Мархуз: другие произведения.

Князь Михаил Вяземский

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 8.65*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение, наконец-то, через девять лет перерыва, книги "Старший царь Иоанн Пятый". 1683 год, Иоанн Пятый вместе с Михаилом Вяземским (в которого попала личность погибшего в наши времена Игоря Мальцева) переехал из Москвы в Архангельск. Хорошо, что за два предыдущих года удалось наладить хорошие дружеские контакты с Португалией и хорошие торговые связи с Османской империей. "...Что получится узнаем когда взрослые придут..." (с) Григорий Остер.

   Глава 1
  
   Переезд царя Иоанна Пятого со друзи в архангельские земли выглядел, как вторжение. Зажравшиеся дьяки и старшины не могли объяснить европейским купцам почему те теряли вроде вековечные льготы и местные привилеи. Как это можно, коли деньги плачены? Почему московиты подминают под себя городки и деревушки края, по какому праву? Зачем новая система мыт нужна? Ведь так хорошо всё было и каждый сверчок знал свой шесток. Негоже ломать устоявшуюся систему.
   Купцы потащились к царю лично (Архангельск), сотрясая воздух воплями возмущения, мольбами о справедливости и бренчаньем серебра в мешочках. Вот, мол, денюжки живые, коих в Московии не хватает, можем и пару золотых подкинуть, только верни всё в зад.
   - Куды прёте, неразумные, - объясняли "солнышки" недотыкомокам, - езжайте к генерал-губернатору (Холмогоры) и там попрошайничайте. А здеся нечего шуметь, здеся государь правит и требует порядку, иначе прогонит вас куда подале. Хоть к боярыне Едрене Феневне. Или на кол посадит.
   Конечно, торговцы быстро дотумкали, что правды не добьёшься даже в Холмогорах. Очередь к Владимиру Долгорукову, назначенному на самый высокий региональный пост, двигалась медленно и необъективно. Желающие торговать вынуждены были подписывать чуть ли не кабальные договора (и откуда у русских появилось столько бюрократической бумаги и повадок?). Не воруй, не браконьерствуй, не грабь местных... И плати, плати, плати! Причём цены насильно поднялись на всё то добро, чем торговали архангелогородцы. Смысл в такой торговле, конечно же, оставался, но прибыли приезжих заметно уменьшились.
   - Ох, Михайла, а вдруг совсем покупать перестанут, а у нас и флота торгового нет, - стенал Государь Всея Руси.
   Всё-таки преклонение перед Европой приходилось выдавливать по каплям.
   - Не переживай, царь-батюшка, всё предусмотрено. Сейчас купцы эмбарго объявят нам, чтобы без своих товаров якобы оставить. Только вскоре португальский флот придёт и привезёт полным-полно добра на продажу.
   Естественно, что лучше всего вести дела с теми, кто дальше всех по европейскому глобусу расположен. Им-то к высоким ценам не привыкать, им русское сырьё и материалы нужны для дела, а не для перепродажи. Регент Педру оставался самым богатым монархом, благодаря Гераэзскому золоту, и мог себе позволить закупать нужняки и полезняки хоть в Антарктиде у пингвинов (если бы знал об их существовании). Да и любопытный сюрприз для царя Жоао Пятого имел. О котором ведал лишь Вяземский, но держал в секрете по просьбе регента.
   - А кораблей понастроим, Иван-царевич, вон уже всю гавань начали обустраивать. Ту, что возле Николо-Карельского монастыря. В самый раз там создать строительный городок, эдакий Северодвинск. Там же раньше заглавный русский порт был, да потом захирел. Ежели что и базу для военных кораблей создадим.
   Мальцев знал лишь название будущей базы, остальное как-то мимо ушей пролетело. Зато вспомнилось, что в Кольском фиорде есть незамерзающая часть, где пара бухточек имеется. Но это дело на перспективу, а пока нужно то, что под рукой имеется в божий вид привести.
  
   Возврат под руку Москвы северных земель приободрил местное население. Дружинники всякоразных князей разъезжались по городам и весям, чтобы оборонить их, когда наглые торговцы припрутся с открытием навигации. Лишь большой полк "иоаннитов" охранял Архангельск, заодно строя форты и вооружая их добротными пушками. Жаль, что не было пока флотилии, чтобы иноземных браконьеров бить и русских китов защищать. Своим-то остаётся лишь одна китиха из двадцати, говорили поморы. Может и лжа, но лучше всё упорядочить. Другое дело, чтобы португальским братьям предоставить льготу.
   - Пусть пришлют несколько китобойных судов. Одного кита себе поимеют, без пошлин, а второго нам отдадут. Тем более, что его же у нас и выкупят.
   - Миша, а вдруг не отдадут, - сомневался вьюнош царского роду-племени, - или не выкупят? И что нам с теми китами делать.
   - Найдётся применение. Спермацетовые свечи начнём производить, да втридорога продавать. Горят без копоти и ярко, небось богатые церковники Европы сразу будут готовы платить дорого, лишь бы поиметь. Ворвань нужна на смазку, а мясо можно вялить и солить. Даже непромокаемую кожу есть куда пристроить. Такие плащи небось нужны не только флотским, но и армейским.
   Купцы, ясен пень, прибывали с самого открытия навигации и натыкались на новый уклад. Жёстко тыкались, самой мордой и сусалами, причём больно. Вроде испанцы, голланцы, англичане и прочие заранее планировали посетить подневольные деревни, чтобы собрать хабар, ан нет. Новая крыша появилась у аборигенов, чистый рекет. Вооружены и не дают по дешёвке вывозить. Обидно, всё-таки столько лет обдирали местных без каких-либо проблем. Ясно, что раз власть сменилась, то придётся заново подмазывать ея представителей. Однако в Архангельске подкупать оказалось некого, а в Холмогорах не брали. Не хотели новые на колы садиться за мздоимоство (как принято в варварских странах). И откуда столько оружных по всему побережью?
   Торгаши (те, кто зимовал здесь) подверглись поголовной проверке, причём не государевыми дружинниками, а какими-то "тигрятами". Всё, что было укрыто от пошлин, эти собаки понаходили и забрали. И жаловаться-то некому. Вон, аглицкая торговая компания отправила челобитцев в Москву и ждала ответа. Эх, не знали умники, что самая власть ныне возле Белого моря, а на Москве лишь второстепенные правители обитают. Значит и ответ будет соответственный: не балуйте и вас никто не отбалует по самое "немогу"!
   Впрочем, с прибытием свежачков, удалось договориться о том, чтобы взвинтить цены на привезённые из-за морей товары и стоять на своём плечом к плечу. Небось, некуда деться русским полутартарам, повыделываются и послабления дадут, чтобы слишком много денег не платить. Противостояние длилось до июля, позволив сыграть свадьбу Михаила и Глафиры. Конечно, роптали свои, что негоже пример другим подавать мезальянсом, но кто на нынешней Руси рискнёт вякнуть против молодого Вяземского? Деньги, высококлассная и прекрасно вооружённая дружина, да ещё и царь в друзьях. Независимость Михайлы от даров с чьего-нибудь плеча делала его мнение и желания превалирующими. Небось, вдовая царица Наталья Кирилловна желчью изойдёт, когда узнает, что её дочку проигнорировали. Иноземные-то потенциальные тестюшки прозевали момент. Поди, выяви, что никому не нужный княжич всего лишь за два года станет столь могучим. Впрочем, всем недовольным пришлось стерпеть неравный брак. Назад не повернуть, да и страшновато гундеть поперёк. Вон, одному языкастому боярскому сыну отделили болтливость ото рта. Теперь он лишь на пальцах критикует фаворита.
  
   Португезы сняли все вопросы, прислав сразу две флотилии галеонов. Большая привезла достаточное количество того, что в будущем будет именоваться "товарами народного потребления". Меньшая была до зубов вооружена, да ещё и нагружена военными припасами: оружием и боеприпасами. Хороший, хотя и дороговатый порох (а какой смысл в такую даль поставлять некачественную дешёвку?), орудия для береговой обороны, ядра-гранаты-картечь, три тысячи мушкетов и всякое вспомогательное холодное оружие. Особая составляющая предназначалась для князя Вяземского, то бишь, дорогущее оружие и порох специального изготовления. Тот же самый чёрный, но без примесей, из качественной селитры, угля и серы. В этом мире всё возможно, но только для тех у кого мошна невероятных размеров.
   - Дон Мигель, у самих такого нет, но для вас уж постарались. Вон, даже нарезные мушкеты сделали, хотя очень сложная работа. А те, которые казнозарядные, слишком долго перезаряжать. Поэтому лишь две сотни изготовлены на пробу.
   - Всё беру, достопочтенный. Тем более, что и мыла с шампу приготовил, и интадуры со срачей наготовил. И весь дёготь местный выкупил для вас.
   Удобно, когда взаиморасчёты идут по клиринговой системе. Вы нам лимоны с вялеными бананьями, а мы вам всякую фигню по высоким ценам. Шутки шутками, но русский хлеб тоже почти весь выкупили у русских же купцов, чтобы организовать Великий Размен. Про меха и говорить нечего - охотники знатно заработали на своих, которые платили дороже, чем англичане или голландцы. Впору предоставить регенту Педру монополию на меха с Севера, нехай перепродаёт соседям и маврам.
   Эмбарго моментально развалилось и непортугальские торгаши, сломя голову, ринулись скупать ништяки, чтобы совсем на бобах не остаться. Иначе придётся вернуться пустыми и долго возмущённо объясняться перед постоянными клиентами. Иоанн успокоился, поверив что друг Миша на ровном месте чудеса творит. Эх, кабы ещё флот построить побыстрее...
   Вопрос начал решаться в будущем Североморске, куда сначала согнали всех, кто хоть какие-то посудины строил на берегах Белого моря. Теперь прибыли мастера из Португалии и некоторых других стран, согласившиеся разбогатеть работой по специальности в стране дедов морозов. Право на одну верфь выпросили испанцы, а точнее Монтойя, уже ухвативший тему личного обогащения, как какой-нибудь купец из подлого сословия. Особенно, когда узнал, что турецкие султаны тоже ремесленничают, изготавливая луки. Абель ещё до переезда поручил найти морозостойких испанских кораблестроителей и посулил им баснословные заработки по контрактам. Царь и князь требовали качества, и готовы оплачивать северным дефицитом. А здесь, на Белом море, выпросил личное право пользования одним китобойным судном в личных целях.
   Кроме того, с западного края географии доставили суда по 500 тонн грузоподъёмностью. Мальцев хотел попробовать на зубок островки в Северном океане с птичьими базарами. Небось дерьмо с них можно на удобрения продавать, если кто захочет купить. Да и своим алхимикам на исследование, вдруг ещё какое применение найдут. Своим знаниям Игорь больше не доверял, поняв что разгульное высшее образование бессмысленно в любом веке. Или студент учится и познаёт науку, или отдыхает всласть, пока не выгонят. Хорошо, хоть в детдоме довелось изготавливать мыло и шампуни, а то от хроноаборигенов ничем бы и не отличался.
  
   Связь с Москвой поддерживалась методом "как в дальнем космосе": каждые три месяца отправлялась группка посланцев с набором писем и указюк. Голубиная почта тратилась лишь на особо важные месседжи, которые были редки, а рукодрыжеский телеграф Михайла пока не изобрёл. То ли забыл о таком, то ли не нуждался. Так что дела в остальной Руси двигались себе помаленьку, хотя и с толком, вбитым бунтом.
   Уфу не только отделили от Казани, но и обозвали по-новому - генерал-губернаторством, подчеркнув важность и значимость региона. Репнин сразу возрос в собственных глазах, а уж как его зауважали понаехавшие тут киргизские кайсаки. Посланцы Тауке-хана зачастили с просьбами прислать могучее воинство и навтыкать вредоносным джунгарам. Мол, мы за ценой не постоим. Иван Борисович разумно скумекал и предложил начинать дружбу по частям, начиная с западных ворогов. Сначала следовало ввести русский контроль над прикаспийской частью до реки Яик для чего из Москвы прибыли ещё два полка провинившихся стрельцов. То есть, установить контроль над добычей соли и угомонить калмыков и яицких казаков. На большее пока не хватало оружия и боеприпасов.
   Слава богу, что московское царство-государство временно оказалось вне войн. Со шведами - мир (экономическое сотрудничество), с турками - мир (и тоже общие торгово-закупочные интересы), с поляками - мир (тем пока не до общипывания Руси, своё бы не потерять), даже с Андоррой мир (знать бы, где сия земелька). Да и чего лезть в европейскую свару, коли Ватикан пока не прислал ни пушек, ни мушкетов, ни лошадей, ни повозок, ни бочонков со златом-серебром? А австрийско-саксонские посулы московиты вилами на воде вертели, пусть другие верят в вековечную дружбу христиан всех стран забесплатно. Тем более, что Кара Мустафа уже осадил Вену своим воинством в пару сотен тысяч урюков, включая даже венгерских. Поразительно, но Ян Собесский пролетел в этой Истории мимо ватиканской матпомощи. Из Кремля решили посмотреть на членов будущего НАТО издаля, не напрягаясь. Нет смысла Крым с Азовом колбасить, когда целый Исмет-паша вовсю организует корпорацию по пользованию Дикой Степи (с отмораживанием крымчаков).
   Кстати, такую же стороннюю позицию имела и Франция - светоч истинной европейскости и лидер евроочеловечивания. Первую общественную баню они учредили в прошлом году, частные бани перестали критиковаться, но русского мыла и шампу им никто так и не дал. Перечень потребителей уж слишком узок: королевский двор Португалии, королевский двор Испании и отдельно взятые мавры, имеющие гаремы, плюс самые сверхбогатые османы (для персональных многочисленных жён). Никакие просьбы различных иноземных и внутренних купцов не могли прошибить экономический подход князя-бродяжича: ни массовости под флагом глобализации, ни распродаж технологий, Михайла не признавал. Пусть обычные люди и даже пресловутый средний класс моются хоть щёлоком, хоть "гишпанским мылом" (низкого примитивного качества). Монопольное производство обеспечивало монопольные беспредельные цены и, ясен перец, сверхвысокие понты богатеев.
  
   Московское боярство потихоньку приходило в себя и строило новые заговоры, аккуратненько и осторожненько. Старший царь-батюшка убыл в северные земли и навряд ли вернётся в ближайшее время. А реально править кто будет? Петру всего лишь одиннадцать лет, мал ещё. Царица-мать напугана прошлогодними событиями и обижена Вяземским. Да и Иоаким отстранился на время, опасаясь потерять свой верховный пост. Зато регентша чего-то мутит и слишком часто беседует с Шакловитым, своим человеком. Как бы не проскочить мимо её мечтаний и не оказаться врагом могущественной царевны. Действительно, Софью Алексеевны трясло от нетерпения.
   - Василий, ну что же делать? - в очередной раз стенала правительница Московии.
   - Ну что на этот раз, люба моя, чего тебе неймётся?
   - Вася, так скоро Ивану семнадцать лет исполнится, нужно что-то срочно делать.
   И куда деться от реалий жизни? Старший царь, получается, успел свалить подальше и попробуй его достань на краю географии. Мало того, на следующий год он станет совершеннолетним и смысла в регенстве больше не будет.
   - Ох, коли не успеем придумать что-нибудь, то власти лишимся.
   Да, жизнь-злодейка, казна получила десять миллионов ливров, да и доходы шли с повышенных цен на дёготь и меха. Плюс, Вяземский отдавал пятую часть своих великих барышей. Долги стрельцам оплачены, порядок повсюду, иноземных купцов не обижают, церковь в правление не лезет. Опять же, зимой придут налоги с Архангельска и вроде гораздо боле, чем всегда было. Казнокрадов и мздоимцев на Севере поприжали, а то и истребили. Самое время, чтобы всласть править и свою волю вершить.
   - Опасно это, государыня моя, - отвечал Голицын, - обложили нас со всех сторон. Вона, наших стрельцов осталось лишь пять полков, а супротив целых десять государевых. И Ромодановский всё время настороже, а он пёс верный Ивану. Даже в казну не сунешься, пока ей Борька Голицын управляет.
   Вроде и сродственник Василию Васильевичу (дальний), но свой интерес имел Борис Алексеевич. Цельный набор интересов от Курска до Белого Моря, да и на востоке его люди имелись (близкие к Репнину). Лояльность к Иоанну, когда тот ещё царевичем был, обеспечила огромные привилеи и послабления. А инновации в сельском хозяйстве приносили доходы, повыше чем в прежние времена. Впору уже своих барашков разводить и ткацкое дело налаживать. Небось готовую ткань и в европах купят. Всё-таки травой-сеном торговать дёшево, уж лучше её через баранов и овечек пропустить, всё выгоднее будет.
  
   Пять мильонов ливров прибыли в Архангельск на трёх кораблях: одном галеоне и двух линейных. Простым торговцам не доверили столь серьёзную сумму. Поди сопрут, а потом будут отнекиваться, что пираты отобрали. Французы уже отправили экспедицию, изучавшую земли под будущий тракт. Они бы и караваны пустили, даже беспошлинно, но порядок очерёдности действий был определён договором. Сами французские тугрики передавали в торжественной обстановке, устаканивая дружеские отношения между высокими сторонами. Бесчисленые золотые монетки и руками пересчитывали, и кучками взвешивали, чтобы всё сошлось в балансе.
   - Видишь, Иван-царевич, у тебя и личный золотой запас появился, как положено государю.
   Михайла радовался за друга, слегка ошалевшего от счастья. Конечно, царь-юноша имел достаточный доход и с других владений, но впервые получил солидную сумму, использовав административный ресурс.
   - Миша, а где я хранить всё это буду? Небось уже повсюду народ растрындел, - Иоанн иногда применял бродяжьи словечки своего наставника-наперсника, - Вдруг тати позарятся?
   - Не волнуйся, государь, всех бестолковых в этих местах мы уже извели. И охрана у тебя хорошо подготовленная и верная.
   Татей действительно значительно поубавилось, а те, кто сбежал, водились где-то далеко, грабя самоедов и не связываясь с "пришельцами". Всё-таки прибыли не просто оружные люди, а воины-татеборцы, прекрасно изучившие повадки и приёмы разбойников. То ли полиция будущего, то ли вообще спецназ, судя по вооружению и умениям.
   - Хорошо, Михайла, а что мне делать с португальским предложением?
   - Думать будем, серьёзно думать! - ответил без шуток Вяземский.
   Дело в том, что с португальцами прибыл полномочный представитель регента Педру в роли... свата. Чего монарху пришло в голову желание породниться с русичами? Неужели дёготь и меха стали причиной нарушения европейских приличий? Всё-таки царь далёкой Московской Тартарии явный варвар по европейским меркам. И отдавать старшую дочь куда-то на сторону странно, особенно сейчас, когда его брат-король Афонсу Шестой плохо себя чувствует и принц-правитель вот-вот станет королём. Хотя, чего гадать, когда нужно определиться. Четырнадцатилетняя принцесса Изабелла в самом предсвадебном соку, хотя достойные претенденты на её руку почему-то нос воротят. Португалия не так давно вернула независимость от Испании и чем-то не устраивала европейских принцев.
   Полпреда держали на голодном информационном пайке из-за того, что все ближники растерялись. Даже Игорь Мальцев не понимал, что посоветовать. Никакого послезнания в голове не наблюдалось, сколько репу ни чеши. И рассчитать логичное решение нет возможности - других проблем хватает. Вон, картошка вроде нормально растёт, а кукуруза лишь слегка из земли повылазила. Хорошо хоть зёрна ростки дали. Впрочем, под "царицу полей" немного места выделили, так как Хозе Гонсалвеш одобрямса не дал. В лесотундре наверняка нужны злаки будущего, селекционные и старательные. Проще всё зерновое и зернобобовое закупать, чем мучаться, как местное население.
   Эх, не всё котам масленица! Чёрного угля нет, железа нет, есть вроде алмазы, но где их искать? Бардак в попаданской голове, да ещё и отбитый через задницу, никак не хотел помогать засланцу из будущего. Даже оружие неправильное, непопаданское - усовершенствованные пищали вместо калашей и командирской башенки. Та же экспериментальная паровая машина лишь пыхтела и рычагом лениво двигала. Ну не знал Игорь её устройства, все знания сводились к фразе класса "пар должен...".
   Вот и сводилась передовая деятельность к бартерным схемам "ты мне - я тебе". Хорошо хоть уже дерево под корабли сохло, в первую очередь лиственница. Тут уж внутри Михайлы железно вбита мудрость - не гниёт в воде. А значит днища кораблей из неё нужно делать, а не из палисандра какого-нибудь (не к ночи будет сказано). Может и мачты, но неизвестно хорошо ли это. Корабелов понаехало тут знатно и у всех свои версии по использованию деревьев. И каждый убедителен аки сфинкс, приходится искать крупицы общего.
   Зато печей по производству кирпича понаделали повсюду, хоть всех пленных Аммонитян можно сжечь, как царь Давид делал в своё время.
  
   Тревожная новость примчалась поутру, когда Михайла уже обсуждал с Иоанном и малым советом европейские события.
   - Княже, княгине Глафире неможется, дохтур считает, что отравление.
   Уже через несколько минут все, кто сидел за столом, мчались к особняку Вяземских. Лёгкое столпотворение и суматоха на всех этажах, встревоженные взгляды, тревожный гомон... Уже на подходе к спальне столкнулись с Лукерьей и Дарьей, не забывшими поклониться в пояс князю. Странно, что лица обеих оказались не грустны, а даже чем-то обрадованы.
   - Радуйся, Михаил Алексеевич, понесла Глафирья. Не тревожься, такое бывает поперву.
   Мать вашу, как же Мальцев мог забыть о токсикозе. Впрочем в прежней жизни он об этом и не знал, да и по барабану были такие знания, ибо жил впустую. Ни себе, ни людям... Когда с утра уезжал, Глашка ещё спала и вот оно как случилось. Зайдя в комнату, Мишка пошёл к кровати, но доктора обойти не успел.
   - Ваше сиятельство, всё хорошо. Я проверил отрыгнутое. Лишь пища, без ядовитых примесей.
   - Спасибо, уважаемый, позволь пройти к супруге.
   Сидящая на кровати благоверная легонько плакала: то ли от пережитого страха, то ли от нечаянной радости.
   - Мишенька, ты не бойся. Доктор сначала подумал на отраву, а Луша с Дашей чуть позже подошли и всё объяснили. Они же бабы и им виднее в таких делах.
   Зашедший вослед Иван лишь дружески приобнял друга-наставника и даже позавидовал:
   - Рад за тебя, Миша, надеюсь Глафира Ивановна тебе богатыря народит. Эх, когда же и я детками обзаведусь? - с лёгкой грустью поделился юный государь Земли Русской.
   - Любый мой, я тебе мальчика рожу, вот увидишь, - пообещала пациентка.
   - Родная, да рожай кого хочешь, не заморачивайся. Я и дочек тоже хочу, чтобы было кого баловать, - удивил окружающих будущий папаша, - главное теперь тяжести не таскать и поменьше волноваться.
   Семнадцатилетний князь, неожиданно для себя выявил, что отныне мир засверкал какими-то иными гранями и наполнился дополнительным смыслом. Какие такие турки, корабли, киты и дублоны? Оказывается есть более увлекательные события!
   - Ну всё, княже, теперь и тебе в походы больше нельзя, - предупредил Кузьма.
   - Не дождётесь, тем более и походов-то никаких нет, - отбоярился Вяземский.
  
   Действительно, разбойники почти не попадались на глаза, а враги пока не под силу. Суммарное воинство царя и князей пока не исчислялось десятками тысяч. Базово имелись лишь большие полки Иоанна и Михаила, да малые у Мышецкого, Нарышкина. Остальное воинство состояло из дружин Ромодановского (князь отправил лишь часть своих, предпочитая иметь свой полк на Москве, под рукой), Бориса Голицына (также часть, дабы обучение проходить в тяжёлых условиях) и совсем первогодков, вообще начинашек. Разве что Дмитрий с Алексеем уже создали и вооружили тысячу, но и ту совместно. И у Егорки его развед-диверсанты разрослись до нескольких сотен.
   Многое упиралось в современное оружие и брони. Самое лучшее доставалось Вяземскому, потому что он его и заказывал и оплачивал, отдавая часть Ивану Пятому. Толедские и дамасские пластинчуги и шеломы, испанско-португальские копья с наконечниками из лучших сталей и с самшитовыми древками, двуствольные пистоли для ближнего боя... Усовершенствованные пищали для стрельбы до пятидесяти шагов. Прикольно, но на малой дистанции сиё воинство могло изничтожить значительные вражеские отряды, а чуть дальше злодействовать оружья не хватало. Неправильный попаданец по-прежнему не хотел идти в ногу с веком и упорно втюхивал огромные средства в арбалеты с калашниковским передёргивателем и в луки от османских производителей. Пушки пока только разрабатывались, как полевые, так и морские.
   Производство пороха доверили португальцам, зная, что те будут делать как надо, а не подешевше, как московиты. Да, дорого, но зато надёжнее и качественнее. Своё нарезное держалось под секретом и пока заказывали у португезов и саксонцев, чтобы новые пули испытывать и доводить до ума. Вяземский не гнался за сверхдальностью, по идее, хватало и лишней сотни-другой шагов. Больше интересовала кучность попаданий и улучшенная прицельность. Приходилось разрабатывать мушки и целики (насколько это возможно). Основной стратегией считали бои "от обороны" - сначала максимально расстрелять ворогов на расстоянии и лишь потом переходить в ближний бой. Всё равно человечество ещё долго будет воевать строем, а стрелков до середины 19 века будут использовать, как пикинёров. А что, ружьё со штыком пикой и является. Да и тот, кто сказал, что пуля - дура и лишь штык - молодец, ещё даже не родился. Но его мнение превалировало повсюду, как единственно правильное. Так что умная пуля отливалась в разных ипостасях, но соблюдая принцип "два с небольшим калибра длиной", "носик конусом", попка с ямкой", "ширина чуть меньше калибру". Главное, что пробные отстрелы показали и повысившуюся дальность убоя и быстроту перезаряда.
  
