Маркарян Михаил Олегович: другие произведения.

Каких событий ожидал Сталин 22 июня 1941

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 4.03*22  Ваша оценка:


   КАКИХ СОБЫТИЙ ЖДАЛ СТАЛИН 22 ИЮНЯ 1941 ГОДА?
  
  
   ЧТО ПРОИЗОШЛО 22 ИЮНЯ 1941 ГОДА?
  
   Фашистская Германия совершила вероломное нападение на Союз Советских Социалистических Республик. Нападение было. Но почему вероломное? Как могло нападение быть неожиданным и вероломным, если трёхмиллионная армия, 200 дивизий, во главе с агрессивным фюрером, бредящим войной, неделя за неделей собирается на твоих границах? Чего можно было ждать от фюрера, кроме войны?
   Мог Сталин, мог Генеральный штаб не понимать, что готовится? Нет, это совершенно невозможно. Мог Сталин верить, что Гитлера от войны удержит пакт о ненападении? Нет, это совершенно невозможно. Сталин - старый большевик, а не интеллигент- идеалист.
   Почему 22 июня войска не были приведены в повышенную готовность, не встретили врага во всеоружии? Разведчики и шпионы всех стран, дипломаты слали донесения о готовящейся войне. Многие называли точную дату. К дате можно было отнестись с недоверием, а меры предосторожности бы не помешали. Но 21-го был отдан строгий приказ Красной Армии, что возможные вооружённые нападения со стороны немцев не означают начало войны. Сталин пригрозил личной ответственностью командирам округов в случае вооружённого отпора агрессии. Боялись спровоцировать немцев? Мог Сталин надеяться, что миролюбивое поведение образумит наглого агрессора, привыкшего к успеху? Нет, это совершенно невозможно.
   Можно было в той тревожной обстановке упустить начало войны? Нет!
   Но это произошло! Советский Союз, имеющий за свою недолгую на то время историю богатейший опыт войн, напрягая все силы советского народа, готовится к войне и вдруг оказывается к войне совершенно не готов, с первого же дня несёт катастрофические потери!
   Как такое случилось, вот главный вопрос?!
   Есть и второй вопрос. И ответ на второй вопрос даст ключ к первому.
   Как мог Сталин несколько часов не понимать, что началась война?
   А ведь так и было!
   Достаточно вспомнить дотошный пересказ событий той ночи у маршала Жукова.
   Почему Сталин никак не может поверить, что война началась? Его генералы говорят ему, что война началась, а он не понимает! Это продолжается несколько часов! Директива, запрещающая ввязываться в сражение, не отменена! Бомбят города. Враг прорывает фронты - чего ждёт Сталин? На что он надеялся?! Каких известий ждал из германского посольства? Директива была отменена только, когда Молотов доставил официальное объявление войны. Сталин побледнел и тяжело сел на стул. Долгое молчание.
   Что могло сокрушить этого человека?
   Известий о катастрофических поражениях РККА на всех фронтах ещё нет, заметим.
   Почему так долго не отменялась Директива? Историки объясняют это тем, что Сталин хотел мира и очень-очень не хотел войны. Такое объяснение не годится никуда. Виктор Суворов утверждает, что не успели подготовиться к нападению и потому не хотели начинать войну. Это объяснение не многим лучше. Если Гитлер отдал приказ начать Вторжение, то нехотение нашей стороны дать отпор остановить войну, конечно, уже не могло. Беззащитность провоцирует наглость. Это аксиома. И конечно, это отчётливо понимали и Сталин, и Генеральный штаб. Тогда почему?!
   Современные российские историки доказывают, что РККА была слабенькой и никудышней, не успела перевооружиться. Сталин, дескать, понимал это и боялся войны. Неужели боялся настолько, что несколько дней не мог взять себя в руки? Но тогда Жуков и нарком Тимошенко должны были в первую голову понимать и бояться. Нет, неподготовленность РККА - это ложь. Гудериан, например, оценивая трофеи первых дней войны, был поражён количеством и качеством военной техники, которую умудрился заготовить СССР в полном секрете. Отпор агрессии не был организован, да, но это никак не говорит о слабости армии самой по себе. А главное, если бы Сталин боялся, зная слабость армии, он бы, наоборот, всячески преувеличивал и выпячивал силу и мощь РККА - только это могло отпугнуть Гитлера, оттянуть начало войны, согласитесь? Сталин же в 1941 году озабочен маскировкой мощи Советского Союза в сильнейшей степени. И необычайно миролюбив.
   Нет, Советский Союз не был слабеньким 22 июня.
   Тогда почему всегда уверенный в себе вождь, обладавший сильнейшим характером, был полностью выбит из колеи? И пришёл в себя очень не скоро?
   Почему получилось, что Сталин оказался меньше всех готов к войне? Притом, что был информирован лучше всех?
   Потому, что 22 июня 1941 года Сталин ждал совсем других событий.
  
   ЧЕГО ЖДАЛИ НАКАНУНЕ ВОЙНЫ?
  
