Марковская Елена Николаевна: другие произведения.

Кера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Вместо предисловия. Данное сочинение сугубо плод фантазии автора. Не имеет отношения к религии как таковой, несмотря на сюжетную линию и персонажей, вместе с их именами. Вступление. Что объединяет ангела и демона?
  То, что, по большому счету,
   у них один Создатель.
  
  
  На крыше высотного здания, на самом его краю стояла девушка. Казалось, вот-вот дунет ветер, и она упадет. Белые локоны развевались, хлестали по лицу. Она не обращала внимания. Ее взгляд был устремлен вниз. На брюнетку лет двадцати пяти на вид. Эта особа сидела на корточках на маленьком выступе стены того же здания и рассеянно следила за людской суетой внизу. Одета брюнетка была в кожаную куртку и такие же облегающие брюки. Выражение лица она имела злое, что делало ее красоту какой-то демонической.
  - Ну, здравствуй, Сайликера! - прошептала блондинка, улыбнувшись.
  
  
  Часть 1.
  "Да когда же я, наконец, умру?" - Подумал Роберт, очнувшись от беспамятства. Возвращение в мучительную реальность его совсем не обрадовало. Он с неимоверным трудом разлепил склеившиеся от крови веки. Через узкую щель под дощатым потолком пробивался дневной свет. Все тот же подвал, мать его!
  "Уже давно бы убили, ведь взять-то с меня нечего! - мужчина попытался перекатиться с больного бока на спину. Тело прошило насквозь острой болью. Он сжал зубы, чтобы не вскрикнуть. В подвале никого нет, но его мучители могут очень быстро прийти, если услышат звуки. Прийти, чтобы снова превратить его существование в ад. В последнее время они перестали его хотя бы резать, Как делали это раньше. Делали много мелких тонких порезов, которые все время воспалялись. Но побоев прибавилось.
   Роберт не мог понять, что же все-таки случилось. Почему его стабильная и обеспеченная жизнь совершила такой резкий поворот? Ведь у него было все...а потом как-то очень быстро это все сломалось. Когда же все началось... наверное, с провала совместного с англичанами фильма. Или нет, до этого была череда мелких неприятностей. Да. Началось все с увиденного Робертом как-то темного силуэта в зеркале в ванной. Тогда он решил, что померещилось. Но позже не раз об этом вспоминал, потому что несколько раз мельком видел это нечто боковым зрением - та тень будто преследовала его.
   В тот первый день на него упала металлическая балка, почему-то отвалившаяся от декораций, которая размозжила бы Роберту голову, если б тот не успел закрыться рукой. Повезло. Отделался двойным переломом руки. Вдобавок, тогда же угнали машину. Съемки отложились, а ведь отснять осталось всего ничего.
  Но это были мелочи. Первый ощутимый удар он получил через несколько дней. Лишился всех своих немалых накоплений - кто-то взломал его банковский счет. И сотрудники банка лишь руками разводили, дескать, ничего не можем сделать, был легальный перевод, с применением нужных доступов. Полиция тоже ничем не помогла, что не удивило почему-то, машину, угнанную, они также не нашли.
  Через месяц, снял гипс, и продолжились съемки. Куда-то исчезли друзья. Даже старинный друг, живущий в Лондоне, пропал с радаров и не отвечал ни на звонки, ни на электронные письма. Да еще на работе к нему вдруг ни с того, ни с сего стала приставать одна костюмерша из английской съемочной группы. Симпатичная, конечно, но у него ведь семья! Потому тактично отшил ее, отчего случился небольшой скандал. Мелочь, но очень неприятно. Особенно, с учетом полосы сыпавшихся как из рога изобилия неудач.
   Закончили работу над фильмом, через некоторое время он вышел в прокат и провалился. Потом дома прорвало трубы. Только жена с дочкой ушли из дома, прорвало сразу несколько труб, пришлось иметь неприятные разбирательства с соседями. Денег стало не хватать. Роберт не знал, связано ли это с фильмом, но ему перестали поступать предложения работы. Кино, театры... даже в рекламу не звали. Друзья так и не появились. Кто срочно уехал, кто вдруг оказался по горло завален делами, других придавили свои проблемы, какие-то просто перестали отвечать. Так и пропали все.
  Но самым паршивым было не это. Паршиво было то, что супруга Лариса стала отдаляться от него. Постоянно ворчать, в чем-то обвинять, смотреть свысока. Через пару месяцев после провала фильма, жена прихватила дочку и сбежала с одним французским бизнесменом, "другом семьи".
