Эсаулова Марфа: другие произведения.

39. Trauko дон Пиноккио

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга также доступна в твердом переплете

  - Сильва, ты украла мой именной молоток!
  Синий, как твоя мёртвая совесть.
  Только что здесь лежал, а потом убежал! - Жанка даже подол трудового халата задрала на голову - не прыгнул ли молоток в карман?
  - На, подавись, своей кувалдой, болотная жадина! - Катарина (Ринка) взвесила на ладошке смертельный молоточек - килограмма три, фреймерский, неудобный для тонкой работы.
  Мы дружными рыбками нырнули за станки.
  Когда Ринка метает дюжий молот, даже Олимпийские боги прячутся за тучи.
  - Девочки! Если подеретесь, то обещаю - я лично проломлю ломом голову победительнице! - улыбка на лице трудовички Зильберты Гофман расплескала море счастья.
  Гофман улыбкой древнее кладбище зальёт.
  Мы успокоились, мышками вылезли из нор и продолжили увлекательное занятие - делали табуретки.
  На уроках труда мальчики учатся варить борщи, штопать панталоны и джинсы, кулинарят, аж ракетный дым уз ушей валит.
  Мы, девочки - с цыплячьим пищанием и истинным девичьим розовым любопытством - осваиваем работу у станка.
  Мастерим, стругаем, рубим, пилим, склеиваем.
  Мой дедушка Шуберт, говорил, что раньше всё было иначе - шиворот-навыворот.
  Девочки жарили котлеты, мыли полы и носовые платки, отдыхали в гамаках и воздушно танцевали под музыку Вивальди.
  Мальчики стреляли из винтовки, играли в ножички, дрались на кулаках, залезали на горы и прыгали вниз с каменным убийственным парашютом.
  Мой дедушка в маразме - не отличит белую пешку от черного коня (но в шахматы играет со стуком зубов).
  Враки у него, выдумки, размечтался, придумал свой фантастический Мир, где девочки - слабый пол, а мальчики - богатыри умельцы.
  Дедушка бредит, но я не даю ему овсяную кашу - от неё не только живот, но и мозги вспениваются, взрываются гранатами.
  Без кашки дедушка сказки сочиняет сумасшедшие, а после кашки придумает чушь, от которой горы сдвинутся.
  Не нужны мне танцующие горы.
  Достаточно плещущего Щербакова - слоноподобного балерона из соседнего девятого А.
  Щербаков легко перешёл вес в двести килограммов - вступительный вес в мужской кулинарный балет.
  Белую юбку (у балеронов она называется - пачка) натянет, панталоны, пуанты, купальинк и скачет по школе с грохотом динозавра жующего камни.
  Подпрыгнет в антраша или в батмане - плитка школьная жалобно воет под копытами Щербакова.
  Ужасное зрелище, у меня после него желудок на воздушном шарике поднимается к затылку.
  - Кутепова, куда же ты бьешь, сволочь рогатая? - Зильберта (Зиля) нежно поправила мою руку, ушедшую на один градус. - С кривоногой табуретки наша директриса свалится, сломает себе язык с костями.
  Кто ответит? Менделеев со своей таблицей периодических элементов?
  Кулибин? Или Ломоносов встанет из гроба и тебе нос сломает? - Трудовичка всегда находит для нас доброе слово, хотя оно часто покрыто горчицей.
  Я взвесила СВОЮ недоделанную табуретку.
  Прищурила правый глаз, оценивала качество работы и резьбу на ножках - шик, блеск, красота!
  На следующий урок укреплю ножки дубовыми клиньями, и табуретка - ГОТОВА! Беги в магазин мебели, МОЯ радость четвероногая деревянная!
  - Девочки, отложите на десять минут любимые стамески и нежные рашпили, - Зильберта хлопнула в ладошки - от хлопка задрожали испуганные стёкла, и сдуло парик с Кристинки Величко. Кристинка каждый день меняет парики и козий голос, верит, что она превращается в другую школьницу - более умную и удачливую. - Практику вы отстучали неплохо - так кузнец Гефест подковал Зевса.
  Выдержите и теорию, потому что она важна, как гвозди в зубах.
  Сегодня я расскажу вам о позорном нетрудолюбии, которое бросило чернильную кляксу грамотности на честь столяров.
  Историю написал древний искусствовед Подоевский - сын доильщицы.
  Сказка поучительная, но другим боком, не тем, на который рассчитывал автор, когда обмакивал гусиное перо в чернила и мечтал, что его сказка засветится золотом.
  В одна тысяча семнадцатом году, в канун Великой Октябрьской Социалистической Революции в семье столяра от женщины родился сын с руками, ногами, глазами и другими органами, присущими человеку, - Зильберта метровой линейкой вбила обратно в рот любопытный змеиный язык Франциски Шумейко. - Шумейко, пасть не разевай, рассказ - не каравай!
  О чём я говорила: о шипящих ядовитых розах?
  О продаже чугунных новых станков за границу на металл?
  АХ! Память у меня отбойным молотком придавило.
  Сын родился, Гаврош, значит, в рабочий полдень, когда соловьи воровато жрали хлебушек из запасов комбайнёров.
  Отец Гавроша - величайшего ума и таланта столяр, потому ничего не хотел знать на свете, кроме своей пилы.
  Чудес на свете - океан, а работников хороших - необитаемые острова с кокосами.
  ХМ! Кокосы висят и болтаются хамски...
  Папенька Гавроша с трудом героически преодолевал течение, бил подмастерьев за выдумки, за новаторство.
  Тяжело работнику, если каждый ученик старается выпендриться, лезет в науку, говорит, что рабочее ремесло - только ступенька, старт в жизни, а дальше - наука, искусство, песнопения под псориазную фисгармонь.
  В столярном цеху стояли зеленые запахи больницы и нецензурная брань извозчиков и могильщиков.
  Долго Гаврош не сходил с ума: помогал отцу - пилил дерево старой наследственной пилой, строгал его итальянским беззубым рубанком, вертел дыры буравом, склеивал доски, связывая их плотно, чтобы склеенное не развалилось, пока языкастый клей не высохнет.
  Гаврош был человеком, серым трудягой, пока не сошёл с ума.
  В один день он подумал, что можно усовершенствовать процесс, завещанный голопятыми дедами в полосатых енотовидных портках.
  Нужно снимать мерки с чужих работ, брать от мастеров самое лучшее, а главное - ТЬФУ, стыдно произнести перед вами, девочки - работать головой!
  Он предлагал товарищам вырезать круг или овал легче, нежели они делают, не накладывая каждый раз дощечки древние, особенно, когда нужно вырезать круг большого диаметра для сиденья унитаза толстяка.
  Работники укоряли Гавроша, говорили, что пращуры их и древовидные обезьяны вырезали стулья и сиденья по этим меркам, а от добра добра не ищут.
  По вечерам Гаврош шпионски рассматривал изделия мастеров своего цеха, где каждый пил из самовара, а чай наливал в ладошки, сложенные ковшиком.
  То круг седельный неровно выведен, то развалится табуретка под четырёхсоткилограммовым писцом из канцелярии Департамента.
  Отец упрекал Гавроша за вольнодумство, не бил, а откармливал пирогами, чтобы мозг размягчел и не вставал колом.
  'Гаврюшенька, не любомудрствуй! - Папенька со слезами подводил сына к табуретке и пинал её деревянной пиратской ногой! - Мир прекрасен, и не нам его переделывать и улучшать.
  Кулик на болоте поёт, хвалит своё болото, и ты не подрезай птице голосовые связки, не требуй от пернатого певца высших оперных нот.
  Строгай, пили, сбивай табуретки и шкафы, а ум засунь на самую дальнюю полку, где тараканы сухари сушат'.
  'Отец! Ты невежественен, поэтому мебель твоя в сиксилиард раз хуже, чем у заморских именитых мастеров. - Гаврошик ерепенился, показывал отцу чертежи Леонардо да Винчи, вырезки из иноземных журналов, где образованная короткостриженая девица за станком выдаёт по три нормы в час. - С помощью наук: алгебры, алхимии, физики, геометрии, биологии, юриспруденции, философии, астрологии, кибернетики я создам станки, которые сами будут стругать, пилить, сбивать табуретки для нужд человечества!
  Ан - нажал на кнопочку - и стул с конвейера сошёл с изящной затейливой резьбой: русалки, черти, лешие изображены с точностью до микрона.
  Второй раз нажал - табурет сполз с ленты, идеальная табуретка, краше которой нет в Белом Свете.
  Но для работы на этом станке, для его создания требуется овладеть всеми науками - так шмель овладевает цветком клевера'.
  Гаврош шёл наперекор воле родителя, бил словами жёстче, чем розгами.
  Отец Гавроша застывал в ужасе, ловил выпавшее сердце, затем возвращал его обратно в грудную клетку.
  Качал седой осиновой головой.
  Понимал, что сын чокнулся, уходит всё дальше и дальше от надежного столярного ремесла, тонет в болоте науки и техники.
  'Сынок, грамота - вздор; главное дело - сработать как-нибудь да продать.
  Ни циркулей, ни линеек нам не нужно, они - от чёрта!
  Неопытная рука иглу циркуля в глаз воткнёт, а линейкой горло пробьёт навылет - так стрела Амура поражает доброго молодца в печень'.
  Но наставления мудрого человека, отца по крови, не сбивали Гавроша с его сатанинского пути.
  Мальчик покупал книги, изучал математику и биологию макаки, штудировал генную инженерию и нанотехнологии.
  Однажды отец сколотил кривой, но прочный и надежный табурет - кларнетиста с избыточным весом выдержит, и отправил Гавроша с заказом к ученому Бондюэлю.
  Лицо Гавроша поразило ученого до коликов, до выпученных рачьих глаз.
  У людей, которые прилежно учатся, лицо меняется на противоположное - делается снежно умным и Лунным, оттого, что на лицо человека выползают все мысли.
  Лицо интеллигента - вытянутое, задумчивое, лошадиное с черничными глазами навыкате, с выражением запорного застоя.
  Киянкой в фейсу ученого ткнёшь, оно и рассыплется толченым стеклом.
  У человека труда лицо - сковородка раскалённая, круглая, лоснящаяся, ударопрочная.
  Можно кулаками в круглое блинное лицо бить с утра до вечера, а ему - хоть бы хны.
  Удары горохом отскакивают от лупетки столяра.
  Бондюэль сразу пригласил Гавроша в свой институт всех наук!
  На платной основе взял мальчика, заставлял его по вечерам выгружать вагоны, вкалывать на производстве на лесопилке, а днём штудировать изящные науки и техники.
  Вскоре Гаврош защитил диссертацию по биохимии и тонким компьютерным технологиям.
  Изобрёл летающий табурет для пианистов, удушающее кресло для тюрем, скорострельный конвейер для производства Королевских стульев.
  С конвейера каждые десять секунд сходил новенький изящный стул, слепленный из новейших технологий.
  Всё это не выдумка, наука испортила сына столяра.
  Отец Гавроша по заветам предков, по старинке сбивал кривоногие табуреты, влачил жалкое нищенское существование, поэтому был свободен и счастлив, как свинья в грязи.
  Гаврош разбогател, время проводил в геморройных пирах, на конгрессах, на съездах, на семинарах, на слётах, на коллоквиумах ученых людей.
  Дом у него - ОГОГО! В десять этажей, резной, сделан на наностанке.
  Табуретки в золотых залах - на антигравитационной тяге, парят в воздухе без ножек.
  Прислуживают Гаврошу его друзья балероны и амазонки из Бразилии.
  В неге, роскоши, достатке Гаврош загибался и рыдал.
  Иногда навестит столярный цех своего отца, споткнётся о грабли, грохнется со всей академической дури носом в грязные опилки и завоет.
  Сгубил себя науками Гаврош, ОХ, сгубил.
  Чем ему грубые неотёсанные национальные табуретки не нравятся? - Зильберта Гофман подняла табурет, с размаха хрястнула его о драконовскую станину столярного станка. - Не разлетелся, не хрустнула в нём электронная пластинка, потому что - нет их!
  Всё надежно, верно, срублено без совести!
  Нанотабурет Гавроша сразу бы вышел из строя, послал по джипиэс сигнал SOS в МЧС, а этот - надежа и опора! - Зиля присела на табурет, закинула ногу на ногу и осматривала нас, выискивала следы предательства и сучки на лбах. - Урок, к счастью, закончен!
  Идите, девочки, и не грешите с науками!
  - Анто (я - Антонина Кутепова, но друзья называют меня - Анто), чё после школы делаем? табуретки на гравитационной тяге? - Около столовой меня догнала Джеса (Джесика Гарибальди).
  Лучшая моя подруга, гвоздь чувиха.
  - Чо? Табуретки на гравитационной тяге?
  АХА-ХА-АХ-ХА!
  Шутки у тебя... ХИ-ХИ-ХИ-ХИ! Убойные! - я бросила портфель, зажимала коралловый ротик ладошками, знала, что смех налетит, собьёт меня с ног, пинками покатит по коридору - на радость младшеклассникам и на страх мальчикам.
  Несколько секунд я изгибалась лозой в воде, наклонялась, приседала, пыталась удержать горную лавину хохота.
  Смешливая я до умопомрачения.
  Держите меня, жуки-пожарники!
  АХА-ХА-АХ-АХ!
  Всё же я упала, дала волю просторному, несдерживаемому смеху.
  Грохнулась на пол, каталась, била кулачками по кафельным плиткам, радовалась жизни, как барсук на земляничной поляне.
  - Джеса, зачем ты ЕЁ? - Сквозь парниковую плёнку слёз смеха я видела заботливого Юргена Творогова!
  Руки в муке, щёки в повидле - не самый убойный экземпляр мальчика.
  Мои друзья, кружок общения знают о моей атомной взрывной смешливости.
  Стараются оградить меня от убойных могильных шуточек.
  Но иногда они проскакивают хомячками, и тогда я - сама ржу до упада, и других заражаю, срываю уроки, прерываю сеансы в кино, забиваю насмерть пьесу в театре.
  - Сама знаю, что виновата. Да и не шутила я особо! - Джеса по-лошадиному фыркнула на Юргена и наклонилась ко мне березкой: - Юрген, держи Анто, подхватывай, мужик ты, или омлет?
  ОХ! Напрасно Джеса сравнила одноклассника с белым яичным омлетом - умора!
  Свинячий визг моего смеха иглой пронзил ближайших школьников.
  Джеса, Тимоша Рапопорт, Юрген и Долорес Пастухова подцепили от меня заразу смеха.
  Но хихикали приглушенно и под конвоем тащили меня в Зал Охлаждения сознания, по-простому - туалет.
  - Кыш, блохи! - Долорес для устрашения подняла ногу выше головы и брякнула в зеркало в туалете - каратэ знает!
  Прогнала девочек из дамской комнаты - так щука разбивает мальков на мелководье.
  Объединенными усилиями подруги и друзья наклонили мою хохочущую буйную головушку над раковиной и включили умеренно холодную воду из горных рек Фудзиямы.
  Вода смывала с меня смешинки, и через минуту я выключила смех.
  Одноклассники по инерции ржали, но я молчала ягнёнком.
  После приступа веселья у меня начиналась полоса тупости - отрешения от Мира сего.
  Слова и мысли проходили сквозь меня, не задевали струны ума и души.
  Мокрая - длинные волосы не высушишь за четвертинку перемены - взъершенная, с бледно-зеленым плодово-ягодным лицом я вошла после звонка в кабинет математики.
  - Кутепова? Антонина? Опять? - математичка Вирджиния фон Гаусс подъезжала по возрасту к пенсии, поэтому - мудрая, как Библиотека имени Ленина. - Деточка! Иди домой, и скажи родителям, чтобы они не били тебя кастрюлей по голове за пропуск урока.
  Я даже пятёрку тебе за страдания поставлю (вздох доброй мышьячной зависти среди одноклассников). - Вирджинка развернула меня спиной к классу, лицом - к выходу.
  И я поплыла - лодочка по волнам Судьбы.
  - Девочка, ты - дерево? Ты дубина? - голос вывел меня из страны льдов.
  Я обнаружила себя на скамейке у родного подъезда (в который пятнадцать лет назад мама и папа насильно меня приволокли в свёртке из родильного дома).
  Ко мне обращался почтенный старец лет четырехсот, если судить по одутловатому лицу, лиловому баклажану носа и губам до коленей.
  Седые волосы пенсионера напоминали снег около конюшни.
  На Московском ипподроме я год назад занималась в конноспортивной секции - привешивала лошадкам колокольчики на хвосты, и заплетала в гриву ленточки, поэтому о сером снеге знаю много.
  - Ась? Чё тебе надобно, старче?
  Пршу прщения, дедушка!
  Задумалась, не разглядела вас на фоне красивых вещей.
  Вы хто? Старик Хотабыч с волшебной бородой?
  Наколдуете мне мороженое со сливками, конфитюр, жюльен, дольку маринованного чеснока, плюшевого мишку с заплаткой на правой оторванной хирургической лапе?
  Мама моим медвежонком полы мыла, а затем сожгла на Масленицу.
  Признавайтесь, вы - волшебник из Средиземноморья, или - маньяк.
  Если - волшебник, то я обрадуюсь, а, если - маньяк, то - заплАчу и вызову полицию вместе с комитетом ООН по защите детей!
  - Красавица, ты больше дерево, чем я подумал! - Старичок ладошкой подцепил сметану моих волос. - Вы, блондинки, глупые создания.
  Но ты - Королева Блондинок!
  Походка у тебя - деревянная, и вместо позвоночника, будто кол вбит.
  Не напрасно я спросил тебя - дубина ли ты, ох, не напрасно, Пабло Гансович.
  В сказе папа Джузеппе ибн Карло получил от друга живое говорящее полено.
  Да, деревья разговаривают, матерятся так, что у десантников и матросов от стыда сводит скулы.
  Иногда деревья дерутся сучьями, превращаются в монстров.
  Ты похожа на дерево: умом, грацией и сообразительностью, блондинка.
  - Дедушка Пабло Пикассо!
  Вы не врёте? Поклянитесь гробом перед смертью, что не обманули меня, будто Джузеппе разговаривал с поленом.
  - Клянусь крематорием на кладбище домашних животных, что не обманул.
  Некоторые деревья, не все, а - особенные - разговаривают.
  Например, ты!
  А, если из чудесного полена вырезать фигурку, то она оживёт!
  - Ух, ты! Мародёрство (слово непонятное, но красивое, как обои в муси-пуси розовые цветочки в моей комнатке).
  Я - шахматистка, играю мертвыми деревяшками.
  Если бы шахматные фигурки ожили, то я бы всегда выигрывала, как марафонец среди инвалидов.
  - Ты? Шахматистка? В наше время шахматистки выглядели иначе - умнее, более мужественно! - Старичок двумя щипцовыми пальцами раздвинул мои резиновые дивные губки, заглянул в рот. - ХМ! Не змеиные зубы, не лягушачьи и даже не деревянные.
  Согласен - для игры в шахматы не нужны ум и сообразительность.
  Что-то иное, природное, дикое помогает шахматисту подняться на вершину славы.
  Полагаю, что ожившие деревяшки тебе очень помогут в жизни для достижения всех твоих целей и получения розовых Мечт!
  - Люблю деревяшки до одури.
  По ночам просыпаюсь и стучу кулачком по спинке кровати, проверяю - не превратилось ли дерево в пластик.
  На уроке труда я молоточком - туки-тук по гвоздику.
  Гвоздь входит в палочку и прикрепляет её к другой палке - получается табуретка.
  В пятом классе я часто била молотком по пальцам - сначала из интереса колошматила, смотрела, развалится ли палец на части.
  Затем поумнела и ударяла с расчетом, чтобы пальчик напоминал мне, что я ещё живая.
  В девятом классе сейчас редко истязаю пальчики молотком: лишь перед контрольной, когда требуется, чтобы кровь из ног и пальцев ударила в головушку и вызвала мозговой штурм.
  Ножки у меня длинные, посмотрите - до центра Земли достанут, - ткнула пальчиком в бильярдную коленку. - Кровь в ногах не знает, когда ей нужно в мозг идти, поэтому остается в пятках - там ей удобнее выливаться, когда голой ногой на стеклянную розочку во время купания на озере наступаю.
  - ХВА! ТИТ! ДОС! ТА! ТОЧ! НО! - Пенсионер подпрыгнул стрекозой, рвал волосы на висках. - Меня называют старым дурнем, но по сравнению с тобой, школьная блондинка, я - гений, академик, талантище!
  - Нет, великолепный волшебник Хотабыч!
