма знакомо. Спорить с ней сейчас означало бы только ещё более задолжать.
   -Но в твоих интересах, - сестра, будучи мудрой женщиной, удовлетворившись успехом полных злобы угроз, поспешила закрепить их задабриванием. Даже по голове погладила, точно также как он ее саму перед этим. - Братец, ты же и сам не хочешь оставить за спиной такого врага?
   Братец, больше делавший вид, что сокрушен мощью женской аргументации, уже абсолютно непритворно пожевал губы. Заполучить личным врагом кого-то из меченых богов смертных в окружающем его мире дураков не было. Сильного Избранного ничуть не уступающей Тиру по силам и недолюбливающей альвов Владычицы Мертвых тем более. Фальтигерну было стыдно в этом признаться, но, если бы он мог случившиеся события переиграть, тот открывший провал в бездну всплеск злости пленителя на его младшую сестру, с которой захвативший ее ублюдок по всем признакам спал, вряд ли теперь бы вызвал у него такую реакцию. Пусть бы его всё также неожиданно обдало волной холодного ужаса, как две капли воды похожей на ощущения, врезавшиеся в память на всю жизнь от случайно увиденной им в отрочестве Дикой Охоты. Отличалась одна только сила воздействия. Все точности как описывалось в старых книгах.
   Собственно, он и так потерял немало времени, решая, стоит ли попытаться избавить мир от возникшего из небытия "Меченого Хелой", или предоставить событиям идти своим чередом. В конце-концов знакомый с некоторыми запрещаемыми законом практиками "неизбранный" хеленит в принципе некоторое время мог пользоваться и получаемой с убийств чужой силой.
   Последняя мысль тана тогда почти успокоила. Уж слишком сильно в нее хотелось поверить. Доводы рассудка, что использующие силу мертвых адепты Хелы, воспринимались в ощущениях совсем иначе, принять удалось не сразу. Краденая у мертвых сила, в его восприятии отдававшая тухлятиной, не имела практически ничего общего с той квинтэссенцией, пропитывающей прозрачный хрусталь льда смерти, холодом которого во время оно несло от эйнхерриев, а теперь неожиданно пахнуло от вернувшего ему сестру человека. Собственно, окончательно подтолкнули его тогда к нападению не столько мысли об избавлении мира от очередного появившегося в нем чудовища, сколько слезы Айлин, как он решил вспоминавшей перенесенные в плену насилия.
   По уму, теперь дело следовало обязательно довести до конца, и он непременно собирался это сделать, пока враг не набрал слишком много сил, однако вариант примирения, если принять слова Айлин на веру, тоже был бы приемлем. Если у хеленита с сестрой все действительно было очень серьезно, у любимого брата вряд ли даже самолюбие сильно пострадает, ибо смерть и убийства для такого зятька дело привычное. Более чем приемлемая плата за свое спокойствие и очень возможно головокружительные перспективы для рода ап Шоннахтов. В конце-концов поклонение Хеле в Империи само по себе не запрещено, и даже более того в некоторых профессиональных областях весьма популярно. Ну а если отношения не сложатся, всегда можно вернуться к первому варианту.
   -И всё-таки, Айя! Вот как ты себе представляешь свою с ним счастливую жизнь? Я понимаю твои чувства, но может быть избавить от него мир будет лучше для всех?
   -Может быть, ты все-таки подумаешь, почему он меня отпустил? - Женщина, как ей показалось, постаралась ответить логично. - Даже ан Феллем считает, что он не злой и легко с Кайренн поладит.
   -Ан Кроах измазал грязью твою репутацию, а ты приняла его слова на веру? - Кисло постарался не усугублять свое тяжелое положение тан Фальтигерн. Упоминание имени племянницы ревело ему в ухо боевой трубой что спорить уже бесполезно, и женщина все для себя решила.
   -Ты оглох? Если бы кто-то поторопился вовремя уйти, этого бы не случилось. - Обрезала фрейя Айлин. - А "Проклятый", как мне точно известно, его ценит. Ну и самое главное, братец - у старого урода есть какой-то план, и мы с Враном в нём присутствуем. Тебе случайно не хочется его разузнать, пока барона в темницу не упрятали? Ну а что вокруг меня теперь будет слоняться меньше воспылавших внезапной страстью безземельных рыцарей, само по себе отлично!
   -И все равно будет непросто, - рискнул покачать головой, полностью смирившийся с натиском сестры брат, - он может не принять извинений.
   -А ты постарайся, чтоб принял! - В женском голосе возникли самые что ни на есть тигриные нотки. - Случается, конечно, что Врана несет силой его покровительницы, но он не глуп и человек не подлый. И побыстрее, брат, пока этот негодяй там с какой ни будь шлюховатой рейной не спутался!
   Несмотря на всю серьезность момента, Фальтигерну ап Шоннахту пришлось отвернуться, чтобы сестра не заметила распирающей его изнутри ехидной улыбки. Его покойный хороший друг Моран ан Дрес очень любил жену и по своему собственному признанию был доволен браком, однако по-настоящему раскрошить гранит на сердце своей супруги за все годы совместной жизни у него не получилось. А тут, столь неожиданно влюбившись, умная, решительная и слишком часто стервозная Айлин металась, нервничала и выедала мозги окружающим, как будто ей было четырнадцать.
   В итоге, сейчас, он, как и тогда не знал, что ему делать - рискнуть пойти на поводу у сестры или всё же "нечаянно" решить возникшую перед ней, ним и всем родом ап Шоннахтов проблему раз и навсегда. Ситуацию требовалось как можно лучше обдумать. Позволить себе ошибиться еще раз, было нельзя.
  

* * *

   -Ловко у вас с этими боевыми повозками придумали, - немного польстил мне капитан "Юдонских волков" Рендел ан Риаф.
   Комсостав всех трех рот после устройства вагенбурга среди построек занятого ротами хутора, собрался на расширенное совещание с последующим скромным корпоративом. Упиваться там никто не собирался, а вот снять послебоевой стресс нам прямо как доктор прописал. На сходке, как-бы не было ему тяжело, присутствовал даже Лойх ан Феллем. Капитан, впрочем, из-за своего состояния на передние планы не лез и оставил мне возможность дальше отдуваться вместо него.
   Прежде чем с Ренделом согласиться, я для солидности немного покатал на языке глоток вина, без малого последние остатки былой роскоши.
   -Ян из Троцнова был великим воителем.
   -Охотно верю. Во многих сражениях победил? - Именем изобретателя боевых повозок заинтересовался "начальник штаба" "Черной Розы" Адель ан Бекхарден, также, как и я, полулежа цедивший вино неподалеку.
   -Это конечно оспаривают, но многие говорят, что он ни разу не был побежден в битве.
   -Серьезно? - Второй ан Бекхарден, Аскель, был настроен более скептически. - А много он дал сражений?
   Я равнодушно пожал плечами. Типа хочешь - верь, а хочешь - нет.
   -Девять полевых сражений только за последние шесть лет жизни. В восьми безоговорочно победил, в девятом успешно прорвал кольцо осады и сумел оторваться от преследующего войска. В итоге продолжил свою непрерывную цепь побед даже когда ослеп - второй глаз при осаде арбалетным болтом вышибли.
   -О-о-о-о!!! - Начали прислушиваться окружающие.
   Я согласно тому, кивнул:
   -Много знаете слепцов, которые сумели выиграть даже одну битву? Он же, потеряв зрение громил всех, кто рискнул ему противостоять ещё три с лишним года.
   -А потом? - Ленивый интерес проявил ротный колдун из "Черной Розы" фер Аттибар ан Раггер, отпрыск баронов из "Благословенного Богами" рода откуда-то с северо-запада Империи. Обычно таких подготовленных в семьях специалистов подбирали государственные структуры, но в данном случае парня братьям в свою имеющую отличную репутацию наемную роту удалось перехватить. Как маг он был слаб, да и мастерством не отличался, однако большинство рот не имели и этого. Насколько я про умения Атти знал, свою получку он отрабатывал в ходе адресных операций, допросом пленных и в лазарете.
   -А потом "Страшный Слепец" умер от чумы. Завещав снять с себя кожу и натянуть ее на барабан, чтобы даже после смерти нагонять ужас на своих недругов.
   Шум застолья прямо как отрезало. Я определенно сказал, что-то не то. Хорошая мысля - приходит опосля, так что сообразил что дочь Хелы Немайн разводит бациллы, заведуя болезнями и эпидемическими заболеваниями в том числе, я уже с некоторым опозданием. А что все окружающие считают меня хеленитом, сомневаться не приходилось - после случившейся при клятве ее именем мистики, я даже сам себя немного в этом подозревал.
   -Не остановили его??? - Лень в голосе ан Раггера исчезла, как будто бы её никогда не было.
   Я только пожал плечами:
   -Я в это время не жил.
   -Но имя помнишь. - Заинтересованно покачал головой ан Риаф.
   -Так заслуживает, - усмехнулся я. - Почему бы не помнить. Великий был полководец. Но человек по-настоящему страшный. Даже для тех войн.
   -Которого только чума остановила, - искоса наблюдая за мной, сказал Адель ан Бекхарден.
   Меня втайне пробивало на смех, собравшиеся вокруг головорезы очевидно ударились в дебри конспирологии. Если поначалу я и сболтнул лишнего, теперь уже специально нагонял волну.
   -Вот только его "сироток" она уже остановить не смогла.
   -А сейчас этот барабан где? - Спросил колдун.
   -Кто знает? - Пожал я плечами. - В государственные хранилища не вхож.
   Дальше вопрос существования и местонахождения сделанного из кожи Жижки артефакта никто, конечно же, развивать не стал, коллеги перешли к более насущным вопросам.
   Вырваться-то из кольца окружения мы вырвались, да и преследования особенно не боялись, в настоящий момент весьма значительной нашей проблемой становилось официальное закрытие контрактов с нанимателем. Прорыв трех наших рот, предназначенных графом ан Хальбом для закланья, состоялся исключительно благодаря самовольству. Роты, не обращая ни на кого внимания, прикрыли тылы и фланги строя повозками и атаковали стоявшие на направлении вражеского лагеря хоругви поместного ополчения, а не наёмную пехоту как нам было приказано.
   В конечном итоге мы остались живы, бизнес удалось сохранить, но возникла проблема плохого пиара и санкций за невыполнение возложенных обязательств. Возвращаться под командование кинутого нами графа, как, впрочем, и появляться на землях ан Хальба частным порядком и без серьезной охраны никому из нас пятерых теперь не следовало. Для попавших в подобную ситуацию мерсенариев неприятные прецеденты были нередки. Однако всё бросить и искать нового нанимателя мы не могли, переписка по взаимному урегулированию претензий сторон требовала времени.
   Несмотря на всю тяжесть совершенного нами преступления война для рот пока что закончена не была - планировался период переговоров и какое-то время действий отдельным отрядом в качестве отступных. С выплатой денежного содержания авансом или нет в зависимости от сложившихся обстоятельств. Однако мы имели все основания полагать, что граф заплатит - столь хорошо начавшееся вторжение в Кальв и Рейгель окончилось крахом, так что теперь ан Хальбу не был лишним даже десяток солдат. Вполне очевидная в его обстоятельствах попытка взять у банкиров ссуду и восполнить понесенные потери вновь нанятыми ротами требовала времени.
   К завтрашнему вечеру мы должны были выйти на земли имперского рыцаря фера ан Варена, державшего в этой межевой войнушке нейтралитет и, если звезды сойдутся удачно, даже договориться с ним о разрешении на недельку-другую постоя.
   В принципе подобный нейтралитет со стороны слабого соседа, конечно же, был фикцией. Помешать хоть кому-то серьезному напасть на нас на своей земле, фер ан Варен не смог бы при всем своем желании, однако земли имперского рыцарства защищало совсем не это. Данная прослойка благородных господ мало того, что сама по себе вполне могла собрать пару сильных хоругвей чтобы вступить в войну на стороне врагов обидевшей члена своего клуба стороны, так ее ещё и прикрывали Наместники провинций. Одной из основных задач которых являлось именно ограничение власти магнатов, в чем вассальное непосредственно Императору мелкопоместное дворянство играло далеко не последнюю скрипку.
   Короче говоря, после пересечения границы неприятности были маловероятны. До нее только нужно было дойти. Для этого нам нужно было пережить эту ночь и не быть разгромленными завтра на марше.
  

Глава II

  
   Ночь прошла совершенно спокойно. Ну как спокойно, все было хорошо с точки зрения безопасности. Лично нам с Лойхом удалось уснуть не ранее чем мы убрались из-под открытого окна спальной выгородки владельца хутора. Спальню, оставив там подоткнуть себе одеяло жену хозяина, оккупировал Рендел ан Риаф. Старый наемник не стеснялся маленьких жизненных радостей и с краткими перерывами поскрипывал кроватью, чуть ли не половину ночи.
   Подвывающая скрипу на разные голоса хозяйка таким пылом без сомнений была приятно удивлена. Сдобная бабенка лет двадцати пяти, возрастом была примерно вдвое младше своего мужа, несла на лице следы всем известного голода и интереса от брутально выглядевших мужчин вот ни капельки не боялась. Была, так сказать, готова на многое, дабы сохранить семейную недвижимость и в свинарнике поросей. Ее супруг, матёрый такой козлобородый куркулина как будто вылезший из советской карикатуры, видимой печали от возложенных на жену тягот не показывал. Я бы даже рискнул поиграть в Шерлока Холмса, что не заинтересуйся его шеной Рендел по собственной инициативе, он бы и сам ее кому-то из нас подсунул. Во всяком случае, спал этот пенек под ритмичные скрипы дерева и вскрики супруги чуть ли не как младенец.
   В отличие от меня. Который под этот звуковой рядне мог толком заснуть, вспоминал Айлин, злился и в конце-концов начал испытывать непреодолимое желание закинуть в окно к этому Рокко Сиффреди что-то типа РГД-5. Лойх, надо полагать, испытывал те же чувства. Если конечно не хуже - он был и помоложе, и женщины у него в этом походе не было.
   Зверское убийство мешающей людям спать пары было бы делом, безусловно, неполитичным, так что проблему пришлось решить переносом спальных мест в точку с не столь хорошей акустикой. Там-то ранее не торопившийся лезть в личное ан Феллем решился спросить:
   -Ты же не думаешь, что это Айлин отправила брата тебя убивать?
   Я хмуро покосился на парня. Недовольный взгляд пропал втуне, было уже слишком темно.
   -Не знаю. - Вообще-то, обычно в личное не стоит посвящать посторонних, но коли Лойх обеспокоился за меня искренне, почему бы и не ответить. Определенное доверие между комсоставом "Вепрей" нам все-таки выстроить удалось. Да и парень он был не гнилой.
   -Мне казалось, что у вас с ней все очень серьезно.
   Я абсолютно искренне пожал плечами:
   -В этом я с тобой согласен. Вон, стрелу даже в спину получил.
   -Хм, - сбился юный капитан с мысли. - Но я-то ведь не об этом.
   -Да понял я тебя, - вздохнул я, решившись продолжить сеанс откровенности, - мне, конечно, очень хочется думать, что этот кусок говна назло сестре решил меня под землю переселить. Но она вообще-то была моей пленницей, а мы не только ее дом разорили, но и супруга прикончили.
   -Она не держала на тебя зла.
   -Возможно. Я также думал, - кивнул я. - И?
   Лойх на какое-то время замолчал.
   -Если попробует объясниться, выслушаешь её?
   Я не смог удержать улыбку. Ладно, что хоть меня к ней не отправляет спросить.
   -Дружище, ты про мои отношения с этой женщиной, по-моему, больше меня самого переживаешь.
   -Вы очень подходили друг другу, - по голосу чувствовалось, что Лойх тоже улыбается.
   -Бабу вам, барин, срочно надо завести. - Хмыкнул я. - Вдовушку какую-нибудь из купчих с конским крупом.
   Парень фыркнул:
   -Круп понятно, а почему купчиху?
   -А потому, что, если ты сейчас со слабоватой на передок благородной девицей спутаешься, оженят тебя на ней, глазом не успеешь моргнуть.
   Далее капитан развивать тему не стал и только когда я уже начал засыпать буркнул:
   -Если Айлин хватит ума с тобой объясниться, я бы ее выслушал.
   Когда пришло осознание сути фразы, сон в очередной раз испарился, а на душе стало очень приятно. Хорошим он все-таки он оказался парнем, не боящийся смерти и крови средневековый мажор, в роту которого я попал служить.
   -Лойх, я и без подсказок до такого додумаюсь. Но теперь между нами ее брат, которого я при первом же удобном случае обязательно укорочу.
   -Да было бы, о чем беспокоится! - Лениво перевернулся с бока на бок ан Феллем. - Как убьешь дурака, помешать вам уже не сможет. А с родственниками Айлин потом помиритесь. Не первые вы такие.
   -Кто бы ей такое позволил, даже если захочет, - усилием воли задавив некстати вылезший романтичный вздох, хмыкнул я.
   В принципе тут конечно "устами младенца глаголет истина". Коли у Айлин появится такое желание, дать ей шанс довести до меня свою версию событий, в свете наших былых отношений было бы логичным. Ну а если нет, то и суда нет - в этом случае я точно ничего не потеряю. "Если подруга ушла за другого, то неизвестно кому повезло" не мной было придумано. Что-что, а симпатичные женщины в наши времена не в дефиците и братья их абсолютного большинства точно не будут желать меня прикончить.
  

* * *

   Утро было прекрасным. Остаток ночи нас с Лойхом никто не беспокоил, я хорошо отдохнул и сразу же после завтрака был готов совершать подвиги. Если конечно их позволит совершить противник.
   Супостат показываться не торопился. Как собственно и ожидалось, никакой подозрительной активности наше охранение не засекло. Ядро войск ан Сагана зализывало раны и грабило поле сражения, а гарнизон находившегося километрах примерно в трех от нас замка вполне резонно предпочёл отсидеться за стенами.
   Омрачило ночь только небольшое ЧП с пленными. У отделавшегося в ходе пленения одними ушибами благородного рыцаря в голове взыграл ветер свободы, парень сгоношил на побег парочку так же сильно не пострадавших оруженосцев и в результате троица напала на часового попытавшись того задушить. Однако последний к их несчастью сумел заорать.
   На крик прибежала резервная группа и проснувшиеся от шума солдатики, неудачников хорошенько отдубасили и с рассветом притащили ко мне на правеж. Хоран с ан Феллемом от судилища отстранились, Боу занимался организацией марша, а Лойх сослался на слабое здоровье и нежелание путаться в командной цепочке до того момента как сможет принять капитанские обязанности в полном объеме.
   Виновника событий - фера Делена ан Меррера, сравнительно с ним вчерашним было не узнать. Сапогами его охаживали если не долго, то старательно и двое других побегушников выглядели не лучше. Судя по опухоли одному из оруженосцев в процессе воспитательной работы сломали нижнюю челюсть.
   В Нюрнбергский трибунал я, конечно, играть не стал.
   -Времени у нас мало, поэтому с судом скорым и неправедным сильно задерживать не буду.
   Пленные и так-то не блиставшие оптимизмом, поникли. Кто-то из гудевших вокруг солдат, побежал за веревкой.
   -Задам два вопроса. Первый - есть ли среди вас троих невиновные в нападении и попытке побега? И второй - правда ли что вы трое, пытаясь бежать, пытались задушить часового?
   Рыцарь прятаться за чужие спины не стал и с гордым видом покачал головой:
   -Первый вопрос - да. Придушить - тоже. Однако убивать его никто не хотел. Хотели бы убить, зарезали его собственным кинжалом.
   Оба оруженосца по мере своих возможностей подтвердили его слова, собравшаяся вокруг толпа взорвалась шквалом бессодержательных воплей, угроз и матерщины, а я поймал приступ непритворного удивления - фер Делен оказался достаточно адекватен, чтобы понимать, чем суд им сейчас может грозить. Встречался ранее с мерсенариями, надо полагать.
   -Молчать всем! - Рыкнул я. И как мог вежливо подсудимым улыбнувшись, продолжил. - Что не отрицаете, это хорошо. Времени ловить вас на противоречиях у меня нет, так что чистосердечное признание будет учтено при приговоре. А он будет следующим...
   Толпа окончательно замолчала.
   -Вздернуть вас троих, конечно, было бы полезно. Но...- глаза жертв моего правосудия загорелись надеждой, а со стороны солдат появился разочарованный гул -...сегодня для вас очень счастливый денек. Убийства не произошло, так что терять деньги, которые рота может за вас выручить, считаю неправильным.
   Возмущение и разочарование в звуках солдатских голосов стали медленно исчезать. Гордо дернувший головой рыцарь хотел было что-то сказать, но я предпочел избавить дурака от неприятностей.
   -Я сказал - молчать! Говорить будете, когда разрешу.
   Как бы ан Меррера это одергивание не взбесило, на рожон лезть он все-таки не рискнул. Реакцией публики, наверное, впечатлялся. Я подождал пока схлынет еще один вал криков и продолжил:
   -Фер Делен ан Меррер, и вы двое, чьи имена мне неинтересны ...- Могущий говорить оруженосец попытался представиться, но я жестом предложил ему замолчать. - Благодаря переполняющей меня доброте наказание будет соответствовать преступлению.
   Приняв эту фразу за сигнал, рядом с пленниками появилась проинструктированная заранее четверка специалистов из ротной палаческо-знаменной группы.
   -Фер Делен, будьте так любезны, положить руку на этот чурбак.
   -Зачем? - Приговоренный только сейчас проявил что-то похожее на беспокойство.
   -Солдата моего сегодня ночью душили?
   -И что с того? - Явно ни на йоту от не раскаиваясь, рискнул тот на дерзкий ответ.
   -Как что? Надо же мне принести в вашу жизнь немного раскаяния и лишить возможности подобное преступление повторить? Не положите туда руку самостоятельно, вам ее отрубят. Не понравится потеря руки - отсекут голову. Или повешу, еще не решил. Вопросы?
   Общественность яростным криком поддержала вердикт. Ан Меррер к ответу не снизошел и положил на чурбак левую руку.
   -Фер Делен, ну что вы как ребенок! - Покачал я головой. - Правую, если можно.
   Любопытствующие загоготали. Солдаты прямо как дети, честное слово. Сравнительно с Землей разве что внешне отличаются. Ну а от детей разве что волосней на причинном месте.
   Дальнейшего унижения ан Меррер себе не позволил, молодой человек выполнил мой приказ, не дрогнув на лице ни одной жилкой. Профос не затягивая стукнул его по руке дубиной, рыцарь не сумел удержать вскрика и его тут же увели в сторону наложить на предплечье лубок. Как я уже говорил, смерть данного денежного мешка была для роты экономически невыгодной. Оставшиеся двое, на радостях от миновавшей их смерти отнеслись к переломанным предплечьям еще более философски.
   -Ну а теперь, небольшое благое пожелание вслед - изрек я, не став дожидаться, когда троице инвалидов закончат оказывать медицинскую помощь.
   Все трое застыли. Сразу же стало понятно, что нужные впечатлениям не не только на подчиненных удалось произвести.
   -Смерть только что прошла мимо вас, однако это совсем не повод проявлять к ней неуважение в дальнейшем. По уму, вместе с руками вам сегодня следовало бы переломать и ноги - чтобы впредь даже не думали о побеге. Но, увы, тогда будет слишком много хлопот. Проще сразу повесить. Поэтому вознесите, кому-нибудь хвалу за свое сегодняшнее везение и больше ни бежать, ни посягать на жизни моих солдат не смейте. В следующий раз так не повезет. Других предупреждений не будет.
   На какое-то время стало очень тихо. Окружающие просто смотрели на меня и молчали.
  

