Мархуз: другие произведения.

Старший царь Иоанн Пятый (финальная редакция)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.01*141  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Люблю исторические исследования. Порой такое нароешь, чего специально не придумать. Месяц назад, сделал запрос через православную церквушку по соседству, они послали заказ в Москву, а те надыбали мне идеальный персонаж для попаданства. Княжич Михаил Алексеевич Вяземский (один из многочисленных затухших веточек славного и древнего рода). Парень был раздолбаем (отец умер рано, а двоюродный дед не мог удержать внука в рамках), бухал, гулял. В общем дед его "отрезал" от семейства в 1680 году, когда Михайле исполнилось 14 лет, чтобы тот родню не позорил. Выделил три деревеньки и право на использование куска земель на юго-восточном Урале (на 50 лет), которое было выдано Алексею, отцу Михаила, за воинские заслуги. Парень всё пропил и прогулял, включая своих оружных холопов и был убит в кабацкой драке в 1682 году. Хотя считался прекрасным бойцом-драчуном, был "крепок телом и изрядного росту". (Идеальный РЕАЛЬНЫЙ персонаж!) А его наследство вообще уникально. Про Урал и его возможности все знают, тем более что на землях Михайлы были, на тот момент, разведаны медная и оловянная горы и даже начато строительство завода. Но посланные туда крепостные - частью померли от голода, частью разбежались и право так и не было толком использовано. Ещё одна составляющая: деревенька в землях к югу от Курска на Красном болоте. Там, впоследствии, судя по карте, было найдено одно из самых гематитных месторождений (недаром даже болото ржавое), входящее в состав Курской магнитной аномалии. И третья составляющая - две деревни в Архангельских землях. Одна - китобойная, другая - лесная, с добычей пушнины. Ну и как не воспользоваться столь удивительным, чисто попаданским, наследством? Перенести в тело Михаила Вяземского личность нашего современника. Пусть использует столь уникальную базу для экономического старта. Ни от кого не зависит, земли не выпрашивает. Главное, голову приложить и руки! А для усиления - дам ему ещё одну деревню, в нескольких верстах от Тверского тракта. Пусть, для начала, картошку и маис начнёт выращивать, к земле привыкать, самодеятельным хозяином становиться. Не всё же воевать или втираться в доверие к Петру и прогрессорствовать за чужой счёт!

  ПРАВО НА ЖИЗНЬ?! (пролог)
  
   Игорь Мальцев с детства был ботаником, а попутно и соломенным сыном. Родители, детские врачи-интернационалисты, помогали всем детям мира в самых захудалых местностях, а своего собственного видели лишь раз-другой в год. Да, конечно, импортные шмотки, игрушки, коврижки поступали исправно. Не было лишь семьи и домашней любви. Папо-мамой была бабушка - престарелая, но работящая. Парень рос, как эдельвейс: одинокий и малодоступный. А в 1992 году, закончилось и такое сиротливое детство. Очередная борьба за власть в Уганде, боевики оппозиционного племени ворвались в небольшой городок и вырезали всех белых, включая тех, кто ожидал в российском консульстве спасительного чартерного рейса.
   Бабушку признали негодной к опекунству (из-за возраста), а самого Игорька отправили в детдом. Хорошо, хоть участковый подсуетился и оформил все документы на квартиру так, чтобы парень смог ей воспользоваться впоследствии, а пока одно риэлтерское агентство строило будущее подростка, сдавая её в аренду иностранцам (бизнесменам и сотрудникам консулатов).
  
   Детдомовское ботаничество продолжалось и даже усугубилось неожиданной любовью к химии. Учитель, Семён Станиславович, вёл для желающих кружок мыловедения. В отдельном помещении, ученики не только изучали принципы мыловарения, но и варили его для нужд заведения, завхоз даже приторговывал излишками ученического творчества на стороне. Игорю безумно понравилась возможность лепить из самого ненужного дерьма, типа жира, пепла и прочей лабуды, вкуснопахнущую и полезную продукцию. Попутно, он вместе с учителем, создал перегонку всяческих забродивших смесей из фруктов и ягод в эссенцию. Что оказалось достаточно плёвым делом, когда искренне любишь то, что созидаешь.
   Экспериментаторы наблатыкались также делать шампуни, не уступающие знаменитому "Фа!" Жаль, что всё хорошее кончается, пришло и время выпуска. Игорь, не задумываясь подал документы в химико-технологический, куда и поступил и по знаниям, и по рекомендациям из детдома, усиленным визитом завхоза к проректору института по хоз.части. Мало того, парню ещё и однокомнатную квартирку выдали, несмотря на владение родительской квартирой. Недолго думая, Мальцев туда и въехал, чтобы не заморачиваться и не ломать арендный бизнес. От добра добра не ищут!
  
   Студенческая жизнь при своих деньгах - великий соблазн и ботаник не устоял. Оказалось, что мир полон девушек, вечерних клубов, неизвестно откуда проявляющихся дружков. Так что, через два года его просто отчислили за академическую неуспеваемость, зато призвали в армию. Как раз, весной 1999 года! Чтобы осенью, более менее подготовленного фазана-мотострелка отправить на Вторую Чеченскую... Уже в линейных, его обучили радиоделу и прилепили к одной из штурмовых групп. Радист - существо оберегаемое, поэтому стрелять доводилось редко. Не дай бог убьют - будут проблемы с вызовом огневой поддержки или оперативной эвакуацией! Ботаник, даже на войне оставался ботаником. А потом и дембель пришёл, как положено - неизбежно.
   Вернувшись в Москву, свежеиспечённый ветеран устроился техником-дозатором на комбинат моющих средств. Даже война ничего не изменила в жизни, которая неизвестно куда и неизвестно зачем текла, без привязанностей, ответственности и особого смысла. Пока, неожиданно, не нарисовался некий Пашка Анфёров: шкодливый, пронырливый и деловой, как деловая колбаса. Он сходу предложил создать бизнес по изготовлению высококачественных моющих средств своими силами и на свои бабки. Игорь, имевший и силы, и знания, и деньги, но не имевший жизненных интересов, тут же вписался в проект. Мало того, он довёл качество выпускаемого ими мыла и шампуня, до уровня лучших зарубежных умывальных средств! Правда, не знал, что Пашка-коммерсант увозит всю продукцию одной фирме, где всё упаковывалось в красивые импортные бумажки или разливалось по "фирменным" пластиковым фасовкам. По статье о групповом контрафакте пошли все хором, вместе с руководством фирмы-жулика.
   Хорошо, что Паша подсуетился, нашёл классного адвоката и тот, всего лишь за триста тысяч баксов, вывел доморощенных кооператоров в отдельное дело, а потом совсем снял обвинение. Мальцев продал наследную квартиру, чтобы расплатиться за помощь, а Павел моментально слинял туда, где руки Игоря до него не могли дотянуться. Осталась ещё гора денег, но последнее желание работать на благо других, а честно говоря и на себя, испарилось.
   Началось просто обеспеченное существование вперемешку с ленью. То молодого человека потянуло на лошадках кататься, а потом обрыдло. Затем, клуб реконструкторов показался манной небесной (Игорь даже заказал классные доспехи и оружие), но через год тоже обрыдло. Следующим этапом стало освоение боевого шеста и длилось несколько месяцев. Обрыдло? Обрыдло! Последние годы Игорь присел на всякие таёжно-горные вояжи во всякие "дикие места". Но только с опытными похожденцами - самоделкиными он был сыт по горло. Вся остальная жизнь текла в обрамлении чтения развлекательных книжек, интересных киношек и компьютерного интернетствования. Поел - поспал - подурковал - потянулся - поскучал... Денег ещё хватало, а жизнь фактически закончилась.
   Была своя машина и, надо же, гараж рядом с домом, но обычно использовался общественный транспорт. Был навороченный мобильник, а список состоял всего лишь из четырёх абонентов, включая того участкового, позаботившегося когда-то о нём. Игорь с трудом всучил ему двести тысяч долларов, чисто из благодарности. Друзьями они были и без денег, за дела. Была девушка, библиотекарша, тихая и ничего не требующая. Она даже не раскатывала губу на крепкого, небедного парня, так как чувствовала его отстранённость от жизненных обязанностей. Было всё, кроме активной жизненной позиции, всего лишь ежедневное существование.
  
   Перед самым новым 2012 годом, Игорь спустился в метро на станции "Сокол". Он не любил стоять рядом с "канавой для поездов", поэтому пристроился в десятке метров от неё. Людей было средне, поезд уже урчал где-то в глубине, когда Мальцев обратил внимание на одну девушку на перроне. Что-то было не так: то ли пуховик не совсем правильно сидел на ней, то ли поза какая-то напряжённая, то ли...
   Внутреннее чувство приближающейся опасности вдруг охватило ветерана, отвоевавшего своё. Мысли даже не успевали формироваться, а решение сбежать в сторону выхода, вовсю требовало реализации. Секунды до трагедии, когда поезд подойдёт, двери раскроются, а ожидающие дадут возможность выйти выходящим, что сразу увеличит толпу. И две девчушки, ухватившиеся за руки папы и талдычащие с обеих сторон, погибнут ни за что... А Игорь просто не успевает спасти других и может лишь спасти себя самого, убежав подальше от перрона. Выхода не было, поэтому мозги отдали телу строгий приказ: "Валить, пока при памяти"!
   Вот только ноги подвели, вдруг направив Мальцева прямо к непонятной цели. А предатели-руки уже начали раздвигаться, чтобы объять необъятное. Девушка почувствовала приближение сзади, начала поворачиваться, уже понимая что сейчас произойдёт и где-то там, внутри, её палец начал своё движение-нажатие. Да и поезд уже въезжал на станцию, притормаживая. Машинист, увидев как молодой мужчина, обхватив девушку, падает прямо под колёса, даже не успел включить экстренное торможение. Он только почувствовал толчок под вагоном, когда взрывное устройство сработало и шрапнель разорвала на мелкие куски два упавших тела...
  
   Глава первая
  
   Мишка и Глашка пристроились возле стенки сеновала и вовсю подглядывали и подслушивали через щели между досками. Внизу, дворовая лекарка Лукерья выпытывала у Кузьмы:
   - Ну скажи, как Мишка корову затащил наверх, она ж неподьёмная, а он ещё отрок?
   "Дядька" княжича Михайлы Алексеевича Вяземского хохотал вволю, обьясняя:
   - Дура, ты Лукерья, не корову он затащил, а тёлочка к нему пришла. Сама пришла, понимаешь?
   Лекарка не понимала: сеновал был над коровником и что корова, что тёлка, ну никак не могли забраться по неудобной лесенке. Кузька явно знал больше и очень хотелось выяснить, как такое возможно. Небось, что старый, что малый договорились и на арканах затащили бедную бурёнку.
   - Ну скажи, старый пень, ведь вы вдвоём учудили? - настаивала женщина. - Я же слышала, как Михайла ответил, что не спустится к тебе, пока с коровы не слезет.
   - Опять дура, хоть и грамоту знаешь. Он сказал "пока с тёлочки не слезет", а не с коровы. А тёлочками княжич называет всех, кто с дойками!
   Бедная Луша, услышав незнакомое слово, тут же спросила:
   - С какими ещё дойками?
   - У тебя ведро есть? Давай покажу руками, а то опять не поймёшь, - И тут же ухватил Лукерью за грудь, чтобы доступнее и понятнее получилось, - Вот это и есть дойки. А девица с сиськами получается тёлочкой, что тут непонятного?
   За что сразу же получил по морде полотенцем, оказавшимся в руках у собеседницы. Вообще-то, бывший стрелецкий десятник, даже в свои "за сорок", был подтянутым и интересным кобелём, но приличия следовало соблюдать. И спросить последнее, что тоже было непонято:
   - А ведро тебе зачем?
   - Да просто так спросил, чтобы ты отвлеклась и не мешала мне обьяснять, что такое "дойки".
   Княжич, чувствуя, что верного наставника сейчас забьют от возмущения, высунулся и стал спускаться по лестнице. А Глашка, тайными сеновальными тропами, спустилась в коровник, отодвинула в задней стене заветную доску и сбежала подальше от злых языков. Девица была счастлива последние три месяца. Михайла, несмотря на свой разнузданный характер, именно с ней был нежным и ласковым. А ещё показал себя интересным, заботливым ухажёром. Плотские утехи всегда сопровождались чем-нибудь дружественным, таким как разговоры о дальних землях или песнопением. Да, Мишка пел песни своей благоверной, несмотря на непролазную разницу в происхождении. Особенно ей нравились две - на иноземном языке. И хотя Глаша ничего не понимала, но ей было приятно. Одна песенка, грустная-грустная, о какой-то "конфессе" проникала глубже, чем в девичье сердце, и вызывала желание стать этой самой конфессой. И сделать для княжича всё, что он захочет, а если надо - отдать жизнь за него. Или ему! Другая, про непонятную "кольбакку", всегда переходила в их совместную пляску и Глафирья, как могла, подпевала и подтанцевывала. С каждым разом, сей перепляс становился всё более в лад: движение в движение, а Мишка обещался сделать из девушки звезду. Непонятно зачем, зато приятно!...
  
   ...Князь Пётр Семёнович Вяземский ходил кругами по личной светёлке, выглядящей, как вполне приличный деловой кабинет. У стола сидел дьяк Афанасий и спокойно ждал отрока Михаила, чтобы подробно обьяснить, что того ожидает. Решение князя отрезать шалопутный ломоть от семейства, воспользовавшись приближающимся четырнадцатилетием, было сурово, но необходимо. Внучатый племянник уже два года позорил целую ветвь достойного и древнего рода, одну из четырёх, живущих на Москве. Мишкин дед, двоюродный брат Петра Семёновича, давно помер, а отец сорванца глупо погиб несколько лет назад на Тверском тракте. Настолько спешил в Москву, что ехал даже ночью и был побит татями. Тогда никто не спасся, лишь молва дошла о том, что выпив лишку, храбрый воин-служака лишь с несколькими холопами отправился на ночь глядя.
   Страна, погрязшая в религиозном раздоре, была полна ватагами, особенно округ Москвы. Многие люди, не пожелавшие вернуться в старую веру, бежали и, чтобы прокормить себя, разбойничали вовсю. Да ещё и дух потомков вольных славян никак не хотел смириться с навязанным сверху рабством, названным крепостничеством. И батюшка-царь Алексей Михайлович, имея множество стрелецких полков, не справлялся с бедой России, считая, что всё само собой разрешится. А уж при молоденьком Фёдоре Алексеевиче, тот же Разбойный приказ совсем сиротствовал, не получая необходимых средств, стрельцов, оружия. Дошло до того, что некоторые бояре имели свои тайные ватаги и даже давали им укрытие на своих землях.
   Вот и не доехал никуда Алексей Андреевич, своей смертью загнав в гроб жену, и оставив сиротой единственного сына. Видимо судьба у славного рода Вяземских была такой: многочисленные ответвления служилых, умелых воинов исправно и регулярно погибали. А может и не могло быть иного у тех, кто готов в любой момент отдать жизнь, с оружием в руках, за веру, царя и отечество?
  
   - Явилось, блудило царя Ирода, - поприветствовал двоюродный дед свою кровинушку, наконец-то прибывшего для разъяснительной работы, - буду судьбу твою решать.
   А чего её решать, когда и так всё ясно. Мишка за последние три года, неоднократно сбегал с подворья и шлялся неведомо с кем, бражничал, дрался и позорил родственников, где ни попадя, своими гульками. Оружные холопы князя находили его в очередной раз, добавляли от себя, тащили пред светлы очи, а затем юнец доставлялся на конюшню, где и получал свою порцию домашнего воспитания. Сбежав в последний раз, более трёх месяцев назад, он сорвал сватовство средней внучки Петра Семёновича и был более тщательно наказан. Так, что приданные княжичу челядины, во главе с Лукерьей, кое-как выходили парня. Правда мозги княжича, видимо окончательно были отбиты и он никого не узнавал. Кузьме приходилось отвечать на бесконечные вопросы, класса "а это кто?". Слава богу, что в голове чуток осталось недобитого через задницу и Михайла всё-таки запоминал то, что ему рассказывалось в ответах. Лишь говор наполнился разными бродяжьими словами, незнакомыми порой, но весёлыми и меткими. Да писать он стал без "ятей", чтобы не тратить зазря бумагу (по его собственному обьяснению).
   - Михайла, ты на меня зуб не держи, не могу я позволить тебе позорить всё семейство, - обьяснял князь, - поэтому, как сполнится четырнадцать лет, так отрежу тебя. Отпишу от семьи, а ты подпишешь все бумаги. Вон, Афонька, всё тебе подробно пояснит про твоё наследство. Заклинаю, не спорь и не перечь, стар я стал и справиться не могу уже. И лишний грех на душу брать не хочу, и так переполнен ими, до могилы не успею замолить.
   - Да успокойся, княже, всё будет нормально. Подпишем в приказе все бумаги, дашь мне неделю на то, чтобы съехал я с усадьбы и забудешь обо мне, как о ночном кашемаре. Только дозволь уже сейчас готовиться и взять со складов то, что тебе не нужно. Заодно, решим заранее сколько оружных холопов ты мне выделишь и каким оружьем их снабдишь. Сам понимаю, что виноват кругом, поэтому добром уеду, ибо себя переломить не получается никак!
   Мишка, безусловно, хитрил, пытаясь выцыганить побольше полезных ништяков. Да и сам рвался последние три месяца на вольную волю, чтобы быть самодеятельным князем, а не чьим-то княжичем. Получив наследство и подписав бумаги на выделение из семьи, он моментально переходил в разряд взрослых, хотя и несовершеннолетних. Законы, даже в далёком двадцать первом веке, были заморочены: паспорт гражданина, со всеми правами и обязанностями, выдавался в четырнадцать лет, а совершеннолетие наступало только... в восемнадцать. Чего уж говорить о веке семнадцатом, когда подросток официально становился мужем в четырнадцатилетнем возрасте. И мало кто мог обьяснить такие выверты уклада.
  
   Дьяк начал зачитывать список того, что будет передано Михаилу Алексеевичу Вяземскому уже через месяц с небольшим. Деревень было немного, но вредный оболтус сопровождал каждый пункт хихиканьем и приговорами: "Ну всё что нужно для попаданства!" Непонятно было: то ли радуется, то ли недоволен и поэтому такими странными словами изьясняется. Да и что возьмёшь с больного на голову? Оба мужа даже не спорили и не ерепенились, чтобы не тратить лишнего времени на убогого.
   А доля была действительно необычной. Для бестолкового она выглядела оскорбительной, а для княжича лучшего и не придумаешь. Любые Вяземские, потеряв саму Вязьмы, получали царские милости в разных местах и имели достаточно пёстрый и разбросанный набор владений. Самому Мишке выпало володеть тремя деревнями от крайнего юга до крайнего севера. Под Курском он получал деревеньку возле какого-то Красного болота, с прилежащими холмами, лесом и речкой, впадающей в Сейм.
   - Болото точно красное? - спросил отрок.
   - А какая разница? - удивился Афанасий, - болото, оно и есть болото. Пашни и лугов там немного, а людишек ещё меньше.
   - Так что пропьёшь быстро, - добавил дед, - оглянуться не успеешь.
   - Наверно, оно рыжее, - не унимался Михайла, - только вы в этом мало разумеете!
   И притих довольный судьбой. Наверняка там было какое-нибудь целинное гематитное месторождение, входящее в состав Курской Магнитной Аномалии. Плюсом оказалось наличие большого дома ещё и в самом Курске.
   Две деревеньки находились в архангельских землях. Одна - китобойная, но с пашнями, а другая, неподалёку, лесная, со своим лесом и лугами.
   - Карбас-то, китобойный, пока цел или уже сгнил? Небось новый дорого будет строить?
   - Да ты и доехать дотуда не успеешь, как всё прогулеванишь, вместе со сгнившим карбасом и самими китобоями, - вставил свои три злостные копейки князь, - хорошо, что наследство худое, нечего особо терять.
   Действительно, доходов с окраинных деревенек почти не было, разве что ежегодно присылалось несколько беличьих шкурок, да пара соболей и несколько бочек ворвани. Да и то с оказией, за которую приходилось платить. Хуже чемодана без ручки, бывает только пустой чемодан без ручки. Его тоже выкидывать жалко, хотя он полезное место занимает зазря!
   Одна деревенька, на три десятка подворий, пряталась в глухомани возле Тверского тракта. Каждый год, староста Анисим, присылал гонца с мольбой о помощи. Местное болото постоянно раширялось, отбирая пахотную землю, а жители разбегались от беспросветного беспредела окружающей среды. Однако Мишка довольно улыбнулся:
   - Хорошее место для базы, всем местным татям Кирдык Иванович придёт!
   Остальные присутствующие лишь горестно переглянулись. О боярине со столь странным именем, явно татарском, они не слышали. И думать о нём не хотели, как и о татьбе. Своих забот хватало и, в первую очередь, спихнуть замуж перезревающую среднюю внучку, неказистую, но набожную.
   Последним владением было лишь право на землю, которое Алексею Андреевичу дал его тёзка и, временами, друг - Алексей Михайлович Романов, божьей волей. За то что первый, как-то на охоте, прикрыл собой второго. Разрешение на полное и безоговорочное владение ограничивалось пятьюдесятью годами, из которых одиннадцать уже прошли. Сами земли находились в Каменных горах, на востоке, и включали в себя более десятка горушек, с выходом к сибирской тайге. Меж гор протекала река, уходящая куда-то далеко, к самоедам. Зато две горы, которые были разведаны рудознатцами, представляли несусветную ценность: одна была медной, а другая - оловянной. Конечно, оловянная руда была небогатой, но к месту. Для производства бронзы!
   Алексей, не задумываясь, нанял двух мастеров в Туле, добавил три десятка крепостных, дюжину оружных, дал денег и отправил всю гоп-компанию к едреней фене, то есть за несметным богатством. Бизнес накрылся медным тазом через пару лет. Часть народа померла от голода и холода, остальные разбежались неведомо куда. Ведомо, конечно, но поиски вышли бы дороже стоимости крепостных.
   - Ну свезло, так свезло, - радовался неутомимый болезный на голову, - факторию можно организовать и ладью по реке пустить для торговли с самоедами!
   - Ну да, ну да, ещё и завод построй и казне пушки начни поставлять, - подзуживал опытнейший Пётр Семёнович, всё знающий и всё умеющий, только очень уж старый, - Царь-батюшка оценит и шубу со своего плеча подарит.
   - Зачем мне, молодому, шуба, да ещё и с чужого плеча? Я уж лучше дублёнку закажу, да попижоню в ней.
   В принципе, князь видел, что мелкий Вяземский не сопротивляется дурацкому наследству и на радостях пообещал, что выделит две дюжины оружных холопов, коли Мишка совсем из Москвы уедет. Дворовой челяди также две дюжины было обещано, а княжич получил право уже сейчас выбирать себе людишек.
   - Дьяк, ты прямо сейчас запиши княжье обещание, чтобы не позабылось ненароком.
   По оружию, доспехам и другим всячинам договорились, что Михайла составит список, и они с князем пойдут выбирать необходимое из запасников. На этом прения закончились и договаривающиеся стороны разбрелись по своим делам.
  
   Кузьма обрадовался, увидев княжича невредимым и с довольной улыбающейся физиомордией.
   - Ты похож на кота, который сметаной объелся...
   - Хуже, дядько, хуже. Я ещё и остатки сметаны разлил - той, которая в меня не поместилась.
   Стрелец-отставник сначала опешил, а потом сообразил, что при шкодном Мишкином характере нормальным является ещё и насвинячить. Хотя, выкрутасы отрока, уже не озадачивали так сильно, как вначале. Сразу вспомнился один из первых наказов пару месяцев назад. Тогда княжич сказал ему:
   - Передай всем, чтобы не бздели и тогда всё будет хорошо!
   Кузьма сразу попросил разъяснить непонятное слово и получил короткое объяснение, которое и довёл до всех челядинов юнца:
   - Княжич наказал с сего дня вонь из зада не пускать.
   Народ заволновался, ибо такое вопреки натуре человеческой и желал узнать, как же тогда быть. Никому не хотелось на конюшню за непослушание, но сдерживаться всё время тоже не получится. "Правая рука" внёс разъяснение (на своё усмотрение):
   - Воняйте только по делу и только в нужниках, а не где попало!
   Через три недели до Михайлы дошла сия трактовка и он, похохатывая, объяснил своему помощнику, что имел в виду совсем другое - просто "не бояться". Мол, бродяжий жаргон такой, не всегда понятный.
   - Но раз уж исполняют, давай добавим ещё два наказа. Сморкаться и плеваться тоже только в отведённых местах!
   Смех смехом, но личная челядь княжича приняла наказ к сведению и исполнению и с тех пор Мишкины дворовые стали самыми культурными составляющими не только Москвы, но и всего человечества. Правда, они об этом не знали. Само по себе удобно, когда подчинённые тупо исполняют приказы, без дебатов о правах человека на естественность и природность. Двадцать первый век, в этом отношении, много потерял, а именно - исполнительность без споров.
  
   Оба-двое отправились к своим пенатам, чтобы обсудить договоренности и обдумать, кого следует добрать в оружные и дворовые. Часть огромной усадьбы Вяземских, на отшибе, была выделена под нужды нелюбимого внука. В его распоряжении находился терем-теремок в двух уровнях, складские и подсобные строения, конюшня и прочие объекты хозяйствования. Княжеские крепостные сюда не забредали, особенно после того, как Мишка избил своим "боевым посохом" холопа Митяя, раскатившего губу на Глашку. Опытные воины, наблюдавшие за поединком в одни ворота, только дивились "бродяжному бою палкой". Быстро, больно, эффективно!
  
   Конечно, самих пенатов к обсуждению не пригласили, обошлись лишь дополнительной обдумывательной силой в лице ключника Лариона и вездесущей Лукерьи. Лекарке было поручено выяснить всё, что нужно будет по бабским делам на новом месте жития, Лариону следовало создать список вещей и инструментов для хозяйствования и объём продуктовых запасов на первые месяцы. Сами же, два вождя революции, приступили к обсуждению потребных человеческих ресурсов. Поимённо, а не абы кого!
   Назавтра, все просилки-теребилки были готовы, и князя Петра Семёныча моментально озадачили запросами. Он не стал ввязываться в особые споры, наказал своему эконому выделить всё, что потребно, а себе оставил лишь согласования по людям. Впрочем, Михайла с Кузей не капризничали, отбирая будущих дружинников из послушных, а не из опытных или крупногабаритных. Легче обучить и натренировать дисциплинированного, чем пользоваться готовыми воинами, самостоятельными и вздорными. С людишками для трудовых нужд тоже не выделывались, лишь бы были не увечные или совсем безмозглые, а остальное приложится.
   По лошадкам вопрос стоял острее - княжичу понадобилась конная дружина, а не пешеходные медляки. Впрочем, заказанное количество соблюли, но качество оказалось невысокое. А куда деваться? Князь Вяземский - ни разу не будущий граф Орлов, да и Михайле выпала для разнообразия целая интрига по улучшению живого транспорта.
   Зато за оружие началась целая баталия.
   - Ну зачем тебе нужны кольчуги для каждого оружного холопа? - злился Пётр Семёнович, - Всё равно с пищали прострелят, если что. А просто так таскать их на себе тяжело!
   - Твои мушкеты пусть сначала научатся доски пробивать, хотя бы с пятидесяти шагов, - возражал внук, - а потом и кольчуги на пластинчатые панцири заменим. И шеломы давай на каждого, и наручи, если есть и прочее железо.
   Ветеран будущих войн прекрасно понимал необходимость персонального бронирования, а откоряки класса "тяжело носить" он отметал сразу же. Хочешь остаться живым в бою - качай силу и крепость тела. Не хочешь - иди пахать и сеять! В общем, с оружейни подмели и луки, и самострелы, и наконечники, и копья, и даже пять мушкетов с запасом пороха и свинца. Ещё и четыре пистоля удалось выцыганить до кучи.
  
   Новых дружинников отправили к тем семерым, кто давно охранял молодого Вяземского. "Старослужащие" быстро объяснили, что от "молодых" требуется, так как сами, последние три месяца, непрерывно тренировались и качались. Заодно новеньких познакомили с наказами по благопристойности и научили "бродяжьим" словам и их значениям. Со всеми положенными подробностями, насмешками и выпендриванием!
   Князь выделил серебра из оговоренной суммы, чтобы Мишка смог подкупить на Москве то, чего не нашлось на подворье. А заодно и найти тех, на кого был нацелен и с кем хотел сотрудничать. Дело в том, что "бывший Мальцев", как только оклемался - сразу завёл своё мыловарение, без афиширования. К делу был приставлен надёжный мужик Пахом, который разбирался в жирах и когда-то даже подрабатывал помощником мастера по изготовлению щёлока. Незаменимую Лушу припахали на выварку фруктово-ягодных отваров, с цветочными добавками для будущей перегонки в эссенцию. Кроме этого, княжич потихоньку мудрил с перевариванием дёгтя в более качественную смазку, используя различные минеральные добавки и присадки. Метод научного тыка пока не приносил никаких результатов, но следовало перепробовать всё, что можно. По крайней мере, чтобы бросить столь неблагодарное дело, использовав все шансы. А не потому что надоело!
   Ну и отдельной темой шло жидкое мыло, сиречь шампунь. После двух месяцев он уже получался в меру вязкий и мыльный, но требовал бесконечной доработки. Так что нерешённым вопросом оставалось создание перегонного оборудования для изготовления эссенции и алкохоля. Спирт нужен был не для крутого выпивона или торговли, а, как ни странно, в чисто медицинских целях. В принципе, сам заказ был уже размещён - отец одного из дружинников, Дмитрия, готов был изготовить всё, что нужно, даже змеевик из бронзы или меди. Потому что, кроме отцовских функций, являлся ещё и толковым московским оружейником. А сам Дмитрий продался в холопы лишь на три года, чтобы заработать денег на женитьбу. Таков был уговор с родителем: хочешь жениться на любимой, а не на родительской избраннице, сам оплати свадьбу!...
  
   ...Выезд в люди организовали с понтами. Мишка, согласно статуса, оделся в нарядный синий кафтан с золотым шитьём, штаны, сапожки и лёгкую шапку по весенней поре. Эскорт, в количестве семи боевых единиц, имел одинаковые кольчуги, специально изготовленные плащи-накидки с вышитой на них тигриной мордой, мушкеты в кожаных хольстерах, заспинные мечи, вместо сабель. Грозному Кузьме давно были изготовлены кобуры под пистоли. Вся охрана имела круто выглядевшие сапоги с наколенниками. Внешний вид мини-подразделения должен был создавать породистый имидж, отшибая любые поползновения и попытки напасть или навредить, пусть даже в мечтах. Пахом, в качестве обозника, управлял крытой повозкой. Рядом с ним сидел Алексей, бывший деревенщина, но лучник от бога, обеспечивая дальнобойную стрелковую поддержку.
   Так что, когда заказчики подъезжали к подворью оружейника, молва под видом местных мальчишек уже вовсю занималась сарафанной рекламой, вперемежку с репортажем с места событий:
   - Дядька Андрей, там по твою душу Митька со своими стрельцами едет, - вопили малолетние СМИ, - бойся, ужо он тебе всё припомнит!
   Андрей Лукич поусмехался от души, успокоил жену и степенно, но с вежеством, пошёл встречать клиента. Величественный вид подъезжавших вызывал уважение и надежду на то, что за перегонный куб будет заплачено, пусть не сразу, а со временем, но полностью. Да и сын смотрелся гордым орлом, что было приятно, учитывая любопытство подглядывающих соседей. Церемоний особых не разводили, пошли в дом, чтобы откушать и потолковать.
   Княжич доплатил десяток ефимков (дед экономил рублики и выдал лишь клеймёное серебро, оставшееся с прошлых лет), чтобы оружейник был спокоен за будущие взаиморасчёты и спросил об арбалетах, а точнее о том, как идёт разработка нового затвора для перезаряда. Это было важным, так как мушкетам Мишка не доверял, обзывал слабосильными и нахваливал единственного мастера, который делает Истинное Стрелковое Оружие.
   - Саксонский оружейник Иоганн Беккер лучший в мире на сегодняшний день. У него даже пистоли пробивают дюймовую доску на тридцать шагов, - безбожно, но с очень серьёзным видом, врал Михайла, - А уж мушкеты и стреляют далеко и точно, и даже кирасы пробивают легко.
   - Ну не может того быть, Михайла Алексеич, - завёлся Андрей Лукич, - как же у него это получается, какие хитрости он применяет?
   - Ну, хитростей его я не ведаю, разве что сработал он камору, чтобы сзаду заряжать, - гнал отрок, - и ещё какие-то нарезы внутри дула он делает, да они винтом идут по всей длине. Но большего я не знаю, только от людей слышал, кои держали такое в руках.
   Простенький, как всё гениальное, метод! Скажи инженеру, что антиграв уже сделали, но он жёлтого цвета и размером с табуретку. Инженер не степенный учёный, поэтому верит и старается переплюнуть конкурента, изготовив требуемое меньших размеров, но извинившись, что цвет получился коричневый. Причём будет долго и упорно объяснять, что другой цвет повышает возможности устройства. Тот же Маркони не знал, что, по науке, радиоволны распространяются лишь по прямой. Но, будучи инженером, решил сэкономить на себестоимости и изготовил коротковолновый передатчик, вместо длинноволнового. В результате, совершил случайное открытие - оказалось, что свойства радиволн, зависят от их длины!
   Поэтому, нагнетая научно-механической жути на оружейника, Мишка добился своего: Андрей Лукич "заболел" новыми огнебоями. И даже выделил, авансом, двухствольный пистоль своей конструкции. Рассматривая мини-обрез, Михайла спросил:
   - Ты мог бы стволы друг над другом поставить, извернёшься курки под них смастерить?
   - А что, можно спробовать, покумекаю над этим.
   - Ещё вопрос, - продолжил заказчик, - раньше пищали пользовали и жребию было много в заряде, а сейчас мушкеты с одной пулей. Как бы изловчиться и изготовить всё-таки пищаль, чтобы несколько дробин вылетало. Только короткую, в ней весу поменьше.
   - Так это дело нехитрое, но дальности и меткости уменьшится, - оружейник знал своё дело, - шагов на двадцать-тридцать убой будет, а далее, как попадёшь.
   - Ну мне большего и не надо, буду татей бить, а не иноземные крепости брать. Там, в лесу, всё равно далеко не стрельнешь, деревья мешают. А когда десяток пищалей жахнет, да по десятку дробин, так от ватаги только память останется. Даже если они враздрай шлындать будут.
   Андрей Лукич, хоть и не понимал некоторых слов, но суть уловил. Действительно, пищальный залп - это грозная сила, не то что однопульные мушкеты. Да и заказ был не сложен, коли ещё предки такое делали.
   - Ты, княжич, главное плати исправно, потому как у меня денег на металл не хватит. А сделать можно, што хошь, голь на выдумки хитра! Правда, казна такое оружье всё равно покупать не будет. Так что дешевше за счёт количества не выкрутишь.
   - А причём здесь казна? Я торговать твоими поделками не собираюсь и тебя на это не подбиваю. Пусть будет дорого, мне бы своих вооружить толком.
   На этом и поладили, создание спецвооружений дело длительное и подгонять оружейника не имело смысла. Развиваться нужно шаг за шагом, медленно, но верно... А гнаться куда ни попадя, развивая прогресс - удел мечтателей из будущего. У них в головах всё само собой получается, без хлеба и серебра, главное - права человека объявить и, на всякий случай, правую щёку подставить...
  
   ...Следующей целью для нанесения визита были два португальских купца, живших на Кукуе с другими немцами. Ларион заранее выяснил, где их можно найти, поэтому времени терять не стали.
   На постоялый двор герра Штольца подъехали, когда солнце уже заходило, поэтому взяли в аренду две комнаты на одну ночь. Не хотелось суматошничать и поспешать, знакомство с нужными людьми должно быть обстоятельным. Ну, а когда ужинали, само знакомство и состоялось, причём негаданно. Дело в том, что герр Штольц предложил тушёное мясо с... картошкой. Продукт для "вяземских" неведомый, а для княжича практически забытый. Пришлось парню отдавать своим очередной наказ: "всё съесть, чтобы распробовать". И, попутно, расспросить гостеприимного Клауса о том, откуда сие чудо взялось. Оказалось, что как раз-таки один из португальцев, именуемый Карлуш душ Сантуш и привёз десяток мешков этого корнеплода, чтобы вкушать то, к чему дома привык. А так как, саксонские, швейцарские и иные немцы всё-таки больше любили тушёную капусту - русские оказались к блюду.
   Сам душ Сантуш тоже был в зале и с радостью наблюдал за потенциальными клиентами на его, потенциальные же, товары. Оказывается, что все попытки увлечь московитов заморскими продуктами питания ничем не закончились. Да и не могли быть успешными - слишком далеко возить простые дары земли. Обьёмно и накладно, а цены не взвинтишь, да и массового спроса нет. О чём сиротинушка сетубальский и поплакался, когда был приглашён к столу. Русский язык он за два года освоил лишь слегка и еле-еле понимал, но зато хорошо знал язык потенциального врага, аглицкий. Михайла, видимо благодаря отбитой голове и опыту бродяжничества, его понимал и даже отвечал, хотя и на необычном диалекте.
   - Ты пойми, сеньор Карлуш, твои потаты, томаты и маис мы и здесь можем выращивать, - проводил экономический ликбез княжич, - Может быть, в будущем, буду заказывать у тебя вяленые фрукты и мочёные овощи из Вест-Индии. Но не сюда, а в Архангельск. Сейчас же, давай я тебе помогу со своими товарами. Даже подскажу, что и кому в Европе продавать. А платить будешь частично деньгами, частично оружием.
   Слегка подвыпивший купец с радостью слушал молодого парня, так как купцы других стран уже давно наложили лапу на поставки российского добра: сырья и материалов. И все попытки присосаться хоть к какому-нибудь дефициту кончались без толку.
   - Завтра покажу тебе образцы твёрдого и жидкого мыла, ты такого нигде не найдёшь! Дам попробовать за бесплатно, чтоб ты не кота в мешке иноземцам-схизматикам обещал. Пусть они попользуются, вкус почувствуют и желание проявят. А потом, соберёшь заказы и мы тебе наварим мыла столько, сколько потребно.
   Пиар завсегда базируется на желании клиента и если душ Сантушу хочется эксклюзива хоть на что-нибудь русское, нужно сделать ему одолжение. Пусть будет счастлив осознанием того, что другим купцам не обломится удача закупать нечто классное у самого Михайлы Алексеевича.
   - Будем с тобой работать, без посредников. И другим купцам я ничего продавать не буду, коли ты мои цены потянешь. Когда есть монополия на высококачественную продукцию, мы сможем позволить себе очень высокие цены.
   - А дёготь будешь поставлять? - не выдержал португалец.
   - Дёготь у других бери, я пока не научусь его в более выгодную смазку переваривать, тебе голову морочить не хочу. Зато хвосты от крупных соболей и чёрных лис буду собирать. Их, ежели с умом, можно за большие деньги продавать. Важным военачальникам для парадов, чтобы в шлемы вставляли, заместо перьев заморских. Сам подумай: пушистый хвост от крупной чёрной лисы, да ещё и с сединой - это показатель мудрого полководца! Только давай начнём всё-таки с мыла, а к концу года я сделаю отвар, понижающий жар и успокаивающий боль. По рецептам древних греков, ныне позабытых!
   У Мишки давно уже чесались руки опросить всевозможных травников и травниц Москвы и Подмосковья. Кто-нибудь наверняка знает хорошую рецептуру отвара из веток ивняка. Это тот же аспирин (только жидкий), который вываривали ещё в Древней Греции. Истинно природный, натуральный, а не из нефтеопилок, и поэтому более эффективный. Дальнейшая беседа перетекла в хоровое песнопение, в котором даже купец принял участие. Княжич затянул "Бесаме мучо", дружинники подвывали, как могли, а душ Сантуш даже расчуствовался. Во-первых, приятно было, что московит знает испанский язык, а во-вторых песня была действительно классная. Он даже, сдуру или от прилива чувств, пообещал привезти парню в подарок струнный инструмент под названием "guitarra". И хотя она стоила дорого, но дружба и деловые отношения с представителем одного из герцогских родов Московии, были воистину бесценны...
  
   ...Утро, как и положено по статусу, окрасило стены Кремля и постоялый двор Штольца. И застыло от изумления! Возле колодца, группа извергов-маньяков мыла голову... слуге душ Сантуша! Его длинные грязные волосы подверглись надругательству в виде жидкого мыла и горячей воды. Молодой человек терпел, верный хозяину, и читал молитвы. Несмотря на то, что локоны давно свились в сосульки и противно пахли, мыльная шапка всё же образовалась. После полоскания на волосатика истратили ещё унцию ценнейшей вязкой жидкости. После третьего захода, волосы высушили, расчесали и дали понюхать всем желающим, причём за бесплатно. Они не воняли! Мало того, стали пушистыми и мягкими.
   Ясно, что после такой презентации, португальский купец был согласен на все условия, лишь бы иметь право торговать двенадцатым чудом света. Хоть в Португалии, хоть во Франции, хоть в Мавритании! А так как другое мыло, твёрдое, тоже оказалось высокого качества, партнёры удалились для окончательного согласования цен. Любопыткины: и постояльцы, и сам Штольц, и несколько соседей попытались вытрясти из Кузьмы цены на волшебный товар, само мыло и наобещали, что озолотят его сверху донизу. Но верный экс-стрелец отбился от напасти, обратившись в лозунг: "Моя твоя не понимай!" Он бы добавил ещё и "Гитлер - капут!", но пока не был знаком с этим выражением.
   Душ Сантуш, не удивившись расценкам и методике рекламы, предложенной княжичем, согласился бросить все дела, которые и так не ладились, и промчаться по Европам с образцами. Ему был выдан двухвёдерный бочонок шампуня, пять коробов с твёрдым мылом (кусками по полфунта) и "вяземское благословение". Достойный купец не мог ничего не оставить Михаилу, достал из дорожного сундука заветный кошель с десятью дублонами и вручил благодетелю. По его лицу было видно, что ему стыдно за свою бедность, а Мишка поддержал марку:
   - Спасибо, дон Карлуш, вижу, что деньги от чистого сердца, а это дороже золота!
   Мелочь, но возведение в "доны" и красивая фраза, окончательно покорили португальца. Теперь, более верного и преданного торговца, парню было не сыскать. Остатние мешки с потатами были выкуплены у герра Штольца, а заодно и личный запас маисовых початков душ Сантуша. Томатов, к сожалению не было, но купец пообещал привезти всё, что можно попробовать выращивать в Московии, кроме сахарного тростника. Особенная просьба касалась красной и белой свеклы-свекловицы. Торговать жрачкой Михайла не собирался, а вот кормить своих людей от пуза, да с разнообразием, считал святым делом. Сытый довольный раб не сбегает, не бунтует, а наоборот держится за своего хозяина. Чтобы не перепродали в плохие руки!...
  
   ...На обратном пути, заскочили на минутку к оружейнику, где Михаил Алексеевич сразу вручил два дублона, чтобы подкрепить свой имидж. Деньги, конечно, невеликие, всего-то эквиваленту на двадцать четыре рубля, но золото всех впечатляет.
   - Держи Андрей Лукич, иноземцы задаток за мыло дали, решил с тобой поделиться немного. За остальное не обессудь, на другие потраты оставил.
   - Так я же понимаю, княжич, ты своё дело делай, а я потерплю.
   Упоминание о "купцах" во множественном роде, сразу показало превеликие торговые возможности Михайлы, а блеск золотых снял последние сомнения. Количество лояльных специалистов мгновенно удвоилось! Сила самопиара в том, что продавать следует легенды о возможностях, тогда сам товар воспримут в любой ипостаси, даже жёлтой сборки.
   Вернувшись в усадьбу, Мишка решил зайти к князю. Приближался День Отрезания и следовало согласовать действия.
   - Ну как нагулялся? Небось всё серебро, что я дал, пропили да на гостинцы потратили? - докопался старый пень, - Ещё просить будешь?
   - Не буду просить до отъезда, пока не нужно, - улыбнулся внук, - Лучше тебя изумлю, глянь во что твоё серебро превратилось.
   Мишка достал мешочек и показал пару дублонов. Пётр Семёнович особого виду не подал, хотя крякнул, взял один кругляш, рассмотрел, погрыз, как положено... И удивлённо уставился на юного сродственника.
   - Не думаю, что ограбил кого, но понять затрудняюсь. Откуда золото, не на улице ж нашёл?
   - Расслабься дед, заработал я его, по-честному. Хорошего мыла наварили и португальскому купцу втюхали. Ему понравилось, да и я доволен.
   Отрок не хотел, чтобы слухи пришли со стороны, поэтому решил сам выбить все возможные табуретки из под ног. Ему совсем не улыбалось снабжать всю свору Вяземских моющими средствами за просто так.
   - Оно мне дорого встало, да я ещё больше с купца взял. Жаль, что из-за некоторых добавок не получится много варить. Добавки те редкие очень. Тебе я конечно буду в дар присылать, но в меру, не обессудь. И для себя надо, и для купца и в Кремль может придётся подношение сделать.
   - Я тебя понимаю, Михайла, твоё мыло - вот и поступай, как знаешь. Только с Кремлём осторожней, чтобы порчи не было какой, - по-хорошему предупредил дед.
   - Ну так я сам туда идти не хочу, но коли молва дойдёт, придётся отдариваться. Быстрей бы уж съехать в деревню, что ли - подальше от начальства, поближе к кухне.
   Князь ухмыльнулся, всё-таки бродяжьи слова и присказки потешали своей простяковой мудростью...
  
   ...Ещё через три дня, Михайлу к себе пригласил испанский посол. Он, сломавши на днях ногу, самолично не смог прибыть, поэтому умолял его навестить "по важному делу". Мишка опять снарядил свой эскорт и уважил иноземца, благо в его возрасте это было не зазорно. Причина для встречи оказалась простой, посол умолял начать поставки жидкого мыла ко двору короля Карлоса Второго. Он обещал всё, что угодно, лишь бы прогнуться перед короной. Пришлось успокоить ретивого испанца и поставить на место через переводчика:
   - Мой "шампу" очень дорог, но если королевскому двору это по карману, то поставки будут производиться через португальского купца душ Сантуша, моего представителя в Европе. Отправить первую партию я смогу лишь зимой, доставка и охрана товара за ваш счёт.
   Посла такие условия устроили, хотя бы потому что были обычными в Испании. Тем более, что княжич сам пообещал отметить усилия полпреда в письме-инструкции португальцу. Взамен он попросил лишь одно - ознакомиться с личной библиотекой посла. Михайле очень нужна была книга о плаваниях в Вест-Индию и обязательно с картинками. Таковых оказалось целых три и все красивые и дорогие. Одна, где было больше всего нарисовано цветных картинок, да ещё на разнообразные темы, так приглянулась парню, что он сразу развязал заветный мешочек с дублонами. Посол, приняв его жест за чистую монету, помахал отрицательно головой. После чего распорядился красиво упаковать книгу и просто подарил княжичу.
   Все мы готовы к широким жестам (а книга стоила столько же, что и хороший дом в Севилье), когда появляется возможность сделать доброе дело. Пусть даже ради собственной карьеры или положения в свете.
  
   Кривоватый четырнадцатилетний юбилей особо не праздновали, чай не тезоименитство. Вяземские посидели, вкусно покушали, вин испили, да разошлись. Другое дело - со своими челядинами в своём тереме. Для крепостных был накрыт стол, доставлено пиво от герра Вайзера, приглашены скоморохи. Здравицы и похвалы чередовались, а рабочий класс старался соответствовать манерам благородных или, по крайней мере, легендам о них. Дружеская пирушка, не особо обременённая спиртным, оказалась добродушной и простой. Небольшая община настолько сблизилась вокруг своего княжича, что выглядела эдаким многочисленным семейством. Глашка сияла, глядя на довольного раскрепощённого Михайлу, а Кузьма вдруг почувствовал себя "дядькой" всей челяди.
   Лукерья тоже отдыхала всеми фибрами. Всю предыдущую неделю она моталась по Москве, да не пёхом, а в специально нанятой лёгкой повозке. Ей были приданы два телохранителя и Пахом (в качестве возницы и помощника в одном лице). Удалось найти двух травниц, знающих секрет отвара из веток ивняка. Одна из них согласилась поработать на Мишку три года, так как была вольной и могла собой распоряжаться. Обещанное жалованье её устроило, ибо позволяло, по истечении договора, наладить своё дело, купив хорошую избу с хорошим подворьем и огородом. Секрет её знаний заключался в том, что она происходила из рода, где когда-то затесался грек-травник. В принципе, всегда и везде можно найти людей, обладающих особенными родовыми знаниями, но не придающих им особого значения. Что-то вроде использования Большой Королевской Печати для раскалывания орехов.
  
   Для оформления документов о выделении из семьи выехали двумя группами для большей помпезности. Всё-таки следовало напомнить в Кремле о древности рода, хотя бы внешним видом. Оружные княжича, благодаря постоянным тренировкам и единой форме, выглядели более сплочённо и импозантнее. Зато эскорт князя был побольше и лошади получше. Позади потихоньку ехала крытая повозка, исполнявшая роль Мишкиной барсетки. К избе Поместного приказа пришлось идти пешком, так как на въезде в Кремль весь поезд тормознули местные стрельцы.
   - Гаишники, мать их, - не удержавшись прокомментировал Михайла.
   - Воистину хыщники, - солидарно поддержал Пётр Семёнович.
   Афанасий уже топтался на месте с кипой бумаг и сразу повёл Вяземских к дьяку, ответственному по наследственным делам. Особых проблем не возникло, так как вся предварительная работа уже была проведена в предыдущие дни. Так что, подписав документы, каждый Вяземский получил свою стопку копий и был свободен. Но, как оказалось, не совсем.
   Москва, хоть и большая деревня, но слухи мотаются от жителя к жителю очень быстро. И прилюдное мытьё головы озадачило не только посла. Пётр Семёнович, отлучившись "на минутку" и наказав ждать его возле палисадника, на лавочке, вернулся через полчаса.
   - Назавтра приедешь сюда с утра к Борису Голицыну и через него мыло в дар передашь царской семье. Смотри не осрамись!...
  
   Глава вторая
  
   ...Борис Алексеевич, князь Голицын, обстоятельно побеседовал с Михаилом. Всё-таки товар, за который иноземцы готовы были платить золотом, представлял интерес для казны. Пусть даже в виде налогов и пошлин, которые будут выплачиваться производителем и посредниками.
   - Какие у тебя виды на будущее, княже? Будешь ли на Москве мыло варить, много ли? Может помощь какая нужна?
   - Спасибо за предложение, Борис Алексеич, но не могу им воспользоваться. Варить мыло буду у себя в деревеньке, там мне удобнее, оттуда и торговать буду. И жить там хочу, суетно мне в Москве, хочется размеренной жизни и самостоятельности. А вот помощь маленькая мне нужна. Хочу в дар царевичу Иоанну книгу поднести, о землях заморских. Там картинки красивые, а ежели он захочет, то и объяснить многое из неё могу.
   Голицын согласился передать книгу, а по мыльному дару сговорились попросту. Мишка привёз двухвёдерный бочонок шампуня и дюжину стофунтовых коробов, заполненных рубленными кусками твёрдого мыла, по полфунта весом каждый. Воистину царский подарок, благодаря дороговизне!
   - Каждый год буду такой дар присылать для царской семьи, а деньги стрясу с гишпанского двора. Пусть платят своим вест-индским золотом!
   - Чем же царь-батюшка отдариваться-то будет? - пошутил, на свою голову, Голицын.
   - Ну, ежели не пожалеет полдюжины новых свейских мушкетов, да дюжину луков с арбалетами и десяток кольчуг, буду рад. Большего мне особо не нужно. Да и это лишь затем, чтобы было в чём ватаги подмосковные гонять. Уж очень они расплодились повсюду. И моим дружинникам учёба, и купцам местным польза.
   - Полезное дело задумал, Михайла, ежели каждый боярин своими силами укорот татям обустроит, то поспокойнее станет. Будет тебе оружье да броня, прям сейчас пойду договорюсь. Заодно и книгу твою царевичу отнесу. А ты посиди здесь, покуда я не вернусь.
   Кузены Голицыны, имея сходство, выраженное в незаурядном уме, практичности и карьерной смекалке, отличались приоритетами в личных взглядах. Старший брат, Василий, во главу угла ставил международную политику и хозяйствование, продумывая различные реформы. А молодой Борис более склонялся к умелой торговле и подбору кадров. Он уже положил глаз на шестнадцатилетнего Льва Нарышкина, брата государыни-матушки, надеясь стать ему мудрым и нужным советчиком. Но не обходил стороной и юнаков пониже рангом, навроде того же Михаила Вяземского, неожиданно прославившегося своим мылом. Выпестовать молодь, приручить и организовать свою команду, означало через несколько лет создать противовес всесильному Ивану Милославскому. Даже малолетний царевич Пётр, хоть и не имевший никаких шансов взойти на престол, из-за наличия двух братьев немногим старше его, тем не менее был нужен. При умелом подходе из Петра мог получиться отличный государственный деятель и даже думский боярин.
   Так что, вернувшись с добрыми вестями, Голицын потащил Мишку к оружейной, попутно отправив своего помощника к воротам за повозками с мылом. Пока дворовые таскали короба, Кузьма проверял качество вооружений, а дружинники переносили отобранное. К мушкетам добавили порох и свинец, а к лукам и самострелам - наконечники. Михайла застрял возле стойки с новенькими польскими пиками. Уж очень древки были хороши, удобны, а лезвия впечатляли. Борис Голицын обратил на это внимание:
   - Нравятся? Могу добавить к оговореному.
   Мишка лишь покивал головой на радостях и дюжина пик была оприходована в момент!
   - Князь, да за такой дар излечу от цинги царевича Ивана, только поручи. Царю-батюшке помочь не смогу, сильно запущена болезнь, извини. Может, потом, что-нибудь и для государя придумаю для облегчения. Но пока обещать ничего не хочу.
   Голицын аж поперхнулся от неожиданности, посмотрел внимательно на Вяземского и... вдруг поверил в невозможное. Лекарств от скорбута не было нигде, так что следовало хотя бы попробовать.
   - Когда возьмёшься за лечение?
   - Сначала обустроюсь в деревне, потом разберусь с травами и тогда пришлю гонца с приглашением, к тебе. А ты уж сам организуешь выезд царевича, не обессудь. Сразу, сию минуту, ничего не получится, да и время терпит, не волнуйся...
  
   ...Наконец-то праздник пришёл и на Мишкину улицу, самогонное оборудование было изготовлено и проверено в действии. Бадейку с результатами испытаний подарили созидателю, а то, что осталось, разобрали на составные части и загрузили в "барсетку". После чего, дружно отправились на пустырь, чтобы проверить в действии две пищали, которые оружейник уже сделал. Всё оказалось хорошо: разброс, вместо ненужной кучности, убойная сила на тридцать шагов, даже запас берендеек. Молодой Вяземский попросил не искать добра от добра, а просто наладить производство таких же огнебоев, количеством до двадцати штук. Ну и берендейных берендеек заодно, чтобы не мучиться в деревне с клепанием самопальных боеприпасов. Стандарт - великая сила, а излишняя инициатива - губительна! Хочешь сделать хорошо - доверься специалисту.
   Доплатив ещё четыре дублона, забрали четыре двуручные пилы и семь больших цельнометаллических топоров многократной проковки. Буреломы обычно занимают место с целинной землёй, где в первые годы можно иметь хорошие урожаи. Так что пилы и топоры - самое главное средство расширения пахотных площадей. Многолемеховый плуг пока оставался в стадии разработки, но и гонок никто не устраивал. Работников у Андрея Лукича было маловато, да и железа на всё сразу не хватало.
   В принципе, сеттлеры были готовы к выезду на деревенское ПМЖ. Последние тренировки дружинников и челяди, фактически являлись ролевыми играми класса "тати нападают!" Каждый уже знал свой манёвр, место в караване и порядок действий. Бережёного бог всегда бережёт, особенно того, кто заранее подготовился. Всё-таки разбойный заповедник начинался сразу за Москвой и следовало быть готовыми к любой неожиданности.
  
   На Тверском тракте переселенцы объединились с купеческим караваном, пристроившись в хвосте. Староста Анисим, прибывший заранее, был провозглашён проводником, чтобы пальцем показать верный путь к деревеньке Беспутке. Название, конечно, веселило и обещало соответствующую жизнь, хотя подразумевало несколько иное. Просто дальше деревни не было никакого пути, а вместо него наступало болото. Бессменный сельский мэр рассказал душещипательную историю. Оказывается, там куда не было пути, имелась речушка Малявка, бессмысленная и беспринципная. За долгие годы своего существования, она подмыла парочку высоких холмов, которые, с веками, не выдержали такого отношения и обрушились. Осыпь перегородила речку и та больше не впадала в Вельгу, а начала потихоньку заливать всё, двигаясь на восток. Денег на ирригацию, как всегда, ни у кого из Вяземских не нашлось и процесс пустили на самотёк.
   Караванщики, подсчитав халявный прирост охраны, обрадовались и предлагали ехать до самой Твери. Даже серебра посулили, но губу пришлось закатать. Мелкие ватаги, конечно не рискнули бы атаковать купцов, но стоглавая банда некоего Бортня могла добиться успеха. Его, вроде, поддерживал кто-то из бояр, да и постоянное людское перемещение религиозно-перестроечных лет, обеспечивало прикрытие.
   Кузьма держал своих в постоянной боевой готовности, не позволяя расслабляться. Поэтому, когда на третий день нападение всё-таки состоялось, вяземцы даже обрадовались. Спало напряжение и осталось лишь действовать по боевому расписанию. Бандильерос обустроили засаду головной части каравана и хвост получил немного времени. Тати действовали грамотно, уничтожая охрану и не отвлекаясь на возниц. Грабежом они могли заняться и позже, после ликвидации оружных. Тем более, что разгружать транспорт никто и не собирался, проще было угнать его в лес, на "базу". Вяземские боевики начали своё боевое крещение с дальней пристрелки, а десяток излишне ретивых и быстроногих шишей, тупо попал под пищальный залп. Часть челядинов, прямо с возов, присоединились к отстрелу всех, кто не имел расцветок "парней Михайлы". Ну нет времени в таком бою разбираться кто свой, а кто чужой. Вот и обрядили всех, даже баб, в единую форму синего цвета с золотой окантовкой.
   Так что, до рукопашной, добралась лишь часть ватаги, татей тридцать. Кто-то из них пал смертью храбрых (но глупых) ещё в головке, кто-то попрощался с жизнью в процессе передвижения по полю бойни, ну а самые недобитые наткнулись на... строй копейщиков. Так что грамотное отношение к "тяжело в учении, легко в бою" сказалось положительно. Атаковать врага, спокойно ожидающего соперника и плюющегося стрелами, болтами и пулями, довольно сложно. А ватажные лучники, хоть и сидели где-то там, на деревьях, но ничего не могли сделать с бронированными воинами. Это весь мир перешёл на моду воевать голышом, а Михайла Алексеевич такой глупости не понял и не принял.
   Восемь мушкетёров Бортня, расстреляв свои единственные выстрелы в самом начале боя, чисто по инерции перевооружились саблями и просто не успевали вернуться к брошенным огнебоям, да и не имели времени на долгоиграющую перезарядку. В общем, сюрприз удался на славу, среди вяземских только девять были легко и средне ранены, а ватажников побили почти всех. За исключением некоторых, кого сознательно взяли в плен.
   Оперативный допрос, нарушивший гуманность будущей Женевской конвенции, подсказал возможность продолжения "марлезонского балета". Оказалось, что база располагалась на лесном хуторе, куда вела вполне дорожная дорога, хотя и глухая. Желающих поошиваться в тех местах не имелось, любопыткиных давно перебили, а окрестные жители не совали нос в разбойное бытиё. А так как в самом обиталище осталось не более десятка больных, да временно нетрудоспособных, во главе с самим Бортнем, то тут же был сформирован карательный отряд. И пока челядины обирали трупы и развешивали выживших разбойников, дюжина быстрого реагирования рванула на конях в рейд, прихватив с собой одного из пленных.
   Хутор оказался очень удобным для резкой атаки, почти все тати обретались на подворье, наслаждаясь солнечной майской погодой, сменившей дождливый апрель. Пока десяток добивал дворовых, Михайла с Кузьмой рванули в избу, подсказанную невольным осведомителем. Всё-таки подготовка бойца, участвовавшего в боях, где применяются многозарядные автоматические огнебои, гранатомёты, просто гранаты превосходит таковую у разбойников, использующих нахрап в качестве генерального аргумента. Какой-то шпынь, невежливо ринувшийся закрыть дверь, распахнутую Михайлой - тут же прилёг после выстрела из пистоля практически в упор. Бортень, вкушавший яства за столом, успел разрядить свою, такую же, пукалку, но попал в Кузьму. После чего срубился в нокаут, когда князь провёл прямой правой ему в переносицу. Грубая перчатка, со вшитыми в некоторых местах металлическими пластинами и шариками, сработала как свинчатка, только и всего.
   Nothing personal, just business!
  
