Зелёная Мария Евгеньевна: другие произведения.

Лживая история

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наруто умирает в своем мире, немного не успев стать Хокаге. Зато оживает в другом мире, там, где Минато убил ребенка собственными руками.

Story of fake

Annotation

Story of fake
      Направленность: Джен      
      Фэндом: Naruto
      Рейтинг: R
      Жанры: Ангст, Экшн (action), Психология, Даркфик, POV, AU, Songfic, Эксперимент
      Предупреждения: Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика
      Статус: в процессе
     
      Примечания автора: Я не знаю, что это и откуда взялось, но здесь можно скачать мой фанф - http://www.fanfics.me/ftf113256 о_о Описание: Никогда не думал, что такое может случится. Разве родители могут возненавидеть своего ребенка? Но все оказывается не так, как я думал. Наруто ненавидели в семье не за слабость. Можно ли это назвать "взгляд зрелого человека"? Не смейся, Курама! И так тошно. Сколько я еще это смогу вытерпеть? Боже, боюсь нервы сдадут и я кого-нибудь убью. Страшно смотреть в глаза людям. Я не повторю ошибку прошлого Наруто. Я докажу родителям, что я сильный. Ведь Узумаки не сдаются, даже после смерти!

     Эй, Курама... Ты меня слышишь?
     Я вот ничего не слышу. И не вижу. Это смерть такая, да?
     Так больно в груди. Лис... ты всегда был со мной, сейчас так непривычно. Будто выдрали сердце из груди, чего-то не хватает, и чувство опустошенности преследует. Я знаю, что это. Это одиночество. Воспоминания недавнего детства нахлынули на меня. Да, тогда я действительно чувствовал себя одиноким, хоть никогда не показывал. Я должен быть сильным, каким всегда был, но, потеряв всё, так трудно дышать, думать, чувствовать... Белый свет окружает пространство. Позывы тошноты скручивают живот, свет становится ярче и ярче. Трепетание в груди сдавливает легкие, меня начинает трясти. Все равно. Побыстрее бы забыться, забыть все и раствориться. Исчезнуть. Невозможно терпеть судороги и боль, меня выворачивает наизнанку, а свет все ярче и холоднее... Мне так тебя не хватает, Курама. Уверен, будь ты со мной, мы прошли бы через любые преграды.
     А может, это сон? Надо проснуться. Всё сон. Я не был убит Кагуей, Мадарой, Обито... ась? А кто меня убил? Меня же... проткнули? Нет. Не помню. Стоп. Я не хочу забывать! Сосредоточься. Вспомни все. Вспомни вс...
     Тело мальчика без движения лежало на узкой кушетке. Внезапно палец на его руке дрогнул, а накрытый белой простынею корпус затрясся. Сердце, которое до этого не издавало ни звука, громко застучало, а кровь пошла по артериям.
     Сердце бешено колотится, все тело пылает, а глаза широко открыты. Руки сжимают простынь. Сон, ну конечно... Рука стирает со лба капли холодного пота, но... что-то не так. Ладошка такая маленькая... тонкие пальцы, большие щеки... Это определенно не я!
     - Курама! Твою мать, лис, не спи! Что происходит, объясни, где мы?! - поняв, что мой пушистый коврик со мной, я начал кричать, забыв использовать ментальную связь.
     "Хах, ты бы не кричал так сильно. Хотя пугать все равно не кого... Оглядись", - Узумаки с трудом повернул шею и... очень громко закричал. Потому что рядом с ним на носилках лежали без движения накрытые тела мертвых шиноби. У блондина похолодели ноги.
     Я сошел с ума. Оказался в теле ребенка, мне приснился сон, который таковым уже не выглядит... А еще я умер в шестнадцать лет. Замечательно. Где я, блять, в рот мне ноги? Кстати насчет ног... почти не чувствую их. Мамочка, боже, если ты меня слышишь, помоги мне! Мне так нужна твоя поддержка в трудную минуту... Я точно сошел с ума. С чего эти мысли о маме?
     "Наруто, возьми себя в руки. Лучше бы тебе сваливать, похоже, кто-то всё-таки услышал твой ор..." - сообщил Курама, почувствовав приближающийся очаг чакры. Мальчишка встрепенулся, хотел было встать и спрятаться, но тело онемело. Наруто, не справившись с управлением тела, упал на холодный кафельный пол, больно ударившись плечом.
     Я еще не до конца могу контролировать это странное тело. Ноги не слушаются.
     Шаги приближались, и в какой-то момент блондин понял, что человек стоит в пяти метрах от него. Замерев и перестав пытаться встать, он следил за ногами мужчины, которые было видно сквозь множество кушеток.
     - К-кто здесь?.. - Наруто усмехнулся, представляя перекошенную рожу какого-нибудь хиленького чуунина.
     - А я не знаю, кто я, - блондин давил лыбу, постукивая пальцем по полу. Ноги у испуганного шиноби заметно потряхивало. "Узумаки, держи язык за зубами. Если до этого обладатель нашего тела был таким же, как эта девочка в штанах - твоя самоуверенность может вылиться нам в круглосуточное промывание мозгов, результат которого приведет нас в тюрьму".
     Кивнув самому себе, мальчишка заерзал. Шаги медленно приближались, неожиданно включился свет, ослепляя мутноватые голубые глаза.
     - Назовись, кто здесь! - чуунин уже более уверенно оглядывал комнату, в попытке найти преступника, забравшегося в морг. Заметив пропажу тела в дальнем углу, он, поседев от страха (его же укокошат за исчезновение тела сына Хокаге!), пошел через лабиринт, приближаясь к кушетке, где тело лежало. Наруто оглядел себя и заметил, что на нем одета лишь белая сорочка и такого же цвета браслет, на котором было черным по белому написано "Наруто Намикадзе".
     - Наруто... Намикадзе, - прочитал блондин и удивился. Вау, хорошо, что и в этом мире я Наруто! только фамилия... это фамилия отца? Он тут жив? - трепетание наполнило легкие Наруто, а к горлу подступил комок от поблескивающих на глазах слезинок. "М-да, похоже, что от предыдущего владельца тебе досталась эмоциональность и чересчур сильная любовь к родителям", - изрек лис, побаиваясь Минато. Почему-то ему казалось, что этот мужчина может запечатать его так, что Наруто не сможет даже услышать Кураму, не то, что увидеть.
     - Это... демон! - чуунин громко охнул и убежал. Похоже, за подмогой. Эй, Ку, что у меня с ногами? Восстанавливаешь? "Да, через минут пять все будет в норме. Меня кое-что удивило..." - Наруто спустился в подсознание, которое было привычным для него: клетка и вода, все по старому.
     Это радует, - подумал Узумаки.
     "И чем же можно удивить великого демона?", - спросил Наруто, стоя в подсознании прямо перед лисом.
     "А тем, что у тебя очень разработанные чакроканалы. Плюс к этому, они отлично подстроены под мою чакру. Похоже, предыдущий обладатель тела любил своего демона и давал ему погулять", - несколько разочарованно сказал Кьюби.
     "Хах, тогда неудивительно, что он окочурился".
     "Кстати, ты появился в теле через 1,5 часа после смерти настоящего хозяина. Плюс-минус".
     "Ясненько. Значит, похорон не было еще. Странно".
     Наруто вышел из транса и смог встать, но услышал большое количество шагов. Краем уха мальчик уловил обрывки фраз:
     - Киоши, если ты ... я тебе покажу! Такой бред насочинять... одурел!
     - Но ...авду говорю! Там этот демон! - шиноби зашли в светлое помещение и охнули. В углу стоял Наруто Намикадзе. Шиноби было трое - первый был охранником, обнаружившим оживший труп, второй токубецу-джонином, ну а третий - АНБУшником в маске. Джонин пошатнулся, а АНБУ приготовился атаковать. Стоящий Узумаки выгнул светлые брови в недоумении - с чего это они так испугались? И АНБУ сейчас нападет...
     - Эм... - только и успел произнести бывший герой войны, как шиноби в маске на максимальной скорости попытался вырубить джинчурики. Однако Наруто нагнулся, и сенбон пролетел мимо, воткнувшись в стену, правда, в следующее мгновение АНБУ, что стоял в метре от него, ударил его по сонной артерии. Слабое тело не успело вовремя отреагировать и упало ничком, вновь ударившись об холодный пол.
     "Попали мы блин, Курама..."
     Очнулся я от сильной пощечины. Приоткрыв глаза, я различил фигуры передо мной. Свет слепил глаза, но, немного привыкнув, я смог осмотреть помещение, в котором нахожусь.
     Комната напоминала пыточную. Я был привязан к кушетке. Создавалось такое ощущение, что меня сейчас пустят на корм... АНБУ Корня. Явный менталист стоял сзади и держал мою голову.
     - Он пришел в себя! - фигура впереди меня двинулась, а я, пытаясь игнорировать яркий белый свет лампы, сверху увидел Четвертого Хокаге. Отец? Отец! Я хотел было улыбнуться, но его ледяной, презрительный взгляд словно окатил холодом. Липкие пальцы охватили голову еще крепче, и тут же сильная головная боль скрутила тело. Меня начало трясти, но ремни по всему телу сдерживали малейшее движение. Сквозь приоткрытые глаза я заметил, как Минато резко кладет ладонь на живот.
     Печать, сдерживающая Кьюби.
     Я ушел в подсознание. Последние слова, что я услышал, были: "...Запечатайте демона". Эта фраза меня очень сильно напугала. Оказавшись у клетки, я ужаснулся - Курама сильно исхудал и лежал без сознания. Я тут же протиснулся сквозь прутья клетки и потеребил лиса.
     - Ку... Эй, Ку! Очнись! - в ответ он только что-то невнятно прохрипел. Похоже, из него высасывали чакру. Я судорожно осмотрел печать. Она лишала Кьюби сил! Чакру буквально запечатывало там! Надо что-то сделать. Так, этот символ надо убрать, а здесь... Черт! Я смогу только попытаться перекрыть поток! Надо отдать свою чакру Кураме.
     Я вплотную подошел к исхудавшему Девятихвостому. Сев рядом и скрестив ноги, я положил ладони над его телом. Концентрация, концентрация... Сосредоточься. Чакра медленно начала выходить из-под рук и жадно всасывалась. Я буквально чувствовал, как мой демон приходил в себя.
     Еще из прошлой жизни я помнил, как в неудачных попытках забрать чакру у лиса, он начал забирать мою, становясь сильнее.
     - Наруто... - я вышел из концентрации и посмотрел на Кураму. Он выглядел уже лучше и принял более приличную позу - все же сильнейшему демону сейчас было не время валяться. - Молодец. Теперь надо как-то спасаться.
     - Что делать? Снаружи стоит Четвертый, который невесть что творит с печатью. Да еще и этот менталист...
     Лис брезгливо сморщился.
     - Я все силы потратил, чтобы защитить наши секреты, - я почувствовал злость Кьюби. - У тебя оказалось довольно много своей чакры. Можно смешать остатки чистой чакры и моей в соответствии 10/3. А потом редактировать сдерживающую печать...
     Я кивнул, подошел к печати и начал соединять чакру. Контроль, конечно, ни к черту... Но соединять Инь и Ян не надо, да и чакра Курамы хорошо слушалась...
     - Готово, - сказал я и ждал следующих указаний от лиса.
     - Тогда...
     Снаружи творилось что-то страшное. Иноичи сколько ни пытался - проникнуть в подсознание не мог. Мощная защита разума мешала. Хокаге чертил символы, но он понимал - Кьюби сопротивлялся, и печать изменялась не от рук Намикадзе.
     - Не могу закончить печать, - тихо сказал блондин. Палец дрогнул. - Лис мешает. Не понимаю. Как он смог добраться до печати?
     - Возможно, он управляет Наруто в подсознании. Надо привести его в сознание? - взволнованно спросил глава клана Яманака. Получив согласный кивок, мужчина начал действовать...
     Я почувствовал, как меня начали приводить в сознание. Благо, мы с Лисом закончили печать. Теперь она была почти идентична той, что была у нас в... прошлой жизни? другом мире? Да не важно. Было лишь одно отличие - теперь я мог использовать десятую часть чакры Девятихвостого свободно и без последствий. И поверьте, это не мало.
     Открыв глаза, я увидел перед собой все тех же людей - только теперь по их перекошенным лицам было понятно, что ни печать, ни память они не смогли взломать. Я слабо улыбнулся. Только было странно, что я так хорошо видел. Блин, похоже, у меня глаза красные стали от использования чакры Курамы.
     - Кьюби?.. - в пустоту спросил Иноичи, а Минато потянулся за оружием. Плохо дело...
     - Кьюби? Это имя? Меня Наруто зовут. А вы кто? Что я тут делаю?
     "Ты хочешь инсценировать амнезию?" - мысленно ухмыльнулся лис.
     "Да. А теперь избавь меня от всех излишек твоей чакры в моем теле. Они же меня укокошат!"
     Глаза снова стали голубые, а испуганные шиноби расслабились. Переглянувшись, они вышли. Э, не понял прикола. Они типа меня здесь бросили? А нет, вон зашел кто-то снова. Трое мужчин. Так, этот явно Учиха. Опа, да это же Итачи! М-да, похоже, переворота еще не было. Да и тельцу моему лет пять-семь. Дальше... ой, это куноичи... девушка-медик, и в конце шел кто-то из клана Хьюга. Все, кроме врача, были в масках. Понятно, сейчас меня осмотрят, оденут и куда-нибудь запрячут.
     - Дрозд, осмотри его, - ко мне подошел Учиха и, сняв маску, активировал шаринган и поймал в иллюзию. Черт! На секунду я выпал из реальности. Понятно. Он прочитал только часть моих мыслей, а не проверял нашу связь с лисом.
     - Все в норме, - брюнет надел маску обратно. Хах, он, похоже, уловил только мои мысли о "оденут и запрячут". Медик посмотрела на Хьюгу. Он тоже кивнул. Ну да, все как обычно, хе-хе.
     - Сенсей, а почему я привязан? - куноичи вздрогнула и посмотрела на меня. Я сделал самое невинное лицо, на которое способен. Она натянуто улыбнулась и подошла ко мне. Зеленое свечение от ее рук успокаивало. Хм, а вот меня явно игнорили. Ладно. Что же теперь меня ждет?
Flashback
     Маленький мальчик медленно сходил с ума. Он сидел на полу в своей комнате, тяжело дыша. В который раз он пытался вспомнить что-то хорошее, но не мог. Его выворачивало от бессилия, память не давала ответов, будто кто-то стирал ее. Ночью его разум будто проводил самоочистку. Иной раз он не мог вспомнить лица своих родителей. Частичная амнезия - так назвали бы это в больнице. Кьюби, конечно, очень могущественный демон. Как лиса сжигала ненависть, так и носитель страдал от нее. Ненависть к себе, к родителям, которые не делали для него ничего хорошо в жизни, к сестре и брату близнецам, которым достается больше внимания. Хриплое дыхание по ночам преследует сына Хокаге. Кьюби постоянно пытается вырваться. Он чувствует, что еще чуть-чуть - и этот жалкий человек сломается. И наконец-то Девятихвостый отомстит всем.
     Давай. Не разочаруй меня, Наруто. Пора уже дать свободу ненависти... нашей ненависти.
     Кушина любила сына. Обнимала его по утрам, гладила по макушке за обедом и шуточно ругалась за неаккуратность или хмурость. Она чувствовала, что что-то не так, но как это объяснить мужу, который не видит детей, пропадая на работе? Да и сама Узумаки уже сомневалась в своих волнениях. Младшие дети требовали гораздо больше внимания, и молодая женщина списывала тихое поведение сына на понимание и молчаливую поддержку. А ведь ей помогала эта эгоистичная иллюзия.
     Бывало так, что Минато освобождался по выходным, и они всей семьей шли на пикник или в парк. Отец большого семейства заботился о своих детях - с младшими играл и дурачился, а с Наруто ловил рыбу. Он пытался тренировать немного мальчика, но из-за нехватки времени он решил найти учителя сыну. Только не думал он, что все слова и скромные улыбки на похвалу - маскарад. Это был нескромный характер мальчика. Это был самообман, которым Минато тешил себя уже очень долго.
     Кто бы только мог подумать, что тихий, казалось бы, сын Хокаге сходил с ума. Забывать каждое ласковое прикосновение маминых рук, улыбки отца и любую поддержку, что дарит семья. Это тяжело. Это трудно. Невыносимо. И вряд ли пятилетний мальчик может с этим справиться. Ему кажется, что вся его жизнь была серой и скучной, а каждый взгляд матери лишь с упреком. А каждая улыбка с утра дарит новую надежду. И очередное разочарование наутро.
     Наруто догадывался. Когда его начинали донимать головные боли по ночам и тихие голоса, он знал, что это не в первый раз. И видел любовь в глазах матери. И знал, что все равно забудет.
     Людям свойственно забывать хорошее, - пульсирует в голове голос. А память продолжает разрушаться.
     И улыбки уже лживые, и взгляды холодные.
     ***
     Надо срывать злость на ком-то. Давать ярости выйти ненадолго, относясь к бурлящим эмоциям с садистским удовольствием. Рвя на части семейные фотографии, делая подножки маленьким близнецам или "помогая" на кухне резать мясо. А потом он увидел злые взгляды родителей на задирание детей. И уже обращенные к самим Минэ и Акире полные нежности и обожания голубые глаза.
     Как было бы все просто, будь он единственным ребенком в семье. Мама покупала бы сладости только для него, дарила улыбку только ему, а отец приходил с работы, заглядывал бы только в его комнату, наблюдая за тем, как он забавно уснул на полу.
     "Ты умный мальчик. Умеешь делать выводы. Все ведет только к одному - было бы..."
     "...действительно лучше, если бы их просто не было", - продолжил фразу Наруто, отчаянно ухмыляясь и ища безумным взглядом что-то в комнате.
     "Правильно, Наруто... Было бы гораздо лучше. Родители бы любили только тебя", - шепчет лис.
     Сын Хокаге знал, что нельзя слушать Девятихвостого. Но как можно не слушать того, кто единственный понимает его? Постоянные упреки, ненависть внутри и снаружи, взгляды... А ведь Наруто просто слаб. Неужели он заслужил такое отношение к себе? Он думал, что эти взгляды предназначены не ему, а демону, что внутри него. И от этого было еще противней. Ведь это его демон, это он породил в себе это чудовище. Так думал мальчик, который жил с биджу с рождения.
     Кулаки сжались, а чувство реальности терялось с каждой секундой. Границы размывало, они исчезали, и уже не было понятно, воображение это или на самом деле. В любой другой день Наруто бы просто потерял сознание, но сегодня все по-другому.
     "Чего ты ждешь? Пора давно воплотить в жизнь свои мечты. Ты хочешь внимания родителей? Избавься от преград. Ты хочешь стать шиноби? Научись убивать..." - голос Кьюби двоился и заполнял разум мальчика. Внезапно Наруто прекратил двигаться и расслабился. - "Я помогу тебе. Я воплощу твои мечты в реальность".
     И он поверил. Ему надоело игнорировать злость и ненависть, которые уничтожали его.
     Открываются красные глаза с вертикальным зрачком. На губах играет безумная улыбка. Он поднимается, выходит из комнаты и идет на кухню. Берет нож из идеально чистой тумбы и проверяет остроту. А хищная улыбка все играет на лице, предвкушая месть...
     Отчаянный крик Минэ будит Кушину и Минато. Они оба вскакивают с кровати и, не до конца придя в себя ото сна, бегут босыми ногами по полу в комнату детей. У обоих родителей в руках по кунаю в руке - настоящие шиноби всегда вооружены. Дверь открывается. Желтая молния влетает в комнату. Большой раскат грома освещает помещение на секунду, но это было достаточно, чтобы он увидел сжавшуюся в углу дочь. А прямо перед Намикадзе стоял старший сын, только что перерезавший горло младшему. Онемевшие кончики пальцев начали подрагивать у мужчины, а сзади падает на колени его жена. Ее рука зажимает себе рот, чтобы не закричать, а вторая прижимает плачущую девочку. Слезы текут из глаз матери, потускневшие глаза не могут смириться с происходящим.
     Все так похоже на сон.
     Тело Акиры падает, а шея сворачивается под неестественным углом, окропляя ноги Минато кровью. Из сонной артерии хлещет алая жидкость, а Наруто облизывает окровавленный нож, довольно щурясь. Это отрезвляет шиноби и тот, не в силах себя контролировать, душит улыбающегося демона. Мальчик хрипло смеется, а Минато отчаянно сжимает горло. В какой-то момент Наруто начинает задыхаться, красные глаза вновь становятся голубыми. Только все это напрасно. Последним, что он увидел перед смертью, было искаженное злобой лицо отца с мокрыми от горьких слез щеками.
     Человек, захлебнувшись своими чувствами, потом перестает вообще что-либо чувствовать
     Странная тревога разбудила мальчика. Глаза резко распахиваются, тут же начиная судорожно осматривать стерильно чистую палату. С чего вдруг сердце бешено колотится, а пальцы на руках подрагивают от напряжения?
     Что за чертовщина? - было первой мыслью Узумаки, когда тот очнулся. По лбу струились капли холодного пота, в груди странно тянуло, а дыхание было резким и сбивчивым.
     Это... сон? Мозг вяло соображает, впадая иногда в панику. Обрывки образов смешались в кучу, ничего не могу вспомнить. Но, похоже, это были чьи-то воспоминания... Жутко. Внезапная догадка заставила ухнуть сердце еще более болезненно - "меня" душили. И я точно помню кровь. Черт, что за лажа в голове... Как же плохо...
     Так, где я? Хм. Больница. У дверей два АНБУшника. Интересно. Один заметил мои шевеления и исчез, видимо пошел звать кого-то. Сухость во рту - похоже, долго лежал здесь, все тело затекло.
     "Ку?" - спросил я, но, так и не дождавшись ответа, осмотрел внимательно шиноби в маске. Типичная форма АНБУ, за спиной торчит катана, пепельные волосы... Кого-то он мне напоминает. Ну точно! Какаши-сенсей! Насколько я помню, его кличка "Пес", но маска определенно была с кошачьими ушками.
     Заметив мой пристальный взгляд, Хатаке на секунду исчез - я уже начал озираться в ожидании нападения. Но, к счастью, появился он уже со стаканом воды, а не с кунаем в руке. Я мысленно улыбнулся, и меня посетило чувство ностальгии и какой-то горькой обиды. А ведь я в детстве так же лежал в больнице, и именно этот АНБУ заставил медсестру меня лечить... А потом после битвы с Саске... Он много обо мне заботился, делая вид, что это случайно. Не думаю, что это только из-за того, что мой отец был его учителем. Было бы хорошо, начни я ходить в Академию... Может быть, команда семь снова была бы вместе под командованием Копирующего ниндзя Какаши.
     Как там Саске? Ох, в этом мире все по-другому? Или, может, Учиху снова загнали в угол старейшины? Я бы хотел спасти всех своих друзей, но вопрос в том, друзья ли они?..
     - Пей, - я вздрогнул, вынырнул из своих мыслей и кивнул. Едва удержав стакан в руках, я припал к нему губами и начал жадно пить воду. Блондин уже занял свое законное место у двери, искоса наблюдая за мной. Закончив, я с чувством полного удовлетворения вытер тонкую струйку воды на подбородке и поставил стакан на тумбочку рядом.
     - Спасибо... э-э, кхм, АНБУ-сан.
     Неожиданно вернулся мой второй охранник и подал напарнику знак на языке АНБУ. Знакомо. Видимо, кто-то пришел, притом очень важный.
     АНБУ вновь вышел из палаты, почтительно открывая дверь важному посетителю. Шиноби даже чуть склонил голову вниз, впуская красноволосую женщину в помещение. Она кивнула Какаши и, помявшись у входа, прошла к кровати. Её измученный взгляд пересекся с блеклым, пронзительным серым взглядом мальчика. У Наруто сердце в пятки ушло, когда рядом присела Кушина. Ошарашенный взгляд блондина осматривал потрепанную и уставшую мать.
