Эсаулова Марфа: другие произведения.

6. Цирк Шахматного Кошмара На Винтерфельдтштрассе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Марина Васнецова в цирке шахматного ужаса. Книга также в бумажном варианте.

  ЦИРК ШАХМАТНОГО КОШМАРА НА ВИНТЕРФЕЛЬДТШТРАССЕ
  
  Слон, конь и пешка против ладьи и двух пешек - не очень сложный этюд, простой, но малейшая неточность приведет к атомной войне.
  Я воздушным шариком зависла над шахматной доской.
  Нет, я не круглая и не в теле, а зависла мыслями.
  Надеюсь, что никто не ворвется и не помешает глупой убийственной шуткой.
  БАБАААААААХ!
  В меня сзади выстрелили из пушки.
  Или из автомата.
  Треск выстрела - сухой, словно сломали сухую ветку, и звук усилили в тысячу раз.
  Я убита? Нет! Пуля прошла мимо!
  Сердце моё завелось на сто с лишним ударов - так разогревается мотор тяжелого грузовика.
  Кто стрелял? Таинственный снайпер, который с двух метров не попал в неподвижную девочку?
  Я развернулась, жадно глотала воздух, возможно, последние вдохи и выдохи в моей жизни.
  - Макаров? Тыыыыыыыы? - я выдохнула и одновременно подлетела на стуле, сто пружин распрямились во мне. - Зачем бабахал, дубина? - На крыльях мести я мчалась на врага!
  Если бы он выхватил нож, то не успел бы воспользоваться.
  У Макарова ножа нет, поэтому шахматист, коллега, принял верное решение - пробил головой дверь и выбежал из аудитории.
  - Мрин! Я нечаянно! Доска у меня САМА из рук выпала, как живая!
  - Сама выпала? - я на ходу выискивала орудие убийства - чем убью Макарова.
  Надо же: грохнул за спиной девочки доской - шутник.
  После подобных шуток подопытные кролики умирают от разрыва сердца или навсегда глохнут, превращается в глухих тетеревов. Или тетерей.
  Уверена, что Макаров нарочно подкрался и стукнул доской о стол, подражал выстрелу крейсера "Аврора".
  Захотел революцию - получишь её от меня!
  Вот оно: кактус - оружие шахматиста.
  Я подхватила глиняный горшочек с очень большим глобусным кактусом - соперником дикобраза.
  Еще миг, и Макаров соединится с Природой.
  Почувствует укол диких степей Мексики.
  Макаров оглянулся, увидел кактус в моих тонких белых руках - гордость фотомодели.
  Глаза мальчика двумя спутниками вылезли из орбит от ужаса.
  Наверно, сотни тысяч живых картинок пронеслось в мозгу Макарова: иголки кактуса торчат из черепа, из... ХМ... ниже пояса сзади, из спины, из шеи!
  - Васнецова! Нееееее наааааадоооо! - Макаров свернул за угол, не вписался в поворот и упал белым комом мне под ноги.
  С одной стороны - с противоположной - на Макарова надвигался паровозом наш тренер Андрей Иванович.
  С другой стороны с кактусом, как флагом победы - я!
  Я бы остановилась, я бы сумела, просчитала траекторию обхода Макарова.
  Но я - модель, девушка ста семидесяти пяти сантиметров, пятидесяти килограммов и Космической красоты!
  Мои идеальные подиумные ножки не заканчиваются просто подошвой, а продолжаются до бесконечности с помощью туфель на каблуках-шпильках.
  Десять сантиметров дополнительного роста еще ни одной девушке не помешали.
  Вообщем, я запуталась в длиннющих ногах (сегодня они навредили мне).
  Позорно подвернула ногу на каблуке, и - Прощай, доброе тренерское отношение ко мне!
  В поле зрения влетел черный угольный кот (или кошка, или обезьянка).
  Всё-таки - кошка, потому что они обожают путаться в ногах.
  Кошка забежала за спину Андрея Ивановича - самое опасное место на Земле.
  У меня был шанс - пробежать по инерции в подиумных туфлях по лежащему и вопящему Макарову, или упасть - пожертвовать собой.
  Каблуки-шпильки добавили бы к природным отверстиям Макарова еще дырок.
  И я приняла героическое решение - самоотверженно перелетела через обидчика.
  Макаров напакостил, а я его спасла (от своего же гнева).
  В полете с ужасом осознала, что не успеваю отбросить кошмарный колючий кактус.
  - АААААААндрй! Ивнч! - я с размаха воткнула кактус в гору живота тренера.
  Не вонзила, а кактус сам воткнулся и собирался укорениться.
  Андрей Иванович весил около двухсот килограммов, но, по-моему, несколько тонн.
  Кактус через рубашку и майку добрался до благоприятной почвы живота тренера и застрял.
  Андрей Иванович раскрыл глаза на новый отросток на животе, перевёл взгляд на горшок под растением, затем облил взглядом Макарова, посмотрел на меня и сделал шаг назад.
  Роковой шаг - от кучи-малы к катастрофе - так канатоходец срывается в Большой Каньон.
  Тренер наступил кошке на хвост.
  Сначала раздался душераздирающий кошачий вопль, взбудораживший всех защитников животных.
  Затем - рык Андрея Ивановича.
  Бенгальские тигры в далеком индийском зоопарке сошли с ума от этого вопля.
  И добавился тонкий вой Макарова - радость для Комитета по защите детей.
  Я - промолчала, потому что - девочка, а девочки - самые безобидные и беззащитные существа.
  Кошку оправдают, тренер найдет объяснение своему воплю, Макарова пожалеют и бесплатно отправят на лечение в Артек.
  Меня обругают и назовут возмутительницей спокойствия.
  Подумаешь - мальчик пошутил за спиной девочки - неожиданно громыхнул доской.
  Шалости. Ну, умерла бы я от разрыва сердца, или сошла с ума - не так страшно, как душевная травма Макарова.
  Через пятнадцать минут Андрей Иванович отвел меня в отдельный кабинет.
  Я демонстративно заперла дверь на ключ, отрезала нас от человечества.
  Тренер с опаской косил глаза на меня.
  Он уже замазал йодом многочисленные дырочки от иголок кактуса и о других ранах не мечтал.
  - Не желаю, чтобы Макаров снова подкрался и шандарахнул доской по столу или по моей голове! - я злорадно пояснила тренеру и перетекла в Ангельский вид - девочка-пряник. Куколка Барби!
  Глазки распахнуты голубыми блюдцами.
  В музее Усадьбе Кусково я рассматривала подобные блюдца из глубины веков.
  Время стерло лица хозяев, а синева лазурная осталась.
  - Васнецова! Сегодня мы рассматривали кандидатуры на ассистента Чехословацкого детского цирка.
  - Андрей Иванович, наша историчка Надежда Васильевна нас учила, что Чехословакия распалась на Чехию и Словакию, поэтому давно исчезло государство Чехословакия, его корова слизнула, - я блеснула отменными знаниями по истории, равными по значимости открытию геологами новой золотой жилы.
  - Чехословакия распалась, но Чехия и Словакия остались, поэтому цирк я называю Чехословацким - намного проще, чем Совместный цирк республики Чехия и республика Словакия, - Андрей Иванович с опаской поставил между нами барьер - шахматную доску.
  На случай, если я швырну в него новый кактус. - Цирк необычный, шахматный.
  - Что? Шахматный цирк карликов? - У меня некрасиво отвисла от удивления челюсть. - В цирке слоны по ниточке бегают, лошади на качелях прыгают, обезьяны щеголяют в смокингах, а шахматы - при чем?
  От шахмат зрители умрут от скуки за первые часы.
  На арене клоуны играют в шахматы, а зрители воют от злобы? - я подошла к двери - вдруг, у тренера от яда кактуса разовьется бешенство?
  - Напрасно, Марина! Ох, не делай поспешных первых выводов! - Андрей Иванович покачал огромной головой с гениальными мозгами. Чем круглее, голова, тем умнее тренер.
  Ненавижу нравоучения.
  Папа дома поучает, вставляет в речь пословицы и поговорки и сам же над ними хохочет.
  Поднимает значительно указательный палец - громоотвод.
  - После твоей сегодняшней выходки - кактус, сальто-мортале, акробатика цирковая, ученый кот - у меня отпали сомнения, кого рекомендовать в цирк на должность ассистента-консультанта на летние каникулы.
  Ты, Васнецова, устрой им настоящий цирк!
  - Я по-чехословацки... по-чешски и по-словацки - ногой в зуб, как и по-японски.
  И что я получу для себя от вашего замечательного предложения?
  - Массу опыта и удовольствия получишь, Васнецова! - Андрей Иванович выглянул в окно - высоко прыгать или уходить крышами, если я взбунтуюсь.
  - Опыт придет с годами, а удовольствие - мороженое с фисташками скушаю - тоже удовольствие! - я открыла сумочку, взглянула в зеркальце на своё личико - не покрылось ли пятнами ума?
  
  
  Вечером я беседовала с родителями о цирке, при этом я критиковала затею Андрея Ивановича, а родители ругали меня.
  Они укоряли бы меня и за победу на Чемпионате Мира по шахматам.
  Родители всегда недовольны детьми, словно родителей после рождения дочери - подменили на механических солдатиков.
  Утром я отправилась по адресу кочующего цирка.
  Неделю - в Москве, месяц - в Германии, месяц - в Нидерландах.
  Андрей Иванович обещал, что в цирке расскажут о моей роли - собака справится с простым заданием.
  Цирк детский и задачи - ребячьи: детский сад штаны без лямок.
  По адресу я нашла временное прибежище циркачей - Дом Культуры завода имени Кустодиева.
  В холле летали мухи, беспорядочно кружили жуки, при ближайшем рассмотрении - ребята и взрослые.
  Остановить муху или жука, побеседовать с ними нет никакой возможности, потому что я не ласточка.
  Все имитировали дичайшую занятость.
  Ну и пусть стараются для меня, рано или поздно жук падают на землю... или к ногам Королевы красоты.
  Я - Королева, а жуки? жуки - холопчики.
  Эффектно распушила волосы, отставила левую ногу в сторону и застыла на подиумных каблуках - девушка-легенда.
  Мигом Мир остановился: мухи и жуки потеряли скорость, и возле меня материализовался из пустоты ожидаемый холопчик.
  Мальчик лет двенадцати, белобрысый, а в глазах - пустота, словно из мальчика слили горючее.
  - Мне нужен Иржи Млинарж, - я прочитала с экрана айфона.
  Ну и имечко - в книгу рекордов Даля его.
  - Musím Jiří Mlynář. Mám to, otroku? - я набрала в телефоне гугл переводчик и ткнула экран под нос несообразительного циркача.
  Почему я стараюсь, чтобы он меня понял, а не он подобострастничает?
  Он - женоненавистник?
  - Иржи Млинарж? Тама! - мальчик указал пальцем в сторону длинного коридора, затем посчитал, что палец выполнил свою указательную функцию, поэтому засунул его в рот.
  Отвратительное зрелище, когда мальчик сосет палец, словно в голодный год откопал покойника и обгладывает его руку.
  - Тама! Тама! Тамтама! - я - красивая яхта - поплыла в указанном направлении.
  Шаг подиумный, радуйтесь циркачи за бесплатный показ моды.
  На мне сегодня белый, с цветочным принтом, сарафан до пяток - пик летнего искусства.
  Судя по тишине - а потом, словно ветер поднял кучу осенних листьев, и они восторженно зашуршали - мою походку оценили по достоинству.
  Я с любопытством взглянула на девочку - примерно мою сверстницу.
  Она несла огромного легкого, наверно, из поролона шахматного коня.
  Морда черного коня перекошена в злобной улыбке.
  С нарисованных фиолетовых выпуклых губ стекает красная краска.
  Жуть? И в чем цирк?
  Я прошла по коридору, вышла в полутемное помещение, наполненное таинственными звуками.
  Трещало, падало, звенело, бренчало, ругалось - словно невидимые гномы переезжали из своего Царства в Мир мертвых.
  - Иржи - там! - из пыли мне пояснили и чихнули столь оглушительно и заразно, что я вылетела стрелой из шума и гама.
  Где там?
  В отдельном помещении за столом, заваленном бумагами и селедочными огрызками?
  Судя по тому, что Иржи Млинарж руководил частью цирка, он - по мнению девочки - заседает в кабинете.
  Я наугад открыла дверь и вошла в просторную комнату, соединённую с другим помещением, возможно - склепом.
  Шутки у меня кладбищенские, потому что черный юмор - проще, и в нем много возможностей для иронии.
  Во второй комнате беседовали, причем - громкий голос указывал, поучал и приказывал, а приглушенный - значит, холопчик - покорно соглашался.
  - Ты есть неправильно рубить голова.
  Голова нужно рубить с размах!
  ЦАХ-ЦАХ - и голова слетать.
  Ты, когда есть бить шея топором, то голова жертва виснет на ниточке, а не катиться.
  Зритель не любит, когда голова зависает. Зритель хохотать, когда голова катиться! - приговор палача.
  Черный ужас в голове заморозил моё сознание.
  Начальник учит подчиненного рубить головы на потеху зрителям.
  Я попала в клуб убийц?
  Кто следующая жертва - я?
  Или я - бухгалтер, который подсчитывает количество отрубленных голов.
  Спасибо, тренер Андрей Иванович - за хорошее место на летние каникулы.
  - У меня есть мало сил! Нема силу! - голос раба оправдывался, всхлипывал, дрожал ногами цапли в ледяном болоте. - Рублю головы, как могу. - В комнате раздался звон пощечины - приятный звон для девичьего сердца, если, конечно, не мне пощечина.
  Парни сражаются из-за девушек, даже, если нас рядом нет.
  Я на цыпочках уходила от страшной комнаты с убийцами.
  Лоб мой превратился в ледяной каток.
  Уши покрылись Белорусским инеем.
  Из Белорусской старой песни слова - "Синий, синий иней" - резали уши.
  Около выхода я остановилась обледенелая.
  Таинственнее притягивает сильнее золота.
  Золото - не магнит, но примагничивается, а тайны - тайны будоражат кровь, превращают её в жидкое золото.
  За второй дверью ругается величайшая тайна убийц.
  Они, конечно, не заметят, если я в чуть-чуть приоткрытую дверь сниму урок на камеру телефона.
  Потрясающие снимки - ни у кого ничего подобного не найти на телефоне.
  Одноклассники обзавидуются!
  Одна часть меня (Разум) требовала, чтобы я покинула комнату с максимально возможной для фотомодели скоростью.
  Другая часть девичьего организма (Любопытство) не слушала первую, включала камеру на мобильнике.
  Любопытства в девочке намного больше, чем разума, поэтому - победа всегда известно на чьей стороне.
  Я нажала на кнопку запуска и одним глазком, на микрон - полюбопытствовала.
  Лучше бы я сходила на фильм ужасов, а потом просидела ночью час на кладбище с вампирами и призраками.
  Кошмар заковал меня в цепи.
  В районе желудка пролетела раскаленная комета.
  В ушах звенело, словно меня превратили в колокол и стучали по мне кувалдой.
  В маленькой комнатке стоит стул - самый страшный стул из жутких историй о поедателях человечины.
  Около стула на коленях - пленник, связанный по рукам и ногам, как сноп сена (хотя у сена нет рук и ног).
  Голова пленника лежит на сиденье стула, а руки безвольно - еще бы - повисли.
  Мальчик лет двенадцати с топором в тонких белых руках с веснушками (на веснушки я почему-то обратила особое внимание; золотые точки на руках страшно смотрелись на фоне окровавленного лезвия топора) внимательно слушал своего учителя.
  Наставник - мускулистый парень, лет пятнадцати-шестнадцати размахнулся огромным, кошмарно ржавым топором и с выдохом:
  - Подивися, як засекну главу (я машинально перевела - Удивись, как отсеку голову), - опустил лезвие на шею жертвы.
  Раздались отвратительный хруст и треск - перебиты шейные позвонки.
  Голова подпрыгнула волейбольным мячом и с жутким стуком покатилась в угол комнаты.
  - Смеяться, смейся! Это нужно смеяться! - наставник размахивал топором и хохотал натужно, с подвываниями и подхрюкиваниями.
  Ученик палача подхалимски тоненько хихикал, будто котик над мышонком.
  Я поплыла в черном тумане.
  Телефон выпал из рук.
  Раздался адский грохот, будто не мобильник упал, а - рухнула телефонная будка с человеком.
  Медленно, очень спокойно я вечность поднимала телефон, преодолевала сопротивление воздуха, который превратился в подсолнечное масло.
  В замедленном кино видела кривые улыбки на лицах палачей.
  Парни двинулись ко мне. Ах, если бы не телефон и не шпильки на каблуках.
  Я схватила айфон и - насколько позволяли правила бега подиумной модели - рванулась к двери.
  - Стоять! Не думать смерть!
  Это есть шутка с чучел!
  Оно - манекен! Не живой!
  Возвращаться, ты - Мэри Васнецов?
  - Мэри Васнецов! Мэри-Члери! - я вспомнила любимую поговорку папы. Вовремя.
  Папа часто рассказывал о волшебной пасте из детства, зубной пасте, которая превращает зубы в жемчуг.
  Мэри-Члери папе не помогла, зубы у него не жемчужные, а из янтарной комнаты в Санкт-Петербурге - желтые, прокуренные.
  Я схватилась за ручку двери и остановилась: во-первых, меня не преследовали, во-вторых, я вспомнила, только сейчас до мозга дошла мысль, что из отрубленной шеи не ударил фонтан крови.
  Ничего не выплеснуло.
  Неужели, фокус цирковой?
  Жуткий фокус в расчете на маньяков в зрительном зале.
  - Иржи Млинарж! - высокий палач с обворожительной улыбкой борца за справедливость подошел ко мне и изобразил пародию на поклон. Топор звякнул о плитку пола, выбил веселые искорки смертельного ужаса. - Мы есть напугать тебя свой буффонада?
   - Не есть и не пить! - я не проживу часа без своей ядовитой иронии.
   В минуты страха или после стресса шутки из меня вырываются, как пламя из ствола автомата.
   Год назад мы в большую перемену гуляли около школы: прикалывались на высоком интеллектуальном уровне.
   Малыши разрисовали асфальт квадратами и прыгали чумовые.
   Мы - ближе к старшеклассникам, поэтому забавы и развлечения у нас иные - почти взрослые.
   С грохотом катались с горки, крутили карусель до сумасшествия.
   Хохотали над ошибками учителей.
   Вдруг, раздался грохот - точь-в-точь, как от падающей шахматной доски за спиной.
   Школа - не шахматный кружок, стрельба в школе запрещена.
   Я оглянулась, и последовал второй страшный выстрел.
   Военрук - учитель военной подготовки в старших классах - палил из автомата Калашникова.
   Холостые выстрелы, но эффект парада!
   Военрука через день уволили за шалости, но память о струе пламени из ствола автомата репейником засела в моей памяти!
   Сейчас я ощущала себя автоматом, но выстрелы - боевые, а не холостые.
   - Я есть Славо Бубла! - мелкий палач отставил свой мясницкий топор. - Мы не хотеть вас волновать.
   - Вы испугали меня не действием (солгала), а своей речью - ломанная русско-нерусская речь! - я, на всякий случай, не отходила от двери.
   Дружба - дружбой, а война - войной!
   Почему вы не разговариваете на своём языке, или на русском, а смешиваете слова в невероятную кашу из дешевого фильма?
   - Каша есть обед? - Славо вытаращил на меня васильковые глазки.
   Не находил связи между гречневой или рисовой кашей и кашей из слов.
   Слабовато с воображением у цирковых палачей!
   Манекену голову с легкостью отрубают, а в словах плутают, заблудились в трех соснах.
   - Мы в каждый страна тренироваться их язык: Япония - японский, Русь - русский, Германия - германский! - Иржи пояснил мне, проследил за моим взглядом и приставил топор к стене.