   Двух дружинников отправили к обозу, чтобы привести его сюда на ночлег, а остальные занялись первичной зачисткой и изучением хуторских построек. События слишком быстро развивались и следовало их чуток охолонить. Кузьма, опрокинутый выстрелом, почти не пострадал, отделавшись синяком под кольчугой. Однако получил от князя взбучку за то, что прозевал выстрел и не ушёл с линии огня.
   - Пойми, дядько, в таких случаях нужно находиться чуть сбоку, когда двигаешься позади, - объяснял Михайла, - чтобы ты видел противника. А точнее его руку и палец. Я-то ушёл в сторону, а ты не успел, обидно.
   - Ты прав, княже, глупо получилось. Отвык я уже воевать, надо заново учиться и вспоминать былое.
   - Наше счастье, что пока нет многозарядных пистолей и мушкетов, которые стреляют по нескольку выстрелов зараз. Вот тогда мало не показалось бы!
   Кузьма решил промолчать, так как представилось, что если такое будет, то спасения никакого не станет. И войны сразу закончатся, потому что всех воев просто напросто поубивают. Одни бабы останутся!
  
   Дружинники привели двоих в стрелецких кафтанах, ободранных и знатно битых. Оба были заперты в какой-то сараюшке и даже не знали радоваться ли им, а вдруг это новые разбойники побили бывших? Тем не менее, один из них представился:
   - Николай Степанович, князь Мышецкий, а это мой помощник, десятник Василий.
   - Михайла Вяземский, князь. Ватажники Бортня нас пограбить хотели, да ошиблись малёхо, - заважничал Мишка, - А вы кто такие будете и как в плен попали к душегубам? Только сначала умойтесь, перекусите, чем бог послал, а за вечерей и расскажете.
   Дел было невпроворот, следовало отыскать всё, что хорошо припрятано. Бортень, конечно, помогал информацией, почти добровольно, но даже он не знал, где отдельные разбойники имели персональные тайнички. Грамотно организованная банда потихоньку богатела, из года в год. Неудачливые тати погибали, а их мелкие, припрятанные радости переходили к выжившим побратимам, увеличивая капиталы ветеранов. Управы на бандюганов пока не находилось, сбыт награбленного давно устаканился и разбой стал чем-то вроде вахтового метода.
   Попутно пригнали из леса, с какой-то лужайки, скот вместе с пастухом и пастушонком, а местную кухарку озадачили приготовлением ужина на полсотни человек. Ещё через час примчались трое взмыленных представителей побитых торговцев, чтобы выкатить свои претензии.
   - Будьте людьми, наши вои за вас животы клали, а вы в сторону... Не по-людски это, не по-христиански!
   - Угомонись, бестолковый, перед тобой князь между прочим, - укоротил псевдоправедника Кузьма, - чего хотели?
   - Помоги, княже, оружными людьми, - перестроился "глас купеческий", поняв, что и язык могут отрезать за наезд не по форме, - нам в Тверь надо, а как мы теперь доберёмся, почти всех тати побили.
   - Так чем же я вам помогу? - резонно спросил Михайла, - Вы же подешевше отделаться хотели, вот и наняли слабую охрану. Больше потратились бы, целее остались. А я всего лишь попутчик и никаких обещаний никому не давал.
   Нахрап - дело весомое, но рисковое. Претензии, наткнувшись на безразличие, сразу превратились в мольбы.
   - Не оставь в беде, князюшко, проводи нас в Тверь, а уж мы отблагодарим всем миром.
   Мальцев, сытый по горло "людскими благодарностями" ещё в прошлой жизни, лишь усмехнулся:
   - Дам добрый совет, не боле. Отправьте кого-нибудь в саму Тверь, али в назад в Москву, наймите стрельцов и будет вам охрана. А меня больше не беспокойте своими хитрозадыми глупостями.
   Кому нужно ещё несколько дней тратить, подставляться, а потом получить десяток-другой серебряников, вместе с горой объяснялок о том, что "это по-божески", "другие и того не имеют", "мы за тебя молиться станем". Каждый доброхот, рано или поздно, сталкивается со свинским отношением к оказанной помощи и начинает чувствовать себя идиотом.
  
   К вечеру прибыл обоз, который кое-как уместился на подворье. Впрочем, оградой был обыкновенный тын, усиленный дурной славой этих мест, так что ночного нападения можно было не опасаться. Хуторской транспорт уже загрузили всяким найденным добром и продуктами, а наутро оставили лишь заботы по запряганию хлопцами коней.
   Беседа с Мышецким прояснила ситуацию. Оказывается его попросили помочь провести арест боярина Супонина, жившего неподалёку отдельным поместьем. Когда-то нагнанный Алексеем Михайловичем с глаз долой за мелкие хищения, Супонин затаился в тиши и прикормил одну из ватаг. Человек умный и хитрый, он наладил разбойный бизнес, не подставляясь самолично, развил Бортня в "авторитеты" и даже организовал контакты по сбыту. Купцы - народ ушлый и горазды торговать товаром, доставшимся по демпинговым ценам. Мораль, в таких случаях, бродит какими-то иными тропами, а деньги ни разу не пахнут.
   Лишь случайность позволила вычислить боярина и для ареста отправили два десятка стрельцов, во главе с Василием. Общее командование поручили князю, чтобы придать весомость и перевес в титуле. Однако, сведения об аресте дошли раньше отряда и стрельцов просто расстреляли на переходе, организовав засаду. Пленных оставили в живых, лишь потому, что Супонин имел какие-то планы на них. Приказ об аресте нашли среди бумаг Бортня, так что можно было попробовать закончить миссию своими силами. Николаю Степановичу оставалось лишь написать расписку о том, что четверть всего, что будет взято в поместье, перейдёт в собственность Вяземского. Раз уж стукачам выделялась четверть, то почему бы не оплатить, соответственно, силовую поддержку?
   А Бортень, почти до утра, кололся по-чёрному, рассказывая всё, что знал о других ватагах и местах их базирования.
  
   Утренний караван уползал с хутора, как истая анаконда, длинная и насытившаяся сверх меры. Сзади плёлся скот, который не хотелось оставлять незнамо кому - хутор решили не палить, чтобы не иметь в будущем проблем с законным хозяином здешних земель. Медленно, но верно, выбрались на тракт, где уцелевшие купцы по-прежнему гадали, как быть дальше. Увидев, что вяземцы свернули в сторону Твери, торговцы быренько пристроились сзади. Миша, продумав с Николаем Степанычем, Василием и Кузьмой план, решился на антисупонинскую операцию. Попробуй разбери, какой бы хитрован ни был, кто подъехал к поместью: купцы или каратели. Никто ведь не признается раньше времени!
   К сожалению, съезд на Распутку, то есть Беспутку, оказался ближе. Михайла не захотел разбивать караван и силы, чтобы не накормить каких-нибудь других татей. Лучше уж потратить ещё несколько дней, но всё своё иметь с собой. Улитка ползёт медленно, зато всегда под крышей и при своих! До поместья добрались лишь поздно вечером, заночевав примерно в версте.
   А с самого полчетвёртого утра, налегке, три десятка самых умных умников рванули на конях воевать боярина. Ворота даже выбивать не стали, несколько дружинников просто перелезли через ограду и открыли их. Пока дворовые и сам Супонин изволили просыпаться - отряд уже хозяйничал во дворе. Цель была одна: нейтрализовать дворовых и оружных холопов. Ну, а лидеры антитатьского движения, выломав двери, ввалились в особняк. Бортень подробно объяснил, где у боярина спальня, а где деловая светёлка. Крики и вопли затыкались без соблюдения прав человека, гуманности и прочей либерастии. Живёшь с бандитом - изволь отвечать вместе с ним!
   Вообще-то, Супонин ожидал приезда Бортня с долей, а не набор каких-то полоумных стрельцов, облепленных изображениями тигра: и на спине, и на шевронах. Так что, когда ему под нос сунули бумагу с печатью, он растерялся. Карманный мелкий прикормленный подьячий из Разбойного Приказа о таких гостях весточку не присылал. Расстроившись от иронии судьбы, боярин опустил руки и даже не попытался откупиться. Деньги и драгоценности он хранил прямо в деловой комнате, где их и взяли вместе со всякими важными бумагами. Мышецкий аж растерялся от такой удачи со взломом - всё уж очень удачно складывалось. А то, что он сполна заплатил богине Фортуне тем, что погубил отряд и чуть сам не погиб, почему-то не считалось. Миша Вяземский, на всякий случай, опустил князя с небес, поближе к реалиям.
   - Вызывай стрельцов с Москвы, пошли Василия, я добавлю двоих на всякий случай и пусть с заводными лошадьми мчатся за подмогой. Я обратно в Москву с тобой не потащусь, своих дел хватает. Как только люди прибудут, подосвиданькаемся и поеду в свою деревеньку, на печи пузо чесать.
   Тут Мишка врал - не было у него пуза, лишь мышцы пресса стали проявляться, раскачанного за четыре месяца. А во всём остальном он оказался прав, возить преступников и их добро по дорогам России так же опасно, как и торговать без охраны. Гонцов послали побыстрее и подальше, а потом занялись учётом негаданного наследства (или как оно там называется). От доли в холопьях Михайла отказался, чтобы не заморачиваться с переоформлением. Забрал разницу струментом, продуктами питания и кое-каким скотом. Оружие тоже распределили по-братски: Вяземскому хоть и четверть, зато самую наилучшую.
   - Михайла Алексеевич, проси что хочешь, - расшаркивался Мышецкий, - ты мне жизнь спас и помог благое дело свершить. Обязательно в Приказе доложу и попрошу, чтобы тебя вознаградили.
   - Да не нужна мне награда, я и так вона сколько поимел, - отшутился Мишка, - ты лучше помоги мне с оказией. Когда в Москву вернёшься, найди время и отвези моему оружейнику мешочек с серебром. Тебе с отрядом будет проще это сделать, да и попутно как-никак. А мне не разорваться и туда, и сюда.
   - Сделаю, не сумлевайся, а долг чести за мной останется, может когда и расплачусь?
   На этом и порешили...
  
   Все муки ожидания закончились, когда в поместье примчался отряд стрельцов. Всего-то несколько дней терпения и, на всякий случай, ежедневных тренировок оружных и безоружных. Особливо гляделась боевая Лукерья: синие татарские шальвары с лампасами цвета золота, военная рубаха с шевронами, синий шёлковый платок, плащ-накидка с тигриной рожей. Грозная лекарка быстро навела порядок среди женской составляющей поместья, сопровождаемая повсюду личной адъютанткой Глафирьей. Та, вся из себя, в такой же форме, да ещё с уменьшённым вариантом Мишкиного боевого посоха наводила шороху одним внешним видом.
   Часть стрельцов осталась охранять усадьбу до приезда нового хозяина, кем бы он ни был, а остальные уехали с Мышецким, пленными и коробом с бумагами. Деньги и драгоценности, а так же некоторые "вещи на память" нагрузили на конфискованных коней, чтобы не связываться с медлительными повозками. Ну а вяземские потёпали потихоньку на новую малую родину...
  
   - Вот моя деревня, вот мой дом родной, - напевал Мишка, озирая свою неказистую собственность.
   Поселение на четыре десятка дворов имело лишь десяток "дымов", кто помер, кто разбежался от такой жизни. Большая часть пашни пустовала - народа не хватало на всё. Хотя микро-толпучка всё же собралась, когда из лесу начал появляться обильный караван, да ещё и с конфискатом.
   - Заблудились, бедолаги, - сделали моментальный вывод сельчане, - неужто кормить придётся?
   Впрочем тут же нарисовался староста и прямо с коня прояснил ситуацию:
   - Чего бездельничаете, ироды, ваш князь едет, Михаил Алексеевич Вяземский, божьей волей! Ну-ка рты не разевайте, а встречайте как положено, он баловства не терпит.
   Народ засуетился, не зная за что хвататься, поэтому подъехавший Михайла угомонил "броуновское движение".
   - Стоять, не перепутываться, слушать. Вопросы потом задавать будете.
   А уже Кузьма толкнул речь, объяснив сердешным, что каждому семейству раздадут хлеба и круп, скота по возможности и орудий для работ. Так же будет денежный дар - на каждого жителя по двадцать копеек серебром. От его княжьей милости! Ну и в ознаменование, так сказать, вступления во владение, все предыдущие долги будут списаны и забыты. Староста аж ёкнул от такого самодурства, но зная уже княжью отбитость головы не решился возразить. Лучше уж быть бесправным старостой, чем гордым, но перепроданным орлом.
   В конце спича, произошло совсем неимоверное. Желающим было предложено подработать и за это, якобы, будет заплачено деньгами, пусть и медными. Список оплачиваемых работ пообещали объявить попозже, после размещения.
   Обустраивались по пустующим избам, не отбирая жилище у Анисима. Ещё часть домов Михайла распорядился приготовить к капитальной переделке, включая огороды, и выравнивая участки. По пустующим пашням послали людей, чтобы определиться с местом под картошку и кукурузу. Князь объявил неделю на приготовления, не хотелось накосорезить из-за лишней спешки. Жить в деревне предстояло долго и имело смысл выводить её из прорыва пошаговым методом. Без всякого всеобъемлющего прогрессорства сразу по всем направлениям, а то можно и надорваться сдуру. Планы были просты, как ситцевые трусы: выращивание "второго хлеба" и основы для силоса, организация дренажных работ, база для отряда антитатей, эссенциеварение... И, главным номером программы, создание мыловарни!
  
   Денег (спасибо Супонину!) прибавилось, а мешок меди и дополнительное серебро были получены в размен на четверть боярских драгоценностей. Из заветного ларца Мишка взял себе лишь перстень с крупным сапфиром, древний на вид. Который тут же засунул во вшитый в штаны "пистончик". Кузьма даже вздрогнул, но забот было много и он ничего не сказал. Пока!
   С утра приступили к разметке, особенным строительством явилось создание площадки с разными непривычными диковинами для телесного развития. Практически все крепкие жерди из разобранных бесхозных оград использовали по назначению. Ну и другие готовые деревянные составляющие повытаскивали из ненужных изб и сараев. Брошенные огороды выпалывались и перекатывались под вспомогательные посадки.
   Половину запасов в продуктах и в скотине раздавали по семьям, специально привезённый мешок серебра пустел. Дело в том, что "жителями" князь признал даже деревенских малят, нарушив все традиции. Но почему-то никто не возмущался по этому поводу! В итоге, местный народ взлюбил своего хозяина и слегка поверил в светлое будущее.
   На краю деревни, в бывшей кузнице, навели чистоту и порядок и обустроили чаны для варки мыла и перегонки высокоградусных жидкостей. Дмитрия обеспечили парой помощников для сборки ценного устройства, потому что он был единственным механикусом вяземской мишпухи. Пахом, возвеличенный в должность какого-то "менеджера" (бродяжье слово, которое все должны были освоить), ходил гордым индюком по своей мыловарне. А чего не возгордиться, коли от других работ освободили, работниками обеспечили, даже долю в продажах выделили. Наказали работать головой, а не руками, лишь бы от души и как следует.
  
   Единственного местного охотника Егора зачислили в знатоки-краеведы и даже посулили жалованье, подённо, независимо от того есть работа али нет. Он, конечно, изумился от такого поворота судьбы, но отказываться не стал. Жена, трое детей и оба престарелых родителя нуждались в регулярном приходе средств. Первым же заданием явилась двухдневная подготовка к походу на Малявку, следовало определить объём дренажных работ будущего.
   Кузьма припахал дружинников на посменное патрулирование окружающей среды, вплоть до тракта. Не хватало заполучить налёт каких-нибудь лихоимцев, негаданный и потому возможно успешный. Не так далеко, верстах в восьми поближе к Москве, вдоль тракта действовала ватага некого Ивана Палко, с четырьмя десятками отмороженных "хунвэйбинов". На самопальной карте, созданной ещё в Москве, Бортень примерно указал место базирования банды и возможного схрона. А вот объяснить, почему Иван зовётся Палко, а не Палка он не смог.
   Лучшая защита, как все знали, это обустроить налёт и почикать всех неправых, забрав себе чужойское добро. И сделать всё побыстрее, пока враг сам такой же подляны не сотворил.
  
   Пока работы бурлили в своё удовольствие, Михайла с Егором и парой помощников обошли с севера болото, перебрались через Малявку и спустились до Вельги. Та сторона находилась в чужом владении, но также никому не была нужна. Рассчитывать на помощь соседей не приходилось, их берег, более высокий, проблем с заболачиванием не имел.
   - Вот беда так беда, - переживал Егор, глядя на затопленный лес, - так и нас затопит через несколько лет.
   - Не затопит, - возразил Вяземский, видя ту же картину, - видишь, болото к Вельге подбирается? Скоро дырочки найдёт и само в реку сливаться начнёт. А мы ему поможем! Найму на Москве безработных, нехай первые дренажные канавы начинают рыть.
   - Так дорого же встанет, князь, - засомневался Алексей, взятый лучником-носильщиком.
   - Дорого, не дорого, а выхода нет. Сей год подготовим место для работников, лагерь поставим и продумаем доставку всего нужного в эти места. А следующей весной мужиков привезём, побольше.
   Мишка пока не делился истинными планами со своими людьми. Слишком долго объяснять, что такое "трудоотбор", когда через работу выявляешь исполнительных, старательных, понятливых. Потом, уже проверенных тяжкими условиями, переводишь на другие работы или в дружину. Крепостные для такого плохо подходили, нужны были вольнонаёмные пролетарии, а не прижизненные рабы в третьем поколении. Даже бесконечность ирригационных работ не пугала, коли служила базой для решения более важной задачи. Кадры решают всё, но их нужно выращивать, а заодно и обучать грамоте. Готовых "варягов" переманивать опасно - сразу заводятся враги боярского уровня. Да и бессмысленно! Специалист, выращенный кем-то другим, плохо поддаётся дрессировке на лояльность. Лучше уж самому поднять мужика из лужи беспросветности, помочь ему во всём, обеспечить необходимым, поставить на ноги... Тогда никого благодарнее не сыщешь!
  
   "Спортплощадку" уже заканчивали и начали использовать. Михайла, вернувшись, отдал наказ об обязательных ежедневных занятиях всех, включая деревенских. Не менее часа в день, посменно, а утро следовало начинать пробежкой вокруг села. Отказы не принимались, а единственным бюллетенем признавалась лишь смерть! Семнадцатый век и крепостное право оказались удобными и полезными сущностями - никому ничего доказывать не было нужно. Наказ не для обсуждения, а для исполнения!
   Пахом с Лукерьей уже пробовали первые возгонки-перегонки, как по добыче спиритуса, так и по производству эссенции по Мишкиным технологиям. Алкоголь потихоньку приближался по кондициям к желательному идеалу, а вредная эссенция, мало того что по каплям создавалась, так ещё и воняла непристойно. Но, впереди было всё лето и сбор свежих фруктов-ягод, которые по-любому были лучше того, что хранилось в погребах Вяземского посада. Воду таскали издаля, с родников, так как местная колодезная вода годилась лишь на бытовуху, но не для спиртосодержащих хайтеков. Гонок за результатом не устраивали и воплей "Даёшь!" не допускали, никуда с колеи знаний и опыта самого зачинателя съехать уже не было возможности. Пусконаладка всегда и во всём требует времени и старательности: не отдашь положенное сейчас - потеряешь потом, но совершенно не вовремя и неожиданно.
   Егор уже пошёл на очередную миссию, разведгруппа отправилась за инфой о Палко и его лесных братьях. Остальные тренировали ролевую ситуацию "налёт на лагерь, с предварительным отстрелом, совсем ранним утром". В лесу нашли поляну, в полуверсте, где и проводились постоянные ученья. Но, так как порох и свинец пока экономили, то все обязаны были стрелять из луков и арбалетов. А чтобы вопросительные рожи никто не строил, непривычное слово тоже было объявлено бродяжьим!
  
   Русло одного ручейка, уходящего к болоту, развернули "а-ля сибирские реки" в сторону маисо и картохопосадок, вырыв ему персональную неглубокую канаву аж до самой деревни. Пусть поливает огороды, когда на поле не нужен. Само поле освободили от камней, какие нашлись, перекопали, обработали сохой и так далее по списку. Затем Михайла обсказал, как делать рядки под картошку (которые он видел на детдомовском учебном огороде). В конце концов, все картофельные "глазки" и маисовые зёрна упокоились в своих лунках, засыпаны, а ответственные за делянки должны были следить за процессом. Дело новое, требующее по первому разу, особого пригляда, правда неизвестно за чем. Всех стократно упредили, что вершки есть нельзя, даже с голоду. В результате, самые забитые перепугались заморского растения и даже поле обходили стороной.
   - Чтобы заразу невзначай не подцепить, - объясняли они, один другому.
   Часть зародышей будущих деликатесов, посадили на специально выделенном огороде, для бабских тренировок. Нехай они тоже учатся такие фигли выращивать, лишним не будет. А чтобы народ особо не бухтел поначалу, предупредили, что зимой ещё всякого привезут из самой Португалии. Вот тогда никому мало не покажется! Люди бы сбежали от будущих ужасов выращивания, да куда от такого хозяина сбежишь? Всё-таки и едой поделился, и чуток денег дал, и долги простил, и скотом обеспечил, и лес разрешил рубить по надобности. "Обчество" долго судачило, рядило, курултаило исподтишка, но терпело, авось пронесёт. Тогда снова можно будет жить впроголодь, без надежды, но по старинке.
  
   Разведка вернулась с победой - остались живы, потому что хорошо прятались. Иван, вместе со своими "али-бабами", имел во владении всего лишь глухую лесную поляну, уставленную шалашами, никакую охрану и четыре с половиной десятка лиходеев. Вспомогательный скот пасся неподалёку, для круп имелся амбарчик-времянка, с краю был вырыт хороший добротный погреб с земляной насыпью. Тати часто посещали одну деревню, в паре вёрст к югу, где и проводили свой досуг.
   Карательная экспедиция отправилась лишь с боезапасом и пайком на несколько дней, почти налегке, без обоза. Особо грабить вроде нечего, а деньжата и оружие можно и на конях увезти. Передвигались лесными тропами, больше пешим ходом, поэтому чуток опоздали. На поляне ошивались всего трое татей, двоих из которых тут же обездвижили. Из луков, насмерть! А третий сам сдался, когда увидел численный перевес. И вызвался побыть добровольным осведомителем. Всё оказалось примитивно просто, два дня назад ватага отбыла на Большую Дорогу, поватаганить слегка. Там вроде намечался небольшой купеческий караванчик, решивший воспользоваться ставшим широко известным разгромом банды Бортня. Пришлось мчаться к тракту, чтобы не упустить случай и воспользоваться моментом. Слава богу, прибыли вовремя!
   Караванщиков уже поубивали и тати были заняты делом, причём практически все. Одни очищал кошели и прочие места хранения ценностей, другие оттаскивали тела убитых на обочину, чтобы не помешали передислокации всего обоза. Куда и зачем они предполагали задвинуть добро, вяземцев не интересовало. Просто тупо включили исполнение вводной "отстрел" и сразу уложили почти два десятка разбойников. Лучники продолжили свои игрища, а остальные рванули пешим ходом с пиками и саблями наперевес. При сближении, те кто имел пистоли, не поленились использовать их по назначению. Растерявшиеся бандиты попытались дать сдачи, но сложно вести честный поединок "мэн-о-мэн" против копейщиков, натренировавших удар класса "прямой, двумя руками". Лишь после того, как пики, имеющие преимущество в длине, достигли цели - вступили в дело сабли и мечи. Конечно, для зелёных новичков, всё, что угодно, в новинку. Им и "калаш" дай - всё равно промахнутся, расстреляв весь магазин строго влево-вверх. Но салаг не было, потому что ежедневные тренировки выжимали всё из дружинных организмов, взамен наполняя мозги знаниями. Да и ветеранистость уже проявлялась потихоньку.
   Обоз, оставшийся бесхозным, взяли с собой в любимую Беспутку в качестве боевого трофея, а на бандитскую полянку решили вернуться потом, без излишней поклажи, оттягивающей руки. Чуток пленных прихватили для расспросов, остальных обчистили, лишних добили. Купцов, охранников и возниц похоронили в общей яме, без церемоний. Моральных самокопаний по поводу "добро надо бы вернуть наследникам" не возникло, да и времени не было искать претендентов на товары. Экономишь на охране - ходи голый! Или спи в братской могиле.
   Ночевать пришлось в лесу, как раз на съезде к своим пенатам. А потом, добравшись до деревни, сразу выехали на базу Палко, чтобы назавтра пограбить таинственный погреб. Как ни утомительно давать кругаля, но жрачка, шмотки и запасы оружия были не лишними. Плюс, несколько заначек и личный запасец самого Ивана-разбойника в деньгах и драгоценностях. Всё приторочили к лошадям, а скот погнали следом через лес. Медленно, но верно беспутная Недопутка накапливала запасы и аккумулировала капиталец. Хороший передовой совхоз на одних лозунгах не построишь, нужно на чём-то и деньги зарабатывать. Да и ватажники пока вносили хорошую лепту - конями, оружием и колобашками.
  
   Нежданно-негаданно приехал Мышецкий, да ещё и с родителем Дмитрия. Пять пищалей нового типа, порох и свинец, литовки, топоры, пилы...
   - Откуда столько, Андрей Лукич, - изумился Михаил, - благодарствую, но удивлён.
   - Так ты же, князь, деньги передал, - улыбнулся оружейник, - вот я и прикупил себе соседнее подворье, да работников нанял. Буду расширяться, да ещё и новую печь построю. Хочу молот сделать, как ты рассказывал, от колеса водяного. Теперь у меня сбоку целый ручей течёт, на нём колесо поставлю.
   - Ну что же, друже, тогда я тебе ещё денег дам. А коли князь подсобит, то и драгоценности, которые у татей забрал, через него продам и пусть тебе выручка за них пойдёт. Николай Степанович, есть знакомые ювелиры, которые такой товар купят? А я тебе уцелевших татей передам для Разбойного Приказа. Тебе по службе сгодится, небось?
   - Подсоблю, Михайла Алексеич, с удовольствием. А за татей особо благодарю, нужны ироды для сказок, да для казней прилюдных, чтобы другим неповадно было татьбой заниматься. Ты, я вижу, время зря не терял, ещё кого-то приголубил.
   - Так это ватага Ваньки Палко под горячую руку попалась, чего же пользу не принести, изведя душегубцев. А теперь, с новыми пищалями, ещё сильней станем.
   Оружейник аж расцвёл оттого, что один князь другому его похвалил. Значит уважил работу, коли так отозвался.
  
  
   Гости дорогие провели два дня, испытали пищали, опробовали новые косы, да песни вечерком попели. Дмитрий передал отцу свои деньги от доли в трофеях, чтобы к свадьбе копилось побыстрее. Стрельцов охраны проверили в потешных боях на длинных палках и всех побили. Те даже удивились ловкости передвижений и хитрости ударов.
   - Эк вас тут учат жердями драться, может возьмёте к себе, - пошутил один из них.
   - Не возьмём, - заважничал Алексей, - у нас ум требуется, без этого никак.
   Шутки шутками, но и челядины, и дружинники, а теперь и деревенские, обязаны овладевать зачаточной грамотой. Условия были жёсткие, кто за год не научится читать по слогам, считать до ста и писать своё имя и тридцать слов, будет продан незнамо кому. Охи и ахи привилегий не обеспечили, поэтому безграмотные трясли грамотных каждую свободную минутку. Никто не хотел батрачить у какой-то неведомой боярыни по имени Едреня Феня. Уж лучше буквицы изучить, да счётные палочки завести, как советовал Михайла Алексеич. А земли вокруг полно, всегда можно где-нибудь присесть и "грамотейные закорючки" на ней корябать веточкой. Для лучшего запоминания!
   Мышецкий передал благодарность за помощь в аресте Супонина и бумаги, подтверждающие законность полученной четверти от хозяйского добра. За разгром банды Бортня были выплачены пятьдесят рублей, а сам случай упомянули в курантах на заседании Думы. Через князя, Мишка передал письмо Борису Голицыну, что раньше октября не сможет взяться за лечение царевича. Откуда Мальцеву было знать, что клюква зацветает с мая на июнь, а плодоносит лишь, начиная с конца сентября? Зато плантаций на болоте было множество, а Дарья-травница обещала наварить отвара от лихорадки. Ей-то, как вольной, платили и жалованье, и обещали небольшую долю от продаж.
   Андрея Лукича, на прощание, озадачили техзаданием на "всё для лесопилки". На юго-восточном краю владенья Вяземских, границей с соседями являлась речка Весновка, такая же, как Малявка, но послушная. Пустошь возле неё, хорошо подходила под размещение производства досок, брусьев и прочей деловой древесины. А сам лес, вот он, рядом - глухомань, она и есть глухомань. Даже если находится под Москвою!
   Спровадив гостей, каждый занялся своим делом: Пахом наконец-то начал варить твёрдое мыло, Анисим - руководить полями и поливами, а Кузьма с Михайлой засели за очередную операцию по зачистке бандюганов...
  
   Глава третья
  
   Всё-таки хреново быть бестолковым! Вся крутотень бытия, вращающаяся в голове вокруг довооружений, татей, неполучающихся эссенций, совсем заморочила Мишкину голову. Казалось бы, отвлекись и проведи опрос среди окружающих, так нет же, ждал пока клюква не созреет. На собственном болоте! А у соседей покопаться или хотя бы полюбопытствовать?...
  
   До конца июня забили ещё три мелкие ватаги и одну среднюю, и нашли в схроне церковную утварь. Большой серебряный крест с каменьями, ларец, а в нём свиток. Михайла решил прогнуться перед монашеской братией и с десятком бойцов отправился почти в морское путешествие. Спустились на большой лодке по Вельге до Истры, а по ней до Воскресенского монастыря. Расчёт был прост - обменять ценности на какого-нибудь монаха, чтобы батюшковал в Беспутке. Всё-таки люди православные должны иметь пастыря и психотерапевта в одном лице. И, желательно, под боком, а не за тридевять земель!
   Настоятель обрадовался дарам, а свиток аж облобызал, видимо очень ценный.
   - Благодарствую вам, вои, слышал о ваших подвигах и готов помочь благословением.
   Благословение и торжественный молебен оказались очень кстати, всё-таки материальных благ недостаточно для души. Заодно и монахом Пафнутием разжились. Молодой князь переговорил с тремя кандидатами, предложенными игуменом и выбрал того, кто был ближе по духу и безо всяких ультразакидонов. Людям нужен понимающий, а не указующий перст! А когда сели вкусить богом посланное, то среди напитков оказался клюквенный морс. Опаньки, мама дорогая, откуда клюква?
   - Так у нас её полно, храним в бочках с водой, чтобы свежая была.
   - Отцы-благодетели, не пожалейте ягод, продайте нам несколько бочек, - запричитал Мишка, - а то наша только осенью созреет.
   Чего ж продавать, когда можно доброе дело сделать, благо прошлогодней клюквы было полно. Вяземцам даже лодку с гребцами дали в обратный путь, чтобы бочонки перевезти.
  
   В общем, бестолковость - это когда под носом лежит то, что долго и упорно ищешь вдалеке! С другой стороны, дружба с монастырём лишней не будет, там ведь можно вспомогательные производства размещать, к обоюдной выгоде. А ближе к зиме несколько монахов выпросить, чтобы народ грамоте обучать...
   В начале июля опять прибыла сладкая парочка: Мышецкий и оружейник. Понятно, что они подружились на Мишкином серебре. Кроме того, Николай Степаныч разгорелся поиметь свою пилораму и вооружить поинтереснее своих собственных холопов. Двуствольные пистоли-вертикалки наконец-то стали стрелять без осечек, возникавших поначалу из-за сложности устройства курков. Князя вообще заинтересовало всё, чем Михайла занимается, включая картошку и кукурузу. Он выпросил разрешение прислать тройку толковых деревенских крепостных, чтобы учились выращивать заморское сельскохозяйственное чудо. И, конечно, мылом бы тоже увлёкся, но никто с ним технологией не поделился. Монополия должна быть монопольной!
   - Михайла Алексеич, ну хоть что-нибудь научи делать, что другие не делают.
   - Так за чем же дело стало, князь, вон оружейнику помощь нужна для разработки нарезного оружия. Войди в дело с деньгами, помоги со связями, а может ещё чем. Будешь при оружии, за которым будущее!
   - Андрей Лукич, что скажешь? - перенацелился Мышецкий, - Я чем смогу, буду помогать, да и денег дам в достатке.
   Оружейник радостно закивал. Ему и в голову не приходило, что титулованные особы готовы разделить, как проблемы сегодня, так и доходы назавтра. Несколько попыток пригласить состоятельных купцов кончились неверием в результат, а другим оружейникам лучше не подкидывать идею. Ну, а Михайла, как инициатор, получил льготное право на более дешёвые цены и внеочередные заказы.
   Набор пищалей и пистолей был принят с радостью, очередная премия за татей и кое-что из кошеля всучили по назначению, как часть оплаты. Все остались довольны и снова попели вечерние песенки. Николаю Степанычу было передано, на утро, письмо для Голицына, где молодой князь сообщил о готовности принять царевича, так как нужные травы наконец-то найдены. А зачем всем подряд сообщать о силе и возможности болотной аскорбинки? Пока моральные дивиденды не надивидендены - торопиться не стоит! И хотя приезд члена царской семьи оставался под вопросом, кислая ягода подверглась соковыжиманию.
   Деревенские мужики, перепоручив поля бабам, уехали к Весновке на оплачиваемую шабашку. Новых топоров и пил хватало, так что срубы под лесопилку возвели быстро. После чего, ещё предстояло заняться общагой для ирригаторов и подъездной дорогой к ней. Эссенция, на базе более менее свежей клюквы, наконец-то запахла как следует. Добавив её при остужении твёрдого мыла, получили запах свежести. На шампунь клюкву не тратили, решили подождать яблок и земляники. Дарья вовсю колдовала над мятой, так как по планам предполагалось делать мыло мятное и земляничное, а шампунь яблочный.
   Кузьма с "тиграми" пришиб ещё три ватаги, правда рейды получались всё более дальними. Слух о "бродяжиче с отбитой головой" распространился немерянно и тати всерьёз задумались о своей судьбе. Одно дело, когда высокородные развлекаются в свободное время, другое, коли уничтожение разбойников войдёт в привычку. Тракт от Москвы до Клина стал проезжим и купцы воспользовались моментом. Правда никто из них не заехал к Михайле и не поклонился дарами за оказанную помощь. А зря! От Клина до Твери никакого Мишки пока не наблюдалось.
  
   Как-то вечером, после вечери, Михаил вспомнил о перстне. Тот давно уже лежал в ларце с разными памятными делушками и безделушками. Кузьма про перстень тоже забыл, но увидев наконец-то высказался:
   - Прости, княже, совсем запамятовал, - начал он, - этот перстень очень похож на тот, что был у Алексей Андреича, твоего отца. Там, внутри, должна быть надпись "Вязьма".
   Внутри действительно виднелась полустёртая короткая надпись глаголицей. Да и сам артефакт выглядел очень древним.
   - Говорят, что первый князь Вяземский, Андрей Владимирович Долгорукий имел такой же, но оставшийся от нурманов и с брильянтом. Перед битвой на Калмиусе, он передал кольцо для своего старшего сына Василия, а сам погиб. Василий повелел изготовить ещё три таких же, уже для своих сыновей: для Афанасия - с рубином, для Романа - с изумрудом, а для Юрия - вот этот, с сапфиром. Где два других никто не знает, пропали в веках.
   - Ну что же, дай срок, я и город верну, - сказал Михайла, после чего убрал реликвию обратно в ларец, так как размер был чуток великоват, - придёт ещё моё время...
  
   Трудности возникли с поисками простых, казалось бы, культур - гречкой и баклажанами. Кто-то где-то что-то слышал, но концов сыскать не удавалось. Зато начали подтягиваться беглые. Они искренне считали, что любой, кто нуждается в свободных руках, примет их на иждивение и прокорм. Только в Беспутке таких не привечали, а гнали в три шеи: кого по-доброму, а кого и на пинках. Михайла знал простую истину, если кто-то сбежал от прежнего начальника, то точно так же предаст и нового. Рано или поздно! И какой смысл вкладываться в будущих перебежчиков, да ещё и нарушая закон? В деревне осел только один, причём вольный, а не из "мы не местные". Он перебрался сюда из Гомзино, узнав что князь Вяземский интересуется хорошими ремесленниками. Столяр и плотник, Игнат ещё промышлял крашенными лакированными досками. Когда князь его спросил, сможет ли он добротные луки делать, то получил, слава богу, утвердительный ответ.
   Никто так и не мог понять, почему Михайла любит луки и арбалеты. Никого не устраивал ответ: "Бесшумные!", это было как-то против общего мнения. Поэтому решено было считать, что князь хитрит, чтобы ворогов ввести в заблуждение. Впрочем, на подчинении и исполнительности сии разночтения не сказывались.
   В конце июля, в Москву, отправили Лариона - нанять вольных безработных мужиков для земляных работ возле болота. Цельнометаллических лопат было уже четыре десятка, так что инструмента хватало на всякие трудовые забавы. В Москве также закупили несколько больших возов мяса, хлеба и круп и потихоньку привезли к месту назначения. Еду следовало закупать впрок и много, пока цены в государстве. А к осени собирались срубить большие амбары и откопать полуподземные погреба, чтобы обустроить ледники. Родная Недопутка (каждый называл, как хотел) превращалась в "Вяземские закрома".
   Общий залп из двадцати пищалей сметал на тридцать шагов всё движимое и недвижимое. Правда, новый затвор для арбалетов никак не изобретался. Полторы дюжины пистолей-двустволок обеспечивали аж тридцать шесть выстрелов. Досужие хохмачи шутковали, что скоро "тигры" сами выйдут на большую дорогу и тогда уж никому мало не покажется. Сила, раскачиваемая по яджуджской системе, уже сказывалась - кольчуги начинали носить, как рубахи, не напрягаясь.
   Картофельная ботва приятно зеленела и радовала душу, а кукуруза вызывала опасения у простодушных сельчан. Она уже выросла выше пояса и пугала размерами. Когда Михайла сказал, что в конце концов початки окажутся выше головы, обречённые на сытость только крестились. Хотя скот, поглядывавший издалека, наверняка чувствовал, что ему готовят на зиму столь нужную вкуснятину и полезнятину. Животные умнее людей, поэтому и молчаливее!...
  
   Царские квартирьеры прибыли, заразы, совершенно не вовремя, без предупреждения. Голицын, до этого, прислал весточку о том, что пока решение не принято и раньше сентября гостей ждать не надо. И вдруг на голову свалились, как шишки на темечко. Анисим, конечно же, показал им новёхонькое гостевое подворье, всё-таки построили на славу. И хотя лесопилка ещё не работала, но врукопашную, всё что нужно, обтесали. Самим царедворцам пояснили, что лучшего всё равно нет и не скоро будет. На том и спровадили.
   Государыня-матушка Наталья Кирилловна искренне хотела помочь Иоанну, да заодно отправить его куда подальше, авось местные тати набег сделают да прибьют наследника. Всё-таки Петруше будет путь к престолу покороче! Только ни с кем она этим не делилась. Милославские, потихоньку загоняющие царевича Ивана в кубышку богомольности, впервые были согласны с Нарышкинами, хотя и заочно. Они рассчитывали на то, что рано или поздно, родится у царя Фёдора наследник, тогда и сам действующий государь не нужен будет на ближайшие восемнадцать лет. Софья - баба, поэтому её в расчёт не принимали, сами хотели править. Пётр, в этом случае, при всём желании не сможет стать царём. И лишь наличие Иоанна немного мешало великим планам. Так что Иван Милославский очень даже порадовался возможности спихнуть лишнюю шахматную фигурку куда подальше. Глядишь, сам где-нибудь в болоте утонет али Мишка Вяземский его нечаянно потравит, вот и не нужно будет брать лишний грех на душу. Конечно, богомольное воспитание могло дать более человечный вариант. Вдруг царевич сам, по доброй воле и по советам духовника, согласится отречься от престола и уйдёт в монастырь. Но рассчитывать - это одно, а вовремя подсуетиться - совершенно другое!...
  
   Михайла разминулся с квартирьерами всего лишь на три дня. Будучи спокоен за сроки он дал согласие на проведение совместной операции с Разбойным Приказом. Боярину Рюмину надоело то, что любой шаг приказа становится известен разбойникам заранее и он дал карт-бланш Мышецкому.
   - Николай Степанович, договаривайся с Вяземским сам, бери какие надо бумаги, дели добычу, как считаешь нужным, но сделай большое дело до конца года!
   В итоге, все заинтересованные лица пришли к соглашению, создав общий отряд и договорившись разделить поровну всё, что будет нажито в рейде непосильным трудом. А вот куда и на кого - не сообщили даже главе приказа. Сказал "большое дело" - достаточно, тем более, что цель была известна только Мишке. В чащобах и болотах возле Редкино, между Клином и Тверью, окопалась крупная банда Фили Оборотня. Несколько ватаг, то по раздельности, а то и вместе, держали в страхе те места. Даже на Волге промышляли, благо излучина была недалеко. Конечно, тверские стрельцы не раз на них охотились, но уничтожить так и не смогли.
   Взвод "тигров" и три десятка стрельцов Разбойного приказа, во главе с Мышецким, потратили неделю на месте, чтобы определить дислокацию татей. Егор со своими воспитанниками-"егерями" нашёл аж целую деревеньку в семь изб и парой десятков пристроек. Полторы сотни татей чувствовали себя вольготно, окружённые сразу тремя болотами. Ещё четыре дня пришлось ждать, пока основная часть банды не уедет на очередной промысел. Разбойники в своей глухомани особо не таились, наверняка кто-то в Твери покрывал их деяния. Хорошо, что бандюганам самим добираться до тракта почти целый день, да ещё день-другой готовиться на месте. Так что деревню атаковали, не опасаясь немедленной ответки. Да и осталось на базе всего лишь человек двадцать, не считая холопьев и баб. В плен взяли лишь двоих, на всякий пожарный, а остальных забили вместе с мужиками. Поди разберись, кто мирный поселянин, а кто лиходей! Баб заперли, чтобы те не путались под ногами.
   По пути до тракта пустили нескольких дозорных, после чего принялись за изучение найденных бумаг и выковыривание кубышек. Обоз с трофеями лучше формировать позже, если удастся расправиться с основной бандой. Учитывая, что те хорошо вооружены и их в два раза больше, итог был непонятен. Да и стрельцы явно уступали "тиграм" в подготовке.
   Кузьма с Егором и Василием подыскали хорошее место для засады, на перешейке между болотами. То самое, какое защищать легче всего. Разбойник подобен обезьяне - навряд ли откажется от своего добра и побежит жаловаться тверскому воеводе, что ему права человека нарушили. По крайней мере, экс-Мальцев на это рассчитывал. Конечно, тати могли разбежаться, а потом выжидать, чтобы собраться и атаковать отряд, если тот уйдёт обозом из деревни. Но это уже слишком высший пилотаж, особенно, когда бандиты не уверены в том, что из Твери не подойдут ещё какие-нибудь "человеки с мушкетами". Всё-таки люди из будущего знают поболе о приёмах и хитростях партизанской войны, интенсивно развивавшихся весь двадцатый век.
  
   Через два дня примчались дозорные. Люди Оборотня охамели настолько, что вели домой целый караван награбленного. Расчёт верный - аккуратно разобраться в тихом углу с добром и лишь потом вывозить его, по частям, скупщикам. Можно вообще притвориться, якобы сами купцы-челноки! Пришлось на ходу вносить изменения в план, чтобы использовать возникшее удобство. Обезьяны тоже, запустив руку в тыкву, не очень хотят расставаться с зерном, которое ухватили. Да и заполучить фланговую атаку там, где по идее не ступает нога нормального человека... Жаль, что с оборонительной позицией пришлось расстаться.
   Обоз, растянувшись, полз по дороге, разбойники ехали с комфортом: кто верхом, а кто взобравшись на подводы поверх груза. Всё не пешком топать! Густой лес с кустарником, столь знакомый и дружественный, вдруг шарахнул сразу шестьюдесятью мушкетно-пищальными выстрелами, причём залпом. Да ещё и на протяжении всей колонны, практически в упор. Дыму было столько, что и не разглядишь, кто такую подляну свершил и откуда вдруг ещё и стрелы с болтами полетели. А потом заднюю половину обоза атаковали пешим строем стрельцы с мушкетами наперевес. Повтыкали, злыдни, багинеты в стволы и попёрли на выживших. Воспользовались, гады, что не нужно бежать далеко на врага. Вот он, рядышком, глазами хлопает и понять не может, что за беспредел творится. Мушкет - не пика, саблей не перерубишь, а колется будь здоров! Да и татям другой половины обоза не легче оказалось - какие-то бронированные витязи (правда без шкур, но с тиграми) полезли. Попутно, волчары тигриные, из пистолей стрельнули, да ещё и общим залпом. С десяти шагов не очень-то и промахнёшься! А потом пиками давай колоть, как будто у себя дома.
   Фильку брали Михайла с Кузьмой, живым нужен был, для дальнейших собеседований. Хорошо, что Оборотень выделялся внешним видом, на нём была ферязь и высокая боярская шапка. Он получил своё прозвище за то, что постоянно в кого-нибудь переодевался, чтобы караванщиков в заблуждение вводить. На этот раз купцы остановились, видя что какой-то "боярин" на тракте растерялся и бегает, руками машет. Видно кони карету унесли...
   Мишка, подбежав, уделал ватажника своим посохом, свалив с коня, а Кузьма вязал злодея уже на земле. Несколько "тигрят" стояли рядом и убивали всех, кто пытался помочь боссу. Часть шишей сбежала в лес, но за ними никто и не погнался, нафиг не нужны. Один из оружных вяземцев погиб, у стрельцов потери были больше - семерых пришлось хоронить. Тяжёлых ранений, слава богу, не было. Всё-таки, грамотно подготовленная засада многих татей вывела из строя на первой минуте. Обоз угнали к деревеньке, чтобы спокойно разобраться и спланировать дальнейшее. Да и поесть хотелось сверх меры, запах вражеской крови нагоняет аппетит, чтобы ни утверждали гуманисты другим либералам.
   Разбор полётов был строгим - дружинник погиб от своей глупости. Не выстрелил из пистоля, да ещё и с двух стволов, опередил всех, вырвавшись вперёд. Бросил пику, сразу выхватил саблю. Показушное геройство никому не нужно, поэтому Михайла так и сказал:
   - Погиб позорно, подвёл всех.
   Такое было непривычно, но, по сути, верно. Правила грамотного боя нарушать нельзя, подставляешь соратников своей сверхбыстрой гибелью. Поэтому и память о таких должна быть отрицательной, иначе урок не пойдёт впрок.
  
   Допрос Фили выявил сразу двоих покровителей: боярина Альметьева и купца Нилина. Князь Мышецкий, воспользовавшись правом данным главой приказа, тут же выписал бумаги на арест обоих с конфискацией имущества. Альметьев жил на свою голову на природе, в пяти верстах от Твери. Поэтому, добавив к купеческому ещё и местное добро и забрав скот, поехали в гости к покровителю татей. Странно, но боярин искренне рассчитывал на заступничество тверского воеводы, судьи разбойного приказа и кого-то "в самом Кремле".
   - Ох, не сносить тебе головы, Николай Степаныч, - грозил арестованный, - достанется на орехи за самоуправство!
   Поместье опечатали, оставив десяток стрельцов, и убыли за купцом. К сожалению, ни орехов, ни "на них" ничего не досталось. Воевода и судья, потолковав с Мышецким, приняли к сведению, что "Москве нужно громкое дело", к тому же быстрое, в этом году. А значит никто не будет разбираться в "хвостиках и веточках", осудят и казнят тех, кого поймали и делу конец. Главное, перед Кремлём отчитаться и прогнуться.
   До 1 сентября!
   Купец, прикормивший всех важных чинов, посчитал, что ухватил Бога за бороду. Вот только не учёл, что нет вечного под Луной. Сколько мзды ни раздавай - всё равно отступятся в трудный момент! Так что, отложенное на чёрный день, как раз в этот день ему не пригодилось. В казну забрали даже оба речных судна, одно из которых плыло куда-то в Астрахань. Михайла, после подсчёта доли, забрал свою половину деньгами, лошадьми, продовольственными запасами и тканями. Тем более, что на складах лежал, прибывший через Новгород товар. Неожиданную радость доставили несколько клеток с редчайшими заморскими "фазанами". Купцу теперь всё равно, а Вяземскому лишние индюки в хозяйстве не лишние будут! Ни разу!
   Главное - правильно гнуть линию партию, в удобную для себя сторону. Обозище, полный всякого, заработанного честным трудом с риском для жизни, выезжал из Твери целую неделю и растянулся аж до самой Беспутки. Врут, конечно, те кто "сам видел", но Мишке всё равно было приятно...
  
   В режим вошли без проблем, с утра после завтрака клюквенное сокопитие и мякотежевание, потом прогулки по лесу с говорилками о жизни и о Христе. После обеда - очередное поглощение аскорбиновой кислоты во всех её проявлениях, затем разглядывание картинок и рассказы о дальних далях.
   - Михайла, ну откуда ты всё это знаешь? - удивлялся царевич, - Ну никто столько не может знать, да ещё о жизни за морем!
   - Эх, Иван-царевич, я же бродяжил почитай два с половиной года. Вот многое и узнал! Вспомни, Иисус Христос тоже дома не сидел в полутёмной комнате в молитвах и покаяниях. Он ходил с апостолами по миру, смотрел, как люди живут, подсказывал им, помогал своими умениями. Его деяния для меня пример!
   - А духовник говорит, что надо постоянно молиться и поститься. Кто же прав?
   - Иван Алексеич, ты сам для себя должен решить кто прав: твой духовник или бог наш Иисус Христос. Посмотри, как живёт государь Фёдор Алексеевич, вспомни, как батюшка твой, царь Алексей Михайлович жил. Ежели б они только покаяниями занимались, да постились сверх меры, что стало бы с Россией?
   Мишка шёл по тонкому льду философии пополам с софистикой, а батюшка Пафнутий в это время прикрывал его. С Иваном прислали не духовника (тот тоже неожиданно занемог), а монаха Варфоломея. Сей монах, ввязавшись в бесконечную дискуссию с Пафнутием, практически всё время проводил в новенькой часовенке. Благо хорошего церковного вина, для этого важного дела, закупили немерeно.
   - Не спеши царевич, поживи у меня, посмотри как в миру дела обстоят, осознай что к чему. Пока здоровье поправишь, а там, глядишь, и личный баланс дум и дел наладишь.
   Молодой Романов опять улыбнулся, вспомнив, что Михайла не только бродяжил, но ему ещё и голову отбили. Странно, что в ней куча неведомых слов завелась, как тараканов в избе. Но слова выглядели мудрыми, иноземными и хотелось их запомнить и пользовать при надобности. Вообще, пустота ума, из-за недостатка образования, быстро заполнялась. Свято место, однако!
   Потихоньку, Мишка приучал гостя к физкультуре, показывая упражнения и объясняя, зачем нужно здоровье.
   - Ещё древние греки говорили: "В здоровом теле - здоровый ум!"
   - Нет, Миша, они про здоровый дух говорили, - возразил Иван, уже зная, что последует неожиданное объяснение, расставляющее всё на свои места.
   - Так посуди сам, они называли ум таким словом, которое переводится как "дух", - князь не знал насколько это правда, но вещал убедительно.
   Впрочем царевича вполне устраивали такие объяснялки, простые и понятные. Голицын, присутствовавший при всех прогулках-беседах, обычно отмалчивался, так как ему тоже было интересно. Тридцатилетний житель семнадцатого века, естественно уступал в широте кругозора жителю века двадцать первого. Зато превосходил в глубине понимания текущих реалий и полностью одобрял "приручение" потенциального наследника престола.
  
   Сбор заморских исчадий флоры начался с двойного окропления посадок святой водой. Оба "отченаша" прошлись вдоль и поперёк, по просьбе Михайлы, по всем посадкам, успокоив волнующееся население. На всякий случай, выкапывание картошки доверили дружинникам, как наиболее продвинутым жителям. К кремлёвским гостям прибавились ещё и Мышецкий с Андреем Лукичом. Подсчёт порадовал всех - урожайность оказалась сам-шестнадцать! Только всю картошкодобычу тут же припрятали на будущие семена, за исключением того, что обещано было приехавшему князю и оружейнику.
   - Ну вот, как всегда, - бухтели деревенщины, - растить растили, а попробовать не дали.
   - Да вы посчитайте сколько на следующий год вырастет, урюки! - ввернул новое отбитое слово Анисим, - А коли сейчас всё съедите, что потом сажать станете?
   Крепостные понимали, конечно, но без трындежа и богатый урожай - не урожай. Чай, традиция, как у будущих преферансистов: "Плачь больше - карта слезу любит!" Тем более, что кукурузу тоже закопали в какую-то яму, да ещё и солью посыпали слегка, антихристы. И початки унесли!
   Что теперь правоверный христьянин своей бурёнке скажет? Как посмотрит в её грустные, всё понимающие глаза? Эх, жисть непутёвая, столько времени боялись кукурузия, а теперь жди-пожди, пока новый не вырастет. Это ж теперь ещё один год бояться, что ли?
   Любопытный царевич, начавший потихоньку по-новому воспринимать окружающую реальность, посетил все промзоны. Особенно ему понравилось на лесопилке. Воздух пах опилками, брёвна превращались в доски, а те, в свою очередь, обрабатывались большими фуганками, изготовленными оружейником. Андрей Лукич уже наладил у себя отдельное производство инструментария для Мишкиных и не-Мишкиных потребностей. Раз качественный товар нужен и за него платят дорого, почему не припахать дополнительные трудовые ресурсы?
   Правда, радость не бродит в одиночку. Отец Ефросиньи, в которую был влюблён Димитрий, отдал дочь за сына купца, вошедшего в долю. Грустный Дмитрий поделился с Михайлой и Кузьмой своим горем, но добрый совет получил от Пахома.
   - Ты покручинься сколько надо, но не навсегда. Фросин отец ещё пожалеет о своём решении, когда через год-другой узнает о твоём растущем достатке. Князь же нам всем понемногу от разных прибытков долю даёт. Это как курица - вроде по зёрнышку клюёт, а весь двор в дерьме. И горечь уйдёт, и рана на сердце зарастёт и новая любовь придёт! Жизнь одним днём не кончается, поверь.
   Молодой дружинник решил для себя, что тогда имеет смысл целиком отдаться военному делу и... изучению чего-нибудь хозяйственного. Уж очень заманчиво рассказывал князь на занятиях о том, что разумно иметь долю в каком-нибудь деле. Но не в купеческом, а в ремесленном.
   - Талантов на Руси много, а покровителей мало. Поможете хорошему ремесленнику, будете его опекать, тогда получите долю прибытка.
   Вроде дело нехитрое, но трудно найти толкового, всех вроде уже разобрали бояре да князья. Или так кажется, что разобрали? Дмитрий решил не торопиться, а приглядываться к разным товарам и узнавать кто и где их делает. А чтобы не забыть, даже купил бумагу за свой счёт и делал записи. Вон, Кузьма, вроде нашёл дегтяря для князя и как только время выпадет - поедет знакомиться. Потому как сейчас он знает о нём только по дёгтю, которого три бочки хватает там, где другого надобно целых пять! А коли найдёт для Михайлы Алексеича, то и свой "процент" поимеет. Сын оружейника уже знал это слово, которое означало "одну сотую". На занятиях всякому разному учили, даже непонятным словам.
  
   Царевич незаметно для себя не только выздоравливал, но ещё и порозовел лицом. Да и бледность ушла, сменившись лёгким загаром. Целые дни на свежем воздухе не прошли даром, а очень даже положительно аукнулись. Правда, в голове, богомольный порядок сменился хаосом любопыткина. Столько интересного оказалось за морем, особливо в Вест-Индии - и дикари, и животные, и растения полезные и бесполезные. Сразу захотелось туда поплыть на корабле, да с Мишиной дружиной. Свои стрельцы оказались не совсем умелыми, "тигры" их побеждали в любых игрищах, даже в стрельбе. Сотник Еремей обратился с просьбой позволить отдать три десятка кремлёвских оружных Вяземскому на обучение.
   - Иоанн Алексеевич, пусть князь наших поучит, очень уж ладно у них получается с оружьем обращаться.
   - Так у них в руках, что хошь оружием становится, - подшутил Голицын во время разговора.
   - Да и сильны они, аки богатыри, вона, своими пиками, как прутиками вертят да крутят, - добавил сотник.
   Иоанн задумался. Михайла как-то обмолвился о том, что каждый непростой человек должен иметь свою дружину, пусть даже небольшую, но умелую. Следовало у него же совета испросить, как это лучше сделать.
   - Поговорю с Мишей, может он и согласится, - вынес решение царевич, - но следует у брата получить разрешение, а то дорого может встать.
   Вообще-то у него было гораздо больше вопросов. Хотелось узнать, чем собирается заняться молодой князь, когда повзрослеет? Как наладить такое же хозяйство в какой-нибудь из своих деревень? Будет Михайла путешествовать и возьмёт ли с собой самого Ивана? А вдруг война али поход - пойдёт со своими "тиграми" за славой и добычей?
   - Ты, Иван-царевич, сразу всеми вопросами не мучайся, - как-то объяснил Мишка будущему монарху, - всё надо делать постепенно. А в Кремль я не хочу, не моё это. Года через два уеду на свои дачи в архангельские земли, там мне интереснее. Тогда и о кораблях можно подумать, попутешествовать.
   - Жаль, я же тебя совсем не увижу, - взгрустнул отрок царской крови.
   - Не печалься, может отпустят тебя со мной на север. Дружину за это время тебе подготовим, доверенных царедворцов изыщем. Помогу тебе собственное дело наладить, чтобы у казны лишний раз не попрошайничать.
   В принципе, никому не нужный претендент лишь мешался в Кремле под ногами и представлял проблему. Когда-то в Лувре все вздохнули спокойно, когда шебутной и воинственный Генрих получил польскую корону и уехал к чёрту на кулички. Так что, идею сплавить Иоанна подальше, могли поддержать оба противоборствующих клана: и Милославские, и Нарышкины. Времена уж больно неухоженные - мобильником не воспользуешься и самолётом не прилетишь. В важный момент Истории! Пока новости доползут, уже поздно будет воспользоваться моментом.
  
