Эсаулова Марфа: другие произведения.

7. Проклятый самолёт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга полностью. Также доступна в бумажном варианте!

  ПРОКЛЯТЫЙ САМОЛЁТ
  
  ПРОКЛЯТЫЙ САМОЛЁТ
  
  - Всё-таки наш самолет развалится в воздухе! - Анжелика провожала глазами увесистого пассажира, похожего на грозовую тучу.
  Глядя на него я поняла, наконец, смысл слова "тучный".
  Моя бабушка Нина часто политкорректно или толерантно (не нахожу разницы в значении этих заморских слов) называла круглых людей "тучными".
  Слово неприятно резало мне слух, оседало извёсткой в мозгу. Ощущение, как от скрежета стекла по кафелю или от слова "икра".
  БББРРРР! Академики философы, ботаники, экстрасенсы напридумают дурацких слов, а потом потеют, мучаются, сами же их ненавидят эти корявые слова.
  Мужчина перед стойкой регистрации оказался не полным, не толстым, не с избыточным весом, а - тучный.
  Он похож на грозовую тучу - бесформенную, с рваными краями, наростами и складками.
  - Почему я с весом в сорок пять килограммов заплатила за билет столько же, сколько четырестапятидесятикилограммовый дядя? - сестричка не унималась.
  Она панически боялась лететь на самолете - далеко от земли, близко к Раю.
  Анжелика в аэропорту выискивала угрозу нашему полету: то погода нелетная, то на взлетной полосе за окном слишком много маленьких машин, а машина - как блоха - попадет под колесо самолета, и - КРАХХХ!
  В поле зрения Анжелики попал страдающий одышкой тучный дяденька - гроза дальних авиарейсов.
  - Нуууууу, не четыреста пятьдесят килограммов, а, наверно, меньше, - я протянула, разглядывала пассажира, прикидывала на глазок его вес. - Мои знания в торговле ограничиваются килограммом колбасы.
  Знаю, что литровая бутылка Колы весит килограмм, а сколько этот дядя - тонну или сто килограммов - не определю.
  - Он перевесит самолёт, - Анжелика хныкала, но не забывала о выгодных позах подиумной модели.
  Аэропорт - место встреч Принцев и фотомоделей, писателей и полицейских, поэтому девочка, пусть даже тринадцати лет, обязана себя держать, как на подиуме. - А, если каши гороховой наелся с утра, то врыв самолета гарантирован! - Анжелика иронизировала.
  Или не шутила, а видела реальную опасность в толстых пассажирах.
  - ОЙ! Он не один тучный на наш благополучный век! - я кивком головы показала Анжелике на семью: папа - туча, мама - айсберг, и - слонёнок - мальчик моего возраста, но по весе равен моему двойному весу. То есть - около ста килограммов живого жизнерадостного молодого веса мальчика.
  - Нет! Я не поеду с этими! - Анжелика отставила влево ногу (я тоже вспомнила о правильной стойке: подняла грудь, подбородок выставила под углом девяносто градусов, перенесла вес на носок). - Не нужен мне ваш Рио с карнавалами и ручными броненосцами! - Анжелика побелела, значит - не иронизирует, а испугана до снежной кожи.
  - Тсссссс! На нас обращают внимание! - папа одновременно: солнечно улыбался, и предостерегал нас.
  Шипел, словно уж под сапогом.
  В деревне, в дичайшей глуши, где по дороге слоняются только призраки, а под водой резвятся русалки, я однажды наступила на змею.
  Папа уверял, что - уж, а я уверена - анаконда или индийская кобра, чудом оказавшаяся в тайге.
  Услышала под ногами шипение: долгое, будто из воздушного шарика выходил воздух.
  С любопытством, присущим высокоинтеллектуальным красивым девочкам, я взглянула под сапог.
  ОХ! Выносите меня на воздух вперед ногами.
  Змея, настоящая - без рук, без ног - извивалась подо мной праздничной лентой и шипела.
  Папа сейчас не похож на змею под сапогом, но шипел и прикладывал палец к губам.
  - Тише! Ведите себя корректно! - папа почти умолял, даже глаза закатил.
  Он думал, что подражает артистам кино, когда главный герой красиво в нужный момент закатывает глаза под черепную кость.
  Но вышло у папы не по-артистовски, а - по... по-папиному.
  - Не поеду! Самолёт свалится в море или в океан! - Анжелика вскрикнула и топнула ножкой по зеркальному полу.
  На мою сестренку обернулся дядя, затем - тётя с носом попугая.
  Ближайшие пассажиры отодвинулись от Анжелики, видели в ней атомную бомбу.
  - Анжеелииикааа! - мама не шипела, не кричала, не округляла глаза в ужасе.
  Но в её голосе оказалось столько льда и снега, что заморозило психоз Анжелики.
  Одним словом мама намекнула Анжелике: об учебе в школе, о наказаниях за проступок, о других карах и пытках, о которых опытные родители знают, и умело применяют на детях.
  Идея лететь в Бразилию не пришла бы в голову родителям, если бы не поразительная халява.
  На прошлый Новый Год родители купили нам подарок - дом в глуши, где лучшее развлечение - убегать от комаров и призраков.
  Возможно, папа и мама чувствовали неловкость, что мы сбежали из деревни, где ягода приравнивается к слитку золота.
  И полет в Бразилию - премия, искупление греха поездки в тайгу.
  Но, скорее всего, родители нас ненавидят. Шучу.
  Не одобряют наш поступок, не верят, что мы не хотим отдыхать в деревне с крапивой и невидимыми вампирами.
  Подвернулись дешевые билеты в Бразилию, поэтому, сломя головы (почти в точку попала я предсказанием) - полетели всей семьей.
  Не в Рио-де-Жанейро, потому что в Рио очень дорого, словно всех жителей Рио покрыли золотой краской, а - в Сан-Паулу.
  Папа уверял, что Сан-Паулу намного лучше, чем Рио: от Сан-Паулу до Рио - два раза рак на горе свистнет, и ты уже в Рио.
  По официальному тарифу билет Москва-Сан-Паулу стоит тридцать семь тысяч рублей, а с учетом сезонных скидок, плюс подарок авиакомпании - по одиннадцать тысяч рублей за билет - в три раза дешевле.
  Если подсчитаем выгоду на семью - на четырех человек, то получается - очень доступно, хоть кошку и собаку с собой забирай!
  Новость о поездке в Бразилию не очень обрадовала меня и Анжелику - лучше бы на Луну отправились со скидкой.
  На пушечном ядре, как Барон Мюнхаузен.
  Возможно, что на нас давили неприятные воспоминания о прошлой поездке в деревню - ужасные каникулы.
  Но более вероятно - мы соскучились по друзьям, а поездка в далекую страну - якорь на шею.
  Плюс - опасения, что самолет захватят террористы и направят на дно Марианской впадины или в Бермудский треугольник.
  Семнадцать с лишним часов безумного полёта с одной пересадкой в аэропорту "Шарль-де-Голль" - не лучшее развлечение для девочек четырнадцати и почти тринадцати лет.
  И что мы получим в награду за пытки в самолете?
  Фотографию с обозленной мартышкой?
  Или шкуру унылого броненосца?
  Но с другой - более светлой стороны - мы отдохнем от школы в самый разгар горячего процесса - повторения материала за прошлый учебный год.
  Страшный перелёт почти всё время над океаном.
  Почему птицы не боятся высоты и полетов над большой водой?
  Или боятся, но вынужденно летают, как и мы?
  - Дефчонки! Дафайте дружить! - за нашей спиной возник источник дружбы.
  - Дафайте! - Анжелика автоматически ответила и передразнила нового друга.
  Мы развернулись на каблучках.
  Туфельки у нас подиумные - на десятисантиметровых шпильках - радость девочек.
  Волна чёрного ужаса ударила меня в лоб
  Сердце остановилось и раздумывало - лопнуть или замереть от страха.
  Нижняя челюсть отпала, как у покойника.
  Моя одноклассница Элька рассказывала, что у неё в деревне умер дядя, и ему для красоты после смерти челюсть подвязали тряпочкой.
  Анжелика выглядела не краше зомби из фильмов ужасов.
  Лицо сестры зеленое, цвета яблока "семиринка".
  Губы чёрные, готовские.
  Источник нашего смертельного испуга - чёрт.
  Очень толстый невысокий чёрт.
  Лицо (или - морда?) чёрта застыло в гримасе боли.
  Политкорректно и толерантно называть чёрта чертом и говорить, что у него - рыло, а не нос; морда, а не лицо?
  - АААААА! - Анжелика - потому что младшая сестра - истерично завизжала и закрыла ватными ладошками уши.
  - УАААААУ! Чёёёёёрт! - я пронзительно кричала дуэтом.
  Визгом прочищала горло, освобождала путь воздуху к лёгким, а то воздух заблудится, и я бы умерла задохнувшись.
  Нас бы сейчас в Миланскую оперу на сцену - мы бы побили шумовой рекорд и перекрыли грохот светошумовой гранаты.
  От наших сверхзвуковых воплей чёрт вздрогнул.
  И произошло невероятное событие, равное по значимости сносу Эйфелевой башни.
  Чёрт двумя руками (или лапами?) сорвал с себя морду (или лицо?).
  Я приготовилась упасть в обморок, искала рядом соломку, на которую бы упала мешком с картошкой.
  Анжелика, вероятно, задумала упасть на меня, чтобы я смягчила её удар.
  Под мордой чёрта оказалось почти человеческое лицо.
  Смутно знакомое, будто увидела мальчика в кино, а он сошёл с экрана.
  Тучный мальчик из благополучной семьи с избыточным весом ошарашенно таращил на нас маленькие глазки.
  Щеки у него горели перьями снегиря.
  Короткие светлые волосы торчали иголками, вылезшими из мозга Страшилы - Повелителя Изумрудного города.
  Автор не напрасно придумал иголки в голове соломенного огородного пугала.
  Подсмотрел в жизни на топорщащиеся волосы мальчиков, и с них слепил соломенного героя для своих книг.
  - Стёпа! ОНИ тебя испугали! - к нам на всех парах - паровоз братьев Черепановых - приближалась мама "весельчака".
  За ней спешили два полицейских и человек-туча - отец чёрта.
  Наши родители вжались в пол, уменьшились в росте и весе.
  Ужасные гадкие дочки испортили радужное путешествие в Бразилию.
  Сейчас нас объявят звуковыми террористками и пинками вышвырнут из аэропорта.
  Вслед кинут чёрные билеты с запретом летать рейсами аэрофлота в течение ста лет.
  - Женщина! Мы играем! - я преобразилась в куколку Барби: губки сердечком, глазки синими Байкальскими блюдцами, ножки сдвинуты, носки чуть внутрь, руки прижаты к груди.
  Девочка-незабудка! Наивное дитя в стае зомби.
  - Что произошло? Что случилось? - Анжелика подхватила роль, тоже - куколка Барби, но - Номер Два! - Пожар? - Анжелика отставила ножку влево, потому что ТАК требовал момент красоты.
  В коротких джинсовых шортиках, в полосатых гольфах до колен, в розовых туфлях на высоком выпендрежном каблуке, в маечке с надписью "Broooo", с заколочками-пингвинчиками в водопадных волосах сестра не выглядела источником истеричного вопля.
  Я - тем более не походила на нарушительницу спокойствия.
  Синее платьице в белый горошек, белый воротничок, белые носочки и черные туфельки - девочка отличница из гимназии имени "Добра".
  Кто, скажите, кто заподозрит нас в терроризме?
  Мамаша - паровоз Черепановых - резко затормозила, иначе снесла бы стойку с регистраторами, весами и черной живой лентой.
  Паровз братьев Черепановых изображен в учебнике истории - котел на колесах.
  Мама чёрта по имени Стёпа весила намного больше паровоза Черепановых, но название прикольное - "паровоз братьев Черепановых, а я люблю прикольное.
  Степан проявил верх героизма: не наябедничал на нас, не предал, что мы истошно вопили и испугали его до икоты, он встал на нашу сторону.
  - Никто не пугал меня, мам! - Степан покраснел (или мне показалось - розовое на красном плохо видно). Возможно, что ему стыдно, потому что мама защищала от девочек красавиц.
  Мальчик по-своему, по-дебильному пытался прикадрить двух супер девочек.
  Натянул маску чёрта, полагал, что насмешит нас, а получил удар звуковой волной и особое внимание к себе.
  Степан вздохнул и пошёл к отцу многоборцу.
  За героизм я мысленно поставила Степану лишний бал - один из десяти.
  Полицейские усмехнулись, развернулись и отправились по более важным делам - искоренять преступность в аэропорту.
  Две девочки Барби - не бандитки.
  И, если полицейские скрутят нас, оглушат чугунными дубинками и электрошокерами, закуют в кандалы, то видео непременно попадёт в ютуб.
  Мы с Анжелой переглянулись, я подмигнула, просигнализировала театрально:
  "Гроза с чёртом прошла стороной! Нас не ссадят с адского рейса!"
  Мы с Желой враждуем, как положено двум сёстрам.
  Иронизируем, подкалываем друг дружку, кляузничаем родителям.
  Но, когда ситуация выходит из-под контроля Разума, мы объединяемся.
  Если одной станет плохо, то автоматически беда перекинется на другую.
  Наконец, после досмотра, томительного ожидания и удивления небесными ценами в магазинах аэропорта, мы вошли в самолёт.
  - Аэропорт принадлежит небесам, поэтому цены - заоблачные! - я замысловато пошутила.
  Анжелика пожала плечиками и обогнала меня в салоне самолёта - бег с препятствиями.
  - Нееее! Я не согласна! Что я - гусь перелетный или собака в упряжке? - я заметила хитрость сестрёнки.
  Одно место - около окна, или - иллюминатора.
  Второе место рядом, а два других - через несколько рядов: при покупке дешевых билетов запрещено капризничать и выбирать лучшие места в кабине пилота. Шутка!
  Разумеется, родителям - наихудшие места - в центре салона.
  А нам боковые: всё лучшее - детям!
  Но почему Анжелика у окна?
  - Я первая заняла, поэтому - моё место! - никакой логики в словах Анжелики: ни ума, ни фантазии.
  - Я старше, красивее, у меня ноги длиннее, поэтому - у иллюминатора я сижу, себя птицам показываю.
  Мы перепирались минут пять - две овечки на мостике над рекой.
  Анжелика из принципа весь полет не встанет из кресла, даже в туалет не пойдет, пожертвует своим здоровьем.
  Силой я бы не выволокла Анжелику из кресла, но фотомодели - не дерутся... по крайней мере, при свидетелях...
  Я поступила по-шпионски: спокойно присела рядом с сестрой, сложила руки на груди и прикрыла глаза - на Мир набежала туча.
  Моё спокойствие обеспокоило Анжелику сильнее, чем ругань.
  Затишье перед бурей страшней урагана.
  - Лён! Ладно, я согласна - одну половину пути ты у окна, другую - я! - Анжелика произнесла с нажимом, делала мне огромнейшее одолжение.
  Но затем изменила решение; река миллион лет текла в одном русле, а за день изменила дорогу.
  - Неа! Вторая половина дороги интереснее...
  И первая тоже крутая.
  Лён! Давай по очереди: меняемся, когда захотим.
  И, к тому же, вдвоём можно смотреть в окошко, мы же не люди-горы, - последние слова вылетели излишне громко, поэтому - опасно.
  С места папы послышалось знакомое шипение.
  - Согласна! - я открыла глаза и подняла серебряные руки.
  Руки мои - серебро, голова - золото! - Ты испугалась, что я отомщу - после пересадки займу место у окна, или в Бразилии возьму себе самую лучшую и удобную кровать?
  В ответ Анжелика промолчала, что означает - я попала в точку, угадала.
  Лучше плохой Мир, чем хорошая война.
  - Степан в тебя влюбился до одури!
  Потерял лицо! Из вас выйдет отличная семейная пара - ячейка общества! - сестра бросила искру в солому.
  Но скандал соломы не загорелся - гроза не грянула.
  - Согласна с тобой! Шарообразный Степан и тонкая супер модель - гармоничная семья. - Я раскрыла пакетик с золотыми фисташками и протянула Анжелике. Согласие всегда оглушает противоположную сторону. - Толстые женихи - богатые!
  Мы замолчали и с любопытством рассматривали салон, пассажиров, стюардесс и мужских стюардесс.
  Анжелика сначала успокоилась, щечки приняли нежный мраморный цвет, но затем прежние страхи кирпичной стеной обрушились на сестренку:
  - На противоположной стороне собрали всех толстых, а на этой - не совсем толстых и одну девочку модель... Ладно, не надувай губки. Две девочки модели.
  Самолёт завалится на другую сторону!
  - Завалится - выплывем.
  В океане мамонтенок на льдине путешествовал, а мы на обломках самолета проплывем до Бразилии! - я взглянула в иллюминатор - за окном накрапывал мелкий нудный Московский дождик - беда прогулок и самолетов.
  Страх закрадывался в руки и ноги, до головы еще не дошел.
  Я подшучивала над Анжеликой, но тоже боялась, что самолет свалится на сторону толстяков.
  Развалится в воздухе, и мы - большими белыми птицами - рухнем в Мировой океан, где капитаны Немо, летучие Голландцы, Бермудские треугольники.
  Зачем люди летят с одного края Земного шара на другой?
  Везде всё одинаково: люди, дома, еда, машины, кошки и собаки.
  Путешествия избавят нас от "лишних" денег?
  Самолет сдвинулся с места, покатил по бетону навстречу пальмам и диким-предиким обезьянам.
  - Мы не взлетаем! Почему он остановился? Мотор сломался? - Анжелика дергала меня за руку, словно искала в ней ответ на все свои вопросы.
  - Отстать! Самой тошно! И еще ворона - не к добру! - я взглянула в иллюминатор на огромную свиноподобную ворону (или вОрон?).
  Птица присела на крыло остановившегося самолета.
  Глядела неотрывно на меня и на Анжелику.
  Глупости! Ворона - не птица!
  Я ущипнула себя за коленку, не сильно - чтобы не осталось пятнышко.
  На взлетных полосах птицы запрещены, потому что мешают взлету и посадке.
  Ворона в аэропорту заменяют старушек на оживленной улице?
  Старушки зомби в Москве - то ли нарочно, то ли в забытьи - переходят дороги в местах, где нет пешеходных переходов.
  - Ворона попадет в мотор, и мы рухнем в океан! - Анжелика откровенно паниковала - голосом и руками-мельницами.
  Размахивала, словно прогоняла полчища маленьких вампиров.
  - Опусти руки, а то стюардесса придет! - я стиснула зубы. - Если ворона остановит самолет, то мы в океан не рухнем, даже не взлетим.
  В ответ самолет, словно услышал меня, присел на задние копыта, зашумел и начал набирать скорость.
  Нас затрясло от страха и... потому что самолёт трясся на взлетной полосе.
  - Он не взлетает! Перегрузка! - Анжелика шептала мне в ухо, признавалась психоаналитику. - Пассажиры - балласт.
  Нужно сбросить их за борт! - Анжелика прислонила лоб к окошку.
  Иронизирует, значит, испуг растворился!
  Но во мне остались льдинки страха!
  "Почему самолет разгоняется, а не взлетает?
  Ворона застряла в моторе, греет крылышки в огне?
  Когда же..." - я чуть отодвинула ладонью голову Анжелики.
  Сердце стучало молотком в забор ребер.
  Уши загорелись синим пламенем.
  ОГО! Думала, что не взлетаем, а мы уже на седьмом небе!
  Внизу пропадают пряничные домики для гномов, и змеятся реки дорог.
  Мы недолго наблюдали пространство под крылом самолёта.
  Вскоре под нами поплыли серебряные облака, а над ними и вокруг - нереально свежее небо.
  - Самолёт еще не разваливается, но основные крушения происходят при взлете и при посадке! - Анжелика "успокоила" себя и меня. - Когда нам предложат фирменную французскую еду?
  Лягушки в уксусе и улитки в желе из медуз?
  - Халяву придется кушать! - я притворно вздохнула, поправила волосы, выглянула в проход между кресел - так черепаха осторожно высовывает голову из панциря. - Анекдот на эту тему:
  В Лондоне на корпоративе новый русский кушает всё подряд.
  Рядом останавливается мужчина.