   Два провисших политических вопроса (Андрусевское перемирие и Бахчисарайский договор) рано или поздно следовало устаканить. Жаль, что мнения между Москвой и Архангельском разделились. Дело в том, что Михайла с Иоанном узнали о них лишь после стрелецкого бунта. К сожалению, другие дела, которые ближе к телу, не дали толком проанализировать ситуацию, да и разногласия соответствовали количеству участников обсуждения. Хорошо, хоть интернет не изобретён, а то и холивар по поводу выеденного яйца мог бы разразиться.
   Вот и сейчас, год спустя не имелось единого мнения. Москва стояла на своём, лишь предлагая выкупить Киев на веки вечные. Иоанн не хотел ссор и согласен даже уступить Софье, Голицыным и Ромодановскому. Только Вяземский противился, но с Севера, а значит не очень-то и полномочно. Ладно, пусть будет Изюмская "черта", то бишь оборонительная линия - это к добру. И независимость, хоть и относительная, той же Запорожской Сечи устраивает и турок, и поляков, и русских. К востоку от запорожских земель можно сахароводство с турками затеять: от полей до заводов, заодно перекрыв крымчаков с их набегами.
   А вот не воспользоваться польскими проблемами грешно. Когда ещё случай представится. Мировая Европейская война вступает в важную стадию, Вена уже осаждена, а юг Польши под угрозой вторжения, да и внутри Речи Посполитой не всё слава богу. Мальцев думал, что Ян Собесский уже круль, а оказалось лишь заглавный гетман. И страна рассогласована из-за этого, в результате бардак и все хотят денег.
   - Друзья, - пытался князь убедить других на заседании, - давайте выкупим у поляков Витебск, Полоцк и Лифляндию. Золотых мальцев не пожалею на это дело. Будет прямой доступ к Курляндии.
   - А вдруг поляки с литовцами откажут? - подсуетился Афанасий, как положено, от нижних советчиков к высшим.
   - Опасаюсь другого, - молвил князь Долгоруков, - могут и продать, а потом отвоевать, ежели што.
   Конечно, довод серьёзный, не готовы "вяземцы" к войне. Разве что понадеяться на османов и выиграть два-три года, чтобы откупленное оборонить, как следует. Жаль, что опыт "беспутинской резни" ни разу не показателен и нельзя на него ориентироваться.
   - Миша, а может погодим и посмотрим, как в Европе сложится?
   Вердикт царя-батюшки пришлось принять за основу, хотя Вяземский выпросил разрешение отправить подсылов, чтобы выяснить отношение к вопросу на месте. Ну, а разрешение на выкуп Киева отправили в Москву, только пусть из казны платят, ибо "княже своих денег не даёт".
  
   Бедолаги аглицкого разлива обломились в своих лучших чаяниях. Их, конечно же, приняли, хоть и не сразу, и даже выслушали, поглядывая на болезных с сожалением. Увы, не вовремя они явились пред светлы очи новых московских правителей. Представителей торговой "Московской компании" нормально поняли, посочувствовали и пояснили, что новый царь на Руси, а значит и "новая метла". Бывшие привилеи боле не в счёт, ныне другой порядок. Торгуйте, гости дорогие, хоть заторгуйтесь. Но по новым ценам! Какие-такие копеечные меха - давно всё подорожало. И дёготь подорожал, и свет, и газ, и коммуналка. Причём тут "мир, труд, жвачка" - нонече сами жвачки выпускаем, да по всему миру торгуем. Вона, как народ увлёкся и заполонил весь свет чесалками для спин, "пятнашками" и теми же бобриками. И дёготь усовершенствовали, и свечи уже умеем делать. Да, ткани брать будем. До тех пор пока своих баранов вдосталь не разведём и станков не накупим: прядильных и ткацких. Нет, скуриваться по-прежнему не хотим, государь-батюшка не рекомендует вместе с "мындравом", монопольте где-нибудь в других краях. Ну что же, не боимся без европейских товаров остаться, хотя и вам верим, что "никто с нами торговать не будет". В конце концов, жила Русь и без италийских панталон и голанских флюгеров, небось и дальше будет жить.
   Парочка полпредов отправилась обратно в Архангельск (то есть длинным путём, зато более информированным), остальные умчались в сторону Риги, чтобы побыстрее доложиться от всей души. Вдруг парламент даст добро на "оказание помощи северным народам, угнетаемым московитами". Тем более, целый лорд Перегрин Осборн, хоть и молод, но рвётся завоевать для Англии побережье Белого моря. Будущий друг и товарищ младшего царя Петра Первого (если История повторится). Тот самый, который скурит русский народ, чтобы вытащить его из дремучести и варварства.
   Вопрос архангельской торговли действительно важен. Более семисот тысяч рублей дохода только в казну (из миллиона двухсот), а сколько колобашек зарабатывали русские купцы? Правда, к августу доход с севера уже составил полтора миллиона, но это пока знали лишь в Холмогорах. И сколько ещё будет и казне, и купцам, и самоедам, и охотникам? Причём Иоанн и Вяземский не лезли в частную мелочёвую торговлю многими дарами северных земель, взяв под контроль лишь базовые позиции. Если правда, что на Груманте есть уголь, они могли инициатора снабдить кораблём и даже поддержать деньгами - пусть найдёт полезный минерал, организует добычу и начнёт продажу в те же Северодвинск и Архангельск. Пусть поморы, самоеды и староверы торгуют, лишь бы некоторые ограничения не нарушали и вовремя доносили о случаях притеснений со стороны иноземных купцов. "Солнышки" и "тигрята" церемониться не будут.
   Последыши Ганзы разносили жалобы по всем странам, чем вызвали ажиотаж. К августу более шестидесяти кораблей посетили "новых русских" и все что-нибудь да продали, ну и пустыми не уходили. Их прибыли явно упадут с тысяч процентов на вложенный капитал до нескольких сотен всего лишь, но не отобьют охоту торговать в Беломорье. Другое дело, что основным партнёром русских становятся португальцы и пока не понятно, что с этим делать. Ушлые визиготы скоро монополизируют торговлю тем же дёгтем, например. То есть, тридцать процентов европейской потребности придётся покрывать, закупая его же у португезов. Небось по всей Европе дегтярных лавок понаоткрывают.
   Вопросом вопросов оставалась тайна Полишинеля - что московиты готовы покупать с превеликим удовольствием? Что стоит привозить в Архангельск, чтобы русские визжали от восторга и вопили: "Ещё, ещё, ещё!" Чем таким можно умаслить не только юного царя, но и его фаворита Майкла Вяземски? И каков должен быть уровень мзды, которую согласятся принимать холмогорские клерки за оказание помощи в получении "привеледжес".
  
   - Иван Алексеевич, помолвку можно спроворить в мае, а свадьбу сыграть в сентябре, как принято, - поучали царя члены малого совета.
   - Хотя может отложить на несколько лет? - предположил Долгоруков, - вдруг партия найдётся более выгодная?
   Наглые юнцы, сиречь, реальные правители Руси сего дня, даже не собирались согласовывать матримониальные планы с регентшей, боярской думой и прочими знатными московитами. Главное, что парсуна потенциальной невесты понравилась государю, а финансово-экономическое состояние её папаши - князю Вяземскому. Союз между расцветающими окраинами Европы мог перерасти в сильную политическую силу, особенно, если в него затащить и Швецию. Карл Одиннадцатой, заканчивающий реформы в своей стране, также искал поддержки и был премного доволен сотрудничеством с русскими. Ну и, естественно, хотел определённую долю в североморской торговле, причём культурно прислав полпредство в Холмогоры. Даже корабли готов был строить, коли закажут.
   Марьяж царя и принцессы имел определённые нюансы. Так, например, регент Педру понимал, что сделать из Иоанна Пятого португальского принца-консорта не удастся, да и смысла не имеет. Других нахлебников хватало. Придётся евродевушке жить в заповеднике белых медведей, а куда деться? Главное, чтобы сладкая парочка детишек нарожала, вдруг удастся в будущем унаследовать европейский Тартаристан. Или (коли с другой стороны посмотреть) Лузитанию. Жизнь такова, что никому нафиг не нужная прусская принцесска вдруг стала мощной (по делам) императрицей.
   - Может стоит поискать кого-нибудь среди немецких принцесс? - заикнулся было князь Нарышкин, - всё-таки кровь подревнее.
   Против такого стоял насмерть Михаил Вяземский.
   - Пойми, Лев Кириллович, пришли времена, когда нужно мериться экономиками, а не кровью.
   По-своему он был прав. Нелепо, когда престолонаследник Александр, сын императора Николая Первого, обженился с дочерью 47-ой экономики Европы. Мезальянс, да и только! Это ненужных детей следует куда-нибудь пристроить на чужую шею, а себе следует брать то, что повыгоднее, раз уж брак по расчёту. Хотя сам Михайла женился всё-таки по любви, но он мог себе это позволить - победителей не судят. Они выше уровня критики.
   Проект брачного соглашения расписали и передали представителю португальского регента. Даже разрешили, ежели нужно, принять участие в строительстве порта в Хельсингфорсе и использования его в дальнейшем в корыстных целях. Ну и на Тобаге дозволили всерьёз заняться благоустройством, раз уж высокая сторона деньги за аренду платит. Прикольно, но описание "цепей Гименея" больше напоминали сделку века. Довольный полпред отбыл из своего временного заточения на краю географии, чтобы доставить письменное и устное на другой конец географии.
   А Москву поставили перед фактом, отправив гонцов с примерным описанием открытых частей договорённости. Пусть сестра и окружение порадуются за младшего брата. А уж как высокородные московиты возрадуются, что ныне не будет проведен выбор из их дщерей, как у былых правителей. Всё-таки одной заботой меньше.
  
   Август самый суматошный месяц в сфере сельского хозяйства и Хосе Гонсалвеш загонял всех и вся, находящихся в подчинении. Даже вёл подсчёт солнечных дней почему-то. В принципе, его устраивало созревание свекловицы и картошки, а на кукурузий он даже молился, когда ростки достигли колена. Чем больше наберётся зелёной массы - тем весомее победа над холодным климатом! Даже помидоринки уже зачались, а если хотя бы один подсолнух семечками обзаведётся... Ладно, князь Вяземский уже договорился с дальними далями, чтобы в тёплых краях за его деньги целые плантации организовали. И масло там же давили, и часть себе оставляли за работу. Душ Сантуш расстарался, создав при себе подразделение по реализации Мишкиных хотелок и предполагалок. Вот и бегали галопом, чтобы попробовать внедрить очередную просьбу.
   Радостью закончилась авантюра в Вест-Индии, проведённая на паях с Абрантушем. Золотые и серебряные монеты поменяли на удвоенные количества, по весу, в слитках, а заодно и колониальной всячины прикупили. Обменяли на часть слитков, ясен перец. Распределение того, что вывезли, шло в определённой последовательности. Маврам сбыли дары американской природы, португальскому монетному двору - золото и серебро для изготовления "мальцев", а кое-что доставили в Архангельск. Герцогский бастард, слитый куда подальше от родины, ничуть не переживал по поводу временного отлучения. Наоборот, рвался в дебри Амазонии, но чтобы с Мигуэлем на пару, а пока решил передохнуть (ударение на последний слог, а не на предпоследний). Странно, но никакие пираты не приставали по пути, хотя караван сопровождали "туда-обратно" всего лишь два вооружённых до зубов галеона.
   Обещанное судно-бочка, чтобы без проблем замерзать во льдах, пока достраивалось в Сетубале. Придётся прибрежным самоедам, проживающим аж до самой Печоры, подождать следующего года. Пока они сами свою фигню доставляли: от песцов до моржовых клыков, а Михайла уже заказал оборудование для производства дешёвого мыла. Да, молодой чудило собирался составить сам себе конкуренцию. Нет, не для завоевания еврорынков путём сбрасывания цен и заваливания товаром. Его больше интересовала гигиена подотчётных прирученных человеков. Чтобы у своих всегда имелось чем мыть руки перед едой, а то отваров на поносы и прочие боли в животе не напасёшься. Ни у самоедкины лишнюю копеечку заработают, тоже люди как-никак. А жиру у них столько, что даже выбрасывают излишки, которые гниют где ни попадя. И пепла полно, хотя порой непонятно откуда его берут. Топливо берут, а не сам пепел.
  
   Государевы дело, безусловно важны, но Михайла не забывал и о личных подопечных. Ещё в первый месяц по прибытию он посетил обе свои деревушки и сразу навёл порядок. Обоих обитающих там представителей голландского купца нагнал в Архангельск, объяснив кто в доме хозяин. А продажных старост... В общем, не надо о грустном и показательных мероприятиях. Другое дело, что сразу начали строиться лесопилки и кирпичный заводик, крестьяне получили всё, что их душеньке угодно и не угодно. И скотину, и струмент, и сани-телеги всякие, и даже усовершенствованные сохи (на всякий случай). Охотников и китобоев снабдили новым оружием, мало того выделили средства на ремонт карбаса, пока новенький не будет построен по всем современным правилам, да с бронзовыми железяками. Даже отваров и хорошего мыла для пользы дела не пожалели, попутно обустроив местную мыловарню. Эх, скоро обе могут стать маленькими Беспутиными. Часть вчерашних беспутинцев подселили, чтобы забитым крестьянам помогали дух укрепить и поверить в светлое будущее. Так что "своя рубашка" не осталась без внимания и призрения, когда денег полно легко быть благодетелем.
   Неподалёку от рыбацкой составляющей началось строительство металлургического комплекса, чтобы семейству Маду имелось где развернуть "новую временную родину". Там же Дмитрий затеял свой оружейный филиал, всё "деревянное" затеяли строить возле лесной деревеньки. В смысле, луки, стрелы, арбалеты и всяческие чесалки с зубными щётками. А уж специализированные меха сам бог велел перефигачивать из того, что имелось в лесах. Хотя следовало учитывать новый закон об истреблении пушистиков. Молодь трогать нельзя (а то на кол), всех подряд зверьков забивать нельзя (на тот же кол) и вообще беречь природу, мать её! Пусть Русь уменьшит добычу мягкой рухляди, цены тогда сами поднимутся. Население Европы растёт, а с ним и потребность в мягком и тёплом, как и количество тех, кто сможет платить за сиё чудо повышенные цены. Чуть-чуть повышенные, а не в сто раз.
   В общем, хозяйство Семибаба, то бишь, Вяземского, обрастает современными и ультрасовременными предприятиями, а значит уже нужно людьми запасаться. Ох, ограбят "континентальную Русь" все эти северные реформы, небось всяких лучших будут переманивать и покупать при случае. Прикольно, если из Смоленска начнут приезжать, хотя года через три-четыре туда Иоанн может переехать. Но это пока не афишируется, не анонсируется и хранится в секретнейшем секрете. Будущая Смоленская Русь ещё только в проекте...
  
  
   Глава 2
  
   Царевна Софья Алексеевна, регент почти божьей милостью, усиленно металась мыслями о том, что время идёт, а ничего не меняется. Василий Голицын уже и не знал, куда спрятаться от очередных прожектов о переустройстве власти в стране. Лишь Шакловитый потирал загребущие, некогда проштрафившиеся, ручонки в предвкушении активных действий. Его последний план привёл государыню в истинное восхищение.
   - Матушка, всё упирается в те десять полков, которые верны царю Ивану. Надо бы их отправить в военный поход куда подальше и тогда всё сложится.
   Заговорщики активизировались с приходом солидного обоза от Ватикана, который добрался-таки до Москвы. Пушки, стрелковое оружье, брони, боеприпасы, злато-серебро, табун великолепных боевых коней, качественные повозки, да ещё и две тысячи тяжёлой кавалерии - глаз не оторвать от такого подарка. Обрадованная регентша даже снизошла с небес и поблагодарила легата-схизматика. Ни одним словом или жестом не выказав свою нелюбовь к треклятым европейцам. Даже предоставив посольству достойное жильё во врменное пользование. И теперь делила шкуру.
   - Конных оружных возьму себе в гвардию. Новое оружие дадим нашим пяти полкам и ещё пять создадим. А стрельцы Ивана вместе с полками иноземного строя нехай отправляются на войну.
   - Так мы без охраны Москву оставим, государыня, - пытался угомонить благоверную премьер-министр, - а вдруг поляки сюда нагрянут?
   - Не придут твои поляки, Собесский сейчас в долгую войну втянут с османами, не до нас ему.
   Странно, но хитрющий вариант мог и сработать на первой стадии. Отправив верных Ивану стрельцов и солдат куда-нибудь в Запорожье регентша сразу получала мощный военный перевес на Москве. А с армией можно было бы сплавить и тех бояр, кто настроен против и ждёт окончания регенства. Ну, а на месте, и Ромодановского с Борькой Голицыным прищучить, коли старший царь далеко. Когда до него новости дойдут - дело будет сделано. Суть в том, что удалось договориться с патриархом Иоакимом.
   - Я ему верну место во власти, а он меня помажет на царствие, якобы Иван отрёкся. Поди проверь, а потом поздно будет.
   Коварство не всегда расчётливо, тем более в семнадцатом веке. Зачем рассчитывать каждый шаг, когда хочется всего и сразу, а потом никто ничего никому не докажет. Последствия переворота непредсказуемы, значит следует ввязаться, а там кривая выведет. Даже если в итоге какие-нибудь поляки действительно придут.
  
   Долгоиграющие англичане ещё и полпути не проехали, когда быстротечные добрались до Лондона. Естественно, что сначала доложились правлению Московской компании.
   - Джентльмены, всё плохо. Московиты различными спекуляциями подняли цены почти на всё, а некоторые товары можно купить лишь через их казну. Тоже очень дорого.
   Новости требовали анализа и ответных действий. Свергнуть новых правителей сложно, коли имеется двоевластие, да ещё разнесённое в пространстве. Убедить парламент отправить экспедиционный корпус пока невозможно, так как Франция начала войну с Люксембургом. Каждый вооружённый шаг правительства мог привести к политическим накладкам. Оставалось лишь действовать самостоятельно, в частном порядке, причём поспеть до конца навигации в Белом море. Иначе захватывать придётся льды, да и по зимней тундре слишком накладно продвигаться, а то и невозможно добраться до Архангельска.
   - Имеет смысл попробовать частную карательную акцию. Русские наверняка не готовы к нападению пиратов и наёмников, да и солдат у них мало. Можно нанять несколько кораблей, якобы действующих сами по себе, и захватить русский порт. А то, что царь и иже с ним погибнут, так всякое бывает.
   - Купцы докладывают, что у русских много солдат...
   Ну какие такие "стрельцы"? Ясно, что своим крепостным и голодранцам раздали оружие и назвали "армией", ха-ха-ха. То, что более-менее армия, находится в Москве, для защиты столицы. А на Севере явно вчерашние крестьяне изображают солдат. Две-три тысячи наёмников легко решат вопрос, да и корабли поддержат своими орудиями. Главное, чтобы трейдеры других стран не пострадали в акции устрашения.
   Сказано - сделано, шесть фрегатов наняли, напичкали опытными отморозками и отправили в один конец. Пусть ждут в захваченном Архангельске до следующей навигации, заодно и с местного населения соберут всё, что имеется. А уж потом большую торговую флотилию послать, чтобы выкупить по дешёвке всё награбленное. Победителей не судят! Тем более, что впоследствии можно будет вернуть Архангельск Москве за удобный торговый договор по правильным ценам. Московитам ныне не до того, чтобы армию гонять в такие дали, когда мирный договор с Полонией не подписан. Столица важнее окраин...
  
   Развитие Северной Руси - дело трудоёмкое. Не всё растёт, чего хотелось бы, а то, что всё-таки произрастает, не такое урожайное из-за холодного климата. Зато китов и прочих моржей - морево и все вокруг профессоры добычи. Свой бы тоговый флот, да вооружённый или с кораблями охраны, так давно бы уже Московия имела богатства мирового уровня. К сожалению, немцы всей Европы желали быть посредниками и перекупщиками. Вот и приходилось создавать качественную губозакатывательную машину супротив них.
   Учеб-полковник Кузьма, Витязь ордена Юрия Боголюбского, мотался по всем "учебкам" края, чтобы контролировать подготовку почти десяти тысяч нанятых в ученики. Процесс подготовки толковых дружинников длителен и займёт два года. А будущих солдат приходится кормить уже сейчас. Слава богу, что на Севере полно белков и жиров, лишь углеводы приходится закупать. Часть в России, часть из Европы. Так что его жёнушка, Лукерья, почти муженька и не видела. Хорошо, что поплыла животом и чего-то там растила на будущее. Это у них своеобразное соревнование сложилось с княгиней Глафирьей на радость обеим.
   Самой востребованной профессией оказалось строительная. Холмогоры, Архангельск и Северодвинск подверглись набегу работников-начинашек и изучалась даже кладка кирпичей. Дерево деревом, но и усиление стен нужно, когда врагов имеется в наличие слишком много. И пока никак не отбить европейцам неправильно мыслящие мозги.
   Так что лишь торговля приносила доходы, всё остальное шло в дебитной части. Те, кто не петрил в двойной итальянской бухгалтерии (а в ней лишь несколько человек петрило на берегах Белого моря), даже не знали, что наличка, хранящаяся в калитах и в носках под матрасом, тоже дебит, а не кредит. И в 21-ом веке это так же считается.
   - Афоня, ты не жмись, - требовал Вяземский подчинения от "министра персональных финансов", - нечего деньгу копить.
   - Ну как же так, княже, все так делают, а не тратют на всякое ненужное. Зачем дорогущие пики покупать у иноземцев, коли свои можем делать?
   - Неправильно мыслишь, Афанасий! - убеждал мот всех мотов и транжира всех транжир, - качественное оружие, питание и броня своё слово скажут, когда беда придёт.
   - А зачем португальцам платить и арендовать их шхуны? Они же без толку туда-сюда мотаются и бездельничают.
   По-своему, прижимистый дьяк был прав, две шхуны были наняты лишь для сменной работы практически до конца навигации. Одна контролировала "горлышко" Белого моря, чтобы немедля сообщить, ежели какая-нибудь подозрительная гоп-компания объявится там, а другая сменяла её на боевом посту. Вахтовый метод называется: две недели одно быстроходное судно несёт боевое дежурство, две недели другое. Дай бог, если впустую. Лучше жить мирно, чем воевать с кем ни попадя. Правда, Михайла припахал ещё и торговые галеоны, спланировав по неделям отгрузку и загрузку взаимопоставок. Крупные корабли, если что, помогут в нужный момент своими орудиями. Это их капитанам выгодно: во-первых, получат оплату, во-вторых, будет о чём похвалиться в Лиссабоне. Всё-таки помощь торговым партнёрам - дело богоугодное, даже если богом является какой-нибудь Маммона.
   Отдельного внимания требовала местечковая металлургия. Доверять Москве, когда там куча русских врагов и уйма иноземных шпионов, Вяземский считал нелепым. Лучше пусть курское и шведское железо прибывает на север под видом чугуна. Тем более, что семейство Маду уже достраивает целый комплекс: от выплавки стали до обработки готовых изделий. Хорошо, хоть из Швеции имеется возможность получать свой металл морем, а то посуху совсем долго получается и приходится формировать большие обозы.
   Дмитрий и Ларион уже мотались от Стокгольма к Хельсингфорсу, посещая Курляндию и, иногда, Выборг. Там потихоньку формировалась португальская колония в соответствии с последними договорённостями между Карлом Одиннадцатым и регентом Педру. Шведскому королю для своих реформ нужно португальское золото за аренду порта, столь близко расположенного по отношению к Новгороду. Не всё же добро вывозить из Московии через Север, многое вполне можно закупать поближе. Испания и Англия пока не ворчат, а Франция бредит транссибирским трактом и налаживает добрые контакты с лузитанцами. В принципе, уже прорисовывается сотрудничество между солидными державами, объединёнными интересами в России. А турки ни одну из этих стран не волнуют ни разу. Пусть с ними австрияки с поляками разбираются.
  
   Пока кто-то занимался мирным развитием и торговлей, другие сцепились в жестоком противостоянии. Великий визирь не рискнул брать Вену прямым штурмом, опасаясь потерять порядка двадцати тысяч (десять процентов от общего воинства). Поэтому османы тратили время на подведение мин, чтобы всё сделать с меньшими потерями. В итоге, дождались того, что противники объединились, предоставив командование польскому королю Яну Собесскому. Увы, когда не забиваешь гол сопернику - вполне можешь потерять инициативу и пропустить гол в свои ворота. Что, в принципе, и произошло. Сражение выявило мощный разлад в армии Кара Мустафы - татары, валахи и молдаване просто саботировали битву. А нечего набирать или слишком амбициозных, или насильно вовлечённых. Кончилось всё плохо, турецкая армия проиграла сражение и в итоге осталась без обоза и артиллерии. Соответственно, пришлось отступать изо дня в день, из недели в неделю, потеряв, как восточную Австрию, так и северную Венгрию. Заодно обеспечить будущее австроимператора. Великое будущее, реально имперское!
   Ян Собесский обрадовался огромной добыче и даже похвалился в этом своей супруге. Хотя, захваченное пришлось поделить на всех подельников, а часть того же скота, например, слопать по дороге домой. Теперь круль-победитель собирался подумать о будущем, о новых завоевательных походах и предполагаемых союзниках. А что делать, когда после общей победы выявляются разногласия с партнёрами? Яну Третьему мечталось о Дунае, чтобы расширить свои земли в плодородные места с человеческим климатом. Значит - мимо малопригодной Московии с её мёрзлыми погодными условиями и вредными обитателями. Для русских тоже удобный момент, если регентша Софья не решит поляков воевать, чтобы помочь самой себе стать владычицей Руси. А то с неё станется. Тут-то подсылы Вяземского и унесли инфу в Архангельск, вдосталь промыв до этого мозги варшавским магнатам через третьих лиц. Мол, Иоанн Пятый готов даже деньгами платить за некоторые взаимоуступки, а значит в переговоры лучше с ним вступить. Тем более, что в 1684 году он станет совершеннолетним и сам начнёт корольковать. Недолго-то и осталось, как раз на предварительные переговоры.
   Расстроенные турки, которым отныне придётся перейти в оборону, начали внутреннюю ротацию ценных руководящих кадров. Ничего удивительного, что Исмет-паша поднялся в чиновничьей пирамиде повыше, так как выдвиженцев "от великого визиря" стали обеспечивать шёлковыми шнурками, освобождая свято место. Небось и до самого визиря в итоге доберутся, когда руки до него дотянутся. Султан Мехмед Четвёртый убедился в неспособности Великого Визиря руководить чем бы то ни было и лишь ждал момента покарать неудачника. И начал подыскивать новых советников, чтобы выбрать правильную стратегию на будущее. Невыгодный Бахчисарайский мир с русскими 1681 года следовало пересмотреть, вдруг своеобразное троецарствие на Руси можно расколоть? И чего-нибудь где-нибудь отгрызть в свою пользу. Но на кого в Москве делать ставку, кого привести к власти, чтобы потом ограбить, воспользовавшись внутренним раздраем?
   Начался период, названный Великой Турецкой войной, где Священная лига (Священная Римская империя, Речь Посполитая и Венецианская республика) всерьёз и надолго схватились с Османской империей. Россия, в новой версии Истории, пока оставалась нейтральной. Некий влиятельный князь (попаданец по воле судьбы) сознательно противостоял тому, чтобы русские проливали свою кровь ради расцвета Европы. Тем более, что он понимал и даже знал, чем всё кончится...
  
