Эсаулова Марфа: другие произведения.

5. Чёртова свиная шкура

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Исполняют ли свиные шкуры желания? Гадают ли ведьмы на свиных шкурах и шахматах? Книга также в бумажном варианте

  
  
  ЧЁРТОВА СВИНАЯ ШКУРА
  
  - Поворотись-ка дочка!
  Примерь свиную шкуру! - папа наклонился над рюкзаком, долго копался и пыхтел - усиливал эффект праздника.
  Наконец, жестом фокусника (папе казалось, что он сейчас подражает фокуснику, но, по моему мнению, он также далек от фокусника, как я от танкиста) выдернул из рюкзака что-то желтовато серое.
  Я не верила себе и папе.
  Неужели, он сошел с ума?
  Привез из деревни свиную шкуру.
  - ОХ! Папа! - я рассмотрела - да, шкура свинки. Несчастное животное. Надеюсь, что оно умерло от старости или в молодости, но своей смертью. - Отцы дарят дочерям драгоценности, шикарные платья, или - на худой конец - Аленький Цветочек с Принцем впридачу.
  Ты же привез нам свиную шкуру!
  - Не нам, Алёна, а - тебе! - Анжелика произнесла подозрительно спокойно и скрестила ноги в кресле.
  Леди на отдыхе на Гаваях.
  Сестричке - двенадцать лет, она на два года младше меня, но иронии в ней - на полк или батальон солдат.
  Что больше - полк или батальон?
  Без помощи интернета скажу, что в батальоне солдат больше, потому что слово "батальон" - длиннее.
  Анжелика всегда с интересом следит за мной, подмечает малейший штрих, и затем шутит долго и протяжно (иногда остроумно).
  Сейчас она натянула маску безразличия, но я знаю, чувствую нарастающий ураган шуток в её крови.
  - Папа, наверно, долго думал над подарком ТЕБЕ! - Анжелика встала с кресла, белым лебедем прошла по комнате. Около стола остановилась, качнулась - называется "точка" - и эффектно развернулась на пятках.
  Мы с сестрой занимаемся в модельном агентстве и красуемся при каждом удобном случае, даже если рядом нет благодарных зрителей.
  - Не радуйся заранее, Жела!
  Тебе папа привез лягушачью кожу! - я закусила губу.
  Папа с мамой меньше года назад купили "дачу" в деревне, на Краю Мира.
  Если бы Край Мира находился в океане, или в Америке, мы бы с Анжеликой перетерпели.
  Что ни сделаешь ради бананов и броненосцев.
  Но в тайге - на постоянном месте жительства комаров и мошки - дом нас не устраивал.
  В глуши водились привидения, под водой оживали мертвецы.
  Полный набор радостей для четырнадцатилетней школьницы и её двенадцатилетней сестры.
  Мы с Анжеликой сбежали из деревни в Москву, домой.
  Родители долго с нами ругались по телефону, называли "неблагодарными дочерями".
  "Мы вам и нашим будущим внукам приобрели дом в тихом спокойном месте, а вы... ИЫЫЫЫХ! Вы..."
  Укоряли, что мы не понимаем радостей жизни на природе вместе с муравьями, оводами и слепнями.
  В интернете мы видели фотографию мужчины без лица, человек в маске смерти.
  Дяденька после работы устал, выпил успокоительного литр и заснул в лесочке, под шелест листьев и грохот падающих деревьев.
  За ночь комары и мошки съели лицо человека, оставили нечто для фильмов ужасов.
  Папа в деревне немного свихнулся. Нехорошо говорить о родном отце недоброе, но "свихнулся" - доброе слово по отношению к папе после поездки в СВОЙ ДОМ.
  В-первых папа стал ржать.
  Он не превратился в лошадь, но сменил тонкий Московский интеллигентный смех - ХИ-ХИ-ХИ-С - на здоровый природный - РЖУУУУУУУУ!
  Во-вторых, шутки папины упали ниже плинтуса или половой доски.
  Родители надеялись, что в глуши найдут леса полные тетеревов, куропаток, кабанов, лисиц, медведей, волков и мёда диких пчел.
  Грибы и ягоды - не считаются за ценность в лесу, потому что ягод - океан.
  Купайся в ягодах, обливайся черничным и земляничным соком.
  Грибов - ногу некуда поставить, гриб на грибе растет.
  Рыба - севрюга, лосось, нерка, белуга - выпрыгивает из реки, на задних ластах сама бежит на сковородку:
  "Съешь меня, добрый человек!"
  Но в действительности оказалось, что ягоды - если они и созрели, то спрятаны под толстым одеялом вампиров комаров.
  Когда комары поднимаются строем, не слышно бомбардировщиков.
  Грибы - по сезону; раз в три года и - немного, словно стыдятся вылезать из земли.
  Рыбы почти нет, на удочку к папе хитрые рыбы не цеплялись.
  Лов сетями запрещен, и некого ловить, кроме утопленников.
  Утопленники под водой отдыхают, поджидают девушку на лодке и подмигивают со дна - театр!
  Вообщем, ни ягод, ни грибов, ни рыбы.
  Только - летающие кровопийцы.
  Комаров можно было заготовить на зиму.
  Придут гости на Новый Год, а вы им в подарок - комок оживающих гудящих кровососов.
  Я рассматривала папу, а он ржал - не сменил привычку.
  Хорошее в папе школа и его родители накапливали годами, институт добавил, а плохое - ржанье вместо смеха - прилипло мгновенно.
  Неужели, зло победило добро?
  Папа с гордостью рассматривал свиную шкуру, цокал, как белка над орехами.
  Лицо папы сияло Солнышком в зените.
  - Алёна! Шкура - не первой свежести, поэтому - антикварная! - папа не шутил, и это страшно.
  Если отец дарит свиную шкуру и не шутит, то - спасайте меня, мамочка и МЧС.
  Родители увлекаются антиквариатом, "по достоинству оценивают культурное наследие предков".
  А я считаю - собирают хлам, никому не нужный.
  Копят, экономят на нас и на себе, а затем - БАБАХ!
  "Папа, купи мне айфон шестой!"
  "Да ты, что, Алёна! Он же немерено стоит!
  Я не Рокфеллер!"
  Примерно так мы торгуемся, и вместо новинки я получаю в подарок бушный мобильник, который стыдно показывать в школе.
  Если мне звонят, или нужно взглянуть на часы, то я прикрываю телефон ладонью.
  Новый айфон не купят, но самовар дырявый вёдерный с восторгом в квартиру поместят, как танк в ангар.
  Самовар дороже айфона, но родители полагают, что самовар с годами вырастет в цене, а телефон - упадет, подобно яблоку Ньютона.
  Почему-то свои прихоти родители маскируют словами "Для вас же стараемся"!
  ХА! Дайте нам денег, которые вы потратили на самовар и статуэтки - мы сами для себя постараемся!
  Привезти из деревни свиную шкуру дочке в подарок - хуже некуда.
  Но я всё равно люблю своего папу, даже ржущего и немного свихнувшегося на антиквариате.
  Папа со свиной шкурой направился в мою комнату, мой Дворец!
  - ЭЭЭЭ! - я крестом раскинула руки в сторону, загородила дверь. - Ни за что!
  Пусть шкура живёт у тебя. Она дорогая, а я случайно испачкаю историческую ценность, культурное наследие русской деревни.
  - Алёна! Шкура повисит у ТЕБЯ, а после генеральной уборки и ремонта мы её заберем! - Мама вышла из кухни, посмотрела на шкуру, прищурила правый глаз.
  Оценивала шкуру для продажи на аукционе Сотбис?
  Мама не сошла с ума в деревне, не ржала, но в генеральной линии поддерживала папу.
  Мы - девушки - крепче мужчин, поэтому - опора семьи.
  Я вздохнула и пропустила торжествующего отца со свиной шкурой.
  Впустила козла в огород.
  Нет! Не козла, а - кота в рыбную лавку.
  Папа взобрался на мой стол, наступил на плюшевого зайчика, самого дорогого в Мире... для меня.
  - Осторожно! Ботинки бы снял, медведь! - я с силой трех богатырей выдернула зайчика из-под ноги папы.
  Голова игрушки повисла на ниточке.
  Мой зайчик!!!
  Я не догадывалась, что он - первая жертва свиной шкуры.
  Ночью я спала очень плохо: ворочалась, часто просыпалась, ужасалась одному сну с продолжением, вообщем, спала, как старушка.
  Проснулась помятая, несвежая, не четырнадцатилетняя девочка, не старуха, но - чувствовала себя, как кочан свежий молодой крепкий, по которому проехал рейсовый автобус "Волжанин".
  Долго лежала, вспоминала липкий сон - четкий, с подробностями.
  Во сне я долго шла по чёрной тропинке и вышла на поляну с дискотекой.
  На соснах подвешены огромные динамики и авиационные прожектора.
  На поляне толкаются мальчики и девочки, радость и веселье, как на холи.
  Почему бы и мне не потанцевать - покажу свою красу лесным танцорам?
  Анжелика, наверно, осталась дома или уехала в гости - во сне я не знала, где сестра.
  Танцевала я рок-н-рол, а музыка играла классическая, из балета или из оперы, где все пляшут и руками машут.
  Напридумывали опер и балетов - девочке не разобраться вовек.
  В Мире столько ненужной ерунды, что не хватит жизни прочитать по строчке о каждой вещи или событии.
  После танца ко мне подошла девочка, примерно моего возраста - очень красивая.
  Я знаю, что самая красивая девочка в Мире и во всех Галактиках - я!
  Остальные - если красивые, то не дотягиваются до моей Звездной красоты.
  Девочка - красивая, но нет в ней моей шикарности...
  Что-то я увлеклась собой!
  У лесной незнакомки угольные длинные волосы, зеленые изумрудные глаза, обтягивающее платье, как вторая кожа.
  На голове девочки корона из чёрного металла.
  Я не химик, не определю - металл, или углепластик, или углеводород.
  Но короны обычно изготавливают из драгоценных металлов - золото, платина, и - для нищих Принцесс - из серебра.
  В центре короны вделан черный камень, похожий на глаз гигантского носорога.
  Почему - носорог или бык? Если подумала во сне - носорог, значит - носорог!
  - Ты получила от папы бесценный подарок, Алёна Собакина! Отец подарил тебе свиную шкуру! - девочка взяла мою ладошку ладонью правой руки; её ладонь - ледяная, температуры жидкого азота. - Ты - избранная!
  Я в ответ засмеялась и попыталась высвободить руку.
  Девочка свою ладонь не разжала.
  А я уже побежала в круг! Танец! Зажигательный танец, а музыка печальная, таинственная.
  - Под реквием танцуют польку-бабочку! - девочка говорила издалека, но я слышала каждое её слово, словно между нами не гремели колонки и не колыхалась стена вопящих и хрипящих танцующих.
  Я чувствовала тяжесть массивного браслета на своей руке.
  Оказалось, что не браслет, а - ладошка девочки оторвалась и осталась на моей руке
  - Ты потеряла руку! - я засмеялась, оторвала ЕЁ ладошку и помахала обрубком в воздухе - так солдат размахивате белым флагом.
  - Ой! А я и не заметила! - девочка захохотала в ответ, показала два ряда ровных белых идеальных зубов - жемчуг, а не зубы! - Сейчас заберу, а то с одной рукой неудобно собирать землянику.
  Девочка направилась ко мне, и танцующие поспешно - как пингвины перед вездеходом - расступались перед ней.
  Ледокол прорубает дорогу в тонком льду.
  Девочка приладила руку на обычное место, пошевелила, любовалась СВОЕЙ приросшей рукой.
  - Сегодня скучные танцы, не танцы, а - похороны! - девочка кивнула головой в сторону осинника.
  Под трепещущими осинками штабелями стояли черные гробы.
  Склад гробов в лесу?
  - Приходи, когда покойники оживут и вылезут из могил!
  Они умеют и любят танцевать со Звездами! - девочка улыбнулась мне и снова взяла за руку - другой рукой.
  Вторая рука - горячая, пламенная.
  - Не отвалится? - я качнула головой, показывала взглядом на руку девочки.
  - ЭТА рука не отвалится. Её бензопилой "Дружба" не отпилишь.
  Многие пробовали, пила ломалась, а рука - без единой царапинки! - Девочка произнесла с гордостью и потянула меня из круга танцующих.
  Лица отдыхающих менялись: носы вытягивались, уши вырастали и обвисали лопухами.
  Люди превращались, но во сне я не поняла, в кого!
  Через мгновение музыка и рев дискотеки пропали: либо дискотека исчезла, либо мы за миг во сне переместились на огромное расстояние.
  Деревья огромные, в свете Луны - черные, казалось, что они вырастают из тьмы.
  Я бы не обхватила самое тоненькое деревце.
  - Мы пришли, Алёна Собакина! - девочка наклонилась и раздвинула руками ветки кустарника. - Жаль, что ты не захватила с собой свиную шкуру.
  Она спасает от огненного дождя.
  Девочка отпустила мою ладонь и осталась у входа, застыла, будто неживая.
  Я смело шагнула в пещеру, надеялась, что наткнусь в берлоге на спящего медведя, а рядом с медведем кадушка с медом.
  Не люблю мед, но лучше мёд, чем свиная шкура.
  Зачем я полезла в таинственную пещеру?
  Что во сне мной двигало (подталкивало в спину невидимыми кулаками)?
  Любопытство, или необыкновенный академический ум фотомодельной школьницы?
  Я шла весело, насвистывала последнюю услышанную мелодию - погребальную, реквием.
  Девочки не свистят, свист - принижает, снимает пыльцу очарования с модели, но во сне я позволила себе шалость.
  Свистишь - денег не будет!
  Но у меня нет денег, а из ничего ничего не вытечет!
  Проход выбит в скале, или вылит - гладкие стены.
  Казалось, что я спускаюсь на станцию метро.
  Через уйму времени, а во сне - столетие равно минуте - я вошла в огромный подземный огород!
  От горизонта до горизонта тянутся зеленые грядки, и розовыми островками виднеются маленькие аккуратные пряничные дома.
  Неплохо живут подземные рудокопы, садоводы, огородники!
  Своё подземное Солнце, лазурные пещерные облака и запах - запах...
  А запах отвратительный, словно обезьяна украла ведро помоев, скушала, а затем умерла от разрыва желудка.
  Тяжелый запах тлена не гармонировал с очаровательной природой, имя которой - Совершенный Огород!
  Из пряничного домика на краю бахчи вышло существо в плаще с капюшоном!
  На груди таинственного незнакомца висела белая табличка, со словами, написанными красным:
  "Фауст Гёте"!
  Неужели, слова нарисованы кровью?
  Чьей кровью? Моей? Фауста Гёте?
  И, что из них имя, а что - фамилия? - Фауст - имя? Или Фауст - фамилия, а Гёте - имя?
  Я застыла, даже не удивилась арбузу на ножках.
  Арбуз сошёл с грядки, оглушительно треснул, словно в него охотник влепил заряд дроби из тульского ружья.
  Внутри зеленого краснела и двигалась арбузная мякоть, похожая на свиную вырезку.
  Дверцы остальных домиков распахнулись, будто от удара копытом, и... на этой сценке я проснулась, или перешла в другой сон.
  Обидно, потому что не узнала, что или кто прячется за дверями чудесненькие кукольных домиков.
  Я принюхалась: смрад из сна усиливался, давил чугунными ведрами с навозом на мозг и на нос.
  - Папа! Убери ЕЁ немедленно! - я завизжала!
  Когда меня назначат главной фотомоделью Вселенной, тогда придется соблюдать некоторые правила поведения для красавиц.
  Я и сейчас обвешана правилами, как новогодняя ёлка игрушками.
  Но большинство правил нарушаю, потому что девочке прелестнице позволено почти все, что не позволено свинке.
  - Папа! Свинья! - крик мой вышиб дверь в комнату. - Не совсем ты, папа, свинья!
  Я имела в виду, что твоя свинья... свиная шкура воняет, словно в ней сдохло сто свиней!
  - Зачем кричала, если шкуру никто не украл! - папа прошел мимо меня, долго любовался свиной шкурой на стене.
  Возможно, что папа остался бы с ней навсегда, но мелкое существо - неприметное, на которое папа обратил меньше внимания, чем на свиную шкуру, мешало папе получать эстетическое удовольствие от созерцания свиной шкуры.
  - Я думал, что с НЕЙ что-то случилось! - папа не беспокоился, что со мной может произойти беда.
  Нет, он опасался за целостность и сохранность свиной шкуры - достояния страны! - Она слегка пахнет после деревни. Не выветрилась, не акклиматизировалась! - папа говорил о свиной шкуре, как о живой.
  - Слегка пахнет? Городская канализация меньше смердит, чем ТВОЯ свиная шкура, папа! - я обозлилась, из образа куколки перешла к роли Принципиальной Девочки. - Из-за вони мне всю ночь снились полукошмары.
  - Алёна! Почему у тебя в комнате дурно пахнет? - мама с селедкой в руке протиснула голову в комнату, целиком не входила.
  Опасалась, что вонь материализуется и ударит её дубиной в нос.
  За спиной мамы сестричка Анжелика получала высшее удовольствие от съемок фильма.
  Мы актеры, а режиссер - свиная шкура.
  - У меня? Дурно пахнет? Почему?!! - я раскрывала рот и закрывала, наверно, со стороны сейчас похожа на селедку. - ВАША свиная шкура меня доконает, убьет!
  - МДА! Попахивает... старыми архивами.
  Шкура нуждается в просушке и заботе!
  Желательно в полутемном хорошо вентилируемом сарае с душистым свежим сеном, мятой, лимонными и апельсиновыми корками. - Папа в первую очередь заботился о шкуре, словно она носит его фамилию.
  - Папа, вместо свиной шкуры, помести меня в этот чудесный сарай с изумительными запахами.
  А вы, дома нюхайте, вдыхайте свиную шкуру - земля ей чистым листом для написания новой истории нашей семьи. - Я прошла мимо папы и мамы, надула помидорные щеки перед Анжеликой.
  Пусть сестричка гадает, зачем я надула щеки.
  За завтраком папа щедро наложил мне на тарелку вареного лука с вареной морковью, и немножко свиной поджарки.
  Блюдо называется - "мясо по-деревенски"!
  Я ненавижу вареный лук и морковь, когда вижу разварившуюся луковицу, то мечтаю, что запущу её на Луну.
  И пусть она с Луны свалится на голову гурмана - любителя вареного лука.
  Я без стеснения свалила лук и морковку в помойное ведро, рассмотрела кусочки мяса - неаппетитные, потому что сварены, а не поджаренные.
  Мама с осуждением покачала головой и с доброй улыбкой (взрослые, перед тем, как сказать неприятное детям, улыбаются): произнесла:
  - Разваренный лук помогает пищеварению.
  Вареный лук - богатый источник витаминов А, В, С, фтора, железа, магния, кальция, серы, флавоноидов и эфирных масел.
  Вареный лук не вызывает раздражение слизистой, поэтому врачи рекомендуют вареный лук больным панкреатитом.
  В вареной моркови...
  - Мама, я полностью с тобой согласна! - я опустила глаза, отодвинула тарелку - пусть вареную свинину кушают свинки, с которых содрали шкуру.
  Согласиться с взрослым - лучшее средство борьбы с занудностью. - Представь, что на первом свидании папа повел бы тебя в ресторан и предложил бы тарелку вареного лука с морковными котлетами.
  Официант зачитал бы тебе список полезных веществ в вареном луке, а папа радостно постукивал бы вилкой по столу в такт словам официанта.
  Я думаю, что после посещения ресторана ты бы вычеркнула папу из списка своих ухажеров.
  - Почему я бы стучал вилкой по столу? Что за глупости, Алёна? - папа после поездки в деревню потерял часть юмора. Комары и мошки ядом отключили часть мозга, которая отвечает у папы за шутки. - Вилкой стучат дети и невоспитанные взрослые с неполным средним образованием.
  - Что только не придумаешь, чтобы поспорить с родителями, - мама ушла от ответа (прогнала бы она жениха, если бы он при знакомстве угостил её полезнейшим вареным луком, напоминающим медузу?) - АХ! Я вспомнила!