     - Как ты, Наруто? - словно через силу выговорила куноичи и натянуто улыбнулась. Узумаки, сведя брови к переносице, уже было открыл рот, чтобы ответить, как его мысленно перебил лис.
     "Только посмей сказать, что ты ее знаешь, тогда даже моя защита не спасет от всего клана Яманака. Решил строить склеротика - сделай это нормально".
     Теперь Узумаки понимал, что зря он все это затеял. Как бы хотелось обнять ее, сказать пару утешительных слов... Видя, как трудно женщине улыбаться, он хотел как-то помочь ей, но кто знает, что послужило виной этой маске? Можно подождать. На этот раз время не на исходе, и она точно не исчезнет в бликах света. Ведь так?
     - А вы... кто? - с некой болью в голосе проговорил мальчик и наигранно-изумленно посмотрел в синие глаза Кушины. Она сжалась, как от удара, и шокировано посмотрела на Хатаке, который стоял в углу, притворяясь декорацией.
     - Я... - она не успела договорить - прямо рядом с ней появился еще один шиноби в маске и сел на одно колено.
     - Кушина-сама, вас вызывает Хокаге-сама.
     Куноичи кивнула, погладила по голове притихшего Наруто и на выходе сквозь зубы тихо проговорила: "Чертов Минато".
     Я перевернулся на бок, буравя взглядом Какаши. Было так противно от себя, дурацкая идея с амнезией! Я же уже начал вспоминать, что творилось раньше. Почти...
     "С этого места поподробнее", - сказал Курама, вальяжно лежа в подсознании.
     "Ну... мне сон приснился. Там было что-то очень жуткое, но помню точно, что мальчика мучил бывший Кьюби. И, хм, тот Наруто умер от удушья. Я как сейчас чувствую сильные руки на шее..."
     Девятихвостый на это несколько саркастично кивнул и снова провалился в сон. М-да, помощи не дождешься от него - такое чувство, что ему вообще все равно. Но нельзя его винить, он какой-то уставший в последнее время...
     Курама на эти мысли яростно фыркнул. А я подумал, как же хорошо, когда демон внутри - друг, а не враг.
     ***
     Женщина быстрыми шагами шла по Резиденции в кабинет Хокаге. Она была растеряна, зла и не понимала, что вообще произошло. Мать за одну ночь потеряла двоих сыновей - и не шиноби Кумо в этом виноваты. Прямо на ее глазах Кьюби убил младшего сына, а муж задушил второго. Да и это неожиданное воскрешение... Все это подкосило моральное состояние куноичи. Минэ, ее лучик света, до сих пор не могла прийти в себя. Прямо на ее глазах убили брата, а от Минато... она шарахается, как от чудовища. Девочка видела, с какой жестокостью убивал старшего сына Минато, но и забыть красные глаза первого она тоже не могла.
     - Минато! - она резко раскрыла двери в кабинет. Перед столом стояли два чуунина, которые чуть вздрогнули. - ВСЕ ВОН!
     Буквально за секунду шиноби испарились в страхе перед Кровавой Хабанеро. Намикадзе устало перевел взгляд на жену и вздохнул.
     - Мы вообще-то обсуждали...
     Его нагло перебили:
     - Да мне плевать, что вы там обсуждали! Зачем ты меня вызвал? И почему Наруто ничего не помнит? Что вообще произошло?! - к концу пламенной речи плечи Кушины опускались все ниже. Мужчина устало выдохнул и, встав со стула, подошел к жене. Он слегка прижал ее к своей груди, а та глубоко вздохнула. В тот же момент сердце куноичи задрожало, как от удара, и она испугано оттолкнула Хокаге.
     - Кушина... милая, пожалуйста, успокойся. Где Минэ? - сдержанно спросил блондин, борясь с обидой и непроницаемо смотря в извиняющиеся голубые глаза. И он ведь знает, почему девушка не обняла его в ответ, и какая картина промелькнула у нее в голове.
     - Я отвела ее к Микото. Так что с Наруто? Ты можешь мне уже все объяснить и не строить эти интриги!
     Хокаге тяжело вздохнул, отошел от куноичи и снова сел за стол, что-то ища в бумагах. Выудив, наконец, нужную папку, он мельком прошелся по содержимому взглядом.
     - Насколько утверждают специалисты, он пережил клиническую смерть. Мы восстановили печать, но что-то пошло не так... Кьюби пытался что-то сделать с печатью, у меня не хватило сил закончить ее полностью, но Наруто больше ничего не угрожает, - Минато пересекся с проницательным взглядом синих глаз и снова уткнулся в бумаги. - Насчет памяти. Специфическая защита разума не дает проникнуть в память, но Яманака смогли уловить кусочки воспоминаний... Это Наруто, без сомнений. Кушина...
     - Что "Кушина"?! - она с грохотом опустила кулак на стол, подняв пыль и различные бланки в воздух. - Ты собираешься что-то делать, или нет? "Может, вообще избавимся от него? Он же убил нашего сына!" - это ты хочешь сказать? Нет, Минато, ты уже пытался убить его. И ведь получилось. Ками дал нам шанс начать все с чистого листа! - со слезами на глазах прокричала Узумаки, внимательно смотря на печальное лицо мужа. Его губы дрожали, а брови свелись к переносице.
     - Ты думаешь, мне сейчас хорошо?! - он сжал в руках волосы на голове, опуская взгляд все ниже. - Как только я смотрю на Наруто, я вижу, как он убивает Акиру! И... Мои руки... они до сих пор все в крови!
     Женщина наблюдала за муками Хокаге и вытирала выступившие слезы. У нее самой все тряслось, она готова была упасть в обморок хоть сейчас, но стержень внутри не давал этого сделать.
     - Тогда... Давай я куплю дом и заберу детей.
     Это заявление словно окатило холодной водой Хокаге, заставив испуганно уставиться на бледную измученную Кушину.
     Женщина вышла из Резиденции в смешанных чувствах. Голова жутко кружилась, в висках стучало, и уже было не до взглядов вокруг. Она шла домой медленным, спокойным шагом, чуть покачиваясь из стороны в сторону. Что ей нужно было сделать? Что сказать? Она в первую очередь мать. И если есть угроза для ее ребенка - она вначале обеспечит его безопасность, и только потом посмотрит на себя. Но в этот раз она не справлялась. Потому что у нее на глазах умерли сыновья. Потому что в какой-то момент в сердце образовалась дыра. Потому что она была так слаба, что ничего не могла сделать, когда муж начал душить сына. ЕЕ СЫНА.
     Как? Как она не могла понять, что Кьюби мучает ее Наруто? Неужели она настолько много внимания уделяла младшим детям, что не оставалось времени на старшего?
     Когда Наруто "ожил" - она будто вышла из сна. Ушла сильнейшая апатия, обуревавшая до этого женщину настолько, что она даже не обращала свой взгляд на дочь, которая, между прочим, тоже страдала. В какой-то момент Кушина даже начала думать: "А Минато случаем не специально запрятал Наруто в морг? Может, он хотел скрыть, что сын на самом деле выжил?". Не хотелось сходить с ума, но после всего... держать себя в руках было тяжело.
     Приходила Микото, попыталась успокоить Узумаки - тщетно. Учиха лишь с болью смотрела на мутный взгляд подруги и, решив уберечь от негатива четырехлетнего ребенка, забрала Минэ к себе в квартал, обещав обеспечить безопасность.
     А что сейчас? Наруто, может, и жив, но Акиру уже точно не вернуть. Стало лучше, да, и она непременно позаботится об оставшихся детях. Но потеря хотя бы одного ребенка - уже тяжелейшее горе. И будто кто-то нашептывает на ухо: "Ну что, доигралась? Наплевала на старшего сына, увлекшись младшими? Расплачивайся за грехи. Все имеет свою цену".
     Устало влив чакру в печать на двери, Кушина вошла в пустой дом. Рваными движениями разувшись, она подошла к дивану для гостей и, расслабившись, легла на мягкие подушки, забываясь в беспокойном, тревожном сне. Подниматься наверх не было ни желания, ни сил. Она уже, наверное, больше никогда не уснет в этом доме.
     ***
     В этот раз Наруто проснулся среди ночи. Наконец, головная боль прошла, да и тело больше не было подозрительно уставшим. Месяц светил в окно непривычно желтым светом, зато глаза мальчика быстро привыкли к темноте. Жутко хотелось в туалет, его мочевой пузырь был переполнен - дала знать о себе та кружка воды, которую он опрокинул в себя недавно.
     Сев на кушетке, блондин оглядел комнату, но, так и не найдя АНБУ, собрался с духом и решительно встал. Немного пошатнувшись, он сделал пару шажков, которые дались ему вполне легко. Не думая долго, он двинулся в сторону двери, намереваясь найти уборную. Аккуратно приоткрыв ее, Наруто выглянул и, никого не увидев, хотел было выйти полностью, но тут сильные мужские руки схватили слабое детское тело, зажимая рот.
     Ветер из открытого окна поднял в воздух занавеску.
     Наруто отчаянно пытался что-то произнести или закричать, но издавал лишь нечленораздельное мычание. В желтом свете сверкнул хитай-атэ деревни Звука. Блондин пытается выкарабкаться из сильных рук, но, получив мощный удар в печень, мгновенно успокаивается и расслабляется.
     Шиноби, на руках у которого было бессознательное тело, прошептал что-то и скрылся в шуншине. Призрачные листья упали на пол и исчезли, чуть коснувшись кафельного пола...
     Черт! Это что, похитители? Сосредоточься. Надо спастись. Главное выжить, но... Где этого Какаши носит?!
     Сильный этот шиноби, и удар у него хороший! Но мне, бывалому шиноби, от такого не слечь...
     "Ты бы лучше меня благодарил! Этим ударом тебе печень бы в другое место отбило", - как всегда похвастался Курама. Ну да, да, но это просто тело слабое! Вот был бы я... А, не важно. Главное, что этот шиноби дал мне шанс притвориться бессознательным. Остается лишь надеяться на доверчивость и неопытность.
     - "Мда, стали бы поручать неопытному шиноби похищать джинчурики..." - глубокомысленно изрек лис и хмыкнул, правда, тут же посерьезнел. - "Скорее всего, тебе придется войти в режим биджу".
     "Нас вероятнее всего раскроют", - я тут же обеспокоился. По идее, если это кто-то увидит - сразу поймет о моей связи с Кьюби. А с моими силами противостоять обрадованным АНБУ Корня - ну никак не получится.
     "Если войдешь сейчас и неожиданным маневром вырубишь этого Хантера - успеешь до прибытия АНБУ. Да и ты сможешь почувствовать приближение других шиноби".
     С этим придется согласиться. Так, этот мужик несет меня на 9 часов. Ворота на 6 часов, значит, где-то там ждут его дружки. Логично, что я нужен им живым - либо для опытов, либо для Акацуки... Я лично больше склоняюсь к первому варианту, сомневаюсь, что здесь есть эти нукенины.
     "Быстрее, Наруто! Сделай уже что-нибудь, АНБУ не успеют нас догнать, а в лесу от коноховцев хоть и тяжело, но скрыться вполне возможно!"
     Хорошо, хорошо, понял я! Kyūbi Chakura Mōdo!
     Внезапно тело ребенка на руках у шиноби вспыхнуло ярким светом. Неизвестный обжегся красной чакрой. Как только тот от неожиданности отпустил все еще кажущееся безжизненным тело, Наруто тут же сориентировался в воздухе, чакра, наконец, обрела типичный золотистый цвет, и он врезал в морду звуковика. Однако к тому времени мужчина пришел в себя и легко уклонил удар в сторону. Началась битва в воздухе. Вокруг мелькали крыши домов и высокие деревья. Блондин подпрыгнул в воздух и с размаху влетел в атакующего кулаком похитителя. Никто из противников друг другу не навредил, за исключением ожога ядовитой чакрой у похитителя, зато Наруто прижал того к земле. Испуганное, грязное лицо вызвало у мальчика злорадство и как следствие - гаденькую ухмылку на лице. От этого бедного шиноби бросило в пот - он попытался скинуть с себя джинчурики, но тщетно. С невероятной злобой Узумаки вмял светящийся кулак в щеку. Второй и третий удары не заставили себя ждать. Под пальцами Наруто хрустели и ломались кости.
     Когда похититель был уже в невменяемом состоянии, блондин себя одернул и прислушался к ощущениям. Похоже, приближалась подмога похитителя. Но почувствовав, что АНБУ, в том числе и Какаши, были тоже на подходе, он вышел из режима Девятихвостого. Усталость навалилась на мальчика. Он слез с шиноби и встал чуть подальше. Тут же выскочили потрёпанные АНБУшники, держащие наготове кунаи.
     Ну здрасте блин, что-то вы поздно! Так, напустить соплей, слез и... Да, больше мокроты. Ко мне начал идти Какаши, но я, будто так и должно быть, указал пальцем на кусты справа от нас. Он перевел туда взгляд, и оттуда выскочили четверо... шиноби Травы.
     Резкий выпад самого высокого Хатаке оценил и отправил его профессиональным движением в полет. Остальные АНБУшники лихо вошли в драку. Какаши подошел в плотную, заставив меня сжаться еще сильнее и пускать влагу чуть ли не из всех мест... и неожиданно начал гладить меня по голове. Я вскинул удивленный взгляд наверх - ох уж этот маленький рост! - на меня смотрел из прорезей добродушный, терпеливый взгляд. Чего это он меня успокаивает? Мы тут, значит, стоим прямо посередине потасовки матёрых шиноби, а ему - хоть кунай меж ног лети. Несмотря на свое волнение, я все еще сохраняю чувство юмора. Так, он напрягся, значит, мы торопимся. Хорошо, тогда перестаем плакать, это дурацкое щипание в носу порядком раздражает.
     Эй-эй, что ты там достаешь, дружище? Печать, нет, не надо нам этого добра! Делаем испуганный взгляд. Блондин замер, положив руку мне на голову, чуть сжав и не давая возможности рыпнуться от него в сторону.
     - Какаши-сан?.. - мальчишка недоуменно наблюдал за дрогнувшей рукой шиноби. Наруто как-то растерялся и прикусил себе незаметным движением язык. Кунай, летевший в их сторону, разрядил накаливающуюся обстановку, заставив АНБУшника подхватить легкое детское тельце, выбросив бумажку и умчаться вверх по деревьям - вглубь Конохи.
     Голос Хатаке отвлек меня от самобичевания и покусывания дурного языка. И как можно было ТАК испугаться, чтобы тихонько проблеять имя, которого я, по сути, не должен знать?!
     - Так ты вспомнил меня, Наруто? - висящий под подмышкой мальчик угукнул, намекая на то, как ему трудно говорить во время движения. АНБУшник задумался и ускорился. Наруто тихо спорил с Курамой о своей нерасторопности, настаивая, что во всем виновата "губная" память владельца, а сзади им придавали ускорения взрывы и громыхания техник.
     У джинчурики на языке вертелось лишь одно слово, которое выражало все негодование своего бултыхающегося, полного мочевого пузыря.
     ***
     - Вызывали, Хокаге-сама? - усталый кивок и шиноби вопросительно смотрит на осунувшегося правителя.
     - Доклад о миссии в Иве готов? - удалой чуунин быстро достал из-под жилета папку. Минато скучающим взглядом прошелся по тексту, но потом вновь обратил внимание на парня.
     - Нашел какие-нибудь сведения о Звуке? Как вообще обстановка в деревнях?
     Шиноби несколько смутился, и его взгляд сделался серьезным.
     - Границу со Звуком команда не пересекала. Про Ото ходят очень неприятные слухи. Наш шпион утверждает, что там сейчас скрывается Орочимару... Недалеко от Звука видели шиноби Травы, явно не просто так ошивающихся вокруг. Ива же, как всегда, пытается выглядеть каменной и не пробиваемой. Оборона и шиноби там сильны, но агрессии к нашим никто не проявлял... за некоторым несущественным исключением.
     - Хм, - задумчиво протянул Намикадзе и кивнул. - Хорошо. Свободен.
     Парниша испарился из поля зрения каге незамедлительно. Однако отдохнуть блондину не дали.
     - Хокаге-сама! - в кабинете материализовался АНБУшник и начал обеспокоенно докладывать: - Джинчурики пропал из госпиталя. Команда под командованием Кота отправлена на перехват похитителям!
     Шиноби, хоть и должен соблюдать хладнокровие, но его лицо без маски так и норовило выдать его мысли. "Твою ж мать!" - вот что крутилось на языке у бывалого служивого. Хокаге приложил ко лбу руку, после чего резко встал. От него повеяло негативом, и АНБУшник с содроганием начал успокаивать коленки.
     - Какого черта случилось с охраной Наруто?! - злостно спросил Минато и хлопнул по столу. У икающего токубецу-джонина вывалилась из рук маска.
     - И-их тела н-не найдены... - Намиказде сжал челюсти, сел и начал постукивать ручкой по столу.
     - Делай что хочешь. Главное - найти носителя Кьюби. Живым, ПОНЯТНО?!
     - Х-хай!
     Предупреждаю, глава мне не нравится.
     Жду отзывов. Чем они подробнее, тем больше шансов на скорое продолжение.
     - Какаши-кун справится... - Минато хмыкнул в пустоту и встал с кресла Хокаге. Желтый месяц излучал приглушенный свет. Темная... ночь...
     Хатаке в недоумении замер. Он засек взрыв негативной чакры левее, чем предполагал, но, теперь он знал точное местоположение Наруто. Отряд продолжил движение, правда, теперь все АНБУ насторожились и мельком поглядывали на молодого командира.
     Все, как и говорил сенсей...
     В это время маленький мальчик ломал кости бессознательному преступнику, слегка посмеиваясь.
     ***
     Какаши в глубокой задумчивости смотрел на бледное лицо мальчика. Обычная больница, шум дождя за окном и сиплое дыхание.
     Прошло двое суток.
     Черт... Когда же он очнется? Мне ведь надо следить за ним... чем вообще думает Минато-сама? Почему мне нельзя впускать Кушину-сан? И почему Наруто помнит меня? Он притворялся все это время? Я особо и не общался с джинчурики. Странно. Очень странно.
     Палец на руке Наруто дрогнул, на что Хатаке среагировал довольно решительно. У горла 'больного' пробежал холодок. Голубые глаза распахнулись и встретились с хмурым взглядом АНБУшника.
     - Уберите оружие от моего горла. Я и так... едва пальцем пошевелить могу, - сиплым голосом прошептал Узумаки. Стоящий перед кушеткой мужчина вздохнул и отвел руку в сторону.
     - А вдруг ты решишь внезапно высвободить чакру демона? Я уже и не знаю, что от тебя ожидать, Наруто-кун.
     Хрипло фыркнув, мальчик скривился. Сегодня он чувствовал себя не лучшим образом.
     - Ох, Какаши-сан, неужели все-таки почувствовали? Ну, ничего такого в том чакровзрыве нет. Всего лишь самозащита, - Хатаке недоверчиво поднял хитай-атэ и активировал шаринган. Тут Узумаки слегка напрягся. - Не верите? Думаете, мой разум захватил Кьюби? Уж не знаю, что я натворил в прошлом. Я правда ничего не помню... Неужели, я сделал что-то настолько отвратительное? Вы смотрите на меня, как на грязное животное.
     АНБУшик чуть дернулся, прикрыл глаза и сдвинул повязку обратно на глаз.
     - ...Похоже, ты, правда, ничего не помнишь. Допустим, я тебе поверил, - мужчина сделал наигранно расслабленную позу, даже улыбку выдавил. Блондин лишь одарил того печальным взглядом, держа на себе маску безразличия.
     - Давайте поговорим открыто. Мне не нравится ваше отношение ко мне, но, могу предположить, это оправданно. Я расскажу вам все, что знаю, но вы тоже должны мне будете кое-что рассказать. И да, хех, насколько я понимаю, вы сейчас проводили неофициальный допрос?..
     Наруто чуть дернул уголками губ, Хатаке взглядом сказал продолжать.
     - Я очнулся на узкой кушетке под белой простыней. Тело было непослушным, но двигаться я мог. Однако больше всего меня испугала целая комната трупов, и в дальнейшем вбежавший мужик. Тот дрожал, как осиновый лист, и при виде меня, сиганул обратно. Но скоро вернулся с подмогой, АНБУшником и еще одним шиноби. Тут тот, что второй, атаковал. Я увернулся, - тут Какаши подозрительно посмотрел на джинчурики. - Сам не ожидал! Тело само сдвинулось. АНБУшник меня вырубил в следующее мгновение. Потом я очнулся уже только на операционном столе. Какой-то суровый блондин лет 25 взглянул на меня, сложил печать и я, от сильной боли, снова отключился. Ну а третий раз я, наконец, очнулся в спокойной обстановке. Так я думал. Но нет. Только я хотел сходить в туалет, как меня схватил какой-то левый шиноби, прошелся кулаком по печени и вырубил. Почти. Когда пришел в себя понял, что еще немного и меня унесут в какую-нибудь лабораторию. Тут-то я почувствовал 'силу'. Сам того не осознавая, я вспомнил, что такое 'джинчурики', 'Девятихвостый' и 'чакра'. Ну и от переизбытка чувств... само как-то получилось...
     Во время рассказа Какаши неоднократно сжимал челюсти, что было почти незаметно из-за маски. Начало он знал, но новость об 'операционной' и 'суровом блондине' его слегка удивила. Но это вовсе не значит, что он поверил.
     - Само как-то? Хорошо, допустим, но что же тогда стало со звуковиком? Ты ведь... - недосказать ему помешал страх на лице Узумаки. Наруто не особо запомнил что сделал с этим шиноби, приняв лишь факт его смерти. Но вспомнив, его словно перетряхнуло. Не понятно, почему, но сейчас эта картина вызывала отвратительные мысли. Мальчик скривился, широко распахнул глаза, вздрогнул всем телом и согнулся пополам, лежа на боку. Подступающие спазмы Наруто пытался стерпеть, но не тут-то было - изо рта хлынул желудочный сок. Хатаке тут же метнулся было позвать медика, но блондин жестом руки остановил его. Отдышавшись, он в неком шоке осмотрел лужу на полу, вытер лицо и принял полусидячее положение. Челюсти сводило от неприятных воспоминаний. АНБУшник напрягся.
     - Я... Я... - он прикрыл рукой рот и опустил взгляд. - Какаши-сан, а...
     Мужчина нахмурился и схватил мальчика за руку. Похоже, он действительно сделал это под контролем Девятихвостого. Дело плохо.
     - Прекрати. Ты не контролировал себя. Прими это.
     АНБУ смутился и отпустил руку. Наруто нахмурился и закусил губу.
     - Могу... Я могу себя контролировать! Просто тогда я был зол. И... В тот момент, мне казалось, что подобные вещи обыденность. Ками-сама, что я творил раньше?!
     - Ты себе и представить не можешь, Наруто, - Хатаке присел и устало выдохнул. Поджав губы, мальчик потер шею и взглянул прямо в глаза бывшему наставнику.
     - Я хотел бы много узнать, так что, расскажите, пожалуйста.
     - Мальчику твоего возраста это сломало бы психику... - Какаши собрался с духом и продолжил. - По деревне пару месяцев назад было совершено множество зверских убийств. Шиноби, дети, обычные ремесленники. Их трупы находили патрули, причем в очень неприглядном состоянии. Таком же, в котором был твой похититель неделю назад. Хотя зачастую - даже хуже...
     flashback
     - Наруто-кун, сегодня тебе исполняется 6 лет! Поздравляю, сын! - Минато обнял мальчика и поцеловал в лоб. Намикадзе-младший недоуменно открыл голубые глаза и посмотрел на отца. Тот улыбался и с нежностью наблюдал за пробуждением сына.
     - Спасибо, ото-сан. Где мама? - он потер глаза и осмотрелся. Молодой Хокаге смущенно потер макушку.
     - Кушина с Акирой и Минэ. Так уж получилось, что они заболели, и их пришлось вести в госпиталь. В воскресенье обычно все на квалификационных курсах, так что вызвать врача не получилось.
     'Ври больше. Ты Хокаге, к тебе любой меднин А ранга прибежит не задумываясь. Кушина... так значит вот как'.
     - Так что Наруто, предлагаю сходить...
     - Пап, знаешь, мне как-то нехорошо. Я знаю, у тебя много дел, который Хокаге должен решать. Ведь будет лучше, если ты сейчас поработаешь, а вечером вместе куда-нибудь сходим. Да и в понедельник тебе будет легче разбираться со всякими бумажками.