  Мы с вами не договаривались об обмане! - Я схватила сухую мертвую руку старичка - поцеловала бы, как поступают самоотверженные героини в старых фильмах, но испугалась, что мои губки прирастут к коже старика, и нам придется ходить вдвоём, всегда вместе, как сиамским близнецам. - Вы обещали мне живое говорящее дерево для изготовления шахмат, а сами - в кусты к кошкам!
  Дерево подавай, да посмышлёнее!
  Где оно, родимое? Где?
  - Где? Где! В... Знаешь, где у женщин волосы кучерявые?
  - Конечно, знаю! В Африке!
  - Вот и езжай в Африку за живыми палками.
  Когда человек заболеет, колдун вырезает из дерева маску и прогоняет все болезни в деревяшку.
  Маску выбрасывают или сжигают на погребальном костре.
  Уверяю тебя, девочка, что в Африке маски живые, и деревья, из которых их выстругивают - тоже живые.
  Шахматы себе на пользу вырежешь - батальон пешек, коней, слонов, ладей, королей и ферзей!
  - В Африке жарко, и слоны дерутся нечищеными зубами! - Я надула прекрасные Космические губки.
  Посмотрела в зеркальце - не убежала ли моя красота?
  Не убежала, а блистает брильянтами на личике.
  Но старичок - во время моего кастинга перед собой - смылся половой тряпкой.
  Оставил после себя драгоценное зерно знаний, и улетел в ад.
  Неужели, в Африке растут деревья, из которых Джузеппы и папы Карло выпиливают говорящие и думающие шахматные фигуры?
  Моя соперница во время турнира рот распахнет капканом.
  Начнет ворон за окном считать, а шахматы мои оживут, сами за себя сыграют и легко пухово выиграют партию за меня.
  До живых шахмат ещё далеко - в Африке они спят в полене, а я зазевалась, и вошла неосторожно в свою квартиру.
  Беда! Мама и папа дома, ищут себя!
  Родители - творческие работники на производстве.
  Папа делает балет в Среднем Театре и сам танцует при свечах.
  Мама творчески составляет производственные планы на заводе 'Форд'.
  Сегодня они, наверно, взяли отгул, поэтому не рады моему появлению - взаимно звёздно.
  Мы любим друг друга, но иногда лучше остаться дома одной, чтобы крылья расправились.
  Дедушка - предмет мебели, он никому не мешает, до тех пор, пока не начнёт поучать старинными методами и матерными словами.
  Если обнаглеет до белого каления, то его на коляске отвозим в чулан или на балкон - успокаивает, особенно зимой при счастливых минус сто за окном.
  Снегири мертвыми падают, а дедушка их кушает, как эскимо.
  - Тоня, ты сбежала с урока! Предала товарищей! Опять двойка! - Мама не спрашивает, она сразу обвиняет, а моё дело - гусыней оправдываться за то, что не совершала.
  - Пятёрка по математике, и не сбежала, а меня отпустила математичка из-за моего смешливого характера.
  Еще на труде мы табуретки делали - классные, как яблочки!
  Трудовичка Зиля...
  - Антонина, называй, пожалуйста, взрослых по имени и отчеству - так принято в лучших домах Парижа и Копенгагена, - папа присел на шпагат и плавно - тростиночками рук - изображал лебедя Сен-Санса. - Язык девушки - тонкий инструмент для настройки рояля.
  - Чё не так? Зиля... Зильберта Гофман поощряет нас называть её Зилей или Деревяшкой.
  Она сказала, что на насмешки только дураки обижаются.
  Жека Пуазон в прошлом году написала в учительском туалете помадой на стене - 'Зиля - козлиха'.
  Жека подпись свою начертила под афоризмом.
  Зиля... Зильберта Гофман за надпись поставила Жеке пятерку в четверти!
  - Трудовичка! Табуретки! ФИ! Не утонченно и не эстетически кристально! - Папа встал, поднял ногу выше головы, изобразил балетную цаплю.
  Белые панталоны не лопнули, но застонали от напряжения. - Вас чему-нибудь путному в школе учат?
  Вопросу этому тысячи лет, но он остаётся актуальным в наши непростые - когда девочки взяли в руки постыдный молоток и зубило - дни.
  - Я табуретки умею делать - достаточно для девочки.
  Другой доли не желаю! - Упала килькой в кресло.
  Ожидала, что мамочка и папочка с сахарными похвалами набросятся на меня, задушат в нежных объятиях.
  - Табуретки? Ты с ума сошла, Тоня! - Мама поставила пылесос на стол (чинила его отвёрткой и паяльником). - Табуретки и другие поделки из дерева - хороши, как хобби, домашнее увлечение в часы досуга, когда рот сводит от сухостоя.
  МЫ с папой выбрали для тебя стезю юриспруденции.
  - Бухгалтер-переводчик-менеджер-адвокат-корреспондент-юрист! - Папа крутился волчком - сцена из 'Лебединого озера'. - Новая профессия, она охватывает все сферы человеческой деятельности.
  Поднимает девочку на новую высоту Джомолунгмы.
  - Ага! Сам пляшешь в балете, как баба в древности, а мне сто профессий вместо одной табуретки повесил на плечи! - Я после ураганного смеха потеряла бдительность, поэтому неосторожно нахамила папе - так водительница-лихач на грузовике выезжает на лётное поле. - Буду строгать и клеить табуреты без вашей финансовой юриспруденции менеджерской!
  - Тоня, ты заболела сумасшествием!
  Не покусали ли тебя лисы и бурундуки из живого уголка? - Во рту мамы шипела кобра с индийским капюшоном. - Папа - Звезда балета.
  Я - на хорошем счету в бумажной работе, в которой не один чёрт, а сто чертей ногу сломят.
  Ты же опустилась до...
  - Не опустилась, а возвысилась до ума! - дух сопротивления сметал стену благоразумия. - Зиля на теоретическом занятии расказала сказку о глупом Гавроше и умном столяре, его отце.
  Гаврош стал академиком всех наук, а папа с табуретками не продвинулся ни на миллиметр в своём первобытном развитии.
  Смысл трудовой басни: делай табуретки, а наука пусть сама себя двигает компьютерными наноруками.
  - Зильберта Гофман, ваша преподавательница основ труда - зло первородное!
  Она - Хаос! - Мама подняла меня из кресла, раздумывала - выбросить в окно, или замочить в сортире, как огурцы.
  - Не бей меня, маменька - менеджер среднего звена!
  Со мной погибнет тайна, что в Африке живут говорящие поленья.
  Старик Хотабыч на улице мне сказал, что у женщин в Африке волосы кучерявые - и без него я знала это, но то, что некоторые деревяшки оживают - не догадывалась.
  Старик Хотабыч - хороший, он убежал в кусты.
  Показалось мне, или ветер принёс последние его прощальные погребальные слова:
  'Антонина! Сына в Швайненбург не вози никогда на ярмарку поцелуев и селедок!
  Слышишь, Кутепова, назови сына Хулиасом, а в Швайненбург - ни ногой!'
  Может быть, пригрезились его слова, потому что бездомный Хотабыч имени и фамилии моих не знает!
  - С бомжами спуталась! Табуретку целует, а отца порицает! - У папы начиналось балетное обострение.
  Эстетическая лихорадка сотрясала его узкое тренированное тело. - Прочь! Вон из моего дома!
  Позоришь семью кривыми табуретками.
  Бомжами - оскверняешь моё звание народного артиста.
  Уходи! Видеть не желаю дочь предательницу!
  ИИИИИИИИИИИИИИ! - Папа ножками тридцать восьмого размера топал по паркету, визжал, перекашивал лицо в гримасе смертника, плевался по-верблюжьи.
  - Довела отца до инфаркта! - Мама превратилась в торжествующего судью. - Слышала, что тебе народный артист сказал?
  Проваливай, столярша из нашего театра! - Мама набрала воздух в лёгкие, готовилась к бактериологической атаке.
  Сейчас на меня полетят бактерии изо рта, и удары из кулаков родителей.
  У папы хук слабый, но бьёт папа быстро, сто ударов в минуту, словно на поэму на клавиатуре пишет.
  Мама отвешивала оплеухи размеренно, но клала блины точно в цель и с силой печника.
  Я извернулась, пролетела между двумя скалами папы и мамы, забежала в свою комнату, подхватила боекомплект в рюкзачке: сухари, йод, пластырь, бинты, таблетки от головной боли (когда бьют по голове, то таблетки смягчают обиду и останавливают кровь), помаду, деньги и поползла на четвереньках к двери из квартиры.
  Припадки родительской ярости возникали из морской пены раза два в неделю.
  Я пережидала в парке, а затем с повинной головой возвращалась к остывающим обессиленным родственникам.
  За спиной мягко зашуршала резина колёс бронетанковой инвалидной коляски дедушки.
  Мёртво щелкнули курки двустволки.
  Дедушка мечтает подстрелить вора или грабителя, который по глупости или без памяти зайдёт в нашу квартиру.
  Патроны гуманно набиты Белорусской солью.
  На этот раз мишень для дедушки - я говорливая.
  Врешь, не убьёшь мастерицу по табуреткам.
  Я выставила заслон между собой и ружьём - створки зеркала.
  БАБАХ! Соль жахнула в стекло, а не в мою тонкую добрую спину.
  Зеркало мяукнуло над своей разбитой судьбой.
  И серебряным дождём посыпалось на паркет.
  - Что же вы, хулиган, папенька паразит, вещи портите косыми выстрелами (я не вещь, меня можно обстреливать)? - Мама жужелицей вылетела из комнаты и вцепилась в нежную поросль волос на глобусе дедушки.
  Плюющимся комком к дерущимся присоединился папа - обмахивал маму и дедушку изящным японским веером с изображением цветущей сакуры и гейш.
  Я за лисьи ушки и платиновые волосы выдернула себя из боевой квартиры.
  Теннисным мячиком попрыгала по лестнице.
  Лифт - опасно; застрянет лифт, и тогда родителя через щелочку снаружи впустят в него удушающие газы.
  
  Рядом со школой гнездом приклеился детский сад.
  Третий год на ремонте (что в детском саду ремонтируют? Качели? Переносные детские горшки?).
  В детском садике мы часто встречаемся после школы - когда настроение отличное Солнечное, и, наоборот, когда на душе лежат кирпичи.
  Сегодня - наоборот!
  Я присела на скамеечку, рюкзачок поставила на землю, она выдержит, потому что на Земле больше восьми миллиардов человек.
  Провела рукой по картинке на розовом рюкзачке - котик с огромной надувной головой.
  В жизни подобных котов не найти, потому что огромная футбольная голова перевесит туловище, и котёнок грохнется носом в миску с Китикетом.
  Недавно котёнок на рюкзаке косил - глазки косые, больные.
  Понимаю - не дурочка из тупика, - что швеи нарочно придумали коту косые глаза - для смеха и жалости.
  Любой пожалеет косящего неполноценного котёнка и купит рюкзак с его косоглазостью.
  После покупки я пожалела котика и решила, что исправлю его косые глазки, сделаю операцию не хуже, чем врачи режут глаза в глазной клинике Федорова.
  Я стёрла нарисованные косые глазки - долго стирала, почти до дыр Вселенских.
  Во Вселенной дыры плавают, и тот, кто в дыру провалится, не увидит у неё дна.
  На астрономии о Космосе нам Телескоп рассказывал.
  Не телескоп со стеклами и печной трубой, а кличка у астролога - Телескоп.
  Котёнку я нарисовала новые глазки - миленькие, с еловыми ресничками.
  Они не косили, и взаправду, менее ласковый котик получился.
  Но зато - здоровый, не косоглазое чудовище.
  Глазки часто стираются, и я подправляю их фломастером - так художник каждый день добавляет штрих к новой картине.
  Сейчас засмотрелась на котика, мысленно взвесила его головку и придумала эксперимент.
  У меня ножки длинные - бесконечные.
  Если бесконечно длиннющие, то весят тоже бесконечное количество живых килограммов.
  Я откинусь назад, хотя головка у меня не кошачья.
  И ножки не позволят телу перевернуться со скамеечки и упасть на Землю, поддерживающую птиц, зверей, рыб и людей с креветками.
  Медленно, как во сне, я назад двигала чудесненькую дынную головку.
  Плечи отставали, но двигались за шеей и головой.
  Тело ещё не перевернулось, хотя в нём вместо крови появилась тяжеленая ртуть.
  Неужели, я права, и мои ножки катастрофические весят бесконечность?
  Дальше, глубже в пространство, и...я упала со скамейки назад, на прямолинейную спину - доску для глажки.
  Ноги снова упирались в бесконечность, но не в земельную, а в - небесную.
  Оказалось, что ноги мои - не два якоря, а - ходульки.
  Нет в них бесконечной тяжести, а только - лёгкость необыкновенная.
  Снизу Мир казался одним большим небом с венами веток берёзы.
  На физре мы делаем упражнения 'березка' и 'велосипед'.
  Ноги в облаках, как сейчас у меня: в березке попа с ногами приподняты и поддерживаются тонкими ветвистыми руками.
  В велосипеде ноги крутят невидимые педали, будто по небу мчусь на велике.
  Если я уже упала жуком на спину, то, может быть, попробую велосипед и березку?
  Или подожду физры, потому что излишества - даже в полезной гимнастике - вредят до вырастания горба.
  Я пролежала бы с поднятыми ногами вечность, но вдруг, словно крокодил Солнце проглотил, вместо Солнышка появилась Луна.
  Я, лежа на спине, наблюдаю редкое природное явление в детском садике - Солнечное или Лунное затмение.
  На Луне появились глаза, рот и нос - знакомые до зевоты.
  В мультиках и в детских фильмах Солнце и Луна разговаривают, смеются, плачут, и сейчас Луна превратилась в Юргена Творогова.
  - Анто, ты не умерла?
  Сердце стучит по-прежнему?
  У тебя ишемическая болезнь сердца, или простой эпилептический припадок? - Луна Юрген озаботилась моим романтическим состоянием.
  - Сам ты припадок, Творогов! - Протянула канат руки (нет смысла изучать небо с положения на спине, когда половину Вселенной закрывает лопатка одноклассника). - Шпионишь за мной, надеешься, что я украду в магазине орехи, а ты меня сфотографируешь во время акта приёма-передачи орехов без денег. - Усмехнулась, но не заржала, потому что шуточка - пустяшная, копеечная.
  - Не шпионю, потому что я не Джеймс Бонд!
  Мимо детского садика проходил, загляделся, вспомнил своё детство, когда пшённая каша была похожа на гороховую.
  Смотрю - из земли ноги торчат - показалось мне, что из земли, потому что бордюрчик крашенный загораживал тебя ширмочкой.
  Пригляделся и узнал твои ноги, я их среди тысячи балетных и подиумных идентифицирую.
  Подумал, что закопали тебя, а ноги под землю не поместились, потому что очень длинные, как хвост у анаконды.
  И другая версия пришла на тонких ножках - что ты сама себя зарыла, чтобы земля увлажнила кожу.
  Вы, девушки, за бешеные деньги в аптеках покупаете глину и обмазываете себя грязью, якобы лечебной и косметической.
  Рудокопы над вами смеются, говорят, что глина целебная, а на самом деле она лечит только производителей и продавцов - излечивает от бедности.
  Подошёл, а ты целиком лежишь, не закопанная.
  Значит, у тебя доброе сердце остановилось, или припадок. - Юрген присел на скамейку и сразу вдавил её в центр Земли.
  Вес у Творогова - бегемотий, больше ста килограммов.
  - Ты прикалываешься надо мной, Творогов? КАХ-КХА-КХА! - укрепила голосок лекторским прокашливанием.
  Ораторы и учителя перед марафонской речью обязательно кашляют. - Думаешь, что я глупая, потому что - натуральная блондинка?
  Не понимаю, Творогов, твои шуточки.
  Скрываешь их за салом! - Пристально смотрела в глаза одноклассника, пыталась прочитать по книге глаз будущее и мысли Юргена.
  Ничего косметического не увидела, к сожалению.
  Юрген молча развел руки в стороны, будто охватывал тысячелетний дуб.
  И снова я не узнала, иронизирует, или на полном серьезе говорил обо мне, что у меня пчелиное сердечко остановилось, а затем я самозакопалась на радость учителям.
  Меньше учеников в классе - меньше работы и больше радости учителям.
  Юрген за мной всегда ходит, сопровождает, как тайный телохранитель.
  (Тела хранят в морге, и почему называют живых охранников телохранителями?)
  Приятно, и, кажется, что я его интересую, если он таскается за мной мешком с булками.
  Шнурок стесняюсь завязать, если в короткой юбке из дома вышла на дефиле.
  К шнурку нужно наклоняться, поклоны ему бить, а сзади - Юрген изучает меня под микроскопом.
  Иногда я шалю - быстро бегу, или иду подиумно семимильными шагами.
  Творогов пыхтит, пытается догнать, краснеет от удара крови в голову.
  Но не подходит ко мне, стесняется, или нечего ему мне сказать.
  Выгуливает меня, как болонку.
  И сейчас - проследил мой путь от дома, нашёл меня в детском садике на спине.
  Тоже мне - исследователь Арктики - Ломоносов или Менделеев (не помню, кто из них за три моря в Индию пешком ходил... и. как ходил? по морю плавают, и только Боженька по морю пешком прошел один раз).
  Не признается Творогов, будет сидеть рядом, словно меня нет, или - по его теории - умерла и меня закопали ногами наружу.
  - Воркуете, голубки? Тили-тили тесто?
  Поцелуйчики, амурчики? - Хельга Кадыкова с Джесикой, Долорес и с Тимом вплыли в нашу гавань.
  Вся компания в сборе - можно отдохнуть шуточками и прибауточками.
  Я ничего не ответила Хельге, потому что она не задала вопрос, а подкалывала Творогова.
   Меня подобные старинные добрые шпильки не уколют.
  Я заржала, но не смехопадно, не забилась в истерике на земле.
  Привычная земля меня бы приняла, как минуту назад.
  Но шутка не того уровня, чтобы меня колбасило и корчило.
  Смеялась я из-за веселости, потому что лицо Юргена покрылось росой волнения.
  Он каждый раз воспринимал болезненно шутки по поводу наших амурчиков и тили-тили тесто.
  Не пролетят между нами амуры, потому что мы - пятнадцатилетние капитан и капитанша.
  Люди женятся и выходят замуж после восемнадцати лет, и нам ещё - ОГО-ГО, ракета времени до предсвадебных поцелуев.
  Разумеется, за теперешнего Юргена замуж не выйду - он мне не подходит геометрически и оперно.
  Жених должен быть Принцем на белом коне, в красной спортивной бибике.
  Волосы у Принца - вьющиеся смоляные, а лицо - длинное, лошадиное, умудрённое опытом.
  Принц остроумен, без материальных и умственных проблем.
  Юрген - словно его в художественном училище краской испортили - полная противоположность моему идеалу.
  Возможно, что к восемнадцати годам сало Юргена затвердеет и превратится в стальные канаты мускулов.
  Рыжие волосы завьются овечьими колечками от грязи и загорят на Солнце до черноты.
  Круг лица вытянется под тяжестью нижней челюсти.
  Родители подарят Творогову белого коня и красную бибику.
  - Меня родители опять из дома выгнали, сказали, что я дура, потому что не слушаю их мудрые заплесневелые советы.
  - Правильно сказали и за дело выгнали! - Тим Рапопорт не щадил меня, поэтому я его уважаю за колючую смелость. - Не в том смысле, что ты дура - правы.
  Я имел в виду, что не дура ты, ты не дура (слишком часто повторяет барабанной дробью 'дура'... иронизирует? пусть потешается, а я - красивая!).
  Я всегда слушаю родаков, иначе они меня бьют.
  Мама по ночам засовывает в ноздри трубочки из газеты 'Известия', поджигает их, затем тушит и вдувает дым мне в голову.
  Она этот садомазоприём вычитала в древней книге 'Очерки бурсы'.
  Родителей нужно слушать, поддакивать им, соглашаться, а потом - поступай, как тебе хочется.
  Они после слабительного чая всё равно забудут, о чем беседовали с тобой! - Тим запрыгнул на круг карусели, и катался, изображал хомяка в колесе.
  Рапопорт - в два раза меньше Творогова и похож на гнома из сказки братьев Рим... Гримм? Нет, наверно, всё-таки братья Рим писали сказки, поэтому они Рим спасли!
  - Мои папа и мамочка меня обожают, поэтому я страдаю телом! - Долорес Пастухова вздохнула, ударила ладонью по правой орбитальной ягодице
  Планеты по овальным орбитам гуляют, и часть тела Долорес - орбитальная.
  Присмотрелась к дрожанию плоти и вздохнула щенячьи. - На диету сяду, хочу похудеть, а они в комнату торты несут, сладости, печенья, перепелов в сметане - изверги.
  - Доли, замолчи, овечка! Юрген сейчас в обморок упадёт от твоего съедобного рассказа! - Джеса сорвала веточку и сбивала упрямые комочки земли с моей спины.