  Дальше - хуже. Появились непонятно откуда банковские долги с просрочками, хотя Роберт в жизни никогда не брал кредитов. Такая счастливая и налаженная его жизнь рассыпалась карточным домиком всего за год. Он сорвался, поскольку все совсем шло наперекосяк. Родственники не отзывались, мать канула где-то в глуши Тибетских гор, куда уехала искать просветления. Он запил, и в хмельном угаре проиграл много денег. А кредиторы через неделю после проигрыша пришли за ним, побили, затолкали в машину и увезли в какие-то подвалы. Много били, через пару недель вернули, поскольку он пообещал им свою квартиру, иначе бы совсем убили. Однако выяснилось, что Лариса, каким-то образом за эти дни продала их квартиру. И Роберт, не сумев открыть дверь, чуть не получил кулаком в нос от нового хозяина. Который и сообщил в недружелюбной форме, что он здесь со вчерашнего дня хозяин, на что есть все документы.
  И в тот же день, даже не успев во всем разобраться, актер снова попал к бандитам. Все эти события слились в один большой ком, в котором трудно было разглядеть детали. Бандиты избивали его долго и с удовольствием. Ему то и дело делали инъекции какой-то дряни, от которой его голова переставала связно думать. Вот и сейчас, все эти мысли, будто сонные тени, бродили в его голове, каждая отдельно от другой, и все вместе.
  "Надо выбираться!". Эта мысль неожиданно грянула как набат, заглушив все, и ненадолго прояснив рассудок. Он попытался встать. Не получилось, от боли Роберт прокусил губу. По подбородку потекла кровь, он не заметил. В голове горячим пульсом: надо выбраться. Мужчина замер на пару мгновений. Кое-как удалось лечь на спину, муть перед глазами нехотя рассеивалась. Роберт осмотрелся. Подвал пустой: голые стены, голый бетонный пол. Вот только стены дощатые. И, кажется, вон там торчит крупный кусок доски. Можно попробовать его оторвать, если сил хватит. Мужчина поднялся с третьей попытки на ноги и поковылял к стене.
  И впрямь, отколовшийся острый кусок доски удалось отломать. Получилась толстая щепка длиной с полторы ладони. От напряжения закружилась голова, мир снова, будто размылся перед глазами. Он, подволакивая обе ноги, поднялся по лестнице и встал на крохотном пятачке за входной дверью, из-за которой уже слышались шаги. Дверь открылась, вжав Роберта в стену, и сразу же закрылась. Он сквозь мутную пелену увидел человека, что вошел, и сразу, не раздумывая, воткнул ему в шею острую деревяшку.
  Получилось. Удар был достаточно сильным, чтобы пробить человеческую плоть. Вошедший дернулся, повернулся, схватился за щепку, попытался выдернуть ее из себя и мешком свалился с лестницы. Тело с грохотом прокатилось по десятку ступеней лестницы и замерло на полу внизу. Роберт от слабости чуть не рухнул следом, потеряв равновесие во время замаха, но кое-как сумел удержаться за ручку двери.
  Он сделал несколько глубоких вдохов, тряхнул головой, пытаясь разогнать муть в ней. Не помогло совсем. Роберт открыл дверь, вышел из подвала, где он оказался, понять не мог даже приблизительно. Видимо тот удар отнял слишком много сил, и теперь Роберт шел в полу обмороке, ничего не видя вокруг. Но, похоже, ему везло, выбрался.
   Так или иначе, то, что Роберт сбежал из подвала, где его держали, было однозначно чудом. Особенно тот факт, что бандит его стерег всего один. И как сбежать-то удалось - не ясно. Но, мужчина оказался на свободе. Он куда-то шел, еле передвигая ноги. Избитое тело плохо слушалось. Еще и "вата" в голове... Роберт попытался перейти дорогу, когда его сбила знакомая синяя машина, в багажнике которой ему пришлось несколько раз ездить. Ее он как-то узнал за секунду до удара.
  И снова ему повезло. Он выжил. И, кроме того, сразу же появилась "скорая помощь". Там Роберт и увидел впервые эту девушку. Странно, но сквозь туман, которым застилало глаза, он ее смог разглядеть. Невысокая, черноволосая, красивая, но со злым выражением лица. Именно эта девушка стала его спасением.
  
  Часть 2.
  
  Ненавижу все это! Как же я это ненавижу. Всю эту чертову жизнь! Когда начались все эти проклятия? Когда они свалились на мою голову? Наверное, когда моя мать, через пару минут после рождения, выбросила меня в сточную канаву в тысяча восемьсот тридцатом году. Я не жалуюсь, всегда много тех, кого растоптала жизнь. Меня она втоптала в грязь с рождения среди прочих. И чем дальше, тем хуже. Банда воров до десяти лет, потом подобравший сиротку "учитель". Проклятый маньяк-убийца и безудержный садист, уничтоживший во мне все человеческое за долгие двадцать лет. И к тридцати я была сумасшедшим монстром, истязавшим и убивавшим людей ради забавы.
