Эсаулова Марфа: другие произведения.

33. Аниме

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга также доступна в твердом переплете

  - Моника, ты патроны на кабана забыла, - мама остановила меня около второй бронированной двери, смотрела ласково - так волчица любуется своим единственным щенком. - Голову потеряешь в спешке. - Проверила ранец, сдула невидимую пылинку с моего левого плеча.
  На левом плече чёрт у мальчиков сидит.
  У девочек на левом плече пусто, и это - не к добру! Ох! Не к счастливому случаю!
  К чёрту мальчики привыкли, а, на пустое плечо может прилететь нечто страшное, из Хаоса.
  Мама не шутила, когда привычно предостерегла, что потеряю голову в спешке.
  - Мааааам! Дааааай патроны с серебряными пулями на оборотня! - я канючила, подхватила мешочек со сменой обувью - подиумные туфельки на шестнадцатисантиметровой умопомрачительной подошве.
  К моему росту метр семьдесят шесть в школе добавляю еще шестнадцать сантиметров - улёт! Танцуйте реки и моря.
  - Оборотней не существует! Нечистая сила - выдумка писателей с большими руками! - мама внимательно заглянула в мои искристые бездонные очи. ХА! Ничего в глазках моих (изумительные мусенькипусеньки глазки!) не прочитает. - Видели ЧТО странное, или слышали о пришельцах? - Мама действовала по индейской поговорке - доверяй, но проверяй?
  - Неаааа! Я знаю, что нечисти не бывает! Вурдалаки, лесовики - бред сивых кобыл.
  Но с серебряными пулями мне спокойнее и значительнее! - закинула двустволку за модельную свою спину и вышла на улицу-пулицу.
  АХА-ХА-ХА-ХА! Улица-пулица! По дороге в школу придумываю несуразности и ржу, как лошадь дяди Ржевского.
  Удивительная лошадка - увидит утку в луже, хрюшку грязную, или пьяного мужика и ржёт натурально - хохочет по-лошадиному.
  - Моника, подожди, запутаешься в своих лесных ногах! - мама догнала меня у околицы, вложила в руку три патрона с серебряными литыми пулями девятьсот девяносто девятой пробы и еще две девятки после запятой.
  Каждая пуля стоит не меньше семидесяти луидоров - роскошь.
  ХМ! Удивительная перемена в настроении мамы, словно её на ключик завели.
  Патроны с серебряными пулями мама носила для красоты и для понтов.
  Почему она пожертвовала своей единственной дочке игрушки?
  - Маааааам! Что случилось? Я пропустила интересный фильм жизни? - катала в руках патроны, а затем защелкнула их в патронташ вокруг талии.
  Патронташ у меня изящный, розовый с золотыми клепочками, девичий.
   - Пули - на всякий случай, - мама превратилась в обычную строгую маму с изумрудными глазами. - По зайцам и по воробьям серебром не стреляй, а то их мясо возгордится! - Развернулась и через плечо всё-таки уязвила меня, маменька хитрющая, как лисица. - Торопись, а то опоздаешь на первый урок, получишь белого лебедя в четверти (двойка).
  И Клаус, наверно, под ёлкой в пень превратился, дожидаясь себя. - Мама побежала домой, плыла легко, будто двенадцатилетняя девочка.
  Я в свои солидные пятнадцать лет бегаю менее грациозно, чем моя спринтерская мама.
  Щеки мои горели углями в печке.
  Откуда мама узнала, что Клаус каждый раз специально поджидает меня в дремучем легендарном лесу, где нас никто не увидит?
  И кто еще знает о нашей милой тайне?
  Друзья, если пронюхают, засмеют, шуточками искалечат.
  Не желаю, чтобы все знали, что Клаус за мной ухаживает, прилип, как лист березы в бане.
  В младших классах, до пятого, родители нарочно нас заставляли ходить вдвоём, гуськом.
  В четыре руки мы легко отбивались от волков, потому что стреляет Клаус удивительно точно, будто поёт.
  Не напрягается, не рвет ружьё с плеча, а оно само оказывается в его руках, и тут же гремят спасительные выстрелы.
  Перезаряжает двустволку со скоростью автомата Калашникова.
  Автоматы нам по закону не положены, поэтому мучаемся с детскими двустволками - позор, стыдобища, словно мы малышки.
  В пятом классе мы стали с Клаусом ходить раздельно, как пирог и вишенка.
  Я специально подгадывала - задерживалась, или стрелой вылетала раньше, - чтобы не столкнуться с Клаусом.
  Взрослые уже дети, подростки, встаём на крыло, и мне не нужны всякие творожные ухаживания.
  Жизнь моя расписана в дневнике до каждого мизерного часа.
  В ближайшие десять лет я замуж не собиралась!
  В седьмом классе Клаус начал делать робкие попытки провожать меня - так кошка лапкой пробует воду.
  В восьмом классе достал, добился своего, ежик в тумане.
  Я в него не влюбилась (в Клауса, а не в ёжика), и мне всё по барабану.
  Что Клаус, что медведь - всё одно!
  Прикольно наблюдать, как Клаус ломается, морозит глупость.
  Его со мной подменяют на чучело.
  В школе Клаус - гроза, эрудит, ходячая Википедия.
  С девочками - надменно высокомерен и снисходителен - Принц.
  С мальчиками - искрометно остроумен, душа компании, красавец, силач - тьфу! Пряничный мальчик.
  Но со мной по дороге в школу и обратно (Клаус уходит первый и поджидает меня в засаде) он превращается в мешок с сеном.
  Иногда весь путь - шесть километров - молчит, сопит, пыхтит, изображает из себя механического монстра.
  Или начинает бахвалиться, а затем замирает в смущении, молча удивляется белиберде:
  "Что за хрень я говорю?"
  Клаус мечтает, чтобы на меня напала горилла или маньяк.
  Тогда мальчик качок спасет красавицу из волосатых лап или тонких татуированных интеллектуальных рук.
  ХА! В гориллу еще поверю, всякое водится в наших лесах.
  Но маньяки - маньяков нет.
  Маньяк любит тихие спокойные места, когда он - Царь Природы, гроза прохожих, а не жертва.
  В нашей чаще нужно заботиться, чтобы не сожрали и не подмяли звери, а о маньячестве придется маньяку забыть, если он дорожит своей тонкой шкурой.
  - Вчера я с голыми руками на медведя ходил, - Клаус встретил меня под елью, угодливо принял ранец и начал самовосхваление. - Медведь испугался, драпанул в малинник! - Клаус поймал мою ироничную улыбку и покраснел, как испуганный медведь в малиннике.
  Бравада разбилась о мои рифы и скалы!
  Чем риф отличается от скалы? Названием? Загляну в Википедию дома.
  - Мама просекла, что ты меня поджидаешь в лесу... маньяк, - подталкиваемая, восхищенным взглядом Клауса, поплыла по тропинке. - Меняем конспиративную ёлку.
  Будешь ждать под разлапистой березой.
  - Мама у тебя мировая, разведчица! - в голосе Клауса разлился сахарный сироп.
  Мальчик радовался тому, что его ухаживания обнаружили? или, что у меня мама классная шпионка?
  - Ириска о тебе спрашивала, выведывала тайные тропы, которыми ты на медведя ходишь! - дважды ирония - о медведях, не заломанных Клаусом, и... просто улыбочка издевательская. - Она в тебя влюблена! - Не сделала открытие, потому по Клаусу многие девочки сохнут ромашками... но не я.
  В жизни всегда так - он любит её, а она любит... никого она не любит.
  Или ОНА любит ЕГО, а он любит... меня.
  Тьфу, снова! С чумовыми мыслями чуть не влетела в подозрительную яму с рваными краями и зубами камней на дне.
  Клаус бычьи подхватил меня в падении.
  Ружьё обидно стукнуло по спине и по... ниже.
  - Больно! На медведя ходишь, а сам медведь! - отблагодарила упрёком.
  Злая я, девочка ведьма.
  Ведьма понарошку, потому что ведьм не существует, они - для кино и книжек.
  Подумаешь, Клаус поймал меня, спас от злой ямы.
  Мальчики на то и существуют, чтобы спасать девочек.
  Помочь девушке выбраться из ямы с волками - не подвиг, а - обыденная работа мужчины.
  - В Грандсити, говорят, десятиклассница на мотоцикле по лесу проехала, и - ничего! - я сменила гнев на милость, перевела стрелки разговора на другой путь.
  По нашим дорогам ни машина, ни мотоцикл, ни велосипед не пройдет.
  Ямы, размывы, фонтаны, родники с тягучей клейкой грязью появляются внезапно.
  Там, где утром идём в школу, после уроков может оказаться русло реки, безумно сменившей маршрут.
  Машина или мотоцикл обязательно влетят в зыбучие пески или в шальную размытость.
   - Враки! Все в Грандсити вруны! - Клаус журнально отреагировал на новость о девочке на мотоцикле. - Деревня в сто домов, а величают себя Грандами - выскочки.
  Придумали, что девочка, да на мотоцикле в лесу не провалилась в ад.
  Рекламируют свой Грандсити! А это им надо? - Клаус обошёл подозрительную песочную поляну.
  Наверняка, под песком несется живая вода подземной реки.
  Ступишь, а потом - хлебай сапогами чай.
  До школы мы идём в полевом снаряжении: высокие сапоги (против укуса змей, острых иголок ежей и зубов остальных тихих и мирных зверушек), брезентовый прорезиновый комбинезон - на все случаи жизни, и железная каска - чтобы чумная белка или рысь не выдрала волосы.
  Мои волосы - моя беда!
  Они длинные, и я не желаю их укорачивать даже на микрон.
  В волосах пасутся мошки, жужжат пленные пчелы, барахтаются бабочки, оседают иголки с ёлок.
  Каждый день по часу я отмываю волосы, промываю, вычесываю себе на удовольствие.
  Одни школьники учат уроки до посинения кончиков ушей, другие качаются и ходят на медведя с голыми руками, а я - самоуспокаиваюсь, когда драю, вычесываю, выдергиваю, колошмачу в бане свои волосы.
  До Медведьбурга, где находится наша школа, мы добрались за час - расчетное время, тютелька-в-тютельку.
  Привязалось ко мне словосочетание тютелька-в-тютельку.
   Непонятное, но слова прикольные, из древних миров.
  - Первый, пошёл! - я напутствовала Клауса, отправляла в полёт.
  На краю леса переодеваемся, потому что мы не чмошники, чтобы в полевой форме приходили в школу.
  Мы - современные детишки, моднющие, как сто бутиков.
  Я одежду заказываю по интернету: со всех точек Земли.
  Удобно, выгодно, и блистательно - кинозвезды в Гусевуде завидуют моему шику.
  Клаус за тремя исполинскими тополями переоделся по-армейски - за сорок пять секунд.
  Выпендрёжник! Но уважаю, за прикид: синие джинсы Врунгель, белая рубашечка (верхние пуговички небрежно не застегнуты), пиджак от Карнеги, ботиночки на липах.
  Клаус забросил мешок со сменной формой в дупло тополя, не оборачиваясь, махнул мне рукой.
  Еще бы обернулся - я бы ему все глаза выжгла лазером взгляда.
  Я гримируюсь долго, с расчетом опоздать на первый урок на пятнадцать критических минут - время Принцессы.
  Пусть пока Ириска (имя моей подруги - Ирис) выпустит пар.
  Она, конечно, подозревает, что мы с Клаусом вместе ходим по лесу, но подозрения - не прозрение!
  АХА-АХ-АХ-ХА!
  Пусть моя лучшая подруга забирает увальня Клауса - мне не жалко!
  Я аккуратно - нудно - спрятала в нору под пнём свою походную одежду.
  Ружьё повесила на сук березы.
  Одежду могут стибрить, стащить, украсть, но ружьё - никогда.
  Разве что маньяк позарится на чужое оружие.
  Но маньяков у нас нет, неудобно им в наших краях, где волки - сами маньяки золотоглазые.
  Украсть ружьё - всё равно, что отнять шоколадку "Бурёнка" у слабоумной старушки, впавшей в детство.
  На поднебесных каблучках, в черной плиссированной юбке до колен, в серой блузочке тончайшего шёлка я казалась себе Королевой Красоты и Мисс Тонкий Вкус.
  ОХ, Моника, Моника! На каждого карася найдется щука.
  С приготовленными отмазками, почему опоздала на пятнадцать минут (волки, медведи, лисы, оползи, смена русла реки, болото появилось, дуб на голову упал) я потянула на себя чугунную дверь класса.
  Опустила скоморошьи глазки, превращалась в куколку Барби.
  Учительница Елена Измайловна (Измаилка) обычно не дергала меня за уши за опоздание, не обливала помоями из котла презрения.
  Но сегодня... хм... наверно, не мой день!
  - Госпожа Бурлакова явились! - Измаилка приклеила самую медовую саркастическую улыбку. - Понимаю, всё осознаю, душечка.
  По грязевой реке брели пять километров, оттого и не успели к началу урока.
  Грязь чудесным образом слетела с вашего наряда, превратилась в золотые блёстки.
  И не похожи вы на девочку, которая болотами и пещерами убегала от маньяка.
  Вы, словно только что с подиума сошли, где отдыхали (комплимент, или супер сарказм?).
  Ишаков с задней парты заржал, хотя ему полагается иакать.
  - РЖУУУУУ! ИА-ИА! - Ишаков юморист, участник Камеди Клаб нашего штата.
  Клаус показал стальной кулак Ишакову, прервал сеанс веселья.
  Ириска за мгновение: посмотрела на Ишакова, на Клауса и заглянула мне в глаза, искала глубинно-причинную связь.
  Но мои глаза - пустышка, соска даже для мамы.
  Мысли прикрыты покрывалом детской розовой наивности и школьного смирения олененком перед волком.
  Всё? Изучили меня под телескопом. Насмеялись, наиронизировали.
  - За провинность, Бурлакова, будешь сидеть за одной партой с новенькой, с Женевьевой Козловой! - Измаилка поправила очки в золотой оправе, запихивала в себя ядовитую ухмылку (учителя - строгие, но справедливые; не должны ржать).
  Новенькая у нас в классе? Откуда? От верблюда?
  И почему сидеть с ней - наказание Египетское?
  - Наставница, прошу, называйте меня Хонока Косака, а то я расстроюсь! - из бело-розового облака вылетел тоненький - комарик подрос? - голосок.
  За партой у окна сидело облако, и оно разговаривало.
  К нам в школу пожаловало облако в штанах из стихотворения Маяковского?
  Понимаю, почему Ишаков ржал надо мной!
  Теперь все всколыхнулись: хихикали, хохотали, иакали, гоготали.
  Я в эпицентре школьного юмора.
  Облако встало, милостиво пропускало меня за парту.
  - Привет, Бурлакова! Меня зовут Хонока Косака.
  Я родилась тридцать первого февраля, и мне пятнадцать лет! - из облака появлялась кукольная девочка.
  То, что я приняла сначала за облако, оказалось - воздушное одеяние новенькой. - Глазки у меня голубенькие, голубичные, под цвет неба.
  Волосы - рыжие-бесстыжие, но я их часто крашу в золото!
  Я энергичная, веселая, целеустремленная милашка.
  Добиваюсь своего, даже если мои идеи абсурдны! - Новенькая засунула пальчик в рот, сосала его, как карамельку.
  Распахнула фантастические глаза - на половину лица.
  Неестественно огромные глазища, величиной с озёра.
  Черты лица у новенькой - мелкие, носик, губки - ниточкой, но они не важны на фоне киношных глаз.
  Я не дурочка из лесного закоулочка.
  Меня глазами и манерами не проведешь на мякине.
  Я еще ТА умница. Отличу девочку-аниме от благородного оленя.
  - Чё? Не хочу сидеть рядом с ней, прокисну! - повернулась к Измаилке.
  Она - торжество издевательства - только и ждала моего ответа.
  Покачала бритой головой, и махнула железной рукой, показывала, что урок должен продолжаться, несмотря на вопли и кривлянья Моники Бурлаковой!
  Новенькая Женевьев принаклонился, пропуская меня к месту казни за партой.
  Мальчики сопением подняли в классе ураган.
  Девочки презрительно фыркали, как коровы у реки.
  Еще бы: одежда новенькой только что из магазина японских игрушек.
  Чёрные свободные сапожки ниже колен (я еще стерплю), черные чулочки с красными кружевными подвязочками и ленточками.
  Чулочки преступно поднимаются на пару сантиметров выше коленей и не достают до края нагло короткой юбочки.
  Юбочка двухэтажная, двуслойная, нарочито дорого мятая, в миленьких складочках - красная с двумя маковыми черными бантиками и поясом из золотых шариков.
  Белая - опять же кружевная - блузочка с пенными плечиками не по размеру, открывает пупок.
  Красные перчатки митенки и красный бант, связывающий волосы в хвостик над левым ухом, довершают умопомрачительный игрушечный образ.
  Я протиснулась на своё место, вывалила из ранца добро на стол: книжки, тетрадки, всё в общей радостной куче.
  Новенькая взмахнула юбками (подняла народное восстание в классе) и опустилась на соседний стул из ценных пород древесины.
  - Ты, чё, сумасшедшая? Через три минуты моё любопытство пробило лёд. - Дома можно наряжаться, как пожелаешь.
  Но рискнуть прийти в школу в костюме анимешки - самоубийство!
  - Я не в костюме анимешки, я в своей одежде! - кукла округлила глаза - куда уж больше, дальше - патология.
  Слово патология я отрыла в интернете и при удобном случае щеголяю.
  - Женевьев Козлова - имя из моей прошлой жизни, до рождения в манге.
  Я три года уже Хонока Косака.
  - Где имя, а где фамилия! Извини, я не так сильна в аниме, как по стрелянию по шишкам на ёлках, - протянула леденец соседке по парте. Не добрая я, а интересно, как девочка, свихнувшаяся на аниме, сосет конфетку.
  По-человечески, или по-мультфильмному?
  В Мире много чудаков, и о фанатах аниме я слышала.
  Каждая девочка сходит с ума по-своему.
  Интересно, на чём я зациклюсь, когда мне придет время сойти с ума?
  Аниме - не самый наихудший вариант в лесу! АХА-АХ-АХ-АХ!
  Сегодня загляну дома в инет, просмотрю материал о Хоноке - разрушительнице судьбы Женевьевы Козловой.
  - Спасибо, Юмико! - чокнутая соседка приняла конфетку, развернула бумажку и бросила осколок леденца в ротик. Хонока (пусть будет Хонока; лишь бы не кусалась) сосала конфетку ротиком и плечами, двигала плечиками - жеманно, театрально в такт прыжков конфетки на языке.
  - Юмико? Ты назвала меня Юмико? Я не ослышалась, подруга? - слово "подруга" прогремело надвигающейся грозой.
  - Юмико Сакаки! Ты вылитая по внешности и по характеру книжная Юмико! - Моя угроза не подняла ни волоска на голове новенькой. - Принесла в школу лишние книги, не по теме.
  Ты же не бурундук, который запасает орехи на лето.
  Юбка у тебя, как у Юмико, блузочка близко-близко, но самое главное - волосы - длинные, настоящие!
  Перекрасишь их в синий цвет - сразу сольешься с Юмико.
  И самое главное, что ты всегда носишь с собой бритвенный нож.
  Красивая и опасная Юмико Сакаки ты!
  - Нож? Ты догадалась, что у меня нож? - я запнулась о слово "красивая" - приятно. Гнев мой утихал ветром в полдень.
  - Волшебство! У меня магическая сила и прозрение! - Новенькая смехом растапливала между нами лёд.
  Я поняла, что Хонока что называется - взяла меня на понт.
  Я сама призналась, вопросом ответив на вопрос, что не расстаюсь с ножом.
  - И без волшебства понятно, что у тебя нож! У Юмико всегда нож, а ты - Юмико!
  - Заладила, как дятел - Юмико, Булико! ААХ-ХА-ХА-АХ!
  Я в твои игры не играю!
  - Аниме и манга - не игра! Они поглотят тебя! - снова новенькую потянуло на глупости.
  - В короткой юбке на холодном стуле за...ница не замерзает? - я резко сменила тему - с психами нельзя зацикливаться на одном вопросе, иначе у них начинается обострение.
  - Не замерзнет! МЫ намазываем волшебный крем Мицубиси. Он невидимый, но защищает на все тысячу процентов. Смотри, спорим, что ты не заметишь крем? - Новенькая воздушным шариком взвилась над стулом.