  - Одежду запрещают покупать по моему выбору, кричат, что у меня вкус потерян в детстве.
  Берут для меня только самую дорогую, фирменную, а она мне - по барабану - не нравится.
  В воскресенье папа притащил летнее платье от Armani - беленькое, с цветным веселеньким принтом.
  Я померяла - матушки мои батюшки - колется, щиплется платье, словно в нём стог сена перевозили.
  Полностью синтетическое, из натуральной химии.
  Цена - двадцать пять тысяч с гаком - смехота, моль зубы о платье обломала, но всё равно хохочет на папой.
  Я на Садоводе подобное купила - за триста рублей, но только - удобное, мягкое и нежно, будто пух со сметаной.
  Родители раскричались, говорят, что я - бездарь, деревенщина неотесанная, пристукнутая помойкой.
  Девушка, по их пресвященному мнению, должна одеваться в очень дорогое, поэтому - модное.
  МОЁ платьице выкинули в мусорку, даже не позволили с ним попрощаться перед смертью.
  А в Armani я за десять минут исчесалась до прокаженной красноты.
  - Тяжело тебе, Доли! Ты мне в следующий раз приноси дорогие обновки, - Джеса притворно вздохнула, и мы приготовили себя к подколу. - Я тебе в обмен удобные и мягкие маечки из американского хлопка подарю - обрыдаешься от восторга.
  С твоих Armani бирки срежем, на МОИ футболки пришьём - родители не поймут автозамену.
  А еду ты в ведро складывай и на веревке спускай с балкона Юргену гуманитарную помощь.
  - Юрген под балкон Доли не пойдёт, потому что за Анто таскается веником! - Тим сполз с круговерти карусели, прислонился к дереву, чтобы тело с крученой головой не упали.
  - Ага! Шпионю за Тонечкой (кто Тонечка? Я? ХМ...), поэтому ты, Тим, дежурь под балконом Доли.
  Тебе нужно добавить килограммов пятьдесят, чтобы на мужчину стал похож, а не на карлика из цирка.
  Долорес тебя легко в ведре поднимет на балкон и зацелует сытого до слёз.
  - Сам целуйся с Рапопортом, Творогов! - Доли подсолнухом лица следила за Солнцем - загорала каждую свободную секунду.
  Мы перебрасывались - невесомыми шуточками - суперски.
  В бесполезной болтовне сила ума проявляется, а не в научных диспутах.
  - Дедушка говорил, что в разные времена мужчины меняют своё отношение к женщинам, как к людям, - я подкинула новую горячую тему для нас, для девочек. - Во время революции любили умных и очкастых.
  Чем более профессорская девушка, тем больше у неё женихов.
  - Иди ты! - Доли раскрыла ротик, чтобы слова влетали в него, а не в ушки.
  - Классно! - Джеса подмигнула мне, намекала, что мы - самые умные.
  - В революцию ты бы осталась старой девой, Анто!
  - Почему? Я же умница и разумница! - закинула хвост волос на левое плечо - так я выгляжу умудренной профессоршей. Внешний вид девушки говорит о внутреннем Мире. - На заводе, на котором дедушка трудился до мозолистой медали, все женщины бегали за директором - красавчик, богач, перспективный мен.
  Но он поклонниц высылал на дальний хутор с ихней любовью.
  - Балованный дядя! В штрафной батальон его не отправили на перевоспитание? - Юрген откусил от высококалорийной глазастой булочки. - Излишества в женщинах вредят, переворачивают мозги на сто восемьдесят градусов.
  - А сколько всего градусов бывает? - я поинтересовалась и смяла вопрос. - К начальнику подкатывали женщины всех возрастов и калибров: красавицы, умные, состоявшиеся.
  Но однажды на завод прибыла экскурсия из художественного училища, где человека превращают в мумию.
  Одна девушка не очень высокого ума, - я гордой орлицей посмотрела на одноклассников, уточняла, что я-то умная. Почему они сразу физкультурно отвернулись от меня, Тим даже насвистывает фальшивым соловьём, - тыкала пальчиком в каждую вещичку и удивлялась, словно впервые увидела пол и станки.
  'Винтик? Зачем нужен винтик? Скрепляет, а зачем скреплять?
  Чтобы не развалилось? Я без винтиков и не распадаюсь на куски!'
  Директор завода восхитился наивной глупостью эсклюзии... экскаваторщицы... эскулапки...
  - Экскурсантка! - Джеса бросила спасательный мячик слова.
  - Спасибо, Джеса, да - глупенькая экскаваторша... эскалопша...
  Короче, директор выбрал её за глупость и сделал женой!
  - Повезло директору! - Хельга отняла у Юргена остаток булочки и бросила голубям Мира. - Девушки к нему в жёны не шли, а дурочка попала в сети разбойника.
  - Не директору повезло, а - дурёхе, что наступила на мину директора! - Тим, разумеется, спорил, потому что яда в нём больше, чем костей. - Звёзды сошлись в одном месте и в одно время, и в директора ударил луч.
  Разум сгорел, а глаза и руки остались на месте.
  Никто не понял, что директор сошёл с ума, потому что он наружно выглядел человеком.
  - Я сегодня встретила пенсионера, и он - почти человек, но на самом деле - волшебник Старик Хотабыч.
  Поговорили, и он исчез, телепортировался.
  - Пока твои длинные ресницы мучительно идут вверх и вниз, не только пенсионер уковыляет, но и сменятся четыре времени года. - Тимоша похвалил мои веерные ресницы.
  Лучше бы меня похвалил, некультурный!
  - С чего ты решила, что он - волшебник с чудесными палочками вместо пальцев? - Хельга по-соловьиному крутанула шариком головки.
  - Ой, Хеля! Не перемигивайся с Доли!
  Знаю я ваши иронии - начну интересный рассказ, а вы сразу переглядываетесь, словно я забыла своё имя.
  Волшебник - потому что я так задумала.
  Вы же не докажите обратное, потому что Старика Хотабыча нет.
  Он мне рассказал о живых деревьях говорящих.
  В Африке у женщин волосы кучерявые, а среди деревьев попадаются разумные - баобабы и разные клёны с кокосами.
  Я сразу захотела волшебное полено от мамы Карло Джузеппе.
  Из полена на труду вырежу шахматные фигуры с глазами, ножками и ручками.
  МОИ шахматы с радостью выиграют за меня чемпионат Мира.
  - Если старик Хотабыч - волшебник существует, то и полено для Буратино где-нибудь растёт в Африке. - Юрген тщательно выбирал круглые гладкие слова без шипов. - Из одного вытекает другое - закон Ломоносова-Лавуазье.
  Если предположим, что Земля лежит на трёх слонах, а слоны опираются на панцирь гигантской черепахи, которая плавает в бездне, то объясним природу землетрясений.
  - Слоны трясут землю? Я не знала!
  Черепахе не больно? - Не попробовать ли снова проверить, что тяжелее: ноги или головушка прелестненькая. Нет, поэкс... поэскрементирую... проведу эксперимент в одиночества. - Враньё!
  Если бы Земля держалась на слонах, то нам бы географичка рассказала.
  Пальцами по лбам бы щелкала, но о слонах не умолчала бы.
  И Сапсана (биологичка Сусанна Вениаминовна) показала бы слона в разрезе.
  - Нет разницы: болтается ли наш глобус в Космической пустоте, или на спине слона катается. - Джеса поправила юбку, чтобы колени не соперничали со Звёздами (мои коленочки блестящие платиновые, и у Джесы - шикарненькие). - Мне от слонов и черепах земных - ни холодно, ни жарко.
  Пусть хоть на скелете Земной Шар крутится, у меня от ЭТОГО не прибавится денег.
  - Деньги очень нужны на поездку в Африку! - я тренькнула пальчиком по губам - получилась губная гармошка.
  - Чё в Африке? Бананы? Крокодилы? Докторы Айболиты? Алмазы?
  Бананы и алмазы очень украшают образ девушки! - Хельга вертела на пальце золотую тонкую цепочку с малиновым кулончиком.
  - Говорящее полено украсит мой образ! - Я - радужной стрекозой - поднялась со скамеечки. - До свидания, я уезжаю в Африку!
  - В Африку-жирафрику! - Юрген облаком поплыл над скамейкой. - ЧТООО? - Лицо Творогова превратилось в деревянную маску из рассказа Старика Хотабыча.
  Юрген знал, что я не выбрасываю слова на ветер, как итальянцы зимой вышвыривают мебель из окон.
  - Испугался, что за мной придется бежать по океану? - Прощальная улыбка солнечным зайчиком соскочила с моего изумительного личика. - Юрген!
  Я тебя не беру в опасный, полный огня и воды, поход.
  - Анто, ты серьёзно? - Джесика сдвинула бровки в одну темную полосу несчастья.
  - Джеса, ты еще пару фраз из американских фильмов об умных балеринах забыла! - Тим Рапопорт забивал гвозди в наше отношение. - Все фильмы состоят из набора стандартных фраз, например: 'Ай эм ок!', 'Постой! Я тебе сейчас всё объясню!', 'Это не то, что ты думаешь', и твоя коронная - 'Ар ю джоук? Ты шутишь?'
  На Тима остальные одноклассники не обратили внимания, как на гнилую картошку.
  Меня поджаривали вопросительными взглядами.
  - Я думала, что вы сразу догадались, что я улетаю в Африку.
  Разве не понятно, что, если Старик Хотабыч подсказал мне, где растут живые поленья, то я туда отправлюсь за удачей?
  ХМ! Предполагала, что вы сообразительные, а вы - тугодумные мячи... тугонадуваемые.
  - Нужен загранпаспорт! - Джеса бросала якорь убеждений, пыталась меня затормозить.
  - Всегда со мной, когда меня родители выгоняют на беспризорную улицу.
  Подойдёт ко мне международный тренер в переулке и предложит увлекательное путешествие на детский чемпионат Мира по шахматам, а я без паспорта.
  Прокол! Беда!
  Поэтому он лежит - паспорт, а не международный тренер - в моём рюкзачке.
  - Деньги на жирную высококалорийную свиную еду... С голода похудеешь до размеров скрепки канцелярской! - Доли вздохнула с коктейлем зависти.
  - Долька! - Красная стрелка моего прекрасного настроения зашкаливала. - В Африке еды - навалом, на каждом шагу.
  Тепло, а в тепле овощи и фрукты растут с огромной скоростью, как тесто.
  Птицы - миллиардами попугаят над посевами.
  А рыбы - тьма Египетская.
  В древние времена рыбе не хватало места в озерах, она на крыльях поднималась и летела, закрывала небо чешуей.
  Бананами и булками с хлебного дерева обкушаюсь до синевы под глазами.
  - По телевизору показывали, что в Африке с голода пухнут! - Джеса резиновыми доводами тянула меня назад.
  - Враки по телевизору, чтобы ты хлеб не выбрасывала.
  По телевизору показывают в мультикам говорящих волков, а где ты видела поющего на английском волка?
  Человек умирает с голода и от ужаса, если ловит рыбу в ледяном озере.
  Рыба холода боится, замерзает, превращается в сосульку.
  В Африке аисты по спинам рыб вышагивают, бесятся с жиру!
  - Деньги на билет у тебя есть? - Хельга сняла туфельку, вытряхнула из неё три бандитские стекляшки: - Опять первоклашки в туфли толченое стекло подложили.
  Взрыв логики, на несколько сантиметров ниже меня, вышагивают, как горбатые палки, а до стекла ум доходит!
  ХМ! Деньги на самолёт...
  - Пешком дойду! - Взмах моей серебряной руки снисходительно-покровительственный. - Путешественников Конюхов в булочную отправляется, забывает, что только хлеб нужно купить, и случайно совершает кругосветку.
  Маме и папе скажу, что на шахматные сборы в Африку улетела, а сама - пешочком, дня за три доберусь без сна.
  - Ты мне не поверишь Анто, но до Африки не три дня пешком, а - чуть дольше!
  Поездом не доехать - дорогу размыло слезами.
  Только - самолёт, а билет дороже, чем школьный завтрак! - Юрген менял цвет лица от синего до зеленого.
  - Самолёт, пусть самолёт! Я согласна!
  Юрген, деньги давай! - Ладошка лодочкой подплыла к Творогову.
  Джесика, Хельга и Долорес вспыхнули искорками смеха.
  - Творогов! Неужели ты думаешь, что Я на свои деньги билет куплю?
  Девочки - тратят деньги мальчиков.
  Мальчики зарабатывают, а мы - цветы жизни!
  - Цветы жизни - дети! - Тим Рапопорт прикрыл рот сахарным кулачком.
  - ООО! Тимоша, и ты раскошеливайся мне на ресторан!
  Когда живое полено найду, то отпраздную с Королевским размахом: молочные коктейли, кола, картофель фри, мороженое, чизбургеры, нагетсы, пицца!
  Ты же по паспорту - М?
  - АГА-ГА-ГА-ГА! Тим не только по паспорту М, но и по жизни! - Хельга засмеялась, а Джеса и Доли с трудом культурно сдерживали водяной смех.
  - Не смешно, потому что предсказуемо!
  Не в том смысле, что я М понятно, и не М я совсем.
  Совсем не М!
  Тьфу, запутали меня, четыре грации.
  - Я не наскребу денег на один билет в одну сторону!
  Четыре билета, это - ОГОГО! Подержанная Мазда шестёрка! - Юрген страдал, и переживания каплями падали с кончика носа.
  - Почему четыре билета? Я не раздваиваюсь!
  Ты хочешь, чтобы я полетела ТУДА, затем вернулась СЮДА, и снова - ТУДА?
  - Ты... Я... я тоже полечу... на всякий крокодиловый случай! - Юрген удивил меня до прищуренных глаз.
  Я красиво уменьшаю глаза - тоньше, амбразурно, а потом распахиваю их салютом - БАБАХ!
  - Творогов, не ожидала от тебя геройства-геморойства! - Хельга наклонила головку, изучала десятый подбородок Юргена, искала в нём отгадку рыцарства.
  - Почему Творогов герой? Разве полёт в самолёте подвиг?
  Не понимаю, девочки! - Слёзы отчаяния - что я не в теме - разрывали мои шикарные очи. - Все лётчики - герои, а стюардессы - матери-героини?
  - Мы не академики, нам за понимание золотом не платят! - Джесика перекусила веточку, пожевала по-козочкиному, не нашла в ней калорий и витаминов, поэтому выплюнула. - Бабушка учила меня не спотыкаться на жизненном пути.
  Она говорила, что можно всю жизнь поступать так, как хочешь, и - не пожалеешь с шишками.
  Но стоит один раз - даже не по своей вине, или по забывчивости, или случайно - ошибиться, и эта маленькая ошибка занозой навсегда испортит настроение.
  Мы хорошее вспоминаем мимоходом, пролетая паровозом по памяти.
  Но гадкая ложка горчицы испортит торт.
  Анто, представляешь, ты улетишь в Африку за поленом, которого не существует, потому что Буратино - миф для балерин.
  Вернешься, а за твоими плечами - рюкзак с приключениями и воспоминаниями: тонула в болоте с гадюками, отравилась неспелым шимпанзе, проснулась, облепленная пиявками.
  А я за это время - только несколько троек и пятерок получила, и родители мои уши съели, когда наставляли на нужный путь.
  Решено в казино!
  Я - с тобой в Африку, к доктору Айболиту в очках со стёклами минус сто!
  - В Африке одежда удобная, не синтетическая с вшитыми иголками! - Долорес подошла и обняла меня - шутливо, по-кукольному! - Я с вами, подружки!
  - И я! Никогда не кушала бананы с дерева, поэтому потеряла пятнадцать лет жизни!
  Возьмите меня с собой, туристы! - Хельга на качелях раскачалась - до Африки долетит, если спрыгнет без тормозов.
  - Ничо се! Команда молодости нашей! Команда, без которой мне не жить! - Тим Рапопорт заткнул шутку за пояс.
  Боялся, что я рассержусь и исключу его из Космонавтов в Африку.
  - В фильмах, когда один герой собирается в поход, то его долго и нудно упрашивают отказаться от путешествия, словно у героя проказа.
  Вы меня отговаривали - раз, и это - хорошо!
  Выполнено первое условие страны Оз!
  Затем, с героем набиваются его друзья и враги - так в стог с сеном залетают мыши.
  Героиня сортирует друзей, с картофельной шелухой отбрасывает ненужных.
  Один - плохой - отказывается сам, и эскалоп... эсквадрилья... эксплуатафонтация...
  Не сильная я в словах на букву Э.
  Уменьшается количество народа в увеселительной группе.
  Тим, мне в Африке подколы не нужны, поэтому я тебя отстраняю от должности.
  Ты не летишь со мной!
  - ХА! Анто! Напугала крокодила куском свиной ляжки!
  Я сам по себе полечу в Африку и нарублю живых шахмат.
  - ААААА! Тимоша! Я передумала, обрубаю свои слова назад! - Ужас, что Тим опередит меня и срубит единственное говорящее дерево, спутал мои ноги кладбищенской веревкой. - Собирай вещи и золотые деньги!
  ХМ! Кто же остается по правилам кино?
  - Веточка и камушек останутся, а мы, люди, полетим! - Юрген на скамейку поднял камень, добавил к нему веточку - славная вышла пара.
  - Ой! Миленько! - Я захлопала в ладоши, прыгала от избытка счастья, что Творогов нашёл простой и понятный выход из тупика отъезда. - Камень и веточка поженятся, и к нашему приезду нарожают детишек.
  - Анто, скажи нашим родителям, что мы с тобой уезжаем на шахматные соревнования, болельщиками! - Хеля опустила камень на веточку - так кладбищенский сторож играет с могильной плитой.
  - Почему нельзя сказать, что мы отправляемся за живым поленом, и из него настрогаем шахматных Буратин?
  - Потому что шахматные соревнования - более правдоподобно, оттого, что денег не приносят игрокам!
  Мы с тобой в Африке сыграем в шахматы, организуем соревнования, поэтому скажешь чистую правду нашим родителям... если, мои вспомнят обо мне и всполошатся, что я исчез.
  Возможно, что они не заметят пропажу - так слепой крот не видит свою невесту Дюймовочку.
  - Отлично! Правду я люблю, она похожа на белую сметану! - Я почесала лоб, и - потому что руковожу экс... эскрементами... эспипидицей... дала мудрый совет! - Если у мальчиков нет денег, то пусть продадут что-нибудь за деньги.
  - За меня не заплатят, даже, если я подпишу контракт в рабство! - Юрген паровозно выпустил пар из ноздрей. - Работорговцы испугаются, что я их объем.
  От Тима тоже пользы мало, у него ни веса, ни совести.
  - ОООООО! У тебя, Юрген много совести!
  Продай совесть задорого!
  Дедушка говорит, что у человека самое дорогое, это - совесть.
  Мама сказала, что я бессовестная, когда в семь лет с ней поругалась.
  У меня нет совести!
  - Продать совесть? Кто же её купит? Без тела совесть не ценится! - Творогов комариным взглядом дырявил мою кожу, Джеса опустила глазки в землю, Хеля смотрела на небо, Доли делала вид, что интересуется жуком-пожарником, а Тим окаменел статуей на Красной Площади.
  - Я бы купила совесть, но нет на неё денег, и, если даже подарят, то не знаю, куда её вставлять: в голову? в грудь? в ноги?
  Говорят, что в ногах Правды нет.
  Правда и Совесть - одно и то же?
  Если нет Правды в ногах, то и совесть отсутствует.
   - Я пойду, дома пошарю, не завалялась ли еще совесть на продажу!
  Заодно и заграничный паспорт захвачу с ластами! - Юрген щетками ладоней растёр банно-прачечное лицо. - Анто, ты здесь МЕНЯ подожди, не падай со скамейки, пожалуйста.
  - Вовсе не свалилась со скамеечки, а прилегла - искала центр тяжести в теле, потому что ноги весят бесконечно много, и они колодками тюремщика не должны позволять телу опрокинуться!
  Беги, Юрген, спеши, потому что советь, как рубль, постоянно падает в цене! - Напутствовала Творогова величественным кивком принцессовской золотой головушки.
  Мальчики обожают, когда девочки посылают их за Чудом.
  Без напутствия и приказов мужчины засыхают травинками в степи.
  За Твороговым - цепочкой гусей и ниткой уток - потянулись остальные.
  Уверяли, что скоро вернутся с деньгами, потому что добыть деньги в Москве проще, чем принести котёл с пареной репой.
  - Деффчанки! Не усердствуйте, потому что деньги добывают мужчины.
  Не отбирайте у них развлечение! - Я крикнула подружкам и закрыла глаза, чтобы ресницы не напрягали брови.
  Лицу нужен отдых даже днём, иначе реснички переутомятся и опадут еловыми иголочками.