   - Неплохо получается по-русски, вы не выходите за рамки попугаев, - я ободрила ребят, слегка покраснела из-за своей подленькой иронии. Они иронию не понимают - дети цирка. - Если отбросите слова - "есть" и "т" с мягким знаком, то сольетесь с русскоговорящей толпой в метро или в парке "Сокольники". - Я качнула головой и эффектно повернулась к цирковым ребятам левым боком, правая нога - в точке. - Я - Марина Васнецова.
   Мой тренер попросил... умолял меня... чтобы я помогла вам.
  Но после того, что я увидела - отрубание головы чучелу, не уверена, что останусь в вашем цирке на час.
  Не говоря уже о летнем сезоне, когда нормальные девочки на скамейках в парках читают бестолковые книжки.
  - Марина Васнецова! Та самая Васнецова! - Иржи с восторгом крикнул, пожал руки Славо, словно Славо меня возвысил и привел в цирк.
  Но слова "та самая" приятно облили сладким медом моё сердце избалованной красавицы и шахматистки (самая крутая шахматистка в Мире, но иногда - совсем-совсем случайно - проигрываю).
  - Мэри, ты есть помогать нам, - Иржи осекся под моим не кукольным (я превратилась в айсберг) взглядом и поправил речь, убрал "есть" и "т" с мягким знаком. Быстро обучается циркач! - Мэри, помоги нам!
  - Во-первых, не называйте меня Мэри, - я распахнула Космос очей - снова Барби, айсберг растаял. - Мэри - английская овечка. Овца! Баран - беееееее!
  Для сверстников я - Мрин!
  Во-вторых, девочки не помогают мальчикам - закон джунглей.
  Девочки пьют смузи через трубочку, а мальчики в это время завоёвывают Мир.
  Чей мальчик круче и больше завоюет, того девочка становится Королевой! - я присела на стульчик, ноги не скрестила.
  Бесконечно длинные сосновые идеальные ноги завяжутся узлом.
  И девочка со скрещенными ногами напоминает пособие по анатомии для художественных училищ..
  Ляжка на ляжке визуально утолщается, превращается в безобразный бесформенный кусок мяса динозавра.
  Спина сгибается колесом телеги.
  ФУЙ! Чуть голова не закружилась от страшной картины, что я не совершенство, а - мельничный ослик.
  Когда идеальная поза была достигнута: ножки согнуты, но не искорежены, спина прямая, выражение на личике - ангельское, я поняла - мальчики попали в капкан моего обаяния.
  Осталась небольшая проверка, экзамен.
  - Славо! Друг! Принеси, мне, пожалуйста, кофе! - я улыбнулась помощнику циркового палача.
  Попросила бы Иржи, но Иржи старше по возрасту и по званию.
  Девушки не гоняют за дровами и кофе помощников директоров.
  Уверена, что и Иржи голову сломал бы, чтобы мне услужить.
  ХМ! Голову сломал - слишком неприятное определение.
  Напоминает отрубленную голову манекена в соседней комнате.
  Славо, обалдевший от моей Внеземной красоты, подскочил.
  Ринулся к двери, врезался в косяк и вылетел Жар Птицей.
  Он добудет кофе даже из адской кухни.
  - Мрин! - Иржи с трудом поднял глаза, улыбнулся мне жалко - волк в яме. Парень очень бы страдал, если бы я ушла из цирка (надеюсь, что мучился бы). - Посмотри на чучело.
  Оно правдивое, не живое, даже не труп. - Иржи пригласил меня в соседнюю комнату - так падишах приглашает балерину в ресторан.
  Я величественно прошла, хотя ноги у меня мелко дрожали, как у суслика перед кроликом.
  Слишком правдоподобно выглядела комната казни.
  По спине побежали ледяные муравьи.
  Вдруг, я ошиблась, и палачи меня хитростью заманили в ловушку?
  Тело на стуле - настоящее, а кровь...
  Кровь не выплеснула, потому что - не должна!
  Я видела отрубание головы только в фильмах, а киношники для эффекта хоть сто литров крови из человека выльют.
  При аварии на дорогах машина превращается в лепешку, но не загорается.
  А в фильмах машина всегда взрывается, пламя жадно охватывает её, машина подлетает и три раза переворачивается в воздухе - сальто.
  УФФФ! Облегчение, чучело оказалось не живым - изготовлено из пористого тяжелого материала.
  Голова - выполнена изумительно правдиво, до безобразия.
  Стеклянные глаза в смертельном ужасе смотрели на меня.
  Резиновый рот перекошен в гримасе запредельного ужаса.
  В углу комнаты сгустилась тьма.
  Клок темноты, величиной с подушку.
  Невероятно при включенном свете!
  Мне показалось, что я взлетаю к потолку, выше потолка, и с расстояния примерно, пяти-семи метров наблюдаю за казнью.
  Около стула на коленях связанная я... Я?!!
  Голова лежит на сидении, а палач - не Иржи, не Славо, а статный усатый мужчина в черном плаще - замахивается топором!
  Лезвие сверкнуло черным, и полетело вниз со скоростью падающего дождя.
  "Неееееет!", - я закричала, но не в этом Мире, где беседовала с Иржи Млинаржем, а в другом, под топором.
  Слова потерялись в густом маслянистом воздухе.
  Рывок, и я вынырнула из кошмарного кино.
  Тьма в углу комнаты исчезла, и, вероятно, не появлялась, а мне померещилось.
  Я кое-как успокаивала дыхание и расшалившееся проказливое сердце.
  Оно громыхало, с шумом гнало кровь по венам и артериям или во всему остальному, куда достанет в организме девочки.
  Люди снаружи выглядят таинственно, каждый человек - загадка.
  А внутри, в разрезе - все одинаковые, слеплены под копирку.
  Молча обошла отрубленную голову и вышла из тюремной камеры.
  Сразу свежий воздух смыл больше половины неприятных ощущений.
  - Наш директор пан Новак Вольдемар давно задумал оригинальный цирк - цирк шахмат! - Иржи говорил сбивчиво, а я мысленно переводила неточности его речи на русский общепонятный подростковый язык. - В искусстве трудно найти свою полку...
  - В России говорят - "найти нишу", - я милостиво поправила: пусть мне заплатят за работу горе-переводчицы.
  - О, спасибо, Мэри... Извини, ты не овечка, Мрин! - Иржи присел подальше - расчетливый паренек.
  Боится, что сгорит в ледяном пламени моей красоты. - Цирковая программа построена на игре в шахматы.
  Два часа цирковых шахмат.
  Каждая фигура в определённый момент выполняет свою работу: жонглер - жонглирует, гимнаст...
  - Гимнастирует! - я "подсказала".
  - Спасибо! Гимнаст - гимнастирует, акробат - акробирует! - Иржи подумал, что я ему правильно подсказала.
  Мне стало на миг - на микросекунду - неловко за свою иронию.
  Но имею право, потому что Млинарж меня испугал трупом.
  Испуганная девочка превращается в ядовитую медузу.
  Я читала, что самое ядовитое животное или насекомое на Земле - маленькая медуза.
  Она распускает вокруг себя облако тончайших, невидимых глазу человека, щупалец.
  Яд вызывает судороги и смерть даже самого отважного водолаза.
  Отравы одной медузы хватит для уничтожения небольшого Европейского городка.
  Я представила себя медузой на стуле, а ядовитые щупальца - мои слова.
  Пожалею наивного простоватого циркача.
  Уменьшу напор иронии. Прикрою кран остроумия. ХМ! снова шучу...
  - ... клоуны - клоунируют! - Иржи закончил список цирковых номеров и перешел к сути шахматного цирка. - С начала до конца представления, за цирковыми номерами идет шахматная партия.
  Она транслируется на большом экране, а мы, циркачи - фигуры.
  Зрители всегда играют белыми, а мы - чёрные.
  Понимаешь, овечка, овца... Мэри... Мрин, - Иржи подошел и взял меня за руку. Ненавижу, когда парни подластиваются подобным Европейским способом.
  Во Франциях всяких и других странах принято при встрече целоваться.
  Я не против, но сама выбираю, и не позволяю, чтобы меня охмуряли.
  В книге О. Генри я вычитала метод обольщения девушек: мужчина берет руку девушки и говорит, что хочет.
  Девушка, чья ладонь в плену, примет любую ерунду за правду и обязательно влюбится в парня.
  Разумеется, этот метод кадрения известен любому мужчине, потому что интернет не знает, ни границ, ни возраста, ни ума.
  Но я не подопытный цирковой манекен.
  Осторожно высвободила ладошку из руки циркача.
  Иржи сделал вид, что не заметил моего недружелюбного жеста.
  - В зрительном зале иногда находятся профессиональные шахматисты высокого уровня.
  С их помощью зрители выигрывают.
  - Выиграют и пусть радуются! Вы же ничего не теряете! - я усмехнулась и поправила край платья (оно сидело безукоризненно, но жест необходим по теории красоты).
  - Нет, Мрин! Мы теряем и очень много! - Иржи кругами ходил по комнате, наматывал невидимую нитку на катушку. - В начале выступления клоун принимает ставки.
  Незаконно, но без денег циркачу труднее, чем водителю автобуса.
  Мы - школьники, поэтому нам деньги нужнее, чем взрослым.
  - Интересная мысль! Я до неё еще не доходила!
  Наверно, у вас, в Европе много нового и диковинного для НАС.
  - Длинные ноги, а не доходила! - Иржи уставился на мои губки - Звезды Вселенной.
  Но-но, не заглядывайся!
  - Я собираю деньги на новый автобус! После школы куплю собственный автобус и стану развозить людей - готовый бизнес!
  - Накапливай, а я здесь причем, в вашем цирке с отрубленными головами манекенов? - беседа мне надоела.
  Мальчик признается девочке, что ему нужны деньги, что он копит.
  Удар по самолюбию любой девушки.
  Мы уверены, что парни дожны все деньги кидать нам под ноги.
  А тут - на автобус деньги собирает лопатами.
  Пусть катится на своем автобусе по горам!
  Я поднялась, гневно тряхнула роскошью волос.
  - Ваш кофе, мадемуазель! - в комнату вошел Славо с пластиковым стаканчиком.
  Лицо мальчика сияло натертым паркетом.
  Откуда он выкопал словечко "мадемуазель".
  Оно оскорбляет меня? или, наоборот - лесть?
  - Горячий! - я отхлебнула мутную ненавистную жижу. - И в пластиковом стаканчике - посуде бездомных. - Я снова присела (не бросать же кофе под ноги холопчику).
  Если ухажер старается, то я его хвалю и упрекаю одновременно.
  Похвала - плата, а укор - чтобы холопчик не вознесся выше девушки.
  - Спасибо, Славо! Ты очень мил! - я, нарочно, чтобы Иржи разозлился, одарила младшего палача улыбкой "Восторженная Барби". - Изумительно, Славо!
  Ты, наверно, когда вырастешь, купишь себе ресторан для бизнеса?
  Иржи мне признался, что вы, циркачи, играете в шахматы на деньги!
  - Ресторан! Ресторан - отлично! - Славо почесал за правым ухом.
  У циркача появилась мечта - собственный ресторан!
  И мечту принесла на крыльях Судьбы я.
  - В наш век всеобщей компьютеризации, когда даже футболисты и штангисты рассчитывают свои рекорды на основании выводов компьютера, вы можете обыгрывать зрителей по-компьтерному, - я подала несвежую мысль.
  Все шахматисты мечтают встроить в свою черепную коробку микрокомпьютер, который обеспечит стопроцентный выигрыш. - Спрячьте компьютер на сцене, или за кулисами.
  По телефону консультант подскажет вам нужные шахматные ходы.
  Результат - в виде выигранных денег - польется золотом в ваши карманы.
  - Эх, Мрин! Неужели, мы бы не играли по компьютеру, если бы имели возможность? - Иржи сдулся - шарик, проткнутый плохой новостью. - Директор Новак - не последний дурак.
  - Последний дурак? Или - первый? - я не поняла, в какую сторону повернута фраза.
  - Зрители тоже могут получать подсказку от компьютера или по телефону.
  Поэтому в цирке всегда работают мощные глушители телефонных и радио звонков!
  Во время выступления наши камеры и билетеры внимательно следят за зрителями - не подсматривают ли они в компьютеры.
  За компьютер - команда считается проигравшей. - Иржи потянул себя за нос.
  Превращается в Пиноккио?
  - Если зрители скованны, то есть не могут играть по подсказкам, то ваши артисты, когда уходят за кулисы - пусть посмотрят в комп, а затем подскажут нужный ход, - я не понимала сложностей циркачей.
  У них огромное преимущество перед зрителями - компьютер за кулисами!
  - ЭЭЭ! не все циркачи - умнее шахмат! - младший палач Славо нефтью в молоко влился в разговор. Наверно, уже видел себя директором детского ресторана. Фантазер с извращенным цирковым номером - отрубание головы. - Мы часто путаем, забываем ходы.
  Пройдем по сцене колесом, отыграем номер, а затем еще и думай, что и куда фигура ходит-бродит.
  Ход-Брык!
  Иногда нет времени на выход и подсматривание в компьютер, потому что ход очень быстрый - блитц-криц.
  Мы терпим крах-бах! - Славо развел руки в стороны, и я ему простила пластиковый стаканчик и избыток сахара в кофе.
  Иржи и его помощник долго, до посинения языков, мне объясняли правила игры в цирковые шахматы.
  Задача консультанта - принимай быстро решения, или забеги за кулисы, подсмотри в компьютере нужный ход и передай его фигуре на арене.
  Сначала сложная система не укладывалась у меня в воздушном сознании.
  Ум девушки вмещает сиксилиард фасонов платьев, туфель, сиксилон новых косметических препаратов, поэтому не хватает места на одну мысль о цирке или работе консультанта на арене.
  - Директор обрадуется, что ты согласна! - Иржи за меня решил и подошёл к моему стулу-креслу.
  На руках понесет вместе с троном?
  - Без меня меня женили! - я не вставала, слишком много чести палачам, чтобы Российская шахматистка вскакивала и танцевала, как коза, по первому приказу.
  - Мы тебя выдали замуж? - Славо - наивный убийца чучел - распахнул рот.
  - ОЙ! Циркачи! Шутками научитесь жонглировать, - я взмахнула рукой - выверено, очень эффектно - феи рукоплещут под потолком. - Моего согласия недостаточно.
  Родители ставят последнюю кривую подпись на контракте.
  И зачем мне ваш цирк с мрачными извращенными фокусами и живыми шахматами?
  - Пан Новак нам за каждый выигрыш платит по триста евро! - Славо переводил испуганно-восторженный взгляд с меня на Иржи, не находил очаг шутки.
  - Триста евро? Это больше, чем сто рублей? - я сложила губки сердечком. Евро, доллары, пенсы, копейки - для биржевых брокеров.
  Мы, девушки, оцениваем жизнь украшениями и модной одеждой.
  Наконец, я решила, что слишком растягиваю своё подиумное время в цирке на пустую болтовню.
  Мы втроём отправились к директору - Вольдемару (или - Вальдемар) Новаку за его решающим словом-золотом.
  Но и оно для меня ничто не значит, если я раздумаю выступать в цирке консультантом-подсадкой.
  - Прошу, Мрин Васнецова! - Иржи - предусмотрительный кавалер - распахнул передо мной дверь в кабинет.
  Имя и фамилию он произнёс нарочно, громко, чтобы директор услышал и не выгнал нас раскалённой кочергой.
  Если простые циркачи тренируются отрубать голову чучелу, то, директор, возможно, экспериментирует с чёрной магией.
  - О! Очень польщен! Прекрасная девочка!
  Век вам обязан! - пан директор пропел на чистом русском языке с небольшим лесным акцентом, будто березы шумят. Он поднялся из-за стола, не подобострастно быстро, и не меланхолично важно медленно, а с нужной скоростью подошел ко мне, склонился в поклоне, шаркнул ножкой, поднял мою руку и поцеловал.
  Очень приятно! Мужчина с Большой Буквы!
  При других обстоятельствах я бы расплылась блином по сковороде от удовольствия.
  Но сейчас окаменела.
  Каменная девочка на острове Пасхи.
  На острове Пасхи древние греки или шумеры установили каменных баб, но я не баба, а - девочка.
  Язык гранитный у меня не повернулся назвать себя бабой.
  Пан Новак Вольдемар (все они паны?), директор детского шахматного цирка или цирка шахмат, джентльмен - от улыбки до кончиков усов - вышел из моего видения.
  Он похож на монстра с топором, который привиделся мне в комнате с отрубленной головой манекена.
  Пана Новака я боялась в своём секундном кошмаре.
  "Мрин! Не глупи! Ты сошла с ума после психических травм.
  Макарова с гремящей доской не каждая девочка переживет.
  Плюс кактус, вонзившийся в Андрея Ивановича.
  Вдобавок - на сладкое - казнь чучела.
  Чудище тебе померещилось, и все усатые мужчины похожи друг на друга!" - я стояла с раскрытым буквой "О" ртом.
  Пан Новак проводил меня к СВОЕМУ креслу, отодвинул трон и придвинул, когда я опускала своё фотомодельное тело.
  Очень приятно, словно меня только что назначили директором цирка.
  Согласна на любые номера, даже глупые, если они в МОЁМ цирке.
  - Вы, Марина, выглядите так, как мы мечтали! - пан директор произнес загадочно, обернулся к Иржи и Славо, снова развернулся на каблуках.
  Лихо у него вышло, фигурное катание в ботинках по линолеуму.
  Я молчала и дышала ресницами, ротик не закрывала.
  Буковка "О", сложенная из губ девушки иногда дороже всех слов в Мире.
  Шикарная дорогая помада "Клуб Монако" усиливала эффект от кукольной буквы "О".
  Вы еще моего сердечка из губ не видели, пан Новак.
  - Марина! Мы долго подыскивали кандидатуру на роль шахматной Королевы! - Директор говорил мягко, равный с равной. - Юноши и мальчики сразу отпадают по причине недовольства зрителей.
  ХМ! девушки, девушки - либо с умными лицами, а в голове туман, либо - не с глупенькими выражениями на кукольном личике, а в головке - вечная мерзлота и вакуум.
  - У меня кукольное личико? - я сменила буковку "О" на сердечко! - Но в голове не холодно, иначе мозги бы замерзли, а с ледышкой в голове девушка умирает! - ресницы взмахнули крыльями совы.
  На канале "Дискавери" я смотрела передачу о сове, голубе и орле.
  Может быть, передача на другую тему, но я включила, когда над особо чувствительными микрофонами запустили: сначала - голубя, затем - орла или сокола, а третья - сова.
  Голубь прогремел крыльями торжественный марш в микрофон.
  Орел взбудоражил микрофоны - тоже громко.
  А шум полета совы самые точные приборы не зарегистрировали.
  Сова - бесшумная, ночной дьявол.
  Птица из другого Мира. В своём Мире она шумит, гремит крыльями тарелок, а в нашем Мире летает без звука.
  Свои ресницы я сравниваю с крыльями совы - образно.
  - В голове горячая кровь, она равна тридцать шесть и шесть десятых градусов по шкале Цельсия.
  Нас в школе учили пользоваться градусником! - я покачала драгоценейшей головкой.
  Проверяла директора цирка на юмор и иронию.
  Он выдержал экзамен, но на миг искра сомнения мелькнула в черных антрацитовых глазах.
  Отличная из меня наивная куколка Барби.
  - Марина! Вы - чемпионка Москвы и России по шахматам в своей возрастной категории, - пан Новак включил смартфон, набрал шахматную картинку (или она у него заранее приготовлена для меня?). - Что вы скажите об этом шахматном этюде?
   - ХА! Спертый мат - мат Лусены!
  Ферзь е6 - шах, король h8, конь f7 - шах, король g8.
  Конь h6 - двойной шах, король - h8.
  Ферзь - g8 - шах, ладья берет g8.
  Конь f7 - мат. - Я не глядела на экран.