   Официальная версия начала войны слишком невероятна. Люди всегда относились к ней с недоверием. То есть хотели верить, но не получалось. Тут уже ничего не поделаешь. Сможем ли мы разобраться, что было на самом деле? Почему нет? Есть факты, давно известные историкам, которые считались не имеющими отношения к началу войны. Если вернуть их на место, картина изменится неузнаваемо. События станут простыми и понятными, обретут свою внутреннюю логику. Это и будет критерием истины. Ведь именно этого не хватает официальной версии. Давайте попробуем?
   Когда мы оглядываемся в прошлое, мы уже знаем, что было. И потому невольно ориентируемся на неизбежность грядущих событий. От нас ускользает тот факт, что для людей того времени события, которые неизбежно (как знаем мы) произойдут, могут казаться маловероятными, даже вовсе невероятными. Люди могут быть весьма обеспокоены грядущим, которое никогда не произойдёт. И игнорировать грядущее, которое ждёт их, как мышеловка. Разве с нами редко происходит такое?
   Неужели в 41-м году ожидались события, более вероятные, чем война Германии с Советским Союзом? Тут надо признать - да, ожидались, и очень даже. Сейчас, в свете того, что произошло, в свете колоссальной, ужасной, кровопролитнейшей войны, беспрецедентной в истории, те события, более ожидаемые, вероятные, кажутся бледными образами, не имеющими никакого значения курьёзами. Но в те-то времена они такими не были!!!
   Кто-то поспешит возразить: "Будущее прогнозируется, исходя из существующих реалий и тенденций. Так чего ожидать от 200 дивизий на границах СССР, которым полным ходом подвозят боеприпасы?" Ответ кажется однозначным. Не торопитесь. Парадоксально, но ответ вовсе не однозначен!
   Какой сценарий грядущих событий казался Сталину настолько убедительным, что обманул его маниакальную подозрительность?
   Чтобы внести ясность в эти вопросы нам придётся заглянуть в 1939 год. Международную обстановку и расстановку сил накануне войны, ожидания, опасения и надежды того времени нам поможет установить Валентин Михайлович Бережков. (Биографическая справка: Бережков Валентин Михайлович, 1916 - 1998. член Союза советских писателей, доктор исторических наук. В годы второй мировой войны находился на дипломатической службе. С декабря 1940 года вплоть до нападения фашистской Германии был первым секретарём посольства СССР в Берлине. Принимал участие в качестве переводчика советских руководителей во многих переговорах до войны и в военные годы (Молотов - Гитлер, Тегеранская конференция и др.)). Неколебимо стоял на официальной точке зрения - миролюбивый Советский Союз, лживый Запад, коварная Германия - кто бы сомневался? Но он многое знал и о многом проговаривался. Неколебимо стоял, впрочем, до распада СССР и некоторое время после. В 90-е годы, почти постоянно проживая в США, многое признал открыто. Ссылаясь на правительственные документы, разумеется, о которых он был осведомлён. Тому, что он говорит, мы практически повсеместно находим подтверждения в записках Иоахима фон Риббентропа. Источник вполне надёжный.
   Впрочем, чтоб разобраться в ситуации нам вполне достаточно того, что он рассказывал, как официальный советский историк. Его постсоветские откровенности оставим на потом.
   Всё начинается с заключения пакта о ненападении между СССР и Германией осенью 1939 года. Нас интересуют прежде всего стратегические цели новых партнёров. О них мы можем судить вполне определённо. Гитлер пытался склонить Сталина к вступлению в страны оси (Германия, Италия, Япония). Разделить их труды и грядущие успехи. Чтобы завоевать мир, надо разделаться с могучей Британской империей. Германия берёт на себя штурм острова Англия. Советский Союз должен выбить Британию из Индии и с Ближнего Востока. Советскому Союзу это удобно и выгодно. Советскому Союзу необходимы незамерзающие порты Индийского океана. У Советского Союза сильные позиции в Афганистане и Иране. Но Афганистан и Иран это пустяки - главное сокровище Ближнего Востока - нефтяные поля! А они под контролем Англии. Всё это Бережков сообщал ещё в советские времена, в книжке "Страницы дипломатической истории". Разумеется, в те времена он добавлял, что правительство СССР и слышать не хотело о планах мирового господства. И, не моргнув глазом, добавлял, что пакт был заключён, завязалось тесное сотрудничество, переговоры продолжались.
   В 1939 году Гитлер надеялся втянуть Сталина в орбиту своих интересов. Осенью 1939 года Гитлеру настолько необходим был мирный договор с СССР, что он готов был лично ехать в Москву. И Риббентроп даже проинформировал об этом Сталина. Мы знаем характер Сталина. Заставить его быть инструментом в чужой игре непросто. Он, поддерживая разговоры о разделе "британского наследства", не берёт на себя никаких обязательств. Вторгаться в Индию (британскую колонию) или нефтяной Ирак и тем самым перейти Рубикон, бросить вызов цивилизованной Европе не спешит. Это раздражает Гитлера. Уже через два месяца после заключения пакта Гитлер отдал распоряжение начальнику своего штаба сухопутных войск генералу Гальдеру рассматривать Польшу как плацдарм для нападения на СССР. Но ссориться со Сталиным нельзя. У Гитлера война не на жизнь, а на смерть с Британией. И Сталина лучше иметь на своей стороне. Британия была для Германии первостепенной проблемой и новый партнёр должен оказать в этой связи некоторые услуги. Британия была для Гитлера настолько серьёзной проблемой, что 31 июля 1940 года на встрече с представителями Вермахта в Бернхофе объявил о решении отложить высадку на английских островах (говоря грубо, признал, что сокрушить Англию напрямую - непосильная задача на тот момент). Но сразу представил другой способ сокрушить Англию, подорвать её могущество, он заявил: "Когда Россия будет разбита, рухнет последняя надежда Англии...". Как видим, разбить СССР нужно было всего-то, чтоб подорвать могущество Англии! Но был и другой, куда более простой и легко достижимый способ подорвать могущество Англии.
   Что же это за решение, которое под корень подрубит могущество Англии? Решение простое - захват Ближнего Востока.
   Нефтяные поля Ближнего Востока были в то время полностью под контролем Англии. То, что современная война без горючего невозможна, было уже слишком очевидно. Не взлетят самолёты, не поползут танки. Боеприпасы придётся доставлять на лошадях. Стало быть, их никогда не доставят вовремя. Упадёт интенсивность промышленного производства. Не будет ни боеприпасов, ни вооружения в достаточном для обороны количестве. Страна обречена.
   В Англии это отчётливо понимали. Вспомните, насколько неколебимо стоял Черчилль на том, что открывать второй фронт необходимо именно на Балканах. А ведь защищать Англию удобней, высадив войска в Нормандии! Только вмешательство Рузвельта заставило Черчилля смириться с высадкой в Нормандии.
   Кто-то может возразить, что с горючим Англии могли бы помогать США. Может быть, и помогали бы. Да только... Всем ведь известно, что для богача кредиторы всегда готовы к услугам. Нищие встречают совсем другой приём. Попади нефтяные поля летом 1941 года к немцам - сможет Англия вернуть их - подумают в Штатах? Самостоятельно - никогда! А если с помощью Соединённых Штатов, то Соединённые Штаты и установят над нефтяными полями контроль. Впрочем, самим Штатам пора будет беспокоиться о собственной безопасности. В любом случае, потеряв Ближний Восток, Англия теряет своё могущество безвозвратно. Нет, Англия никак не могла позволить себе потерять Ближний Восток. Ей надо драться за него насмерть, выбора нет.
   Игла, в которой заключалась смерть Кощея- бессмертного (Англии), спрятана была на Ближнем Востоке, а не в СССР!
   Но Ближний Восток предназначался разве не СССР? В 1939 году - да. В 1940 году уже нет. СССР ведь так и не присоединился к тройственному союзу в своё время. На переговорах в ноябре 1940 года с Молотовым Гитлер вновь предложил Сталину присоединиться к тройственному союзу. Наш Бережков постсоветского времени даже утверждает, что Сталин соглашался вступить в союз, но с условием, что Советский Союз поставит свои военные базы на Босфоре и Дарданеллах (какой величественной музыкой это звучало для русского уха со времён князя Олега - щит на вратах Царьграда!), плюс признание советских сфер влияния в Персидском заливе. Но Гитлер не ответил. Реальность уже изменилась. Ближний Восток нужен Германии. Даже необходим. Британия сверхдержава до той поры, пока у неё Ближний Восток. Стоит Германии захватить нефтяные поля, и Германия становится сверхдержавой, контролирующей всё в Европе, диктующей волю миру.
   Гитлер готовил разные варианты захвата Ближнего Востока. Английская разведка доказывала, что в 1939 году, заключив пакт, Германия и СССР обсуждали возможность пропустить немецкие войска через Украину, чтоб вторгнуться на Ближний Восток с Кавказа. СССР категорически отрицает, что нечто подобное готовилось. Но бригада "Эдельвейс" начала тренировки на Кавказе и разведывала маршруты прохождения войсковых колонн. Это, к сожалению, факт. Я не думаю, что этот вариант имел серьёзные шансы для претворения в жизнь. Пришлось бы разделить с Гитлером ответственность агрессора и захватчика. И ославиться в Истории сводником в чужих делах. Нет, для Сталина это непривлекательно. Тем паче, что вскоре стали вырисовываться гораздо более заманчивые перспективы.
   Кто-то может сказать: Зачем мучаться, договариваться с СССР? Не проще ли высадить войска прямо на Ближний Восток? Нет, подобные операции (высадка с моря на подготовленную к обороне враждебную территорию) считаются сверхсложными, слишком чреватыми провалом. Недавние юбилейные торжества, посвящённые высадке союзников в Нормандии, напомнили, что операция, которую готовили столь долго и тщательно, чуть не провалилась. Притом, что немцы сопротивлялись, мягко говоря, не отчаянно. Гитлер отказался от осуществления операции "Морской Лев" (штурм острова Англия) по той же причине.
   Весной 1941 года фашистская Германия осуществила агрессию на Балканах. 2 марта вступили в Болгарию. К 29 апреля оккупирована материковая часть Греции. К Германии присоединены: Румыния, Венгрия, Болгария. Взгляните на карту - направление, в котором движется Германия, осуществляя все эти захваты, ясное - Ближний Восток. Карта подскажет нам также - чтобы вторгнуться на нефтяные поля Ближнего Востока, минуя рискованную высадку войск с моря, осталось только захватить Турцию.
   Вот здесь начинается самое интересное, и я обращаю особое внимание на это место! Турция - давний союзник Германии, ещё с Первой Мировой войны. Сколько-нибудь серьёзных вооружённых сил Турция не держала. Начальник штаба сухопутных войск генерал Гальдер разрабатывал планы по прохождению Турции насквозь, с нанесением молниеносного удара по Ираку (Анатолийская операция). Но Германия начинает и дипломатическую игру с Турцией. Тянет на свою сторону. Турция колеблется. Не знает, чью сторону держать, кто возьмёт верх в регионе, Англия или Германия? С середины мая 1941 года разработка планов по оккупации Турции прекращается. Гальдер отмечает в своём дневнике, что Турция рассматривается руководством страны как дружественное государство, гарантирующее немецким войскам беспрепятственный проход через свою территорию.
   Итак, ворота на Ближний Восток распахнуты настежь!
   Почему не поставить точку в этом вопросе, прежде чем нападать на СССР? Вторжение немецких войск на Ближний Восток было и прогнозируемым, и ожидаемым. С 20 мая по 2 июня 1941 года немецким командованием была проведена Критская воздушно -десантная операция. Захвачен остров Крит и другие острова в Эгейском море. В Северной Африке весной 1941 года высаживается корпус Роммеля и рвётся всё туда же, на Ближний Восток! Атаки Роммеля не прекращаются, даже когда немецкая армия попадает в тяжёлое положение в Советском Союзе. Но корпус Роммеля был довольно жёстко ограничен в снабжении боеприпасами - не позволял тоннаж морских судов. Нападение через Турцию было необходимо.
   Вопрос: достаточно было вышеперечисленного, чтоб убедить Сталина, что 22 июня 1941 года Германия осуществит вторжение на Ближний Восток, а не в СССР? Думаю, что, нет. Сталину требовались куда более весомые доказательства. Настолько весомые, чтоб начать игнорировать донесения собственной разведки. Игнорировать концентрацию армии по всей границе Советского Союза. Игнорировать 22 июня начавшееся вторжение. И эти весомые доказательства ведь были у Сталина!
   Но что именно это было? Мне представляется, что я нашёл то, что убедило Сталина. Но ещё чуточку терпения. И ещё пара штрихов довоенной обстановки.
   Британская армия на Ближнем Востоке будет драться с отчаянием смертельно раненого зверя. Это было очевидно. Британский флот развил отчаянную активность в районе Балкан, стремясь не упустить момент начала переправы немецких войск в Азию. Но англичанам приходилось опасаться штурма самого острова Англия. Гитлер не зря хвастал своими великолепными дорогами. Перебросить войска через всю Европу Гитлер мог достаточно быстро. А для Англии морская переправа крупных войсковых частей и вооружений на Ближний Восток (и обратно) дело долгое и опасное. Англия и Ближний Восток в разных частях Европы, увы. Для Англии разведать время и направление удара было жизненно важно. А направить агрессию Гитлера на своего союзника Сталина было бы сверхудачей. Для Гитлера гарантией успеха было скрыть время и направление удара. Это понимал Гитлер. Это понимал Сталин. Это понимала Англия.
  
   ЧТО МОГЛО ПРОИЗОЙТИ 22 ИЮНЯ 1941 ГОДА?
  