  До старости я не дожила, меня убили в тридцать один год. Потом адское пекло, выжегшее способность чувствовать что-либо кроме жажды убийства. Я стала демоном. Адской нечистью. Но тогда было легче. А сейчас что? Проклятые ангелы, будь они неладны, пробудили во мне чувства. Как оказалось, спустя двести лет безумных зверств, не вся душа сгорела. Да как так?! Но до этого я угодила в ангельскую засаду. Я и трое других демонов. Обычно ангелы не сюсюкаются с нами. Не знаю, что они делают, но демоны, попавшие в лапы пернатого воинства, бесследно исчезают. Хотя по ним, конечно, некому скучать.
  Я помню тот момент. Мои родичи вдруг испарились, и я осталась совершенно одна, сокрушенная страшным ударом ангела. Он почти изжарил меня. О нет, не огнем (уж чего-чего, а его в аду более чем достаточно). Меня сжег свет. Я не могла шевелиться, могла лишь смотреть. Помню, как он выглядел, тот ангел. Сияющий, так, что резало глаза, силуэт высокого мужчины с огромными развернутыми крыльями. Ждала, и понимала, что это конец. Вдруг, в тот момент испытала какое-то подобие облегчения. Наконец, это все закончится. Это было не чувство даже, а едва заметная его тень. А ангел сложил крылья и склонился надо мной.
  - А ты, дорогуша, отправишься со мной.
  Лучше бы он сжег меня тогда в пепел. Они засунули в меня какую-то дрянь, которая не позволяла мне заглушать мои чувства и эмоции, не позволяла убивать. Во мне снова проснулось сочувствие. Они называют это амулетом-хранителем. Эта штука скрывала меня от демонов и других исчадий ада. Но самое важное, что эта дрянь не позволяла мне серьезно грешить. Блудить еще удавалось, а вот по убийствам я скучала. За сто лет жизни с ним я почти перестала убивать, потому что каждый раз перед действием амулет начинал резко жечь святым огнем. Он парализовал меня, стоило мне только подумать об убийстве. И не давал мне регенерировать после ранений. Из-за этого хранителя я восстанавливалась лишь немногим быстрее простых смертных. Еще он блокировал добрую половину моей адской магии. Нет, они не убили меня. Они, По-сути, сделали меня своей рабыней. И ничего не оставалось, как из скуки помогать людям, и то ангелы вечно приходили и жаловались, что я не туда лезу. Ангелы! Скормить бы их всех адским псам!
  
  - Сайликера, ты не рабыня. Ты можешь уйти. Демоны тебя не найдут, ты можешь просто жить. - Проговорил Уриил, мудро улыбнувшись. Как же ненавижу его эту мудрую улыбку! И зачем он вообще притащился ко мне, собственной высокой персоной? Что ему нужно?
  - Не могу я просто жить! Я - адская нечисть! Но быть собой мне не дает Ваш Хранитель. И мне ничего не остается, как какого-то хрена спасать людей! Из-за чего постоянно приходят твои птенцы и выговаривают мне за вмешательство в "воспитательный процесс". И что делать, если я не могу ничего другого делать, из-за этого вашего хранителя? Которого мне в нутро поместили!
  - Ну, извини! Изначально Хранитель имеет другую функцию, он не для демонов, сохранивших душу. Это уж чудо больно редкое, так что специальных артефактов у нас нет. - Развел руками архангел, самодовольно ухмыльнувшись. - Амулет направляет на добро и бережет от зла. Он для твоей безопасности. Без него ты погибнешь. Исчадия не любят тех, кто побывал в руках ангелов.
  - Ну и засуньте себе, сказала бы куда, этот ваш амулет! Я не просила меня исцелять! Осточертели вы мне! Надо было меня еще тогда сжечь, сто лет назад!
  - Мы не могли. - Сердито заявил архангел. - Я тебе уже это не одну сотню раз объяснял! Мы не можем...
  - ...уничтожить бессмертную душу, пока жива хоть малая частица ее и бла-бла-бла. - я скривилась и изобразила рвотный позыв. Все они тут индюки надутые! Тоже мне, воинство Божие!
  Уриил вздохнул.
  - Ладно. Бесполезно тебе что-то доказывать. Так что пойдем. Дело есть для тебя. И, должно быть, как раз по твоей демонской натуре.
  - Какое дело? - насторожилась я.
  - Идем, - махнул рукой ангел, - Покажу.
  Его жемчужно-серые крылья скрылись в радужном сиянии. Ох уж мне эта приторная ангельская атрибутика! Я вздохнула и последовала за ним.