  Задача классическая, её даже третьеразрядники наизусть учат во сне вместо таблицы умножения, а я - чемпионка (не всего и не всегда), но о мате Лусены знаю больше, чем о теореме Пифагора.
  - Спасибо! А я, несмотря на ваши достижения, засомневался! - пан Новак расцвел розовым кустом в июльский полдень. - Вы слишком красивая... эффектная.
  - Красивая, поэтому - глупенькая?
  - Да! Именно - глупенькая! Пустышка! Девочка, которая забывает своё имя! - пан директор восторгался, словно не оскорблял меня, а расхваливал перед собранием академиков. - Зрители подозревают нас в подвохе, особенно, когда игра идёт на деньги.
  Если между фигур бродит юноша, или девочка с печатью Соломонова ума на лице - впрочем, я не встречал подобных девочек - на него могут подумать, что он - подсадка, подыгрывает, подсказывает.
  Но на вас - наивненькую, воздушную, как лепестки розы лёгкую - не свалится подозрение, что вы что-то смыслите в шахматах.
  - Поняла! Очень приятно, что вы дважды похвалили меня: за красоту и за умение переставлять шахматные фигуры, - Я накрутила волосы на палец, раскрутила - отвлекающий маневр длинноволосой. Короткостриженые девушки не повторят мой трюк. - Я умненькая в шахматах, а в жизни меня даже бабочка капустница обманет!
  Не знаю - по моему ли хрупкому плечу непосильная задача на летние каникулы.
  Вы же уезжаете на гастроли в Берлин, через неделю.
  - МЫ уезжаем! - пан Новак погладил левый ус - гусар! - Твоя виза и паспорт - действительны, мы узнавали у Андрея Ивановича.
  - Родители, полагаю, не откажутся от замечательных каникул для дочки, плюс премии - триста евро за выигрыш...
  - Или триста евро за проигрыш! - я встала из-за стола, прикоснулась ладошкой к медвежьей шкуре на стене. - Вы - охотник, пан Новак?
  - Шкура не дикого медведя, а нашего любимца - Йошко! - на глаза пана директора набежал туман грусти. Директор цирка обязан любить животных, по крайней мере - цирковых животных. - Йошко исполнял головокружительные номера на велосипеде.
  Однажды, не сгруппировался, у него закружилась голова - оттого, что номер головокружительный - я повторяю.
  Упал с велосипеда и свернул шею.
  - Очень печально! - я представила, как цирковой медведь-акробат валится кубарем с велосипеда.
  Переворачивается, вскакивает на задние лапы, но голова - голова на месте, потому что медведь не способен себе свернуть шею. - Мой рыжий плюшевый медвежонок Тедди часто падает с кроватки, ему больно.
  Но головка у него не отваливается.
  Печально и то, что вы назначаете мне оплату, как и остальным.
  Если я - чудо, находка, то положите мне скромные триста пятьдесят евро за выигрыш циркачей.
  Проигрышей, надеюсь, не получится.
  Наивные глупенькие девочки - находка для бутиков.
  Нам подсовывают самые дорогие вещички, и мы вынуждены покупать, не замечаем обмана.
  Деньги текут вокруг нас.
  - Да, балерины - насосы для денег! - пан директор вздохнул, на несколько секунд погрузился в болото воспоминаний.
  Наверно, подсчитывал, сколько утекло у него денег на балет.
  - Если, вы, Марина не допустите проигрышей, то я обещаю вам - по триста семьдесят пять евро за каждый успех!
  За спиной пана директора прошла волна восхищения: Славо и Иржи удивлены моим напором и согласием начальства.
  Осталось дело за малым - за моим "да".
  - Пан Вольдемар! Извините, я буду называть вас пан директор, по-русски звучит комично, из нашего древнего юмористического сериала.
  Пан директор, но не пан Новак.
  Слово "пан" унижает девочку, словно я ваша крепостная крестьянка.
  Иржи и Славо рубили голову манекену?
  У вас цирк ужасов и издевательств над куклами?
  - Манекен - пешка в шахматной партии! - пан директор опустил голову: то ли разглядывал безукоризненно начищенный ботинок, то ли прятал от меня ложь в глазах. - В острые моменты, когда мы проигрывали, мы отвлекали внимание публики не совсем гуманным трюком - казнили пешку.
  Люди обожают смотреть, когда казнят... других.
  Зрители отвлекались, а мы исправляли игру, если возможно.
  Если вы не доведете представление до казни, то голова очередного манекена не покатится с плеч.
  Славо и Иржи - малолетние клоуны.
  С ними вы не заскучаете.
  От вашей команды зависит результат шахматной партии в нашем цирке.
  - Я - тоже клоун? - голос мой дрогнул листиком на ветру.
  Никогда подиумная модель не выступала в цирке клоуном или, как они её называют по-цирковому - клоунихой.
  - Вы! ГМ! Мэри... - пан директор прокашлялся в кулак, и кашель - не настоящий, а театральный, для заполнения паузы. На запястье пана Новака я заметила наколку: синий купол Цирка. - Цирк - особый Мир, придуманный и яркий!
  - Не темните пан директор!
  СкажИте сразу - кто я по роли на арене?
  Тайная роль - шахматистка.
  А для зрителей я - обезьяна?
  - Обезьяна из вас никудышная, Марина, - пан директор смерил меня рулеткой взгляда. Изучал, примерял костюм гориллы. - Неплохо задумали - обезьяна!
  Оригинальное новаторство, но не в нашем ключе!
  Ноги у вас длинные и они вписываются в сценарий, а не короткие мощные лапы обезьяны.
  Вы... Вам...
  - Мне...
  - Вам отведены три роли: шахматистка - между нами тайна, гримёрша и уборщица - для зрителей, - Пан директор вжал голову в плечи, спрятал гриб головы в мох.
  Наверно, он часто получал от разъярённых фотомоделей колотушкой по затылку.
  - Я? Уборщица? - негодующий вопль заполнил комнату.
  - Моя мама работала уборщицей в Доме Кино Праги и - не умерла от стыда! - Иржи зачем-то влез ножом в разговор.
  Мальчик неосторожный, малоопытный.
  Лучше бы голову засунул в стиральную машинку и включил сорокапятиминутную просушку.
  - Теня Франческа на пенсии подрабатывает - моет полы в доме инвалидов.
  - Ты! Ты, если не замолчишь, то превратишься в карлика инвалида или в половую тряпку для тети Франчески! - я пальцем ткнула в рыбью грудь Славо.
  Циркач, а не накачан. Мышц меньше, чем у цыплёнка бройлера.
  - Иржи! Когда я стану твоей мамой, тогда и поговорим о почетной должности уборщицы для школьницы! - молния моего взгляда убила Иржи.
  Он умер, а затем ожил зомби.
  Меня долго уговаривали, остужали Кока Колой.
  Наконец, пан директор (не без моей помощи) подобрал другое название мнимой профессии - Смотрительница за порядком.
  - Хоть Королевой арены назовем вас, Марина!
  Главное, не название, а внешний вид ягоды малины, - пан Новак с видимым облегчением проводил нас до двери.
  Избавился от основной проблемы цирка и прибавил забот обычной Московской школьнице: девочке, которая иногда видит то, что не замечают другие.
  - Я один вечер посмотрю ваше выступление, а завтра дам ответ - соизволю, благоволю, или отрицаю! - нарочно произнесла мудрено, чтобы Иржи и Славо ломали головы, переводили с русского на японский, а с японского на свои языки.
  Вредность для девушки столь же важна, как и кокетство.
  Скромницу работящую парень не заметит, потому что мальчики уверены: все девочки - служанки.
  Но, если служанка приказывает, надувает губки, сердится, бранит (в пределах нормы), то девушку называют Принцессой и подластиваются к ней.
  - У нас веселый цирк! Настоящий, как Карлов мост! - Иржи расхваливал цирк, даже покраснел от усердия - рак над костром.
  Опасается, что потеряет Звезду - меня.
  Звезды гуляют по небу!
  - Божена, стой, где идешь! - Славо оторвался от коллектива.
  Он подбежал к невысокой девочке лет тринадцати-двадцати.
  Чем меньше рост, тем меньше кажется возраст, и наоборот.
  Мне всегда дают больше, лет, чем четырнадцать, потому что длинные волосы и космический рост (плюс каблуки) на время добавляют годы.
  Славо бесцеремонно выхватил кулёк из рук девочки, заглянул, выудил пузатый пончик в сахарной глазури:
  - Бранку не видела?
  - Она уехала в Братиславу! - девочка хлопала накладными ресницами (я уверена, что - накладные, потому что - длинные). - С коня упала, рассердилась и укатила.
  Даже не попрощалась и вещи свои не забрала: платья, туфли, косметику, - всё оставила. - Божена проследила, за ловкой рукой Славо.
  Мальчик выудил второй пончик и бессовестно откусил, словно пришел в ресторан на колесах.
  Слишком обнаглел, а расшалившихся мальчиков умные девочки укорачивают на голову.
  Иначе из проказников вырастут красноносые дяденьки - любители пончиков и ненавистники женщин.
  - Эй! Славо! Приличный мальчик сначала угощает девушек, затем - друзей, и потом только запихивает в свою львино-крокодиловую пасть пищу, - я отобрала у маленького бутафорского палача кулёк и вернула Божене.
  Девочки могут ненавидеть друг дружку, но в компании мальчиков мы держимся вместе, иначе нас затопчут неоперившиеся самцы.
  Ребята с недоумением посмотрели на меня, словно я превратилась в Железного Дровосека.
  Может быть, я нарушила пещерные традиции, когда первым до состояния бегемота наедается мальчик?
  Или в шахматном цирке только мальчики кушают бананы, а девочки питаются воздухом?
  - Мрин! Я кушаю! Я хочу есть! - Славо пояснил для неразумной Москвички.
  Его слова обожгли моё самолюбие и раскачали лодку спокойствия.
  Ненавижу, когда мальчик говорит "Я хочу"!
  Желаем только мы - девочки, потому что имеем право на мечты и желания.
  Если мальчик что-то захотел, то пусть - молча добивается желаемого, а не трубит на каждом углу.
  - И я желаю, и Божена мечтает о пончиках или бубликах, - я кивнула в сторону короткой, но приятной внешности, девочки.
  Убери свои желания подальше, Славо! - пожала плечами в раздумьях, и - не хотела, но вылетело из меня: - В нашей тройке желать буду только я, а ты - исполняй!
  Ишь ты, украл у девочки еду, вместо того, чтобы сам сбегал в пиццерию и угостил Божену самым дорогим пирожным с рубиновой вишенкой.
  Триста евро - достаточная сумма для похода в кафе в Москве... без излишеств.
  Сильно сказала, даже наклонила голову, на случай, если мальчики сойдут с ума и набросятся на меня с кулаками.
  Опустилось молчание, давило на барабанные перепонки, било по щекам.
  Всё-таки, я нарушила какое-то древнее Европейское правило.
  В кино показывают свидания парней и девушек в Европе.
  Девушки и парни в кафе платят каждый за себя - ужас!
  Страшнее только утонувший клоун в Англии.
  Божена прижала к груди пакет, с благоговейным страхом посмотрела на меня, развернулась и пошла - дикая козочка, обворованная пастушком.
  Каблучки цокали, будто копытца.
  Хвостик - завитушкой покачивался в такт шагам.
  Спина - прямая - гладильная доска.
  Ой! Мысль моя остановилась, возвратилась в голову - так мячик возвращается к лунке.
  Что привлекло моё внимание в циркачке?
  Белое платьице? Туфельки красные с зелеными звездочками?
  Круглая шапочка со стекляшками, словно горную вершину накрыла стеклянная туча?
  Ложная тревога!
  Девочка обыкновенная, невысокая, спортивная, с хвостиком.
  С хвостиком? С хвостом? Девочка с рудиментом или атавизмом - не помню научное название хвоста у циркачек.
  - У? Неё? Хвост? - я раскрыла ротик - птичка киви гнездо совьет (разумеется, если птичка киви величиной с плод киви).
  - Хвост! - Иржи поднял правую руку с татуировкой около локтя (дракон на велосипеде).
  Мне показалось, что мальчик хотел потрогать мой лоб - не заболела ли я?
  Сначала ошарашила заявлением, что не девочки служат мальчикам, а мальчики дожны угождать девочкам.
  Затем удивилась хвосту у циркачки.
  ("Подумаешь - хвост растет из копчика!
  У нас этих хвостов - завались!
  Сто раз земной шар хвостами опоясаем, а затем задушим Землю".)
  Славо надул щеки и ударил по ним кулаками, что, вероятно, означало наивысшую степень удивления и торможения.
  Мальчики ждали от меня продолжение вопроса.
  Пламя бушевало в моей голове.
  Женский страх перед первобытным пещерным медведем и призраками с кладбища холодил ноги.
  Неужели, ужас и кошмары в малых дозах - полезнее вареного лука?
  - У людей хвосты - редкость! - я пыталась спасти свою психику.
  - То - у людей, а мы же - циркачи! - Славо с гордостью поднял подбородок, подражал Шварцнегеру в фильме "Терминатор".
  - И у тебя, хвост, Славо? - я провела языком по потрескавшейся пустыне губ.
  Возможно, что Славо высунутый язычок принял за игру, поэтому выкатил глаза и отвесил челюсть до пола.
  - У нас нет хвостов! К сожалению! - Иржи разочарованно выдохнул. В голосе его птенцами пищали тоска и разочарование. - Мы - нормальные, а для цирка - уроды!
  - ОГО! А остальные - хвостатые? И даже пан директор Новак? - я не понимала: разыгрывают ли меня клоуны и Божена, или я попала в цирк уродов.
  Обыкновенный подростковый цирк ужасов, садизма, маньяков и уродов!
  Прекрасное место для девочки, которую маленький прыщик на лбу пугает до обморока.
  - Пан Новак - загадка! - Слава кулаком правой руки громыхнул по пустой грудной клетке. Гордился, словно родил Вольдемара Новака. - Поговаривают, что он - чёрт!
  В ботинках - копыта, а под волосами маленькие рожки!
  - У Эдварда третий глаз на лбу! Глаз слепой, но двигается! - Иржи произнёс слишком быстро и толкнул Славо в плечо.
  (Иржи не хочет, чтобы его подмастерье рассказывал о пане директоре и выдавал его тайны?)
  - Йохан поет, не раскрывая рта. У него голос выходит из попы! - Славо - наивная душа в хлипком теле - с обожанием смотрел мне в глаза.
  - Подробности о поющих попах меня не интересуют! - я сморщила носик, прижала ручки к груди, повернула головку налево - поза скромной куколки.
  Очень любопытны отклонения у циркачей, но как представлю поющего Йохана - сразу волна тошноты подкатывает к горлу, стучится и спрашивает:
  "Хозяйка, можно выйти?"
  Мы прошли в огромное полутемное помещение, напоминающее братский склеп фараонов.
  Если бы фараоны в Египте рождались тысячами, то на пирамиды не хватило бы камней.
  Фараонов хоронили бы в общей гигантской усыпальнице.
  Я чихнула. Запах пыли и старых могил - не аромат сада с розовыми кустами.
  - Простите, господа! Дамы не чихают! Вам померещилось! - пошутила.
  Неприлично, если девочка модель чихнула, все равно, что Йохан поёт...
  Снова Йохан. Глупость иголкой вонзается в мозг и выплывает, когда не нужно.
  Таблицу Менделеева, хоть сто тысяч лет учи по ночам - не запомню.
  "А о Йохане и его песнях... Мрин! Успокой свои мысли! Ты в склепе!"
  - За сценой наша комнатка! - Иржи превратился в резвого жеребенка.
  Неужели, он настолько погрузился в цирковую атмосферу, что при упоминании о своей работе - преображается, вдохновляется.
  Немного ему завидую, но доброй завистью, потому что в мальчиках нет ничего особого, на что можно завидовать откровенно, с кровью на губах.
  Помню, как год назад мечтала о синем платьице в белый горошек и с кружевным воротничком.
  В древние века в подобных платьицах скромницы разгуливали по паркам и кормили из рук динозавров и птеродактилей.
  Затем платье вышло из моды вместе с сапогами со шпорами и пышными бантами вокруг талии.
  Но год назад платье в горошек вернулось и захватило меня целиком, поработило, сковало мои ум и совесть.
  Я мечтала об этом платье, видела его во сне, отдала бы за него папину бороду.
  Но не везло мне, заколдовали против платья, потому что я - Красавица.
  То в магазине платья закончились.
  То осталось последнее, но шестьдесят второго размера - на буйвола.
  То мой размерчик, но с огромной дырой - чёрт кочергой прожёг.
  На Новогодний Карнавал в школе я вышла в красном атласном платье: миленькие блесточки сзади и спереди; вырез на спине, но неглубокий, оборочки - сюсюсю.
  Очаровательное платьице - модницы меня понимают!
  Я гордилась, я торжествовала, я блистала - бриллиант среди стекляшек Сваровски.
  Вдруг, туча нашла на МОЁ небо!
  Не чёрный ангел спустился на веревке с потолка.
  Не дядька Черномор привлёк бригаду богатырей десантников.
  Алина Брежнева выплыла в синеньком платьице в белый горошек, и (даже при воспоминании у меня волосы от злости встают дыбом) беленькие кружавчики.
  Алина не подозревала о моей зависти, захлестнувшей разум волной горящей нефти.
  Разные мысли стучали в мою черепную коробку, предлагали пути уничтожения платья конкурентки.
  Первый план: я подбегу и разорву платье руками и зубами.
  Второй план: сорву с Алины платье, оболью бензином из зажигалок учителей и ребят...
  Нет, второй план - провальный, потому что в зажигалках - газ, а не бензин.
  Третий план...
  - Прошу, пани! - Иржи вывел меня из воспоминаний, в которых я заболела внеземной завистью.
  Мальчик торжественно распахнул передо мной дверь, словно я - Принцесса и вхожу во дворец... Бракосочетаний.
  Шучу! Даже молча подбираю шутки.
  Сначала я подумала, что попала на мусорную свалку.
  Никогда не заглядывала в гримерки циркачей, поэтому ошарашена, глаза вылезли июльскими сливами.
  Но такт подиумной модели и фотомодельное умение держать улыбку спасли мальчиков.
  Нервы мои дрожали раскалёнными струнами кифары.
  Кифара - народный инструмент вымерших племен.
  Я сравнила нервы с кифарой, оттого, что слово "кифара" звучит таинственно и важно.
  Всё завалено костюмами, масками, непонятными штуками, напоминающими орудия пыток Инквизиции.
  Если бы я подрабатывала палачом Инквизиции, то обязательно использовала одну из клоунских штук.
  Краски яркие, солнечные.
  На белой маске намалеваны красные усы и угольные брови.
  На одном костюме клоуна алые ленточки, на другом - штанишки разрисованы оранжевыми и лимонными квадратами.
  Гигантские башмаки с круглыми красными лакированными носами, туфли с невероятно большими золотыми бантами.
  Но больше всего черно-белых одеяний, обуви, молотков, надувных шаров.
  Черно-белые квадраты - шахматки - гоночный, клоунский и шахматный рисунок.
  Наверно, потому что гонщик рассчитывает путь, как шахматист, иначе в эндшпиле получит мат от команды.
  Шахматист при игре в блиц швыряет фигуры, как автогонщик - машину.
  Клоун (в черно-белую клетку) носится по арене со скоростью гоночного вертолета и по-шахматному задумывается над ходами.
  Я на случай обвала игрушек в костюмерной не отходила от двери.
  Держалась за ледяную ручку.
  Если упаду, то превращусь в одну из клоунских игрушек.
  - Те раз! Сейчас найду ТВОЁ! - Иржи рылся в хламе, напоминал усердного бурундука в кладовой с орехами.
  В фильме о домашних животных я видела милейшего бурундучка в мешке с кедровыми орехами.
  Рай в Раю!
  Настоящий бурундучок смешил меня, а бурундук в теле Иржи настораживал.
