Певзнер Марк Яковлевич: другие произведения.

Великий Вор

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Все права защищены. Произведение распространяется только в электронном варианте. По вопросам использования обращайтесь к автору.
Марк Певзнер, gendalf@hotmail.com

Великий Вор.

   Геракл был мал ростом, худ и рыжеволос. Однако, на его левом плече серебристо поблескивал погон косморазведчика. Мальчишки со спины часто принимали его за своего и уж было хотели над ним подшутить, но вовремя замечали серебристое сияние. Геракл на них не обижался; он строго следовал раз и навсегда взятому образу невозмутимого философа, не реагирующего на мелкие жизненные провокации и каверзы.
   Недавно начальство повысило его в чине и выдало новенькую, с иголочки ракету. Получив на складе две тонны цветастых лоскутков, бус и маленьких зеркалец, Геракл полетел устанавливать контакт с аборигенами планеты... К сожалению, она называлась довольно сложной системой желудочного побулькивания, которое Геракл никак не мог запомнить. Планету открыли наши друзья из созвездия Пса, назвавшие её сообразно со своей странной речью. Геракл судорожно дёрнул кадыком, вспомнив их милый облик, и отдал должное их гуманности и мудрости, уступившей право контакта существам, наиболее близким аборигенам по внешнему виду. Человечеству известно уже более десяти тысяч цивилизаций. Контакты превратились в скучную рутину. Одной цивилизацией больше, одной меньше. Не всё ли равно?
   Геракл летел к цели, сидя в кресле, попивая тоник и предаваясь мечтам. Рассеиваются клубы пыли, выдвигается трап, и по нему сходит он, Геракл, поблескивая левым плечом. Мало-помалу из-за кустов появляются дикари, полные благоговейного ужаса. Все поклоняются ему, как божеству. Играет торжественная музыка. Геракл милостиво раздаёт изумлённым аборигенам лоскутки, бусы и зеркальца. Всё великолепно. Две очаровательные представительницы одного из племён, одетые в загар, возлагают на него лавровый венок. (Лавр там не растёт. Ну ладно, найдём что-нибудь.) Контакт установлен! Начальство восхищено его успехом. К серебристому блеску прибавляется золотистый...
   Лёгкий толчок приземлившейся ракеты и тоник, пролитый на белоснежный комбинезон, вернули его к реальности. Геракл невозмутимо переоделся, погрузил приготовленный кубометр побрякушек на самовоз и направился к выходу.
   Трап беззвучно опустился. Геракл увидел кристально-чистое голубое небо. Тут он вспомнил, что забыл включить музыку, но возвращаться назад было плохой приметой. Желтоватая, поросшая редкой травкой почва. Группы кустиков. Одинокие великаны-пальмы. Где-то на горизонте виднелись, по-видимому, джунгли.
   Никаких аборигенов. Ни души. Геракл прошёл метров сто от корабля и остановился, чтобы осмотреться повнимательнее. Самовоз послушно катился за ним, потряхиваясь на кочках. Слева, примерно в километре, появилось какое-то облако. Геракл, боявшийся только гнева шефа, всё-таки опустил руку на холодную сталь бластера. Облако приближалось. Геракл понял, что это всего лишь стадо парнокопытных. Стадо пронеслось мимо, оставив помимо вытоптанной травки более убедительные, но дурно пахнущие следы своего существования. Кроме того, на только что одетый белоснежный комбинезон осел довольно внушительный слой пыли. Геракл досадливо поморщился, однако поколебать его душевное спокойствие было невозможно. Вернувшись к ракете, он поднял трап, поправил пояс с бластером, лингафоном, биокомплексом, системой защиты от диких зверей и насекомых, и двинулся по направлению к джунглям. Сзади, беседуя с кочками, катился самовоз.
   После трёх часов ходьбы он устало опустился на землю в тени умопомрачительной пальмы. И тут же почувствовал сотрясение почвы, одновременно увидев мчащееся прямо на него гигантское животное. Молниеносно вскочив, Геракл отпрянул в сторону и радостно вскрикнул. За животным с диким гиканьем и свистом бежала орава зеленокожих детин, потрясая дубинками, копьями и набедренными повязками. Аборигены!
   - Ребята, я ваш друг! – телепатировал Геракл в лингафон, беззвучно открывая рот. – Я пришёл к вам с миром! Я привёз вам подарки!
   Лингафон старательно повторил его мысли, выдавливая из себя какие-то гортанные всплески, однако аборигены даже не посмотрели в его сторону, увлечённые более крупной добычей. Надо признаться, Геракл был огорчён таким невнимательным приёмом столь знатного гостя. Под припекающим солнцем он поплёлся обратно.
  