  Бабушка давно ждет лекарство; я купила, а никак не передадим, словно живем в разных частях земного шара. - Мама обрадовалась, улыбалась, и её улыбка меня обеспокоила. - Алёна! Сегодня - суббота, отличный день для путешествия.
  Съезди к бабушке, захвати лекарства и свиную шкуру для просушки.
  Думаю, что два-три дня - достаточно, чтобы из шкуры выветрился дурной... специфический запах, и шкура задубеет на ветру и аромате целебных трав. - Мама в благодушном настроении даже не отобрала у меня кусок торта, величиной с дом.
  Родители по древней шумерской привычке (шумерское, потому что значительно звучит) полагают, что сладкое и другое вкусное нужно кушать только после невкусного.
  Всё невкусное считается полезным, а вкусное - вредным.
  - К бабушке? Отлично! Но полдня туда, полдня обратно в воскресной электричке: в жаре, в толкучке - БРРР! - я встала из-за стола, направилась с тортом в свою комнату-ресторан.
  Люблю смотреть видео и закусывать Спанч Боба сладостями.
  Фигура у меня идеальная, потому что я девочка, и оттого, что соблюдаю диету.
  После кусочка торта мне придется целый день кушать только глазами.
  Но голодовка - после... А сейчас...
  - Алёна! Допей чай и собирайся! - мама остановила мои мечты.
  Её голос цепью окутал меня. - Пока доедешь, пока развесишь шкуру.
  Я предупрежу бабушку, чтобы она никуда не уходила, а подготовила сарай для косметической операции! - Мама решительно опустила руки на стол - ударила по невидимым клавишам пианино.
  БАБАБАБАХ!
  Анжелика расплылась в медовой улыбке!
  Меня отправляют на электричках в выходные в Подмосковье, бросают в озверевшую толпу дачников-неудачников.
  Удачники на пароходах по Москве реке катаются в выходные, а дачники на огороде борются гигантскими колорадскими жуками.
  - Во вторник вернешься! - папа закатил глаза в потолок, подсчитывал губами и на руках. - Сегодня вывесишь шкуру; воскресенье, понедельник, вторник...
  Нет, в среду привози её обратно!
  - В среду? - я и Анжелика вскричали одновременно!
  Я - с кошачьим восторгом, Анжелика - с мертвым негодованием и удивлением.
  - Я тоже повезу свиную шкуру! - Анжелика под шумок переложила вареный лук и морковь папе на тарелку, совершила подмену, отдала самое дорогое, что таится в варёном луке.
  - Нельзя! Уроки в школе пропустишь! - мама подняла чайник и опустила, словно он весил сто тонн.
  - А Алёна? Она не пропустит? - Анжелика боролась за своё право прогулять школу по уважительной причине - отвозила свиную шкуру на проветривание.
  Наступил мой миг волшебной победы.
  - Если свиная шкура плохо просушится, то нужно её снова отвезти потом.
  Может быть, каждый месяц на два-три дня на профилактику! - кусочек торта в моей руке предательски дрогнул.
  Восторг волнами розового масла выплескивался из ушей.
  Руки дрожали от счастья, словно меня било электрическим током.
  В среду вернусь в пустой электричке, а понедельник и вторник в школе пропущу - оторву от себя ценный пласт знаний. Восторг!
  Конечно, не узнаю много полезного и интересного из школьной программы: настолько полезного, что в мозг не умещается (и через неделю не вспомню).
  - Нееееет! Я тоже поеду! - Анжелика пружинкой вскочила, покраснела - прожгла меня взглядом насквозь и побежала в свою комнату.
  То ли рыдать в подушку, то ли собираться - назло родителям.
  Родители у нас - гранитная скала.
  Если сказали - "нет", то даже, вопреки здравому смыслу не переделают "нет" на "да".
  Я отправляюсь на мини каникулы, одна, без сестренки!
  Мы говорим "к бабушке", а не к дедушке, что несправедливо.
  Бабушка - царица, дедушка - холопчик!
  Они проживают в загородном доме за Одинцово.
  Дедушка бегает по магазинам, готовит еду, делает мелкий ремонт в доме, ухаживает за садом и огородом, записывает бабушку в поликлинику и везде её сопровождает, словно она - фарфоровая ожившая ваза.
  Бабушка - руководит, а руководитель не опускается до мелочей жизни.
  У руководителя уйма свободного времени, поэтому бабушка очень любит долгие разговоры о ни о чем!
  И я люблю затяжные ливневые разговоры, особенно о своей красоте и модельной походке, но некоторые непонимающие полагают, что это - "Беседа о ни о чем"!
  В доме бабушки мир и понимание; дедушка и бабушка меня обожают, а я их люблю больше, чем наряды!
  Если учесть, что наряды и красота для меня - всё!
  Единственное, что испортит чуть-чуть поездку - свиная вонючая шкура, будь она трижды... шкура.
  Я побежала в свою комнату, мечтала, что шкура... убежала.
  Или в вагон электрички ворвутся террористы и отнимут у меня ценную папину и мамину свиную шкуру.
  Волны удушающего смрада били меня в грудь.
  Но я продиралась - так русский богатырь сражался с дующей огромной головой.
  Потянула ручку двери, задержала дыхание перед прыжком в жуткую вонь.
  Вдруг, услышала в своей комнате отчётливое:
  - ХРЮ-ХРЮ!
  Анжелика прикалывается надо мной.
  Наверно, напялила свиную шкуру и стоит около двери на четвереньках, изображает свинью.
  Ради шутки сестра перетерпит адскую вонь.
  - Жела! Не дури. Я знаю, что ты - свинья! - я приоткрыла дверь, опасалась, что сестра набросится и испугает меня до потери двух, трех драгоценных волос.
  От воплей Анжелики у нормальных людей выпадают волосы.
  От моих криков - только зубы вылетают веером. Шучу!
  - Кто - свинья?! - за спиной громыхнул барабан возмущения.
  Я резко обернулась: сестра стояла - кулаки в бока, ноги бесконечно длинные эффектно расставлены.
  Девочка модель даже простую позу превратит в картинку.
  - Ты? Ты здесь? А кто же хрюкает в моей комнате? - голос мой предательски дрогнул, истончился до рыбьего писка. - Папа подшучивает?
  Ну, не мама же!
  Я распахнула дверь, вошла в комнату, поскользнулась, потеряла равновесие, превратилась в срубленную елку.
  Чудом не ударилась головой о стол, упала на кровать.
  Свиная шкура лежала на полу - на ней я прокатилась, как по льду на коньках.
  Свалилась со стены. Ветром сдуло? Привидения шалят?
  Призраков я видела раньше - они безобидные (если не приставать к привидениям, не мучить уроками и не отнимать у призраков их семейное золото).
  В комнату вбежали папа и мама - с вопросами в глазах.
  - Алёна услышала хрюканье, а затем поскользнулась на свиной шкуре и закричала от ужаса! - Анжелика солгала, враньем усиливала эффект моего падения.
  - Ты наступила на шкуру? - заботливый папа упал перед шкурой на колени - так раб кланяется царице. - Смотри, куда ступает твоя бесчувственная нога!
  Разорвешь по глупости, из-за невнимательности испортишь ценный экспонат! - Папа бережно поглаживал свиную шкуру, растягивал её, улыбался - счастливчик на празднике искусств.
  
  Через полчаса родители вручили мне ценный сверток со свиной шкурой и лекарства для бабушки!
  Ох, не шкура, а свинцовая болванка.
  - В среду, или в четверг вернусь веселая и отдохнувшая, свежая - персик!
  Посмотрю по степени задубения шкуры! - говорила родителям, а улыбалась Анжелике. - Созвонимся!
  В чудесном настроении я вышла из дома.
  Выбежала, если бы свиная шкура якорем не тянула на дно.
  Когда проходила мимо помойки, то представила, как бросаю шкуру в мусор, и дальше - отдыхаю со спокойной душой и беспокойной совестью.
  Домой мне лучше не возвращаться, отправлюсь на Байкало-Амурскую магистраль дорожной рабочей!
  - КАРРРРР-КАРА! АД! САТАНА! - вдруг, черное хлесткое ударило меня по лицу.
  В плечо вонзились иголки, поднялся вихрь тьмы.
  - КАРА! КАРА! АД! - доносилось из урагана.
  - Адольф! Адольфио! - непонятное слово вливалось в поток тьмы.
  Адольф Гитлер восстал из ада и набросился на меня?
  Началась Четвертая или Пятая Мировая Война из-за свиной шкуры?
  Я бросила шкуру, размахивала руками - крыльями ветряной мельницы.
  Безумно страшно, когда тебя избивает посланник тьмы.
  Липкий пот слетал с меня и уносился в торнадо.
  - Адольф! Успокойся! - из ужаса выплыло широкое смуглое лицо с тонкими усиками сома.
  Гитлер растолстел, округлился на том свете!
  - Девочка! Зачем ты испугала Адольфа?
  Адольф хороший! Адольф умный! - мужчина держал в руках огромного ворона или ворону.
  Пусть птичницы с куриной фермы классифицируют кур на ворон и вОронов.
  Я - красавица, школьница. Мне по плечу только конфетки, туфельки и платьица, а не монстры со стальными крыльями и железобетонными клювами.
  - Увидел вас и набросился, словно с ума сошёл! - мужчина степной внешности поглаживал птицу по голове, с укором смотрел на меня, как на огородное пугало, которое ожило и мешало воронам клевать горох. - Вы еще добавили испуга: отбивались.
  Ничего страшного, если на вас присела птичка.
  Не заклевал же он вас до смерти!
  - Спасибо, что не заклевал! - я взглянула в угольные глазки вОрона по кличке Адольф. - Наверно, он влюбился в меня и по-вороньему чудно выражает свои чувства.
  Я нравлюсь птицам, потому что я птичья фея. - Ирония лилась из меня потоками горной реки.
  Страх, сковавший руки и ноги, уходил, тело отмораживалось, взгляд испепелял владельца птички.
  - В степи, дома я любил соколиную охоту.
  А в городе - где поохотишься? И сокола город сгубит.
  Воспитал Адольфа соколом.
  Из плохих людей часто получаются хорошие воины, значит, и из вОрона сокола-убийцу воспитаю! - мужчина сюсюкал с Адольфом.
  Два неразлучных друга - человек и бешеная птица!
  Обо мне забыли, и это - хорошо!
  Пожаловался бы он в партию зеленых на меня, что я хотела убить Адольфа.
  Зеленые долго бы не разбирались, устроили мне головомойку за фашизм в Мире животных.
  Невиновная превратилась бы в виноватую!
  Я подняла ненавистную свиную шкуру, потащила её к автобусной остановке.
  Родители замотали драгоценность в сто слоёв целлофана, но то ли Адольф порвал обертку когтями, то ли она сама разошлась от тяжести и адской вони.
  Появился незабываемый запах протухшего на солнце дохлого кабана.
  На меня оглядывались прохожие, сравнивали утонченную красавицу с ходячей помойкой!
  Навстречу Заре Счастья брела девочка с растрёпанными волосами, зловонным свертком и очаровательной настороженной улыбкой.
  В метро я проехала спокойно, лишь две женщины с ужасными выражениями на лицах - словно их только что выпустили из клетки - зажали носы и выбежали из вагона.
  Они подозревали, что вонь исходит от рыбака в грубых сапогах и пятнистой форме хамелеона.
  В электричке я протиснулась на свободное место и достала мобильник.
  Родители рассказывали, что раньше в электричках на лавке помещались три человека, потому что предназначено для троих.
  Но в последнее время люди от хорошей жизни набрали вес и объем, поэтому на трех сидениях с трудом усиживаются два человека, а иногда - один и сумка.
  На худенькую девочку смотрят, как на врага, оккупанта.
  Но я никогда не втискиваюсь между двух скал с избыточным весом.
  Двухсоткилограммовые тетеньки и дяденьки задавят, не заметят пятидесятикилограммовую девочку модель.
  Напротив сидели муж и жена - с трудом умещались на трех местах.
  Они с ненавистью разглядывали меня, видели во мне источник запрещенной еды.
  Каждый больной полагает, что во всех его бедах виноваты другие люди; люди с избыточным весом обвиняют в своём ожирении плохую пищу, генномодифицированную.
  - Я в электричке! Нормально сижу! - позвонила маме, отчитывалась. - Воняет только, как в свином хлеву.
  Никакой вентиляции, а у кого-то из пассажиров свинья протухла. - Я нарочно произнесла громко, театрально, чтобы пассажиры не подумали на мой сверток.
  Девочка не позволит себе перевозить зловонные тухлые колбасы.
  Жара в вагоне раззадорила свиную шкуру.
  Вонь поднялась помоечная.
  Не брожу по помойкам в поисках жемчуга, но где же еще воняет, если не на помойках?
  Пассажиры переглядывались, молча обвиняли друг друга.
  Видели в каждом источник смрада.
  Наконец, первые переселенцы поднялись со своих завоёванных мест и отправились в другой вагон - на поиски чистого воздуха.
  Я бы побежала с ними, но источник вони преследовал бы меня - так влюбленный балерон бегает за оперной дивой.
  С соседних мест тоже исчезали пассажиры, уходили к лучшей доле.
  На очередной остановке напротив меня присела Баба Яга.
  Я сразу называю людей по картинкам, по ярким образам.
  Долго и мучительно описывала бы старушку: платок в жару, нос большой, лицо сморщенное, шерстяная серая кофта, юбка синяя, мешочки, узелки, свертки.
  Не обижу старушку сравнением, потому что Баба Яга - в отличие от обычных старушек - живет тысячу лет.
  - Здесь очень воняет! Наверно, под лавкой котик умер! - я округлила миленькие глазки, хлопала шикарными веерными ресницами.
  Надеялась, что старушка испугается кладбищенского смрада и уйдет - ей место уступят!
  - Чёрт у тебя в мешке помер, а не котик под лавкой! - старушка зыркнула - не посмотрела, а зыркнула - маленькими блестящими глазками.
  Глаза выглядели очень молодо. Старушка накопила на косметическую операцию, но денег хватило лишь на молодой задорный блеск глаз?
  Я задохнулась от изумления, прочистила горло кашлем.
  Промолчу, а то старушенция потребует, чтобы я раскрыла сверток со свиной шкурой.
  Меня тогда пассажиры обольют клеем "Момент" и вываляют в перьях за насмехательство над дачниками.
  - Не понравилось ей в твоём доме, поэтому ищет новое жилище! - старушка наклонилась ко мне, дыхнула ароматом дачного чеснока и прошлогоднего кваса.
  - Кому не понравилось? - я медузой сползала с сиденья. Догадывалась, КОМУ.
  Но откуда бабка знает о свиной шкуре? И знает, очевидно, больше, чем мои родители!
  Она - ведьма?
  - Иисус вселил бесов в свиней! - старушка погрозила мне пальцем, наверно, прогоняла мелкого беса с моего носа.
  Я успокаивалась, потому что старушка, наверняка, в каждой воне подозревает черта.
  За молоком на плите не уследила - чёрт виноват!
  Три часа гуляла с подружкой, а потом ноги болели от усталости - чёрт ноги заколдовал.
  Старушка продолжала меня поучать, не останавливала ни на миг оживший палец.
  Натянула бы на палец игрушку из Икеа, и показывала мне кукольный спектакль.
  - Кто оденет свиную шкуру, тот превращается в черта.
  У одних людей вырастает свиное рыло, появляются копыта и рога.
  Другие - внешне не изменяются, но они - черти! - старушка достала из узелка луковицу (опять лук!), откусила (я с удивлением отметила, что зубы у старушки крепкие и острые, молодые зубы, хищные). - Сосед в нашем подъезде появился, из земли вырос.
  Говорил, что с трудом накопил денег на первый взнос на ипотеку на однокомнатную квартиру в Одинцово.
  По нему видно, что мается - с утра до вечера на работе, зарабатывает - не ахти, потому что худой и бледный, съедала его работа.
  Несколько месяцев назад он неожиданно покупает трехкомнатную квартиру рядом с моей - чёрт противный!
  Раньше взносы по кредиту с трудом осиливал, а потом за наличные купил трешку, как клад нашёл. - Старушка протянула мне надкусанную луковицу, предлагала откусить от источника витаминов и нуклидов, или - как они называются - другие полезные вещества в луке.
  Я вежливо отказалась, а старушка с пониманием усмехнулась.
  - Правильно, Алёна, что не трапезничаешь с незнакомыми бабушками!
  Белоснежка откусила от ядовитого яблочка и в гроб свалилась преждевременно.
  Белоснежку воскресили, но она уже не девушка, а - ходячий мертвец!
  - Откуда вы знаете моё имя? - я внимательно перебирала на полках памяти файлы с лицами: может быть, старушка - знакомая моей бабушки.
  Меня - красавицу - запомнила, а для меня пожилые люди - все на одно лицо, как братья и сестры из ларца.
  - Не знала имя, но у тебя на лице написано - Алёна!
  Глазки голубенькие, личико овальное, фигурка стройная, воздушная.
  Ноги длинные - шестом не измеришь, прыгунья через тебя не перемахнет.
  Если бы ты коротко подстригла волосы, выкрасила в черный цвет и прибавила килограммов пятьдесят, то тебя называли бы Снежаной! - Старушка доела луковицу - убила Чиполлино. - Свиная шкура много вреда приносит.
  Я сразу догадалась, что сосед купил на барахолке свиную шкуру.
  Она исполняет желания.
  После каждого желания свиная шкура съеживается, уменьшается, подобно острову, уходящему под воду.
  - Вы слишком умны для старушки! И сравнения у вас литературные! - я боролась со страхом. Пожилая, очень пожилая женщина меня пугала.
  - Старушки не всегда рождаются старыми и глупыми, с глазами на больницу! - Баба Яга разгрызла орех фундук. - Сосед думал, что никто не догадается, что шкура ему богатства приносит, исполняет желания, а я - знала!
  Машину купил - "Мерседес", квартиру обставил дорогой мебелью!
  Даже с девушками гулял непростыми, с - балеринами!
  Балерины дорого стоят, не зря себя делали с рождения!
  - Почему у вашего соседа желания убогие? - я развеселилась, даже туча смрада от свиной шкуры не смыла моего хорошего настроения. - Почему купил трехкомнатную в Одинцово, а не золотой Дворец в Париже?
  И машину бы подобрал себе ручной работы, или сто машин и сто яхт, и миллион золотых самолетов.
  Балерины? Фуй! У них ноги вывернуты, одна нога на Запад смотрит, а другая на Восток.
  Сосед пожелал бы Королеву.
  - Ты видела портрет Английской Королевы, Алёна? - старушка ткнула мне пальцем в лоб: больно, обидно и непонятно! - Сосед не загадывал много, потому что чёрт из шкуры не позволял!
  Черти жадные, потому что они - черти! - старушка заключила непонятно.
  Завязала узелок (морской узел?), и в нём (я слышала) кто-то возмущенно пискнул.
  Не уверена, что - возмущенно.
  Не отличу писк радости от писка боли или гнева, но пищал.
  - Кожа от желаний уменьшилась, затем исчезла, и сосед пропал в аду.
  Чёрт его утащил! - Баба Яга посмотрела в окно.
  Электричка подъезжала к моей станции.
  Рассказы обрываются на самом ужасном месте.
  - И... ИИИИИ! ЭТА свиная шкура, - я подняла зловонную тяжесть, пыхтела, не как модель, а - сто паровозов в груди школьницы. - Она исполняет желания? - спросила глупость и автоматически нацепила улыбку Барби.
  - ЭТА свиная шкура воняет! - старушка открыла мне истину, о которой не догадывались сотни поколений китайских философов и пассажиры электрички. - Кто ж её знает - исполнит или нет желание?
  Чёрт любит гадкие шутки!
  
  Я вывались из вагона - потрёпанная вороной, осмеянная Бабой Ягой.
  Дедушка улыбался, и его улыбка разбила все печали и страхи.
  - Лёна! Здравствуй, красавица! - дедушка обнял меня, поцеловал, и усы его обвисли, превратились в тряпочки для мытья посуды. - Воняет от свертка, словно в нём похоронили Куликовскую битву.
  - Дедушка! Я свиную шкуру привезла. Она исполняет желания черта!