  - ОЙ! Топоры забыли и чучелко! - Славо хлопнул ладонью по лбу, раздался треск поваленного дерева.
  Славо проломил свой череп.
  Треск - настоящий, лопнула кость.
  Я закрыла лицо ладошкой, присела на мягкий стульчик.
  Стульчик подо мной заржал.
  Я вскочила, из глаз летели искры - сейчас сожгу ваш склад с убийственной продукцией, шутники.
  - Стул смехачный! - Иржи с трудом затолкал смех в себя. Еще бы - мальчик хочет дожить до понедельника, поэтому не злит меня, не смеется надо мной. - Мрин, привыкнешь! - и крикнул в спину убегающего Славо: - Шибко! Шибко! Торопись, а то манекен оживет и убежит!
  В голосе Иржи звучала тревога, а следовало бы смеяться.
  Почему Иржи разволновался оттого, что манекен РЕАЛЬНО оживет?
  - Шуточки у вас - клоунские! - я выискивала безопасное кресло или трон для Принцессы. - АХ! Славо убежал, а голова у него треснула.
  Мальчик без головы проживет, но за медицину обидно.
  - То не голова, а трескачка в руке! - Иржи выдвинул ящик комода, напоминающего формой гроб (наверно, бутафорский клоунский гроб с выдвижными ящичками). - Возьми в руку и ударь ладонью по лбу! Забавно! - Иржи протянул мне подушечку телесного цвета, чуть меньше ладошки.
  Я осторожно приняла реквизит, приложила ко лбу - подушечка квакнула.
  - Сильнее! Не боися! Не убьёт! - Иржи высунул язык от волнения.
  Я размахнулась и со всей мудростью поколений фотомоделей вжала подушечку в лоб!
  В последний момент испуганная мысль горностаем промчалась в мозгу:
  "Вдруг, в подушечке скрыта капсула с несмываемыми чернилами?
  Или игла с ядом?"
  Из подушечки раздался оглушительный треск лопнувшего кокосового ореха.
  Смешно! Освежает!
  Если бы Иржи пошутил надо мной и подсунул чернила, то он не дожил бы до прихода Славо.
  Фотомодель в гневе страшнее горной лавины с камнями и страусами.
  В Швейцарии горная лавина снесла ферму с африканскими страусами и туристами.
  На фотографии из снежного кома торчали руки, ноги людей и перья страусов.
  Туристов - не жалко, а страусы - милашки.
  Глазки у них - пуговички, клювики - зюзюзю, кококо!
  Иржи - не страус, поэтому содрала бы с него шкуру за издевательство и сшила из неё костюм для нового клоуна - более умного.
  Возможно, Иржи догадывался, что с девочками шутят по-разному: одни шутки мы благосклонно принимаем, даже смеемся, а за другие шутки - убиваем.
  Я еще раз отвела руку и буквально треснула ладонью по лбу - не больно, а грохот грозовой.
  Прикольно в школе подшутить над учителями. Умрут от страха!
  Сразу - и Иржи, и Славо, и Божена с хвостиком, и пан директор с возможными копытами в ботинках - циркачи стали мне ближе по духу.
  Цирковые артисты выводят мрачных людей из комы.
  - О! Много потешных пищалок, пугалок, бутафорской крови, пузырей со слезами! Ты порадуешься, Мрин! - Иржи извлёк из коробки что-то розовое с белым, встряхнул и протянул мне - так официант протягивает посетителю блюдо с живой коброй.
  В глазах циркача застыл вопрос: обрадуюсь, или топну ножкой по ржущему стульчику?
  Сначала розовое мне показалось клубникой со сливками.
  Затем - парная телятина, и, наконец, оформилось в моём мозгу, как одежда.
  Назвать подобное платьем у меня язык не повернулся, а, если бы повернулся, то убежал бы от стыда.
  - Твоя униформа, Мрин! Одежда уборщицы! - Иржи заметно беспокоился, сейчас в обморок упадёт.
  - Одежда уборщицы?!! - я встряхнула розово-белое воздушное.
  Цветом изделие напоминало ночную рубашку, фасоном - ночной халатик.
  Розовенькое платьице с розовым мехом, белыми кружавчиками, золотыми пуговками.
  - Уборщицы... ХМ! Мы же решили, что я не уборщица, а называется по-другому.
  Впрочем, "уборщица" - короче слово.
  Неужели, я погружаюсь в цирк? - я приложила платье к себе, подошла к зеркалу.
  Из зеркала на меня таращила наглые безумные глазища ужасно толстая тётка с обвислыми щеками и животом коровы, в котором поместился Мировой океан.
  - Адское зеркало! - я отскочила, с опозданием поняла - кривое зеркало.
  У клоунов, наверно, совесть кривая.
   - Здесь НУЖНОЕ зеркало! - Иржи побелел, будто его обсыпали сахарной пудрой.
  Он набросил на клоунское зеркало покрывало и подал мне другое зеркало.
  Что он испугался? Храбрец богатырь?
  Подумал, что я от неожиданности разобью драгоценное кривое зеркало?
  Тетка в зеркале на меня не похожа, даже очень не похожа, возможно - не я.
  Для того и отливают кривые зеркала, чтобы люди себя не узнавали.
  - Я предполагала, что на арену выйду в клетчатом платьице - шахматке и черно-белых туфельках, - я постепенно привыкала к платью, оно, обнимало меня, подластивалось.
  Уютненькое, нежное, пуховое.
  - Нельзя! Мрин! Не вольно... Твоя роль для зрителя - как можно дальше от шахмат.
  Ты...
  - Глупенькая, наивная дурочка - розовая и пушистая? - я округлила глазки. Губки - сердечком, сдвинула носки туфель - превратилась в школьницу у доски. - Никто не заподозрит во мне шахматную шпионку.
  - ОООО! Ано! - Иржи пробормотал на чешском или словацком языке.
  Не знаю перевода, но догадываюсь, что циркач восторгается моим умом и блеском.
  Ано, наверно, означает - Шикарно! Поразительно! Умопомрачительно!
   Иржи извлек их хлама огромную метелку с разноцветными перьями.
  Столько ярких красок, что я чуть не ослепла.
  Зеленые, красные, лимонные, фиолетовые, рубиновые и еще - сиксилиард оттенков.
  Зрители ни за что не подумают на девочку с этой метелкой, что я - чемпионка по шахматам.
  В довершении концерта и театра мод Иржи преподнёс мне прозрачные туфли - ходули: каблук десять сантиметров, плюс платформа - четыре, а в платформе налита жидкость, и в ней плавают пластиковые рыбки.
  ХМ! Не похожа ли я на девушку из ночного клуба?
  Раньше родители держали от детей в тайне взрослые секреты.
  Сейчас интернет рассекретил даже базы клонирования кенгуру, не говоря уже о картинках с безумных бразильских карнавалов.
  Если бы платье оказалось коротким, как летняя ночь, то я бы ни за что не примерила.
  Пытали бы меня, заставляли, но девочка подиумная себя ценит!
  - Выйди! - я повелительно махнула рукой-волшебной палочкой.
  - Не понял! - глаза Иржи застыли на моём прекрасном личике со сметанкой.
  - Выйди! Я переоденусь! Примерю, как его... реквизит, что ли?
  - Я не смотрю! - Иржи отвернулся и нагнулся над ящиком-гробом.
  - Иржи! В коридоре я сказала, что девочка командует, а мальчики выполняют приказы, пусть даже поступил приказ сожрать ящерицу!
  Понял? - я наступала на циркача, давила доброй улыбкой куколки Барби. - На арене, если я прикажу сходить шахматной фигурой, а ты, или Славо сделаете по-своему, то цирк взорвется.
  Наступит конец света.
  Мне проигрыши ни в деревянных шахматах, ни в живых цирковых не нужны.
  ВЫ дома никогда не видели НАСТОЯЩИХ девочек? - я открыла дверь, еще миг, и Иржи получил бы полновесный школьный пинок.
  Но уже не от куколки, а от разбушевавшейся девочки вампа.
  Циркач слишком поспешно выскользнул в коридор.
  Я прикрыла дверь, закрыла на замок и приступила к самому важному в жизни каждой девушки таинству - примерке.
  В дверь стучали, Славо и Иржи умоляли открыть, кричали, что скоро начнется представление, угрожали пожаром.
  Я каждый раз смиренно по-овечьи отвечала:
  - Секундочку! Подправлю кружавчик (ленточку, бантик, пуговичку) и открою.
  На голову я поместила изумительный белый кружевной чепчик: корона - не корона, но при фантазии - Корона Королевы Красоты.
  Пусть зрители придумывают для чепчика роль, а я в это время заработаю себе и Цирку деньги на выигрыше в шахматы.
  Белые колготки с лимонными кленовыми листиками отлично завершали ансамбль звездной простушки.
  Когда за дверью затихло, лишь тоненько пищали то ли мыши, то ли уставшие тролли, то ли обессилившие Славо и Иржи, я открыла дверь.
  Парни ввалились размякшие, словно их несколько дней варили с репой в одном чане.
  - ОООО! Разве можливо примерять платье полтора часа? - Славо бросил в угол два топора, стул, манекен и голову. Голова манекена, а не Славо.
  - Один час тридцать семь минут! - Иржи не по-джентльменски уточнил.
  Он сказал бы еще что-нибудь ласковое о девичьих причудах, но посмотрел на меня и осекся, словно наступил на косу.
  Мальчики с окаменевшими лицами разглядывали меня.
  - Всего полтора часа прошло? Я сегодня слишком быстро примерила платьице, туфельки и Корону!
  АХА-ХА-ХА-ХА! - я заполнила вязкую тишину серебряным смехом.
  - Тебя, Мрин, только в цирке показывать! - Славо сделал сомнительный комплимент. - Я знаю, что ты шахматистка, чемпионка (спасибо, Славо!), видел, как ты решила задачку пана директора.
  Но сейчас, если мне скажут, что ты умеешь играть в шахматы, я рассмеюсь.
  Ты в этом платье, и шахматы - несовместимы.
  Я милостиво наклонила головку, показывала, что комплимент принят.
  До четырех часов Иржи и Славо вводили меня в роль, а по-простому называется - мы болтали.
  Задача моя - не сложная, но ответственная, как у летчика.
  Любая ошибка приведет к поражению в шахматной игре цирка подростковых ужасов.
  Ужасы - потому что непонятного в цирке больше, чем ясного.
  А всё непонятное пугает девочек.
  Представление начинается в пять часов, поэтому я волновалась.
  Не за шахматы боялась, а за работу на арене.
  Публичные выступления будоражат кровь.
  Несколько раз я выходила на подиум, позировала и быстро привыкла к вспышкам фотоаппаратов в мою честь.
  Цирк - не подиум.
  В цирке хвостик у девочки и третий глаз на лбу мальчика - норма.
  А на подиуме манекенщица с хвостом и с третьим глазом выглядела бы...
  ХМ... Выглядела бы потрясающе!
  Иржи и Славо вытащили из ящиков свои сценические костюмы - балахоны куклуксклановцев.
  У Иржи накидка в черно-белую клетку, а у Славо - в фиолетово-серую.
  Я вышла из комнаты: пусть мои коллеги - уже коллеги! - одеваются.
  - Девочка! ЭЭЭЭ! Девушка! Вы не знаете, где находится гримерное отделение клоунов Иржи Млинаржа и Славо Бублы? - мой папа прочитал по бумажке и опустил глаза на пластиковых рыбок в подошве моих туфелек-аквариумов.
  Папа - он пришел в цирк и не узнал меня!
  Прикольно! Отец отказался от дочери!
  Мама пристально, словно врач, смотрела в моё лицо.
  Возможно, материнское чувство что-то подсказывало маме, но это чувство матери не пробивалось сквозь слой косметики.
  Косметику я нанесла обычную, в самый раз, в сто слоёв.
  Хотя взрослые часто упрекают, что я штукатурю лицо и порчу молодую кожу!
  Родители не увидели в розовой куколке свою дочь.
  - Ниц не разумею, цо хотите! - я максимально изменила голос. - Ви есть воры?
  Вы есть пришли красть клоунов?
  Мама вздрогнула под тяжестью обвинений.
  Папа что-то проблеял - то ли на русском языке, то ли на древнеавстралийском.
  - Сумасшедшая! - мама шепнула папе в ухо, подхватила мужа под локоток. - Пйдм!
  Мы спасем нашу дочь из логова психов! - мама потащила папу - так собаковод на веревочке ведет пуделя.
  Мне стало обидно за "логово психов".
  Я уже одна из обитателей этого "логова".
  Наверно, родители - пока искали меня - наткнулись на интересных циркачей.
  Возможно, что трехглазый подмигнул слепым глазом.
  ХА-ХА-ХА!
  - Мама! Папа! Вы куда? На арену? - я выстрелила веселым криком в спину родителям.
  - Марина? - папа обернулся и смотрел сквозь меня на стену!
  - Марина? - мама скользнула взглядом по мне, не верила, что это розовое с цветной метелкой - их дочь. - Ты где спряталась?
  - Где, где! В Караганде! - я позволила себе маленькую дерзость.
  Запихнули меня в шахматный подростковый цирк, обещали веселые каникулы - получайте веселье!
  - Доченька, что ОНИ с тобой сделали? - мама неуверенно пошла ко мне, взяла за руку, долго смотрела в глаза. - Ты ли это?
  - Мама! Не помню, чтобы ты меня называла дочерью, - я иронизировала.
  - Да! Это она! - папа выразился обо мне в третьем лице. - Дерзит!
  - Немедленно снимай ЭТО и пойдём домой! - в маме просыпался вулкан командования.
  Каждая мать - генерал!
  Девочки - Принцессы!
  - Мы думали, что отдали тебя в приличное общество.
  Цирковые акробаты летают под куполом и подобны ласточкам.
  Жонглеры и силачи!
  Жонглирование пудовыми гирями - не простой трюк! - папа выуживал из воспоминаний приятные моменты своего детства, когда посещал цирк. - Умные собаки с серебряными колокольчиками на хвостах!
  Колокольчики - дзинь-дзинь!
  Интеллектуальные коты! - голос папы растекался белым шоколадом с земляникой.
  - А сейчас, - мама подхватила эстафету занудства, - рыбок заперли в туфлях.
  Девочку нарядили кикиморой!
  Я не подпишу договор с заморскими гостями! - мама решительно взмахнула рукой, сбила очки с носа папы, разомлевшего от сказок ЕГО детства.
  - О пане! Очарование! Шикарная женщина осчастливила наш цирк своим посещением.
  Королева! Ангел! - из вакуума вынырнул Вольдемар Новак.
  Я вздрогнула от неожиданности.
  Секунду назад в коридоре было пусто, а теперь галантный усатый гусар директор поднес к губам ладошку моей мамы и поцеловал.
  При этом хитрец смотрел в глаза недоумевающей мамы.
  Усыпил бдительность женщины, поднял очки папы и... они исчезли в руке фокусника.
  - О, пан потерял свои окуляры?
  Пан великий! Наверно, большой ученый!
  Ученому непозволительно ходить без очков! - пан директор выхватил из кармана папиного пиджака очки!
  - Власта! Подготовь для пана и пани наилучшие места! - Вольдемар Новак щелкнул пальцами, и возле него из облака выпрыгнула циркачка.
  Девочка лет пятнадцати, ниже меня ростом, а волосы - золотой водопад до пяток.
  Родители не обратили внимания на внезапное фантастическое появление Власты и директора цирка.
  Взрослые не увидят инопланетный корабль перед своим носом.
  Но пакет молока на распродаже в магазине изучат до буковки.
  Я ящерицей вжалась в стенку. Сердце разгоняло кровь, загустевшую от страха.
  Стенка горячая, будто сковорода.
  Я отпрыгнула. Роль карася на сковороде мне не нравится.
  Возможно, в этом месте в стене проходят трубы с горячей водой или с расплавленным свинцом.
  - Да, пан директор! - циркачка разглядывала меня, а я ослепляла взглядом её.
  Борьба взглядов и темпераментов закончилась ничьей.
  Я бы победила, но в дружбе важнее ничья, чем победа.
  Может быть, дружба Власты мне пригодится, по крайней мере, не помешает.
  - Великолепная пани и академик пан, родители НАШЕГО открытия, нашего чуда - Марины Васнецовой? - Вольдемар Новак не спрашивал, он ЗНАЛ, что пришли мои родители! - Паненка получила бонус к дополнительной оплате - пятьдесят евро! - пан Новак многозначительно поднял вверх указательный палец, дырявил небо и сознание моих родителей.
  - Пятьдесят евро в месяц - хорошие деньги на подработке! - папа стучал зубами - подсчитывал губами и зубами прибыль. - По курсу - около четырех тысяч рублей в месяц за ничегонеделанье.
  Моя зарплата - двадцать восемь тысяч рублей в месяц - не намного больше приработка Марины.
  - Но мы, всё-таки подумаем! - мама ущипнула папу за локоть, приводила в чувство.
  - Пятьдесят евро сверх трехсот! - Вольдемар Новак посмотрел на меня, молча спрашивал: "Твои родители шутят, Марина?" - Триста пятьдесят евро, - пан директор отвлекся на Власту: - Не стой без дела, ногу, ножку тяни, разминайся!
  Свалишься с лошади из-за неуклюжести - ни одно кладбище тебя не поднимет! - пан директор щелкнул пальцами, и Власта подняла ножку - выше, выше по стенке.
  - Триста пятьдесят евро в месяц? ОГО! деньжища! - папа раскрыл рот и смотрел в рот Новака - не выскочат ли у директора цирка изо рта золотые монеты. - Почти моя зарплата! Сокровища пиратов!
  Мы согласны! Где контракт?
  - Нуууууууу, - мама протянула звуки, вытягивала "у", словно золотую проволоку.
  - Триста пятьдесят евро в день плюс премия двадцать пять евро за вечернее одно выступление! - пан директор поставил жирную точку в торгах, облил моих родителей золотой патокой.
  Сумма приплющила папу к стене, и придавила плечи мамы.
  Папа разводил и сводил руки в стороны, ловил покемонов.
  Мама сразу перешла к расчетам, не отходя от кассы:
  - Триста семьдесят пять евро на два месяца на шестьдесят дней - получится двадцать две тысячи пятьсот евро - полтора миллиона рублей.
  Достаточно для покупки хлипкого домика или однокомнатной квартиры в пригороде Анапы.
  - Или шестой новенький "БМВ", - папа отморозился, провел пальцами по высохшим губам. - Новая машина лучше, чем квартира в Анапе, если мы постоянно проживаем в Москве.
  Литые диски поставим на "БМВ".
  И, почему, всего лишь два месяца? Школу в сентябре пододвинем.
  Важны не школьные знания, а - уроки жизни! - папа с надеждой посмотрел на маму, искал акробатическую поддержку.
  Мама не возражала, чтобы я работала в цирке дольше лета.
  Раньше родители уверяли меня, что нет ничего ценнее и важнее, чем школьные уроки, а теперь - под напором денег - сдались, сменили свои убеждения - так проигрывающая сторона поднимает белый флаг капитуляции.
  Я отошла от торжища.
  Стало грустно - родителей уже не интересовало мое мнение - согласна ли я на выступления в цирке.
  Им всё равно - шахматами я в цирке заработаю, или с огромной высоту меня заставят прыгать в таз с водой.
  Продали дочку за триста семьдесят пять евро в день.
  Любопытно, что сразу - без других мыслей - присвоили, еще не заработанные МОИ деньги.
  Распределили - машину или дачу купят.
  Другие родители подумали и предложили бы дочке: мы ТВОИ деньги отложим в банк, чтобы росли проценты.
  Подрастешь, заберешь и трать по своему желанию: на учебу в престижном ВУЗе, или на жилье в любом городе.
  Меня, словно нет рядом.
  Истончилась, девочка-невидимка.
  Вызывающе яркая, красивая, эффектная, а - невидимая для родителей.
  Может быть, я напрасно рассуждаю о жадности папы и мамы, они же не кошка и не собака.