   Санаторный сезон закончился, как и положено по статусу всему хорошему. Для царя-батюшки приготовили безалкогольной клюквенной настойки с мякотью, обозвав "отваром из последних трав". Добавили персональный бочонок шампуня и коробушку с мятным мылом, которое наконец-то состоялось. За будущие тренировки кремлёвских стрельцов для царевича запросили золотом, а Борису Алексеевичу доверили проведение переговоров. Сам Голицын, заинтригованный Мишкиным хозяйством, уже раскатал губу и встал в очередь за семенами картофеля и кукурузия. Естественно, за большие деньги, но включая подготовку нескольких "спицилистов" по выращиванию. Ну и, на посошок, царевичу предложили приехать по первому снегу на зимние длинные каникулы. А чего в Кремле или в Преображенском болтаться без толку?
   Поезд царевича Иоанна почапал обратно в Москву...
  
   Глава четвёртая
  
   Отъезд царевича моментально подстегнул хозяйственную активность. Пахом с коллегами бабского пола занялся научным тыком по разработке засахаривания мёда, всяческим попыткам выпаривания ценной составляющей. Князь Вяземский пробовал все пути для создания того или иного сахарного песка. Вот только знаний и умений в его голове не наблюдалось, зато желания и хитрости было сверх меры. Производство досок и тёса не останавливалось, благодаря соседу, исправно поставляющему брёвна. За три бревна тот получал продукцию от одного, зато не платил денег за распиловку. Своей долей стройматериалов сосед успешно торговал, чем поправил финансовые дела. Боярин Никаноров имел одного, но очень дорогостоящего, сына, который тратил деньги быстрее, чем получал их от родителя. Наследник, етить-колотить, достойный продолжатель рода!
   Эссенция из яблок, вполне созревших, оказалась хуже, чем из недозрелых, поэтому "Фа" запустили в линию, используя предыдущую технологию. За два дня выходила двухсотфунтовая бочка шампуня, немедленно откладываемая в кубышку для душ Сантуша. Земляничный запах так и не получился и решили изготавливать лишь мятное и пресное мыло, чтобы не заморачиваться попусту.
   - От добра добра не ищут, дабы время не терять! - поделилась народной мудростью Дарья, её греко-предки оставили богатое поговорковое наследство. Да и времени у обеих алхимичек не всегда хватало на чистую, нафиг никому не нужную, науку. В принципе, в день и так перерабатывалась четырёхсотфунтовая бочка жира. Производство не расширяли, чтобы не обезжирить Московию и не взвинтить цены на сырьё. Всё-таки, Подмосковье - это не Север с его многотонными китами.
   Ларион пристрастился к командировкам за чужой счёт и постоянно пополнял деревню различными ништяковыми семьями. Последними прибыли два семейства вольных бортников с многовековыми традициями. Вольнонаёмных строителей набралось аж на три СМУ, каждое со своим заданием. Основной стройкой века стала база-крепость в лесу, для обучения своих и чужих дружинников. Всё-таки приближалась зима, время ремёсел и безделья, и можно было дать НВП всему мужскому населению, включая вольнонаёмных. Иной мужик и сам не знает какой он прекрасный воин, пока не позанимаешься с ним всерьёз. Для одежды с отягощениями использовали кучу зипунов, купленных по дешёвке и обшитых всяким порченным металлом в оружейной батюшки Дмитрия.
   Сверхдовольный излечением младшего брата, царь Фёдор Алексеевич, внял предложению Бориса Голицына и самого Иоанна, поддержанных сотником Ерёмой. Раз уж князь Вяземский так хорошо готовит специальных охранных стрельцов, то нет смысла жалеть золота. Тем более, к расчётам подключился Василий Голицын, который выявил, что это будет ненамного дороже найма каких-нибудь швейцарцев, включая их содержание. Да и оружие для них, оказывается, можно прямо на Москве заказать у оружейника Андрея Лукича. Тот был рад изготовить четыре дюжины двуствольных пистолей своей конструкции для Кремля, лишь бы железа было в достатке да сполна оплатили труд работников.
   Кремлёвские врачи проверили всё во рту Иоанна и подтвердили, что зарождавшаяся цинга излечена полностью. Зубы укрепились, опухлости спали, дёсны боле не тревожили при едьбе. Кстати, и сам государь, попивая каждый день сок с мякотью, чувствовал облегчение. Одна проблема: Михайла Вяземский упорно отказывался от землицы, деревенек и людишек. Непонятно стало, чем наградить верного подданного. Впрочем сие недоумение показывалось лишь на людях, а в частной беседе Борис Алексеич пояснил просьбу Михайлы. Юный князь мечтал своими полезными деяниями получить льготу в виде общего единого налога, взамен многих разных. Как нынешних, так и будущих! Он готов был ежегодно отдавать в казну одну пятую от всех денежных поступлений в свою мошну, а также от ремёсел и иных дел, находящихся под его рукой. Предложение, конечно, необычное, но казна явно не обеднеет от этого. Поэтому решили подождать, когда польза престолу от мелкого Вяземского будет видна хотя бы невооружённым глазом. А пока просто позволили лекарю Веберу переселиться в Беспутку, для алхимических опытов.
  
   Заветного дёгтеведа пришлось выкупать у одного купца, который закабалил за долги аж две дегтярные семьи. Тяга к суперсмазке обошлась очень дорого, в сто семнадцать рубликов. Зато и прибыток был не в отдельном технологе петровских времён, а в двух рабочих династиях, правда родственных. Мишка не стал выдёргивать наследные секреты близлежащими клещами, а попросту поселил мастеров у себя. Оказалось, что оба брата могут не только дёготь производить из свежачка, но и переваривать уже готовый. Им обустроили целый хутор в лесу, возле болота и, заодно, склад для пустых и полных бочек. Договоренность была проста: за каждую бочку весом в четыреста фунтов, Михайла платил аж целый рубль. Оплату выкупного долга отложили на светлое будущее, но оба дегтяря должны были заказывать всё, что им понадобится для дальнейшего улучшения смазки. Вяземский готов был даже найти алхимика для опытов. Необычные, но интересные условия вполне устраивали братцев-дёгтегонов. Те и сами рвались попробовать всё, даже совсем старинные рецепты. А когда Мальцев рассказал им о принципе присадок, правда в общих чертах, так как сам толком ничего о них не знал - взаимопонимание стало полным.
   Игорь вообще любил рассказывать своим всё подряд о якобы слышанных чудесах, надеясь на хватку крестьянско-ремесленного ума. Как, например, начать выращивание и культивирование люцерны, если о ней знаешь лишь то, что она вырастает по пояс. И вполне возможно, что где-то на лугах она есть, но местные колхозники называют её по-другому. Как объяснить оружейнику суть патрона, коли капсюля для него не сделаешь? И дурацкую гремучую ртуть не произведёшь, потому что и обыкновенной ртути практически не наблюдается. Даже резина упирается не в каучук (можно найти его через португальцев, рассказав про дерево гевею), а в термин "царская водка". Козе понятно, что водка не та, какая лишь для царей, как и туалетная вода не из персонального унитаза Нины Риччи, но какие кислоты использованы? И как эти кислоты создают? Вон, ещё до нашей эры, продвинутый народ на Востоке и сталь варил, и асфальт укладывал. А сейчас, те же голландцы, вроде её лишь в горшках варят. Они бы ещё напёрстки использовали! Про асфальт и думать не хочется, нормальные люди по нему ходят, а не изучают технологию его производства.
   Нет, конечно, есть некоторые интернетчики, которые всё-всё знают, точнее не "есть", а "были" (или уже будут?). Такие штымпы, попав в прошлое, царю Гороху сразу обскажут, как ядрёную бомбу сделать и на соседей из катапульты швырнуть. Естественно, их никто не поймёт, но понты получаются знатные! Правда, последствия грустные. А зачем Мишке хоть понты, хоть последствия, куда их девать? Даже собственный кусок Курской Магнитной Аномалии пока нет возможности использовать. Слава богу, что в детстве мыло варил, а не программистом-демократом пахал. А то сейчас с голоду пришлось бы пухнуть - из-за того, что компов нет и монархия абсолютная на дворе. Конечно, к делу и такого можно приспособить, мода на шутов никуда не пропала. Болтуны-говоруны очень ценятся влиятельными людьми, пока телевизора нет!
   - Представляешь, Глашка, как хорошо шутом быть? - разглагольствовал обнажённый князь, - Кормят, поят, колпак с бубенчиками выдают!
   - Ну ты что, Михайла, позорище-то какое, - бормотало полусонное сокровище, прижавшись покрепче, - каждый пнуть норовит али по шее дать.
   - Ага-ага, пусть сначала табуретку возьмёт, чтобы дотянуться. Опять же, думать не надо, всё владелец продумает и указюку выдаст.
   Девушка давно привыкла засыпать под бормотание полюбовника, который любил высказывать вслух всё то, что копилось в голове за день. Правда в простецкой обработке, а не высоким штилем. Глаша реагировала по-разному: то хихикала, то похрюкивала вперемешку с бормотанием. То просто спала! А Мишка пользовался прекрасным приёмом - озвучивая, упорядочивал мысли и находил накладки или затыки в тезисах. Это в головах всё просто и понятно, потому что штрих-пунктирно, а вслух, порой, сущая абракадабра получается!
   - Хрым-брым-дрым! Скажешь тоже, абрадабра какая-то, - пробормотало слева ласковое и нежное существо котёночного типа.
   - Не проблема, могу Даздрапездрой назвать.
   - Хихик! Будешь обзываться такими страхолюдностями, укушу. Или зацелую, - осмелела ненаглядная, - ты сначала разберись, кто я тебе: лапушка или этот, которого на бумагу записала. Индюга какой-то...
   - Индрикотерапевт чемульпекский? - переспросил издеватель-словоблуд.
   - Хрюк-чмок! - лап-лап-лап...
  
   Дожди и грязь вконец замучили всех беспуткиных - от князя до хитрована Еропки. Этот крепостной, оказывается набодяжил браги, чтобы разбогатеть на сухом законе. Пролетарии всех видов деятельности потихоньку богатели медью и даже серебром и по сверхидее Ерофея должны были обрадоваться возможности нарушить княжий наказ. Да ещё и за свой счёт! Ну какому русскому (бывшему безработному) мужику придёт в голову соображение отказаться от пропивания денег? Подумаешь, на следующий год не пригласят, али сейчас на зимние работы не предложат остаться, ежели таковые возникнут? Когда это останавливало русича от пьянки, коли деньги в кошелях бренчат и выхода требуют. Вот и попёрся крепостной по грязи да под дождём, через лес - от своей заветной полянки к строителям лесной крепости. Раз работы не идут и погода непогодная - самое время бухнуть от всей души, невзирая на цены! Целых четыре бурдюка на себя навьючил, чтобы людей православных порадовать и счастье им принести, аки ангел святой. Только строители какие-то неправильные попались. Вместо того, чтобы барсетки развязать, самого Еропку повязали и в Беспутку (по непогоде!) отвезли. Стукачи хреновы, своей пользы не поняли и душу не отвели, шкуры продажные!
   Михайла не стал применять карательные санкции класса "на конюшню, да, кнутами!" Такое воспитание редко помогает: завсегдатай конюшни - норма поведения для отдельных человеков. Поведенческий мазохизм проявляется. Поэтому поступили просто - начали загружать в подводы Ерофея с семьёй и всё, что он нажил за жизнь. Только вместо коровы денег дали, чтобы побыстрее до Воскресенского монастыря добраться. Лошадь крестьянина впрягли, раскормленного кабанчика упаковали, порубив на части, а птицу запихали в клетки, да в мешки. Уж кто только не заступался за бедолагу-нарушителя, да и жена его по грязи ползала, вымаливая у князя помилования непутёвого мужа. Многим хотелось хэппи-энда: прощения милосердного и исправления оступившегося мужика.
   - Люди, не ждите от меня милости! Я этому семейству дал всё, что мог, чтобы поднять их из грязи да с колен. Разве плохо жилось последнее время? А Ерофей мне в душу плюнул, предав мой наказ! Нет у меня больше веры в него и не будет. Пусть живёт у другого хозяина и вволю нарушает всё, что захочет. Подарю его с семьёй и всем скарбом монастырю, раз он сам такой судьбы захотел.
   Мальцев не признавал логику "первый раз прощается", прекрасно понимая, что дурной пример - всем примерам пример. Если кто-то не ценит доброго отношения, то не следует за такого держаться. Остальным же лучше понять, что жить нужно по правилам, кои озвучены хозяином, а не по своей хитрости. Лозунги "Кинул - считается!" и "Лохи - сами виноваты!" - составляющая часть демократии, как и безответственность, и индивидуализм, и бездумное всепрощение. Миловать убийц, признавая их людьми, могут только неполноценные Хомо Сапиенсы, именуемые гуманистами-либерастами. Да и то, когда лично их такое не касается!
   Ларион, взяв дружинников, отвёл микро-обоз с изгнанниками и передал игумену. К дарственным документам прилагалось письмо от Михайлы, где излагался целый бизнес-план о возможном сотрудничестве. Пояснения давал Ларион, причём очень грамотно и внятно. Настоятель попросил время на обдумывание, тем паче, что кое-что зависело от португальского купца. На всякий случай, в Беспутку отправили толкового дьяка, разбирающегося в таких делах.
  
   В начале ноября, Кузьма, с десятком ветеранов, отправился в Смоленск. Для ускорения передвижения по грязи дали заводных и добавили денег, чтобы покупать по дороге то, что не хотелось везти с собой. Португалец писал, что прибудет или в Кенигсберг, или в Ригу в зависимости от погодных условий и просил дать русских провожатых, чтобы проще было добираться. Что ни говори, но дороги имеют не только невысокое качество, но и изобилие прилагающейся бюрократии. Каждый норовит нажиться на иноземцах и урвать долю от их будущих прибылей. Денег не жалко, а вот время бесценно! Само по себе, мотание из конца в конец Европы - дело длительное и не хотелось его увеличивать из-за местечковых заморочек. Так что Смоленск являлся идеальной точкой рандеву, тем более слава "тигров Вяземского" доползла даже туда. Какой-никакой, но пиар, а значит и подспорье в пути. Душ Сантуш, перегрузивший в Риге своё добро с кораблей на телеги, добрался до Смоленска к первому снегу. Неделю потратили на перегруз в сани и, когда погода устаканилась, рванули с лихой поспешностью к Москве и далее.
   Обоз, в основном, составляли дары природы Португалии и Вест-Индии. Вяленые, сушёные, свежие и даже в семенах. К ним, по описи, прилагался камикадзе класса "мичурин португальский", знающий, как и что выращивать. Только "длинный дублон" и дружеский пинок Святой Инквизиции убедили прогрессора поселиться где-то между белыми медведями и заимкой Санта Клауса. В кортеж сопровождения входили двадцать отборных мушкетёров регента Португальского Педру Второго и тридцать доблестных кирасир Карлоса Второго, короля Испанского.
   Вся хитрость заключалась в мантильях! Ещё несколько десятков лет назад, волосы можно было мыть изредка, потому что вонь и грязь сдерживалась суконными и шерстяными головными накидками. Но как только мода перешла на вариант с кружевами - сразу пошли проблемы с запахом. Щёлок был неприемлем при дворе, а твёрдого мыла из Мавритании, Порты и Персии привозили мало. Мылилось оно плохо, а отстирывало волосья ещё хуже. Конечно, придворные дамы нашли выход из положения, используя всё-таки щёлок и перебивая его запах мавританским мылом и парфюмами. Но уж очень сложный процесс множественного мытия получался. Да и волосы никак не хотели быть мягкими, пушистыми и ласковыми. Так что, когда на португальском придворье нарисовался душ Сантуш с номером "мытьё грязной головы без обмана и ловкости рук", самые богатые вздохнули от облегчения и взвизгнули от радости. Восточные дикари, полутатары-полуполяки, сдуру или от скуки, изобрели "шампу"! Да ещё и мыло, которое отстирывало самую грязную грязь с одежды.
   Педру Второй, под давлением многочисленных родственниц и любовниц, руководимых лично Машкой Франсишкой, сразу захомутал ловкого торговца. Золото шло уже десять лет из Бразильского Гераэза и вопрос денег просто не стоял. Самый богатый король Европы 1680 года, готов был покупать всё русское мыло и шампунь по любым ценам, лишь бы вредные бабы отстали со своими наездами! К сожалению, производитель был связан словом ещё и с испанцами, так что пришлось поделиться по-братски. Слава богу, обошлось без Папы Римского, как при разделе Нового Света в своё время! Регент, уже давно полностью и безоговорочно корольковавший, обласкал купца и даже выдал аванс, как в деньгах, так и в статусе личного поставщика. Пришлось грузить бочками золото и серебро, вместо апельсинов! Апельсины поместили в ящики. Хорошо, что поездка ко двору Карлоса Второго состоялась после Лиссабонского Триумфа. Король Испании, как и положено между братскими и соседскими народами (типа русских-украинцев, казахов-узбеков, армян-грузин, северных и южных корейцев), сразу предложил цену, выше чем "португальский брат". Душ Сантуш, как истый скромняга, не стал отказываться и даже пообещал, что всем будет рассказывать об испанской щедрости. Глупо спорить с монархами или экономить их деньги - можно вообще потерять такую возможность, лишившись головы!
   Михайла по-честному предупреждал о таких возможностях в век суперпонтов, благородства, показухи и золотого изобилия Испании и Португалии. Купец, записавший все рекомендации, просто следовал им, не нарушая ни на йоту. Единственное, о чём нижайше попросил душ Сантуш у Его Величества, выделить в охрану "испанского аванса" гвардейцев попроще поведением, чтобы проблем в России не было с шапкозакидательством. Естественно, что королю упомянули о ходатайстве посла в России, обеспечившего долю Испании в шампу и твёрдом мыле.
  
   Сам португалец мог бы и ранее выехать в Московию, но другие поручения Михайлы, озвученные в письме, требовалось исполнить. Следовало найти землю под посадки самшита, желательно с готовой рощей или, если повезёт, хотя бы небольшим лесом. Кроме того, коли средства отыщутся, сделать заказ на пики с древками из самшита и гранёными толедскими наконечниками специальной формы. Рисунки прилагались. Средства нашлись быстро и честный купец разместил заказ, исполнение которого дождался лишь к октябрю. Третьей просилкой-теребилкой являлся поиск купца из Персии или прямо из Индии, обстоятельного и надёжного. Михайла рвался к секретам индийской стали, а при возможности и к переселению индийских спецов, хотя бы одного семейства, под собственное крыло.
   Судно душ Сантуша, для безопасности, по доброй воле сопровождали военные корабли самого Педры Второго. Во-первых, шумиха на всю Европу, во-вторых, пираты не возжелали связываться с эскадрой, в-третьих, проверили ходовые возможности новых моделей, а заодно и провели в Балтийском море огневые испытания новых морских пушек оружейника Алвареша. Пятидесятифунтовые короткоствольные бестолковки оказались бессмысленным изобретением - даже с удвоенным запасом заряда они не стреляли дальше пятисот футов.
   - Ничего, герцог Вяземский свою пушку сделает, - успокоил Карлуш офицера, ответственного за стрельбы, - будет стрелять на две тысячи футов, вот увидите!
   - А когда можно будет с таким чудом ознакомиться? - моментально среагировал проверяющий.
   - Сам не знаю, пока видел только многозарядные мушкеты, - обозвал пищали купец-болтун.
   Действия этого чудо-оружия сверхближнего боя он не видел, но марку "представителя русских чудес" держал высоко и уверенно. Поди проверь его слова, коли саму Беспутку ни на каких картах найти невозможно, даже на глобусе Московии! Её и наяву-то найти трудно - провожатые требуются. Те самые, которые ждали свою португальскую "руку Москвы" в Смоленске!...
  
   Пока некоторые читатели СИ колупали автору мозги своим видением и проедали остатки плеши, пытаясь помешать в писанине - обоз мчался в Москву. Португальцы и испанцы, впервые познакомившиеся с морозом, скупили все меховые шубы, шапки, штаны и рукавицы на пути следования. Героические красные носы упорно вздымались в гордом задире кверху, но гордость уже замёрзла, открыв уши для восприятия советов местных жителей Страны Снеговиков. Сам будущий город-герой объехали, выйдя на Тверской тракт, а пару саней с толикой сопровождения отправили в конкретные адреса. Одна объёмная посылка умчалась в Кремль, чтобы насладить царское семейство свежими и вялеными фруктами, а другая была распределена между дедом Вяземским, князем Мышецким и оружейником. Борис Голицын лишь похлопал ресницами и решил побыстрее отправить царевича на зимний отдых. Представитель испанцев навестил посла, собиравшегося встретить Рождество в Москве и передал все письма и сопутствующие документы. Андрей Лукич тоже выехал в Беспутку с готовым оружием и инструментарием, а компанию ему составил Мышецкий. Следовало согласовать зимний план охоты за татями на Дмитровском и Волоколамском трактах. Тем более, что некоторые князья и бояре тоже создали свои дружины, разнообразив столь светское развлечение, как охота. Правда ни разведки, ни обработки информации, ни умения составлять планы операций они ещё не умели.
   Глухомань пиренейцам понравилась! Особенно тем, что имела избы, печи и запасы дров и торфа. Радость тепла познаётся лишь после марш-броска в несколько сот вёрст по морозу. А горячая вкусная русская лапша с мясом и бульоном сразу стала изысканнейшей пищей полубогов Севера. Испанцы, не успев приехать, уже представляли с каким пренебрежением они будут относиться к неженкам из Мадрида. К тем, кто даже не представляет истинно мужские трудности - тупо выжить в такой холодрыге!
  
   Встреча купца с князем началась с представления прибывших. Кроме растениевода, в делегации находился и некий Хуан Рикардо Абрантуш, бастард герцогского рода Авейру. Аж, в третьем поколении! Молодой мужчина, слегка за двадцать, занимался коммерцией, перебрав тучу других вариантов жизнедеятельности. Ему не светила политическая карьера из-за внебрачности собственного деда, но денег с избытком хватало на аферы, всё-таки представитель очень мощного рода. Торговля с далёкой Московией была странной, но вполне голубой мечтой навороченного сетубальца. Правда, повода не находилось туда съездить, пока дружище душ Сантуш не похвалился неожиданной удачей.
   А потом начались предновогодние сюрпризы...
   - Экий ты, право, Санта Клаус, мой друг, - восхитился обрадованный Михайла, узнав о "задатке в бочках", - я-то рассчитывал лишь на заказы, а тут ещё и деньги к ним!
   - Так монархи настаивали, чтобы мыло в другие руки не ушло, - оправдался купец-скромняга, - твои цены вполне устроили, правда, я их слегка приподнял.
   Действительно, увидев ажиотаж королевских семей, Карлуш тут же прикрутил разумные прибавки. Обе страны были переполнены золотом, при недостатке высококлассных товаров. Всё-таки денежная масса должна соответствовать товарообороту! Та же Испания, уже создала проблемы, перечеканив всё, что прибыло из Вест-Индии, в монеты. Цена на золото опустилась, а на серебро вообще рухнула! Так что, Карлосу Второму, под давлением советников, пришлось сделать в этом году финансовую реформу. Португальский регент Педру Второй поступал более мудро, оставляя золотой запас в слитках. Хотя и его уже достала разница между монетами и золотом в колониях. Тот же квадрупль можно было обменять на две, а иногда и на три унции весового золота. Если бы монеты оседали в Вест-Индии, а не возвращались в Европу, проблем не возникало бы.
   Совершенно дурацкая ситуация - иметь горы слитков и быть ограниченным в чеканке, чтобы не усилить инфляцию. Поэтому, предложение Вяземского, переданное через купца, оказалось интересным. Михаил был готов принимать платежи в новой валюте для взаимной торговли - "мальцах", золотых и серебряных. Матрица для станка оказалась достаточно простой: с одной стороны изображение серпа и молота в виде креста, а с другой - надпись номинала "Uno malz". Вес - одна унция.
   Конечно, не всё истинному коту - масленица! Вяземский должен в течении трёх лет организовать поставки русского дёгтя в Португалию. Хотя бы десять тысяч бочек в год, а то португальцам приходилось мучиться из-за нехватки смазки для своего огромного торгового флота. Европа вовсю индустриализировалась и пожирала дёготь в неимоверных количествах. Куда деться, если всё что движется или крутится, требуется постоянно смазывать: от телег до блоков на реях. Это в России четырёхсотфунтовая бочка стоит копейки, а на краю европейской географии цены на два порядка выше. Из-за дефицита! Вот и назначили герра Абрантуша полпредом по "крови экономики", раз уж он всё равно к тартаромосковитам собрался. Заодно, передали с ним договора о сотрудничестве и вручили ему изрядные полномочия.
   - Я не Негоро, я Себастьян Перейра... - начал прикалываться Мишка, с ужасом догоняя, что его шутку поймёт только он сам, - Добро пожаловать уважаемые, рады вам безмерно...
  
   День приезда прошёл в приятных развлечениях: бане, едьбе и игре на гитаре, привезённой-таки душ Сантушем. Игорь, как положено дип.отпрыску, учился ещё и в музыкальной школе. Поэтому перенастроил все пять струн под привычный ряд, после чего порадовал окружающих песенками-чудесенками. Хуан Рикардо достаточно легко вошёл в ритм и начал аккомпанировать на своей гитаре. Алексей, которому давно уже купили полковой барабан, а Дмитрий с местным плотником понаделали всяких дополнительных бумкалок, влился в ВИА достойным ударником. Вечеринка, под лёгкие испанские вина, прошла приятно и весело, исполнив свою сближающую людей роль. Дам не было, так как наказ Вяземского распространился и на гостей: любвеобильность - дело интимное, а не общественное. Визиготов это вполне устроило, так как выпендривание осталось в прошлой жизни - местные всё равно не смогут оценить метание бисера. Как минимум из-за незнания языков!
   Лишь на следующее утро купец озвучил цены на мыло: твёрдое - два талера за фунт для португальского двора и три талера за фунт для испанских понтовил, добровольно выпросивших такую цену. Шампунь, естественно, оценивался гораздо дороже... Квадрупль за кварту!!! Когда Михайла перевёл цену на русский для Лариона и Кузьмы - оба отреагировали одинаково, то есть застыли от восхищения. Обоим мужикам было невдомёк, что монархи могут быть настолько богаты. Вся кремлёвская годовая казна, весом в миллион двести тысяч рублей (эквивалентная ста тысячам квадруплей) - была в десять раз меньше годовой прибыли тех же герцогов Авейру. Чего уж говорить о доходах первых руководителей, совладельцев обеих Америк?
   - Ваше сиятельство, Михаил Алексеевич, эти цены вам, а мне то, что приплачивают сверх них, - окончательно добил князя португальский кормилец, - карго за счёт покупателей.
   - Соглашайся, батюшка, не гневи бога лишней алчностью, - не сдержался Ларион, понимая что может быть наказан за суесловие и нахальство.
   Впрочем Вяземскому было не до нарушений протокола, такой доход позволял всерьёз взяться за усиление дружины и заказывать высококачественное оборудование. А если цены и на дёготь предложат астрономические - можно тогда закупать его у других, подняв внутренние цены, и переваривать в более высококачественный.
   - Душ Сантуш, дружище, сколько готов платить Его Величество Педру Второй за дёготь?
   Ответил Абрантуш, как официальный представитель по этой теме:
   - Эскудо за каждую бочку весом в четыреста фунтов.
   Цена за русскую смазку, в принципе нормальная в Португалии, выглядела несусветной в копеечной России. Русское "чёрное золото", качеством превосходило европейские и колониальные аналоги, благодаря холодному климату. Так же, как конопляное масло Севера горело без копоти, в отличие от южной конопли, которая имела всякую излишнюю дрянь в растении. То есть, курить гораздо лучше Чуйскую анашу, а вот записи делать в монастырях, лучше под северную.
   - Ну что же, сиры, я готов сотрудничать на таких условиях. Только разрешите показать вам наш новый дёготь...
  
   Устройство для показательных выступлений оказалось достаточно простым и примитивным. С большого колеса, которое вращали ручкой, привод вёл на малюсенький блок, насаженный на деревянную ось. Рядом стояли песочные часы на одну минуту. Ось смазали тонким слоем простым русским дёгтем, начали вертеть колесо и через минуту смазка кончилась. Затем, таким же слоем наложили новый вид смазки, слегка коричневатый от добавок. Его хватило уже на две минуты. После чего началась торговля с разумной перебранкой и неожиданными доводами.
   - Подумай сам, Хуан Рикардо, такой дёготь выгоден не вдвойне, а втройне! - вжёвывал Вяземский, - но только на кораблях и в военных походах. Сам посуди, если на корабле в два раза меньше бочек со смазкой, значит свободное место можно заполнить дополнительным товаром. А в походе высвобождаются повозки, на которые можно загрузить порох, оружие, съестные припасы. В конце концов, можно меньше повозок иметь в обозе. А значит меньше сена для лошадей, меньше денег истратить на возниц!
   - А что скажет Педру Второй, - возразил внебрачный герцог, - вдруг посчитает, что это слишком дорого?
   - Так ты не гадай, амиго. Возьмёшь устройство с собой, всё покажешь, всё разъяснишь. В крайнем случае, будем поставлять в Португалию обычный дёготь, а улучшенный продадим испанцам. У них денег много и войны они ведут чаще.
   Уступить такую хорошую смазку заклятым друзьям-соседям, от власти которых избавились не так давно, не хотелось, но и решать за регента нельзя. Проще действительно съездить и всё разъяснить Большому Боссу.
   - Бочек мы вам дадим десятка два, чтобы попробовали на месте. Думаю, что через несколько месяцев, всё будет ясно, - подытожил князь.
   Изделия из клюквы, включая настойку, дали попробовать и дополнили антицинготными разъяснениями. Только лимоны могли сравниться по силе воздействия, да и то лишь свежие, которые быстро гниют. Сразу предупредили о том, что основным продавцом станет монастырь, а не Михайла. Монахам лишние деньги ни разу не лишние, даже в заднице, а заморачиваться с дополнительным объёмным производством Вяземский не хотел. Всё равно всех денег не заработаешь! Тем более, моющие средства и будущий дёготь, выводили его в олигархи российского разлива и так.
  
   Задаток в тридцать тысяч дублонов и пятнадцать тысяч талеров приятно нежил взгляд. Два десятка бочонков со столь нужными металлами пришлись ко двору! По готовому шампу и мылу решили свести баланс в конце января, когда будет готово пятьдесят бочек "Фа" и двести коробов твердятины. Самшитовые пики обошлись по двадцать дублонов за каждую, но Михайла отсчитал денежки твёрдой рукой. Высококачественное оружие стоит столько, сколько за него просят. На собственной жизни не экономят! Испанские и португальские мушкеты, вместе с одноимёнными порохом и готовыми пулями, тоже обошлись дорого, но уже в серебре. Слава богу, что хоть их не расценивали, как украшения из ценных сортов дерева. Ну, а пистоли того же Альвареша, славились даже в Европе, поэтому до Москвы просто не доходили. Очередь, однако!
   Дружищу душ Сантуша озадачили рисунками панцирей, которые следовало заказать на пробу в Толедо. Мелкие прочные пластинки, нанизанные рядами, да ещё и внахлёст, обеспечивали гибкость движений и дополнительную динамическую прочность. С учётом воронения, такая пластинчуга могла стоить сто, а то и сто пятьдесят дублонов. Длина предполагалась до колен, верх дополнялся капюшоном. Вес, само собой, по силам только Мишкиным дружинникам. Пики проверили на прочность и баланс и дозаказали ещё четыре дюжины.
   Неожиданный облом приключился с самшитопосадками. Чёртов португальский "юннат" объяснил, что самшит растёт столетиями и результатов любых посадок дождутся лишь дальние потомки. Планы пришлось перевёрстывать, благо португалец подсказал две породы деревьев с твёрдой древесиной в Вест-Индии: амарант и какое-то "palo de hierro". Увидев непонимание, он уточнил:
   - Палисандро, - и, заодно, назвал его по-английски, - Rosewood.
   Михайла разобрал лишь "палисандр" и согласно закивал, попутно уточнив:
   - Корабли из них можно строить?
   Группа португальских португальцев дружно отвесила челюсти - строить корабли из таких деревьев, то же самое, что и топить печки алмазами. Первым среагировал Абрантуш, который имел свой форт где-то на Амазонке, далеко от побережья.
   - Князь, но это невыгодно, гораздо больше можно заработать, делая мебель из таких сортов. Да и потонет такой корабль, деревья эти очень тяжёлые.
   - Мои корабли тонуть не будут, - уверенно возразил Мишка, - зато пробить их борта будет очень сложно.
   С прочностью бортов из палисандра или амаранта никто спорить не стал, сразу вспомнились "отбитые мозги", о которых рассказывал душ Сантуш. Ну, а Хуан Рикардо тут же начал подсчитывать доход от поставок дорогущей древесины. Правда непонятно было, где Вяземский собирается создавать верфь, не на Весновке же? Впрочем, опытные негоцианты не заморачиваются проблемами клиентов. Как говорит народная мудрость: "Мы вам и коммунизм построим - только заплатите!"
   Тем более, что пока именно Португалия имела торговый дефицит, а Михайла, соответственно, профицит. Цыплят следует считать по восемь, причём в конце года!
  
   Иноземную охрану побаловали международной спартакиадой вооружённых сил. В поединках на деревянных палках победил Абел Мантойя, капитан кирасир. Прекрасному фехтовальщику оказалась по барабану сила московитов и самоотверженность португальцев. На шестах не было равных Михайле, в принципе он выиграл даже бой один против троих. А со стрельбой вышел чисто русский казус. Небольшие чурбачки-мишени были установлены на раме, которая крепилась к тонким столбикам, врытым в землю. Дистанция, для удобства, составила всего лишь тридцать шагов. Мушкетёры сбили четыре из десяти, так же отстрелялись и испанцы. А потом Мишкины дружинники шарахнули из своих "вяземских дробовиков" и снесли к едреней фене не только чурбаки, но и саму раму, вместе с опорами. Сконфуженный Кузьма долго оправдывался:
   - Ну кто же знал, княже, мы же хотели, как лучше!
   А Иван Рикардович, которого местные беспуткины уже переименовали на православный лад, ржал до посинения.
   - Бедные бандитос наверно скоро убегут из Московии в другие страны!
   Впрочем веселились даже проигравшие - воистину лесные братья белых медведей ни в чём меры не знают!...
  
   Подъехавшего Андрея Лукича, сразу после бани, осадили иноземцы. Им понравилось качество пистолей-вертикалок и захотелось заказать себе такие же. Причём возможная цена никого не смущала, два выстрела в одном флаконе - очень удобный прибамбас, а качество выстрелов явно превышало европейское. Отказывать было неудобно, поэтому покупателей поставили в очередь, так как своих заказчиков хватало на год вперёд.
   На следующий день Вяземский отправил туристов на экскурсию, а сам засел с оружейником обсудить и согласовать оружие будущего. Ему нужны были дальнобойные казнозарядные пищали на турели. Дело в том, что длинный ствол обеспечивает стартовую скорость, а как следствие и дальность. Такие стрелялки можно было установить на стенах лесной крепости, но требовалось не более двух дюжин. Второй малочисленный заказ сводился к нарезным снайперкам-мушкетам, причём тоже казнозарядным. Длина ствола в аршин, при калибре в полвершка, могла обеспечить дальность выстрела в три четверти версты. Вес винтовки роли не играл, зато сошки не помешали бы. Третьей разработкой являлась дальнобойная гладкоствольная картечная пушка. Казнозарядная, с двойным заклиниванием. Михайла не только проплатил долги по уже заказанному, но и выдал авансом две бочки серебра, чтобы у оружейника не было проблем с финансированием. Ну, и напомнил об арбалетном затворе, тем более, что под арбалеты он собирался заказать в Португалии самшитовые ложа.
   С князем Мышецким потратили два дня на окончательную доводку зимней кампании. Дружинников вполне хватало на разделение по типам боевых операций. Первому взводу "тигров" и трём десяткам "разбойных стрельцов" предстояло расправиться с четырьмя сильными ватагами Дмитровского тракта до самого Городища. Второй и третий взводы занялись зачисткой того же участка от мелких банд. Четвёртый взвод относительных новичков и ещё одно подразделение Мышецкого приступило к полевым "учениям" на Волоколамском тракте, от Москвы и "до обеда". В лесной крепости, готовой лишь казармами, складами, конюшней и общей столовой, проходили стартовое обучение деревенские мужики и добровольцы-вольнонаёмные. Оплата была небольшой, но стабильной.
   "Министратор" Ларион выехал в Москву с деньгами и охраной, чтобы "поменять гроши на зипуны". Амуниция спецназначения не менее важна, чем боеприпасы и командиры. Нужно было рассчитаться за старые заказы, включая чёрно-белые маскхалаты и сделать новые. Главным ништяком предполагались сапоги со вшитыми в них пластинами и прочными накидными наколенниками. Повязки с налокотниками, боевые перчатки и бронированные напульсники также посчитали нелишними. А уж обувки для тренировок требовалось немерено. У любой армии есть два врага: дефицит жрачки и обуви, хотя говорят и думают обычно другое.
   Занятия с алхимиком Вебером по начальной химии и физике пришлось временно приостановить - Михайла не мог разорваться сразу на кучу Мишек, чтобы везде успевать. Одно разгребание обоза с фруктами, овощами и семенами требовало сразу троих руководителей и двоих переводчиков. И рабочих таскательно-перекатывательных рук, конечно. Так что, португальские испанцы, чтобы не скурвиться и не потерять навыки, приступили к полнопрофильной охране Беспутки, заменив местных ополченцев. И не забывая патрулировать лес в радиусе двух вёрст. Боевая слава - хороший барьер, но защита от дурака тоже требуется!
  
   Хаоса добавил царевич, прибывший со своей мишпухой без предупреждения, сюрпризом а-ля "снег за шиворот". Конечно, формальным главой делегации числился Борис Голицын, променявший придворные козни на деревенские интриги, но и сам Иоанн изменился слегонца.
   Вернувшись в Кремль, он разогнал богомольно-просильное окружение, посоветовал духовнику побольше изучать святые книги и поменьше нудеть, сменил престарелого бессмысленного "дядьку" Петра на тридцатипятилетнего ветерана Игната, в котором почувствовал собрата по духу. Даже покои поменял, заполучив нормальную светёлку вместо вонючей от чада лампад "темнилки" и две комнаты к ней. Договорившись со старшим братом-царём, стал самолично получать положенные на содержание пятьсот рублей в месяц, складывал их в кубышку и тратил по разумению. Экономия на еде, путём бесчисленных постов, прекратилась, моленья и каянья сменились учёбой. Даже столь нелюбимая арифметика поддалась его упорству. Раз Мишка посоветовал полюбить нелюбимое - значит это правильно! Софья, силовые бояре и князья, царские советчики-поляки не обращали внимания на малолетнего "недоумка". Любой, уверенный в себе, мудрый руководитель знает, что если дитё капризничает и выдумывает всякую чугундурость, но не путается под ногами - это хорошо. Царевич действительно не мешал никому, создав свой микромир в уголке Кремля.
   Чтение, учёба, прогулки на свежем воздухе - мелкий даже нямкать стал отдельно ото всех и больше не смущал никого своим поведением за столом. А когда наступила зима, все с радостью восприняли отъезд Иоанна куда подальше, даже не в Преображенское, а в неведомую Беспутку.
   В борьбе за власть, потеря одного, пусть даже слабого, претендента, только радует. И лучше, если она произойдёт "не в нашем районе"!...
  
   Глава пятая
  
   Михайла, глянув в глаза Ивана Алексеевича, поразился. Взгляд царевича выражал отчаянную уверенность человека, сделавшего свой выбор. Пусть не соответствующий канонам, или слишком опасный, может вообще неправильный, но твёрдый. Проблема осознания "так или иначе" довлеет над многими и висит стопудовым грузом на плечах и поведении. И лишь принятие решения приносит долгожданное облегчение, а вместе с ним и энергию, подпитывающую желания и стремления. Тем более, что юный Романов перехватил у Вяземского самое сильное оружие всех времён и народов - улыбку! И понемногу осваивал все вариации её применения.
   Дополнительно построенный "гостиничный комплекс" вместил в себя кремлёвскую делегацию и их имущество. Даже, неожиданно севшему на хвост Льву Нарышкину нашёлся двухместный номер. Шестнадцатилетний брат вдовствующей государыни добровольно вызвался составить компанию Иоанну до рождественских праздников. Явный политическо-экономический разведчик поглядывал вокруг с пренебрежением и восхищением одновременно. Жизнь "стопервокилометрян" была ему неинтересна, но их ремёсла вызывали определённую зависть. Всё-таки, когда даже крепостные, начинают использовать тёс и доски в бытовых целях, а моются мылом и шампунем не может не интриговать. Каждому хочется жить лучше и получать больше со своих владений, нужно лишь понять, как это достигается. Мишкины крестьяне явно не выглядели голодными, сирыми и убогими, а наоборот - радовались жизни и были энергичны. Лёва Кириллович, под влиянием братьев Голицыных, уже разбирался в экономике, пусть даже и не знал этого термина.
   Молодые юные парни, те кто вскоре возьмёт в свои руки бразды высокого правления, собрались в своеобразной "беловежской пуще". Только Мальцев знал о кризисе власти 1682 года, но не собирался этим делиться, а всего лишь хотел подготовиться. Пока в Багдаде всё спокойно!...
  
   Ближе к католическому рождеству вернулись "тигрята зачистки", слегка при зипунах и хабаре. Притащили караван добычи, отнятой у татей недалеко от Волгуши. Наткнулись, как выяснилось, случайно, вне задания, но не пропадать же чужому добру. Католиков сразу отправили всем гуртом в Москву праздновать вместе с испанским послом, а половину нажитого раздали простолюдинам. Естественно, по-братски, то есть ту, что попроще и поменьше. Впрочем горожанщина и деревенщина всё равно обрадовались - приятен сам жест, а не наполнение! Лояльность дороже возможных прибылей и лишней копейки, хотя в двадцать первом веке такого Михайлу не поняли бы. Он даже часть иноземных фруктов и сластей задумал раздать простякам к православным праздникам. А ведь мог бы распродать всё, вплоть до дольки апельсина, чтобы прослыть истинным глобалистом-демократом. Кому, по большому счёту, нужны быдло и гопники, когда истина в "правах и свободах", а не в хлебе насущном? Даже местные народовладельцы не понимали молодого Вяземского и его траты. Зачем тратиться по-крупному, когда можно изрядно сэкономить? Впрочем никто, слава богу, не возражал - люди семнадцатого века ни к кому с непрошеными советами не лезли. Своих забот хватало, особенно по подглядыванию.
   Хугу Гонсалвеш, назло нормальным людям, имевший имя, о которое языки выворачивались и ломались, сразу занялся изучением русского. А куда он мог деться, коли имел рыльце в пушку и проходил под грифом "нет дыма без огня". Конечно, соответствующий оправдательный документ у него имелся, но... Любитель извращений в бытовом растениеводстве, когда-то упорно пытался выяснить последовательность высаживания разных злаков на одной и той же земле. Как будто тысячелетиями предки были глупее и недальновиднее. Попытки отбирать более крупные зёрна и плоды среди данных богом, вообще выглядели подозрительным. Другие же так не делали! Ну а то, что он старался прирастить веточки яблонь к грушевым или апельсиновым деревьям, моментально сломало его многолетнюю карьеру.
   В один распрекрасный день, подозрительного натуралиста-махинатора арестовали и доставили на первый допрос районному инквизитору. Почти все люди, написавшие за три года доносы на него, попали в список личных недоброжелателей, которых он назвал. А вот на обоих собственных братьев Хугу не указал, удивившись слишком поздно их "бдительности". Адвокат посоветовал пройти "испытание водой", как самое простое и убедительное. Конечно, страшно тонуть с навешанными тяжестями, пусть даже на глубине всего лишь три-четыре фута. Да и гарантий нет, что удастся достаточно долго задерживать дыхание. Даже инстинктивный страх перед водяной нечистью давил на подозреваемого. Но и сгореть на костре тоже не хотелось - любой обыватель, с большей радостью, на травке поваляется да на приволье попрыгает. Пришлось согласиться с адвокатом.
   Гонсалвеша, как и положено, два дня учили задерживать дыхание, убеждая, что нечисти в водоёме не будет. Более того, гарантировали присутствие на берегу двух профессиональных ныряльщиков и лекаря, умеющего откачивать частично утопших. Всё так и произошло, на глазах комиссии Святой Инквизиции его связали, обвешали отягощениями и погрузили в... бывший римский бассейн, наполненный водой. Никакие брыканья утяжелённого тела не помогли и оно погрузилось на дно, после чего ныряльщики сами забрались в бассейн и вытащили бедолагу. Подьёмная сила ведьм и ведьмаков не проявилась, о чём местечковый инквизитор составил бумагу и заверил печатью! Два положенных дублона возместили моральный ущерб, но осадок у местных остался. Так что, переезд в Сетубал и отрыв от сельской природы оказался вынужденным. Устроившись садовником, Хугу больше не химичил с растениями, хотя даже душа чесалась. А когда представитель местной церкви предложил посотрудничать с душ Сантушем - согласился, узнав что в далёкой Московии нет ни инквизиции, ни запретов на вивисекцию растений. Соответствие желаемого и действительного можно было проверить лишь на месте. Одна непонятка, конечно, бередила душу мичуринца: "Как может вообще хоть что-нибудь расти во льдах Русии?"
  
   Прибыл ещё один обоз, на этот раз с комплектом всего, что нужно для кирпичного производства. Даже сами кирпичи привезли, правда лишь для печи. Одну бригаду строителей моментально сняли с военного обучения и направили на берег Весновки - "накрывать поляну" для размещения производственных мощностей. Заодно, заставили людей выучить все эти "бродяжьи" слова, чтобы жизнь сказкой не казалась. Глинистый холм на глинистом берегу позволял отработать все процессы кирпичеобразования и обучить желающих столь, пока, маловостребованной профессии. Дерево упорно держалось за свой приоритет в строительной индустрии и не хотело особо замещаться иными материалами.
   Монтаж лесной крепости постоянно продолжался, несмотря на её использование и гостей, решивших посмотреть на очередную "вяземскую" причуду. Никаких особых функций она не исполняла, находясь в лесу, между трактом и селом.
   - Михайла, ну зачем она тебе нужна? - домогался Иван, Романов сын, - Неужель боишься, что тверские стрельцы придут тебя воевать и твою Беспутку отберут?
   - Смейся, смейся, Иван-царевич, всем бы над беднягой Мишкой смеяться, - отбрыкивался начинающий князь, - твоим стрельцам здесь весь курс обучения провожу, чтобы всё, как положено было. Ну нельзя курсантам жить в деревне и отвлекаться от службы!
   Иоанн достал бумажку, чтобы записать новые слова, но понял, что вообще-то на открытом воздухе холодно.
   - А мои стрельцы, как и твои будут палками драться? Али хуже?
   - Твои пусть сначала общему порядку научатся и тебе не мешало бы к ним присоединиться, - заважничал ветеран неведомо каких будущих войн.
   - Так я же молод ещё, отрок всего лишь, - не стал выделываться царевич.
   - Ты, Иван Алексеевич, всего лишь на год младше меня. Самое время осваивать воинское ремесло, оно никогда лишним не будет. Заодно и мышление твоё дисциплинирует.
   - Холодно, Миша, пойдём в казарму погреемся, да я четыре новых слова запишу, а то запамятую.
   Игорь Мальцев поражался простоте отношения отпрыска царской семьи к окружающим. Никаких понтов, излишней величавости, пренебрежения. Да любой олигархёнок двадцать первого века уже выделывался бы и подчёркивал своё внеземное происхождение.
  
   Лев Нарышкин не выделывался, хотя и держал марку. Правда, в итоге, сломался - уж очень интересные и умные мысли в беседах озвучивались.
   - Я своим дренажникам сразу объяснил сколько денег они получат и за какие работы, - пояснял Мишка, - новое русло Малявки за год не выкопать, но и тянуть с работами не след. Поэтому плачу за канал: закончили очередной участок - получите деньги. Быстрее сделали - быстрее получили!
   - А вдруг они всю работу за две недели сделают, чтобы скорее мошну набить? - сделал вывод Голицын и... задумался.
   Нарышкин, который тоже хотел быстро отреагировать, вдруг тоже притих. Только царевич сразу озвучил понимание:
   - Так это и хорошо! И мужикам плата, и Михайле то, что ему нужно!
   - А когда болото начнёт уходить, я много полезного получу: и торф для печей, и перегной на поля и ценную древесину. Залило-то лес! Понятно, что большинство деревьев сгнило, но и морёного дерева, тех же дубов, найдётся в достатке.
   Да уж, с морёным дубом не поспоришь, слишком дорого он стоит, большие деньги можно нажить.
   - Как же так получается, князь, - очнулся Лев Кириллович, - выходит не зря ты серебро тратишь, ибо золотом окупится? Да ещё и быстрее, чем у других.
   Брат царицы быстро осознал ценность сдельной оплаты и уже начал вспоминать, где на его землях болота имеются. Понятно было, что за бесплатно крепостные будут осушать заболоченные местности до второго пришествия. Пока даже дуб не сгниёт!
   - А на буреломе я припрятал под корнями пять мешочков с рублями. И разрешил мужикам разбиться на группы по два-три человека. Им и жалованье идёт и приз, в случае удачи, достанется. Условия просты: вырубили буреломное дерево, пень выкорчевали, всё унесли, а яму землёй с соседнего холма засыпали, с бугорком. Мне - новые пашни, им - оплата!
   - Да уж, нехитрая морковка, а ослик за ней тянется, - восхитился Голицын, - небось даже зимой бурелом чистят?
   - Ещё как! Правда один мешочек с двадцатью ефимками уже нашли. Теперь желающих невпроворот стало!
   Такие суммы, для бывших московских безработных, означают новую обстоятельную жизнь, а не прежний беспросвет. Закон жизни прост: у кого-то золото бочками, а кому-то медной копейки не видать. И не потому что нет желания работать, а просто самой работы нет.
   - Что же ты, Михайла Алексеич, крепостных не заставил работать? Всё дешевле обошлось бы, - посоветовал Борис Алексеевич.
   - Маловато их было в деревне, всего десять подворий, они бы мне много не наработали, - откорячился Вяземский.
   Действительно маловато, хотя Беспутка явно не выглядела умирающей деревенькой. Да и дешевизна рабского труда относительна: сэкономишь на копейках - потеряешь в рублях, а то и в инвалюте.
   - А если через конюшню мозги вправлять? - полюбопытствовал Нарышкин.
   - Конюшня - дело хорошее, но бессмысленное. Она знаний не прибавляет и умений не даёт, только последнее здоровье отнимает у мужиков, - разглагольствовал спец по конюшням, лично их прошедший, - Люди и есть самая большая ценность, так чего ж я их ломать буду? Лучше профессионалов из них выращу, пусть мне пользы поболе приносят!
   Скрип-скрип-скрип... Перо Иоанна двигалось по бумаге, записывая не только новые слова, но и их значения... Чпык-ляп-хрясь!
   - Погодь, Михайла, я новое возьму.
   Лев Кириллович тоже пристрастился записи делать, но у себя в комнате, после бесед. Мишка делился таким количеством мелких полезных секретов, что глупо было ими не воспользоваться в будущем. Особенно ему нравились подсобные мелкие ремёсла, которые создавались прямо на глазах. Тот же Игнат-краснодеревщик производил маленькие щётки для чистки зубов содой и мелом. Прокалывал мелкие дырочки в тонкой плоской деревяшке, в которые вставлял свиные щетинки и заливал сзади лаком. Даже гости из Европы их купили, оплатив серебром. А другой прибамбас (для почёсывания спины) - деревянную лакированную загогулину с зубцами, научились делать и другие самоделкины. Не всё же баклуши бить и ложки вырезать! Самый главный кирасир всех кирасиров заказал себе комплект из дюжины чесалок и заплатил целых три дублона. Ох и красивы были сии деревяхи - руки сами просились ими вооружиться и спину всласть почесать! Разнообразной всячины в Беспутке и её "отделениях" делалось немало, принося определённый доход умельцам от сохи.
  
   Заветный плуг тоже привезли и Анисим припахал мужиков к их истинному предназначению - поработать испытателями новой техники. Земля, на удивление, хорошо подрезалась, несмотря на холод. Правда в плуг пришлось впрячь семерых лошадей и столько же людей ухватились за ручки по всей ширине. Целую чeть вспахали столь быстро, что даже местным бурёнкам стало понятно - пришёл правоверный коммунизм и принёс завтрашнее изобилие. А Вяземский, убедившись, что после нескольких месяцев разработок, испытаний и изменений получено удобное орудие пахоты, тут же заказал ещё два. Мышецкий, не отставая, тоже проголосовал рублём за интенсификацию. Нарышкин и Голицын, почесали всласть репы, повозмущались ценами, но решились на отчаянный шаг покупки. Даже несмотря на жёсткое условие: "Деньги вперёд!". Металл на металлоёмкую конструкцию с неба не упадёт и из ручья не выпрыгнет. Оружейник немного прикинул, крякнул и признался:
   - Больше до весны сделать не смогу. Струмента и людёв не хватает.
   Это означало, что заочный интересант Василий Голицын останется на следующий год без сельхозхайтека, о котором ещё даже не слышал. Хотя и держал ухо востро, но через брата, не желая отвлекаться от своих обязанностей стольника. Сидение за одним столом, положенная позиция "под рукой", исполнение любых царских указюк исполнялось со всем послушанием, но лишь до вечера. А потом, у себя и для себя, Василь Васильич раскрывал записи и мудрил над своим взглядом на разумное хозяйствование. Библиотека Голицына вмещала в себя многие умные книги, начиная с древнегреческих наставлений и древнеримских отчётов Сената. Уж, если римляне ввели законы, регулирующие даже порядок содержания рабов, то следовало брать с них хоть какой-нибудь пример. По отношению к крепостным, хотя бы. Вот только цифры озадачивали! Римский рабовладелец обязан был кормить своё живое имущество слишком изобильно: одна овца на двух рабов в неделю, два хлеба по два фунта весом ежедневно, корзинка овощей и корзинка фруктов ежедневно, кварта лёгкого вина ежедневно, фунт сыра ежедневно...ежедневно...ежедневно... Где же столько еды найти? И как строить римские дороги, коли канавы под них были глубиной четыре фута, кои следовало засыпать слоями песка и камня в двенадцать рядов. Но только на второй год, после того, как её вырыли, а потом ждать ещё год и лишь тогда мостить верх...
  
   Довольные католики, вернувшись после радостной григорианской суматохи, стали заблаговременно готовиться в обратный путь. Схизматики потому и неправильные, что празднуют Рождество за две недели до рождения Христа, да ещё и крестятся наоборот. Поэтому православные их жалели по-своему, раз уж не удалось переучить бедняг. В конце концов, некоторые юродивые тоже говорить толком не умеют, но как-то живут рядом с другими калеками!
   Зато, вместе с пиренейскими сумасбродами, прибыл наконец-то и персидский купец, родом из Порты. Саргис, невысокий, полный, жизнерадостный человек, разглагольствовал на всех языках мира и мог бы, при необходимости, стать толмачом даже на переговорах с инопланетянами. Турецкий армянин, выделявшийся благообразным Трудовым Мозолем (или Пузырём Авторитета), имел родственников повсюду, включая Антарктиду. Одна беда, будучи купцом от бога, он хотел торговать всем, что эксклюзивно и монопольно. И пытался всучить всякую байду иноземного происхождения, надеясь на отсталость русских медведей.
   - Ты мне сказки не рассказывай о земляном масле, - охолонил его Михайла, - сначала изучи крекинг углеводородов, потом приходи, когда керосин получишь.
   Бедолага купец заткнулся, услышав незнакомые, но явно умные слова и притих. В принципе, его интересовали северные крупные соболя и, само собой, супердёготь. В Индии, Персии и Турции тоже урожай с полей вывозят на телегах, а не по воздуху, без трения. Ну, а предложение привозить "жидкую нафту для ламп" повисло в воздухе. Во-первых, поставки персидского эрзац-керосина воняли бы по всей Волге, а потом и по всему Подмосковью, во-вторых, сия полезняка была чересчур дорогой, а в-третьих Вебер уже разработал спиртовую лампу и вовсю боролся с алкогольными сайдэффектами сгорания. Да и конопляное масло пока было доступно и недорого.
   Декабрь, всё-таки, самый торгово-закупочный сезон на Москве и Ларион умудрился приобрести немало бочек масла для светильников. Если бы удалось заказать стеклянные колбы - вообще проблемы с освещением не стало бы. Ну, а в архангельских землях в достатке спермацета и воска для бездымных свечей. Всё равно местные поморы истинную цену им не знают и наверняка согласятся меняться на еду и цельнокованные инструменты для различных работ.
   Это, те же португальцы, вынуждены были закупать свердорогие товары, плывя в Африку в совсем средние века. Ну не повезёшь же всякое фуфло неизвестно куда и неизвестно кому? Рейс не окупится, вместе с рисками штормов и потерей ориентации! Вот и затаривались дорогущими, прекрасно прокованными топорами, которые даже в Европе были чуть ли не на вес золота, а также заказывали безумно ценные венецианские зеркала и просили их разрезать на небольшие куски, чтобы в бурю не побились в трюме. Кроме того, возили стеклянные бусы, цена на которые порой приближалась к цене самоцветов (слишком сложны в изготовлении). А дикари расплачивались мусором из джунглей: мускатными орешками и плодами, перьями из задниц всяких разноцветных птиц. Невелика проблема сбегать в джунгли и понабрать того и другого, можно и под деревьями собирать. В крайнем случае, на мускатное дерево нужно залезть, а птиц посшибать стрелами - там, где они кучкуются. Это в Европах птички, в основном, мелкие и бледные с невыразительным оперением, а в Африках любая птица большая и яркая по своей природе! И кто кого дурил, спрашивается? Тем более, что в Землях Каменных Топоров и Ножей, металлические ништяки сразу переводили владельцев в разряд олигархов. Да за цельнокованный топор можно было выменять у соседей сразу и коз, и девственниц. Главное - тайну торговли с белыми чайниками не выдавать!
   А уж бледнолицые лохи пусть плывут домой и дурят своих собратьев, получая несусветные цены за содержимое африканской помойки. Каждый рад своему промыслу, коли тот приносит прибыль. Ничего личного, всего лишь бизнес!...
  
   Договоренности с Саргисом включили в себя выдачу ему двух бочек дёгтя, в качестве образцов товаров. Цены загнули неимоверные, соболей наобещали, но на потом. Впрочем и от него требовалось лишь размещение заказов в Индии и Дамаске на различные вооружения, броню и бытовые инструменты. Купец, конечно, удивился, что столь богатые люди хотят какую-то обыденность вместо изысканных товаров или парфюмов. Неправильные покупатели попались, но с суперсмазки уже не слезешь - слишком качественная. Да и поставлять туда-сюда удобно: Москва-Тверь-Волга-Астрахан-Персия и обратно. Заодно подарили двухгаллонный бочонок шампуня, короб мятного мыла и бурдюк "жидкого аспирина" для проведения полевых испытаний в Персии. Испанцо-португальцам прикатили две большие бочки с отваром ивняка, тоже на пробу. Пора уже было выяснить, насколько он хорош - может лишь для русских такое лекарство полезно, а для немцев...
   Получив последние инструкции, душ Сантуш и Абрантуш с обозом и охраной отправились восвояси, так как в такие же "свояси" собрался целый меховой караван. Импортные купцы, не будь дураки, ежегодно везли меха в Европу совместно. Дороги на Руси достаточно длинные, любые вереницы саней вмещаются, а с охраной попроще - никакие тати близко не подойдут. Лучше дождутся тех, кто выгадывает цены до конца зимы, а потом передвигается самолично.
  
