Эсаулова Марфа: другие произведения.

3. Адский портной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга также в бумажном варианте

  
  
  - Маааааррриииииннаааа! Мааарина! Иди к нааааам! - тихий настойчивый голос ватой забивался в мои уши.
  Дом за густыми кустами, кажется, двинулся ко мне.
  Странные кусты с бурыми, почти чёрными листьями.
  Деревья и кустарники потребляют - как его? - хлорофилл... или вырабатывают, а хлорофилл - зеленый... вроде бы.
  Девушка модель не должна изучать цветочки и травинки, мы же не в деревне, где без травы умрешь от голода.
  Ну, в том смысле, что травой кормят козу, а затем козу доят и едят её мясо.
  Коза, козлы, чёрные козлы, - всё смешалось в моей голове.
  Настойчивый призывный голос уже неделю пугает меня каждый раз, когда я прохожу в школу мимо старого деревянного дома.
  Может быть, у меня - слуховые галлюцинации?
  Или...
  - Маааариннннаааа! - белые тонкие руки вылетели из-за моей спины и сомкнулись на горле.
  - Хррррррр! АААААА! Отпусти, меня, маньяк чёртов!
  Зубы мои застучали, по телу пробежал на тоненьких ножках мертвенный холод.
  Но я девушка не из робких библиотекарш.
  Девочки в наше время дерутся не хуже, а иногда - лучше - мальчиков.
  Я тонким каблуком шпилькой правой туфли наступила на ногу маньяка и даже подпрыгнула для закрепления эффекта.
  Попала, потому что каблук застрял, словно в глине.
  - УУУУУУУУ! - Душераздирающий вой волной ударил меня в спину.
  
  - УУУУУУУ! - продолжало выть привидение! и затем превратилось в человека - так из гусеницы вылупляется бабочка капустница. - Васнецова! Ты с ума сошла!
  Убила меня!
  Я резко развернулась. Если маньяк знает моё имя и фамилию, то он - слишком много знает.
  И придется его... убрать, чтобы не мстил.
  Лучше пусть привидением запугивает по ночам, чем живой распускает руки.
  - Коробков? - я застыла от удивления.
  Но не забывала, что девушка в любой момент должна выглядеть потрясающе, блестяще.
  После красивого разворота я полусогнула левую ногу, выставила её вперед, и руки опустила на бедра.
  Наверно, получилось сногсшибательно, потому что мой одноклассник - Андрей Коробков - лежал на асфальте, подвывал, словно раненый волк и двумя руками зажимал правую ступню.
  Красота - страшная сила, и она свалила Коробкова?
  Сквозь его пальцы вытекали тонкие рубиновые струйки крови.
  - Коробков? Почему ты катаешься по асфальту? Он же грязный и с микробами! - я округлила глаза до размеров блюдец. Губки сложила сердечком, превратились в куклу Барби.
  Девочки должны уметь перевоплощаться - из вампирши, из ведьмы в - добрую фею! - Андрей! Ты принес себя в жертву мне?
  Пустил кровь на жертвенный алтарь?
  Неужели, твоя любовь ко мне...
  - Заткнись, дур... - одноклассник в последний момент поступил по-джентльменски: не обозвал меня дурой.
  Понимает, что из феи я быстро перекинусь в ведьму.
  - Вызови мне врача!
  - Фуй! Из-за маленькой ранки герой врача требует!
  Комарик тебя укусил, и ты в панике! - я качнулась на бесконечно длинных ногах!
  Набрала номер "Скорой помощи", передала трубку калеке.
  - Коробков! Нет ума, считай - калека! - я на прощание одарила одноклассника ослепительной улыбкой.
  Кто знает? Может быть, он уже никогда не увидит Солнце?
  Ранка маленькая, но грязь потоком разнесется по телу, произойдет заражение крови.
  Врачи сначала отрежут ногу, затем - на всякий случай - руки, затем - глаза выколют!
  Я остановила свои фантазии: слишком далеко иногда ухожу, и картины, кажется, что оживают!
  - Васнецова! Ты пробила мне ногу дурацким каблуком, а теперь уходишь?
  Подождала бы со мной врачей! - Коробков морщился, но не кричал, не вопил.
  - Я? Я каблучком? Безобидным каблучком пробила твою мужскую ножку? - возмущению моему нет предела (и Коробков поверил, что я не нарочно!). - И ты, парень, просишь, чтобы девушка ухаживала за тобой?
  В древние времена воины, наоборот, отсылали девушек подальше, чтобы женщины и девушки не видели страданий мужчины.
  - Прости, я виноват! - Коробков выпалил слишком неожиданно! - Поступил, как болван!
  Додумался - девушку пугать!
  Правильно, что получил...
  От изнеженных мальчиков не дождешься извинений, и от Коробкова я не ожидала ничего подобного.
  Его слова остановили меня. Может быть, к мальчикам возвращается мужское достоинство?
  Деловая девчонка сменила фею в моём теле.
  - Снимай кроссовок! - я развела руками кусты, вглядывалась в зелень травы: черные листья кустов, зеленая трава - хоть сейчас на выставку контрастов.
  - Зачем снимать? - голос Коробкова истончился до высокой ноты ("ля" второй октавы).
  - Ну, тогда ногу себе карманным ножиком отрежь - легче будет ранку на отрезанной ступне лечить! - я наклонилась, сорвала подорожник.
  Обыкновенный листок, но в умелых руках он превращается в здоровень-траву.
  - Ой! Коробков, у тебя носочки розовые, девчачьи! - несмотря на серьёзность ситуации, я расхохоталась. - Ты - девочка? Или только готовишься сменить пол?
  - Мои носки... того... грязные... я спешил и захватил носки сестры.
  - И сестренка теперь щеголяет в твоих грязных рваных носках? - я деловито сняла носок с ноги одноклассника. Продолжала шутить, отвлекала Андрея. - Ты не стесняйся, Андрюша!
  Смена пола в наше время - почетное занятие!
  Мальчики, которые превратились в девочек, быстрее находят себе высокооплачиваемую работу, особенно, в Амстердаме и Корее.
  Тебе нечего стыдиться! Наоборот, хвастайся в школе розовыми носками, они повысят твою успеваемость! - я развернула стопу Коробкова.
  Рана сквозная, виднеется сломанная косточка!
  Почему Коробков еще не упал в обморок?
  Мои каблучки не напрасно отлиты из титанового сплава.
  Я осторожно разорвала листик подорожника, приложила одну половинку к входу в дыру, а другую - с противоположной стороны.
  - Ты подорожником собираешься срастить мои кости?
  - Какие кости, Коробков? Перегрелся на утреннем солнышке?
  Или слишком увлекся запугиванием девочек?
  На маньяка тренируешься? - я сняла с ноги листья подорожника и отбросила их далеко от дороги.
  Живое - к живому, мертвое - к мертвому!
  Не осталось ни следа от раны, и косточки - по-прежнему целые.
  - Почему, на маньяка? - Коробков протянул руку к ноге, заранее сморщился от боли, и на лице его расцвело недоумение...
  Боль исчезла вместе с раной.
  - А? А где? Ну, это? Рана? - Коробков осмелел и осторожно нажал на место, где только что произошла катастрофа.
  Надавил сильнее! Пингвины в Африке выглядят менее глупо, чем мой одноклассник в этот момент.
  - Рана? Ты бредишь, Коробков! - Я приложила ладошку к мраморному лбу одноклассника (холодный липкий пот от нестерпимой боли еще не испарился).
  - Комар тебя укусил!
  В кустах ты прятался в розовых носочках сестры!
  На меня напал и душил, как Джек Потрошитель!
  Маньякам подражаешь!
  Рану себе военно-патриотическую придумал на ноге!
  Понимаю, что концерт устроил, чтобы понравиться мне.
  Но - знай меру, Коробков! - я грациозно - лань на прогулке - побежала в школу.
  До звонка три минуты, а до школы - не меньше пяти!
  - А кровь на ноге, на кроссовке и на руке?
  И в носке, и в кроссовке - дырки! - Коробков кричал мне вслед, выглядел нелепо на асфальте совершенно здоровый.
  - Ты хочешь, чтобы я решала ТВОИ проблемы? - я полуобернулась на ходу.
  Из глаз вылетели молнии. Нет, я не фея сейчас!
  - Извини! А врачам я скажу, что упал и подумал, что сломал ногу! - голос одноклассника слился с телефонным звонком.
  - Аллё! - я ответила Светку. Света Одинцова (или просто - Светок) - моя подружка, одноклассница, и просто - клевая бро. - Да иду я, бегу!
  Опаздываю, ты подожди меня, опоздаем вместе.
  Не хочу одна перед географичкой столбом стоять и выслушивать пыльные нотации.
  Через пять минут мы летели по лестнице к классу.
  Ставили новые мировые рекорды по прыжкам через ступеньки в школе.
  - Из-за Коробкова - рыцарь фиговый - опаздываем! - я подвернула ногу, но устояла.
  Туфли с каблуками (и кровью Коробокова на шпильке) остались в раздевалке
  В школе запрещена неуставная обувь.
  Но я сверх нормы не отрабатываю походку на каблуках, потому что до школы и после школы я репетирую в подиумных туфлях.
  И, как показал недавний случай с Коробковым, шпилька - отличное оружие против маньяков.
  - Устроил засаду в кустах, около дома с привидениями! - я перевела дыхание перед дверью кабинета. - Сначала выл - "Маринааааа! Мариииииинааааа!"
  Затем выскочил и напал сзади, душил ледяными руками, словно у мертвеца позаимствовал на время шутки.
  - И ты? - Светок выдохнула, глаза её горели. Рот приоткрыт - ворона влетит.
  - Я оступилась... немножко...
  Коробкову показалось, что я ему каблуком ногу пробила насквозь, кости раздробила.
  - ОГОГО!
  - Но только - ушиб и страх! Ни переломов, ни колото-резаных ран!
  - Влюбился он в тебя!
  На жертвы идет!
  В кустах засаду устраивает, терпит и унижается!
  Даже душит! - Светок закатила вишневые глаза в восторге (мечтала, чтобы и её душил ухажер?). - А молодые мамочки с колясками Коробкова в полицию бы сдали.
  Приняли бы за настоящего маньяка из фильма ужасов!
  - Если ЭТО - любовь, то я без любви лучше проживу! - я потянула тяжелую - словно из бетона - дверь класса.
  В лицо ударили зной пустыни Калахари и крик географички:
  - Васнецова! Опять?!!
  
  После школы я и Светок сидели на скамейке автобусной остановки и придумывали развлечение на вечер.
  Пятница, впереди два выходных, погода - майская, поэтому - шикарная.
  - В кино? - Светок перекинула русую косу через левое плечо. Косы у неё - принцессовские: толстые, шикарные.
  Не в моде сейчас длинные волосы. Девочки и женщины часто стригутся коротко, под мальчиков.
  Но мы за модой не гонимся. Пусть она нас догоняет.
  Может быть, когда-нибудь, когда состарюсь, лет в двадцать пять, я побреюсь наголо, как говорит мой дедушка "под Котовского".
  Кто он, загадочный Котовский? Король? Ученый?
  И зачем он налысо стригся?
  В интернете на Котовского у меня не находилось времени, другое отвлекало.
  - Кино - дорого! В пятницу вечером рублей под четыреста! - я в Яндекс приложении посмотрела автобус. - Триста сорок шестой через семь минут подойдет.
  В Мегу - тоже деньги нужны.
  И родители не отпустят.
  - На озеро? В парк? - Светок предложила без энтузиазма, заранее знала ответ, и сама не очень-то и хотела на озеро или в парк.
  Что мы, бабки с собачками на прогулке?
  - Привет, френдахи! - возле нас нарисовался Петров. Он тайно влюблен в Светка, и об этой тайне знают все, даже, на Марсе.
  Наверно, поджидал нас, выгадывал время, чтобы подойти непринужденно, словно бы: "ХМ! Я мимо проходил по своим самым важным в Мире делам! Вас увидел скучных. Дай, думаю, развеселю одиноких, никому не нужных девчонок!". - Скучаете?
  - Очень, Илья! Изнываем от тоски! - Светок скромно опустила веера ресниц. - Мечтаем, чтобы ребята нас пригласили на свидание. - Светок закусила нижнюю губу, до крови.
  Сдерживала смех.
  Мы любим прикалываться.
  Любопытно: когда нравишься парню, он поверит любым твоим словам, даже - самым нелепым историям.
  - Я вас приглашаю! - из ниоткуда вынырнул Коробков.
  Живой, здоровый, но смущается.
  Боится, что я разболтаю всем об утреннем происшествии.
  Нет, не разболтаю. Мне не выгодно.
  - Деньги у тебя еееееесть, Короооообков? - Светок протянула слова. - Те, которые без денег, с дамами не ходят.
  Эти слова Светок где-то вычитала и часто повторяет - классная фраза!
  - Почему, сразу - деньги? - Коробков пнул камень, он с грохотом ударил в железный лист забора.
  - Мы не в Европе и не в Америке, где парни и девушки на свидании платят каждый за себя! - я поднялась со скамейки, в конце улицы показался автобус.
  До дома можно и пешком дойти - пятнадцать, двадцать минут.
  Но на автобусе - проще и безопаснее: никто не воет из кустов, не набрасывается и не душит могильно ледяными руками.
  - У меня есть деньги! Немного! - Петров не упускал свою золотую рыбку. Неужели, джентльмены не исчезли с карты Земли? - Кино, Макдональдс...
  - И я посмотрю у себя, - Коробков не смотрел мне в глаза, отворачивался каждый раз, когда я искала его взгляд. - Договорились? Созвонимся?
  - Коробков, на минуточку! - Я отошла от остановки, не забывала правильно ставить ноги - по-научному.
  На меня сейчас весь Мир смотрит с восторгом!
  Андрей покорно за мной поплелся, словно собачка на веревочке.
  Да куда он денется?
  - Я понимаю - поджидал меня, пошутил, душил! - я шептала в его ухо, знаю, что все ожидающие на остановке сейчас пытаются хоть что-то услышать из нашей драгоценной беседы. - Но зачем неделю сидел в кустах, и каждый раз подвывал, звал меня: "Мааариииина!"
  Неделю собирался с силами, а сегодня только осмелился выскочить?
  - Я! Я честно... Не звал тебя.
  Не подвывал, как ты говоришь! - в глазах Андрея плеснуло недоумение, затем лицо его начало белеть. - И в кустах не устраивал засаду.
  Я за тобой шёл... ты красиво виляла.
  Не подумай плохого.
  Ну, думаю, скоро до школы дойдешь, поэтому и подкрался.
  А душил, наверно, от волнения дурачился.
  Переволновался, поэтому сглупил, как первоклассник на уроке мужества.
  - Первоклассник душитель? - я иронизировала, улыбалась.
  Не обманывает меня Коробков.
  По его глазам читаю, как в книге Жизни. - И неделю не просиживал в кустах, как партизан?
  Не выл "Мариииина"?
  - Нет! А что случилось? Тебя ЕЩЁ кто-то пугал? - глаза Коробкова превратились в щелочки.
  Надеюсь, что он ревнует меня к таинственному маньяку из кустов.
  - Через час созвонимся! - я запрыгнула в автобус, помахала рукой ребятам и Светку. У них другой номер автобуса.
  Коробкову я ничего не ответила.
  Важно, чтобы девушка не отвечала на многие вопросы.
  Молчание придает куколкам Барби особенный шарм.
  Если одноклассник не запугивал меня неделю, то - КТО?
  Руки мои опустились от предчувствия беды.
  За окном сразу потемнело - грозовая туча нашла на лицо Солнышка.
  На языке появился медный привкус крови.
  На своей остановке я выскочила - птичка из клетки.
  Снова светло, теплые лучики ласкают кожу.
  Страхи испарились вместе с остатками тучи.
  По квартире я носилась в панике, разбрасывала вещи, снова собирала - бесполезная работа.
  Родители обязательно упрекнут меня за беспорядок; работа родителей - подмечать недочеты в поведении детей.
  Почему, они не замечают хорошее? Редко хвалят, а ругают - с удовольствием и по пустякам.
  Прогулка девочек с мальчиками - приравнивается к подготовке к ядерной войне.
  Девочки напустят на себя безразличие, словно бы нехотя вышли на гулянку.
  Но на самом деле мы собираемся с максимальной тщательностью, и быстрее скорости распространения света в Космосе.
  За час сборов калорий тратим больше, чем копатели могил на кладбище.
  В голове ходили колесом и постоянно возвращались страхи по поводу "Мариииииинааааа!"
  Если не Коробков пугал, то - кто? Пушкин?
  Недавно я вернулась с адских Юношеских международных шахматных соревнований.
  Вспоминать неприятно. Липкий ужас охватывает меня каждый раз, когда я слышу: Англия, чемпионат по шахматам.
  В Эскоте (городок, где в старинном замке начинались соревнования) я узнала очень много о себе и о своём "даре" Смотрящей.
  Возвратилась в Москву, и "дар" исчез, или притаился.
  Иногда выскакивает и пугает меня, как, например, сегодня, когда я простой подорожник превратила в здоровень-траву.
  Каждый раз удивляюсь, потому что получается.
  Знаю, что получится, оно и происходит.
  А как - непонятно, ни алгоритма, ни схемы.
  Знала, что лист подорожника вылечит рану одноклассника, и листок вылечил лучше всех рентгенов и больниц.
  За мыслями и сборами я не заметила, как пролетел час.
  - Аллё! Что?!! Уже? - я бросила телефон, подхватила сумочку, огненным шаром слетела с лестницы.
  Лифт - пока его дождешься, пока притащится, а потом на каждом этаже будут подсаживать пассажиры, втискивать в стенку.
  Я ненавижу, когда лифт переполнен, и еще лезут; на лице улыбочка и вопрос-утверждение на губах: "Поместимся?".
  Если я вижу двух человек в лифте, то не вхожу. Лучше - пешком по лестнице, или подожду следующего заезда, чем превращусь в рыбу-камбалу - приплюснутую и с выпученными глазами.
  Добежала до остановки, перевела дыхание.
  Показалось, или СНОВА ВИЖУ?
  Черная тень перелилась из кустов в кусты.
  Лишь листочки трепещут.
  Пусть - забавляется. Меня не тронет, и - отлично.
  Через две остановки в автобус подсела Светок.
  Она выглядела потрясающе ярко: лиловые джинсы стрейч и ядовито зеленая футболка с красным драконом.
  Я со стороны кажусь более блеклой - голубые джинсы "Наутика" и топик "Гап" - ужасно дорогие, но не столь бросаются в глаза, как красотища одежды Светка.
  В место рандеву мы прибыли заранее, поэтому - покружили немного, поглазели на журналы в киосках.
  Мальчики пусть ждут - положено, чтобы после свадьбы жена дома ждала мужа, а до свадьбы - жених на свидании мучился, страдал и каждую минуту смотрел на часы - не сломались ли?
  По поводу женихов - шучу!
  Девочки не виноваты, что каждого нового друга взрослые записывают в "женихи". Ревнуют что ли?
  Покрутились, высмотрели миленькие заколочки в "Диве", чуть не забыли о встрече - так кошка в воде забывает, что она не умеет плавать.
  Ребята сделали вид, что нисколечко не волновались.
  Коробков пришел в обтягивающей черной майке - никаких излишеств, и это - выгодно подчеркивало его вкус, или - не вкус, а ещё что-то, что Парижские знатоки называют стилем.
  Коробков качается, но не с фанатизмом, а спокойно наращивает мышцы.
  Конечно, рано или поздно - сорвётся, сядет на специальные препараты для роста мышц, чтобы человек превратился в Бермудский треугольник.
  Вообщем, мне понравилось, что Коробков не заявился в трениках и в бомжатской майке.
  Некоторые культуристы одеваются нарочито просто: майка, спортивные штаны, показывают, что презирают иные одежды, кроме надутых шарами мускулов.
  - Сейчас начнется "Подвал по пятницам". Фильм Ужасов. - Петров заглянул в смартфон. - Билеты по четыреста и по триста пятьдесят.
