Мархуз: другие произведения.

Реактивация

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 4.66*131  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Где, спрашивается, исправляльня для ошибок жизни? Где запись для тех, кто проспал моменты персональной бифуркации, бездарно профукал контрольные точки своих возможных взлётов? Где за шкирку потрясти ответственного по переигровке или, хотя бы, назначению дополнительного времени игры? Вот и ходим по жизни, репу чешём на тему "если бы" и даже не задумываемся, что коли чудо произойдёт... Это ведь не трудно наделать новых ошибок или старых наповторять, а потом развести руками: "Упс!" А если ошибка сделана коллективно и потеряно нечто больше, чем персональное счастье? Осилим, предупредим или просто балду будем гонять? Прогрессор - это не столько право, сколько обязанность. И кому нужен будет сизифов труд, если его с самого начала или не поймут, или воспримут в штыки? Не поверив собственному Кассандру!

  Глава первая.
  
   Олег проснулся слишком рано, в шесть утра. По привычке собрался принять душ, чтобы потом полазить по инету перед завтраком. Вдруг какие-нибудь комменты пришли в форуме ЛИ по его книге? Тогда настроение резко поднимется, депрессняк свалит куда подальше и можно будет порадоваться очередному дню, которых не так много осталось. Одеяло отброшено, ноги автоматом опустились на пол, чтобы найти тапки, глаза раскрылись...
   Не всё так просто: глаза пришлось закрыть, а ноги засунуть обратно под одеяло. Сон почему-то не кончился, а видимо перешёл в своё продолжение. Странно было увидеть зал небольшой двухкомнатной квартиры, в которой он жил сорок лет назад, с родителями и младшим братом. Причём брат, шестилетний малыш, как положено ещё спал на раздвинутом широком диване, а сам Олег лежал на небольшой раскладушке. И время года снилось другое - в углу стояла новогодняя ёлка и от неё приятно пахло. Этот запах он уже забыл за шестнадцать лет вынужденной эмиграции - в Калифорнии такого не водится. А водятся чокнутые, одного из которых он вчера вечером уделал возле кофе-шопа. Притырок трындел ему, что жизнь не сложилась и предлагал за десять долларов её изменить. После чего взмахнул рукой перед носом, за что и получил ответку, а падая, проклял Олега, сучок хренов. Вернувшись домой, пришлось лечь спать с тяжестью на душе - придурок был вообще-то прав!
  
   Новый сон никак не складывался, пришлось повторить процедуру просыпания. Ни ёлка, ни спящий брат никуда не делись. Мало того, оказалось, что шрам на правой руке пропал. И голливудская квартирка пропала, и комп, и вечно раскрытый стенной шкаф. И заветная фотография жены и детей пятнадцатилетней давности! Даже зубов во рту прибавилось, хотя денег на то, чтобы новые вставить, так и не было.
   Можно, конечно, лежать до статуса "само собой рассосётся", но хотелось помыться и пожрать. Пришлось вставать, не врубаясь в произошедшие изменения и топать в ванную. Там, слава богу, нашлось всё нужное для личной гигиены, кроме шампуня. После душа, напялив на себя треники сорокалетней давности, Олег пошёл шерстить холодильник. Заодно, пока жарил яичницу с колбасой, покурил отцовскую "Орбиту" и, на всякий случай, глянул на отрывной календарь. Непонятка была по крайней мере логичной - день воскресный, поэтому все члены семьи крепко спали. Год тоже вписывался в неправильный сон - 1971-ый, день - 26 декабря.
   Яичница получилась вкусной, а вдумывание в ситуацию забавным: если он абстрагировался от неинтересной и бессмысленной реальности и двинулся разумом, то можно делать всё, что хочешь. Хоть заново пережить всю жизнь и не допустить личной катастрофы 1995-ого года, когда, сунувшись в политику, потерял всё что имел, включая самого себя. Если же чувства не обманывают и его личность переместилась на четыре десятка лет назад, в самого себя, только совсем юного, тогда нужно быть поаккуратнее и заблаговременно продумать легенду ментальных изменений. Иначе упекут в психушку уже здесь! Воистину - не срачка, так болячка...
  
   Как, например, общаться с интеллигентными сорокалетними родителями, будучи битым и крученным жизнью мужчиной "за пятьдесят", отвоевавшим своё в Анголе, но находящемся в теле четырнадцатилетнего паренька? Как вспомнить имена тех, кто окружает на сегодняшний предновогодний день, включая имена школьных учителей...
   Опаньки! Надо же будет в школу ходить, уроки учить, с одноклассниками общаться. И как это делать, если Олег представляет из себя, по школьной табели о рангах, некое серенькое существо, числящееся ниже уровня городской канализации. Примитивный, недогоняющий намёков, вечно садящийся в лужу штымп, пытающийся подражать лидерам, но ничего из себя не представляющий. Эдакая субьективность, бегущая по жизни и размахивающая руками, но даже не задумывающаяся ни о цели, ни о сути движения в никуда. А что, так бы и мчался, стоя на месте, зато изображая порывы и стремления.
   Это лишь потом, сразу после окончания школы, сменилось место жительства и, моментально, ушёл весь набор комплексов. Глупо, но результат стал ещё хуже: он получил прозвище Старик, несмотря на молодость, и статус уличного отморозка, наглого и беспредельного. Пьянки, драки, понты и использование всех девушек в качестве разменного материала. Пока, слава богу, в армию не забрали от самого себя подальше. И ведь тянулись девчонки - они всегда липнут к тем, кто границ не видит и рамок не ощущает.
  
   А сейчас, то есть завтра утром, нужно в школу - делать вид, что грызёшь гранит науки. И надо бы хоть какую-то подработку найти, чтобы деньги в кармане завелись, хотя бы на сигареты. Да и одежду надо обновить, сколько можно донашивать за отцом его шмутки и ходить в одном и том же весь учебный год. Семья бедная, матушка много лет не работает, батя на свою инженерную зарплату в сто шестьдесят рублей всех четверых тащит. Экономит, даже когда в командировки посылают, на еде да на проживании. Странно, но такие нюансы тогда, в "первой жизни", до Олега не доходили. Трудно дойти туда, где мозги не по делу используются, где лень и плоскостопие ума!
   Итогом осознания явилась мысль: "Буду играть в возврат в прошлое, во второй шанс. Надеюсь дяди в белых халатах не станут возражать?" Тогда остаётся спланировать действия по внедрению в жизнь, давным-давно забытую. Ещё следует продумать систему изменений, которая поможет разумнее обустроиться и применить нажитый опыт, который мало использовался в предыдущем существовании. Заодно, надо бы обеспечить набор грамотных и резонных обьяснялок, чтобы отбиваться от вопросов, которые неизбежно полезут от окружающей среды. И начать придётся с переговоров с отцом, как наиболее взвешенным близким человеком, благо он вроде проснулся...
  
   - Чего так рано встал, Афанасий, - отец называл старшего сына "Афанасием Никитиным" за длинные волосы, - что-нибудь случилось?
   - Пап, - забытое слово далось с трудом, - ты сначала отлей, умойся, а потом поболтаем, пока народ спит.
   Заинтригованный отец потопал в санузел, ещё толком не проснувшись, но уже удивившись. Александр Борисович был инженером до мозга костей, умудрившись получить за шесть лет два высших образования: ПГС и горное дело. Правда, в армии ни разу не отслужил, обошёлся военной кафедрой. В принципе, ему хватило и довоенно-военного детства (война закончилась, когда бате было четырнадцать лет). Коротышка, ростом 165 сантиметров, был тем не менее классным спортсменом и даже играл в стартовой пятёрке местного "Буревестника" на первенстве СССР по баскетболу. Вместе с Васей Чеченом, Гариком Липичем и Юрой Кимом, высоченными и техничными оглоблями. Меткость от бога, манёвренность и распасы, которые даже Сабонису, впоследствие не снились. На "вражеской" половине площадки он попадал в кольцо с любой точки! В результате, его крыли персонально, а порой и по двое, что облегчало другим осаду кольца.
   Правда от места в сборной страны молодой инженер отказался, выбрав инженерный путь развития. Он даже на матчи в другие города не ездил: с работы не отпускали, да и семья была важнее. В 50-е, чуть ли не весь спорт состоял из работников, а не из профессионалов. Поэтому и старшему сыну обьяснял: "Футболом можешь заниматься в свободное от работы время". Отец искренне считал, что инженер - эквивалент постоянного и достойного куска хлеба с чёрной икрой. У них, в родовой, провинциальной, патриархальной Сарани, все так считали, начиная ещё при царе-батюшке...
  
   - Говори, а я пока завтрак сварганю, - сказал он, когда вернулся, - на тебя готовить?
   - Я уже поел, но ещё хочу, - проклюнулась первая побочная проблема: здоровый и бесконечный аппетит, с угрозой перейти в булемию (всё-таки двенадцать лет вынужденного голодания в Штатах бесследно не прошли, а перенеслись в прошлое, вместе с личностью), - тут такое дело, я вообще-то курю и не могу бросить. Вот, решил с тобой обсудить, как быть. Надоело окурки собирать, да по подвалам прятаться. Как бы не подхватить какую-нибудь заразу. И бросить пока не получается, силы воли не хватает.
   - Странно, что сам признался, - удивился батя, - много куришь?
   - Нет, одной пачки на два с половиной дня хватало бы. Но хочу твоё разрешение получить, чтобы не прятаться. Надоело врать и изворачиваться, чувствую себя ущербным каким-то. Так и до комплексов недалеко, обо всём врать начну.
   Отцу на секунду почудилось, что сын повзрослел, по крайней мере, он оценил откровенность. Поедая завтрак и "ведя переговоры" оба пришли к некоторым соглашениям. Одним из них был вопрос о курении и отец сам предложил покупать сигареты для сына, а Олег обещал курить только в отведённых местах, не раздражая и не провоцируя учителей, соседей и прочих блюстителей нравственности. Вторым вопросом стояло зарабатывание денег законными методами, которые описал Олег: выступления подставкой за производственные коллективы на их бесконечных спартакиадах, летом сенокос в деревне, кстати хорошо оплачиваемый, и никакой фарцы.
   Вариант с дополнительным спортивным заработком заинтриговал родителя, ибо деньги в малобюджетной семье были явно не лишними. Да и сам "дядь Саша" был своеобразным кумиром дворовой пацанвы, так как даже в сорок лет часто играл с ними и в футбол, и в хоккей и, даже, в "сало". Причём не выделывался ни возрастом, ни авторитетом.
   Все окружающие дома-двухэтажки были напичканы своеобразным срезом трудящегося населения, где учёные жили рядом с работягами, а руководители возле подчинённых. В наличии имелся целый творческий интеллигент Малахов, который напрочь забывал о своей интеллигентности, забивая ежевечернего "козла" и мог послать любого, куда подальше. А огромный словарный запас и умение складно изьясняться, сделали его авторитетом простонародного стиля. Особо удачные перлы запоминались и применялись, впоследствие, на рабочих местах!
   Поэтому было решено, что сын разведает обстановку с платными подставками, а отец проверит по своим каналам. Двадцать пять рублей за вид спорта, от месткома или профкома "заказчика", могли обеспечить столь необходимый финансовый ручеек в семейный бюджет. Правда, батя поставил условие: Олег будет отдавать половину того, что заработал не ему, а маме. Всё-таки определение "хозяин семьи" обязывало. А хомячить полностью весь навар лично себе - отказался сам Старков-подросток. Семья - дело святое и тяготы бытия следует делить!
  
   Третий вопрос был самым сложным - взаимоотношения в семье.
   - Папа, я не идиот и всё вижу, - начал молодой парень, - и даже слышу по ночам. Вы с мамой хотите развестись уже два года, но никогда этого не сделаете и слава богу. Обоим нужен младший братик, он красивый и нужный вам ребёнок, а мной вы швырятесь, как мячиком, перепасовывая друг другу. В приципе, я уже привык и даже кое-что нашёл взамен родительской любви - самостоятельность. Я вас не критикую, для меня родители вне зоны критики! Давай сделаем мудро: вы меня не чапаете за поведение - я не огрызаюсь за проявленную нелюбовь. Просто закроем глаза и дружно будем считать меня отрезанным ломтем.
   Ошарашенный сорокалетний мужчина не нашёлся, что ответить на очередную откровенность, ему снова показалось, что сын не просто повзрослел, а стал гораздо старше его самого. И гораздо более опытным! Действительно, младший брат был красавчиком настолько, что никто из прохожих не мог пройти мимо, чтобы не полюбоваться ребёнком, а то и погладить по головке. Эффект "крошки Цахеса" срабатывал безо всяких трёх золотых волосков. Хватало кудрявости маленького Пушкина или Ленина. Естественно, что центром семейного обожествления являлся шестилетний малыш, а не некрасивый и неухоженный четырнадцатилетний раздолбай.
   - Папа, так бывает, - пояснял Олег, - я слишком много думаю последнее время, о своём месте в жизни и своём поведении. И вот результат: я готов к разговору начистоту, чтобы больше не врать ни тебе, ни другим. Наша беседа останется между нами, но всем нам станет легче и проще жить, если тайны полишенеля уйдут. Не спеши с выводами и комментариями, просто обдумай - время есть. Я вас всех люблю, но устал жить двойной жизнью и играть роль ничего не понимающего ребёнка, надеюсь что ты меня поймёшь.
   Родные люди потому и близки друг другу - именно благодаря умению понимать в трудный момент. Больше отец и сын к этому вопросу не возвращались, не было смысла. Нашёлся более практичный момент: Олегу была выдана новая футболка с родительского плеча, новые брюки, свитер и даже козырные кожаные перчатки. "Предок" вошёл в положение, заодно выделив красную десятку на карманные расходы и пару пачек сигарет с фильтром. Первый шаг по внедрению был сделан!
  
   Теперь следовало разобраться со школой. Учёба была фактически закончена ещё в начале 6-ого класса, когда ввели географию на ненавистном английском языке. Сразу стало понятно, что все отличные отметки предыдущих пяти лет, уйдут коту под хвост - треклятый "инглиш" убил стимул учиться. Два года Олег очень ловко изображал послушного и старательного ученика, хитря и выкручиваясь, подгадывая, когда нужно подготовиться, но не овладевая знаниями. Лишь бы никто нотации не читал!
   Больше не было смысла дурковать и издеваться над самим собой, водя за нос окружающих. Можно расслабиться и сдаться, тем более, что в загашнике имелось великолепное знание анатомии и физиологии. Как-то сама собой проявилась тяга к этой науке, когда школьные знания перестали поступать в голову - свято место пусто не бывает! Честные пятёрки остались лишь по физкультуре, НВП и трудам. А уж знание будущего, включая приход новых технологий, обеспечивало перевес в знаниях, хотя бы на уровне трёпа.
   Где-то лежит школьная сумка, а в ней, наверно, дневник. Или его уже нет и в помине? Блин-картошка, проще сходить и посмотреть, чем тратить время на раздумья - этот принцип удобен в пользовании, так чего его менять? Андрейка уже проснулся и, как истый котёнок, оглядывал подведомственную территорию цепким взглядом. От малыша невозможно было что-нибудь скрыть - мелкий ходячий компьютер-наблюдалка сразу отмечал малейшие изменения в интерьере. Включая то, что старший брат нарушил сам себя и полез в портфель воскресным утром.
   Непорядок! По сложившемуся мироустройству, Олег должен уже гонять в хоккей, бесконечный и неуёмный. А значит следует доложить родителям о состоявшемся катаклизме. Босолапки пошлёпали по полу и ушлёпали в микро-спаленку: шлёп-шлёп-шлёп...
  
   Дневник, в итоге, нашёлся, но срединные страницы, заразы, были пустыми. Хотя, месяц назад, понедельники начинались с двух уроков физ-ры. А декабрь, вроде, был волейбольным месяцем в связи со внутришкольными соревнованиями. И в чём прикажете волейболить, коли ни спортивных трусов, ни нормальной футболки, ни наколенников с налокотниками не предвидится до самой армии? Опять коленки отбивать или на голых локтях ласточку делать? И что с кедами? На блок выходить ещё высоковато из-за низкого роста, иначе, как ни группируйся, но ступни будут исправно отбиваться при приземлении. Это, когда слегка подпрыгнул, можно на носки мягко опуститься, а ежели чересчур выше головы прыгать, обладая природной прыгучестью и лёгким весом, то как не выёживайся - головные боли в конечных конечностях. Или ну его в баню такой спортивный патриотизм? Другие-то прыгают в меру возможностей и не стараются выглядеть лучше себя. Тем более, что кроссовок с нормальной подошвой не предвидится, а кеды жестковаты для ежеминутных подвигов.
   Старков вечно думал не о том, что важно и актуально, а тупо собрался и уехал в Военторг за хоть чем-нибудь для физкультуры, вместо того, чтобы обстоятельно анализировать дичайшую расчудесную создавшуюся ситуацию. Безалаберность следовало изживать, пусть даже по каплям, иначе проживёшь точно такую же жизнь, сколько их не давай! Пару кварталов пешочком до троллейбуса, потом несколько остановок до улицы Гагарина... Машин шлындало мало, воскресное утро, да и народ больше обходился общественным транспортом. Никаких головных болей с парковкой, гаражами за пару километров от дома, и правилами дорожного движения. Даже многочасовых пробок не было, лафа!
   В магазине тоже лафа, только местного значения - народу мало и все очередят в дефицитные отделы. Так что, набор трусов, носков и нормальных маек-неалкоголичек удалось купить без напряга. Плюс, попутное чудо (или в начале семидесятых оно не было чудом?) - урвал две динамовские тёмно-синие футболки с длинными рукавами и пару таких же спортивных трусов. А ещё, ура-ура-ура, заветный, желанный, мечтальный тельник! Из чёрно-белых полосок и тоже с длинными рукавами. Хорошо быть малогабаритным, 46-ого размера, небось всё более размерно-мужское давно выкуплено! В другом отделе, хорошая добрая тётя выдала три коробки мятного зубного порошка, ибо зубной пастой пусть чистят зубы те, кому не лень по сто миллионов раз двигать щёткой туда-сюда. Можно, конечно, и самому смешать соду с солью, но Олег не знал пропорций, а рисковать эмалью (смолоду) не хотел.
   Десятка накрылась медным тазом, зато, предусмотрительно захваченная из дому авоська, приятно наполнилась всякими завёрнутостями. Эх, тратить - не зарабатывать!
  
   На подходе к подъезду, из соседней форточки первого этажа, раздалась вводная:
   - Привет, Шмын, заходи!
   Это Юрка Чебрик, дружище со времён совместного сидения на горшках в трёхлетнем возрасте, обратил внимание на соседского соседа. Конечно, Юра и его брат Олег, выглядели гораздо солиднее своего мелкого кента. Два шкафа-семиклассника (каждый по разу оставался на второй год) уже были порядка шести футов без одного дюйма. Сказалась первая волна акселерации, вызванная массовыми испытаниями ядерного оружия на открытом воздухе. Вторая волна, ещё крупнее, базировалась на поголовном внедрении молочных станций по всему миру. С их научно разработанными смесями: молочком, кефирчиками и прочими творожками. Олег во вторую волну не попал, так как родился раньше прогресса, зато Андрейка должен был стать крупным высоким дядей, грозой женских сердец и девичьих мечтаний.
   - Привет, дружище, - поздоровался Старков, зайдя в гости, а, попутно, прикололся, - давно не виделись.
   Прикол для самых бестолковых состоял в том, что последний раз друзья виделись в 1992 году, то есть двадцать лет назад! Или вперёд? Правда Юра ещё об этом не знал и нифига не догнал суть деревенского прибабаха. Он и прервался-то "тягать жгут", чтобы поздороваться и перетереть последние сплетни, на которые "шмын" был горазд. Выдумывать. Чтобы покруче выглядеть! Однако, сплетня была лишь одна.
   - Зю, ты бы чуток изменил работу со жгутом, - Чебрик аж ошалел от неожиданности, - тяни на себя по двадцать, а со временем, и по тридцать секунд и столько же времени отпускай. Меньше подходов - больше пользы, попробуй.
   - Не понял, Алька, а откуда ты это знаешь?
   - Помнишь я тебе показывал приёмы самбо против ножа и с лёгкостью тебя скрутил?
   Это было правдой, Юра помнил, как несколько меяцев назад, несильный, по определению, друган, действительно загнул его в обеих стандартных позициях. Было больно, но интересно, оказалось, что сила не всегда побеждает.
   - Так вот этот совет из той же посудины знаний.
   Юра, вообще-то, очень удобен в пользовании, так как тут же попробовал новую методу. Через три минуты он слегка взмок, а руки заныли и ослабели.
   - Ну, ни фига себе, вот это нагрузка! А что ещё знаешь?
   - Давай, потом потарахтим на темы кача. Я и сам решил им заняться по импортным методикам.
   Обьяснять другу что-нибудь о яджуджах и их системах развития было рискованно. Трёп пойдёт по всем закоулкам и окружающая среда задолбает вопросами и неверием, а значит непрерывным глумом. Так что намёк на иностранные методы позволил уйти от щекотливой темы. Любому понятно, что если кто-то учит английский со второго класса, то, ясен пень, читает зарубежные журналы в библиотеке и у знакомых, по блату.
   - Ладно, братка, пойду я нотации выслушивать. Раньше сядешь, раньше выйдешь!
   Чебрик понял что Шмын изменился в какую-то непонятную сторону. Новые словечки и выражения, другая интонация, спокойные рассуждения... Наверно дружки на стороне появились? Лучше продолжить качаться, пока предки не припахали.
  
   Родители уже сидели на кухне и ожидали своё чадо. Матушка была недовольна инфой, полученной от мужа и младшего сына, и продумывала план наезда на нерадивое создание. Только не учитывала свою интеллигентность и абсолютное неумение склочничать.
   - Ага, семейство бобовых в сборе и готово к агрессии супротив маленького пушистого зайчонка? - сразу начал внутрисемейное разоружение подросток-прохвост, - Гляньте, что я купил и успокойтесь втуне.
   НЛП - это не только программирование, но и куча вспомогательных умений в технике убеждения и очаровывания. Набор словесного мусора, спокойного и ласкового, сбил с панталыку обоих сорокалеток. Ругать и возвращать в ежовые рукавицы можно лишь того, кто ерепенится и спорит.
   - Пойдёмте в залу, а то здесь мои обновки перепачкаем.
   Временный контроль над любопытными предками был установлен и вся семья дружно потопала в другую комнату. Отец даже оторвался от готовки чахохбилей, ради возможности слегка охренеть от столь быстрой траты денег. Кулинар он был изрядный и каждое воскресенье готовил что-нибудь вкусное и питательное. Причём, в своё время, научился готовить от безысходности, когда жена долго болела. Чисто по-инженерному взялся за буквари о вкусной и здоровой пище, добавил свой врождённый талант аналитика и художника, так и неразвитый, и стал домашним Оливье. Очень даже толковым!
   Раскладывание на диване покупок, разворачивание и ой-ой-ойканье к месту и не к месту, перевело Олега из мотов в невинные рачительные ангелы. Мама сразу проявила женский инстинкт, принявшись укладывать вещи в аккуратные стопочки, а затем перебазировать их в шифонер. Для обеих динамовок и тельника тут же нашлись плечики и все три единицы заняли место рядом с единственным пиджаком только что родившегося "хомяка". А где это видано, чтобы нормальный пацан покупал нижнее бельё и...
   - А тетради-то зачем? - не выдержала мама.
   Действительно, две большие офицерские общие тетради по девяносто шесть листов каждая, не укладывались ни в какие рамки. Зачем они нужны тому, кто даже в школьные тетрадки пишет редко и из-под палки?
   - Мамулик-красотулик, а мы с тобой туда будем книжку писать, попаданскую фантастику. С меня идея, сюжет, рыба, а ты будешь всё это олитературивать и красивым почерком переписывать. Глядишь, за пару лет шедевр накатаем. Ты не против?
   Ну да, ну да! Какая мама будет против того, чтобы непутёвый сын, забегающий домой лишь, чтобы похавать да поспать - вдруг начнёт сиднем дома сидеть и книгу писать. В отрыве от вредоносного влияния улицы. Вот только нужно проверить насколько это серьёзно и о чём книга предполагается. Авось действительно горбатого могила исправит? То бишь, писательский склеп.
   - Я не знаю попаданскую фантастику, где ты таких слов-то набрался?
   - Да ладно, экая отсталая мамуленция попалась! Когда в прошлое на машине времени путешествует, а на другие планеты в звездолётах летают - это одно. Но если кто-то чахохбилем подавился и его личность из реанимации в тиранозавра переместилась, или он пошёл за хлебом, а рядом молния шарахнула и герой к Петру Первому в гости попал - тогда и получаются случайные попаданцы.
   - С тобой всё ясно, оболтус, пошли обедать, вечером поговорим.
   Закон пацанячества прост: раз не ругают - значит послушают! Чего, в принципе, и добивался. Всё-таки надо хоть что-то полезное замутить, используя связи предков. А то зря, что ли матушка попутные литкурсы кончила, когда в инязе училась? Где и познакомилась с тёть Кларой, которая регулярно, раз в месяц, приходит в гости и плачется на кухне на тему "все мужчины сволочи". Не забывая, иногда, учить подругу жизни:
   - Лия, ты дура! Раз всё равно дома сидишь, так хоть книги пиши, а я протолкну. У тебя же такие хорошие рассказы были тогда. Хоть из нищеты выберетесь.
   Ещё бы не протолкнуть, работая замом в издательстве ЦК! И хрен куда Клара Ильясовна теперь с крючка слезет, когда в доме появилась наглая рожа, бесцеремонная супротив интеллигентиков. Пользующаяся всем, что под руку попадёт. Если не лень будет, конечно. А уж колобашку-другую отстегнуть с гонораров одинокой женщине Олег не постесняется. Принеси пользу другому - вернётся сторицей! А в дальнейшем, можно и писательский кооператив замутить - пусть литературно одарённые негры его разработки в книжки превращают. Это же не цеховиком наглеть, покупая материал за копейки, по-социалистически, а продавая батники за рубли, по-капиталистически. Умственный труд, даже частный, в горисполкоме ценят, ежели рабочим крестьянам конкуренцию не составляешь. Тем более, что заказы на тиражирование можно в типографиях размещать, по их ценам, а книги через Дом быта продавать, арендовав комнату с подсобкой. Читатель за новой "фантой" сам приедет, даже из Москвы и Урюпинска! Глядишь и московские писатели свой самопал попросят взять под крыло.
   Зря, что ли, целое троллейбусное путешествие потратил на разработку бизнес-схемы. Проблем-то немного, главное высокопартийного передового куратора найти. Почти миллионная провинциальная столица - это не напыщенная Москва, где всё схвачено-прихвачено и поделено давным-давно. Да и на пленумах трындят о поиске новых форм и поддержке инициатив на местах. Это ведь, диссиденствующим интеллектуалам-рохлям нужно, чтобы светлое будущее принесли на блюдечке и в рот положили. Лежачие камни тоже мечтают о канаве с притекающей водой, а вот задницы от лежбища оторвать и, самим, всё что нужно, прокопать, и не помыслят. Так и будут на кухнях ныть и мечтать о новом: и при развитом социализме, и в Перестройку, и даже при капитализме. Небось при царе-батюшке они тоже канючили на тему "кому на Руси жить хорошо" и "как всё это поменять", чтобы молочные реки в кисельных берегах сами собой нарисовались и из крана потекли!
   - Люди, пища готова, - раздался призывный заманушный отцовский клич с кухни.
  
   После обеда, мамуля собрала Андрейку и уехала в гости: похвалиться, в очередной раз, сынишкой и потрещать вволю, а батя объявил, что "надо бы наздрыхаться" и прикорнул до вечера, после парочки обеденных рюмашек. Отец вечно выдумывал какие-то словесные извороты и старший сын перенял манеру, создавая свой лексикон. А те, кому извращения над литературностью не нравились - имели полное право пойти в сад, или в лес, и там наслаждаться своей правильностью.
   Воспользовавшись спокойствием и недокапыванием окружающей среды, Олег припёр табуретку к ёлке (пока без игрушек), закрыл глаза и расслабился. Шестнадцать лет без столь приятного запаха! Идёт оно всё в пим дырявый, дайте человеку оттянуться... Усталость души, вместе с отмороженностью сердца потихоньку самоустранялись, а мысли текли лениво-лениво, прямо в никуда. Никто не чапал, не требовал, не настаивал и не дёргал за полштанины - что ещё нужно для счастья? Активность, в которую многие сами себя заворачивают, вообще-то особо не востребована. Мы сами стремимся прыгнуть выше головы, берём обязательства, которые добровольно провозглашаем на свою голову. А потом стремимся вырваться из селф-мэйд паутины, пережигаем нервы и мучаемся, моля о покое. Искренне обзывая эту клоунаду "активным образом жизни".
  
   Рай на земле закончился через полчаса, когда раздался злостный "дзинь-брынь" входной двери, громкий и пронзительный. До переливчатого мурлыканья Старковы ещё финансово не доросли. Нарисовался Юрка Чебрик с предложением сходить в общагу, к чувихам. Видимо, никого больше не нашёл, раз Шмына позвал? Прозвище было сокращением от "шмындрик", дурацким и обидным, но до Старика, а тем более до Старка ещё топать и топать. Пришлось терпеть, а заодно и согласиться на поход, благо новая одёжка объявилась с утра, благодаря родителю.
   Вот только возле входа к студентам, ошивались Джура с Немчиком, отвязные уличные отморозки, десятиклассники из той же школы. Оба пьяные, гордые, самодовольные короли улицы, к тому же крупнее и выше Олега, заразы. Ох и трудно быть коротышкой, даже в собственном классе, имея всего лишь 164 сантиметра роста и врождённую худощавость. Чувствуешь себя карликом среди гулливеров, ничтожным и бессмысленным. Немчик чего-то гундел студентке с маленькой девочкой, державшейся за её руку, наверняка сальное и пахабное. Оба утырка другого поведения в общении не признавали, обходясь "лирикой шпаны".
   - Привет, пацаны, - махнул рукой Джура, - а мы тут Вику кадрим.
   Он вернулся к кенту, чтобы на пару нести всякую хрень, оскорблять и пугать студентку и девчушку. Чебрик почему-то отвлёкся в сторону, как будто что-то важное увидел. А Олег, решил не ввязываться в разборки в новой жизни, пока не встанет на ноги.
   Ага, размечтался! Немчик махнул рукой, пугая со смехом ребёнка, и башню моментально снесло, превращая мягкого, трусливого пацана в Боевого Старка, уже работающего на подсознании, с отключенным разумом. Приближение к Джуре...резкий пинок прямо в боковину коленной чашечки...Джура слегка припадает и чуть-чуть поворачивает голову...мощный прямой в висок, левой...отморозок падает на бок...ещё пинок пыром прямо по голове...шаг через недобитка...точный удар правой в кадык Немчика...руки гандона двигаются к горлу...сам он слегка наклоняет тупую башку...удар левой в челюсть и правой в зубы...Немчик откидывается...мощный удар по яйцам, не защищённым шубой...
  
   Запинать тварей не дали: во-первых, соображай вернулся, во-вторых, выскочил вахтёр и пара студентов, и помогли Юре оттащить сбрендившего парня от двух корчившихся на асфальте козлов. Джура с Немчиком, в конце концов, ускреблись вдоль стенки за общежитие, а Чебрик усадил успокоившегося Шмына на лавочку. Рядом был сугроб, в котором Олег начал оттирать перчатки от крови - хорошо хоть кожаные, а не шерстяные. Перепуганная Вика, красотка до мозга костей, тоже присела, а малютка лет пяти-шести подошла, осмелев.
   - Ты, дядя, рыцарь и за нас с мамой заступился, да?
   Резко уставший Старков, потративший кучу энергии на "боевой раж", нашёл всё-таки силы, чтобы ответить.
   - Бамбук я, а не рыцарь. Тебе же, наверное, страшно было драку видеть? А я не подумал об этом, не сердись, пожалуйста.
   - Нет, ты рыцарь, мне мама книжку про них читала, а дедушка сказку рассказывал. Они всегда к хорошим людям на помощь приходят. А я Алёнка, мне пять лет, но летом будет шесть, - доложилось мелкое очарование.
   - Тогда я Олег и мне четырнадцать лет. И я тоже сказки люблю, но не слушать, а читать и рассказывать.
   Вика растерялась, не врубившись в отличия между разными видами уличной шпаны, и готова была прервать разговор в любой момент. Но тут Юра, воспользовавшись случаем развязать язык, вдруг вклинился:
   - Алька вечно с малышами возится, у него свой маленький брат и он ему сказки читает. А ещё с улицы собрал младших и соревнования, и игры им устраивает.
   Чебрик, гад, выдал позор Старкова, который действительно водился с теми, кто на два-три года младше его, придумывая им разные игрища. Врождённая инфантильность и абстрагированность от ровесников сделали из парня своеобразного гуру для более молодой поросли. Правда, польза тоже имелась, пацаны не курили, не пили, а очень даже читали книжки и занимались спортом. Да и уличная романтика их не сильно увлекала, так как Старший Брат открыл им целый мир выдумок, приключений на ровном месте и прочей интересной белиберды.
   - Ой, мама, дядю Олега поранили, - сообщило маленькое информбюро, - Смотри, кровь на рукаве пальта.
   - Не пальта, а пальто, оно не склоняется, - тут же поправила будущая училка и переводчик, - пошли, рыцарь, мы тебя отстираем.
   - А погладить не забудете? - уточнил, автоматом, локальный герой на час.
   Тут же зазвенел мелодичный, звонкий колокольчик "...хихихик...хихик..хихик..." и Олег Александрович понял, что погиб. Так как растаял и его теперь можно намазывать на кусочек хлеба. Солидную часть из пятидесяти пяти лет он мечтал о дочери, но от него рождались лишь мальчишки. А уж доча, столь славно хихикающая, вообще была за гранью мечты! Покорно встав, он по инерции взял девочку за руку и потопал на процедуры. Вахтёр лишь махнул рукой, решив не проявлять излишней бдительности.
  
   Виктория жила вместе с двумя соседками Машей и Людой (ещё одна, недавно, урыла в декретный отпуск к родителям). Так что желающих подсобить драчуну имелось в наличие с запасом. Олегу выдали спортивные штаны, потому что брюки тоже испачкались во вражеской крови. Алёнка, не раздумывая, увела нового друга в примыкавшую подсобку с окошком, читать ей сказки. Девушки использовали вспомогательную комнатку для своих ремёсел, а, иногда, и для интима. Оба сказочника расселись с удобством на кушетке, выделив одному из них большую сказочную книгу с картинками, для исполнения долга патрона.
   В большой комнате, Чебрик уже вовсю разговоры разговаривал с местным населением, а Виктория умчалась в хозкомнату с пальто и брюками. Старшие иногда прерывали трёп, вслушиваясь в дебаты по поводу сказок.
   - Ну как же серый волк может говорить человеческим языком, если у него рот неправильный?
   - Рот у него правильный и называется пасть, а вот горло не очень правильное. Поэтому волк мыслями общается, а по-человечьи разговаривает Иван-царевич. Поняв, мелкоскоп?
   - Я не мелкоскоп, а мелкоскопка, я же девочка. А что такое мелкоскоп?
   Читание сказок прерывалось дискуссиями на предмет реалистичности описанного и сопровождалось бесконечным почемучканьем. Вика, решив разгрузить своего защитника от нападок дочери, пошла в подсобку. Дочка могла и порисовать, а Старкова следовало напоить чаем. На удивление, болтливая парочка выперла её, чтобы под ногами не мешалась и сообщила, что чай придут пить только вдвоём!
   - Раз ты мне папу не завела, вот и не мешай моему Олегу быть случайным папой, пока он здесь. Подумай, мамочка, над своим поведением!
   Дети - это такой народ, что моментально подхватывают не только слова и выражения, но и жесты, а также интонацию. Так что, каждое лишнее телодвижение выходит родителям боком, а порой и крабом. То есть тем же раком, только, всё-таки, боком. Причём, часто, не вовремя! Изумлённая мамаша покорно вернулась к обществу, не врубаясь что происходит на белом свете.
   - Девочки, а меня выгнали, да ещё и наругали.
   И тут же расхохоталась над необычной ситуацией. Ну не будешь же с собственной дочкой войну воевать за незнакомого парня? Сама она, была родом из областного центра и приехала в столичный город, где поступила в медицинский. Однако, примчалось увлечение и Вика забеременела. Будущий папа, узнав об этом, тут же свалил к едреней фене в Россию и больше не появлялся. Наверное захотел, как положено по законам жанра, найтись лет через тридцать, прожив вольную жизнь, но оставшись одиноким. А в хэппи-энде все его поймут и простят, приняв в семью!
   К сожалению, светлое будущее находилась за горами, а реалии привели к рождению любимой дочки. Образование было необходимо для белокурой красавицы, так как строить будущее через выгодный брак она не собиралась из принципа. Поэтому, восстановившись в меде, девушка отучилась три года и... бросила институт, поступив в иняз. Подработки переводами приносили гораздо больше денег, чем дежурство в больнице нянечкой. Виктория Хольстрём с детства владела, кроме русского, ещё и шведским, да немецким языками. А в институте взяла базовый английский, который в частном плане являлся наиболее востребованным. Алёнка жила в Павлодаре, вместе с бабушкой и дедушкой, и её регулярно привозили раз в месяц, на три-четыре дня. Чтобы мама с дочей могли побыть вместе, хоть немного.
  
   В конце концов, изба-читальня объявила перерыв и дружно ушла на базу, чтобы чаи погонять. Как было обещано - с тортиком!
   - Ох, и благодарствую я вам Виктория Ларсовна, - развыпендривался папаша чтения, - я, ведь, самый великий в мире тортикоед! Да ещё и под вкусный чаёк.
   Локальное хихикало сначала поработало колокольчиком, а потом, вполне серьёзно заявило, что хвастаться нехорошо.
   - А я и не хвастаюсь, а всего лишь констатирую факт.
   Чудо в платьице и колготках оторопело от очередного взрослого слова и уставилось на маму. Мол, переведи! К разьяснению подключились все присутствующие, умудрившись дать сразу несколько разных обьяснений...
   Вечер удался на славу, особенно когда сбегали в соседнюю комнату за третьекурсницей Танюшей. Олег, несмотря на общую некрасивость и явную телесную диспропорцию, при которой туловище короче, чем надо, а конечности длиннее, имел прекрасные густые волосы. И тупо их отращивал по три месяца до очередного посещения парикмахерской, где его, за пятьдесят копеек, благополучно облысивали "под канадку". Сейчас, лохмы достигали уже плеч, чуть-чуть не доставая, и Вика, чисто по-женски, решила благообразить "папашу" своей дочки. А то, как в зоопарк или цирк идти с таким чучелом?
   Таня подрабатывала модельной стрижкой, будучи прирождённой стилисткой, а так как новости о битве уже разбежались по всем добропорядочным закоулкам, то из любопытства согласилась прийти и оценить. Да уж, патлы были шикарными, в смысле по качеству волос. Такие глупо зачёсывать набок, да ещё и пятернёй. Если сбацать эдакую "лесенку", да на прямой пробор, да откинув назад, чтобы мощный лоб открыть...
   Олег ни шиша не понял из обьяснений, но его мнения никто и не спрашивал. Доча приказала сидеть тихо, взрослые сами знают, что делать. Лучше не рыпаться в таких ситуациях, женским особям виднее, как приукрасить своих бестолковых подопечных. Договорились на завтра, после занятий, приступить к экзекуции и превращению обезьяны в подобие человека. Слава богу, за бесплатно, зато ценнейшим феном!
  
   Почеломкавшись на прощание с дочиком и потеревшись с ней носами (новые хихики), Старков отправился до дому, до хаты, вместе с Чебриком. По пути обсудили завтрашнюю ответку со стороны отморозков, а точнее их кентов из десятого "В". Прятаться бессмысленно, а просить прощения - ни за что! Уж лучше пусть забьют в драке, пользуясь перевесом. Можно, конечно, найти пару обрезков трёхчетвертной трубы, да повоевать вволю, но мозги уже плохо соображали, пресытившись новыми впечатлениями.
   Вообще-то, Олег почти всю жизнь не ввязывался в дела без глубокой подготовки. Даже в его книгах, которые он повадился писать последний год, герои всё сначала планировали, тщательно готовились, прорабатывали и тренировали возможные стандартные ситуации. Поэтому и успех им сопутствовал, что раздражало критиков, привыкших к "героизму" безалаберных растяп. То в болото влезут, то ветка обломится. Хотя на такую ветку можно только сдуру залезть, а в болото забегают потому, что до этого накосорезили, а не по доброй воле. Экстремалы хреновы! Почитантов-прочитантов было немного, причём, в основном, возрастные и обстоятельные фэнтезёры по жизни.
   Первый день в прошлом подходил к своему концу, а ещё нужно было созвониться с неким Зелинским, кандидатом геологических наук, и любым способом договориться о встрече. Сей учёный, ничего не добившийся в науке, кроме никому не нужной диссертации, работал геологом и о развитии своей научной работы даже не помышлял. Как его припахать, снабдив кое-какими нюансами, случайно надыбанными в прошлой жизни, Старков не знал. Тем не менее, кандидат наук имел самый крутой трактат в области кристалловедения. И понимал, что такое торсионные и форсионные кристаллы, теоретически невозможные в реале. Науки, иногда, доходят до какого-нибудь горизонта и останавливаются, переходя в стадию "растекаемся вширь, братцы!" Вместо того, чтобы пальцем потыкать, а вдруг впереди не барьер, а какой-нибудь мираж? Но, коли авторитеты сказали: "Не чапать!", значит нечего и пытаться. Создателю Долли повезло, что он не читал три научные работы, обьясняющие во всех деталях, почему клонирование в принципе невозможно. О них он узнал уже после рождения овечки. Небось стыдно стало за свою отсталость?
   В наличие имелся ещё один подводный камень в "деле Зелинских". Дочка столь нужного специалиста, Афина, по совместительству и иронии судьбы-проколистки, являлась... одноклассницей Олега. А к вящему усложнению, сам подросток был отчаянно и безнадёжно в неё влюблен!
  
  
  Глава вторая
  
   Остервенелое будило опоздало на три минуты - Олег проклюнулся раньше, чем механический тикающий изверг сработал. Ох и приятно же заткнуть ненавистное чудовище, пока оно не спохватилось. Ёлка, слава богу, оказалась на месте, братишка с диваном тоже не испарились, вот только раскладушка достала по полной. Учитывая, что последние годы в Калифорнии тоже не на кровати спалось, следовало чего-нибудь поменять. Полшестого - самое удобное время для отливания с последующей пробежкой полного квадратного квартала. Хотя, лучше бы километрик в гору и столько же обратно, без напряга и потихоньку. По разумному тихоньку, а не еле-еле, иначе бессмысленно устанешь.
   Кач вместился в два отжимания, секунд по двадцать на вниз, и столько же вверх. Оба подтягивания, в том же режиме, состоялись на дворовом турнике (во, соседи похихикали вволю!), ну а приседание вышло лишь одно - баланс, мать его, подвёл. Подрыгаться под музыку для ритмо-динамики не удалось - не было музыки, да и семья наверняка возмутилась бы столь раннему счастью. Посещение ванной комнаты юным отроком удивило проснувшегося отца:
   - Ты же вчера мылся!
   - Считай, батя, что я уже испачкался. Вообще-то, душ по утрам и вечерам полезен для пищеварения.
   Александр Борисович почесал репу, помня, что среди сыновьих книжек пару раз видел учебники по анатомии. Вузовские учебники! Может действительно не врёт?
   - Если братья по разуму придут, скажи что я уже свалил.
   Чебрики действительно подолгу собирались, а Шмыну ещё нужно было разобраться с расписанием, висящим возле учительской. Идиотизм, но он никогда в жизни не подходил к этому стенду. Теперь, переписав на скорую руку нужную инфу, можно и на физкультуру отправиться. Любимый предмет, что ни говори, пятёрочный, интересный и полезный. Хорошая разрядка для врождённого азарта, гораздо лучше, чем онлайновые сидячие войнушки. Да и с одноклассниками, которых не видел сорок лет, хотелось повидаться.
   Одноклассникам он сегодня тоже был небезразличен.
   - Это правда, что ты вчера Немчика и Джуру отпинал? Врёшь ведь!
   - Ни разу не правда, - подтвердил Старков, - добрые люди не дали запинать, оттащили, заразы.
   Тут же посыпались вопросы, ибо сиё не укладывалось в головах восьмиклассников. Олег, как мог, отбрыкивался и отнекивался, чувствуя, что после уроков получит по полной. Парней из десятого "В", самого отмороженного класса школы, куда складывали всё, что не нужно - никто не имел права обижать. Да, никому это и в голову не могло прийти, иначе второгодник Чомба и третьегодник Фашист просто живьём в землю зароют. Вторая жизнь, по идее, закончилась, так толком и не начавшись!
  
   В зале волейбольная сетка почему-то была убрана - явно баскетбол будет два урока подряд. А значит и локти с коленками останутся целыми, и слава богу, так как нужной экипировки в Военторге не нашлось. Из тридцати пяти учеников, десять отдыхали на скамейке, по справкам. Стопудово, что половине эти откоряки купили, а остальные имели лёгкую сердечную недостаточность. Наложим на болезнь гиподинамию, свойственную обществу, переполненному ИТРами и получим кучу вспомогательных недомоганий. Так что секции шейпинга были сверхактуальными, благо народ уже мог платить за их посещение. Последствия войны окончательно устранили в шестидесятых, а в семидесятых начался рост благосостояния. Так зачем покупать с рук импортную кофточку, когда можно оплатить набор оздоровительных движений под музыку. Хотя и без кофточки тоже жизнь тосклива - у подруги есть, а у меня нет.
   В перерывах, когда на площадке играли девочки, Олег пристраивался в углу, где мог вытянуть ноги. Дурацкая привычка создавала кучу неудобств, зато ноги отдыхали, а не скрючивались в коленках. Чисто армейский прибабах - использовать любую возможность для максимально комфортного отдыха.
   Афина сидела неподалёку, среди освобождённых, и было классно поглядывать на неё, закрыв вроде глаза, через микродырочки между ресницами. Последний раз они виделись в 1990-ом году. Ситуация, которую врагу не пожелаешь: ледяное безразличие Снежной Королевы! Так нахрена было соглашаться на встречу? И в 1978-ом году, когда он приехал в армейский отпуск, точно также договорились, встретились и Зелинская с первых минут, явно, намыливалась удрать. А уж выпускной вообще коту под хвост: она согласилась на первый танец, но козе понятно, что звёзды с серенькими мышонками не тусуются. Поэтому, урвав хоть что-то, он перешёл в режим автопилота, потихоньку догоняясь "Волжским крепким", базирующемся в одной классной комнате на первом этаже. Сбегал вниз, джугурнул, можно дальше изображать участие в последнем школьном вечере. А наутро, странным образом, рядом топала эффектная одноклассница Ирка!? Одна из тех, кому достаточно было щёлкнуть пальцами и половина выпускников уровня "мачо" - начали бы крутить вокруг неё хороводы восхищения! Только в 2006-ом году его поразила эта загадка. Нафиг невзрачный Старков ей сдался?
   Баскетбол в молодом, подвижном и прыгучем теле доставил удовольствие, а техника и опыт перехватов пришли с личностью. Странное дело, официальная наука трындит о мышечной памяти, рефлексах, привязанных к физиологии, умениях, соответствующих телу. Яджуджи утверждали, что практически всё базируется на личности (душе, разуме), а тело лишь проводник-реализатор. Пока, получается, что личность управляет и чихать она хотела на гормоны, железы и прочие вегетативные составляющие. Руки и ноги работали, как и в прошлом, отныне будущем и лишь перегрузки показывали, что нужно подкачать и подразвить. Даже секса не хотелось так, как положено подростку с его гормональным взрывом, хотя регулярной любовницей следовало бы обзавестись. Полезная штука: ей для борьбы с целлюлитом, ему для разгрузки. Обоим ещё и для удовольствия!
   Учитель отпустил народ за десять минут до конца и Олег быренько пристроился к питьевому фонтанчику. Природная непотливость и безволосатость тела, конечно удобны в гигиене, но всё равно следовало освежиться. Пока другие бухтели, он нажал педаль посильнее и устроил шустрое омовение. Чай, не 21-ый век, где пресная вода разлита в индивидуальные бутылочки, а питьё из-под крана считается моветоном.
   А после этого пришлось чуток охренеть от наезда... Афины.
   - Олег, это подло. Ты вчера позвал студентов и вместе с ними избил школьников. Если хочешь драться, то дерись один на один, по-честному!
   Отпираться не хотелось, Старков не любил спорить и что-то доказывать, потому что это бессмысленно. Тот, кто обвиняет, никогда не слышит возражений и не воспринимает доказательств. Пришлось виновато улыбнуться, взять девушку за плечи, отодвинуть её и пройти в раздевалку. Тем более, что предложенный вариант вчерашнего вообще не влезал ни в какие ворота.
  
   Разгадка нарисовалась возле кабинета английского языка, где ученики разбредались по разным комнатам, разбившись на три группы. В сторонке стоял враждебный Чомба! Странно, но для вызова после уроков в соседний палисадник, использовали мелких посланцев, а не тяжёлую артиллерию самолично. Пришлось подойти, соблюдая этикет дедовщины.
   - Слышь Шмын, мы всё знаем, поэтому не выпендривайся. Наших чуваков отхерачили звери с общаги, всей кодлой, ясно?
   Куда уж яснее! На аульных всегда списывали всё, что можно, называя "зверьём". Действительно, поддерживать реальную версию и мстить мелкому восьмикласснику, означало потерю авторитета для "В"-шников. Никакой славы на нём не заработаешь - не та весовая категория. Поэтому, проще заткнуть Олега, чтобы не трепался, а через неделю всё позабудется.
   - Чомба, нет проблем, только если Джура или Немчик опять наедут на мою дочку, снова забью обоих. Извини, но за своих буду стоять горой, хотя вы гораздо сильнее.
   Десятиклассник не понял, что за дочка у пацана, но понимал, что дело нечистое и недобитки не всё рассказали.
   - Ладно, если за своих, тогда понятно, - согласился амбал и тут же улыбнулся, - слышь, а как ты с ними справился, каратэ что ли знаешь? Покажешь приёмы?
   - Да они просто пьяные были, вот и подставились. Отмахал их по-простому, я же самбо занимался в седьмом классе. Да я бы и не полез, но Немчик пятилетнюю девочку хотел ударить...
   - Понятно, ладно мы сами с Фашистом с обоими разберёмся.
   Чомба ушёл, а Старков вздохнул поспокойнее. Такого поворота он не ожидал. Так что теперь, следовало ждать мести индивидуальной, от покоцаных уличных недоносков, без толпы. Уже легче!
  
   Английский вышел боком, Ирина Васильевна заставляла всех говорить ни разу не по-русски и в какой-то момент Олег забылся, поддержав беседу на иммигрантском диалекте. Училка рассердилась на бойкий, но рычаще-корявый, трындёж и заставила читать вслух топики из учебника. Мама дорогая, как же это сложно соблюдать все "тьюн-ту", "тьюн-ван" и прочие "фоллрайзы". В учебке так не гнобили: малейшая ошибка и приходилось перечитывать текст с самого начала. И нафига такой пельмень нужен знатоку будущего? Тройку, конечно, влепили, но сил потратилась уйма. Невозможно переучить произношение, которым пользовался последние шестнадцать лет, особенно американское рычание вместо проглатывания буквы.
   На большой перемене удалось выкурить половинку сигареты и в буфет сбегать. Пирожки с повидлом обошлись без шмыно-поедания, зато мясное пошло впрок. Попутно, ему устроили допрос класса "о чём с Чомбой говорили", но усердное пережёвывание позволило выкрутиться. Опять выкручиваться! Да сколько можно наступать на те же грабли? Хорошо, что звонок призвал к порядку и к литературе с историей. Ну, а после уроков, наступила лафа - мучения с общением кончились и удалось вспомнить имена некоторых учителей и почти всех одноклассников.
   Заскочив, по дороге домой, в кулинарку - Старков дорвался до своей мечты последних полутора десятилетий. Молочный коктейль, для человека, на дух не переносящего нормального молока, стал наградой за усилия по внедрению в не принадлежавшую ему реальность. Вторая порция, не задумываясь, последовала за первой - "Йесссссс!" Любая сбывшаяся мечта сразу поднимает тонус и вызывает оптимизм, так что жизнь снова засияла новизной и интереснятиной.
   По дому бродила безработная матушка и следовало воспользоваться моментом. Приняв душ, чтобы смыть остатки физкультуры и быть готовым к договоренному постригу, Олег всласть пообедал, рассказав мамуленцию сюжет предполагаемой книги. Мама Лия любила фантастику и, в принципе, одобрила тему, где личность нашего современника попадает в тело княжича, живущего в семнадцатом веке.
   - Попутно, проведём ликбез для тех, кто не знает историю предпетровских времён. Совместим приятное с полезным, чтобы легче пробиться.
   Книгу, ясен пень, следовало оформить на мамулю, ибо она красивая и совершеннолетняя, а гонорар можно и поделить, чтобы не висеть камнем на шее у родителей. Возражений особых не последовало, так как разумное времяпровождение было необходимо обоим, заменив бесцельную трату свободного времени.
   - Только посоветуйся с тёть Кларой, чтобы накладок не было.
  
   Девчачья светёлка уже томилась в ожидании классных, но запущенных волос, а Мисси Суетливость достала всех, кто попался под маленькие руки с цепкими пальцами.
   - А уже после трёх...мам, ну когда будет после трёх...а вдруг он забудет...или другую маленькую девочку найдёт...
   - Успокойся, придёт твой Олег, никуда не денется, - слегка сомневалась в душе Виктория, но виду не показывала.
   Уж, если взрослые мужчины опаздывают, а то и совсем забывают о своих, то что взять с молодого парня? Однако, Шмын явился, потому как нужно быть полным идиотом, чтобы отказаться от бесплатной модельной стрижки. Хотя, в глубине фибр, превалировало желание побыть с Алёнкой, чтобы полить бальзамом свою одинокую и, от этого израненную, душу. Девчушка, не раздумывая, подбежала к лучшему читателю сказок всех времён и народов, была поднята, прижата и расцелована. Ребёнку часто хватает, чтобы его просто заметили, выделили и заново узнали. Даже груднички тянут руки из манежика в надежде на это!
   Процедура модельного священодействия над головой неофита потребовала раздевания по пояс, что немного смутило Старкова. Всё-таки женщины инстинктивно тянутся к крупным формам, где есть что погладить и пощупать, а худосочность часто вызывает брезгливость. Пришлось терпеть возможную жалость и мелькающие, щёлкающие ножницы. Человек, которого стригут, наиболее незащищён против киллера - так что инстинкты заставили закрыть глаза и абстрагироваться от окружающей среды. Всё, что требовалось для модного, современного типа причёски, с учётом топографии головы, было проведено очень профессионально. Лоб открыли, волосы взбили и откинули назад, пофенили для закрепления и даже сказали приятное:
   - Ну, ничо себе, какие у тебя шикарные волосы!
   - Смотри, переливаются на свету, как вороново крыло!
   Почему вороньи крылья переливаются и куда - никто, блин-картошка, не обьяснил, но стало приятно. "Пусть хотя бы что-нибудь святое неизменным остаётся в нас!"
   После разглядывания себя в зеркале, Олег захотел, чтобы нос и уши тоже постригли и подровняли, но кроме хихиков ничего не дождался. Зато гостеприимные хозяйки угостили чаем и остатком вчерашнего торта. За это с ними было говорено высокопарным стилем, с кучей ласковых словечек и похвалюшек. Своих будущих шейпинг-воспитанниц, на которых можно отрабатывать методики, ветеран-ловелас с огромнейшим стажем, сразу подсаживал на иглу доброжелательности. Зачем доказывать кому-то, что сам хорош, когда можно добиться многого, подхваливая собеседниц?
   Понедельник - день тяжёлый и Старков соблюдал это суеверие всегда, вот и не стал заниматься делами на стороне, а опять приступил к сказкам-рассказкам в подсобке. Курс молодого папы имело смысл пройти заново, несмотря на собственный мощный опыт, который остался достаточно далеко в прошлом. Ближе к вечеру подгребли двое студентов: Володя, брат Люды, и Георгий, по прозвищу Камикадзе, которого Олег знал, играя иногда в футбол с инязовскими студентами. Тем более, что именно Кама обратил внимание на пацана на спортивной поляне, раскинувшейся вдоль общаги, и пригласил его погонять мяч.
   Куда денешься, когда судьбина так складывалась, что пинать шар, наполненный воздухом, пришлось с трёх лет. Причём, отец, купив зелёное резиновое достижение цивилизации, показывал и объяснял куда пинать, зачем пинать и как пинать! И уже в шесть лет, мелкого футболёра-детсадовца, стали приглашать взрослые пацаны: девяти, а то и десяти лет. Защищать ворота, обозначенные двумя камнями, но без рук. Малыша толкали, пихали, валили, но он упорно вставал и, через слёзы, продолжал мешать противникам забить желанный гол. С годами происходила карьера в сторону нападения, из линии в линию, и на данный момент Олег Старков был лучшим игроком окружающих кварталов. Универсал, диспетчер, атакующий полузащитник! Сам Сашка Хапсалис, изредка забредающий на местные дыр-дыры, уступал Шмыну в технике. Впрочем и Хапса, пока что лишь учился в спортинтернате, недалеко от Олеговой школы. И никаким членом сборной СССР даже не намечался.
   Обоим студентам было любопытно посмотреть на мини-молотобойца, особенно Володе. Тот занимался боксом уже миллион лет, став даже кандидатом в мастера, но от спорта ныне увиливал, желая получить диплом знаниями, а не опёкой Спорткомитета. Понятно, что лупцевать всяких уличных засранцев ему было нельзя, что было очень неудобным.
  
   Разговор, под незаметным нажимом Старкова, перешёл к кооперативам и кооперативной деятельности. Студенты нуждались в деньгах и подработках, но калымы и шабашки не всегда подвёртывались. А ночными грузчиками не все могли работать. Так что наладить что-нибудь своё, на законных основаниях, используя побольше мозгов и поменьше рук, очень даже хотелось. Но не зналось как! Вся инфа о коопах сводилась к презрительным "торгашам" и "цеховикам".
   - Поймите, - объяснял Олег, - цеховики вне закона, потому что покупают сырьё и материалы за копейки, по блату. Ещё и налогов не платят, как положено. Поэтому их бьют и щиплют все, кому не лень! Торговать нужно знаниями и умениями, не конкурируя с рабочим классом и не жульничая. Тогда и власти будут любить, и партия поддержит.
   Студенты дружно растопырили уши, не врубаясь откуда пацанячий пацан знает столько о частной деятельности. Но предложение разных форм бизнеса их очень даже увлекло и они готовы были бегать по исполкомам и юрисконсультам для сбора информации. В принципе, всё сводилось к легализации частных ремёсел, типа моделирования одежды (Машка сразу загорелась этой идеей), созданию межотраслевого научно-технического комплекса (для поиска, поддержки и эксплуатации изобретателей) и писательской деятельности.
   Конечно, следовало связываться лишь с хай-классом разработок, чтобы заранее подготовиться к выходу за рубеж, если что. А в той же литературе сконцентрироваться на фантастике и фэнтези: параллельных мирах, попаданстве в прошлое и описании близкого будущего, лет через сорок-пятьдесят. Олег выдал целый зуб, что, как прирождённый аналитик, рассчитает прогресс ближайших десятилетий. В пример он привёл персональные компьютеры, которые в массе своей заменят громоздкие ЭВМы, хотя те тоже останутся для специспользования. Зато перфоленты и перфокарты, описываемые фантастами с учётом минимизации их размеров - вообще изыдут, сменившись другими носителями информации.
   Алёнушка, прилепившись к Старкову так, что отодрать её никто уже не мог, потихоньку млела от счастья за такого всезнающего папу, которому люди, более взрослые, заглядывали в рот! А Вика, каким-то внутренним женским чутьём, всё более уважала парня, осознавая, что ум и мудрость, оказывается, не всегда зависят от календарной даты рождения. Эх, если бы он был на десяток лет старше! Её не интересовала внешность будущего мужа, своей красоты вполне хватало для обоих, но душевность, ум, взаимопонимание и чуткость несомненно были нужны.
   Да и парни, выслушивая обстоятельные пояснения, всё более убеждались в реальности воплощения того, что выглядело не совсем вероятным. Люда вообще взяла тетрадку и тезисно записывала наиболее важные моменты, для составления плана будущих действий. Всё-таки то, что продублировано шариковой ручкой, не сгорает по определению! А очень даже поможет в дальнейшем.
   Олег, в конце концов ушёл, а заговорщики продолжали витать в облаках до полуночи.
  
   Вечер с родителями свёлся к очередной беседе на тему "что есть цельная цель в жизни". Непутёвый сын честно признался, что хочет семью, деток, чтобы как минимум хотя бы одна дочка получилась, а карьера его не интересует. Зато длинный рубль, по-честному заработанный, очень даже пригодится в качестве вспомогательного инструмента. Попытки обьяснить обалдую, что инженер - это лучшее из лучших, а без высшего образования и шагу не ступить, блокировались просьбой доказать сей постулат, с приведением достойных примеров. Примеров, к сожалению, не было - ибо рабочие получали в полтора-два раза больше ИТРов. Хоть стой, хоть падай, хоть кол на голове теши! А распальцовка с теоретизированием о будущем, даже отцу, в какой-то момент, уже не казалась убедительной. За три месяца на сенокосе можно заработать больше, чем любимый папа имел за год. Так как инженеров пруд пруди и каждый год новые тысячи прибавляются, хотя старые ещё не истратились, а сено, что ни говори, стратегический ресурс сельского хозяйства. Ибо резкоконтинентальный климат самой холодной страны в мире отличался от какой-нибудь драной Аргентины или Венесуэлы, где сухих кормов не запасают. Там трава сама круглый год растёт и всё время свежая, да ещё и выше головы!
   Каждый остался при своём мнении, но тезис о том, что сразу после окончания учебного года, он уедет к дедушке в деревню, руками поработать, Олег ввернул. Прекрасно понимая, что предки будут рады свежему воздуху для сына, добротному питанию натурпродуктами и отрыву от разлагающего городского ничегонеделания. Единственным камнем преткновения явилась дата: до экзаменов, или, ни в коем случае, только после! То, что потерян будет целый месяц возможных заработков и целительной природы предгорья, их совершенно не волновало. Эдакие недогоняйные родители попались. А зря! Аргумент класса "будете вредничать - вообще школу брошу и уеду навсегда к бабушке" - Шмын пока не использовал, но приготовил на всякий случай. Вивисекцию следовало производить мелкими порциями, типа отрезания собачьего хвоста по кусочкам...
  