     Да, правильно, Наруто, у нас с тобой сегодня другие планы...
     Минато еще немного помялся, но всё-таки согласился с сыном, подумав про себя, что мальчик просто не выспался.
     Когда каге ушел, Намикадзе быстро оделся в темную одежду и, поев остатки завтрака, вышел на улицу. Было довольно-таки тепло для октября, ветер слегка качал ветки деревьев, а солнце даже немного припекало.
     Блондин долго двигался на окраину деревни. Никто его не видел и не слышал. Он усилил чакрой ноги и понесся под хенге со стремительной скоростью.
     'Родители? Семья? Нет, я могу устроить себе день рождения сам', - мальчик хищно ухмыльнулся, клыки удлинились, а глаза стали ярко красными с вертикальным зрачком. Он в предвкушении облизнулся и начал тщательно выискивать одинокого человека.
     В это время генин лет тринадцати бежал по улице. Его команда должна была как раз выполнять миссию, и он спешил на встречу. Однако он явно опаздывал, из-за чего пришлось пойти закоулками и срезать путь.
     Джинчурики улыбнулся еще шире, когда заметил одинокого подростка. Снизив скорость, он пошел быстрым шагом по узкой тёмной улице. Громкое, частое дыхание генина было все ближе и ближе. Темноволосая макушка показалась из-за поворота. Наруто среагировал моментально. Паренек не врезался в Намикадзе, так как был остановлен рукой, схватившей его шею.
     - Куда это мы так торопимся, малыш?.. Успеешь еще сдохнуть, - алые глаза маниакально сверкнули, и генин попытался вырваться. Непередаваемый ужас нашел на брюнета, когда острые когти вонзились в шею. Однако закричать он уже не смог - связки были порваны. Широко распахнутые глаза и рот, открытый в немом крике - вот чем наслаждался джинчурики и его хвостатый.
     - Оу, неужто наша чакра так губительна для тебя? Ты уж прости, само как-то вышло... - он со всей силы бросил мальчика в стену. Тот сполз с нее, изо рта хлынула кровь, а тело дрожало и не слушалось.
     - Бедный... Тебе, наверное, тяжело. Давай немного облегчим твои страдания.
     Наруто подошел к рыдающему генину и присел на корточки. Схватив его руку, он сначала сломал кость, а потом с полными счастья глазами оторвал руку. Отбросив ее в сторону, блондин посмотрел на струю крови, хлеставшую из плеча. Слезы текли по лицу калеки ручьем, а рот открылся в неестественном положении.
     - Так легче? Теперь не нужно беспокоиться, что с твоей рукой что-то случиться...
     Думаю, сегодня стоит повторить анатомию... А то я и забыл, сколько всего интересного таится в теле...
     Брюнет потерял сознание от болевого шока, когда наконец осознал отсутствие руки. Однако это Наруто не опечалило. Ничто не мешало извлечь глаза, пересчитать количество внутренних органов или изучить строение ног.
     Слизнув каплю крови на щеке, он оттащил части трупа в мусорный бак. Однако он не знал, что за этим наблюдает белый как мел Учиха Саске.
     end of flashback
     Я глубоко вздохнул, не спеша открывать глаза. Солнце ярко светило на лицо, рядом раздавалось чье-то тихое, спокойное дыхание. Я уже давно не просыпался в такой уютной атмосфере. И, надеюсь, подобное умиротворенное утро будет не последним.
     Еще немного полежав, я все же открыл глаза, сощурившись и недовольно отвернувшись вбок. Мерное сопение прервалось, красноволосая голова дернулась, и вот я увидел лицо, обрамленное красными прядями. Сонные темно-синие глаза встретились с моим взглядом. Она встрепенулась, откинула за спину волосы и потерла красную щеку. Отлежала.
     - Наруто-чан? Ты очнулся? - она смущенно и немного ошарашено провела рукой по моим волосам.
     - Да, мам.
     Кушина удивленно приоткрыла глаза, потом закрыла и тихо заплакала, закрыв лицо ладошками.
     - Вспомнил... - обреченно прошептала девушка, стряхнув слезы.
     И тут на меня накатило.
     Захотелось забиться в истерике. Да, я тоже вспомнил, но совсем не то, что хотелось бы. Обрывки воспоминаний про те кровожадные убийства даже меня, бывалого шиноби, потрясли до глубины души, что аж мурашки по спине бежали. Но это, благо, не единственное. Моменты с семьей, счастливая улыбка мамы... все смутно, сумбурно, но конкретные эмоции, связанные с описанными событиями, я ощущал очень реально. И все это было бы не так плохо, если бы я наконец понял, почему умер. Возможно все: от случайности до самоубийства. Может, кто-то из жертв Кьюби оказался сильнее, и отомстил. А может, это вообще кто-то из близких - во что я не хочу верить - но исключать этот вариант нельзя. Сейчас я нахожусь на вражеской территории, где каждый может быть мне врагом. И даже эта плачущая женщина может прятать за спиной заряженный чакрой кунай.
     Я отстранился от мыслей и, приподнявшись, обнял Кушину. Она вцепилась в меня, словно в спасательный круг, вся дрожащая и испуганная. Резкая боль в голове заставила вздрогнуть. Мама забеспокоилась, отпустила меня и уложила горизонтально.
     - Врач сказал, что тебе нельзя вставать. Голова болит? - она натянуто улыбнулась, взяв меня за руку. Я кивнул и прикрыл глаза.
     Курама?
     - Да?
     Что значит "да"? Как у меня внутри? Жить буду? Голова болит, как после пьянки с Кибой (да, было дело).
     - Ну, внутренности целы, каналы чакры едва восстановились... лежать тебе еще минимум дня три. С учетом прошедших четыре.
     Я что, в отключке уже столько времени? Что было после того, как Какаши рассказал мне... эээ...
     - Он пытался тебе в память залезть, но не получилось, в итоге задел не то что-то, и тебе эмоции бывшего хозяина тела проскользнули. Я тебе их понемногу передаю, чтобы ты в конец не свихнулся.
     Ясно. Что дальше будем делать?
     - Сам решай, я занят.
     Я открыл глаза и понял, что нахожусь уже один в комнате. Только сейчас увидел, что это вовсе не больничная палата. Стол, шкаф, два каких-то неизвестных мне цветка на окне и приоткрытые светло-голубые шторы. Скудный интерьер, в меру цветастый. Напоминает мою комнату, когда я только стал АНБУ. Тогда меня все хотели за стол Хокаге посадить, но я вовремя понял, что каждый день меня будет ждать лишь стопка бумаг и кресло... И я сказал: "Нет, извините уж, но я лучше АНБУ стану, чем этой бурдой заниматься. А стану стариком, сяду за стол и буду сидеть. Я еще слишком молод, чтобы вы меня запирали в четырех стенах". Пусть дословно это звучало не так, но все равно, тогда я очень эпично высказался. Хотя я не ожидал, что меня действительно сделают АНБУ. Проверяли мое желание быть полезным для деревни? Или не были уверенны в том, что я все еще предан деревне? Ну, будь я Хокаге, за мной было бы легче "присматривать".
     Сейчас это кажется мне дуростью. Моя жизнь пошла под откос с той секунды, как я родился. Нападение на деревню, Кьюби, смерть родителей, шаринган, закладки, детдом... Еще недавно мне приходилось избегать людей, а как только я стал сильнее их, эти же люди просили о помощи. Теперь история повторяется, но только это уже не "откос", а "вертикально вниз". Однако я шиноби и умею ходить даже по потолкам (в этом мире пока что лишь теоретически), и это даже не удивляет. Просто теперь что-то изменится, а что-то останется прежним.
     Во многом нужно разобраться, и придется нырять в это с головой. А на дне наверняка будет тина и ил. Как бы чисто не было озеро, когда-нибудь оно станет болотом. И с каждой секундой этот миг приближается. Весь этот мир, мир, в котором я существовал до этого... Везде нужно быть бдительным. Всё не то, чем кажется. Ненависть скрывается под добротой, жажда убийства под лаской, холодный взгляд на самом деле жгучее желание мести.
     Я усмехнулся и решил встать. Без резких движений я приподнялся, опустил ноги на прохладный деревянный пол и встал. В глазах слегка потемнело, но голова уже почти не болела. Слегка размявшись, наклонившись туда-сюда, покрутив корпусом, я вышел из комнаты. Снизу доносился неторопливый стук ножа об доску. "Наверное, готовит что-то", - подумал я. Вторая попавшаяся дверь оказалось ванной комнатой. Стук прекратился, да и я был уверен, что куноичи со стажем около десяти лет услышала бы мое шарканье ногами.
     - Наруто?! - она быстро поднялась на второй этаж и застала меня в трусах, открывавшего дверь в туалет. - Тебе же нельзя вставать!
     - Я не готов стирать за собой грязную простынь, так что... - она ошалело посмотрела на меня. Зря я так выразился. - То есть я просто встал в туалет, ничего же такого? Тем более, я уже лучше себя чувствую, думаю, что завтра уже смогу...
     - Ясно, странно... - она задумалась, отвернулась и спустилась на кухню.
     Что? Это все? Я пожал плечами и зашел в ванную комнату. Что это вообще было? Что она имела ввиду под "странно"? Я что, еще не должен... нет, не так, скорее для меня не представляется возможным вставать? Что за черт, блять, здесь происходит?
     Ладно. Я посмотрел на себя в зеркало. Хм. Почти что копия меня в шесть лет. Разве что волосы были длиннее. Они свисали до плеч, что я заметил сразу, так что сейчас это меня не удивило. Синяки под глазами, глаза темно-синие - это, кстати, первое отличие - и на шее следы от пальцев. Я дотронулся до синяков и перед глазами мелькнуло что-то... как будто я что-то вспомнил. Теперь все понятно. Я только что ощутил руки на своей шее, мужские грубые руки. Это головоломка какая-то. У меня похоже шиза-франшиза какая-то завелась. "Вторая", - вспомнил я лиса.
     Уф-ф. Я умылся холодной водой, вытерся, потом справил нужду и вышел из комнаты. Тело было как желе, но краем мозга я осознавал, что мне не нравится эта слабость. Чувствовать себя беззащитным в мире шиноби отвратительно, особенно если уже познал вкус силы.
     Делать было нечего, я снова пошел в "свою" комнату и уселся на подоконник. На улице было солнечно, но я уже так много лет вижу эту деревню, что можно безошибочно определить - сейчас весна, скорее всего апрель. Да и почки на деревьях многозначительно свисают прямо около моего окна. Отсюда мне не было видно скалу с ликами Хокаге, но я был уверен, что сейчас их всего четыре.
     Ками... как же скучно. Сейчас я бы с удовольствием пошел прогуляться, но это рискованно - во-первых, Кушина будет волноваться (не опять, а снова), во-вторых, Какаши явно следит за мной, а если я вот так пойду на улицу, "погуляю", выглядеть это будет по меньшей мере странно (а если по словам Кушины я вообще не могу вставать, то странно вдвойне). А если вспомнить про все "свои" убийства, то кто-то наверняка знает это. И Минато наверняка один из них. Тому Кьюби было как-то все равно, кто его увидит, даже несмотря на риск его полного запечатывания. И не потому, что он глупый, а потому что я сын Хокаге. А повторное запечатывание не всегда проходит без летального исхода.
     Я прихожу к выводу, что надо увеличивать контроль чакры, это пригодиться в будущем, да и если не перенапрягаться, то это не помешает восстановлению. Все же режим Кьюби дался довольно трудно и болезненно. Каналы чакры были сожжены изнутри, так что напрягать их без надобности не стоит еще около двух-трех дней.
     Привычная тренировка лет с одиннадцати... Усевшись поудобнее, я с разной частотой начал ускорять поток чакры. Так как сильно разгонять чакру нельзя, я пускал ее толчками. Быстрее, медленнее. Медленнее, быстрее, остановиться. Я погрузился в себя и практически спал, выполняя технику на уровне инстинктов. Чакры было не так много, но лишь потому что я умел отделять свою чакру от лисьей, сейчас не только теоретически, но и практически. Какая ирония, делать что-то в первый раз, когда уже делал это миллион.
     Думаю, полтора часа я находился в прострации, пока меня не потревожило какое-то непонятное, но знакомое ощущение. Так как тело много чего не понимает, а разум полон множества знаний, чувство какого-то смутного дежавю сейчас преследует меня на каждом шагу.
     Холод пробежал по спине, меня осенило, и я приоткрыл глаза, сразу же найдя в листве дерева напротив того, кто меня потревожил. Какая неопытность, твой взгляд слишком заинтересован, его так просто не скрыть... кто бы ты ни был. Ну, слежка это логично, только не верится мне, что ты не смотрел на меня до этого. Что его могло так заинтересовать? Холодок по спине больше не бегал, но разобраться стоило. Из-за моей тренировки? Ну, наверное это считается чем-то фееричным? Не удивительно, что после всего за мной будут следить, как за вражеским шиноби, а на счет ранга этого самого шиноби... не буду себе льстить.
     Я решил сходить вниз, но как только дернулся, мое тело будто иголками прошило, покалывая изнутри. Значит, я слишком ускорил поток. Вот и ответ, почему он заинтересовался, все мое тело было пропитано энергией. Но для моего разума это всего лишь капля в море. Наверное, стоит поубавить свое рвение. Я не вытворял сейчас чего-то особо удивительного, но уже заинтересовал этого ниндзя. "Мне" всего лишь шесть...
     Снова размявшись и чувствуя себя уже гораздо более приободренным, я спустился вниз. На первом этаже была гостиная и кухня. Между спинкой дивана и кухонной зоной проходил коридор от лестницы на второй этаж к главному входу в дом. То есть, когда я спустился, справа была кухня, слева гостиная, а прямо - дверь на выход. На диване спала Кушина, которую я заметил из-за свисающего хвоста длинных красных волос, а на столе стояла тарелка с моим обедом, прикрытая целлофановой пленкой. Рис с мясом. Я, не издавая ни звука, взял палочки и тарелку с сиреневой скатерти и так же бесшумно поднялся на свой этаж. Однако дверь, которую я открыл, вела не в мою комнату.
     В нос ударил знакомый запах крови. Плохо отмытые лужи крови на деревянном полу сразу бросались в глаза. Две небольших кровати, какие-то игрушки, два шкафа. Комната, очевидно, была разделена на две зоны - девчачья и мальчишеская. Скорее всего, дети были одного возраста. Близнецы? Возможно. Но чувство дежавю захватило меня снова, и оно было совершенно не таким. Я уже видел это здесь, только видел не я, а "мои" глаза. Так, успокойся, просто здесь жили мои брат с сестрой. Только где они сейчас? Я многозначительно посмотрел на лужу крови. Как много загадок.
     Закрыв дверь, я выдохнул и вошел в свою комнату, где и перекусил. Только в процессе понял, что все это время был дико голоден.
     После того, как я поел, Кушина проснулась и сказала, что отойдет ненадолго. На вопрос "куда" она ответила, что за моей сестрой.
     - Минэ-чан сейчас в клане Учиха, у моей подруги Микото. Я... плохо себя чувствовала, поэтому Микото-чан забрала на пару дней Минэ к себе. Думаю, она уже устала, к тому же у нее есть Саске-кун, которому, думаю, не хватает внимания... - она поджала губы, - дети очень ревнивы, а уж Учиха - тем более.
     Кушина глупо усмехнулась и начала обуваться. Я безумно обрадовался, узнав, что клан моего друга жив. Это действительно очень приятная новость. Ужасно хотелось напроситься пойти с ней, посмотреть, как выглядит этот квартал, полный счастливых людей, а не наполненный призраками прошлого. Когда я стал ближе общаться с Саске, мне не довелось увидеть этого, было слишком поздно.
     - Мам, можно пойти с тобой? Я так хочу прогуляться, мне скучно сидеть дома! Я себя уже лучше чувствую.
     Узумаки побледнела и занервничала. Безусловно, наивно просить ее о таком, учитывая, что "я" творил раньше. Но надежда, что никто в Конохе особо не знает о приключившемся, всё равно теплилась в душе. И всё же осознавал, что такое в нашем поселении мимо ушей не проходит.
     - Понимаешь, все думали, что ты... ну, в общем, не важно. Тебе пока не стоит выходить из дома, я договорилась с врачом оставить тебя дома с условием, что ты будешь в полном покое. Потерпи еще пару дней, погуляем потом? - она выдавила улыбку, скомкано поцеловала меня в макушку и вышла из дома. Я посмотрел ей вслед задумчивым взглядом и закрыл дверь.
     Кушина много скрывает от меня. Конечно, я еще ребенок, но скорее всего, ей проще оправдаться перед собой этими словами. На самом деле, ей просто трудно думать, и уж тем более, говорить об этом. Я не знаю, насколько всё плохо, но чувствую, что в этой ситуации виноват не только Наруто Намикадзе.
     Похоже, предстоит тяжелая встреча с сестрой.
     Красноволосая девушка вышла из дома и выдохнула. Пускай она обвиняет Минато в случившимся, но ее реакция на старшего сына была такой же, как и у него. Нет, ее муж скорее всего чувствует еще большее напряжение. К тому же, он даже не общался с сыном после его "смерти". А вот Кушина уже может с ним разговаривать и целовать в блондинистые волосы.
     Как мать она понимала, что без мужа не сможет вырастить детей должным образом, однако опять-таки напоминала себе, что она мать, а значит сделает все, даже самое трудное ради детей. Особенно после потери одного из них.
     Куноичи быстро пронеслась по крышам до нужного квартала. Кивнув патрулирующим Учиха, широкими шагами Кушина подошла к главному дому. Микото почувствовала знакомую чакру и вышла встретить подругу.
     - Приятно видеть тебя в добром здравии, Кушина, - ответила улыбкой на улыбку куноичи. Узумаки устало обняла девушку.
     - Доброго дня, Микото. Благополучия твоему дому.
     Они отстранились и кивнули друг другу. Брюнетка жестом пригласила зайти в дом.
     - Простите за вторжение, - соблюдая нормы этикета, сказала гостья. Аккуратно разувшись, подруги прошли на кухню. Кушина была взволнованна предстоящей встречей с дочерью. Ведь она ее просто оставила без поддержки, хотя ребенок, пусть и маленький, будет напуган после всего увиденного.
     Учиха предложила сесть девушке под уютный котацу и тут же отошла делать чай.
     В этот момент послушался звук раздвигаемой двери и шаги.
     - Мам, мы дома!
     Звонкий мальчишеский голос пронзил тишину. Кушина напугано вздрогнула, все еще находясь в своих мыслях.
     - Идите мойте руки и садитесь кушать, - донеслось до Саске и Минэ из кухни.
     Узумаки внимательно прислушивалась к доносящимся до нее звукам. Две пары маленьких ножек шустро зашли в ванную комнату, послышался шум воды, тихие перешептывания и скрип закрывающегося крана. Чуть постояв, дети пошли на кухню. Едва приметив гостью, младший сын Фугаку почтительно поклонился.
     - Здравствуйте, Узумаки-химе.
     Минэ, чуть позже зайдя на кухню, остолбенела и замялась.
     - Привет, Саске-кун, - ответила Кушина звонким голосом. Увидев дочку, она как можно нежнее улыбнулась и посмотрела на нее. - Минэ-чан, иди ко мне.
     Она протянула руки по направлению к ее маленькой копии с яркими голубыми глазами и замерла. Девочка посмотрела на мать и, не медля, побежала к ней на руки.
     - Мамочка! Я так скучала, - плаксивым голосом сказала Минэ. Кушина прижала ее к себе и погладила по спине.
     - Все хорошо, теперь все хорошо, - успокаивающим тоном сказала девушка.
     Саске засмущался от такой сцены, мельком посмотрел на украдкой вытирающую слезы мать и, встретившись с ней взглядом, быстро сел за стол, дабы не краснеть.
     Когда душещипательная сцена прекратилась, Микото добродушно начала щебетать о том, как хорошо поладили их отпрыски, что они очень хорошо проводили вместе время, и ей было в радость видеть Саске и Минэ такими жизнерадостными всю эту неделю.
     - ...Минэ такая сообразительная девочка, а главное способная! Когда Саске тренировался, она постоянно пыталась повторить это. И ведь получалось кое-что! Ах, если бы они были одинакового возраста, уверенна, они бы хорошо сработались в команде.
     Кушина окончательно расслабилась и с удовольствием поддерживала разговор.
     - Минэ, как тебе Саске-кун? Понравился его огненный шар?
     - Минэ нравиться Саске! А огненный шар у него очень крутой. А еще как метко он бросает.. мм... кунаи! И шуррикены!
     - Не "шуррикены", а сюрикены, - поправил довольный мальчик. Он гордо задрал подбородок и кивнул.
     Девушки посмотрели на своих детей и улыбнулись. Потом посмотрели друг на друга и увидели в глазах азартные искорки.
     Микото подала на стол рис с овощами. Присутствующие пожелали друг другу приятного аппетита и приступили к еде.
     ***
     Наруто
     Я вышел в полигон за домом в надежде размяться и потренировать броски. Кунаи нашлись в родительской комнате, чему я несказанно обрадовался. Слишком много мыслей и переживаний роилось в моей голове, мне просто необходимо было отвлечься, полностью отдаться тренировке.
     Разогрев мышцы, я занялся растяжкой. Немного покряхтев, я приступил к тайдзюцу. Типичные движения для выпускника Академии отдавали болью от непривычной нагрузки в позвоночнике и стопах. Техника шагов давалась с трудом, контроль тела был отвратительным, но внутри я был вполне высококлассным шиноби, который привык следить даже за кончиком носа, поэтому мне было довольно легко контролировать те или иные части тела одновременно. Однако подготовка тела была паршивой, это портило грациозность и уверенность движений.
     Я настолько увлекся тренировкой, что полностью отдался этому. Ноги легко скользили по земле, корпус изгибался, а полусжатые кисти встречали встречный поток воздуха, чувствуя малейшее изменение в окружении. Температура тела поднялась, каждая клетка тела стала невероятно чувствительна и наряжена. Повороты, уклонения, удары, движения тела, все это завораживало и успокаивало. По истечении тридцати минут я начал терять баланс и равновесие тела, а дыхания категорически не хватало. Пришлось остановиться и присесть на землю, хватая ртом воздух и разминая перенапряженные мышцы.
     Все это время я чувствовал внимательные взгляды шиноби, но мне было уже все равно. Пусть думают, что угодно.
     Рядом раздались хлопки, и я резко повернулся по направлению к источнику звука...
     Я резко обернулся и увидел фигуру стройного шиноби. Знакомого хитай-атэ, скрывающего один глаз, не было, но пепельные волосы, стройная фигура, походка - без всяких сомнений, передо мной стоял Какаши-сепмай собственной персоной.
     Я поднялся и кивнул парню.
     - Добрый день, Какаши-сан. Чем могу быть полезен?
     Я немало был удивлен, когда увидел, что он в маске. Я слышал, что после того, как умерла Рин и пропал Обито, он ушел в АНБУ, но до этого он был в своей обычной экипировке. Почему только сейчас я увидел его в форме АНБУ?
     - О, так ты узнал меня, Наруто. Я по поручению Хокаге, - тут я немного напрягся, - Минато-сама хотел узнать твое самочувствие и приглашает тебя пойти в Академию с началом сентября.
     Это было странно. Зачем делать это сейчас, если он вернется... ээ, вечером? Получается, мы с ним еще не встретимся до сентября? Это имеет место быть. Или он вообще не мой отец?
     - Я чувствую себя уже гораздо лучше. Насчет Академии, конечно, надеюсь, я найду там как можно больше друзей! - я улыбнулся и прищурился. Не знаю, какое выражение лица было у моего учителя, но я знал, что он вряд ли верит моим словам.