  Повернулась ко мне тылом и подняла юбку.
  Ржач барабанил в стекла.
  Класс ждал эксцентричной выходки от новенькой; заказывали? получите и распишитесь!
  Я понимала, что Хонока играет на публику.
  Сильная духом девочка, смелая, даже, если сумасшедшая.
  В любом случае она повысила свой рейтинг в глазах одноклассников.
  - Козлова, выйди из класса! - терпение училки серной кислотой выплеснуло из банки с эмоциями. - Я сообщу директору, чтобы тебя отчислили... выгнали из школы... за... за...
  - За что?!! - Хонока (я отметила, что уже привычно называю абсурдную девочку анимешным именем) снова сосала пальчик, сдвинула носки сапожек, превратилась в Мисс Раскаяние.
  Все мы прекрасно знаем, что из школы не отчислят даже убийцу и мертвого.
  Будь здоров, но в любом состоянии окончи одиннадцать классов.
  Сенька Феррари говорил, что в прошлом году в соседней губернии штата Макдоналдс ученик из-за несчастной любви застрелил учительницу пения.
  И ничего - никто мальчика убийцу не выгнал из школы, потому что Закон охраняет нас, насильно гонит к диплому - так волки загоняют одичавшую корову.
  - АААА! - Хонока открыла ротик, заплакала театрально, кулачками тёрла глаза - высший шик, пять баллов за артистичность.
  Звонок оказался спасением в безвыходной ситуации для Измаилки.
  Она подхватила журнал и быстроногой ланью выбежала из класса.
  Не будет жаловаться, и - бесполезно, всё равно, что плыть по болоту с гирей на шее.
  Измаилка - классная училка, даже в моём строгом понимании.
  Следующий урок - физкультура, безкультура!
  ХИ-ХИ-ХИ-ХИ-ХИ!
  В девичьей раздевалке-переодевалке, главным событием, центром Вселенной, стала, разумеется, новенькая.
  После эксцентричных выходок на уроке Женевьев... Хонока, что называется, оказалась в авторитете.
  Физкультура - смешно в школе, ученики которой добираются до уроков через постоянно меняющиеся леса и горы, преодолевают водопады, сражаются с дикими зверями.
  Но по плану физкультура есть, поэтому нам её впихивают одним из ненужных предметов.
  В Мире много непонятного и ненужного, и одно из них - физкультура для физкультурников.
  Обычно мы динамим физру, выходим, сидим на скамейке в спортзале, щелкаем семечки и обсуждаем насущные проблемы - волков, кабанов, рысей, лосей безрогих.
  Но сегодня Хонока задала всем жару, словно рождена для физры.
  В раздевалке анимешка скинула с себя ученическую форму (если то, что на ней надето, с сотней натяжек учитель назовёт формой).
  За окном раздевалки скрипнуло, и упало с грохотом рушащейся скалы.
  Опять мальчики приставили лестницу к стенке и подсматривают, маньяки.
  Новенькая переоделась для физкультуры в белое с розовыми вставочками платьице, в волосы заплела цветок лотоса, в ручки захватила желтые помпоны.
  Обтягивающие розовые лосины и кеды со стразами и бантами - приблизили на шаг Хоноку к физкультуре.
  - Поддержим наших? - новенькая подпрыгнула, изобразила ураган красок - обученная танцовщица.
  У нас рты распахнулись капканами и заржавели от удивления.
  - Ты всегда прикалываешься? - Джульетта Малиновская (Жулька, Жуля) начала предварительную атаку легкими вопросами.
  Снаряды вопросов ложились в цель. - Или возвращаешься в ... ХМ! иногда адекватный вид.
  - Всегда! - Хонока засмеялась, смех у неё анимешный, мелкий, а глаза - играют Солнечными зайчиками.
  (Мы Солнце видим раз в году, и то на минутку, а в глазах новенькой оно постоянно.). - Я образ не меняю, даже, когда отец после пьянки мутузит топорищем.
  Мой сольный альбом называется Хонори Хонокарио.
  Правда, слушаю свои песни только я, друзья и родители не находят в них зерно Истины.
  Но один слушатель - уже отлично!
  У меня множество идей, и я постоянно втягиваю в них друзей и животных.
  Всегда рискую, не терплю застой и тихие омуты с чертями.
  Ненавижу красную бобовую пасту, хотя готовлю японские сладости на продажу на ярмарках.
  Из-за постоянной целеустремлённости я беру на себя слишком много обязанностей, что иногда приводит к беде со взломом.
  Мои соперники разлетается мошкарой.
  Обожаю булочки, и они меня не толстят, не разрывают на части.
  Люблю плаванье, особенно в теплых реках, которые упрямо встают на моём пути.
  После купания обсыхаю не меньше часа, потому что настроение должно сохнуть! - Хонока засмеялась и ткнула меня тонким пальчиком в золотой пупок (меня-то за что?).
  Собираю дорогие марки и стикеры, спекулирую, перепродаю, зарабатываю марками на жизнь.
  Мой навык - нахожу деньги на улице!
  Ой, монетка! - Хонока наклонилась, поднимала с пола рубль долго и красочно (подозреваю, что во время рассказа нарочно, незаметно для нас, уронила монетку). - Полагаю нахождение денег своей удачей!
  - Волосы ты выкрасила в рыжий! Но глаза, талия, круглое лицо с ямочками - неужели, настоящие? - Ириска подмигнула мне, но в её вопросе новенькой нет тайной оловянной иронии.
  - Девочки, вы все анимешки! - Хонока ошарашила нас в очередной раз эксцентричным заявлением. - Открою вам тайну: анимешками не рождаются, анимешками становятся.
  Но, после того как вы станете анимешками, вы заново родитесь.
  Никогда уже не выйдите из образа, потому что нельзя обмануть себя, заново рожденную.
  НАША основная фишка - огромные глаза, глаза-тарелки, глаза-радары.
  Глазами мы смеемся, ругаемся, выражаем недовольство.
  Для увеличения глаз я сделала операцию; мне подправили глазные орбиты, понизили кости, превратили в красавицу Хоноку.
  Личико тоже округлили с помощью пластической операции - ОНО того стоило, зараза!
  - Юмико Сакаки - единственная из нас, кто родилась первый раз анимешкой, - Хонока заглянула мне в глаза и смягчила гранитное высказывание лукавой улыбкой. - Ушки чуть-чуть можно вытянуть в эльфийские стрелки, но это - не обязательно, не смертельно.
  Глаза на месте, ротик и носик из манги, а главное - волосы и характер, мастер аниме не придерется к Юмико! - Новенькая похвалила меня или иронизировала тонко, с двойным дном.
  Она подходила к каждой девочке и посвящала в аниме - так Королева посвящает крестьян в генералы.
  - Привет, Асуна Юки! Ты добрая и отзывчивая девушка, всегда готова прийти на помощь! - Странная юная леди Женевьев наградила Ириску новым званием. Или отсекла ненужное, как скульптор, и увидела в Ирис Версаче настоящую Асуну Юки?
  - Ты - Рицу Каваи, друг книг.
  Застенчивая, умненькая, скромная девушка мечты! - Хонока наградила Аманду Клинтон новой мультяшной жизнью. - Если кто случайно заговорит с тобой о книгах, или попросит одну почитать, то ты не отвяжешься от человека, затянешь его в омут разговоров о книгах. - Хонока Косака улыбнулась мягко, ватно, словно увидела Аманду в библиотеке Конгресса.
  Она обошла всех девочек, никого не оставила без режиссерского внимания.
  Давала ценные-бесценные - АХА-ХА-АХ-АХ - советы: операции по увеличению глаз, по округлению лица, смене цвета волос, уменьшению талии, вытягивании ног каменными колодками по ночам.
  - Ты попу на уроке показала! Это входит в роль? - Ириска спросила перед звонком, утоляла жажду общего любопытства.
  - Я уже рассказала Юмико (без всяких Моник), что МЫ, анимешке, почти всегда в коротких юбочках.
  Погодные условия - снег или жара, колючки в лесу, животные с алмазными когтями и комары, - все пытаются испортить наши шкурки.
  Но спасает крем волшебный Мицубиси.
  Я сверкнула рисованной попой, чтобы Юмико и все желающие, убедились, что крем впитался идеально.
  Снадобье вы можете изготовить сами, а на первое время я завтра принесу каждой анимешке по баночке-выручалочке! - Хонока пригвоздила нас к званиям аниме.
  - Мальчики - тоже анимешки? - Я прошла в физкультурный зал и вытянула свою подиумную красу на матах - моё место отдыха на физре.
  - Мальчики? А как же? Мальчики хуже девочек, но не до степени скотства! - Хонока прокричала, вылетела розово-белой чайкой в центр зала и начала представление.
  Нравится ли новенькой быть в центре внимания, или она себя насильно заталкивает, как крокодил наедается впрок человечины, я не знала.
  - Прикольная она! - Ирис бухнулась рядом со мной, подмигнула Клаусу (мальчики, будто бы случайно, роем кружили вокруг мотылька Хоноки). - Трудно ей, но нашла себя в аниме.
  Хоть какое развлечение в нашей глуши с бородатыми волками.
  - Ты видела бородатых волков? Где? - я изобразила крайнюю зоологическую заинтересованность, уложила головку спать на ладонь.
  Пыталась скрипящим вопросом оттянуть момент, когда Ириска затянет песню о Клаусе.
  - В тумане, мне показалось, что у волка борода выросла.
  Я выстрелила с бедра, но промахнулась, или дробь была мелкая.
  Ушёл, волчара позорный.
  Может борода, может - в пасти что тащил, или туман размыл очертания! - Ириска также ходила вокруг и около темы литого Клауса.
  Не выдержала, бросилась с головой из аниме в реальную жизнь леса: - Клаус с тобой ходит в школу и возвращается домой?
  - Зачем? - гибким змеиным ответом я ушла от ответственности.
  - Нуууу, логично, если вы одноклассники, и живете в одной деревне, то...
  - То-то, да не то! - корявой шуточкой я попыталась сбросить с плеч любопытство Ирис.
  Не говорила "да" или "нет", потому что не люблю врать, а правда - неприятна для подруги. - Ириска, все знают, что ты влюблена в Клауса.
  Подойди и объяснись, пусть он тебя после школы провожает до дома.
  А затем возвращается в нашу деревню, заодно, клюквы на Центральных болотах насобирает для школьной столовой.
  - А тебе, что Клаус не нравится? - Ириска пытала меня раскаленным железом вопросов.
  - Неа! - я выдохнула, потому что отвечала честно, без философского пота. - Я к нему безразлична, он для меня - серый, как небо.
  Парень не из моего фантастического романа.
  Но не подумай, что я выпендриваюсь, и что мне нужен Принц на Белом Олене.
  Просто Клаус не на моей волне, и мне еще рано думать о свиданиях, у меня шахматы в голове чешутся.
  - ААААА! - в голосе Ириски плескалось озеро радости.
  Вопрос - вдвоем ли мы с Клаусом преодолеваем лесные трудности - утонул якорем в болоте.
  После уроков Клаус махнул всем рукой и бодро побежал в лес, словно на пожар в избе торопился.
  Я поболтала с Ириской, главная тема - новенькая бомба аниме.
  Хонока уплыла кружевным облачком, под углом тридцать градусов к моему направлению - в деревню Великие Берлоги.
  Ириска проводила меня до окарины, делала вид, что не может со мной расстаться, но на самом деле высматривала затаившегося Клауса.
  ХА! Клаус сейчас в метрах трехстах ожидает меня под баобабом, и его не найти даже опытному медвежатнику.
  Ириска успокоилась, мы расцеловались до завтрашнего дня - никто никого не убил!
  Шутка! Но события меня начинают напрягать, превращают в макаронину Ролтон.
  Я шла по новой тропинке, постоянно оглядывалась, будто украла на рынке мешок орехов, и меня преследуют полицейские.
  Ириска не прицепилась следом, не шпионила на тропе, а войти в лес - лучше сразу повеситься на ветке дуба.
  Лес опасный, страшный, лес еловыми ногами наступает на человека.
  - Клаус, женись на Ириске! Обещай ей, что возьмешь её замуж после школы. Хм! Звучит унизительно-оскорбительно для красивой девочки! - снегопад язвительности обрушился на Клауса, когда он из кустов выполз на дорогу. - Моя подружка по тебе сохнет, хоть поливай её каждый день!
  - Ириску в жены? Неаааа! Ириска - классная! Но мне другая нравится! - Клаус икнул и покраснел помидором на грядке.
  Что-то он сегодня разговорчив, соловей велеречивый.
  Белка от признания моего одноклассника гирькой свалилась с ёлки.
  - Ты, чей анимешный образ нацепишь? - я оставила в покое скользкую тему, хотя она щипала кончик языка. - Новенькая Женевьев распределила персонажей анимешек среди девочек - так прораб утром напутствует лесников.
  Мальчики из инета должны сами выбрать... Нет, не выбрать, а найти себя в инете среди анимешек супергероев.
  - Бред! - Клаус не очень вежливо для джентльмена, но нормально по-мужски дал свою оценку моему предложению. И добавил, словно его пытали раскаленной кочергой: - Женевьев зачем юбку на уроке подняла?
  - Отстать от меня с сумасшедшей девочкой анимешкой! - Я провалилась по колено в ямку с водой и разозлилась до пара из ушей. - Чокнулись вы все! - Злость бурлила супом на плите.
  Клаус знал, что лучше проглотить гадюку, чем успокаивать меня, когда на меня, что называется, НАШЛО.
  Мы молча шли, и, когда осталась одна морская миля до выхода из леса, дорогу нам перегородили три огромных волка.
  Каждый зверь - с теленка!
  Волки недвусмысленно намекали глазами, что хотят отобедать нами.
  - Вы, мальчики, разбирайтесь между собой - кто круче! У меня дома много дел! Чао-какава! - я подиумной походкой (в полевых сапогах не столь эффектно, как в туфельках) обошла понимающих волков по гиперболе.
  У волков свои мохнатые законы и честь.
  На девушку они напали бы охотно и сожрали меня без оглядки на феминизм.
  Но перед ними вырос герой охотник Клаус.
  С богатырем сразиться волкам почетнее.
  Клаус, как в глупых фильмах, отбросил ружьё и нож.
  Распахнул руки воротами, приглашал волков к драке на кулаках.
  Покрасоваться захотел перед девочкой.
  ГМ! Не останусь на сеанс борьбы без правил.
  Моё безразличие - наказание Клаусу за неосторожные слова.
  Тропинка свернула налево, хотя с утра огибала камень с другой стороны.
  Но в нашем лесу ничему не удивляемся, потому что лес - живой.
  За моей алебастровой спиной раздавалось клацанье чудовищных зубов (Клаус играет пастью, или волки?).
  Ревело, стонало, хохотало дико.
  Волки и мальчики находят удовольствие в драке.
  Клаус поступил выпендрежно, что не застрелил волков, не перерезал им глотки, а вышел в честную рукопашную.
  Выпендрежно, но благородно.
  Мальчики должны красиво защищать девочек!
  Полагаю, что волки оценят поступок Клауса и не загрызут героя.
  Перед околицей я проанализировала сегодняшний денёк - так учитель разбирает наши сочинения.
  Ничего особенного, если не считать появление новенькой.
  Женевьев повеселила нас, словно клоуны приехали с концертом из Великан-Йорка.
  Мама встретила меня во дворе, руки мамы по локоть в крови.
  - Вовремя, пришла, моя любовь! - Мама сдула прядь волос, загораживающих обзор красотищи (красотища и любовь - я!). - Тяни за пасть, а я за хвост - шкура у него дубовая! - Мама показала на бурую гору у сарая.
  Туша гигантского медведя забила проход в огород.
  Гуси и Тузик с недоумением смотрели на неожиданное препятствие: бараны перед новыми воротами, а не птицы и собака перед медведем.
  - Большой! Жира на месяц хватит! - я пнула мясо со шкурой в бок. - Как из леса дотащила? Соседи помогли трактором?
  - Сам пришёл! В хлев! Козу задрал, Белку! - мама снимала с медведя шкуру с хвоста, а я ухватила его за клыкастую пасть величиной с медный таз.
  - Белку? Мерзавец! Оборзело зверьё! - мне уже не жалко убитого мишку.
  Лень ему собирать малину и клюкву, позарился на хозяйство женщины и её умопомрачительно красивой дочки.
  Я уперла ногу в наковальню груди зверины.
  Глаза мои от усердия вылезли, как у зайца, который пялится на ежевику.
  Мама почти в шпагате раздвинула ноги для устойчивости, тянула зад медведя к себе.
  За час мы управились: мастерски раскидали глыбы мяса по тазам - так баскетболист дает урок бросания мяча в корзину.
  За столом я пододвинула к себе пирог с мясом, луком и рисом - вкуснотища.
  Лучше чем городская пицца, которую мы заказываем через курьера на вертолете.
  - Мам, а зачем медведь в деревню пришел, если здесь опасно? - мысль о злосчастном медведе козеубийце не вылетала из моей очаровательной головки.
  - Мы стали слабее, поэтому лес давит нас, прижимает крышкой гроба! - Мама бросила в стакан кваса вишенку и цедила аромат через соломинку. - Твои бабушки и дедушки еще жили в городах, горя не знали: пели и танцевали, отдыхали, кушали то, что не вырастили! - Любит мама рассказывать издалека, скучно ей с медведями и козами в деревне. - После интеллектуальной войны всё изменилось, картина Мира себя перекрасила.
  Но я думаю, что война здесь ни при чем. Война - отговорка.
  Люди стали слабее, изнеженнее, а нежный человек погибает.
  Все Цивилизации, когда достигали расцвета - исчезали кругами на воде.
  Человек живёт только в борьбе, когда идёт к цели, когда сражается с трудностями и ломает нос и ноги.
  В драке люди развиваются, умнеют, мужают по понятиям Вселенной.
  Жизнь - река, время - река с сильным течением.
  Мы в лодке на реке.
  Если не грести, то течение снесет обратно, к истоку, где у нас нет мудрости.
  Даже, чтобы остаться на месте, нужно усиленно грести, чтобы руки превратились в гранитные мозоли.
  Природа, или Высший Разум, увидел, что человечество глупеет в неге, изживает себя.
  Придумал потрясение, но не войну, потому что война - слишком слабый допинг для современного человечества.
  Чтобы человек боролся, Природа подсунула нам лесА с дикими зверями.
  Благодаря борьбе с лесом мы не оскотинились, сохранили себя для следующего скачка.
  - Я бы с удовольствием не боролась, опустила бы вёсла, - дразнила маму, подхватила на вилку печеного соловья. Трещал соловей за окном, все уши мне прожужжал. Теперь - жареный, пареный - не жужжит. - Не хочу учиться, а хочу лениться.
  Разве плохо лежать на диванчике и ничего не делать?
  - Не плохо, а приятно! - мама со вздохом посмотрела на перины, набитые пухом колибри. - Природа полагает иначе.
  Нас зачем-то двигают вперед, не дают застояться в болоте.
  В борьбе мы умнеем... наверно...
  Становимся человечнее... наверно.
  Почему две экспедиции первых поселенцев на Марсе прервали контакт с Землей? - Мама с куском белорыбицы на вилке ждала от меня вопроса "Почему".
  - Почему первые люди на Марсе не хотят с нами общаться? - я порадовала маму, и её мнение мне интересно. - У них сломались передатчики?
  - Ничего у них не сломалось, кроме веры в Землян! - мама высказывала свою версию, и никто маме не шлагбаум. - Люди на Марсе встретились с огромными трудностями, какие не снились маньякам и колдунам на Земле.
  В борьбе бывшие земляне резко мутировали, поумнели.
  У них включились участки мозга, которые дремлют у нас, спят в жире и покое!
  Переселенцы на Марс помудрели, и им стало стыдно за нас, глупеньких
  Неловко, как академику среди неученых детишек.
  Борьба с Природой их подняла на новый уровень.
  - Круто размышляешь, мам! Я бы тебя на Марс не отправила. Ты и здесь гениальна! - Пододвинула вазочку с клубничным мороженым.
  - Что нового в школе? - мама задала обычный вопрос, пустой, но с искрой надежды, что школа изменится.
  - Пустяки! Ерунда! Мышь от скуки повесилась бы в физкультурном зале, если бы не новенькая.
  В Великие Берлоги семья переселенцев приехала, наверно, с Марса (удачная шутка, в тему).
  Поэтому у нас в классе новенькая - Женевьев Козлова.