  Новый русский:
  "Как зовут?"
  "Смит!"
  "Смит, ешь. Халява!"
  "Не хочу!"
  "Не понял. Халява, поэтому нужно есть даже через нехочу!"
  Смит: "Я кушаю, когда хочу есть, а, когда не хочу есть - не ем!"
  "Ну, ты совсем, как животное, Смит!"
  - ХА-ХА-ХА-ХА!
  Очень смешно - модельный анекдот! - Анжелика похлопала в ладоши, растянула губы в издевательскую улыбку.
  Сейчас начнется война ироний.
  Я вспомнила термин "театр военных действий".
  Солдаты на войне умирают, а корреспонденты и генералы забавляются, сравнивают бойню с театром.
  В театре, если рука и нога отвалится, то её приставят на место обратно, потому что нога или рука - не настоящая, а деревянная или картонная.
  На войне руку или ногу обратно не пришьют.
  - Над анекдотом не обязательно смеяться! - я встала, осмотрела салон самолёта: пассажиров - под завязку.
  Куда летят? Зачем летят? Наверно, как и мы, не думали о путешествии, но представился случай - халява, значит, нужно брать. - Анекдот - забавная или поучительная сценка.
  Но не трюк для гомерического хохота.
  - Аллёна! Ты поумнела! Где получила знания: в интернете, или женихи подсказали? - Анжелика округлила глаза, сложила губки буковкой "О".
  ХА! Меня ирония сестрички не пробивает, я - в броне.
  Сама складываю губки - и "О", и сердечком, а ирония моя намного качественнее, чем у Анжелики.
  - Анекдот о халяве рассказала, потому что в самолете еда и напитки бесплатные, значит - халява.
  По поводу женихов: ты - умница, Анжелика!
  За моими женихами шпионишь, потому что своих у тебя нет! - я забила гол в словесном футболе.
  - ОЙ-ОЙЙ-ОЙЙ! Еще как есть! - Анжелика, неожиданно для меня, нажала кнопку вызова стюардессы.
  Кнопку вызова на МОЁМ кресле, сигнал стюардессе от меня.
  - Зачем? Шутки у тебя заоблачные, Анжелика! - я не обругала сестру, потому что она только и ждала, чтобы я разозлилась.
  Развлечения, как в зоопарке, когда обезьяна дразнит подругу спелым бананом.
  - Я чем-нибудь помогу вам? - надо мной склонился стюардесс... стюардесса мужского пола.
  Иногда их называют стюардами, но слово "стюард" напоминает название птицы.
  Мне оно неприятно, поэтому я никогда не произнесу "стюард" или "балерун".
  Если балерина - девушка, то мужчина - балерон.
  Если стюардесса, то... Хватит! Запутала себя, а задача девочки на отдыхе - хлопанье густыми еловыми ресницами.
  - Водки, пожалуйста! Принесите ей водки! Моей сестре плохо! - Анжелика ввинтилась грубой шуткой.
  Не ирония, а - глупость на палочке в стеклянной баночке.
  Я кинула быстрый взгляд на родителей.
  На раскаленном, красном от злости лице папы лучшие повара Мира сейчас испекли бы сто блинов.
   - Извините, мы не подаем спиртные напитки несовершеннолетним! - улыбка стюардесса разжалобила бы палача.
  Юноша - черноволосый, смуглокожий, с темными глазами похож на Алладина из мультфильма.
  - Спасибо! У меня немного заболела голова, а дома я снимаю боль растиранием висков ваткой с водкой, - я ответила не менее сладкой и тягучей улыбкой.
  Фальшивые улыбки - отличные маски. - Если вас не затруднит, то принесите, пожалуйста, водку моему папе, - я жестом избалованной Принцессы показала на пыхтящий пароход - взволнованного отца.
  Он не слышал, о чем мы беседуем со стюардессом, но знал нас с рождения... или до рождения... поэтому заранее злился и волновался.
  Мама пока не била тревогу, иначе мы бы вылетели с сестричкой через окно в облака.
  - Хорошо! - работник французских авиалиний коротко кивнул мне - аист колодезный. - Что-нибудь еще?
  В глазах стюардесса я не прочитала восхищения моей красотой.
  ХМ! Много о себе возомнил, птица поднебесная.
  Он ушёл, а мы с Анжеликой вжались в кресла, превращались в молекулы, из которых через четыре миллиарда лет вылупятся первые динозавры.
  Через пару минут стюардесса, а не стюардесс доставила НАШ заказ папе - стаканчик с водкой.
  Папа неловко мотнул головой в знак признательности.
  Чуть дольше положенного остановил взгляд на ногах девушки, за что получил от мамы презрительную улыбку.
  Папа - умничка, не скандалил, не сказал, стюардессе, что не заказывал водку.
  Наоборот, он воодушевился, и в его глазах промелькнула добрая искра по отношению к дочерям.
  Он отпил глоток из стаканчика, передал маме, как индейскую трубку Мира.
  Мудро придумали индейцы - курят по очереди одну трубку.
  Пускают по кругу дружбы.
  Если бы сейчас все пожилые пассажиры по очереди делали глоток из бутылки с алкоголем, то превратились бы в дружелюбных индейцев.
  Наш цирк удался, мы невинно развлекли себя за счет других.
  При этом все довольны: стюард - потому что услужил, стюардесса - оттого, что оказалась полезной нашему папе, родители - родители приняли успокоительное.
  - Скучно! - Анжелика пыталась пристроить полубесконечные ноги (бесконечно длинные только у меня). - Самолёт скоро войдет в штопор, это, когда окна отвалятся, а мы не веселимся.
  - Почитай книжку, посмотри фильм, послушай музыку! - я тоже искала нишу для своих подиумных ног.
  Длинные, плюс каблуки - не шутка, не развлечение, а - работа по размещению ног.
  У солдат называется - квартирантство, а у водителей - логистика. - В полёте ВСЕ смотрят фильмы, или слушают музыку. - Я сыронизировала, хотя посторонний философ не заметил бы иронии в моих простых фразах.
  Анжелика ненавидит, когда её просят поступать, как ВСЕ.
  Она полагает себя исключением из правил, Звездой Красоты.
  Часто злится, потому что понимает, что настоящая Звезда подиума, Королева шутки - я!
  Анжелике незрелые тринадцать лет, и многие восхищаются её внешностью, называют мою сестру - красавица!
  Мама объяснила меня (после того, как я долго её пытала), что человек взглянет на Анжелику, и у него сразу возникнет в мозгу слово "красавица", потому что красота Анжелики - классическая, яркая, огненная!
  Моя же красота - ОСОБЕННАЯ, более глубокая, не столь поверхностная, а подобна тихой, но мощной реке Лена.
  Я - Алёна, река - Лена!
  "Ягода клюква - ярко красная, однотонная! - мама объясняла мне на примере (возвратилась с рынка и принесла клюкву и бруснику). - Красота Анжелики - подобна клюкве.
  Твоя же внешность - брусника: с одной стороны красная, с другой - белая.
  И вкус у клюквы - однозначно кислый, а брусника - не поймешь, какой у неё вкус!"
  Спасибо, мама, обнадежила, поставила меня на крыло!
  МЫ с Анжеликой окончили курсы подиумных моделей.
  Анжелике еще рано на БОЛЬШОЙ подиум, а я достаточное количество раз "засветилась" со своей "брусничной" красотой.
  Приятные мысли (о том, насколько я красивая и загадочная) ударились о тележку с халявой.
  - Рыба, мясо, птица, вегетарианское блюдо? - стюардесса улыбалась, чуть нагнулась к нам - Солнце на закате.
  До "заката" девушке далеко, но поза с наклоном - в отличие от прямой спины на дефиле - заинтересовала меня.
  Я освоила две роли по жизни: кукла Барби и - противоположная роль - ведьма.
  Когда злюсь, то превращаюсь в метательницу черных молний, вороноволосую ведьму.
  Если нужно время на раздумья, или в других - сложных, неоднозначных ситуациях - я для растяжки времени - хлопаю пушистыми ресницами, складываю губки сердечком или буковкой "О", сдвигаю носки туфель, прижимаю руки к груди, распахиваю необозримую гладь озерных очей - куколка Барби.
  Сейчас я, глядя на стюардессу, задумалась о третьей роли, которую хотела бы изучить - ВЕЖЛИВОЕ ВНИМАНИЕ.
  Вежливое внимание отлично подойдет для ответов на уроках, для иронии с Анжеликой, для любой другой иронии.
  Ты вся услужливая, вежливая, а внутри кипит расплавленное железо.
  ХМ! А железо плавится?
  ОЙ! Вежливому Вниманию нужен ответ!
  Что выберу: птицу? рыбу? мясо?
  Вегетарианское блюдо отпадает осенним листом.
  Год назад я (по примеру многих моих подружек) задумала уйти в вегетарианство.
  Очень изысканно, когда в Макдональдсе или в школьной столовой девочка - с томным потусторонним выражением на личике - лепечет обескровленными губами:
  "Я - вегетарианка! Мне, пожалуйста, особое блюдо!"
  Отличаться от других хочет каждый прямоходячий человек, особенно - девочки.
  В самолёте я бы сейчас оттопырила мизинчик, опустила опахала ресниц и проворковала стюардессе:
  "Благодарю вас за внимание. Я - вегетарианка, мне, пожалуйста, стог сена и суп из крапивы!"
  Может быть, я на время превратилась бы в вегетарианку, но несколько месяцев назад я и папа ехали в одном купе с двумя девушками вегетарианками.
  Каждая девушка по весу и по объему равна корове.
  Девушки двадцать четыре часа - без сна - непрерывно кушали: печенье и траву.
  "Мы не питаемся трупами животных! Не терзаем зубами мертвую плоть наших меньших братьев! - одна из вегетарианок (пока рот другой занят капустой) укорила взглядом папу с куском курицы в руке. Девушка поведала нам преимущества и недостатки вегетарианства в НАШИХ условиях. - Конечно, пища без мяса и рыбы - менее питательная, поэтому для поддержания сил, НАМ нужно кушать в сто раз больше, чем вы поедаете говядины.
  С утра до вечера мы жуём (коровы), иначе организм истощится.
  Раньше, до принятия вегетарианства, мы были худенькие, а сейчас - растолстели, потому что пища содержит мало белков, жиров и углеводов, приходится добивать количеством.
  Мы отказались от катания на каруселях, потому что падаем в обморок от быстрой езды.
  Мозгу не хватает..."
  Девушки долго нас убеждали в пользу вегетарианства, а то, что по-коровьему придется кушать, не закрывая рта целыми сутками, и меня раздует до размера воздушного шара - ерунда.
   "У НИХ вегетарианская пища - особенная, сбалансированная, поэтому в ней достаточно витаминов и всего необходимого! - вегетарианка вздохнула, подразумевая под НИХ - иностранцев. - Пол Маккартни Битл - вегетарианец, а его не разнесло!"
  После разговора с двумя вегетарианками я передумала (пока) вступать я ряды травоядных.
  - Мясо, пожалуйста! - я, наконец, сделала выбор в свою пользу!
  - А мне - рыбу! - разумеется, Анжелика никогда не возьмёт то, что я выбрала.
  Не поступит, как я, потому что мы - сёстры!
  Мы приступили к поеданию халявы.
  В домашних условиях мы следим за диетой, боимся накопить лишний грамм на бедра и на ляжки.
  Набирается вес за минуту, а сгоняется неделями.
  Но халява - потому что из анекдота - заставляет нас на время полёта забыть о диете фотомодели.
  Я попробовала кусочек рыбы из мисочки на столе Анжелики.
  Анжелика отщипнула кусочек мяса из моего меню.
  Мы воюем, но не во зло себе, а - для развлечения.
  В моменты перемирия мы единодушны, как сиамские коты.
  Я быстро доела, встала, потянула застывающие мышцы.
  Заодно показала ЭТИМ пассажирам свою заоблачную красоту.
  В самолёте всё заоблачное: красота, ум, глупость.
  - Ты куда? В туалет? - Анжелика со справедливым подозрением смотрела на меня снизу вверх
  Опасалась, что я получу больше, чем она!
  Не напрасно сестричка волновалась, что я её обгоню на финише.
  - Леди в туалет не ходят! - я вышла в проход и вернулась с новой обеденной порцией, но уже - птица.
  Если не узнаю, что за птица на блюде - выброшусь из самолета от огорчения.
  - ОГО! - Анжелика оценила мою ловкость и предпринимательство в области халявы.
  Переложила половину порции в свою мисочку.
  Я не возражала, потому что одной мне - много, а на двоих - достаточно, полюс чувство удовлетворения, что мы попробовали три блюда.
  А вегетарианское - пусть отнесут Полу Маккартни из группы "Битл".
  - Змеи! К нам ползут ядовитые страшные змеи! - вместо стюардессы около наших кресел в проходе скалой стоял мальчик-чёрт.
  Сейчас он без маски, но на лице застыл первородный ужас.
  Человек перед дикой Природой.
  Надеюсь, что мальчик восторгается, насколько я нереально красивая.
  - О! Жених пришёл! - Анжелика сумела вывести парня из состояния транса.
  Она превратилась в бабочку. Миленькая, наивная глупышка (для непонимающих).
  Мальчик пропустил "жениха" мимо ушей или мимо сознания.
  Его маленькие глазки выпучены пуговицами на армейской шинели.
  На пальто солдат (я знала, что солдатское пальто называется шинель) пуговички выпуклые.
  Конечно, он мечтает познакомиться со мной (Анжелика не в счет, потому что в нашей паре я - самая красивая).
  Подыскивает повод: то маской чёрта в аэропорту пугал, то змей придумал.
  Начальные шаги к пониманию кадрения девочек.
  Молодец уже потому, что сделал эти детские шаги, не застыл вечно в компьютерных играх.
  - Ты уже покушал, мальчик? Достаточно еды? - в моих словах яда больше, чем в зубах королевской кобры.
  Рада бы обойтись без иронии, но не умею сдерживать себя в подобных случаях.
  Намекнула на тучность мальчика, на его избыточный вес.
  Испытала на Степане приём - ВЕЖЛИВОЕ ВНИМАНИЕ.
  Смотрела на паренька с участием, с пониманием; в глазах моих плескался необыкновенный ум (надеюсь).
  - От нездоровой пищи иногда возникают галлюцинации! - Анжелика выдала сложнейшую фразу - самолет даже вздрогнул от неожиданности. - Змеи мерещатся, или драконы.
  - Я не вру! - мальчик воскликнул горячо, приложил руку к правой стороне груди, перепутал, потому что сердце слева.
  Столько искренности и огня в словах тучного (словечко для полета!), что я вздрогнула.
  Змеи - чушь! Но он ВЕРИТ, что они ползут к нам!
  Веки мои задрожали, ресницы удлинились на сто километров.
  Неприятное чувство - когда ты в консервной банке изолирована от внешнего мира над облаками, а тебя могут атаковать змеи или гигантские разумные муравьи.
  - Фильм "Змеи" смотрели? - пугатель говорил сбивчиво, старался выдать все свои страхи, пока мы его не прогнали. - В самолете из багажного отделения выползли змеи.
  Они убивали людей, перегрызали провода.
  В нашем самолете ЭТИ змеи!
  Мы не долетим до Бразилии!
  - Кто везет в Бразилию змеей? - я проявила фотомодельный ум. - В Бразилии своих змей достаточно: анаконды, гадюки - тоннами разгуливают по городам и улицам.
  Не нужно разводить домашний скот, потому что мяса змей хватает с избытком: суп из змей, котлеты из змей, мороженое из змей, торт из змей! - иронии моей нет границ над облаками.
  - Увидите змей - сразу поверите, - мальчик скис молоком на Солнце.
  - Стёпа! Домой! - грохот голоса чуть не разорвал самолёт на тряпочки.
  Мама звала пингвина на своё место.
  - АХАХАХАХА! Перепутала! - мама Стёпы снова испытывала смехом самолет на прочность.
  (Самолёт держался из последних самолётных сил!). - Не - домой, а в кресло, розанчик мой! - Последними словами мать оглушила сына, окрасила его в нежно-розовый цвет стыда.
  Мальчик красовался перед девочками, кадрил, как умел, а мама одним словом - "розанчик" - превратила супермена в букашку.
  Самолёт начал снижение на коротком отрезке нашего длинного пути.
  За два часа мы долетели до Франции, а дальше - дальше длиннющий путь до Сан-Паулу с ихними змеями.
  В Москве по улицам бродят дикие медведи и пьют водку, а в Сан-Паулу змеи выползают из джунглей (или из тайги) и свободно распивают текилу.
  Мы пересаживались на другой самолёт, и это платиновое время папа потратил на допрос: почему мы прислали с официантом ему водку? что хотел от нас "очень приличный" мальчик, и почему мы над ним смеялись?
  Мама пребывала в благодушном настроении, когда всё под контролем - полет, прилет, - поэтому лучше думать о пляжах, чем о чужих детях.
  Наконец, мы пересели в другой самолёт - прямым рейсом до Сан-Паулу, здравствуй, карнавал.
  На карнавале мы с Анжеликой не блеснем яркими Звездами.
  Во-первых, мы - несовершеннолетние школьницы.
  Во-вторых, основное достоинство карнавальных бразильянок - попа.
  Я вычитала в интернете о попе. И огромной попой бразильянки танцуют на карнавалах.
  Мы, потому что подиумные модели, не обладали сокровищем Южной Америки - огромной попой.
  Разные материки, разные понятия о красоте.
  Наверняка, бразильцы, когда увидят сногсшибательную тонкую меня с бесконечно длинными пальмовыми ногами, изменят своё мнение о женской привлекательности.
  И на следующем карнавале, вместо круглых женщин (танцевально-зажигательных) красивым строем пройдут истощенные подиумные модели на последнем издыхании.
  О последнем издыхании я пошутила, потому что очень высоко ценю свою томность.
  Да, после дней диеты, иногда не хватает сил дойти до школы, а на карнавале протанцевать - об этом и не мечтаю.
  Меня дожны поддерживать семь культуристов, чтобы я танцевала и не упала.
  Я заняла место у окна!
  Анжелика не возражала, она постоянно вспоминала слова Стёпы о змеях, добавляла свои страхи по поводу взлётов и посадок, высматривала новых пассажиров с избыточным весом (каждый раз меня щипала, когда видела тучную жертву).
  - Не лучший подкол у Стёпы! Змеи - слишком оригинально! - я разместила ноги удачно, поэтому благодушествовала. - Мальчики начинают обычно с "Привет! Ты такая красивая! Как тебя зовут?"
  - Или - девушка, сегодня отличная погода! Телефончик свой не оставите! - Анжелика сняла туфли и забралась в кресло с ногами - удобно и выгодно.
  - Представь, что мальки перейдут на метод кадрения имени Стёпы!
  "Девушки, вас еще гадюка не укусила?
  Значит, укусит! Ждите и бойтесь!" - я рассмеялась.
  Шутка не очень, но яркая, и Стёпа через четыре ряда.
  Анжелика покритиковала бы мою шуточку, но тоже смеялась.
  - Или в школе паренек отважится познакомиться:
  "Девушка! Вас в гроб еще не ложили? Гробы повсюду!
  Может быть, сходим вместе в крематорий?
  Посмотрим новое представление!?" - я перебрала с чёрным юмором, но шутки получались щекотно смешные.
  - Не нравятся мне те два дядьки в чёрном! - Анжелика посмеялась над чёрной шуткой, и, вдруг, её лицо превратилось в белый флаг капитуляции.
  Мы никому не собирались сдаваться, потому что не воюем.
  Сестра испугалась, но мы же еще не взлетели.
  - Они - мертвые! У них лица мертвецов! - губы Анжелики задрожали.
  Если бы она шутила, играла со мной, запугивала, то губы не тряслись бы, как веточки кустарника в ураган.
  - Сходи к Степану! Вдвоём - вы напишите сценарий к фильму ужасов "Змеи в самолете, наполненном живыми мертвецами"! - я говорила, словами себя успокаивала, а к сердцу подкрадывалась черная рука ужаса.
  Если капля долго падает на камень, то проделывает в нём дыру; если долго девочку школьницу запугивают в полёте, то девочка от каждого шороха будет падать в обморок.
  Пусть в самолёте змеи и зомби, но главное, чтобы мы долетели спокойно до Сан-Паулу.