  Нет, чёрт исполняет желания шкуры.
  Вообщем, выкинем её на помойку!
  Родители в деревне купили и просят обсушить её и привести в антикварный дорогой вид.
  - Лучше бы мозги свои высушили! - дедушка пробурчал, но не зло, а со стариковским неодобрением, которое иногда можно превратить в шутку.
  
  Мы доехали до нашей дачи. Я называю дом дачей, хотя на самом деле - загородная небольшая уютная резиденция: дом с отоплением, канализацией, кондиционерами.
  Пристройки к дому: сарай, сараюшки, садовый домик!
  Уютно, особенно, если знаешь, что подруги и Анжелика в понедельник отправятся в школу, а я позагораю под яблонями с теннисными мячами яблок.
  - ВРУУУУУ! - овчарка Астон взвыла дурным голосом! - Он рвался ко мне, видел меня, но запах свиной шкуры сбивал моего любимого пса с пути.
  Наверно, в голове Астона щелкало, и пролетали картинки: чёрт похож на Алёну: чёрт спрятался в свиной шкуре, свиная шкура - Алёна, а Алёна - свиная шкура.
  Храбрый Астон поднял голову, рычал, еще раз протрубил ВРУУУУУ! и... трусливо скрылся в своей будке-домике.
  Чудеса: бесстрашная овчарка испугалась свиную шкуру в свертке.
  Умные шерстяные звери видят то, что не замечают люди?
  - Ой! Ой! Несите ЭТО в сарай! - бабушка по-аистовски взмахнула руками и демонстративно вставила ватные тампоны в нос. - Надо же - измываются над бедной девочкой, превратили тебя в Золушку, Алёна!
  Заставили дитя пойти на каторгу и свиную шкуру вручили, чтобы ты мучилась! - Бабушка меня всегда жалеет.
  Ей кажется, что родители нагружают меня непосильным трудом на галерах, запрещают сладости и шалости.
  Дедушка потащил шкуру в сарай, а я прыгнула на бабушку!
  Бабушка целовала меня, обнимала, расхваливала, но затычки из носа не вынимала.
  - Вымойся после дороги и шкуры!
  Хотя, мне кажется, что этот запах намертво въелся в тебя. - Бабушка царственно опустила себя в кресло, а я побежала в ванную.
  Марафонец или спринтер меня не догонит.
  Шутки шутками, а если вонь от свиной шкуры - как татуировка - въестся в кожу?
  В просторной ванной я вечность смывала с себя воспоминания о свиной шкуре.
  Если она не проветрится, то я её обратно не повезу.
  Хотя - прикольно: учительница и одноклассники выбегут за дверь - "Спасите наши души! Вонь нас накрыла!"
   ХМ! Вонючая, смердящая манекенщица супер красавица - новое в слове моды!
  - Бабушка, - я вышла из ванной без кожи. Шутка. Смрад свиной шкуры отступил - так океан откатывает от суши. - Старушка в электричке рассказала мне, что свиная шкура исполняет желания!
  В ней чёрт прячется!
  - Пусть исполняет! Нам нет дела до черта в свиной шкуре! - Бабушка пододвинула ко мне торт. Мой любимый! Атомная бомба с калориями! Целиком! - Первым желанием нашим будет, чтобы шкура перестала вонять, а второе желание - пусть проваливается к своему хозяину - чёрту.
  Родители, если устраивают дома антикварную лавку, обязаны увеличить жилплощадь в сто раз!
  Девочки - феи!
  Нас должно окружать прекрасное: лепестки роз, фонтаны с мятной водой, белые яхты, зеленые острова, лазурные моря, золотые пески!
  А свиными шкурами и овцеводством пусть занимаются мужчины!
  - Зараза! Да чтоб тебя! АААА! - вопль дедушки из сарая вывел нас из благодушного состояния с розовыми облаками.
  Дедушка издалека услышал рассуждения бабушки, и ему не понравилась мысль о скотоводстве?
  Мужчины - странные существа.
  Мы им милостиво разрешаем нами любоваться, а они - вместо благодарности - ругают нас.
  Астон выскочил из своей будки, черно-рыжей молнией ринулся в сарай.
  Обратно - со скоростью той же молнии - вылетел и скрылся в своём доме, в своей крепости.
  Мы с бабушкой переглянулись: две феи на отдыхе.
  Не пойдем же мы - девушки - спасать мужчину.
  Мужчине не понравится, если девушка выручает его из беды.
  Я в кино видела, как главный герой ругался, если девушка помогала.
  Помощь от женщины унижает мужчину.
  Может быть, дедушка так не считал.
  Но мы все равно не пошли, прислушивались к звукам из сарая, к приглушенной брани дедушки, словно он упал, и ему придавили голову подушкой.
  Наконец, он вышел из сарая - победитель темных сил.
  Вид у дедушки памятный, как у девочки по имени Алёна, на которую набросился ворон Адольф.
  В руках дедушки медный таз для варенья.
  Дедушка собирается варить варенье из свиной шкуры?
  - Она! Дрянь вонючая, свалилась на меня.
  Надежно её повесил, прищепками закрепил, а она соскользнула и на голову - ШМЯКОДАСЬ! - дедушка, словно на экзамене по театральному искусству - показывал своё мастерство ругани, а мы - строгие преподавательницы (или преподаватели) развлекались. - Не пойму, как упала.
  Представьте, что на дереве сдохла двухсоткилограммовая горилла, неделю разлагалась на Солнце, а потом слетела на голову путешественнику.
  Я рухнул от неожиданности, сбрасываю шкуру, а она приросла к голове.
  В потемках шарю, и тут - БУМСЬСЬ! - таз на меня падает, и еще подпрыгнул на голове три раза!
  Будто невидимый великан по макушке пожилого человека стучит, превращает в африканский барабан. - Дедушка обернулся к сараю и погрозил рукой - один против злого сарая. - Теперь не свалишься, свиная шкура!
  Попробуй только, погуляй по городу!
  Не слезешь! Обещаю, что не сорвешься с крючков! - Дедушка поговорил со шкурой, присел к столу, потянул руку к жареной курице.
  - В ванну! Немедленно в ванну ассенизатор! - бабушка ударила мужа вилкой по руке. - Запах от тебя, как от Алены до мытья! - и смилостивилась: одна семья. - Я тебе курочку и пиво принесу в ванну!
  - Добрый день! Можно войти? Ой, ну и воняет у вас, словно покойник умер! - В комнату игривой цирковой лошадкой вскочила Лиза - моя подружка по даче!
  Белая маечка с двумя яблоками и зеленым червячком, джинсовые шортики до нуля, снежные кроссовки и жемчужные носочки - стильно, модно, по-школьному и по-дискотечному одновременно!
  У Лизка светлые (золотистые) длинные волосы, но она водопад волос выпускала только на дискотеках и по вечерам среди друзей.
  Остальное время золото волос носила в небрежном пучке, и видимая небрежность - не неряшливая, а - словно Лизок только что вышла от стилиста, который соорудил прическу "Деревенская наивная Принцесса".
  Волосы (на голове) изменяют девочку: с короткой стрижкой или убранными волосами - одна тема, с распущенными длинными - девочка иная, словно сменила паспорт.
  Лизок посчитала приветствие достаточным, прислонилась к серванту и продолжала бесконечный разговор, начатый при её рождении.
  Лиза говорит без остановки, переходит с рельсы на рельсу темы, никогда не замолкает, если её не попросят со слезами или с угрозой.
  Но и тогда молчание её не кажется молчанием, а напоминает разбег перед прыжком в новый разговор.
  Лиза вежливая, выслушивает мнение собеседника, но при этом не замолкает, и получается словесная каша с двумя противоположными потоками.
  Она часто задает вопросы и не ждет от собеседника ответ, сама же и отвечает - так в сибирской глуши отшельники беседуют с кедрами и медведями.
  Если её спросить, то через пару часов в лавине слов можно попытаться найти ответ на свой вопрос, но с трудом, мозг окажется перегружен.
  - Лён, классно, что ты приехала!
  Я на рынке покупала огурцы - нашу сладость.
  Высмотрела зеленые, а продавец накладывает желтые с зеленым, как неспелые лимоны.
  "Ты на свои руки смотри, - говорю продавцу, а он бесстыжие глаза за кепкой прячет. Кепка у него величиной с крышу вокзала. - Треплешь языком, а руки отдельно от тебя живут.
  Что ты мне накладываешь желтые, китайские.
  У китайцев много желтого: Солнце, золото, огурцы".
  А он мне отвечает, наглец, даже рта не раскрывает, а тискает слова сквозь зубы, зажимает их капканом:
  "Зеленые по восемьдестя рублей, а ЭТИ, - хам! грязным скрюченным пальцем тычет в зелено-желтые, - по пятьдесят".
  На пальце у него кольцо золотое с белым орлом.
  Орёл крылья распахнул - вылитая курица.
  Может быть, и курица отлита на печатке, кто их разберет - орлов, куриц!
  - Лиза! Тортик! - бабушка вложила один кусок в руку моей подружки, а второй поднесла к её рту, кормила с тарелочки.
  Напрасно бабушка думала, что кусок рта закроет пробоину.
  Слова хлестали сквозь торт, как вода через тряпичную затычку в дыре в днище "Титаник"а.
  - ФФФФФФ. Яммууяллдджщобльиожфжо ууу! - Лиза прожевала и на почти человеческом языке продолжали перед новой затычкой. - На тебя, Лён похожа!
  Если похожа, то думаю - значит, ты!
  Зебра на зебру похожа, и все знают, что зебра.
  Ты не зебра, я для сравнения привела: в магазине продавцы сравнивают фальшивые купюры и настоящие, и я сравнивала тебя с тобой.
  Вы с дедушкой шли, а у тебя сверток в руках, и от него сияние черное исходило.
  Две собаки рыночные вокруг крутились, крыс и колбасу искали, а сейчас колбаса с крысами - два в одном.
  На собак черное облако из свертка упало, как шубой накрыло.
  Собаки завизжали и даже захрюкали от страха.
  - Захрюкали? - я выпустила ложечку из рук, наклонилась, долго поднимала, скрывала своё волнение и ужас, перекосивший лицо. - Собаки хрюкали, как свиньи на базаре?
  - Хрюкали, а я ушла от того продавца, пусть он свои огурцы продает свиным собакам.
  Пялился на меня, подмигивал, а мне его подмигивания и шуточки безразличны - фанера над Парижем.
  Если огурцы желтые, то и совесть чёрная! - Лизок сделала парадоксальное философское открытие, нашла связь между желтыми вялыми огурцами и черной совестью.
  Академики в МГУ из пальцев высасывают истину.
  Приняли бы на работу Лизка - она сразу бы им план по умностям перевыполнила.
  На сто веков вперед хватило бы материалов и открытий.
  Дедушка ушел смывать с себя грех моего папы - смрад от свиной шкуры.
  Бабушка унесла ему курочку и пиво - для бодрости.
  Без подкрепления и опыта могильный запах за час не сдерешь с себя, разве что - с кожей.
  - Лизок! Ты из-за огурцов сошла с ума.
  Огурцы придумала китайские, потому что желтые.
  Если яблоко красное, то не означает, то оно из меди, а желтые огурцы не китайские.
  Кто же из Китая в начале осени в Одинцово огурцы повезет?
  Самурай нагрузит саночки и - пешком - из Шанхая в Москву?
  Черное облако из свертка, хрюкающие собаки! - я раскачивала подругу, а внутри у меня поселился холод.
  И этот холод сразу не улетучится, потому что - адский, жуткий.
  - Хрюкали! Что я - музыкантша, чтобы не отличила хрюк от лая?
  Если бы собаки пели оперу, то я бы и сказала: выли человеческими голосами "Евгения Онегина", а они не выли, не пели.
  Наш рынок - не сцена Драмтеатра.
  Собаки хрюкали! - Лизок захватила последний кусок торта - остров калорий.
  Лизку повезло с фигурой и обменом веществ: худая, как лист бумаги для принтера, высокая, о диете не беспокоится.
  Сколько ни съест - не толстеет.
  Возможно, что слова уносят лишние килограммы жира.
  - Хрюкали и хрюкали - Мир не перевернулся от хрюканья собак! - Лизок с обожанием и собачьей преданностью смотрела на меня.
  У неё отличное свойство, и за него Лизка любят подружки: Лизок никогда не завидует, не подговаривает подруг против подруг.
  Распахнет наивные голубые глазки и смотрит в упор, словно в гляделки играет.
  Затем, из своей снежной лавины слов выплеснет комплимент, похвалит - и даже не полагает, что похвалила, а добро отметила (плохое Лизок у подруг не замечает, живет в своём розовом Мире).
  - Лён! Вау! У тебя классная маечка! Котятки нарисованы - муси-пуси!
  Дорого купила?
  - В ЦУМе за полторы тысячи на распродаже! - я поправила маечку - наконец-то отметили и оценили мою покупку.
  Я в ЦУМе около полки час крутилась, или сто часов - не важно, если девушка вдохновляется перд покупкой.
  Майка стоила пять тысяч, а на распродаже выставлена за полторы, словно её сбросили со скалы и нарисованные котятки расплющились.
  Я не дурочка из переулочка. Знаю хитрости торговли и рекламы.
  Выставят сторублевую майку или туфли за полторы тысячи, а цена товара - сто рублей.
  Но на ценнике щедро написано - пять тысяч.
  Глупый покупатель попадется на удочку, приобретет сторублевое за тысячу или дороже, и радуется, что окупил на "распродаже".
  Но я умная покупательница, потому что вижу толк и цену сквозь рекламные трюки - так капитан подводной лодки в мощный бинокль на белом поле Антарктиды рассматривает королевских пингвинов.
  Во-первых, материал маечки из ЦУМа - дорогой, не сторублевый!
  Во-вторых, рисунок - АХ! миленькие котятки.
  На дешевых футболках нарисованы ПРОСТО котята, а на дорогих - очень милые котята - муси-пуси!
  Увидишь этих котяток на маечке - купишь за любую цену, потому что они - бесценны!
  Крутилась я около майки, раздумывала, заранее горевала, что не оценят мою покупку родители.
  Они дырявое ведро времен Революции за семь тысяч приобрели, а на майку дочери раскричатся.
  Обзовут моих котяток пошлостью, а по поводу майки скажут.
  "Грош ей цена! Надо же - полторы тысячи на ветер выкинула!
  На "Садоводе" купила бы ЭТУ майку за пятьдесят рублей!"
  И не объясню, и не докажу, но всё равно купила.
  Без чудесненьких шелковых котяток на рисунке мне не жить.
  Лизок - умница, видит талант подружки - то есть мой покупательский талант.
  Если бы мне предложили должность Президента Дома Моды, то я Лизка поставила бы своим главным консультантом, заместителем, вице мэром дома Моды.
  Я вынырнула из океана себялюбования.
  Наверно, много тонн слов упустила из непрерывной речи подружки.
  Кажется, что слова тянутся из Лизка ниточкой.
  Обрезать эту нить, всё равно, что на ткацком станке жизни порвать ниточки Судьбы.
  Но я ухватила за хвост главное.
  - Отвернулась от хрюкающих собак, к тебе побежала, да взглянула краешком глазика на босоножки с золотыми пряжками! - Лизок откусила от сочной груши. Сорт "Дюшес", пчелы и осенние осы с ума сходят от сладости и аромата. - Фружзожотмяиокуас лапужзузхжволовсз!
  Бофоношки...
  Босоножки - прелесть, Золушка обзавидуется на балу с Принцем.
  Я похвалила себя, что не потратила деньги зря на желтые огурцы сорта "Дыня колхозница. Съешь огурец - попадешь в пипец". - Лизок расхохоталась, закинула белые ноги на спинку кресла, сидела боком - удобнее, когда сидишь не по правилам. - Подумала: "Провались ты со своими поддельными огурцами, продавец с курицей на печатке".
  Оглянулась, хотела на него презрительно взглянуть, а его и унесло.
  Унесённый ветром!
  Исчез вместе с лотками огурцов!
  Стыдно ему стало, совесть замучила.
  Всю жизнь Советь терпела спекуляции хозяина, а после моих слов - замучила его.
  Любопытно, что другие лотки - с луком, картошкой, дынями, арбузами, помидорами, кабачками, яблоками - остались.
  Еще на лотках болтался чеснок...
  - Провалился сквозь землю со своими огурцами, как ты подумала? - я растянула резиновый рот. Выталкивала из себя деревянный смех Буратино. - ХА-ХА-ХА-ХА!
  Лизок! Подумала, а твоё желание сбылось, потому что ты - волшебница.
  - Ага! Я даже на секунду не поверила глазам: слишком быстро он ушел с поддельными огурцами, собрался со скоростью пассажира, догоняющего скорый поезд.
  Продавец спринтер. На огуречную Олимпиаду его отправили.
  Представляю, как продавцы бегут стометровку с барьерами, а в руках каждого - корзина с желтыми огурцами.
  ХА-ХА-ХА!
  - ХИ-ХИ-ХИ-ХИ-С! - я имитировала смех.
  Почувствовала, что вены и артерии на моих ногах застекленели, и по стеклянным трубочкам вяло течет застывающая от ужаса кровь.
  Неужели, свиная шкура исполнила желание Лизка?
  Другая девочка подумала бы, что продавец с огурцами в разгар торговли исчез, даже другие лотки оставил.
  Но где вы видели продавца огурцов на рынке, в разгар продаж, чтобы он ушел по своим делам и закрыл торговлю огурцами?
  Бред!
  В Марсианина поверю, в то, что свиная шкура исполняет желания - поверю, но не в убежавшего с рынка продавца.
  Нет! Придумала! И Царскую Охоту в деревне придумала.
  Призраков придумала! Выдумщица я, хоть в школу фокусников меня отдавай!
  - Даже в груди стеснило! Больно, ожог остался, но я всё равно его не сняла!
  - Кого не сняла? Что не сняла? Кепку с продавца огурцов? - я обалдевшая спросила.
  Другая подружка обиделась бы, что её слова пропускают мимо ушей, не обращают на них внимания.
  Другая, но не Лизок!
  Она с охотой повторяет, хоть сто раз начнёт заново, потому что - жизнерадостная.
  Веселому человеку нет на пути преград из обид и тяжелых понятий.
  - Амулет у меня на цепочке, цепочка серебряная девятьсот двадцать пятой пробы! - Лизок проследила взглядом за моей бабушкой в гамаке.
  Бабушка любит лежать в гамаке и смотреть на осенние облака! - Серебро не ржавеет, а ЭТО серебро слегка ржавеет, но я его оттираю содой и зубной пастой!
  - Что за амулет на цепочке? Оберег от волков и призраков?
  - Не знаю, от чего охраняет. Наверно - от всего! Универсальный амулет!
  В универсальных магазинах продают всё, поэтому и амулет может быть универсальным, как магазин - от всех болезней.
  Продавец мятых желтых огурцов провалился сквозь землю со своими огурцами.
  Я тебя ищу. С дедушкой вы развили крейсерскую скорость.
  На тройке лошадей вас не догнать.
  Побежала к тебе, а в груди кольнуло, словно шилом ткнули.
  Никогда меня шилом не кололи в грудь, но, если бы ткнули, то я уверена - боль та же самая!
  После укола - защипало, заболело, будто углём прижигают или клеймо на корову ставят.
  В Америке коров клеймят. Да, клеймят. Больно, наверно, коровам.
  Если бы я родилась коровой, и меня клеймили, я, наверно, повесилась бы от ужаса.
  Под амулетом кожа горела.
  Я за цепочку дернула, за амулет схватилась, а он - раскалённый, словно сковорода с яичницей.
  Если много масла налить на сковороду, или шкварки свиные бросить, то температура сковороды повысится, как у холерного больного.
  Что за болезнь - холера?
  У моего дедушки любимое ругательство: "Холера его побери"!
  Меня не ругает, а так - слова пуляет в небо, на всякий случай!
  - Под амулетом что, Лизок? - я не работаю водителем трамвая, но часто вижу, как девушки водительницы, или кондукторши (кто их знает? названий профессии много, а водительница одна на все названия) ломиком или кувалдой переставляют стрелки на рельсах.