   В сентябре начали возвращаться всякие, посланные куда подальше, экспедиции. Первым вернулся один старовер, которому и корабль наняли и денег с продовольствием дали, и инструментарием снабдили. Нашёл свой уголь на Груманте, вернулся и подписал староверский договор с властями на добычу и поставку минерального углерода. Пусть зарабатывает денюжку, коли исполнителен, честен и трудолюбив. Тем паче, и других старообрядцев в дело припашет. А значит и полный порядок будет в столь потребном деле. Как раз нашли куда толстую китовую кожу пристроить. Понаделали огромных мешков, чтобы загружать-разгружать по пятьсот фунтов угля зараз. Лебёдками да журавлями вытаскивать из трюмов, грузить на повозки и отправлять индусам-металлургам, коли им такой уголёк нужен для колдовства над железием-чугунием, чтобы сталь получать.
   Затем и географические геологи прибыли. Описали две незамерзающие бухты в Кольском фиорде и даже обозвали (как было рекомендовано Михайлой Алексееичем) Мурманской и Североморской. Первая - его старшецарскому величеству, вторая - верному соратнику.
   - Миша, а где же людёв найдём, чтобы порты строить там? - сразу озаботился Иоанн Алексеевич, - и так каждый человек на счету.
   - Не спеши, государь, главное, что знаем о них. А самими бухтами в будущем займёмся, когда силушку нарастим.
   Вот так всегда, близок локоть, да не укусишь, коли зубов не хватает объять необъятное. Это в микроскопической Европе человек на человеке сидит, а в архангельских землях - великая пустошь в смысле населения. Территория поболе Франции или Испании, а двуногих прямоходящих кот наплакал. Навзрыд, аж завыл по-волчьи от безысходности. Ну, когда же всего будет вдосталь, чтобы не жопничать и по пальцам не пересчитывать? Или Москва слишком огромные земли под себя подбирает, явно не по плечу? Небось брабантцы свой Брабант уже давно отбрабантили по самое не могу, освоив каждый квадратный миллиметр своей земли. А потом уже поздно было соседское завоёвывать и присоединять, так как тамошние тоже отбрабантились в своих палестинах.
   В конце концов, ещё два вонючих фрегата возвернулись. Птичьим дерьмом затарились под самую завязку, аж почти тыщу тонн привезли. Одну тонну тут же перегрузили на повозки и отправили Августу Веберу на исследования, остальное всучили Гонсалвешу. Славный мичуринец уже доложился по возможностям полярно-приполярной природы.
   - Ваше величество, на севере лишь скотину имеет смысл разводить, потаты и овощи выращивать. Так что зерновые лишь в южной части, вверх по Двине можно сажать, хотя всё равно урожай низкий будет.
   Вот всё "северное гуано" ему и отдали, снабдив стругами, чтобы закопал там, где нужно и больше не вонял на всю ивановскую. Сотню тонн передали португальцам и шведам с голландцами - нехай в своих краинах попробуют удобрять, вдруг сработает?
  
   И всё бы хорошо кончилось, но нагадили англичане. Хотя, еврочеловеки утверждают, что "англичанка не гадит, а цивилизует". Сообщение о странной эскадре, заходящей в Белое море, примчалось на быстроходной шхуне и добралось в Архангельск. Естественно, что сработала заранее подготовленная заготовка (одна из двух). Атаковать действующий порт можно с двух направлений - через западную протоку в устье Двины и через восточную. Пирато-наёмники не разобрались толком с географией и попёрлись к Северодвинску, посчитав его Архангельском. Десант высадили со шлюпок с севера Николо-Карельского монастыря, а сами фрегаты потащились в протоку. И всё бы им удалось, но количество и качество пушек не учли. Полевые бабахалки смели часть десантников картечью, оставшиеся отморозки вышли на коронную "вяземскую" дистанцию и заполучили залп из трёхсот ручных пищалей "тигрят", сопровождаемый стрелами и болтами дружинников князя Мышецкого. Те, кто выжил, предпочли сдаться, понимая что сбежать не удастся, а пушки уже перезаряжают.
   Эскадра, входя в протоку кильватерным строем, немедля подверглась расстрелу орудиями береговой обороны, заблаговременно пристрелявшими акваторию ещё в июле-августе. Тут и португальский галеон появился вместе с парочкой фрегатов. В те времена испанцы и португальцы вооружали свои корабли дальнобойным оружием, в отличие, от англичан и французов, которые предпочитали ближний бой и соответственно были заточены. Эскадра Сигурда Ольярссона, эдакого временного адмирала и известного морского разбойника, попала в своеобразный речной капкан, где особо не поманеврируешь, да и сбежать сложновато. Первый залп они произвели, нанеся урон строящимся объектам, но на большее их не хватило. Наёмники - люди простые. Увидев что беззащитное оказалось со многими зубами и даже клыками, часть из них предпочла сбежать куда подальше. Человек в критической ситуации сначала делает, а потом думает. Это против овец всё получается ловко, мужественно и красиво, а когда нарываешься на скандал, сразу срабатывает первая сигнальная система класса "спасайся, кто может".
   Понятно, что фрегаты в итоге перестрелки обрамились белыми флагами, а тех мореманов (от слова маньяк), кто ещё барахтался в холодной воде вроде даже спасли (кого успели). В итоге, архангелогородцы заполучили славное шоу тех времён - казнь пиратов. И вешали, и головы отрубали, и на колы сажали и по-разному изгалялись. Лишь англичанин-консультант при варвар-адмирале, как представитель Московской компании, удостоился допросов в пытошной. Кстати, рассказал о битве под Веной, а то новости из Европы слишком долго ползут. Получается, что дал пищу для ума, молодец. Его особо не мучали, сам был рад поделиться различной информацией. Тем более, именно он просил Ольярссона не спешить с обстрелом, наивно надеясь сохранить побольше имущества на берегу для патронов из Лондона.
   Когда его казнили, то порекомендовали обоим "задержавшимся" англичанам поприсутствовать, чтобы они могли впоследствии доложить своему начальству, чем ныне богаты московиты и как обороняют своё добро. Так что оба отправились на родину, пресытившись впечатлениями. Жаль, что купцы-иноземцы не видели самого сражения. Всё-таки от Архангельска до Северодвинска больше тридцати вёрст. Но слухи и сплетни торговцы разнесут по всему миру, даже подговаривать не нужно. Небось, навыдумывают лишнего и англотерапевты пришлют уже королевский флот из пары сотен кораблей. Впрочем, может согласятся просто торговать, оно явно дешевле выйдет.
   Покалеченные фрегаты, как и повреждённый галеон, отправили на верфи. Португальцам заплатили золотом, но они его тут же потратили, накупив и заказав всякой выгодной всячины. Раз уж придётся зимовать, так почему бы это не сделать с большей выгодой? А "великие цари" начали думы думать: о Польше, о Турции и о том, как теперь использовать ситуацию в свою пользу...
  
   Сколько ни воюй, ни пакости другим, а жизнь берёт своё. Население края перевыполнило все планы, причём по всем статьям. Одной клюквенной пастилы изготовили и втридорога втюхали иноземцам столько, что хоть корабли и дворцы на вырученные средства строй. Самоеды повсюду разъездились со своей продукцией, даже первые образцы мыла припёрли. Воистину загадка - где в тундре пепел водится? И как они умудряются делать такую красивую зимнюю одежду для тётек и реально классные и удобные унты для дядек? Мало того, уже отдельно взятых деток прислали в интернат для "народов Севера", которые командированные воскресенцы затеяли. Да, Православная Церковь всерьёз отнеслась к идее ликбеза: и учителей из северных монасей выделили, и с Руси завезли. Да что за нарушения вековечных укладов, куды ж такое годится? Впрочем, ширнармассы не вякали, а очень даже использовали новые бенефиты от царя.
   Фантастический проныра Саргис удивил всех, протащив караван через всю Ойкумену: от Индии до северного конца географии. Долгожданная "небесная сталь" прибыла в кусках и обломках бывшего оборудования и станин. Попутно, собрал ещё один, уже с персидскими и сирийскими товарами. Раз покупатель отстал от прогресса и бронирует своих нукеров, хотя весь мир перешёл на войну голышом, значит нужно продавать то, за что хорошие деньги платят. Дамасская сталь, что ни говори, по-прежнему лучшая в мире, почти как толедская и миланская. Ну и хлопок всякий, со всяким же шёлком и прочими пряностями. Ох и поназасолили икорку чёрную и красную в пряном рассоле (а точнее замариновали) для старшего царя и его ближнего окружения. Ну и для дружинников столь полезные протеины приготовили, но уже с гораздо меньшим содержанием ценнейших пряностей.
   Новые верфи освящали по отдельности, причём стапель за стапелем, чтобы покрепче стояли и получше работали. Настоятель Карело-Никольского монастыря и отец Пафнутий организовали столь важное мероприятие со всей серьёзностью. Они бы ещё крестный ход устроили! Хотя никто и не возражал, так как верфи - это путь в Мировой Океан со всеми его возможностями. Тут тебе мерещатся и боевые корабли, и китобои, и говновозы и всякое другое, однозначно полезное. А те, которые зацепили пираты, быстро восстановили. Плюс (огромный плюс) деревьев нарубили уймищу: и лиственницу, и дубы, и всякое другое (на всякий случай). Уже сколько месяцев сохнет, как бы не пересохло или не усохло, навроде знаменитой "усушки и утруски" в будущем. Осталось лишь начать да кончить в важном деле собственного кораблестроения.
   В общем и целом предстоящий год намечается переходом от слов к делу, то бишь уже многое начнут изготавливать на пользу малой родине и её главначпупсов.
  
   Противостоянию всё более обнаглевающей регентши и, фактически, попаданцу Мальцеву нанёс удар мудреющий Иоанн Пятый. Он вызвал для консультаций первого министра и повелел прибыть непременно до Рождества.
   - Васенька, зачем ты им там понадобился? - волновалась предполагаемая (в собственной голове) царица земли русской, - неужто сами не могут разобраться?
   - Да не волнуйся ты так, государыня. Уже год они вдали ит Москвы, видимо нужон для того, чтобы посоветоваться. Не переживай, к весне вернусь.
   - А как же поход к запорожцам, чтоб крымчаков воевать?
   - Готовь всё, благо Шакловитый позаботится, всё у него в руках.
   Действительно, судья Стрелецкого Приказа хорошо пользовался моментом и контролировал подготовку переворота. Даже магазины затеял организовать вдоль левобережья Днепра. И флот речной наказал строить - по воде всяко удобнее сплавляться, чем посуху переть. Мало того, заказал пошив запасной обуви! И лишь чуть-чуть приворовывал на заказах, рассчитывая своё взять в святом деле ограбления правоверных Крыма. Ну и потихоньку строил личный полк под видом нового, на всякий пожарный случай. Благо из казны отпускались средства пока беспрепятственно.
   Московиты радовались военным подрядам, всё-таки хороший заработок на ровном месте. Тут ещё и повышенные расценки на экспортные товары денег приносили уйму. Прямо второе пришествие какое-то, в смысле райские кущи средь бела дня. Европейские купцы ворчали, кряхтели, злились, но пока покупали, не имея возможности переключиться на других поставщиков. Причём, уткнулись в своеобразный дефицит. по сравнению с предыдущими годами. Мехов, по указу, стало в два раза меньше. Железо и его производные проще уже на Москву завозить, такие цены стали. Дёготь больше вывозился на Север, чем на Запад. Ещё и Ромодановский нещадно рубил загребущие руки мздоимцам, когда их выявляли. Страшно стало взятки брать, глядишь и тем, кто даёт, тоже несладко придётся. По крайней мере, на лапу удавалось давать лишь каким-то непонятным личностям, которые быстро исчезали с глаз долой, получив мзду. Русский мир перевернулся с головы на ноги, а молодь всё на свой ус наматывала. Куды же всё катится с навроде глубокой колеи? Как жить без добродушной и столь привычной мысли класса "рука руку моет"?
   Солидную часть русских товаров выкупали люди Исмет-паши, да святится имя его. Раз с Московией всё пучком - значит следует пользоваться моментом. Тем более, что военные потери следовало восполнить, даже хвосты благородных пушистиков. И ни в коем случае не терять контакта с Русью. Отказаться от торговли равносильно политическому поражению. Москва ведь может тогда и в Священную Лигу вступить, раз выгоду с Османской империи не имеет. В принципе, такой подход поддерживал и султан, ищущий союзников, а не врагов.
  
   Партнёров искали и поляки. Планы отвоевать молдавские и трансильванские земли у турок стали задачей номер раз, а значит нужны те, кто поможет раздвинуть границы Речи Посполитой на юг, к Дунаю. А то (исключительно шёпотом) и дальше, в Болгарию. Ян Собеский спешил реализовать полученное военное преимущество, несмотря на то, что немцы задумали свой путь. Пришлось отправлять переговорщиков по разным направлениям. К московитам отправили одну группу, в Архангельск другую. Ту, что с промытыми мозгами, видимо ориентируясь на поддержку князя с отбитыми. Какая сторона предложит условия получше - того и будут почитать, как круля русского. В итоге получили поддержку и дружбу народов и там, и сям, но в разной трактовке и в разное время.
   С Софьей свет-Алексеевной договорились о невероятном. Регент государства Российского (или Московского княжества, кому как нравится думать со своей колокольни) решила сменить планы. Уж слишком хотелось обезрыбить стольный град, чтобы установить свою власть. Поэтому предложение поляков решила принять, отправив полки, как "государевы", так и "иноземного строя" польскому королю. В обмен на окончательную передачу России Киева, всего лишь за 120 тысяч рублей сразу. Василий Голицын уже уехал и некому было наложить вето на сию глупость. В условиях дождливой осени русский корпус потащился в сторону Каменец-Подольского (более пятнадцати тысяч воинов), а деньги с гигиканьем увезли в Варшаву. Владычица подписала договор не особо задумываясь, всё равно Иван узнает слишком поздно. Увы, но силой взять не удалось ни Ромодановского, ни Бориса Голицына. Оба-двое не рискнули начать гражданскую войну, но зато объединили личные дружины, забрали родню и добро и с поддержкой московского полка "солнышек" отправились в дальний путь.
   - Фёдор, почему не заарестовал ворогов наших? - спросила владычица московская.
   - Прости, Софья Алексеевна, но ежели с ними сцепились бы, то многих потеряли б. И тогда заглавную задачу не с кем получилось бы исполнить.
   Недаром в народе говорят, что наглость - второе счастье. Совершенно пустой переворот, который по идее невозможен, состоялся, да ещё и быстро. Кто-то чуток не доглядел, кто-то слишком почивал на лаврах, кто-то рискнул, не подумавши... В итоге, в ноябре состоялось помазание на царствие и престол заняла настырная дщерь царя Алексея Михайловича. Фактически, страна оказалась расколотой, как вдоль (по религиозным соображениям), так и поперёк (между наследниками). Наталья Кирилловна ожидала репрессий и беспокоилась за сына с дочкой, но видимо обошлось. Не считала Софья её соперницей, да и не хотелось выглядеть варваркой в глазах Европы. Всё-таки Пётр, хоть и совсем юн, но официальный младший царь. Жаль, что ни бунта, ни столкновения не произошло. Тогда можно было бы поубивать Нарышкиных под видом жертв боевых действий. А без крови-то народ не поймёт, да ещё и бунт поднимет. Ох, тяжела ты шапка Мономаха!
  
   Отмороженные северяне всё получают в последнюю очередь. Сначала прибыл полковник Сташевский от лица польского короля.
   - Ваше величество! Круль Ян Третий предлагает дружбу и военный союз. Наслышаны, что у вас есть интерес в приобретении некоторых литовских земель.
   Разумный подход, между прочим. Если полякам нужны деньги, то почему бы гонористым панам не продать литовское. Эдакий семантический выкрутас, чтобы честь и достоинство не уронить и рыбку съесть.
   - Да, пан Сташевский, мы могли бы приобресть кое-что, - начал озвучивать домашнюю заготовку царь, - Польскую Ливонию к северу от реки Западная Двина. Также имеем интерес к Витебским и Полоцким землям.
   Совет ближников просчитал, что Собесскому сейчас понадобятся наёмники, дополнительное оружие и боеприпасы. Южный поход навряд ли принесёт одномоментный успех двадцатипятитысячному войску польскому, максимум отгрызут обратно Каменец-Подольский. Значит предстоит длительная война на несколько лет. Дойти до Дуная мало, понадобятся гарнизоны и прочие оккупанты. И где столько поляков брать, придётся нанимать местных патриотов, которые кроме освобождения от турецкого ига захотят и регулярное жалованье. Из месяца в месяц, из года в год. Так что продать чуток территории на севере страны означает получить возможность знатно прирасти на югах. Да и польские магнаты уже устали от "единения" с литовскими.
   В принципе, полковник имел (судя по верительным грамотам), полный карт-бланш. Поэтому расписали договор во всех подробностях, приложили карты и Иоанн Пятый его подписал. Свидетелями отметились сам пан Сташевский, князья Вяземский, Долгоруков, Мышецкий и Нарышкин. А также шведский и португальский полпреды - всё-таки официальные лица, а не шалтай-болтаи какие. Деньги отправят королю, когда польская сторона свои завитушки накатает и свои печати подвесит. И сам договор ни в какую Москву везти не нужно - только лично в руки старшему царю. По совместным военным действиям никаких решений не приняли, лишь одно дело за раз приветствуется.
  
   Нарочные принесли весть о перевороте лишь к концу ноября, опередив и Ромодановского, и даже Василия Голицына. Коней загнали столько, что и не счесть! И лично довели инфу Ивану и Михайле, чтобы смуту раньше времени не вызвать. Так им посоветовал, оказывается, князь Ромодановский.
   - Ну, что же Иван Алексеевич, сработала наша мина, - разоткровенничался попаданец.
   - Да, Миша, не верилось мне, что Софья рискнёт на такое. Ведь все устои попраны, как она не понимает, что не по плечу ношу взяла. А ты уверен, что она надорвётся?
   - Не сразу, государь, не сразу. Мы же ей много денег оставили, на несколько лет хватит.
   Когда Совет собрали, то сразу объяснили хитрую интригу. Оказывается, эти молодые засранцы, специально конфликт спровоцировали. Россия слишком велика, чтобы её по-бырому обустроить и вывести всю целиком на новый уровень. Никаких денег и исполнителей не хватит, а значит будут даже бунты на местах, порой по самым простым поводам. В то же время, новой царице невыгодна гражданская война, а то раззадорившиеся стрельцы могут вообще власть отобрать у Романовых. И пригласить кого-нибудь со стороны, как в своё время был призван Рюрик. Новая Смута ничем хорошим не пахнет, а окончательно расколет Русь на кучку княжеств.
   - Лучше уж будем с Софьей зоны влияния делить, мирным путём, - признался Иоанн Пятый, - она пойдёт на уступки сейчас, лишь бы власть удержать.
   - Государь, а вдруг она создаст сильную армию и пойдёт на нас войной? - засомневался генерал-губернатор.
   - Не пойдёт, Владимир Дмитриевич, и не создаст. Слишком дорого будет обходиться вооружение новых полков, как и содержание их, - разъяснял Михайла, - и она скоро в этом убедится.
   В принципе, Москва сильна налогами, как бы странно это ни выглядит. Так что разделение на зоны влияния приведёт и к разделению бюджетов. Тем более, что войну с Иоанном могут и проиграть, всё-таки Португалия, Швеция, османы поставляют качественное оружие в Архангельск, а их лидеры дружны именно со Старшим Царём.
   - Под свои земли я возьму Новгород, Псков, Смоленск и оставлю пока себе Северную Русь. Ну и польские земли, если их согласятся продать. Жаль, конечно, что обоз с налогом уже отправили, не возвернёшь.
   Эх, благие намерения, да богу в уши!
   - А Петру что отойдёт? - вспомнил о родственнике Кирилл Нарышкин.
   - Пётр пока мал, - пояснил царь, - всё, что ни дай, отберут. Лучше я ему потом что-нибудь выделю, когда он вырастет, да наукам обучится.
  
   Так всегда получается, когда решают за народ, да ещё и не имея ни образования толком, ни опыта. Что Софья, что Иоанн, что тот же Вяземский упорно считали своё мнение единственно правильным. Вроде на пальцах всё удачно получается. Каждый за каждого уже всё продумал, будучи уверен именно в своей правоте. А куда История повернёт в итоге?
   Пока Шакловитый создавал новые полки, а Софья Алексеевна новое царствие - Север прирастал беженцами. Прибытие Василия Голицына с небольшой кучкой охранников и парочкой помощников особо ничего не изменило. Иван Пятый собирался использовать его в личных целях, как толкового умного советника. Но теперь прощё назначить князя Великим Посредником между царствующими братом и сестрой, якобы нейтральной персоной по отношению к обоим режимам. А то другого на Москве и пришибить могут, не выслушав.
   В начале декабря, наконец-то появился здоровенный обоз и множество людей. Одних дружинников Бориса Голицына и Ромодановского оказалось более двух тысяч, столько же и "иоаннитов". Скарб, родственники, остатки продовольствия, а к ним в довесок ещё и... обоз с налогами, отправленный в Москву. Не дошли они до казны, их силой Фёдор Юрьевич перехватил по пути. Даже не подумав о том, что это может оказаться обидной каплей, переполнившей чашу. Так ведь можно и будущие мирные договорённости сорвать. Впрочем, боржоми было поздно пить, и гору добра пришлось расторговывать зазимовавшим купцам. Да, такие тоже имелись. Ради дополнительной прибыли они рассчитывали свои рейсы так, чтобы успеть вернуться в Архангельск до льдов. А с самого открытия навигации получалась дополнительная ходка в довесок к плановым. Некомфортно, но сколько той активной жизни у торговца?
   Малый совет пополнился членами, которым довели даже то, что те и так знали. План по разделению Московии на четыре Руси (желательно братских) с одной стороны выглядел дико, а с другой был похож на светлое будущее СССР. Когда страна разделилась на независимые кусочки, которые тут же объединились в СНГ и провозгласили мир, дружбу, жвачку навек. И чуток просчитались, совсем малёхо.
   - Иван, а ты уверен, что всё в итоге обратно соединишь?
   - Фёдор Юрьевич, давай посмотрим с двух сторон. Коли удастся обратно объединиться, значит всё правильно задумали, - царь рассуждал, как опытный повелитель, искренне считая себя таким, - а ежели всё не сладится, то хотя бы Западная и Северная Русь разовьются и помогут Московской и Восточной.
   Ох, как красиво планы озвучивать, передвигая флажки на карте. Сразу эдакая гордость за себя, стратега всех времён и народов. Глобус, он такой, всё стерпит! А всякие мелочи особой роли не играют, их всегда разрешить можно. Вона скоко всякого за один год заработано и распродано, значит верный путь выбран.
  
   Русская армия не поспела к штурму Каменец-Подольска, тот раньше закончился ничем. Поэтому отошли в Киев, чтобы перезимовать, где и получили последние известия. Конечно, можно было бы с возмущением рвануть сразу в Москву с гиканьем класса "а царица-то неправильная". Увы, такое только в фильмах почему-то бывает, а на деле тяжёлый поход в ненастный период забрал все силы. Не гикается, пока не отдохнёшь, как следует. Да и кони ремонту просят, как и пушки всякие. Обувка совсем развалилась, одёжу чинить надо. Ну и, ясен пень, следует получить приказ с самого верху, иначе на бунт будет похоже. На всякий случай полковники решили дождаться распоряжения от Иоанна, чтобы не ошибиться. Москва - Москвой, но рука дающая на берегах Белого моря ныне проживает. Да и поляки тоже посоветовали туда-сюда не бродить раньше времени и гонор не выказывать. И сами с указаниями не лезли, понимая, что если чуток палку перегнут, могут и отхватить. Всё-таки пятнадцать тысяч супротив двадцати пяти. Вроде меньше, чем поляков, но вреда будет очень много, потом не разгребёшь толком.
   Как раз и полковник Сташевский доложился, привезя договор. Неудачный южный поход внёс свои коррективы в планирование светлого польского будущего. Король обдумывал его повторить, но уже через два года. Союзники вроде поддерживали на словах, но сами принимать участие в нём не хотели. Их можно понять - они готовились к такому же, но на Балканах. Так что завоёвывать молдавские земли придётся самим. А если ещё у крымчан Буджак отхватить?... Это же выход к Чёрному морю! Главное - взять у московитов всё, что дадут: войска, деньги. Зато потом (желательно после Буджака) можно будет завоевать распроданное обратно взад. В стране уже троевластие, так что проблем не будет. Отсюда вывод: русские дали целый корпус в пользование, почему бы не принять и деньги под видом продажи им некоторых земель? Пусть в договоре написано "на вечные времена", главное, что в уме держать другую трактовку - в аренду, на время. Нехай попользуются, коли огромные суммы заплатят. Лидеры стран любили решать за других их судьбу. Все "вечные миры" рано или поздно заканчивались кровавыми переделами, а сами правители не жили вечно. А то и не правили слишком долго. Нынешний крымский хан, например, недавно получивший трон уже был на грани смещения. Того же великого визиря Кара Мустафу удавили, а ведь какие планы имел, включая завоевание германских земель с выходом к Северному и Балтийскому морям! Впрочем, кто знает, может всё получится, как хочется, а не как всегда...
  
  
   Глава 3
  
   Каждый попаданец желает знать, где сидит фазан. И мнит себя единственным и неповторимым, отправленным для исправления и улучшения чего-то неправильного. Якобы несправедливого, подлежащего респраведливизации. Мол, никто больше среди триллиардов человеческих особей не в состоянии этого сделать. И у каждого свои планы по переделу Истории, мира, Европы, того же Китая или Австрии, или России. Вплоть до помощи бурам, чтобы они поработили всю Африку, то бишь, имели ещё больше рабов. А уж какие планы по увеличению России - тут тебе и Маньчжурия с Ляодунем, и Британская Колумбия с Клондайком, и северная Калифорния с южной. А в другую сторону: братская Польша, братская Венгрия, братская Молдаво-Румыния, братские Балканы и даже братская Скандинавия. Странно, что никто почему-то не хочет принять в империю вполне братскую Западную Сахару?
   Лишь один попандос случайным образом развалил Русь, возвращая её к предтатаромонгольским временам. Неужели некие Высшие Силы его именно для этого выбрали? Или тупо сработало действие взрывной волны, повышенной температуры и электромагнитного поля, включая мощный выброс биоэнергии двух погибающих? Тогда куда делась личность террористки? Впрочем самого Мальцева столь высокие материи не задевали, он жил той жизнью, какую имел. Есть близкие: жёнушка Глаша на сносях, Лукерья и Кузьма, набор от Дмитрия до Анисима, работники, дружинники, их семьи. Те, которые "свои". Слегка поодаль Иван-царевич, Мышецкий, Ромодановский с кучками Голицыных и Долгоруковых... А Москва, Софья Алексеевна и весь русский народ где-то далеко и имеет свою жизнь. Ту, которую выбирает. С идеологией класса "молиться на лидеров, царей, святых". Им никакой попаданец ничего не изменит, как ни старайся. Любые простые люди в любой стране мира радуются каким-нибудь смартфонам, интернетам или рублю, доллару, кафтану с барского плеча. Конечно, и среди них есть пассионарии, которых народ боготворит сегодня, а завтра хулит. И нафига нужно было пассионарствовать? Или проливать реки крови, то за свободную (от турок) Европу, то за болгар, чтобы тем жилось лучше? Всё равно предали ради "евроочеловечивания".
   Игорь не понимал, зачем России нужна Сибирь с её практически недоступными богатствами и отсутствием дорог и дураков. Ну нет вдосталь полюдья, чтобы её развивать и использовать. Бесценная тайга бессмысленна, когда дерево не повезёшь на Запад, иначе каждая деревяшка будет стоить огроменных денег из-за отсутствия трактов. А Шёлковый путь и сам по себе работает извечно. Железо проще добывать в курских землях, чем на Урале и Магнитке. Как минимум жрачки больше растёт и народу больше обитает в тех местах. Но навязывать эти мысли окружающим он даже не пытался. Использовал Россию для создания своего микронарода, своей миниармии, чтобы завоевать кусок в Европе, поближе к рынкам сбыта, воспользовавшись тем, что на Западе происходит. Главное, собственные порты иметь, ибо торговля морем намного дешевле гужевых поставок. А идеологии его не интересовали: ни евро, ни русо.
   Единственное, что готов сделать - помочь Иоанну Пятому создать Смоленскую Русь. С возможностью расширения земель, включая Нарву, Ревель, Ригу, а со временем и Кенигсберг. Тогда никакой Ленинград строить не понадобится. И в союзники привлечь Португалию, Францию и Швецию. Да, такой раздрай в планировании: забрать у шведов Прибалтику и союзничать с ними, отдав поморско-померанские земли, вплоть (на юг) до Саксонии. А бывшая Дикая степь пусть Москве достанется, хоть Софье, хоть Петру. Главное, успеть окопаться, пока Пётр - мальчишка, а европейцы свои наследства делят. Тем более, что истый еврочеловек предпочитает Лотарингию, а не Тамбов и Кострому. Вот и пусть предпочитает, не отвлекая своё внимание на варварский Восток. У них же своё понимание географии: "Европа кончается там, где начинается Россия". Причём без разницы, где нынешняя граница проходит. Значит нужно ту Европу юзать в свою пользу, а не пытаться подставить голую задницу лишь бы в "великие державы" приняли и своими признали.
  