  Возможно, что я заснула, потому что, когда соизволила открыть отдохнувшие бровки, то...
  Ужас! Караул!! Съедают!!!
  Передо мной на четырех прогуливался жёлтый, яичного цвета, медведь из зоопарка.
  То, что он из зоопарка, а не от цыгана на ярмарке убежал, я поняла сразу - потому что умненькая!
  Цыганский медведь бродит с цепью на шее и показывает представление под названием 'Пьяный дяденька в пыли валяется'.
  На жёлтом медведе нет цепи, и зад его отклонён вверх, значит - не из табора мишка.
  Я перестала дышать, чтобы зверь по вздохам не увидел меня.
  Медведи в зоотеории ищут малину и рыбу, а на школьниц не обращают внимания.
  Не заметит, подумает, что я берёзка или велосипед.
  Осторожно - тенью по скамейке - сползла на землю и повторила трюк - ноги в пепельное небо.
  Если мишка не видит во мне березку или велосипед, то примет за мёртвую.
  Мертвые девушки медведю не нужны, потому что мы - не малина, когда умираем, и не лосось.
  Медведю березка понравилась до одури.
  Он крякнул, обнюхал мою голову (я дрожала в тазу кошмара) и встал на задние лапы.
  Сейчас упадёт на меня могильной плитой, не оставит ни крошки для судебного расследования.
  - Мишка добрый! Мишка красивый! Мишка умный! - по теории Дейла Карнеги 'Как понравиться людям' я налаживала дружеские тёплые отношения со зверушкой. - Не ешь меня, ищи малину.
  Фас! Апорт! Малина! Лосось!
  - РРРРРРР! Я не настоящий медведь, а - искусственный! - ХХХХРРРРР! - Медведь говорил со штангистким придыханием и тюремным заиканием.
  Если бы речь его полилась плавно, молоком, то я бы почувствовала великий подвох, шутку надо мной.
  Но художественное заикание и прерывистые чахоточные вздохи заставили поверить, что медведь - настоящий и говорящий.
  - Поняла шутку! Ты - лжемедведь!
  Разыгрываешь меня в лотерею удачи! - Вскочила на палочки ног, стряхнула с себя магнитные соринки. - Не лесной, но и не искусственный, а - не пойму что!
  Уходи туда, где вас растят в тайных лабораториях в джунглях.
  Я читала, что в загадочных лабораториях генномодифицированно выводят овечек, картошку и кефир.
  И ты - оттуда, клон медведя и кефира! - Сняла туфлю и показала медведю острый кинжальный каблук.
  Наверняка, генному чудовищу ввели ДНК ума.
  Медведь отпрыгнул по-заячьи, и с хрипами старой машины побежал из садика.
  Меня колотило бельём в стиральной машинке.
  - Береза! Успокой меня, возьми мои страхи и похорони в земле! - Прислонилась к дереву, обхватила его обручем рук.
  Плохая энергия вытекала из меня в древесину и по сосудам березы стекала в почву.
  - Анто, тренируешься на березах? - Джесика возникла из пустоты и потянула меня за правое плечо, разворачивала лицом от леса к городу.
  - Джеса, ко мне медведь приходил!
  Не лесной, не умственно отсталый, а взаправдашний! - Эмоции лимонадом хлынули из меня со свежей историей. - Он разговаривал и хрипел по-мертвецки.
  Я догадалась, что он - клон.
  Выведен в секретной лаборатории и сбежал на поиски невесты.
  А ещё я сложила мысли в картину мозаики, - хлопнула по заиндевевшей от страха левой щеке, - и, знаешь, что умопомрачительное и сногсшибательное, Джеса?
  Урфин Джюс из сказки о деревянных солдатах посыпал игрушки и солдат волшебным оживляющим порошком.
  Я сложила два и один и получила логическую ниточку.
  Старик Хотабыч рассказал о говорящем полене для изготовления шахмат.
  Медведь клонированный, Урфин Джюс и его деревянные солдаты, - всё одно!
  Говорящие деревянные человечки существуют!
  И шкура медведя оживёт - чудо не больше, чем прорастание из семечка помидора.
  Никто не удивится, если из малюсенького крохотного хилого семечка вырастет щекастый помидор или подсолнух.
  Почему же не верим, что полено оживает и пляшет, когда его превратят в деревянного балерона?
  - ЙО МОЙО! Боюсь вещей из шкафа!
  Вдруг, шуба ночью выпрыгнет и задушит меня?
  Ерунда, фантастика шуба-убийца, но мне одного исключения из правил хватит, чтобы голова отправилась в кругосветное путешествие по кладбищам. - Джеса побелела и стала похожа на вымытую березу.
  Присела на сиденье карусели - так доктор опускается в зубоврачебное кресло. - Анто! не рассказывай ребятам о живом медведе, которого воскресил Урфин Джюс.
  Никто не поверит, и мы не верим, но - мало ли что психического происходит в жизни?
  На каждое полено не начихаешься!
  - Зачем на полено чихать? - удивление пеной вылезало из моих озерных очей.
  - Доли! Ты на карнавал собралась?
  Наша миссия - тайная, а ты привлекаешь внимание не только людей, но и бабочек с дроздами! - Джесика перевела рычаг внимания с медведей и Буратин на Долорес.
  - Не виноватая я жертва!
  Мама с папой заставили, иначе не отпустили бы на улицу, заперли в янтарной комнате! - цветок по имени Доли - в радужной куртке на теле и с финишной зацементированной улыбкой на лице - присела на качели. - Навязали мне радужную ветровку от Ребеки Хансен за шестьсот долларов.
  'Дорогая! Модная! Писк сезона для Принцесс', - Доли запищала, подражала голосам родителей - умора! - Нафига мне тряпка за миллион, если я в ней выгляжу на копейку?
  - Думала, что в радуге только семь цветов, но на твоей куртке - в милилон раз больше! - я нежным искательным пальчиком-исследователем провела по цветочкам на ветровочке одноклассницы.
  Будто живые, но расцветка - мёртвый встанет на четыре лапы и убежит в Антарктиду, если его вместо савана завернут в эту куртку.
  Мы погрузились в интересный Мир обсуждения обновки Доли.
  Присоединилась Хельга, затем подошёл Тим Рапопорт, молчаливый зомби.
  Совместными стилистическими усилиями мы поставили оценку разношерстной курточке Долорес - Прикольная одёжка!
  - Тим! Деньги давай на билеты! - я отобрала у Доли айпад и нянчила его на острых бамбуковых коленочках. - Командую поездкой я!
  Кто не согласен - того за борт бросаем!
  - Должно хватить на билеты и на три сухарика! - Тим протянул мне ежовую карту Visa.
  Колется, ой, больно! - Я деньги достал...
  - АЙ-ЙАЙ-ЯЙ! Не желаю слушать, откуда ты их взял.
  Хоть - из ада!
  Хоть ограбил банк Национальной гвардии (что за Национальная гвардия, и есть ли у них банк - я не знаю, но звучит величественно... о национальной гвардии я слышала по телику, когда папа заснул... гвардейцы кардинала маршировали с баранами на головах).
  Или совесть в аренду сдал за деньги!
  Девочка не забивает головку глупостями, наподобие этой - откуда и как добыл деньги парень, иначе не хватит места для морковных мыслей о косметике и нарядах.
  Ничего не вижу, ничего не слышу по-обезьяньи! - Прикрыла блинчиками ладошек розовые ушки.
  Ножками изображала стэп и рэп. - Паспорта подавайте в порядке живой и мёртвой очереди!
  АХА-ХА-ХА-ХА-ХА!
  - Я не ставлю под сомнение твои выдающиеся умственные и организаторские Королевские способности, Анто! - Тим не иронизировал, не язвил - притихший потухший уголёк. - Ты умеешь покупать билеты по инету?
  - Тысячу раз брала, сиксилион!
  Ты не думай, что я безмозглая курица, которая ночью упала с жердочки в курятнике!
  Я на шахматные турниры лично покупаю билетики, даже пальчики карамельные не отбила, ноготки не обломала на компе!
  Вводишь данные паспорта, рейс, число, оплачиваешь заказ, и - тю-тю, Воркутю!
  - В Воркуту не нужно, мы же в Африку летим за бананами! - Хельга скосила глаза, придавленная испугом перед опасным путешествием за живым бревном.
  - О Воркуте я пошутила для рифмы! - Сначала забила данные на себя, потому что без меня экспедиция теряет смысл.
  Командирша на чёрном коне скачет впереди армии.
  Принц носится на белых конях, а Принцесса - для шахматного контраста - на чёрных.
  - Юрген задерживается!
  Может быть, его родители не отпустили?
  - Кто опоздал, тот не успел!
  Юрген с воза, кобыле - легче!
  - Не мешай, Тим, а то я буковку r в фамилии Rapoport пропустила.
  Полетел бы ты не Рапопортом, а - Рапопотом.
  Потный Тимоша, потный Гари!
  АХА-ХА-ХА-ХА-ХА!
  Первая волна смеха вызвала вторую, и покатили барашки на меня.
  Я сложилась пополам листком бумаги.
  Айпад не выпускала, потому что он - моя надежда на Африку с живыми бревнами для выстругивания Буратин.
  Мой хохот, перешедший в ржач, поджёг одноклассников.
  Хихикали, подхахатывали - подводили аккомпанемент под мои корчи на земле.
  - УУУУУФФФФФ! Сама пошутила, сама посмеялась! - я в очередной раз поднялась на резвые ножки (сегодня три раза детский садик меня бросал на земельку). - ОООО! Творогов подлетел!
  А мы без тебя собрались за Буратинами!
  - Спе... ОХ! тяжко... шил... Собрал... день... ги, - вторая карта Visa в моих банкирских ручках.
  - Юрген, не говори, где деньги надыбал!
  Анто интересует результат, а не процесс! - Рапопорт щелкнул Юргена по колбасным губам. - Совесть продал на ярмарке, или украл деньги у сирот - для Анто - нет разницы, потому что они идут...
  - В нашу общую копилку.
  Вы же - мужчины, а парни водят девочек по ресторанам и покупают цветы (идея о ресторанах и цветах нашла отклик в сердцах Доли, Джесы и Хели - они ободряюще запыхтели)! - Я сдула с айпада банный листик березы.
  Банные листы липнут ко всему, магнитятся к телу.
  В деревне у родственников я часто ходила в баню (потому что нет джакузи).
  Листочки от березы прилипали ко мне мятными шариками.
  - Творогов, гони паспорт!
  Паспорта нету? Неси монету!
  Монеты нет?
  Сымай пиджак! - снова банным листом ко мне прицепилось, но - песенка из папиного компа.
  - Ты уже заказываешь билеты? - ужас жертвы под топором палача нарисовался на лице Юргена и дал петуха в голосе. - Покажи...
  - Делов-то! Кнопочки нажимать - девичье занятие!
  Деффчанки, он НАМ не доверяет!
  Смотрите, всё правильно оформляю! - подозвала народный контроль и показала Хельге, Долорес и Джесе данные для проверки.
  - Паспорта сходятся! Билеты от Москвы до Африки! - Хеля с важным видом Птицы Счастья кивнула головкой.
  Комиссия отработала на пятерочку!
  - Дата! Дата? На сегодня? - Джеса понизила голос до края могилы.
  - Ой! А я уже на кнопочку оплатить нажала!
  Чё ждать, подруги? Летим в Африку!
  - Через три часа? - Лицо Доли превратилось в омлет.
  Над детским садиком зависла Космическая тишина, которая даже Чёрную Дыру не пустит.
  - Сей? Час? - Рапопорт выдавил слова - так бережливый клоун выдавливает из тюбика заначку зубной пасты.
  - АГА! Я улетаю, а вы... - нарочно сделала театральную паузу - для усиления эффекта.
  Красивые таинственные паузы я выучила на курсах театрального мастерства!
  За мной зашуршало в наступающей темноте.
  Ощущение, будто я бреду по заброшенному древнему кладбищу, а за спиной поднимаются ожившие скелеты.
  Моя красота воскресила зомби.
  
  - Не поднимаю бурю в стакане воды.
  Не хочу показаться наглым монстром...
  - Юрген! Твоя осторожность пугает меня больше, чем, если бы ты сошёл с ума, превратился в гориллу и выбросился из самолёта! - Я стрелой подтянулась к спинке кресла Творогова.
  Самолёт каплей тумана растворялся в небе над Шереметьевым 2. - Начинаешь с 'не подумай, Анто, что я', 'не хочу показаться'.
  Вываливай из корзины мозгов свои опасения.
  Из самолёта выходи один - в Африку!
  - В Африку? Не совсем уверен! - Творогов прокашлялся над миской с ответственным решением - заговорить с великолепной мной.
  - Опять - не уверен! 'Не совсем уверен'!
  Мужик ты, или кулинар? - Джеса поддержала меня руками и ножками: хлопнула в ладошки, топала по полу - дыру пробьет в вакуум.
  - В! Аэропорту! На табло! Мы спешили! Но! Я! засомневался!
  Ты, куда взяла билеты, Анто?
  - В Африку! Голова у тебя отсохла, Творогов?
  Полей её живой водичкой из-под крана в туалете! - уверенность облетала с меня - так со старой крыши слетает черепица.
  Если въедливый Юрген осмелился мне перечить, вставляет палки в колени, то, значит - нашёл алмазную причину. - Деффчанки видели, проверяли.
  - Москва - Африка! - Хели качнула яблочной головкой и покраснела, показала язык парню через проход.
  Совсем обнаглели мальчики - кадрят девочек в самолёте, не боятся за свою жизнь на высоте сто километров.
  - Африка - большая! Нельзя взять билет на весь континент! - Рапопорт принял от стюардессы стаканчик с томатным твёрдым соком. - Всё равно, что ты бы заказала билет Европа - Австралия.
  - Умник нашелся под корягой!
  Спелся в хоре с Юргеном!
  Если вы умные, то и летите отдельно... вперед ногами и вверх умом! - Гнев Лунными пятнами выступал на моих ладошках. - Почему, вы, мальчики выказываете своё превосходство над нами, над красавицами?
  На слабых девочек нападать легче, чем на чемпионов Мира по боксу?
   Давай, бей меня, Рапопорт!
  Ишь ты, справился с прозрачной беззащитной школьницей!
  - Не слишком ты прозрачная, не медуза! Тише! На нас смотрят с восторгом! - Юрген зашипел и сразу сбросил сто килограммов живого (не деревянного) веса. - Сейчас герои заступятся за вас, за слабеньких хрустальных Барби!
  ЭТО вам нужно?
  - Причем здесь - бей? - Тим надулся шар-рыбой, потому что обижать пятидесятикилограммового мальчика - смертельно опасно.
  - Мы летим не в Африку, а - в Арику!
  Тонечка купила билеты в Чили, но не на африканский континент.
  Мне - всё равно, где мы будем искать дерево для шахматного Буратино - в Африке, или в Южной Америке.
  Но, предупредил заранее, чтобы вы не искали в Арике слонов! - Юрген пальцами растянул губы в самой задорной и доброй улыбке в мою пользу.
  Подластивается, подхалимничает, отогревает моё сердце покорностью.
  - Чили? Чили - острая еда с перцем!
  Разве в перец и в другую еду летают на самолете?
  Глупости свои, Юрген, по плоскостопному телевизору показывай в Камеди Клаб! - уверенностью в моём голосе можно дороги покрывать вместо асфальта!
  - Чили - далеко от Африки? - Хельга взмахнула плёточкой руки: - Ой! Блиииииин! Ноготь сломала!
  - Где? Покажи? - Доли схватила руку подруги, поднесла к глазам, изучала с усердием алхимика над пробиркой с лягушками. - Кончик, но не весь ноготь!
  - Ужас! Ужаааас!! Ужааассссссс!!! - Джесика покраснела от сопереживания (вдруг, ноготок умрёт?).
  Тим и Юрген робко переглянулись, как на рыбалке, чтобы не спугнуть плотву.
  Наивные мальчики полагают нас глупенькими пустышками, потому что мы поставили вопрос о ногте выше Африки и Арики.
  На самом деле для девушки её ноготь важнее, чем все страны, материки, континенты и кометы.
  - Не я покупала билет, а интернет авиа касса!
  Значит, Судьба повернула мой палец, чтобы он полетел в Арику в Чили!
  В Африке мы бы не нашли живое дерево, а в Чили, их, наверно, сплавляют по рекам плотами.
  Скажите кофейное спасибо мне! - От строго взгляда самолёт задрожал.
  - Спасибо, Тонечка, что не взяла тур в Антарктику.
  Антарктика тоже рифмуется с Африка! - Юрген - со скоростью отбивного молотка - кланялся мне, показывал, что идея лететь на другой Материк намного интереснее, чем в Африку.
  - Ублажай нас, Творогов!
  Расскажи об Арике, чтобы мы знали, что ТАМ носят, и не опростоволосились перед местными! - Долли с сомнением и искрами предательства посмотрела на свою ветровочку - дорогущую. Замыслила недоброе - оставит куртку в самолёте на съедение стюардессам?
  - На карнавалах обычно одевают - ничего!- Тимоша позволил себе циничную шуточку, за что и получил сказочный щелбан от Хельги.
  - Арика - город и морской порт в Чили, - Юрген вытаскивал из планшета информацию - так рыбак за уши тянет крокодила из Нила.
  - Понятно, что город! Мы - не дурочки с розовыми бантиками вместо ушей, - Я важно растёрла апельсиновые щечки.
  Показывала, что соизволю слушать, пока не надоест история поперёк горла.
  - Территория коммуны - пять тысяч квадратных километров!
  - Коммуна, это, когда всё общее - деньги, рис, хлеб и мужья? - знания из учебника вывели меня на высоту академички.
  - Обычно революционеры говорят, что - жены общие, а не мужья! - Тим развернул журнал и глазами вырезал картинку с тремя медведями на ёлке.
  - Не умничай, Рапопорт, не прикидывайся сгоревшим... прожжённым профессором!
  И не перебивай, потому что ты не клюшка! - Хеля умеет заткнуть рот даже самым ядовитым мальчикам.
  - Плотность населения в Арике.
  - Везде население измеряют в человеках, а ЗДЕСЬ - в плотности, как в физике! - Джеса ткнула пистолетом пальчика в иллюминатор. - Солнышко над облаками! Круто!
  - Арика известен в Чили, как 'Город Вечной Весны' и является северной дверью Чили.
  - Летели в Тверь, а прилетели в дверь! - Доли захихикала мелко, будто рассыпала золотые монетки.
  - Долька, зачем ты Анто смешишь до припадка? - Джеса подпрыгнула пузырьком - так шарики газа поднимаются к поверхности стакана с Кока Колой.
  Но я уже наступила на мину смеха.
  - Лбом прилетели в дверь! БАБАХ! БУБУХ!
  'Здрасьте, это Тверь?'
  'Неа! Это дверь!'
  АХА-ХА-АХ-АХ! - я сразу заржала, потому что волнения перед вылетом выбили пробку из мозга.
  Упала бы на землю, но до земли лететь десять тысяч Космических километров. - ГЫ-ГЫ-ГЫ-ГЫ!
  АХА-ХА-ХА-АХ!
  - Девушка, вам плохо?
  Может быть, водички? - стюардесса прорвалась сквозь розовую занавеску моих смешинок.
  - ОПС! АХА-ХА-ХА-ХА!
  Дверь! Принесите мне дверь, а не воду!
  Дверь от самолёта - ИХОХОХОГО!
  ИХИ-ХИ-ХИ-ХИ!
  - Вы не член группы танца Капоралес? - Мужчина с бородкой мистера Козлика учтиво спросил, когда я дрожащая, похудевшая от смеха, вышла из туалета. - Смеялись заразительно, карнавально!
  Богатство мужчины - мудрость, а приданное девушки - длинная коса и смех!
  - Вы - певец? - Пригладила влажные - после омокрения головы - волосы.
  - Почему певец? - дяденька величественно откинул голову и низменно ударился затылком о дверь в комнату уединения.
  В узком самолёте не позируй, не модель!
  - Сказочника я сегодня встречала - Старик Хотабыч!
  Два сказочника в один день, как две бомбы в одну ямку, не падают!
  Если не сказочник, то - певец!
  - Я - дон Паскаль урожденный ван Кляйн, - дяденька поднял бородку, стал похож на сухую сливу.
  Ожидал, что я впаду в истерику от скрипящего звука его имени, захлопаю в ладошки, распахну глазища воротами.
  'Неужто, тот самый - великий дон Паскаль?'
  - Не знаю никаких Паскалей.
  А из Кляйнов только об одном читала на белье - Келвин Кляйн.
  - Досадно, что молодежь не прикасается к истокам народного творчества!
  - К истоку нельзя прикоснуться, потому что исток - вода!
