Эсаулова Марфа: другие произведения.

4. Блонди и я

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В класс пришла новенькая. При чем здесь кладбище и шахматы? Книга также в бумажном варианте.

  БЛОНДИ И Я
  
  - Девочка, ты хочешь, чтобы тебя похоронили на этом кладбище? Я помогу! - вкрадчивый голос вливался в моё левое ухо, серной кислотой разъедал барабанную перепонку. - Могилу для тебя гарантирую!
  - С удовольствием, но я никогда не умру! - я повернулась и изучала объект.
  Сердце моё от страха трепетало на пределе.
  Москва, исторические места, море людей и около меня - маньяк, человек-акула!
  Нашла в себе силы слегка сыронизировать "я никогда не умру" не автомате выдала, потому что назначила себя Королевой иронии.
  Парень или молодой мужчина лет тридцати с доброй материнской улыбкой - не отцовской, а именно - материнской смотрел на меня и улыбался.
  Снежный человек!
  Глаза голубые, кожа белая, цвета листов бумаги для принтера "Снегурочка".
  Волосы рыжеватые, а по прянику лица - веснушки.
  Пареньку еще бы клок сена в волосы и он прошёл бы пройти кастинг для съемок в фильме "Пастушок".
  Он шутит? Четырнадцатилетней девочке предлагает могилу на кладбище?
  Может быть, я устарела, и молодой дяденька кадрит меня по новому методу съема?
  Начинают с могилы, с кладбища, а заканчивают романтическим свиданием в театре.
  Поверила, что пытается со мной познакомиться. Я - красавица расписная! Алёнушка!
  Не люблю своё имя. Оно не величественное. Не богемное!
  Но приклеилось ко мне и моей Судьбе.
  Крестили Алёной, теперь не отдерешь имя.
  О чём я? Ах! Да! О парне с заманчивым предложением - похоронить меня.
  Возможно, я бы подумала, что на кладбище подрабатывает клоун.
  Люди скорбят, у них плохое настроение, а клоун веселит родственников усопших.
  Предположила бы, но слишком парень серьёзен.
  Даже губы облизывает от волнения, потрескались, словно земля в пустыне около Астрахани.
  Я с родителями и сестренкой Анжеликой (разумеется, родители назвали мою младшую сестру по-королевски) отдыхала под Астраханью, в поселке Яксатово.
  "Отдыхала" - не то слово, которое подходит к пыткам под палящим солнцем и купанием в реке со змеями, раками, пиявками, лягушками и любознательными мальчишками.
  Мои родители - оригиналы, выдумщики, и бОльшая часть их шуток приходится на отдых.
  Например, в этом году купили дом в глуши, где комары величиной с теленка, а под водой в озере отдыхают утопленники и подмигивают рыбакам.
  - Вам практически ничего не будет стоить могила...
  - Мужчина! Вы пристаёте к девочкам, к школьницам - Уголовный кодекс вам судья! - я сдвинула брови.
  В песне слова - "бровки домиком", и я долго тренировала "бровки домиком", но получалась изогнутая дорога на лбу. - Отстаньте, а то позову полицию! - произнесла и мысленно сплюнула от досады.
  Выдала штамп "позову полицию". Американских фильмов насмотрелась, американцы при любой помощи вызывают своего адвоката.
  - Я? Пристаю? К вам? - парень удивился, даже рот раскрыл до размеров тазика для умывания.
  Я покраснела - земляника на опушке. Поняла, что не угадала, промахнулась мимо мишени, стрела ушла в молоко.
  Особенно, обидно, что парень искренне прокричал "К вам?".
  Значит, я недостойна, чтобы меня на кладбище кадрил мухомор с пятнышками?
  Парень уловил моё смятение, поэтому уговаривал с нарастающим давлением, словно выдавливал масло из подсолнечника.
  Я погружалась в гипноз.
  - Места на кладбище дорогие и престижные.
  Многие наши клиенты заранее уходят из жизни, чтобы их место не заняли конкуренты.
  Вы - молодая, красивая девушка, поэтому долго проживете.
  Красивых не гнобят на шахтах и на заводах, красивых откармливают, лелеют, осыпают золотом!
  - Золотом? Осыпают? Спасибо! - я величественно кивнула головой холопчику, представила его своим рабом.
  - Да! Двести долларов в месяц для вас окажется мизерной суммой - не заметите.
  Комарик кусает больнее, чем утрата двухсот долларов.
  Да, что я говорю? - парень хлопнул себя ладонью по коленке - поднялась пыль. - Никакой утраты нет! Выгодное вложение в недвижимость!
  Вы выплачиваете по двести долларов ежемесячно в течение... ну, например, сто лет проживете в достатке и довольстве.
  Двести на двенадцать месяцев на сто лет - получается... получается... - парень причмокивал, закатывал сливы глаз. - Двести сорок тысяч долларов - цена отличная. Вам со скидочкой!
  Дольше проживете - вам же радость!
  А могилу - в неё можно подзахоронивать ваших родных и близких!
  - Меня сейчас вырвет от омерзения! - я наклонилась, нарочно икнула.
  Парень поверил, отпрыгнул в испуге.
  Я распрямила спину, подняла подбородок, отставила левую ногу назад - красивая поза.
  Мечников глаза сломал, и этот парень - продавец могил на кладбище - тоже замолчал, с мысли сбился.
  - А, если мы поженимся... потом... то сделаете мне скидку, как своей жене? - я нарисовала губки сердечком, распахнула глаза, смотрела наивно - куколка на отдыхе.
  Парень не знал: играю ли я, или всерьез, словно мы на поле боя.
  - Я окончил факультет психологии МГУ! - то ли цену себе набивал, то ли могилы рекламировал.
  - И после МГУ работаете на кладбище продавцом подземной недвижимости? - я растерялась, даже забыла на миг иронию. - Получается, если я расшибусь в лепешку и сдам ЕГЭ и вступительные в МГУ: пять лет пропарюсь на лекциях и семинарах, потеряю нервы на экзаменах и Госэкзамене, то с дипломом МГУ пойду на кладбище продавать могилы? - Нос у меня зачесался от избытка мыслей.
  Когда много думаю - мысли оседают на кончике носа.
  - ХА! Диплома МГУ - недостаточно, чтобы работать ЗДЕСЬ! - парень выпятил то, что у качков называется - грудь, а у него - остов куриной грудки. - Нужны связи и хороший вступительный взнос! - продавец подмигнул мне (или у него нервный тик).
  На НАШЕМ Ваганьковском кладбище хоронят знаменитостей, и должность продавца могил намного престижнее звания профессора.
  Профессоров - много, а ассистентов на Ваганьковском - пять человек!
  Мы - избранные! - продавец терял терпение; он потратил слишком много на меня времени, поэтому озирался по сторонам, выискивал нового "счастливчика".
  - ЭЭЭ! Если я правильно вас поняла, и вы не шутите, то вы продаете в кредит места на ЭТОМ кладбище? - я надула губки. Могу и в ведьму превратиться, могу и в куколку.
  - Лежать среди знаменитостей лучше, чем среди... - продавец загробной жизни замолчал, он вступал на скользкую тему "все люди равны". - Сначала за вас место на кладбище оплачивают родители, затем - муж, потом - дети!
  Удобно, выгодно и почётно!
  - Ой! Я бы с радостью, но, к сожалению, в моему глубочайшему сожалению, я буду жить вечно! - я повторила и опустила глазки.
  Пусть продавец мучается, сомневается.
  Нет! Он не страдал, что я отказалась от выгодного предложения купить могилу в кредит.
  Парень выбрал другую жертву - нашу новенькую, блондинку.
  Девочку перевели в наш класс вчера, а сегодня мы отправились на экскурсию по историческим местам.
  К чёрту экскурсии.
  Но учительница истории Светлана Ивановна настояла. Нет, она не угрожала, не била нас, не выворачивала руки и карманы.
  "Экскурсия - как и колхоз, дело добровольное!
  Кто не поедет - пусть подготовит реферат на тему "Колхоз - дело добровольное" и доклад "ВСЕ исторические памятники Ваганьковского кладбища".
  Я обязательно спрошу по темам..."
  Разумеется, все согласились на экскурсию.
  Дураков нет! Может и есть, но дурак не думает, что он дурак, поэтому - дураков нет!
  Сначала на кладбище я раскрыла рот от удивления и долго не закрывала.
  Экскурсовод - молодая женщина - увлеченно рассказывала об обитателях под землей.
  "На могиле Есенина после смерти поэта стало модно заканчивать жизнь самоубийством! - экскурсовод нервно мяла в руках газетку "Правда". Глаза женщины сияли лихорадочно (у меня зародилась мысль, что экскурсовод рада бы убить себя на могиле). - Через год после смерти поэта на его могиле застрелилась Галина Бениславская - поклонница таланта Великого русского поэта.
  Она оставила после себя короткое, но ёмкое послание, - экскурсовод смахнула слезу, наверно, думала, что мы - глупенькие школьники - не заметим (или экскурсоводу наплевать на наше мнение). - "Самоубилась здесь..." - голос экскурсоводши задрожал.
  Я отошла от могилы поэта.
  Не люблю, когда женщины показывают свою слабость, не управляют своими чувствами - унизительно и глупо.
  Да, мы слабые существа, и слабость - наше оружие.
  Но выбираем время, когда заплакать, а когда через силу улыбнуться.
  Разглядывала мраморного Ангела с золотыми волосами и в голубой накидке - то ли хитон, то ли просто накидка, не знаю, как оно называется.
  Красивая скульптура, не по кладбищенски праздничная.
  Около Ангела меня и подкараулил продавец могил и счастливого подземного Мира.
  Ничего у него не вышло со мной, нашла коса на камень.
  Двести долларов каждый месяц отдавать в течение жизни - всё время думать о смерти - БРРРРР!
  Я не медуза и не лягушка, чтобы мечтала о смерти.
  Может быть, я, действительно, никогда не умру?
  Мысль показалась мне приятной, и я улыбнулась мраморному ангелу.
  "Братская могила жертв декабрьского вооруженного восстания 1905 гг. в Москве", - я прочитала и оглянулась по сторонам.
  Далеко ушла в раздумьях и в метрах от класса.
  Где они? я ринулась по дорожке направо - мимо золотых ангелов, мимо крестов и настоящих произведений кладбищенского искусства.
  Нет, не сюда!
  Я вернулась к жертвам восстания, высмотрела другую дорожку.
  Заблудиться на светлом кладбище - не страшно!
  В самом дурном случае - уеду на метро домой одна.
  Не маленькая, знаю Москву, как свои пять пальцев... пять, или десять? или двадцать пальцев?
  Почему - говорят - "Пять пальцев?", если у человека двадцать пальцев.
  У нормального человека, а не у мультяшного героя Симпсона.
  У Симпсонов по четыре пальца, и мультяшные герои не испытывают никаких моральных и физических неудобств.
  Наверно, хвастаются: "Я знаю, как свои четыре пальца... или шестнадцать пальцев..."
  ЦАП-ЦАРАП!
  Дошутилась! Наткнулась ногой на железяку - крюк выступал из оградки черной могилы.
  Слова на камне заросли зеленым мхом, могила запущена, как сад на голове панка.
  Панки вышли из моды, но их прически живы!
  - Ай! - Я нагнулась и рассмотрела царапину. Неглубокая, но несколько капелек крови улетели на землю. - Кровь на могильную землю, жертва! - я произнесла со злостью.
  Злилась на себя и на кладбищенских работников.
  Могилы в кредит продают, а за состоянием кладбища не следят - само себя пусть кладбище восстанавливает и обихаживает.
  Я подняла голову и посмотрела на тропинку за высоченными дубами.
  Погода испортилась, налетел ледяной ветер, а только что ярко светило сентябрьское Солнце.
  Наверно, я забрела в заброшенный угол Ваганьковского кладбища.
  Черти в чащобе пируют, а не ангелы.
  Подумала о черте и вздрогнула, пронзенная иглой холода.
  В зарослях через три могилы сверкнули злобно красные глаза.
  Глаза?
  Я смело направилась к этим глазам - посмотрим, чьи глазки лучше.
  Не боялась, потому что нечего бояться на многолюдном кладбище: люди сверху, люди под землей...
  На могиле, возле надгробного камня застыл пёс... каменный.
  И никакие у него глаза не красные, а - чёрные.
  Собака из чёрного мрамора или гранита.
  Додумались - поставить собаку на могилу.
  Вероятно, собака для зарытого человека при жизни была лучше друзей.
  Или охраняет покойника от нечистой силы.
  Я прислонила ладошку к ледяной глыбе каменной собаки.
  Холодный камень, словно его только что привезли из Хладокомбината.
  Под моими мальцами зашипело.
  Поднялся белый дымок.
  Я одернула руку, заколдованная происходящим.
  Почему камень шипит? Я - ядовитая, и камень испаряется от моего пота?
  Девочки не потеют, но вдали от людей, признаюсь - иногда... слегка... чуть-чуть выступает пот на ладошках.
  Нет, не от пота шипение, а - от крови.
  На пальцах - когда я трогала свежую рану на ноге - остались капельки крови.
  При соприкосновении с каменной собакой, они начали испаряться - обыденно, просто и легко объяснить... если верить в колдовство.
  Я вжала (загруженную цементном страха) голову в плечи.
  Вокруг зловещие могилы и непонятные памятники.
  Куда делись Ангелы из мрамора?
  Улетели на небо?
  Я старательно успокаивала дыхание.
  Любой резкий звук сейчас сведет напуганную с ума.
  "БИИИИНЬ! ЗТТТТИИИИИНЬЬ!"
  Что не ждала, то получила.
  Я подпрыгнула от неожиданности.
  Взвизгнула, закрыла рот ладошкой.
  Почему в момент страха мы прижимаем ладошку ко рту или к щеке?
  Привычка пришла с пещерных времен?
  Не собака каменная ожила, не покойник надо мной подшучивал, а - телефон зазвонил.
  Испугал, а теперь я обрадовалась - телефон выхватил меня из тяжелых раздумий.
  Мрачный уголок кладбища не отпускал, а теперь я ожила, вспомнила о ценности своей жизни.
  - Да, Степан! Чем обяяяяязана? - я нарочно растянула гласные, чтобы Мечников догадался, что шучу.
  - Ты... эта... Куда пропала? - Мечников пыхтел в трубку.
  С девушкой вести беседу труднее, чем железо поднимать и бросать на пол.
  Мечников тайно влюблен в меня.
  Мне нравятся его старомодность и медвежья неуклюжесть.
  Степан начал качаться год назад - рано для тринадцатилетнего мальчика... нет, не рано.
  Раскачался - заматерел: шея - бревно, руки - трубы!
  Чем больше качался, тем неувереннее в себе становился с одноклассницами.
  Его уверенность зарастала мышцами.
  Качание остроту уму не придавало, но зачем ум, если мышцы в тысячу раз важнее для парня, чем знания.
  Кто победит в драке за кусок мяса: седобородый козлик академик в шапочке и в очках-канализационных люках, или - культурист?
  - Я не пропааааадала, Мееееечников! - кукла Барби на марше. - У девушек всегда найдется маленький секретик! - сказала и ущипнула себя за ладошку.
  Если девушка уединилась и говорит, что у неё секретик, то испорченный парень подумает, что девушка отлучилась в туалет.
  ФУЙ!
  Ум у Мечникова не испорченный, а накачанный.
  Я - пока Степан обдумывал мой ответ (обдумывал ли?) - пропела:
  - Решила прогуляться по заповедным местам кладбища одна.
  Слишком долго и нудно экскурсоводша рассказывает.
  Всё это я посмотрю в интернете.
  - ИИИЫЫЫХМА! - Мечников выдохнул Мировой океан воздуха. - Маньков не боишься?
  Ты эта...
  - Ну, что я эта? - я подразнивала Степана, догадывалась, что он хочет сказать, что я красавица, тонкая хрупкая девушка, и меня нужно холить (не знаю, что означает слово "холить", но все его произносят с восторгом) и лелеять (тоже словцо из серии "холить"). - Маньяки? Встречала парочку.
  Вроде бы пока не приставалиииии, но дальше - не знаю.
  Они протиииииивные!
  - Где? Где ты, Собакина? - рев взлетающего авиалайнера ударил мне в ухо из микрофона.
  Ощущение, что самолет влетает в ухо, и в каждом кресле охотник выпалил из дробовика в окно.
  Забыла, с кем и о чем разговариваю.
  Культуристы качаются для того, чтобы перед девушками красоваться шкафом тела и маньяка избить.
  Лучше - если поймать и бросить маньяка к ногам любимой девочки.
  Я представила, как Мечников выламывает каменный крест с могилы знаменитости, и несется, сокрушает кладбищенских маньяков и заодно - сносит надгробия - на всякий случай.
  Нет, не кажется мне гул!
  Он нарастает, словно конница выступила в поход на гномов.
  - Мечников! Прекрати немедленно! - я приказывала, и сладкое чувство восторга разливалось в груди. Приятно командовать человеком-горой. - Я возвращаюсь. Иду на твой шум!
  Я поспешила; разъяренный культурист на охоте хуже бешенного слона.
  Немного не успела.
  Трагедия из жизни инвалидов и монстров развернулась передо мной.
  Инвалид - не первой свежести, старичок лежал в инвалидной коляске на могиле, за высокой оградкой.
  В цветах. Около памятника с надписью: "Художник Алексей Кондратьевич Саврасов".
   - Грачи прилетели! - я прошептала, не к месту и не в тему.
  На меня сразу обратили внимание.
  Еще бы! Я Звезда!
  - Собакина, скажи, что я не нарочно! - Мечников чуть не плакал.
  - Он не нарочно! - я ободрила одноклассника.
  Не на стороне же поверженного инвалида мне выступать. - А, что произошло?
  - Не пущу! - старушка, похожая на высохшую болонку, расставила руки в сторону.
  Женщина готова умереть за Правду под ударом Мечникова.
  Удобно - дорогая могила, на которую мне агент предложил выплачивать всю жизнь - рядом.
  Старушка защищала то ли могилу художника, то ли инвалида в коляске.
  Старичок привязан к креслу автомобильным или авиационным ремнем.
  Лежал ногами вверх, колеса коляски еще крутились - свежая травма.
  Дедушка повернул головку в мою сторону и заинтересовался.
  В его глазах появился здоровый сумасшедший блеск.
  Значит - не умер и не ранен!
  Слегка контужен, но пожилому человеку встряска мозгов полезна.
  - Я типа... бежал... к тебе, Собакина, - Степан наклонил голову и врастал в землю от стыда.
  Почему он повторяет мою фамилию. Да, я - Собакина!
  Собака - друг человека. На могилах даже каменных собак ставят.
  Анжелика Собакина - моя сестра, и сестренке никто не говорит, что фамилия дурацкая.
  Нет, не дурацкая, но не эпатажная.
  Наоборот, поклонники Анжелики уверяют её, что фамилия - оригинальная, звучная, и очень красивая - на зависть китайцам, поедателям собак.
  Согласна: Анжелика Собакина - звучит красиво.
  А Алёна Собакина - хм... что-то не великосветски.
  - Догадываюсь! Бежал! Не заметил инвалида в коляске.
  Налетел! Сшиб! Коляска улетела через ограду могилки. - Я небрежно произнесла, выдала свою версию - Шерлок Холмс отдыхает от моего дедуктивного метода.
  - АГА! - в глазах Мечникова плескалась безграничная благодарность.
  Я даже испугалась, что меня захлестнет волна "спасиб"!
  - Извините его, пожалуйста! - я сложила руки на груди, постаралась найти среди своих образов лицо и тон "Девочка - утешение пенсионеров". - Степан - отличник, он много занимается по ночам, поэтому иногда невнимателен.
  Но сердце у него чуткое и добро!
  Он - член общества защиты собак (тончайшая ирония, связанная с моей фамилией) и часто посещает дома престарелых с концертами. - Я запнулась о своё вранье: не отличник он, не посещает дома престарелых.