   Недолго музыка играла для князя Василия Голицына. Ему дали нормально провести рождественские праздники, а потом показали всё основное, включая базы подготовки ратников и даже в местную казну сводили. И долго-долго объясняли, как и о чём вести переговоры с Кремлём. Затем отправили по зимним дорогам, чтобы быстрее утрясти всё, что нужно и хоть какой-то ответ получить. Поэтому Софья лишь изумлялась, когда он прибыл пред её светлые очи.
   - Так ты говоришь, что у них десять тыщ солдат готовится?
   - Да, государыня, и ещё столько же уже готовых. Причём оружье очень высокого качества.
   Да, с такой ордой не повоюешь, коли туда армию послать. Разве что ежели сюда придут можно будет отсидеться за стенами.
   - Нет, Софьюшка, не хочет Иван войны. Говорит, что России на всех хватит, настолько она велика.
   - Ну, а как же налоги? - беспокоилась царица.
   - Иван согласен, что ты их будешь получать сполна, свою долю он тебе передаёт, а сам будет пользовать лишь со своих земель, - объяснял князь.
   Конечно, разные люди по-разному смотрят на одно и то же. Иоанн Пятый шёл на уступки в том, что виделось вообще-то совсем по-другому. Кремлю отходили налоги со всей России за исключением Западной и Северной Руси.
   - И Киев тебе, а он богатый, и даже десять мильёнов ливров тоже тебе. И те пятнадцать, которые хранцузы могут заплатить, если всерьёз тракт начнут строить. И с самого тракту прибыль тоже тебе.
   Вон оно как, когда под нужным углом инфу подать, сразу всё цветёт наиболее яркими цветами радуги. Особенно, коли альтернативный царь готов подписать вековечный договор об урезании своей доли. Федька Шакловитый уже обрисовал матушке-царице проблемы с новыми стрелецкими полками, их стоимость и содержание. А дочь Алексея Михайловича считать-то умела неплохо. Народ не очень охотно принял новую власть, а значит нужно потерпеть несколько лет, чтобы люди свыклись с ситуацией. Бояр такой расклад тоже устраивал. Всё-таки казну потихоньку разворовывать, да мздоимить помаленьку проще, когда никакого Ромодановского на них нет. И боярская дума поддержала мирный раздел будущей Российской Империи. Тем более, что полки, отправленные в Уфу, вполне помогли согласовать совместное использование солёных озёр между Волгой и Яиком. Заодно и яицких казаков поприжали - пусть на киргиз-кайсаков набеги совершают.
   - А польские земли решено, чтобы Мишка Вяземский выкупил во временное пользование, пока Иван на севере занят, - дополнил Василий Васильевич, - пусть подпаском при Иване будет за свои деньги.
   Смешно стало обоим, всласть похихикали над недалёким богачом. А что ещё ожидать от отбитого на голову княжонка древнего рода. Ежели он отказался породниться, когда возможность была, с царским родом - значит у него в голове не все дома. Пусть теперь мучается, что его жену никто на порог не пустит в дома высокородных, как и его самого.
  
   В марте 1684 года у четы Вяземских родился сынок.
   - Лапушка, спасибо тебе, теперь отдохни годик-другой и попробуем дочку народить, - ласковая улыбка была искренней.
   Михайла столько переживал последние дни, что почувствовал настоящее облегчение, когда взял на руки первенца. По крайней мере, он надеялся, что ещё детки будут. Всё-таки ходячие говорящие мелкие радости многим по душе, даже если ещё не ходят и лишь гугугукают.
   - Миша, а зачем так долго ждать? - искренне удивилась Глаша, - можно и на следующий год родить.
   - Можно, родная, но тебе передышка нужна. Вон, какой крупный удалец народился, весь в меня!
   Да уж, папаша ростом в шесть футов с вершком, как и мамаша, лишь на голову ниже. Откуда такие рослые берутся во времена низкорослого населения? Можно лишь представить, как выделялись среди толпы мастеровых те же Пётр (204 см) с Алексашкой (196 см) - явные оглобли рядом со штакетником. Впрочем можно быть совсем лилипутом, если по рождению лорд или принц. А коли непримечательного среднего роста, но с суперамбициями, набрать в окружение гренадёров и придворных высокого роста. Как бы, раз не самый высокий, то тогда самый низкий на фоне окружающих. Зато власть неимоверная!
   Через три недели разродилась и Лукерья, чему Кузьма безусловно был рад. Из-за этого конец марта и первая половина апреля прошли в народных празднествах на уровне вяземского подворья. Крёстным в обоих случаях выказал себя старший царь всея Руси самолично. В любом случае, к маю, лидеры освободились от персональных радостей и ждали открытия навигации. А что делать, если даже поляки решили прибыть морем, показывая, что и у них тоже порты имеются?
   Торговля, даже выгодная, как-то приелась, зато оружие ожидали с нетерпением. Всё-таки хотелось побыстрее вооружить всех подготовишек и бывалых дружинников. Вторых, ясен перец, лучшим из того, что прибудет, а первым передать то, что от вторых освободится (небось вздохнёт с облегчением или с грустью расстанется с аккуратным хозяином). Какая-то гонка вооружений, а не декларируемое мирное простодырое развитие. И пушки, чуть не забыли про пушки всякие-разные. Их тоже ждём-пождём, как же без них.
   А вот на построенных верфях совсем другой пердимонокль - они начали свою хозяйственную деятельность (с учётом погодных условий). Мастера разных стран, пользуясь заготовленным деревяхами различных форм и размеров, наконец-то приступили к своей работе на благо Северной Руси. Год-другой и к закупленным судам добавятся свои - гордость и слава морская. Будущая, если не потонут корабли или их вражины на дно не отправят. Поэтому гордились про запас, наперёд, авось пригодится.
  
   Киевский народ помнил свою вольницу, когда сами другими володели. В былинах! Увы теперь то поляки правят, то русские - приходится дань платить и чужие войска содержать. Нет, торговому люду хорошо, а вот городу не очень. Огромные деньжищи, уплаченные Софьей Алексеевной, мимо пролетели, зато пятнадцатитысячный корпус на шею сел. Да ещё больше года будет сидеть по плану, так как кампанию по захвату придунайства отложили на 1685 год. Туда-сюда никто его гонять не собирается, чтобы обувку не стаптывали и ноженьки не отбивали. В общем, понаехали тут!
   Временная пердышка озаботила заботами и польского круля, и русскую дополнительную царицу. Первому досталась тяжкая забота получать деньги от князя Вяземского за некоторые земли на северо-востоке Полонии. Так решил Иоанн Пятый - так тому и быть. Яна Собесского эти мелочи не волновали, всё равно через несколько лет обратно можно прирезать. По формуле "бесплатно, силой". Пусть московиты на восток расширяются, в Азию, где им и место, раз они такие любители вечных снегов и морозов. А София Первая осталась довольна предложением шенка Ивана: деньги казённые ей (вместе с французским золотом), а Смоленск и Новгород пусть временно использует. Хитрая царевна всё просчитала (мозгами Федьки Шакловитого). Наверняка те, кто с братом на север ушёл, начнут всеми правдами и неправдами обратно возвращаться. На Москве по-любому крепкую армию можно построить года за три-четыре, тогда и выяснится кто заглавный на Руси. Небось Ваниной солдатни не хватит чтобы всё в руках удержать, да и не будет он притивиться, коли сам по-доброму из Кремля уехал, всё ей оставил и даже переговоры начал через Голицына. Даже в чём-то удобно, если вложится в Западную Русь, небось денег потратит вдосталь. Дала она добро на внутреннее русское разделение, сейчас важнее другое.
   Да, соль оказалась выгодным товаром, не только внутри, но и иноземцам продавать. Стрельцы Уфимского воеводства (отныне генерал-губернаторства) славно поработали с калмыками, где словом, где силой. Теперь два озера славную прибыль и ценный продукт приносят. Ну и яицких казаков прищучили, задвинув их на левый берег реки. Жаль, что французы как-то медленно решают свои задачи, столкнулись их инженеры с мелкими сложностями холодных земель. Вторая часть договора, которая могла принести ещё пятнадцать миллионов ливров, никак не подписывалась. Сомнения, понимаешь ли, у них имеются, а какие дороги на Руси без сомнений строятся? Прикольно, но в Москву уже начали железо потихоньку ввозить, когда цена стала вполне европейской. Хоть и рассчитывали всякоразные купцы, что шведский чугуний Вяземский выбросит в продажу, да не срослось. Всё идёт в Архангельск (и куды ему столько?). Впрочем новые цены на дёготь и прочее "всё русское" продавалось, невзирая на повышенные цены. Не смогла Европа слезть с меховой и дегтярной иглы, причём по мехам вообще жуть настала. Указ Иоанна, сокративший добычу ценной пушистости, явно ударил по карманам перекупщиков. Хоть собирай всеевропейское воинство, чтобы помочь московитам с правильной ориентацией. Да, еврокупцы уже требушили своих знакомых сановников, намекая на евроценности по отношению к неправильным русским. Что за глупость продавать нужный товар через казну? Где права охотников на прямую торговлю с постганзейцами? Подешевле, аки глобализаторы, зато много-много. Это правильный бизнес, то бишь конкуренция за перекупщика, когда цены снижаются и доходят до демпинговых. А то дошло до идиотизма, когда дюжина европейских пуговиц стоит (ах-ах-ах) дешевле белки! Куда же такое годится? Белки-то новых нарожают, а пуговицы руками делать нужно, неужели не видно с первого раза?
  
   В мае началась навигация и первыми прибыли португальцы. Правда, те что зимовали, сразу же убыли - начался беломорский круговорот кораблей в природе. Ох и понавезли всячины разнообразной, хоть топор вешай! Больной на голову сразу к оружию ринулся, чтобы ни одна штука для убивания себе подобных мимо не просвистела. Много, качественно, согласно рисунков и чертежей заказчика. А уж какие славненькие мушкеты-штуцеры прибыли! Научились-таки делать дальнобойные стрелялки-попадалки. Пусть мало, пусть долго перезаряжаются, зато далеко бьют, потому что нарезные. И ещё дальше шмаляют, когда новыми секретными пулями их заряжают (не при иноземцах и других лишних ушах будет сказано). Стрельбы показали, что дальность убоя пятьсот шагов, а скорострельность зависит от мастерства и силы стрелка (2-3 выстреля можно произвести за минуту). Цена, конечно, заоблачная, но сотню снайперов уже можно готовить. Особую радость доставляли пушки - количеством в первую очередь. Нарушил Михайла все законы распределения и соотношения класса "количество солдат на количество пушек". И как он подготовит столько пушкарей? Ясен пень, что кое-чем, не особенно сугубо важным, но всё-таки передовым, поделился с царём. Даже бронёй и шлемами. Почитай два Больших Полка (по 3.5 тысячи солдат) уже вооружены и особо опасны. Хоть войну объявляй племени мумбо-юмбо, явно победим. И пороха качественного привезли целый фрегат, и просто свинца.
   Дорого всё, но птичьим дерьмом окупится, вместе с остальной ворванью и дёгтем. А уж спермацетовых свечей понаделано и всё для лузитанов дружеских (в собственном соку). Им такое нужно, чтобы глаза не портить во время персональной писанины и перед испанцами повыделываться. Тем более, что испанские и неиспанские европейские купцы ни кусочечка не получили, кроме браконьерского спермацета. А там, глядишь, через два-три года и браконьеров собственным военным флотом прищучат и отгонят к Исландии какой-нибудь. По ходу дела выявили ещё один продукт севера, но пока чисто для внутреннего потребления. Нашли где селится птица "гага"! Игорь Мальцев, в прошлом, имел курточку с её пухом. В этом году аж два корвета заказал в аренду, чтобы этих "ледей Гаг" постреляли вволю и пуха понавезли. Можно, конечно было и сэкономить - нанять одну шхуночку, что подешевше, но туда множество стрелков не поместится. И трюм будет забит едой для добытчиков, некуда мешки с пухом класть. Ох, и классные в итоге комбинезоны получатся! Хлопковая ткань, пух, опять хлопковая ткань, а сверху обработанная шкура морских чудищ. Да, скрести эти шкуры придётся "до талой", но уже и ручная технология продумана и передана самоедским женщинам-трудоголикам. Зато непромокаемость и утепляемость всё окупит пользой для дела.
   А вот Иоанну пришлось заочно соглашаться со свадьбой - уж слишком велики расстояния для брачующихся. Полпред Педру Второго (ныне короля португальского) так и сказал:
   - Ваше величество! Браки такого уровня являются договорными и укрепляют союзы между государствами. Невеста не против переехать сюда, но хочет оставшиеся месяцы провести на родине, вы уж извините.
   - Да, я понимаю ваша светлость, - улыбнулся молодой царь, - пусть побудет с родными, дома, а то потом далековато будет навещать, да и долго. Кстати, письмами мы обменялись и нашли общий язык, а это важно в семейных отношениях.
   - Да-да, ваше величество, принцесса тоже это отметила, так как ей понравились ваши взгляды на жизнь и на правление.
   Конечно, кроме осенней свадьбы обсудили и другие вопросы, куда же без них. Кое-какие договора подписали, чтобы не растягивать надолго согласования. Ну и то, что в будущем можно добавить к дружеским торговым отношениям. Расстались довольные тем, что пока разногласий не возникало.
  
   Стальных дел мастера не могли нарадоваться поставкам каменного угля - всё-таки он удобнее в работе, чем древесный. Прикольно, но часть его поставлялась вчерашними врагами из Московской компании, которые временно переориентировались на дружеское сотрудничество. Во-первых, парламент отказал им в поддержке завоевания Архангельска. Уж очень сложные времена, когда члены правительства то вымирают, то теряют власть, да и сам весёлый король Карл Второй совсем запутался в своих любовницах и узаконивании левых отпрысков, и уподобился когда-то казнённому отцу, прожигая казённые средства. Карл Первый, кстати, тоже весело жил, пока его не свергли и голову не отрубили (то ли с помощью трёх французских мушкетёров, то ли вопреки им). А во-вторых, азиатские русоварвары очень хорошо платили за чёрный уголь и оказались добротным и солидным заказчиком. И готовую бронзу тоже заказывали, чего-то собираясь выплавлять.
   Индусы и московиты, понастроившие тут всякие предприятия, с радостью и счастливыми воплями занялись своими хитростями, благо всё что нужно оказалось под рукой. Да, завезённое издалека, ну и что? Вон, Курляндия и будущая Япония тоже пользуются импортным сырьём, а как хорошо живут. Дмитрий с помощью Лариона вовсю скупал курляндские мануфактуры (наиболее прибыльные), а герцог Фридрих Казимир с удовольствием продавал им (то бишь, Вяземскому), права на нынешние и будущие налоги с этих предприятий. Особый договор на двадцать лет правитель заключил с русским царём по Виндау и прилежащим землям. Аренда всего и вся, позволяющая очень даже роскошествовать и пировать регулярно от всей души. Герцог своей властью учредил графский титул фон Виндау, коли за него заплатили, и вознаградил им столь полезного русского витязя Дмитрия.
   Весна всегда красна, даже если она поздняя! Русско-португальскими руками и возможностями строился порт Гельсингфорса (на островах). Ну и сам городишко расширялся и обустраивался, причём по плану, чтобы купцы, посредники и прочие гастарбайтеры не понапихали, где попало, своих избушек, магазинчиков и мануфактур каких-нибудь. Иначе потом не только чёрт ногу сломит, плавали - знаем, что такое хаотическая застройка. Небось, лет через двадцать, Карл Двенадцатый с удовольствием завоюет это полезное место, дайте только вырасти. Под склады и вспомогательные причалы выделили один из островков и земельный отвод на берегу. Когда всё вместе - легче охранять и мыто с купцов взимать.
   А далёкой Тобагой всерьёз занялись португезы, потихоньку оттесняя излишне расплодившихся голландцев-нелегалов. Пока, по документам, колония принадлежала Курляндии, сдавшей её в аренду лично князю Вяземскому. Тем более, что сама Голландия вынуждена отбиваться от Франции и ей немного не до вест-индского островка. Так что трёхтысячный союзный отряд мушкетёров Педру Второго и "вяземских тигрят" без проблем объяснил, кто заглавный дежурный по подъезду. Хотите торговать - ноу проблем, а володеть должен законный хозяин! А что будет, когда сугубо сухопутные московиты обзаведутся военно-морским и торговым флотом? Небось вернутся старые добрые времена, когда славяне даже византийцев щемили.
  
   Международные хлебные спекулянты выли волками, считая что их пустят по миру "эти московиты". Быстро возрастающее население Северной Руси хотело кушать, причём регулярно. Иоанн Пятый закупал российский хлеб и мясопродукты, раз на месте еды маловато производили, ещё и запасы на всякий случай создавал. Мало того, решил (вместе с советниками-партнёрами) ввести хлебные квоты на экспорт. Да ещё хитрые такие, что лишь тем, кто готов подписывать договоры не несколько лет вперёд. В Европе же, все всё выращивают, но у кого-то излишки, а кому-то, как Англии, постоянно жрачки не хватает. Бритосы и так у собственных лошадей овёс отбирают, чтобы прокормиться толком. Издержки индустриализации, что ни говори, людей для сельского хозяйства не хватает, коли их в промышленность забирают. А как мир зерновыми кормить, если климат на Руси в основном холодный?
   Если европейские перекупщики сначала думали, что русский царь просто спекуляциями занялся, то в итоге самолично увидели прирост населения. С юга прибывали мастеровые и не очень, человеки, а также кандидаты в солдаты и моряки (да, курсы уже организовали). Плюс, из той же Испании, специалисты и солдатня, желающая пополнить отряд Абеля Монтойи. Португальский король вообще прислал трёхтысячный отряд: то ли для будущей гвардии принцессы Изабеллы Луизы, то ли, чтобы усилить войско любимого будущего зятя. Доча-то от первой жены, единственная кровиночка, но важная для размена на дёготь, ворвань и прочие ништяки. За русского царя простую герцогиню не отдашь, ибо не возьмёт, да ещё и по сусалам съездит. И будет прав! Так что пришлось португальцев принимать, кормить, поить, закалять и... тренировать. С ними, ясен пень, и оплата на содержание прибыла, и жалованье самим воинам-интернационалистам.
   Если бы на Москве знали, как увеличивается воинство северян, то может и не подписывали внутрисемейные договоры. Василий Васильевич лично привёз новые соглашения, одобренные Софьей Алексеевной. Иоанн получил-таки в собственность Новгород, Псков и Смоленск, нехай играется в перемены и улучшения. Всё равно народ лишь того, кто в Кремле сидит, почитает заглавным, а всякие другие прихвостни истинных православных не интересуют. Кто у нас Третий Рим? Вот то-то и оно-то!
   Вяземский с Иваном пошли на риск, отправив три малых полка ветеранов со всем положенным оружием в Виндау морем, на португальских кораблях. Недаром всю зиму тайком согласовывали даже с поляками (всё-таки Курляндия - вассал Речи Посполитой). Нужно хоть как-то власть укрепить в Польской Ливонии, Полоцке и Витебске. Чисто формально, для престижа.
  
   - Ваше величество, - докладывал "министр сельского хозяйства" Гонсалвеш, - в этот год мы садить немного по-другому вест-индский растений. И греча садить лишь на юг.
   Опыт прошлого года кое-где вышел боком, а то и раком, зато оказался бесценным. Южная часть архангельских земель оказалась более злаковой, а северная - мясомолочной. Хорошо хоть овощи и там, и сям получались более-менее съедобными. Кстати, оказалось, что свекловица очень даже прижилась, несмотря на климат. Так что свой сахар уже не за горами, будет и на нашей улице праздник.
   Так что сельское хозяйство явно третьестепенное и зависимое от сторонних поставок. Конечно, если жить без гурманизации, на минимальных потребностях, то всего хватало бы. Однако дополнительное питание и создание разумного разнообразия требовало или каких-нибудь дорогущих оранжерей, или импортных поставок.
   - Хорошо, сеньор Хугу, - ответил царь, - будем докупать, что нужно, деньги есть.
   С деньгами действительно пока было хорошо, всё-таки положительное сальдо, благодаря новой ценовой политике. Естественно, что нашлись умники, советовавшие ещё более взвинтить цены. Мол, коли купцы плотют дорого, так давай их выкрутим досуха. Вяземский им устроил укорот, рассказав историю Троянской войны.
   Сначала, Троя создавала флот и занималась борьбой с пиратством в Средиземном и Чёрном морях. За заслуги начали взимать пошлины с торговцев, проходящих туда-сюда Босфор, даже таможню поставили в тамошней бухте. Время шло, пиратов забили, а пошлины все платили без претензий - всё-таки поддержка важной торговли. Увы, всё кончилось плачевно. Троянцы начали потихоньку повышать размер мзды. Откуда у царя Приама столько золота? Всё просто, именно он довёл величины пошлин до несуразных размеров. Да и сами троянцы стали вести себя, как сверхлюди в портах других стран. Как будто они пиндосы какие-нибудь. Греки начали собирать флот и привлекать союзников, чтобы урезать троянского осетра. Даже делегацию к Приаму отправили, пояснившую, что торговля становится невыгодной. На что царь дал дурацкий и наглый совет поднять цены на товары. Мало того, его младший сын Парис влюбился в красивую жену спартанского царя и устроил киднэппинг. Воспользовавшись отсутствием её мужа, ушедшего с войском на войну. Ясен перец, что тут же придумали враку, якобы Елена любит Париса. Ага-ага, щазззз! Греки психанули от этой последней, англовыраженной капли и отправились навтыкать Трое за беспредел. Чем кончилась сага о неограниченной жадности все знают.
  
   Ох и скукотища, когда ждёшь у моря погоды! Михайла задолбался придумывать себе заботы в сей подготовительный период создания толковой армии. Руки чесались где-нибудь кому-нибудь настучать по тыкве, но в головушке сидело одно: "Раньше времени не рыпайся!" Ивану-то хорошо - он царствует и учится, а чем заняться князю-бродяжичу? Даже местные разбойники как-то быстро закончились. Ладно, в августе Иоанну Пятому восемнадцать лет исполнится, тогда какие-нибудь приключения сами нарисуются.
   Однако, приключения начались раньше, когда из Франции пришёл корабль с навроде обычной делегацией класса "посотрудничать малёхо". А при них личный посланник Людовика Четырнадцатого, инкогнито, некий Луи. В открытой части обсуждались вопросы торговых преференций и даже строительства военных кораблей. Всё-таки у русских полно лиственницы, а она не гниёт. Под совместную верфь выделили остров на Двине, неподалёку от Архангельска, под названием Соломбала. Налог практически никакой - французы должны отдавать царю один корабль из четырёх построенных. Уступки объяснялись согласованиями по второй, секретной части, которую сей Луи, вьюнош 22 лет от роду, озвучил.
   Французы заключили Регенсбургский мир на двадцать лет с Испанией, Священной Римской империей и Голландией. И, как положено в Европах, уже готовились к новой войнушке. Учитывая, что Испания экономически шла в даун (а как ещё иначе при короле-полуинвалиде, да ещё и из Габсбургов), следовало этим воспользоваться. Тем более, что и сама Св.Рим.империя, а точнее Австрия, сильно пострадала от османского нашествия. Ну и как не воспользоваться связями русских: с Португалией, Швецией и той же Османской империей? Хорошими торговыми и действительно дружественными. В Англии усиливается кризис королевского уровня, значит она не полезет в свару. Тем более, что есть возможность оттяпать власть в Испании у Габсбургов в пользу Бурбонов.
   - Ваше величество, - говорил по-французски молодой Луи, - король будет вам премногим обязан за поддержку наших притязаний, как и за помощь, которую вы могли бы нам оказать в будущем.
   - Да, мессир Луи, это очень интересно и наверняка будет полезно в будущем, - ответил Иван Пятый по-русски.
   На тайных переговорах присутствовали Вяземский, Ромодановский и Долгоруков-старший, знавший французский язык. Других не пригласили по просьбе Луи. Понятно, что русский царь сам решит кому из своих ближников доверить секреты, позже. Михайла, наконец-то, узрел мерцание своих мечт, которые можно воплотить, если очень постараться. Всё-таки хорошо, когда есть что планировать под заказ. Первично порешили участие войсками - Россия сможет подготовить 50-тысячный корпус для действий в Европе. С португальцами можно переговорить на сентябрьской свадьбе, а к шведам отправить посланника практически сразу. Вопрос в том, что получит старший царь земли Русской?
   - Назовите ваши пожелания, ваше величество, и я доведу их до Людовика Четырнадцатого.
   Списком всех "пожеланий" решили заняться в ближайшие три дня (потерпите?) и на четвёртый озвучить в письменной форме. Никем не узнанный дофин вздохнул с облегчением, опасался что московиты совсем откажутся и согласился подождать. А Мишка, после встречи, умчался к себе, чтобы в европейские карты залезть со всеми потрохами. Высокая братия порешила конец дня посвятить персональному обдумыванию, а назавтра собраться, чтобы было чем друг другу голову морочить.
  