  В воду можно упасть, или поплыть в ней, а прикасаются к твёрдому, например, к дереву! - Намекнула местному геру Кляйну, чтобы он рассказал - если ему известно - о говорящих деревьях.
  - Я собираю легенды, живу народным фольклором.
  - Много насобирали и нажили этих... легенд и фольклоров? - Джеса веревкой протиснулась мимо нас в дверь самолётной дамской комнаты.
  - Вы, мужчины, пудрите девушкам мозги бесплатно!
  Я - не девушка, я - школьница!
  Расскажите мне местный фольклор о дереве! - Подтолкнула заржавевшие мысли пана Кляйна.
  - Легенду? О деревьях? - губы фон Паскаля покрылись корой дуба. - Извольте, мадемуазель!
  Присядем на дорожку! - Опустился на ковровое покрытие, под мои великолепнейшие Звездные ножки. - Хренов ревматизм, я его подцепил в Андах.
  Заснул на холодной земле, а пастухи - шутки ради, потому что нечем больше развлекаться - палками избили меня.
  С тех пор страдаю ревматизмом - в компании девушек ноги отнимаются, поэтому не могу догнать свою любовь.
  - Былину о дереве, дон дядя Паскаль! - Снова толкнула пробку его мыслей в нужном направлении - к выходу изо рта.
  - Для вас, многоуважаемая иностранная синьора, полезно узнать о Трауко.
  Трауко - уродливый человечек ростом шестьдесят пять сантиметров...
  - Ровно шестьдесят пять? не шесть, не четыре, а - пять?
  Шутить изволите? Легенды - топор, а не шутки.
  Ударит легенда в лоб - не очухаетесь, уважаемый кинг-конг.
  Вы уродливого человечка измеряли линейкой, мистер сказочник? - Из глаз моих потянулись синие провода высоковольтки.
  - Пожалуйста, не убивайте меня, панночка.
  Тьфу, хотел сказать, чтобы вы оставили вопросы на потом, иначе я забуду, с чего начинал рассказ.
  Пастухи палками не только ревматизм в меня вбили, но и болезнь Альцгеймера.
  Забываю иногда - кто я в этом Мире: человек, дерево...
  - Вы - Буратино? Дерево? - в горле пролетел огненный вихрь, иссушил носоглотку.
  Неужели, фон Паскаль барон Кляйн - Буратино, ожившее полено?
  - Я не дерево, хотя иногда - на ветру - качаюсь! - мистер Паскаль разбил часть моих мечт, но оставил процентов сорок. - Трауко ходит очень медленно, потому что на ногах у него нет пяток и пальцев.
  - Копыта? ВАШ Трауко - чёрт с копытами.
  О чёрте Балда говорил в сказках Пушкина. - Стало осенне грустно, что фольклорист гитарист чёрта помянул.
  - Неустойчивый Трауко при ходьбе опирается на маленькую кость из человеческой кости, - граф Кляйн не замечал моих шпилек замечаний. - Трость называется Пауэльдон.
  Иногда Трауко заменяет трость каменным топором с именем Токи.
  Трауко настолько силен, что тремя ударами топора свалит дерево любой толщины, каким бы толстым ни был ствол баобаба (дерево? ствол? Трауко - деревянный человечек Буратино! я узнала его! Дорога ведет к моей победе!).
   Живет Трауко в дуплах деревьев, а вместо одежды носит листья и кору чилийского дикого дерева (теперь я знаю, что мне нужно, какое полено заговорит - из чилийского дикого дерева!) и мох, иногда высокую коническую шляпу волшебника Средиземноморья.
  Его любимая еда - ягоды мурта.
  В свободное время Трауко сидит на ветке и обожает глазеть на долину (наш Соловей Разбойник, которого не существует!).
  По преданию Трауко - дух, он не может найти дорогу в ад (не хочет в ад! какой дурак сам в ад полезет?).
  Он ненавидит мужчин и женщин, которые заходят в его лесные владения (кому же понравится, когда на огород ввалится чужак и слоновьими ножищами потопчет грядки с клубникой?).
  Непрошенных гостей Трауко взглядом изгибает, превращает в палки, или убивает - в зависимости от настроения (после проигрыша в шахматы у меня тоже настроение трауковское).
  Трауко ревностно бережет и охраняет лес (еще бы! адский дух вселяет в деревья души людей. Коряги оживают и служат чёрту!).
  Невесту Трауко зовут Траука (оригинально!) или иначе - Фиура (запросто - не нравится имя Света, назову невесту Моникой!).
  Вместе с Фиурой Трауко прогуливается по лесам, ищет клады с золотыми монетами инков.
  Когда Фиура далеко (в длительной командировке), то Трауко отправляется на поиски девственниц, дерзнувших собирать чернику в лесу.
  Когда он встречается с девушкой, то превращает её в тростинку (живая трава Урфин Джюса) Пауэльдон (дерево и кость человека в одной тросточке).
  Из части тростинки Трауко делает флейту, чтобы околдовать других девушек.
  Старый чёрт развратник.
  Его невеста Фиура собирает хворост для семейного очага, а он на дудке играет, заманивает других невест!
  Трауко, несмотря на свою ужасную внешность, влюбляет в себя девушек, навевает им любовные сны.
  Если встретишь Трауко в лесу носик к носищу, то отведи взгляд и не смотри лесному хозяину в глаза, иначе он тебя немедленно околдует и согнёт в три погибели.
  - У Трауко рост шестьдесят пять сантиметров, а у меня - сто семьдесят пять.
  Трудно столкнуться носами и посмотреть друг другу в глаза, всё равно, что я бы ползала по опушке на четвереньках и искала потерянную сережку.
  - Вы, девушки, если захотите, то и гнома поцелуете в рыло! - фонбарон Паскаль - оскорбил меня или подарил комплимент? - На всякий случай бросьте в глаза Трауко горсть песка (где я найду в лесу песок? может быть, горсть - сахарного песка?).
  Трауко начнет пересчитывать песчинки и даст вам шанс убежать - куда глаза глядят.
  Замужние женщины не интересуют Трауко.
  Когда он влюбляется в какую-нибудь девушку, то оставляет у дверей её дома свой желтоватый помёт!
  - Премного благодарна за канализационные подробности о какашках! - чуть не вырвало на затылок дяде Паскалю.
  Джеса вышла из дамской гримёрки, услышала мои слова и с львиным подозрением посмотрела на народного сказителя.
  Мы вернулись в летающие кресла.
  - Джеса, Анто! Юрген вычитал, что Арика - столица мумий! - глаза Доли по величине сравнялись с иллюминатором.
  - Во как! Иди ты! - Джеса побелела и проглотила снежный комок страха.
  - Старик Хотабыч, говорящий медведь, деревянные палки чёрта, жёлтый помёт у дверей, карлик жених - всё подтверждает, что Я выбрала правильное направление для поиска Буратино! - С высоты славы я посмотрела на Тима и Юргена (девочки заочно назначили меня пророчицей). - Мумии, это - деревянные человечки, вырезанные из говорящих поленьев.
  - Столица мумий? ХМ! В инете написано, что десять тысяч лет назад на месте современной Арики проживали чинчорро - один из первых народов Планеты, который применил сложную технику мумификации своих умерших сородичей!
  - Не мунификалии... мумифи... не мумий из людей они делали, а - из деревьев - Буратин и Пиноккин! - Липкий вареный страх, что я подлетаю к бревнам мечты, вжал меня в кресло.
  Глаза горели в расплавленном олове, а ноги заледенели в тазике с жидким азотом при минус космической температуре.
  Жидкий газ сжимается и становится холодным, как лоб больного гриппом.
  Мороженое, когда я его зажимаю в ладошке, наоборот, теплеет.
  Через сутки разговоров, дрожания и недоумения, что небо не заканчивается (наверно, потому что - круглое, тортообразное) мы вышли на центральную улицу искомого города Арика.
  - Сочи? Вылитый из камня город Сочи, где за всё требуют предоплату, а затем ещё и штрафуют! - Тимоша Рапопорт подбежал к пальме, провел рукой по пробочному стволу. - Анто, ты уверена, что мы в Чили.
  - В Мочили, а не в Чили!
  Рапопорт, уверен водитель самолёта, а я - пешка, которую доставили туда, куда написано в бездомном билете.
  У билетика нет своего жилья, поэтому он - бомжик.
  Море, пальмы, люди, пляж - везде одинаковы, а говорящие деревья - только в Арике.
  - ЙО МОЙО! Монмартр! Париж! Улицы не отличаются, а магазинчики - точь-в-точь.
  Арика - город-марка, похож и на Стамбул и на Вашингтон, - Юрген разменял бумажные доллары (от меня скрыл наличные деньги, финансист) и купил всем по местной мяукающей шаурме. - Сначала найдём дешевенький отель, потому что мы не Рокфеллеры, женатые на Ротшильдах и Морганах.
  Абрамович на наших свадьбах не разносил хлеб.
  - Мы за сто километров не за хлебом, поющей шаурмой и отелями прилетели! - важный голос облаком завис между нами, и я с удивлением узнала, что он - мой. - На отелях сэкономим - на всём сэкономим, потому что деньги нам нужны на важное, на - Цель! - Мой векторный (красивое слово я выучила на математике) пальчик указал в центр груди Юргена. - Мальчики переночуют на тёплом ласковом пляже с бархатными простынями из песка.
  На песке - и стол, и дом: рыба, мидии, креветки, лангусты, чайки, бакланы.
  - Плюс два баклана туриста! - Тим откусил от шаурмы, выпучил глаза и захрипел, сраженный огнём.
  Огонь из пищи перетекал в Рапопорта - сжег лицо, а затем стекал лавой по горлу (мы снаружи видели путь пламени).
  - Почему туристы бакланы? Баклан - птица с клювом, лапами и перьями - я в Сен-Тропе кормила бакланов круасанами с лягушачьими лапками!
  Разве птица - турист, потому что путешествует без чемодана? - Я переводила взгляд с Юргена на Тима, и мой взор - не огнетушитель, а - воспламенитель.
  - Тим иносказательно отметил, что два туриста баклана - мы! - Юрген вздохнул и тоже отправился в космическое путешествие - откусил от своей шаурмы, набитой иголками.
  Наверно, любая пища во рту Творогова превращалась сразу в калории и другие полезные вещества для организма, поэтому Юрген цвёл и толстел, а карликовый Тимоша Собакин - худел от еды.
  Карлик Тим? Молния прозрения ударила меня в затылок, а затем вышла из левой пятки и скрылась в трубопроводе.
  - Рапопорт, ты - Трауко из Чилийской легенды? - я начала допрос, а Доли, Джеса и Хеля сразу отступили в тень ствола баобаба под названием пальма.
  - В ближайший час Тимофей не произнесет ни слова, потому что перец раздробил его горло! - Творогов докушал свою шаурму - убил её пещерой рта. - Тим! Тебе с перцем - вредно, а мне - полезно всё, что в рот полезло.
  Можно, я скушаю твою шаурму переделанную? - Юрген не дождался согласия и вытащил из окаменевшей ладони Рапопорта сверток с вечным огнём шаурмы.
  - Мою возьми, друг! - Джеса протянула Юргену свою шаурму, держала её на вытянутой руке, как банку с горящей нефтью. - В незнакомом городе Арика мы не сразу найдём дамскую гримерную с водопадом.
  Седьмое гастрономическое чувство подсказывает, что после шаурмы Мир сузится до размеров туалета. - Джеса вздохнула свободно, словно передала Юргену эстафетную палочку.
  Мы переглянулись и одарили Творогова СВОИМИ шаурмами, купленными за его кровавые деньги.
  Все деньги пахнут кровью - так меня дедушка учил.
  - Творогов, напрасно ты потратил деньги на шаурму, не сэкономил на амуницию, вооружение, снаряжение: лопаты, топоры и дубины!
  ХМ! Закупки и покупки - потом, после ресторана и отдыха в отеле третьего класса.
  Мы учимся в девятом, поэтому отель для нас должен соответствовать девяти звёздам.
  Но я согласна на три... на четыре звезды, потому что нас, девочек, четыре фигуры.
  Я займу номер с Джесой, а ты, Хеля - с Доли!
  Мальчики - потому что мы решили экономить - выроют себе могилы-землянки на пляже! - Я мудро распределяла финансы по людям и по полочкам. - Ради той же экономии мы сейчас пообедаем в ресторане средней ценовой категории - для туристов, ищущих деревянных человечков.
  - Анто! У моря ночью страшно! В Бразилии местные подростки избили бомжа на пляже и закопали в песке. - Юрген дрожал за двоих (душа Тимоши отчаянно сражалась с перцем из шаурмы). - Сними для нас самое дешевое бунгало, или закажи две койки в гостинице для разорившихся бедняков.
  Даже нищие разоряются, как бакланы, о которых мы говорили.
  - Ни! За! Что! Следи за моей рукой, Юрген! - раскрытая ладошка пролетела в двух миллиметрах от мыса носа Творогова (фразу 'Следи за моей рукой' и жест я взяла из древнего фильма о культуристе-роботе). - Древние шумеры спали на снегу, и вы - закаляйтесь, превращайтесь в мужчин на пляже.
  - Сам же вычитал, что в Арике дождь выпадает раз в несколько десятков високосных лет! - Хеля заступилась за моё цирковое предложение - экономить на Творогове и Рапопорте.
  - Ночь на открытом воздухе - прикольно, будет, что рассказать в школе на географии!
  Придёт Трауко и выберет вас своими невестами! - Доли распахнула глаза, превратила их в блюдца с листочками киви.
  - Трауко - мужчина! Мужчины не женятся на мужчинах!
  Ты, Доли, сморозила глупость, поэтому - отвечай за свои кулинарные слова.
  Выбирай ресторан, в котором мы отпразднуем нашу праздничную экономию на Творогове и Рапопорте. - Моя левая нога пошла на подиумную откачку, она поражала местных картёжников грацией и южным великолепием.
  - Оригинальное у тебя представление об экономии, банкиры обзавидуются.
  Пожалела моих денег мне на кровать в могильной ночлежке, а на ресторан - думаю, что и на покупки платьев - пожалуйста, сто раз по двести! - Юрген наткнулся животом на мой осуждающий презирающий взгляд, прочитал 'Мальчики не ноют! Цель жизни мальчика - добывать деньги для девочки!' и сменил направление на противоположное. - И я полностью согласен с твоим командным решением, Тонечка!
  На пляже ночью приключений в сиксилион раз больше, чем в квадратной комнате гостиницы.
  Возможно, что мы переночуем в склепе на древнем кладбище - так развлекаются колдуны.
  Впечатлений - выше головы и ниже пяток, до ада! - Творогов ладошкой показал туда, где выше головы - покорный парень, ватный, поэтому - выгодный!
  Я поощряющее похлопала Юргена по левому войлочному плечу.
  На даче растёт войлочная вишня, и я знаю плотность войлока.
  Подумала, что собакам и кошкам нравится, когда их чешут за ухом.
  Некоторые люди рождаются с хвостами (картинка из учебника биологии), значит, мы - предки кошек и собак
  Поэтому Юргену понравится чесание за лопуховым ухом.
  Я ноготками с маникюрчиком почесала одноклассника-собаку-кота за правым ухом.
  Хеля заглянула за почесуйное ухо, выискивала - не подложу ли я Юргену атомную бомбу в голову.
  - До крови расцарапала за ухом Творогову! Анто, зачем? - Ни миллиграмма осуждения у Хели, лишь - лазурное балетное любопытство.
  - Чтобы помнил! - фраза из фильма, не помню какого, но фильм величественный и умный, как и я.
  - Ресторан, а в нём - убитая еда! - Джеса - словом и ногой - поднялась на две ступеньки в заведение.
  АГА! Съест всё, и нам ничего не достанется из крабов и местной колючей достопримечательности.
  Баскетбольной командой - я, Доли, Джеса и Хельга - ломанулись в заведение.
  Тимоша и Юрген - рудиментами хвостов - почтительно следовали за нашими тылами.
  - Чё он говорит? Непонятно! Он нарочно ломает слова, чтобы мы не поняли меню? - С услужливого моржового (усы, как у моржа) официанта я перевела малиновый взгляд на Юргена. - Творогов, ты мужик, или почему?
  Разговаривай с ним сам, если он не уважает девочек.
  Признается нам в любви, а мы не поймём, словно нам в мозг осиновые колья вбили.
  Пропустим важные моменты в своей туристической жизни.
  - ... свежайший ус умершего розового кита! - официант - аистом над лягушкой - наклонился над гугл переводчиком в смартфоне Творогова. - Пебре, эмпанада, сентоллу, локос. пастель-де-чокло, умита, куранто, калдо-де-пата, поротос гранадос, приета, асадо, сопайпилла, чупе, ахиако, касуэла, карбонара, чарквикан, мапуче, моте-хол-куэсило...
  - Гугл переводчик сломался и шутливо играет словами?
  Я поняла только 'куранты' - часы на башне!
  В Москве, в Кремле бьют куранты, а здесь их подают в ресторане? - Улыбка снежной доброты осветила моё шикарное изюмное личико. - Творогов, скажи, чтобы принесли изысканную национальную еду! - Мои слова градом посыпались в гугл-переводчик и вышли иностранным языком.
  - Синьора! Ваш компьютер работает и переводит мои слова, потому что я - человек меню! - из смартфона потекла переводная речь - так в мясорубку с одной стороны входит кусок мяса, а с другой выходит - перевод мяса в фарш (я видела на кухне превращение целого в колбаски!). - Я перечислил основные блюда в нашем аншлаговом ресторанчике! - Сто тысяч ответных улыбок для ослепительной меня! - Местное название не переводится, как нет перевода словам 'квас' и 'портулак'.
  В состав фирменных блюд входят кинза, помидоры, нарезанные кубиками, перец аджи, красная перечная паста, мидии, угри, большой сладкий краб, белые моллюски, пирожки, яйца, оливки, запеченные в бездонной яме колбаски, кукурузный пирог, свиные ножки, белая фасоль, базилик, ягненок, лонганиза, картофель фри, кровяная колбаса, тыквенные лепешки, говядина, сыр, сливки, курица, морковь, чеснок, цуккини, грибы, ананас, и...
  - Мы на диете, поэтому... - Хеля с модельной ненавистью посмотрела на смартфон - источник бед перевода и соблазнитель.
  - Заказываем всё! - Мой щедрый жест (по карточкам Visa Творогова и Рапопорта) развеселил подруг и официанта.
  Что не скушаем, то - покусаем!
  АХА-ХА-АХ-АХ!
  ОХИОХИ-ХОИ-ХОИ! - гугл переводчик сделал подробный анализ моего смеха и выдал на другом, на Арийском языке.
  ХМ! Арика - арийский? Или - чилийский язык?
  - Эк! Ик! Эко! Ики! Экономная... ИК-ИК! ты Анто! - Тим купил голос у мертвеца.
  После острой шаурмы из глотки доносилось сипение, смешанное с хрипением старого граммофона.
  Мама часто включает трофейный граммофон, и через трубу слушает шум, называемый песней.
  Мама уверяет, что из граммофона льётся щедрая настоящая живая музыка, а в компах и телеке - песни умерли.
  Но мне кажется, что мамочка нарочно издевается над нами, чтобы нас трясло в музыкальном трамвае.
  - Спасибо, Тимоша, что хоть раз меня похвалил! - Персиковая заря выбежала на мои изумительные щёчки.
  Я не видела цвет лица (иначе пришлось бы вывернуть щеки наизнанку), но по волне тепла поняла - краснею от удовольствия, словно свёкла в томатном соке.
  Официанты подкатывали нам тележки, выгружали на стол море радости для Творогова.
  Юрген сетью взгляда охватил все блюда и раздумывал, как сразу проглотить - так крокодил кушает Солнце.
  - Творогов! Если сейчас Анто предложит тебе один поцелуй за всю еду на столе, то ты согласишься? - глаз Долорес подмигивал светофором мне, Джесе и Хельге.
  АГА-ГА-ГА-ГА-ГА!
  Дружное лебединое ржание девочек подняло шляпы на посетителях ресторана.
  Кобылы и жеребцы ржут по-конски, а девочки - нежно, по-птичьи.
  Лицо Юргена перекосилось в ярком ужасе и сером могильном кошмаре.
  Неужели, он продаст свои чувства за пуд искусно приготовленной еды.
  - Я на школьной диете, Юрген! Поэтому поцелуями не разбрасываюсь, и поцелуи мои диетические! - Скушала мелкую креветочку, и сразу поправилась на два грамма. Модельный перебор в калориях и весе! - ФФФУУУУУ! Извините, нажралась!
  Подружки тоже чуть задели крылышками яства.
  А Творогов кушал за всю команду, спасал нас от излишнего инвалидского веса.