  У змей и зомби, наверняка, более важные дела, чем ронять самолет в океан.
  Самолёт наращивал скорость на бетонной полосе: быстрее, еще быстрее.
  Миг, и под нами окажутся красные черепичные крыши французских деревень.
  Миг, два мига, три мига.
  Самолет сбавил скорость - еще и еще!
  Остановился, словно его приклеили к взлетной полосе.
  Одна стюардесса убежала в сторону кабины лётчиков, а другие натянули самые вежливые и жизнерадостные улыбки, купленные в магазине Радости.
  - БЛА-БАЛ-БЛА! - из динамика раздался жизнерадостный голос на английском языке.
  Ничего не поняла, о чем говорит Шекспир за рулём.
  - Просим не беспокоиться.
  На взлетной полосе появилось препятствие!
  Помеху устранили, и через некоторое время мы снова зайдем на стартовую полосу! - для нас послание пилота перевели на древнерусский язык.
  Наверно, с помощью гугл переводчика, потому что не очень понятно, возможно, ускользнул зловещий смысл.
  Разумеется, все захотели посмотреть на препятствие на взлетной полосе, хотя его уже "устранили".
  Я прижала идеальный - мусенька - носик к стеклу иллюминатора.
  Анжелика сопела рядом: четыре молодых глаза лучше, чем два старых. Школьная мудрость.
  - Кошка! Кися черная! Лпсенька! - я от восторга глотала буквы.
  Анжелика через пару секунд тоже заметила "препятствие".
  И его не "устранили", а гонялись за ним по бетону.
  Три работника аэропорта прогоняли чёрную кошку - от греха подальше и от самолётов.
  Кошка лениво отбегала, хвост торжественно поднят флагом независимости.
  Наверняка, самочка, потому что французские Девы очень воинственные - нам на уроке истории объяснял аспирант МГУ.
  Наша историчка заболела, и уроки проводил парень, или молодой мужчина лет двадцати восьми.
  Старик, конечно, для нас, но для пенсионеров он - молодежь.
  "Французские женщины возглавляли народные восстания, вели за собой мужчин!" - аспирант рассказывал нам о том, что написано в учебнике, но добавлял маленькие подробности, которые оживляли пыльную картину истории.
  Он часто замолкал, завязал в истории, и мне показалось, что аспирант МГУ побывал во Франции и попал под командование современной воинственной француженки.
  Черная кошка на взлетной полосе развеселила пассажиров.
  Впечатлительные взрослые детишки хлопали в ладоши!
  Удивительная привычка руками выражать свои радостные чувства.
  Обезьянка мармазетка или енотик, если хлопают лапками - умилительно.
  Но люди при ударе ладонью о ладонь напоминают бобров на строительстве плотины.
  Бобры хвостами бьют по воде, по-своему "хлопают в ладоши", выражают радость хвостом.
  - Чёрная кошка на взлетной полосе - к беде! - Анжелика отодвинула нос от окошка в сказку.
  - А чёрная кошка на кладбище ночью - к счастью и благополучию? К деньгам? - я проверила ремень безопасности - застегнут ли. - Если бы чёрные кошки РЕАЛЬНО приносили беды, то миленьких чёрненьких кошечек люди давным-давно, еще в древние динозавровровые времена, поубивали. - Я небрежно смахнула прядь бесценных волос со лба.
  Умение красиво и оточено поправлять волосы, кивать очаровательной головкой, чуть наклонять головку в поклоне - намного важнее всех математик и инженерий.
  Папа и мама внимательно посмотрели на нас, подозревали, что кошку на взлетную полосу подбросили их дочери.
  Кто же еще?
  Если на другом конце земного шара - пожар и наводнение, то родители нас обвинят.
  Самолет взлетел, несмотря на усилия чёрной кошки остановить крылатую машину.
  - Домики кукольные! Разве в них поместятся люди? - я восторгалась видами под нами.
  Смена обстановки прогоняла дурное настроение.
  Идея - полететь в Бразилию - уже казалась гениальной.
  Спасибо родители, что вы нас не слушаете!
  - Океан! Справа вода! - Анжелика в восторге ущипнула меня за правое плечо.
  Боялась, что я не увижу большую воду.
  Самолет поднимался и поднимался, а облаков нет, словно их гигантские перелетные гуси унесли на крыльях.
  Мы отстегнули ремни, стюардессы (и стюардесс) разносили халявные напитки.
  Под нами расстилалась равнина океана - ступи ногой, не провалишься.
  Над океаном нет туч и облаков - а я не знала!
  Солнце резко било кнутом по глазам, другое Солнце, не Московское.
  На обед мы - ради интереса - взяли одно вегетарианское блюдо.
  Лучше бы я грызла обивку кресла.
  Вареные овощи - брррр!
  Папа и мама уверяют нас, что вареные лук, морковка - объедение и клад витаминов.
  Но мне не нужен клад витаминов, я согласна на клад золотых монет или на клад говядины на мясокомбинате.
  В деревне мы с Анжелой летом искали клад, почти нашли.
  Не вегетарианский клад, а - древний, императорский.
  Но он нам не дался в руки.
  А вегетарианское блюдо - клад витаминов - перед нами, но не радует.
  - Очень полезное блюдо для моделей! - Анжелика отважно зачерпнула ложкой смесь вареных убитых овощей (если вегетарианцы называют мясо трупами животных, то овощи - трупы... трупы овощей). - После вегетарианской трапезы фотомодель становится задумчивая, кровь отливает от лица.
  - Все думы о туалете! - я грубо, не по-девичьи пошутила.
  Но шутка слетела с языка - не засунешь обратно в голову.
  Анжелика, наверно, представила подиумную модель после обильного обеда с овощами.
  Модель на подиуме размышляет только об одном - успеет, или не добежит до туалета (хотя девушки в туалет не ходят, потому что мы - феи воздушные).
  Сестра рассмеялась слишком искренне и громко.
  Привлекла внимание ближайших пассажиров и наших родителей.
  Папа и мама удачно сидели на безопасном от нас расстоянии.
  Иначе замучили бы нас нравоучениями: "Не смейся громко, не ржи, ты не лошадь Пржевальского!
  Веди себя пристойно в приличном обществе! Опусти ноги, ты же не балерина! Не суй нос в иллюминатор!"
  Впрочем, родители, не горевали о временной разлуке с нами в самолете.
  Они подозрительно часто подзывали стройную фотомодельную стюардессу с передвижным столиком с алкогольными напитками.
  Мама и папа спиртное употребляют умеренно - по чуть-чуть в особых случаях: по праздникам и на похоронах.
  Но в самолете, где кругом халява - даже вегетарианское блюдо бесплатно - папа попробует из многих бутылочек - по чуть-чуть.
  После обеда настало время пройти туда, куда леди не ходят.
  Я вышла на простор подиума самолета - в проход между рядами кресел.
  Анжелика - кузнечик - выпрыгнула за мной.
  - Пап, мам - классно! - я не остановилась около родителей - зачем им праздник портить?
  - А чтоооо этттоооо у ваассс в стаааканчиках? - Анжелика не упустила случая смутить отца и мать.
  Девочка она невоспитанная, чувствует свою ущербность на фоне гениальной и всекрасивейшей меня.
  Поэтому пристаёт к людям!
  Около кресел, где в ужасной тесноте страдали тучные Степан и его родители, я замедлила подиумный шаг.
  Мальчик играл с папой в шахматы.
  В самолете? В шахматы? Они с ума сошли?
  И, кто так играет? Обезьяны?
  Папа горой Кракатау нависал над сыном.
  Не видела гору Кракатау, но название у неё смешное, поэтому гора запала в память, а всякие Джлунги... Джужулунги... ну их. Пусть сначала гора подберет себе настоящее красивое имя, а потом я её вспомню.
  Толстый Степан под папой казался пингвиненком под слоном.
  Стёпа безнадежно отдал почти все свои фигуры, даже слона потерял.
  В нормальных шахматных партиях противник без фигуры сдается.
  Но партия между Стёпой и его папой - ненормальная, потому что - в самолёте и в давке.
  Стёпа поднял голову и взглянул мне в глаза.
  Он напоминал голодную стотонную свинку.
  Я пожалела "жениха". По крайней мере, он старался нам понравиться: змеями, маской чёрта.
  Его попытка зачтена.
  - Белые форсировано выигрывают!
  Слон - h3, и через два хода - неизбежный мат.
  Черные увели все фигуры в атаку, не помогут своему королю. - Я пальчиком (изумительный аристократический пальчик) потыкала в доску на нужные клетки.
  Мысленно восхваляла и ругала себя за несдержанность.
  Покрасовалась, и слово непонятное вплела "форсировано".
  Шахматисты часто вставляют "умные" словечки.
  - Ты играешь в шахматы, девочка? - человек-гора долго осмысливал мою подсказку его сыну, водил пальцем по доске, затем переставлял фигуры и потом посмотрел на меня, на Учителя из Гималаев.
  Глаза "шахматиста" напоминали срезанные головки пешек.
  - Пару раз шахматы помогли мне в жизни! - я несколько секунд раздумывала над ответом.
  Обыкновенная девочка ответила бы "да" или "нет", но мне нужны выкрутасы.
  Любую сценку модель сыграет в свою пользу.
  В ведьму не превращусь, потому что папа Стёпы не оскорбил меня, не смотрел с презрением.
  Попробую ВЕЖЛИВОЕ ВНИМАНИЕ?
  ХМ! Не сейчас, потому что дяденька назвал меня девочкой, что - Правда.
  Но тон отца Степана - не унижающий, а... как бы, если семилетняя или четырёхлетняя девочка с шариками, в белом воздушном платьице, в беленьких туфельках возвращается из Макдоналдса, а взрослый незнакомый дяденька на улице улыбается ей:
  "Девочка! Лапочка"!
  Отец Стёпы должен был назвать меня красавицей.
  ФУЙ! "Красавица" из уст пожилого дяденьки звучит пошло и трехсмысленно.
  Я остановила свой выбор на куколке Барби: округлила глазки до размеров острова Мадагаскар.
  Накручивала на пальчик прядку своих замечательных - Музеи Мира стонут - волос.
  - Девочка (снова "девочка"! я туфлях выше его на голову... на десять голов)! - Шахматы не только приносят пользу уму, но и сводят с ума.
  Многие шахматисты закончили свои дни в сумасшедшем доме! - папа Стёпы округлял глаза для эффекта ужаса, но глазки его и так круглые, выпуклые, поэтому эффект остался незамеченным.
  - Ой! А я и не знала! - куколка Барби прижала ладошки к груди, поднимала ресницами бурю в пустыне. - И много в психдоме шахматистов?
  Вы знакомы с ними?
  - Я месяц назад на ВДНХ видела сумасшедшего шахматиста! - Анжелика подкралась сзади, тоже натянула на себя образ куколки Барби. Две дурочки перед умным тучным человеком. - Он страшный, я от ужаса чуть не упала на газон.
  Дяденька бежал с бутылкой вина под мышкой.
  Всё у него шахматное: рубашка в черно-белую клеточку, черно-белые ботинки, черно-белая шахматная шапочка.
  - Почему ты решила, что он - шахматист, если не видела в руках шахмат или шахматных книг? - я с видом академика шахмат строго взглянула на сестру. Игра набирала силу. Мы наслаждались моментом полнейшей иронии. - Шахматисты всегда сосредоточены, очень плохо одеты... мужчины-шахматисты.
  От них дурно пахнет, а в руках обязательно шахматы трясутся.
  Девушки шахматистки, наоборот - самые красивые феи во Вселенной!
  - Он... Он очень опасный, поэтому я приняла дяденьку за сумасшедшего шахматиста, - Анжелика надула губки, превратила их в велосипедную шину в форме сердечка.
  - Не обязательно шахматист разгуливает по городу с шахматной доской или с учебными пособиями по шахматам! - папа Стёпы влился в игру, но не понимал, что мы иронизируем, театр иронии. Приятно и ответственно поучать двух глупеньких девочек (а еще туфли с каблуками нацепили!). - В жизни сумасшедшие шахматисты ведут себя подобно рыбам скатам - маскируются.
  Но, когда окажутся около предмета своего вожделения (что за дурацкое выражение? зачем умные слова в разговоре с наивными девочками?), то сбрасывают с себя шкуру (ОООО! высокий слог! меня сейчас вырвет!).
  - Без кожи человек не проживет! Нельзя сбросить с себя кожу! - Анжелика авторитетно заявила, на грани срыва иронии.
  Дяденька заподозрит, что мы подшучиваем над ним, нарочно втянули в свою игру (не шахматную!).
  Но невинное белое личико, огромные - сковородой не прикроешь - глазища, губки - уже не сердечком, а бантиком.
  Не способна кукла Барби на иронию!
  Папа Стёпы не плохой дяденька, веселит нас, а мы над ним посмеиваемся молча.
  На миг я почувствовала раскаяние от иронии, пожалела тучного мужчину.
  Но он поучал, и сделал вывод не в пользу шахмат, за что я снова его передвинула на полку "зануд".
  Наш папа дома нудит часто, и мы привыкли к монотонным поучениям взрослых.
  Они не догадываются, что любую информацию мы забираем из интернета, и, если понадобится, ребенок высмотрит в инете "сходят ли шахматисты с ума", "сумасшедшие шахматисты".
  Еще в самом начале занятия шахматами я читала о многих гениях, которые сошли с ума.
  Якобы сошли с ума из-за шахмат, но я полагаю, что они уже были сумасшедшими до своей первой шахматной партии.
  - Адольф Стейц - выдающийся шахматист эпохи возрождения, - папа Стёпы поднял вверх указательный палец, толщиной с докторскую колбасу (мы с Анжеликой с благоговением проследили за "колбасой", одним пальцем дяденька накормит деревню каннибалов). - Стейц сошёл с ума, и на международных и других ответственных соревнованиях искал чертей!
  Сделает ход, а потом бегает по залу, заглядывает под стулья, залезает под стол - чертей ищет.
  - Нашел? - я округлила ротик, буковка "О" заиграла в театре.
  - Что нашёл? Кого нашёл? - папа Стёпы сморщил лоб, смял один из подбородков ладонью (взрослые не любят, когда маленькие девочки их перебивают).
  - Этот, как его Цвейг, Швайнц... Чертей искал и нашел? - я с фальшивой надеждой прямо глядела в глаза дяденьки.
  Если девочка смотрит в глаза собеседнику, не отрывает взгляд, то означает - либо влюбилась, либо... не слишком умненькая.
  - Стейц сошёл с ума, поэтому искал выдуманных чертей. Не нашёл, потому что чертей не существует! - папа Стёпы поспешно для своего веса поднимался из кресла.
  Я испугалась, что он меня съест.
  Неразумных девочек можно кушать, девочки не поймут, что их едят.
  Я отступила на шаг и уперлась в огромный мешок с мукой.
  - Девочки, пропустите меня к моему месту! Загораживаете проход, кулёмы. - Мне в спину ударил жар всех кухонь Мира.
  Разумеется, что я не мечтаю погибнуть под хлеборезкой или огромным тортом, поэтому пропустила.
  Мешки с мукой превратились в маму Стёпы.
  Она долго и мучительно пробиралась к окну, упала в кресло, словно в последний раз в своей жизни присела.
  И мы загораживали ей проход к свету?
  Мы - загадочные кулёмы?
  Догадываюсь, что слово по смыслу противоположное слову "фотомодель".
  Самолёт резко накренился в её сторону.
  Двигатели натужно загудели, преодолевали тяжесть отдельно взятой Степиной мамы.
  Самолёт надежный, поэтому - по-старчески кряхтя и постанывая - вернулся в нужное положение.
  Анжелика шла впереди меня, постоянно оглядывалась - не верила, что мама Стёпы не пробила дыру в самолете.
  - После НЕЁ ты первая входи в туалет! - я любезно пропускала сестричку в комнату уединения, где леди припудривают носики.
  Анжелика застыла, теперь ни за что не войдет ЭТОТ туалет!
  Мы развернулись и красиво поплыли в конец самолета, к другой комнате уединения.
  Стёпа топал за нами.
  - Ты куда? - Анжелика обожгла мальчика взглядом ведьмы.
  Куколка Барби спряталась, осталась ведьма.
  - Я покажу вам двух странных мертвецов.
  Не мертвые, но похожи на умерших, словно их закопали, а потом откопали. - Стёпа заинтриговал нас.
  Шуточки у него однообразные, но действуют на психику девочек.
  Если шутка проходит, то зачем её менять?
  - И где ТВОИ зомби, мальчик! - Анжелика нарочно не произносила имя Степана.
  Она мстила за то, что её мама назвала нас "кулёмы".
  Добрая у меня сестричка. Могла бы Стёпу из самолета выкинуть.
  Добрая, или любопытная...
  Если выкинет нашего нового знакомого, то не услышит продолжение рассказа о зомби в самолете.
  - Эти, в середине ряда, в чёрных одеждах! - Стёпа нарочно не смотрел на двух странных мужчин, чтобы они не подумали о повышенном к ним внимании. - Выглядят мертвецами.
  - А, эти! - я небрежно (но очень красиво) взмахнула рукой-крылом. - Мы сразу заметили, что они кошмарные, наверно, настоящие мертвяки.
  Что, ты зомби не видел, Степан? - я улыбнулась и остановилась около дверцы в туалет.
  Неприлично, если мальчик находится около дамской гримерки.
  Мне неловко, а Анжелика мышкой проскользнула в комнату уединения.
  Анжелика, либо не считает Степана кавалером, либо отписала его в мои женихи, поэтому не жеманится.
  От досады я сжала кулаки: навязался Степан на мою красивую, шикарную - сюсюсю! - голову.
  Мальчик смотрел на меня с благоговейным восторгом - так алхимик взирает на появившегося демона.
  В старинной древней книжке видела картинку: мужик в балахоне улыбается бесу.
  В комнате на полу начертана многолучевая звезда, вокруг валяются пузатые бутылки и книги, а в центре звезды - огонь.
  Он скрывает нижнюю часть черта.
  Рога, рыло, бесовская ухмылка - всё, как приписывают нечистой силе.
  Вызывавший демона улыбается, как... как Степан сейчас мне.
  Мальчик поражен моей небесной красотой.
  Это, разумеется.
  Или в восторге, что я часто видела зомби?
  - Твой папа рассказывал о Стейце, - на этот раз я не переврала фамилию. Язык мой болтался колоколом в пожар. - Все думали, что шахматист сошёл с ума, потому что ловил чертей.
  Нет, он не сошёл с ума, а ДЕЙСТВИТЕЛЬНО искал и ловил чертей.
  Он их видел, а другие не видели чертей.
  Особые - сейчас их называют экстрасенсами и сумасшедшими - часто видят чертей и призраков.
  Случается, что обыкновенные, не экстрасенсы, а - девочки, наблюдают театр привидений.
  С моей сестрой в деревне мы встречали древних всадников, давно умерших, и проплывали на лодке над живым утопленником.
  Он днём отдыхает на дне затоки, а по ночам бродит в полях.
  Ночью туман опускается на луга, и в тумане вылезшие утопленники чувствуют себя прекрасно, потому что туман мокрый.
  Влажность отбеливает кожу, превращает её в шёлк и бархат. - Я вытянула руку, любовалась своей мраморной кожей и умом.
  В руках девушек спрятан великий ум, особенно он выделяется на руках балерин и подиумных моделей.
  - Я тоже догадывался, что Стейц не сошёл с ума, - Стёпа говорил с увлечением, нашёл золотую жилу ужастика и разрабатывает её. - Он, наверно, ловил чертей повсюду, а его запомнили только по шахматным партиям, что он во время игры искал чертей. - Стёпа вжался в стенку, пропускал Анжелику.
  Она уже припудрила носик.
  Я пока в комнату уединения не пойду! Не комильфо.
  Обязательно посмотрю в инете, что означает "не комильфо".
  Постоянно повторяю, но не знаю смысл выражения.
  Может быть, комильфо - ругательное выражение индейцев или китайцев.
  - Те двое, в чёрном, гробы везут! - Степан воодушевился двумя слушательницами. Две шикарные Принцессы (одна из них более шикарная, чем младшая) у его ног.
  - Гробы? - мы переспросили и переглянулись с Анжелой.
  На миг потеряли маски ведьм и Барби.
