Галимджанова Марина: другие произведения.

Белая дама -Черная королева

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жанр: Фантастика, приключения, любовный роман

  
   "Что такое сорняк?
   Растение, достоинства которого еще не открыты"
   Эмерсон
  
  
  ***Просто глава
  
   Что такое "ад земной" Тимофей знал не понаслышке. "Ад земной" носил название закрытой школы гимназии Љ 8 для одаренных детей. Вернее для богатых родителей или родственников. Давно в гимназии не было одаренных, все больше паразиты.
  Эти паразиты и разукрасили скулу Тимки прямо в классе у всех на глазах. Заводила Его`п схватил десятиклассника за волосы и обозвав лузером, ударил. Ненависть душила шею Тимки, но ударить он не смог. Просто не смог. Не так воспитал младшего брата старший брат. Лучше бы научил драться, а не владеть словом. Депутат фигов, а не брат.
  Сейчас Тимофей сидел в туалете, возле холодной стенки, а слезы капали из глаз. Как стыдно, паскудно, что там - паршиво на душе. Все видели его позор, а он не смог даже ответить. Язык что ли проглотил? Выходит, что так...
  Егоп долго "ржал", как одноклассник схватил рюкзак и спасался бегством.
   Плевать! Тряпка и в Африке тряпка! Плевать!
  Еще, год в этом аду и все - аривидерчи!
  Пофиг на популярность - пофиг на достоинство!
  Нет, на достоинство не пофиг.
  Тима обязательно отомстит жестоко, красиво, с перчиком...
  Только как отомстить-то - он не знал.
  Он знал, что мужчины плачут, еще как плачут. Вот сейчас, например, в школьном туалете и все равно, что второй урок начался. Что там? Физра?
  Тимофей ненавидел слово урок физкультуры. На нем постоянно развязывались шнурки и скользили кеды, и он падал, падал и падал - он только, что и делал, что падал.
  Что ж, плачь не плачь, а прогуливать в туалете не прикольно и воняет. Тима встал с пола, умылся, кисло улыбнулся бледному юноше в зеркале и вышел в коридор.
  - Пусти! Мне это не нравиться! Пусти! - Голос был женским, с нервной ноткой.
  Тима сразу узнал голос Маи. Девушка была буквально вжата в стену, наглые руки Егопа уже шарили под блузкой. Лицо у девушки было, мягко говоря, маской: перекошенные тонкие губы и глаза - два янтаря горели злобой.
  Мая была самой красивой девочкой в классе, после Вики. Как белое и черное - Вики сладкая блондинка, а Мая как ночь черна. Вся школа была от одноклассниц в восторге, но девочки не дружили. Вики ненавидела Маю.
   Мая никогда ни на кого не обращала внимания. Держалась особняком и ни с кем не дружила. У нее была гордость, а гордыня - за это Тимофей обожал Маю. Вот только девушке было все равно на парня - смотрела она на Тиму как на стенку или вазу, или учебник.
  Другое дело было в Егопе. На него не возможно было ни обратить внимание, он не давал ей прохода. Все знали, что Вики он нравиться, а Мае, на него тоже было пофиг.
  - Я сказала - пусти! Не беси меня! - Почти заорала девушка.
  - Да? - истерика только подожгла Егопа.
  - Отпусти ее, - спокойно обратился к ним Тима.
  - Не понял, ты, что тут делаешь лузер? - но Маю слегка отпустил, - Иди отсюда, пес!
  - Вообще-то школа общественное место, где хочу там и хожу. Только речь не о школе - она же попросила, отпусти ее, - Тима вновь удивился своему спокойному тону.
  - Слушай тебе сегодня морду не били? Значит, набьют, - Хихикнул Егоп и покосился на девушку.
  Мая стояла не подвижно, переводя взгляд с одного на другого. Ее лицо выражало, только интерес - кто выиграет в неравной схватке.
  - Неприятности хочешь? Ты хоть, знаешь кто мой брат? - Тима двинулся на Егопа, тот насторожился:
  - Причем здесь твой брат?
  - Мммм...При том, тронь меня и он тебя в порошок сотрет, а папа твой.... Кто он там? Кабинетная крыса? Да? Ничего сделать не сможет - понял? Так, ударь меня!
  - Да пошел ты! Руки об тебя марать! - И Егоп забрав рюкзак, ушел проч.
  - Не можешь ударить, так решил таким способом. Умно, - Мая говорила своим привычным темпом - растягивая слова, и в них чувствовался лед: - Спасибо. Тимур. Я твой должник.
  - Тимофей, - поправил парень Маю, - не за что.
  Но она уже уходила прочь по коридору.
  
  
  ***Где-то далеко в лесу....
  
  
   Его образ из века в век преследует писателей и поэтов. Он смотрит на них из пелены тумана, а они протягивают к нему руки и не могут, нет, не могут настигнуть призрак. Они сами того, не подозревают, что стали - призраками.
  Бесконечная гонка изматывает, забирает все лучшее, и вы становитесь ничем и никем. Тянете свои руки теперь уже к пустым снам о вечности. Он же, далеко впереди от вас - мчится по лесной дороге и не оставляет следов, чтобы вы не нашли его.
  Но однажды, однажды, он сам придет к вам. Тихо, не слышно откроет ваши двери и тогда...
  Тогда каменные боги будут низвергнуты, а древние демоны закроют свою пасть, так как они станут, не нужны...
  Тогда письмена станут лишь бесцветными страницами истории...
  Страхи, страхи и снова страхи вырвутся наружу...
  И тогда...
  Тогда мир погрузиться в хаос...
  Хаоса - вот, чего страшиться всадник...
  Хаос вынуждает его скрываться...
  Хаос в мыслях его, если люди узнают тайну...
  Тайна...
  Скрыта она глубоко в тайге, а тропы к ней хранят множество опасностей, если вы не знаете дороги. Даже воды реки, ведущие к "тайне", опасны. Омывают, те воды, город. Постройки его не похожи на постройки зданий, тех городов, которые вы знаете.
  Город тот - рубеж, и рубеж этот хранит "тайну"...
  ...Тем временем рысак всадника тяжелой поступью идет по водам реки к деревеньке. В деревне, той не знают, что такое утренние автобусы, не то что бы шум города.
  На окраине деревеньки стоит домишка. Живет там, старый человек и каждое утро выходит он за калитку и ждет.
  Ждет всадника.
  - Здорово, - говорит старик всаднику.
  - И тебе мир добрый, Михалыч, - отвечает всадник, вернее всадница.
  - На долго, Фёкла? - Спрашивает Михалыч, поглаживая седую бороду, - Что ждешь кого-то?
  - Жду, - кивает женщина, - как ты ждешь меня из леса. Что привык старый негодяй? Одному скучно?
  - Скучно. - Улыбается старик беззубой улыбкой,- один я на старости. С тобой хоть, поговорить можно.... Из города ждешь кого?
  - А ты не прост! Ай-ай, Михалыч! Да из города! У меня скоро будет, особенный гость! - заводя коня в стойло, говорит женщина.
  - Что волки подсказали? - не отставал старик.
  - Может и волки, древнее нет созданий, - опять улыбается собеседница, - зайчатину будешь исть?
  - Обижаешь! -
  - Тогда пошли в дом, поможешь снять шкурки.
  