  - Это что, съемочная площадка? - удивилась я, оглядевшись. Стены развалин, на которых я находилась, сменились киношными декорациями. Увидела кучу знаменитостей среди этих декораций. Русские. А вот те, явно англичане. В Россию на съемки приехали? - Вот этого актера знаю, моя предыдущая подопечная, что вы мне поручили, по нему с ума сходила... настолько, что с крыши сбросилась. Дура психованная. Было бы из-за кого! Двухметровая бледная моль. - Я указала на высокого худощавого блондина тридцати с хвостиком лет. Архангел покосился на меня.
  - Да, и ты должна была не дать ей натворить глупостей.
  - Я сделала ей одолжение и не стала мешать. Она сама приняла решение не жить. - Пожала плечами я. Архангел вздохнул.
  - Ладно, не о том сейчас. Ты права, это съемочная площадка. И не зря обратила внимание на этого актера, потому что именно он, Роберт - твое дело.
  Я смерила его взглядом и вздохнула. Елки-палки! Опять задание мне придумали.
  - И от чего его спасать?
  - Вообще-то не спасать.
  - Нет? - удивилась я, - А что тогда?
  - Направить. - Он хитро улыбнулся и подмигнул. Чего это архангел такой задорный? Похоже задание совсем дерьмовое...
  - Это как?
  - Чтобы я смог тебе это объяснить, нужно, чтобы ты за ним понаблюдала до завтра. А завтра я приду и расскажу тебе.
  - Уриил, что за игры? Это обязательно?
  - Без этого никак. - Развел руками крылатый.
  - Вот дерьмо!
  - Не выражайся! - Скривился архангел.
  - Тебя забыла спросить. - Огрызнулась я.
  Он укоризненно покачал головой и исчез. Да чтоб тебя! Целый день просто сидеть и наблюдать за смертным? Да на кой оно мне? А с другой стороны, больше-то делать и нечего. Хорошо хоть можно оставаться непроявленной, и меня никто не увидит, а значит, не придется объяснять, кто я и что здесь делаю. И зачем за ним наблюдать?
  Ну да ладно, почему бы и нет. Я незаметно стащила кофе, принесенный для режиссера, за что в скором времени недоумевающий его ассистент получил взбучку. И устроилась на металлической балке конструкции предназначенной черт знает для чего, видимо собрали для каких-то сцен. Оказалось довольно-таки интересно, мне никогда не приходилось наблюдать за процессом создания фильма. Этот Роберт очень талантливо перевоплощался на съемочной площадке. Насколько я поняла он довольно общительный и веселый человек с неплохим чувством юмора, которое охотно пускал в ход между дублями. А роль у него, была угрюмая и очень эпичная.
  Вечером он заскочил в магазин, сделал какие-то покупки и поехал домой к семье. Войдя следом, я осмотрелась в его квартире. Большая и довольно уютная. Хм, и жена-красавица. Что она в нем нашла? Пока я рассматривала его супругу, накрывавшую на стол, мимо меня прошел Роберт в одних трико. Хм... довольно крепкий, нельзя сказать, что мускулистый, но очень жилистый. Жилистая моль. Он подхватил на руки трехлетнюю дочь, подбежавшую к нему с радостным возгласом. Зачем его направлять? У него сложившаяся и счастливая жизнь. Он талантливый актер, карьера полным ходом, красавица-жена и чудесная дочь. Чего Уриил от него хочет добиться?
  И еще у актера есть кошка, чтоб ее! Она целый вечер таращилась на меня из дальнего угла квартиры.
  - Ты заметил, как странно ведет себя Маркиза? - Проговорила жена, глядя на зверюгу, что пялилась на меня осатаневшими глазами. Обычно коты на меня нападали. Но, видимо, пока я сидела и просто наблюдала, Маркиза делала то же самое.
  - А как она себя ведет? - Спросил Роберт, не глядя, все еще играя с дочкой.
  - Не знаю, как-то странно, будто испуганно. - Ответила та.
  - Она у тебя вообще странная. - Хохотнул актер.
  Я смотрела на него. Вспоминая Уриила, понимала, что этой счастливой жизни, пожалуй, приходит конец. Мне стало его даже жаль. Я еще не знала, что с ним будет, но была уверена, что ничего хорошего. Даже если за него не возьмусь, Уриил найдет кого-нибудь еще или сам займется.
  В спальню я не пошла, хотя если учесть сдавленные звуки, которые оттуда раздавались, пока спал ребенок, очень хотелось присоединиться. Хорошо, что я не ангел. Ангелам нельзя блудить. Хотела заглянуть к малышке, но тут на меня с диким воплем бросилась кошка. Я отошла. Кошка продолжала орать, хотя после доброго пинка, которым я ее одарила, больше не нападала. Из спальни выбежали всполошенные родители в халатах. Посмотрели на кошку. Женщина попыталась взять ее на руки, чтоб успокоить, но та зашипела и не далась. Да ладно, не пойду я к девочке, не нервничай! Я пошла и села в кресло. Очень удобное, кстати. Маркиза села под стеной напротив, мордой ко мне и всю ночь не отрывала от моей персоны глаз. Впрочем, мне было все равно, я в это время отдыхала.