  Ложь во спасение одноклассника называется Правдой!
  Пока я расхваливала доблести Степана, он перелетел через ограду, подхватил коляску, вернул в нормальное положение и бережно опустил коляску с содержимым на другую сторону оградки.
  Руки от напряжения вздулись, грудные мышцы выпирали стальными плитами.
  Не люблю изобилие мышц.
  Не нравится мне искусственная сила.
  Но старушка, наверняка, со мной не согласна - клюкой по голове ударит за свои убеждения.
  Бабушка с удовольствием рассматривала излишества плоти Мечникова.
  Щеки старушки покраснели персиками.
  Я даже возревновала.
  Нет, не из-за Мечникова, что старушка его уведет от меня.
  Пусть забирает! Я не считаю никого своим ухажером.
  Ревновала, что мной должны все восхищаться, а не другими.
  Ой! Глупости придумываю!
  Хотя старичок на меня глазки вытаращил, а не на Степана.
  - Вы очень любезны, молодой человек! - старушка опустила руки на ручки коляски, но смотрела на Мечникова, на его грудь.
  "Очень любезен?" - я от удивления проглотила язык.
  Только что бабуленция охраняла своё сокровище - деда - от монстра, а теперь монстр "очень любезен".
  Люди непредсказуемы, как и борзые собаки.
  - Где маньяки? Кто к тебе приставал, Собакина? - Мечников проследил взглядом удаляющуюся счастливую семейную пару: старушка и дедушка в инвалидной коляске - летчик поневоле.
  Разумеется, ко мне всегда и везде (по мнению Степана) пристают!
  Может быть, он прав? И я не замечаю армию воздыхателей и обожателей?
  - Забудь о маньяках, Мечников! - я оглянулась и распахнула глаза от удивления.
  Ярко светило солнце, никаких запущенных могил вокруг, а - светлые, прибранные, от них веет деньгами и историей - могилки.
  Наверно, в сумраке, кода туча закрыла Солнце, всё кажется мрачным и зловещим.
  - Ты сам маньяк! Дедушку с коляской в Космос отправил.
  Старушку испугал до посинения волос.
  Бабушка превратилась в гусыню, защищала старичка.
  Представь, люди гуляют по кладбищу, наслаждаются чистым воздухом и природой с воробьями и голубями, и тут, из-за могилы, вырастает гора - ты, Мечников.
  - Почему я гора? - Степан спокойно смотрел на меня - так ученик рассматривает любимую учительницу. Глазки у него голубенькие, водянистые - глаза варяга.
  - Где наши? Я заблудилась!
  Мечников - немного разочарованный, что не убил маньяка - пошел впереди.
  Не взял меня за руку - не хватило смелости или смекалки.
  Но постепенно настроение его улучшалось, оттого, что он указывал дорогу заблудившейся овечке.
  Плечи одноклассника угрожающе распрямлялись, превращались в шлагбаум на пути велосипедистов и инвалидных колясок.
  Вскоре я увидела яркую толпу, похожую на цветочную поляну - родной класс!
  Чуть поодаль, почти на нашем пути, у оградки беседовали новенькая и продавец могил.
  Белобрысая - теперь уже моя одноклассница - пропела выпускнику МГУ, удачливому ассистенту на кладбище:
  - Спасибо! Очень хорошее предложение! Я обязательно расскажу своим родителям! - и... протянула парню доллары.
  Я не видела - сколько денег, но знала - двести долларов.
  Продавец загробной жизни схватил бумажки, доллары тут же исчезли в его ладони, словно сквозь кожу прошли и влились в кровь.
  Мелькнула тень, и на месте, где стоял агент и охмурял одноклассницу, оказалось пусто.
  Забрал деньги и скрылся в тумане.
  Мне не жалко чужих денег, но сейчас я взбесилась: то ли Солнце в голову ударило, то ли мои беды с царапиной и страхами в ТОЙ части кладбища меня подстегнули.
  - Ты! Ты! ЭЭЭЭ! Прости, забыла твоё имя!
  - Варвара! Варя Холмогорова! - одноклассница выпятила губки, пыталась губами остановить меня.
  - Ты отдала ЕМУ двести долларов? - я выплеснула с негодованием.
  Мечников переводил взгляд с меня на Холмогорову.
  Мысли Степана не успевали поймать и осмыслить мои слова.
  Мысли не нужны. Главное (если я попрошу) Мечников уничтожит любого маньяка.
  Пусть даже маньяком окажется Варвара Холмогорова, или экскурсоводша.
  Культуристы сначала делают, а потом думают.
  И это отлично. Если спортсмена придавило штангой, то никакие мысли не помогут.
  Другие, которые полагают себя интеллигентами, часто ничего не делают и ни о чем не думают.
  - Я выплатила первый взнос за могилу на Ваганьковском кладбище.
  Я что-то сделала неправильно? - Варвара надула губки - то ли привычка у неё надувать, то ли губы показывают степень взволнованности девочки. - Менеджер по кладбищам выгодно предложил со скидкой на могилу пять процентов через сто лет!
  Могила в кредит! Оригинально! - девочка замолчала и превратилась в тряпичную куклу - без эмоций.
  - Ты дочка - миллионера? - я раздумывала,
  словно я - заяц, а по пятам гонятся борзые собаки.
  Просить Мечникова об услуге? ХМ! Пусть догонит хитреца менеджера и отнимет у него двести долларов наивной Холмогоровой?
  Сделка с четырнадцатилетней - незаконна.
  А, если продавец могил - мошенник, не работник кладбища, то тем более - пусть возвращает деньги глупышке.
  Но с другой, более реальной стороны - Степан перестарается: покалечит беднягу маньяка.
  Все, кто против меня, для Мечникова - маньяки.
  Варвара отдала деньги, это её жизнь.
  - Нет, я не дочка миллионера.
  Мой папа ученый химик, а мама - медсестра!
  - Что? - я смягчила голос, я же не стальная леди.
  Не сразу поняла ответ одноклассницы.
  Она - тонко иронизирует? Издевается? Или... блондинка?
  Через снежные волосы просвечивает кожа черепа.
  Писатель нашел бы замену, придумал бы иное вместо - "кожа черепа".
  Я не писатель, я - девочка школьница, поэтому имею право на ошибки.
  Холмогорова слегка полновата, не соблюдает диету, но ей и не нужна диета, потому что натуральным блондинкам диета не помогает.
  - Если ты не дочка миллионера, то почему отдала деньги?
  У тебя дома мешок денег?
  - Я не понимаю! - Холмогорова молча обратилась за помощью к Мечникову. Лучше бы она беседовала с Кремлевской стеной. - Папа подарил мне ЭТИ двести долларов на день рождения.
  Теперь у меня нет денег. Этих. И мешка денег нет!
  - Зачем ты отдала деньги? - я выдохнула и почувствовала себя пациенткой психиатра.
  Задаю вопросы по кругу. Даже Мечников может усомниться в моём уме.
  - Он обманул тебя! Ложь! Выманил двести долларов!
  Пообещал могилу через сто лет!
  Ну, как тебе еще объяснить?
  - Почему обманул? Я не глупенькая овечка!
  Мне показалось странным, потому что на кладбище нет пустых мест для НОВЫХ могил, а менеджер прилагает роскошную могилу.
  Но он объяснил, что на Ваганьковском кладбище хоронят многоэтажно!
  На поверхности мест не хватает, а под землей - хоть в сто этажей можно хоронить?
  - В сто этажей? - я раскрыла рот - птенец перед кормежкой.
  Новенькая не прикидывается дурочкой, она - блондинка на сто процентов.
  Столько же процентов, сколько и этажей могил.
  Но самое удивительное, что против её логики не погонишь на вороных конях.
  Не поспорю: возможно, что и в сто этажей хоронят.
  И менеджеру нет смысла обманывать, потому что он не обманщик.
  Откуда Холмогорова пришла в наш класс?
  Приехала из страны Правды, где никто никогда не обманывает?
  Наш класс двинулся к выходу с кладбища, но я не оставила в покое одноклассницу.
  У меня чесалось между лопаток от азарта.
  - Запомни! Варя! Никогда никому не отдавай деньги!
  Кто отдает деньги, тот - дура!
  - Даже в магазине? Почему? - снова распахнутые глаза и Вселенское удивление на белом кругленьком личике.
  - В магазине... ХМ! Не во всяком магазине расставайся с деньгами.
  На кладбище не плати.
  Потому что... потому... что кладбища Ваганьковского не существует.
  Оно - выдумка экскурсовода!
  - А как же могилы? - Холмогорова произнесла голосом мудрой старой матери. Махнула рукой в сторону памятников, оград, цветов.
  - Гегель писал, что ничего нет, всё существует только в нашем воображении.
  Если закроем глаза, то пропадет кладбище.
  Заткнем уши ватой - исчезнут звуки и Москва.
  - Да, я знакома с ЭТОЙ теорий!
  Фильм "Матрица", в нём как бы жизнь, а вроде бы и не жизнь. - Холмогорова опустила руки вдоль тела, стояла покорно - ученица перед учительницей.
  Нет уж! Я не учительница, потому что училки - старые, а я - молодая!
  - Спасибо, что объяснила мне...
  - Алёна! - я произнесла своё имя, протягивала веревку дружбы. Добавила через силу. - Собакина!
  - Нет, я Варя! Варя Холмогорова.
  - Я поняла, что ты - Варя.
  Я свое имя назвала - Алёна. Я Алёна! - Я ткнула пальцем себе в лоб. - Алёна! - палец перенесся на лоб одноклассницы. - Варя Холмогорова.
  - Я знааааююю! - Варя пропела.
  Она не имеет право тянуть гласные! Моя разработка!
  
  В автобусе я заняла место около окна!
  Мечников потоптался и упал на сидение рядом. Автобус застонал и присел на четырех копытах.
  Варя в проходе смотрела по сторонам, подыскивала свободное кресло.
  ХА! Свободные места остались рядом с Баклановым, Ивановым, Семеновым и Метлицким.
  Не лучшая компания для одинокой блондинки.
  Мальчики - не хулиганы, а - наоборот!
  Образцовые отличники. Даже зубы у меня сводит от чистоты помыслов одноклассников.
  Класс у нас дружный. Но - в любом коллективе, даже на болоте - иногда поднимаются волны.
  Моя подружка Марина Смирницкая сломала ногу и надолго поселилась в больнице.
  Сначала ей ногу подлечили, подлатали, срастили - доктор восхищался, что нога лучше новой.
  Обманул доктор, а еще клятву давал Гиппократа или Бегемота.
  В июле Мрин почувствовала неудобство, будто в ноге завелся НЕЧТО из фильма ужасов.
  Затем нога распухла, покраснела и напоминала докторскую колбасу, покрытую лаком для ногтей.
  Маринку отправили на процедуры - прогревания, массаж и всякую другую ерунду.
  Опухоль спала, и врачи праздновали победу над недугом девочки.
  Праздник закончился, господа и дамы.
  В августе нога снова покраснела. Новый врач пришел в ужас.
  Бебекал, мемекал, шутил о стойком одноногом оловянном солдатике - намекал на отрезание ноги.
  Маринке сделали операцию - ногу оставили, но предупредили Мрин, что еще не скоро отправится в школу на своих двоих... ХА!
  Маринка обожает приколы (как и я), но не дотягивает до уровня моей иронии, хотя молодец!
  Из-за шутки и пострадала! Хорошо, что не зря. Шутка удалась!
  На уроке физкультуры перед каникулами мальчики играли в телефон - в танчики.
  Не танцы, а - танчики, танки.
  Маринка раз прошла мимо мальчиков, второй раз - ну, сколько же можно?
  Неужели, танки дороже общения с умной, красивой, благородной - ну и еще тысяча комплиментов самой себе - девочкой.
  "Лён! (Марина часто называет меня Лён, Лен, или иначе - в зависимости от настроения и последнего просмотренного фильма.).
  Я две недели назад защитила звание мастера спорта по гимнастике!" - Маринка крикнула мне и подошла к брусьям.
  Гибкая, худая - портрет гимнастки.
  Но со спортом Мрин не дружила, о гимнастике имела самые смутные представления - видела по телевизору выступления наших спортсменов и их слёзы.
  "Да ты, что, Мрин? - я подыграла подружке, хотя не знала об забаве, которую она придумала. - Ты же выиграла Чемпионат Европы, и тебе не присвоили на чемпионате звание мастера?"
  "Всё куплено, Лён, всё продается, а я честная!" - Мрин тяжело вздохнула и согнула колено, что означало, наверно - разминка перед чемпионским выступлением.
  "Смирницая, ты - честная?! - Иванов оторвал взгляд от смартфона, смотрел на Мрин, как баран разглядывает нового пастуха. Наконец, заметил девушку, она выбила Иванова из противотанкового окопа. - У меня стащила в столовой йогурт, нахально выпила и заявила, что он твой!"
  "Конечно, мой йогурт, Серёжа! - Смирницкую трудно смутить, даже с инопланетянином споёт. - Джентльмен всегда угощает даму.
  В любом случае - йогурт мой, даже, если ты его купил!
  Не мешай, я готовлюсь к Чемпионату Мира по гимнастике!" - Мрин ногу выше головы не подняла, растяжка не позволяет, но рукой взмахнула - на диво красиво - белая лебедь около Олимпийского огня.
  "Ага! Гимнастка! Видели мы горе-гимнасток!" - Ашкалунин (еще одна жертва шутки Маринки) заржал. Не догадывался, но попал на невидимый рыболовный крючок.
  "И, где же ты, Саша, видел гимнасток? В мечтах или во сне?" - Мрин поправила волосы, присела. Предательски хрустнула коленка.
  Мальчики на хруст не обратили внимания, у танка каждую деталь подмечают, а хруст в коленке лжечемпионки Европы пропустят мимо контуженного сознания.
  Ироничным вопросом Марина охладила горячие шутки одноклассников.
  Но Иванов не унимался, приутих, но требовал, подзуживал, словно комар над ухом.
  "Изобрази, что-нибудь из Олимпийской программы!
  Танец с ластами!
  Девочка на шаре! ЫЫЫЫЫЫ!"
  "Билет в первый ряд купил, Иванов?" - Маринка раскачивалась - у неё получалось правдоподобно: вот-вот разбежится, перекрутится в сальто, пройдет колесом.
  "Вы сначала вступление покажите, девушка! - Семенов соизволил приподнять со скамейки свой тощий цыплячий зад. Ой! попу! - Мы без рекламы денег не даём!"
  Семенов - гад! Подначил Маринку.
  Я ожидала от неё любую дурость, но то, что увидела - выходило за границы моего понимания спорта и шуток.
  Мрин подбежала к брусьям, подпрыгнула, упала на перекладину, и её завертело в чёртовом колесе.
  Не сама Маринка крутилась, а - под давлением силы тяжести.
  Грохнулась на пол, кость ноги наружу торчит.
  Мрин не видит сахарную кость - собачью радость.
  Боль еще не дошла до мозга.
  Доктор нам объяснял о раненых в шоке; они с половиной головы пробегут стометровку за десять секунд.
  "Нехороший человек намазал брусья вазелином!" - Маринка придумала причину, из-за которой упала.
  Никто, разумеется, вазелином не испоганил брусья - я на всякий случай проверила: сухие, без скольжения.
  Мрин проследила за затвердевшими взглядами мальчиков и девочек, взглянула на свою кость и потеряла сознание.
  Выдуманное звание чемпионки по гимнастике Смирницкая не потеряла.
  Выдумка превратилась в полуправду, потому что любая чемпионка соскользнет с навазелиненых брусьев.
  
  Я часто навещаю Мрин в больнице.
  Не люблю больничный запах тухлятины.
  Неужели, трудно побрызгать ромашкой и лавандой в туалетах и в палатах, чтобы больные не воняли, как протухшие баклажаны?
  От Маринки не воняет, она за собой следит.
  В больнице мы осознали, что теперь не нужно доказывать вымышленный чемпионский титул по гимнастике.
  С больной ногой после больницы, с этой травмой Смирницкая не пойдёт на физкультуру.
  Достаточно - притворно горевать и сокрушаться, что не попадет на Олимпиаду.
  Шутка с продолжением и длинной историей.
  Маринка в больнице и у меня нет подруги на замену.
  Место в классе около меня пустует, и на него претендует Мечников.
  Бухнулся в автобусе рядом, елозит по сидению, ужимается.
  Но всё равно - его почти центнер мускулов и мои половина центнера - разница большая.
  И не хочу, чтобы подружки и парни считали Мечникова "её парень".
  Всему своё время, и не так явно, не по-американски, когда девушки колокольчиками вешаются на шеи мальчиков.
  - Степан, уступи место Варе! - я улыбнулась Мечникову.
  Кукла Барби вышла на прогулку.
  Сейчас я нежная, добрая и наивно глупенькая. - Новенькая вливается в наш коллектив.
  Ей трудно. Представь, рыбку перенесли из прудика в аквариум.
  - Мда! Брр! - Мечников пробормотал что-то на мальчишеском языке.
  Место оставил и ушел к ботаникам - гонять тачки по экрану смартфона.
  - Варя! Присядь! Подружка! - Я хлопала длинными хвойными ресницами, ротик округлила до буковки "О".
  Губки сердечком складываю в других случаях; в правильных... когда меня бранят за шалости или поучают, а я не слушаю нудятину.
  - Спасибо. Сидя - лучше, чем стоя! - Варя заняла место рядом, смотрела мне в глаза неотрывно.
  Неприлично и неудобно, но кошкам и блондинкам позволительно пялиться неотрывно в чужие очи прекрасные. - Когда я путешествую стоя, то ноги тяжелеют, наливаются жидким азотом. Устаю быстрее.
  Если сижу, то даже иногда засыпаю и меньше напрягаю организм. - Варя через моё плечо посмотрела в окно.
  Я застыла в удивлении.
  Загадка - прикалывается новенькая, или серьезно говорит - осталась неразгаданная.
  Слишком надуманная ирония, бронебойная.
  Я рассуждаю, а Холмогорова надо мной молча хохочет, над моей простотой.
  С подозрением покосилась на Варю.
  Взгляд у неё ясный, спокойный - взгляд убийцы.
  - Варя! Когда человек стоит, он может упасть.
  Сидит - тоже падает, но намного реже.
  А, если мы ложимся, то никогда не упадём! - я внимательно слежу за реакцией новенькой.
  Малейшая усмешка с её стороны, значит - прикалывается надо мной.
  - Да! Совершенно верно, Алёна!
  Ты очень точно подметила! - Варя раскрыла ротик - цыпленок на обеде. - Я однажды в двести сорок седьмом автобусе ехала до метро Выхино от остановки Пятнадцатая Городская Больница.
  Автобус резко затормозил, и я упала, опозорилась.
  В дореволюционные времена, если барышня падала на улице, то потом долго не могла отмыть свою запятнанную честь.
  "Неееет! Иронизирует и глубоко!" - я растянула губы в улыбке клоуна.
  - Кошечка с хвостиком по улице пробежала! - новенькая белым-белым снежным пальчиком показала в окно. - У кошечки лапки светленькие, мордочка с белым пятнышком. Симметрично!
  - Ага! Кошечка! С пятнышком! - я засмеялась, смех средний - между Барби и ведьмой. - За деревце забежала, а деревце зеленое, с листочками.
  - Да! Деревце с зелеными листочками, поэтому - зеленое!
  Осенью листья меняют цвет, и деревце превращается из зеленого в желтое или красное. - Варвара с удовольствием поддерживала умный академический разговор.
  Я почесала за левым ухом.
  Жест - не великосветский, но и Принцев рядом я не нахожу.
  Внезапно, догадка вязальной спицей пробила меня:
  "Варвара радуется беседе о кошечках - будь они трижды с хвостами и лапами, и о деревцах - трехцветных, как наш флаг.