   Обсуждалово началось с вопроса "где оружие брать?", то бишь, на крупную армию пока не хватало своего.
   - Миша, земли в Европе нужны тебе, так что сам изыскивай, - вердиктнул друга-наставника царь, - меня больше интересует строительство тракта, да и деньги надо бы получить по договору.
   Действительно, второй транш в десять миллионов ливров ещё не был оплачен из-за замедления работ по проектированию будущей трассы. Остальные князья-товарищи больше строили планы о торговле со Швецией, всё-таки соседи по карте. Трудно мечтать о том, чтобы залезть внутрь европейского гадюшника, проживая столь далеко. Да и боязно как-то, когда в тех местах водятся и испанцы, и англичане, и голландцы и прочие непонятные племена и нравы. То ли дело, Польша и Османия, сто раз с ними воевали и ещё сто раз повоюем.
   - Хорошо, друзья, - расхрабрился Вяземский, - буду на своём стоять и личное обговаривать.
   - А что у тебя личное-то, Михайла, - усмехнулся Фёдор Юрьевич, - окромя денег, конечно? Чего хочешь от французов? Чем отдариваться будешь?
   - Да, - присоединился Мышецкий, - мы чем помочь можем?
   - А личное у меня ого-го какое..., - начал торопыга с раскатанной до горизонта (или за горизонт) губой.
   И начал он своё громадьё, и тяжело вздохнули соратники, и покрутили в уме указательным пальцем правой руки у виска. Хочет друг сердешный окончательно сбрендить и запросить себе Южный Брабант и Восточную Фландрию у Людовика Четырнадцатого. Ясен пень, из будущих совместных завоеваний. Готов ради этого поставлять интадуру и срачу, корпус воинов, "жидкий аспирин", даже амбру всю какая имеется у китобоев архангельских. А также втянуть Швецию с Португалией, а Голландии понаобещать золотые горы заказов на их станки, инструменты и прочие шкиперские рундучки (или как оно там называется).
   - Для начала открою в Остенде, потом в Брюгге торговые представительства, якобы мирный торговец. Не только торговые лавки, но и мануфактуры какие-нибудь. Якобы я полезный-преполезный дурачок из Московии.
   - Да уж, болезный дурачок из тебя получится знатный, - подкузьмил Нарышкин.
   - Лев Кириллович, пойми, любая страна заинтересована в инвестициях со стороны, местные чиновники - взяткам, а тамошние графья - подаркам.
   Советники пообсуждали детали, обсосали каждую, кое-что покритиковали, но в конце концов одобрили сиё сумасшествие.
   - Ты, Михайла Алексеич, попробуй, а мы посмотрим, вдруг получится, - поставил предпоследнюю точку Долгоруков-старший.
   В конце обсудили кого отправить генерал-губернатором в Смоленск и сошлись на кандидатуре Петра Ивановича Прозоровского, бывшего "дядьки" Иоанна. Человек верный, преданный и исполнительный, на первые годы сойдёт и такой, пока туда старший царь не переедет.
  
   Всё-таки русские есть русские! Мало того, что еле-еле привыкли по европейским ценам не только покупать, но и продавать, так и предложили то, что знатно порадовало Луи. Впрочем за три дня Михайла разработал вполне толковый план. Конечно, следовало учесть, что переговорщики не знали ближнего будущего (даже Игорь Мальцев), которое именно в эти 3-4 года будет на их стороне.
   Английский Карл Второй уйдёт в 1688 году и на три года воцарится Якоб, которого сменит... Вильгельм Третий Оранский. Так что обещание помочь ему в будущем "передавить Англию" вполне само собой реализуется. Всё-таки не хотелось бы, чтобы Голландия лезла в разборки России и Франции с Испанией. В Испании грядёт отставка герцога Мединасели в 1685 году, да и само королевство только что поссорилось с Ватиканом и потеряло его поддержку. Австрия занята войной с турками и жаждет вернуть Южную Венгрию и захапать Иллирию. Так что будущие Австрийские Нидерланды ещё даже не нынешние. Португальцы, отвоевав независимость от братьев-пиренейцев, тоже хотят ещё чего-нибудь урвать, например какой-нибудь крупный остров в Карибах. Так пусть Кубу себе присвоят, Мишке не жалко. Пруссия хотя и присоединила Бранденбург, но королевством станет лишь в 1701 году, а пока тот же Бранденбург разорён Тридцатилетней войной. От Швеции понадобится лишь корпус в аренду и, может быть, корабли. Тут-то Вяземский и пригодится, ведь отношения шведов и французов разорваны, значит, якобы, нанимателем будет князь Вяземский, а оплатить могут и франки, через него. И даже Война за Испанское Наследство начнётся лишь в начале следующего века!
   Спрашивается, а что получит Франция? Тут-то собака и порылась, как следует. Западную и Южную Фландрии, графство Артуа (где этот самый угольный Нуайель-су-Ланс находится с углём для Михайлы Алексеевича), южную часть Южного Брабанта, а также всякие Льежи и Намюры и даже кусок Лотарингии. Ну и другие земли, как на границе с Испанией, так и в Вест-Индии (сколько удастся). Кроме того, вдруг удастся заменить больного Карлоса Второго на своего Бурбона? (Тем более, что в начале 17 века это и так случится).
   Мессир Луи, он же Великий Дофин инкогнито, в принципе был согласен. Даже с ценами на различные русские товары и сырьё, как и субаренду дополнительных воинских контингентов. В любом случае, последнее слово останется за королём Франции. Понятно, что трёхлетнюю подготовку к войне следует хранить в секрете насколько это возможно. На том и порешили, включая грядущую оплату по тракту, уж в этом проекте обе стороны были реально заинтересованы. Теперь рашенкам осталось лишь ждать, да догонять!
  
   Как так получается в жизни? Война лишь через три-четыре года, а начинать подготовку пришлось практически сразу. За месяц собрали гору ништяков, придали "тигрят охраны" вдосталь, собрали торгово-представительскую команду во главе с фешенебельным Борисом Голицыным и "министратором" Ларионом и отправили аж в Остенде. Нехай внедряются заблаговременно, пока мир-дружба-жвачка повсюду. Другим арендованным кораблём послали гонца с инструкциями для графа Виндау (в быту витязя Дмитрия Лукьянова). Бросай, мил воин-дипломат, Курляндию и поезжай в Швецию разговоры разговаривать на важные темы. А на его место убыл витязь ордена татеборцев Алёшка Марьин, титул графа Либау выкупать. Заодно провести набор местных в семитысячную бригаду и там же построить базу подготовки. И оружия для них заказать согласно "вяземской комплектации". Сами знаете, что курочка по зёрнышку клюёт, а весь двор в дерьме.
   Торговля русским добром уже принесла более четырёх миллионов рублей, благодаря повышенным ценам. Озадаченный Афанасий удивлённо чесал репу, вроде количество товаров не боле прежнего, а деньжищ аж в шесть раз больше, чем в предыдущие годы. Правда, следовало учесть практическое наличие отсутствия казнокрадов, испарившихся из северной действительности быстро и надолго. Кто голову или руки потерял, а кто сбёг подальше от "нововведений". Где патриархальная праведная Русь, почему юнцы нарушили все каноны жития благого? Ох, нет боле житья нормальным русским дьякам и чиновникам, как встарь, испокон веку. Всё поломалось, чего теперь со страной будет?
   В конце августа вернулись экспедиции Абрантуша, который бастард герцогского семейства Авейру. Одна снова удачно разменяла монеты на золото и серебро, заодно накупив четыре корабля вест-индских товаров. Деньги тут же закубышили (хотя чуток проплатили за нужные нужности), а товары лишь частью себе оставили, в основном европейским купцам распродали. Не все же могут в Новый Мир шлындать, когда там полно пиратов. Вот и получилась небывалая хрень несусветная класса "Архангельск торгует колониальными товарами". Пусть мозги у правоверного западного торгашества пухнут от удивления и лопаются от напряжения. Представляете, какой-нибудь купец, вернувшись домой, говорит знакомым:
   - Удачно сходил на Белое море, купил у местных сахарного тростника и табака.
   Впрочем, к чудесам русского Севера уже начали привыкать и старались вписываться в новые условия.
   Вторая экспедиция Абрантуша вернулась из долгого вояжа (на арендованном судне) в глубины Бразилии. Понавезли много интересного, в первую очередь амаранта для луков Игната и Абдуллы Хакима и пять десятков стволов палисандра (на корабль не хватит, а разные вещи попроще можно изготовить для пробы). Остальные дары сельвы предстояло разложить по порядку, осмыслить и найти им применение. Найденные изумруды Хуан Рикардович оставил себе, хотя и подарил по чуть-чуть своим отмороженным друзьям. Всё-таки - ценная редкость или редкая ценность. Одно странно, как Абрантуш всё славно организовал, что сам проводит время то в Архангельске, то куда-нибудь в Вологду за дёгтем и мехами приезжает. Насколько верные люди ему служат, даже не пытаются его кинуть, как в капиталистические времена.
  
   Москва наслаждалась французским золотом и калмыцкой солью. Товары покупались приезжими европейцами без проблем, почти без торговых препирательств. Стрелецкие полки выглядели патриархально и благолепно, уж Шакловитый расстарался от всего сердца. Он понял, что царицу интересует внешний вид служивых, поэтому не заморачивался умениями. В конце концов, весь мир воюет по принципу: разок выстрелил, а потом - в рукопашную. Так чего выдумывать с мушкетами? Дешёвые столь же хороши, как и дорогие. Зато кое-какая копеечка перепадает в личную кубышку. Вон, уже восемь полков добавил к пяти имевшимся. Да и за полковничьи должности бояре хорошо отдаривались, всё как в добрые старые времена. А тех, кого полякам отправили, можно и в Смоленск спроворить (если живы останутся). Всё равно "государевы полки" верными никогда не будут, так пусть Иван их и кормит.
   Софья Алексеевна успокоилась, поняв, что ни Иоанн, ни Пётр больше на московский престол не претендуют и организовала всё, как её душеньке угодно. Даже ферязи разрешила в Кремле носить, уж очень они красиво и выспренно выглядят. Жаль, что милдруга Васю забрали, пришлось другого заводить, из Долгоруких. Понятно, что при дворе ошивались лишь преданные и послушные, таких и одаривать можно. Вон, сколько бояр да князей убили во время стрелецкого бунта, их земли в казну и отошли. Плюс то, что Хованскому принадлежало. Есть чем нужных людей приголубить. Наконец-то сбылась мечта, когда никому ничего доказывать не нужно. Знай, себе, правь и повелевай, имея вдосталь власти в Московии!
   В принципе, Иоанн и Михаил (с помощью Василия Голицына) правильно рассчитали, что Софья не захочет проблем, а значит временно не будет козни строить, поверив в желаемое. Когда денег полно мало кто ищет ненужных сложностей и старается соблюдать равновесие. Тут ещё и французы пообещали привезти остаток платежа в ближайшее время. Только на этот раз в пистолях, а то и золотые экю уже не выпускают, как и ливры.
   На Руси наступил золотой век покоя и благоденствия! И Горбачёва не имелось, чтобы поломать то, что до него построили...
  
  
   Глава 4
  
   В сентябре 1684 года в Архангельск привезли чудо дивное - невестушку для старшего царя. Ох и краса миловидная, да ещё и умна. Даже по-русски чуток лопотала, благо последние месяцы специальный учитель имелся. Вот она - плата за сотрудничество на уровне монархов. Как и положено, принцесса перешла в православие. Умная девушка, любопытная, грамотная, вся в матушку свою, Франциску Савойскую, помершую в прошлом году. Странно, но Иоанн ей понравился ещё по переписке, а уж когда вживую увидела... Высокий сильный молодой человек, приятной внешности, имеющий притягательный взгляд. Нечто загадочное, доброе и понимающее таилось в его взоре. Всяко лучше европринцев с их лошадиными мордами и следами вырождения на лицах. Русский царь!
   Свадебные торжества прошли великолепно, да и гостей прибыло вдосталь, включая иноземных. И если, для благородных, вин понавезли из Европы, то простой народ три дня заливался пивом герра Вайзера за счёт казны. Ну и заедался вволю. Даже заморских фруктов диковинных целый корабль прибыл, чтобы подданных порадовать щедростью небывалой. Понятно, что молодых завалили подарками и здравицами. И брачный контракт подписали со всякими взаимоусловиями, как положено в цивилизованном мире. И лишь после того, как активная фаза кончилась, обсудили кое-что секретное, направленное против Испании.
   Жизнь пошла своим чередом, гости разъехались, зато поисковики начали возвращаться. В первую очередь пришлось решать проблему с птичьим дерьмом. В России оно на северах ничего толком не дало, возить на юга долго и муторно, а вот Европе пришлось по вкусу. Гуано, хоть и северное, но тоже урожайность подняло заметно, пусть и временно. Сразу несколько стран в очередь выстроилось. Пришлось "великим царям" заняться выдачей временных разрешений на добычу, нехай иноземцы сами добывают вонючее сокровище на Русском Севере. По крайней мере, пока где-нибудь поодаль не построим городок из складов, чтобы сиё добро подальше воняло, когда его много. Кстати, Пахом с Дарьей и алхимиком-врачом Августом Вебером нашли, что чуток гуано улучшает свойства мыла и шампу. То ли мылится лучше, то ли волосья отстирывает чище... А противный запах исчезает почему-то.
   Вебер, став фактически владельцем целого мини-института, вёл исследования по различным направлениям. Например, высушил то же гуано, сделал порошок и добавил в порох. И теперь голову ломал: хорошо это или плохо. Зато кукурузную гниль производил вдосталь, делал целебные тинктуры и продавал задорого (не забывая налоги платить сполна и вовремя). Эх, ещё бы мазь и пилюли научиться изготавливать, дабы лечебные свойства сохранялись! Впрочем заглавной задачей стояло качество пороха. Михайла готов был даже командировать алхимика в Китай, но купец Саргис пообещал, что попробует переманить какого-нибудь китайца из соответствующего семейства. Давно пообещал, зараза, ещё в беспутинские времена, да всё никак выполнить не мог. Зато привозил китайские пороха на пробу, жаль что мало. Посуху долго и взрывоопасно, а корабли пока столь далеко ходить не рискуют. Могут, конечно, но нужны промышленные объёмы, причём регулярные. Разве что с португальцами наладить вывоз?
  
   Французский король Людовик Четырнадцатый вошёл во вкус. Он построил систему власти, удобную при единоличном правлении, а Кольбер, пока не умер, пресытил казну деньгами, попутно создав мощный флот. Чего уж говорить о размере заморских колоний, ни одна страна Европы не могла похвалиться таким громадьём. Самое время подоить чуток в интересах Руси короля-солнце, возомнившего себя властелином горы. Оно, ведь как, чем выше взлетаешь - тем меньше врубаешься в мелочи, которые внизу имеются. Да и не имеется в достатке правоверных исполнителей, чтобы грамотно рулить захапанными землями. Какой смысл владеть какой-нибудь тогдатошней Луизианой, охватившей все земли вдоль реки Миссисипи, если толком обширные владения не использовать? И в то же время мечтать о присоединении к Франции той же Лотарингии. Маразм, конечно, когда Эльзасом владеешь, а Лоррейн немцам принадлежит. Ох, сколько же веков ещё европейцам предстоит собственный глобус подправлять, да изменения вносить! Хотя бы столетие без передела границ.
   - Ваше высочество, что московиты готовы для нас сделать?
   - Ваше величество, они согласны на многое, но и сами хотели бы небольшое дочернее государство получить, - начал разьяснения возвернувшийся принц, - их интересует восточная Фландрия и северная часть Брабанта.
   Соответствующая карта расстелена, будущие границы обведены. Вроде, немного по территории.
   - Отец, сир, мы потом можем у них это отнять, как я понимаю, - заулыбался дофин, - так пусть попользуются несколько лет.
   - Любопытно, тем более, что в договоре нам предоставлены огромные преференции. Хорошо, мои советники изучат предложения и подготовят ответ.
   И куда Бурбоны с крючка денутся? Нонешние войны такие, что сегодняшние союзники назавтра переходят в стан врага. Так что лучше держаться за русских до посинения, ибо за ними сила - дружба с Португалией и Швецией. То есть, с теми, с кем завтра австрийцы и англичане могут подружиться, если французы вовремя не подмажут политическую ось. Находясь на пике следует учитывать геометрию с физикой, ибо он не бесконечен. Впрочем, никакой Людовик всерьёз тартарских урусов не воспринимал и такими категориями не мыслил. Нет смысла тратить своё драгоценное время на анализ возможностей всяких Алжиров, Московий и прочих Сенегамбий. Тот же тракт в Маньчжу гораздо важнее и полезнее, а уж тем более порт на побережье Пасифика. Так что пусть поимеют крохи с барского стола, временно, лишь бы отвлекли на себя часть армий противника в будущей кампании. Савойя, Лотарингия и Пфальц пока нужнее, чем клочки Северной Бельгики.
   Зимой подробный ответ последует русским, чтобы те начали подготовку к войне.
  
   Впрочем, северные московиты и так этим занимались, языками своих посланцев. Карл Одиннадцатый нисколько не возражал против сдачи в аренду части своей армии (тыщ двадцать). Всё-таки, кроме оплаты за рент ещё и прокорм ложился на Вяземского, плюс жалованье самим воинам-интернационалистам. На этих условиях и дюжиной фрегатов можно поделиться (Дмитрий настаивал на тех, что поновее), вместе с командами. Да и вопрос сохранения нейтралитета в конкретной войнушке не вызвал возражений. Швеции пока не до своих амбиций, когда идёт развитие внутренней экономики и внешней торговли. Поддержка интересов немцев и англичан не входила в нынешние планы короля, уже явно отличные от тех, какие он имел в реальной Истории. Разве что захват Западной Померании, пока Бранденбург слаб, но и с этим можно подождать. Более интересным явилось предложение графа Виндау о выкупе у герцога Курляндии и разделе поровну доли Якоба фон Кеттлера в лапландских рудниках. Всё равно наследник хочет сладкой жизни, а на это нужны деньги. Вон, продал витязю Алексею Марьину титул графа Либау и не поморщился ни разу. Кто знает, может и Курляндию продаст, а сам переедет к своему кумиру, королю Франции, в Версаль?
   Переговоры с штатгальтером Вильгельмом Третьим Оранским проходили с переменным успехом. Тайну войны с Испанией ему не доверяли - слишком силён. Поэтому плели паутину Великого Договора класса "рыба-деньги". То бишь, от Голландии - товары и услуги (пусть даже задорого), а обратно - сырьё и материалы (тоже недёшево, но гарантированно). Умный правитель был заинтересован в стабильных ценах на пушнину, изделия из конопли и улучшенную смазку из ворвани. А что делать, если эксперименты братьев Дегтярёвых по сгущению китовьего жира (путём добавления присадок) прошли успешно? Интадура и срача получались даже получше (чуток), чем из дёгтя. Страна моряков, что ни говори, зависела от такой сермяжности, как смазка. А экипажи нуждались в пастиле из клюквы, которая гораздо дольше хранится, чем всякие лимоны или капуста с картохой. Цинга и в Африке цинга и нет смысла терять опытных мореманов в дальних плаваниях. Да и совместная экспедиция для поиска Терра Инкогнита вызвала интерес. Князь Вяземский готов подписать отдельный договор, если что, и передать выкупленные у Кеттлера-младшего карты с намётками. Даже выкуп куска Зеландии к югу от Западной Шельды с портом Нёзен выглядит интересно. Всё-таки десятилетние поставки ништяков Русского Севера принесут гораздо больше доходов, чем платежи региона за столетие. Об этом необходимо подумать, как следует. На вырученные деньги проще нанять сильный отряд и отвоевать что-нибудь более пригодное в другом месте, да и большего размера. Или наторговать ещё больше, вложив сей дополнительный доход в Вест-Индии.
   Бургомистр Остенде принял потомка Гедиминуса со всем почтением и прилежанием. Любой портовый город заинтересован в инвестициях в свою экономику, а тут целый торговый комплекс предполагается. Борис Голицын привёз дары городу (а значит и градоначальнику), которые, заодно, являлись образцами русских товаров. Да, дорогие, но и покупатели будут не бедные в будущем. Какой европейский монарх или просто состоятельный человек откажется приобрести соболей изумительной обработки и качества? Или смазку, которой потребно в три раза меньше, чем обычной. Чего уж говорить о жаропонижающих и болеутоляющих жидкостях, о которых слухи дошли, а сам товар и не купить нигде. А со своей торговли московиты готовы платить налоги регулярно и как положено. Мало того, они хотели бы открыть школу, чтобы желающих готовить сначала, а потом нанимать на работу тех, кто никакой работы не имеет. Естественно, что будут отбирать трудолюбивых и исполнительных, а не голытьбу всякую, а городу станут платить эдакий налог "за трудовые ресурсы" (как они говорят). Ну, и готовы брать в аренду земли, если власти позволят, чтобы выращивать нужные им злаки и овощи. Как же таким приятным во всех отношениях людям отказать? Тем более, что испанского преставителя тоже задарили и мехами, и шампу каким-то, ещё и оплатили его помощь и консультации некими "золотыми мальцами", чему дон Густаво был очень рад. А то ему совсем грустно и тускло прозябать вдали от Мадрида, будучи сосланным за небольшую провинность в грязный занюханный портовый городок.
  
   Москва небывало разбогатела по итогам года. Куранты в Боярской Думе (правда, ныне без заморских новостей, а лишь внутренние вести с полей) велись по поводу картохи и кукурузия. Страх перед первой удалось преодолеть и хоть чуток накормить свиней и крепостных. А во второй стезе неожиданно выделились многочисленные Хрущовы. Оказывается, что ещё два года назад Иоанн поручил им всерьёз заняться "царицей полей", даже воскресенских манагеров выделил вдосталь. Прошлым годом сиё дело освоили, а в этом - уже почивали на лаврах. Почти все многочисленные початки турки скупили для своих иноходцев, да по хорошей цене. А силосу столько, что персональное хрущовское животноводство удалось утроить. Сколько же мяса и шерсти они в итоге поимеют и выгодно продадут? Недаром их далёкий потомок такой же трюк провёл. То общесоюзному стаду кормов не хватало и пришлось его наполовину зарезать, а как кукурузу повсюду стали выращивать - тут же и корма появились. Ну и стадо разрослось. Правда, его все ругали, лучше бы он импортные джинсы закупал и жвачки для творческой интеллигенции.
   Конечно, послы-иноземцы тех же думцев одолевали "личными просьбами своих монархов". Мол, надо бы цены снизить да продажи количественно увеличить. Даже соль готовы покупать много-много, лишь бы цена стала человеческой, а не "московитской". Хорошо, что царица оценила результаты НЭПа и совсем не ценила иностранцев. Всё-таки отрадно, когда в казну столько денег приходит, а налоги повышать не нужно. Ни, тебе, бунтов, ни мятежей, ни недовольства людского. А к католическому рождеству и французы пять миллионов ливров подвезли, в бочонках. Остальное, говорят, весной доставят - уж очень крупные суммы возить рискованно. Так что Софьюшке грех печалиться и быть недовольной, мир стопудово розовым выглядит, а все вокруг такие лапушки стоеросовые!
   А уж как оружейники Москвы и Тулы этим годом радовались. Всё-таки огромный заказ на кольчуги двойного плетения исполняли для Архангельска. Дальний царь, видимо, мыслил по старинке, коли бронировал своих стрельцов, которых готовил для новых земель на западе. Вон, в европах, лишь у тяжёлых кавалеристов всяких кирасы имеются, а пешцы токмо в париках и ботфортах на голу жопу ходют воевать. Неча тяжесть излишнюю на себе таскать, ежели мушкетная пуля всё равно защиту пробьёт. Ладно то, что деньги справно платят. Все же знают, что на Севере деньжищи лопатами гребут, от народа такое не скроешь.
   Лишь Киев кряхтел, пыхтел и кормил несметную ораву с пятнадцатью тысяч глоток. Быстрей бы уж их поляки забрали, да отправили турка воевать. Небось там, под Каменецком, реки молочные текут среди кисельных берегов, раз за те земли сеча нещадная намечается. Польский круль ноне богат армиями и рвётся от моря до моря расшириться. Ох, сметёт его тяжёлая конница османскую пехоту, поди не остановишь аж до самого Царьграда? А евоные союзники-немцы небось тоже балканских земель под себя подгребут до самой Греции. И падёт Туретчина, и разверзнутся хляби всяческие, и восторжествует истая справедливость, и... Главное, чтобы потом все войны прекратились и наступил мир великий. Мир, а не мор и разруха вселенская.
  
   Лишь Михаил Алексеевич князь Вяземский тосковал. Вроде все налаживается, развивается, строится. Вон, берега Двины и островков на ней покрылись верфями, где на стапелях новые корабли доделываются. Тоже по-своему: где-то готовое судно, где-то лишь остов с рёбрами-шпангоутами, а где-то лишь стапель ставится. Да, две дюжины кораблей к следующему лету будут изготовлены различными мастерами, тем более что и оснастка с оружием имеется. И ещё столько же в различных стадиях готовности - отсюда и до конца 1686 года. И дружинников по лагерям разбросано вдосталь, и закрома полны, и контакты налаживаются. Однако первые два года прошли интересно и весело по-своему, причём ближе к народу, к друзьям и подельникам. А последние два года всё тусклее и зануднее. Забурел, возвысился, стратегом стал, чтобы ему пусто было. Где половецкие пляски, где гей-гей-турумбей, где личное участие в охотах на татей?
   Мальцев понимал, что чем глобальнее задачи, тем дальше от личного, но не мог смириться. Жена и сынок, Алёшка, вот и вся отрада. Да и на них толком времени не хватает, когда приходится рассчитывать каждый шаг, чтобы не проколоться. Это Руси хорошо стало, явно лучше, чем в РеИ, а самому попаданцу каково? Он тоже живой человек и хочет жить, а не "существовать во благо". Блин, даже вспомнить нечего, кроме сраного громадья проектов и немеряного богатства. Да и оно, сразу улетучивается по мере прилетучивания. Игорь чувствовал, что золотая клетка его долго не удержит. Тогда всё здравомыслие рухнет, а с ним и навороченные планы. Зато вернётся непредсказуемость и самобытность.
   Вон, даже Глаша приключения имеет на ровном, вроде, месте. Недавно на приёме один французишка позволил себе лишнее и прибнял её в танце чуть крепче (как у них в Версале нормальным считается).
   - Ах ты охальник! - отреагировала Глафирья и врезала ему с левой (чтобы не убить).
   Вот только удар у жёнушки поставлен - француз отлетел, упал и шею себе свернул. Нет, ничего страшного, жив остался, но голова теперь навсегда скособочена, а он, как-никак, сын какого-то маркиза. Михайлу дружинники всем скопом удержали, когда он ринулся на добивание, но инцидент-то случился. Князь Вяземский чуть всё сотрудничество с Францией не похоронил одномоментно, так строго и сердито распекал полпреда короля Людовика Четырнадцатого. Тот аж съёжился, опасаясь, что прямо здесь похоронят (а не в родовой усыпальнице). Причём сначала не понял, кто на кого должен яриться, лишь через несколько минут дошло. Хочешь-не хочешь, но пришлось отправлять посуху, зимой, парочку курьеров с охраной к его французскому королевскому величеству. Дабы во искупление с нарушителя русского целомудрия титул сняли, (а маркизат могут оставить, не нужен) и передали в Архангельск. Здесь сами определят кому его всучить. Ну и, на будущее, во имя доброго союзничества, нехай присылают людей правильных, не нарушающих русские приличия. А то, понимаешь, понаехали тут!
  