   - Хрен тебе, наглая дребезжалка! -хлопнул по кнопке проснувшийся попаданец, опередив момент истины на те же три минуты.
  
   Утро началось с древнеяджуджского гимнастического упражнения, впоследствии стыренного йогами у древнего народа и обозванного "позой змеи". Пробежка, комплекс утреннего кача и аж целых три приседания по полной форме. Всё-таки футбольные ноги превалировали в органоне, что ни говори! После душа пришлось воевать за новую причёску с собственной тыквой - хорошо, что мамский проснулся ни с того, ни с сего и всё наладил. Гыр-гыр-гыр, уличный пацан завтракал с двумя термобигудями в районе первой ступеньки "лесенки", то бишь раздвоенной назад бывшей чёлки. А потом расчёсывательный массаж головы заботливой материнской рукой, ай-няй-няй. Везюка!
   Одноклассные одноклассники моментально углядели причёску-обновку и прокомментировали её со всей молодёжной смекалкой. Олег-бывший, не задумываясь, сбежал бы в парикмахерскую, чтобы уничтожить источник провокаций, а нынешний - лишь поржал над собой вместе с другими. Сегодня, по персональному расписанию, было лишь два урока - потом следовало мчаться в общагу, чтобы проводить дочу на поезд. Там уже хозяйничала любопытная бабушка, которой рассказали о временном папе во всех подробностях. В голове у неё сразу сложилась простейшая схема "папа...муж...зять", вот только возраст кандидата не укладывался ни в какие рамки - Старков был младше Вики на восемь лет. И на столько же старше Алёнки. В общем, запутка получилась знатная, уж очень хотелось, чтобы у непутёвой дочери всё наладилось и устаканилось.
  
   Нарисовавшийся сказочник-профи церемонно поклонился, не забыв сказать: "Очень приятно!" и взял лопотошку на руки. Так что сумки пришлось тащить вовремя подвернувшемуся Володе. Трамвай, сменившись по ходу троллейбусом, довёз всю гоп-компанию по назначению, где начались торжественные проводы с питиём лимонада и поеданием "картошки". Юное ходячее беспокойство упорно допытывалось:
   - Ты меня не забудешь и другую дочку не найдёшь?...а сказки не разучишься читать?...а маму будешь в кино водить?...а письма будешь писать, чтобы бабушка мне почитала?...а со своими пап-мамой познакомишь?...
   Баба Леся взяла адрес Старкова, чтобы внучка могла письмо написать, класса "я буду говорить, а за меня напишут". Всякие "дин-дин-дини" и "ой-ой-ёи" уже вошли в лексикон девочки, как и куча других шмыно-слов, поэтому и общение велось на этом новоязе.
   - Охохонюшки, - приставила ладошки к щекам маленькая принцесса, - ты такой красивый в этой причёске. Надо тебя сфотографировать и ко мне на этажерку поставить.
   Потом ладошки разошлись в стороны.
   - Иначе, на кого я буду смотреть и кем я буду хвалиться? А то у всех девочек в детсаде есть папы, а у меня нет. А теперь есть, если дедушка ругаться не будет.
   - Не надо мной хвалиться, пусть лучше тебя тоже сфотографируют. А я тебя буду во внутреннем кармане носить, рядом с сердцем.
   Алёнка обняла за шею своего ненаглядного, а Вике захотелось выть от несоответствия в возрасте с парнем, ставшим за двое суток очень близким человеком. Душевно близким!
   Сам Олег находился в ещё более дурацкой ситуации. Виктория являлась тем самым общепризнанным эталоном красоты, за которым гоняются практически все мужчины, а мечтают ещё больше. И разница в возрасте ему была по барабану: во-первых, Вика выглядела моложе своего возраста, во-вторых, его система шейпинга, плюс отвары, могли сохранить её молодой лет до сорока пяти. А собственный возраст четырнадцатилетнего парня пятидесяти пяти лет от роду вообще роли не играл. Важны были лишь габариты, но три-четыре сантиметра разницы в росте уже этим летом нивелируются и осенью Старков будет выглядеть даже чуток крупнее.
   А вот сердце принадлежало другой, причём навеки и хуже ситуацию не придумает никакой Шекспир. Так что следовало с Викой обсудить сложившееся положение, не откладывая в долгий ящик, чтобы не вызвать у дочки стресса от несостоявшихся излишних мечтаний впоследствии. Вокзальный громкотарахтетель пробухтел нечто вроде:
   - Корметте провожалтар...тер...хер...освобождайте вагоны...акинын аузен сеген!...
   Или что-то похожее, хрипящее, но понятное по смыслу - котёнка увозили в дальние дали.
  
   Володя умчался на моторе в институт, а Вика с Олегом сели в троллейбус, чтобы без пересадок спокойно доехать до Центрального бассейна, а от него, пешочком, спуститься два квартала до общежития.
   - Не грусти, мама моей дочки, - ирония оказалась навесёлой, - я продумаю, как всё наладить, да побыстрее. В ближайшее время с некоторыми учёными мужами встречаюсь, может им переводы понадобятся. Будет тебе дополнительная подработка, потерпи малёхо.
   - Но я же технические переводы не делаю, не разбираюсь. Как же я им переводить буду?
   - Ты пойми, учёным нужны дословные, точные переводы, а не мнение переводчика. Те, кто в науке разбираются, обычно плохо знают языки. Так что будешь переводить текст, а непонятные слова выделять, умки с ними сами разберутся.
   Девушка автоматически прижалась к Старкову, а он автоматически приобнял её. Они выглядели влюблённой парой в полупустом транспорте, как кадр из лирического кинофильма.
   - Я скоро тоже подработками займусь, а когда деньги пойдут, заведёшь кубышку в сберкассе. Начнём туда складывать денюжки на то, чтобы арендовать квартиру, тебе и Алёнке, на год-другой. Будете вместе жить: и тебе легче, чем в общаге, и доча рядом. А детский сад для неё я надыбаю, родственников потрясу, у них наверняка связи есть.
  
   Добравшись до дома, якобы из школы, Шмын оседлал телефон, пока лишних ушей не наблюдалось в пределах жилья. Созвонившись с Зелинским, до которого пришлось добираться через справочную его учреждения, договорился о встрече, якобы проконсультироваться. Вполне нормальная причина, чтобы излишне не раскрываться. Молодой падаван нуждается в пояснялках от мэтра кристалловедения. Вторым звонком согласовал ещё одну встречу, на этот раз с профоргом завода шампанских вин. У них в основном женщины работают, поэтому и на отраслевые спартакиады особо некого выставлять, а зачёт и результаты в сфере физвоспитания никто не отменял. Тем более, что там не только денюжки местком заплатит за игру подставкой, но и яблочную эссенцию можно достать. Не бытовую эссенцию, а ту самую квинтэссенцию, которая по каплям тратится! "Достать", "добыть", "по блату разжиться" - в этом отношении капитализм, конечно, рулит, пусть даже с его сверхценами.
   В оконцовке состоялась личная встреча с Камой. Жора, грек по природе, был не только бессменным капитаном футбольной команды иняза и лидером вечеринок. Национальные качества и приобретённые навыки сделали из бывшего молодого сельского механизатора, награждённого медалью "За трудовую доблесть", великолепного хозяйственника, ещё не знавшего о своём предназначении. Умение сложить все кубики, чтобы сделать из дерьма конфетку, искало своего применения и грех было этим не воспользоваться!
   - Ты, главное, не спеши, - пояснял школьник-провокатор, - с холма следует спускаться меделенно, но верно, чтобы перетрахать всё стадо. Проведи через кентов расследование, нам нужны те, кто классно шурупит в программировании и электронике. Желательно, члены научных групп, сидящих на темах. Список и их психологические характеристики потом обсудим, чтобы на сачков и прохиндеев не нарваться.
   От Камикадзе не требовалось научное знание предмета, лишь связи и оценка кандидатов на данной стадии. А потом - менеджирование того, что будет создано. Студент достаточно серьёзно отнёсся к порученному, ибо чувствовал, каким-то девятым уровнем осознания, что затевается нешуточное дело. И ему совсем не хотелось остаться в стороне от инициативного паренька с не просто идеями, а целыми схемами развития. По крайней мере, Старков изьяснялся очень профессионально и, в тоже время, просто и понятно...
  
   Ночью, во сне, снова проклюнулось ментальное заболевание. Ещё в 1997 году, прожив год в одиночестве в Штатах, без всей круговерти и рутины предыдущего периода активной жизни, Олег Александрович с такой хренью столкнулся. Какие-то невнятные образы и гундение о пятитысячелетней истории яджуджей роились по ночам в голове, приоткрывались некоторые загадки истории и природы. Однако, непрошибаемая сила духа мужчины, потерявшего всё, но, назло всему миру, не спившегося, как положено по сценарию - выставила барьер против возможного сумашествия. Голоса и мыслеформы угомонились, отступились и свалили, в итоге, к едреней фене. Единственный плюс выразился в нестандартных трактовках общеизвестных, вроде бы, событиях седых времён.
   Теперь, подспудные намёки тарахтели об ответственности и возможностях Главы Рода. А для доказательства, одна половина мозга вжёвывала другой, что далеко на северо-западе есть нечто, принадлежащее роду и ждёт встречи с ним. В качестве пряника намекалось на умение всех понимать и уметь со всеми общаться. И нафиг оно нужно - входить в чьи-то проблемы и помогать искать выход из персональных трудностей? Старкова достали за десятилетия существования чужие тайны, которых он не хотел знать и чужие откровения, задолбавшие по полной! Особенно в эмиграции - прибегают, плачутся, просят совета, а потом, когда решение найдено, восклицают: "Ааа, так это же так просто! Я и сам мог догадаться!" И ни денег, а порой и спасибо не дождёшься. Если оно действительно так просто, так чего же вы годами мучались со своей душевной болью, сволочи?
   Одного штымпа он спас от обвинения сразу по четырём статьям, связанным с вождением. Причём, две из них - вторично. По законам Штатов, если случится третий повтор, можно на пятнадцать лет загреметь. Как раз по ТВ показывали сюжет про одного бомжа из Висконсина, который в третий раз украл в супермаркете батончик "Сникерса" и получил пятнашку. Олег, через общественного адвоката, наехал на генпрокуроршу Лос-Анджелеса (в предварительных согласованиях) и та, чтобы не терять имидж второго по силе обвинителя страны, сдулась и пошла на попятную. Сеттлмент свёлся к примитиву: все обвинения снимаются, а друг Лёня должен отработать месяц на общественных работах. По доброй воле, естественно. В течении года, частями, на своё усмотрение! А куда она денется, когда трое её свидетелей, оказывается, имеют одиннадцать мисдеминоров и три фелони? Причём двое сидят на наркотиках, что подтвердит любой драгтест. Да ещё главный свидетель имеет криминальный репорт, так как трижды за жизнь использовал различные имена для получения кредитных карточек, за что дважды отсидел.
   Благодарный братка подарил бездомному безработному спасителю пустой кошелёк за восемь долларов, пожелав скорейшего богатства. И истратил несколько сотен баксов на ресторанное торжество в честь избавления от полутора лет тюрьмы, которая неумолимо корячилась вначале.
   Так что "понимать всех подряд" больше совсем не хотелось и надо бы поставить блок родовой памяти с её призывом стать мягким, белым и пушистым. Хотя, если быть честным, наверняка в мозги стучалась какая-нибудь простенькая шизофрения!
  
   Режим потихоньку налаживался, хотя жрать хотелось больше, чем имелось. Любая еда стоит денег, особенно с базара, и подзаработать ради еды становилось всё более актуальным. Утренние братья Чебрики жили пока позапозавчерашними событиями и расспрашивали о совершенно неинтересном. А училка по английскому совсем рассвирипела и потребовала... "Morning star". Одноклассный народ уже шебуршал принесёнными газетами и только дурень со ступой, то ли не знал, то ли забыл за давностью лет, о еженедельных уроках по чтению, переводу и пересказу пресловутых "тысяч". За что был нещадно вызван к учительскому столу и даже наделён целой страницей. Читалось, конечно, со скрипом, зато перевелось влёт, а пересказано достаточно бойко, с мощным "рашн-пиджин-эмигрант" акцентом.
   - Ведь можешь, когда хочешь! - схитрила доморощенная англичанка, желая иметь веский довод вместе с кукишем в кармане, - будешь стараться, глядишь, в отличники выбьешься.
   Нет уж, нет уж, на фиг, на фиг, умерла, так умерла! В мире есть гораздо больше интереснятины, чем пятёрочные оценки и тратить время на высокий средний балл лучше тем, у кого голова шире плеч. Ещё древние утверждали что, у кого силы нет, пусть хотя бы умным будет. Раз уж больше ни на что не годится!
   После урока, Афина, обычно спокойная и рассудительная милая девушка, опять атаковала Олега. На этот раз за вчерашние прогулы.
   - Ты думаешь, что тебе всё можно? Плюёшь на занятия, ведёшь себя, как уличная шпана.
   Да что же это такое, почему нельзя оставить человека в покое, махнув на него рукой? В конце концов, каждый сам кузнец своих несчастий, вот пусть и выкарабкивается самостоятельно, без буксира и дружественных указюк.
   - Будешь наезжать, зацелую прямо здесь, на ровном месте, - решил нахамить Старков, надеясь, что угроза подействует.
   Угроза подействовала.
   - Дурак! Идиот, и не лечишься! - рассерженная лапка готова была загрызть непокорного наглеца.
   - Зато мягкий, белый и пушистый, хотя маленький и худенький. Я чумбумбунчик обратерапический, оки-доки?
   Закономерный жест, когда указательный палец крутится у виска, сам собой прекратил дискуссию, чего Шмын и добивался. А на уроке химии старательно расписывал элементную базу для троичной импульсной техники, то бишь алгебру Буля для трёх величин. Осталось выяснить возможности сегодняшней электроники по распознаванию значащей зоны шириной всего лишь в полтора вольта. Правда, всё кончилось закономерно - его вызвали к доске. Проклятые окислительно-восстановительные реакции являлись персональной терра инкогнита!
   - Лидия Михайловна, я совершенно не готов к ответу. Поставьте мне двойку, пожалуйста, чтобы не тратить зря время.
   Химичка честно похлопала ресничками, открыла рот и не нашла, что сказать. Добровольное признание наглым образом выбило табурет из-под ног и подвесило её...
  
   Визит на шампан-завод получился удачным. Зампред месткома Николай Владимирович (в бытность вермахтовцем - Клаус Вольфович) принял Олега дружелюбно. Такие, как он, после плена женились на наших женщинах, обзаводились детьми, пускали корни, обрусевали и не стремились на историческую родину, даже, когда сроки выходили. В том же северном Казахстане, военнопленные поселенцы создавали колхозы-миллиардеры, для народа, страны и себя. А на предприятиях неоднократно становились передовиками производства и именно таких выбирали в местные комитеты. Война давно кончилась, а ненависть осталась лишь к фашизму, но не к "своим" немцам. Пусть даже бывшим врагам!
   - У тебя какое-нибудь удостоверение личности есть? А то нужно будет в ведомости расписываться, деньги, сам понимаешь, профсоюзные.
   - Есть комсомольский билет, подойдёт? - Олег протянул свой документ.
   - О, даже с фотографией. Нормально. А папу твоего я порекомендую на кондитерскую фабрику, им тоже хорошие спортсмены нужны. Давай номер телефона, ему позвонят, предупреди.
   Всё оказалось проще, чем переживалось. Шампанцы вечно болтались на последних местах на рабочих спартакиадах, а от этого зависели суммы, которые можно было оставлять на развитие спортивной деятельности на предприятии, а также получаемые от отраслевого профсоюза. Проще было оплачивать "варягов", тем более что другие предприятия тоже пользовались этим. Конечно, подставкам приходилось отпахивать по полной, иначе сразу можно было попасть в персоны нон грата. Предоставленное расписание соревнований, большей частью приходилось на зимние каникулы, так что проблем со школой не возникало. Ну, а насыщенность нагрузки, вполне оправдывалась оплатой. В списке имелся даже футбольный матч на открытом поле, где завод вынужден будет поставить в команду трёх женщин, для количества. Соперником являлась табачка, где мужчин хватало, но в основном пьющих и усиленно курящих. Олег, полгода там проработавший в прошлом, прекрасно представлял уровень тамошних "мешков".
   Так что, придя домой, Шмын довёл до обрадованного родителя надыбанную инфу и, попутно, тонко-тонко намекнул, что правильные мальчики ходят по вечерам в бассейн. В Центральный бассейн. В абонементную группу на 8.45 вечера, где и народу почти нет, зато регулярного здоровья хоть отбавляй. И вся эта радость по понедельникам, средам и пятницам стоит целых три рубля в месяц, причём оплачивается хотя бы за день до первого числа. Семейный глава намёк понял и выделил субсидию одним траншем, считая, что плавание всему голова. Даже не зная, что в прежней жизни, старший сын не умел плавать аж до конца девятого класса, из-за чего нажил кучу комплексов. Зато потом, научившись, мог часами бултыхаться в любой луже, даже в Тихом Океане. Комплексы вообще стали каким-то ужасом для Старкова, особенно школьные. Он боялся сделать неверное движение, ошибиться, быть обруганным даже в любимейшем футболе. И, в результате, играл абсолютно деревянно, стыдясь самого себя.
   Назавтра намечался предновогодний школьный вечер - пришлось подготовить всё, что нужно, включая выцыганивание отцовских туфель. Танцевать в ботинках - не было ни желания, ни душевных сил, уж лучше смерть стоя!
  
   Занятия проводились по принципу "новый год на носу - давайте жить мирно!" и Олег этим воспользовался, чтобы хапнуть пятёрки по двум предметам, где уже вырисовывались четвертные двойки. На биологии он сам вызвался к доске, благо учительница предложила "вольный ответ" на любую тему. Его подробный рассказ о принципе грядущего клонирования, с приведением примеров из истории человечества, вызвал бурную дискуссию до конца урока. А по истории очень ловко извратил Шампольона, как исполнителя воли Ватикана по уничтожению нежелательных надписей в Египте, в обмен на технологию перевода иероглифов на человеческий язык. Прилепив к теме группу "археологов", сопровождавших Наполеона в египетском походе в никуда.
   - Сам Наполеон, после исполнения миссии, был вдруг избран Первым Консулом Франции!
   Шокированная историчка поставила отметку, но пригрозила, что посоветуется со знающими людьми. Ага, давай, давай, родимая - ближайшие "знающие" являются церковными учёными, не подступишься. Тем более, что как раз в этом году, наконец-то, был подписан итоговый акт по Асуанской плотине, чьё водохранилище залило две трети только-только начатых раскопов. Причём в тот самый исторический момент, когда археология, как наука, резко обзавелась высокотехнологическими умениями!
   Все эти отметки, не имели особой смысловой нагрузки, но обеспечивали уменьшение давления на нерадивого ученика. Лишний обоюдный нервотрёп мог создать головные боли и ругань в отношении с родителями, а ведь так хотелось спокойно хомячить, подгребая под себя то, что нужно. Вот и пришлось прогнуться, пока положение зыбкое.
   Вечеринка, о которой так давно мечталось почти сорок лет, принесла желанную разгрузку. Старков и с Афиной потанцевал медленные танцы, и в быстрых оттянулся по полной и натарахтелся обо всём, то бишь, ни о чём, но всласть. Слэнг будущего лился рекой и воспринимался, как попытка Шмына попижонить словечками. Правда Зелинская чуток наехала, посчитав, что "хрени" и "херни" не имеют право на существование. Но сделала это как-то неубедительно, занятая поправлением Олеговой причёски. Потом плюнула (виртуально), увела его в угол, посадила на свободный стул и нормально расчесала новый прикид головы.
   Поди, разбери женскую логику, особенно в период гормональных взрывов. То безразличие давным-давно, то недавние ругалки-наезжалки, то сегодняшняя забота о ближнем. И кто объяснит конкретно: нас не любят или мы безразличны кое-кому, или всё-таки зачем-то нужны? Тем более, что прошло не только сорок лет, но и всего лишь четыре дня с момента бифуркации. И ведь не спросишь в лоб, чтобы не получить откоряку-намёк, которая всё равно останется непонятной.
  
   Ночью Олегу снилось то, как он классно играет на гитаре, шикарным голосом поёт и тащится от ништячных песенок, надыбанных за полвека!
  
  Глава третья
  
   Последний день года принёс расчётливую пятёрку по химии. Козе понятно, что учительница вызовет к доске, не желая испортить собственную отчётность. Две сиротливых двойки Старкова явно взывали к мщению и натягиванию трояка, чем Шмын и воспользовался. Вызубренный параграф, озвученный дядей "явно за полтинник", прошёл на ура. Итоговый результат устроил всех заинтересованных лиц. Так что обед в мингеологии с мэтром Зелинским проходил с оптимизмом. Тем более, что и сам кристалловед уже приподнял себе предновогоднее настроение вместе с коллегами.
   - Ну и что вас привело ко мне, молодой человек? - полюбопытствовал кандидат наук.
   Пришлось на пальцах пояснить суть переменной "сигмы", введённой в обе базовые формулы неким талантливым Гонсалесом из Венесуэлы, ещё в 2006-ом году и чуток прихлопнуть собеседника знанием о существовании трактата 17-ого века, пылящегося в недрах Ватикана. С описанием свойств торсионных кристаллов, исследованных при изучении таковых в редчайших сохранившихся украшениях. Наука, как и положено, развивается благодаря финансированию, которое зависит от степени полезности в реальной жизни. Всем по барабану функциональные возможности кристаллов накапливать энергию огромными количествами - до этого ещё додуматься нужно. Так что своеобразный хайтек просто-напросто загнивал, никуда не развиваясь. Сам Олег Александрович наткнулся на темку, проводя поиск разработок по гипераккумуляции электроэнергии.
   Александр Владимирович слегка заёрзал. Он давно уже убрал в персональный архив свою кандидатскую, плюнув на бесперспективное направление, официально пришедшее к логическому концу. Дурацкая сигма позволяла заняться торетическими выкрутасами, хотя бы в свободное от работы время. В конце концов, немного второй научной молодости в сорок лет никому не помешает.
   - А вам не кажется, Олег, что у нас может, чисто теоретически, возникнуть конфликт интересов? - захотел повыделываться слегка поддатый мужчина, - То, что для вас кандидатская, может стать моей докторской!
   - Не может, - сразу же отрезал профи наезда, - от разработки по торсионным кристаллам меня интересует лишь моя доля финансовой отдачи при внедрении аккумуляторов в народное хозяйство. Извиняюсь за своеобразную бесцеремонность! А вот форсионные кристаллы мне нужны для занятий ОФП.
   - Любопытно, вы искренне верите в существование биологической энергии?
   - Александр Владимирович, я просто хочу это проверить, не люблю гадать, - заулыбался хитрый улыбайный улыбайка, - так почему бы не привлечь парочку профессиональных учёных, отдав им научный интерес и достижения?
   Зелинского заинтриговал необычный подход парня, поделившегося классной задумкой. Хотелось порасспрашивать его побольше, но обеденный перерыв подходил к концу.
   - Дней через десять я вам перезвоню и если вы посчитаете нужным, закажем ватиканский трактат через Ленинскую библиотеку. Они нам ещё и с латинского его переведут.
   На этом, глянув на часы и изобразив волнение, Старков разохался, якобы куда-то нужно было спешить. Все мы человеки и всё понимаем, поэтому добродушный геолог ни разу не возражал. Так и не узнав ни фамилию парня, ни где тот учится или работает - мозги были загваськаны научным интересом и гипотетической возможностью применения. Акула перевода стрелок с лёгкостью добился своего - пусть партнёр сам себе придумает и возраст Олега, и его уровень знаний...
  
   Выбор, с кем встречать Новый Год, аукнулся сразу тремя вариантами: студенты организовывали вечеринку, Чебрики - тусовку, а родители собрались к дядьке Егору. Ёлка была принаряжена ещё вчера, всякая вкусная вкуснятина тоже наготовлена, так что можно и посамостийствовать, если что. Однако, к дядь Егору наверняка подгребёт Михайла, двоюродный братец Олега, правда лет на двадцать старше, но очень обьективный и незацикленный... партийный функционер. Никаких благ от него не поступало, зато в разумном деле он, возможно, мог и помочь. Как минимум, советом! А то и контактами и значит нужно повидаться, якобы невзначай. Предки, ясен пень, удивились выбору, но сопротивляться не стали. По выпивке договорились об одном бокале шампанского на весь вечер. Проблем с пьянкой у Старкова не было, так как от тяги к зелью он избавился ещё в 1987 году, просто бросив пить, чтобы порадовать жену. Вернулся к киру лишь под новый год в 1994-ом и с тех пор пил лишь тогда, когда хотел. Да и то, рюмки водки хватало на три тоста. Человек, который видел во что превращаются нормальные люди после нескольких залпов, больше не хотел выглядеть таким же. И никаких мучений не испытывал.
   Частный дом, с прекрасным садом и вспомогательным огородом, вызывал желание иметь такой же. Особенно то, что канализация была врезана в сети, а холодная и горячая вода исправно подавались с централи. Егорий, отвоевавший аж до Берлина, вернулся на родину на джипе: то ли где-то зачистил отделение америкосов, то ли получил в подарок или купил по случаю. Машина, за четверть века не особо попортившаяся, послушно ишачила и не собиралась на пенсию. Ну, а стол, чисто по-советски, был завален всем, что только можно представить! Праздники не позволяли ударить в грязь лицом и сразу проявлялся один из семи парадоксов социализма: "В магазинах ничего нет, а в холодильниках и шкафах всё есть!"
   Приятное времяпровождение перед застольем свелось к шлынданью по комнатам, изучению обеих ванно-туалетных комнат и расспрашиванию хозяина, кто всё обустраивал. Оказывается на АЗТМ создали парочку бригад и вовсю монтировали частникам оборудование, которое сами же и производили, якобы для своего соцкультбыта. Высокие оплаты переводились в профсоюзные фонды, создавая дополнительные блага для заводчан. Партком предприятия, не задумываясь отстаивал новые формы деятельности перед райкомом. Раз на последних пленумах сказали "Внедрять!" - значит следует исполнять. И кто будет спорить с повышением благосостояния рабочих?
  
   Когда подгрёб Михаил - его сразу окружили с расспросами. Всё-таки политик, из республиканского ЦК, пусть и не на великой должности, небось в курсе последних событий. Какие бы они не были! Олегу пришлось следить за моментом, чтобы ввернуть такое, после чего братец вынужден будет отреагировать. Впрочем, разговор крутился вокруг бытовухи и ширпотреба, пока случайно не коснулся качества товаров. Мол, на Западе лучше.
   - У них фантики красивее, а хорошие товары дорогие. Небось, Внешторг закупает там только высший сорт, а на фуфловый ширпотреб валюту тратить не хочет. Вот мы и не знаем, какую дрянь там выпускают для массового потребителя.
   Финальная сцена из "Ревизора" тут же обуяла всех - мальчонка нагло высказал мнение. А возразить сиюсекундно как-то не получилось ни у кого, кроме "дядь Миши". Причём, вместо отповеди прозвучала искренняя партийная поддержка.
   - А ведь Алик прав! Я точно не знаю, но могу спросить у своих. Не могут у них все товары быть высшего уровня, откуда ты это знаешь?
   Дурацкий вопрос по поводу происхождения знаний задолбал Шмына за десятилетия. Ну, какая разница?
   - Книжки читаю из-под импортных авторов, там всё написано. И какие бытовые проблемы, и как живут, и что носят, и как от зарплаты до зарплаты перебиваются. Если б врали, так их свои читатели заклевали бы. Так что врут диссиденты, когда говорят, что за бугром мёдом намазано.
   - Ты молодец, тебе обязательно нужно в институт поступать, - подбодрил функционер.
   - Не дождётесь! Я лучше организую кооператив по производству игрушек из суперпластиков и выдавлю из иноземных буржуев побольше валюты в пользу Союза.
   Возражения, конечно, посыпались, но Олег твёрдо заткнул всех своим знанием дела. Он обьяснил, что куклы из плотных дорогих пластмасс будут сразу востребованы девочками Запада, которые прогрызут родителям все мозги, добиваясь своего. Кто откажет собственной дочери или племяшке в таком подарке? Кто посмеет это сделать? Проще заплатить и выдать доче, чтобы отвязалась и не проедала остатки плеши.
   - А как ты наладишь сбыт за рубежом, магазины, склады? - подкузьмил Михаил.
   - Нефиг их баловать, за таким ходовым товаром дистрибьюторы сами примчатся и самовывозом всё упрут. Республика ещё и заработает на них, благодаря оказанным транспортным услугам. Всё выгоднее, чем сырую нефть продавать.
   Взрослые - народ дотошный, мигом гурьбой навалились, чтобы доказать обратное. Только не учли, что все нюансы этого бизнеса были разработаны в деталях ещё с 1990 по 1994 годы. С учётом психологии детей! Так что на каждый вопрос уже давным-давно был заготовлен ответ и двоюродный братан это оценил.
   - А по каким ценам собираешься торговать?
   - Каждая вторая игрушка пойдёт советской торговле бесплатно, цены сами выставите. А вот другая половина пойдёт по пятьсот долларов, тиражом под миллион в год. Нехай буржуи платят за всё сразу, лишние полмиллиарда нам не помешают. Другие хайтеки профинансируем.
   Озвученные цифры успокоили возмущённую родню, но озадачили Михайлу. Он, в отличии от других, понял, что такое дело будет расти постепенно и... может быть реальным.
   - Давай, как-нибудь к вам заеду, поговорим, - предложил он, практически на ухо, когда другие отвлеклись от "фантазий земнухина".
   - Только не сюрпризом, а то меня может и не быть, если по делам умотаю.
   Главное дело сделано - зёрнышко посеяно, а там хоть трава не расти. Хотя, куда госдеятель с крючка денется? Оправданий на возраст никто не примет, если идея уйдёт в другую республику. Там тоже хватало охотников за мозгами и Казахстан вечно терял свои же собственные разработки. Учёные, спортсмены, артисты рвались в Киев, Ленинград и Москву за имеющимеся там ништяками, а Старков продумывал, как заставить ништяки приезжать за высокими гонорарами в предгорья Заилийского Алатау. Отметился, порадовал горожан, свалил к едреней фене - всем хорошо! Тем более, что часть ништяков можно и на месте сварганить, были бы средства.
   Застолье осчастливило голодавшего много лет эмигранта обилием еды и финальным тортом. Заодно и попел вместе со всеми, обрадовавшись тому, что голос-то действительно хорош, ибо не прокурен и не надорван. Вот свезло, так свезло!
  
   Утро, к вящей усладе, началось после обеда, а визит к Вике выявил что на ногах пока лишь Машка, она же Марианна. Рыженькая полненькая веселушка-хохотушка уже воевала с модной рубашкой для клиента, состоящей из кусков. Шмына тут же припахали в качестве манекена, начали обулавкивать в разных местах, подмётывать - в общем изгаляться по полной портняжной форме. А попутно задалбывать глупейшими вопросами класса "как тебе?" Нашла у кого педсовета спрашивать - парень не имел вкуса и не рубил в этих колбасных обрезках! Вякнуть удалось лишь одно:
   - Лично мне нравится полувоенное, с накладными карманами, погончиками, приталенное. А вместо брюк - слаксы.
   Лучше бы он такого не говорил, соблазнюха с четвёртым номером груди, низенькая, но боевая, вытрясла всю душу. Пришлось обьяснять, что слаксы это армейские брюки цивильного покроя. Слава богу, что неугомонный инквизитор от моды, вытряс всё по своей методике. Даже то, что Олег вроде бы и не знал. Ходячая секс-бомба с талией и козырной попкой, хороводилась сразу везде в одном халатике и могла пасть жертвой воздержания, поэтому пришлось на неё наехать.
   - Машенций, я между прочим, молодой парень, внутри которого бродят орды гормонов и требуют свободы. Или ты переоденься, чтобы мне башню не снесло, или я тебя изнасилую прямо здесь.
   Модельерша чуток помозговала над услышанным, потом представила, что ей Вика сделает, вспомнила о том, что сама ещё девственница, хихикнула и умчалась в подсобку. Ей и в голову не могло прийти, что подростки тоже люди. Особенно с такими длинными руками! И с такими обалденными волосами. Довод о разнице в возрасте забыл посетить умненькую голову - девушки, честно говоря, тоже человеки! И хотелки у них тоже бывают, но, в основном, на постоянку, а не "сунул-вынул-убежал".
   Как, спрашивается, из таких оглашенных создавать группу шейпинга, а заодно и группу поддержки футбольной команды по принципу американских "чиа-лидинг"? Их же болельщики, сразу после матча, поимеют прямо на беговой дорожке. Придётся качков подключать из ОФП-шников, для охраны. Что ни говори, но любая разработка выявляла сайд-эффекты из-за человеческого фактора. Деталировка последствий столько времени съест, что хоть бросай всё, даже не начав. Впрочем все сомнения сразу улетучились, когда Машкин вышел в "строгой одежде" (на её взгляд). Ушитые джинсы и ковбойка ещё более подчеркнули формы, а собранные в деловой хвостик волосы, открыли прелестную шею и набор милых конопушек на щеках. Олегу пришлось махнуть рукой на попытки защититься от вредоносного женского влияния.
   - Всё ясно, тебя хоть в коврик заверни, всё равно жизни не дашь. И откуда ты на мою голову взялась?
   - Чего, это кто к кому пришёл? - возмутилась студентка.
   Нагло возмутилась, с улыбкой и всякой заманушной чертовщиной в глазах. И откуда такие берутся на голову Старкова? Вот бы надеть на неё караульный тулуп и такие же штаны с валенками, а на голову ведро напялить! Или не поможет, так как уже всю разглядел с учётом знаний анатомии. Впрочем Марианне тоже стало чуток не по себе - теоретические девичьи мечтания об идеальном муже, почему-то стали связываться с этим странным парнем, который ничего из себя не представлял. Только-только связываться, лишь последние полчаса. Хорошо, что Вика изволила проснуться и обьявиться из подсобки, куда ушла под утро, устав веселиться на вечеринке, и там же заснула. Люда с Володей встречали Новый год у родственников и под ногами не мешались.
  
   - Доброе утро, любовнички. Я вам не помешаю? - сразу взялась за вожжи благоверная, - Только попробуй мне изменить, всё нашей дочке расскажу! Посмотрим, как оправдываться будешь.
   - Ой...ой...ой, напугала! А может я ловелас ходячий и ни одной юбки не пропускаю? Вот откуда ты знаешь о чём мы здесь чирикали?
   - Так я уже давно проснулась и всё слышала. Ох, Машка, допрыгаешься ты у меня, - переключилась веселящаяся девушка на подругу, - может мне самой Олег нужен?
   - Вика, ты дура что ли, - удивилась рыжевласка, - он же нам глазки строит, а сам вообще с третьей встречается.
   Всё, началось! Стоит по-человечески с девушками поговорить и они хором готовы наехать, причём совсем без причины. Пришлось усадить обеих и нормально покаяться, что реакция на Машу, да и саму Вику лишь визуальная. На самом деле есть любовь к третьей, неразделённая пока. И вполне возможно, что "пока" превратится в "навсегда". Но шанс есть...
   Студентки сделали вид, что поверили юнцу и даже посочувствовали, как две вспомогательные мамы, или, в крайнем случае, старшие сестры. Одна из которых спохватилась и принялась накрывать на стол (мужчина-то не кормлен!), а вторая ушлёпала умываться. Идиотская ситуация, когда в глаза отказываешь красоткам, упоминая мифическую третью. А как вообще обьяснить хоть кому-нибудь о личном восприятии женщин - если приоритеты смещены в стороны от общепринятого порядка. Никто же не поверит, что Старков не выделяет размер груди и красоту лица, а видит лишь глаза. А в них душу, выражаемую через взгляд! И губки, которые умеют ласково улыбаться, а не кривиться. Да и габариты ему по барабану - гораздо важнее нежность рук и плеч, а не пресловутые девяносто-шестьдесят-девяносто. Так что оставалось играть в простодырность, хотя со всеми этими любвями парень уже начал запутываться. В голове цельно сидела лишь необходимость, как можно быстрее найти стороннюю любовницу, чтобы не отвлекаться на порывы с позывами.
   Послеобеденный обед прошёл в тёплой, дружественной обстановке. Девчонки подкалывали Олега, заваливали его намёками, а он усиленно думал о том, где взять топор и пойти рубить дрова.
  
   Вместе с зимними каникулами начались соревнования производственных коллективов Минпищепрома. Старков-старший, по вечерам и выходным, бился за спортивную честь кондитерской фабрики, а младший зарабатывал профсоюзное бабло под видом этнического шампансковеда. В иные дни, приходилось отпахивать сразу в трёх-четырёх видах, порой по несколько раз. Четвертные складывались в кубышку из-под фотоаппарата ФЭД, любимую и верную с младых ногтей. В каждый вид спорта Олег вкладывал какую-нибудь изюминку, чтобы не опуститься до стандартного обыденного варяга. Понты должны соответствовать оплате!
   В баскетболе на нём сидели перехваты, подбор под обоими щитами и отрывы, в волейболе он подчищал за другими, работал у сетки, использовал каждую возможность обдурить соперников. Дыр-дыр свёлся к позиции вратаря, наглым образом вырывающегося к воротам соперника, когда предоставлялась возможность. А как без таких мульков, когда сам их создавал, работая на отбой, если обе команды зависали у его ворот? В таких случаях он стремительно проскальзывал между только-только начинающими разворачиваться игроками. Стартовая скорость-то - огого, от природы! Сильные ноги уносили лёгкое тело к мячу и чужим воротам, а вратари не сразу врубались в проблему: одни, тупо оставались в воротах, и попадали под расстрельный удар, а другие, с запаздыванием, выходили навстречу, но, обычно, всё равно не успевали и Олег, легонько уходя в сторону, отправлял мяч в пустые ворота. Легко играть против малоспортивных мешков, сразу становишься суперспортсменом.
   Настольный теннис тоже приносил плюсы, благодаря мобильности и интуитивному "чувству поляны". Тем более, что соперники, в основном, отбивались тычками, а те, кто пытался ударить, получали немедленную ответку класса "удар на удар". Под правую руку Олега вообще не имело смысл шарик подавать или отбивать - чисто автоматически он пробивал с любого положения. И не важно было: попал или не попал - соперники стандартно начинали опасаться наглеца, вооружённого ракеткой. Закон любого спорта суров: "Выведи противника из равновесия - победишь без проблем!"
   Даже, играя в пешмотья, он умудрялся сбить с панталыку мудрствующих дядей, используя опыт разведывательно-диверсионных групп. Нахальный мархузианский стиль приводил к непонятным построением, где жертвовались фигуры. Конечно, в жертву приносились те, которые временно отстали, но соперники считали, что ухватили бога за бороду. И уже не думая, старались побыстрее победить левой пяткой. Ага, только вас и ждали! Старков моментально перестраивался из раздолбая в аналитика, а его мелкие спецназовцы, которых он берёг, отдавая за них фигуру-другую, устраивали фланговый прорыв. С полным раскордашем позиции врага, растерянного нахрапом и теряющего контроль над самим собой. Один раз, четыре наглые шмын-пешки на шестой-седьмой горизонтали, забодали сразу двух ладей! А ещё в одной партии, противник, устроивший охоту за "Красным Октябрём" (ферзём), в итоге забил охреневшую фигурку. Но то, что осталось от фланга, где ферзь-камикадзе барражировал, напоминало нечто, именуемое "обломки империи". Соперник посмотрел на содеянное и, взгрустнув, сдался.
   Конечно, и самого оболтуса от шахмат грамотно прессовали, но не часто. Какой шахматист дворового уровня откажется поиграть в открытые всем ветрам разборки? Не занудно же сидеть, часами думая над очередным ходом, как рекомендуется в умных книгах!
  
   Моментом истины стал футбольный матч на поле шестого микрорайона против команды с табачки. Из-за напряжёнки с планом, игра два раза переносилась и теперь вопрос стоял ребром: или гордое последнее место (в случае проигрыша или ничьи) или предпоследнее. Среди одиннадцати шампуней красовались три женщины, а ещё две мёрзли в запасе. Поляна была снабжена четырьмя длиннющими скамейками в разных уровнях, а на эти трибуны взгромоздилась группа поддержки, включая главного механика завода. Ловить особо было нечего, но директор сказал, чтобы без победы не возвращались. Пошутил, конечно, однако погибать следовало с музыкой и под развёрнутыми знамёнами. Подставка Олег-ибн-Александр рвался в бой - уж очень стимул хорошо выглядел: четвертной за игру, столько же за победу и по десятке за каждый гол!
   После игры его уводили под микитки, так как сам он еле двигал конечностями - отдал всю энергию, которая наличествовала в организме. Однако своего добился, отрабатывая и в нападении, и в защите, и в забивании голов. Молодой задор, желание прыгнуть выше головы, да ещё и проснувшийся Старк Спортивный - подзавели шампаноидов так, что даже тётки нагло бурели против табачников мужского пола. А одну, к тому же, выперли с поля, предъявив красную карточку. Лапка втюхала в дыню вражескому урюку, когда он снёс её, сыграв в лодыжку, а не в мяч. Его, от греха подальше, тоже удалили, так как жёлтую карточку за грубую игру он уже имел. Не хватало, чтобы интересный матч перешёл в массовую драку, после которой не останется ни победителей, ни побеждённых!
   Прорывы Шмына, перехваты и голы довели соперников до междусобойной ругани и команда превратилась в набор индивидуальностей. Так что, порядок побил класс, правда с разрывом всего лишь в один гол. Свои мешки ликовали, вражеские матерились, а Олега занесли в автобус и увезли на завод. Медпункт, в связи с безостановочной работой предприятия, также функционировал. А через пару часов, отдышавшегося героя вознаградили законными ста двадцатью рублями, дополнительным стольником лично от директора и выделенной машиной для доставки домой. Ну не попрёт же спортивный сын полка целый ящик "Абрау-Дюрсо" в эдакую даль! Шампанское было прислано в составе правительственных поставок с выделением доли для награждения заводчан за трудовые успехи.
  
   Итоговая расплата наступила неминуемо - гордый орёл вручил матушке три с половиной сотни хрустиков, чуть более половины премиальных, чтобы цифру округлить. Родная кровинушка сначала испугалась, но, взглянув на одобрительно покивавшего мужа, успокоилась и ушла в спальню. Отец, ещё вчера, выдал родимой свой калым, ибо мама носила гордый титул "начальник" (по версии Борисыча). Через несколько минут, главбух вернулась и отчиталась.
   - Вы два дурака, на ваши деньги можно всей семьёй на Чёрное море без путёвки съездить! И ещё останется.
   Олег тихо-тихо ретировался, чтобы предки не расписали, что делать с его долей, по ходу сунув в братишкину копилку целую пятёрку. Малыш, который всё видел, ошалел от радости - ну, ни фига себе, пельмень! К Вике пришлось плестись, а не скакать на одной ноге, сказалось переутомление, но душа явно пела чего-то охренительно радостное.
   - Так, мама моей дочки, ты кубышку для Алёнкиной квартиры организовала?
   Растерянная красавица лишь глазами захлопала, а что ещё взять с "блондинки", ясен перец, даже не заморочилась ни разу. Пришлось одной рукой выдать двести тугриков, а другой выставить кулак под нос.
   - Вот, спортивные достижения оплатили!
   Удивлённая котя всплакнула, а Машка с Людой аж замурлыкали от рождественской картинки - пацан не только пообещал, но и сделал! Пришлось приобнять Викулю, чтобы ей было куда прослезиться. Годовая аренда двухкомнатной квартиры колебалась в пределах трёхсот-трёхсот пятидесяти рублей, а трёхкомнатка тянула под пятихатку. Первый взнос обеспечивал практически половину расходов.
   - А тебе? - забеспокоилась Хольстрёмша, - Надо же всякого накупить и чтобы на кармане было.
   - Себе я заныкал почти полторы сотни, а при случае ещё заработаю. Давай о тебе и дочке думать в первую очередь.
   Старков считал, что Алёнка должна иметь свою комнатку, так как это личное пространство. С персональной кроваткой, шкафчиком для одежды, полочками для книжек, коробкой для игрушек и, обязательно, ковриками: на полу и на стене. Кроме того, следовало разжиться маленькой метёлкой, совочком и соответствующей шваброй, изготовленной на трудах. Тогда котёнок вырастет рукодельным и ответственным! И доказать, что всякое такое излишне, мол, перебьёмся как-нибудь - не было ни единой возможности. Старк становился непробиваем, когда чего-то хотел сверх меры.
   Марианна воспользовалась моментом и допросила победителя на час о том, из какого материала шьют полувоенные рубашки. Чугундура совсем, откуда Олег знает такое? Ясно, что плотный х/б тёмно-синего цвета, под стать лёгкой куртке, которая обязательно должна иметь накладные внутренние карманы с обеих сторон. Правда, в отличие от рубашки, не приталенная, а распашонистая, на длинном металлическом замке. Раз уж создавать на ходу стиль, так пусть будет "под старка", а не под сюси-пусика какого-нибудь. Полтинник на закуп материала для экспериментов тут же перекочевал в модельеров кармашек. Глядишь, что-нибудь путное получится!
  
   Дома дожидался батя с телефонограммой от Николая Владимировича - тот справлялся о самочувствии, рассказав родителям, что произошло, а заодно просил перезвонить в любое время. Пришлось сначала обьяснить "старикам", что в футбол играют настоящие мужчины, а денег за ничегонеделание не платят. Хочешь за полтора часа чистого времени поиметь месячную зарплату молодого специалиста и примерно такую же премию - будь добр, отдайся полностью!
   Звонок зампреду порадовал новой вводной: минпищепром отстрелялся до лета, зато минлегпром начал использовать те же спортсооружения. А фабрика Шаумяна остро нуждалась в разрекламированном безбашенном пареньке. Оказывается в месткоме башмачников работал друг покровителя, старый и надёжный. Олег выспросил о том, всё ли он сделал, как надо, для шампанистов и попросил продать ему бутылёк яблочной эссенции. Вопрос решился в секунду: платить ничего не нужно, "за заслуги перед родиной", а за пузырьком нужно просто подъехать в рабочее время. Его вынесут через проходную, чтобы ненужных коллизий не возникло из-за бдительности.
   Встречу с сапожниками назначили на среду, в обед, чтобы спокойно перекусить параллельно с разговором. Осталось позвонить Зелинскому и спросить как дела на послерабочем фронте. Геолог со степенью обрадовался - ковыряние в формулах и структуризации научных построений нуждалось в партнёре, разбирающемся в кристаллах.
   - Потерпите, Александр Владимирович, постараюсь до конца месяца найти вам родственную душу. Вы, главное, не особенно на сторону информацию распространяйте, а то те же братья-коллеги хапнут и не поморщатся.
   Довод был серьёзным, уж слишком много желающих находилось перехватить новинку и выдать за своё. Медали и ордена, дополнительная жилплощадь, премии и должности чаще доставались самым проворным, а не самым умным. Умки-разработчики довольствовались почётными грамотами и похлопыванием по плечу. Рефреном звучало: "Главное, что мы знаем, какой ты молодец!"
  
   Последний день каникул пришёлся на понедельник и был посвящён предшампунным закупам. Бытовой химии, слава богу, хватало и в аптеках, и в хозмагах, а примитивное мыло, чтобы с его варкой не заморачиваться, стоило копейки на каждые двести грамм. Придание запаха поручалось квинтэссенции, не фиг тратить деньги на лимоны или другие пахучки. В качестве кондиционера и увлажнителя Старков затарился глицерином, который ещё пока никто не рассматривал, как компонент самопальной взрывчатки. Разве что для уличных хлопушек-пугалок. Заодно, можно было и бытовых мазюк наваять для мытья посуды и фаянсовых изделий. Правда, пришлось прикупить губок и твёрдых натиралок для финишных абразивных работ. Приклеив одно к другому получался очень даже классный инструментарий для борьбы с кухонной и ванно-туалетной грязью и желтизной. Родители, как положено, не врубились, посчитав, что деньги потрачены на чепуху из глупостей, но критиковать не стали. Пусть сын учится хранить заработанное - в жизни такое умение пригодится!
   Школа, широко распахнув двер, заманила в свои объятья прогульщика и не хотела отпускать. Ещё и один из одноклассников проявил жест доброй воли, предупредив, что Джура сошёлся с каким-то уркаганом и готовит подляну Олегу. Заодно и подсказал, где обоих можно найти, хотя там целая кодла ошивается. Шмын знал эти сарайки, рядом с сохранившимся "шанхаём", недалеко от плавательного бассейна. А так как, всё равно приходилось посещать вечерний абонемент, то имело смысл решить проблему заблаговременно.
   Сразу после занятий, он смотался в те края, издалека понаблюдал за тусовкой, приметил штымпа в куцой "москвичке" и кепке, который что-то вжёвывал местным пацанам. Блатной развалился на ящике, как в кресле, явно понтил и, видимо, втирал прелести воровской романтики. Пришлось смотаться кварталом ниже на пятно, где осуществлялся снос бараков и разжиться оружием возмездия. В будущем, всё равно понадобится, так чего откладывать мирную инициативу? Среди всяческих обломков, битых кирпичей и унитазов, нашлись два прекраснейших куска водопроводных труб. Правда, с одного следовало скрутить уцелевший сгон, а заодно очистить оба от грязи и ржавчины. Дурное - дело нехитрое и было в этот же вечер забацано в подвале, завёрнуто в газетки и перевязано бантиком. Бойтесь, данайцы, дары приносящих!
  
   Обе домашние "собаки", телевизор и радио, дружно гундели об одном и том же. Осточертевший всем Муджибур Рахман, наконец-то выпущен на свободу и прибыл в Бангладеш, в Чили продолжалась "кастрюльная" революция против Альенде, а Ричард Никсон решил переизбираться на второй срок. Знал бы бедолага, чем всё это кончится! Один из редчайших честных и совестливых президентов - решил выступить против развивающейся системы велфера. Одним из ярких примеров всеамериканского дебилизма, являлось оказание помощи несовершеннолетним роженицам. Школьницы рожали, зная, что правительство будет им платить ежемесячно за последствия сексуальных развлечений. Странно, но никто не предлагал премировать тех девочек, кто блюдёт себя и не создаёт головные боли обществу. Пройдясь по всем велферным накладкам, президент искренне считал, что поднял важную тему. Однако, практически сразу, разгорелся "Уотергейт" и правителя вынудили уйти в отставку! Как по-волшебству, сразу же нашлись материалы и "реформатора" просто слили, чтобы не мешал растаскивать часть матпомощи, оказываемой всем народом.
   Любопытно, но урок подачек сирым и убогим не пошёл впрок, хотя целая Римская империя, в своё время, тоже рухнула из-за этого. Сенат принял кучу законов и все лентяи Ойкумены рванули в Рим, чтобы стать гражданами, а после этого законно требовать "хлеба и зрелищ". Их суммарное содержание всё увеличивалось, благодаря постоянному притоку, и Сенату пришлось сокращать расходы на армию. Помощь эмигрантам обернулась поражениями на границах, а потом пришёл Кирдык Иванович и халяву отменил. Вместе с великим государством!
  
   Долгожданная среда, естественно, была прогуляна в виде двух последних уроков по литературе, зато сколь славно пообедалось в фабричной столовке. Условия варяжества были точно такими же, но спартакида тянулась двенадцать дней, включая две субботы и два воскресенья. Отца, к сожалению, пристроить не удалось, да и он занят был с завершением антиселевой плотины. Минмонтажспецстрой, вместе с взрывпромом, готовились к государственной сдаче объекта. Хотя, отдельные умки, рекомендовали предотвращать сели мелкими взрывами и спускать воды небольшими объёмами, но регулярно. Чтобы не накапливать огромнейшие массы воды в одном месте, что чревато прорывом преграды. Ибо, в этом случае, может смыть уже всю восточную часть столицы, достигшей семьсот тысяч населения!
   Набивание кармана длинным рублём перемежалось нужными, а то и приятными событиями. Сначала Олег вляпался в стычку с уголовником, оказавшись не вовремя вблизи сараюшек. Без оружия и боеприпасов! Джура с удовольствием подзуживал штымпа, который решил наехать на Старкова по блатному. Стандартная фикса, для цыканья, блестела, как у настоящего урки. Одна незадача - Шмын не испугался и не повёлся.
   - Слышь ты, шестёрка уголовная, кончай зехерить не по делу, - наехал он на понтовилу, решившего изобразить авторитета, - реальные урки к уличным пацанам не ходят, те сами к ним бегают на цырлах. Так что, заткнись и права не качай, утырок!
   Фраер бравый охренел от возмущения и решил показать, кто в доме хозяин, вытащив финку. Только нужно ещё уметь ей работать и хер она поможет против самбиста, пусть даже бывшего им где-то в будущем! Шаг вперёд на сближение...блок левой рукой вражеского запястья...перехват правой рукой локтя противника...заворот руки за спину...разворот тела придурка...подсечка...тело падает под собственным весом...зафиксированное запястье рывком дёргается вверх...плечо козла выворачивается из гнезда...правая подошва наступает на шею, чтобы сломать позвонки... Какие-то заразы оттянули Старкова назад, не дав свершить правосудие и грохнуть тварь! Оказывается подгрёб Немчик и вместе с Джурой оттащил, чуть не состоявшегося убийцу. Перепуганные десятиклассники, обосравшись от быстрой, точной техники движений, решили разрядить ситуацию.
   - Успокойся, Шмын, понятно что ты чувак нехилый, больше претензий нет, - тараторил Немчик, - хорош добивать, а то щас мусора приедут и всех повяжут.
   - Не хотите, как хотите, - слегка захлёбывался Олег от сбитого дыхания, - надеюсь больше разборок не будет?
   - Не-а, всё путём, конать отсюда надо.
   Да уж, блатной орал от боли и катался по земле, действительно нужно валить, пока при памяти. Даже не попинав апологета воровской романтики, для вящего убеждения в том, что нельзя стоять под стрелой. Как всюду пишется: "Не влазь - убьёт! И не поморщится!" Дурной уличный имидж поднялся на очередную ступеньку, хотя лучше бы росло уважение к уму или к добродушию. В крайнем случае, к умению свистеть любым набором пальцев. Так что, если кто и хотел посчитаться со Старковым, так только бывший зек, да и то не обязательно. Урки за таких не впрягаются, это ниже их достоинства.
  
   Студенческие студентки, оказывается заждались редко появляющегося умника, так как всё было готово к финальной примерке нового платья короля. Узнав об этом от Чебрика, обрадованный Шмын моментально посетил заповедник, где его раздели до плавок. И одели в почти готовое, даже куртку явили пред обрадованные очи. Отметив мелкие штрихи и микронестыковочки, сверходовольная Машуленция назначила итоговое свидание. Бдительная Вика, чего-то посчитала в голове и дала добро. Люда засела за будущий рисунок, у неё это козырно получалось, особенно фиксировать людей в динамике. А заглянувший Кама отрапортовал, что нашёл двоих системотехников, шарящих в электронике и... опять забыл, полез в записную книжку... импульсной технике.
   - Правда они сомневаются в возможности создания микросборок на троичной логике, но хотят обсудить. Да и своё кое-что у них имеется.
   Встречу назначили на следующий день после предполагаемого вручения новомодной одёжки, чтобы не накладывать важные события друг на друга.
   Круговерть совсем замотала, зато дела потихоньку ползли в нужном направлении. Каждый день, на уроках, Старков писал книгу кусками по несколько тысяч знаков, оставляя после первичного редактирования по две-три тысячи удобоваримого текста. Всё это вручалось мамулькину на олитературивание и снабжение описаниями травки-муравки и одёжок-застёжок. Следовало войти в ритм с последующим авторежимом писанины, чтобы быстрее получалось. Матушка, оказывается уже встретилась с подругой и дала почитать получившееся. Клара Ильясовна приободрилась и сказала что такого ещё не писали: интересно, динамично, легко читается, познавательно, увлекательно...
   - Лия, как напишешь хотя бы три авторских листа, я сразу же встречусь с куратором, дам ему почитать.
   - Ты бы сначала с сыном поговорила, у него какие-то идеи по поводу писательского кооператива есть. Может послушаешь?
   Раньше конца января времени не было и встречу перенесли на потом, по согласованию.
  
   Шаумянство шло полным ходом с тем же результатом, что и для завода шампанских вин. Мало того, главинж решил поощрить активного пацана и дал добро на пошив пары кроссовок в качестве дополнительного премирования. Мастер, которому поручили заказ, показал несколько образцов своих изделий. Олег, выбрал одну пару, но попросил сделать кое-какие изменения, а также двойную подошву и динамический супинатор. Стельку тоже предложил усилить пупырчатой прокладкой из мягкого пластика. Левон Овсепович так заинтересовался добавками, что с головой погрузился в моделирование.
   Мало того, через три дня Старкова пригласили к главному инженеру, чтобы согласовать прилады и конфигурацию, как рацпредложение. Естественно, на башмачника Овсепяна, более подходящего по возрасту, а уж пожилой армянин сам отстегнёт премиальных, в частном порядке. Юный деляга подсказал более выгодный вариант для всех - создать при фабрике кооператив... по моделированию обуви, а изготовление, естественно, вести госспособом на самой фабрике, чтобы не устраивать внутреннюю конкуренцию. Если райком партии поддержит, то можно выйти и наверх, если что. Тогда владельцем разработок останется кооператив и будет получать денюжки за народнохозяйственный эффект от внедрения. Лишь бы всё по закону было!
   Предложение решили толком обсосать с фабричным юротделом, а парторга подтянуть для переговоров в райкоме. Моделирование - не производство, поэтому накладок быть не должно. Государство не против продажи результатов работы ума, лишь бы толк от этого был. Конечно, если умствование не происходило за счёт государства и это можно доказать.
  
   Проведя микроразведку, Шмын наведался в университет, поприсутствовать на лекции для физматовцев. Конечно, выбор не был случайным, пришлось заблаговременно выяснить у студентов темы занятий. Небольшой амфитеатр на две-три сотни человек слегка пустовал из-за отсутствия многочисленных жертв очередного нашествия гриппа, так что место в первом ряду нашлось прямо возле прохода. Академик Щукин, умница, весельчак и любитель быть объективным, вёл опрос по исследованиям Майкельсона-Морли. Возле него, стола и доски отирался какой-то студент, добровольно согласившися на экзекуцию. Объяснив всё, как положено последние десятки лет, храбрец ожидал вердикта.
   - У кого есть вопросы к докладчику? - поинтересовался преподаватель, понимая, что вопросов не будет и нацелившись поставить вполне заслуженное "отлично".
   - Разрешите, - поднялся молодой парень, пристроившийся с краешку, - а как Майкельсон синхронизировал вектор эфирного ветра и плоскость своей установки?
   Хитрожопая улыбочка оснастила его наглую физиомордию, так как, стопудово, что суть вопроса не догнал даже старший по научному званию. Студент, застрявший в одном миллиметре от пятёрки, растерялся и молча уставился на академика. Щукин, чтобы не выглядеть дураком, перевёл стрелки на возмутителя спокойствия в Багдаде, предложив выйти к доске и на пальцах объяснить то, что никогда в научной жизни не было востребовано по данному вопросу. Но проблема, сеньор! Для того домашняя заготовка и разрабатывалась, чтобы блеснуть неожиданным финтом.
   - Вот это направление эфирного ветра, - левая рука, по локоть, нависла параллельно столу, - а вот это плоскость установки Майкельсона, извиняюсь за выражение.
   Правая кисть ухватила журнал успеваемости и расположила его... перпендикулярно левой. Студенчество, оставшееся в зале, успешно проснулось, зашебуршилось и расхихикалось. Некоторые грамотеи секунды уже перелистывали учебники, чтобы свериться с авторитетами.
   - Неправильно, в таком положении эксперимент не получится! - возмутился "докладчик", - сколько ни верти, никаких изменений не будет, так как вектор идёт под девяносто градусов! Нужно установку горизонтально расположить.
   Щукин, врубившись в неожиданную суть, зааплодировал Старкову. Парень, просто и без излишних объяснений, заставил своего же собственного оппонента признать необходимость синхронизации. Хотя тот, пока об этом не догадывался, посчитав, что уел выскочку.
   - Можно ещё под углом расположить замерялку, чтобы интереснее стало, - продолжил изгаляться Шмын, - тем более, что Земля вертится, а вместе с ней и здание, в котором расположена лаборатория, к полу которой был приделан вертящийся стол.
   Да уж, даже самым безграмотным стало не по себе. Наша планета несётся вокруг Солнца, то бишь против эфирного ветра, да ещё вокруг себя оборачивается и действительно нужно учитывать все происходящие изменения наклона установки. И как это сделать, особенно в девятнадцатом веке? Получается, что Майкельсон не совсем то замерял? Но этого не может быть, потому что он Майкельсон, а незнакомый парень никто!
   - Добавлю, что вертушка в руке исследователя могла вообще не крутиться! - очередной невнятный бред окончательно добил недотыкомоков.
   - Ну, это же так просто, Ватсоны!
   И Олег начал ездить по ушам и по логике известным простым примером, характеризующим потенциальный эфирный ветер. В безветренную погоду по шоссе несётся автомобиль, обдуваемый встречным потоком, а рядом с шофёром сидит Майкельсон и держит в руках вертушку. Которая безостановочно вращается под давлением создаваемого ветра. Вроде всё просто и понятно, когда машина является кабриолетом, да ещё без переднего стекла. А что делать, если экспериментаторы закрыли все окна в авто и утверждают, что никакого ветра нет, так как вертушка неподвижна?
   Тут уже не выдержал академик, потребовав обьяснить каким образом можно закрыться от эфира, если он вдруг действительно есть.
   - Алексей Степанович, вдумайтесь! Может быть, эфир обтекает тот гравитационный пузырь, которым является Солнечная система? И внутри такого яйца замерять бессмысленно, нужно лететь на край гравизоны. Эфир, ведь, отменили раньше, чем попытались создать серьёзную теоретическую базу под его свойства.
   - Но это же чушь, - снова возопил студент рядом с ухом, - тогда получается пространственная сетка координат, привязанная к эфиру. А это уже против теории относительности!
   - Ага, ага, ты абсолютно прав, Эйнштейн создал свою собственную частную теорию, ничем не подтверждённую. И чтобы она была хоть чуть-чуть логичной - пришлось её подпереть целым подворьем парадоксов, а то рухнет от слабости.
   Звонок прекратил наглый наезд на авторитетов физики и мироздания, а академик Щукин пригласил Старкова к себе в кабинет, благо у него было окно в расписании...
  