  - Отстоооой! - Светок протянула и заглянула в телефон Ильи. - Ничего другого нет?
  Я смотрела - ничего страшного и интересного: дешевка! - моя подружка надула пузырь из жвачки, лопнула. Красиво!
  Я старалась, но не получается у меня, не дается искусство надувания пузырей из жвачки.
  Попробуйте, и тогда вещи, которые со стороны кажутся простейшими - свистеть в два пальца, надувать пузырь из жевательной резинки, пускать кольца и сердечки дыма изо рта - окажутся сложнее алгебры и геометрии с химией.
  Клубы дыма я не пробовала превращать в сердечки и колечки, потому что - не курю. Принципиально.
  Не ради здоровья, а - просто так - не хочу.
  Но видела, как некоторые ребята пытаются изобразить колечки из дыма - ХА!
  Ничего у них не выходит, кроме безобразных табачных облаков.
  Только в кино всё получается красиво, даже любовь.
  - Где ты успела посмотреть новый ужастик? - Коробков расправил плечи, в груди у него треснуло, будто сухая ветка преломилась. - Он же только что в прокат вышел.
  - В инете. В "фильмокраде".
  Качество ужасное, потому что - скрытая съемка, но не качество интересует, а - сюжет.
  Отстой!
  - Через час в другом зале - "Ледниковый период. Исход". Билеты - по триста! - Петров поднял глаза: шутит, или серьезно?
  С ребятами пойти на мультики? Позор!
  Я мультики люблю, обожаю сериал о Губке Бобе.
  Каждая девочка имеет право на шалости, но не на коллективном же свидании хохотать над саблезубой белкой в Ледниковом периоде.
  Понимаю, что надо быть проще - куда уж проще, - как американцы, европейцы, африканцы - к ним тянутся люди.
  Но меня пока интересуют трудности в жизни.
  Я всё усложняю, а затем распутываю. БРРРР!
  Зачем обманываю себя! Хочу быть проще, но не получается, словно у меня украли из черепа аппарат по упрощению.
  - Можно и "Ледниковый период". Прикольно!
  - АГА! и на спину тебе в кинозале рыгнет малыш из соседнего ряда!
  В зале одни мамаши с детишками! - Светок всё опошлила.
  Я представила, как под хохот публики и плохо сдерживаемый смех нашей компании, убегаю испачканная в туалет.
  МДА! Не получится праздник!
  Мы непринужденно болтали, и идея пойти в кино потихоньку отступала, как морская волна от берега.
  - ЗЗЗЗЗЗЗ! БУБУБХ! - неприятный скрежет, а затем - холодящий душу удар послышались со стороны лифта.
  Я вжала голову в плечи. Тело, словно бросили в котёл с кипящим маслом.
  Сначала наступила тишина, а затем её прорвала волна криков.
   Тонкий надсадный крик прорезал остальные звуки.
  Кричал пожилой толстый безногий мужчина.
  Рядом с ним лежала нога. Наверно, его.
  - Лифт оборвался! - Илья выдохнул и навел камеру смартфона на толпу. - У лифтов тысяча страховок и ни одна не сработала.
  Света тоже снимала на видео катастрофу.
  За кадры с места событий можно получить неплохие деньги.
  - Цинично! Люди страдают, а другие наживаются на их боли и бедах! - Коробков, словно нехотя, будто его заставили, снимал на свой телефон разломанную кабину лифта. - Одно успокаивает: если я попаду в аварию, меня также сначала сфотографируют тысячу раз, а затем только придут на помощь.
  Уверен, что "Титаник" спасли бы, если бы спасатели не фотографировались на фоне пробоины.
  Марина покачала головой и сделала три снимка - на память об ужасах нового века:
  - Мужчине отрезало ногу, но как?
  От лифта отлетела острая железяка?
  Курице на птицефабрике больше счастья, чем мужчине, проходящему мимо падающего лифта. - Света сделал робкий шаг в сторону пострадавшего - так утка ступает на тонкий лёд.
  - Не пойму: то ли приставить ногу на место среза и посмотреть - приживется ли, то ли идешь утешать мужчину в шоке! - Илья спрятал смартфон, с вызовом посмотрел на меня, молча предлагал: скажи, что-нибудь умное, к месте.
  Я сжала виски ладонями; размышляла - что делать?
  Мужчина в шоке - как он еще не потерял сознание от потери крови и боли? - вертел головой.
  Волосы слиплись и похожи на морскую капусту в майонезе с крабовыми палочками.
  Вдруг, его взгляд натолкнулся на мой взгляд - нашла коса на камень.
  Меня, будто током ударило в голову.
  - Это ты виновата! Ты! - мужчина визжал, глаза его помидорами вылезали из черепа. - Если бы пошла за зов, то моя нога осталась при мне!
  Ботинки купил - немодные, некрасивые, но дешевые - из-за тебя!
  Отняли у меня ботинок - из-за тебя!
  В больнице меня переоденут в драную пижаму - из-за тебя!
  Иди туда, куда зовут!
  Иди, Васнецова!
  На меня обрушился небосвод. Звезды больно кололи золотыми лучами.
  Кометы обжигали вечным холодом.
  - Васнецова! Очнись! Замерзнешь! - Я услышала издалека, словно путешествовала на льдине и прислушивалась к голосам чаек.
  Меня трясло, как в трамвае.
  Из тумана выплыло лицо Коробкова, его руки - трамваи - трясли девочку за плечи.
  - Мы думали, что ты упадешь в обморок от ужаса! - Светок смотрела с участием, даже подула в лоб. - Побледнела, закаменела, а глаза твои остекленели. Ты превратилась в искусственную ёлку с игрушками.
  - Почему? Почему он ТАК сказал? Обвинил меня?!!
  Я ему ногу отпилила? - Я глубоко вдохнула, затем ещё раз - истерика прошла стороной.
  - Кто? Что сказал? - Петров проследил за моим взглядом.
  Мужчина без ноги лежал на носилках, без сознания, несимметричный, похож на кособокую трапецию.
  - Хорошо тому живется, у кого одна нога! И штанина не порвется, и не нужно сапога! - Петров проблеял и скорчил лицо.
  - Петров! Тебе только на похоронах тамадой работать! - Светок взяла мою руку. - Ты заледенела, а в глазах огонь бьётся.
  Померещилось тебе.
  Безногий ничего не говорил, никого не обвинял, покричал, и затих.
  Выйдет через месяц из больницы, и у него новая жизнь начнется. Другая жизнь.
  На безногих большой спрос.
  - Я бы в Макдаке перекусила, - Я тряхнула головой. Натянула улыбку. Нервы постепенно успокаивались; натянутые струны дрожали чуть-чуть. - Фильм ужасов мы посмотрели. Бесплатно.
  Все дружно поддержали идею похода в Макдональдс.
  Жареная картошка заменяет кино, а чизбургер - танцы и подготовку домашнего задания по химии.
  Сначала толпились, делали заказ - не много набрали, но и не мало, чтобы не остаться голодными.
  Петров и Коробков остались дожидаться заказ, а мы отправились к свободному столику.
  Я взглянула на счастливое семейство: молодая пухлая мама, словно её надули через соломинку для коктейлей, дочка лет трех и мальчик лет пяти или семи.
  Я - не мать, поэтому плохо разбираюсь в возрасте детей, не сортировала мальчиков и девочек дошколят на конвейере.
  "Прекрасный малыш! Беленький, словно одуванчик!
  Смешно и грустно: с возрастом цветы и люди облетают!" - Я солнечно улыбнулась белобрысому мальчугану.
  В ответ мальчик распахнул рот, даже не рот, а - паст зверя.
  Длинные уродливые желтые клыки вылезли наружу.
  - Ты! Виновата!
  Матушка мне тесные шортики натянула, жесткие неудобные!
  Жмет у меня в промежности. Неудобство и некрасота, словно чёрт эти шорты сшил.
  Матушка только первый цикл выполняет на "отлично" - рожает, а поддерживает детей на троечку с минусом.
  Глаза бы мои не видели этих шортиков. Инквизиторы натягивали подобные шорты на колдунов и пытали тесными штанишками.
  Не желаю их видеть, даже зрения себя лишу!
  Я сейчас воткну зубочистку себе в глаз! И ты будешь виновата в моей слепоте! - Не по годам разговорчивый и умный мальчик зажал тоненькую острую иглу зубочистки между пальцев правой руки, медленно подносил к глазу, словно высматривал Ангела на острие иглы.
  - Неееет! Не лишай себя зрения! - Я выхватила зубочистку и отшвырнула на поднос, за кудыкины горы.
  - Девочка! Ты с ума сошла? - Молодая мама оторвалась от гамбургера. На губах кетчуп похож на кровь. - Не трогай чужих детей!
  - Смотрите лучше за своими детьми, мамаша! - Я повысила голос, но не кричала, не хотела привлекать лишнее внимание. В конфликте всегда виноваты две стороны. - Ваш сынок себе в глаз зубочистку тыкал, хотел ослепнуть.
  - Что за бред? Откуда у него зубочистка? - Мама наливалась гневом, потому что сражаться с девочкой проще, чем с маньяком или пьяным менеджером. - Ты выхватила у Миши соломинку для коктейля! - молодая женщина схватила зубочистку, и в её руках она превратилась в безобидную мягкую соломинку.
  Разработчики сделали трубочку совершенно безопасной - глаз муравью или окуню не выколоть.
  - Ружье висит на стене и стреляет само по себе!
  И соломинка выстрелит! - Светок потащила меня от стола раздора. - Ты что? Рехнулась?
  Понимаю: лифт, стресс, свидание с самыми тормозными мальчиками школы.
  Ну, не самыми тормозными, но будем их считать недотепами, потому что на фоне нехороших мальчиков мы выглядим очень хорошими девочками.
  Бежим на улицу, а то тётка вой поднимет и потребует у тебя компенсацию за моральный ущерб - миллион долларов.
  Сейчас модно по всякому пустяку деньги требовать.
  Светок подбежала к ребятам, договорилась, подхватила меня, как сумку с косметикой и повела к выходу из комплекса развлечений.
  Через пять минут с пакетами и мешком шуток выбежали Петров и Коробков.
  - Мальчика на органы разделала, Васнецова? - Петров раскрыл пакет и галантно протянул девушкам, словно букет с миллионом алых роз.
  - Ты - мальчик? - Я выбрала чизбургер, развернула горячую обертку, добралась до ядра с сыром, мясом и огурчиками. - Представим собаку - друга человека.
  Собака дружит с другой собакой, любит её, ластится, виляет жестяным хвостиком.
  Но приходит живодёр и убивает собачку, сдает её на шкуру, а из шкуры выделывает пояс против радикулита у людей.
  Убил друга и из него сделал лечебный пояс - гуманно.
  Оставшаяся в живых собака - будет переживать по убиенному товарищу или подруге?
  Или спокойно побежит к миске с едой, махнет метелкой хвоста и забудет навсегда дружка?
  Думаю, что еда пересилит боль расставания и утраты.
  Почему, люди не устроены, как собаки?
  Погиб милый друг? Не беда! Покушаем и не вспомним после обеда ушедшего товарища!
  Жизнь? Физиология? Или психология приматов и остальных млекопитающих? -Я воткнула трубочку в крышку стакана с клубничным коктейлем.
  С подозрением посмотрела на трубочку - не превратится ли в зубочистку.
  - Васнецова! - Ты к чему закрутила умную мысль?
  Из мозгов мусор выметаешь? - Петров с восхищением и обожанием, как на рок-кумира смотрел на меня - одноклассницу. - Я правильно понял: ты длинно развила короткую мысль: "Живые думают о живых!"
  - У меня предложение - для живых и мертвых!
  Давайте, завалимся в заброшенный дом около школы?
  Может быть, найдем что-нибудь интересное, старинное, или волшебное. - Я не уследила за быстрым - спринтерским - языком. Позже не верила, что сама предложила посетить загадочный дом, возле которого слышала зов "Маааааарррииииннаааа!"
  - Что? Куда? Зачем? - Света переводила взгляд с мальчиков на меня: не шутка ли? не бред ли испуганной подружки?
  "Затем, что мне одной страшно идти на зов.
  Но, если не пойду, то опять кто-нибудь пострадает: останется без ноги или без глаз, или ещё что-нибудь придумают силы зла, чтобы затащить меня в пустое древнее помещение, которого даже мыши, наверняка, боятся. - Я улыбалась, и в глазах - наверно - сверкали кристаллики льда. - Компанией - не страшно.
  Может быть, ужасный зов в ушах прекратится, и исчезнут картины, которые только я вижу".
  - Дом? Заброшенный? Но его уже давно обшарили... я полагаю! - Петров смял пустой пакет, раскрыл второй и предложил нам картошку фри - лакомство диких обезьян. - Не трехэтажная ли развалюха, которая стоит на пересечение улиц - Заречной и Парковой?
  В ней жили портные, несколько династий, а затем - то ли всех расстреляли, то ли в тюрьму посадили без следов, то ли они уехали из страны.
  Мне отец рассказывал, а его отец - мой дед Егор, дружил с портными. Но не шил у них. Слишком дорого брали, как за царские заказы.
  - Портными называли стилистов в древности? - Светок спросила неуверенно, взглянула на меня, словно я - открытая книга - Энциклопедия. - Что мы найдем в доме давно ушедших портных?
  Иголки? Нитки? выкройки старинных платьев и панталонов с сюртуками, когда всё закрыто и спрятано под толстым слоем ткани?
  Портные клады не зарывали.
  - Все так думают, что портные - бедные. поэтому в дом может быть, сто веков никто не залезал - с тех пор, как он опустел, - Коробков старательно не смотрел мне в глаза. Утреннее происшествие с продырявленной ногой и глупой шуткой до сих пор бродит у него в уме. - Дом давно под снос, а земли спорные - Москва бодается с Областью за эти земли.
  Никого дом не интересует, даже - бомжей, потому что бомжам удобнее на теплых трубах спать в подвалах и канализациях.
  - Ты у нас знаток бомжей, Андрюха! - Петров сморщил лоб и отскочил от Коробкова, словно Коробков протух.
  - Не только бомжей, но и ушей знаток! - Коробков поправил майку, она поднялась, оголила кубик живота - кокетка балерина лучше не покажет себя, чем современные мальчики. - Могу по уху стукнуть - услышишь звон Ростовских колоколов.
  - ХА-ХА-ХА! Очень смешно! Клоуны на арене цирка! - я захлопала в бархатные ладошки, заметила, что к правой прилип кусочек Макдаковской салфетки.
  Опозорилась. Ненавижу небрежность в одежде и неряшливость: неухоженных мужчин и женщин, грязные руки, небритые подмышки - ФУ! Гадости!
  Одежду себе подбираю - сто войн могут мимо меня промчаться с грохотом, не замечу сражений, если увлечена одеждой.
  Мама говорит, что мне нужен жених из камня, или парализованный!.
  Другой убежит, пока я в магазине рассматриваю новинки. Забежала на минуту, а минутка превратилась в вечность.
  Девочка Герда в летнем саду роз.
  Новая мысль шилом вонзилась в мой мозг.
  Пробила его до основания:
  - Заброшенный дом портных!
  В бреду мне показалось, что мужчина с отрезанной ногой ругал меня за ботинки немодные.
  Мальчик предъявлял претензии, пищал, что шорты ему ненавистны.
  Конечно, ботинки шили не портные, а эти... как их... ботиночники.
  Но, может быть, в династии портных из ТОГО дома проскальзывали и ботиночники?
  Неужели всё связано с зовом ко Мне?
  И причем здесь я - школьница-модница?
  Я направлялась к автобусной остановке, никого вокруг не замечала.
  Взвизгнули тормоза, послышалась брань, в ответ водителю Коробков что-то пообещал - недоброе.
  - Мрин! Смотри, по сторонам, а то превратишься в блин! - Светок сказала в рифму, но не заметила своего, наверно, первого осмысленного стихотворения.
  Я что-то ответила, вела беседу со Светком, с ребятами, даже смеялась и кокетничала, не забывала о походке подиумной модели, о поворотах, о "точке" и "откачке".
  Смотрела на себя со стороны, словно я умерла, душа улетела и безучастно взирает на веселящееся тело.
  Через несколько минут подкатил автобус, и душа вернулась в тело.
  Я успокоила дыхание и умерила пыл сердца.
  Светок приложила свою карточку к монитору турникета, затем я прошла по своему проездному.
  Коробков тоже воспользовался билетом, а Петров пролез под турникетом - безбилетник.
  - Любопытно, всё в Мире любопытно, даже опыты над мальчиками! - Я постепенно приходила в хорошее настроение. (Заметила, что чем ближе автобус к нашей цели - заброшенному дому под снос - тем сильнее я радовалась, будто в доме обитает моё Счастье.). - Мы втроём прошли по билетам, а Петров пролез - хорошо это или плохо? - Я упала на сидение, рядом опустилась Светок.
  Петров сделал вид, что присядет на колени Светку.
  Завязалась потешная потасовка двух актеров.
  - Эй! Петров! - я шутливо погрозила ему пальцем, а сама занялась проблемой своих бесконечных ног.
  Они у меня очень длинные и живут своей жизнью.
  Каждый раз я должна их пристраивать, иначе запутаются, потом не разберу, где какая нога. - В младших классах мальчики бьют девочек, дергают за волосы - ударами доказывают свою любовь.
  Ты уже - старшеклассник, поэтому - присаживаешься девушке на колени - красиво, умно!
  Представь Принца, который на светском вечере бухается на колени Принцессам!
  Радуйся, пока молодой, Петров!
  Придет время - будешь падать на колени перед девушками, а затем - колени не согнутся, и в старости лишь хватит сил на плевок в сторону любимой старушки.
  - Разошлась, Васнецова! Шутки из тебя сыплются, как... как песок! - Петров сдвинул Светка, присел рядом на малюсенький островок сиденья (Светок не возражала). - Завидуешь! Завидуй молча.
  Ты хотела бы, чтобы Коробков тебе на колени забрался, поэтому злословишь.
  - Нееее! Коробков качается, в нём мускулы чугунные.
  Ноги мои тростиночками лопнут под массой Коробкова! - я протянула и сложила губы сердечком (Коробков покраснел, раскалился, на нём можно картошку жарить). - Андрюшенька! Ты же не сломаешь мне ножки?
  Не выдерешь волосы?
  Не ударишь дружески стопудовым кулачком в тоненькую спинку? - Я распахнула ворота глаз. Барби вернулась.
  Коробков отвернулся. Да он смущен!
  Автобус загружал и выгружал пассажиров на очередной остановке.
  Я взглянула в окно и... вздрогнула, словно переодевалась в раздевалке на пляже, а ко мне ввалился бурый медведь с фотоаппаратом.
  Страшная рожа, потому что небритая.
  Очки маньяка в дешевой роговой оправе, длинный плащ-палатка.
  Что ему от меня надо? Бельгийского шоколада?
  Я раскрыла ротик, но не выходила из образа Барби! Испуганной Барби!
  - Васнецова! Я из-за тебя чуть под автобус не попал, - бомж открыл рот и поставил рекорд по отсутствию зубов. - Штаны - парусом - вокруг ног обмотались. Из-за тебя!
  Мешают при ходьбе! Из-за тебя!
  - Уйди, Страшила! - Коробков сделал вид, что ударит кулаком в лицо бомжа.
  Стекло разделяло, но мужчина за окном инстинктивно отпрянул, словно ловил зубами пулю, но испугался снаряда.
  - Что он сказал, странник? - я спросила и подумала, что игра слов "странник - путешественник", и так можно называть странного человека.
  Напряглась, потому что догадывалась, что мне ответят.
  - Ничего не говорил, и не слышно за стеклом! - Светок не обратила должного внимания на мой вопрос.
  Не удивилась.
  - Мрин! Ты что-то говорила о турникетах?
  Развивала свою прикольную теорию! - Коробков осмелел - ишь, ты, рыцарь в тигровой шкуре.