  Наутро, Роберт поднялся рано и отправился на пробежку, я вместе с ним. Ничего особенного. Побегал, пришел домой и отправился в душ. Я заглянула к нему, ухмыльнулась: а он, в общем-то, ничего. Надо сказать, заглядывать было глупо, потому что в зеркалах непроявленная я все же отражалась, и, если до этого благополучно избегала отражающих поверхностей, то сейчас в ванной промахнулась. Он заметил меня и оглянулся. Поспешила, покинуть опасное место. Попрощавшись с семьей, актер сел в машину, а я разлеглась на заднем сидении. Ехали почти час по пробкам. Он включил какой-то блюз, и, поскольку блюз я не люблю, пришлось пошаманить, чтобы аудиосистема в машине перестала работать. Дальше опять были съемки. Особо интересного больше не было. Ну, разве то, что я между делом соблазнила какого-то симпатичного англичанина в подсобке. Уриил появился к полудню.
  То есть появилась сначала мудрая улыбка, а следом и сам ее обладатель.
  - Кера. - Кивнул архангел, образовавшись рядом со мной. Хм, а чего сегодня без крыльев? Зачем спрятал?
  - Уриил. - Кивнула я в ответ.
  - Ну как познакомилась? Что узнала?
  - Роберт Нолтон, - начала я со вздохом, - Тридцать два года. Отец, английский дипломат, умер десять лет назад. Мать русская полячка, ныне обретается где-то в Тибетских горах. Он живет в Петербурге. Имеет два высших образования, авиа-инженерное и актерское. КМС по джиу-джитсу. Талантливый актер. Жена Лариса, дочь Катерина. Вполне себе счастлив и успешен. Видимо, с удачей он ходил в один детский сад. И совершенно не пойму, зачем его куда-то направлять? Если и так все отлично? Он явно нашел свою стезю и прет по ней, не сворачивая. Что не так?
  - Все верно, - хмыкнул архангел, поерзав ангельской попой на неудобной балке, той же самой, что я облюбовала вчера, - за исключением одного. Его суть - не актерство. Он великий врачеватель.
  - То есть он должен стать врачом? - удивилась я.
  - Ну, не совсем, но можно и так выразиться. - Пожевал губами мой собеседник.
  - С трудом верится, но допустим. И что должна сделать я? - я задала этот вопрос, уже зная на него ответ.
  - Ты уже все поняла. - Хмыкнул он.
  - Разрушить его карьеру?
  - Не просто карьеру. А всю его устоявшуюся жизнь.
  - Ух, ты! Пакости! Это я люблю! - восхитилась я, - Что, и семью тоже?
  - Это самое простое. Жена его бросит, как только он потеряет работу.
  - Вот так просто? - фыркнула я. Казалось, что эти двое так любят друг друга. Тоже мне!
  - Отношения не прошедшие испытания трудностями, ничего не стоят. - Пожал плечами архангел.
  - А зачем это нужно? Я имею в виду, вы ведь ангелы наставляете людей, направляете на путь истинный, и они резко меняют свою жизнь. Зачем вам демон понадобился?
  - К нему не пробиться.
  -Как это? Ну, ладно, внушить вы ничего не можете, но можно... не знаю, рак там наслать - пред грозящей смертью многое осмыслит. Ведь у вас много разных способов воздействия на человека.
  - Да, и твое вмешательство - наиболее оптимальный в плане энергозатрат. К тому же есть возможность на время занять чем-то полезным одного неугомонного полу-демона. - ухмыльнулся архангел.
  - Чего это "полу"? - возмутилась я.
  - Потому что у тебя есть душа.
  - Огрызок от души, ты хотел сказать? - покосилась я на него. Он глянул, как на неразумное дитя, с отеческим выражением лица покачал головой. Бесит он меня!
  - Она восстанавливается. Ты не заметила, что стала очень похожа на человека?
  - На человека? Да ты смеешься! - Фыркнула я. И ужаснулась внутри: а если не врет? Вот это новость! Да как так? - Это невозможно.
  - Многие мои братья тоже так думали. Но тем не менее. - Развел руками архангел - Ну так что скажешь об этом деле?
  - Что ты придумал потрясающе нескладную историю! Ну да Дьявол с тобой! Другое мне скажи, ну вот разрушу я его жизнь, и что дальше?
  - Дальше уже возьмемся мы. Как только он все потеряет, твоя работа будет закончена.