   Разогнав излишки иноземцев по направлению заморских сусеков и собрав своих анти-татей в кучу, Вяземский объявил юлианские празднества открытыми. Царский поезд уехал в Преображенское, где ритуально проводили Рождество, поэтому можно было оттянуться по-свойски, благо герр Вайзер уже завёз всё необходимое пойло. Прикольно, но ему и в голову не приходило, что бренд "Бадвайзер", когда-нибудь станет общемировым и общечеловеческим. Причём за марку будут спорить Чехия и Штаты, напрочь забыв самого изобретателя сорта. Подумаешь, пивовар с Кукуя!
   Мышецкий, привезя с Кузьмой "наследство" одной из крупных Дмитровских ватаг, уехал с пленными в Москву, праздновать вместе с роднёй и вернулся лишь к последней декаде января. Предстояла достаточно сложная охота на Яхроме. Зимние купцы прорывались к Волге и обратно и наиболее неудачливых регулярно грабили. Большие боссы самого Дмитрова закрывали на это глаза, открывая пошире карманы, да и опасаться им было нечего - все потенциальные видоки уничтожались напрочь. Тати не жалели ни возниц, ни баб, ни детей. Возвернувшийся из Преображенского Иоанн неожиданно упёрся и пожелал принять участие вместе с кремлёвскими стрельцами и стольниками. Никаких доводов он не желал слушать, хотя и пообещал в бой не вступать, а наблюдать издалека. Голицын сразу осознал различие между буколикой и реалиями жизни и, сцепив зубы, занялся экипировкой. Успокаивало лишь то, что отряд возмездия насчитывал сотню уже опытных боевиков. Уезжали налегке, выпустив вперёд Егоркиных "леших" в белых маскхалатах с чёрными разводами.
   Местоположение основной банды было вычислено заранее, но брать её пришлось прямо на купцах. Попытка проявления гуманности и сохранения хоть кого-то из обоза привела к потерям. Даже у Вяземского погибло трое дружинников. Кровавое месиво, пороховая гарь и личное наблюдение того, как вырезают из трупов ценные наконечники, что-то изменили в царевиче. Книжки и моленья сменились осознанием правды боя.
   - Извини, Иоанн Алексеевич, другой войны у меня для тебя нет, - пояснил Михайла, - грязь, срань, дрянь вместо романтики.
   - Ничего, Миша, то мне полезно. Знать не так просто добро себя проявить может, - отозвался притихший отрок.
   Караван увели прямо в Дмитров, где перед воеводой поставили вопрос ребром: или его арестуют, или он сдаст покровителей разбойников. Присутствие реальных людей из Кремля сразу помогло сделать однозначный выбор. Местный стрелецкий сотник, губной дьяк и четыре купца были арестованы, а их добро и крепостные описаны. Вяземский, как всегда, забрал свою долю, отказавшись в этот раз не только от крепостных, но и от денег. Своих было изрядно, а летом ещё приход валюты намечался!
  
   Трактоочистителей встречали всей деревней плюс новыми гостями, среди которых стоял худощавый долговязый восьмилетний мальчишка. Он восторженно смотрел на конных витязей из сказок в чёрной броне, синих плащах и с мечами за спиной. Но ещё больше ему понравились стрельцы с их мушкетами, в красочных кафтанах. Уж очень хотелось самому иметь таких же, чтобы каждый день видеть и слышать, как они залпом стреляют и пахнет пороховым дымом. Ах, если бы ещё у них были пушки! Ну что может быть лучше настоящей войны, когда наши побеждают ненаших и захватывают крепости. Впрочем, лучше сейчас было дождаться, когда освободится старший брат Ваня и снова покажет картинки в своей книге, где плавучие деревянные крепости с парусами гордо плыли по волнам в заморские страны.
   Наталья Кирилловна отправила сына под надзором брата и "дядьки" с охраной в Беспутку, когда расторопная молва об очередной победе вяземцев добралась до Преображенского. Уж очень настойчиво Петруша приставал и просил отпустить к старшему братцу - книгу посмотреть да боевые истории послушать. Хорошо, что обоз двигался медленно и малолетнего царевича успели собрать и приставить достойную охрану.
   Караванище въезжал в деревню два дня, медлительный пешеходный скот просто не успевал за санями с боевыми трофеями. В последние месяцы, часть вольнонаёмных испросила разрешение перевезти в Беспутку семьи из Москвы и весь декабрь этим занималась. Старые дома, давно разобранные, сменились новыми, участки выделенные под дворы и огороды, были разровнены и увеличены, хозяйственные пристройки возведены - где ещё найдёшь такой рай на Земле? Кого попало, лишь бы побольше, не брали - отбор проводился очень серьёзно, чтобы потом выгонять не пришлось нерадивых и неправедных. Анисим даже целую миграционную службу создал, чтобы князя не подвести, за что был не раз премирован.
   Часть ветеранистых дружинников тут же отправились в третий Рим, но не на римские каникулы, а использовать новые технологии поиска мастеров. Алексей, который когда-то в отрочестве был охотником-лучником, взял с собой троих наёмных, покрепче здоровьем. Михайла одобрил его план поиска классных меховиков-кожемяк и даже выдал деньжат на реализацию. Хитрость оказалась разумной: сам дружинник, как знаток мехов и обработанных кож, обходил всех купцов, торгующих соответствующим товаром. Каждый раз, когда мягкая рухлядь была качественно обработана, с торговцем велись разговоры. Но не на морозе, а в ближайшем кабаке, где вольнонаёмные пили по очереди, не забывая подливать купцу. Широкая русская душа очередного торговца не выдерживала потока лести и он хвалился, где взял свой товар.
   - Да знаешь какие у меня мастера! Да лучше их никого на Руси и нет!
   Адреса, явки, пароли - Алёшка записывал всё и ставил пометки о сравнительном качестве. Правда, для затравки, приходилось и товар покупать понемногу. Итогом всей анабасисной эпопеи явились данные о двух семействах из одной деревеньки под Вологдой, изделия которых оказались вне конкуренции. Доложившись, в конце концов, князю - Алексей получил под свою руку отделение дружинников, пару саней с дарами и отправился туда, куда никогда не доскачешь по отзывам классика.
  
   Самый мелкий Романов оказался совсем не ко двору - вечно совал нос, куда ни попадя, тряс Мишку на предмет закупа пушек и "славной стрельбы", приставал со своими идеями.
   - Давай, Михайла, продадим твою добычу и солдат наймём. Тогда кажный день можно будет ими командовать, чтобы стреляли поболе, это ж так занятно, - уговаривал царевич, сверкая глазами, - я матушке скажу и она тебя боярином сделает за это.
   - Спасибо, Пётр Алексеевич, но хочу остаться князем, - отбрыкивался Вяземский, - может другие бояре захотят, стольники твои да ближники, ты их поспрошай, когда в Преображенское вернёшься.
   Хорошо, что Иоанн вступился, объяснив брату Пете, что тот царевич, а не попрошайка. И коли хочет военных забав - должен сам их организовать.
   - Да мне матушка денег не даст на своё, а у Миши вона сколько добра.
   - Михайла Алексеич хозяин своему добру и сам волен им распоряжаться, по своему разумению, - объяснил быстроумнеющий Иван, - ежели мы князей да бояр заставим потехами заниматься, тогда кто в казну налоги будет платить? Пусть лучше свои хозяйства поднимают, да с казной делятся.
   Петру такой подход явно не нравился, но старшего брата следовало слушать и повиноваться. Иначе непорядок будет в царской семье! Так что, когда мелкого шебутного царевича увезли, Мальцев вздохнул спокойно. Он прекрасно помнил из истории что Пётр Первый тратил восемьдесят процентов бюджета на войска и войны и совсем не хотел быть ближником такого транжиры. Мудреющий потихоньку, спокойный и рассудительный Иван Алексеевич, был ему ближе по духу и по реализации задумок. Будет крепкое хозяйство - будут деньги на что угодно!
   А счастливый (в итоге) мальчишка, увозил с собой большую красочную книгу, привезённую душ Сантушем из Амстердама. Первую половину её занимали картинки кораблей, включая технические рисунки различных составляющих, а вторая часть состояла из нарисованных солдат и их вооружений. Малец понимал, что книга безумно дорогая и даже привезти такую было сложным делом. Имидж Вяземского моментально взлетел куда-то к полубогам, знающим что именно нужно юному сердцу и душе. Теперь Петя понимал, что именно нашёл старший брат в молодом князе!
  
   Решающий поход против татей был нацелен на Городище. Там, недалеко от излучины Волги, затаилась в болотно-чащобной глубинке разбойная деревенька одного из побочных ублюдков Грязновых. Зимняя охота на купцов на самой реке велась уже много лет, тем более, что и вывозить награбленное можно по великому торговому русскому тракту класса "из варяг в персы". Да и очень уж хитрым был "покровитель" Грязнов, требовавший от татей оставлять следы, якобы грабежи проводились с северного берега.
   Учитывая горький урок "человечности" в предыдущем бою, Вяземский поставил строгое условие своим: "Никого не жалеть!" Кто захочет спасти свою шкуру - сам сдастся. Гуманизм в пользу других моментально оборачивается антигуманизмом по отношению к своим. Мышецкий согласился с доводами, да и расценивал деревеньку, как разбойное поселение, где все по определению неправы.
   Разгром прошёл, как по нотам - мощная атака изо всех видов дальнобойного оружия сразу вывела из строя большую часть бандитов и потворствующего им населения. За татями, сбежавшими сразу, гоняться не стали, уничтожая тех, кто сдуру вступил в бой. Постоянный тренинг, дисциплина, преимущество в броне и оружии, хладнокровность и наработанное взаимодействие позволили наконец-то обойтись лишь одним погибшим на все три составляющих отряда карателей. В плен удалось взять и самого Грязнова и троих вожаков-"бригадиров". Банда состояла из семи ватаг, действовавших по индивидуальным графикам. Всё-таки организационный уровень бандитизма вырос из-за общероссийского религиозного бардака.
   Добычу грузили на всё, что можно было назвать транспортом, включая пленённых коров. А то что не удалось увезти - сожгли вместе с деревней. Самому Городищу и правильным Грязновым повезло, на них никаких сведений о взаимодействии с татями не нашлось. Зимняя кампания закончилась, ибо следовало готовить поля к весне, да и дел других хватало. Поэтому, вернувшись домой, Михайла отозвал летучий отряд с Волоколамского тракта. Пусть другие бояре резвятся, тем более, что у некоторых это хорошо стало получаться. Специально созданная дружина князя Ромодановского, наводила ужас на многочисленных татей, оседлавших Коломенское направление. Значки с изображением чёрного дракона на золотом фоне стали кошмаром для разбойников. Потомственный Рюрикович не жалел средств на броню и вооружения, переняв и освоив подход Вяземского. Ну, а исконная консервативность, повлияла на создание двух десятков лучников в помощь собственным мушкетёрам. В Беспутке постоянно находились представители Фёдора Юрьевича, чтобы оперативно обмениваться информацией о татях и их покровителях.
  
   В последние дни февраля, в гости к Михайле неожиданно прибыл Василий Голицын, причём с целью лично побеседовать. Даже Иоанна упросили не присутствовать в переговорах. Михаил Вяземский, неожиданно подружившийся с царевичем, мог оказаться полезной картой в раскладывании пасьянсов власти. Слишком молод, чтобы влезть в Большую Игру, к тому же отрезан от рода и, тем не менее, немалый козырь в умелых руках. Всё-таки парень стал авторитетом для юного претендента на грядущее регентство.
   Растущий животик царицы Агафьи, исследованный и бабками-знахарками, и европейскими лекарями указывал на рождение мальчика, а значит и законного наследника. Сам царь был слишком слаб здоровьем и жить ему оставалось не более трёх-четырёх лет, по тайным откровениям лекаря фон Гадена. Так что, всё предвещало столь сладкий плод, как курирование верховной власти совсем малолетнего будущего государя. Да ещё и в течении долгих лет! Ивану Алексеевичу оставалось те же четыре года до совершеннолетия и следовало засунуть его куда подальше и как можно подольше. С учётом того, что сам Михайла собирался переехать на север в ближайшие год-два, нужно было мягко поддержать сию идею. Намекнув, что увезя в дальние дали царевича, он сделает великое благо для Кремля и для Расеи. Значит и пообещать можно, что угодно и даже реализовать обещания. Тем более, что кое-кто из окружения Нарышкиных доносил о том, что и этот клан был бы рад такому исходу. Замухрышистый татарский род, неожиданно оказался слишком близко к трону и составлял конкуренцию, благодаря наличию царевича мужского пола.
   В излишне мутной воде шныряло слишком много карасей и щук! Подсократив их численность - легче планировать и контролировать события.
   - Скажи, княже, чем поспособствовать тебе в архангельских делах и всяких других? - вопрошал Голицын, - и я, и Иван Михайлович можем помочь, коли что потребно.
   - Да ничего особого не нужно, окромя специального единого налога лично для меня. Не хочу зависеть от всяческих изменений и введений новых налогов и пошлин. Да и слишком путанные исчисления трудно без ошибок делать, - грустно делился Вяземский, как будто других забот не было.
   - Я лично обращусь к царю и Милославского попрошу за тебя, не волнуйся, - пообещал Василий Васильевич, - но ежели, что ещё нужно, обязательно обращайся.
   - Эх, Василий Васильич, кабы ты помог отпустить Ивана Алексеевича со мной в Архангельск, - поделился сокровенным Михайла, - ну не лежит у него душа ко двору. Видишь, здесь у меня прячется от суеты, простым хозяйствованием интересуется. Да и не любит его там, честно говоря, никто, кроме государя. Сошлись мы душой - я и сам в Кремль не рвусь, хочу жизнь по-своему прожить, без участия в дворцовых хитростях. Ты уж извини за откровения сии.
   Откровения, однозначно, пришлись Голицыну бальзамом для души. Одно дело, намекать кругалями да экивоками, совсем другое - услышать желаемое. Осталось лишь выяснить, что всё-таки может понадобиться ещё, что бы Вяземский потом не прибегал каждый раз за помощью.
   - Тут важно другое, князь, - продолжил... Игорь Мальцев, - если царевича отпустят со мной, то понадобится ему своя дружина, да поболе, чем три десятка кремлёвских стрельцов. Всё-таки в дальних далях неспокойно бывает. Кабы полк присмотреть и под личную руку царевича передать, то и я могу помочь в подготовке стрельцов и дополнительном вооружении.
   - Пожалуй я подумаю и посоветуюсь, уж очень необычное дело. Всё же полки нужны для войны или наведения порядка на Москве.
   - Сильного готового полка не надо, сойдёт и один из резервных, тот же четвёртый. Там всего три сотни стрельцов, хотя посад рассчитан на тыщу. А от казны нужно будет лишь то жалованье, что обычно. Опять же оружие можно постепенно менять, я в том помогу Иоанну Алексеевичу.
   Голицын задумался - просьба была слишком необычной, но в дальних странствиях разумной. Царевич мог забрать с собой сотню и покрывать потери за счёт полка, если понадобится. Тогда не нужно задействовать каждый раз кремлёвских стрельцов из Стремянного Полка, одного из лучших и по-современному вооружённых. Ну и смешно опасаться, что если Иоанн решит бороться за престол, то один неполный полк может что-то сделать против двух с половиной десятков московских. А казённое содержание без разницы каким путём пойдёт: через Стрелецкий Приказ или через нового владельца.
   - Кстати, если Иоанну будут отписаны дачи на севере, я помогу их обустроить по-хозяйски и начать производство товаров. Даже поделюсь кое-какими хитростями, да ремёслами. Пусть с португальских купцов прибыток имеет, ему деньги лишними не будут! Только нужно всё расписать, чтобы царевич не переживал, что за чужой счёт живёт, а ощутил себя хозяином.
   Василий на всякий случай делал записи, чтобы потом обдумать и грамотно представить инфу и Милославскому, и самому царю-батюшке.
   - Когда же это понадобится, Михайла Алексеич?
   - Лучше будет, если пораньше, чтобы всё подготовить да наметить заранее. Всё-таки думаю я уже следующим летом податься в северные земли. Хочется укорот иноземным купцам сделать, говорят они Архангельском, как своей вотчиной распоряжаются. А казна из-за этого страдает!
   Ну что же - лишний борец за права казны не помешает. Тем более, уж кто-кто, но Вяземский вообще своих иноземных купцов имеет. И не просто обычных торговцев, а очень даже представителей Португальской и Испанской корон! Глядишь и действительно даст по рукам да зажравшимся сусалам заморским проходимцам. Совсем цены сбили на русские товары, а свои втридорога продают. Дальнейшие беседы, с тем же царевичем, стали лишь повторением договоренностей с Михайлой, но уже более утвердительным тоном. Василий Васильевич повторил свои обещания помочь Иоанну уехать к Белому морю, договориться о землях и средствах для него и прояснить вопрос с личной гвардией. Борис Голицын только удивлялся, слушая двоюродного брата и не зная, какой путь теперь выбрать самому. То ли оставаться в Москве, то ли рвануть с молодыми за неведомыми приключениями себе на голову. И пониже! Во втором случае следовало и самому приготовиться, как следует.
   Наконец-то переговоры закончились и один из величайших умов России умчался обратно в Кремль.
  
   Думы, даже на обратном пути, одолевали царедворца. Тяга к заветной власти поддерживалась расчётами и правильными действиями. Казалось бы, что за мелочь - красота, данная от природы. Но царевна Софья тянулась к Голицыну и совсем не задумывалась о возможном муже. Возраст, конечно, критический, двадцать три года, однако для семей монархов допустимый. На этом уровне, целью брака являлись земли, положение, деньги, влияние, а не чувства. Вот князь и пользовался случаем, потихоньку перетягивая царскую дочь к себе. Теперь же появлялась возможность, сплавив Ивана, остаться для него благодетелем и, в критическом случае, воспользоваться этим. В конце концов, в случае резкого изменения ситуации, можно было и вернуть царевича: живым, здоровым, благодарным! Главным оставалось не допустить Нарышкиных к трону и сместить акценты с Милославского на себя, несравненного.
  
   Глава шестая
  
   Приостановив боевые действия, беспуткины занялись полевыми работами. Новые плуги просились в бой, требуя простора для раззудения плеч, поэтому межи тупо распахали. Совхозный подход, где хозяин один, а все остальные - рабочие, восторжествовал. Даже арендаторам-крепостным пришлось пожертвовать индивидуализмом в угоду планового хозяйства. И какие бы рожи они не кривили, но быть проданными за инакомыслие ни разу не хотели. В семнадцатом веке, дураков, идущих за идею в беспросветную кабалу и тяжелейшие условия, маловато наблюдалось. Так что теперь поля превратились из лоскутков в огромадные одеяла.
   Яков Иванович Гонсалвеш, поднаторевший за зиму в русском языке (даже в бранном подварианте), возглавил поднятие земель и доведения их до европейского уровня. Надыбанный в прошлом году болотный ил запахивался в почву, вместе с навозом и костной мукой. Участки выровняли, избавили по возможности от камней и тщательно проборонили. Деревенские бабы готовили огороды, благо были вооружены цельнометаллическими лопатами, тяпками и прочими палками-копалками. В специальной избе выращивалась рассада, а саму избу утеплили по новой методике. У литейщиков Москвы попросту выпросили и выменяли весь шлак и отвезли в Беспутку. Стены спецпомещений разного назначения ставили двухслойными, из досок, а пустоты этим шлаком и засыпали.
   Сам растениевод пробовал все варианты привить на Руси заморскую зелень. Эх, если бы опальный агроном мог и климат утеплить до португальского. К сожалению, рычаг для поворота земной оси в интересах России ещё не выковали!
   Зато, наконец-то, прибыли первые арбалеты с принципиально новым затвором. Все семеро Мишкиных ветеранов, занимавшихся у него ещё год назад на подворье князей Вяземских, уже раскачали силушку по яджуджским методикам и могли рывком взводить тетиву. Сам рычаг, как и у калаша, был справа и возвращался обратно, после того, как тетива фиксировалась. Правда той силушки хватало только на малый натяг, хотя и он обеспечивал мощный выстрел. А с учётом прочного и острого наконечника, болт пробивал дюймовую доску на расстоянии пятидесяти ярдов! Всё-таки, масса болта, помноженная на квадрат скорости, намного превосходила ударную силу мушкетной пули. Даже, делённая пополам! Ну, а семёрка ветеранов, благодаря тренировкам, наблатыкалась делать по 4-5 выстрелов в минуту. Неплохо для времён, когда сам мушкет требовал почти минуту времени на выстрел, а мушкетёр нуждался в сабле или палаше. Так что бронированный арбалетчик, по-любому, имел преимущество над голым любителем пороховых газов. И был бесшумнее, экологически чище и вообще истинно милым добрым человеком с мягкой улыбкой победителя!
   Боевая арифметика простенькая на вид: десять вяземских арбалетчиков эквивалентны сорока мушкетёрам. Только им всё прекрасно видно после каждого выстрела, а огнебойщики моментально теряют цели, да и самих себя, из-за дыма. Курочка преимущество по зёрнышку клюёт, а весь двор в дерьме!
   Одна проблема: каждый "тигрёнок" становится очень дорог командиру, причём в прямом смысле. Арбалеты, как и наконечники, требовали ручной работы и дорого стоили. Да и производил их Андрей Лукич понемногу - толковых оружейных подмастерий не хватало. Михайла предложил оружейнику посетить Тулу - там мастеров, прикованных к месту работы за долги, пруд пруди. Даже предложил бочку серебра на их выкуп. В Москве тоже кабальные "золотые руки" имелись, но в меньшем количестве и по более дорогим ценам. Да и самому Вяземскому требовался полный кузнечно-оружейный набор самоделкиных для домашнего пользования. В помощь и охрану Андрею Лукичу выделили личный взвод Дмитрия, вместе с самим командиром. Тот всё больше хотел курировать производство спецвооружений из дерева и металла и уже набрал достаточно информации о положении текущих дел на Москве с эксклюзивом. И убедился, что внедрение нового сталкивается с разумной косностью. Кому захочется обзаводится дополнительной дорогостоящей производственной линией, когда оптовых закупок от клиентов не дождёшься? Любая индустрия, даже карманная, сильна своим консерватизмом - ну нет идиотов тратиться на освоение нового, когда прекрасно покупается старое!
  
   Иоанн исписал уже более сотни листов, безбожно переводя бумагу, но был счастлив. Хозяйствование оказалось интереснейшим делом, когда на ровном месте возникают постройки, создаются ремёсла, выращиваются специалисты. Ему уже не терпелось самому заняться подобным, но, с другой стороны, хотелось большему научиться. Вопросы зарождались каждый день и тут же вываливались на княжью бестолковку (толковый человек не заводит друга, являющегося ходячим сборищем вопросов).
   - Миша, мне твой совет нужен, пособи.
   - Спрашивай Иван-царевич, серый волк на дежурстве!
   - Хихик! Тут такое дело у моего "дядьки" Игната. Он был в плену на Кавказе когда-то, целых три года маялся. В общем, приглядел он, как там мясо сушат, да просится такое у нас делать. Говорит, что в походах пригодится, потому как его разваривать можно на постое. Как быть с ним, посоветуй, может дело здравое?
   - Очень даже здравое, Иван Алексеич, здравее не бывает. Я тоже о таком мясе слышал, да не знаю, как его готовить. Коли ты начнёшь производство силами Игната - будет хороший товар. По крайней мере, даже я буду закупать на долгое хранение. Главное, научиться делать его, чтобы хороший навар давало, когда варишь. Да и на переходе, всухомятку можно жевать, коли времени на остановку нет.
   В принципе, сушёное мясо делали все народы, кому не лень, но качество получалось разное. Иной раз и ремни вкусней и питательней бывают. Но молодого предпринимателя следовало поддержать морально, чтобы до него дошло - что такое технологический процесс! Мишка насоветовал Иоанну поднанять для Игната каких-нибудь татар или башкир, пусть разрабатывают основу армейского сухпая. А заодно можно было попробовать улучшить и стандартную солонину, пока время на эксперименты есть. Эх, если бы ещё бульонный порошок научиться изготавливать!
   Довольный царевич умчался к Игнату: наставлять и озадачивать, а сам Михайла продолжал мудрить над идеей паровой машины. Но не той сложной и непонятной, а простеньким вариантом. Котёл побольше, на дровах и торфе, трубу по которой пар усвистит, чтобы лопатки турбинки крутить, да вал вращать. Дурное - дело нехитрое, но уж очень хотелось, заодно, эксцентрик применить - единственную механическую фигню, знакомую по прошлой жизни. И надо бы хороший токарный станок заказать, чтобы наладить производство шурупов и винтов с болтами. Козе понятно, что будет дорого, но для себя не жаль тратить время и деньги. Крепёж - уже цивилизация, пусть даже и мелкотравчатая. Но, ни в коем случае не на продажу, а чисто для внутреннего пользования. Свяжешься с поточным массовым производством - погрязнешь в объёмах и складировании с транспортировкой. А если винты не будут получаться из-за возможной неточности совпадения с кустарными гайками, то шурупы по-любому можно освоить. Самонарез - и в Африке самонарез!
  
   Нехватка знаний мучила Михайлу - обидно не иметь возможности внедрить множество полезностей из-за собственной необразованности во многих сферах. Другие, прямо на пеньке, что хочешь создадут! Хоть нержавейку, хоть патроны, а то и пенициллин. Конечно, Вебера и обеих травниц уже озадачили такой глупостью, как ковыряние в плесени. Только результат никак не результировался, потому что непонятно было, что с ней делать: вываривать, высушивать или на хлеб намазывать. Хорошо, что Дарья поддержала князя, рассказав, что в древности плесенью лечили лихорадки и гнойные прыщи. Но как это делалось оставалось непонятным, да и других забот хватало.
   Сам князь был озабочен постройкой каменной церквушки, чтобы людям обеспечить приём духовной пищи по-человечески, а не как обычно. Слава богу, что удалось надыбать целое семейство некоего Вазгена. Он сам и его пятеро взрослых сыновей согласились переехать в Беспутино - уж слишком стимул был хорош. Своя строительная хвирма! А задача плёвая: самим строить и толковых вяземцев обучать. Тем более, скоро уже начнёт действовать кирпичный заводик и, обкладывая внешнюю стену военной базы, можно было освоить новое ремесло. Ларион договорился на Москве с какой-то артелью, подрядившейся молоть и пережигать известняк, а полученный эрзац-цемент поставлять на глухоманные стройки века. Деньги, оказывается, кого хошь настроят на благожелательный лад и уговорят сотрудничать!
   Дьяк от Воскресенска съездил в Москву, где доложился в Патриархии по всем вяземским наблюдениям, порадовав владык размерами помощи, оказываемой церкви. Он же довёл предложение Михайлы о выплате десятины за десять лет вперёд, согласованным платежом, причём в золоте. Выбор прост: или ежегодно разбираться в доходах князя и ждать очередной оплаты, или получить сразу три бочонка с золотыми монетами. Вроде бы по частям могла большая сумма набежать, но на деле не было гарантии, что Вяземскому будет постоянно везти с продажами. А вдруг где-то что-то не так пойдёт. Или сам налогоплательщик в опалу попадёт и всего лишится. В конце концов, где-нибудь в бою погибнет! А три бочки жёлтых кругляшей - это почти сто тысяч рублей в пересчёте. Чего же бога гневить и в грех стяжательства впадать? Так что "одобрямс" был вынесен и передан по назначению. А для большей надёжности, оплату решили забрать прямо на месте, заодно дополнительно освятив всё, что под руку попадётся. Ничто не обходится так дёшево и не ценится столь дорого...
  
   Василий Голицын, вернувшись, сразу приступил к обихаживанию лиц влиятельных и весомых. Первой жертвой явился сам Иван Милославский, чтобы на пузатых мелочей не размениваться. План задвигания царевича в дальние дали с предоставлением персонального полка выглядел необычно, но не требовал особых усилий. А так как он явно был на руку даже оппонентам, татарам Нарышкиным, то можно было выгодно побипартизанить по принципу: "Ты - мне, я -тебе". Мол, уступите нам в одном, а мы сплавим "излишка" куда-нибудь в Тьмутаракань и пусть там тараканит от всей души. В конце концов, сиё предложение довели и до государя. Царь Фёдор Алексеевич, конечно, любил младшего брата, но приближение наследника требовало внимания, которое предстояло отнять у Иоанна. Начинающийся атеросклероз мешал глубоко вникать и хотя Фёдор Третий такого термина не знал (как и само слово "термин"), тем не менее от болезней мучился. Да и доверять братцу Ивану своего первенца, в случае собственной смерти, не собирался.
   Так что, все дебаты свелись лишь к размерам выплат на содержание полка, самого царевича и привлечение достойных стольников Его Царскому Высочеству. Четырнадцатилетнего парня тупо скидывали на плечи Вяземского, делая вид оказания суперблагодеяния. Хорошо хоть смертный приговор не прописали, или постриг в монахи, в виде профилактического средства!
   Четвёртый Резервный, вместе со своим посадом, был выделен в качестве личной гвардии, чем создали прецедент о котором никто пока не задумался. Все были увлечены другой интригой - наследником и сопутствующими ему коловращениями. Голицын отправил курьера на деревню к Мишке, вызывая его и Ивана заняться оформлением бумаг и самим полком.
  
   - Михайла, как же я здесь порядок наведу, да стрельцам жизнь обустрою? - удивился Иоанн, увидев посад, - Тут всё вкривь да вкось, места ровного не сыщешь.
   - Эх, Иван-царевич, в том то и радость созидания заключается. Из хорошего, да добротного сделать получше всегда легко. Но неинтересно! Попробуй такое страшилище превратить в нормальное жилое место и людям новую жизнь дать, - улыбнулся Вяземский, - тогда сам себе горд будешь и уважать себя поболе станешь!
   Действительно, посад выглядел, как назло, грязным и запутанным, по сравнению с Мишкиным посёлком, хотя мало отличался от остальной Москвы. Две кривые улицы пересекались столь же загогулистыми переулками, болотце соседствовало с лужком и каменной пустошью. Четыре зацветших ручья рассекали слободу, впадая в Москва-реку, на которой виднелась полусгнившая деревянная пристань. Скученные дома, лавки, мастерские, склады ни разу не радовали глаз, но, тем не менее, люди как-то жили здесь. Стрельцы резерва, итить-колотить!
   Общее построение сразу выявило гору недостатков, начиная с чистых, но латанных кафтанов и неприглядных сапог и шапок. Воины третьего сорта и обеспечивались третьесортно, а в Приказе и эти крохи разворовывались наполовину. Оружие, как будто специально, было изготовлено при царе Горохе и просилось к боярыне Едрёне на пенсию. Найдись крикун-бунтарь и эти, доведённые до отчаяния бойцы, тут же поддержали бы любой бунт. Хоть за правду, хоть за кривду, хоть за Белый Дом, хоть против него! Единственными местными процветающими заведениями оставались два кабака во владении откупщиков. Всё-таки, до сорока процентов налогов составляли как раз-таки питейные откупы и сиё дело следовало блюсти праведно "дабы убытку казне не было".
   - Ты, Иван Алексеевич, имей в себе народную мудрость: "Глаза боятся - руки делают!", тогда всё получится, - советовал один юнец другому, - Составишь план действий и по нему будешь приводить своё хозяйство в порядок. Главное, не спеши делать всё сразу, а двигайся шаг за шагом. Моя Беспутка тоже была убитой напрочь, но теперь из гадкого утёнка получилось Беспутино, где мы с тобой живём. Поди плохо выглядит?
   - Ох, Мишаня, ты прав. Коли сделаю порядок в малом, тогда и сам научусь управлять и себе помощников подготовлю на будущее.
  
   Громадьё планов по перестройке посада и полка увлекло обоих прогрессоров. Денег из казны, ясен пень, ни на что не хватало, поэтому Вяземский выделил в дар бочонок золота, весом в три тысячи дублонов и добавил двоих, самолично подготовленных, инструкторов. Одного по физподготовке, другого по владению боевым шестом. С чего-то надо же начинать?
   Для изменения рельефа наняли более сотни безработных и перевели в Москву четырёх прорабов, прошедших Беспутинские университеты. На зачистку и выпрямление, хотя бы одного ручья, привлекли вольных, желавших подзаработать и часть жителей посада, не входящих в стрелецкие списки. Другая часть, возглавляемая Ховиком (одним из сыновей Вазгена), начала строительство полноприводной казармы на пустоши. Вроде, обыденное дело, но и камень под ногами в наличии и, со временем, военная база получится. Со стенами, конюшнями, столовыми и прочими стрельбищами.
   Из трёх сотен стрельцов резерва вычленили сотню, которую тут же отправили в лесной лагерь на подготовку и вторичный отбор. Ещё несколько десятков остались для местных тренировок и обучения, ожидая своей очереди пожить в захолустье. Всех остальных вывели из разрядных списков и разделили на две части. Одни, проявившие себя толковыми ремесленниками, купцами и прочими полезняками, остались в посаде. Другим помогли переселиться, а чтобы не гундели - достойно доплатили им за неудобства. Для отбора кандидатов на службу был организован лагерь-времянка, где добровольцы, претендующие на будущие гвардейские льготы, сполна отведывали солдатского "карантина".
   Для пошива новой формы Иоанн Алексеевич нанял толковых исполнителей, имевших свои поставки материи и других комплектующих. Он выбрал бежевый цвет для парадных кафтанов венгерского кроя и тёмнокоричневую полевую форму со светло-коричневыми разводами камуфляжа. Комплекты летней формы исполнялись по образцам, созданным под руководством Михайлы для "тигрят". Короткополая рубаха из плотной материи, штаны и куртка. Сапоги заказывались сразу со вшитыми в них пластинами и наколенниками. Для тренировок с отягощениями из Кремля вывезли все устаревшие кольчуги и проржавевшие панцири. А вот порох пришлось заказывать, так как стрелковая подготовка намечалась по полной форме.
  
   Царевич, полностью влившийся всей душой в процесс, обзавёлся личным секретарём-сверстником. Воскресенский дьячок Филя, обладал каллиграфическим почерком, парой переносных чернильниц, набором перьев и необыкновенной жаждой к изучению всего нового. Его рясу слегка укоротили для пущей мобильности и нацепили на рукав повязку с надписью "Писец царевича Иоанна", которой паренёк гордился, а окружающие побаивались. В будущем, если владыки дадут добро, на рукав собирались пришпандорить соответствующий шеврон. Иван выбрал для себя картинку с восходящим солнцем на фоне голубого неба. Добавка "царевич Иоанн" сопровождала должностные шевроны, будучи кратким вариантом от "Его Царское Высочество..." и прочей титулярной шелухи.
   Жители посада, почувствовав, что в их жизни начинаются некие перемены, поочерёдно и группами завалили местного батюшку вопросами, класса "а к добру ли это?". Ответ священника, обрадованного высокопоставленным решением строительства кирпичной церкви, взамен убогого деревянного молельного дома, был однозначен: "Благодать обрящем при жизни нашей!" Правда, обрящивание касалось лишь тех, кто согласился не пить хмельное и в этом целовал распятие. Им оказывалась немедленная помощь продуктами питания, тканями и прочими серебрянниками. Ну, а упорствующие в своей страсти к пьянкам, получили заветное право загнивать на корню. Тем более, что оба кабака переехали за пределы посада, а на их место прибыли кабаки татарские, с вкусной едой и кумысом. Русские варианты столовых тоже приветствовались, но крепче пива там ничего не подавали. Кремлёвское лобби, в лице Василия Голицина, утрясло отказ от спиртного персонально для Четвёртого Резервного. Который получил новое название "Полк царевича Иоанна", со сменой знамени и подчинения, будучи выведен из Стрелецкого Приказа.
   Любому правителю удобно, когда появляются подразделения, финансируемые практически за счёт частных лиц. Лишь бы бунты не поднимали, пользуясь слабостью гос.войск. Фёдор Алексеевич, да и все его "припадошные", прекрасно умели считать: двадцать пять московских стрелецких полков против одного - абсолютное преимущество. Только полноприводный идиот способен при такой диспропорции на вооружённое восстание. Так что, корми Ванюша своих игрушечных солдатиков, играйся и плати за удовольствие. Сам! Четыреста ежемесячных рубликов на жалованье и иные расходы казну не разорят, а формальности будут соблюдены.
  
   Лев Нарышкин, воспользовавшись оказией с посещением Москвы, отпросился навестить государыню и племянника. Наталья Кирилловна, довольная что самой вызывать братца не пришлось, сразу поделилась:
   - Тяжёлые времена наступают, Лёва, царь иногда память теряет. Так недолго до того, что он обещания, данные нам, позабудет. А, не дай бог, умрёт - так Милославские совсем власть заберут и на нас ополчатся.
   - Как же быть теперь, что посоветуешь сестра? - растерялся князь.
   - Ох, надо бы тебе где-нибудь переждать далече, да под защитой, - продолжила вдовствующая царица, - сейчас ближнее окружение для Ивана Алексеевича собирают. Думаю тебя в ближники ввести к нему, чтобы опасности стороной обошли. Молод ты ещё, многого не ведаешь, многого не умеешь. А при нём, да ещё в землях архангельских, никто тебя не тронет.
   Особые условия, предоставляемые Иоанну, действительно оберегали людей, официально близких к нему. Так что, отсидеться под крылом царевича вдали от кремлёвских интриг, было весьма разумным решением. Да и сам Лев уже как-то привык к узкому кругу единомышленников в сфере прогрессивного хозяйствования. По крайней мере, с ними нашёлся общий язык - язык новаторства, а не придворной косности и вражды.
   Соответствующий приказ был издан немедля и Лев Кириллович, князь Нарышкин, стал официальным ближником Иоанна Алексеевича Романова. Поэтому его тут же припахали в дела посадские, что впрочем и самому молодому прогрессору явилось на руку. К Мишкиным спецам он моментально прикрепил для обучения своих толковых и грамотных людей...
  
   В конце марта Михайлу вызвали в Кремль пред светлы Голицына очи. Светлы очи радостно сверкали, обещая все благости мира.
   - Сделал я, князь, то, что ты просил, - затарахтел гордый Василий Васильевич, - царь-батюшка согласился выдать тебе привилею на единый налог!
   Документ, подтверждающий льготу, был подписан и скреплён печатью. Оказывается сработало: принеси пользу другим за бесплатно - они ответят благодарностью, даже если она ничего им не стоит. В конце концов, он же не откоряку вообще от налогов выпрашивал.
   - Благодарствую за столь нужное разрешение, - ответил довольный юноша, - колись, чем отдариваться придётся?
   Вольный стиль со знакомым, но непонятно к чему упомянутым словом, не смутил опытного царедворца, а даже подзадорил его.
   - Понимашь, какое дело, у нас с крымчаками мир подписан и сейчас Возницыну надобно ещё и с османами согласовать его. Вот дьяк и запросил, для мзды одному важному паше, твоего жидкого и твёрдого мыла. Подсоби, как бы дорого тебе ни стало, а мы уж отблагодарим по-своему.
   - Мир - дело важное, подсоблю обязательно. Найдётся семь бочек шампу и десяток коробов твёрдого, сегодня же отправлю гонца в Беспутино.
   - Тогда скажи, чем ещё тебе помочь, коли от земель и людишек отказываешься? - хитрый Голицын был рад помогать за чужой счёт, пользуясь лишь связями и близостью к сильным мира сего.
   - Хотелось бы получить разрешение на присвоение воинских званий моим дружинникам, они это заслужили своей доблестью в боях с татями. Жалованье сам буду платить, лишь бы не роптал кто из царедворцев.
   Подразделение без званий хуже управляется из-за отсутствия формальной пирамиды власти, да и дополнительные стимулы нужны, когда людей на смерть посылаешь. Если уж в курятнике, каждая курица имеет свой шесток, соответствующий положению в обществе, то что о хомо сапиенсах говорить?
   - Поговорю, Михайла Алексеич, а ты уж поспеши с мылом, пока турки интерес к нему имеют...
  
   До Туретчины действительно докатилась лёгкая волна моды на русские моющие средства. Правда, как всегда, через... в общем "через заднее крыльцо", то бишь сквозь страны Магриба, начиная с мавров. Муслимы - народ гаремный, а чем богаче правоверный, тем больше количество жён и наложниц. Олигархи Мавритании первыми сообразили, что "Фа" это не только пушистые волосы и лёгкий запах свеженарезаных яблок, но и средство поощрения своих женщин. Кто себя хорошо ведёт - моется шампунем! Да и дешевле получается на вес и объём, чем стимулирование через благовония и драгоценности. Бедолагу Педру-регента завалили просьбами о продаже "хоть немного" по любым ценам. Мольбы приходили на самом высоком уровне, обещая всё, вплоть до спокойной торговли в Средиземном море для португальских купцов-мореманов.
   Общий объём заказов от всяческих сверхбогатых арабов увеличивал потребность в шампуне в два раза от оговоренного с Вяземским. Педру Второй достаточно быстро осознал выгодность перепродажи моющих средств, обеспечивающую не только дополнительную прибыль, но и различные мелкие уступки в отношениях с Северной Африкой и Османской Империей. Поэтому прибывшего душ Сантуша сразу вызвали во дворец и затребовали расширение годового заказа. Под оплату следующей мыльной партии даже начали изготовление "мальцев" обоих типов, раз уж такой странный поставщик завёлся в русских лесах. Командира героических мушкетёров повысили в звании, добавив ещё три десятка и, увеличив жалованье, отдали в полное распоряжение купца.
   Абрантуш также удостоился уединенции - уж слишком трепетным оказался дефицит дёгтя. Герцог-бастард испросил специалистов для проведения испытаний новорусской смазки, которую тут же обозвали "срача" (в честь волшебного вечного масла для смазывания из старинной сказки). На всякий случай, Хуан Рикардо решил обезопаситься и озадачил придворных словесников дополнительными обзывательствами коричневатого месива, чтобы не нарваться на русские разговорные заковыки. К "сраче" сразу добавились "grasa", "untadura", "alquitran" и "betun". Показательные выступления повторили несколько раз, но результат не менялся - Мишкина "унтадура" оставалась в два раза более унтадуристой! Привезённые бочки распределили между личной каретой регента, ближайшей мельницей и флагманом-галеоном, чтобы окончательно убедиться в целесообразности завышенной цены. Хорошо руководить богатейшим государством - можно покупать всё особо ценное, не слишком заморачиваясь с расходами. Да и желание, хоть в чём-то переплюнуть братских испанцев, рвалось наружу!
   Душ Сантуш отвёз испанскую долю вкуснопахнущих средств личной гигиены в Мадрид, забрал положенную сумму золотых и серебряных кругляшей, включая предоплату следующей партии и вернулся в Лиссабон. Оружейник Альвареш старательно клепал мушкеты, пистоли и отливал пули своего калибра для них. Самшитовый подрядчик уже вырезал древки для новой партии пик и мудрил по картинкам над арбалетными ложами. Последняя операция никак не ладилась - размеров и пояснений на рисунках явно не хватало для качественного исполнения. После ряда раздумий решено было отправить в Русию мастера с заготовками и инструментом, чтобы освоить производство на месте. Как Михайла ни старался, но сотрудничество по переписке не всегда получалось...
  
   Зато прекрасно получалась посевная. Счастливые бурёнки махали мордами довольным гнедкам (в сторону пашни), показывая, что зимнее усиленное питание не мираж, а очередное светлое будущее. И озадаченно смотрели на португальского португальца, перепахавшего один лужок и командовавшего деревенскими бабами, чего-то закапывающими в землю.
   - Эта херба зовётся "алфалфа" и вырастает до пояса, а косить её можно даже три раза в год.
   - Ну что ж, Яков Иванович, нехай будет алфалфа, тебе виднее.
   Жертва Святой Инквизиции, благодаря специальности, оказался уважаем пахарями и стал любимцем женского контингента села. Они слушались мудрого "огородника", вечно к нему приставали и даже грамоту изучили, чтобы его советы записывать. Мало того, выделили Гонсалвешу одну вдовушку для обихаживания и плотских утех. Впрочем кобелём он оказался классным и счастливая вдова им постоянно хвалилась. У колодца, во время беспутинских политинформаций, именуемых местными христьянами, по-московски - курантами! Крепостные люди Мышецкого, Нарышкина, Иоанна, обоих Голицыных и неожиданно примкнувшего Ромодановского старательно перенимали опыт и делали... записи. Михайла принимал только грамотных, да чтобы запас бумаги и чернильницы были при себе.
   - А какой смысл запоминать, всё равно половину забудут и начнут переспрашивать, - объяснял он князьям.
   К строгости и упёртости Вяземского, по отдельным нюансам, уже привыкли, списывали на тяжёлое детство княжича-сиротинушки и просто исполняли, не споря. Знатоки по новым культурам на дорогах не валялись и приходилось ими обзаводиться, чтобы обеспечить своё голодающее население "вторым хлебом" и "скотской отрадой". Подозрительно огромная кукуруза дала столько силоса, что никакое сено рядом не стояло! Да и группа воскресенцев усердно благословила пашни, воззвав к богу о щедром урожае и правильной погоде. К кому, как не к заблаговременному плательщику десятины, должна была ниспослаться божья милость? Искренняя вера ещё никому не мешала в работе.
   Ледоход на Весновке вернул к жизни лесопилку и обеспечил водой кирпичный завод, а освобождение болота из ледового плена позволило продолжить дренажные работы. Мужики-ирригаторы, отъевшиеся за зиму на лесной базе, окрепшие, благодаря усиленному регулярному качу, и дополнительно подзаработавшие на этом - рвались к стахановскому труду и прогрессивной оплате. Даже пасечники, получившие ульи, уже переселяли своих подопечных из колод. Агропромышленный комплекс "Беспутино" выходил из зимней спячки!
  
   Абель Монтойя, капитан королевских кирасир, собирал вместе со своим полуэскадроном заслуженную славу за Северный Поход. Носатые усачи с обветренными лицами, гордо взирали на изнеженных придворных и сладострастно поглядывали на красоток, постоянно вьющихся возле "покорителей медвежьей страны". Испанский король лично распорядился усилить "мыльный эскорт", увеличив до эскадрона, а сам капитан взялся за усиленные тренировки бренных тел своих подчинённых. Вся-таки система Вяземского давала результат от которого грешно было отказываться. Даже военный министр согласился с доводами об усилении и перевооружении и выделил средства на самшитовые пики и двуствольные пистоли на всю сотню. Королевскому оружейнику поручили разработать аркебузу ближнего боя, которую можно заряжать крупным дробом. Честь Мадридского Двора следовало поддерживать, невзирая на расходы!
   Монтойя, неожиданно для себя, узнал, что его набор лакированных зубных щёток вызывает зависть, а расписные чесалки для спины, вожделение обладать такими же русскими сувенирами. Любые подобия, которые начали делать местные столяры, уступали и по качеству изгиба и зубцов и по внешнему виду. Всё-таки Игнат использовал технологии, применяемые при изготовлении высококачественных луков, да и рецептура краски и лака выверялась веками. Пришлось капитану наобещать с три короба "поставок от Игнасио" и отправить письмо-заказ медвежьему краснодеревщику. Правда цены для мадридцев он загнул неимоверные, но мода требовала и завистники-заказчики соглашались, не торгуясь.
   Русское мыло, почему-то становилось культовым атрибутом высокопоставленных богатых семейств. То ли зависть, то ли действительно потребность, но короля умоляли выделить хотя бы толику пенообразующих средств и заказать побольше (вместе с таблетками от жадности). Получалось, что если завтра в моду войдут кизяки, то ценнейшими окажутся "произведения искуств" из каких-нибудь киргиз-кайсацких земель! Фактический правитель Испании, герцог Мединасели, отправил Педру Второму письмо с просьбой удвоить поставки, дабы удовлетворить просьбы грандов и иных влиятельных лиц. Великая Хунта, прижавшая в этот период Инквизицию, трясла перед носом последней буллой Папы Римского "О чистоте духовной и телесной", чтобы препон к изрядному мытью не возникало. Козе-понятное дело, что на простолюдинов и даже на средний класс, мода не распространялась. Да и дорого было пользование московитским мылом, проще всё щёлоком отхреначивать.
   В самой Португалии, мода на Русию и её товары, также обуяла породистые семейства. Когда колониальных богатств завались - возникает проблема их траты. Чем необычнее покупки - тем понтярнее! Восклицание: "А что ещё с капустой делать, когда её навалом?" выдумали не люди в клубных пиджаках и золотых цепях. Они лишь последовали историческому опыту нуворишей всех стран и эпох. Не потратишь сегодня - отберут завтра! Или наследники прогуляют. Так что душ Сантуша нацелили на тройное повышение заказа, требуя обещать Вяземскому всё, что он затребует. Естественно, в разумных пределах, даже не задумываясь, что мечта о богатстве на Руси может быть раз в десять ниже прожиточного минимума обыденного среднебогатого португальца. Практичный купец не стал делиться своими знаниями, а просто прикинул количество дополнительных монеток в личный кошель...
  
   Кремль всё больше напоминал Мадридский Двор - царедворцы создавали партии по интересам, не забывая подстраховываться дополнительными договорённостями с третьими сторонами. Престарелого деда, Петра Семёновича, обихаживали все кому не лень, в надежде через него подманить "отрезанного" внука. Обещаний всем желающим раздавалось столько, что их исполнение потребовало бы ещё парочку Россий. Дополнительным пиаром шли доклады о достижениях на благо престола, народа и государства. Войну с лесной братией вели почти на всех направлениях. Волоколамский тракт оставили Мышецкому и Вяземскому, Коломенский застолбил Фёдор Юрьевич, а на Смоленский вышли дружины Хованского и Милославских. Пользуясь моментом, они выбили и финансирование, и вооружение, и боеприпасы для своих дружинников за счёт казны. Доклады о победах приходили в Думу каждые два-три дня - поди проверь их истинность!
   А вот на южном фронте ситуация дошла до казусов. Несколько князей и бояр послали в леса не самых нужных холопов, вооружая порой совсем замшелых крепостных. Тати сами устраивали на карателей засады и постепенно довооружались, благодаря высокородным болванам. Хотя на словах всё выглядело пристойно и годилось для реляций. "Героические битвы", "несмотря на потери", "живота не пожалеем за ради..." сводились к одному - "денег дай!" В качестве пленных уже доставляли крестьян из различных, упрятанных в лесах, деревенек. Книжник-подвижник Лихачёв такоже не остался в стороне от движения и усиленно дул в царские уши, призывая дать возможность татям покаяться и простить их за ради бога. Гуманность за чужой счёт - немалый аргумент в собственном обожествлении, но Алексея Тимофеевича не понял даже патриарх Иоаким. Как можно прощать убивцев, за какие такие заслуги? Это гораздо позже, через три века, убийц станут считать нормальными человеками и содержать в особых условиях, обеспечивая трёхразовое питание, крышу над головой и персональную охрану, защищающую от возмущённых родственников жертв. Да ещё и оплачивать весь этот сервис из кармана добропорядочного населения!
   Вернувшийся из Холмогор, князь Владимир Дмитриевич Долгоруков, тоже вписался в придворные козни, желая пристроить получше троих сыновей. Любые варианты - лишь бы при ком-то важном или родовитом, так как кремлёвские должности им ещё не полагались по молодости. Идею подал Мышецкий, ставший удачливым выездным карателем, наилучшим в Разбойном Приказе и получивший прямой доступ к первому руководителю.
   - Владимир Дмитриевич, - обратился он к новому главе Приказа, - не обессудь, но дам тебе добрый совет. Нонече собирают ближников для царевича Иоанна, чтобы молодые были, да знатные. Если хочешь, я поспособствую и лично поговорю с Иваном Алексеичем за любого из твоих сыновей.
   - Благодарствую, Николай Степанович, знаю, что близок ты с царевичем, - растерялся Долгоруков, - но вроде собирается Иоанн Алексеевич в земли северные переезжать. Как бы не потерять сына из виду на долгое время?
   - За то не переживай! Коли будет твой отпрыск верой и правдой служить, то отпишут ему бумаги рекомендательные, когда в Москву решит вернуться. Опять же опыту наберётся самостоятельного, глядишь и готовым придворным вернётся. Сам понимаешь, времена сейчас изменчивы на Москве, всякое происходит. Сам я тоже хочу с Вяземским уехать, переждать непогоды дворцовые, коли возникнут.
   Долгоруков поблагодарил подчинённого - стоило хорошенько обдумать предложение, тем более тот же Василий Голицын уже предлагал место ближника для одного из сыновей. Да и государыня намекала, что не против, ежели рядом с её сыном будет кто из молодых Долгоруковых. А то ветвь древнего рода, которая просто Долгорукая, всяко Милославским в рот смотрит. Так что пристроить сыновей по разным царевичам виделось разумным действом, чтобы выгадать при любом раскладе. Переговорив с сыновьями, новый глава Разбойного приказа отправился к Голицыну, его пятнадцатилетний сын Юрий захотел перейти к Иоанну. Воинская косточка внутри затрепетала - хотелось поучаствовать в созидании полка нового типа, буквально с нуля. А дальше, глядишь и звание получить!
   Кремль утвердил очередного ближника, а царевич с удовольствием определил Юрия Владимировича в полк на тренировки и соучастие в формировании. Естественно, что после целования распятия и клятвы на Евангелии. Люди семнадцатого века ещё были отсталы и недалёкого ума, не понимая что присягать можно по многу раз и разным интересам. Гибкость ума отсутствовала, также, как и извивы совести и расчётливость чести!
  
   Андрей Лукич вернулся из Тулы в апреле, обвешанный долгами и работниками.
   - Ох, княже, что там деется! - с восхищением начал оправдываться оружейник, - Мастер на мастере сидит и мастером погоняет! Умелых спицилистов хоть пруд пруди, хотя многие в кабале беспросветной. На мучной болтушке живут, некоторые цепами прикованы, а честь мастеровую блюдут!
   - Много ли откупил, дружище? На мою долю хватило?
   - Ты не серчай, Михайла Алексеич, все деньги потратил и ещё обещался прислать. Почти три десятка привёз, хошь всех забирай, только лучше бы они у меня были. А я расплачусь со временем, поверь.
   - Ты мне двоих-троих выдели, да чтобы с семьями. Мне для ремонта, да для оборудования люди нужны, чтобы к тебе по мелочам не бегать. Лучше скажи, нашёл ли полный набор мастеровых, чтобы на рудник посадить и выпуск железа наладить? Таких, что сами смогут хозяйничать, без моего самоличного присмотру.
   - Есть такие, в кабале сидят не по глупости, а потому что их обманом завлекли. Присмотрел я и рудознатца, и тех, кто из руды железо варит, и тех, кто в чугуне да стали разбирается. И ещё одного, необычного, но ты таких любишь, как я думаю.
   Действительно, нашёлся в Туле оружейник, попавший в большие долги из-за своей... мечты. Некий Архип, сызмальства, интересовался нарезным оружием, а когда в возраст вошёл, то занялся инновациями. Доэкспериментировался до того, что залез в долги по самое "немогу"! Изготовил, в конце концов, две дальнобойные бронзовые пушки, которые обошлись ему по две сотни ефимков каждая и ещё полдюжины мушкетов. За триста монет! И это только расходы, без учёта своей прибыли. В основном, потратился на специальные сплавы, совсем уж необычные и дорогущие инструменты, и оплату субподрядных филигранных работ. Да и гранаты для пушек вышли дорого, так как взрывались при ударе о землю, как у одного хранцузского инженера. Ну а то, что стволы пушек можно ручкой накручивать, чтобы они вверх-вниз двигались...
   В общем, не то что казна, но даже частные лица покупать такое дорогое оружие не захотели. Кому нужны пушки и мушкеты задорого, когда можно купить оное гораздо дешевле. Да и вычурность наведения тех же пушек никому не нужна - баловство вместо проку!
   Вяземский успокоил оружейника, переживавшего по поводу огромной растраты, поручил Лариону выделить серебро на покрытие его долгов и отправил Лукича обустраивать своих новых работников. После чего расспросил Дмитрия об Архипе, условиях выкупа, как его самого с семьёй, так и инструментов и даже оружия. Кузнец, забравший рационализатора в кабалу, обрадовался возможности избавиться от "чемодана без ручки", при условии полного покрытия расходов и пени класса "за моральный ущерб". Мишку особо не беспокоила стоимость огнебоев, а больше интересовали характеристики. Узнав, что пушки стреляют навесиком за полверсты, а мушкеты вообще на семьсот ярдов - тут же приказал собираться в обратный путь и спешно выкупать умельца со всем добром. В конце концов, столь классные стрелялки можно было заказывать поштучно, постепенно собирая коллекцию для элитного подразделения.
   А к концу апреля вернулся и Алексей, разжившийся семейством меховиков-кожемяк мирового уровня. Русская земля всегда имеет таланты, но никак их толком не использует, дозволяя продавать своё искусство за полденьги и подыхать с голоду. Так что, грешно было не воспользоваться готовыми кадрами, перекупив их у того, кто цены своим людям не знает! Поселенцев поместили в две новые избы, завалили скотом, продуктами, тканями, выделили бесплатных денег и ознакомили с наказами. Анисим расспросил вологодцев о дополнительных потребностях, чем окончательно запугал новичков. Да, где это видано, чтобы бояре по-людски относились к простолюдинам? Так что, процесс "выдавливания по капле", ещё только начинался.
   Лариону же предстояло окончательно доработать план освоения курско-вяземских владений, дождаться тульских чугундуров, обменять бочонок золота на серебро и отбыть в долгосрочную командировку. Четвёртый взвод "тигрят" переходил в полное его распоряжение, как и обоз с иноземными семенами и цельнометаллическим инструментарием. Даже клетки приготовили для двух влюблённых парочек индейских фазанов, а то небось, на месте, таких курлыкающих чудо-юдов и не найдёшь?
  
  Глава седьмая
  
   Мастерская ткача Фомы разрослась до фабрики, раздуваясь на заказах владельцев дружин. Причём обслуживались только "свои"! Особой статьёй шли шевроны, очень уж изящное дело, требующее мастерства. Вышивка на коже - слишком тонкая работа, чтобы делать её как попало. Да и клиенты платили изрядно, настаивая на использовании золотых и серебряных нитей для шевронов командного состава. Тот же Мышецкий, решил не распыляться, оставив от герба лишь вооружённого архангела в доспехах. Правда друзья-товарищи тут же назвали его дружинников "боевыми ангелами", понизив изображение в ранге. Действительно, ангелы - всего лишь "солдаты" Войска Божьего, в то время, как архангелы уже "сержанты", а серафимы и херувимы - "офицерский состав". Про верхнюю часть пирамиды вообще знают лишь по названиям, видимо напрямую с людьми они не общались шесть тысяч лет назад.
   Опоздавшему Долгорукову, имевшему похожий герб, пришлось довольствоваться орлом, а поскромничавший Борис Голицын обошёлся лишь крестом. Лёва Нарышкин, не задумываясь, выдрал из герба одного из львов, заполучив прекрасную ассоциацию своему имени. Покрой и стиль обмундирования был универсальным, варьировались лишь цвет и размеры. Поэтому и фабрика работала без сбоев, тем более, что в совладение вошли сами заказчики.
   Самой тяжёлой позицией оставались мелкочешуйчатые динамические панцири. То, что предлагалось некоторыми оружейниками, постоянно отвергалось Вяземским. Московиты стремились удешевить продукцию и теряли качество, надеясь поразить клиента минимизацией расходов. Большинство вообще не бралось за такую работу, предпочитая изготавливать более ходовой товар на который был массовый спрос. На разработку скоростных повозок, способных перевозить по полторы тысячи фунтов, Михайла выделил две тысячи дублонов. Помощники обегали всех московских каретников, тележников и прочих созидателей транспорта, но ничего не добились. Хотя Андрей Лукич уже наладил производство простейших рессор и масляных демпферов для амортизации. В конце концов, рассвирепевший Мальцев распорядился готовить оси из найденного в болоте морёного дуба, раз судьба по-хорошему не понимает. Тем, у кого отбиты мозги, можно всё - как бы глупо это не выглядело!
  