  - Вы, мальчики, оцениваете девочек - по одежде, по богатству, по красоте, по уму, особенно - по уму! - Я быстро-быстро хлопала веерами ресниц (все засмеялись). - Мы оцениваем вас... не важно, по каким параметрам, это наши девичьи секретики.
  Я говорила, что Петров пролез под турникетом.
  С одной стороны - это дурно, показывает, что Петров - беден, и, если пригласит свою девушку на свидание - не заплатит за неё за билет.
  С другой стороны, мы знаем, что Илья - щедрый, последние деньги отдал за Макдоналдс.
  Значит, пролез под турникетом из экономии - зачем платить, если можно получить бесплатно.
  Он станет бережливым семьянином, оплотом общества, всё в дом несет, как белка орехи.
  - Белка не в доме, а в дупле живет! - Коробков вставил своё умноё.
  - У тебя белка в дупле живёт! - Петров грубо пошутил.
  Фуй! Но смешно.
  - Коробков прошел по билету - образцовый парень. И девушке билет на автобус купит, не заставит унижаться и принижаться - пролезать под турникетом, кряхтеть, выпучивать глаза от бессилия.
  Но потратил деньги, которые мог просто вложить девушке в руку, или бросить ей на телефон.
  И проходить без билета - плохо, и платить за проезд - не хорошо! - Я покачала головкой, словно она у меня на пружинке болтается.
  Вышло красиво, как на китайском празднике поедания дракона.
  В Китае кушают всё, наверно, и драконов варят - прошу к столу!
  Свою роль Барби я отыграла. Судя по довольным лицам друзей - развеселила всех.
  Мы вышли из автобуса около заброшенного дома.
  Мир, словно переменился.
  Солнце исчезло, будто испугалось нас.
  Маслянистые тучи нависали в нескольких метрах над головой.
  В лицо ударила волна холода.
  По ногам пронеслось невидимое пламя из доменной печи.
  Неужели, я одна заметила изменение погоды?
  - Что-то погода испортилась. Не пошёл бы африканский снег! - Коробков растирал руки и щеки.
  - Почему африканский? - Светок посмотрела на меня, словно я пошутила, а не Коробков.
  Я отвечаю за всех шутников?
  - Потому что в Африке снега нет и не должно быть.
  Бананы, мартышки, слоны, жара, но не снег! - Коробков взглянула на мои туфли.
  Почему вы меня разглядываете с пристрастием?
  Я не балерина на столе в ресторане!
  Мы прошли по дороге и остановились у символической границы участка с домом.
  Забор давно сгнил, остались несколько полуразрушенных кирпичных столбов.
  Я сотни раз проходила мимо этих столбов, кустов с черными листьями.
  Школьная дорога, знакомая до каждого камушка и выбоинки, в которой утонет слон.
  Но сейчас всё кажется новым и нереальным.
  Меня пригласили сниматься в кино и вокруг - декорации?
  Коробков смело шагал впереди, расправил плечи.
  Он занял моё место: я должна красиво плыть лодочкой, покачиваться, отставлять ноги в нужных точках.
  Все дороги и дорожки для меня - подиум.
  Коробков тоже себя показывал, выставлял и выставлялся.
  Он имеет право: трудился, строил своё тело.
  Только я уменьшала объём рук и ног, а он - увеличивал.
  Борьба противоположностей в Природе на заброшенном участке с покосившимся огромным домом.
  Андрей вбежал в дом, хотел первым найти клад.
  Светок сжала мою руку с нечеловеческой силой.
  В минуты опасности в девушках просыпаются охотницы на мамонтов?
  - Ай! Больно! Петрову лучше горло сожми! - я выдернула руку, поглаживала красные пятна от пальцев подруги.
  - Извини. Мне показалось, что дом шевелится. Пополз навстречу нам! - Светок дрожала осиновым листом в ураган.
  Сжала коленки и закрыла глаза. Уплыла в Мир без заброшенных домов и жути.
  Петров важно извлёк пачку сигарет "Ява", вальяжно прикурил от пластиковой прозрачной зажигалки.
  После закона, запрещающего курить в общественных местах, многие курильщики почувствовали себя ВИП персонами.
  "Все боятся, а я - курю.
  Я - масон, член тайного братства курильщиков".
  - Петров! Ты не в тренде! Курить не модно! - Светок принюхалась (ноздри её расширились - смешно) и открыла глаза. - Читал бы учебник по квантовой механике!
  - Я закурил, ты на меня поэтому обратила внимание! - Петров откинул назад голову, подражал артистам из старинных фильмов, но вышло - страшно.
  Голова Петрова отвалилась и повисла на ниточке кожи.
  Я моргнула - голова на месте, но вид у Петрова - неважный, несвежий.
  Где Коробков? Почему мы не входим в заброшенный дом вслед за ним?
  Оттягиваем страшный момент?
  - ААААА! - из дома с летучей мышью вылетел вопль Коробкова.
  Раздался грохот, в доме затрещало и посыпалось, словно мельник мешком с зерном бил жену по очень ниже головы.
  Мы переглянулись. Куда бежать: в дом? или от дома?
  Коробкову уже ничем не помочь. Он провалился в ад!
  Вопреки здравому смыслу, мы побежали в беду.
  Я первая распахнула дверь... почему она закрылась за Коробковым?
  В лицо ударил ураган пыли, звуков осыпающейся штукатурки.
  Смрад тлена и смерти - дом давно умер - перемешивался с нашими ароматами.
  Молодое поколение против призраков!
  Я задыхалась, сердце не успевало перегонять кровь, загустевшую от ужаса.
  По венам и артериям у меня разлилось желе.
  Пыль трухлявыми руками сдавливала горло.
  Сначала ничего не видели в полумраке и пылевом облаке.
  Но затем, когда труха осела, рассмотрели - ветхие деревянные ступеньки лестницы, мусор на цементном полу, обломки досок.
  Коробкова нет!
  К счастью или - к беде?
  "Неужели, кровь Коробкова - жертва на алтарь заброшенного дома с привидениями?
  Я каблуком продырявила ему ногу, он кровью принёс жертву. И... дом забрал Коробкова - в своих неясных целях.
  Зачем столько сложностей призракам?
  Засосал бы спящего бомжа - его бы никто не искал, шум бы не поднимали, и оставили бы здание в покое до следующего века или до ближайшего пожара!" - я опустила ладонь на шершавую перилу, посмотрела вверх. - Коробков? АУ!
  Ты где и как?
  - Он нашёл на втором этаже сундук с золотом и скрылся с НАШИМИ сокровищами! - Светок подошла ко мне, брезгливо взглянула на мусор. - Устроили здесь общественный туалет.
  Где живут, там и ср... гадят.
  ЭГЕГЕЙ! Коробкооооов! - Светок крикнула и пожала плечами, показывала, что свою миссию выполнила.
  - Андрюха! Не придуряйся! Спускай золото нам, а затем сам прыгай! - Петров поднимался по скрипучей лестнице - ровеснице моего прадедушки.
  Вместо Коробкова нам ответила гнетущая тишина.
  Звуки из Внешнего Мира - за пределами ветхого дома - не проникали сюда, словно их обрубали гигантским ножом на входе.
  - На улице холодно, а здесь - тепло, как в предбаннике! - Светок сделала первый робкий шаг за Петровым - так цыпленок после раздумий признает утку своей матерью и шагает за ней. - Дом разлагается и выделяет тепло!
  - Подождите! - я подняла руки и опустила бессильно. Что я хотела? Что я скажу друзьям, если ничего не знаю, а только подозреваю?
  И мои предчувствия не радуют меня, пугают, сильнее контрольной по алгебре. - Нельзя подниматься наверх!
  Там - зло затаилось! Дом живой, поэтому - тёплый! - Я дрожала в тепле, ноги и руки покрылись мелкими пупырышками, словно я - молодой огурец.
  Разумеется, мои слова разрядили напряжение, развеселили Петрова и Светка.
  На голову мне упало дружное ржание девочки и мальчика!
  Светок - нежное создание, фея, а в смехе подражает бакланам и Петрову.
  Жених и невеста! После свадьбы обхохочутся!
  Может быть, мои страхи рассмешили и Коробкова, и он в засаде зажимает ладонями рот, чтобы не расхохотаться во весь голос.
  Юморист в коротких штанишках!
  Притаился и ждет жертву! Мечтает напугать. Наверняка, зарядил видео, заснимет для ютуба наш страх.
  У меня слава девочки с юмором, Принцесса иронии.
  И, если говорю серьезно, все воспринимают, как остроумнейшую шутку.
  Выйти из дома и подождать друзей на улице, вне особняка с мутной историей портных?
  Страшно! Сараи, кусты черные, с листьями цвета губ вампиров!
  Глупости! Я не видела вампиров, а рассуждаю об их губах с видом знатока.
  Астрономы открывают Звезды на бумаге, всю жизнь купаются в лучах славы, а Звезду ТВ никто не видел, не трогал, не грелся в её голубых лучах.
  Я - как астроном - с мудрым видом убеждаю себя, что знаю вампиров, что я - Смотрящая, у меня дар, вижу то, что другие не видят.
  Но может быть, всё окажется проще: у меня - галлюцинации и я живу в особом Мире психов?
  - ОООО! Осторожно, ступенька отвалилась, перешагни через неё! - с высоты донесся затихающий голос Петрова. - Коробков здесь проломил лестницу - слон, а не человек!
  Нашумел, напылил, а теперь нас поджидает, чтобы испугать до потери сознания!
  Коробков! Выходи! Отдай наше золото!
  - Андрей! Не дурачься! Мы же не в театре Сатирикон! - тонкий голос Светка дрожал, затухал подобно пламени свечи в тумане.
  "На улицу не выйду - маньякам в лапы.
  И наверх не поднимусь - привидениям в копыта... руки... или, что у них, у привидений вместо лап и рук! - я приняла решение, а на душе сразу расцвели ромашки счастья.
  Удобно, что человек обманывает не только людей, зверей и рыб, но и себя обманет себе же на пользу. - Положение статического равновесия - самое выгодное.
  Каждое тело стремится к состоянию с минимальной энергией!
  Я - шарик на дне ямы!" - улыбнулась и похвалила себя за феноменальную (мне так кажется) память.
  На уроке физики долго учитель Сергей Васильевич нам за несколько минут на примере объяснил: и Цель Человечества, и основной механизм Вселенной - "Каждая вещь во Вселенной стремится к состоянию с наименьшей энергией. То есть - в состояние покоя".
  Шарик, брошенный в яму, окажется на дне ямы, а не остановится на боковой поверхности.
  Звезда, даже самая буйная, рано или поздно замирает, успокаивается.
  Человек - из прыгучего, деятельного ребенка превращается в развалину, и лучшее занятие для человека - прилечь на диван, то есть - найти состояние совершенного спокойствия.
  За рассудительность погладила бы себя по головке, но руки - грязные.
  Запачкают гладь моих шикарных волос, цвета открытого Космоса.
  Глаза у меня - пронзительно лазурные - чудо, а не глаза!
  И я - шикарная, красивей всех на свете!
  Поняли? Завидуйте и трепещите, рабы!
  Впрочем, каждый человек может назначить себя самым умным и самым красивым.
  Человек - то, кем он себя видит и ощущает!
  В Англии мисс Джулия пошутила, что я - ведьма!
  Англичанка подвела меня к зеркалу, сказала, что я замечаю то, что другие не видят, и заставила взглянуть в старинное стекло.
  В зеркале я увидела себя, но с рыжими волосами и зелеными крыжовниковыми глазами.
  Мисс Джулия торжественно назвала меня Смотрящей!
  И я поверила - наивная девочка с бесконечно длинными ногами.
  Приятно, если мужчину называют суперменом, а девушку - Принцессой, Самой Красивой во Вселенной.
  Кто же откажется? Даже енот покраснеет от смущения и примет Корону Красоты и Власти.
  Вернулась в Москву, и происшествие в Англии мне издалека показалось - театральной постановкой.
  Зеркало, наверняка - монитор компьютера. Ловко надо мной подшутили, даже стыдно сейчас за свою доверчивость.
  Доверчивых девочек маньяки в парке поджидают за каждым кустом репейника.
  Иногда, конечно, происходит непонятное: слышу голоса, вижу тени и монстров, но - редко.
  Сегодня превратила лопух в волшебную траву и подняла Коробкова на ноги - в прямом и переносном смысле.
  А было ли это? Или я придумала?
  Я задумалась; надо мной - на втором этаже слышались шаги, затем передвинули что-то тяжелое.
  Воспаленное воображение показало старый прогнивший гроб.
  Петров со Светком (Коробков, возможно, присоединился к ним) переставляют гроб с места на место, ищут потайную комнату с неслыханными сокровищами царя Соломона, или... портного Соломона.
  О чём говорят - не слышно. Старое дерево заглатывает звуки, размягчает их, превращает в кашу.
  Даже не разберу - по-русски ли изъясняются, или по очень древне русски.
  Ожидание стало нестерпимым, жгло мне пятки.
  Я сначала пританцовывала, подражала породистой лошадке.
  Затем сделала пару шагов влево от лестницы, потом - вправо - исследовательница старых домов, покорительница заброшенных Замков.
  Под лестницей, на положенном месте оказалась кладовая, или чуланка, или - подлестничное пространство.
  Дверь из досок, а между досками щели для тараканов и пауков.
  Ни замка, ни защелки на двери нет - входите, кто хотите и живите под лестницей с мышами и призраками.
  Зачем замок в кладовку в своём доме?
  Всё равно, если бы я повесила в квартире замок на дверь в ванную и пускала родителей по расписанию.
  Размечталась. Не думала открывать дверь под лестницу, но рука сама тянулась к ручке, змеилась, словно не моя рука, а - бабайки.
  Сотни людей в первую очередь проверили этот чулан.
  Искали Буратино, нарисованный очаг, сокровища, и забирали пустые банки, железяки, тряпки, драные корзины, всё, что может храниться в покинутом заброшенном помещении.
  Нет золота - хватай старые газеты с портретами умерших вождей!
   - Марина! Не открывай дверь! Не делай глупости, хотя ты уже наделала их выше крыши! - я уговаривала себя, пыталась остановить - всё равно, что кошка думает удержать паровоз.
  Но, если Васнецова замыслила, то не удержат меня семеро из ларца. - Что ты будешь иметь, кроме неприятностей, если откроешь дверь в неизвестность?
  Крыса выскочит, или дохлая собака укусит в прекрасную белую, мраморную, модельную, подиумную, совершенную - и прочая и прочая - ногу.
  Вещего Олега укусил череп его давно умершего коня.
  Меня укусит призрак собаки. - Голос Разума приятно ласкал, успокаивал, призывал к спокойствию и ничегонеделанью.
  Но в то же время шепот с левого плеча приказывал, убеждал и обольщал:
  - Ты же умная и красивая, Марина (согласна!)!
  Дорогу осилит насильник... тьфу... снова шуточки сыплются горохом...
  Дорогу осилит идущий!
  Без пруда не выловишь и рыбку из него.
  Вдруг, за дверью скрывается твоё пыльное счастье?
  Гроб... снова гроб... Гроб хрустальный с Принцем!
  Неужели, ты пройдешь, мимо своей мечты?
  Стоп! Гроб хрустальный с мумией Принца - не моя мечта.
  Кто-то мне подсовывает чужие мечты!
  - Маааариииннааа! Открой двеееерь! - в мозгу у меня тонко запищало.
  Почему галлюцинации не подсовывают красивые оперные голоса, а призывают тонкими мерзкими голосочками.
  Показался мне зов в голове, или исходит от привидения?
  Зачем я мертвым? Что они от меня хотят, кроме моей обворожительной улыбки Барби?
  Дверь! Улица! Фонарь!
  Открыть или уйти от двери?
  Да или нет?
  Нет или да?
  Да! Нет! Да! Нет! Да! Нет!
  Я разговаривала с собой, но чувствовала в районе пятки (уязвимом органе Ахиллеса), что открою.
  Рука моя - независимо от желания и здравого смысла - рванула дверь.
  Чудище! Монстр с огромными бездонными глазами лемура!
  С соломенными волосами маньяка Джека Потрошителя.
  Одноногий! Адски страшный, с мятым пятнистым лицом.
  Со зловещим шелестом набросился на меня!
  Карусель детская. Я наступила на ржавый гвоздь.
  Мама поставила меня в угол за шалости!
  В школе в пятом классе Иванова не дала списать, а за это Ивановой насыпала песок в кроссовки в раздевалке...
  Жизнь пронеслась передо мной в одно мгновение, значит - умираю.
  Убил меня монстр!
  Я бы закричала, но ужас сковал меня по рукам и ногам, залил горло раскаленным серебром.
  Руки автоматически уперлись в грудь маньяку.
  ХА! Разве справится с маньяком девочка, которая следит за своей фигурой и кушает травку, сгоняет не лишний, а нормальный вес?
  Справилась! Удивительно! Я глазам своим не поверила!
  Маньяк отлетел в сторону, упал и таращил на меня пуговицы глаз.
  Я жадно дышала, не могла надышаться.
  Организм подумал, что я умерла, а мертвым дыхание - не нужно.
  - Пугало? Огородное древнее пугало? - я с недоверием рассматривала примитивное пугало - сына Страшилы, Волшебника Изумрудного Города.
  Рваный пиджак накинут на крестовину.
  Сверху - соломенная шляпка с полусгнившим выцветшим - когда-то розовым - бантиком.
  Зашитый мешок с соломой или сеном - пусть ботаники разбираются - вместо головы.
  Углём намалеваны рот и нос, а вместо глаз - огромные чёрные пуговицы времен Акакия Акакиевича - Гоголевского персонажа.
  Пугало совершило своё черное дело - напугало робкую девочку, и теперь усмехается на полу.
  Шутник прислонил пугало к двери в сараюшку, с другой стороны.
  Незнающий человек открывает, и пугало валится на любопытного, пугает его до родимчика или до выпадения волос.
  Я согласилась бы, если бы от страха волосы выпадали в нужных местах: на руках и ногах.
  Вынужденная депиляция.
  Но выпадут на голове, а на теле - назло красоте и косметологии - после пережитого волнения появится шерсть оборотня.
  Недавно зарядили шутку с пугалом.
  Может быть, Коробков взглянул под лестницу, нашел соломенного монстра и прислонил к двери.
  Надеялся, что на обратном пути попросит нас открыть дверцу в каморку папы Карло под лестницей.
  Попался ли Коробков на шутку, и затем её решил повторить на друзьях, или сам придумал, или не его шутка, а - бомжей.
  Бездомные охраняют свою малину от бомжей из других мест? От бомжей эмигрантов?
  Я смотрела на чучело, оно глазело на меня. Убито моей красотой.
  Шутка рождалась в моей очаровательной головке, головке - кладовой ума!
  ХМ! Достаточно кладовых. Слишком они мрачные.
  Я наклонилась, подняла пугало, держала за палку, как флаг.
  Поднимусь на второй этаж, просуну пугало в дверь, или выставлю из-за угла.
  Попляшут мои одноклассники от страха.
  Отличный розыгрыш. Не в стиле куколки Барби, но для девочки вампа - лучше шутки не придумать в заброшенном доме.
  Я осторожно - легкой тенью - плыла по скрипучим ступенькам.
  Они жалобно стонут под моим весом.
  Я не жиртрестмясокомбинат.
  Легкая воздушная девочка, а скрип поднимается, как от слона с раджей на спине.
  Впереди небольшая дыра - от выбитой ступеньки.
  В дыру не пролечу, но, если нога провалится - не возрадуюсь.
  Я перешагнула через пропасть и оказалась на площадке перед комнатой.
  Медленно, очень медленно высунула зловещее пугало из-за угла.
  Улыбка застыла на моём лице, превратилась в восковую маску.
  Может быть, остановить шутку, пока не поздно?
  Я же не состою на учете в психдиспансере.
  Опустила чучело - да, я не сторонница глупых розыгрышей, от которых выпадают волосы и зубы.
  Вдруг, дикий душераздирающий вопль ударил в уши.
  В комнате от крика взметнулась пыль - ОГОГО! звуковая волна подняла пласты грязи!