  Может быть, я - первая (не считая родителей и психиатра), кто беседует с Варей серьезно и не посылает её... на дерево, или за кошечкой".
  На несколько секунд мне стало жалко новенькую
  Нет, она не сумасшедшая, не дурочка, а - нормальная блондинка, но нормальность её слишком... правильная.
  - Чёрт на остановке газету читает! - Варя вздрогнула, лицо её побелело, дошло до цвета редьки.
  Хм! Я ошиблась! Нормальная девочка в чертей не верит!
  - Откуда в Москве черти? - я отодвинулась от Холмогоровой и вжалась в стекло!
  Вдруг, новенькая укусит? - Выглядит мужчина, как чёрт- я согласна! Но не чёрт, потому что черти - миф!
  - Если выглядит, как чёрт, то почему не может оказаться чёртом?
  Я выгляжу девочкой, поэтому я - девочка!
  Мальчик похож на мальчика, оттого и мальчик.
  Если мужчина похож на чёрта, то он - чёрт! - Варя добивала меня своей логикой: без щелей, без заноз.
  - Собака похожа на собаку, поэтому она - собака! - я произнесла и почувствовала, что уплываю мыслями. - Много ты чертей в Москве нашла? - улыбка растянула мои губы.
  Может быть, я напрасно не зарезервировала для себя могилу на Ваганьковском кладбище?
  - Иначе и не получается! Что видим, то и живет!
  Чертей часто встречаю, боюсь их. Они злые. - Варя извлекла из рюкзачка два гамбургера (отравленные?) и один предложила мне.
  Вышло у новенькой просто, без натяжки.
  Я бы не приняла подарок, но очень люблю гамбургеры.
  И прогулка по Ваганьковскому кладбищу вызвала зверский аппетит, неприличный для утончённых девушек-моделей.
  - Спасибо! - я сняла обертку, откусила и застыла с куском вкуснятины во рту. - ММММММ!
  Ты сказала: "Что видим, то и живет".
  Глазам верим больше, чем мыслям?
  И, если я, например, вижу, что кро... что-то впитывается в каменную собаку, а до этого глаза собаки горели красным адским светом, то я должна верить увиденному?
  - В собаку впитывалась, наверно - кровь? - Варя посмотрела на меня с испугом, и он через мгновение сменился сочувствием в глазах. - Очень, плохо, если в неживое впитывается живое.
  Ужасно! Глаза у скульптур часто горят - тоже не к добру!
  Где ты видела каменную собаку?
  - Нигде! В Кулунде! - я закрыла глаза и прислонила голову к подголовнику кресла.
  Давным-давно в экскурсионных автобусах выдавали салфетки под голову - для чистоты.
  Но сейчас на салфетках экономят, или их выпуск заменили на журналы с покемонами.
  Я обдумывала слова Холмогоровой.
  Думаю серьезно - редко.
  Девочки живут чувствами, а не мыслями.
  Думающая девочка похожа на компьютер, а думающая женщина - на барабан.
  Холмогорова не сомневается, если мы видим, значит, это существует.
  Чёрта увидели, значит - он чёрт, а не мужчина, похожий на чёрта.
  В горах снежный человек пробежал - настоящий Йети.
  Верь глазам своим, а не разуму и не в научные объяснения, что чертей и Йети давно перебили, во времена Инквизиции.
  Мы смотрим на яблоко и видим яблоко, знаем, что перед нами - яблоко Ньютона.
  Никто не усомнится.
  Но почему, если человек говорит, что видит чёрта или оборотня, то не верит себе, убеждает других, что "Не чёрт, а - на него похожий мужчина, возможно - актёр театра и кино!"
  - Почему? - я выплюнула вопрос.
   - Что почему? - Холмогорова не удивилась. Она ничему не удивляется, у неё на всё ответы.
  - Почему - плохо, если в каменную собаку впитывается кро... что-то в неё впитывается?
  - А разве хорошо, если жидкость не должна впитываться в камень, но она проникает в него, вопреки законам физики?
  - И всё? плохо, потому что впитывается, а не должна впитываться?
  - Да! Мы наливаем чай в кружку, и чай не проходит сквозь стенки кружки, если она не с трещинами.
  Если бы чай просачивался сквозь стекло и фарфор, то он облил бы нас.
  - Холмогорова! Я слишком просто жила и до встречи с тобой!
  До свидания! - застегнула сумочку, поднялась с сиденья - остановка "Волшебные пруды".
  Экскурсионный автобус привозит нас к школе, но мы иногда просим остановитья, где удобнее пересесть на свой маршрут.
  От "Волшебных прудов" на сто восемнадцатом мне до дома две остановки.
  Я пробралась к выходу, взялась за поручень, и - словно кипятком в спину плеснули:
  - До свидания, Алёна Собакина!
  Догадайтесь: кто столь вежливо и оригинально попрощался со мной?
  
  "Ничего особенного! Варвара правильно назвала меня по фамилии и имени.
  Не по понятиям молодежи, а - по правилам русской речи.
  Лён, Лен, чувиха, бро - разве лучше?" - я успокаивала гудящие струны нервов.
  Пусть хихикают мне в спину, а я - Королева!
  
  - Понравилась познавательная полезная экскурсия? - папа встретил меня запахом вареного лука и стандартным вопросом.
  Отец, батя... интересно, как называет отца Холмогорова?
  Что правильнее - папа, или по имени и отчеству?
  Отец, папа, батя, батяня комбат... знал, что я отвечу, и я знала, как он пошутит.
  Люди притираются, угадывают действия и шутки родных.
  - На кладбище весело! - я бросила рюкзак на кровать, попала в плюшевого медвежонка.
  Один ноль в твою пользу, Мишка!
  - Не обязательно экскурсия содержит элементы веселья, - папа промахнулся котлетой мимо сковороды, подхватил её рукой и бесшумно выругался.
  Папа - интеллигент, поэтому матерится молча.
  - Нравоучительные и воспитательные моменты в экскурсии не менее важны, чем развлекательные, - голос папы слегка изменился на адский.
  Котлета виновата.
  - Да, я воспитывалась от памятников и у памятников - как их... фамилии не запомнила, но они уже мертвые.
  На могиле футболиста установлены два бронзовых мальчика.
  Умно? Или неприлично, если на могиле дяденьки красуются два медных ребенка?
  Или каменная собака на могиле?
  - У каждой монеты две стороны! - папа никогда не ответит ни "да", ни "нет".
  Не встанет на мою сторону, не восхитится: "Ай, да дочка! Выдумщица! Фантазерка".
  Наверно, современный метод воспитания предписывает не поощрять детей.
  Папа умный. Поэтому - лысый.
  - У медали тоже две стороны, и каждая сторона ценна по-своему, - папа развеселился, он приступил к своему любимому занятию - словоблудию. Много слов, а все - о ни о чем. - Скульптуры на могиле - с одной стороны красиво и показывают степень уважения живых к усопшему.
  С другой стороны - не всякий памятник к месту.
  Балерина выглядит нелепо в солдатских сапогах, а солдат смешно и гадко смотрится в одежде балерины.
  Каменная собака на могиле - к деньгам.
  Псы охраняют ворота ада.
  - Логики у тебя, папа, меньше, чем у... - я прикусила язык, не произнесла фамилию новенькой.
  Поставила на стол кружку, рядом - солонку: - Посмотри, пожалуйста, и скажи, что ты видишь?
  - Что я вижу? Где?
  Молекулы воздуха - мельчайшие материальные частицы, и я не вижу воздух, но в то же время мои глаза...
  - ООООО! Не начинай, папа! - я стукнула кружкой по столу - так викинги подзывали в трактирах зазевавшегося разливальщика эля. - Кружка!
  Ты согласен, что видишь кружку?
  - Сосуд для воды...
  - Папа! Не умничай, ты не в кругу друзей на работе!
  Кружка, или собака в моей руке?
  - ЭЭЭЭ! Не пойму, к чему ты клонишь, Алёна, ну, пусть будет кружка.
  - Не пусть, и не будет, а - кружка! Да? - я закричала.
  С Варей Холмогоровой беседа шла более гладко - на саночках с горы, а с папой - на телеге на гору.
  - Солонка с солью? - сунула под нос папе солонку.
  - Соль ли...
  - Папа! - в голосе моем прозвенели тревожные колокольчики.
  - Солонка с солью! - отец сдался, даже потух и уменьшился в росте.
  - Ты видишь кружку и знаешь - кружка.
  Перед тобой солонка с солью, и ты говоришь - солонка!
  Да?
  - Ну, если...
  Да! - папа ожидал от меня подвоха.
  Почему боится шуток дочери? или я не его дочь, а - Карла Маркса? Шутка!
  - Если сейчас выйдешь на улицу и столкнёшься с зеленым человечком: нос воронкой, на голове рожки.
  Существо произнесет через синтезатор речи: "Я - инопланетянин!"
  Ты поверишь, что перед тобой инопланетянин?
  - Нет! Не поверю! - голос папы окреп, превратился в крышку дубового гроба. - Инопланетяне - выдумка!
  - Хорошо! Инопланетянин тоже не верит в тебя?
  Полагает, что тебя нет, потому что ты для него - инопланетянин, значит - кажешься?
  Почему вы, взрослые, барановитые?
  Кружку, кирпич, солонку, кошку видите и называете своими именами.
  Но, если инопланетянин вам в лицо плюнет, или чёрт повстречается ночью в тесной подворотне, то ни за что не поверите в инопланетянина и в черта. - Я ушла в свою комнату и закрыла дверь: наверно, папа смотрит на меня и не верит, что видит дочь?
  - Черти - глупость! - последнее слово осталось за папой.
  Лучше бы он оставил себе хоть одну умную мысль.
  Холмогорова выдает глупости, а получаются- умности.
  Папа, наоборот, блещет умом (ему чудится, что он умничает), а в итоге - пустота.
  Не ум блещет, а - лысина блистает.
  Через час я приступила к домашнему заданию по алгебре - пытка цифрами.
  Дроби! Красивой девушке в жизни дроби не пригодятся.
  Дробь только для охоты на уток - ХА! Шутка.
  Или одноногий инвалид - не целое, а - дробное число.
  Наконец, выполнила задание - сразу с души мешок с дробью свалился.
  Аккуратненько - чтобы не смялась - вложила тетрадку между двух учебников.
  За окном пролетел белый голубь - символ Мира.
  Нет, никакой он не символ, а - наипростейшая птица голубь.
  Вижу голубя, а не Символ, значит - летает голубь, а не Символ.
  Показалось, что у голубя на голове растут рога.
  Померещится же ерунда после экскурсии на кладбище.
  Холмогорова упростила жизнь, избавила меня от многих сомнений.
  Черная кошка дорогу перебежала - не к беде!
  У кошки пришита беда? К хвосту? Или беда застряла между зубов.
  Не вижу беды, значит, черная кошка - кошка семейства кошачьих или львиных, но не из армии тьмы.
  На следующий день я вышла в школу в замечательном настроении.
  Походка - от бедра! Мир остановился и с восторгом следит за моей подиумной походкой.
  Иду - повесть ногами пишу!
  - Доброе утро, Алёна Собакина! - Варя улыбнулась мне в раздевалке.
  - Не называй меня, пожалуйста, Алёной Собакиной! - я зашипела, индийская кобра у меня возьмет урок шипения.
  - Но ты же Алёна Собакина? - голубенькие глазки блондинки искрились.
  - Я Алёна Собакина, но в школе дети не называют друг друга по именам и фамилиям - гнусно!
  Для тебя я... пусть - Лён!
  - Лён? Растение с голубыми цветочками?
  Из льна в Костроме полотенца и простыни изготавливают.
  - Лён! Зови меня Лён! - я уперла руки в бока. ОПС! мальчишки подслушали и ржут.
  В зеркало бы посмотрели, лопнули от смеха.
  - Но ты Алёна Собакина!
  Ладно, я Алёна, для тебя - Алёна, а не Лён!
  - Спасибо! - Варя выдохнула, подхватила свой мешок для сменой обуви - с вышитыми котятками, миленький мешочек - и повесила на крючок. - Я Варя Холмогорова.
  - Не волнуйся, не назову тебя Вар! или Холм!
  Хотя, звучит - Вар Холм!
  Но, если для тебя принципиально, то мне - всё равно.
  Я не садистка с топором за плечами.
  - У тебя нет топора, - Варя заглянула мне за спину. - Ты не садистка, потому что садисты измываются над жертвой: выкалывают глаза, ломают кости, срезают шкуру и на сырое живое мясо человека сыплют поваренную соль.
  - ФУ! Зачем подробности? - я сморщила носик. Представила картинку, изрезанный художник (художник, потому что я не уважаю художников за глупости: рисуют квадраты и круги вместо людей) в подвале садиста.
  Мы поднялись в класс.
  Мечников уже развалился на стуле, рядом с моим местом - полярник на отдыхе.
  Я размышляла и ругала себя за мудрые мысли, за суету, за дела, которые меня не касаются.
  Предложить новенькой сидеть со мной, пока Маринка Смирницкая не выйдет из больницы и не осчастливит класс новыми шутками и стуком костылей?
  Или...
  Всё решила Судьба за меня, и в голос свой Судьба вложила в уста Семенова.
  - Эй! Ты! Садись ко мне! - Семенов прилег на парту, корчил рожи - то ли улыбался, то ли лицо его боролось со смертельной болезнью.
  "Эй! Ты! Садись ко мне" прозвучало не по-джентльменски.
  Семенова изгнали бы из лучших домов Парижа и Лондона.
  Новенькая посмотрела по сторонам. По её логике она - не может быть "Эй" и "Ты", потому что она - Варя Холмогорова.
  - Степан! Варя посидит со мной, пока не акклиматизируется в нашем зоопарке! - я бросила рюкзак на своё место. - Составь компанию Семенову, он скучает без дружеской оплеухи.
  Мечников взглянул на рюкзак (не превратится ли сумка в маньяка?), затем перевел взгляд на меня и - в последнюю очередь - на Варю.
  Медленно поднялся (я в награду за понимание улыбнулась Степану), прошел к последней парте и шутя опустил ладонь на голову Семенова.
  Словно могильная плита поднялась в воздух и рухнула на темечко веселого школьника.
  - Подвинься, раб! - Мечников упал на стул.
  Стул сломался с треском, похожим на хохот.
  Мы тоже засмеялись - потешный спектакль.
  ААААХАХААААААА!
  Варвара Холмогорова не засмеялась, она еще ни разу не улыбнулась.
  День начался с урока географии - поставь кляксу на хорошее настроение.
  Географичка Наталья Арамовна - отличный ученый, добрая женщина, но убийца.
  Она делает из нас роботов географов.
  "Человеком можешь ты не быть, но географом ты быть обязан"! - лозунг Натальи Арамовны.
  "Географию на "пять" знает господь Бог! - географичка часто повторяет (что нас очень веселит). - На четверку знаю я!
  На троечку натягивают академики географы (Наталья Арамовна бранила академиков, называла их дармоедами и загадочными очковтирателями).
  Вы, лентяи, сначала лоб расшибите о глобус, чтобы получить хилую тройку с минусом или двойку.
  Не заслуживаете даже единицы!"
  Ничто не помогало пробить уверенность учительницы, что мы - тупицы.
  Заучишь параграф наизусть, Наталья Арамовна слушает с саркастической улыбочкой на нитевидных ископаемых губах, затем махнет рукой:
  "Ерунда всё это! Ты мне расскажи...", - и придумает вопрос не по теме.
  Например, сколько в Ботсване больных СПИДом.
  Сегодня географичка немного нервничала (поругалась в автобусе с бабкой колясочницей, или ударилась головой о дерево).
  Она оглядела класс и остановила взгляд на новенькой.
  Холмогорова смотрела в глаза Натальи Арамовны, не опускала взгляд, не пыхтела, не краснела и не пыталась превратиться в невидимку.
  - Новенькая? - географичка пододвинула стул к столу, затем отодвинула - чтобы стул мерзко скрипел.
  - Варвара Холмогорова! - моя соседка по парте произнесла спокойно, словно по радио объявляла прибытие самолета.
  Варя не дождалась, пока Ната Арамовна спросит её имя.
  Снова новенькая права - сначала люди спрашивают имя, а затем беседуют, иначе разговор превращается в общение с Семеновым.
  - Варвара Холмогорова, - географичка прокатила слова во рту. - Посмотрим, что ты знаешь...
  - Извините, Наталья Арамовна, - Холмогорова невежливо перебила учительницу, оборвала трос над пропастью. - На слова нельзя посмотреть. Слова - невидимы.
  Можно выслушать меня, и на основании услышанного составить картину знаний.
  Громовая туча застыла в классе!
  За окном в истерике завопил кот.
  Урок превращался в Камеди Батл.
  - Откуда ты? - географичка кусала ручку "Паркер" (подарок благодарных родителей за тройки в четверти сыновьям и дочерям).
  - Моя краткая биография.
  Родилась в городе Москва.
  Затем родители меня водили в детский садик.
  В возрасте семи лет поступила на обучение в среднюю общеобразовательную школу номер две тысячи пятьдесят четыре...
  "Обалдеть!
  Даже, если Холмогорова не иронизирует, то у неё ирония - высший класс!
  Сто очков выше моей иронии!
  Оказывается, простые слова иногда лучше и крепче самой отмороженной шутки!" - Я пряталась в скорлупу грецкого ореха.
  Варя притягивала к себе молнии гнева географички.
  Молния и в меня ударит, если Ната Арамовна подумает, что я подговорила новенькую подхохмить.
  - Холмогорова, расскажите, пожалуйста, не вашу биографию, а о развитии земной коры. - Наталья Арамовна умело рулила в своём классе.
  Шумахер её не обгонит на повороте.
  Училка сориентировалась и ушла от скользких тем биографии. - Океаническая земная кора... продолжите, пожалуйста, Холмогорова! - Наталья Арамовна заняла своё капитанское место за столом, приготовилась издеваться над Варей до конца урока.
  Сладкая месть, если мышка не вырвется из лап кошки.
  - Океаническая земная кора расширялась за счет поднятия мантийного вещества среди океанических хребтов, - новенькая излагала спокойно, словно у неё в мозгу компьютер подавал нужные картинки с текстом. - Кора расширяется. Мантия поднимается.
  Реки текут сверху вниз, потому что вода в природе не движется снизу вверх.
  Горы поднимаются, а затем разрушаются.
  Ветер, дождь, растения, снег, Солнце, агрессивная среда кислотных ливней распыляет горы на песчинки.
  Самый крепкий дом не простоит вечно.
  Гора - не дом, но и гора умирает.
  Сначала высокая гора превращается в низкую гору.
  Затем низкая гора сравнивается с поверхностью земли...
  Варвара говорила монотонно, я ничего умного не извлекла из её ответа, но чувствовала в нём силу папиных слов.
  Гора поднимается, затем - разрушается - естественно.
  Наверно, новенькая нас загипнотизировала, и звонок - воем ворвался в наши уши.
  Наталья Арамовна даже подпрыгнула от неожиданности - резиновый мячик лопнул в учительнице.
  Географичка уже без иронии, но с интересом - так ученый разглядывает говорящего попугая - посмотрела на Холмогорову.
  - Энциклопедические знания! - высшая похвала ученице. - Четыре!
  - Четыре! Ты, наверно, первая, кому географичка поставила четверку за ответ с начала своей карьеры инквизитора. - Я захлебывалась восторгом, когда мы покинули негостеприимный класс. - Но, почему - не пятерка, если ты отвечала весь урок без запинки, словно тебя зарядили в пушку и выстрелили.
  - Четыре, потому что преподаватель оценил мои знания на четыре балла!
  Если бы Наталья Арамовна посчитала, что я знаю предмет на пять, то поставила бы мне пятерку. - Холмогорова снова удивила простотой рассуждения.
  Золото - простой элемент, проще тухлой капусты.
  Но за золотом гоняются, а от зловонной капусты убегают с душераздирающими воплями.