   Была ли возможность у Гитлера 22 июня произвести вторжение на Ближний Восток через Турцию? Притом, что Вермахт изготовился к нападению на Советский Союз? Как ни странно, технически это было совсем не сложно.
   Достаточно было заранее подготовить оперативные планы вторжения. Затем разослать диспозиции командирам определённых частей в запечатанных пакетах. В нужный момент приходит приказ вскрыть пакет Х и исполнять предписания. Дело обычное для военных.
   Имелись ли разработанные планы вторжения? Да, имелись. Это даже ни для кого не секрет. Подробнейшие планы. С картами и диспозициями. Разрабатывались параллельно с планом разгрома СССР "Барбаросса". В целом, по линии генштаба, работы были завершены в феврале. Назывались "Анатолийская операция". Историкам, а тем более военным историкам, они были доступны всегда! Вторжение на Ближний Восток Гитлер отложил на сентябрь 1941 года, когда по плану "Барбаросса" Москва должна была быть взята победоносными войсками Рейха! Даже больше того, в сентябре Гитлер со своим штабом снова рассматривал возможность нанесения удара по Ираку, но, взвесив всё, отложили это до лучших времён. Проблем на Восточном фронте уже хватало!
   В дальнейшем планы захвата нефтяных полей, которые так и не осуществились, были легко забыты всеми историками. Вспоминались, как не имеющий значения и веса в истории курьёз. Прошлогодний снег!
   Но 22 июня 1941 года Гитлер имел прекрасную возможность осуществить удар по Ираку, отложив нападение на СССР до августа или сентября, или июля, или весны 1942 года (если вообще стоило нападать). Нам надо также обратить внимание - как удачно располагались немецкие войска в июне 1941 года. В основном они группировались вокруг Румынии с её нефтью. Румыния лежит у самого Чёрного моря. Тут же Болгария. Тут же Греция. И берег турецкий!
   Была ли выгода атаковать Ирак прежде, чем нападать на СССР? О, ещё бы! Выгоды очевидны. Германия в состоянии войны с Англией. С СССР пакт о ненападении. Война с Англией доведена до такой стадии, когда о примирении не может идти и речи (с августа 1940 года велись массированные бомбардировки английских городов, потоплена треть тоннажа торгового флота Британии - англичане ожесточены до крайности). С СССР прекрасные партнёрские отношения вплоть до последнего дня. Судьба Британии висит уже на волоске. СССР могуч и огромен. Смертельно ранить британского льва, загнать его в угол и вместо того, чтоб добить, повернуться к нему спиной и влезть в рискованнейшую афёру, атаковав партнёра и союзника, который слишком явно превосходит тебя в весовой категории. Разумно? Нападать на миролюбивый СССР именно в такой момент - разумно? Начинать войну в середине лета, зная, что на стороне СССР скоро вступит в войну знаменитый "генерал Мороз", разумно? Начинать войну на два фронта - разумно?
   С точки зрения Сталина ничего разумного в нападении на СССР не было. И Сталин вполне прав. Конечно, Гитлер ещё в "Майн кампф" говорил о необходимости захвата восточных территорий. Но "Майн кампф" был написан в 1924 году. К сороковым годам ничего соблазнительного в захвате "некультурных" территорий, населённых "славянами-недочеловеками", которых предстоит ещё истребить, уже не было. Тем более не было необходимости захватывать их срочно, территории могли чуть подождать.
   Почему Гитлер не сделал такой очевидный шаг - не сорвал плод, который просился в руку?
   Может быть, предполагал, что захватить Ирак будет сложнее, чем разгромить Советский Союз? Вряд ли. Первоначально для "Анатолийской операции" запланировано было 15 дивизий. Хотя он знал, что англичане собрались драться насмерть. Знал, что битва будет тяжёлая и отчаянная. Знал, что погибая, Англия будет звать на помощь всех. Это будет отчаянный призыв. Откликнется ли Советский Союз, поможет ли?
   У Сталина договор о коллективной безопасности в Европе в кармане.
   Гитлер так и не сумел убедить Сталина растоптать этот договор. Сталин обязан будет вмешаться.
  
   ЧТО МОГЛО ПРОИЗОЙТИ ПОСЛЕ 22 ИЮНЯ 1941 ГОДА?
  
   Если бы Гитлер нанёс удар по Ираку, то Сталину недолго пришлось бы ждать криков о помощи из Англии. Подождать бы пришлось только того, чтоб заклятые противники покрепче вцепились друг другу в глотки. Вот тогда и пришло бы время начинать. Немецкие войска растянулись бы в линию от Балтики до Персидского залива. На Ближнем Востоке мясорубка, которая перемолотит лучшие дивизии Вермахта. Беспомощная Англия агонизирует. И Сталинские войска могучим потоком врываются в Европу (и на Ближний Восток), которая встречает своих освободителей с ликованием, прогрессивное человечество свергает ненавистные прогнившие буржуазные режимы.
   Не только английское правительство призывало бы на помощь СССР. Все народы Европы в момент разгрома Англии на Ближнем Востоке осознали бы, что они оказались целиком во власти Гитлера. Последний лучик надежды - СССР. Вся Европа ждала бы, звала бы своего освободителя - Сталина.
   И Сталин вошёл бы в Европу не агрессором, не завоевателем, но освободителем.
   В. Суворов утверждал, что Сталин хотел захватить Европу. Это чушь. Зачем захватывать Европу, завоёвывать? Чтоб получить партизанское и народно-освободительное движение против себя? Мы придём друзьями, а не врагами. Народы Европы (и Ближнего Востока) сами изберут путь социализма, разочаровавшись в продажных буржуазных правительствах, и присоединятся к Союзу Советских Социалистических Республик.
   Это была поступь истории. Такого развития событий требовала логика развития общества . Законы развития общества гениально провидели Маркс и Ленин. Это была историческая неизбежность (как всем, очевидно, понятно).
   Такое развитие событий очень легко прогнозируется, если бы 22 июня Гитлер напал на Ирак, всё развивалось бы примерно так, как мы изложили. Сталину пришлось бы напасть на Гитлера. Не сделай он этого - прогрессивное человечество, вся Европа, весь мир не простит ему предательства. И что бы выиграл Сталин, не напав на Германию? Поставив на колени Англию, захватив всю Европу, ресурсы Ближнего Востока, Германия уже почти сравнялась бы в весовой категории с СССР. И грядущая неизбежная война вполне реально могла кончиться разгромом СССР. Сталин обязан был подготовить армию к наступательной войне. И напасть на Германию в момент поражения Англии на Ближнем Востоке.
   Почему же Гитлер не взял нефть Ирака? С английскими войсками он справился бы. Тоже всё спрогнозировал? Неужели не доверял миролюбию Сталина?
   Не доверял. Были для этого основания? Были. Читатели в этот момент наверняка вспомнят книги Виктора Суворова. Это хорошо. Поэтому я не буду повторять многочисленных и убедительных аргументов Суворова. Мы только отметим для себя, что СССР готовился к наступательной войне, не к оборонительной. Справедливости ради надо упомянуть, что советские (ныне российские) историки ни в какую не хотят признать, что СССР готовился к наступательной войне. Но мы и не станем сейчас с ними спорить. Только напомним, что Гитлер 22 июня обвинил Советский Союз в намерении нанести удар в спину немецкому народу. (Почему в спину, если стояли лицом к лицу?). Имелись данные немецкой разведки, имелось заключение немецкого генерального штаба. "Германское правительство располагает данными относительно усиленной концентрации советских войск на германской границе. Создавшуюся ситуацию германское правительство рассматривает как угрозу для Германии в момент, когда та ведёт не на жизнь, а на смерть войну с англосаксами", - это официальный меморандум. Может быть, это лишь пропаганда. Может быть. Приведу только цитату из Рокоссовского, который не был придворным полководцем и который имел очень много неприятностей из- за этого: (Рокоссовский "Солдатский долг") - "Судя по сосредоточению нашей авиации на передовых аэродромах и расположению складов центрального значения в прифронтовой полосе, это походило на подготовку прыжка вперёд". Заметим также, что Сталину ни под каким видом нельзя было обнаружить враждебных намерений по отношению к Германии, то есть маскировка сыграла свою роль, немецкая разведка очень недооценила накопленную мощь военной техники Красной Армии в близких к границам районах, что сами они и признали потом.
   Но не будем спорить с историками, с нас пока достаточно того, что Гитлер не пошёл в Ирак потому, что не доверял Сталину, а войну считал превентивной.
  
   ЧТО ОБМАНУЛО СТАЛИНА?
  