  
  ***Гимназия
  
  
  
  Паршивый день должен заканчиваться паршиво. Эту фразу придумал не Тимофей, эту фразу придумал...- ну собственно говоря, не важно, кто придумал это определение. Главное, что оно было и действовало, скажем, как слово "аллелуя".
  Второй раз за день Тима оказывался не там где нужно. Хотя, может все эти события и привели его именно к тому, что произойдет в будущем. А сейчас парень стоял на крыльце гимназии и, озираясь по сторонам, ждал старшего брата.
   Он пытался разобраться, как смотрят на него старшеклассники. Ведь сегодня произошло два события: унижение на глазах всего класса, и чудесное спасение Маи. О чудесном спасении из "мягких", но цепких рук Егопа, похоже, никто не догадывался. На Тиму никто не смотрел, а если смотрели, то уж ни как на героя.
  - Нет! - где-то он слышал ноты этого голоса сегодня.
  - Вы - врете! - и Тиме на руки свалилось счастье, точнее все пятьдесят килограмм чистого женского веса. Длинные когтистые пальчики больно вцепились в плечи, не помогала даже толстая толстовка.
  Девушка орала и била кулачками первое попавшиеся (Тимкины плечи), а человек стоящий напротив просто наблюдал за происходящим.
  Девушку звали Мая.
  "Вот, блин!" - Мрачно подумал Тимофей, к парковке подъезжала машина брата, а вслух сказал:
  - Мая! - но когда девушка не отреагировала, на щеку Маи опустилась мужская пощечина. Голова одноклассницы опрокинулась назад и теперь на Тиму смотрели широко распахнутые глаза.
  - Идем! - скомандовал он вновь, на сей раз, она кивнула и последовала следом.
  Пробираясь сквозь толпу, Тимофей процедил сквозь зубы: - Мы в медпункт! - И люди расступались, пропуская их.
  К врачу Тима не пошел. Ему казалось это глупым - а вдруг у нее снова начнется приступ истерики? Второго такого шоу, ему не очень хотелось видеть.
  Лаборатория кабинета химии, которая редко закрывалась на ключ, подходила идеально. Ключ, который лежал "в самом потайном месте" - о котором знала, почти вся гимназия, был на месте в столе.
  - Тут вода отключена, наверно Химик отключил, - крутя ручку крана, заявил Тима.
  - Ничего, - голос Маи хрипел.
  - Слушай, я не могу тебе помочь, если ты будешь молчать, - оцарапанная кожа под толстовкой горела.
  - Ты все равно не поймешь. Ты даже не знаешь, что это такое, когда адвокат твоих родителей приходит и говорит, что час назад они погибли, и, похоже, обучение в этой гимназии будет мне не по карману - кредиторы сожрали все. - Она помолчала:
  - Это тебе о чем-нибудь говорит? Думаю, что нет, Тима.
  - Конечно, не говорит Мая, а знаешь почему? Потому что ты только сейчас поняла, что это такое остаться одной... А я..., - слова застряли в горле Тимки и он замолчал.
  - Что будет дальше? - перевел тему он.
  - Ну, уеду в деревню, - пожала плечами она, - У меня там тетя.
  - И больше не вернешься? - Тима быстро поправился, - Я имею в виду, что может я чем-то смогу помочь?
  С минуту Мая смотрела на него - ее брови то хмурились, то ползли вверх ко лбу:
  - Я бомж этим все сказано. Не ужели ты не понимаешь?
  - Не преувеличивай, - улыбнулся Тима, слово "бомж" не вязалось с ее внешностью, даже если одеть ее как "золушку": - Хочешь, я приеду навестить тебя? Этим летом?
  - Тебе нравиться меня спасать? Ты странный... Или может я тебе нравлюсь?
  - Ха - ха. - Иронично протянул Тима, - не угадала. Это месть.
  - Месть? - брови Маи вновь поползли к верху.
  - Все считают меня занудой, лузером и странным - все благодаря Егопу. Если ты мне поможешь, то я поставлю его на место, - голос все же дрогнул. Конечно, Мая ему нравилась.
  - Не надо, - девушка поднялась с подоконника, - плохая мысль. И приезжать, тоже не нужно, и мстить - все это может плохо закончиться.
  - Как это - плохо закончиться? -
  - Туда куда я еду - это часть договора и ее нужно выполнить...
  Маю перебил мужчина в темном костюме, который зашел в лабораторию:
  - Вот они. - Сказал директор.
  - Спасибо Александр Александрович, - Сказал высокий светловолосый мужчина в не заурядном костюме. Его греческие черты лица оценили многие старшеклассницы. На этаже уже собрались люди и при появлении симпатяги многие оживились.
  - Тимофей, - обратился "красавчик" к Тиме, - директор хочет поговорить с девушкой, а мы торопимся.
  Парень обернулся, а Мая словно ждала этого - девушка крепко обняла одноклассника:
  - Спасибо, но не ищи меня это опасно..., - прошептала она, прежде чем отстраниться от юноши.
  
  
  *** Где-то далеко в лесу...
  
  
  Что же творилось в душе Маи? Какие страхи тревожили юною особу?
  Чего боялась девушка, обнимая рюкзак?
  Ничего с ней не происходило.
  Она ничего не чувствовала, только приступ дурноты из-за духоты в маленьком автобусе.
   Ей было все равно - после морга, опознания тел, встреч с кредиторами и родной бабушкой. Все эти люди и события оставили "глубокий шрам в ней". Этот шрам превратился в пропасть. Пропасть внутри нее и эта пропасть поглощала все эмоции, силы, даже мысли.
  Она просто смотрела в окно и вспоминала, как первый раз заговорила с Тимофеем.
  Они сидели за соседними партами. Это был урок физики. Ужасный, скучный, занудный - урок физики.
  - Увлекаешься татушками? - Ни с того ни с сего спросил он.
  - Хочешь списать, говори прямо, - отрезала Мая и опять уставилась в тетрадь.
  - Я серьезно. На твоей левой руке, возле сгиба - он как эллипс и не совсем, и какие-то зигзаги, - только теперь она поняла, что он разглядывал ее руки.
  - Это не татуировка - это клеймо. Позже, я сделала ее как татушку, - пояснила Мая.
  - Зачем?
  - Не важно.
  - Я тоже хочу, - и парень протянул смятый листок, - я добавил линий и кое-что....ну, в общем, хочу тоже типа такого сделать.
  Мая долго разглядывала листок, потом перевела удивленный взгляд на Тиму. Такие знаки носили "избранны", или "прокляты". Не ужели он тоже? Не ужели надежда все же есть? Не ужели он сделает "татуировку"?
  Он сделал, а она просто промолчала.
  "От судьбы не уйдешь, какие бы тропы у нее не были. Она все равно приведет, тебя к истоку" - Любили часто повторять, там, где она раньше жила...
  - Вы девушка выходить собираетесь? Или вас прямо бандеролью в тайгу? - Спросил водитель.
  - Что? -
  - Ни чё - приехали!
  Волоча по бездорожью чемодан с сумками, Мая проводила автобус грустным взглядом. Что ж назад пути нет, придется идти до конца.
  Она появилась почти сразу - высокая, худая, темноволосая и светлоглазая. Ее серая одежда говорила, что она из "тех мест". Ее темные волосы начали сидеть, но сидена не скрывала, как они похожи.
  - Добро пожаловать домой, Мая, - низким голосом поприветствовала ее женщина.
  - Здравствуй Фёкла, - улыбка не хотела ложиться на лицо девушки и получилась кривой:
  - Столько лет прошло, ты почти не изменилась. Отец по-прежнему не хочет изменить решение?
  - Страх, - Ответила сестра, - он живет в наших сердцах. Зло опять идет с востока.
  - Он так боится искупления, что хочет, чтобы я посвятила себя Храму? Как сделала ты?
  - Отец, - нервно ответила Фёкла, - хочет добра! Поэтому спрятал тебя в городах людей! Не ужели ты не понимаешь? Ты эгоистка, Мая! Приемные родители испортили тебя! Хорошо, что они умер...
  - Помолчи. - Холодно сказала Мая, этот тон не любила Фекла и побаивалась, - я выполню волю отца. Я приму обед и постриг. Я зайду в ваши Храмы, но что мне делать с этим? - девушка закатила рукав и обнажила клеймо-татуировку:
  - Ответь мне хранитель очага Храма? Не знаешь, что делать со злом? Не знаешь, поэтому молчишь?
  - Пришли. - Еще тише ответила женщина, - завтра на рассвете выезжаем. Тебе лучше выспаться, дорога будет долгой.
  