  Четвертым уроком у нас - алгебра, с дробями и барабанными палочками.
  О палочках - шучу.
  Я отнесла рюкзак в класс, выбежала и мы обсуждали с девочками последние школьные новости: кто, куда пошел, и кто, как одет.
  На Холмогорову девочки косились, но без вражды.
  Человек, который победил географичку - герой дня.
  Начался урок. Я - гордая, что выполнила домашнее задание сама (немного взяла из компьютера), раскрыла тетрадь.
  Ой! А где вчерашняя работа с дробями?
  Домашнего задания нет, словно его гномики украли.
  Я тупо перелистывала тетрадь, снова и снова, пока не заметила (очень быстрый ум!), что один листок подозрительно толще других.
  Потянула за уголок - склеены два листа, и между ними, как между двух могильных плит спрятано моё домашнее выполненное задание.
  Добрый человек из Милана или Токио прилетал на спине супермена и испоганил мою тетрадь?
  Зачем? Почему супермен меня возненавидел?
  Если отброшу версию супермена, то, значит, один из одноклассников наплевал мне в душу.
  До этого момента я не подозревала, что меня кто-то ненавидит.
  Одноклассники время от времени забегали в класс.
  Склеить листы моей тетради мог любой. Даже Холмогорова!
  Она заходила за бутылочкой воды.
  Может быть, Мечников? В порыве любви?
  Показывает свои чувства оригинальным обезьяньим способом?
  Нет, у Мечникова руки для штанги выросли. Он бы порвал тетрадку, скомкал, сожрал, потому что в бумаге содержится протеин, полезный для роста мышц живота.
  Листочки склеены аккуратно, с нежностью, явно - заботливые руки девочки порхали и творили зло.
  Я озадачилась. Не столько меня угнетала потеря домашнего задания, а терзала мысль, что добрые подружки одноклассницы превратились в ходячих мертвецов.
  Алгебра прошла без криков и слез.
  Елена Игоревна мельком взглянула на израненную домашнюю работу, покачала головой - что же взять от девушки неряхи?
  Девушка не неряха, а - вдумчивая и многие пользуются моей наивной простотой, ошибочно принимают её за слабость.
  После уроков мои мысли вернулись к спортивной подиумной ходьбе.
  Варя вежливо попрощалась со мной:
  "До свидания, Алёна", (без Собакиных, без ненужных добавок) и убежала из школы, торопилась на танцы.
  Я предположила, что на танцы, потому что девушка всегда спешит на танцы.
  Куда же нам еще торопиться? Не на кладбище же.
  В раздевалке я скинула школьную обувь (туфли на малюсеньком канареечном каблучке) и натянула правую модельную туфлю - на каблуке десять сантиметров.
  Девушка в модельных туфлях бегает быстрее спринтера в кроссовках "Найк".
  Нежданно-негаданно, тысячи комариков укусили меня в пятку и другие части самого нижнего материка ноги.
  Комарики превращались в муравьев и шершней.
  Я выдернула ногу из туфли, поверила, что школа превратилась в гигантский термитник.
  Люди мигрируют, и муравьи по нашему примеру ищут благополучные страны с морозами минус сто.
  Несколько секунд завороженная разглядывала ногу.
  Зрелище Новогоднее.
  Сверкали, переливались бриллиантами осколки белого стекла в моей ноге.
  Кровь прекрасно смотрелась - красно-черная на белом и розовом - чудесное зрелище, картина Репина "Приплыли".
  В моей туфле битое стекло.
  Сердце заледенело, покрылось инеем.
  Ноги задрожали, а во рту пролетел горячий ветер из пустыни Калахари.
  Я не упала в обморок только потому, что вытаскивала осколки.
  Работа отвлекает, даже хирург, когда оперирует себя сам - не чувствует боли.
  Раны средней глубины. До кости и до черепного мозга стекло не достало.
  Не стрелы Амура.
  Протерла кровь антибактериальной влажной салфеткой с экстрактом алоэ!
  Сохраняла спокойствие; кукла Барби не верит в зло, особенно, что зло могут причинить ей.
  Подняла глаза и...
  - Ой! Ангел смерти! Ты пришел за мной? - я вскрикнула от нависающей надо мной жути.
  Белое перекошенное лицо посланника смерти.
  Расширенные вишневые глаза.
  Рот раскрыт в беззвучном крике с картины норвежского художника.
  Надо же - художник нарисовал крик.
  - Мечников! Не пугайся! Не падай в обморок! Скорая помощь увезет тебя - здорового кабана, а не раненую хрупкую - словно толченое стекло... тьфу - девушку! - я всмотрелась в знакомые черты Ангела. - Подумала, что ты Ангел смерти, но Ангелы не качаются, у ангелов бицепсы не арбузные.
  Признавайся, Степан! Ты склеил мою тетрадку по алгебре и подсыпал толченое стекло в туфлю?
  - Я склеил тетрадку? Зачем? - Мечников с трудом отвернул голову от моей ноги (вторая салфетка окрасилась алым - честь и хвала героиням, падшим за честь школы).
  Не верю, неужели, Степан - культурист и истребитель маньяков, боится крови девушки?
  - Клеил тетрадку? - Мечников повторил, голос его дрожал на частоте певцов из Миланской оперы - кастратов.
  - ЭЭЭ! Мечников! Склеил - не в смысле прикадрил? Включи мозги, нажми кнопку! - я подложила в школьную туфлю салфетку, втиснула ногу и вскрикнула, представила море крови и в нём рыбы плавают.
  На полусогнутых поковыляла в сторону школьного лазарета.
  Лекарства против рака в нашем медкабинете не найду, но йод или зеленка - универсальное лекарство против всех болезней детей - для меня упадут с полки.
  - Я помогу! - Ангел смерти в лице Мечникова проявил мужество и героизм.
  - Спасибо, Степан! Я глупенькая Барби и не замечаю зла вокруг своей точеной фигурки.
  Ты не все расшифруешь, что я сказала, но не хочу, чтобы меня жалели.
  Слабая побитая девушка проигрывает на конкурсе Мисс Мира.
   Мечников не понял и половины из моего умного заявления.
  Поэтому подхватил меня на руки, как невесту.
  Или - мешок с овсом.
  Я - невеста - жутко и сладко, будто кушаю мед с глазами селедки.
  Разумеется, высыпали из нор любопытные первоклашки с умнейшими из умнейших вопросами.
  - Её убили?
  - Жених и невеста?
  - А что это они?
  Я сгорала от стыда, из ушей повалил дым.
  Глупее и беспомощней я себя чувствовала зимой, когда проглотила кусок незрелой хурмы, и он встал у меня в горле скалой - ни вздохнуть, ни выдохнуть.
  - Ты тяжелая, Собакина! - Степан выгрузил меня на белую, покрытую погребальным одеялом, кушетку. - Я думал, что ты воздушная, легче.
  - Сорок девять килограммов при росте сто семьдесят пять - и я хряк? - кровь из ноги залпом ударила мне в голову. - Ты - хиляк, Мечников!
  Железо для тебя дороже девушки!
  - Сто легко от груди жму, а сорок девять живого веса (он обозвал меня "живым весом"?) трудно даётся. - Мечников надолго погрузился в Мир штанг и девушек: что парню культуристу более ценно?
  Медсестра в обморок от многочисленных колото-резанных ран не упала.
  Она щедро смазала болячки зеленкой и замотала тряпкой типа бинт.
  Я закусила губу и ясно осознала:
  "Ребята надрываются в школе на уроках математики, физики и астрономии.
  С огромным трудом поступают на астрономическое отделение МГУ или другого ВУЗа, где в столовой рассматривают котлеты в телескоп.
  Наконец, сбылась мечта - мужчина в телескоп изучает Звезды и Планеты.
  Я сегодня узнала более простой, быстрый и доступный ВСЕМ способ увидеть небо в Звездах даже днём, через несколько слоёв бетонных полов и потолков.
  Рецепт от Алёны Собакиной для желающих увидеть Звезды:
  Разрезаете себе ногу ножом, или прогуливаетесь с книжкой босая по толченому стеклу.
  Затем в открытые раны заливаете зеленку - эликсир бодрости.
  Поверьте, в глазах появятся новые Звёздные острова, от боли откроете сотни Галактик.
  Звезды водили хороводы у меня перед глазами, смеялись, хохотали, как певцы из хора имени Пятницкого.
  Среди Звезд снова возникло лицо Ангела смерти.
  - Алёна! Ты не сошла с ума?
  Отличный вопрос! Для девушки!
  Американец бы натянул сочувственное лицо и прошептал:
  "Как вы себя чувствуете леди?
  С вами всё в порядке?"
  Американка ответила бы с вымученной улыбкой утонувшей ведьма:
  "Спасибо, Джон!
  Я эм ок!"
  Мечников - не американец, и я не американка.
  - Мечников, спасибо тебе! Ты - дубина!
  Мой ответ успокоил Степана - доброе слово и кошке приятно.
  - Завтра сходи в поликлинику.
  Если раны нагноятся, то придется ногу...
  - Ампутировать? - я щегольнула умным словом из Википедия.
  Надеялась, что медсестра засмеется, захохочет над шуткой - ХА! ногу отрежут из-за стёклышек калейдоскопа.
  Медсестра не захохотала, потеряла чувство юмора на работе.
  Она промолчала и отвернулась к окну - так поступают врачи около безнадежно больного пациента, которому одна дорога - в морг.
  За дверью медкабинета - филиала морга - Мечников расправил плечи в надежде на новую прогулку с невестой на руках.
  - Мечников, не надейся нести меня!
  Я же хряк! - округлила лазурь озер глаз.
  - Не хряк! - Мечников долго изучал меня, раздел бы в научных целях - нет ли у меня хвоста. - Ты - Ты - цапля длинноногая!
  - Во как! - я изобрела походку покалеченной подиумной модели: девяносто процентов веса при ходьбе давят на здоровую ногу.
  Сначала "комплимент": я - цапля, ранил моё чувствительное сердце красавицы.
  Не слишком ли много ранений за один школьный день.
  Но затем я мыслями пробежала по миру животных:
  Чайка? Чайка с короткими ногами и безобразным клювом.
  Сравнить девушку с чайкой - оскорбить навеки.
  Ласточка? Хуже чайки, а лапки у ласточки - смех и грех.
  Представьте девушку с птичьими лапами.
  Кошечка? Кошка - позор людскому племени.
  Девушка, прогуливающаяся по крышам на четвереньках - не лучший комплимент.
  На фоне кошечек, ласточек и рыбок - о губастой рыбе молчу - длинноногая цапля выглядела не устрашающе.
  - ОНИ думали, что запугают меня!
  Нет, не запугали! - я вздохнула, в раздевалке высыпала из туфли стекло на газетку.
  Стеклянной крошки хватит на неделю работы стекольного комбината. - Балерины подсыпают друг дружке стекло в пуанты.
  Стеклом выражают свою любовь к подруге или другу балерону.
  Я не балерина, но тоже - приятно, когда в ногу вонзаются мелкие стеклянные зубки.
  - Ты куда? - компьютер Мечникова работал на пределе!
  Степан осознал, что я направляюсь к остановке в другую сторону от дома.
  - Я же сказала: ОНИ - враги - всё рассчитали.
  Раненая Алёна - то есть я (пояснила для удивленного Мечникова; он крутил головой, искал другую Алёну) - поковыляет домой.
  Нет! Я давно не навещала Смирницкую.
  Съезжу, проведаю - не сломали ли ей остальные ноги в больнице.
  Мечников пожал плечами и закрыл половину неба.
  Он не предлагал себя сопровождающим братом милосердия, не спрашивал у меня разрешения, и хочу ли чтобы он провожал меня к Смирницкой.
  Степан на генетическом уровне закодирован, что едет со мной.
  
  Варя? Она же убежала из школы на танцы!
  Я провела много незабываемых счастливых минут в медицинском кабинете; и Варя меня ждала на улице?
  В детективах я читала, что преступник возвращается на место преступления.
  Холмогорова хотела посмотреть, как меня на носилках - окровавленную одноножку - выносят из школы?
  - Ты хромаешь? У тебя нарушение осанки или болит нога! - Варя Холмогорова заметила мои обезьяньи кривлянья.
  - В туфле, подиумной туфле на высоком каблучке-шпильке, волшебным образом оказалось битое стекло! - я внимательно лазером взгляда сканировала состояние лица блонди. Вздрогнет, удивится, или тень улыбки пролетит по белому снежному полю лица? - Стекло разрезало кожу на ноге и выбило фонтанчики крови.
  С кровью и ранами пришли боль и неудобство! - шаг в сторону, и лицо моё застыло от нахлынувшей мазохисткой радости.
  - В ранки проникают микробы, и организм борется с грязью!
  Здоровый, сильный организм победит любого микроба, а боль - напоминание человеку о ране. - Холмогорова расшевелила даже Мечникова.
  Инопланетяне не удивят Степана - никакого толку ему от инопланетян, потому что они железо не таскают, а Холмогорова заинтересовала.
  И не только Степана...
  - Компанией и без меня? - Семенов с сигареткой в трубочке ладони возник из пустоты.
  Сегодня день фокусников: стекло появляется в туфле - ОПЛЯ!
  Странички склеиваются в сладостном восторге - ЙЕС!
  Холмогорова и Семенов выходят из подпространства и подслушивают.
  - Дым пагубно влияет на работу легких! - Холмогорова на шаг отошла от гордого - его заметили - Семенова! - Горящая сигарета - фабрика производящая четыре тысячи различных соединений, в том числе 40 раковых.
  Наиболее ядовитым для организма является никотин - алкалоид листьев табака.
  Маслянистая бесцветная или светло-желтая жидкость с неприятным запахом.
  - Ого! - Семенов посмотрел на дымящуюся фабрику в ладони.
  Его "ОГО!" меня убедило - Семенов влюбился в новенькую блондинку.
  Он следит за Холмогоровой, а Холмогорова преследует меня.
  Может быть, она специально перевелась в МОЮ школу, чтобы каждый день меня потихоньку истреблять.
  Я подозреваю одноклассницу. Не называется ли моя болезнь - мания преследования.
  
  В больнице Смирницкая удивилась многочисленной делегации.
  Обычно я одна её навещаю, или с Мечниковым, но Мечников - тень, к нему привыкли и не замечаем во время своих дружеских перебранок и шушуканий о платьях.
  Семенов и новенькая - казалось на секунду смутили "Чемпионку Мира по спортивной гимнастике, покорительницу школьных брусьев".
  Мрин не в шелках и бархате, не в пышном бальном платье; а в больничной одежде любая девушка чувствует себя полудевушкой.
  - Закуси, передохни! - я протянула подруге "Сникерс гигант". Заранее купила. - Скучаешь по школе с уроками до ночи?
  По домашним заданиям на пять страниц?
  По полуторачасовым контрольным?
  - Очень! Я бы больную ногу отдала на отсечение, чтобы ко мне приходили учителя в больницу! - Мрин закатила глаза, будто умирает от скуки.
  Смирницкая не подведет! Всегда готова принять и отфутболить шутку.
  - Кстати, о ногах! Мне сегодня подсыпали в туфлю толченое стекло.
  Я популярна! Не говорю уже о том, что склеили листы в тетради по алгебре, испоганили домашнее задание.
  - Ого! Так приходит слава!
  Завидую тебе! Скоро яд в пирожных обнаружишь!
  Чем больше человеку вредят, тем выше он поднимается.
  Великих людей всегда травили, преследовали, подсыпали им стекло в компот и в туфли! - Смирницкая засмеялась, скомкала лист бумаги и бросила в тумбочку.
  Покраснела слегка - Солнце сквозь дымку.
  Письмо любовное?
  - Вид из окна на Кремль? - я выглянула на улицу - благодать. Зелень, дорожки, не больница, а - загородная усадьба.
  Лавочки, беседки, скульптуры гипсовые и каменные: дискобол, девушка без весла, каменная черная собака.
  Каменная черная собака... С могилы на Ваганьковском кладбище?
  Она смотрела на меня. Длинный лохматый хвост хлестал по земле.
  Глаза собаки горели красными рубинами.
  Невидимая колотушка ударила меня в лоб.
  Не дубинка, конечно, но я отлетела от окна, словно лошадь лягнула меня в грудь.
  - Собакина, что с тобой? Увидела свой жуткий сон? - Смирницкая с трудом поднялась и прислонила голову к стеклу. - Маньяков не вижу, или они замаскировались под старушек.
  Мечников отреагировал на маньяков - ринулся торпедой к окну, чудом не выломил оконную раму и не улетел с ней на шее.
  Семенов и Холмогорова присоединились к ним.
  - Она смотрела на меня! - я нервничала, заметила, что дрожу от страха, пыталась успокоить нервы.
  По крайней мере, внешне веселая.
  Дрожь не уходила. - Черная огромная каменная собака с кладбища.
  Глаза красные, не собачьи, а дьявольские! - я почти выкрикнула и тут же себя молча обругала.
  Сказала бы просто - огромная собака, без подробностей.
  - .Убежала! - Смирницкая вернулась на кровать, с удовольствием прилегла. - Нет собаки. Фьюить!
  - Марина, я принесла апельсины! - новенькая разрядила неловкую паузу.
  Может быть, хотела мне помочь, или не думала обо мне в этот момент - не знаю.
  Но всё равно - огромное спасибо, Холмогорова, за отвлечение внимания.
  Варя из рюкзака выкатила три пузатых апельсина.
  Не апельсины, а - мячи по размеру.
  Холмогорова в школу носит апельсины на обед?
  Но, почему сегодня их не съела?
  Она не знала, что я надумаю навестить Смирницкую.
  Холмогорова меня удивила, и моё подозрение - о стекле в туфле и склеенных листах тетради, что Варя - "шутит" - усилилось.
  - Апельсин - низкокалорийный плод с богатым содержанием витаминов А, Б1, С, РР, - Холмогорова подхватила пузатый апельсин, который скатывался со стола, вернула на газетку и преградила стаканом дорогу к отступлению. - Апельсины кушают с кожурой и без кожуры.
  От апельсина во рту вкусно и кисло.
  Если апельсин не зрелый, то неприятен на вкус.
  Кожура свежего апельсина легко отделяется, а у старого, долго пролежавшего апельсина кожица истончается и дубеет.
  Сок в съежившемся апельсине высыхает. - Холмогорова покачала головой.
  Смирницкая посмотрела на меня, спрашивала молча:
  "Новенькая - не сумасшедшая?"
  Я в ответ пожала плечами.
  Сумасшедшая не принесет апельсины незнакомой однокласснице в больницу.
  Психи заботятся только о себе.
  Манера разговаривать - не самое страшное для девочки.
  Гораздо хуже, если девочка не следит за своим видом, а с опрятностью у Холмогоровой всё в порядке.
  Я прогуливалась по палате, сужала круги, выгадывала удобный момент - когда на меня не посмотрят.
  Желание выглянуть в окно нарастало.
  Передвинула вазочку на подоконнике - уважительная причина - и выглянула.
  Никакой чёрной каменной собаки с кладбища!
  Померещилось мне. Волнения, упадок сил от потери крови привели к галлюцинации.
  - Маринка! Замутим партию? - в палату ворвался парень в спортивном костюме.
  Волосы у него светлые, длинные.
  Улыбка - от уха до уха, а губы красные калиновые и пухлые.
  Под мышкой посетитель зажал шахматную доску.
  Правая рука на перевязи, и судя по толщине - в гипсе или в цементе.
  Я не сильна в медицинских препаратах, но цемент, кажется, крепче гипса.
  Поэтому - лучше руку цементировать.
  Никому не придет в голову вместо асфальта покрывать шоссе пластилином.
  Пластилин - мягкий и на солнце превращается в грязь.
  Значит - сломанные руки и ноги цементируют, а не гипсуют.
  Расспрошу Маринку или посмотрю дома в интернете.