  Сейчас я с титаническим трудом пыталась перевести стрелку разговора, вернуть к теме амулета.
  - Под каким амулетом? Под дедушкиным амулетом?
  Мой дедушка не признает амулеты, не верит в чертей и призраков.
  - Нет, не под амулетом твоего дедушки.
  Под твоим амулетом кожа пылала, и амулет раскалённый! - героическое усилие кондукторши словесного трамвая.
  - Да, амулет горячий! И под ним - ожог. - Лизок задрала майку и показала амулет - кружок с непонятными линиями и буковками.
  Возможно, что в природе подобной письменности не существует, а создатели "амулета" сами придумали буквы волшебного алфавита.
  ХМ! Если придумали, то значит - теперь существует новая письменность!
  Я приподняла амулет и увидела красное пятно, словно от Солнечного ожога.
  Солнце под амулетом?
   - У меня жених появился. Новый! - Лизок ошарашила и опустила майку, закрыла дверь в тайну ожога.
  При слове "жених" у меня сразу пропал интерес к продавцу вялых желтых огурцов из Китая, к амулету, который сначала обжигает, а затем остывает, к свиной шкуре.
  Кстати, почему она не воняет? Притихла от испуга, что её сожгут на жертвенном костре?
  - Да ты что! Ухажер? - Я с восторгом придвинулась к подружке, чтобы ни одно драгоценное слово не улетело в пустоту Космоса.
  Лизок нравилась мальчикам... внешне.
  Они подластивались, приглашали в кино, на дискотеку.
  Но исчезали загадочно со скоростью провалившегося сквозь землю продавца с золотой куриной печаткой.
  Не насовсем мальчики исчезали, иначе Лизка называли бы "черной невестой".
  У "черной вдовы" мужья умирают, а у "черной невесты" - женихи убегают на кладбище и заживо себя хоронят.
  Мальчики - слабаки - не выдерживают ураган слов Лизка.
  А на свидании Лизок не замолкает даже для разгона дыхания.
  Мы, подружки, можем часами или веками стоять у витрины, а затем - опять же бесконечность времени - обсуждать туфельки или платье.
  Или шикарную маечку - муси-пуси - с изумительными котятками. Расцеловала бы их в розовые и черные носики. АХ! Котятки! Умница я!
  Разумница, что купила эту маечку в ЦУМе.
  Родители не спросили о цене, и их невнимательность спасла меня от казни.
  Мы, девочки, натренированы говорить и слушать, а мальчики закипают самоварами, из ушей дым валит.
  Поэтому новый жених Лизка меня заинтересовал.
  Нет, не сам мальчик. Я не хожу на свидания, полагаю, что еще рано.
  Свидания отнимают много времени, которое девочка может с пользой провести в своё удовольствие: мультики, беседа с подружками, экскурсии по магазинам, отрабатывание подиумной походки.
  Мне любопытно, что "жених" не убежал, выдержал наслоения слов Лизка.
  - Я тебя из вида потеряла, задумалась, почему амулет обжигается, а затем он остыл, и я о нём забыла.
  А ты уже с дедушкой скрылась.
  Значит, домой ушли, я - решила сразу забежать.
  Давно не виделись! Сто лет (месяц)!
  Он подходит, наверно, давно за мной подглядывал, а теперь решился.
  Высокий, кожа смуглая, волосы смоляные, взгляд глубокий, до костей меня рентгеном взгляда пробил.
  Одет модно, по-домашнему: джинсы серые, майка синяя без рисунка, тапочки вьетнамки на голую ногу.
  Он такой - "Девушка"!
  А я - такая: "Слушаю вас!"
  Вежливо отвечаю, потому что парни тают от умных девушек!
  Он такой - "Погода прекрасная".
  Я такая - "Ага! Погода всегда прекрасная.
  У медведей на Аляске спросите или у рыб.
  Они любят погоду. Погода и на Луне погода.
  Если гидрометцентр приказал, то погода подчинится его приказу.
  Генерал приказывает солдатам, а метеоризмологи... метрологи... как их, ну - погодники... приказывают Солнцу и ветру.
  Сказали - завтра дождь, значит дождь - хочет или не хочет - приплывет завтра на тучке.
  Артисты на лимузинах разъезжают, на шикарных авто.
  Киркорова видела в лимузине.
  Длинный Киркоров, и машина длинная, словно её растянули на станке".
  - Лизок, понимаю, ты жениху рассказывала, а он - что? Радовался? Раскис помидором на Солнце?
  - Да, я ему понравилась, потому что глаза закатил.
  Дышит тяжело, майка потом пропиталась, словно его пытали плеткой.
  Но я знаю, что не пытали, потому что пытки отменили.
  От любви он вспотел, и глаза его закатились шарами - тоже от любви.
  На "Нашествие" меня пригласил.
  - На "Нашествие"? И как же он пригласил, если туда вход свободный, как в общественный музей?
  - Запросто пригласил. Я такая - "На "Нашествие" сегодня придете вечером, часикам к пяти.
  Сейчас жарко - голова лопнет от огня и музыки, а после пяти часов - самое удобное время.
  Подружка моя любимая приехала (приятное тепло разлилось от головы к рукам и ногам - Лизок назвала меня "любимой подружкой", ненавязчиво произнесла, и забудет через несколько секунд, но, потому что без умысла и, оттого, что забудет, а потом снова похвалит - мне еще приятнее).
  Я огурцы покупала, выбрала зеленые по пятьдесят рублей, а продавец мне накладывал зелено-желтые, хитрил, а глаза под козырьком кепки скрывал, прятал от меня". - Лизок вдохновилась, пошла на второй круг.
  Рассказ в рассказе, рассказывала "жениху" то, о чем мне рассказала, и теперь рассказывает, что рассказала... Запуталась я.
  - Что дальше? Ты его на "Нашествие" ПРИГЛАСИЛА...
  - Я ПРИГЛАСИЛА? - Лизок засмеялась, раскинула руки в стороны - крылья лебедя. - Ой, осы полосатые, кусайте меня за щеки, - Лизок хлопнула в ладоши, созывал пчел и ос со всех краев Вселенной (я испугалась, что трамвай разговора свернет на насекомых с полосками на теле). - Он меня пригласил без слов, а я лишь озвучила.
  Лопнул бы он от любви, пока осмелился произнести.
  В ответ лишь кивнул и убежал.
  Наверно, за подарком и цветами! - Лизок улыбнулась - Солнечно.
  У меня нет никакого желания доказывать подружке, что "жених" не за подарком скрылся, а спрятался от слов.
  Испугался, что Лизок замордует его болтовней.
  Нулевой жених, даже имя у девушки не спросил, а глаза закатывать мы умеем лучше ухажеров.
  И, вообще, в тапочках-вьетнамках на голую ногу к девочкам джентльмены не подходят.
  В фильмах Джеймс Бонд всегда при парадном смокинге или в костюме.
  В жизни, если у "жениха" нет костюма, то хотя бы обувь соответствовала важному моменту кадрения.
  Мы, девочки, тратим сиксилиарды на парикмахерскую, на стилистов, на одежду.
  Часами перед выходом крутимся перед зеркалом, припудриваем то, что должно быть скрыто, открываем то, что блещет.
  Духи наши, косметика стоят дороже мотоцикла "Хонда".
  Маечка с котятками - АХ! котятки, чудесненькие мурлыки! Съела бы вас, утю-тю-тю! - дороже всей одежды "жениха".
  Не нужен Лизку неблагодарный некультурный жених, не нужен!
  - "Нашествие"! Я о нём забыла! - мои мысли кувыркались утками в озере.
  Танцевально-музыкальный марафон: БИ-2, Ленинград, Мельница, Ундервуд, Анимация, Кипелов, Бутусов!
  "Нашествие" устраивают подальше от больших городов, чтобы трудно добраться, и мы не разобрали город по камушкам.
  На поле сооружают грандиозную сцену, и зрительный зал - на траве!
  По счастливой случайности в этом году "Нашествие" проходит здесь и сейчас, около Одинцово.
  - Сегодня и поедем! Серёга у отца машину угонит. Как бы угонит, потому что отец знает, что Серега её возьмет.
  Минивэн - все влезем, а не влезем, нас довезут! - Лизок растирала щеки ладонями, подгоняла кровь к языку. Ни на капельку не сомневалась, что любой нас подвезет, потому что - на "Нашествие", и оттого, что мы - самые лучшие в Мире девчонки. - "На нашествии" встречу этого... как его... Имя его забыла.
  Нет! Он не назвал своё имя, стеснялся рыцарь в тигровой шкуре (Лизок "жениху" не дала слово вставить в свою длинную, как Млечный путь, торжественную болтовню).
  Найдется, встретимся на "Нашествии"!
  (Среди тысяч вопящих маек и джинсов?)
  Я уверена, что "ухажер" не придет на "Нашествие", даже, если собирался.
  Впрочем, почему я решаю за других? за хилых парней, скромных, словно старинные девушки на балу.
  - Степан свой диван из гаража стащил в минивэн.
  Сидений нет, потому что Серегин отец возит в минивэне трубы и другие железяки по работе.
  Кому нужны железки? Не знаю!
  Степан диван прихватил, еще матрас надувной притащат, Наташка и Светик что-нибудь возьмут.
  Час пролетит незаметно, как аэроплан над городом.
  Вчера видела, как мальчик запускал дроида - шикарная игрушка с видеокамерой.
  Поднимешь камеру до облаков и снимай, что душа пожелает, а глаза снизу не видят!
  - Алёна! Ты слышала? - бабушка из гамака вопросом вбила клин в наш разговор.
  - Что я слышала? О летающих тарелках с видеокамерами?
  Дурацкая затея, особенно, если мальчики подглядывают за девочками.
  - В сарае что-то упало, - бабушка продолжала созерцать облака.
  От столь важного занятия её не оторвет падающий самолёт.
  - Нет, не слышала! - я с вопросом посмотрела на Лизка.
  Может быть, она слышала, но не придала шуму в сарае большого значения.
  И я не обратила бы внимания, если бы в том сарае не сушилась свиная шкура!
  Военная тревога! У меня сжало голову невидимыми железными тисками.
  Плечи опустились ветвями плакучей Ивы над рекой Днепр.
  - Показалось, наверно! - бабушка качнулась в гамаке, получала истинное удовлетворения от единения с природой.
  Вдруг, со стороны сарая раздался грохот танковой атаки.
  Похоже на падение медного таза в железное корыто.
  - Кот, наверно, забрался и проказничает! - бабушка не сделала даже робкой попытки выйти из гамака. - Алёна! Сходи, посмотри, не опрокинул ли он банку с огурцами!
  - Конечно, я сорвалась с места - дроид в джинсах!
  Бабушка приказывает, а мы с удовольствием выполняем приказы.
  Когда мама или папа меня просят о чем-то, даже мелком, то у меня в груди поднимается волна протеста - дух противоречия наливается силой.
  Но бабушкину просьбу - даже самую нелепую - мы выполняем с радостью.
  Почти всегда. Но не тогда, когда просит, посмотреть в сарае со свиной шкурой.
  Лизок - верная подруга - не осталась в кресле, побежала рядом со мной - козочка и лань в степи.
  - Коты интересуются солеными огурцами! Не всякий кот отважится сожрать кислый огурец, но некоторые кушают.
  То ли глисты у них, то ли витаминов не хватает.
  Нас Арсений (кот Лизка) очень жадный.
  Если другой кот ест, то Арсении обязан отобрать у него еду.
  Я Барсику предложила кусочек соленого огурца - ради смеха.
  Барсик обнюхивает - за сто рублей и пуд рыбы не сожрал бы соленый огурец.
  Арсений увидел, пожадничал, подбежал, отогнал конкурента и выхватил у меня огурец.
  Если бы вы видели его морду - жрет, давится, а морда перекошена от отвращения. - Лизок потянула дверь сарая (я предоставила ей почетную должность - первооткрывательницы). - Ого! У вас уютненькое, не сарай, а - склад готовой продукции.
  Баночки, тазики - здесь можно "Нашествие" проводить!
  Ишь ты! А это что? Плащ Кремлевский кожаный? - Лизок перешагнула через пустую кастрюлю на полу (кастрюля гремела, когда падала).
  Я задержала дыхание и умело досчитала до трёх.
  Академик математики на отдыхе в сарае со свиной шкурой!
  Для успокоения нужно считать до двадцати, но и до трех - нормально в жутких условия.
  Лизок указательным и большим пальцами помяла свиную шкурку:
  - Жесткая шкура! Прикольно! Я читала, что раньше купцы в трактирах заказывали соловьиные языки.
  Сколько же соловьев нужно на один обед! - Лизок потеряла интерес к шкуре, приподняла банку с малиной. - Крупные ягоды, больше, чем язык соловья. - Опустила банку на полку, прошла, заинтересовалась другой банкой.
  Я - убаюканная словами Лизка и оглушённая страхом перед свиной шкурой - подняла кастрюлю.
  Выискивала свободную полку, или ящик для кастрюли.
  Где кот - разрушитель мифов?
  Виновник грохота?
  Может быть, не кот, а - чёрт?
  ХА-ХА-ХА! Алёна! Очень смешно! Поздравляю с первым призом в Камеди Клаб!
  Я, наконец, отыскала место в конце сарая - театр кастрюль: большие, маленькие, из разных материалов - эмалированные, с рисунками, простые алюминиевые.
  Устроила кастрюлю среди её подружек, любовалась произведением домашнего искусства.
  Шагнула назад и наткнулась на большое, твердое и - О, УЖАС!- ЖИВОЕ!
  Я резко повернулась, чуть не закрутилась вокруг оси.
  Пламя пионерского костра ударило мне в сердце.
  Разум разлетался в клочья.
  Огромная неправдоподобная свинья - убежавшая из ада? - прислонилась к моей драгоценной ноге... чуть выше ноги.
  Я задохнулась в ужасе.
  Горло сдавливали стальные руки призраков.
  - АААААА! Уйди! ААААА! Отстань, проваливай в ад! - я отпрыгнула от свиньи, пробила бы головой стену или спряталась в кастрюлю.
  Догадалась, что не свинья, а - чёрт ко мне пришел.
  Не бывает столь огромных свиней.
  Неожиданно, чёрто-свинья или чёртова свинья, или свиной чёрт поднялся на задние лапы.
  Оглушительно хрюкнул мне в лицо.
  И в хрюке я услышала вопли грешников в аду!
  - ХРЮЮЮЮЮУУУ! Алёёёёёна!
  - Проваливай в ад, чёрт! Зачем тебе моё имя? - я защищалась руками, всё равно, что на пути танковой колонны поставить заслон из бабочек.
  - АХА-ХА-ХА-ХА! - внезапно, чёртова свинья залилась знакомым смехом, словно на холодец залили горячий шоколад. - Лён! Классно ты подыграла мне!
  Получилось правдоподобно, будто бы ты испугалась до смерти! - из облака свиньи выплыло лицо Лизка.
  Подруга накинула на себя свиную шкуру!
  Задумала меня испугать! Выполнила план на сто процентов, даже перевыполнила!
  Я чуть не умерла от перенапряжения.
  Но шкура сидит на ней, как влитая, словно сто портных подгоняли под фигуру Лизка свиную кожу.
  - Да! Я умею подыгрывать! Сразу поняла твою шутку! - я разлепила склееные губы!
  - Ой! Снова жжется, словно из костра вывалился! - Лизок просунула руку под свиную шкуру (а я и не думала, что ЭТА шкура полностью прикроет тело высокой девушки). - Амулет раскалился!
  Нет, я поняла - не раскалился, у меня на него аллергия, поэтому он меня обжигает! - Лизок сняла цепочку с амулетом, засунула в карман - кладовую.
  Не подумала, что амулет не всегда вызывал аллергию, а только, когда рядом находилась свиная шкура.
  Но человек, если захочет, то объяснит даже самое нелепое, например, происхождение людей от обезьяны.
  - Кот на вас напал? Или мышь? Крик подняли, хохотушки! - бабушка соизволила, ушла из театра облаков, проплывающих в синеве. - Лиза! Закуталась в свиную шкуру?
  Оригинально и очень смешно! ХО-ХО-ХО-ХО! - бабушка засмеялась непринужденно, без интеллигентных ужимок.
  Моя бабушка... которая ценила только очень тонкий юмор.
  - Она же воняет! - я закричала, выпускала злость на себя, на событие.
  Неужели, бабушка и Лиз не понимают, что не девочка в шкуре, а чёрт явился?
  Черт насмехается, а они не замечают?
  Фу! Придумала чёрта. Почему - не Принц или Ангел?
  Хватит! Достаточно с меня психоза из-за свиной шкуры!
  Домой я её не отвезу, пусть папа подарит себе шкуру осла!
  - Свиная волшебная шкурка не воняет! Лён, ты ошибаешься!
  Без цвета, без вкуса, без запаха! - Лизок подражала учителю химии.
  Погладила свиную шкуру, и вдруг - КОШМАР! - лизнула её по-собачьи. Язык вытянула далеко, широко - от всей души. - Шикарная шкура высшего качества.
  Повезло тебе, Лён, с родителями - купили подарок - на всю жизнь.
  - На всю жизнь? Ты с ума сошла Лизок! - я в негодовании топнула ногой по половице.
  Банки на полке угрожающе зазвенели - осуждали меня за нетерпение. - Мерзкая, гадкая вонючая свиная шкура! - я прокричала и поняла, что одна против всех: против мнения Лизка, против смеха бабушки, против свиной шкуры.
  Шкура моментально завоевала симпатию всех, кроме меня.
  Смрад, позорный запах тухлых помоек - неужели, бабушка и Лизок его уже не чувствуют?
  Свиная шкура издевается надо мной - для меня воняет, а для других - благоухает.
  - Мой папа любитель сырых шкур коров и свиней! Я хочу, чтобы он приехал к вам, полюбовался на произведение искусства! - Лизок улыбнулась мне, не спорила, потому что - подруга.
  За забором посигналила машина, за гудком раздался сочный мужской голос - этим голосом огурцы солить:
  - Лиза! Ты здесь?
  - Евгений Павлович, заходите! У нас Лизонька, проходите! - бабушка пригласила папу Лизы, но не сдвинулась с места, чтобы открыть калитку - бабушка Царица.
  Я поняла правильно и побежала открывать - обмякшая, без пружины в теле, потеряла стержень.
  Лизок пожелала, чтобы её отец приехал, и шкура выполнила маленькое желание.
  Если расскажу взрослым и Лизку о свиной шкуре, которая исполняет желания, меня осмеют.
  Отведут в баню, исхлещут березовым веником по щекам.
  Шучу! В баню не отведут, но неприятности мне гарантированы.
  Бабушка не отпустит на "Нашествие", позвонит родителям, и - прощай отдых, здравствуй школа!
  - Здравствуйте, Евгений Павлович! - я пропустила вперед отца Лизка - крупный мужчина, похож на бегемота с огромным камнем на спине.
  Если оступится и упадет, например, на меня, то превратит меня в фотографию на памятнике.
  - Прив, Лён (папа Лизка подражал молодёжи во всем: одевался ярко, сыпал молодежными словечками, играл в своего парня).
  У каждого взрослого личные сдвиги на социальной почве, и сумасшествие Лизиного папы не из худших.
  Спасибо ему, что не обнял и не поцеловал, не подпрыгнул и не ударил грудью в грудь мне.
  - Отдыхаешь, бро? - Евгений Павлович подмигнул мне - весельчак.
  Меня чуть не стошнило на изумрудную - с желтыми золотыми колосьями - травку.
  Бро - молодёжное обращение, равное негритянскому брат - слишком уже сильно для дяденьки из археологических раскопок.
  Его раскопали в древнем кургане, а он играет в молодость Мира.
  Шутка. Никто Евгения Павловича не раскопал.
  Я посмотрела на себя со стороны. Не вытащила глаза и не вытянула их на палке селфи, а говорят - "посмотрела со стороны".
  Сама себе не понравилась - напряженная, обозленная, озабоченная думами о свиной шкуре.
  Все вокруг веселятся, у людей праздник, а я - муха на варенье.
  Девушка высшего класса не имеет право выглядеть потертым мешком для мусора.
  Никто не выберет в Королеву Красоты озлобленную клюшку.