  - Фрекен, разрешите, я вас приглашу на танец! - Мужчина в белом - как мумия - выбрал из нас Джесику объектом для румбы и сальсы.
  Зависть лёгким ветерком прошелестела в волосах Хельги и Долорес.
  Мы радуемся за успехи подруги, но в то же время перевешиваем своим желанием задушить конкурентку.
  Я не завидовала и не ревновала, потому что знала, что я самая красивая, ослепительная Звезда, упавшая из Солнца!
  Кавалер испугался ко мне подойти, потому что я - огонь!
  Выбрал менее красивую, поэтому - с точки зрения танцора - более спокойную мирную девушку.
  - Пожалуйста! Я согласна! - взгляд Джесы превратился в Принцессовский.
  На нас подружка взирала с высоты золотого трона.
  - Только через три года танцуйте, когда наша подруга достигнет юридического совершеннолетия! - Тим вставил палку в колёса танцора (забил кол в сердце вампира).
  - Рапопорт? Ты влюбился в Джесику? Ревнуешь, старый одноклассник? - Хельга озвучила наши самые тёмные подозрения из подвалов господина Амура.
  - Ещё чего! - Джеса ответила пустоте. И плезирнула румбисту рэперу. - Я не умею танго, научите меня, гусар!
  - Си, синьора! За три песо я обучу вас хоть тяжелому року! - Красавчик отклячил заднюю ногу, изображал медведя на воеводстве.
  До Джесики не дошли его хромые слова, и она не поняла, что гусар не по любви, не по велению разрывающегося майонезного сердца выбрал подругу, а - ради денег.
  Он танцует со старушками за деньги - так обезьянка в цирке пляшет перед спящими первоклассниками.
  Мы сразу сменили бальные платья зависти на рубашки смирения и жалости к подруге!
  Джесика сделала шаг из-за стола в танцевальное будущее.
  Подленький Тимоша подставил ногу шлагбаумом.
  Джеса зацепилась серебряной ноженькой и полетела на платного танцора.
  Они в падении сшибли соседний столик с бутылкой Кока Колы.
  На этом веселящий танец закончился.
  - Блиииин! Опозорилась перед мачо! - Джеса вернулась за наш стол, пыталась обмахиваться мини-юбкой величиной с носовой платок. - Обо что я споткнулась, несчастная?
  О ножку завидущего стула?
  - АГА! О стульчик! Будь осторожна в другой стране, на чужом материке, Джеса! - Памятник страданию по имени Тим сочувствовал.
  Я - чтобы весы справедливости встали на ноль - опрокинула миску с красно-желтой подливкой на штаны Тима.
  - Официант, мальчику плохо! - Через гугл переводчик и руками я объясняла подбежавшему услужливому в соломенной шляпе. - Педро, расскажите нам о доме, где живёт красноносый Трауко.
  Дайте его адрес, потому что Трауко - Буратино!
  Ваш рассказ успокоит нашего товарища, и за это время штаны высохнут до состояния сухаря.
  Старик Хотабыч сказал, что из полена Джузепе (или мама Карло) выпилил Буратину.
  В Италии Буратину прозвали Пиноккио.
  Урфин Джюс волшебным оживляющим порошком превращал деревянных человечков в солдат.
  Если мы не найдем говорящее полено, то посыплем живым порошком - полагаю, что его добывают из жень-шеня - шахматы.
  Шахматы оживут и выиграют за меня у любого противника, пусть даже у Циклопа Одноглазого!
  Историк архивист в самолёте предсказал, что мы вырубим Трауко из полена дикого чилийского дерева.
  Вам всё понятно, Педро?
  - ААААА! Я понял, что вы заказываете ещё одну кукурузную лепешку? - Официант разморозился и пальцами загнал выпавшие глаза обратно в ящик черепа.
  - Трауко! Адрес его! Трауко какает под дверью невесты! Кака! А-А! - Добавлением и разъяснением я лишила призрачного аппетита Рапопорта.
  А Творогова кочергой и прорывом канализации не сбить с процесса поглощения пищи.
  - Я не Педро, я - Пабло Жан Диего Иван Франциско Ганс Тринидад и Тобаго!
  - Ой! Покрасовался перед девочками, удивил своим хвостатым именем!
  Стыдно, гер, что имя у вас длиннее, чем усы! - Я старательно маскировала пончик презрения под пудрой улыбки. - Трудно тебе разок отозваться на Педро?
  Почему меня поправляешь, словно я - дурочка из тёмного переулочка?
  Если девушку назовут чужим именем, то - беда!
  Мы не любим перевоплощаться, потому что перекидываются только оборотнихи.
  Но для тебя от имени Педро - не убудет, а, наоборот, приклеится ещё одна фамилия! - Плечики мои поднимались и опускались в мармеладовом удивлении.
  Официант поклонился - на всякий случай, чтобы я не запустила в него глиняную миску с жареными колбасками (ещё не утонувшими в морской пучине живота Юргена).
  - Ты его убила! У официанта сгорел мозг! - Хеля восхищенной улыбкой оценила мой талант разговаривать с мужчинами.
  - Трауко? Трауко - пустяк по сравнению с гением Фиурой! - За наш столик упал тунгусский метеоризм... метеор... метеорит... метеостанция?
  (Мужчина выскочил из-за соседнего столика и перенёс своё тело - в три раза больше, чем именитый Юрген - к нам!)
  Обмакнул палец в соус, пососал сосиску пальчика с приправой и подмигнул мне (разумеется, потому что я - алмаз!).
  - Извините, что подслушал ваш разговор, но моим детям через несколько лет понадобятся женихи и невесты.
  Я - профессор Ирвин дон Ширак из Берлина.
  У меня четыре сына - Ганс, Мартин, Валдек и Филипп.
  Через десять лет они выйдут на большую дорогу, разинут пасти в поисках невест, а невесты - улетели в тёплые края.
  Предлагаю вам, девочки, через несколько лет залечь в придорожных кустах около большой дороги на Цюрих - так рысь скрывается в засаде
  Я выведу сыновей на поиск невесты, и тут вы - ПРЫЫЫЫЫГ! как черти из табакерки!
  Вылетите из кустов Райскими птицами.
  Мои сыновья возьмут вас в жены!
  - Замечательное предложение, восхитительное и многообещающее! - Гордость, что мы спрячемся в кустах и превратимся в рысей, подкинула меня на плетеном стульчике для почетных Принцесс. - Мистер Ирвин фон Берлин!
  За мной мальчик ухаживает Юрген Творогов! - Добрый изумрудный кивок головонькой в сторону Юргена, закаменевшего с куском мяса между рубиновых губ. - Смогу ли я выйти замуж за одного из ваших сыновей, если Юрген назовётся моим женихом?
  - МДА! Проблема философского и Космического масштаба! - Профессор ген Ширак зачерпнул поварешкой ладони густой крабовый суп. Затем просветлел, словно в нём взорвалась огненная граната. - Придумал!
  Не зря мне подарили ученые мозги!
  Брунхильда, моя дочка, возьмёт замуж вашего жениха Юргена (Творогов выпучил глаза красными апельсинами).
  Второй гжельской дочери - Карине - достанется на десерт недоеденный другой ваш друг! - Мусью Ирвин похлопал вымазанной рукой Тимошу Рапопорта по левому жертвенному плечу (к рисунку из моего соуса добавилась клякса от дона Ширака). - Если словам моим не верите, то поверите после шутливого танца Краковяк! - барон Ирвин скатился со стульчика, поставил на голову пустую тарелку, присел, поднялся, отставил влево столбовую левую ножку.
  Потоптался, проломил деревянный пол в двух местах, что означало - задорный танец.
  Разве можно не поверить пляске, идущей от души?
  Мы (одноклассницы жизнерадостные) поощрительно засмеялись.
  Дон Родриго фон Ширак от счастья хрюкнул, как дикий вепрь.
  Его хрюк привел мой организм в состояние боевого смеха.
  - Вы? Вы, милорд, хрюкнули по-свински? - удар смехом, и я с хохотом упала на кости около стола.
  Меня подбрасывало в хохоте, мутузило, корчило, поднимало и лакировало смехом.
  - ГА-ГА-ГА-ГА! Я обвенчал своих сыновей смехом! - Дон Ирвин де Ширак подсадил вибрирующую меня в кресло - обратно к столу жующего Юргена. - Если бы вы не засмеялись искренне, водопадно, миледи, то я не открыл бы вам наиважнейшую тайну Фиуры.
  Но, потому что фонтан радости бьёт из вас, то я расскажу о Фиуре - невесте Трауко, а он ей в подметки глиняных сапог не годится! - Виконт барон Ширак наклонил лицо и слизнул из миски половину кукурузного варева. - Что я вам скажу про Фиуру?
  Фиура - маленькая женщина-чудовище, невеста Трауко!
  Она часто танцует на тонком, хрупком покрове болота и не боится провалиться в ад или утонуть в мутной водичке, где карпы слепнут от пиявок.
   Иногда Фиура прерывает свой леснонародный танец и любуется отражением в болотной воде.
  Расчесывает длинные стильные волосы сверкающим хрустальным или серебряным гребешком.
  Фиура качает лодочными бедрами и трясет объемным бюстом, жизнерадостно бегает и прыгает мимо горящих бревен (горят души и сердца деревянных человечков?).
  Кончики волос, заплетённые в косу, подгорают вместе с картошкой и колбасками.
  Фиура пробирается через кусты, ищет плоды колючего растения чаура и с аппетитом голодной кобры лакомится ими.
  Фиура - по своей девичьей сути - пугается даже малейшего шороха комарика, и время от времени - по настроению - замирает в причудливых настороженных позах из библиотеки театра мимики и жеста.
  Фиура корчит уродливые рожицы, сверкает изумрудными глазками, почти незаметными на фоне шикарного фотомодельного носа-топора (топор-дерево-Буратино! Фиура - ещё один ключ к двери, за которой живёт говорящее полено!).
  Лесная девушка протягивает во все стороны ручки и ножки, нервно шевелит пальчиками в надежде найти жертву, чтобы наложить на неё заклятие свадьбы.
  Фиура - оперная кокетка!
  Она купается в водопадах, а затем часами обсыхает, сидя нагишом на постели изо мха.
  У Фиуры нет ни стыда, ни совести, поэтому она любит смотреть на одиноких рыбаков мачо.
  Она - единственный ребенок Кондены, и невеста Трауко, поэтому её часто называют Траука, что не соответствует животной легенде.
  Трауко изменяет Фиуре на каждом болоте, поэтому она мстит жениху: танцует сальсу и танго с другими мужчинами, закрывает от стыда свои глазища.
  Фиура - из-за девичьей стыдливости - не позволяет никому смотреть на нее, даже животным.
  За мимолетный взгляд она наказывает жертву порицанием и инвалидностью.
  Фиура скрутит в бараний рог часть тела глупца - мужчины или животного, - кто дерзко с кинолюбительским любопытством посмотрит на неё.
  Если на неё взглянет дикий кабан или барсук, то его лапа искривится по параболе, и существо не сможет больше ходить или двигаться, только - плавать бревном (опять - бревно, и живое!).
  Фиура засылает проклятия на молодых лесорубов, ошеломляет их и заставляет забыть своих жен, невест и дорогу к дому.
  Когда лесоруб (убийца говорящих деревьев) сходит с ума, то Фиура стучит ему по голове палкой.
  Сражаться с ней и победить невозможно, потому что Фиура искусна и могущественна в бразильском самбо.
  Она может сразу побить футбольную команду, оставляя игроков со сломанными руками, ногами, ребрами, носами, черепами и позвоночниками.
  Фиуру невозможно ударить (кто осмелится бить женщину? Буратино отважится и издубасит девушку?).
  Бить Фиуру - всё равно, что бить тень на плетне.
  Недуги, искривляющие тела жертв, насылаемые скромной Фиурой - почти неизлечимы!
  Есть лишь одно деревянное средство, которое иногда помогает свихнувшимся лесорубам и барсукам.
  Срезают ветвь вьющегося растения Пауэльдон и бьют этой ветвью больного человека или барсука до тех счастливых пор, пока из прута не пойдет березовый сок.
  Этим соком поят больного, а затем выкидывают свежевыжатую ветвь в море! - Дон Ширак ибн Ирвин в паре с Юргеном вычистил все тарелки от остатков калорий и жира.
  - Папенька! Мы, потому что ваши женихи и невесты, имеем право называть вас папа, - я обняла гера Ирвина за плечи, поцеловала в вершину горы головы. - Заплати за зятей по счету!
  Встретимся на наших свадьбах!
  Невестки не платят за отцов своих мужей! - Телячьей походкой чайки я вышла из заведения.
  За спиной, в ресторанчике грохотало, кричало, билось огромное драконье животное.
  Мальчики и мужчины развлекаются, а девочкам - скучно!
  - Пауло! Подскажи, где живёт Трауко! - Я попросила уличного продавца мидий о величайшем одолжении. - За твою доброту я куплю у тебя ракушку каури.
  Если приложу раковину к уху, то услышу рокот нефтяных волн!
  - Нихт Пауло! Айн Жильберто! - продавец воткнул коричневый сахарный палец в свою грудь (спасибо, что не в мою!).
  - Мелочные вы и спорщики, продавцы и официанты!
  Неужели, тебе так важно, чтобы тебя звали Айн Жильберто, а не Пауло?
  У тебя, что, со старым именем мидии раскупаются быстрее, чем с новым?
  Скучно с тобой, Генрих фон Мигель!
  Ухожу в свой отель! - Рукой-указкой подозвала одноклассников, а ногами уже двигала к гостинице.
  Девушки не обязаны запоминать адреса, явки, гостиничные тупики с проворными живородящими крысами.
  Нас должны искать гостиницы, а не мы - их!
  Гостиница согласилась со мной, и гордо нарисовалась через сотню дымящихся шашлычных метров.
  - Чава кавава, мальчики! Ждите нас завтра утром на этом важном крыльце!
  На золотом крыльце сидели: Царь, Царевич, Король, Королевич, Юрген и Тим! - У двери отеля я пошутила, выстрелила из пушки по парням.
  Зачем в поговорке стреляют из пушки по воробьям?
  Воробушек - маленький, со слабым сердцем инфарктника.
  - Анто... Может быть, мы... в самом дешевом номерке? - Творогова раздуло от обеда и волнения, что обратился к ледяной подруге.
  - С нами? В одной гостинице? Сдурел, Творогов?
  Что учителя и родители о нас скажут, когда мы вернемся на Большую Землю? - Градопад... водопад... град слов вылетел из моего библиотечного мусенькипусеньки ротика. - Как тебе не стыдно, Юрген?
  А ещё визжащий пирожок с перцем скушал!
  В Рязани - пироги с глазами.
  Их едять, а они глядять.
  В Арике пироги без глаз, слепые, глухонемые пирожки!
  Родители и учителя нас укорят, за то, что мы ночевали под одной крышей!
  Забирай свои слова и мысли немедленно в зад, Творогов! - Ножки мои в истерике топали, ручки сбивали густой воздух в масло.
  - Я пошутил, Тонечка! Люблю спать, когда над лицом не кусок одеяла нависает, а Звёзды Чилийские плавают! - Юрген держал дистанцию против удара моей левой бесконечной ноги.
  Наивный, не понимает, что бесконечная нога достанет на любом расстоянии.
  Но я добрая, не драчливая, не изобью одноклассника без полновесной садово-ягодной причины!
  В гостинице мы взяли два номера рядышком - номера-близнецы.
  - Если ночью придут воры и убийцы, то стучите в стенку! - Доли с сомнением дергала за хлипкую ручку-замок. - Ваш стук нас не спасёт, но мы - хотя бы перед смертью - будем знать, что о нас не забыли.
  - Глупости! Чем вы лучше нас, чтобы воры и убийцы пришли к вам, а не к нам? - Джеса невидимым насосом надула камеры губ.
  - Конечно, постучим, Долечка!
  Мы же - подружки! - я закрыла дверь в наш номер, придвинула тумбочку для обуви и - с пыхтением водовоза - добавила в баррикаду зеркало на ножке.
  - Анто, не старайся, у нас выход в сад! - Джеса с испугом разрушила словами систему обороны. - С деревьев, из-за кустов, из травы на нас посыплются разбойники.
  Барон де Ширак говорил, что мы через несколько лет спрячемся в кустах при дороге.
  Его пророчество не сбудется, утонет в сегодняшнем дне!
  На нас нападут привидения! - Джесика вышла на ромеоиджульетовский балкон, а с него по - трём зеленым от зноя и мха - ступенькам выбежала в садик.
  - Деревья! Много деревьев, но ни одного для выстругивания Буратино и шахмат!
  Чутьё подсказывает, что Буратины живут в диких деревьях, а не в приручённых! - Спустилась за подругой, постучала пальчиком по тонкому хилому стволу бамбука или яблони. - Здравствуй, дерево!
   - Здравствуй, Анто! - Дерево ответило знакомым голосом Джесы!
  Я вздрогнула, замерла в позе убитой пчелы!
  Горящий металл бился в моём сердце.
  Горло зажато в могильных тисках смерти.
  А потом поняла шутку - не дерево разговаривало со мной, а - Джесика подшучивала.
  - ФФФФУУУУ! Джеса! Не пугай, а то у меня педикюр от страха вспотел и слезает.
  - Ягоды - не малина, и не брусника, а среднее - между ягодками клюквы и вишни! - Джеса наклонила ветку с рубиновыми ягодками, обнюхивала их с любопытством дворовой кошки.
  - Не ешь волчьи ягоды!
  Гер Шлосе ибн Ширак рассказывал, что Фиура объедалась ягодами, а потом её крутило мельницей, и она бегала за лесорубами с палкой!
  В Фиуру превратишься, глазом не моргнешь, потому что глаза у тебя станут ягодными!
  - Фиура - не Фиура, а понос прохватит - до туалета не добегу, не говоря уже о Луне! - Джеса позволила себе непристойное сельское упоминание о слабом желудке.
  Парней и Принцев рядом нет, поэтому мы расслабляем эмоции - так добрый артист детского театра после спектакля проклинает маленьких зрителей.
  - Палочки для лечебных целей, ветки - лекарство! - Я приметила зеленющий куст с щупальцами веток. Схватила одну и потянула на себя с неистовством умирающего штангиста. - Граф Ирвин фон Ширак подсказал, что на всякий Фиурский случай нужно держать рядом прутья дерева или кустарника Пуалья.
  Укусит нас жена Трауко, свернет шею, а мы прутиками излечимся, побьём друг дружку, выпьем ихний сок, а затем отнесем заражённые ветки с болезнью в океан.
  - Паулья? Пуэрто? Пуэр? - Джесика приложила ко лбу лист фиолетового лопуха.. - Забыла, как называется по-настоящему это растение против ревматизма.
  Но не Пуалья, однозначно!
  - Не уподобляйся енотовидному официанту из ресторана и трусливому уличному продавцу пирожков. - Выдернула ветку, толщиной с рукоятку ножа для мясорубов. - Они цепляются якорями за свои имена, боятся, что потеряют их.
  И сейчас - нет разницы: Пуалья, Педрилья, Пуэр - всё равно, как называется и выглядит лечебная палочка.
  Пусть она похожа на нос Бабы Яги.
  Главное, чтобы мы верили, что она - лечебная, истинная!
  Не думай, Джеса, тяни, рви, крути - чем больше веток отломаем, тем здоровее станем после укуса Трауко. - Рванула изо всех пиратских сил. И... с аптекарской веткой полетела назад - по инерции, которую придумал Ньютон.
  Без его дурацких законов девочки не падали бы. - ОХ! Джеса! Меня убили красные муравьи! - Миллион челюстей микроскопических вампиров впились в мою нежную белую спинку!
  Я влетела в муравейник, и животным - хозяевам заведения - не понравилось моё бомбовое вторжение.
  - Успокойся и не умирай! - Джесика натянула улыбку из серии 'Ничем тебя уже не спасти, дорогуша, поэтому будем делать вид, будто ты вечно живая и никогда не умрешь'! - Не муравьи, а ты всего лишь упала на кактус с шипами или иголками.
  Если нет разницы, то выбирай, что тебе менее страшно - когда проткнут адскими ядовитыми шипами, или - ржавыми иглами.
  - Шипы, пожалуйста! Они не так страшно звучат, потому что не зловеще.
  У машины на колёсах шипы, и они не протыкают спину. - В последнем жизненном угаре я взмахнула руками, молча просила, чтобы Джеса подняла меня на то, что у человекообразных обезьян называлось ногами, а у меня - ноженьки великолепнейшие.
  - АХА-ХА-ХА-ХА! не насквозь тебя пробило кактусом! - Джесика вернула меня в прямоходячее состояние предков. - Кактус попался недозрелый и кислый, иголки - слабенькие, для малышей (дикая, не дрессированная боль молнией вонзилась мне под правую лопатку).