  Парень в нерешительности - уйти или остаться - прислонился к косяку двери.
  Кудрявый, с белым - посыпанным мукой - лицом.
  Волосы ближе к золотистым.
  Золотоволосый Ангел!
  Мраморная статуя Ангела на кладбище и белый - Солнце не оставило ни пятнышко на его коже - Ангел в палате Маринки.
  Ангел с Ваганьковского кладбища и собака преследуют меня?
  Я - Избранная? Звезда первой величины?
  В фильмах мальчик или девочка рано или поздно оказывается избранными.
  Не интересен фильм без супергероев.
  А в жизни, наоборот, избранные - артисты, писатели, ученые - слишком простые люди.
  Никакая я не избранная. Остается версия, что каменный Ангел на кладбище влюбился в меня, сошел с могильной плиты. БРРРР! звучит погребально и торжественно.
  Впрочем "могильная плита" - кладбищенское понятия, мрачное.
  Каменная собака избрала меня своей хозяйкой.
  Ангел любуется моей походкой, фигурой, безупречным лицом, грацией, жестами, волосами, ногтями с миленькими маникюрными звездочками...
  ХА-ХА-ХА-ХА! Собакина! ХМ! Собакина - собака на кладбище!
  Я - Центр Мира, Ось Вселенной, и всё в Природе вертится вокруг меня.
  Отлично! Отбросим всю глупость, и остается только - кровь на кладбище: капельки из ранки всосались в каменную собаку.
  И Ангел оживший!
  - Давно познакомились? - я разлепила склеенные морозом страха губы и бросила вопрос в лоб Ангелу.
  Если играют в шахматы с Маринкой больше двух дней, то Ангел - совпадение.
  - Вчера в обед! - Ангел с удивлением посмотрел на меня, но не иронизировал, не пошутил.
  Чугунная плита Мечникова за моей спиной к шуткам не располагала.
  В обед?! Вчера?!
  Точь-в-точь, когда я рассматривала каменного Ангела на кладбище.
  Пусть я схожу с ума. Но зачем мне пристальное внимание статуи Ангела и каменной собаки?
  Окаменели, а в загадки играют.
  Без ухищрений нельзя сойти с могильной плиты... тьфу на неё.... Или с постамента и открыть карты?
  Я представила мраморного Ангела на кладбище:
  "Марина Собакина! В силу чрезвычайных обстоятельств мы обращаемся к вам!" - Ангел похрустит мраморными пальцами, расчешет золотые каменные кудри.
  А собачка? Каменный пёс прискачет - стотонный - и радостно опустит лапы на мои плечи.
  Я от тяжести по пояс войду в землю. Могильную землю.
  Или провалюсь в могилу. Бесплатно. Без выплаты по двести долларов ежемесячно до конца жизни.
  - Шахматы очень простая игра! - голос Холмогоровой вывел меня из умственного тупика.
  Судьба не зря послала мне Варю.
  Холмогорова своими замечательными словесными вставками спасает мою психику.
  - ХА! Не слишком простая игра! - Смирницкая заступилась за шахматы и честь шахматистов всего Мира. - Мы с Лён неплохо играем... думали, что неплохо.
  Гаврила - мастер ФИДЕ громит меня в пух и прах.
  Словно я - первоклассница и только вчера выучила три первых хода.
  Гаврила - милостиво согласился подучить меня . Держитесь горы и Амстердам!
  Всех обыграю! - Мрин шутливо погрозила кулаком лампочке под потолком.
  Я натянула самую вежливую и непринужденную улыбку куколки на отдыхе.
  Имя - Гаврила - меня потрясло - Ангел Гавриил!
  Он у НИХ главный среди Ангелов, или - Михаил?
  Не важно, кто круче в Царстве Небесном, для меня важнее сейчас Царство земное.
  Слишком много совпадений!
  - Что же сложного в шахматах? - Холмогорова пригладила волосы, говорила спокойно, не спорила, а излагала. - Выучи ходы. Не ошибайся, не зевай.
  Передвигай фигурки - разве это сложно?
  Сложно понять, почему ветер дует.
  Или узнать, отчего огонь горячий.
  Шахматы - слишком примитивно. - Холмогорова бросила вызов человечеству, миру шахматных гениев, и не заметила своей оплошности.
  Неужели, она права, и тысячи или миллионы шахматных мастеров напрасно время тратят на изучение хитростей?
  Двигай фигурки, пока не выиграешь.
  И соперник тоже двигает фигурки. Всегда ничья?
  - Гаврюша! (Мда! Лаского - Гаврюша). Сыграй с Варей, покажи класс, - Мрин явно не собирается болеть за Холмогорову.
  Смирницкая - моя подруга, и я бы хотела, чтобы она оказалась права, и Гавриил вздует Холмогорову, покажет ей Небесную Механику.
  Но что-то во мне сопротивлялось.
  Пружина распрямлялась в голове.
  Я болею за новенькую.
  Тем более, что она сыграет (если не откажется) с Ангелом. Не Марина же играет.
  Если бы играла с Мрин, то я бы с удовольствием встала на сторону подружки детства.
  - Вы составите мне компанию? - Гаврила раскрыл шахматную доску и высыпал фигуры на стол.
  Галантный джентльмен, и не кроется ли в его словах "составите компанию" сарказм?
  Парню лет семнадцать - не больше, а слов умных нахватался, как блох.
  Варя молча присела за столик, без слов дала согласие.
  Я и Семенов болели за Варю.
  Семенов - потому что влюбился в новенькую. Я всё знаю!
  У девочек нюх на влюбленных парней!
  Мечников - с удивлением рассматривал маленькие фигурки.
  Они не входили в его мозг и рядом не стояли с тяжелой атлетикой.
  Разве шахматы - спорт?
  Если бы шахматная доска весила двести килограммов, а каждая фигура - по пятьдесят или сто килограммов, то шахматы заинтересовали бы культуристов.
  Гаврила зажал в одной руке белую пешку, в другой - черную:
  - В какой руке? - он бросал жребий.
  - У вас в каждой руке по пешке! - Холмогорова ответила парадоксально, но - верно.
  Умей ставить вопросы, Ангел.
  - Даю вам фору! Играйте белыми! - Ангел отказался от жребия и милостиво предложил.
  Тонко намекал на слабый девичий ум?
  Или опасался, что Варя прочтет длинную лекцию о жребиях.
  - Что белые, что чёрные - равноправие.
  В Америке сначала черные рабы не имели прав, а через несколько лет смешались с белым населением.
  В шахматах нет разницы - белыми или черными играть.
  Холмогорова двинула пешку а3.
  Первым ходом пешка может идти на два поля - выгода, бонус.
  Новенькая пренебрегла правилами.
  За свою недолгую практику в шахматах я ни разу не видела, чтобы белые сделали первый ход а3.
  Холмогорова кривляется? Или достигла высшей точки иронии - ирония в шахматах?
  Гаврила немедленно ответил d5. Логично! Дорожка накатана шахматистами.
  Они вопиют из могил и рукоплещут.
  Из могил? Не слишком ли часто могильная тема посещает меня?
  Может быть, экскурсия на кладбище - проводилась только для меня одной?
  Варя ответила - пешка b3.
  Я уверена - никто еще не играл, подобно Варе.
  Насмехательски плохо.
  Мастер ФИДЕ уже не упустит свою выгоду.
  Гаврила ответил е5.
  Черные захватили центр.
  Холмогорова спокойно сходила пешкой - с3.
  Издевательство над игрой и соперником.
  Гаврила не думал над ответом - думать не о чем.
  Он ответил - конь с6.
  Варя двинула пешку d3.
  - Красиво фигурки расставила! - Семенов в восхищении цокнул языком.
  Он не знал названия шахматных фигур, поэтому не видел в пешке пешку.
  Подхалим. Влюбился в новенькую. Когда успел?
  Варя поставила пешку на е3.
  Полный провал, если о провале говорят, что он полный.
  Провал - значит, пролёт.
  Варя не знает, что пешка может перепрыгнуть через клетку?
  Не все правила выучила? Не догадывается, например, о взятии на проходе и других тонкостях шахмат?
  Двигает фигуры, и как она сказала - до выигрыша.
  Черные выставили слона на е7, готовили рокировку.
  Я об Ангеле думала во множественном числе, растворяла его в шахматах.
  Варя парадоксально сходила пешкой - f3.
  Когда Гаврила начнет громить позицию белых?
  Сейчас? Нет! Ангел рокировал в короткую сторону: надёжно, но не атакующе.
  Варя, что же Варя - мы знали её очередной ход - пешка g3.
  Интуиция меня не подвела.
  Черные ответили агрессивным а5.
  Началась атака на ряд слабых белых пешек.
  Холмогорова не заметила атаку, или не обратила на неё должного внимания, она дополнила ряд ходом пешки - h3.
  Пешки с начала игры передвинулись со второй горизонтали на третью.
  - Супер! - Семенов снова подластивался, подхалимничал.
  Где он получил уроки подхалимажа?
  В Эрмитаже? В Третьяковке?
  Или он говорит искренне?
  Позиция черных - выигрышная - с точки зрения мастеров шахмат.
  Рокировка, захват центра, развитие фигур.
  Но, если показать позицию на доске Маугли или любому человеку, далекому от шахмат, то он поразится красотой, гармонией белых.
  Красивое не может быть неправильным.
  Мы - стандартны, наши поступки легко угадать.
  Всё, что отличается от общепринятого, нами воспринимается, как неправильное.
  Все так думают... но не Холмогорова.
  Она с Луны свалилась?
  Черные двинули коня на h5, напали на беззащитную пешечку g3.
  Гаврила проверяет - увидит ли Варя угрозу?
  Увидела и защитила пешку ходом коня на е2.
  Гаврила воодушевился, исход партии в его пользу.
  Белые только защищаются, а черные имеют множество выгодных ходов.
  Пешка черных - d4.
  Варя не реагирует на угрозу, она спокойно ставит коня - на d2.
  Симметрия у белых полная.
  Красота неописуемая.
  Но придется расстаться с пешкой на е3 или на с3.
  Гаврила задумался на миг - никогда не играл в подобные поддавки.
  Он пешкой забрал пешку белых на с3.
  И тут Варя нарушила гармонию.
  Она отогнала коня на е4.
  Пешка черных с3 оказалась беззащитна.
  Лишняя пешка, но неприятно, когда противник отыгрывается.
  Черные наступают - пешка f4.
  Белые спокойно забирают пешку черных на с3.
  Черные показывают класс игры: конь забирает пешку на g3. Жертва.
  Варя съедает коня - ХА! Коня скушала! - на g3
  Гаврила двигает слона на h4 - связка.
  Белые защищают - ладья g1.
  Черные нападают на коня белых в связке - пешка f4.
  Белые не забирают пешку пешкой (а я бы взяла - хоть какой навар!).
  Конь белых - e4.
  Позиция белых укрепляется, но всё равно трещит по швам.
  Я отошла к окну.
  Болельщики и игроки полностью в игре, поэтому на меня не обратят внимания, что я часто выглядываю в окошко, как девица на выданье.
  Черный каменный пёс сидел под окном.
  Испепелял меня огненным взглядом.
  Я не испугалась, не протерла глаза ладонями, не засмеялась в истерике.
  Сердце лишь три раза дало сбой, но решило, что оно молодое, покой ему только снится, поэтому продолжало стучать.
  Предположу, что Ангел в меня влюбился.
  Черная каменная собака - спутник Ангела.
  Нелогично? Но не более смешно, чем игра Вари в шахматы и мои страхи.
  Стекло в туфле девочки и склеенные листы тетрадки - тоже не вписываются в Мировую логику.
  Прошло десять кособоких минут.
  Семенов от скуки свернул себе челюсть, зевая.
  Позиция на доске - не симметричная, значит - не красивая, поэтому - непривлекательная.
  Через десять минут Гаврила надул - и без того пухлые - губы.
  - Сдаюсь! - голубенькие глаза Ангела на миг потускнели. - Вы, наверно, слукавили, Варя. Невозможно обыграть мастера ФИДЕ без длительной кропотливой подготовки в течение нескольких лет.
  Я занимаюсь шахматами с трех лет, ополоумел на них...
  "Не Ангел!- я извлекала из беседы пользу для себя - так белка из скорлупы достает орех. - Ангелы не ругаются, не позволяют себе слова "ополоумел", еще бы сказал "сбрендил", или "очумел".
  Ангел обыграл бы Варю!
  Не год и не два Ангелы играют в шахматы, а - Вечно.
  Вечность - достаточно времени, чтобы научиться играть в шахматы.
  Или Гаврила - не Ангел?
  Или он всё-таки - Ангел, и НАРОЧНО проиграл?"
  - Напрасно разменял ферзей!
  Моё преимущество улетучилось, после размена! - Гаврила с вопросом посмотрел на Варю.
  Что она ответит по существу.
  - Ферзь самая сильная шахматная фигура, если судить по количеству степеней свободы, - Холмогорова либо соглашалась, либо нет. Ответ, как всегда - в точку: как хочешь, так и понимай. - Считается, что конь намного слабее ферзя.
  Но конь - единственная фигура в шахматах, которая может угрожать через ряд других фигур.
  Если ферзь не умеет ходить, как конь, то самая ли он сильная фигура?
  - Вы занимаетесь с гроссмейстером, Варя? - Гаврила потух, но пытался себя зажечь.
  - Зачем? Ум одного человека не передастся другому.
  Ум - не картошка на рынке.
  Я не занимаюсь шахматами; несколько раз играла и поняла.
  Нужно ходить и ставить мат. - Варя вздохнула и посмотрела на меня.
  Намекала, что нужно уходить?
  Гаврила качал головой. Он не верил, что Варя не изучает по пять часов в день дебюты и эндшпили.
  Ангел не верил... Странно звучат эти два слова рядом...
  А я верила, знала: не мучает себя Холмогорова простыми шахматами.
  Живет легко, лодочкой скользит по волнам жизни.
  То, что нам кажется сложным, обыкновенной блондинке по плечу.
  Она не видит преград.
  Я раскрыла рюкзачок, рылась, искала помаду:
  - Мрин! Играй в шахматы, да не заигрывайся! - я позволила себе тонкий намек на дружбу Смирницкой с Гаврилой.
  Не умею уйти без шума.
  Мрин покраснела, и, чтобы скрыть смущение, отвернулась к окну.
  - Адская собака! Каменный пес! - голос Мрин неожиданно заскрипел, будто песок попал на зубы.
  - Где? Пришёл снова? - я кометой полетела к подружке!
  Мечников меня мягко удержал за талию, иначе я по инерции вылетела бы в форточку.
  Мягко... .ХМ! От стальных пальцев Степана появятся синяки на талии.
  "Дочка! Ты попала в плен к монстру?" - папа спросит о синяках.
  Напрасно я торопилась к окну.
  Каменный пёс исчез дымом в тумане.
  - Где он? Не говори, что убежал! - я повернулась к Мрин.
  Счастливая улыбка блином светилась на лице подруги.
  Один-один!
  Мрин подшутила надо мной.
  Отомстила за намек на игру с Гаврилой.
  Я почувствовала себя селедкой на сковороде.
  Но на подружек не обижаются, наоборот, я счастлива, что у Мрин отличное чувство юмора.
  Горю от счастья.
  В рюкзачке я нащупала что-то пушистое и холодное.
  Плюшевый мишка - брелок для ключей?
  Но я медвежонка отцепила.
  Что же, если не брелок?
  Я вытащила, несколько секунд изучала ЭТО, а затем - визг пожарной сирены напомнил палату.
  - ААААААА! Мышь! ААААА! Дохлая! - и я расхохоталась дико.
  Девушку не испугает расстрел, даже похороны любимого певца пройдут стороной, но мышь...
  Мышь на нежную девичью душу действует атомной бомбой.
  Я отшвырнула трупик мышки.
  Не глядела, куда запустила мышонка.
  - ИИИИИИИИАААААААААААА! - к моему вою пожарной сирены добавился крик ужаса Мрин.
  Мечников сориентировался быстро.
  Мышь - не маньяк, но при большом желании, когда врагов нет поблизости, мышь превращается в извращенца.
  Степан снял мышь с головы визжащей Смирницкой и выбросил в форточку.
  - Смирницая умерла? - в палату ураганом ворвалась женщина в белом халате.
  - Да, я умерла! - Мрин - бледнолицая - сейчас прошла бы кастинг на роль вампира.
  - Мышка не двигается, значит, она погибла или спит, - холодный ушат слов обрушился на нас. Даже врачиха с любопытством посмотрела на Холмогорову, как на пациентку. - Если мышка живая, то она перебирает лапками, закрывает и открывает глазки, шевелит усиками, распахивает ротик.
  Мышка умерла от старости, или её уничтожили ядами или кошкой.
  Но, если мышка оживет, то значит - яд слабый, или кошка придушила чуть-чуть.
  Доктор, мыши умирают в больнице? - Варя спросила слегка застывшую врачиху.
  - В больнице умирают не только мыши! - чуткий Мечников сам не понял, но сыронизировал.
  Истина, сказанная культуристом, превращается в шутку.
  Нас торжественно изгнали из больницы.
  Мы прошли к автобусной остановке.
  Я - туча!
  Мечников - чугунная болванка.
  Семенов - эль-койот, потому что шустрый.
  Холмогорова - девушка-невидимка.
  Иногда, словно подводная лодка, выныривает и взрывает наши мозги.
  - Вы не Принц, а корону надели! - на этот раз Варя выбрала в жертву парня лет двадцати.
  На голове у него бумажная корона из Бургеркинга.
  Я люблю острые крылышки кфсные, а в Бургеркинг захочу не часто.
  Зачем Холмогорова пристает к парню в короне?
  Он дурачится, но никому не мешает.
  - Девушки мечтают, что встретят Принца.
  Увидит вас издалека в короне и подбежит.
  Вблизи убедится, что вы не Принц.
  У Принца лицо удлиненное, нос прямой и острый, кожа - белая.
  У вас лицо смуглое, не принцевское. - Холмогорова не унималась.
  Когда-нибудь она получит в своё непринцессовское личико кулаком.
  Принц её ударит, или Король.
  Или не получит, а с упорством и рассудительностью блондинки займет пост депутата, или Президента.
  Лжепринц косо взглянул на Варю, оценил на глаз вес нашей компании и спрятался за остановку.
  - Холмогорова, ты даешь! - Мечников - то ли восхищался, то ли укорял Варю.
  - Я ничего непринцу не дала! - Варя посмотрела в ладони, словно в них искала конфетку.
  - Кто мне мышь подсунул? - я штопором ввинтилась в разговор. - В палате нас шестеро, врачиха прибежала на вопль.
  - Мышка забежала в твой рюкзак и умерла! - Варя железобетонно предположила.
  Почему бы мышке не избрать своим гробиком мой рюкзак?
  Не автобус, не холодильник, не гроб на колесиках в черной-пречерной комнате.
  Мышка прибежала и умерла в рюкзаке.
  Ветер принес стекло в мою туфлю.
  Ветер - снова ветер - во Франции поднял тонну клея на клеевой фабрике, по дороге распылил клей над городами, и моей тетрадке досталось несколько граммов французского клея.
  Всё легко объяснимо, если выйти за рамки обычного.
  - Или мышку кто-нибудь вложил тебе, - Холмогорова еще не закончила, - или она упала с потолка, когда ты раскрыла рюкзак.
  - Ленок! Ты уверена, что кто-то из нас тебе подбросил мышь?
  Может быть, в школе?
  - Допускаю, что в школе! - я не хотела подозревать ребят, хотя Холмогорова светилась от моего подозрения. - Мышка умерла в моём рюкзаке.
  Если я дома в кровати обнаружу медведя, то не испугаюсь.
  Медведь убежал из зоопарка. Папа забыл закрыть дверь в квартиру, оставил распахнутой - медведи и воры, входите, берите хлеб и сахар.