  Я пальцами (незаметно от папы Светка) растянула губы в Голливудской лживой улыбке.
  - Кайфуем, Евгений Павлович!
  - Всё путем? Классно! - папа Лизка обрадовался сломанному между нами льду.
  Немного усилий, миллиграмм работы над собой, и я уже не мох на стене, а - приветливая девочка из будущего.
  Я похвалила себя, раскрыла рот - потрясающий ротик, особенно с помадой "Руже Коко" от Шанель - вишня на губах.
  Но Евгений Павлович на миг потерял ко мне интерес, потому что...
  Он хрюкнул от удовольствия, затем еще хрюкал, и хрюк его - я поняла - означал смех.
  - Ольга Матвеевна! ХРЮ-РПЮ-ХРЮЮЮЮ!
  Потрясающе задумали! ХРЮЮЮЮЮ!
  Выглядите, как артистка балета! ХРЮ-ХРЮ-ХРЮ!
  ХРЮЮЮЮУУУУ!
  Евгений Павлович залился здоровым молодым жизнерадостным смехом, который обязательно растопит льды на Марсе.
  Запустите смешливого дяденьку в Космос.
  Лизок хохотала, как сумасшедшая.
  Она завалилась на траву, дрыгала ногами, задыхалась.
  Лицо Лизка посинело спелой сливой.
  Подружка расползлась от восторга.
  Я поняла, как выглядит смех перед смертью.
  Дедушка - уже отмытый, выстиранный - тоже хохотал, мелко, с повизгиванием.
  Бабушка смеялась, но по-особенному:
  - ХО-ХО-ХО-ХО-ХО! ХРРЮЮ! ХО-ХО-ХО!
  Не буйствовали в задорном смехе лишь я и Астон - верный пёс.
  Он не знал о правилах приличия в человеческом обществе, или не желал подражать людям.
  Положено не выражать открыто свои чувства: если все веселятся, то нельзя занудствовать.
  Все смеются, и ты хохочи, хоть через силу.
  Бабушка натянула на себя свиную шкуру (слава Лизка не давала покоя моей бабушке).
  Суровая интеллигентная Королева опустилась до низменного юмора.
  Я ни за что не поверила, если бы кто-то сказал, что моя стальная бабушка натянет свиную шкуру и захрюкает на потеху публики.
  Не поверила и сейчас, хотя видела бабушку в шкуре свиньи, и веселящуюся от всей души компанию.
  Нет, не бабушка, а чёрт в свиной шкуре.
  Черт прельщает и обольщает, смешит людей за три копейки.
  Не над бабушкой смеются и заливаются, а над ужимками чёрта.
  Нечисть беснуется!
  Я слышала уже не хрюканье, а рык диких зверей.
  Догадка ледяным осколком вонзилась мой мозг:
  "Свиная шкура исполнит желание бабушки!
  И, если бабушка, за что-нибудь разгневается на меня или на дедушку, то безобидное прежде - "Замолчи" или "Глаза мои тебя бы не видели, уйди с глаз долой" - приведет к катастрофе.
  Где продавец огурцов, которому Лизок пожелала провалиться сквозь землю? В аду?
  Но я не докажу взрослым силу зла, заключению в свиной шкуре.
  Может быть, из жалости, они послушают меня, прикажут шкуре что-нибудь, например, дай сто мешков золота.
  А шкура промолчит, не исполнит желание - назло мне и, потому что, не все желания исполняет, а - по своему усмотрению.
  - Бабушка! Снимай шкуру! - я старательно разыгрывала веселье, тянула адскую шкуру чёрта к себе. - Я тоже хочу её НАДЕТЬ!
  Наконец, свиная шкура - с неприятным писком летучей мыши и треском - слезла с бабушки.
  Ощущение, что я сняла с бабушки кожу. БРРРРР!
  Со шкурой я отправилась в дальний угол сада.
  За кустами малины - другая калитка.
  Лизок, её молодящийся или - вечно молодой - престарелый папа, бабушка и дедушка отправились на веранду пить чай с рассказами о свиной потешной шкуре.
  Обо мне на миг забыли - счастливый момент, хотя девочки модели не любят, когда от них внимание уплывает к булкам и чашкам чая.
  Я подняла полиэтиленовый пакет "Дикси", запихнула в него часть шкуры и крадучись - словно Штирлиц по Берлину - вышла из огорода.
  На улице народу немного, но мне казалось, что только и заняты тем, что на меня глазеют.
  На меня и на шкуру, предательски вылезающую из пакета.
  Как назло, ни одной помойки рядом не оказалось.
  Я не специалист по местным свалкам и помойкам, поэтому не нашла.
  Опасалась, что обо мне бабушка и дедушка быстро вспомнят, и тогда спросят - куда выходила?
  Если отвечу, что выкинула свиную шкуру - любимицу всех, то меня, возможно, посадят на цепь.
  Астон - собака - не на цепи, а я рядом с ним буду громыхать железом.
  Девочка - собака. Преступница. Предала свиную шкуру.
  Нарушительница праздника имени "Надевания свиной шкуры"!
  Я отметила, что ирония у меня осталась, значит, я еще живу, а не умерла и не превратилась в зомби.
  Опустила пакет на землю, прислонила к столбу.
  Если нет помойки рядом, то создадим её сами, своими руками и мозгами.
  Где мы, там и помойка.
  На улице в этот момент - никого, пустыня после ядерного удара.
  Я - радостная, что исполнила свою мечту, а не мечту свиной шкуры - сначала мелкими шажками, затем - подиумными шагами, удалялась от пакета с жутью.
  На углу улицы побежала, хотя модели не бегают, а - летают.
  Вошла в запасную калитку, прошла к столу и присела с самой жизнерадостной улыбкой, которую нашла в своей картотеке улыбок.
  Улыбающейся девушке простят даже убийство северного тюленя.
  О том, что я ушла натягивать на себя шкуру свиньи, вспомнил только дедушка - мозг у него компьютерный.
  Держит до ста дел в день: заплатить по квитанции, купить лекарство, в магазине выбрать сто продуктов, приготовить плов, постирать белье, прикопать кусты, собрать опавшие яблоки, приготовить квас - ловушку для бабочек яблоневого червеца - и множество других занятий.
  Поэтому о свиной шкуре он вспомнил, а зря.
  - Она отсырела, я повесила шкуру на просушку, - я солгала дедушке и нисколечко не смутилась, даже не задрожала от ужасного злодеяния.
  Ложь во имя спасения Человечества (и дедушки в том числе) - не ложь, а - Истина!
  Когда узнают, что шкура пропала, отвечу, что не моего ума дело за шкурами свиными следить.
  "Украли, наверно, или гигантская одуревшая кошка сожрала с жадностью".
  Лизок что-то мне рассказывала, или всем, её папа хохотал с бабушкой, а дедушка наслаждался настойкой боярышника на спирту.
  По двадцать капель добавлял в чайную ложку, выпивал и затем запивал чаем.
  - От сердца полезно, - дедушка каждый раз повторял, оправдывался.
  Мир налаживался, шкура отдыхала далеко от нас, меня за неё поколотят, ну и что - не самая большая жертва.
  Я расслабилась, даже попыталась вслушаться в речь Лизка, хотя трудно, ОХ, как трудно войти в горячий горный поток её слов.
  - Хозяева! Есть кто дома? - голос от главной калитки впорхнул мотыльком в нашу беседу.
  Я сразу уменьшилась на три метра в росте.
  Всё плохое приходит, а хорошее убегает.
  Уверена, что не миллион рублей мне принесли, не платье с бриллиантами.
  - Кто там? - бабушка спросила у дедушки, хотя легче задать этот вопрос человеку за калиткой.
  - Коробейники, наверно.
  Опять хрень предлагать начнут: ножи, утюги, скатерти, - дедушка сделал робкую пионерскую попытку подняться из кресла.
  - Дедушка, я узнаю, зачем пришли! - я подскочила - пружина вернулась ко мне.
  Не прежняя веселая пружинка, а нервная стальная рессора от паровоза.
  Мне казалось, что я пробила головой небо.
  В несколько супергигантских шагов долетела до калитки!
  Космонавты на Луне прыгают по сто метров, но и они не сравнятся со мной сейчас в длине прыжка.
  - Я вас слушаю, - загадочная улыбка Джоконды прилипла к моему фотомодельному личику.
  За калиткой подпрыгивал дяденька - я его сразу возненавидела.
  Не за очки с круглыми стеклами в железной оправе - канализационные люки на глаза напялил, убийца.
  Не за чесночный неповторимый аромат, смешанный с запахом жареного лука и алкоголя.
  Не за суровый взгляд взрослого, умудренного жизнью профессора, а - за пакет "Дикси" в руках.
  - А! Ты! Маша-растеряша! - дяденька не улыбнулся - маньяк. - Постояла у столба и забыла свою ношу.
  Держи, скажи спасибо, что я из окна заметил.
  Не теряй больше! - дяденька через калитку передал пакет с ненавистной свиной шкурой.
  С возвращеньицем, чертова шкура!
  Наверно, добрый человек хотел, чтобы я пригласила его к столу, наградила чаем и медалью "За находчивость".
  Фигушки!
  - Спасибо! - я буркнула. Моим "спасибо" можно гробы заколачивать.
  Пусть я останусь Машей-растеряшей и Невоспитанной Неблагодарной Девочкой в глазах и памяти дяденьки, который в окно разглядывает девочек на улице.
  Но не пущу в дом, ногами-шлагбаумами дорогу перегорожу!
  Не хватало еще, чтобы он рассказал о том, что я вынесла свиную шкуру из дома и "забыла" у столба.
  Я отвернулась от калитки и потащила шкуру в сарай!
  Перехитрила меня адская чертова шкура.
  Вызвала демона, и он притащил её обратно.
  Посмотрим, как ты запляшешь и захрюкаешь в огне.
  На миг мне стало жалко шкурку: старается, исполняет желания, хрюкает, веселит людей, а я её мечтаю бросить в огонь, в адское пламя.
  Но я тут же укорила себя за слабость.
  Шкура внушает мне, что она хорошая, что нужно её пожалеть и любить.
  Если она хорошая, то почему уменьшается от каждого выполненного желания.
  Кажется мне, мерещится ли в бреду, но шкура стала чуть-чуть легче и меньше!
  Когда она исчезнет, то - Лизок и бабушка тоже пропадут?
  Я оставила пакет в сарае за дверью.
  Удобно подхватить, когда потащу шкуру на растерзание волкам.
  - Коробейник! Ножи продавал! - я вернулась к столу, по-Принцессовски величественно присела и ответила на молчаливый вопрос дедушки.
  Ложь на ложь дала Правду!
  - Теннисистки выиграли турнир, не промахивались по мячу, а затем завернулись в американский флаг.
  Американцы гробы флагами обматывают, а теннисистки сами завернули себя, как мясо в лаваше! - Лизок пододвинула мне грушу, величиной с кабана (опять кабаны и свиньи?). - Леди Гага в теннис не играет, но в полосатом американском флаговом купальнике снялась на матрасе с гитарой.
  Гитара девушке, всё равно, что капитану корабля якорь на шею, или - матросу железные башмаки.
  - Лизок, а когда и где встречаемся с ребятами? Не пора ли на "Нашествие"? - я врезалась в леди Гагу, в теннисисток.
  - Сейчас позвоню им! - Лизок хлопнула себя по карману, по другому, залезла в сумочку. - Телефончик спрятался, миленький!
  - Ты не звони, а попробуй, скажи, как Емеля на печке: "По щучьему велению, по моему хотению - подъезжайте ребята, к калитке ЭТОГО дома"! - меня трясло, как в Волгоградском скоростном трамвае.
  Трамвай в Волгограде заменяет метро.
  Я однажды каталась - на одном участке трамвай летел ровно, по маслу, на другом прогоне кости из меня вытряс.
  - ХА! Просто - по моему велению, по моему хотению? - Лизок ущипнула меня за плечо, по-гусиному - Забавно!
  По моему велению, по моему хотению - хватит рассиживаться и строить из себя центровых.
  Вся компания - в сборе и - к нам!
  Да, и оставьте лучшие места для Принцессы. - Лизок назвала меня Принцессой.
  Очень приятно, не по-девичьи, когда подружка другую подружку ставит выше себя.
  Я, например, считаю себя вершиной Мира.
  Но Лизок не выставляется - за это её все любят, и некоторые - выслушивают!
  Экран телефона Лизка засветился голубым - радостным, а не призрачным!
  - Аллё! Прив, Серж!
  Ого! Отец, где? А то, скажет, что уехал в горы... - Лизок уходила в сторону, её сносило течением красноречия.
  На той стороне телефонного звонка Лизка и её манеру общаться потоком слов, видно хорошо знали.
  Лизок дала отбой на телефоне.
  - Лён! Представляешь, они уже подъехали, а мы чаи распиваем! - Лизок схватила меня за руку, словно я - игрушечный большой медведь, и без собаки поводыря не найду выхода из сада. - Бежим!
  - Куда? - бабушка спросила - больше по привычке, чем для запрета.
  Она мне полностью доверяла, волновалась, но никогда не вставала на пути с криком: "Не пущу! Только через мой труп!"
  - Мы... ээээ... компанией встретимся: Сергей, Степан, Ната, Светик! - я не сказала, что отправимся на "Нашествие".
  Не обязательно нагружать мозг и нервы взрослых своими детскими увлечениями.
  "Нашествие" - не для приличной молодежи - так родители предостерегают КАЖДОГО из пришедших.
  Все - "неприличные", и все в то же время - "приличные".
  - С собой возьмите пирожков, курицу, колбасу, - дедушка отправлял меня на год в Сибирь.
  Бабушка по-домашнему, по-свойски взглянула на дедушку, и куст боярышника в его организме засох.
  Бабушка понимала, что девочка с пакетом еды на гулянке смотрится старушкой на грибной охоте.
  Со своим не ходят!
  - Алёна! Деньги у тебя есть? - бабушка спросила и наклонилась к сумочке.
  Вопрос подразумевал: "Лишние деньги на гуляние найдутся?"
  - Есть! - я якорем тормозила порыв Лизка убежать, как можно скорее.
  - Возьми, на всякий случай! - бабушка протянула мне тысячу рублей!
  Гуляем! Гуляй да пой, казачий Дон!
  - Спасибо, бабушка! - я поцеловала её в персиковую щечку.
  Крема и настойки поддерживали кожу лица бабушки в вечной тридцатилетней упругости.
  - Дедушка, пока! Я скоро! - снова ложь, но безобидная ложь, и никто не верил, что "скоро". - Телефон я взяла, позвоню!
  Наконец, мы свободны!
  Ой! Свиную шкуру чуть не забыла!
  Бабушка, дедушка и папа Лизка - не то, чтобы обрадовались, что мы покинули их теплую боярышниковую компанию, но и не печалились.
  На столе появится бутылка наливки, затем Евгений Павлович принесет "своё фирменное".
  Не заскучают без Алёны и Лизка!
  - Шкуру, зачем берешь? - Лизок не удивилась, что ребята подъехали по её хотению, по её велению.
  Ни о чем не думала, плыла ладьей по течению.
  Спросила о шкуре и тут же ответила за меня:
  - Поняла! Для прикола!
  Я тоже её надену на "Нашествии". Может быть, кого-нибудь испугаем до смерти!
  АХА-ХА-ХА-ХА! - Лизок выдернула меня за калитку.
  Я улыбалась, а внутри - ледяной остров жути.
  Почему Лизок пошутила "испугаем до смерти"?
  Случайно, или чёрт её языком ворочает?
  - Сергей не хочет, чтобы ТВОИ увидели его отцовский минивэн, - Лизок вела меня по улице.
  Они за углом! Ага! Вот они!
  Теплая встреча с салютом восторга и смеха.
  Серёга - Серж, Степа - Тёпа, Наташа - Ната, Натаха, Света - Светик, Светок - давно мне знакомы.
  С тех времен, когда земля была ближе, чем небо.
  Из коротконогого детства я помню жуков-пожарников - красные с черными пятнышками.
  Глаза мои в то время находились ближе к траве и асфальту, а сейчас глаза - на ногах, как на палках селфи поднялись.
  Я не вижу жуков, и причина не в зрении, зрение у меня снайперское.
  Не растрачиваю глаза на ерунду, на переписочку с мальчиками по компу.
  Переписываюсь, конечно, но не по ночам, не до утра!
  В машине нас радушно встретили - так в голодных деревнях встречают обоз с рисом.
  Светик - самая младшая в нашей компании, ей двенадцать лет - сверстница моей сестры Анжелики.
  - Желка не приехала? - Светок сразу спросила о своей близкой подружке!
  У них отличная пара: Анжелика иронизирует и шутит, а Светик отчаянно хохочет, даже над самыми плоскими (с моей точки профессионального зрения юмористки) приколами.
  - Не-а! Ей в школу надо! Родители не отпустили!
  - А тебя? - Серж закрыл двери, минивэна, мы в безопасности, скрыты от заискивающих, поэтому - осуждающих, взглядов взрослых. - Ты школу окончила?
  - АГА! С золотой медалью! - я ответила, и мы расхохотались.
  Праздник начался, и свиная шкура его не испортит!
  - Поедем окружной дорогой без полицейских! - Серж повернул ключ, высматривал на дороге препятствия в виде старичков колясочников, старушек с палочками и беспризорных детишек, чьи мамы увлечены разговорами с подружками. - Оставим машину в деревне, а до места дойдем пешком - не больше двух километров!
  - Да хоть сто! Вау! Круто! - машина тронулась, и я упала на мешок с чем-то мягким, наверно - шкурки королевского горностая.
  - Лён! Садись рядом, мы вам приготовили лучшие Принцессовские места. - Ната отодвинулась от кресла.
  Стул из Дворца. Кресло. Откуда они его взяли? Из Эрмитажа?
  Рядом - пуфик с золотыми ножками.
  И кресло, и пуфик - не первой молодости, но - шикарно!
  - Блеск! - я, разумеется, опустила себя в кресло!
  Не люблю церемонии, когда предлагают друг другу лучшее, долго распределяют места или подарки.
  Принцессе - Принцессовское!
  Уже не удивлялась, что девочки для меня и Лизка оставили шикарные места, как Лизок загадала, а шкура исполнила.
  Свиная шкура вела события, и сломать их у меня пока не получилось.
  Не выкидывается свиная шкура, австралийским бумерангом возвращается в лоб.
  Я аккуратно вдвинула бесконечно длинные ноги в пустое пространство между девочками.
  Ноги плюс туфли на десятисантиметровых каблуках-шпильках.
  Кроссовки - кроссовками, спортивная обувь на не знаю, куда, а туфли на каблуках - часть меня.
  - Лён! Что у тебя в пакете? Пальто? - Тёпа отпил Колу из баночки и протянул мне глотнуть.
  - Свиная шкура! - Лизок перехватила баночку, глотнула, и баночка дошла до меня, нашла свою пристань. - Лён из-за неё приехала на несколько дней!
  Родители купили антикварную шикарную свиную шкуру - обхохочетесь, когда натянете! - страдания Лизка закончились, она до этого - когда все со мной здоровались - молчала несколько секунд. Вечность для Лизка.
  Мне кажется, что она во сне разговаривает вслух!
  - На "Нашествие" со своей свиной шкурой!
  Крутяк! - Серж вел машину по неухоженной дороге, наверно - объездная.
  Нам не нужна встреча с гибддешниками.
  Нарвемся на них, и пешком, вместо "Нашествия", отправимся по домам, как когда-то бродяги шли из Петербурга в Москву.
  Я бросила дамскую сумочку рядом с пакетом.
  В сумочке всё необходимое красивой беззащитной девочке: кроме тысячи наименований косметических средств, еще и баллончик со слезоточивым газом и электрошокер.
  На всякий случай, если "Нашествие" превратится в поле боя.
  - Лён, можно? - Тёпа спросил, но уже вытаскивал шкуру из пакета, всё равно, что ставил мину на боевой взвод.
  Или - на что её там ставят, когда готовят к действию?
  - Чудная шкура! Обязательно примерю на "Нашествии".
  Вы фотки сделаете: в инет выложу.
  Рыцарь в свиной шкуре! - Тёпа накинул шкуру на голову, словно тучей накрылся.