  Но она с придурью, мам.
  Вообразила, что она анимешка Хонока Касака.
  Одевается кукольно, из мультфильмов, поведение у неё эксцентричное, тоже анимешное из комиксов.
  На уроке юбку задрала, якобы для того, чтобы показать, что защитный крем Мицубиси не виден на коже.
  Анимешка никогда не выходит из роли: даже в лесу, в буреломе и комариных тучах не переодевается в масхалат и комбинезон противорадиационной защиты.
  Чтобы её не сожрали москиты, и не искололи боярышники, пользуется защитным кремом.
  Обещала, что даст нам рецепт, а завтра принесет на пробу по баночке снадобья.
  Представляешь, она операции делала по увеличению глаз и округлению лица, чтобы походила точь-в-точь на мультяшку.
  Сначала я думала, что Женевьев - дура-дурой.
  Но потом поняла, что она развлекается - так ворона прыгает на корове.
  - Крем защитный? Девочка аниме? - Мама отложила вилку, подошла к окну, вглядывалась в пустую заснувшую улицу. - Она не виновата, что вынуждена натянуть иную роль.
  Лес становится опаснее, поэтому люди выходят на иной уровень.
  Хотя, это только моё предположение! - Мама мастерски-фломастерски свалила остатки ужина со стола в медный таз - животным на корм. - Садись за уроки и о шахматах не забывай!
  Провалишь губернские соревнования, себе не простишь!
  - ОЙ-ОЙЙ-ОЙЙ! Не провалю! Я самая умная шахматистка штата! - Походкой от бедра показала свой ум.
  В горнице для занятий опустилась в плетеное кресло-качалку, в раскачивание ждала вдохновение, чтобы присесть за уроки.
  Вошла мама, смахнула метелкой из перьев страуса пыль со шкафа, показывала, что только она одна в доме проводит генеральские... генеральные уборки.
  - Моника! Клаус с тобой возвращался из школы? - Мама с преувеличенным усердием лакировала хрустальную вазу.
  - Мамочка! Сразу бы за столом объявила, что тебя мучает насущный, животрепещущий вопрос о моих отношениях с Клаусом.
  Не выдумывала бы пыль и внеплановую уборку!
  Думаешь, что я маленькая дурочка и не вижу предлоги, под которыми ты заглядываешь ко мне во время обдумывания уроков и шахматных композиций?
  Клаус остался в лесу - один против трёх волков позорных.
  Звери огромные, как откормленные грецкими орехами буйволы.
  - Жалко волков! - мама искренне вздохнула и отложила ненужную в важном разговоре метёлку.
  - Не делай ставку на Клауса. Он вышел на зверей с голыми чугунными кулаками.
  Отбросил ружьё и нож, рисовался, как Рэмбо.
  Типа крутой рейнджер лесничий!
  - Перед тобой хорохорится! Старается понравиться тебе, бедный мальчик!
  - Определись, кто беднее - волки или Клаус.
  Волков пожалела, затем - Клауса. Только я осталась без жалости!
  Ириска - моя лучшая подруга - шпионит за мной!
  Расспрашивает о Клаусе, ходим ли мы в школу и обратно вместе, а хитрости у Ириски в вопросах столько же, как у тебя, когда ты с павлиньей метелкой заявилась. - Я засопела, пересела к столу и распахнула окно - впускала нежную театральную прохладу опадающего вечера.
  - Клаус тебя любит! А ты его нет, поэтому он достоин жалости, а ты - осуждения! - Мама не готовилась к беседе, не оттачивала своё философское и ораторское мастерство, поэтому сморозила глупость.
  - Я? Осуждения? Да Клаус в тысячу раз счастливее, чем я!
  Он любит и радуется своей золотой любви.
  Я - страдаю, потому что не люблю!
  Тот, кто любит - на седьмом небе от восторга, и ему не важно - любят ли его в ответ.
  - Мудрая эстетическая мысль! - Мама присела на шкуру рыси, забыла, что несколько минут назад подгоняла меня в поле уроков и занятий шахматами. - ХМ! Полюбить намного труднее, чем быть любимым.
   - Тебе лучше знать, потому что ты любишь дядю Герберта! - Иголкой шутки уколола маму. Мама не обидится, потому что она умная и смешливая, как вьюнок.
  - Герберт хороший, мягкий, предупредительный, добрый, отзывчивый...
   - Говоришь, как на похоронах над гробом, будто дядя Герберт умер! - Пододвинула к себе книжку "Шахматные эндшпили".
  - С Гербертом комфортно, но, - мама сделала театральную паузу, набирала энергию для рывка, - он для меня всё равно, что Клаус для тебя.
  - Ага! А называла Клауса бедным!
  Кто же для тебя НЕ КАК ГЕРБЕРТ?
  Принц на Белом Медведе?
  Почему мы в деревне, а не в большом городе, например, в Эр-Новосибирске или в Йоханнесбурге, где много наводнений и развлечений?
  Может быть, твой Принц ждёт тебя в городе, а в деревне не захочет и не догадается искать? - стреляла в небо, а попала в лисицу.
  Не подозревала, что угадаю на восемьдесят процентов.
  Мама вспыхнула - влюблённая третьеклассница.
  - В деревне труднее, поэтому деревенские - умнее.
  Принц, если захочет, то поймает и в деревне свою Принцессу-золотую рыбку.
  В большом городе отыскать Принцессу легче, чем в лесистой местности, где клюква величиной с вишню!
  - Твой Принц - лох и чмо? Он откладывает поездку в деревню, находит оправдания для себя.
  А ты уши развесила по сучкам! - Дочка не щадила маму, била молотком слов ниже пояса.
  Но мама призналась, что в борьбе человек умнеет, поэтому я навязывала философскую драку.
  Пусть отстаивает свою теорию борьбы за выживание человечества.
  - Лох и чмо? ХМ! Возможно! - С хорошего настроения маму я не сбила бы сейчас и лопатой. Наверно, Принц прислал о себе весточку с совой Гарри Поттера. - Ты же тоже - лох и чмо, Моника, за это Клаус тебя и любит!
  - Я лох и чмо? Вы, маменька, переборщили! - я шутливо поднялась с царского трона (красное дерево и мореный дуб).
  Наши шутки и словесные потасовки не прекращались бы до утра, но в этот момент в окно полыхнуло кладбищенским холодом.
  Я почувствовала смертельную опасность.
  И в тот же миг в окно просунулась неимоверно огромная кабанья голова.
  Клыки - сабли, глаза - чашки, рыло - чертово!
  Рука кабана - человеческая рука! - ухватилась за подоконник.
  Оборотень! Значит, Лес вышел на новый виток войны!
  Кабан-оборотень пожаловал в гости к самым слабым и беззащитным женщинам деревни!
  Я подхватила двустволку и из обоих стволов шмальнула в лоб кабана.
  ХО! Дробь на птиц! Она для простого кабана - дождик, а для оборотня незаметна.
  - Моника, заряжай серебряными пулями! Нечистую силу серебро возьмёт... должно взять! - мама протянула руку к крюку со своим ружьём, но схватила пустоту.
  Наверно, ружьё оставила в столовой!
  - Пули! Серебряные! Где же эти чертовы патроны? - я с ужасом смотрела, как оборотень преодолевает границу дома, сатанинское рыло нависло над столом.
  Я выхватила из ранца нож-кровопуск!
  Почему-то прицепом вспомнила слова Женевьев, что Юмико Сакаки, то есть я в воображении новенькой, очень опасна с острым ножом.
  Оборотень обомлел, голова его от страха отвалилась и с грохотом покатилась по полу.
  За окном стоял страненький Клаус - Солнце в ночи.
  Ноги мои подкосились, и я царственно влилась в кресло.
  Оборотень укусил Клауса (поэтому у одноклассника глупый вид), а затем Клаус убил кабана-оборотня.
  - Моника! Не стреляй! - Клаус прокричал одно, а его светящееся лицо говорило, что он готов принять от меня серебряную пулю (чтобы не мучился в шкуре кабана). - Я вам принёс голову вепря на холодец!
  - Холодец? Молодец! - Мама первая вышла из комы, даже улыбнулась, приклеила к лицу улыбку мертвеца. - Заходи в избу, Клаус!
  Что же ты, как... оборотень!
  Через окно мёртвые подарки закидываешь!
  Клаус буквально воспринял "заходи в избу", подпрыгнул, но сорвался с подоконника, свалился в грязь и захохотал, как бешеная утка.
  Со второй попытки влез в окно, встал на мой стол (нога на книге с эндшпилями), размахивал руками-лапами.
  - Волки - лучше людей! Мы с ними побоксировали.
  Они меня слегка помяли, а я им красноармейских фингалов оставил под глазами.
  Под шерстью синяки не видны, но волки меня зауважали!
  Мы расстались друзьями, а затем я свернул к болоту за клюквой!
  (Мама, незаметно для Клауса, подмигнула мне, молча говорила: "Не упусти своё счастье, Моника! Клаус хозяйственный - всё в дом тащит... кроме волков!")
  Наклонился над кочкой с клюквой, а ягода жирная, лоснится, очень калорийная.
  Я бдительность потерял, и к тому же драка с волками рассеяла туманом моё внимание.
  Кабанище сзади подкрался и как даст рылом и клыками мне в эти... ну в туда, где сзади.
  Я кубарем с кочки свалился в жижу к гадюкам.
  Покусали ли меня змеи, или в ужасе разбежались по норам - не знаю.
  Долго я с кабаном боролся, плотоядный, наверно, кабан.
  Ляжки его ПОТОМ на кордон отнёс деду Фрицу.
  Тушу домой закинул - на похлебку, а голову вам принёс! Во как!
  Рыло у него мясистое, из рыла чучело сделайте и над дверью повесьте.
  Чёрт в избу завалится, увидит рыло своё на стене и испугается.
  Деранет от вас так, что копыта засверкают! - Клаус хотел изобразить, как сверкают копыта убегающего чёрта.
  Не удержался на столе и упал - в обнимку к кабаньей голове.
  - Клаус! Мальчик лесной! Ау! - Мама растолкала мигом окосевшего моего одноклассника.
  Если Ириска случайно сошла бы с ума и сейчас заявилась бы ко мне в гости делать домашку, то увидела бы "жениха" на полу в моей горнице.
  Картина настолько ярко пробежала в моём воображении, что я покрылась наждачными пупырышками ужаса.
  - Клаус, пока ты с кабаном в болоте сражался, хлебнул изрядно болотной водицы.
  Она тебя на время, до утра с ума свела! - Мама объясняла Клаусу и мне. - Дома рассольчик капустный выпей, хворь болотная к утру из тебя выветрится вместе... с бравадой!
  - А чё? Я - ничё! - Клаус поднялся тяжело, перешагнул через голову кабана и... выпал в окно. - Я, значит, Монику люблю! - Клаус прокричал на всю деревню и погрозил небу кулаком.
  Ох! Моментально моя приязнь к Клаусу испарилась.
  Я ненавижу его! Испепелю взглядом!
  В горнице от моей злости повысилась температура!
  - Да, ты права, доченька любимая! - Мама притворно опустила реснички. - Клаус счастлив, светится счастьем, что тебя любит!
  - Мама! Отстаньте от меня, кабаны и волчицы! - захлопнула окно и попыталась сосредоточиться на ладейных окончаниях.
  - Клаус! Подожди! Я тебя медвежатинкой угощу, добрый ты мальчик! - Мама выскочила на улицу, размахивала руками-веточками.
  "Добрый ты мальчик", я уверена, она произнесла, чтобы меня поддеть, позлить.
  Поверх ладей и королей я смотрела, как Клаус зашел во двор, затем вышел с двумя медвежьими лапами - по лапе на каждом плече.
  Когти торчали длинными кинжалами.
  На всякий случай, если мама начнёт новый разговор со мной - сегодня она говорливая, наверно, из-за Принца - я перезарядила ружьё, чтобы не забыть.
  Или, вдруг, новый кабан оборотень ввалится в окно?
  Что одену завтра? В одном и том же прикиде два дня подряд девочки в школу не ходят!
  Пальцы - независимо от моего желания - набивали в компе в поисковике Юмико Сакаки.
  Фамилия - близкая к неприличной...
  Юмико Сакаки - ученица второго года обучения школы Михама (мне ничего эта информация не говорит - ни холодно, ни жарко).
  Дочь богатого магната (возможно, но опять же - что я с этого имею?).
  Длинные синие волосы (в яблочко не попали из карабина)!
  Вредная личность и склонна говорить правду в лицо, за что постоянно вступает в конфликт с нормальными людьми!
  (Наглость! ОНИ - нормальные, а я - вредная?
  Стоп, Моника! Ты же не Юмико! Не паникуй!)
  Предпочитает оставаться в одиночестве и не предпринимает попыток подружиться с полезными членами общества и красавчиками.
  (Обалдеть! Но это не обо мне сказка!)
  Всегда носит с собой опасный нож, которым угрожает порядочным гражданам.
  (Никому я не угрожаю, а нож - угадали, как и Женевьев угадала.)
  Увлекается книгами, за что друзья называют её тайно книжным червем.
  (Из-за шахматных учебников, что ли меня обзывают? Завтра устрою пытки, узнаю, правда ли меня с червяком сравнивают.)
  Любит нездоровую скотскую пищу!
  (Что это за пища? С удовольствием попробую!)
  Влюблена в Юдзи!
  (Я? Влюблена? Хонока ошиблась, когда сказала, что я - вылитая Юмико Сакаки! Фигушки! никого я не люблю, кроме мамы!
  Хм! Не означает ли ЭТО, что я - вредная?)
  Я набрала в поисковике - Юдзи, с нетерпением ожидала, пока комп перелопатит сиксилиард наименований.
  Юдзи - крутой парень, герой (кто же из девочек откажется от крутого героя? шутка!).
  В преступном мире известен, как 9029.
  (Преступник? Ружьё у старушки украл? С преступником шахматистке не по пути!)
  Однажды, устав от преступной жизни, он решает перевестись в обычную школу.
  (Спасибочки! У нас еще один новенький? Брат Хоноки? Премного благодарны!).
  Я представила эксцентричного Юдзи в классе: срывает урок, скачет по партам, летает у доски, совершает различные преступления. БРРРРРРР!
  Номер у номерного мальчика странный, близкий к числу сатаны - три шестерки.
  Девятка - перевернутая шестерка, а ноль минус два раза по два получится - третья шестёрка.
  Да, он отмечен печатью дьявола, загадочный Юдзи, в которого влюблена Юмико!
  Юдзи реалист, прагматичен и холоден с окружающими.
  (Неееаа! Злого, холодного парня девочка полюбит только в мультфильме.
  Девочки ценят веселых, искристых симпатяшек!)
  Действует всегда осторожно и просчитывает на два хода вперед.
  (Преступник! Настоящий городской преступник!)
  Выдает себя за ученика по обмену из Канады!
  (Мошенник низшего звена! Лжесвидетель!)
  Может поцеловать любую девушку, при этом даже против её воли, и доводить до слёз.
  (Сумасшедший со слюнявыми губами молокососа!
  Маньяк, конечно, в автобусе в городе, в толпе может поцеловать любого: девушку, парня, бабушку, дедушку.
  А толку? Что с этого чокнутый имеет, кроме оплеух?
  Разумеется, если он на улице поцелует незнакомую девушку, а рядом с ней лижет мороженое парень девушки, то девушка разрыдается, а парень её бросит!
  Юдзи - холодный, прагматичный, расчетливый преступник - отправится дальше целовать лягушек!)
  Точки поставлены на бочке! АХА-ХА-АХ-АХ!
  Шутка-минутка! Юдзи - не Клаус, сто битых процентов.
  За один битый процент два небитых полпроцента дают! ХИ-ХИ-ХИ-ХИ!
  У Юдзи характер преступный и волосы - черные, сгоревшие в лесу.
  Клаус - рыжий и благородный... Благородный Клаус? Я с катушек слетела?
  Осторожнее с капканными мыслями, они навредит хуже, чем болотная водичка.
  Я опустила крышку компьютера, забила в гроб программы.
  Каждый раз, когда крышка опускается, интернет умирает, поэтому комп - гробик для инета.
  Час я ломала эндшпили, решала задачки, а на домашку школьную оставила двадцать минут - не перетрудиться бы, как белочке в колесе.
  В инете видела, что в пустынях ловят белок и сажают в колеса, чтобы обезумевшая белка крутила колесо для электричества.
  Белок много, а электричества - кот сиамский наплакал.
  Собрала учебники, проверила платье на завтра, протерла туфельки мягким парфюмерным мхом с духами Chanel.
  Аромат знойного полдня.
  Зарядила ружьё: правый ствол - дробью на утку, а левый - пулей на щетинистого кабана.
  Не перепутала бы из-за рассеянности девичьей, прекрасной, романтической!
  Повесила двустволку над головой на гвоздик, как украшение избы.
  Ах, я, милашка! Фея!
  Забралась под тепленькое одеяльце, сшитое из шкурок горностая (подарок дяди Герберта маме).
  Надеюсь, что не приснится мне аниме с преступными Юдзи и танцующими балеринами Хоноками.
  Приснился же мне рокот вертолета и мучнистый стук падающих тел.
  Под утро пришёл кошмар во сне - Юдзи, с растянутыми в резиновой улыбке психопоцелуйными губами.
  Почему психопоцелуйные? Потому что - потому!
  Герой аниме одет в белую рубашку (героическую!), щегольские рукава по локоть закатаны для эпатажности.
  Если не нужны длинные рукава, то разорись на рубашку с короткими рукавами, неудавшийся парень-модель.
  Простенькие, но дорогие брюки и невыдающиеся ботиночки; Юдзи одет неприметно, чтобы после преступления очевидцы не вспомнили его овсяную внешность.
  Юдзи пытался меня поцеловать, надеялся, что холодным кладбищенским поцелуем вызовет девичьи хрустальные слёзы.
  Надейся на свои ноги, преступник под номером три шестерки.
  Юдзи не унимался, вытаскивал меня из сна сучковатыми руками - сильные руки, но мягкие, женственные.
  - Ты достал меня, настырный самоуверенный анимешка! - Вывернулась, сорвала с гвоздика ружьё (гвоздик выпал - потом прибью: и гвоздик прибью, и Юдзи).
  - Моника! Очумела во сне? Что тебе приснилось? - мама вырвала из моих тонких нежных рук - самые изящные ручки в Мире - двустволку. - По каждому поводу хватаешь ружье - нервы расшатались березками на ветру.
  Может быть, сходим к доктору Рубинштейну? - мама выудила меня из сна, наклонилась над кроватью, а затем быстрой змеей запустила руку под подушку и вытащила мой нож. - Мать родную зарежешь, спасибо за блины с маслом не скажешь! - шуточки у мамы бронебойные, ниже ватерлинии лодки.
  - Мне приснился преступник Юдзи из аниме! - я возвратилась в Мир бодрствования, почесала за ушами - так собачка стимулирует приток крови к голове: - Правда, что за ушами находятся точки ума?
  Если их массировать, то станешь намного умнее? - Я встала, прошла по комнате, искала свою убежавшую одежду.
  Одежда живая, перемещается по избе, как ей захочется.
  - Если бы у человека были точки ума, то школа оказалась не нужна.
  Сиди дома и чеши за ушами: час - выучила математику, два - химия в аттестате, три - шахматная королева! - Мама за шуткой-бумерангом в карман сарафана не лезла.
  - Чё ты меня разбудила до рассвета? Я не петух на жердочке.
  Мне сегодня ко второму уроку. - Присела за стол, тупо смотрела на полоску зарождающегося Солнца.
  Полагаю, что Солнце взойдет и без моей помощи.
  Присказку "мне сегодня ко второму уроку" я взяла из маминых рассказов о древних школьных временах, когда иногда школьники приходили ко второму уроку, потому что учитель заболел.
  В НАШИХ школах учителя не болеют, и старта со вторых уроков не бывает, они - миф.
  - Примерь, Моника! - мама выложила передо мной пузатые беременные пакеты курьерской службы.
  - Чё это? Учебники с чёрно-белыми картинками?
  - Раскрой, а потом чёкай, чёкательница! - мама моим ножом срезала ленты и открыла чудо-чудное, диво-дивное. - Девочка, девушка, женщина должна менять свой образ, выходить в новом и новая.
  - Ничё се, новое! - догадка прошила мой мозг золотыми нитками.