  Мишка устал, поэтому прилёг в мою постель, накрылся одеяльцем.
  Вставайте в очередь, я объясню вам - с точки зрения нездравого смысла - любое явление!
  - Алёна, зачем тебе медведь в кровати?
  Медведь укусит. У медведей длинные острые зубы.
  Ночью он может тебя задавить своим весом.
  Он тяжелый! - Холмогорова из сумочки извлекла карту учащегося.
  Семенов и Мечников заржали - не смеялись, а ржали.
  Шутка о медведе пришлась мальчикам по душе.
  Они забыли, что над девочками не смеются.
  Запрещено. Те, кто посмеялся над девочкой - прокляты после смерти, а при жизни девочка отомстит.
  - Семенов, что ты ржешь, сивый мерин? - я запрыгнула в троллейбус следом за Варей. - Мечникову позволительно раскрывать рот и издавать квакающие звуки.
  Ты влюбился в Варю? - я распахнула озера очей.
  Кукла Барби удивлена.
  - Я? Влюбился? В Холмогорову? - Семенов задержал дыхание.
  Умело скрывал свою влюбленность.
  - Нет! Не влюбился! - Холмогорова без тени эмоций ответила за Семенова. - Юноша и девушка сначала разговаривают друг с другом.
  Затем встречаются и проводят время вместе: прогуливаются по парку, посещают кино и кафе.
   Потом влюбляются. - Холмогорова присела на место для инвалидов, престарелых матерей и детей.
  Если старушка или старик начнут её сгонять, то, полагаю, у Холмогоровой найдется простой ответ, почему она заняла место для престарелых, матерей с детьми в животе и капитанов дальнего плавания.
  Домой я возвратилась в ужасном настроении.
  Нога ныла. Я не в сказке, в которой у Золушки раны заживают за секунду.
  В фильмах главный герой бежит израненный, а через несколько кадров у него пропадают синяки и ссадины.
  Герой сияет, словно новорождённый единорог.
  Почему я сравнила с единорогом?
  Хочу и сравниваю.
  Холмогорова, что хочет - то и говорит, и я имею право.
  Анжелика - моя сестра, с интересом рассматривала, как я снимаю бинт с ноги.
  Сначала тряпочка - чуть запылённая, затем на бинте появляются мрачные бурые пятна, и в конце - яркие алые от свежей крови.
  - Ух ты! На ежа наступила? - Сестренка с восторгом выдохнула и надавила пальчиком на затянувшуюся ранку. - Болит?
  - АЙ! С ума сошла? Отстань.
  Мне в туфлю насыпали толчёное стекло!
  - Круто! - Анжелика в восторге вскочила, набирала на клавиатуре быстро-быстро.
  На все вопросы она находила ответы в инете.
  - АГАААААА! Толченое стекло в пуанты насыпают, иголки в костюм втыкают, сдирают камни с концертных нарядов!
  Жизнь в искусстве! - Анжелика оглянулась на меня. - Ты же, не балерина!
  Или балерина?
  Если в балет записалась, то жди иголок в школьном костюме.
  Толчёное стекло - каждый день в туфлях высматривай.
  - Шути, Собакина! На тебя внимания не обращают! - я смазала продырявленную кожу "Заживителем".
  Пробралась к кровати, Онемела и закостенела.
  Представила медведя в кровати.
  Одеяло лежало бугром; для медведя - холмик маленький, но для козла или индюка - в самый раз.
  Дыхание моё на миг остановилось, как у водолаза.
  Я осторожно сбросила одеяло.
  Пусто! Ни козлика, ни индюка.
  Наверно, Анжела прыгала на моей кровати, но не признается.
  Я упала на кровать без медведя и большой медведицы.
  Ранки на ноге освобождают школьницу от выполнения домашнего задания по физике?
  Часа полтора я углубленно изучала не физику, а свои коробочки и ящички.
  Занятие - интересное и полезное.
  Девушка, копаясь в вещичках, не заметит, как пролетела жизнь.
  Ни кушать, ни спать - мне нравится.
  Блокнотики, ручки, заколочки, часики, тетрадочки, ленточки, бусы, колечки, одежда, шарики, насос для надувных шариков, плюшевые игрушки - новые и старые.
  Голову подняла и посмотрела на часы: полтора часа улетели за одну секунду.
  Пришел папа, спросил об успехах в школе и, выполнила ли я домашнее задание.
  Родители сурово спрашивают, но редко, когда у них живот болит.
  Ответ "да" или "нет" удовлетворит папу.
  Во все времена родители считали своим долгом мучить дочерей:
  "Сьюзи (Мэри, Александра, Алёна, Анжелика) как прошёл день в пансионе (школе, лицее)?
  Довольны ли тобой учителя (наставники, тьютеры, профессора, доценты)?
  Трудись, благовоспитанная (целеустремлённая, надежная, морально устойчивая) девушка показывает пример другим (девочкам, обезьянам, инопланетянам)".
  - В школе норм, пап! - я ответила и выложила тетрадку по физике.
  - Угу! - папа скрылся в пещере квартиры.
  Я тупо смотрела на учебник: все наши труды имеют смысл, если их оценят положительно.
  Если же пропадают и их никто не видит то, зачем трудиться?
  Сделаю домашку по физике, а мне завтра в школе страницы склеят, или украдут рюкзак с тетрадкой.
  Прилетят инопланетяне, унесут школу, и на моё задание по физике никто не обратит внимания.
  Скажут: "Уйди, Алёна Собакина, не до твоих уроков.
  У нас здание улетело (провалилось сквозь землю в ад)".
  Я себя уговорила. С души свалился Сизифов камень.
  Дяденька поднимает на гору камень, закатывает, и каждый раз в легенде камень срывается вниз.
  Все жалеют Сизифа, хотя он не настоящий, а в легенде.
  Сейчас мне пришла парадоксальная мысль - Сизифу нравится закатывать камень на гору.
  Работа - не пыльная, результат известен.
  Тяжело? Но Сизиф бессмертен. Для бессмертного - что камень поднимать, что в саду на арфе играть - нет разницы.
  По крайней мере, должность закатывателя камня на гору спокойнее, чем на Олимпе вино хлестать кувшинами и в людей молниями стрелять.
  Я подошла к зеркалу.
  Не выросла ли у меня борода профессорская?
  Рассуждаю умно и всё в свою пользу.
  Невидимая частичка, которая называется - совесть, где-то спряталась под шикарными волосами.
  Влияние Холмогоровой?
  Я вертелась перед зеркалом, рассматривала нетленную красоту.
  Занятие - как и разбор своих вещей - познавательное и притяное, может растянуться на века.
  В дверь позвонили.
  Соседи? Мама в командировке.
  Ухажер Анжелики?
  МОИ мальчики выдрессированы.
  Мечников без предварительного звонка по телефону в гости не придет.
  Полиция? Опрашивают всех соседей по поводу убийства таракана в подъезде?
  Пока я перед зеркалом раздумывала, папа открыл дверь.
  Папа - мужчина, он обязан прислуживать девочкам и женщинам.
  Мужчины сдают свои позиции.
  Лес не рубят, избы не ставят, тяжести не ворочают.
  Скоро вымрут от укусов комаров.
  Осталась одна должность - открывать двери.
  Папа с кем-то поговорил, затем дверь в мою комнату отворилась.
  Не сама собой, а с помощью Анжелики.
  - К тебе Ангел в гости залетел! - Анжела торжествовала!
  Нашла себе развлечение на вечер - подшучивать надо мной.
  Я сейчас - легкий объект для насмешек.
  Застыла перед зеркалом. Ноги налились жидким стеклом.
  Губы дрожат в вечной мерзлоте.
  Началось! Меня преследуют! Ангел мой адрес нашел. Зачем?
  - Ангел? Он сам назвался Ангелом? Или ты придумала?
  Болгары часто называют мальчиков Ангелами, - слова горохом вылетали, словно не из моего рта.
  Я видела себя со стороны - девушка с натянутой резиновой улыбкой.
  - Похож на Ангела с картинок! - сестричка привстала на цыпочки, изящно прислонилась к косяку двери.
  Гость видит Анжелику, и она старается.
  Любим мы показать себя: дома и на производстве. Шучу.
  Фразу - "на производстве" - услышала в старинном фильме и вставляю к месту и не к месту.
  Я продефелировала в коридор и встала на точку.
  - Гаврила?! - вскрикнула и подпрыгнула.
  Лучше бы каменный Ангел с Ваганьковского кладбища заявился в гости, а не Гаврила.
  Гаврила с зацементированной рукой на привязи робко улыбнулся мне и пропел:
  - Добрый вечер!
  Слева от меня хмыкнуло. Сестрёнка нахально рассматривала гостя, изредка переводила взгляд на меня.
  За спиной зашуршало. Мыши объявили войну, или вышли на парад.
  Папа увлеченно разматывал телефонный провод.
  Провод запутан сто лет, и папа раньше не находил время его распутать.
  А сейчас - пыхтит за спиной, изображает слесаря-электрика.
  Очень мило - моя семья не желает пропустить ни слова из нашей беседы.
  - Пройдем к лифту! - я бесцеремонно вытолкнула Ангела за дверь.
  Не предложила чашечку кофе.
  Не привела в свою комнату (кстати, неубранную).
  Папа и Анжелика разочарованно выдохнули.
  Они рассчитывали на вечерний спектакль со мной в главной роли, но потеряли билеты.
  Ангел вышел на лестничную площадку, обернулся и ожегся о мой взгляд.
  - К девочкам без предупреждения не ходят! - я выплеснула половину гнева в словах. - Ты сбежал из больницы, завалился в гости.
  Понимаю, что разговариваю невежливо, но вы, молодой человек, меня испугали своим визитом, не обрадовали.
  Откуда узнал мой адрес? И зачем?
  Тебе на Ваганьковском кладбище не спалось?
  В мраморе холодно по ночам? - я нарочно путала мысли Гаврилы.
  Если он оживший кладбищенский Ангел (что за чушь), то выдаст себя.
  - Кладбище? - Гаврила озадачился, губы его надулись на зависть блондинкам с силиконовыми губами.
  - Выглядишь, словно тебя закопали на кладбище, а потом откопали! - я откровенно хамила.
  - Алёна! - я пришел по другому поводу - из-за Вари Холмогоровой, - Ангел выставил перед собой руки и превратился в Гаврилу. - Марина Смирницкая не знает её адрес и номер телефона.
  Она предложила мне найти Варю через тебя.
  Вы же - одноклассницы.
  - Мрин не позвонила мне? Не предупредила, что запускает гостя?
  Запросто назвала мой адрес? Почему, просто не дала мой номер телефона?
  Разговаривать можно и на расстоянии - удобнее. - Я наступала на Ангела.
  Он прижался к трубе мусоропровода.
  Стоп! Загнанный зверь переходит в атаку.
  Истерикой я ничего не узнаю от Гаврилы.
  Ну и имя. Язык сломала, а мозги запутались.
  Пора сменить образ ведьмы на куколку.
  Я остановилась, распахнула моря и океаны глаз, прислонила пальчик к левой щеке.
  Парни тупеют рядом с глупенькой девочкой.
  - Варя обыграла меня в шахматы, и я хочу взять у неё несколько уроков.
  - Ночью?
  - Вечером легче покинуть больницу, убежать на время.
  Я взял такси, слетаю сюда-обратно.
  Нужен только номер телефона Вари.
  - Вы поженитесь? - шаг в сторону от Гаврилы.
  Он маньяк!
  - Кто поженится?
  - Ты и Варя?
  - Ха! Прикалываешься! - Гаврила расслабился, даже плечи опустил - так собака отдыхает на природе. - У вас, девчонок, только свидания и женитьба на уме.
  - Да! И нас зачем-то мучают школой! - я опустила глазки.
  Ботинки у Гаврилы - дорогие, из наборной кожи.
  На такси просто так бросает деньги - туда-сюда.
  Юноша не из бедной семьи, значит - избалованный.
  ХМ! неужели, он не мог узнать телефон Вари другим способом? Не контактируя со мной?
  Много подозрительного.
  Впрочем, после оживших каменных собак и толченого стекла в туфле - не говорю уже о склеенной тетрадке, у меня развилась мания преследования.
  - Ты, Гаврила... Ой! Извините, я вас беспардонно на "ты" называю.
  Прощаете?
  - Прощаю! - Ангел улыбнулся, и в его глазах мелькнула недобрая молния.
  Я сошла с ума!
  Разве молнии бывают добрыми или недобрыми?
  - Сначала играете с Мрин Смирницкой в шахматы.
  Затем навещаете меня в моей квартире.
  Говорите, что ищите Варю Холмогорову.
  Может быть, вы влюбились в меня, а остальное придумали для маскировки?
  Всё очень сложно для моего понимания.
  У вас нет руки? Или вы зацементировали пистолет в руке?
  Ой! Что это я напридумала! Стыдно! И на "вы" перешла!
  К сожалению, я не знаю адрес Вари. Она новенькая. Мы даже номерами телефонов не обменялись.
  Зачем? Если в школе видимся каждый день.
  - Алёна! Я попрошу тебя. Возьми завтра в школе номер телефона Вари.
  Перешли его мне! - Ангел протянул визитную карточку - пережиток прошлого.
  Кто же в наше время изготавливает визитки и хвастается?
  Гаврила пришел из другого Мира и другого времени?
  - Ага! Конечно! Обязательно передам завтра номер телефона! - я сложила губки сердечком. - Вы возвращаетесь в больницу, Гаврила?
  Вы - Ангел?
  - В больницу, куда же еще? - Гаврила даже не улыбнулся на прощание.
  Казалось, что он задумался об очень важном.
  Даже мозги его скрипят.
  Гаврила ушел. На мой вопрос - "Вы - Ангел?" - не ответил.
  Зачем приезжал, если мог позвонить? Опять тот же вопрос.
  Я набрала номер Мрин.
  - Мрин! Не спишь? - не начинала ругаться. Случается, что обругаешь подругу, а окажется, что она не виновата, а ты сглупила. - Ты дала мой адрес Ангелу?
  - Твой адрес? Ангелу? - Мрин притихла на пять секунд.
  Наверно, лихорадочно размышляет: я сошла с ума или шучу.
  - Гаврила ко мне сейчас заходил. Говорил, что ищет Варю - новенькую.
  Якобы хочет взять у неё уроки шахмат.
  И ты ему назвала мой адрес.
  - Бред! - Мрин ответила быстро! Не лгала. Мы шутим и прикалываемся, но не врем друг другу. Зачем дружить, если обманываешь подружку? - Разве я дала бы чужому парню адрес подруги?
  И номер телефона не назвала бы.
  Наверно, он - маньяк.
  Постой, Лён! - Мрин понизила голос до границы слышимости (у неё в палате кто-то подслушивает? родители?). - Гаврила сейчас приходил?
  Не может быть! Он в своей палате!
  - Ты не давала мой адрес? И Гаврила в больнице? - голос мой звенел сосульками.
  Душа замерзла от страха.
  Сердце покрылось антарктической ледяной коркой. - Кто же ко мне приходил.
  - Я сбегаю к Гавриле. Расспрошу!
  Но не сейчас! Сейчас не могу! Родичи пришли с поздним визитом! - Мрин говорила нервно, словно её вели на казнь. - Ты не делай глупостей, Лён.
  - Я и глупость - несовместимы! - последние мои храбрые слова.
  Закончила вызов, прислонилась к холодной стене.
  Сердце барабанило в грудную клетку.
  Просилось наружу, на кладбище.
  Неужели, я умру? Через сиксилиард лет...
  Маньяк... или - Ангел оживший расспрашивал у меня о Холмогоровой.
  Нужно сейчас предупредить Варю.
  Вдруг, маньяк направился к ней?
  Усыпил мою бдительность. Попросил, чтобы завтра в школе взяла её телефон.
  Но, может быть, завтра для Холмогоровой не наступит?
  Красиво! Напоминает фильм о Джеймсе Бонде.
  "Завтра не наступит никогда"!
  - Степан! - я набрала номер Мечникова. - Ты занят? - вопрос из вежливости.
  Чем может быть занят Мечников? не представляю! Репетирует лебедя Сен-Санса?
  - О! Ленок! Ты? - за пределами телефона Мечникова грохнуло железо. Понятно. Он в качалке.
  - Да, я! И у тебя, наверно, имя моё высветилось в телефоне! - я иронизировала, превращалась из куклы в ведьму. Быстро происходят изменения, как у оборотня ночью. - Ты не проводишь меня, а то одной страшно.
  - ХО! Сейчас подойду! Ты дома? - снова звякнуло железо и покатилось.
  Блин с грифа сорвался?
  - Да, я выйду, у подъезда подожду тебя!
  Не хочу, чтобы Анжела и папа выпучили глаза! - я дала отбой.
  Не объяснила Мечникову, почему сестра и папа удивятся.
  Не рассказывать же об Ангеле!
  Расскажу, но не сразу. Мечников не поймет. Взревнует и придушит меня.
  - Ты куда поздно? - папа перехватил меня у дверей. - Восемь часов.
  - На свидание с Ангелом? - Анжелика не упустила случай и стрельнула в меня вопросом.
  - Горячо, но не угадала! - я наклонила голову - понурая лошадка.
  Нервничаю! Пусть Анжела и папа думают, что переживаю из-за парня: - Папа, меня Мечников проводит.
  - Степан? - папа яростно почесал затылок, словно искал в голове залежи медной руды.
  Я заметила, что провод телефона по-прежнему скручен.
  Интерес к разматыванию у папы появляется, когда нужно послушать разговор дочки с парнем в прихожей. - Степан - надежный друг.
  У него много знакомых в районе. - папа успокоился и присел на ботинки..
  Его слова "Надежный друг, и много знакомых" означали - "Мускулы Степана все знают, и девушку Мечникова не обидят дурной шуткой".
  Я спустилась на лифте на первый этаж.
  Жутко, запах на первом этаже отвратительный мусорка плюс канализация.
  Последние и первые этажи менее престижные, чем средние, потому что под первым этажом находится ад. Шутка.
  Открыла почтовый ящик - всегда проверяю почту.
  Яркие рекламки, буклетики меня радуют.
  Рекламу почему-то интереснее читать, чем "Войну и мир".
  У меня не хватает интеллекта?
  Если девушка умная, то девушка ценится за ум.
  Если девочка глупенькая, на начитанная, то... еще дороже.
  Чем меньше девочка знает, тем красивее.
  Парадокс всех времен и столетий, и кардиналов, и Королей, и еще, не знаю, кого.
  В почтовом ящике болтались листочки и книжечки, и среди них - безобразно, словно козел на капустной грядке - лежал нож.
  Сначала я не поняла, что увидела нож.
  Нелепый нож в почтовом ящике - сознание должно к нему привыкнуть.
  Что это? Кость барана? Приглашение на церемонию вручения Нобелевской Премии, напечатанное на серебряной пластинке?
  Нет! Всё-таки - нож!
  Почему не косметичка от "Диор"?
  Двумя пальчиками я предельно осторожно вытащила чудище.
  Слегка изогнутое лезвие, а ручка деревянная, подруга Буратино.
  На лезвие ржавчина. В старинных фильмах главный герой вскрикнул бы:
  "ОХ! Нож заржавел от крови"!
  Кто-то вскрыл наш почтовый ящик и вложил бесценный дар.
  Нож - не газетка, в щелочку не протиснется.
  Затем добрый человек аккуратно закрыл ящик на ключик.
  Мне мерещится, кажется, или - ум бродит, как перекисший квас.
  Нож, стекло в туфле, склееные листы тетради, мышка дохлая - из одной оперы.
  Разумеется, никакой оперы нет в подъезде.
  Но красивое выражение: "Из одной оперы"!
  Означает - из... одной оперы.
  Меня запугивают или дразнят. Примитивно, потому что от меня ничего не требуют, и ни о чем не просят.
  Ангел закинул нож в почтовый ящик?
  С какой целью?