     - Кхм, ну, что же, тогда я...
     - Погодите, я бы еще хотел, что бы спросили у... Минато-самы, можно ли мне подобрать учителя, который поможет мне подготовиться к жизни шиноби. Естественно, я буду безмерно рад, если это будете вы, - я снова улыбнулся, а парень немного вздрогнул.
     - Я передам твои слова Хокаге.
     Вшшух
     Он скрылся в шуншине. Эта встреча казалось очень странной. Почему именно сейчас? Почему Какаши?
     У меня предчувствие, что необходимо встретиться с Минато. Я совсем не понимаю ситуации, в которой находится моя семья. А еще как можно быстрее стать сильнее. Я многое упустил в прошлой жизни. Моя мать из великого клана, который обладал редким даром. Все их наработки, печати, техники бесценны. Сейчас этого не понимают, да и я раньше не понимал. Но это дает очень большое преимущество перед другими шиноби. Возможно предугадать все, но это слишком непредсказуемо. В моем стиле, хех. Если я смогу получить фамилию Узумаки, то, возможно, мне удастся научиться этому.
     Скорая встреча с сестрой... Более чем уверен - она младшая, раз ее оставили у Учих. Ну, по крайней мере, не генин точно. Раз так, то волноваться не о чем. Однако стоит задуматься о том, почему она оказалась там. Я был в больнице, да и не только там, а Кушина... А где была она? Она не имела возможности следить за Минэ, поэтому та была под опекой Микото. Может ли быть, что она была на миссии? Нет, вряд ли. Минато... о нем даже и речи не было. Будто его просто вычеркнули из этой жизни. Возможно, мы и правда не связаны никаким родством? Ах, нет, я же Наруто "Намикадзе", люди умирают с именем, которое им дали при рождении. Вряд ли меня в морге в шутку так подписали. Но есть и самые неожиданные варианты, так что пока нельзя быть ни в чем уверенным.
     В животе было как-то пусто, так что я мельком осмотрел холодильник и по привычке взял два яйца. Разбив на сковороду яйца, я поставил на самый слабый огонь и побежал в ванную. Быстро раздевшись, вскочил под холодный душ, быстро искупался и вылез. Взбодрившись, хотя и с трудом - здесь "я" совсем не привык к такому - я пошел на кухню и снял с огня сковороду. На этой печке были особые руны (явно работа Узумаки), которые были довольно просты в обращении, стоит лишь влить чакру в нужный символ, и будет тебе сильное, среднее или слабое пламя. Смотря, куда чакру вольешь.
     С удовольствием умял привычную пищу и помыл посуду. Только я хотел все-таки погулять по родной деревне, услышал, как кто-то входит.
     - Я дома! - звонкий детский голосок пронзил тишину. Мое сердце екнуло, и я медленно пошел к входной двери. Как только я попал в поле зрении Кушины, атмосфера значительно накалилась. Девочка медленно разувалась, а когда подняла взгляд на меня, застыла. Мне было ужасно неуютно, инстинкты говорили, что надо что-то сказать, но я лишь молча взирал на мать и дочь.
     - Кхм, добро пожаловать домой, сестренка, - я как можно нежнее улыбнулся и погладил по голове малышку. Кушина немного успокоилась и прошмыгнула мимо нас на кухню, вполглаза подглядывая за нами.
     Минэ была ужасно похожа на Кушину, хоть и с золотистыми волосами, она полностью копировала свою мать в движениях и жестах, мимике. Она посмотрела на меня большими темно-синими глазами, а потом встрепенулась и прыгнула на меня, обнимая ручками и ножками.
     - Братик!
     Я немного опешил, но для меня не было большего счастья в данный момент, чем такое радостное приветствие сестры. Слава Ками, что хоть в этом у меня нет проблем!
     - Ну-ну, Минэ-чан, - я снова потрепал ее блондинистые волосы и опустил на пол. Она весело рассмеялась и побежала к Кушине. Та уже начала готовить что-то вкусное, а я, дурак, совсем не подумал об этом. Зря только еду переводил. Все же семья - это очень приятно. Если бы я еще во всем разобрался...
     Я стоял и смотрел на Минэ, которая крутилась вокруг мамы, улыбаясь и что-то рассказывая, а та отвечала ей с улыбкой, немного посмеиваясь. Узумаки заметно похорошела с утра, прошла некая замученность и усталость. Но все равно множество переживаний таилось на ее лице, так что бесполезно думать, что все еще хорошо.
     - Мам. - Кушина вздрогнула и повернулась ко мне, не выпуская нож и огурец из рук. Я не выдержал и рассмеялся. Малышка посмотрела на мать с ножом в одной руке и огурцом в другой и тоже залилась ярким смехом. Я вытер слезы и посмотрел, как девушка смущенно опускает и то, и другое на дощечку и хмурится.
     - Наруто, Минэ, не смейтесь! Я - шиноби, а шиноби всегда на стороже, особенно такие сильные куноичи, как я!
     На секунду я прекратил смеяться, повисла тишина и меня прорвал новый приступ смеха. Минэ на секунду восхищенно посмотрела на Кушину, но увидев меня, прикрывающего рукой рот, не смогла не улыбнуться.
     - Ух-х, извини, что напугал, ха-ха, я хотел спросить, знаешь ли ты, что пока вас не было, приходил Какаши-сан? Он был в маске АНБУ к тому же.
     Узумаки подняла брови и снова нахмурилась.
     - Чего он хотел? - немного взволнованно спросила девушка.
     Я подошел и сел за стол, поближе к Минэ и Кушине.
     - Он сказал, что Минато-сама настоятельно предлагает мне пойти в Академию с началом учебного года. Ах, он еще поинтересовался моим состоянием. Я ничего не понимаю... - уныло сказал я и нахмурился, сделав вид задумчивого ребенка.
     - Ох. Вот оно что. Мы сейчас с ним немного в ссоре... Так что не удивляйся, если не увидишь отца какое-то время.
     Она взяла помидор и разрезала его пополам. Я посмотрел на нее проницательным взглядом и прикрыл глаза. Вскоре зазвучал незатейливый мотив какой-то песенки из уст Кушины и я потихоньку начал засыпать...
     - Маам, а ты приготовишь ту штуку, которую недавно мы кушали с Саске у Микото-сан? - спросила сестренка, немного заскучав. Я тут же оживился об упоминании имени моего друга.
     Кушина же нахмурилась, абсолютно точно испытывая материнскую ревность.
     - Нет, твоя мама умеет готовить гораздо более вкусные и полезные блюда, так что... стоп, а что вы кушали?
     - Ну... там был такой большой, красный, ну, вот этот! - она пальцем указала на помидор в руках девушки. Я грустно усмехнулся, вспомнив страсть Саске к помидорам. Эх, времена были...
     - Это помидор. Я сделаю салат с ним. Тебе нравятся помидоры? Мне тоже, - она улыбнулась.
     Хм, стоп. Минэ видимо тусовалась с Саске, значит, можно узнать какую-нибудь информацию через нее! Так, как бы это устроить...
     - Минэ-чан, пошли, поиграем пока, не будем мешать маме готовить... - я жизнерадостно улыбнулся и встал из-за стола. У девочки загорелись глаза и она побежала во двор, крича что-то про то, что она первая.
     Перед тем, как я вышел из дома, мой взгляд скользнул по Кушине. Ее лицо выражало страх и волнение, а взгляд внимательно провожал мою фигуру.
     Минэ-чан оказалась хитрой малышкой. Она не по возрасту сообразительна, поэтому сделала лицо очень серьезное и шепнула на ушко: "Нии-сан, делать тут нечего, пошли, сбежим!" Мое лицо сначала принимало непонимающий вид, но затем я понял затею маленькой Узумаки и мы прошмыгнули за территорию дома.
     Я почувствовал на себе мимолетный взгляд, старые рефлексы дают о себе знать, это что-то на духовном уровне, инстинктивном. На ощущениях я не стал зацикливаться, рано или поздно все мои навыки вернуться, а сейчас, почему бы не позволить себе немного отдохнуть? Ну да, об этом только мечтать можно. Все эти испытания, что я прошел ранее, не позволят мне расслабиться. Я не могу быть уверен, что в этом мире будет подобное, но черт возьми, я и не могу быть уверенным в том, что не будет ничего более худшего. Послевоенные годы в моем мире были серыми и тусклыми. Я служил в АНБУ, выполнял различные задания повышенной сложности, у меня даже была своя команда. Но в один момент меня раз - и не стало. Память обманчива, зрение подводит, интуиция - гиблое дело.
     Минэ радостно начала сама рассказывать о том, какой Саске, как они проводили время, и что она узнала за время, проведенное у Учих. Оказалось, что клан полностью цел, все находятся в здравии и благополучии. Микото очень заботливая женщина, добрая и ласковая. Саске - обычный мальчик, немного стеснительный, смышленый, заботливый. Временами даже смешной. С незнакомыми людьми он ведет себя немного скованно, но не высокомерно. Маленькая химе видела в нем старшего брата, но потом залилась краской и сказала, что я все равно ее самый любимый братик. Мне было до ее слов как до травы в лесу. Абсолютно ровно.
     Однако я получил кое-какую немаловажную информацию из ее слов, и этого было достаточно.
     - Наруто-нии, я хочу ту шоколадку, - когда мы тихо крались по переулкам, ее взгляд упал на лавочку сладостей, которая показывалась на глаза через щель между домами. - Ка-сан запрещает мне их кушать, но Саске со мной поделился, когда Микото-сан оставила на столе немного. Она была невероятно вкусной!
     Я ухмыльнулся и посмотрел на сестру.
     - То есть вы с Саске воровали сладости со стола? Ай-ай-ай. И это в доме главы клана Учиха. - Минэ притихла и стыдливо опустила взгляд. - Да ладно, имото*, я же шучу. Молодец, растешь настоящей куноичи. Оставаться незамеченным на миссии очень важно. Считай уже выполнила миссию А ранга!
     Потрепал ее по волосам. Голубые глаза засветились, чертята заплясали, и она гордо вздернула подбородок.
     - Мы старались! Саске потом очень боялся, что мы провалили "миссию", но нет! Хи-хи-хи!
     Я немного нахмурился и поучительным тоном произнес:
     - Денег с собой не взяли, а воровать нельзя, даже если очень хочется! Так что пошли лучше друзей себе найдем.
     По пути она рассказывала о других шалостях, что они творили с Саске, я немного умилился и предложил потом как-нибудь втроем почудить. Предложение было принято на ура. Шли мы к знакомому мне парку, где частенько обитали как до, так и во время занятий в Академии шиноби ребята с нашего выпуска. Так, закоулками, мы добрались до дворика, впрочем, находился он не особо далеко от "моего" дома.
     Там обнаружились Киба, Чоуджи, Ино, Шикамару и парочка других неизвестных детишек. Не клановые, видимо. Все дети играли в какую-то очень азартную игру (кроме Шики, развалившегося в тени дерева). Парочка человек стояла в центре, вокруг них собралась публика. Я решил влиться в компанию и в комплекте со мной на буксире протащил туда Минэ.
     Flashback
     Данзо снисходительно смотрел в глаза Минато. Кушина нехотя стояла сзади, на руках у нее была дочь без сознания. АНБУшники независимо окружали Шимуру.
     - Данзо-сама, я прошу вас об услуге. Думаю, в свете последних событий это будет правильным решением, - начал аккуратно Хокаге. Эта встреча была назначена вчера, и вот, наконец, состоялась.
     Советник Хокаге прищурил единственный глаз и кивком предложил продолжать.
     - ...Думаю, Минэ лучше стереть память, наложив ложные воспоминания. Через несколько месяцев ее психическое состояние будет слишком расшатано. Возможно, она потеряет себя, по заключениям медиков. Я прошу вас, так как только у вас есть столь опытные люди, способные качественно сделать такую работу. К тому же, это крайне секретно.
     Данзо заинтересовался. Он знал о проблемах в семье Намикадзе, но не думал, что его тоже втянут в это. Этот сопляк Намикадзе... Как он вообще занял должность Хокаге? Мало того, что чуть сам не убил главное оружие деревни, так еще и своим детям психику портит. А ведь они потенциально очень сильные шиноби, будущее Листа.
     - Да, вы правы, Минато Намиказде. Но за работу нужно платить... - Кушина скосила вбок глаза, зная, что этот старый лис попросит что-то взамен. Блондин напрягся и спросил:
     - Что вас интересует?
     Ветер взвыл, где-то предостерегающе каркнула ворона.
     Минато опешил от ответа.
     - Ч-что? Но... Что ж, - он мельком посмотрел на нахмуренную Кушину. - Мы не будем мешать вашим стремлениям в будущем, но как захочет Наруто, так и будет, - Данзо бросил недовольный взгляд на Хокаге. - ...Однако я всеми силами поспособствую исполнению вашего желания.
     Кивок от главы теней Конохи и договор заключен. Оба мужчины и женщина с ребенком двигаются по туннелю вглубь. Там их уже ожидают АНБУ Корня, самые лучшие и безупречные в своем роде.
     Вернулись мы чуть позже, чем должны были. Обед благополучно прошел мимо нас, оставив лишь запахи вкусной еды. Ни Минэ, ни меня это не опечалило, я вообще к такому не привык, хотя готовила Кушина вкусно, но вот ее саму это обидело до глубины души.
     - Мы дома! - я негромко крикнул и неуверенно переступил порог. Имото держалась чуть позади меня, держась за кончик футболки. Странная тишина и нехорошее предчувствие заставили чуть нахмуриться.
     Мы вошли в прихожую, аккуратно разулись и прошли по деревянному полу метр. Точка в самом конце спинного мозга загудела и забила тревогу. Я схватил сестру и резко дал деру! Сзади послышался боевой клич в исполнении Кровавой Хабанеро, которая появилась аккурат сзади нас, при этом совершенно бесшумно. Я повернул голову назад, когда пробежал лестницу наверх, но никого не увидел. Повернув голову обратно (ох не стоило этого делать!) я схлопотал сковородкой по темечку и начал валится назад. Звездочки, птички, темнота... Она спокойно взяла из моих рук Минэ, пока я не полетел. Правда, я так и не полетал: когда тело отклонилось на сто с лишним градусов, я резко подался вниз и, поставив руки на ступеньку, оттолкнулся, сделав сальто назад. Голова пришла в норму, и я надул губы, схватившись за макушку.
     - Маааам, больно!
     Кушина чуть успокоилась, но волосы продолжали ходить ходуном.
     - Да как вы посмели сбежать, ничего не сказав мне?! Да еще и на обед не пришли.
     Тут Минэ, слегка помедлив, обняла меня и заявила:
     - Ка-сан, не обижай Наруто, мы с ним хорошо время провели. Прости, что опоздали!
     Мама немного испуганно посмотрела на всю эту картину и кивнула. Я улыбнулся, хотя все это казалось каким-то странным... неестественным?
     - А сейчас, в конце концов, идите, поешьте! Минэ, не липни к Наруто, идите лучше руки помойте!
     ***
     В таком состоянии я жил еще неделю. Веселые по мере возможности дни вяло перетекли в напряженное и дерганое состояние. Меня напрягали постоянные косые взгляды от матери, ее состояние полного бессилия и вечно сидящие АНБУшники под окнами. Минэ хорошая младшая сестренка, но детская наивность начинала раздражать. После очередного бесполезного дня я решил подойти и серьезно поговорить с Кушиной. Через пару дней было мое поступление в Академию, а меня даже не особо старались подготавливать к поступлению. Сам я хоть и тренировался изредка, но быстро выдыхался и не особо старался. Надо было что-то делать, собственная беспомощность меня порядком достала.
     Мама лежала на диванчике в гостиной и читала какой-то свиток. Я аккуратно приземлился рядом, и она обратила на меня свое внимание.
     - Наруто, ты что-то хотел? Ты, наверное голодный, я что-нибудь...
     - Нет, мам, мы ели недавно с Минэ в Ичираку, - я улыбнулся и подавил ее желание встать с дивана. Она присела, согнув ноги под себя, и выгнула бровь, без слов спрашивая меня. - Я, вот, хотел с тобой поговорить. Мне не нравится то, что сейчас происходит.
     - В смысле? - не поняла Кушина.
     - В том смысле, что я не знаю, почему мы не живем с отцом, не знаю, почему ты такая грустная. А еще, я не знаю, почему потерял память!.. - я взял ее за рукав кофты и сжал. Мне стало нестерпимо одиноко в этом мире. Мама смотрела на меня с откровенным удивлением.
     - Наруто, все так сложно... Со временем станет легче! - она нервно улыбнулась краешками губ. Все оказалось намного сложнее, чем я думал!
     - Ничего не будет уже, так как прежде! Черт, приди в себя, мама!
     Я разжал руки, в глазах стояли слезы. Меня злила вся эта нелепая ситуация! И обижало, что я не могу ничего сделать с этим. Кажется, я не осознанно начал использовать чакру Кьюби. Мои глаза стали алыми, а зрачок сжался в тонкую линию - красноволосая широко раскрыла глаза и, с ужасом и ненавистью посмотрела на меня.
     - Не подходи... не надо снова, нет, только не это... - тихо бормотала она, отодвигаясь от меня к краю дивана.
     Я вздохнул, прикрыл на секунду глаза и, успокоившись, вновь открыл их. Мама немного успокоилась, но ее потряхивало. Не хочу темнить и говорю, как есть.
     - Что сделал Кьюби? Это же из-за него у тебя такая реакция? - она вскинула брови и нахмурилась, я лишь откинулся на спинку дивана. - Мам, я знаю, что я - джинчурики. Я... Кьюби не мешает мне жить. По крайней мере, сейчас. Я уверен, что полностью могу его контролировать. Но, похоже, раньше было все совсем не так. Я прав? Хоть и мало что помню, так мне подсказывает интуиция.
     Да, вот что-что, а у вас интуиция вместо мозгов, Узумаки... - пробурчал Курама.
     - Ты прав... Не понимаю, что ты имеешь в виду под "полным контролем", но... Нет, извини, я не смогу тебе сказать, ты еще совсем ребенок, а я, я уж как-нибудь переживу. Сын, я люблю тебя, помни об этом. В любой ситуации я приму твою сторону и готова тебя всегда выслушать. И... - она замялась, но нехотя продолжила. - Минато тоже тебя любит. Если хочешь... что-либо узнать, - спрашивай у него.
     Она обильно захлюпала носом. О да, попробуй спросить любящего отца, который неизвестно где живет и с кем, да и есть ли ему вообще до меня дело?..
     Кушина заплакала, прижимая к себе колени и обнимая их. Я свернулся клубочком вокруг нее и сам чуть не расплакался. Мне тяжело. Тяжело ждать, пока кто-то "созреет" для ответа. А еще труднее понимать, что меня принимают за другого человека. Для меня, по сути, они чужие люди, но я для них родной. Это двоякое, странное, неприятное чувство. Будто если бы я начинал терять свое "я". А я, похоже, начинал...
     К черту! Нельзя дальше так продолжать. Если я не могу выяснить предшествующие события своего появления здесь, то, хах, буду тренироваться до тех пор, пока не смогу выбить из всех ответ! По крайней мере, пока я слабый ребенок, за меня будут чересчур волноваться, однако за несколько недель меня это заколебало. Будет трудно, но черт, я и правда перестану быть Наруто, если сдамся. Пока я не достигну того же, чего и в прошлой жизни - нельзя останавливаться. Отличный план на следующие 10 лет. Я даже, кажется, знаю, кто мне поможет его осуществить, да, Какаши-сенсей?
     Ладно, мама уснула, свернувшись клубочком, а Минэ уже легла спать. Обувшись и одевшись, я вышел на балкон, который был в моей комнате на втором этаже и посмотрел на резиденцию Хокаге. В ней горел свет, поэтому, я решил припустить прямо туда, авось еще батьку поймаю. Хорошо, что надо мной уже нет того контроля, что был после выписки из больницы.
     Ага, как же, припустил я к Минато! Как-то забываю иногда, что я все еще в детском теле, которое еще, к тому же, в силу моей принадлежности к Узумаки медленно развивается. Некоторые клановые дети вон чуть ли не с четырех лет имеют возможность чувствовать чакру, а к шести годам и манипулировать ей. Был бы я хотя бы на года два постарше, например, на втором курсе Академии, то имело бы смысл и прыгать по крышам. А мне пока только шесть! Однако, я уже на рефлексах прыгнул прямо с балкона на другой дом. Хорошо хоть, он был недалеко, а еще я был подсознательно уверен в прыжке, то есть не ожидал, что может что-то не получиться, а это дало телу дополнительную стимуляцию. Впрочем, я немного еще потоптался на месте, да плюнул на то, что бы идти пешком. Решил попробовать задействовать чакру Курамы.
     - Пс, Ку, как думаешь, сможешь направить чакру куда надо? Только не как в тот раз с похищением, тогда на меня очень неприятно скосили взгляды.
     - Я-то смогу, но сильно ограничивать чакру не получится, все же, твоя система циркуляции чакры буквально заточена под использование моей чакры. Поэтому тебе сложно дается использование своей врожденной, а не демонической.
     Я хмыкнул, соглашаясь с Лисом, заодно прикидывая, сколько мне надо пользоваться своей чакрой вместо демонической энергии, что бы дать кейракукей отдохнуть. А лучше максимально себя гонять каждый день с медитациями.
     Ноги стали немного отдавать оранжевым свечением, но я быстро погасил сияние и оттолкнулся от крыши. Мда, подлетел я неплохо, зато такими широкими скачками быстро добрался до балкона на вершине резиденции. Увидел фигуру, нависшую над документами, и вежливо постучал в окно. Хокаге дернулся, встал, удивленно вглядываясь в мои очертания, но открыл окно.
     - Добрый вечер, Хокаге-сама. Или можно неофициально? - он сонно щурил глаза, явно скрывая удивление от прибытия гостя. А еще он собирался выпить саке, судя поставленной подле тумбочки бутылке.
     - Наруто, рабочий день уже закончен, обращаться можешь, как хочешь. Почему ты один? И как ты сюда добрался? Уже спать пора! - Он присел за стол, а мне приглашающе махнул рукой на диван.
     От вопросов я отмахнулся, сказав, что хотел удивить появлением, а на второе, что все дома уже спят.
     - Я вот, чего зашел-то. Мне немного непонятно что происходит в моей семье. Во-первых, ты живешь не с нами, а между мамой и тобой чувствуется напряжение. Почему? - я продолжал делиться наблюдениями, вальяжно расстелившись на диване и закинув ногу на ногу. - Во-вторых, мне не нравиться, что нас подслушивают, поэтому убери своих любопытных АНБУ.
     Намикадзе обалдел, но все же поставил какой-никакой барьерчик.
     - Ну, так вот. В-третьих. Я очнулся в морге - там было уж слишком мертвых тел рядом со мной. Значит, я умер. Тогда вопрос: что, собственно, произошло? Далее, - я зевнул, - про тех ниндзя, что пытались меня выкрасть. Думаю, было удивительно, как я смог так, кхм, не красиво убить незадачливого шиноби. Все дело в чакре Кьюби.
     Минато вскинулся и даже взбодрился, тут же нахмурившись.
     - О, не волнуйся, Минато, меня нисколько не тяготит ноша джинчурики. Когда я первый раз очнулся, на самом деле, у меня были кое-какие воспоминания, но слишком размытые, чтобы на самом деле иметь представление о себе. Однако все объяснил Лис, когда я спустился во внутренний мир. Да, кажется, до этого я был буквально одержим Девятихвостым, о чем говорят расшатанные чакроканалы, но сейчас все по-другому. Я управляю доступом к памяти Кьюби, не только ко всей его чакре. К его знаниям, что немаловажно. А он, поверь, Минато, знает достаточно. Он многое мне пояснил и рассказал о прошлой жизни... Но все равно, недостаточно, чтобы понять все до конца. Так что же произошло на самом деле?