  Не откроются ли нам под пылью картины старых мастеров?
  Орала Светок! В её вопле слышался ужас пещерного человека.
  Волна жути нахлынула на меня, столкнулась с моим недавно пережитым страхом.
  Я - с пугалом наперевес - забежала в комнату.
  - ААААААААА!
  - ОООООООООО!
  - УУУУУУУУУ! - три вопля слились в одну реку адского холодного кошмара.
  Светок с растрепанными волосами, со скелетом в руках неслась на меня и не собиралась останавливаться.
  Она налетела на пугало.
  Вопль Светка усилился многократно.
  Старый дом хотел нас напугать, но испугался наших криков.
  - АХА-ХА-ХА-ХА! - Петров согнулся от хохота, упал бы на пол: в обрывки газет, в обертки от чизбургеров, в пустые бутылки и коробки, но пожалел себя.
  - Придурок! - Светок стояла с распахнутыми, будто люк колодца Мосводоканализации - глазищами.
  Она испепеляла взглядом пугало в моих руках.
  Влюбилась в Страшилу?
  - Кто придурок? Петров? Или пугало? - я - с не меньшим интересом - разглядывала скелет.
  Неужели, Коробков умер и успел истлеть, пока мы поднимались по лестнице?
  В фантастических историях часто пять минут для одних людей превращаются в сто лет для других.
  - Петров придурок! Кто же еще? - Светок отбросила скелет и вытерла руки о футболку. - Скелет и чучело соломенное в сиксилон раз умнее Петрова.
  Нашел где-то скелет и бросил мне в руки.
  Неожиданно, поэтому - страшно.
  "Взгляни, что я нашёл! Не клад ли капитана Флинта?" - позвал меня и хихикает.
  Я - наивная девочка - побежала, на ходу придумываю, на что потрачу свою долю: на отдых на Луне или яхту куплю.
  Подбегаю, а он в меня швыряет скелет. Юморист без ума!
  Поймала машинально, побежала и на чучело налетела - из огня да в полымя. - Светок взглядом прибивала Петрова к полу, как гвоздь забивала в половицу. - Петров! Может быть, ты скелет своего предка в меня швырнул?
  Отказался от родственных связей?
  - В моём роду не было скелетов! - Петров отряхнул пыль с ладоней и подошел к нам. Но держался на безопасном расстоянии от Светка. - Прости, подруга.
  Я пошутил! Скелет - учебное пособие, возле него бирки лежали с названиями костей.
  Прекрасная возможность подшутить.
  - Дома шути, Петров. Перед зеркалом! Обхохочешься! - я строго прорычала, укорила Петрова.
  Но поняла, что глупо выгляжу с пугалом в руках.
  Вроде бы тоже пошутить решила, и встала на одну ступеньку по развитию с Петровым.
  "Нужно выкручиваться, а то обсмеют и меня с неудавшейся шуткой.
  Скелет в руках, пугало в руках - не оригинальные шутки.
  Коробков заявится с трупом на плечах - цирк!"
   - ЭЭЭЭ! Я нашла ЭТО в кладовой. - пролепетала, и почувствовала шевеление в черепной коробке. Рождалась спасительная мысль? - ИИИИ! Голова у него тяжелая!
  Может быть, в голову пугала спрятали сверток с золотыми монетами?
  Лучше хранилища не найти.
  Никто не сворует пугало.
  - Кроме тебя! - Петров усмехнулся, обошел Светка по эллипсу. - Ты умнее воров домушников, Мрин!
  Петров заинтересовался, бережно - как младенца - принял у меня из рук пугало.
  - Да! Голова тяжелая! Ты - голова, Васнецова! - Петров выдохнул, глаза его горели золотом.
  - Голова, голова! Не повторяйся! - я закусила губу от удивления.
  Неужели, попала? И в голову...тьфу, снова голова... зашиты старинные монеты?
  Или бесценные советские рубли?
  Петров выхватил ключи с брелком - маленький перочинный ножик.
  На ручке - Спанч Боб - Губка Боб Квадратные Штаны.
  - Петров! У тебя занятный ножичек со страшным рисунком! - Светок перешагнула через скелет. - Ты - фанат Спанч Боба?
  - Если у девушки на футболке изображена звезда, то это нее означает, что девушка - звезда! - Петров огрызнулся.
  Он бесцеремонно вспорол лицо пугала.
  Сложил ножик, убрал брелок в карман.
  Мы изнывали от нетерпения. Почему Петров медлит? Издевается?
  Я бы запустила руку в голову Страшилы.
  Но боюсь. Мне кажется, что он живой.
  Петров расширил разрез, потянул материю.
  Неприятный треск резанул уши.
  Я увидела зловещее, потустороннее: Петров в морге разрывал череп.
  Лицо мужчины, обезображенное скальпелем и пилой, расползалось под руками садиста Петрова.
  Выкатились шары глаз.
  Обнажился сизый мозг - гордость человека.
  Мне стало дурно. Завтрак поднимался вверх.
  Тук-тук! Можно выйти?
  Я три раза моргнула и глубоко вздохнула, как перед прыжком в Марианскую бездну.
  Наваждение пропало, затаилось до следующего раза.
  Петров запустил руку в соломенную труху головы Страшилы.
  - Нашел! Клад! - голос Ильи задрожал, превратился в писк котенка (алчность превращает мужчину в пищалку). - Много!
  - Тащи! Что ты ждешь? Налоговую инспекцию? - я в нетерпении кулачком ударила Петрова по спине и сама удивилась своему детскому поступку.
  Величественные красавицы фотомодели не проявляют нетерпение, ведут себя сдержанно, даже коктейль молочный через соломинку цедим по пять часов.
  А опуститься до удара по спине одноклассника - дурной тон!
  Петров не прочитал мои мысли, и не до рассуждений, если в руках бьется клад с золотыми монетами.
  Илья выдернул из головы пугала узелок - ветхая тряпка.
  А в ней - в ней тяжело тускло звенели - золотые монеты.
  Золото не бряцает и не звенит, как простая неблагородная сталь.
  Оно приглушенно позванивает!
  Петров опустил узелок на пол, судорожно неуклюже развязывал, словно у него онемели руки.
  - Петров! Из тебя не получится водолаз или матрос.
  С морским узлом не справляешься! Ты зубами узел тяни, зубками, - Светок наклонилась над узелком, чуть не стукнула лбом в дубовый лоб Ильи.
  Я вспоминал из сказок Пушкина "Поп - толоконный лоб"!
  Толокно - это кто? Или - что?
  - Сама зубками попробуй! Я заразы боюсь!
  Может быть, узел пропитан ядом или микробами. - Патров охнул!
  Узелок развязался, и перед нашими финансовыми взорами возникла горка...
  Горка наперстков.
  - Что это? - я указательным пальчиком потрогала пузатый наперсток! Верила, что он сейчас превратится в царский червонец.
  - Наперстки? - Петров поднял голову, взгляд его перебегал с моего лица на одухотворенное лицо Светка. - Они - золотые?
  - Нет, не золотые! Золото не тускнеет, а твоё лицо и наперстки потускнели! - я вздохнула и выпрямила фотомодельную идеальную спину. - Ты утверждал, что в этом доме жили портные.
  Один из них собирал коллекцию наперстков и очень ими дорожил, будь он трижды обруган наперсточниками.
  Спрятал от родных. Надеялся, что, когда воскреснет, то заберет свои наперстки и вернется к нелегкому труду пошива панталонов и костюмов. - Я иронизировала: над нами, над ситуацией, над давно ушедшим из жизни портным - любителем напёрстков.
  Не догадывалась, что подошла очень близко к зловещей тайне... угадала.
  - Наперстки древние! Может быть, они что-нибудь стоят? - Светок зачерпнула горсть наперстков и выпустила из ладони, как струю воды. - На Вернисаже всякое продают, даже чучело гориллы.
  - Мы, конечно, проверим находку. Может быть, наперстки серебряные или из платины! - Петров аккуратно завязал узелок и опустил в бездонный карман.
  Помимо узелка, в кармане поместится УАЗ "Патриот".
  - По крайней мере, хоть что-то нашли!
  А Коробков? Где он? Если подслушивал нас, то прибежал бы, когда мы чучело препарировали! - я прошла по комнате, как по красной дорожке в Каннах.
  Доски подо мной извивались и стонали.
  Я старательно не смотрела в ту сторону, где отдыхали скелет и чучело - сообщники.
  Свою задачу они выполнили - напугали нас.
  Жизнь скелета после смерти удалась.
  И пугало - дурачило не только ворон на огороде.
  На втором этаже мы не нашли Коробкова.
  Подниматься на чердачный этаж никто не захотел.
  - Я уверена, что мы свалимся с крыши! - Светок уверила нас командирским тоном. - В фильмах герои всегда падают с крыши.
  - Да! Тело стремится к состоянию с минимальной энергией!
  Тело - всегда летит вниз, потому что на траве спокойнее, чем на крыше.
  С травы не упадешь вниз. - Я снова вспомнила шарик в потенциальной яме. С одной шуткой можно многие годы заумствовать и выступать перед различными аудиториями.
  Вести курс в одном из захолустных Университетов, где на стенах висят подсвечники.
  Некоторые юмористы с десятью шутками ездят всю жизнь по гастролям и получают высокие гонорары - почти Президентские!
  Мы обшарили все закоулки на этаже.
  Петров нашел одноногого плюшевого медвежонка без глаз.
  Набросился на него с остервенением - так кошка прыгает на кузнечика.
  Распорол игрушку от уха до пятки, выпотрошил, как рыбу.
  Ни наперстков, ни червонцев мишка в себе не скрывал. Чистая натура.
  - Петров! В твоём роду садисты и маньяки? - я прикрыла останки игрушки газеткой, как погребальным покрывалом. - Устраивайся на скотобойню или получи профессию хирурга.
  Вся жизнь в кишках - романтично!
  - Нет! Я первый маньяк в нашей семье! - Илья ловко отшутился. - На мясокомбинате или в больнице не хуже, чем на подиуме.
  Романтика! Попа направо, попа налево! Искусство! - Петров крутанул тощими мышиными бедрами.
  Научился у меня русской иронии и английскому тонкому - тоньше конского волоса - юмору.
  Мы спустились вниз, и сразу стало легче. Земля дает силу.
  Я робко заглянула под адскую лестницу. Пусто. Без пугала чулан превратился в пустыню.
  - Коробков! Выходи! В напёрстки сыграем! - я сложила руки рупором и прокричала в тишину дома - так, наверно, Робинзон Крузо подзывал корабли.
  Голос у меня слабее, чем у Робинзона - он же мужчина.
  На мой крик ни корабль "Титаник", ни Коробков не приплыли.
  - Шуточки у Коробкова детские! - Светок внимательно изучила пенёк, затем присела, готова в любой момент вскочить, если из деревяшки вылетит рука Буратино.
  - Гадаем! Рассуждаем! А в наш век всеобщей телефонии проще позвонить, чем думать ногами, - Петров набрал номер телефона, прислушивался, затем отключил вызов. - Абоненет - не абонент! Недоступен!
  - Андрюха выключил телефон, чтобы мы его не обнаружили.
  Поджидает нас в темной комнате с привидениями! - Светок поежилась, наверно, вспомнила скелет и соломенное чучело. - Сегодня вечер черного юмора!
  Либо Коробкова убили, разобрали на органы, а телефон без симки продали барыгам.
  - Вторая версия мне кажется более правдоподобной! - Петров отломил веточку от куста, вскрикнул и осмотрел свой палец. - Гадкий куст! Я порезал палец о листик или на колючку напоролся.
  Коробков - по третьей версии, страдает - нет, не любовью, а - животом.
  Уединился, и мечтает, чтобы мы на него не натолкнулись, не подняли крик.
  Выйдет из туалета просветленный и одухотворённый, отправится на новые поиски клада затонувших пиратов.
  - Что будем делать? - я бросила вопрос в толпу из двух человек.
  Моя задача - поставить цель, а Светок и Петров пусть размышляют.
  - В старых домах часто... - Светок что-то говорила, но я не слышала ей.
  Лишь губы подруги двигались, играли, разминались, словно после или до поцелуя.
  Я не читаю по губам, а - жаль.
  В моей голове появился ЗОВ - новый, тягучий, настойчивый.
  Невидимый крючок с верёвкой вонзился в мой мозг и тащил, тянул за собой.
  Я почувствовала себя золотой рыбкой на крючке.
  - Мааааррииинннаааа!
  Иди к нааамм!
  В подвал!
  Ваш друг уже здесь!
  Мааарииинна!
  Голос в мозгу заглушал остальные звуки, подавлял их - так "глушилка" в радиоприемнике отсекает ненужные радиопередачи.
  - Мы спускаемся в подвал, к чертям! - я криво улыбнулась, надеялась, что моя улыбка не испугает Светка. - Мы, или я одна.
  - Здесь подвал? Откуда ты знаешь? - Светок заглядывала в мои глаза, искала в них искры шутки или серьезности.
  Но в данный момент, я полагаю, в моих глазах плескалась голубая бездна.
  - Под каждым большим домом вырыт подвал, или - подполье!
  Маньяки в каменных подвалах издеваются над своими жертвами.
  Домохозяйки хранят картошку и банки с земляничным вареньем.
  Портные... портные, возможно, организовали подпольный цех с рабами швеями-мотористами.
  Не удивлюсь, если найдем скелеты, прикованные к швейным машинкам "Зингер" и "Чайка".
  - Точно! Коробков нашел золото в подвале! - Петров подпрыгнул от нетерпения. Глаза его сверкали чешуей карася, Илья мысленно пересчитывал золото, нажитое непосильным трудом подпольных скелетов. - Мрин! Где подвал?
  - Подвал? Какой подвал? Я откуда знаю? - вопрос кирпичом ударил меня в лоб. - Подполье - под полом!
  Я предположила, а вход, полагаю, мы найдем быстро. Не успеем состариться.
  Мы обошли дом и с обратной стороны увидели будочку, прикрепленную к дому - так ласточки приклеивают гнезда к скалам.
  Небольшая конура напоминает домик ленивых толстых сказочных охранников, здесь - вход в подвал.
  Дверь отвалилась и валялась в крапиве рядом с будкой.
  - Осторожно! В траве битые стекла! - Петров обходил крапиву. - "Розочка" - отбитое горлышко бутылки - проткнет кроссовок и ногу, даже не заметите.
  - Кто первым спустится в ад? - Светок принюхивалась, по запахам определяла - таится ли зло в подвале.
  Она галантно пропускала нас вперед, в неизвестность.
  - Первым пойдет Петров на белом коне, он - почти что мужчина!
  Если на него нападут, или швырнут скелет, или напугают очередным пугалом, то мы успеем убежать.
  - Не успеете, потому что вы... вы - курицы! - Петров ногой отшвырнул большую стекляшку. - Ты, Васнецова, запутаешься в длинных ногах.
  Упадешь, бревном перегородишь дорогу и отступление мне.
  Светок - у тебя тоже длинные ноги, тоже свалишься.
  Или встанешь и закричишь, вместо того, чтобы тихо, по-партизански, улизнуть.
  Девушки идут впереди и грудью пробивают дорогу в джунглях.
  Если на вас набросится чудище, то не сожрет сразу, ослепленное вашей неземной красотой.
  Пока монстр пускает слюни, я вызову МЧС и спасу ВСЕХ!
  - Милый, заботливый Петров! Ты душка!
  Столько комплиментов нам наговорил, что у меня спина трещит - не унести сразу все. - Я проскользнула мимо Ильи в зловонное черное жуткое пространство.
  Моя идея - пойти в заброшенный дом с призраками.
  Моя проблема - голоса в голове.
  Почему другие пострадают из-за моих проблем?
  - Мрин! Я пошутил! Стой! - голос Петрова цеплялся за мою спину. - Я первым нырну, у меня зажигалка.
  Но я не слушала, перескакивала через ступени, бежала в полумраке уверенно, словно каждое утро перед школой спускалась в этот подвал.
  Надеюсь, что внизу меня ждут члены Олимпийского комитета с медалью "За преодоление ступенек в подвал, где обитают привидения".
  В полной шахтерской темноте я слетела со ступенек, споткнулась обо что-то гремящее - надеюсь, что не скелет.
  Пусть и скелет, но не оживший скелет.
  На холодном полу я поняла, что совершила самый дурацкий поступок в своей жизни (не считая миллиона других поступков).
  Пока придет помощь - и придет ли? - меня загрызут крысы и оборотни.
  Где же ещё обитает нечистая сила, если не в подвалах заброшенных домов?
  Сверху раздавались - приглушенные ватным войлоком тьмы - голоса Петрова и Светка.
  Мелькнул свет, дрожащий, оттого - страшный.
  Петров освещал путь вниз зажигалкой. Не очень он торопится спуститься.
  - Ай! Пальцы обжег! - Илья вскрикнул, пшикнул, и огонек - последняя ниточка к моей свободе - погас.
  Шаги затихли.
  Либо Петров воспользовался удобным моментом и поцеловал Светка.
  Либо раздумывали, чем освещать путь.
  Я представила себя дрожащей на полу в мрачном подвале, заброшенном, полусыром, холодном - лягушка Нецаревна.
  Вдруг, за моей спиной что-то зловеще зашуршало.
  Если шуршит в темноте, то - зловещее и недоброе.
  Другое - не шуршащее - упало и со звоном покатилось по полу.
  Либо мыши спихнули консервную банку, либо призрак рыцаря потерял голову со шлемом.
  Звуки извне, из Мира, где иногда над Москвой светит Звезда, исчезли.
  Остались два звука в пещере подвала: стук моего бешеного сердца и - шаги.
  Тяжелые шаги, неуверенного в своих силах призрака.
  Я согласна на бесплотного призрака, лишь бы не маньяк с окровавленным модным топором из титанового сплава.
  Мне показалось, что я рентгеновским зрением ощупываю маньяка: руки, ноги, голова, тело, в руках его - бомба.
  Я наощупь раскрыла свою сумочку, выхватила баллончик с перцовым газом - радость собак.
  Ну, подойди ближе, Петр Иванович, или - как тебя зовут - Джек Потрошитель.
  Маньяков на земном шаре - видимо-невидимое, больше, чем муравьев в Африке.
  Но история обласкала и покрыла легендами только Джека Потрошителя, потому что он - from England.
  Мы должны поклоняться всему, что исходит из Англии и Америки: жвачке, культуре, образу жизни, маньякам.
   Шаги затихли в метре от меня. И, вдруг, ослепительно яркий голубой луч вонзился мне в глаза.
  А машинально приложила свободную ладонь козырьком ко лбу - так капитан крейсера "Петр Великий" вглядывается в водную гладь Мирового океана: "Не видать ли пиратов?"
  Ко мне склонялось страшное лицо, глаза бешенные, в них гуляют волны жути.
  Вместо рта - яма, и я знаю, что это - вход в ад.
  Ног у призрака - нет.
  Призраки летают, а не танцуют чечетку.
  Почему-то я не удивилась, что привидение без ног, а - топает.
  - ААААААА! - я завопила (в который раз за сегодня?). - Не хочу в ад!
  В горящую избу не войду! Не дождешься!
  ААААААА!
  Нажала на кнопку баллончика и отправила щедрую струю перцового газа в бесплотное лицо призрака.
  Туман из баллончика рассеет туман головы призрака.
  - Вайбруннджиомирндурбелка! - призрак поразил меня загробным заклинанием.
  Возопил - соревновался со мной по громкости.
  Свет выпал из лап призрака и пропал.
  - Мрин! Не вопи! - с лестницы вылетел голос Петрова.
  Спасибо, Илья, что не задаешь дурацких вопросов в экстренных случаях.
  Не спросил: "Марина Васнецова! Почему ты кричишь?
  Что-нибудь необычайное произошло в твоей жизни?
  Ты встретила удивительное явление природы - маньяка без пальто?"
  Ума не расспрашивать у Петрова хватило, но на то, чтобы зажечь хоть какой-нибудь свет - мудрости не осталось.
  Стук тупого тела. Ясно - Илья упал.