  Глава четвёртая
  
   Довольный Старков, в честь удачного знакомства уже подходил к дому, когда вспомнил про свои одежды, дожидающиеся в общаге. Пришлось совершить разворот и стремительным жанатурмысом двигать за шмутками. Девушки ожидали своего подопечного, занимаясь попутными необходимостями. Одна лишь Вика вертелась перед зеркалом, разглядывая саму себя в напяленой Олеговой рубашке. Всё бы хорошо, но непокорная грудь не позволяла застегнуть верхние пуговицы.
   - И не смотри на меня умоляюще, - с ходу прокомментировал Шмын, - нечего такие дыньки отращивать. Дуй переодеваться, пока я в тебя не влюбился.
   Местечковая валькирия возмущённо показала язык, чего-то фыркнула и урыла в подсобку. Кроме рубашки и дезабелья на ней больше ничего не было. По-хорошему и не надо! Марианка явила брюки и потребовала в последний раз их надеть, на всякий портняжный случай. Пришлось раздеваться полностью, чтобы заодно и рубашку примерить. Жаль, что туфель или кроссовок не было для полного кайфа. Всё-таки первый в жизни набор для одевания, изготовленный под Старкова, да ещё и по его хотелкам. Через минуту подали верхюю половину, чтобы обряд произошёл по полной форме. Машка, конечно, гений шитья и модельер от бога - всё сидело, как влитое, по крайней мере до лета.
   - Ой, какой фирменный мальчик получился, - подколола Людмилка, - может на выставку народного хозяйства отправим.
   - И не мылься, - воспротивилась благоверная, - ещё уведут, что я тогда Алёнке скажу?
   Рыжеволосая кудесница вынесла лёгкую куртку, чтобы оценить прикид по полной форме. Олег, честно говоря, прибалдел малёхо - такой моднячей красоты он никогда на себе не видел. По крайней мере, в юности! Всё сидело по-людски, а не на вырост и карманы имелись повсюду, включая "пистончик".
   - Ты счёт открыла, матерь божья? А то у меня очередной взнос назревает.
   - Все исполнено, мон женераль, - обрадовалась лапка, - мне даже неудобно, переводов не было до сих пор.
   - Не расстраивайся, котя, какие твои годы. Я, кстати, тебе одну статью принёс для пробы. Переведёшь - посмотрим, что клиент скажет. Если всё путём, то он будет часто заказывать и хорошо платить.
   В беседе с академиком, Старков предложил услуги Вики по частному переводу, пояснив, что научности не будет. Щукин выделил одну статью, вместе с журналом, согласившись проверить живинку в деле. Статья была об искуственном выращивании кристаллов, какого-то французского умки, но на английском языке. Ещё Алексей Степанович обрадовался тому, что и переводы со шведского возможны. Он сотрудничал с университетом в Упсале и мучался из-за отсутствия знатоков шведятины в радиусе ближайших трёх тысяч километров от своей квартиры.
   Так что Алёнкина мама обрадовалась, что псевдомуж уже заботится о семье, не успев даже толком вылупиться из яйца. Девушки, они такие, что имеют свои приоритеты и оценки, отличные от мужских. Их, как ни странно, волнует отношение самцов к детям, причём больше, чем размер зарплаты. Умение понять ребёнка, найти с ним общий язык, добровольно нянькаться и не ради показухи, а в своё удовольствие, ценится женщинами. Так что Старков, со своим спокойным тоном общения, отсутствием пижонства или попыток повыделываться, с лёгкими приколами, но и уважением к дамам сразу пришёлся по душе. А уж общение с девчушкой и забота о семье, которой от него никто не требует, вывела его в кумиры комнаты на втором этаже. По крайней мере, парень не хитрил и не набивал себе цену, рапортовал по исполнении, а не обещал золотые горы.
   Маша уже подготовила выкройки платья такого же стиля, приталенного и миниюбистого внизу. Ей тоже понравилось то, что получилось, тем более и идеи по улучшению появились в светлой тыковке чародейки иглы. Глядишь, шаг за шагом, можно будет целую коллекцию наваять, а потом тиражировать. Тем более, помощниц-исполнительниц вполне хватало среди студенток. В наличие имелся даже парень, Вениамин, который потихоньку шил для кентов, входящие в моду "колокола".
  
   Спартакиада принесла гору ништяков в виде восьмиста тридцати рублей (двадцатка ушла за материалы на обувку и амортизацию оборудования), пары классных кроссовок и дополнительного подарка в виде демисезонных кожаных сапог для матушки спортивного неугомона. К сожалению, многопрофильные соревнования закончились до мая, а игры за башмачников на первенстве города по футболу предполагались не часто. Так что, выделив в семейный бюджет оговоренную половину и скормив Андрейке положенную пятёрку, Старков взгрустнул. Зато Викуленция обрадовалась ещё парочке сотен и начала исследование рынка квартир, сдаваемых в аренду. Перевод статьи, сделанный ею, оказался удобным, буквальным, с выделенными незнакомыми терминами на языке оригинала. Олег подправил то, в чём петрил, в паре мест, и передал академику для осознания.
   В школе начались нелады, грозящие санкциями а-ля "разговор с родителями", из-за прогулов и двоек. Пятёрки, возникающие в удачные моменты, когда можно было сказать своё, надыбанное, поставили в тупик всё трио ответперсон: классную руководительницу, завучиху и директрису. Можно понять постоянно неуспевающего ученика, можно оценить блестящие ответы, но как врубиться в броски от двоек к пятёркам и обратно, причём без какой-либо логики или системы. Родители Старкова давно числились в разряде трудновызываемых, поэтому экзекуция началась с персональной беседы.
   - Почему прогуливаешь, Старков? - завуч задала вопрос, на который просто-напросто не было ответа.
   - Виноват, Тамара Петровна, врать не хочу, а правду сказать не могу.
   - Ну, как "не могу", как "не могу", - подлючилась классная, - мы же тебе помочь хотим, а для этого нужно знать причину!
   - Чтобы мне помочь, следует меня, после окончания восьмого класса запихать снова в шестой. Иначе не будет никакого смысла. Я не понимаю четыре пятых того, что даётся на уроках.
   Дальше последовал краткий печальный рассказ о валянии дурака и хитром вывёртывании последние три года учёбы. Грустное лицо подтверждало правду-матушку и реалии сложившегося положения. Олег был столь красноречив, что начал верить сам себе! В принципе, он говорил чистую правду, но о Шмыне-бывшем, а не о нынешней матрёшке в облике подростка. Чуток харизмы, щепотка понимания трудностей, создаваемых для педагогов, малёхо грустной улыбки по поводу ситуации... Училки, ошалевшие от искренности визави, начали делиться решениями проблемы:
   - Давай мы тебе дополнительные занятия назначим, буксиров подключим, экзамены отодвинем.
   - Спасибо на добром слове, но если я в лёгких условиях за три года не усвоил материал, то и никакие ратные подвиги не помогут.
   Довод оказался настолько веским, что директор тормознула завуча, рванувшуюся быстро-быстро подсказать верный ответ.
   - Олег, а как же будущее, без образования оно уже невозможно.
   - А я не собираюсь делать карьеру: ни научную, ни производственную. У меня есть тема, которая меня вполне устраивает. Разработка систем ОФП для мужчин и женщин с ведением соответствующих групп.
   - Как же ты будешь это разрабатывать, если не разбираешься в сути вопроса? - победно зацепила недотёпу Тамара Петровна.
   Она гордо оглянулась вокруг, ибо была права по существу, в общем и целом. Теперь ученик не имеет ни одного шанса отвертеться от признания своей нелогичности!
   - Вы правы! Почти. Дело в том, что я прекрасно знаю анатомию и физиологию человека, а также требуемые комплексы упражнений, как по специализированному качу силы для мужчин, так и по шейпингу для женщин.
   Все три лапки изумились: то ли вящей наглости недотыкомока, то ли странной выборочности знаний. Тем более, что изучение анатомии начиналось лишь в девятом классе. Чтобы не мучать тех, от кого зависело его спокойное доучивание, Олег разьяснил:
   - Я учу эти предметы с шестого класса, самостоятельно, а системы тренировок и влияние тех или иных движений на развитие отдельных частей тела и мышцы, я просто знал всегда.
   Дальнейшая беседа свелась к тому, что Старков признал своё неправильное поведение и выказал готовность уйти из школы по первому требованию руководителей. Причём до сдачи экзаменов за восьмой класс, а значит и без соответствующей справки об узаконенном минимуме среднего образования. Директриса сразу догнала, какой будет реакция гороно и предложила продолжить разговор после уроков, тет-а-тет. Завучиха, поняв, что её вмешательство больше не требуется, обрадовалась. Кому охота быть крайним в борьбе за успеваемость. А классная руководительница, мудрая сорокалетняя Тамара Александровна, решила побеседовать со своим учеником вообще вне школы, в доверительной обстановке. Начистоту, потому что почувствовала какое-то смутное несоответствие!
  
   Любопытная Афинка моментально начала пытать одноклассника, пытаясь выяснить зачем вызывали к директору, а пацаны стопудово были уверены, что это за драку с зэком. Кентам Олег объяснил, что уголовник уже в прошлом и никто о нём толком не знает, а Зелинской готов кое-чего шепнуть на ухо. Когда лапатуля, как честная комсомолка, предложила озвучить секрет при всех...
   - Это о нас с тобой, других не касается.
   Посыпавшиеся "дураки" и "идиоты" легли благодатным душем на приготовленную почву - больше вопросов у неё не возникнет. Хотя бы на время. Хмык...круть...чоп-чоп-чоп и девушка уже глубоко внутри класса, у своей парты. Good buy, my love, good buy - тырым-пырым пым-пым. Училка по химии, обычно сидевшая весь урок за столом, неожиданно навестила Шмына и затребовала "что ты там пишешь". Прятать и изворачиваться стыдно, ниже достоинства - пришлось вручить офицерскую тетрадь. Вопли и крики о том, что лучше бы химию учил, чем всякую чепуху писать, сопровождались размахиванием и угрозой "получишь у директора". Слава богу, что до директрисы осталась лишь пара уроков.
   А потом, уже в личном кабинете первого руководителя, рукопись "Старшего царя Иоанна Пятого" ждала своего дважды автора. Естественно, что скорость написания ручкой по бумаге, базировалась лишь на памяти писателя, решившего фактически переиздать свои же книги, с которых он даже не успел получить роялти. Придурок с плазы отправил его в прошлое раньше долгожданного события. Так что беседа началась с естественного вопроса:
   - Олег, что с тобой происходит?
   - Марья Васильевна, я просто оторвал зад от дивана и стал помогать семье. Не поверите, но за январь я заработал более полутора тысяч рублей. Половину отдал маме, часть трачу на закуп продуктов в дом и на свою одежду, чтобы слезть с родительской шеи. А книгу пишу в паре с матушкой: с меня - подробная рыба, а с неё разъитальяниванье и олитературивание. Может когда-нибудь издадим.
   Пожилая женщина, когда-то ушедшая добровольцем с литфака на войну, из студенток в санитарки, многое повидала в жизни. Она видела, как меняется ментальность новых поколений и растёт тяга к потребительству, заменяя бескорыстную отдачу обществу. Переживала из-за того, что все больше людей начинают постепенно измерять жизненный успех деньгами и "умением жить". Поэтому подросток, взявшийся за ум, вызвал интерес и даже одобрение. Всё-таки, огромные деньги были им заработаны не на спекуляции и воровстве, а своим трудом, пусть и столь необычным, спортивным.
   - Я прочитала то, что ты уже написал. Фантастика никогда меня не привлекала, но у тебя интересно получается. К тому же легко читается и очень познавательно. Я, например, не знала, что петровские реформы начались до самого Петра Первого.
   Хорошо беседовать с человеком, который не козыряет своим статусом, а пытается понять и объективно вникнуть в положение вещей. С таким можно и пооткровенничать, и планами поделиться. Например тем, что решение оставить школу непокобелимо и последний звонок намечен на 25 мая (если это не воскресенье). Переходить в девятый класс, где начинается спецуха среднего образования, приведёт лишь к большему числу двоек, прогулов и доведёт отношения с рядовыми учителями до белого каления. И ради чего? Серенькой корочки, именуемой аттестат зрелости? Так что, если не поступать куда-нибудь в техникум или институт, то и сей документ не понадобится. Не всем же быть инженерами!
   - Да уж, с твоим талантом рассказчика, умеющего объяснять даже необъяснимое, не пропадёшь. Ладно, я поговорю с учителями, - директриса замялась, а потом хихикнула, как девчонка, - ...чтобы на тебя махнули рукой.
   Марья Васильевна сама удивилась предложенному, временно, решению, но другого выхода пока не видела, а попусту давить на ученика не хотелось. Следовало хорошенько всё обдумать, чтобы убедить подростка продолжить учёбу вескими доводами, иначе упрётся и действительно сбежит в деревню к дедушке с бабушкой. Кроме того, следовало поручить классной руководительнице побеседовать со Старковыми-старшими, в приватной обстановке. Этим педагоги и отличаются от просто преподов - тем, что думают перед тем, как делать, понимая насколько легко всё испортить, ничего не добившись. И сломать подростка в самый критический период его становления!
  
   Дома состоялись тяжёлые разборки по поводу Вики и Алёнки. Доброжелатели, наконец-то, сообщили о том, что одна студентка охмуряет бедолагу-мальчонку, чтобы поженить на себе и получить городскую прописку. Мама злилась, а отец, чуток поддатый, вжёвывал прописные истины и открывал Олегу секреты жизни и правду об иногородних. Самые тайные, из полишинеля! Мягкий тон и шутливость не смогли бы помочь - пришлось включать тяжеловесную ответку с угрозами.
   - Родители, уймитесь со своими фантазиями, если не знаете сути дела. Не выдумывайте то, чего нет, иначе уйду к едреней фене из дома! А вы, тогда, будете долго и упорно обьяснять своим знакомым, почему выгнали сына из семьи.
   - Люди не дураки, всё правильно поймут, - возмутилась матушка, правда не совсем уверенно.
   - Если уж ваши друзья несут чушь по поводу меня и Вики, то и про вас будут такие же гадости говорить, причём с удовольствием!
   Отец, до которого дошла суть угрозы, замолчал, обдумывая ситуацию и остановил жену, когда она решила пойти ва-банк.
   - Подожди, Лия, давай разберёмся, мне совсем не нужны сплетни на работе.
   Конечно, не нужны! Чай, не пресловутая демократичная демократия, где людьми правит капитал. Здесь, в Союзе, многое зависит от морального облика, а самым страшным расстрелом является "партбилет на стол!". И приближающаяся заветная должность главного инженера крупного треста могла сгореть синим пламенем, именно из-за слухов и пакостных толкований. Лучше уж выслушать доводы сына, чтобы действительно не поддерживать гнилой трёп со стороны.
   - Хорошо, сделаем справедливо, сам расскажи об этой студентке и её дочери. Только не ври, уж лучше знать правду.
   - А правда проста, как ситцевые трусы, мне они нужны для души, для становления. Я учусь быть хорошим, правильным семьянином, а не рвусь за прелестями самой Вики. Опыта молодого папы, который я получил, пеленая нашего Андрейку, укачивая его, кормя из бутылочки кефирчиком и молочком, недостаточно...
   С родителями сейчас беседовал умудрённый опытом человек, проживший богатую, но не сложившуюся жизнь. И сорокалетние юнцы никуда не могли деться от словесного прессинга, выдаваемого за подростковые откровения. Умелое применение побочных разработок НЛП ещё никогда не подводило, если тема оказывалась подходящей. Любой хомо сапиенс, имеющий уши и время, а также желание, пусть и спровоцированное, никуда не денется от риторики. Цицерон, Дизраэли и Александра Коллонтай - не строчки в википедии, а реальные образцы умения обьяснять и убеждать.
   - Да, я помогаю им и буду помогать, даже финансово. Но за свои деньги, по разумной возможности, а не выпрашивая у вас.
   Конечно, финансовый козырь появился лишь в последнее время, но, чисто объективно, возразить было нечего - Олег домой приносил продукты, даже с базара, купленные за свой кошт. А уж классные сапоги для мамы - являлись мощнейшим доводом. Людям можно сколько угодно вешать высокоморальной лапши на уши, но действуют всё-таки реальные примеры, лично касающиеся убеждаемых.
   - А со временем, Вика встретит своего ровесника, достойного человека и я буду счастлив погулять на их свадьбе. Ну, а Алёнка останется для меня чем-то вроде приёмной дочки, пусть даже при новом законном папе. Так дайте же мне возможность учиться быть человеком, а не себялюбивым эгоистам.
   Речь не соответствовала уровню подростка, но никто на это не обращал внимание. Любым предкам приятно, когда вроде бы запутавшийся ребёнок, оказывается благородный человек и в такое хочется верить больше, чем циникам из окружения. Тем более, что логика оказалась на стороне обвиняемого. В итоге, суд присяжных заседателей, постановил и не думать об уходе, чтобы не позорить семью, а очень даже пригласить, как-нибудь, Вику в гости, желательно с Алёнкой. Следует познакомиться с "женой и дочкой" обалдуя, раз уж нет других форм контроля за ситуацией.
   - С удовольствием, спасибо, будете эдакими сверхмолодыми бабушкой и дедушкой ребёнку. А то у неё лишь один комплект из-за того, что биологический отец сбежал куда подальше.
   Батя тут же начал прикалываться над мамуленцием, обзаведшейся неожиданной внучкой.
   - Смотри не влюбись в невестку! - последовал ответный удар, - Алик не посмотрит на то, что ты родной отец, быстренько отвадит.
   Ну всё, паханы уже увлеклись новой темой, ржали друг над другом, как в студенческую бытность, а Шмын, виртуально, отёр пот со лба. Теперь предстояло выбрать момент, чтобы расставить несколько точек над "ё" по поводу ухода из школы.
  
   Ночью опять припёрлись непонятные кошмары и докапывались по полной, убеждая принять должность Главы. Голоса нудели не столько словами, сколько мыслями и намёками, даже картинки из славного прошлого показывали, заразы. "Род превыше всего!", "важное предначертание", помощь человечеству" - они бы ещё упомянули решения двадцать четвёртого съезда КПСС и воззвали к комсомольской совести! Малого того, эти наглючи, формируемые подсознанием, сулили всякие "пряники" в обмен на согласие. Мол, сделаем супер-пупером, добавим здоровья и мозгов, даже поделимся родовыми знаниями, яджуджи многое умели, гораздо больше, чем современные обыватели. Они бы ещё зубы предложили отремонтировать, путём заращивания дыр, и дополнительные конечности отрастить.
   А кто мешает пойти на сделку с собственными глюками, да ещё во сне? Понимать людей вроде научили, давайте теперь отвары на все случаи жизни и музыкальный талант, чтобы играть на гитаре и таким путём кадрить любимую, благо она хорошие песенки любит. А ещё, немного таблеток от жадности, чуток дополнительного везения, красивое лицо и рост под два метра. Да, и хвост прирастить не забудьте, чтобы было чем репу чесать в трудные моменты. Фантомы, гады такие, в хвосте отказали, рост, мол, сам подрастёт за лето, но разумно. Лицо и так нормальное, с него не пить, а красота портит. Таблеток у них нет, выпендриваться тоже не дадут, на гитаре и так умеешь играть, только боишься. А вот десяток отваров - мя саган! Подавись, жадина-гавнядина. Приколисты, блин, и картинки трав изобразили, и температурные режимы расписали, и даже разжевали когда и что собирать для пущего эффекта.
   Хитрющая идиотосинкразия с самим собой - абсолютной халявы не давала. Те же травки следовало самому в энциклопедии искать, чтобы дар боком вышел и самый умный больше не попрошайничал. Заодно, в книге почитать о них, что умные умки пишут, а то и отравиться недолго. По зубам обещали подумать, уж слишком тонкие струны генофонда придётся дёргать, чтобы включить процесс саморегенерации. Тут они правы, не хватало, чтобы дополнительные клыки выросли, вторым рядком. В качестве ЗИПа! К травам тяга проявилась, когда Старков бездомничал в Лос Анджелесе и согласился помогать одной бабке-армянке, подпольной травнице. Она лечила все болезни, по крайней мере клиенты хотели в это верить. А Олег, за еду и койку в подсобке, всё, что надо, тёр в ступке, взвешивал, смешивал и варил всякую вонючесть, подсыпая разную хрень. Даже иссохшее с веками мышиное дерьмо применялось в "разносолах"!
   Вывод из всех ночных заморочек успокоил душу по крайней мере. Стало наконец-то ясно, что никакого переноса личности в прошлое не произошло, а организм всего лишь жил выдуманной жизнью в ментал-клиник. И, вполне возможно, скоро начнётся узнавание мягких стен, добрых дядей и самого себя. Осознание принесло спокойствие и дало выспаться по-человечески.
  
   Старков и Зелинский навестили академика в субботний день, после третьей пары. Так было удобнее всем, имевшим свободное время по разным причинам. Александр Владимирович принёс то, что уже накропал за месяц и трио бандуристов-кристаллоидов приступило к толковищу, даже толком не познакомившись. Двухчасовые дебаты, включая светлое будущее энергетики и промэлектроники, разукрашенное Олегом, достали в итоге компаньонов. Алексей Степаныч прекратил прения, так как его жёнушка наверняка уже подготовила стол, предложенный в качестве сюрприза.
   - Имейте совесть, партнёры, поехали ко мне, обмоем начинание!
   Действительно, имеют же право благородные доны спрыснуть сговор и малёхо пожевать то, что бог послал? Вероника Михайловна расстаралась, не желая опозориться перед гостями и Шмын с удовольствием углубился в трапезу. Ему лично были по барабану учёные степени и сами кристаллы, как и творческий процесс разработки и исследований. Пусть, деды поимеют вторую научную молодость! Главное, организовать штурм-группу, чтобы началось освоение целины среди кристаллов второго уровня. По крайней мере, Щукин именно так их классифицировал. Процесс насыщения сменился стадией песнопения, когда Зелинскому выдали гитару до которой он оказался мастак. В промежутке, Старков подпнул отца своей одноклассницы, чтобы тот позвонил домой и отметился. Не хватало ещё, в будущем, иметь в недовольных его жену.
   Поляна закрепила сотрудничество по старинному русскому обычаю, попутно познакомив гостей с академической дочкой Леной. Симпатичная двадцатилетняя девушка присоединилась к компашке несколько недовольная - обломилось свидание с очередным поклонником. Мама Ника мечтала побыстрее выдать дочь за правильного молодого человека из правильной семьи, а девица никуда не спешила. Внутрисемейный конфликт интересов тлел, переходя иногда в ругань и срач, уж слишком статусно звучало "дочь академика"! И не дай бог, Лена выскочит за кого попало. Сам Алексей Степаныч слишком был занят и не обращал внимания на капризы обеих "дорогуш".
   Поэтому, свалив пока при памяти, Олег с удовольствием проводил геолога до дома, ибо время было позднее, а Александр Владимирович изрядно поддатый.
   - Может проедем ещё остановку, чтобы ближе к дому выйти? - предложил опытный шкет, - Время позднее и шпана уже повылазила, не хотелось бы неприятностей.
   - Ты не бойся, прогуляемся по воздуху, никто нас не тронет!
   Пьяный интеллигент, давно забывший, что такое "улица поздно вечером", геройски выбрался на остановке и Старкову пришлось выгребаться тоже. Естественно, что через дорогу от музобщаги, в субботний вечер, стояла тройка любителей приключений - по иному быть и не могло, это их родовые земли. Студяры-общажники дождались, когда жертвы сами подойдут и приступили к положенным переговорам.
   - Деньги есть(сколько времени, дай закурить - нужное подчеркнуть)?
   Ага, кто же будет делиться нажитым тяжёлыми спортивными подвигами? В принципе, особыми соперниками шпыни не были: подвыпившие, мелкие на вид и наглые. Хотя, как и положено, Зелинский успел схлопотать от одного из них положенное за бестолковость, пока Шмын ушатал двух других, тупо не готовых к ответке. Заехав со всей дури в ухо третьему, больно (ой, бедненький) ударившемуся об стену, Олег подхватил под локоть ошалевшего кандидата наук и организовал отрыв по полной форме. Не хватало ещё, чтобы притырки пришли в себя и устроили погоню. Или милиция, как всегда "своевременно", не загребла всех подряд в отделение. За углом нашлась колонка и Искандер Пострадавший взвыл от холодной воды, смывшей кровь с его лица. Носовой платок промокнул то, что получилось, а героя доставили прямо к двери на втором этаже родимой панельки.
   - Всё, дружище, ты сам оправдывайся перед супругой, а я помчусь домой.
   Донесшееся приглашение познакомить с женой и дочерью Старков проигнорировал, зная чем всё кончится. То есть, его обвинят во всех смертных грехах и попросят больше не появляться в радиусе нескольких километров. Плавали - знаем, кто разрушил часовню четырнадцатого века. Причём в самом четырнадцатом веке. И никакие оправдания не принимаются!
  
   В последний день января нарисовался Михаил Семёнович с дружеским визитом. Родители были рады, так как очень его уважали, и были готовы посидеть рядом и послушать беседу. И ведь не выгонишь, куда подальше, чай родные кровинушки! Пришлось устраивать объяснялки прямо при них, на кухне, чтобы спокойно курить, помогая мышлению.
   - Дядь Миша, я оказывается интересуюсь экономикой и финансами, сам удивлён. Вот и наклепал несколько проектов, эдаких бизнес-планов.
   - Ну что же, с удовольствием послушаю, раз сам приехал.
   Кроме игрушек, Олег рассказал и о других заморочках, включая интенсификацию разработки солнечной энергетики и гипераккумулирования.
   - Население планеты растёт, скоро будет четыре миллиарда, а к 2010 году уже семь. И все хотят есть, одеваться, ездить, пользоваться пластиками и резиной. Процесс идёт по обратной экспоненте.
   Нужные картинки и графики выкладывались на стол, а набор предков только и успевал, что хлопать глазами и пытаться возмутиться. Заодно, Олег Александрович расписал все позиции нефтезависимости человечества, возникшие из-за дешевизны нефти и, как следствие, нефтепродуктов.
   - Ничего, на наш век хватит, - не утерпела матушка.
   - Вот именно, мамулик, ты абсолютно права, - обрадовался старший сын, - на ваш век хватит нефти. И на мой тоже. А мои дети, во второй половине своей жизни, будут сосать лапу и воевать между собой за еду и одежду!
   - А причём здесь еда и одежда, - улыбнулась оппонентша, - их разве тоже из нефти делают, как в твоей фантастике?
   Пришлось повторить то, что уже было сказано, но не замечено. То есть, сверхурожаи на две трети зависят от удобрений, а мировая одежда уже наполовину состоит из химволокна. Михайла усиленно чесал репу, а Старков-старший хмыкал от изумления. Он, конечно, вроде бы всё такое знал, но никогда не принимал к сведению. Слишком серьёзными и детальными были предсказания, чтобы партийный брат мог просто махнуть рукой и обьявить бреднями.
   - Откуда ты всё это знаешь?
   - А я, дядь Миш, всерьёз такие вопросы анализирую, читаю вспомогательные статьи, изучаю статистику. Вам всем по барабану - вымрете, а там хоть трава не расти, а моим детям жить в эпоху нефтяного кризиса! И нет надежды, что они будут именно жить, а не погибать в битве за остатки роскоши.
   Немножко сердитости в таких беседах не помешает, так как сразу показывает личную заинтересованность, а не теоретическую гимнастику ума. В результате, спич выглядит более убедительно. Семёныч, в итоге, попросил ручку и бумагу, чтобы сделать записи на всякий случай. Аналитики прогнозировали более благоприятное будущее, расцветающее и покоряющее космос. Хрущёв, скончавшийся в прошлом году, обещал построение МТБ коммунизма к 1980 году, а сам коммунизм к 2050 году. Зазор в семьдесят лет, согласно его прогнозу, был необходим для воспитания людей, которые будут достойны этой экономической системой пользоваться. Эх, не знал бедолага, что истинный коммунизм был в 70-х и в первой половине 80-х, а потом накрылся медным тазом перестройки и ускорения.
   - Лия, Саша, вы не могли бы нас оставить наедине с Олегом?
   Родители не стали выпендриваться и вышли из кухни. Они прекрасно понимали, что партийный функционер хочет пообщаться наедине, но не догадывались о чём.
   - Олег, у меня просьба, не делись ни с кем своими выкладками. Лишние разговоры ни к чему, пока я не выясню всё, что можно, по своим каналам. Это слишком серьёзно, чтобы болтать где попало.
   - Хорошо, но папа с мамой всё слышали, так что их бы тоже надо предупредить.
   Понятно, что разговор ничем особым не кончился, просто одна сторона проинформировала другую о своих мыслях и расчётах, не более. Но Михаил остался доволен - он получил мощный козырь во внутрипартийной конкуренции. Вопросы будущего, на сорок-пятьдесят лет вперёд, мало кого интересовали, все концентрировались на пятилетних планах. А уж возможность оказаться папиком зарождающегося кооперативного движения студентов-общажников... Самой малообеспеченной группы образованного населения, которым вечно нужно помогать.
   Поддержка энтузиастов, пытающихся встать на ноги и слезть с государственной шеи, наверняка будет отмечена наверху. И студиозам помощь, и бюджету экономия, причём, за счёт самих утопающих! Оказывается мелкий братец не совсем никчемный, вон какие идеи подкинул. Да, и его учёным следует оказать высочайшее внимание со своего рабочего кресла. Вдруг эти кристаллы действительно столь полезны для энергетики? Так что визит оказался полезным.
  
   Через два дня наступил кризис. К Олегу пришёл мсье Депрессняк и загваськал его по полной форме. Нечего тащить такие перегрузки, мечтать о распогодивании в руках американских айболитов и вести еженочную торговлю с собственными мозгами. Предки, конечно, вызвали участковую, но кроме валиума или элениума она ничего не могла предложить. Покой, здоровый сон (а где его взять?), в крайнем случае, лечебница. Мечтал о мягких стенах - будь готов их заполучить! Школа, в лице классной руководительницы, тоже примчалась и даже с родаками перетёрла что к чему, заодно шепнув о желании отрока бросить учёбу. Матушка совсем осмелела и сходила в общагу - может Вика поможет своему ненаглядному. Батя, глянув на студентку, посчитал, что теперь отлично понимает сына и даже разделяет его вкус, чисто по-мужски.
   А Шмын отбрыкивался от сочувствия и жалости, давным-давно привыкнув решать свои проблемы самостоятельно. Единственной реакцией на Викторию прозвучали три вопроса:
   - Квартиру подыскала? С родителями познакомилась? Когда котёнка привезут? Потерпи, лапка, я скоро приду в себя.
   Лапка, киска, рыбка сидела триедино на диване, прижавшись к надёже и опоре, неожиданно вышедшем из строя, и тоскливо надеялась на лучшее. Жизнь только-только начала налаживаться, появились реальные надежды, даже мечты стали различимы, а тут такое! Именно в этот момент, ни раньше, ни позже, исключительно по закону подлости, нагрянули... одноклассники. Вадсон, он же Вадим, сразу признал недотрогу с небес, сидевшую в обнимку со Шмыном, щеголявшем в новенькой униформе. Он, иногда, приходил в общагу с кентами и по-честному облизывался, как все, если она попадалась на глаза, пусть даже мельком. Несколько других восьмибэшников тоже легонько охренели от вида белокурой бестии, которую приобнимал Старков, как своё, родное. Тот самый, бывший серенький зайчик, неухоженный, бессмысленный и никому не нужный. А Зелинская поняла, что фраза "на ней свет клином сошёлся" имеет прекрасное созвучное продолжение "клин клином вышибают", пусть даже и от отчаяния. Хотя, может быть Олег ей по-прежнему по барабану? А то припёрлась, как холоднючий айсберг, стоит как айсберг, гордая и безразличная, и уплывёт, как тот же самый айсберг, обдав ледяным презрением!
   И нафиг из депрессии выходить? Уж лучше ещё и память потерять. Ну, или изобразить потерю памяти, как была разыграна партия переутомления. Любопытно же узнать, как к тебе относятся и принесут ли в могилу стакан воды!
  
   Щукин, восхищённый качеством перевода, предложил заплатить за него и передать ещё несколько статей.
   - Олег, спасибо, всё сделано как мне надо, просто и надёжно, а технические нюансы я сам внесу.
   - Оки-доки, Алексей Степанович, я рад. Может поступим мудро? Я познакомлю с переводчицей, чтобы вы уже без меня сотрудничали.
   - Хорошо, когда будет удобно?
   Согласовав дату, Шмын поделился приятным известием с Викой, а драгоценная, в свою очередь, сообщила, что нашла классный вариант жилья. Четырёхкомнатная квартира на два года, по сорок рублей в месяц, аванс - оплата за полгода вперёд. Прекрасный вариант, так как владельцы уезжали в загранкомандировку на два года по контракту, а последующие проплаты следовало передавать бабульке, живущей по соседству. Всякое, наиболее ценное, хозяи собирались запереть в одной комнате, а все остальные квадраты переходили в пользование квартирантов. Обе пары друг другу понравились, по братски распили пару бутылок "Абрау Дюрсо", которые подняли престиж Старкова и добавили доверия со стороны отъезжающих.
   Жилплощадь освобождалась в начале марта и счастливая Викуленция не знала, как и чем отблагодарить своего "мужа". Она готова была даже разделить с ним то, что обычно мужчины хотят от красивых и фигуристых, но не знала, как это подать. Тем более, что одиночество и её саму достало по полной программе, физиология требует своё, порой конфликтуя с моралью и этикой.
   Академик привёз статьи не только на английском, но и на шведском, выдал сотню рублей в качестве аванса и грозился не только платить по-людски, но и оказать иную помощь в вузовской среде. Знакомых у него хватало и в инязе, и в министерстве. Уходя, он показал Олегу большой палец (хорошо, что не средний), понимая что парень попал в малинник. Дело в том, что Машка тоже ошивалась в комнате во время визита и маячила своим бюстом, даже не задумываясь о возможных последствиях. Щукин, пользуясь моментом, заказал у неё платье для дочери, с погончиками, пистончиками, фестончиками и выше колен. И сразу же заплатил и за материал, и за работу, причём в полтора раза больше, чем начинающие бизнесмены рассчитывали.
   - Ничего я не переплачиваю, - обьяснил научный светильник, - у фарцовщиков хуже и гораздо дороже. Так что я ещё и сэкономил!
   Зараза, не мог сразу предупредить, Шмын бы ему такую цену выкатил, что самому стыдно бы стало!
  
   Афина расстроилась глубоко и надолго. Она всегда переживала за Олега, когда он садился в лужу или делал какую-нибудь нелепую глупость. Честно смеялась при его остроумных фразах и выходках, замечала, что он существует, хотя всё это молча, где-то в глубине души, без озвучивания. Никакой любви не было, естественно, с её стороны, но верилось, что одноклассник когда-нибудь встретит свою девушку, по плечу.
  Всё-таки взгляд парня, смотрящего на неё влюблённо ещё с первого класса, приятен своим существованием и заметен. Да, в младших классах в неё влюбились все мальчишки и не только из её класса, но годы шли и поклонники потихоньку уходили в сторону. Кому охота иметь неразделённое, безответное чувство, только Старков продолжал пялиться, считая что никто этого не замечает.
   И вот, как холодный, отрезвляющий душ - оказывается у него есть и не абы кто, а идеал женской красоты. Причём идеал влюблённый по уши, сердитое сердце это сразу заметило. Вроде постарше Олега, но какая разница, если она прилепилась и никуда парень от своей подруги не денется. Но это же нечестно! Да ещё в тот момент, когда он начал модно одеваться, говорить, как взрослый, мудро и сдержанно и вообще стал каким-то другим. С которым не стыдно в кино сходить, если что, или потанцевать на вечеринке. Тем более, оказалось, что он так классно танцует шейк и прочие быстряки. Как-то несправедливо получилось!
   Она ещё не знала, что в первой жизни Олег так и не сказал о своей любви, боясь оскорбить или обидеть таким признанием. Когда, на выпускной, он пригласил Зелинскую на самый первый, самый главный медленный танец, ей было безумно приятно, что именно он это сделал. А потом, гад такой, танцевал со всеми подряд, куда-то сбегал время от времени и закончил вечер, танцуя и общаясь с Иркой. И гулять с ней же ушёл! Это было обидно, хотелось наконец-то услышать признание в любви. Ещё Афина не знала, что приехав в отпуск из армии, Старк сразу ей позвонил и они встретились. Но, как часто бывает, она чуток располнела и немного переживала по этому поводу. Да мама ещё заставила одеть свитер и плащ, вместо модной куртки и вид стал, как у клуши. А, когда второпях, дёрнув сумку с вешалки, оторвался длинный ремешок, пришлось взять мамин ридикюль пятидесятых годов. На встречу, конечно, пошла, но он был такой взрослый и классный, мужественный и статный, сильный и добрый, а она - чёрт-те-что и сбоку бантик. Хотелось побыстрее удрать, чтобы не позориться. А потом ждать годами, вдруг придёт и уведёт за собой.
   Не пришёл и не увёл никуда! В девяностом, на встречу в кафе, пришёл весь такой самостоятельный и, как оказалось, женатый. Афина держала марку и не подавала вида, разглядывая фотографии его красивой жены и хорошеньких деток-мальчишек. А потом, подруга Ленка долго отпаивала её, бившуюся в истерике и ненавидевшую саму себя. Почему всё так неправильно сложилось тогда, в будущем? Где и что было сделано не так?
  Хорошо, что Зелинская ещё не нажила этот опыт, хотя плохо то, что повторяла свои ошибки. То бишь, делала их, не задумываясь о последствиях.
  
   Тем более, что в данный период существовал вообще-то Рома, потенциальный жених, сын ближайших друзей её родителей. Парень был красив, безумно красив, тоже белокурая бестия, но эгоист до мозга костей, любящий только себя. Афина ненавидела его, но каждый раз, когда она пыталась хоть что-то обьяснить родителям - мама сразу затыкала дочку.
   - Прекрати капризничать и набивать себе цену. Да, все девушки так себя ведут, но нельзя же пользоваться этим приёмом постоянно.
   Дурацкая ситуация, но кто поверит, что молодая девица-красавица способна отказаться от такого супера в здравом уме и твёрдой памяти. Сама Наталья Львовна с гордостью показывала фотографию избранника дочери своим сослуживцам. Достаточно глянуть, как он выглядит и ничего обьяснять не нужно! Это про обыкновенных приходится говорить, какие они умные, трудолюбивые, заботливые, хотя всё равно никто не хочет верить словам. А "романы" сразу видны, ими легко гордиться. Особенно конкретным, студентом третьего курса МГИМО. Ах, какое счастье пристроить дочь и дать ей возможность повидать мир, пожив по-человечески. Построение светлого будущего для детей никто не отменял, а упрямство самих деток, желавших свой вариант жизни, воспринимался не более, чем каприз. Родители семидесятых стремились воплотить мечты, о которых сами грезили, но не смогли достичь.
  
   Михал Семёныч оперативно подсуетился, перетёр с одним другом-сокурсником по партшколе и тот согласился взять под крыло дебютантов-кооператоров из иняза. Благо, будучи вторым секретарём Советского райкома партии (где находились и общага, и головное здание АПИИЯ), легко мог посодействовать в райисполкоме, а заодно и придавить каких-нибудь несогласных главначпупсов в самом институте. На встречу с локальным баскармой, Старков прихватил Георгия, как будущего супервайзера частной самодеятельности. Правда, Михаил был несколько удивлён, а скорее изумлён, когда квартет инноваторов встретился лицом к лицу.
   - Привет, Олег, так это ты инициатор у студентов? - обрадовался второй секретарь.
   - Здравствуй, Ербол, оказывается, я. Не ожидал тебя встретить, но безумно рад.
   Жизнь настолько тесна и неожиданна, что всякие переплетения возникают на ровном месте. Шмын, посещая вечернюю абонементную группу, познакомился там с одной миловидной, но полноватой женщиной, лет за тридцать. Она исправно пыхтела, как маленький кит, старательно наматывая километры в воде, в упорной борьбе со зловредным целлюлитом. Яджуджский яджуджа даже пообещал взять настойчивую тётеньку в группу шейпинга, когда начнёт вести секцию. После занятий её забирал муж, но не всегда вовремя. Район, по вечерам, не совсем дружественный и Старков, по доброй воле, болтал с ней, когда супруг задерживался. Айгуль оценила это, понимая, что местная шпана не пристаёт, благодаря одногруппнику. Она даже с мужем познакомила и пару раз тот подвозил парня до дома, хотя пешочком и было-то всего лишь два квартала. Оба-двое знали лишь имена друг друга, Ербол и Олег, считая излишним более глубокие церемонии.
   А теперь встретились уже в полуофициальной обстановке. Наилучшим вариантом сотрудничества решили, чтобы Кама сам связывался с помощником Ербола Тулегеновича, когда возникает очередная необходимость.
   - Ну, а ты, друг, если что нужно, лично звони мне, или Гуле, если я занят, - и протянул визитку, дописав туда пару прямых телефонов, - тем более, что я лично заинтересован в твоём шейпинге, - подмигнул бастык...
  
  Глава пятая
  
   Училки, наслушавшись сплетен о том, что Старков чуть не попал в психушку, ходили на цыпочках и создали режим наибольшего благоприятствования. Провокация принесла столь нужный результат, что стало можно дышать спокойно и гонять балду по личному расписанию. Пацаны втихаря завидовали Шмыну, закадрившему такую классную чувиху, а девчонки уже принялись строить то ли глазки, то ли козьи морды. По крайней мере, некоторые из них. Зелинская замкнулась, считая, что её предали и обходила гада стороной, что было вообще-то сложно в замкнутом пространстве класса и кусочка коридора. Олег, воспользовался её врождённой обьективностью, попросил о получасовой встрече в кафетерии, недалеко от школы.
   - Афина, ты меня избегаешь и это твоё право, но позволь просто обьяснить что к чему, а выводы сделаешь сама. Какие посчитаешь нужными.
   Поразительно, но девушка согласилась выслушать, правда, в последний раз. Слава богу, а то рано или поздно связь с её отцом вскроется и чёрт знает чем обернутся текущие разногласия. Карнеги советует не смешивать личное с производственным, но всё тайное неизбежно становится явным, сколько нулей не навешивай на инфу. Заботливый виновник угостил лапушку пирожными и человеческим, хотя и растворимым, кофе. Буфетчица уже знала его, как регуляра, и сделала всё по-честному, не фуфлогонствуя ради лишней копейки. Народа практически не было, так что удалось поговорить спокойно, без свидетелей. Шмын рассказал историю взаимоотношений с Викой, объяснив, что ничего больше, чем дружеские отношения и совместная забота об Алёнке, нет. Афина даже погладила благородного парня по руке, так взволнованно он отбрехивался.
   - Извини, но я подумала, что вы просто встречаетесь. Я же не знала, что у вас - хихик! - общая дочь.
   Смех разрядил обстановку, дружба восстановилась, а вместе с ней полезла забота об учёбе с требованиями взяться за ум и перестать прогуливать уроки. Ага, только твоих советов не хватало в сахарнице! Впрочем, сокрушённая голова кивала, сознавая глубину падения личности. До дома котёнка, конечно, проводили, но на чай не зашли - скоро родители вернутся с работы и Старков не спешил раскрываться. Пока проект не заработает в режиме саморегуляции, нужно избегать щекотливых ситуаций.
  
   Георгия 'Камикадзе' пришлось напрячь от всего сердца - период становления, поддержанный умом, честью и совестью эпохи, вообще-то второй по сложности, в развитие любого бизнеса. Настольные игры и понтовые кожаные ремни уже можно было замутить, не дожидаясь эпохальных научных достижений. Материалы и комплектующие не сложно заказать, благо субподрядчиков хватало вполне, разве что стразы "Сваровски" пока были недоступны. Но наладить подобное производство, найдя выход на предприятия какого-нибудь Гуся-Хрустального, очень даже нужно. Понтовил на хэнд-мэйд бижутерию хватало по всему Союзу, да и на зарубежные выставки нетрудно заявить образцы, если заинтересовать власти. Тем более, что ремень под джинсы "Левис", вполне может стать масс-продуктом со временем.
   Правительство Союза, организовавшее десятки миллионов лишних рабочих мест в экономике, делало это по необходимости. Люди должны работать, чтобы получать зарплату и оплачивать свой быт. Поэтому Старков прекрасно понимал, что замещение выпуска ненужной продукции плохого качества, полезными рабочими местами - будет воспринято скорее положительно, чем неодобрямсом. Опыт Китая бил пеплом в сердце комсомольца!
   В принципе, ничего сложного нет и в настольных играх, разработка новья - дело интересное, когда нет никакой альтернативы и даже конкуренции. Игры, типа "Ферма" или "Строительство", привлекут не столько школьников, сколько от двадцати и старше. Олег Александрович прекрасно помнил, как в гороно, в середине 80-х, его пригласили провести лекцию для завучей по внеклассному воспитанию. Вполне взрослые люди, многие пожилые, увлечённо рубились два часа в "Стройку", хотя вроде не дети, чтобы играться в игрушки. Однако, они бились на аукционе за пятна под застройку, материалы, строительные бригады, которых не всем хватило. Естественно, всё виртуальное, но азарт-то был настоящим! И игрушечные деньги тратились, порой, не задумываясь на что будут всё остальное достраивать: благоустройство, сети, финишные работы. А потом пришёл момент истины - продажа готового жилья городским властям и погашение банковского кредита с процентами. Победил завуч из 46-ой школы, степенный хохол, лет за пятьдесят, грамотно распределивший свои игровые средства и построивший наибольшее количество виртуальных квадратов.
   Так уж, если завучи остались очень довольны лекцией-игрой, то разве будут недовольны советские люди, когда придёт нечто увлекательное, взамен надоевших карт, домино и семейной "географии". Вон, америкосы, с тридцатых годов гоняют "Монополию" и никому не надоедает. У них регулярные чемпионаты штатов и страны, а раз в четыре года, даже мировые первенства. Поэтому Жора засел за составление бизнес-плана, с включением психологической подоплёки по укреплению внутрисемейных отношений. В "Вокзал" в одиночку не поиграешь, нужны минимум три партнёра. Ну и, куда же коза без баяна, импортные перспективы - там тоже игр практически нет, но предвидятся в скором будущем, лет через десять...
  
   Ночные пришельцы обнаглели вконец, устраивая свои курултаи чуть ли не каждую ночь. И если раньше они лишь наезжали на подопечного, то теперь спорили между собой, как будто не могли это делать в другом склепе. Особенные дебаты разгорелись благодаря самому Олегу, которого совсем не устроил их экспериментальный вариант с зубами: выкинуть какой-нибудь задний, с пломбой и вместо него вырастить новый.
   - А вдруг неправильный вырастет? - подумал подопытный потомок славного наследия.
   - Ничего страшного, вырвешь и фиксу вставишь, - промыслеформили глюки, - всяко бывает.
   - Так может лучше зарастить в нём дырку?
   Затишье чуть не сменилось нормальным сном, но секунд через десять срач снова разгорелся. В принципе, разницы не было: возбудить регенерацию старого или активировать рост нового, в обоих случаях шутки с геномом могут плохо кончиться. Наращивание, приведя к выталкиванию пломбы, тоже не обязательно остановится, а то и перекинется на соседей по челюсти! В конце концов, пращуры разделились на три группы. Одни отстаивали новый зуб, другие гундели о гуманности, а третьи дули в уши (через задний ход) о великояджуджии избранника.
   - Яджуджи-кукуруджи...якуджи...якудзы...ниндзи, мать вашу... - шептал, сквозь сон, затурканный парень.
   Хорошо, что никто его не слышал, иначе жёлтый дом пополнился бы очередным полноправным обитателем. Попытка выяснить, чего там на северо-западе яджуджится, обломалась - умники пятитысячелетней выдержки и сами не знали этого.
   - Отстань, сам почувствуешь, когда время придёт.
   Вот так всегда, чуть спросишь поконкретнее откуда дети берутся и старшие сразу в кусты! А вдруг там, где-нибудь на Соловках или возле какой-нибудь Клайпеды, здоровенный каменюга в землю врос и мхом покрылся? И что с ним делать? Истошно целовать по пять раз в день, вопросы ему, как идиот, задавать или голой задницей прижаться ради получения окончательной благодати?
   Дуремарство закончилось лишь под утро, древние урыли в свои могилы, а Старков получил пару часов спокойствия. Гиперактивная шизофрения, слава богу, сменилась тихохонькой безобидной манией. Олег опять играл на гитаре и пел песни, не уступая Антонову! А проснулся, как заведено, на три минуты раньше будильника. Так нафига его включать каждый раз?
  
   Родители порадовали новоиспечённого гога-магога желанием свалить на выходные на деревню к дедушке. Лучшего и не придумаешь, ради эксперимента по травяной химии! Шмын даже сбегал и свежих хлебобулочных изделий накупил, чтобы было чем родственных сельчан порадовать. А куда деться, коли реалии таковы, что туда с хлебом, а обратно с мясом? Это же не в Москву переть за карамелью и "холодком", ибо шоколадное и в Караганде классное.
   Так что на субботу школа виртуально закрылась, а в кухне стартовали закипания с вывариваниями и прочим отстоем. Ночные показывалки, воспоминания о бабке-армянке и библиотечное изучение энциклопедий привело к боевой готовности для созидания четырёх херболиквидов. Очистительный стартовый должен, по идее, провоцировать вегетативную систему на обезмусоривание организма на уровне органов, а может и тканей. Проверка, ясен пень, на себе любимом, но бестолковом! Восстановительный, вроде, обеспечит кое-какую реставрацию там, где уже накосячено неправильным образом жизни. Вот бы создать лечилку цирроза печени - она от пьянки и неправильной еды разрушается, а отвар новые клетки выращивает. При таком подходе никакого рака не надо, всё само собой гикнется!
   Волосяной, самый классный, маме пригодится. Согласно навешанной по ночам лапше и свойствам травяных составляющих, надыбанных в библиотеке, он укрепляет корни волос и восстанавливает натуральный цвет. А то бедный мамулькин каждую неделю сидит, намазанная хной и басмой и замотанная каким-то целофаном. Чего же роднульке мучаться, когда есть любящий сын-экзекутор? Тем более, кукуруджи подсказали, что нужно в шампунь добавить, чтобы он хранился три месяца, а не десять дней. Вот, с жидким, но приятно пахнущим эссенцией, мылом, отвар и смешаем. Голову моешь - от седины избавляешься! Хотя, честно говоря, запах свежих яблок был слышен лишь, когда нос находился рядом с причёской. А седина уходила с ростом волос, так как то, что лезло из головы, имело родной колор.
   Ну и противозачаточный, за компанию, самый сложный в изготовлении и очень выгодный в налаживании ценных контактов. Какой номенклатурщик откажется от секса с женщиной, которой, благодаря отвару, больше не грозит нежелательная беременность? Хоть с женой, хоть с любовницей, безо всяких резиновых изделий, снижающих чувствительность тактильных ощущений, порой до семидесяти процентов, или подозрительного нон-авлона. Недаром в народе говорят о том, что в сорок пять - баба снова ягодка. Станешь тут: хоть ягодкой, хоть колибри - коли климакс наступил и все переживания по поводу залёта улетучились навсегда!
   Применение просто, как ситцевые трусы, одна рюмка в пятьдесят миллилитров и целый месяц не будет никакой нервотрёпки. А когда месячные кончились, денёк-другой подождать и следующую рюмку опрокинуть. Так - пока бутылка не кончится! Отвар, хитрый до жути, обманывает яйцеклетку, якобы та живчика подхватила, вот клеточка и закупоривается вхолостую. Пока её время не кончится через месяц.
   Жаль, что некоторые составляющие дефицитны и плантации не разведёшь, иначе можно бы и массовый выпуск наладить. И нефтехим не поможет - мёртвое живому не замена, по крайней мере, неполноценная. В общем, на набор бутылок, стекляных и пластиковых, хватило, а расширение производства пришлось отменить. Да и опасно это - очередь из желающих может превратить жизнь в подвижничество, чего никак не хотелось.
  
   Следующая неделя, наконец-то, принесла некоторые головные боли на одну и ту же тему. Сначала Каму вызвали в комитет комсомола при инязе и стали пытать на тему "подпольной цеховой деятельности". Практичный грек, правда, не растерялся, а послал всех куда подальше, то есть к помощнику второго секретаря райкома партии. Эффект получился неожиданный! Неизвестно, чего такого помощник наговорил, но с Георгия смели все наличиствующие пылинки и предложили обращаться за помощью, когда заблагорассудится. Видимо фраза "Инициатива курируется на уровне ЦК" (которую сам Жора не слышал) расставила и точки, и приоритеты. Желание совать нос в дела партии у комсомольцев пока ещё не наблюдалось, хотя всё к этому шло. В то время, как функционеры КПСС довольствовались лозунгами и речами, профи ВЛКСМ уже входили во вкус стройотрядов и прочих деловых предприятий. Деньги, в виде откатов, а также сопутствующие фонды на материалы и товары потихоньку помогали перестройке начальственного комсомольского мышления. Ну, и опыт организации временных бизнес-проектов, тоже наживался, как и изучение дырок в законодательстве и умении заметать следы. В будущем, все будут шуметь по поводу "золота партии", но никто и не пикнет о "золоте молодёжной всесоюзной организации"!
   А у самого Олега возникло дежа-вю в чистом виде. Когда-то, в конце 1973 года, его вызвали с урока к директрисе, но в её кабинете сидели два серьёзных дяди с корочками КГБ. Им было очень любопытно выяснить про самодельный пистолет, который Старков купил год назад у соседа по двору. Причём, и самопал с затвором из расточенного оконного шпингалета, и мелкашечные патроны к нему, уже месяца два как пропали из тайника в подвале. Почему дяди из комитета глубинного бурения заинтересовались левым оружием, а не доблестная милиция, Шмын так и не узнал. И гордо отнекивался, пока ему под нос не сунули признание самого доморощенного изготовителя, а заодно и какой-то листок с результатами экспертизы. Оказывается, что такая пукалка имела убойную силу на расстоянии восьми метров. Спорить не было смысла, пришлось ехать с ними, шариться в пыльном подвале дома и, ничего не найдя, развести руками. Кровавая гебня доставила Олега обратно в школу, заставив подписать протокол и даже оказала доверие, предложив поступить после школы в училище КГБ. Одноклассники ошизели, увидев, вернувшегося из застенков преступника, живым и невредимым.
   Естественно, увидев двоих в цивильных пиджаках и даже галстуках, парень не стал гадать, как положено киногероям и книгоперсам. Проще было дождаться, когда они сами скажут в чём дело на этот раз. Попытка одного из офицеров отделаться лишь лёгким раскрытием удостоверения закончилась неудачей, Шмын настоял на праве не только ознакомиться с содержанием, но и записать звание и ФИО на бумажку. Даже КГБшники наглеют лишь в художественных произведениях, а в жизни вынуждены соблюдать законы, ими же и охраняемые.
   - Старков, расскажи о своей системе физподготовки, кто тебе о ней рассказал? Пойми, утечка информации о секретных разработках, это не шутки. Ты же не хочешь в тюрьму?
   Наезд проходил вежливо и грамотно, хотя и по методу научного тыка. Присутствие Марьи Васильевны обеспечивало соблюдение процессуальных норм, как и возраст опрашиваемого. Сами чекисты имели лишь приказ подполковника Кана, причём устный, так как базой для возможного дела был лишь донос некоего Аркадия Кана, который учился в девятом классе той же школы. В принципе, через Олега, предполагалось выйти на какую-нибудь подпольную секцию каратэ или что-нибудь в этом духе. Но, для вящей убедительности, приплели "секреты", надеясь на быстрый успех. Эх, не с тем Старковым они связались! Опоздали, бедолаги, лет на сорок.
   - Товарищи офицеры, я не имею права поделиться с вами информацией, так как эта система интересна Министерству Обороны. Пока они не откажутся, я не вправе раскрыть её суть другим людям или организациям.
   Внутри, хочешь - не хочешь, побулькивал лёгкий мандраж, но наружу пока не пробивался. Закон джунглей, даже человеческих, суров - минжанёшься один раз, век будешь кустов бояться! Даже в более простых ситуациях. Любая поблажка и уступка приводит к снижению планки и порабощению более сильными. Этот урок Старк усвоил давным-давно.
   - Ты понимаешь с кем говоришь? - возмутился один из офицеров.
   - Да, прекрасно понимаю. Вы можете меня задержать и доставить, куда посчитаете нужным, но я буду неправ, нарушив своё обещание. Если хотите, могу дать номер телефона куратора в ЦК и вы сами всё выясните прямо сейчас.
   Странное, чересчур взрослое построение фраз, смутило обоих - мало ли какие у него родственные связи, как бы не подставиться. Впрочем, номер телефона взяли, тут же использовав по назначению. Откуда старшему группы было знать, что он звонит замзаву отдела тяжёлого машиностроения, считай, оборонки! Через минуту, Михаил Семёнович дал ещё телефон, своего близкого друга времён работы в Караганде, и наезд пришлось прекратить. Полковник, на другом конце провода, уже работал в центральном аппарате Комитета и мощно двигался в зампреды республиканского КГБ. Правда, высокий пост он займёт лишь в 1975 году. Хорошо, что Олег, заблаговременно, рассказал о новом, усиленном каче двоюродному брату и предложил его для вспомогательной подготовки спецов из МО. А так как, замкомандующего САВО, жил с Михайлой на одной лестничной клетке - вопрос можно было согласовать оперативно. По принципу "нужно - не нужно". Жаль, что с решением затянули, уж так хотелось иметь прикрытие со стороны военки.
   Реакция одноклассников ограничилась двумя вопросами: "Сколько дали?" и "По какой статье?". Поразительно, но слухи проникают всюду самыми невероятными путями, которые наука обьяснить не в состоянии. Видимо, информационное поле Земли гораздо легче достижимо, чем принято считать. Иначе, почему люди подробно описывают места, в которых никогда не бывали? Сам Старков с этим столкнулся, переехав в Лос-Анджелес. Однажды, бродя по Голливуд-бульвару, он дошёл аж до Эджмонт-стрит, а на углу увидел двухэтажное здание, притопленное в глубину двора. Возле него стояли люди и о чём-то тарахтели между собой по-испански. Это здание он знал до мелочей, причём с детства, но видел первый раз в жизни!
  
   Ещё через день, почтальонша принесла толстый пакет из библиотеки им. В.И.Ленина. Олег тут же созвонился с братьями по торсионному несчастью и через два часа они встретились в универе.
   - Отцы, вам кое-что прислали из Ватикана, пользуйтесь, изучайте. Там, в сопроводительном письме, написано, что кардинал Монтанелли очень рад тому, что русские учёные желают сотрудничать.
   Академик уже копался в содержимом, выкладывая на стол и раскладывая по порядку материалы на трёх языках: латинском, английском и, добавленном в библиотеке, русском варианте. Никто из заговорщиков от науки, даже не обратил внимание на то, что сопроводительное письмо, лежавшее на самом верху в пакете, было написано на... латыни! А все остальные бумаги Шмын даже не разглядывал дома.
   Сам трактат, читаемый поочерёдно, на скорую руку, вызвал удивление, ахи и охи, вперемежку с "мать твою". А куда деться, если кристаллы, теоретически невозможные, были исследованы двумя монахами, использовавшими... камни ювелирных изделий в качестве образцов. Значит официальная наука ни разу не права, а прав молодой человек, который уже сделал на глазах Щукина здец-трындец. Прямо на лекции раздолбавший классический эксперимент Майкельсона и поставивший раком всю физику пространства последнего столетия. По-хорошему, её следовало бы перепроверить на всякий случай. Добавив ещё один выкрутас Олега, утверждавшего, что плотность пространства различна, а скорость распространения волн от неё зависит. То бишь, скорость того же света, выше в межгалактических пустотах, чем в стандартном внутригалактическом вакууме. Наглая рожа чихать хотел на авторитетов, спокойно играясь понятиями класса "сопротивление межвиткового доступа". Да уж, весь научный планктон, присосавшийся к теории относительности и безбедно живущий за её счёт, спал спокойно, не зная о надвигающихся потрясениях. Которые могли и не наступить из-за того, что Олег оказался крохобором и не хотел делиться с миром своими познаниями. Хомяк какой-то, всё в дом тащит, аки чёрная дыра!
   День Советской Армии решили встретить узким кругом у Зелинских, заблаговременно, 22 февраля, так как у всех имелись планы на двадцать третье. Старкову позарез нужно было пошлындать в окрестностях кинотеатра "Шугла", где проживали две девушки и обе, Любы. Конечно, бродить в "шанхаях" не рекомендовалось никому, во избежание, но сердце рвалось туда и чихало на осторожность. Причём, следовало спланировать случайность, используя любую подвернувшуюся возможность. Даже если кто-нибудь левый, в день официального всесоюзного мужского выпивона, настучит ему по репе. Риск - весьма благородная штука, особенно, когда ничем не обоснован, но очень хочется!
  