   Посадские "иоанниты", они же "солнышки", наслаждались переменами - любые телодвижения в землеустройстве, избушкостроении и тяжестеподнимании неизбежно комментировались. Причём, с широкими улыбками на довольных лицах. Народ тянется даже к видимости работы, а при появлении результатов с радостью ими пользуется. Правда, не всегда благодарит! Да и как им было не реагировать, если даже кривой вонючий ручей очищался, выравнивался, укреплялся где надо. Тем более, что рядом с ним уже благоустраивалась площадка под пилораму и прибывали детали водяного колеса. Даже сгнившую пристань разбирали, чтобы чем-нибудь заменить - пусть даже бессмысленным, но, по крайней мере, новым. Так что наблюдающим старикам и болтливым кумушкам было обеспечено раздолье для наблюдения и последующего языкочесания.
   Царевич приезжал раз в месяц, понаблюдать и внести коррективы. Нарышкин, полностью погрузившийся в организаторское упоение, даже переехал из родового особняка в одну из изб, где и принимал Иоанна. Впрочем, оба привыкли в Беспутино к простым условиям и не обращали внимания на несоответствие места проживания их статусу.
   В принципе, уже всю "группу Вяземского" считали отмороженными и махнули на них рукой. Всё равно уедут к белым медведям, так чего обращать внимание на недотыкомоков? Москва жила более утончёнными новостями, такими как запрет на вход в Кремль в боярских шубах и ферязях. Да и бритьё бород смущало ортодоксов, как бы не издали указы об обязательном "онемечивании". Те же московские стрельцы потихоньку косились на новые полки иноземного строя, опасаясь повышения задолженности от казны и урезания льгот. Ну, а сплетни об излишней дружественности царевны Софьи и красавца Голицына не разносили только глухонемые и безногие. К безногим, за слухами, народ сам ходил, попутно с посещением церкви. Там же, многие выспрашивали о здоровье отлучённого патриарха Никона. Церковный деятель, вернувший старые греческие обряды и толкования, просто развалил народ на неравные части. Как положено, во благо верующих! А сейчас отсчитывал свои последние дни перед тем, чтобы отчитаться за содеянное там, где спрос будет полным.
  
  
   Письма из-за морей принесли радостные вести - новый дёготь и жаропонижающий, болеутоляющий отвар оказались нужными и ценными товарами. Цену на "срачу-интандуру" португальцы утвердили, а по целебной жидкости предложено было согласовать её во время летнего визита. Так что Михайла распорядился подготовить торговый запас обоих хайтеков, а заодно подбить баланс по финансам. Раскидывать денюжки навскидку становилось сложно - слишком много хозяйственных ответвлений появилось за год. Всё, что можно, Вяземский спихивал на субподрядчиков и смежников, не пытаясь даже подгрести под себя вспомогательные производства. Всё равно "манагеров" не хватало, вместе с менеджерами и толковыми супервайзерами. Зато воскресенцам подкинули идею создания "управительской школы", раз уж возникла такая потребность. Игумен затею одобрил, а братия поддержала (веселее монастырствовать станет). Осталось получить добро от церковных и мирских "владык", чем настоятель занялся лично.
   Части крепостных Михайла дал вольные за доблестный труд, включая старосту Анисима и "шишков" с вяземского подворья, последовавших за ним. Де-факто они уже давно не рабствовали, однако формальность де-юре была необходима. И, как пример оставшимся в крепости, и как жест доброй воли. Верноподданные чуть не плакали от счастья (многие всё-таки плакали), становясь ещё более лояльными. Да и какой смысл уходить, воспользовавшись оказией, от достойных заработков и соучастий в ремёслах? Тем более, уже каждый третий чего-то организовал или лично производил для схизматиков. В маленьком Беспутино наступил век кооперации и компанейства!
   Кузьма на этот раз получил два полных взвода дружинников и отделение "егорок", которых он должен был проверить на пути в Смоленск и обратно. Также его озадачили четырьмя новыми повозками, заполненными по самое не могу, чтобы проверить их ходовые качества. Никто даже не задумался, что с ними делать, если все они развалятся по дороге. Ларион, дождавшийся мастеров, выкупленных в Туле, забрал ещё два младших взвода, часть обученных строителей и колхозников и выехал в дальние дали. То бишь, в Курские земли для освоения Красного болота и окружающих владений Вяземского.
   - Не бойся, дружище, всё у тебя получится, - напутствовал его князь, - а если даже не получится, не переживай. Вернёшься обратно и когда-нибудь повторим попытку.
   - Из себя вылезу, княже, но задание исполню!
   - Не нужно геройствовать - подвигами сыт не будешь. Важно, чтобы всё складывалось по-вяземски, шаг за шагом, без напряжения. Иначе смысла нет. Главное, рудокопам обустрой нормальную жизнь с посменной работой, как мы договаривались. Мне нужны трудовые ветераны-умельцы, а не голодающие кандальники. Пусть лучше железо слишком дорогим станет, чем людей гнобить. Всё равно расходы отобьём на мыле да отварах, за счёт схизматиков.
   - Всё сделаю, Михайла Алексеич, как ты в бумагах расписал, так оно и по-людски будет, и по-христьянски, - согласился "министратор от бога".
   В принципе, экспедиция сводилась к организации Курского филиала по добыче руды и изготовлению железных слитков для поставки Андрею Лукичу и другим подшефным умельцам. Вместе с вяземцами отправилась и группа "солнышек", организованная Иоанном. Всё-таки царевич внял доводам и получил от государя курскую дачу по соседству с Михайловой. Понятно, что со своими холмами, болотами, буреломами и прочими прелестями жизни. Борис Голицын добавил свои три копейки, состоящие из рудознатца и парочки тульских металлургов, а Нарышкин обошёлся лишь одним наблюдателем. Правда, все, по чесноку, обеспечили охрану за свой счёт, выделив по отделению оружных. Татары, да и поляки, изредка шельмовали в тех краях, пользуясь удалённостью Москвы. Юра Долгоруков ещё не въехал в тему и пока лишь приглядывался. Его военная жилка довлела над остальными, хотя даже он понимал, что полная калита по-любому лучше пустой, но гордой.
  
   Время от времени Мальцев задумывался над тем в "какую историю" он попал. В голове с детства сидели школьно-книжные знания об убитой напрочь Московии, отсталой и нищей, убогой по самое "не могу". И лишь Пётр Великий преодолел косность, развил индустрии, победил всех врагов и удивил мир. Однако, вокруг всё было несколько иным: никто на улицах не разговаривал с применением "голанского развитого", пироги с зайчатиной за полденьги оказались простыми пирожками от которых зайчатиной не особо пахло, царь Фёдор (о котором Игорь никогда не слышал) был достаточно просвещённым государем и сам продвигал "петровские" реформы. Кроме того, создав и подкармливая пару десятков осведомителей, простолюдинов и купцов, Вяземский открывал "регулярные Америки" буквально на ровном месте. Оказалось, что никакого героического полководца-короля Карла Двенадцатого и в помине нет, а Швецией рулит Карл Одиннадцатый. В Польше королькует поляк (по крайней мере по фамилии Собецкий), а не саксонский курфюрст. Даже турков почему-то называли османами на бытовом уровне.
   Самым откровенным откровением этого мира являлась микро-Курляндия, имевшая флот не уступавший... французскому! Мало того, эта наглая пародия на страну, имела целых два морских порта, высокоразвитую экономику типа японской (используя привозное сырьё для производство товаров высокого класса) и, мать-перемать, колонии в Африке и Вест-Индии. То-то, латыши двадцать первого века, гундят о своей исторической высокоразвитости! Ну не было таких фиглей ни у Толстого, ни в "России молодой"... Или было, но за кадром?
   Так что, особо не заморачиваясь, Михайла написал кое-какие письма с предложениями Герцогу Курляндскому и делегировал Дмитрия с эскортом. Парадную форму с золотым шитьём аккуратно упаковали, дары погрузили в простую повозку, а самого Дмитрия прикрепили к Кузьме. Для безопасности, а то за ради расфуфыренной одёжи могли и голову открутить на нынешних дорогах. Летнее командование дружиной в уничтожении волоколамских татей поручили Алексею, как командарму номер три. Мышецкий уже привык к тому, что планы и разработки штаба Вяземского прекрасно реализуются, независимо от того, кто во главе отряда. Сам он потихоньку отделялся от Разбойного Приказа, сохранив лишь связи, но используя своих дружинников. Владимира Дмитриевича Долгорукова это вполне устраивало, так как не нужно было выделять стрельцов, тратить деньги и обмундирование. "Частники-бомбилы" получили разрешение на полную официальную экспроприацию добра уничтоженных и арестованных. Саму льготу пробили Хованский с Милославским, мотивировав высокими расходами на проведение боевых операций.
   Царь-государь лишь радовался инициативе своих титулованных подданных и с удовольствием обсуждал проект, поданый Василием Голицыным (с Мишкиной подачи), о создании первого православного ордена имени Юрия Боголюбского. Сей исторический князь создал специальную дружину и гонял татей везде, даже в сортирах. И на Руси, и на Кавказе и в Византии! Медальонов предполагалось ровно дюжина, с предоставлением специальных привелей их обладателям. Всё-таки членство в Ордене было не только пожизненным , но и передаваемым по наследству. Родовая почётная обязанность, как-никак! А для поощрения малых героев и проявивших себя воинов, задуманы были малые знаки отличия, одноразовые. Дьяки, приставленные к делу, уже потирали руки, предвкушая потоки мзды со стороны всяческих левых кандидатов. Кто же бесплатно раздаёт льготы кому ни попадя? На лидеров татеборства, понятное дело, никакие чиновники пасть не разевали - это вам не демократия и поголовное равенство. Иначе без пасти можно остаться! Никакой Ромодановский не станет собирать доказательства коррупции и выглядеть идиотом из-за выкрутасов ловких адвокатов - сотрёт в порошок и мздоимцев, и ловчил-юристов.
  
   В начале июня неожиданно умер Пётр Семёнович, князь Вяземский. Ещё позавчера, неугомонный старикашка шлындал повсюду, раздавая указюки, вчера слёг и чего-то шептал, а сегодня ушёл к предкам. Ушёл достойно, так же как и жил, никого не мучая, не капризничая и не вымаливая сочувствия. Свидетель трёх разных царствий умер красиво, как положено!
   Гонца прислал Афанасий, так как троюродные братья не посчитали нужным известить Михайлу. Они были бы счастливы, чтобы "отрезанный ломоть" вообще ничего не узнал и не притащился делить наследство. Но Мишка оперативно отреагировал и разрушил некоторые мечты сродственничков. Во-первых, попрощаться с дедом-оппонентом, а во-вторых...
   - Афанасий, переезжай ко мне, твой опыт и знания с умениями очень нужны, - уговаривал парень, - а то добротных помощников не сыщешь. И выращивать их подолгу приходится.
   - Ну не знаю, Михайла Ляксеич, - вяло отнекивался Афоня, - оно, конечно, и Андрей, и Фёдор меня отваживают, за казну боятся.
   - То деньги не твои, а Вяземских, пусть сами делят или пользуют по своему разумению. Лучше мои деньги считай, да записи веди!
   - А вдруг потратют неразумно без хозяйского пригляда?
   Опальный дьяк, которого два десятка лет назад выгнали из приказа Большой Казны за мелкие хищения, был принят Петром Семёновичом. Князь дал ему ещё один шанс и Афанасий реализовал возможность, верой и правдой отплатив за доверие.
   - Афанасий, пойми, коли братья готовы гулеванить - ты их не остановишь. Ибо ты дьяк, а не князь. И к добрым советам прислушиваются лишь те, кому они нужны, а не все подряд.
   Всё правильно и ничего нового дьяк не услышал, прекрасно понимая своё нынешнее место. Следовало идти к Михайле, чтобы быть при деле, а не на задворках. Одно смущало - уж слишком богатым стал вчерашний княжич-баламут, как бы завистники его со свету не сжили. Хотя, будучи при царевиче нужным человеком, юный Вяземский достаточно защищён. Да и слава о нём, как о яром татеборце, а значит защитнике народа, разнеслась повсюду. Уважение у простых московитов трудно поиметь за абы как, только делами оно зарабатывается. Даже среди стрельцов Мишка был на хорошем счету, а те - народ своеобразный, лишь своих почитают и ценят.
   Переехав в Беспутино, Афоня с головой окунулся в хозяйственный водоворот, подмечая и записывая всё, чтобы считал нужным. Опытный финансист желал доподлинно знать откуда берутся эти самые финансы и на что тратятся. От нецелевого использования самшита и морёного дуба у него мозги изворачивались на все бекрени, а одаривание крепостных тканями - вызывало колики душевных фибр. Или фибров. Стена лесной крепости, возведённая из соседских брёвен и отделываемая кирпичом, довела бедолагу до невроза.
   - Что же ты делаешь, княже, почто столь безрассудно поступаешь, - вопрошал экономный бухгалтер, - так никаких деньжищ не хватит!
   - Не переживай, Афоня, скоро ещё денег привезут. И немало! - отшучивался Мишка, кайфуя от ошизения нового управленца, - На этой стене мои строители учатся с кирпичом работать, да цемент использовать. Уразумей, чудо, на обучение никаких денег не жалко, всё впрок пойдёт.
   Тяжело свыкаться с новым мышлением, но и спорить трудно. Это Андрюха Вяземский, возглавив ветвь рода, вдруг стал скуп и обездолил даже родного брата Федьку. А Михайла жил по принципу: "Нужно зарабатывать больше, а не экономить чаще!" и, как ни странно, но система работала, поддерживая саму себя. Часть бывших работяг уже перестроились в ремесленники и намыливались вырасти до мастеровых. Московский офис по отбору трудовых ресурсов осаждали все кому не лень. Правда, ученики с "солнышком" на рукаве, исправно давали самым неугомонным и наглым по шайбе, но желание обездоленной части московитов подзаработать не унималось. Одна лишь история с буреломом, где мешочки с ефимками валяются под ногами, уже превратилась в легенду. Тем более, что даже Ромодановский с Голицынами использовали такой приём в землеустройстве своих владений. Кто откажется от лишних десятин пахотных земель, на которые не распространяются гос.уложения? Великие князья выдавали своим соратникам пашни, обмеряные и исчисленные, а коли те, своим трудом добавляли новое, избавляясь от "бэдлендов" - никто не вправе был облагать дополнительные угодья. Хоть в три этажа поля и луга оборудуй - твоя земля, тебе и радеть о ней!...
  
   ..."Тигрята" въезжали в Митаву со всей предусмотренной помпой: без лишнего выпендрежа, но гордо и улыбчиво. Подумаешь, столица Курляндии-Семигаллии, видали мы и не такое! Расположившись в одном из самых фешенебельных хотелей, парни спокойно восприняли цены, уплатив за неделю вперёд. Дмитрий послал адъютанта, чтобы согласовать передачу писем секретарю герцога Якоба фон Кеттлера и выяснить кому передать дары. Непредвиденный визит был внесён в расписание и три дня пришлось подождать, что прекрасно вписывалось в указюки из Беспут-центра.
   Парни разбрелись по дорогим солидным лавкам и магазинчикам, нанимали местных для экскурсий, посещали лишь дорогие трактиры. В общем, тратили деньги не скупясь, но и не транжиря, покупая лишь изысканные, оригинальные вещи. Курьерская униформа (вообще-то парадная военная) вызывала зависть у местных, а золотое шитьё на плащах притягивало взгляды и шаловливые ручонки. По рукам и тыквам надавали сразу и жёстко, сдав нескольких уличных братков городской страже и показав свои боевые умения. Первый же вызов на дуэль, кончился для одного из бретёров плачевно, хотя он и был знаменит своим фехтовальным искусством. Дмитрий, сразу же разрубил своим мечом соперника на две части, наискосок, отведя первый же выпад своей супер-перчаткой. Свидетели и секунданты возмутились столь варварским поединком, закончившимся на первых секундах, но условия были соблюдены. Всё-таки согласования шли почти час и условия ставились просто: или "по-русски", или никак. Больше желающих доказать вяземцам своё превосходство не нашлось, а уважение к приезжим почему-то выросло.
   Герцог, который не хотел даже малюсеньких проблем с Московией, обвинил своего располовиненого подданного в нарушении указа о запрете на дуэли и провоцировании иноземных гостей. По большому счёту, он был даже рад столь жестокому результату - одно дело погибнуть в поединке гордо и умереть от колотой раны в постели. Совсем другое - стать набором кусков тела, да ещё на глазах у знакомых. Позорная смерть надолго запоминается и отбивает желание повторить сей "подвиг"!
   Вручение даров и писем прошло прямо в замке, при участии не только секретаря, но и личного помощника герцога. А потом Дмитрия пригласили в кабинет, где любопытный, деловитый, умелый фон Кеттлер лично расспрашивал курьера на нормальном русском языке, пусть даже с немецким акцентом. Конечно, сын оружейника уже изучил разговорный аглицкий и гишпанский, но головные боли снял сверхобразованый Якоб. Здоровье самого богатого и успешного герцога Европы, расшатанное четырьмя десятками лет активного администрирования, не позволяло ему тратить время на излишние церемонии. Якоб фон Кеттлер прекрасно понимал, что жизнь заканчивается и стремился лишь к тому, чтобы набить кубышки поплотнее. На наследнике Фридрихе природа явно отдохнула, созидая деятельных гениев правления, и герцог не раскатывал губу в отношении сына. В принципе, кудесник супервайзинга добился невероятного, превратив типичную небогатую прибалтийскую провинцию в одну из передовых стран мира. Лишь одна мечта осталась нереализованной - так и не довелось отправить экспедицию для исследования Терра Инкогнита. Древние свитки, купленные давным-давно у арабов, описывали прекрасные земли, имеющие золотые прииски, но дефицит воды в летний период. Никто не соглашался на авантюру, живя более приземлёнными мечтами.
   Дмитрия попросили задержаться ещё на пару дней, на случай, если у герцога возникнут вопросы после прочтения писем или будет желание передать Вяземскому что-нибудь оперативно. Так что два дня дружинники потратили, закупая великолепные курляндские книги и даже карты различных мест мира. Последняя встреча заняла лишь полчаса, молодому учеб-лейтенанту вручили письмо "первой реакции", пообещав более подробные ответы отослать со временем. В повозку загрузили ответные дары и образцы курляндских товаров, после чего всю делегацию послали обратно. Самым вежливым тоном!...
  
   ...Португальская торгово-посылочная делегация наткнулась на "хованцев" под Можайском. Борцы с лесной братвой сначала решили нажиться, ограбив головку обоза, но дружно прекратили беспредел, увидев, как из-за лесного поворота выезжают основные силы. Полсотни конных мушкетёров, эскадрон кирасир, несколько десятков вяземцев и повозки, повозки, повозки... Инцидент закончился не начавшись, но осадок остался. Борьба с разбойниками не везде шла с соблюдением правил, о чём Кузьма сразу доложил Михайле, когда караван прибыл к месту назначения. Не хватало ещё, чтобы "доблестные защитнички", разогнав татей, переключились на мирных купцов. Вяземский намотал инфу на ус (который ещё не рос) и придержал до нужного момента. Кремлёвские мажоры нуждались в любом компромате на конкурентов, хотя сейчас, за месяц до родов, попритихли как мыши, боясь нарушить зыбкое равновесие. Всем всё было ясно и понятно: родится наследник и царь сразу определится с опекунами, чтобы соломки подстелить на случай своей скоропостижной кончины. Престолонаследие - слишком серьёзный фактор в православной стране...
   Долгожданные братья по коммерции понавезли горы нужнятины и интереснятины, заодно с мастером арбалетных лож и его запасами самшита. Никто уже не вздрагивал, услышав о применении ценнейшего материала в качестве бытовой древесины. Если уж телеги начали мастрячить, используя морёный дуб, то следовало ожидать использование амброзии для смазки колёс, а нектара под медовуху. Местные сплетники развлекались, выдумывая всё новые и новые "отбитости в применении", не забывая крутить хороводы вокруг "понаехали тут!" Предки Кулибина и Черепановых даже рядки организовали, выставив там всё, что понапридумывали за последние месяцы. А уж испанский бытовой вдруг стал вторым государственным в подмосковном селе! Гонсалвешу пришлось открыть курсы при школе - для добровольцев изучения иноземной мовы. Простолюдины настолько окоммуниздились, что платили ему за обучение. Ни фига себе - немытая Россия! Многие мелкотравчатые боярские дети да дворяне могли позавидовать уровню жизни беспуткиных.
  
   Мирное разграбление обоза началось с конфуза - Абель Монтойя попросил не трогать три повозки. Там, оказывается, испанцы складировали тёплую одежду, ожидая что русское лето ненамного теплей русской зимы. Ну, а что тут такого? Легенды о Крайнем Севере, находящемся на востоке, никто пока не отменил, а владение личными запасами - завсегда лучше суматошного закупа на Смоленском тракте. Готовь сани летом, мать-перемать! Нормальная запуганная ворона всегда на воду дует (согласно народной мудрости и наблюдениям орнитологов).
   Зато всё остальное пришлось ко двору и, в первую очередь, долгожданные толедские чешуйчатые панцири. Двадцать пробных "пластинчуг" были проверены на прочность и явили чудо инженерной мысли. Образец, в который обули свежий труп свиньи, выдержал даже мушкетные выстрелы с пятнадцати шагов. Конечно, нет в мире абсолютного совершенства: пара пластинок погнулась и оцарапалась, да свинюке ребро сломали. Зато новенькие арбалеты системы "Лукич-Вязьма" пробивали заморскую броню даже с сорока ярдов, как и луки Игната. Выстрел из пищали-дробовика лишь покорёжил броненовинку, хотя и сломал врытый в землю кол, на который была насажена мишень. По итогам, решено было признать ничью в матче "атака-защита". Наблюдавшие за испытаниями иноземцы, усиленно чесали репы, не догоняя как можно теперь воевать с "руси", коли у них есть высококлассное и то, и другое? Хорошо, что между Пиренеями и Московией разлеглась вся Европа в качестве географического буфера. Вот только цена доспеха смущала всех присутствующих - пятьсот дублонов за три комплекта!
   Хайтек типа "толедские клинки с португальским усилением" тоже порадовал и балансом, и прочностью, и остротой лезвий. Хотя оплата кусалась - по двадцать дублонов за клинок со стальными ножнами и перевязью. Афоня только кряхтел, пытаясь записывать цены - перо отказывалось елозить по бумаге и увековечивать несусветную цифирь. На один дублон можно было прожить в Москве, имея сытную жрачку и мягкую спячку и не работая, цельный год.
   - Помилуй, княже, за ради памяти Петра Семёновича, - умолял дьяк, - да на такие деньги я тебе иноземный полк найму! Али городок какой прикупишь и станешь володеть.
   - Свои дружинники, Афанасий, получше будут, чем наёмники. Главное, вооружить их и обезопасить.
   - Ну не за такие же деньжищи! - взвыл счетовод.
   - Успокойся, друже, глянь сколько золота привезли из-за моря! - успокоил преданного эконома и бережлива довольный Михайла.
   Драгметалла было явно поболе, чем в царской казне, цены кусались в обе торгующие стороны. Да ещё и с остервенением! Тридцать тысяч новёхоньких жёлтеньких "мальцев" дружно лежали в бочонках и подмигивали: "Гуляй, рванина, пока не отобрали!" Добросердечный Педру Второй решил оплатить товар сразу за год вперёд, чтобы зимой не гонять золотой повозочный флот к чёрту на кулички. Теперь, в качестве ответного жеста, нужно было передать сто пятьдесят бочек шампуня и столько же изготовить к январю. Исходя из общих возможностей фабрики моющих средств, получалось, что самому Вяземскому оставалась лишь сотня бочек на год. Жира на Руси производилось вдосталь, но львиная доля его тут же потреблялась на хозяйственные и иные нужды, включая ням-ням потребности. Та же ситуация, что и с соломой - вроде повсюду валяется и даже крыши ей покрывают, но стоит лишь наладить промышленное производство бумаги и сразу придёт трындец. Её придётся закупать в других странах, потому что урожайность культур со стеблем, на самой Руси, не ахти какая из-за холодного климата.
   Белое море, с его многотонными китами, однозначно взывало к Мишке: "Приди и возьми меня, прааативный мальчишка!"
  
   Две сотни мушкетов и столько же пистолей Альвареша поделили с Иоанном поровну, а полсотни модельных пик остались "тигрятам". Всё остальное добро заныкивалось по складам, кубышкам и заначкам, лишь саженцы отдали Гонсалвешу. Неутомимый черешневед уже разбил сад под свои выкрутасы, а женский "эскадрон смерти" готов был порвать любого, кто обделит кумира и полубога. Их отличал блеск в глазах, тот самый, который выделяет дачниц и собачниц, и пугает сильнее, чем вражеский ствол и трясущийся палец на спусковом крючке. Часть из них, как бы невзначай, вооружилась граблями и тяпками, а другие очумелые ручки бодренько уносили горшки с саженцами и микро-деревья, завёрнутые во влажные тряпки. Огородницы боготворили своего "батюшку Якова" за то изобилие, зеленеющее, коричневеющее, краснеющее, желтеющее и фиолетовеющее на их личных задворках. Даже домашние скотинки выделяли кудесника из толпы двуногих, особенно за ту "траву по пояс", недавно скошенную с заветного лужка. Тем более, что она снова росла из тех же самых корней, а её семена были высажены на большом лугу (уж слишком много их созрело).
   Серебряные "мальцы" поставили Михайлу перед проблемой - следовало согласовать их пользование с Большой Казной, чтобы не нарушить указюк по поводу инвалюты. Да и часть налога стоило выплатить заблаговременно, до сентября, чтобы не накапливать долг до последней минуты. Тем более, гораздо безопаснее хранить бумаги об уплате, чем эквивалентное количество колобашек, привлекающих взор различных хитрованов. Афанасий, не видевший такого монетарного изобилия, даже в бытность государственным финансистом - присел в сторонке, пытаясь вставить отвисшую челюсть на место. Отдышаться после стресса тоже имело смысл - кто же знал, что иноземцы гребут бабло лопатами, пока не изобретён экскаватор! Все понятия об Истинном Богатстве моментально улетучились и не хотели прилетучиваться обратно, в мозгах началось затишье перед бурей.
   Дары от различных повелителей распределили согласно приоритетам: в одну кучу всё, что предназначено для царя-батюшки - хоть от португальцев, хоть от испанцев, хоть от курляндцев. Ну, а для Вяземского - лишь то, что осталось. Прекрасный ювелирный гарнитур индийской работы времён первых Великих Моголов, галантный Якоб фон Кеттлер передал для дамы сердца "его сиятельства коназя Микаэля Вяземски". Мишка, увидев такую красоту, тут же обрядил свою ненаглядную Глафирью на глазах у всех. Счастливая девушка попыталась сопротивляться, отнекиваясь:
   - Ну что ты, Михайла, это же для королев.
   - Помолчи, лапка, и не мешай. Ты и есть самая королевская королевна!
   Ну и как с таким кавалером поспоришь, коли он наряжает свою любимую от чистого сердца? Счастливая Глашка даже покраснела от удовольствия, а Лукерья с Дарьей легонько утёрли слезинку-другую. Все понимали, что этой паре не суждено быть вместе, но надеялись что их связь продлится подольше. Даже Глаша осознавала будущую разлуку и хотела лишь выдать "своё сокровище" поудачнее, чтобы было чем гордиться. Один лишь Вяземский не озвучивал матримониальных планов - хватало других забот, а жениться он не спешил.
  
   Торжественную "поляну" накрыли прямо на главной площади. В прошлом году, в центре деревни был выкопан небольшой котлованчик глубиной в четыре фута и площадью, соответствующей русскому размаху. Следовало отработать технологию строительства "римских дорог" в условиях Руси, а заодно обзавестись достойным местом для гульбищ и парадов. Яма простояла всю зиму и весну и лишь в начале мая, когда земля вдосталь поиграла, её засыпали слоями песка и щебня, руководствуясь древнеримскими инструкциями. Теперь, для удобства, "площадь" была покрыта тёсом, так как финальное мощение камнем полагалось осуществить лишь на следующий год. Чтобы выявить все потенциальные ямы и провалы и произвести положенную отсыпку-присыпку.
   Традиционный встречальный пир горой, изобильный и неумолимый, порадовал даже скупого Афоню, начавшего личную перестройку и ускорение. Столы заставили и едой, и напитками, и всяческой посудой глиняной и серебряной и даже цветами. Мишка самодовольно поглядывал по сторонам, сознавая, что хозяин он и вправду рачительный и состоятельный. Вот только что-то на столе зацепило и последние минуты свербило в мозгу. Что-то знакомое! Пришлось заново, уже внимательно, оглядывать убранство и блюда, чтобы избавиться от наваждения.
   Мама дорогая, среди астр затесался цветок жёлтого цвета, более крупный, чем другие цветы. Но и более мелкий, чем должен быть. Подсолнух, епическая сила! Самый настоящий, несозревший и миниатюрный, как будто его специально таким вырастили.
   - Яков Иванович, а чего он такой маленький, не вырос что ли? - Михайла подошёл к кувшину и вытащил цветок, чтобы потрясти им перед носом оторопевшего Гонсалвеша.
   - Михайла Алексеич, они все такие, чтобы красиво было, - начал оправдываться растениевод-исследователь, - бывают и крупные хелиантусы, но они некрасиво смотрятся, да и в кувшин не поместятся.
   - Так давай их на полях и огородах выращивать, а не в цветниках.
   Португалец даже ошалел от такого "бродяжьего" применения - делать клумбы, измеряемые в десятинах, не имело смысла и казалось нелепым ни разу. Остальные едоки тоже притихли, не подозревая о том, что становятся свидетелями промышленно-масляной революции.
   - Обязательно закажи семена больших подсолнухов, чтобы к зиме привезли, - разгорелся Вяземский, - а следующей весной засеем целое поле. Пойми, не для красоты такое сделаем, а дождёмся, когда они созреют и будем масло давить из семечек.
   - Так те же твёрдые сверху.
   - Ничего, сядем дружно и обшелушим. Зато ядрышки нам растительное масло дадут, гораздо лучше конопляного и льняного. А тот жмых, который останется после этого, пойдёт скотине на корм.
   Инноваторский перерыв на этом закончился и гости вернулись к своей болтовне и обжираловке. Рабочий вопрос возник лишь раз, да и то на тему заморского названия дёгтя. Интадура по имени "Срача" вызвала явное оживление среди русскоязычных, но всех угомонил Афанасий.
   - Коли за срачу платют золотом, то какой бы дурой она ни была, следует смириться. Иначе сами в дурнях окажемся!
  
   На следующий день отправили в Москву подарки и гонцов. Следовало срочно вызвать Андрея Лукича с подмастерьями и заняться арбалетными ложами. Вяземский лично возглавил обоз, чтобы внести часть налогов и утрясти дела в приказе Большой Казны. Всё-таки две бочки дублонов и две бочки золотых "мальцев" требовали к себе уважения и ответственного обращения. В пересчёте на серебро они "весили" порядка ста тысяч рублей (или 1/12 годового прихода в карман царю). К нему присоединился и Борис Голицын, решив помочь в разрешении щекотливых ситуаций.
   Василий Васильевич тоже подключился к сдаче золота в закрома родины, подняв на уши дьяков и подьячих казённой избы. Нешуточный преждевременный платёж контролировался всеми заинтересованными сторонами, поэтому рядовые казнокрады даже близко не подходили. На дыбу могли отправить всего лишь за неосторожный взгляд в корыстном направлении! Государь ныне остро нуждался в деньгах в преддверии празднеств по случаю приближающегося рождения наследника. Так что Мишкин взнос оказался в нужном месте и в нужное время.
   - Ох и вовремя же ты поспел, Михайла Алексеич, в самый раз! - радовался Иван Милославский, - Вот не зря я за тебя приговаривал, когда разные привелеи обсуждали. Право давать звания своим дружинникам ты честно заслужил, а теперь и в заглавные орденцы примем тебя.
   Решение по созданию Ордена было принято, а сам Милославский первым получил заветный медальон. Чего же теперь не подсобить зело полезному молодцу за государев счёт, авось зачтётся когда-нибудь? Церемонию провели на следующий день, чтобы не отвлекать двор от более важных дел. Петя Романов во все глаза смотрел, как государь самолично одевал на шею высокого ладного витязя, золотую перевязь с медальоном, отделанным самоцветными каменьями. Голубые и алые ленты, как у схизматиков, не использовали, посчитав их дешёвкой. Золотая витая гранённая цепь, изготовленная лучшим мастером, выглядела гораздо напыщенней. Ещё один представитель Романовых-Нарышкиных наблюдал издалека, чтобы не привлечь, невзначай, чьё-нибудь внимание. Восьмилетняя Наташка Алексеевна восхищалась бравым, крепким татеборцем, не подавая виду, хотя и затаив дыхание...
  
   Осиротевшие крайнезападноевропейцы дождались своего делового партнёра, чтобы согласовать два вопроса. Абрантуш готов был зимой забрать пару тысяч бочек интадуры и даже привезти деньги за неё. А душ Сантуш сплоховал - Михайла не согласился продавать болеутоляющий отвар задёшево. Да и больших поставок не гарантировал.
   - Друг Карлуш, сей отвар потому хорош, что изготавливается из очень редких трав, - вдумчиво врал он, - не более ста баррелей в год и не дешевле десяти мальцев за галлон. Может быть, в будущем, если найду побольше сырья, смогу снизить немного цену.
   - Побойся бога, Ваше Сиятельство, да этого не хватит даже двору. А Педру Второй готов покупать на весь свой флот, уж очень хорошо твой "потио" уменьшает жар. И боль быстро утоляет, лучше чем лекарские микстуры.
   - Вот именно! Я вообще торгую этим отваром пинтами, а не бочками. Его не пьют, как вино, кубками, достаточно одной унции на один приём.
   Португальцы, конечно, обурели, используя жидкий аспирин слоновьими дозами, несмотря на все рекомендации. Человеческую натуру тяжело изменить - иной пациент, чтобы не тянуть с излечением, заглатывает целую упаковку таблеток, чтобы побыстрее было. А не растягивает удовольствие на неделю по одной пилюле три раза в день. Раньше сядешь - раньше выйдешь! Естественно, если костлявая к себе не утащит. В общем, переговоры кончились ничем и португальцу предстояло объяснить позицию "руси непонимаси" своему владыке. Причём важно было выяснить заодно и в Мадриде, а вдруг испанцам такие цены окажутся по карману?
   Поторговавшись пару дней, купец отбыл в Воскресенский монастырь за антицинготниками и прочими прочестями, кои под руку попадутся. Ну, а вояки, как всегда, устроили дружеские побоища со стрельбой и тотализатором. Беднягу Монтойю сбросили с фехтовального пьедестала сразу несколько вяземцев - их скорость передвижений и реакция уже дали результаты. Капитан просто не успевал ни отбивать, ни наносить удары. Конечно, нормальный испанец сразу же вызвал бы всех на дуэль, обидевшись по самое "немогу", но опытный боец лишь попросил поделиться секретами. Иноземцы, которые впервые попали в Московию, сверяли слухи о русских воинах с реалиями. Реалии, как ни странно, победили! Особенным чудом являлись детки, шпрехавшие по-испански лучше взрослых. Правда фразы иногда были загадочны, типа: "Динеро барма?" Такие языковые изыски сбивали с толку даже родителей отпрысков-полиглотов.
   Местные безделушки, игрушки, побрякушки раскупались не только на сувениры, но и на перепродажу. Всё, что сельчане приготовили с зимы, ушло влёт, несмотря на цены. Как и простенькие меха, типа беличьих. Это в Москве они стоят недорого, а в Мадриде и Лиссабоне цена на какую-нибудь куницу соответствует дальности доставки.
  
   Прибывший оружейник сразу нашёл общий язык с "человеком Альвареша" - инженер инженера всегда поймёт, даже в каменном веке. Прочная, твёрдая древесина хотя и тяжело поддавалась обработке, но зато хорошо "держала удар", не раскалываясь при перезаряде и после выстрелов. Игнат, увлечённый заморскими породами, осаждал Абрантуша. Ему нужен был амарант, имеющий крепкую, но гибкую фактуру для экспериментальных луков. Правда, по словам Гонсалвеша, требовались ветви или молодые побеги, а не брёвна. Откоряки класса: "Где я тебе их возьму?" не принимались во внимание. Герцог-бастард имел и корабли, и факторию где-то на Амазонке, а значит являлся владельцем таинственных, припрятанных чудо-деревьев.
   Архипа и его "дальнобойки" никому не показывали, поселив подальше от Беспутино. Там же заканчивали полигон и стрельбище, чтобы скрытно проводить испытания, обстреливая соседский бурелом. Московский городской гуляка, боярский сын Глотов, дал добро на пользование своей чащобой, так как владения забросил, даже не удосужившись ими поинтересоваться. Молодость и деревня не совместимы при наличии денег, а Михайла исправно снабжал молодого прожигателя жизни. К июлю готовили порох, пули и заказали гранаты французского типа у того тульского умельца, который снабдил ими бывшего кабальника. Под проживание всего Архипкиного семейства построили небольшой хутор, а для мастеровых потуг - мастерскую с кузней. Даже троих помощников подготовили из своих, проверенных работников. Дороговизна нового оружия отпугивала сама собой, но секреты полагалось держать в секретном секрете, чтобы не нарушать традицию.
   Душ Сантуш привёл из монастыря целый обоз воскресенского товара и, в начале июля, после добротной отвальной двинулся в обратный путь. Караван, в который добавились повозки с вяземскими срачами, антиболячами и прочими беспутячами, гордо растянулся по всему Тверскому тракту. На всякий случай, Дмитрия отправили с полусотней "тигрят" до самой Риги, наказав заодно доставить письма в Митаву. Семнадцатый век, без телефонов и интернета, прекрасно обходился эпистолярным жанром. Деловая переписка сводилась к тому, что стороны вели заочные переговоры параллельно: пока один пишет и отсылает наболевшее, другой, одновременно, гундит о том, что готов поведать. Разумная экономия времени и пространства! Михайла страстно желал получить совладение колонией на Тобаго, даже не будучи готовым её посетить. Уж слишком удачно расположен остров - вся Южная Америка под боком. Кроме того, хотелось ещё использовать географическое положение самой Курляндии и замутить, подключив короля Карла Одиннадцатого, организацию железорудного предприятия недалеко от Лулео. А добавив ещё и совладение или аренду Хельсингфорса - можно было гордо ткнуться мордой в миску с квашенной капустой, наивно посчитав, что "жизнь удалась!"
   Лёгкие деньги начали процесс застения глаз!!!
  
  Глава восьмая
  
   Испытания дальнобойного оружия прошли более, чем удачно. Тщательность изготовления пушек и мушкетов поразила всех, попутно оправдав высокие цены на изделия. А весь инструментарий, обеспечивший высочайшее качество работы, решено было продублировать для Андрея Лукича и персональной подшефной мастерской Дмитрия. Для литья новых пушек и изготовления мушкетных нарезных стволов, временно предполагалось использовать новый участок в Москве, выкупленный Лукичом у соседей. Но всю остальную обработку и доводку оружия, конечно же, придётся проводить в глухомани. Михайла не спешил с крупным заказом и не устраивал гонку вооружений - лучше меньше, да лучше, пусть и дороже!
   Мастеру, столь неожиданно получившему заказ на гранаты, взрывающиеся при ударе о землю, предложили переехать в Подмосковье и заняться их изготовлением, как минимум в течении года. Тем более, уже на месте имело смысл попробовать их переделать в шрапнельный тип, да и попытаться разработать на их принципе ручные бомбы.
   Всё это множество задумок и хотелок неожиданно прервалось гонцом от Василия Голицына.
   - Радуйтесь люди, у государя наследник родился! Ильёй назвали!
   Обсудив сию новость, решено было, что на празднества поедет лишь Иоанн, а Вяземский и Борис Голицын воздержатся, чтобы не оказаться посередь кремлёвских интриг в самый их разгар. Врагов нажить легко, лучше уж пересидеть первое время, пусть даже и оставшись не у дел. В принципе, члены "группы Вяземского" уже понимали, что проще созидать своё, чем гоняться за чужим, хотя и бесплатным.
   Прибыв в Кремль, Иоанн Алексеевич узнал, что царица Агафья умерла и даже новорожденный слаб здоровьем. Радость за брата сменилась тревогой, а через неделю наследник последовал за матерью. Царь Фёдор был в отчаянии и никого не желал видеть, кроме брата.
   - Иван, горько мне от несправедливости такой. Бог, конечно, ведает, что творит, но почему со мной? - делился государь, - Почто в то время, когда я здоровьем слаб и в любой момент могу преставиться, он лишил меня сына?
   Царевич, при всём желании, не мог его утешить обычными речами о том, что всё сладится и будет в порядке. А других, мудрых слов никак не находил, поэтому лишь приобнял худосочного Фёдора, который совсем сдал.
   - Федя, попробуй сделать, как обычно Миша Вяземский советует нам, - решился высказать мысль Иоанн, - ежели повторить попытку, то может и получится желаемое. А предаваться горю долго нельзя - последние силы и веру в себя потеряешь.
   Царь, хоть и был старше брата на пять лет, но почувствовал себя младшим. Наверно ему именно сейчас нужен был совет очень близкого человека, за неимением отца и матери. Все другие несли утешения ради получения корысти и лишь Иван ничего не желал. Это чувствовалось каким-то подспудным чутьём.
   - Ваня, я бы тебе трон передал, но боюсь, что съедят тебя живьём и Милославские, и Нарышкины. Спасибо тебе за слова разумные, давай я тебе тоже совет дам. Коли я умру без наследника - тотчас уезжай подале с тем же Вяземским. А когда вырастешь и возмужаешь, тогда и вернёшься и престол возьмёшь обратно. Чтобы всё сладилось, я перед смертью объявлю Софью регентом, тогда никто тебе помешать не сможет: ни Пётр, ни сама Софья, потому как она баба и наследовать права не имеет. Только ты никому не говори о моём решении, пусть думают иное, чтобы тебя не трогали.
   Время, проведённое вместе, сблизило обоих, но договоренности разлучили их. Нельзя было дать понять другим, что принято альтернативное решение на случай повторения трагедии или кончины Фёдора. Поэтому и кремлёвские интриганы занялись новой круговертью и хитросплетениями. Грушецкие и их ближники моментально были отстранены от трона, как неисполнившие задачу. Весь двор начал подыскивать невесту царю и предлагать свои варианты, чтобы приблизить к престолу новых нахлебников. Временные союзы распались и начались закулисные переговоры по созданию новых комплотов и их подобий. Естественно, что Иоанна, который снова стал кандидатом номер один, стали расспрашивать о планах. Царевич успокоил разволновавшихся претендентов на возможное регентство тем, что планы у него прежние и на следующий год он уедет с Вяземским к Белому морю. Придворные, поняв, что юнец так и не поумнел - успокоились и занялись другими вариантами приложения сил. Ну как можно верить в умственное здоровье царевича, который от трона отказывается? Да не бывает таких чудес на свете! Все должны жить и думать лишь, как мы - хитрые, изворотливые, хваткие.
   По крайней мере, наивный Иоанн надеялся, что именно такое мнение сложилось и со спокойной душой занимался посадскими делами. А царедворцы уже пытались найти потайной смысл в словах царевича. Иван Милославский понимал, что за братом царя действует какая-то фигура, но никак не мог её вычислить. Пятнадцатилетний Вяземский никак не подходил на роль закулисного интригана. Пока был жив дед Пётр Семёнович, всё было предельно ясно, но после его смерти возникла непонятка. Теперь предстояло выбрать одно из двух: или прикормить наследника, или приложить максимум усилий в выдвижении карманной невесты.
   Вася Голицын вместе с Софьей тоже нарезали круги мышления, причём о том же самом. Но у них имелся дополнительный вариант-мечта - поставить царевну регентом и, выбрав момент, попробовать помазать её на царствие. Поэтому, сладкая парочка занялась приваживанием патриарха Иоакима. Василий Васильевич разработал для Софки целую пиар-компанию, эдакий идейный базис, чтобы перетянуть церковь на свою сторону. Сестра государя начала дудеть в дуду на тему возврата к славному патриархальному прошлому, отринув иноземцев и иноземные заимствования. Мол, русскому народу живётся хорошо самому по себе, а все беды и смуты приходят из-за морей.
   Сам государь, сказавшись больным, отсиживался в своих покоях, передоверив управление страной царице Наталье Кирилловне и боярской думе. Думцам такое оказалось всладость, да и государыня-матушка пользовалась моментом, возвращая Нарышкиных на малую кремлёвскую родину. Ивана Кирилловича вызвали из Рязани, а Кирилл Полуэктович был пару раз замечен в Кремле. Патриарх тоже помогал руководить, причём с Натальей Кирилловной ему удалось найти общий язык. Милославские, неожиданно для себя, поняли, что возможен ещё один вариант регентства - вдовствующая царица при совсем больном царе (по типу Педру Второго при его болезном брате) или, в случае государевой смерти, при царевичах. В общем, всё смешалось в доме Обл...,блин, Романовых!
  
   Посадские работы выглядели со стороны полнейшим сумбуром, превратив микрорайон в какой-то человечий муравейник. Стройматериалы привозились, растаскивались, использовались и мигрировали вместе с лопатами, тачками и работниками. Один ручей наконец-то превратили в благообразный канал и смонтировали на нём колесо. Своя пилорама намного удешевляла стоимость тёса и транспортных услуг по его доставке. Старую пристань развалили и вовсю вбивали сваи для новой, попутно укрепляя берега реки. В будущем, мечталось вообще о каменной набережной, а пока можно было перебиться и естественным берегом. Казарма и новая церковь уже обзавелись фундаментом, осталось лишь начать, да кончить!
   В лесной лагерь отправили очередную сотню стрельцов для вторичного отбора и переподготовки. Один взвод из первой сотни оставили для продолжения тренировок и практических занятий в лесах, ещё один взвод вернулся в посад, остальных разделили: кого на работы, а кого и на увольнение. Долгоруков не только руководил, но и сам принимал участие в тренинге, пользуясь моментом. Лев Нарышкин обзавёлся штатом помощников, так как разорваться не мог при всём желании. Впрочем, своя команда подготовленных и прошедших практику спецов-администраторов, никогда не помешает.
   Иоанн, в итоге, вернулся в Беспутино, решив что Москвы ему чрезмерно и надо бы чуток развеяться.
  
   Для массового изготовления интадуры пришлось вырубить площадку в лесу под складирование, туда же перенесли производство. Слишком ответственный товар, чтобы тесниться на прежнем месте. Купцам, прослышавшим о чудо-дёгте, исправно отказывали в продажах, но всё время подъезжали новые и новые. Они почему-то искренне считали, что достаточно потрясти мешочком с серебром и производитель сразу же согласится со столь веским доводом. А так как торговля дёгтем на Руси - явление общенациональное, то Михайла распорядился поставить пост на съезде с тракта. Умники всех сортов полностью задолбали своей крестьянской простотой и городской непосредственностью! Почему каждый норовит объегорить или, в крайнем случае, поучить жизни, попутно высказав своё "фе"? А если в ответ втюхают в лоб, причём без обоснований и объяснений?
   Наконец-то отмокли и обсохли меха, обработанные вологодцами. Эффект потряс всех: мягкие, пушистые, гладкие - осталось лишь тёмным шёлком обшить изнутри. Хвосты седых чёрных лис и соболей вообще представляли произведение искусств. Случайно забредшая пара купцов из Порты долго и упорно упрашивала продать их, обещая за ценой не постоять. Правда, они почему-то надеялись платить серебром и понемногу за каждый шедевр. Пришлось объяснить недотыкомокам, что коллекционные модельные товары, дешевле трёх фунтов золота стоить не могут. Бедолаги-османы недоумевали, каким образом задняя часть старого, поседевшего от такой жизни, соболя, может стоить намного дороже полной шкуры соболя молодого. Торговля кончилась чисто "вяземским, отмороженным" жестом - он запихал десяток хвостов в мешок, повелел выдать два барреля "аспирина", короб спинных чесалок, зубных щёток и прочих полезных штуковин и отправил обоих купцов к Фене Едреневне.
   Единичные классные товары вызывают зависть соседей, а то и более высокопоставленных персон. Поэтому, даже козам ясно, что турки вернутся зимой за большим количеством русских ништяков, да ещё и луков привезут, вместе с деньгами. Так как за луки Вяземский был готов платить цены турецкие, немерянные. Блистательная Порта всё больше разрасталась, перенасыщаясь деньгами, рвалась покорить Австрию, сбросив, мирным договором, с хвоста Московию и нуждалась в особых, уникальных товарах. Обыденные мерсы уже не устраивали беков и пашей - им подавай "Бентли" ручной сборки! А так как купцы и промышленники Европы тоже хотели османский порядок в управлении - то и участь Европы была почти предрешена. Патриотизм западных простяков, торгашей и ремесленников базируется на нормальной, спокойной жизни, а не на лозунгах. Если завоеватели не трогают религию и уклад - им идут навстречу. Так что османы этом пользовались, не вмешиваясь в жизнь простого народа, попутно карая казнокрадов и взяточников: и чужих, и своих. Любой монарх, устраивавший обдираловку верноподданных, мог лишиться страны и полюдья.
  
   Внешняя стена лесной крепости потихоньку окирпичивалась - Вазген и Ко обучили достаточно работников и их трудовой порыв сдерживал лишь постоянный дефицит кирпича и пережжёного известняка. Три этажа оборонительного сооружения выглядели грозно, даже в деревянном варианте, хотя и непонятны были причины столь высоких расходов. От кого защищаться, если кроме татей и врагов-то нет никаких. Поэтому и Кремль не предъявлял претензий - в конце концов, лишняя крепость под Москвой не помешает на будущее, а сегодняшней угрозы не несёт. Внутренние строения полностью обеспечивали нужды не менее тысячи бойцов, а склады постепенно заполнялись боеприпасами.
   - Эх, кабы на тракте её построили, можно от Твери защищаться, - ёрничали все, кому не лень.
   - Или саму Тверь от крымчаков прикрыть, - вторили им те, кому лень.
   - А может князь хочет царю крепость продать, по-готовому? - догадывались самые разумные, - Али подарить?
   Тайна оставалась девственной и озадачивала многих, кому делать нечего. Поди разберись, какие резоны в отбитой голове бродят неприкаянно?
   Вебер полностью зарылся в своих склянках, помогая и травницам, и Пахому, и дегтярям, заодно выслушивая Мишкины лекции о природе вещей, устройстве мира и не забывая своих исследований. Философский камень и единое лекарство от всех болезней он больше не искал, предпочитая более прикладные методы обеспечения своего будущего. Зато поиски нужной плесени неожиданно дали результат. Десяток нарезанных на куски кукурузных стеблей, забытых алхимиком в погребе, покрылись какой-то дрянью. Август, не задумываясь, соскрёб её и сделал несколько тинктур разной концентрации, на воде и на спирту. Потом выловил селянина с гнойником, вскрыл чирей и занялся испытаниями. Вопли самого простяка заглохли при виде пары талеров. Через три дня даже опухоль спала - о чём последовал немедленный доклад лично князю. Мозговой центр в составе Вебера, Дарьи и Лукерьи был немедленно отстранён от других дел, а Анисим послан в Москву на отлов гниющих и лихорадочных единиц. Для них разбили возле тракта три шатра, чтобы заразу не занести в совхоз, а сами лекари обязались работать в тряпках, закрывших рот и нос.
   Батюшка Пафнутий, довольный строительством новой церкви, выпросил ещё и деньги на организацию библиотеки. Денег дали, охраной и повозкой снабдили, а право самому искать свитки и книжки с картинками, он и так имел.
  
   В начале августа приступили к испытаниям дальнобойных крепостных пищалей. Здоровенные, в длину, бандуры крепились в турели, позволяющие наводить ружья вверх-вниз. А сами турели сидели на подставках, обеспечивая разворот из стороны в сторону. Гладкоствольные красавицы заряжались с казны, а пыжовались спереди, так что стрелку требовался второй номер. Боковые рычаги клинили затвор и друг друга. Общий заряд жребия состоял из двенадцати свинцовых пуль. В принципе, Андрей Лукич их уже пристрелял, но следовало убедиться в качестве и удобстве. Полигонные стрельбы подтвердили, что дальность вполне приемлемая - свиные туши рвало даже на шестьсот-семьсот шагов, причём по три-четыре зараз, коли они рядом. Так что, оружие против пушкарей и ротозеев-командиров поступило на вооружение. Правда, требующее три минуты на перезаряд и достаточно свободного места вокруг.
   Дмитрий, вернувшийся из загранкомандировки, докладывал с превеликим удовольствием. Герцог разрешил разместить заказ на четыре сотни курляндских мушкетов по десять дублонов за три штуки и двести пистолей по дублону за каждый. В других странах возникали сложности с экспортом оружия, плюс австрийский император сгребал всё, что находилось в свободной продаже. Потери среди экипажей кораблей морских держав также требовали не только людских ресурсов, но и вооружения для матросов. Да и постоянный дефицит железа вставлял свои три копейки в колёса и Якоб фон Кеттлер согласился на соучастие в "лапландской авантюре". Он даже возжелал провести самоличные переговоры с Карлом Одиннадцатым. Единственное, что попросил столь практичный монарх - это побыстрее прислать пятьдесят тысяч талеров в качестве оплаты десятилетней аренды Тобаго с возможностью пролонгации договора по тем же ценам. Зачем вносить пай в шведский проект из своего кармана, когда можно продать права на неиспользуемую колонию и на эти деньги обеспечить свою долю нужнейшего металла? По большому счёту, Вяземский и сам бы так поступил.
   Из Кремля сообщили, что Фёдор Алексеевич возвернулся к царствованию, отпустив Наталью Кирилловну отдохнуть от трудов тяжких. Некоторые беспутинские отвары вернули ему активность, хотя и не могли излечить. Началась длинная череда заблаговременных обсуждений потенциальной невесты и следовало успеть закончить работу над проектом, отменяющим местничество. Оттого, что пращуры когда-то проявили себя с лучшей стороны, их потомки не становились умнее или талантливей. Наоборот, прежние заслуги рода позволяли бестолковым и нерадивым занимать ответственные должности. Вот только под их рукой ныне находилось неимоверно больше людей, важных ремёсел и иных структур. Систему следовало время от времени менять - даже в семнадцатом веке такое понимали! Нельзя бесконечно использовать одну и ту же арбу, как бы мила и привычна она ни была.
   Наконец-то приехал снарядопроизводитель со своими мастерами. Он, конечно, возрадовался предложенной цене и согласился на подряд в тысячу гранат. Открывать секрет той фигни, которая внутри поджигала порох, спец отказался, хотя никто другой не стремился делать у него заказы. Гранаты требовали нежного обращения и аккуратности при транспортировке. Обсуждения по изготовлению ручной разновидности выявили проблему - размер получался немаленьким, так что проще было бы разработать бомбы с фитилём. Михайла выделил место возле дороги к тракту под мастерскую и склад, выдал в качестве аванса бочонок с серебром. Пусть лучше туляк сам закупает нужный порох и химикалии для своих поджигалок-громыхалок и не дёргается по поводу секретности. Единственным согласованным нововведением, которым заинтересовался бомбодел, стала разработка металлической переносной мины со специальным фитилём.
   Афанасий сел за расчёт годового баланса, чтобы подготовить цифирь оплаты остатка налога. Финансовый год заканчивался и следовало отчитаться полностью в первый раз, чтобы потом на слово верили. Казна дала добро на использование мальцев в первозданном виде, без надпечатки. Курице, несущей золотые яйца, лучше предоставить несущественные привелеи, чем мешать ей спокойно нестись. Думцы, любящие хапать из казны официальным путём, являлись самым мощным лобби в Кремле. Никто не хотел, чтобы Вяземский переехал в какую-нибудь Курляндию или Португалию. Проще сделать поблажки здесь, чем остаться без налогов от достойного производителя! Да и какая разница каким золотом и серебром будет платить Михайла на Руси, если деньги пойдут на пользу внутренней экономики? Пусть лучше субподрядчики отдают монеты на перечеканку.
   Отдельным взором Мишка приглядывал за свеклой: белой и красной. Весь урожай должен был пойти на воспроизводство, за исключением того, что будет использовано для выдавливания сладкой жижи. Уж очень хотелось сахарный сахар создать и, наконец-то, нормально чай пить. Хугу Гонсалвеш тоже бдил в этом направлении - если князь прав и удастся делать сахар из свеклы, это будет новый путь для прохладных стран. И вообще, интересно же из "нифига" делать новые "фига"!
  
   Именины Иоанна, по протоколу, полагалось справить в Кремле в окружении родственников и почётных гостей, а вот пятнадцатилетие отмечали в селе. Оглашенные скоморохи, напичканные иноземными музыкальными инструментами, включая рукерс-клавесин, гнали с перерывами джаз-бэнд, состоящий из Мишкиных песенок и парафразов народных причиталок. Они устроились на пл.им.Анисима посередь села, а всем остальным приходилось терпеть вокально-инструментальный беспредел. На сабантуй "понаехали тут" только близкие, состоящие из Мышецких, Долгоруковых, Нарышкиных и даже, здоров живёшь, Ромодановского! Консервативный пень уже проникся духом перестройки и нового мышления, примкнув к молодой самостоятельной поросли. Герр Вайзер на этот раз доставил пиво совсем бесплатно и в солидном объёме. Мода на его напиток богов уже разползлась по Москве и он обустроил десяток точек в разных районах. Совладельцами стали несколько "тигрят", пожелавших запустить в дело свои денежно-жировые отложения. Ну, а в случае успешного итога переговоров в Швеции, в городке Лулео предполагалось открыть и пивной филиал, и Пахомовский ликёро-наливочный.
   Царевич, заваленный искренними дарами выше крыши, лишь краснел от смущения и улыбался от счастья. Наконец-то начали сбываться обещания Михайлы на тему: "Будет день - будет пища!" Прошло меньше года, а жизнь круто перевернулась вверх дном. Появились друзья, проекты, заботы - всё то, о чём даже не мечталось раньше. Теперь имело смысл жить во всю ивановскую, наслаждаясь каждым прожитым днём. Эх, если бы ещё и всей Расее такую же благодать обеспечить! Впрочем, вредоносный Вяземский советовал не пытаться объять необъятное, которое, почему-то, никаким аршином не обмеришь...
  
   Переговоры двух деятельных мужей Европы, Якоба фон Кеттлера и Карла Одиннадцатого, проходили в полном взаимопонимании. Престарелый герцог Курляндский понимал, что "лапландский проект" видимо последнее достойное деяние в его жизни и вложил все силы в реализацию договора. Карл, король Швеции, наконец-то освободившийся от засилья собственного парламента, был открыт к любым акциям, которые помогут реформе шведской экономики. Дурацкая война с Данией, хотя и победная, выявила потребность в коренном изменении шведской деловой консервативности. Микроскопический бюджет в миллион далеров в год вынуждал искать инвесторов, так что идея Вяземского прекрасно укладывалась в пожелания обоих монархов.
   Конечно, необычное соглашение могло вызвать сложности, но шведский король решил лично курировать предприятие, чтобы обеспечить необходимый имидж деловой надёжности. В конце концов, главным было начать, а дальше всё пойдёт по накатанной колее. Даже поставка продуктов питания португальцами, за счёт русской стороны, предусматривалась, так как шведская Лапландия вообще-то полуголодный край. Ещё одним странным условием Вяземского являлось то, что на одном из рудников будут работать только московиты. И не кандальники, а вольные рудокопы! Свои бараки, своя столовая, свой режим работы в шахте (три смены по пять часов в день) и даже свой инструментарий.
   По договору, руда добытая русскими, перерабатывалась шведскими литейщиками в слитки железа и отправлялись Вяземскому. Остальное железо, делилось между Курляндией и Швецией, а руда для него добывалась шведами по их канонам. Стартовый капитал составил гигантскую сумму в сто пятьдесят тысяч далеров или эквиваленте. Порт Лулео был передан под нужды создаваемой компании. Забавно, но никто из компаньонов, включая московита, не предполагал, что лапландское железо имеет ценнейшую составляющую в виде никеля!
   Попутно, герцог Якоб передал пожелание Михайлы о возможности аренды Хельсингфорса и окружающих земель в радиусе пятидесяти вёрст сроком на двадцать лет. В полное и безоговорочное управление, без всяких шведов! С правом заселения своими работниками и строительства порта своими силами. За эту сделку Вяземский готов был выплатить двадцать тысяч серебряных мальцев авансом и сто тысяч в рассрочку в течении всего срока. Король пообещал обдумать предложение и лично ответить князю-делавару. Пришли времена, когда финансы и бизнес стали важнее этикета и протокольности отношений. Мудрые монархи уже понимали, что мир изменился и даже Людовик Четырнадцатый лично состоял в четырёх десятках компаний, невзирая на свой титул! Чего же было чиниться королю Швеции, когда нужно строить принципиально новую военную машину, флот, экономику? Старый тип хозяйствования мог лишь оставить страну далеко позади других, а значит ослабить в войнах будущего. Да и толку с этого Хельсингфорса? Болота, да чащобы с буреломами, много ли от него толку?
  
