Марченко Ростислав Александрович: другие произведения.

Провал

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ - приквел к "Гадюкинскому мосту". По личным обстоятельствам не успел к БД-18, выкладываю так. Переработка в полноценный рассказ тролль-треда "Капитан Трампов и Гадюкинский мост". Самый вероятный результат "попадания" в 1941 год. Фамилия капитана к реальным людям не имеет никакого отношения.


   Капитан Козырев стоял на вершине высоты 44,8 и мрачно обозревал окрестности. В целом, позиция в районе железнодорожного моста перспектив лишена не была - совсем не узенькая Чернянка, высоты и обширные простреливаемые пространства по обоим берегам реки обещали, что десять БМП-3 роты тут какое-то время смогут просто божить даже без поправки на семьдесят лет технического развития - вот только вступать в бой не хотелось.
   За спиной капитана уныло мялись аборигены - мускулистый физкультурник, особист располагавшегося неподалеку полевого госпиталя и госпитальный же военком, отчего-то пробуждавший у Козырева ассоциации если не с питерским метросексуалом, то московским геем с тщательно скрываемым от сослуживцев радужным флагом. Национальность политрука, однозначно определяемая по лицу и фамилии, ещё более увеличивала испытываемый к нему негатив.
   Ниже по склону стояли БМП первого взвода, только что прочесавшие из своих пушек и пулемётов рощицу за рекой - обнаруженных там людей осторожность от тепловизоров не уберегла.
      Впрочем, именно эта отмеченная командиром первого взвода немецкая осторожность и решила дело. Приняв решение Козырев поймал "особиста" взглядом:
     - Слушай сюда, сержант! За рекой разведка противника, мы обнаружены. Под наблюдением рыть окопы не собираюсь. Да и поздно уже, не успеем. Устав сила, слышал о таком? Это, не говоря о том, ведение боевых действий вместо эвакуации техники будущего в тыл считаю преступлением.
     Тоскливо лупавший на Козырева глазами сержант госбезопасности Трофимов беспомощно развел руками:
     -Товарищ капитан, я конечно все понимаю, но в госпитале триста раненых и их эвакуация...
      Рассерженный настырностью опера Козырев повысил голос:
     - Ты мне это уже пятый раз говоришь. А я с первого запомнил. Нерусский что ли?
     Трофимов шевельнул губами вперил на капитана тяжелый взгляд. Козырев успокаиваясь слегка сбавил тон.
     - Принимать бой с неизвестными силами противника не буду. Извини за прямоту, но твои триста раненых даже одной моей битой БМП не стоят. Поставленный в производство хайтек с них в тысячи раз больше жизней убережет. Поэтому, когда бойцы закончат минирование моста, я возьму раненых сколько получится и ухожу в тыл. Это все, что я могу для вас сделать - наше вооружение и технику ждет Москва и военная промышленность.
   Нельзя сказать, что персонал и раненых капитану не было жалко, однако, как он считал война по определению дело жестокое, а долг офицера в ходе нее руководствоваться не умом, а сердцем. В конце концов - "Солдат должен быть одет, обут, накормлен и убит" не им было придумано.
      То, что его самого поджидает зелёный ковер и кабинет с лампой с зелёным абажуром Козырев не упомянул это подразумевалось, само собой. Про нет-нет, но возникающие в этой связи мечты о генеральских погонах или на худой конец петлицах со звёздами, знать посторонним было лишним.
      В том, что сформированная под него Особая Танковая Бригада станет остриём копья Красной Армии, развалит немецкий фронт, разгромит подлеца Гудериана и на данном этапе войны как минимум спасет Москву, капитан был уже уверен. Что он с танковой бригадой справится Козырев не испытывал ни малейших сомнений - пять лет училища и немалый опыт службы в строю давали капитану немалую уверенность в своих силах. В Красной Армии, как ни крути, у многих фундамент был куда жиже.
   Командовать корпусом, как самокритично признавал Козырев ему было рановато - а вот бригадой в самый раз. Об Особом Танковом Корпусе можно будет помечтать через годик - как набравшись на генеральской должности опыта, так и став как минимум подполковником. Ну а дальше для него уже все дороги будут открыты - встать вровень с тем же Катуковым вовсе не выглядело фантастикой. "Танки ведёт Козырев" - чем не название для мемуаров танкового командарма и будущего маршала бронетанковых войск?
   - А как же мы, товарищ капитан?
      Жалобная фраза политрука оставила сердце Козырева равнодушным. Этот комсомолец ему с первого взгляда не понравился. Капитан только издевательски хмыкнул:
     - Забирайся на броню, разрешаю ехать со мной. Бггг...
      На мосту, бойцы из второго взвода заканчивали укладывать штабель 100 мм снарядов, вытащенных из подогнанного к нему грузовика ВМО. Взрывчатые вещества и средства взрывания в роте конечно же отсутствовали, однако загоревшийся идеей взорвать мост Козырев собирался пальнуть в штабель из 100 мм пушки. Мощный осколочно-фугасный снаряд, еще куча таких же на мосту, снаряжение А-IX... Что может быть проще?