  - ЙЯЯЯЯЯЯ! Кактус пустил корни в мою спину?
  - Я вытащила одну - самую маленькую - иголочку! - Голос подруги приглушен и кладбищенски торжественен. - Осталось пять гигантских заноз.
  Представь, что ты заплатила огромные деньги за сеанс китайской иглотерапии.
  
  Или ты - ёжик дикобразский!
  - Лучше - кабинет иглоукалывания с мастером в халате из шкуры дракона!
  Представила! Тяни! - Закрыла глаза и полетела на дельтаплане сквозь грозу.
  Вокруг бушевало море черного огня.
  Изредка из него вылетали самые злые и ядовитые молнии.
  У них отрастали кривые желтые нечищеные зубы с кариесом.
  И крокодиловыми зубами молнии терзали мою спину.
  - Всё до последней иголочки вытащила!
  Скажи спасибо земному притяжению.
  Если бы плавали в невесомости, то летали бы друг за дружкой, и я не уверена - вытянулась бы хоть одна иголка! - Джесика показала мне растительного монстра - желтовато-коричневая игла с капелькой рубиновой росы моей крови.
  - Спасибо, земное притяжение! - Я подняла ветки спасительного дерева и протянула подруге с надеждой - так убийца доверяет напарнику каменный топор. - Меня слегка штормит и качает от боли и страха.
  Избей меня прутьями, чтобы от злости сок пошёл.
  Я выпью его и выздоровею, а ты забросишь ветки в океан, где Юрген и Тимоша купаются.
  \- Ветки спасают только от паралича, вызванного Фиурой! - профессор Джесика поправила бы очки в золотой оправе, если бы окосела и носила окуляры. - Я тебе в номере продезинфицирую дырки на спине.
  - Ой! Ну, пожалуйста, Джеса! Хлестни меня сильно!
  Буратино в полене жил и терпел в темноте.
  Я на Солнышке дышу и не Буратино, поэтому пара избиений снимет боль от укусов кактуса.
  Джесичка, миленькая!
  Прекрати мои мучения на Райской земле - хлестани, как избивали учеников в сельской школе.
  Детишек корчило от уроков, а учителя с добрыми лицами революционеров изгоняли из учащихся дьявола. - Я выгнула спинку радугой!
  У радуги - сколиоз, искривление позвоночника.
  И она всегда кривая, похожа на борзую собаку. - ОЙООООГОГО! Очумела, что ли? - От очередной молнии я отлетела на ступеньки терраски нашего номера. - Больнюще!
  - Сама просила, и на своей коже испытала глупость! - Джеса перешагнула через мою лежащую спину и вошла в комнату. - Излечила тебя палочка от боли в спине, продырявленной мистером кактусом?
  - Неа! Ты права - палка Паэлья спасает только от корчей, вызванных Фиурой.
  Против кактуса нужны другие палки-скакалки - мягкие, нежные с пальмовым маслом! - Я осторожно положила своё двойное тело на ледяную простыню на кровати.
  Спина горит одним цветом, грудь - другой температуры, Антарктической.
  Шахматная доска - чёрно-белая, контрастная, и я - шахматная доска.
  \- Ни йода в холодильнике, ни зеленки, а только бутылка с алкоголем! - Из другого пространства и времени доносился голос хлопочущей Джесы. - Прежние жильцы выпили зеленку и йод, а водкой смазывали раны.
  Попробуем и мы, хотя диплома врача у меня нет! - Приглушенно чмокнула поцелуем дверца холодильника.
  Моё тело наливалось успокоительной тяжестью, летело в пропасть сна.
  - Виски? Надеюсь, что они не заразные и не убьют твою кровь.
  - АААААА! Джеса! Ты подожгла мне спину? - боль снова вернулась с помощниками.
  - Дезинфицирую спиртосодержащим напитком! - Подруга проявила медсестерскую заботу - убивала меня медленно и не верно!
  - Через дырки алкоголь проникнет в мою кровь! - Поздняя догадка накрыла меня одеялом.
  На балеронских ножках приближался болевой шок.
  Я надеялась - под водопадом, который из бутылки изобилия извергался на мою спину - продержаться хотя бы минуточку.
  Но провалилась в бездонную пропасть!
  Монстры с кинжальными зубами, черти с лакированными копытами тридцать первого размера, гигантские фиолетовые вопящие осьминоги с орлиными клювами, - мне не снились.
  Ничто не приснилось, наверно потому, что я не спала, а лежала несколько часов в обмороке отключки.
  Кратковременная кома.
  Я присела на кровати, через черные вены сучков смотрела на лоскуток Звёздного неба.
  Ночь - глубокая или начинающаяся.
  Не определю по цвету неба время, потому что оно не Европейское, а - Чилийское.
  Джесика убила меня шоковой терапией лечения, поэтому мирно и мерно посапывала во сне.
  Она сделала всё, на что способна хирург.
  Добрая подружка, я вылечу её веточками, если Фиура скрутит параличом.
  Вышла в сад, присела на камень около терраски.
  Ночью из земли вылезают змеи и Трауки.
  Змея меня напугает - прикольно.
  Завоплю, посинею от страха - будет что вспомнить.
  Змей я видела только в плоских фильмах фэнтэзи.
  Почему змея ходит без задних ног?
  Ей гораздо удобнее было бы ползать с четырьмя ногами, как у нас, у людей!
  Луна бросала в меня робкие лучи.
  Звёзды приглашали на прогулку.
  Юрген и Тимоша с пляжа видят ту же самую Луну, что и я из садика около гостиницы?
  Вдали мелодично блеяла сумасшедшая коза.
  Ей оперно подпевал невидимый консерваторский ишак.
  Звуки чужого материка умиляли мои барабанные перепонки.
  Осторожно, чтобы со спины не слезла кожа, и я не осталась без шкурки, провела пальчиком по одному из укусов кактуса.
  Больно, но не до обморока.
  Заживает спина после чудодейственного лечения прутиком и йодом из бутылки с виски.
  Или водка в бутылке из-под йода?
  Люди сами себе устраивают сложности, а затем с кровавой гранатовой пеной на губах преодолевают и хвастают друг перед дружкой подвигами.
  Почему не наливают зеленку в баночки для зеленки, а водку - в баночки для водки?
  Любопытно - Трауко без пяток и без пальцев - на мясных копытах разгуливает по лесу.
  Он не ранит ноги о недобрые кактусы?
  Фиура без подиумных пожарных туфель на высоких каблуках.
  Или в туфлях, но скрывает шпильки из-за скромности.
  - Сhica, quieres pan? - На тропинке материализовался (слово я долго запоминала, чтобы в нужный момент блеснуть им на свадьбе через несколько лет!) призрак.
  Он поставил на траву корзинку с булками и рассыпал по плечам ночные волосы.
  - Мужчина, вы - женщина? Ты - Фиура? - Вместо змеи ночная природа привела ко мне Фиуру.
  - Фиура? No! Кончита! - Улыбка - отражение Луны.
  - Моя кончина пришла? - Холод сковал ножки, заледенил их в тазике для стирки носовых платков.
  Пальцы опухли от кладбищенского страха.
  Но постепенно - апрельской оттепелью - испуг уходил: - Меня кактус убивал иголками, потому что я выдернула куст пуэра.
  Пауэлья пуэр - против твоего колдовства и ревматизма.
  Где ты, там и Трауко, и вы ломаете лесорубов, превращаете их в инвалидов по опорно-двигательному аппарату.
  - Trauko? - в бездонных глазах призрака пролетел испуг.
  - Трауко - деревянный сам, и охраняет говорящие деревья.
  Я дерево найду - ТРЕСЬК-БРЕСЬК - срублю.
  Из полена сделаю живые шахматные фигуры, и они выиграют за меня вишневый чемпионат Мира.
  Ирвин де Ширак обещал, что выдаст за нас замуж своих заплесневелых сыновей, когда мы в засаде заляжем в кусты.
  Не думаю, что через три года, когда станем совершеннолетними, у нас останется кефирное желание выйти замуж за парней, которые ищут невест в придорожных кустах.
  Старик Хотабыч не одобрил бы моего дурного необдуманного поведения.
  Он подсказал, где искать говорящие Буратинские деревья.
  Понимаешь? Буратино! Пиноккио! Шахматы!
  - Pan, - Фиура протянула мне хлебную лепешку с кристалликами соли и островками перца.
  - Не маскируйся, будто ты простая девушка, которая продает хлеб по ночам на карнавале! - Откусила от лепешки из вежливости, а затем проглотила - бросила в пещерку ротика. - Сначала я тебя хотела избить палками Пауэльи, а затем поняла, что ты не старая Фиура, а - молодая.
  Девочка девушку не имеет право бить розгами, даже, если ты насылаешь проказу и другую болезнь.
  За лепешку спасибо, но у меня нет наличных денег.
  Карту Visa принимаешь?
  Нет? Где у тебя считыватель?
  В чёрном волшебном лесу касса?
  В дупло к белке-охраннице спрятала датчик.
  Подожди! Я тебя отблагодарю, иначе ты мне по ночам будешь сниться с топором! - Я вбежала в комнату, схватила со стола стеклянную вазочку для фруктов.
  Фруктов нет, поэтому ваза простаивает без дела, как сломанный автомобиль.
  Пусть послужит Фиуре, которая меня пока не скрутила в бараний рог.
  - Ваза! Хлеб! Добро! Достоевский! - Протянула девушке стеклянную плату за лепешку.
  Достоевский - для красного словца, чтобы Фиура не подумала, что я глупенькая, потому что ночью жду змею.
  Не знаю никаких Достоевских, но часто слышу, что он уважаемый бородатый человек.
  Наверно, олигарх с яхтой!
  - Gracias! - Фиура переводила взгляд с вазы на меня, улыбалась Звёздно. - Прижала стекляшку (не моя, не жалко!) к пшеничной груди.
  Подхватила корзинку и спринтерски побежала по тропинке в сторону огней и музыки.
  За горами, за долами бренчал карнавал?
  - Фиура не убила меня, потому что я сделала доброе дело.
  Добро произрастает добром! - Догадка просветлила чесночным соком мои мысли. - Если бы я не подарила вазу за лепешку, то Фиура заколдовала бы меня, превратила в кактус.
  Неужели, добро лечит от паралича?
  Если появится Трауко, то для него у меня не осталось стеклянных ваз, в которых в гостиницах хранят добро.
  Поэтому к приходу Трауко я подготовлюсь по-солдатски! - Подняла себя, наряженную лепешкой.
  Собрала прутья пуэрто.
  По правую руку положила швабру с тряпкой - пригодится подтирать кровь, когда Трауко взмолит о пощаде.
  Забыла - Трауко скрючится, или меня перекосит набок, как грузовик в канаве?
  Прутьями пуэра кого стегают - больного, или Трауко?
  - Время покажет - кто, кого и чем изобьёт! - успокоила себя и прищурила правый глаз.
  По биологической теории глазки видят одинаково, и, если один глаз закрою, то Звёзд станет в два раза меньше, чем при двух открытых.
  Враки! Обманывают ученые-печеные!
  Что одним глазом на небо смотрю, что двумя - количество Звёзд не меняется.
  Опустила свой Принцессовский величественный взор на землю и... - батюшки-матушки!
  Держите меня семеро гроссмейстеров!
  К нашему балкону по стеночке приближалась клякса первородного мрака.
  Тень двигалась в тени, поэтому казалась жутчайшим из привидений ада.
  Луна подбавила света, подкрутила фонарик.
  Во вспыхнувшей ночи я узнала его - Трауко.
  Карлик, скрюченный подагрой!
  В лапах Трауко держал сатанинский топор.
  Злодей пришёл к нам в гости и нагадит у двери?
  Или топором срубит нас, потому что я и Джесика - в понимании индусов - деревья.
  Трауко в легенде в три удара перерубал любое дерево.
  Но не деревья он рубил... легенды ошибаются, как и учителя.
  Трауко рубил Буратин и превращал людей в говорящие поленья.
  Зачем он срубленную девушку ещё и ревматизмом скручивающим награждал?
  Я запуталась в разноцветных мыслях.
  Они повисли сосульками на карнизе моего страха.
  Трауко не заметил меня под кустом баобаба.
  Поднялся на ступеньки нашей номерной террасы.
  Еще миг... Нет, не дождется от меня миг добра!
  - Трауко? - спросила у спины хулигана, хотя понимала, что передо мной лесное чудище на копытах.
  Оно вздрогнуло, икнуло - так аптекарь икает над пробиркой с солью.
  - Ага! Трауко! - лесной голос Трауко скрипел сучьями.
  - Получи за то, что ты не Фиура! - я концом швабры - пикой уборщиц - ткнула Трауко в спину.
  Налетела ночной комариной стаей.
  Уронила карлика на доски, топтала, била палкой, вытряхивала из него вековую Беловежскую пыль.
  Трауко защищался профессионально, закрыл голову руками, ноги подтянул к лицу, чтобы я не выщипала бородку и усы.
  - Скрючило тебя, злодей? Перекрутило ревматизмом и подагрой?
  Я тебя излечу деревом пуэлья! - сменила швабру на более гуманные лечебные ветки.
  Секла Трауко по голым ногам, по коже рук, по всему, что не прикрыто корой одежды.
  - ИИИИУУУУУ! - Трауко подвывал, но для полного голоса ему не хватало рупора губ.
  Швабра превратила губы в образец поцелуев.
  Под ударами они распухли грибами мухоморами.
  - Анто! Маньяк? - Джеса, наконец, вышла из летаргического сна и выбежала на балкон. - Маньяков нужно не палкой бить, а бутылкой или вазой по голове.
  - Вазу я отдала Фиуре за хлебную лепешку!
  Вкусная! Лепешка вкусная, а не Фиура!
  Она не старуха, а - призрак девушки с корзиной и стеклянной вазой!
  Джеса, стегай Трауко, бей.
  Сейчас мы его живительным соком напоим из веток пуэра.
  В соседнем номер взошло Солнце - Доли и Хеля включили свет.
  - ИИИЫЫЫХ! За что вы его избиваете, деффчонки? - Интерес библиотекаря проснулся в Долорес.
  - Трауко! УУУУУФФФФ! Живучий! - Я красиво пнула Трауко в междометье... в междуречье... в бок. Откинула платину волос на левое плечо (жест из фильма 'Красавица и банкир'). - С топором пришел, но порчу не принёс, в лесу забыл.
  - Трауко напоминает мне Рапопорта! - Хеля подняла швабру и её концом постучала по тыкве головы Трауко.
  - Лесной дух перекидывается в кого, захочет.
  Он притворяется Тимошей, потому что Тим - карлик по весу Трауко.
  В Юргена демону перекинуться труднее - больше пирожков с маком нужно съесть.
  - Сдурели, девки! - Трауко обнаглел до обвинений!
  Поднялся - чуть-чуть похож на Рапопорта.
  Черные, красные, зеленые, синие пятна скрывали истинный вид лесного духа. - Пфибили меня, накинулись фышами летучими! - Трауко прижался к стеклу, выставил вперед землистые руки с расплющенной корзиночкой (в корзине металась тьма). - Я принёс чернику - уже не черника, а - тень от неё.
  Хотел угостить, а получил в награду разбитое лусало и отбитые почки.
  Кто к вам с подарком придёт, им же и подавится. - Выплюнул зеленое с красным и черным - натюрморт. - На пляже - карнавал с обжираловкой.
  Юрген по жадности живота остался на пиру.
  А я - добрая щедрая душа - принёс вам чернику-голубику.
  Она в Арике величиной с грецкий орех.
  Если бы Анто, - заплывшие шары глаз повернулись в мою сторону, - то я бы остался цел и невредим, а вы - с голубикой!
  - Врёт он, Трауко!
  Лесной дух - хитрый и коварный!
  Скручивает девушек, какает под окнами невест! - Море недоверия выплеснуло из меня на лже Тима. - Перед приходом Трауко залетала его невеста - Фиура.
  Она не страшная и не старая Баба Яга, а - молодая девушка с корзинкой хлеба.
  Улавливаете демоническое сходство, дефчанки?
  Фиура - с корзиной, и Трауко с корзиночкой!
  Я сначала подумала, что у Трауко в руках топор, а сейчас вижу - сломанную корзинку для старушечьих вставных челюстей.
  Топор превратился в корзинку.
  Трауко - хитрый пень, он обманывает нас.
  Нас все пытаются обмануть, потому что мы - красивые!
  - Вы - Трауко, или Рапопорт? - Долорес округлила глаза блинами.
  - ОООООО! - Трауко по-Тимофеевски взвыл, подпрыгнул - чёрт на пружинке.
  - Если он не Трауко, то зачем приходила Фиура с хлебом?
  Почему я упала спиной на кактус? - Я выложила плоские камни доводов.
  - ЫЫЫЫЫ! Женская тупоугольная логика! - Трауко блеснул знаниями из словаря.
  За шик и блеск получил тычок шваброй от Хельги.
  - Рапопорт, мы отведем тебя на пляж к Юргену!
  Если около Творогова окажется второй Рапопорт, то есть ты - раздвоишься, то значит ты - Трауко.
  Если же Юрген подтвердит, что ты ушёл с голубикой для нас, то - скажем тебе спасибо!
  И ещё, избитый Трауко, - мои ручки надежно зажали пучок веточек Паэульо. - Погрызи ветку, высоси из неё целебный сок.
  Он тебя излечит от кривизны позвоночника.
  Палочку мы выбросим в океан, чтобы краснощёкие акулы унесли с собой твою злость.
  Завтра мы отправимся в лес за деревьями-буратинами.
  Нежелательно, чтобы ты выскочил из-за баобаба и скрутил нас, перекрутил, высушил ножки.
  - Сама жуй ветки, коза! - Трауко позволил себе больную непочтительность по отношению к королеве красоты.
  - У тебя язык кривой, горбатый язычище!
  На, получи, негодник, по смердящему языку.
  Твои оскорбления воняют! - Прутик легонько - так белочка хвостиком смахивает со стола ледяную мышку - ударил по надутым резиновым губам Трауко.
  - Анто! Иди ты... в лес! - Трауко - ножом сквозь масло наших тел - протиснулся и выбежал на дорожку.
  - Трауко назвал меня Анто? Откуда он знает моё имя?
  Прочитал в деревянной книге судеб? - Слёзы карамельками полетели из моих очей.
  Голова налилась жидким свинцом кошмара.
  Я - Олимпийской чемпионкой по бегу - с прутьями пуэрто бросилась за Трауко, который вместо цветов невестам дарит свои испражнения.
  Деффчанки побежали за нами.
  Мы из темноты влились в светлую реку песен, огней и танцев.
  Трауко приостановился, подошёл к нам, но держался на расстоянии удара бесконечной моей ноги.
  - Без глупостей, одноклассницы!
  Если спугнёте меня, то не найдёте Юргена.
  Я не сошёл с ума, чтобы второй раз подставляться под ваши боксерские удары!
  - Не выступай, фашист!
  Мы всегда правы! - Доли говорила Трауко, а смотрела на икебану - огромный слон, составленный из живых людей.
  Все хохотали, веселились, открывали рты в пляске, топтали золотой песок.
  - Их либен карнавалас! - Хельгу подхватил мачо в набедренной повязке из шкур неосторожных кроликов (осторожные зверушки травку сейчас жуют, а выскочки - болтаются на веревочках).
  Закружился вихрь, и Хеля вылетела из него с другим лицом - с расслабленным, словно на нём жарила блины.
  - УХ! Суперски! Танцуют, как живут.
  Он похож на ветер!
  - Ветер в голове и в животе! - Джеса увернулась от мальчика на телеграфных ходулях.
  Я всегда удивлялась праздничным непрактичным нарядам, скрывающим не только лицо, но и суть человека.
  В Венеции танцоры под масками скрывают бледнолицесть.
  Нахулиганят, разобьют окно, подожгут машину, и полиция - в растерянности.
  'Кто нарушил закон?'
  'Мистер Икс в маске!'
  Но на карнавале в Арике палки якорями привязали к ногам.
  Палки? Ноги? Человек на ходулях - Пиноккио!
  Буратино с оловянными глазами.
  Догадка - что не только деревья разговаривают, но и люди - заморозила меня.
  Я стояла с открытым ртом среди огня карнавала, впитывала ужас могильной ночи.
  Все деревянные, но скрывают свою деревянность под кожей.
  Некоторые, например, моряк в тельняшке (он с бутылкой кваса... несомненно - квас, потому что квас утоляет жажду в жару) не скрывают свою деревянную материю.
  Левая нога моряка ниже колена - деревянная.
  Рука - деревянная.
  Глаз закрыт повязкой, потому что - тоже, разумеется, из дуба.