  Бред, игры, сумасбродство, матрица.
  Я розовой чайкой вылетела из подъезда.
  Мечников уже ждал на карусели. Разгоряченный после качалки.
  Конь, но копытом не бьет.
  - Сразимся на ножах?
  Твой нож против моих стальных мускулов.
  Спорим, что нож не пробьет пресс? - Мечников напряг мышцы живота.
  - Очумел, Мечников? - я качнула головой и посмотрела на свои руки.
  В правой кокетливо болтается кожаная красная сумочка - спутница девушки.
  В левой зажат кривой пиратский кинжал.
  Не Степан сошел с ума, а я.
  Девушка вызывает парня на свидание.
  Он волнуется, в глазах пляшут розовые сердечки.
  И вдруг, предмет любви вылетает из подъезда с кривым ржавым ножом в руке.
  Кто виноват? Ой! По ком звонит колокол? Снова не то!
  Кто сошел с ума?
  - Степа! Меня пугают! - я нож из руки не выпустила. Он, словно влился в мою ладонь. Успокаивал. Ободрял. - Сегодня мне клеем испортили тетрадку с домашним заданием.
  Шалости. Я согласна, что моя тетрадка - пустяк, по сравнению с наводнением в Египте.
  Затем подсыпали толченое стекло в туфлю.
  Катастрофа, уже сравнимая с наводнением.
  Подбросили дохлую мышь в рюкзак.
  И, наконец, ржавый нож в моём почтовом ящике.
  - Тобой заинтересовался маньяк! - Мечников ни минуты не сомневался.
  Он отобрал у меня нож!
  Сжал в руке.
  Глаза Мечникова загорелись красными углями пионерского костра.
  Взгляд прошивал меня насквозь.
  В одно мгновение Мечников переменился - оборотень с ржавым ножом.
  Я - после последних событий на кладбище - не удивилась бы, если бы Мечников превратился в волкодлака.
  Степан взвесил оружие в руке, размахнулся.
  Кривая улыбка исказила его - всегда спокойное - лицо.
  "Не надо! Не убивай меня Мечников!
  Если убьешь, то не уродуй!
  Не хочу лежать в гробу, сшитая по кускам!" - я не закричала, не умоляла о пощаде.
  Превратилась в хрустальную вазу.
  Тронь меня пальчиком - рассыплюсь.
  Балерины соберут толченое стекло и подложат в пуанты конкуренткам.
  Мечников поднял руку с ножом, размахнулся и...
  Свист смерти раздался у меня за ухом.
  Затем - тупой удар и - брыыннььь.
  - Отличный баланс! - на лицо Мечникова выплыла Луна улыбки. - Нож в дерево вошел, словно в масло.
  - Что? В дерево? В масло? - я поняла, что Мечников не оборотень.
  Не собирался меня убить.
  Все мальчики - фанаты ножей и других колюще-режущих мечей. - Ты - убийца!
  Убил мою веру в доброго человека!
  - Чё? Я никого не убил, разве, что дерево поранил! - Мечников отступал, как француз под Полтавой, или швед на Невском озере.
  Приятно, когда гора мускулов подчиняется твоей красоте.
  - Степа! Ты знаешь адрес Холмогоровой?
  Мне кажется, что ей грозит опасность. - я закусила губу.
  Ненавижу банальные фразы вроде, "грозит опасность".
  Грозит - значит, идёт дождь.
  Опасность от дождя.
  - Мы с Семеновым проводили новенькую до подъезда.
  Квартиру не знаю, но крикнем - все в окна вывалятся, - Мечников поразил меня логикой и простыми решениями.
  Неужели, только я усложняю жизнь каменными собаками и мраморными ожившими Ангелами?
  Холмогорова и Мечников плывут по жизни без волнения.
  Степан с трудом выдернул из дерева нож.
  Мышцы его напряглись - любо-дорого посмотреть... если бы меня интересовали мышцы культуристов.
  - Во, подъезд! - минут через десять Мечников остановился у дома через две улицы. - Новенькая здесь живет.
  - Ваааааря! Выходи! - я закричала в панике.
  Подняла лицо к небу.
  Что, если Ангел уже убил Холмогорову и раскладывает её органы по пакетикам для сдачи на донорском пункте? - Холмоооогороваааа!
  - Эге-гей! - Мечников затрубил - слон в ловушке.
  Надежды, что Холмогорова выбежит на наш зов джунглей - мало.
  Либо Варя испугается вопля Мечникова, либо родители не отпустят.
  Или не посчитает нужным выйти.
  У Вари свои мысли на каждый день.
  Я попыталась мыслить - хотя бы приближённо, как Холмогорова.
  Если мы кричим, значит - кто-то что-то хочет.
  Следовательно, Варя придет на клич.
  По её логике - если зовут, то нужно прийти.
  Да, не напрасно я кричала и раздумывала по-Холмогоровски.
  - Алёна Собакина? Степан? - Варя выпорхнула из подъезда - белая птичка в серебряной ночи. - Я услышала ваши крики и пришла.
  Вы скажите мне важное.
  Если человек вечером вызывает под окнами другого человека, то на это есть важная причина.
  Мне не нужно вас вызывать, поэтому я не пошла к вашим домам и не кричала под окнами.
  - Варя! - я отбросила пустые слова, оставила объяснения и свои проблемы за плечами. - Тебя ищет Ангел!
  Тьфу! Не Ангел, а Гаврила из больницы, шахматист, мастер ФИДЕ.
  Он заходил ко мне, просил узнать твой адрес или номер телефона.
  Говорил, что хочет взять у тебя несколько уроков шахмат. - Я выдохнула, ожидала от Холмогоровой любой реакции - так девочка бросает в реку камень, и не знает, кто всплывет: щука, русалка, или водолаз.
  - Человека, который достигает высот в своем деле, называют мастером.
  Мастер обучает учеников.
  Ученики впитывают знания мастера и со временем превращаются в мастеров.
  Мастер учит, но не учится.
  Гаврила допустил неточность.
  Либо он не мастер ФИДЕ, либо ему от меня нужны не уроки.
  - А что Гавриле от тебя нужно, Холмогорова? - Мечников раскрыл рот, похож на пингвина
  Не хватает айсберга и полярника.
  - Люди встречаются, чтобы дать или взять, - Варя застегнула последнюю - верхнюю - пуговичку на кофточке. - Гаврила мне ничего не должен, поэтому ничего не отдаст.
  Значит, он ищет меня, чтобы что-то взять.
  Он - вор?
  - Вор? - я икнула и молча обругала себя за несдержанность. Леди не икают. - Может быть, он полюбил тебя?
  - Нет, не полюбил! Влюбленные юноши дарят цветы, а Гаврила приходил к тебе без цветов.
  Искал меня, а цветы не купил.
  - Варя! Ты... умная... У тебя легкое мышление, - я присела на скамеечку около подъезда. Решала: рассказать, или утаить правду. Затем - махнула рукой и понеслась - язык девушки, если развязался, то не завяжешь морским узлом. - На Ваганьковском кладбище я заблудилась.
  Мне показалось, что Солнце исчезло, и я оказалась в заброшенном уголке кладбища, где черти пируют.
  Но теперь я не верю в захолустные места на супер дорогом кладбище.
  Около адской могилы в мрачной аллее я поранила ногу.
  Протерла рану рукой, а затем той же рукой - с капельками крови - гладила каменную собаку на могиле.
  Удивлялась - кто поставил собаку на могилу?
  Я бы забыла о загадочном каменном монстре на страшном кладбище.
  Но затем удивительные неприятные события стали меня преследовать, словно я утка.
  Кто-то склеил листы моей тетради, на домашнем задании.
  Затем мне подсыпали толченое стекло в туфлю.
  Потом подбросили дохлую мышь в рюкзачок.
  Несколько минут назад в гости заявился Гаврила из больницы, калеченый с зацементированной рукой.
  Гаврила... да, я уже рассказала, что он тебя искал.
  Но мне кажется, что не тебя разыскивал, а - меня.
  В почтовом ящике я обнаружила ржавый от крови кривой нож.
  Не знаю, как завтра маньяк - я уверена, что маньяк охотится за мной - снова напугает. - Я высказала и обругала себя болтливой коровой.
  Коровы болтают не только языком, но и выменем, и колокольчиком.
  Даже хвостом болтают.
  Слишком всё запутано, и не знаю, с какого конца потянуть за веревочку.
  Я не догадывалась, а для Вари - проще простого.
  Ответ лежал на поверхности, как золотой самородок на дне ручья.
  - На кладбище мертвецу стало скучно, и он потянул тебя к себе! - Варя поправила локон, он змеился, казался живым.
  - Мертвец заскучал и пригласил меня? - я вытянула голову - цапля на болоте в поисках лягушки.
  - С чего он заскучал, если умер давно? - Мечников присоединился к моему удивлению.
  - В кино показывают, что мертвецы поднимаются из могил и общаются с живыми! - Варя невозмутима. Бровки приподняты домкратом. Глаза излучают спокойствие (если спокойствие подобно радиоактивному излучению).
  - Кино фантастические! Фантастика - когда неправда!
  Когда... вообщем, этого в жизни не бывает.
  - Если в жизни не происходит, то почему оператор снимает на пленку оживших мертвецов? - Варя покачала головой.
  - Они не мертвецы, а - артисты. Артисты переодеваются в мертвых, их гримируют, и - нате, пожалуйста. Фильм ужасов. - Мечников показал глубочайшие знания в киноискусстве.
  Где он успел обучиться грамоте кино?
  - Степан. Ты же не разговаривал с артистами.
  Не беседовал с ожившими мертвецами.
  Почему ты думаешь, что мертвецы - не настоящие?
  Может быть, режиссёры придумали артистов и внушают нам, что артисты играют мертвецов, а на самом деле в кино снимаются настоящие мертвецы. - Холмогорова убила меня доказательствами.
  - Варя! Нет слов! Дальше что? - голос мой дрожал, в нём пересыпался кварцевый песок. - Мертвец заскучал...
  - Мертвый шахматист. В больнице пришел Гаврила с шахматами, значит, Гаврилу прислал мертвец, - Варя рассуждала спокойно, словно беседовала о ценах на хлеб. - Ты возродила каменную собаку.
  Оживила скульптуру своей кровью.
  Собака и Гаврила искали тебя, чтобы ты сыграла в шахматы с мертвецом.
  Алёна! Ты не заметила сходства Гаврилы с какой-нибудь статуей на кладбище?
  - Заметила! Гаврила очень похож на мраморного ангела.
  - Замечательно! - Варя обрадовалась (чему радоваться)? - Ангел и собака пришли за тобой.
  - Почему, не за тобой, Варя? Ты же лучше меня играешь в шахматы.
  - Зачем за мной? - Холмогорова удивилась моей тупости. Даже произносила слова медленнее, чтобы я их проглатывала. - Я не принесла свою кровь в жертву.
  Ты зашла на другое кладбище, наверно, в параллельном Мире.
  Ваганьковское кладбище в другом измерении.
  - Ты намекаешь, что я должна вернуться на кладбище и сыграть с ожившим мертвецом в шахматы?
  - Конечно! Сделай истлевшему человеку приятное.
  Он умер, но желает живого человеческого общения.
  - Сейчас? Поеду на кладбище и сыграю с трупом? - я задохнулась удивлением. Неужели, Холмогорова не шутит в ночи?
  Может быть, она - главная в розыгрышах со стеклом и Ангелом?
  - Чем сегодня и сейчас хуже, чем завтра? - Варя посмотрела на Мечникова.
  Ждала, что он меня потащит за руку на кладбище?
  - И ты, Варя, поедешь со мной?
  - Алёна! На кладбище ночью страшно.
  Дома - не страшно, поэтому я не поеду на кладбище! - объяснения Холмогоровой горохом били в мои миленькие ушки.
  - Логично! Но еще логичнее, что ты - моя подруга! - я отвечала теми же доказательствами. Сжала ладони до боли в пальцах. - Мы с тобой сидим за оной партой.
  Ты сопровождала меня в больницу к Смирницкой.
  Подруги везде вместе, поэтому называются подругами.
  Если девочки не общаются, не провожают друг дружку на кладбище и в школу, то они - не подружки.
  А, если не подружки, то не сидят в классе за одной партой.
  Значит - ты моя подруга, поэтому поедешь со мной к могиле неизвестного шахматиста и его загадочной стотонной собаке.
  - Подруги откликаются на просьбу подруг! - Варя прошла сквозь лед общения.
  (Ура! Я победила!). - Алёна! Я предупрежу родителей, переоденусь и выйду к вам.
  На кладбище черная жирная земля, поэтому одежду надену немаркую.
  Ах! Чуть не забыла! Захвачу шахматную доску!
  В шахматы не играют без доски и без фигур.
  - На метро до "Девятьсот пятого года", обратно - либо на метро, либо на такси - дешевле! - Я подсчитала деньги, вздохнула - обиженная Барби.
  Не спрашивала - согласен ли Мечников, поедет ли с нами.
  Разумеется, проводит, даже, если его не радует до воплей счастья затея бродить ночью по кладбищу и через плечо ожившего трупа подсматривать на игру в шахматы.
  Меня используют темные силы в свой игре, а я расплачиваюсь страхами и рублями.
  Холмогорова придумала, что мертвец на кладбище мечтает со мной сыграть в шахматы.
  Потрясающая версия. Достойна театра и кино.
  Психиатр ручки на груди скрестит и напишет диссертацию о нас.
  Холмогорова степенно вышла из подъезда, будто на красную ковровую дорожку Каннского фестиваля.
  Варя не спешит, у неё на всё простые и ясные - солнечные - ответы.
  - Варя, мы торопимся? - я на всякий случай спросила, забивала тишину.
  Молчание резало нервы.
  - Мы стоим. Потом - пойдем. Прости, Алёна, я не знаю, что означает "торопимся".
  - ЭЭЭЭЭ! Не важно! - я поняла, что с Варей не поспоришь.
  Не потому что она все упрощает. А потому... Не знаю, почему. Не хочется спорить, и - всё!
  От волнения у меня зачесался нос.
  Я не позволила бы себе запросто почесаться, потому что - некрасиво.
  Недавно смотрела по интернету конкурс "Мисс Америка".
  Одна конкурсантка широко расставила ноги, будто работала в депо и пропускала между шлагбаумных ног паровоз.
  Другая красотка мисс - почесала щеку.
  У американцев иные, чем в России, правила поведения девушек и законы сохранения красоты.
  ОХ! Я придумала закон сохранения красоты.
  Разрешается много, потому что свобода личности подразумевает у НИХ свободу чесаться и расставлять ноги, когда захочется, когда удобно.
  После просмотра я дала себе слово, что никогда на публике не почешу нос.
  Девушка теряет сто баллов загадочности и очарования, если почесывается на публике.
  Представьте, нежную обворожительную Принцессу из Диснеевских мультфильмов.
  На балу все взгляды на Принцессу.
  Проворные, Принцы, Короли оценивают каждый жест, каждую улыбку Принцессы, и, вдруг, она - запускает пятерную в волосы и чешет, чешет, почесуха её раздери.
  Затем терзает свой носик.
  В детстве мне мама читала легенды о Ходже Насреддине.
  Из сказок я запомнила два выражения "осел испустил ветры из-под хвоста" и "шелудивый пёс".
  Отвратительные фразы. У меня от них кружится голова.
  Но никак не изгоню их из своей памяти.
  Спасибо, мама.
  Могла бы пропустить "остроумные" выражения, если читаешь маленькой дочке.
  За радостными воспоминаниями о детстве (не представляю, что означает "шелудивый") я не заметила, как мы дошли до метро.
  Нос с каждой секундой чесался сильнее и сильнее, в него вселилась дружная муравьиная семья.
  На ступеньках я отвернулась от Вари и Мечникова, с остервенением чесала нос.
  Я его расплющила, превратила в блин, сворачивала, выгоняла придуманных чесоточных муравьев.
  Слезы выступили на водной глади глаз.
  Если бы американцы или германцы прочитали в моём мозгу нравственные терзания девочки - почесать или не почесать нос в приличном обществе одноклассников, - то сошли бы с ума от удивления.
  Мечников громыхнул шахматной доской.
  Еще одна несуразность, несоответствие содержания и формы.
  Учительница литературы Елена Ивановна рассказывала о гармонии в Природе, и что закон гармонии царит везде: в технических науках, в культуре, в литературе.
  Балерина пляшет гармонично.
  Литературно-художественное произведение подчиняется гармонии.
  Например, тракторист - весельчак и играет на гармошке.
  Если гармонию разрушают, то рождается - комическое.
  Толстая балерина в солдатских сапогах - не гармония, поэтому вызывает смех.
  Культурист Мечников с шахматной доской - очень не гармонично, оттого и смешно.
  Но я не смеялась.
  Если бы нас остановили полицейские во главе с Шерлоком Холмсом и спросили:
  "Детки, куда вы ночью направляетесь.
  Мы вас ни в чем не подозреваем, но нам любопытно!"
  Мечников - потряс бы шахматной доской.
  Удивил бы Шерлока Холмса до дрожи в коленках.
  Мальчик культурист с шахматами. Бык в пуантах!
  На вопрос Холмса:
  "Юная леди! Отчего у вас нос красный и слезы на очах - прелестных пленительных очах?"
  Я бы ответила с легким царедворским поклоном:
  "Нос чесался, а почесать при товарищах стыдно.
  Королева Красоты не чешет нос и не расставляет ходули ног!"
  Варю бы спросили...
  Холмогорова удивила бы ответом на любой вопрос, повергла Шерлока Холмса в пучину раздумий.
  Затем мы бы рассказали, что спешим на Ваганьковское кладбище и ночью порадуем мертвеца.
  "У покойника возникло желание сыграть с Алёной в шахматы.
  Алёна принесла в жертву несколько капелек своей крови и оживила каменную надгробную собаку.
  Мраморный Ангел с золотыми волосами разыскивал Алёну, подбросил ей ржавый нож в почтовый ящик!
  Насыпал в туфлю толченое стекло.
  Запугивал в больнице ожившим каменным псом.
  Закинул в школьный рюкзак дохлую мышку и самое ужасное - испортил домашнее задание.
  Склеил страницы тетрадки.
  Проказник Ангел Гаврила!
  Дяденька Шерлок Холмс!
  Мы мигом - слетаем на кладбище... не совсем Ваганьковское кладбище...
  Оно в параллельном Мире.
  Алёна Собакина сыграет с покойником в шахматы, поговорит с каменным псом, пококетничает с Ангелом, и мы вернемся!"
  После нашего откровенного признания английский сыщик Шерлок Холмс сбросил бы свой клетчатый макинтош (название дурацкое).
  Швырнул бы перчатки в корзину для мусора.
  И ушел бы в поля. Проклинал свою работу, устроился на работу пастухом. Обещал бы Английским лордам и сэрам:
  "Никогда! Слышите, господа присяжные заседатели!
  Никогда Шерлок Холмс больше не опустится до разговора с Московскими школьниками".
  Подъехала наша электричка.
  Перед долгой поездкой я решила еще раз почесать нос - на дорожку.
  Отвернулась, делала вид, что интересуюсь мраморными плитами на стенах.
  АХА-ХА! Потрясающий дизайн! Барокко!
  Чесала нос, чуть не свернула набок.
  Даже глаза закрыла, а, когда открыла, через пелену набежавших слёз увидела... Семенова.
  - Семенов! ООО! ЁЁЁЁ! Семенов! - Мечников громыхнул на весь перрон.
  Метро вздрогнуло, как богатырский конь под Ильей Муромцем.
  Семенов, откуда бы он не выпрыгнул, наблюдал мой позор.
  От начала до конца, от звонка до звонка просмотрел спектакль:
  "Несравненная красавица Алёна Собакина чешет нос!"
  Семенов с любопытством рассматривал шахматы в руках Мечникова.
  Что-то собирался сказать умное. Подготавливал шутку.