  Я извлекала из пакетов юбки, блузочки, чулки, и море ленточек, подвязок, туфелек, сандаликов и сапожков. - Одежда аниме! Она же кучу денег стоит, гору денег, океан денег!
  Мне казалось, что рокот вертолета приснился, а ты со срочной почтой заказала, пока я спала, убитая известием, что я аниме.
  - Из Японии доставили - первый сорт! - Мама втащила в комнату коробку, пыхтела, как медведь над ведром малины. - Деньги - ерунда! Деньги - песок.
  За срочность переплатила рубль и восемьдесят дирхемов - как с куста барбариса.
  Золота намоем с тобой, некуда нам его девать! - мама подмигнула и лисьи выхватила из коробки красное платье в сумасшедших кружавчиках, ленточках, жамках, бантиках. - Себе я тоже заказала платье Мисс аниме.
  Золотом, золотом за всё плачу! - Мама вальсировала с платьем, взлетела над добротными еловыми половицами.
  Мда! Мама от меня скрывает свою радость, припрятала в сундуке счастье.
  МОЁ аниме - повод маме заказать наряды и нырнуть в новую жизнь.
  Я думала, а руки делали - натягивали, подравнивали, одергивали, ощупывали, разглаживали наряды.
  - Не слишком ли смело? Все юбочки коротенькие, под линию горизонта! - Я одергивала юбку из комикса, заставляла её покориться моей воле.
  - Ты - то, что на тебе надето! - мама щегольнула фразой из учебника афоризмов. - Главное, чтобы чувствовала комфортно, а мнение друзей подстроится под твоё мнение - так солдат подстраивается под шаг генерала.
  - ОООО! На первый раз я возьму подобие школьного костюма, хотя он также далек от школьного, как костюм водолаза от пачки балерины!
  Белый воротничок, синий корсет с оловянными пуговками и юбка... хм... юбки все одинаково вызывающие огонь на себя.
  Белые платиновые носочки.
  Где белые? Розовые, алые, фиолетовые, белые с сердечками и косолапыми зайцами.
  Нашла - беленькие, пять пар - про запас на случай Всемирного Потопа в нашем лесу.
  Туфельки смахивают на детские - блестящие закрытые сандалики-туфли, но - шик, классненькие, умопомрачительные!
  Мама - ты прелесть! - я повисла на шее мамы, благодарная за новые ощущения, данные мне в одежде.
  Фраза из учебника философии, но только ощущения даются не в одежде, а в чём-то другом... кажется, в уме...
  Ум сегодня нам не нужен, потому что у меня и у мамы новый обалденный прикид.
  - Можно, а то светает? Малина росу выпьет, духмяность потеряет! - дверь постучала сама в себя и спросила голосом дяди Герберта.
  - Герберт? - В голосе мамы зазвенело, забренчало, и немного притухло. - Заходи, полюбуйся, какие мы красавицы!
  - Маааааа! Мы же... - я не успела захлопнуть дверь, а дядя Герберт уже протиснулся - скромный, добрый, вялый, как белый гриб в печке.
  Одет дядя Герберт для собирания ягод и промывки золота: резина, брезент, железные щитки.
  На правом плече рядом с карабином висели два решета для намывания золота и ручная драга.
  На левом - огромное лукошко для малины, и ведерко для томной ленивой брусники.
  Мама собралась по ягоды, грибы и золото с дядей Гербертом.
  В наших краях золота - лопатой греби, богатый край.
  Реки постоянно появляются из-под земли и снова падают в ад.
  Выносят на поверхность рубины, изумруды, сапфиры и золотые самородки.
  Только кимберлитовых трубок с алмазами нам не хватает, нет алмазов, а они в ювелирных лавках блестят звездочками.
  Дядя Герберт, видно, заготовил стандартное приветствие типа "Доброго вам утречка, девушки".
  Но подавился словами - так петух случайно проглатывает золотой самородок вместо зернышка.
  Челюсть Герберта гирей отвисла до пола.
  Руки тряслись, как у лося паралитика.
  Мамин ухажёр быстро осмотрел меня, а затем приклеился взглядом к маме, к её огненному платью.
  Платье, словно полыхало пламенем костра, находилось в движении, излучало тепло.
  Пожалуй, что декольте слишком уж... танцевальное, клубное - сверху донизу...
  Но мамочка не виновата, что кутюрье не учел особенности собирания в платье грибов и ягод в диких лесах.
  - Герберт, подожди на скамеечке у избы! Я Монику соберу в школу и выйду! - Мама повелительно взмахнула левой рукой, и дядю Герберта, словно ударной волшебной волной вынесло из горницы.
  - Ты немного разочарована, что пришел прагматичный Герберт (я вспомнила слова из инета о Юдзи), а не Принц? - уколола добрую мамочку вопросом.
  - С прагматичным Гербертом мы сегодня намоем золота на новые сногсшибательные наряды! - мама отфутболила мой вопрос, показала, что она главная в споре: - ЭЭЭ! Моника, не снимай обновки! - Мама схватила меня за руку, словно я пыталась вскрыть себе вены. - Фишка аниме в том, что ты вживаешься в образ, иначе - пустота, игры не получится.
  В школе, по лесу, по избе ходи в анимешном, разговаривай мультяшно, хихикай, раскрывай глаза, своди мыски туфель вместе - шик!
  - Мама! Ты не заразилась болотной горячкой от Клауса? - я шутливо приложила ладошку к маминому мраморному лбу. - Тонкие чулочки изорвутся о стальные веточки, а колючки и комары пробуравят мою кожу, превратят меня в решето.
  В бальных туфельках по грязи девочки не разгуливают, мы - не крокодилицы.
  - Не выходи из образа, Моника, не предавай себя! - мама скатила голос на грустные нотки.
  Наверно, вспоминала случаи, когда сама выходила из образа, а выход оказывался предательством. - Лес диктует нам правила игры.
  Поверь, лес не порвет твои чулочки, не разорвет сандалики, а комары - комары-комарики, на воздушном шарике! - Мама пропела, удивляла меня бесшабашностью и городской непрактичностью молодой актрисы.
  Она по-девичьи (ОХОХО! Годы мои школьные, я позавидовала козьей прыти мамочки!) выбежала и вернулась со стеклянной банкой с зеленой мазью, по виду напоминающей сгущенный Ужас.
  АХА-АХА-ХА-ХА! Кошмар в баночке!
  - Лекарство от морщин, против комаров и клещей! - Мама сбросила с себя бальное платье и намазала тело - все открытые острова - подозрительным из банки. - Рецепт моей прабабушки, или еще древнее.
  Думаю, что это зелье намного эффективнее удерживает тепло и предохраняет кожу от порезов ножа, чем дорогущая мазь Мицубиси. - Мама кинжалом ткнула себе в бедро, наказывала его за ослепительный блеск.
  ОЙ! я прикрыла ротик подснежниковой ладошкой. От укола должна хлынуть кровь - не глубокий порез, но опасный, - но ничего не произошло.
  Кожа, задубевшая от зелья, не пропустила в себя острие ножа.
  Не кожа, а - брезент!
  - Мааа! А чё ты мне раньше ЕЁ не показывала? Для себя бережешь? - жадность к парфюму, кремам довела меня до паранойи: в моей кладовой не пройти из-за ящиков с косметикой. - Дожидалась случая, когда я превращусь в аниме?
  Или для дяди Герберта блистаешь?
  - Девочкам - косметика, как бурундуку сани летом! - Мама отшутилась, поставила передо мной дар предков. - Мазь быстро впитывается в кожу, поэтому одежду можно натягивать сразу - не запятнивеет, как покойник.
  Но не переусердствуй - взлетишь.
  Я не пробовала, но якобы, от подобных мазей ведьмы через трубу раньше вылетали. - Мама натянула бальное платье, с сомнением посмотрела на вырез, который открывал для Герберта новую Вселенную. Поцеловала меня в розовую персиковую щечку. - Пока, Моника!
  Учись прилежно, не позорь свою маму отличницу!
  АХ! Чуть не забыла главное, анимешное, - Мама из пакета извлекла баночку с синим порошком, поднесла к моим волосам и дунула на порошок - подняла синий ураган.
  Голубое небо осело на моих вороных волосах.
  Они стали синими, Юмиковскими.
  - Сухая краска, смывается легко, но держится всеми руками за волосы - не отдерешь, если она не захочет сама уйти по сухой тропинке.
  - Прикольно! - в зеркале рассматривала синеволосую себя - не Мальвина, а анимешка. - Ты... с Гербертом, в какую сторону пойдете по грибы и по рубины?
  - Не волнуйся! Не в твою сторону, а в противоположную! - Мама поняла, что я не хочу, чтобы дядя Герберт увидел, что мы ходим в школу с Клаусом по одной тропинке. - Клаусу - привет... если он выздоровел!
  - Ещё чего? Не знаю никакого Клауса, - я опустила пальчик в баночку с кремом, поднесла пальчик к изумительному носику - на выставку красоты несите меня, рабы!
  Запах - смесь дорогого парфюма с горьким запахом полыни.
  Осторожно - с подозрительностью рыбки - втирала мазь в ноги.
  Приятная ментоловая прохлада поцеловала мою кожу.
  Я осмелела - родная мамочка не подсунет доченьке яд - и яростно начала наступление мазью на тело.
  Впитывалась она быстро, не оставляла жирных пятен с выпученными глазами.
  Я покрылась зельем с ног до головы, похожа на белую свечку.
  Конечно, не взлетела, не вылетела в трубу, но в теле появилась балетная лёгкость - наверно, от ментоловой прохлады.
  Осторожно, словно стеклянную, натянула блузочку.
  Оделась и обулась, подумала и подвязала к чулкам пенные кружавчики из комплекта.
  Превратилась в куклу анимешку, как задумано автором костюма.
  Очень смело и безумно, по-лесничьему.
  Не Клаус наглотался болотной чумной воды, а - я во сне.
  Девочка скромница, книжный червь с ружьём выглядела, наверно, комично.
  Кто посмеется надо мной - из этого ружья получит подарок в лоб или в ягодицы.
  Воинственная, подбадривала себя, но мышь дрожащая в душе, я вышла из избы.
  Поленом припёрла дверь - знак для соседей, что хозяев нет дома.
  Огородами, а не деревенской дорогой (вдруг, меня увидят старушки и закидают гнилыми картофелинами?) я вышла к лесу.
  Ступила на военно-школьную тропу и выдохнула с облегчением - деревню родную миновала, а дальше - дальше лес за меня решит, что такое хорошо и что такое плохо.
  Клауса под традиционной конспиративной ёлкой я не нашла.
  Неужели, умер от болотной воды или медвежьего мяса?
  Медвежья болезнь погубила одноклассника!
  АХА-ХА-ХА-ХА-ХА!
  Жалко Клауса, я привыкла к нему, он - моя деревня, он мой дом родной.
  С жалостью, смешанной с хохотом, я прошла метров пятьдесят, наклонилась, чтобы стереть с блестящей туфельки пыльцу ромашки.
  Юбчонка предательски поднялась. Хорошо, что никто меня не видит в полуприличном наряде.
  БАБАБАБА-АААХ! ШАНДАРААААХ!
  Рядом со мной с треском свалилось чучело.
  Будто рысь, разъевшаяся до размеров слона.
  Тело моё превратилось в ледышку, в комок ужаса.
  Дыхание упало в коленки.
  Я перекатилась, и на выходе из подката выхватила нож.
  - Моника? - рысь голосом Клауса прохрипела в чащобном удивлении. - ТЫЫЫЫ?
  - Клаус болотный? - в свою очередь удивилась я и воскресла, возвращалась в жизнь. - С дуба рухнул?
  - С осины упал! - Клаус шутку перевел в серьёзное - так лесник переправляет через реку стадо кабанов. - Ты запретила (запретила? и он послушался?) мне ждать под ёлкой.
  Я сменил место, чтобы ты не ругалась и не волновалась.
  - Ишь ты, заботливый Санта Клаус! - поправила юбочку, удивилась крепости и стойкости заморского материала. Выглядит нежно, а пулей не пробьешь тряпочку. - Сидел в засаде, а упал почему?
  - Ты... ЭТА... Ну... Я... ТОГО... ТЫ... ЭТА... НАКЛОНИЛАСЬ... Я... ЭТА... ТОГО... УПАЛ.
  - Коротко и ясно, сладкоречивый соловей, - я чувствовала себя обновленной, искупали меня в расплавленном золоте.
  - Испачкаешься, окарябаешься! - Клаус танком выскочил на тропинку передо мной. С усердием зубра выворачивал кусты на моём пути. - ТЫ... ЭТА... ВО КАК!
  - Клаус, после болотной водички ты сошёл с ума? - литературно ласково-ласкательно я задала вопрос и выросла в своих глазах, потому что командую походом Я! - Драка с волками! Общение с кабаном переростком, холодные воды змеиного болота - зарядка для мальчика.
  Но, если духом слаб, и сердцем не стоек, - понесла белиберду через пень-колоду. - Клаус!
  Последнюю минуту жизни нужно прожить красиво!
  И первую, и вторую, и остальные минуты - не менее красиво.
  Ты о чём мечтаешь, Клаус, о полете на Тау Кита?
  - Осторожно! ТЫ... ЭТА... колючки! - Клаус вырвал с корнем куст шиповника и отбросил за Три Девять земель.
  Мальчик ошалел от упавших на него событий: кабан, болотная отрава, Моника аниме, синие волосы одноклассницы.
  Приятно и лестно, когда меня не понимают, но принимают.
  - Мы стремимся к Звездам, а не знаем, что делается на другом конце нашей Планеты.
  Может быть, ТАМ на квадратных головах ходят и едят синих лягушек?
  Или у них нет лесов, и они ошалело плавают по песку на лодках под парусами?
  Не рыбу ловят, а - волков-пескарей?
  Я дальше Бигсити не ездила, не видела Мир во всём его многообразии и безобразии.
  В Бигсити второе место получила на межштатовских соревнованиях.
  Если бы меня не укусила муха меме перед последним туром, то я бы взяла первый приз! - сорвала травинку, надкусила и новым, анимешным взглядом оценила Клауса на весах правосудия.
  Клаус мычал, рыл носом землю, с утроенной мечтой выискивал монстра маньяка, чтобы выслужиться передо мной.
  Раньше рыцари драконов убивали - всех завалили.
  Сейчас герою достаточно накостылять маньяку, и героя произведут в рыцари.
  Клаус стеснялся моего нового вида, и в то же время гордился, что служит мне.
  Обидно! Неужели, я в прежней одежде вызывала меньше восторгов у мальчиков?
  Нужно всего лишь перекрасить волосы, сменить одежду на диковинную, и тебя полюбят?
  Или секрет - в новизне в целом?
  Новенькие, новое, современное, совершенное биологическим магнитом притягивают к себе взоры и сердца?
  В романтическом задумчивом настроении (неужели, я - согласно легенде аниме - превращаюсь в вдумчивую Юмико Сакаки?) около дуба-хранилища с дуплом я присела на пенёк.
  Настроение зайцем скатилось с горы.
  У нас, у девочек, настроение меняется, как течение лесных рек.
  Поднялась, и, вопреки внегласному расписанию, отправилась в школу первая.
  Сегодня мне не нужно переодеваться туда и обратно, я - анимешка, живу в образе.
  - Моника? Ты? - Ириска в холле обернулась и распахнула глаза до размеров классических манговских.
  - Я? У меня вырос третий глаз на лбу? Что вы сегодня ВСЕ удивляетесь, будто я изменилась?
  - Все? Кто еще удивился? - Ириска на лету поймала мое неосторожное слово-воробья.
  Снова мне придется выкручиваться из веревок слов.
  Доказывать, что Клаус не видел меня, не сопровождал, не участвовал в массовом уничтожении колючих кустов на моём пути.
  - Все - в деревне! - вывернулась, покраснела от половинчатого вранья, встряхнула синими живыми волосами.
  - Юмико! Приветик, лапочка! - Женевьев-Хонока пробежала, на ходу поцеловала меня в щечку и врезалась в кучку поджидающих одноклассниц.
  Хонока не похвалила меня за анимешный прикид, не обрадовалась, а приняла, как должное, что Юмико нарядилась в Юмиковское.
  Женевьева глубоко погрузилась в аниме, не выплывет.
  В классе нас ждал еще один сюрприз - Ишаков!
  Волосы подстриг и перекрасил, пеликан!
  Челка, пряди, а цвет - непередаваемо медно-лиловый (у своей мамы украл краску для волос).
  Белая рубашка не заправлена в штаны, а галстук-дудочка широкой петлей палача спускается ниже пояса.
  Пиджачок - на два размера меньше, поэтому - в облипочку.
  Брючки - кожаные, вторая кожа Ишакова.
  ХМ! Не Ишаков, а - Большаков! Аниме с Большой буквы.
  Не человек украшает одежду, а одежда делает человека... курицей.
  Ишаков не позлорадствовал над моим нарядом (на себя бы посмотрел, кутюрье лесной), кивнул, как равный равной.
  Нос задрал, но даже в аниме никогда не дотянется до меня.
  Я приземлилась на своё законное место рядом с Ириской.
  Подруга косилась на меня - так лошадь косится на волка с вожжами.
  Начался урок Новой - послевоенной - истории.
  В класс впихнул себя учитель - Сильвестр Анандович - по кличке Одноглазый Сильвер.
  У Сильвестра Анандовича два глаза, но один он часто прищуривает, полагает, что с полуглазом выглядит таинственно и значительно, как пират.
  Мы в приветствии поднялись, моя короткая юбочка взметнулась воланчиком.
  По замыслу портного юбка анимешки должна жить своей жизнью... но я убью юбку, пусть мертвая болтается и не живет.
  Одноглазый Сильвер оглядел класс, дольше всех изучал историю Хоноки, Юмико и Ишакова.
  Протёр запотевшие канализационные очки и прохрипел простуженным голосом исследователя ледяных пещер:
  - Моника...
  - Извините, Наставник (откуда выскочило медовой пчелой смешное слово "Наставник?), но моё имя Юмико Сакаки, - я в первую очередь потрясла себя, а не класс.
  Возможно, что некоторые ребята думали, что я прикалываюсь: перекрасила волосы в небо - ради шутки, переоделась юмора ради, и для завершения чумового анекдота нарядилась анимешкой.
  - Я - Хонока Касака! - Женевьев наклонилась подиумно. - Ой, карандашик уронила.
  - А я - красавчик Рин Мацуоко! - Ишаков поднялся в знак солидарности.
  Тройка сумасшедших в сборе!
  Организуем анимешную рок-группу!
  Вопреки моим ожиданиям, девочки не фыркали над прикидом Ишакова.
  Раньше он ходил в опале под гнётом оскорблений: "дурак", "псих ненормальный" и другие, не менее занозистые.
  Но то был Ишаков, а сейчас Рин Мацуоко - стильный!
  Бабочка вылупилась из кокона.
  Я до превращения в анимешку блистала красотой, сейчас лишь поменяла имидж.
  Но Ишаков из наглеца и полудурка поднялся до высот надменно-снисходительного красавца.
  И одноклассницы персиковыми щеками почувствовали перемену.
  - Игра в аниме? - Одноглазый Сильвер щелкнул затвором карабина, посмотрел в дуло, словно хотел застрелиться. - Тема сегодняшнего урока - легенда об аниме герое Юдзи Кадзами.
  (Юдзи Кадзами? Сильвер издевается надо мной? Достиг пика иронии, когда издалека, словно нехотя, используя багаж своих исторических знаний, подкалывает меня, через анимешного жениха?)
  Весна начиналась на морском берегу Суруга, - Одноглазый Сильвер сразу взял рассказ за рога, прищурил глаз, погружался в древность - так сундук с золотом опускается в лесное озеро. - Нежная зелень оживляла глаза мишек панд в зарослях послевоенного бамбука.
  Розовое облако Хонда тихо опустилось с неба на ветви зацветавших вишен.
  Сосновые леса струили весенний аромат свежей лисьей крови.
  Чуть слышные звуки мандолины доносились из иных Миров.
  Песня шумящей воды, падающей в ад, или вопли грешников, проснувшихся после выхода из жидкого азота, вплетались в чудесную мелодию.
  Из-за вершины горы Фудзияма синее облако упало на землю и заплакало.
  Ближе и ближе раздавалась музыка шахмат, перекатывающихся в нефритовом сундуке.
  И внезапно чистый задушевный голос затянул длинную ругань, которая дышала войной и беспокойством месячной серости.
  Синее облако неслось к берегу, срезало острым ножом сияния всё на своём пути.