* * *

  
   Первая информация, что спокойно нам уйти не дадут, появилась после полудня. Ядро колонны догнал гонец из тылового охранения. Солдат был из "Черной розы", поэтому я поспешил за новостями к ее капитанам.
   -Нас преследуют?
   Адель ан Бекхарден, не проронив ни слова, кивнул.
   -Сильная конница, нагоняют быстро.
   -Что это они так? - Удивился я.
   -Тоже изумлены, - пожал плечами Адель, прекрасно поняв, что я имел ввиду. - Может, какого-нибудь любимого кузена жены барона вчерашним днем зарубили:
   - Или нас сочли более легкой добычей. - Сплюнул я.
   На душе скребли кошки. Ночные романтические мечты показывали мне волосатую задницу - если я хоть что-нибудь понимал в людях, а альвы это одна из ветвей человечества как не крути, в догоняющих нас формированиях один мой несостоявшийся родственник обязательно присутствовал. Я на его месте наш конфликт обязательно бы до логического конца попытался довести.
   Тут, впрочем, бабушка надвое сказала, и я без особых сомнений имел шансы угрохать тана Фальтигерна нисколько не меньшие, чем он меня. В чем собственно и присутствовала ловушка. После его смерти, а пришил бы я при встрече этого гондона с огромным своим удовольствием, ни о каких прочных отношениях с Айлин не могло идти и речи. Что бы там мне Лойх про что другое мне не рассказывал. Моя бывшая женщина любила свою родню и в ее желании делить постель с убийцей брата, я очень сильно сомневался. Тот возраст подростковых бунтов, благодаря давлению гормонов которого Джульетта Капулетти с Ромео Монтекки попали в тренд мировой драматургии, Айлин миновала уже много лет как. Тем более что с точки зрения холодного разума, уж чего-чего, а поддержку родственников ей настоящий момент терять ни в коем случае было нельзя. С моей же стороны, играть с рыжим в поддавки было ещё более глупо, ибо он меня тогда без затей прикончит. Короче говоря, женщина мне встретилась хорошая, но быть с ней вместе нам теперь явно была не судьба.
   -Что будем делать?
   Вопрос я адресовал Аскелю ан Бекхардену, который как весьма опытный наемный солдат и капитан самой большой по численности роты был единогласно избран командиром нашего сводного отряда.
   -Смешной вопрос, - самодовольно хмыкнул тот. - Будем их бить.
   -Местность вокруг не очень, - предупредил я. - Поле искать надо. Моя рота еще развернется, вам будет сложно.
   -Сдвоимся, - безразлично махнув рукой, оскалился тот.
   Моя ухмылка была уже несколько менее радостной. Вбросив здешним воякам идею боевых возов и действий с опорой на подвижные вагенбурги я, безусловно, не подрасчитал последствий.
  

* * *

  
   Как это не было печально, но вагенбург в этот раз абсолютно не сыграл. Согласно опознанных нами значков, преследовали наши роты две хоругви поместного ополчения - те самые, что пытались остановить под Кермартеном и сильно пострадали при этом, непонятно, толи хорошо вооруженная хоругвь, толи недавно набранная альвийская тагма и человек триста баронских хабилар. Последние своими стрелами наше тактическое ноу-хау и нейтрализовали.
   Наезжать на пехоту и повозки преследователи не торопились. Крутились вокруг, угрожали наездом и периодически проводили фальшивые атаки. В общем, висели у нас на ногах, пока лучники делали основную работу. Хабилары спокойно выстраивались у нас на пути и банально закидывали стрелами в ходе сближения, прыгая на коней и отъезжая к очередному рубежу сразу же, как дистанция сокращалась до критической.
   Не сказал бы, что данный номер был для противника сильно безопасен, Аскель ан Бекхарден, оценив опасность использованного врагом тактического приема, попытался противопоставить ему контратаку собранных в кулак конных лохов "Черной Розы" и "Юдонских волков" и, конечно же, сумел добраться до строя хабилар, однако атака в итоге всё равно закончилась пшиком. Вступило в бой прикрывавшее стрелков рыцарство и пусть замешкавшимся в ходе схватки ополченцам ещё раз досталось от нашей подоспевшей пехоты, самое большее через полчаса в нас опять полетели стрелы. И ладно бы они поражали одних только солдат, так страдали и лошади.
   В общем Аскель произвел надлежащую оценку потерь наших рейтар, пехоты и конского состава и пришел к выводу, что, если ничего не изменится, до границы баронства мы просто не дойдем. А если кто-то дойти и сумеет, то потерявших боеспособность счастливчиков за ней все равно вырежут, и чтобы хозяин не держал особой обиды, откупятся от него снятым с трупов хабаром. В итоге ан Бекхарден пуганул хабилар еще одной контратакой и развернул роты в поле, к подходящему для организации обороны крупному дубовому колку.
   Что самое обидное, условно нейтральная территория была от нас совсем рядом - отряд не дошел до нее километров двух. Если бы ее границу пересекли не лохмотья разгромленных подразделений, а сохранившие боеспособность роты, мы практически с 100 процентной вероятностью оказались бы там в безопасности.
   Впрочем, из-за этой временной неудачи никто особенно не переживал. Данную пару километров, нам было, как ни крути выгоднее одолеть ночью. Использовать свое весьма значимое превосходство в тяжелой кавалерии и стрелках в ночном бою врагу было бы куда сложнее, чем при свете дня. Если мы конечно сумеем до ночи дожить.
  

* * *

  
   Как в принципе и следовало ожидать, вражеский Большой Босс прекрасно понял, что у нас на уме и принял вполне резонное решение безотлагательно окруженные роты уничтожить.
   На рожон, однако, преследователи лезть не торопились. Деловитую суету по подготовке атаки наблюдать было, прямо скажем неприятно. По одним только получавшим с обозных повозок вязанки стрел хабиларам было видно, что бой будет очень тяжелым.
   -Что видать? - Рыкнуло над ухом голосом Рендела ан Риафа.
   Я нехотя оторвался от бинокля, не пользоваться которым было глупо, а прятать поздно и взглянул в его сторону. Капитан, натянув на лицо вежливую мину, внимательно рассматривал столь чуждо выглядевший в окружающем нас средневековье артефакт. Оруженосец капитана, смазливый парнишка лет семнадцати с не соответствующим возрасту циничным взглядом интереса босса не разделял и разве что вежливо мне поклонился.
   -Ничего хорошего, фер Рендел. Конной атаки на нас явно не будет. Стрелы лучникам раздают.
   -Ожидаемо, - скорчил тот кислую рожу с алеющей на щеке свежей царапиной. Стрелки супостата в сегодняшнем бою уже успели его пометить.
   -Угу. В пеших порядках будут атаковать. И долго заставлять нас ждать они явно не собираются, - я равнодушно пожал плечами, перед тем как снова взглянуть в бинокль. -Благородные господа своих людей уже строят.
   -Позволишь взглянуть!? - Рендел, наконец-то озвучивший свой интерес к необычно выглядящему оптическому прибору, немного перебрал с безразличным тоном в голосе.
   Я хмуро покосился на него и во избежание появления в будущем лишних вопросов обрезал:
   -К сожалению, фер Рендел, мой ответ - нет.
   Изумленный оруженосец капитана "Юдонских волков" смотрел на меня как на самоубийцу. Ан Риаф разве что злобно сверкнул глазами, вежливо улыбнулся и ушел не прощаясь.
   -Зря. По-глупому врага только что нажил. - На месте Рендела уже стоял Боу Хоран.
   -Да что ты говоришь! - Покачал я головой пряча, наконец, бинокль. - Если быть откровенным, с этим человеком дружбы с самого начала не предполагалось.
   -Хорошо подумал?
   -Поверь на слово.
   -Смотри сам. - Не стал тот настаивать на своем мнении.
   Я по-дружески хлопнул мужика по плечу и понизил голос:
   -Спасибо за беспокойство, фенн Боудел. Но давать ему в руки бинокль было очень неосторожно. А так я его просто послал, понимаешь?
   Первый лейтенант "Вепрей" сразу не ответил.
   -Нам значит доверяешь?
   Сдается мне что во "внезапный излив души" сослуживцам этот прожженный тип в свое время не поверил. Что, впрочем, тоже ожидалось. Чем умнее человек, тем меньше он верит словам и больше поступкам.
   -Значительно больше, чем кому другому, - насмешливо улыбнулся я, поймав взгляд Хорана. - У вас ведь нет оснований считать иначе?
   -Нет. Ты сам не забывай, что не бессмертный, - совершенно по-стариковски вздохнул тот. И запоздало дрогнул, осознав двоякий смысл фразы.
   -Уж про это мне точно напоминать не надо, - моя усмешка стала куда как более тяжелой. - В этом мире бессмертных нет. Тут смертны и императоры, и даже боги.
  

* * *

   В другое время я бы умилился - вставшие в сотне метров от нас хабилары конечно не очень-то походили на артиллерийский дивизион, но на пулеметную роту тех времен, когда они в нашей армии еще существовали, смахивали очень сильно. Такое же подразделение поддержки, "разминающее" врага в интересах решающей исход боя пехоты. Или кавалерии, тут не суть.
   Спешенные "людские" хоругви сближались быстрым шагом, прикрывались щитами, отлично держали строй и давали лучникам возможность откидать по нам как можно больше стрел. Учитывая, что большинство хабилар бросало стрелы на опушку навесом, а кроны деревьев защищали солдат гораздо хуже, чем бы того хотелось, потери на направлении главного удара врага быстро стали довольно заметны, а что касается наших лучников и арбалетчиков, то им проредить наступающих в целом не удалось вообще. Дождь стрел быстро разогнал все живое по укрытиям. В общем единственным приятным моментом подобной завязки боя стало направление атаки не на участок "Вепрей", а "Юдонских волков" - нашего соседа справа. Что конечно не успокаивало, ядро альвийской хоругви конно и оружно стояло за спиной своих спешившихся коллег в готовности в любой момент поддержать атаку, а кружащие вокруг рощи заставы не обещали лёгкой возможности спастись бегством.
   Когда дистанция до опушки сократилась до минимальной и сверху перестали лететь стрелы, атакующие хоругви сразу же перешли на бег, в то время как хабилары банально побросали луки и рванули следом. Если не успех боя, то уровень потерь в нем решались именно в этот момент и зависели он в первую очередь от того, сумеют ополченцы прорвать оборону юдонцев этим натиском.
   И у них это получилось.
   Не могу сказать, что прорыв удался именно благодаря поддержке стрелков, но определенное влияние заминка с реорганизацией обороны "Волков", безусловно оказала. А атакующему рыцарству много собственно было и не нужно.
   В условиях, когда наемная пехота не может реализовать преимущества плотного построения и взаимной поддержки, по уровню своей боеспособности любой благородный рыцарь этого мира всегда будет выше среднего наемника наголову, его, не посвященный в рыцари оруженосец покажет себя немногим чем господин хуже, а средний кнехт из рыцарского "копья" как минимум ничем мерсенарию не уступит. Также как, впрочем, и любой из допущенных до боя пажей. У юдонцев собственно даже преимущества по длине оружия никакого не было - среди атакующих ополченцев дурачья способного кинуться с метровым мечом на трехметровую алебарду нашлось немного. Практически все наблюдаемые мной воины шли в атаку если не с загодя подготовленными легкими пехотными копьями, то с укороченными прямо по месту рыцарскими лансами. Короче говоря, тому, что оборона "Волков" сразу же посыпалась, я не удивился.
   Однако к этому мы были готовы. Из-за рядом стоящего дуба вылетел посыльный - один из пажей Аделя ан Бекхардена, вечно хмурый пятнадцатилетний подросток с рваным шрамом во всю щеку, от уголка рта до самой мочки уха.
   -Фер Аскель велел вам передать, фер Вран, чтобы вы к "Волкам" без приказа на помощь не шли и были готовы прикрыть сражающиеся роты со спины.
   -Принято, - кивнул я.
   Аскель ан Бекхарден надеялся успешно закрыть прорыв имеющимися в его распоряжении резервами, благо превосходства в численности у врага не было, а значит охватить нас с флангов, ему было сложно. Если конечно мы сами ошибки не совершим.
   Ошибки у нас не случилось, хоругви первого эшелона и поддержавшие их в рукопашной хабилары все же увязли и когда появились признаки неустойчивого равновесия, вражеский полководец ввел в бой альвов.
   Об Эпаминонде в Хейене если кто-то и слышал, то давно забыл за ненадобностью. Тут и своих специалистов по направлению сосредоточения основных усилий хватало. Ну а моим "Вепрям", из которых в бою до этого участвовали только стрелки, пришлось иметь дело с несколькими сотнями остроухих воителей, твердо вознамерившимися нас уничтожить и использовав данный успех решить исход сражения.
   -Нейл! Дуй к феру Аскелю, альвы атакуют через нашу роту. В одиночку их не удержим, срочно нужна помощь.
   -Да, фер Вран! Нахожу фера Аскеля ан Бекхардена, говорю, что альвы атакуют через нашу роту, в одиночку их не удержим, нужна помощь. - Без лишних напоминаний выдал квитанцию уже выдрессированный парнишка.
   -Вперед!
   Парень убежал. Альвы уже спешивались прямо передо мной. Некоторый шанс нам давали стрелки и расставленные вдоль опушки повозки, на которые мы в очередной раз опирались. Лошадей не было, их увели вглубь рощицы буквально сразу же. Раненых, пленных и наиболее ценное имущество складировали там же.
   Не обращая никакого внимания на стрелы, вал спешившихся остроухих захлестнул линию обороны "Вепрей" и все вокруг взорвалась криками и лязгом железа. Пощады в этой схватке никто не ждал. Бессмертные альвы высоко оценивали стоимость своей жизни и насколько позволяли обстоятельства практиковались в моральном прессинге рискнувших встать у них на пути смертных. Попадать к ним в плен в ходе проигранных сражений никем не рекомендовалось. По мере наличия возможностей и яиц самим альвам платили той же монетой.
   Я оказался вовлечен в рукопашную гораздо раньше, чем бы мне того хотелось. С ходу прорвавшаяся внутрь периметра группа вознамерилась расширить участок прорыва, атаковав "экипаж" ближайшей повозки и мне ничего не оставалось делать, нежели встать у них на пути, пока знаменщики контратакой перекрывали саму брешь. Резервное капральство было связано точно таким же прорывом неподалеку, а перераспределить людей не хватало времени.
   Атакованный мной тан, высокий мужчина в усиленной стальными пластинами кольчуге и в глухом шлеме с гребнем удачно принял удар цвайхандера на щит и посчитал хорошей идеей рубануть меня наконечником копья по голени.
   Сам удар я едва заметил, гораздо большей опасностью была попытка одного из его кнехтов зайти за спину.
   Прыжок вперед, мощный толчок плечом в щит, перешедший в шаг в сторону с размашистым горизонтальным ударом назад.
   Воин неосторожно принял его на ребро щита, погасив тем самым инерцию двуручника. Далее последовала автоматическая попытка достать меня точно таким же, как у господина коротким копьем и ставший совершенно неожиданным удар меча по шлему из левой верхней четверти. А вот клинок тана уже пришлось принимать на гарду, причем я чуть было не остался без пальцев.
   Разворот, лезвие меча как будто бы само по себе скользнуло по кольчужному вороту, альв испуганно шарахнулся назад, и я еще раз секанул назад, только в этот раз ниже и под правую руку. Хрустнуло и ещё один попытавшийся ударить в спину кнехт, подавился истошным воплем.
   Очередной разворот с одновременным смещением в сторону и два удара навстречу друг другу - столь долго маячивший рядом альв обрушился, как будто его сшибли оглоблей.
   Последнего из кнехтов, которому для того чтобы прибить моего оруженосца не хватало одной только силы пробить кольчугу, я отжал к дубу и, обманув финтом в голову, разбил колено ударом под щит. Далее Йону было уже нетрудно его прикончить. Он же добил и остальных раненых. Тан, потерявший сознание после удара по шлему видимо даже не почувствовал укола под шлем. Просьбы о пощаде от двух других кнехтов, которые если судить по их голосам и рожам были людьми, никакого внимания не привлекли. В этот острый момент у нас не было ни людей, ни времени, чтобы заниматься пленными. В подобной ситуации для раненых самым умным ходом было бы притворяться убитыми и до окончания схватки не привлекать к себе внимания. Если конечно получится. В этом случае кто бы ни победил, шансы выжить росли бы лавинообразно.
   Впечатлить остроухих расистов и их предающих человечество наймитов брутальной резней одного против четверых с хладнокровной расправой над ранеными в довесок, у меня, безусловно, получилось. Для полноты эмоций я наблюдателям впечатлений даже добавил, продемонстрировав средний палец в забрызганной свежей кровью перчатке в ответ на истеричные обещания содрать шкуру и повытягивать из освежеванной туши каждую жилку.
   -Вы действительно считаете, что я после таких угроз вас жалеть буду?
   Альвы взвыли и с новыми силами полезли вперед.

* * *

   -Ну, ты и зверюга, фер Вран. - Прокряхтел Адель ан Бекхарден, присаживаясь рядом со мной. - Не зря "Белая Дама" глаз положила.
   Я разве что только вздохнул. Сил не было, за последние несколько часов, я выложился до донышка. В этот раз спасительное бешенство не пришло - упасть в раскрашенное яростью и потоками крови забытье не давала ответственность перед людьми. Я всё-таки был не бойцом, а командиром. Как этого не хотелось, даже в схватки по возможности не лез, разделывая сначала своим ломом, а потом и прочими попавшими под руки острыми предметами исключительно тех храбрецов или идиотов, которые сами рвались меня прикончить. И надо полагать действовал при этом достаточно внушительным для придирчивого взгляда образом, коли в ходе решившей исход сражения контратаки враги начали по возможности меня избегать. Причем ладно бы простые кнехты, так и благородные воители тоже, включая в них хорошо вооруженных альвийских танов. И вот теперь выяснилось, что я не только врага в этой битве своими умениями впечатлил.
   -Все думаешь, что я Хеле служу?
   -Кхе-хе-хе, - захихикал тот, - ты сколько душ сегодня к ней переправил?
   -Немало. - Признал я справедливость его веселья. - Но все-таки?
   -Фер Ворон Гарм, твои опасения напрасны, - ладонь резко оборвавшего смех Аделя хлопнула меня по наручу - ни для кого не будет секретом, что молитвы "Госпоже Мертвых" обращают не одни только безумные убийцы, но и великое множество достойных благородных господ. Вон среди судейских много кто "Справедливейшей" служит.
   -Везет мне на образованных людей. - Устало хмыкнул я, искренне пожалев, что когда-то сумничал, меняя себе псевдоним. Со старым, которым пользовался на безвременно затонувшей бригантине, жить было бы определенно проще.
   -Кто-то успел проникнуть в тайну твоего имени? - Удивился Адель.
   -Угу. Женщина одна.
   -А-а..., - ан Бекхарден догадался о ком идет речь и утвердительно кивнул. - Поэтому тебя убить попытались?
   Я удивленно поднял бровь. Тот успокаивающе развел руками:
   -Если это конечно не секрет.
   -Не секрет. Не знаю, почему он напал. Спросить было не с руки.
   -Понимаю тебя, - задумался тот, - впрочем, альв и силу твоей покровительницы мог почуять.
   -Ты лучше мне скажи, кто это у вас в роте такой начитанный, - решил я осторожно перехватить инициативу в разговоре. Еще пару дней назад братья ан Бекхардены определенно не задумывались об озвученном варианте расшифровки моих установочных данных.
   -Есть у нас один рейтар из Каллеройских студиозусов. Птицей к ан Раггеру прилетел, как имя услышал, - не стал темнить снова скрививший губы в ухмылке ан Бекхарден.
   -Никогда образованщину не любил. Один только вред от этих засранцев.
   -Как я с тобой согласен! - Согласно закивал Адель, ещё раз усмехаясь.
   -Что у тебя с братишкой? - Решил я окончательно увести разговор в сторону.
   -Скверно. Нога, грудь и голова разбита.
   -Плохо. Если будет становиться худо, дай знать. Есть у меня кое-какие полезные лекарства в заначке. Поделюсь. Может быть, и помогут.
   Блестяще выигравший сражение Аскель ан Бекхарден под конец битвы излишне увлекся и в ходе преследования находившихся на грани беспорядочного бегства альвов попал под конную контратаку. Блокирующая рощу сотня альвов прикрыла отход товарищей. Спасти имеющимися в аптечке антибиотиками жизнь этому, несомненно, очень полезному человеку было совсем не лишним. Братья для поддержания с ними близких, взаимовыгодных и по возможности даже дружеских отношений выглядели довольно перспективно. В принципе и Рендел тоже, но в отличие от Бекхарденов он мне не приглянулся как человек. Подавал очень серьезные подозрения, что при всем своем внешнем блеске и лоске, внутри этот тип был избыточно грязноват даже для нашей насквозь пропитанной дерьмом и кровью профессии. Это как профессионал он был хорош, да и трусом тоже не был, заполучив в сегодняшнем бою легкое ранение в правую руку. Синяками обошлись только мы с Аделем.
   -Обязательно обращусь, - с благодарностью склонил голову сидевший рядом со мной наемник.
   -Может быть, хотите вина, фер Вран? - В очередной раз не получивший ни единой царапины Нейл Даннер держал на руках поднос с парой кружек, тарелкой с наворованными где-то яблоками и приличных размеров бутылью с красным вином из захваченных в Дресе запасов. Я поощрительно кивнул, парень оказался достаточно сообразителен, не только чтоб вскрыть НЗ, но для правильной сервировки.
   -Не хотите ли ополоснуться, мой господин? - Прихрамывающий после боя слуга и оруженосец Йон Гленни появился вслед за пажом с куском мыла и полным мехом воды в руках.
   -Умыться и немного хорошего вина нам с тобой фер Адель, сейчас точно не помешают, - кивнул я на поднос. - Дела можно ненадолго отложить, до темноты нам времени хватит.
   -Не откажусь, - с силой провел ладонями по лицу ан Бекхарден.
   Вот и замечательно. Братья люди конечно сложные, но даже самый длинный путь всегда начинается с одного шага.
  