  Самолёт, почувствовал наш нарастающий страх, поэтому вздрогнул.
  Перекатывался с крыла на крыло.
  Мы падаем?
  Нет, всего лишь мама Стёпы направлялась к нам, боком, потому что при нормальной ходьбе не помещалась в проходе.
  Взрослые нарочно следят за детьми и портят нам развлечения.
  Только начали мы погружаться в ужастики, а мама Стёпы, якобы, возжелала снова навестить туалет.
  При этом - в нашей стороне, а не ближайший для неё.
  Гроза приближалась, даже Степан притих, вжал голову в плечи.
  - Рядом с нами одно свободное кресло, - Анжелика выискивала щель, в которую спряталась бы от надвигающейся женщины носорога. - Пойдём, расскажешь, а то рядом с туалетом - неудобно и напоминает курилку в школе.
  Я мысленно аплодировала смекалке Анжелики: пригласила Степана, почти свидание.
  Зигзагами, тайными таежными тропами в самолёте мы обошли маму Стёпы.
  Она ничего нам не сказала, но окатила ледяным взглядом Снежной Королевы.
  Боится, что "уведем" её мальчика.
  Тучные всегда плавают в дурном настроении.
  Процессы в животе не дают толстым людям расслабиться и насладиться жизнью.
  Живот командует, и мозг подчиняется желудку.
  Мы пробрались на свои места, Степан присел с края, рядом с Анжеликой.
  ХА! называла Степана моим женихом, а Судьба поместила вас рядом, Жела!
  Мальчик - болтун, поэтому сразу же продолжил рассказ о гробах.
  - Я видел в аэропорту три страшных гроба.
  ЭТИ мертвые мужчины их сопровождали.
  Гробы погрузили на машину для перевозки багажа и отправили к нашему самолету. - Стёпа ерзал, не верил, что около него много свободного пространства.
  Девочки-спички значительно отличаются объемом и весом от его родителей.
  - Гробы? Так просто? Они же воняют и развалятся в полёте!
  Никогда бы не подумала, что гробы летят рядом с живыми людьми! - Анжелика сморщила носик, бесцеремонно закинула ходульные ноги в моё пространство.
  - Гробы замотаны в целлофан, - Степан наклонил голову, прятался от буравящего взгляда своего папы.
  - В целлофан? Ты ошибся! В целлофане не гробы, а - огромные ящики! - я показывала величайшие знания в грузах, перевозимых самолетами.
  - Гробы! Я видел, как их заматывали. Очень старые, доски трухлявые.
  Гробы пропустили в аэропорт, наверно за деньги.
  Слишком нагло их везли на виду у всех.
  Люди оглядывались и пожимали плечами, некоторые ругали служителей!
  Положено, чтобы мертвецов перевозили в цинковых ящиках, но ЭТИМ сделано исключение. - Степан выдохнул историю, набирал силы для нового ужастика.
  - Пооодууумаааешь! Всё просто, а сначала казалось загадочным.
  Родственники сэкономили на цинковых гробах, или для самолета металлический гроб много весит.
  Дали взятку работникам аэропорта и - ТЮ-ТЮ - перевозят усопших с одного кладбища в другой конец Света на родное кладбище. - Я с видом эксперта по гробам и перевозкам трупов отвернулась к иллюминатору.
  Океан, простыня океана под нами.
  Сейчас мы беспомощнее птиц над морем.
  Когда самолет летит над сушей, есть вероятность, что при аварии он опустится на картофельное поле или автомобильное шоссе.
  Но в океане не растет картошках, и нет асфальтированных дорог, более или менее пригодных для посадки самолета.
  В груди у меня неприятно похолодело.
  Перелет в Бразилию (а если повезет, то и обратно) снова не радовал.
  - Мужчина в кепке похож на террориста! Один в кепке, а не на улице.
  Либо рога скрывает, либо под кепкой прячет свой терроризм. - Анжелика от скуки разглядывала пассажиров, приглашала Степана к обсуждению новой темы.
  Мальчик фантазер, что ответит по поводу террориста?
  - Да, он террорист, - Степан - эксперт по гробам, змеям в самолетах, террористам - накалялся в предвкушении интересного разговора. - Но террорист в самолете хочет жить.
  Подумаешь, приземлимся не в Сан-Паулу, а в другом городе.
  Я на видео сниму, как самолет штурмуют полицейские.
  Никогда не видел изгнание террориста.
  - Почему ты УВЕРЕН, что он - террорист? - я вложила в голос весь накопившийся яд. - Если все, кто в кепках - террористы, то на Земном шаре семь миллиардов террористов.
  - Он нервничает, постоянно смотрит на часы.
  Ждет, когда мы пройдем точку невозврата! - Степан не поучал меня, не объяснял свысока, а разъяснял спокойно, по-дружески.
  Боится за свою жизнь, что я его задушу за иронию.
  Я имею право на шутки, на иронию, а мальчики не смеют подшучивать над девочками.
  Мы очень ранимые; если обидимся, то всех раним.
  - Точка невозврата? - Анжелика поднялась, ткнула меня пальцем в плечо, проверяла - не размякла ли я, не перезрела ли, как слива в зной: - Лён! Меняемся местами.
  Я сяду у окна, а то скоро точка невозврата, а я её не увижу! - Анжелика присела и снова занялась обычным для нас, подиумных моделей, занятием - пристраивала свои бесконечно длинные ноги.
  Я оказалась между Степаном и сестричкой, уговор дороже денег.
  - Точка невозврата - рубеж, черта, после которой нет возможности вернуться к исходному состоянию, вернуться назад! - Степан загнул умную фразу.
  Не заплыли его мозги жирком, ох, не заплыли. - Самолет при заправке набирает топливо на рейс, определенное количество.
  Чуть больше нужного, но не под завязку.
  Если маршрут короткий, то заливают меньше топлива, чем на длинные дистанции.
  Случается, что самолет кружит над аэродромом, расходует горючее, чтобы оно не взорвалось при неудачной посадке.
  Топливо легко воспламеняется, поэтому идеально, когда самолёт приземляется почти с пустыми баками.
  Если топливо не израсходовано, то от малейшей искры - БАБАБАХ! - Степан увлекся, выкрикнул и руками описал круг.
  Чуть не выбил мне зубы локтем.
  От его "БАБАБАХ" "террорист" вздрогнул и посмотрел на часы.
  - Точка невозврата - когда не хватит топлива на возвращение в аэропорт отправления.
  Только вперед! - Степан после моего пристального укоряющего взгляда смутился. Зажал руки между коленей, чтобы они снова не БАБАХНУЛИ. - Террористы дожидаются точку невозврата, а потом предъявляют свои требования.
  Обычно - деньги, или освободить заключенных из тюрьмы.
  - Заложников убивают? - Анжелика надула губки, вот-вот расплачется от поддельного страха.
  Но Степан не чувствует иронию, очень удачный мальчик - мишень для наших шуток.
  - Террористы никого не убивают! - в голоса Стёпы промелькнуло сожаление (или мне показалось?). - Требования террористов никто не выполняет.
  Ни денег не получают, ни товарищей не выручают.
  Террористов забалтывают, уговаривают, и они соглашаются отпустить заложников, а потом сдаются, как гуси идут на казнь.
  - Далеко еще до точки невозврата? - я притворно зевнула, показывала, что не боюсь ни террористов, ни точек.
  В модельном словаре "точка" - остановка на подиуме, где модель замирает и позирует фотографам.
  Подиумная точка намного интереснее и полезнее точки невозврата.
  - Мне кажется, что мы только что минули точку невозврата, - Степан посмотрел на экран телефона и убрал игрушку в карман.
  Ого! У тучного мальчика телефон соответствующий - в броне против падения.
  Противоядерный телефон, он пулю остановит, а затем сам позвонит в полицию.
  - Точку невозврата прошли, а террорист не заметил.
   И никакой он не террорист, а простой дяденька, который под кепкой скрывает плешь или рога, - я сложила губки сердечком - тренировала быстрый переход от сердечка к буковке "О" и обратно.
  Очень полезное и нужное занятие, архи сложное.
  Намного сложнее и важнее задач по математике и добычи угля.
  - Всем оставаться на своих местах!
  Самолёт захвачен!
  При малейшем неповиновении я взорву самолёт! - мужчина в кепке подскочил, словно опаздывал на пароход.
  ОГО! настоящий террорист, живой и здоровый.
  Он распахнул пиджак и вертелся, показывал непонимающим пассажирам взрывное устройство - сосиськи динамитные.
  Тело террориста обмотано палками взрывчатки - в каждом кино о боевиках показывают эти пояса, надоели уже.
  Придумали бы что-нибудь изящнее и оригинальнее.
  Террорист пробрался в проход, жестом остановил бегущих к нему стюардесс.
  Где же храбрый мужчина стюардессник?
  Увидел террориста и спрятался в гроб в багажном отделении?
  Подготовленный разбойник террорист на нескольких языках повторил свои угрозы.
  Всколыхнул море голов.
  В салоне истошно завизжала женщина: самое неудачное время, когда нервы террориста дрожат струнами арфы.
  - Прошу не волноваться! Самолёт захвачен! Я требую, чтобы он совершил посадку в Сан-Паулу! - террорист ошарашил не только нас, но и стюардесс.
  Если бы он приказал лететь в Нью-Йорк или в Мексику, то мы бы поняли - дяденька обратился по адресу.
  Но в Сан-Паулу, зачем, если мы летим в Сан-Паулу?
  Захватывать самолёт, придумывать схемы, а затем оставлять маршрут.
  Террорист перевел требование на английский, на немецкий и на латинский.
  В Латинской Америке разговаривают по-латински.
  Пока он хвастался взрывчаткой, мы обсуждали положение - три воина в захваченном авиалайнере.
  - В аэропорт невозможно пронести взрывчатку, тем более ЭТУ.
  Она за сто километров рекламирует себя:
  "Я взрывчатка!" - Анжелика понизила голос до минимума, выхватила телефон и снимала террориста на камеру.
  Я тоже включила мобильник, шикарные снимки получатся.
  Возможно, нам на телевидении за них заплатят тысяч сорок рублей.
  Обогатимся, я куплю себе замечательного огромного медведя с сердечком на пятке.
  Он стоит неподъемно для школьницы - семь тысяч рублей!
  - Гробы в самолет за деньги пронесли, а взрывчатка меньше гробов.
  Подкупил летчиков, таможенников, поэтому пронес! - я опустила мобильник, вытянула руку в проход, чтобы террорист не заметил, что его снимают для истории.
  Первая волна ужаса откатила.
  Положение нормализовалось, застыло маслом на морозе.
  Стюардессы доложили летчику требования террориста - полет на Сан-Паулу, о чем мечтали, то и получили.
  И тут... из туалета с барабанным грохотом вышла мама Стёпы.
  Надвигалось страшное и темное, хуже ночи на кладбище.
  Я не ночевала на кладбище, но сейчас с удовольствием прилегла бы на могильную плиту, лишь бы оказаться дальше от театра двух актеров: террориста и мамы Степы.
  - На место! Я сказал - не двигаться!
  - Я иду на своё место! А ты, кто, чтобы указывал мне? - мама Стёпы танком приближалась к террористу.
  Она пропустила начало действия, и вопли худого мужчины на неё не действовали.
  - Клара! Он - террорист! Выполняй, что скажет, иначе взорвет самолёт! - папа Стёпы выкрикнул с места, даже привстал, чтобы голос резонировал в груди.
  Учитель физики рассказывал нам о резонансе, это, когда солдаты строем идут по мосту, и мост падает.
  Стёпа молчал убитой уткой.
  Он понимал, что его маму ничто не остановит... кроме подобной другой мамы.
  - Вот еще! Выполнять его приказы! - гора поравнялась с дубом.
  Мама Стёпы надвинулась на террориста.
  Его лицо перекосила гримаса отчаяния.
  Великий и ужасный превращался в побитого и смешного.
  Взрывать себя он не собирался.
  Террорист робко втиснулся в ряд сидений - так уж робко прячет тело худое в утёсах.
  Мама Стёпы величественно проплыла мимо, добралась до своего места и ухнула вместе с самолетом.
  Террорист срочно восстанавливал нарушенное величие.
  - Взрывчатка не настоящая! - Стёпа шептал, глаза его наливались огнем азарта. - Он не пронес бы бомбу в самолет.
  Слишком много спецслужб в аэропорту.
  Я думаю, что свернул бумагу в трубочки, заранее покрасил её, прикрепил веревочки.
  Издалека бомба кажется настоящей, и рядом - думаю, что тоже выглядит устрашающе.
  - Не настоящая? Ты бы в телефон не говорил, а то снизил стоимость видео! - я заскрипела зубами.
  Во мне проснулась девочка-ведьма - беспощадная к глупым мальчикам. - Мы стараемся, снимаем фильм о захвате самолета, а ты мирные предположения строишь!
  Я думаю, что самая настоящая взрывчатка.
  Завидуешь нам, потому что у тебя на телефоне нет камеры!
  А, откуда взрывчатка в нашем самолете - не знаю, и не моего красивого ума дело.
  - Может быть, настоящая, - умненький Стёпа не доказывал, не боролся за свою идею, что бомба нарисована.
  Он понимал, что разъяренные девочки для него намного страшнее бомбы. - Но он её не взорвет, потому что в одном самолёте не столкнутся две беды.
  Вероятность ничтожна мала.
  - Две беды столкнутся? Твоя мама и террорист? Нет, не столкнутся, они уже конфликтовали, и террорист проиграл. - Анжелика даже не пошутила, а язвила по поводу веса мамы Стёпы.
  Перешла грань дозволенного: не ругай чужих родителей.
  - Моя мама хорошая! Иногда ругается, бьёт меня, но добрая! - Стёпа в расстройстве взмахнул руками, словно прогонял обиду. Снова чуть не выбил мне зубы и не вырвал Анжелике глаз.
  Медведь в посудной лавке. - Вторая беда - змеи!
  Я чувствую, что они уже ПОЛЗУТ к нам!
  - Ой! Опять ты о змеях! Лучше бы маску чёрта натянул - испугал террориста! - Анжелика обозлилась. Наверно, потому что никак не пристроила свои ноги, неудобно у неё торчат. - Отправила бы тебя на твоё место, но террорист не позволит.
  - Жела! Не психуй! Ты - беда хуже змей и гробов! - я сохранила видео, отключила звук на видео и снова включила запись.
  В Останкино из кусочков смонтируют фильм века!
  Не нужно, чтобы монтажеры и режиссёры наслаждались нашей беседой.
  - Я с детства чувствую змей! - Стёпа снова пробивал словами дорогу к нашему любопытству - так ручеек ищет путь среди снега. - В лесу без ошибки найду змеиное гнездо или одинокую гадюку.
  Древний герой Геракл в колыбели задушил змей.
  Я не Геракл, и не душу змей. Не люблю их, но и не убиваю, потому что змеи приносят пользу Природе.
  - Еще один Учитель и Наставник! Канал дикой природы в тебе, Стёпа! - я снова ведьма. - Змей чувствуешь.
  Даже, если не врешь, то какая тебе от твоего дара польза?
  Ты - заклинатель змей?
  Победитель гадюк?
  - Рики Тики Тави? - Анжелика ввернула в разговор шурупчик своей шутки.
  - Никакой пользы мне нет от змей.
  Из меня получился бы отличный змеелов, но эта профессия мне не нравится.
  Пусть зоологи ловят змей в лесах, в пустынях, в степях, в джунглях.
  В дебрях Амазонки водятся анаконды, величиной с трубу.
  Разве анаконда - змея?
  Она - животное! - Стёпа, словно сам себе доказывал, убеждал себя, разговаривал с собой. - Змеи - не плохие и не хорошие, они - обыкновенные, просто змеи.
  Любят жить не меньше кроликов и котят, но кроликов и котят все обласкивают, а змей гонят и стараются убить камнем по голове или лопатой.
  Бабушка меня всегда на дачу приглашает искать змей, охранять огород и дом от гадюк! - Степан вздохнул, словно проглотил питона без соли. Не нравится ему, что бабушка его использует в роли змеелова. - Гадюки на огороде прячутся в ягодных местах, в кустах, в зарослях травы, под домом.
  Я нахожу змею, палкой прогоняю из огорода.
  Бабушка требует, чтобы я убивал змей, поэтому я тайно гадюк выпроваживаю, пока бабушка спит или разговаривает с соседкой о сериале.
  Мне сериалы хуже гадюк, от сериалов больше вреда, чем от яда змеи.
  В лесу гадюки держатся на открытых местах, боятся человека.
  Если слышат приближение, то поспешно расползаются, как воры, хотя находятся у себя дома.
  Укус гадюки не смертельный, но болезненный.
  Укушенного тянет в сон, появляются вялость, безразличие даже к хорошей еде.
  Нельзя высасывать яд из ранки, прижигать, надрезать ранку и сцеживать кровь, как молоко.
  При разрезе яд быстрее распространяете по телу.
  Нужно сжать ранку по краям пальцами и выдавить несколько капель крови.
  Даже в одной капле может содержаться до пятидесяти процентов яда.
  В больнице укушенному вводят лошадиную сыворотку.
  - Лошадиную? Против лошадей? Или из лошадей? - я заинтересовалась бесплатной лекцией на фоне увядающего террориста.
  Террорист молчал, наверно, передумал терроризировать.
  - Людей с лошадиным лицом гадюки кусают?
  Часто люди превращаются в лошадей: ржут, скачут, закидывают голову, а голова у них - лошадиная.
  Если укусят, то человек-лошадь не почувствует укуса? - Анжелика задала правильный вопрос, к месту, ко времени; вопрос о гадюке и лошадях украсил мою сестричку гирляндой золотых медалей за быстрый и острый ум.
  - Вы видели людей-лошадей? - Стёпа побледнел, словно его укусили сиксилиард гадюк.
  Яда в организме оказалось больше, чем крови.
  По круглому лицу мальчика катились горошины пота.
  Под глазами появилась нездоровая зелень.
  - Люди-лошади - кентавры? - Анжелика поджала под себя ноги, превратилась в девочку-скрепку. - Кентавры в Греции живут.
  Я на фото видела: прикольно - сзади лошадь, спереди - бородатый мужчина.
  - Фото - поддельные. В фотошопе сложили картинку человека и лошади, получился кентавр! - Губы мальчика дрожали.
  Змей не боится, гробов и террористов - не опасается, а придуманного человека-лошади испугался больше, чем стада диких ядовитых бразильских обезьян.
  Я уверена, что некоторые обезьяны ядовиты.
  Зубы они не чистят, и на зубах скапливаются тонны немытых микробов, умирают на зубах...
  БРРРРР! Зачем я подумала о гадости - на три дня аппетит пропал.
  - У моей подружки... - Стёпа погружался в болото воспоминаний.
  Болото, потому что - ужасное, неприятное, это не воспоминания о Дисней Ленде и Макдоналдсе.
  В Макдоналдсе я заказываю картошку фри, мороженое и чизбургер.
  Почему-то новинки сезона не радуют, не столь вкусные, как старые проверенные блюда.
  АХ! Почему я подумала о Макдоналдсе? Не проголодалась, а в компании террориста и мальчика, повернутого на потустороннем Мире, аппетит не должен появляться.
  Тем более что только что размышляла о диких ядовитых обезьянах.
  - У тебя есть подружка? - Анжелика чуть не вылетела из кресла от неожиданности.
  Я тоже распахнула рот - пароход имени "Ленинского Комсомола" заплывет в мой ротик.
  Теплоход или пароход имени "Ленинского комсомола" я видела на Северном Речном вокзале.
  Дом на воде, а не пароход!
  Мы с Анжеликой увеличили глаза по максимуму, но уже не играючи - не подозревали, что со Степаном может дружить девочка.
  Нам казалось, что только мы две красавицы; с нами все обязаны дружить, нами восхищаться.
  - Твоя подружка - балерина? - я спросила в лоб, чуть не уронила Стёпу вопросом. - Или - гимнастка?
  - Почему балерина или гимнастка? - тучный Степан вертел головой, как башней танка.
  Смысл наших вопросов до него доходит с трудом. Как же он общается с девочкой?
  - Друзья подбираются полностью противоположные: толстый... ГМ!... дружит с худым, гимнастка с ГМ! не гимнастом! - я корректно поясняла, не унижала Степана его весом.