   Ещё издали он увидел около ракеты несколько тех животных, одно из которых чуть не раздавило его. Между животными суетились зелёные человечки, деловито накидывая верёвки на ракету. Геракл задохнулся от возмущения. Это было уже слишком. Утаскивать новенькую, сияющую ракету прямо из-под носа её законного владельца! Он ринулся спасать своё кровное имущество. Резко взяв большую скорость, самовоз зацепился за кочку, рассыпал подарки и беспомощно завертел в воздухе колёсами. Заметив разъярённого обладателя ракеты, аборигены на секунду замерли, затем ловко взобрались на четвероногих гигантов, издали гортанный, режущий ухо крик, и с фантастической скоростью вся компания скрылась за линией горизонта. После них осталась лишь широкая борозда, продавленная волочившейся ракетой, да чудовищные следы гигантов, превышавшие раза в два рост Геракла.
   С побелевшим лицом он разрядил бластер в стоявшие поблизости безмолвные пальмы. Услышав сзади сдавленный возглас, он резко обернулся. Его глазам предстали мелькающие и неприкрытые тылы дикарей, захвативших с собой все подарки вместе с самовозом.
   - Отдайте сейчас же! Это моё! – забыв про лингафон, завопил Геракл, но дикари продолжали улепётывать, не обращая на него ни малейшего внимания .
   Да здесь собрались одни грабители! Никаких элементарных представлений о чести и порядочности. Украсть вещи у незнакомого человека, явившегося к ним с добрыми намерениями!
   Страшная мысль промелькнула в его в мозгу. Противная липкая струйка пота, прокатилась между лопатками. Эта земля плодила воров! Воровство здесь было принято и узаконено. Оно сидело в крови у каждого дикаря, и это было для них вполне естественно. Некоторое время Геракл стоял ошеломлённый. Но вскоре он принял единственно правильное решение. Машинально протерев погон от насевшей пыли, он двинулся по широкому следу ракеты, уходившему к тёмно-зелёной полоске джунглей.
   Солнце склонялось к горизонту, озаряя блеклую землю кровавыми бликами. Стало заметно свежее. Геракл выбрал пальму с густыми гигантскими листьями и расположился под ней. До джунглей оставалось ещё километров пять. Нужно располагаться на ночлег. Геракл развернул биокомплекс и поужинал галетами, изготовленными из местной микрофауны. Довольно противно, но зато питательно. Попив водички, собранной из воздуха, Геракл закончил свой скромный ужин. Эх, где мой милый корабль с великолепными запасами бисквитов и тоника? В укромном уголке, наперекор всем проверкам шефа, припрятано кое-что покрепче этой чёртовой водички.
   Геракл установил систему защиты против диких зверей и насекомых и приготовился провести первую ночь на этой негостеприимной планете. Усталость взяла своё, и он вскоре заснул.
   Проснулся Геракл от довольно резкого холода. Неужели сломался биокомплекс? Как это ему сумели подсунуть брак, не способный даже поддерживать температуру? Или внезапно на планете начался ледниковый период? Геракл строил различные предположения о причине возникновения холода, не подымая век. Потом он зевнул и потёр ногу об ногу. И вздрогнул. Что было не так. Что?
   Ноги были голые!
   Мгновенно улетучились остатки сна. Геракл вскочил и обнаружил, что одежда исчезла не только с ног, но и со всех остальных частей тела. Мало того, жестокие дикари унесли бластер, лингафон, биокомплекс и систему защиты. Всё было ясно. Система не сработала, потому что перед ней оказались люди! А на оборону от разумных существ она не была рассчитана. Геракл понял свою ошибку, но слишком поздно. Он стоял под лучами восходящего солнца, ёжась от утреннего холода и проклиная всех шефов на свете, заславших его в эту дыру, где дикари не оставили ему ни одной нитки. Геракл ломал голову над поразительной ловкостью дикарей, снявших с его тела во время сна АБСОЛЮТНО ВСЁ. Услышав за спиной какой-то приглушённый рёв, он, не оборачиваясь, с отчаянной решимостью поспешил к джунглям. Вскоре перед ним встала стена из всевозможных оттенков зелёного цвета.
   Мысль. Среди зелени аборигены совсем незаметны.
   Кое-где виднелись обширные проломы с поваленными деревьями и развороченными кустарниками. Один из этих проломов вёл к ракете. Высокие травы и колючки царапали кожу Геракла, продиравшегося сквозь мясистую зелень. В лесу раздавалось утробное улюлюканье и истеричный смех. Где-то вдалеке булькало болото. Над головой, в лучах, пробивавшихся сквозь листву, летали чёрные птицы, оглашая окрестности противным свистом и норовя нагадить на Геракла. В нескольких шагах от Геракла свалился с дерева громадный слизняк, обдав его брызгами. Как ни в чём не бывало, слизняк пошевелил рожками и снова полез наверх. Из болота, лежавшего справа от пролома, возникла пузырчатая голова с одним мутным глазом и удивлённо посмотрела на Геракла. Он схватил камень и запустил в неё. Правда, он промахнулся, но голова исчезла. Один раз Геракла укусил маленький зверёк, чем-то похожий на крысу. Другой раз Геракл укусил его. Когда из-за поворота вылез лохматый зверь с когтистыми лапами и окровавленной пастью, Геракл встал на четвереньки и зарычал. Жалобно взвизгнув, зверь помчался прочь. Геракл перепробовал несколько плодов. Два вида были съедобными и приятными на вкус. Третьим и четвёртым он отбивался от вздумавшей напасть на него стаи обезьяноподобных. Пролетая мимо, его сбила с ног четырёхметровая бабочка, но он отделался только лёгкими ушибами. Время от времени где-то вдалеке раздавался трубный рёв. Часто слышались резкие визги и уханье. Чаща становилась всё гуще и гуще, но Геракл упорно шёл по следу ракеты, растирая кровавые царапины и ушибы.
   На второй день впереди показалось стойбище дикарей. Он долго наблюдал за ним из кустов. Несколько мужчин лениво растянулись в тени, периодически приоткрывая глаза и посматривая на товарищей. Один из них на несколько секунд решил вздремнуть и тут же подвергся той же процедуре, что и Геракл. Профессиональная работа! В то же время один абориген из инициативной группы умудрился снять у другого бусы из клыков, но в этот момент был лишён набедренной повязки. Обчистив зазевавшегося соплеменника, аборигены потеряли к нему всякий интерес. Проснувшись, несчастный спокойно воспринял своё падение. Он даже украл игральную косточку у мальчишки, отвернувшегося, чтобы справить малую надобность.
   Насвистывая, с независимым видом Геракл вошёл в стойбище. Он даже хотел засунуть руки в карманы, но таковых, к несчастью, не оказалось. Геракл стоял сейчас на самой низкой социальной ступени дикарского общества, а потому приравнивался к несъедобной флоре. Пять-шесть малышей приблизились и оглядели его со всех сторон, но, найдя на нём только грязь, пошли по своим делам. Несколько часов бродил Геракл по стойбищу, присматриваясь к аборигенам. У многих были его лоскутки и зеркальца, а одна старуха помешивала какое-то варево лингафоном.
   Улыбаясь, Геракл подошёл к девчушке, державшей довольно большой серый лоскут. Несколько минут он морочил ей голову сообщениями о погоде, географических особенностях местности и о том, что пусть она, стерва, скорей отдаёт ему лоскуток, сколько можно стоять голым. Девчушка, равная, кстати, по росту Гераклу, смотрела на него , широко раскрыв глаза и разинув рот, хотя не понимала ни слова. Внезапно Геракл оскалился, закатил глаза, сверкнув белками, и конвульсивно скрючил пальцы. Выронив от неожиданности лоскут, девчушка бросилась наутёк. Геракл подобрал трофей и кое-как приладил его на своём теле. Где-то в глубине души шевельнулась мысль о нехорошем поступке, но Геракл только плотоядно глотнул и устремил взор на старуху. Подойдя к ней, он стал внимательно следить за функциональными особенностями лингафона в роли половника. Затем он резко поднял руку и показал за спину старухи: “Смотри!” Старуха, разумеется, не поняла слова, но вздрогнула и инстинктивно обернулась. Геракл выхватил лингафон из варева и, уходя, погрозил старухе кулаком: “Ты у меня ещё дождёшься, старая ведьма!” Раздались одобрительные возгласы.
  