  \Трауко поработил всех жителей, превратил их в деревяшки.
  Буратины и Пиноккины танцуют в адском вихре.
  А деревья в лесу, наоборот, человеческие.
  Вместо сока из березы пойдёт кровь.
  Шиворот-навыворот по воле злого духа Трауко и его жены - булочницы Фиуры.
  У красавиц щёчки и грудки - булочки, а у Фиуры булочки ещё и в корзине!
  Я шла на словесной привязи за одноклассниками.
  Отбивалась от назойливых Буратин и Пиноккиов.
  С подобострастием кланялась деревянным шахматным фигуркам, пляшущим под музыку гор.
  Уверена, что, если ножиком срежу кожу с любого танцора, то под ней окажется кора осины или ёлки.
  За змеёй карнавала мы вышли на пляж.
  - Творогов! Юрген! Ты где, обжора? - Трауко приложил рупор ладоней ко рту и кричал сквозь стену песен.
  Минут пять мы прочёсывали пляж, пока к нам не вышел человек-гора.
  Вид у него страдальческий, погребальный.
  Щеки Юргена обвисли полотенцами.
  В животе корабль поднял паруса.
  Творогов скушал, наверно, трёх танцоров или певиц!
  - Юрген, мы привели к тебе Трауко!
  Где сейчас спит Тимоша? - Моей хитрости позавидует черно-белая лисичка.
  - Трауко? Тим, тебя искусали дикие чокнутые пчёлы? - Творогов бильярдным шаром подкатился к Рапопорту. Разглядывал его с искренностью художника-книжника. - Смею... не смею, но предполагаю, что ты попал под холодную содовую ручку Тонечки...
  - ... и её сестер по уму! - Трауко опустил подушку головы.
  По покаянному кивку я узнала одноклассника подкаблучника и ирониста.
  - Рапопорт? Тимофей? Неужели, Трауко превратился в тебя, потом - ты в Трауко, и в конце остался лишь ты один?
  Куда ты дел Трауко? - Ночная бабочка присела на кончик моего Третьяковского носа.
  Подобные носы - гордость художественного искусства.
  - Анто! У меня на тебя карантин!
  Ветчина ли ты с яичком, или - колбаса - мне все равно.
  Называй меня хоть трижды Трауко, но не бей палкой и шваброй! - Тим сливался с песком.
  - Ветчина? Яичко? Колбаска? - Юрген выпучил диетические колечки глаз. - На карнавале меня обкормили на убой.
  Спасите, или меня зажарят с рыбой и пластиковой индейкой. - Юрген взглянул на разносчицу бесплатных шашлычков и упал мешком с песком.
  - Орешки в фруктовом сахаре! Назначу их диетическими! - Хеля ссыпала в ладошку из бездонной корзинки горсточку пищащих ('Съешь меня') орешков.
  Джесика и Долорес с общего пиршественного стола снимали сливки с клубникой.
  - Мы не за сладостями, а за модельными бревнами прилетели! - Сахарная палочка в моей руке в воздухе писала знаки протеста. - Кушайте, и через час выходим в поход в Синие Горы.
  - Через час, это - сколько? - Тимофей Трауко очнулся от побоев и волшебной палки пауэльи.
  Закусывал сарказм креветкой в шоколаде.
  - Сколько-только! Я не швейцарские часы, чтобы тикала!
  Час - это, когда я решу! - Нагнетала грозу, вызывала громы и молнии на бронированную голову Тима.
  - Обезьянка! Потешная, как гномик! Вытворяет волшебные чудеса! - Рапопорт пальцем-линейкой показал за мою спину.
  ХМ! О чём я думала секунду назад - забыла!
  Мартышка с макакской рожицей уморительно извивалась, подпрыгивала, нажимала пальчиками на пусковую кнопочку носа.
  Подбежала в Юргену, наклонилась и показала ему бесстыжий тыквенный зад.
  - АХА-ХА-АХ-АХ! Что вытворяет, затейница мохнатая! - Долорес подавилась фиником, величиной с канарейку.
  Глаза у Доли превратились в овечьи.
  - Мохнатая? Затейница-лейка! - ураган смеха скрутил меня и бросил на корзины с бананами.
  Я хохотала ураганно.
  Смех оказался песчинкой в водовороте карнавала.
  Смеялись все: ногами, руками, головами и остальными частями тела и волос - хохотали.
  Взошло румяное солнышко из печки, и смех с росой падал на остывающие фигуры карнавальных танцоров.
  - Праздник закончился. Фиалки спрятались! - Хельга зевнула и распахнула руки шлагбаумами: - Здравствуй, Солнце!
  - Здравствуй и прощай! - Доли осмотрела пироженко с орешками, вертела в мраморных ладошках. - Доживём ли до вечера в войне с Буратиной и Трауко.
  - Буратино! Трауко? Боюс! Боюс! - Тим притворно закрыл лицо подносом из-под жареных колбасок.
  Вовремя - луч Солнца ударил в избитое лицо Рапопорта, но встретил поднос и загнулся рыболовным крючком.
  Мы двинулись с пляжа в сторону лесистых гор с Трауками и Фиурами.
  - Возьмём такси? - через двадцать минут Юрген превратился в комок теста.
  - Такси - для слабаков! Герои ищут трудности, борются, а затем сами себя награждают отдыхом и оплеухами! - Тим скосил подбитый левый глаз на меня, провоцировал на очередную драку с палками пуэрто.
  - Мы вышли за город, поэтому на такси сэкономим оставшиеся деньги! - Под неодобрительный пчелиный гул подружек я приняла важное - одно из решающих в моей жизни - решение. И добавила с ледяной коркой на языке. - Сэкономленное потратим в Дьюти Фри на косметику.
  - Ура! Браво! Но пасаран!
  - Круто! Анто, ты - гений стилистики!
  - Ой! А я бы никогда не додумалась! - дружный порыв ветра (голоса подруг изменились в мою пользу) поддержки приподнял меня над землей.
  Почему Юрген и Тим не в восторге от моего жемчужного предложения?
  Они не пользуются лечебно-профилактической косметикой Chanel?
  Или не верят, что мы вернемся с говорящим бревном и пройдём с ним торжественно-парадно по залам Дьюти фри?
   Пригород оборвался последним каменным домишкой с крышей в форме валенка.
  - Господин сэр, не подскажите, где нам найти говорящее дерево имени Буратино?
  Трауко? Фиура? Их либен Пиноккио? - почтение мёдом выливалось из моего шикарного ротика.
  Местный житель лет ста или тысячи врос в землю по пояс.
  АХА-ХА-ХА-ХА!
  Не врос, а казался деревом, потому что руки и ноги у него - сучья, а борода - веник.
  Гугл переводчик Юргена обрезал мои слова, обстругал и подал в нужном местном виде.
  - Трауко? АХ! Трауко! В нашей деревне Трауков завались! - дедушка захихикал хрустально - так водичка из пробитой трубы канализации журчит на улице.
  - Говорящих деревьев - роща? - Тим - похожий после ночного приключения на картину художника мазилы... экскремиста... эксгуматора... эскалатора - сыронизировал, брал дедушку на понт.
  Понт - неприличное слово из жаргона хулиганов, но оно мне нравится, потому что коротенькое, как моя мини-юбочка.
  - Говорящие деревья к нам в гости приходят! Кланяются, еду просят.
  В печку сами лезут ради удовольствия! - из жидкого физического состояния воды дедушка перешел в лёд серьёзности. Лицо его затвердело, и слова протискивались сквозь гранитные губы. - Вы в лес идёте, а топор в каше оставили.
  Ваша кухарка готовила кашу из топора?
  Девушка в лесу без топора, всё равно, что свинья без рыла перед корытом.
  - Моя вина, что о топоре забыл! - Юрген самоотверженно принял груз вины на свои мешковатые плечи. - Я сбегаю на ярмарку - не утонуть бы в карнавале по дороге.
  Куплю топор с длинной ручкой и острым лезвием.
  Прости, Тонечка, я не верил, что придется рубить говорящее дерево.
  И сейчас не верю, но ради тебя... - Юрген по-ослиному опустил голову - хоть седло на него вешай.
  - Дедка Матвей дон Периньон!
  Одолжите нам топор на несколько часов.
  Если вы знаете слово 'топор', то он у вас обязательно лежит в сарайчике! - Просьба моя легкокрылой совой долетела до ушей старичка и долго блуждала в лабиринте мозга.
  - ОХ! Девка, возьми топор, если умная!
  За дверью стоит, тебя дожидается! - Почетный пенсионер района Арика махнул веткой руки в сторону сарайчика, похожего на большой гроб.
  - Спасибо, поедатель рисовых лепешек, - я польстила высохшему дедушке, потому что кушать - полезно.
  Кто ест - у того и сила, и мудрость.
  Подошла к двери, протянула руку к ручке и...
  Застыла, онемела, будто на меня вылили цистерну с жидким воздухом.
  Пенсионер лесного масштаба не обиделся, что я его назвала Ипполитом Матвеевичем... или доном Периньоном... не помню.
  Не потребовал, чтобы я называла его по имени, не обижался, не бился лбом о колени и не надувал губы до размеров губищ кита.
  Кто он с бородой-книжкой?
  Мистер Трауко из преисподней?
  Глаза мои сузились до размеров бритвы.
  Ноздри превратились в выхлопные трубы паровоза (или у паровоза одна труба).
  Могильный ужас скрестил руки на груди.
  Дверь деревянная, а ручка - устрашающе железная.
  Дверь - Буратино, а ручка - его вставные зубы.
  Если я потяну ручку на себя, то моя рука окажется во рту Буратино или Пиноккио.
  - Анто! Дверь не открывается? Заклинило, или её с той стороны держат внуки дона Периньона.
  Смешно ты его обозвала, а он даже не пикнул, пузырьки не выпустил! - Джесика подбежала и заглянула в мои пропавшие глаза.
  Увидела в них ад, вскрикнула и прикрыла ротик лепестковой ладошкой.
  - ТТТССССССССССС! Джеса! Это не дверь, а - Трауко.
  Я бы открыла, но ручки на груди скрестила и не пойму: где левая, а где правая.
  Беда, потому что я - правша, и дверь должна открыть правой рукой, а не знаю, которая теперь из них правая.
  - Головка не болит, Анто? - во взгляде подруги летали таблетки цитрамона.
  - Придумала! Открою дверь правой ногой, как комиссар Рэкс! - Пропустила молчаливое предложение Джесы принять таблетку от головы.
  ОХ! думаем, стараемся, бережем голову, а таблетку проглочу - и нет головы.
  Очаровательной бесконечной ножкой я пнула в конечную дверь.
  Она открылась, даже не обругала меня деревянным голосом Трауко или Буратино.
  Небольшой сарайчик, даже гробов в нём нет.
  Я подхватила топор и мышкой из-под падающего кирпича в мышеловке выбежала наружу.
  Вовремя! Помощь подоспела к разгару фиурско-трауковской битвы!
  - Не отпущу тебя, пока не возьмешь мою внучку Ассампкаой в жены, или в мужья - как пожелаешь, мачо! - Старик повис на руке Тима Рапопорта, врос в него корнями! - Обещай любить её и не бить.
  В приданное я дам вам сундук с золотом!
  - Отстань, дед! Никакого золота не хватит, чтобы я женился на твоей внучке из деревни! - Рапопорт явно наглел, зарвался, возомнил себя зайцем русаком на клеверном лугу. - Ты старый и страшный - УУУУУУУ!
  Представляю, какая у тебя внучка - страшнее, чем Фиура на картинках в комиксах (где Тим успел посмотреть комиксы? на карнавале?).
  Взаперти держишь внучку, потому что она на тебя похожа: нос у неё до земли, пальцы - обнимают Вселенную, ноги - пеньки, тело - чурбан. - Рапопорт безжалостно топил в грязи девушку, которую не видел.
  На сорок вино-водочных процентов одноклассник прав: золота не хватит, чтобы превратить фиурообразную девушку, внучку Трауко в Мисс Юниверс.
  - Не отпущу, богатырь!
  Ты цветной - у тебя синяк под глазом черный, а потом позеленеет, а по краям появятся красивые фиолетовые линии.
  Шишка на лбу голубеет, а глаза разбитые - красные, вампирские.
  Если бы не твоя разноцветность, то я даже за пуд фасоли не предложил тебе стать мужем моей внучки. - Умоляю! Мачо, возьми Ассампкаой в жены! - старик фон Коньяк в порыве унижения поцеловал руку Рапопорта.
  МДА! Наверно, иностранец Тим - последний шанс для страшненькой внучки Трауко выйти замуж.
  - Ни! За! Что! По имени видно - что нескладная!
  Кто же девочек обзывает подобными именами!
  Назвал бы Василисой или Серафимой! - Тим бился мухой в лапах цветка мухоеда.
  - Но пасаран, Педро! - Топор в моей руке красиво блеснул на Солнце - новая Звезда. - Отпусти Рапопорта.
  Видишь, он не возьмет в жены твою лохудру.
  - Отказываешься! Да будь ты проклят в диком лесу!
  Пусть на тебя дерево упадёт, а голова твоя застрянет в дупле со свирепыми пчелами.
  Ноги завязнут в болоте, а голова рыбой высохнет на Солнышке, руки...
  Интересное о руках мы не услышали, потому что топор в моих золотых ручках ожил и тупым концом отправил дедушку в царство снов.
  Лучшее снотворное - обухом по голове.
  Мы переглянулись, а затем Юрген и Долорес оттащили старика в тень, под ёлку - чтобы мухи не кусали во сне.
  - Доброго дня, синьоры и мадемуазели!
  День сегодня великолепнейший!
  Плюс двадцать градусов на Солнце - мороз и Солнце, день чудесный!
  Ещё ты дремлешь, друг прелестный! - Из дома выплыло создание местной нетленной красоты.
  Девушка в лёгкой карнавальной одежде: туфли на высоких каблуках из шеи жирафа, юбка из нитки лотоса, головной убор из перьев Райской птицы.
  Мы, девочки, ревностно относимся к чужой красоте.
  Но здесь, даже без зеркала души, без кривлянья перед экраном смартфона, увидели карнавальную блестящую прелестницу.
  Она вполне сформировалась, а фигура - девяносто, шестьдесят на девяносто - притягивала солнечные лучи.
  Волосы водопадом летели ниже колен.
  Лицо - готово для фотосессии для журнала Vogue.
  - Ты, хто, красавица! - Тимоша Рапопорт снял с лица улыбку вместе с кожей. О коже я пошутила, но лицо превратилось в сырую котлету.
  - Я - Ассампкаой, внучка дедушки Гомеса.
  А вы, о, прекрасный мачо со следами жестокой битвы на лице, кто вы?
  - А я - дурак! Дурак!! Дурак!!! - Тим Рапопорт ударил себя в тощую грудь яблочком кулака и с воплями побежал по тропинке в дикий чилийский лес.
  - Мачо! Куда же вы, прекрасный и грациозный?
  Подождите, мне стыдно признаться, но я сразу полюбила вас!
  Подарите мне первый поцелуй! - Красавица ланью рванула за Тимом, но - потому что прелестница, а у нас всегда ножки в нужный момент путаются - запнулась о спящего дедушку и грохнулась головкой о скамейку.
  Мирная картина - дедушка и внучка отдыхают, спят в утреннюю сиесту.
  - Обстановка накалилась! - фраза из фильма подняла меня на академическую словесную высоту. - Вперед, за Тимом!
  И не мешайте мне рубить Буратино!
  Мы пробежали метров сто (дальше - тяжело идти).
  Я взмахнула безжалостной сталью топора около дерева в три обхвата:
  - Сдавайся говорящее дерево!
  Ты полетишь в Москву на столярный станок! - Вложила в удар всю свою силу, всю злость на тесные модельные туфли, которые вынужденно натягиваю на дефиле.
  Топор запел песнь войны и полетел на дерево.
  Перерублю за два удара, поставлю новый рекорд назло Трауко.
  Клюв топора ударился о кору.
  Боль говорящего дерева по нервам топора добежала до меня и огнём ударила в ладони.
  Топор вылетел из моих рук (ой, больно, ладошечкам!) и с погребальным свистом пронзил пространство и время.
  - Анто! Угомонись, вражина! - Дерево Буратино заговорило со мной!
  - Дерево! Ты знаешь моё имя? А в шахматы сыграешь за меня на 'Москва Опен'? - я поклонилась мудрому дереву с тонким подростковым голосом.
  - ОЙ! Анто! Перестань разговаривать с дубом! - Джесика развернула меня - к Рапопорту передом, а к дереву - затылком. - Топор отлетел в Тима и сбил неудавшегося жениха с ног.
  - Тупой удар, не лезвием, поэтому - Тим будет жить, хотя и не дольше ста лет! - Доктор Айболит со вторым именем Юрген подшучивал над стонущим товарищем.
  Тим держался за грудь, всхлипывал и смотрел на меня со сплавом ненависти и страха.
  - Нечо красавиц невест охуливать! Сам виноват, что Кончиту выслал, не согласился стать её женихом!
  Поэтому топор тебя и наказал! - Я почесала затылок и юлой развернулась к непокорному дереву.
  За спиной шипел недовольный змей Рапопорт.
  А я обдумывала геометрическую задачу - как свалю дерево, если после самого сильного удара на коре даже отметины не осталось?
  - Анто! Мало ли в лесу диких чилийских деревьев.
  Возьми любое упавшее деревце! - Юрген добрым советом и руками вернул меня к жизни.
  Совет полоскал мои уши, а руки Юргена подтащили сухое дерево к моим Принцессовским ножкам.
  - Ствол - толщиной с руку - на сто тысяч шахмат хватит, а длина метров пять, сейчас обрубим дереву руки и ноги!
  - Не! Сметь! - Я вырвала из лап Творогова топор-убийцу. - На сегодня хватит крови.
  Дереву больно! Тебе бы обрубили пальцы на ногах и руках - обрадовался бы до посинения?
  - Но с НИМ не пустят в самолёт! - Хельга погладила сучок мятной ладошкой.
  - Мы дети, а детей защищает комитет ООН!
  С НАМИ и ЕГО пропустят, потому что мы - неприкасаемые дипломаты, оттого, что несовершеннолетние! - Я поставила печать под документом наших споров.
  
  На следующее утро мы впихнули разлапистое говорящее дерево в салон самолёта.
  Стюардессы и некоторые пассажиры (которым ветки выкалывали глаза) сначала роптали.
  Но затем затихли, оглушенные нашими воплями.
  Я кричала, потому что защищала говорящее дерево:
  - Вы офигели, трусливые пассажиры с расцарапанными лицами.
  В бане друг друга вениками хлещете до потери сознания, а на говорящее дерево Пиноккио имени Трауко поклёп возводите, словно не дерево перед вами, а - чёрт! - Всех успокоила до судорог в надбровных дугах.
  Подружки вопили в поддержку мне и Буратино.
  Юрген орал от страха.
  А контуженный Тим поскуливал побитым щенком.
  В Москве мы выдержали еще несколько Куликовских битв (в автобусах и в метро).
  Наконец, живое дерево попало на кладбище диких чилийских деревьев - в наш класс труда.
  За неделю я выточила на станке столько шахматных фигур, что даже Тим на время забыл трагедию с женитьбой на Ассампкаой (Рапопорт признался нам, что Ассампкаой - девушка его мечты!).
  С новыми живыми фигурами я вышла на Aeroflot Open.
  Страшно, как в лесу из гробов.
  Дяденьки все - мастера и гроссмейстеры единороги.
  И самый нахальный - с рейтингом две шестьсот - сидит передо мной и кушает резиновую мармеладку.
  Я выставила свои деревянные говорящие Буратины фигурки и задрожала под огненным взором гроссмейстера.
  Он сделал первый ход - е2 е4 - убийственный.
  Что же делать? Ручки и ножки снова перепутались, и я не знаю, чем нажму на носик шахматных часов.
  Ой! Страшненько! Боязно!
  Фигурки, почему вы не ходите за меня, наглые.
  Я ноженьки модельные стоптала по лесам Арики, а вы - предаете девочку.
  Сжала зубки до гранитной крошки.
  Не буду ходить, пусть Пиноккийские фигуры за меня думают.
  Перед глазами поплыли водопроводные круги.
  Вдруг, будто на ипподроме когда козы бегают за капустой, у коня на b8 выросли копытца, как у Трауко.
  Конь процокал на поле с6.
  Фигуры ожили (почему они должны валяться мертвыми после моей заботы?).
  Они мастерски обыграли гроссмейстера и поглядывали на меня с фанатичным уважением - так зрители рукоплещут оперной диве.
  Спасибо, вам, шахматные Пиноккийские фигурочки.
  Дома - в знак благодарности - натру вас репейным маслом и покрою лаком!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"