  Хотя, может быть, он гордится тучностью.
   - Всё равно не понял, почему моя одноклассница, подружка - балерина или гимнастка. - Степан почесал за ухом, не нашёл гнездо голубя на голове.
  - Твоя подружка знает, что она - твоя подружка? Или ты называешь её подружкой, а она - одноклассница? - Анжелика пытала мальчика.
  Испанская инквизиция из другого Мира с восторгом наблюдает за нашими методами вытаскивания из подсудимого правды.
   - Подружка, одноклассница - какая разница? - Степан ладонью вытер пот с лица, рассмотрел ладонь, видел её в первый раз. - Наташка сообщила, что у них над квартирой соседи сошли с ума.
  По ночам скачут по квартире, ржут, и не топают, а слышен стук копыт.
  Если ржание, бега и копыта, то - ночью соседи превращаются в лошадей.
  Призрачные лошади!
  Наташка спросила у меня телефон бабки-гадалки.
  Моя мама часто навещает бабу Нюру - колдунью.
  Баба Нюра не предсказывает выигрыш в лотерее или курс рубля, но по нечистой силе она - специалист.
  Мама помешана на чертях и на домовых, весь дом у нас увешан чесноком, сухими травами и даже сушеными лапками лягушек.
  Травы и чеснок, якобы отпугивают бесов.
  А уверен, что бесов отпугивает чистота в доме.
  Вечером мы вчетвером - я, моя мама, Наташка и её мама - отправились в гости к бабе Нюре.
  Захватили тортик, курицу гриль, трехлитровую банку деревенского молока, - Степан облизнулся. Пища перевесила в нём страх к ночным клячам. - Нам молоко привозят из Раменского, с фермы.
  Настоящее молоко, не порошковое, с пенкой.
  Пенка толстая - чудо пенка, а молоко...
  - Меня сейчас вывернет - курица гриль и молоко с пенкой! - Анжелика растирала пальцами виски, прогоняла дурноту. - Стёпа, рассказывай о гробах, о домовых лошадях, но не скатывайся на еду.
  У нас разные понятия о культуре приёма пищи! - Анжелика изящно закрутила фразу.
  В красивой девочке - всё радует, даже фразы элегантные, воздушные.
  - Молоко... Хорошо, обойдемся в рассказе без молока, хотя, - Стёпа вздохнул, прощался с картинами в памяти - стол, курица, торт, молоко и, наверняка, еще сто тысяч блюд.
  Я подозреваю, что мама Стёпы навещает колдунью под предлогом изгнания бесов из дома, а на самом деле - ходит жрать с бабой Нюрой.
  Именно - обжираются, а не кушают.
  Кушаем мы, подиумные модели.
  Аккуратненько пальчиками отщипываем виноградинку, задумчиво надкусываем, и на изумительном личике не появляется восторг, лишь - Звёзды мерцают.
  По поводу сегодняшнего обеда в самолёте - мы не отщипывали виноградинки.
  Но мы же еще не полностью фотомодели, школа тормозит якорем, поэтому иногда обжираемся.
  ФУЙ! Дурное браное слово.
  - Наташка и её мама рассказали бабе Нюре о соседях сверху, что по ночам они ржут, топают и скачут по-ипподромному.
  Скачки с препятствиями.
  Баба Нюра не удивилась, ответила, что:
  "Почти в каждой третьей Московской квартире черти проживают.
  По ночам беснуются, потому что днём - жарко, и солнечный свет падает на копыта и рыла, разрушает их.
  Черти сами себя изживут, а вы ничего не делайте, никуда не обращайтесь. Бесполезно!
  И в слове бесполезно - бес, якобы полезный, скрыт".
   Мама Наташки послушала совет, с тех пор наблюдает, как соседи сверху медленно превращается в чертей.
  Лица у них сморщились, подобно урюку.
  Носы удлинились, на конце загнулись, как у поросят.
  Зубы изо рта торчат саблями. - Степан сделал попытку руками показать длину зубов соседей одноклассницы.
  Но я мягко положила свою ладонь на локоть мальчика:
  - Степан, не размахивай руками, как крыльями ветряной мельницы.
  Нас с Желой снесет с кресел!
  Со змей перешел на лошадей и бесов.
  В начале, когда мы только что познакомились случайно... нет, не когда ты в маске чёрта к нам подошел, а чуть позднее, ты сказал, что змеи ползут к нам.
  Не доползи, остались в аэропорту.
  - Почему змеи остались в аэропорту? - Стёпа посмотрел на руки, испугался, что они самопроизвольно взмахнут, поэтому присел на них. - Они в самолёте.
  Я чувствую их.
  Гадюки обыкновенные, очень много.
  Они в полудреме, но расползаются медленно.
  - Не болтай глупости! Язык - лопата! - Анжелика заглянула под кресло, искала змей. - Откуда в самолете змеи?
  - Из гробов! - Степан похож на учителя ботаники или географии. Какая наука изучает змей в гробах? - Я в аэропорту почувствовал, что в гробах змеи прячутся.
  Или их перевозят на рассаду в Бразилию.
  Может быть, наши гадюки намного ядовитее их сурукуку.
  - Суру? Кто? - я превратилась в Колобка.
  Не толстого сказочного Колобка, а Колобка худого - сжалась в комок.
  У меня от змей начали чесаться нос, руки, ноги.
  Зуд по коже пробежал на тонких тараканьих ножках.
  Бразилия представилась одним огромным садом со змеями.
  На улицах змеи, в комнате змеи.
  - Сурукуку! Самая большая Бразильская ядовитая змея.
  Вырастает до четырех метров, а зубы у неё - ОГОГО!
  Укусит - мало не покажется, небо сузится до размера пряника! - Степан закатил глаза, мечтал, но не об укусе змеи, а о прянике.
  Тульский пряник с белой глазурью, с фруктовой начинкой.
  - Ты уверен, что из России гадюк перевозят в Бразилию, чтобы змеи подружились? - Анжелика снова куколка Барби - наивная, ресницы - ХЛОП-ХЛОП, удивляйся холоп!
  - Вероятно, перевозчики не догадываются, что в гробах - змеи.
  Гробы не открывали, а ящики долго простояли выкопанные - змеи и залезли в гробы.
  Лучше дом для змеи, чем гроб, трудно придумать! - Стёпа нас снова загонял в угол страха.
  Неужели, он ловко придумывает на ходу, чтобы завладеть нашим вниманием?
  Ловко у него получается, если он шутит.
  Нас перещеголял.
  - Клубки змей, змеи кишат, выползают! - Стёпа высвободил руки из-под внушительных ягодиц.
  Показалось, или ладони расплющились?
  - Замолчи! Надоело слушать глупости! - Анжелика спустила бесконечно длинные журавлиные ноги с кресла, надевала туфельки.
  Золушка собирается на бал со змеями.
  - Куда собралась? К змеям в гробу? - я подняла бровки уголками.
  Эффектно получается: и глаза распахиваются, и брови взлетают.
  Один минус - на лбу скапливаются морщинки.
  Когда бровки опадают, морщинки исчезают, потому что - не старческие.
  Почему люди не следят за своей внешностью, и к старости многие превращаются в валенки?
  Войлочный валенок - удобная обувь, дедушка в них ходит зимой.
  Но вид со стороны - никакого изящества в валенках.
  - Террорист уже не бушует! Успокоился, устал! - Анжелика с любопытством высунула голову на длинной лебединой шее.
  У меня шея белее и изящнее, но и у Желы - не из последних в модном ряду.
  Некоторые пассажиры - несмотря на запрет террориста - вставали со своих мест, шлепали к туалетам.
  На террориста смотрели с опаской, но не со смертельным страхом.
  Он превратился из убийцы и злодея в сумасшедшего.
  Сумасшедших обходят стороной, потому что сумасшествие - заразная болезнь.
  Все болезни заразные, особенно - прыщи.
  Посмотрю на прыщавого мальчика или прыщавую девочку, и сразу у меня прыщик вскакивает на мраморном лбу.
  Мама уверяет, что подростковые прыщи украшают девочку.
  ХА! Украшение! Раньше прыщи прикрывали огромными бриллиантами, а сейчас - то ли бриллианты вышли из моды, то ли простой семье не по карману трехкаратные бриллианты на каждый прыщик.
  Я нарочно изучала размеры, качество, прозрачность бриллиантов.
  В классификации змей не преуспела, физику и математику еле тащу (не потому что ума не хватает, а для девочки изучать точные науки также нелепо, как для мальчика петь и танцевать), но бриллианты в магазине и в интернете изучила.
  К сожалению, родители мне не купили еще ни одного настоящего бриллианта.
  Среди бриллиантов множество подделок: на стекло напыляют алмазную крошку, и камень превращается в ложный бриллиант.
  Или в настоящем дефектном бриллианте высверливают дырочку на месте вкрапления, трещины и заливают специальную жидкость.
  Со стороны бриллиант кажется чистейшим, без дефектов, а на самом деле - камушек с водой.
  ФИ! Некультурно!
  Мысли о бриллиантах расслабили меня, и я растеклась по креслу.
  Змеи и гробы остались на дальних полках памяти.
  Зачем думать о гадюках, если приятнее мечтать о бриллиантах.
  - Змея! Стюардесса, змея!
  - Стюардесса - змея? - Анжелика привстала, чуть не пробила головой крышу самолёта.
  Из конца салона послышался визг - вопила немолодая женщина с фиолетовыми волосами.
  Она наслаждалась видом океана под крылом самолёта, и в мечту ворвалась змея.
  Змея? Неужели, Стёпа не придумал змей в гробу!
  К кричащей испуганной пассажирке побежали стюардессы.
  На их лицах нарисовано ВЕЖЛИВОЕ ВНИМАНИЕ.
  Никто не верил в змей, а думали, что тетенька перепила виски с коньяком, поэтому ей змеи мерещатся.
  Если бы она визжала, что чертей видит, то мы бы засмеялись.
  В болезни "белая горячка" люди видят чертей.
  По-настоящему видят мелких бесов, потому что после больших доз алкоголя попадают в адские болота, бродят по неприглядному Миру теней.
  Стёпа не ошибся, потому что стюардессы сразу потеряли прыть, когда увидели...
  - Снейк! Змея! - девушки в нерешительности образовали кружок, в центре которого находилась, невидимая с наших кресел, змея.
  Стюардесс обучали многому: сохранять самообладание при захвате самолёта террористами, надувать плотики при посадке самолёта на воду, оказывать первую медицинскую помощь безногим инвалидам, беседовать с сумасшедшими, надевать на вопящих детей кислородные маски.
  Но не обучали усмирять змей.
  Где стюардесс - повелитель змей?
  Показался мужской стюардесс, словно услышал мой зов.
  Пассажиры поднимались с кресел, участвовали в спектакле.
  Террорист слился с толпой, он - человек, стадное животное, и ему интересны змеи не менее, чем другим пассажирам.
  До Сан-Паулу еще лететь и лететь над океаном.
  Лететь нам, не перелететь!
  Настроение моё рухнуло камнем в пятки.
  В голову поднялся огонь.
  Щеки горели от ужаса.
  Зачем я согласилась на дальний безумный перелет?
  Сидела бы дома на диване, смотрела бы кино, а не общалась со змеями и террористом.
  Не известно, что он задумал, когда прилетим - может быть, продержит нас в самолете до конца нашего отпуска.
  Прекрасный отдых - прилетели, отдохнули в самолете со змеями и гробами, а затем на этом же самолёте улетели обратно.
  Здравствуй, Москва Златоглавая.
  "Девочки, вам понравилась Бразилия?
  Карнавал? Пляжи? Дикие обезьяны и анаконды?"
  "Бразилия? Не видели мы Бразилию, только - часть аэропорта из окна самолета наблюдали.
  А остальное - гробы, змеи, террористы!"
  - Стёпа! Змеи тебя любят!
  Иди, заклинай! - я скинула туфли и поджала красивые модельные ноги - гордость России.
  Змеи не летают, поэтому я в безопасности, как на подиуме.
  - Не любят меня змеи! Я их чувствую - и всё.
  Если бы умел заклинать, то работал бы в цирке или индийским факиром.
  Факир с утра до вечера сидит около ручной кобры.
  На дудочке играет и получает денег больше, чем работник банка.
  На пропитание зарабатывает змея, а укротитель змей пользуется её добротой.
  Салатики с помидорами, листьями мяты, корицей, огурчиками, свежим горошком, сухариками, тонкими прозрачными кусочками курицы. - Стёпа перечислял, лицо его приобрело цвет помидора.
  Я подумала, что и обжирание - заразная болезнь.
  Мама Стёпы или папа до свадьбы не увлекались едой.
  Например, мама - балерина, щепочка, а папа - гурман, иногда кушал сверх нормы.
  Начиналось с малого - с винегретиков, с форели, с безобидного винограда и манго.
  Но папа настолько увлекался, превратил еду в картинку, объедался всё больше и больше, погружался в мир борщей, щей, супов с курицей.
  Мама Стёпы сначала держала диету, но очень трудно удержать свой инстинкт обжирания, если ты голодаешь, а рядом поджаривается свинина с картошкой, истекает селедка с икрой, в вазочке подтаивает мороженое с фисташками.
  Внезапно на меня накатила черная волна.
  Не ужаса, а - вони.
  Наверно, гробы перевернулись, пленка с них соскочила, и смрад просачивается в салон, душит меня, убивает мою красоту и молодость.
  - Степан! С ума сошёл? - я взглянула на соседа. Он снял кроссовки и (по нашему с Анжеликой примеру) залез в кресло с ногами. - Ты носки меняешь?
  - Носки? Меняю? На что? Тебе нужны мои носки? - Степан - то ли прикалывался, то ли не шутил - подумал, что я хочу обменять его носки на свои вещички.
  - Меняешь, в смысле - стираешь, одеваешь новые? - Анжелика зажала пальчиками нос, с брезгливостью разглядывала розовенькие носочки с черными островами грязи.
  Кто придумал для мальчиков розовые носки?
  Бесы заставляют мальчиков одеваться в девичье?
  - Сейчас проветрятся, запашок уйдет! - Степан включил вентилятор рук. Неповторимый запах летней помойки усилился. - У меня повышенное потоотделение.
  Нарушение обмена веществ, органы внутренней секреции...
  - Замолчи! Тебя не учили, что девочек не интересуют дела мальчиков! - я разозлилась, чувствовала, что у меня вырастает хвост ведьмин.
  Воображаемый хвост. Или я спутала ведьму с русалкой? - Во-вторых, то же самое, что и во-первых - о своих проблемах и органах рассказывай маме и папе.
   - Маме и папе? Нам? - мой папа подошёл и с сомнением посмотрел на Степана - так папа Карло разглядывает полено для Буратино. Неужели, он подумал, что мы просим усыновить Степана? - Алёна, Анжелика, у вас всё нормально? - папа помахал рукой маме, она в ответ помахала нам и папе - обмен жестами, светофор руками.
  Мы с Анжеликой переглянулись и пожали плечами.
  - Гробы в багажном отделении, змеи в салоне самолёта, сумасшедший террорист с взрывчатой и ядовитые носки Степана - разве это нормально, папочка? - я спросила, хотя заранее знала ответ.
  У родителей замечательное свойство - защищают и хвалят всех, но только не своих дочерей.
  Папа скажет сейчас, что наши опасения - напрасны, что змеи - не ядовитые, а - цирковые, забавные змеятки.
  Террорист - актёр, развлекает нас, а гробы в багажном отделении - обычное явление, всё равно, что снег в Антарктиде.
   - Террорист - весельчак, пошутил и отдыхает! - папа шёл по ниточке моих мыслей. - Переутомился на работе, возможно, что семейные трудности подкосили его здоровье, расшатали нервы.
  Начитался приключенческих фильмов, насмотрелся американских боевиков - вредные фильмы, когда мужчина скачет по джунглям и расстреливает всех встречных, начиная от носорогов и заканчивая зомби.
  Разве этот террорист? - папа небрежно кивнул головой в сторону сумасшедшего с взрывчаткой. - Утомился, на ногах не стоит, к концу полёта заснет.
  - Змеи тоже переутомятся и уснут? - Анжелика массировали затекающие лодыжки. Пока кровь пробежит по ногам туда и обратно - застынет.
  - Змеи? Откуда змеи? - папа деланно рассмеялся, затем заржал. - РЖУУУУУ!
  Я покраснела от стыда за отца. Он выучил дурацкий смех и гордится, ставит себя в один ряд с комиками смехачами.
  - Одна ручная змея убежала от хозяина, перепугалась.
  Представьте её состояние: люди для неё - двигающиеся горы.
  Змея мечется в испуге, ищет спокойный уголок с мисочкой молока, а вокруг - ТОП-ТОП-ТОП.
  Ну, я вижу, что у вас всё хорошо! Отдыхайте! - стандартная фраза папы, когда он хочет улизнуть.
  - Спасибо, папа! Не испугай маленькую безобидную гадюку, не наступи ей на хвостик! - я улыбнулась папочке улыбкой под названием "почтительная дочка подластивается к отцу".
  Папа вздрогнул, подпрыгнул, посмотрел под ноги.
  С бледным лицом и натянутой улыбкой ушел к маме.
  Выполнил свою задачу - успокоил нас!
  - Стёпа, ты носками в змей швыряй! Они в ужасе за борт самолета выпрыгнут! - Анжелика поправила волосы, с любопытством смотрела, как стюардессы и самые активные пассажиры загоняют змею в ловушку.
  (Стюардессы не стремились в первые ряды ловцов змей.)
  - Или просто покажи носочки змеям! Розовые носочки - змеи сдохнут от изумления. - Я продолжила мысль Анжелики - так бегун на Олимпиаде перехватывает эстафетную палочку.
  - Что-то неладное с моими носками? - Степан озаботился, наверно, в первый раз в жизни.
  Возможно, что мама и папа доказали сыну, что розовое к лицу мальчику, гармонирует с розовыми щечками.
  - Шикарный розовый цвет! - я снова куколка Барби. - В Испании быки боятся красных тряпочек, особенно - красных флагов, поэтому в России отменили красный флаг.
  Волков окружают в лесу красными тряпочками, и волки боятся красного.
  Змеи - не волки и не быки, они меньше, поэтому ужас у них от красного цвета намного больше, чем у волков и быков. - Я закончила и перевела рычаг дыхания.
  Нашла место и время, особенно объект - для иронии.
  Стёпа с подозрением взглянул на меня - не шучу ли я.
  Но разве мои глаза-озера способны на ложь?
  Я ответила Степану лучезарнейшей улыбкой лесной феи.
  Почему у мальчика застекленели глаза?
  Язык вывалился, как у мертвеца из фильма ужасов.
  Степан превращается в зомби?
  Или скрывал, что он зомби, входил к нам в доверие, а сейчас набросится.
  Язык мой моментально высох, превратился в сухую щепку.
  Глаза заболели, сердце било в горло, пыталось выскочить через рот и убежать на необитаемый остров.
  Степан смотрел за мою спину.
  Увидел за окном китайского праздничного дракона?
  Или вампир на высоте десять километров пытается войти в форточку.
  Я обернулась - никаких драконов и вампиров.
  Лишь Анжелика с зелеными колдовскими молниями из глаз.
  На левом плече Анжелики висела разорванная лента - красивая, переливается и двигается.
  Анжелика купила бусы и утаила от меня красоту?
  Бусы подняли головку и открыли пасть.
  Бусы с зубами, глазками-маковками, язычком и...
  - АААААААА! - я завизжала, прижала ладони к щекам, чтобы челюсть от визга не отвалилась.
  Анжелика оглянулась, не понимала, отчего я разволновалась сильнее, чем месяц назад, когда сломала длинный отращенный ноготь.
  Я любовно выращивала ноготок, приклеивала к нему звездочки, пару раз делала шеллак, а он предал меня, поступил по-свински.
  Не из-за отсутствия кальция в организме сломался, а зацепился за ниточку в полотенце, вывернулся и сломался на самом важном и интересном месте.
  Я тогда визжала так, что посыпалась штукатурка.
  Имею право на визг, потому что я - девочка.
  Если девочкам запретят визжать и смеяться, то мы превратимся в мальчиков.
  Возможно, Анжелика вспомнила случай с моим сломанным ногтем и нечеловеческим душераздирающим визгом.