     Весь мой долгий и длинный монолог Хокаге чуть ли не взрывался от эмоций. Даже от гнева один раз покраснел. И от возмущения. Я знаю, что сам ему нагнал с три короба, но не удивлюсь, если он сам сделает то же самое, донеся лишь между строк саму суть. Как сделал это я.
     - Наруто... Что там было первое? А, да, ты действительно умер. Возможно, это был новый необычный феномен, а возможно, это повлиял так Девятихвостый, но спустя пару часов, может меньше, ты очнулся. Произошел... несчастный случай. Накануне смерти, твое тело захватил Кьюби и убил младшего брата-близнеца Минэ. Естественно, мне пришлось сражаться с тобой. Ну, как-то так вышло, что ты умер.
     Ах-ах-ха-ха! Что? Как так вышло, блять! Ну ничего себе, семейная драма, не смогли сдержать Кураму прямо в собственном ребенке. Идиоты, просто исключительные. Мне стыдно за моих родителей. Хотя, за того Кураму тоже.
     Ты, Наруто, конечно извини. Но я демоном не с бухты-барахты стал. Сам понимаешь, людишки довели, вот и старался при любой возможности их давить. А у того Кьюби явно не было такого человека, как ты.
     - ...мне на самом деле, очень жаль, что так вышло. Но твоя мать за ночь потеряла двух детей. А я, к тому же, еще и ее доверие. Поэтому ей сейчас очень тяжело. Могу я говорить напрямую, не обидишься? - я лишь устало кивнул, внимательно слушая отца. - Мы оба видим в тебе Девятихвостого, что убил Акиру. Нашего младшего сына... Ты нам, безусловно, дорог, и твое удивительное воскрешение - воля Ками. Но мне, и, конечно, Кушине, нужно время, чтобы забыть о тех ужасных событиях. Не представляешь, как бы я хотел все исправить, но...
     Хокаге виновато опустил голову, не желая смотреть мне в глаза. История не для слабонервных.
     - Я все понимаю. Что произошло с имото? Ей стерли память с наложением ложных воспоминаний?
     Мне ответили лишь кивком и проницательным взглядом. Похоже, настала и моя очередь с допросом.
     - А теперь, Наруто, я хотел бы увидеть доказательства твоим словам про Лиса. Я снимаю барьер, и мы идем на полигон.
     Я кивнул и поднялся с дивана. Мда, что же теперь мне предстоит?
     ***
     На полигоне он возвел все барьеры, которые мог знать, заодно, периметр вокруг нас окружили доверенные АНБУ.
     - Наруто, покажи, как ты пользуешься чакрой Кьюби. Не разочаруй меня.
     Что он под этим подразумевает?! Ксо, ладно, высвобожу один хвост. Чего он хочет от меня добиться? Думаю, главное показывать, что я полностью в адеквате - не как Гаара. Хотя даже его пускали побегать на экзамен на чунина...
     Сказано - сделано. Появился покров демонической чакры с одним хвостом. Сразу стало как-то легче - плескавшаяся внутри сила нашла выход. Я медленно пошел к отцу, который стоял в некотором удалении от меня. Он, естественно, стоял с подавляющей печатью на руках и выглядел весьма напряженно. Я хрипло посмеялся, продолжая подходить.
     - Минато, успокойся и кинь мне кунай. Устроим ночную тренировку, раз ты так хотел посмотреть на силу Курамы.
     - Черт с тобой, Наруто, будь со мной полегче.
     Он тоже улыбнулся, но печать убрал недалеко, а когда я схватил кинутый мне кунай и более того стал серьезным.
     Конечно, всерьез устраивать спаринг между Хокаге и шестилетним сопляком я не собирался. Просто понимал, что он меня требуется показать себя способным сражаться под покровом. Надеюсь, что я правильно уловил мысль, жаль будет терять доверие отца.
     Мы потолкались на кунаях - двигался я неумело и нередко пропускал удары, которые почти не задевали, а покров был что-то вроде брони. Думаю, об этом знал и сам Намикадзе. Долго продолжать я не хотел, потому что потом болело бы все тело и голова. Не готово еще тело выдерживать столько силы, которая выходит наружу. Одно дело, когда она внутри меня сосредоточена.
     - Стоп. - Думаю, мою мысли понял и Хокаге, и остановил тренировку. Он смотрел как я убираю покров и отдаю ему кунай. - А сколько можешь хвостов выпустить?
     Я задумался:
     - Ну, думаю, где-то четыре. Хотя там уже будет достаточно плотный покров и кожа будет просто сгорать и восстанавливаться, - думаю, это не самый приятный процесс. На самом деле, Курама мне рассказывал, - тут же выдумал я, - что я вполне могу освоить режим Кьюби, то есть высвободить все хвосты без снятия печати. Но мое тело все еще не готово к таким нагрузкам. Мне нужно увеличить Янь-чакры, тогда можно будет говорить о бомбах биджу и других прелестях режима полного подчинения. Например, поделиться покровом чакры и самой чакрой с многотысячной армией шиноби.
     - Почему ты называешь его Курама?
     - Так назвал Мудрец Шести Путей Девятихвостого, когда разделил Десятихвостого. - Пояснил я, а Хокаге лишь чему-то своему кивнул.
     - Да... Это серьезно. Пожалуй, нужно тщательно тренировать тебя, Наруто, - он улыбнулся, хоть и сквозь силу. К тому же, не отошел от моих слов про армию. Это ведь действительно сильное заявление. Проверять мы его, надеюсь, не будем.
     Минато снял барьеры и отпустил АНБУшников восвояси. Мы шли по направлению к дому Кушины.
     - Отец, я хотел бы сказать еще кое-что, - я поджал губы. - Мне тоже тяжело. Может, мне лучше пока не жить с мамой? Ей ведь действительно неприятно... когда я рядом. Особенно рядом с Минэ.
     - Наруто... - он грустно посмотрел на меня. - И что же ты хочешь предложить?..
     - Могу пожить с Какаши! - Минато подавился и закашлялся. - Он вроде неплохой парень, выручал меня уже пару раз. Лишний раз расслабляться не будет, к тому же он хороший учитель, будет со мной тренироваться.
     Я вытянул большой палец и слегка улыбнулся. Хокаге все еще сомневался и явно был удивлен.
     - Не сказал бы, что Какаши-кун хороший учитель... - почесал переносицу отец.
     - Ничего, сделаем, значит, хорошего!
     Я резко проснулся, с ужасом оглядываясь по сторонам. Пот лился градом, а дыхание участилось. Наконец, зрачки сфокусировались, и можно было точно сказать - я в своей комнате.
     Мне приснился довольно жуткий сон. Конечно, это мой больной мозг пытается вспомнить то, чего я еще не помню. Там были неприятного вида монстры, они пытались добраться до меня, но нас отделяли большие ворота, похожие на те, что во внутреннем мире у Курамы. Твари пытались достать своими когтистыми лапами до моего лица, а меня держали золотые цепи, невозможно было сдвинуться. Потом все смешалось в кашу, голоса что-то говорили, то криками, то шепотом. Надеюсь, я не свихнулся, хах.
     Под прохладными струями душа мне стало гораздо легче, в голове освободилось много места для размышлений. Думаю, стоит потренироваться, духовной энергии хоть отбавляй, несмотря на то что с контролем все не совсем замечательно, пока лучше взяться за физическую подготовку, чтобы уровнять Инь и Ян.
     Надев черные трико и свободную серую футболку, я с мокрыми волосами выскользнул из окна на тренировочную площадку. Отросшие волосы мне немного мешали, поэтому я сделал небольшой хвостик на затылке, подвязав бинтом. Разминка началась с разогрева суставов и разгона чакры по каналам. Неспешно выполняя упражнения, я почувствовал легкий холодок, струящийся по шее, но мне было все равно, даже если кто-то за этим наблюдал. Я был на своей территории, меня не волнует, что и кому будут снова докладывать, нельзя больше тормозить своё развитие.
     Теперь пару подходов упражнений на пресс...
     ***
     Когда я закончил со всеми упражнениями, солнце окончательно показалось из-за горизонта, и стало довольно жарко. Решив принять еще раз быстрый контрастный душ, зашел обратно в дом. Кушина на кухне напевала спокойную мелодию, на сковородке потрескивало масло.
     - Доброе утро, мама! - как можно жизнерадостно сказал я. Она повернулась и улыбнулась мне.
     - Доброе, Наруто, - она вытерла влажные руки об темно-зеленый фартук, - разбуди сестру и готовьтесь завтракать.
     Кивнув, поднялся на второй этаж и заглянул в комнату Минэ. Светловолосая девочка тихо сопела на кровати, свернувшись калачиком. Одеяло было, как обычно, сброшено на пол. Я не спеша подошел к сестре и потряс ее за плечо.
     - Минэ, просыпаться не хочешь? Мама уже завтрак приготовила, скоро сковородку будет использовать не по назначению, если тебя не разбужу.
     Сестра сладко потянулась, приоткрыла свои ярко голубые глаза и привстала на кровати, потирая кулачком слипшиеся веки.
     - М-м-м, они-чан, уже утро... Доброе утро... - она надела тапочки и пошла в ванную. Я лишь убедился, что она проснулась, и пошел помогать маме с сервировкой стола.
     - Итадакимас! - Все сели на свои места и стали с упоением поглощать яичницу с сосисками. Но тут Кушина заставила меня отвлечься.
     - Наруто, ты не забыл, что сегодня тебе в Академию? Через два часа начнется первое занятие, поэтому не опаздывай.
     Я немного завис, потому что правда забыл про это. Зачем мне вообще ходить в эту Академию? Сам себе уже программу занятий создал, все, что проходили в Академии я более-менее помню... ну, может не все, но... Да вообще, я прошел подготовку АНБУ, выживать умею, задания выполнять тоже, нет смысла учить что-то в Академии, это совсем не по душе мне!
     Ничего не оставалось, кроме как ответить согласным кивком и быстро доедать пищу. После сытного завтрака я попросил у Кушины денег, которые нужны были, чтобы купить то, что мне необходимо, хотя времени было не так много. Она, конечно, удивилась, чего мне может не хватать, но некоторую сумму выделила.
     Наспех одевшись, я вылетел из дома и помчался к магазину, который смутно ощущался в памяти. Пройдясь пару кварталов быстрым шагом, я набрел на оружейный магазин, где по совместительству можно было обновить гардероб шиноби.
     Оружие мне было пока ни к чему, а вот одежды бы подкупить я давно хотел. И, ловя удивленные взгляды прохожих, зашел в здание. Осматривая стеллажи и ненароком поглядывая на мужчину за кассой, я искал темную одежду, потому что понимал, что это мне нужно, но взгляд то и дело цеплялся за оранжевые цвета. В итоге я выбрал широкие плотные темно-серые штаны и синюю водолазку, на смену взял пару футболок, майку сеточку одну штуку (а мало ли что случится?), свободные шорты разных темный оттенков и удобный подсумок на пояс. Он был светло-бежевого цвета, яркие цвета я позволить себе не мог, но такой близкий к моему любимому оранжевому... в общем, не сдержался. Все взял слегка на вырост, потому что пока я был метр с кепкой, да и скорее всего немного ниже своих сверстников, как это было раньше. Раньше, в том, родном мире... Обидно, меня уже хотели назначить на пост Хокаге, ведь я отслужил достойную службу в АНБУ, стал героем войны. И как я только умудрился умереть? Сам не помню, если бы я только знал. Вероятно, это было во сне, ведь последнее, что я помню, как я пришел домой с задания, увиделся с Хинатой и лег спать. Если бы я только знал, кто меня убил... Ха, что тут, что там - один вопрос.
     Я спокойно рассчитался, потратив больше половины от того, что было выдано мамой, и пошел дальше. Теперь обувной магазин. Меня раздражали эти детские ботиночки, ведь я помнил, что в Академии Саске с первого курса носил крутые сандалии шиноби. Купленные вещи сложил в рюкзак на плечах, в руках неудобно нести.
     Солнце поднималось выше, я решил поторопиться - напитал ноги чакрой и побежал. Нет, я после того раза как пошел к Минато, не пытаюсь скакать по крышам, уж слишком это было экстремально, чакра с трудом слушалась. Просто побежал, как обычный человек, но меньше уставал от этого.
     Я быстро добрался до пункта назначения. Зашел, оглядел большое светлое помещение и попросил у продавца свой размер. Мне показали нужную полку и оставили выбирать расцветки. Конечно, я выбрал черные - мне казалось это более практичным, нежели ярко-синие.
     После того, как я потратил почти все деньги, быстро зашел домой, переоделся в обновки и побежал в Академию.
     По пути увидел пару знакомых лиц, но сделал вид, что не замечаю их, хотя очень хотелось рассмотреть поближе своих старых друзей. Время уже поджимало, и я ускорился. Залетая в класс, я с трудом успокаивал свое сердце. Кажется, я перенервничал, - думал я, пока слушал свое учащенное сердцебиение. Я прошел в класс, занял парту на последнем ряду рядом с незнакомым парнем и постарался не отсвечивать. После меня зашло еще пару ребят, среди них был запыхавшийся Киба. На меня взглянуло пару человек, но быстро потеряли интерес. Я помахал в знак приветствия Кибе, надеюсь, он помнит меня - мы играли с ним и Мине пару недель назад в парке.
     - Итак, - зашел Ирука в класс. - Привет, ребята. Меня зовут Умино Ирука, зовите меня Ирука-сенсей. Теперь я ваш учитель до конца обучения в Академии. С сегодняшнего дня вы начали свой пусть ниндзя. Надеюсь, все закончат свое обучение с отличием. А теперь я расскажу вам, чем занимаются ниндзя...
     Началась очередная лекция и промывка мозгов для молодого поколения. Я спокойно пропускал мимо ушей все, что говорил сенсей. Было ведь занятие и поинтереснее - рассматривать своих старых друзей, кхм, точнее, молодых. Хината такая милая и серьезная, а вот Шикамару с трудом пытается не уснуть. Сакура усердно чиркает записи в тетради, видимо, конспектируя то, о чем говорит Ирука, а где Саске?.. А, вот он. Его лицо было скрыто прядями волос. Но, словно почувствовав мой взгляд, он медленно повернулся на меня, показывая при этом только один глаз, уж очень он пытался не спалиться. Как только он заметил, что я на него тоже смотрю, его всего словно перекорежило, он резко обернулся обратно. Хм, странно... Мы вроде не знакомы, а реакция такая, словно он меня узнал. Стоп, не может же быть такого, что он тоже из моего мира?.. Да нет, Саске не мог умереть, бред...
     Ладно, посмотрим на его поведение и потом уже буду делать выводы. Урок закончился и нас отпустили. Кажется, в конце сенсей говорил про то, что надо подготовить бумагу и ручку всем, кроме Сакуры, на следующие занятия. Пока будет теория и легкие разминки. Может, наладить с кем-нибудь пока контакты? Я подошел к Шикамару, пока еще не все разошлись. Он мирно спал на парте.
     - Эй, Шикамару, просыпайся, нас уже отпустили.
     Он что-то промямлил и проснулся, потирая глаза. К нам подошли Чоуджи и Киба.
     - Привет, Наруто. Шика, вставай быстрее, пойдем, у нас дело! - Чоуджи оказался на редкость энергичным. Я заинтересовался, что за дело у них, но решил не встревать, потому что не стоит мне сильно сближаться с ребятами, к тому же времени нет из-за тренировок.
     - Привет, Чоуджи, что у вас за дела, если не секрет? - Шикамару уже проснулся и встал, мы группой пошли к выходу из Академии.
     - Извини, Наруто, но это секрет. Увидимся завтра в Академии.
     Я пожал плечами и попрощался с ребятами. Не очень приятно, конечно, но мне плевать на вас, ребятки. У меня свои планы. Я буду максимально дружелюбным, но не в ущерб себе.
     По пути домой я заметил Какаши, который сидел в кафешке и общался с другим шиноби. Приглядевшись, я понял, что это Асума. Я смело зашел в кафе и приблизился к их столику. Они оба заметили меня и замолчали. Да и, кажется, замолчало все заведение... мда, не стоило сюда заходить. Улыбка сразу как-то ушла с лица.
     - Здравствуйте, Какаши-сенсей! - Асума, в этот момент поперхнулся чаем. Напряжение сразу как-то ушло на нет, и вокруг все привычно загудело, люди перестали обращать на меня внимание.
     - С каких пор я тебе сенсей, Наруто?
     - Вот с этих самых! Хокаге-сама разрешил взять тебя себе в учителя. Вот такие вот дела.
     Выпученный глаз Хатаке потихоньку уменьшался в размерах.
     - Мда, ну и влип ты, друг мой. А я тебе говорил, настигнет тебя карма... Лучше бы не опаздывал на важные собрания, может, Хокаге тебя бы и пожалел, - несколько язвительно прокомментировал сложившуюся ситуацию Асума. Я тихонько хохотнул на его заявление.
     - Знаешь, Асума, тут скорее личные счеты... Ладно, потом еще встретимся и поговорим, а пока надо разобраться с маленьким недоразумением. - Какаши тряхнул головой в мою сторону. Я, конечно маленький, но может не стоит об этом напоминать, на больное давите, эх!
     Я тоже попрощался с будущим учителем Ино-Шика-Чо и вышел вместе с Какаши из заведения. Я молчал и выжидал, пока Хатаке сам заговорит со мной.
     - Что, Наруто, тренировку будешь выпрашивать? - надменно, с ухмылкой сказал джонин.
     Я ответил так же.
     - Что вы, сенсей, я пока думаю о том, как бы намекнуть вам, что я переезжаю на некоторое время к вам.
     Он запнулся и чуть не упал прямо посреди ровной дороги. Кажется, я сказал это слишком резко и неожиданно, мда.
     - М-ма, ну и дела. И что, Хокаге в курсе?
     - Конечно.
     - Он поэтому меня не предупредил?
     - Думаю, это должен был быть сюрприз.
     Дорога до моего дома прошла в тишине. Когда пришли, я собрал по-тихому вещи и свалил за учителем. Уже подходя к его дому, ни к кому конкретному не обращаясь, я тихо сказал:
     - Ну, как говорится, ученик моего отца - мой учитель, так что с Богом.
     ***
     Прошла неделя с переезда к Какаши. Мы провели одну тренировку за это время, на которой я показывал вообще никакой уровень, и не потому, что скрывал - там показывать нечего было. Он даже не дрался со мной. Дал бумажку, убедились (я-то знал!), что моя стихия ветер, поговорили, покидали сюрикены, я почти попал, правда, не в мишени, а в самого Какаши, но что поделать... Для начала было не так уж и грустно. Потом, зараза, он заставил меня бегать и качать мышцы. На следующий день огорошил меня новостью о его скоропостижной капитуляции на миссию. Сказал, чтобы не пропускал тренировки, ну а я что? - выполнял предписания каждый день. В подвал не ходить, зубы утром чистить, в Академию ходил без пропусков и опозданий, тренировался после и заваливался спать. Иногда хватало сил и времени приготовить поесть, но чаще я тратил втихую деньги Какаши, шляясь по забегаловкам. Нашел одну из его заначек, спрятал, что ни удивительно - за унитазом.
     От Саске ни слуху ни духу, игнорирует все мои намеки познакомится и вообще сидит особняком. Ну и черт с ним. Зато я вроде как хорошо общаюсь со всеми ребятами. Наверное, потому, что я наравне с Сакурой один из самых умных в классе. Иногда, правда, заваливают по учебе так, что мама не горюй... А так, я вообще ничего не учу, сказывается опыт!
     Жду теперь, когда вернется Какаши, а завтра забегу проведать маму и сестру. Пока все идет довольно неплохо.
flashback
   - Мам, ты уже знаешь последние новости? - я старался выглядеть довольным, хотя знал, что разговор будет не из легких. Кушина удивленно подняла взгляд на меня и приподняла бровь в немом вопросе.
   - Я знаю, что ты скоро начнешь ходить в Академию. Но ты ведь про что-то другое? Надеюсь, ты ничего плохого не сделал?
   Она нахмурилась.
   - Нет, так, разве что по мелочи, - я хихикнул, хотя и знал, что никаких плохих делишек не проворачиваю. Мама дала подзатыльник и уперла руки по бокам.
   - Говори уже, диверсант маленький!
   - В общем-то, ничего особенного... Меня тут папа, ну, то есть Хокаге-сама, решил направить на путь истинный и...
   - И?!.
   - За одно направить на этот же путь его ученика, Какаши-сана. Поэтому, он берет меня в ученичество, а я его в учительство! Обещал сделать его хорошим сенсеем.
   Кровавая Хабанеро напряглась, когда про батю услышала, но отреагировала спокойно.
   - Я знакома с Какаши-куном, хороший парень, уже дослужился до АНБУ в свои-то годы. Ты должен быть благодарен, что Хокаге-сама выделил такого хорошего учителя. - выплюнула Кушина. Ну, относительно спокойно...
   - На этом новости не заканчиваются, - я выждал драматическую паузу. - Думаю, поживу у него на время Академии.
   Мама вспыхнула, на ее лице буквально читалось: "Сбегаешь? От меня?!". Я могу ее понять, мое поведение в принципе было странным, а уж с учетом прошлых "заслуг"... Но я твердо решил, что мне нужно побыть в равновесии с собой, многое обдумать, а главное, пожить без оглядки на мнение семьи. Я никогда не имел поддержки в виде родных. Это безусловно приятно, но так же это возлагает ряд обязательств и ответственность. К тому же, мне многое непонятно во взаимоотношениях моей семьи. Единственная, с кем просто и легко - Минэ-чан, абсолютно независимый ребенок, что не может не радовать. Правда, иногда, спрашивая ее о детский воспоминаниях, что-то незначительное... вроде того, "как ты праздновала последнее день рождение?", ввергает ее в ступор. После, конечно, Минэ все расскажет, но... Странно это. Возможно, что-то сестра знала, чего не знает сейчас.
   Впрочем, все это мелодрама, я все равно ничего стоящего не узнаю, пока буду сидеть на попе ровно. Поэтому переезд стоил того. А с учетом, что Хатаке много знает о делах Минато, какая-то часть информации перепадет и мне.
   - Почему ты так решил? - спросила удивленная Кушина.
   - Понимаешь, мам, Какаши пережил тяжелую травму. Хотя, прошло достаточно времени, он по-прежнему ведет аскетичный образ жизни. А ведь он глава клана Хатаке, у них всегда были сильные ниндзя, их наследственность очень ценный подарок. Я надеюсь, да и мой отец думает так же: если он будет жить со своим учеником и почувствует ответственность за него, то может, наконец поймет, что и его жизнь нуждается в контроле. А мне просто необходим учитель, который воспитает во мне шиноби, сильного и независимого.
   Я убедил ее, к тому же она и сама не против привести мысли и, собственно, свою жизнь в порядок.
   end of flashback
   Меня кое-что очень сильно смутило. Наруто, не смотря на прокачанные каналы чакры, никогда не занимался всерьез. То есть с ним не занимались родители даже физической подготовкой. А ведь парнишке сейчас шесть лет, можно было с четырех уже гонять по полигону. Клановый ребенок, все же. А еще, неужели Хьюги и другие сенсоры не смогли разглядеть весь тот ужас, что творился с каналами ребенка? Здесь все было абсолютно нечисто, вполне вероятно, кто-то хотел намеренно создать монстра.
   Ладно, к черту. Какаши вернулся вчера ночью с миссии, весь потрепанный и вонючий. Видно, тяжело его пришлось, слава Ками хоть не в крови. Я специально пораньше встал, сделал разминку с медитацией и пошел готовить. Шиноби нужно хорошо питаться, а у моего сенсея и крошки не валялось, когда я посетил его совсем нескромную обитель. Да, про дом, кстати. Это был скорее особняк, скрытый за зеленым парком с высокими деревьями сакуры. Территория была никакой, дома рядом были проданы обычным жителям, поэтому от кланового поместья остался лишь один дом. Хотя, деньги важнее, лучше продать, чем это будет все просто так стоять. Два этажа, на каждом немерено комнат, половина из которых закрыта или изолированна (барьеры все дела), и абсолютно восхитительная кухня, которой явно давно не пользовались. Конечно, я исправил этот момент почти сразу.
  