  Затем - шлепок - Светок запнулась за Петрова.
  Двойное недоумение выразилось перебранкой и вопросами друг к другу.
  МОЙ призрак вопил, затем к всеобщему удивлению перешел на школьный общечеловеческий язык.
  - Васнецова! Ты - дура? - вопрос сопровождался всхлипываниями и сопением.
  Призрак вытирал слезы и сопли.
  - Коробков? - я ползком отодвигалась от источника голоса.
  Призраки прекрасно подражают голосам людей и животных.
  А, если призрак - Коробков, то ему не нужно и подражать, менять голос - свой пригодится.
  - А ты, кого хотела встретить, Васнецова? Мечтала о графе Дракуле? - голос Коробковский.
  - Вопросами на вопрос не отвечают, Андрюшенька! - я нарочно сменила тон. Если мне хамят, то я превращаюсь в добрейшего пушистого зайчика по имени Фея.
  Зайчика с ядовитыми зубками кобры. - Если ты не призрак, то почему у тебя нет ног?
  - Ноги на месте. Растут из... - Коробков - или его призрак - ответил неуверенно и затих, наверно, ощупывал себя.
  - Можно потрогать? - я шла по пути Фомы Неверущего.
  Фома не верил, что ему явился Иисус.
  "Покуда не всуну пальцы в раны твои, не поверю, что ты явился", - Фома торговался с Иисусом.
  Почему, мы стремимся все пощупать?
  На пальцах находятся дополнительные глаза?
  Или пальцы - наши основные глаза?
  - Потрогай! - призрак хмыкнул.
  В голосе его разливалось медовое удовлетворение.
  В темноте заржал придавленный Петров.
  Тонко хихикнула Светок.
  Подруга! Ехидна в теле подруги.
  - Размечтался! Я не видела твоих ног! Ну, и нет мне до них дела!
  У меня ноги в сто раз бесконечнее и привлекательнее!
  - Твои ноги - декоративные, Мрин! А свои ноги я качаю железом! Обидно, если НЕКОТОРЫЕ не замечают, - Коробков (а я уже уверена, что он не призрак) ползал по полу, шлепал ладонями по бетону. - Ты мне в глаза брызнула слезоточивым газом, я телефон выронил.
  В телефоне фонарик.
  - Точно! В каждом телефоне - фонарик! - послышался хлопок ладонью по мраморному столбу. Петров себя ладошкой ударил по лбу. - А я зажигалку вместо факела использовал.
  Через несколько секунд вспыхнули ярко фонарики на четырех телефонах.
  Лучи разрезали густое тесто темноты.
  Ко мне стягивался народ - так к Земной оси устремляются полярники.
  Первым делом я рассмотрела Коробкова - ноги его на месте, растут из положенного.
  В жути мрака света не хватало на них целиком, поэтому я подумала, что явился призрак без ног.
  - Мрин! У тебя лицо - фантастическое! - Петров приблизил к моему лицу ужас своего кладбищенского лица. Словно Илья умер неделю назад и пролежал на жаре.
  Резкие тени, провал вместо носа, безносый Джо.
  - Спасибо, Илья!
  - Не лицо, а - рожа чудовища из сказки!
  Игра теней превращает фотомодель в Бабу Ягу! - Петров закончил длинный замысловатый комплимент.
  Да, я запомню! Останемся друзьями!
  Но лет через сто, когда немощный Петров ляжет под капельницу во Внегалактической больнице, я навещу его.
  Небрежно брошу на подоконник пакетик с апельсинами.
  Красивая, вечно молодая, присяду рядом с кроватью одноклассника и произнесу сахарным голоском оперной дивы:
  "Илья! Илююююшаааа! Петровооов!
  Помнишь, давным-давно на Земле-матушке?
  Ты в черном-пречёрном подвале пошутил, что у меня не лицо, а - рожа Бабы Яги?
  Шути и дальше, Илюююша! В аду весели чертей!" - и отключу аппарат искусственного дыхания.
  Пока я обдумывала план великолепной остроумнейшей мести через сто лет, ребята обшарили подвал.
  - Ничего интересного! Даже пугала нет с наперстками в голове! - Светок разочарованно зевнула и направилась к лестнице.
  Слишком быстро вышагивала. Подозрительно.
  Неужели, Светок боится?
  Я задумалась и обогнала подругу у лестницы.
  Мне срочно нужно на свежий воздух. Важнее важного!
  Мы выбежали на улицу. Трава показалась райской зеленью.
  Битый кирпич - прекрасен.
  Стекла блестели бриллиантами.
  Через пару минут из подвала выползли Коробков и Петров.
  Две мышки-ворушки.
  На руках Коробкова краснели свежие рябиновые ссадины.
  - Наверно, сокровища замуровали в бетон! - Петров присел на траву, вытащил пачку сигарет, смял в руке и засунул обратно в карман. - Может быть: и золото, и рабы - в бетоне.
  - Начнем ломать стены и пол? - Коробков, словно невзначай, случайно, повернулся ко мне правым боком и напряг бицепс.
  Одобряю! Не бицепс одобряю, хотя накачанные мальчики смотрятся выгоднее, чем страдающие от ожирения барсуки и худющие привидения.
  Мне по душе, что Коробков следит за своими жестами и принимает выгодные позы.
  Я тоже - профессионально - то волосы распушу, то ножку отставлю - наука, тяжелее всех физик и биологий.
  - Нееееа! В другой раз лом захватим и всё раздолбим! - Петров шутил или говорил серьезно. - Мрин отличилась: нашла клад...
  - С золотом? - Коробков развернулся и расправил чугунные плечи.
  - Почему сразу - с золотом? Конечно, хотелось бы золота, но в кладе - наперстки.
  - Золотые? - Коробков не унимался.
  Мда! Анаболики и железо всё-таки влияют на ум качка.
  - Не проверяли! Но вроде бы - бронзовые, или из чего наперстки делают.
  Теоремы изучаем, а материал наперстков - фигушки. Ничего о наперстках и заброшенных подвалах в учебниках не пишут.
  - Эй! Андрей! А что ты за спину прячешь? - в голосе Светка разлилась ртуть: ядовитая и опасная. - Что у тебя за коробочка?
  Коробков с коробкой! Умора!
  Ты нас расспрашиваешь, а сам за спину колье и кольца припрятал?
  - Неее! Светок! Ты бы язык попридержала на привязи.
  Сюрприз сорвала! - Коробков вздохнул (деревья от его богатырского выдоха нагнулись). - Шахматы я нашёл. Деревянные, как голова некоторых...
  Думал придержать их до дня рождения Васнецовой.
  Подарили бы антикварные игрушки: как дерево - они ничто не стоят, а Маринке приятно, потому что она - шахматистка. - Коробков показал небольшую шахматную деревянную коробку - простенькую, без излишеств.
  Тряхнул её, послышался знакомый перекат фигур. Не кости ли в коробке? - Сюрприз не получился! - Андрей протянул коробочку мне, отвернулся.
  Мне показалось, или его щеки вспыхнули углями в мангале под шампурами с шашлыком?
  Ага! Не общий сюрприз задумывал Коробков, а - от себя лично хотел преподнести мне в знак уважения, преданности, и, разумеется, любви.
  Наверно, придумал: позвонит мне сегодня или завтра, небрежно бросит загадочные слова.
  "Мрин! Я в подвале нашел кое-что.
  Нет, не золото! Не драгоценность, но тебя, возможно, заинтересует!
  Может быть, ВСТРЕТИМСЯ? Я подарю тебе ЭТО?"
  Находка из подвала заброшенного дома с привидениями - отличный повод для романтического свидания.
  Я не против встречаться с мальчиками, но очень жалко времени.
  Жаба душит: сколько можно повторить шахматных партий, вместо прогулки по парку с вопящими детьми и комарами.
  Может быть, я что-то не понимаю в жизни?
  - Мрин! Посмотри! Ты же шахматистка! - Коробков чуть не плакал от робости.
  Я молча приняла пыльную коробочку, раскрыла.
  Надеялась на оригинальные фигуры: в древности люди бездельничали в зимние долгие вечера.
  Швейцарцы от скуки часы собирали, а русичи - шахматы вырезали.
  Могли бы создать произведение искусства, а не фигурки, отдаленно напоминающие современные шахматы.
  Грубые чурочки, словно их топором вырубал безрукий столяр папа Карло.
  ХМ! Безрукий! чем же он держал топор или зажимал?
  В зубах?
  Потрескавшиеся деревяшки, но одно меня заинтересовало: неумелой рукой - то ли создателя шахмат, то ли шахматистов - фигуркам пририсована одежда.
  Краска облупилась, но черточки и чешуйки краски рисовали в воображении подобие кафтанов.
  Шариковой ручкой на мантии Короля пририсованы пуговички.
  Шариковая ручка - не древность, но шахматы, возможно, переходили из поколения в поколение - адские шахматы.
  Одни вещи годами впитывают в себя добро.
  Например, ковер с вышитыми лебедями.
  Люди любуются птичками в пруду, восторгаются, и добро оседает в ковре, цепляется невидимыми ручками за нитки.
  А шахматы - капкан для зла.
  Шахматисты сердятся во время игры, нервничают, и дурные мысли, эмоции проникают в дерево, остаются в нем навечно.
  Поэтому, лучше сжигать старые шахматные доски и фигурки.
  Но я не огорчила Коробкова, не потребовала разжечь костёр, бросить в него адские шахматы, а затем прыгать с гиканьем через огонь.
  Идея мне показалась глупой до смеха.
  Напрасно мы не сожгли шахматы. Не послушала я свой внутренний голос, даже с трудом сдерживала смех.
  За что и поплатилась, самоуверенная болванка, заготовка для деревянной ложки.
  - Мерси-с! Андрюша! Очень мило! - я не сдержалась от роли Барби.
  Страхи ушли. Заброшенный дом не казался зловещим, а - всего лишь покинутый несчастный умирающий дом. - Но в комплекте не хватает нескольких фигур. - Я быстро перебирала пальцами пешки, коней, ладьи, офицеров - по-прежнему называю слонов офицерами, а ферзей - Королевами. - Нет Королев и двух офицеров!
  - Королевы с нами! - Петров удачно пошутил и коротко хохотнул - мастер юмора.
  Ходячее учебное пособие для клоунов.
  Но - приятно, когда называют Королевой!
  К славе нужно привыкать с детства!
  Я улыбнулась, подмигнула Светку - МЫ - Королевы!
  Но что-то неприятное осадком после слов Ильи осело на душе - так сажа в провинциальном театре покрывает лица балерин.
  - Коробков! Поищи в подвале оставшиеся фигуры! - Я с вопросом посмотрела на одноклассника.
  - Нет там ничего. Я всё осмотрел! - Коробков неуверенно почесал шею - бревно.
  Интересно - накачивают ли культуристы шею, или она сама надувается от напряжения?
  - Ну, Андрюшенька! Ну, пожалуйста! Ты миленький! - я сложила губки сердечком, распахнула глаза - кукла Барби в романтическом полете.
  - Илья! Илюша! Помоги Андрею - вдвоем быстрее справитесь! - просьба к Петрову не столь сладкая, как к Коробкову.
  Мальчики переглянулись, вздохнули и скрылись в подвале, словно в люк подводной лодки спустились.
  Когда мне исполнилось четыре годика, родители повезли меня на отдых в Крым, в Севастополь.
  На праздник мы пришли в бухту или в порт - красивая девочка, затем - девушка, потом женщина - не должна разбираться в столярном инструменте и других механизмах, например, в портах и бухтах.
  На подводной лодке застыл человек - матрос или капитан. Лучше - капитан - величественнее!
  Стоял, красовался, а затем исчез, словно его ветром в море вдуло.
  "Дяденька утонул!" - я тогда закричала в восторге.
  Утонул и умер не складываются в детской головке в пазл.
  Напрасно мне родители объясняли, что в лодке - люк, и капитан (или матрос) спустился в люк, а не упал за борт.
  Сейчас - Коробков и Петров скрылись в подвале со скоростью капитана, прыгающего в люк подводной лодки.
  - Светок! Свеееетооок! - я щелкнула пальцами перед глазами подруги. - Ты жива?
  - Не знаю! - честно ответила Светок. - А, что значит - живая?
  В жизни столько раз не пугалась, как в этом доме, склепе портных.
  - Тебе не показалось странным, что в комплекте не хватает Королев и двух офицеров? - я пронзила взглядом глаза Светка.
  Надеялась на искорку понимания.
  Напрасно. Ленин из искры пламя Революции раздул, а красивые девочки не горят.
  - Ну и что? Не хватает колобашек! - взгляд подруги - материнский, простой, коровий.
  У меня не лучше, но я профессиональная шахматистка, поэтому сразу подметила подвох в найденных фигурках.
  - Только Королевы и два офицера! - я повысила голос, буравила взглядом недра глаз Светка.
  - ИИИИИ? Мрин, не умничай! Скажи сразу, что имеешь в виду.
  - Королевы - это ты и я! А офицеры шахматные - Коробков и Петров!
  Неспроста нам попались эти шахматы. Ох, неспроста.
  Они - от чёрта!
  Принесут нам бед больше, чем наводнение в Шатуре.
  Я уверена, что парни ничего не найдут в подвале, ни Королев, ни офицеров, потому что они - мы!
  Поспорим на сиксилиард, что Коробков и Илья выйдут с пустыми руками.
  - Ого! Тебя крепко скелетом и пугалом приложило.
  А потом Коробков из темноты выскочил, для тебя в призрака превратился. - Светок отступила от меня на шаг. - Успокойся! Деревянные зверушки не убьют нас.
  Жестокий Буратино, если бы вылупился из шахмат, убил бы.
  Маньяк, если появится сейчас, убьёт, а шахматы - пустяк!
  - Светок! Но фигурки раскрашены, одеты.
  Портные создали эти шахматы, и одели их в краску.
  Колдовали над фигурками.
  Возможно, что каждая фигурка означала - клиента портных.
  И мастера нашептывали над шахматами, заклинали, чтобы клиент пришел и раскошелился.
  - Супер! Сама придумала, Васнецова, или прочитала? - Светок в восторге хлопнула ладошками по своим волейбольным ягодицам. - Круто!
  Но я видела, что моё предположение развеселило подружку.
  Ни на грамм мне не поверила Светок.
  Ни на русский миллиметр.
  О русском миллиметре я услышала в деревне, когда отдыхала у бабушки.
  Ребята объяснили мне, что русский миллиметр - это не расстояние, а - столкновение.
  Например, столкнулся две машины, а шоферы затылки чешут:
  "На русский миллиметр разошлись. Чуть не столкнулись!"
  Шутка или всерьёз.
  Из подвала сначала вышли голоса, за ними - Коробков и Петров.
  В руке Петров держал... Нет не шахматную фигурку. Не кошелек с древними монетами, а - мышку за хвостик.
  - Отпусти немедленно! - я закричала, даже топнула изящной ножкой.
  Ненавижу, когда мальчики руководят мелкими животными.
  Командуют, назначают себя генералами над мышами.
  - Она же дохлая!
  - Сам ты дохлый, Петров! А мышка - ну, оживет она! - я - в досаде, что не отличила дохлую зверушку от живой - натянуто засмеялась. - Ты её КУРИТЬ собрался вместо табака?
  - Коробков! Мы тебя искали! Ты на второй этаж поднялся, а затем в подвале оказался! - Светок не посчитала серьезными философские рассуждения о том: живая или дохлая мышка, или умерла навсегда. - Тебя в Рай забрали, а затем в ад скинули?
  - А то нет? - Коробков вжал кулаки в бока, выдвинул плечи вперед - человек-гора.
  Загадки русского языка "Да нет" и "А то нет?" свели с ума не одно поколение иностранных филологов. - Я поднялся по лестнице, а меня гад в черном плаще столкнул вниз.
  Если бы я подготовился, то меня бы не сдвинул. - В голосе Андрея промелькнуло раздражение. - Маньяк на втором этаже прятался - фашист, убийца.
  Я его, если встречу, под гриф штанги засуну, и блинов навешаю - гору.
  Выпучит рачьи глаза, а я ему - НА! НА! еще блин! Получай! - Коробков в азарте стукнул кулаком правой руки по ладони левой. Между ладоней сверкнула молния, и прогрохотал весенний шаловливый гром.
  - Короче! Коробков! - я озябла, хотя ярко светило Солнце, старалось изо всех сил выгнать из меня леденящий холод ужаса. Шахматная коробка прилипла к вспотевшим ладоням. - Ты книгу напиши о пытках.
  Дальше что? Ты сожрал живьем маньяка?
  Вниз он не сбежал, и наверху его нет.
  - Я - когда скатился - решил: порву, как Тузик грелку.
  Вскочил, побежал по лестнице - дребанная ступенька под ногой рассыпалась.
  И ступенька получит своё за предательство.
  Уже получила...
  На втором этаже - никого: ни плаща, ни маньяка
  Я на чердак заскочил - пусто. Подтянулся на руках - на крыше только голуби.
  Улетел маньяк на крыльях.
  В окно выглянул и вижу - можно, при желании и умении выскочить - на выступ, затем на землю.
  Все предусмотрел извращенец.
  Не я извращенец. Он.
  Полиция в дом войдет с обыском, а маньяк с другой стороны через окно сбежит.
  Я вылез, спрыгнул - ловко у меня получилось, сам себе завидую!
  Показалось, что тень в подвал метнулась.
  Я - за маньяком.
  Даже не подумал, что он мне засаду устроит!
  Ножом пырнет, и - летите голуби из подвала, летите, передайте привет родным и близким покойного.
  В подвале фонарик включил, никого не увидел, пусто, как у слона в хоботе.
  Показалось мне, померещилось, что он в подвал нырнул. - Коробков замолчал.
  Обидно парню: качался, а пришел случай показать силу на маньяке, возможность получить Звезду Героя, и - испарился маньяк, улетел черным облаком.
  - Поняяятнно! Телефон в подвале не ловил сигнал, а мы тебе звонили! - Петров потянулся, в кармане звякнули наперстки в древней тряпочке. - Мы кричали, звали тебя.
  - В подвале не слышно! - Коробков неуверенно пожал плечами и посмотрел на меня, словно ждал, что я проясню все темные места в истории с летающим маньяком.
  Черный плащ - Повелитель Ночи!
  Я наивно улыбалась. Улыбка застыла, не менялась на моём фотомодельном лице.
  Ужас зацементировал мышцы.
  Я смотрела мимо Коробкова, на облупившуюся стену мрачного дома.
  На ней застыл силуэт человека. Черный плащ!
  Тень стекла в подвал, затем выплыла спокойно, без суеты.
  Нет на тень священника!
  На миг мне показалось, что в пустых глазницах призрака вспыхнули алые угли.
  Мгновение - и тень растворилась в золотых искорках солнечных лучей.
  - Пойдем к метро, в ломбард! Оценим у барыги наши наперстки! - голос Петрова вытащил меня из колодца ужаса.
  В меня помещается мало еды: много я не скушаю, лопну.
  Но страхов влезает неисчислимое множество.
  Я переполнена ужасом проходящего дня.
  Мы направились к станции метро.
  Разумеется, я ничего не рассказала о черном призраке на стене дома.
  Никто бы мне не поверил. И зачем, если призрак улетел, тайна осталась.
  Лишь позвякивали наперстки в узелке, и со стуком костяных кубиков перекатывались шахматные фигурки в коробке.
  - Петров! Ты барыге тряпочку, в которую завернуты наперстки, не отдавай, - я вспомнила старый фильм о Шерлоке Холмсе, или пародию на фильм... или не о Шерлоке Холмсе. - Иногда те, кто прячет сокровище, прибегает к любопытному трюку.
  Например, в очень важную тряпку заворачивает серебряные ложки.
  Грабители отнимают узелок - подобный нашему, - выхватывают серебряные ложки и радуются, пляшут от счастья.
  Тряпочку - за ненадобностью - выбрасывают, и её подбирает хозяин, который идет следом.
  Если, его не убили.
  А, если убили, то мертвый может преследовать - прикольно.