  Подумала, что я снова сломала ноготок.
  - Змея! - я отлепила правую ладошку от щеки и показала пальцем.
  Пальчики у меня холеные, аристократические - не для лопаты и отбойного молотка.
  Папа очень любит старинные фильмы, доисторические.
  Восторгается, словно его снимали в кино на грандиозной стройке.
  "Смотри, Алёна (или Анжелика), как раньше работали - на совесть, а не за страх! - папа заманивал нас к телевизору, комментировал, преображался - превращался в восторженного школьника. - По восемнадцать часов девушки на лесоповале трудились, план стране давали и не хныкали.
  В мороз, в холод, в голод, в стае свирепых комаров, среди ледяных гор.
  Ветер замораживал лица, продувал насквозь, а они - работают, смеются - настоящие девушки.
  А вы - нюни, размазни!" - папа заканчивал речь обвинением в адрес дочерей.
  Родительским благословлением - махом руки - отправлял нас с Желой на лесоповал.
  А я смотрела кадры из фильмов и приходила в ужас, словно меня засунули в телевизор в прошлую жизнь.
  Девушки - жизнерадостные красавицы - одеты в невообразимо бесформенные ватные штаны, мужские солдатские сапоги, куртки (называются мудрено - телогрейки).
  Разве одежда согревает? Одежда держит тепло, не пропускает холод, но не греет.
  Голова нарочно повязана платком, чтобы, если и остался кусочек девичьей красоты, то его замотали наглухо, как лицо мумии.
  Неужели, папа мечтает, чтобы я и Анжелика таскали бревна по восемнадцать часов в день и прятали себя под слоем ватной одежды?
  - Змея! - Стёпа отморозился и совершил подвиг - схватил змею за хвост и швырнул в глубину самолета.
  Бросок не на дальность и не на точность, но в цель попал.
  Раздался вопль умирающего в агонии пещерного человека.
  Змея упала на голову мирно отдыхающему пассажиру или пассажирке?
  Лишь бы не свалилась на террориста, увлеченного идеей взорвать самолет в Сан-Паулу.
  - Змея? Где змея? - Анжелика не успела испугаться, не подсела на измену.
  Шикарное молодежное выражение - "сидит на измене", что означает - боится.
  Причем здесь измена, если человек боится? но не мне менять слова в устоявшемся языке молодежи.
  Я слишком молода, чтобы изобретала новое в филолосии, лософисии, софисии, логопедии...
  Слов придумали и наговорили - сиксилиард, а полезных слов - раз, два и обчелся.
  - У тебя на плече сидела змея! - Степан оказался гонцом, принесшим плохую весть.
  - У меня? На плече? Невозможно! - уверенности Анжелики позавидуют канатоходцы без страховки.
  - Змея хотела взять у тебя урок дефиле, но Степан обидел миленькую змейку, - я изобразила улыбку - змея лучше улыбнется, чем я в этот решающий ужасный момент.
  - Змея? Змеи! - Анжелика взглянула под кресло, и...
  Общий дружный вопль - наверно, не осталось ни одного пассажира, не визжащего - заполнил самолет.
  Змей должно снести звуковой волной.
  По крайней мере, уши у змей отвалятся после ора испуганных человеков.
  Под креслами, по проходу между рядов, между ног беснующихся пассажиров и стюардесс ползли черные ленты.
  Они двигались в разных направлениях, змеи вышли на прогулку, а не с определенной какой-то целью, например, доползти до нас и соорудить из своих тел удобное кресло.
  Я подняла глаза и закрыла рот; обычно получается синхронно - распахнула глаза и закрыла рот, или крикнула и зажала ладошками уши.
  С потолка свалилась черная лента гадюки.
  За два ряда перед нами. На голову или плечи пассажира - подарок к Бразильскому карнавалу.
  Новый крик возмущенной или испуганной жертвы почти не слышен в общем вое.
  - До Сан-Паулу осталось меньше трех часов полёта, всё равно, что на метро прокатиться от Выхино до Юго-Западной в Москве, - Стёпа поднял свой кроссовок и приглядывался к змеям под нашими креслами. - Если гадюка обыкновенная укусит, то в аэропорту Сан-Паулу спасут нас... укушенного.
  Причины для паники я не вижу.
  А змеи - обыкновенные существа, не страшнее, чем выдуманные зомби.
  Если бы зомби на нас напали, то - больше тревог и волнений, потому что зомби, в отличие от змей, дерутся не только зубами, но и руками и ногами. - Стёпа рассказывал гадюке.
  Большая змея, похожая на раздувшуюся в середине пиявку, остановилась, приподняла треугольную голову (я не думала, что змеи, кроме кобр, раскачивают головой, как игрушечные собачки; у собачек и котят из фарфора голова на пружине - тронешь игрушку, и головка долго мило раскачивается - туда-сюда, сюда-туда - мусеньки пусеньки).
  Степан мыском кроссовка толкнул гадюку в её очаровательное - с точки зрения змей - личико.
  У змей тоже проходят конкурсы красоты, и гадюки выбирают Мисс Болото.
  ХА-ХА-ХА-ХА! Расшутилась я от страха.
  Змея молниеносно ударила головой в кроссовок, но не в руку героя.
  Укусила, или бодалась - я не знаю, я не геолог-ботаник.
  Пресмыкающаяся рептилия, или животноводное насекомое с интересом взглянула на розовый носок мальчика.
  В глазах гадюки мелькнул огонёк азарта модельера.
  В змеином мире розовые носки в почете!
  Стёпа снова погрозил гадюке кроссовком, прогонял свою почитательницу.
  Гадюка разочаровалась или обиделась на Стёпу и поползла дальше, в поисках более мягкого и доброго ботинка.
  - Если не паниковать, а спокойно отбивать атаку гадюк, то ничего страшного не произойдет - останемся не укушенными и радостными, - Стёпа пояснил свой поступок отважного борца с ядовитыми пиявками. - Возьмите журналы - они длиннее ботинка, и, если змея откроет пасть, или поползет по ноге, то просто скиньте змею на пол.
  Не ужас, а - развлечение в полёте.
  - А на голову свалится? - я представила на голове кольцо гадюки.
  По ногам прошёл могильный холод.
  Во рту пробежал ветер знойной пустыни.
  - Свалится, значит - Судьба!
  Корона змеиной красоты! - Анжелика со скептической улыбкой мудреца на тонких губах прищурила правый глаз, и по совету Стёпы схватила журнал.
  Свернула в трубочку - и подзорная труба, и оружие против гадюк.
  Я всегда имею своё мнение, очень редко соглашаюсь с Анжеликой, и не потому что Анжелика не права, а оттого, что мы обязаны воевать, потому что - сёстры.
  Но на этот раз я не придумывала новые схемы борьбы с гадкими змеями.
  Журнал в моих руках превратился в волшебную палку Алладина, или посох волхвов.
  Змеи, словно почувствовали, что им не победить двух Принцесс и одного холопчика.
  Не страшно, если не думаешь, что погибнешь под клубком скользких холодных тел, убежавших из разваливающегося гроба
  Пассажиры метались, многие с ногами забрались в кресла.
  Паника не то, чтобы утихала, но перешла в спокойное состояние безысходности.
  Все знали, что умрут, но никто не хотел умереть первым.
  Пропускали друг друга в ад первыми, даже двери невидимые распахивали перед соседями:
  "Проходите в чистилище, мы - после вас".
  Террорист вооружился длинной тростью для безногих калек (откуда он её выхватил? украл у укушенного инвалида?).
  Инвалид, возможно, лежит под креслом, лицо раздулось до размеров тазика для белья.
  Губы жертвы гадюки почернели, а из глаз капает кровь.
  "Где моя палка? Где моя клюшка инвалидская?" - последние слова перед глубоким сном инвалида до Сан-Паулу.
  Воображение у меня - на Луну не нужно лететь, я заранее представляю, что произойдёт на Луне.
  Иногда, среди урока реальность отступает, и представляю кино: например, думаю, что произойдёт, если у учительницы вырастет крокодилий хвост?
  Глупые представления. Но, если в голову влезут, то не выгонишь их выдуманной метлой.
  "Собакина! О чём мечтаешь?" - учительница с издевкой спросит, а я молчу в ответ, словно продала язык в школьной столовой.
  Не очень остроумно и не безопасно, если отвечу:
  "Представила вас, Ирина Васильевна, с хвостом крокодильим.
  Модно, эпатажно, но возникают проблемы с одеждой: в юбке для хвоста нужна огромная дыра, а из штанов, если хвост торчит - не модно"!
  Я мотнула головой, прогоняла разные видения, картины.
  Неужели, мне не хватает веселой реальности с гадюками, террористом и гробами в самолете, если я придумываю укушенного инвалида и вспоминаю родную школу.
  Роднее школы только подиум.
  То не гром гремит, не ураган налетел, то мама Стёпы идёт к нам в гости.
  Величайшим усилием я вымела из головы образ богатыря Ильи Муромца и картинку торнадо над океаном.
  Мама Стёпы шла с дружеским визитом.
  Змеи мальками улетали из-под её ног.
  Тучная женщина внушала гадюкам кладбищенский ужас.
  Возможно, они принимали её, как Королеву Змей!
  - Стёпа! Пойдём к нам! - мама Стёпы с подозрением осмотрела нас с Анжеликой, словно мы насильно в плену удерживаем её дорогого-раздорогого сыночка. - Ты, что здесь забыл?
  - Мама! Я сейчас! Подожди, я приду! Всё нормально, мам! - Стёпа отчаянно врал, как перед детектором лжи.
  С нами ему удобнее и комфортнее, чем втиснутым между двумя скалами родителей.
  Спросите собаку, что она выберет: кусок мяса или морковку?
  И мальчику больше нравилась компания очаровательнейших Солнцеподобных девочек, которые его слушают со вниманием.
  В нашей компании Стёпа - сказитель, а среди родителей - постылый отрок, который "свалился на их голову".
  - Исхудал! Приходи, покушай! - мама Стёпы использовала верный, поэтому запрещенный в приличном обществе, приём - соблазняет толстяка сосиской. - Котлеты - не выбрасывать же их! - при воспоминании о котлетах, мама Стёпы вздохнула, представила, что кушает их, разрывает хищными зубами нежную плоть домашних котлет.
  Глаза доброй женщины спрятались в черепную коробку, и мама Стёпы выковыряла их обратно пальцами.
  Что же выберет Стёпа: общение с двумя красавицами, внимательными ученицами, Звездами Вселенной, или котлету по-киевски, или по-полтавски?
  - Я сейчас! Быстро сбегаю! - Стёпа опустил глаза: то ли выискивал змей под ногами, то ли не хотел смотреть на нас после предательства.
  - Конечно, Стёпа! Мы подождём! - Куколка Барби в моём лице - очарование в полёте. - Надеюсь, что твоё место не займут... - многозначительная пауза длиной в сто веков.
  Она означает на языке подмигиваний, улыбок и приподнятых бровей:
  "Если юноша покидает общество девушек, то место займет другой Принц, не позднее, чем через минуту.
  Мы не виноваты, что мы - золотые рыбки очаровашки!".
   Стёпа надул щеки, натянул кроссовок и робко ответил - также молча:
  "Веселые умные, упитанные здоровые парни, вроде меня, не валяются на дороге и под креслами самолета.
  Дождаться меня из столовой, из армии, после работы, после учёбы - огромная честь для тонких девушек, которых любой ветерок - подует - унесёт!"
  - Что это ты раскомандовалась? Заведи своего сына и отдавай ему приказы! - мама Стёпы надула арбузные щеки - повторила надувание Степана.
  Она дерзила мне? Куколке Барби? Девочке - ведьме? Фотомодели?
  Уверенной в себе красавице?
  Одновременно опускала Степана ниже плинтуса, намекала, что он мне в сыновья годится.
  Мне - четырнадцать лет, и мы не в горах на островах, где девушки рожают в одиннадцать лет, а в четырнадцать выходят на пенсию, расчесывают у камина длинную шелковистую бороду.
  Что же я отвечу на намек на оскорбление?
  Ругаться - бесполезно: никто не встанет на мою очаровательную сторону, кроме Анжелики.
  Мама и папа обвинят меня в непочтительном отношении к грушевидным старшим.
  Для моих родителей важно, чтобы я здоровалась с каждым встречным взрослым и кланялась нашим знакомым в пояс, иногда лбом касалась земли.
  Мама Стёпы ожидаемо воскликнет:
  "Ты, почему со мной грубо разговариваешь, хамка!
  Стёпа, не дружи с ЭТИМИ!"
  Ругань отпадает капустным листом.
  Иногда я для отбеливания кожи лица прикладываю огуречные стружки, капустные листочки, апельсиновые корки - к щекам и на лоб.
  Кожа у меня от природы - белоснежная, горностаевая, а процедуры - больше для самоуспокоения, чем в косметических целях.
  Анжелика однажды думала о чем-то своём, поэтому - ерундовом.
  Взглянула на моё лицо, а у меня в этот момент лист капустный со лба отвалился.
  Жела вздрогнула и закричала, ей показалось, что моя кожа позеленела и сходит, как у змеи в период линьки.
  Я выбрала другой путь мести и ответа маме Стёпы, не промолчу, не поругаюсь, а... я заплакала... притворно.
  Закрыла глаза изумительнейшими белейшими ладошками (слёз нет, а плачь без слёз - обман).
  - Заааччем? Почему? Выыы... Кооо.... Мне пристаете? - плечи мои мраморные содрогались от рыданий.
  В наше непростое время все боятся обвинений в домогательстве, в оскорблении и издевательстве.
  Папа рассказывал, что в его, доисторические времена, любой посторонний мог сделать внушение чужому ребенку на улице, отодрать его за ухо, отвести в милицию
  Фантастические времена, когда медведи с балалайками по улицам разгуливали.
  Мы сейчас в школах кричим учителям, чтобы они не трогали нашу собственность, не принижали наше человеческое достоинство (особо комично звучит, когда мальчики культуристы угрожают тщедушному учителю физики).
  Школьники по любому поводу пишут жалобы в ООН, в полицию, Президенту.
  Оттаскать чужого ребенка за ухо приравнивается к ядерной зиме.
  Мужчину запишут в маньяки, в убийцы, в психопаты.
  Нельзя приставать к детям, особенно к девочкам - красивым и ехидным. Яда у нас на кончике языка больше, чем у стада взбесившихся гадюк.
  - Оставьте меня в покое! - я выкрикнула, якобы в отчаянии.
  Дяденька с усами до пояса остановился около нас (насколько ему позволяло пространство, заполненное мамой Стёпы).
  Посмотрел на меня, перевел осуждающий взгляд на маму Степана.
  - Довели девочку до слёз! Зачем бить детей? - Анжелика подыграла мне, спасибо, Желка.
  С меня чупа-чупс малиновый.
  - Кто доводил? Кто бил? - мама Стёпы - то ли поняла наше коварство, то ли на самом деле решила, что пристает к психованной - поэтому социально опасной - девочке.
  Она с максимальной скоростью катка асфальтоукладчика отправилась на своё место - от сумасшедших девочек подальше.
  - Тёпа! Иди, кушай котлетку с жирком! - я подождала, пока сочувствующий мне дяденька уйдет, убрала ладошки от лица. Моё личико - супер! - Извини, что ТАК поступила с твоей мамой, но она первая начала битву.
  Я - девочка хрупкая, беззащитная.
  Родители обо мне забыли, Принц не пришел на помощь, - голос мой задрожал струной балалайки.
  Я отвернулась к иллюминатору, взглянула на бесконечный океан.
  Почему рыба в магазине дорогая, если она растет бесплатно в воде?
  - Я... ЭТА... не проголодался! - Стёпа сделал самое великое признание в своей жизни.
  Обманул, но обман ради нас - не обман, а - подвиг!
  И сразу перевел разговор на другую, далекую от котлеты и конфликта с мамой, тему:
  - Змеи - прикольно! Не менее круто, чем террорист!
  Вы, почему не снимаете на видео змей в салоне самолета?
  - ОЙ! заигрались! - Анжелика всполошилась, включила мобильник, настраивала видео.
  Я выхватила свой телефон - рысь не бросается на зайца с подобной скоростью.
  Любопытно, еще минуту назад гадюки вызывали у меня ужас и отвращение, а, как только превратились в актеров, то - подавайте мне змей, клубок, чтобы все шипели, открывали пасти и угрожали.
  Чем больше гадюк, тем круче видео.
  - Стёпа! Подзови змею и брось на ноги Алёне! - Анжелика предложила мастерский трюк для документального кино - гадюка на ногах девочки в самолете.
  Шикарная задумка, великолепная, если бы чуть подправили сценарий - змея не на моих ногах, а - на чужих
  Или на голове террориста.
  - Лучше забросаем террориста змеями! - я выдвинула другую, не менее мудрую киношную идею. - Интересно, нас наградят Российские власти? или Бразильские? или получим по медали "За храбрость" с двух сторон?
  - Посмертно получим награды! - Анжелика пожала плечиками, утопила моё сценарное предложение в море сарказма. - Что бы ни задумал террорист, но после нашей шутки, обязательно взорвет самолет, или разорвет руками.
  Псих с мешком змей на голове превращается в Халка.
   - Завидуй, Анжелика! Но не мешай! Гонорар поделим поровну, на троих! - я увлеченно снимала "актёров" - гадюки в проходе между рядами.
  Змеи расползались железными реками с резиновыми берегами.
  Ни одной ноги на пути потока гадюк.
  Нет, появились ноги! Кто этот смельчак или сумасшедший?
  Робин Гуд? Пастернак? Питер Пен?
  Пастернак - я на ходу придумала смешное название.
  Иногда буквы в голове складываются в слова, а затем с удивлением отыскиваю в интернете, что не случайный набор букв, а осмысленное слово, изобретённое еще до меня.
  Возможно, что слово "пастернак" что-то означает.
  Змеи не набрасывались на ботинки героя, не отпрыгивали в сторону, а некоторые - змеи-скалолазы, как Рэмбо, поднимались по ногам человека, как по лианам.
  Ботинки странные, наверно - по последней моде бразильского карнавала.
  Штаны театральные - обтягивающие, не мужские, а - женские, но обувь мужская.
  Кто ОНО в образе Повелителя змей?
  Я захватила в кадр человека целиком и вздрогнула.
  Раскаленный свинец заструился между моих лопаток.
  Горло сжал невидимый стальной обруч.
  Незнакомец (в самолете почти все - незнакомцы) одет более чем странно, словно нарочно задумал удивить меня.
  Ботинки, гольфы, обтягивающие панталоны, длинный черный пиджак, белая кипельная рубашка, а на голове - снежный мучной чепчик.
  Смешно, если бы не мертвенная бледно-синяя белизна зеленого лица.
  Все краски кладбища смешались на неживом лице.
  Очень яркая личность, ярче Луны.
  Почему мы не видели его раньше.
  Где он прятался? В гробу?
  - В гробу? - я последние слова произнесла вслух, голова не выдержала яда мыслей.
  - Кто в гробу? Змеи? - Стёпа проследил за моим взглядом, подпрыгнул, словно его ужалили сто змей.
  Он не отрывал испуганного взгляда от незнакомца, будто в роли коровы встречался с ним на мясобойне.
  - По последней моде дяденька переоделся! Спешит на Бразильский карнавал! - Анжелика иронизировала: одновременно разглядывала таинственного зловещего незнакомца и фотографировала змею.
  Гадюка позировала перед видеокамерой, строила глазки, вытягивала шею, если учесть, что шея начинается от головы и заканчивается хвостом.
  - На Бразильском карнавале одежда не ценится! - я блеснула знаниями о Южноамериканских праздниках. - Юбки, тряпочки, перья из птиц - вот и вся танцевально-карнавальная одежда.
  Но не панталоны, не пиджак и не рубашка со старинными кружевами, похожими на морскую пену.
  - Зачем он нацепил детский чепчик? - Анжелика милостиво кивнула гадюке (змея отбыла дальше - пугать пассажиров). - Нелепо смотрится мужчина, если подражает ребенку.
  - Чепчик - из прошлого века, - Степан не отмораживался. Его лицо покрылось каплями крупного щедрого пота, и вот-вот пот замерзнет. - Я уверен, что среди пассажиров он не проходил регистрацию.