* * *

  
   Несмотря на то, что проигравшее сражение поместное ополчение "исчезло за горизонтом" давать врагу возможность к реваншу мы не собирались. Переход границы по-прежнему планировался на ночь. В конце-концов не обобрать трупы на оставшемся за нами поле боя было бы грешно.
   Несмотря на тяжелые потери, хотя может быть и благодаря ним, добыча оказалась очень богатой. Невезучие "людские" хоругви и так-то несшие на себе основную тяжесть боя еще и оказались на острие решившего исход сражения контратаки, так что были разнесены вдребезги и добиты при беспорядочном бегстве. Вырезали их трети на две, не меньше. Пленных не брали. Аскель загодя запретил брать в плен кого бы то ни было под страхом смерти, и мы с ан Риафом без колебаний продублировали приказ. Не подчиниться никто не рискнул.
   По итогам этого "победоносного" похода в выставивших разгромленные хоругви марках должно было пролиться немало слез. Ну и на какое-то время стать немного спокойнее заодно - оспаривать у законных наследников семейное имущество, травить, убивать, предавать и подставлять родственников в настоящий момент там в принципе стало некому. Не сказал бы, что проявленное обхаживаемыми мной капитанами "Черной розы" благородство тут было чем-то исключительным, однако говнище обычно куда более бросается в глаза, нежели права на лён оставленные младшему брату из-за нежелания спорить кто из близнецов родился на пять минут раньше, да и выживать подлецам, как правило, куда проще. По сути единственное, что тут ограничивает внутриродовую вражду - это постоянные вооруженные конфликты и острое политическое соперничество. При постоянно висящем над головой топоре полного истребления даже совершенно не знающие моральных тормозов люди немного подумают, стоит ли лишний раз уменьшать поголовье родни. Пусть даже стоящей между тобой и необходимым тебе креслом.
   Альвы в бою тоже пострадали не слабо, однако отделались гораздо легче чем нам бы того хотелось. Несмотря на то, что альвийское формирование также было ополченческой хоругвью, а не тагмой профессиональных солдат, что состоящие в ней бессмертные таны, что их смертные кнехты продемонстрировали сравнительно с людьми не в пример лучшую боеспособность. И дело было не столько даже в их боевых навыках, сколько в уровне взаимодействия и дисциплины. В отличие от "людских" формирований остроухих мы так и не сумели обратить в бегство. Пусть и весьма быстро, но отступали они без паники и даже спиной вперед. Причем к чести пронизанных чувством расового превосходства альвийских танов, я не заметил, чтобы кто-то равнодушно бросал нам своих кнехтов на мясо. Напротив, были даже примеры обратного. Так благодаря недобитому кнехту закрывшего своим телом бросившегося его выручать господина, один из попавших под мой двуручник альвов сумел прожить на целых три взмаха цвайхандера дольше.
   В роте после сражения дела обстояли не лучшим образом. Мой хороший приятель, первый лейтенант "Вепрей Бир-Эйдина" Боудел Хоран пропустил в грудь копейный удар и боролся за свою жизнь. Ротный фельдфебель - Ларт Эйдер, которому рубанули мечом по шлему, подрубили бедро и дважды пырнули в спину в довесок, весь перемотанный бинтами лежал рядом с ним. Оказалась убита или тяжело ранена половина капралов, знаменную группу прорвавшиеся к ней альвы вообще вырубили целиком - нашли живым только одного профос-знаменосца из четверых. Попутно досталось ротным "музыкантам", раненым, охранявшим их нестроевым и даже пленным, парочку которых нападавшие по запарке прикончили, с ходу, не разобравшись кто попал в руки. Жизнь Лойха ан Феллема, к слову сказать, спасли именно нестроевые. Скооперировавшегося между собой слуги в этом бою показали себя не хуже полноценных солдат, заняв круговую оборону и продержавшись до подхода помощи.
   В итоге из "верхнего эшелона власти" роты носиться по роще и отдавать людям приказы после боя имели возможность только два человека - я и квартирмейстер. Который, нахватавшись за годы службы знаний по военно-полевой медицине, на самом деле был вне игры - оказывал многочисленным раненым медицинскую помощь, вместе с имеющими полставки санинструкторов плотником и кузнецом. Причем кузнец сам был ранен. И ладно еще, что периодически выплевывающий в кашле легкие Лойх оказывал мне помощь
   Тем ни менее, все это в одну прекрасную минуту закончилось и я, наконец-то упав на огромную груду наваленного в моей повозке барахла устало закрыл глаза, не обращая никакого внимания на пропитывающий все вокруг дух дерьма и крови. К маршу все было подготовлено, даже кони в повозки - и те запряжены. Теперь я имел полное право спокойно отдохнуть.
   Портили усталую негу израсходовавшего за день почти все силы человека одни только тяжелые мысли. После нескольких подряд эпизодов по-настоящему жесткой резни, в центре которых я побывал, на передний план волей-неволей вылезал вопрос - зачем мне это надо и не стоит ли поискать более безопасную профессию.
  

Глава III

  
   Как собственно всеми и ожидалось, никакой попытки реванша в ходе ночного марша не последовало. В принципе, то, что последний из супостатских дозоров исчез из поля зрения наших наблюдателей самое меньшее часа за два до темноты, на самом деле особого значения не имело - чтобы играть с погаными в трех богатырей, совсем не обязательно иметь под собой лошадь. В данном случае для определения фактора риска имело смысл оценивать исключительно уровень потерь разгромленных нами хоругвей. Какими бы инвалидами мы не были, враги пострадали куда серьезнее и предполагать, что какой-то отмороженный тан всё-таки решит собрать отряд мстителей, чтобы пощипать в ночи зазевавшихся людишек, наверное, мог только я один. Да и то мысленно.
   Убивать наработанный в боях авторитет озвучиванием идиотских с точки зрения окружающих предположений было, как ни крути глупо. Владельцы боевых коней обычно любят галоп в ночи не больше чем танки атаки по болотам, причем шансы утонуть у экипажей последних я бы оценил заметно меньшими, чем для всадника упасть и свернуть шею. Почему мы собственно так легко людей покойного мужа Айлин при нападении на пункт временной дислокации "Вепрей" и вырезали.
   Рыцарь, атакующий пехоту на скорости примерно так тридцать-сорок километров в час и рыцарь, пытающийся ее потоптать на трех-пяти, а то и вообще гарцуя на месте, это радикально разные рыцари. За размерами и массой рыцарских дестриэ в Аэроне не гнались, используя селекцию и биотехнологии для культивирования пород боевых лошадей скорее арабского, чем европейского типа, однако шестьсот килограмм коня и сто пятьдесят во всаднике, седле и доспехах даже на двадцати километрах в час становились, скажем, так, крайне неприятны для пехотинца. Хотя бы из-за своей инерции. То, что масса Renault "Logan" совсем немногим больше обвешанного сталью конного рыцаря, я в былые времена сумел осознать далеко не сразу. Теперь же, как говориться изведал и подтвердил все эти теоретизирования на себе.
   В общем, так как уходили мы полями, поставить повозки в две линии, а солдатню меж ними было несложно. Боеспособного люда в роте в очередной раз осталось с гулькин нос. Если бы не тот самый прорыв альвов, мы с Лойхом сейчас, наверное, и не знали бы, куда нам девать свежепоявившихся раненых. Даже с учетом того, что в ходе боя у нас не была убита ни одна лошадь, ибо атакующие самоуверенно берегли будущую добычу, имуществом, трофеями и не могущими нормально передвигаться бойцами был забит чуть ли не каждый сантиметр.
   На марше, как образцовый отец командир, я шел впереди роты на своих двоих. Что основной причиной подобной близости к личному составу стало желание поберечь моего "Барона" получившего в ходе боя случайной стрелой легкое ранение в круп, людям сообщать не следовало. В этой жизни далеко не везде требуется откровенность.
   -К землям старого ан Варена или к Левентам роту ведете, капитан?
   Я покосился на пристроившегося солдата. Если меня не подводил мой склероз, толи капрала, толи одного из бывших дупликариев "Кельмской рыси". Озвученного на присяге имени я не запомнил, но в бою на себя мое внимание у него пару раз обратить получилось. Парень, на мой взгляд, слишком умело для рядового наемника обращался с весьма недешевым "профессиональным" колюще-рубящим копьем. При наличии такого желания, после присяги "родное" оружие нанявшимся к "Вепрям" пленным я разрешил поискать.
   -Я не капитан. Я исполняю его обязанности. Настоящего капитана этой роты ты знаешь.
   -Виноват, Ваша Милость! - Спокойно кивнул тот.
   -А виноватых обычно бьют. Чего хотел, солдат?
   -Я жил в этих местах, фер Вран. О чем, - парень замялся, не зная, что правильно будет сказать, - вам и говорю. Если будет нужно что-то разнюхать, располагайте мною, Ваша Милость.
   Ну, ни хрена себе! Да у нас появился доброволец!
   -Подозрительный какой-то энтузиазм, - засомневался я, краем глаза отслеживая реакцию собеседника. Насколько конечно позволяла наступившая темнота. Нейл Даннер хихикнул за спиной.
   -Если служить, то служить надо хорошо. - Позволил себе поднять уголки губ в холодной усмешке солдатик, прекрасно меня поняв. - Вам и роте в эти дни непросто.
   -Сделаем так. В лицо я тебя запомнил, в бою тоже не пропустил, а вот как зовут, в памяти не отложилось. Прежде чем вести, о чем-либо разговор, давай ты сначала представишься.
   -Ролан Хёук меня зовут, фер Вран. Капрал в "Кельмской рыси", а теперь, стало быть, дупликарий у вас.
   -Странно. Я было подумал, что у тебя приставка перед фамилией есть. Из купцов родом? - Закинул я парню пробный шар, внимательно его рассматривая. Невысокого роста, основательный такой, несуетливый парень около двадцати пяти лет с безэмоциональной речью и что запало мне в память на присяге холодными как замерзшее болото темными глазами. До поднимающего из генетической памяти воспоминания об аллозаврах взгляда "Михалыча" - моего в некотором роде приятеля по Монтелигере старшего прапорщика Блохина ему, конечно же, было далеко, но тот в конце-концов этому молодому человеку в отцы годится. Какие его годы.
   -Увы, фер Вран, - немного подумав, что лучше ответить, все-таки решил понять, что меня в действительности интересует солдат, - я бастард. Меня как Хёука признали, а как ан Майнекена уже нет.
   -Причина?
   -Отец женился на благородной и трое, стало быть, моих братьев у них народились.
   -Неблагородный унаследовал фьеф? - Удивился я.
   -Отец в легионе центурионом тогда служил, - отрицательно покачал тот головой.
   -Тогда понятно, - кивнул я. - Императорский лен он выходит позже получил, и ты в родовом гнезде оказался лишним?
   Парень кивнул.
   -Так и есть, Ваша Милость.
   -Отец так и вышел центурионом или выше дослужился?
   -Центурион. Двадцать шесть лет службы.
   -И вырос ты, я так понимаю при лагере? - Предположение кем была мать собеседника прямо напрашивалось, но озвучивать его не стоило. Проститутка и в этом мире не самая почтенная профессия, а "сын шлюхи" точно такое же оскорбление, как и на Земле.
   -Так и есть, Ваша Милость.
   -И вот теперь ты вернулся в ставшие родными места. Однако в этом случае возникает вопрос - для чего предлагаешь роте свои услуги? Надеешься, чем-то меня прельстить, чтобы "Вепри" с фьефом твоего отца свели знакомство?
   В Империи с социальными отношениями было конечно жестко, но парень вызывать к себе симпатию стремительно переставал. Папаша-центурион его как минимум воспитал, да и оружием Ролан владел отменно. А это очень много времени на стоящие немалых денег тренировки, как ни крути.
   -Вы неправильно меня поняли, фер Вран. - С достоинством покачал головой солдат, не в такт стукнув подтоком копья в землю. - Копье подарок отца. Меж нас нет ненависти. Не держу зла ни на отца, ни на братьев, ни даже к их матери. Мои братья рождены в браке, а я сын лагерной шлюхи, которому не дали сдохнуть в канаве, после того как ее зарезали. Благодарю отца и за это.
   -Вот как? - Удовлетворился я объяснением. - Тогда вопрос закрыт. Если с отцом у вас все прекрасно, в принципе можем и навестить. Времени наверняка будет достаточно. Если он мне приглянется и найдем общий язык, даже встать на постой у него можно будет. Чтобы ан Сагану через границу глаза не мозолить. Фьеф, я надеюсь неподалеку?
   -Пару часов езды.
   -Это хорошо. - Довольно кивнул я. - Однако можно отложить на потом. Сейчас назревает другой вопрос, кто такой "старый ан Варен", что ты о нем знаешь и почему так легко касательно него фамильярничаешь?
   Было видно, что парень к вопросу подготовился заранее:
   -Отставной трибун фрументоров Второго Дантримского, фер Вран. Я в лагере этого легиона вырос.
   Опа-на! Интересное совпадение.
   -Фрументоры это же разведывательная служба в войсках?
   -Не только, - отрицательно покачал головой Ролан, - они как Тайная Стража у Императора. Только у Его Императорского Высочества кронпринца Рейвена при легионах.
   Военная разведка и контрразведка в одном флаконе, понятно. Этот нюанс в учебном центре я немного упустил. Увлекся мыслями о подозрительном сходстве терминологии с римскими фрументариями, наверное. Опцион здешних легионов, без особых сомнений именно римский термин и совершенно неважно, что в Аэроне его значение трансформировалось в десятника, при изначальном "заместителе командира взвода" римской центурии. В конце-концов, здешняя центурия -- это аналог не её, а манипулы. В ней минимум сто двадцать харь, а не от тридцати до восьмидесяти как в Риме.
   -И как долго старичок в легионе трибуном пробыл?
   -За лет пять, Ваша Милость, могу сказать, дальше не помню. Я мал еще тогда был.
   -И как они с твоим стариком императорские фьефы рядом получили? Дружат, наверное?
   Парень пожал плечами:
   -Так тех, кто с легионов в отставку выходит в провинциях всегда рядом селят. - Тут дупликарий задумался и уточнил. - Если сами по-другому не захотят. С родителем моим отношения с фера Редвина дружбой не назову, но и не враждовали. Вряд-ли ныне что-то изменилось.
   -Интересно, - задумался я. - А старых легионеров, кто захотел во внутренних провинциях осесть, ваши отставники с собой не натащили?
   -Так и есть, Ваша Милость. - Подтвердил предположение Хёук. - Одному на свою землю приходить глупость. Одиночку каждый обидеть сможет.
   -А у владельца поместья мало того, что под рукой оказываются старые солдаты способные сделать из деревенской посохи войско, так эти солдаты еще и при деньгах, которые в арендованную землю вкладывают.
   -Так и есть, фер Вран. Только не солдаты, а легионеры. - Поправил меня по терминологии боец.
   -Да ты что-о-о? - Немного играя перед публикой, удивился я. Молодой человек вёл себя излишне уверенно, не лишним было его одернуть.
   Подслушивающие наш разговор солдатики загоготали.
   Парень извиняться или как-то по-другому словесно править ситуацию не стал. Я немного подержал его в подвешенном состоянии и поспешил опередить вопросом, подгадав момент, когда он всё-таки решится заговорить:
   -Рассказывай про фера Редвина. Все что о нем знаешь и там, и здесь. Вплоть до грязных слушков.
   -А прямо сейчас вам удобно будет? - С намеком огляделся по сторонам Ролан, показывая, сколько вокруг нас шевелит ногами совершенно лишних ушей.
   -Опрашивать тебя надо было вчера. - Усмехнулся я. - Но в сторонку мы конечно отойдем. А кое-кто из хихикающих за спиной молодых людей в это время внимательно проследит, чтобы никто нас не подслушивал.
  