   Кумушки, засевши на кухне, предавались чаепитию и высоким материям.
   - Лия, не переживай, очень хорошая книга получается. И с юмором, и интересная, и помечтать можно. Такую легко пробить.
   - Ну не знаю, Клара, как-то странно всё. Я ведь только текст делаю более литературным, в основном он сам пишет, как по готовому.
   - Значит давно в голове сложилось, поэтому и текст такой лёгкий. В конце концов, попытка не пытка.
   Сама издателесса была очень довольна, новый подход напоминал "Янки при дворе короля Артура" и в то же время вполне по-советски ставил задачу борьбы с перегибами, пусть и в семнадцатом веке. А уж забота о крепостных и создание для них высокого уровня жизни являлась вполне социалистическим подходом. Одно дело, когда авторы-фантасты описывают героя-одиночку и совсем другое, когда идёт становление и развитие целого колхоза. В принципе, Клара Ильясовна заинтересовалась не только темами "попаданства", ей очень нравилась идея написания книг о "близком будущем" с деталировкой научно-технических свершений и даже возможных политических изменений в мире. Лишь бы соавторы не пошли по пути диссидентского самиздата, охаивающего всё подряд.
   - Олег говорит, что если в книгах описаны детали, которые сбудутся через пятнадцать-двадцать лет, то сразу возникает возможность массового переиздания.
   Этот момент безусловно знаком. Многие авторы, описывавшие в 50-х годах, будущие 70-е, ныне не востребованы, так как предвидения разошлись с реальностью. Зато, если действительно сбудется, хотя бы частично...
   - Лия, а на основании чего он собирается описывать детали?
   - Говорит, что анализирует параллельные ветви научно-технического прогресса. Да ну его, выдумывает наверно.
   Опытный издатель, внутренне улыбнулась, сила настоящего писателя, как раз-таки и заложена в умении выдумывать. Да, ещё и убедительно для окружающих. Так что у неё появилась возможность проявить себя в тот момент, когда от всех функционеров от литературы партия потребовала инноваторства и поиска новых форм. А тут новые формы сами в руки прыгают.
   - Только ты по редакциям не ходи и книгу не рассылай, я сама всё устрою. Уже с главредом договорилась, дам ему почитать.
   Старков знал на что давить в литдеятельности и чем разумно спекулировать. Всё-таки писателей тысячи, а с бумагой в стране напряжёнка. Другое дело, если забабахать что-нибудь интересное не просто советским читателям, а массовому иноземцу, тогда совершенно другие карты появятся в руках. В конце концов, в его возможностях продублировать несколько тем, по которым сняты мощные всемирные экранизации. Только нужно выяснить не будет ли явного плагиата в создании того же "Парка юрского периода" или подобных бестселлеров?
   Обвинений в аморальности стыбривания чужого он не опасался, ибо некому упрекнуть, да и задача стояла посложнее, чем тупо нажить бабла. Хотелось, через книги, привлечь внимание к приоритетным научным направлениям, указав путь развития технических ништяков. Литература, как и кино, формирует взгляды даже у учёных и изобретателей. Ну и, естественно, у жён деятелей партхозноменклатуры от которых многое зависит. Это ведь лишь в городском шансоне таких дам воспевают толстыми, тупыми дурами, а на самом деле у них гораздо больше возможностей быть в курсе модных новинок, включая литературные произведения.
  
   Одноклассники, наметив вечеринку за день до праздника, да ещё на квартире у одного из них, развязали Шмыну руки. Афина явно будет там часов до десяти и значит не появится допоздна. Раздолье! Договорившись с Щукиными, он встретил их возле дома, где всех подряд ждали накрытый стол, удобные стулья и радушие хозяев. А что ещё нужно для ощущения счастья, пусть и временного? Вилла на Лазурном берегу или замок во Франции? Чепуха всё это, тот же Абрамович несчастен, потому что лишился возможности реализовывать свои мечты, так как может легко их купить. А семью, жену и детей, потерял и никакие суперлюбовницы не заменят потухший семейный очаг. И кентов у него нет, тех, которые с молодости, а то и с детства. Он вынужден был обменять их на деловых партнёров, чтобы исправно рабствовать в угоду своего капитала. Только деловые партнёры всегда готовы сожрать, чуть только оступишься, причём с сочуствующей улыбкой на лице:
   - Nothing personal, just business! Ooops, sorry!
   И нафига такое счастье нужно? Лучше уж по-простому, по-кентовски встретить праздник, потрепаться от души, поприкалываться без задних мыслей и протокольных рамок!
   - Здравствуйте, заходите, пожалуйста (чего припёрлись, дома, что ли не сиделось?), рады вас видеть ( ну, увидели, можете топать обратно). Ой, какие цветы красивые (зараза, где же ты их достал?), а это дочке (ей-то красивее, чем мне!)? Она будет рада, но сейчас с друзьями (а то я не знаю, умненькая вы моя, специально подгадил, то есть подгадал!). Вот, тапочки разбирайте (естессно, а то ноги в носках запотели, надо бы проветрить, нюхайте на здоровье).
   Неважно о чём бухтелось вслух, что реально думалось, а что просто выдумано - важно, что новый объект шизоопарка - Олег Старков - наконец-то представлен и можно его оценить со всех сторон.
   - Вы такой молодой, я вас старше представляла.
   - Наташенька Львовна, на себя посмотрите, вы ещё моложе! - то ли комплимент, то ли издевательство, но всё равно приятно.
   Всё-таки вечер, когда можно забыть о рутине и вырваться из текучки, приятная штука! Добродушное начальное столпотворение начало рассасываться по интересам, а в зале был не только накрыт богатый, от всей души, стол, но имелась ещё одна пара. Совсем пожилая и седоватая.
   - Познакомьтесь, это мои родители, Лев Борисович и Виктория Георгиевна, - представила дополнительный контингент радушная мадам Зелинская.
   Царь зверей и натуральная греческая царица! Мало того, что достоинство от природы, но и ум в глазах, а также мудрость. Так вот откуда Афинкины гены происходят, приятно встретиться. Олег, пока женская половина посетила кухню с дружеским визитом и транспортировкой недонесённых закусок, успел смотаться на балкон. Лучше покурить досрочно, чем потом ёрзать и быть неправильно понятым. Академик сразу нашёл общий язык с тестем своего напарника, а сам Александр Владимирович присоединился к Старкову.
   - Ты с тёщей поосторожнее, она не церемонится, сразу говорит, что думает.
   - Поняв, буду иметь в виду. Постараюсь не подставиться, хотя какой спрос с такого, как я?
  
   Застолье, как и положено, началось с традиционной рюмочки за чистое небо над головой. Шмын отхлебнул из своего бокала с шампанским, пояснив, что спортсмен и ему порцайки на весь вечер хватит. Королева Виктория слегка задумалась, пьянчуги тоже сначала отнекиваются, а потом... В принципе, разговоры свелись к перспективам науки и к тому что в мире творится. Зато гора салатиков, которую Старков себе навалил выше крыши, уминалась с особым усердием. Хорошо кушать, когда очень вкусно и почти не приходится говорить, от всего сердца получается! Впрочем, в конце концов, и до молодого дошкобались.
   - Олег, Саша говорил что ты нечто вроде гуру для него, расчистил проход на новые фронтиры в сфере кристаллов. Это твоя научная работа?
   - Нет, Лев Борисович, это работа партнёров, а меня интересует лишь второй этап, причём в виде практических результатов. Мне форсионные кристаллы нужны, буду из них медальоны делать для своих подопечных.
   - Но Саша говорил, что эта разработка Нобелевкой пахнет, неужели тебе такое неинтересно? - втиснулась в беседу хозяйка.
   Пришлось оторваться от вкуснятины и обьяснить, что Нобелевские лауреаты, по сути, несчастные люди. Им приходится по два-три года ездить повсюду, со всеми подряд встречаться, пожимать бесчисленные руки и не иметь спокойной жизни. Оно, конечно, престижно для людей возрастных, а лично для него очень неудобно.
   - Молодые годы, потом, ни в каком собесе не выдадут, так что обойдусь без премии.
   Царица довольно улыбнулась - уж она-то понимала в чём истинные ценности и отличала их от выспренности и понтов. Хотя остальным, людям учёным (Наталья Львовна тоже была кандидатом наук, правда по психологии), такие объяснения ко двору не пришлись. Кто же в здравом уме и твёрдой памяти не мечтает о самой престижной вершине признания? Такого просто не может быть, разве что среди спортсменов!
   В перерывах между блюдами, Олег пообщался со Львом бен Борисовичем из рода Эпштейнов. Седовласый важнючило, доктор наук, занимался мёртвыми языками и редкими текстами на них. Его брат, Борис Борисович, жил в Ленинграде и вообще погряз в расшифрке языка этрусков, работая в Русском музее. В какой-то момент, раззадорившись своим собственным рассказом о древних тайнах, учёный достал заветный листок, где была копия текста, до сих пор не расшифрованного никем.
   - Странностью является то, что написано явно на иврите, но какой-то неизвестный диалект, совершенно незнакомый. На, посмотри!
   Здоров живёшь, пирожковоз, нашёл кому такую фиглю показывать! Но отказываться неудобно - пришлось взять. И почитать.
   - Да уж, с вами, умками, не соскучишься, - разыгрался парень, - если русскими буквами китайские слова написать, тоже никто не поймёт что за "диалект". Видимо писец не знал иноземного языка, вот и записал родными буквами, на хибру.
   Лев моментально ухватил тему и умчался в кабинет зятя, чтобы исчеркать пару десятков страниц. Остальные были заняты другими делами и пришлось снова перекурить. В общем, после поедания блюд, наступило время пения под гитару. Как раз и языковеда оторвали от нирваны самокопания в новой версии. Тортик - няй-няй-няй - был дюже вкусным, так что Старков погрузился в эйфорию, слушая дружищу.
   - Олег, ты же говорил, что тебе снится, как ты поёшь, - неожиданно спросил Зелинский, - может попробуешь?
   Опаньки, аж кусок торта в зобу спёрся! Конечно, он поделился как-то своим песенно-гитарным сновидением, но по-братски, а не чтобы за язык хватали. Дурацкая ситуация, но в 1971 году, в прежней жизни, Шмын случайно, в силу провокации на ровном месте, сел за руль. После трёх месяцев снов о вождении. И сначала довёз пьяного шофёра своего деда до дома, а потом ужаснулся, сообразив, что водил-то лишь во сне до этого! И куда теперь, мама дорогая?
   В принципе, через сны многие учатся, особенно, если видели процесс того или иного действа со стороны. Достаточно часто, чтобы запомнить порядок движений. А подсознание формирует новое умение, но как решиться воплотить его в жизнь? Тем более, что вождение автомобиля гораздо проще игры на гитаре и песнопения. Покажите пальцем на того, кто плохо зная нотную грамоту, вдруг возьмётся брать аккорды и лихо перебирать струны. Даже, если всё это неоднократно видено, слышано и подпето со стороны. Да, подсознание способно втемяшить в голову даже соответствие тональности и постановки пальцев. Вот только опозорится сам Старков, а хитромудрая подспудность отхихикается где-нибудь в глубине, между фибрами и диафрагмой!
   - Ну, что ты глупости городишь, если парень никогда в руках гитару не держал? - вступилась психологиня Наталья.
   Лучше бы она промолчала, не провоцируя знаменитое свойство русской советской души - "Кому нельзя? Мне?"
   - Пусть вам всем теребеньки приснятся за мой позор, - обнаглел Старк и взял в руки свою мечту, пополам со страхом, - где здесь пропасть для свободных людей?
   Виктория аж замерла от восхищения, этот парень был намного интереснее пресловутого Ромы и, к тому же, отчаяннее. Что-то сжалось внутри, словно быстро едешь с горки. Хотелось чудес, пусть даже на ровном месте. Олег притих на несколько секунд, выбирая песню к случаю, потом повернулся к самым возрастным и рискнул:
   - Исчезли солнечные дни, и птицы улетели,
   И вот проводим мы одни - неделю за неделей.
   Вдвоём с тобой, вдвоём с тобой, остались ты да я,
   Любимая, любимая, бесценная моя!...
   Прекрасные стихи Расула Гамзатова и приятная мелодия создавали под мягкий голос атмосферу нежности, любви и уважения к возрасту. Олег, как-то сразу вписался и пел, абстрагировавшись от комплексов и реальности. Пел для двоих седовласых и до сих пор любящих друг друга людей. То ли якуджи, то ли природные данные создали малюсенькое локальное чудо, которое обнадёжило парня-мечтателя. В любом деле, стоит лишь почувствовать уверенность в своих силах, и уже с велосипеда не слезешь никогда!
   Вечер удался, да ещё принёс освоение нового ремесла и своеобразную сестрёнку - старше возрастом, но младшую, потому что так хотелось. Сразу примчался вопрос, где купить хорошую гитару, чтобы не мучать дешёвую деревяшку или порыпанную инструментину с почтенным прошлым. Зато впереди раскрылся целый мир, о котором мечталось во всех, даденых судьбой, жизнях!
  
   Бытиё подобно тельняшке, где полоски, порой, рябят в глазах: то чёрные, то белые, то снова чёрные. Вот и официальный праздничный день не задался ни разу. Бессмысленное шлынданье в местах проживания железнодорожников и их отпрысков ни к чему не привело - Шмын гордо и достойно замёрз, но ничего не надыбал. Никакой ситуации не возникло, хотя издали довелось увидеть обеих Любушек. А подойти и сказать, поочерёдно, "здравствуйте, мы с вами вообще-то хорошо знакомы, правда в будущем" было рискованно. Нормальные люди, даже если они школьницы, лишь постучат по лбу, отрекаясь от знакомства с придурком, которого никогда в глаза не видели. Штымп из кофе-шопа, отправивший его хрен знает куда и зачем, о таких кренделях не предупреждал. Кукуруджи в голове, наверняка набрали попкорна, удобно устроились и глумились над недотыкомоком.
   По улицам бродили редкие знакомые, давно умершие, но пока живые. С ними хотелось пообщаться на недоговоренные когда-то темы, проявить то, что в будущем не проявил из-за белкования в колесе рутины, просто побыть рядом, а ещё лучше за праздничным столом. Но никто никуда не приглашал, даже не обращая внимание на пустое, по большому счёту, место. И ни одна зараза из этого, одного из самых шебутных районов города, так и не прицепилась почему-то. Хотя, когда не нужно, каждый норовит спросить время или выяснить расположение близлежащей библиотеки. Причём, чем ночнее, тем чаще и настырнее!
   Зато, довелось увидеть Лёшу, временного кумира обеих девушек, парня интеллигентного, умного, музыкального и не лезущего за словом в карман. Они выскакивали из него очень удачно, к месту, по теме и создавали достойную харизму. Олег такой риторикой не обладал, не умея быть кратким, но ёмким, да и говорил лишь на темы, которые знал, затыкаясь в незнакомых разговорных кушарах. В общем, проигрывал там, где не нужно работу работать или делом себя показать. Поэтому, в будущем, Алексей приводился в пример, как образец настоящего мужчины, к месту и не к месту. Вот только походить на него никак не хотелось, нравилось быть самим собой со всеми недостатками, тараканами и закидонами. Самостоятельность, вбитую с детства, уже никакими образцами для подражания не изменить, сколько ни повторяй "халва, халва".
   В общем, отбить девчонок у конкурента, пока не представлялось никакой возможности, а ждать до посинения тоже не хотелось.
  
   - Ура, ура, папа никуда не делся! - маленький клубок радости и удовлетворения смело метнулся, прямо с подножки, на грудь Старкова, протянувшего руки к вожделенной лопотошке, по которой сильно соскучился.
   Алёнка обняла своего ненаглядного за шею, потом потянулась к Вике, поцеловала её и снова уцепилась за Олегову шею, крепко-накрепко, чтобы нехорошие люди не оторвали ребёнка от долгожданного папы. Володе, как истому бездельнику, пришлось принять сумку и чемодан у спускавшегося Ларса Хольстрёма, эффектного седовато-блондинистого дедушки. Добродушный, крупногабаритный швед обнял дочь, поздоровался за руку с Олегом и Володей, забрал чемодан и повторил, вслед за Юрием Алексеевичем:
   - Поехали!
   Непоседливое почемукало старалась побить все рекорды мира по выкачиванию текущей информации с попутным выяснением, как всё везде обустроено. Старков терпеливо отвечал на вопросы, поразив деда своим хладнокровием в борьбе с хаотической микросистемой. Виктория несколько раз попросила дочу притихнуть, иначе из троллейбуса выгонят, но такие методы не работали. Девчушка не видела своих почти два месяца и, даже при желании, не могла остановить личный словопад.
   В общаге уже ждали гостей, на всякий случай накрыв стол, хотя, по идее, приезжим следовало передохнуть. Жизнь кипела и бурлила, несмотря на холодную зиму, а люди оставались людьми, весёлыми, общительными и радушными. Хорошие люди, а не те, кто без очереди за билетами ломится!
   Разговор о том о сём незаметно сместился, благодаря всеобщей ходячей удивлялке.
   - Ой, папа, я совсем забыла, охохонюшки, - светлая головка, подпёртая ладошками, закачалась из стороны в сторону, как у взрослых, - я же с нашим котом поговорила. Всё-всё, как ты сказал, делала. Он такой умный и ещё обрадовался, что я его понимаю!
   - Прекрасно, лапкин, а задания поручала ему исполнять?
   Для выявления возможности общения с животными, заговорщики разработали набор простых заданий, которые объект исследований, кот Пушок, исполнил с удовольствием. Хвостатый, привыкший к людскому непониманию из-за неумения человеков слушать других, видимо обрадовался экспериментам маленькой хозяйки. И явно напрашивался на расширение количества подопытных хомо сапиенсов. Козе понятно, что бабушко-дедушки не поверили внучке, видимо побочные свойства эмпатии у них не были развиты. Хотя Старк считал, что люди не столько потеряли это умение, сколько оно забито выработанными за миллионы лет комплексами, связанными с развитием речи.
   Освоение палки-копалки и изобретение колеса боком вышло цивилизующейся расе из мира млекопитающих. Недаром, развитые индейские племена тех же инков, запрещали применение технических средств. И жестоко наказывали всех, кто инноваторил в сфере замены билогоческого технологическим. Человеки очень много потеряли, переключившись на использование гаджетов, вместо усовершенствования того, что дано природой и расой Олеоров. Взаимодействие с природными силами, концентрация и управление биоэнергией окружающей среды, может с таким же успехом перемещать те же объекты и реструктурировать материалы. Но, лень-матушка, как всегда, победила землян, сделав их потребителями огромного количества ресурсов. Которые, очень оперативно, становятся в итоге бесполезным мусором. Выпусти человечество на просторы Вселенной и космос превратится в свалку!
   Народ заинтересовался уверенностью Алёнки и Шмына, говорящих о небывалом, как о чём-то обычном, бытовом. И хотя сей дуумвират, даже суммарно, был излишне молод, ничего не меняло в восприятии. Даже дедушка Ларс увлёкся, особенно, когда внучка раскрыла семейный секрет, подмеченный котом.
   - Пушок сказал, что главная у нас дома, бабушка, а дедушка ходит вокруг неё, как будто сметану хочет выпросить.
   Дружный ржач вогнал Ларса в краску, а Вику обескуражил - от её дочки скрывали то, что явный викинг по виду, до сих пор боготворит жену и робеет перед ней. А маленькая, но гордая бабушка королевствует, пользуясь ситуацией. Впрочем, дальнейшие рассуждения о возможности ментального общения, увели беседу в другие дебри. Все подряд, оказывается, сталкивались со случаями общения с животными, но всегда воспринимали их за вымыслы или сайдэффекты белой горячки. Поверить в такое - означало отказаться от научной науки, а значит оказаться без костылей, разработанных учёными. Когда подружки собираются погадать с помощью тарелки, то нормально воспринимают телекинез, благодаря которому она вертится. Но стоит попробовать кому-нибудь подвести научную базу под это явление, как сами участницы начинают возражать, отрицая простейшее явление. Никто не хочет быть осмеянным циниками и умниками!
  
  Глава шестая.
  
   Борьба за спортзал началась с ругани с проректором института по АХЧ, неожиданно зажавшего поздневечерние часы. Его можно было понять - в такое время, да ещё и под музыку, каждый знает, что делают молодые девушки с парнями. А те, наглые рожи, даже не сопротивляются, наверное! Пришлось подтягивать тяжёлую артиллерию из райкома, чтобы отгрызть хотя бы восемь часов в неделю. САВО и КГБшки прислали по паре толковых офицеров для ознакомления и наблюдения за системой кача. Естественно, что старшие братья решили попробовать технику на себе и сдулись, по-честному признав, что с таким не сталкивались. Все разговоры о системе Анохина, Олег сразу прикрыл, объяснив, что та лишь выглядит похожей. Оплату аренды взял на себя райком партии, как финансовый вклад в развитие молодёжного спорта.
   В одной из подсобок, закрываемых на ключ, заныкали "Маяк", купленный вскладчину, и кучу катушек с записями ритмичных песен. Особо громкой музыки пока не требовалось, так как в каждой из групп занимались лишь родные по духу, буржуинские, из общаги. Парни пыхтели в свои дни, осваивая новинку по развитию силы, а красоткам тоже пришлось попыхтеть. Старков не собирался устраивать дансинг, поэтому заставлял изучать и повторять каждое движение комплекса. Лёгких путей, оказывается, здесь не предлагали, как и танцульки для удовольствия. Половина желающих сразу разбежалась, что и требовалось на старте - важно было пустить контрслухи для пресечения массового подвижничества. Айгуль привела подругу, которая решила покачать права матроны, считая, что делает студентам одолжение. Пришлось, тихо в ухо обьяснить, кто главный по подъезду, чтобы пресечь нагломордие в зародыше. И, на всякий случай, наябедничать помощнику смотрящего за районом.
  
   28 февраля, за три минуты до утреннего растрезвона, все идеи и проблемы отправились побоку, причём в сад, да ещё и лесом. Наступил день юбилейного юбилея! Мелкий праздник, когда неофициальное детство сменяется юностью, то есть пятнадцатилетие. Школа, козе понятно, имела полное собачье право отдохнуть от двоечника, как и одноклассники. В обед, с поздравлениями, ручкой с золотым пером, в качестве подарка, и другом из Комиссии партконтроля, заскочил дядя Миша.
   - Вечером прийти не смогу, извини. Так что, сейчас поздравлю.
   Рукопожатия и похлопывания по плечу, слава богу, не сопровождались дёрганием за уши, возраст у парня, поди, солидный теперь. А так как большая часть объедалова была уже готова, то, заодно, и пообедали. Горбачёва, с его болезненным антиалкоголизмом, пока на самом верху не наблюдалось, поэтому и чарочки распили за здравие. Те, кто повзрослее! Новый знакомый поинтересовался не только тем, как дела, но и в чём они заключаются. Такого партийца не хотелось бы иметь с другой стороны баррикады, уж слишком у них власть независимая. Пришлось поделиться, выказывая верноподданость стране и народу, мол, мы ходячие заботы и будущие надёжи, а если что, даже опоры. Незаметненько, слово за слово, Шмын затащил тему беседы к проблеме выращивания риса в Кзыл-Ординской области.
   Партийный комиссионер Чернов, увидев, как его товарищ по партии вытащил записную книжку и начал делать записи, слегка охренел. Конечно, он был из молодых, раскрепощённых и слышал о вундеркиндах. Но те, обычно, проявляли себя в математике или искусстве, однако, ни одного случая подростка-экономиста, до сих пор не наблюдалось! К тому же, Олег привёл доводы, ссылаясь на сверхжаркий климат области.
   - Там же, жара стоит до двух ночи, а значит зеркало воды, в которой растёт рис, имеет сумасшедшую испаряемость. Рано или поздно, Сыр-Дарья обмелеет и пострадает Аральское море, а из-за этого вся Каракалпакия станет полупустыней. Экономия на рисе выйдет боком, из-за потери плодороднейших сельскохозяйственных угодий.
   Обидно, но функционеры и возразить-то ничего не могли, будучи абсолютно не в теме. Сельское хозяйство страны, имевшей самую низкую урожайность в мире из-за климата, было бичом экономики ещё со средних веков. И пока никто никогда не мог предложить пути разрешения проблемы, хоть какие-нибудь.
   - Хорошо, что ты предлагаешь? - вполне серьёзно отреагировал брат Михаил, - Критиковать все горазды!
   Тут Шмына и понесло (видимо вместе с Остапом). Он высказал абсолютно дуремарскую идею решения всех проблем со всесоюзной жрачкой. Раз Союз состоит из зоны рискованного земледелия, а половина его вообще находится на вечной мерзлоте, то следует арендовать прекрасные плодородные земли где-нибудь в Аргентине, Бразилии, Венесуэле или Колумбии. В конце концов, можно джунглевые неудобья, как наиболее дешёвые, вырубить к едреней фене, распахать и понастроить колхозов. В принципе, вся программа будет зависеть лишь от количества сухогрузов и рефрижираторов. Тем более, что морские перевозки в сто раз дешевле, и стоимость тонны карго на десять тысяч километров будет равна стокилометровому пробегу на грузовике.
   - Да уж, твой брат мечтатель, но как красиво и обстоятельно осветил суть вопроса, - отметил Чернов, когда они покинули рассадник экономической болтливости.
   - Мечты мечтами, но надо бы проверить цифры, вдруг в этом что-то есть? Уж очень всё похоже на правду...
   К шести вечера уже прибыли гости в лице братьев Чебриков и их гитары, Вики с Алёнушкой и Ларсом, вкупе со студгруппой ближней поддержки и на этом места за столом кончились. Маловата кольчужка, то бишь квартирка для широкоформатного раута! Родители, наконец-то, познакомились с приёмной внучкой и затискали ребёнка до беспредела, размечтавшись о будущем. Это же какая красивая пара получится из Андрейки с Алёнкой! Раскат губы пришлось окоротить, дочка пока одна, а женихов, небось, половина планеты. Ибо вторая половина тоже девочки.
   Доброжелательное тарахтенье в процессе застолья не прерывалось эскападами и ментальными провокациями. Мозги Шмына решили передохнуть и переключились в режим автопилота. Ну, а после танцев-манцев-зажиманцев наступил момент истины, разбавленный сюрпризом - Олег взялся за гитару. После вечеринки у Зелинских он не похвалился ни разу ни в одной из мишпух - так что удивление окружающей среды натурально взвилось кострами. Через некоторое время, батя принёс свою мандолину, а Юрка Чебрик, застелив газеткой один из мягких стульев, выдал себя за ударника. Старков лабал все забойные гопаки Верки Сердючки и отвязывался по полной. День рождения остался в памяти, видимо, навсегда! Детство закончилось...
  
   В преддверии Международного Женского дня, Кама организовал встречу с двумя подвижниками импульсной техники из политеха. Неким Рустемом-преподом и столь же неким Володей-студентом. Оба подрабатывали на теме по промэлектронике, где и сблизились, выдумывая всякую фигню с микросхемами. А так как ни ЗИПа, ни толковых приборов не хватало, то делали на коленке всё, чего в супе не хватало. Разговор на тему алгебры Буля для трёх элементов был непонятным лишь для Жоры, остальное трио увлеклось идеями Олега. Особенно, теми элементами, которые сначала выглядели чужеродными, типа схемы "И", где на входе идут "нолики" и "единички", а на выходе появляется "двойка". Интеловому микропроцессору, который только-только был изобретён, такие сложности и не снились!
   - Поймите, братцы, нужно сразу мыслить "геометрией Лобачевского", - вжёвывал Старков, - а не отвлекаться на простейший вариант в виде Эвклида.
   - Но, блин, это же сколько различных элементов получается, - возмутился Володя, - тот же декадный счётчик будет сложнее Гордиева узла.
   - Зато матзадачам будет приволье, - отбрехивался "инициатор", - хочешь - так ляжешь, хочешь - сяк!
   Полдня ушло лишь на первичные наброски функций элементной базы, а мечты о светлом будущем пришлось отложить в долгий ящик. Слишком много начальной работы, причём добровольно-бесплатной, хотя тема, конечно, увлекла. Пока весь мир минимизирует "мэйнфрэйм" в персональные компьютеры, можно забабахать свою, троичную модификацию. В то, что к 1985 году, америкосы создадут первый настольный комп, энтузиасты отнеслись спокойно - всё к этому шло. Ну, а насчёт программистов, которые взялись бы за парочку новых языков: один под "железо", другой для "арифметики", Рустем обещал подсуетится. Признав, что нужны не жули какие-нибудь, а нормальные взвешенные спецы.
   В принципе, всё упиралось пока лишь в тестовые сборки составляющих, а первичным устройством решили сделать простенький миникалькулятор, размером со шкаф. Времени впереди полно, аж до лета, почему бы благородным донам не сварганить гаджет-переросток, который можно показать Старшим Братьям, чтобы они в кнопочки потыкали?
   После деловой свиданки, Шмын позвонил Щукину и поделился, от "чистого сердца", идеей. Ясен пень, что любопытный академик, чисто по-кошачьи, тут же захотел сунуть нос в новый пакет с интереснятиной и вызвался помогать в свободное время. Ну, что же делать, пришлось разрешить, раз уж учёному так захотелось. Отказывать научному партнёру негоже, глядишь и он пригодится. Да и его умение выращивать кристаллы - не лишнее, нехай создаст полупроводник с нужными характеристиками в какой-нибудь колбочке. Или в чём там их разводят? Алексей Степаныч сначала рассмеялся, однако, после разговора призадумался. Всё-таки вызов его академичности и профессионализму, да и никто из авторитетов научного мира пока не запрещал такого выкрутаса научной мысли. Не обязательно же напылять то, что в определённых условиях кристаллизуется. Особенно свето и фотодиоды. Благо, можно обозвать разработку дипломной работой и припахать толковых студентов, пусть экспериментируют в своё удовольствие. Вон, человек сделавший из каучука резину, вообще тупо поливал образцы всякими химикалиями пока не наткнулся на царскую водку. Причём химиком он не был, а навещал по вечерам друга в его лаборатории и баловался дурнопахнущими экспериментами.
  
   Седьмого марта, весь класс намылился к Витьке, чтобы от души поздравить женскую составляющую. Понятно, что во главе с Тамарой Александровной и практиканткой Жанной, куда же без них. Приколы, шутки, прибаутки обильно сыпались в процессе подготовки пиршества, однако за столом сменились претензией. Вредина Соколова уела парней тем, что, мол, никакого сюрприза не приготовили, танец какой-нибудь, номер шуточный или песню. А какая песня может быть, если Витя, главный певческий певец, подхватил ангину и сидел весь перемотанный компрессом на шее. Впрочем язве Светке - это как раз в жилу пришлось, появилась возможность поизгаляться всласть над недотыкомоками.
   - Ты ещё скажи, что песня должна быть о любви, на английском языке, в современных ритмах и никто никогда её не слышал, - постарался подкузьмить стервочку Шмын.
   Ясно, что таких песен на ходу никто не придумает, так чего базар разводить? Настроение у народа чуток притухло, а некоторые девушки даже предложили уняться и не бухтеть о невозможном.
   - Светка, сама подумай, кто из наших пацанов сможет совершить такой подвиг? Они же все примитивные.
   Да уж, удар по мужскому самолюбию пришёлся как раз ниже пояса. И никуда не денешься, хотя...
   - Есть идея, правда нелепая, но для неё нужен мощный стимул! - Олег решил сыграть на невозможном, что означает: "нет стимула - нет песни", - пусть тот, кто всё-таки сделает чудо, получит право поцеловать любую из вас. И не менее десяти секунд, без балды. Согласны?
   Во как, ЛКРы (лапки, киски, рыбки) призадумались: и сюрприза хочется, и поцелуй не помешает. Одна Зелинская заёрзала, ей Рома вечно устраивал кусание вместо ласки, после чего губы моментально распухали, а герой довольно ржал над этим. Мол, такое чисто по-мужски, страстно, а не слюнтяйство какое! А так как других поцелуев она просто не знала, то искренне думала, что все так делают. И заполучить уродскую опухлость никак не хотелось. Но отнекиваться было неудобно, пришлось дружно покивать вместе со всеми, авось пронесёт.
   Договор, в конце концов, устаканили, детали согласовали, а чтобы халтуры не случилось, сразу предупредили, что изгонят идиота с вечеринки. Кто бы им не оказался! Училки даже не лезли в бодягу, предоставив юнцам самим решать зачем козе баян. А так как НЛП-подготовка закончилась - Старков нанёс финальный штрих.
   - Да за такой стимул даже я готов поэтом-песенником стать, жаль гитары нет, а то бы всем всё доказал!
   Витька, зараза, тут же сходил в свою комнату и принёс гитару. Все уставились на Шмына, предвкушая, как поржут, когда он в очередной раз в лужу сядет. Мало того, что чувак не играет на гитаре, так наверняка и песни знает лишь класса "...слазь, слазь, слазь с меня...", дворовые и сальные. Ага, то-то он моментально ухватился за тему, когда Соколова разгунделась, не подумав о последствиях. О последствиях для Афины!
   Довольная внутренняя ухмылка - и покатил сюрприз, стопудово не слышанный в 1972 году:
   - I saw you dancing,
   Аnd it'll never be the same again for sure...
   Милые котёнки, да куда вы денетесь от очарования слогана "Я-ки-да"? Будете кайфовать, тем более, что действительно ваш праздник - вот и получайте своё удовольствие. Бедная Афинка, с каждым куплетом, всё больше съёживалась, понимая кто будет жертвой изверга с гитарой. Впрочем, песенка ей понравилась и она даже не рыпалась, когда Старков взял её за руку. Лишь попыталась надавить на жалость.
   - Может не надо? Или кого-нибудь ещё поцелуешь.
   - Не-а, я всю жизнь мечтал об этом, тем более, что ни разу в жизни не целовался, хотя во сне часто снится.
   Поцелуй, естественно, был мягким и нежным, и длился под счёт, начатый одноклассниками. Зелинская, затаив дыхание, наслаждалась, поняв разницу между Ромой и Олегом и почему-то не хотела отлепляться. Мало того, от Старкова пахло свежими яблоками, точно так же, как и от шампуня, принесённого папой. А этот запах ей безумно нравился.
   К концу, наевшись, выпив и натанцевавшись - умника припахали попеть. Стандартных битлов, ролингов и даже новомодных слэйдов он не исполнял, пел только своё, якобы собранное за последнюю пару лет, а частью и самолично написанное. Причём, иногда, доставалось присутствующим: и про "практикантку по имени Жанна", почему-то переведённую в стюардессы и той же Светке Соколовой в виде "розового букета на... тридцатилетие", и даже Тамаре Александровне, чисто подхалимски, "ах, какая женщина, мне б такую!"
   Никто так и не понял с чего Шмын распелся, да ещё и на всех языках мира. Старков и сам не замечал, что итальянский сменяет испанский, перемежаясь французским, а чингисхановая "Москоу" вообще прозвучала на немецком. Впрочем никого нюансы не волновали, так как свежачок прекрасно ложился на свободные уши, так чего же бесплатное шоу опротестовывать?
   Проводив Афинку до дому, Олег смылся, сославшись на позднее время, ибо не хотел углублять возникшее взаимопонимание и появляющийся росток привязанности. Не все кубики ещё легли на свои места, значит нужно быть поаккуратнее с теми, кого можем приручить. Чтобы излишней ответственности не накапливать! А то каждый горазд на саночках кататься, а потом прятаться в кусты и, попутно, искать новые. Старков уже прошёл этот путь, после школы, и совсем не хотел его повторять, используя девушек, как расходный материал.
  
   Алёнка, в последний раз отправленная в Павлодар, уже прислала письмо (руками бабушки) и расспрашивала, когда будет готова "её комнатка"? Никто не знал, каким образом просочилась информация, но от ответа уйти не удалось. Олег и Вика активно приводили арендованную квартиру в порядок, тем более, что опыт у Старкова имелся - он полтора года красил стены и потолки в Бруклине и на Манхэттене, будучи в эмиграции. Денег ни фига не заработал, зато лёгкие загваськал тяжёлой качественной краской "Бэнджамин Мур". Излишний объём лёгких не позволял работать в респираторе - вот и наглотался частиц менее пяти микрон размером! Пришлось валить в Калифорнию, где влажность низкая, несмотря на близость океана, иначе ТБЦ был неминуем. Или иная сходная гадость.
   Шмын сразу сообразил, чем обернётся "ремонт вдвоём" и попросил участковую врачиху прописать ему бром. Уж слишком Викобраз выпукливалась своими формами, изгибами и прочими бёдрами, обряженная в майку и штаны-трико. Её, засранку, приходилось ещё и со стремянки снимать иногда, что обеспечивало полоноприводный контакт. Мамы дорогие, чтоб вам всем пусто было!
   Сама Виктория ничего не понимала, но уважала хладнокровного "названного мужа" за всё, что он для неё делал. Поэтому и отгоняла нелепые мысли о возможной нетрадиционности сексуальных предпочтений парня. В конце концов, Старков давно её приучил никогда не спешить с выводами, убедив пользоваться формулой "будет день - будет пища!" Да и свободного времени на раздумья почти не оставалось - Щукин завалил её переводами, а значит и деньгами, выше крыши. Он никогда не торопил, понимая, что девушка сама себя подстегнёт, если что.
   Заодно, Олег договорился через помощника секретаря о детсаде для Алёнки, находившемся в паре кварталов от нового жилища.
  
   Череда праздников, наконец-то, закончилась и творческая жизнь прекратила прерываться. Это только кажется, что чем больше поводов отдохнуть, тем лучше. На самом деле, каждый праздник сопровождается, как комета Галлея, целым выводком бесцельных дней. То нужно готовиться к нему, то приходить в себя после празднования. Для первичного финансирования своей деятельности, подвижники копали сразу во всех направлениях, чтобы поменьше зависеть от подзаконных актов и бюрократических заморочек. Юрисконсульт подсказал интересный путь - кредитоваться в Казпотребкооперации. Оказалось, что запретов на предоставление займов на развитие малого буржуинства не было, зато сама организация имела право не только на закупочную, но и на производственную деятельность. К сожалению, начиная с сороковых годов, промкооперация всё больше скукоживалась из-за конкуренции со стороны госсектора. Производство тех же льняных изделий, за последние тридцать лет, упало в двадцать раз из-за появления и распространения химволокна.
   Решено было, использовать момент подготовки к майскому пленуму ЦК КПСС: хочешь отрапортовать - помоги нам. Одного из зампредов разведали, просчитали и выявили слабое звено - его толстеющую жену. Айгуль, по-свойски, по-кремлёвски, с ней познакомилась, обеспечила высококачественными спагетти на уши и обнадёжила выше крыши. Двери спортзала распахнули перед полноватой матроной, пытающейся вернуться в девичьи размеры, обеспечив и вниманием, и деликатным обхождением. Занятия шейпингом и посещение бассейна стали для пособницы, ведомой вслепую, эдаким чудом, творимым прямо на коленке. Попутно, Старков провёл ей курс пития очищающего отвара, по-честному предупредив, что на пятый-шестой день начнётся один неприятный сайдэффект. Вегетативная система организма, активизированная "напитком просветления", разлагала и выметала из организма всё лишнее, включая запасы непонятного назначения. В толстой кишке есть какой-то отстойник, где скапливается совершенно ненужное, переработанное дерьмо и годами складируется, засыхая. В результате, через несколько дней отваротерапии, посещение туалета сопровождается излишне неприятным запахом, хотя и временно.
   Через такие предупреждения проходили все потребители отвара, иначе могли испугаться тому, что отравлены. А зачем пугать соратников и единомышленников? Тем более, что своеобразные откровения формируют кредит доверия и даже чувство соучастия в чём-то таинственном, только для избранных. Разведка доложившая, что зампред очень любит свою жену, перепробовавшую все виды диет - дала шанс на взаимопонимание "через задыний кирылцо". Простой, дружеский трёп возле спортзала принёс стократ больше пользы, чем визит в официальные чертоги. Бастык одобрил и инициативу студентов, и необходимость предоставления займа на стартовые расходы. А, заодно, воспользовался моментом, чтобы согласовать вариант, именуемый "дашь на дашь". Он предложил брать кожи для ремней и бижутерии именно у его одноаульцев, гарантируя высокое качество. Олег поверил зампреду, так как животноводы пасли свой скот на джайляу, а не где попало. Мало того, сотрудничество шустро расширили, договорившись о поставке мяса и колбас по договорным ценам. Как для личного потребления, так и по знакомым и нужным людям. Живёшь в системе - не выделывайся с равными правами для всех подряд!
  
   Букуруджи, неожиданно, занялись зубом - тем который слева, да ещё и внизу, предпоследний. Естественно, никто не обещал скорых результатов, предкам хотелось поэкспериментировать на подопытном кролике. Сам кролик, вообще-то, был против игр с природой, но возникать не следовало. Вредные родственники могли послушаться упёртого потомка и заняться выращиванием третьего глаза. Где-нибудь за ухом или на кончике носа! Они, заодно, зловредно намекали, что пора уже и в путь намылиться, за артефактом. Мол, тебе же легче жить станет! Ну да, ну да, потрать мешок денег по всему северо-западному сектору, на расстоянии от трёх до четырёх тысяч километров, стопчи тридцать пар железных посохов, натри восемнадцать мозолей... А кто за последствия будет отвечать? Слава богу, глюки особо не настаивали - лишь упомянули в тридесятый раз и переключились на своё, стародавнее...
  
   Оказывается, ещё восемь тысяч лет назад, во времена гибели Атлантиды, население Тартара (ныне Тибета) решило переселиться на более плодородные земли. Наследники, якобы доледниковой цивилизации, просто не могли прокормиться в среднегорье, постепенно высыхающем после таяния ледников. Древние знания давным-давно были утрачены, от светлого позабытого прошлого оставались лишь артефакты, в основном редкие единицы оружия, энергомедальоны и украшения. Всё, чем Принц Рама и его "обезьяны" делились с соседским народом, или пришло в негодность, или доживало последние столетия, в крайнем случае, тысячелетия.
   На землях предков, мужественный, но по-древнему жестокий народ бросил всех больных, тупых, ленивых и бессмысленных. Через горы, якобы наваленные титанами (по будущей древнегреческой мифологии), проходили многочисленные племена. Не все смогли преодолеть перевалы, а племя Куман вообще развернулось и ушло на север, чтобы вырваться из горной клетки через пустыню Гоби. Куда подальше - лишь бы посытнее! Новые территории манили зеленью, урожаями, лесами и месторождениями. Народы, их населявшие, пока не имели возможности сопротивляться пришлым. Те же, чтобы не вступать в противоречия, поделили зоны завоевания, согласно силе и могуществу своих племён. Хинду, как самые-пресамые, да ещё и имевшие на вооружении лучших воинов легендарные дардже (мечи и огнебои) - захватили весь Индостан. Чернокожие шудру ничего не смогли сделать с белыми завоевателями. Частью сдались на милость победителя, частью попрятались в джунглях. Некоторые роды, вообще сели на большие лодки и переселились на острова будущей Индонезии, а кое-кто из них рискнул выйти в океан, за смертью или чудом.
   Кармании поселились в горах и долинах нынешнего Афганистана, а яджуджи с маджуджами - к югу от них, на берегу Индийского океана. Мидии заселили Иран, отдав часть горных районов братьям из племени фарси. Саки, всей толпой, направились в земли Средней Азии и Семиречья, где расселились на неожиданно открывшихся просторах. Арийское братство медленно, но верно забывало о корнях, уходили религии предков, менялись обычаи. У родственников, брошенных в Тартаре, вообще остались лишь легенды, дополненные мифами о, якобы, заначенных в пещерах ценностях: технических и научных. И вера, что когда-нибудь шамбалы (ушельцы) вернутся обратно и наступит Золотой Век. Однако, вместо эмигрантов, приходили, а точнее набегали различные прокитайские племена, потихоньку перекрашивая местное население в черноволосых, узкоглазых людей, по своему образу и подобию. Высоко в горах, в труднодоступных местах, обосновывались отдельные общины, владевшие тем или иным артефактом и, вместо использования, начинавшие поклоняться ему. Регресс никого не щадит! Все остальные существовали, а не жили, из-за эрозии почвы и вымирания лесов.
  
   - Здоров живёшь, пирожковозы, а нельзя о дардже поподробнее? - прервал предтеч нагловатый потомок, задолбавшийся слушать откровения родовой памяти, - в конце концов, это мой сон и моя башка!
   Урюки-родовичи, как могли, то бишь с использованием знакомых Шмыну терминов и понятий, провели ликбез. Пусть не совсем близко к истине, но, по крайней мере, понятно в принципе. Оказалось, что технология "дардже", переданная в своё время "обеьянами Рамы", очень даже ультрасовременная. Мечи представляли собой рукоятки, в которые были вмонтированы устройства, создающие силовое поле в виде лезвия, и кристаллы-аккумуляторы. Специальная подсветка позволяла делать поле видимым, а регуляторы изменяли его по длине и форме, в зависимости от боевых потребностей. Огнебой, фактически, представлял собой своеобразное энергетическое ружьё, стреляющее сгустками энергии. Кристалл обеспечивал энергоподдержку, дозатор вытягивал необходимое её количество, которое формировалось в шарик. Элементы ствола, срабатывали примерно так же, как работают электромагниты, разгоняющие частицы и прочие потребности. Энергия зарядов, достигая цели, моментально расходилась по изотропным линиям анизотропного тела и просто разрывала объект изнутри.
   Это не лазер, которым нужно кромсать соперника на куски, так как прицельный выстрел бессмысленнен по сути. Какой толк от сверхузкого сквозного отверстия, которое попутно ещё и стерелизовано, с запёкшейся кровью? Даже жизненно важным органам ничего не будет. Когда-то двухлинейки Браунинга оставляли слишком много выживших, которые, на второй день после ранения, возвращались в строй, заткнутые обыкновенными тампонами. Слишком высокая скорость при малом калибре, конечно, гуманна по отношению к солдатам, но приводит к большей продолжительности войн и, как результат, увеличению жертв среди мирного населения.
   Пушки-дардже, или тяжёлое вооружение, нуждались в больших аккумуляторах, порядка кубометра в обьёме. Устройства создавали "канал", по которому накачивалась энергия в лошадиных дозах и, используя конфликт изотропия vs. анизотропия, взрывала достаточно большие объекты. Были ещё боевые перстни, заряжаемые ультрафиолетом по утрам, но они имели лишь одноразовое действие в бою. На следующее раннее утро следовало такую жахалку снова заряжать, а не всегда для этого есть время и возможность.
   История, слишком грустная, хотя и любопытная, прервалась предбудильниковым состоянием и довольный Старков по-шустрому проснулся, не желая тратить время на то, чего уже давно нет. А он есть, вместе со второй юностью!
  
   Михаил Семёнович увёз Олега на выходные к себе на дачу, прихватив помощника, который был "вечным" при любых продвижениях босса по карьерной лестнице. Помощники, лица доверенные и имеют власти больше, чем официальные заместители, секретари и референты, вместе взятые. И решают все деликатные и щекотливые вопросы, которые легальными путями даже озвучивать нельзя. Ни намёками, ни полумёками!
   Следовало подготовить докладную записку заведующему отделом, чтобы получить одобрямс, если получится, и, заодно, ввести начальство в курс дела уже на молекулярном уровне. Попутно, при благом исходе, будут развязаны руки и предоставлены полномочия на прямое курирование. Оборонка слишком специфична, чтобы доверять контроль по некоторым направлениям отделу науки. Те, как обычно, сразу подтянут родственников, знакомых и просто выгодных людей, чтобы инновации мимо рта не проскочили. Старший Брат не любил излишнее кумовство, мешающее делу, но бороться в открытую с этим явлением не хотел. Проще воспользоваться положением, позволяющим что угодно (хоть число "пи") засекретить и закатать все раскатанные губы. Шмын, не рвавшийся за популярностью и будущим величием, был "абсолютно сыздыке".
   Исследования по торсионным кристаллам однозначно могли обеспечить не только энергетику новыми возможностями, но и позволяли создать супераккумуляторы для энергетического оружия. Принцип "дардже", без ссылок на древнеиндийские мифы и упоминания самого слова, выглядел вполне современно и обещал целую ветвь вооружений будущего. Тем более, что на Украине и в России тоже велись разработки, правда, традиционно лазерных вариантов. Узбеки развивали целеуказание и связь, не заморачиваясь разрушением или повреждением. Бульбаши умудрялись вообще всё подряд исследовать, толком ничего не добиваясь. Кстати, такой подход обеспечивал республику кадрами, которые в дальнейшем очень качественно реализовывали то, что им отправлялось из Москвы на внедрение. Учитывая, что Машеров всегда держал Белоруссию в особом режиме, жители БССР могли бы гордиться своеобразной самостийностью. Порой, доходило до того, что Белоруссия голосовала в ООН отлично от Украины и СССР!
   Разработка суперпластиков, да ещё и с титановым напылением, позволяла выйти на производство персонального бронирования, хоть и гораздо легче весом, но не менее прочного. Эксперименты с различными видами диффузии, включая "горячую", а то и в электромагнитных полях, могли помочь с новыми материалами. Причём, те же пластики, обеспечивали облегчение стандартных видов стрелкового оружия, заодно, возвращая на вооружение арбалеты и луки для спецопераций. Естественно, с различными насадками для болтов и стрел, вместо наконечников.
   В качестве мощного индивидуального оружия, Олег предложил будущий американский САБР - бандуру, стреляющую мелкими гранатами 20 мм. А уж подствольником пусть будет АКМ или вообще какой-нибудь ствол с двухлинейными патронами. Понятно, что Шмын не обошёл возможность создания "бесшумного" патрона, в котором пулю выталкивает поршень. Вдруг эта идея никому ещё не пришла в голову? Ну и, слону понятно, что тренинг по яджуджскому качу тоже должен быть прикрыт со стороны военки.
   Помощник, как и шеф, потихоньку хлопал глазами, поражаясь фонтану предложений, вроде бы выглядящих вполне трезво и достойно. А уж докладная, грамотно приведённая в подобающее обличье, стала верхом научно-технической мысли, сбацанной то ли на коленке, то ли на подоконнике. В любом случае, новьё, в канун пленума и сопутствующих ему закулисных обсуждений, приветствовалось. Даже, если подпадало под термин "дачное фэнтези". Глядишь, под шумок, можно будет и независимый сектор инноваций организовать при республиканском ЦК. Тоже в качестве эксперимента. С прямым подчинением второму секретарю ЦК КПК!
   - Ты, братишка, не зарывайся, - вернул мечтателя обратно на землю Михайла, - сектор инноваций, конечно, дело нужное, но чудес в жизни не бывает.
   Добродушная отповедь, впрочем, никого не обманула - Семёнычу последняя рацуха понравилась и пришлась по душе. Тем более, что позволяла полностью отморозить всех, кто попытается сунуть нос или захочет по-кентовски разделить успех. В таких вариантах, потусторонние лица, даже палку в колёса не рискнут сунуть - руку оторвут вместе с палкой, плечом и примыкающей частью грудины!
  
   Последним шагом перед созданием собственного кооператива явилась (не запылилась) встреча с владельцем "Ателье индпошива", на углу пр.Коммунистического и ул.Шевченко. То, что выглядело вполне государственным объектом, оказалось буржуйским владением. Причём, абсолютно законным и с многолетним стажем функционирования. Предприятие, в соответствие с нормативными актами, действовало без нарушений, а хозяин выплачивал полагающиеся налоги и не конфликтовал с государством, как вульгарные "цеховики". Регистрация кооперативов в Союзе, как и корпораций в Штатах, предусматривала наличие трёх человек, допуская в совладельцы даже членов семьи. Вполне пристойный капитализм в структуре социализма! Главный буржуин поделился опытом, причём с удовольствием, так как, наверно, не смог отказать руководству района, где был зарегистрирован. Впрочем, когда ему показали "инязовский комплект", он тут же предложил сотрудничество и отчисления с каждой единицы, которую произведёт по студенческим лекалам.
   Первый же урок грамотного подхода к бизнесу - "не воруй и будет тебе счастье". Георгий, под ручку с помощником секретаря (всё-таки, в первый раз!) и в сопровождении юрисконсульта и бухгалтерши, на следующий день отбыл в райисполком. Зампред Казпотребкооперации приложил рекомендательное письмо, ни к чему не обязывающее, но очень даже внушительно выглядящее. Всё, как на Западе, но по-советски!
   К концу марта, набралась минигруппа разработчиков игр и задействованы два специалиста по игрушкам. Обоим, правда, непонятно было, где они, а где детские развлекушки, но возможности подзаработать чуток в семейные бюджеты не хотелось лишаться. Один прекрасно разбирался в пластиках, от гранул до формовки, а второй вообще был женщиной. Приятной, миловидной инженер-техологшей с ковровой фабрики. Работая малёхо не по специальности, в ОТК, она перещупала мириады ковров, ибо имела обалденную тактильную чувствительность. А знание пушистых материалов обеспечило ей приоритетное отношение среди молодёжи. Старков лично предоставил в её распоряжение свою голову, чтобы выявить эталон заманухи для будущих покупателей мягких зверюшек и возможных прибабахов для мяканья и поглаживания. Первой моделью решили изговить рысёнка, снабдив игрушку набором фирменных маек, спортивных трусов и даже бейсболкой с вырезами под острые ушки. Хотели добавить солнцезащитные очки, но чёрта с два найдёшь качественного субподрядчика. Робота-трансформера спроектировали с четырьмя типами сменных конечностей и семью разными видами оружия. Встроенная батарейка, обеспечила работу нескольких светодиодов, для понта и выкрутасов.
   Две настольные игры отличались функционально, но имели общий стандарт в исполнении - игровые поля были непривычных размеров, 90х60см. "Космическая одиссея" представляла собой очень даже красиво нарисованную Солнечную систему, с жёлтыми линиями орбит на тёмно-синем фоне. Орбиты имели расположенные на них небольшие кружочки, а также связующие переходы для передвижений фишек игроков. А для движения "планет" на линиях имелись кружки побольше, нанесённые на орбиту пореже. Каждуй раунд, планеты передвигались, что создавало вполне игровую интригу, так как задачей являлось посещение всех планет в любой последовательности. Проблемы создавали соперники, имевшие право "сбить" конкурента, проходя по ходу через клетку, где находился его "звездолёт". Тогда лузер перемещался на самый край игрового поля, на нарисованный Чебриком астероид. Откуда мог выбраться лишь выбросив на кубике "четвёрку", "пятёрку" или "шестёрку". Понятное дело, что игроки не столько пытались исполнить миссию, сколько увлечённо гонялись друг за другом. Порой, тестеры, создавали временные союзы, особенно, если кто-нибудь особо везучий уже готовился к торжественному концу игры, посетив восемь планет. Добавив то, что "звездолёт", закончивший очередной ход на какой-нибудь планете, переезжал вместе с ней - игра была многовариантной и малопредсказуемой. То есть, отличалась от стандартных, стационарных "незнаек" и прочих "м-вошек".
   Второй игрой, явилось то самое "Строительство", которое Старков, в будущем, показывал в гороно. Задача разработчиков, в принципе, свелась к уточнению правил и согласованию вероятностей, плюс к тестированию. Один вариант "стройки" ушёл в горисполком, как образец, но "слуги народа", собиравшиеся по вечерам поиграть на деньги, шустро его загваськали. Поэтому, на будущее, игровые поля решили покрывать припрессовкой, то бишь ламинировать. Типография ЦК готова была исполнить тираж по спецзаказу на плотной финской бумаге ГДРовскими красками, а заодно и покрыть поля плёнкой.
   Правда, как и впоследствие, в перестройку, возникла проблема с изготовлением кубиков. Попытавшись обсудить возможность их закупа в Новосибирске, кооператоры выяснили, что те сами готовы закупать сию мелочь где угодно, чтобы только часть собственного тиража разных игр не простаивала. Странный перекос всей советской экономики тут же принесли на блюдечке в райком партии, стукнув, попутно, Михаилу Семёновичу. Не фиг морду баловать, когда отечество в опасности - даёшь кубиковую индустрию!
  
   Конец месяца, кроме того, принёс возможность чуток подзаработать, так как началось первенство города среди производственных коллективов и оба Старковых, отец и сын, малёхо пополнили личные кубышки. Прогрессорство, даже при снятии сливок, дело медленное, но Олег понимал, что быстрее всё равно на ноги не подняться. И, хотя деньги заканчивались, не форсировал событий, опасаясь перегнуть палку. К первому апреля, мадам Старкова поставила последнюю точку в книге, позвонила подруге, которая немедленно примчалась. Её саму вовсю давило руководство, стремясь успеть выпустить "новое слово в литературе" до пленума, чтобы достойно отрапортовать в верхах.
   Клара Ильясовна забрала рукопись, чтобы больше не зависеть от дебютантов - даже напечатать текст следовало по своим каналам, используя профессиональную машинистку, обслуживающую литераторов. Особого литературного редактирования текст не требовал, но согласования должны были забрать кучу времени. Хорошо, что Михаил согласился слегонца покурировать вопрос, стараясь помочь родственникам. А, заодно, накатал докладную наверх о новаторстве в литературе, якобы выше классом, чем у московских писателей. "Верх" добродушно улыбался инициативе сотрудника среднего звена - набор инноваций разного профиля позволял немного утереть нос "другу Лёне". Всё-таки, кентовские отношения двух высокопоставленных партийцев, возникшие ещё в пору, когда Брежнев руководил Казахстаном, обеспечивали нормальную дружбу. Так что ничего страшного не было в том, чтобы похвалиться, без опаски, что лидер страны отберёт погремушки. Да и вечная конкуренция с Украиной и Узбекистаном, когда лучшие казахи, даже когда они русские по национальности, сбегали за благами и ништяками, уже надоела. Следовало обеспечить своих всем, что нужно для творчества: хоть научного, хоть художественного. Послевоенная разруха осталась позади и пора уже позаботиться о людях.
   24-ый съезд КПСС внёс перелом в подход к государственному управлению. Леонид Ильич, наконец-то, окончательно избавился от тех, кто поставил его на высший партийный пост, в надежде управлять преемником Хрущёва. Брежнев был председателем Президиума Верховного Совета СССР, то бишь "президентом" страны, но власть-то принадлежала лидеру партии. А после Никиты Сергеевича - тем кто свалил всесильного волюнтариста! И понадобилось семь лет, чтобы изменить расстановку сил и окончательно устаканить "кто в доме хозяин". Остатки мелко-средних противников "нового Ильича" поотправляли в отставки, как раз-таки в апреле 1971 года. Попутно и были объявлены директивы о новых формах, подходах, инициативах, причём не сверху-вниз, а снизу-вверх.
   Так чего же не воспользоваться формулой "в нужное время, в нужном месте"? Пока рацухи нужны - их следует выкатывать гигатоннами и мегапачками, потом рынок инноваторства будет перенасыщен!
  
   Идеей новой книги решили сделать перенос одной из областей в параллельный мир, исчерпавший свои ресурсы. Мир белой и чёрной магии, драконов, "малых народцев", нечисти и прочего капиталистического будущего. Местом попаданства явится окраина одной из империй, к востоку от которой находятся некие Брошенные Земли. Места, где эксперименты по созданию зоологического оружия, кончились выходом "нечисти" из-под контроля. И, из-за треклятых милитаристов, большая территория стала необитаемой. Так что, доблестные советские люди, не только отразят нападки имперцев Генриха Великолепного (силами, имеющейся в наличие, мотострелковой дивизии), но и истребят всю ту гадость, которая хорошим людям жить не даёт. А благодарные гномы и эльфы, которых освободят от расового угнетения, поделятся своими технологиями и умениями. В конце, даже Цитадель Чёрных Магов будет уничтожена, что приведёт к ослаблению социальной напряжённости в мире. Ну, а потом, если нужно - область можно и обратно вернуть (во второй книге). Пусть поделятся секретами новых сплавов и лекарств, а также ценными артефактами, надыбанными в параллельном мире. Чай, советской экономике такой хабар не помешает?
   Заинтригованная Клара Ильясовна затребовала синопсис...
  
  
  Глава седьмая
  
   Начались, наконец-то, самые долгоиграющие процессы, когда вроде бы и инфраструктура стартовала и собак кормить нужно. Регистрация, само собой, процесс бюрократический, а вот комплектующие и инструментарий уткнулись в реалии. Блинские светодиоды, массовые и дешёвые лет через десять, пока только изобретались, оказывается. Понятно, что когда Рустем это объяснил, пришлось менять на ходу концепцию, переключившись на неоновые лампочки. Жора предложил вообще отказаться от светлячков, но Шмын, которого всё чаще обзывали Старком в студенческой среде (в соответствии с фамилией и проамериканскими понтами современной молодёжи), упёрся рогом.
   - Такой наворот привлекает детей, - объяснял он, - посмотри, как хорошо раскупается автомат Калашникова, с лампочкой и трещоткой. Нет смысла упрощаться, наша продукция малотиражна, поэтому будет востребована.
   Действительно, кооператив - не мощный комбинат, а мелкотравчатое предприятие. Основной расчёт ведётся на зарубежных покупателей, пока сволочь Веник, вместе с Джексоном, не протолкнули свою поправку. Это потом, когда технология будет передана промышленности, госструктуры могут заняться массовостью, а значит и удешевлением. Заодно, исключая прикольные элементы.
   - Наш бизнес и прибыли в разработке изделий, а не в массовом тиражировании. Имеем право, по закону, получать свои проценты от внедрения и даже продаж. Малюсенькие, но регулярные.
   С пластмассами было полегче, разработчики предлагали двенадцать видов, невостребованных народным хозяйством и той же оборонкой, из-за дороговизны, как в производстве, так и в обработке. Принципы хозрасчёта для предприятий позволяли заключать хоздоговора на нормальной основе "за рыбу - деньги". Правительство стремилось к экономии на местах, борьбе с неликвидами на складах, поощряя договоры, не конкурирующие с номенклатурой сырья, материалов и продукции.
   Вот только никакие советские буржуины не предлагали ничего слаще "дай дешёвый материал и мы нашьём людям дорогих батников". Практически вся советская кооперативная деятельность занималась торгово-закупочной с/х деятельностью, ремонтом и индпошивом. Один умник, решивший облагодетельствовать советский народ джинсами "лучше, чем Левис", добрался аж до импортной ткани, которую можно было закупать через внешторг. Но когда ему озвучили цены за соответствующий материал - закатал свою губу обратно. Даже опт, пусть и переведённый в рубли, с учётом транспортных расходов, вынуждал производить огромные количества. То есть, найти покупателей на джинсы по 90-100 рублей можно было, но в каких-то мизерных количествах. А продать эту же продукцию за рубежом, невозможно из-за изобилия точно таких же частных умельцев во всяких Турциях и Гонконгах с Малайзиями. Про расходы по доставке за рубеж и говорить не приходится - слишком грустная тема.
   Так что, лишь навороченный дизайн, хайтеки и прочие результаты мозговой деятельности, могли найти иноземных потребителей. Дотационная экономика СССР, практически автаркия, не предусматривала дельцов-хитрованов по вполне внятным причинам. Или страна кормит своих 260 млн. жителей, или только часть населения, переведя остальных на мизерный уровень выживания. Это понимали даже в 70-х!
  