  Я нарочно следил, и в самолете мы бы на него сразу обратили внимание, особенно на гольфы и башмаки - нелепые до слез из глаз, если бы...
  - Что "если бы"? - я распахнула рот и быстро его прикрыла - гадюка влетит.
  Змеи поднимались по ногам привидения (я назвала его призраком, потому что похож на только что выкопанного мертвеца).
  Гадюки ласково обвивали шею, проползали по рукам, скрывались под одеждой, а мужчина, словно бы не замечал их, или, НЕ ЗАМЕЧАЛ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ.
  Гадюки струились по нему нефтяными потоками.
  Превращались в диковинные живые бусы.
  - БЕЕЕЕЕЕЕ! - Анжелика, наконец, показала свой истинный голос.
  Она сказала бы важное, но поражена змеями на чудном человеке, поэтому язык выдает древние умершие слова.
  - Неужели, он вышел из гроба? - Стёпа приоткрыл рот буквой "М" - из Макдональдса.
  Входите, покупайте гамбургеры.
  - ЧТОООО? Я прикрыла рот рекламным буклетом, словно бумага оградит меня от взрывчатки террориста, от гадюк с умными интеллектуальными очами магистров филологии.
  Догадка Стёпы о незнакомце пробивала дорогу в мой сопротивляющийся мозг.
  Я не хотела верить, что незнакомец лежал в гробу, а теперь вышел на прогулку.
  Почему он избрал наш проклятый рейс?
  Летел бы вместе с террористом на частном самолете.
  Пугали бы друг друга змеями и байками из склепа, вперемешку с динамитом.
  Не удивлюсь, если из кабины летчиков выскочит слон с гориллой на спине, и пустится в безудержный пляс.
  Дяденька из гроба - бледнолицый лис - без особого внимания всматривался в лица пассажиров.
  Искал чёрта?
  Ужас сковал мои ноги.
  Руки двигались, но отдельно от сознания, будто за пальцы дергали кукловоды.
  В ушах звенели Ярославские серебряные колокола.
  - Играете в шахматы? - голос чудища расколол вопли, крики, грохот.
  Он проходил сквозь визг и ор, как лопата проходит сквозь воду.
  К кому он обращается?
  Белолицый призрак склонился над папой Стёпы.
  Змеи на голове странно одетого мужчины бодро зашевелились.
  Неужели, призрак сожрёт самого толстого пассажира на борту и закусит его женой?
  Папа Стёпы прикрывался шахматной доской, всё равно, что на пожаре обмотался бы соломой, пропитанной керосином.
  - Я? Я почему? Зачем играет кто? - слова папиного отца бродили - подобно кошкам - сами по себе.
  Неожиданно, спасительная (для него) мысль озарила большую, просторную, трёхкомнатную голову папы Семы.
  - Она! Она играет в шахматы! - Толстый сосисочный палец лазерным лучом указал на меня.
  ОГО! Спасибо, товарищ взрослый, выручили девочку.
  Я спрятала голову в песок, а вы подсказали психопату, который нарядился прошлогодним мертвецом, моё укрытие.
  - Она? Милка Стоянова? - Незнакомец вцепился взглядом в моё лицо и двинулся в моём направлении.
  Я мысленно упала в обморок, но наяву держалась.
  Голова кружилась, в глазах поплыли радужные пятна.
  Я видела, как мой папа сорвался со своего места, поскользнулся - наверно, на гадюке - упал.
  Он свалился на колени террористу.
  "Здравствуйте, дорогой уважаемый террорист с тонной взрывчатки на груди!"
  Теперь от моего папы помощи не дождусь, потому что он не МЧС.
  Наверняка, начнет извиняться перед террористом за случайное падение и причинение неудобства.
  То, что в это время дочку закусают до смерти змеи, и сожрет псих - второстепенно для папы.
  Лишь бы не потерять лицо перед террористом.
  Папа, если самолёт взорвется, то мы все потеряем лица.
  Лица - в одну сторону, руки - в другую!
  Как говорится в поговорке: одна нога здесь, другая - там.
  - Милка Стоянова? - незнакомец, словно приплыл по воздуху, склонился надо мной плакучей ивой.
  Внезапно, злость вулканической лавой поднялась от моих пяток к ноздрям.
  Из носа вырвались искры, из глаз полетели молнии.
  Мужчины, защитники нашли самое слабое звено в самолете - четырнадцатилетнюю девочку, мотылька, беззащитную куколку Барби.
  Папа Стёпы, вместо того, чтобы спасти девочек - пусть даже ценой своего подкожного жирового пингвиньего слоя - натравил на меня психопата.
  Если выберусь из заварушки и встречу Степиных родителей на карнавале или на пляже, то устрою им ночь с салютом.
  В пирог подсыплю соли, а в гороховый суп добавлю свиного сала.
  Пусть полетают над городом, свысока взглянут на маленькую куколку Барби с озерными очами.
  Барби ушла, познакомьтесь с её заместительницей - девочкой ведьмой.
  - Ты Милка Стоянонова? - зловещий незнакомец оригинальностью в вопросах не отличался.
  Наверно, брал уроки русского языка в МГУ.
  - Разумеется, я - Милка, и еще как Стоянова.
  Милкей и Стояновей не найдете! - я сыронизировала, будто гвоздь забила в крышку своего гроба.
  Умненькая девочка всегда знает, как себя погубить.
  Если бы я догадывалась в тот момент, чем обернется моя чёрная ирония.
  - Я нашёл тебя, Милка! - психбольной выдохнул, и запах из его рта я бы называла кладбищенским смрадом.
  Изо рта злодея вылетело густое облако клейкой тьмы.
  Оно пролетело по салону самолета, и... исчезло всё живое, кроме нас.
  Ни гадюк (к которым я уже начала привыкать, как к домашним животным), ни террориста, ни пассажиров.
  Даже Стёпины родители меня сейчас бы обрадовали до икоты.
  Не гудели двигатели самолета, словно провалились в ад.
  За окном - тьма без малейшего намека на Звезды и посадочные огни.
  Я медленно спустила ноги с кресла, столь же медленно и тщательно натянула туфли.
  В каблуках-шпильках хоть немного спасения.
  Если маньяк (я поняла, что попала в лапы маньяку) случайно уронит запонку и нагнется за ней, то мой каблук отомстит за меня.
  Американка обязательно начала бы умолять призрак: "Отпустите меня, пожалуйста, сэр!
  Я дам вам денег! Сколько вы хотите? Я гражданка США!
  Можете обратиться к моему адвокату!"
  Но я не гражданка США, поэтому понимала, что мольбы - бессмыслены, именно потому, что маньяк ждет от жертвы просьбы и слез.
  Денег у меня на выкуп нет, и адвоката нет.
  Поэтому я оставила просьбы и слезы на другой раз, и задала самый ожидаемый вопрос - без оригинальности, без иронии:
  - Где мы? - подумала и добавила: - Кто вы? Почему похитили меня?
  - Милка! А я ведь не умер триста лет назад! - призрак обнадежил, спасибо, трухлявый.
  Я должна радоваться, как зайчик под елочкой скачет?
  - ХМ! Я не Милка! Я пошутила! Вышла адская ошибка... гм... мистер, - я вложила в голос всё своё спокойствие на ближайшие пять лет. - Я Алёна Собакина. Школьница! Их данке руссишь, рашен, руссо девочка четырнадцати лет. - Я - по теории общения с сумасшедшими маньяками - кротко улыбнулась, показывала свою пушистость.
  - Разве Алёна Собакина не может быть Милкой Стояновой? - маньяк закрутил словесную петлю - виртуоз.
  Если он задумал состязаться со мной в сбовоблудии, то я с радостью заранее сдаюсь.
  Ум - не самая красивая сторона девочки.
  - Ты думаешь, что ты Алёна Собакина, а на самом деле ты - Милка Стоянова.
  - Тогда вы - Адольф Гитлер! - я выпустила пар иронии.
  - Адольф Хитлер? Не знаю его! - незнакомец пожевал губами, подражал коровам.
  - Он, всё равно, что Юлий Цезарь, но хуже, - я продемонстрировала глубочайшие знания в истории и политике.
  - Наверно, я всё-таки, не Адольф и не Юлий, - мужчина закручивал загадки, погрузился во тьму воспоминаний.
  - Поэтому, отправьте меня обратно, туда, где я Алёна Собакина, а не Милка ваша Стоянова, - я попросила, почти приказала без логики, но с выгодой для себя.
  Кто маньяков поймет? Только маньяк влезет в душу к маньяку.
  - Триста лет назад доктор Штольц Игорь Иванович погрузил меня в искусственный сон, - маньяк не слушал меня. Зачем ВЕЛИЧАЙШЕМУ ИЗ ВЕЛИЧАЙШИХ (все маньяки полагают себя величайшими) слушать блоху по имени Алёна. - Сегодня я очнулся от долгого сна, и не удивлен, что встретил именно тебя, Милка.
  Из-за тебя ушёл из жизни, и ради тебя к тебе вернулся.
  - С этого места подробнее, пожалуйста! - я нацепила самую ВЕЖЛИВУЮ улыбку из ВЕЖЛИВОГО ВНИМАНИЯ. - Ничего не знаю, а ваш рассказ, надеюсь, окажется поучителен и освободителен.
  Только поторопитесь, пожалуйста, а то скоро самолет приземлится в Сан-Паулу.
  - Триста лет назад я обыгрывал всех в новую потешную игру шахматы, где кони деревянные, а ржут! - маньяк потряс шахматами в коробке, прислушался - так боязливый трактирщик на Руси прислушивался к стуку костей оживших мертвецов (шутка). - Даже Петру Первому я не поддавался, хотя он борзо зело злился, когда проигрывал.
  Стрельцов казнил, а меня миловал после своего проигрыша.
  Никому, слышишь, Милка, никому не проигрывал! - маньяк возопил, из пустых глазниц полетели черные с красным искры.
  Я прижалась к иллюминатору - дальше некуда бежать, за бортом - неизвестный Мир.
  Разумеется, я сплю, заснула в самолете, убаюканная шипением гадюк и воем пассажиров.
  Проснусь, и маньяк трехсотлетней выдержки испарится, застрянет в страшном сне.
  Я ущипнула себя за левую руку, больно, до синяка непозволительного.
  Модели избегают синяков и царапин, кожа модели - Олимпийский гладкий каток.
  Боль пришла, но сон не ушел, затаился, потому что очень крепкий сон.
  Пусть маньяк забавляется, рассказывает, а я постараюсь проснуться, даже, если во сне вырву себе волосы.
  Я оглядывалась по сторонам в поисках спасительного рычага или люка для выхода из сна.
  Ничего полезного, ничего живого и серебряного.
  Серебро убивает нечисть даже во сне.
  Маньяк оторвал себе ухо, внимательно рассмотрел его, и приживил обратно.
  - Меньшиков мне денег сулил, чтобы я ему проиграл на балу.
  Я деньги взял - кто же от них откажется, - но выиграл.
  Меньшиков в ярости бушевал, требовал назад деньги, угрожал костром и отсечением обугленных конечностей.
  Но шахматист не боится смерти, если обыгрывает даже русалок и ведьм.
  Ты, Милка, одна - одержала победу.
  Зельем ли меня опоила, или затуманила голову - не знаю.
  Оскорбление нанесла - лучше бы сожгла меня ночью.
   Куда ты убежала, Милка? В Америку? - маньяк взглядом пробивал во мне дырки, словно ножом тыкал.
  - Милка вас обыграла и сбежала от вашего гнева, а вы триста лет в гробу ворочались, выдумывали месть отважной умной девушке? - я вжала руки в бока, задерживала в себе свинцовый гнев.
  Я полагала, что раньше на Руси рыцари бродили по лесам, и их было больше, чем комаров.
  Оказывается, ничто не изменилось: один "рыцарь" трус толкнул меня в лапы другого "рыцаря" маньяка.
  - Милка, ты не выйдешь из летающего гроба, пока меня не обыграешь в шахматы! - мысль в голове маньяка пошла по кругу. - А ты меня никогда не обыграешь, потому что нет при тебе колдовского зелья!
  - ХА! За триста лет шахматы изменились, и вас, полагаю, обыграет даже обезьянка с кокосовым орехом вместо головы! - я успокоилась, потому что маньяк не собирался меня сразу есть, а потом - потом суп с котом. - Я обыграю вас, и вы выпустите меня ОТСЮДА, из ада?
  - Не обыграешь, Милка!
  - Обыграю, потому что я не Милка!
  - Нет!
  - Да!
  - Что да? - я поставила психа в тупик.
  За годы отдыха в гробу мозги дяденьки отсырели... надеюсь.
  Если я не обыграю Капабланку, наверно он - русский Капабланка, то останусь навечно в адском сне?
  В летаргическом сне, из которого никто не выходит?
  - Ваше имя - Капабланка? - я надула губки сердечком - на всякий случай.
  Может быть, маньяк и Капабланка - злейшие враги, как Том и Джерри.
  - Капа кто? - маньяк наливался белым призрачным светом, словно его включили в розетку.
  Превращался в люминесцентную энергосберегающую лампу.
  Обиделся, потому что я не узнала шахматную знаменитость в лицо... в мёртвое лицо.
  - Я Федор Михайлович...
  - Достоевский? Вы? - я в удивлении чуть не упала в проход между зловещими рядами, где каждое кресло - гроб. - Никогда бы не подумала, что Достоевский обыгрывал в шахматы Петра Первого.
  - Не Достоевский, а - Куролесов! Федор Михайлович Куролесов - придворный шахматист, купец первой гильдии. - Маньяк выпятил грудь, из неё выпорхнула летучая мышь и тут же исчезла, словно её проглотило невидимое чудовище.
  Померещилась мне мышь вампир...
  Но от кажущегося ужаснулась я реально, даже во сне.
  Вздрогнула, почувствовала, что от страха шевелятся волосы на голове.
  Летучая мышь из груди - отличный фокус, чтобы девушка умерла от страха.
  Маньяк разложил на сиденье доску, расставлял фигуры - чудовищное существо из прошлых лет.
  Придумал - мстит Милке.
  Памятник неизвестной шахматистке нужно поставить за подвиг - обыграла себялюбивого царедворца.
  Что-то я не помню шахматиста с фамилией Куролесов.
  В лесу курил? Курил лес?
  Я подумала, что время играет против меня: если я сплю, то могу не проснуться до Сан-Паулу.
  Родители в волнении попробуют разбудить меня чем-нибудь неожиданным, например - змею попросят укусить меня за нос или за язык.
  По мнению взрослых - чем сильнее забвение, тем мощнее должно быть лекарство, даже - сумасшедшее.
  - Я играю белыми, потому что я - белая! - развернула доску белыми фигурами к себе. - Вы тоже белые на лицо, даже еще белее, но вывалились из гроба... Простите... пришли из темного средневековья или древности, долго пролежали во тьме, поэтому - чёрный.
  - ОХ! Милка, снова мой разум приводишь в смущение! - маньяк погрозил мне косточками пальцев.
  Мясо и кожа на пальце исчезли, а косточки держались ни на чём, взрослые говорят - "на честном слове".
  Кто придумал склеивать кости скелета честным словом?
  Псих ненормальный сделал первый ход.
  Определение "псих ненормальный" я слышала с детства, когда еще не подозревала, что стану подопытной шахматисткой в лаборатории кладбищенского истлевшего призрака.
   Разве существуют психи нормальные?
  Дяденька любовно поглаживал фигуры, шептал, словно голодный волк забежал в мясную лавку:
  - Пеший солдат, башня, гетман, Королева, офицер, скакун! - маньяк сделал первый ход h6, хотя играл чёрными - волшебство.
  - Черные вступают в игру после белых, - я возмутилась, хотя понимала, что моё возмущение - жертвы, а жертва хоть сто жалоб на палача подаст, её не помилуют.
  - Это почему, Милка? - ни иронии, ни смешинки в глазах маньяка не промелькнуло. - Сарацины придумали это правило?
  При дворе Государя бегал арап - всегда забегал вперед великих особ, путался под ногами. Он - чёрный, и никто не укорял арапа, что он делает ход первым.
  - Сходили, и ладно - радуйтесь! - я не старалась для психа во сне: не надувала губки, не округляла глазки подмосковными озерами, не складывала губки сердечком.
  Затем вспомнила отрывки из статей о древних шахматах: раньше, когда Солнце еще не остыло, играли в шахматы по-разному, куда курица лапой укажет.
  Правила - всевозможные, и, если призрак играет по своим правилам, которые я не знаю, то я у него не выиграю.
  Ход древний сделал, прогнивший - h6, насмешил третьеразрядников, а у меня - первый разряд.
  Я ответила е4 - не самый умный, но и не самый нелепый ход в шахматах.
  От кошки не требуют, чтобы она в плаванье обгоняла гуся.
  Во время игры псих хрипел, чмокал остатками губ.
  Время от времени у него что-то отваливалось - омерзительное зрелище, но Федор Михайлович мигом прикреплял орган на место, и он прирастал, как привитый сучок яблони прирастает к груше.
  В школьном саду на одном дереве привиты яблоки, груши, сливы и черноплодная рябина.
  Директор школы гордится достижениями юных ботаников, показывает корреспондентам, даже иностранные делегации восхищаются чудо-деревом.
  Я сначала, когда не понимала, как устроен Мир (то есть в первом классе), тоже восхищалась чудом рук человеческих.
  Но уже в третьем классе, когда ум мой достиг Галактических высот, и всё в Мире стало скучно, потому что легко объяснимо, я разочаровалась в многофруктовом дереве.
  Зачем издеваться над природой?
  Если зайцу пришьют ухо белки, лапу совы, нос поросёнка - красиво ли получится? Смешно?
  Или автомобиль сделают из нестыкующихся частей: колесо крестьянской телеги, экскаватор и мотор гоночный.
  - Ты сразу сделала два хода, Милка. Думала, что, если у меня нет глаз - потерял за триста лет, - то я не замечу? - маньяк высунул язык, и я быстро отвернулась.
  У ожившего мертвеца вместо языка может оказаться змея или... не представляю, даже это "или".
  - Пешка, которая еще не ходила, в начале партии может сделать ход через клетку! - я настаивала, хотя понимала, что шахматные партии менялись, как и мода на платья.
  - Выдумала, ты еще скажи, что булки на деревьях растут! - псих ненормальный пошутил, он думал, что пошутил, потому что рот распахнулся в зловещем смехе: - ГРОБ! ГРОБ! ГРОБ! ХРРРРР! - Маньяк вернул мою пешку на одну клетку - на е3.
  Я не показала свой ум, не рассказала о хлебных деревьях.
  Мудрая девочка не прыгает в яму с медведем.
  Как же называется яма с медведем, его дом на зиму?
  Логотип? Лого? Лога?
  Если выйду замуж за миллиардера охотника, то обязательно спрошу у него название жилища медведя.
  Мы играли минут десять, и Федор Михайлович безнадежно проигрывал, хотя иногда вставлял свои правила - не существенные.
  Возможно, что в прошлых веках шахматы служили развлечением, лишь в наше время превратились в машину для заработка, стали профессией.
  Маньяк играл хуже любого ребенка из парка Сокольники, или из детско-юношеской секции имени Сивого Мерина.
  Шучу! никогда шахматисты не назовут свой кружок Сивым Мерином.
  Даже "Белая Королева" название под запретом, потому что - нетолерантное.
  В последнее время на крупных шахматных соревнованиях белые фигуры называют светлыми, а чёрные - тёмными.
  Чем больше фигур терял маньяк, тем сильнее злился.
  Он не верил, что девочка (думал, что я - сбежавшая трехсотлетняя хорошо сохранившаяся Милка Стоянова) обыграет его во второй раз.
  Поставит мат Королю Петровских шахмат.
  От злости у зомби стали чаще отваливаться части тела, словно почувствовали, что хозяин доживет только до конца партии.
  Перед нами стоял выбор - либо я, либо - маньяк из преисподней.
  Отгадайте, судьи, на чьей я стороне?
  За кого болею в партии?
  Тьма около моего соперника сгущалась, превращалась в плотный туман с пылью.
  Сердце моё билось на пределе.
  Страх не отпускал руки и ноги.
  В подобной недружественной обстановке я могу зевнуть мат.
  На прошлой Олимпиаде в Рио-де-Жанейро организаторы долго не допускали спортсменов Российской сборной.