* * *

   Если быть честным, особой пользы от инсайдов Хёука я не увидел. Что болтающийся в легионном лагере внебрачный сын одного из центурионов, что его папаша в принципе не могли владеть особо значимой информацией касательно офицерского состава "особистов" соединения, что тут можно говорить об их начальнике. Это значило что составленный по словам парня психологический портрет нашего будущего знакомого не мог быть достаточно достоверен. Всё им сказанное отходило в графу "информация к сведению", не более. "Шельма", хороший человек" или тот же "подонок" -- это не характеристика. Тем более что ушел Ролан в "свободное плавание" шесть лет назад и хотя пару раз в год обменивался с отцом письмами, текущей обстановкой в окрестностях его земель конечно же не владел.
   Последнее он с рассветом подтвердил и сам, попавшись мне на глаза как раз в тот момент, когда с удивлением лупился на каменные стены самого настоящего замка, примерно в километре от которого, мы встали на стоянку. Из расположенного тут крошечного колка истекал ручеек, так что гражданская власть предусмотрительно убрала незваных гостей подальше от гостеприимного населения.
   На границе нас понятно никто не встречал, владетеля фьефа и замка Варен беспокоить посреди ночи, тоже было бы невежливо, а вот поднять на ноги кряжистого деревенского старосту, дабы он указал нам местечко, где есть вода и роты ничего ценного не потопчут, было в самый раз. В конце-концов подобного рода форс-мажоры по размещению на постой всякого рода вооруженной сволочи, были его работой. Причем он нашего появления вполне даже ожидал, также как, впрочем, и замковая стража, которая не только металась по стенам с факелами, но и отправила разведгруппу нас отслеживать. Лазутчики охранением были быстро обнаружены, но по понятным причинам никаких мер к ним принято не было.
   Сложенный из явно добываемого где-то поблизости дикого камня и окруженный не демонтированным палисадом трехбашенный замок большим не был и выглядел как-то бюджетно - стены меж башен метров по сорок, крупный четырехугольный донжон с полощущимся на ветру наверху стягом и две башни поменьше, одна из которых воротная. Однако, чтобы рядовой рыцарь из армейских отставников смог построить крепость всего лишь за семь лет владения поместьем, он должен был иметь как недюжинную деловую хватку, так и весьма приличный запас кэша в загашнике. Я, конечно, недостаточно хорошо представлял порядок цен, но, если прикинуть одни только объемы доставки камня и играющей роль цемента извести, со своих арендаторов за все эти годы фер Редвин ан Варен и половины суммы снять не мог.
   - А скажи-ка мне, фенн Ролан. В этих местах крестьян много жило, когда ваши отставники во владения повступали?
   - Не слишком. Его Императорское Величество дарует своих верных слуг землями, дабы они всячески преумножали даруемые ими блага, Ваша Милость. - Дипломатично ответил тот.
   На нечеткость ответа отец-командир гневаться не стал.
   -Короче говоря, наш Бо... Отец-Император, да будет его правление вечным, своим верным слугам поместья на бросовых землях раздает. Чтобы как поднимут капитализацию, государству было чего слупить.
   А... - Слова капитализация Хеук, конечно же, не знал, но что я имел в виду, сообразил по контексту. -Да, так и есть, Ваша Милость. Выморочный фьеф с легиона тяжело получить. Только через взятки, а с ними не ко всякому подойдешь.
   -Ну, это и без слов понятно. Таких вкусняшек и для своих мало.
   В принципе я бы так тоже земли в империи осваивал. Нарезал свежеиспеченным дворянам во владения куски лесов и болот вперемежку с поросшими бурьяном пустырями, освободил бы на пять-десять лет от налогов (не личных податей, ни в коем случае - это же благородные люди), повесил над головой угрозу от могущих заскочить на огонек соседей и спокойно ждал, как они будут крутиться. Причем тех владетелей, кто в процессе подъема экономики поместья двинет кони, власти по определению будет не жалко - выморочный фьеф в любом случае вырастет в цене. Исходя из последнего, я бы предположил, что остаться без денег для новоиспеченного дворянина тут все равно, что подохнуть. Он в этом случае никому не нужен.
   Прямая присяга императору означает, что нагло присоединить лён покойного имперского рыцаря к землям убившего его аристократа не получится, - полные права владения землей остаются у императора, рыцарю, точнее вновь образованному благородному роду поместье дано всего лишь в наследственное пользование, так что возможности соседей прибрать его к рукам серьезно ограничивают законы. Как собственно для прямого вассала и положено. Однако, если я правильно понимаю жизнь, закон никак не защищает покойников и на вторичной раздаче таких уже частично освоенных выморочных поместий сидя на нужном месте можно озолотиться - а государству всё равно будет сплошная выгода.
   Тут оставалось только хмыкнуть и сделать в памяти отметку поинтересоваться, можно ли благородному рыцарю банально купить у государства если не права на имперский лён, то отошедшее в казну поместье пресекшегося рода. С фьефами старых, разросшихся благородных фамилий такое, конечно, не прокатит, в младших родовых линиях по любому найдется наследник, а в тех редких случаях, когда его нет, деньги сами по себе не помогут, однако после покойных свежеиспеченных дворян, не обросших еще благородными родственниками вполне можно и поискать выгодные варианты.
   -Совсем забыл вчера тебя спросить. - Облизнувшись на находившийся перед глазами вариант, я обратил мысли к крепости и попытался поднять в памяти, озвучивались ли нам в ходе обучения среднестатистические размеры феода благородного господина Аэронской Империи. - Поместья-то легионным отставникам одинаковые дают?
   -Нет, фер Вран, - растянул губы в вежливой улыбке дупликарий. - Фер Редвин трибун, его много землей наделили. Больше чем у моего старика. Хоть он по ней тоже не бедствует. Кто меньше него прослужил, у тех и земли меньше будет.
   -И это правильно, - одобрил я. - Вот что значит продуманная государственная политика! Но ты мне в цифрах размеры назови.
   Парень задумался, снова дав время оценить этого лезущего ко мне без мыла в задницу солдата. Как бы молодой человек не старался показать себя полезным, что-то в Ролане Хёуке настораживало. И сильно. Даже без учета его крокодильего взгляда, который так неуклюже пытался прятать.
   -Фьеф родителя моего немного менее восьмиста моргов. Это...
   -Я представляю сколько, - оборвал я его, махнув рукой, чтобы продолжал. Аэронский морг грубо можно было приравнять к 0,6 гектара, он представлял собой примерную площадь земли, вспахиваемую пахарем за день. Папаша собеседника владел поместьем площадью около пяти квадратных километров.
   -Феру Редвину земли нарезали, наверное, вдвое.
   Ладно, пусть будет десять. Богатенький будет буратино по местным меркам, когда поместье окончательно освоит. Сравнительно быстро должен вложения в безопасность вернуть. Если конечно рабочих рук будет достаточно. Я перевел взгляд на призамковую деревеньку и лениво прикинул количество дворов. Располагалась она на склоне холма, это было нетрудно.
   -В деревне три десятка семей. А хутора где-то не прячутся?
   Хёук покачал головой:
   -Не подскажу. Не знаю, фер Вран, не знаю. В этих местах опасно. Пуща неподалеку, жить на хуторе это одно что фратрию к себе пригласить.
   Я почесал щёку и обратил взгляд на северо-запад, к хорошо видной в том направлении полосе лесного массива.
   -А лес чей?
   -Государевы земли, - пожал плечами тот. - Эдернская пуща.
   Озвучивать что государственное, или в данном случае императорское значит ничье, я не стал. Как, впрочем, и задавать идиотские вопросы, промышляет ли в этом лесу честной народ вместе с благородными господами. Может быть, их, конечно, там кто-то и гоняет, но я бы не усердствовал. Люди - это что овечки на английских пастбищах во времена проклятого Карлом Марксом и советскими историками огораживания. Дай им волю, все под ногами если не сожрут, то потопчут, ни единой травинки не оставив. Даже с учетом весьма мягкой в этих местах зимы, дров на замковых постояльцев и деревеньку на три десятка дворов требуется немало. Кроме того, биомасса с фьефа пойдет не только на постройки, отопление и приготовление пищи, но и на расчистку земли - тракторов тут не придумали, корчевать пни проблемно, так что выжигать их самый простой выход. Итогом полного освоения поместья неизбежно станет переход на использование находящихся по соседству "ничейных" биоресурсов, читай та же расчистка земли... под еще один будущий фьеф имперского рыцаря.
   Очень сомневаюсь, что среднестатистический пожилой отставник, будучи в здравом уме согласится получить пять квадратных километров тайги и буреломов, где хлеба разве что на паре-тройке полян посеять можно. А так, несколько лет - и на незаконных вырубках появляется еще один сосед, который селит тут еще несколько десятков семей, каждой из которых тоже каждый день нужны дрова. С пригодной к обработке землей в Аэронской Империи в конце-концов дела обстоят похуже чем в средневековой Европе, тут до использования в металлургии каменного угля додумались многие сотни лет тому назад. Последнее как позволило избежать повсеместного сведения лесов на древесный уголь, так и осложнило освоение новых пажитей.
   Но это все лирика и догадки, не имеющие в настоящий момент никакого значения. Сейчас нам нужно было обустроить временный лагерь, как следует укрепить его, чтобы не спровоцировать обиженного поражением соседа на внезапный налет и уважить владельца фьефа, договорившись с ним о постое и размещении раненых. Помешать нам расположиться на своих землях фер Редвин ан Варен, конечно-же не мог, но чтобы не наживать если не врага, то недоброжелателя правила приличия требовали у хозяина отметится. Благо настаивать покинуть земли с его стороны было глупо - у рот было много денег и весьма ликвидных в провинциальном поместье трофеев, могущих здорово оживить развивающуюся экономику. Свалить в туман и не мозолить ан Сагану глаза больше требовалось нам самим, однако, когда я в свое время высказал капитанам данную мысль, то оказался в меньшинстве. Вышло так, что братья ан Бекхардены с фером Редвином шапочно знали друг-друга, а Рендел ан Риаф помнил его, когда тот был центурионом и интриговал прекрасными взаимоотношениями с большим потенциалом контактов. Возразить подобной аргументации, конечно же, было нечем, так что я сразу увял.
  

* * *

   Опередивший капитанский визит экс трибун фрументоров II-го Дантримского легиона фер Редвин ан Варен, выглядел еще большей шельмой, чем можно было предположить с чужих слов. Этакий зажиревший за письменным столом при окучивании лохов мошенник типажа ролей Денни де Вито, блистающий оскалом широкой "американской" улыбки и перстнями на пальцах. Притом, что несмотря на возраст кусалки у него были отличными и вовсе непохожими на фарфор.
   С ан Риафом они до поцелуев в уста разве что немного не дошли:
   -Рендел, мой друг! Предупреждаю, не прибедняйся! Вижу, что дела идут хорошо! Выглядишь ещё моложе, чем при нашей первой встрече!
   -Фер Редвин! - Не менее лучезарно улыбался тот. - Ты тоже неплох! Замок как я смотрю успел построить!
   -Хозяйствую понемногу, - дружески приобнял ан Риафа гость, похлопав его по спине и блеснув в мою сторону волчьим взглядом. - Подскажи старику, этот благородный господин случайно не тот самый фер Вран ден Гарм?
   -Уже успел стать известным? - Вежливо кивнул я, подтверждая предположение.
   -Последние дни, о вас фер Вран, все только и говорят, - все так же широко заулыбался тот, между делом изучающее меня рассматривая. - Слухи летят как ветер.
   -Надеюсь только хорошие?
   -О-о-о-о! Для кого как! Кое-кто успел предположить в вас Владыку Битв!
   И Рендел ан Риаф и как раз к данной фразе подошедший к гостям Адель ан Бекхардены загоготали как жеребцы. Второй даже немного всхрапнул. Сам я тоже не удержал ухмылки.
   -Я, наверное, сказал, что-то очень смешное? - Улыбочка нашего гостя немного поблёкла.
   -Не обижайся, дружище, - ответно похлопал его по спине капитан "Юдонских волков", - но очень. Любой расхохочется, кто фера Врана хорошо знает.
   -А вы значит знаете?
   Оба капитана снова загоготали, и Рендел загадочно дернул вверх бровками:
   -Достаточно, чтобы это говорить.
   Ан Варена сие убедило и, подождав, будут ли еще разъяснения старик перешел к веселому разговору ни о чем. В ходе ни к чему не обязывающей трепотни комсостав всех трех рот как-то незаметно для меня очутился за накрытым достарханом, в кратчайшие сроки залил шары вином, начал рассказывать о совершенных подвигах и дело, разумеется, кончилось предложением продолжить гулянку в более удобном месте - за каменными стенами, где не дует Народ конечно же встретил такое предложение на ура.
   Оказавшийся слабым на спиртное старикан по мере повышения процента алкоголя в крови все более и более громко хохотал, сыпал шутками и высказывал недовольство минимализмом окружающей нас обстановки. Учитывая, что потеря разума на связность речи особого влияния не оказывала, гость наш был очень убедителен. В апогее дошло даже до хвастовства молодой женой и обещаний познакомить с супругой.
   -Ты не поверишь, мой друг. - Обняв ан Риафа слюняво вещал он. - На старости лет красоту отхватил, по молодости не всякий сможет за себя взять.
   -И сколько лет? - Не менее чем фер Редвин захмелевший Рендел с интересом пучил стеклянные глазки на старого друга.
   Тот склонился к его плечу и шепотом слышным "в каждом углу" шатра брякнул:
   -Двадцать пять!
   -О-о-у-у! - Толи завистливо, толи сочувственно загудели присутствующие. Сидевший рядом со мной Лойх ан Феллем мотнул головой в сторону старого дурака и возвел очи горе. Я согласно кивнул.
   -Считаю, что самый лучший возраст! Если в том самом деле не оплошать! - Как и положено настоящему другу одобрив выбор, отразил одолевавшие окружающих мысли ан Риаф, помогая себе неприличным жестом и скабрезной ухмылкой.
   Похабную ухмылочку ему, тем ни менее, самодовольно вернули:
   -Фер Рендел, не оскорбляй! Ты меня знаешь! Ни одна женщина ещё снизу не жаловалась!
   Все присутствующие, да и я в том числе, поддержали это заявление одобрительным свистом и возгласами. Хотя вряд ли ему даже по-пьяни кто-то сильно поверил. Также как, впрочем, он и себе сам.
   -Ибо когда у опытного мужчины нет нужной уверенности, ему следует вовремя позаботиться о нужных травках!!!
   Как взрыв хохота не завалил наш шатер, было одному богу известно. Короче говоря, через некоторое время все начали собираться в замок продолжить пьянку и, конечно же, свести знакомство с заинтриговавшей всех присутствующих супругой старого пердуна. Энтузиазма боевых товарищей не разделяли разве что мы с Лойхом.
   -Ты в замок едешь?
   -Нет. - Отрицательно покачал головой тот. - И без этого много выпил.
   -Фер Вран, а ты чего стоишь? - Адель, несмотря на всё им выхлебанное, разума в процессе распития спиртных напитков не потерял, однако идея проверить, действительно ли супруга фера Редвина полна столь многочисленных достоинств как тот говорил, коллегу без сомнения захватила. Похвалялся женой счастливый пожилой муж гораздо более, чем ему следовало.
   -Мы с капитаном с вами не едем.
   -Не понял?
   -В лагере хотя бы кому-то из нас надо остаться. Фер Лойх еле ходит, а кроме него у нас в роте никого из комитов нет, один квартирмейстер на ногах. Так что я с вами тоже не поеду.
   -Да ладно, Вран!
   -Вы, делайте что хотите, но по одному лейтенанту у себя тоже оставьте. Подсказать, чем дело кончится, если альвы появятся?
   Адель задумался и в подслушанную беседу вклинился пьяный владелец фьефа:
   -Фер Вран, не будьте таким серьезным! Вы много себя лишаете! Поверьте, моему опыту, нет у них сил на ещё одну битву!
   -Не имеет никакого значения. Порядок есть порядок! - Обрезал я, пресекая попытки общественности поддержать этого алкаша.
   - Один из капитанов должен остаться в любом случае. В ваших ротах, - тут я обвел капитанов "Юдонских волков" и "Черной розы" суровым взглядом, - тоже по лейтенанту требуется оставить. Когда будет ответственный, тогда остальные пусть что хотят то и делают. Я сказал.
   -А что это ты тут по моей роте раскомандовался? - Наехал на меня ан Риаф, залитый вином, куда там ан Бекхардену.
   Конфликт в моих планах не значился.
   -Я? Командую в твоей роте? Я говорю, как следует сделать правильно. Ты - делай как тебе угодно. Твоя рота.
   -Мне угодно продолжать праздник! - Выкатила вперед челюсть потерявшая разум пьянь, с вызовом на меня вытаращившись.
   -Не буду мешать, - пожал плечами я и отвернулся. Спорить тут было бессмысленно, все дороги вели к конфликту и чьей-то смерти.
   А вот на ан Бекхардена совет подействовал и через пяток минут он меня нашел.
   -С тобой остается наш колдун.
   -Атти?
   -Он самый. Если что-то пойдет не так, смело принимай общее командование. Раггер с фельдфебелем по всему что от них требуется предупреждены.
   Пожилой бородач, фельдфебель "Черной розы" сопровождавший своего капитана, вежливо склонил голову. Я, не чинясь, кивком ответил на приветствие, и мы с Аделем пожали друг другу руки.
   -Хорошо тебе отдохнуть...
   -Весьма на это надеюсь!
   -Тогда на вино после знакомства с молодой супругой фера Редвина не налегай. - Не удержавшись, цинично подмигнул я.
   Адель оценил шутку и уже сам, широко улыбаясь, сжал мне запястье:
   -Пожалуй, что последую твоему совету, друг мой!
   -Давай, давай.
   Отношение с братьями определенно налаживались.
  

* * *

   Шастать по расположению, дышать винищем на людей и раздавать пьяные указания я, конечно же, не стал. Квартирмейстер и уцелевшие капралы знали свое дело, а задачи младшему командному составу рот мы с самого рассвета довели. Короче говоря, проводив взглядом гогочущую компанию, я почесал пузяку и вместе в Лойхом двинул отсыпаться по фургонам. Наблюдатели и охранение вокруг лагеря были выставлены, так что в случае форс-мажора нас всегда бы успели разбудить. Ну и как проспимся, проблемы, требующие командирского решения, как раз бы и назрели. Однако, как следует выспаться, мне было не суждено.
   -Фер Вран!!! - Орал и тряс меня за ногу не слуга и даже ни солдат из наряда по роте, а сам квартирмейстер.
   Остатки опьянения еще не сошли, а вот сон слетел мигом.
   -Докладывай!
   -Здешние вилланы уходят в замок, в воротах стоит стража!
   -С чего решил?
   -И скот с имуществом с собой тянут!
   -Б...ть! - Подскочил я. - Давно?
   -Не знаю. Дозор "Черной розы" только что из деревни. Среди черноногих много кто в доспехах и с оружием, опцион малым числом не полез.
   -Б...ть! Ах ты тварь, какая! Поднимай тревогу, роту в ру.... Приготовиться к бою!
   Койер утвердительно кивнул:
   -Уже поднял.
   -Отлично, фенн Лодан. "Роза" и "Волки"?
   -Тоже забегали. Прямо кипят. - Впрочем, это я уже видел и сам.
   -Отправь посыльного к магу "Черной розы" он там за командира, пригласи ко мне. Кто у "Волков" старшим остался? Фельдфебель? Тоже его сюда.
   -Сделаем, фер Вран.
   -Занимайся, я пока остаюсь здесь.
   Койер кивнул и отправился выполнять приказ, а я тем временем поймал взглядом оруженосца:
   -Йон, два ведра воды мне. Срочно. И чем холоднее, тем лучше... - Гленни метнулся выполнять приказ, и я переключился на ездового. - Дай, вместе с малышом седлаете коня. Немедленно.
   -Приступаю, Ваша Милость...
   -Давай!
   День обещал быть очень тяжелым и весьма возможно кровавым.
  

* * *

   Обманувший наемников владелец фьефа стоял на стене в дорогом мелкочешуйчатом панцире и радостно мне скалился. Деревня, конечно же, стояла пустой, наскоро ее осмотревшие кавалеристы из "Черной розы" там не нашли ни людей, ни скота. Да и прочего имущества, как доложили, люди в замок немало утащили.
   Рисковать своим многое уже пережившим жеребцом мне почему-то было жалко, так что под стены белым флагом я подошел пешком. Стрелометов на стенах Варен-Кастла видно не было, а обычных луков и арбалетов в своих доспехах я не боялся. Тем более что форс-мажор сопровождающие меня лица могли перекрыть ещё и щитами.
   -И что это такое, фер Редвин, было?
   "Внезапно" оказавшийся нисколько не пьяней меня старый рыцарь развел руками:
   -Фер Вран, злоупотребляющий гостеприимством гость, перестает быть гостем.
   -И каков же предлог для захвата моих товарищей? Били слуг, или с вашей молодой супругой позволили себе лишнее?
   -Замечу, что действиями своих товарищей вы не удивлены... - На мой взгляд, чуточку переигрывая, позволил себе смешок ан Варен.
   -Да чему тут удивляться. Думаю, лучше сразу перейти к взаимным угрозам. Вы на что с этим захватом рассчитываете?
   -Фер Вран, - осуждающе покачал головой, бывший начальник разведки и особого отдела Второго Дантримского легиона, - вы, как я вижу разумный человек. И что весьма скверно - иностранец. Вы же не хотите ради негодяев попасть в имперские розыскные листы? В Империи очень суровые каменоломни...
   "Заход с тузов" мысленно хмыкнул я.
   -А если все-таки рискну отправить роты на штурм?
   - Попробуйте, - искренне засмеялся хитрый старик, - стенобойных машин у вас нет. А если бы и были не успеете их построить. Это если чужие роты за вами, фер Вран, вообще пойдут.
   -Резонно, - спокойно кивнул я.
   -Ну, раз резонно, - в голосе старика лязгнул металл, - тогда катитесь с моей земли. Таким как вы здесь не рады.
   -Оскорбляете?
   -Нет, -оскалился ан Варен, - предупреждаю. А тех, кто сейчас меня не поймет, петля убедит.
   -И кто же нас перевешает?
   -Фер Вран... Вы разумный человек. Имперское рыцарство и наместник меня без помощи не оставит. Или может быть, вы считаете, что побитые альвы не хотят отомстить?
   До чего же прожженный тип. Можно только в ладоши похлопать.
   -Блестящий ход. Я в восхищении, со всех сторон прикрылись.
   -Фер Вран, -покачал головой, польщённый фер Редвин, - вы же сейчас не сидите в моей темнице? Что связывает вас с этими мерзавцами решившими, что могут злоупотреблять моей добротой? Уже в следующем найме ваши роты могут оказаться по разные стороны поля сражения. Не лучше ли предоставить этих глупцов своей судьбе и идти дальше строить свою?
   -Я вас понял. - Усмехнулся я. - Мне требуется я подумать.
   -Постарайтесь поторопиться. Принять верное решение, фер Вран, рискуете не успеть. С недавнего времени вы обзавелись не только громкой славой, но и множеством недоброжелателей.
   - Исчерпывающе. Однако не могу не поинтересоваться судьбой ваших гостей.
   - Ничего для вас неожиданного, - махнул рукой ан Варен. - Как расплатятся за свои оскорбления, то пусть катятся на все четыре стороны. Так второму Бекхардену можете и сказать. После того как "Черная роза" покинет мою землю, его найдут.
   Старик был реально крут. Насколько умен, и как считал возможным избежать мести это другой вопрос, но крут. Только что он технично поставил в "позу Z" две немаленькие наемные роты, и чуть было не присоединил к ним третью. И ничего мы ему реально не могли сделать. У нас банально нет времени, чтобы подготовить штурм и не обращая внимания на угрозы и имеющихся в его руках заложников взять замок и прибить старого урода к креслу гвоздями. Если у него среди окрестного дворянства авторитет имеется, то к осажденной крепости помощь обязательно придет. Это даже если оставшиеся без комитов роты согласятся пойти под мою руку, а не станут бурогозить, делить ротную кассу с трофеями, и разбегаться кто куда.
   В первую очередь последнее, конечно, касается "Волков". "Роза" и сама по себе сплоченней, и один из капитанов, пусть и раненый в ее расположении лежит и даже находящийся на положении лейтенанта маг там людьми командует.
   Ну и наконец, главное - старик подсказывал смотреть в корень, мне-то зачем это будет надо? Пытаясь спасти "негодяев", якобы злоупотребивших гостеприимством благородного человека действительно недолго на каменоломни угодить. Причем в самом ближайшем будущем. С примерной схемой: неудачный штурм - подход к ан Варену на помощь, каких-нибудь войск - разгром нашего обезглавленного стада - плен - суд - каменоломни. Это если еще для профилактики "солдат удачи" вообще не повесят. Доказать, что этот интриган устроил ловушку и целенаправленно заманил развесившую уши алкашню в замок, даже помри он перед процессом от сердечного приступа будет трудно. Слишком неравны силы.
  