   Секции ОФП располовинились в своих устремлениях: кач шёл своим чередом, офицеры вели наблюдения за собой, но процессы никуда не торопились и быстрых результатов не давали. Зато в группе шейпинга пришлось бороться с наплывом блатных клиенток, всяческих родственниц "важных" людей. Если б не КГБшники - на подступах к спортзалу уже велись бы кровавые разборки за места в группе. Конечно, многие из них, вполне готовы были платить деньги за занятия, но Олег вынужденно притормаживал расширение сервиса, выявляя на практике взаимодействие упражнений и отваров. Да и не хотел он связываться с тётками, многие из которых жили по формуле "я плачу деньги и делаю, что хочу". Нехай других инструкторов ищут, тех, кто за бабло на всё согласен! Единственным дополнением к "качкам" явился динамовский тренер по штанге, средневес, имевший звание капитана, которого Старков сам пригласил в группу. С дальней-предальней целью, которую ни разу не озвучил. Тем более, что целей имелось аж две штуки, но обе слегка невероятные.
   Научное обоснование торсионных кристаллов требовало гор расчётов и копания в научных трудах, в поисках мелочей из параллельных дисциплин. Щукин вообще погряз в разработке экспериментов по выращиванию, аккумулируя последние достижения в этой сфере и анализируя опыт предшественников. Оказалось, что кристаллизацией занимались все, кому не лень, но упорядоченности не было. Каждый учёный работал по своей методике, включая самого Алексея Степановича, и химичил под результат. Академику приходилось сдерживать себя, чтобы не разбегаться желаниями подготовить всё: и аккумулирование энергии, и новые полупроводники, и... светодиоды. Возможности "торсо" выявлялись гораздо шире, чем предполагалось вначале.
   Кукуруджи побеспокоили разок с новым экспериментом - настроить зрение на биоэнергию. То бишь, дать возможность видеть ауры живых существ. На что получили резкую отповедь класса "лучше закопайте меня поглубже". Только дурные мечатели не понимают последствий таких "привилегий"! Видеть подсветки всех подряд - дело постоянное и загромождающее мозги, особенно в тёмное время суток. На светящуюся рекламу хорошо смотреть издалека, причём недолго, а жить в окружении светильников - прямой путь в психушку. Это такая же фигня, как и умение воспринимать чужие мысли. День и ночь в голове будет посторонний шум. А с учётом того, что мысли, в отличие от слов, несколько хаотичны - наступит полный внутренний бардак. Информационного мусора и так хватает, без яджуджских рацпредложений.
  
   Единственной скоропостижной радостью было продвижение книги - красный флажок подстёгивал всех ответработников. Всё-таки, учитывая, что казахи, долгое время, не имели своей письменности - литературная деятельность нации сводилась к устному творчеству. Благодаря чему, кстати, сам язык стал очень богатым и превосходил лаконический. В двух-трёх словах, в крайнем случае, в предложении, имелись очень даже глубокие и объёмные мудрости. Так что, передовая книжка в новом стиле получила поддержку на всех этапах, кроме цензуры. Придурок из комиссии, которому поручили её быстренько проверить, не въехал в ситуацию и выкатил восемнадцать замечаний, пообещав три месяца согласований. Чувак искренне считал себя властелином горы и гордо оглядывался вокруг "как я их уделал!"
   Набор Старковых тут же переправил список претензий по адресу: "ЦК, брату Мише". Нехай, как и положено высокому жирафу, обозрит проблему со своей колокольни. Михаил Степаныч тут же подпряг кента из партконтроля, а тот взял за глотку цензора, причём абсолютно логически.
   - А с чего вы решили, что помощь Турции неправильна по сути?
   - Так ведь русские люди должны Европу спасать от турецкого нашествия, так положено.
   - Кем положено, чтобы мы кровь проливали за интересы различных немцев?
   - Но ведь в истории так и было, вон Пётр Первый сколько народу положил под Азовом.
   Тут-то до цензуриона и дошло, что именно он отстаивает. Гробить русских, чтобы немцам легче дышалось, как-то непатриотично, да и неразумно. Чернов добил оппонента, добротным комментарием.
   - Турецкая экспансия ослабляла европейские страны, будущих лидеров блока НАТО. Если бы это произошло в действительности, их экономическая мощь стала бы меньше.
   В общем, долгие дебаты привели к добровольному одобрямсу, да и сам цензор врубился в то, что просто так тяжёлую артиллерию из ЦК не применяют. Амбиции и гордыня тут же сменились пониманием и желанием помочь. Он бы и туфли визави облобызал, да не посмел, а то уж очень хотелось сохранить тёплое место и мягкое кресло повелителя и направлятеля писателей.
   Так что, единственной неопределёнкой стала дата к которой следовало выпустить книгу: или к Первомаю, или ко Дню Победы, или всё-таки к середине мая, то есть к началу Пленума.
  
   Пользуясь застоем в делах, Шмын снова наведался на другой конец города, на этот раз в Дом культуры железнодорожников. Никаких стульев с брюликами там, ясен перец, не было, зато инфа о местной бит-группе наверняка была. Гордая и авторитетная вахтёрша смело выдала тайну расписания, правда слегка поизгалялась, перерыв все тетради и журналы на своем столе. И даже сама удивилась, когда секретный секрет нашёлся на листочке под стеклом. Имея в распоряжении ещё сутки, Олег привёл себя в полную боевую готовность, шаг к Любам перевешивал все остальные дела.
   На следующий вечер, любопытный нос всунулся в приоткрытую дверь небольшого зала, где музыканты, они же певцы, развлекались переругиванием. Недовольный Лёша выговаривал ударнику, который ответным матом пояснял, где хотел бы видеть советчиков, не рубящих в музыке. Старк, внедрившийся внутрь, вслед за своим носом, аж проникся, в предвкушении знаменитой фразы: "Ты, ни разу, не композитор и, даже, не Моцарт!" Люба-старшая, гневно смотрела на лабуха, пристроившегося к барабанам, но не мешала мужчинам решать свои вопросы. Здоровенный бас-гитарист с любопытством глянул на вошедшего.
   - Ты кто такой, чего припёрся, видишь люди делом заняты?
   - Вижу, конечно, может пока никто не поёт, я чего-нибудь сыграю?
   Ансамбль, полным составом, обурел от такой логики и даже слегка притих. У заглянувшего на огонёк чувака явно борзометр зашкалил!? Впрочем, Лёша, решив поржать над наглецом, нашёл очень грамотное решение, тем более, вдруг сынок какого-нибудь начальника пожаловал?
   - А что, давай сыграй.
   - Гитару разрешите взять? - армейская инерция говорить "разрешите", вместо "можно", постоянна лезла из него, даже не к месту.
   А в голове уже шёл просчёт вариантов с учётом той музыки, которая придётся по душе сопернику. Правда, сам "соперник" ещё не знал о своей юдоли, воспринимая происходящее, как анекдот на будущее. Итогом размышлений и победителем внутриголовного конкурса стала песня Адамо "Tombe la Naige" - важно было показать Любе возможности и силу голоса. Нежная, явно лирическая мелодия, да ещё и на французском языке, хорошо исполняемая, создала более позитивный имидж нахалу. А когда, ближе к концу песни, последовала личная вставка на русском - певческий народ проникся, что ни говори. В ней, хоть и не к месту, под лёгкий проигрыш, пелось о чувстве умирающего воина-интернационалиста. Он счастлив тому, что когда-то знал "девушку с ясными и светлыми глазами" и любил её. Ну и что, что она даже не подозревала о его существовании? Люба, как и положено молоденьким девушкам, взгрустнула, а значит обязательно поделится впечатлениями со своей младшей тёзкой.
   Вторым наездом на железнодорожных рокеров пошла забойная песенка Вайи кон Диос "Хей-на-на-нэ". Старк исполнил её... танцуя, благо гитара имела удобный ремень. Шейпинг-занятия всё больше оттачивали владение телом, ритмику и динамику, а слушатели, по одному, подключились к исполнению. Профессионалы, мать их, на ходу въезжали в тему, пытаясь и подыгрывать, и подпевать "на-на-нэ"! Ну, и на сладкое, Шмын выдал новинку - "Императрицу", которую столь классно будет петь Аллегрова. Да любые лабухи за такую добавку в репертуар, что угодно отдадут! Всё-таки, калым в ресторанах и на свадьбах зависит от новинок.
  
   Бурное знакомство, с называнием имён и рукопожатиями, вперемешку с похлопываниями по плечу, перешло к естественному предложению.
   - Всё, чувак, давай с нами лабать. А если ещё есть песни - тащи в общий котёл.
   - Спасибо, братцы, но времени особого нет на постоянные репетиции. А вот, если вы не против, можем некоторые песенки совместно подготовить. Пригодится на будущее. Только я в нотах и аккордах не разбираюсь, поможете на бумаге изобразить?
   Да уж, "братцы" слегка ошизели от такого варианта. Во-первых, к ним в группу просились многие, но Лёша очень жёстко отбривал кандидатов, а, во-вторых, как можно играть на гитаре и брать аккорды, не зная их? Пришлось стать окончательным придурком, объяснив, что научился играть недавно, причём во сне. Вот так-то - лучший персонаж регионального шизоопарка, собственной персоной! Напоследок, Старков выдал ещё и "Не валяй дурака, Америка!", чтобы сгладить впечатление и, как бы невзначай, сказал:
   - Люба, у вас мощная яркая аура! Вы талант в сфере дизайна, на уровне Коко Шанель и Нины Риччи. Приятно было познакомиться.
   По сценарию, Олег первый раз в жизни видел этих людей, поэтому посыпались вопросы класса "что такое аура", "откуда ты это знаешь", "чего к моей чувихе клеишься". Естественно, и ответы были в духе времени, хотя Старк всю жизнь мучался из-за того, что чем больше отвечаешь, тем больше вопросов сыплется. Разнервничавшегося Лёшу утихомирили, объяснив, что никто ни к кому не клеится, а он и поверил. Итоговым итого порешили, что Шмын договорится с девушкой, имевшей музыкальное образование и напоёт ей предлагаемые песни на магнитофон. Даже номером телефона поделились. Всё-таки пятнадцатилетний пацан намного уступал в имидже отслужившему дембелю. Интеллигентному, умному и находчивому.
  
   Торжественное прибытие Алёнушки-павлодарушки на ПМЖ в столицу производилось укрупнёнными силами встречающих, мобилизованных для столь стратегической задачи. Даже помощник второго секретаря был командирован и вооружён автобусом класса "коробочка". Первые лица гопкомпании "эмбрион государства в государстве" торжественно разинули рты, не понимая, почему после вагона номер четыре, оказался пристёгнут сразу номер шесть и куда враги подевали "пятёрочку". Считается, что любая армия является самым упорядоченным бардаком в стране. Такое заблуждение от неведения - железные дороги превосходят армии по количеству мистерий на ровном месте!
   Нужный вагон нашёлся почти в самом хвосте поезда, а милую лопотошку сопровождал эскорт из бабушки, дедушки и здоровенного котяры пушистого цвета и дымчатой формы. Бегемот кошачьего племени восседал на руках у бабули, так как размеры его были несподручны пятилетней девчушке. Папаша-подросток, опять променявший свет знаний на дочку, улыбался во все зубы, включая мутирующий (хотя того и не видно). Родное, ходячее, колокольчиковое тарахтение удобно пристроилось на руках, умудряясь вертеться, как электрон, сразу во все стороны. Динамичность бужумбурумкина была столь высока, что страшно выпускать сию элементарную частицу - она же, как в коллайдере, окажется во всех местах одновременно!
   - Мама, ну зачем кота-то привезли, - не догнала невтыкающая мама Вика, - где ему разгуляться в городской квартире?
   - А это ты, дочка, у малой спроси, она настояла.
   Всё оказалось проще пареной репы и сушёной воблы - оказывается Пушок договорился с ребёнком-полиглотом и сам напросился в трёхмесячную командировку. Уж очень мяучило хотел посмотреть на жизнь подотчётной бесхвостой в новых условиях. Ну, и потрепаться всласть, ментально, а там, глядишь, отсталые человеки ещё одного переговорщика подкинут. Правда, усатый пушистик оговорил временность визита и возврат на место смотрящего за двором на малой родине. Куда же хозяйство без кота?
   Собственное жилое пространство в двенадцать квадратных метров уже приготовили и заполнили всячиной от кроватки до мини-веника. Алёнка даже посеръёзнела от восхищения - "это всё мне?", а Старков сам обалдел, осознав результат своих же забот. Вика прижалась к парню - счастливая за дочку и за себя. За три с половиной месяца, её материнство превратилось из беспросветного в то, о котором даже не мечталось. Паренёк, на девять лет младше, сделал невозможное, фактически чудо! Причём на ровном месте, без особых выкрутасов. Новоселье справляли всем кагалом, включая Ербола с Айгуль, Старковых-родителей и Михаила Семёновича с женой.
   - Олег, ну и обузу ты на себя навалил, - подивился функционер во время перекура.
   - Да ладно, дядь Миша, поверь мне самому нужна ответственность, так интереснее жить и в рамках держит. Считай, как бальзам на душу. вместе со стимулятором.
   Соседний детсад, в лице начальницы, возрадовался новой девочке, хорошенькой и неугомонной. Плюс, свою роль сыграл небольшой финансовый дар, обещание делиться кооперативными игрушками (для испытаний в полевых условиях) и лёгонькое партийное дуновение из райкома. Главное, вовремя котёнка приводить и забирать из садика!
  
   Свойство "понимать всех", выделенное предками, неожиданно оказалось чуть прозаичнее, чем думалось. Дружеский кошак стал... интересным собеседником, причём особых усилий не требовалось, достаточно было захотеть этого обоим. С людьми, правда, такая фигля не проходила, даже с Алёнкой, как ни старались, ничего не добились. Вбитые за миллион лет навыки устного общения чего-то нарушили в системе. И не ясно, как такое может происходить - "тут могу, а тут не получается", или звуковое управление и переработка информации исполняется другими органами, чем ментальный обмен? Учёных, ясен пень, к сокровенному не привлекали, всё равно у них нет ни методики изучения феномена, ни базовой теории, ни приборов. Пусть сами себе гадают на кофейной гуще, без издевательств над добропорядочным населением.
   Вторая грань свойства проявилась, оказывается, давно, но стала понятна лишь во время посещения Эпштейнов. Старк с Алёнкой, как-то между делом, заглянули к ним в гости. Королева Виктория сразу приватизировала девчушку, а гордый царь переводов задействовал Шмына по научной линии, подсунув несколько текстов. Олег и не врубился сначала, что произошло, когда прочитал текст на латинском и указал парочку ошибок в переводе из-за разницы в менталитете. Для древних римлян было нормальным воспринимать гладиаторов, как уже умерших людей, а не как популярных спортсменов. Да и рабы не считались "орудиями труда", ибо завтра любой римлянин сам может стать рабом в случае военной неудачи. Всего лишь временный бесправный статус, намного отличающийся от статуса рабов в третьем поколении, иной судьбы не знавших. Мелочи, но перевод сразу менял смысл! После этого пошёл текст на древнегреческом, где тоже нашлись нескладёхи, а потом ещё на одном языке! Правда, без перевода почему-то - пришлось переводить с листа. Тут-то пожилой учёный и не выдержал:
   - Олег, ты только что перевёл с этрусского! Ты хоть понимаешь, что владеешь различными мёртвыми языками?
   Да уж, чего тут понимать! Даже Шмын, далёкий от словесности, знал что никто ещё переводов с этрусского не смог сделать. По крайней мере, так писали в брошюрах "для домохозяек и прочих недотыкомоков". Но подстраховаться пришлось.
   - Лев Борисович, дружище, заклинаю, молчи об этом. Если обо мне узнают, то накроется моя личная жизнь, а я этого не хочу!
   Старков совсем не хотел славы: ни как переводчик, ни как лекарь - его пугала молва и последующие за ней толпы желающих получить ту или иную помощь. Он считал, что подвижником должен быть тот, кто этого хочет. Поэтому и в эстраду не рвался и в профессиональный футбол, как и в науку. Хотя и понимал, что другим такие устремления будут непонятны, особенно различным умникам, измеряющим окружающих на свой аршин. Как это "не хочу в телевизор?", что за глупость "не нужна Нобелевская премия?" - так не бывает. Все хотят стать знаменитыми, только не у всех есть блат! Отказ от высшего образования, когда молодые, поголовно, мечтают быть "вечными студентами", вообще маразм. И никак не обьяснить, что не все рвутся в ВУЗы, кое-кто согласен на простой труд. Кстати, более выгодный в финансовом плане.
   Олег уже узнал расценки на разгрузку вагонов шабашными методами и сколько платят за скошенную тонну сена. Цены впечатляли, причём не соответствовали ни вложенному труду, ни итоговому результату. Город расширялся, население увеличивалось, а та же погрузочно-разгрузочная инфраструктура на тупиках не успевала развиваться, вслед за увеличением потока грузов. Значит нужны левые бригады рукопашных грузчиков, чтобы не оплачивать простой дефицитнейшего транспорта (в виде вагонов). Куда денется тот, кто платит по 5-6 тысяч рублей за сутки простоя? Проще потратить 1,200 рябчиков, наняв "живые механизмы", а там пусть делят, как хотят! Совместно с УРТК, которая ещё и налоги возьмёт волевым решением, и откат не позабудет выцыганить за заказ. Нехило, если посчитать на каждого члена бригады из 8-9 человек. Козе понятно, что гораздо меньше, когда взвод студентов подгребёт, тем более, что эти умники больше курят, чем таскают.
   Мессир Эпштейн, ошарашенный флудом откровений, притих, поняв что мир изменился и молодёжь мыслит своими категориями. Но пообещал, что умолчит о странностях молодого друга, который не хочет отдать свои таланты на благо человечеству. Даже в обмен на возможную мировую славу!
   Из Ватикана пришло ещё одно письмо, на этот раз дружественно-любопытствующее. Мол, чего это синьору Старкову приспичило заинтересоваться средневековым трактатом? Не хочет ли, уважаемый, поделиться задумками - глядишь, ещё чего подкинем из загашника. Те же вопросы возникли и у представителя спецотдела почтового ведомства, который доложил куда надо. В одном из отделов этого самого "где надо" даже папочку завели и в гости пригласили, тоже по почте, безликой повесткой. Особых претензий не предъявляли, попросив всего лишь объясниться. Олег аккуратно разложил по полочкам ситуацию с кристаллами, поделился номером телефона партийного куратора. А чего выделываться, коли люди переживают, как бы связь с Ватиканом не перешла в религиозную агитацию.
   В СССР верить в бога не запрещено, от этого пострадает лишь личная карьера и упадёт мнение коллектива о вольнодумце. А вот призывать других, убеждать, навязывать свою точку зрения и своих богов, не разрешается. Верь сам, но не мешай другим! Никаким хари рамам и мата харям не позволено дёргать за подол советских граждан и завлекать их всякими посмертными заманухами. Впрочем, Шмына это вполне устраивало, как и персональная, всё более усиливающаяся вера в Сульдэ. А так как переписка с католическим пупом Земли, да ещё научного плана, нарушением не являлась - Олега отпустили без кровавой гебнутости. Только посоветовали в следующий раз прийти с родителем, чтобы соблюсти формальности.
   Возможность сотрудничества с научным Ватиканом слишком выгодна, чтобы отнестись к ней, спустя рукава. Опыт прошлой жизни, начала 80-х, следовало учесть. Олег Александрович тогда не стал переезжать в Италию, хотя предлагали, о чём потом всю жизнь жалел. Так что, в этот раз, следовало продумать и письмо, и последовательность шагов-предложений. Доступ к закрытым файлам самого мощного архива мира был перекрыт формулой: "ценная инфа - за ценную инфу". Просто, в первый раз, всё сложилось удачно, потому что он жил в атеистической стране, да и национальность Старкова вызвала интерес учёных клериков. Это в миру никому никакие яджуджи неинтересны, а для историков-теологов такой представитель очень даже нужен.
   Подготовка ответного послания заняла целую неделю.
  
   Первый же визит к Любе, с песнями и плясками, происходил под строгим надзором недремлющего Лёхи. Впрочем, он вовсю помогал своими "тормозни", "повтори", "торчи" в нужных и ненужных местах. Попутно, сам Олег рекомендовал кое-где залипухи вставлять, но уж очень образно.
   - Здесь бы трубу вставить.
   - Какую именно?
   - Да, чёрт её знает лишь бы вот так дудела, - после чего пытался изобразить вставку голосом.
   Естественно, что и сами песни записывались на магнитофон, чтобы легче было других балалаечников ознакомить с темой. Через пару часов ревнивец ушёл, успокоившись, а Люба сразу наехала по поводу "советской шанель".
   - Ты правда так думаешь? А почему?
   Интерес вполне понятен - девушка знала о моде, дизайне и модельерах гораздо больше, чем её друзья. Да и, когда шьёшь на дому, причём за деньги - любая новая мелочь может оказаться полезной. Старков посоветовал талантливой знакомой обязательно поступать после школы, в тот же архитектурный. Дизайнерских ВУЗов или, хотя бы факультетов, не существовало, а будущие строители зданий имели наиболее полный курс обучения, необходимого дизайнеру. Меньше факультативов придётся брать в процессе учёбы. Люба открыла секрет - возможно, что они с Лёшей поженятся в конце года. Это, конечно, рановато - как бы домашние хлопоты не привязали её к кастрюлям, стирке, уборке, подработке в музыкальной школе, домашнему пошиву, чтобы содержать семью. Тогда и "карден в юбке" может не состояться! Хотя, вдруг девушка будет счастлива до конца жизни, не ведая, что потеряла?
   Во всяком случае, Шмын пригласил Любу в кооперативы по одёжке и игрушкам - пусть одновременно тренируется и пользу приносит. "Версачиха" быстро показала разницу между дизайном и моделированием, оптимизировав практически все разработки. Талант рвался в реализацию, не желая отсиживаться внутри, придавленный влюблённостью. О чём НЛП и трындит - дай волю фантазии и инициативе субьекта, тот сам себя запрограммирует на новую жизнь. Пришлось обратиться с просьбой к Щукину, чтобы оказал поддержку с поступлением. Академик, который давно устал проталкивать бестолковых блатных, даже обрадовался возможности помочь хорошему человеку. Полезному для общества в целом и для Шмына в частности!
   А в одно из песенно-диктовальных посещений, Люба пригласила помочь свою семиклассную подружку, тоже Любу. И Старк замер, увидев её! Одно дело знать о существовании девушки в новой жизни, другое - оказаться рядом, пусть даже и невоспринимаемым. Работа работалась на автомате, а сам Олег боялся сделать неосторожное движение или ляпнуть не то. Впрочем, Люба-младшая его воспринимала лишь, как составляющую окружающей среды - какие такие парни могут быть, когда существует Парень Подруги полубог Лёша?
  
   Месяц катился к праздникам (опять праздникам, блин-картошка!), народ расслаблялся и лишь глюкогоги несли свою регулярную тарабарщину. Странно, но Сульдэ они как-то не по-божески воспринимали, с уважением, но без пиетета. Мол, пришёл добрый и умный человек пять тысяч лет назад, научил полезнятине, организовал всенародный бизнес - торговлю информацией. Разделил всех на яджуджей и маджуджей, причём по специализации, а не по расовому признаку. Да и как заниматься расизмом, когда все представители одинаковые на вид, из одного яйца вылупленные. Все - русые, все - светлоглазые, все - обыденные вроде. Вот и получилось, что те роды, которые занялись составляющими основного ремесла, были именованы яджуджами. Ну, а все остальные, маджуджами. Жители Ойкумены, чтобы не ломать языки об самоназвания, быстренько переиначили сложности, упростив нацию до гогов и магогов.
   Каждый был при деле, особенно те, кто собирал информацию повсюду. Этих готовили особо, в первую очередь - умению воевать. А куда им деться, если сколь большой отряд ни собери, всё равно посильнее войско найдётся. Зато в одиночку или с партнёром - можно и от разбойников отбиться, а ещё лучше сбежать. Поэтому обучали и бегать, и прятаться, и в толпе теряться, и использовать всё что угодно в качестве оружия. Силищу раскачивали по специальным методикам, память и прочие боевые умения.
   Роды аналитиков раскладывали собранную информацию по полочкам, а торговцы ей торговали. Ну и, ясен перец, в наличие имелись пять родов хранителей, которым доверили национальное богатство, причём продублированное. Сульдэ выделил их, предоставив земли и высокий статус "байа", заодно снабдив наследными перстнями с камнем зелёного света, якобы мерцающим в темноте. Выше стоял, чисто административно, лишь один род "шайа" (перстень с красным цветом).
   Маджуджи тоже имели и верховного лидера "шайа" и семь родов "байа", но больше занимались строительством, войнами, исскуством и другими ремёслами, даже сельским хозяйством. Кроме того, маджуджей часто приглашали в другие страны, используя на должности мудрецов, советников, целителей и философов. А так как мощные знания позволяли делать такое-преэтакое, что обывателям совсем не под силу, то иногда магогов называли магами. А их умения - "магика" или "магиа". Шумеры, одного такого, вообще допустили в Верховные Жрецы, так он их от египетского нашествия как-то спас. Армия слабовата была, когда разведка принесла инфу о готовящемся набеге. Вот сей маг и учудил от всего сердца. Нашёл великого воина и отрезал ему пальцы на руках и ногах, замазав раны бальзамом. А обрубки покидал в котлы, где что-то булькало. Глядь, а вскоре из котлов повылазили двадцать воинов "ликом и боевыми умениями сходными с первым"! И у первого все пальцы обратно выросли. Тут-то и началась потеха, в большие залы понатащили котлов, а помощники и рабы начали всем новым воинам пальцы рубить, чтобы войска строить должным образом. В общем, когда египтяне пришли - получили по полной форме. Целое полчище высококлассных профессионалов их встретило и приголубило от всего сердца!
   Через многие-многие годы, Сульдэ ушёл - то ли стар стал, то ли болезни замучили, то ли ещё что. А народные авторитеты решили, что вернулся он к своим обязанностям и правам... бога. Все советы и рекомендации Сульдэ назвали заветами и повелели соблюдать, даже книги на эту тему написали и людей наставляли жить по-сульдистски, а не абы как...
  
   Благодаря надвигавшемуся Первомаю, вечно наступающему на следующий день после Вальпургиевой ночи, усилилась активность отдела тяжёлого машиностроения. Завотделом, Михаил, а также соответствующий секретарь, ответственный за военку, вызвали тройку кристалломанов на собеседование в Дом Правительства. Следовало поближе познакомиться с инноваторами, посмотреть в их честные, наивные глаза, да и себя показать во всей мощи кабинета власти. Зелинского слегка потряхивало, как научный базис, никогда не соприкасавшийся со свитой повелителя. Поэтому и речь у него, вначале, слегка запиналась о боязнь ошибиться и подвести страну. Как будто он в состоянии это сделать! Тем не менее, суть и принципы создания новых для науки кристаллов, он довёл внятно, как до третьеклассников.
   - Так каковы перспективы на ваш взгляд? По простому, если можно, - докопался секретарь.
   Конечно, в бумагах, поданных ранее, всё было разжёвано, но устный доклад ещё никто не отменял. Правда, о перспективах начал рассказывать академик, ибо лучше представлял их. А всякую вспомогательную мелочь, типа возможного использования торсионных стекляшек в лазерной технике, озвучил мелкий Старков. Особо напирая на целеуказатели, дальномеры и прочие пойнтеры. Это Басов использовал рубин, а на массовое производство - драгоценных камней не напасёшься!
   - Ну что же, - подытожил баскарма, - очень перспективная технология. Да и предварительная научная разработка, вижу, проведена. Какие планы, публиковаться хотите, чтобы известность получить?
   - С известностью и славой мы пока не спешим, товарищ секретарь, - молвил Алексей Степанович, - иначе такие же, как мы, тему перехватят, даже за рубежом. В нынешнее время, только намекни и тут же другие исследователи найдутся!
   Да уж, вопрос несомненно серьёзный - научная слава, благодаря публикации, народному хозяйству и обороне страны может боком выйти. Бегай, потом, догоняй конкурентов. Кроме того, столь серьёзную разработку опасно передавать в отдел науки и техники при ЦК. Там своих желающих разделить бремя известности хватает.
   - А сектора инноваций и высоких технологий, пока нет, - вставил свой "карфаген должен быть разрушен!" Олег.
   - А ты считаешь, что такой сектор нужен? - улыбнулся завотделом.
   - Да, время пришло, наука слишком много гитик умеет, чтобы её под одним крылом держать. Пора разделение делать, иначе высокие технологии просто утонут в массе изобретений и научных работ среднего значения. А хайтеки, всё-таки, позволяют зарабатывать валюту, причём большими объёмами!
   Высшие партийные функционеры некоторых слов не понимали, но молчали, чтобы выглядеть достойно. Чёрт их знает, этих учёных, с их лексиконом. В общем и целом, чтобы не перегибать с самодеятельностью, решили, что тема кристаллов пойдёт под эгидой военки. Ну, а разрешение наверху будет выпрашивать сам секретарь, как лицо ответственное и доверенное. В конце, он даже пошутил.
   - Олег, с тебя книга с автографом, вроде скоро её тиражируют.
   Вот уж, большая деревня, все про всё знают! Правда, ситуация получилась немного неказистой, Шмын не говорил своим научным партнёрам о том, что книги пишет. Теперь всю душу вытрясут из любопытства! А пока, следовало готовиться к жизни под двумя нулями, зато с госфинансированием, лабораторией и необходимым штатом сотрудников.
  
   Последние дни апреля шли хаотически и родная школа позабыла своего родимого олуха, как и одноклассники. Основное месиво было связано с супергигантским калькулятором, уже чего-то подсчитывающим в троичной системе. С позициями решили не заморачиваться, оставив четыре, как и в двоично-восьмеричной, а вот букв явно не хватало. Хорошо, что программер, единственный из предложенных Камой, придумал свой принцип обзывания чисел в троично-двадцатисемиричной матсистеме. Олег даже врубаться в это не стал, главное, что Рустем с Володей его понимали, а там хоть трава не расти. Сам программист, Пётр Быков, не только в шахматы играл, но ещё и в футбол с волейболом, причём классно. А троих умников пришлось зарезать на собеседовании. Они решили сразу стать своими в доску и высказались на тему - мол, давай под шумок, срубим, что положено с кураторов, а потом хоть потоп. Даже засканудили, когда им указали на дверь - "идиоты вы все и вас всё равно загнобят". Поэтому, обстоятельный Петро остался один на один с техзаданием века - расписать математику в противовес "алголам", "коболам" и прочим недомеркам, ждущим конца века. Не хотел Старков впадать в панику при приближении Проблемы 2000, возжелал, наглая рожа, сразу в рай въехать с новым языком.
   - Пётр, ты главное начни, а помощников потом подтянем, когда финансирование откроют. У америкашек есть "бейсик", а у нас будет свой "бумсик" или как ты его назовёшь? Ещё подскажу суть операционки под будущие персональные компьютеры.
   С одной стороны, Быков не очень то и верил в обалденное будущее, но, с другой стороны, хотелось чего-то от себя, да на высоком уровне. Глядишь и на кандидатскую наскребётся! А увидев, воочию, академика Щукина в обычной комнате обычной общаги - понял, что не пропадёт втуне. Такие светочи, к кому попало не ходят балду погонять!
   Несколько рысят уже сдали в детсад - детишкам поиграться, ещё десяток пошили матронам Айгули, чтобы эксперименты провести. Слайд "Космической одиссеи" передали в типографию, пусть попробуют распечатать и ламинировать. Над правилами засел один студиоз литфака, самый литературно одарённый среди "старков". Но к праздникам отчитаться по игрушкам-погремушкам, включая компьютеризацию всей страны, явно не успевали.
   - Народ, уймитесь и гонки не устраивайте, - увещевал юный лидер своих партнёров, - наша задача "медленно спуститься с горы", а не впопыхах-шмах-тибидах, итить-колотить! Какие наши годы.
   Годы, действительно невеликие, особенно у Шмына.
  
   Празднование дня труда всех пролетариев поставило точку в проблеме Зелинских: отца и дочери. Сама проблема была, конечно, у Олега - ну не мог он отказать своим партнёрам-умкам в совместном гульбище на ТВД у Александра Владимировича. Тем более, что туда намечался и красавчик Рома со своими родителями. Так что, Афинку ждал сюрпризный сюрприз и не обязательно приятный. Поэтому, после демонстрации и сопутствующего радостно-возвышенного кайфа, Старков поехал домой - привести себя в боевую форму.
   В заветную дверь на втором этаже он уставился с внутренним мандражом, уж очень не хотелось совсем нелепого развития событий. Впрочем, на бурлюлюканье звонка отреагировала старшая хозяйка, немедленно оповестившая все квартирные внутренности:
   - Саша, к тебе твой гуру пришёл!
   Про то, что лично ей всучили достойный букет, Наталья Львовна почему-то умолчала, а со вторым букетом (для Афинки) пришлось временно растеряться - пока одноклассница не выглянула из своей комнаты, где готовилась к застолью вместе с подругой Ленкой. То ли ела что-нибудь разминочное, то ли лимонадом догонялась, то ли в зеркало зырила критично и целеустремлённо? Вот и не сообразила сразу, кто её приобнял, поцеловал в щёку и поздравил с праздником. Некто взрослый, но молодой, высокий (шаумянские модельные туфли, изготовленные в единственном варианте, имели четырёхсантиметровый каблук) и пахнущий яблочным шампунем. И, лишь отодвинувшись, удалось удивиться и даже возмутиться.
   - А ты чего пришёл?
   - Дочка, ну это же Олег, мой научный партнёр, - вступился Александр Владимирович, уже нарисовавшийся из зала, - я же тебе говорил, что он сегодня придёт к нам в гости.
   Удар пришёлся явно ниже пояса, но всё-таки несколько мимо - в юную голову не могли уложиться два разноречивых понятия.
   - Папа, это двоечник Старков из нашего класса. Он постоянно прогуливает занятия и хочет бросить школу, ну какой же он научный работник?
   Юная комсомолка тут же покраснела, так как врубилась, что сдала своего. Чета Зелинских-родителей тоже растерялась: молодой человек "лет двадцати" оказался восьмиклассником, а значит... Впрочем, что это означает, расшифровал подоспевший Щукин.
   - Ну и что такого? Вон, Голиков, в семнадцать лет полком командовал.
   - Так тогда другие времена были, - попыталась удержать бастион радушная хозяюшка.
   - Времена всегда одни и те же, - возразил академик, - и если школьник прекрасно знает то, что неведомо учёным, то имеет право считаться взрослым. По крайней мере, в науке о кристаллах.
   Да уж, легенды, которые мы сами себе создаём - ставят нас же самих в неловкую ситуацию. А выводы, основанные на личном желании и восприятии, выходят боком в критические моменты. Никто ведь не заставлял окружающих оценивать Старкова по его делам и речам, коли он сам ничего о себе не говорил. Точку в ситуации поставила сама "дочка партнёра":
   - Алик, я ничего не понимаю. То у тебя дочка, то ты гуру, то двойки получаешь, то пятёрки. Разве так бывает?
   - Лапка, успокойся, - наглая длинная левая рука опять приобняла "первую любовь", даже не попытавшуюся отбрыкаться от жеста, - я весь скомпонован из противоречий. Вот и попадаю постоянно в лужи бытового разлива. Если хочешь, я уйду, не буду праздник портить.
   - Нет уж, а кто будет есть мои отбивные и нахваливать их? Я не знаю, какой Олег в школе и какой в кристаллах, но он самый лучший оценщик моих блюд! Туфли не снимай: тапочки кончились, да и всё равно потом полы надо заново мыть.
   Сермяжная правда моментально устаканила микрокризис и расставила всех по местам - никто не будет спорить с хозяйкой застолья, да ещё и на её территории!
  
   Процесс знакомства с пока незнакомыми гостями прошёл обыденно: Шмына представили родителям Ромы, двум его московским однокурсникам Евгению и Сюзанне и даже самому украшению праздника - Роману. Вялая небрежная кисть красавчика небрежно была протянута в соответствии с модой золотой столичной молодёжи. Крепкое встречное рукопожатие провинциала Старкова моментально определило его положение в обществе. Где-то между быдлом и городской канализацией. Впрочем, чего ещё ожидать от жителей захолустья, не петрящих в манерах высшего света? Зато Лев и Виктория были рады и радушны - Олег внёс дополнительное разнообразие в их жизнь. Эдакое искристое, неуёмное, с вечными закидонами.
   Ну, а само застолье началось с положенного тоста за мир, поддержанного вкусными закусками. И всё бы проходило спокойно, но Рома, чувствуя своё столичное превосходство и заполучив конкретную цель для глума, начал докапываться до Шмына.
   - А чего ты шампанское отхлёбываешь, как девушка? Или тебе родители не разрешают?
   - Здоровье берегу смолоду, тем более, спортом занимаюсь. Вот и не лезет в меня алкоголь.
   Честный ответ вызвал и смех, и насмешки, понимание детскости Старкова, а также дал возможность поучить пацана истинам жизни.
   - Ты, чувак, учись пока я жив. Настоящий мужчина легко берёт литр коньяка на грудь!
   Нотация тут же была подтверждена очередной рюмкой, горделивым взглядом и перемигиванием с московскими кентами.
   - Ну да, ну да! - поддержал Старков своего оппонента, - Нажираться, как свинья, это хороший повод постоянно откладывать строительство дома, посадку дерева и воспитание ребёнка. Заодно, из-за убитой смолоду печени, можно скосить от армии. Только у меня другая шкала приоритетов, из иного муравейника.
   Наталья Львовна слегка напряглась. С одной стороны, она была согласна с Олегом, но с другой стороны находился будущий зять, да ещё такой красивый, а красота, по определению, права. Поэтому попыталась обьяснить, что в жизни всё нужно уметь, даже за грудничками ухаживать. За что тут же получила отповедь от Ромы.
   - Тётя Наташа! Детьми, кухней, стиркой и прочим должна заниматься жена, а мне дети нужны, когда их показать можно другим. Мужчина - это охотник и добытчик, а не домохозяйка!
   На голову женщины, мечтавшей о счастье для единственной дочери, начал изливаться водопад "мужских истин", согласно которым женщина оказывалась лишь придатком. Правда, функционирующим двадцать восемь часов в сутки и, одновременно, обязанным выглядеть на все сто, чтобы не позорить мужа. Сам же "добытчик" получал право проводить время, как ему вздумается, с друзьями и нужными людьми, приходить домой, как в гостиницу, отдыхать после трудов праведных, в своё удовольствие. Откровения, сознательно спровоцированные Шмыном, действовали лучше любых критик и разъяснялок. Зачем доказывать присутствующим точку зрения, когда есть возможность загрести жар чужими руками. Полупьяный Рома с таким упоением рыл себе яму, что даже его родители почувствовали недоброе. Афина, сидевшая рядом, потихоньку съёживалась, краснела и мечтала сбежать куда подальше, чтобы поглубже спрятаться.
   - Наташенька Львовна, - Олег неожиданно втесался в чужой монолог, - а вы не против, если я чуток перекурю на балконе?
   Прерывать чужой словесный понос, конечно, неинтеллигентно, но и курить действительно хотелось. Разрешение было получено и Старков сбежал от действительности, где к нему неожиданно присоединился Ромин отец Иосиф Викентьевич и... Афина. Правда, девушка вышла не курить, а подышать свежим табачным дымом, думая, что дышит воздухом...
  
  Глава восьмая
  
   - Ну что, дружище Иосиф, твой сын явно достиг "порога Брагина"? Сейчас откровений наслушаемся, а заодно и рекомендаций о том, как надо жить!
   - Да уж, бывает. Читал об этом синдроме, но никогда не наблюдал. Тем более, что собственного отпрыска понесло. Ты, Афина, Ромку не слушай. Из него сейчас такое полезет, во что он и сам не верит. Наносное.
   Доктор медицинских наук, психолог, всё ещё надеялся на возможность спихнуть своё чадо, капризное, заносчивое и самодовольное, на плечи девушки. Вдруг она займётся воспитанием нарцисса, а в крайнем случае, вечно будет терпеть его выходки. Поэтому и поспешил объяснить ей, что сей психологический "порог" возникает у ряда людей после проживания в течение полутора-двух лет в совершенно ином социуме. Естественно, если с предыдущим менталитетом окружающих имеются глубокие различия. Эффект подобен действию "сыворотки правды", когда субъект желает высказаться по наболевшей теме, особенно, если ей заинтересовались другие.
   Так что ближайший час застолья прошёл в заслушивании докладчика, к месту и не к месту делившегося нажитым опытом деловых, предприимчивых людей. Ему бы, с такими откровениями, да в Перестройку для Ускорения, а не искрить мудростью манагеров в начале семидесятых, когда многие ещё верили, что уважение коллектива важнее размера кошелька. Ну какой смысл быть ценным членом общества экспедиторов, билетных кассиров и зав.столовыми? Зачем встречаться с ними каждые два-три дня в ресторане и тратить при этом кучу денег? В чём кайф того, что лично Тенгиз Вахтангович, подпольный цеховик, пожимает руку и похлопывает по плечу время от времени?
   Вся лекция перемежалась очередными стопариками, поддерживая тезис о литре коньяка истого мужчины. А так как самого коньяка имелось лишь две бутылки на всех - в дело шли любые литроградусные напитки. Финальным аккордом прозвучал восхитительный эффектный тост "За баб-с!", причём в исконно гусарском исполнении! Правая рука была выпячена локтём вперёд, параллельно столу, рюмка установлена на сгибе и осталось лишь сделать движение, чтобы опрокинуть содержимое в рот. Ясно, что и Роман, и примкнувший к нему Евгений, всё сделали слегка не так, тупо уронив тару на соседей. Расстроенная Афинка умчалась к себе в комнату поменять платье, а когда вернулась - демонстративно пересела к Олегу. Ей уже было всё равно, что скажут родители - чаша терпения переполнилась и сломала хребет верблюду послушания!
   - Сейчас же вернись на место...кому сказал..., - прогундел напоследок Рома.
   Впрочем переизбыток алкоголя и сивушных масел добил красавца и "дружищу Иосифу" пришлось увести красу и гордость семьи в другую комнату. Для отсыпания и упокоения! А благодушная Наталья Львовна старательно объясняла окружающим, что "Рома так шутил, имел в виду совсем другое и молодёжь ныне имеет иные понятия о жизни". Но обязательно-обязательно исправится, повзрослев. В общем, сюси-пуси, ути-тути! А чтобы поддержать объяснялки - воззвала и к Жене с Сюзанной и к Старкову. Причём, как положено, даже не интересуясь их ответом.
   Тут-то и вылезли расхождения, причём трёх видов. Сюзанна (в быту Оксана Мельник), будущая известная актриса кино, а пока лишь дочь замминистра культуры - честно призналась что все торгаши и делавары ей до фени. А настоящее высшее общество - это богема и прибогемная окружающая среда. Евгений, сынишка бухгалтера из ХОЗУ ЦК КПСС, вообще ориентировался (как и отец) на приближённость к партактиву союзного уровня, ни в грош не ставя все остальные суперсоциумы. Старков же, разочаровал откровением о том, что высшим счастьем и целью является семья: жена, детки, родители (именно в такой последовательности).
   - А как же карьера? - подкузьмила несостоявшаяся свекровь, Белла Александровна.
   - Абсолютно по барабану, пусть карьеру делает любимая, единственная и ненаглядная, а мы с детишками будем хороводы вокруг нашей лапушки крутить и восхищаться ей, во всём помогая. Даже погордиться можно, когда нашу маму будут уважать и обращаться по имени-отчеству - Афина Александровна, например. Ой!
   Зуботычина, ошибшись адресом, втюхалась в левый бок и слегка остудила болтуна-недотёпу. Сама одноклассница чуток порозовела: то ли от возмущения, то ли от потайного удовольствия. Остальные решили, что Шмын глуп оттого, что слишком юн и нифига не шарит в колбасных обрезках. Впрочем, Зелинский-батюшка призадумался, а Алексей Степанович, строивший планы на Олега, как на потенциального зятя, вздохнул. Надежда на кровожадное использование молодого научного партнёра в личных целях исчезла, когда ему стал известен возраст кандидата, а теперь даже остатки базы, для возможных матримониальных махинаций, испарились. Оговорка Старкова "например" просто-напросто не была услышана.
   Люди-человеки - они такие, слышат только то, что им желается, а не произнесённое открытым текстом!
  
   Останню часть вечеринки использовали для лёгкого трёпа, безобидного перемывания косточек высшего руководства страны и, обязательно, застольного пения под гитару. Резко помолодевшие Наташка и Бэлка устроили помесь греко-еврейского танца с примесью цыганочки под шмыновский вариант песенок класса "Мне мама тихо говорила", "Магдалена - морская пена" и "Молодая". Ну, а когда Олег исполнил специально для Афины отпадную "Днём и ночью" - девушка всплакнула. Пришлось, чтобы сгладить ситуацию, переключиться на более забойно-бойкие песенки-чудесенки, а заодно исполнить "Сюзанну" для оксанистой Сюзанны. Впрочем песен-подарков (благодаря новизне накопленного за десятки лет репертуара) хватило на всех.
   Так что в финале (и снова в сторону одноклассницы) Старков пел челентановскую "Конфессу", использовав все возможности и богатство голоса, дарованного природой и предками. И пусть чувства не соответствовали тексту - это не играло роли, всё равно никто из присутствующих не знал итальянского языка. Тем более, что всем казалось, что они и так всё понимают. Надрывная песня позволяла изливаться душе Олега, той боли, отчаянью и страданиям от несправедливости и подлой шутки богов. Ему даровали сразу две Любви, когда многим не достаётся, порой, ни одной! Ну невозможно прожить с каждой из двух самых дорогих существ параллельные жизни в стране европейского типа. Выбор жесток - "или-или".
   На третьем куплете голос ещё более усилился, так как горечь сменилась протестом. Слушатели даже не шептались, полностью утонув в наваждении, а через открытую дверь балкона Старка слушали даже соседи. Обычно сдержанный парень совсем распоясался, возражая богам. Он прекрасно понимал, что перенос не принёс ни решения, ни облегчения: Афина сидела рядом, долгожданная и желанная, а душа рвалась к той, которая была его женой в будущем. Бедное сердце готово было разорваться между двумя девушками...
  
   Пятого мая к Старковым примчалась взволнованная Клара Ильясовна.
   - Сама не верю, но завтра тираж уже будет в магазинах! - затарахтела верная подруга, скидывая туфли, - ой, милая моя, что делается! Сорок две тысячи отпечатали для начала!
   Обалденная новость достала всех - население небольшой квартиры растерялось от неожиданности, а Андрейкины локаторы впитывали каждый гран информации в предвкушении детсадовской похвальбы. Любые писатели обычно жили давно в прошлом, или где-то далеко, или были лично незнакомы, числясь полубогами. Теперь же то, что до последнего дня казалось всего лишь развлечением, обрело осязаемую плоть. Мама дорогая, да что же сломалось в мироздании, если простых людей начали печатать?
   Матушка моментально засыпала добрую фею всевозможными вопросами, Олег просто присел без сил, а заглавный Старков крепко погрузился в печальные думы. Размер гонорара, озвученного гостьей, убивал здравый смысл инженеренья, тяжёлого продвижения по карьерной лестнице, ибо исчислялся в тысячах. Отцу даже в голову не приходило, что за быстронаписанной книгой стоит колоссальный труд по сбору материала, длительный опыт креативного мышления, природное умение абстрагироваться от бытовухи и правил обыденности. Плюс, железный закон бытия - "в нужном месте в нужное время"! Даже многие годы выслушивания бывшей однокурсницы и подтирания её бесконечных соплей сыграли роль. Со стороны всё казалось примитивно простым: сел, наваял, отнёс в издательство, получил гонорар и снова сел-написал. Фигня-война какая-то!
   На следующий день бомба взорвалась - пока в предгорьях Алатау, но ещё чуток и качественно исполненные экземпляры доедут до Москвы. Авторы, с грустью писавшие свои попаданства в столы, тумбочки, а то и на антресоли - начали доставать нетленки, чтобы трясти ими перед редакторами близлежащих издательств. Ага, только их и ждали! То, что Казахстан проявил неортодоксальность и продвинутую современность не означало, что всякие сибиряки или какие-нибудь ленинградцы будут поддержаны киргизкайсацкой партийной верхушкой. Флешмоб для понтов на Пленуме, товарищи, не забывайтесь! В борьбе за внимание и поддержку со стороны ЦК КПСС следует чесаться заблаговременно. Самый лучший экспромт, как-никак, это заранее подготовленный спич!
   Не обошлось без приколов, пусть и случайных, но обоснованных. Страждущая читательская публика резонно опасалась, что переизданий не будет и старалась закупать впрок. А в Гурьеве вообще не обошлось без хохмы - более половины того, что поступило в книжные магазины, закупили книголюбы... из Астрахани и Саратова. Молва, как заведено, опередила бытие! Книжные фарцовщики моментально подняли цену перепродажи: с рубль семьдесят пять до четырёх-пяти советских тугриков. Учитывая неожиданный спрос издательство выбило разрешение на дополнительный тираж к середине мая. Тем более, что книгу посчитали исторически полезной, как освещающую события предпетровской эпохи в лёгком удобоваримом виде, а значит пригодную для библиотек.
   "Казахфильм", сдуру, подал заявку, предложив снять одноимённый фильм своими силами. Инициативу чуток приморозили, чтобы боком не вышло - вдруг Москва лапу наложит или по рукам настучит за излишнее рвение? Один экземпляр книги оказался на ВДНХ, приукрасив предпленумную экспозицию "Казахстан сегодня", чуток подвинув образец спешно растиражированной "Космической одиссеи" и рысёнка, одетого по спортивной моде. Туда и троичный калькулятор втюхали бы, как самый громадный в мире, но исполнение класса "на соплях" не соответствовало условиям выставки.
  
   Восьмого мая, Зеленский подготовил встречу с сестрой своей супруги, некоей тридцатилетней врединой Светланой Львовной. Одинокая и слегка стервозная лапушка кандидатствовала в фармацевтическом НИИ, занимаясь вирусологией. Олег, как истый простодыра, выкатил бочку сей язве на тему лечения таких же, как она, только внутренних. Мол, не резать их нужно, а антибиотиками лечить! Реакция старшего научного сотрудника прелестного женского пола сразу пришлась под дых. Ну не может такого быть, иначе никто бы не дал себя резать, когда можно обойтись таблетками и микстурами. Даже Александр Владимирович согласился с доводами сродственницы. Жаль, что на Шмына, где сядешь - там и слезешь! Упёртый молодец чихать хотел на здравый смысл, обьективность и "само собой разумеется". Заодно объяснил, что трепаться все горазды, а попробовать в экспериментальном порядке никто не рискует почему-то. Тем более, что набор лекарств подбирается, согласно анализам, под каждого пациента индивидуально. А не тупо используя одну "таблетку номер шесть", как в анекдоте!
   Анекдот тоже пришлось рассказать, попутно застращав тем, что америкосы, лет через тридцать, получат Нобелевскую премию, если сегодня никто не заинтересован в сермяжной правде жизни.
   - Ну как ты не понимаешь, что неправ в корне? - возмущалась Светланка, дочка Льва.
   - Я абсолютно прав, концы-то в концах! Люди тысячелетиями лечили язвы отварами, а не ножиком. Правда только те, кто деньги имел, а не все подряд.
   - Вот откуда ты это знаешь, умник?
   - Оттуда же, откуда и про кристаллы, красотка.
   Довод, конечно, веский - Эпштейниха была в курсе событий, не укладывающихся в рамки положенного. Впрочем, имея лабораторию под рукой, можно и похимичить, а то и побиологичить в свободное от работы время. Всё равно по вечерам делать нечего, ибо постоянного кавалера нет - сбегают, заразы от Светкиной самобытности. Да и Старков обещался помочь, если что. Всё-таки у бабушкиной сестры имелся в наличии сын, работающий завотделением во 2-ой горбольнице. Олег, на всякий случай, перетёр с ним тему использования нескольких больничных коек под добровольцев, готовых испытывать на себе отвары предков. Разрешение с партийного верха потихоньку созрело при содействии дяди Миши, который самолично уже прошёл курс очищения своего органона. И голову мыл шампунем с биоактивной добавкой! Такая голова резко умнеет, ибо выдумывать или врать не нужно - личное соучастие добавляет искренности.
  
   Утро Дня Победы пришлось встречать на углу Коммунистического и Калинина. Военный парад - шикарное зрелище, да ещё и вкупе с Лёшой и Любой-старшей, пришедшей с молоденькой подружкой. Армия, когда хочет, выглядит одновременно грозно, торжественно и достойно - всё-таки лучшие из лучших демонстрируют силу и мощь. Олег восторженно глазел на никогда не надоедающее зрелище и кричал "ура" проходящим подразделениям. Ему было без разницы, где и когда наблюдать за техникой: хоть танки, разворачивающиеся цепью на учениях, хоть самолёты, взлетающие в американских фильмах с авианосца. Даже исторические татаро-монголы и противостоящие им русские дружины вызывали восторг! Видимо, поэтому, в своё время, он сам проникся срочной службой, войдя в неё душой и телом.
   После парада, ясен перец, все потянулись домой. Причём пешкодралом, из-за переполненности транспорта, так что к обеду добрались до дома Любы-младшей. Почему именно этот частный дом был избран для гуляний и празднований никто не задумывался - главное посидеть за столом вместе. Однозначным тамадой и руководителем застолья стал Любин папа, здоровенный мужчина почти двухметрового роста. В 1941 году, будучи семнадцатилетним, он подделал свои документы, добавив два года к возрасту, и смог попасть на фронт. Дошёл до самого Берлина, а потом всю жизнь отмечал "неправильный" день рождения, чтобы документы не переделывать обратно. Награды, два ранения и куча интересных, порой непривычных, историй о войне. Старкова удивили откровения о том, что солдаты больше любили фильмы довоенные, на мирные темы, кинокомедии, а не те, что снималось на злобу дня. Ещё одним прикольным воспоминанием был рассказ о том, как в свободное время молодые смершевцы развлекались. Находили овраг пошире, устанавливали нечто вроде трамплинчика и, на трофейных мотоциклах, перепрыгивали через него с разгона.
   - Молодые мы были, дурные, даже не задумывались, что можем убиться.
   Ещё одним откровением, не упоминаемым в официальных мемуарах, оказалось то, что в конце войны, можно было у некоторых писарей купить документы на... звание Героя Советского Союза. Всего лишь за три-четыре тысячи рублей! Жена ветерана пыталась остановить разговорившегося мужа, мол, молодые этого не поймут. Впрочем никому и в голову не пришло бы сбегать и стукнуть органам на подвыпившего бойца Великой Отечественной. Не тот контингент, всё-таки не творческая интеллигенция, а трудовая.
   Сразу несколько человек убеждали Шмына выпить "до дна", "как положено", но обломились о юный возраст и, якобы, спортивность отрока. Зато, в его лице, те, кто лично воевал, нашли понимающего человека, своего в доску. Ну, начитался парень мемуаров, и рассказов наслушался (хотя ментальность хомо милитарис способен понять и принять лишь тот, кто сам такое пережил). В общем и целом, застолье шло своим ходом, перейдя в пресловутые песнопения. Старков моментально отличился и нажил чуток авторитета в глазах Любы-младшей, исполнив "День Победы". Абсолютный и безоговорочный свежак! Классный и умный!
   Всю малину испортили разговоры о начале войны, о немецких супертанках и о советских слабостях. Олег, на свою голову, влез с комментариями и получил полный отлуп. Естественно, что и Любы остались недовольны произнесёнными благоглупостями. И хотя трое ветеранов поддержали воспоминаниями именно Старкова - неприязненный осадок остался. В конце вечеринки, Люба-младшая отвела Олега в сторонку и наговорила ему с три короба - всё, что о нём думала. Включая то, что он даже её отца сбил с панталыку. Пришлось уйти, чтобы не вызывать дополнительного раздражения. Хочешь быть понятым - добейся полного выслушивания, иначе трындец и перевирание согласно "все говорят другое"!
   Злоба на самого себя и на свой развязавшийся невовремя язык не проходила, праздник был испорчен. Всё-таки следовало фильтровать базар, учитывая что идёт время семидесятых, а не тех же девяностых. Хорошо, что прокол произошёл в частной компании, а не где-нибудь в ЦК.
  
   Следующий день, автоматом, складывался как попало, бессмысленно, со сбоями. После обеда, чтобы чуток отвлечься, Олег урыл в библиотеку, где погрузился в чтение всякой стародавней "фанты". Прикольно было читать про конец двадцатого столетия, где Франция снова стала монархией, а видеофоны всё заполонили. Не компы с камерами и динамиками, а видеотелефоны. Впечатляла минимизация будущей оргтехники: мини-ЭВМ с мини-перфораторами, использующими мини-перфоленты. И ещё попался на глаза один импортный фантастический рассказ про фермера, который рассказывал в сельской пивнушке о своих страхах. Чувак неоднократно видел какие-то прозрачные фигуры, а в один прекрасный день его овец кто-то перерезал, содрав с них шкуры. Каким образом этот сюжет стал сценарием для блокбастера осталось загадкой!
   Набрав положенные пять книг (тяжёлые тома Медицинской Энциклопедии Абгольца) в свою клеёнчатую сумку - Шмын потащился домой, срезая, где возможно, расстояние через проходные дворы. Вчерашние воспоминания и самокопания вернулись, вместе со злобным настроением. В окнах уже зажёгся свет, ибо стемнело, а в одном из дворов очередной двухподъездной двухэтажки раздались крики. Двое каких-то хренов тащили упирающуюся девушку мимо дворовых сараек куда-то в заброшенный сад. Сзади шёл ещё один, видимо для подстраховки. Немногочисленные жители дома, как заведено, сидели тихо, как мыши и наверно подглядывали. Вполне возможно, даже комментировали "сама виновата" или "сука не захочет - кобель не наскочит". Следовало пройти мимо, чтобы не связываться сразу с тремя, но башню вдруг снесло.
   Ноги уже бежали вслед, а рука начала раскручивать над головой единственное оружие - сумку с книгами, килограмм пять весом. Отягощение втюхало заднему по виску и он сразу вырубился. Впрочем и сумка тоже порвалась. Старк резко ускорился...подпрыгнул, поджав колени к груди...с лёта распрямил ноги почти горизонтально...мужики и девушка попадали, как доминошки...Олег тоже. Впрочем, тут же вскочил...снова подпрыгнул (теперь уже с места)...поджав ноги под себя...начал распрямлять их в падении...позвоночник второго, не выдержав силы удара, хрустнул...
   Девушка вырвалась и удрала в темноту сада, а третий развернулся, вытащив нож с классным длинным лезвием. Лицо соперника выглядело улыбающимся, особенно когда Шмын двинулся на сближение. Удар ножом из положения снизу сразу был блокирован запястьем на противоходе...правая рука вывернула вражеский локоть...левая продолжала загиб...нож выпал...руки разворачивали тело противника...подсечка правой ногой...враг падает...его правая рука выходит из плечевого сустава...рвутся связки. Ещё один удар, стопой, по шее поверженного и... мометальное осознание того, что всё-таки подставился.
   Тот, кто был отморожен в начале, пришёл в себя и воткнул нож в спину Старкова. Ему бы попытаться провернуть лезвие или раскачивать его, углубляя рану и вызывая усиление болевого шока, но он допустил ошибку, выдернув своё оружие. Озверевший Старк моментально развернулся...пнул пыром по коленной чашечке...другой ногой врезал по яйцам...левой рукой втюхал, невзирая на попытку отмашки ножом, в висок...правой в адамово яблоко. В таких ситуациях напрочь отключается инстинкт самосохранения и Олег шёл ва-банк, так как выбора не было. Его, фактически, уже убили, так чего осторожничать? Заваливающийся на землю соперник получил ещё два мощных удара ногами по рёбрам в районе сердца и одно из них сломалось. Вот тут-то кто-то включил Темноту!...
   ...Подъехавший наряд милиции помог работникам машин Скорой Помощи собрать четыре окровавленных, ни на что не реагирующих, тела. Свидетелей не нашлось, да они и не требовались - стандартная поножовщина с применением холодного оружия...
  