* * *

      Проще то быть может и проще, но реально оказалось, что не совсем. Наводчик-оператор командирской БМП уложил 100 мм снаряд в цель без малейших проблем, полыхнуло знатно - вот только принять детонацию штабель отказался, один только порох в зарядах полыхнул. Снаряды поразбросало в стороны, на мосту оказался попорчен настил, на чем повреждения и исчерпались.
      Козырев, поневоле оказавшийся в центре внимания окружающих, стукнул кулаком по высунувшемуся из люка шлемофону сержанта и заорал:
     - Даже на 200 метрах попасть нормально не можешь! Рота, по пять 100 мм снарядов на машину, по мосту - огонь!
     Вокруг заухали 100 мм пушки БМП-3 и от моста полетели клочья.
   Что тут сказать, верхнее строение моста действительно удалось попортить. Кое-где оказались перебиты металлические балки несущих конструкций. Последовала команда еще на пять снарядов. Потом и еще на пять. Мост безусловно потерял возможность к пропуску железнодорожного транспорта, тем ни менее устояв.
     - Какая же, блять, прочная конструкция!
     - В одну точку надо было бить. - Совет подал сидевший на броне за башней Трофимов.
     - Ты ещё меня поучи, умник...
   Трофимов отвернулся. Сидевший рядом с ним политрук изображал что его нет.
     
     - Хер с этим мостом, поехали!
      Следуя за машиной Козырева, колонна роты потянулась к госпиталю.