   Неужели Сталин доверял Гитлеру? Быть не может!
   Но как Гитлеру удалось скрыть гигантские (без преувеличения) приготовления к войне и напасть совершенно внезапно? Обвести вокруг пальца Сталина, одержимого шпиономанией?
   Ответ простой: он начал информировать Сталина лучше, чем его собственные разведчики.
   Возможно ли, чтоб Гитлер проявил такую иезуитскую, дьявольскую изобретательность? Не переоценивайте Гитлера, его к этому подтолкнула череда событий, логика вещей. Вообще говоря, вступить в личную переписку с главой государства, которое собрался оккупировать или использовать в своих интересах было фирменным стилем Гитлера. Обмен личными секретными телеграммами и посланиями Может быть, в отношении Сталина было сделано исключение, никакой отдельной переписки? Они были партнёрами, напомню. Что за беда, если главы дружественных держав обменялись посланиями? Между партнёрами происходили столкновения, которые требовали взаимных объяснений. Конфликтные ситуации как-то улаживались, значит, объяснения были.
   Надо проследить конфликты двух партнёров. Это подскажет, какого рода объяснения состоялись. Всё начиналось в Румынии летом 1940 года. Гитлер начал понимать неизбежность войны с Советским Союзом. Вот что пишет об этом Иоахим фон Риббентроп ("Мемуары нацистского дипломата"): "Крупная концентрация советских войск в Бессарабии вызвала у Адольфа Гитлера серьёзные опасения и с точки зрения ведения войны против Англии: Мы ни при каких обстоятельствах не могли отказаться от жизненно важной для нас румынской нефти. Продвинься здесь Россия дальше, и мы оказались бы в дальнейшем ведении войны зависящими от доброй воли Сталина. Такие перспективы должны были, естественно, пробуждать у Гитлера недоверие к русской политике. Во время одной нашей беседы в Мюнхене он высказал мне, что со своей стороны обдумывает военные меры, ибо не хочет быть застигнутым Востоком врасплох".
   Конечно, Сталин требовал убрать лишние войска из Румынии, от своих границ. Как водится между дружественными миролюбивыми странами. Конечно, Гитлер не мог их убрать. Мог только увеличить военное присутствие. И конечно, Гитлер не мог пойти на открытый разрыв со Сталиным в то время. Приходилось как-то оправдывать перед партнёром разрастание военной группировки вокруг Румынии. Оправдание напрашивалось само собой. Нефть! Гитлер должен беречь свои нефтяные источники. Не от Сталина, конечно. Друзья есть друзья. От Англии. От Англии всего можно ждать: и вторжения на Балканы, и захвата самой Румынии.
   Но группировка разрастается. Осуществляется захват сопредельных Болгарии и Югославии. Из-за Болгарии происходит новое тяжёлое объяснение со Сталиным. Ведь по договору Болгария является зоной влияния Советского Союза. Здесь формальными отговорками не отделаешься. Объяснения были и Сталина они удовлетворили! Какие оправдания выдвинул Гитлер? Догадаться не трудно: Готовится бросок на Ближний Восток. Советский Союз ничего не предпринял для выдворения Англии с нефтяных полей, теперь это сделает Германия, посторонитесь! И ведь Гитлер именно и действовал далее в этом направлении (Греция, Крит, острова в Эгейском море, мы уже говорили)! Сталин терпеть не мог, когда его задвигали на второй план, но выгоду новой ситуации оценил с ходу.
   Третье тяжёлое объяснение между партнёрами состоялось в мае, когда началась переброска войск в Восточную Пруссию по плану "Барбаросса". Гитлер объяснил всё необходимостью маскировки (других вариантов в общем и не было). Указал на сложности Ближневосточной операции. Вся надежда только на внезапность.
   Есть определённая сложность в Ближневосточной операции. Между Европой и Азией морской пролив. Если Англия узнает время переправы немецких войск в Азию, весь британский флот будет в нужное время в нужном месте. И немецкую армию ждёт неминуемая катастрофа. Вся надежда только на неожиданность, на то, что Англия ждёт штурма родного острова. Дарданеллы далеко. Если не выслать флот заранее, к определённому дню, то он опоздает неизбежно. А если Англия будет ждать нападения на Ближний Восток, то и сухопутным войскам успеют прислать подкрепления. (И ведь начали слать в мае в сопровождении линкоров - то есть серьёзные подкрепления). Вся надежда только на внезапность - иначе Ближневосточная операция закончится провалом.
   Но невозможно собрать армию-десант незаметно. Невозможно надеяться, что вокруг и внутри неё не будет шпионов. Придётся смириться с неизбежностью. Пусть она будет у всех на виду. Но пусть все думают, что готовится война с СССР!
   Пусть Вермахт готовится к войне с СССР. Пусть разведчики всего мира докладывают о готовящейся с СССР войне. Пусть внимание всех занимает готовящаяся война. А 22 июня сразу шесть дивизий будут десантированы в Турции. Англию ждёт сюрприз.
   Вам такой план кажется необычным и причудливым? Для Гитлера - обыкновенно. Молотов на переговорах с Гитлером 13 ноября 1940г. потребовал ответа: зачем войска концентрируются в Финляндии на границе с СССР? "Чтоб отвлечь внимание Англии, - не моргнув глазом ответил Гитлер. - В нужный момент, пользуясь нашими прекрасными дорогами, мы их быстро перекинем в Нормандию". Стиль Гитлера, как видим.
   Сумел ли он Сталина убедить? Только голословными убеждениями? Сомнительно! Гитлеру пришлось кое-чем пожертвовать.
   Гитлер предоставил Сталину сверхсекретные материалы: оперативные карты и детальные планы германского нападения на Турцию!
   Неужели такое возможно? Так было! Эти сверхсекретные материалы до сих пор хранятся в советских архивах. Они давно не секрет. Секрет их происхождение. По официальной версии они были захвачены бойцами Красной Армии в первые дни войны. Эти сверхсекретные документы публиковала советская пресса. Посол в Анкаре Виноградов подробно информировал об их содержании турецкое правительство. Мы уже упоминали о них (Анатолийская операция), когда рассказывали о подготовке Гитлером удара через Турцию на Ирак. Мы уже упоминали, что с середины мая разработка этих документов была прекращена, и начальник штаба генерал Гальдер оставил запись в дневнике, что Турция рассматривается руководством как дружественная страна, гарантирующая пропуск через свою территорию немецких войск.
   Эти документы Гитлер передал Сталину, как доказательство своего полного доверия партнёру. Как доказательство того, что в отношениях с Англией мосты сожжены. И ведь были основания подозревать Гитлера в двуличности - 10 мая стало известно о полёте Гесса. Сталину казалось, что Гитлер теперь идёт на всё, чтоб завоевать доверие. Гитлер и раньше из кожи вон лез ради этого. Чтоб захватить нефтяные поля и взять за горло Англию, Гитлеру необходимо только одно - чтоб Сталин не вмешался. Если Сталин вступит в войну - всё пропало.
   Сталину было очень важно не вспугнуть Гитлера, не насторожить его. Ведь война против Советского Союза уже подготовлена, это Сталин понимал прекрасно. Вермахт настроен на войну с СССР. Любое недоразумение перерастёт в полномасштабную войну, глазом моргнуть не успеешь. Европа почти в руках у Сталина, глупо, если прекрасные планы сорвутся оттого, что немцы и русские сцепятся раньше времени! Сталин всеми способами демонстрирует миролюбие. Войска ни под каким видом не должны располагаться рядом с границей. Занятия в войсках идут по обычным мирным планам. Строжайше запрещено поддаваться на вооружённые провокации. Притом склады и аэродромы тихо и незаметно придвигаются ближе к границе. Командные пункты округов тоже придвигаются к границе. А в целом на границе мирные пейзажи.
   14 июня 1941 года, после того, как Сталин досконально проверил секретные документы, переданные ему Гитлером, радиовещание и печать распространили сообщение ТАСС. В сообщении говорилось: "...Слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, и происходящая в последнее время переброска германских войск... в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям". Сталин понимал, что единственное, что может удерживать Гитлера от нападения на Ирак, страх, что СССР ударит в тыл. Не надо бояться, СССР могучая, но миролюбивая страна.
   Вот так получилось, что разведки всего мира предупреждали Сталина, что 22 июня фашистская Германия нападёт на СССР. Шли доклады о том, как Вермахт изготовился к войне. Сталин всё знал. Всё принимал к сведению. "Вторжение готовится 22 июня", - докладывали Сталину. "Знаю, - мысленно отвечал Сталин. - Но не в СССР". "Готовится война с Советским Союзом". "Знаю, - мысленно говорил Сталин. - Но не 22 июня. После. Только этого "после" у Гитлера уже не будет. Пусть только зайдёт на Ближний Восток".
   К войне с СССР готовились слишком напоказ. Об этом трубилось повсеместно. Одновременно напоказ готовился штурм Англии (операции "Акула" и "Гарпун"), с пропагандистским шумом, ложным авиадесантным корпусом, фальшивыми ракетными батареями и прочим. Массовыми тиражами печатаются карты и разговорники. По поводу России: по неписаной традиции в фотоателье Гофмана на Унтер-ден-Линден над портретом Гитлера в витрине выставлялась карта той страны, которой предстоит быть оккупированной. В мае там была выставлена Европейская часть СССР. Слишком напоказ, не так ли? А вот о Ближнем Востоке немецкая пропаганда не говорила ни слова, ни случайного намёка, как в рот воды набрала. И Сталин, и его разведка делали выводы из подобных наблюдений.
   Вывод начальника разведывательного управления генерала Голикова ещё в марте 1941-го: "Слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской и даже, может быть, от германской разведки". Германская разведка распускает слухи, что война будет с СССР?! Конечно, нашего разведчика настораживало, что всё напоказ и явно для Англии.
   Семьи работников немецкого посольства эвакуируются из Москвы. Немецкие корабли уходят из советских портов срочно, даже не догрузившись. Разумеется, об этом идут доклады Советскому правительству. Советское правительство это не обеспокоило ни в малейшей степени. А ведь знаки недвусмысленные. Такое спокойствие Советское правительство может демонстрировать только в одном случае, если Сталин сказал: "Нам всё известно. Так надо!".
   По утверждению вышеупомянутого Бережкова, первого секретаря посольства в Берлине, ещё в марте наша разведка сделала вывод и доложила в Москву, что масштабы подготовки для нападения на Советский Союз не оставляют сомнений, что концентрация войск и техники завершена. Нападения можно ждать в любой момент.
   Заметим - уже в марте всё готово к войне с СССР. Только война не начинается. Зато с марта по июнь Гитлер здорово потрудился в направлении Ближнего Востока: корпус Роммеля отправлен в Северную Африку, оккупированы Болгария и Греция, оккупирован остров Крит и другие острова в Эгейском море. Вдобавок повсюду на Ближнем Востоке успел насадить свою агентуру (в этом единодушны все источники). Там, вдали от основных магистралей цивилизации, немецкая шпионская сеть к лету 1941 вдруг оказалась пугающе разветвлённой и мощной (10 000 диверсантов прибыли в Иран под видом инженеров - многовато, нет?). Первоначально по плану "Барбаросса" должны были напасть на СССР в апреле. Это разумно. Побольше надо успеть до начала зимы. Ведь даже взять Москву ещё не победа. Но не нападают. Тратят драгоценное время, силы и ресурсы на Балканах и в Африке. Зачем?!
   Разведка доложила Сталину, что Германия не побеспокоилась о заготовке зимнего обмундирования. А ведь зима не за горами. Время уходит.
   Сталин делает всё, чтобы убедить Гитлера в миролюбии и надёжности, как партнёра, Советского Союза. До последнего дня в Германию идут стратегические товары из СССР.
   Любопытно, что даже 22 июня у Гитлера ещё была возможность направить войска на Ближний Восток. Но стоило ему туда зайти, и ловушка захлопнулась бы.
  