  На миг мне показалось, что кожа Тёпы почернела и покрылась шерстью.
  - Боюсь, что воды не хватит. Сушняк замучает! - Тёпа повернулся к Сержу. Мне показалось с моего угла зрения, или - наяву.
  Нос Тёпы удлинился, черные дырки - уже свиного рыла - зловеще смотрели на Сержа. - Кола заканчивается!
  - Мда! Сейчас докупим. Вовремя предупредил! - Серж остановил машину около небольшого магазинчика - пристанища уставших калик перехожих. - Денег хватит?
  - Возьму, что дешевле! Лучше бы, конечно, Колы, но она много денег стоит. - Стёпа выпрыгнул из машины, словно его пинком в тыл подбодрили.
  Мы засмеялись, даже я захохотала - не век же мне с грустным лицом умудренной жизнью девы разгуливать.
  Тёпа снял свиную зловещую шкуру с головы.
  Зашел бы в магазин, удивил продавщицу новым модным нарядом - только что из лучших швейных фабрик Парижа и Лондона.
  - Мягкая! - Светик подхватила брошенную в машину шкуру и накинула на себя.
  Шкуромания в отдельно взятой стране!
  Шкура, шкурой, о шкуре, шкуры.
  Кругом свиные шкуры, мы плаваем в океане свиных шкур и не замечаем, что тонем.
  Человек, наверно, жил бы тысячу лет, или дольше, если бы свиные шкуры нас не убивали.
  Я поймала себя на мысли, что снова занудствую.
  Шкурка - миленькая, добрая, она веселит.
  Я - чёрт, потому что злюсь.
  Тот, кто не весел - злобная свиная шкура!
  - Ого! Затарился! Украл что ли? - Серж присвистнул по-соловьиному.
  Соловей Разбойник оценит!
  Светок выглянула из-под шкуры.
  УФФФФФФФ! У неё нормальное лицо, а не с удлиненным носорылом.
  Степан тащил упаковку баночек с Кока Колой!
  - Двадцать четыре штуки! Бесплатно! - Тёпа втиснул банки перед передним сиденьем, себе под ноги. Руками сдирал целлофановую обертку - так собака ловко разрывает землю. - Серж! Не паникуй!
  Не украл, а получил в дар!
  - В дар! От Деда Мороза! - Сергей выруливал от магазина.
  На лице - беспокойное выражение загнанного зайца.
  Я не охотник, не видела загнанного зайца, но выражение его мордочки представляю.
  Всех охотников и рыболовов за садизм я бы заперла в одну избу, или загнала в один лес, или бросила в речку, а затем...
  Стоп, Алёна!
  Ты же куколка Барби, а Барби не рассуждают.
  Основная работа куклы Барби - хлопать ресницами, смеяться и путаться в своих ногах.
  - Представляешь, Колян Карандаш из армии вернулся! - Степан протянул нам по банке Колы, одну открыл для мастера за рулём. - Я захожу, а он с продавщицей болтает, мосты наводит.
  - Карандаш? Он же зимой должен прийти! - Серж отхлебнул, отдал банку Тёпе. - Неужели, комиссовали.
  - Разоружение! Увидел меня - обрадовался, чуть не задушил от восторга.
  Я говорю - на "Нашествие" едем веселой компанией.
  Он на минуту загорелся - вспомнил молодость. ХА!
  Но уже - солидный, отслуживший, поэтому затух.
  Перед продавщицей красуется, тетеревом ходит, не по рангу ему теперь "Нашествие"!
  Колы нам всем купил упаковку, денег не взял, и нет у меня денег на целую баксу.
  - Во как! А я ходу дал, не поздоровался. Напрасно! Думал, что нужно сматывать удочки, пока у нас машину за Колу не отобрали. - Серж всматривался в дорогу, выискивал возможные патрули.
  Увидит - не спасется, поэтому напрасно боится заранее.
  Судьба за него решит - попадаться полицейским или проскочить иголкой.
  Свиная шкура исполнила желание - выдала Колу бесплатно!
  Щедрость Карандаша - ни при чем!
  Не было бы парня, другой бы нам Колу подарил.
  Я посмотрела на шкуру на тонких плечиках Светка.
  Свиная шкура уменьшилась, видно на глаз.
  Сколько желаний она еще исполнит, прежде, чем исчезнет и унесет за собой...
  Неееет! Не позволю!
  Мы ехали около часа, за разговорами километры пролетели фанерой над Парижем.
  Наконец, оставили машину около магазинчика возле старой маленькой церквушки.
  - У Храма не посмеют своровать! - Серж с сомнением посмотрел по сторонам, искал затаившихся автоугонщиков.
  Мы захватили по баночке Колы, остальное прикрыли в машине покрывалом, чтобы жаждущие не выбили стекло и не похитили драгоценную жидкость.
  Примерно через сто метров я осознала, что прогулка в модельных туфлях по полю - не лучшее развлечение для девочки.
  Пытка природой!
  Я скинула туфли: босиком, говорят, полезно!
  В ноги вонзились миллионы иголок, но я терпела.
  Если люди в динозавровые века не признавали обувь, то я, что - хуже предков?
  Я лучше! Я лучше всех!
  - Серж, неси! - не спрашивая, протянула туфли Сергею.
  Мужчины нужны, чтобы носить: туфли наши, нас на руках.
  Сергей без вопросов и шуточек сразу забросил туфли в свой рюкзачок, отчего поднялся по моей шкале землетрясений на пять положительных баллов.
   Светик шла со шкурой, накинула, как короткую кофточку - избавила меня от почетной обязанности нести адскую шкурку в руках.
  Примерно километр брели в разряженной толпе.
  Разряженной - не потому что ряженые все, а оттого, что - немного народа.
  Затем влились в океан людей!
  На Светка в шкуре показывали пальцами, поощрительно хлопали по плечу, выставляли большой палец, кричали - Супер!
  Девочка купалась в ласковых волнах славы.
  Я плескалась в черной нефти ужаса.
  Со сцены грохотало, вокруг жужжало, пело, искрилось.
  Праздник электрическими разрядами прошивал меня насквозь.
  - Альба дем ль хань жиже! - Светик искристым волчком пританцовывала рядом.
  Серж и Тёпа высматривали "своих".
  На каждой празднике мальчики ищут "своих", забывают, что те, с кем приехали - тоже "свои".
  Ната беседовала с какими-то незнакомыми мне яркими девочками в цветных платьицах.
  Лизок размахивала руками, рот её не закрывался: то ли пела, то ли беседовала со всеми сразу!
  - Что ты сказала? По-китайски? - я кричала в ухо Светика.
  - Спрашиваю, пойдем поближе к сцене? - Светик в ответ крикнула мне в ухо.
  Оказывается, в толпе при грохоте музыке и песен, любой язык превращается в китайский.
  - Ага! Ближе! - я выискивала проход в лесу дрыгающихся тел.
  - Интересно, Шнур уже выступал?
  - Не думаю! Крутые парни - на закуску! - я вспомнила об основной задаче - избавиться от свиной шкуры-шутницы.
  - Я мечтаю у него взять автограф! - Светок пискнула, голосок её сорвался на ХРЮК!
  У меня кольцом перехватило горло.
  Воздух превратился в жидкий свинец.
  Я знала, что сейчас появится Шнур, даст Светику автограф, а нас, возможно, раздавят восторженные поклонники Сергея Шнурова.
  - Шикарный у тебя прикид! Из Эрмитажа? - мужчина в тренировочных синих штанах с белыми лампасами, в белой майке алкоголика, в кроссовках наклонился над Светком, словно жук завис над цветком.
  Черные очки скрывали глаза мужчины, но я узнала - Сергей Шнуров.
  Узнала и не обрадовалась.
  Сам по себе Шнур - отпад, блеск. Подружки в школе обзавидуются, потому что я стояла рядом с легендой, а Анжелика объявит мне бойкот с Европейскими санкциями.
  Но, когда артиста вызывает свиная шкура - страшно!
  - Вы... вы - Шнур... Ой, простите, Сергей Шнуров? - Светик обомлела.
  В свиной шкуре она выглядела потрясающе - фея домашних животных.
  - Да, я Шнур! Ищу "своих" и заблудился малость!
  Мальчики - пальчики, девочки - веревочки! - Шнур взмахнул рукой, и в ладони у него оказалась ручка "Паркер" - дорогая, не подходит под рабочие тренировочные гопниковские штаны и майку алкоголика. - Где расписаться с пожеланиями, юная леди в нарядной шкуре Принцессы?
  - Ой! Автограф! - Светок всполошилась, опустила ладошку в один кармашек, затем в - другой, в третий, в четвертый - кармашки закончились. - Нет ничего для росписи!
  Губная помада, духи, расческа, заколка, еще - девичье...
  - На блокнотике, пожалуйста! Светик, возьми!- я из своей великолепной сумочки - под шикарную девушку и сумочка соответствующая - выхватила блокнотик с цыплятками.
  Не просто цыплятки на зеленой травке, а - изумительнейшие цыплятки с розово-желтыми клювиками, нежным золотым пушком, маковыми глазками - за сто сиксилиардов не продала бы блокнотик.
  ОХ! но ради подружки - и её счастья - подарю.
   - Светлана, спасибо! Обязательно встретимся еще! Сергей Владимирович Шнуров, рок-музыкант, "Ленинград", - Шнур расписался, вернул блокнотик Светику, подтянул великолепные штаны и обратился ко мне (наконец, заметил самую эффектную девочку на "Нашествии"): - Вам, девушка, я пожелаю?
  - Ой! Но ничего, пожалуйста, не загадывайте и не желайте, Сергей Владимирович!
  Пожалуйста! Желания исполняются и молотком бьют по голове! - я выставила вперед ладошки, защищалась от возможного желания, которое пулей вылетит из артиста и по велению свиной шкуры исполнится.
  - Некоторые желания исполняются, - Шнур поклонился мне - потешно выглядел великосветский поклон от артиста, играющего гопника. - Ленинград Точка ру! - Он растворился в толпе, человек-невидимка.
  Возможно, что свиная шкура подкинула нам клона Шнура, поэтому его никто не видел.
  Со стороны казалось, что мы беседуем с пустотой, и из пустоты появляется ручка "Паркер".
  Космос родился из пустоты, Земля и Солнце возникли в пустоте, почему бы и Шнуру не выплыть из вакуума.
  Вакуум - умное слово и мне оно нравится, люблю умное, но чтобы не мешало думать.
  - Светик! Ты здесь, или в мечтах на острове улыбок? - я провела ладонью перед восторженным лицом одеревеневшей подружки.
  Настало моё время - время перемен и усилий.
  Парни и девушки веселятся, расслабляются, а я - пчелка труженица - спасаю Мир и себя.
  Нет, не расслабляются, а работают, несчастные.
  Парни усиленно ищут "своих", а также - незнакомых; мужская дружба темнее ночи, мягче пластилина.
  Девушки - многостаночницы; поддерживаем систему в норме - макияж, одежду, улыбки, поступки, слова, и в то же время общаемся, хихикаем, складываем губки сердечком или буковкой "О", сохраняем равновесие на каблуках-шпильках, принимаем выгодные позы, поворачиваемся к собеседнику "правильной" стороной, где нет прыщика на щеке, выискиваем Принца среди артиллеристов, а, когда находим, то забраковываем, потому что каждый Принц с изъяном.
  УФ! Не всё перечислила, а устала, словно на "Нашествии" копала картошку, а Шнур относил мешки к грузовику и забрасывал в кузов.
  Я сняла со Светика свиную шкуру, скомкала и засунула в пакет - шкура уместилась полностью, даже не выглядывала - скромница.
  Волна добра и благодарности поднялась от миленькой шкурки, она говорила мне спасибо за мою заботу и ни в чем не винила.
  "Алёна! Ты от меня избавляешься, а я - положительный герой, Дед Мороз в образе шкурки.
  Не называй меня чёртом свинорылым.
  Чёрт - плохой человек, а я - благовоспитанная девица, барышня из пансиона.
  Отнеси меня в сарай, накрой духмяной мятой и листьями черной смородины!
  Мы же подружки, Алёна: ты и я - твоя любимая свиная шкура!"
  "Ты никому из моих подружек не сделала зла, благодушная свиная шкура! - я космической ракетой протискивалась сквозь пыль танцующих. - Наоборот, Колу купила, Светка обрадовала, Лизку помогла с продавцом желтых огурцов, ребят вызывала, чтобы мы не ждали. - Я засмеялась легко и свободно - так, наверно, хохочет пленник, убежавший из зловонной ямы. Беседовала со свиной шкурой и ничего дурного в нашем душевном разговоре не видела. - Старушка в электричке рассказала о шкуре, которая исполняет желания, а потом своего хозяина отправляет в ад.
  История меня напугала, и я свойства ТОЙ шкуры, перенесла на тебя, подарок антикварной лавки!"
  "Старушка - ведьма! Её дом - ад! - голос свиной шкуры проникал в мой мозг, миновал уши - радиоактивное излучение по-домашнему светило в нашей беседе. - Она обманула тебя, потому что завидовала нам.
  Ты Принцесса, я - добрая Фея, а старушка - одной ногой в аду, другой ногой в районной поликлинике имени поэта Маяковского.
  Если человек пропал, то почему-то его ищут в моргах и в госпиталях, в домах умалишенных и на кладбище.
  Неужели, трудно поискать в Раю, или на зеленом благодатном острове в теплых водах Мирового океана?
  Не все отправляются в морг - в морге скучно и не интересно, однообразно, как на пляже в Черногории.
  Большинство людей исчезают с новыми подругами или друзьями, с ворованными или позаимствованными деньгами, отправляются в дальние страны, где каждая обезьяна кланяется и протягивает сочный душистый банан.
  Счастливые отдыхают в гамаке под пальмой с видом на алмазный пляж и синее чернильное море, а их разыскивают по кладбищам и моргам.
  Не ищите плохое в хорошем, а хорошее в отличном!" - шкура многозначительно замолчала, предоставила мне минутку размышлений.
  Я промокнула шелковым платочком хрустальные слезы радости - свиная шкура добрая, надежная подруга - плечо!
  Платочек опустила в сумочку - кладовую косметики.
  На уроке труда мы обшивали носовые платочки, каждая девочка готовила для себя шедевр, дороже, чем все яйца Фаберже Мира.
  Я выбрала кусочек шёлка - самый дорогой в магазине тканей.
  Извела продавщицу, довела её до состояния профессора математики, когда Мир превращается в цифру.
  "Вы уверены, что ЭТО настоящий китайский шелк из ниток, которыми гусеницы обматывают свой кокон?" - я с недоверием поглаживала кусочек ткани, больше похожий на целлофан, чем на произведения искусства шелковичных червей.
  "Шёлк натуральный, стопроцентный! На этикетке написано!" - продавщица отбивала мои вопросы, как теннисистка пытается отбить мяч.
  Не все вопросы и мячи попадают в ракетку, некоторые бьют в нос и в уши, достают до мозга.
  "Ха! Этикетка! На этикетке вранье пишут.
  На пакете с белой жидкостью в магазине написано "Молоко", а когда скиснет, обнаруживаешь, что не молоко, а - горькая субстанция из химической лаборатории!"
  "Молоко в пакетах в магазине - не настоящее. Известковая взвесь! - продавщица закатила глаза, вспоминала свои походы по магазинам. Вовремя опомнилась, что соглашается со мной! - Шёлк - не молоко!
  На этикетке - "шелк", на табличке написано "натуральный шёлк", цена огромная, как за китайский шелковичный шёлк.
  Даже, если мы продаем подделку дешевую, то поверь тому, что написано.
  Не важно, что покупаешь, а главное - во что веришь!
  Если ты купила золотое колечко в Ювелирном магазине, то ты не надпиливаешь кольцо, не проверяешь металл - золото тебе продали или подделку.
  Ты внушила себе, что купила золото, поэтому - никаких волнений, даже, если носишь на пальце дешёвую подделку.
  Никогда не узнаешь, что кольцо не настоящее!
  Посмотри на любых родителей, они уверены, что их дети - НАСТОЯЩИЕ, самые лучшие, золотые, шелковые.
  Со стороны окружающие видят, что дети не золотые и не шелковые, а, наоборот.
  Мы верим в хорошее!
  Уверяй себя, своих родителей, подружек, что ты приобрела у нас натуральный шелк!"
  После долгой речи продавщица умерла на посту.
  Хлопала еловыми ветками ресниц, качалась на длинных ногах (у меня длиннее) мертвая!
  Оживет к следующему покупателю.
  Восторженная (и платочек приятненький, и шкурка добрая, и травка приветливая, нежная, душистая) я опустила платочек в сумочку.
  Рука наткнулась на электрошокер, рядом блестел баллончик со слезоточивым газом - оружием безработных школьниц.
  Зачем мне средства защиты, если Мир раскрашен розовым?
  Маньяки, убийцы, воры, призраки, ведьмы, говорящие свиные шкуры, - все живут только на страницах сказок.
  Стоп! Говорящие свиные шкуры?
  Я всю дорогу до речки беседовала со шкурой?
  Представляю, как на меня косились парни и девушки.
  Подумали, что я чокнутая, сошла с ума от наплыва деятелей культуры.
  Свиная шкура уверила меня, что она - добродетельная, а не злодейка.
  "Алёна! Ты же поверила, что кусок ткани в магазине - натуральный шёлк!
  Верь и мне, что я - источник добра", - снова голосок пробился в мою черепную коробку, красиво отделанную белоснежной кожей, изумительными темными волосами - радость ночных полей, голубыми глазками - фонариками на яхте, рубиновыми губками, ярче которых только Кремлевские звезды в печке...
  - Бла-бла-бла! - я пыталась поставить в мозг защиту из слов.
  Не желаю, чтобы кто-то - пусть даже милейшая добрая свиная шкура - копошился в моих мыслях, думал за меня, предлагал, повелевал мной.
  "Моя голова - моя спальня", - говорили древние греки.
  Или не греки, а - арабы? или шумеры?
  Или инки? или инквизиторы?
  Напридумывали себе названий - красивая девушка не распутает.
  Вроде бы не "спальня" в поговорке, а что-то другое, но "спальня" - красивее, значит - правильней.
  
  На берегу у кустиков (и в кустиках), на пляже и в воде - БРРРР! холодная - отдыхали те, кого музыка чуть не убила.
  Народу мало, но мне нужно полное уединение, потому что я - решила УТОПИТЬ свиную шкуру!
  Защитники дикой природы Амазонки и полосатых уссурийских тигров, если увидят, что я бросила пакет в воду, то заставят его достать.
  Журавля им в руки, а синицу в карман, умники!
  Я заранее разозлилась на сторонников чистоты.
  Вспомнила дурацкие плакаты:
  "Чистота не там, где убирают, а там, где не мусорят".
  Эту фразу придумали толстые зажиревшие лентяи, которые не могут нагнуться за окурком или пустой бутылкой из-под Кока Колы.
  Бред! Чистота именно там, где убирают!
  Замучили меня: шкуры, чистильщики, исполнительницы желаний, колючки под ногами.
  Я девочка красавица, желаю блеск подиума, поклонения, туфли с каблуками из золота, платье, чтобы все, загнулись от зависти...
  Размечталась о платьях и туфлях из золота и не заметила, как вступила во что-то большое, влажное и скользкое, напоминающее салат с селедкой.
  Кто потерял холодец и селёдку под шубой?
  Мозг мой работал на холостых оборотах, не принимал мысль, что я вступила в...
  - Коровье дерьмо! Лепешка! УУУУ! Убийцы! - я отскочила от "мины", грозила кулаком в небо.
  Санитары и машина Скорой Помощи не пришли на помощь девочке, не смыли спиртом, йодом, зеленкой отвратительное с моей ноги.
  В школе нам запрещают смеяться на уроках, а коровы хохочут на лугу и даже гадят - никто им не указ, даже президент.
  Я с причитаниями и воплями доковыляла до реки - уютное место за кустиками, и никого вокруг, словно вырезали людей из фильма.
  Сначала - обязательная фигурная программа!
  Возможно, что свиная шкура подложила мне коровью лепешку под ногу, чтобы я поняла, что зло исходит не от свиней, а от коров.