  Сам Михайла раскатал мечтальную губу аж за горизонт! Ну ладно, Тобаго - тот же Абрантуш с кентами-купцами будет платить золотом за право пользования укреплённой базой для удобства торговли. А Хельсингфорс куда транзитит? Из Ревеля в Выборг? Или обратно? Да там, по прямой, куда угодно можно доплыть без сопливых посредников. Пляжный курорт тоже не построишь - ни пляжей, ни климата, ни кока-колы! Так что, ближники так и не поняли Мишкиных устремлений к глобализации, а сам он не спешил поделиться планами. Тем более, имел деньги на свои капризы. Приближённые гадалкины уже сообразили, что чухонский закидон - всего лишь средство подразнить Афанасия, вечно бухтящего на тему "денег вам некуда девать, ироды".
   "Ироды" ржали, но упорно выдумывали новые средства для их зарабатывания. Последним писком будущей визиготской моды стали "бобрики" - меховые шарики с плетёной верёвочкой, чтобы на запястье одевать. Ежели кому нечем руки занять в беседе, али просто так - бобрики обеспечивали попутное развлечение. Их можно было мякать безумно долго, а также поглаживать и пушистить. Первыми мехо-мякальными наркоманами стали деревенские кумушки на своих посиделках-говорильнях. Эффект колоссальный - оторваться невозможно. А чем придворные матроны отличаются от беспутниц? Те же руки, ноги, грудь и длинный язык! И та же страсть ко всему мягкому и пушистому.
   Заглавный ирод "изобрёл" совсем умственную игру - эдакую плоскую коробочку, а в ней плашки с номерами от одного до пятнадцати. В самой коробушке имелось лишь одно свободное место, чтобы передвигая лакированные квадратики, менять их местами до посинения. Или пока рядки от единички к пятнадцати не выстроятся по порядку, даже если вначале всё было разложено как попало. Для усугубления заманухи Вяземский объявил приз в тысячу серебряных мальцев тому, кто первый добьётся успеха в хитрой конфигурации и покажет самолично, как это сделал. Всё гениальное просто: в планшетке выставлялись ряды "по порядку", но плашки с номерами "14" и "15" меняли местами. Всех вяземцев предупредили, что голову оторвут тому, кто будет дуру гонять в рабочее время!
   На тракте, рядом с постом, раскинули шатёр и установили прилавок для проезжающих. Торговля сопровождалась специальными пояснялками, для чего отрядили самого умелого говоруна. Цена была простой, но вдумчивой - один рубль за комплект головоломки. Заодно, предупреждали о призовой игре, чтобы сбыт увеличить. Кстати, приз можно было получить лишь имея беспутинский набор с бренд-клеймом. Конкурентов-изготовителей, небось, повылазит, как грибов после дождичка в четверг. Купцы и их люди охали, крякали, требовали снизить цену за безделушку, но всё равно покупали на гостинцы. А дальше всё развивалось проще: головоломка увлекала и подсаживала не хуже онлайн-игр. Ну, а помечтать о призовой тысяче никому не возбранялось! Простота, конечно, хуже воровства, но гениальна по определению - за увлекательный досуг следует платить и деньгами, и вывернутыми мозгами.
  
   Афанасий, сдавший остаток налога, получил положенную долю похлопываний по плечу, лестных слов и пожеланий приезжать почаще. А потом, в кабинете у Васи Голицына, выслушал лекцию о том, что дружба с людьми весомыми может вернуть опальному дьяку расположение. Главное, исправно сообщать князю о том, что творится в Беспутино и в казне Вяземского. Благодарный Афоня откланялся от всей души и пообещал раз в два-три месяца навещать вельможу. Тем более, что Михайла давно предупредил своих ближников о таких предложениях. Лучше на них соглашаться и сливать разумную полуправду, а в пиковый момент и дезу, чем наживать неприятности в позиции "раком, против ветра". Дьяк всё больше убеждался, что бродяжич гораздо умнее, чем выглядит, и знает о жизни куда больше, чем положено в его возрасте. Такие мысли пугали и радовали одновременно - всё-таки была какая-то тайна в Мишке. Нужная, полезная и могучая тайна! И гораздо интереснее помереть рядом с такой мистерией, чем жить вдали в целости, спокойствии, но скучно.
   Придворные затейники уже перебрали всех невест, но никак не могли сойтись на одной. Сам государь всё больше приглядывался к красивой, богобоязненной старообрядке Марфе, дочери бывшего стольника Матвея Апраксина. Забугорным кандидаткам он более не доверял, надеясь отныне лишь на своих. Видя такое дело, самые гибкие интриганы начали плести "апраксинские кружева", желая оказаться в нужный момент поближе к возможным фаворитам. Хотя, "переблизить" тех же Нарышкиных, никому не удалось - единство по татарской крови имеет преимущество в среде урусов. Сколько бы ни говорили о полной ассимиляции и обрусевших инородцах, но всегда может наступить момент класса "поскреби русского и татарин вылезет".
  
   Дегтярные изыскания не прекращались, так как Вебер, общаясь с братьями-дёгтегонами, пришёл к выводу о необходимости делать смазку более густой. Конечно, для валов, вращающихся с большой скоростью, нужна жидкость, но на кой чёрт это тележной оси? Под загустители использовали всё, включая нафту и смолу, однако успешным научным тыком, странным образом, оказался смолотый в пыль известняк. Уж как он там переваривался в единую смесь - известно лишь самим разработчикам, но новый вариант дал в результате эффект "сам-три". Воистину, заставь энтузиастов богу молиться и они в своём рвении Землю перевернут, лишь бы поближе к объекту вожделения оказаться.
   Новая срача совсем расстроила прибывшего Саргиса, который даже денег привёз на старую. Ну куда же это годится, когда МНТК "Глухомань" выдаёт инновации быстрее, чем приличный купец сплавает туда-сюда по рекам, да морям? Да ещё на обратном пути захватит представителя Хабиров, изготовителей луков и арбалетов.
   - Никуда такая торговля не годится, Михайла-паша, - расстроился торговец, - я тебе бочки с золотыми динарами везу, жизнью рискую, а ты мне неправильную срачу подсовываешь!
   Саргис, сразу оценивший новое название и хорошо знающий русский, воспользовался семантическим моментом. Для улучшения торговли, естественно!
   - Да наварю я тебе оговоренной срачи, не беспокойся, уважаемый. Предупреждать надо, что много хочешь купить. У меня производство не резиновое.
   Щелчок в голове турецкого перса-армянина предупредил о возможном новом "резиновом" товаре, невзирая на пояснение о том, что просто бродяжье бессмысленное выражение выскочило. Следовало запомнить и у кого-нибудь спросить что к чему. А пока, обе договаривающиеся стороны обсудили куплю-продажу дёгтя-2. Уж очень он пришёлся по душе в Персии и Сирии. Изобилие ткацких мануфактур и скрипящего транспорта, особенно в уборочную страду, требовало смазки экономичной в пользовании. Да и собственные купеческие интересы превалировали, когда для перевозки уймы бочек требуется в два раза меньше фрахта, не говоря уж об экономии в транспортировке срачи-3.
   Привезённое золото пересчитали в мальцы, чтобы не путаться в мини-динариках, слишком мелкоскопичных для серьёзной торговли. Сто двадцать тысяч монет приравняли к пяти тысячам бочек "двоечки" и трём тысячам бочек "троечки". Заказ было обещано исполнить до весны 1682 года, но купец оставил своего представителя, чтобы отправлять обозы по мере изготовления. На цену "жидкого аспирина" Саргис персонально обиделся, зато скупил зачем-то гору чесалок, бобриков и "пятнашек". Поди разберись с актуальностью экспортных товаров и их приоритетами?
   Член семейства Хабиров, Абдулла Хаким, привёз образцы и согласился остаться, чтобы определиться с модификациями для новых заказов. Сбыт традиционного семейного оружия падал из-за пороховых видов и имело смысл ухватиться за нового заказчика. Приблудный татарчонок, прозванный Максимкой, с радостью вступил в должность толмача, чтобы хоть чем-то отблагодарить князя, приютившего пацанёнка на селе.
   К сожалению, из Индии пока не было новостей, кроме образцов индийской хлопковой ткани и самого хлопка. Вата нужна была для лекарской службы и алхимику для экспериментов по пропитке. Да и собственным деревенским тёткам она совсем не помешала бы для их ежемесячных потребностей. А чего не проявить заботу о ближнем, когда все, кому не лень, бабло везут со всего мира? Не с собой же в курган тащить?
   Панцири и сельхозинструменты из усиленной дамасской стали вполне устроили Вяземского, так что часть динарного месива пришлось вернуть, чтобы заказать необходимое. Торговец немедленно отдал колобашки обратно, дозаказав ещё две тысячи бочек интадуры-3. Чувствовалось, что вскоре оба-двое вообще перейдут на клиринговые операции. Впрочем это изымало из группы рисков перевоз самих денег, что порадовало купца.
  
   Ударное производство новых дёгтей пришлось Мишке по душе. Если поднять цены на закуп обычного - моментально отреагирует рынок. Внутренним потребителям, в большинстве, такое не страшно - почти все производили смазку для самих себя. А вот по иноземным купцам спекуляция ударит, придётся дороже платить, чтобы исполнить свои договоры с европейскими потребителями. Сидеть и ждать, пока цены спадут, никакой "заморский челнок" не будет, конкуренты могут покупателей перехватить. Иоанн сразу ухватил идею:
   - Зимой и на меха можно цены поднять, - предложил царевич, - тогда многие иноземцы вынуждены будут брать, чтобы к "меховому каравану" успеть.
   Борис Голицын только репу чесал от изумления, восхищаясь возможными прибылями. Мечтать ни разу не вредно, особо когда никто не запрещает попробовать. А ежели, заблаговременно, подкупить мехов и дёгтя, пока цены старые - то потом и перепродать излишки не грех. Мышецкий с Ромодановским и Львом Нарышкиным тоже решились поучаствовать в афере небольшими суммами на две-три тысячи рублей. Сумбурный план, невероятный на первый взгляд, основывался лишь на ментальности русских торговцев. Надежда удачно продать и природная упёртость вполне могли сработать - ажиотаж всегда начинается с малого слуха.
   Для закупа тысяч бочек дёгтя выехала целая делегация под руководством Афони. Шуму на Москве (через прикормленных крикунов и шептунов) понаделали великого, оплачивая каждую четырёхсотфунтовую бочку аж целым талером, рублём, а то и золотым динаром. Европейские купцы завыли от горя, видя что инициатива соблазнила всех тех, кто владел смазочным товаром. Дьяк тщательно и медленно вёл дела, а один из братьев Дегтярёвых (такое имя само прилипло почему-то) проверял содержимое каждой бочки. Мечта получить рубль заместо копеек удерживала производителей от сбыта на стороне, что и требовалось организовать. Финансовый год кончился, налоги уплачены, так чего же не придержать товар малёхо? Чай, бочки есть-пить не просят?
  
   Михайла дёргался и нервничал из-за дурацкой ситуации: кубышка была переполнена и в то же время денег хватало лишь на оплату заказов и жалованья, не более. Двадцать четыре тысячи динаров сразу отправили в казну, чтобы, не дай бог, не проколоться потом. Заботы одолели вконец, их количество уже превышало число исполнителей. Хорошо хоть диковинный и обильный урожай удалось собрать и заныкать по амбарам, да погребам. Белосвекольная жижа, под личным контролем алхимика и Лукерьи, дала наконец-то сахар: липкий, сладкий, желтоватый, но мало. Хотя кто его знает, может это и нормально, когда из пуда свеклы получается три фунта леденцов, размером с казан. Местным отрокам раздали ступки и поручили толочь куски в песок, так они, заразы, ещё и подъедали понемногу!
   Чуток успокоили долгожданные письма от Лариона. Обоз добрался до Курска без проблем, несколько боёв с татями не в счёт, побили всех апологетов лихой жизни. Заодно, след оставили в виде колов с нанизанными разбойниками. В самом Курске приезжих встретили нормально, а ознакомившись с письмами и бумагами на владение, предоставили полный карт-бланш. А куда воеводе деться от двух подвод с дарами царского уровня? Ларион, проведя пару дней в особняке Вяземских, настучал по тыкве управляющему, совсем заворовавшемуся и загнобившему подотчётную деревеньку. А добравшись до Красного болота началось финальное обустройство, ибо от деревни осталось лишь четыре еле тёпающие семейства. Новички сразу занялись реорганизацией, попутно одарив местных скотом, припасами и инструментом. Даже немножко денюжек раздали, чтобы приободрить несчастных и прикормить. В такой глуши никуда без проводников не доберёшься - комары забодают, да леший с водяным устроят вырванные годы.
   Туляки-литейщики бродили по болотным островкам и всласть нахваливали глинистую жижу. Такой железистой грязи они ещё не встречали.
   - Ох и богатое болото у Михайлы Алексеича, цельный завод можно поставить, да железо славное вываривать!
   - Да уж, таких болот под Тулой не найдёшь.
   Рудознатцы чихать хотели на почти собратьев и урыли в близлежащие холмы, раскопки устраивать. И чего их устраивать, коли Курская Магнитная Аномалия сама вылезает во многих местах Курской области: и на севере, и на юге? Так что, ближайшие холмы сразу проголосовали рудой, в первые же недели. Хорошо искать там, где знаешь заранее, ещё из двадцать первого века. Тем более, что все признаки наружу выглядывали, да никто их видеть не хотел. Поди узнай, что полтора десятка вёрст буреломов, болот и чащоб к югу от Сейма, вдруг обернутся заныканным богатством? А жители деревни никогда даже толкового кузнеца не имели - их когда-то привезли и поселили, чтобы глухомань, выданную царём, обозначить. Так что ограничились охотой, грибами-ягодами и прочими дарами природы. Подмастерье, которого обязали кузнечить, только крицу из жижи болотной выжигал, чтобы под рукой железо имелось.
   Для того, чтобы привести в божеский вид местную речку, наняли мужиков в Курске, благо там своих безработных имелось. Кстати, за речкой начинались дачные земли Иоанна Алексеевича. С такими же холмами, болотами и лесом. И, как оказалось, со своим рудником!
  
   Царевич, обрадовавшись, тут же умчался на посад, чтобы организовать свой караван с переселенцами из уволенных стрельцов и московских безработных. Комплект выкупленных туляков у него уже имелся, осталось главу делегации найти. Переговоры с бывшим "дядькой" Прозоровским прошли успешно - Пётр Иванович согласился посвятить год своей жизни потенциальному наследнику престола и организовать поселение, рудник и завод. Тем более, что Иоанн Алексеевич посулил ему десятую часть добываемого железа за радение и старание. Хошь торгуй им, хошь себе пользуй, пока живёшь, но без права наследования доли, конечно. Условие необычное, но очень даже приятное по тем временам.
   Посадские работы тоже продвигались к светлому будущему. Бригада ручейников, наблатыкавшись как следует и простимулированная методом оплаты по результату, явно успевала закончить благоустройство второго ручья до холодов.
   - Эдак вы мне Венецию здесь построите, - подшучивал довольный Иоанн, - впору лодки ихние заказывать, да по каналам кататься.
   Работяги дружно подхихикивали, не особо задумываясь, кто такая Венеция и сколько в ней ручьёв. Деньги платят, едой кормят, струмент выдают, пить запрещают - что ещё нужно рукастым мужикам? Каждое воскресенье, как белые люди, с семьёй церковь посещают и благоверным деньги приносят. Поди, такая жизнь лучше прежней, когда стоять возле базара приходилось с другими бездельниками, выжидая любой работы, лишь бы наняли.
   Очередная сотня, по слякоти и грязи, ушла в лесной лагерь, сдав дежурство вернувшимся с учебно-тренировочных сборов. В лесу остался лишь очередной взвод, в то время, как первый заканчивал "полевые учения". Уже пятеро "солнышек" изучали военное дело в отряде "егорок", являясь зародышем будущей разведки Иоанна Алексеевича. Москва тоже не сразу строилась, а ведь вон какая большая выросла и всех под себя подмяла. Хотя и была когда-то никому ненужной черниговской деревушкой.
  
   В Беспутино пришла долгожданная радость - разрешили кушать картошку и кукурузу (помидоры - только со своих огородов). Гонсалвеш давно уже предупредил, что перед сбором урожая следует выкопать одну картофелину и сковырнуть коричневую кожуру. Если под ней будет зелёная кожица - ждать, пока не дозреет, иначе придётся буртовать "второй хлеб". Нечего травиться из-за спешки! Михайла тоже слегка отдышался, всё-таки расходы на продукты питания сжирали часть бюджета, а открытие второго фронта облегчило финансовый баланс. Правда, рожь и пшеницу по-прежнему импортировали, но муку уже мололи на своей мельнице, поставленной на Малютке. Саму Малютку почти освободили из плена, решив остатнюю часть осыпи прокопать следующим летом, когда вода сядет. Болото подсократилось за счёт дренажных канав и поделилось очередным илом и торфом. Соседи, на пару десятков вёрст вокруг, везли в совхоз "Заветы Вязьмича" свой торф и прочее дерьмо, вперемешку с рыбьими (дефицит) и скотьими костями. Бригада удобрителей, вооружённая мельницей, прессом и другими орудиями труда, производила всяческий компост и даже фосфорные удобрения (дефицит). А заодно и народное московитское торфяное топливо, раз каменного угля бог не дал!
   Агропром Вяземского стал ударником "предпетровской пятилетки"!
  
  Глава девятая
  
   Делегацию в Курляндию и Швецию собрали солидную, поручив лидерство Дмитрию. Правой рукой стал безусловный Афанасий, а для понтов Михайла уговорил Бориса Голицына создать имидж. Тот и сам несказанно обрадовался возможности поучаствовать в забугорных деловых переговорах, тем паче, что приглашение пришло лично от Карла Одиннадцатого. Нью-повозки, успешно прошедшие испытания и степенно размножающиеся в количестве, загрузили всевозможными прибамбасами самого высококачественного пошиба. Первая рота "тигров", эффектная и грозная, отправилась эскортировать обоз, включивший в себя бочонки с золотом. Серебро лучше использовать на месте, чем таскать к чёрту на кулички. Кузьма, как всегда, должен был остаться в Смоленске с двумя взводами, на случай, если душ Сантуш и "душ Андреич" разминутся по времени. Торговля и бизнес - не политика и ни у какого ОВИРА не нужно спрашивать разрешение на встречи с высокотитулованными особами. Чай, не Англия с её дурацкими ограничениями на выезд за рубеж.
   Глашка, помахав платочком отъезжантам, вернулась к Мишке, чтобы продолжить издевательства. В последнее время, она нещадно трясла ненаглядного, убеждая жениться пока не поздно.
   - Вон сколько княжон на выданье, одна другой краше и родовитей, - настаивала полюбовница, - да за тебя кто хошь дочку отдаст и приданое отвалит немереное.
   - Отстань, шалопутное создание, нафига мне жена, - отбивался поселковый "царь и бог", - хватит одной пилы-красавицы!
   - Я не пила, но не уймусь пока ты не согласишься. Али тебе иноземную принцессу нужно? - наконец-то дошло до Глафирьи, - Ох и дура я, что сразу такое не удумала. Може у герцога Кеттлера внучка есть?
   Обсуждение велось втихаря, без свидетелей, в спаленке, поэтому Михайла прервал свою любимую тарахтелку-советчицу каскадом поцелуев.
   - Ну, Миша, ну я же серьёзно, пора тебе наследников заводить, пока молодой. А я с детками нянькаться буду, дворовой тёткой им стану.
   - А по ласковой заднице не хочешь получить, счастье ты моё чугундуристое?
   Дурковать любили оба, но Глашка всё-таки не унималась.
   - Ну хоть сам скажи на кого глаз положил, не верю, что ты о семье не думаешь. Жаль, царевен ноне нет для тебя, Софья Алексеевна - стара, а Наташка... - неожиданно заткнулась ходячая неугомошка.
   Действительно, Наталье Алексеевне Романовой было лишь восемь лет, но ради такого союза можно и подождать несколько лет. Тем более, что это время Вяземский провёл бы со своей боевой подругой.
  
   Самого Михайлу давили финансовые вопросы. Цены за ивняковый отвар были чересчур завышены, а как съехать пониже после задекларированых понтов, он пока не знал. Со всеми видами дёгтя получалось гораздо проще, поэтому затарка шла полным ходом. Теперь следовало определиться с технологией изготовления сахара из свекловицы. В основном, как выяснялось, сахар делали всё-таки тростниковый, тем более в колониях получали по два-три, а то и четыре урожая в год. Зато белый сахар гораздо слаще! Эх, втюхать бы рецепт каким-нибудь французам, да подороже. Раз имеются свои монопольные товары, то нечего подгребать всё, что мимо пробегает.
   Списки потенциальных инноваций бессмысленно ждали своего часа - знаний не хватало, а порой и не было совсем. Дурацкий примитивный паровик никак не хотел работать толком и требовал постоянного контроля. Конечно, использование принципа эксцентрика, позволило создать вертикальную распиловку, переводя круговое движение в прямолинейное, через шатуны. Но всё требовало точности и балансировки, а спецов не хватало. Хоть колледжи открывай, где ни попадя!
   Учебный гарнизон крепости тратил средства всеми доступными методами, более тысячи курсантов разного уровня дружно хотели жрать. Да ещё и каждый день по три раза! Порох и свинец для учебных стрельб закупался обозами, пока, слава богу, находились продавцы. Сапоги снашивались быстрее, чем приобретались. Вот и приходилось тратиться на высококачественное обмундирование и обувь, чтобы надолго хватало. Через первичный отбор прошли более трёх тысяч кандидатов и хотя многие отсеивались после первой же недели, но они тоже выходили в копеечку. И без дружинников нельзя - сегодня не подготовишь, завтра будешь локти кусать. Хотя жаловаться глупо, так как средний "тигрёнок" уже превосходил раза в три любого другого солдата, даже янычар. И по бронированию, и по вооружению, и по боевой и силовой подготовке, и по умениям и, даже, ментально. А постоянные рейды и бои с татями, оказались великолепной полевой подготовкой и закреплением навыков.
  
   В начале ноября, в гости заглянул Василий Голицын. Вроде бы ненароком, но с некоторыми претензиями.
   - Ты, Михайла Алексеич, вздул цены на дёготь так, что иноземные купцы жалуются, - завёл он стандартную пластинку, - не могут оне покупать его по старым ценам, никто не хочет продавать.
   - Василь Васильич, ко мне какие претензии? Я же просто покупаю по своим ценам, разве это запрещено на Руси?
   - Нет, можешь хоть золотом платить, но продавцы дёгтя задёшево больше не хотят торговать. Говорят, мол, дождёмся Вяземского и ему отдадим выгодно. Но ты же не весь дёготь скупишь?
   Голицын, в принципе, хотел лишь выяснить, когда Мишка закончит бум с ценами. Хотя и сам имел интерес к новым расценкам, так как его хозяйства тоже дёгтем торговали с иноземцами. Дурацкая ситуация, когда непонятно чего ожидать и где соломки подстелить. Брательник Борис уже изрядно наварился на своевременных перепродажах, так как вовремя затарился дешёвой смазкой. Некоторые заморские купцы начали закуп, смирившись с потерями части прибыли, но сообразив, что ещё хуже потерять время на оборот деньги-товар-деньги. Всё-таки Московия обеспечивала более четверти европейской потребности в дёгте, а может и поболе. Швеция и Польша, вместе взятые, столько не выставляли на общий рынок. Когда-то, Иван Грозный решил перекрыть Дегтярную Трубу, а потом приоткрыть по новым ценам. Его до сих пор весь мир помнит, как "кровавого и жестокого тирана"! Тем более, что он такой фортель выкинул с пушниной, оставив "немцев-торговцев" без огромнейших прибылей. И за что Европа будет любить сего монарха? Фантики и похвалы дают лишь тем, кто послушно продаёт всё по дешёвке Старшему Брату. Тогда и жвачками могут поделиться и даже джинсы завезти из Турции!
  
   Абель Монтойя вовсю усиливал свою сотню за счёт военного ведомства. Он заказывал "вяземское" бронирование, пики, двуствольные пистоли, проводил ежедневные тренировки со своими бойцами, даже организовал строительство спорткомплекса. Попутно завёл магазин, где торговали русскими сувенирами. Последней каплей оказалось внимание придворных дам. Более родовитые хлыщи накатали на него ряд жалоб и военный министр посоветовал капитану выйти в почётную, хотя и несправедливую отставку. Пенсион назначили солидный, но порекомендовали убраться из Мадрида, желательно на несколько лет. Великолепно подготовленную сотню передали сыну одного из грандов, который нагнал из неё два десятка слишком преданных Монтойе кирасир. Оружие и обмундирование оставили уволенным, чтобы не злить родственников гвардейцев, но видеть больше не желали. И куда бывшим воякам деваться?
   Обсудив создавшуюся ситуацию, элитники не удумали ничего лучшего, как пойти наёмничать, так как другого делать всё равно не умели, а идти на пенсию было рано. Подальше от Испании - поближе к кухне! А где самая лучшая кухня, да ещё и зимой?
   Душ Сантуш, развезя моющие средства по потребителям, заодно перетёр насчёт отвара. Астрономические цены на "аспиринку" - радости у потенциальных покупателей не вызвали. Конечно, по несколько баррелей заказали оба двора, но лишь для сугубо внутренних, экстренных нужд. Педру Второй сказал, что дороже двух мальцев за галлон действительно целительной жидкости, он покупать не будет и это его последнее слово. Всё-таки, титулованные обладатели подагры нуждались в точечном обезболивании, как и прекрасные, фигуристые обладательницы регулярных мигреней. Сотня баррелей, то бишь четыре тысячи галлонов в год, могли обеспечить полностью все потребности двора и многочисленной родни.
   Испанцы, точно так же отреагировали, видимо золото в закромах стало уменьшаться. Французы пока вообще не интересовались товарами из Московии, кроме пушнины и "срачи". Интадура их заинтриговала, так как постоянные войны требовали не только экспедиционных корпусов, но и сопутствующих обозов. Транспортировка смазки выгрызала часть бюджета любой кампании, причём ежедневно, как и еда. И если солдат можно иногда оставить без обеда, то оси долго скрипеть не будут. Сгорят от обиды за некорректное отношение! Цены французов не пугали - Людовик Четырнадцатый, будучи нищим во времена Мазарини, имел хорошую память. Поэтому, войдя в силу и дорвавшись до власти, поставил своему Кольберу задачу класса "ни дня без накоплений". Он оставался неумолим и ныне, даже сам не зная сколько деньжищ заныкано по разным кубышкам. Высвечивался лишь размер ежегодного бюджета, а всё остальное оставалось за кадром. Да и бюджет явно выпукливался, затмевая собой суммарную казну Польши, Швеции, Московии и ещё целого набора стран. Выражение "миллион луидоров" не вызывало королевского трепета или почтения - так себе, обиходный сленг.
   Даже Хуан Рикардо, дружище Абрантуш, был растерян... от милостей Педру Второго. Регент, на последней аудиенции, обласкал бедолагу бастарда Авейру так, что не оставил тому выхода. Просьба, кратная тройному требованию, заключалась в следующем. Независимо от того, будет Мигель Вяземски поставлять русское "чёрное золото" или нет, Ивану Рикардовичу следовало обеспечить поступление десяти тысяч бочек в год. Хоть просто дёгтя, хоть интадуры, хоть легендарной срачи! За это, Педру Второй, возвёл португальское имение Абрантуша в статус виконтства. Хотя оно состояло лишь из деревушки и замка на берегу малюсенькой бухточки под Сетубалом. Мало того, он разрешил обустроить целое будущее капитанство в Бразилии, начиная от небольшого форта семейства Авейру, расположенного в пятидесяти милях к западу от форта Сан-Жосе на Риу-Негру. Места отдалённые, глухие и необжитые, но потенциально богатые лесом и неизведанностями. Дальше, по Амазонке, бродили лишь иезуиты со своей миссией дружбы и заплывали различные авантюристы в поисках халявы.
   Регент настолько расщедрился неосвоенными глухоманями, что разрешил своему эмиссару наобещать Вяземскому с три короба. То есть, дать возможность поставить независимый форт на месте впадения Риу-Пурус в саму матушку-Амазонку и даже пользоваться этим Пурусом всласть и надолго. Конечно, каждый хитрец готов поделиться тем, на что не хватает ни людей, ни денег, ни времени. Он бы ещё Антарктиду предложил, вместе со всеми пингвинами в придачу! Хотя, жаловаться грешно, такое добродушие позволяет, по крайней мере, беспрепятственно шлындать мимо освоенных территорий и никто дурного слова не скажет. Да и опасно это! Цивилизованный народ ведь ещё не знает, что медведь - птица резкая: сначала голову оторвёт и лишь потом задумывается над вопросом "а зачем?"
   Хорошо, что Рикардыч, по молодости, не осознал до конца всех сложностей бытия и решился на шаг, обозванный родственниками "отчаянным". Эмиграция в Московию на несколько лет без права оставить Родину несмазанной вдосталь! Хотя, кто не рискует - всю жизнь будет придворным планктоном.
  
   Переговоры Дмитрия, одного из первых кавалеров "медали татеборца" (дающей право на статус "витязя ордена Юрия Боголюбского") с Якобом фон Кеттлером свелись к оплате аренды Тобаго. На большее герцог Курляндии уже не тянул, старость сделала своё дело. Договор с королём Швеции Андреич отправился подписывать вместе с Фридрихом Казимиром фон Кеттлером. Понятно, что наследник больше любопытствовал весёлым времяпровождением, доверив серьёзные дела секретарю. Впрочем, Карл Одиннадцатый был даже рад такому: "Дайте денег, а я сам всё наворочу!" Сын оружейника отнёсся к поручению более серьёзно, хотя бы в благодарность судьбе, вознёсшей его столь высоко. Все детали русского соучастия в "лапландском проекте" согласовывались по мельчайшим деталям, чтобы потом ни у кого претензий не возникало. Как говорится: "Справедливость - всего лишь доскональное исполнение договоренностей!"
   Король даже задумался о том, чтобы переманить к себе деятельного и вразумительного юношу, но не захотел портить отношений с инвестором. Лучше уж выждать время (для большего апломба) и втулить московитам болотный Хельсингфорс. Оперативный капитал, в данный момент, важнее транзитной бухты!
   В любом случае, Дмитрий опоздал в Смоленск, но сделал важное дело. Забрав изготовленные мушкеты и пистоли, а так же прикупив всяких полезных мелочей - он отправился восвояси.
  
   Как ни старались пиренейцы подсократить размеры караванов - ничего не помогало. Бог схизматиков, каждый раз увеличивал общий карго, заодно добавляя и сопровождение. Так что, дружинники Хованского и Милославского, действующие уже под Вязьмой, даже подъезжать не стали. Разве что попросили продать чуток заморских вяленых фруктов ради пробы. Флаги Португалии, Испании, ведомые "тигриным" баннером, вполне защищали длиннющий обоз.
   Беспутинцы заблаговременно знали о приезде, так как молва, имеющая волновую природу, опережала материальные ценности. Кирасиры и мушкетёры, словно завсегдатаи, разъезжались по избам, так как в гостиничный комплекс теперь явно не вмещались. Вяземский лично принял душ Сантуша и Абрантуша, как драгоценные подарки. Всё-таки оружие, сладости и вкусности, а особенно бочки с заветными кругляшами грели душу даже зимой. Спекуляция дёгтем наконец-то была оплачена - его запасли столько, что обеспечили и Саргиса, и португезов и всё равно осталось немало. Да и шампуня с мылом вдосталь наварили, чтобы годовой заказ закрыть и на полгода вперёд поставки осуществить.
   На сниженные цены по отвару Михайла согласился, изобразив уступку в благодарность за весть о правах на колонизацию, где-то на заднем дворе далёкой Бразилии.
   - Благодарю, ваше сиятельство, думал совсем торговать не доведётся, - разоткровенничался купец, - я летом оплату привезу обязательно.
   - Привези, конечно, уважаемый Карлуш, а мы к тому времени ещё наварим.
   Вяземский вздохнул с облегчением, договор по "аспирину" давал небольшой финансовый резерв для его бесконечных трат. Попутно, в течение недели, согласовали дополнительные поставки по смазке, введя три разных наименования, чтобы различать качество. Дёготь, интадура, срача! Переезд в Архангельск был запланирован на лето или зиму следующего года, а торговля, соответственно, переносилась на южное побережье. Белого моря! Всё-таки морские перевозки в сотню раз дешевле гужевых, что устраивало португальцев и ничем не мешало русским.
   Теперь следовало уточнить детали ещё одной операции. Дело в том, что в колониях можно обменивать монеты на золото по коэффициенту 1:2, а торговать развлекательными сувенирами вообще втридорога. Развлечений-то особых нет на краю цивилизации!
   - А как же пираты, Михайла Алексеич, - запереживал Абрантуш, - как только они узнают о монетах, сразу начнут нападать, а у меня лишь четыре корабля.
   - Если укрепим Тобаго, то можно будет отправлять корабль в колонии вместе с королевским "золотым флотом". А обратно возвращаться с ними же. Неужели Педру Второй откажет в такой малости?
   Действительно, о Тобаго как-то не подумалось. Хотя и укреплять базовый порт придётся всерьёз, иначе любители колобашек быстренько доберутся до сладкого. Впрочем, до таких операций ещё многое предстояло сделать и в первую очередь убедиться, что возможностей ограбить больше, чем шансов защитить. Иначе, все умники уже занимались бы такими простыми операциями. Мишкины хотелки, время от времени, отличались от Мишкиных и немишкиных зналок и умелок. Ах, как хочется, чтобы все задумки легко реализовывались! Одна мелочь - миллионы зарабатываются тяжким трудом, навроде заката Солнца вручную. И, порой, лучше их отложить на потом, чтобы не въехать в косяк сейчас. Да и торговлю сувенирами и играми проще вести через третьих лиц, пусть даже с недостачей в прибылях. Пока!
  
   Католическое Рождество, как уже повелось, схизматки встречали у испанского посла, после чего душ Сантуш с охраной и бочкотарой отправился в обратный путь. В Беспутине остался Монтойя со своими гвардейцами и Абрантуш, тоже с нечужими, включая помощников и доверенных людей. Капитан в отставке, создав сводный отряд из своих и португальских бойцов, подключился к операциям против татей. Мастер от Альвареша, получивший запас самшитовых заготовок, продолжил изготовление арбалетных лож. Хуан Рикардо и Вяземский засели за разработку плана освоения морей и океанов. Чего же королевским милостям зазря пропадать, коли можно ими воспользоваться. Да ещё и в свой карман!
   Оба "покорителя" прекрасно понимали, что четыре торговых корабля много не наторгуют сами по себе. Чего уж говорить об освоении бразильянской целины и амазонской тайги? Зато, если их вооружить получше, да сделать матросами "тигрят"...
   - Дальнобойные пушки мы изготовим, дон Абрантуш, - обнадёжил Дмитрий, - только время на это уйдёт. Зато и дальность в два раза больше, чем то, что есть у других.
   Компаньона уже ознакомили с новыми нарезными пушками и различными гранатами к ним. Жаль, что такое оружие требовало качественного металла и тщательной обработки изделий.
   - А вот коммандос придётся готовить на море, - добавил Вяземский, - всё что нужно для боёв на земле они уже изучили.
   В принципе, предварительный план включал в себя простую схему действий. Как только Ларион начнёт поставлять железо, сначала в Москву, потом в Архангельск, можно создать оружейное производство на четыре линии. Две займутся изготовлением нарезных дальнобоек и гладкоствольных картечниц. Попутно, ещё две линии будут производить антипушкарские пищали и нарезные мушкеты. Технологии, слава богу, уже отладили и требовалось лишь время. Да и поставки металла из-под Курска намного облегчали гонку вооружений. Своё - не чужое, покупное и, порой, дефицитное. Оснастить каждый корабль десятком чудо-пушек и можно ходить по морям гораздо спокойнее. Мишка и ракеты бы применил, но не имел никакого понятия в этой сфере, а "на пальцах или коленках" только ботаники такие проекты воплощают.
   Кроме того, имело смысл организовать верфь в своей китобойной бухте.
   - Твой батюшка Алексей, бывал там и сказывал, что четыре стапеля на берегу можно поставить, - поделился Афанасий.
   Мастеров обязался подыскать, уговорить и привезти на Север, личный помощник Абрантуша. За большие деньги, что хошь можно сделать. Свой лес находился не так далеко, возле охотничьей деревни Вяземского. А чтобы проще было с транспортировкой - решили купить сразу табун у башкир, благо они серебро любят, как все нормальные люди.
   Подготовка морской пехоты решили начать в Белом море, чтобы бойцы вообще к морю привыкали. Ну и, заодно, Михайла поделился планом создать факторию у северных самоедов и использовать специально заказанный в Португалии корабль для этого. Осталось лишь дожить до светлого будущего!
  
   Мальцев не посвящал никого в своё прошлое, хотя и дёргался по поводу стрелецкого бунта 1682 года. Он понимал, что вызвал определённые изменения в расстановке сил и непонятно стало, чем бунт закончится. Даже удрать досрочно не получится, при нынешнем раскладе Иоанн останется, в его отсутствие, без царского титула, а оставить царевича здесь одного, слишком опасно. Кроме того, смущало то, что государыня-матушка Наталья Кирилловна и патриарх Иоаким всё более находили общий язык. Силовая пара Хованский-Милославский, сблизившаяся благодаря войне с татями, тоже не очень радовала. Было так в истории или нет, Вяземский не знал, поэтому решил пройти кризисный момент до конца, плечом к плечу с потенциальным Иваном Пятым. В конце концов, можно попробовать отсидеться в лесной крепости, в надежде что бунт быстро закончится. Эх, угораздило же попасть так не вовремя! Нет, чтобы какой-нибудь вселенский разум (или кто там ещё?), отправил бы его лет на пять пораньше. Или подальше?
   Мама дорогая!...
  
   Из привезённого оружия, "солнышкам" передали сотню португальских и сотню курляндских мушкетов, а также полторы сотни пистолей. Кроме того, Вяземский выделил царевичу ещё бочонок золотых из дегтярной оплаты, чтобы работы на посаде подсуетить. Кирпичный завод, затеянный Ромодановским, исправно обеспечивал стройматериалом целевые стройки: новую посадскую церковь и казармы. К лету предполагалась дюжина курляндских пушек, а отбор среди безработных в солдаты полка вёлся без скидок на времена года.
   В конце января дошла грустная весть о смерти Якоба фон Кеттлера. Надёжный, грамотный, мудрый партнёр ушёл из жизни, так и не повидавшись ни с Иоанном, ни с Михайлой. Его наследник, Фридрих Казимир, освободившись от жёсткого отцовского контроля решил воплотить в жизнь "версальский вариант правления". Небольшая, но процветающая балтийская страна, начала свой путь в экономический тупик.
   Обсуждение класса "чего бы выкупить у курляндцев подешевше, пока другие этого не сделали" стало приоритетным. Естественно, следовало использовать момент для перевода статуса Тобаго из аренды в собственность. Конечно, это наглость, думать о заморской колонии, не имея флота, но почему бы и самим флотом не разжиться? В конце концов, пусть португальская корона платит золотом за право создания там военно-морской базы долгосрочного пользования. Ах, они ещё даже не думали об этом? Ничего страшного, хорошие идеи можно и подсказать! Небось казна Педру Второго не оскудеет, выплачивая Мишке по десять тысяч мальцев в год? Золотом, естественно. Ну, или сорок тысяч, но за десять лет вперёд. На острове четыре достойные бухты - пусть выбирают любую под свой зубасто-морской плац'д'арм. Иначе отключим газ, свет, мыло и смазку!
  
  Кремль усиленно готовился к свадьбе - царь Фёдор так и не изменил решения и выбрал Марфу Апраксину. Венчание наметили на середину февраля, а пока все интересанты в очередной раз перетасовывали колоду из самих себя. Безусловным лидером интриги считался Хованский, он уже оттяпал у Долгорукова Разбойный Приказ и теперь собирался забрать у Долгорукого приказ Стрелецкий. Ему была по барабану разница в окончаниях родовых имён, просто требовалась военная сила. Нужная, кстати, вещь при нестабильности правителей.
   Государь потихоньку терял остатки здоровья, хотя по-прежнему лелеял надежды на наследника. Тем более, набожная Марфа, воспитанная в старой вере, не лезла в политику и интриги, в отличие от Грушецкой. А значит не тратила нервы, не впадала в стрессы и сохраняла здоровье. Сами Апраксины, неожиданно обрели множество друзей и даже окольных родственников, включая тех, кто их раньше на порог не пускал. Зато, "припадочные" царя (Языков и набор Лихачёвых) врубившись, что могут остаться не у дел, моментально заулыбались другим царедворцам.
   Государыня Наталья Кирилловна, поддерживаемая патриархией, постепенно наводняла Москву родственниками и выпросила у Федора Алексеевича поблажку: переселить поближе боярина Матвеева. Якобы старый пень никому не мешает и борозды не испортит! Любопытно, но Лев Кириллович слегка абстрагировался от своих, поставив всё на Иоанна и Вяземского. Последние полтора года отбили у него желание чего-нибудь где-нибудь выпрашивать и за это обещать в ответ. Оказалось, что самому заработать и этим сохранить независимость гораздо разумнее, чем зависеть от "руки дающей". А власть финансово-экономическая, ничем не хуже политической!
   Иван Милославский затеял моду сказываться иногда приболевшим, ссылаясь на возраст. Позиция удобная: не хочешь лезть в очередную склоку и выбирать чью-нибудь сторону - сиди дома. Как раз будет время более вдумчиво поразмышлять над очередной аферой. В принципе, его устраивал почти любой вариант престолонаследия, кроме невероятного - прихода к власти Петра.
   Дуумвират Софьи Алексеевны и Василия Васильевича плёл свою паутину, ну а сам Голицын активно подстилал соломку, прикармливая Вяземского. Любые разрешения, почти любые указы, помогающие молодому князю в хозяйствовании, обещались при каждой встрече. Единственный мощный экспортёр, регулярно и безропотно платящий свой персональный налог!
   - Ты, Михайла Алексеич, держись подле меня, - намекалось открытым текстом, - в этом году всё станет на свои места и я тебя даже боярином сделаю.
   - Избавь, Василь Васильич, от лишней головной боли, - отбрыкивался Мишка, - молод я боярствовать, хочу своими делами заниматься, да мир повидать.
   Все знают, что молоденьких бояр не бывает, особенно тинэйджеров. Так что обещалки следовало перевести в практическую плоскость.
   - Ты, князь, лучше придумай, как повышенные цены на дёготь удерживать, да меха начать продавать подороже.
   - Думаю, Михайла, думаю усердно, - искренне поддакнул Голицын, - уж очень выгодно стало нонече.
   Торговый дегтярный психоз не унимался до сих пор, поддерживаемый самими же покупателями-оптовиками. Боязнь остаться без смазки вообще подстёгивала заморских купцов и они пока платили не меньше рубля за две бочки. А молва грозила двукратным повышением к весне - вот и платили иноземцы, скрипя зубами и проклиная "жадных до денег" московитов. Хотя и надеялись на снижение.
  
   Только Вяземский никак не давал этим мечтам сбыться, сам подстёгнутый возвернувшимся Саргисом. На этот раз, торговец привёз золото нормальных размеров, разжившись где-то луидорами. Согласованная цена в три луидора за бочку срачи его больше не смущала - потребителей всё вполне устраивало, лишь бы заполучить смазку тройного действия. Да и какая разница тем же персидским покупателям, если они и за простой дёготь платили дорого? Это промежуточные купцы имели сумасшедший навар с торговли! Так что Мишкин расчёт нажиться за счёт "челноков" пока срабатывал. Годовой заказ на двенадцать тысяч бочек, заполненных супер-дупером, принял не заморачиваясь. Тем более, что в качестве оплаты, Саргис привёз сотню панцирей и две сотни пик из того же самшита и с наконечниками усиленной дамасской стали. Доплатив лишь пятнадцать тысяч луидоров.
   Сувениры и "пятнашки" хорошо пошли на тонкодельном Востоке, а для гаремовладельцев вообще оказались манной небесной. Правоверные жёны, став обладателями образцов, целыми днями двигали квадратики с цифрами или тарахтели, усиленно мякая бобрики. Да и спинные чесалки оказались к месту - покажите жителя Земли, который не любит спинку почесать? Казалось бы, мелочь, но как ухватывает? Конечно, местновосточные самоделкины идеи переняли, но высшим понтом оставались товары "московитской сборки". Тем более, что к игре "пятнадцать" прилагался потенциальный приз в тысячу серебряных мальцев. Специально для увеличения ажиотажа, Михайла заказал Игнату "золотой вариант" изделия: плашки из слоновой кости, а шкатулка из ценных пород. Правда и цена на такую диковину подпрыгнула до унции золота. Вместе с призом! Имея козырный набор, покупатель был вправе рассчитывать на тысячу кругляшей жёлтого цвета. Всё равно поменять местами "14" и "15" невозможно, а математиков, способных это доказать, пока не наблюдалось.
   Саргис заказал к лету тысячу суперских наборов, чтобы обеспечить своих клиентов возможностью дарить крутые подарки. Восток невозможен без подношений и чем оно изысканнее - тем благожелательней власть имущие! Мальцев нагло играл на традициях, моральных устоях, укладах - лишь бы увеличить капитал. Закуп оружия, брони, даже будущих кораблей обходился слишком дорого. Хотя и порядок блюсти тоже следовало - три тысячи луидоров сразу отправились в казну. То-то в Кремле порадовались дополнительному приходу - царская свадьба дело дорогостоящее! И как, после этого, не любить и жаловать столь полезного деревенского князя?
  
   На празднования отправились хором, с дарами и прибаутками. Протокол соблюсти не трудно, чтобы неуважения не выказать ненароком. А заодно и утвердить родовые имена в Разрядном Приказе для витязей Ордена. Им, кроме малых наград, ещё и такую привелею удумали. Дмитрий назвался по деду Лукьяновым; Алексей - по матушке, Марьиным; Кузьма стал, не задумываясь, Кузьминым; а Егорий - Рысьевым (уж очень он уважал сию кошку!). В принципе, витязи получали статус дворян, чтобы Орден смотрелся поблагороднее. Вот только редкие бойцы такого удостаивались, даже по блату не проскочишь.
   Там, на венчании, оказались и османские представители. Исмет-паша, член комиссии по окончательным согласованиям мирного договора, был, одновременно, торговым представителем. Предстояла мощная финальная кампания в Европе против австрийского императора и Великая Порта начала закуп всего необходимого. Желательно высокого качества! А так как оба "хвостатых" купца пока не появлялись - Вяземский благосклонно принял предложение Голицына вступить в контакт с более выгодным турком. Паша уже слышал об удивительном дёгте, обезболивающем отваре и сувенирах. Да и обоих купцов тоже знал, как пронырливых, но недалёких. Поэтому посочувствовал Вяземскому, объяснив, что простые торгаши будут бесконечно искать то, что подешевле и ждать их бессмысленно.
   А что делать, когда самонадеянность приводит к ошибкам? Абсолютно верно - торговать через правильных людей, гарантировав им разумный бакшиш от сделок. Михайла, от всей широты души, наобещал десятую часть от суммы, которая будут уплачена через почтенного Исмета. Немного озадаченный паша (часть комиссионных хотелось бы поиметь до сделки), тем не менее согласился. Да и персональный интерес увеличился из-за того, что можно было приподнять цены и этим увеличить свой интерес. У султана казна большая, не оскудеет, да продлятся дни его величия!
   Комиссия постоянно пребывала в Москве, как и ответная делегация в Константинополе, и визит в Беспутин вполне устроил османа. А уж на месте, ознакомившись с товарами хай-класса, почтенный негоциант сам посоветовал что именно и почём продать турецкому военному ведомству. Учитывая дальность дистанции похода на Вену, самым важным были поставки срачи. Проблемы в том, чтобы убедить пашей-снабженцев закупать смазку, в три раза экономящую транспортные расходы, даже не стояло. А объём заказа мог возрасти до пятидесяти тысяч бочек! Антилихорадочные отвары, снимающие боль и жар, могли быть затребованы в количестве порядка пяти-семи тысяч баррелей. Ну и сотня "седых хвостов" не помешала бы для избранных командиров, чтобы в шлемы втыкать. Тем более, что можно добавить ещё тысячу не седых, а просто собольих и чёрнолисьих, для одного из янычарских полков, где командовал брат Исмет-паши. Уж очень понравилась высококачественная обработка мехов - из рук выпускать не хотелось бы! Тут же нашёлся мешок, куда упаковали десяток великолепно выделанных соболей и подарили столь истинному ценителю. Ценитель, не задумываясь, ошарашил возможными ценами, так как уже разобрался с мальцами, которых ему тоже подарили в качестве образцов.
   Оказывается, что военные Порты, как и военные других стран мира во все эпохи, добровольно платят втридорога. Ну, естественно, не из своего же кошеля денежки выкладывать приходится! Так что, появился уникальный одноразовый шанс, получить по три унции золотом за бочку смазки и по семь за баррель "аспиринки". А вот на хвостах губу пришлось закатать: в зависимость от седины и размера цена болталась от одного до двух фунтов золота. Преимущество имели лисы, так как черно-бурый вариант очень редок в природе. Михайла даже задумал со временем организовать питомник для этих красоток, попутно занимаясь их селекцией. Правда, лучше его создать на Севере, а филиал - на Урале, когда руки дойдут.
   В самой Москве, этой зимой, почти невозможно было найти чёрных соболей длиной аршин и более - Мальцев заказал таких ещё в прошлом году. А те, какие проскальзывали на торг, тут же нещадно выкупались его представителями. Или стоили совсем уж немерено! Купеческий народ усиленно чесал цеховую репу, не понимая куда девается гордость Московии? И, вообще, что стало с рынком?
  
   - Ох и везёт тебе, Михайла Алексеич, - восхищался Афанасий, - куда ни плюнь, везде прибыток имеешь и цены хорошие!
   - Везёт сильнейшим и разумнейшим, - объяснял Мишка, - оно же не так просто на свет появляется. Умные люди говорят, что следует быть в нужное время в нужном месте. А везение здесь ни при чём.
   По большому счёту он был прав: торговый договор с османами был возможен лишь в этом году, перед финальным аккордом войны за Европу. Также, как и возможность втюхать католическим монархам средства личной гигиены. Во-первых, сами страны были безумно богаты, во-вторых, папская булла призывала к "чистоте телесной", а не только к "духовной". И своевременные пополнения царской казны защищали от недругов посильнее любых заступников. Гнобить золотую курочку, несущую свои яйца в царский карман, означало сделать государя недругом. Кто в Московии, Гишпании али Персии рискнёт такими вещами заниматься? Да и классный хай-тек нетрудно продавать - купцы сами всё забирают и возят рискуя, не только для выгоды, но и ради доброго расположения власть имущих.
   Даже договоренности с герцогом Курляндским и королём Швеции возможны лишь в этот период, когда оба заинтересованы в инвесторах и готовы считать людьми, любого, у кого есть деньги и планы. Якоб фон Кеттлер умер и его сын уже начал тратить накопления! Да куда герцогёныш денется, когда Вяземский ему предложит живые деньги за корабли? Или меховые подарки, вертихвосткам раздавать, в обмен на соучастие в пока ещё действующих мануфактурах. Фридрих Казимир и Митавский порт отдаст в полное владение, коли ему гору ништяков подкинуть!
   Так что все разговоры на тему "везёт-не везёт" от лукавого - их и начинают ленивцы и нерасторопы, которым неохота вовремя проснуться и лишние телодвижения сделать. Зато объяснялок, у вечно опаздывающих то на работу, то к разделу пирога - немерено и все из области мистики. Сглазили, подставили, развели... Мол, мы люди хорошие, а все вокруг хитрые и наглые. Как будто все должны быть лежачими камнями и тупо ждать, когда вода притечёт сама собой. А как насчёт того, чтобы задницу оторвать и пойти канаву выкопать?
   Не только Афоня, но и Иоанн с Нарышкиным и Борей Голицыным лишь внимали, прорвавшемуся из глубины души, монологу. Загадочное, вдруг оказалось обыденным и простым, хотя и с применением не всегда понятных слов.
  
   Время от времени, Вяземский посылал своих лучших дружинников из первой сотни в Москву. Во-первых, отдохнуть и навестить родню, а во-вторых, чуток побалагурить по кабакам, но без пьянки. Там всегда можно наткнуться на полупьяных стрельцов и начистить им рыло, пользуясь преимуществом в силе и рукопашном бою. Рефлекс Павлова удобен даже для людей - пусть московиты считают "тигрят" сверхсильными багатурами древности. А, заодно, и просто послушают рассказы о войне с татями, о новых корнеплодах и любви князя к простым людям. Легенды обходятся дёшево, зато аукаются сторицей, когда подходит время.
   И стрельцы, и городские простяки, получив в очередной раз по соплям, выпивали чарку-другую "мировой" за счёт дружинников и делились своими чаяниями, а также бедами и проблемами. Любому приятно, когда тебя понимают, сочувствуют и даже похлопывают по плечу. Так что инфа о тлеющем недовольстве и подготавливаемом бунте собиралась повсюду. Попутно, выявлялись будущие зачинщики, а также действующие шептуны и крикуны. Время от времени, стражники находили трупы тех, кто глаголил исподтишка о том, что "жить стало хуже" и "надо что-то менять". В кошелях у них постоянно находили иноземные монеты, в основном золотые.
   Основной стрелецкой проблемой была растущая задолженность казны и засилье старшего командного состава. Особенно злились на полковников Пыжова и Грибоедова, которые оборзели до того, что отбирали у своих стрельцов до половины жалованья. А заодно использовали их в качестве крепостных. Все челобитные переправлялись, после хождения по инстанциям, на рассмотрение самим полковникам - как и положено в любой избе, из которой не выносят сор. Мол, не маленькие, сами разберётесь! Поэтому Хованский и Софья потихоньку обещали всяческую справедливость, ненароком, да между делом. Словечко там, намёк здесь - сарафанная реклама сама всё дополнит и устаканит. И кого стрельцы будут любить и приветствовать в итоге?
  
   Налаженное плановое хозяйство Вяземского прекрасно выявляло недостатки и нехватки. Уже два десятка тульских и московских оружейников вязало и поставляло в Беспутин двухслойные кольчуги, но исполнение было медленным. Качество изготовления требовало времени и классных специалистов, а они всегда в дефиците. Импортные панцири, из-за дороговизны, заказывались понемногу. Со спец.вооружениями тоже не всё ладилось, тех же "хабировских" луков прислали лишь полсотни - не хватило заранее подготовленных материалов. С учётом "игнатовских" - имелась лишь сотня, хорошо хоть наконечников для стрел и болтов было вдоволь. Новый паровой штамп Дмитрия клепал их в достатке.
   Ближайший денежный подвоз намечался в июне, так что оставалось лишь залезть в берлогу и объявить спячку до лета. Забавно, но в Португалии начались два бума. Один, из-за игры "пятнадцать" - простота головоломки и удобство в пользовании вызвали обалденный спрос. Душ Сантуш, по предварительной договоренности с Михайлой, класса "а вдруг", сразу открыл цех по производству игрушки.
   Второй бум возник из-за накопившихся непоняток в финансовой сфере. В хождении наблюдалось одновременно несколько видов дублонов, отчеканенных в разные периоды. Причём дублонами называли и монеты весом в полунции, и в четверть унции, и промежуточные варианты. Бардак грозил тем, что скоро разнокалиберным дублонам придётся давать личные имена, а то и нумерацию вводить. Близкие к регенту деловые люди просили позволить им пользоваться русскими мальцами: золотыми и серебряными, чтобы упростить расчёты в торговле. В конце концов, Педру Второй решился и дал добро десяти ведущим компаниям пользоваться "московитскими деньгами". Сразу возникли коллизии - новые монеты ценились дороже разномастных, даже при том же наполнении драгметаллом. Ещё и изобретателю следовало процент отстёгивать, чтобы не вопил о нарушении договоренностей!
   Про успех дорогущей срачи и говорить не приходится - она почему-то понадобилась сразу всем транспортникам. Это на мельнице можно поставить хоть три, хоть тридцать бочек дёгтя. А купцы каждый миллиграмм полезного веса почему-то считают! Армия вообще на шею села, хотя и была невелика. Вынь, говорят да положь - хотим, мол, в арсенале все мушкеты новой смазкой смазать, чтобы не ржавели. Флот, понятное дело, даже не просил, а требовал. Адмиралы теперь видели корень всех будущих побед в срачном снабжении. Хорошо хоть дальнобойных пушек не выцыганивали! Потому что не знали о них.
   Так, глядишь, весь золотой запас переедет в Беспутин, а Гераэз начнёт работать напрямую на Вяземского. Шутки шутками, но дегтярную проблему следовало решить и сделать это сейчас, пока конкуренты не предложили более высокие цены. Регентский совет не нашёл ничего более умного, как убедить Михайлу торговать "чёрным золотом" только с Португалией, не отвлекаясь на других. Зная страсть московита к доспехам и оружию, с подачи Марии-Франциски, решено было закабалить молодого князя, предоставив ему... кредит товарами. Глядишь и поведётся!
   А чтобы подсластить пилюлю, Педру Второй дал согласие на аренду одного из портов Тобаго. В конце концов, лишняя военно-морская база не помешает, пусть и на десять лет всего. Ибо, нет ничего более постоянного, чем временное! Для экономии средств, в Россию отправили полный платёж за весь срок, используя Мишкину скидку - сорок тысяч мальцев золотом. Куда денется русский умник от таких щедрот? Заодно, были заказаны в Толедо четыре сотни "вяземских пластинчуг" за счёт казны и начато строительство корабля-бочки для торговли с северными самоедами. В ответ требовался лишь эксклюзив на срачу или хотя бы регулярные увеличенные поставки всех трёх видов интадур.
   Кредитная удавка, порой, выглядит шикарным галстуком с бриллиантовой заколкой. Попробуй откажись!
  