   Приближался вечер. Стойбище заполнялось прибывавшими из глубин леса дикарями. Появились и зелёные ППП, или Представительницы Прекрасного Пола, которым Геракл доходил лишь до пояса. Это обстоятельство несколько смутило его, но жажда наживы мощной волной смыла все сомнения.
   Он увидел два очаровательных создания, одно из которых было опоясано кобурой с находившимся там бластером, на другой красовались биозащитные пояса. Геракл старательно поправил набедренный лоскуток, провёл грязной пятернёй по спутанным волосам, принявшим от пыли пепельный оттенок. Он изобразил на своём лице светскую улыбку и ринулся в атаку.
   О! Сражение велось бесподобно! Комплименты сыпались десятками, посредством телепатии проходя через лингафон и имитируясь беззвучным открыванием рта. Ласковые имена и откровенные взгляды сражали противника наповал. Дикарки не ожидали столь яростного приступа. Их цивилизация ещё не дошла до такого ювелирного уровня одурачивания женщин. Обе находились в состоянии шока, который сродни наркотическому воздействию. Через десять минут Геракл уже сидел между ними, обняв обеих за талии (выше достать не удалось) и не прекращая поток обольстительных речей. Несколько затруднительно, конечно, обнимать такие чудесные талии и в то же время снимать с них бластеры и пояса, но Геракл успешно справился с этой работой, откровенно ухмыляясь глазевшей на троицу группе аборигенов. Покончив с коварным похищением единственных нарядов с двух женских тел, он вскочил и с победным воем начал носиться по стойбищу. Его прыть поубавили несколько несогласных с такой линией поведения особей мужского пола со здоровенными дубинками и низкими лбами, которые мрачно окружали его со всех сторон. Геракл остановился, скучающе вынул бластер, выжег перед собой трёхметровую яму, скосил пару пальм и спалил дубинку в руках одного из дикарей.
  