  Маленькие дети безоговорочно верят родителям, любят ни за что; собачья преданность и любовь у детей к родителям.
  Подрастаем, и родственная нить растягивается: я уже анализирую поступки родителей, выбираю - плохие и хорошие, критикую.
  Наверно, я выросла до укоров и расчетов.
  Обидно, грустно и тоскливо, когда дочь продают на цирковом рынке, а дочка за предательство осуждает родителей.
  Папа и мама побежали за паном Новаком и Властой - овечки за пастухом.
  Даже не обернулись, не пожелали удачи в моем первом выходе на арену цирка.
  Власта махнула мне рукой и послала воздушный поцелуй - на удачу!
  Спасибо, незнакомая девочка циркачка!
  Мы теперь в одной команде, и она крепче, чем некоторые семьи.
  - Мрин! Мы готовы! - в коридор вышли Славо и Иржи, преображенные, словно над ними работали сотни кутюрье.
  В шахматных балахонах, лица густо покрыты белилами, брови подрисованы - не угадаю, где Славо, а где Иржи - два шутника палача.
  Клоун в длинном колпаке и с красными усами - Иржи. Рост Иржи, и голос похож.
  Значит, в плоской огромной шахматной шляпе - с помпоном величиной с дыню - Славо.
  Мальчики нагрузились, как два барахольщика.
  В Москве по помойкам бродят - даже не бомжи, а - коллекционеры!
  Собирают редкие - по мнению хозяев - ненужные вещи: книги, старые лампы, значки, посуду - всё в пользу идёт.
  Я однажды пожалела мужчину в засаленном комбинезоне и с грязными мешками для сбора археологических "ценностей".
  Когда выносила пакет с мусором на помойку, дала дяденьке десять рублей - стоимость батона белого хлеба.
  "Бомж" (я полагала, что он - бомж) поблагодарил меня балеронским поклоном и признался:
  "Спасибо, добрая девочка! Счастья тебе и благополучия в жизни!
  Ты красавица, Звезда, и не растеряй свой свет (от витиеватой речи я покраснела - ожидала мычание и бормотание, а получила доброе колдовство и замысловатую благодарность).
  Хождение по Московским помойкам - призвание, хобби.
  Часть вещей я сдаю в антикварный магазин.
  Другие - продаю на Вернисаже в Измайлово: за субботу и воскресенье за хлам зарабатываю до пятидесяти тысяч рублей.
  Ты сделала выгодное вложение в доброту!
  Прими, пожалуйста, от чистого сердца!" - "бомж" из кармана извлёк тысячную купюру и вложил в мою ладошку.
  Первый мой заработок, игра она "бирже жалости": подарила десять рублей и через три минуты получила с десяти - тысячу!
  Славо и Иржи напоминали бродяг с помойки: шары, надувные молоты, знакомые мне топоры, висюльки, бренчалки, тряпочки, маски, - всё своё несут с собой.
  Я мысленно поздравила себя с успехом, потому что у меня только метелка в руках.
  Может быть, добавятся таз и швабра (Иржи не зря тащит!).
  Мы шли по коридору, из дверей выбегали другие подростки - различного размера, пола и веса.
  Ребята вливались в один ручеек.
  Через несколько минут мы вышли на сцену - не круглая, потому что не в настоящем цирке, а сцена в Доме Культуры.
  Но вместительная - сто танков разместятся, и останется взлетная полоса для бомбардировщика.
  На полу - огромное полотно с черными и белыми квадратами - гигантская шахматная доска!
  В первом ряду сидели мои родители - столпы общества.
  Папа приветливо помахал мне рукой, а мама покачала мудрой головой, на которой семья держится.
  Любопытно, если бы мне не платили за выступление, то родители также бы радостно меня приветствовали?
  ОХ! Если бы мне не платили, то папа и мама не пустили бы меня в цирк.
  Получил ли деньги мой тренер Андрей Иванович за то, что меня рекомендовал?
  - Иржи! Слоны и тигры со сцены прыгнут в зрительный зал! - я немного волновалась за родителей - им первым на голову упадет гора мяса слона.
  - Тигры и слоны, а также - другие цирковые штучки мы допускаем в настоящем Цирке.
  В Берлине увидишь НАСТОЯЩУЮ шахматную арену! - Иржи сжал в руке плюшку со спрятанным звуком треснувшего лба.
  Плюшка затрещала - проверка перед выступлением.
  Циркач уже зачислил меня в команду.
  Не подведу ли я? Не проиграем ли мы?
  С потолка свисал огромный экран, на нём видна шахматная доска с расставленными фигурами - перед боем.
  Прямая трансляция в зрительный зал, как на ответственных соревнованиях.
  Я опустила глаза и встретилась взглядом с белым выпуклым глазом.
  Глаз располагался посредине лба и... подмигнул.
  От неожиданности я прикрыла ладошкой ротик, икнула.
  Позор трусливым и невоспитанным девочкам, которые икают в присутствии кавалера!
  Пусть кавалер - трехглазый, да хоть - пятиногий, но у меня два ока, две ноги, и я не имею право снизить своё очарование животной икотой.
  - Привет! Моё имя - Марина! - я включила куколку Барби, помахала ладошкой правой руки перед лицом трехглазого паренька.
  Куколкам очаровашкам всё прощают - даже икоту от испуга.
  - Иа Эдвард! Джёнглйор! Вельми пекно! - мальчик сантиметров на тридцать ниже меня, но вежливость добавляет рост.
  И вовсе не страшно, если у парня третий глаз на лбу.
  Славо сказал, что глаз Эдварда - слепой, но двигается.
  ХМ! Может, не видит глаз ничего, а, возможно, циркач больше замечает, чем простым глазом.
  Например, глаз Эдварда - как у летучей мыши, видит Мир в другом... инфра... ультра... гамма... бетта... - слишком мудрено для меня.
  Эдвард смотрит сквозь одежду?
  Я прижала ладошки к грудям - невинный жест куколки, но хоть что-то закрою от всевидящего ока.
  - Пан директор проводит осмотр! - Славо шепнул мне и взял за руку. - Перед каждым выступлением пан директор подбадривает нас диктаторской речью.
  Вальдемар Новак, разумеется, сразу подошел ко мне.
  Я - Звезда!
  Поправил чепчик на моих роскошных волосах, сдул пылинку с метелки, осмотрел меня с ног до головы - не потеряла ли красавица ногу или руку.
  - Прошу внимания, господа циркачи! - пан Вольдемар Новак стоял около меня, и мы притягивали любопытные взоры. - Очаровательная Марина Васнецова заменит на арене безвременно ушедшую Зузану!
  Зузана в последнее время не справлялась с шахматами, поэтому - её нет с нами!
  "Безвременно ушедшую? Не оговорился ли пан директор?
  На польском языке "безвременно ушедшая" - означает не то, что на русском?
  По-русски "безвременно ушедший человек", значит - умер! - я закусила губу и посмотрела на Иржи.
  Зузану убили за профессиональную непригодность?
  Топором отрубили голову вместо манекена?
  Слой штукатурки прятал любое движение мускулов лица Иржи, а густые черные приклеенные брови закрывали колодцы глаз.
  Неужели, я натянула туфли убитой предшественницы?
  Поместила своё фотомодельное тело в ЕЁ платье?
  Караул! Пожар! Ограбили! Обманули!" - я обливалась ледяным потом ужаса.
  Руки задрожали, а в голове появился звон Ростовских колоколов.
  Если сейчас упаду в девичий обморок, то Вольдемар Новак изгонит меня из шахматного цирка.
  Родители - разочарованные, что я не заработала им на "БМВ" или на квартиру в Анапе - отдадут меня в дом престарелых детей.
  Всё - пустяки, по сравнению с пятнами, которые могут появиться у меня под мышками на платье.
  Лучше я умру, чем опозорюсь на арене.
  Долой волнения! Кружавчики скроют некоторые пятна пота, но не все!
  - Марина Васнецова - профессионалка в шахматах, - пан Вольдемар Новак сделал паузу (подбирал не обидное для меня название?), - и на подиуме.
  На сцене слушать и выполнять приказы Марины, как мои.
  Даже - жестче, чем мои.
  Если я ошибусь, то вы меня укорите, милые мои циркачи!
  Если же Марина Васнецова промахнется, то цирк обрушится на наши головы! - пан директор взглянул мне в глаза.
  Я, вместо глаз Вольдемара Новака увидела два угольных тоннеля.
  Левый глаз вел в Космическую пустоту - к Чёрной всепоглощающей Звезде.
  Черные звезды или - Чёрные дыры - любимая тема нашего физика, и мы заразились от него Черными дырами Вселенной.
  В правом глазу директора цирка бушевала тьма в коридоре, и коридор - мимо кладбищ с ожившими мертвецами, мимо моргов, мимо зомби, мимо ведьм и кикимор - устремлялся в ад.
  На сцене моё воображение разыгралось не на шутку.
  Или я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО вижу два туннеля, потому что обладаю даром - видеть то, что многие не замечают.
  Я бы снова облилась потоками ледяного пота - кошмар.
  Но возможные пятна под мышками меня остановили.
  Девушка модель даже на костре или около палача с топором не имеет право на волнения и снижение очарования.
  Старалась не думать о ногах Вольдемара Новака: неужели, у него - копыта?
  Пан директор - чёрт?
  Пусть он хоть сто чертей! Лишь бы не обидел меня!
  Инструктаж закончился, и мы ушли за сцену!
  Ребята подходили ко мне, здоровались, с любопытством рассматривали новенькую - я выше всех ростом.
  Я автоматически отвечала, шутила: иногда мы понимали друг друга, иногда - жестами подсказывали.
  Часть меня знакомилась, а другая часть готовилась к выступлению.
  Иржи и Славо еще в гримерке меня проинструктировали, объяснили, мы распределили роли.
  Моя задача - подсматривать в компьютер.
  За кулисами ребята забивают ходы, а я - доношу лучшие компьютерные варианты до циркачей на сцене.
  Нужна хитрость, ловкость и шахматная интуиция.
  Шахматный компьютер подбирает важные - лучшие варианты ходов, останавливается на главном.
  Но, если всё время делать только правильные ходы, то опытные шахматисты среди зрителей заподозрят подвох.
  Нельзя не ошибаться. Моя задача - иногда посоветовать не самый удачный ход, но и не ведущий к проигрышу.
  Пусть ход окажется неявным, чуть слабее иных, но снимет подозрения с шахматистов циркачей.
  Еще оставалась забота - я слишком хорошо известна в шахматном детско-юношеском Мире.
  Что, если шахматист в зале узнает меня и завопит от восторга?
  Нет! не узнает, потому что даже папа и мама меня в упор не заметили.
  - Представление начинается! Деньги дают! - Славо подглядывал через щелочку в занавеске (в театре занавески называют по-другому, чем дома: то ли - аншлаги, то ли кулисы, или гобелены).
  Я мягко оттолкнула младшего клоуна от смотровой партизанской щели.
  В зрительном зале Иржи собирал в бездонный мешок деньги, взамен раздавал зрителям карточки.
  Наверно, билетики с суммой.
  Жертвовали на игру почти все. Каждый хотел обогатиться за счет глупеньких циркачей подростков.
  Даже... даже мои родители.
  Папа достал кошелек, извлек синенькие купюры...
  ОХ! папа! ты же проиграешь - не купленный еще - "БМВ".
  Почему мама не удерживает руку отца?
  Умничка мама: отобрала кошелек, запихнула в него тысячные купюры и... вручила Иржи пять тысяч рублей - около семидесяти евро.
  ОГОГО! Не верите вы в шахматный талант дочки, родители!
  Чужие - циркачи - мне доверяют, а вы ставите против меня.
  Противостояние родителей и детей! Солнце и Луна!
  Царь Иван Грозный в древности показал пример, как нужно обращаться с детьми!
  - Антре! - заботливые руки распахнули передо мной занавеску - кулису... аншлагу...
  Я неожиданно оказалась перед жадными до зрелищ зрителями.
  Зал почти весь заполнен - селедки в банке!
  Подглядывательная щель находилась внизу, я сгибалась, когда подсматривала, поэтому полусгорбленная предстала перед почтенной публикой (почтенная! ХА! Слишком уж почтенные, особенно - мои родители; и что означает "почтенная"?).
  На сцене артисты выстроились по шахматным клеткам.
  Одни циркачки жонглировали, другие изгибались в акробатике.
  Не все строго стояли на своих местах.
  Например, в начале партии ладьи, слоны, ферзь и король не ходят.
  Лишь конь или пешка делает первый ход.
  Поэтому "не дебютные" фигуры сейчас заняты цирковыми трюками.
  Иржи прошел мимо согнутой меня (девочка-радуга).
  Мешок с деньгами, наверно, уже передал директору цирка.
  БАБАААААХ! Иржи с барабанным грохотом упал мне под ноги.
  При падении он (незаметно для зрителей) усилил эффект - ударил ладонями по полу, чтобы грохнуло.
  Приём в цирке и театральной борьбе называется - апач!
  Славо упоминал о ложных пощечинах, называл их - АПАЧ!
  - Мрин! Белые сделали ход! - Иржи прошептал и откатился из-под меня - смешно получилось.
  Зрители засмеялись, а я разогнулась пружиной.
  Лицо сводило в судороге смеха, но глупенькая уборщица не имеет право смеяться над упавшим клоуном.
  Красотка блонди не поймет, в чём скрыт смех падения.
  Зрители начали партию, а я и не заметила, увлечённая своими девичьим страхами.
  Циркачка - девочка-змея, вышла на две клетки от линии цирковых пешек.
  Значит, белые сделали ход - е2-е4.
  За ответом на первый ход я не побежала за кулисы - слишком глупо и отнимет много драгоценного времени.
  В компьютер заглядывают в сложных случаях.
  Теперь я преодолею преграду своего страха, скованности на сцене.
  Представлю, что я - на подиуме, на дефиле!
  АХ! Страхи исчезли туманом над речкой.
  Солнышко прогоняет ночной туман, а в тумане скрывались призраки!
  - Чё ждем? Ход - d5! - я прошла около Славо.
  Младший клоун - он же - помощник палача не подал вида, что услышал меня.
  Он надул шарик - огромный, Луна поместится в воздушный шар!
  Подошел к "пешке" на d7 и с силой опустил шар на голову акробату - крепкому плечистому пареньку.
  Шар лопнул - бабахнул громче ста громов.
  В зрительном зале засмеялись, а меня взрывной волной чуть не отнесло к родителям в первый ряд.
  С детства я знала, что у клоунов между пальцев спрятана для этого трюка иголочка.
  В нужный момент клоун протыкает шарик!
  Жонглер закружился, схватился руками за голову и перешел на клетку d5.
  На всякий случай я взглянула на экран: да, пешки d4 и d5.
  - Берём на d5, - из зрительного зала выкрикнул активист.
  Не передерутся ли шахматисты в зале до конца игры?
  Мне стало любопытно: как пройдет процесс взятия "пешки".
  Девочка "змея" гибкая, верткая, запрыгнула на плечи "пешке" d5.
  Изогнулась, показывала номер.
  Ловко у шахматных циркачей задумано.
  И игра, и представление!
  После трехминутной сценки "черная пешка" (жонглер) бережно опустил "белую пешку", и мальчик удалился за край огромной шахматной доски.
  Невозмутимо подкинул шарики и жонглировал.
  "Съеденная фигура" в шахматном цирке - не уходит с арены, а продолжает выступление!
  Теперь ответ за черных - мой ответ.
  На ходу я подумала, что нужно к следующему выступлению (уже обдумывала завтрашнюю игру!) договориться о простых первых ходах.
  Незачем мне мелькать от начала до конца партии.
  Легкие ходы ребята сделают и без моих умнейших подсказок.
  Сейчас я бы сходила конём f6.
  Теория подсказывает - не брать сразу пешку на d5.
  Но для подстраховки - возьму!
  Я размахивала метелочкой, прохаживалась мимо "фигур":
  - Ферзь берет на d5, - шепнула Иржи.
  Иржи колесом подкатил к ферзю.
  Ферзем - Королевой - оказалась не девочка, а - мускулистый мальчик.
  В Европе мальчики часто играют роли девочек.
  Но в цирке... В цирке через несколько секунд я поняла, почему силач (а не тоненькая акробатка) в роли ферзя.
  Клоун Иржи толкнул "ферзя" в спину.
  "Ферзь" - словно от пушечного удара пролетел через несколько клеток.
  В последний момент подхватил девочку-змею на руки.
  И отнёс её за шахматную доску!
  Девочка - бывшая "пешка" - встала на руки, опускала ноги через шпагат.
  Красиво! Не цирк, а театр!
  "Ферзь" вернулся на d5.
  Зрители ответили ходом - конь f3.
  "Конём" отрабатывал трехглазый Эдвард!
  Он ловко перепрыгнул через "пешку" g" и занял квадрат f3.
  Черные (наши) по теории связали бы слоном коня - слон g4.
  Но я включилась в игру.
  Нельзя, чтобы зрители сразу поняли, что мы играем сильно!
  Пусть расслабятся, подумают, что мы - простачки.
  И я решилась на "дурацкий" ход.
  Компьютер вытянет игру, а зрители - пусть ликуют, что мы не умеем играть в шахматы.
  Потом рокирую в длинную сторону, или оставлю короля в центре. После размена ферзей.
  - Пешка h5! - я на этот раз не прибегала к помощи клоунов.
  Мимоходом приказала "пешке" - беленькой акробатке - выйти на поле h5.
  Компьютер покажет преимущество белых.
  Небольшое, но важное для игры.
  В зале оживились. Заранее праздновали победу.
  В начале партии пешка не двигается на h5, а у нас - пошла.
  Следовательно, можно расслабиться и добить "циркачей", выйти на свою выгоду.
  По теории белые ответят d4 или конь с3.
  Но шахматисты в зрительном зале - либо слабые, либо не посчитали нужным напрячь ум в игре с подростками циркачами.
  Белые ответили - слон е2.
  Очень слабый, детсадовский штаныналямковский ход в данной ситуации.
  Показывает, что белые готовят рокировку в короткую сторону.
  Но зачем рокироваться коротко, если черные - мы - обозначили, что ведем наступление на королевском фланге.
  Я решила пока не прибегать к помощи компьютера, а дерзко перевела слона на g4.
  - Слон g4, - я спряталась от зрителей среди живых шахматных фигур.
  Мертвецы в сказках и фильмах ужасов оживают, а в цирке даже шахматы - живые.
  "Слон" услышал меня, двинулся по диагонали на поле g4.
  "Слоном" играл белобрысый паренек с двумя саблями в руках.
  Саблеглотатель, или исполняет танец с саблями.
  "Слон" занял клетку g4, взмахнул руками и - завертелось, засверкало железо, превратилось в огненный круг.
  Не отрубил бы голову "белому коню" и "черной пешке".
  На миг воспоминание о сценке с отрубанием головы чучелу захлестнуло меня.
  Ужас подкрался на тоненьких сатанинских ножках.
  Слишком правдоподобно Славо и Иржи издевались над чучелом.
  Сейчас, кажется, что они рубили голову живому человеку.
  Что скрывается в шахматном подростковом цирке: зло или добро?
  Я бродила по сцене, показывала себя, складывала губки сердечком, метелкой смахивала невидимую пыль с "шахматных фигур".
  Белые ответили стандартным - пешка d4.
  У меня задрожали руки - сходить или не сходить очень рискованно - ферзь е4?
  Если белые не обратят внимания на этот ход, то у них не сильные игроки.
  Если же блокируют короля - рокируются, закроют слоном на е3, или выведут коня с угрозой на моего ферзя - конь с3, то я потеряю ход (в шахматной терминологии - темп).
  - Ферзь е4, - я смахнула "пыль" с лица пешки на е2.
  Ферзь - мальчик силач - переместился на е4.
  Приятно, когда меня слушают!
  Еще бы не послушали - красавица, умница, чемпионка!