  Одно мгновение синее облако грохотало на взморье, а затем раскололось кедровой шишкой.
  У моря стояла юная девушка в причудливых анимешных одеждах.
  В руках красавица (спасибо!) держала коробку с шахматами, и в то время как её ониксовые пальчики ударяли по поверхности коробки, девушка проклинала всех и вся.
  Волосы прелестницы синие, перекрашенные из смоляных.
  Юная шахматистка смотрела в далёкое озеро с гигантскими карпами.
  Затем она направилась в лес, убивающий даже комаров.
  Совы и белки порхали вокруг красавицы.
  Они садились девочке на плечи и своими железными клювиками трепали уши, ноздри и щеки пришелицы.
  Девушка взмахивала ножом, и птички без хвостов отлетали от кудесницы.
  Юная дева повесила свои немногочисленные одежды на сук баобаба и пошла окунуться в чудо-озеро - без дна и без покрышки.
  Был жаркий июльский полдень, когда медведь сосет лапу волка.
  Беглый клятвопреступник пятнадцатилетний Юдзи Кадзами присел под сосной и искал в земле рубины.
  Внезапно, Юдзи увидел немногочисленные одежды девичьи на суку (девушку в озере не заметил, слепой старатель, а тряпки нашёл!).
  - Маньяк убил девушку, обворовал, утопил в озере, а её одежду подбросил мне, чтобы меня поймали с поличным! - Юдзи сорвал с дерева одежду и скомкал, искал место, куда закинуть вещдок.
  В это время юная дева вернулась из озера, содрала со своей шелковой кожи жирных мучнистых пиявок и возопила голосом козодоя:
  - Одежда принадлежит мне, у меня на неё чек и накладная дома лежат!
  Уходи из МОЕГО леса, маньяк!
  Преступник онемел от удара рукояткой ножа в лоб.
  Он никогда еще не получал столь сильный прямой в череп от нежного грациозного создания.
  Клятвопреступник подумал, что девочка выскочила из ада.
  - Почему ты моешься в лесу, а не в избе? Какой у тебя шахматный разряд? - Юдзи спросил не то, что вертелось у него в голове, кружило юлой.
  - Ох, настырный. Я одна из юных дев, которые служат лесу и шахматам.
  Я - Посол Мира Шахмат от леса.
  Сейчас деревья пригнутся к земле ураганом, поэтому я должна бежать на шахматный турнир! - Девочка протянула руку к своей одежде, во второй руке она недвусмысленно сжимала нож, и нож улыбался бликами на лезвии.
  Юдзи Кадзами не хотел потерять свой преступный авторитет и роль злодея:
  - Танцуй передо мной! Хочу увидеть танец лесной девочки и шахматистки, а потом улетай отсюда.
  Перед полётом я тебя поцелую, и поцелуем доведу до слёз.
  - Ты скорее протанцуешь на горячих углях погребального костра, чем я станцую перед таким чмошником, как ты! - Девочка разозлилась, в её очах загорелись леса. - Отдай мою одежду, и я, возможно, пощажу тебя, не сниму шкуру с живого.
  - Танцуй, а то я потеряю имидж злодея и прагматичного героя! - Юдзи не унимался, он бегал вокруг баобаба, дразнил девочку её туфельками.
  - Каждая клеточка моего тела, каждый синий волосок - дар моей мамы и моя работа!
  Мама меня поила, кормила, одевала, учила танцам и песням, тратила деньги на мои одежды, на косметику, трепала нервы в словесных битвах со мной, а ты хочешь получить мой танец сразу, с наскока, как кавалерийская лошадь.
  Типа герой, дерзкий, как пуля резкий.
  Пришёл, увидел, поцеловал, и затем отправился к дружкам, рассказывать о слезах обиженной девчонки?
  Ты, когда-нибудь видел в своём глазу кинжал, мальчик? - девочка пропела и многообещающе улыбнулась Юдзи.
  Он в её улыбке рассмотрел свои похороны, гроб, покрытый красной материей, полузатопленную могилу.
  Юдзи засомневался, кусал волчьи губы, а потом протянул девочке её одежду.
  Девочка оделась, открыла коробку с шахматами, расставила фигуры и начала песню шахматной игры.
  Непредсказуемы и резки были ходы небесной девочки.
  Они - песня леса и озер.
  Когда девочка обыграла себя, она засмеялась, зазвенела ручьями и начала танцевать над шахматной доской: кривлялась, изгибалась - всячески издевалась над невидимым, воображаемым противником.
  На прощание девушка назидательно огрела каменной доской по затылку Юдзи, но не убила юношу, не взяла грех на душу.
  Звон еще звучал в лопуховых ушах Юдзи, а дева с проклятиями ломилась сквозь валежник.
  Юдзи воссоздавал в памяти снежно-белую фигуру девочки с синими волосами.
  Ветер доносил тяжелые звуки проклятий, а Юдзи ругал себя за то, что не поцеловал девушку, нарушил ритм своей жизни.
  Он бился головой о сосну, заранее знал, что товарищи осмеют его за малодушие и выгонят из банды.
  В отчаянии Юдзи в одежде полез в озеро с карпами купаться и провалился в яму с сомами.
  Дно озеро отодвинулось, и Юдзи с водопадом рухнул в подводную реку, которая несет воды в Царство Аида. - Одноглазый Сильвер закончил рассказ и надеялся, что мы ему отдадим деньги за глупый урок.
  Урок должен учить, а не бередить головы легендами из интернета.
  За что историку Сейм Образования деньги деревянные платит?
  История с Юдзи и синеволосой анимешкой издевательски направлена в мою сторону острием.
  Одноглазый Сильвер неуклюже подколол меня, или... на самом деле существует ЭТА легенда, и её нам впаривают по школьной программе?
  Уроки закончились быстро, высохли на волне нашего пика аниме.
  Первоклашки ходили за нами, дергали меня и Хоноку за юбки, преданно заглядывали в глаза, ждали, что мы им покажем магазин с дешевыми японскими игрушками покемонами.
  - Ириска! Что грустная? - я направилась по тропинке к лесу, но передумала, остановилась и бумерангом вернулась к своей лучшей подруге! Игра в - "Клаус с тобой домой идёт?" "Нет! Я пойду другим путём" - вызревала вишенкой. - Гоним ко мне? Я подберу тебе что-нибудь из анимешных тряпок!
  Мама на батальон анимешек заказала.
  Пока ТВОИ наряды по инету не придут, мои носи - дарую!
   - Правда? - Ириска горячим шоколадом растеклась по траве.
  Мы с щебетом книжных птиц направились по тропинке в короткое путешествие в шесть километров.
  Через тридцать метров справа в кустах зашуршал медведь и приглушенно - на границе слышимости - выругался.
  Ириска с бедра пальнула по кустам - для острастки.
  Медведь напугался, потому что снова выругался и зашуршал кустами дальше, уходил в чащу.
  Я мудро и по-товарищески, не объяснила подруге, что медведь - Клаус, который незримо охранял нас, взялся не за своё дело.
  - Не трать патроны! В это время дня волки и медведи не агрессивные, не отрывают головы! - всё, что могу сделать для спасения Клауса от пули Ириски. - Клаус вчера с волками дрался... рассказал вечером.
  На болоте кабана свалил и принес... моей маме кабанью башку на холодец.
  Мама... давно мечтала о холодце из кабаньего рыла...
  (Кустики дрогнули - Клаус не щадил свою жизнь, подкрался близко!)
  - Клаус к вам в гости ходит? Часто? - Ириска обвисла веточкой березы.
  - Только по делу, Ириска! Исключительно по кулинарным делам!
  Ты в него влюблена по уши.
  Сегодня у тебя шанс - пройдись по деревне, Клаус из избы выскочит - поговорите, без школьных шпионов!
  (Кусты шиповника бурно протестовали!)
  - Робкие у вас медведи! Подглядывают, но не выходят на дорогу! - Ириска не тратила патроны - на каждый шорок не настреляешься.
  - Да, очень робкие и конфузливые у нас медведи! Под страхом смерти не советовала бы выходить на дорогу к нам! - Я выкрикнула кустам, тонко намекала Клаусу, чтобы покинул пост охраны.
  Кусты печально зашелестели, и шелест отдалился примерно на пять метров.
  Послушные кусты, исполнительный шелест.
  - Тебя комары обходят за сто верст, и со злобой налетают на меня, мстят за поражение с тобой! - Ириска прихлопнула очередного комара, величиной с клюкву. - Женевьев нам подарила по баночке чудесной мази Мицубиси - поможет ли от комаров и иголок, или обман в баночке? - Ириска прислонила ружьё к придорожному камню, сняла рюкзак и извлекла баночку с чудодейственной мазью, которая спасает от уколов веточек, от москитов и пытливых зубов наглых хомяков.
  Я не успела сказать МЕЕЕЕЕЕ, а Ириска скинула с себя одежду, словно опаздывала на физкультуру и переодевалась.
  - Моника... АХ-ХА-АХ-ХА-ХА! Юмико! Проследи, пожалуйста, если на тропинке покажется незнакомец с восторженным взглядом.
  Я целиком намажусь Мицубисей, проверю на себе - обманывает ли Хонока Касака нас, или честная анимешка.
  - Ты... Ты голая пойдешь по тропинке до деревни? - я ширмой встала между кустами и подружкой, преграждала Клаусу кино. - Тропа каждый раз новая, и не думаю, что кто-нибудь, кроме нас, сейчас на неё вступил!
  - Нет, я не сумасшедшая! - Ириска втирала мазь в лодыжки, приблизилась к кустам! - Страшно, вдруг, всё-таки фотокорреспондент проскачет с сфоткает меня голую.
  Лучше я в кустики отойду!
  - Не смей! В кустах дикий медведь! Сама знаешь - шаг с тропы, и начинается другой Мир - владение леса! - Я раздувалась лягушкой, чтобы тело занимало больше места.
  Ириска минуты три позировала перед Клаусом (надеюсь, что он честный мальчик, поэтому отвернулся, зажмурился, выколол себе глаза и не подглядывал).
  Подруга (наконец!) натянула короткую школьную юбочку вместо брезентовых лесных штанин, и по моему примеру одела воздушную блузочку.
  Рукава и ноги Ириски оголены - пир для летающих муравьев и комаров.
  Первый комар с воем курьерской ракеты спикировал на голую - покрытую только мазью - ногу Ириски.
  Мы с садистским вниманием наблюдали за потугой животного пробить броню аниме крема.
  Комар точил нос, точил, да не подточил.
  Хоботок комара сломался от усердия, и насекомое с истошными комариными воплями унеслось в чащу - расскажет друзьям, что странных девочек с лакомыми частями тела нельзя атаковать, рыло сломаешь.
  - Действует! Замечательно! Поразительно! - Ириска хлопала в ладошки, подпрыгивала, природно округляла глазки (аниме у неё получалось идеальное, словно подруга с детства тренировалась на куколку).
  - Хонока сказала, что ты - Асуна Юки, - мы обогнули хамскую яму с водой (утром её не было).
  Где вода, там и чёрт.
  - В лесу интернет не берет, - Ириска сделала очередное открытие, известное всем. - Придем к тебе и загуглим, об Асуне, что мне одевать, иначе опозорюсь - примерю чужую роль, а с чужим анимешка не живет! - Ириска решила нырнуть в аниме, не играть, а жить, как Хонока Косака Женевьев.
  Я внимательно посмотрела на подругу, а потом решила, что - серьёзность, это для взрослых.
  Умный вид, серьёзные отношения - признак старости.
  Девочки смеются, ржут, переламываются в смехе!
  Я откинула головку назад и засмеялась свободно, легко, по-лошадиному.
  В лесу можно, в лесу никто не увидит и не услышит, а кусты-Клаус и подруга - они поддержат смех.
  Не поддержали, предатели, подрастающее поколение!
  Наоборот! Ириска левой рукой теребила мой правый локоток, а в правой руке у Асуны трепещет ружьё.
  На тропинку глобусом выкатил молодой да ранний медведь.
  Он театрально встал на задние лапы, а передними барабанил себя в грудь, изображал народного артиста.
  - Не медведь, а мутант Марсианский. В гориллу превращается! - Ириска не стреляла, шутила по-школьному.
  Медведь не обиделся, он принимал решение - напасть на двух беззащитных девочек, или уйти на малиновую поляну с безумно вкусными ягодами.
  Мы тоже чесали затылки в дилемме - застрелить мишку, который нацепил роль гориллы, или подбадривающими пинками отправить его в малинник.
  Клаус в кустах сопел, хотел вырваться соколом на свободу.
  Мальчик голыми руками сразился бы с мишкой, показал аж двум девочкам свою богатырскую удаль.
  - То медведи, то волки, то кабаны живородящие!
  Не лес, а - зоопарк!
  Мы не получаем то, что хотим, а желаем Принца на белом Лосе! - Ириска дурачилась, показывала хозяину леса остренький свекольный язык. - Почему ты, медведь, а не Принц вышел на тропинку?
  - Не на-до При-нца! - я по слогам крикнула в заволновавшиеся кусты. - Принц пусть идёт своей дорогой, и не подсматривает - подло, коварно, нагло - за девочками (кусты смущенно засопели).
  - Сфоткай меня для ютуба! - Ириска подбежала к - замершему в глубочайшей писательской задумчивости - зверю.
  Встала рядом и протянула руку, будто бы обнимает великана.
  Медведь недоумевал, сраженный наглостью школьницы.
  - С ума сошла! Он же нас сомнёт в блины и не заметит! - я задрожала в радостной лихорадке - так боксер перед нокаутом рвется в бой. Не контролировала себя, сорвала предохранитель с осторожности. - Ага! Ты в ютубе, получишь в инете сиксилион лайков, а я - останусь Принцессой на бобах (искусно ввернула в разговор, что я - Принцесса!).
  Встала памятником с другой стороны медведя.
  Зверь оказался перед непростым выбором - какой девочке оторвать голову первой.
  - Селфи! Улыбочка! Сыыыыыр! Снято! - я каплей росы слетела в сторону, потому что медведь упал на все четыре опорные точки.
  Ириска отпрыгнула к осине, в корнях которой черти пируют.
  Мишка рыкнул, оскалил в улыбке Космическую пасть и неторопливо (показывал свои задние мускулы) отравился в лес.
  Мы выиграли, великолепнейшая, крутейшая фотка у нас в мобильнике!
  - ЙО МОЙО! - листала галерею, а фотка - исчезла синим снегом. - Я не нажала кнопочку.
  Фото и сиксилиона лайков не будет! - ошарашила топором известия себя и Ириску.
  - Судьба! Значит, мы еще не достигли уровня, чтобы нам поклонялся интернет! - Ириска почесала правую соболиную бровь, но не опечалилась, не рвала на груди блузку, не сжигала траву и не посыпала голову пеплом. - Может быть, вернем медведя и попросим снова позировать?
  АХА-ХА-АХ-ХА!
  В отличном настроении мы шаровыми молниями залетели в избу.
  Мама еще не вернулась из леса, наверно, с дядей Гербертом ушли на дальний кордон за брусникой и золотом.
  - Показывай! Что у тебя! - Ириска горела, тушила себя - пожарница - и снова загоралась нетерпением.
  - Сначала - дело, а потом - настоящее дело! - я мудрствовала, распахнула ноутбук и набрала - Асуна Юки. - Ириска, ты крутая по аниме жизни, намного духовно богаче, чем я.
  Вареные голубые яйца дрозда не сравнятся с тобой по крутизне! - Мы за уши вытаскивали из компа информацию об Ириске нового образца, как ружье "Тулка". - Асуна! Твоё настоящее имя Юки Асуна.
  У тебя длинные рыжевато-каштановые волосы и карие глаза! - Я подергала прядь сенных волос Подружки. - Цвет - точь-в-точь, стриженная Асуна, а длина - придется наращивать, чтобы ты достигла сама себя!
  - Хочу длинные волосы сейчас! - Ириска по-принцессовски надула губки и набирала в своём смартфоне приказ всем странам и континентам, девочка-генерал. - АГА! Курьерская ракета в десяти минутах полёта от нас. Парик, паричок - длинные рыжеватые волосы - то, что мне нужно для восторга.
  И не дорого стоит, на распродаже! - Ириска отметила галочкой парик, переместила его в корзину на сброс на курьерской ракете. - Моника! Юмико!
  Дальше читай, а то ракета прошмыгнет, потом дожидайся её вечность - целый час!
  - Красно-белая униформа и... рапира! - я выдохнула, а Ириска отправила заказ, сняла деньги с карточки своей мамы - подарок родителям от перевоплощающейся дочки.
  - Бойкая красавица Асуна! - польстила подружке! - Остальное - туфельки, бантики, ленточки и другие цветочки-прибамбасочки найдем у меня во вчерашних посылках.
  Не забудь, что за буйные повадки и стремление размахивать рапирой во время боя тебя прозвали "Лекарь-берсерк" - полусумасшедшая.
  Хм! Анимешники ошиблись, ты - лучше, чем сумасшедшая, Асуна, - кирпичный комплимент от Юмико Асуне.
  - А чё! Мне понравится рапира, а приёмы боя возьму из инета. - Асуна нырнула в мир анимешных тряпочек. - ОГО! Белые колготочки с красными полосами - мой стиль!
  Кеды красно-белые, наверно, в заказ вставляют универсальную анимешную одежду, для многих персонажей, повернутых на радости. - Ириска примеряла, прикидывала к себе, а я радовалась за подружку, таяла вместе с ней.
  Темперамент у меня более спокойный, стойкий, Юмиковский.
  Два слова - книжный червь.
  Я сменила цветочек в волосах, надела другую юбочку - менее строгую, но столь же короткую для моего дылдовского подиумного роста.
  В небе загрохотало - подлетела курьерская ракета, - затем шмякнуло перед избой, за окном.
  - Мой паричок доставили и Асуновскую одежду! - Ириска в белых колготочках и анимешных кедах выскочила на улицу, подхватила заказ и нырнула обратно в голубую прорубь избы. - Клааассс!
  Юмико! Смотри и завидуй, подружка! - Асуна натянула платье, юбочку, перчатки, подвязала волосы (разумеется, красно белая ленточка) и стала похожа на медсестру после кровавой операции.
  - Если бы не красные кресты по белому полю, то я бы подумала, что ты медсестра! - добрая зависть слетела барбарисками с моего змеиного язычка. - Хотя, шикарно!
  Белая юбка, а по кромке красное, неровное, кресты по всему полю.
  Юки! Я поняла, в чём главная примочка аниме одежды - в количестве, а не в качестве.
  Чем больше финтифлюшек, ленточек, воротничков, подворотничков, бантиков, завязочек, подвязочек, тем девочка - анимешнее.
  - Ты умная, Юмико! Тебе бы лесом править! - Высшая похвала! Ириска говорила без иронии, полагала меня царицей леса.
  - Неаа! Моя роль - книжки и нож! - покраснела от смущения, и, чтобы краска с лица не обожгла подружку, прикрыла личико бантиками Юмиковскими. - Почему ракета не улетает, сломалась? - я выглянула в окно - на простор единственной деревенской улицы.
  - В дом Клауса куча посылок свалилась! - Ириска оттолкнула меня локтем, вглядывалась - не покажется ли Клаус, не пригласит ли её в кино.
  УУУУУУФФФФФ!
  По древней романтической традиции некоторые мальчики назначают умненьким девочкам свидание в кино.
  Меня три раза приглашали, и три раза я вертела ледорубом пальчика у виска (мысленно!).
  Надо же - после школы тащиться за тринадцать морских миль в кинотеатр, а потом ночью - по кочкам, по головам волков и медведей - домой, обратно.
  И ради чего? Ради робкого поцелуя... если он, конечно, последует в переполненном чихающем зале.
  Романтика не для Юмико Сакаки.
  - Посылки? Неужели, Клаус? Стойкий Клаус? - я округлила губки в лесном удивлении, словно проглотила кедровую шишку.
  Второе удивление меня сразило - Асуна в парике и с рапирой.
  Моя подружка исчезла, вместо неё красовалась с длиной колющей железякой сказочная длинноволосая Асуна Юки.
  Неужели, одежда и аксессуары превращают человека в другое, в сапиенса или в мультяшную куклу по духу.
  Прикид меняет внутренний Мир.
  Но я не желаю оставаться книжным червем - глупо, и не модно!
  Ириска прочитала в моих глазах отражение своей сногсшибательности.