  
  
  *** Побег
  
  
  Несколько монет в кармане, рюкзак за плечами и билет "на край света" - Тимкино богатство. Все что осталось от нее - это надежда, вера и любовь. Прямо как в романе или песне советских времен.
  Надежда, что они встретятся. Вера в то, что она поймет и вернется. Любовь, а любовь это было дело тонкое.
  - Привет, Тима, - уж кого-кого, а Егопа Тима не ожидал увидеть на вокзале.
  - Угу, привет. Я тороплюсь, - и, пододвинув того в сторону, хотел идти к платформе.
  - Что на курорт? Кипр? Турция? Таиланд? - Не отставал парень.
  - Слушай, иди а?
  - Ого! А у тебя голос прорезался! - Егоп резко замахнулся, но вместо удара упустил руку на светлый ежик волос. Обычно такой номер проходил, но Тимофей не отреагировал - он стоял, скрестив руки на груди.
  - Слушай Тима, я не идиот и понял, что ты забил на все и решил уехать к Мае. Но ты в своем уме? Тащиться "деревню букино"? Одному?
  - Ну-ну, я слушаю.
  - Ты слушай - я решил ехать с тобой, - самодовольно заявил Егоп.
  - И? -
  - Там это, девки деревенские не че так - телки..., - улыбнулся Егоп, - погуляем вместе?
  - Егоп я может в твоих глазах не много "лоховатый", но я не дурак - что тебе надо?
  - Я с предками поругался. Ну и ушел из дому, а ты тут на вокзале. Смотрю, ехать собираешься, ну и я решил с тобой. Вместе веселее, - только сейчас Тима заметил дорожный рюкзак одноклассника.
  - Хорошо, - деваться было не куда, от Егопа так просто не отвяжешься.
  Более пяти часов в тесном душном автобусе; деревенька на краю тайги, где не ходил ни один автобус; целый час по бездорожью, чтобы добраться до глуши - все это Тима мог выдержать, но только не общество Егопа.
  Этот человек просто притягивал неприятности. Сначала проблемы с пожилой пассажиркой, которой он отказался уступить место, потом Егопу не понравилось, как на него смотрят деревенские. Он только и делал, что весь путь возмущался и нарывался на неприятности.
  Наконец терпение Тимы закончилось - он просто ускорил шаг и перестал реагировать на одноклассника.
  На вопросы о Мае женщина в платке сказала, что на окраине деревни живет старик по прозвищу Михалыч. У него видели похожую девушку.
  Дом Михалыча был старый, вросший в землю, покосившийся как сам хозяин. Хозяин стоял возле резной калитки, опершись о кривую палку.
  - Здравствуйте дедушка, помочь сможете? - Спросил Тима.
  - Это, смотря чем? - Вопросом на вопрос ответил пожилой человек.
  - Говорят она у вас жила? - Парень описал внешность Маи.
  - Хм? А ты кто ей будешь?-
  - Значит жила? Вы скажите, где мне ее найти? - Тима обернулся на крики, Егоп размахивал руками перед носом местного.
  - Твой?
  - Мой.
  - Скажи, что бы по умереннее вел себя - получит по костям, - сухо заявил дед.
  - Получит, значит, получит..., - пробормотал он, но Михалыч услышал:
  - Плохо дело, если товарищу так относишься, в тайге пропадете.
  - Не понял? - Заморгал Тима.
  - Так ты не сказал, кто ты девчонке? - Перевел тему старик.
  Вместо ответа Тимофей снял напульсник с руки и показал татуировку: - У нее такая же.
  - Бог, мой! - Ахнул Михалыч, - Что же ты молчал?!
  И тут деду, будто язык развязали: - Вчера на рассвете твоя с сестрой ушли в тайгу. Их путь лежит к Белому Храму, тот, что стоит у берегов реки.-
  - И когда они вернуться в деревню? - Спросил сбитый с толку Тима.
  - Они не вернуться. - Покачал седой головой дед, - Мая примет постриг, как и ее сестра.
  - Она уйдет в монастырь?!
  - Это не монастырь - это Храм..., - но Михалыч не успел договорить.
  - Не, вы видели?! - Перебил того Егоп, - он чуть не ударил меня! Меня?!
  - И как пройти к этому месту? - Не обращая внимания на Егопа, спросил Тима.
  - На деревьях есть метки. Иди, придерживаясь севера, через каждый час, отсчитывая по две метки. Если насунетесь на одну, значит начинайте заново..., - на этом старик зашел за ограду, давая понять, что разговор окончен.
  - Что-то я не..., - опять встрял Егоп, - мы, что в тайгу идем? В тайгу?! Ты че - чокнулся?! Это - тайга!!
  - Тогда оставайся в деревне и получай по морде от местных, - отрезал собеседник, - они вон, как раз банду собирают для тебя. -
  Впервые за все время Егоп промолчал. Он шел рядом, засунув руки в карманы брюк, и даже пытался молчать. Часа через два, когда двойные метки перестали попадаться на глаза, парень заговорил:
  - Тима, объясни, что мы делаем в глубокой тайге? Почему ты ищешь метки? Что такого сказал тебе старик?
  - Как я понимаю, заметы на деревьях помогут выйти в реке. А на реке стоит здание, которое я ищу, - коротко объяснил Тимофей озираясь по сторонам. Обычно тихий лес, вел себя не очень тихо, какой-то звук шел с юга.
  - Ты больной, Тима, больной! Без еды и воды мы не проживем и двух дней, а я еще мечтаю помыться! Вот скажи, как мы будем добывать пропитание? Наших запасов хватит..., - тут Егоп помолчал прикидывая:
  - Хватит на два дня, воды и того меньше. Чем ты думаешь?!
  - Мой брат охотник.
  - Твой брат депутат! - Зарычал Егоп.
  - У депутатов тоже хобби бывают. Мой дед был охотник, когда его не стало, брат стал брать на охоту меня. Понял? - Тима не понимал, откуда идет такой странный звук, словно к ним приближаются всадники.
  - Хорошо. У меня, например, бабочка вместо ножа.
  - А у меня кортик. Я всегда ношу его с собой - брат дарил...Слышишь?
  - Слышу. Лошади? - Теперь Егоп тоже завертел головой.
  Всадников было не больше десяти. Все они были одеты в серые одежды и высокие сапоги. Возле бока у всех свисали настоящие мечи, а у некоторых за спинами были луки и стрелы.
  Только один человек отличался из общей массы. Он был старше всех, его седые волосы были собраны в узел, а черная борода аккуратно выстрижена. Его одежда также была не серого, а черно-серого цвета. Он заговорил первый:
  - Путь добрый, путники. Мое имя Владимир. Мы возвращаемся с охоты, а вы, куда держите путь?
  Тима хотел заговорить, но Егоп толкнув его в бок начал первый:
  - Вечер добрый, Владимир. Мы идет по меткам к реке, там стоит здание. В общем, мы заблудились.
  - К реке? К крепости? - Нахмурил черные брови мужчина.
  - Да.-
  - Мы идем туда же. Зачем вам в крепость? -
  Тут Егоп запнулся, вместо него ответил Тима: - Мы ищем девушку, река укажет путь. Вы можете проводить нас?
  - Смелые молодые люди. Для чужаков - отчаянно, - ответил Владимир, - хорошо я возьму вас с собой. Забирайтесь за спину к всаднику и в путь. -
  