   Когда я был АНБУ, меня заставили научится готовить. Сакура буквально насильно запихала эту науку, потому что считала, что я совсем не кушаю и на миссии не смогу о себе позаботиться. В любом случае, я теперь умел готовить, не только чтобы иногда это делать, но и чтоб не помереть почем зря от чужой готовки. А то, видите ли, персона я важная, капнут яда в мой любимый рамен, и все... Я в это упорно не верил, но мог прикинуть вероятность такого события. Давно же это все было... Четвертая мировая война шиноби, Мадара, Обито, Джуби, даже Кагуя. Весело было, мда. За тот период я научился очень многому, много тренировался, уделял время на самосовершенствование, старался стать сильнее. Даже нет, не на тренировках. Постоянные бои, наблюдение за противниками и практика дали мне кое-что более важное, чем мои тренировки до этого, - опыт. И учился применять я его так же долго, как и получал этот опыт. Тогда казалось я шел к светлой цели, которая оправдывала средства. Но я потерял слишком многое в той войне... Хотя все это началось еще раньше: когда я родился, я потерял родителей, когда я поступил в Академию, я потерял надежду, которую лелеял все свое детство - ведь я ждал кого-то, кому я нужен. К концу Академии я потерял человечность, ведь в тот момент я понял, кем меня видят другие люди, возможно даже кем я являюсь и на самом деле. Демон-Лис, мой близкий друг и напарник - только для меня таким является и тем более не сразу карты так легли. Когда я стал членом команды, я потерял то чувство справедливости, которое сохранял все свое юношество - сначала, это была Сакура, которая относилась ко мне как куску дерьма (не хочу судить ее за старые ошибки, но), потом это стал Саске, который предал всю Коноху, когда сбежал, гонимый своими страхами к Орочимару. Начало войны, которое я проморгал... я тогда как раз закончил обучение мастерству использования чакры биджу и встретил своих родителей. Следом, я построил логическую цепочку отношений людей ко мне и потерял свое доверие. Потеря чести, когда я простил Саске... Мне тогда было сложно поверить в их семейную драму, да, Итачи мудак, но Саске сделал не меньше дерьма в жизни. Помощь Итачи в войне, после и Саске подключился, уверен, после разговора с Итачи - а то будь Саске против Конохи, не выстоял мой мир ту трагедию. В конце я и Саске потеряли каждый по руке. Честное слово, вернись я в свое детство и помня все эти драки с Учихой... не стал бы связываться с этим дерьмом. Я рад, что Саске присутствовал в моей жизни, я стремился и многого достигал именно благодаря ему, но эту ненависть в его глазах я никогда не забуду. Не забуду и желание моей смерти в его взгляде. Я думаю, в какой-то степени я был в гармонии полного доверия и в то же время страха за свою жизнь рядом с Саске. Максимально доброжелательно, максимально не настойчиво, максимально следить за словами. Это была моя модель поведения с ним, пока мы с ним работали в АНБУ, в общем сразу после войны. Он хотел уйти из Конохи, а меня планировали поставить на должность Хокаге, однако до этого так и не дошло. По итогу, я многое что оставил в прошлом, но единственное, что смог сохранить - свои принципы и веру в людей. И за это я буду держаться.
   Ведь кто такой Узумаки Наруто? Это герой войны. Пусть я так и не успел стать Хокаге, но какая разница, если я стал успешным человеком, хозяином своей жизни, да и просто сильной личностью? Думаете, Намикадзе Наруто будет чем-то отличаться от Узумаки? Нет, Наруто будет оставаться Наруто, я - Наруто, я - исполню свою роль в этом мире и докажу, что разницы нет, где я и в каком теле, если я не сдаюсь, я иду до конца, там уже только два исхода, смерть или победа. Я не буду труслив и хаотичен, сосредоточусь на своей жизни и стану сильнее, это моя первоочередная задача. А цели, к которым я иду - остановить войну в этом мире; спасти некогда близких людей и доказать свое право на существование, пока подождут. Фундамент положен, я буду продолжать строить свою жизнь.
   Когда закончил с готовкой завтрака, я услышал шаги по лестнице, которая вела на второй этаж.
   - Доброе утро, завтрак подан, о мой великий учитель-АНБУшник, который любит опасные миссии и затяжные бои с нукенинами, - фраза была наполнена сарказмом, но Какаши даже бровью не дернул.
   - Счастья и благополучия, мой ученик, в твоих начинаниях. Свет, что озаряет твой жизненный путь становится все ярче рядом со мной. Ну чтож, отставим разговоры и приступим к трапезе, мой верный адепт.
   Он флегматично уставился на мое лицо, которое каждый раз при его "высшем слоге" можно трактовать только как "чтож я маленьким не сдох?". Этикету он меня учит, оттого я и бешусь - помню, как больно бьет бамбуковая палка.
   Я ведь раньше и не заморачивался, ну глава клана он, ну и что? Оказалось, что этикет и законы Конохи он знал наизусть, что и прививал мне. С учетом, что я сын Хокаге, к тому же старший, оно и понятно, но... Чертовы чайные церемонии, которые он устраивал, когда я его сильно доставал, как я их ненавижу!
   - Благодарю за оказанную честь. Кхм, Какаши-сенсей, давайте сегодня я вам покажу свой прогресс в контроле чакры и приступим к тренировке тайдзюцу? Вас так долго не было, я ужасно соскучился. Пришлось даже перечитать все книги Джираи... Хатаке подавился тамаго и улыбнулся, от чего на щеке появилась одна ямочка, - о да, он был без маски!
   - Похоже, теперь я могу с уверенностью сказать, что ты унаследовал Волю Огня - насмешливо произнес он. Я ответил ядовитой ухмылкой. - Конечно же, я проверю что ты усвоил за неделю без моего контроля.
   Хатаке сидел в тени старого зеленого дерева на втором полигоне - тренировочной площадки его старой генинской команды. Он безмятежно растекся на траве и лениво, как будто нехотя, перелистывал страницы своей книжонки, изредка поглядывая на меня.
   - Наруто-кун, ну и что ты делаешь? - Я стоял прямо наш Какаши на дереве горизонтально земле и смотрел, что он там читает. Старался подкрасться незаметно. - Закончил разминку, значит и мне пока размяться...
   Он отложил книгу в подсумок и достал кунай. Я кивнул и начал нападать, сразу выпустив один хвост. Наша договоренность была такова: не больше одного хвоста, иначе тренировки бессмысленны. Что давал один выпущенный хвост? Возможность выпуска десяти процентов мощи Курамы. Я был слегка быстрее и реакция была соответственной. Но в итоге, всего этого я мог добиться и своей чакрой. Просто мне гораздо проще пропустить немного энергии Девятихвостого, чтобы облегчить работу танкецу, слишком уж они привыкли к силе демона. Но я так же усиленно вел тренировки по контролю обычной чакры, ведь это необходимо для создания фуиндзюцу, расенгана и таких простых техник, как клоны или замена. Кстати, чуть позже, когда пройдет еще немного времени, я стребую тренировки у Кушины, ведь печати - это тоже интересно и никогда не помешает.
   После тренировки и получил похвалу от Хатаке. Это все было подозрительно, ведь обычно я долго хожу за ним хвостиком и действую на нервы, таким образом выбивая для себя его внимание. А ведь первые дни он вообще редко дома появлялся... В общем, я подозревал какую-то жопу и впрочем не зря.
   - Так, стой и не двигайся, я подарю тебе подарок, который стал моим трофеем в борьбе со злыми нукенинами, - Он достал свиток, а он туда пять украшений - четыре браслета и одну цепочку. Выглядели как крепки цепочки небольшого размера, ничем не выделяясь. Разве что рисунок был на звеньях, черт его разберешь, так мелко. В итоге по одному браслету оказались на каждой голени, остальные на запястья и кулон на шею. Я почувствовал себя рабом, хотя цепочки не звенели как кандалы и не спешили привлекать свое внимание.
   - Ну и что это, сенсей? Решили сделать из меня красавицу?
   Конечно, я понимал, что это непростые безделушки. И вот, настал решающий момент - мой учитель приказал подать чакру в металл. Только обязательно чистую энергию, свою. Это оказались утяжелители. Все тело начало постепенно тяжелеть, я ощутил слабость.
   - Удачи, ученик, вперед и только вперед!