  Важно прошла по комнате, взмахнула рапирой - получилось грациозно, словно подруга родилась с ней в тонкой молочной руке.
  Гремучая смесь - утонченная шаловливая девочка, и в то же время воинственная.
  Ириска в форме Асуны перещеголяла Хоноку Касаку Женевьев.
  Легкая клубничная досада коснулась меня крылом ревности и... улетела.
  Наверно, я бесчувственная пень-колода!
  - У нас прекрасная гостья! Ирис! Бесконечно рада тебя видеть! - в комнату протанцевала пламенная мама (почему я не видела, как она вошла во двор? прокралась через огород?).
  - Не Ирис Версаче, а Асуна Юки, воинственная девочка лекарь-берсерк! - я по-дворцовому представила переделанную подругу - так мажордом объявляет выход Принцессы: - Маааам! У нас намечается анимешный бунт!
  - Замечательно! Лесу противостоят герои аниме! - мама величественно опустилась на шкуру бизона.
  - Вы только что из леса? - Асуна сосала сахарный пальчик, кончик рапиры вонзила в половицу.
  - Тебя удивляет, что я не порвала бальное платье о колючки, и не сломала каблуки на речных ворчливых перекатах? - мама поймала вопрос и сразу его раскусила. - Удивительно стойкий материал для Королевы бала.
  Платье не мнется, не пачкается, не рвется, потому что - высоких технологий.
  Туфли выдержат зубы гигантского медведя! - мама вскочила, прокружилась, показывала целостность замечательного красного платья (декольте от и до!) и золотые босоножки на каблуках-шпильках.
  Мы - три грации, три красавицы лесные.
  Несите нас на бал, гуси-лебеди!
  - Устремляемся к своей мечте, с упорством лососей идём к цели, - мама вышла из комнаты и вернулась с дарами леса. Голос у неё грустный, не торжественный, и я поняла: дядя Герберт - не цель жизни моей мамы... а жаль, он хороший старатель. - Не знаем - достигнем ли яблочной цели, исполнится ли наша главная мечта.
  Но по дороге мы имеем право на весеннее буйство, на веселье и радости.
  Для девушек девяносто процентов счастья находится в работе над своим образом! - умно загнула, по-городскому: - Ирис... Асуна.
  Давно ты не заходила в гости!
  Возьми подарки, передай привет родителям! - Мама из туеска зачерпнула горсточку рубинов, сапфиров и изумрудов, пересыпала в ранец Асуны. - Купишь себе что-нибудь из аниме прикольное или торжественное.
  Для девочек финтифлюшек мало не бывает!
  - Спасибо! Но вы слишком много камней подарили! - Асуна переводила взгляд с мамы на меня, искала в нас признаки сейфа Центробанка.
  - И золота бы отсыпала, корзиночку самородков принесла! Но атомная масса золота велика, тебе тяжело нести.
  Бери, не скромничай! Мы на жилу нарвались, коленки разбили, словно горох сажали
  Драгоценности - пустяк, молекулы, сгруппировавшиеся за деньги.
  Тем более что анимешные юбочки и чулочки - особенно из прочной ткани - дорогущие. - Мама махнула рукой и вышла из горницы, оставила после себя искорки доброты.
  - Классная у тебя мама! - Асуна завязала ранец, подняла, поднесла к уху погремушку, перекатывала драгоценные камни.
  Я не возражала против классности своей золотоносной мамочки.
  На минуту стало грустно, словно я потерялась в сером тумане.
  Мама утром одела торжественно бесшабашное красное платье, примерила золотые босоножки, вступала в день - так девочка приходит на бал.
  Наступил вечер - после бала и после волшебства леса.
  Платье - а вместе с ним и надежда на чудо - отправляется на вешалку в шкаф.
  Вечер - разочарование, утро - надежда.
  Может быть, поэтому говорят, что утро вечера мудренее?
  - В гости к Клаусу заглянем? - Асуна сделала попытку вплести в голос полное безразличие к факту - пойдем к Клаусу или оставим его в покое.
  Бомба взорвалась!
  Пушка выстрелила по воробьям!
  Наконец, Ириска подошла к своему главному вопросу, которого я ожидала - Клаус.
  Едкие капли смолистой иронии сорвались бы у меня с языка.
  Но чувства у Ириски настоящие, хрустальные, и я не имею права их разбить.
  К тому же по правилу - вытащил нож - режь, мы переоделись в красоту, значит - обязаны её показать всем!
  - Придумаем первопричину, а то Клаус возгордится, что мы к нему клеимся! - я мудро подготавливала план анимешно-танковой атаки.
  - Соль? В книгах герои ходят друг к другу за солью! - Асуна предложила с робкой улыбкой кролика.
  - Соли у нас сто пудов! Клаус знает! - я бесцеремонно отшвырнула ногой предложение о соли. - Попросим Клауса помочь нам с домашкой по физике? - Моё предложение остроумие не блистало, оно еще чернее, чем соль.
  Асуна поправила парик, он, как настоящие волосы оперной певицы.
  Певицы всегда с длинными волосами - парик или свои, - чтобы голос резонировал от волосинок.
  - Чё мы напрягаемся, как клуши на берёзе? - я разозлилась за отсутствие прозрачных идей. - Придумываем, как подкатить к парню и покрасоваться перед ним!
  Опустились ниже дня болота!
  Просто прогуляемся по деревне, БЕЗ ЗАДНЕГО СМЫСЛА.
  - Ага! Клаус, если не дурак, то выбежит к НАМ, - Асуна крест-накрест взмахнула рапирой. - Юмико, а клуши, это кто?
  - А я знаю? - вопросом на вопрос по-лепреконски ответила подруге и заглянула в инет. - Клуша - курочка с цыплятками!
  Блин! Обознатушки, перепрятушки!
  Или клуша - птица семейства чайковых с черно-белым оперением.
  - О! Юмико! Ты - в темно-белом, ты - клуша! - Асуна наградила меня сомнительным комплиментом, и мы под ручку вышли из горницы.
  В сенях я запнулась о корзинку с золотыми самородками и белыми грибами.
  Полетела стрелой, сбила ведро-грохотун и упала на четыре точки.
  - Асуна! А анимешки спотыкаются и падают? Или они устойчивы, как неваляшки?
  - Ты упала, значит, ВСЕ анимешки падают!
  Ты же первоклассная анимешка, Юмико! - Ириска зацепилась рукавом за когти на медвежьей лапе и ударилась книжным лбом о притолоку.
  - Анимешки и лбом стучат по доскам! - я поставила точку над злоключениями анимешек: они, это - мы!
  На деревенской улице пустота, корова языком всех слизала.
  Время сенокоса, рыбной ловли, собирания ягод, грибов и драгоценных камней.
  Нет, не пустынно, как в консервной банке.
  Навстречу ковыляет пенсионерка губернского значения, почетный житель города Атлантабург Изольдовна Ширак.
  Старушка пасет гусей - ужас в деревне.
  Изольдовна внимательно, без церемоний, без уважения рассматривала нас, загоняла в озеро с краской стыда.
  - Вырядились, как клуши (а мы знаем клуш!)!
  Не надует вам под юбки?
  - Не задует, мы - куколки! А кто осмелится подуть? - я улыбнулась, но тон мой - голосом гвозди выпрямлять.
  - Эх, молодежь, молодёжь!
  Веселитесь, проказницы! - Изольдовна махнула кофейной рукой, а вместе с ней и веткой - гуси недовольно загоготали. - Я в дни молодости тоже красовалась всем ветрам и морозам назло.
  На улице минус тридцать, а я в тонких колготочках из паутинки, в бальных туфельках на двенадцатисантиметровых каблучках, без шапки - волосы распущены водопадом - фланирую по улице туда-сюда, сюда-туда.
  Эх, время, время, времечко!
  Жизнь не пролетела зря! - Изольдовна Ширак погрузилась в озеро воспоминаний.
  Удобно старикам - им есть что вспомнить, пока гусь жарится!
  Мы получили от пенсионерки разрешение на дальнейшую прогулку.
  Прошли мимо избы Клауса, в окне мелькнуло яркое, но Клаус нас не окликнул.
  Неужели не заметил, растяпа, слепой кот Базилио.
  Мальчик совершает преступление, если не замечает обновку девочки.
  В конце улицы мы развернулись, гуляли туда-сюда-обратно, по примеру Изольдовны Ширак в молодости.
  Калитка распахнулась и на улицу вышел... вышло... вступил Клаус.
  Держите меня семеро смелых!
  Понятно, почему курьерская ракета бомбила свертками пятачок перед избой Клауса.
  Одноклассник не оригинальничал, он пошёл по пути Хоноки Касаки, Юмико Сакаки, Ишакова и Асуны Юки.
  По правилам приличия девочки не дожны восхищаться мальчиками.
  Но мы затормозили, вросли каблуками в землю.
  Клаус Гарсиа, наш одноклассник волшебно превратился в... в кого он перекинулся, вурдалак.
  - Позвольте представиться, девочки. Я - Кэндзи Харима! - левый глаз Клауса Кэндзи пожирает меня, второй - с огромным одобрением - разглядывает новую Ириску - Асуну. - Под моей личиной хулигана, циника и тупого драчуна прячется ранимый, талантливый и любящий юноша культурист. - Кэндзи зубами за палец стянул с правой руки замшевую перчатку (клёво у него получилось, закачаешься). - Какая жалость, что девушки обращают внимание на внешность и редко заглядывают в самую душу (мимолетный взгляд на меня).
  Я доступен только немногим красавицам, которые обладают тонкой ранимой душой и внутренним глазом.
  Очень часто мальчики влюбляются в хорошеньких синеволосых... разноволосых глупышек, которые не способны оценить настоящего парня.
  Но любовь, как кабан - хрюкнет, подденет на клыки, а потом топчет копытами, втаптывает в болото.
  Я не молчу, я говорю правду!
  Работаю над собой, поэтому я безусловный герой, истинный! - Клаус Кэндзи поклонился нам и выключился, забыл дальше текст.
  Рядом со мной ойкнуло и упало в пыль.
  Стрела Амура пробила насквозь Асуну, вылетела, вернулась и снова дырявила её лебединое сердце.
  Кэндзи, погруженный в мир самолюбования и менялюбования, не спешил на помощь однокласснице.
  Я фыркнула, наклонилась и протянула руку помощи Асуне.
  За мной эхом икнуло...
  ЙО МОЙО! Юбка у меня короткая, а я устраиваю Новогоднее представление перед Клаусом.
  - Чё встал дубом, красавчик? Помоги поднять Асуну!
  У неё тепловой удар... в сердце! - книжный червь в моём исполнении изволил гневаться.
  Кэндзи подлетел, чуть не сшиб меня мраморным плечом, подхватил Асуну.
  Мне самое время удалиться домой, в избу, за мыслями.
  - Асуна! Возьми у... как тебя...
  - Кэндзи! - Клаус веревкой взгляда удерживал меня, понимал, что я коварна.
  - У хулигана и циника забери домашку по алгебре.
  Сегодня ты ночуешь у меня - без возражений!
  - Супер! - сдавленный писк Асуны остался за моими хрупкими плечами.
  Юмико... Что сейчас сделает в избе Юмико?
  Уткнется в книжку без картинок? БРРРРР!
  Я ещё не сошла с ума!
  
  Утром мы втроём вышагивали по обновленной тропинке.
  Тропинки в лесу анимешные - меняются, интригуют, ломают ноги.
  Ириска вросла в образ Асуны, даже не снимала конский парик на ночь.
  Я с испугом думала, что лукавый парик прирос к голове, и, если я шутливо дерну подружку за волосы, то она закричит от боли.
  Асуна искрилась счастьем - так неисправная розетка выбрасывает голубое пламя.
  Да, действительно, огромное счастье - любить, независимо, любят ли тебя.
  Клаус Кэндзи заметно нервничал, словно заяц перед огромной клубникой.
  Кэндзи любит Юмико, Асуна любит Кэндзи, Юмико - никого не любит... мы уже это проходили.
  На секунду из-за туч Солнышко протянуло золотую лапку.
  Мы посчитали луч Солнца отличной приметой.
  Рассуждали, гадали, как на нас в школе набросятся с вопросами, с восторгами и недоумением.
  Три анимешки вместо одной Юмико Сакаки.
  Но мы ошиблись, потому что жизнь состоит из кирпичиков ошибок.
  Вся школа - от младших классов до выпускников - стала анимешной.
  Пестрая бурлящая, кружевная толпа подхватила нас, завлекла в водоворот.
  Даже учителя - нет, они не переоделись анимешками, но... на рубашке Одноглазого Сильвера расстегнуты две лишние пуговички, а брючки - в облипочку, на два размера меньше.
  Измаилка вплела в волосы шелковую розу, а, когда наклонилась за упавшим журналом, то показала бархатные кружева на ажурных чулках.
  Слишком театрально. Спокойная и тихая Юмико Сакаки не ожидала подобной школьной свистопляски.
  Ириска в прекрасном настроении тыкала комариной рапирой в ноги пробегающих школьников.
  Асуна имела боевое преимущество перед безоружными одноклассниками.
  Я поймала момент, когда Клаус Кэндзи чудесным образом остался один у окна - созерцал сакуру.
  - Кэндзи! Сегодня ты сидишь за одной партой с Ириской! - в моём голосе сладости не больше, чем в луковице. - Она светится счастьем, что ты, наконец, обратил на неё внимание... думает, что обратил.
  - Ни за что! Я тебя... - Кэндзи циник, но запнулся о пень слова.
  - Вот, потому что ты меня... уважаешь, сделай подарок Асуне ради меня.
  Противно и позор, когда парня просят оказать внимание красивой, умной, веселой девочке.
  - Ириска - супер, но...
  - Никаких но, Кэндзи. Ради меня! - я взглянула на потухающую Ириску.
  Она делала вид, что пытается уколоть рапирой в руку назойливого первоклассника с лиловыми волосами.
  Но обреченно смотрела, как пойманная в силок газель, на меня и на Клауса.
  Я отбежала от Кэндзи, заводила себя на золотой ключик, получала энергию веселья.
  Неплохо получилось, и в класс через десять минут я влетела на крыльях хохота.
  Рин Мацуоко (Ишаков) рассказал мне новый анекдот о лесе, и меня сотрясало фасольным смехом.
  ОХ! Звезда с неба упала?
  Асуна светилась, блистала, горела счастьем.
  Рядом с ней, на моём месте за партой, сидел Кэндзи-Клаус.
  Он джентльменски поддерживал разговор, улыбался Асуне, но панически поглядывал на меня - не затеяла ли я интрижку с Ишаковым.
  Я присела к Хоноке Касаке, и буря в классе на миг затихла.
  - Моника, Ишаков, почему вы в классе? - математик (он же директор нашей школы) Вольфганг Рамирес облил меня кипятком вопроса.
  Почему я в классе? Почему я родилась? Почему и для чего я живу?
  Подозрительно розовые ботиночки у Вольфганга и желтый галстук в синий горошек. Анимешные?
  - ИИИИИ! ЭЭЭЭЭ! - Моника не поправила директора, что я Юмико.
  - Господин директор! Мы помним, что сегодня турнир в Безобразсити! - Ишаков Рин Мацуоко вернул мне память.
  Мама, роди меня обратно!
  Полуфинал штата по шахматам среди школ, сегодня, а я не готовилась, улетевшая на крыльях манги.
  - Надеюсь, что вы ночи не спали, глаза испортили на эндшпилях и дебютах? - Вольфганг (Серый Вольф) пытал нас раскаленной кочергой вопроса.
  - А то! - Рин Мацуоко отвечал за двоих, потому что я - козочка, только блею в ступоре.
  - Что же вы ждете, беспризорные? Соревнования через два часа, и заверяю с поклоном - без вас начнутся, если опоздаете.
  Вертолет с нетерпением ждет у входа в школу: ждет-не-дождется! - Серый Вольф склонил глобус головы к правому плечу.
  Ишаков (Рин Мацуоко) подхватил ранец и выпрыгнул из-за - обалдевшей от его наглости - парты.
  Я улиткой выползла из домика.
  - Нееееаа! - Хонока Косака показала, что она самая первая и главная эксцентричная анимешка в нашей школе. - МЫ - группа поддержки - летим с НАШИМИ.
  Соревнования школ, а не людей!
  А мы - тоже школа, и ещё какая! - Хонока взмахнула желтыми помпонами (откуда выхватила, скорострельная?).
  - И я! И мы! - класс взорвался праздничным фейерверком.
  Приятно, когда тебя поддерживают... даже, если ты забыла о соревнованиях и изучала тряпки, а не дебюты.
  - Боливар не выдержит класс! Курьерский вертолёт не поднимет всех! - Серый Вольф не возражал против поддержки! Чудеса!
  Неужели, манга и аниме превратили сурового директора в доброго учителя?
  Ириска выдернула Кэндзи с грядки парты и протащила к доске.
  Подала знак - кто у доски, тот - в группе поддержки.
  Следом чайкой прилетела к доске Рицу Каваи (Аманда Клинтон).
  Компания подобралась - грузовая, под подъемность вертолёта удачи.
  Я, Ишаков и восемь человек наших фанатов (не разочаровать бы их хромоногой пешкой в дебюте).
  
  Вертолёт катил по рельсам облаков.
  Под нами манил и дышал бесконечный лес, пронизанный венами рек и изляпаный щеками озёр.
  Лес захватил почти всю землю, вел наступление на остатки суши, даже подминал под себя бывшие пустыни.
  Янтарные капельки городов и деревень с трудом руками раздвигали ветви.
  Мы впитывали с высоты краски НАШЕГО Мира, который, по мнению моей мамы, пытался трудностями затянуть нас в Будущее.
  Безобразсити сначала испугал нас: лошади с телегами, мотоповозки, изрыгающие клубы дыма из крематория, веломобили, электрокары, тягачи на ядерном топливе, уличные клоуны и гимнасты, городские барышни и щеголи.
  Город по статусу намного ниже деревни, но горожане - по старой традиции - кичатся, полагают себя значимыми.
  Мы таращили кедровые глазища на витрины настоящих (не интернет) магазинов.
  Обязательно после соревнования по маминой карте накуплю всего-всего, на что мой озёрный глазик ляжет.
  Горожане разглядывали нас с восторгом, не сплевывали с презрением.
  - Если бы прилетели в комбинезонах и в резиновых болотных сапогах, то нас бы подняли на смех! - Рицу шпионски шепнула мне на ушко, и помахала ручкой высокому гусару. - Не удивлюсь, что после нашего приезда в Безобразсити появятся свои анимешки.
  
  Мы прибыли на большую спортивную арену (название громкое, а на самом деле - обыкновенный школьный стадион).
  Ишаков ждал начала блица, а я вышла на рапид - три партии по десять минут плюс десять секунд на ход.
  Рин не дружил с классикой, потому что темпераментный и безбашенный, как глухарь на ёлке.
  
  Но в блице Ишаков обыгрывал сильных соперников, срубал им флаг.
  В блице главное - кураж, понты, а не глубокие знания шахматной композиции.
  - Прив, меня зовут Юджин (Юдзи). У вас замечательная теплая команда! Вы дружите, даже форму подобрали похожую, чтобы вас отличали от лохов и лузеров на соревнованиях! - Уверенный голос ножом вошёл в хлеб нашей компании. - Я оглянулась на доброго человека с языком-шоколадом.
  Придумывала ответ в теплых тонах, посмотрела на парня и... потеряла десять сантиметров роста.
  Открыто, без тени сомнения, что его примут и обласкают новые друзья, улыбался Юдзи Кадзами - минималист, философ, реалист и цундэрэ.
  Цундэрэ (я дома расшифровала в инете) - спокойный, замкнутый, но когда приходит время любви - томится, бушует ураганом.
  Челка, огромные глаза, пиковый взгляд чистильщика в преступном мире.
  Одет Юдзи не в сторону манги, но близко: белая рубашка, рукава закатаны по локоть, чёрные джинсы "Лии", бордовые с чёрным ботиночки - снегоходы.
  Девочки нашей группы поддержки расплылись подтаявшим мороженым.
  Городской красавец обратил на нас своё всемилостивейшее внимание.
  Клаус и Ишаков выпятили тележные груди, почуяли лишнего волка в стае.
  - Сегодня с утра в "Голдшопе" были чёрные распродажи! АХ! Вы же из провинции, из деревни, поэтому, наверно, не слышали о "Голдшопе" и обвале цен! - Юдзи ходил по тонкой жердочке над пропастью общения - пытался подколоть, но в то же время смотрел добро, и в его глазах кипела молочная радость, но не ирония. - Я накупил всякий полезных и бесполезных штучек, а дарить - некому.