   ЧЕГО ОЖИДАЛ СТАЛИН 22 ИЮНЯ 1941 ГОДА?
  
   Гитлер простёр свою наглость до того, что предупредил Сталина о том, что 22 июня произойдут некие инциденты на советско-германской границе. Эти инциденты должны будут изображать начало вооружённого конфликта Германии с СССР. Маршал Сталин должен понимать, убеждал Гитлер, войска напичканы английскими шпионами. 22 июня Британский штаб будет завален шквалом сообщений, что началось! Наконец-то началась война между Германией и СССР! Британия может вздохнуть с облегчением. Будут и сообщения о начале высадки немецких войск в Турции. Но в неизбежной неразберихе масштаб происходящего будет оценен неверно! А когда спохватятся - выяснится, что большая часть войск уже переправлена, и немцы штурмуют уже Мосул!
   Заметим, трагедия Беслана была у всех на виду, но как много времени прошло, прежде чем в штабе разобрались и оценили, что действительно происходит
   Где сколько шпионов маршал Сталин знал лучше Гитлера. Сталина всё устраивало. Англия сама Сталину расставляла ловушки - пусть теперь испытает на себе!
   Вот так Германия расставила вдоль всей границы СССР свои дивизии. Подвезла боеприпасы и горючее. Изготовилась к атаке. Сталин обо всём был прекрасно осведомлён.
   И со своей стороны Сталин позаботился, чтоб всё прошло удачно, без накладок. Нарком обороны, Генеральный штаб и командующие военными пограничными округами были предупреждены о личной ответственности за последствия, которые могут возникнуть из-за неосторожных действий наших войск. Все помнили - отдав приказ расстрелять товарища, Сталин ещё ни разу не передумал.
   Только командующему черноморским флотом был передан особый приказ заранее привести флот в боевую готовность. Если всё пойдёт по плану, то в ближайшее время корабли в районе Дарданелл будут иметь решающее значение и сверхценность для всех. Для Гитлера потому, что корабли нужны для скорейшей переброски войск, и потому, что корабли будут контролировать ситуацию в тех местах и во время переправы и в дальнейшем. Для Сталина, когда он приступит к разгрому немецких войск в Европе, - нельзя будет допустить беспрепятственного возвращения немцев из Азии. Исключить английский контроль над Босфором. После войны много было разговоров о том, что командующий черноморским флотом проявил героическое самовольство, приведя флот в боевую готовность, зная, что за это полагается неминуемый расстрел - и спас черноморский флот от разгрома! Нет, он выполнял приказ, как положено офицеру.
   Дальнейшее нам поможет увидеть маршал Жуков. Источник вполне надёжный. И другого всё равно нет. А Жуков всё видел лично.
   Вечером 21 июня немецкие войска стали выдвигаться в исходные районы для выступления.
   И Жуков, и нарком Тимошенко прекрасно поняли, что это означает. Тем более, что и перебежчик рассказал о приказе объявленном немцам - война!
   Сталин слегка озабочен - и только! Перебежчик провокатор? У фюрера достаточно врагов.
   Немедленное приведение приграничных округов в полную боевую готовность - как предлагает нарком Тимошенко - естественная и единственно верная реакция для человека, который не осведомлен о государственной тайне.
   Тут придётся прерваться, спросить: надеюсь, никого не шокирует, что нарком обороны не осведомлён о государственной тайне, имеющей первостепенную важность для обороны страны? Удивляться нечему. В "Воспоминаниях и размышлениях", в конце первого тома, Жуков с заметной обидой говорит на весь мир: "Сейчас бытуют разные версии по поводу того, знали мы или нет конкретную дату начала и план войны. Я не могу сказать точно, правдиво ли был информирован И.В.Сталин... Важные данные подобного рода И.В.Сталин, быть может, получал лично, он мне и наркому обороны не сообщал". Как видим, глава государства не испытывал ни малейшей потребности (тем более обязанности) информировать наркома обороны или кого ещё о делах первостепенной важности в сфере их ответственности. Никого это не шокировало тогда. Это грубая реальность.
   Вернёмся в тот тревожный день. Сталин полагает, что всё можно уладить, и такие решительные меры считает преждевременными. В войска рассылается Директива, где разъясняется, что возможно внезапное нападение немцев. Строжайше запрещено поддаваться на провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Никаких военных мероприятий до особого распоряжения.
   Обстановка всё тревожней. Жуков ("Воспоминания и размышления"): "Всё говорило о том, что немецкие войска выдвигаются ближе к границе. Об этом мы доложили в 0.30 минут И.В.Сталину. И.В.Сталин спросил, передана ли директива в округа. Я ответил утвердительно". Сталин отправляется спать (!!!).
   Нет, я не оговорился. Нам всем прекрасно известно, что для Сталина в это время рабочий день обычно только начинался. Спал ли Сталин в действительности, я не знаю. Сталин мог из принципа лечь спать. У Сталина нет особых поводов для беспокойства - пока всё идёт в рамках плана.
   Ни Жукову, ни наркому, ни командующим округами, ни их штабам спать в ту ночь не пришлось. Происходили слишком тревожные события.
   Слово Жукову (цитирую очень кратко - эти материалы общеизвестны и доступны):
   В 3.07 позвонил командующий Черноморским флотом Октябрьский: со стороны моря подходит большое количество неизвестных самолётов. "Флот находится в полной боевой готовности. Прошу указаний".
   Я спросил адмирала:
   - Ваше решение?
  -- Решение одно: встретить самолёты огнём противовоздушной обороны флота.
   (Добавим от себя: действительно, решение одно - какие сомнения в такой обстановке?).
  -- Действуйте и доложите своему наркому.
   (Флот уже действует, но Директива в войсках не отменена!)
   С 3.30 до 3.40 начинают поступать доклады от командующих округов: немецкая авиация бомбит города и в Белоруссии, и в Прибалтике, и на Украине.
   (Что происходит, у генералов сомнений нет - война! И кто бы сомневался?)
   Нарком приказал звонить Сталину. Звоню. К телефону долго никто не подходит. Звоню непрерывно. Наконец слышу сонный голос дежурного генерала управления охраны.
   (Посмел бы он быть сонным, если бы не был уверен, что Сталин давно спит).
  -- Кто говорит?
  -- Начальник Генштаба Жуков. Прошу срочно соединить меня с товарищем Сталиным.
  -- Что? Сейчас?! - изумился начальник охраны. - Товарищ Сталин спит.
  -- Будите немедля: немцы бомбят наши города!
   Через три минуты к аппарату подошёл Сталин.
   Я доложил обстановку и попросил разрешения начать ответные боевые действия. Сталин молчит. Слышу лишь его дыхание.
  -- Вы меня поняли?
   Опять молчание.
   (Как тут можно не понимать, недоумевает Жуков?)
   Наконец Сталин спросил:
  -- Где нарком?
  -- Говорит по ВЧ с Киевским округом.
  -- Приезжайте с Тимошенко в Кремль. Скажите Поскребышеву, чтобы он вызвал всех членов Политбюро.
   (Гитлер вышел за рамки плана - придётся принимать правительственные решения, понимает Сталин, но Директива не отменена!)
   В 4 часа я вновь разговаривал с Октябрьским. Он спокойным тоном доложил:
  -- Вражеский налёт отбит. Попытка удара по нашим кораблям сорвана. Но в городе есть разрушения.
   Я хотел бы отметить, что Черноморский флот во главе с адмиралом Октябрьским был одним из первых наших объединений, организованно встретивших вражеское нападение.
   (Как хотелось Жукову встретить вражеское нападение "организованно"! Но Директива в войсках всё ещё не отменена!)
   В 4.10 Западный и Прибалтийский особые округа доложили о начале боевых действий немецких войск на сухопутных участках округов.
   В 4.30 утра мы с Тимошенко приехали в Кремль. Все вызванные члены Политбюро уже в сборе. Меня и наркома пригласили в кабинет.
   Сталин был бледен и сидел за столом, держа набитую табаком трубку. Он сказал:
  -- Надо срочно позвонить в германское посольство.
   (Сталину есть о чём думать - Гитлер вышел за рамки договора, но если ответить ударом - прекрасный план рушится, взамен война СССР с Германией, которая никак не нужна сейчас. Она ведь и Гитлеру не нужна, - всё ещё думает Сталин).
   В посольстве ответили, что посол граф фон Шуленбург просит принять его для срочного сообщения.
   Принять посла было поручено Молотову.
   Тем временем первый заместитель начальника генерального штаба генерал Ватутин передал, что сухопутные войска немцев после сильного артиллерийского огня на ряде участков северо-западного и западного направлений перешли в наступление.
   (Война идёт полным ходом, а Сталин не понимает, ждёт, чтоб ему это разъяснили в германском посольстве! Поразительно!)
   Через некоторое время в кабинет быстро вошёл Молотов:
  -- Германское правительство объявило нам войну.
   Сталин молча опустился на стул и глубоко задумался.
   Наступила длительная, тягостная пауза.
   Я рискнул нарушить затянувшееся молчание и предложил обрушиться всеми имеющимися силами и ....
  -- Давайте директиву, - сказал Сталин.
   В 7.15 Директива N2 была передана в округа.
  
  
  
   Что тут скажешь? Война началась. Война идёт полным ходом. Генералы рвутся в бой. Всем всё ясно.
   Только для Сталина в этот момент мир опрокинулся.
  