  О Мечникове с шахматами, или обо мне и чесании носа.
  Но Степан опередил Семенова:
  - Слышь! Мы твой нож нашли! В почтовом ящике Ленка! - Мечников протянул нож Семенову.
  Запросто! Я ломала голову, чей нож, а Мечников знал и молчал рыбой об лёд.
  Друг-товарищ!
  - Не мой! - Семенов побледнел, отшатнулся, бросил быстрый взгляд на меня.
  - Твой, твой! Посмотри на зазубрину на ручке! - Мечников доказывал с жаром.
  Восстанавливал другу память - так в Институте Склифосовского или Сербского человеку пересаживают мозги.
  Несколько человек остановились, другие оглядывались.
  Мальчик культурист тычет ножом в другого мальчика.
  Со стороны кажется, что Мечников угрожает.
  Но мы знаем - по дружбе возвращает окровавленый нож товарищу и радуется.
  - Осторожно, двери закрываются, следующая станция...
  Я запрыгнула в вагон. За мной зашла Варя.
  Двери, словно ждали её - плавно сомкнулись за спиной.
  Не повезло дверям.
  Мечников швырнул нож под ноги Семенова, раздвинул двери до конца и протиснул своё немаленькое тело моржа.
  Поезд тронулся. Я видела, что Семенов стоит над ножом, но не поднимает ржавое зловещее оружие, сбалансированное для метания.
  Одноклассник широко раскрытыми глазами смотрел на меня.
  В его глазах плескалась бездна тьмы.
  - Степа! Ты с самого начала знал, что нож принадлежал Семенову? - я прижалась к поручню - ледяной, слегка успокаивает.
  - Ну, да! Его нож! А что?
  - Почему ты мне не сказал сразу?
  - Ты, Лён, не спрашивала. Если бы спросила: Семенова ли нож, я бы ответил - ДА!
  - Ну, ты и... культурист, Мечников!
  - АГА! А ты - модель! Ленок! - Степан сделал комплимент, смотрел преданно, как собака.
  Плюшевая собака, а не каменная.
  Я полуобернулась к Варе.
  - Если Семенов подбросил мне нож - пошутил, то и остальные проказы - Семёновские?
  - Семенов не серьёзно влюбился в тебя, Алёна! - Варя не думала ни секунды. Компьютер в теле девочки. - Влюбленные мальчики в младших классах дергают девочек за косички и носят портфели за девочек.
  В старших классах мальчики сидят за одной партой с девочкой.
  В институте парни гуляют с девушками в парке.
  Я уже об этом рассказывала.
  Любовь возникает только в зрелом возрасте - после двадцати двух лет (откуда Холмогорова знает о любви в точности до года?).
  Семенов не догадывается, что у него не любовь, и даже не влюблённость, а - шалости.
  Ты ему скажи, Алёна, что он не созрел еще до любви.
  Напрасно тратит время, которое использовал бы для приготовления уроков.
  - Во как! - Я раскрыла рот, затем опомнилась (на мою красоту любуются пассажиры) и миленько округлила ротик до буковки "О".
  - Семенов влюбился в Ленка? - до Мечникова доходило со скоростью тяжело груженной кирпичами черепахи.
  - Он мне подсыпал стекло в туфлю. Испортил тетрадку. Мышь подбросил. На Семенова похоже! - я дрожала - рыба на льду. - Если одну проблему решили, то и второй - нет!
  Каменный пес могильный, Ангел, Гаврила - пустяки.
  Возвращаемся домой?
  - Если ты дала обещание, то нельзя отказываться! - Холмогорова прошуршала в сумочке и протянула мне и Мечникову по конфетку (подкупает?). - Тебя ждут на кладбище.
  Не обещала бы, могла вернуться.
  Варя присела на свободное место!
  Я размышляла - очень не хотела на кладбище.
  Бред! Я - девочка красивая, эффектная.
  Что хочу, то и делаю.
  Выйду из вагона, везущего в ад, пересяду и - домой.
  Домой... А завтра снова заявится настырный Ангел.
  Или окажется, что ржавый жертвенный нож не принадлежит Семенову.
  Мечников ошибся, и нож - орудие тайных жрецов?
  Я подмигнула Степану. Не знаю, зачем, но подмигнула.
  Степан расправил плечи и напряг бицепсы.
  Культуристы думают мускулами.
  - Типа. Эта... Семенов не полюбил тебя.
  Не мог! - Мечников выдохнул без капли ревности. - Ну... ЭТА...
  - Степан! А без ЭТА можно?
  - ЭТА... Он говорит, что ему нравятся девочки толстые.
  Пышки. А ты - не толстая. Ты - жердь! Шест для прыжков!
  - Я? Я - модель! - сказала и закусила губу от злости.
  Жердь - слово откопал из древности.
  Жердь - это рыба? Или что?
  Шест для прыжков.
  Возможно, что Мечников полагает, что сделал мне потрясающий комплимент.
  Да, потряс комплиментом мои косточки.
  Накричала бы на Степана за его накачанный язык.
  Но, главное, не слова Мечникова, а его отношение ко мне.
  Слова - путаница. Слова придумали слабые пещерные обезьяны.
  Сильный альфа самец властвовал в пещере, колотил всех огромной костью динозавра.
  Хилые самцы придумали для себя защиту - слова, язык.
  Словами боролись против силы.
  Наконец, мы вышли из метро.
  Пешком отправились на кладбище.
  Оно чернело вдали - таинственный остров.
  - Ой! Котенок! - Холмогорова присела и опустила ладошку на спину худющей черной кошки. Подросток. Не котенок, еще и не кот! - Лапки миленькие.
  Усики - сюсюсюс!
  Носик - пипочка.
  Лапочка! Красава!
  Животное выгнуло спину, мурлыкало, сыпало искорки из глаз.
  До боли в кончиках пальцев рук я захотела погладить нежное мохнатое существо.
  Присела рядом с Холмогоровой, наглаживала котенка, словно он - последнее животное на замерзающей Планете:
  - Красавчик! Пушистик! Гладенький! Ухоженный! - щекотала котенку за треугольным пифагоровым ушком.
  Обласканный счастливый комок шерсти и когтей плавился от восторга.
  Мурлыканье, наверно, долетало до края Солнечной системы.
  Глазки-пуговки!
  Ротик - кошелечек.
  Язычок - бархатный, малюсенький, соловьиный.
  Кот в высшей точке восторга наклонил головку.
  Затем поднял, распахнул пасть - пастбище.
  И в ней я увидела чёрную бездну.
  Кровь моя свернулась, превратилась в клей.
  Спина покрылась инеем.
  Во рту наступило австралийское лето.
  Острые зубы сомкнулись на моей ладони.
  Адский котище умудрялся кусать и выть одновременно.
  Артист театра и кино, спортсмен многоборец!
  Крик застрял у меня в горле.
  Мечников среагировал - скалой навис над взбесившимся животным.
  Коты остро чувствуют приближение смерти.
  Тонкие игольные зубы в последний раз рванули мою ладонь.
  Мне показалось, что скрипнули по кости.
  И котик - очаровательынй сгусток тьмы - гигантскими прыжками понесся в сторону кладбища.
  Я присела на холодный бездушный бордюрный камень. Молчала. Не знала, что сказать, и что делать.
  - Лён! Больно? - Мечников хлопотал, заботился обо мне.
   Почему-то я вспомнила кадр из старинного древнего фильма "Рембо".
  Рембо в крови, и ему всё нипочем.
  А в городе небольшая ранка от укусов котенка... адского котенка вызывает ужас.
  - У кошек тонкие зубы, входят в тело легко. - Холмогорова антибактериальной влажной салфеткой протирала мою ладонь. - На зубах диких и уличных животных много микробов.
  Микробы проникают в кровь человека...
  - Пусть проникают! - я прошептала, боролась с головокружением. - Если бы ОНИ хотели мне зла, то давно бы убили.
  Или покалечили.
  А котики, мышки - забава. - Я прищурила глаза, поднялась и по-подиумному отставила в сторону ногу. - Сожгу кладбище!
  - Кладбище не горит, потому что оно из земли! - Варя заглядывала мне в глаза.
  Искала искорки сумасшествия.
  - Не горит, значит - утопим! - Я шагнула, еще шаг в сторону кладбища.
  Походка привлекла внимание автомобилиста.
  Машина снизила скорость, водитель посигналил фарами.
  Мечников показал машине кулак, величиной с гору Фудзияму.
  Машина поспешно укатила в другую историю.
  - Пусть Ангел - выдуманный! - я на ходу рассуждала, торопилась. Вдруг, сойду с ума от жути и, больше умные мысли не задержатся в моей голове? - Допускаю, что Гаврила из больницы говорил правду.
  Он не Ангел, а заинтересовался игрой Вари - шахматной игрой.
  Гаврила сообщил Мринке, что ушел в свою палату - Мрин не проверила, потому что её навещали родители.
  При родаках - неудобно и странно, если дочка отправится в палату мальчика.
  Гаврила договорился с охраной, дал им денег.
  За деньги ему сообщили мой адрес.
  Мы, когда выписывали пропуска к Мрин, оставляли свои паспортные данные.
  Проще простого. Адрес у Гаврилы.
  Парень не сообщил Мрин, что поедет ко мне.
  Гаврила - не дурак и с понятиями.
  Парень девушке не докладывает, что уезжает к другой девушке... девушкам.
  Вызвал такси и двинул ко мне.
  Легко объяснимо, проще задачки о двух трубах с водой.
  Семенов влюбился в шикарную меня. Он злится на Степу и ревнует.
  Поэтому мелко пакостит - озорник.
  Всё встало на свои места. Девушка, если захочет - всегда убедит себя.
  Отправляемся домой.
  А кладбище оставим маньякам и вурдалакам. - Я остановилась около ворот кладбища, развернулась на каблуках (прекрасный разворот, небрежно великосветский).
  Обратная дорога домой покажется короче хвоста овечки!
  - Ты умница, Алёна! Я бы никогда не догадалась! - Холмогорова с восхищением смотрела на меня, искала во мне страницы из энциклопедии. - Но каменная собака ожила.
  Ты в больнице испугалась, кричала, что за окном сидит живой кладбищенский каменный пёс.
  - Каменная собака? - я округлила кукольные глазки. Искала объяснение собаке.
  Надо же - построила красивую теорию, а Варя одним напоминанием о могильном псе рушит моё спокойствие.
  - Нет никакой каменной собаки! Не существует!
  Она - плод моих девичьих фантазий.
  Да здравствует женская революция! - с гордостью подняла подбородок.
  Молодец, Алёна! Выкрутилась.
  - Нет каменной собаки? - Варя произнесла с сомнением, голос её слегка дрожал.
  Неужели, новенькая боится?
  Варя поверила бы мне, что собаки не существует.
  Но вдруг...
  Холодящий душу вой расколол уши.
  На кладбище адски выл пёс, и вой его не напоминал вой обыкновенной мясо-костной собаки.
  Голос исходил из глубин ада.
  Я в ад не путешествовала и не собираюсь.
  Но сравнение ввинтилось штопором в голову.
  Адская каменная собака.
  Она не согласна с тем, что по нашим понятиям - её не существует.
  Вой приближался... очень быстро. Достиг кладбищенской стены.
  Раздался скрежет, словно зубья экскаватора прошли по гранитному камню.
  Еще миг обжигающего холода.
  Я превратилась в сосульку.
  И душераздирающий пронзительный вой стал удаляться от стены.
  - Собака ночного сторожа? - Мечников неуверенно спросил себя.
  - Огромной собаке - гигантский сторож.
  Хозяин всегда по размерам больше собаки.
  Сильная собака утянет на поводке худого хозяина.
  Слабый человек не справится с гигантским псом. - Холмогорова вывела основное правило собачников.
  - Я... Я не усну спокойно сегодня и... до конца жизни! - я величественно подошла к калитке на кладбище.
  Если неприятность неизбежна, то я встречу её красиво перебирая идеальными ногами.
  Мечников опередил меня и учтиво распахнул дверь.
  При других обстоятельствах поступок Степана вызвал бы у меня восхищение.
  Джентльмен! Но, когда джентльмен пропускает девочку впереди себя... на кладбище... ночью.
  Мы шагнули в неизвестность.
  Словно перешили границу двух Миров.
  Неужели, за жуть, за экскурсию по кладбищу мы днем отдали деньги?
  Всё равно, что человек платит палачу, чтобы палач отрубил ему голову.
  - Ленок! Подержи Карпова и Каспарова! - Мечников ПОШУТИЛ (значит, он уже не культурист Мечников) и вложил мне в руки шахматы. - Я поищу сторожа!
  Степан побежал в сторону белых приземистых домиков.
  Поняла - он специально освободил руки, чтобы - если встретит маньяка, то двумя руками душил.
  - Пойдем к скульптуре. На неё Луна светит! - я предложила Варе.
  Хорошая она девочка. Странная. Но странно хорошая.
  - Луна не светит. Солнце светит, а Луна отражает свет Солнца.
  В темноте Луну не видно, поэтому в комнате, где на окнах занавески, Луны нет! - блондинка успокаивала однотонной тягучей речью.
  Я по-киношному пожала плечами и подошла к скульптуре.
  В тени издалека она казалась каменной плитой, но...
  Вблизи, когда Луна блеснула, или от Луны блеснуло...
  Варя спутала мои страхи.
  Не важно, чем и кто блеснул, но передо мной возник мраморный Ангел.
  Очень похож на Гаврилу из больницы.
  Или Гаврила в больнице похож на Ангела?
  Ангел мне подмигнул.
  Возможно, что мне показалось, но Варя говорила - что вижу, то и происходит.
  Жар тысячи Звезд ударил мне в голову.
  Вот, почему говорят, что её бросало то в лёд, то в холод.
  Бежать! Отсюда! С кладбища! Из другого Мира!
  Рука мягко легла на моё плечо.
  Варя меня успокаивает?
  - Варя?!!
  - Девочка, ты хочешь, чтобы тебя похоронили на этом кладбище? Я помогу!
  Могилу для тебя гарантирую! - знакомый шепот ударом кнута подстегнул меня.
  Я не обернулась, потому что знала: за спиной стоит менеджер по продаже могил в кредит.
  Живой или мертвый менеджер?
  Он работает по ночам?
  Я осторожно, в замедленной киносъемке подняла правую ногу.
  И с силой вонзила тонкий каблук-шпильку во что-то сзади.
  Пусть оно мертвое. От удара в фильмах мёртвые рассыпаются.
  Раздался жуткий вой умирающего гигантского льва.
  Меня звуковой волной отбросило на каменного Ангела.
  В его объятия.
  Еще один ухажер?
  Ударилась в статую и отлетела на жирную землю с запахом рыбьего жира.
  Вскочила и побежала по дорожке, меняла направление - так заяц убегает от птеродактиля.
  Кто сиксилиард могил вырыл?
  Казалось, что кладбище тянется от горизонта до горизонта.
  Начинается в Вечности и пропадает в Вечности.
  Неужели, люди умирают?
  Из темноты вынырнула зловещая тень.
  Схватила меня за руку.
  Тени не материальные.
  Они не имеют право хватать красивых девушек.
  Я извернулась, освободила руку.
  Тень упала, утробно зарычала по-соловиному.
  Не птичка соловей, а - Соловей Разбойник!
  Попробуй, догони, адское создание.
  Догонишь - получишь каблуком в лоб.
  Меня не пугают законы физики, что у тени нет лба, поэтому тень неуязвима.
  Через несколько веков я остановилась.
  По часам протекают минуты, а для моего сердца - столетия пролетели облачками.
  Грудь поднималась и опускалась, подражала груди марафонца на финише.
  Я задыхалась в дремучем кладбищенском лесу.
  Вокруг - нечисть, и лишь луч света в адском царстве - я.
  Мечникова и Холмогорову, разумеется, сожрали вурдалаки.
  Я отомщу. Найду выход в свой Мир, позову на помощь Силы Добра.
  ХА! В минуты ужаса нахожу время для иронии!
  Но... существует ли выход с этого кладбища?
  Туча набежала на Луну, и ночь упала в нефтяную тягучую тьму.
  Стали слышны ночные подозрительные звуки.
  Не догадывалась, что на кладбище миллион посетителей ночью
  Или старожилы вышли из могил и направляются ко мне.
  Побрела наощупь. Луна снова обрадовала меня - осветила мертвое пространство.
  Вспомнила! В телефоне встроена функция фонарика.
  Свет интеллекта и мобильника разрежет жуткую тьму с волнами адского холода.
  Я нажала на кнопку айфона! Никакого ответа.!
  Либо села батарейка - что невероятно!
  Либо ЗДЕСЬ не действуют законы НАШЕГО Мира!
  Я при свете Луны шла вперед: куда иду, там и - перёд.
  Не изумилась, когда наткнулась на ограду могилы с каменной собакой.
  Каменный пёс сгустком тьмы сидел на прежнем месте... или он переместился?
  Сама себе удивляясь, я открыла дверцу и вошла.
  Мертвый шахматист не выполз из могилы, не предложил сыграть в шахматы.
  Неужели, Варя неправильно предположила.
  Труп не звал меня играть?
  Я присела на каменного пса - он теплый, как живой.
  Но гранитно-твердый. Нагрелся днем на Солнце, или ночью в аду.
  Юмор у меня черный, кладбищенский.
  Прежние страхи исчезали. В критической точке я разучилась бояться. На время.
  Неожиданно, я рассмеялась - свободно, не так, как хохочут сумасшедшие.
  - Собакина! Ты где? Телефон включи! - крик Мечникова ворвался в спокойную ночь.
  Разбил мою тишину.
  - Я здесь! (где ЗДЕСЬ?). Иду! - я поднялась с каменной статуи, подумала и бросила шахматную доску на могилу.
  Куплю Варе новые шахматы, а эти - испортились.
  Вышла за могильную оградку.
  Неожиданно, шипящий звук - словно змея проснулась - донесся со стороны каменного пса.
  Наверно, кровь из ран - оставленных зубами сумасшедшего черного кота - впитывалась в гранит.
  Глаза каменного пса полыхнули красными рубинами.
  Собака махнула хвостом - приветливо, играючи.
  И снова застыла - памятник себе и моим ужасам.
  Я - как и днем - направилась в сторону призывных воплей Мечникова.
  Слон бредет на водопой. Не я слон, а - Мечников.
  Я - серна! Нет, не серна, серна звучит не по-человечески.
  Я - каменная собака!
  Не оглядывалась, потому что знала - могила с гранитным псом исчезла вместе с ДРУГИМ кладбищем.
  Не убили меня, не похоронили живой, не испугали мертвецкими шахматами - и прекрасно!
  - Алёна! Мы чуть не умерли от испуга, когда ты бесстрашно умчалась по дорожке! - Варя угостила меня жвачкой "пеперминт" - для успокоения. - Сначала Степан нашел спящего администратора.
  Я напомнила ему, что днем сделала первый взнос за могилу и сейчас прогуливаюсь.
  Администратор, наверно, не узнал тебя во тьме или забыл, что и тебе предлагал выгодную сделку - могила в кредит.
  Дотронулся до тебя, а ты убежала по делам.
  Степан тебя почти поймал в одной аллее, но ты вырвалась.
  Ты, наверно, спешила сыграть в шахматы.
  - Мечников? Ты меня за руку схватил? А я думала... - я махнула рукой и распушила волосы.
  Красота - нетленна, даже на кладбище.
  - Нашла могилу и каменного пса? - Варя посмотрела на мои ладони.
  В глазах Холмогоровой мелькнуло слабое (для Вари) удивление, словно я отрезала руки и пришила ладони афроамериканца.
  - Принесла в жертву каменной собаке еще несколько капель крови! - Я тоже взглянула на свои идеальные руки.
  Кожа чистая, белая, нежная, бархатная... АХ! залюбовалась!
  Ни одного следа укуса, ни ранки не осталось от зубов адской черной кошки.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"