  - Чушь какая-то. Хотя какая разница? Все равно скучно до одури! А вредить людям я люблю.Тогда убери Хранителя. Этот амулет не даст мне манипулировать сознанием людей. - Подвела итог я, поигрывая хвостом. Уриил покосился на меня и чуть не брякнулся с балки от неожиданности, не заметил, как я превратилась? Что же ты, архангел? Издевательски заулыбалась. - Ну, освобождать от Хранителя тебя никто не будет, и не надейся. Вот тебе вещица. Через нее будешь проецировать на людей свою волю. И не думай что сможешь ею пользоваться безнаказанно в направлениях не затрагивающих дело. Я слежу за тобой через артефакт. - Уриил протянул мне черный камешек на шнурке. На вид ничего особенного. - Ладно! - Скривилась я. Когда-нибудь я отомщу. Ох, отомщу!
  - Вот и славно. - Хлопнул в ладоши, пернатый. - Обращайся, если что нужно будет.
   И исчез. Ну, что ж... Пакости - это куда привычнее, чем спасение людей, тем более, когда для них есть такой весомый повод, как просьба архангела. Для меня это довольно глобальное дело, раньше я портила людям жизнь... так скажем, единоразово, но по-крупному. А вот устраивать череду неприятностей, от мелких до крупных, не приходилось. Но я знала, как это делается. Что ж, приступим... с чего бы начать?
  
  
  Часть 2.
  Я не знаю, почему получилось именно так. Мое дело с Робертом было уже закончено. Три месяца назад. Три месяца назад я полностью разрушила его жизнь. Почему-то осталась жить в России. Безумная страна. Как раз по мне. И уже месяц я работала среди простых смертных в скорой помощи под именем Сотниковой Тамары. Там я могла отнимать жизни вполне себе человеческими методами, и "случайно". Или подраться, если попадались буйные "клиенты". Ну, иногда спасать смертных. Так я глушила навязанную Хранителем потребность. Амулет будто "мурчал" внутри меня в такие моменты. Ему нравилось помогать этим людишкам. И, как бонус, меня не трогали ангелы за вмешательство своей сверхъестественной силой в ход событий.
  Понятия не имею, какая сила вывела Роберта именно в то место. Просто однажды, возвращаясь с вызова, я увидела, как перед нашей машиной сбили человека. Он кубарем перелетел через авто, как любят показывать в кино, и упал на асфальт нам под колеса. Наш водитель Николай успел затормозить. Сбивший его водитель даже не остановился.
  Я выскочила из машины. Каково же было мое удивление, когда я узнала в пострадавшем Роберта! Он был в сознании, хотя и соображал туго. Мы отвезли его в приемный покой. Вот только документов при нем не было. И сейчас никто не узнал бы в этом человеке еще год назад известного актера, о котором сейчас все забыли, благодаря моим усилиям. Сейчас несчастный выглядел очень жалко. Мужчина был одет в потертые брюки, порванный свитер неопределенного цвета, от природы светлые волосы посерели от грязи и отросли. Он был сильно избит, все лицо фиолетово-черное от кровоподтеков. Похож на бездомного. Что же с тобой произошло?
  Медсестры в приемном покое скривились и не хотели его принимать. Но я подняла крик. Да так, что они, чтоб меня заткнуть, как-то протолкнули его на рентген. У него был перелом нескольких ребер и руки, а также множество ушибов и сотрясение. Его загипсовали и перевязали. Дальше было не мое дело, и я поехала на станцию. Моя смена закончилась, и можно было ехать домой. В небольшую двухкомнатную квартиру, которую я снимала. Бесплатно, конечно, я же демон. Вот только, домой не поехала. Не могла выбросить из головы изможденного Роберта. Что же с ним случилось?
  Я поехала в ту больницу, в которую отвезла своего бывшего подопечного. Не знаю почему. По наитию пошла к центральному входу. Там я его и увидела. Роберт сидел на скамейке с загипсованной рукой и угрюмо смотрел в пространство. Я остановилась рядом. Он поднял свои голубые глаза на меня.
  - Ты все еще здесь? - спросила я. Он кивнул и опустил взгляд. - Есть куда идти?
  Он промолчал. Я вздохнула.
  - Ладно, поехали.
  - Куда? - буркнул он.
  - Чай пить. - Хмыкнула я. Он изумленно посмотрел на меня. - Чего вытаращился? Вставай, говорю, пошли. Пошли-пошли!
  Роберт встал. Вид у него был такой, будто ему все равно, что с ним делают. Парень явно под какими-то веществами. Еще и авария. Слишком туго соображает. Медленно, пошатываясь, побрел за мной. Я пришла к парковке, открыла свою машину, оглянулась на ковыляющего ко мне бедолагу.
  - На заднее садись. - Буркнула я и села за руль. Он, кривясь от боли, кое-как уселся назад.
  Пока мы ехали, мой спутник уснул.
  - Эй, спящая красавица, - позвала я. Он вздрогнул. - Приехали, выходи.