  
  
  *** Никита
  
  
   "В элитной гимназии Алтайского края пропали двое учеников. Один из них младший брат депутата гос. Думы Шевченко Т.Н" (газета "Правда")
  "Элитная гимназия или забегаловка? Таинственным образом исчезают золотые ученики! Власти бездействуют!" (газета "Комсомолец")
  "МЧС разводит руками! Поиски двух пропавших подростков не дают результатов! Депутат Никита Шевченко лично присутствует при поисках детей!" (программа НТВ)
  "Более двух недель в тайге и ничего - родители уже не надеются найти пропавших мальчиков живыми. Поиски продолжаются" (журнал "Рассвет")
  
  Спасательный вертолет просто завис над рекой.
  - Что будем делать дальше? - Спросил пилот, обернувшись к широкоплечему мужчине:
  - Никита Николаевич? Снова обследовать квадраты?
  - Нет, - помолчав, сказал мужчина, - отпускайте остальные вертолеты. Возвращаемся.
  - Можно пройти вверх по реке, но там не безопасно - туманы? - Пилот снова взглянул в измученное лицо мужчины.
  - Хорошо, но вертолеты отпускайте. Пусть люди отдохнут, - ответил Никита, - одни справимся?
  - Справимся, Николаевич! - Улыбнулся пилот.
  "Птичка" бодро пошла на встречу ветру. Команда Никите попалась понимающая, все видели, что Николаевич отдает все силы на поиски. Многие из людей знали, что кроме младшего брата у Никиты никого нет и если он не найдет парнишку...
  - Что-то не так, - пробормотал пилот.
  - Что? - Насторожился Никита и подался всем телом вперед.
  - Посмотри. Обычно стена из тумана, а тут...-
  Тумана не было. Вместо него, ветер шевелил кроны деревьев, а вода реки была гладкая. Вода была как зеркало, словно не река, а стекло лежало под вертолетом.
  Таежные воды молчали не долго - она словно прочла мысли Никиты и, запенившись, освободила на свет странное создание. Все произошло очень быстро: не пасть, а черная дыра - острые зубы опустились в обшивку вертолета. "Птичка" с секунду другую сопротивлялась и потом пошла ко дну.
  Никите повезло, что он умел хорошо плавать. Сильные руки слушались даже в ледяной воде, а до берега оставалось рукой подать. Цепляясь за коряги, мокрую траву он выбрался на берег, и тут любопытство пересело его - он оглянулся.
  Длинное, мокрое и сильное тело извивалось в воде, унося исковерканную машину на глубину. Это большое тело было покрыто чешуей, а где должен был находиться позвоночник существа, были расположены острые шипы-иголки.
  От увиденного в горле Никиты пересохло, и как бы хотел не смог сдвинуться с места - все члены его тела онемели.
  Другое существо двигалось с воздуха. Оно было на много меньше, того, что находилось в воде. Его перепончатые крылья, пожалуй, были раза в два больше тела. Тело имело зеленый цвет и к удивлению мужчины имело наездника.
  Судя по телосложению - это был человек. Лицо, которого скрывала болотного цвета ткань, как и остальную часть тела.
  Незнакомец ловко спрыгнул с летуна и направился к Никите. Даже мешковатая одежда не скрывала, что это была женщина.
  - Зачем тревожите воду?! - Сняв ткань с лица, холодно спросила незнакомка.
  - Ваши домашние животные? - огрызнулся Никита, кивая на реку.
  - Это драконы! - Женщина была на лет десять старше Никиты, говорила хриплым, прокуренным голосом:
  - Что вы ищите? Вы же ищите - раз забрались так далеко?
  - Я ищу двух молодых людей, один из них мой брат. Они пропали больше двух месяцев назад.
  Женщина сощурилась: - Один светловолосый, другой темный? Вы пришили с севера?
  - Да, с севера,- кивнул он, - они живы?
  - Они в крепости и, похоже, возвращаться не собираются, - женщина кивнула, - идем, здесь опасно. Скоро придут другие драконы. Нужно переждать...
  - Сколько? Ждать? -
  - Не знаю. Они бояться крылатых стрекоз - может день, может неделю, - пожала плечами женщина:
  - Смутное время ты выбрал человек. - Продолжала незнакомка, - Зло собирается на востоке. Война на подходе. Тропы к крепости уже горят.
  - Не понял? - Тряхнул головой Никита, - какая война в 21 век?
  - 21 век? Что за глупость? Это земля Государства по имени Тайга.
  - А! - сказал Никита не зная, как реагировать на слова собеседницы.
  Тем временем женщина ловко схватила за уздечку крылатое чудовище и направилась к пещере. Видимо это было, то место, где Никита и незнакомка должны были переждать. Идти рядом с зеленой ящерицей, которая дышала в спину горячим воздухом, было не очень приятно, поэтому он начал разговор снова:
  - Мое имя Никита.
  - Называй меня Фекла. Значит, ты потерял брата?
  - Расскажи мне о нем. Как они? - Никита сбросил мокрую рубашку и ботинки. Фекла подала что-то наподобие накидки.
  - Они в крепости князя. Великий князь готовит их к войне, но это только слухи, - поправилась собеседница, видя, как недовольно взглянул на нее мужчина:
  - Поговаривают, что один из юношей стал любимцем княже и будет его приемником. Второй ищет девушку, чьи волосы темны как ночь. Та девушка, плохой путь, зло. Но говорят он не отступиться, ведь сам Во`лод выбрал его.
  - Кто такой Волод? - Опять насторожился Никита.
  - Волод страх врага и гордость княже. Волод великий воин и мудрец. Не пойму, почему он выбрал мальчишку - говорят, с него не выйдет толк?
  - Как их имена? Как они выглядят? Кто из них кто? Ты их видела Фекла?
  - То, что я знала - то я сказала. Чего не знаю, того не знаю, любопытный человек. Наберись терпения, - женщина ловко развела огонь.
  Никита же попытался закурить, но сигареты промокли и никуда не годились. Выбросив не годную пачку, он взглянул в небо. В небе парили драконы, а по спине мужчины вновь прошлись мурашки.
  