  
  
  
  
   Сталин должен выступить по радио. Это именно его обязанность сейчас. Члены Политбюро напоминают ему.
  -- Не могу, пусть выступит Молотов.
   В таком ужасном подавленном состоянии Сталина не видели никогда. Ни до, ни после. Никогда.
   Современные историки выдвигают смелую догадку, что это оттого, что Сталин испугался начала войны. Глупости. Чего ему было бояться?
   Бояться было чего потом, когда враг в двух шагах от Москвы стоял. Но Сталин в тот критический момент Москву не покинул. И владел собой безупречно.
   Именно то, насколько Сталин прекрасно владел собой в момент наивысшей для страны опасности, произвело сильнейшее впечатление на американского посла Гарримана, по его собственному признанию после войны. Гарриман вёл переговоры англо-американской специальной миссии в Москве 31 сентября - 2 октября 1941 года о поставках вооружений. И признаётся, что шёл на переговоры с твёрдым намерением отказать СССР. Зачем поставлять СССР вооружения, если СССР вот - вот проиграет войну, буквально со дня на день? Проще отдать прямо Гитлеру. Сталин исключительно сильно провёл переговоры. Магия убеждения, железная логика - в таких эпитетах описал это Гарриман. То, насколько ясно видел Сталин тяжесть положения, не скрывал его и владел ситуацией притом, заставило принять решение о начале поставок вооружений Советскому Союзу.
   Нет, 22 июня Сталин не испугался. Для него мир опрокинулся. А позже пришло чувство позора, что его, лично его, самого великого Сталина, провели как мальчишку! И кто - бывший ефрейтор, болтун! Так опозорил! Перед всем миром так опозорил! Только 3 июля Сталин смог выступить по радио.
   Сталин очень тяжело пережил случившееся. Сильно исхудал и изменился в лице. Никогда он не простит Гитлеру, что тот выставил его перед всем миром одураченным! С этого дня он отзывается о Гитлере только прибавляя уничижительные эпитеты. "Наполеон - лев, Гитлер - кошка" на переговорах с Гарриманом и т.д.
   Современные российские историки доказывают, что Сталин знал о жалком состоянии РККА и потому боялся войны, старался оттянуть. Состояние РККА не было жалким. А главное - что мешало Сталину в таком случае вступить в тройственный союз? Гитлер предлагал Сталину вступить в союз стран оси. Предлагал сам. Предлагал не раз. Сталину не надо было даже проситься. Что мешало? Вступление в ось это не капитуляция ни в малейшей степени!! (Капитуляция предстоит Англии!). Что теряет Сталин? Ничего!!! Совершенно ничего не теряет. Кроме одного. Одного маленького пустячка - войти в Европу освободителем. Другом всего свободолюбивого человечества.
   А жалкое состояние Красной Армии (да ещё уверенность в этом Сталина) накануне войны - это явный перегиб. Никто ведь не называет состояние Красной Армии таким жалким, когда она спустя несколько месяцев отстояла Москву! Это после всех катастрофических потерь, растеряв всю технику, учитывая чувство подавленности, разочарования и неуверенности в своих силах, которые неизбежно сопровождают такие тяжёлые поражения. Другим странам этого хватило, чтоб проиграть вчистую.
   Допустим, Гитлер считал СССР "колоссом на глиняных ногах", но генералы Вермахта так не считали! И ошибся в итоге таки Гитлер!
   Вот так получилось, что Гитлер собрал огромную армию, раструбил на весь мир о грядущей войне, а потом .... действительно напал!
   И для Сталина это оказалось как гром среди ясного неба!
  
   ПОЧЕМУ ОБ ЭТОМ НИКТО НЕ ЗНАЕТ?
  
   Конечно, этот вопрос напрашивается сам собой - как удалось сохранить подобное в тайне?
   Почему с нашей стороны никто не проболтался объяснять не надо. Но почему Гитлер не похвастался? Прежде всего потому, что был художником и позёром. Был очень озабочен своим образом. Образом, который войдёт в Историю. Он хотел войти в историю истинным нордическим героем. Гордым вождём победоносной армии великой расы. Нибелунгом, а не шулером, пусть и удачливым.
   Но мог ли Гитлер не проговориться обо всём в узком кругу соратников? Конечно, не мог! Наверняка проговаривался и не раз. Только на это мало обращали внимания. Он любил поражать собеседников полётом гениальной мысли и нёс любую околесину. Соратники больше всего удивлялись - как ему вообще хватает на что-то времени, кроме болтовни? Относиться со вниманием ко всему, что он говорил, было вне человеческих сил.
   Конечно, в верхушке Рейха были люди посвящённые в детали. Но они могли и не знать подробности того, что произошло на другой стороне, в СССР, в Кремле. И ошеломляющие успехи первого дня войны всем было удобнее связывать с прекрасно спланированной военной операцией и доблестью немецких войск. Немцы умели прекрасно воевать, надо отдать им должное.
   И, в сущности, чем было Гитлеру гордиться? Он подвесил ближневосточную нефть на волоске, но не тронул, рассчитывая, что Англия станет от этого покладистой и сговорчивой. А Англия не пошла на мир с Гитлером. И Германия получила войну на два фронта. Гитлер безнадёжно всё проиграл до начала войны. Успехи первого дня войны не могли отменить общего безнадёжного положения.
   Другой вопрос - возможно ли, что Гитлер и Сталин могли обмениваться посланиями, заключать важные государственные соглашения на основе личных обещаний, а их правительства даже не знали об этом? Запросто! Ответ однозначный - они не только могли, они делали подобные вещи, и не раз!
   Вспомним "афёру Гесса". Второй человек Рейха, заместитель Гитлера Рудольф Гесс улетел в Англию на одноместном самолёте, за штурвалом, чтоб заключить мир на основе личных гарантий. Немецкое правительство даже не было проинформировано. Проинформировать собственное правительство пришлось, когда миссия Гесса провалилась, Гесс был арестован, а весь мир узнал, каким странным способом он прибыл в Англию. Тогда пришлось врать своему народу, что бедолага Гесс, израненный в голову в Первую мировую, в состоянии приступа душевной болезни улетел бомбить Англию.
   С премьер-министром Турции Иненю Гитлер вступил в личную переписку в мае 1941 года. Это стиль Гитлера, как видим. Переписка закончилась заключением пакта с Турцией 18 июня 1941 года.
   Для Гитлера не составляло труда принимать решения судьбоносные для страны и даже не ставить об этом в известность собственное государство. Могла Сталина смутить ситуация, когда приходится единолично принимать решения, имеющие первостепенную важность для всей страны? Зная Сталина, надо признать - ни в малейшей степени! Это было настолько очевидно всегда, что ни правительство, ни Политбюро даже не претендовали на то, чтоб держать Сталина под контролем. Сталинский стиль. Достаточно вспомнить слова Жукова, что ни он, ни нарком не осведомлены о том, что знал Сталин о планах Гитлера.
   Гитлер не раз заявлял на переговорах, что его личная встреча со Сталиным необходима, что он очень хочет этой встречи! Называл Сталина великим человеком. Выражал восхищение в превосходных степенях. Что мешало ему отправить Сталину личное послание? И что мешало Сталину ответить? Главное же, чтоб об этом не знал никто из посторонних? Технически это было нисколько не сложно. Оба очень любили секретность и налаживали её умело. В обоих государствах люди болтать лишнего не смели. Тем более на государственной службе. И уж конечно Сталин никогда не оставил бы в живых людей, которые могли рассказать, как великий Сталин был одурачен.
  
   БЫЛ ЛИ ДОГОВОР РЕАЛЬНОСТЬЮ?
  
   Может быть, личного договора не было? Может быть, Сталин сам спрогнозировал, что Гитлер нападёт на Ирак, а потом уверовал в свою непогрешимость? Против этого говорит то, что 22 июня Сталин ждёт известий из Берлина. Не может понять, что война началась, несмотря на то, что бомбят города. Каких известий он мог ждать, если располагал только теоретическим прогнозом, что войны не будет?
   Но главное - материалы "Анатолийской операции" - откуда они у Сталина? Сверхсекретные материалы были захвачены Красной Армией в первые дни войны, утверждал Советский Союз. Тот, кто поверит в это, наверное и в деда Мороза поверит!
   Может быть, сверхсекретные материалы добыла советская разведка? Сомнительно. Похитить разработки немецкого Генштаба - вещь неслыханная! Тогда и планы "Барбаросса" должны были быть доступны, и сроки. Может быть немецкая разведка позволила их "добыть"? Доступность такого рода материалов должна была насторожить наших в крайней степени. Трудно, практически невозможно поверить в подлинность добытых материалов подобного уровня без оглядки.
   Вот что сообщает об этих документах Бережков в советское время в книжке "Страницы дипломатической истории": "В первые дни войны в руки советских войск попали оперативные карты и детальные планы германского нападения на Турцию. Советская пресса опубликовала эти "сверхсекретные" гитлеровские документы, а советский посол в Анкаре Виноградов подробно информировал об этом турецкое правительство".
   Может быть, эти материалы подделка советской разведки, чтобы убедить Турцию вступить в войну на стороне союзных держав? Очень сомнительно. Подобная подделка работа сверхсложная, нельзя, чтоб Советский Союз ловили за руку на игре краплёными картами. Овчинка не стоила выделки - Турцию не убедили, не стоило и рассчитывать. Турцию убедил только перелом в Великой Отечественной войне.
   В любом случае эти документы хранятся в советских архивах. И их подлинность всегда может быть оценена. И уж конечно в архивах должны храниться подробнейшие доклады и рапорты о том, кем, когда и при каких обстоятельствах добыты важнейшие документы. Кто представлен к наградам. Конечно, если документы были переданы самому Сталину, подобные рапорты не обязательны. Но документы были опубликованы от лица государства. Значит, все положенные рапорты необходимо было изготовить задним числом, на всякий случай. Но формально изготовленные рапорты-отписки всегда возможно отличить от подлинных рапортов-отчётов. После того, как документы были якобы добыты Красной Армией, с ними должны были начать работу офицеры генштаба. Переводчики и копиисты. Необходимо было установить подлинность и ценность этих документов. Все секретные документы выдаются для работы строго под расписку. Фиксируется дата и время. По этим служебным документам есть возможность проследить - кто и когда работал с документами, какого рода работы велись. Какие отчёты при этом писались. Очень хотелось бы ознакомиться с этими материалами.
   Собственно в этих немецких картах и подробных планах, которые оказались в руках у Сталина, заключено документальное доказательство того, что 22 июня Сталин ждал именно описанных выше событий. Если поработать с ними, то можно будет наконец поставить точку в этом вопросе. Но я не историк. Мне архивы не доступны.
  