   Окончательный удар уходящему 1684 году нанёс оружейник Мади. Из курского и шведского железа он изготовил доспех "эрге" и стальной штуцер (четыре винтовых нареза, один оборот на длину ствола).
   - Достопочтенный сахиб Михаил, получилось, как вы повелели.
   - Уважаемый Мади, это чудо! - восхитился Вяземский, - выглядит, как небесная сталь.
   - Мы старались, всякие добавки пробовали. Зато ржаветь не будет, специальное воронение.
   Мастера, оказывается, чуть-чуть добавили саму "небесную сталь" (из привезённых кусков станин). Плюс, свои вековые наработки-разработки, то есть, плавка с присадками, остающиеся секретом семейства. Отрадно, что обещали до конца следующего года сделать примерно три тысячи штуцеров и столько же броней. А пушку они разрабатывают вместе с бывшим кабальным туляком Архипом, но всё пока в процессе. Отец Дмитрия тоже наладил производство стальных штуцеров и бронзовых пищалей. И отработал технологию очень дорогих стальных пушек, чтобы не связываться с чугунными. По его разумению чугун, как таковой, хрупковат для мощного порохового заряда и варить его следует слоями разной плотности и прочности. А это займёт долгие годы исследований. Конечно, проще дульнозарядные орудия делать, но клиент хочет с казны заряжать. Да ещё ствол делать длиннее обычного, чтобы дальности прибавить. Ох и намучались с капризом заказчика, зато результат самим понравился. Можно дюжину таких мощных пищалей каждый месяц производить, благо железа и каменного угля вдосталь. Угольком староверы обеспечили наконец-то, с Груманта кораблём возят, уже все свои склады заполнили.
   Общая картина будущей армии постепенно проявлялась в мозгах и на бумаге. Стратегия "от обороны", разбил врага в сражении - можно продвинуться вперёд. Осада крепостей, как и осадные орудия и мины, невостребованы. Пусть союзники этим занимаются. Полевая артиллерия предполагает, в основном, расстрел картечью вражеской пехоты и кавалерии, значит нужна скорострельность. Очень удачно, что новый порох Вебера не так сильно дымил и меньше сажи создавал. Алхимик почему-то считал, что он медленнее горит, но врёт поди. В любом случае, хорошо что зелье прогорает тщательнее, а значит оружье меньше загваськивается. Каждый батальон в семьсот стрелков имеет сотню арбалетчиков, сотню лучников, три сотни вооружены пороховым оружьем. Плюс, две сотни кавалеристов. Пять батальонов - полк, два полка - бригада, три полка - дивизия. Всё ясно и понятно. Ну и каждый батальон имеет свой обоз, гошпиталь, санитаров и прочие вспомогательные подразделения. Из пункта А в пункт Б даже пешцы передвигаются на лошадях, чтобы поболе времени оставалось на обустройство в пункте назначения. Естественно, что имеется рассредоточенный полк "егорок" для разведки и всяческих диверсий. Все носят пятнистую форму, чтобы враг глаза свои расфокусировал и ослеп, мать его! Никаких барабанов, лишь свистки и сигнальные ракеты. В обозе лопаты, чтобы повсюду, где ни попадя, траншеи общего пользования рыть и персональные стрелковые ячейки, ежели приспичит. Даже зажигательные ракеты с установками имеются в наличии. Всё-таки иногда полезно панику устроить, коли возле штабных шатров пожар развести. И врагам потеплее становится, и нашим повеселее.
  
   В самом начале 1685 года в Остенде, к русским, прибыла делегация из Брюгге (эдакого центра торговли в тех краях). Парочка сановников и несколько купцов возжелали "того же самого", то есть, открыть в их городе такой же Русский Дом для торговли и иного сотрудничества. Пообещали и льгот всяких, и привелей, и даже землю выделить под посадки потатов, маиса и подсолнечника, и школу для работников, если понадобится. А куда окружающим фламандцам деваться, коли русские товары разлетелись ещё до Рождества. Откуда столько богачей набралось никто до конца не понял, но на приезжих в Остенде не заработал лишь ленивый. Да и тот на одной из площадей бронзовым памятником числился. Так почему бы почтенным донам не поцеловать русский башмак, принесший доход не только перекупщикам, но и всем-всем-всем? Плохо, конечно, что всячины маловато было, но может это дело поправимо? Меха и срача по-всякому в цене будут, как и обезболивающие отвары под руку с чесалками для спин. Всё-таки многие готовы купить комплект "пятнашек" за десять талеров, когда есть возможность своими руками и умом заработать тысячу, коли 15 и 14 местами удастся поменять.
   В Архангельск срочно отправили гонцов, чтобы запросить людей и поставки по открытию навигации, а недотыкомокам из Брюгге посоветовали чуток потерпеть. Раз уж московиты долго запрягают - значит следует смириться. Правда слухи разлетаются быстрее, чем по интернету. Через месяц ещё желающие прибыли на "московитский двор", на этот раз из Гента. То же самое - вынь да положь им торговое представительство. Зараза, нафига всё это завоёвывать, если можно тупо скупить, притворившись лисятами в гостях у зайца? Ну что теперь - агрессию отменять? Ясен пень, что из Антверпена тоже понаедут упрашивать. У них с Брюгге ныне соцсоревнование на тему "кто самый торговый торгаш на районе". Если к этому добавится южная Зеландия, то самый класс для Вяземского, большего и не надо.
   Сам Михайла в это время помогал Иоанну разбираться с русско-польскими перипетиями. История чуток сдвинулась, хотя никому это не было ведомо, даже Мальцеву. Сравнить-то не с чем, когда в голове соответствующих знаний нет. В РеИ Смоленск и Киев были окончательно переданы Москве де-юре в 1686 году, тогда же и "Вечный мир" подписали. А в новой истории всё раньше состоялось, да ещё и с земельной чехардой. В результате, в 1684 году, не было у поляков "молдавского похода", время использовали на более тщательную подготовку. Всё-таки ляхи получили солидный приварок к своей армии. Во главе московского корпуса воинов-интернационалистов Кремль поставил генерал-поручика Патрика Гордона. Тем паче, что шотландцу и ездить никуда не нужно было - он в это время Киев укреплял, руководя инженерными работами. Для Польши оказался удобным тот факт, что пришлось считаться с русским нерусским генералом. Поэтому вечная грызня между королём Яном Третьим и коронным гетманом Яблоновским прекратилась благодаря вдумчивому опытному Гордону. Сорокатысячная армия (плюс десять тысяч гонористых добровольцев, пополнивших войска за обещания денег и земельных наделов) двинулась в начале апреля на Каменец-Подольский, чтобы раз и навсегда избавиться от турецко-татарского форпоста. То бишь, забрать его себе. Тогда будет своя база для вторжений в Молдавию, благо тамошний господарь готов был поддержать будущее вторжение, если поляки доберутся когда-нибудь в его земли.
  
   Любопытные и интригующие изменения шли в Преображенском. Иоанн любил младшего брата и постоянно заботился о нём. Книги для личной библиотеки младшего царя поступали регулярно, добротные учителя вбивали знания в Петрушу (чему тот не сопротивлялся, надеясь на светлое будущее). Даже нечто вроде гостиницы было построено для размещения сотни барчуков с холопьями - будущих спутников "великого вождя" в поездке за рубеж за дополнительными знаниями. Во главе группы, по рекомендации Василия Голицына, поставили некоего Франца Лефорта, знающего европейскую культуру и ценности. А тот, не долго думая, перевёз в деревню своих слуг, включая приблудившегося мальчишку: смекалистого и проворного. Алексашка, сын царского конюха, пришёлся по нраву многим, так как был богат на выдумки и неистощим на разные истории. Он мог и гоголем ходить, важно надувая щёки, и простой работы не чурался, коли нужно. Всё-таки на отшибе цивилизации стало повеселее с его появлением. Ясно, что Пётр потянулся душой с такому чуду замоскворецкому (или просто москворецкому?).
   Подготовка для всех включала учёбу, дополнительное воспитание и, естественно, разумные развлечения. Некоторые даже театральные постановки задумали, узнав от Лефорта, что те же юные лорды в Англии в такой потехе самоличное участие принимают. Вон, столетие назад, четырнадцатилетние Рутленд и Саутхэмптон затеяли интригу-мистификацию под названием "шэйкспир" (якобы великий поэт и писатель появился из ниоткуда) и даже малограмотного, но жадного, актёришку для этой цели наняли, чтобы роль исполнял. Причём, со сходной фамилией. Такое понакрутили, что весь мир поверил в это. И верит до сих пор!
   А так как даже "в европах" водятся разбойники и прочие нехорошие люди - были введены занятия по атлетической подготовке и умениям пользоваться холодным и огнестрельным оружием. Князь Вяземский расщедрился и трёх своих инструкторов прислал для пользы делу. Так что год подготовки к европейскому турне совершенно не зазря пройдёт, всяко польза на будущее. Причём, вместе с барчуками и их холопы занимались, дабы защитить хозяев в трудный момент. А чтобы простолюдины без толку не болтались в свободное время, для них классы устроили, нехай грамотными будут, а не чурбанами деревенскими.
   Странно, но Софья Алексеевна спокойно к этому отнеслась. Знала, что в итоге мало кто вернётся, может и брат тоже захочет там остаться. Или погибнет ненароком, мало ли что в жизни случается нехорошего. Деньги на приготовления исправно шли из казны (с того миллиона ливров, который было договорено на младшего царя потратить). Гуляй рванина, пока фарт идёт! Ну, или бархатина с шелковиной, без разницы.
  
   Муравейник имени Иоанна Пятого злодействовал по сотне тысяч направлений народного хозяйства. Ширнармассы и пахали, и сеяли, и добывали, и торговали, и учились и веселились... К лету начались отчёты по кораблестроительному соцсоревнованию. Первыми, ясен перец, реализовали свои таланты иноземные мастера. Четыре фрегата по 500 тонн, шесть корветов по 200-250 тонн и две шхуны быстрого реагирования по 120 тонн грузоподъёмности. Полностью вооружённые, оснащённые, и с флагами: пока царя Ивана и князя Вяземского. После ходовых и других испытаний им придётся заняться патрульной деятельностью, кончилась лафа у северных пиратов и браконьеров. Спрашивается, а где экипажи брать? Гы-гы-гы, так весной вернулись все те, кого в 1682 году отправили учиться за моря, то есть по самим морям на иностранных судах службу пройти. Плюс, несколько сотен подготовили уже здесь, в морских школах. А когда отправленцы 83-го и 84-го годов возвернутся, вообще военно-морской рай наступит. Не хухры-мухры петровских времён, а разумная подготовка и подход времён предпетровских. Флоту, конечно, мало, так его много и не бывает. Имелись и принципиальные отличия: соотношение длины и ширины в сторону удлинения, отсутствие таранов, гораздо более дальнобойные дорогущие орудия. Это, чтобы успеть всех врагов поломать, покусать, а то и перетопить до абордажа, а потом свалить стремительным жанатурмысом. Задача других захватить в бою не ставилась, лучше свои корабли сохраним и новых построим. Пока маленькие и сопливые! Вот к концу года ещё несколько достроят, включая первый линкор (1200 тонн грузоподъёмности), тогда и подумаем, но европейским флотам подражать не будем. Да и как им подражать, когда они галеоны строят? Нам, кстати, тоже...
   Торговля своё брала и манила очередным рекордом по зарабатыванию денег всем колхозом, скорее всего последним. Хоть стой, хоть падай, но не будет пока расширения номенклатуры товаров, когда они в основном являются сырьём и материалами. Кроме того, продажа слишком больших количеств приведёт к падению цен. Так что лучше пользоваться тем, что спрос пока выше предложения. Если к концу года доход Архангельского генерал-губернаторства дистигнет 7-8 миллионов рублей, значит так тому и быть. Пример: берёзовый дёготь слишком много не добудешь, да и нужен он лишь для быстродвижущихся деталей станков и прочего скоростного. А хвойного полным полно и из него хорошие интадуры и срачи получаются, знай добавляй и переваривай (или чего там мастера с ним делают, чтобы более густым становился). Ежели Европу завалить - та начнёт кобениться и выёживаться. А когда имеется определённый дефицит - клиенты на коленях ползают и выпрашивают: "подайте сирым, да убогим". Опять же всякие ништяки нужны во Фландрию. С начала навигации туда уже несколько кораблей отправили, в конце можно будет добавить. С португальцами, опять же, великая меновая торговля, пока армию нужно вооружать или, хотя бы, запастись вооружениями и бронями. До второй половины 1686 года тянучка будет тянуться, никуда не деться.
   Плюс, ещё одна новость из Лиссабону прибыла, своеобразная. Как раз к рождению царского наследника, названного Михаилом. Людям объяснили, что в честь деда, а ближники знали в честь кого именно. Счастливая маман была довольна, что не подвела мужа, да и сам Иван-царевич смущался и гордился одновременно. И ближники радовались за старшего царя, даже торговые представители напоздравляли выше крыши. Поэтому новость пришла тишком, без подслушиваний и сования носа со стороны. Король Педру Второй сообщил, что в войну вступит не сразу, а позже. У него сейчас дела имеются: военно-морскую базу на Тобаго усилить, как следует, и Хельсингфорс превратить в ведущий балтийский порт. Хорошо, в один из лучших. Мало того, он готов даже право на аренду у "коназа Вяземски" перекупить "с большой выгодой для дон Мигель". И для войны выделит ему тридцатитысячный корпус, как бы в аренду, но де-факто бесплатно. И жалованье своим будет платить по расценкам военного времени. Не хочет король светиться раньше времени на европейской арене и официально вступать в войну всей страной. А вот по ходу развития может и впрячься, в нужный момент и в нужное время. Ну и как с такими союзниками кашу варить?
   Впрочем Мальцев не брал в голову: шведы и португезы войска дают и ладно. Пусть поддерживают исподтишка, лишь бы сполна. В принципе, даже Ивана можно не втягивать, если штатгальтер Голландии Южную Зеландию продаст. Вот, от имени клочка географии и вступит в войну на стороне Франции.
  
   Ян Собесский отправил руское воинство прямо к Каменецку, а сам потащился в обход, к Пруту. Австрийские союзники усилили давление на Буду и турки растерялись. На помощь "старой крепости" смог двинуться лишь 18-тысячный корпус Абдулазиз-паши, ещё один находился в резерве у Прута, чтобы препятствовать переправе. Да, времена такие, что все ползают, а не двигаются стремительным жанатурмысом, поэтому любой может надурить так, что никакого героизма не хватит. Гордон подвёл к городку своих и осадил город полукольцом. Правда с другой стороны действовали его кавалеристы, чтобы перекрыть подвоз продовольствия и боеприпасов. А так, вроде всё мирно, даже флеши начали ставить. Гарнизону не хватало сил, чтобы выйти и гордо победить московитов в открытом бою, а ответственный паша пока не добрёл до Подольского ТВД. Лучше бы он совсем не ходил, куда ни попадя.
   Рядовые ляхи тоже не знали, чем думают полководцы и удивились развороту армии. Конечно, каждый понимает, что вода кипит при ста градусах, а девяносто - это прямой угол. Вот, под этим углом, тяжёлая конница и врезала Абдулазизу во фланг, зацепила на переходе, да ещё и кентов-пешкоходов позвала. А с другой стороны, откуда ни возьмись, и русаки поднавалили своей гурьбой. Нечестно, когда всем скопом одного пинают, который даже артиллерию не подготовил. А татарская конница легковата, чтобы с тяжами воевать. Упёртый паша, к сожалению, потерял связь с собственными подразделениями и упорствовал лишь на морально-волевых. В итоге, сдался, оставшись без надежды на помощь, обоза и пушек. Кстати, его орудия пригодились, когда Каменец-Подольский в осаду взяли. К осени пал не только городок (даже стен толком нет), но и крепость. И всё благодаря помощи "руки Москвы", как бы поляки в будущем её не хаяли.
   На радостях от сией новости и победе христианского оружия над магометанским, австрияки поднажали и взяли-таки Буду (на год раньше, чем в РеИ), а венецианцы подготовились к вторжению на Пелопоннес. Султан всея Османия дожился до того, что начал вилять хвостиком и, впервые в истории (если учёные и прочие википедики не врут) начал искать мира вместе с дружбой и жвачкой. Но он не на тех напал, поляки теперь поверили в свою звезду и начали подготовку к вторжению в придунайские княжества. В принципе, войск хватало, оставалось лишь толковую переправу построить. Прут - река серьёзная, вброд не перейдёшь. Так что конец года был посвящён инженерным фиглям-миглям в чём достойно помог генерал Гордон, инженер от бога. Неужели Молдавия наконец-то станет советской, то бишь, посполитской? Тогда Полония растянется от Балтики до Чёрного моря, а это наверняка приятно Яну Третьему и его народу, к бабке не ходи. Австрийцы тоже мечту возлелеяли, согласно которой отвоевать на следующий год остатки коронной Венгрии и заняться прилежащими землями. Московитов особо не спрашивали, считая, что и те рады усилению стран Священной Лиги, то есть, ослаблению турков и татар. Ведь это всегда русским приятно, когда Европе хорошо. Ради такого можно и свою кровушку проливать немеряно, и своё сырьё европейцам поставлять задёшево. Лишь бы погладили по головке, одобрительно похлопали по плечу и, наконец-то, приняли в свою семью...
  
   - Мин хер, экселенц, коназ Вяземски! Мой повелитель передаёт вам свой уважений и этот важный посланий, - учтиво поклонился представитель штатгальтера Голландии, - любой вопрос я иметь право обсудить с вами.
   Хоть и обозвали "хером", но Мальцев не обиделся. Видимо, привык уже к странностям века семнадцатого. Приятно, что голландца чуток обучили русскому языку, а значит в письме нечто важное и Вильгельм Третий в чём-то нуждается.
   - Благодарю вас, герр посланец, присядьте пока я ознакомлюсь, - столь же учтиво отреагировал "другой высокий сторона".
   Ого-го, правителю республики нужна помощь в деле наведения порядка в Англии! В феврале помер король Карл и его место занял Яков Второй. Тут-то штатгальтеру масть и пошла. Завитушки престолонаследования таковы, что у него есть права на трон островного государства, но так просто королевским титулом никто не поделится. А стать монархом всегда лучше, чем быть президентом, хотя нужна силовая поддержка.
   Судя по посланию, Вильгельм Оранский уже согласовал в Генеральных Штатах продажу Южной Зеландии русскому князю и теперь хотел кое-что для себя. Естественно, попросив об абсолютной секретности, даже от своего парламента. Ему нужно было всего лишь тысяч двадцать войск, правда через два-три года. Ответным жестом, причём сразу, последуют поставки ценных приборов и инструментария за счёт претендента на английский трон. Вильгельм готов закрыть глаза на русское присутствие в Брабанте и Фландрии, даже если будущие союзники что-нибудь оттяпают у испанцев силовым путём. Козе понятно, что в случае военного конфликта и сами голландцы прирежут себе кусочек географии Испанских Нидерландов. Например, восточную часть Брабанта.
   - Ну что же, я готов выехать в Гаагу и встретиться с его превосходительством для обсуждения деталей сего эгримента, - чопорно заявил бывший бродяжич, - можем согласовать дату и условия встречи.
   И кто там говорит, что Историю пишут народы, а не личности? Через час всё было обсосано и детализировано на первичном уровне разглагольствований. А через неделю и сам Михайла отбыл в Европу, чтобы открыть ящик Пандоры и покопаться в нём. Заодно, было согласовано посещение Версаля для итоговой встречи с королём Франции. Тем более, что Глаша рвалась за границу всеми фибрами, так как давно уже прошла курсы правильного поведения среди власть имущих. Ну и как отказать любимой жёнущке, да и зачем? В конце концов, не только боги горшки обжигают. Да и кто в этих европах знает о том, что Глафирья всего лишь найдёныш, тем более, что может её потеряли какие-нибудь сверхвысокопоставленные родители?
  
   События набирали обороты и к осени многое встало на свои места. Французы готовились объявить войну Испании весной 1686 года, заполучив согласие Австрии на невмешательство. Всё-таки немцы имели свою головную боль и все силы нацелили на то, чтобы добраться до Белграда или, хотя бы, поиметь Трансильванию в полное и безоговорочное владение. Англичане начали разборки со своим новым королём. Голландия дала добро на раздел Брабанта с Вяземским. Антверпен и Брюссель отходили русским вместе с прилегающими землями, на остальную часть претендовали голландцы. Единственное условие со стороны европейцев - земли князя не должны входить в состав Московского царства, а должны стать отдельным государством. А португальцы и шведы добровольно остались в стороне, понимая, что всё равно пирога на всех не хватит. Лучше уж проявить дружескую лояльность сегодня, чтобы получить некоторые козыри завтра. Больше вмешиваться в дела взрослых было некому!
   Передача куска Зеландии площадью каких-то вшивых девятьсот квадратных вёрст не сопровождалась торжествами и церемониями. Бывшие владельцы просто выдали карту местности, состоящую из трёх округов (Хюлст, Тернёзен и Слюйс), где проживало лишь несколько тысяч жителей. Порт Нёзен (называемый так в обиходе) был единственной ценностью локального уровня. Правительство Голландии разрешило желающим покинуть родовые земли, если новые хозяева будут их щемить и гнобить. Даже обещало оказать помощь с переездом, чем тут же воспользовалась чуть ли не половина населения. Нет, они не от московитов сбежали, а от достаточно грустной среды обитания. Это обитателям страны снеговиков зеландская урожайность за счастье, а местным очень даже грустно по сравнению с теми же фламандскими землями. Рыбы, базара нет, полно, но кому её продавать, когда рыбаков в Зеландии больше, чем потенциальных покупателей? Торговать чем-нибудь другим тупо нечем, разве что прибрежным песком. Хохма в том, уважаемые читатели, что дюн по берегам Северного и Балтийского морей видимо-невидимо и выражение "торговать песком" соответствует русскому "торговать воздухом".
   Зато "вяземцам" всё оказалось в жилу! Товары с Севера, да и вообще с Руси, будут прибывать кораблями в Тернёзен, а оттуда ими можно спекулировать где угодно. Среди местной рыбы из Западной Шельды имеется и та, что с красной икрой, и та, что с чёрной. Просто европейцы не умеют икру правильно солить и ценить. А Мальцев очень даже знает какой в ней полезный белок имеется для питания дружинников. Самые умные и вредные могут, концы-то в концах, и в море выходить за косяками плавающих морепродуктов. Домашняя скотина нормально разводится, даже бараны с овцами. Жрачки им хватает, значит можно мериносов в Шотландии купить и своей шерстью промышлять. А на явных неудобьях поставить мануфактуры. Это у местных нищебродов денег нет на индустриализацию - зеландцы, что с них возьмёшь, а у людей Вяземского деньжищ уже поднакопилось. Недаром его люди в своё время ремёсла понаоткрывали, зазывая спецов русских, но бесправных. И, ясен перец, имеется место, где военные лагеря поставить, чтобы завоевать всё примыкающее. Отсюда вывод: человек активный ищет возможности, а пассивный - откоряки. По понятиям европейцев Южная Зеландия была беднейшим регионом, а русские умудрились сделать её процветающей. Поди, разбери, что этим тартарским варварам надо?
  
  
   Глава 5
  
   Новый русский флот пополнился ещё шестью кораблями построенными на своих верфях и из своих материалов. Гордостью стал линкор с самыми дальнобойными орудиями в мире. Двенадцать длинностволов (согласно размерам конца 17-ого века) заняли специальные места, чтобы обеспечить вражин попаданиями, при случае, на расстоянии семисот ярдов. Правда им требовался новый порох Вебера, дорогой и пока ещё дефицитный. Дыму меньше, зато полезных газов больше. Пушки заряжались с казны, обеспечивая столь важную скорострельность, и могли заряжаться, как картечью (для ближнего боя), так и цилиндрическими гранатами, взрывающимися при столкновении с препятствием. Жаль, что пока неизвестно будет ли толк от такого нововведения? Остальное вооружение корабля сделали более менее стандартным, расположив в двух палубах. Вместе с линкором спустили на воду ещё два корвета и три китобоя. Война войной, но и специализированные суда тоже нужны, чтобы денюжки на боевую технику зарабатывать. Иначе так и погрязнем в перепродаже результатов мелкого бизнеса.
   Как обычно (быстро же небывалое стало обычным) всем купцам, отбывающим в конце навигации, продали остатки сладки и начали считать деньги. Казна Иоанна Пятого обогатилась на семь мильёнов двести тысяч рублей, превысив в десять раз то, что получалось заработать четыре и более лет назад. Сказалось резкое повышение цен и искуственный дефицит мехов, дёгтя и другого сырья. Всё-таки производить свечи всяко лучше, чем просто торговать воском. То же самое, переход на производство товаров из собственных материалов, однозначно распространилось по всей номенклатуре. Только хлеб на продажу не пекли разве, иначе весь засохнет. Впрочем экспорт зерновых заметно сократился из-за повысившегося внутреннего потребления. В результате и расценки повысились, видимо иноземцы действительно много кушают и боятся оголодать. Чего уж говорить о ворвани? Китовый жир большей частью наблатыкались переводить в готовую смазку, а цена на остаток сама собой полезла вверх. Сами купцы-иноземцы её и задирали, пытаясь хоть как-то выкупить дефицитный товар. Иначе придётся брать дорогую интадуру и совсем уж беспредельную (по цене) срачу. А кому это нужно?
   Для закрепления военного союза король-солнце прислал грамоту на титул маркиза. Своих провинившихся он не стал раскулачивать, воспользовался правом монарха и выписал новую бумаженцию со всеми полагающимеся подписями и печатями, хотя и без земельного домена. Короли Франции, Испании и Англии беспределили в тот исторический период без зазрения совести и прочих фибров души. Особенно, когда дело касалось их побочных деток или важных связей.
   - Ну, что же, друг мой Кузьма, поздравляю! - начал здравицу Вяземский, - Вписал я именно тебя во французскую грамоту, будешь отныне маркизом.
   - Благодарствую, Михаил Алексеевич, - расчувствовался верный и преданный помощник, бывший "дядька" Михайлы.
   Присутствующие на простенькой церемонии царь и князья поздравили витязя ордена Юрия Боголюбского с возвышением, как и его супругу Лукерью. Те, кто плечом к плечу воевал с подмосковными разбойниками, давно сблизились и отличались своими взаимоотношениями от московских бояр. Давно уже поняли, что люди из простых гораздо лояльнее даже близких по статусу и роду.
  