  - Куда мы идем? - спросил он хриплым голосом, говорить ему было явно трудно.
  - Говорю же, чай пить. Пойдем. - Он хотел явно еще что-то спросить, но потом почему-то передумал. Просто последовал за мной к подъезду.
  Ему повезло, что я выбрала дом с лифтом. Мы поднялись на нужный этаж, вышли на площадку, где столкнулись с моей соседкой Лидией Ивановной, женщиной шестидесяти с чем-то лет. Которая чуть не хлопнулась на пол с инфарктом, когда увидела страшного двухметрового бомжа с гипсом, которого я привела.
  - Здравствуйте, Лидия Ивановна. - Как ни в чем не бывало, поздоровалась я, и тут же добавила - Не ваше дело.
  Открыла квартиру, вошла, впустила бомжа и закрыла дверь, оставив соседку наедине со своими мыслями. Роберт встал на пороге, не решаясь пройти дальше. Хоть я и демон, но дома люблю чистоту, недавно, кстати, пристрастилась. Видимо чистота его и смутила.
  - Чего встал? Разувайся. - Оглядела его, - И, наверное, одежду другую тебе надо найти. Заходи пока, присядь, где-нибудь.
  - Зачем вы это делаете? Помогаете мне? - спросил вдруг он, когда я завела его на кухню.
  - Не знаю. - Посмотрев задумчиво на него, честно ответила я. - Обычно я куда как далека от сердобольности. Присядь, я сейчас. - И поспешила уйти из кухни. Пока он еще чего-нибудь не спросил. Зашла в свою комнату и закрыла дверь. Есть дело поважнее, чем одежда.
  Я сосредоточилась на своем Хранителе, тот отозвался знакомым жжением внутри.
  "Уриил". Меня окутала белая пелена. Потом расступилась, явив мне архангела собственной персоной.
  - Кера, не часто ты пытаешься со мной связаться, что случилось? - улыбнулся он.
  - Случился Роберт. Он сейчас у меня. Что вы сделали с ним?
  - Ничего особенного.- Заявил Архангел.
  - Тогда почему он на отбивную похож? - Я злилась и не могла понять, почему.
  - А тебе-то что? Помочь, что ли хочешь? - прищурился он.
  - А может, и хочу! - выпалила я, и удивилась сама себе.
  - Каким вообще образом ваши пути пересеклись? - Задумался Уриил, задав вопрос самому себе, но тут же переключился. - Ну, а отчего бы и не помочь? Значит так: никакого колдовства. Можешь помочь, как Тамара, фельдшер скорой помощи. То есть поддержка, чисто человеческая, допустима. Легенда только Тамарина. Ничего сверху не рассказывать. И мы тебя не будем трогать.
  - Так зачем это?
  - Для тебя это значения не имеет. Действуй по ходу событий. Сильно с помощью не усердствуй.
  - Тебя еще спрашивать буду! Но я все равно не могу понять, как это, - ткнула я пальцем в пространство за спиной, - может его направить?
  - Это внутренняя информация, извини, Кера, но ты не ангел.
  - Да пошли вы! - Фыркнула я, и вернулась. Пелена рассеялась, и снова вокруг были стены квартиры.
  В шкафу у меня обнаружились мужское трико, должны быть как раз. И легкая рубашка с коротким рукавом. Вспомнить бы еще, чьи они и каким образом их забыли? Когда я вошла на кухню, то увидела, что мой гость сидит на полу, оперевшись спиной о стену, и спит. Хм, хорошо, что обои снизу темные.
  - Эй, проснись. - Он вздрогнул. И попытался встать, но скривился и сел обратно. - Так. Давай, только потихоньку! Поднимайся. Пойдем в душ.
  - Зачем?
  - Затем, что запах от тебя тот еще! А вообще, тебе повезло. Ты встретил Мать Терезу во плоти, и она решила тебе помочь.
  Я аккуратно втолкнула его в ванную.
  - Извини друг, свитер придется выкинуть. Надеюсь, его не твоя бабушка вязала? Разрезать его будет наименее болезненным способом снять с тебя это нечто.
  Он хмуро кивнул. Я ножницами срезала свитер с него, под ним ничего не было, так что и резать больше ничего не пришлось, ну бинты разве что. Замотала пищевым полиэтиленом гипс.
  - Значит так. С верхней частью я тебе помогу. А нижнюю часть себя вымоешь сам.
  - Я сам помоюсь.
  - Совсем сам с твоими ребрами, ты не сможешь. У тебя пять ребер сломано. Что стоишь? Залезай в ванну. - Он кое-как залез в ванну и с мучительной гримасой оперся спиной о стену. И как его мыть, такого двухметрового журавля? Наклониться он не сможет, сесть тоже. - Отлично, мне тебя что, с табуретки поливать?