* * *

   - Подловила нас старая паскуда, подловила. - Злобно прохрипел Аскель ан Бекхарден, когда мы с ан Раггером, забравшись в капитанский фургон, где он отлёживался, довели до капитана последние известия.
   - Со всех сторон прикрылся, - согласно кивнул я.
   -Что собираешься делать?
   - Пока думаю, - пожал я плечами.
   Аскель с колдуном не сговариваясь усмехнулись.
   -А между тем я действительно думаю.
   Ни тот, ни другой мне не поверили, что было вполне логично. Особой пищи для ума в ситуации не просматривалось - у меня не было ни сил, ни средств, ни даже мотивов участвовать в боданиях за попавших в клетку комитов "Юдонских волков" и "Черной розы". Скажу даже более, этих мотивов не было даже у Аскеля. На переговорах данный вариант не озвучивался, но в том, что при серьезной угрозе пленников начнут сбрасывать со стены мелкими кусками, можно было не сомневаться. А своего брата Аскель без сомнений любил.
   -Примерный размер выкупа за Аделя сможешь прикинуть?
   Аскель поморщился, но все же ответит.
   -Рота у нас дорогая. Тысяч пятнадцать за братца запросит и с десяток возьмет, выродок. Лейтенантов, наверное, за тысячу можно будет выкупить.
   -Съездили отдохнуть и молодую супругу у старикашки посмотреть, - покачал головой я.
   Атти ан Раггер вильнул взглядом и вздохнул. Ага, ты тоже мог в каменный мешок угодить. Если бы при захвате на всякий случай не удавили.
   -Будь так любезен, фер Вран, не трави раны! Без тебя тошно! - заскрипел зубами ан Бекхарден.
   Я еще раз мысленно прикинул последние нюансы зревшего в голове плана и решился:
   -Мне интересно другое, фер Аскель. У тебя эта тысяча в ротной казне есть?
   -Зачем тебе?
   -Для того чтобы узнать, сможешь ли ты оплатить найм.
   -Кого? - Удивился он.
   -Того, кто захватит замок.
   -Ты не успеешь ни с кем связаться.
   -Я не собираюсь никого приглашать, друг мой. Я спрашиваю, хватит ли у тебя в казне денег, чтобы оплатить взятие "Вепрями" замка, в подвале которого держат твоего брата. А если точнее, оплатить в этом деле мои услуги. Я не всегда был лейтенантом в пехотной роте.
   Вероятно, мой вид был достаточно серьезным, чтобы Аскель поверил без дальнейших разъяснений.
   -А если Аделя успеют убить?
   -Коли я все сделаю правильно, ему даже в случае неудачи ничего не угрожает.
   -А если неправильно?
   -Может быть и такое. - Признал я. - Самый скверный вариант, это захваченный замок и не надеющийся выжить в резне кнехт, который успеет пленников на подвале порешить.
   -За его смерть платить не буду.
   -А я в долг не работаю. Деньги вперед - тогда возьмусь. Если Аделя из-за моими действиями успеют убить - верну половину суммы. Если смерть твоего брата произойдет не по моей вине - все деньги мои и у тебя никаких претензий. Он от ран сейчас может умирать, например, или в пыточной на дыбе задыхаться. Понимаешь, о чем я?
   Довольно долгая пауза.
   -Ты очень самоуверен, - хрипнул ан Бекхарден.
   -Жизнь такая, приходится крутиться. Тебя ведь никто не неволит? Если скажешь, нет, я спокойно поднимаю роту и ухожу. Меня тут точно ничто не держит.
   -Зачем это тебе?
   Только что пытавшийся как хамелеон слиться с пологом колдун наклонился вперед и навострил уши.
   -Если я сейчас толкну патетичную речь о долге и чести благородного господина, ты ведь мне не поверишь?
   Аскель кивнул.
   -Как недавно заявил наш хитрожопый недруг, обо мне в миру пошла слава. Хочу ещё больше ее подстегнуть. На свою роту золота отложить. Вам двоим немного помочь. Ну и этого ублюдка между делом наказать. Он ведь меня тоже в замок настоятельно приглашал. Уговаривал. Рассказывал, что ничего нам тут не угрожает.
   -Ночью с кинжалами на стену полезешь?
   Вот что значит профессионал! Ранен, не ранен, а голова работает как надо.
   -Что-то типа того.
   Не отрывающий от меня внимательного взгляда ан Бекхарден неловко пошевелился, дернулся от боли и заклекотал хриплым противным смехом.
   -Только сейчас понял, как было тебе смешно, когда тот кусок дерьма лез в палатку тебя зарезать...
  

* * *

   Замысел поиграть в Джона Рембо у меня начал оформляться еще перед переговорами. Стены замка были выложены из дикого камня на известково-песчаном растворе, как было прекрасно видно в бинокль каменюги в ходе постройки тщательно друг к другу никто не подгонял, а стены и башни имели весьма заметный уклон внутрь. Архитектор, похоже подстраховывался, чтобы случайно не завалились. Судя по моему скромному опыту, тренированный человек имел все шансы залезть наверх даже без альпинистского снаряжения. Щели между глыбами я видел такими такие, что иной детский скалодром будет сложнее, а по высоте даже больше. Высота замковой стены от фундамента не превышала пяти метров - это два с половиной или три человеческих роста. Даже лестницей можно обойтись. Если конечно удастся ее скрытно перетащить через сделанный из верхушечника частокол, ранее видимо выполнявший роль основного заграждения.
   Про причины я перед Аскелем ни на йоту, ни соврал. Разве что желание наказать ан Варена по приоритетности следовало поставить вперед. Уйти из-под замка поджав хвост плохо бы выглядело в глазах посторонней публики, а полные самолюбования угрозы отправить на каменоломни пришлись не по нраву уже мне самому. Проснулась так сказать гордость и обида. В итоге, после того как в загашнике "Черной розы" затребованная мной тысяча ауреев нашлась, старичка уже не могло спасти ничего на свете кроме надлежаще организованной караульной службы.
   Джокером, на который я в этом деле рассчитывал, конечно же, был мой старый добрый "Glock-17" с его ПБС. Патронов было мало - три снаряженных магазина и неполная коробка на пятьдесят штук, но на одну пиар-акцию этого должно было хватить. Мной вовсе не планировалось зачищать все население замка в одиночестве, да и пользоваться в ходе выхода исключительно пистолетом было совершенно необязательно.
   Ключевой точкой обороны замка, или как говорят в Германии "шверпунктом" был все тот же донжон. Он был в какой-то степени изолирован от основных сил врага, в нем находилось командование гарнизона и вероятнее всего сидели пленные. Захватив башню, я решал все стоящие перед собой проблемы одним ударом. Падение замка после потери донжона стало бы вопросом нескольких часов.
   Вот только это было легче сказать, чем сделать. Караульная площадка башни находилась на высоте не менее чем восьми метров, взбираться по стене требовалось абсолютно бесшумно и в полной темноте, а потом еще и не подняв в замке тревоги порешить на площадке часовых. Короче говоря, несмотря на то что подобные штурмы что в земной истории, что в истории Аэрона я уверен случались, вероятность успеха была не слишком большой. Если бы замки легко брались "диверсионными" методами, в ходе японской эпохи "Воюющих провинций" царили бы еле-еле упоминаемые в летописях шиноби, а не многотысячные формирования пехоты и кавалерии, до голопузых копейщиков включительно.
   С альпинистским снаряжением я не работал уже очень давно, скальные крючья и тому подобное заказывать кузнецу было поздно, однако имелась надежда подстраховаться, используя несколько прочных кинжалов вкупе с наскоро сшитой обвязкой - по сути все, что мне требовалось в ходе восхождения, это по необходимости разгрузить руки.
   Темнело. К вылазке все было давно готово, не поленился даже почистить пистолет и смазать магазины, так что я, подтащив к заднему краю повозки кофр, приводил свои дела в порядок. Храбрись не храбрись, но из замка запросто можно было и не вернуться. Множество отличных солдат погибли совсем не из-за совершенных ими в бою ошибок. Учитывая то, что мой сундук стараниями кое-кого из приближенных давно уже стал в роте темой для пересудов, вокруг активно начали собираться любопытные.
   Наглейшим из солдат показал себя Ролан Хёук, появившийся за моим плечом сразу же, как я открыл крышку.
   -Чего хотел? - Я, как мог мило ему улыбнулся.
   -Ваша Милость, - бодро начал тот, спокойно так кося взглядом в сундук. - Может через отца с ан Вареном стоит попробовать договориться?
   -А я ведь как раз про вас двоих вспоминал! - Моя улыбка превратилась в оскал. - Дежурного капрала ко мне!
   Тот уже плавал неподалеку, так что в три шага оказался рядом.
   -Капрал! Этого типа связать и посадить под арест.
   -О-у-у-у-у - загудели окружающие, пока у парня от неожиданности отвисала челюсть. Я его без сомнения удивил.
   -Ни в чем достаточно осязаемом солдата не подозреваю, - Хёук исподволь облегченно вздохнул. - Но пока я не вернусь, пусть посидит под часовым. Уж больно подозрительно себя ведет. Увести.
   Капрал взял его за плечо и повел с собой. Собравшиеся вокруг солдаты посмеивались, не показывая наглецу абсолютно никакого сочувствия.
   -Не находишь что шутки у тебя иногда очень странные бывают? - Ан Феллем с квартирмейстером собравшейся толпы и шума не пропустили. И оба два тоже с любопытством шарили взглядами внутри кофра.
   -Герцогской диадемы там нет, - ехидно усмехнулся я.
   Койер бросил на меня острый взгляд.
   -Ты это о чем? - Капитан выглядел удивленным.
   -О слухах. - Находившийся в пяти шагах от меня преданнейший из слуг - Йон Гленни, слепил морду топориком.
   -Ничего подобного не слыхал, - пожал плечами Лойх.
   -В любом случае не суть. Я как раз собирался вас пригласить. Мне душеприказчики нужны.
   -Ты можешь и не идти, - ан Феллем смотрел мне в глаза.
   -Это на всякий случай, дружище. Иной раз дело может сорваться из-за обычные невезения.
   Лойх уже без стеснения окинул взглядом внутренности сундука.
   -Что-то предчувствуешь?
   -Привожу свои дела в порядок. Не более.
   Оба с интересом на меня уставились. Личный состав помирал от любопытства. Даже появившийся из-за спин солдат Аттибар ан Раггер и тот ничуть того не стесняясь грел уши. Маг "Черной розы" крутился вокруг меня весь вечер. Аскель ан Бекхарден повелел оказать в деле всю возможную помощь. Впрочем, как бы ни хотелось его использовать, сверхъестественные таланты парня в операции были бесполезны.
   -Итак, господа. Фер Лойх, когда убедишься в моей смерти, бинокль, боевой и повседневный доспех с оружием оставишь себе. Если повседневную кольчугу для себя посчитаешь большой, поменяешь ее на ту, что поменьше. В сундуке еще две не хуже лежат. Эту отдашь моему ездовому, ему она в самый раз придётся. - Я повернул к нему голову, - Дай? Ты понял меня?
   Столпившиеся вокруг солдаты почему-то молчали. Глаза служившего у меня ездовым инвалида пробило влагой:
   -Спасибо вам, Ваша Милость.
   -Вторую пусть заберет мальчишка, - Нейл Даннер расчувствовался примерно также, как и его старший товарищ.
   -Ваша Милость...
   -Нашему первому лейтенанту - ещё один взгляд в глаза капитану. - В случае своей смерти я завещаю этот меч.
   Поднапрягшись, я вытащил из кофра совершенно забытый за ненадобностью двуручник, снятый с трупа первого мной встреченного в Хейене колдуна и выдернув меч из ножен крутнул его кистью.
   -Владелец этой железяки чудом меня не ухайдакал. Оружие с историей.
   Ан Феллем, улыбаясь, кивнул.
   -Фер Вран! Можно поближе взглянуть?
   Я с неудовольствием взглянул на подозрительно возбудившегося Атти, не сводившего с меча взора. Правила устраиваемого мной шоу подсказывали пойти парню навстречу. Как бы, это не было подозрительно и не грозило в будущем неприятностями. Оформлялось подозрение, что этот меч он узнал.
   -Держите, фер Аттибар.
   -Ты, фенн Лодан, коли мою голову на колу увидишь, заберешь флягу. - Я щелкнул ногтем по указанному предмету, солдатня завистливо загудела. Кто-то присвистнул. - Серебро. Хорошая работа. Квартирмейстер найдет, что в нее залить.
   Койер, тоже успевший оценить примерную стоимость подарка, спрятал стоявшее в глазах удивление и склонился передо мной в поклоне:
   -Сердечно благодарю, фер Вран.
   -Эйдеру завещаю эту металлическую кружку и нож, ему они в самый раз.
   Квартирмейстер, приходившийся раненому фельдфебелю не только другом, но и родственником еще раз склонился в поклоне и поблагодарил. Титановая термокружка в окружающем нас средневековье, безусловно выглядела весьма недешевой.
   -Всю остальную мелочевку с тряпками пускай поделят между собой слуги.
   -Да будет так, - спокойно кивнул капитан.
   -Теперь переходим к деньгам.
   Вокруг стало очень, нет очень-очень тихо.
   Мешки с монетами я вытаскивать из сундука конечно не стал. Знать даже приблизительно порядок хранимых в кофре сумм для общественности было совсем лишним.
   -Чьи эти вот деньги ты знаешь. Если схожу неудачно - вернешь заказчику
   -Понял тебя. - Кивнул Лойх.
   -В этих трех кошелях уже мои деньги. Завещаю слугам. Гленни за все хорошее выдать три золотых, остальное пополам меж пацаном и Эмрисом. Забыл сказать, дележ имущества тоже только меж них двоих.
   И так уже подозревавший неладное оруженосец побледнел как полотно, толпа серьезно насторожилась, даже Атти и тот от меча отвлекся.
   -За что Йона так, фер Вран? - Койер, конечно же, знал ответ на этот вопрос.
   -За герцогскую диадему в сундуке, - я ухмылялся, - и все попытки в него нос засунуть. Ну и работу на двух хозяев заодно. Тот, кому он на меня наушничал, думаю, своего человека не оставит.
   И у капитана, и у Койера хватило совести не встречаться со мной взглядом, а вот прилюдно разоблаченный стукачом оруженосец от вылезшей на мое лицо волчьей ухмылки даже попятился:
   -Ваша Милость! Это наговор! - Вот только сползающий в шепот хрип выглядел очень неубедительно.
   -Я тебя давным-давно не удавил только потому, что ты мне честно и храбро спину в бою прикрывал, Йон Гленни.
   Парень замер.
   -Капрал, этого тоже под арест. Утром обоих выпустишь. Сейчас мне неожиданности не нужны
   -А на нас зла не держишь? - Деланно безразлично поинтересовался ан Феллем, наблюдая как уводят пригревшегося на моей широкой груди сексота. Отменить приказ он не собирался.
   -Я специально к квартирмейстеру обратился, чтобы он со слугами мне помог, - мягко ответил я. - Дальше требовалось только смотреть и ждать, когда подведенный ко мне шпион себя проявит. К Гленни претензия не столько в том, что он с двух хозяев кормился, а в том, что ему это очень понравилось. Если вы двое поняли, о чем я.
   Койер с Лойхом мрачно переглянулись.
   -Продолжим? - Как ни в чем, ни бывало, вернулся я к теме завещания. - Повозку с лошадьми пусть забирает Эмрис, строевого коня завещаю Даннеру.
   Оба душеприказчика кивнули. Я поманил ан Феллема ближе к себе и понизил голос
   - По остальному нам надо будет конфиденциально переговорить, капитан.
   Хмурый Койер отошел в сторону и принялся отгонять от нас не столь понятливых любопытных.
   -Эту одежду с шлемом и панцирем, что ты сейчас в сундуке рассматриваешь, случись чего, не вздумайте с отцом никому показывать. С биноклем немного проще, но им тоже лучше не хвастать.
   Лойх, было видно, очень хотел, что-то сказать, но обдумав ситуацию, решил предоставить мне возможность закончить мысль.
   -Потому что вас за них убьют. Как только хозяева узнают, что у вас есть, даже разговаривать никто не станет. Я бы нашел, что сказать, откуда взял, а вот ан Феллемы семья известная. У вас просто не рискнут поинтересоваться, откуда эти тряпки, панцирь и шлем.
   -И кто нас убьет?
   -Замок Альт помнишь?
   -Те самые люди из Холденгейма?
   -Угу, это одежда и доспехи их солдат. В продаже подобных вещей не бывает. Можно либо получить на службе, либо снять с трупов. Думай сам, какой будет вывод, если пойдут слухи. Альт после визита группы зачистки ты видел.
   Ан Феллема передернуло, у капитана было довольно живое для мерсенария воображение.
   -Светите барахлом не раньше, чем наладите отношения. Тогда уже будет не страшно. Сумеете договориться, это имущество даже выкупать не будут, расспросят, посмотрят метки хозяина и все. Но посторонним даже после этого лучше не показывать.
   -Благодарю, Вран. Однако рассчитываю, что перед людьми из Холденгейма тебе придется объясняться самому.
   Каков засранец! Я подавил ухмылку и пожал руку моего юного друга. Как я надеялся - искреннего и настоящего. Мы, конечно же, родились в разных мирах, но зря я, тут, что ли сей фальшивый аттракцион невиданной щедрости устраивал. Безвременная кончина в этом вонючем замке в моих планах точно не значилась. Хотя семью ан Феллемов я всё-же предостерег честно. Мне действительно могло не хватить удачи.
  