   Восседая на грубо сколоченном деревянном троне, он вёл перекрёстный допрос жителей стойбища.
   - Кто я?
   - Великий Вор!!
   - А вы?
   - Мелкие, неумелые воришки.
   - Понимаете ли вы, что моя личность неприкосновенна? Хранитель Молний может извергать их и без моего вмешательства. Он постоянно будет следить за вами.
   - О да, Великий Вор!
   - Воровать хорошо?
   - Это святое дело. Украсть вещь у друга – заслужить уважение друга. Украсть реликвии врага – победить врага!
   - Я ниспослан вам с неба. Вы конечно видели Сияющую Птицу?
   - Да, Великий Вор, мы сожалеем, что не смогли украсть её у тебя.
   - Чёр-р-рт!!
   - Что?
   - Ничего... Я пришёл к вам из мира, где много таких воров, как я. Ну... не равных, но стремящихся к идеалу. Они столь милостивы, что позволят вам украсть кое-что у них. Они намеренно отвернутся и закроют глаза руками. Но я не позволю вам украсть что-нибудь у меня, потому что я – Великий Вор! Я позволил обворовать себя, лишь чтобы позже показать своё непревзойдённое воровское искусство.
   - О!!
   - А сейчас мне нужна моя Сияющая Птица... Эй ты, когда говорит Великий Вор, не отвлекаться и не снимать одежду с соседа! Ясно?
   - Ясно!
   - Где Сияющая Птица?.. Отдай обратно побрякушку, которую только что украл!.. Ну?
   - У племени за Гнилым Болотом.
   - Хорошо. Трое пойдут со мной разведать место операции. И не забывайте о Хранителе Молний!
  