  Я подняла глаза и увидела: сбоку сцены (в невидимой для зрителей нише) стоял туманный Вольдемар Новак.
  Он вживую, не через камеру из своего кабинета, следит за выступлением!
  ОГО! Показалось мне, или нет, но на лице пана директора мелькнула недобрая улыбка.
  Неужели, директор цирка понимает, что я сделала не лучший ход?
  И, если понял, то, что думает обо мне: глупенькая я неудачливая шахматистка, или - хладнокровный игрок?
  Белые сделали глупость - ответили "слоном" g5.
  Всё, теперь додавлю партию.
  Прямой дорогой к выигрышу.
  Я красиво поплыла по сцене.
  Ножки - бесконечные стрелы.
  Обожаю свои длинные подиумные ноги.
  Походка - супер!
  Осанка...
  БЛЮЮЮЮЮМСЬ!
  Я запнулась о мягкий матрас!
  Только что дорога была свободна.
  Кто подбросил мне препятствие?
  ААААААХХХ!
  Я белой лебедушкой перелетела через матрас!
  Упала некрасиво, больно!
  Нет зрелища на свете более жалкого и отвратительного, чем падающая фотомодель на высоких каблуках.
  Мигом с девушки слетают чопорность и величие.
  За время падения Королева Красоты, Принцесса превращается в... в клоуниху.
  БУМБААРАХ!
  Метелочка отлетела в сторону!
  "Корона" съехала на ухо.
  В довершение ужаса коврик ожил.
  - УУУУААА! - я протяжно взвыла!
  Живой коврик сведет с ума не только шахматистку с железными нервами, но и куколку Барби.
  Барби ожившего мертвеца не испугается, потому что мертвецы не оживают.
  Но коврик - коврики в жизни часто лают, мяукают, пыхтят.
  На этот раз коврик оказался Славо.
  Товарищ из моей команды подло бросился мне под ноги.
  В зал залетела грозовая туча, и грянул гром!
  Зрители хохотали. Я не видела, но уверена, что мои родители заливались смехом.
  Повернула голову - да! Папа - красный вареный рак - смеялся открыто!
  Мама - подхихикивала.
  А, если бы я сломала руки и ноги, пробила бы голову?
  Посмеетесь, садисты!
  - Слон берет на f3, - я процедила слова сквозь зубы.
  Зубы пока целы, челюсть не отвалилась по-мертвецки.
  Если останусь в цирке на лето, то выучу способы безболезненного падения.
  Пригодятся в жизни, если на дефиле мне под ноги бросится Принц с Белым Конем.
  Славо правильно рассчитал - публика веселилась над моим падением.
  Для циркачей важен результат, а не уважение к супер красавице.
  "Слон" - мальчик с саблями - взмахнул смертельным.
  У "коня" f3 отлетела голова.
  Я - закаленная спектаклем с отрубанием головы манекена - не закричала.
  Сдерживала вопль ужаса.
  Видела отчетливо, как голова трёхглазого Эдварда укатилась за край шахматной доски.
  Из обрубка шеи хлестала кровь.
  Последним усилием я с полки мысли достала разумное.
  Может быть, голова отрублена в моём воображении?
  Я вижу то, что не видят другие!
  Моргнула три раза! Голова Эдварда на месте!
  Мои проблемы. Теперь, если увижу, что человек прогуливается без головы - не поверю глазам своим.
  "Битый" конь ушел с доски и присоединился к девочке "змее" и жонглеру.
  Белые взяли черного "слона" пешкой.
  Другого хода нет!
  "Слон" связан королем!
  Пешечная структура на королевском фланге зрителей разбита.
  У белых три пешечных островка и сдвоенные пешки.
  Компьютер на этой игре мне не понадобится.
  Добью зрителей, отомщу за их животный смех над моим падением.
  - Ферзь f5, - я поднялась, хлопнула в ладоши.
  Нагнулась и подхватила перьевую щеточку.
  "Ферзь" занял поле f5.
  Ко мне подбежал Иржи и поднял ведро над головой.
  Наверно, задумал надеть мне на голову железяку.
  Девочка модель с ведром на голове - слишком ужасно.
  Подобного ханжества ни один цирк не выдержит.
  Клоун Иржи увидел в моих глазах все способы убийства: расчленить клоуна, сжечь на костре, облить кислотой, повесить, утопить, сжать в гигантских тисках.
  Девочка за надевание ведра на голову отомстит и другими - еще более жестокими - способами.
  Иржи хотел жить, поэтому набросил ведро на свою голову.
  Подбежал Славо и громыхнул по ведру шваброй.
  Глупость, а - смешно!
  Никогда бы не подумала, что примитивное представление вызовет у меня смех.
  Я повернулась спиной к зрителям и засмеялась - имею право.
  Мой смех растворился кусочком сахара в море хохота зрителей.
  Неужели, интеллигентные люди хохочут над ведром на голове клоуна?
  На мой ход ферзем остряк из зала ответил - ферзь d2.
  Белые не атаковали, а спешно латали дыры в позиции.
  К концу циркового и шахматного времени циркачи легко победили.
  Я победила. Без шахматного умного компьютера.
  Слава мне! Но по-другому и не могло быть.
  Артисты закончили выступление, и под хлопки проигравших зрителей ушли со сцены.
  Надеюсь, что родители дождутся меня после триумфа.
  Не оставят дочку на растерзание ночным хищникам.
  - Ты, Марина, извини, что уронили тебя на пол! - Славо не по-детски смотрел на меня. В глазах его застыла безысходность. - В цирке необходимо, чтобы артисты падали.
  Зрители ждут, когда канатоходец свернет себе шею.
  Или, например, красивая девушка свалится на высоких каблуках.
  Чем резче, тем - лучше для цирка!
  - Понимаю, что ради шутки, для пользы цирка меня "уронили", - я не сдержала иронии.
  Но при разговоре на смеси языков ирония незаметна. - В следующий раз предупреждайте - жестом, словом, что произойдёт нечто, что девушку в нормальных условиях унизило бы.
  Например, шепните мне на ушко, или свистните заранее.
  Кстати, покажите мне, как безболезненно падать.
  Сначала хочу научиться по Принцессовски - красиво, благородно.
  Чтобы на балу или на светском приеме у Короля я бесконечно долго падала, а Принцы и кавалеры за это время успели подхватить меня на руки.
  Или, если недотепы не подбегут вовремя, я бы опускалась на пол так грациозно и эффектно, что моё падение занесли бы в книгу Красивых Рекордов.
  Затем - для потехи непочтенной публики - обучите падению смешному, нелепому - черное падение.
  Черный юмор. - Я присела на ящик, не опасалась, что ящик - с шутками: квакнет, захохочет подо мной, заскрипит.
  Выступление выбило из меня страхи перед мелкими приколами.
  Иржи и Славо переглянулись, не верили своим розовым ушам.
  - Ты не шутишь, Мрин? Взаправду хочешь, чтобы мы тебя обучили разным падениям?
  И не обижаешься на нас за подстроенную шутку на сцене, когда ты летела вверх задними частями тела? - Иржи выдохнул с удивлением - восторженный кактус на мексиканской плантации.
  Прикольно: в Мексике на плантациях выращивают кактусы, а не хлеб и не огурцы.
  - Если бы я шутила, то рассказала анекдот:
  "Колобок - это бритый ёжик!"
  АХА-ХА-ХА-ХА! - я не увидела отклика в глазах ребят. Переборщила с иронией. - Теория и практика падения входит в систему охмурения! - я сняла чепчик, скинула туфли с рыбками (словно часть ног отрезала). - Невесты прибегают к специально подстроенным "случайностям": то каблук у них, якобы сломался, то сумочка раскрылась, и из неё посыпались дамские вещички, то балерина упадет и ножку подвернет.
  Мужчины сразу подбегают, охают, ахают, как бурундуки, помогают подняться, собрать вещи и тому подобное.
  Мне еще рано, и, возможно, никогда не применю методы обольщения - я слишком красива для искусственной приманки.
  Но падение... полезно КРАСИВО падать в общественном месте, а не распластаться дурой на асфальте.
  Приступим? Полагаю, что за десять минут покажите все хитрости! - я вскочила с ящика, словно с морского ежа.
  За пятнадцать минут Иржи и Славо подарили мне теорию падения.
  Очень им благодарна за первые синяки и шишки.
  Практика? Дома попрактикуюсь, и перед выступлениями.
  Представила, как во время дефиле "спотыкаюсь", путаюсь в своих неизмеримо длинных ногах и кометой падаю на зрителей.
  Шутка ценой в потерю сценического образа.
  Но очень хочется подшутить падением!
  Даже уши зачесались, и по спине побежали коротконогие муравьи.
  Цирк заразил меня шутками под завязку.
  Если раньше я выплескивала шутки и иронию, то теперь - ироническая бомба.
  - Марина Васнецова, не соблаговолите ли зайти в кабинет пана Новака? - голос из динамика меня озадачил.
  Я вытянула шею - не выскочит ли из динамика кукушка.
  - Обычное явление! Пан директор оценивает нашу работу, даёт советы, ругает, хвалит! - Иржи не удивился вызову.
  Он скинул клоунский балахон, стирал с лица грим, превращался в мальчика.
  Уходил из цирковой сказки.
  Я - по проверенной методике - выгнала мальчиков в коридор.
  Переоделась и свободной прелестной стрекозой выпорхнула из НАШЕЙ гримерки.
  - До свидания, ребята! - подумала и решила, что воздушные поцелуйчики на прощание - слишком жирно!
  Поклонников и коллег девочка не балует особым вниманием!
  - Завтра придешь? - Славо сдернул накладной нос.
  В вопросе его прозвучало беспокойство.
  Неужели, они боятся, что после победного выступления я откажусь от шахматного цирка.
  Впрочем, мы, девушки - кошки.
  Сегодня одно думаем, завтра - другое у нас на уме!
  - Будет хлеб, будет и песня! - я нарочно ответила словами исторического российского хлебороба.
  Просто и понятно жили люди в Советское время, которое я не застала даже кончиком пальца.
  Но по истории проходим, и папа с мамой часто закатывают глаза - они успели на отъезжающий поезд Советского Союза.
  В СССР - собрал больше других хлеба или угля - герой.
  На станке - вытащил... выклянчил... забыла слово, ну, вообщем, на станке что-то с деталями сделал - тоже записывают в герои.
  Нам сейчас намного сложнее.
  Если я на подиум выйду с мешком добытого угля, или с подносом выпеченного хлеба, то меня не наградят медалью.
  Не назовут умничкой.
  В наше счастливое время песня заменяет хлеб, а танец мальчиков ценится выше дневной выборки угля... дачи... дачачи... и это слово забыла из книги.
  Что они с углем делали и как назывался способ, когда из земли его выкапывали вместе с картошкой?
  Перед кабинетом пана директора я на миг задержала дыхание.
  Войти без стука, распахнуть ногой дверь и крикнуть по-богатырски:
  "Не ждали?"
  Или робкой мышкой скрестить в дверь, затем приоткрою щелочку, просуну часть носа и с подобострастием проблею:
  "Пан директор! Я прибежала по вашему приказанию!"
  Я выбрала третий вариант - фотомодельный.
  Подиумная девушка везде дома, даже в цирке.
  Я спокойно, без стука открыла дверь, вышла на середину кабинета, "встала на точку".
  Молчала, потому что я - ягненок!
  Вольдемар Новак оценил моё дефиле.
  - Марина! Я восхищен! - Он вышел из-за стола, не побежал, не раскачивался, а подобрал нужную "директорскую" скорость.
  Возможно, что Новак изучил все жесты, слова, позы и улыбки руководителя.
  Он поступил со мной, как хороший хозяин поступает с любимой собакой.
  Хозяин, когда возвращается домой, сразу хвалит и кормит собаку.
  У животного вырабатывается рефлекс: хозяин - похвала и еда!
  - Триста пятьдесят евро! Двадцать пять евро я отдал вашей маме, Марина... она попросила аванс. - Пан директор отсчитал от толстой пачки рубли. - По ВАШЕМУ курсу рублей чуть больше, чем на триста пятьдесят евро.
  Но комиссия при размене, учет инфляции...
  Прошу прощения!
  Девочкам не интересны разговоры о мелочах: о деньгах, о финансах.
  Для вас булки на деревьях растут, а в холодильнике протекают молочные реки с фруктовыми берегами.
  В хорошем смысле.
  Девушка должна заботиться только о себе, чтобы мужчина позаботился о ней!
  Марина! Скажу честно: колени у меня задрожали, когда вы в партии сделали рискованный ход ферзем.
  Нет, я не подумал, что вы от расстройства на миг забыли теорию и практику шахматной игры. - Вольдемар Новак выставил вперед руки, защищался от молнии гнева. Усы у него извивалась змеями. - Но в сердце, - пан директор холеным пальцем с перстнем (камень огромный белый, неужели - бриллиант величиной с орех фундук?), - в сердце кольнуло.
  Вы удивительно довели партию до конца. Уверенно, без компьютера.
  Спасибо вам, московская школьница.
  Я не разочаровался в выборе! - пан Новак поклонился, щелкнул каблуками.
  Щелчок вышел звонкий, цирковой.
  Я невольно подумала, о том, что скрывается в ботинках пана директора: не копыта ли?
  Ножкой топнул, поклонился, значит - аудиенция окончена.
  Я склонила голову в ответном мизерном поклоне.
  Чуть-чуть склонила - пусть не важничает, пан директор.
  Цирк держится на моих хрупких хрустальных плечах, а не на нём!
  Родителей я не нашла и озадачилась.
  Неужели, забрали двадцать пять евро, не подождали меня и уехали раньше времени?
  Бросили дочку на поле боя?
  - Аллё, мам! Вы где? - я набрала маму на мобильнике.
  Не представляю, как раньше люди жили в пещерах без сотовой связи.
  С мобильниками легче было бы загонять мамонтов и динозавров в ямы с кольями.
  ФУ! Ненавижу охотников! Представила бедного стотонного динозаврёнка на вертеле над костром.
  Динозавр не виноват, что мясо само наросло на ляжках.
  В уши из телефона бил шум, затем среди треска прорезалось объявление в автобусе.
  АГА! родители уже подъезжают к дому.
  - Алёна! У папы сердце заболело после его проигрыша, поэтому мы не дождались тебя, - голос мамы скрипел, плескался в трубке.
  Мама путешествует на автобусе с веслами по океану?
  - Не ставили бы против меня, тогда бы не проиграли! - я закричала в трубку. Вытащила бы маму из телефона и сказала бы о дружбе родителей и детей.
  - Не кричи на мать! - мама поставила моральный барьер между нами (мои слова разобьются о стену). - По биржевым законам нужно ставить на выигрыш и на проигрыш одновременно! - голос исходил не от мамы, а от биоробота в шумном космосе.
  Всё понятно! Папа месяц назад решил, что он - талантливый игрок на бирже.
  Сначала выиграл десять тысяч рублей, потом - еще пятнадцать, и затем проиграл пятьдесят.
  Меня превратили в биржу.
  Телефонная связь прервалась.
  Мама стала недоступной полярницей на льдине.
  Я подумала, что слова "абонент недоступен", имеют двойной смысл.
  Невозможно дозвониться, и второе - недоступен для понимания.
  Еще раз вспомнила, как пан директор отсчитал рубли по курсу евро - приятно.
  Не в конвертике преподнёс, а по-деловому, отсчитал.
  Цирк заработал пачку денег, и тебе от пачки - кусок!
  - Девушка! У вас необыкновенные глаза! - комплимент вывел меня из состояния злобного равновесия.
  Я инстинктивно оглянулась - коза на веревочке.
  Сколько раз себе говорила: не смотри на кадрящих мужчин, не заговаривай с незнакомцами.
  В метро могла бы сделать вид, что не услышала.
  Если не отвечаю и не обращаю внимания на "женихов", то они быстро отлипают, падают осенними листьями сзади.
  Парень лет тридцати - ухоженный, натянул на лицо вежливую жизнерадостную улыбку номер сорок три.
  В инете я однажды наткнулась на таблицу классификации улыбок: то ли пятьдесят, то ли - шестьдесят способов радостно растянуть своё лицо.
  Почему-то сейчас мне в голову пришел номер сорок три.
  Возможно, под этим номером нарисована улыбка:
  "Всё у меня в жизни схвачено! Я - упакованный красавчик без моральных и нравственных проблем.
  Не сорвешься с крючка, золотая рыбка!"
  Парень выдал комплимент и ждет пряник!
  "Необыкновенные глаза"! - неуклюжий комплимент, и даже не комплимент, а - оскорбление.
  Лучше бы - обыкновенные глаза, обыкновенные длинные ноги, обыкновенная красотища, обыкновенная изящность.
  Необыкновенные глаза у рака, у лягушки, у стрекозы, у слона.
  - Вы молчите! Наверно, на конкурсе красоты все слова оставили? - парень не отступал, значит - маньяк.
  Его слова скатывались в сторону буйного хамства.
  В метро я в относительной безопасности, а дальше?
  Спасибо папа и мама за вашу отеческую заботу, что не подождали!
  Конечно, расшалившееся сердце папы важнее, чем трепещущее сердечко дочери.
  Моё сердце сейчас превысило рекорд скорости.
  Бьется зайцем о железобетонную стену.
  Настроение замерзает.
  Красота - сила, но сила невидимая, а мускулы - сила, которая сломит красоту.
  - Вы молчите, оттого что... - парень не договорил, потому что я резко шагнула к выходу из вагона.
  Остановка не моя, но лучше сейчас выскочу, чем на нужной остановке, и маньяк за мной увяжется хвостом.
  - Постой! Я еще не всё сказал! - он ухватил меня за локоть.
  Пальцы тисками сжали мою сахарную тонкую руку.
  ОГО! наглость перешла границы.
  Если закричу, то со стороны буду выглядеть ужасно.
  Еще кто-нибудь из рыцарей, вместо того, чтобы заступиться за девочку, снимет нашу потасовку на мобильник и выложит в ютуб.
  С подписью: "Недотрога, возомнившая себя Королевой Красоты!"
  - Позвольте! Я выхожу! - между нами вклинился невысокий, но крепкий парень.
  Бесцеремонно налетел грудью на руку маньяка.
  "Жених" на миг перевел внимание с меня на торопыгу.
  Я воспользовалась счастливым случаем.
  Освободила руку и мокрой рыбой выскользнула за дверь!
  - Чё ты лезешь? - в вагоне взвизгнул голос нарастающей свалки.
  Двери закрылись, и я выдохнула свои страхи.
  Железная рука волнения сжала моё горло.
  Поезд тронулся, и я увидела маньяка, он отшатнулся, словно от удара.
  Парень, который нас разъединил, не вышел, остался в вагоне.
  И сейчас, кажется, беседует кулаками с моим обидчиком.
  Спасибо случайному спасителю!
  Я не очень верю в совпадения, но - невысокий, крепкий, литой, и появился вовремя.
  Не циркач ли за мной следил?
  Провожал до дома?
  И с какой целью?
  Заботился о безопасности новой хрупкой артистки?
  Или выполнял шпионское задание директора цирка?
  ХМ! Нет, не шпион!
  Адрес мой известен, ничего особенного - интересного для шахматной мировой разведки - во мне нет.
  Напридумывала, потому что хочу, чтобы меня окружали таинственные рыцари.
  Обыкновенный парень возвращался домой с обыкновенных мальчишеских игр по разбиванию носов.
  Несколько секунд я раздумывала: прыгнуть в поезд в обратную сторону, а затем поехать другим маршрутом?
  Или спокойно, словно не было войны, войти в следующую электричку?
  Или... Я вышла из метро, пять минут успокаивала дыхание в обувном ларьке, а затем отыскала пункт обмена валюты.
  Придумали - меняем бумажки на бумажки и радуемся.
  Но у меня своя корысть.
  Мама и папа ПОТРЕБУЮТ триста пятьдесят евро.
  Я отдам им евро, а остаток в рублях присвою коварно.