   ГОТОВИЛ ЛИ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ НАСТУПАТЕЛЬНУЮ ВОЙНУ?
  
   Именно это утверждает Виктор Суворов. Был даже назначен, якобы, день "М" для нападения - 6 июля 1941 года. Приводит аргументы, которые хорошо всем известны. Потому повторять их нет надобности. Современные историки выдвигают против его версии ряд сильных возражений.
   Вот как сформулировал свои возражения хорошо нам знакомый уже Бережков в конце 90-х годов:
      -- Для того, чтоб развязать агрессивную войну, необходимо провести определённую дипломатическую подготовку. Но никаких мероприятий в этом плане Советский Союз даже не готовил.
      -- Сталин не искал поводов к войне, Сталин их старательно избегал.
      -- Для того, чтоб развязать агрессивную войну, необходимо провести определённую пропагандистскую подготовку среди собственного народа. Но никаких мероприятий в этом плане Советский Союз не проводил. Гитлеру и Геббельсу понадобилось много времени и сил, чтоб убедить немецкий народ в неизбежной агрессии СССР и необходимости превентивной войны. Именно "превентивной" войну считали в Германии. В СССР было всё наоборот. Советских людей уверяли, что Германия не нападёт (хитро намекая притом, что война будет, но будет вестись на территории врага - я не устоял, чтоб не добавить).
      -- Некоторые историки уверяют, что РККА была такой слабенькой, что нечего было и думать о нападении. Но Бережков таких глупостей не говорит.
  
   Легко заметить - если Сталин ждал вторжения Гитлера на Ближний Восток, все эти возражения теряют силу.
   Не нужна дипломатическая подготовка - Англия сама будет умолять Советский Союз о вступлении в войну. Вся Европа завопит о помощи - не нужно искать поводов к войне. Один ясный призыв из Англии "Помогите, погибаем!", одна единственная статья в "Правде", и весь советский народ всколыхнётся! На помощь порабощённым народам! Это наш святой долг! У нас не зря хором исполняли "Интернационал" по любому поводу и повсюду. У нас этот гимн с большим чувством пели! Одна единственная статья в "Правде" и все пойдут на войну. К такому повороту любой советский человек был давно подготовлен внутренне. С этим спорить невозможно, если довелось жить в то время.
   А на агрессию как таковую советские люди были не готовы, это точно. Только освободительная война. Здесь Виктор Суворов погорячился. День "М" Сталин готовил, только это не был фиксированный день. Хотя предполагался 6 июля, возможно, как там сложится на Ближнем Востоке. Готовилась не агрессия, а святая освободительная война. Готовился захват Европы, но с капиталистическим захватом и грабежом это не имело ничего общего. Наши ведь потом и кормили захваченных до конца жизни. У наших было другое сознание, они ни в малейшей степени не считали свою святую войну захватом и грабежом. Им даже невдомёк было, что для народов Европы это будет захватом и грабежом без всяких кавычек.
   Настоящие большевики шли на любые лишения и отдавали жизнь ради счастья других людей. Тут не было шкурного интереса. Они считали себя вправе вмешиваться в жизнь других людей, распоряжаться судьбами народов без церемоний, потому что считали, что исполняют историческую миссию величайшей человеческой справедливости. Они грабили и убивали людей ради блага людей же и не видели противоречия.
   Палач миллионов - Сталин - был совершенно бескорыстен.
   По поводу слабости РККА: если бы первым и внезапно напал Советский Союз, то немцам пришлось бы удивляться беспомощности Вермахта и анализировать недочёты в подготовке и причины обескураживающих поражений. Некоторые моменты войны доказывают это вполне определённо. Но это тема другого разговора.
   Историки указывали Суворову, что не была проведена мобилизация, не осуществлены некоторые важные и необходимые мероприятия в войсках - так как же можно говорить о подготовке нападения? Историки полагают это неопровержимым аргументом. Как легко видеть, время всех этих мероприятий просто не пришло. Их ни в коем случае нельзя было начинать до известного часа.
   Я убеждён, догадка Виктора Суворова верна - готовились именно к наступательной войне и готовились тщательно. Как только в Ираке завяжется бой с Англией не на жизнь, а на смерть, придёт время развернуть и мобилизацию, и пропаганду в полную силу. Имелся целый корпус партийных агитаторов. У нас в стране всё было готово к войне. Со всех запасных путей, откуда не возьмись, покатятся вполне боеготовые бронепоезда. Гитлер будет всё это видеть и слышать, а поделать уже ничего не сможет.
   Но просто, что называется в лоб, нападать на Германию было не разумно. Вдобавок завоёвывать Европу. Нет, нельзя. Тут Суворов очень уж явно попал впросак. Поднялось бы национально-освободительное движение против русских, партизанские войны. Пришлось бы усмирять. Зачем это Сталину? Вдобавок полёт Гесса его, безусловно, насторожил. Ведь если Англия заключила бы союз с Германией, а Сталин нападёт после этого на Гитлера, то Советскому Союзу придётся воевать против всего мира в полном одиночестве! На всех границах! И считаться вдобавок агрессором! Таких глупостей Сталин не делает.
  
   ПОЧЕМУ НИКТО ОБ ЭТОМ НЕ ПРОГОВОРИЛСЯ?
  
   Смешно надеяться, что можно было бы найти людей, которые могли рассказать обо всех этих событиях. У нас в стране свидетелей не оставляли. У нас и за меньшее языки обрывали. Упоминаемый нами Бережков больше всего в жизни удивлялся, что остался жив, получив отставку в 1945 году. Все четверо его предшественников на должности были аккуратно расстреляны. Не потому, что провинились. Потому, что много знали.
   У нацистов тоже спросить некого. Риббентроп был приговорён к высшей мере. Хотя не был палачом. Слишком много знал.
   Посол в Берлине Деканозов расстрелян.
   Свидетелей нет. Документы уничтожены.
   Но почему никто даже не пытался предположить то, что я вам рассказал? Ладно доказательства, но почему никто не пытался сделать предположения? Неужели всё настолько невероятно? Невероятней, чем официальная версия? Для историков Ближний Восток того времени - задворки цивилизации. Но для Сталина - хорошо знакомый и хорошо изученный регион. Недаром встреча Большой Тройки назначена именно в Тегеране. Там Сталин вполне уверен в себе.
   А по поводу событий готовившихся на Ближнем Востоке предположения делались и не раз. Их только никогда не связывали с войной с СССР. Известный российский историк Мельтюхов в своей книжке "Упущенный шанс Сталина" написал, касаясь событий мая 1941 года: "Дальнейшее втягивание Германии в войну на Ближнем Востоке было на руку Москве, поскольку любое германское наступление в этом регионе, во-первых, поставило бы почти непреодолимый барьер на пути возможного сговора Лондона и Берлина и, во-вторых, увело бы наиболее боеспособные силы вермахта из Восточной Европы". Но историку опасно делать предположения. Историку нужен ДОКУМЕНТ. А с этим трудности. Известный нам Бережков незадолго до смерти признавался в американском интервью, что на волне Перестройки обратился к Шеварднадзе с просьбой разрешить ему доступ к неким документам в архиве касающимся начала войны. Вызвали Бережкова на Старую площадь и разъяснили, что этого касаться нельзя. Так ведь до конца жизни и не получил доступ. А был авторитетнейшим историком и человеком со связями.
   Потому не советую ни Мельтюхову, ни любому другому историку даже пытаться добраться до переписки Гитлера и Сталина до войны. Может быть, её и не было? Бережков утверждает, что была. Содержание ему неизвестно. Документальных доказательств никаких. Голые слова. Просто сказал незадолго до смерти. Но что необычного в том, что лидеры двух дружественных стран обменивались личными посланиями? Дело самое обыкновенное. С Черчиллем обменивался ведь личными и секретными посланиями. Сотни две опубликовано. Обычное дело. Личная и секретная переписка с Гитлером была необходима до начала войны. После начала войны переписка с Гитлером выглядела уже неуместной, мягко говоря. Но кто посмел бы Сталину напоминать? Пугала сама мысль об этом вспомнить.
   Нет, искать переписку Сталина с Гитлером дело бесперспективное. А вот материалы "Анатолийской операции" подвергнуть анализу - перспективно. Советский Союз сам объявил, что они у него имеются. Теперь нельзя сказать, что они - миф.
   Но экспертиза документов - дело профессионалов.
   Любопытно, что рассказал Бережков в США незадолго до смерти:
   "21 июня получили телеграмму от Сталина. Он предлагает встречу с Гитлером. Он понимает: война принесёт несчастье двум народам и, чтобы избежать этого, нужно немедленно начать переговоры, выслушать германские претензии. Он был готов на большие уступки: транзит немецких войск через нашу территорию в Афганистан, Иран, передача части земель бывшей Польши.
   Деканозов поручил мне дозвонится до ставки Гитлера и передать всё это. Но меня опередил телефонный звонок: нашего посла просили прибыть в резиденцию Риббентропа. Едем.
   Риббентроп: "Фюрер решился на упредительную войну против СССР, наши войска уже перешли границу"".
   Как вы думаете, эта важная государственная телеграмма ещё существует? Она ведь обязательно должна фиксироваться (время и всё такое). Интересно проверить. О том, что важная государственная телеграмма была получена 21-го, Бережков сообщал ещё в советское время, но о содержании молчал, как рыба.
   Признайтесь, если бы не прочли мою статью, как бы отреагировали на Сталинскую телеграмму? Бред сивой кобылы!!! Сталин надеется, что предложение пропустить Гитлера в Афганистан способно остановить войну?! Зачем Гитлеру в Афганистан?! Сталин совсем не в теме?! Признайтесь, ведь так бы отреагировали?
   Удивительно, насколько быстро и точно реагирует Сталин. Он получил известия от перебежчиков, что немецкими войсками получен приказ о начале войны против СССР, назначено время. Не факт, что Сталин совершенно искренне делает предложения. Главное для него успокоить Гитлера, что СССР не заготовил ловушку, когда Гитлер войдёт на Ближний Восток. Ближний Восток гораздо соблазнительней и нужнее, чем СССР, это очевидно, лишь бы Гитлер не боялся западни. Можно действительно пропустить через свою территорию в крайнем случае. Но это там видно будет, отговорим ещё. Сталин и про Польшу не забыл. Война назначена, нельзя так просто отменить, нация может заподозрить в трусости. А если отдать сразу часть Польши, Гитлер сохранит лицо - "Мы получили то, что причиталось немецкому народу, эти восточные территории! Мы показали свою решимость и Советы образумились! Достаточно с них пока!". Пусть забирает часть Польши, не жаль, лишь бы на Ближний Восток зашёл, тогда не то Польши, Германии лишится!
   Нападение на Советский Союз Сталин считал психозом Гитлера, неразумным решением. Ведь так и оказалось в итоге - для Гитлера всё очень печально кончилось.
   В конце жизни Бережков считал, что 22 июня Сталин струсил, растерялся. Современные историки тоже так считают. Внятных доказательств этому не приводят никаких. Потому, что взять их негде! Сталин устранился от руководства и выступил по радио с обращением к народу только 3 июля. Вот и всё, что приводят в подтверждение. Почему в тяжёлый час не был с народом? Значит испугался!
   Когда мы боимся, мы действительно прячемся иногда, но прячемся от опасности. От всех не прячемся. За людей хватаемся инстинктивно, за любую опору, за соломинку, как говорится. От людей скрываемся, когда чувствуем, что опозорились. Тогда никого не хочется видеть. Не открываем дверь друзьям и отключаем телефоны.
   Сталин испытывал не страх. Бояться целых десять дней настолько, чтоб не найти силы взять себя в руки - это слишком даже для робкого обывателя. А старый большевик прошёл суровую школу жизни. Сталин был крайне самолюбив. Это общеизвестный факт. А вот трусости за ним не замечали ни разу, это тоже факт. Зачем же фантазировать, что в начале войны Сталин ни с того, ни с сего ужасно перепугался? Он всю страну уверил, что войны не будет, готовил победоносную войну, а все в одночасье прахом пошло, страна не готова к обороне. Каково это самолюбивому человеку? Причём тут страх? Бережков признаёт, что никогда не видел у Сталина малейших признаков испуга или растерянности. Бережков работал со Сталиным на переговорах с англо-американской миссией, когда враг стоял на пороге Москвы, и военные эксперты считали, что дни России сочтены.
   Сталин всегда был уверен, что Советский Союз выстоит и победит в войне. Это все признают. Только могучего Сталинского удара, который разом изменит мир, уже не будет. Вот с чем трудно было смирится! Сталина вокруг пальца обвели! Будет тяжёлая война, но Советский Союз выстоит, чего ему сделается?! Пусть сами воюют. Все грамотные стали!
   Сталин обратился к народу, только когда пришло осознание, что СССР реально стоит на пороге катастрофы. Тогда и у Сталина на душе стало тревожно. Пришлось вернуться в Кремль и входить в детали войны, к которой так не лежало сердце. С той поры появилось у Сталина презрение к лёгким победам. Неприятные были ассоциации.
  