  Я размахнулась и швырнула пакет со свиной шкурой в речку.
  По метанию гранаты в школе у меня тройка, но здесь бросок получился Олимпийским.
  Потому что я вложила в него душу.
  На середине полета пакета я обругала себя:
  - Камень! Камень надо было подложить для тяжести.
  Без камня пакет не сразу утонет!
  Мысли спутались в клубок змей!
  Я лихорадочно выхватила из сумочки электрошокер, ткнула выступающую часть в воду и нажала кнопку.
  Пусть ток добьет шкуру, если она живая и говорящая.
  Сюрприз для умной свиной шкуры!
  Ногу с нечистотами коровы (корова не считает ЭТО нечистотами) я грациозно опустила в чистые струи реки забвения.
  - БРУУУУУМЗЕЕЕЕЕЕЛЬ! - ударенная своей же молнией электрического разряда, я отлетела от воды.
  Сильнейший удар, будто Зевс метнул мне в голову бутылку с амброзией!
  Производители и продавцы шокера не обманули меня.
  Додумалась - бить током речку и одновременно в воде ножку (самую изумительную ножку во Вселенной) полоскать.
  - АНТРЕБУМБИСРИС! - в реке поднялся водяной столб - сын американского торнадо.
  Вода оживила свиную шкуру? отдала ей мощь ручьев и рек?
  Шкура получила могущество Повелительницы Мира и мощь электростанции?
  Ох! Если бы я не сидела на холодной и влажной траве (со стороны она казалась миленькой и нежно-теплой), то вскочила бы и убежала, хоть на сцену "Нашествия".
  Столб воды ваял из капелек фигуру Черномора и его тридцати трех богатырей!
  Свиная шкура превращалась в человека, в колдунью с черными водорослями вместо волос.
  Нет! Шкура осталась в пакете, а ведьма - полностью обнаженная - потому что рождена из речной воды - направлялась ко мне.
  Она отомстит за шкуру.
  Накажет меня, превратит в лягушку.
  Принц увидит лягушку, поцелует и вернет меня в нормальный образ капризной девочки фотомодели.
  - Ведьма! Уходи туда, откуда вышла.
  Вода да сольется с водой! - я отползала от берега, на целый сантиметр отползла - черепаха сухопутная, а не девочка. - Не забирай мою душу! - я закрыла грудь сумочкой (ведьма, наверняка, попытается вырвать моё сердце).
  Где электрошокер? Утонул? Свиная шкура его сожрала?
  Сердце моё билось камнем в камнедробилке.
  Ледяное оцепенение сковало ноги.
  Перед глазами то появлялась, то исчезала пелена липкого тумана, в котором мелькали тени и желтые глаза.
  - Ты не видела мою одежду? - ведьма произнесла не то, что я ожидала (я думала, что она начнет с проклятий и заклинаний). - Бросила на берегу, и не помню, где!
  Белая, освещенная Луной, ведьма казалось нереальным пятном, дисгармоничной фигурой на берегу.
  Если она только что родилась в реке, то, почему одежда на берегу?
  - Твоё? - ведьма швырнула мне пакет со свиной шкурой. - Я не захватила с собой купальник на "Нашествие".
  Поле - не Лазурный Берег Франции.
  Но после выступления "Би-2" так захотела купаться, что ноги свело, а челюсть застыла, как у покойника. - Ведьма засмеялась, смех рассыпался серебряными шариками по чешуйкам воды.
  Она натянула платье на влажное тело, и платье превратилось во вторую кожу - настолько плотно облегало фигуру ведьмы.
  По возрасту, ведьма - мне ровесница - плюс минус два года.
  Колдуньи умеют принимать любой облик, даже перекидываются в фотомодели.
  Колдунья, ведьма! Что я все время о плохом думаю, словно меня запрограммировали на дурное настроение?
  - Выбрала укромное местечко за кустиком.
  Разделась, нагишом нырнула, почувствовала себя крабом.
  Крабы в нашей реке не водятся, но лучше сказать - крабом, чем - раком.
  Рак - звучит непристойно и напоминает о больницах.
  Люблю под водой отдыхать, прислушиваться к тишине, когда все воздушные исчезают, остаются лишь шепот воды и разговор рыб.
  Вдруг, в самой середине интересного кино меня пронзила молния.
  Больно, неприятно, словно на вертел надели вместо кабана.
  Я вылетела и получила пакетом по голове!
  Прекрасное завершение спокойного купания вдали от влюблённых. - Девушка смотрела на меня с улыбкой ночной тишины.
  Кого мне напоминает купальщица?
  Скульптуру девушки с веслом из парка Измайлово?
  Принцессу из книги?
  Гибкая, стройная, но кажется неживой.
  Мраморная статуя с нарисованным платьем и черными волосами.
  Девочка наклонилась, шарила рукой в траве - не нарвалась бы на подарок коровы.
  ХИ-ХИ-С.
  - Без него я чувствую себя голой! - девочка надела на голову обруч - таинственный черный обруч с черным камнем - глазом носорога.
  В темноте всё кажется черным, но я ЗНАЛА, что камень, платье и обруч - черные, а глаза у девочки - зеленые.
  Потому что она пришла из моего сна!
  - Ты... Ты мне снилась! - я выстрелила признанием, как дробью в уток.
  Надоело скрытничать, выскажу всё, что камнями придавило моё хорошее настроение.
  Пусть девочка посмеется надо мной и свиной шкурой!
  - Я тебе снилась? - тоненький смех девочки разбил наступившую тишину. - Странно! Обычно ЭТИ слова мужчины произносят женщинам. - И пропела, голос у водной девочки нежный, поставленный: - Три года ты мне снилась, а встретились вчера!
  - Одета во сне точь-в-точь, как сейчас.
  На голове обруч с черным камнем, и во сне я понимала, что камень не простой, а - магический.
  - Обруч я купила в Ашане на распродаже, - девочка произнесла спокойно, по-коровьему. Не смеялась надо мной, не уверяла, что у меня бред молодой кобылы.
  В фильмах обычно главную героиню - меня - успокаивают, говорят, что я утомилась, и от усталости в голове возникают галлюцинации.
  Но девочка не успокаивала меня, и не делала, вид, что понимает мою чепуху.
  Она просто слушала - ведьма из реки.
  - Обруч с камнем из Ашана, допускаю. Но, кто сказал, что в Ашане нельзя купить волшебный обруч?
  На сто тысяч обыкновенных товаров - один - заговоренный.
  Придет сумасшедшая бабка колдунья в магазин, проклянет молоко или колбасу - из-за своих нервов или плохого пищеварения злится старуха, а на людей сваливает болезни и беды.
  Покупатель скушает колбасу, выпьет молочко и - с проклятиями полетит в туалет, - я говорила и слушала себя со стороны.
  Почему молоко и колбаса?
  - От колбасы и молока у здорового человека начнется расстройство желудка с обязательной стометровкой до туалета! - девочка иронизировала, но даже человек с манией преследования, мнительный не сразу обнаружит в её словах насмешку.
  Я - королева иронии, поэтому - заметила шуточку.
  - Во сне ты взяла меня за руку, и твоя рука... ладошка... отвалилась... - я поднялась, словно во сне, подошла к девочке и взяла её ладошку в свою ладонь.
  Моя - лед от пережитого страха.
  Но ладонь девушки еще холоднее. Неужели, в реке не вода, а - жидкий азот, как в ТОМ сне? -
  Правая рука у тебя отвалилась и ты её ловко приживила обратно - на зависть нейрохирургам из больницы Боткина.
  - Пять лет назад маньяк отрезал мне кисть правой руки.
  Он собирал руки жертв.
  Но я выжила, и рука моя меня не покинула.
  В Питере мне пришили руку - лучше новой! - девочка произнесла печально, в её голос подсыпали муку тумана. - Я тебя не помню, но ты, наверно, знаешь мою историю, поэтому подшучиваешь.
  Проследила за мной до берега реки, выждала удобный момент и развлекаешься! - девочка сорвала веточку с куста, оторвала листик, словно меня от себя отрывала.
  - Ой! Думай, что хочешь! Мне всё равно! - я похлопала по бедрам, стряхивала невидимые пылинки. - Во сне ты меня привела к лесной пещере, а в пещере - огороды и пряничные домики.
  Наверно, ад так выглядит в современном исполнении.
  Иногда мне кажется, что работа на городе - настоящий ад!
  Родители купили вонючую свиную шкуру, - Я не уходила к грохоту "Нашествия", выплескивала из себя ужас. Пусть речная ведьма почувствует мои переживания. - Отправили шкуру на дачу - проветриться, и я - смотрительница и охранница шкуры.
  Старушка в электричке сказала, что свиная шкура исполняет желания: все исполнит, и тогда человек пропадает.
  Я пыталась избавиться от шкуры, выкинула её на улице, но мне вернули смрадную подружку.
  Любопытно, что все сейчас уверяют, что свиная шкура не воняет, а меня вонь душит.
  Я захватила шкуру на "Нашествие", побежала топить, а шкура меня убеждала, что она хорошая, добрая - источник радости, а не зла.
  Около реки я вляпалась в коровью лепешку - верю, что шкура мне под ноги бросила "мину".
  Затем я добежала до безлюдного места у реки, швырнула шкуру в воду.
  И - печальный результат!
  Шкура вернулась ко мне, словно журавль прилетает из Африки в Белоруссию
  Ты вынырнула на пустом месте и принесла мой пакет.
  Если я его обратно зашвырну, то он опустится к водолазам, и водолазы принесут обратно свиную шкуру, еще и штраф потребуют за загрязнение окружающей среды. - Я засмеялась, скинула железобетонную тайну на мраморные плечи девочки.
  Тайна, о которой знают две девочки - доступна всем.
  - Прикольно! Красивая история, напоминает "Призрачный город" Гарсиа Коуэна!
  Правдивая, потому что баба Зина любит пряничные домики, она бредит ими.
  О её причудах знают все местные, даже в интернете фотки выложили - "Пряничные домики Зинаиды Петровны".
  Меня Елена зовут, для своих - Еля!
  - А я - Алёна! Почти, что Елена, но только с ё! Лён!
  Девочка из ведьмы для меня превратилась в обыкновенную школьницу.
  Ведьма никогда не произнесет "прикольно".
  Подружка из сна наклонилась, потрогала свиную шкуру тонким сахарным, будто без кожи - одна косточка - пальчиком:
  - Она исполняет желания?
  - Исполняет! - я вдруг почувствовала себя в морозильной камере: над речкой сгустился ночной холод. Да, не Лазурный Берег Франции и Парижа. - Еще несколько минут назад я опасалась, боялась за желания.
  А сейчас мне в голову залили цемент.
  Всё по фигу! Загадывайте, решайте, придумывайте свои...
  - Что же загадаю? - Еля (я для неё "своя"?) приложила пальчик к губам (ФУЙ! тот же пальчик, что коснулся грязной свиной шкуры). - Например, загадаю невероятное.
  Сейчас темно, глубокий вечер, а пусть станет светло, как днем в Саратове, и засияют несколько Солнц. - Ведьма по имени Еля (ХА-ХА! Захватывающее название для книги) обернулась к реке - статуэтка на фоне всегда дикой природы.
  - Руки за голову! - рев и свист раздались со всех сторон.
  Засияли десятки Солнц.
  В глаза ударили щедрые - щедрее не бывает - резкие яркие лучи.
  Прожектора с реки, с катеров, из-за реки, сзади нас - с машин.
  Мощные прожектора, ими лосей в заповеднике ослеплять, а не девушек.
  К нам подбежал мужчина с автоматом, посветил фонариком (для надежности) в глаза и крикнул разочарованно в волны света:
  - Не те! Ложная тревога!
  Полицейский и машины скрылись, катера - то ли уплыли, то ли утонули, а мы задеревеневшие стояли с раскрытыми ртами.
  - Мы - те! - я вымолвила, чтобы губы и язык не разучились разговаривать, не превратились в железные листы.
  - Солнца воссияли! Спасибо, свиная шкура! Удружила! - Еля схватила меня за руку, пронзила ледяной иглой, как в ТОМ сне. - Лён! Я покажу тебе бабу Зину, она... она чУдная!
  Люди за тысячи километров приезжают к ней поговорить, а она не всех принимает.
  Тебе повезло, она уступит моей просьбе.
  - Никуда я не пойду. Не интересуюсь разговорами с бабами Зинами, даже с дедами Зинами не хочу разговаривать! - я пошутила, но шутка зависла над берегом. - Может быть, ты - подсадка?
  Затащишь в логово бандитов, меня запакуют и отправят в рабство!
  Через три года разберут на органы и продадут по частям в страны Первого Мира, поэтому - благополучные, волос с головы человека не упадет, а органы - только экспортные.
  - Тебя в рабство? На органы? Бандитам? - Еля засмеялась благодушно, без издевательства. - На реке ночью одна гуляешь в безлюдных кустах, а бандитов в деревне боишься.
  Я местная! Пойдем, не пожалеешь. Я отдам тебе свои старые кроссовки, а то ты обувь где-то оставила, наверно, на танцах.
  Еля вела меня за собой - картина из сна.
  Осторожность тормозила пятками, а любопытство кнутом в шею подгоняло меня.
  Если сон оказался вещим, то я узнаю, что скрывается в пряничных домиках!
  Я внимательно смотрела под ноги, словно брела по Луне.
  В темноте при свете Луны всё-таки можно разглядеть и вовремя перепрыгнуть коровий подарок.
  Ого! Еля не забыла о модных подиумных туфлях на каблуках-шпильках.
  Туфли, почти как мои, только мои... намного лучше.
  Дрожь на тонких тараканьих лапках пробежала по моей спине.
  Каблуки туфель не погружались в землю, и девочка ступала уверенно, словно позировала на подиуме.
  Деревенские жители, наверно, знают секрет прогулок в модельных туфлях по картофельным грядкам.
  И этот секрет не из нашего Мира.
  Я благоразумно промолчала: если Еля пришла из сна, то и летает, как во сне.
  Мы прошли вдоль речки, перешли по мостику, и минут через десять оказались в обыкновенной деревне - сто лет назад и один год вперед.
  Каменные высокие дома стояли рядом с покосившимися гнилыми избами.
   Еля открыла калитку, и мы по дорожке, усыпанной гравием, прошли к дому-избе.
  Добротная бревенчатая изба - не ужасная, но и не прекрасная - подходящее место для старушки.
  Пенсионерка, наверно, не считает этот дом подходящим, она согласилась бы променять его на фазенду в Бразилии или виллу в Лондоне.
  - Взгляни, в огород! То, что ты видела во сне! - Еля потянула ручку двери, по-хозяйски, а не как ночная гостья.
  - Что? Пряничные домики? Не люблю пряники! - я обернулась и прикусила нижнюю губу.
  Простонала в изумлении: - Достаточно для меня сюрпризов! Хватит, я не подопытная мышка с морковным хвостиком!
  В огороде, среди низкой скошенной травы расположились аккуратненькие небольшие домики - игрушечные!
  В некоторых горел свет, но за занавеской на миниатюрном окошке не видно обитателя.
  Человек в домике не поместится, разве что - скрюченный, скособоченный, и... контуженный на лыжных гонках.
  - Баб Зин! Это я! - Еля громыхнула в прихожей; нарочно гремела или случайно.
  Я прыгнула на крыльцо, белой чайкой - вестницей счастья - влетела в дом.
  Мне показалось, что в ближнем пряничном домике кто-то тяжело сопел - слышно на расстоянии.
  В большой комнате на диване отдыхала старушка - девочка после трудных лет жизни.
  Седые волосы выбивались из-под яркого Палехского платка.
  Палехские платки - слабость моей мамы (поэтому я изучила их до нитки).
  Коричневая кофточка времен войны накинута на халат.
  Мягкие войлочные тапочки "прощай, молодость".
  Всё обычно, если бы... если бы баба Зина не смотрела по телевизору "Матч ТВ", заплыв на сто метров.
  И... золотые каблуки-шпильки на туфлях Елены.
  Необычно, всё равно, что в избу поместили новейший "Мерседес".
  - Баб Зин! Я привела к тебе! - Еля присела к столу, закинула ногу на ногу - высший пилотаж.
  Она "привела" меня?
  Мне стало безумно страшно в уютной избушке, где старушка смотрит "Матч ТВ", а не спит после стакана кефира.
  - В шахматы играешь? - старушка не обратила внимания на мой застывший в желе ответ.
  Расставила на шахматном столике фигуры и генеральским повелительным жестом пригласила к игре.
  Я взглянула на Елю: не превратилась ли "подружка" в чёрного сатанинского козла или в ворону.
  Неужели, она - ворона, которая клевала меня и избивала крыльями около дома в Москве сегодня утром?
  Еля распахнула глаза и отчаянно кивала головой, подсказывала, чтобы я сыграла со старушкой в шахматы, не отказала одинокой женщине цвета липового мёда.
  - Вы знаете шахматные ходы, ловушки, дебюты, эндшпили, тактику? - я очень тонко иронизировала - тоньше только лист сусального золота.
  Папа приносил однажды сусальное золото, без слез не взглянешь.
  Я благоговейно протянула к листу ручки (мои ручки в те времена еще не представляли собой фотомодельную ценность):
  "Папа за этот листик мы купим новую квартиру, в десять комнат с гномиками?" - я наивно спросила, потому что в сказках самое дорогое - золото.
  "Нет, за листик сусального золота ты не купишь мороженое. Он слишком дешево стоит!" - папа вздохнул, рассказывал мне о технологиях изготовления сусального золота, что шестьдесят листиков весят один грамм, а один листик - посмешище.
  Ни в копилку его, ни на лоб.
  С тех пор сусальное золото для меня потеряло цену, и я вместе с ним - золото не сусальное.
  Старушка Зинаида Петровна взглянула на меня, и показалось, что она прочитала мысли о сусальном золоте, о моём детстве, потому что улыбнулась криво, словно ей на ногу упала стотонная каменная шахматная доска:
  - Человек всё не знает! Я с детства играю дебют четырех коней - только его и изучила, а остальное - остальное - сусальное золото: блестит, но толку от него меньше, чем от вареной картофелины. - Баба Зина плюнула на ладонь, потерла ладони и двинула пешку е2-е4.
  - Четырех коней, пусть четыре коня! - я ответила е5.
  Играю в шахматы на уровне первого разряда и полагаю, что для девочки пока достаточно, а дальше - дальше, как кони понесут по жизни.
  Баба Зина ответила конь f3, взглянула через окно в далекий гул "Нашествия".
  - На что играем, деточка? - старушка деревенская подмигнула мне с видом заядлой картежницы, покорительницы тюремных бараков.
  Часто смотрю сериалы о лесоповале, о заключенных: настоящие русские фильмы без натяжек.
  Если наш фильм снимают о поездке русской семьи за границу, то меня выворачивает от стыда: кепки, полосатые шорты, рубашки с пальмами, водка и крики в фильме, словно криками забивают интерес.
  Почему в наших новых фильмах все орут: рыдают, плачут - вопли расшатывают телевизор.
  - Я никогда в шахматы не играла на "что"! - ход конем - с6.
  - Неправда! Всегда играют на что-нибудь. В конце партии один получает радость, другой - обозляется.
  Значит, играли на Радость!
  Игрок проиграл РАДОСТЬ, а другой забрал его РАДОСТЬ.
  Зинаида Петровна поставила белого коня на c3.
  - У меня сегодня мало РАДОСТИ. - Я подняла руку над ответным ходом - конь f6, и рука моя обвисла флагом над палубой яхты. - Если ВАМ необходима игра на что-то, кроме денег, то сыграем на СОВЕСТЬ. - Я засмеялась, предложение мне показалось очень ироничным, потешным.
  Балаганные клоуны перевернулись в гробах после моей шутки.
  За моей спиной что-то грохнуло и очень тихо выругалось, не по-девичьи.
  В избу Бабы Зины забрел беглый каторжник с бородой ниже пояса?
  Или леший ругается?
  Я оглянулась и снова засмеялась, хотя положено проявить сочувствие.
  В подобных случаях девочки натягивают на личико гримасу сострадания.
  Еля свалилась со стула. Наверно, ножка у дряхлой мебели отвалилась - пришло время умирать ножке стула.