  Получает обратно драгоценную тряпочку.
  - Ловко! - Петров даже не пошутил. Он оценил хитрость. - Тогда ценность найденных шахмат, возможно, - в коробке, а не в фигурках. - Илья говорил о шахматах, но вытащил узелок, и мы вцепились взглядами в тряпочку.
  Грубая ткань, мешковина. Ни одного рисунка.
  Петров развязал узелок - с другой стороны мешковины тоже нет изображений и карт.
  Я раскрыла шахматную коробку - никаких шифровок и тайн.
  Дерево, оно и в Антарктиде - дерево.
  Любая обезьяна подтвердит.
  
  Барыга проявил заинтересованность, даже дверь прикрыл за нами: вдруг, молодые грабители обворовали квартиру коллекционера?
  - Посмотрите, пожалуйста, наперстки.
  Из чего они сделаны? - Светок очень вежливо попросила, тряхнула копной роскошных волос.
  Мертвый не откажет выполнить просьбу девушки. А живой - живой воспламенится от восторга.
  - Наперстки? Хм! Просто наперстки! - барыга взвесил на ладони один наперсток, лицо его не одухотворилось. В глазах не мелькнул алчный блеск. - Если хотите проверить - материал, то... то... - сто рублей за химикаты.
  - ОГО! Гамбургер и бутылка Колы за экспертизу! - Петров возмутился, он верил, что барыги и ученые работают бесплатно, ради удовольствия.
  - Да, мы согласны! Проверяйте! - я расстегнула сумочку, извлекла сто рублей.
  Бросила быстрый взгляд на баллончик с перцовым газом - напоминание о встрече с призраком Коробкова в подвале. - Наперстки моей бабушки...
  - Меня не интересует, откуда они! Хоть вы их из могилы фараона выкопали, или нашли в доме с привидениями! - Барыга махнул рукой, отвернулся, взял с полки три пузырька.
  Он устал от вранья: каждый посетитель, наверняка, лжет.
  Быстро сделал надпил малюсеньким напильником на одном из наперстков.
  В свежую рану металла капнул из первой баночки:
  - Не серебро! - затем снова надпилил и опустил каплю из другой склянки. - Не золото!
  После третьей пробы приложил магнит к напёрстку, оторвал и отдал израненный наперсток Петрову:
  - Не серебро! Не золото! Не платиноиды! Магнитится, значит - железо.
  - А сразу, без пробников (я похвалила себя за правильно подобранное слово) магнитом нельзя было определить, что - железо? - я проявила глубочайшие знания в геологии.
  - Нельзя! - барыга взглядом поставил куколку Барби на место - на подиум. - Добавки разные! Иногда примесь в платине, в золоте и серебре примагничивается.
  - А историческая ценность? - Коробков для убедительности выпятил нижнюю крокодилью челюсть.
  Наверно (по мнению Андрея) так выглядят историки.
  - За каждый наперсток - десять рублей! Не больше! - Барыга закрыл пузырьки с химикатами.
  Они его интересовали больше, чем все наперстки Мира.
  Неужели, набивает цену?
  - Нет! Мы не согласны! - Петров завязал узелок, взвесил на ладони, словно оценивал вес курицы: пора резать, или еще подкормить отборным зерном? - Мы уходим?
  Барыга пожал узкими женскими плечами.
  Последним из ломбарда выпал Коробков.
  Оставалась надежда, что барыга хитрит: сейчас выбежит на улицу, сомнет лицо ладонью и предложит - "По сто рублей за каждый наперсток! Только ради вас!"
  Но не выбежал. Не мял лицо. Значит - не хитрил.
  Петров вздохнул, развязал узелок. Мы еще раз взглянули на мешковину - пусто: ни рисунков, ни умных надписей.
  Илья раздал каждому по восемь наперстков; в клад портной спрятал тридцать две штуки.
  Может быть, у него тридцать два пальца.
  Мы еще поговорили о ни о чем и разошлись по домам.
  
  Родители мои собирались в театр, затем, пойдут в ресторан со знакомыми - праздновать день смерти отца папиного друга.
  Я тщательно вымыла руки антибактериальным мылом "сейфгард": не брезгливая, но в заброшенном доме можно заразиться прыщами.
  Прыщ для девушки, которая следит за своей внешностью - бомба.
  Протерла шахматную доску и фигурки ватным тампоном со спиртом - дезинфекция.
  Наперстки намылила и сполоснула под краном - я потеряла ум?
  Девочка намыливает шахматы, протирает водкой наперстки - если со стороны кто посмотрит в подзорную трубу или снимет на видео, то меня отправят к психиатру.
  За окном по железу забарабанил дождь.
  Дождь - к деньгам, к Счастью.
  Зимбабвийцы и Ботсванцы живут от дождя к дождю, следят за облаками, как в Европе дилеры всматриваются в биржевые сводки.
  На уроке географии мы смотрели фильм об Африке.
  Все ждут дождя.
  Только сейчас я задумалась: почему они страдают без дождя, если на экваторе каждый день проливается вода с неба - даже не дождь, а озеро падает на голову.
  Жили бы все около экватора и не страдали от засухи.
  Я взглянула в окно - на небе ни тучки, прозрачная вечерняя синева.
  Откуда дождь? С экватора принесло?
  С замиранием сердца я посмотрела на карниз - нет, не дождь, а - голубь без головы.
  Дождь в дом - к счастью и прибытку, голубь в доме - к беде.
  Беда, кругом беда.
  Почему не прилетел Купидон с добрыми вестями?
  Голубь не двигался; не мудрено, если нет головы, то не знает, как прыгать и куда лететь.
  Призрак голубя. Привидение с крыльями.
  Всадник без головы оказался просто трупом на коне.
  Человека привязали к лошади и пугали соседей.
  Но кто подбросил мне на подоконник голубя без головы?
  Голубь живой, потому что не валяется вверх лапками, а даже одну поджал.
  Я почувствовала во рту свинец - вкус страха.
  На цыпочках - балерины называют "на пуантах" - подошла к столу, включила мобильник.
  Зарядка - близка к нулю; разумеется, если что-то должно произойти плохое, то оно обязательно случится.
  Уверена: если инопланетная тарелка опустится около меня, то телефон не включится, фотографию не сделаю - закон бутерброда.
  К моему величайшему удивлению заряда хватило, фотография безголового голубя - пришельца из иного Мира, адского птенца - осела в телефоне.
  Никто не упрекнет меня, никто не обзовёт сумасшедшей.
  Я нахваливал себя за оперативность: не испугалась (немного страшно, но в пределах погрешности), не заламывала руки, не вопила, не призывала адвоката и полицию.
  Нежданно-негаданно, голубь пошевелился, и появилась голова.
  Птица обманщица прятала её под крыло.
  Я после ужасов заброшенного дома, после призраков и голосов в голове, после дяденьки с отрезанной ногой и мальчика с зубочисткой не воспринимаю Мир в прежнем цвете.
  Забыла, что птицы часто прячут голову под крыло - спят или отдыхают.
  Мда! Посмеялись бы надо мной в школе, когда я на уроке биологии торжественно показала бы учителю и одноклассникам безголового голубя - птицу из ада.
  Я вздохнула, стерла из телефона фотографию голубя без головы.
  Птица - шутник. Голубь пересмешник!
  Расставила шахматы из заброшенного дома, шахматы - портных.
  Доска непривычно маленькая, нестандартная.
  Фигурки - не классические, оттого и оригинальные.
  Вместо Королев и офицеров поставила наперстки.
  Потешная игра, воины готовы к сражению.
  Я сжала пешку - теплая, никакого зла от неё не исходит.
  Может быть выдумки, что шахматы накапливают плохие эмоции игроков?
  Всё придумано, даже я.
  Шахматные фигурки лёгкие, в них не спрятаны ни наперстки - не влезли бы, - ни золотые монетки.
  Побродила по квартире, выпила баночку йогурта, скушала пирожное.
  На сегодня хватит объедаться, и не хочется.
  Посмотреть фильм? Включила компьютер и выключила.
  Слабость, сонливость навалились на меня мохнатым облаком.
  С трудом добрела до кровати, разделась и заснула - крепко, ни чизбургером, ни золотыми монетами меня не разбудят.
  Проснулась я с больной головой, словно её поместили в медный таз, и шаман индейский бьет по тазу костью собаки.
  Два часа сорок минут ночи - или утра.
  В горле моём пересохло и трещало, как в пустыне Кара-Кум.
  Родители еще не пришли, иначе разбудили бы меня; я закрыла дверь на засов с внутренней стороны - снаружи не открыть.
  Побрела на кухню за водой.
  Привидение, если бы увидело меня - испугалось, настолько я загадочная и взъерошенная в ночи.
  Но не испугалось, не задрожало и не исчезло.
  Я включила свет и увидела ОНО!
  В черном плаще с капюшоном маньяк спокойно сидел в кресле за кухонным столом, отдыхал после трудового дня.
  Серое лицо с белыми глазами, зрачков я не заметила, и не до рассматриваний анатомии незнакомца.
  Я закрыла свои прелести ладонями (насколько могла) и завизжала пронзительно.
  В фильмах главные героини спят в пижамах или пуленепробиваемых рубашках.
  Если ночью вскакивают с постели, то могут сразу пойти в театр - одежда для сна подобрана со вкусом.
  Но в жизни - на мне, когда я сплю - одежды нет.
  Не собираюсь бежать в полночь в театр.
  И первое, что подсказывает инстинкт девочке - прикрыть наготу, а не выяснять отношения, не убегать.
  Повизжала, поняла, что маньяк прекрасно подготовился к посещению, и визгом я не растревожу его душу, не разжалоблю.
  Маньяк не упадет, не раскается, не пустит слезы и не расскажет, как он в детстве утопил котенка и похоронил его в стеклянном гробике - в трехлитровой банке из-под огурцов.
  Я развернулась, схватила с вешалки в ванной халат - разумеется, рукава запутались, ни дна у халата, ни верха, ни зада, ни переда.
  С трудом закуталась и бросилась к двери из квартиры.
  Куда побегу? Где найду МЧС и полицию? В Африке?
  Почему сегодня только одна Африка у меня на уме?
  Где родители? Родили - заботьтесь о подрастающей дочери, а не развлекайтесь с друзьями на поминках.
  Я протянула руку к засову на двери, и...
  Рука моя увязла в холодном желе.
  Маньяк сатанинским способом телепортировался к выходу из квартиры.
  Нет, не маньяк, а - привидение!
  То, что я увидела призрак, а не маньяка, меня успокоило.
  Гора Арарат упала с хрупких девичьих плеч.
  Привидение - значит, я - сплю.
  Сон дурной, восковой, из него трудно выбраться, но утром всё пройдет, и останутся только смятая простыня и влажная подушка.
  Я ущипнула себя за правую ягодицу, призрак не исчез.
  Я ущипнула себя за левую ягодицу - вдруг, в Природе правое не сыграет, а левое - в самый раз?
  Перестаралась, пискнула от боли. Останется синяк, черная клякса.
  Поняла, что мои отчаянные крики никто не услышит, потому что во сне все кричат молча.
  Он усмехнулся, либо лицо его меняло форму в зависимости от моего настроения и температуры в комнате.
  Призраков и их изменения никто еще не изучал, а - напрасно.
  - Ну и что дальше? - голос мой пробивался сквозь клей.
  - Мааааариииинаааа! - призрак не открывал рот, звук из его трухлявой головы напрямую влетал в мою головушку.
  Не старался бы призрак зря, не усиливал театральный эффект.
  Зачем растягивать гласные и пугать, если ворвался к девушке в квартиру ночью - уже жуть.
  - Мааааррриииииннаааа! Сшей мне новое тело! - призрак - широким жестом паркового маньяка - распахнул плащ..
  О маньяках я слышала, видела пародии, и почему-то маньяки поджидают девушек в парках, выскакивают из кустов и распахивают пальто или плащ.
  Я не понимала, в чем смысл раздевания маньяка.
  Теперь - увидела.
  Меня скрутило от отвращения и черного ужаса.
  Гнилая плоть клочьями висела на нематериальных костях призрака.
  Виднелись желтые и белые кости - неприятно известково белые на фоне чёрного, жёлтого и красного мяса.
  В животе привидения пульсировало фиолетовое.
  В груди - сквозная дыра.
  - Мааариннаааа! - сшей мне новое тело!
  Я - портной! Всю жизнь обшивал людей, а теперь ты сшей меня! - Призрак беззвучно закричал, ударил словами в мой мозг - так муха бьется о стекло.
  Подумала о мухе и увидела стаю мух на разорванной правой ноге призрака, похожей на старое полено.
  Зеленые трупные или навозные мухи (почему в Индии им поклоняются?) с неприличным чавканьем пожирали плоть призрака.
  Искорки переливались на жирных мухах и имитировали Новогодний Карнавал.
  "Они живые и светятся!" - я вспомнила из старой древней книжки для детей.
  И меня подбросило, я выплеснула из себя ужин и обед, а затем потеряла сознание.
  Во сне, со стороны наблюдала, что упала на пол (удачно - мимо лужи).
  Призрак долго не думал, поднял меня на руки.
  Как у него получилось, если привидение - бесплотное?
  Отнес на кухню и опустил в кресло - не небрежно, но и не аккуратно - так грузчик переносит пуленепробиваемое стекло.
  Я ощутила себя футбольной болельщицей, переживала, боялась, что халат распахнется и оголит..
  Не важно, что оголит, но, если бы оголил...
  Кто о чем, а девушка всегда думает о возможном позоре.
  Сон во сне.
  И во сне я дрожала от страха.
  Чувствовала леденящий холод в ногах и огонь в голове.
  Словно меня в бане посадили в парилку, ноги опустили в таз со льдом, а на голову торжественно возложили Горячий Камень с углями из печки.
  Угол зрения во сне сместился - новые нанотехнологии сна.
  Нами управляют во сне пришельцы?
  Я сижу за столом. Привидение стучит костями пальцев по антикварной тарелке.
  Снова зеленые жизнерадостные мухи: им сны и привидения - развлечение.
  В фильмах ужасов жертва пытается убежать, позвать на помощь.
  А я во сне не хочу, чтобы приехали сейчас мои родители.
  Что они скажут, когда увидят меня и полуразвалившийся живой труп на кухне.
  Мои объяснения не выслушают, устроят МНЕ головомойку.
  "Оставили одну на ночь, а она пригласила бродягу, бомжа и красуется перед ним в банном халате!"
  - Мааарииннаа! Сшей меня! - призрак оказался занудным, ничего нового не придумал.
  - Не сошью! - в каждой девочке сидит чёрт противоречия.
  Культурные люди называют его "дух противоречия", но на самом деле - бес противоречия.
  Приличная хорошо воспитанная девочка почему-то всегда пытается разозлить взрослых.
  - Мааарииинна! Сшей меня! - привидение не унималось.
  Но не гремело костями - трудно ему греметь, если на костях гниющая плоть.
  Я не смотрела на призрак. Ничего интересного на нём - кроме мух и гадостей - не увижу.
  - Маариииинна! Сшей меня заново! - голос иголками ежика втыкается в мой спящий мозг.
  - Не сошью! Скоро проснусь, и ты исчезнешь, призрак! - я сказала с нажимом: приятно, когда побеждаешь призрака.
  - Маааррииинннаааа! Ты не проснешься, если не сошьешь меня! - голос поролоновый, без эмоций, но пробил меня насквозь.
  Я поверила призраку именно потому, что он выл без эмоций.
  У него времени - Вселенная, а у меня жизнь молодая летит со скоростью кометы Галлея.
  Дыхание моё оборвалось. Во сне можно не дышать, но в этом сне я задыхалась, дергалась, словно кукла на ниточках.
  В глазах поплыли уточки и белые лебеди.
  - УФФФФФ! - снова дышу! - Почему я не проснусь?
  - Маааариинннааа! Ты не проснешься никогда, если не сошьешь меня! - зачем объяснять, если можно повторять одно и то же до бесконечности.
  - Ага! Очень понятно! - я мотнула головой и попыталась полностью спрятаться в халате, исчезнуть в нём, как в тайной комнате Гарри Поттера.
  Гарри Поттер развлекался с монстрами, а я должна отвечать за английского очкарика?
  Почему отвечать? Я себе не объясняла! Женская логика.
  Кто-до мужской всегда виноват в бедах девушки. Девушки - совершенство. А совершенство - никогда не виновато.
  Пусть в моих бедах виноват будет Гарри Поттер.
  Или... Колобок.
  Наверно, я сошла с ума. Или мой мозг лихорадочно - со скоростью и тщательностью компьютера - перебирает все возможные пути спасения, даже - невероятные.
  Я опустила взгляд на шахматы, они, словно увеличились в размерах, распухли от радости.
  - Сыграем на желание? - я расхрабрилась. Вспомнила, что в древности люди часто играли со смертью в шахматы.
  Выиграет человек - смерть дает ему отсрочку, еще несколько лет жизни.
  В случае проигрыша смерть забирает человека в ад, или куда подальше.
  Наверно, смерть хорошо играет в шахматы, без ошибок, потому что о бессмертных никто не слышал.
  Но там - смерть, а здесь - призрак портного.
  Он на сто рангов ниже смерти.
  Неужели, девочка - мастер ФИДЕ - проиграет какому-то древнему портному, который не следит за своим телом после смерти?
  - Если ты выиграешь, что - маловероятно, то я сошью тебя.
  Хотя не знаю, как шить людей, я не патологоанатом.
  Если я выиграю - ты убираешься из моей жизни, из памяти, из сна и... оставляешь мне ведро золотых монет... на платья и всякие девичьи штучки.
  Если - ничья, то тоже исчезаешь, не преследуешь меня и не воешь в голове, и... оставляешь мне ведро золотых монет.
  Я схитрила в условиях спора, тянула одеяло в свою сторону.
  Но призрак не возразил!
  Он протянул остатки пальцев к шахматной доске и сделал первый оригинальный ход е4.
  Ну, кто так ходит? Кто сейчас вспоминает старину?
  В новых шахматах мастера оригинальничают: начинают с b3, или f4.
  Слишком уверен в себе вечно разлагающийся маньяк.
  Почему не заметил оговорки в моих условиях?
  Он никогда не проигрывает?
  Сердце моё упало в Чёрную Дыру, вынырнуло, захлебывалось в вязком ужасе.
  Глаза вылезали во сне.
  Сон! Будь он трижды записан в сонниках!
  - Эй! А почему ты за белых? Ты же... хм... серый, значит - играешь черными.
  Я трусливо пыталась выторговать себе малейшее преимущество - так утопающий хватается за перо чайки.
  Призрак молчал, стучал костями пальцев по столу - противный звук: мертвец выбирается из соснового гроба.
  Во сне думается быстрее, поэтому я осознала через мгновение: призрак не изменит правила.
  Игра началась! Я могу до бесконечности требовать жребия, пересмотра, ход первой, но привидение также до бесконечности будет ждать моего смирения, пока я не поступлю по правилам темной игры.
  Я занесла руку над шахматной доской. Не сломит меня тухлый призрак портного!
  Красавица не поддается уговорам мертвых.
  Но рука упала на пешку, и я ответила е6.
  Маньяк призрак или призрак маньяка - для трепещущей испуганной девушки нет разницы - моментально ответил - d4.
  Атака! Чучело, эхо человека атакует уверенную в себе девочку.
  Во сне моя уверенность спряталась, как голова голубя под крыло.
  Играть против призрака осторожно, или агрессивно?
  ХМ! Если я для ничьей и своего выигрыша поставила одинаковые условия, и привидение на них молча согласилось, потому что не возражало, то сведу игру к ничьей.
  Ничья - намного проще выигрыша.
  Разменивай фигуры и не зевай!
  Я пошла в массовые размены - пешка d5.
  Призрак взял на d5.
  Я тоже забрала пешкой пешку на d5.
  Знаю, что у соперника небольшое преимущество, но оно быстро - туманом над рекой - рассеется, если мы дальше продолжим размены.
  Он не мудрствовал - играл аккуратно, соглашался на размены, не задумывался над ходами.