   Набор Рождеств отпраздновали и по-европейски, и по-русски, с песнями и плясками, весёлыми играми даже для взрослых и прочим гиканьем. Мир вступал в новый 1686 год и следовало качественно проводить старый. Всё-таки представитель Руси вступал в войны в середине Европы, а не с краешку, как обычно. Пожеланий друг другу напожелали сверх меры. На всякий случай и про запас, лишним не будет. Всё-таки Московия развивалась бодренько, хотя все достижения и инновации припишут "реформам Петра Первого". А куда ещё относить, коли период практически никак не был отражён ни в книгах, ни в фильмах будущего? Если люди 21-ого века искренне считают, что поморы на своих карбасах никаких китов не забивали, а ждали когда тех волнами к берегу прибьёт. И лишь при Петре... И медь на Урале не добывалась, и казённых заводов там не было, и лишь при Петре... Чего уж говорить, если в будущем почему-то считали, что Аляску продала Екатерина Вторая, даже в песне пели "Екатерина, ты была неправа!" Правда, сам Пётр, в новой Истории со сменившимися акцентами, готовился отбыть в Европу за образованием и практикой. И Софье Алексеевне удобно без юного растущего конкурента, авось (великий русский Авось) пропадёт за морями, али соблазнится тамошней жизнью и сделают из него какого-нибудь принца-консорта. Нехай вообще в Версале каком-нибудь обверсалится и переедет туда на ПМЖ.
   К весне Иоанн и Михаил разделили то, что посчитали нужным. Вяземский решил переселяться, используя арендованные корабли, а из архангельско-северодвинских взять лишь линкор, пару фрегатов и одну из шхун. Остальное можно и подождать, или организовать верфь где-нибудь в Зеландии или в Остенде. Тамошних жителей уже готовили к новой жизни подосланные шептуны, рассказывающие сказки о справедливой жизни под русскими. Прикольно, но и фламандцы и брабантцы не любили испанских правителей. Множество налогов, порой глупых или завышенных, неуважительное, а то и презрительное отношение к местному населению, прочее дерьмоправление. Хотя и под Генеральные Штаты тоже не хотелось бы переходить. Там свои "генералы", а налоги тоже не очень доброжелательные, хотя и полегче испанских. С объявившимися московитами стало хотя бы повеселее, так как торговые дома нанимали местных не только на работу, но и на учёбу. А за русскими товарами стали приезжать многие, на которых добропорядочные фламандцы потихоньку наживались. Любому приезжему нужна крыша над головой, еда и прочий сервис, пусть даже временно. Вон, из Антверпена, глядя на это, тоже делегация прибыла. Даже далёкий Брюссель хотел свой "торговый дом" поиметь в локальное пользование. Они-то ближе к евровнутренностям расположены, значит часть потенциальных купцов себе однозначно перехватят. Оставалось лишь воспользоваться имеющимися умонастроениями.
   Достигнутое согласование с французами зон влияния вполне устраивало князя Вяземского. Границей между завоевателями решили сделать естественное препятствие - нижнюю часть реки Эйзер. Дальше на восток будущая граница проходит через Винендаель до самого Халле. С голландцами определили зону к востоку от линии Халле-Брюссель-Антверпен, до реки Диль. По крайней мере, на карте именно так и нарисовали, и подписали, и печатями снабдили. Осталось лишь начать кампанию. В принципе, всех окружающих уже задолбала ситуация с Испанскими Нидерландами. Вкрапление слабеющей империи - эдакое наследство Бургундского Дома. Только сама Бургундия уже французская. Мало того, то, что было отгрызено у испанцев в тех местах в предыдущих войнах, запутывало положение пунктами различных договоров. Да и слишком много претендентов на то, что осталось, даже Австрия. Поэтому предстоящая война, по крайней мере, расставит точки над "и", а русский кусок станет буфером между Францией и Голландией. Поэтому "коназу Вяземски" доверили уничтожить единственную сильную группировку, осевшую под Брукселем (оказалось, что тамошние жители так Брюссель называют, недотыкомоки). Восемнадцатитысячный корпус генерала Вальехо, который пока развлекался и нагибал местное население, пользуясь абсолютным преимуществом в силе. В остальных городках присутствовали лишь мини-гарнизоны из сотни-другой солдат при вальяжных комендантах.
  
   В марте Франция предъявила претензии Испании, невнятные, но грозные. Дело в том, что после предыдущей войны, французы единственные, кто сохранил большую армию. Эх, если бы они на пару лет позже вылезли со своим наездом, то всё сложилось бы, как в реальной Истории. Но что-то в мире изменилось в последнее время. Появилась новая страна Маальц, куда в апреле прибыл повелитель, причём из варварских краёв (из Московии). Он пригласил на торжества не только благородных жителей Южной Зеландии, но и авторитетных простолюдинов: предпринимателей и купцов. В программной речи позволил сохранить язык, культуру и, чего никто не ожидал, временно отменил все налоги. Сообщив, что будет создана новая справедливая система налогообложения, мол, потерпите года два-три. Заманухи из его выступления бегом распространились по окружающим территориям. Сами по себе, без спекуляций и пиара. В порту Нёзена высадилась личная гвардия новоиспечённого монарха количеством в четыре бригады "тигрят". Двадцать восемь тысяч дружинников как-никак, бронированные и при пушках. Одиннадцать батарей по шесть орудий, плюс дюжина тех, что погромче и явно посильнее. Куда столько бахалок девятнадцатилетнему князю? Там же, после основного состава, началась высадка корпуса шведских наёмников (вообще-то солдат регулярной армии, временно вышедших в запас на неопределённый срок). Луи Четырнадцатый щедро проплатил их службу "через задний кирильцо".
   А в Остенде начали прибывать корабли с товарами и охраной, ясен перец. Все торговые дома готовились к приёму русских дефицитов и ништяков. Вот обозы и поползли в Брюгге и Гент, им пока не до Антверпена было. Туда поползли Мишкины гвардейцы, сразу после того, как наглая попаданская рожа объявил войну той же Испании через представителя. Правда ответа не дождался почему-то: то ли ему не ответили, то ли спешил куда-то по делам. В общем, когда франки вторглись в южные земли, север потихоньку покорялся русскими. В том же Остенде, охреневший от большого количества "охранников" коммендант, сразу сдался. Отличный плацдарм для "португальских наёмников" образовался. Испанский король не успевал толком отреагировать, так как ни армия, ни флот не были готовы именно в этот момент. А ябеде, отправленной австрийскому императору, ещё долго добираться до адресата. Да и не хотел сей адресат заморачиваться, когда имелась возможность всеми силами жахнуть по туркам и переломить ход Истории. Даже при близком родстве своя рубашка ближе к телу, а фландро-брабантские интересы где-то там, где идут цветные дожди. И Вильгельм Оранский не помощник Карлосу Второму, ибо сосредоточен на том, чтобы у Якова Второго английский трон скоммуниздить. Тем более, что его солдаты потопали "тренироваться" в Восточный Брабант, а значит тоже враги. Тренинг, ясное дело, перед вторжением в Англию и Ирландию, как же без него.
   Союзники захватили Турнэ и подошли к Монсу, чтобы наложить лапу на северную часть графства Эно (вдобавок к южной). Крохотульные территории играли почему-то важную роль для европейцев. Разбирая Фландрию и Брабант на части, Голландия, Франция и Маальц фактически дополняли свои земли, чтобы местный глобус имел поменьше вкраплений, а точнее не имел совсем. Единственной сложностью кампании явилась лишь осада Брюсселя. Да и осада не совсем правильное слово в данном случае. Генерал Вальехо решил сначала дать бой в открытом поле, построил войска, как положено и выкатил все двенадцать пушек. А что делать, если его отправили куда подальше из Мадрида, в своё время, за бестолковость (при изрядной родовитости). Так что весь бой выглядел для него каким-то сумбуром с сопутствующим анахронизмом. Испанским пушкам даже не довелось пострелять, так как враги были ещё далековато, когда прилетели пороховые ракеты. Летающие бестии войны подожгли кучку-другую заготовленных мешочков с порохом и создали неудобство, разогнав при этом артиллерийскую прислугу. Ну кто же тратит столь дорогие снаряды в обычном сражении? Мало того, в правый фланг наступающих мушкетёрских колонн вонзилась... рыцарская конница, явно из прошлых веков. Солдаты, конечно же развернулись и даже багинеты успели воткнуть, но "рыцари" были вооружены... копьями. А не новомодными пиками. Да ещё шли каким-то устаревшим клином. Причём их было очень много, хватило даже, чтобы отразить атаку испанских кавалеристов, поспешивших на помощь своим пехотинцам. Несколько десятков русских пушек молотили по наступающим, причём сами московиты никуда не наступали, а предоставили это противнику. В общем, когда гордые остатки добрались-таки до противника, их ждали "вяземские залпы ближнего боя". Хотя, сам герцог Вальехо уже мчался с ближниками к ближайшим воротам, так как его штабной шатёр уже горел синим (ну или каким другим) пламенем. Так нечего располагать командирскую позицию так близко только потому что нашлось удобное возвышение.
   Разгромленное воинство разбегалось или сдавалось на милость победителя, кое-кто успел добраться до ворот, понадеявшись укрыться за стенами города. Одно испанцы не учли: ночью почтенные горожане, вместе с малопочтенными и совсем непочтенными, открыли ворота. Брюссельцев совсем не устраивала возможная бомбардировка города, да и треклятые испашки довели народ до гражданского неповиновения. Генерал с личной парой сотен укрылся в Гран-пласе, но утром увидел под окнами ряды орудий и предпочёл сдаться раз и навсегда. Не сработала испанская гордость, герцог захотел остаться живёхоньким и здоровёхоньким. Его, как и остальных пленных, на время припрятали, чтобы впоследствии передать французам.
   Конечно, если судить по русским меркам, то захваченная территория мала даже на глобусе Европы. Но торгово-мануфактурная эффективность высока, если тамошние бизнесы не гнобить налогами. По меркам семнадцатого века на всю кампанию потратили немного времени - к середине июня Маальц заполучил личные границы. Тогда же и голландцы прирезали восточную часть Брабанта, а франки разобрались со своим добром лишь к концу июля. Скоротечная война поставила крест на испанском присутствии в регионе, хотя оказалась преддверием новой.
  
   - Друзья, - обратился к ближникам экселенц всея Маальц, - вроде своего добились. Как жить будем теперь?
   Совет ближников созвали по-бырому, чтобы определиться с последующей стратегией. Иначе можно перегнуть палку-копалку и сломать хребет своему верблюду амбиций.
   - Михаил Алексеич, вроде фламандцы нормально нас приняли, - порадовал Ларион, один из первых получивший дворянский статус в новой стране, - а вот те, кто под французом, опасаются, что их дополнительными налогами покроют. Могут беженцы появиться.
   Да уж, желающие перейти к доброму царю уже начали ходоков присылать. И непонятно какую иммиграционную политику проводить.
   - По деньгам у нас хорошо, князь, но надолго может не хватить, - отрапортовал Афанасий.
   - Сейчас добычу распродадим, вот деньги и появятся, - Ларион имел в виду добро с испанских складов, конфискованное по праву победителя-завоевателя, - ещё и свои мало распроданы из-за войны, да с Архангельску должно прибыть много чего.
   Да уж, пора восстанавливать торговлю, пока временный мир да любовь имеются.
   - Что с армией делать будем, Михайла Алексеич?
   Первый доморощенный генерал (даже не "учеб") волновался по поводу подотчётного хозяйства, вооружённого до зубов. Прибыло ещё три дюжины пушек, из бронзы и стали, изготовленные на Северной Руси. И должны прибыть португальские орудия для фортов береговой обороны. Опять же новые мушкеты осенью поступят, как и прочие вооружения и амуниция.
   - Это самый сложный вопрос, дорогой маркиз Кузьмин. По договору со шведами и португальцами мы можем использовать их корпуса до конца следующего года.
   - Может в аренду французам сдадим, а то воевать за чужие интересы не хотелось бы, - подал голос Алексей, граф Либау.
   Ему поручили командование португальцами, хотя бывший лучник всё больше использовался в политике и экономике. Свои кадры всегда лучше сторонних и лучше в их обучение вкладываться.
   - Друзья, давайте не будем спешить. Тут выяснилось, что на сегодняшний день наша армия четвёртая по силе в Европе, - самодовольная улыбка расплылась даже за уши самого Михайлы, - не радуйтесь, могут и за угрозу нас посчитать.
   Поразительно, но чисто одномоментно это соответствовало истине. Всё-таки почти девяносто тысяч под ружьём, по крайней мере на ближайшее время. Можно всех вернуть взад, а можно подождать чуток-другой, вдруг интересные предложения появятся?
   - Михаил Алексеевич, - неожиданно взял слово молчавший до этого Дмитрий, - а как будем с Испанией? Как бы они, рано или поздно, реванш не попытались взять.
   - Пока неизвестно, граф. Егор отправил своих потайных в Мадрид, может что-нибудь узнают? Или от купцов придёт информация.
   Бродяжьи слова давно вошли в обиход вяземцев и не казались чем-то диковинным. В конце концов, более важным является налаживание (или накладывание?) экономики и перевод фабрик и заводов на новую родину.
  
   Игорь Мальцев помнил, что на переходе веков началась Северная война, а перед ней Пётр Первый два раза ходил на Азов. Что происходило в Европе в этот период он не знал. Но мы-то с вами, дорогие читатели, можем подглянуть в википедию (как правоверные википедики) и сразу оценить ситуацию. Точнее то, как всё изменилось по милости попаданца. Во-первых, Швеция получила добротные инвестиции и с удовольствием экономила на сокращении военных расходов. В результате, Карл Одиннадцатый не лез в конфликты, предпочитая развить экономику посильнее. Ему повезло даже в том, что аренда Хельсингфорса принесла дополнительные барыши, благодаря... португальцам. Склады особо не нужной окраины стали заполняться вест-индскими товарами, которые расторговывались по соседям. Шведские купцы тут же организовали компанию и начали выкупать поступавшее добро по оптовым ценам, а уж распродавать - по розничным. Лузитан такой расклад вполне устраивал, так как они толком не знали новый рынок сбыта. И сдача в аренду целого корпуса тоже оказалась удобнее, чем содержание его же за свой счёт. Особых врагов не наблюдалось, да и в какие-нибудь альянсы король решил в ближайшие годы не вступать. Дания и Бранденбург притихли из-за результатов войны с Францией и пока не угрожали шведам.
   Регенсбургское перемирие, конечно же, перетекло в Аугсбургскую лигу, но на этот раз штатгальтер Голландии к ней не примкнул. Уж очень он увлёкся идеей свержения короля Якова Второго и захватом английского престола. Потенциальное французское вторжение в центральную Европу ничем не грозило, а в случае успехов французов можно под шумок ещё и Фризию прихватизировать, а то и Льежем разжиться. Да и после аннексии восточной части Брабанта не очень складывались отношения с Испанией. В общем, в этом варианте голландцам не по дороге с интересами Австрии и её прихлебателей. Уж лучше с новыми русскими дружить.
   Англичане должны были вступить в Лигу в 1689 году, когда Якова Второго свергнут, а пока пусть центроевропейцы защищаются без них. Новая война, аж на девять лет, по старой версии Истории началась в 1688 году, но... Появление у франков мелкого союзника с 80-тысячным корпусом изменило баланс сил. Представители разных стран потянулись в Гент, назначенный столицей малюсенького государства, богатого (пока) и вооружённого не по-детски (тоже пока). Началось чисто европеянское "перетягивание каната" - того самого по которому двадцатилетний князь обязан пройти, чтобы остаться целым и при своих.
  
   Первой ласточкой оказался французский дофин. Франция собиралась повоевать за так называемое "пфальцское наследство", обещавшее больше перспектив, чем земли Фландрии.
   - Экселенс Мишель Первый, - с ходу в карьер перешёл наследный принц, - Его Величество король Франции предлагает вам великолепные условия сотрудничества. Вам достаточно лишь передать свою армию нашему генералу и вы получите большие преференции.
   Ну вот, вроде сладко начал, но опять "за рыбу - деньги". То ли сразу послать, то ли повыёживаться, коли товарищ не понимает?
   - Ваше высочество, мы исполнили предыдущий военный договор, - соблюдал этикет "Мишель Первый", - или у Франции имеются претензии?
   - Ну что вы, что вы, никаких претензий нет, - сбавил уровень наезда визави, - всё прошло согласно договора. Но у вас есть возможность выйти в ряд ведущих герцогов Европы!
   Ага-ага, поди повоюй, поссорься со всеми и за это будет невнятная милость оказана. Небось тоже готовы по головке погладить и фантик подарить от вкусной конфеты, чтобы было что облизывать время от времени. Увы, уважаемый, плавали-знаем, поэтому зайдём с другой стороны.
   - Ваше высочество, мы тоже не в претензии, но возникла проблема. На завоёванных вами фламандских землях потихоньку назревает недовольство населения. Это не наше дело, но оттуда уже начинают прибывать беженцы, а это совсем не по-соседски. Наведите сначала порядок, если не трудно. А то, как бы, сия болезнь не перекинулась и на нас.
   Вяземский не стал скрывать свою осведомлённость. Франки раскидали по новой территории порядка двадцати тысяч свои солдат в качестве гарнизонов и мобильных отрядов. Попутно обложили местное население дополнительными военными налогами и получили головную боль вместо конфетки.
   - Тут вы могли бы нам помочь. Если ваши гвардейцы временно сменят наших солдат во Фландрии, то мы сможем отправить более сильную армию в Пфальц. И готовы оплатить даже ваше участие с вашей оставшейся армией в наших баталиях. Наш генерал Буффлер готов возглавить ваше войско. Помогите нам и мы поможем вам.
   - Ваше высочество, к сожалению мы слишком малы размером, и в любой момент в Маальц могут вторгнуться те же голландцы или датчане. Поймите правильно, сложно воевать, когда нет возможности расширения коронных земель.
   - Я думаю, что его величество выделит вам кое-что в Пфальце. Главное, помогите его завоевать, восстановив историческую справедливость, - великодушно одарил надеждой принц.
   - Увы, ваше высочество, но в традициях московитов прирезать землю, граничащую с коронной. Так легче ей владеть и управлять.
   Любая откоряка сойдёт, чтобы прервать словоблудие и дать возможность оппоненту подумать над своим поведением...
  
   Полпреды приезжали, заманивали, строжили, пытались угодить и отбывали в свои свояси. Всем нужен новичок с грудой достойных товаров и ордой головорезов. Желательно за бесплатно, но прямо сейчас им вынь да положь. Испанский грозил всеми карами, вплоть до "вени, види, вици", но обещал всё простить, если земли вернут и много-много динеро дадут. Попутно, попытался тайком договориться о поставках королевскому двору тех же шампу и мыла в обход Португалии. Голландец лишь спокойно уточнил позиции по будущему вторжению в Англию. Ну и взаимопоставки, соответственно. Представитель Свящённой Римской империи хотел выяснить во сколько встанет военный союз "на века вечные", мол, Габсбурги всегда и во всём помогут. И молодой монарх должен быть счастлив столь влиятельным союзником. Типа - и на турков пошлём, и на франков пошлём, и куда подальше пошлём. А товары ваши купим, пусть дёшево, зато много-много. Ещё какие-то приезжали, но Вяземский сказался занятым государственными делами, а у Лариона на всё единый ответ: "Нужно с его светлостью согласовать..."
   Хорошо, хоть, хозяйственная деятельность продолжалась без затыков и экивоков. Женщин своих пока не перевозили, пусть спокойно на Севере рожают очередных детёнышей, раз пока будущее не определено толком. Зато торговля шла своим чередом, а уж любимейшее развлечение по выращиванию картохи, кукурузия и подсолнухов процветало на выделенных в прошлом году местах. С Северной Руси увеличились поставки ворвани, а точнее улучшенных вариантов смазок из неё. Новые корабли вступали в борьбу с браконьерами практически сразу после того, как спускались со стапелей. Китам от этого легче не стало, зато пропорция распределения полезных гигантов изменялась в сторону русских. Хотя новости из России в данный момент не очень интересовали Михайлу, уж очень всё закручено там, куда суют свой нос французы.
   Приходится анализировать каждый шаг, каждую связь. К сожалению, загадок слишком много. Хорошо хоть нашлись умные фламандцы, проконсультировавшие отдельные позиции той земельной каши, которая варилась на границе Франции и Священной Римской империи.
   - Мин экселенц, король Людовик хочет получить права на Курпфальц, чтобы навсегда закрепить за собой земли от Люксембурга до Бургундии.
   Рассматривание карты наконец-то сделало понятным активность короля-солнце. Та же Лотарингия оказывается принадлежит французам лишь временно, а завоевание Пфальца сделает её внутренней территорией. Как и набор различных графств, баронств и других доменов. Даже от герцогства Люксембург франки пока откусили лишь "два кусочека". И разорваться, чтобы "сразу везде" нет никакой возможности.
   - Кроме того, его величество получит выход к Южной Германии, а это немаловажно для борьбы с Австрией.
   Получается, что Франция ничего стратегического не получила, отобрав у Испании Южные Нидерланды. Просто перехватила их у той же Голландии (иначе те забрали бы эту же территорию себе). Значит и стратегию следует поменять с "удержания достигнутого" на "агрессивную" (хотя и страшновато, итить-колотить).
   - В крайнем случае, можем вступить в Аугсбургскую Лигу, - предложил Алексей, - или хотя бы припугнём французов.
   - Как бы боком не вышло в дальнейшем, - перестраховался Ларион, - денег не хватит на усиление собственной армии, а у Лиги пока лишь оборонительный союз, а не наступательный.
   В итоге, изучив все возможные глобусы Европы и подвигав различные флажки, нашли-таки интересный вариант...
  
   Поразительно, но и правда, что у дураков мысли сходятся. Людовик Четырнадцатый, наследный принц (тоже Людовик) и "ястреб Франции" маркиз де Лувуа пришли к тем же выводам, правда с другой стороны.
   - Ваше величество, отец, московиты неуступчивы и пользуются этим. Деньги их особо не интересуют и непонятно, как их привлечь в новую кампанию.
   - Понимаю, сын мой, но неясно, что же пообещать этим варварам, - ответил король на незаданный вопрос, - мы пока заинтересованы в дружбе с Московией. Тракт в Маньчжу очень нужен, как и порт в Пасифик океане.
   Как оказалось, ещё нужна именно русская срача (занимающая мало места в обозах), жидкое обезболивающее для солдат, а версальские дамы проели все мозги, требуя именно шампу, как у высокопоставленных дам Португалии и Испании. И меха, меха, меха...
   - Сир, я конечно не любитель таких решений, - начал бубнить Лувуа, - но мы могли бы убить несколько зайцев.
   - Каких именно?
   Советник разложил на столе карту и начал показывать, как Франция может привлечь на свою сторону "герцога Мишеля".
   - Если отдать Маальцу Западную и Южную Фландрию и северную часть графства Эно...
   Да уж, любитель гнобить всех и вся, совсем непривычен в мирных инициативах. Но это могло дать выход в создавшейся ситуации. Передача (или продажа при случае) указанных территорий сразу высвободит около двадцати тысяч солдат и снимет головные боли по утихомириванию фламандцев. А значит уменьшит и расходы в тех краях, так как доходов пока нет из-за гражданского неповиновения. "Коназ Вяземски" вынужден будет предоставить свою армию французам из чувства благодарности и держаться за союз с Францией, так как испортит отношения со Священной Римской империей.
   - Я понимаю, ваше величество, что принять такое решение трудно, но это удержит герцога Мишеля от сговора с Лигой. Иначе австрийские интриганы сами пообещают в будущем отдать то же самое, а мы получим восьмидесятитысячный корпус у наших границ.
   - Лувуа, ваши сведения немного устарели, - удивил король-солнце своих собеседников, - шпионы донесли, что в Нёзен прибывает бригада из Курляндии в семь тысяч солдат, подготовленных и вооружённых отличным оружием тамошнего производства. И предполагается, что за год подготовлено ещё несколько тысяч фламандцев под Брюгге и Гентом.
   Новость шокировала обоих собеседников Людовика. Дофин сделал несколько вычислений и сказал, а точнее восклинул:
   - Но это же почти сто тысяч! И полевых пушек у него больше сотни, недавно новые получил.
   Конечно, если бы московиты были европейцами, то как-то можно договориться, а вот варвары малопредсказуемы. И никакого родства, связывающего их лидера с дворами Франции. В итоге, дофина отправили на новые переговоры, чтобы добиться нужного соглашения уже в этом году.
  
   Война Священной Лиги с османами перешла в критическую стадию класса "пан или пропал". Нет, никто никуда не пропадёт, но нужно ещё одно решающее сражение к которому в данную сию секунду не были готовы стороны. Разве что на следующий год. Император разрывался на части, а точнее не мог собрать все свои силы в кулак. Где-то далеко поляки наладили переправы через Прут, дошли до Ясс и даже заняли город. Вот только молдовский господарь отказал в помощи своими отрядами, а имперцы почему-то решили вывести войска из Трансильвании. Поэтому Собесский с Яблоновским сместили направление главного удара, решив вторгнуться в Валахию. В результате наткнулись на домашнюю заготовку татар. Мало того, что Сераскир Засуха нанёс коварный удар по лошадиному поголовью, так и татары подожгли степь. Пришлось отойти к Яссам, чтобы подумать, как следует, над своим поведением.
   Австрийцы и дружеские им немцы оказались в раздрае между двумя Лигами: на западе и на востоке (точнее на юге своих владений). Странно, но никому дотоле неизвестный московит, основавший (а точнее, купивший) крохотное государство, стал важным фактором европейской политики. Договориться не удалось, так как имперский посланник излишне задрал нос, пытаясь поставить русского князя на место, и ему отказали. Причём правдивый комментарий пришёл из Голландии. Эх, если бы тамошняя русская армия начала войну с французами, но всего лишь герцог Маальца не захотел стать целым графом в Австрии. Уже в Вене посланнику было высказано всё, что нём думают, в Гент отправили другого, более мудрого и менее амбициозного. Посоветовали спросить, "а чего хочет сам Вяземски". Хотя, надежд было мало.
   Даже в Москве начались кое-какие движения. Царица Софья решила собрать армию и отправить в Крым, поставив во главе своего фаворита - внука Юрия Алексеевича Долгорукого. Того самого судьи Стрелецкого приказа, убитого стрельцами в 1682 году во время бунта. Правда на подготовку похода уйдёт год или два, уж очень великое деяние намечается. К брату Иоанну отправили гонца с письмом и пояснениями, как это важно ныне для Московского царства. Чтобы Иван прислал достойные полки ради чести русской и её величия. Федька что-то бубнил о нежелательности, но Петруша Долгорукий, любовь и отрада, обещал не пожалеть жизни: ни своей, ни стрельцов. Исмет-паше пришлось делать закупки для султана и его армии через третьих лиц и в обход Москвы.
   Карл Габсбург, работая испанским императором, рвал и метал. Его родословная ужасала своим видом. Всего десять предков в пяти поколениях имелось в генеалогическим древе. Страна приходила в упадок, а какой-то никому не известный московский тартарин посмел забрать земли, принадлежащие короне. И так со здоровьем нелады: то понос, то золотуха, так и по длинному носу оскорбительно щёлкнули. Послать бы могучий флот, высадить армию, жаль, что нет ни того, ни другого. И венский родственник занимается своими благоглупостями, вместо того, чтобы отнять родовые Нидерланды и вернуть их истинному хозяину. Те же португальцы кружат возле островов Карибского моря, небось хотят воспользоваться моментом и откусить что-нибудь от испанского величия.
   В общем, Европа, как всегда, маялась дурью, в очердной раз перекраивая карту и то сходилась, то расходилась в разных альянсах, союзах и "вечных братствах" (на несколько лет).
  