  Еля поднялась, а лицо её обсыпано мукой и покрыто известкой гейш.
  По крайней мере, мне так сначала показалось.
  Но затем побелка исчезла, как после дождя, и личико новой знакомой позеленело.
  Разнообразие цветов в природе.
  Еля испугалась падения со стула, поэтому меняла цвет лица?
  - На СОВЕСТЬ играем, ставка принята! - баба Зина огромной пятерней смяла своё мешковатое лицо.
  Я дома шутила по поводу совести: "Анжела! Ничего в школу не забыла?"
  "Вроде всё взяла".
  "Нет, ты совесть забыла".
  Или: "Папа! Хлеб и молоко ты купил, а совесть забыл купить".
  Или: "Мама! Брось в стирку совесть Анжелы".
  Потешные шутки, потому что неожиданные.
  Зинаида Петровна в деревенской глуши, наверно, шуток не понимает, хотя первые ходы в шахматной партии изучила, полагаю с отклонениями на каждой дороге - так Илья Муромец перед камнем на перепутье дорог долго не размышляет.
  Нет, если пойду по протоптанному пути дебюта четырех коней, старушка, возможно, меня осилит или вытянет на ничью.
  Обойдется! Бессовестная любительница спортивных телепередач.
  По теории дебюта четырех коней я должна поставить своего коня на f6, но я двинула слона на d6.
  Опа! Америка-Европа!
  Ход неожиданный для знатоков шахмат: слон перегораживает дорогу неразвитой пешке d, создает давку в своём лагере.
  Всё равно, что в жизни слон бегал бы по полю боя и - вместо того, чтобы сокрушать врага - мешал бы своему войску.
  Зинаида Петровна остро на меня взглянула, слишком остро - взглядом разрезала лоб.
  Откуда у старушки в деревне столько сил, и, кажется, злобной энергии?
  Белые ответили агрессивно - пешка d4.
  Баба Зина атакует - нашествие!
  АХА-ХА-ХА-ХА!
  "Нашествие" на поле, нашествие в избе!
  Я, вопреки теории, забрала пешку конём, а не пешкой.
  Раскачаю ситуацию, а потом сыграю на мастерстве в эндшпиле, не похожем на эндшпиль дебюта четырех коней.
  Зинаида Петровна, что называется, "поплыла".
  В миттеншпиле зевнула две пешки, или не посчитала их важными для развития событий.
  Мы пришли к эндшпилю с численным и позиционным моим перевесом - дело сделано, мадам.
  Слон h5 - мат, вам, Зинаида Петровна.
  Старушка проиграла и тяжело поднялась из-за стола, словно я вытащила из неё золотую середину.
  - Совесть я тебе проиграла, деточка!
  Надеялась, что ты совесть в игре потеряешь, а вышло - по-твоему.
  Не свиная ли шкура тебе помогла?
  - Вам она скорее бы помогла, потому что вы слабее играете! - я ответила дерзко, в стиле наглой девочки.
  Волна гнева прошла по мне и ушла, оставила спокойствие.
  Затем другая волна - чёрного страха - накрыла меня.
  Откуда старушка узнала о том, что свиная шкура, якобы исполняет желания?
  Еля не звонила бабе Зине, в избе не успела рассказать, значит...
  Значит, Зинаида Петровна - шахматистка на пенсии - заранее знала, что я окажусь в её избе со зловещей свиной шкурой.
  Но не предполагала, что я обыграю в шахматы - игру Королей и уличных торговцев кукурузой.
  Меня используют, ведут по ниточке, как стрекозу на цепочке.
  - Я... пойду! Спасибо, чай не нужно! Мне пора! - о чае мой непослушный язычок вымолвил не к месту.
  Оставила бы я свои шутки и прыгнула в окно!
  Нет, захотелось поостроумничать, разрывало меня от иронии.
  Чай мне никто не предлагал и не собирался угощать.
  - Пойдешь, или не пойдешь, гадание скажет! - Зинаида Петровна бесцеремонно подняла мой пакет со свиной шкурой и вытащила её.
  На лицо старушки упала черная гуталиновая тень.
  Зинаида Петровна смотрела на шкуру со страхом и восхищением - так гонец, принесший плохую весть, ждет от падишаха наказания.
  - Вы гадаете? - я сделала два шага к двери... подумала, что шагнула, но осталась на месте, словно мои ноги вросли в деревянный пол.
  Под ногой пискнула мышка. Я вскрикнула - мышки не увидела.
  Огонь ужаса охватил мою голову, а руки и ноги погрузились в коктейль изо льда и жидкого кислорода.
  Ведьма! Ведьма и её помощница Еля!
  Сначала мне в сон ворвались, затем свиную шкуру подбросили через родителей.
  Хотя - нет, свиную шкуру родители купили раньше сна, значит - дело в шкуре, она привела меня в логово ведьм.
  Зачем? К чему сложности, если ведьмы могли забрать любую девочку для жертвы с "Нашествия".
  Пропавшую никто не станет искать, подумают, что утонула или вышла замуж в Грецию.
  - Гадаю не на картах, а на шахматах! - баба Зина бережно расстелила шкуру на столе, высыпала на неё шахматные фигурки, словно повар заворачивает в лаваш куриное мясо.
  Подняла шкуру, долго трясла - шаманка на пенсии.
  Лицо старушки торжественное, парадное.
  Еще бы - развлекается бесплатно!
  Деревянным голосом Буратино я проскрипела:
  - На шахматах не гадают!
  Зинаида Петровна не ответила мне.
  Зачем слушать жертвенную овцу?
  Казалось, что ей тоже безумно страшно.
  Остатки седых волос поднялись на голове дымом.
  Бабка Зина опустила свиную шкуру на стол и раскрыла.
  Я задохнулась от могильного ужаса.
  Меня похоронили живой в гробу?
  Невероятно!
  В центре стояла белая Королева - ферзь.
  Вокруг неё - циркулем ровнее не вычертить - по окружности расположились черные фигуры: пешки вместе, затем офицеры, кони, ладьи, черная Королева и Черный Король.
  Белые фигуры (кроме Королевы) лежали в одной кучке.
  Белые лежали, а черные стояли, окружив белую Королеву.
  Фантастика! Колдовство? Сон?
  - Вы в цирке фокусницей подрабатывали, Зинаида Петровна? - ума у меня не осталось, но ирония пробивалась сквозь панцирь кошмара.
  Я догадывалась, что белая Королева - я!
  - Ты - белая Королева! - баба Зина (колдунья Зина?) эхом подтвердила мою ужасную догадку.
  (Королева - почетная должность, но ответственность давит на голову, втискивает в могильную землю.)
  - Деточка, свиная шкура исполняла желания твоих знакомых, а отдуваться за желания - тебе.
  ХО-ХО-ХО-ХО-ХО! - баба Зина засмеялась странно, поэтому - страшно.
  Старушки кхекхекают, пыхтят в смехе, а Зинаида Петровна ухала филином.
  Лицо её почернело, будто старушка умерла во время смеха, а затем - ожила.
  Баба Зина свалила шахматы в коробку, а свиную шкуру аккуратно сложила, поцеловала по-жениховски и вложила в пакет "Дикси".
  - Когда шкура скукожится от желаний и исчезнет, то ты...
  - Прекратите, Зинаида Петровна! - я закрыла руками уши, била бы ногами по половицам, но ноги не слушались, а руки - руки летали крыльями. - Не желаю! Не наколдовывайте мне будущее!
  Совесть вы свою проиграли, потеряли, поэтому - молчите!
  - Без совести проживу. Совесть - не масло, на хлеб не намажу! - снова закряхтело, зажужжало в старушке, что означало - смех.
  Веселая баба Зина, смешная до потери пульса.
  На кладбище ей найдут прекрасную роль - веселить родных и близких покойников во время похорон.
  Люди скорбят, а баба Зина - хохочет, вселяет в рыдающих радость, убеждает, что "И в аду неплохо люди живут".
  - Кто меня ненавидит, что даже свиную шкуру мне подбросил через родителей? - я щипцами слов вытаскивала из старушки информацию. - Умно придумано и зловеще: желания исполняются другим, а страдаю я.
  - Ненавидят, или боятся! - Зинаида Петровна присела на диван, щелкнула кнопкой пульта телевизора.
  Нашла бокс: черный человек боксировал с белым - ожившие шахматы.
  - Во! Чуть хук слева не пропустил! - Зинаида Петровна хлопнула ладонями по коленям, забыла обо мне, словно я - выброшенная тряпка половая.
  Я пожалела старушку, не виновата она, что - ведьма: забавляется с телевизором, переживает - пенсионерка с эмоциональной бомбой в желудке.
  - Если хотите, то я проиграю в ВАШИ шахматы, и ваша СОВЕСТЬ вернется к вам! - я сморозила глупость, надавала бы себе пощечин за иронию.
  - Мою совесть не вернуть, она проиграна.
  А, если ты проиграешь, то свою СОВЕСТЬ отдашь.
  Молодая девочка без совести сгинет под первым же грузовиком!
  Бей! Добивай! - последние вопли относились не ко мне, а событиям на экране.
  - Я ухожу? - ноги мои разморозились, и пританцовывали.
  - Шкуру свою свиную не забудь, деточка!
  - За шкуру - мерси-с! - я присела, в коленке неприлично треснуло, словно сучок сломался.
  У спортивной тренированной девочки ничто не трещит, а у меня - позор! - Пусть она вас радует!
  Не верю я в скукоживание, и в то, что шкура меня уничтожит.
  Я - сама по себе, а свиная шкура - прихоть родителей.
  Обвинят, что шкуру потеряла. Не первое и не последнее обвинение в моей жизни.
  - Хорошо, что ты не веришь, что тебя шкура изничтожит! - баба Зина не отрывала взгляд от потасовки по другую сторону экрана. - От свиной шкуры не отвертишься, она тебя найдет в любом уголке Земли!
  Ступай, если тебя ОТПУСТЯТ.
  - Меня отпустят? - я задохнулась от злости. Наклонилась вперед - поза боксера. - Надоели загадки и стоп-сигналы по жизни.
  Не съешь десерт, пока не скушаешь хлеб и суп.
  Не уйдешь из школы, пока не выполнишь задание.
  Не пойдешь в кино с подружкой, если не подметешь пол.
  Условности, приказы, и еще - свиная шкура - мной командует. - Я оттолкнула стул, чтобы он упал и загремел: эффектный уход под грохот падающей мебели.
  Но стул не упал, он тонко скрипнул - не торжественно, словно ему прищемили хвост.
  - Еля! Елена! Подружка без руки.
  Кисть тебе пришили, а кажется, что - нет!
  Ты хорошая пара Зинаиде Петровне: одна без Совести, а вторая - с призрачной рукой!
  В подруги мне набивалась, а предала!
  Кушай кашу без сахара и без масла, она полезна для пищеварения! - фразу о каше я услышала от папы - он вычитал её из древней книги.
  Фраза вызывала у меня отвращение и рвотные позывы, злила, поэтому я сказала Еле - пусть почувствует себя на моем месте (когда мне плохо)
  - Прости! - Еля опустила голову под тяжестью железных волос и преступления.
  - Ха! Между девочками всегда возникают споры.
  Искры летят от трения! Не переживай! Баба Зина перед смертью передаст хозяйство тебе, а затем умрет без совести! - я сказала с нажимом и обругала себя за черный юмор.
  И не юмор, а - помойка.
  Но пусть меня поймут: пригласили, запугали, я в шахматы сыграла.
  Ничего дурного они мне не сделали, а я записала Елю и Бабу Зину во враги.
  - ОЙ! Извините! Не хотела вас обидеть, и не за что.
  Грязь на язык попала! - я сложила губки сердечком, улыбнулась ласково, по-весеннему.
  С досадой на свою глупость (лежала бы на даче в гамаке и читала книжку) я вышла из могильной избы.
  Свиная адская шкура осталась у Зинаиды Петровны! УРА!
  Ярко горела белым пламенем доменной печи Луна.
  По каналу "Дискавери" я запомнила фильм о доменных печах - жутко.
  Полагаю, что доменная печь - один из входов в ад!
  Отраженный солнечный свет пробивал ночь.
  Сахар на пряничных домиках блестел, почти резал глаза.
  Разумеется, не сахар, но дизайнер умело разрисовал домики - очень реалистично, будто пряники сахаром облиты.
  Я по дорожке направилась к калитке, к выходу из дома с тайнами.
  Усмехнулась: кто посмеет меня не выпустить?
  Бред старушки. Телевизор сломал её мировоззрение.
  Я протянула руку к калитке.
  Калитка отпрыгнула, словно резвый баран на пастбище.
  Животные тоже веселятся и прыгают.
  - Померещилось! - потерла руки, холодный пот змейкой проскользнул между лопаток. - Не дошла до выхода, а руку вытянула, словно попрошайка.
  До калитки - метров пять, пробегу за секунду.
  И снова - калитка отдалилась.
  Дорожка подо мной изогнулась, будто спина огромной анаконды.
  Маслянистый туман опускался на сад.
  Я побежала по тропинке. Она билась подо мной в агонии.
  Я вспомнила, что Еля обещала кроссовки, обещала, да переобещала.
  Босые ноги мерзли на ледяном камне, даже примерзали.
  Дорожка резко изогнулась, и я по инерции забежала в сад, страну пряничных домиков.
  Дисней Ленд в отдельно взятом огороде.
  Сердце моё колотилось белкой в трехлитровой банке.
  Тошнота подкатывала к горлу.
  В домиках внезапно вспыхнул тусклый свет двадцатипяти ваттных лампочек.
  Гномики проснулись?
  Или Совесть Зинаиды Петровны поселилась сразу во всех пряничных домиках?
  Каждое жилище мне по пояс - высота птичьего полета, если птичка - курица.
  Я пятилась по дороге, но она замысловато, петлей Мёбиуса, возвращала меня к пряничным домикам.
  О петле Мёбиуса я читала в инете, случайно напала на картинку, и ничто не поняла, кроме того, что по этой петле - сколько не беги - вернешься в исходную точку.
  - Дорожка садовая меня не выпускает?
  Или вы, карлики огородные, удерживаете магнитным полем? - я стукнула кулаком по крыше ближайшего домика. - Вступили в преступный сговор с колдуньей и её помощницей?
  Порядочные люди на "Нашествие" ушли, а вы над девочкой издеваетесь, клоуны! - Еще раз ударила - сильнее.
  По крыше домика прошла трещина.
  Мой кулак вдавился в... пряник?
  Я отломила кусочек крыши - пряник, настоящий Тульский.
  Почему домики не расползлись от дождей и от росы?
  Раздумывать - удобно в кровати, за столом, на диване, в гамаке, но не ночью босой в огороде деревенской колдуньи.
  В домике возмущенно хрюкнуло:
  - ХХХРРЮЮЮЮЮККК!
  Дверца распахнулась негостеприимно.
  Вывалилась огромная чёрная свинья.
  Или кабан! Пусть зоотехники определят пол животного.
  Маленькие глазки горели раскалёнными углями.
  Свинья раскрыла рот - яму ужасов - и пронзительно завизжала
  На Марсе слышен её визг.
  Огромные желтые клыки адского животного не говорили о победе Добра над злом.
  В грудь мою ударила невидимая стрела ужаса.
  Я почувствовала себя балериной среди зомби на кладбище.
  Побежала, но дорога обратно бросала меня к черной свинье.
  В ответ на душераздирающий визг в остальных пряничных домиках захрюкали.
  Огромные чёрные свиньи выбегали из своих сладких жилищ (не сидится им в уютном съедобном доме).
  Монстры окружили меня.
  И... встали на задние ноги!
  Как в гадальных шахматах черные фигуры стояли около белой Королевы!
  - Алёна - повелительница черных свиней!
  Нет! Я жертва черных кабанов! - с болью в груди и стиснутыми зубами, скованная ужасом, рассматривала свиней.
  На задних ногах они казались баскетболистами.
  Свиньи щелкали челюстями, надвигались на меня.
  Гул и треск стояли аэрокосмические.
  "Сожрана черными кабанами" - не лучшие слова на надгробном камне.
  Я подняла с земли гнилую картофелину, замахнулась на стадо чудовищ.
  Руки мои превратились в трясущиеся веточки ивы.
  ХА! Испугала девочка огромную свинью картошкой!
  Всё равно, что меня попробовать запугать фотосессией.
  Веки мои налились свинцом, потянуло в сон.
  В отчаянии я швырнула картофелину в рыло ближайшей свиньи.
  Картошка пролетела в адскую пасть и исчезла мошкой.
  Свинья цапнула край моей маечки с котятками, выдрала изрядный клок.
  - АААААА! - крик отчаяния вырвался из меня и застыл на уровне Северного Полюса груди.
  Еще миг, и черные свиньи и кабаны разорвут самую красивую девочку на Планете Земля.
  - Домой! По кроватям! Спать! - в круг ворвалась Еля, размахивала обыкновенным веником для подметания пола. - Успокойтесь, поросятки...
  Поросятки? Не поросята, а - слоны!
  Хрупкая тонкая тростиночка Еля, оказывается, пользовалась уважением у свиней.
  Они отступали, похрюкивали, падали на четыре ноги.
  Самая устрашающая черная свинья, величиной, наверно, с Антарктиду, с удовольствием чесала рыло о веник.
  - Лён, я провожу тебя до выхода из сада! - Еля взглянула мне в глаза и быстро отвернула голову.
  Я успела, заметила - глаза Ели пылали желтым и золотым.
  - Кроссовки возьми. Я обещала! - Еля провела меня по извивающейся тропинке, около калитки протянула пару замечательных новых найковских кроссовок.
  - На "Нашествие" не пойдешь? - я за калиткой натянула кроссовки - мой размерчик, сидят идеально, словно сто обувных мастеров подгоняли под мою ножку. - "Крематорий" послушаем, если он уже не отыграл.
  - Крематорий? - Еля усмехнулась, и золотой свет брызнул из глаз. - Крематорий еще рано слушать!
  - Ага! Встретимся! - я развернулась и подиумной походкой - очень быстро - пошла от загадочного домика.
  За мостиком, я сняла обувь, размахнулась и швырнула дорогущие кроссовки в речку.
  Шкуру свиную мне навязали, кроссовки подарили.
  Вдруг, кроссовки еще зловещее, чем свиная шкура?
  Померещилось? из реки донеслось сопение и всхлипывание бегемоту.
  Кроссовки угодили в голову купальщику?
  Запиликал мобильник. От неожиданности сердце набрало обороты до ста в минуту.
  УФ! Всего лишь телефон, а не ожившая свиная шкура.
  Пусть Зинаида Петровна на ней шахматы гадальные раскладывает!
  - Лён! Ты почему выключила мобилу? Целуешься? - голос Лизка из трубки порвал тишину.
  Беды и страхи мои клочьями черного тумана улетали в прошлое.
  Наверно, Еля и баба Зина - ведьмы, если даже телефон не работал в их присутствии.
  - Купалась в ледяной реке! - я взглянула на разодранную маечку - миленькую, с котятками мусиньки пусиньки. - Майку в темноте о кусты порвала.
  Не кусты здесь растут, а - свиные рыла!
  
  Через два дня я возвратилась в родную квартиру.
  Заранее вставила наушники, чтобы вопль разозлённых родителей не разорвал мой мозг.
  Вряд ли убьют за то, что я "потеряла" свиную шкуру, но покалечат морально.
  Унизят до уровня гриба-поганки.
  Страхи мои на время ушли, потому что родителей и Анжелики дома нет.
  Я скинула туфли, опустила рюкзак на пол!
  Раздался пронзительный, неприятный звонок в дверь!
  - О! Все в одно время, в одну большую семейную кучу собираемся! - я открыла дверь и увидела... Космос.
  Искры вылетели из моих прелестных озерных очей!
  Наша соседка Марья Кирилловна протягивала мне пакет "Дикси", а в нём - адская свиная шкура!
  - Около вашей квартиры лежал! Забыла, голубушка, когда дверь открывали?
  - Ага! Спсб! - я прошамкала. В тумане приняла пакет и захлопнула дверь в ад.
  Не знаю - ад с другой стороны двери, или с моей?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"