  Свои же деньги и присвою - звучит глупо.
  - Скажите, пожалуйста, - кукла Барби с "необыкновенными" глазами склонила головку к окошку в пункте обмена валюты (почему окошко низко? чтобы клиент униженно кланялся?). - У меня рубли и не знаю, сколько нужно, чтобы купить триста пятьдесят евро.
  - По курсу семьдесят пять рублей за евро, вам нужно двадцать шесть тысяч двести пятьдесят рублей! - непонятное существо буркнуло в окошко.
  Не определю - мужчина или женщина, потому что видны только глаза, нос и губы.
  А эти части тела и у мужчин, и у женщин.
  Двадцать шесть тысяч - ОГОГО! Я предполагала, что триста пятьдесят евро - где-то около тысячи наших рублей.
  Пересчитала деньги: двадцать семь тысяч.
  Вольдемар Новак не обманул - выплатил чуть больше, в расчете на жадность наших пунктов обмена валюты.
  Беженцы в Европе получают единовременное пособие в две тысячи евро, и затем каждый месяц - по тысяче евро.
  До этого момента я не имела понятия, сколько стоит один евро в переводе на наш рубль, поэтому жалела несчастных беженцев, которым выплачивают гроши - на хлеб не хватит.
  Но, получается, выходит (я шевелила губами и мозгами), что в месяц один беженец берет около ста тысяч рублей.
  По стоимости - несколько айфонов.
  ХА! И в цирке шахматном им выступать не обязательно!
  У меня остается семьсот пятьдесят рублей неучтенного дохода.
  Ура! Гуляю!
  Почему-то подобострастно хихикнула.
  Подластивалась к меняле.
  - Двадцать шесть тысяч двести пятьдесят рублей! - я опустила деньги в коробочку - жалко рублей до слёз.
  Много бумажек отдаю, а, сколько получу взамен?
  Нисколько!
  Деньги исчезли, наступила тишина перед бурей.
  - ГМ! Извините, а евро вам из Европы везут? - я спросила через пару кладбищенских минут, потому что за окошком существо не двигалось, оно умерло, пораженное количеством моих денег.
  За моей спиной недовольно посапывал другой посетитель.
  Не бандит ли? Высмотрел, сколько у меня денег и поджидает, хулиган!
  - Вы считаете евро? - я подождала еще пару минут - мостик над пропастью времени.
  - Девушка! Не мешайте! За вами очередь! - наконец из окошка голос меня "обнадежил".
  - Я? Мешаю? Вам? - подобную наглость я бы даже не придумала! - Где мои триста пятьдесят евро?
  Я вам дала двадцать шесть тысяч двести с чем-то рублей. Двести пятьдесят рублей.
  - Ничего вы мне не давали! - из окошка выплеснула ледяная волна безразличия.
  - Ничего? - я отступила на шаг от окошка, боялась, что вылетит отравленная стрела.
  Попалась на глупейшую мошенническую уловку.
  Даже не уловка, а - грабеж, гениальный по своей простоте.
  Удивительная околовокзальная схема:
  - "Где деньги?"
  - "Какие деньги?"
  - "Я дала деньги!"
  - "Ничего вы не дали!"
  Изощренный ум предположил бы иную схему: мне бы подсунули фальшивые пятитысячные в пачку и вернули уже не мои деньги, а - фальшивые.
  Или сказали бы, что не хватает нескольких тысяч, что я обсчиталась.
  Но увидели куколку Барби и поняли: обмануть Барби проще, чем отнять леденец у канарейки.
  Сама виновата: ужималась, подластивалась, словно я не Принцесса Цирка, а... Принцесса из склепа.
  Жаловаться в полицию - бесполезно, и времени уйдет - караван с верблюдами.
  Как я докажу, что опустила деньги на тарелочку в сказочном окошке?
  И мои родители. На чью они сторону встанут?
  На сторону своей доченьки?
  В гневе папа и мама меня обругают, назовут недотепой.
  Скажут, что сама виновата, что обратилась в жульнический пункт обмена.
  "Граждане, следите внимательно, чтобы вы не стали жертвой обмана!"
  Я взглянула на себя со стороны: высокая, худенькая, длинноволосая, на бесконечно длинных ногах и каблуках-шпильках.
  Глазки - озера! Ротик - сердечко! Полицейские засмеются, пошутят, что я не отличу рубль от евро.
  Да, не отличу, потому что ни разу евро - будь они трижды евро - не видела.
  Хлопаю веерными ресницами, и моя подиумная фотомодельная красота не помогает против мошенника.
  Если бы я вместо уроков красоты посещала секцию культуризма и боевых искусств...
  - Деньги отдай! Тулат! - неприятный скрипучий голос ударил молотком мне в спину.
  ХА! нет у меня денег! На бедную нарвался, господин грабитель.
  Я оглянулась с последней улыбкой - жалкой, и в то же время ехидной.
  Мужчина с седой бородкой, в темных очках, невыскокий обращался не ко мне, а в окошко.
  Существо менялы не успело возмутитсья.
  Спаситель (еще один после метро!) поднёс к окошку экран своего телефона.
  "Двадцать шесть тысяч двести пятьдесят рублей!", - из мобильника донесся мой голос в записи.
  Мужчина заснял нашу сцену на видео.
  Голос мой в записи оказался ужасным, лесным.
  Блеянье козочки или барана (кто из них блеет?) в сотню раз мелодичнее.
  Дурацкое качество звучания.
  Запись шла дальше, и меняла сдался.
  Он резко выдвинул коробочку с МОИМИ деньгами.
  Я схватила быстро - так голодная рыбка хватает стрекозу.
  Пересчитала, не хватало двухсот пятидесяти рублей.
  Мелочь, по сравнению со стыдом и кошмаром, который я пережила.
  Жулик даже, припертый уликами к стенке, биологически не мог отдать все деньги.
  - Спасибо! Вы очень лю... - я обернулась с благодарностью.
  За моей спиной - Космическая пустота.
  Таинственный незнакомец исчез.
  Добрый рыцарь...
  Или - не добрый?
  Если он - очередной маньяк в длинной цепи маньяков, следующих за мной?
  Записывал мою шикарную походку на видео.
  Затем зашел за мной в комнатку менялы и по инерции снял на видео сценку мошенничества.
  Я не уверена, что "спаситель" не выложит видео в инет.
  Настроение благодаря деньгам чуть поднялось.
  Но в общем зачете планка высоко не подпрыгнула.
  До квартиры я добралась без особых смертельных приключений.
  В цирке каждое событие - приключение, и на улице уже ничему не удивляешься.
  Врач из морга, если в автобусе увидит ожившего мертвеца, будет также спокоен, как я сейчас.
  Около лифта видела лешего или домового.
  Мохнатый, небольшой шарик.
  Надо мной уфологи посмеются, или не уфологи - а исследователи ведьм.
  Скажут, что кошку приняла за домового.
  И ОНО мяукнуло.
  Но, кто сказал, что домовые не мяукают?
  - Алёна! Так быстро приехала? - мама выкрикнула из ванной.
  Быстро? Если учесть, что я заходила в кабинет к пану Новаку, тренировала падение с ребятами?
  Моих родителей подменили в Цирке?
  Не родители, а - поленья для изготовления Буратино.
  Папа прошел мимо меня, молча кивнул проигравшей головой.
  На языке добрых родителей всего Мира означало:
  "Здравствуй, любимая доченька!
  Мы очень за тебя беспокоились.
  Рады, что добралась живая, целая, а не по частям в посылке!"
  Родители живут своей таинственной жизнью пещерных медведей.
  Подшучу я над папой.
  Пусть почувствует себя участником сцены ужасов.
  Я со всего таланта циркачки упала под ноги папы.
  Хлопнула ладошами по полу - АПАЧ!
  Получилось - шикарно, будто лицо всмятку.
  Сейчас папа завопит, бросится меня поднимать, а я его успокою смехом: "Шутка, папа"!
  - Не упала? - папа перешагнул через меня, его голос забит ватой непонимания.
  Наверно, папа обдумывает новую ставку в Цирке на шахматную партию.
  - Чайник уронили? - голос мамы более эмоционален, чем папин.
  Еще бы - чайник фарфоровый Гжельский!
  - Когда тебе заплатят за выступление? - в голосе папы появились теплые нотки.
  - Меня уронили, - я буркнула и уползла в свою комнату.
  Ночью мне приснился вампир за окном.
  Он завис на цирковой трапеции, прижал тонкий нос к стеклу, и нос расплющился, превратился в свиное рыло черта.
  Во сне я немного испугалась, задрожала от ужаса.
  Но подумала, что сон не относится к цирку, а всего лишь - мои видения, и успокоилась.
  
  Утром я с нотками дикторши телевидения потребовала у родителей:
  - Выделите мне деньги на такси! Не хочу радовать маньяков.
  Я - модель, а не приманка для жуликов и извращенцев! - отодвинула овсянку - пищу бегемотов.
  - Такси - дорого! - папа высунул язык и рисовал на листочке кружочки и квадратики, от кружочков к квадратикам подрисовывал кривые стрелки. Наверно, изобретал новую схему игры на деньги. - В автобусе проезд стоит в десятки раз меньше.
  И у тебя проездной школьный, уже оплачено.
  - Тогда сопровождайте меня до Цирка и обратно!
  Иначе найму оплачиваемых охранников.
  Работа у меня сложная и ответственная.
  Не желаю, чтобы Цирк проиграл из-за того, что на улице кто-то выбил мне мозги.
  - Марина! Не груби! - мама законом о взаимоотношении подростков и родителей закрыла тему.
  Но отправила постанывающего папу сопровождать меня.
  
  Представления проходили на "Ура"!
  Мы выигрывали в цирковые шахматы в Москве, а затем - Цирк отправился на гастроли в Берлин.
  Берлин - Германия или Европа.
  Никак не пойму их!
  На маленьком клочке разместили сотни крошечных государств.
  Кролик не поместится в карликовой стране.
  И каждое государство по тысяче раз в день меняет своё название.
  Всё сделано, чтобы посторонний человек запутался, потерялся и заплакал от ужаса.
  Цирк располагался на Винтерфельдтштрассе - название улицы - никогда не запомню.
  Фашисты меня посадят в бочку со смолой, прикажут, чтобы я выучила название, иначе не отпустят - всё равно столь длинное слово не поместится в голове девочки модели.
  Я каждый раз читаю его по бумажке.
  Выступления в Берлинском цирке значительно отличались от представления на сцене Дома Культуры имени Кустодиева.
  Настоящий Цирк отличается от домакультуровского, как кошка не похожа на инопланетный корабль.
  Первые два выступления я чуть не сорвала - расхаживала с многоцветной метелкой, раскрывала рот в удивлении, будто меня поместили в кунсткамеру.
  На третью шахматную игру я привыкла к блеску, звону, грохоту, блеску, хохоту, от которого у циклопа (Великана, а не насекомого-циклопа для кормления рыбок) вылезут глаза.
  На четвертом выступлении началось ужасное!
  - Где Божена? - я поправила Корону перед выходом на арену.
  Корона не из картона, а из тяжелого металла, подозреваю, что - серебряная. - Я хотела ей...
  - Божены нет! Уехала домой! Навсегда! - Иржи наклонился над ящиком, вытаскивал петарды, мячи, пружины и бросал обратно.
  Кажется, что он тянул время, уходил от "настоящего" ответа.
  - Вчера я с Боженой договаривалась, что она в роли пешки даст мне сигнал к наступлению, - я в растерянности сняла туфлю, проверила каблук - не сломается ли, слишком тонкий - тоньше иголки. - Вчера разговаривали, а ночью она уехала.
  Безответственная девочка!
  И в деньгах теряет, мы же выигрываем каждый день!
  - Безответственная! - Славо повторил за мной. В голосе его треснуло стекло.
  Неужели, циркачи что-то скрывают?
  В новом цирке появились реальные цирковые животные.
  Трюки и номера усложнились, а шахматы - шахматы никогда не были простой игрой.
  Особенно, если одновременно думаю над ходом, подсматриваю в компьютер, передаю информацию "нужной шахматной фигуре", слежу за зрителями, играю в клоунских сценках и, конечно, показываю себя в полной подиумной красе.
  Фотомодель даже на должности клоуна выглядит величественно!
  - Без Божены, значит - без неё! - я пожала плечами, отметила, что Иржи задержал на мне взгляд дольше, чем раньше.
  Влюбился? Мне не нужны ухаживания и дореволюционные вздохи.
  Некоторые девочки мечтают об ухажерах, а я, наоборот, думаю о свободном пространстве вокруг себя.
  Слишком юная для прогулок под Луной по паркам и посиделок в кафе.
  Немного досадно, что Божену заменит другая "фигура".
  Я привыкла к веселушке Божене.
  Её хвостик в последнее время не пугал меня, не вызывал ледяной ужас в висках.
  Представление с живыми шахматами началось!
  Я даже не предполагала, что назову ЭТО кошмаром с Винтельфельдтштрассе!
  
  - Сегодня особый день, пани Марина! - директор цирка остановился, многозначительно поднял вверх указательный палец. Кончики усов уже устремлены вверх. - Ты увидишь НАСТОЯЩИЙ цирк.
  Я машинально подняла лицо вверх: на что же указывал палец пана Новака?
  В потолок и пустоту указывал, где на перекладине сидела огромная свинья с перьями.
  ХА-ХА-ХА!
  Не свинья, а - пани ворона Франческа.
  Франческа настолько огромная, что не понятно, как её крылья держат, наверно, они из особо прочного легкого самолетного сплава, а не из перьев и косточек.
  - Каждый день - особый, пан директор! - я величественно кивнула (чуть корона не упала). - Выиграем, не волнуйтесь, иначе пусть мои туфельки превратятся в туфли без каблуков! - Я улыбнулась, развернулась на каблуках-шпильках, с трудом удерживала равновесие.
  Если упаду с невероятной высоты - со шпилек и длинных ног, то - ищи-свищи, меня ворона Франческа, среди опилок.
  - Марина! Сегодня особый день! - голос директора цирка ржавой иглой вонзился мне между лопаток.
  Вольдемар Новак - тупой? Альберт?
  По-немецки "глупый" - альберн.
  Я сразу изучила короткое, но ёмкое - будто выстрел из пистолета - слово.
  Переиначила на - Альберт, Альбертик! И очень гордилась своими способностями лингвистическими... эстетическими... философскими... ну как это называется, когда словами ученые играют - фонограмма?
  Мы с паном директором сказали ничего не значащее, теперь - разойдемся.
  Или пан директор расчувствовался, сейчас зарыдает над случаем из своей молодости, потянет в длинный стариковский рассказ?
  - В третьем ряду на семнадцатом месте сегодня присутствует Витольд Шлоссер! - снова палец проткнул воздух.
  Ворона Франческа сорвалась с насеста, сгустком каменной тьмы ринулась вниз.
  На бреющем полете (почему называется "бреющий"?) пролетела в миллиметре от пальца пана директора - циркачи!
  Для меня Вольдемар Новак устроил представление с вороной? Приятно!
  Но в груди сжалось - слишком недобро ворона каркала.
  Глаза у неё отразили свет красной лампы и горели адским пламенем.
  - Гроссмейстер Шлоссер? - я аккуратно сняла с полочки памяти фамилию.
  Горжусь своей памятью, где всё разложено, и на каждом воспоминании красуется бирка.
  Помню все заколочки, игрушечки, туфельки свои.
  Несколько полок памяти отведены для шахмат, а остальное - девичье, любимое.
  Поддерживать красоту нужно всеми методами и требует усилий больше, чем вести войну в пустыне.
  - Гроссмейстер! И МЫ не проиграем ему!
  Иначе наш цирк провалится в бездну! - в голосе Вольдемара Новака плескалось расплавленное олово.
  Я по телевизору слышала, что на Планете Венера реки текут свинцовые и оловянные, потому что очень жарко на поверхности Планеты.
  Где эта Венера? В пальце пана директора?
  Шуточки у меня - от карниза до плинтуса!
  - Выиграем! Надеюсь, что гроссмейстер - джентльмен, и не позволит, чтобы девочка на сцене проиграла ему! - я сжала губы, со страхом смотрела на преображающееся лицо директора цирка.
  Под кожей, словно сто хирургов косметологов развернули бурную медицинскую деятельность.
  Щеки директора надувались и спадали, губы утончались и набухали, кожа на лбу покрывалась волнами.
  Нос двигался, как хобот у слона.
  Глаза вылезли и повисли на ниточках ужаса.
  Я три раза моргнула - наваждение не пропало.
  Вдобавок, у пана директора вынырнули рожки на голове и из пасти - огромной пасти сома - вытянулись длинные изогнутые клыки.
  Вокруг нас сгустилась ледяная тьма.
  Я почувствовала, что нос мой превратился в сосульку.
  Ужас закрыл дыхательные пути.
  Не хватало вязкого воздуха.
  Сердце билось потрепанным воробьем в аквариуме.
  - Пан директор! Вас к телефону! - молния голоса пронзила черную тучу.
  Иржи протягивал Вольдемару Новаку телефонную трубку - канал между Мирами.
  Наконец, я вздохнула, вынырнула из Марианской впадины.
  УФФФФ! Неужели, у меня галлюцинации?
  Или я видела то, что не видят другие в директоре Новаке?
  Не очень полезное качество для девочки, которая боится мышей.
  - Белая, словно тебя покрасили! - Иржи "успокоил" меня.
  - Директор сказал, что сегодня особый день. И в зале против нас играет гроссмейстер! - я с удивлением рассматривала новый балахон товарища по команде.
  Белый балахон с капюшоном, и на груди огромный красный крест.
  Никаких намеков на шахматные клетки.
  - Особый день! Сегодня пан Новак поминает всех своих усопших родственников! - Иржи прошептал и отвел взгляд в сторону, на миленькую собачку.
  Цирковой пудель Фриц - чудесненький, беленький, с розовым бантиком на хвосте, в потешных голубеньких ботиночках - прелестненькая муси-пуси собаченька.
  Я сразу забыла о превращении Вольдемара Новака, о гроссмейстере Шлоссере, о туче зла и калиновых глазах вороны Франчески.
  На Земле остались только я и пуделечек Фриц - очаровашка!
  Через пропасть времени Славо за руку вывел меня на арену.
  И я опустилась на крыльях с розовой горы в цирковую шахматную игру.
  Гроссмейстер Шлоссер сразу задал серьезный темп и навязывал НАМ позиционную игру.
  Позиционную, значит в партии образуется много ходов, что не выгодно циркачам.
  Зритель - в данном случае - гроссмейстер, делает быстрый ход, а нам для ответа нужно намного больше времени: пока ход занесут в компьютер, пока получат ответ, пока передадут мне три варианта, пока я выберу оптимальный, пока я передам ход "фигуре", пока "фигура" сходит.
  Океан времени играет против нас.
  - Позиция равная, но белые нарочно форсируют игру, затягивают!
  Шлоссер - гроссмейстер не только в шахматах, но и в жизни! - в антракте я тяжело дышала, докладывала Иржи и Славо. - Он догадался, что мы играем с помощью компьютера, поэтому использует специальную глиняную тактику.
  Мы увязнем, как мухи в варенье.
  - Для подобных случаев мы придерживаем сценку с отрубанием головы чучелу! - Иржи нахмурился. Ему не нравилась идея снова отрубать голову манекену. - В дыму "битая" фигура исчезает, и вместо неё появляется манекен.
  Зрители не видят подмену, и, когда голова отрубленная катится, впадают в шок.
  Жестоко, но отвлекает внимание публики.
  Публики, но не гроссмейстера.
  Боюсь, что номер с отрубанием головы не поможет игре СЕГОДНЯ.
  - Сегодня НАШ день! Особый день! Мы не проиграем! - Вольдемар Новак, выскочил из пустоты, словно чёрт вылетел из табакерки.
  Выражение "черт из табакерки" я услышала от нашей учительницы литературы.