   ВСЁ НА САМОМ ДЕЛЕ ТАК ИЛИ ЭТО ДОМЫСЛЫ?
  
   Если взять только совершенно неопровержимые факты, то дело выглядит так: с начала весны до 22 июня 1941 года Германия проделала гигантскую работу в направлении Ближнего Востока. Одно только снабжение армий напрягало силы Германии до крайнего предела. Осталось только взять главный приз - нефтяные поля. В своё время война в Афганистане оказалась для Советского Союза непозволительно разорительной. Для Германии оккупация Балкан и прочие средиземноморские завоевания обходились несоизмеримо дороже. Так зачем всё это делалось, если остановились в полушаге от нефти? Аккуратные немцы, запланировав нападение на СССР на апрель, отказываются от нападения и тратят драгоценное время и ресурсы на Балканах и в Африке. Аккуратные немцы тянут с нападением на северного соседа (СССР) до середины лета, не позаботившись о зимнем обмундировании вовсе. Аккуратные немцы долго и тщательно планировали войну. Неужели, чтоб так подгадать, чтоб вести одновременно по всем направлениям против самых мощных противников на континенте?
   Были основания у Сталина считать, что Гитлер не нападёт, пока не доведёт дело до конца на Ближнем Востоке, или вам это до сих пор кажется сомнительным? Предпочитаете доверять официальной версии, что Сталин просто "почему-то" не верил в начало войны? Предпочитаете верить в то, что Сталин игнорировал в своих прогнозах будущих событий действия Гитлера весной 1941г., потому, что их принято считать второстепенными в нашей историографии? Предпочитаете верить, что у Сталина были свои, неизвестно на чём построенные, мало состыкованные с реальностью, соображения относительно войны? Предпочитаете верить, что у Сталина не было личной и секретной переписки со своим союзником Гитлером, хотя имеется таковая и с Рузвельтом, и с Черчиллем, и с другими? Предпочитаете верить, что склады и аэродромы перенесли к самой границе по недоразумению? Предпочитаете верить, что Сталин надеялся, что если Гитлеру не оказать сопротивления, то он остановит войну?
   Можно понять наших историков: анализируя начало войны, они прежде всего рассматривают советско-германские отношения и план "Барбаросса". Остальное рассматривается вскользь, или попросту игнорируется. Потому у них и не сходятся уравнения, что игнорируется ближневосточная составляющая. Эти уравнения никогда не сойдутся, если считать ближневосточный клубок интересов незначительным. Но так повелось со времён СССР, когда с подозрительной настырностью доказывалось, что Гитлер давно задумал агрессию против СССР и всю свою политику строил вокруг этого. Интересы Гитлера были гораздо обширней (и постоянством не отличались). Генерал-полковнику Йодлю было поручено разработать планы оккупации Афганистана с территории СССР ещё до начала войны. До конца 1941 года Афганистан должен был стать плацдармом для завоевания Индии. Нашему сознанию трудно смириться, что для Гитлера Москва не центр мира, а только страна, которая мешает.
   Если не учитывать ближневосточную составляющую, то получится, что Сталин уверен, что войска концентрируются на наших границах "просто так" и Гитлер не нападёт "просто почему-то". Мы будем вести себя тихо, и войны не будет. Кто-то скажет: "Мало ли, что у Сталина было в голове?". А не надо фантазировать. Надо внимательно и непредвзято рассмотреть обстановку накануне войны.
   Для историков очевидно нежелание Сталина принять на себя удар немецкой военной машины. Если агрессию можно направить в третью сторону, зачем давать поводы для конфликта? Это цинично, но это разумная политика. Если же есть только две стороны, две составляющие, то альтернативы "адекватному удару" (как любят выражаться военные) нет. Даже если хочешь заключить мир с агрессором, начинать приходится с "адекватного удара". Или просто сдавайся. Сталин это знал лучше нас, поверьте. И уж поверьте, Сталин лучше нас знал, что ресурсы Советского Союза настолько велики, что невозможно себя чувствовать беспомощными против немцев.
   Надеюсь, моя версия убедила вас, что к ближневосточной составляющей надо отнестись серьёзно?
   Я понимаю, что всем хотелось бы иметь в руках неопровержимый документ. Такой существует? Документы (все!) людьми делаются. Есть вещи понадёжней.
   Шёл двадцатый век, и нефть уже начала играть свою роль в истории. Есть феномен "скрытого" кнута и "скрытого" пряника. "Скрытый" кнут это атомная бомба. Ею редко угрожают вслух, но она всегда подразумевается. Если упустить её из виду - всё станет непонятным. "Скрытый" пряник - нефть. Что тогда, что сейчас. О ней редко говорили вслух, но если упустить её из виду - всё станет непонятным.
  
  
  
   Mmxxl 20 апреля 2005 года.
  
  
  
   http://pomidor.com/q/17230 -- и здесь http://samlib.ru/m/markarjan_m_o/10_years_after_snalin_22_june.shtml - Дополнение. 10 лет спустя. Продолжаю фальсифицировать историю
  
   Вот цитата из статьи Михаила Мельтюхова "Преддверие Великой Отечественной войны 1939-1941 гг.: становление великой державы" http://www.litmir.me/br/?b=121265&p=6
   ""Это воспоминание интересно сопоставить с воспоминаниями занимавшего в то время пост начальника Генштаба генерала армии Г.К. Жукова. Чуть более месяца спустя военные просили Сталина разрешить привести войска западных приграничных округов в полную боевую готовность. Отклоняя эту просьбу, вождь объяснил им, что 'для ведения большой войны с нами немцам, во-первых, нужна нефть, и они должны сначала завоевать ее, а во-вторых, им необходимо ликвидировать Западный фронт, высадиться в Англии или заключить с ней мир'. Для большей убедительности Сталин подошел к карте и, показав на Ближний Восток, заявил: 'Вот куда они (немцы) пойдут'. "" ( http://www.litmir.me/br/?b=121265&p=16 )
  
  
   22 июня 2015 года
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   10
  
  
  
  

Оценка: 4.03*22  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"