  Глава десятая
  
   Европа, казалось бы не интересующаяся дикой восточной страной (то ли Тартарией, то ли Московией), оказывается вовсю точила зубы. Торговые разведки Англии, Франции, Швеции и даже Османии отслеживали неожиданно создавшийся кризис власти. Потеря наследника, немощь действующего царя, противоречия между Милославскими и Нарышкинами, желание царевича Иоанна свалить куда подальше от бардака, даже назревающее недовольство русской армии - всё учитывалось, анализировалось и служило базой для прогнозов.
   Казалось бы, чего нужно Франции, если Наполеоном ещё и не пахнет? Между Парижем и Москвой лежит четверть глобуса! Однако лягушатники - союзники османов: обе страны заинтересованы в падении Австрии. И Франция готова платить и делать "ку" московитам, лишь бы те не отвлекали турков от заглавного джихада. Группа купцов получила всемерную помощь от Людовика Четырнадцатого на строительство и эксплуатацию Транссибирского всепогодного тракта. От нижнего течения Волги до самой Манчжу! Король лично вошёл в пай и готов был внести свою долю в общую мзду в несколько миллионов ливров (лишь бы разрешение получить). К царю, с предложением, отправили парочку купцов: одного француза и одного русского, ошивавшегося в Париже. С таким расчётом, чтобы подельники добрались на место к лету, когда казна любой страны становится наиболее тощей. Вот только непонятно было с кем лучше переговоры вести - с умирающим Фёдором или с недорослем Иоанном? Но, в любом случае, столь крупный проект отвлёк бы Московию от европейских войн на долгие годы. По идее!
   Англичане разрабатывали свои планы, желая гражданской войны на Руси. Тогда можно захватить Архангельск и обеспечить прямой доступ товаров внутрь России по Северной Двине. И чёрта с два, их торговцев можно будет потом оттуда выковырять! Особенно разорялся в Парламенте молодой лорд Перегрин Осборн, инженер, талантливый судостроитель и коммерсант. Собственные табачные плантации в Вирджинии требовали рынков сбыта - так почему бы, своей активностью, не добиться позиции адмирала флотилии, которая будет отправлена на захват Русского Севера? "Ястреба" немного подводил молодой возраст (23 года), зато его папаша, маркиз Кармертен, уже готовился стать герцогом Лидса! Пэры Англии - это не какая-нибудь нижняя палата для принятия решений по строительству очередного моста через Темзу. Так что святым делом считалось помочь московитам начать войну самих с собой за английские цели класса "Правь, Британия!"
   Шведский король, понимая свои текущие слабости, раскатывал губу соразмерно возможностям. В случае кровавых событий в борьбе за власть - оттяпать Псков, Новгород и тот же Архангельск с Кемью. Пока же, неплохо бы деньжат выдрать с Вяземского за аренду Хельсингфорса, а то пропадёт князь и оплата за неважнецкую бухту накроется! С чем и отправил посланца, заблаговременно.
   Поляки, подглядывающие в свою замочную скважину, мылились вернуть Киев и Смоленск и усердно подсылали купчишек и просто странников. Нехай подкупают недовольных людишек, что бы те исподтишка диссидентствовали налево и направо. Чем больше недовольных, тем легче рассорить власть имущих и хапнуть то, что плохо лежит. Братский Грюнвальд остался в прошлом, а сегодня - каждый сам себе славянин! Правда, Ватикан обратился за посредничеством к Яну Третьему, пообещав передать денег и вооружения русичам, если те разорвут мирный договор с Портой и возобновят военные действия. Клятые итальяшки лучше бы козла в огород пустили! Польскому королю и самому деньги пригодятся, как и новомодное оружие, а тупых русаков можно на "гей, славяне" развести. Вообще без всяких ништяков и оплат! По крайней мере, Собесский так думал, почему-то подзабыв, что вместе с Грушецкими ушло и преклонение Кремля перед "всем польским".
   Турки тоже не мёдом мазаны. Война за Дунай - дело разумное, плодородное и выгодное, но и Белгород с Курском, чай, тоже лишними не будут. А уж, если карта ляжет, то и до Казани бы добраться, а там единоверцы поддержат. Может быть! Тем более, что к востоку от неё, через два лаптя по той же карте, лежит Каменный Пояс о котором легенды сказывают. Богат, якобы, рудами и самоцветами. Коли он московитам толком не нужен, почему бы самим не попользоваться. А потом, на юг к Астрахану спуститься, ради выравнивания линии фронта!
   Так что, натравить детишек государя Алексея Михайловича друг на друга, казалось благим делом чуть ли не для всего мира. Пусть они глотки рвут в кровь, как издавна на Руси заведено ещё Рюриковичами. Бату-хан дал хороший пример, как этим пользоваться. И коли московиты на своих ошибках не учатся - нечего им самим по себе жить. Не хочешь порядка в своей стране - жди иноземцев с их планами развития и кровавого примирения!
  
   Мишка с Афоней усиленно сводили бюджет и строили планы, причём дьяк уже освоил многие хитрости будущего. Монополия позволяла не только диктовать цены, но и давала возможность избавиться от транспортных расходов и рисков. Покупатели сами вывозили беспутинские товары и привозили своё.
   - А что, Михайла Алексеич, давай ещё займёмся торговлей воском и конопляным маслом, - предлагал Афанасий, - всё больше прибытку будет.
   - Уймись, дьяк, нельзя торговать всем подряд, - осторожничал князь, - у нас есть мыло и дёготь, вот и следует ими заниматься. На остальное просто людей ответственных не хватит.
   - Но купцы же всем подряд торгуют, не брезгают.
   - У купцов прибыль с товара гораздо меньше, вот они за количеством и гонятся.
   - Тогда поболе будем делать того же мыла, - цеплялся Афоня.
   - И кто его будет покупать по нашим ценам? Увеличивать рынок сбыта и снижать цену глупо - сразу вырастут расходы на производство.
   Грамотей из будущего упорно не хотел идти стандартным путём, довольствуясь тем, что имеет. Предложений на закуп огромных объёмов интадуры по более низким ценам было немерено. Даже казна проявила интерес к новым смазкам. Умники, желающие помочь Вяземскому, производя супер-дёгти по его технологиям, вылезали изо всех дыр. Хорошо хоть "таможенный пост" на тракте фильтровал и отбраковывал посетителей, охочих до лёгких денег. Даже простых дружинников одолевали дарами, лишь бы пробиться к князю, чтобы сделать щедрые и выгодные предложения.
   Любой ботан-интернетчик легко бы воспользовался открывшимися возможностями и уже накосил бы капусты валом, окажись он на месте Мальцева. Да ещё и за личную дружбу с царевичем, высосал всё возможное изо всех, кто под руку попадётся. Эх, не ценил Михайла создавшуюся ситуацию! Как был лохом по жизни, так им и оставался, не желая кинуть других на обещаниях. Причём, заодно, стал бы Благодетелем Руси и, вполне возможно, серым кардиналом при Иоанне. Впрочем, все вокруг так и думали, не веря в то, что Вяземский хочет стать головой лишь самому себе и близким людям. А также накормить и поднять своих работников и крестьян. Жадность, по определению, должна быть безмерной!
  
   Март принёс не только оживление в природе, но и активизацию в делах. Брат-государь вызвал брата-царевича на тайные переговоры, а Вяземского неожиданно пригласил к себе патриарх. Иоаким, благосклонно приняв в дар церкви бочонок персидского золота, начал выпытывать у Михайлы истинность планов, высказываемых Иоанном. Предполагаемый отъезд на север, оставлял государство без прямого наследника, которым можно управлять, не выходя из Кремля. Следовало разобраться в том, что истинно, а что лишь досужие разговоры, так как царь Фёдор сдавал на глазах, а царица Марфа никак не беременела.
   - Владыко, царевич действительно хочет уехать, - объяснял Мишка, - но только после того, как всё прояснится. Важно, кто будет регентом в случае безвременной кончины государя. Иоанн Алексеевич не хотел бы создать повод для разлада в княжестве. Черни для бунта нужны поводы, а не причины.
   - А ты, Михайла, мог бы убедить его принять разумное решение и не противиться воле Божьей?
   Под "божьей волей" подразумевалось регентство Натальи Кирилловны, руководимой самим патриархом. Тем более, что следующим наследником после неженатого Ивана шёл Пётр, а в дальних далях всякое может случиться. Хорошо бы соломки подстелить и в то же время смуту в народе не вызвать.
   - Я постараюсь, владыко, по мере сил своих, но его пожелания всё равно следует учесть. Как и волю самого государя, коли тот её объявит.
   Лёд был уж очень тонкий и приходилось следить за каждым словом, чтобы не спровоцировать православного лидера, а, через него, и гнев государыни-матушки. Два её брата уже вернулись из опалы, бродили по Кремлю и, говорят, усиленно приглядывались к царскому венцу и царской казне. Что возьмёшь с любопыткиных, чай, комплекс зданий - исторический и полон всяких диковин! Да и сама Наталья Кирилловна косо поглядывала на путающихся под ногами Милославских и Языкова с Лихачёвыми. Остальную шелупонь она даже не замечала, не до того было.
   Аудиенция закончилась взаимопониманием - эзопов язык сделал своё дело: каждый посчитал, что другой с ним полностью согласен.
  
   Софья с Голицыным приблизили к себе некоего Фёдора Шакловитого, толкового разрядного дьяка, пристроившегося в комиссии по родословности. Сей хитрец уже продумывал, как нажить побольше денег, внося небольшие изменения в родословные книги в пользу тех или иных людей. Василь Васильич, имевший свои глаза и уши почти повсюду, быстренько перепрофилировал мздофила, пригрозив жуткими жутями. А царевна озаботила делавара сбором информации о нуждах стрельцов и контактами с ними. Шанс воспользоваться проблемами в армии для усиления собственного положения даётся редко и грех им не воспользоваться. Что делать, если сразу несколько точек бифуркации сошлись в эдакий "парад планет"!
   Ещё один стрелецкий благодетель-пониматель, Иван Хованский, рвался к руководству Стрелецким Приказом. Великие сложности рокового года могли привести к любому исходу, включая смену династии. Понятно, что победителем в таком случае, скорее всего стал бы военный руководитель страны. Кто будет противостоять двадцати тысячам московских стрельцов, если боярское ополчение разрознено из-за политических амбиций? Попробуй запрети людям выбрать стрелецкого царя из родовитых, да и патриарх живой человек, а не героический герой, который "одним махом - семерых побивахом". Помажет где надо и кого надо под страхом смерти - никуда не денется.
   Даже сам патриарх, в случае Смуты, имел шансы на самопровозглашение, как другой лидер Русской Православной добился этого на заре века.
  
   Мишка, уставший от запутанности ситуации и изобилия претендентов на престол, полностью погрузился в персональные заботы. "СМУ" Вазгена закончило со стеной и приступило к окирпичиванию Гостиничного Комплекса и личного особняка Вяземского. Не хватало, чтобы в случае пожара, сгорели все наличные гости и сам владелец городка. И кому прикажете наследство наследовать?
   Во всеобщей суете, лишь Хугу Иванович действовал по расписанию, за что был любим всеми подряд. Он спокойно экспериментировал, расписывал поля под культуры, командовал плугами и выделял семена. Алфалфа, не к ночи будет произнесено, планировалась почти по всем лугам под засев. Кормовая акселератка прекрасно улучшала почву и подлежала выкосу дважды в год. Свекла тоже рвалась в бой, так ей понравилось сахаром делиться или борщ красить. Болото, освободившее то, что забрало в последние годы, постепенно скукоживалось, а итоговый участок засыпанной Малявки доживал последние месяцы. Соседи восстановили поставки брёвен в обмен на пиломатериалы и терпеливо стояли в очереди на семена португальских съедобностей, устаканившихся в русском климате.
   Все готовились к "последнему и решительному", когда приехал посланец шведского короля. Пришлось подписывать присланные договора на Хельсингфорс, выделять деньги и отправлять Дмитрия свет-Лукьянова в иноземный вояж. В первые дни апреля, наконец-то наконец, дождались мастера из Бижапура вместе с образцами брони "эрге" и мечей Небесной Стали. Ветераны с удовольствием щупали тёмно-синие, до черноты, панцири и пробовали клинки такого же цвета. Легенды оказались правдой: пластинчуги невозможно было пробить или прострелить, а мечи разрубали всё, даже камень и кованую сталь. Металл, к тому же, вообще не подвергался коррозии!
   Михайла, в приватной беседе, расспросил оружейника Мади - всё оказалось так, как он и предполагал. Около двухсот лет назад, в горах Бижапура упал "небесный камень" - то ли огромный метеорит, то ли совсем невероятное. Окружающие поселения были уничтожены, место падения объявлено проклятым и не посещалось в течении трёх десятков лет. Люди и животные, иногда забредавшие туда, быстро погибали. Но время всё лечит и однажды три семейства рудознатцев и кузнецов поселились там, со временем выкопали шахты к "камню" и начали работать с небесным металлом. Изделия получались высококачественными и дорогими, а покупатели на них нечасто объявлялись. Местный раджа опекал мастеров в обмен на доспехи для своей гвардии. К сожалению, небесный металл уже заканчивался и семейство Мади всерьёз подумывало о переезде к другим рудным местам. Вот только всё и везде оказалось занятым, поэтому предложение Саргиса и вызвало интерес.
   Вяземский предложил сотрудничество: производство "эрге" и мечей из бижапурского металла, сколько получится, а также долю в курских рудных залежах. В принципе, уже сейчас можно было поселить часть рода возле Красного болота, чтобы они построили свой завод и мастерские - места там вполне хватало. Образцы руды и выплавленного металла вполне понравились индусу и он отправил одного из своих помощников в Бижапур, к главе семейства - довести предложение "руси магараджа". Ещё двое помощников отбыли в курские земли, чтобы ознакомиться с рудниками на месте.
  
   Иоанн вёл переговоры с Исмет-пашой о поставках обезвоженного мяса, специальных сухарей и пастилы. Качество сей продукции было уже доведено до очень высокого уровня, силами не только "солнышковых" мастеров, но и рацпредложениями и усовершенствованиями алхимгруппы Августа Вебера. Знатный осман лично продегустировал все разновидности съедобностей ртами своих слуг и желудками доверенных беков. Военные походы - развлечение непредсказуемое и толковый сухпай никогда лишним не бывает. В конце концов, то, что не съедено, всегда можно выбросить после завоевания Вены. Или сохранить для рывка на Париж! Общая стоимость контракта достигла ста тысяч луидоров - согласованной обеими сторонами валюты. Впрочем, Ивана-царевича устроили бы любые золотые тугрики весом в пол-унции каждый. Его, в данный момент, больше занимала очистка и выправление третьего посадского ручья, а также монтаж кирпичнозаводского оборудования.
   К середине апреля, он, навестив больного брата Фёдора, отбыл в Беспутин к Вяземскому. Следовало согласовать действия по подготовке к переезду в Архангельск - чай не на пикник собираются.
  
   Лев Нарышкин, посетив сестру, поразился переменам и решил быть подальше от родни. Гордая, весёлая, разумная женщина постепенно превращалась во владычицу - самодовольную и властную. Нарышкины разных форм и размеров шатались по Кремлю, вместе с примкнувшими к ним Лихачёвыми и Языковым, лапая всё, что попадалось на глаза. Кирилл Полуэктович, конечно, пытался их усовестить и слегонца окоротить, но каждый раз проигрывал словесные споры, обижался и уезжал в московский особняк. Артамона Матвеева неоднократно видели в деревнях рядом с Москвой, хотя в сам город он не въезжал, соблюдая опалу.
   Иван Милославский, попытавшись нажаловаться умирающему царю, вынужден был выслушать просьбу Фёдора Алексеевича и даже дать слово "не создавать смуту между боярами" для блага государственного. После чего плюнул на всё и вышел на длительный бюллетень!
   Софья, постоянно шпынявшая Голицына, мучилась от статуса "всего лишь царевны" и шипела из своего угла:
   - Ну ничего, придёт ещё моё время!
   Другие Милославские, оставшись временно без лидера, потихоньку искали к кому бы примазаться, а разнородные бояре-думцы уже окучивали потенциальных победителей и даже патриарха. Впервые в своей истории, Патриархия день за днём получала бесчисленные дары, причём, даже от мусульман - татарских и башкирских князей. Отдельные личности богатели на глазах в то время, когда казна пустела. Слишком много жадных ручонок залезало в финансовые ручейки, пользуясь ослаблением центра и, как следствие, контроля.
   Желание Иоанна уехать на годы из первопрестольной, а также златоглавой - почему-то подменялось понятием "отречение от престола". По крайней мере, многочисленные священники намекали на это при каждом удобном случае. Десятилетний Пётр, как-то незаметно стал восприниматься возможным царём, в отсутствии Ивана, а Наталья Кирилловна - регентшей. Царица Апраксина-то так и не понесла, несмотря на всю свою молодость и набожность. Иоаким нисколько не сомневался в своём праве царствовать через мальчонку и его матушку и дожидался лишь смерти угасавшего государя. Последние полтора месяца напрочь изменили всю политическую расстановку в Кремле!
  
  
   Португальский обоз с оплатой за Тобаго, охраной и представителем, полным дополнительных предложений, выглядел добрым предзнаменованием. Теперь-то уж наша, то бишь Вяземская, взяла верх и всякие горизонты распахнулись так, что другие горизонты приоткрылись. Деньжищ валом, подарки наобещаны в виде кредитов, Португалия - друг Московии и ко-родина слонов! Эх, распахнись душа нарастопырку, нехай всем будет хорошо, кто палки в колёса не вставляет. Процесс согласований, даже в отсутствие душ Сантуша, проходил активно и улыбчиво - приятно сотрудничать с понимающими партнёрами. Михайла с удовольствием подмахнул договор, согласно которого он будет получать одну мальцевую монету с каждых двухсот, выпускаемых португальцами. И даже предложил не возить эти халявные неожиданные кругляши, а складывать где-нибудь в Лиссабоне. Лишний "чулок с деньгами" не помешает! Особенно на зарубежном счету.
   Все лесопильно-кирпичные производства уже действовали в полный рост, посевная закончилась, дружинники отдыхали, тренируясь и ожидая очередной сезон войны с татями. Впрочем, остатние разбойники разбежались и искать их следовало вдалеке от Москвы. Походы намечались дюже долгие, да на длинные дистанции. Транспортный парк состоял из сотни супер-повозок, оснащённых демпферами и рессорами. Конечно, цены на сырое железо поднялись от Смоленска до Нижнего Новгорода, зато стальная оснастка обеспечивала превосходство во всём: от плугов до вооружений. Михайла решил пока не везти казённую долю прибывшего золота, ожидая реакции двора на смерть государя.
   Мальцев не помнил, когда именно умер царь Фёдор, потому что о таком и не слышал в своё время, но знал, что стрелецкий бунт начался через два-три месяца после провозглашения Петра царём. Поэтому и не дёргался с попытками повлиять на Кремль, вроде, изменившегося Ивана, должны помазать на царство само собой. Царевича он удерживал, чтобы того не грохнули усилившиеся Нарышкины. Кстати, Лев Нарышкин уехал с посада в Беспутин, желая быть рядом с Иоанном, а не участвуя в начавшейся вакханалии вокруг престола. Обе свои дружинные сотни он перевёл частью в Беспутин, частью на "солнечный посад" погостить. Фёдор Юрьевич Ромодановский, в отличие от своего дяди Григория Григорьевича, тоже не лез в придворные распри и делёж неубитого медведя. Ему нравился хозяйственный подход Вяземского, борьба с татями, которую начал молодой князь, разумная торговля с иноземцами, своевременные и честные платежи в казну. Уважение к Михайле перерастало в дружбу, а необычные знания парня вызывали желание ими пользоваться.
   Борис Голицын также не стремился отрываться от беспутинского синдиката - уж слишком хорошие доходы приносило членство в нём. А уж связи с монархами западного края европейской географии грели душу и щекотали под ложечкой. Да и общество было солидным, даже Мышецкий имел древнюю родословную, как и молодой Юрка Долгоруков. Один Лев Кириллович выпадал из клана из-за худосочности рода, но уже давно доказал что "тоже свой, буржуинский".
  
   В конце апреля, рьяный кремлёвский гонец, который аж четыре дня полз в Беспутин, передал грустную весть о смерти государя Феодора Третьего. Заодно, важно поделился тем, что с подачи патриарха царём провозглашён... Пётр Алексеевич, а его матушка объявлена регентом. Иоаким объяснил боярам Думы, что "царевич Иоанн, в связи с отбытием в северные земли, возжелал вскорости отречься от трона".
   Ложь, похожая на правду, была проглочена без сомнений и колебаний!
  
  Сия новость, конечно же, особой радости не принесла, тем более, что за два дня до этого прибыл посыльный от Василия Голицына с тем же сообщением. Он уложился в сутки, загнав несколько лошадей и потеряв по дороге партнёра, случайно сломавшего ногу. Так что, официального порученца накормили, напоили, дали отдохнуть, всучили письмо к патриарху и отправили восвояси.
   - Может мне действительно отречься? - спросил Иоанн, оглядывая своих друзей по несчастью, - Тогда и повода для народной смуты не будет, а значит и кровь не прольётся.
   - Стрельцов от бунта не удержишь этим, - возразил Борис Голицын, - казна им должна более двухсот тысяч рублей, да полковники с сотниками жизни не дают. А правды они в Кремле никак не найдут.
   - Мы сейчас ничего сделать не можем, - вмешался Михайла, - раз уж так всё идёт, то надо дать чирью вызреть и лопнуть. Нехай и Москва, и Кремль на себе почувствуют - каково своей корыстью заниматься, когда армию в чёрном теле держат. Иначе, в чём-нибудь другом лопнет и крови будет ещё больше.
   Подсылы сообщали, что московиты не особо возмущены неправильно избранным царём, но, как обычно, надеются на то, что всё само собой утрясётся. Обыватель всегда живёт надеждой, что лично его любые беды стороной обойдут. Главное, тихохонько отсидеться, пока другие геройствуют! Стрельцы возмущались поактивнее - с оружием в руках как-то легче права качать. Ещё и Софья, через верных людей, масла подливала, требуя справедливости. Её вариант был, по крайней мере, понятнее - поставить царём Иоанна, а её назначить регентом. Вот только отменить Петра уже было невозможно. Разве, что создать двоецарствие, но как это народу объяснишь?
   Иван Милославский, переживший сердечный приступ (накаркал со своими "недомоганиями"), никак не мог собрать родню в единый кулак. Наталья Кирилловна зорко следила за оппозиционерами, а патриарх проводил через церкви мощную пиар-компанию. Лишь Хованский, оглядевшись по сторонам и поняв, что появился шанс воспользоваться моментом, с головой окунулся в подготовку заговора, используя Алексея Юдина. Среди полков тоже были разногласия. Стремянной полк, как и положено, нёс дежурства в Кремле, потому что никаких проблем с недоплатами вообще не имел. Ещё десяток полков предпочли остаться в стороне, чтобы загрести жар чужими руками, коли всё сладится. Тринадцать полков выделили челобитчиков, чтобы испросить правды у новой власти. Всё, чего они добились, прошло по стандарту класса "...ждите ответа...ждите ответа...ждите ответа..." и лишь полковник Грибоедов был снят с должности и лишён всего, включая вотчины.
   Иван же свет-Кириллович, в быту Нарышкин, очень сильно изнервничался:
   - Да как же эти людишки не понимают, что есть более важные дела на которые следует деньги тратить. Тем паче, что и денег таких в казне нету.
   Ох, как царицын брат переживал, пытаясь сродниться с государевым карманом! Было бы сил поболе, да должность повыше, уж он бы показал всем, как грамотно распоряжаться казёнными финансами и иным добром. А стрельцы пусть со своих подсобных лавок, мастерских, да бань денежки наживают. На то и привилеи даны, и скидки налоговые. Чай, не крепостные людишки, да не чёрная сотня, а люди государевы!
   Вот только людей государевых откоряки не устроили и они требовали отзыва ещё шестнадцати полковников. Дабы не раздражать воинов, власть Нарышкиных выбрала путь обещаний и мелких уступок. Всех полковников припрятали в Рейтарский Приказ и якобы спросили с них по полной. По крайней мере, рвачи вынуждены были начать выплату того, что уходило в их карманы, минуя стрелецкие кошели.
  
   Вскоре вернулся Дмитрий из своего заморского вояжа. Хельсингфорс стал советским, хоть и на пятьдесят лет всего лишь, а лапландские рудники можно зачинать в любое время. Сразу возникла проблема - как отправлять отобранных рудокопов-новичков, когда такая заваруха намечается? Михайле ничего не оставалось, как ждать у моря погоды, регулярно дёргаясь по поводу возможных обозов из Португалии и от Саркиса. Плохо то, что никак не удавалось наладить контакты с вельможами, чтобы быстро собрать боярское ополчение в случае народно-стрелецких волнений. Это ополчение вообще создавало головную боль, даже при подготовке к походам. Многие дворяне тупо не имели денег на вооружение, пропитание и транспорт для своих "воинов". Из-за религиозной распри много крепостных бежало, а из калек, дохляков и бестолочей солдаты никак не получаются. Те же, кто были побогаче, оружными холопьями делиться не хотели, желая иметь свои службы безопасности на случай погромов и волнений.
  
   Боярин Матвеев перебрался в Кремль, где надеялся на спокойное правление страной, с помощью Натальи Кирилловны и патриарха. Но даже здесь возникали разногласия.
   - Поспешил ты, владыко, объявить об отречении Иоанна, - укорил он Иоакима, - невместно такое без согласия самого царевича, людишки могут недовольствовать.
   - Так выхода ж не было, Артамон Сергеевич, ни бояре, ни Земский Собор не приняли бы Петра Алексеевича царём, - оправдывался патриарх.
   - А как теперь быть, коли Иоанн Алексеевич добром не отречётся?
   - Может надо забрать Ивана из Беспутина, да силой уговорить? - подсказала государыня-матушка.
   Лишний конкурент дражайшему сыночку её совсем не устраивал.
   - Силой не получится, у Вяземского не менее трёхсот-четырехсот дружинников под рукой, - пояснил Матвеев, - а стрельцов не пошлёшь туда. У них свои помыслы на уме. Ждать придётся, когда челобитчики поутихнут да всё на места встанет.
   Наивные лидеры искренне считали, что с воцарением Петра всё само собой устаканится и закончится. Да и сделав, вроде бы, шаг навстречу и арестовав старший командный состав, казалось, что зарождающийся бунт обезглавлен. Однако, хаос лишь начинался. Хованский уже приглядывался к царевне Екатерине Алексеевне, двадцати трёх лет отроду. Лихая мечта перехватить династию требовала уничтожения царского семейства, что вполне возможно при стрелецком мятеже. Подумаешь, в горячке вырезали Петра и Иоанна, всякое бывает при бунтах. Потом можно найти виновников и казнить их прилюдно, а женившись на царевне и самому стать "нумеро уно". По крайней мере, списки ненужных вельмож и родовитых бояр готовились, дойдя до четырёх десятков кандидатов на умерщвление. Осталось сообщить, что "над всей Испанией чистое небо".
  
   Одиннадцатого мая, на заседании Думы, боярин Матвеев ляпнул при всех, мол, "если стрельцам хоть немного попустить узду, то они дойдут до крайнего бесчинства". Ему осточертели вопросы думцев о том, где брать деньги, чтобы погасить задолженность в четверть миллиона рублей. Сколько можно спрашивать об одном и том же? Старый пень до сих пор считал себя первым после бога в глазах стрельцов, живя воспоминаниями прошлого. Козе понятно, что его слова мигом домчались до служивых и некоторые, особо недовольные, вышли из Земляного города в Москву и стали "собирать недоимки" с жителей, раз власти не хотят ничего делать. Движение за справедливость было приостановлено старшинами и отложено ненадолго, дабы горожан против себя не настраивать.
   "Тараруй" Хованский никак не мог решиться на цареубийство, поэтому ждал естественного хода событий. Тем более, что Иоанн так и не появился в Кремле, а в Беспутине у князя своих людишек не было и быть не могло. Пришлось запускать слухи о том, что "Нарышкины царевича Иоанна загубили, а Мишка Вяземский им в том пособник", чтобы подхлестнуть действо. Заодно, сразу появлялся повод для карательного похода на Беспутин. Двумя неделями раньше, он отправил два полуэскадрона своих дружинников в сторону Смоленска, надеясь перехватить возможный обоз португальцев. Немного не ладилось с десятью полками, которые упорно держали нейтралитет. Ходили слухи, что их старшины посетили царевича и получили обещание о погашении задолженности в ближайшем будущем из средств Вяземского.
   Софья с Голицыным уже и не знали, чего ожидать от джинна, выпускаемого из бутылки, так как молва приносила разное, меняющееся чуть ли не ежечасно. Утром, пятнадцатого мая, разошёлся заветный слух о том, что Иван и Афанасий Нарышкины лично задушили Иоанна, приехавшего в Кремль на отречение. Тринадцать полков, чуть ли не в полном составе, рванулись действовать: кто к Кремлю, а кто по городу. Судья Стрелецкого Приказа Юрий Долгорукий-старший сидел дома из-за болезни и дряхлости - командовать стрельцами было просто некому.
   Кремль атаковали через Спасские ворота, символично пытаясь "спасти Отечество", всю территорию заполонили быстро, притащив даже пушки. Всех, кто пытался хоть как-то остановить волну, уничтожали не церемонясь. Полупьяные стрельцы не задумывались о последствиях, понимая, что перешагнули грань и желая лишь справедливости, хотя и не до конца представляя, в чём она заключается. Итоговой ареной стала площадь перед царскими палатами, где уже волновалось стрелецкое море. Растерянная Наталья Кирилловна не могла поверить своим глазам - всё происходило не так, как ей обещали Матвеев и Иоаким. Не было бесконечного бития челом, никто не умолял и ничего больше не выпрашивал. Озверелая толпа начала требовать!
   Государыня-матушка вывела Петра на Красное крыльцо, чтобы объясниться и жалела о том, что нет Иоанна, наличие которого развеяло бы нелепые слухи. Вышедший на самый край Артамон Матвеев обратился к стрельцам, поясняя, что царевич находится в Беспутине и никто его не убивал. Он предложил найти выборных, знавших Иоанна в лицо и отправить их к Вяземскому. Патриарх предложил тоже самое и лишь Михаил Долгорукий, зачем-то, начал кричать на стрельцов и поносить их всячески.
   Воистину, сколько историю не перекраивай, но наглые, заносчивые рожи всегда будут одинаковы!
  
   Успокоившаяся было толпа, взревела и последняя возможность договориться миром, испарилась. Долгорукого просто изрубили в куски, заодно забили Матвеева. Наталья Кирилловна тащила Петра за руку, пока не добралась в Столовую палату. Бежать было некуда - стрельцы ворвались в Кремль, смяв остатки "стремянных", и рыскали повсюду. Афанасий Нарышкин попытался спрятаться в церкви, где его и зарубили. Ивана Нарышкина найти пока не могли, зато прикончили Григория Ромодановского. На Москве разорили многих бояр, убив даже старика Юрия Долгорукого и, между делом, хитрющего Языкова, который с такой лёгкостью перебегал от царя к царю и от клана к клану.
   Патриарх, которого не трогали, но пихали - прошёл в Соборную церковь. Слишком много дум его одолело, да и ошибки следовало признать перед лицом бога. Поспешный выбор царя не принёс спокойствия Московии, а лишь дал дополнительный повод к кровавому буйству.
   Остатки казны разграбили, как и многое в Кремле и в Приказах - какая же война без трофеев?
   На следующий день вакханалия продолжилась. Государыне пришлось выдать своего брата Ивана, чтобы спасти себя и сына, а также позволить надругаться над отцом. Ивана Нарышкина прилюдно казнили, а Кирилла Полуэктовича постригли в монахи. Юдин организовал пару полков и отправился с ними в Беспутин, чтобы покарать Вяземского. Желающих нашлось бы гораздо больше, но Хованский совсем не хотел делиться со многими возможной богатой добычей. Слободы иноземцев подверглись набегам, как будто те виноваты в исконно русских проблемах. Патриарх отправил гонцов-иноков к Иоанну, дабы убедить того вернуться в Москву и сделать хоть что-нибудь, пообещав помазание на царство. Оклемавшийся Иван Милославский разослал посыльных к боярам, призывая собрать ополчение, но даже сам понимал бесцельность этого. Во-первых, многие разбежались из Москвы по своим деревенькам, во-вторых, не было единого места для сбора. Не будешь же формировать подразделения на Красной площади в присутствии стрельцов?
  
   Сдвоенный полк слегка разделился - конные умчались вперёд, в Беспутин, желая побыстрее обогатиться...
  
   Пётр с сестрой Наташкой прятались у царевен и обговорили всё, что под руку попалось.
   - Петя, ты зря не веришь, что Михайла Вяземский придёт нас выручать, - сердилась влюблённая девчушка, - он такой сильный, красивый и умный. Настоящий русский витязь!
   - Эх, Наташка, ничего не понимаешь, как все бабы. Тута войско нужно, а не красота, откуда у Мишки полки?
   - А может он в лесу их прячет и никому не показывает?
   Маленькая выдумщица хотела верить в свои мечты и не было силы, способной ей помешать. Вот, вынь да положь Вяземского во главе армии, да ещё и на белом коне!
   - Петя, ты же царь, разреши мне, когда вырасту, выйти замуж за Михайлу. И ему почётно и мне счастье.
   - Дурёха ты маленькая, - приобнял сестру государь-малолетка, - тут бы живыми остаться, а ты женихаться собралась.
   Мелкий Романов слишком рано осознал насколько нужна своя военная сила: верная и преданная. Царская армия способна на мятеж, как это было в Риме и Византии, а свои личные солдаты-дружинники никогда не подведут. По крайней мере, ему хотелось в это верить. Вот только где людей, вооруженья и деньги на них брать, коли мал ещё? Небось, маменька и не позволит такое!
  
   Семнадцатого мая, князь Хованский предложил себя в судьи Стрелецкого Приказа и поклялся (на Евангелии) утихомирить стрельцов. Патриарх и недобитые думцы готовы были верить во что угодно и утвердили его кандидатуру. Стрельцы, считая что ухватили бога за бороду, поддержали нового главу приказа. В городе начался наводиться порядок, грабежи и погромы прекратились, а всех, кто продолжал воровство, хватали и казнили, порой прямо на месте. Часть награбленного, хотя и небольшая, была возвращена хозяевам.
   К Софье Алексеевне обратились очередные челобитчики с просьбой погасить задолженность в двести сорок тысяч рублей. Царевна самолично объявила сбор средств по всей Руси и даже вынесла свою золотую и серебряную посуду для благого дела. Никто не обращался к Наталье Кирилловне, скорбящей о вырезанной, по её неразумности, родне. Государыня-матушка радела ныне лишь о своих детях, опасаясь их потерять. Мощный стресс отбил всё желание властвовать. До поры до времени!
   Патриарх, на всякий случай, готовил всё необходимое для помазания Иоанна, ибо другого выхода уже не видел. Амбиции и самоуверенность покинули старца, не выдержав столкновения с реалиями. Лёгкое, на первый взгляд, правление просто-напросто не состоялось, будучи убито в зародыше. Кровавая волна вымыла мечты и надежды у всех царедворцев, кто остался в живых и, заодно, нивелировала разнообразие личных интересов. Лейтмотивом второй половины мая звучало: "Остаться бы живу вообще!"
  
   Конные, во главе со ставленником Хованского, на день обогнали пеших стрельцов и стали лагерем у брошенного таможенного пункта. Одну небольшую группу отправили поразведать, что, да как, во владениях Вяземского, остальные решили передохнуть и выпить за успех дела. Разведчики помчались кривой лесной дорогой, наблюдая отсутствие людей до самого Беспутина. Въезд на большую поляну перед крепостью был неширок, шагов пятьдесят в ширину, сама "база" выглядела грозно и молчаливо, находясь вдали, примерно в полуверсте. Окружающая её стена возвышалась на три уровня, но никого на ней не наблюдалось, да и ворота были закрыты. Далее, по лесной дороге, добрались ещё до одной стены, похожей на укреплённый палисад необычного строения. Прямо там, где лес кончался, путь был перегорожен стволами деревьев, уложенными поперёк, между врытыми высокими столбами. В нижней части виднелись порты для пушек, а поверху - подобие вырезов для стрелков. Вдали, за стеной, раскинулся Беспутин, но подобраться к нему можно лишь через густой лес и поля. С вооружёнными горожанами связываться не стали: во-первых, разведка, во-вторых, позади осталась крепость с гарнизоном и можно было попасть в клещи. Пришлось возвертаться, многое узнав и ничего толком не выяснив.
   - Всё золото и серебро наверняка спрятаны в крепости, - подытожил разведданные Юдин, - там же и царевич Иоанн со товарищи. А городское добро людишки видимо в леса вывезли и по схронам попрятали. Так что в Беспутин пойдём лишь, когда с крепостью разберёмся, чтобы позади себя врагов не оставлять.
   Действительно, совершенно дурацкое расположение двух укреплений, могло помешать нормальной боевой операции. Горожане, конечно, не воины, но кто их знает, чего вытворить могут? В любом случае, в ближайшие два дня всё решится...
  
   Кремль, стрельцы и Москва притихли на несколько дней в ожидании новостей из Беспутина. То ли царевич Иоанн приедет и предъявит права на престол, то ли отречётся, то ли и взаправду погиб, то ли Вяземский боярское ополчение тишком собирает, то ли убегли все, подале, в тот же Архангельск... Ни мобильников, ни инета, одни голуби почтовые и тех забыли взять с собой. Как всегда, нашлись завистники, уже представившие, как разбогатеют те, кто в поход ушёл. Хованский понимал, что двух полков вполне хватит и держал остальных стрельцов, опасаясь оголить город. Всё-таки следовало учесть наличие полков иноземного строя, которые ему не подчинялись и тех стрельцов, кто отсиделся в своих слободах. Под рукой оставалось одиннадцать полков, начинавших уставать от неопределённости...
  
   Подтянувшейся пехоте дали спокойно выспаться, отдохнуть и с раннего утра идти на крепость. Переговоры легче вести, когда пушки установишь и войска развернёшь, как-то увереннее получается разговор. Сотню стрельцов отрядили на всякий случай дополнительные лестницы делать, вдруг понадобится. Ранним утром, воинство двинулось к заветной поляне, чтобы расставить точки над "i" и перечеркнуть все "t". Желательно, подзаработав на этом!
   На крепостной стене, по прежнему, никого не наблюдалось, хотя нервное напряжение гарнизона ощущалось даже на расстоянии. Что-то невидимое постукивало, побулькивало и пощёлкивало, оставаясь невидимым, загадочно и подозрительно. Пока пушкари выкатывали своё хозяйство на позиции поближе к воротам, а стрельцы строились в "шеренги убеждения" - Юдин отправил делегацию из доверенных, уважаемых людей на переговоры. Потом, не выдержав, присоединился и сам.
   - Князь Михайла Вяземский, тебя укоряют в сокрытии царевича Иоанна, - раскричался наиболее громкий делегат, подъехав к воротам.
   - Чего надо, смутьяны, почто беспокоите зазря? - откликнулся вышедший наверх Михайла, - царевич отдыхать изволит.
   - Покажь его, хотим убедиться что он жив-здоров. Пусть сам скажет, что по доброй воле здесь прячется, когда его на Москве ждут.
   - Язык укороти, чучело! - резко ответил Вяземский, - Царевич тебе не кукла, чтобы туда-сюда таскаться. Ежели вы всерьёз хотите убедиться и с Иоанном Алексеевичем пообщаться, то сдайте оружие. Зайдёте внутрь и сами на поклон к царевичу пройдёте, а он за вами бегать не будет.
   Юдин понимал, что Михайла прав и отдал указание сложить оружие у привратницкой двери. Тем более, что полки, если что, были развёрнуты и готовы к штурму, а пушки заняли выгодные позиции в сотне саженей напротив ворот. Всё-таки двухтысячный корпус - серьёзная сила. Любой должен понимать бессмысленность сопротивления, а излишнее упорство лишь приведёт к вызову из Москвы подкреплений и тогда пощады никому не будет. Делегаты прошли цепочкой во внутренний двор, через него в штабное здание, а там их отвели в гостиную горницу, где находился Иоанн и его соратники.
   Вид царевича, живого и явно свободного, вызвал чувство неудовлетворённости у посетителей. Алексей Юдин понял, что претензий к Вяземскому, как и повода к грабежу просто нет и быть не может. Впрочем, Михайла тут же создал сии предпосылки своими словами и действиями.
   - На колени, твари, - жёстко сказал он, заломив руку Юдину, - кайтесь перед смертью за всё, что сотворили на Москве, выродки.
   Других стрельцов, точно так же опустили на пол перед Иоанном, а некоторые и сами опустились.
   - Мишка, тебе сие даром не пройдёт, - шипел выкормыш Хованского, - снаружи два полка стоят и сигнала ждут. Коли мы не выйдем, они штурм начнут и вырежут вас поголовно!
   - Через четверть часа сами сигнал дадите, - нехорошо улыбнулся царевич, - прямо со стены. Никому не дозволено нарушать покой и творить дела поганые, кровью умоетесь за убийства и воровство! Ну, а ежели ваши стрельцы возьмут крепость - останетесь живы, мы вас убивать не станем.
  
  Глава одиннадцатая
  
   Мятежники заряжали пушки и мушкеты, на всякий случай, на виду у гарнизона, потихоньку занимающего свои позиции. Пришёл момент истины и ответ на извечный вопрос "кто кого?" уже приближался. С одной стороны, разудалые полупьяные ухари, уверенные в своём превосходстве, и потому толком не приготовившиеся к бою, с другой стороны, дружинники-татеборцы, ветераны бесконечных боёв с разбойниками, имевшие великолепную силовую и боевую подготовку, вооружёные превосходным оружием, те, кто со спокойной душой сжигал воровские деревеньки, убивая даже баб, стариков и детей. Дикость противостояла дикости, выявляя, кто более прав по жизни!
   Визитёров вывели на стену, показав наглядно, как выглядит "миссия дружбы и почтения" со стороны. Одно дело, быть среди друзей и чувствовать их поддержку в "деле справедливости" и другое, оказаться практически голыми, на другой стороне баррикад. Качать наивняки и изображать мягкость, белость и пушистость больше не было надобности, всё встало на свои места. Бунт, есть бунт, с какого бока его не разглядывай. Впрочем, ничего плохого посланцам не сделали, дали оценить ситуацию и... отправили восвояси. Иоанн ещё лелеял надежду, что мятежники откажутся, побеседовав со своими и уйдут обратно в Москву. Последние надежды, а с ними и отрочество царевича, ушли, как только раздался барабанный стрелецкий бой. Юдин начал сражение!
  
   Пушкари изготовились к стрельбе, а две пушки даже успели выстрелить, когда раздался залп дальнобойных снайперских пищалей. В одно мгновение артиллерия осталась без прислуги, ценных и редких специалистов. Ещё несколько снайперов накрыли группу старшин, пристроившихся позади шеренг, в безопасности. Раненый Юдин сразу отправил всё воинство на штурм, чтобы побыстрее взять стены, коли разрушать ворота боле некому. Он так и не знал сколько защитников в крепости, оценивая их в три-четыре сотни. Двух тысяч должно было хватить с лихвой для быстрой победы. Передовым линиям, бегущим с лестницами и пиками наперевес, оставалось лишь тридцать-сорок шагов до стены. В бойницах первого этажа показались стволы сотни пищалей ближнего боя, громыхнувших залпом. Дружинники, передали отработавшие стволы назад, а взамен получили другие, заряженные. После второго залпа, перед стенами никто больше не тусовался, а последующие шеренги наконец-то разглядели, куда они бегут. Впрочем им тоже не дали времени на раздумья - со второго этажа произвели сотенный залп из мушкетов, потом второй и третий, зачищая всё на расстоянии семидесяти-восьмидесяти ярдов. У Вяземского хватало не только стрелков, но и вторых номеров, подававших заранее заряженные мушкеты.
   Порох и пули никто не жалел, мёртвым они не нужны! Из бойниц третьего этажа началась почти бесшумная стрельба ещё одной сотни: лучников и арбалетчиков. Наконечники тоже не жалели, после победы их можно будет вырезать из трупов. На тех, кто застрял на отметке в сотню ярдов, провели полевые испытания ручных бомб, весом в три четверти фунта. У части из них погасли в полёте фитили, а остальные исправно взорвались, увеличивая количество раненых и убитых, и добавляя паники. На бомбы особого расчёта не делали, лишь хотели проверить их в бою. Ошалевшие стрельцы, потерявшие в первые же минуты треть своего войска, бросились назад, выкидывая всё, что сковывало движение. Однако, сюрпризы ещё не кончились, начала стрельбу артиллерия Михайлы. Гранаты, ударяясь о землю, взрывались на всех пристрелянных участках вплоть до лесной дороги, ведущей к тракту. Попытка пробежать через лес тоже не удалась - сотня Мышецкого, в камуфляже, встретила своих визави стандартным залпом, почти в упор, после чего переключилась на пики.
   Почти две сотни стрельцов, не разобравшись, свернули на запад к Беспутину, где их встретили дальнобойные картечные пушки и городская дружина. Все простые горожане прошли трёхмесячные сборы за два года и умели воевать. Михайла был сторонником обязательной военной подготовки для всех мужчин. И в двадцать первом веке, и в семнадцатом тоже! Надежда пересидеть за спинами других, нелепа по сути, и кончается с первыми залпами войны! Любая война выкашивает в первую очередь тех, кто к ней готов и находится на службе. Потом наступает очередь ополченцев: готовых или не готовых защищать своих. Очень быстро наступает, да ещё справок и объяснений не принимает.
   Несколько сотен бунтовщиков бежали по дороге к тракту, чтобы побыстрее сделать ноги подальше от побоища. Но им тоже не повезло. Из достаточно густого леса, который никто так и не прореживал, фланговым залпом ударили пищали и мушкеты голицынских и нарышкинских дружинников. Попробуй разгляди на бегу бойцов в камуфляже, среди зарослей кустов и деревьев. Оставшихся добивала уже тяжёлая конная сотня, полностью бронированная и вооружённая по артикулу. Впереди мчались Вяземский и Иоанн, как полагалось по протоколу Ордена!
  
   Всех тяжелораненых добили, а из пленных и легкораненых создали похоронную команду, заставив вырыть несколько братских могил вдоль Тверского тракта. Развешивать бунтовщиков по деревьям было слишком муторным и затратным делом, как и лечить смутьянов. Тех из стрельцов, кто сумел вырваться из мясорубки, не стали преследовать. Пусть несут панику и ужас в Москву своими ногами, да врут безбожно по дороге. С той же целью отправили и временных могильщиков на следующий день. Никакие нанятые шептуны не нагородят больше, чем уцелевшие свидетели разгрома, которым жизненно важно придётся привирать.
   - Ну что же, други, первый шаг мы сделали успешно, - начал Михайла, - боевая операция проведена по плану.
   - Да уж, стрельцы бежали, как зайцы, - самодовольничал Голицын.
   - Не радуйся, Борис Алексеич, они просто не ждали, потому не приготовились, - засомневался Нарышкин, - в другой раз так легко не дадутся, небось.
   - Куды ж ещё боле готовиться, итак и пушки выкатили и шеренги построили...
   Командующий обьединёнными силами, учеб-полковник Кузьма, не согласился, помня тактику полков в свою бытность. Ромодановский, будучи ветераном кампаний, поддержал его. Ошибка стрельцов базировалась на отсутствие информации о противнике и его вооружении. Брать крепость, имевшую полторы тысячи гарнизона и несколько сотен стрелков в тылу, замаскированных в лесу, силами всего лишь двухтысячного отряда, просто абсурдно. Плюс, следует учитывать, ещё и три тысячи оружных беспутинцев, готовых в любой момент подсобить.
   Два года было посвящено подготовке, потрачено огромное количество денег, закупалось отличное, а порой и суперсовременное оружие. Да и поголовное персональное бронирование, в век солдат, воюющих голышом, сказалось. С трупов и пленных противника сняли всего лишь полторы сотни кольчуг и кирас! Хорошо, хоть в обозе нашлось в достатке пороха и пуль. С чугунными пушками неясно было что делать, разве Петру подарить для баловства, а вот три медные пришлись очень даже ко двору, на переплавку. Металл дефицитный, нужный и полезный на дорогах и полях в эти времена не валялся бесхозно.
   В златоглавую отправили нарочных с новыми инструкциями для засланцев и поддержантов - инфоатаки следовало скорректировать. А заодно и выяснить, что там изменилось за последние дни.
  
   Москва постепенно приходила в себя, патрули и караулы отслеживали улицы и закоулки, народ успокаивался и словоблудил повсюду, даже в спичечных отделах элитных супер-универмагов. И хотя не было ещё гигантских стеклянных витрин, супермаркетов, отделов и даже спичек, но процесс обсуждения всего подряд шёл по нарастающей.
   - Ох, повяжут Мишку Вяземского и в клетке привезут...
   - Фу ты, ну ты, да голову прям там срубят и на кол оденут...
   - Так царевич, небось, не позволит надругаться...
   - Умучали твово царевича Нарышкины, прости меня господи, люди правду говорят...
   - Да как же умучали, кады он ополчение собирает в лесах...
   - Алёшка Юдин тому ополчению разгон устроит и Беспутин разграбит...
   - Дык его же за царевичем послали, шоб на царство помазать...
   - Нет, говорят бутто сам Хованский царём будет, когда Пётр Ляксеич отречётся...
   Жидкие слухи превращались в твёрдые сплетни, те реструктурировались в стойкую молву, а молва определяла планы на будущее. Для всех разное - в зависимости от вводных.
  
   Двадцать третьего мая стрельцы подали ещё одну челобитную - в пользу царевны Софьи Алексеевны и с её подачи. Просьба-требование о предоставлении Иоанну Алексеевичу Романову царского венца для успешного двоецарствия. Мол, один царь будет в Кремле рулить, а другой в походы ходить. Опять же, оба царя будут разные заботы регулировать: кто внешнюю политику и торговлю, а кто внутренние дела и ремёсла. Ни и ежели один скончается, али будет убит на войне, то другой на царствии останется и народ не смутится. Боярская Дума, которая по определению должна сначала думать, от страха, не задумываясь, приняла сие челобитье и объявила указом. Осталось лишь найти самого царевича и помазать на царство.
   Однако, вместо Иоанна, начали прибывать недобитые под Беспутиным стрельцы, принесшие росказни о битве у лесной крепости. И воинов у Вяземского сто тыщ, и пушки стреляют аж за горизонт, и чудища лесные на его стороне, и сам Иван-царевич карает копьём народ русский. Жаль, что они не сообщили о том, что скоро в Москву придёт Кирдык Иванович и всем наступит полный и безоговорочный трындец. Отсюда и во веки веков!
   Новости переполошили Хованского и порадовали Софью. Всестрелецкий судья растерялся узнав о разгроме юдинского отряда и пытался на ходу просчитать варианты. Посылать ещё два-три полка не имело смысла - явно, что у Иоанна и Михайлы гораздо больше войск под рукой, чем думалось и хотелось. И атаковать сильную крепость, в которой наверняка полно запасов, тоже не стоило. Отправить целый корпус из десяти полков - означало остаться ни с чем на Москве, да и уверенности не было в том, что большая часть стрельцов не разбежится во время похода. Одно дело грабить незащищённый Кремль и беззубых горожан и совсем другое погибать под стенами цитадели. Раз Иоанн жив, значит и Петра бессмысленно уничтожать. Осталось продолжить уже начатую игру в спасителя, приведшего бунтовщиков к порядку.
   Голицын поздравил Софью и даже назвал её великой княгиней, столь удачливой в делах государственных. Возвращение и воцарение Иоанна сразу обеспечивало царевну должностью регента, а самого Василия возводило в первые министры. Потухшая Наталья Кирилловна ещё не отошла от стресса и неспособна была руководить Московским княжеством, не говоря уж о других землях Руси. Иоаким засуетился, проявляя активность, уж так ему хотелось, чтобы именно его гонцы привели царевича обратно. Ну не будет же пятнадцатилетний вьюнош держать зло на патриарха? Стрельцы, не участвовавшие в походе, злорадствовали и радовались поражению выскочек. Закон суров, но он закон: "Коль сам не гам - другим тоже нефиг, на фиг!" Они готовились встречать победителей, чествовать их и изъявлять почтение и верноподданность, в расчёте на дополнительные ништяки в честь возможного празднества.
   Бояре, имевшие свои дружины, решили добраться в Беспутин, чтобы изобразить боярское ополчение и гордо вернуться в Москву. Правда белых коней на всех не хватало.
  
   Двадцать пятого мая, три сотни "солнышек", две сотни "тигров" и две сотни "драконов", все на конях, выехали с Солнечного посада и направились походной колонной в сторону Кремля. Стрельцы десяти оставшихся нейтральными полков, ещё с раннего утра, перекрыли все улицы на пути следования сводного отряда. Учеб-капитан Дмитрий Лукьянов, витязь Ордена Юрия Боголюбского, возглавлял подразделение. Стрельцы других полков, не зная и не понимая что происходит, тем не менее в бучу не лезли, боясь ошибиться ненароком. Шествие выглядело торжественным, потому что на дружинниках была явно парадная форма, хотя каждый татеборец имел и броню, и оружие. Подъехав к Спасским воротам, тоже символично распахнутым заранее подкупленными караульными, спешились и проследовали внутрь. Стремянной полк, возобновивший кремлёвскую службу в последние дни, поддержал и великую княгиню Софью Алексеевну и Ивана-царевича. Так что проблем с дублированием некоторых постов, как и со службой белых рынд не произошло.
   Думские бояре, увидев входящего в залу Дмитрия с рындами, сначала обеспокоились, но Лукьянов не даром бывал за границей и знакомился с положенными видами политеса. Который базируется, в первую очередь, на уважении к тем, кто пока не нужен и особо не мешает.
   - Позвольте, люди думные, произвести арест Ивана Андреевича, князя Хованского, поднявшего руку и пославшего войска для уничтожения сына царского, Иоанна Алексеевича, гостившего в городке Беспутине? После этого мы уйдём, чтобы не мешать вам в работе вашей.
   Думцам, врубившимся, что пострадает лишь один наглец, возомнивший себя самым главным в государстве, возразить было нечего. А их молчание означало официальное утверждение приговора Хованскому. Побледневший князь, стоявший возле Петра Алексеевича, лишь оглядывался по сторонам, поняв, что попал в ловушку. Верные стрелецкие массы были где-то там, на Москве в посадах, а здесь его никто не любил и не собирался заступаться. И обвинение звучало в соответствии с фактами, хотя и было не совсем таким, как казалось ранее. Действительно, посланный им Юдин напал на крепость, где находился царевич. Формально ни один юрист такое оспорить не сможет, даже из Гаагского суда!
   Рынды заломили руки мятежника и вывели из залы, а Дмитрий, ещё раз принеся извинения за беспокойство и слегка поклонившись, последовал за ними. Юный Пётр растерялся, но виду не подал, в конце концов, ужасы стрелецкого бунта зародили в нём ненависть ко всему стрелецкому, а судья Стрелецкого приказа ничем не лучше. Да и достоинство Дмитрия, а также его спокойствие, показывало, что татеборцы переломили стрельцов. То ли чудом, то ли с Божьей помощью! Надежда на порядок в стране обрадовала юного государя - ему так хотелось править в спокойствии, а не по принуждению.
  
   В четыре утра двадцать шестого мая, патрули стрельцов-нейтралов в синих и зелёных кафтанах, начали создавать оцепление от окраинных Тверских ворот до Красной площади. В шесть утра, полуторатысячный полк татеборцев Ордена вступил в Москву и направился к Кремлю. Отдельные, наиболее активные мятежники, узнав о происходящем, шустро покидали Земляной город и исчезали в неизвестном направлении. Глупо ожидать арестов и надеяться на милость победителей, которых сопровождал десятитысячный корпус тех, кто отказался бунтовать. Последняя возможность возобновить бунт растаяла вместе с ними! Отсутствие полноценной информации и здесь сыграло на руку Иоанну и его соратникам.
   По мере продвижения, сине-зелёные стрельцы пристраивались вослед дружинникам, а осмелевшие бояре со своими горстками формировали хвост колонны. Требовать положенные места в первых рядах они пока не рисковали и пользовались тем, что есть в наличие.
   Красная площадь принимала в себя прибывающие войска, кремлёвские ворота были распахнуты, а стрельцы Стремянного полка и бойцы сводной дружины стояли в торжественном карауле. Иоанн Алексеевич Романов прибыл за царским титулом!
  
   Дума и Собор, ничтоже сумняшеся, возвели царевича в государи, оценив по достоинству количество и качество армейского соединения. Тем более, что практически все уже устали от правления малолетнего Петра и его матушки, допустивших столько бедствий за короткий срок. Многие бояре вырезаны, казна разграблена подчистую, ценные вещи из Кремля вывезены неизвестно куда, народ боится просто жить и просто работать. Иоанн, не раздумывая, собрал ошмётки Думы и повелел приговорить некоторые насущные изменения. Регентом при несовершеннолетних царях поставили великую княгиню Софью Алексеевну, первым министром при ней - Василия Голицына. А чтобы регентша не зарвалась в излишних рвениях - князю дали право вето, предложенное Вяземским. Таким образом ограничивалась власть царевны, дабы правление стало более стабильным. По предложению Голицына ввели два статуса для государей. Иоанн Пятый стал Старшим Царём, как по возрасту, так и по авторитету, а Пётр Первый, соответственно, Младшим. Никаких возражений ни от кого не последовало. Сложно возражать, имея под окнами до зубов вооружённых интересантов и поддержантов.
   Государыне-матушке посоветовали год-другой отдохнуть от забот тяжких, в Преображенском дворце, вместе с детьми. Патриарха попросили побольше времени уделять делам духовным и проведению диспутов с лидерами староверов, освободив его для сей важной задачи от дел мирских. Типа участия в управлении государством! Трём думским дьякам было поручено подготовить списки бояр на довыборы в Думу. И позволили принимать, временно, дары денежные и имущественные, для пополнения казны, ежели таковые будут предложены кандидатами. Во главе Стрелецкого Приказа поставили Фёдора Юрьевича Ромодановского, как мужа достойного, опытного и надёжного. Разбойный Приказ возглавил князь Мышецкий, причём по тем же самым причинам. Приказ Большой Казны был поручен Борису Голицына, чтобы он вместе с братом занялся разумным наполнением царского кармана и навёл порядок в пошлинном и налоговом деле. А то дошло до маразма - какой-то подьячий подал предложение по созданию новой пошлины на бобрики! Причём новорусский товар, получивший массовое распространение в народе-изготовителе, согласно умнику-инноватору, предполагалось облагать сто двенадцатью рублями пошлин на каждые сто рублей продаж. Видимо у рационализатора с головой, арифметикой и здравым смыслом были огромные проблемы. Самому радетелю выдали сначала таблеток от жадности на ближайшей конюшне, а потом подумали-подумали и прилюдно отрубили загребущие руки.
  
   Три стрелецких полка, особо активных в конце мая, расформировали, чтобы на высвобождающиеся средства создать ещё один солдатский полк иноземного строя. Восьми, менее активным, но расторопным, сократили втрое казённую задолженность в обмен на помилование и прощение. Нельзя карать всех виновных, коли их чересчур много, иначе можно моментом без армии остаться, когда новой нет. Остальным десяти полкам, Вяземский выплатил пятьдесят тысяч (правда золотом вышло лишь пять тысяч мальцев, но стрельцов это устроило). Остальные пятьдесят тысяч пообещали добавить до конца года, по мере поступлений. Михайла, заодно, наконец-то привёз в казну восемь тысяч золотых, чтобы налог на душе не висел.
   В честь расправы над бунтом и дополнительного царя - объявили трёхдневные празднества и опоили московитов вайзерским пивом, за счёт того же Вяземского. На третий день торжеств был казнён Хованский, лишившийся всего имущества и членства в Ордене. Он признал свою вину, повторил признание прилюдно и покаялся в грехах. Правда, до этого, Мышецкий убедил его покорности в обмен на то, что пытать не будут.
  