Все шло своим чередом. С Какаши мы изучали самые простые техники типа хенге, а так же делали упор на тренировку тела и в частности силы воли. Я легко усваивал то, что знает каждый уважающий себя шиноби, потому что это были прописные истины. А еще, конечно, сказывается знание принципа этих техник.

Мне хватало того времени, когда Хатаке уходил на миссии, чтобы читать книги и различные свитки. Я начал наверстывать то, чего не успел в своей прошлой, скажем так, реинкарнации. Несколько удивительно было узнать, какое разнообразие существует техник, хотя я сталкивался с большинством из них, но... Применение некоторых в довольно необычных целях поражало. Для многих требовался высокий контроль, например, чтобы мыть посуду или сушить одежду с помощью стихийной чакры. Для других же напротив, лучше не иметь полного контроля над своей чакрой. Иногда, хаотичное поведение чакры бывает оправданным риском своей жизни, ведь у энергии гораздо больший потенциал силы, а наш контроль лишает ее возможности показать свою мощь. Есть разные виды энергии, природная - одна из самых сильных, ведь она не подконтрольна никому. Сила биджу относиться больше к природной, но из-за того что обрела самосознание и мышление, ее назвали демонической.

От себя могу добавить, что Хагоромо настоящий мужик, раз смог подчинить разные виды чакры и смешать в одну. Именно этим я могу оправдать его силу. Кагуя пыталась сделать что-то похожее, но у нее все же был упор на параллельные и подконтрольные ей миры - что, конечно, интереснее экспериментов с чакрой. Вспомнив об этом сейчас я понимаю, что многие люди с невероятной силой наверняка остались мною незамеченными. Думаю, и я после войны был не столь известен. Если бы я успел стать Хокаге, думаю, меня настигли неприятности. Когда в тебе течет такая сила, непременно хочется ее выплеснуть. Не всегда получается в мирных целях. Точнее, до недавнего времени я вообще не слышал о применении чакры в столь обыденных вещах.