  
  ***Гости крепости
  
  
  Седовласый охотник Владимир оказался не простым охотником. В городе его называли "великим княже". Люди кланялись мужчине в ноги и косо поглядывали в сторону Егопа и Тимы.
  Сама крепость больше напоминала город. Стены его были обнесены острыми бревнами, а дома чуть ли не падали в воды глубокой реки. Позади города стояло высокое здание, по строению оно наминало куполообразную церковь, разве там не было крестов.
  Еще дальше высотного здания лежал обрыв. На дне обрыва бежала шумная речка, а в нее падал водопад большой реки; и только не многие знали, что стены и камни обрыва придумала не природа, а человек. Человек высек скрытый спуск к речке, если враги одолели бы крепость, то люди могли уйти в тайгу.
  Под вечер Владимир устроил "гулянку" по поводу возращения и представлял местной знати гостей. Егоп выбрал бело-серую тунику, а Тимофей простую черную ни чем не приметную одежду. Так что молодые люди не отличались от местного народа, разве разговором.
  С князем к людям вышла белокурая девушка не многим старше молодых людей. Многие в зале оживились. Девица и в правду была хороша: длинная русая косища, голубые глаза и стройная фигура.
  Дочь Владимира Мария сразу отличила в толпе незнакомцев. Она долго разглядывала Егопа, а потом ни один раз за вечер обращала взгляд к Тимофею.
  При виде красавицы Егоп смутился, а Тимофей отвел глаза к другому человеку. Он тоже стоял рядом с Владимиром. Мужчина был на голову выше князя, носил косу, только рыжую. Одет он был в рубаху белого цвета и широкие шаровары.
  Волод - так звали рыжего мужика.
  Дальше началось пиршество. Гости хмелели, и кто засыпал, кто уходил восвояси, кто отправлялся танцевать. Егоп выбирал Марию. Девушка охотно отвечала взаимностью, и молодые люди весело о чем-то разговаривали да смеялись.
  Тима вышел на балкон. Со стороны птичьего полета город смотрелся как на ладони.
  - Ты не такой как твой друг, - пробасил Волод, последовав за гостем следом.
  - Мы не успели стать друзьями. Мы просто учимся вместе, - объяснил Тима.
  - Заметно, - ухмыльнулся здоровяк,- ты приглянулся Марии.
  - Она очень красивая, - Тима улыбнулся, почему-то этот большой человек располагал к себе:
  - Но она не моя девушка, я ищу другую, Волод. Раньше мы хорошо знали друг друга, а потом ее родители умерли, и она уехала в эти места. Я слышал, что она в Белом Храме на реке.
  - Как же ее имя? - Синие глаза Волода смотрели с тревогой.
  - Мая.-
  - Ох, - шумно выдохнул тот, - Ты самоубийца...
  - Почему?
  - Мая одна из дочерей Владимира, - начал рассказ Волод, - десять лет назад, с гор пришло зло. Оно разоряло наши селенья и храмы. Оно хотело свободы, но Владимир не позволил, тогда рабы напали на старую крепость. Крепость пала и люди были вынуждены бежать. Семья Владимира была там. Там была и маленькая Мая, но по злой воле старший брат захлопнул путь к свободе, и девочка осталась умирать. Чтобы спасти Маю ее заклеймили. Рабы не тронули ее и провозгласили своей королевой. Я выкрал дочь княже, и Владимир поклялся отдать девочку Фекле, старшей из дочерей, в Храм.
  - Ты сказал, что у князя был сын. Где он теперь? - не отставал Тима.
  - Его утопили в водах реки, так хотел правитель, - пожал плечами Волод.
  - Вы варвары, - Тимофей потерял дар речи от услышанного.
  - Он предал родную сестру! - Гремел собеседник.
  - Да, уж! - фыркнут тот, - По крайней мере, ты рассказал мне правду. Теперь все становиться на свои места.
  - Подожди, - широкая ладонь легла на плечо парня, - ты не отступишься? Будешь искать ее? Но Мая далеко спрятана.
  - Ну и что, - безразлично заявил Тима, он привык, что почти никто не верил в его намерения, - она умная девушка и сама примет решение.
  - А если приняла?
  - Не думаю - думаю, за нее приняли.
  - Кто еще знает о твоей цели? - Неожиданно спросил Волод.
  - Егоп и ты.
  - Это хорошо. Молчи, ни кому не слова или кончиться плохо, - Волод протянул тяжелый меч, - Держи.
  - Зачем? -
  - Ты должен уметь драться, если хочешь помочь.
  - Ты хочешь, что бы я стал твоим учеником? - Но Тиму перебил Владимир:
  - Волод? Что я вижу? Ты взял себе под крыло юнца? Чем ты подкупил Тимофей старого волка?
  - У меня на этот счет свои интересы, - Ухмыльнулся Волод.
  - О, тогда послушай, что если я возьму себе тоже ученика? - Продолжал князь, - того, что с золотыми волосами. Мне нужны хорошие воины.
  - Мне тоже, княже, - на этом вечерний разговор оборвался.
  После праздника произошли перемены.
  Утром Тиму разбудила ледяная вода, как и все остальные утра в крепости. Волод не жалел сил на молодого человека. Иногда Тиме казалось, что воин готов с него шкуру содрать.
  Он часто поглядывал в сторону Егопа и тихо завидовал ему. Светлые одежды, только утренние тренировки и катание на именном коне в обществе Марии.
  Тиме доставался хлеб, вода, тяжелая работа и тренировки, тренировки и еще раз тренировки. Длинные волосы пришлось остричь, а светлая кожа загорела на солнце, на руках появились мозоли. Зато мышцы стали крепнуть, он стал замечать, что само тело потихоньку стало меняться. Оно будто подчинялось воле и как тростник становилось гибким, более подвижным да сильным.
  - Ты становишься мужчиной Тимофей, - однажды сказал Волод, - но мужчину красит не фигура, а дела.
  - Волод, можно задать тебе вопрос? - Вдоволь умываясь водой, спросил ученик:
  - Почему тебя называют - раб?
  - Потому что я был когда-то пленен князем Владимиром. Я невольник, Тима.-
  - Даже сейчас? - Не поверил своим ушам парень.
  - Даже сейчас, - и в голосе Волода почувствовалась горечь, - ладно, пошел я. С тобой хотят говорить.
  Она была еще прекраснее, чем прежде. Волосы убраны, кожа как масло блестела на солнце, а от одежды шел аромат цветов. Мария не с меньшим интересом разглядывала Тимофея:
  - Старания Волода не проходят даром.
  Тима молчал.
  - Ты изменился. Изменился и Егоп. Отец готовит его в приемники, он нравиться ему, - продолжала девушка.
  - Я рад за него, - кивнул Тима, натягивая рубаху.
  - Вот только последнее слово за мной, - широко улыбнулась девушка, - Егоп рассказывал, что ты влюблен в девушку-ночь. Гонишься за призраком, а чем тебе наши девы не хороши?
  - На себя намекаешь? - общение с Володом сказывалось. Мария вспыхнула, не добро свернула глазищами:
  - Не забывай, с кем ты говоришь - ученик невольника!
  - Извините, княжна, - Тима шутливо отвесил поклон и хотел идти, но слова Марии остановили его:
  - Мая, Мая и снова Мая! Свет, солнце и скоро мир сойдется на моей сестре! - Лицо девушки вдруг потеряло привлекательность и на нем появились морщинки:
  - Егоп прав, ты дурак. Ты никогда не мог выбирать правильный путь и нужных людей. Волод впервые ошибся. Смешно мудрец не прав. - И, она звонко, зло рассмеялась:
  - А хочешь, я тебе кое-что подарю? - продолжала Мария, - Все это время твоя ненаглядная была здесь. Ее прятали в восточном крыле, но уже поздно, Мая идет в Белый Храм. Сегодня.
  - А хочешь, я тебе тоже кое-что подарю? - Передразнил княжну Тима.
  Мария промолчала.
  Тимофей ничего не сказал, просто слегка разорвал рукав, обнажая символы на руке. Девушка проследила взглядом за ним и, ахнув, отшатнулась от парня. Теперь на ее лице читался страх. Она дрожала всем телом, а из голубых глаз брызнули слезы. Тима не знал, что рассказывали княжне о татуировке, но девушка была сильно напугана.
  Тем временем ворота открылись и из восточного крыла выехали несколько всадников. Судя по направлению, ехали они в Храм. Что-то подсказывало Тиме, что среди них была Мая.
  Не долго раздумывая, молодой человек направился к коню Волода и, схватив того за уздечку, сказал:
  - Передай учителю! Я верну!
  