* * *

   Как бы я не готовился к худшему, но процесс подъема по стене оказался несложным. Даже кинжалами и прихваченным в качестве альпинистского молотка клевцом воспользоваться пришлось всего лишь пару раз - мягкие "рабочие" ичиги из акульей кожи, легкий наклон стены и глубокие щели между камнями не заполненные раствором, кое-где позволяли стоять практически без поддержки рук. Единственное отклонение от плана, на которое мне пришлось пойти - перед тем как начать полноценное восхождение я подождал, пока не начнет светать. Вовремя понял, что в темноте со стопроцентной вероятностью рухну, причем упаду не с двух, трех, или даже четырех метров, а из-под вершины донжона. И надо сказать не прогадал.
   На башенной площадке леди удача тоже решила мне подмигнуть. Я не знал, плакать ли мне или смеяться, но когда рискнул перемахнуть парапет, поста там не оказалось. Не менее десяти минут напряженного вслушивания в каждый шорох на огромной высоте оказались напрасны. Можно было предположить, что хозяин замка не приветствовал ни нахождение донжоне лишних людей, ни их ночные движения вверх-вниз мимо своих апартаментов. Наверное, над этим следовало посмеяться - судьба крепости уже была решена. Ее бдительно нёсший внизу службу гарнизон просто не знал об этом. И временное отсутствие у меня возможности поднять наверх веревочную лестницу вражеского положения особо не улучшало. После проверки, не закрыт ли лестничный люк я даже не торопился, позволив себе немного отдохнуть и подстегнуть нервы перед ожидаемой внизу бойней.
   Ширина башенной лестницы не превышала метра, а сама она представляла собой деревянные плахи, раскреплённые в промежутке между внешней и внутренней каменными стенами. На лицо лезла ухмылка - из-за подобной архитектуры, внезапное нападение на обнаруженного в донжоне чужака выглядело маловероятным. Если конечно в "чулан под лестницей" вовремя заглянуть.
   Прибора ночного видения в отличие от зачистивших Альт головорезов я не имел, но в данной ситуации обычнейший Аэронский светильник типа "Средневековая Летучая Мышь" на китовом жиру в паре с пистолетом сыграть должен был не хуже. В этой башне свои для меня могли находиться только в тюрьме. Если конечно тюрьма была в ней, а не рядом.
   Самый верхний этаж был нежилым, на мощной деревянной двери в каменной стене висел конских размеров железный замок. От двери ощутимо тянуло копченостями, так что о предназначении скрывающихся за дверью помещений сильно гадать не требовалось.
   Мощный люк в межэтажном перекрытии засов, как и на крыше, имел только поверху, так что я без особых проблем спустился на этаж ниже, где свет фонаря показал мне первую жертву.
   Спавший под лестницей Гарри Поттер видимо продрал глаза, когда я наверху поднимал люк и спросонья, в свете моего фонаря, похоже, даже не понял кто это тут ходит.
   Пистолет сказал - "тук", о стену щелкнула гильза и тело с появившимся во лбу третьим глазом завалилось назад на полати. Так как над покойником, рядом с повешенными на стену мечом и щитом висел бронзовый колокольчик с уходящей в камень веревочкой, понять, что за помещения там находятся, труда тоже не составляло.
   Глушитель давит звук выстрела далеко не так сильно, как многим кажется и пусть внизу его явно услышать не могли, касательно апартаментов хозяина замка я такой уверенности не имел. Пришлось немного подождать.
   За стеной как мне показалось, не проснулись. Теперь все зависело от того закрыта ли дверь в господские апартаменты изнутри или нет. В первом случае, я рассчитывал обхитрить ан Варена стуком и криками о тревоге, во втором, в общем, никаких лишних движений не требовалось.
   Что тут можно сказать, для былого трибуна фрументоров Второго Дантримского наступила совсем ни его ночь. Любящие супруги оставили дверь незапертой. Ага, не перед слугами же их поутру бегать открывать.
   Ан Варен проснулся почти сразу же, как я вошел в его комнату, аккуратно прикрыв за собой дверь.
   -Кто посмел!?
   Не сказал бы что обстановка в господской спальне выглядела богатой, но присутствие женской руки определенно чувствовалось. Двуспальная кровать с балдахином, аккуратно расставленные у стен сундуки и шкафы, пара столов, включая туалетный с всякими флаконами и небольшим зеркалом на нем, ковры и оружие на стенах, короче говоря, кто видел комнату в общежитии, тот поймет.
   Я плеснул хозяину замка светом фонаря в искаженное гневом лицо и покачал головой:
   -Фер Редвин, где ваша вежливость?
   Еще несколько секунд он не понимал, кто перед ним, видимо мог разглядеть один только силуэт, обращенная ко мне половина светильника была прикрыта тканью, но, когда узнал голос, гнев смыло страхом, чуть ли не в долю секунды.
   -Ф-фер Вран?
   -Доброй ночи, фер Редвин. Я вот подумал и решил перед тем как катиться с вашей земли навестить замок. Так сказать, попрощаться с приятным собеседником и про каменоломни переспросить.
   К этому времени приятный собеседник уже немного справился с мыслями, стер с лица страх и усиленно бегал по сторонам глазами в поисках выхода из блудняка. Сидевшая рядом с ним на кровати супруга, безусловно подтверждавшая все его хвалебные эпитеты дама с четвертым размером груди, изо всех сил пытавшимся вывалиться через вырез ночной рубашки, водила между нами взглядом и явно подумывала заорать.
   -Но кричать прекрасной фрейе сейчас точно не стоит. Вы же не хотите здесь умереть, верно?
   На лице ан Варена мелькнуло облегчение и я, немедля, нажал на спуск.
   "Тук!" - дернулся в руке пистолет. Брызги крови, пороховой дым в свете фонаря, бьющееся в последних судорогах уходящей жизни тело на кровати и испуганная женщина рядом, давящая обеими руками испуганный вскрик... но не раньше, чем помогла грудям обрести свободу.
   Какая великолепная интуиция! И соображает просто молниеносно! Ну как можно выстрелить в такое сокровище? По груди растекалось тепло. Встреченных в башне женщин и детей и до этого убивать крайне не хотелось, а после такого номера оборвать жизнь данной умницы вообще стало выше моих сил. Пусть это и будет абсолютно непрофессионально. ибо специальные операции дело совсем не для чистоплюев.
   -Вас как зовут, очаровательная фрейя?
   -Карин! - Скорее играя, чем на самом деле, простучала зубами она. - Фрейя Карин ан Варен!
   -Приятно познакомиться, фрейя Карин. Давайте вы будете делать, что я говорю, и тогда ничего страшного с вами не произойдет. Договорились?
   -Д-д-да! - Ответила она, слегка изменив позу и выставив обнаженную грудь вперед так, как будто половину жизни выкладывала фотографии в Инстаграм.
   Какая хорошая актриса! Безусловно, далеко не блондинка с хештегом #сказочноебали под дакфейсом на фотографии. Не бьется в истерике, а хладнокровно пытается выжить, оставшись один на один с убийцей.
   -Сбросьте, пожалуйста, вашего покойного супруга с кровати, фрейя Карин. Он нам будет мешать.
   Лицо женщины застыло каменной маской, однако выполнив мой приказ, позу она снова выбрала весьма сексуальную. Конечно же "совершенно случайно". Ну да, изнасилование -- это не конец жизни. Некоторым достаточно после этого просто помыться. У большинства основные проблемы избавиться от воспоминаний.
   -Пара несложных вопросов и я вас оставлю в покое. Хорошо?
   -Да!
   -Сколько в этой башне этажей!
   Дама на несколько секунд задумалась, что правильнее ответить:
   -Четыре...
   -Перечислите.
   -А...?
   -Что на этих этажах находится? Полный перечень, сверху вниз.
   -Верхняя площадка, большая кладовая, наши покои, кухня с малой кладовой и оружейной, в самом низу колодезная, винный погреб, склад и тюрьма.
   -А вы хладнокровная женщина, - таки не удержался, чтобы не похвалить я. - Сохранить присутствие духа в вашем положении не всякий мужчина сможет.
   Фрейя снова ответила не сразу.
   -Спасибо.
   -Сколько внизу людей? Лучше ответить честно, тогда будет меньше жертв.
   -Полин мертв?
   -Полин это кто?
   -Наш лакей, вы мимо него прошли.
   -Да, мертв.
   -Тогда четверо.
   -Перечислите точнее, сколько мужчин, сколько женщин, сколько детей.
   -Кухарка и горничная с мужьями. Детей не держим, самим места мало.
   -И всё? - Не поверил я.
   Женщина невероятно соблазнительно пожала плечами. До этого с горем пополам удерживаемые под контролем гормоны прорвали плотину, и у меня пересохло во рту.
   -Фрейя Карин, вы могли бы припрятать свои сокровища? Дело, которым я зарабатываю на жизнь конечно грязное, но в нашей ситуации слиться в порыве внезапной страсти будет лишним.
   Та осторожно упрятала свои потрясающие молочные железы в ночную рубашку. Я облегченно вздохнул. Последнее от нее не укрылось, так что женщина немного расслабилась, наконец-то поверив, что убивать ее не будут.
   -Сейчас я вас свяжу. Когда оставлю одну, кричать и пытаться освободиться не рекомендую. Вы же не хотите лишиться моего покровительства после захвата замка, верно? Надеюсь, обойдемся без прочих угроз?
   Дама кивнула.
   Надежно спеленать подрагивавшую от начинающегося нервного отходняка фрейю много времени не заняло. Нарезанная кинжалом на полосы ткань балдахина была из достаточно прочного и толстого полотна.
   На этаж ниже действительно спали четыре человека, и будь это на Земле, все, наверное, обошлось бы без жертв, однако имевшие в обязанностях охрану входа в башню мужчины держали в шаговой доступности оружие, не сочли пистолет для себя угрозой и превратились в героев посмертно. Ну а я пообещал себе впредь быть осторожнее с приступами милосердия. Будь эти слуги несколько более везучи, то они в принципе меня могли и достать.
  

* * *

  
   -А остальных старый паскудник куда дел? - Спросил я через окованную железом решетку у сидевшего в камере Аделя ан Бекхардена, на измазанном запёкшейся кровью лице которого сквозь изумление проступала радость.
   В единственной камере, совмещаемой с пыточной замковой тюрьмы, содержалось всего лишь четыре человека - Адель, двое лейтенантов из его роты и едва шевелящийся сейчас Рендел ан Риаф с синяками под глазами и обмотанной окровавленной рубашкой головой. .
   Ан Бекхарден оглянулся на капитана "Юдонских волков" и пожал плечами.
   -А ты как думаешь? Остальных сразу же на могильник оттащили.
   -Попытались сопротивляться при захвате? - Уточнил я, открывая дверной засов.
   -Самую малость.
   -А что тогда так сурово обернулось?
   Лицо колеблющегося, обнять ли меня или просто пожать руку Аделя заледенело.
   -Феру Редвину не имеющие возможности заплатить приличный выкуп пленники не требовались.
   Если у меня раньше где-то и могли отложиться предпосылки к угрызениям совести за то, что я лишил лежащую наверху красивую женщину ее старенького, но полного сил супруга, то после таких слов подобная лирика испарилась безвозвратно.
   - Лейтенантов на глазах пытал, чтобы с деньгами не затягивали, - нашёл в себе силы прохрипеть ан Риаф.
   -Небрезгливая тварь, - обнял я Аделя, не обращая никакого внимания на покрывающую его грязь и запах. - Тогда вас обрадует, что этот человек уже в прошлом.
   -Убил его? - Поднял голову Рендел.
   -Наверху у своей постели лежит.
   Никогда раньше не видел, чтобы смерть человека вызывала у окружающих столь чистую, незамутненную радость.
   -Конечно, жаль, что не ободрали, но все равно скажу вам спасибо, фер Вран. Замок еще не захвачен? - Убрав мечтательную улыбку начал настраиваться на деловой лад ан Бекхарден.
   -Я один по стене забрался. - Вытянувший в веселом загуле счастливый билет лейтенант ан Ненног, который, подчинившись моему жесту, загонял пленных баб в камеру, сбился с шага и удивленно на меня оглянулся. - Сигнал к штурму - спуск знамени на верхней площадке. Веревочные лестницы в лагере к этому времени должны смастерить, когда солдаты доберутся до стен, поднимем наверх. Ну а от нас в это время потребуется удержать дверь в донжон. Архитектура для обороны подходящая, даже лестница изнутри простреливается, так что думаю, дело осилим.
   Адель зловеще улыбнулся...

Глава IV

  
   Если быть откровенным, то, несмотря на свои каменные укрепления, Варен был крепостью не из сильных. Покойному владельцу банально не хватало денег, чтобы строить ее в соответствии с канонами фортификации. Результат я увидел примерно соответствующим результатам работы демпингующей на рынке домашнего строительства бригады таджикских гастарбайтеров.
   Если взглянуть на те же стены, то, несмотря на мощные фундаменты, поверху они не превышали толщиной полутора метров, что делало замок абсолютно беззащитным перед камнеметами, а четырехметровая их высота и отсутствие рва вокруг замка весьма облегчали применение осадных лестниц. Я даже заподозрил покойного фера Редвина в склонности немного поблефовать - в принципе, надлежаще организовавшись "Черная роза" что, скооперировавшись с "Юдонскими волками" что без них взяла бы этот замок гарантированно. Да, понесла бы весьма серьёзные потери, но взяла. То, что пленников в ходе такого штурма вероятнее всего успели бы убить, было совершенно другим вопросом.
   Впрочем, дураком фер Редвин точно не был, так что после решения проблем с финансами Варен, безусловно, планировался к достройке. В отличие от внешних, выходящие внутрь замка поверхности стен и башен уже сейчас выложили тёсаным камнем точно не случайно.
   Точно из таких же отёсанных блоков состояли стены строящегося во дворе "palace" - внутризамкового строения в некоторых случаях называемого укрепленным дворцом. В данном случае хозяин недвижимости там не жил, любезно предоставив недостроенное одноэтажное здание с крытой черепицей временной крышей под проживание арендаторов и замковой обслуги, но в будущем без сомнений собирался туда переехать. Насколько я понимаю жён, особенно молодых, если они будут иметь выбор, жить с мужем в не такой уж и большой комнатухе донжона или иметь более обширные покои, скромности ни одна себе не позволит. Собственно, если искать мотивы совершенного радушным хозяином самоубийства, то вполне можно предполагать и "Cherchez la femme". Молодая супруга, как, впрочем, и каменное строительство требуют очень больших расходов, тут многие далеко не одним киднеппингом начнут промышлять.
   От перспектив выводов из последней мысли я даже облизнулся:
   -Адель, дружище - обижайся на меня или нет, но вырезать в этом замке все живое я вам не дам. Совсем, даже наоборот, пленных нам нужно брать как можно больше.
   -И почему? - не показав никакого удивления, поинтересовался ан Бекхарден. Легко отбив стрельбой из арбалетов неуклюжую попытку гарнизона взломать дверь донжона и с чистой совестью пропустив вперёд попавших внутрь башни по веревочной лестнице солдат, мы с ним поднялись наверх, раздавать команды и наблюдать за штурмом замка с бельэтажа. Лейтенанты и ан Риаф и не поднимались выше кухни. У первых пылало в заднице отомстить, а капитан "Юдонских волков" еле стоял на ногах, так что его пришлось уложить на полатях в жилом закутке. Исходя из его вида, я всерьез опасался, что "приводившие к порядку" взбесившегося Рендела живодеры перестарались и не просто встряхнули ему мозги, а проломили череп.
   Я поманил Аделя отойти к парапету внешней стены башни. Позволять находившимся на площадке стрелкам безнаказанно подслушивать капитанский разговор не стоило. Даже такой в высшей степени эксцентричный тип как Александр Васильевич Суворов по данному поводу был абсолютно категоричен - "Если бы моя шляпа узнала про мои планы, то я бы ее сжег".
   -Три хороших наемных роты как жертвы далеко не безобидны, согласен?
   -Конечно.
   -Вы попались в ловушку только потому, что не ожидали от хозяина замка такой самоубийственной подлости. Так?
   -Ну да.
   -И никто бы на нашем месте не ожидал. Я вот с вами чисто случайно не поехал. Все опасения были в сторону альвов, никак не этого говнюка.
   Адель кивнул.
   -Что бы он нам не плёл, опасность для него существовала немалая. А после обмена я бы вообще с абсолютной уверенностью ожидал от вас мести.
   -Он мог отравить нас перед обменом, - пожал плечами ан Бекхарден, -бывает. Каким-нибудь медленным ядом опоил и от "Юдонцев" мести уже не будет. А для Аскеля с того же выкупа убийц нанять.
   Теперь пришел черед кивнуть уже мне. Чтобы избавится от мести жертв подобные движения вполне логичны.
   -Но дело совсем не в этом, фер Адель. Вопрос в том, ради чего он пошел на такой риск.
   Ан Бекхарден фыркнул:
   -Каменная крепость дорого обходится.
   -Молодая жена тоже, - согласился я.
   Оба хмыкнули.
   -Ну а еще рядом с молодой женой хочется выглядеть соответственно, на худой конец те же полезные травки постоянно надобно покупать. А сундуки даже у отставного трибуна фрументоров совсем не бездонные.
   -Ну да.
   -Короче говоря, я очень сильно сомневаюсь, что фер Редвин именно на нас золотишко намывать начал. Слишком сильно ему деньги были нужны, раз так рискнул. С таких как мы зарабатывать не начинают.
   -Хочешь найти доказательства, каких-нибудь преступлений?
   -По крайней мере, Наместника провинции этим точно можно заставить на нас не бычить, - кивнул я.- Если Наместник за рыцаря-разбойника гадить начнет, его никто не поймет. Да и ополчение друзьям покойного в этом случае собрать будет непросто. Одно дело, когда залетные наемники старого воина беззащитным сочли ...
   -...И совсем другое, когда этот кусок навоза на разбоях и похищениях в замке каменные стены поднимает. - Закончил умница Адель фразу.
   -Угу.
   -Когда Атти подлечит, помогу ан Риафа убедить, -сморщил нос ан Бекхарден. - Как-бы не был плох, гложет его всех тут на ремни распустить.
   -И можно даже попробовать навариться на этом.
   Адель, заинтересовавшись, сощурился.
   -Найти подельников, куда и как сбывал добычу, где держал или возможно держит пленников и все такое. Скупщиков в городах нам, конечно, не отдадут, а вот пощупать его благородных и неблагородных подельников в этих местах я считаю возможным. Если покойный крутился в чем-то более-менее прибыльном, один действовать он никак не мог.
   -Х-м-м, а мне, зачем это сказал? - Обдумав сказанное, задал ан Бекхарден вопрос в сторону.
   -Все очень просто. "Вепри" не потянут осады более одного замка. Да и фратрии в лесу ловить нам будет очень непросто. Конницы нет. С деньгами договоримся по справедливости, ну а славу за мою идею пополам поделим.
   -Это если твои умозаключения верны, - медленно сказал продолжавший обдумывать сказанное Адель.
   -Я понимаю, что это одни только предположения. Но у меня есть оправдание...
   -И?
   -Для желающего заработать много денег имперского рыцаря наш покойный друг был чрезмерно жесток и кровожаден. Я вполне могу понять, почему он чернь из вашего сопровождения порешил. Если вооруженных людей в крепости слишком мало чтобы их круглосуточно охранять, то особого выбора нет. Но он уже после этого четверых благородных рыцарей запытал. Не прирезал, не задушил, а именно запытал. Тут, фер Адель, дело не в деньгах и не в давлении на вас. Немного представляя себе ваших ростовщиков, я просто не верю, что хороший лейтенант из хорошей роты не найдет лихоимца что даст займ на выкуп. Оцени их по полста ауреев за голову, уже двести золотых получится. Ты же не думаешь, что он был ненормальным, который годовой доход со своего фьефа в выгребную яму беспричинно выкинет?
   -Однако если ростовщики о фере Редвине наслышаны, - развил мою мысль Адель, -при малейшей неуверенности что деньги вернутся, необеспеченный займ на этих лейтенантов не получить.
   -Очень возможно. -Согласился с ним я. - Тут зыбко все, можно быть уверенным только в том, что эта жестокость имела причины. Которых мы с тобой сейчас не видим. Можем только предполагать. Кончающим в штаны от пыток ненормальным покойник явно не был.
   -Согласен. - Кивнул Адель.
   -Поэтому я и говорю, что самое время его грязное бельишко как следует перетряхнуть. И чем больше мы возьмем пленных, тем легче нам будет это сделать.
   -Соглашусь.
   -Заключим договор?
   В некоторой степени наступал момент истины. В только что озвученных планах был ровно один недостаток - накопай мы в скором будущем что-то стоящее, братья ан Бекхардены легко и просто могли меня и мою роту кинуть. Не то чтобы я от этого много потерял, но не нагадь я им в ответ, самолюбие бы просто сгрызло, какие бы этот бизнес-конфликт не нес непредсказуемые последствия. Однако рискнуть предложить совместное дело, нужно было обязательно -доверительные и в перспективе даже дружеские отношения с капитанами из топа рейтинга нашей профессии сами по себе не выстраиваются.
   Несомненно, умышленно подержав меня паузой в подвешенном состоянии, Адель растянул губы в насмешливой улыбке и протянул руку:
   -Если захочешь, даже письменный. Если ничего не найдёшь, хуже не станет.
   Я кивнул и пожал его руку.
  

* * *

  
   Защитники замкового "Паласа" продержались дольше всех. Конструктивно здание имело явное боевое назначение, довольно толстые стены, узкие окна-бойницы, только один вход и многочисленный гарнизон, где рядом со своими отцами, мужьями и братьями в строй встали женщины, так что захватить его с наскоку штурмовым группам не удалось. Правильнее даже сказать, что находящиеся в данной постройке стрелки пару часов не просто обороняли здание, но полностью контролировали внутренний двор.
   На призывы сдаться никто не реагировал. В парламентеров без разговоров били стрелами. Пусть среди вышедших под белым флагом солдат "Вепрей" убитых не случилось, парочке пленных повезло меньше. Попытка подорвать боевой дух защитников "паласа" рассказами типа - "Здесь кормят, поят и не бьют, - штык в землю, тебя дома ждут дети" вызвала весьма агрессивную реакцию. В изменников стреляли даже с большим пылом и куда более метко, чем по нашим неудачливым переговорщикам.
   То, что обороняли здание в основном ополченцы из арендаторов, в данном случае не облегчало, а осложняло дело. В деревне проживало достаточно много бывших легионеров и старые солдаты, замотивированные сотворённой фером Редвином массакрой вполне резонно пытались если не пожить дольше, то продать свои жизни подороже. Сам будь я на их месте, тоже бы уверениям что "капитан дарит вам жизнь" не доверял. А между тем пленные даже без демагогии были нужны - на стенах и в башнях их взяли гораздо меньше чем мне бы того хотелось и что самое главное, одних только рядовых кнехтов.
   Проблему пришлось решить высадкой на крышу десанта со стен. Стены из окон-бойниц "паласа" простреливались плохо, так что помешать нашей солдатне перебраться туда по канатам и проброшенным мосткам защитники не смогли. Попытку контратаки через выход наверх пресекли уже наши стрелки, ну а дальше я второй раз в жизни уговаривал остатки гарнизона сложить оружие. Позволяя выбрать самим, сдаться или сгореть заживо. С зажигательными снарядами в этот раз блефовать не пришлось. Сена с соломой в брошенной деревне было более чем достаточно, чтобы мне поверили без особых размышлений.
   Вопреки некоторым ожиданиям никаких эксцессов относительно пленных пресекать не пришлось. Штурм оказался почти бескровным, в роте оказались убитыми всего лишь пятеро человек, так что рисковать обратить на себя мое внимание, вымещая злость на сдавшихся, желающих не нашлось. Достаточно спокойно себя повели даже освобождённые из плена лейтенанты. Чтобы успокоить комитов "Чёрной розы" оказалось вполне достаточно пообещать, когда придет время выдать им головой всех тех, кого они укажут. Судя по крови, которой эти благородные господа были забрызганы, первое раздражение они к этому времени уже выплеснули, так что аргументацию приняли с пониманием.
   Изымать из сдавшейся толпы представляющих оперативный интерес лиц пришлось лично. Никакого труда в этом не было, подавляющее их большинство легко определялось по одежде, остатки добирались по поведению и экспресс-опросу представителей серой массы. Семьи предназначенных под разработку людей для их изоляции и последующего создания с их помощью психологического давления выявлял в основном опрос.
   В итоге, несмотря на то, что я не сказал никому ни одного грубого слова, вокруг меня через одно были бледные как полотно лица. И моя солдатня выглядела ненамного лучше отобранных для психологических опытов жертв - непонятное пугало и их. Нет, местным никто не сочувствовал, - но обычных для таких моментов шуточек и злорадства тоже не было.
   Я поймал взглядом ближайшего капрала:
   -Этих в донжон. В полуподвале тюрьма, тщательно обыскать, запереть в клетке, поставить часового. Баб, которые там сидят сейчас не выпускать. Куда их деть решу позже.
   -Сделаю, фер Вран.
   -Вперед.
   Попался на глаза второй.
   -Баб и детей, наверное, в эту башню. Куда их посадить найдешь сам. Чтобы не разбежались, выставишь караул. Любое насилие в их отношении - только с моего разрешения. Отвечаешь головой, приступай.
   Женщины застонали, дети заплакали, на лицах конвоируемых мужчин поселилась ещё большая, чем было тоска.
   -Теперь ты. Всех остальных избавить от ненужного имущества и выгнать за ворота, они мне не нужны. Ворота держать закрытыми, соблюдать вежливость, но в замок никого постороннего без моего разрешения не пускать. Это наша и только наша добыча. Лишним тут делать нечего.
   -О-о-о-д-а-а!!! - Общественность единогласно поддержала решение.
   -Трофеи сносить сюда, фенн Лодан - организуй приемку и учет.
   -Будет сделано, фер Вран, - кивнул исполнявший в этом бою обязанности фельдфебеля квартирмейстер.
   -Остальным напоминаю, - я обвел солдат ледяным взглядом, - добычу в этой роте делят по справедливости, а воров вешают.
   На этот раз радости в голосах было поменьше. Один решивший пощупать закон на прочность умник свое сегодня уже получил и в роте про это знали.
  