Какаши оказался замкнутым и ранимым парнем. Хотя, конечно, сначала казалось, будто ему все равно. Он всегда относился ко мне с едва заметным подозрением. Я старался наладить с ним контакт и даже добился откровенного разговора. Он поведал мне о своей печальной миссии, когда он потерял обоих сокомандников, я в свою очередь поделился с ним своими ночными кошмарами - об убийствах, совершенных из-за контроля Кьюби, и о смутных воспоминаниях прошлой жизни. Это его тогда шокировало, и он посоветовал не говорить о таком с другими. Когда-то он услышал от родственников Кушины о том, что Узумаки считались проклятыми из-за их связи с Шинигами - так люди оправдывали их фантастическую живучесть и долголетие. Я предполагаю именно это повлекло за собой трагедию в Узушио и смерти стольких людей. Возмездие, кара небесная, называйте, как хотите, но такое не случается просто так - пуф, и нет скрытого селения. Шиноби вообще после последней войны стараются решать вопросы мирно, хоть никогда и не ослабляют свою паранойю.

***

В Академии прошло два года, я учился средне, хотя и выделялся своими навыками в тай. Саске по-прежнему меня игнорировал и порой кидал злые взгляды. Порой мне казалось, будто он меня ненавидит. Не представляю, что могло произойти. Хотя нет, в связи с "моей" неадекватностью пару лет назад "я" мог что-то учудить... Дай бог, чтобы это было не так. Если Саске что-то видел, то это могло оставить психологический след. Вспоминая, каким сильным он должен стать, меня бросает в жар от того, что он может продолжить меня ненавидеть.

А вот у клана Учиха все процветало. Никакого напряжения не ощущалось, наоборот, мне казалось, будто все идет очень хорошо. Я развивался постепенно и не вызывал никаких подозрений. За последний год вместе с Кушиной я изучил многие аспекты фуиндзюцу. Я довольно быстро приноровился рисовать эти каракули, однако до того, чтобы создавать печати чакрой, я пока не дошел. Да и вряд ли смогу, ведь контроль у меня не может чисто физически развиться до такого уровня. Некоторые барьеры я могу применять в боевой обстановке, то есть изготовление занимает всего 1-2 секунды. Хотя, конечно, за это время можно и десятерых грохнуть... Поэтому я усерднее занимаюсь этим и стараюсь изо всех сил превзойти вчерашнего себя. Я улыбнулся.

Минэ уже подросла и должна в этом году поступить в Академию. С ней занимался отец лично, выкраивая для этого свое драгоценное время. В последнее время их отношения с мамой улучшились и иногда они даже могут вместе обсуждать какие-то либо дела. Я искренне был рад, ведь по сути это именно я виноват в том, что они поссорились. Точнее, прошлый я. Вчера батя заходил домой и мы вместе пообедали, было так удивительно. У меня такое чувство, будто они друг друга уже простили, но из принципа не могли подойти друг к другу. Это было забавно и грустно. Сейчас могло быть все хорошо, и не было бы этих пряток друг от друга. Я никогда не разбирался в отношениях между мужчиной и женщиной, но я всегда был осторожен с девушками. Они способны на многое, поэтому доверился я Хинате с трудом, ведь мы никогда особо не общались, хотя я чувствовал ее молчаливую поддержку. На войне мы сблизились, но я ужасно волновался за нее... после этого всего физический контакт был необходим нам обоим. Да и вообще, стресс копился довольно долго. Все эти битвы на грани жизни и смерти выматывали. У нас был ужасно долгий и страстный секс, пожалуй, я тогда чуть с ума не сошел. Знал бы я раньше, что это такое, вряд ли бы не интересовался девушками. Ну а потом завертелось, миссии, служба в АНБУ, попытки стать Хокаге, получение жилета джонина...

В итоге, я не успел понять, что такое любовь, но какое-то нежное чувство все равно есть в моей душе, когда я вспоминаю Хинату. А Минато с Кушиной давно вместе, они наверняка понимают друг друга с полуслова. Я надеюсь, они до конца забудут весь кошмар, что произошел в их жизни и будут вместе. Минэ всегда так ярко улыбается... Хорошо, что я иногда захожу пообедать с Кушиной и сестрой, они обе скучают по мне, но я считаю, так будет лучше. Я-прошлый убил слишком много людей, что бы без стыда смотреть в глаза матери. Боюсь, что на их репутацию залегла большая тень.

С сестрой я иногда тренировался, но исключительно, чтобы она выросла огонь-бабой и могла дать отпор всяким Учихам! Я в свое время был неудачником, и с ней такого произойти не должно.

Мне, кстати, исполнилось девять лет, и я решил потренировать расенган. Надеюсь, не понадобиться пока, но Коноха не панацея, от опасности не скроешься. Меня все детство гнобила собственная деревня, поэтому параноить - в моем стиле. Пока неплохо получается, я закончил первые пару этапов, теперь остался лишь контроль. Медитации в помощь.

***

- Хирузен! Я прошу тебя, это может спасти деревню. А еще... как ты можешь? Ты должны отомстить за смерть жены! По чьей вине, по твоему, она умерла?

Старая женщина расхаживала взад-вперед, причитая. За рабочим столом сидел Третий Хокаге и потягивал трубку, выдыхая клубы дыма. Его лицо было сосредоточенным и умиротворенным.

- Кохаку, неужели ты хочешь пойти на это? Ты даже не знаешь, кто этот человек, и хочешь довериться ему? К тому же, Бивако убил Кьюби, тут никто не виноват!

- Учиха! Это все они. Я лично видела, как один гаденыш на попечении Данзо уже ходит с Мангеко Шаринганом! Ты понимаешь, что это означает? Они наращивают мощь внутри деревни.

Бывший Хокаге лишь отмахнулся.

- Минато-кун и Фугаку близкие друзья, неужели ты думаешь, что он не справиться с этим?

В кабинет заходит Хомура.

- Сарутоби, я боюсь, что ты ошибаешься. Минато и не собирается препятствовать. Похоже, они заодно. Только что получил информацию от шпиона. Это все... подстава! Они хотят вырвать корни и оставить только новые ростки, немыслимо!

Хирузен резко поднялся и, пыхнув последний раз из трубки, отложил ее в сторону:

- Собирайте срочный совет. Будем решать что делать, у меня уже есть кое-какие идеи.


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  У.Соболева "1000 не одна боль" (Современный любовный роман) | | Т.Озолс "Тайна драконьего сердца" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Бывшая любовница (старая версия)" (Современный любовный роман) | | А.Минаева "Свадьба как повод познакомиться" (Современный любовный роман) | | Д.Дэвлин, "Сбежать от стального короля" (Приключенческое фэнтези) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода" (Юмористическое фэнтези) | | О.Райская "Звездная Академия. Шаманка" (Любовное фэнтези) | | М.Леванова "Я не верю в магию" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Хант "Лирей. Сердце зверя" (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Захватчик" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"