  
  
  ***Тьма
  
  
  Лошадь Егопа вела себя более чем странно - била копытом, грызла уздечку и в любой миг готова была сорваться с места. По ее телу бежала дрожь, и Егоп не знал, как быть с непоседой.
  Владимир, глядя на лошадь парня, хмурил брови да жевал травинку:
  - Не хорошо, - наконец сказал княже, - нужно вернуться в крепость.
  - Князь мы же не на охоту вышли? - догадался Егоп давно, но сказать боялся.
  Владимир ответил не сразу: - Не на охоту. Взгляни в небо.
  Парень поднял глаза к небу. В небе как перепуганная стая метались существа разных размеров, цветов и все они имели огромные крылья.
  - Драконы?! - Обомлел Егоп, - Господи, драконы?! Сколько же их!
  - Железные птицы, пришедшие с севера, испугали их. Заставили выбраться из гнезд, что бы защитить птенцов или яйца, - объяснил Владимир.
  - А они кто? - Спросил Егоп, отодвигая ветки деревьев, указывая на реку.
  Корабли были пятимачтовые, имели деревянный корпус. Каждый корабль носил только своего цвета паруса. Всего их было пять и все они не были в воде, а парили над ней.
  Но привлекало внимание не странная конструкция, а люди находившиеся на них. Их кожа была бронзового цвета от загара, а одежда чем-то напоминала одежду пиратов 19 века. Их рост казался не естественно большим, а мускулистое тело не знало худобы.
  Двигались они по кораблям с какой-то кошачьей проворностью, а если приглядеться к ним, то можно было разглядеть на их телах странные символы и татуировки.
  Егоп сощурился и попытался вглядеться в рисунки на телах. Открытие, заставило его ладони вспотеть. Он знал двух хорошо знакомых ему людей, которые имели схожие "тату". Это была девушка, которая когда-то ему нравилась - Мая; и юноша, которого он ненавидел всем сердцем - Тимофей.
  История с Тимой началась очень давно, еще с седьмого класса, когда в гимназии появился новичок. Золотистая кожа, черные, длинные волосы, большие темные глаза, обрамленные длинными густыми ресницами - все это начало привлекать людей. Как говорил, как вел себя на уроках, да и после, новенький - все эти признаки не понравились Егопу, и он решил, что друзьями они вряд ли станут.
  Егоп травил, бил, издевался, подговаривал - он делал разные гадости, чтобы уничтожить этого сорняка. Вместо этого Тима становился крепче и сам того, не зная, ударил по больному Егопа. Больное место называли - Мая.
  Мая была запретным плодом молодого человека, а этот сорняк просто заговорил с ней, и она ответила ему - вместо того, что бы отвернуться к подружке. Именно Мая давала ему силы, и этой силы так боялся Егоп.
  Зависть сжирала Егопа из нутра, с каждым днем превращая его в зло, из зла в пепел, из пепла ни в что. Даже миловидное лицо и сильное, стройное, крепкое тело - не скрывали того, что творилось в нем самом.
  Тем временем один из кораблей набрал высоту и со скоростью доступной только знаменитым "Стрижам" ушел далеко в тайгу. Его примеру последовали другие корабли.
  Во рту у Егопа пересохло: - Что это было?
  - Тьма, - сухо ответил Владимир, - садитесь на коней! Сегодня мы не добрые вестники!
  Князь Владимир, словно с цепи сорвался, он гнал своего коня до тех пор, пока у того бока не взмылились. Сегодня княже вел путников другой тропой. Эту тропу не знал даже Егоп. Она оказалась короче, но и опасней. Всего в сантиметрах от всадников находился обрыв.
  Когда путники зашли в крепость, то Владимир не остановил коня. Он доехал до бревенчатого крыльца, и ловко спрыгнув с того, проорал:
  - Бейте в колокол! Бейте!
  Тяжелый металлический звук, шедший из вершины высотного здания, а точнее резиденции князя - оглушил крепость. Стены словно содрогались при этом звуке - вновь и вновь. Испуганные, удивленные люди стали стекаться к площади, к деревянному крыльцу.
  Среди толпы были Фекла с Никитой. Совсем не давно они прибыли в крепость и Никита не успел сменить одежду. Из-за этого многие озирались на них.
  Когда колокол, наконец, умолк мужчина стоящий выше всех то есть княже, заговорил:
  - Тьма! Тьма надвигается с восточных гор! Я видел это своим глазами! И видел, что теперь имеет наш враг - флот! Они отстроили целый флот, и вестники были сегодня днем у вод реки! Они хотят вернуть, то, что принадлежит им и будет бой! Собирайте людей, собирайте войско! Их король ни перед чем не остановиться! Он сожжет наши селенья, храмы и убьет детей наших! Нет! Я говорю - нет! Не дадим в обиду детей и жен наших! Собирайтесь воины - колокол пробил! Или они или мы!
  - Княже ты стар, чтоб сразиться со злом!
  - Кто же - сразиться за тебя?!
  - Выбери приемника!
  - Да! Выбери! - Послышались возгласы из толпы.
  - Княже, - сказал совсем юный голос из толпы, - Князь Владимир! Позволь мне? Можно я пойду за тебя? - Слова принадлежали Егопу. Молодой человек не спеша, двигался к мужчине:
  - Ты учил меня - ты показал, что такое меч и как правильно держать его в руке! Позволь? Отплатить тебе?
  - Егоп ответь мне на простой вопрос - ты убивал?! - Поинтересовался князь.
  - Нет, но...
  - Человеку не знающему крови на руках, не о чем говорить!
  - Дай мне шанс! Владимир?! Пожалуйста?! Ведь многие считают меня иноземцем, а друга моего предателем! Я прошу..., - голос юноши сорвался.
  В толпе зароптали. Многие были за Егопа, очень многие одобряли его решение.
  - Хорошо, - после молчания Владимир, наконец, ответил, - выступаем завтра!
  - Сукин сын! - не выдержал Никита, - что он говорит - молокосос!
  - Тише! - Зашипела Фекла, - Не время или толпа тебя разорвет. Люди злятся на выбор Волода. Да-да, про тебя речь! - Уже громче сказала женщина.
  Рядом с Никитой стоял огромный рыжеволосый бородач.
  - Ты старший брат Тимофея? - Пробасил он.
  - Да. А ты его учитель? - Никита не скрывал интереса к здоровяку, - Если это так - тогда где он?
  - Черти носят с моим конем, которого он увел прямо из стойла, - прогремел Волод, - Пошли в дом, а то, на тебя не добро смотрят - я расскажу о твоем брате. Только при условии?
  - Ну?
  - Бабушки с дедушками за тобой не приедут? - И довольный шутке Волод рассмеялся.
  - Я оставлю вас, - вмешалась Фекла, - мне к отцу нужно.
  - А что произошло? - Насторожился здоровяк.
  - Тропы горят...
  