  У меня почти нет друзей, потому что я философ по обмену из Гранады.
  Томился, искал, кому сделаю подарок и увидел вас, замечательных аниме.
  Не отказывайтесь, от чистого огромного здорового сердца дарю! - Юдзи запустил руку в ранец и извлёк замечательный пузырек - дорогущие духи "Home" (намёк, что мы должны до турнира отправиться домой?).
  Юдзи протянул духи Джульетте (Жульке), поклонился галантно и... поцеловал её в персиковую щечку.
  Мальчики напряглись, а девочки расслабились.
  По городским нецензурным правилам девочки и мальчики, когда встречаются, то троекратно инфекционно целуются.
  ФУ! Гадость! А, если не хочется целовать?
  Но мы из деревни, и гордимся своими лесными традициями, потому что деревня в сто раз круче города.
  Жулька приняла поцелуй, как должное, зажала драгоценный подарок в кулачке и сияла волшебным фонариком.
  Следующей счастливицей оказалась Аманда (Рицу Каваи), она получила небесно-голубую готовскую помаду для губ "Nice" (пятнадцать реалов тюбик!).
  Но за помаду Юдзи поцеловал Рицу в губы, и поцелуй задержался дольше положенного при приветствии.
  Аманда не возражала, она вспыхнула бенгальским огнём.
  Происходящее начинало меня нервировать - так котик волнуется, когда на него летит ледяная волна.
  Неужели, мои одноклассники не читали, что Юдзи - преступник, вор, чистильщик?
  Он доводит девочек до слёз, холоден с ними и целует всех подряд - знакомых, не знакомых, зверушек, птичек.
  Поцелуи для него - хобби, развлечение на минутку.
  Он устроил спектакль с раздачей ворованных подарков, развлекается, потешается над нами, анимешками.
  Я бы высказала Юдзи, что всё о нём знаю, но получила бы от одноклассников камнем презрения в спину.
  Мой вопль сочли бы за каприз, за нервный срыв перед соревнованием.
  Юдзи перецеловал за подарки почти всех девочек, купался в волнах славы.
  Во время поцелуев Юдзи аккуратно, чтобы никто ничего не подумал скабрезного, опускал ладони на бедра "жертвы".
  Разумеется, только у меня глаза на месте, а остальные очарованы анимешкой, который продаст наши органы на рынке.
  Все же Ишаков и Клаус позеленели от луковой злости - они не хотели поцелуев Юдзи и его губную помаду с распродажи.
  Врёт, точно врёт. Украл дорогое со склада, а ему эти вещички не нужны.
  Юдзи внимательно посмотрел на меня, оставил голубоволосую книжную девочку на сладкое.
  Фигушки, не дождется от меня ответного поцелуя, даже, если подарит...
  - ОХ! Лесфон! Последняя модель! - я взвизгнула собачкой, у которой лапку прищемило дверью.
  Приняла подарок - дороже не бывает!
  По деньгам, мы за золото с мамой могли бы купить хоть сто Лесфонов, но нет в них смысла... в корыто с баландой для поросят упадет Лесфон, или в лесу потеряю его, когда наклонюсь за сыроежкой.
  В лесу ни один телефон не ловит, потому что деревья пожирают электромагнитные волны.
  Но в деревне, или в школе Лесфон - выпендрежная вещица.
  Я вытащила из коробочки моднющий гаджет (синий Лесфон - под цвет моих крашеных волос) и в тот же момент почувствовала, как к моим губам прикоснулись де безжизненные ледяные полоски - губы Юдзи.
  - Я прогнозировал, что найду нефритовую девушку...
  - Эй, поскромнее с поцелуйчиками на поворотах! - Я включила заднюю скорость. - Ты хотел сказать, что Лесфон под цвет моих сапфировых волос?
  Оставь свои комплименты для друзей из тюрьмы! - Искупала мальчика в проруби, за что и получила осуждающие взгляды подружек.
  Клаус ожившей скалой двинулся к нам.
  В руке Юдзи сверкнул нож - молния.
  Преступник умело обращается с холодным оружием, в банде научился!
  Мы замерли перед кровавой битвой.
  Рин Мацуоко шагнул влево, уходил с линии огня.
  - Для настоящих парней - сильные подарки! - Юдзи подбросил цирковой нож и протянул рукояткой Клаусу. - Не подделка, реальный.
  - Дамасская сталь с нано обработкой! - Кэндзи Клаус купился на игрушку для мальчиков. - Он же кучу бабла стоит, и не в деньгах фишка.
  Не найти подобный нож даже за сто песо.
  (Продажный Клаус Кэндзи! Поцелуй Юдзи за подарок!)
  - Кирпич разрезает, как масло и не тупится! - Юдзи похвалил себя и свой нежданный подарок, словно из рога изобилия выплеснул.
  Ишакову он с подмигиванием подарил микроскопические шахматы из Кашмирского олова.
  Всех облагодетельствовал, всем понравился Юдзи разбойник.
  Почему я надуваю шикарные губы, злюсь при полном штиле.
  Может быть, Юдзи от чистого сердца нас заранее наградил - за победу в чемпионате?
  Не верю! Юмико Сакаки не доверяет шельмецу и пройдохе.
  Юдзи ради меня раздаривал подарки, плёл сеть для мухи, а муха - Юмико.
  Разбойник заплатит огромные деньги, лишь бы мне плохо стало.
  В могильном настроении я прошла в игровой зал.
  Моя соперница - девочка с двумя косичками и в очках в розовой оправе и с красными стеклами, будто рубины.
  Если условно розовые очки, то - оптимистка, верит в свою победу, пойдет в лихую верблюжью атаку на королевском фланге.
  - Вы всех покорили анимешностью! Шик! - Соперница потрогала голубую ленточку-змею на моей блузке. - Настоящая! Я тоже завтра стану безбашеной анимешкой.
  Пусть родители ругаются, а ребята смеются до обмороков - мне наплевать на чужое чёрное мнение! - Девочка борцовски пожала мне руку и запустила часы.
  ОГО! Наплевать ей! Все в городе говорят комплименты, и плюют друг на друга.
  Слово "наплевать" - не подходящее для девочки в розовых очках - подтвердило мою догадку: соперница начнет атаку на Королевском фланге.
  Я тянула ходы, не рокировалась в короткую сторону, а на пятой минуте сделала режущую рокировку.
  Потом зацепилась за пешку g6, вырвала её с корнем и на девятой минуте поставила девочке мат.
  Хорошее начало - выгодное, праздничное!
  Я - Королева шахмат! Я - Звезда! Опора и надежда шахматного кружка нашей школы!
  Ишаков за это время выиграл два блица, надувал грудь шаром - так рыба-мяч танцует перед улиткой:
  - Шандарах - слона перекинул с белого на чёрное поле, а ОН и не заметил (ОН - соперник-зевака, а не слон).
  В блице все способы хороши, даже неправильные ходы, если соперник лохонулся, глаза на сук повесил! - Рин Мацуоко уделял Рице Каваи чуть-чуть больше внимания, чем другим девочкам.
  Рицу благосклонно принимала попытки на ухаживания Ишакова.
  Земля вертится, крутится, а я - песчинка.
  Клаус не подходит ко мне, боится, что я обругаю его недальновидным, потому что бросил Асуну.
  Всё сложно в ухаживаниях, запутано, чёрт в миттеншпиле дружбы не разберется.
  - Вы как сыграли? - Юдзи бросил пробный шар в мою сетку.
  Будто бы не слышал, что я выиграла - с маршем, под звук фанфар.
  - Выиграла! - отвернула замечательную головку от назойливого ухажёра-уголовника.
  - У меня жёлтый "Корш", сверхзвуковой! - пояснил для дурочек, словно я не знаю, что "Корш" - роскошный беговой мотоцикл за тысячу сольдо. - Покатаемся по кочкам после игры?
  - Конечно! С огромным удовольствием! - Я крутанула головкой, чтобы волосы синей юбкой показали себя во всей пушистой красе. - Лет через пять прокатимся... может быть.
  И не заигрывай со мной, владелец мотоцикла!
  Не получится, потому что я книжный червь! - ирония пробила дырки в моей голове.
  С языка капала синильная кислота презрения.
  Я ушла на второй тур - так корабль уходит в дальнее плаванье.
  Соперница держала пассивную оборону, не брыкалась.
  Я рванула пешками по центру, проделала дыру и влила в неё коня на форпост, и две ладьи подогнала.
  Попутно выиграла кривоногого слона и две зазнайки пешки.
  Песенка соперницы спета на шахматном языке.
  Победа у меня в кармашке блузочки.
  - На гонках я на "Корш"е перепрыгнул пять кубов с мусором, - Юдзи нахваливал себя и мотоцикл, реклама в рекламе.
  Завоевывает дешевую популярность (не дешевую, если учитывать стоимость подарков) среди моих одноклассников.
  И всё из-за меня, потому что Земля вертится вокруг Юмико Сакаки.
  Мальчиков подкупил, девочек купил - душа компании.
  Будто бы случайно приобнял Ириску за талию, продержал пару секунд и тут же отпустил, чтобы время не дошло до критической точки кипения.
  Я сжала губы до боли, до онемения - так болтун закрывает рот на допросе.
  - Время! - Моя соперница протянула мне тонкую, прозрачную ладошку для рукопожатия.
  - Время? Да! Все решает время! - я пробормотала, не сводила глаз со своей компании пирующих и веселящихся.
  Что?!! Какое тухлое время? \
  Взглянула на шахматные часы и взвыла сиреной от досады!
  Пока рассматривала Юдзи, время моё ушло, соперница, что называется, срубила флаг.
  Я проиграла, хотя выигрывала в позиции, и по времени вела.
  Отвлеклась на чёрта Юдзи и упустила время.
  - ЙО! МОЙО! Проиграла по времени! Вела на слона и две пешки! - с жалким оправданием и тряпичной улыбкой я подошла к группе поддержки.
  - Ничо! Отыграешься в последней! - Ириска посочувствовала, положила ладошку мне на правое плечо-крыло. - Рин снова два очка взял.
  По рапиду проиграем, по блицу - выиграем!
  - Конечно выиграем! - я отошла к окну, рассматривала спешащих прохожих, похожи на серых мышей.
  Рядом со мной встал Юдзи, делал вид, что полностью поглощен игрой в мобильнике.
  Попробуй, рискни веником волос, мальчик!
  Скажи мне медовое ободряющее и успокаивающее.
  Или дерзко поцелуй в губы, чистильщик, супергерой.
  Юмико Сакаки всегда держит при себе острый нож.
  Пусть не столь именитый резак, как у Клауса, но достаточно, чтобы обрубить длинный нос Буратино ухажеру.
  Давай, храбрец, подставь себя под нож взбесившейся проигравшей.
  Не сунул голову под топор моего гнева.
  Но рядом встал нарочно, хотя не придерешься к нему - каждый стоит там, где его ноги держат.
  Я синей птицей отправилась на третий тур - в мышеловку.
  Соперница - облачко, воздушное пирожное - играла очень слабо.
  Откровенно боялась меня и нарочно шла в размены, надеялась на ничью, когда наши запасы истощатся.
  Разменяли ферзей, двух коней, и я двумя ладьями проскакала на седьмую горизонталь.
  - У неё синие волосы, а умишка - ноль грамм! - Юдзи брякнул в компании моих фанатов (моя группа поддержки, поэтому меня поддерживайте, а не шуточки Юдзи Кадзами).
  Подружки и Клаус заржали - вольно, по-степному!
  Волна гнева со щепками безумия ударила меня в голову.
  Под прикрытием, когда я отстаиваю шахматную честь школы, Юдзи насмехается надо мной, показывает дурочкой.
  А Клаус - Гарсия Кэндзи Харима - рогочет без стыда и без совести.
  Я сорвалась с места, подбежала к весельчакам, воткнула кулаки в бока и рявкнула белой медведицей:
  - Чё ржете надо мной, вороны падальщики!
  Слабо сказать напрямую, что мои волосы синие вам не нравятся?
  Втихаря наушничаете за моей спиной! - из глаз полетели шаровые молнии.
  - Юмико! Ты чё? - Клаус заморозил улыбку.
  - А ничо! Надоели ваши анимешки! Я тебе не Юмико, а - Моника Бурлакова.
  - Мы же шутим! - Хонока Косака протянула ко мне руки анимешные.
  - А вас, Женевьев Козлова, прошу заткнуться, - ураган сметал моих фанатов.
  - Юджин рассказывал о Мальвине - девочке из театра! - Клаус снова выкинул флаг перемирия. - У Мальвины - голубые волосы.
  Ты, что, на свой счет приняла, что голубоволосая Мальвина глупышка.
  Мы даже о тебе и не думали, не о тебе речь!
  - Успокойся, Моника! Всё нормально! - Ириска золотой веточкой почесала за ухом.
  - Да? Мальвина? Не обо мне речь? - я почувствовала себя одураченной куклой.
  Надо же - оскорбила друзей, не разобралась, а сразу - с лесными кулаками полетела в драку.
  Хорошо, что не пальнула в друзей и в Юдзи из двустволки, и не метнула нож.
  Классно швыряю улыбчивые ножи, с десяти шагов на половину лезвия в ель вонзаю.
  - ОН специально разводит вас, чтобы надо мной смеялись! - я взглянула в глаза Юдзи - ни капли торжества не увидела.
  Неужели, я обмишурилась?
  Опозорилась перед одноклассниками, накричала и самое главное, Вселенское...
  - Блин! Время! - курьерской ракетой рванула к своему столику.
  Снова флаг упал, моя соперница выиграла и ошалела от счастья.
  Из трёх партий по вине Юдзи я запорола две.
  Моей вины нет, потому что Юдзи с садистским хладнокровием опозорил меня.
  Никому не докажу, что он виноват, а меня друзья записали в истерички.
  С приклеенной дубовой улыбкой я прошла мимо группы поддержки.
  Меня не трогали - правильно. Не тронь это... это самое...
  Вышла из турнирного зала, оказалась на широкой улице имени Первого Леса.
  Желание пролететь кукушкой по магазинам улетучилось.
  Люди раздражали, казались надутыми самодовольными клопами.
  Каждый видел во мне неудачницу, психопатку с голубыми волосами.
  Под гнет злости попала моя анимешность.
  Во всем виноваты манги и аниме.
  С них начался мой зубодробительный крах в шахматах: не подготовилась к соревнованиям, выигрывала две партии, но проиграла.
  Слила две партии по вине анимешного нарисованного хулигана.
  Всё - приговор - дома смою синюю краску со своих замечательных антрацитовых волос.
  Анимешную одежду сменю на нормальную подиумную, и мне даже лес не указчик.
  Мания - что все люди смотрят только на меня - переросла в психопатство.
  Я стыдливо поддерживала края слишком короткой юбки, но выходило искусственно, словно я кокетничаю и нарочно привлекаю внимание к своим гомозиготных ножкам.
  По мобильнику вызвала голубое такси-вертолёт.
  Пусть мои фанаты летят в школу обратно без моей царственной особы.
  Я своим ходом доберусь - без лишних бычьих расспросов, сочувствующих вздохов и откровенных сожалений, что подвела команду.
  - В школу, пожалуйста, - продиктовала адрес и подумала с кривым вопросом (вопросы всегда кривые, потому что знак вопроса горбатый): "Нужно ли мне в школу СЕГОДНЯ?"
  - В школу - далеко! - водитель с задумчивым видом сонного медведя рассматривал мой аниме наряд. - Такси только до Ньюбирюлево дотягивает, дальше навигатор отказывает, бастует.
  - Везите до Ньюбирюлей! Даже удобнее - лишние пять верст проветрю голову! - прикинула расстояние от Ньюбирюлево до своей деревни, и вышло тринадцать миль!
  В школу - благодаря ненадежным ленивым навигаторам такси - не пойду.
  Вопрос сам себя решил и сам отпал мартовской сосулькой.
  - Попутчиков подождем? - водитель незамысловато, хитрюжно намекал, что поездка не из дешевых.
  Возможно - мистер философ - отстранено спрашивал - есть ли у меня деньги на проезд.
  - Я из деревни! Поехали, дяденька! - нервы задрожали травинками, напоминали о сегодняшних бедах.
  День начинался отлично, а заканчивается неприлично! ХО-ХО-ХО-ХО-ХО!
  - Из деревни - супер! Из деревни - очень хорошо! - таксист обрадовался, потому что деревенских бедных не бывает.
  Доходы в деревне в два раза выше, чем в городе (без учета добычи золота и драгоценных камней) - земля и небо.
  Такси на гравитационной подушке зависло над дорогой, а затем включились лопасти вертолета - небесный пароход.
  Внизу остались мои одноклассники, а впереди маячило неприятное объяснение завтра с директором.
  - Завтра - не сегодня! - случайно произнесла, слова выпали изо рта.
  - Что вы сказали? - таксист выказывал чрезмерное усердие, лебезил перед деревенской анимешкой.
  Под ноги мне услужливо положил ароматический коврик из глаз куницы.
  - Говорю, что завтра - не сегодня!
  - Совершенно с вами согласен! А сегодня - не завтра! - водитель прицепил вагон мудрости к нашей беседе.
  За разговором, что сегодня не завтра и подобными темами мы долетели до Ньюбирюлево - небольшая деревенька на опушке, сжираемой лесом.
  Я перевела с карточки оплату за проезд и добавила двадцать процентов за услугу - подарок от безработной школьницы аниме здоровенному таксисту.
  Таксист низко кланялся, лебезил, обещал, что в следующий раз предоставит мне скидку (с чаевыми?):
  - У меня сынок подрастает, балбе... умница.
  Вы можете с ним познакомиться, в кино сходите, поговорите о книгах с картинками! - в розовых тонах навязывал мне жениха.
  - Спасибо, как только, так сразу! Обязательно! - я распрощалась с говорливым водителем и направила нос к дому.
  В лесных тропинках я разбираюсь, как в косметике - преотлично.
  Без тормоза в голове сразу направилась в сторону родной деревеньки, где мама печет пирожки.
  Вышагивала циркулем, девочка-цапля.
  Ружье и нож при мне, но не хватало чего-то еще: важного, но не смертельно нужного.
  Через пять километров я - вспоминая наглеца Юдзи - налетела лбом на низкий сук над тропинкой.
  ОГОГО! Досталось от меня проклятий: дереву, моему анимешному образу, шахматам, подлым друзьям, Мальвине и, разумеется, виновнику всех бед - Юдзи.
  На тропинку выскочил заяц с глазами Юдзи.
  Увернулся от пинка Юмико Сакаки... Моники Бурлаковой и ушёл в легенду.
  "Ушёл в легенду" - я пошутила; заяц скрылся в зубастом лесу.
  Удар о ветку освежил мою память, и я вспомнила, что решила отделаться от анимешного образа.
  В первую очередь смою синюю краску с волос, краску, из-за которой поругалась с одноклассниками, играла истеричку.
  По моему заказу слева от тропинки появилось хрустальное лесное озеро - зеркало леса.
  Я подумала минутку, уговаривала себя не превращаться в парикмахершу, не губить красоту на голове.
  Но вода настолько серебряная и манящая, что заманила меня искупаться.
  Травка на берегу изумрудная (возможно, что здесь залежи изумрудов) и сосны - свечками в небо.
  Я разделась полностью - лес принадлежит мне, и я в нём одна-одинёшенька, рябинка на веточке.
  Зашла в воду, обогнула кувшинки и поплыла, рассекала прохладную благодать леса.
  Вода вымывала из меня плохое настроение и эмоциональную гирю.
  Мелькнуло сомнение - хорошо ли я поступаю, что предаю Юмико Сакаки ради Моники Бурлаковой, возвращаю себя прежнюю.
  Набрала воздух с запасом и нырнула дельфином.
  Мыть голову нужно в любом случае: синяя она или черноволосая головушка.
  Под водой открыла глаза - любовалась на подводное царство, искала Принца водолаза! Шутка! АХА-ХА-ХА-ХА!
  Дна не увидела, вместо него - черная бездна.
  Я вынырнула с трудом, бездна затягивает в пасть.
  Ощущение, как по гнилой ниточке идти над пропастью.
  Поплыла обратно, встала на мелководье и взглянула на волосы, которые - по мнению производителей краски - должны очиститься под водой от синего.
  Не очистились, а синели голубее прежнего!