   ...Лёгкое бормотание доносилось отовсюду, причём на разные темы, с применением яджуджского мата и яджуджского строительного. Недовольства класса "прикрывай железу, а то перегормонишь" перемежались стенаниями "задолбали со своим физраствором, дополнительным лейкоцитам некуда эритроцититься!" Откуда глюкородственнички понабрались такого слэнга осталось за кадром, зато занудный "один из патриархов" упорно гундел о том, что нужно было третий глаз на затылке отрастить. Старпер даже не подумал, что дополнительный прибабах всё равно закрыт волосами и ничего не увидит. А если их много напочковать, то обладателя запихнут даже не в психушку, а заспиртуют к себе подобным в Кунсткамеру, со сменой прописки.
   - Давно бы уже за артефактом сходил, чай не маленький и нам полегче стало бы! - вставил свой коммент очередной флудер пятитысячелетней выдержки.
   Массовая шептальня, в принципе, отображала происходящее - кукуруджики активировали и управляли внутричеловеческими заводиками и фабричонками по производству нужных ферментов, гормонов и прочей биохимии. Видимо, открывали какие-то заслонки или подзуживали необходимые органы. Ответственные за восполнение крови героически переправляли физиологический раствор, поступающий из капельницы, куда подальше в направлении пор. Чтобы не мешал работу работать! Группа виртуальных переговорщиков вела тёры с генной памятью, на предмет регенерации, а то и ускорения процессов. Генофонд старательно отбрыкивался, упирая на то, что человеколюди, изобретая ништяки, сами отказались от множества природных функций.
   Гундёж, в конце концов, задолбал и ответственный по выключатору снова ввёл режим Темноты.
  
   Второе пришествие неосознанного сознания в неподвижное тело добавило информации. Группа якуджей, договорившись с чем надо, приступила к заращиванию повреждённого лёгкого, включая переделку зарубцевавшейся ткани в лёгочную массу. Как долго всё это длится никто не докладывал, считая подопытного всего лишь биомассой, а не "звучащим гордо". Впрочем, обездвиженность даже мысли не формировала, обходясь поверхностным нематериальным присутствием тени Старкова. Ниточка жизни явно была тоньше человеческого волоса, хотя мимолётное дуновение надежды...
   Наверное месяц прошёл или пара лет, когда эго снова зафурычило. На этот раз ругани почти не наблюдалось, кроме кровеборцев, возмущённых тупизмом внешних врачей - капельницу так и не отключили, вурдалаки! Зато предки на несколько минут раскупорили правое ухо, проверяя слух в режиме "пиано".
   - Александр Борисович, - кто-то еле-еле озвучивал мысль, - его к нам привезли из тюремной больницы лишь на третий день. Какая-то бабуля пришла к участковому и всё рассказала, вот Олега и перевели из соучастников в пострадавшие. Плохо то, что там его зашили и раствором накачали, а сепсис не заметили. Мне пришлось расшить рану и более двух часов чистить, на день позже и было бы поздно. Началось бы общее заражение крови!
   Тут же мелькнула первая (наконец-то!) мысль: "При гангрене конечности можно руку или ногу оттяпать, чтобы сохранить жизнь остальному телу. А как отсечь часть грудной клетки? Это же все любопытные будут в новенькую дырку руку засовывать!"
   Проверка слушалки закончилась - выключатель щёлкнул...
  
   - Леонид Алексеевич, да что же такое? Он постоянно потеет, - возмущалась вредным лежачим Наташка, медсестра госпиталя им. Бурденко.
   - Действительно странно, вроде стабилизировался. Давай-ка, родная, смочи этим потом тампон и отнеси в лабораторию, а то как бы пациент весь не выпотел.
   Хирург, наблюдающий своего "крестника", озадачился - что-то шло не совсем по нотам. Больной розовел быстрее, чем положено и даже дыхание, с пульсом под ручку, устаканилось, как у выздоравливающих. Сиё есть неправильно и нарушает таинственный ход излечения! Обездвиженная худощавая тушка явно не собиралась умирать - того и гляди в себя придёт и устроит вырванные годы какой-нибудь гиперактивностью. Врач знал, что кома после тяжёлого ранения, дело обыденное и длительное. Вот только подозрительный полутруп явно не был с медициной согласен. Конечно, случай любопытный, хотя и неправильный в исходнике - Старкова, при переводе из тюрбольницы, должны были доставить в одну из городских. Но в тот день, как назло, все реанимации были заняты - вот и привезли чугундура в военный госпиталь.
   Теперь выхаживать юношу придётся до конца, какой бы он ни был! А это не меньше трёх месяцев в общей палате: покой, покой и только покой. И потом ещё дома, полгода-год, никаких тяжестей и нагрузок - слишком опасное ранение для паренька. Петь нельзя, говорить лишь вполголоса, чтобы лёгкие не порвались, дышать через раз и неглубоко, не позавидуешь. Если бы нож вошёл в спину на ладошку левее - кончик лезвия попал бы прямо в сердце, хоть с этим юнцу повезло!
   Результат анализов удивил - основной составляющей пота оказался... физраствор, практически в чистом виде. Видимо, кроветворение шло усиленно, а не по медицинскому уставу.
  
   Боли Шмын не ощущал, как и тела, наверняка родичи вырубили нервную систему, гордясь поступком. Зато с радостью доложили, что уже одна треть зарубцевавшейся ткани перефигачена в живую плоть. Хорошо иметь толковую родню, даже с вкраплениями отдельно взятых бестолочей. Обещалкины манили будущим - мол, в итоге, останется лишь узенький белый шрам на коже, на что заполучили справедливое возмущение. "Мужчину шрамы украшают, не смейте самодельничать!" Тут же неблагодарного потомка поставили на место военспецы:
   - Шрамы появляются у тех, кто подставился! Хороший воин вообще шрамов не имеет, а тот у кого их десяток: или балбес и недотёпа, или уже погиб от ранений!
   Дуремарские глюки явно не соображали в общественном мнении, оправдывающем разгильдяйство и безалаберность. Впрочем, спорить с ископаемыми значит не уважать себя - не дай бог, ежели кто узнает, что он дискутирует с диссидентами, живущими внутри головы. Сразу все окружающие станут снисходительными, мягкими пушистиками. А добрые, крупногабаритные дяденьки обеспечат дополнительной одеждой. В конце концов, коммуналку в мозгах можно и потерпеть, не вечно же будет длиться нашествие давным-давно вымершей родни.
  
   Внезапно, посередь очередной тьмы, яджуджи загомонили от возмущения и отчаяния.
   - Что происходит...кто подключил подопечного...отрубайте, пока не накосячил...ему же НЕЛЬЗЯ!
   Ничего не помогало - сила духа Старка сама взяла контроль над существованием. А как не среагировать, если мягкая тёплая ладонь легла на руку и волна любви и сочувствия перешла из одного сердца к другому.
   - Люба?!
   Лёгкий, еле слышный шёпот, вызвал ответную, хотя и двойную реакцию. Радость девушки в связи с оживлением от первого же прикосновения и... недоумение.
   - Это я, Афина.
   Ладошка улетучилась. Вместе с телом, которое понеслось найти хоть кого-нибудь из персонала, чтобы поделиться новостью. Темнота вернулась, успокоив кукуруджей...
   Наташа, врубившись в сообщение юной девы, тут же зашла в палату. Вроде всё, как обычно, но следует сообщить Леониду Алексеевичу. Тот самолично прошествовал к больному коматознику - а вдруг и правда очнулся? Однако никаких изменений не было видно.
   - А ты уверена или померещилось?
   - Чего же померещилось? Я здесь села, вот так положила руку, чтобы...
   Бессознательная личность нагло развернула свою конечность и ухватилась пальцами за запястье девушки. Не хватало, чтобы Афинка опять сбежала! Букуруджи заголосили, а лекари дружно изумились - ну, ладно, шёпот, а зачем одноклассницу хватать! Мы в коме или где? Откуда силы на лёгкое прикосновение и пожатие, какого членопотама обессиленный проявляет такое рвение? Что вообще происходит?
   - Старков, расслабься, тебе нельзя делать резких движений, - предупредила медсестра.
   - И не вздумай говорить, а то рана может разойтись, - добавил хирург.
   - Рана полностью зарубцевалась и наполовину перешла в нормальную ткань вместо рубца, - шепотливо доложил лежачий недотыкомок, - а Афинку я вам не отдам. Самому нужна!
   Наглость и самоуверенная непокобелимость пациента спровоцировали здоровый смех и нездоровый блеск в глазах хирурга, пишущего книгу о необычных случаях в хирургической практике. Клиент явно напрашивался на научные исследования и лишь возраст не позволял загребсти больного в подопытные. Следовало поговорить с его родителями, чтобы получить согласие на сотрудничество. Всё равно парню явно нечем заняться в быту, а в исследованиях ему наверняка интересно будет поучаствовать. Эх, если бы ещё разок прорентгенить тело!
   Ма-де-муазель Зелинская сидела тихохонько и думала, как бы поделикатнее узнать про неведомую Любу. Вдруг сестра какая-нибудь или ошибка в сказанном по болезни? Вот только ответа ни за что не дождалась бы - Олег не был готов к объяснениям и наверняка скосил бы в сторону пятой поправки к Конституции США, сославшись на рекомендации врача по молчанию.
   Ближе к вечеру, парня перевели в общую палату на две койки, которые синхронно пустовали. Родители, получив радостное сообщение из регистратуры, примчались полным составом. Радость от сына, пришедшего в себя, отложила обязательные попрёки и нравоучения по поводу поножовщины и непримерного поведения. Андрейка восхищённо смотрел на брата, который по настоящему был ранен и лежал в настоящем госпитале, как настоящий военный. Самых нужных, Вику с Алёнкой, пока ещё не оповестили.
  
   А поутру все, кому не лень, проснулись и обустроили паломничество. Возглавил череду капитан юстиции Кольцов, которому передали дело о четырёх драчунах и трёх ножах, один из которых так и не был использован. Лёгкое, ненавязчивое давление из ЦК, и присутствие рядом хирурга и Старкова-старшего позволяли быть объективным по самое не могу.
   - Олег, я знаю, что тебе трудно и нежелательно говорить, поэтому ты только кивай.
   Кивать тоже не рекомендовалось, но хлопать ресницами хотелось ещё меньше.
   - Итак, вечером 10 мая, по показаниям свидетельницы Камалетдиновой, три человека тащили за сараи девушку, которая звала на помощь, так?
   Кив-кив.
   - Ты проходил мимо и бросился ей на помощь, откуда и куда ты шёл и почему там оказался?
   Покивать не удалось, поэтому пришлось прошептать "из библиотеки - домой".
   - А, так вот чьи книги там валялись? Сегодня же передадим их твоим родителям. Зачем же ты один против троих полез драться?
   На этот раз роль кивателей исполнили плечи - мол, сам дурак, понесло меня. Впрочем, вопрос не имел отношения к краткому дознанию и ничего не пришлось записывать. Подлечится парень - можно допросить по полной!
   - Свидетельница показала, что сначала ты избил двоих, поочерёдно, девушка убежала, а потом третий воткнул тебе нож в спину, так?
   Кив-кив.
   - Ты, раненый, продолжил драку с ним, пока не потерял сознание? - и не дожидаясь "кив-кива" следак рассказал о самих бандюганах. Оказывается, двое постарше, сбежали из ИТК под Карагандой и пробирались в Киргизию, в Чолпон-Ату, где у одного были родственники. Места там горные и кого хочешь можно спрятать. Всесоюзный розыск искал рецидивистов почему-то в основном в России (в Перми жила мать другого). Впрочем, по пути, оба засветились пару раз. Убийство покупателя в сельском магазине Джезказганской области и изнасилование и убийство продавщицы из него. Затем, изнасилование и убийство прохожей в Чимкентском городском парке. Что ещё накосорезили оба урода - осталось неизвестным. В Алма-Ате проживал двадцатилетний родственник, который должен был помочь с транспортом через перевал.
   Обоим просто нечего терять, поэтому они лютовали везде, где появлялась возможность. Вероятно, что алмаатинка была знакомой самого молодого, хотя могла оказаться и просто прохожей. Она до сих пор не объявилась.
   - В общем, спасибо тебе от нас, милиционеров. Получается, что вся милиция Советского Союза искала этих тварей, а ты, в одиночку, их нейтрализовал! Если бы от меня зависело, представил бы тебя к ордену за мужество и верность гражданскому долгу. Обвинения с тебя сняты, поэтому выздоравливай поскорее. Может, после школы, пойдёшь в школу милиции, нам такие парни нужны!
   Капитан повернулся и пожал руку Александру Борисовичу.
   - Спасибо, что такого сына воспитали, отважный он. И умелый.
   Опрос закончился неожиданно приятно - как может полностью измениться подсудное дело, благодаря всего лишь одному свидетелю! Отец остался доволен - есть чем похвалиться перед сослуживцами. Да и по-человечески радостно, когда сын-обалдуй оказывается героем.
  
   Следующая гоп-компания состояла из дочи, её мамы и набора других студентов. Алёнка вела себя послушно-препослушно, но вопросы сыпались сами собой, так как сдерживаться ей не удавалось. Шмын, по мере сил, нашёптывал ответы, пока не иссяк и Наташа не выперла всех из палаты.
   - Извините, но режим следует соблюдать, а не нарушать, иначе больной никогда не выздоровеет!
   Позавтракать не просто хотелось, а усиленно мечталось, но сил хватило лишь на пиалушку куриного бульона. В обед заехал Михайла Семёныч с фруктами и ягодами, а через пару часов нарисовались одноклассники, во главе с директрисой и классной руководительницей. Практикантка Жанна тоже втесалась в небольшой коллектив. Слух о том, что милиция представила Старкова к награде, ещё не перешёл в статус сплетни и никаких возмущений не последовало. Хотя такое вполне могло случиться.
   Марья Васильевна побеседовала с хирургом у него в кабинете и порадовала Олега тем, что он может весь девятый класс учиться, как попало, а экзамены за восьмой будут отсрочены на год. Посещение уроков тоже было объявлено вольным (по состоянию здоровья), а от физкультуры и трудов, автоматом, следовало освобождение. Так что, про гарантированные пятёрки по любимым предметам, можно надолго забыть. Пилюлю подсластила Тамара Александровна, порекомендовавшая отпустить Старкова в лечебный отпуск до конца учебного года. Здоров живёшь, пирожковозы, сколько того восьмого класса остаётся в мае месяце? Ну, как всегда, повидло намазали, а хлеб чёрствый! Ближе к вечеру заявились Зелинские и Щукины, дружно посоветовавшие не сачковать, выздоравливать и заживать до свадьбы.
   После ужина заглянул Леонид Алексеевич, чтобы, наконец-то, сказать какое нынче число на дворе. Как-то раньше все подумали, что Олег это знает, а у страдальца голоса не хватало, чтобы суровой правды жизни добиться. Оказывается вокруг заканчивалось 16 мая, всего лишь. А как же месяцы проведённые среди антик-глюков? Попаданец сам ошалел от возможностей родовой и генной памяти по ускоренной регенерации. Глядишь и хвост можно будет отрастить такими темпами, вместо копчика. Или возможности тырым-пырыма усилить, вдруг понадобится?
   Хирург поведал то, что чисто профессионально узнал от Кольцова. Бандюган со сломанным позвоночником остался жив, но навечно парализован - только глаза двигаются. Тот, что щерился в ночи, угрожая ножом, лежит при смерти. Покалеченные шейные позвонки требуют сложнейшей операции, а такое делают лишь в Москве. Любое неосторожное движение грозит смертью, так что транспортировка невозможна, как и приезд московских хирургов, имеющих очередь на месяцы (из более положительных пациентов). Молодого, как наименее пострадавшего, уже подлечили, а сломанное ребро зафиксировали стяжками. Буквально завтра-послезавтра переведут в СИЗО, где зека быстро дознаются чего с девушкой хотели сделать. Тогда молодого там же и грохнут, ибо насильников не любит никто, включая заключённых. Тем более, что за решёткой нет излишнего официоза. Впрочем, может ему сойдёт с рук, изнасилование же не состоялось.
  
   В Москве начались предварительные заседания и обсуждения по интересам для подъезжающих членов ЦК КПСС. Тех, кто должен был принять участие в Пленуме 19 мая. Официальными вопросами являлись "международное положение" и "обмен партбилетов", вспомогательными - всё остальное. Два "брата по целине", некогда совместно рулившие Казахстаном, уединились на даче, чтобы согласовать "единство мнений" на Политбюро. В принципе, лояльность Димаш Ахмедовича сомнению не подвергалась, но уточниться следовало. В обмен на безоговорочную поддержку, Леонид Ильич дал карт-бланш на самостоятельность казахского пакета инноваций.
   Разработка новых кристаллов не требовала поддержки Москвы, так как единственный советский специалист такого уровня, вне южной республики, жил в Киеве. Да и сам проект выглядел пока сыроватым, из-за отсутствия практической части. Игры и игрушки нового типа тоже не затрагивали интересы главной столицы Союза. Пусть алматинские кооператоры хоть на мировой уровень выходят - всё какая-никакая инвалютная копейка перепадёт стране. А если, не дай бог, рысята станут модными за рубежом - всегда можно озадачить большие плюшевые заводы и меховые комбинаты массовыми заказами. По поводу троичной логики, Брежнев даже улыбнулся. Только-только одни отечественные энтузиасты расшибли лоб о неё, как другие рвутся наступить на те же грабли. Изготовление модельной и спортивной обуви на фабрике Шаумяна прекрасно вписывалось в принцип хозрасчёта. Пусть производят силами своего кооператива, лишь бы план по нормальному ширпотребу выполнять не забывали. И поддержка модельной одёжки не возбраняется - контролируемое партией производство всё-таки лучше подпольных цехов и их хозяев! По новым книгам и фильмам - тоже абсолютный одобрямс, коли народ смёл за неделю первый тираж и теперь выгребает повторный. Глядишь, с Бродского и Солженицына переключатся на безработную училку Старкову. Раз цензура пропустила - значит мин нет!
   Кунаев остался доволен "зелёным светом" на самостоятельность в сфере науки и культуры. Если проекты начнут воплощаться - появится преимущество перед другими первыми секретарями. Потом останавливать "Восточный экспресс" будет уже поздно! Естественно, что косточки перемыли и основополагающим позициям. АЗТМ дал первый валютный доход, продав очередной прокатный стан иноземцам. Торпеды завода им. Кирова вовсю испытывались на Иссык-Куле под руководством самого Бергера, а ЛЭП постоянного тока, строилась от Экибастуза прямиком в Орск. Абсолютно дурацкий проект, который поставит в столь же дурацкую ситуацию Казахстан на многие десятилетия вперёд. Республика окажется в странной позиции, когда станет одновременно и экспортёром, и импортёром электроэнергии. В особо крупных размерах! Вот только цены будут подхохатывать над здравым смыслом: казахский импорт окажется в четыре раза дешевле (на киловатт) экспорта энергии с Оби, в восемь раз дешевле цены транзита через Киргизию Вахшских поставок бегущих электронов, а таджикские киловатты и сами потянут в шестнадцатикратную сверхстоимость. Мощную горную ГЭС строили всем Союзом, потребителем, в основном, стала Алма-Ата, а таджики до сих пор отдают моральный долг братским республикам, строя всё подряд по СНГ.
   Последним пунктом дружеской тёрки стояла проблема совхозов-миллиардеров. Осевшие военнопленные организовали добротные хозяйства по всему Северному Казахстану и уже не знали куда девать безналичные рублики, исчисляемые длинными рядами с ноликами. Леонида Ильича волновало товарное наполнение этой массы, а Динмухамеда Ахмедовича - желание молодёжи вернуться на историческую родину отцов. Вопрос решили поставить на Политбюро.
  
   Любая инфа имеет дурацкую привычку сифонить из самых закрытых источников и Кунаев, на следующий день, имел несколько приватных разговоров с другими бабаями Советской власти. Правда, на сотрудничество он согласился лишь с Машеровым, ибо тот ничего особого не просил, в секреты инноваций не лез, а лишь предложил дружить домами. В смысле, поставлять специалистов для казахстанского хайтека и, в первую очередь, в сфере разработки компьютеров нового поколения.
   Подошедший с небольшой просьбой Андропов был отшит. Главный КГБшник хотел пристроить своего протеже, хоть на какую высокопартийную должность, так как в РСФСР того блокировал могучий Кириленко. Впрочем, так и несостоявшегося прокурора, никуда не допускал ещё Семичастный, сказав: "...этот может развалить всё, до чего руки дотянутся..." Поразительно, но кулуарная фраза оказалась верной в период с 1985 по 1991 год. "Протеже", фактически начав с Чернобыля, закончил Беловежской пущей, куда не был приглашён.
  
  
   Глава девятая.
  
   Ещё через день пришли Марианна с Любой-старшей. Две подвижницы нового казахского стиля в одежде, узнав, что калека уже шепчет, пришли за указаниями. Естественно, они не собирались тревожить полутруп... Впрочем, неугомонный лежачий больной уже стоял у окна и чего-то внимательно разглядывал. Никто же не знал, что Олег Александрович способен часами наблюдать даже за жизнью муравейника. Да ещё и с увлечением!
   - Ну, нифига себе, он уже ходит, - возмутилась пухляшка, - мы тут переживаем, выживет ли, а он за чувихами в окно подглядывает!
   - Ничего я не подглядываю, тут муха между стёклами проснулась и дырку ищет.
   Да уж, проблемнее проблемы явно не было, одни мухи на уме! Впрочем, лапушки порадовали обезвитаминненного подростка ранней черешней и начали показывать картинки с задумками. Нашли, кому демонстрировать идеи, чугундурины.
   - Котёнки, всё выглядит здорово, - отморозился Шмын, - только вы и есть главные профессорши моделирования, а я просто пользователь.
   Следовало перепрограммировать исполнительниц на самостоятельное плавание, так как помочь он мог, лишь обеспечив поддержку сверху. В модах и выкройках Старков оставался дубом. Зато запросил список оборудования, которое может понадобиться для кооператива. Райком партии и потребкооперация согласились помогать - значит нужно трясти осину, пока с неё авокады не посыпятся. О договоренностях Кунаева с Брежневым ещё не знали, поэтому лишних золотых гор Олег не стал обещать. Нужно использовать те ресурсы, которые имеются в наличии, иначе раскат губы обеспечен. Пришлось, конечно, рассказать о том, что случилось, начав с откровения:
   - Вляпался, блин, на свою голову, чуть не убили!
   Дизайнерши поохали, посочувствовали, погладили по голове и смылись по своим делам. То есть, ушла лишь Машка, а Люба осталась, чтобы... поплакаться. Её фраер никак не хотел светлого будущего, считая, что к звёздам следует идти только через тернии. Мол, сначала попрозябаем, поможем одному из нас получить высшее образование (пока другой будет на машинке строчить), а потом будь, что будет. Козе понятно, что паровоз уедет далеко-далеко от Любы за пять лет.
   - Любушка, тебе самой нужно выбрать путь: или любовь, или карьера. Да и, если задуматься, что это за любовь? Ради самого близкого человека люди идут на самопожертвование, а не спекулируют чувствами.
   И что толку, коли фраза прозвучала двояко - получилось, что жертвовать должна... Люба? Старк мог бы поведать девушке о том, как сложилась её жизнь без дизайна мирового уровня. Однако делиться сейчас нажитым было бессмысленно - молодость оптимистична по сути! Жаль, что другая Люба так и не пришла, то ли не знала, то ли не хотела, а скорее всего, не увидела в новом знакомом ничего интересного.
  
   Выписка пришлась на 24-ое мая - несмотря на возмущение хирурга всё уже было в норме. Раненный не отлежал даже двух недель, чем нарушил порядок восстановления после тяжёлых ранений. Никто не знал об участии виртуальных яджуджиков в излечении и заращивании раны, поэтому всё списали на ускоренную регенерацию. В принципе, так оно и было, но выглядело эдаким астрально-мистическим чудом. О способности любого человеческого организма к самовосстановлению, никто, включая Старкова, не знал. Чем больше человечество обзаводилось лекарями и лекарствами - тем меньше прилагало усилий к использованию своих природных возможностей. И, в конце концов, отказалось от них и позабыло то, что вложили в новую расу предтечи людей.
   Дома всё было по-прежнему, за исключением заметно улучившегося быта: съедобного и одёжного. Мамуленция, обзаведясь гонорарными деньгами, смело вступила на тропу войны с экономией и бережливостью. Батя, хоть и недовольно бурчал, но не спорил с изменившимся статус-кво. Да и Клара Ильясовна грозилась довести общий тираж до ста тысяч - уж слишком созрела страна для нового стиля, уже получившего негласное название "попаданство". Два десятка писателей-фантастов вовсю ваяли нетленки подходящего направления и готовились обивать пороги издательств. Даже Даниил Гранин решился на эксперимент - на него надавил горком Москвы, чтобы Казахстан не выделывался слишком сильно. Следующая книга Старковых намечалась на сентябрь, Олег собирался работать над ней в колхозе и привозить по частям, в течение лета, готовую писанину.
   Желание всласть посенокосить никуда не делось, а наоборот усилилось. Тяжёлый физический труд - это самый классный кач для тех, кто врубается. Плюс, дополнительный весомый заработок! Уж очень хотелось купить избушку в деревне и использовать её, хотя бы под дачу. Пацан, не имевший никогда, не то что комнаты, но даже своего угла, внезапно стал домохозяйственным. Что, стопудово, не осталось незамеченным.
   Ну, а под вечер, он урыл к Вике с Алёнкой, с ночёвкой - сильно соскучился по доче.
   - Ваша папа пришла, чукру-мукру принесла, - послышался ответ на дежурное "кто там?"
   - Мамочка, открывай быстрее, я хочу на чукру-мукру посмотреть!
   Белокурая свистопляска быстро вскарабкалась на руки и начала водопад гаданий о том, чего же папа притаранил. Заветный пакетик развернули, а в нём оказалась "игрушка номер 2" - робот-трансформер. Конечно, ещё экспериментальный, но уже гладкий, без задирин. И со всякими прибабахами. Чукрее просто больше ничего не было!
   - Я её с рысиком познакомлю, пусть они подружатся, - чудо соскользнуло на пол и умчалось в свою комнатку.
   Вика прижалась к Старкову и честно призналась, что уже начала потихоньку тосковать.
   - Ты так редко приходил к нам, а теперь вообще на полмесяца пропал. Пойдём я тебя покормлю, - логики никакой, зато приятно.
   Семейный вечер снял остаток накопившейся моральной усталости - все проблемы отползли в сторону, хотелось просто тупо наслаждаться покоем и общением с близкими.
  
   Димаш Ахмедович собрал небольшой, карманный педсовет из нескольких доверенных лиц. Совещание не было секретным - просто хотелось поменьше дебатов и высокопарных высказываний. Политбюро, замучанное подготовкой к подписанию крупных договоров со Штатами (ПРО и ОСВ), одобрило просьбу о проведении партийного эксперимента в Казахстане безо всяких дискуссий. Пусть казахи сами себе шею и голову ломают, коли так поумнели за последние полгода. Есть более насущные вопросы.
   Краткий отчёт о достигнутых соглашениях сменился неожиданностью - идея о создании автономного сектора по инновациям и высоким технологиям воплотилась! Принцип "предлагаешь - исполняй!" моментально восторжествовал - Михаила Старкова назначили начальником, со всеми гарантированными отсеканиями головы и положенными плюхами в случае провала. Подчинение почти прямое - секретарю, курирующему оборонку, и самому Кунаеву. Всех остальных, включая отдел науки - посылать подальше. Финансы - из партийной казны, обеспечение секретности - через зама КГБ.
   Михаил Семёнович сидел явно обалдевший - он же лишь в шутку несколько раз обмолвился о таком варианте, не придавая ему значения. А тут дают право на пять сотрудников на своё усмотрение, включая заместителя и помощника. Полный карт-бланш, который может привести в пропасть! Да ещё и предполагаемое назначение консулом в Бордо накрывается медным тазом! Вот уж, двоюродный братец учудил со своими задумками - заразил, гад такой, длинным языком на собственную голову.
   - Ну, что, Старков - желаю удачи. Большому кораблю, так сказать... - напутствие первого секретаря подразумевало всё сразу.
   "Барса - кельмес!" мысленно ответил теперь уже бывший замзавотделом. То ли сабантуй устраивать, то ли собственные похороны? Разве что пойти и сообщить жене о том, что пара лет жизни во Франции неизвестно куда отдалилась. Галка - хорошая подруга жизни и всё поймёт, но обязательно расстроится, а этого так не хотелось. И кто его за язык тянул?
   Сам Кунаев тоже погрузился в раздумья. Конкуренция с Украиной и Узбекистаном по всем фронтам ничего не давала - конкуренты вечно опережали во множестве вопросов соцсоревнования. А чувствовать себя топливно-энергетическим и продовольственным придатком уже надоело - всё-таки шестьдесят лет исполнилось. Казалось бы, уйсун из уйсунов, стабильность и консерватизм по роду, а татарская составляющая передавила и понесла. Недаром урусы говорят: "Седина в бороду - бес в ребро!" - вот и полез в авантюру. Динмухамед, имевший до сих пор живых родителей (восьмидесятых годов рождения прошлого века), понимал, что ещё не стар. Значит можно поиграть в не совсем знакомые игры для молодых! А то никто даже не заметил, что под его руководством Казахстан удвоил свою экономическую мощь. Раз не видят основного, следует показать вспомогательное, сколько можно сидеть в стороне и поддакивать другим?
  
   Михайла Семёныч навестил родственничка с желанием загрызть двоюродную кровинушку, сбившего его с пути праведного. В тридцать три года хочется устаканивать то, чего добился, а не исполнять резкий поворот с непредсказуемыми последствиями. Непредвиденный форсаж может и хвост оторвать, и в пике сбросить, а зачем это нужно?
   - Неправда ваша, дражайший кузен, - начал церемонию убеждения обвиняемый, - ты, дядь Миша, всё-таки Старков, а значит круче всех. Вот и держи марку!
   Наглая нахрапистость, густо замешанная на лести, тут же лишила партократа уверенности. После чего, началось обсуждение первых шагов по обустройству нового сектора. Эх, знал бы кто, что американские предложения по ОСВ писал рядовой клерк, а все вышестоящие, лишь копировали их на более весомой бумаге с усилением, от уровня к уровню, начальственных печатей. Вот и членам Политбюро наверняка икалось, когда три обыденных человека создавали серьёзнейший инструмент на кухне малогабаритной квартирки.
   - Хорошо бы привлечь к работе изобретателя по фамилии Генбач, - советовал Олег, - он практичный. Всё, что изобретает, сразу же у себя внедряет.
   - Это, случаем, не Алексей Никандрович? - заинтересовался папа Саша, - он в Политехе преподавал вроде.
   Функционер заинтригованно глазел на родственников - неужели сговорились заблаговременно? Впрочем, ларчики всегда открываются под лезвием Оккама, Олег умолчал собеседникам о том, что сотрудничал с сыном фигуранта в 1990-1991 годах. Особенно, ему нравилось то, что Генбачи применяли некоторые свои разработки в личном хозяйстве, на даче. Ну, не было у Никандрыча своего толкача, чтобы в народное хозяйство продвигаться. А тут, за столом, целый агатай сидит, которому пока без разницы, что втюхивать для отчётности, пока серьёзные исследования раскручиваются. Хоть, систему спасения плодовых деревьев от заморозков, хоть, своеобразную горелку для выщелущивания дырок в бетоне и нарезания гранита, хоть, воздухоочистительные жидкости, улавливающие даже частицы менее пяти микрон в диаметре. Так нехай ищет объекты под другие инновации тоже, раз руки из нужного места растут и мозги исправно шурупят.
   Кроме того, большой интерес у самого молодого вызвало предложение Машерова о сотрудничестве. Троичный компьютер - дело хорошее, но и создание простого двоичного не помешает. Тот, который в каждую семью придёт со временем. Озадачивание инженеров, не настолько сложное дело, когда знаешь к чему придут через сорок лет. Чтобы не разбредались сразу по всем направлениям, а инноватили в строго обозначенном коридоре. Белорусы - прекрасные партнёры, главное их в Казахстан заманить, хотя бы по временным договорам.
   Под общую научно-техническую базу и сборочное производство по всем хайтекам - хорошо бы оккупировать Талгар. Недалеко от Алма-Аты и, в то же время, вполне независимый городок - охранять легче от шпионских шпионов.
   - Кстати, Михайла Семёныч, нет ли доступа к американским исследованиям по сверхпроводимости? Ну, и к нашим, советским. Очень нужно для усиления энегетики.
  
   Володя и Рустем разработали все мыслимые варианты элементов для троичной алгебры Буля и развлекались, компонуя из них различные нужные и ненужные примочки. И всё равно чего-то в супе не хватало - это чувствовалось, хотя и не зналось. Шмын очень вовремя подкинул немыслимые элементы, типа схемы "или" в которой на вход поступают, например, нолики и единички, а на выходе появляются... двоечки. Тем более, что в пять базовых вольт вмещались целых три зоны напряжения, вместо стандартных двух. Когда-то, на заре телемеханики, умки использовали релюхи, которые только и способны, что быть выключенными или включёнными. Современные же микросхемы работают с разными уровнями вольтажа, а не по принципу "есть напруга - нет напруги". Вот она-то, родная, всегда есть - только делится на большую и малую. Так что сам бог велел добавить среднюю, чтобы компанию предыдущим составить.
   Шкаф-считалка всё больше напичкивался вспомогательными устройствами и уже умел не только считать. Одним из чудес света стал декадный счётчик, переводящий из троичной в десятичную систему и обратно. Так что осталось смоделировать все возможные виды триггеров, чтобы полный набор элементов и простейших схем обкатать, пока жареный петух где-то далеко бродит. Да, и время нужно, чтобы не только заказать, но и поручить сделать напылятор-выращиватель для иготовления микросхем троичной логики. Весь уровень знаний Шмына о таких устройствах сводился к тому, что их вроде где-то производят. А большего от него и не требовали - спецы сами знают куда партократа науськать, главное техзадание подготовить.
   Петро-программист, худо-бедно, но уже обзавёлся помощником и прехорошенькой помощницей. Блондинка с мозгами имела приятный каштановый цвет волос и разрывалась между двумя огнями: захомутать шефа и сделать имя в специальности. Микро-могучая тройка вовсю работала над новым математическим языком - нагло используя всё, что плохо лежало в других. Правда, дату сразу планировали так, чтобы никакой Проблемы-2000 не иметь, пусть лучше электронщики побольше железа задействуют.
   Осмотр войск перед отбытием на деревню к дедушке закончился во 2-ой горбольнице. Четыре койки одного из отделений были задействованы под кроликов в человеческом обличье, потребляющих различные отвары. А угловую полуподвальную лабораторию, до последних дней бывшую складом ненужностей, ремонтировали и напичкивали оборудованием под антивирусные исследования. Мало того, Светлане Эпштейн выделили персональный транспорт, водителя-телохранителя и зелёный свет на любые запросы. Пусть только попробует теперь не получить нобелевку для себя и республики!
  
   Встреча кристаллоумок с Михаилом Старковым состоялась в новеньком кабинете начальника сектора. На одной из стен хозяин уже повесил две карты: области и самого Талгара с примыкающими землями. Места под создание инфраструктуры вполне хватало, а учитывая многочисленность солнечных дней в году, можно и соответствующую электростанцию замутить. Тем более, что бесплатная энергия тоже просилась в инновативные руки. Мазут, газ и уголь, конечно, верные друзья электричества, но почему бы благородным донам дополнительно соломки не подстелить. Небось, умников-изобретателей, охочих до солнечной халявы по всему Союзу хватает! Так что, имеет смысл финансировать их разработки, перетащив в городище на Шёлковом пути - тут и отчётность, и показуха, и, даже польза, со временем.
   - Михал Степаныч, солнечная энергия бесплатна по сути. Поэтому, имеет смысл развивать её добычу, развивая качество панелей и КПД переработки, - увещевал Щукин, - одни аккумуляторы не решат проблему.
   - Но вроде бы нефти и газа полно, может с ними работать?
   - Дядь Миша, нефтегазовой энергетикой пусть другие занимаются, - втесался Олег, - а мы лучше разработаем высокоэффективные солнечные станции и начнём их продавать за валюту Западу. Да ещё наши спецы будут обеспечивать пусконаладку за рубежом. Надо пользоваться тем, что мир тоже уповает на стандартные подходы.
   Действительно, человечество до посинения пользуется невозобновляемыми ресурсами, аж до 2012 года (что будет дальше даже младший Старков не знал, потому что не дожил). И кое-как доползло до производства пяти киловаттов в час на квадратный метр панелей. Мало, но можно и площадями брать - кто запретит все неудобья покрыть для пользы дела?
   - А форсионные кристаллы, даже в пасмурную погоду могут энергию впитывать, - добил оппонента Шмын.
   - Странно, но мои расчёты тоже это показывают, - подтвердил Зеленский.
   Остальное свелось к перечню стартовых потребностей в площадях, жилье, оборудовании и научно-трудовых ресурсах.
  
   Прощание славяна свелось к посещению школы в последний раз и свиданию с Афинкой. Девушке предстояли экзамены и её голова была наполовину занята, чем Старков и воспользовался.
   - Я иногда буду приезжать, навещать, даже песенки петь. Лучше уж ты ко мне намылься на каникулах, на целый месяц. Я тебя от аллергии излечу, заодно горным воздухом надышишься на год вперёд.
   - Меня мама не отпустит, мы в июле на Чёрное море едем с Ромиными родителями.
   Ну, что же, вольному - воля! Убеждать в том, что Заилийский Алатау гораздо полезнее, чем морское побережье, бессмысленно - люди живут в мире своих иллюзий. То, что принято, всегда превалирует над тем, что желательно, "иначе люди не говорили бы". Олег забивал себе голову любыми философствованиями, чтобы не мучаться от главного. Вот она, рядом, остаётся чуть-чуть, чтобы быть вместе навсегда, счастливыми и удивительно подходящими друг другу. Но не даётся этот микрон перехода - в голове остаётся капля надежды на ту, которая...
   Так что поездка в район расселения железнодорожников оказалась неизбежной. Глянуть, как в последний раз, по-штирлицки, а потом можно и в колхоз навсегда переселиться. Найти там какую-нибудь одинокую, попробовать охмурить, чтобы забеременела, и опутаться цепями Гименея. Всё, тогда долг будет превалировать над чувствами и все головные боли изыдут, оставив место лёгкой грусти и ненавязчивой тоске. Которые будут запакованы в коробочку несостоявшегося и спрятаны поглубже, рядом с подсознанием. Логики в сих планах, ясен перец, никакой - зато явные действия по разрубанию узла, вместо терпеливого развязывания. Эх, как хорошо было в армии! Там командиры всё за тебя решают - думать не надо, только исполнять. Никакой чёртовой проблемы выбора, мешающей жить и загваськивающей мозги вариантами. Интеллигентам хорошо - они любят интеллектуальное самокопание и ковыряние в собственной душе, а как быть простяку? Тоже достоевщиной заниматься?
   - Тук-тук-тук, это Олег Старков, а Люба дома?
   - Нет, Люба с Сергеем в кино ушла, поздно будет.
   - Извините, а кто такой Сергей?
   - Это её парень, одноклассник.
   Ну вот приплыл, пусть даже в думах! Совсем забыл про Серёгу, который именно в этот период бойфрендился с лапушкой. Ну, и куда против судьбы попрёшь? Или тупо ждать февраль 1979 года, когда официально познакомился? Семь лет гордого одиночества ради любви, которая может и не состояться со стороны девушки. Лёгких ответов не существовало, как и простых решений, а на тяжёлые не хватало моральных сил - всё-таки, не так давно лежал и помирал от кровопотери в чужом дворе. Лишь случай спас и от летального исхода, и от тюрьмы - теперь, наверное, долго не придёт? Случаи, они такие, стараются равномерно посещать человеков, чтобы никому обидно не было. Только не все осознают это и, часто, даже не благодарят богов за помощь. Мы, мол, атеисты до мозга костей и всё потустороннее нам обязано по определению. Цари природы, итить-колотить!
  
  
   Ночные приходимцы добивали вечернее упадничество своими плаксами на несносных античных греков. Мол, те всегда не любили гогов с магогами, завидовали знаниям и умениям и всё время обсирали их на каждом углу. Как будто эллины самые умные, а всякие букуруджи - из племени тупи-гуарани. Поэтому Аристотель и науськал Александра Македонского на уничтожение народа-конкурента. Всех покорить для персонального использования, а соперников подвергнуть поголовному геноциду.
   И действительно, в исторических хрониках упоминается то, что гоги и магоги были уничтожены полностью. Как злобные, вредные, как угроза всей Ойкумене! То есть, жили тысячелетиями, торговали знаниями, а потом, в одночасье, стали плохими и опасными. Чёрный пиар - сверхдавнее изобретение и умные люди с удовольствием пользуют его возможности. Особенно, в научно-просветительской сфере.
   В общем, оба шайа переговорили с умными кукуруджами всех мастей, получив заблаговременно инфу о целях вторжения. И решили сделать ход конём - спасти информационное наследие и часть продвинутого населения. Все роды байа получили приказ покинуть родовые земли и валить, пока при памяти. Македонский ещё только в Египет вторгся, а добровольные изгнанники уже были в пути, согласно разработанному плану. Каждый род разделился на две части и вёз с собой продублированные "информатории". Одиннадцать половинок двинули на северо-запад, через множество земель и в итоге достигли берегов Балтийского моря. Впоследствие, они примкнули к визиготам, и соучаствовали в великих завоеваниях этого народа. Часть, после всех перепитий, осела в Испании, а те же Бордж-байа вообще добрались до Италии. Где остались в памяти людской, как семейство Борджиа (большей частью рыжие и зеленоглазые).
   Другая половина двинулась дружной сапой на северо-восток, куда подальше, и добрела до самой-пресамой тайги. Кто-то поселился в степи, кто-то примкнул к кыргызам, проживавшим и крышующим леса от Енисея до Лены. Маджуджи Борджи смогли сохранить и расовую внешность, и родовое имя, став Борджигинами. Правда, практически все, включая ассимилировавшие роды, потеряли с веками культурное наследие, религию, ментальность. А единого бога Сульдэ опустили до бога войны в пантеоне Тенгри! Те, кто поселился в тайге, вообще стали приживалами киргизов, зато принесли местным племенам новое слово, которое пригодилось через века.
   Яджуджский род Агаши-байа выбрал вообще третье направление, устремившись на историческую родину, в Тартар. Только в четвёртом веке до нашей эры там совсем скудно стало, да и население категорически изменилось. Так что, с великой мечтой о возрождении проарийской цивилизации пришлось расстаться - все силы уходили на выживание. Кончилось это плохо, хуже некуда, Агаши ассимилировали и всё утеряли, даже свои многотонные записи. А может быть и припрятали в какой-нибудь из пещер, завалив вход? И осталась от них лишь память, да легенды о шамбалах (возвращенцах), которые когда-нибудь построят персональный тибетский коммунизм. Само название рода, вместе с "хрониками", переместилось в астрал, как и положено легендам. Причём, астралом стали называть не окружающий мир, открытый для тех, кто имеет время и желание смотреть по сторонам или на звёзды, а какую-то орбитальную взвесь.
   Греки, уничтожив конкурентов руками македонцев, ввели в обиход ужасы о яджуджах и маджуджах, которые перепевались из века в век. Помять уходила с поколениями и тот же Бируни повторял те же сказки о страшных народах, поедающих всех заживо.
   Весь яджуджский полубред надоел и, слава богу, растворился в глубоком сне. Утром, накупив свежего хлеба, Старков уехал в Тургень, к дедушке и бабушке. Подальше от проблем, вопросов, прогрессорства...
  
   Сектор инноваций начал наполняться персоналом, причём Михаил Семёнович порой резал по-живому. В замы он забрал Ербола Тулегеновича, обескровив Советский райком партии. Всё равно, бывший второй секретарь, уже был в курсе происходящего и знаком практически со всеми адептами новаторского движения. Помощником утвердили некоего Нуржана Казымбетова - двоюродного брата зампреда Казпотребкооперации. Тридцатилетний джигит владел набором умений, свойственных комсомольским функционерам, курирующих ССО и пусконаладку. Опыт частной деятельности в советских условиях позволял обходить острые углы вполне законными методами. А уж контакты представителя ведущих родов Старшего жуза обеспечивали многочисленные одобрямсы на местах, коли те понадобятся.
   Генбач, как практик внедрения (когда есть куда и что внедрять) стал одним из инструкторов. Насчёт другого, своеобразного протеже Олега, пришлось попыхтеть. Начальник техотдела Казжелдора был востребован руководством дороги на триста процентов. Прекрасный хояйственник и спец в АСУ, Нигмат Исингарин, являлся своеобразной палочкой-выручалочкой в пиковые моменты. А таких ситуаций - на любой железной дороге невпроворот, особенно в период массовой автоматизации всего, что под руку попадается. Но ЦК есть ЦК и вопрос решили в пользу гипотетической инвалюты и теоретической энергетики будущего. Новобранца сразу припахали к созданию Талгарского Академгородка, придав ему, кроме финансов, ещё и одно из подразделений ХОЗУ Совмина. Лето, конечно, период отпусков, но не зимой же начинать малое строительство!
   Единомышленники, практически поклялись кровью, подписав бумаги "о неразглашении" под тремя нулями. Понятно, что после того, как их подготовили по соответствующим девяностым и сотым приказам. Место, оставшееся вакантным, приберегли на всякий пожарный случай.
  
   Любимейший Тургень оставался тем же пыльным и спокойным большим селом. Бывшей казачьей станицей, построенной на древнем пути, ведущем через одноимённое ущелье в Индию, ежели измерять лаптями по карте и горными перевалами. А на восток, по Талгарскому тракту, прямиком к синцзяньским уйгурам и дальше в Китай. Всего лишь в шестидесяти километрах от столицы, а кажется, что на краю современной географии. И воздух, который можно ножом резать и намазывать на хлеб! Сплошной кислород с запахом навоза - чего ещё для счастья нужно? Еда сама, или бегает по двору и кукарекает, или в огороде ждёт, когда её выдернут и схрумкают. Хрум-хрум-хрум...
   Родня не высыпала на двор с приветственными воплями, так как каждый был занят каким-нибудь делом. Пришлось самолично явить своё пришествие и, в первую очередь, бабушке. Оставив спортивную сумку с вещами и гитарой прямо на веранде - Олег понёс авоську с хлебобулочными изделиями на кухню. Сельская пекарня не отличалась высоким качеством, а домашняя выпечка получалась кисло-пресной.
   - Привет, бабуленций, смотри какой внук к тебе прибыл на побывку, - отчитался Шмын.
   Шестидесятилетняя женщина удивилась столь неожиданному прибытию (на месяц раньше обычного), но с удовольствием подошла пообниматься с любимцем. Андрейка считался фаворитом дедушки.
   - Здравствуй, а чего так рано, что-то в школе случилось?
   - Приехал за здоровьем и поработать летом, принимай на постой!
   Дядя отсутствовал, так как в школе, где он преподавал, стояла самая страда - конец учебного года. Зато дед, не задумываясь, спустился с сеновала, увидев, что кто-то обнимает его собственную жену. До сих пор жилистый и крепкий духом и телом, Аркадий Богданович был историей Советской власти в стране. Революцию встретил девятилетним пацаном, в гражданскую пару раз убегал к красноармейцам, перед войной руководил совпартшколой. Естественно, что мужчина, который на спор, на бутылку водки, с одного удара отправлял быка в нокаут - сразу ушёл на фронт, несмотря на бронь. До Берлина добрался, став капитаном, командиром батареи, а после войны был назначен военным комендантом в одном из городков Восточной Германии. Вызвав жену и дочь, он железной рукой восстанавливал подотчётное, не позволяя наглеть ни немцам, ни русским. Через четыре года, когда вышел срок партзадания, дед собрал всё награбленное в количестве репродукции картины "На крайнем севере" и подаренной местными простенькой скрипки и собрался домой. Жители предлагали остаться, получить гражданство или хотя бы побыть бургомистром сколько хочешь, но Родина всё-таки одна. Так и уехал, оставив после себя добрую и долгую память честного руководителя! Затем, то председатель колхоза, то - сельсовета, а ныне тоже без дела не мог усидеть - устроился радистом по связи с леспромхозом. "Топор-2, Топор-2, это Топор-1, как слышите, приём".
  
   Основные толковища начались за обедом, когда ещё и дядя заскочил на перерыв. Олег поведал о своём сенокосном желании, чем знатно удивил деревенских - с каких это пор городские добровольно приезжают на сельхозработы? Но возражать никто не стал, трудись и воздастся, тем более для здоровья очень полезно.
   - Ну, а по вечерам займусь своими писанинами, мы же с мамой книгу издали.
   О книге родственники слышали, но подарочный экземпляр приехал лишь сейчас, забравшись к Старкову в сумку. Бабушка гладила обложку рукой, дед гордо смотрел по сторонам (как будто он сам её написал), а дядя Марлен, в итоге, утащил томик к себе в комнату. Он, как запойный читатель, семь раз уже перечитал всё, что имелось в обоих книжных шкафах. А имелось там знатно - деревня, в отличие от города, имела зелёный свет на самую дефицитную литературу! Даже на "Роман-газету" можно было подписаться без очереди. Хотя, истых сельчан, трудно убедить в пользе духовной пищи. Они, может, и рады бы, да времени на чтение маловато - город кормить нужно!
   Пришлось рассказать и о ранении, а заодно и о школьных льготах. Ну, а потом, когда все друг другу немного поднадоели - Шмын пошёл экспериментировать на ментальном уровне. Кошка не отозвалась, зато пёс, достаточно красочно многое протелепатил. И даже попросил, засранец, почесать спину рядом с хвостом (хорошо, что не задницу). Олег задание выполнил, ибо до того места ни собаки, ни кошки лапами не дотягиваются - сразу объявился верный друг.
   Вечером начался гитарный концерт, после которого бабушка долго и задумчиво смотрела на внука. Три класса церковно-приходской оставили много свободного места для жизненных наблюдений и мудрости. Дело в том, что с образованием, мозги заполняются и сопутствующими заблуждениями, накладывая рамки на мышление.
   Часть гонорарных денег, захваченная Шмыном в количестве тысячи рублёв, начала разбазариваться на третий день. Деревня полна сюрпризов, да ещё мечта прикупить избушку под дачу! Вот только домик начался с... коня, которого колхоз собирался отправить на живодёрню. Гнедой красавец-жеребец упорно не хотел впрягаться в пахоту и заниматься чёрной работой, буянил и кусался уже долгое время. И чего такого кормить, если он даже от сена отворачивался? Олег его заприметил случайно, когда вместе с Богданычем ходил в сельсовет, чтобы договориться о работе. Конюшня находилась напротив, где беднягу грамотно истязали, пытаясь добиться послушания.
   Внутриголовые яджуджики тут же отправили парня на разборки, обещая срабатывание умения "понимать других". Так что, когда дед подтянулся к театру военных действий, Шмын его моментально припахал.
   - Дед, давай выкупим жеребца, чтобы его на мясо и кожу не продали. Я его с собой в горы возьму.
   - Так у меня и денег таких нет, да и кто за конём ухаживать будет?
   - Моими рубликами заплатишь, я и буду ответственным по этому красавцу.
   Оказывается система "моя твоя думай и понимай" прекрасно сработала - конь поделился своими невзгодами не хуже пса, а даже лучше. Всё-таки лошади - самые высокоинтеллектуальные особи среди животных и зверей! В бухгалтерии выкатили сумму почти в три сотни рублей - за которыми "городской простодыра" тут же и сбегал. Официальным покупателем выступил Аркадий Богданыч, как существо совершеннолетнее и право имеющее. Выкупать колхозную собственность в личное пользование, даже списанное, не каждому дано!
   Довольный обладатель рассказал своему "грэнни" то, что выяснилось в ментальной беседе. Аллатор (согласно его мамы) был наследником линии боевых коней, которые не желают опускаться до уровня колхозной кобылы даже под страхом смерти. Только по просьбе человекодруга и только в важнючих ситуациях они могут пойти на временную уступку! Ну, а проблема питания, вообще выеденного яйца не стоила - просто жеребец не любил вкус ромашки, которой было переполнено колхозное сено последнего завоза. Есть же люди, которым корица в кофе и в булочках не нравится, так почему лошадиное племя не может иметь разнообразных представителей с персональными капризами? Деда повеселили выдумки внука, поэтому он не противился ходу событий. Всё равно мелкому Старкову переезжать в посёлок Тау-Тургень - вот пусть там и выпендривается, считая себя самостоятельной единицей. В конце концов, лучшим учителем остаётся жизнь, а не поучения и нотации.
   Для удобства будущих трудовых подвигов, на ремзаводе заказали литовку со слегка укороченным лезвием и выдавленными прессом извилинами. Чтобы не долбаться каждый вечер с отбиванием, а обходиться лишь точильным камнем. Такая коса вышла гораздо дороже, но удобнее в пользовании. Молодой умник всё старался оптимизировать в своих личных целях, не считаясь с расходами и традициями. Заодно, и местного столяра озаботили изготовлением прочного дубового шеста для тренировок и самообороны от местных.
  
   Посёлок в горах, километрах в десяти от села, имел два преимущества: радоновые источники и всего лишь сорок дворов. Автобус ходил три раза в неделю, поэтому самым грамотным транспортом на Большую Землю являлись редкие попутки. Местный санаторий, практически мирового уровня, редко посещался, хотя и входил в списки ВОЗ. Всё остальное, соответствовало забытому богом уголку природы, на трассе ведущей аж в самые Ассы. Тоже, кстати, важный пункт полузабытого средневековья. Ныне, в Индию, караваны больше не ходили! Обратно тоже.
   Председатель поссовета обрадовался нежданной помощи в лице пятнадцатилетнего горожанина и даже поспорил с дедом, что парень свалит обратно на следующей неделе. Местные тоже обсуждали срок, но добавили в пари ещё и количество взмахов косой, которые будут произведены. Корчагинца определили на проживание к аптекарше Валентине, у которой имелась свободная комната. Курящая и матом ругающаяся тётка ни в чём не уступала мужикам, хотя приехала откуда-то из России четырнадцать лет назад. Эдакая бобылиха в полувоенной юбке. Олег сразу отстегнул ей плату за три месяца вперёд и добавил ещё столько же за регулярную кормёжку, признавшись, что совсем не умеет готовить. Хозяйка удивилась и сделала широкий жест, предложив готовить ему баню по вечерам, если он заплатит посёлку за дрова. Подвоз обеденного обеда на гору возложили на поселковых. Дело в том, что им всё равно нужно было кормить группу "академиков" из самой Академии наук, прибывших исполнять интернациональный долг.
   Выделенный склон, засаженный редкими яблонями, зарос травой и радовал обилием грядущей работы. Генеральным направлением являлись все остальные склоны дальше по трассе. Академикам определили соседнюю гору и, в мечтах, надеялись, что они будут продвигаться к посёлку. Рубиконом между конкурентами оказался ручеёк, бегущий от родника и разделивший зоны влияния. Умникам республиканского уровня выделили палатки, косы и прочее имущество, а выпивкой и мангалом те обзавелись сами. Так что Старкову предстояло каждое утро в одиночку топать порядка километра до своих угодий, а по вечерам гордо преодолевать точно такую же дистанцию обратно. Не жизнь, а сплошная физкультурная малина!
   - Валя, я смотрю тут у вас трава сушится? Ничего, если я свою здесь же повешу?
   - Во чудак, то, что накосишь, и на горе посохнет
   - Да я говорю о той, что себе наберу на отвары. Если вы не против, конечно.
   Женщина удивилась, но согласилась - она и сама подзарабатывала отварами, к ней даже из района приезжали. Тем более, может внук Богданыча что полезное умеет вываривать, глядишь и поделится секретом? Кроме того, в саду нашлась... колёсная пара от вагонетки. Каким неисповедимым путём эта прилада попала в горы, даже сама хозяйка не знала! Так что Олег быстренько сию железяку к делу присобачил. Очистил от ржавчины, отмыл в керосине и обзавёлся удобной штангой. Заодно, и турник соорудил из ненужного лома и пары карагачей, росших во дворе слишком близко друг к другу, на свою голову.
   Осталось спеть для Валентины несколько песенок после ужина и процедура обнюхивания и потирания носами будет исполнена.
  
   Утренняя зарядка сменилась ранним завтраком, а пробежка с косой наперевес закончилась на склоне. Сенокос стартовал с грозного обчихивания окружающей среды и бесконечных соплей со шмырканьем! Приходилось регулярно бегать к ручейку, ради омовения и сморкания. Олег Александрович давно забыл об этом сайдэффекте, помогающем излечивать почти все виды аллергий. Ясно, что рекордные покосы отодвинулись на время устаканивания вегетативной системы под влиянием сенной лихорадки. Никакой супрастин не помог бы справиться с мощнейшим запахом свежескошенной травы. Впрочем, навыки постепенно возвращались, даже левая нога начала потихоньку подволакивать траву, чтобы удобнее было её потом скручивать. Первая дорожка получилась неравномерной по высоте, но зато почти ровной по ширине, до самого серпантина. А после третьей почему-то наступило обеденное время. Да, такими темпами чёрта с два денег накосишь - больше проешь! Положенная послеобеденная сиеста сменилась часовым мощным качем, после чего каторжанин-волонтёр снова начал наматывать "вверх-внизы".
   Соседи с учёными степенями, чисто по-пацански повыделывались с непривычными для себя технологиями, отёрли пот и прекратили тщету. Жрачка, выпивка, ручеёк - ручеёк, выпивка, шашлычки... И бесконечные толковища обо всём, включая превратности социализма и "такого на Западе не бывает". Вечером они затеяли костёр, чтобы всласть и с толком отдохнуть после дневной суеты - под гитару и совсем близко к звёздному небу. Шмын, посчитав свой день законченным, удрал в посёлок.
   До самой субботы всё шло по распорядку, по вечерам Старков тренировался с шестом, а Аллатор с удовольствием наблюдал за тренировками друга. Валентина посмеивалась над неугомонным городским и тоже смотрела бесплатное шоу. Академики уже устали прикалываться над одиночным косарем, но и работать тоже не хотели. Не по профилю, однако! Впрочем, изредка, кто-нибудь проигрывал какой-нибудь спор и шёл выкашивать пару квадраных метров. Глава поссовета ни на кого из горожан не рассчитывал, зная что облысения гор он не увидит даже к приезду комиссии из райцентра. Сельчанам хватало других работ, хотя каждый из них затаривался сеном вокруг Тау-Тургеня. Косилки ведь не пошлёшь из-за искривлённой топографии местности!
   Сено - стратегический ресурс Страны Советов и за покос на склонах платили много, гораздо больше, чем оно того стоило. Государство рубликов напечатает, а вот скотина кушать хочет, даже зимой. Не понимая, что в холодное время года никакая трава никуда не растёт. И одним комбикормом животин не покормишь, иначе они болеть будут.
   Впрочем, Шмын был далёк от глобальных рассуждений властей - субботним вечером к нему нагрянули гости! Из леспромхоза прибыла на побывку бригада лесорубов и, узнав о новичке, решила воспользоваться внеочередным поводом нажраться.
   - Эй, городской, выходи - прописаться бы надо!
   - А ну, идите отсюда, алкаши чёртовы, нечего пацанчика спаивать, - вмешалась аптекарша.
   - Погодь, Валентина, это ко мне пришли, значит сам и буду решать проблему.
   Старков, перестраиваясь в Старка, взял свой боевой шест и вышел на улицу. Пятеро нехилых чуваков ожидали его, довольные возможностью проверить парня на прочность. Непонятно, какого результата ждут в таких случаях, поэтому Олег сразу перешёл к делу, приговаривая:
   - Я не люблю пить и не хрен мне свои понты навязывать, - приближался он, поудобнее перехватывая своё оружие, - валите бегом отсюда и не мешайте отдыхать. Вообще, не чапайте меня без моего согласия, сначала разрешения спросите.
   Положенный словесный понос был исторгнут и началась битва за право на собственный стиль жизни. Шест мелькал, втюхивая то одному, то другому по всяким болезненным местам. Тычки сменялись ударами на всю длину, а те - подсечками. Рычаг длиной 180 сантиметров, да ещё толще черенка лопаты, дубовой крепости - оказался стремительной пикой без наконечника. За несколько минут противник был забит, рассеян, а убегая, отдельные особи грозились "поймать, когда, ну ты нам попадёшься". Ошарашенная женщина восхищённо смотрела на своего жильца, хотя выглядел он совсем не по-деццки. Нечто звериное потихоньку уползало внутрь...
   Подъехавшему на мотоцикле участковому Олег объяснил, что отныне западный край участка, принадлежавшего аптекарше является границей между Тау-Тургенем и землями Старка. Два дома напротив, автоматически, перешли под патронаж победителя. Ахмет Кадырович улыбнулся и согласился передать ультиматум пьянчугам.
   - Они вообще-то хорошие парни, когда трезвые. Вот две недели вахты отработали в горах и приехали отдохнуть.
   - Да я же не против, пусть отдыхают. Только сами, не беспокоя моих людей. И тогда никаких проблем не будет!
   Новый лидер, странным образом пришёлся по душе и миллиционеру, и соседям...
  
  
  
  Глава десятая.
  