  
  ***Тропы
  
  
  В восемнадцать лет очень трудный, опасный и немножечко странный возраст. Трудный он тем, что молодой человек или молодая девушка причиняют окружающим очень много хлопот. Чтобы они не совершили, сказали или задумали - все их действия несут скрытый протест.
  Именно здесь скрывается опасность. Сами того, не понимая, они вступают на очень скользкий путь. Путь, с которого можно оступиться и тогда вся жизнь может "слететь с колес".
  Например, кто-то из них играет в супер-агента, пытаясь спасти мир. Спасение мира заключается в том, что не в тот момент, не в тот час он оказался не в том месте и все - криминальные разборки, проблемы с законом, и еще хуже суд.
  Кто-то хочет почувствовать себя звездой и откликается на предложение первого встречного. Блеск гламура, подписанный контракт, билеты на самолет - и человек оказывается заложником ситуации, он элементарно попадает в рабство.
  Есть и другие ситуации - поступки во имя любви, справедливости и желание помочь. Именно заложником времени, желаний, амбиций - стал Тимофей.
  Сам того, не понимая, он совершил безумный поступок. Он бросил школу и отправился в великую тайгу, чтобы найти человека.
  Тимофей - мальчик, который редко совершал глупые и опасные поступки. О нем брат, всегда говорил, что он на много старше своих сверстников.
   Что же теперь случилось с ним?
  Ведь отправиться в опасный путь было только его решение, и никто не давил на молодого человека.
  Ответ на этот вопрос был прост - любовь.
  Именно это чувство руководило им. Именно оно не позволяло отступить назад. Именно сейчас Тима погонял коня Волода, и остановить его было сложно. Вернее ни как не возможно.
  Он устал, ветки деревьев били по коже, тропа все время плутала, а ветер как назло сменил направление и пробирал до костей.
   Но юноша продолжал мчаться вперед за одиноким всадником, который шел к востоку. Кое-чему Волод успел обучить своего подопечного, Тима точно знал, что колонна всадников идущая на юг - обман. Отвлекающий маневр от врага.
  Сама Мая двигалась восточнее. Она была одна, поэтому Тима не боялся быть замеченным и прямо шел к цели.
  Наконец он поравнялся с всадником. Ловко обхватил уздечку и остановил путницу.
  - Что...Что ты творишь?! - Мая не узнала его.
  Ее тоже было сложно узнать в темно-зеленом длинном платье, волосы собраны, а на лице не было косметики.
  - Давай, сойдем с тропы? - Предложил он, - я не знаю точно, но похоже за мной никто не шел?
  Девушка потеряла дар речи - она разглядывала его с широко распахнутыми глазами и не верила глазам. Он же подхватил спутницу под локоть и увлек за собой в каменную пещеру.
  - Тима...фей? - Наконец заговорила Мая, - Что ты здесь делаешь? Откуда ты?
  - Не поверишь - из крепости, - пожал плечами тот.
  - Ох! - На ее лице было сложно определить эмоции: удивление, досада и радость - бабочками проносились на нем:
  - Я же предупреждала?! Тима, отсюда не возвращаются!
  - Мне нужно поговорить с тобой, - не слушая ее начал Тима, - вся эта затея спрятать тебя - бред. Нужно придумать другой выход, найти что-то другое. Владимир не прав, запереть тебя нельзя - они все равно найдут, и тогда разрушат Храм. Я не понимаю, почему ты уехала? Там, у нас было безопаснее, у людей из гор не было доступа к тебе?!
  - Вот именно, - кивнула Мая. Они спускались по каменной лестнице, и свет стал меркнуть, пришлось оторвать рукава, что бы придумать факел:
  - Вот именно. Они нашли лазейку, мои приемные родители умерли не просто так. Без них, я осталась беззащиты.
  - Послушай меня, Мая. Я прожил в мире тайги, не много времени, но даже я понимаю - тебе желают зла даже близкие люди. Этот мир - мир варваров.
  - Это мой мир, - отрезала девушка, - мир в котором я родилась.
  - Тогда отчего ты бежишь?
  - Может ты и прав, - она бросила факел в пропасть, потому что он стал больше не нужен. Из пропасти шел свет от лавы, - может прав? Пришло время посмотреть на все творящиеся с нами другими глазами? Ты прав. Да, ты прав...
  - Вот только мне жаль, - Мая подошла ближе, - жаль, что я втянула тебя во всю историю, твоих близких и друзей. С детства я мечтала о герое, который решит все мои проблемы, но ты мне отрыл один секрет - героев нет. Есть люди, которые хотят тебе помочь, но, увы, Тима, решения остаются за нами...
  Замолчали. Мая уставилась в пустоту, отдаваясь своим мыслям. Возможно, сейчас в ней шла борьба. Именно в этот момент она принимала решение, но колебалась.
  Тима сам не заметил, как крепко сжимало ее руки в своих. Он тоже раздумывал, но его мысли были хаотичны. Он понимал, что потеряет ее, какое бы решение она не приняла. Это было неизбежно, как например, находиться в этом старом подземном храме.
  Когда-то давно люди покинули его. Он стал не нужен или они упорно старались забыть тропу к нему - может, здесь произошло что-то не хорошее?
  Это подземелье было примером того, как легко уйти от ответственности. Взять и опустить руки - зачем бороться, если можно просто сбежать?
  Он только и делал, что сбегал. Сначала из первой школы, где учился, когда появились проблемы. Потом пропал на несколько дней, когда умерли родители. Он убежал от кладбища, похорон, слез, даже от горя пытался сбежать. От горя сбежать не получилось. Потом стал бегать от Егопа. Вот сейчас, ему бы тоже следовало развернуться и уйти.
  Но что-то изменилось в нем - это что-то не давало ему покоя. Крепко впустило в него свои когти и не давало убежать.
  Что ж, ему было нечего терять.
  Может быть, впервые за все годы он совершил поступок в разрез логике. Он крепко обнял девушку, ровно настолько, насколько мог рассчитать объятья, что бы та не ощутила боль.
  Он слышал, как бьется ее сердце не ровно, быстро. Очень быстро, ему даже показалось, что это его сердце стучится из груди. Он ощущал ее тепло, аромат. Она пахла почему-то кофе, пахли ее волосы.
  Говорят, есть моменты, которыми человек живет всю оставшуюся жизнь. У многих людей таких моментов нет, поэтому они упорно утверждают, что "момент" - это их вся жизнь. Не может быть такого. Есть и исключения, те, которые знают, что это такое. Они живут им, потому что этот момент, как аромат возлюбленных не забываем, как первый поцелуй - сладок.
  Ради такового мига стоит жить и не страшно умереть.
  Увы, каждая сладкая минута заканчивается.
  Пришлось открыть глаза и отстраниться от Маи. Девушка выглядела смущенной - румянец на щеках, выбившиеся пряди волос, а в остальном она умело скрывала свои чувства. Но Тимофей смотрел поверх головы Маи и на его лице уже был ужас.
   Пару разглядывали два желтых кошачьих глаза. Из широких плоских ноздрей шел жар, а вытянутая морда, показала оскал редких острых зубов. Все его золотое тело было изуродовано символами. Длинные когти в секунду раскрошили как хлебные крошки валуны не тронутые веками.
  Чудовище устремило свое тело к людям. Тима отшатнулся к каменной стене, а Мая засеменила вверх по лестнице. Там девушку уже ждали.
  Тима не разглядел людей, он увидел лишь силуэты.
  Мая, замедлив ход, обернулась: - Спасибо тебе за совет, но дальше только мой путь. Пора сделать правильный выбор. К чему играть в прядки? -
   - Мая не надо...., - Он хотел ответить, но чудовище издало далеко не примирительный звук. Тиме пришлось сделать несколько шагов назад.
  