  И вскоре у нас на доске остались только Короли и по одной пешке.
  Черные - пешка b4 и Король c4.
  Белые - пешка g5 и Король h5.
  В азарте я даже вскрикнула; во сне показалось, что Король белых слишком неудобно расположен на линии h.
  Может попасть под сквозной удар.
  И тогда победа - моя.
  По поводу ничьей я не сомневалась: пешки маньяка и моя превращаются в ферзи, а дальше - будь ты хоть с компьютером в голове - не выиграешь.
  Неужели, мой соперник не догадывается, что он не выиграет?
  Спокоен, насколько может быть спокоен живой мертвец.
  Или он рассчитывает двигать ферзей бесконечно долго, пока я не засну во сне? Через милилон лет засну?
  Засну, потом проснусь и снова будем катать ничейную позицию. Вечно.
  Я похлопала ладонями по щекам - привычка.
  Во время игры часто подбадриваю себя.
  Нежданно-негаданно, я словно проснулась во сне.
  Голова моя налилась жидким оловом.
  Превратилась в котел доменной печи.
  Неужели? Невозможно! Я просчиталась!
  Белые ставят ферзя с шахом!
  Получают дополнительный ход - решающий, победный для маньяка и губительный для девочки модельной внешности.
  Даже во сне я не забывала о подиуме и правилах поведения леди.
  Хорошо, что не надумала кокетничать с призраком.
  Хорошо или плохо?
  Гнилушка откликнется на живую красоту.
  Нет! Не откликнется. И я не унижусь!
  С ватной головой я доиграла.
  Надеялась, что противник лоханется, и тогда - пат.
  Ничья.
  Нет! Не проиграл! Не поставил пат.
  Молния мысли обожгла меня: маньяк заранее знал, что и выиграет. Поэтому легко согласился на мои условия - золото и оставить меня в покое.
  Видел будущее? Или мертвые никогда не проигрывают в шахматы живым?
  - Я выиграл! Мааариииннаа! Сшей меня! Ты проиграла! - призрак поставил мат и прожужжал - ни эмоций, ни бурного первомайского ликования!
  Осторожный! Если бы засмеялся и хлопал себя разлагающимися ладошками по разваливающимся ляжкам, я бы от злости убила его, мертвого.
  Не терплю, когда соперник выиграет, а затем радуется открыто, превращается в клоуна или поучает, как я должна была играть.
  - Я выиграла, а не ты! Во как! Я поставила локти на стол, опустила на них подбородок и смотрела под капюшон туда, где у людей спрятаны глаза, а у призраков - дыры или бильярдные шары.
  - Маааариинннааа! Я выиграл!
  - Нет! Я выиграла! Поставила тебе мат! Любой... любой домовой докажет! - я нашла в себе силы и раздвинула губы в улыбке.
  В тот момент я верила, что существуют домовые, и они, разумеется, встанут на сторону девочки, а не поддержат ходячий труп портного.
  - С девочками, не спорят, маньяк!
  - Маааарииннна! Ты проиграла! Ты обязана сшить меня!
  - Да сколько же ты будешь тянуть резину слов? - я теряла терпение. Голова даже во сне болела, раскалывалась, казалось, что в ней пляшут гномы шахматисты. - Сшей тебя! Сшей! Сам себя сшей!
  Ты портной, а не я!
  - Мааариинннааа! Сшей меня! Ты проиграла!
  - Замучил! Добился своего! - я сдалась, но не до конца. Неужели, передумаю? Мы, девушки, загадочные, как Туманность Андромеды. - Как тебя шить, если ты разваливаешься, словно тухлая селедка?
  Девушку дожны окружать розы и флаконы с дорогими духами, а не зловонные призраки.
  Я потянулась, кости трещали, словно я поменялась телом с призраком.
  Может быть, во сне пойти спать, и мне приснится другой сон - с Белыми Единорогами, Райским садом и званием Чемпионки Мира по шахматам?
  - Маааариинннаааааа! Сшей меня заново!
  И я оживу! - маньяк протянул мне сверток.
  Откуда он взялся в руках призрака, если только что руки пустые барабанили остатками пальцев по опустевшей шахматной доске?
  - На земле больше восьми милилардов человек: одним маньяком больше, одним - меньше, для Азии пройдет незаметно! - я пожала плечами, картинно склонила головку - словно не перед маньяком сидела, а в кресле в фотостудии.
  Призрак развернул сверток...
  И меня бы вывернуло наизнанку, если бы я заранее не очистила желудок.
  Кожа! Я сразу поняла, что кожа - человеческая. В рулоне, как обои в магазине "Леруа Мерлен".
  Маньяк требует, чтобы... Я. Сшивала. Человеческую кожу.
  Сшила бы из неё новую кожу призраку?
  Ни за что! Не прикоснусь к привидению, к его мухам и к коже людей.
  На человеке в повседневной жизни - на пляже - мы не обращаем внимания на кожу.
  Но если отделить кожу от тела... БРРРР!
  - Убирайся! Из. Моего. Дома! - я вскочила в бешенстве - во сне позволю себе вольность. Распсихуюсь. - Уходи из моей жизни!
  Сожри свою кожу! Убейся об угол Кремлевской стены!
  Пшел вон, самозванец портной! - я схватила фарфоровый чайник и с силой опустила на через (с остатками волос и дырками) призрака.
  Куколка Барби в моём теле присмирела, когда её место заняла ведьма.
  От удара череп треснул.
  Звук подобен стону от лопнувшего стакана.
  Из черепной коробки передач... шучу... из черепа вылетел рой зеленых мух.
  - Мааааааариинннааа! Сшей меня! Ты проиграла! - призраку всё нипочем.
  Я с рыданиями вскочила, набросилась бы на гору гниющего мяса и несвежих несахарных восковых костей.
  Неожиданно, запищал телефон!
  Он звонил из другого Мира.
  Из прежней жизни.
  На экране отобразилось имя абонента - "Светок"!
  Подружка - ночью звонит. Издевается? Развлекается?
  Призрак взглянул на телефон и... начал испаряться.
  Вместе с ним исчезал рулон человеческой кожи для нового платья маньяка.
  Неужели, телефонный звонок из Мира живых ворвался в сон и прогнал нечистую силу?
  Я протянула руку к телефону. Долго. Очень долго рука двигалась, растягивалась, но не доставала до кнопки приема звонка.
  Чем сильнее удлинялись пальцы, тем быстрее отдалялся телефон, словно дразнил и играл в детскую догонялку: "Догонишь! Убью!"
  Призрак исчез, телефон надрывался, а я в бессилии не могла дотянуться до своего миленького, с аппликациями, со Спанч Бобом и котятками, телефончика.
  Наконец, я обхитрила сон - сама удивляюсь, что придумала ловушку.
  Притворно зевнула, отвернулась от телефона, показывала ему, что потеряла интерес к звонку.
  А затем, когда телефон потерял бдительность - развернулась и схватила дрожащую коробочку.
  В нормальных человеческих условиях мои поведение и мысли в этот момент могли стать отличным материалом для учебника психиатрии.
  Но во сне, особенно после игры с призраком в шахматы, всё позволено, что ведет к победе.
  - Аллё! Светок! Сбрендила? Ночью звонишь!
  Я не пожарник на службе! - я выдохнула в телефон.
  Вдруг, не Светок мне звонит, а призраки развлекаются?
  Сердце стучало теннисным мячиком в золотую грудную клетку.
  - Ночью? Мрин! Ты спишь? Уже одиннадцать! - голос подружки вместе с Солнечными лучами ворвался в меня, раздирал, вытаскивал клещами из плена ночного кошмара.
  - Шутка! Бро! - я вскочила с кровати, побежала в ванну.
  Халат на крючке, в коридоре нет лужи от моего... ну, девочки не блюют...
  Фу! Ну и сон! Лучше бы преступников не расстреливали, а навевали им дурные сны.
  - В Сокольники съездим? - Светок спрашивала на радостном надрыве.
  Скрывала от меня сюрприз?
  Неееет! Достаточно сюрпризов днём и ночью.
  Хочу жизнь провести на необитаемом острове... С компьютером, видео камерой и интернетом, чтобы меня видели и восхваляли во всех уголках Земного Шара.
  - В Сокольниках народное гулянье!
  Не протолкнемся!
  Я не желаю занимать очередь в туалет или к скамейке.
  - А мы, что не народ? - Светок давила, настаивала - норовистая лошадка. - Петров и Коробков очень, ну очень умоляют!
  - Петров и Коробков? Они очухались, после заброшенного дома? Им вчерашнего мало? - я зевнула, присела на зебру.
  Миленькое мягкое креслице в виде Африканской - снова Африка - лошади.
  - Может им и много! Заброшенный дом придумала?
  Что ты имеешь в виду?
  Мрин! Ты проснулась, или еще спишь?!!
  "Светок не просто так спросила! Она что-то знает!
  Сплю я или бодрствую!? - я в панике расчесывала волосы.
  Обычно работа с волосами меня успокаивает, но сейчас разозлила.
  В фильме - вспомнила фантастический фильм (фантастический, не потому что хороший, а - оттого, что - фантастика) - главный герой просыпался сиксилион раз.
  И каждый раз думал, что проснулся, но затем снова просыпался. Он верил, что на этот раз проснулся окончательно, но - ПЛЮХ! - снова просыпался.
  - Проснулась я, в полном порядке!
  Ты шутки забыла, Светок! - я подпустила в голос небрежности, не выказывала страх. - Послушай анекдот из инета!
  "На девушку в магазине напали три платья и шубка. Они отобрали у девушки все деньги!"
  - АХАХА-ХА-ХА! - Светок через пять секунд засмеялась, оценила труднодоступный юмор. - Классно посидели в кафешке.
  Если бы ты не пролила коктейль на брюки Петрова... - Светок щебетала птичкой на веточке розы, а я закусила нижнюю губу.
  Мы вчера не ходили в кафе. Я не проливала коктейль на брюки Петрова.
  Значит, я - сплю? Снова сон во сне?
  Солнце через окно нагревало лоб - взлетную площадку мыслей.
  Если я сплю, то почему бы не пойти в Сокольники?
  А, если не сплю, то нужно прояснить - опять же в Сокольниках - осторожно, чтобы никто не догадался о моём безумии, расспрошу Петрова и Коробкова о вчерашнем дне.
  - Во сколько и где встречаемся? - я прикидывала, во что сегодня наряжусь.
  Призраки, разлагающиеся монстры из сна - песчинка, по сравнению с Вселенной девичьих размышлений о платьях и обуви.
  Мы договорились встретиться через полтора часа у метро.
  В детстве, я думала, что метро - страна гномиков, потому что - под землей.
  Время прошло, я выросла, а гномики в метро не исчезли.
  Что меня взбодрит: чай или кофе?
  Кофе или Кола?
  Кола из холодильника вкуснее чая и кофе, полезнее, и с ней проще!
  Завтрак из стакана Кока Колы - полезно, питательно, вкусно и - на зависть старушкам!
  Я забрела в кухню, открыла холодильник, извлекла бутылку Кока Колы, повернулась к столу и... превратилась в памятник Пушкину.
  Потому что - застыла от ужаса!
  На шахматной доске, той доске, которую Коробков мне подарил в Заброшенном доме с призраками, фигуры расставлены в эндшпиле - перед завершающим рывком: Черные - пешка b4 и Король c4.
  Белые - пешка g5 и Король h5.
  Застыл момент моего торжества, когда я ошибочно подумала, что выиграю или сведу на ничью.
  Сон сейчас?
  Или я ночью в лунатизме играла сама с собой?
  Призрак портного не умещался в моей фантазии.
  Я присела на стул, взяла чёрного Короля.
  Ой! В ладошке зажат раскаленный добела уголёк.
  Не из пионерского ли костра раннего периода моего детства?
  Я уронила Короля на пол, подставила обожжённую ладонь под струю холодной воды.
  УФФФФФФФФФФФФФФФФФФ!
  Кожа не пузырится, вовремя охладила руку - народная медицина: если упал в печку, то сразу ныряй в прорубь!
  Любопытство двигало вперед. Неужели, дерево способно раскалиться, как железяка?
  Я предельно осторожно - притронулась пальчиком к шахматной фигурке.
  Со скоростью двоечника, убегающего от директора, убрала пальчик.
  Ни жара, ни холода от шахматного Короля.
  Подержала пальчик на фигурке дольше, затем опять зажала Короля в ладони, будто скорпиона нянчила.
  Деревяшка комнатной температуры, и ничего в ней мистического не видно: ни жара, ни холода.
  Галлюцинации - от переутомления или от спокойной жизни.
  Особо не утомлялась, не мучила себя учебой и спортом.
  Значит - галлюцинации на почве лени.
  Ладошку защипало, невидимый комарик зондировал кожу моей руки.
  Я взглянула на ладонь, словно только что пришила новую руку.
  Красное пятно от ожога расплывалось, захватывало новое пространство.
  Значит, шахматный Король меня обжег пламенным взглядом?
  Или пятно мне кажется, оно - картинка в моём мозгу, но не на руке?
  Я бы задумалась на час, или на сто часов.
  Прекрасное времяпровождение - размышлять на диване.
  Передается по наследству и очень заразное.
  Но вспомнила о встрече с одноклассниками и встрепенулась снежной куропаткой под слоем льда.
  Что я одену? Что?
  Рылась в шкафу; мои наряды сегодня казались вульгарными и кричащими - безобразно яркими.
  Ничего подходящего не откопала в куче своего белья, случайно - я убедила себя, что СЛУЧАЙНО - перешла к гардеробу мамы.
  Серенькое платьице с белым воротничком - очень мило и со вкусом; комар носа не подточит.
  К платью бы чулочки или гольфы коричневые или стального цвета.
  Я примерила мамино платье, вертелась перед зеркалом - так горная обезьяна прыгает со скалы на скалу.
  В Японии мартышки в горах собирают улиток и коренья на обед.
  Мартышки - гурманы.
  Ой! Что это я о мартышках подумала в ответственный момент подбора платья?
  Нет! Мамино платье слишком широко в талии и короткое - до колен.
  Приличная морально устойчивая девочка должна носить юбки до пят.
  С глубоким вздохом огорчения я вернулась к своей полке, до бесконечности перекладывала тряпки - так крот просматривает запасы зерна в норе.
  Наконец, выбрала черные брючки скрипачки и белую блузочку - снежную.
  Брюки мне подарила бабушка, и, почему я раньше воротила от них нос, называла "преданья старины глубокой"?
  Шикарные штанишки - блеск Парижа, писк Австралийской моды!
  С опозданием я выбежала из квартиры; я - поезд, мои друзья - пассажиры.
  Поезд имеет право на опоздание, а пассажиры - должны прибывать на вокзал заранее.
  По дороге я вспомнила о родителях.
  Удивительно, что - вспомнила, они обо мне забыли, не звонят.
  - Прив, мам! Вы где? - я крикнула в телефон, когда номер соединили. - Чё, не звоните?
  - Марина, здравствуй! Не употребляй, пожалуйста, вульгарные слова: "чё", "прив". Они не украшают барышню. - Мама ответила слишком возвышенно. Прикалывается? Иронизирует? или вчера хорошо посидели и побеседовали за ведром шампанского?
  - Мы с Михаилом Алексеевичем направляемся в район Эйфелевой башни!
  Сегодня изумительный день - услада для понимающего эстета!
  Передаю телефон Михаилу Алексеевичу, он скажет тебе "Доброе Утро".
  Я с недоумением посмотрела на экран айфона - да, номер мамин. И голос мамы.
  Но манера говорить, словечки - не мамины, словно их насильно вбили в маму кувалдой.
  И кто этот Михаил Алексеевич? Почему мама с ним гуляет?
  Зачем он мне скажет "Доброе утро"?
  Стоп машина, Марина!
  Мама упомянула Эйфелеву башню - гигантскую антенну на пенсии.
  Родители в Париже?
  Вчера встречались с друзьями в Москве, а утром - в Париже разгуливают и философствуют высоким слогом?
  Мои родители не злоупотребляют алкоголем - интеллигенты.
  Никогда не видела маму и папу в состоянии наркотического восторга.
  Что произошло? И, почему - Париж?
  Еще один Париж находится в Челябинской области - село Париж с небольшой Эйфелевой башней.
  Но до НАШЕГО Парижа добраться из Москвы дороже и дольше, чем до ИХНЕГО.
  - Марина! Доброго утречка! - папа приветствовал меня также коряво, как и мама. - Со здоровьем у тебя всё в порядке?
  Домашнее задание по школьным урокам выполнила?
  - Да, папа! Всё отлично! - я не прибавила - "нормалёк", "ок".
  Чувствовала, что они не впишутся в беседу с обновленным отцом, ему прочистили мозги.
  - До скорого свидания, дочь моя! - папа отключил телефон, порвал связь с другим Миром.
  - До скорого свидания? Что за бред? - я тупо смотрела в айфон, и уже понимала, что слово "тупо" при родителях нельзя произносить - дурное слово. - Мама зачем-то приглашала к телефону Михаила Алексеевича, а разговаривал со мной папа.
  Я призадумалась - лиса на завалинке.
  Мысли мои летают бешеными стрижами.
  Но иногда не в нужную сторону летят.
  - Михаил Алексеевич? Это же - папа! - я вскричала и привлекла внимание старушки.
  Пожилая женщина сжала губы и неодобрительно покачала кочаном головы.
  Старперы всегда недовольны молодыми, потому что завидуют.
  Нарядилась, как на свои похороны, а других осуждает, бабулька.
  Я злилась на себя, что не сразу поняла, что мама называет папу Михаилом Алексеевичем - слишком высокопоставленно... высокомерно... высоко?
  ХМ! не сильна я в древней литературной речи.
  Родители шутят в Париже?
  Но почему меня заранее не предупредили о поездке?
  И не отзвонились из Парижа, словно давно запланировали путешествие, и я о нём знаю.
  Я блуждала в мыслях - слишком сложно для девочки много думать, а еще и идти нужно, следить за ногами, чтобы мои бесконечно длинные ножки не запутались.
  - Марина! Что с тобой произошло? - голос Светка вывел меня из поисков Истины о родителях.
  "Марина? Светок никогда не называла меня Мариной!
  Мрин или Марго, в редких случаях - Мэри или Мэр, но не Марина!"
  Я подняла взгляд и обомлела, ощутила себя балалайкой в духовом оркестре.
  Светок вырядилась в кружева - дорогая кукла.
  Белое платье пышно оттопыривалось... сзади.
  Скрывало тощий цыплячий зад моей подружки.
  Я бы сказала, что платье - старинное, но не путешествовала в прошлых веках, не рассматривала барышень.
  На голове Светка - шляпка с марлей. Ага! Вспомнила - вуалька.
  Довершали театр моды белые туфельки с белыми - не оригинально - бантиками.
  Моя подружка поднесла к глазам бинокль на палочке и рассматривала меня, словно я - микроб под микроскопом.
  Я открыла рот, закрыла, снова открыла.
  Петров - в сером костюме, белой рубашке и - с галстуком бабочкой? Петров с бабочкой? Потрясающе.
  Коробков выбрал похожий наряд, но вместо галстука-бабочки - белая тряпочка.
  Она удавом обвилась вокруг шеи культуриста.
  - Вы обалдели? - я, наконец, разжала губы. - Вырядились, словно из театра убежали.
  Прикалываетесь надо мной?
  Мои одноклассники переглянулись. Петров пожал плечами.
  Светок опустила бинокль и смотрела на меня с состраданием - так мать изучает растолстевшую дочку балерину.
  Коробков, потому что мой неофициальный ухажер, по-своему встал на мою защиту.
  То, что защищал меня, я поняла через пять минут - за это время мысль дошла из ушей в мозг.
  - Иной говорит - Судьба, и успокаивается навеки.
  Другой ищет себя всю жизнь!
  И Марина ищет себя, не утешается простыми примерами, а стремится к благородней чистоте и простоте, даже в одежде! - Коробков улыбнулся и подал мне руку - согнул в локте. - Мы будем очень рады, Марина, если ты разделишь с нами прогулку по парку.