   Воскресное утро прошло у соседей: сначала Олег посетил Алёну Дмитриевну с Ильясом, живущих напротив, через шоссейку. Пара была классной, в духе фильма "Свинарка и пастух" - муж вовсю хромал, зато энергичная, добродушная тётка шебутилась за двоих. Поразительно, но они искренне любили и заботились друг о друге, хотя детей так и не нарожали. Старкову нужны были помощники - сгребать сено в валки, чтобы не терять на это сенокосное время. Соседка сразу согласилась, тем более, что и платёж был предложен. Заодно, самопальный хиропрактор осмотрел ногу страдальца. Выпендриться не удалось, так как травма времён войны была непонятной. Зато облегчить боли, иногда возникающие из-за отложения солей, не составляло проблемы - достаточно приготовить очистительный отвар и провести полный курс. Сразу обоим, чтобы никому из них обидно не было.
   В следующем доме, а практически особняке с цокольным этажом и отменной мансардой, ютилась семья немцев. Целых семь человек в пяти спальнях и большущем зале. Герр Штольц очень грамотно поселился после освобождения из плена, заняв самый край посёлка. Земли немеряно, пусть и изгибулистой, плюс никто на мозги не капает - работай, фриц, на благо Страны Советов. Вот и наработал так, что на усадьбу хватило, даже оранжерею построил внутри шикарного сада. Почему германцы столь обстоятельно устраиваются, даже если их в пустыню отправить или в тундру, никто не знает. Да и, по большому счёту, это неважно, наверное? Ну, имеет Клаус Иоаганнович два санузла городского типа, да ещё подключенные к самопальной канализации и бойлеру на солярке. Небось, не от хорошей жизни? Пусть моется тот, кому чесаться лень! Или в очереди в нужник постоять, когда сразу всем приспичит! Вон сколько вокруг природы - засирай по самое не могу, ещё и место останется! И незачем время тратить на создание удобств, когда можно на печи поваляться, пузо почесать и всласть помечтать на тему "если б я был всесоюзным старостой".
   В общем, Николай Иванович отрядил среднего сына помогать Дмитриевне, чтобы облегчить тяготы "городского", коли тот платит.
   - Ты, Олег, продержись первые две недели. Потом косьба легче пойдёт и народ зауважает.
   - Так я не только за длинным рублём приехал. Во-первых, физо классное. Во-вторых, в городе лечебные травы денег стоят, а здесь бесплатные. Ну, и деньги хорошие, горожане о таких только мечтать могут.
   Хояйственному немцу понравились откровения нового соседа и он тоже решил поделиться.
   - Всё здесь хорошо, но дети уже выросли. Дочки на выданье. А за кого их выдавать, если кандидатов почти нет. Все толковые в город подаются, а бестолковых нам не надо.
   Оказывается хозяин решил переехать под Энгельс, к брату. Там народу погуще живёт, да и своих большинство. Одна проблема - "избушка" дорого стоит, а покупателя не найти. Кому охота в такую дыру переселиться?
   - Эх, Иоганныч, не трави душу, я бы здесь с удовольствием запасной аэродром замастрячил. Только денег явно не хватит, даже если все свои кубышки опорожню!
   Действительно, платить придётся не только за подворье, сад и огород, но и за трёхлетний УАЗ-452 в отличном состоянии. Штольц хотел хотя бы тысяч семь за всё получить, чтобы было на что построиться в Поволжье. Пришлось Шмыну закатать губу обратно, хотя и временно, с надеждой, что война план покажет.
   Последним пунктом стал полуразрушенный саманный дом, видимо заброшенный в те же средние века, не позже. Сад стал вишнёво-яблочной мини-рощицей, а огород - великолепной плантацией конопли. Никому не нужные развалины загораживали Валентине вид на трассу и, наверняка, стоили три шестьдесят две в поселковой канцелярии. Небось, цена определялась, как и в Лондоне во времена Шекспира. Там дом соответствовал стоимости книги, здесь - бутылке водки! На крайняк можно и этот памятник купить, а затем отстроиться заново, но мозги уже зудели поиском денег под персональный мэнор.
  
   Обед на две персоны в виде куриной лапши сколь хошь, перебил приглашение немцев на бигус и к Ильясу на каурдак. Хотя, хотелось всего вместе, но Валя имела приоритет. Мужичка явно была со степенью в таинственном прошлом - каждая третья фраза её выдавала и следовало толком разобраться. Тем более, болезненное воображение Старкова уже определило вакансию для хозяйки - руководство небольшой травяной клиникой, типа кооператива. А что, кто мешает замутить разумное дело, организовав частный сервис по потреблению очистительных и восстановительных отваров? Очень даже крутая база для пиара за рубежом, класса "...высоко в горах...народные рецепты...оплата только по записи..."
   Торговать нужно легендами, тогда и сервис будет востребован! Причём, чем дороже цена - тем больше богачей соблазнится! Особенно, если в очередь придётся записываться и ждать месяцами. Для таких и дополнительный список можно завести, для тех, кто готов дороже заплатить, лишь бы побыстрее быть обутым. Главное, определиться с потенциальными клиентами: где они водятся, сколько их, каковы возможности кошелька. А потом уже и стратегию стартовой заманухи разработать в мелочах, раскидывая кусочки инфы под видом слухов и сплетен. То бишь, провести курс очищения нескольким иноземцам, якобы подвернувшимся под руку - пусть сами сарафанят повсюду, когда облегчение получат. Конечно, Алма-Ата не самый перенаселённый иностранцами город, но если организовать выставку игр и игрушек, например...
   Как обычно, пришлось бегом хватать ручку и тетрадку, чтобы записать то, что на ум взбрело, иначе потом забудутся некоторые детали. Хорошо, что успел пообедать! Валя только усмехалась, глядя на шебутного постояльца с постоянно действующим шилом в заднем месте. Вроде выходной день - выспись, поленись всласть, книжку почитай, в носу поковыряй. Так нет же, всё уже обследовал, в гостях побывал, на развалюху планы строит. И думы думает! Какой-то неправильный парень ей попался, уж лучше бы игрался целый день, как все нормальные дети. Ох, если бы она знала, какие он планы насчёт неё строит - нагнала б, не задумываясь.
  
   Следующая неделя свелась к интенсификации махания косой, но толку это не дало никакого. Шмын начал уставать быстрее - пришлось снизить темп до прежде взятого, чтобы не тратить время на долгий отдых. Алкашня осуществила ещё одну попытку, стараясь приобщить молодого к праведной жизни и правоверному поведению. На этот раз припёрлись всего двое и уселись на лавочке за забором, как будто её когда-то именно для них поставили. Мирной инициативы не получилось - Старк озверел от наглости недотыкомоков и просто настучал обоим по репам, чихая на их более крупные размеры. Пьяный трезвому не соперник, даже когда считает себя суперменом!
   - Олег, ну зачем же так, - заступилась за вредителей-соблазнителей аптекарша, - они бы и сами ушли.
   - Валентина, люди должны понимать слово "нет"! - злился парень, - нельзя навязывать себя другим. А если кто-то хочет внаглую хамить и гнидить - должен получать по полной, а не ладошкой по заднице. Тогда вырабатывается условный рефлекс, как у собаки Павлова!
   Конечно, лесорубы, перед отъездом в горы, всё-таки отомстили, но по-своему. Сельские люди, порой, востры на выдумки. Совсем уж поздно ночью, когда все спали, они провели поперёк шоссе белую граничную линию. И даже написали с обеих сторон: "Тау-Тургень", "Земля Старкова", а для особо непонятливых - вкопали рядом столб, покрашенный в чёрно-белую полоску. Хулиганьё, одним словом! Наутро ржали все, кто видел пограничные обозначения, а участковый даже стирать не стал - никому не мешает ездить, ну и ладно. Олег с Валентиной тоже погыгыкали и оставили как есть. Не так много достопримечательностей в посёлке имелось!
   Лысина от покоса всё время увеличивалась в размерах, отдаляя от академиков. Пришлось, однажды, задержаться, чтобы поближе познакомиться. Лентяев, отбывающих долг по смычке города с деревней, понавыдёргивали из разных отделов, так что наук в горах обьявилось много. На двоих имело смысл обратить внимание: один научный сотрудник занимался солнечными панелями, пытаясь усилить КПД преобразования. А другой сидел на теме по исследованию оптоэлектронных волокон.
   - Юрий, а если энергию по твоему фиберу передавать, "корона" будет возникать?
   СНС только усмехнулся в ответ.
   - Олег, по волокну свет идёт, а не ток. Ты много энергии не прогонишь, а на переходах потеряешь почти всё.
   - А если его широким делать, например метр в диаметре? И, ещё раз, как насчёт "короны"?
   - Да, блин, нет никакой короны, не боись. А широкое волокно всё равно много не пропустит. Да и, когда свет на фотодиоды попадёт, много потеряется. Чепуха всё это.
   Пришлось обьянять вредине, что если он сделает расчёты, включая экономические, по такому толстому фиберу - то его труд будет оплачен. Какими бы печальными ни были результаты! Солнечника Валеру тоже припахали - вынь да положь микроисследование с гипотетическим предположением о том, что освещаемая поверхность "усваивает" до девяносто процентов солнечного излучения. И какие фигли нужны для поддержание высокого КПД при превращении световой энергии в электрическую?
   Мужчины, после ухода Шмына, долго шушукались между собой. Деньги лишними не бывают, но так не хочется благоглупостями заниматься, когда существует передовая наука! Не дай бог узнает кто-нибудь - ведь засмеют от всего сердца.
  
   Алёна Дмитриевна с напарником сгребали поверженную, подсохшую траву и скидывали валки прямо на серпантин. Кому надо, сам подъедет и всё заберёт, а результат учётчик озвучит в конце месяца. Старков не заморачивался с объёмами, исповедуя принцип "Улита едет и куда-нибудь приедет". Любой центнер был в жилу, так что оставалось лишь вдумчиво косить. Автоматизм исполнения простейшей операции позволял продумывать свои планы, но, если что, тетрадка с ручкой всегда лежали на одеялке. Не биг дил, бросить косу и подняться по склону, чтобы записать что-нибудь важное - никто не чапает и над душой не стоит. Научная организация труда, однако!
   Счастливый Аллатор пасся неподалеку, избегая ромашки, иногда гулял куда ему вздумается - в общем, имел полный пансион и пир духа. Горы настолько безлюдны, что можно орать всякую чушь, бегать голышом и кривить рожи. К сожалению, всё это неинтересно без свидетелей - приходится железякой махать туда-сюда, чтобы от скуки не помереть. Довольные мышцы уверенно перекачивались в мускулы и требовали дополнительного белкового пайка. Так что пришлось договориться насчёт двойного колхозного обеда и увеличить порции на завтрак и ужин. Ну, не мог Шмын заснуть на полуголодный желудок! Без сытости медитация становилась бесконечной.
   Олег использовал методику предков, а не модернизированные индийские варианты. Йоги, хочешь не хочешь, не имеют полного расслабления, вынужденные сидеть в определённой, фиксированной позе. Какая-то мини-часть сознания задействована, чтобы контролировать равновесие, да и часть мышц находится на боевом дежурстве. Яджуджи поступали проще - медитировали с полным комфортом, да ещё с целью перейти в сон после процедуры. Элементарный подход к расслаблению: лечь в самой удобной позе - хоть скрюченным, хоть развалившимся. Лишь бы организму удобно было!
   Закрыть глаза и представить себя, потихоньку удаляющимся от собственных проблем - медленно и не задумываясь о законах физики. В процессе, сначала обиталище отдалится, потом населённый пункт, затем и вся планета. Вот уже и Солнечная система превращается в дальнюю точку, та же судьба постигает созвездие, Галактику, Метагалактику. Какие проблемы, каков их размер, если вся звёздная система космоса меньше точечки видится? Ум разгружается от текущего, поражаясь величине мироздания! Главное, не потерять еле мерцающий ориентир, иначе впадёшь в аутизм. А потом, когда вволю отдохнул на краю Вселенной, можно потихоньку обратно возвратиться. Только представлять это с чувством, толком и расстановкой!
  
   Михаил Старков дал указание разобраться со всеми текущими делами, чтобы скопом уйти в отпуск в июле. Он лично навестил разноплановых подопечных инноваторов, заодно отправив Каму в Гусь-Хрустальный - заказать кристаллики для ремней и прочей кожаной продукции. Часть Талгара завернули в бумажку и передали в полное владение цековскому сектору, чтобы один из алма-атинских архитекторов занялся планировкой будущего микрорайона. СМУ, не имея здесь своего тупика, не заморачиваясь, стало бетонировать участок под склады стройматериалов, стоянку для техники и погрузочно-разгрузочные мощности. Оба кристалловеда, в принципе, закончили первую часть теории и готовились к началу экспериментов. Без практики не выявишь ошибки и нестыковки в том, что пока не изучено. Семёныч пообещал им лабораторию в августе, намекнув, что лаборантов придётся искать самим. Тех добровольцев, которые согласятся регулярно отчитываться за личную жизнь (по третьей форме)!
   Группа игрушечников раскручивалась быстрее всех - видимо тема оказалась самой креативно-продуктивной. Полностью был готов расчёт настольной игры "Вокзал", рассчитанной на четверых игроков. Чем-то она напоминала преферанс: каждый кон один из участников становился диспетчером, а три других проводили свои составы по игровому полю. Куча условий в правилах, кубики/фишки и карточки с дополнительными вводными напоминали ещё и "монополию". Диспетчер получал штрафные очки за возникающие пробки и положительные за темп проведения "составов". Игруны из райисполкома сразу обзавелись одним экземпляром - разницу в очках можно было овеществлять деньгами, всё-таки новое развлечение. К рысёнку добавился ещё и барсик, как национальная алма-атинская гордость. Матроны неутомимо мякали свои экземпляры, вызывая зависть других матрён, таскали пушистиков с собой и порой шили им дополнительные одёжки. А потом хвалились друг перед другом фасонами и расцветками. Даже трансформер обзавёлся дополнительными клешнями и персональным транспортом типа вездехода (вездепрыга, везделёта). Таратайке полагался узенький фонарик, навроде карандаша, но где же его взять? Заявку подали в республиканский БРИЗ, чтобы архивариусы в патентном бюро нашли хоть что-нибудь. Ну, или какие-нибудь черепановые кулибины изобрели требуемую примочку.
   Активизировалась и тройка пластикоидов, начав фантазии на темы суперпластмасс - им тоже открыли финансирование. Материал нужен был не только для игрушек, но и для напыления, и даже для попыток провести диффузию с металлами. В конце концов, проще торговать с Западом не нефтью, а изделиями из неё. Чем Китай лучше? Тем более, что сверхнаселённый сосед, в будущем, покупает десять баррелей нефти, перерабатывает один в товары и продаёт, окупая все расходы. Девять баррелей - чистый навар! Так что и Казахстан способен валюту зарабатывать, ибо имеется своя нефть и большущая территория - сколько хочешь НПЗ можно поставить.
   Вторую горбольницу чуток раздраконили под исследовательские нужды, а чтобы проблем не создавать, рядом затеяли ещё одно здание. Добровольцы на испытания отваров находились легко, даже очередь создалась - сайдэффекты пока не проявлялись. Зато проявилось несколько излечений, не столько за счёт очистки, сколько за счёт восстановления.
  
   От Алёнки пришло письмо (написанное теперь уже мамиными руками) о житье-бытье и планах. Вика собиралась после сессии съездить с дочерью в Павлодар, а заодно вернуть кота. "...Папа, Пушок поссорился с соседней кошкой, которая влюбилась в какого-то драного уличного бродягу..." - эдакие латиноамериканские страсти среди младших братьев. Так что, раньше середины июля, приёмную семью можно было не ждать. Скорее уж, подъедут двое одноклассников, размечтавшихся денег подзаработать за лето. Хотя, кто знает какое у них будет самочувствие после экзаменов. Выжатые лимоны предпочитают обычно Чёрное море или Иссык-Куль для восстановления тонуса и распрямления мозговых извилин.
   Очередное воскресенье Олег потратил на ещё одних немцев - семейство Краузе, которые никуда уезжать не собирались. Они, в свободное от работы время, кожевничали, изготавливая сапоги, ремни, сбрую для любых подворачивающихся покупателей. Наиболее удачные изделия возили раз в месяц в город, на барахолку. Шмыну требовалась добротная упряжь для верховой езды, а при возможности и качественное седло. Не для самовзнуздывания, естественно, а для дружищи жеребца, а то, вдруг завтра война? С третим отделением Кок-Тюбе! Тогда каждый чебурек будет на счету, а родовые земли придётся защищать от равнинников-виноградарей.
   - Дядько Генрих, моему Аллатору хочется всё качественное, удобное, а не неликвиды из тургенской конюшни. Если хочешь, я со знакомыми перетру, Казымбетовыми. У них целый аул прекрасные кожи выделывает, будет тебе сырьё для работы.
   - Да, я с удовольствием, Саныч. Лишний рубль не помешает, да и кожи тоже. Если они качественные, так я и для себя покупать буду.
   - Кстати, а не хочешь ещё и модельными ремнями заняться, на экспорт? Мы, как раз, такой кооператив организуем и нужен свой субподрядчик. Всей фурнитурой обеспечим, инструмент на АЗТМ закажем, только клепай по нашим чертежам и рисункам.
   - Эк, тебя заносит, правда что ли на экспорт?
   Пришлось поделиться планами по внедрению на западный рынок кожаной бижутерии со своими "самоварами", то бишь самопалами. Благо, наверху дали добро и поддержку. Взрослые сыновья Андрея Андреича, наполовину хохлы, внимательно вслушивались - всё-таки мечты есть у всех. Другое дело, что возможностей для самореализации не было, трудно себя проявить, живя на краю географии, в захолустье. Даже известному сказочному герою понадобился кот в сапогах, иначе пришлось бы всю жизнь на сеновале спать! И Золушка стала принцессой лишь благодаря крёстной, а не сама по себе. Да и Емеля, один раз слез с печи, чтобы вынести мусор (матушка его несколько лет упрашивала) и, заодно, чтоб два раза не ходить, набрал воды из колодца. Тут-то щука и попалась, обеспечив самоходность печки и другие бенефиты.
   - Ну, что же, седло и сбрую я тебе сделаю. А ремни можно попробовать, дело-то нехитрое.
   Эх, наивняк, а ещё практичный ганс по паспорту! Да там на каждый ремень столько работы, что замучаешься заклёпочничать! Старков сам, одно время, был подпаском у мастера Шадрова. Тот для японцев, на экспорт, ремни изготавливал со всякими стразами. Две сотни единиц требовали три месяца, зато и прибыль нещадную приносили. Но, когда сначала дырочки в коже пробиваешь, потом в фурнитуру стекляшки вставляешь и зажимаешь, затем в те самые дырки будущую красоту втюхиваешь и ножки подгинаешь, а в оконечнике всё отбиваешь... Причём операции исчисляются сотнями на ремень и все мелкотравчатые...
  
   Третья неделя ознаменовалсь сменой академического караула - прислали новое "пушечное мясо". Ветераны вернулись из сельхозплена, оставшись в долгу перед посёлком: наели на большую сумму, чем накосили. Хотя, председатель поссовета был рад и этой сиротливой тонне, всё-таки чуть меньше придётся выпрашивать в районе на зиму. А то Старший Брат Тургень сам тоже план никогда не выполнял - у них не поклянчишь. Правда, городской уже и удивил, и порадовал. Все местные фомы неверующие проиграли свои пари и проставились, как положено, водкой. Теперь очень важно не сглазить и не спугнуть парня, вдруг до конца месяца продержится? Один проигравшийся даже на экскурсию притащился, чтобы своими глазами убедиться. Увидев литовку, сначала посмеялся, а потом опробовал её в деле.
   - А, ну такой косой каждый дурак сколь хошь накосит! Ты нормальной попробуй, сразу узнаешь каково нам!
   Поселковый великомудр даже не врубился в то, что сказал. Если каждый сможет накосить "сколь хошь" - так нужно этим воспользоваться, а не корячиться с более неудобным инструментом. Ему даже в голову не пришло, что Старков физически сильнее его, благодаря постоянному яджуджскому качу. А коса просто соответствует личным габаритам, позволяя оптимизировать процесс.
  
  
   Потихоньку, по вечерам, писалась и вторая книга - о попаданстве в параллельный мир. Целую область унесло к чёрту на кулички, вместе с населением и дислоцированными в ней войсками. Самое то, чтобы построить коммунизм в местном средневековье. Так что, мамуленции предстояло как следует попахать, чтобы литературно обработать корявый текст. Валентине было любопытно, чего постоялец пишет - пришлось дать ей черновик для осмысления. Мало Старкову доставалось от интернетных критиков в постепенно забываемом будущем, так ещё и под боком могла организоваться пятая колонна.
   Новые косари от осциллографа практически сразу решились на "кражу века". Почему многие считают себя хитрее других? Не долго думая, однажды поздним вечером, они попытались перетаскать скошенную траву Старкова к себе. Явно всё делалось по пьяни, потому что след покражи растянулся по всей ширине склона. Конечно, далеко эти молодцы не упыхтели (в таких случаях проще нового сена накосить), но головных болей создали изрядно. Пришлось парочке самых рьяных, выбранных наугад, съездить по соплям. Остальные интеллигентики сделали вид, что заняты другими делами - многие полезли в палатки, остальные отвернулись. Никто не рискнул связываться с местными, не тот возраст. Если уж человек СНС - то это надолго!
   Последняя неделя июня сказалась визитёрами - у всех одновременно закончились неотложные дела. Первыми прибыли "выжатые лимоны": Олег Анчаров с Эдиком Казаряном, а вместе с ними и... одна из Ирок-одноклассниц, причём с родителями. Ну, парни, понятно - подзаработать, а к чему целое дополнительное семейство? Оказывается, Иринка решила избавиться от бесконечных аллергий, а предки прибыли надавать инструкций и нанять кого-нибудь из локальных взрослых присмотреть за девушкой. Ясен перец, что Шмын от указюк отказался, мол, не нравится - шуруйте обратно! Зато Дмитриевна моментально сообразила и нашла комнату у себя дома для дивчины - пусть временно дочкой побудет. Конечно, услуга стоит денег, но папа-полковник за ценой не постоял. Он, по большому счёту, и сам бы провёл отпуск с косой в руках, но его благоверная уже всеми фибрами и мыслями была в элитнике Минобороны на Иссык-Куле. Парней разместили в соседнем доме, а Старков заплатил сразу за месяц вперёд - если уж работать расхотят, то пусть хоть отдохнут на приволье.
   Он, заблаговременно, чисто для вечерних посиделок, выкопал яму под кострище возле саманных руин и оборудовал всякими крупногабаритными деревяхами. Комфорт лучше готовить заранее, а не ждать визита жареного петуха! Так что "прописку" провели по-царски, на классном самоедском уровне. Полкан-батяня тоже присоединился к молодым, чего-то глотнув из заныканной импортной фляжки.
   - Папа, как не стыдно! Мальчики же всё понимают!
   "Мальчики" и своё имели в рюкзаках, но не спешили доставать. Шмын обьяснил, что в горах любая бормотуха идёт, как вода и толку будет ноль. А утром, те же самые последствия, что и в других геологических условиях - получается, что вроде и не пили, а похмелье налицо, то есть в голове и пересохшей гортани. Зато трёпа по поводу экзаменов и всего, что им сопутствовало, было вдосталь.
   - Эх, Старков, ты всё прозевал, у нас такое было.
   Да знаем какое: то шпоры разъедутся при перекидывании на соседнюю парту, то шёпот подсказки слишком громкий. А одна из Иринок пришла в миди, а не в мини. Бёдра широкие, так она их исписала, чтобы подглядывать! Вот и задирала юбку, аж до самых трусиков, а пацаны, козе понятно, зырили от всей души. В общем, на вопли завучихи даже директриса примчалась, чтобы раздать по серьгам всем, кто под руку попался.
   Об Афине никто не упомянул - то ли забыли, то ли не хотели...
  
   Парням выделили персональную деляну и литовки, а Иришкин повадилась дышать скошенной травой возле Шмына, как наиболее продуктивного. Бедная девушка прочихала всё, что внутри было и прослезила не одно полотенце. Однако приходила каждое утро, а вот по вечерам, неожиданно для себя, тянулась к Анчарову. Вроде, в школе, они друг на друга особого внимания не обращали, а тут почему-то сблизились. Неужели действительно общий труд объединяет пару и усиливает личностное?
   Через три дня объявились научные партнёры, причём Зелинский дочу привёз. Мудрецы доложились по полной форме обо всех изменениях и дополнениях, а лапка не могла наглядеться на изменившегося Олега. Вообще-то, за полгода парень подрос на несколько сантиметров, окреп и возмужал, насколько было возможно. Вот только рожа оставалась кривой, но для влюблённой Афины это роли не играло. Она видела его внутренним зрением, наиболее объективным, хотя старалась, чтобы никто этого не заметил. Шмын показал ненаглядной весь процесс облысивания местности и даже дал попробовать помахать железякой. Пусть знает почём фунт пота обходится! Оба умки тоже попробовали простую русскую работу и даже повыделывались между собой, чтобы было чем дома похвалиться. А на следующий день уехали, забрав лапку - отдых на Чёрном море считается более отдыхательным, чем посередь дикой природы.
   Сюрпризом оказалось появление... Любы-старшей. Мир настолько тесен, что невероятное случается чаще, чем ожидается. Родители выпускницы решили отправить дочь в горы, договорившись с соседями - подальше от городских соблазнов. А соседи оказались родственниками Генриха Краузе, рассказавшими великие сказки о Тау-Тургене. Вот такой пельмень приключился! Ничего не оставалось делать, как брать недовольную дизайнершу под свою опёку. Тем более, что она и сама чуток успокоилась, увидев знакомое лицо. Молодёжь, ясен перец, скентовалась в единый пердимонокль, правда Эдсон остался без пары. Впрочем, красавец армянин быстро нашёл себе подружку - молоденькую медсестру из санатория. Поселковая скучища кого угодно сблатует!
   Учётчик ошарашил цифрами не только Старка, но и председателя - городской умудрился накосить за месяц почти восемь тонн! Конечно, высокая густая трава располагает к трудовым рекордам, но не в таком же объёме. Парень не является сенокосилкой с вертикальным взлётом, поэтому поссовет решил разобраться с трактористом, сборщиком сена. Странно, но никакого жульничанья не смогли обнаружить, да и размер выкошенного склона соответствовал цифрам. Почему-то никто не захотел сразу поверить в простое объяснение - Старков не только не сачковал, но и махал косой чаще других за единицу времени. И пахал с утра до вечера, а не делал вид неизвестно для кого. Выносливость зашкаливала, но это тоже обьяснимо - если уж делать что-нибудь, так делать добротно! Зарплату выписали на дядю Марлена, чтобы соблюсти законодательство - несовершеннолетний не мог работать более 20 часов в неделю.
   А ещё выдали купонов в Казпотребкооперацию - на сотню рублей за каждую тонну. Сами талоны деньгами не являлись, но давали право приобретать в спецмагазинчиках всякий дефицит и импорт по госценам, на указанную сумму. Местные говорили, что купоны с удовольствием покупают фарцовщики из города, причём платят по номиналу. Классный бизнес на халяву получается. Джинсы "Левис", при случае, стоят по двадцать восемь рублей, а перепродают их, начиная от сотки и выше. В зависимости от количества клиентов!
  
   Последними отметились родители, приехавшие к деду. Чтобы не наматывать горные километры - Олега вызвонили через поселкового агашку. Пришлось съездить на денёк, бросив друзей. Оказывается, предки решили забрать старшего сына, аж в самую Болгарию. Дядь Миша достал путёвки через "Спутник" на целых две семьи! Шмын отказался от курорта в Тырново, зато поделился идеей купить дом. Мол, денюжек не хватает, выделите займ бедному родственнику. Отец только покряхтывал от заоблачных сумм.
   - Ну, зачем тебе дом в деревне? Да ещё такой дорогой, ты же ещё маленький!
   - Папа, это будет моя дача на всю жизнь. Не всегда же приезжать на отдых к дедушке с бабушкой, можем и там отдыхать, когда приспичит или денёк-другой выпадет.
   Переубедить вредного упёртыша никто не смог, а деньги вообще-то были. Мама, из гонорарных, могла выделить три тысячи, плюс и сам Олег имел столько же. Так что, дед пообещал тряхнуть свой "запас на чёрный день" в сберкассе и добавить штуку. Оформление дома можно произвести на Марлена, как не имеющего своего жилья. А уж паспортистка, которая, чисто по-деревенски, заодно и сноха шурина зятя кума сестры золовки-морковки - всё подмахнёт, не кобенясь! Александр Борисыч даже расстроился от быстроты принятия решения. Он с сослуживцами дольше обсуждал "почём скинуться на пузырь", когда повод выпадал.
   Сбор средств перенесли на понедельник, после чего дед с дядькой собирались приехать в горы для оформления покупки. Олег передал мамулику то, что наваял за последнее время и что было раскритиковано Валентиной.
   - Чересчур по-американски, никто издавать не будет, - гласил её вердикт.
   - Но первую книгу издали же, почему эта не проханже? - возразил в тот раз Шмын.
   - Вам просто повезло или блат был.
   Объяснять, что блат никуда не делся, а наоборот давит, Старков не стал - зачем посторонним лишние подробности?
  
   Вернувшись через день, Олег не начал бить в бубен перед Штольцами, ибо предпочитал всё озвучивать по факту. Ещё через день приехал дед, привёз Марлена, обстоятельно побеседовал в поссовете по поводу сенокоса, удивился цифрам выполнения плана по сдаче сена... И лишь потом направился на край посёлка посетить бывшего врага по оружию. Клаус Иоганнович, узнав что Старков нашёл требуемую сумму, чуть не прослезился от радости. Ситуация с особняком соответствовала индийской ловушке для жадных обезьянок - тыкве с зерном внутри. Лакомство схватишь, а кулак не вылезает. И с тыквой далеко не убежишь!
   - Аркадий Богданович, да хоть сейчас договор подпишем. Всё оставлю, даже мебель и скотину. Уже и не верил, что смогу дом продать.
   - Да, успокойся ты, Николай Иваныч, мой внук серьёзный парень. Слов на ветер не бросает. Знаешь сколько он сена накосил за месяц?
   Ну как же не похвалиться достижением кровинушки, коли скоро об этом даже в районе заговорят. Пацан умудрился почти четверть плана, спускаемого Тау-Тургеню, выполнить! Глядишь, так и целый план можно потянуть (нет, конечно, но почему бы не помечтать пока время есть?). Впрочем, Штольц уже знал, так как проспорил две бутылки водки, утверждая, что городской даже тонну не накосит за всё лето. Цифры тех же академиков ни разу не впечатляли "самоотверженностью" - всего лишь тонна на пятнадцать человек за полмесяца. А местные вообще другими делами занимались, включая торговлю на базаре плодами сада-огорода. По дому договорились без проблем: договор по-шустрому оформили, а семейство получило две недели на эвакуацию. Брать-то особо стало нечего, после того, как Иоганыч хлестанулся на свою голову добротой и щедростью. Правда, личные инструменты, изготовленные по его заказу на ремзаводе, он всё-таки забрал. Такими ценностями не раскидываются те, у кого руки из нужного места растут. Другое дело, что Олег вызнал адрес инструментальщика, чтобы заказать себе набор не хуже, да ещё и с дополнительными прибабахами. Сказался опыт электромеханика на железнодорожном ВЦ, где постоянно не хватало ни инструментария, ни ЗИПа. Даже валы для "Консулов" приходилось самому наваривать, а потом обтачивать на токарном станке. И крепёж собирать везде, где он валялся - вот и развилось ментальное хомячество.
  
   Очередные помощники из города кончились, а новых не прислали - место освободилось. Туда и перевели обоих одноклассников, чтобы под ногами "ударника соцтруда" не путались. Люба тоже припахалась, правда по собственной воле - начала таскать на гору вкуснятину собственного приготовления. Не забывая, попутно, гонять балду, то бишь бродить повсюду, собирая цветы и интересные корешки, если попадались такие. Старков сначала переживал, что она заблудится или навернётся с какого-нибудь откоса, но постепенно успокоился. Самостоятельная девушка - самостоятельна во всём, когда на неё какой-нибудь авторитетный Лёша не давит.
   Вечера вокруг костра вошли в кровь: песни, трёп, иногда откровенные разговоры. Всё-таки общение отличалось от общепринятого - поверхностного лёгкого глума, с насмешками и приколами. Микро-социум позволял быть самими собой, без масок и опаски оказаться непонятым. Естественно, что наболевшей темой оказалась любовь или то, что под ней подразумевается.
   - Влюблённости мало, нужна дружба, уважение друг к другу, общие хлопоты, - делился Шмын.
   Тот самый, который не так давно, всего лишь полгода назад, выглядел пустым балаболом, подражателем и ходячей безалаберщиной.
   - Порой любовь, настоящая любовь, приходит лишь после рождения общего ребёнка, вместе с проблемами и радостями.
   - Ну откуда ты это знаешь? - спросила Ира, - так говоришь, как будто сам детей имеешь.
   Пришлось заткнутся, чтобы не занесло на повороте. Отец троих пацанов, самолично их нянькавший, подмывавший, пеленавший - слишком хорошо знал цену семейной дружбы. Когда даёшь жене возможность хоть немного выспаться, а потом сам засыпаешь на рабочем месте и ничего с этим поделать не можешь. Люба молча слушала, не встревая в дебаты, хотя была на два года старше любого здесь по возрасту. Именно это свойство уметь думать - отличало девушку всю её жизнь. Мудрость осознания и оценки!
   Иногда, сия парочка засиживалсь, когда одноклассники уходили спать - оставались недоговоренные темы и, постепенно, проявлялась тяга к тому, чтобы не только поделиться, но и просто посидеть рядом. Любви не было, каждый мечтал о ком-то на стороне, но дружба состоялась, да ещё и усиливалась. Что-то, помимо их воли, объединяло и восполняло те душевные полости, которые есть почти у каждого. Старков всё сильнее и сильнее хотел рассказать больше, чем положено - он ведь прекрасно знал, что Любе можно доверять полностью. Единственное, что слегка мешало, так это проявленный в первые дни интерес к подружке собеседницы - Любе-младшей. Интерес абсолютно нелогичный и ничем не обоснованный с точки зрения дизайнерши - они же только два раза встречались!
   "Хотя и прожили в супружестве четырнадцать счастливейших лет!" - мог бы добавить Олег. Мнение зависело от угла зрения и объёма информации и никакая мудрость не могла помочь.
  
   Кризис наступил неожиданно для обоих - пока парень косил свою конюшину, девушка пропала. Вроде бы вертелась рядом, уходила и приходила, и вдруг надолго исчезла. Да и внутреннее тревожное состояние беспокоило всё больше. Искать долго не пришлось, метрах в двухстах, за ельником, была осыпь на которой сидела Люба. Лапка боялась пошевелиться, так как каждое движение аукалось сползанием массы мелких камешков в сторону невысокого откоса. Пять-шесть метров высоты, но на крупные камни придётся падать и сверху несколько тонн щебня осыплется. Края осыпи вроде недалеко, в паре метров с любой стороны, но страшно тянуться, когда всё начинает двигаться. Дурацкая ситуация, когда нечем помочь - каменную массу может повести в любой момент! Впрочем и идея, как спасти, тоже оказалась дурацкой.
   - Люба, я уцеплюсь ногами вот за это дерево, а сам нырну к тебе. Руки протяну. Ты, главное, за них хватайся, они у меня длинные, и держись покрепче. Не бойся, я тебя вытащу, главное не минжуйся.
   - Алик, а вдруг ты не удержишься...
   - Тогда вместе упадём! - улыбнулся Старк, хотя ничего весёлого вроде не было.
   Он встал на колени рядом с небольшой сосной, уцепился за неё левой ногой, согнутой в колене, и свесился практически к Любе. Да и она сама рванулась к Старкову, ухватившись за него. Осыпь начала двигаться, но парень уже тащил девушку к склону. Бедняжка, добравшись до твёрдого участка, растерялась.
   - Всё, лапка, прибыли. Поставь правую ногу на тот камень, теперь левую в эту выемку. Можешь отлепиться от меня и вылезти ровное место.
   Конечно, самому пришлось изгибаться а-ля гуттаперчевый мальчик, чтобы ухватиться за сосну и освободить ногу. В очередной раз, сделав простую эскападу, Шмын нажил обалденные очки. Причём, прекрасно понимал это, но ничего не мог с собой поделать. Рождённый летать - ползать не может, даже, когда это необходимо!
   Люба ещё не отошла от стресса, её всю потряхивало, а ноги дрожали. Олег усадил подругу на траву, сел рядом, обнял и посоветовал... поплакать.
   - Это самая удобная методика расслабиться после критической ситуации.
   Тут девушку прорвало - вместе со слезами озвучились все проблемы последнего времени, вся горечь от обид, несправедливости и непонимания. Парень, родители, старшая сестра... И ведь ни с кем не поделишься, даже с лучшей подружкой. Все чего-то своего хотят, а Любины интересы и желания им кажутся капризами и глупостями.
   - Вот ты сказал, что я хороший дизайнер, а никто не хочет верить.
   - Это потому что они не придают значения твоему таланту, так как не могут оценить его. А ты, пока, зависишь от них материально. Вот они и определяют чем ты должна дышать и о чём думать.
   Отвечая лапушке, Старков фактически озвучивал свои бывшие невзгоды.
   - Алик, а у тебя, наверное, тоже есть проблемы только ты никогда и ни с кем ими не делишься. Не хочешь рассказать о них, я никому не выдам?
   - Любкин, поверь, если я хоть что-то озвучу - тебе придётся нести крест молчания. В смысле, никому ни слова, ни полслова. Так что, если ты своё доплакала, пошли умываться к роднику, а то оба грязные, как чушки.
   Действительно, оба-двое изрядно вымазались, шурумбурумствуя на склоне. Шутка разрядила нервное напряжение, а желание умыться ускорило шлёпанье ногами. Напившись и приведя себя в порядок, крутая парочка вернулась к брошенной литовке, однако внизу загудел шофёр газика - обед прибыл.
  
   Вечером наступила развязка, причём возле костра. Эдсон ночевал сегодня в санатории у медсестры, Анчар с Иркой урыли гулять до утра, прихватив плед, а Люба слушала песни. В этот раз, грустные и звучавшие безысходностью. Она забрала гитару и, как старшая по возрасту, приказала:
   - Поговори со мной, я же вижу, что тебе плохо внутри.
   - Котёнок, если я поговорю, то у тебя шарики за ролики зайдут, зачем тебе это нужно?
   - Олежа, я так не могу, я же подруга!
   - Эх, лапотошка, с подругами обнимаются и целуются. Ну, и делятся, конечно. А у тебя есть Лёша для этого.
   Старков отбрыкивался из последних сил, сознательно перегибая палку - нельзя делить своё одиночество и тоску, иначе увлечёшь девушку за собой в пропасть отчаяния. Никакие деловые и научные радости не могли заменить самого простого - ласки и нежности. Физиология, вкупе с гормонами, требовали своего, но не от Любы же. А может сказать ей, чтобы отстала, пусть даже обидевшись? Не удалось - ласточка оказалась проворнее.
   - У тебя только поцелуи в голове, никакой лирики, - и... прижалась к парню.
   Длинная левая рука, автоматически обняла девушку за плечи, а правая отодвинула локон со щеки. Остальное шло уже само собой, причём хотелось, оказывается, обоими. Невозможно быть близкими душевно и не сорваться к плотскому и желанному. Насладившись поцелуями, Олег увёл Любу в развалины. Он давно очистил одну комнатку под открытым небом, поставил топчан и застелил его всякой "мягкой мебелью", выцыганенной у Алёны Дмитриевны. Сохранившиеся стены прикрывали уютный уголок, вот только звёзды сверху нескромно подглядывали. У молодых ничего особого не происходило, кроме ласки, поцелуев и совместного лежания на кровати. Старков возбудился и девушка это чувствовала, но, странно, ей было даже приятно. Плохо когда парень не возбуждается: значит или подруга никакая, или он внутренне больной! И чего обоих понесло к краю, за которым наступают иные отношения? Тем более, что не было взаимного чувства, как у Ромео и Джульетты - всего лишь дружба и желание, чтобы другому стало хорошо.
   Так и не перейдя к большему, финальному - они шептались о сокровенном...
  
  
  
  Глава одиннадцатая.
  
   - Олежка, а у тебя что-нибудь было по-настоящему, ну... в постели?
   - Любушка, моя главная проблема в том, что я не могу дать однозначный ответ.
   Он вздохнул, так как врать не хотел, а откровения могли выйти боком. Но и сбежать от объяснений или от самой девушки уже не было возможности. Мало того, надоело сопротивляться судьбе, ходу событий. Единственное, что ещё удерживало Старка в узде - память о себе самом в период сразу после школы. Тогда его, одиночку с так и неразделённой любовью к Афине, как с цепи сорвало. Все моральные принципы испарились в одночасье и все окружающие шли под ярлыком "сами виноваты". Не нашлось мудрого гуру в окружении и не было внутреннего стержня внутри. Отвязность, отмороженность, дерьмовость перехватили инициативу и Олег стал подонком. А девушек вообще использовал, как расходный материал, пользуясь тем, что они сами к нему тянулись. Кумиром считается тот, кто выглядит раскрепощённым, именно выглядит, а не является таковым.
   Вот и давило это послезнание сейчас - стоит переступить черту и может начаться охота с коллекционированием девушек и женщин.
   - Котёнок, давай попробую объяснить, но начну с примера. Представь, что тебе приснился сон, в котором ты прожила целую ЖИЗНЬ...
   Люба удобно устроила свою головку на груди у Шмына и слушала его в два уха: одним по воздуху, другим - через грудину. Странно, но и сам парень воспринимался двояко: снаружи пацан, а в глубине - взрослый дядька. Да и рассказ про возможный сон чаровал, ибо, порой, слишком подробные детали озвучивались, такие жизненные и достоверные...
   Всю жизнь вперёд трудно придумать, а уж снится, тем более, нечто в кусках и обрывках.
   - Я бы не хотела такой сон увидеть, иначе потом придётся сравнивать себя реальную с выдуманной.
   - А я, к сожалению, увидел. Не поверишь, но аж до середины 2012 года. Это страшно, Люба, потому что людей из увиденного, начинаю встречать в жизни. Хотя даже предпосылок не должно возникать.
   Любопытство прорвалось вопросами, а ответы поразили.
   - Ну и кого из сна ты уже встретил?
   - Тебя...и не только. Котя, я живу возле Центрального стадиона, а ваша Алма-Ата Первая, для меня, как заграница! До сна я и не знал про ваш клуб, группу и тебя с Лёшей.
   - Но, как же так, это же случайная встреча...
   Расширяющееся понимание вдруг накрыло девушку так, что она слегка приподнялась и посмотрела Старкову в глаза.
   - Так ты приехал, чтобы...
   Дальше слов не было, только внутреннее чувство, невозможное к озвучиванию. Зачем, чего хотел и добивался, а если... Обрывки мыслей сменяли друг друга - требовалось более подробное объяснение. Хотя, одновременно, возникла боязнь услышать нечто нежелательное. Или то, о чём хочется знать, но не нужно - девушка окончательно запуталась.
   - Алик, не мучай, расскажи. Ты ко мне приехал? Потому что меня во сне увидел?
   - Лапушка, ты же ко мне приехала через полглобуса, в апреле 2012 года. И целый месяц со мной прожила, как жена. Мы тогда о многом говорили: о жизни, о нереализованных планах и несбывшихся мечтах. Нам было очень хорошо, и как любовникам в постели, и как родственным душам двух временно одиноких людей.
   - То есть, мы полюбили друг друга?
   - Нет, это была дружба и мы делились между собой душой и телом. Извини, я не могу более внятно объяснить, умения рассказчика не хватает.
   Всего у него хватало, кроме смелости и желания раскрыться до конца. Какая девушка выдержит и не убежит, узнав, что лежит и целуется с мужиком под шестьдесят. Монстра-мутанта можно понять, с ним можно поговорить, но... на расстоянии!
   - А я холостая была у тебя во сне? И куда это я приехала, где же ты жил, что так далеко?
   - Не сердись, но ты была замужем, имела двух дочерей и, тем не менее, была одинока. Дочери выросли, муж охладел, работа надоела. И только оказавшись рядом, ты объяснила почему приехала именно ко мне.
   - И почему же?
   - Я тебе интересен, как человек, потому что всегда тебя понимал, по-настоящему. И, ещё, тебя тянуло ко мне, как к мужчине, хотелось физиологической близости. Ещё раз извини за откровенность, врать не хочу и скрывать тоже. Лучше уж ты будешь знать всё.
   Удивительно, но Люба снова прижалась к этому, столь странному, парню. Мало того, ей действительно хотелось испытать то самое, заветное, именно с ним. Логичность, приличия, мамины наказы казались чем-то неважным и мелочным, разве что лёгкая боязнь боли, так как у неё ещё ничего ни разу не было. Впрочем, Олег опять испортил приятное наваждение и лирику момента.
   - Лапкин, чую, что сейчас мы хотим одного и того же, причём я больше, чем ты. Мне это очень нужно, иначе я нахватаюсь психологических комплексов. Но, давай поступим мудро, пожалуйста. Через несколько дней Штольцы уедут и у нас будет дом. Со спальней и ванными комнатами. У тебя есть время всё хорошенько обдумать и не спешить с решением. Вдруг, уже завтра, ты всё увидишь в другом ракурсе и будешь переживать о случившейся ошибке?
   Сухая, взвешенная речь возмутила Любу (чего Старк и добивался), но внутренняя природная мудрость одобрила такой подход.
   - Ты дурак и не лечишься! Я сейчас сама хочу, а потом расхочу! Идиота кусок!... Спасибо, что даёшь подумать. Ты самый настоящий мужчина, Лёша тут же воспользовался бы моментом.
   Да уж, женщины имеют сразу две логики и с этим следует смириться. Девушка поудобнее пристроилась к "куску идиота" и прошептала:
   - Спи давай, уже поздно, то есть рано. Светать начинает, а тебе утром надо косить. Косарь-самоучка!...
  
   Утром их осторожно разбудили, мягко, но настойчиво. Валентина, как и другие деревенские, относилась спокойно к возжеланиям молодых, да юных. Однако, завтрак и выход на работу никто не отменял. До обеда каждый занимался своим делом: кто-то косил, а кто-то рисовал узоры для будущих модельных ремней, зато сразу после ням-няма оба вернулись к разговору о сне. Дурацкая ситуация, когда, чем больше рассказываешь - тем больше вопросов возникает. Чтобы отойти от скользких тем класса "Союз поломали" и "почему оказался на другой половине земного шара" - Олег решил заняться наставничеством.
   - Тебе нужно учиться, а я буду помогать по мере сил.
   Он толково объяснил, как будет проходить сотрудничество. Во-первых, Шмын перетолкует с Щукиным, чтобы тот помог поступить на архитектурный без головняков. Скорее всего, через подкурсы, тогда лишних вопросов возникнет поменьше. Во-вторых, материальная помощь, причём двоякая. Чтобы разрешить проблему с родителями, замужней старшей сестрой и квадратными метрами - имеет смысл снять двухкомнатную квартиру. В одной спать, а в другой уроки учить и на швейной машинке выделываться. Оплата жилья, как и ежемесячная финпомощь будет на Старкове. Наверняка близкие родственники успокоятся и прекратят запихивать дочь/сестру замуж за первого встречного. Ну и членство в кооперативе в качестве совладелицы. В общем, имело смысл встретиться с родителями Любы, подтянув для обсуждений академика.
   Чтобы не давить на больное, Олег не трогал отношения с Лёшей, хотя тот, в принципе, неглупый молодой человек и юношеские амбиции способен похоронить ради любви.
   Вернувшись к рассказу о сне, Шмын решил пойти ва-банк и рассказать о жене. Ну не мог он промолчать, пусть даже несколько дней, ради своих прихотей. Какая-то внутренняя теребилка провоцировала на откровения, которые могут выйти боком. Или не могут, а выйдут обязательно! Хорошо, что и повод нашёлся.
   - Так кто всё-таки был твоей женой во сне, - спросила Люба, - ты с таким восхищением о ней вспоминаешь!
   - Я скажу. Раз уж начал откровенничать, то нужно идти до конца. Моей женой была твоя младшая подружка... Люба!
   Опаньки, девочка-семиклассница - самая-пресамая жена и мама в мире!
   - Да, самая-пресамая! Я её не просто люблю, а боготворю. Из-за этого и с Афинкой не сошёлся и тебе мозги не морочу. Хотя, сама Любка меня не воспринимает пока. Да и навряд ли воспримет, так как уже не будет тех условий, из-за которых у нас вообще отношения начались.
   Шаг сделан, мяч передан - извольте принимать то, что есть! На вопрос о том, почему же он не бьётся за свои чувства и будущее счастье уже сейчас, Олег ответил так, что убил собеседницу наповал.
   - Я не имею права ещё раз сломать ей жизнь!
   Да, Старк подумал и об этом, а точнее именно об этом, в первую очередь. Ну не мог он гарантировать своей стабильности, а разрушить счастье самой любимой ещё раз, не хотел.
   - Я, время от времени, лезу куда не надо. Вон, недавно, чуть не помер в поножовщине. Представляешь, если тебе, вместо самого дорогого человека, принесут лишь труп? Пойми, чем выше уровень взаимного счастья - тем тяжелее терять его.
   Девушка задумалась - жизнь, отношения, ответственность неожиданно стали более реальными, чем сами термины. Человек любит и бежит от этой любви, чтобы не подставить любимого человека. Подставил, вроде, во сне, а терзается наяву.
   - А если заставить себя и никуда не лезть? Попробуй поработать над собой, - правильная фраза, при озвучивании, выглядела как-то неубедительно.
   - Так зачем моей Любе рядовая серая личность, которых миллионы вокруг? И как ты себе представляешь меня без эскапад?
   Тоже, кстати, не довод. Но других в наличие не было. Идиотская ментальность, когда в критических ситуациях башню напрочь сносит и теряется контроль над самим собой. Когда-то, в преантичные времена, Геракл свою семью грохнул (жену и детей) именно в такой момент!
  
   Разговоры разговорами, но Олег уже вышел на солидный уровень трудового выхлопа - более двух тонн в неделю. Человеческая сенокосилка действовала сноровисто и эффективно, а председатель потирал руки, хотя и осторожничал. Вдруг парень сломается физически или морально, где другого такого найдёшь? Зная страсть косаря ко вкусной еде он распорядился разнообразить рацион и привлёк к этому частника. Всё-таки в столовой могли напортачить, отнесясь к делу безответственно, то есть со средним качеством.
   Люба всерьёз задумалась о Старкове - не как о "своём парне", а вообще. Понятно, что связывать судьбу с ним страшновато, зато дружить - очень хорошо. Давно уже ей не было столь спокойно, появилось чувство защищённости и уверенности. Правда, начал проявляться инстинкт старшей сестры, хотелось помочь ему во многом. Поддержать, чтобы меньше мучался своими комплексами, чего бы оно не стоило. Она решила, вернувшись в город, поговорить с подругой всерьёз, не раскрывая тайны сна. Но поняла, что это будет трудно сделать - многого не удастся обьяснить.
   - Олег, а может ты всё-таки с Любой поговоришь? Я думаю, что она всё поймёт.
   - Так в том-то и дело, что поймёт, несмотря на возраст. И захочет пойти на риск с таким, как я. Не нужно, я лучше найду деревенскую клушу, чтобы было с кем спать. И этим поставлю крест на всех и вся!
   Раскрыв душу - стало легче ориентироваться в пространстве и в делах. Работа над улучшением отваров, расчёты химсоставляющих в растениях, более разумные температурные режимы - всё согласовывалось с Валей. Тема настолько специфична, что делиться с кем-нибудь ещё она не будет - её просто не поймут. В научно-техническом плане! С появлением постояльца, активного и малопредсказуемого - в ней самой забурлили какие-то соки. Получается, что похороны самой себя на отшибе географии оказались преждевременными. Олег подкинул ей какой-то древний рецепт, позволяющий разработать отвар, борющийся с диабетом. Фактически, настой был восстанавливающего типа, а не заменяющий тот же инсулин. Правда, исследование могло занять порядка двух-трёх лет, потому что яджуджи нашептали лишь базовый принцип. Валентина согласилась заняться столь полезным натуральным лекарством, хотя и представляла сколько букварей придётся перелопатить. А когда теоретическая часть потребует экспериментов - придётся переезжать в Талгар или требовать всё необходимое в Тау-Тургень.
   Впрочем Старков, мечтающий о клинике-санатории, готов был и лабораторию здесь же организовать. Мечтать никому не вредно, даже вьюношам! Особенно о том, как можно построить корпус на две сотни пациентов: половина за бесплатно для советских людей, а вторая - для толстосумов из-за бугра. Пусть платят по десять штук зеленью за двухнедельный курс - пара сотен буржуев в месяц дадут два миллиона баксов, а в году двенадцать месяцев. Значит деньжищ хватит и на солидные налоги, и на содержание лечебницы на высшем уровне, и на классное оборудование и на высокую зарплату и соцкультбыт! Кому плохо улучшить жизнь кусочка Союза за счёт болезных мистер-твистеров? Тем более, что немощных богачей навалом и они всё равно рыщут по миру в поисках облегчения.
   А тот же очистительный отвар уже действует на клеточном уровне. Две недели клининга, ещё две недели восстановления (за дополнительный платёж) - вот курочка и наклюёт на строительство персонального коммунизма. Хотя бы в Тау-Тургене!
  
   Родственники, как-то ночью, рассказали две жути. Одна заключалась в том, что очередной умник из высших слоёв решил присвоить артефакт. Ни один якуджик не смог объяснить, как и где они это надыбали - зато все бубнили о том, что нечестивец плохо кончил. Инфаркт с одного касания (или что он там сделал)! В газетах промелькнуло лишь то, что "один из кандидатов в члены ЦК КПСС при посещении запасников Русского Музея..." То бишь, партократ, курирующий культуру, верой и правдой, вдруг сгорел на работе. Хотя, кто этих родовичей знает - вдруг действительно адрес святыни проявился? С другой стороны, в музее обычно картины хранятся, а каменюги там не положены...
   Второй жутью была очередная история о тяжёлой жизни предков в сибирской эмиграции. Мол, забодали эти кыргызы, не признавали в пришельцах-прилипалах великую нацию. А чего там признавать, когда из трёх с половиной сотен родов - только сорок были прямыми наследниками "сорока девушек" (кырк кыз). И поэтому владели практически всей тайгой между Енисеем и Леной. Остальные лишь получали от них право на временное пользование. А тут ещё пять родов притащились, да ещё и белобрысые!
   Причём принесённое название "тартар" спёрли и начали так называть своих, даже некиргизов. Вы, мол, светлые тартары, а мы - тёмные. Ликом тёмные, а не мозгами! Заодно и титул "байа" прихватили, чтобы своих богатеев баями называть. Отношение к чужакам одно - давайте, ассимилируйте - может и вам счастье улыбнётся. Почти полторы тысячи лет несправедливость длилась, пока один из Борджей, проживавших в степи, не пришёл к власти. Сначала Китай завоевал, а потом начал собирать армию вторжения в Среднюю Азию. Тут-то кыргызы и решились на соучастие - сколько можно жить среди чащоб и болот? Почти семьдесят пять тысяч вступили добровольцами в орду Чингиз-хана.
   Поход на Гургандж, как известно, привёл к более обширному присутствию - аппетит разыгрался во время еды. Сибиряки, кыргызы и тёмные тартары, вместе со всякими найманами и иными монголоидами покорили вообще всё до Каспийского моря! Понятно, что монголы-маджуджи стали владельцами гигантского улуса, а кыргызам дали возможность поселиться по всему Семиречью. Элитники "из сорока" сразу предъявили права на всё, но получили очень больно по протянутым ручонкам. Это в тайге вы чьи-то там потомки, а здесь нас больше - триста родов против сорока! Пришлось "олигархам" довольствоваться землями в горах Ала-Тоо, с плодородными долинами и прекрасными пейзажами. А всю степь, от гор и до моря, забрали себе простяки, бывшие арендаторы. Чтобы не путаться с теми, кого веками ненавидели, даже название новое придумали. Раз в этих местах жили саки-арии, гордые и непобедимые, значит станем "кай-саками" (чёрными саками).
   Так и осталось это самоназвание, слегка изменившись со временем - казах! А потомкам яджуджей никаких земель вообще не дали.
  
   Предки очень удачно выбрали ночь для промывания мозгов - с утра Штольцы занялись подготовкой к отвальной. Вместе с мужчинами Краузе, они забили одного из кабанчиков, в саду поставили столы с лавками, на летней кухне обустроили шкворчание, возбуждавшее аппетит... Чуть ли не всё население посёлка прибыло после обеда на вселенский тау-тургенский сабантуй. Народ толпился везде - жуя, выпивая и бесконечно болтая на разные интересные темы. Олег с Любой и одноклассники оказались в центре внимания - новый владелец усадьбы как-никак, да ещё и со свитой. Дедушка тоже приехал, ибо без него любой праздник, ни разу не праздник. Правда, быка уже на спор не сбивал с ног - возраст не тот, да и внук подрос и возмужал. Есть кому кулаками махать от нечего делать! Ближе к вечеру, вытащили на улицу пианино, чтобы Люба могла аккомпанировать Старку и вооружённому аккордеоном дядьке Марлену. Или солировать, если нужно. Кто-то притащил вполне барабанистый барабан и битгруппа начала достойную какофонию. Ясен перец, что не обошлось без драки, когда кто-то излишне резвый потащил Иришку плясать без её согласия. Поединок класса "шобла на шоблу" закончился победой Шмына! Он единственный устоял в итоге на ногах - всех остальных пришлось собирать с земли.
   - Кто границу нарушил - тому Кирдык Иванович! - гордо заявил чуток помятый победитель.
   Настоящая водка примирила соперников и успокоила мятежные умы.
   - Не твоё, значит не тронь, - вжёвывал Анчар своему визави, покусившемся на его девушку.
   Тот понятливо кивал разбитой мордой - косари изрядно поднакачались, да и городские занятия спортом сыграли роль. Поздно вечером началось массовое расползновение по домам, пора и честь знать, так как в организм уже больше ничего не лезло. И языки устали молоть безостановочно. Валя с Любой увели слегка нетрезвого Старкова, чтобы он ещё чего-нибудь не натворил. Ночью даже кукуруджи не пришли - давно Александрыч так не нажирался!
   На следующий день, после обеда, немецкое семейство отбыло на заказанной в колхозе "коробочке" в дальние дали. Шмын с Алёной Дмитриевной и подругой-дизайнершей обследовали всё сверху донизу. Придираться не хотелось и не к чему было - чистота и порядок, согласно национальной пунктуальности! Соседка согласилась присматривать за скотом и птицей, а также за садом и огородом. В качестве платы были предложены оранжерейные цветы и овощи-фрукты-ягоды. Всё равно одному с этим богатством не справиться. Ближе к вечеру Люба перенесла свои вещи и заняла одну из спален, рядом с кабинетом. Вдвоём они разобрались с душем, а точнее нагревом воды. Баня, всё-таки, не часто растапливалась, а ополаскиваться в горной речке и холодно, и мелковато.
   Утомление после вчерашнего сказывалось, особой тяги друг к другу не было, но одноклассников на сегодня отморозили. Хотелось простой, уютной тишины и спокойствия.
   - Люба, чую мы оба не форме, поэтому ложись в своей комнате, но если хочешь приходи ко мне. Пошепчемся, пока не заснём.
   - Согласна, я тоже уставшая.
   Олег с кайфом вытянул ноги - кровать была длиннее, чем топчан у Валентины. Чтобы не заморачиваться с резинками, он просто замотал бёдра полотенцем, как когда-то в Калифорнии, где нижнее бельё не пользуют из-за жары. Одеяло в сторону, даже простыня мешала и, казалось, грела - всё-таки июль на дворе. Хотя в горах ночи попрохладнее. Наконец спало напряжение последнего времени и хоть что-то определилось в этой жизни.
   Люба никак не могла заснуть и решив тихонько поболтать, постучалась в дверь.
   - Заходи, неугомонница. Свет включать не буду, а то глаза режет. Найдёшь моё лежбище?
   - Найду, конечно.
   Девушка забралась на кровать с другой стороны и сразу забросала бытовыми вопросами.
   - Тебе не жарко? А где одеяло? Чёрт, резинки натирают.
   - Вот ты дуня, темно же. Избавляйся от резинок и, если хочешь, накройся простынёй. Кто же себя лишней одеждой по ночам стягивает, она же давит везде, как ни повернись.
   - Ага, хитренький какой, а вдруг ты меня голую увидишь?
   - Не голую, а обнажённую. Чудачка, неужели ты думаешь, что я "обнажённую махом" не видел? Да и в темноте я только слышу, я же не кошка.
   Толковище началось, шёпотом, но много. В конце концов, девушка поснимала с себя и ночнушку, и остальные полагающиеся приличной девушке причандалы, и прикрылась простынкой - сразу стало легче и не жарко. Шёпот, в итоге перешёл в бормотание, а оно в сон. И неважно, кто проснулся первым примерно через час - удивились оба, ибо... спали в обнимку. Моральных сил, чтобы разлепиться ни у одного не нашлось, а через минуту природа взяла своё. Неожиданно, но предсказуемо...
  
   Упоение закончилось через три дня - Старк железной, недрогнувшей рукой отправил Любу домой. Ей необходимо начать подготовку к подкурсам, иначе всё изменение судьбы девушки накроется медным тазом. Душа хотела другого, но чёртова необходимость диктовала условия - ну нет варианта "ещё денёк", то есть ночку! Мир сразу стал одноцветным и скупым на разнообразие, пока не подъехали Вика с Алёнкой. Они отдохнули на малой павлодарской родине, поделились со знакомыми и родственникам радостными новостями, вернули Пушка на базу. Теперь в горы, к надёже и опоре, чтобы тому одиноко и грустно не было без своих.
   - Папа, у меня столько всячины для тебя...и ещё несколько вопросов...а как ты без меня и мамы?...а коса тяжёлая?...а твой конь говорить умеет?... - гейзер любопытства добрался до безотказного "живого гугла".
   Одноклассники, которые уже переехали к Шмыну, прикалывались и потихоньку завидовали. Их детки появятся лишь в будущем - пришлось довольствоваться чужими отношениями. Девчушка обследовала всё "поместье", лично познакомилась и с Аллатором, и с кабанчиком Борькой, да всё за руку с молодым папой... Вика сразу возомнила себя хозяйкой - с учётом влияния Дмитриевны, конечно. Всё-таки, через полмесяца, придётся вернуться в город и благоверный опять останется без опеки. Валентина погрязла в своих исследованиях, хотя, наверняка, просто приревновала бывшего жильца к новой пассии. Чисто женский вариант, когда есть несколько претендентов на владение кем-то. Впрочем, умная тётка грамотно абстрагировалась на время, чтобы недовольными взглядами не бросаться, где попало.
   Белокурая бестия, уложив Алёнку, притопала "поболтать на ночь" - причём в первый же вечер.
   - Викопедия, а вдруг доча проснётся? - якобы обеспокоился Старков, опасаясь, что дикое прошлое вернётся.
   - Не беспокойся, она у нас хорошая девочка, если уж заснула, то спать будет до утра.
   Красотка села на другой половине кровати в позе "алёнушки", переходящей, временами, в "русалочку" и попросила выключить торшер.
   - Поговорить можно и в темноте, так хоть глаза резать не будет. Ох, и жарко сегодня, ничего, если я халат скину?
   Мама дорогая, как же удержаться, чтобы барьер не переступить. Вика, стопудово, воспринимает его, как мальчика и даже не думает о своей притягательности. Ну-ка, бумбуруджи, отключите гормоны, иначе вы мне ни разу не предки! Глюки промолчали и ничего не сделали, как будто их и нет внутри, заразы.
   - Олежа, я вот о чём хотела поговорить.
   Красная лампочка "рэд алёрта" начала ехидно подмигивать в мозгу - девушка придвинулась слишком близко.
   - Понимаю, что это не хорошо... - досказать умную мысль о "побудь мне настоящим мужем, хотя бы полмесяца" не удалось. Старк сам обнял её и начал целовать. Нежно и страстно одновременно!? Утром пришлось проснуться очень рано, чтобы мелкая Хольстрёмша ничего не узнала. Иначе начнёт мечтать об идеальной паре родителей.
  