* * *

   В крепости мы и остались. Не сказать, что "Черную розу" и "юдонцев" это обрадовало, но лично мне высказывать недовольства никто не стал. Самыми крайними оказались сдавшиеся в Варене крестьяне. Потерявшая управление солдатня "Юдонских волков" перепилась добытым в деревенском трактире и домах пивом и как обычно среди солдат, не думая о последствиях, устроила в деревне грабеж, массовые насилия и резню.
   Воины "Черной розы" на начальном этапе таких развлечений судя по моим наблюдениям тоже отметились, однако, когда ситуация начала выходить из-под контроля и комиты призвали людей к порядку, быстренько перестроились и без колебаний начали давить подельников.
   Ан Бекхардены с потерявшим берега быдлом не миндальничали. Законы Империи поощряли конвенциональное ведение войн, с минимумом лишних жертв и тягот на государственную экономику, отчего массовые убийства податного населения применительно к благородному сословию не то чтобы прямо непреклонно пресекались, но внимательно расследовались федеральными властями и достаточно часто имели неприятные последствия для совершивших. Проще сказать жечь города и села вместе с их населением в ходе "межевых войн" для солидных игроков в принципе в качестве неизбежных на войне случайностей допускалось, но нужно было отслеживать, чтобы эти случайности не происходили слишком часто. Ну а чтобы всякая мелочь и неудачники не считали себя равными полноценной аристократии, в этих кругах иногда и с первого раза можно было с имперской юстицией повстречаться.
   Для "Вепрей" последнее было моментом крайне актуальным - даже с поддержкой, если говорить прямо купившего сыну роту старшего ан Феллема наш бизнес на крупный или даже заметный в отрасли не тянул. Таких мелких рот в империи были сотни, если не тысячи. "Юдонские волки" и особенно "Черная роза" к топу находились гораздо ближе, однако беспричинно отягощать карму в глазах власти не стоило и им. Короче говоря, когда пьяное быдло, не удовлетворившись убийствами и насилиями начало жечь в деревне дома Адель поднял роту командой "К бою! "и "юдонцев" стали бить.
   Естественно не собирающиеся терпеть оскорбления действием пассажиры нашлись быстро, кто-то с пьяных глаз ответил на удар древком алебарды ударом клинка, так что итогом приятного дня стало настоящее побоище, в ходе которого "Юдонских волков" без сантиментов загнали в вольер, где они быстро начали разборки ещё и между собой.
   К завтраку обнаружилось, что помимо немалого числа убитых и раненых численный состав взбунтовавшейся роты сдулся втрое за счет дезертиров. И это явно был ещё не конец.
   -Хорошая была рота, - вздохнув, резюмировал эту новость Адель ан Бекхарден. - Когда-то.
   -Бандитов на дорогах прибавится. - Пожал плечами я. - И мой бывший оруженосец с ними убежал.
   Адель хихикнул. Про каминг-аут подосланного ко мне доблестными сослуживцами стукача ему явно уже довели. Вскрыл я Гленни "при большом стечении народа" так что тема для сплетен среди солдат всех трех рот была обеспечена минимум на неделю вперед.
   -В последний момент не обокрал?
   -Нет. Свое-то еле-еле забрать сумел. Ездовой об него древко глефы чуть было не сломал.
   -Хы-гы...
   Когда нам уточнили, что вслед за Гленни у "Юдонских волков" исчезли квартирмейстер и ротная касса, а пытавшегося по мере сил и возможностей обуздать личный состав фельдфебеля с соратниками в ходе ночных разборок кто-то изрубил, что-либо дополнять к сказанному стало бессмысленно. Мы с Аделем, не сговариваясь, переглянулись и развели руками. Роте действительно приходил конец.
   Ан Риаф всё это время лежал в забытье, если перевести слова по мере сил и знаний подлечившего его мага в понятную мне терминологию, слуги ан Варена действительно перестарались и осчастливили капитана "Юдонцев" и своего жаждущего с него выкупа господина переломом основания черепа. Фер Рендел, как бы я к нему не относился, в плену показал себя настоящим рыцарем, мужчиной и героем. Отмороженный капитан "Юдонских волков" на мученическую смерть своих лейтенантов равнодушно смотреть не стал и сумел найти момент, чтобы почти удачно добраться до горла пленителя.
   -Лучше бы Рендел менее героически себя вел, - после краткого обсуждения последствий самоликвидации союзной нам роты вздохнул я. - Был бы цел, бунта бы не случилось.
   -Тебе-то какое до него дело? - Фыркнул Адель. - Своих хлопот не хватает?
   -Задет. - Усмехнулся я, не став возражать.
   -Вот, вот. Что там с грязным бельишком? Нашел в нем что-то?
   За допросами пленных я провел весь вечер, половину ночи и кое-кого подловил на противоречиях даже утром. Полный желания показать коллегам результаты профессионального подхода более развитой цивилизации к следственным мероприятиям вел себя подчеркнуто корректно, вежливо, периодически улыбался и специально никого не пугал. Отчего при этом допрашиваемых пробивало потом, а конвойные стояли с мордами как на похоронах не пытался даже догадываться.
   Ну а если серьезно, ни выбивать из людей информацию, ни пользоваться водой и махровым полотенцем на данном этапе ни в коем случае было нельзя. Правильный вопрос -- это половина ответа. Прежде чем что-то спрашивать, в нормальных условиях надо знать хотя бы часть правды. Вот эту правду я в том дерьме, что эти люди пытались мне скормить и искал.
   -Полно. Все подштанники если не желтые, то коричневые.
   -Хы-г-ы-ы.
   -Зря смеешься. Даже не знаю, продолжить сейчас допросы или бумаги его до последней буковки пересмотреть.
   -Без пыток я бы здешней черни не верил, - дипломатично сказал Адель.
   -Пытать кнехтов пока рановато. Только определяюсь, что у них надо спрашивать.
   -Ты какой-то... толи подозрительно добрый, толи слишком брезгливый для своей Госпожи. - Покачал головой ан Бекхарден.
   - Пытка -- это только инструмент, мой друг. - Абсолютно серьезно прояснил ему я, не став спорить о роли Хелы в моей жизни. - Сунуть человеку под хвост раскалённый железный прут нетрудно. Трудно правильно угадать, что ты с этого сможешь получить.
   -Убедил фер Вран, убедил. Как там благородная госпожа? - решил сменить тему Адель.
   Славная умениями вовремя сверкнуть сиськами благородная госпожа тяжелыми впечатлениями от безвременной кончины супруга не ограничилась. Не знаю, что меня заставило вспомнить о несобранных своевременно стреляных гильзах, но когда я решил зайти в хозяйские покои, то попал в центр драмы. Бородач из нанявшихся к нам недавно "мусорщиков", успел выпотрошить в комнате все сундуки и, не удовольствовавшись найденными деньгами и драгоценностями, спускал штаны, положив даму на край кровати.
   Увидев меня, насильник испуганно хрюкнул, отскочил от женщины как ошпаренный и скрыв подолом кольчуги свой обмякающий хоботок, попытался мне что-то сказать. В чем, однако, не преуспел. Выслушивать от этой крысы бессмысленные оправдания не было никакого желания. Я в три шага оказался рядом и, перехватив тащившую меч из ножен руку, воткнул злодею двадцать сантиметров стали под ухо. Шлем, раскладывая владетельницу фьефа, он для пущего комфорта решил снять. Приговор бросившему товарищей в бою и занявшемуся несанкционированным мародерством солдату был однозначен и после выданной мной печати даже богами обжалованию не подлежал. И всё бы было прекрасно, если бы выставившая в мою сторону аппетитную голую задницу женщина в этот момент не подумала закричать. Наконец-то не выдержали нервы.
   В итоге гильзу свою я нашёл не скоро. Нет, с процессом знакомства на самом деле все было вполне невинно, но попробуй в этом убедить рискнувших заглянуть на женский крик и всхлипывания солдат. Предложить помощь нам естественно никто не рискнул, однако любопытствующие упорно пытались подслушивать. Так что, дабы избавиться от нагрузки на слух и нервы пришлось женщину немного успокоить, впадая в процессе в шок и трепет не только от ее задницы, но и бюста, которому в этот раз было не спрятаться в разорванной до пупа несостоявшимся насильником ночной рубашке.
   Ну а когда дамочка вернула себе возможность соображать, всё стало ещё хуже. Благодаря тому, что нанесенная мне Айлин моральная рана успела открыться и начала кровоточить, я даже сам не сразу заметил, как ещё одна попавшая в мою жизнь вдовушка невзначай извернулась так, чтобы один из ее упругих холмов сам ткнулся в мою ладонь. Единственное, но, дама при этом манёвре немного не угадала с взглядом. Не успела его спрятать, прежде чем я отвлекся на подстегиваемые основным инстинктом тактильные ощущения. Размеры и плотность попавшего в мою руку богатства загадочно не вязались между собой, до синтеза силикона в этом мире всё-таки ещё лет семьсот оставалось.
   В общем, когда мужчина, старательно сохраняя достоинство, уходил, уже полностью пришедшая в себя женщина провожала его вызывавшим весьма даже смешанные чувства тигриным взглядом. Я даже ее оставил в хозяйских покоях после этого, только служанок из камеры к ней переселил и приставил к двери часового.
   -Хорошо все с благородной госпожой. Одна проблема - ночами мерзнет.
   -Хы-г-ы-ы-ы-ы...
   -Тебе смешно, а мне что делать?
   -Хы-г-ы-ы.... Ну и как она?
   -Это слушком личный вопрос - покосился на него я. - Но отвечу. Не пробовал, не до нее было. Уже не мальчик, чтобы ради женщины отдыха себя лишать.
   -Как ты так, - посочувствовал мне ан Бекхарден. - Сочная дама. Не пожалеешь?
   -Даже слишком. И красотой своей пользоваться умеет.
   -Я заметил. - Согласился со мной Адель. - Быть может, уступишь?
   Ситуация становилась интересной.
   -И зачем она тебе?
   -Ну а зачем мужчине может понадобиться красивая женщина? Я из-за этой фрейи в клетку попал, обидно знаешь.
   -И права на лён на ней теперь повисли, - буркнул я.
   -Если ты на этот фьеф претендуешь, я ничего не говорил, - замахал руками мой собеседник. - Наслышан, что у тебя с той пленной альвой всё по-настоящему.
   В этот раз, не справившись с эмоциями, развел руками уже я сам.
   -Прямо-таки все теперь про мою личную жизнь осведомлены!
   -Хе-хе-хе-хе. Привыкай, капитан. За любым твоим шагом много глаз теперь следит.
   -Интересное предложение, - задумался я. Идея сделать эту смачную женщину, без всяких комплексов пытающуюся спрятаться от возникших в ее жизни проблем под мужским одеялом, не своей, а чужой головной болью, как минимум заслуживала большого внимания.
   -Дашь время подумать? Пока не решу, обещаю ее даже не трогать.
   Удивленный ан Бекхарден расплылся в широкой улыбке.
   -Что это? Твоя альва была настолько хороша?
   Я посмурнел. Вспоминать Айлин не хотелось, мысли, что с ее стороны в ходе нашей связи вместо чувств было одно притворство, грызли душу не хуже стаи волков. А когда вспоминал обстоятельства расставания, вообще хотелось кого-то убить.
   -И это тоже. Но главное в ней другое. Слишком уж фрейя Карин умная и как бы тебе сказать правильно, небрезгливая женщина. - Вообще я хотел сказать: "Женщина без комплексов" но не нашел в имперской кайре смыслового аналога. -Можно предполагать, что думала в этой чете тоже она, а не безвременно почивший старичок.
   -Преувеличиваешь, - тут же задумался нет ли определенных минусов в идее заполучить фрейю Карин в свою постель Адель.
   -Разве что немного совсем, - вздохнул я. - Что фер Редвин не дурак и интриган не из последних мне понятно. Но они серьёзно поругались, перед тем как он к нам поехал. Причину угадать сможешь? Слуги не знают. Тех, кто мог знать, я порешил.
   -Вот как?
   -И я о том же. Подозреваю, что дама была против, но супруг рискнул показать свое я. У него это получилось.
   -И что с ней делать будешь?
   -Да выпотрошу ее, наверное, - брови Аделя дёрнулись в немом изумлении, - и тебе отдам. Сумеет основную часть грязи на мужа свалить, пусть живет и здравствует, дальше соблазняет мужчин. В этом мире каждый крутится, кто как может, полным-полно куда более неприятных людей, чем разбойничающие рыцари. Мы с тобой, например.
   -Ха-ха-ха, - развеселился подозрительно сегодня позитивный ан Бекхарден.
   -Ты выкуп готовь, а не хохочи, - принял я окончательное решение, не став обманывать самого себя и признав, что стати рыжей альвы меня до сих пор не отпустили.
   Выбить клин клином, связавшись с пойманной в замке змеей было бы слишком непредсказуемым по последствиям решением. Это не в бордель, в конце-концов заглянуть. Так что пусть Адель с ней и мается, раз захотел. "Бойся своих желаний, ибо они сбываются" товарищ.
   -Сколько просишь? - Решил, сразу не отходя от кассы урегулировать финансовые вопросы ан Бекхарден.
   -Сто золотых.
   -Очень дорого за женщину, - покачал головой тот. - Не стоит она того.
   -Даже с фьефом?
   -Чтобы фьеф через нее взять, на фрейе Карин жениться надо. Женитьбы в моих планах пока что нет.
   -А вдруг у вас появятся чувства? - Предположил я.
   -Не думаю, - отрекся Адель. - Она уже двоих мужей пережила, не хочу быть третьим.
   -Тебя целая рота охраняет, - разбил я его довод. - Женщина фрейя Карин явно весьма неглупая. За такой, как за каменной стеной. Если конечно сумеешь ее лояльность и уважение заполучить.
   Адель на какое-то время задумался, не понимая, шучу я или нет:
   -Фер Вран ден Гарм... ты сейчас серьёзно говоришь, или как на рынке товар нахваливаешь?
   -Не буду считать твои слова оскорблением, - ухмыльнулся я. - Абсолютно серьёзно. Как в речи на похоронах.
   -Ста золотых всё равно не дам, - принял шутку ан Бекхарден.
   -Могу до девяноста опустить.
   -Жрецы говорят, что людская жадность богам противна.
   -Никогда такого не слышал.
   -Вран, за десять золотых я себе отличного боевого коня куплю, а ты мне заежженую кобылу за девяносто предлагаешь!
   -Зато ничему учить не надо. И ты только посмотри на ее круп!!!
   -А-ха-ха! - Захохотал капитан.
   -Двадцать ещё могу дать, - отсмеявшись, перешел Адель на деловой лад. - Больше благородная дама не стоит. Мы не на большой войне, надавит Наместник - придётся отпустить. Одни убытки.
   -Договорились, - неожиданно для него кивнул я, не став дальше задирать цену. Пошутили и будет. Даже со всеми перспективами, благородную пленницу в лагере сбыть с рук за большую цену было трудно. Айлин примерно по тем же причинам в десять золотых при дележе оценили.
   -И ты обещал ее не трогать! - Напомнил мне ан Бекхарден.
   -Не вопрос, - пожал плечами я. - Кукушонка можешь не опасаться.
   Адель вильнул взглядом. Я мысленно захихикал, подброшенная мной идея стать для фрейи Карин третьим мужем, похоже, легла на унавоженную почву. Не вечно же ему бобылем по дорогам войны ходить. Не мальчик, чай, давно пора подумать о родовом гнезде и детях. Для столь опытного капитана наемников такая вовремя вброшенная рекомендация как "можно предполагать, что думала в этой чете тоже она, а не безвременно почивший старичок" безусловно, имела, куда большее значение, чем шикарная грудь, жопа и личико. Надежный тыл на войне -- это немаловажно, на таком фоне внешность могущей сохранить и преумножить награбленные богатства супруги идет не более чем приятным бонусом.
   Собственно, это было все, что я для попавшейся в мои сети незаурядной женщины мог сделать, чтобы беспроблемно для нас обоих от нее избавиться. Как бы то ни было, несмотря на ее ставшее очевидным участие в убийствах и ограблениях, дама мне очень понравилась. А что до ее преступлений, то эпоха вокруг такая, когда человеческая жизнь и медяка не стоит. Вон, одна из самых знаменитых женщин эпохи Возрождения, "Львица Романьи" - Катерина Сфорца прославилась тоже далеко не одной только воинской доблестью.
  

* * *

   "Тигрица Варена" облегчить мне выполнение данного Аделю обещания не спешила. С подсовыванием тугой груди под неосторожную ладонь, впрочем, тоже уже не вульгарничала, действовала гораздо тоньше. Чужие реакции определённо отслеживал не только я один. Мою волю в ходе словесных поединков подтачивали плавно перетекавшие из одной в другую сексуальные позы, своевременные наклоны, позволяющие поймать мужской взгляд бездной своего декольте, загадочные улыбки и всё такое прочее, в ход шел весь доступный ей женский арсенал.
   В итоге, когда в ходе очередного ее допроса снова начала поднимать голову мысль на часок другой забыть о своих принципах, а взгляд магнитом притягивать к кровати с балдахином, мне это надоело.
   -Фрейя Карин. Может быть, ненадолго отвлечемся от дел вашего мужа, и я задам вам личный вопрос?
   -Почему бы и нет. - Обворожительно улыбнулась женщина.
   -Почему вы так себя ведете? В ходе нашего ночного знакомства это было неглупым выходом, но сейчас?
   -О чем вы? - "Удивилась" она, довольно блеснув глазами.
   -Вы прекрасно поняли, о чем я.
   -Нет, я не понимаю. - Захлопала глазами фрейя, кося под дурочку точно, как моя бывшая жена. - Не желаете разъяснить?
   -Ну не понимаете и ладно, - не стал я принимать правила навязываемой мне игры. - В любом случае, скоро вы моей головной болью быть перестанете. Толочь воду в ступе начинает надоедать.
   -То есть? - Тоже стала серьезной, понявшая, что перебрала фрейя Карин.
   -Продать я вас решил. Адель ан Бекхарден с самой первой встречи на вас облизывается. Пристал как с ножом к горлу - "уступи красавицу, я из-за нее в плену ужасные лишения перенес!". Надо будет согласиться, пока по глотке не чикнул.
   -Вас, пожалуй, зарежешь, - покачала головой женщина, оставаясь серьезной. - А на самом деле, какова причина? Неужели вам не понравилась?
   -Мы оба знаем, что это не так, - усмехнулся я.
   Если я ожидал, что она сейчас включит чары с удвоенной силой, то ошибся.
   -Чего я никогда не подозревала в наемниках, так это верность женщине, - вздохнула фрейя Карин, практически угадав причину. - Неужели совсем было без шансов?
   -Сам не подозревал за собой такой силы воли, - подарил я ей, самый что ни на есть честный комплимент. Благо, что разговор выходил на нужную мне волну, собеседницу требовалось простимулировать.
   -Это утешает, - кивнула дама, почему-то поверив в мою искренность. - Немного.
   -Привыкли, что мужчины рядом с вами быстро теряют разум?
   -К сожалению, получается не всегда, - холодно усмехнулась она.
   -Все шансы, что следующая охота будет удачной.
   -Не смешите, - махнула фрейя Карин рукой. - Живой бы у Бекхарденов остаться, уже будет хорошо. Если конечно буду рада, что в живых осталась.
   Вот значит, почему мы стали такой серьезной. Но как держится! Просто молодец! Что тут сказать, не зря я недавно ее Аделю рекламировал.
   -И тем ни менее, для вас не все потеряно.
   -Вы это серьёзно? - Удивилась женщина, внимательно меня рассматривая. А в глазах между тем, волей-неволей разгоралась надежда.
   -Абсолютно. Братья профессиональные солдаты, могу с уверенностью сказать, что они вполне способны понять и простить вам попытку убийства, если не увидят в ней личных мотивов. Положение у них конечно несколько людоедское, но Бекхардены вовсе не звери, ну а если вы не при делах, то мстить вам совсем необязательно.
   -Я вам уже говорила, что эта кровавая глупость дело рук этого болвана, моего мужа.
   -Охотно верю. Но отработав за эти дни ваших людей, у меня появилась уверенность, что ваше участие в делах супруга было куда большим, что вы пытаетесь признать. Посоветовали вы своему мужу сотворить эту кровавую глупость, или возражали, а он поступил по своему разумению, собственно сейчас вашу дальнейшую судьбу и определяет.
   Женщина надолго задумалась. Я не мешал.
   -Чего вы от меня хотите? Что женские прелести не интересуют, - женщина сексуально изогнулась и провела по груди руками, - я уже поняла.
   -Ничего такого, что вы не сможете мне дать. - Усмехнулся я от такой дешевой подначки. - Письма, расписки, документы, подельников, скупщиков, заказчиков, имена жертв, места захоронения трупов и содержания похищенных и так далее. В общем, все, что называют доказательствами преступлений вашего супруга. То, чего я пока не нашел.
   -Чтобы, - голос женщины сочился ядом, - я доказала свое соучастие и мне голову отрубили?
   -Ну и зачем мне с Бекхарденами ваша смерть? - Хмыкнул я. - Кто вам сейчас мешает на покойника все сбросить? Что же до нас троих, то ваше право голоса в семейных делах, может быть даже комплиментом. Привлекательных женщин вокруг немало, а вот удачные сочетания умы, силы и красоты большая редкость. Топить вас без личных причин не интересно.
   -А от моей жизни, какая вам троим польза?
   -Лично мне ни ваша жизнь, ни ваша смерть не нужны, Аскель ранен, а вот с Аделем могут быть варианты. По секрету сказать, капитан не то чтобы холостой, но сейчас даже не занят. Думаю, что беззащитной женщине с фьефом будет весьма небезынтересно присмотреться к такому мужчине.
   -Какая забота! - Скептически поморщилась красавица. - Не мужчина, одни открытия. Сводника в капитане наемников я тем более подозревать не могла.
   -Возможно потому что я не капитан, а только исполняю его обязанности?
   -Возможно, - тронуло ее губы подобие улыбки.
   -Итак, ваш ответ?
   Фрейя Карин еще раз задумалась. Я равнодушно ждал. Каждый из нас сам творец своего счастья, дальше уговаривать даму было в лом. Пусть и не в полном объеме, но вполне достаточный для моих целей пакет информации по неодобряемым Уголовным Кодексом и общественностью делам четы ан Варен я получил и без ее помощи. Что же касается сведений, эта женщина могла мою информацию уточнить, то дыба, кнут, воронка и ведро с водой, ведро с водой плюс махровое полотенце и прочие проверенные и не проверенные временем профессиональные приспособления на данном этапе уже могли прийтись к месту. Данных, в каких направлениях у нее стоит спрашивать и какие ответы ожидать, было навалом. И я искренне надеялся, что эта неглупая дама рискнет выбрать устраивающий нас обоих вариант. Исход схватки хищников решают зубы. А зубы у меня были куда длиннее и крепче чем у нее. По крайней мере - сейчас.
   -Я согласна, но даже мне о делах мужа многое неизвестно. Фер Редвин... - женщина замялась, не зная, как правильно сказать, - совсем не был глуп, слаб и наивен.
   -Честные и полные ответы с вашей стороны меня устроят. Если не залезли глубоко в грязь это только к лучшему.
   -Вы не сказали о моем интересе. Что я из этого получу. - Мягко заметила женщина.
   - "Черная роза" снимет с вас претензии за замученного мужем лейтенанта. От злобы ан Риафа Адель тоже сможет вас защитить.
   -Всё-таки Адель ан Бекхарден, а не вы? - Зябко повела плечами капельку чем-то недовольная фрейя Карин.
   -Поверьте, Адель будет не худшим выбором. Даже на фоне всех тех проблем, которые вас ожидают без нашего участия.
   Фрейя поморщилась. Не интересовался ее возможностями по поддержке семьи, но даже в этом случае привлекательная бездетная вдовушка с имперским леном на какое-то время должна была стать предметом охоты всего безземельного рыцарства на сотню километров окрест. И серенады благоухающих духами менестрелей в разноцветных обтягивающих рейтузах в этой Битве Любви и Красоты были бы изначально неактуальны. Соревноваться тонким натурам в сражении за сердце красавицы пришлось бы с вонючими несентиментальными раубриттерами, которые исполнителям модных хитов музыкальные инструменты не только на голову могли натянуть.
   -Надо же, как повезло этой альвийской сучке.
   Я подавил подобное урагану желание плюнуть на пол.
   -Мда. И кто же у нас под замком-то сидит...
   Женщина нашла в себе силы улыбнуться:
   -Поселить со мной служанок было ошибкой. Среди солдат вы любимый повод для сплетен.
   -Верну удар. - Немного натянуто усмехнулся я. -Общение с Аделем попробуйте строить как со мной сейчас, от ума и здравомыслия. Вашу внешность мы и без вас оценили, что же до женского внимания, оно для небедного капитана наемников дело обычное.
   -Стоит запомнить, - хмыкнула фрейя Карин. - Но может быть, вы озвучите свои условия до конца?
   -Простите я немного отвлекся.
   -Ничего страшного.
   -На чем мы остановились? Адель сумеет вас защитить?
   -Да, - кивнула женщина.
   -Если в процессе сбора доказательств преступлений вашего покойного супруга. свидетелей вашего участия в семейных делах поубавится, кому от этого будет первая польза?
   -Главных свидетелей достать не сможете.
   -Хотелось бы пояснений.
   -Я держала в своих руках финансовую часть дела и отчасти посредничала, а не разбойничала на трактах. Да и муж мой, не сам разбойничал.
   -Я знаю. - Кивнул я. Озвучивать пересказанные мне слухи, что эта женщина как минимум пару раз настоятельно рекомендовала супругу цели налётов, в этот момент было лишним. С кем не бывает, в конце-то концов.
   -Фер Вран, вы не глупы и слишком хорошо образованы, чтобы не понимать, в каких дверях простым наемным солдатам нос прищемят.
   -Давайте вы честно и без утайки посвятите меня во все эти тайны, а я уже решу, где нам с братьями следует остановиться. Бумага все стерпит, согласуем, что можно будет ей доверить. Ну а я в свою очередь возьму с Аделя обещание, что он отнесется к вам с достойным вашего положения уважением.
   -Даже так? - Удивилась дама.
   -Было бы ошибкой считать это допускающее весьма широкие толкования обещание полноценной защитой, но поле для маневра у столь умной женщины изрядно расширится. Адель свое слово держит, поверьте. Братья для нашей профессии на удивление достойные благородные господа.
   -Я вам поверю. - Задумалась о своих перспективах фрейя Карин, бессознательно выпустив наружу загадочную улыбку.
   -Но ещё раз напоминаю - постарайтесь сейчас не врать. Если я вас на этом поймаю, участие в делах супруга непременно сыграет с вами очень дурную шутку.
   Женщине стало не до улыбок.
   -Согласны с тем, - спокойно продолжил я, -что беззащитная женщина, отправившая Аделя ан Бекхардена на подвал ждать выкупа и беззащитная женщина, которая пыталась мужа от такого поступка отговорить, совсем разные беззащитные женщины?
   -Может быть даже к лучшему, что я с вами не связалась. - Царственно скорчила кислую рожицу фрейя. - Вы настоящий негодяй.
   -Спасибо за комплимент. - Слегка поклонился я. - Непритворно польщен.
   Фрейя Карин улыбнулась и махнула рукой:
   -Спрашивайте уж, что вас интересует.
   Я патетически размял пальцы и достал тетрадь с записями. Посмотрим, что из нее удастся выжать.
  