   - Ваня, ты настоящий государь! - восхищался Пётр, - Я, когда вырасту, тоже таким стану, вот увидишь.
   - Дай бог, брат, дай бог! Только помни, что царская мудрость через знания приходит.
   Десятилетний царь действительно обожал старшего брата и согласился "учиться надлежащим образом". Тем более, что Иоанн разрешил ему, через три года, "когда знаниями обрастёшь" - начать создание личной дружины и выделить под это дело регулярные казённые выплаты. А пока, советовал приглядывать людей верных и преданных, даже если они "просто людишки".
   - Главное, не спешить никуда и тогда многого добьёшься. А я тебе иногда помогать буду, коли заслужишь. Это меня Михайла научил тому, что даже монархи должны что-нибудь дать, коли хотят получить взамен. Иначе трудно управлять будет!
   Мир, восстановленный в царской семье, расстроил иноземных подсылов, а через них и закатал губу всяких Англий и прочих Польш. Слишком краткой получилась смута, никто ничего не успел хапнуть, пользуясь бардаком и раздраем. Московия осталась единой!...
  
  Неугомонная Москва рьяно обсасывала и обкумекивала свершившееся, догуливала остатки пива и торжества, а Кремль уже начал функционировать. Софья, неоднократно наглядевшись на войско младшего брата-кровинушки, решила не выделываться и права пока не качать. Будет день - будет пища! Тем более, что "её стрельцы" тихонько ныкались на посадах, чтобы о них не вспомнили ненароком, а других не было под рукой. Наталья Кирилловна отбыла и сына забрала "в столь опасное время". Мелкую Наташку тоже прихватили, несмотря на все девчачьи актёрствования, что, мол, никому в Кремле мешаться не будет, а тихо-тихо, как мышонок, сидеть в уголочках и "учиться дворцовой жизни". Не дали лапчонку любоваться Михайлой от всего девичьего сердечка и мечты мечтать рядом с вожделенным субъектом.
   Ивана Милославского поблагодарили от всего сердца и тоже сплавили в отпуск, показав, кто ныне в доме хозяин. Уцелевшему Лихачёву поручили заняться наведением порядка в книгопечатании и книгохранении, лишь бы жизни не учил новую администрацию. В общем: Дума думы думала, патриарх молился и диспутировал, остальные бездельники тоже деятельность изображали. В помощь Иоанну был создан Временный Совет из тех, на кого можно положиться и кому можно даже довериться. Фактически, та же беспутинская братия, плюс Софья Алексеевна с Василием Голицыным, минус молодой Долгоруков (рано ещё!).
   Десять стрелецких полков, поддержавших Иоанна Алексеевича, получили статус "истинно государевых", а с ним и полную комплектацию, наилучшие вооружения (по мере поступления) и постепенный перевод в солдатский статус, но с сохранением торговых и налоговых привилей. Полковниками к ним поставили тех бояр, которых они сами запросили на своих сходах. Восемь полков пока оставались в прежней ипостаси, но глаз с них не спускали, задумывая цивильно-карательные санкции, типа отправки куда-нибудь на границы. Три расформированных полка ждали у моря погоды, пока не прибыли представители французского купечества. Торговцы-инноваторы отсиживались в Можайске, пока бунт не кончился и лишь теперь рискнули явиться с предложением о совместном строительстве "дороги в Манчжу".
  
   Регентша, чуть ли не с первых слов взбрыкнула:
   - Вы что, ополоумели? Хотите нас ограбить и снасильничать?
   - Успокойся, сестра, надо обдумать всё здраво, а не кричать на торговых людей, - вмешался старший царь, - любой договор можно составить в пользу обеих сторон.
   Хорошо, что Вяземский настоял на заслушивании торговцев всем Советом, а не в частном порядке. Софья угомонилась, вспомнив, что регентствует лишь по желанию Иоанна и решила послушать "чего эти юнцы намудрят". У неё никак не укладывалась в голове фраза "о беспошлинном провозе товаров" из Маньчжурии в Европу. Слишком сильно сидело в голове желание зарабатывать деньги прямым путём, без выкрутасов.
   В принципе, всё предложение сводилось к базовой схеме: французы за свой счёт строят дорогу через всю Сибирь и за это получают право возить маньчжурские товары без оплаты положенного мыта в течении пятидесяти лет. Русский купец переводил слова своего французского компаньона, а кремлёвский толмач оценивал правильность перевода. Ромодановский предложил обсудить проект самим, а купцы пусть пока отдыхают в ожидании.
   Прозаседавшиеся потратили два дня, зато составили проект договора, полностью удовлетворявший московскую сторону. Имидж новых государей и, соответственно, страны следовало выказать высоким, деловым и разумным. Глядишь, и другие страны захотят попроситься инвестировать в развитие транспортной инфраструктуры.
   Француз лишь отвешивал челюсть по каждому пункту, а русский вправлял её на место. К простенькому предложению были накрепко принайтованы такие сладкие ништяки, что обоим захотелось сразу умчаться во Францию и вытрясти с Луи Четырнадцатого скорейшее подписание, финансирование и положенные премиальные. Государь дозволял строить транссибирский тракт аж от самой Волги и до Пасифика океана! Кроме того, французской компании разрешалось не только бесплатно возить маньчжурские товары в Европу, а европейские к чёрту на кулички, но и строить вдоль дороги постоялые дворы. Правда, совладельческие, чтобы у французского хозяина был русский партнёр.
   Французам дозволялось принять долевое участие в организации порта на океанском побережье для морской торговли и иметь там свой флот. А это выход к Индии через заднее крыльцо, что ни говори. Боле того, по мере продвижения в глубь Сибирии, позволено было искать силами французских компанейских горных инженеров любые месторождения. И за долю в добыче, при условии оснащения заводов импортным оборудованием на импортные денежки, ничего не надо платить: ни налогов, ни пошлин. Знай себе, вывози кровосос, русское добро в свою Европу - не забывай лишь работников кормить, лечить и жалованьем обеспечивать. Ну, а за отдельный платёж, всегда можно согласовать и соучастие в использовании рек сибирских, которые тракт по-любому будет пересекать. Тогда и торговля с лесными самоедами добавится и опять же какие-нибудь руды-шмуды можно изыскать. Ну, а сам проект века, пусть длится аж целых 99 лет - всё равно всю Сибирь не под силу стырить.
   Игорь Мальцев вдумчиво и внятно объяснил членам Совета, что если франки втюхаются в проект, то дадут московитам доступ к богатствам края и ещё заплатят за это. Правда, вся бодяга растянется на десятки лет. Так что, когда срок договора истечёт, Кремль останется с супердорогой, городами и городками, океанским портом, действующими рудниками и заводами. А под это дело можно и животноводство развить, как к югу от Урала, так и в самой Сибири. Причём за деньги французской короны! Учитывая то, что только два десятка партнёров во французской компании, можно быть спокойными по поводу любых других купцов. Тем придётся платить всё положенное мыто сполна. Да и соучастие французов обеспечивало резкое сокращение воровства - иноземцы не рискнут нарушать законы чужой страны.
   Сумма, затребованная кремлёвскими делаварами, впечатлила иноземцев, но особо не напрягла. Всего лишь тридцать мильёнов ливров и ещё пять за право пользования реками. Подумаешь, каких-то пятнадцать русских годовых бюджетов! Это для Москвы огромные деньги, а для богачей Франции - лишь вспомогательные средства. Так что экономить чужие деньги неразумно и даже неприлично!
  
   Делегацию отправили, всучив исписанные бумаги, а по деньгам договорились по-братски. Пять миллионов получит Иоанн Алексеевич на личные нужды, один миллион будет отложен для Петруши, на будущее. Ещё четыре миллиона составят специальный кошель по сельскохозяйственной программе, разработкой каковой займётся лично Василий Голицын. Чтобы и кукуруза росла до самого полярного круга, и картошка была в каждом огороде и свинофермы стали нормой жизни. Попутно, надо бы организовать "мир, дружбу, жвачку" с татарами, ногайцами и прочими чебуреками в районе Мугоджар. Скота у них много, а джут постоянно сокращает поголовье. Значит, немедля придётся крепко призадуматься и обеспечить переезд одного из расформированных полков для создания зернового агрокомплекса, чтобы спасать бедных животинок от голодной смерти. Благо, с кукурузием и алфалфой уже разобрались и научились их толком выращивать, благодаря жертве схизматических притеснений. Йося Гонсалвеш уже и морозостойкие сорта начал выводить, с прицелом на выращивание укропа на макушках хвойных пород. Ну, а освинячивание Сибири, как и обжелудивание Расеи - само собой виделось разумеющимся. Тем более, что китайскую едьбу, ставшую русскими пельменями следовало распространять везде, где ни попадя.
   Вяземский, сразу после бунта, отправил роту дружинников во главе с Алексеем встречать обоз душ Сантуша. Где-то вдоль Смоленской дороги бродили стрельцы, посланные Хованским и их следовало приголубить по-братски. Попутно, воспользовавшись особым положением "друга государя", он воткнул в состав Думы своего троюродного среднего брата, чтобы насолить старшему, Андрею. Сёстры, которые уже были замужем, моментально стали матронами московского разлива, несмотря на неугасимые конопушки. Обеих младшеньких сразу же атаковали родовитые бояре, имевшие сыновей. Мелочь, а очень приятно!
   Царь-государь увлёкся правлением через Софью и начал комплектовать личный пакет земель, потребных для бизнеса. На севере нашлась казённая дача с бухтой и рыбацкой деревней, невдалеке от вяземской, и прекрасные лесные угодья для пушного и дегтярного промысла. Даже Урал не был забыт - там на Миассе, опять же рядом с Михайлой, отыскались прекрасные горушки и долина с речкой. В общем, полный пердимонокль класса: "Что крестьяне - то и обезьяне!" Для расширения производства сухпая, Иоанн отписал сам себе подмосковную деревню Алексеевку, где наказал строить фермы, разбивать луга с алфалфой, а также построить завод по иссушению и прессованию мяса. Даже научную лабораторию затеял, с импортными алхимиками, чтобы улучшали процесс обезвоживания и повышали качество оконечного продукта.
   Через Думу был проведён указ для всех жителей страны - есть клюкву обязательным порядком, дабы навсегда пресечь цингу. Совет посчитал, что лучше рассекретить тайну и сохранить людей, чем наживать деньги и терять население. Всё равно, массовое распространение картошки приведёт к излечению, так чего же не провернуть светлый пиар в свою пользу? Жизнь без бород объявили модой и предупредили, что от этого будут зависеть выделение должностей и повышения по службе. Венгерские полукафтаны, столь любимые царём Фёдором, стали образцом для присутственных мест, а ферязи и шубы оказались неприемлемы в любое время, кроме зимнего. Насильно никого в коммунизм не загоняли, но народ призадумался - карьеру никто не отменял, а желание перебраться на более высокий насест никуда не пропало.
  
   Добровольцев-рудокопов наконец-то отправили в шведскую Лапландию, чтобы проверить в деле Мишкины задумки. Работа в четыре смены, в повязках-респираторах, усиленное питание, цельнокованные рабочие инструменты, жалованье, выходные дни, отпуска, бесплатное лечение. Понятно, что себестоимость руды получится высокой, но итоговое железо важнее, сколько можно болотную грязь месить и в крицы пережигать? Тот же подход уже использовался в курских рудниках и позволил создавать шахтёров-ветеранов, а не вереницу бесконечно сменяемых кабальников. Пусть будущие Демидовы своих работников голодом морят и на цепи сажают, чтобы заработать "демидовские миллионы". Да и выхлоп за смену намного увеличивается, что обеспечивает снижение возросшей себестоимости. Научная организация труда лишней не бывает!
   Вместе с Саргисом прибыло столь долгожданное золото, позволившее разгрузить часть накупленных и наваренных дегтярных запасов. Михайла, не задумываясь, отправил Иоанну положенную пятую часть, чтобы поддержать реформы. Сам государь тоже балду не гонял, а отгружал экспедиторам Исмет-паши солдатскую жрачку для начавшегося Великого Похода. Польский представитель Ватикана усиленно скрипел зубами - миссия разведения московитов на сотрудничество безбожно провалилась. Осталось явиться пред светлы очи Яна Собесского, чего совсем не хотелось, учитывая взрывной характер польского короля. И как-нибудь изысканно обмануть Кремль тоже не получалось - Мальцев чихать хотел на "братские отношения", зная чем в итоге всё кончится. Тем более, что Иоанн Пятый отправил письмо в Ватикан, посоветовав прислать постоянного папского легата из авторитетных сотрудников. Или не предлагать пустопорожнее фуфло, пользуясь левыми контактами. Московское княжество перестало преклоняться перед другими, используя лозунг: "Хочешь наше сырьё и материалы - становись в очередь, на колени!"...
   Иноземные купцы бродили повсюду и возмущались беспределом - русичи откуда-то узнали цены на свои товары и начали отщипывать долю в прибыли. Единственная угроза, которой опасались производители, состояла в сокращении иноземного оптового закупа - всё-таки своих, налаженных путей сбыта пока было маловато. Впрочем, всякую всячину класса бобриков, чесалок для спины и зубных щёток закупали по новым ценам, так как старых просто не существовало. Богатеи вечно нуждаются в козырных ништяках, чтобы повыпендриваться среди своих и, не дай бог, остаться без какого-нибудь из них! С повышением цен на обыденный дёготь и козырные меха вроде смирились - в любом случае прибыль ещё получалась высокой. А рост московских цен на железо и изделия из него озадачивал всех: и чужих, и своих. Лишь местечковые олигархи добычи радостно потирали руки - их персональные калиты, кошели и портмонеты приятно опухливались и грели душу. Впрочем, европейские челноки уже намылились увеличить поставки железа в Москву, пользуясь моментом. Мальцев лишь подхихикивал, объясняя Ивану, что это снизит цены на металл обратно.
  
   Долгожданный Карлуш ибн Сантуш въезжал в Беспутин с довольной улыбкой на роже. С одним полуэскадроном стрельцов Хованского он столкнулся, но португальско-испанская охрана просто снесла к едреней фене полсотни мятежников, потеряв лишь двоих. Денежно-вещевой обоз, ныне был наиболее толстым и упитанным: одних мальцев, золотых и серебряных, везли по семьдесят тысяч, да мушкеты, пики, пистоли, плюс кредитные пластинчуги. Причём довезли в целости, с гордостью за выполненное дело. Про съедобную часть обоза и говорить не стоило, даже свежие овощи и фрукты добрались в относительной сохранности. Всё-таки выращивание без химикатов имеет свои преимущества!
   Дополнительные договоренности с Португальской короной вполне устраивали Вяземского, не желавшего погрязнуть в излишних хлопотах. Фабрика по производству шампуня и мыла достигла намеченного максимума и действовала без организационной суматохи. Для эксклюзивного покупателя производилось пятьсот бочек шампу и две тысячи коробов мыла в год. Опытных работников и руководителей хватало, некоторых толковых доморощенных администраторов Михайла перевёл на другие производства. Поставки сырья обеспечивали фермы Ромодановского, Мышецкого, Нарышкина и Бори Голицына. Хороший, выгодный экспортный товар, неизбежно вызывает развитие вспомогательных предприятий субподрядчиков. Ну, а улучшать технологический процесс и создавать более качественное оборудование можно бесконечно. Так что Пахому оставалось лишь добить к осени годовую норму и подготовить своё хозяйство к переезду на север.
   Бочки со всеми типами смазки, заполонившие все свободные поляны и склады, начали постепенно освобождать захваченное пространство. Вяземский чего-то излишне перезатарился дёгтем, чтобы не оплошать перед партнёрами. Часть товара уехала вместе с персо-армянином, часть приготовили для Исмет-паши и турецкой агрессии против свободной Европы. Ну и родимого португальского регента побаловали, загрузив караван бесконечной длины. А чтобы душ Сантуш не скучал по дороге - ему подкинули более трёхсот московских безработных простолюдинов, которым предстояло учиться моряцкому делу на кораблях Абрантуша. Вяземский пожертвовал, кроме того, двумя полными взводами своих дружинников, из опытных, чтобы создать хотя бы десяток инструкторов по абордажному бою. К столь заманушной авантюре присоединились все члены "братства бродяжича", правда используя меньшие количества морестудиозов. Герцогский бастард запросил цены за обучение, отомстив за цены на интадуру! Главное, что начало иноземному обучению в частном порядке, было положено. А то опыт, когда посылали всяческих бояричей за госсчёт, оказался негативным - редко кто возвращался обратно. Простолюдины, в этом отношении, более лояльны, особенно крепостные.
   Казна пополнилась очередным возлиянием, позволившим погасить задолженность "государевым стрельцам", дабы стрельцам мятежным стало завидно. Политика материального стимулирования лояльности и поддержки главы государства сделала свой первый шаг.
  
   Османы, начавшие решающую стадию покорения Европы, стали трясти мошной - содержание почти двухсоттысячной армии требовало слишком много поставок. Иоанн Пятый воспользовался этим, открыв "дверь в Россию", вместо "окна в Европу". Пусть уж лучше турецкие акче будут истрачены на просторах Московии, чем отсиживаться за железным занавесом "братства во Христе" с голой задницей. В конце концов, никто не запрещал Кремлю применять знаменитый аглицкий лозунг: "Разделяй и властвуй!" Нехай Европа ослабляет себя в войне с Портой, а Блистательная тратит всё награбленное в предыдущие века. Там, глядишь, можно будет договориться и о разделе сфер влияния в Дикой Степи, огромной территории с плодородными землями и закопанной в них таблицей Менделеева. Какой смысл использовать украинные просторы лишь для выращивания травы? Исмет-паша изъявил готовность найти среди элитных беков компаньонов русичам для организации свекольных полей и строительства сахарных заводов. По крайней мере, под таким соусом, можно и султана убедить, и крымчаков отморозить.
   А пока, турецкие торговцы повезли на Русь деньги, закупая всё, что под руку попадалось, до самых конопляных верёвочек. Конечно, и без государева согласия было бы то же самое, но в гораздо меньших объёмах. Причём, с подсказки Мальцева, сие трактовалось, как обалденный шаг навстречу туркам. Клиент должен считаться самым умным, ловким и умелым - так ему легче расставаться с колабашками. На всякий случай, через Думу, провели государев указ о качестве: отныне, российские продавцы обязаны были сначала выставлять всё новое и только потом пытаться втюхать старьё. А то иногда доходило до идиотизма, когда старые кожи пытались спихнуть, не показывая новых. В результате, товар вообще не покупался, а тупо портился в ожидании звёздного часа.
   - Вася, да что же это такое, - стенала Софья прямо в плечо Голицыну, - Иван сам правит, хотя я регент. Доколе такое терпеть придётся?
   - Потерпи, Софьюшка, скоро государь уедет в Архангельск и тогда будем править уже сами.
   - А вдруг не уедет, а на Москве останется?
   Премьер-министр и сам такого оборота опасался, но пока сила была на стороне Иоанна Пятого, легитимного старшего царя. Армия преданно заглядывала тому в рот, ожидая не только подарков, но и команды "Фас!", если понадобится. Впрочем, Голицына вполне устраивал новый тип руководства, усмиривший страну и обеспечивший солидное и постоянное пополнение казны. А коли французы всё-таки начнут сибирский проект - тогда карман государев враз переполнится и даст возможность начать столь нужную реорганизацию.
   Главным вопросом очередных думских заседаний было продолжение реформы управления на местах. Царь Фёдор сломал хребет местничеству и устаревшим приоритетам, теперь Совет рекомендовал начать замену воевод и разработать меры по ограничению их всевластия. Однако, на третий день бесконечных споров, дебаты решили прекратить. Слишком много разных мнений высказывалось, а толковых предложений не было из-за неподготовленности. Михайла, через брата, посоветовал остановиться на одном вопросе - выведении Уфимского воеводства из под власти Казани. Слишком ценным являлся Южный Урал - однозначно стратегический регион, как в экономическом, так и в военном смысле. Мало того, именно из Уфы было проще и удобнее контролировать старт строительства транссибирского тракта и создание продовольственной инфраструктуры в ногайских землях. К совет-проекту прилагались рекомендации, как финансовые, так и производственные. Сильный форпост позволял засунуть руку в столь удалённый и пока никчемный карман. В конце концов, Урал напичкан цветметом, включая благородные металлы и глупо этим не пользоваться в полной мере! Тем более, что постройка тракта до древней Абакши (пусть даже за свой счёт) обеспечивала развитие, заодно, и "алтайской кубышки". На Руси уже хватало предпринимателей, пусть даже из третьего сословия, имевших деньги, но не имевших возможности хозяйничать у чёрта на куличках. Дай им дорогу, жрачку и привилеи - так они и в Антарктиде развернутся!
  
  Глава двенадцатая
  
   Новая экономика и новая политика двигались методом научного тыка, выявляя все слабые места, которых оказалось уж слишком много. Затыкать дыры деньгами бессмысленно, следовало развивать отдельные сферы деятельности, пошагово. Картошка должна была накормить крестьян и горожан "вторым хлебом", а кукуруза - обеспечить кормами скот. С воском пока оставались непонятки в торговой стратегии, зато дёготь уже подрос до целого рубля за бочку. Михайла сплавил туркам все запасы интадуры и срачи и тут же начал закуп дёгтя-сырца для создания нового складбища. Даже вологодские и муромские москали обогащались благодаря смазочному буму, подстёгнутому запросами турецкой армии. Простые куньи и беличьи меха использовались в бобриковой индустрии, благо простяки всех мастей быстро наладили домашние индпошивы. Пока мода есть - необходимо быть в теме, а не ждать у моря погоды, поглядывая на соседа!
   Конечно, Русь велика и новые веяния расползались, как черепахи, но души правителей грела надежда на то, что через несколько лет, хотя бы часть нововведений станет обыденностью. Программы класса "перестройка в пятьсот дней" заворачивали, даже не рассматривая. Бояре-думцы, которым понравились регулярные мозговые штурмы, наткнулись и на ложку дёгтя. Иоанн с Михайлой выдвинули несколько вспомогательных принципов типа "предлагаешь - выполняй", "выполняешь - отвечай". Барьер против излишне инициативных, да ещё и за чужой счёт, сразу отделил зёрна от незёрен и упорядочил работу.
   Для руководства Уфимским воеводством призвали Ивана Борисовича Репнина, специалиста по Сибири (где он Тобольском воеводил) и по Казани. Да и новгородский опыт такому весомому дяде ни разу не помешает. Подготовка руководителя спецрегиона велась тщательно, а попутно выделили средства и стрелецкий полк из "не совсем верных". Конечно, пилюлю стрельцам подсластили, предоставив им наделы на Южном Урале и добавив право участвовать деньгами в горных и сельскохозяйственных предприятиях. Вяземский, под шумок, переоформил своё "право на временное пользование" уральским участком в полноприводное владение, оплатив три тысячи золотом. И ещё две тысячи доплатил за примыкающий кусок тайги.
   В планы внесли проработку на будущее ещё трёх стратегических центров, на этот раз торговых: Астрахань, Архангельск и Смоленск. Продолжили, так сказать, идеи царя Фёдора Алексеевича по развитию русских портов. Финансов на исполнение пока не имелось, зато бумаг исписали уйму. Для Астрахани предполагался полный набор: и торговый флот (речной и морской) за счёт казны, и воевода со сверхполномочиями, и даже морскую школу, как для моряков, так и для матросов. Смоленску также следовало расширить хозяйство, завалить колобашками и уполномочить по всем статьям. А, заодно, напичкать войсками и создать укрепрайон, чтобы поляки губу закатали поглубже внутрь. С Архангельском предпочёл разобраться сам Иоанн, раз уж всё равно туда переезжает. Сразу нашлись злые языки, начавшие утверждать, что государь-батюшка вельми желает построить в тех краях Ново-Москву, дабы отдельный столичный град для себя поиметь и всю казну на то стратит до последней деньги.
   Все эти нововведения сужали поле реформистской деятельности для будущего Петра Первого, но зато облегчали его прогрессорство, как финансами, так и чуток более развитой экономикой.
  
   Корабельные мастера, набранные помощником Абрантуша, организовали в Беспутине школу, где отбирали толковых и рукастых в ученики. Малявку наконец-то зачистили от обвала, да так что она стала Среднявкой, и обустроили на берегу лагерь-школу для кораблестроителей. Вяземский не жалел ни бумаги, ни толмачей, ни денег на выращивание мастеров с самого нуля. Инструкторам он посоветовал побольше пользоваться моделями для объяснений. И не выделываться в чужом краю, полном медведей и русичей!
   Индус-оружейник Маду дождался приезда некоторых родственников и с помощью "руси-руси, пхай-пхай" переправил их под Курск, чтобы почву подготовили. Всё-таки, начавшие регулярно поступать полупудовые слитко-чушки железа, были очень высокого качества. Истощённый Биджапур оставался для стариков в качестве памяти о славном прошлом и местом поклонения духам предков. Новая родина, холодная и потенциально богатая, раскрыла свои загребущие объятья индийским кудесникам металла! Вяземскому позарез были нужны эти индусы: сталелитейщики, сталеобработчики, оружейники, да ещё и потомственные, с наработанными технологиями. Самого Маду он убедил скооперироваться с тульским умельцем в деле дальнобойных пушек и мушкетов. Бижапурские секреты обработки металла сами просились к воплощению в оружейный хайтек, чтобы сделать его ещё хайтехничнее. Тем более, что металл есть металл и часть семейных секретов можно использовать в работе с бронзой. Закуп практически всей меди и олова, поступающих в Москву, стал нормой жизни, хотя разумнее, конечно, обзавестись своими рудниками. Никаких мальцев не хватит постоянно переплачивать, чтобы уводить из-под конкурентного носа различный цветмет.
   Только, ведь, не разорваться на всё сразу - Хельсингфорс требовал финансовых и человеческих жертв, а также самого бесценного ресурса, времени. Разросшиеся монастыряне Воскресенска уже подготовили команду клюкво-болотников и несколько самопальных "манагеров" и ждали лишь приглашения на переезд в Чухонь. Монахи, конечно же, молодцы - наладив школу управляющих начали сдавать их в аренду желающим за долю от дохода с хозяйств. Большая Казна, пустив слезу и покряхтев, подкинула воскресенцам земель, крепостного люда и финансов для усиления обучения. Новая программа Василия Голицына предусматривала своеобразную кабализацию многих обедневших московских дворян. Те никак не могли обеспечить боярское ополчение полноприводными воинами и, по новому указу, обязаны были сами перейти на службу в армию. Их бессмысленные деревеньки и негодные угодья отходили в казну, а взамен дворяне получали еду, обмундирование, включая выходное платье, и регулярное жалованье из расчёта два рубля в месяц на старте. Дальнейший рост жалованья зависел от усердия самого дворянина, его карьерного роста, звания и должности. И, само собой, полагались льготы и привилеи в производственной и торговой сферах. Всё равно они не имели денег, так пусть объединяются с купцами и промышленниками, чтобы использовать дарованное царём. Хоть так будут вынуждены оторвать задницы от кресел и начать что-то делать на благо государства!
   Вот для этих-то необустроенных земель, после их разменов и объединений, и требовались управляющие "мэйд ин Воскресенск". Конечно, программа не на один день, месяц, год, но, как часто верится, "раньше сядешь - раньше выйдешь".
  
   В конце июля, в Швецию отправилась большая группа московитов-вяземцев: одни, чтобы поздравить короля Швеции с рождением в июне наследника (новости-то медлительные, а мобильников и инета нет!), другие - чтобы экономически пошпионить в шведских кабаках под видом торгашей, а третьи, прямо в Хельсингфорс - поднимать местную целину. Европа нуждалась в дёгте, а Михайла - в своей личной территории, подальше от боярского застоя и зависти. Лесов и болот полно, а для металлургии имелось и место, и будущее шведское железо. Даже верфи можно построить совместно с Абрантушем. Коли будет желание, деньги и время!
   Гонсалвеш колготился над белой свеклой и забивал любого жука-вредителя, покушающегося на его детище. Очередь за сахаром уже выстроилась длиннее, чем "лично поздравить игроков сборной Кореи по футболу с третьим местом". Что ни говори, но пока мир потреблял тростниковый сахар, хотя "белая смерть" была и слаще, и желаннее. Вторая очередь, стихийно, организовалась за рассадой португальских томатов, нормально прижившихся рядом с огурцами и репой. Оставалось решить проблемы с солью и классная закусь готова будет войти в каждую семью урусов, тартар и тех же визиготов, даже не слышавших о "вырвиглазе". Мишкин рецепт приправы ко всему, от пельменей до водки, пришёлся по душе беспутинкам, а через них и к другим чревонабивателям. Микс "томат-чеснок" грозился выйти из-под контроля и охопить весь мир!
   Соли, вообще-то, имелось вдосталь, но по иронии судьбы с лёгким паром, она обитала в землях кайсаков, между Волгой и Яиком, недалеко от Каспия. Уфа сразу же получила в подчинение Астрахан и должна была любыми путями добиться прямых неограниченных поставок от солёных озёр. В принципе, Кремль наметил две стратегии: начать торговый обмен с аборигенами или тупо завоевать местность. Второй вариант пока получался излишне дорогим - расходы на военную компанию и последующее вечное замирение азиатских индейцев зашкаливали неимоверно. Эти деньги проще тратить на закуп соли в других местах, даже платя двойные-тройные цены. Долгий ящик боярской думы постепенно заполнялся мечталками государственного уровня, вплоть до поворота сибирских рек, чтобы затопить непокорное и невоссоединённое Семиречье.
   На всякий случай, на свой страх и риск, к Тауке-хану отправили посольство, чтобы покурултаить за жизнь, в узком кругу. Кайсакам отравляли жизнь все соседи и даже приволжские калмыки, жившие в двух лаптях по карте. И если южные и восточные недруги хотели земель, то северные и северо-западные рвались за той самой солью. Правда, яицких и сибирских казаков можно было отморозить, позаботившись о них: где мечом, а где лаской и ништяками. Уфимское воеводство, из-за этого, становилось всё более необходимым "нумеро уно"! Хоть столицу туда переводи, пока местные земли не устаканятся в сильнейший укреп-набег-район. Мальцеву стало ясно, что ни Петру, ни Демидовым не видать славы "развитчиков Урала", как своих ушей! Тем более, что тульское кузнечно-оружейное семейство пока называлось Антуфьевыми, вполне рядовыми никемами и никаками. Нынешний вариант истории собирался просвистеть мимо молодого Никиты, двадцати шести лет от роду, и четырёхлетнего Акинфия. Зачем делиться будущими миллионами с простяками-оружейниками, когда золотая деловитая боярская молодёжь Москвы уже рвалась повторять подвиги столь же молодых Иоанна, Вяземского и Льва Нарышкина. Возрастные бояре, да князья, усиленно бухтели по поводу "невместно, не по чину и не по возрасту", но и оказаться вне "партийного призыва" тоже не хотели. Коли молодняк рвётся в холодные земли на востоке - пусть на своей шкуре испытает отцовско-дедовские недовольства.
  
   Иоанн Пятый сделал себе, разлюбезному, персональный налог на предпринимательство, чтобы не делиться с Петром и казной личными доходами. Раз своя рука владыка - значит имеет смысл позаботиться и о личном кармане, пусть даже в ущерб государственному. Поэтому платежи по договору поставок кормов для турецко-османских агрессоров шли в Солнечный Посад, где уже больше года строилось здание личного банка государя. Молодой царь входил во вкус самодержавия, но желал иметь лично свой народ, лично свои земли, лично свою промышленность, рудники, сельское хозяйство и финансы, безо всяких братских отношений с Петром и его мечталками. Правление класса "сам себе голова" избавляет от излишней ответственности и позволяет самому допускать личные ошибки, за которые с себя же потом и спрашивать.
   Михайла тоже занялся подсчётом барышей, как поступавших, так и намечавшихся. Вспомогательная торговля "пятнашками" продолжала приносить прибыль, несмотря на то, что многие мастера в Персии, Турции и даже Европе уже навострились изготавливать наборы не только уровня китайского ширпотреба, но и дорогие подарочные: из слоновой кости с позолотой и ценными каменьями. Различные придворные и служилые люди, а также всяческие беи и беки и прочие, часто бездельные, умники, целыми днями ломали голову и двигали пронумерованные плашки внутри коробочек. Туда-сюда...туда-сюда...туда-сюда... Временно, шиш-беш и шатрандж отошли на второй план, а караульные солдаты разных стран играли между собой на деньги, пытаясь собрать заранее оговоренные комбинации и построения. Наборы из Беспутина, тем не менее, закупались проезжавшими купцами и иным людом, так как призы назначил лишь Вяземский, знавший, что математически невозможно поменять "15" и "14" местами. К сожалению, мода рано или поздно должна была сойти на нет, как это случилось с кубиком Рубика в далёком будущем, ныне прошлом.
   Хорошо шла торговля жидким аспирином, который обезболивал состоятельных людей, слегка сокращая их накопления. Расширения этого бизнеса пока не предвиделось из-за высокой отпускной цены, но регулярный уровень потребления не снижался - люди постоянно создают себе головные и иные боли, простужаются и подставляются под падающие предметы. Как морально, так и физически! Исмет-паша заказал десять тысяч сорокагалонных бочонков для наступательных операций - и для раненых, и для лихорадящих янычар. Боец должен воевать во славу Аллаха, а не отлёживаться из-за приступа боли! В результате, ивняк вырубался по всей округе, где имелись речки и ручьи.
  
   Август ознаменовался микропразднеством по поводу шестнадцатилетия Иоанна, организованном в своём кругу. Только Софья с Василием Васильевичем натянули на рожи положенные улыбки - все остальные праздновали от всей души. Подарки, музыка, танцы и песни перемежались неожиданными номерами в исполнении Маду - индус оказался знатным фокусником! Правда в дудку не дудел и танцующими кобрами народ не пугал. Ему хватало других загадочно-красивых мистерий. Одна из них - явно вне вечеринки: как вывозить из Бижапура кузнечно-механическое оборудование. Дело в том, что даже станины и наковальни были изготовлены из "небесной стали" во времена становления бизнеса. Они служили долго, не ржавели и не изнашивались и просто жалко было бросать такое из-за малоподьёмности и не особой транспортабельности.
   Михайла тоже озадачился проблемой, но разумный выход подсказал, как ни странно, умнеющий на глазах Иоанн.
   - Ты, Миша, поступи попроще, считай неподъёмное просто металлом, - удивил царь необычной трактовкой.
   - Так что же, бросить такое добро? - забухтел Вяземский, - да меня жаба задавит и выгрызет всю печень с кишками!
   Старший царь похихикал, а потом пояснил бестолковому наставнику:
   - Ничего оставлять не надо, но коли те же наковальни тяжелы, то пусть их разрежут, а из кусков, уже здесь, новые изделия изготовят. Небесный металл небось редок, а так хоть какая польза будет.
   - Ты гений, Иван-царевич! Действительно, нецелевое использование лучше, чем совсем никакое.
   Государь дозволял Мишке обзывать себя, как в сказках и даже получал удовольствие от простоты общения с другом. Иноземный политес был ему чужд и это обеспечивало эффективность в отношениях с окружающей средой. Даже по четвергам!
   Маду тоже согласился - нет смысла цепляться за то, что сюда не перевезти, а там уже невозможно использовать. Сам переезд согласился обеспечить Саргис, имевший нужных знакомцев по всей Ойкумене, а так же необходимый транспорт, грузчиков, возниц и корабли на Каспии. Охрану мог обеспечить Вяземский, а сам переезд предполагалось осуществить в течении целого года, не менее.
   Семейство Хабиров, благодаря вездесущему Саргису, тоже наладило сотрудничество, открыв, в конце концов, уже полноприводный филиал в Беспутине. Склады и навесы заполнялись древесиной для высушивания, мастерскую заполнило необходимое оборудование. Изготовители луков и арбалетов даже клеи варили по своим рецептам и лаки составляли родовые, а не общепринятые. Стрелковое оружие, бесшумное и неогнебойное, нравилось Михайле, да и в бою приносило больше пользы, чем мушкеты. И дальнобойность лучше, и темп перезарядки выше, так чего от добра добра искать?
   Вяземский нашёл хорошую возможность, которой не могли воспользоваться другие - вкладывал огромные деньги в качество бойцов, а не в их количество. Перевес в стрелковой мощи плюс персональное бронирование позволяли защищаться против превосходящих сил противника. Намного превосходящих! А ходить походами в Крым или на Азов имеют право другие - те, кому хочется побольше земель завоевать. Зачем нужен Азов, если к нему необходима и Керчь, а потом Босфор с Дарданеллами и последующим Критом? Тем более, что все эти прибамбасы всё равно бессмысленны без мощного торгового и военного флота! Нет смысла увязывать коготок, коли дело кончится секир-башкой, причём по доброй воле, сепукным методом.
  
   Во Франции, в самом-пресамом Парижике, вершилась подготовка к "проекту века" - строительству Транссибирского всепогодного тракта класса "римских дорог". Людовик Четырнадцатый повелел, чтобы ему докладывали о каждом шаге в организации торгово-строительной компании. Даже в Версаль, лишь бы побыстрее! Денежные запросо-закидоны московитских тартар никого особо не смутили - слишком выгодной оказывалась будущая многолетняя беспошлинная поставка товаров из Маньчжурии в Европу. Учитывая то, что русский царь позволял ещё и торговлю с сибирскими самоедами наладить и рудники разрабатывать - никто не возражал против многомиллионного калыма за столь достойную невесту. А совместный порт на тихоокеанском побережье открывал та-а-акие возможности, пра-а-ативный!
   Основной проблемой являлось очень приблизительное знание местностей и их условий. А начало инженерных исследований зависело от уплаты договорной цены, русичи очень жёстко выставили требования. Случайные торговцы, побывавшие в Сибири, расходились в трактовках погодных и природных условий, хотя в один голос утверждали, что мехов там видимо-невидимо. Как и других самоедных ценностей, ценящихся в Европе очень дорого. К положительному решению подталкивали и победы османских союзников над вражескими австрияками, что позволяло, со временем, сократить расходы на армию. В начале сентября, в Москву отправили полномочную купеческую делегацию для согласования платежей и сотрудничества. Чтобы излишне не рисковать, французы хотели предложить оплату тремя траншами. Сначала, после подписания договора, они соглашались выплатить пятнадцать миллионов ливров. Потом, после первичных инженерных исследований в течении полугода, следовал второй платёж, на пять миллионов дешевле. Заключительный, в размере пяти миллионов, выплачивался лишь после начала работ. Таким образом, если сами же франки откажутся от проекта, то могут потерять только пятнадцать миллионов, что совсем не критично в проектах мегауровня, хотя и нежелательно. Впрочем, будущие лягушатники-бусурманы, покрывшие свою страну дорогами и каналами, ничего не опасались - опыта строительства транспортной инфраструктуры у них было вдоволь. Даже за ушами трещало!
  
   Сентябрь - особый месяц в Московии: Старый год ушёл, а Новый пришёл. Сразу все начинают платить налоги в казну, чтобы не лишиться возможности получать доходы. Финансовый поток настолько увеличивается, что никто не успевает ни растратить его, ни разворовать оперативно. Отмена местничества привела к беззащитности любителей нагреть руки - никакие доводы о древности рода и многочисленных матримониальных пересечениях не помогают. Не воруй и неубиенным будешь! Кремль официально провозгласил: "Казнокрады - пособники лукавого!", пользуясь логикой того, что нельзя быть чуть-чуть одержимым диаволом. Патриарх вынужден был подтвердить сие верховное мнение, чтобы не остаться в стороне. Так что новый старославянский год начался чередой показательных казней, обеспечив народ и развлечением, и верой в будущую справедливость. Мздоимцев инновации тоже коснулись, благо османский передовой опыт был на виду у всего мира.
   Конечно, обиженные и расстроенные родственники пострадавших канючили на каждом углу о том, что "предупреждать надо", да о "соразмерности наказания провинности", но Иоанн, Совет и Дума достаточно твёрдо провели карательно-показательную акцию. Раз Русь считается дикой и варварской, так пусть и порядки будут соответствующие! Впрочем волна получилась короткой, ибо те, кого за руку ещё не поймали, моментально притихли и решили дождаться более добродушного времени. Думские бояре подбирались из состоятельных, то есть тех, кому есть что терять. А на ответственные посты назначали исполнителей с учётом наполненности мошны, исходя из того, что к воровству, в первую очередь, склонен голодранец. Демократией однозначно не пахло - пришла диктатура группировки, хунта!...
  
   Великий визирь Чёрный Старший Брат, или по-простецки, Кара-Мустафа, использовал свою безграничную власть, накапливая мощную армию для блистательного завершения своего правления. Сам султан Мехмед Четвёртый в основном охотился, видимо озадаченный добычей мяса для кухни. Султаны Высокой Порты - они такие: то луки для армии самолично мастырят, то провиант заготавливают. Так что расширением империи приходилось заниматься тому правителю, который де-факто. В принципе, визирь хотел поиметь самому себе земельки на Дунае под старость, а заодно и германских фатерляндов прирезать, примерно до Северного моря. Немцы, как раз имели внутренний раздрай, австрийский император искал норку подальше, чтобы зарыться поглубже и выставить снаружи табличку "Не чапать!", а Ватикан метался туда-сюда в поисках союзников. Польша ослабила своё давление на русских, так как угроза с юга исчислялась десятками тысяч вооружённых ветеранов турецкого разлива. Саксония тоже озаботилась и сформировала целый корпус, благо деньжат хватало в избытке.
   Кремль довольно улыбался - помощь османам оборачивалась солидным приливом серебра и золота, заменившим традиционную виртуальную морковку, класса "мы - Европа", получаемую допрежь за русские жизни и русскую кровь. Хотя на Москве хватало родовитых умников, убеждавших окружающих в необходимости прекратить поставки и самим идти в "новые крымские походы". Мышецкий даже пригрозил, что повяжет шептунов и крикунов боярского уровня и создаст из них полк особого назначения с девизом "предложили - исполняем". Угроза подействовала - никто не хотел самолично защищать Европу, мечталось-то о бравых стрельцах, которые омоют свои сапоги в Мраморном море. На Совете обсуждали оба варианта турецкой экспансии. Победит Порта - значит можно разделить с ними Польшу, победят схизматики - есть смысл прирезать земли днепровского левобережья до самого синего моря. Небось крымский хан особо не будет возражать, коли Порта знатно ослабеет. Ну, а ежели никто ничего не добьётся, так ничего и не изменится! Мальцеву страшно не нравилось, ещё в прошлой жизни, что слово "Катынь" вытесняло напрочь из народной памяти слово "Хатынь" посредством "демократического" СМИ и он добивался того, чтобы таких трагедий избежать, по возможности, вообще. На сильных боятся нападать и навязывать им своё мнение и жизненный уклад. А сила всегда заключается в разумной политике, когда большинство войн ведётся чужой кровью и чужими экономиками. Так, в своё время, Франция вошла в четвёрку стран-победителей, отсидевшись в стороне и сохранив промышленность, жилой фонд, армию и вооружения. Всего лишь сдавшись при первых выстрелах атакующего вермахта. В то время, когда Южная Англия, сама Германия, западная часть СССР и Польша были разрушены в хлам и даже поля усеяны осколками, минами и неразорвавшимися снарядами! И кто ту Францию хает за подлость?
   А нынешней Московии и подличать не надо - лишь учитывать свои интересы, а не пиндосов каких-нибудь.
  
   Романовы не мешали друг другу заниматься личными военными потугами. Софья Алексеевна с надеждой и любовью наблюдала за формированием дворянского полка из хозяйственников-неудачников, искренне считая, что достаточно дать мужчине оружие в руки и он сразу станет воином. Пётр потихоньку развлекался своими "потешными" в Преображенском, тем более, что после разгрома бунтовщиков под Беспутиным, ему подарили ненужные пушки и запасы к ним, а также всякие устарелые мушкеты. Кафтаны для петровцев заказали за счёт казны, ибо юнцу нравился внешний вид солдат и он регулярно заставлял их ходить строем под барабанный бой. Репой и порохом тоже снабжали, чтобы пушки не простаивали. Единственное требование, которое жёстко поставил старший брат: учиться, учиться и учиться. Хорошо учишься - хорошо помогают, плохо - чёрта с два, а не порох в пороховницы. Дополнительное условие - младшего царя собирались отправить в Европу, по достижении четырнадцати лет, для обучения финансовым и экономическим наукам. Ну, а коли ремёсла захочет попутно освоить, так трёхцветный флаг ему в руки!
   Сам Иоанн тоже обучался по два-три часа в день, занимался физподготовкой и военным делом. Параллельно контролировал становление Алексеевского агрокомплекса и Солнечного посада, передового микрорайона Москвы. Полк "иоаннитов-солнышек" уже достиг полутора тысяч, прошедших отбор и подготовку, но качественного оружия и брони упорно не хватало на всех воинов. Средства, поступавшие по сухпайному договору от турок, приходилось разумно распределять, обязательно откладывая часть в потенциальную "кислородную подушку".
   Прибывших представителей торгово-французской компании встретили со всей тщательностью, чтобы ни одного потенциального ливра не опало с договора. Система трёх траншей вызвала негодование регентши, но Софью по-быренькому угомонили, дабы не мешала денежки выцыганивать. Надо же и Людовику уступку сделать, чтобы почувствовал себя самым умным среди самых богатых. Осторожность франков укладывалась в прогноз, поэтому добро дали, согласовав поставки денег и инженеров. Для начала столь серьёзного сотрудничества выделили весь следующий год, не жадничая и не поспешая. Десять миллионов из стартового платежа предложили привезти зимой, потому как по снегу передвигаться много легче, чем по весенней беспутице. Пять миллионов ливров, царь-государь, возжелал получить в Архангельске, после открытия навигации на Белом море. Инженерную группу готовы были принять хоть сейчас, тем более, что им ещё нужно добраться до Волги-матушки, а потом и до Уфы.
   Полный контроль и ответственность возложили на остающегося пока в Москве Ромодановского, обеспечив его абсолютными полномочиями. Тем более, что "дракона" убедили заодно и за государством присмотреть и Софью Алексеевну изредка подправлять, ежели что. А в качестве временного агатая северных переселенцев призвали Владимира Долгорукова, который, пока холмогорил в чине воеводы, успел познакомиться и с тамошними обычаями и людьми. Князя отозвали из Серпухова, а его младших близнецов Михаила и Василия приписали к нему же стольниками. Владимир Дмитриевич, ко всему, был очень богат и интересовался заморской торговлей и кораблями, что делало его желанным членом компании, окружавшей старшего царя.
   Мышецкий передал Разбойный Приказ Фёдору Юрьевичу, а тот, в свою очередь, освободил место судьи Стрелецкого Приказа для дьяка Шакловитого. Нехай человек Софьи и Василия Голицына чуток за власть подержится - может в будущем толк будет? Невероятные поступления в казну уже достигли почти двух миллионов рублей, хотя не все налогоплательщики успели заплатить. Те, которые совсем издалека, включая архангелогородцев и иже с ними.
  
   Вяземский собирал своих возвращенцев из дальних далей: дьяка Афанасия, организовавшего шведские рудники для русичей и "министратора" Лариона, наладившего Курскую местечковую металлургию. Маду пока оставался в Беспутине, для приёма и переправки родственников южнее, поближе к гематиту.
   С душ Сантушем было договорено ещё летом, что в конце года он лишь заберёт положенные товары и привезёт пятую часть платежей, для оплаты в казну. Остальные денежки придётся доставлять уже в Архангельск, на новое ПМЖ "вязмичей", туда же и оружие, продукты питания и самшитовые заготовки для арбалетных лож. Беда в том, что до сих пор приходилось подгонять каждую деревяшку под металлические затворы. Саргису тоже создали головные боли - удлинять путь до самого устья Северной Двины не каждому купцу в радость. Зато и высококлассные меха, подбитые шёлком, и тройной дёготь теперь придётся покупать лишь там - всё производство, вместе со спецами, дружно готовилось к эмиграции. Михайле иногда казалось, что Великое Переселение Народов обошлось миру проще и дешевле, чем переезд одного-единственного молодого князя вместе с друзьями, единомышленниками и скарбом.
   Жаль было оставлять всё, что создано, понастроено, распахано и удобрено. И обжито за два с лишним года! Самой большой потерей являлась лесная крепость - чудо кирпично-деревянного творения, кровавая память о превосходстве защиты над нападением и дорогостоящего высококачественного оружия над абыкакным. Мэйор Анисим оставался в Беспутине, городке которому предназначили роль учебного центра по отбору и подготовке человеческих ресурсов из тех, кто особо никому не нужен. Михайла с грустью прощался даже с речкой Малявкой и остатками прилежащего болота. Силы и средства, вложенные в становление подмосковного городка не было жаль, а вот часть души осталась намертво увековечена...
   Практически всё оборудование размонтировали и консервировали к концу ноября, к первым снегам. Несколько табунов лошадиных сил отъедалось ячменём, сеном и хрустело кукурузными зёрнами, готовясь в дальний путь. Беспутинские мастеровые распродавали на Москве всё лишнее, чтобы не загружаться тем, что можно и на севере купить или сделать. Зачем возить табуретки, коли на новом месте есть и лес и разумный хозяин, который позволит хозяйственные вырубки.
  
   В очередной раз копаясь в описях северных казённых дач, Иоанн с Михайлой обратили внимание на земли вокруг Николо-Карельского монастыря. В списках имелось упоминание о том, что там был большой порт до того, как Архангельск построили. Да ещё и верфи сильные. Идея захапать такое местечко, пока плохо лежит, тут же начала обрастать мясом разработки. Сначала Патриархию порадовали даром на развитие духовенства в размере бочонка с золотом, пообещав помогать и северодвинскому монастырю во многих делах. Потом переписали территорию лично на старшего царя, вне казны и церкви, порешив распределить между компаньонами участки уже на месте. Остающийся на кремлёвском хозяйстве Ромодановский и "невыездной" Василий Голицын выделили под проект финансы и своих представителей. Соучастие в новом порту - дело выгодное и проходить мимо него не след!
   Уральско-сибирские команды личного бизнес-реагирования пока лишь готовились в Беспутине и Воскресенском монастыре. Всех дел сразу не переделать, как крыльями не маши и пузыри не пускай. Раз уж дорога длинная, в десять тысяч ли, так и двигаться нужно шагом, а не вприпрыжку, веселя окружающую среду. Вяземский вдосталь исчесал репу, но так и не мог объять необъятное - простенькое, вроде, наследство превращалось в набор комсомольских строек. Если же добавить Тобаго, Хельсингфорс и желанный Мурманск будущего и подкрепить всё это родиной Эдиты Пьехи, местечком Нуайель-су-Ланс, то становилось совсем грустно. Без каменного коксующегося угля тяжело сталь варить, да избы топить. И Донбасс с Экибастузом слишком политически далеки, а других месторождений Мальцев не ведал. Про певицу-то узнал случайно, из её же интервью...
   Единственными налаженными отрадами были дружинники, мыло и картошка, а в архангельскую кукурузу пока ещё не верилось. Она и под Москвой никак до конца не вызревала (согласно Гонсалвеша), чего уж говорить о Русском Севере и прилегающей тундре-чучундре. Даже с деньгами не было полного и безоговорочного счастья - комфорт двадцать первого века в лавках не продавался, а эрзацы не катили владельцу бочонков с золотом. Власть нужна тем, у кого ментальность соответствующая, кто хочет вершить судьбы миллионов! Михайла, в этом отношении, как и Иоанн, особо никуда не рвался. Хотелось создать собственный коммунизм, карманный и видимый из окна персонального терема. Ещё хотелось нормальную семью, детишек и работу с девяти до шести, пять дней в неделю. Шестнадцатилетнему парню вообще-то уже исполнилось тридцать четыре года и перестроиться в тинэйджера никак не удавалось. Гонка двух лет становления неожиданно прервалась и дала возможность отдышаться и оглянуться вокруг. В принципе, всё выглядело чики-пуки, но себя не обманешь: это со стороны не видно леса за деревьями, а когда находишься внутри собственного пузыря думается чуток по-другому.
   Как-то приехал патриарх, тайком переговорить о возможности брака с Наташкой Романовой, вроде по инициативе государыни-матушки. Конечно, раньше, чем через пять-шесть лет сие невозможно, но Наталья Кирилловна не против, так как сам Михайла из древнего знатного рода Вяземских. Иоакима волновали слухи о том, что некоторые заморские принцессы уже заинтересовались богатеньким буратиной и не хотелось терять столь перспективного боярина. А то, не ровён час, покроется цепями Гименея в пользу каких-нибудь поляков, упаси боже, и станет помогать вековечному врагу! Или отуречится, соблазнившись гаремом султанских дочек. Даже в Португалии нашлись кандидатки на руку, сердце и мошну князя, побратима царя. Так что, ихние папаши уже посылали гонцов, расхваливающих всяческих дочек, внучек, племянниц. Козе понятно, что Мишка стоял насмерть, отбрыкивался и отнекивался: то ли набивая себе цену, то ли имея свои планы. Поди разбери, за что бьётся человекообразный крейсер "Варяг". Даже верная, преданная Глафирья уже готова была шарахнуть благоверного каким-нибудь котелком по темечку, запаковать, перевязать ленточкой и передать в наиболее надёжные руки.
  
   Передача власти Софье Алексеевне, Василию Васильевичу и Фёдору Юрьевичу происходила в присутствие младшего царя Петра Алексеевича, членов Боярской Думы, государыни Натальи Кирилловны, патриарха Иоакима и князя Ивана Милославского. Церемония не имела ничего общего с официальными правилами и законами, но символизировала главное - изменяющуюся ментальность правителей Кремля. Иоанн Пятый обещался не забывать, наблюдать, помогать, а в особо важных случаях и навещать остающихся у кормила. Регентша клялась и божилась на Евангелии, что будет действовать во благо и в соответствии с рекомендациями, властью не воспользуется во вред и самоличных нарушений не допустит. Поразительно, но Софья искренне верила в то, что говорила и даже целовала распятие в подтверждение. Все присутствующие кивали с одобрением, обязуясь помогать в правлении и слать на север ябеды, коли что не так пойдёт. Пётр исправно молчал, но всем своим видом показывал: "Ужо дайте мне вырасти, а я вам такого понауправляю!"
   Вяземский, наблюдал эту ярмарку тщеславия и двусмыслия, зная, что стоит лишь уехать подальше и поведение всех обещалкиных может измениться, причём резко. Надежда была лишь на армию, да и то временно, а также на здравомыслие Голицына и Ромодановского. Всё остальное придётся строить самим, вдалеке от Москвы...
  
  Эпилог. ПРАВО НА СЧАСТЬЕ
  
   Торжественные проводы организовали в большущей столовой лесной крепости, исключительно для желающих. Чисто для того, чтобы не смущать правоверных русичей вяземскими вольностями, а именно: дамы за столом, титулованные рядом с ни разу не титулованными, музыка и музыканты (с правом для родовитых поскоморошить при желании). Странно, но "понаехали тут" изрядно, даже князь Ромодановский изволил прибыть, несмотря на врождённую консервативность. Да ещё и Ивана Милославского прихватил за компанию. Оба ходячих противоречия, бывшие политические враги, ныне очень даже дружно дудели в одну дуду и имели сходные взгляды. Что ни говори, но перестройка и ускорение, затеянные мимоходом Михайлой, внесли изменения в старочинный уклад московского общества. Вот так всегда, ежели кому-то инновативность сходит с рук, да ещё и помогает наполнить мошну, тут же появляются кандидаты на повторение подвига. А недовольные и несогласные так и сидят на своих кухнях, фуфня и возмущаясь исподтишка.
   Столы были завалены разнообразнейшим едаловом, благодаря беспутинской продовольственной реформе и вяземским рецептам "бродяжьих новинок". Выпивки тоже хватало, так как полусухой закон не распространялся на элиту бывшей глухомани, а гостям сделали одолжение. Вин было в достатке, причём не хунгарской и романейской фигни, а конкретно из Испании, Португалии и Франции. Дамы, о ужас, свят-свят-свят, одели мантильи вместо каких-нибудь кокошников и выглядели премило (отмытые шампунями и пользующие всякие саше). Скоморохи смотрелись, как очень даже фирменный ансамбль, в единой униформе, вооружённые музыкальными инструментами на все случаи жизни. Репертуар, благодаря Мальцеву, ублажал слух, бодрил или разнеживал от песни к песне.
   Пётр сидел между Изотовым и незнакомым боярином, который постоянно морщился и терпел лихоблудство, недалеко от Иоанна и зыркал вокруг любопытными глазами. Обе Натальи, мама-государыня и дочка-царевна, понятное дело не приехали, так что младший царь развлекался вволю. Многие члены ордена татеборцев одели парадное обмундирование и очень даже браво смотрелись и ему это ужасно нравилось.
  
   В какой-то момент, когда разночинность размыло под влиянием возлияний, начался своеобразный беспредел. Большинство скоморохов сменили дружинники и начался отжиг по полной форме. Вяземский лабал на гитаре всякое соло, Иоанн гнал ритм, а Лёва Нарышкин мучил бас-гитару, специально для него когда-то изготовленную. Пели не только высокопоставленные орденцы, но и их подруги: Глашка, Лукерья и Дарья. Конечно, всё это давно репетировалось, но для того же Милославского было в диковинку. Танцы зачались сами собой, особенно "бродяжий гопак", привнесённый Вяземским (под соответствующие песенки Верки Сердючки). Ромодановский, зараза, не утерпел и тоже выдал нечто вроде казачка. Всё-таки регулярные тренировки, кач пресса и упражнения по боевой ритмике и динамике сказались - никакого великодержавного боярского живота у него не было. Мужчина, слегка за сорок, выглядел моложе и поэтому эффектно. Даже иноземцы, во главе с Монтойей (куда же без него) ударились в пляс, пусть и на испанском языке танцев. Были бы ирландцы - гости узнали б, как стучать босыми пятками по деревянному полу!
   Ближе к концу, члены ордена, простые и непростые, исполнили свой гимн. Да, прозвучала достойная, гордая и торжественная песнь о России (когдатошняя обработка "Любэ" гимна СССР) - Мишка не заморачивался выдумыванием нового, а перелопачивал будущее старое. Пели все, так как это было обязательным, у некоторых даже слезинки на глазах появились. Пётр, подражая взрослым тоже встал, прижал правую руку к груди и пытался подпевать. Юный царь поразился тому единству, которое неожиданно обуяло всех: от самого Милославского до простейшего дружинника. Гордость за свою страну, за её людей, за русский дух и русскую душу разволновала парня и что-то непонятное и неведомое начало осознаваться. Что-то великое, связанное со словом "Русь"!
  
   Торжества и гулянье закончились неожиданным признанием Вяземского, приобнявшего раскрасневшуюся Глашку. Желая прекратить раз и навсегда досужие гадания и разговоры, он окончательно нарушил нормы и приличия.
   - Друзья! Мне не нужна власть и возможная дополнительная родовитость. Ни иноземные принцессы, ни русские царевны. Я хочу семью с той, кого люблю больше, чем самого себя. Глаша была со мной эти годы, делила и радости и неудачи, поэтому, прибыв в Архангельск, я попрошу её руки и сердца.
   Повернувшись к притихшей, ошарашенной девушке он мягко улыбнулся и признался:
   - Я люблю тебя, родная, и мне никого больше не нужно. Пожалуйста, давай поженимся в северных землях?
   Глаша, которой хотелось иметь ребёнка на память о Михайле, дальше этого в своих мечтах и не шла. А тут такое-претакое! Она расплакалась и прижалась к своему любимому, а гости... А что гости могли сделать, зная своенравие молодого парня. Да и не хотелось им ни возмущаться, ни протестовать - оставалось лишь позавидовать обоим и пожелать совет да любовь...
  
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ
  
  
  
   Второй книгой цикла будет "Князь Михаил Вяземский". Только пока я в такой ситуации, что выжить бы вообще. Не до вдумчивой словесности, увы!
  
   Помощь по-прежнему принимаю по следующим адресам:
  
   Яндекс-деньги - 410011523045778 (это, ежели в рублях, я их через знакомого перемываю).
  
   Western Union - ANATOLI EGOROV, Los Angeles, California (это, если напрямую в доллариях. Только мне будет нужна инфа отправителя перевода: имя, город, страна, сумма, иначе будут проблемы в зависимости от человечности клерка на выдаче).
  
  
  
  
Оценка: 5.01*141  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"