  В итоге, Российские спортсмены потеряли кучу нервов, а без нервов прыгать по брусьям и скакать по полю намного труднее, чем с нервами.
  Я пыталась отвлечься, думала о хорошем - о розовых облачках, об острове в синем-пресинем море, о кокосовой пальме с миленькой обезьянкой.
  Но остров почему-то превращался в моих мыслях в кладбище.
  Пальма - мрачный дуб, а кокосовые орехи - черепа.
  Вместо миленькой обезьянки на дубе-пальме среди листвы прятался кот Ученый по имени Федор Михайлович, и с фамилией Куролесов.
  После поездки в Бразилию обязательно найду психоаналитика и потребую, чтобы он сделал мне добрые сны и изгнал из фантазий кладбищенские темы.
  Если в двадцать первом веке пришивают отрезанную голову, и человек живет три часа с пришитой головой, то и сон придумают и поместят в мозг.
  Я дрожала, раздумывала, старалась не смотреть на обезображенное тело шахматиста.
  Маньяк по рассеянности и от злости, что проигрывает, прилаживал отвалившиеся органы, куда придется.
  Ухо приклеил к носу, и оно приросло, двигалось, сопело.
  Вместо правой руки у шахматиста пять минут торчала левая нога, но затем рука вернулась.
  Когда он осознал, что провалился в проигрыш, и спасет - только чудо, Федор Михайлович поднялся с кресла - так шахматисты во время долгого матча разминают кости (у кого кости еще не превратились в труху).
  Он направился к кабине летчиков, бормотал что-то непонятное (вместо губ - пальцы, поэтому слова вылетали необработанные, вязли между костей пальцев).
  Отличный момент для побега из плена сна.
  Я - заводная пружинка швейцарских часов - вскочила с кресла, побежала в хвостовую часть самолёта.
  Если мальчикам - налево, к летчикам, то девочкам - в другую сторону.
  Ожидала, что ноги меня не послушаются: во сне бежишь, бежишь, а стоишь на одном месте, или двигаешься со скоростью парализованной черепахи.
  Но ноги не подвели - мои замечательные подиумные ноги стоимостью сиксилиард плюшевых мишек.
  Год назад я задумала оригинальную систему расчетов в магазинах, Макдоналдсе и в других заведениях, где с девочки требуют деньги.
  Разве справедливо, если власти берут деньги за воздух, за то, что мы дышим?
  Воздух - пустяки, по сравнению с одеждой и обувью для модницы.
  Для меня платье или туфельки гораздо важнее воздуха: без дыхания рыбы живут, и я проживу две минуты, а без понравившегося платьица с ленточками, кружавчиками и без подиумных туфелек на удобной платформе - разве проживу хоть минутку.
  И, что это за жизнь без обновок?
  В магазине "Всё по пятьдесят" (сначала он открывался, как магазин "Всё по тридцать", затем - "Всё по тридцать шесть", потом - "Всё по тридцать девять" и так до пятидесяти рублей дополз) я купила брелочек - удивительнейшего плюшевого медвежонка - чудо природы и техники.
  Глазки медвежонка - сюсю!
  Ротик и носик - муси-пуси!
  Лапки, тельце, ушки - восторг!
  Человечество не напрасно двигалось от обезьяны к человеку: изобрело плюшевого медвежонка.
  Я бы не пожалела на мишку сиксилион денег, отдала бы все сокровища Мира, но мне продали бесценное сокровище за пятьдесят рублей.
  С тех пор, когда в магазине, или в другом месте мне замечают: "Отличная вещь, всего лишь - семь тысяч рублей", - я вздрагиваю и перевожу цену в плюшевых пятидесятирублёвых мишек.
  "Вы хотите, чтобы я за туфли отдала сто сорок замечательных пушистиков медвежат?"
  Если делают скидку, например, на тысячу - я моментально высчитываю свою выгоду - двадцать медвежат я сэкономила.
  С приятными мыслями (сон во сне) я добежала до конца самолета: закрыто, пусто, лишь на туалете горит табличка - свободно.
  "Свобода нас примет радостно у входа"! - мы учили в школе стих.
  Зачем нам стихи, почему люди нарочно ломают язык и слова, сочиняют стихи.
  Всё равно, что штаны одевать на руки, а шляпку на... не на голову.
  Я опустила руку на ручку двери.
  Ручка, словно только что прибыла на ракете из Антарктиды. Ледяная.
  В ушах у меня звенело.
  В горле застрял дикобраз ужаса.
  Дыхание с хрипом пробивалось сквозь сжатое страхом горло.
  За дверью тихонько пискнуло.
  Показалось мне? Или кто-то маленький, пушистенький просил о помощи.
  Может быть, в моём сне оживают плюшевые мишки, стоимостью пятьдесят рублей?
  Я бы ни за что не потянула дверь на себя, но из кабины летчиков возвращался маньяк.
  В руках он держал компьютер - я не верила глазам своим морским.
  Правила и условия игры менялись со скоростью полета авиалайнера над бездной.
  Я резко распахнула дверь туалета, надеялась, что увижу выход в зеленый Мир джунглей Бразилии.
  В некоторых фильмах таинственная дверь приводит в страну бабочек, изумрудных лугов, вечного дня, приветливых Принцев, Единорогов...
  Нет, не Единорог на меня смотрел из туалета.
  Не бабочка распахнула ужасную пасть с острейшими зубьями пилы.
  Не пушистая овечка нежно блеяла.
  Монстр - пародия на зомби - поднялся с унитаза.
  Возможно, что когда-то - до похорон - он был человеком, или гориллой.
  Голова медведя или собаки, зубы акулы.
  Глаз у монстра нет, а через глазные дырки виден адский огонь, который пылает в черепе.
  Порождение запретного Мира протянуло ко мне руки-клешни.
  Бежать! Лететь! Скакать! Прыгать в танце, но лишь бы дальше от разлагающегося убийцы.
  Крик ужаса куском незрелой хурмы застрял у меня в горле.
  Ноги вросли в пол.
  Сердце билось в агонии.
  Усилием воли я захлопнула дверь в туалет; нервов потратила не меньше, чем в ЦУМе, когда тётка предо мной купила единственную маечку с сердечками.
  Я около маечки раздумывала не меньше двух часов: мысленно примеряла её для разных девичьих мероприятий - кино, прогулка по парку, урок физкультуры.
  На миг закрыла глаза, а маечку увели, как рабыню на веревочке.
  Я тогда чуть не умерла от ужаса.
  И сейчас едва не лопнула от страха.
  Что маечка, что монстр в туалете самолёта - всё одно!
  Удивительно, но монстр не громыхал кулачищами с той стороны в дверь, не вопил, а снова - тишина, как в Беловежской пуще, когда зубры спят.
  Может быть, чудище - галлюцинация, фантом?
  Я не решилась проверять.
  Вернулась к шахматной доске - здрасте, пожалуйста.
  Монстр, доисторический маньяк (из тех времен, когда кусты заменяли туалеты, а реки и озера - джакузи) расставлял на компьютере нашу шахматную позицию.
  Во-первых, с помощью компьютера в шахматы игра запрещена.
  Но я догадывалась, чувствовала нервными окончаниями на кончиках пальцев, что псих ненормальный плевал на мои правила.
  У него свои установки в игре - выиграть любой ценой.
  Возможно, что он в древности во время игры мухлевал: то фигуру соперника украдет и спрячет в рукаве кафтана, то себе добавит ладью или ферзя.
  Доисторические цари - наивные, верили, что подданные не посмеют жульничать во время игры с Повелителями.
  ХА! Поэтому цари вымерли, что считали себя хитрее крестьян.
  Во-вторых, где маньяк научился компьютерной грамоте - в гробу?
  Я почувствовала, что пол под моими ногами дрожит, как кошка около миски молока.
  Раскалился, пышет жаром.
  Взглянула под ноги и закричала тонко, некрасиво, не по-великосветски:
  - ААААААА! Падаем!
  Пол превратился в стекло, и я увидела под ногами пламя, а в пламени мелькали перекошенные лица, обугленные руки, горящие ноги.
  - В ад человек падает с рождения! - маньяк зомби назидательно поднял остатки пальца правой руки.
  Снова поучения! Когда же они закончатся? На подиуме?
  Мне кажется, что только вырвусь из моря нравоучений родителей - выйду замуж, или поселюсь на необитаемом острове (с подиумом, бутиками, шахматным клубом), на меня навалится еще больше советов.
  Обезьянки с деревьев будут поучать, дети мои подрастут - засыплют советами, как правильно жить.
  - Падаем, падаем, и наша задача - не упасть! - маньяк сделал "мудрое" поучение и двинул слона на b3.
  Ход он подсмотрел в адском компьютере.
  При этом когда увидел, что я смотрю на экран, отвернул от меня ноутбук, чтобы я не подсматривала ходы ДЛЯ СЕБЯ.
  Я бы тоже сбегала в кабину летчиков за компьютером (если они остались на борту самолета), но что-то мне подсказывало, что вместо летчиков найду монстров гораздо страшнее, чем зомби из туалета.
  Через три хода я с тоской поняла: компьютер-жулик перехватил инициативу.
  Отъест у меня фигуры и задавит.
  Благородством от маньяка не пахло.
  Лишь смрад кладбища на болоте.
  Неужели, я останусь вечной пленницей в этом проклятом самолете?
  Заложница своего кошмарного сна?
  Спасибо вам, благородные господа прошлых веков и милые леди по имени Милка Стоянова. Удружили!
  Пусть сто зомби набросятся на меня в кабине самолета, но шахматный компьютер я добуду.
  Без компьютера я не обыграю сумасшедшего призрака.
  Где, в каком саду яблоневом спрятались адекватные умные люди?
  Стада маньяков бродят, а ни одного порядочного культурного человека среди них нет.
  Девочки - подопытные мышки... нет - белки или горностаи.
  Мышка - менее величественно, чем не белочка...
  Я отодвинула шахматную доску, старалась не глядеть под ноги на бушующее вечное пламя.
  Обогнула шахматного маньяка из прошлых веков.
  Он находился в благодушном настроении, потому что - видел ближайший выигрыш, оттого отвалившиеся уши и пальцы прилаживал на место.
  Около кабины летчиков я задержала дыхание, прислушалась.
  В дверь с той стороны царапали, и, если это - когти чудовищ, то они сделаны из железа.
  Желание войти и устроить мертвецам головомойку во сне пропадало, таяло сосулькой в руках кузнеца.
  У кузнецов руки горячие - от крови и жара печки.
  Я задумалась: что лучше - вечно проигрывать и поэтому никогда не просыпаться, или уйти на завтрак к привидениям?
  Выбор очень богатый, фантастический, - всё приятненькое, заманчивое!
  Я поняла, что снова ирония пришла ко мне, выбивала ужасы и страхи.
  Когда я боюсь, то думаю только о том, как спастись.
  А, если иронизирую, шучу, то кошмар исчезает, наверно, от безысходности.
  В отчаянии девочки и матросы совершают подвиги.
  Я решительно толкнула черную дверь мраморным плечом; нет, не дверь в кабину летчиков-зомби.
  Я не сумасшедшая фотомодель, которая позирует в рабочих сапогах и шапке-ушанке.
  Около входа чернела узкая дверь - для стюардесс, потому что никто другой не пролезет в узкий проём, только - худенькая девушка.
  - Доброго здоровьица! - из полумрака со мной поздоровались, значит - если, накинутся, то только после ритуала приветствия.
  - И вам того же... - я с трудом прикусила вырывающееся стандартное "тем же и по тому же месту".
  Сначала я её не заметила, потому что с высоты своего роста в сто семьдесят пять сантиметров плюс подиумные каблуки смотрела в даль черную, непроглядную.
  Опустила глаза и увидела девушку: невысокая, примерно метр шестьдесят - стандартный размерчик для школьницы второго класса.
  Незнакомка смотрела на меня с девичьим интересом: девушка в любой обстановке оценивает соперницу или подругу.
  Пусть вокруг взрываются Галактики, и зомби чёрными армиями выходят из ада, но мы, не успокоимся, пока не "оценим" друг дружку.
  Русая коса до пола - да, длинная коса мне на зависть.
  Мои волосы цвета угля длинные - до пояса, но не до пола.
  Один ноль в пользу незнакомки из сна.
  Остальные очки - только в мою пользу: рост, вес, фигура, ноги.
  Мои глазки - синие, у девушки - голубые, личико моё - овальное, у девушки - хм! тоже овальное, но у неё овал... хуже.
  Мы молчали, и молчание играло против меня, потому что отнимало время.
  - Вы не одолжите свой шахматный компьютер? - я улыбнулась, улыбкой налаживала связь с иномирянкой из сна.
  Умнее вопроса я не придумала.
  Но и зачем ходить вокруг да около, если мне нужен компьютер, а не предварительная беседа о погоде и лаптях.
  Девушка обута в туфли из липовой коры, на Руси их называли - лапти, или... сабо.
  Учебник истории вечно путает и пугает девочек.
  Почему в археологических веках крестьянки и прачки не освоили удобную и практичную обувь - туфли на высоком каблуке?
  - Компьютер? - девочка распахнула озерные глаза - умеет, если захочет.
  Но у неё озера в глазах - дикие, незамутненные, а у меня в озерах плавает синтетическая синева.
  Она не понимала слово "компьютер", не знала, о чем я спросила, потому что мы разговаривали через века.
  - Федор Михайлович Достоевский... Куролесов - зомби... Шахматист... Сбегал сюда и принёс для себя шахматный компьютер.
  Я подумала, что и мне неплохо бы...
  - Куролесов? Он живой? - в глазах девушки мелькнули молнии.
  ОГО! Невысокая девушка, а внутри чувствуется стальной характер лошадницы.
  - Куролесов - не совсем живой.
  Он разваливается, но снова зарастает, как снеговик.
  Куролесов - твой знакомый? Ты, кто, в моём кошмарном сне? - я вошла в комнату - ничего не видно, лишь тьма, и девушка в сарафане и настолько стариной одежде, что по ней можно читать историю Древнего Мира.
  - Я - Милка Стоянова! - девушка ответила просто, и от её ответа во мне вспыхнул пионерский костер надежды.
  - Спасибо, Милка! Ты пришла за ним! Ты освободишь меня от маньяка! - я бы пожала Милке руку, но девушки друг дружке руки не пожимают, потому что - глупо, по-мужски.
  И не обняла пришелицу из прошлого.
  Вдруг, у неё губы отвалятся или что-нибудь еще, не менее важное?
  - Не нужен он мне! Я от него прячусь: сначала по городам уходила, затем в лесах скрывалась.
  А он - безумный - искал меня, хотел отомстить за то, что я его обыграла, опозорила перед Царским двором!
  Злодей он, а не жених мне!
  Не люблю я его постылого и сумасшедшего!
  - Как же ты его обыграла, если он правила на ходу выдумывает - затейник! - я нарочно вплела в речь старинное слово "затейник", чтобы Милка лучше меня понимала. - Даже компьютер освоил за годы отдыха в гробу.
  Приличные мертвецы на кладбищах месть живым вынашивают, мечтают выкопаться и сожрать кого-нибудь, а Куролесов о шахматах размышлял.
  Он меня называет Милкой, думает, что я - это ты, через годы.
  - А ты не Милка? - девушка подняла косу, играла с ней, как со змеей.
  Приплыли, бурлаки на Волге.
  Бурлаки корабль за собой тащат, а Милка меня называет собой через годы - еще хуже, потому что я - только я, а не какие-то Милки Стояновы.
  - Нет, я не Милка! Я - Собакина! - впервые моя фамилия прозвучала гордо из моих уст. - Задумала, что после свадьбы сменю фамилию на Овчаркина, или на Пуделева, или на Левреткина, или на Тойтерьерова, - та же Собакина, но звучит по-другому.
  - Куролесов тебя в шахматы обыгрывает? - в голосе Милки шелестела осенняя печаль.
  - Он не умеет играть, но жульничает.
  Играет по своим правилам, а я не могу, нет у меня возможности компьютер украсть в самолете.
  - Федор Михайлович всегда шельмовал, - Милка Стоянова засмеялась, и смех превращался в розовый ароматный туман. - Он бы и меня обыграл - я никудышный игрок в шахи, потому что - красивая.
  Но я решила, что, если ему дозволено ерничать и шельмовать, то и я обману судьбу - один разочек.
  - Ты сменила правила, Милка? - я с жадностью раскрыла рот, чтобы ни одно слово не пролетело мимо меня, не отскочила от презрительно сжатых малиновых губ. Я даже простила ей (на время) заблуждение, что Милка - красивая. Красивая могу быть только я!
  - Да, я, когда Федор Михайлович торжествовал, почти праздновал победу, ударила его поленом по голове.
  - Что? Поленом по голове? В шахматы? - я распахнула глаза до Космических пределов.
  Раньше люди жили проще, не знали адвокатов и законов, поэтому часто выигрывали у Судьбы.
  Шахматы - самая жестокая и травмоопасная игра.
  Но, чтобы поленом по голове во время тура? гениально, потому что - коротко и ясно, оттого и прекрасно.
  Я услышала тиканье часиков в голове.
  Не поблагодарила девушку из эпохи динозавров.
  Побежала в турнирный зал самолета.
  Маньяк со зловещей ухмылкой зомби взглянул на мои руки - без шахматного компьютера.
  В его глазах плескался чёрный огонь адских подземелий.
  - Федор Михайлович! Смотрите - птичка!
  Не от вас гадюка убежала? - в волнении я скомкала птичек и змей, поместила их в один биологический ряд травоядных.
  - Хде? - ненормальный шахматист из кошмарного моего сна выдохнул и посмотрел в окно.
  БУМБАРА-ЦАХ-БАРАХХХ!
  Я выхватила ноутбук и с силой волейболистки опустила на голову маньяка.
  Ноутбук в двадцать первом веке заменяет полено.
  От полена даже пользы больше, оно греет печку и иногда превращается в Буратино.
  Федор Михайлович дернулся - второй раз за триста лет пропустил удар по черепу.
  Из его рта вылетела летучая мышь.
  Сердце моё колыхнулось, решило остановиться. Но я объяснила сердцу, что рано ему еще превращаться в камень.
  Пока псих в отключке пыхтел, я рукой смела фигуры с доски, и выставила позицию - мат черным!
  - Федор Михайлович, вы проиграли! Опять! Лучше попробуйте в следующий раз сыграть в шахматы с Царём, чем с девушкой!
  Царей у нас сейчас - пруд пруди! - я отскочила (на всякий случай) от зловещей шахматной доски, напоминающей рыбу камбалу.
  - Я проиграл в шахматы? - из горла зомби вырвался крик боли и отчаяния, словно я облила шахматиста святой водой.
  Он дергался, ругался (неприличными словами, при девочке!), извивался, словно змея в шахматной коробке.
  Через миг он пропал, будто и не выходил из гроба на прогулку.
  Я моргнула и оказалась на своем прежнем месте - в самолете, между Анжеликой и Стёпой.
  - Приземлились и не разбились - удивительно! - Анжелика потянулась за рюкзачком, показывала свою гибкость - воображала.
  - Куда приземлились? в Ад? - я провела рукой по волосам - не запуталась ли в них заблудившаяся гадюка.
  - Отличная шутка для Камеди Клаб! - Стёпа подобострастничал, подластивался ко мне.
  - Где гадюки с ядом? Где террорист с взрывчаткой? Где зомби из гроба? - я рассматривала безмятежных веселых пассажиров - цветы на грядке, а не люди.
  - Зомби? Гадюки? - шутка твоя ниже уровня смеха, Анжелика - подтолкнула меня к проходу - так утка направляет цыпленка к болоту.
  Мы вышли из самолёта, прошли регистрацию, и никто не намекнул (даже папа, мама и родители Стёпы) о гадюках, террористе, зловещем маньяке из гроба.
  Значит, я сошла с ума в самолете, а теперь медленно выздоравливаю?
  Снова померещилось от усталости?
  Мы вышли в людный зал прилёта и улёта. Шутки меня разрывали на части.
  "Привет, участнице шахматного турнира имени Федора Куролесова. Алёна Собакина!" - я прочитала на табличке в руках встречающего незнакомца, больше похожего на восставшего из ада.
  Заглянула в его глаза, а в них - плещется чёрное ледяное пламя.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"