  Я наклонила голову, прыгала по колено в воде и мочалила волосы, размахивала, лупила, полоскала - так усердная прачка купает сына грязнулю.
  Ни миллиграмма синей краски не сошло, словно сапфировые волосы у меня с рождения.
  С досадой - что не могу отделаться от синевласости - я сорвала пучок озерной травы и драила волосы травой - пусть позеленеют от хлорофилла, но синева исчезнет.
  Надежды и мечты девочки не сбылись, утонули.
  Сегодня не мой день, поэтому лучше останусь в озере и переночую в воде! Шутка номер два! Кошмарная шутка!
  - КХЕ-КХЕ! - на берегу вежливо кашлянули, притягивали к себе внимание.
  На меня кашель подействовал сильнее подзатыльника.
  Я отпрыгнула назад и спряталась в воде, насколько позволяла её прозрачность.
  Маньяк в воду не полезет, но из ружья, из моей двустволки меня достанет, как утку.
  - Юдзи? - я узнала маньяка и составила картину из клочков. - Ты маньяк!
  В шоке сразу поняла, что ты - хмырь с нехорошим прошлым и ужасным будущим!
  Запудрил мозги моим друзьям, а сам отправился на охоту за девочкой! - Случайно опустила глазки и замерла в могильном ужасе.
  Ко мне из ада выплыла стая коричневых пиявок.
  Они извивались, трепетали при виде молодого девичьего тела анимешки-неанимешки.
  - Отвернись! Убью! - щукой вылетела из озера, пронеслась к сосне, протянула левую руку к ружью, а правую - к одежде!
  Юдзи стремителен, не даст мне произвести выстрел, но хотя бы оденусь...
  - Одежда? Ты украл мою одежду, извращенец! - Я голая стояла, размахивала конечностями и пыталась прикрыть наготу полотном волос. - Сбылась легенда историка о маньяке Юдзи и девушке плясунье.
  Сейчас скажешь, что отдашь одежду, если я спляшу для тебя.
  Вплетешь в разговор мягкие выражения о соснах, источающих вечернюю прохладу.
  Обратишь моё внимание на облако, что медленно спускается на водную гладь - будь они трижды мокрая, гладь эта!
  И снова потребуешь, чтобы я танцевала, потому что без одежды девочке идти домой - не комильфо.
  Верни мою одежду, убийца, циничный философ.
  Знаю, кровосос, что ты обожаешь доводить девочек до слёз, целуешь всех налево и направо, даже незнакомок в магазине.
  И это существо еще смеет называть себя рыцарем!
  Наглец, кидай одежду, я тебя сейчас задушу! - в истерике сорвалась на свинячий визг.
  - Моника, прости, что подошёл незаметно.
  Я думал, что ты услышала шум курьерского вертолёта!
  Одежду твою не трогал, она висит на железном суку, думаю - там, где ты её оставила! - Юдзи махнул рукой-указкой!
  ОПА! Фанера из Майкопа!
  Лучше бы, чем вопила каркушей, по сторонам посмотрела.
  Думала, что Юдзи украл одежду анимешки, а получилось - как на турнире.
  О чём подозреваю, о том и воплю волчицей.
  Не размышляю, не анализирую, не шахматистка, а - рысь на отдыхе.
  - Чё припёрся? Я же сказала - не приставай, не подкалывай!
  Я твою историю знаю, маньяк чёртов.
  Пялился на меня, подглядывал за купальщицей, наверно, снимал на видео для инета.
  - Ничего не снимал! Не подглядывал, - лицо Юдзи - циника и хладнокровного убийцы - полыхнуло румянцем смущения. Не фоткал, но подсматривал невольно. - Ты забыла ранец, и я привёз тебе!
  Только и всего! - Юдзи развел кефирные руки в стороны, призывал лес посмеяться над истеричной анимешкой, которой выдает мечту за реальность.
  - Ранец? ХМ! Забыла! Благородный поступок злого мальчика.
  Мои друзья захватили бы ранец в школу!
  - Кэндзи... Клаус сказал, что ты будешь очень волноваться из-за ранца, поэтому попросил меня...
  - Попросил тебя? Клаус? С какой стати? Если Кэндзи волнуется, то сам бы мне принёс потерянное!
  Не сшиваются ваши враки, мистер маньяк! - сначала натянула юбку и блузку, потом шлифовала тело другой одеждой.
  - Обстоятельства сложились так (обычная фраза жуликов для затягивания времени и отмазки)... - Юдзи жевал слова, гонял их по полю языка. - Гражданских нельзя брать на скоростной курьерский вертолет, табу, закон царя Хаммурапи.
  У меня друг в курьерской службе, и он мне помог... лично.
  - Ты целовал своего друга? Доводил его до слёз? - я подхватила ружьё, закинула ранец на правое плечо (эффектно забросила, по-голливудски).
  Рюкзак свалился, посмеялся надо мной.
  - Что? Ты с ума сошла, Моника? - Юдзи закипал - даже у железных мальчиков есть предел прочности, они ржавеют.
  - Наверняка, твой друг в курьерах - девушка!
  Ты же у нас хладнокровный целовальщик, согласно легенде!
  - Пока, Моника! Надеюсь, что не встретимся больше! - последнее пряничное слово осталось за Юдзи.
  Он отшил меня, бросил, хотя и не поднимал.
  Остроумная я стала, как еловая шишка.
  Наверно, напрасно обидела парня, приклеила ему черты Юдзи из сериала.
  Он мне Лесфон подарил, а я зубы скалю жемчужные.
  - Даже спасибо не сказала, дикарка! - Юдзи побежал по тропинке, словно сдавал стометровку.
  - Спасибо тебе? Скажи сам спасибо, что не подстрелила за то, что подглядывал за мной в озере! - прокричала в гибкую спину - не знаю, услышал ли меня Юдзи, или у него пробки бутылочные в ушах.
  Пять минут я пыталась сбить с себя спесь, но раскалялась еще сильнее, превратилась в сковороду.
  По лицу отважно хлестнула тонкая ветка березы.
  - Бейте, меня, деревья.
  Наказывайте за проигрыш и истерики.
  В шахматы проиграла, огнеупорную краску с волос не смысла.
  Что я еще не смогу? - в наказание за дерзость я ухватила ветку, выворачивала её, скручивала (не дерись, береза).
  Наконец, оторвала и швырнула в кусты - наказала дерево за пощечину.
  Из кустов грациозно вышел дяденька в длинном плаще убийцы.
  Словно в засаде поджидал ветку и меня (или знал, что я ЗДЕСЬ остановлюсь?).
  Сначала я подумала, что очередной маньяк с дружеским визитом посетил Юмико.
  Маньяки растут на тропинках, как грибы.
  Затем включила вторую скорость мозгов и обомлела.
  Не может быть! Держите меня, семеро смелых!
  Лесник! Самый настоящий, стопудовый, стопроцентный!
  Я распахнула рот ковшиком для смородины.
  Никогда раньше я не видела лесников, думала, что их выдумали учителя географии.
  Не верила в лесников, полагала, что их не существует, как и чертей.
  Лес - хозяин жизни, медведь - хозяин леса, а лесник - хозяин медведей и леса.
  Длинный брезентовый серый плащ опускался ниже колен, заходил за ватерлинию кирзовых сапог.
  За спиной лесника - котомка, на плече - карабин Бабашникова.
  На голове - щегольская шапка из волчьей шкуры.
  Если рысь на голову лесника свалится с дуба, то не прокусит броневую шапку.
  Неееа! Попутала я! Рысь никогда не набросится на лесника.
  Лесник бродит по лесу там, где захочет, а не по тропам.
  Я раскачивалась одуванчиком под утренним ветерком.
  Усатый лесник смотрел на меня и сквозь меня.
  Встретить лесника - к счастью!
  Сейчас он мне мудрость скажет!
  - Дяденька лесник, поведайте мне умное, сокровенное! - от своей дерзости я еще шире распахнула рот, и выкатила глаза грушами.
  Не я наглела, а анимешка Юмико Сакаки.
  Лесник еще раз осмотрел меня снизу доверху и обратно - так сытая собака оглядывает кость.
  Скажет по поводу моего образа аниме?
  - Играй в шахматы! - выдал мудрость и ломанул в кусты, чтобы я в спину не выстрелила.
  Шутка! Кто же безумный стреляет в лесников?
  Мама говорила, что лес агрессивный, чтобы человек в борьбе умнел.
  Лесники - самые умные люди на Планете.
  По дороге я боялась расплескать совет лесника.
  Повторяла фразу - "Играй в шахматы", - словно меня зациклило.
  Домой я пришла в кондиции - на мне можно яичницу готовить.
  Скинула с себя одежду, залезла в ванну и намылила голову - прощай, синяя Юмико Сакаки.
  Здравствуй, умненькая и благоразумненькая Моника Бурлакова.
  Вывалилась из ванной через час.
  Вид у меня, наверно, трупный, потому что мама испугалась.
  - Ты живая, Моника? - юмор у мамы лесной, настоянный на кедровых иголках.
  - Не знаю! Но синяя краска не смывается, она навсегда, проклятущая.
  Я бы срезала волосы под корень, но жалко до слёз.
  - Попробуй керосином и ацетоном, но не сожги себя в ванной! - мама с сомнением разглядывала роскошь синих волос.
  - Ацетонила и керосинила, но нулевой эффект, как от кислой капусты.
  Хорошо, что я не курю, а то бы от сигаретки вспыхнула факелом.
  - Почему тебе не нравится синий цвет волос? По-моему - замечательно, если девочка отличается синевой.
  - Не нравится, потому что все Мальвины - дуры! - я вспомнила шутку Юдзи на турнире.
  Не логично, что синие волосы Мальвины - признак тупости, не логично, но высказывание занозой остается в памяти: - Мааам! Я не тупая, я лесника встретила и гадала на нём, как на кофейной гуще.
  - Лесника живого? От усталости у тебя галлюцинации, доченька, - мама приложила термометр ладошки к моему лбу (не нужен градусник, если за секунду ладошка мамы с точностью до тысячных определяет мою температуру). - Утомилась в школе и в аниме.
  - Плащ у него суперменский, брезентовый.
  Сапоги кирзовые, вещмешок, шапка из волка, усы вислые и карабин Бабашникова! - я выплюнула доказательства.
  - Иди ты! Невероятно! Подфартило тебе, Моника! - Мама всплеснула редисочно белыми руками, взмахнула юбками (сегодня она одела шелковое небесно-голубое платье). - Наверно, аниме притягивает лесников.
  Рыба на хлеб идёт, а лесник - на аниме.
  - Я попросила, чтобы он мне сокровенное сказал, - развивала свою победу, шокировала мамочку.
  - Попросила? Лесника? И он не пристрелил тебя за дерзость? Не разрезал на корм для волков? - Мама снова теряла доверие к моим золотым словам.
  - Видишь, я живая, не сшита из кусочков! Нитки хирургические из швов не торчат! - Крутанулась на каблучке юлой - для лучшего обзора. - Он мне ответил гениальное - "Играй в шахматы"!
  Если бы ЭТО мне после сегодняшнего проигрыша посоветовал одноклассник, то я бы подумала, что он издевается, наглец.
  Но лесник слов на анимешек не бросает.
  Я думала, что он посоветует Великое, Всеобщее!
  Наподобие: "Люби Лес", или "Будь чище и добрее".
  Но сказал о шахматах, а слово - блиц, началось, не остановишь.
  Мам, я до совета лесника хотела забросить шахматы, забила бы их в гроб.
  - Лесники - умные! Они Будущее видят!
  Сказал - шахматы, значит - играй в шахматы! - в голосе мамы промелькнуло комариком сомнение.
  Но затем высочайший авторитет лесника утопил подозрения.
  Лесник сказал! Я - сделаю!
  Где учебник фанерных дебютов?
  Но прежде, чем возьму слона за рога (у слона рога изо рта растут, называются бивнями), сниму с себя образ анимешки Юмико.
  Мама балетно ушла на кухню, готовит перепелов в бруснике.
  Я скинула с себя ВСЁ анимешное, то есть - всю одежду.
  Вспомнила, что в столь же смелом наряде конфликтовала с циником Юдзи у озера.
  Стыд и позор! Хорошо, что люди не видели... Юдзи не в счет...
  Я нарочно одела халат - самое далекое от анимешного, другая сторона Мира.
  Ножки замерзли, и я натянула свои носочки - прежние, любимые - с мишками и сердечками.
  В зеркале увидела своё шикарнейшее отображение имени Меня.
  Но - О! Ужас! Не Моника Бурлакова отражалась в стеклянной стене, а - Юмико Сакаки.
  Халат не казался обычной одеждой, а элегантно сошёл со страниц манги.
  Пояс кокетливо затянут, полы халата анимешно распахнуты!
  Здравствуй, Юмико, племя молодое, здравое!
  Носочки - беленькие с розовыми мишками не натянуты, а - гармошечкой, как на картинке.
  Синие волосы разбросаны сеном по плечам - стопроцентное аниме.
  Моника, не получается по-доброму, сменю образ - по-злому.
  Вместо халата я надела блузочку, строгий деловой пиджачок (для сдачи рефератов), юбочка до колен, и - назло всем ветрам и аниме - сапоги походные, прорезиненные.
  Волосы завязала в строгий учительский пучок.
  Свет мой, зеркальце, скажи...
  Ответило зеркальце моим отражением... лучше бы молчало, стеклянное чудо.
  Опять я - миленькая дурашливая аниме.
  Сапоги смялись и выглядели очень смущено, трогательно.
  Деловой костюм превратился в униформу Юмико проказницы.
  Из пучка игриво свисали синие пряди.
  - Моника! К тебе делегация! Может быть, не к тебе, но возглавляет её Клаус! - Мама сработала сигнализацией.
  Я подползла к окну, выглянула, старалась, чтобы меня не заметили с улицы - конспирация.
  Сердце моё стучало, выбивало на барабане марш Мендельсона.
  Аманда (Рицу), Клаус (Кэндзи), Ириска (Асуна) и Женевьев (Хонока - источник аниме в нашей школе).
  Но где же циник, прагматик и бывший клятвопреступник Юдзи?
  Юдзи? А он мне нужен? Сто лет не желаю видеть наглеца!
  Лёгкое разочарование кольнуло слева в грудной клетке, где находится главный кровеносный сосуд.
  Одноклассники идут меня успокаивать после проигрыша - трогательно, мило, и отвратительно, потому что напомнят мне о грозовой истерике.
  За тысячную долю секунды я скинула наряд кокетливой деловой анимешки.
  Со злости натянула клетчатую рубашку для работы в огороде.
  Плюс шортики и тапочки - образ далекий от анимешного.
  Анимешки в огороде картошку не пропалывают тонкими ручками, тренированными под рапиру, а не под лопату.
  Пусть зубоскалят одноклассники - мне всё по корзине, то есть - пофигу!
  - Входите, - приказала на робкий стук в дверь комнаты (боятся, что я психану?).
  - ЙО МОЙО! - Рицу упала в кресло, рассматривала меня, словно я превратилась в бруснику.
  - Во как! - Асуна пальцами раздвинула веки, чтобы глаза смотрели на триста шестьдесят градусов.
  - ХРРРРРР! - Кэндзи задушено хрипел, краснел пылающими углями.
  Этот ХРРРРРР Клауса я знаю, хрипение выражает полнейший восторг и безграничную преданность, замешанную на любви.
  Хонока покачала головкой, в её искусственных глазах я увидела понимание и... сочувствие.
  - У меня на лбу рог вырос? - я пошутила, но на всякий случай провела сахарной ладошкой по лбу. Указала на гору одежды в центре комнаты. - Извините, что я не прибрана, но попала в капкан.
  Да, вы шокированы, что я в рубашке, в тапочках, а не в прикиде аниме.
  Несколько часов сражалась с аниме: волосы драила - не додраила.
  Но в эндшпиле победила девочку из манги.
  Приветствуйте: садово-огородная Моника Бурлакова.
  - Ты чё, шутишь, красотка? - Асуна на правах лучшей подруги приблизилась и дернула меня за остекленевшее ухо. - Живая! А выглядишь картинкой аниме.
  Ты сейчас - самая крутая анимешка из интернета.
  Рубашечка, тапочки, шортики скомпоновала - лучше не придумаешь! - Асуна высказала и мультфильмно присела на краешек стола (очень смело в мини-юбке).
  Я дикой козой рванула к зеркалу.
  Вместо ожидаемого чучела на меня испуганно смотрела Юмико Сакаки в идеальном прикиде анимешки.
  Рубашка обхватила талию, казалась коротким платьицем.
  Носки тапочек - вместе, будто целовались.
  Прядь синих волос выбилась из пучка и свисала поразительно трогательно - в лучшей парикмахерской стилисты подобное не сотворят.
  - Не получилось! Не могу выйти из образа аниме! - Я пробурчала, а Юмико в зеркале в ответ нагло сцепила пальчики в замочек.
  - А кому сейчас легко? - Хонока Косака грациозно поправила правый аниме чулочек. - Скажу вам правду, потому что мы сейчас в одном вертолете жизни.
  Из образа аниме уйти невозможно, как из подводной лодки.
  Я тоже воевала с собой: состригала волосы, а они отрастали быстро и Хонокского золотого цвета.
  Меняла одежду, обувь, даже в противогазе по улице ходила, слона изображала.
  Брюки папины своровала, а они сразу рвутся, превращаются в широкие Касакские шортики.
  Хотите эксперимент мультяшный - попробуйте!
  Аниме не отпустит, потому что аниме - приговор! - Хонока Косака прикрыла глазки, но анимешное вырвалось наружу смехом и хлопаньем в ладошки.
  Мы выставили Клауса за дверь - пусть шуршит крыльями на кухне, помогает моей маме.
  Час пыхтели, сопели, переодевались, пытались потерять образ аниме.
  Но наша деятельность напоминала барахтанье в болоте (воды которого наглотался Кэндзи).
  Чем дальше, тем больше мы увязали в аниме.
  Побежденные вышли к столу.
  - Ну и хрен, с ним, с образом! - я словами хотела разрушить стену аниме. Но, оказывается, что Юмико Сакаки, хотя и книжный червь, но твердые словечки часто употребляет вместо соли. - Главное, не как одета, а что в душе! - Брякнула и подавилась своим афоризмом.
  Нормальная девочка подобное не скажет, запнется в словах.
  Для нас важно не настроение и не чувства, а - мусипуси одежда.
  Мама машинально протянула ладошку к моему лбу - проверить температуру психоза.
  Асуна беспалевно убрала от меня столовый нож подальше.
  - АХА-ХА-ХА-ХА! Я пошутила! А вы поверили, что для меня главное - внутренний Мир?
  И знания важнее, чем розовые ленточки на рукавах? - вывернулась ужом.
  Нож вернулся ко мне. - Я на тропинке, когда из Ньюбирюлей шла, лесника встретила! - Взорвала информационную бомбу.
  - Врешь! Расскажи! Он красивый? - Рицу уронила жареную куропатку в сметану (куропатке понравилось).
  - Лесников не бывает! Они - сказка! - Хонока заявила уверенно и впилась лазером взгляда в мои глаза.
  - ОГО! Крутяк! - Кэндзи бросил вилку и фантастически долго её поднимал, словно вилка налилась тяжестью.
  - Лесник! Блин! Ты ок, Юмико? - Асуна очень переживала за моё воспалённое воображение.
  Мы бурлили, плескались, болтали допоздна.
  Разговор менял русло (и в эту ночь много рек на пути тропинки сменили направление).
  
  На следующий день - будто через сто лет - я анимешная вошла в класс!
  Задержалась под ёлкой, подкрашивала губки лишние пятнадцать минут - Королевское опоздание.
  Измаилка! ОХ! Опять? Снег мне за шиворот!
  - Юмико Сакаки с неизменным опозданием! - Измаилка не назвала меня Моникой, а - Юмико (прогресс или регресс?). - Ничему тебя не учат наказания, словно на тебе чешуя русалки.
  У нас в классе новенький, из города!
  Прислан на перевоспитание в лес!
  Садись с ним и не ропщи, не кричи раненой чайкой. - Измаилка не издевалась надо мной, не ставила на колени на горох.
  Она играла в хорошую и плохую учительницу.
  Я слушала Измаилку сквозь вату.
  Не смотрела в сторону новенького, потому что знала, что он - трижды его головой о пень - Юдзи Кадзами!
  Добился своего, хулиган, философ и прагматик.
  Он теперь от меня не отстанет!!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"