   Подскакивая на зелёных плечах дикаря, Геракл добрался до соседнего стойбища. На видном месте стояла его ракета, уже размалёванная неподобающими в своей откровенности рисунками мужчин и женщин, а также их всевозможных сочетаний. Геракл сплюнул, не заметив, что попал на голову везущему его дикарю. И это его новенькая, чистенькая ракета? Хорошо, что хоть внутрь не проникли. Все эти достопримечательности охраняли десять угрюмо сопевших особей.
   На месте хилого и блеклого цветочка-Геракла, который был потерян безвозвратно, красовался пышноцвет Великий Вор. Теперь же воздух с резким свистом прорезал упругий стебель Рыжего Дьявола. Прищурив один глаз и скривив губы, Рыжий Дьявол наблюдал, как местный талантливый художник старательно и вдохновенно добавляет новые пикантные подробности к уже имевшимся на ракете. Рыжий Дьявол прошипел сквозь зубы ругательство, непереводимое лингофоном, и с силой ударил пятками по почкам зазевавшегося дикаря, вытиравшего заплёванную голову. Тот сдавленно взвыл, и шайка повернула назад.
   План ограбления был гениален и прост. Его изобрёл не Геракл, и даже не Великий Вор, а Рыжий Дьявол. В течение дня в соседнее стойбище прибыли три делегации. Молча и с достоинством они выложили перед ошалевшими жителями подарки разного рода и, не говоря ни слова, развернулись и ушли, хотя у них чесались руки что-нибудь стащить самим. Но они знали, что за ними из кустов наблюдает бдительное око Рыжего Дьявола. Дикари-соседи были ошеломлены таким поступком, попирающим все законы природы, и насторожились уже после первой делегации, но растащили все лоскутки, черепушки, отполированные кости и другие полезные вещи. Вторую делегацию они встретили гробовым молчанием. Только самые смелые подошли и робко и нерешительно взяли по одной штучке. Их привычный устоявшийся мир и моральный кодекс трещал по швам. Но когда с третьей делегацией появился маленький и грязный Рыжий Дьявол, который то гримасничал и вопил непотребное, то униженно и слёзно просил принять лично от него на долгую и добрую память вот этот прошлогодний черепок, их мужество иссякло. С отчаянными криками племя бросило всё своё добро и ринулось прочь от Рыжего Дьявола и его свиты. На них прогневался тот, кто УКРАЛ Мироздание, и наслал эту ужасную Рыжую Чуму.
  
   Геракл подточил пилочкой ноготь и снял трубку.
   - Шеф?.. Да. Геракл... Контакт установлен!
   И тут он с ужасом заметил, что его правая рука крадёт содержимое правого кармана и прячет в левый.
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"