   Кто долго не голодал, навряд ли поймёт девушку, жившую без секса. То есть, случайно-мимолётные встречи случались и заканчивались стандартной двухминутной вакцинацией. Причём, лишь раз-другой в год, подальше от общаги. Так что полноприводная ночь явно вознесла Старкова ещё выше в глазах блондинки. Ей и нужна-то была нежность и ласка, в первую очередь, к чему и сам Старк тянулся. Он, вообще, получал удовольствие, когда становилось хорошо ненаглядной, пусть даже и временной. И своё, изредка, тоже получал. Так какой женщине этот подход может не понравиться?
   Проснувшаяся Алёнушка не могла наглядеться на счастливые физиомордии родителей, поэтому сразу докопалась, как истый следователь:
   - А чего вы такие довольные? Мороженое с утра поели? Я тоже хочу.
   - Кашу ешь, дочка. Мы просто давно с Олегом не виделись и всласть наговорились о разном.
   Хорошая обьяснялка, ничем не хуже других. Мол, захочется ещё наедине поболтать, так кто может запретить? Косари-добровольцы, вместе с Иркой тоже подтянулись к завтраку. Шмын, предусмотрительно, выделил по бутылке отвара Олегу и Эдику, чтобы в проблемы не вляпались по молодости. Ира, конечно, блюдёт себя, но горный воздух свободы следует учитывать на всякий случай.
   В один из дней, с негласной проверкой, нагрянули проверяющие из Иссыка. Районные агашки, готовые к занудным ежегодным объяснениям председателя, на этот раз дико удивились.
   - Куда трава со склонов делась? Неужели академики её скосили?
   - Ваши городские от работы скосили, а мои городские на рекорд уже идут!
   На самом деле рекорд давно побили, а вот до плана ещё далеко. По крайней мере, скотина при сене зимой будет, одалживаться не надо. Облысевшая часть склонов ласкала взгляд и радовала сельскую душу - давайте, родные, дерзайте. Желательно до самых Яссов! Потом, на вечернем обмывании, главу посёлка подробно допросили, кто чудеса воплощает.
   - Так это Старков, внук Аркадий Богданыча у нас геройствует. Хорошо бы наградить по итогам сенокоса, а то неудобно как-то.
   - Надо будет, наградим, а тонн тридцать даст, так и к медали представим! Сколько он собирается работать?
   Пряник, как и морковка, прекрасно стимулирует молодых, ещё не отравленных материальными благами - так чего этим не воспользоваться? Наобещать можно с три короба, а потом отвертеться. Чай, нет высокопоставленных родственников, чтобы заступиться за парня?
  
   Июль дан богами для отдыха от работы или учёбы. Всё хорошо, наслаждайся погодой, солнышком, природой... А тут, дня через три, выпал снег - совершенно неожиданно и прямо на голову. В Тау-Тургень приехали... Эпштейны! Сама бабушка Виктория в сопровождении мужа и его брата. Профессор из Ленинграда решил воспользоваться отпускными и прилетел в Алма-Ату, чтобы познакомиться с чудо-переводчиком. Лучше бы на Чёрное море съездил - нечего знатных сенорубов беспокоить в самую страду!
   - Здравствуйте, родные, - прямо со склона крикнул Шмын, - и чего вам дома не сидится?
   - Да, вот решили проверить, чем ты тут занимаешься, - ответила Виктория, - вдруг от рук отбился и плохо себя ведёшь?
   Спустившись, Старков выяснил причину столь неожиданного появления - его хотели проверить на соответствие легенде.
   - Лёва сказал, что ты мёртвыми языками владеешь, хотелось бы убедиться. Если это так, то могу предложить сотрудничество. Поверь, это будет интереснее, чем косить сено!
   - Солнце ещё высоко, поэтому сделаем мудро. Вы поезжайте ко мне домой, отдохните, в саду погуляйте. А я ближе к вечеру вернусь, тогда и поговорим.
   Проситель, пытающийся убедить доводом "интереснее", сразу себя выдаёт. И если поставить его на место - можно кое-чего добиться для себя. Вернув профессора на бренную землю, Старков вынудил бедолагу мучаться от нетерпения, заодно разжевав кто в доме хозяин. И себе отгрыз время на обдумывание - переводы с этрусского следует "продать" как можно дороже. За них и нобелевку можно отхватить под соусом "поэзия древних этрусков". Это намного круче, чем вирши какого-нибудь диссидента Бродского или проза того же Солженицына!
   Вечернее толковище началось с попытки перевода. Только неясно, как же ленинградский Эпштейн проверит правильность текста? О чём Олег сразу и спросил.
   - Будем исходить из логичности и соответствия историческому периоду.
   - Ну ладно, но напомню, что латинский - это тот же этрусский, но базово являющийся слэнгом сабинян и латинян.
   Грубо говоря, три племени объединились в одно: два народца свинопасов и козогонов, и социум высокоразвитых потомков троянцев. Понятно, что культурную культуру поделили на всех, называя себя римлянами по месту прописки. Но существовавшее большинство, хоть и позаимствовало написание букв, однако пользовало свою устную словесность. Чисто этрусские обороты, были непонятны простякам с окрестных холмов и очень неудобны для ассимилирования в бытовую речь. Так и остался дуализм класса написания кириллицей персидских слов. А за сотню лет и знатоков не осталось, кроме жрецов. Со временем и те перестроились, не имея практики и развития языка.
   Первый же текст, после некоторого раздумья, полился сам собой - чему даже Шмын удивился. Неужели, настолько сильно умение "понимать всех", подаренное предками? Как же этим воспользоваться?
   - Поразительно, но похоже на правду, - растерялся Борис Борисович.
   - Тогда расскажите, пожалуйста, что случилось в Русском Музее, - попросил Старков, - а то в газете совсем кратко и ничего не понятно.
   - Извини, но не имею права, - попытался откорячиться языковед, - давай лучше ещё один текст переведём.
   - Не лучше, Борис Борисыч, баш на баш или забываем об этрусках навсегда!
   Угроза прозвучала вполне серьёзно - явно было, что парню все эти древние до фонаря.
   - Олег, но я действительно не могу, а ты можешь.
   - Ошибаетесь, уважаемый, впрочем неволить не смею. Давайте лучше чай пить, а древности оставим древним. Тем более, что мне рано вставать завтра.
   Важно сохранить твёрдость, иначе ничего не добьёшься. А профессоров, желающих получить помощь в переводе с пралатинского, полно по всему миру! Впрочем, Эпштейн решил, что каприз назавтра пройдёт и тоже решил держать марку. Всех сотрудников музея обязали, правда устно, не распространяться по поводу инцидента.
  
   Ранним утром Борис Эпштейн пошёл в атаку. За завтраком он обрисовал столь золотые горы, что они явно светились алмазами. Научная карьера, возможный переезд в Ленинград (в интернат для одарённых), покровительство языковедов, приобщение к культуре и интеллектуальному обществу.
   - Спасибо, конечно, но всё это неинтересно. Ни карьера, ни общество, ни покровительство. Суета и рутина.
   Трудно обьяснить людям, что свои жизненные приоритеты могут быть гораздо интереснее чьих-то там. Профессор не понимал суть отказа от столь сладкого набора плюшек.
   - Да любой парень в твоём возрасте об этом мечтает!
   - Ещё одна чепуха. В моём возрасте мечтают в футбол гонять классно и дурака валять чаще. А карьера интересна лишь карьеристам и прочим неудачникам.
   Оп-ля-ля, приехали! Это кто же здесь неудачники?
   - Расслабьтесь, дружищи Эпштейны. Всё просто, мне хорошо и ничего менять не собираюсь. Я даже школу бросил, чтобы все отстали с предложениями ухудшить мою жизнь. Она у меня одна.
   И как с таким бороться, если он своей удачи не видит? Как убедить заняться переводами за просто так? Ради академической славы Бориса Борисовича. Наезды ещё продолжались, но Старков доел и ушёл на гору. Вечером попытка убедить снова провалилась, отпускное время тикало, а доводы иссякли. Пришлось, по секрету, рассказать что случилось в запаснике.
   Среди разных экспонатов давно хранился перстень, который не могли отождествить ни с одной культурой. Камень зелёного цвета имел форму сплющенной пирамиды, внутри на золоте было выгравировано какое-то слово на неизвестном языке. Алфавит походил на санскритский. Ходила легенда, что это Перстень Власти и тот, кто его оденет - сможет повелевать миром! Вот и повадились высшие партократы в музейный подвал. Только с ними случались несчастные случаи со смертельным исходом. Перстень пробовали изучать, но ничего не добились - пришлось вернуть на место. Последнюю попытку овладеть ценностью произвёл кандидат в ЦК КПСС, курирующий культуру. Но стоило ему прикоснуться к артефакту, чтобы взять его в руки, как отказало сердце - инфаркт!
   Олег, из благодарности, возобновил переводы...
  
   Ничто не вечно, засобирались и Эпштейны. Несколько коротких текстов, даже переведённых, не позволяли найти ключ к языку, как таковому. Нужна серьёзная научная работа и гораздо большее количество материала. Борис Борисович, наивный, предложил выслать объёмный пакет, но Старков его сразу отморозил.
   - Дорогой профессоре, у меня полно забот помимо этрусков, поэтому делаю вам предложение.
   - Нет, Олег, ты не понял. Я организую твоё будущее...
   - Извините, что прерываю, но привыкайте к тому, что условия диктую я. Будущее я и сам организую, так как мне нравится. В то же время, готов помочь вам, но не за идею, а под конкретный договор.
   Сама суть соглашения была простой - Старков переводит объёмы и даже поможет с анализом и структурированием. Но, после согласований с сектором инноваций в ЦК (Борисыч чуть не выпал в осадок, услышав это). Может быть, языковеду придётся на время переехать в Алма-Ату, чтобы будущая нобелевка (или что там можно получить) числилась не только за Россией. В конце концов, ничего страшного не случится, если на всемирный научный курултай заявят обоих братьев. А свои личные условия Олег озвучит со временем, после визита в Ленинград. Хочется на артефакт посмотреть своими глазами. Естественно, что сотрудничество начнётся не раньше осени - пусть сначала в головах созреет, как следует.
   - Борис Борисыч, вы пока своё руководство введите в курс и постарайтесь получить одобрение. А мой куратор с вами свяжется для согласования деталей. Такой подход объективнее голого энтузиазма. Иначе и у вас, и у меня сопрут открытие!
   Ленинградец готов был загрызть наглеца, преступившего сразу две грани: разницу в возрасте и разницу между "второй столицей" и научной провинцией. Лишь врождённая интеллигентность и воспитание удержали его от оскорблений в лицо собеседнику.
   - Мне всё ясно, Олег. Пожалуй мы уедем, а ты хорошенько подумай над своими запросами.
   На этом стороны распрощались и научное семейство отбыло восвояси. Амбициозному Борисычу даже в ночном кошмаре не могло присниться то, что его руководство, вскоре, заставит его соблюсти все требования молодого наглеца. Неизвестно что о себе возомнившего! Нобелевская премия - слишком ценный приз, чтобы позволить профессору кобениться. Тем более, что никто не собирается отнимать у него открытие мирового уровня.
  
   До конца июля удалось, разок, съездить "с семейством" в Тургень, а затем в Иссык - посетить магазинчики с дефицитом и импортом (от Казпотребкооперации). Особых ништяков почти не нашлось, но продавщиц Шмын озадачил номером телефона в поссовете. Заодно, купил "Сигнатюр" и подарил иссыкской "хозяйке медной горы". Алёнке сразу нашёлся классный мальчиковый комбинезончик из Италии, а Вике - набор мазюк от "Нины Риччи". Себе ничего не брал, так как одеколонами не пользовался, пока ещё не брился, а одежду опасно - вдруг подрастёт до конца лета? И так уже козырный самопал от Марианны стал невлезаем! Может подарить кому-нибудь, всё-таки ещё почти новый? По крайней мере, так выглядит.
   Десять тонн июльского сена вознесли Олега на уровень "Саныч" в деревенской иерархии. Народ уже не верил, что парень из города, откуда там косари от бога? Да и в быту себя проявил, особенно, когда механизатор Митяй сбрендил и начал палить из своего карабина. Вообще-то, Митька был в армии снайпером, но это не повод пугать жену и соседей. Старк, не обращая внимания на выстрелы под ноги, дошёл до придурка и отобрал оружие. Потом привязал Дмитрия к стене сарая и три раза пальнул в него сам! Мимо, конечно, но мужик обосрался. Это, ведь, он снайпер и знает куда стрелять, а городской мог и промазать. Участковый пригрозил Митяю тюрьмой, если тот не одумается. Однако, сам механизатор осознал и на следующий день, вместе с женой, пришёл к Старкову.
   - Спасибо, Саныч, за науку. Даже не думал что так страшно бывает.
   - Нам тоже страшно было, - наехала на мужа Света, - ты же дурень, не понимаешь какой это ужас!
   - Ты это, Олег, забери карабин от греха подальше, пусть твой будет. А то у меня руки с армии чешутся.
   Знакомо, у Старка, после армии, тоже руки чесались, особенно когда гражданские умники пытались его "истинным ценностям" научить. Или вести себя по-ихнему, критикуя привычку бить морды хамам сразу, без предисловий. Мол, сначала надо словами убедить, так как слово - самое мощное оружие! Странно, но сами интеллигенты, почему-то этим оружием не пользовались? Если оно такое мощное - так наведите порядок на местах, вместо милиции.
   Когда вернулся из отпуска Михайла Семёныч - братья засели за оптимизацию планов. Разница в возрасте и положении в обществе за последнее время куда-то испарилась, оставив место двум единомышленникам. В результате, сотрудничать стало легче. Естественно, что в какой-то момент добрались и до артефакта. Олег объяснил ситуацию, предложив свой вариант службы Родине. Ему отдают перстень, а он переводит этрусков до посинения, безо всяких "так не бывает" или "никто не согласится". Вся власть, пока что, у Советов - то есть правит номенклатура и всё можно обстряпать тишком. Очередная Нобелевская премия стране очень важна - международный престиж, однако. Значит и идти нужно ва-банк, никаких полумер и соглашательства.
   - Не знаю, Алик, получится ли, но переговорю наверху. Думаешь подключить второго Эпштейна - разумное дело? Чёрт, но тебя пока и придавить никто не может, благодаря возрасту!
   - По комсомольской линии тоже, просто выйду из комсомола и вся недолга.
   - Ох, аукнется мне это в конце концов. Итак из-за твоих идей без Франции остался.
   - Дядь Миш, сейчас всё зависит от твёрдости в позиции, как себя поставим, так и относится будут. Крючок-то Кунаев уже заглотил, ему теперь тоже некуда отступать, за партийным экспериментом следят вовсю.
   "Следят" не то слово, Кунаев с Машеровым уже подписали договор о намерениях и с сентября начнутся перемещения некоторых спецов из республики в республику. Рашидов и Щербицкий кругами ходят, чтобы возможности мимо рта не пронести, если эксперимент окажется успешным. А если провалится - то подключат Пельше и отгрызут у руководителей "братских" республик часть возможностей и влияния на центр!
   По созданию сельхозрегиона в Аргентине - Олег расписал план-граф, чтобы можно было приступить к сбору информации и разработке программы действий. Чтобы такое начать внедрять года через три, нужно уже сейчас владеть вопросом. Семёныч удивлялся тому, что даже в условиях оторванности его кузен умудряется изыскивать необходимые цифры. Ему же невдомёк, что это уже было проработано и сведено во вполне рабочий проект в начале 80-х.
   Констатацию того, что переговоры прошли успешно закрепили шашлычной вечеринкой!
  
   В начале августа начались отъезды некоторых безответственных личностей. Сначала Эдуард, накосиваший три тонны, получил свои денюжки и отправился их прогуливать в более цивильных условиях. Талоны он прихватил в город, чтобы продать знакомому фарцовщику и увеличить капитал для просаживания. Но стопудово поклялся, что через год вернётся - ибо где ещё такие деньжищи заработаешь столь быстро? За Ириной приехали родители, удивились цветущему виду дочери и забрали её подальше от Анчарова. Маман имела свои планы по поводу желательного зятя - ну не за сына же грузчика её отдавать? Чувства самой кровинушки матушку не волновали, главное - исполнить святой долг и поставить большущую галочку в семейную летопись. Ира, наверняка, с годами поймёт и оценит заботу родителей, ведь так же? Она просто обязана это сделать, чтобы подтвердить факт правоты тех, кто за неё решение примет. Сама Ира, отравившись воздухом свободы и независимости, уже продумывала планы семейного восстания. Больше уступать она не собиралась, тем более, что её парень освоил профессию, которая может кормить в будущем. Причём лучше, чем должность инженера, если уж на то пошло.
   Вика с Алёнкой тоже собрались, решив ещё и на Иссык-Куль съездить, на мелководье поплескаться. Олег выбил путёвки в райисполкоме в пансионат матери и ребёнка, а то у профсоюзников всё было расписано ещё год назад. Он бы и сам съездил, но решил добить сенокос до логического конца, да и поработать ручкой в тетрадке нужно было. Пока есть возможность!
   Впрочем, не всё коту масленница, нагрянули отдохнувшие Зелинские, причём полным составом. Да ещё и на своём "Москвиче-408" (как он только заполз в горы, не задохнувшись по дороге?). Наталья Львовна упорно рассказывала о том, что отношения Афины и Ромы наладились, а сама Афинка лишь отрицательно мотала головой, боясь возразить вслух. Вот так всегда, как оставишь какой-нибудь процесс без присмотра - так он сразу возвращается в свою колею! А что делать, пришлось предложить оставить дочь на пару недель в горах, для закрепления оздоровительного процесса, полезного для организма.
   - Да что ты, Олег, дочка совсем этого не хочет, соскучилась по Алма-Ате. И взрослых здесь нет, кто за вами следить будет? Я остаться не могу, мне на работу надо.
   - Наташа, а может стоит оставить? Доча, ты сама что думаешь?
   - Конечно останусь, вон Ирка жила больше месяца и ничего с ней не случилось, зато от аллергии избавилась.
   - Ну что ты, что ты, тебе же нормально отдохнуть нужно перед школой. Олег, скажи ей, чтобы не глупила, здесь даже бытовых условий нет!
   - Наташенька Львовна, в моём доме условия гораздо лучше, чем в вашей городской квартире. У меня, между прочим, два санузла: один совмещённый, в спальне, другой раздельный, в коридоре. И пища из натуральных свежих продуктов, две кухни, одна летняя. Мясо свежее, а не замороженное, овощи прямо с грядки, а фрукты с веток. И целебный воздух, вместо городских выхлопных газов и заводской кислотности!
   Плохо тем родителям, кто во внутрисемейную демократию играет ради антуража. Матушка, под взглядами и мольбами сразу троих, вынуждена была уступить.
   - Но только на две недели. И чтобы никакого баловства!
   Ну да, ну да, баловства не будет, ясен перец. Всё вполне по-взрослому, дорожка-то уже накатана!...
  
  
  Глава двенадцатая.
  
   Казалось бы, вот ещё один медовый месяц, пусть даже двухнедельный. Кто остановит сорвавшегося с резьбы молодого парня с опытом пожилого ловеласа? Однако Афине практически ничего не угрожало - Олег погрузился в работу. Сознательно себя утопил, чтобы не портить девушке жизнь, той, которую любил с первого класса, с первой встречи. Конечно, не так сильно, как жену, но до самого последнего момента. Он и сейчас не мог смотреть на Зелинскую по-простому, как на одноклассницу и дочь научного партнёра. Каждый вечер занимался с ней аналитикой, достаточно понятной для начинающих и в то же время, открывающей возможности для ума и... усидчивости. Приятно, что ей тоже нравилась сия наука, а также открывающиеся в будущем возможности.
   Да, чтобы не терять времени, следовало уже в новом учебном году найти какие-нибудь курсы, факультативы или наставников. А после школы поступать именно на философский - не за философией, конечно, а за методиками анализа и техники размышлений. В будущем, даже однокурсники могут оказаться полезными, так как многие пойдут по партийной линии. А часть добьётся определённого положения. Всё-таки, аналитик-оптимизатор это фигура, которая может разрешать проблемы различного уровня и находить выход в практически безвыходных ситуациях. А где существуют экономики без проблем? Нигде, нет на свете идеальных систем!
   Вечера заканчивались сначала песнями возле костра, а потом и прогулками вдоль реки. Целую неделю длилось спокойное сосуществование, пока в идиллию не вмешалась соседка. Алёна Дмитриевна как-то спросила о Любе, мол, как там она. А потом добродушную тётку запытала Афина, чтобы наконец-то разобраться с именем "Люба", которое она услышала в госпитале. Понятно, что после прямого ответа с намёками и недоговорками - возникла интрига, да ещё и требующая откровенных разъяснений. Но сначала Шмына увели подальше в горы и усадили на берегу речки. Поздно вечером, когда небо действительно усеяно звёздами и Млечный путь ясно виден своими глазами.
  
   - Алик, я так больше не могу, совсем запуталась. Расскажи, пожалуйста, о Любе. Кто она такая, ты её сильно любишь? Почему ты не с ней?
   И зачем женской половине человечества нужна правда? Особенно та, что может стать поперёк мечтаний или устремлений, та, от которой становится грустно и горько? Может лучше соврать, создав красивую легенду? Но ведь раскусят же в итоге!
   - Афина, ты уверена, что хочешь это знать? Поверь, лучше оставить всё, как есть - тогда...
   Договаривать не имело смысла, уже наляпал так, что не отлепишь. Рассказывать про "всего лишь сон" не хотелось, обрыдло, да и сам уже устал тихариться. Осталось лишь довериться той, которая способна не только понять, но и осознать достаточно глубоко. Странно, но Старков прекрасно знал, что Афина никогда ни с кем не поделится тайной - уж таков её характер.
   - Ты читала мою книгу о попадании личности современника в прошлое?
   - Да, читала, но это же твоя мама написала.
   - Написал, вообще-то, я, а мама литературно обработала. Но суть в другом, как ты думаешь, насколько такое возможно в реале?
   Лапка никогда не делала скоропалительных выводов, лишь изредка, да и то в словесной горячке. А потом переживала, что язык подвёл, сработав не подумавши.
   - Я не знаю, но мне кажется, что такого не может быть.
   - Мы слишком мало знаем о мире. Я тебе расскажу, а ты уже сама решишь для себя, правда это или вымысел. Но, если кому-нибудь расскажешь - оба попадём в психушку.
   Откровение полилось рекой, не оставляя ни одного шанса заткнуться или умолчать о чём-нибудь. Через полтора часа девушка знала всё - от начала до конца. Верить не верилось, но все действующие лица и все произошедшие события, порой непонятные, наконец-то были расставлены по местам. На Олега не хотелось смотреть, так как он предупреждал, что после рассказа возникнет душевный дискомфорт. Какой там дискомфорт - муторно и тяжело морально! С другой стороны, вопросов больше не возникало.
   - Пойдём домой, я устала чего-то.
   Обратно шли почему-то рядом, мало того Афинка взяла Олега под руку, наверное чтобы не исчез обратно в будущее? Или ей самой хотелось ухватиться за что-нибудь стабильное? Дурацкая ситуация: абсолютно фантастический рассказ, невозможный по множеству причин, а впечатляет так, что даже немного страшно. И совершенно пустая голова, без единой мысли!
  
   Ночью в доме спал лишь Анчар, двое других мыкались в своих комнатах. В конце концов, Шмын плюнул на бессонницу и пошёл на крыльцо, покурить. Через несколько минут вышла и жертва своего же любопытства. Присела рядом, да ещё и под левую руку забралась - как будто знала, что это правильная сторона взаимоотношений. У неё созрели вопросы и не хотелось откладывать их на завтра.
   - Олежка, а как ты жить собираешься после этого?
   - Как и жил последние полгода, а куда деваться? Не смог реализовать себя в первый раз, постараюсь помочь другим в этот.
   Молчание, аж слышно скрип мысли, двигающейся по извилинам мозга.
   - А с кем? - вопрос, явно давшийся с трудом.
   - Пока не знаю, но один не останусь. Только не хочу никого из вас вовлекать в проблемы. Да и нафиг я вам такой нужен?
   Опять молчание, другие мысли ползут к языку.
   - Ты дурак, Старков. Я тебя ненавижу!
   Спасибо, чего же прижалась покрепче? Или опять женская высшая математика, идущая враздрай с мужской арифметикой?
   - И не надейся, ты меня в постель не затащишь!
   Хрямс-бумс, теперь свои шарики за свои же ролики заехали, а постель-то чем виновата? И кто в неё приглашал?
   - Иди спать, поздно уже, - прошептала Афина, - и не смей ко мне прикасаться.
   Хорош командовать, чай не муж и даже не бойфренд. Тебе надо - ты и иди...
  
   Димаш Ахмедович обсуждал с женой даже то, что не доверил бы ни одному из ближайшего окружения. Сейчас он делился приятным, таким, чего никак не ожидал. Организм, казалось, молодел после курса очистительных отваров - впереди были восстановительные.
   - Понимаешь, это сила в умелых руках. Построю в Алмарасане санаторий для высокопоставленных, пусть просятся на обслуживание.
   - Может проверить год-другой? Всё-таки новое, какие будут последствия?
   - Ну так год будет строиться, айналайн. Как раз всё и выяснится. Тем более, что на других уже проверили, вот и на мне тоже.
   - А на мне можно?
   Счастлив тот, у кого жена понимающая - с ней никакие проблемы не страшны!
   - Конечно, можно, скажу, чтобы Миша приготовил для тебя отвар.
   Действие средства вызывало эффект, схожий с омоложением, по крайней мере всякая дрянь из организма усиленно выводилась. Даже дышать легче стало! И в прямом, и в переносном смысле. Так что, клиника для своих - это вопрос решённый, нечего тянуть. Не ожидал Кунаев такой быстрой отдачи от нового, экспериментального сектора - опасался, что придётся долго ждать хоть какого-нибудь результата. А теперь сильный козырь в руках, любые руководители моложе не становятся, в том числе и Лёня. Надо этим воспользоваться.
   Заодно, дать добро на коммерческую инвалютную лечебницу - за таким явно потянутся: хоть в Алма-Ату, хоть в этот, как его, Тау-Тургень. Ну, и для людей создать бесплатный центр очищения и восстановления, лишь бы отваров хватало на всех. Главное, поручить юристу проверить законодательную базу, чтобы ничего не нарушить. А то недруги моментально ухватятся и будут глаза колоть постоянно. Конечно, мало кто в СССР мог запретить первому секретарю республики по-своему трактовать правопорядок, но лучше заранее обезопаситься. В конце концов, кооперативы разрешены - вот пусть его и организуют, а Минздрав всё, что надо, подпишет. Никуда не денется!
   Переиздания книги уткнулись в негласный лимит, согласованный на уровне ЦК КПСС. Старкова это не Шолохов, нельзя ей давать столь высокий приоритет, дай бог, чтобы в Союз писателей приняли. На культуру лучше не давить, иначе творческая интеллигенция разноется и жалобами все контролирующие органы завалит. Другое дело - договор между Казахфильмом и Беларусьфильмом о совместных съёмках "Иоанна Пятого". Подмосковные леса в Южном Казахстане не снимешь, как и подмосковные избы! В любом случае, вовлечение "партизанфильма" в совместную культурную программу - очень важный шаг в деле сближения республик. Кроме того, именно на этой студии вводится в строй очень современное оборудование для производства мультфильмов. Глядишь, и казахстанские мультипликаторы смогут воспользоваться им! Машеров обещал, что осенью издаст две книги на темы попадания в прошлое, может и Старкова что-нибудь напишет?
   Михаил Семёныч тоже развернулся, торопясь достроить лабораторию для кристалловедов. Северный Талгар превратился в кипучую стройку, да ещё и качественную. Проверки проводились тщательно, любые попытки сжулить моментально пресекались. Виновных не щадили и на поруки не брали - Союз здесь закончился, а пришла неметчина с японщиной. Оказывается, можно делать качественное жильё и промобъекты - нужно лишь поставлять качественные материалы и технику. Даже дороги и тротуары строили по ГОСТу - в двенадцать положенных слоёв, Старков вовсю использовал помощь сотрудников КГБ для контроля над качеством.
   Сверху затребовали рабочий проект-обоснование под строительство инвалютной клиники-лечебницы - хоть в Талгарском ущелье, хоть в Тау-Тургенском. Экономист-консультант начал перерабатывать и увязывать бизнес-план Олега в соответствии с реалиями Союза.
   А Щукин с Зелинским уже получили оборудование, приборы, включая заказанные за рубежом, и приступили к экспериментам во времянке. Солидной времянке - на скорую руку собранную из бетонных плит!
  
   Счастливую и расцветшую Афину увозили мама с папой и оба Олега. Анчаров накосил шесть тонн, получил расчёт, возгордился самим собой и поехал радовать родителей. Старкову нужно было доставить написанное (по книге) и набросанное (по делам) в город, отвары в больницу и кое-кого навестить. Приближался день рождения Любы-младшей и следовало поздравить её самолично, а то и расставить точки над "и". Или не расставлять, а вообще исчезнуть из её поля зрения? Что за гнетущая проблема, а точнее дилемма - любить девушку, безумно любить, до обожествления! И чтобы её никогда не подставить в будущем - отказаться от личного счастья, причём сейчас. Главное, по-настоящему посоветоваться можно только с ней, на все триста процентов понимавшей его и поддерживавшей всегда.
   В конце концов, Шмын созвонился с будущей женой (в прошлом) и кое-как уговорил встретиться.
   - Люба, извини, наверное это звучит глупо, но...
   Они сидели в парке на лавочке и Олег рассказывал "о гипотетической ситуации с проблемой выбора". Мужского выбора, когда приходится брать ответственность за всё содеянное. Не оправдываясь и не выкручиваясь! В беседе фигурировали абстрактные "он и она", со всеми их реальными характеристиками и примерами из будущей жизни. Девушка не совсем понимала, причём здесь она и почему именно у неё спрашивают совета, но заинтересовалась дилеммой.
   - Олег, а может стоит подождать, когда любимая станет старше, а пока пусть твой знакомый живёт своей жизнью?
   - Но ведь хвосты прожитого образуются, как потом с ними быть, если эти двое всё-таки будут вместе?
   - Не знаю, но мне кажется, что она поймёт, если такая понимающая.
   - А ты бы смогла понять? И пережить, если что-нибудь произойдёт не так?
   Разговор зашёл в тупик, у Любы в данный момент был парень, имелся идеал к которому она стремилась и на который ориентировалась. Трудно в таких случаях абстрагироваться от своего и примерить чьё-то другое. Бывшие супруги расстались так и не найдя общего языка. Надолго ли?
  
   Посещение спорткомплекса "Динамо" входило в планы - любопытно измерить возросшую силу. Пара от вагонетки уже использовалась вроде большой неудобной гантели, вес не так уж велик, но кисти рук не столь сильны, чтобы бороться с инерцией массы. Хотелось потягать правильную штангу, чтобы выяснить сегодняшние возможности.
   В зале занимались несколько человек, но их тренер согласился помочь с тестированием. Однако, сначала подвёл к стопке сложенных матов и сказал: "Попробуй, запрыгни на них!" Причём, с места, а не с разбега, да ещё и без помощи рук. Удивительно, но это не составило труда - ноги оказались явно сильнее, чем полагалось при таком весе. Предки знали, какую систему кача предлагать! После чего направились к штанге, хотя тренер не совсем понимал чего хочет худощавый на вид парень.
   - Олег, у тебя конституция тела иная, чем у штангистов. Разве что набирать вес?
   Действительно, в этой спортивной дисциплине вес играет роль и даже есть математическая зависимость. Исключения редки, хотя тоже бывают. На штангу, для начала, загрузили семьдесят килограмм, чтобы вообще определиться с новичком. Старков, не владея техникой и приёмами, тупо подтянул снаряд к груди, вместо того, чтобы закинуть его рывком, а потом, столь же тупо выжал над головой. "Жим", как часть троеборья собирались отменить в этом году, а для двух других видов требовались умения, которых у Шмына не было. Вот и пришлось действовать по рабоче-крестьянски.
   Дополнительные блины догружали каждый раз, пока не добрались до ста двадцати шести килограмм (сам гриф весит пуд, так чего мудрить на тренировке с разнообразием металлических кругляшей?). Этот вес тоже не составил проблемы, но примерный рубеж был достигнут без особого напряжения.
   - Алмаз Байкенович, думаю достаточно, спасибо. Теперь через полгода загляну, а то качаюсь всего восьмой месяц.
   - Да ты что, у тебя лишь техники нет, давай будешь регулярно тренироваться. Ты, вон какой худой по сравнению с нами, а два своих веса поднял без труда, я же вижу. Я из тебя чемпиона Союза сделаю!
   - Спасибо, конечно, но меня в спорт не тянет.
   Соврал Олег Александрович, умудрившись сказать правду - его тянуло в спорт, но лишь для единичных успехов. Без постоянных тренировок по спецухе. Хотелось выступить на соревнованиях и чего-нибудь установить, например высшее мировое достижение по штанге для юношей. Или стать мастером спорта по какому-нибудь самбо, войдя в тройку призёров на любом из союзных первенств. Ну и сыграть за "Кайрат" в официальном матче (обязательно за основу, а не за дубль) - неважно против кого, главное участие.
  
   Август закончился ударными темпами - больше отвлекающих факторов не приезжало. Зато встал вопрос о будущем, остаться ли ещё на месяц или заняться слегка подвисшими делами в городе. Общий тираж переизданий обеспечил долю Старкова для закрытия долга матушке, а деду он проплатил из "накошенных". С учётом того, что общий урожай травы достиг тридцати тонн за лето, денег ещё хватало на многое. Часть талонов тоже следовало отоварить, чтобы разжиться сувенирами, подарками и просто нужными ништяками. Дом остался на попечение соседки, а часть копчёностей и солений Олег увёз родителям и Вике с Алёнкой. Алёна Дмитриевна пообещала наварить гору различного варенья (сахар на Старкове) и навялить фруктово-ягодной пастилы.
   Слава богу, но проблема вечного голода наконец-то разрешилась. Когда заколют бычка и кабанчика - Шмын станет обладателем горы мясопродуктов. Или купонов, если согласится сдать мясо в потребкооперацию. Прибывшие иссыкские начальники пожали руку бойцу сенокосного фронта, похлопали по плечу и пообещали (при председателе и дедушке) представить к медали "За трудовую доблесть". Лучше бы они не трепались, так как Олег похвалился их обещанием Михаилу Семёновичу.
   Следовало что-то решить со своим жильём в городе - то ли квартиру в долгосрочную аренду, то ли частный дом в районе, где сети проложены и врезки разрешены. В принципе, такое место было, по Ауэзова выше Абая. Частный сектор тянулся вверх по улице, перемежаясь госпостройками, класса НИИ или всякими управлениями. Со сносом у застройщиков столь удобных пятен проблема - слишком много прописано мёртвых душ на квадратный метр! Квартир не нараздаёшься при всём желании, а коммерческие методы пока не разрешены. Тем более, что именно здесь уже и вода разведена, и газ и, ясное дело, "лампочки Ильича" подключены.
   За две недели сентября Олег подтянул все хвосты, сунул нос везде, где ни попадя и вплотную занялся организацией травяной клиники. Международный центр по очищению - штука инвалютная и требующая очень аккуратного подхода, так как послужит прецедентом для таких же. Госвариант и ЦК проконтролирует, а вот частную лавочку никому не доверишь. Строить в Тау-Тургене, означало связаться с транспортной инфраструктурой, которая еле дышала в ту сторону и была перегружена. Ориентироваться на Кульджинку - уйти от гор или удлинить маршруты. Тем более, что клинике полагалась и гостиничка для родственников, чай не бедняки иноземные будут приезжать! А им ещё и развлекуху надо бы создать, чтобы не грустили и не скучали за свои деньги. Конечно, все примочки дадут дополнительный длинный доллар, но как бы не лопнуть от жадности.
   Итоговым решением класса "волки и овцы" стал вариант сотрудничества с властями Талгара. В Талгарском ущелье можно построить комплекс с кооперативной лечебницей и государственной гостиницей. Пусть все поимеют с проекта, тогда и палок в колёса не найдётся. А подрядчиком нанять Минмонтажспецстрой - всё-таки здания должны стоять на горах, а не в ущелье, чтобы не пострадать от случайного селя.
  
   Ближе к концу сентября решился вопрос с этрусками. Кунаев лично рассказал Брежневу всё то, что ему референты накопали, а Леонид Ильич проверил важность вопроса по своим международным связям. Конечно, человечество и без исчезнувшего в тысячелетиях народа прекрасно себя чувствовало, но тайна-то многих мучила. Даже иероглифы научились переводить в обычную речь, а тут псевдолатинский никак не поддаётся расшифровке. В общем, проекту придали статус "культурной бомбы", правда так никто и не понял, зачем переводчику из провинции нужен перстень из запасников. И каким образом всё это устаканить.
   Референтская комиссия прошерстила ещё раз всё, что известно об артефакте, поужасалась судьбой кандидатов на владение и предоставила генеральному секретарю вердикт. Кольцо с камнем можно продать, как бы частнику в коллекцию, а если с новым владельцем что-нибудь летальное случится - сам виноват. Лишь бы он, до момента подписания акта купли-продажи, перевёл достаточно большой объём, чтобы учёные могли сами закончить научный труд.
   Заинтригованный Брежнев даже наведался в Русский музей, поглядел на диковину и подписал необходимые документы. Нобелевская премия была важнее какого-то перстня и жизни пятнадцатилетнего камикадзе. Он прекрасно знал, что в закрытых хранах находится много всяких непонятных вещей, которые даже неизвестно как действуют и непонятно на что похожи. Ещё при Сталине их пытались изучать, но результатов так и не добились. Трудно понять назначение предметов сверхдалёкого прошлого, не говоря уж о том, что предположительно вообще прибыло с других планет. Та же проблема и в Штатах, и вообще по всему миру.
   Борис Борисыча, вместе с двумя помощниками насильно командировали в Талгар, где к нему присоединился брат. Олег, получив гору фотокопий, засел за переводы, которые печатала приданная ему секретарша. Слышишь чеканный шаг? Это идут казахские барбудас - за первой нобелевкой семидесятых!
  
   Литературный бум тиражирования "попаданства" начался в первые дни октября, когда вышла книга Д.Гранина на эту тему, через три дня в продажу поступил второй роман Старковой, а потом отметились ещё несколько авторов - в разных городах Союза. Читатели, изголодавшиеся по своеобразности, обрадовались, тем более, что в струю влились писатели Польши, ГДР и Болгарии. А появление на страницах книг гномов и эльфов с драконами тут же было воспринято, как своеобразная "оттепель". Фурцева лично курировала "новый стиль", чтобы ретрограды не вставляли палки в колёса. Её фраза о том, что "неважна среда, куда попадает герой, важно его отношение к делу" стала культовой. Действительно, новые, необычные условия создавали множество вариаций для действий персонажей. Кроме того, "Екатерину Великую" заинтересовала инициатива по производству новых игр и игрушек - тем более, что именно она сделала многое, чтобы лучшие образцы импорта для детей пробились в СССР. Поэтому, участие алма-атинцев в международной выставке в Италии, возражений из Москвы не вызвало. Радостные кооператоры начали складывать чемоданы, а модельеры - шить им одежду, чтобы те классно выглядели за бугром.
   Удивительно, но в столице Казахстана начал складываться странный культ класса "Алма-Ата круче Москвы и Парижа!" Эдакий локальный патриотизм, гордость за место проживания и принадлежность к субкультуре и социуму. Да и талгарский "академгородок" играл роль в самовозвеличивании - слухи расползлись, сменившись более конкретными сплетнями. Мол, и жильё там будет лучше, и лаборатории с импортным оборудованием, и дефицит появится в открытой продаже... Хотя и в городе стало полегче, как минимум с питанием. Ещё один эксперимент - на этот раз пищевой! Колхозам области разрешили организовать торговые площади в разных районах города и раз в месяц продавать там свои товары и продукты. Естественно, что после получения необходимых разрешений и согласований. Обустройство ярмарок доверили самим сельчанам, за их собственный счёт.
   А Димаш Ахмедович, ничтоже сумняшеся, поведал Брежневу об отварах и о том, что лично прошёл курс очищения. Мало того, порекомендовал сделать тоже самое "другу Лёне". Леонид Ильич решил совместить сразу два дела, поручив Андропову испытать отвары на себе, тайком. Всё равно тому предстояла поездка в Алма-Ату, чтобы лично ознакомиться с системой развития силы по новой методике. Юрий Владимирович создавал первое антитеррористическое подразделение в Союзе и считал нужным использовать все современные разработки, помогающие новому делу. Он даже Горбачёва хотел прилепить к теме, но Кириленко опять наложил табу на будущего генсека.
   Лёгкие изменения, внесённые Старковым, постепенно пускали корни и метастазами расползались в обществе. Порой, по совершенно непредвиденным направлениям! Олег и сам уже был не рад тем процессам, которые сопровождали его желание чуток улучшить жизнь для себя, своей семьи и близких. Опасностью являлся возможный переход от качества к количеству. Если завтра кооперативное движение станет массовым - страна быстро уйдёт в инфляцию, с переходом в гиперинфляцию. Хочешь, не хочешь, но заставить массы кооператоров действовать честно, без жульничества и тратить кредиты только на развитие производства, очень сложно. Никакой КПСС не хватит для контроля за использованием финансов. Как убедить человека не покупать "хорошую жизнь" прямо сейчас, а сначала наладить производство дополнительных товаров и услуг?
  
   Прибывшие белорусы с удовольствием подключились к процессу усовершенствования мегакалькулятора - всё более превращавшегося в гигантский, по размерам, процессор. Мало того, произошло разделение на "двоичников" и "троичников". Первые взялись за усовершенствование того, что имелось до этого, тем более, что в их распоряжении были все ноу-хау, имевшиеся в мире. Партия поддерживала и финансами, и экономическим шпионажем, не заморачиваясь моральными проблемами. В принципе, идея "настольной вычислительной машины" вполне заинтриговала верхушку - всё-таки лучше сейчас идти в ногу с иноземьем, чем потом зависеть от продвинутого Запада. Хотя и страшно, а вдруг это тупик?
   Для "троичников" создавалась техника по созданию микросхем, чтобы не заморачиваться с транзисторными сборками на платах. Какой-то сплошной "ва-банк" в электронике! Олег просто вынужден был форсировать другие направления и, в первую очередь, клинику очищения, чтобы перекрыть, если что, облом в компьютерах. К сожалению, наступила дождливая пора и осталось лишь та трава, которую он заготовил за лето.
   Зато, нашёлся нормальный дом на Ауэзова, выше Сатпаева - Шмын не задумываясь купил его на одного из родственников. Заодно, заказал на АЗТМ (в заводской "частной лавочке") ремонт с установкой бойлера и встроенных санузлов. Лучше уж сразу потратиться на всё, чем потом жить в вечном ремонте. Понимая, что процессы вышли из-под контроля (а кто он такой, чтобы ими управлять?) Старков взялся за обеспечение личного быта и личного финансового потока. По крайней мере, пока кислород не перекрыли!
  
   День рождения Афины (целое юбилейное шестнадцатилетие) свело воедино все накопившиеся противоречия и разногласия. Видимо, пришёл тот момент, когда конфликт отцов и детей должен перейти в стадию открытости. Ну невозможно бесконечно сглаживать углы и делать вид, что всё "идёт по плану". У мамы одно видение, у папы другое, у родственников третье и все хоть чем-то, но недовольны. Даже Борис Борисыч кривил рожу, до сих пор несогласный с научной ссылкой на край географии. Все, вроде бы патриоты и готовы на подвиг, пусть и научный, но почему-то хотят подвижничать лишь в самых удобных для себя условиях.
   - Олег, если бы ты согласился переехать в Ленинград, мне не пришлось бы бросать всё, - высказал он в лицо Старкову, - представляешь сколько людей сразу пострадали из-за твоих капризов?
   - Уважаемый профессор, так я готов бросить ваших этрусков в любой момент. У меня своих дел хватает, чтобы на мёртвый язык время тратить.
   - Но как ты не понимаешь, что это важнейший научный прорыв. Свои дела и капризы могут и подождать, ты ведь ещё молодой.
   Хорошо, что Щукин подключился к "лёгкой" беседе перед застольем.
   - Вообще-то, Борис Борисович, кристаллы важнее, поэтому Олег нужен здесь, для консультаций. Да и другие прорывы требуют его личного участия.
   - Не понимаю, неужели от одного школьника могут зависеть сразу несколько научных проектов?
   - Да, дядь Боря, - втиснулась Светлана Эпштейн, - даже я иногда к Старкову обращаюсь со своими язвами.
   Осознание того, что странным образом на одном парне замкнулось слишком многое, потихоньку доходило до окружающих. Вот только какие-то внутренние барьеры никак не позволяли окончательно с этим согласиться. Шмыну тоже не нравилась ситуация, но выхода из неё он никак не мог найти. Так ещё и Белла Александровна попыталась реанимировать имидж Ромы рассказом о том, что её сын "настолько изменился, так повзрослел". К сожалению, практически у всех собравшихся имелись свои проблемы, которые хотелось разрешить чуть ли не на коленке. Лишь Наталья Львовна проявила интерес.
   - Да ты что, Белка, неужели он стал другим? Афина, ты слышишь? Теперь у вас с Ромкой всё наладится наконец-то.
   - Не наладится, мама. Рома в прошлом, извини, пусть себе другую невесту найдёт.
   - Ну как же дочка, нельзя же так. Ты уже взрослая, нужно и о будущем подумать.
   - Так я и подумала. Найду именно своего, того который по сердцу мне, а не тёте Белле.
   Две недели, проведённые в Тау-Тургене, закалили характер девушки - вроде бы и немного, но невольное НЛП добавило силы отстаивать свой взгляд на будущее. Тем более, что она сама прекрасно понимала - не отстоишь своё сегодня, придётся завтра пользоваться чужим. Вон, на Олежку все давили, а он никому не уступил и теперь от него отстали, оставив в покое. Иногда, конечно, трепыхаются, но достаточно смиренно.
   - Мама, я даже план себе составила на ближайшие семь лет и никакой Рома там не предусмотрен.
   - Но ведь Рома тебя любит. Нельзя так с чувствами других людей поступать.
   - Мам, для меня важнее мои чувства, мне с ними жить. А у Ромы есть мама и папа, пусть они о нём заботятся, я этим заниматься не собираюсь.
   Народ притих, наблюдая за пикировкой - люди интеллигентные и ждали какой-нибудь логической ошибки, чтобы можно было на неё указать своевременно. Хотя, ошибок пока не проявлялось (Олег с Афинкой как следует поработали над жизненной позицией младшей Зелинской).
   - Дочка, - Наталья Львовна сделала последнюю попытку переупрямить, ставшую непокорной, дщерь, - иногда нужно уступать. Нельзя думать только о себе!
   - Нет, это окончательно. Тем более, что я люблю...
   Афина вовремя заткнулась, ибо дискуссия грозила перейти в ярый диспут и окончательно испортить день рождения.
   - Друзья, - вмешался Старков, - а может вспомним, что у нашей именинницы сегодня праздник?
   Удар, конечно, был ниже пояса, так как обламывался такой интересный внутрисемейный скандальчик, но и возражать глупо. Чай, не форум на интернете будущего! Участники застолья расселись по местам и угомонились, перейдя к здравицам. А после окончания вечеринки, Афина с Олегом отпросились "погулять, да поболтать". Где они гуляли и о чём болтали - никому не поведали, вернувшись часиков в семь утра.
  
   Через два дня Михайла Семёныч сообщил двоюродному братцу великолепную новость - между Казахстаном и Реджо д'Эмилиа заключён договор о сотрудничестве в различных сферах деятельности! Итальянская компартия, необычайно авторитетная в этом регионе Италии, нашла общий язык с КПСС. Учитывая то, что Реджо д'Эмилиа является самой индустриально развитой частью страны - договор мог стать очень даже взаимовыгодным для обеих сторон.
   В переводе на язык простых людей, живущих сегодняшним уровнем быта - в магазинах появятся нормальные макароны, взамен советских мучных трубочек. Ну, или вермишель станет достаточно длинной для наматывания на вилку. Радостно, что заморский продукт начнут производить на итальянском оборудовании в городах Казахстана. Муки-то своей хватает, причём классной - это с пшеницей для комбикорма напряжёнка. Естественно, что и другие совместные предприятия можно наладить. Кто знает, может даже на кооперативном уровне? Европа не такая уж вредная, просто они хотят получать за товары и сервисы денежки, а не отчёты по клиринговым операциям. Другой вопрос - как поставлять итальяшкам нефть и газ, когда нет трубопроводов?
   Впрочем, докладная одного Старкова другому, облечённому - предвещала скорый переход на одноразовые прибамбасы для поголовной медицины. Олег прекрасно помнил заметку из рубрики "их нравы", где отметили американскую фирму, приобретшую патент на одноразовые шприцы и облажавшуюся именно в этот период. Правда, странное течение событий помогло америкосам избежать банкротства и даже неплохо заработать. Да, в начале 70-х никому не нужны были пластиковые удобства - все пользовались, без проблем, многоразовыми стеклянными. И вдруг, где-то в Африке, в лаборатории, занимавшейся преобразованиями в сфере микробиологии, совершенно случайно произошёл пожар. Или взрыв. В общем, подопытные "зелёные" обезьяны разбежались, а через пару лет, в 74-ом, один американский пилот завёз в Штаты новинку. Синдром приобретённого иммунодефицита!
   Так почему не взяться, вместе с реджоэмильянцами отработкой технологий производства изделий из пластика, которые будут скоро востребованы по всему миру? Тем более, у казахов полно нефти, а у потомков римлян - оборудования. Кто сказал, что китайские китайцы - самые дешёвые производители товаров? Длинный доллар, по-любому, превращается в толстенные рубли и дурацкие джинсы с жвачками, о которых мечтали Буковский и Солженицын. То есть, пока ещё мечтают, чтобы было чем заменить советикусам бесплатные квартиры, медицину и высшее образование. Прекрасен мир, где есть гуманисты, согласные подумать за народ и облагодетельствовать его своими истинами! Самим-то диссидентам почти ничего не надо - свободный выезд за рубеж и право хаять систему оттуда, причём от имени народа. А потом, в какую-нибудь очередную перестройку, вернуться назад героями, честно отстрадавшими на западных пособиях и фудстемпах.
  
   Олег понимал, что до Горбачёва ещё тринадцать лет, но хотелось построить персональный коммунизм заблаговременно, хотя бы для Талгара и Тау-Тургеня. Причём, на экономической основе, а не на лозунгах. Торговля хайтеками и сервисами всегда лучше распродажи сырья и материалов! Поэтому, заботиться о Москве, москвичах и гостях столицы он не собирался. Пусть Россия свой собственный путь, украшенный белыми лентами, выбирает - может россиянам так лучше и интереснее. Даже Казахстан пока не потянуть, так хоть область двинуть в светлое будущее. А дальше можно расширяться по принципу "помог себе - помоги соседям", не сбиваясь на "отдадим последнюю рубашку - лишь бы нас считали своими в доску"!
   Визит Андропова совпал с приездом итальянской делегации, а как иначе узнать, что казахи замышляют себе на пользу? На кулуарные разговоры всяких "доброжелателей" не допускают, а вот Председателю КГБ не откажешь. Впрочем ничего и не скрывалось, даже очистительные процедуры провели на всех желающих, включая некоторых иноземцев. И шкаф-калькулятор показали, и по Талгару повозили, и переводы книг (правда, на английский) дали почитать. Мало того, рассказали, что вовсю движется работа над переводом этрусских текстов - тема, касающаяся итальянской культуры, базовой между прочим. Последнее ноу-хау настолько впечатлило, что сразу последовало предложение примкнуть к научной группе языковедов. Ага, даже ватиканских спецов пока не допустили, но обещали поделиться новыми знаниями сразу, как только полянку застолбят.
   В общем, самопиар сработал по полной и иностранцы подписали протокол о намерениях, включающий рекламу в Реджо д'Эмилиа открывающихся возможностей для сотрудничества в производственной и культурной сферах.
  
   А в середине ноября началась выставка-шоу детских игр и игрушек в Турине. Жора "камикадзе" вовсю злодействовал, причём используя методы предков-греков: от обыденного пиара до византийских интриг. Вообще, казахстанская экспозиция привлекла внимание! От ультрасовременных дизайнов повседневной одежды представителей (якобы в Алма-Ате все так одеваются) до самих товаров. И если настольные игры интересовали дистрибьюторов лишь, как расширение ассортимента магазинов - то меховые и пластиковые игрушки постоянно кем-то щупались и разглядывались. Конечно, оптовые цены смущали величиной, но товар того стоил! Рысёнок вообще стал культовым на шоу, весь привезённый запас (на подарки) был раскуплен в первые два дня. Дилеров устраивали "поставки по-алма-атински" - приезжай и вывози сам. Если успеешь купить, конечно!
   Это на Западе рвутся продавать товары массово и дёшево, наши никуда не спешат и гонку не устраивают. Не успел в этом году - записывайся на следующий. Чай, не последний день Помпеи. Поразительно, но отменное качество и ручная сборка заинтриговали оптовиков. Когда стало понятно, что "казахи" не сойдут со своей неправильной колеи, пришлось подписывать договоры, да ещё и с частичной предоплатой. "Иван" не хотел уступать и тупо стоял на своём! А совсем остаться без классного товара никому не хотелось. Да и тактильная зависимость сразу проявлялось. Часть торговцев привезли своих детей (в качестве непревзойдённых экспертов) и те сразу "присели" на игрушки из Казахстана. Даже трансформер, исполненный из суперпластиков, стал популярен - всё-таки пластмассовое изделие должно быть наполненным, а не пустотелым. Чтобы было чем играть, не дёргаясь, что игрушка упадёт или сломается. Хотя, взрослые интересовались "нельзя ли изготавливать таких же, но подешевле, для массовости". Конечно можно, но когда-нибудь потом! Где-нибудь в Юго-Восточной Азии.
   Итоги, в принципе, удовлетворили всех. Ведущие фирмы планеты подписали договора на ширпотреб с производителями дешёвок, зато огромными количествами. А игрушечники из Казахии тоже отхватили свою часть пирога, как поставщики эксклюзивного товара. Оказывается состоятельных покупателей в розницу уже достаточно много по всему миру - так что объём заказанного зашкаливал за возможности.
   Вернувшихся триумфаторов готовы были носить на руках, причём на всех уровнях. Столь мощный прорыв рядовой республики, известной в миру лишь космодромом Байконур! Причём, силами обыкновенного кооператива!!! Леонид Ильич внятно объяснил на Политбюро, что достигнуто то, что подорвёт позиции диссидентов. Как они будут теперь сообщать Западу о зажиме творчества в СССР? Или высказываться по поводу отсталости окраин страны? Даже тезис о том, что в Союзе лишь одна форма собственности, из-за чего "экономика негибкая", потерял смысл - у нас есть разные формы, используемые в зависимости от потребностей государства.
   Руководство, как всегда, волновал в первую очередь международный престиж, поэтому кооператорам из Алма-Аты дали вполне зелёный свет. То есть, не стали отбирать технологии, усиливать контроль и ставить палки в колёса. Даже зарабатываемой валютой разрешили пользоваться (разумно, конечно) - лишь бы налоги платили, да законы соблюдали.
  
   Заодно, уже негласно, поторопили языковедов, чтобы поддержать имидж ещё одним прорывом, также в области культуры. Учёным были обещаны немыслимые блага и полная поддержка, если они добьются результатов до конца года. В принципе, это было достаточно реально, так как готовые переведённые тексты позволяли выявлять правила этрусской грамматики и лингвистики. А спец, умеющий "говорить со всеми", ещё и надиктовывал на магнитофон вполне правильное произношение. Пусть даже и с лёгким акцентом! Всё равно проверить невозможно, ибо некому.
   Старков уже заканчивал договоренный объём, вовсю сотрудничая с набором братьев Эпштейнов и, по большому счёту, забросил остальные дела. А чего заморачиваться, коли всё постепенно развивается по заранее заготовленным схемам. Да и чем он мог помочь, кроме решения организационных вопросов? Техзадания и концепции давно озвучены и даже записаны, а более эффективно руководить лучше Михаилу Семёновичу и его помощникам.
   Личную жизнь тоже пришлось отложить в сторону - букуруджи давили по ночам, требуя добраться до артефакта. Неугомонные кошмарики убеждали, что, мол, "самому же легче станет". Естественно, станет... когда родственнички отвяжутся и прекратят мозги колупать! Хотя, по честному, Шмын опасался - а вдруг многоголосье в голове ошибается и артефакт его тоже убьёт? Где гарантия, что перстень родовой, а не реально Кольцо Власти из каких-нибудь легенд? Да и уверенности в том, что именно он, Олег Старков, является Главой Рода нисколечко не было.
   Ещё большим сомнением была неуверенность в реальности происходящего - то же самое могло крутиться в голове, причём достаточно натурально выглядя, и у пациента ментал-клиник. И никакого переноса личности не произошло, лишь временное, а то и постоянное, помутнение разума. То бишь, обыденный полноприводный аутизм!
  
   В начале декабря был закончен перевод всего оговоренного объёма этрусской непереводимости. Дядя Миша сразу сообщил Кунаеву о том, что пора бы исполнить обещанное, а то парень может всё бросить и уехать навсегда в деревню. Наплевав на дела, в которых он пока нужен. Ну что же, почему бы и не поиграть в соблюдение договорённостей? Инфа пошла по инстанциям и уже к середине декабря все бумаги были оформлены.
   - Ну что, братец, дашь кольцо померить? - спросил Михайла Семёныч, когда самолёт был уже в воздухе.
   - А вдруг прибьёт, что тогда делать будешь?
   - Ты прав, лучше не рисковать. Наслышан я об артефактах, по нашим каналам, тоже загадочные объекты. Их хранят, но даже не знают, как использовать. Может займёшься впоследствии? У тебя же чутьё на неведомое.
   Вполне прозрачный намёк на то, что объявить именно себя главой рода, несколько неэтично при наличии более взрослых родственников. Пусть, даже в узком кругу. Претензий, конечно, не было - парень честно заработал свою награду. Но легонько поставить на место следует, а то может и зазнаться, чего совсем не хотелось бы.
  
   Комиссия из четырёх человек, в сопровождении представителя ЦК (интенданта, а не функционера), двух сотрудников КГБ и обоих Старковых спустилась в подвальное помещение. В одной из комнат запасника находился вожделенный "комод", а в верхнем ящике набор различных драгоценностей с неопределённым происхождением. Олег подписал необходимые документы, акт приёма-передачи и получил разрешение взять своё добро. Окружающие заинтриговано смотрели на него и на перстень - все мы атеисты, материалисты и прагматики, но суеверия никто не отменял.
   Кольцо оказалось витым, правда очень плотно, а размер подошёл среднему пальцу правой руки - законному традиционному месту для родовых реликвий. Руки нового обладателя слегка подрагивали, но отступать не хотелось - или сейчас, или ну его в баню. Свидетели затаили дыхание, уж очень довлели прецеденты... Мама дорогая, так чего терять, коли более полувека, вообще-то, прожито? Старков вздохнул и надел перстень!
   Ничего не произошло, кроме лёгкой волны тепла, вошедшей в палец, и вернувшегося спокойствия. Правда, всем вокруг показалось, что камень слегка осветился изнутри, даже Олегу. Ну, что - можно снять и посмотреть, есть ли надпись внутри, обещанная яджуджиками. Действительно, плотное двухслойное плетение имело в себе нечто, похожее на набор букв. Приглядевшись, парень начал их различать, осознавать и даже понял написанное слово. Так вот оно какое - имя рода! Давно забытое, ушедшее в далёкое прошлое, но кое-где (на том же Пиренейском полуострове) до сих пор популярное. Значит и живые, хотя и сверхдальние, родственнички там имеются?
   - Ну что молчишь? Чего-нибудь там написано?
   Да, брат, всего лишь наше родовое яджуджское имя.
   - АЛВАР!
  
  
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ
  
   Если вам действительно понравилась эта книга - пришлите, пожалуйста, сотню рублей на мой счёт в Яндекс-деньги - 410011523045778 Ваша помощь даст мне возможность собрать необходимую сумму для запуска процесса самоиздания своих же книг.
Оценка: 4.66*131  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в темноту" М.Комарова "Со змеем на плече" И.Эльба, Т.Осинская "Маша и МЕДВЕДИ" В.Чернованова "Колдун моей мечты" М.Сакрытина "Слушаю и повинуюсь" С.Наумова, М.Дубинина "Академия-фантом" Т.Сотер "Факультет прикладной магии.Простые вещи" Д.Кузнецова "Кошачья гордость,волчья честь" Г.Гончарова "Полудемон.Месть принцессы" А.Одинцова "Любовь и мафия" С.Ушкова "Связанные одной смертью" М.Лазарева "Фрейлина специального назначения" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Здесь водятся драконы" В.Южная "Мой враг,моя любимая" С.Бакшеев "Опасная улика" В.Макей "Ад во мне"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"