  Почему чёрт сидит в неудобной маленькой табакерке и нюхает табак?
  Черт сошёл с ума?
  Вольдемар Новак сейчас похож на чёрта из табакерки.
  - Вы побеседуйте, мальчики, а я припудрю носик! - я нарочно причислила пана директора к команде "мальчиков".
  Мстила ему за торжественную таинственность.
  Подумаешь - особенный день у него.
  Мне нет дела до его усопших родственников.
  Я содержу на доходы от выступлений своих родственников, живых.
  Пусть зажарит противную ворону Франческу и наслаждается ужином!
  Я величественно - Королева шахмат и красоты, Принцесса цирка - направилась к компьютеру.
  Чувствовала, что на меня устремлены сиксилиарды глаз, поэтому - спина прямая, походка выверена, голова - на месте.
  После антракта я резко изменила игру.
  Пусть не выиграем, но сведу игру разменами на ничью.
  Ничья - все остаются при своих деньгах: и зрители, и циркачи.
  - Быстро! Очень быстро ладья берет на а1!
  Играем в размены, не останавливаемся! - я на безумно длинных ногах и каблуках порхала бабочкой между "фигур", метелочкой смахивала невидимую пыль с лиц артистов.
  Потешно выглядело, когда тряпочкой и метелкой надраиваю лица шахматных фигур.
  - Гроссмейстер нарочно затягивает партию, поэтому - свои номера исполняйте, когда вас "убьют".
  ОХ! Вымолвила на испуге, а слово - нехорошее, колдовское "убьют".
  "Ладья" чёрных (наша) колесом прошлась до поля а1 и "взяла" ладью белых на а1.
  Михай (чёрная "ладья") в подкате уронил белую "ладью" - Альбину.
  Гроссмейстер немедленно ответил взятием ладьи ладьёй.
  Другого хода нет.
  Зрители единодушно выбрали Шлоссера своим представителем на игру, а сами наслаждались просто Цирком.
  Почему немец не напился в антракте немецкого их данке либен шуле пива и шнапса?
  Валялся бы сейчас пьяный под креслом, и мы бы выиграли партию.
  Неймется старому гроссмейстеру.
  Над красотулей девочкой издевается, садист.
  Я - пылинка, пушинка в розовом и белом, с наивными голубиковыми очами, пустым выражением на изумительном личике.
  Только дьявол найдет в себе наглость и хамство обыграть меня в шахматы.
  Неужели, Шлоссер - дьявол?
  ХА! Весь Мир крутится возле меня: этот Мир и ДРУГОЙ Мир!
  Циркачи по моему совету-приказу стали передвигаться быстрее.
  Исключили эффектные выходы, когда две фигуры минуты три исполняют совместный номер на доске.
  Теперь - сначала битые "фигуры" "уберутся" с доски, а затем только жонглируют, выгибаются, выводят полосатых тигров и катаются на пони публике на радость.
  Я "съела слоном" (эквилибристка ПЕтра) на е3 "коня" (силовой жонглер Давид).
  Давида мигом убрала "пешка" белых.
  Гроссмейстер понял изменения в партии, но пока - во время разменов - он бессилен.
  Тактику навязываю я... с помощью компьютера и своего мастерства.
  Я - супер прелесть!
  Мы пошли в атаку, и белые - гроссмейстер - вынуждены согласиться с разменами.
  На сороковом ходу играли без ферзей.
  Огромная доска почти опустела, словно ураган прошел над чирком.
  Время поджимало, давило могильным камнем.
  Я нервничала, держалась на мастерстве.
  Машинально отрабатывала номера: улыбалась, иногда падала, гремела ведром и "по ошибке" била половой тряпкой Иржи и Славо.
  - Ганс? Сейчас день, а темно! - Славо с Иржи крутились на доске, готовы в любой момент изменить сценку по моему приказу и по течению шахматной игры.
  - Почему темно? Я всё вижу? - Иржи крутил головой во все стороны!
  - Теперь все видишь? Теперь светло? - Славо выхватил у меня ведро и надел на голову Иржи! - Туча налетела! Дождь с громом и молнией пошёл! - Славо ударил по ведру колотушкой!
  Смешно! Глупее сценок, чем в цирке я не видела, но почему-то в цирке своя атмосфера, когда самое глупое кажется уморительно смешным.
  Зрители хохотали, топали ногами по искусственной траве.
  Лишь гроссмейстер Шлоссер погружен в игру - чёрный маг он, а не человек!
  Так с девочками не поступают!
  Я в сценке побежала за упавшей перьевой щёточкой.
  Её на веревочке за кулисы тянет униформист.
  Я, словно не замечаю, что щеточка от меня "убегает".
  Наконец, заглянула за кулису, мне доложили последние новости от компьютера.
  - Чёрные должны резко активизировать своего короля, иначе большая активность ладей приведет к ничьей! - Бохдан с благоговением смотрел на меня и пересказывал написанное в компьютере.
  Паренек не особо смыслил в шахматах, но память у него отличная, поэтому выбран курьером между машиной и мной.
  На сорок четвертом ходу белые двинули пешку h5.
  Гроссмейстер пожертвовал вторую пешку. Компьютер у него что ли спрятан в штанах?
  Придется брать, при этом НАШИ пешки на краю сдваиваются, что - очень плохо.
  Я не вижу никаких шансов на победу.
  Но ничью почти завоевала!
  Что подскажет компьютер?
  На пятьдесят восьмом ходу (время представления неумолимо близится к концу) я двинула "Короля" (шпагоглотатель Марик) на е3.
  Так подсказал компьютер, хотя я этого хода - когда мы теряем просто так пешку - не понимаю.
  Гроссмейстер мигом забрал нашу "пешку" (Иренка акробатка) на с4.
  И грянул гром среди закрытого цирка!
  Иренка картинно упала. На миг погас свет!
  Черная клейкая мгла окутала арену.
  Свет вспыхнул, а Иренки нет на арене!
  За секунду она не могла просто так, без следа, исчезнуть.
  - Не смотри вверх! - Славо едва слышно, сквозь сжатые зубы предупредил меня.
  Он прутиком катил по доске мячик-глобус.
  Упал на мяч, и мяч оглушительно лопнул, словно Земной шар взорвался.
  Я вспоминал о цирковом трюке отвлечения.
  Зрители видели Иренку на арене, потом она исчезла, значит...
  Значит, подумают, что циркачка провалилась в специальный люк под сценой, для фокусов.
  Клоун Славо привлек внимание к арене!
  Всё понятно, как на уроке чистописания.
  В это время, наверняка, Иренка вознеслась на трапеции под купол цирка.
  Уходит воздушными путями. Никто не взглянет вверх.
  Ловко! Умно! Неожиданно для зрителей!
  Славо предупредил меня, чтобы я не смотрела под купол.
  Еще бы кошку заставил молчать.
  Женское любопытство сильнее смерти.
  Я в открытый Космос выйду без скафандра, если мне предложат изумительную фотосессию на фоне горящего Солнца.
  Я извернулась, "нарочно" запуталась в своих бесконечно длинных сосновых ногах.
  Быстро взглянула вверх - на трапецию.
  ОХ! Никакой трапеции нет!
  Под куполом цирка важно восседает огромная ворона Франческа - любимица пана Новака.
  Франческа с номерами не выступает, но кушает за десятерых слонов.
  Неприятная птица. Похожа на могильный круглый камень.
  Померещилось мне, или ворона раздулась на холоде.
  Она стала намного толще, чем до представления.
  Ворона проглотила акробатку Иренку?
  Потеха! Чушь!
  Отвлечение на Иренку, пропажа акробатки и резко потушенный свет, - всё не лучшим образом подействовало на психику гроссмейстера.
  Старость - не шахматная радость!
  Он правильно взял пешку на с4, но потом, когда его сбили с толку цирковым трюком пропажи девочки, сплоховал.
  Я двинула в атаку пешку f4. И без компьютера понятно, что без атаки - ничья.
  Потеряла на пустом месте две пешки.
  По линии h сдвоенные, как сиамские близнецы.
  Почему - сиамские, а не Костромские или не Нью-Йоркские?
  Напридумывают, а потом цепляются за названия.
  Лучше бы академики изобретали новые модели туфель на каблуках-шпильках.
  Белые наказали себя и весь мир гроссмейстеров.
  Не выигрывай у девочки!
  Шлоссер от имени зрителей двинул ладью на а4.
  Почему не сходил пешкой на b4?
  Потерял темп, а на дефиле и в шахматах потеря темпа приравнивается к побегу.
  Шучу! настроение у меня поднялось по шкале Рихтера или Ридека.
  Хроники Ридека - неплохой фильм, потому что артисты красивые!
  Я чувствовала, что у чёрных преимущество.
  Но его найдет только компьютер.
  Я не гроссмейстер с бантиком в волосах.
  Зрители не примут гроссмейстера с многоцветной пуховочкой в ручках, в розовом платьице с пенными кружевами, в белых колготочках, в Короне и на туфельках с каблуками-Эйфелевыми башнями.
  Компьютер подсказал - пешку на h3.
  Не вижу препятствий для этого атакующего хода.
  - Пешка h3! - я приказала Иржи, выхватила у него ведерко и швырнула в артистов за краем доски.
  Зачем швырнула? Для отвлечения внимания от пешки h3?
  Славо подхватил ведро и вернул мне с поклоном.
  Переломился в талии, будто дуб спиленный.
  - Мрин! Ты сейчас не бойся!
  Цирк! Трюки! Фокусы! Ничего настоящего! - Славо выстрелил из бутафорского пистолета.
  Выстрел по злобной вороне Франческе?
  Нет, Франческа с высоты с вороньим любопытством наблюдала за представлением. Напоминала киношного солдата на смотровой вышке.
  О чем меня предупредил Славо?
  Что за кладбищенские шутки в эндшпиле?
  Из облака дыма на парашюте спускалась живая очаровашка обезьянка.
  Глазки - блюдца черные.
  Мех - золотой.
  Я бы за восхитительную обезьянку отдала пару своих платьев... старых... вышедших из моды.
  Мимо меня пронеслась полосатая комета.
  Я отпрыгнула и взглянула на драму на шахматной цирковой доске.
  "Пешка" белых с g2 взяла на h3.
  Но как взяла. Лучше бы я этого кошмара не видела.
  Иржи отрубил бы голову чучелу пешки - я бы вытерпела, потому что привыкла к манекену без головы.
  Слава динамитом подорвал бы пешку чёрных - я бы не удивилась.
  Заикалась бы минуту от неожиданности, но не удивилась.
  Громкие звуки, свет - отвлечение внимания в цирке, как воры отвлекают жертву толчком в плечо.
  На ВДНХ у меня три месяца назад жулики выхватили сумочку.
  Пусть они этой сумочкой... хм... надо быть доброй... пусть эта сумочка им поперек горла станет!
  Я выходила из метро, и вдруг, за правое плечо меня крепко схватила лапа медведя.
  Сначала я подумала, что какой-нибудь парень с сеном в волосах настолько поражен моей красотой, что потерял правила приличия.
  Затем другая - более реалистичная мысль посетила мою идеальную головку: Принц всю жизнь искал меня, примчался в Москву, увидел чудо своей мечты, поэтому мертвой хваткой вцепился в моё мраморное плечо.
  Умер от восторга.
  Я обернулась направо и увидела худого мужчину без лица.
  Без лица, потому что оно - неприметное, ни одной черточки, которая запомнится.
  Мужчина опустил голову, прошептал:
  - Извините! Обознался! - и сахаром растворился в толпе.
  Сахар в горячем чае исчезает, и мужчина растворился, будто он - сахар.
  Забавное сравнение, к сожалению, не я его придумала.
  Я нахваливала себя за чай и сахар, затем обернулась, а сумочки, которая висела на левом плече - нет.
  Мама и папа долго меня ругали, словно я договорилась с преступниками и отдала им сумочку.
  Родители "просветили" меня:
  "Один отвлекает! Толкает, а второй вор с другой стороны обкрадывает.
  Неужели, Марина, трудно тебе было догадаться?"
  ХА-ХА-ХА!
  В школе нет уроков воровского мастерства. Напрасно.
  Девочка заучивает наизусть древнее стихотворение археологического ископаемого поэта, а затем у девочки выхватывают сумку.
  Я из неприятного воспоминания взглянула на шахматную доску.
  У нас на пешку меньше, пешка h6 слишком далеко от поля превращения.
  Осталась надежда на пешку f.
  У белых две пешки - по b, проходные.
  Но успеют ли на отходящий экспресс?
  ОЙ! А я и не заметила ГРАНДИОЗНОЕ отвлечение внимания.
  "Пешка" g2 - дрессировщик тигров Штепан со своим питомцем.
  А где пешка чёрных h3? Улетела в люк или вознеслась на трапеции в глотку вороне Франческе.
  В зале зрители поднимали откормленные рульки задов с кресел, вытягивали гусиные шеи, чтобы лучше увидеть сценку на поле h3.
  Огромный тигр Ганс - мой любимчик - с остервенением терзал тряпичную огромную куклу.
  Летели брызги красной краски.
  Лоскуты и куски окрашенного поролона веером поднимались в воздух из-под лап тигра.
  Жестокое отвлечение внимания от шахматной игры.
  Номер ужаснее, чем отрубание головы чучелу пешки.
  Тигр Ганс терзает манекен.
  Свет в зале притушен, чтобы зрители не увидели подмену: человека - "пешку" (эквилибрист Драган) заменили на реалистичный манекен.
  - Мрин! Время! - Иржи прошептал из ада.
  ОХ! Ну и сравнения у меня, не девичьи.
  Клоун на четвереньках ползал вокруг меня, изображал собаку. - Заканчивай партию!
  Не обращай внимания на ЭТО! - голос Иржи дрогнул поплавком на воде.
  Напрасно напарник волнуется за мою психику.
  Подиумная модель манекенов не боится!
  Четыре хода и - УРА!
  Аншлаг или антураж! Зачем придумали множество слов?
  Чтобы обманывать?
  Зрители сдались!
  Компьютер фантастически дотянул партию, и гроссмейстер с лишней пешкой проходной не дополз до выигрыша.
  Знайте своё место, мистер Шлоссер!
  Уже покидает свое кресло в зрительном ряду.
  Очередная триумфальная победа... МОЯ!
  Директор Вольдемар Новак не ошибся: день сегодня особенный, потому что - тяжелый.
  Для отвлечения внимания от партии, директор цирка ввел два номера - с исчезновением Иренки и растерзанием чучела пешки по линии h.
  Я вышла за кулисы, окунулась в победу!
  Где Иренка? Немедленно расспрошу её, как она пропала с шахматной доски.
  Фокус с исчезновением девочки скрипачки распалил моё любопытство, и я превратилась в костер любознательности.
  - Иренка? - я заглянула в гримерку! - Иренку не видели?
  - Нет!
  - Иренка не пробегала? - я минут десять опрашивала "шахматные фигуры".
  Почему циркачи мрачные, словно мы не выиграли, а потеряли все деньги и жизни впридачу.
  - Мрин! Не ищи Иренку! Нет её! Уехала! - Иржи остановил меня около клетки с белыми голубями.
  Миленькие птички! Шикарные! Но с каждым днем их становится в цирке всё меньше и меньше!
  Вольдемар Новак голубями подкармливает любимую ворону Франческу?
  Или на ужин требует голубя, фаршированного устрицами?
  - Уехала? Сейчас? - слова клоуна нашли брешь в моём восхищении птичками. Сюсюсю! Лапки красненькие клювики остренькие. Стоп сигнал! - Иренка уехала? - я ноги не расставила, потому что некрасиво, когда модель вульгарно играет.
  Но кулаки в бока вжала - для устрашения.
  Куколка Барби покрывалась потом ужаса.
  Невероятно! Глупо! В последнем случае - не выгодно для цирка, чтобы шахматная "фигурка" исчезла.
  Но почему пан директор намекал, что день сегодня особенный?
  День поминовения его усопших родственников...
  - ОЙ! Только не шути, Иржи, что Иренку принесли в жертву мертвым родственникам Вольдемара Новака, - я скривила личико - натягивала улыбку, а, выходила маска смерти.
  Иржи с ужасом посмотрел на меня, как на прорицательницу.
  Неужели, я угадала?
  - Иржи, отвечай! - я закричала, топала каблучками по ковровому покрытию (больно ковру от моих шпилек).
  - Жертвы необходимы... так пан директор говорит! - Иржи побледнел, словно из него вампиры высосали всю кровь. - В шахматах фигуры "бьют", значит и в жизни приносим жертвы фигурами... незначащими.
  - Незначащими? Иренка - не значащая? - я принизила голос, находилась на канате над адской пропастью.
  Адский цирк! Не нужны директору деньги за выигрыш.
  Пан Новак - чёрт! Он развлекается тем, что время от времени убивает шахматные фигуры.
  Я выдернула золотую руку из ладони Иржи.
  Никто не остановит модель, летящую навстречу свободе.
  Я вышла на арену. Иржи что-то прокричал мне в спину.
  "Если бы я не сыграла на взятие "пешки" Иренки, то она бы осталась живая! - безумная, потому что невероятная и запоздалая, мысль терзала меня. - Но невозможно играть в шахматы без жертв!"
  На арене среди униформистов важно расхаживала ворона Франческа.
  В клюве она держала кусок неприятно красного!
  Волна тошноты поднималась к моему горлу.
  Я с трудом сдерживалась. Подняла лоскуток с... прилипшим кусочком кожи и мяса.
  Драгана растерзал тигр Ганс! Не чучело разрывал, а - артиста. Под хохот зрителей, ради моей игры!
  Только циркачи (кроме меня) знали о разыгрываемой в партии трагедии. Иренка и Драган погибли!
  Меня вырвало на арену шахматного цирка.
  Я побежала, не по-подиумному, не по-фотомодельному, а - по-сумасшедшему.
  Паника ледяными иглами гнала меня в спину.
  Дальше, дальше от шахматного циркового кошмара.
  Запасной выход из цирка! Я на свободе!
  - Нет! Марина Васнецова! Ты остаешься в шахматной партии! - стальные клещи пальцев схватили меня за локоть.
  Директор цирка Вольдемар Новак щелкнул каблуками туфель. Или копытами стучал?
  Я не смотрела вниз, боялась увидеть копыта черта - тогда бы потеряла сознание от ужаса.
  За спиной директора появился Славо с бутафорским надувным молотом.
  Рядом со Славо - Иржи? - невысокий старичок с седой бородкой.
  В моём сознании пронеслась картина из пункта обмена валюты в Москве.
  Иржи в гриме спас тогда мои деньги, а я не узнала напарника.
  А в вагоне метро, наверно, другой циркач заступился за меня!
  Почему Иржи сейчас фантастически быстро изменил внешность?
  Готовился к побегу? Или собирался убить Вольдемара Новака.
  - Мрин! Беги! - Славо опустил надувной клоунский молот на голову директора зловещего цирка.
  Завязалась потасовка. Девочки не дерутся с мальчиками.
  Я открыла крышку канистры с горючей жидкостью - реквизит для пожирателей огня.
  И опрокинула пузатую канистру, затем вторую.
  Зачем? Если спичек у меня нет!
  Вышла из Цирка, успокаивала мышиное сердце и налаживала подиумную походу.
  За спиной полыхнуло и громыхнуло, будто вулкан лопнул.
  Наверно, Славо (или Иржи) бросил спичку в горючее.
  С душераздирающим карканьем из огня вылетел снаряд вороны Франчески.
  Кошмарная птица сделала надо мной круг и скрылась за черными зловещими деревьями.
  Вы ошиблись, пан директор!
  Партия окончена! Мы выиграли!
  Я мысленно провела линию от сатанинского шахматного цирка.
  Выпрямила тело по струнке, расправила идеальные плечи и мраморную спину, подняла грудь, втянула живот и посмотрела в даль светлую на Винтерфельдтштарссе.
  Подбородок под прямым углом к телу
  И - с носка на пятку - я поплыла в новую шахматную партию.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"