* * *

   Информации из дамы выдавить, конечно же, удалось немало. Все лакуны я, безусловно, не заполнил, но сведений, могущих помочь избавить нас от неудовольствия государственной власти и окрестного имперского рыцарства, было получено даже слишком много. Кое, по каким направлениям, дальше копать действительно было лишним.
   Интересуясь делами фера Редвина ан Варена, я сильно недооценил масштабы возможных в его положении преступлений. По итогам расследования отставной трибун фрументоров Второго Дантримского легиона вышел крысой размером этак с коня.
   Сравнить я его мог, пожалуй, только с небезызвестным полковником Радчиковым, оставившим на афганской земле обе ноги. Безногому инвалиду в процессе распила денег "Фонда инвалидов войны в Афганистане" недостаток конечностей вовсе не помешал сначала подорвать сменившего его на посту директора фонда подполковника Лиходея, а потом ещё и устроить взрыв на Котляковском кладбище, где погиб сменивший покойного директор фонда, родственники Лиходея и ещё с десяток "афганцев".
   С налетами на передвигающиеся по окрестным трактам купеческие караваны, обкладыванием проезжего люда данью и похищениями людей ошибиться было в общем-то сложно, это факт. Наркотиками в этих местах не торговали, так что кроме рэкета небрезгливому провинциалу быструю деньгу сбить было в общем-тои негде. Но я совершенно не ожидал, что фер Редвин окажется достаточно умен и хитер, чтобы, обжившись на новой родине, стать доном Корлеоне окрестных лесных фратрий. Как он со своими невеликими силами их в той же Эдернской пуще прижал, было решительно непонятно - этого не знала ни жена, ни допущенные в преступные дела своего сеньора слуги. Предположение о кооперации с такими же желающими зарабатывать на большой дороге раубриттерами, к слову сказать, не оправдалось.
   Но дань, судя по документам и информации от исполнявшей роль главного бухгалтера предприятия супруги, банды ему платили. И через его же посредничество сбывали награбленное. И в торговле людьми он тоже посредничеством отметился. И оплачивали безопасность купцы в конечном итоге тоже феру Редвину.
   Я чего-то определенно недопонимал. Как можно было, только-только наладив столь перспективный бизнес рисковать его потерять в захвате комитов залётных наемных рот, уму было непостижимо. Ну да, у него была подстраховка еще и с "ручными" бандюгами - при попытке обезглавленных рот осадить замок, фратриям имели задачу начать вокруг нас партизанить. Но как! Зачем? Да он те же деньги за годик точно бы собрал с обложенных данью окрестных трактов, причем с куда меньшим риском.
   Политический авторитет поднимал? Вариант. Почему бы и нет! На волне славы такому мафиозо как минимум в "уездные предводители дворянства" выбиться было бы нетрудно. А это уже самое настоящее аффинирование с властью, причем на куда более мощном фундаменте, чем у российских ОПГ-шников пролезших в парламентарии. Тем парламент гарантировал доступ к возможностям хлебнуть из Московских денежных потоков и обеспечивал депутатскую неприкосновенность, а здесь подобный "предводитель" помимо того же доступа к денежным ручейкам вписывался в одну из вертикалей силовых структур Империи.
   В принципе, если принять "политическую" версию в качестве основной, политическим амбициям фера Редвина могло помешать только раскрытие его криминального обличия. О чем ан Варен, было видно побеспокоился.
   Впрочем, вести дела с исполнителями исключительно через посредников у фера Редвина, не получилось, хотя основную часть текучки на них он всё-же замкнуть сумел. Соответственно, чтобы доказать руководство покойником преступной организацией, нам требовалось взять живыми и настоятельно убедить облегчить души в чистосердечных признаниях эти самые "прокладки". Ну и поддержать их слова объективными доказательствами заодно. Мало ли чего люди на дыбе наговорить могут. Да и попробуй, докажи что-нибудь в здешнем суде, противопоставляя одни только слова хоть миллиона кандальников и быдлоты слову благородного человека.
   К счастью распутывали мы криминальную цепочку сверху-вниз, а не снизу-вверх, так что "обрубленные концы" с ликвидацией главарями фратрий упомянутых посредников были очень маловероятны. "Лесные братья" кто бы их ни искал, в любом случае были крайними, так что срочно резать промежуточные звенья между собой и ан Вареном им попросту не имело смысла.
   В итоге, наиболее перспективным гражданином для окончательно уличения фера Редвина в его преступлениях мной был сочтен некий Ангус Каван, отставной опцион и (какая неожиданность) бывший подчинённый ан Варена в рядах "особистов" II-го Дантримского легиона.
   Вышел в отставку этот человек только через четыре года после ан Варена, видимой посторонним связи со своим бывшим командиром не поддерживал, земли "в вечную аренду" взял Императорские и поселившись вкупе с парой таких же отставников в сожженной разбойниками деревеньке посреди Эдернского леса, неплохо там приподнялся.
   К настоящему моменту Каван, помимо богатой фермы с десятком наемных работников держал придорожный постоялый двор с трактиром и гарантиями безопасности для постояльцев подтвержденными главарями оперирующих в лесу банд. Насколько я смог понять косноязычные объяснения замковой быдлоты, засланный казачок надел маску "чисто конкретного ресторатора" - владельца избавленной от конфликтов нейтральной территории, где уставшие слушать волчий вой бандюганы имели возможность расслабиться душой, выпить хорошего вина и найти среди мимо проезжающих путешественников состоятельного нанимателя. Да, фратрии в этом мире на акцию тоже можно было подрядить.
   Что скрывалось под этой маской, было понятно даже без сданной мне в тайнике конфиденциальной переписки, финансовой документации и дополнительных пояснений от фрейи Карин. Появился в этих местах вышедший в отставку фрументор, как и следовало ожидать по приглашению фера Редвина, у него же брал ссуды на развитие бизнеса и, разумеется, именно с ан Вареном вел все неодобряемые законом делишки. Соответственно все, что от меня сейчас требовалось, это взять Кавана с ближайшими подельниками живым, добыть в его сундуках вещественные доказательства и предоставить их государственной власти и окрестному дворянству вместе с протоколами допросов фрейи Карин и замковых слуг.
   А то, несмотря на все наши попытки разъяснить соседям фера ан Варена ситуацию, вокруг рот начались неприятные шевеления. И ладно еще со стороны ан Сагана было тихо, по доходившим к нам слухам барон жег графские владения и пытался добить войско.
   Короче говоря, срочно требовалась спецоперация, и проводить ее кроме меня было некому.

Глава V

  
   Эдернский тракт оказался типичной для Аэрона дорогой регионального значения - автобаном "древнеримского" типа с набором водоотводных коммуникаций и хорошим щебенчатым покрытием. По сути единственное, что серьезно отличало его от уже виденных мной Имперских шоссе - начинающийся прямо за линией кюветов лес. От подсада обочины не чистили как бы ни со времени постройки дороги.
   Тем ни менее, несмотря на столь явный признак утери государством контроля над территорией и весьма жесткие нравы общества, присутствия банд особо заметно не было. Несколько гниющих на обочинах разбитых и сожженных повозок, да мощный дуб на перекрестке с тремя распухшими висельниками на нем, вот и все признаки.
   Опцион из конников "Черной розы" - Кёрл Тилли по прозвищу "Лесоруб" поравнялся со мной и мотнул головой в направлении покойников. Я равнодушно пожал плечами и кивнул, разрешая их осмотреть. Кто это такие, мне собственно тоже было любопытно. Если верить карте и опросу за неимением лучшей кандидатуры взятого проводником Хёука, построенный на месте брошенной лесной деревушки постоялый двор "Эдернский волк" мы могли увидеть, как бы ни за следующим поворотом, так что этот беспорядок был небезынтересен.
   -Сколько повешенных не видал, все мурашки по шкуре бегают, как у них шеи тянет. - Легкий на помине Хёук воспользовался остановкой чтобы завязать "светский" разговор. Входил в роль моего оруженосца по методике Станиславского, не иначе.
   -Чисто гуси, да, да, да. - Дополнил я его фразу, располагаясь по наветренной стороне к трупам и скептически покосившись на хмурую рожу хитреца. - Ты бы лучше о погоде поговорил.
   Подобно мне не желающая больше необходимого нюхать вонь мертвечины часть группы грохнула взрывом смеха. Что Хёук недавно проштрафился и не прочь загладить свою вину, секретом ни для кого не являлось.
   -О погоде, фер Вран, вам будет не интересно. - Спокойно развел руками нахальный боец.
   -Ну а о висельниках поговорить, в самый раз? - Удивился я. - "Вы только посмотрите, фер Вран, какие у них лебединые шеи!" Ты не е...ся, солдат? Не можешь найти лучшую тему для трёпа!?

THE END

228 533 знака с пробелами. Продолжение следует...

  
  
  -- Для ознакомления выложена треть романа - четыре главы.
  -- Остаток произведения доступен по подписке, стоимость подписки 200 рублей.
  -- Продолжения выкладываются раз в 1-2 недели, в зависимости от загруженности автора в реале. Текст актуален на 10.07.2018 г.
  -- Закинуть деньги на кусочек хлеба с маслом автору можно по следующим адресам:
  
  --    Яндекс-Деньги: https://money.yandex.ru/to/410014100184272 (предпочтительно)
  --    Пейпал: https://www.paypal.me/RostislavDDD
  --    Пейпал: https://www.paypal.com/ - mr1976@mail.ru
  
  -- Подписчикам настоятельно рекомендую писать в комментариях к переводу почту для последующей рассылки и дублировать ее письмом по адресу mr1976@mail.ru, чтобы рассылку автором продолжений не рубил антиспам.
   Хоругвь - знамя, в данном случае подразумевается сводный полк поместного ополчения со своим знаменем.
   Барристеры (от "barrister от bar" - барьер в зале суда, за которым находятся судьи) - в английской судебной системе присяжные поверенные, или если угодно адвокатура высшей категории (низшая - солиситоры). Термин появился в XV веке и означал "допуск к судебному барьеру", читай право быть выслушанным судом в интересах своего клиента.
   Фрейя, на древней кайре "дама", именование и обращение к благородной замужней женщине (вдове). Применительно к Аэрону вне зависимости от того, был ли посвящен в рыцари ее муж, соответственно именующийся обращением фер, или нет - в этом случае именуясь шеном ("почтенный"). Вне благородных семей замужняя женщина именуется шеной.
   Тан - близкий рыцарскому титул альвов. Примерно соответствует по содержанию испанским идальго Реконкисты и шляхтичам времен расцвета Речи Посполитой. За пределами диаспоры используется очень редко. Основное отличие альвийского тана от посвященного в рыцари благородного господина Аэронской Империи, что в альвийских княжествах иерархии miles (служилого военно-благородного сословия) и nobilis (знати) применительно одной и той же персоналии не пересекаются, первое сословие всегда служит второму и его представители считаются воинами по рождению. Впрочем, так как эти княжества являются частью империи получение альвами и их полукровками параллельных людских титулов совсем не редкость
   Министериалы (от лат. ministerium - должность) - привилегированная прослойка "служилых людей" аристократии, получающая от своего сюзерена жалование или земельный участок "на кормление" не на основании вассального договора, но занятия ими определенной должности, которую министериалы не были вольны оставить по своему желанию. В Германии от крепостной зависимости к своему господину министериалов не освобождало даже полученное рыцарство. К слову "менестрель" -- это искаженное "министериал" и есть. Впрочем, в данном случае под министериалами подразумеваются служащие Фальтигерну ап Шоннахту таны из зависимых семей, занимающие в альвийском социуме положение, представляющее собой нечто среднее между немецкими динстманнами и английскими джентри.
   Хела - Богиня Смерти Хейенского пантеона, сестра Тира, "Владычица Дикой Охоты". В других ипостасях покровительница справедливости и, как это ни странно врачей деля покровительство над ними с Богиней Жизни Диной.
   "а поверх этого ледяного ветра он совсем не желал мне зла" - не то чтобы совсем неизвестный смертным, но довольно успешно скрываемый от большинства факт, что практически все альвы и соответственно их полукровки в той или иной степени эмпаты.
   Тир - верховный бог Хейенского Пантеона (если правильнее одного из Пантеонов). Женат на Ранн, брат Хелы. Покровитель императорского рода Аэрона, в народе ходят неподтвержденные жречеством слухи, что Император Брейден I его отпрыск. По понятным причинам самый почитаемый из Богов в Империи.
   Эйнхеррии - здесь свита богов, в большинстве из "возвышенных" ими смертных. В данном случае тан Фальтигерн подразумевает увиденных им эйнхерриев из Дикой Охоты - свиты Хелы.
   Рейна - если строго, то обращение к девушке из не титульного дворянства. В широком смысле любая благородная девушка.
   Отпрыск баронов - применительно к детям владеющей доменами титульной аристократии обращения барон, граф и т.д. в Аэроне используются как "титулы учтивости". При титуловании мужчин в официальной обстановке они дополняются предикатами "наследный" и "не наследный", которые в остальных случаях можно опускать, у женщин используется предикат "вдовствующая". Потомки "не наследных" баронов, графов и т.д. прав использования титулов предков уже не имеют и переходят в разряд "благородных господ", получая новый герб, но сохраняя, однако родовую фамилию. Последнее дает им право претендовать на титул в случае пресечения старших родовых линий.
  
   Имперский рыцарь - имеющий права рыцаря благородный господин, находящийся в прямом вассалитете у Императора.
   Шена - неблагородная замужняя женщина.
   Тагма - основное (и самое крупное) кавалерийское формирование регулярных и наемных войск Аэрона и зоны его культурного влияния. В регулярных видах вооруженных сил империи представляет собой конный отряд численностью от шестисот до девятисот человек (с нестроевыми). Наемные тагмы могут быть как несколько меньшими, так и значительно большими по численности этих цифр. Аналоги данных формирований, собираемые поместным ополчением, традиционно именуются хоругвями.
   Хабилары - передвигающиеся на лошадях лучники, ведущие бой пешим порядком.
   Термин "лох" в кавалерии Аэрона используется в значении небольшого, не делящегося на сотни отряда (подразделения), как правило, до 150 человек численностью.
   Колок - небольшой лесок (роща), обычно в поле, в степи, среди пашни, болота и т. д. 
   "Каллеройская Академия" - для Аэронской Империи по значимости примерный аналог Оксфордского Университета для средневековой Англии. Основной поставщик чиновников для всех требующих хорошего образования областей государственной деятельности.
   Владыка Битв - подразумевается Арей, бог Войны. Старший сын Тира от неизвестной матери. Принято изображать сухощавым жилистым мужчиной с короткой темной бородой в кожаных штанах и куртке и с "бастардом" в руках. Одержимый войной тип, вплоть до участия в войнах смертных в различных обличьях. Находится в крайне неприязненных отношениях с дочерью Хелы Немайн и едва терпится ее матерью.
   Комит - в данном случае термин используется как синоним термина офицер.
   ПБС - прибор бесшумной стрельбы, в просторечии "глушитель".
   Абсолютно верное умозаключение. Вообще, роль так называемых ниндзя/шиноби в войнах японского средневековья мало того, что изрядно преувеличена масс-медиа, так они еще и не имели ничего общего с киношным образом мужчин и женщин в черных обтягивающих трико. Что же касается Европы, успешные штурмы крепостей в "ниндзя-стайл" вполне отмечены в летописях. Одна из самых крупных и мощных в Европе для своего времени крепость Шато-Гайяр, в 1204 г. пала не в последней степени благодаря шевалье Пьеру де Божи, сумевшему подняться по стене и проникнуть внутрь "внутреннего" замка сквозь "очко" настенного туалета. После того как из окна часовни наружу была выброшена веревочная лестница и поднявшаяся по ней "диверсионная группа", уничтожив караул открыла ворота, судьба второй линии укреплений Шато-Гайяра была решена. Цитадель, где укрылись остатки гарнизона, пала через неделю.
   Раубриттер - рыцарь-разбойник, во всех смыслах термина.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

57

  
  
  --

Оценка: 7.82*23  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Минаева "Свадьба как повод познакомиться" (Современный любовный роман) | | У.Соболева "1000 не одна боль" (Современный любовный роман) | | А.Минаева "Мой "идеальный" босс" (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Захватчик" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Стопхамка" (Женский роман) | | С.Грей "Галстук для моли" (Женский роман) | | Т.Блэк "Золушка из небоскрёба" (Короткий любовный роман) | | В.Лошкарёва "Вторжение" (Любовная фантастика) | | С.Лайм "(по)ложись на принца смерти" (Юмористическое фэнтези) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"