* * *

      На территории ППГ царила паника. Всюду мельтешили бойцы из обслуги, команды выздоравливающих и успевшие переодеться ходящие раненые, которыми пытался руководить бравого вида подполковник с замотанной головой и орденом Красного Знамени на груди.
      Козырев ткнул пальцем в направлении стоявшего рядом с БМП и растерянно оглядывающегося по сторонам политрука:
     -Хули стоишь? На погрузку у вас пятнадцать минут, для руководства госпиталя резервирую броню моей БМП. Вперёд! Бегом, блять!
      Дернувшийся как от удара госпитальный военком подчеркнуто не торопясь пошел к зданию, а вокруг машин началась еще более бешеная суета. Люди, панически топча друг друга полезли на броню и в грузовики. Буквально за полторы-две минуты всё свободное место было забито. Без драк тоже не обошлось. Порядок удалось восстановить только после вмешательства, поймавшего приступ бешенства капитана и мотострелков роты отходивших и правых и виноватых прикладами.
      БМП Козырева стояла пустой, ожидая госпитальное руководство. Из кабины КАМАЗа ВМО подполковник с пистолетом в руке выбрасывал раненого с загипсованной ногой, занявшего там его место. Вокруг машин с тоскливыми лицами стояли не поместившиеся на них неудачники.
      Когда рядом с машиной появились: начальник госпиталя военврач Заруцкий, политрук, особист и страшного вида бабка, даже в обмундировании похожая на мумию голубой феи, злой как черт Козырев нервно постучал указательным пальцем по стеклу своего "Г-Шока"
     - Сколько ещё можно ждать? Только из-за вас одних стоим!
   Заруцкий смущенно вильнул взглядом:
     - Простите, голубчик... К сожалению, мы вынуждены от вашего предложения отказаться!
     - Не понял?
     - Мы решили предоставить наши места раненым, милейший товарищ капитан... Я надеюсь это не вызовет ваших возражений?
      Козырев на какое-то время впал в ступор.
     - Вы что, немцам решили сдаться?
     - Наш комиссар с Александром, - Заруцкий бросил на особиста с политруком тёплый взгляд и одобрительно им улыбнулся, - будут выводить раненых и персонал пешком. Тех из них, кому это будет по силам. А вот мы с Ираидой Сергеевной, действительно будем вынуждены остаться с тяжелоранеными. Это, увы, наш врачебный долг.
     - Вы долбоебы что ли? - Козырев почему-то почувствовал себя просто оплеванным.
      В ответ подал голос хмуро смотревший на него Трофимов.
     - Езжай уже на хуй, капитан. Тебя Москва с техникой дожидается. Немцы уже вот-вот появятся.
      Приняв это за команду, на последнюю оставшуюся пустой БМП полезли люди, лишних из которых снова пришлось сбрасывать с брони пинками и прикладами.
      Когда БМП Козырева выезжала с территории он оглянулся назад. Заруцкий, Трофимов, оставшийся для него безымянным политрук и старуха стояли в окружении не поместившихся на транспортные средства людей и смотрели ему вслед.

* * *

    Огневые позиции 19-го отдельного зенитного-артиллерийского дивизиона.
   Склонившие стволы к земле и направившие их на близлежащую дорогу 76 мм зенитные орудия замерли в закрытых маскировочными сетями окопах.
     На командно-наблюдательном пункте батареи замер заметно подрагивающий от одолевавшего его напряжения старший лейтенант с биноклем в руках. Рядом с ним статуей замер политрук батареи также напряженно как комбатр наблюдающий за выныривающей из леса дорогой.
     - Как скоро думаешь появятся?
     - Вот-вот как должны. Докладывают, что несутся как на пожар!
      Командир батареи засмеялся:
     - Но быстрая вошка только на гребешок попадает!
      Политрук веселье командира не поддержал, именно в это мгновение из леса вынырнули первые немецкие танки, как мухи, облепленные диверсантами.

* * *

      Капитан Козырев умирал, лёжа неподалеку от своей разорванной внутренним взрывом и пылающей как огромный костёр БМП-3. Вокруг машины лежали беспорядочно разбросанные тела командиров, красноармейцев и мотострелков.
   Попавший под башню "Тройки" шрапнельный снаряд пробил броню и оторвав сидевшему в башенном люке Козыреву обе ноги сбросил его с машины. Прежде чем полыхнула боеукладка, БМП проскочила на несколько десятков метров далее, так что при взрыве капитан судьбу десанта и пассажиров машины не разделил - вот только легче ему от этого не стало. Перед тем как сознание Козырева окончательно угасло, он успел увидеть не только вспыхивающие одна за другой БМП и КАМАЗы колонны, расстреливаемые перекрестным орудийно-пулеметным огнем, но и хлещущие по полю струи трассирующих пуль, которые не только сметали там успевших покинуть машины людей, но как казалось выбривали даже траву.
      Последней мыслью капитана перед пришедшей к нему темнотой стало - "А ведь всё должно было случиться совсем не так.".
   Никакой вспышки в этой темноте не было.
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Ночь "Никогда не предавай мечту" (Романтическая проза) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Когда твоя пара - ведьма!" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Мачеха для наследника, или К черту дракона! " (Юмористическое фэнтези) | | Л.Вайс "Невеста Цербера" (Женский роман) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода" (Юмористическое фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | А.Анжело "Отбор в империи драконов. Книга 2" (Любовная фантастика) | | Е.Лабрус "Заноза Его Величества" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"