  - Ага! По парку! Разделю! Эту! Как её? прогулку! Очень! - я оглянулась по сторонам, искала столб, чтобы уцепиться за него и не упасть.
  Всё - по-прежнему: обыкновенные Московские машины - "Мерседес"ы, "БМВ", "Ягуар"ы, "Мейбах"и и другие модные кары.
  Люди спускаются в метро.
  Люди... Люди... Что с ними произошло?
  Все женщины в древних платьях - тяжелых, ниже колен.
  Мужчины - в костюмах или диковинных накидках, напоминающих мешок с дырками для рук.
  Если одноклассники подшутили надо мной - раздобыли в театре костюмы и нарядились для смеха, то остальные Москвичи и гости столицы не шутили.
  На меня бросали быстрые взгляды, неодобрительно качали головами.
  Старик в красной рубахе плюнул в мою сторону и сказал что-то длинное и хриплое.
  Я уверена - не называл меня лапушкой и милашкой.
  - Марина! Тебе не неловко в мужских штанах? - Светок прошептала мне в ухо, чтобы другие не слышали нашу интимную тайну. - Зачем ты подражаешь мужчинам?
  Ты же не девица гусар!
  - ААА! Беее! Меее! Потому что! - я не щипала себя за щеки, не хотела проснуться, потому что догадывалась, чувствовала, что не сплю.
  Мир не изменился, но изменилась одежда.
  Одежда делает человека, а не человек одежду.
  Мои друзья преобразились, лишь я одна осталась в прошлом времени... или - в Будущем!
  Мы молча направились к парку.
  Через несколько метров Петров начал речь, не заговорил, а торжественно начал речь.
  - Утром я проснулся в прекрасном настроении! ((я догадывалась, что Петров - нынешний Петров - старается отвлечь от меня внимание, помогает по-своему). - Ножницы и игла просились в руки.
  Я не понимал своих чувств, не знал, как их выразить над сукном.
  Неожиданно, мой взгляд наткнулся на костюм - в нём хоронили моего дедушку.
  Презабавнейший случай вышел на кладбище! - Петров усмехнулся и закрутил левый ус.
  Усы! У четырнадцатилетнего мальчика мужские гусарские усы?
  И несколько минут назад их не было на лице Ильи, я уверена!
  - Я подбежал к гробу, сорвал с покойника пиджак и брюки! - Петров приподнял котелок, поклонился девушке с букетиком фиалок.
  (Котелок! Шляпа-котелок! откуда она, если её (как и усы) я не видела еще минуту назад.) - Зачем хоронить прекрасный костюм?
  Он пригодится живым.
  Покойник - понятно, его необходимо предать земле.
  А одежда - одежда любит солнечный свет! - Петров причмокнул и посмотрел на Светка и Коробкова, старательно не глядел на меня.
  Чтобы не сконфузить... тьфу!.. неужели, ко мне прилипли малоупотребительные слова.
  В брюках я чувствовала себя арфисткой на гастролях в деревне. Арфисткой, с которой бык сорвал одежду, и нагая девушка рыдает перед хохочущими крестьянами.
  - Марина Михайловна, не поведаете ли нам о своих мечтах? - Коробков изящной тросточкой постучал по каблуку своего ботинка с замысловатым золотым бантиком.
  Рот мой распахнулся гостеприимно. Влетайте, мухи!
  Одежда Коробкова изменилась за несколько минут.
  Вместо костюма - нечто старинное. Вспоминала - сюртук... вроде бы...
  Обтягивающие коричневые панталоны до колен и белые чулки.
  Довершали моднейший ансамбль туфли полуженские и тросточка.
  Я оглянулась на Светка. Не удивилась возникшему из ниоткуда пышному банту на талии.
  Бант повязан цветком сзади, и моя подруга напоминала подарочную коробку.
  - А всё-таки я взяла иглу, наперсток и приступила к вышиванию! - Светок горячо объясняла Петрову, изредка на меня бросала взгляд, словно боялась испачкаться о меня.
  - Прошу пардона! - я присела с поклоном. Не выветрилась из меня ирония.
  Пусть ОНИ одеваются по своему желанию, и ведут длинные утомительные беседы, но моё "я" осталось при мне. - Вы развлекайте друг друга песням и танцами, поклонами и приседаниями, беседуйте о погребальной одежде и кройке и шитье, а я - вынуждена оставить вас на время.
  Дела! Дела-с!
  Я побежала от одноклассников - стрела не догонит.
  Стрела или пуля не ударят в красивую девушку.
  Но камень. Камень просвистел мимо моего уха.
  - Забросать камнями блудницу! - надтреснутый голос призывал народ. Камнями кидаться легче, чем хлеб выращивать или у станка три смены деталь обтачивать.
  - Я? Блудница? Ты - старый пень, сбрендил! - я крикнула, не оборачиваясь.
  Волна негодования ударила меня в спину. Попутного ветра!
  Во всем виноват заброшенный дом портного.
  Всё связано с портными: найденные наперстки, дом портных, портной, который потребовал, чтобы я его сшила.
  Сожгу дом с привидениями - проще простого.
  Заброшенное здание - никто не удивится, что оно сгорело.
  Обвинят в поджоге бомжа и бродягу.
  Спичек у меня нет, не курю.
  Захвачу из дома или куплю в "Дикси".
  Внезапно, ужас окатил меня жидким кислородом.
  В ушах зазвенело, зубы заныли.
  Доберусь ли я до дома в ЭТОЙ одежде?
  Не забросают ли меня старики и старушки камнями за мою бесстыжую - по их мнению - одежду.
  Около дома с привидениями, жилища портных, я остановилась.
  Можно. Людей поблизости нет.
  Здание не изменилось, а по дороге я фантазировала, что оно помолодеет.
  Ничего не произошло, но... от заброшенного дома исходил странный звук, словно тысячи сверчков затеяли брачные игры.
  Я вошла - калитка, как и вчера, висела на одной петле.
  Нет, не сверчки, а - сотни швейных машинок стрекотали.
  Дом разрывался от звуков.
  Войти, или остаться снаружи?
  Но, как я подожгу дом, если не войду?
  И подожгу ли с живыми или мертвыми портными?
  Я думала головой, а ноги думали своей головой.
  Моя голова запрещала мне входить в дом ужасов.
  Но голова ног подталкивала их в заброшенную мастерскую.
  Дыхание моё сбилось, и я три минуты его восстанавливала перед дверью.
  Уговаривала себя, успокаивала, словно перед прыжком в бездну:
  - Всё - придумано! Звук - галлюцинация! Мои родители в Париже - выдумка.
  Одноклассники в древних платьях - шутка зрения.
  Никаких ткачей в доме призраков я не найду.
  Но, если работники склонились над швейными машинками - не беда!
  Никто меня не убьёт. Моя красота - бессмертна!
  Я потянула ручку двери и прыгнула в мутную полутьму!
  Со вчерашнего дня ничто не изменилось: мусор около лестницы, дверь в кладовку.
  Я уверена, что с другой стороны двери прислонилось пугало.
  Поднялась по ступенькам - сломанная ступенька, её Коробков - тяжелоатлет - выломал.
  На втором этаже - заброшенность, вечная мерзлота с мусором.
  Но стрекот швейных машинок усилился, впивался иглами дикобраза в мозг.
  - Звуки протискиваются в мою голову, минуя уши! - я крикнула, разбивала летящие звуки. - То вопли - Мааааррриииннннааа!
  То швейные машинки - пережитки капитализма.
  То разлагающийся портной ночью со мной беседовал, а рот-пещеру не раскрывал. - Я спустилась по лестнице - дорога в ад.
  Нет, ад - в подвале.
  Зайти в подвал, или минуть его?
  Порядочная девочка по заброшенным домам не бродит, не ищет приключений на свою худую... эту...
  А в подвал - даже непорядочная не заглянет, потому что в каждом подвале обитает зло.
  Но - опять же - ноги мои думали иначе.
  Они принесли меня к подвалу, спустили по ступенькам и бросили во тьму.
  Швейные машинки жужжали, гудели, стрекотали.
  Кажется, что протяну руку и нащупаю в вязкой нефтяной тьме какой-нибудь инструмент портного.
  Но не протянула руку. Жалко её.
  Включила фонарик на телефоне. Луч света вырезал кусок из тьмы.
  В подвале тоже всё без изменений.
  Мусор, пыль, и запах тлена.
  Где прячется призрак портного - вечно гниющий дяденька?
  Елка - вечнозеленое дерево.
  А портной призрак - вечно гниющий!
  АХА-ХА-ХА-ХА! Потрясающе остроумное сравнение.
  Отправляйте меня в Камеди Клад на главную роль! Роль коврика.
  Я развернулась, не обращала внимания на усиливающийся шум за спиной.
  Слуховыми галлюцинациями меня уже не испугать...
  Можно, конечно, испугать, но не сильно, а - слегка, до покраснения кончика носа.
  И испуг мой перерастёт в негодование, затем я разозлюсь по-настоящему!
  По-фотомодельному - берегитесь, призраки!
  Я выключила фонарик на телефоне, поднялась и на последней ступеньке чуть не наступила в собачье или кошачье... каку.
  Разве? Зрение меня никогда не подводило: хоть в летчики меня запишите, хоть в снайперы.
  Не собачье, и не кошачье, а - три шахматные фигурки лежали скромно, словно бы говорили:
  "Мы лежим! Отдыхаем! А ты, Мрин, подумай над своей жизнью!
  Либо мимо проходи, либо подними нас, обласкай, протри спиртом и уложи в коробку к другим фигурам!"
  Я провела рукой по волосам, успокаивала бешено рвущееся из груди сердце.
  Оно - пожарной сиреной - визжало об опасности.
  Привидение подбросило мне шахматные фигурки.
  Неужели, у привидения нет других развлечений, кроме как мне загадки загадывать?
  Бегало бы по аду, носилось над водами, летало бы в облаках.
  Я подняла фигурки - спина не сломается от тяжести деревяшек.
  Один офицер наряжен в нарисованный сюртук - точь-в-точь, как у Коробкова сегодня.
  Я вспомнила эту замысловатую деталь древнего костюма.
  С родителями в прошлом году мы отправились на экскурсию в Калининград.
  В Калининграде всё связано с древним философом Кантом Эммануилом. Ему поклоняются, о нём говорят, о нём пишут.
  Не удивлюсь, если изготавливают шоколад "Эммануил Кант".
  А я узнала о Канте только в Калининграде.
  Чем прославился археологический дяденька, меня не интересовало.
  Разве нормальная девочка (в здравом уме и с шикарной внешностью) заинтересуется биографией и сочинениями пыльного давно умершего философа?
  Я бы отправила девочку - фанатку Канта - в психушку.
  В музее Канта и имени Канта за стеклом красовалось чучело человека в полный старинный рост, то есть - от горшка два вершка.
  И одежда, одежда на манекене - похожа на одежду Коробкова... на сегодняшнюю одежду.
  Коричневый сюртук нарисован, значит...
  На другом шахматном офицере - сюртук, как у Петрова... сегодня.
  Я не удивлена.
  Взглянула на Королеву. На деревяшке мастер художник - Куинджи или Айвазовский - намалевал подобие платьица.
  Королева обвязана пышным бантом, из шелка.
  Шахматный набор дополнял сам себя.
  Не хватало лишь одной фигуры - второй Королевы, меня!
  Я зажала три фигурки в ладони, ладонь неприлично вспотела.
  Девочки - никогда не потеют. По крайней мере, мальчики должны знать только эту версию.
  События несутся, подобно снежному кому с лыжниками с горы Пик Коммунизма.
  И я остановлю безумство портного из прошлого.
  Сварить его? Шутка!
  Ожившие покойники варятся бесконечно.
  Обыграть привидение в шахматы? Не получится.
  Все равно, что играть с собой: всегда в проигрыше.
  Но тогда, как я верну прежние одежды и манеры моих родителей, одноклассников и остальных людей, метателей камней.
  Можно наслаждаться древними одеждами, ничего не делать.
  Но вместе с одеждой изменяются и манеры, мораль, чувства людей.
  Девочку в брюках забросают камнями, утопят, посадят на кол, сожгут на костре ведьм, четвертуют, проткнут спицей!
  Помещица Салтычиха убивала своих крепостных спицами - развлекалась.
  Она не виновата, что в её времена не изобрели Дисней Ленд и квесты, в которых можно издеваться над чучелами.
  Я вбежала в свою квартиру, аккуратно добавила три фигурки к прежним - почти полный комплект.
  И я - не деревянная - рядом.
  Может быть, не почти, а - полный комплект?
  Я же здесь, не унесло меня ветром.
  Что за дурацкое название "Унесенные ветром"?
  Книгу эту я не читала - зачем?
  По одному названию видно - ничего умного для себя не извлеку из книги: ни совета, как топово носить короткие маечки, ни ста способов удлинить ресницы в ней, судя по названию, нет.
  Читатели, если бы задумались о названии "Унесённые ветром", то тоже бы не раскрывали эту книгу.
  Кого унесло ветром? Почему унесло? Балерины переусердствовали с диетой? Похудели, ослабли, и их - словно пушинки - унесло ветром?
  От унесенных ветром я вернулась к шахматам.
  Их ветром не унесет!
  Долго разглядывала фигурки в нарисованных одеждах.
  Мысли мои растекались, ускользали, как школьники прогуливали уроки.
  Я отлавливала мысли, собирала в кучку.
  Наконец, из моих чрезмерных усилий родилась новая мысль, даже не мысль, а мыслишка, потому что - жидкая, несформированная.
  Портной. Пакеты с розочками. Почему пакеты с розочками?
  Ах! Наверно, оттого, что свежее мясо на нём розовело.
  Черное мясо, розовое мясо, красное мясо, лоскуты плоти; белые кости (какой повар извращенец их назвал сахарными?), желтые восковые кости.
  Фу! Если белые кости призрака - сахарные, то желтые - медовые!
  Меня сейчас вырвет!
  Портной из прошлого, сумрачный призрак!
  Да! Он требовал, чтобы я его сшила?
  Может быть, в ЭТОМ вся история с древностью звуками в моей голове?
  Если я "сошью" призрачного портного, то он от меня отстанет, и всё вернется на прежние места?
  Неприятно, конечно, иголкой тыкать в человеческую кожу и ножницами её разрезать.
  Но некоторые люди обожают кромсать людей и кожу, называют сшивание людей своим призванием.
  Имя этим людям - Хирурги!
  Я решительно поднялась, подхватила доску с шахматами, зажала под мышкой.
  Не помешают.
  Поджигать дом с привидениями пока не стану.
  Если сожгу древнюю швейную мастерскую, то призрак портного не исчезнет, а переселится навсегда в мою квартиру.
  Хороший сосед, надежный, вечный! Шутка.
  Я выплыла из подъезда, снова гордо вышагивала к дому с тайнами прошлого.
  - Ужо, я тебе! - из кустов вывалился древний дед.
  На голове шляпа горшком.
  Рубаха с вышитыми петухами подпоясана красной веревкой.
  Портки полосатые и лапти. Здравствуй, старина!
  Дед замахнулся на меня посохом.
  Что они все ко мне пристали, словно репейники?
  Девушку в брюках не видали?
  Не видели. Ну, это их беда!
  Я, на всякий случай, ускорила шаг, то есть - побежала!
  Обычно красавицы не бегают, во время бега исчезает романтическая загадочность, и пропадает французский шарм.
  Но шарм подождет до лучших времен.
  Мне бы спасти свою загадочность, а то дед посохом по шее стукнет - мигом романтика с меня слетит вместе с головой.
  Я забежала во двор заброшенного дома с привидениями.
  Даже обрадовалась. Дом защищал меня от дедов и бабок.
  На минутку задумалась: подняться на второй этаж, или спуститься в подвал.
  Кажется, что сейчас нет разницы для призрака..
  А, если нет разницы, то лучше - к свету пойду.
  На втором этаже я ногой отгребла мусор и присела на перевернутое дырявое ведро.
  Не трон, но в разваливающемся доме ведро выглядело шикарно.
  Что-то изменилось в воздухе? Феи летают?
  Нет! Не феи! Исчез стрекот швейных машинок.
  Ерунда, но организм девочки отреагировал по-пещерному. Я задрожала от страха.
  Мурашки пробежали по шее - нашли себе беговую дорожку.
  Но ужас исчез через минуту.
  Человек привыкает даже к привидениям.
  Я раскрыла доску, расставила шахматы, вместо себя... отсутствующей Королевы... поставила напёрсток.
  - Эй! Ты! Пооортной! Прииизрааакк! - я растягивала гласные, подражала зову привидения. - Ты, где?
  Приходи... со своим материалом и инструментом. Я сошью тебя!
  Нет ответа! В окно с шумом влетела ворона, мерзко каркнула и вылетела.
  Может быть, ворона - призрак?
  - Я сошью тебя! Только отстань! - я крикнула во второй раз, а затем набрала полные легкие воздуха и зло выдохнула! - Достал меня! Ты где шляешься?
  - Мааариннааа! Сшей меня! - раздалось из-за спины.
  Я подскочила. Не готова еще к ударам жути.
  Страх не улетучивается, не привыкла к ужасу.
  Наверно, правильная девочка никогда не перестанет бояться.
  Смелые и отважные девочки превращаются в мальчиков.
  Я развернулась на каблуках.
  Призрак портного протягивал мне сверток человеческой кожи.
  - Маааариииннааа! Сшей меня! И я оживу!
  - Сошью! Лишь бы ты радовался! Мои чувства - ерунда, главное - о тебе позабочусь! - Я отпрыгнула, затем доверилась ногам, и они бездушно меня подвели к привидению.
  Оно днем выглядело не столь зловеще, как ночью... во сне..
  Тухлое отслаивающееся мясо, трупные мухи - противно, но не пугает до озноба.
  Я отвернула голову, нащупала кожу в свертке.
  Она теплая на ощупь, словно на живом человеке.
  Не глядя трудно шить, поэтому я пересилила себя, повернулась.
  И... начала обшивать привидение.
  Никакого умения не понадобилось.
  Кожа сама прилипала к давно умершему портному, прирастала, скрывала язвы и дыры.
  В конце я лишь ножницами отрезала лоскут возле нового уха и пришила кусочек кожи к пальцу.
  Готово! Пожилой мужчина - лет пятидесяти, с седыми бакенбардами добро смотрел на меня. Голый...
  Нет, на нём вырастала одежда, как на капусте появляются листья.
  Дальше, что? Свадьба с призраком?
  - Сделаете заказ на новое платье, девушка? - новый портной пытливо смотрел в мои глаза.
  Он назвал меня девушкой: не барышня, не юная леди, а - девушка! Современный дяденька ИЗ ОТСЮДА!
  - Спасибо! В другой раз! - я по-подиумному виляла к лестнице.
  Мебель стремительно появлялась вдоль стен: диваны, столы, стулья и другая ерунда, от которой задыхается каждое жилище человека.
  Дом оживал!
  
  - Васнецова! Ну, сколько тебя ждать? Чай гоняешь с портным? - Петров окликнул меня у калитки.
  Майка с крокодилом, джинсы, кроссовки - слава современной юношеской моде.
  Светок и Коробков тоже в футболках и джинсах.
  - Мрин! Ты чё вырядилась, как древняя барышня? - Светок округлила блюдца глаз. - Штаны дедовские чёрные. Белый блузон. На похороны собралась?
  - Прикалываюсь! - я засмеялась и махнула рукой, словно отгоняла комара или привидение.
  Прекрасно, когда все возвращается в родное болото.
  Жизнь восхитительна!
  - Мрин! Я бы чуть укоротил рукав твоей блузки, - Коробков прищурил правый глаз, присматривался не ко мне, а к моей одежде.
  - Да, нужно подшить здесь и здесь, - Петров ткнул карандашным пальцем мне в левую грудь и в правую брючину.
  - Я бы добавила сбоку бант, - Светок улыбнулась.
  - Опять? - я закричала в истерике и стучала ногами по ткани травы. - Вы, что? Все портные?
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"