  
  ***Игры в пешки
  
  
  Никита присоединился к выступающей армии. Чтобы не отличаться от массы он сказал, что не плохо стреляет из лука и его взяли в лучники. Конечно, вооружение и нравы армии князя Владимира очень сильно отличались от современных представлений Никиты, но зато он мог разглядеть, что будет на поле боя из первых.
  Он так же думал, что Волод присоединиться в княже, но бородач сказал, что ему нужно найти своего ученика. Когда Никита вызвался помочь, тот отказал ему. Волод объяснил, что тайгу Никита знает плохо, а лишняя обуза ему ни к чему. Они решили встретиться на поле боя...
  ...Третий день в пути был Никита, наверно, с лучшей передвижной армией. Ни какой тяжелой техники, даже катапульт не было. Только конные всадники, вооруженные до плавок.
  Армия Владимира насчитывала не больше тридцати тысяч человек. Все они прибывали в хорошем расположении духа. Все верили, что сражения не будет, а собрались в основном поглазеть на избранного.
  Мальчишка по имени Егоп должен был сразиться с врагом. Именно от этого боя зависел исход - победит темная сторона, будет бой - победит Егоп, все разойдутся в разные стороны.
  Никита ума не мог приложить, кто мог быть противником Егопа.
  Егоп был положительным молодым человеком. О нем все всегда отзывались с восхищением, его всегда ставили в пример. У него были отличные оценки по предметам, он увлекался футболом и ежегодно ездил в "пионерский" лагерь. Девочки всегда бегали за ним, но подолгу не задерживались возле парня. Даже внешностью природа не обделила, а наградила Егопа - он был безупречен. Он всегда здоровался с Никитой и вежливо справлялся о делах старшего брата Тимы. Однажды Никита не удержался и спросил, не друзья ли они с Егопом.
  "Нет", - сухо ответил Тима и попросил брата больше не поднимать эту тему.
  Сейчас Никита стал понимать, почему Тимофей терпеть не мог Егопа - выскочка, самоуверенный мальчишка, к тому же мечтающий со временем занять место Владимира.
  Стало светать и костер, возле которого пригрелся Никита, стал гаснуть. Лучники зашевелись - поверяли тетиву луков; смотрели, хорошо ли сидят ремни на седлах; кое-кто точил мечи и наконечники стрел.
  Наконец начальник прокричал строиться. Никита тоже поднялся, не спеша, проверив седло на лошади. Он уселся на ту и, пришпорив, встал в строй.
  Той стороны фронта было на двадцать тысяч больше, все хорошо сложенные и загорелые. Никита, было, подумал, что это афроамериканцы, но он ошибся. Почти все они были в темных одеждах, при луках и мечах, как и армия Владимира.
  На фоне этой серости выделялся один всадник. Его доспехи были темные как ночь, а конь, явно был приспособлен для тяжелой ноши. Шлем был украшен старинным созданием. Приглядевшись, Никита разглядел, что на нем был дракон, как и на мече в руке человека.
  На встречу выехал всадник в светлых доспехах. На солнце они отливали солнцем, то есть золотом.
  Оба противника сошлись в центре поля. О чем-то не долго разговаривали, наверно, каждый выдвигал условия и через секунды закричали в горны.
  И начался бой. Оба слезли с коней и обнажили мечи.
  "Как на шахматной доске, пешки ходят королем", - подумал Никита и сощурился.
  Всадники и вправду были как белое и черное, кофе и молоко, день и ночь - противоположностей много, эпитетов мало.
  Сложно передать бой глазами дилетанта. Еще сложнее разобраться кто здесь прав, кто виноват - если вдруг, смерть выберет ни того. Смерть выбирает как раз тех людей, которые числятся в ее списке, а уж не в наших.
  Противник с той стороны был слабее, Егоп лидировал, но всадник в темных доспехах был устойчивее и не отступал. Был момент, когда золотой человек едва увернулся от его меча.
  Увы, хитрость побеждает силу.
  Подставив подножку противнику, золотой всадник ударил тому прямо в грудь. Человек пошатнулся и рухнул на спину. В доказательство победы Егоп сорвал с лица темного всадника маску. С секунду другую он был в замешательстве.
  На зеленой траве, раскинув длинные темные волосы, устремив янтарные глаза к небу, лежал король королей - Мая.
  Замешательство на лице Егопа сменилось испугом, а потом досадой. Темная армия, армия рабов затаила дыхание, как Владимира.
  Наконец ряды той стороны стали расступаться и к Егопу стали приближаться два всадника. Один был огромен для своего коня, а второй...
   Второй вел себя очень странно, темный капюшон на лице, кошачья походка, резкие движения.
  Двигался он уверенно, по мере приближения к золотому человеку.
  Его кулаки стали сжиматься и разжиматься, когда второй всадник унес тело Маи.
  Наконец он открыл лицо.
  Это лицо стало старше, загорело. Оно сильно похудело, на него лег отпечаток какой-то тени. Или же сам человек, который возмужал и превратился из молодого человека в мужчину, уходил в тень.
  Его темные глаза то щурились, то смотрели на врага широко, а губы лишь двигались. В точности исполняя слова пришедшие на ум. Эти слова били хлыстом по лицу, самолюбию и уничтожали в ни что Егопа.
  Эти слова были страшны. Был страшен и сам человек.
  От него шло не злом. От него, пахло волей и силой.
  Это был не Тимка Никиты, это был не его младший брат - этого человека Никита не знал. Человека, который ушел во тьму, потому что ему вогнали острые зубья предательства в самое сердце; потому что девушку, которую он мечтал найти, а может быть любил, убили на его глазах.
  Наконец, он увидел родного брата в рядах злейшего врага, и его глаза на миг стали шире от удивления.
  Этот незнакомый человек, развернув коня, уходил, все дальше и дальше от привычной жизни. Переписывая ее на другой лад. Для того Тимофея начинались совершенно другая история, да и жизнь.
  История, которая будет написана временем. Вот только письмена высечены будут на развалинах городов Государства по имени Тайга. Кровавые письмена в жестокое время. Но пока он отзывает знаком, теперь же свою армию. Армия послушно уходит в горы дождаться кровавого часа.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"