   В конце августа состоялась итоговая встреча Дофина и Михаила. Обе стороны надеялись, что она будет итоговой, так как нуждались в определённости. Вместе с принцем, на всякий случай, прибыл и Лувуа ле Телье. Он и начал переговоры, испросив разрешения.
   - Сир Мишель, наш король обдумал возможное сотрудничество в военной кампании и хотел бы сделать предложение, которое вам будет удобно.
   Далее последовал пересказ варианта о продаже части Фландрии и Эно. В обмен на войска, которые следует передать генералу Буфлеру.
   - Ваше высочество, мсье маркиз, я бы хотел упростить задачу, так как не умею хитрить и не берусь за это.
   Фраза смутила обоих французов, но заинтриговала, а вдруг московит сам откроет карты? Было бы хорошо узнать, что у него на уме.
   - Уважаемые потенциальные союзники, давайте называть вещи их именами, - переводил толмач, - Ваша часть Фландрии, в данный момент, является обузой для вас. Двадцать тысяч солдат завязаны и вы не можете их использовать для гораздо более важных задач. Поэтому, чтобы вам помочь, я готов принять земли Фландрии и Геннегау в состав Маальца...
   Бесплатно, разумеется, а размеры и границы Михайла указал на разложенной карте. Добавив лишь Ипр и Турнэ (от которого граница с Францией и её интересами шла на восток по Шильде и Самбре до Намюра).
   - Кроме того, мы согласны занять западную часть принципата Льеж, вплоть до границы с Люксембургом. Чем отвлечём Голландию от войны с вами, которая может стать неизбежной, если они вступят в Аугсбургскую Лигу...
   "Сир Мишель" уважительно, но твёрдо доводил до собеседников свою позиции. Его территориальные интересы находились с северной стороны герцогства Люксембург, не затрагивая французских (к югу от него же). Получалось, что то же самое он может исполнить, вступив в союз с Лигой. Мало того, "помощь войсками" будет в том, что французы разморозят целый корпус во Фландрии и их левый фланг будет защищён русской армией. Хорошего мало, но Людовик Четырнадцатый потребовал не вступать в конфликт ни в коем случае. Лучше пусть вернутся обратно, если что-то пойдёт не так, без скандалов и споров. Стотысячная армия слишком опасна, когда болтается туда-сюда на маятнике неопределённости.
   Ни дофин, ни Лувуа не были готовы к такому повороту и быстренько отправились обратно в Версаль, пытаясь понять в чём логика московита.
  
   Чтобы не тратить зря время, Людовик Четырнадцатый приказал принести все отчёты о Московии последних лет. Сначала те, что с 1683 года, а потом ещё и ещё, углубившись до 1680-ого. Выводы, как ни странно, порадовали монарха, находящегося в расцвете лет. Теперь всё становилось на свои места, странно, что такой подход он не применил раньше. Но кто мог ожидать подобное тому, что неожиданно вскрылось? Так что прибывших посланников встретил радостный человек, который спокойно их выслушал, временами одобрительно кивая головой. Дерзкие предложения герцога Вяземски, казалось, нисколько не возмутили его, а даже чем-то порадовали.
   - Лувуа, не смотрите на меня, как на потерявшего разум человека. Наоборот, всё складывается отлично!
   Странно, но явно неприемлемые условия ничуть не расстроили короля, а каким-то образом даже воодушевили. Последующая фраза шокировала и требовала хоть каких-то разъяснений.
   - Наконец-то мы имеем достойного союзника, друзья мои. Думаю, что союз с Маальцем принесёт нам успех...
   Дальше последовали объяснения, по-своему убедительные. Всё-таки союзник, имеющий силу духа достаточную, чтобы не соглашаться с королём самой сильной страны в Европе, сам по себе представляет интерес. Как и его армия. Просто нужно закончить считать молодого правителя диким и неотёсанным вождём орды, а признать его достоинства. Да, герцог хочет увеличить свою территорию, но он не собирается претендовать на зону французских интересов. Мало того, он готов отвлечь на себя внимание Испании, Голландии и земель на северо-западе Германии.
   - Обратите внимание на линию Люттих-Аахен-Кёльн, а затем через Мюнстер в Оснабрюк. Это явная будущая южная граница его интересов. Герцог Мишель способен обложить кольцом Голландию. По крайней мере, местные князья и графы вынуждены будут с этим считаться, а значит, не смогут поддержать Аугсбургскую Лигу. Меня устроит, даже если он ввяжется в войну с Люксембургом и заберёт себе северную часть герцогства. Тогда легче будет завоевать себе всю южную, а не те два клочка, что мы имеем.
   Французский король правильно оценивал то, что князь Вяземский согласен иметь одного сильного союзника, чем соответствовать хотелкам десятка мелких. И лучше дать карт-бланш, чем пытаться подмять под себя потомка древних варягов. А напоследок он окончательно ошарашил собеседников тем, что нашёл в отчётах. Всё, происходившее в Московии, не обходилось без юного Михаила Вяземского, начиная с того, что именно он поддержал столь же юного Ивана, сделав того царём Иоанном Пятым. Отдельные мелкие штрихи сложились в общую картину.
   - Прошу вас, господа, держать это в тайне. Лувуа, подготовьте договор, я подпишу и отправляйтесь в Маальц. Тогда мы сможем уже следующей весной отправить свои войска к Рейну.
   14 сентября 1686 года Маальц и Франция подписали союзный военный договор, направленный против Аугсбургской Лиги. Событие удивило европейцев, но было воспринято лишь критически. Ни Московия, ни Португалия, ни Швеция, ни Голландия не присоединились к альянсу, обозначив эдакий негласный нейтралитет. Вывод французских войск сопровождался ликованием фламандцев, неожиданно воспылавших подозрительной любовью к новому правителю. В разных частях страны строились базы отбора желающих вступить в Пограничную Стражу и иные силовые подразделения поддержки правопорядка. Потянулись ходоки из Восточного Брабанта и даже из принципата-епископства Льеж. Безусловно, что прошли тайные переговоры с личным полномочным представителем Вильгельма Оранского. Общий язык был найден, так как базировался на тайном соглашении с Людовиком Четырнадцатым по поводу английского престола. Всё-таки это очень щекотливый вопрос, так как французы поддерживали Якова Второго. Михайле удалось убедить союзников, что в любом случае сей король долго не продержится у власти, раз вступил в конфликт с более чем половиной собственных дворян. И уж лучше, если страну возглавит лояльный претендент, чем какой-нибудь новый Кромвель.
   Ох, сколько нам открытий чудных...!
  
  
   Глава 6
  
   Те читатели, которые лично занимались выводом войск из Фландрии осенью 1686 года, вполне себе представляют процесс. Термина "мародёрство" ещё не существует, поэтому уходящие пытаются нахапать побольше бесплатных сувениров на память. Горожане и окрестные сельчане недовольны, а приходящие наказывают французов за излишнюю деловую активность. Обычная история, ничего личного.
   Михайла распределил своих по нацпризнаку. Города на границе с Францией получали гарнизоны из шведов, которым добавили "комиссаров", представляющих правителя и имеющих особые полномочия. А то полевые коменданты сами могут заняться беспределом. В любом случае, жители-фламандцы с радостью встречали новых оккупантов, а жители-французы раздумывали над выбором: или уехать во Францию, или принять светлое будущее, как оно есть. В остальной части новой территории использовали португальцев и русских, выйдя к концу октября к графству Намюр и Льежскому епископству. Особого сопротивления не ожидалось, так как эти земли имели лишь парадные подразделения.
   До конца года укрепили, на всякий случай, имеющиеся порты и создали отряды быстрого реагирования. Группы развед-"егорок" прошлись по лесам ТВД следующего года, попутно уничтожая разбойничьи ватаги. Завоевательный поход следовало подготовить потщательнее, чтобы показать свою ответственность и системный подход.
   В остальном, жизнь продолжалась своим чередом. Целая программа интенсификации сельского хозяйства, создание торговых "русских домов", даже строительство новых верфей и модернизация старых. Россия оставалась в стороне, да и не нуждалась в "вяземском пригляде", своих уже в достатке вырастили (в смысле, приглядывателей и "манагеров"). Иоанн с Ромодановским и Голицынами разработали комплексный план по перебазированию в Западную Русь, а на хозяйстве оставляли верного Владимира Дмитриевича Долгорукова. Конечно, переезд сродни стихийному бедствию, да и Кремль может взбрыкнуть в любой момент, но нет смысла вечно ждать у Белого моря погоды.
   Остальной мир затихал в преддверии рождественских праздников, даже поляки с австрияками угомонились. А курляндцы не заметили (или не хотели замечать), что две трети их экономики перешли в руки Вяземского. Эдакая экономическая колония герцогства Маальц, по совместительству являющаяся данницей Речи Посполитой. Впрочем, Яну Собесскому было не до своего северо-востока, ему надлежало выбрать одно из двух зол. Или выйти к Чёрному морю, или захапать Валахию. На всё про всё сил не хватало, увы.
  
   Епископство-принципат Льеж (он же Люттих, он же Лидж, он же Люик) привлекало многих своей спецификой. Оружейники почему-то считали его Меккой и приезжали со своими идеями и образцами стрелялок со всей Европы. Естественно, что в таком муравейнике можно найти даже чёрта со ступой. Странным образом столь ценная драгоценность умудрялась оставаться независимой. Да и епископ Максимиллиан Генрих проводил политику предшественников. Он получил диоцез в 1683 году и старательно гнобил горожан, которые потеряли власть за два года до этого. Так что варварам класса "руси" оставалось лишь тряхнуть яблоньку. А то, что какой-нибудь король Баварии пришлёт по-родственному тысяч двадцать своих воинов, в расчёт не принимали. Куды яму супротив орды переть? Могут сдуру и в саму Баварию отправить своих "афанасиев никитиных", мало не покажется. Так что епископ тоскливо чесал репу и рассылал повсюду свои мольбы. Он бы и в Ватикан обратился, но недавно посрался с теми, пытаясь остаться независимым даже от Папы. Оставалось лишь молиться в надежде, что пронесёт и бог не допустит.
   Тогда графство Намюр получится внутренней территорией, а дальнейшая колонизация сведётся к захвату той части Южного Брабанта, которую пока не забрали себе голландцы. Тем более, что взор штатгальтера польностью устремлён на северо-восток, а не на юго-запад. Хотя потенциальный клочок неподеленной земли уж слишком мал, лучше бросить взгляд на германские земли с правобережной стороны Мааса. Тот же Лимбург, пока ещё принадлежащий Испании, вполне достойный плацдарм для дальнейшего продвижения к Рейну. Увы, со Священной Римской Империей бодаться будет сложно. Никаких мехов со смазками не хватит, чтоб хотя бы палец засунуть внутрь германского гадюшника.
   - Ох, допрыгаемся мы, княже, - бухтел Ларион на очередном совете, - и так уже нахапали сверх меры.
   "Канцлер" и так замучился с администрированием новенького герцогства, а тут ещё и планы на следующий год увеличивают количество головных болей.
   - Не бухти, премьер-министр, недолго осталось, - попытался успокоить верного помощника Вяземский, - скоро нужно будет вернуть войска союзникам. Пока возьмём то, что в руки просится, а потом перейдём в глухую защиту награбленного.
   Шутник, блин-картошка, попробуй удержи земли в Европе, когда, что ни год, так чьё-нибудь наследство великие державы делят. Никак не угомонятся, чтобы провозгласить нерушимость границ. Афанасий вставил и свои "три копейки":
   - Быстрее бы уж возвернуть, а то денег скоро не будет хватать. Ты, князь, дал волю налоги не платить и мы ничего с народу не имеем. Так по миру и пойдём.
   - Да ладно, Афоня, - встрял Дмитрий фон Митау, - вон, с Курляндии хорошие прибыли идут, а через два года и со своих начнём получать.
   - А на что эти два года жить, да оружных оглоедов кормить? И так ужо с казны больше уходит, чем приходит.
   Великий ворчун и жадюга всех времён и народов до сих пор чах над каждой золотой монетой, мечтая создать запасы "на чёрный день". А что поделать, если старый дьяк привык не столько зарабатывать, сколько копить. Его уже не перестроить, да и финансист он был от бога, такого не прогонишь за излишнее скопидомство. Ну, а планы так и остаются лишь планами, пока не будут реализованы.
   - Да, друзья, в Амстердам наконец-то прибыл младший царь Пётр Первый на обучение. Через год планирует перебраться во Францию со своими, хочет поучиться в Сорбонне, в университете. Надо бы навестить до Рождества, выразить почтение, как подобает, - закончил очередную говорильню Михайла.
   Этикет есть этикет и следует его соблюсти. Юный царь никому на Руси не интересен, но протокол важен. Закон прост: "Как ты относишься к другим - так и к тебе будут относиться".
  
   Ситуация, когда всем "вяземцам" приходится жить "на тюфяках" уже достала их по полной. Всё-таки даже героическим героям нужен тыл в виде семей, чего уж говорить о захватчиках. Аппетит усиливается во время еды, да и горизонты раскатывания губы расширяются. В общем, к рожденственским праздникам приближались тускловато, плюс, накапливалась агрессивное чувство по отношению к тем, кто якобы виноват в сложившейся ситуации. Радовали лишь различные ходоки и сообщения из-за границы. Тот же корпус генерал-поручика Гордона вернулся в Киев, где ожидал нового приказа царицы Софьи Первой. То ли в 1687 году, то ли в 1688-ом следовало примкнуть к собираемой русской армии. Великий Поход, затеянный государыней Московской против Крыма, готовился всерьёз. Расчёт прост - воспользоваться историческим моментом, когда крымские войска заняты в войне с Польшей. И французы на турков расчитывали, и даже шведы подумывали о том, чтобы прирезать к своей Померании ещё и Штеттин. Священная Лига выглядела непрочно и, на первый взгляд, не могла решить сразу все вопросы по перепланировке Европы. Германские герцогства и графства, особенно вдоль Рейна, имели небольшие армейки, исчислявшиеся лишь тысячами, класса "каждый сам за себя". Политическая картинка напоминала то, как обстояли дела в русских княжествах, как раз перед нашествием Бату-хана.
   Зато предпраздничная торговля принесла хорошие прибыли русским, обеспечив денежный запас на следующий год. Прикольно, но правители независимых, пока, земель повысили налоги со своих, чтобы иметь вдосталь колобашек: то ли для военных действий, то ли, чтобы было с чем сбежать от маальце-французской угрозы. А португальцы усиливали свои экспедиционные корпуса в Вест-Индии - явно собираясь отгрызть побольше у испанцев в тех местах. Уж очень сладко выглядела река Ла-Плата и прилегающие к ней земли. У испанцев просто руки не доходили толком управлять столь лакомым куском, они в Европе имели достаточно проблем. Ну и Кубу перехватить при возможности, а большего и не надо. Педру Второй считал, что синица в руках по-всякому лучше журавля, даже если она размером со слона.
   Рождество 1686 года встретили, как и положено, с тёплыми печками и различной вкуснятиной на столах. Оказывается даже во Фландрии и Брабанте выпадает снег и холодно зимой, а мы-то думали... Довольная домашняя скотинка нямкала новинку, силос, а хозяи уже мечтали чуть ли не о поголовной кукурузизации на следующий год. В меру, конечно, так как и окартофеливание тоже имело смысл. Как говорится у фламандцев: "Не хлебом единым жив человек!"
  
   Зима 1687 года выдалась стабильной, причём теплее, чем на Руси. Так что, пока французы ждали традиционного марта-апреля для вторжения, рашенки решили поторопить события. 16-ого января первый корпус (из португальцев) занялся западным куском Льежского принципата, двигаясь к реке Маас. Второй, шведский, нацелился на Намюр. Ну, а третья колонна, не отказываясь от помощи "пятой", двинулась прямо к Льежу. Особого сопротивления никто толком не оказывал, уж слишком силы неравны, но и блицкрига тоже не получалось. Эти земли просто напичканы населёнными пунктами и везде нужно повесить синие флаги с улыбающейся тигриной мордой. Целый месяц ушёл на окучивание грядок. Хорошо, что три бригады отправили в Маастрихт.
   К концу февраля португальцы захватили Ставелот, а русские покорили герцогство Лимбург. Епископу Максимиллиану не удалось собрать единый отряд из соседей, да и молебны, чтобы поднять горожан ни к чему не привели. Поэтому он предпочёл эмигрировать на восток, подальше от "новых русских", тем более, что имел ещё несколько диоцезов. Шведов отправили на север вдоль Мааса, чтобы подмяли под Михайлу всякую мелочь до самого Клеве. Договоренности с штатгальтером сводились к тому, что Вяземский возьмёт себе лишь левобережную часть герцогства Клеве (относительно Рейна) и за это передаст в пользование три русских бригады (21 тысячу из которых шесть тысяч тяжёлой кавалерии). Голландия собиралась начать воевать с Англией с апреля, тем более что часть английских дворян это поддерживала, желая сменить неугодного короля-католика.
   Слякотный март прервал умничанье с дубиной наперевес, пришлось прервать нашествие и чуток перетасовать свои карты (игральные, а не географические). Предстоял самый важный этап - завоевание герцогства Юлих. Оно находилось под властью курфюрста Пфальца, то есть того, на чьи земли нацелился Людовик Четырнадцатый. Вяземского интересовала лишь та часть, которая находилась к востоку от Лимбурга. Зарейнские территории его практически не волновали. Курфюрст Филипп Вильгельм находился в раздрае из-за этого. Он прекрасно понимал, что французы отберут южный Пфальц, а потом и северный. Помощи пока ждать неоткуда, а под рукой лишь восемнадцатитысячный корпус гвардии. И с кем воевать при таком раскладе? Отказаться от обоих Пфальцев и пытаться сохранить хотя бы Юлих или плюнуть на западную часть столь разрозненного владения и сосредоточится на коронных землях к востоку от Рейна? Понятно, что рассеивать повсюду немногочисленные отряды бессмысленно. Пока он думу думал начался апрель, всё подсохло и пить боржоми оказалось поздно.
   Мощное русско-шведско-португальское воинство начало настуление на город Юлих, откуда столь близко до Кёльна. Да, после захвата остатка былой славы, Вяземский решился-таки дойти до Рейна. Архиепископство Кёльн (он же Колон, он же Колонье), обратившись к властям Пфальца и получивши кукиш, а не подкрепления, скукожилось в один город. Двенадцать тысяч воинов были готовы сидеть к осаде. Естественно, что фланги восьмидесятитысячной армии спокойно отжимали территории к северу и югу от направления главного удара. В мае был взят Бонн и Нейсс, как самые крайние на ТВД. Особой битвы за Кёльн не было, Мишка не хотел потерь. Да и Максимиллиан Баварский, сбежавший из Льежа, тупо сдристнул и отсюда. Никакие войска Священной Римской империи не пришли на помощь, так чего ждать когда у московитов настроение испортится или им вожжа под хвост попадёт? Вместе с гвардией курфюрст перебрался через Рейн...
  
   - Княже, я счастлив, - потирал руки Афанасий, - столько добра прибывает изо дня в день, что слезы радости текут сами.
   Дьяк перебирал меха, гладил оружие и готов был расцеловать даже бочки со смазкой. В мае начались поставки с Северной Руси, Португалии и Курляндии. Это сколько же денег можно заработать, если всё продать! Жаль, что не дали разрешение на стопроцентную распродажу. Новые штуцеры от Мади, пушки и порох шли в армию, на перевооружение. Туда же отправили часть специальных повозок, смазок и обезболивающих отваров. Предстояла последняя война за Трирское архиепископство, ту часть, которая ограничена Мозелем, чтобы запад Маальца имел большие реки в качестве природной границы. Их легче защищать, понастроив блокпостов различных размеров.
   Любопытно, но несмотря на военные действия, в молодое герцогство прибывали купцы за русскими товарами. Да, разными тропами, но регулярно. Французы уже пересекли Рейн - дофин возглавлял восьмидесятитысячную армию и особых проблем пока не испытывал. За ним двигался корпус генерала Буфлера, поменьше и пожиже. Правобережье Рейна оказалось в их полном распоряжении, так как силы Священной Лиги собрались возле Дуная. Там, где когда-то австрияки получили грандиозный отлуп от осман, то бишь под Мохачем. Впрочем отдельные города Пфальца оказывали сопротивление, но для этого и был задействован Буфлер. Его артиллерия бомбардировала городки, а дофин рвался к южной части курфюршества, желая выйти к границам Саксонии. Реальная история накрылась медным тазом, так как франки не отвлекались на земли к северу от герцогства Люксембург. Поэтому и сэкономили ещё один корпус, которым командовал генерал Юмьер.
   Поразительно, но то, что боевые действия начались на год раньше, радикально изменил расстановку сил. Голландия не влезала в конфликт из-за отправки экспедиционного корпуса в Англию, а австрияки и их союзники пока бодались с турками. Под шумок, поляки начали вторжение в Буджак. Всё-таки выход к Чёрному морю позволит гордо заявить о размерах "от моря до моря", только по-польски. Крымский хан Селим-Гирей Первый при всём желании не мог разорваться - большая часть его армии находилась в составе турок. Эх, если бы очередной европейский пердимонокль начался хотя бы годом позже... Да ещё и герцог Вяземски спутал все карты, причём всем подряд. Накалённое состояние умов лидеров различных стран вызвало появление волны переговорщиков. И если османский султан уже готов к миру со Священной Лигой, то немцы искали способы унять русских вторженцев, чтобы поумерить аппетиты Людовика Четырнадцатого.
   Финальным аккордом сумасшедшего мая прозвучало объявление претензий Португалии к Испании по поводу Ла-Платы и Кубы...
  
   Ларион предложил сделать два центра в герцогстве.
   - Думаю, что пока следует оставить Гент для торговли, а правительство и военное командование пусть в Брюкселе размещается. А то уже замучили ходоки по разным вопросам. По всем приказным избам одни и те же бродят и толчею создают.
   - Хочу поддержать, княже, нашего заглавного министратора - согласился маркиз Кузьмин, пока невостребованный на войне, - лезут во все щели, считая, что так надёжнее в их делах. Военное вообще бы в Льеж переправить, поближе к армии.
   - Нет, Кузьма, военных пока нельзя отрывать от дипломатов. Сейчас многое решиться может в переговорах.
   Игорь Мальцев постоянно балансировал на лезвии бритвы Оккама и опасался перегнуть или недогнуть палку. Конечно, хорошо бы согласиться на сепаратный мир с сохранением завоёванного, но сразу возникнет конфликт с франками. Пусть уж лучше король Франции инициирует переговоры с австрияками и им подобными, а мы присоединимся. Жаль, если слишком долго ждать придётся.
   - Михаил Алексеич, как быть с курляндским герцогом? - спросил Дмитрий, - у него скоро деньги закончатся. Небось, попрошайничать у нас начнёт.
   Тоже вопрос вопросов. Если бы не война - давно уже отобрали Курляндию у молодого Кетлера, да нагнали его куда подальше. Тем более, что рядовые простые курляндцы об этом мечтали и готовы были поддержать. Странным образом "крошку Цахеса Вяземски" вообще все простяки уважали и любили, даже в бывших Испанских Нидерландах. Видимо, натерпелись от своих правителей. Да и в немецких епископствах народ почему-то оказался лоялен завоевателям. Неужели освобождение на два года от налогов сыграло столь важную роль? Или ещё подействовал указ о прощении недоимок? И где, спрашивается, вечное евронедовольство власть предержавшими, где бунты и мятежи? Эх, ежели б на Руси народ был таким покладистым и исполнительным! Впрочем в Московии люди восставали из-за несправедливости и жадности правительственной клики. Так что Михайла не хотел повторять ошибок дома Рюриковичей и Романовых.
   Любопытно, что определённая часть евронаселения надеялась на османское завоевание. В народе бродил пример о том, как кто-то из турецких султанов казнил в один день почти сорок тысяч своих беков. Тех, кто занимался мздоимством и казнокрадством! Европейцы были бы рады, если б точно так же их "беков" тоже казнили. За то же самое. И где, спрашивается, патриотизм? Неужели локальное мздоимство хуже татарина?
  
   Иоанн Пятый как-то незаметно (для Европы) перебрался в Смоленск, посетив по ходу Москву, где имел тайную встречу со старшей сестрой. Чего они там делили осталось неизвестным, но царица вроде осталась довольна. Наверное убедилась, что Иван не имеет камней за пазухой и не собирается устраивать гражданскую войну. Попутно, ещё раз согласовали (и подписали) Договор о разделении Руси. Уфимское генерал-губернаторство полностью перешло в зону влияния Москвы, а Северная Русь осталась за старшим царём. Софья, как и её советники, прекрасно понимала, что стотысячное войско Вяземского в любой момент придёт на помощь Иоанну. Коли с ними считаются великие евродержавы, так следует это учесть. Впрочем, пока московская казна полна денег, то нет и резона для беспокойства.
   Смоляне, конечно, охренели из-за нашествия "понаехали тут" с севера, но даже не вякали, увидев полки царя и князей-ближников. Впрочем, пришельцы и жрачки тоже вдосталь привезли, как и товаров народного потребления. Видимо, не собираются на шее сидеть. Западная Русь вполне конкретизировала себя территориями: Новгород, Псков, Смоленск, ну и литовские земли (пока де-юре находящиеся под Вяземским). Киев и левобережная Украина отошла Москве, почему-то Иван на них не претендовал. Может быть потому, что считал правильным развивать не громадьё земель, где не хватает пока ни дорог, ни дураков, а нечто меньшее по размеру и по финансовым и административным возможностям?
   Впрочем, Европа, в 1687 году настолько погрязла в ряду военных конфликтов, что даже не обращала внимание на передвижения московитов где-то на краю географии. К августу лишь войска Маальца уже угомонились, а гражданские вовсю занимались мирным строительством, торговлей и производством. Герцогство раздулось до размеров "великого", достигнув заветной отметки "тридцать тысяч квадратных вёрст" (километры-то ещё не изобрели). Зато французы, покорив Южный Пфальц, вплотную занимались завоеванием Северного. Правда, по рекомендациям Лувуа, на завоёванной территории создавалась приграничная полоса. Разорённая, якобы для успешной защиты в будущем. Варварство еврочеловеков почему-то считалось правильным у "истинно цивилизованных" народов. Будет чему учить Россию будущего.
   Вильгельм Оранский разгромил войска Якова Второго и тот бежал во Францию, надеясь на поддержку. Сразу же возник конфликт интересов. Помогать королю-католику означало войну Франции с Голландией и Англией, что моментально создаст головные боли мощному союзнику герцогу Вяземски. Людовик Четырнадцатый ввязался в неё в РеИ, где никакого герцогства Маальц не было. Теперь же ему пришлось отправить Лувуа на переговоры в Брюссель, чтобы не поссориться с верным другом, имеющим здоровенную дубину.
   Исход битвы под Мохачем сломал расчёты французского короля - Священная Лига разгромила османов. Да ещё создалась ситуация в которой туркам пришлось отойти до самого Белграда, чтобы укрепиться хоть на каком-то рубеже обороны. Целый шмат земель перешёл под контроль Австрии, хотя и получил своеобразную дань. Хочешь или не хочешь, но часть армии должна рассеяться на новой территории, поддержав переход земель из рук в руки. Так что в сторону Пфальца отправился лишь тридцатитысячный корпус, зато под командованием фельдмаршала Карла Лотарингского. Вот уж судьба: герцог Лотарингии, которая находится под французской оккупацией, воевал вдали от родовых земель. Верой и правдой увеличивая размеры... Австрии. А своё родное? Да, герой последних лет, но как и где собрать армию хотя бы в сто тысяч, если нет денег? В лагере турков взяты трофеи, оценённые в два миллиона дукатов, но пришлось делиться со всеми подельниками. Впору репу чесать, а не войны воевать.
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.65*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"