  Черт, что за бред?! Встала на край ванны и на угол эдаким циркулем и принялась поливать его из душа, осторожно намыливать. Мыла его грязные отросшие патлы и думала, где же он жил последние три месяца? В подвале что ли? Кое-как отмыла его, по пояс. Как оказалось, не так-то просто быть аккуратной и бережной, когда твоей сутью очень давно стало причинение боли другим. Но я более или менее справилась. Роберт лишь молча кривился.
  - Ладно, давай заканчивай. Я бы продолжила, но ты больно стеснительный. Вот полотенце. Вот штаны. А эти снимай и в ванне оставь.
  Через полчаса он вышел, пошатываясь, без рубашки в светлых трико, что я ему нашла (самую малость коротковаты). Сильно похудевший. Весь черный от побоев. И в шрамах. Досталось же ему!
  - Нужно тебя забинтовать. - Он вяло кивнул, помывка, судя по всему, отняла его последние силы.
  Туго забинтовала ему ребра. Сняла полиэтилен с гипса. Натянула на него рубашку. Между делом почувствовала в его скелете массу недавно заживших переломов.
  - Почему вы все же мне помогаете? - спросил мой пациент. Я выдавила улыбку. Ну да, вот сейчас тебе и рассказала, что мне, по какой-то неизвестной причине, небезразличны твои беды. И я не ответила. И вообще, если учесть, что ему пришлось пережить, одно совершенно не понятно. Почему он мне поверил? Не сбежал? Я бы на его месте бежала бы вообще ото всех! Хотя, я ведь не знаю всего... может и не бежала бы.
  - Как тебя зовут? - спросила я вместо ответа.
  Он замялся. Понятно почему. Если ты звезда, знаменитость, а потом резко падаешь со своего Олимпа, меньше всего хочется чтобы в тебе нынешнем, потерявшем все, узнали того знаменитого человека.
  - Роберт.
  - Нерусский?
  - Наполовину.
  - И кто ты на эту половину?
  - Англичанин. По отцу.
  - Понятно. А меня Тамара зовут. Голоден? - он отрицательно покачал головой. Ну да, он того и гляди сознание потеряет от слабости. - Ладно, иди сюда.
  Отвела его в свободную комнату, посмотрела на диван, и порадовалась, что он достаточно длинный.
  - Приляг, отдохни. - Сунула ему в руку подушку. Он потоптался на месте.
  - Спасибо, вы очень добры. - Пробормотал Роберт.
  - Радуйся. Я не часто такая. А сейчас ложись.
  Мужчина опустился на диван, с моей помощью улегся. Я сверху набросила на него плед. Вышла из комнаты. И рухнула в кресло у себя. И задумалась. Кера! Кера, что с тобой? Самое время задавать себе этот вопрос. Я сама себя не узнаю! Почему мне не все равно, что с ним? Почему мне хочется ему помочь? Почему?
  Потому, что я это с ним сделала. Ну, косвенно конечно - бил его кто-то другой. Но это из-за меня. Я сбросила маску человека и посмотрела в зеркало. Я все еще была демоном. Красные светящиеся глаза, загнутые тонкие и острые рога на голове, никак не маскируемые даже моей гривой волос. Черная бугристая кожа, будто облитая смолой, острые когти ни руках - вот такая я. И хвост. Все на месте. Да, я демон. Демон, имеющий плоть. Есть и такие. И есть бесплотные, которые крадут тела людей. У меня есть свое. Потому что я - адская ищейка. Была ею точнее. И всегда была беспощадна, ко всем. Похоже, была - ключевое слово. Ангелы меня не меняли. Даже этот ангельский Хранитель меня не изменил внутри. Они заставили меня поступать иначе, но суть меня оставалась прежней - мне хотелось убивать. Но меня, кажется, меняет Роберт. Почему меня меняет Роберт? Проклятье!
  Мой гость проспал почти сутки. Проснулся к полудню следующего дня. У меня был выходной, так что я сидела и рассматривала его. Вспомнила увиденные в душе свежие рубцы от пуль и множества порезов. Куда он влез? Задолжал денег?
  Додумать свою мысль я не успела, потому что предмет размышлений взял и проснулся. Он открыл глаза и некоторое время смотрел в потолок. Потом начал осматриваться, и, кажется, вспомнил, где находится. Увидел меня, попытался встать, замер от боли.
  - Осторожнее, спешить не куда. - Прокомментировала я. - Выспался? Легче стало?
  Он кивнул и медленно сел.
  - Тебя ведь не просто так та машина сбила, верно? - прищурилась я.
  - Я не...- начал он, но я перебила.
  - Не говори, что понятия не имеешь, о чем я. На тебе свежие рубцы от пуль и, наверное, ножа.
  Он вздохнул и кивнул.
  - За что тебя?
  - Денег должен.
  - Паршиво. И много?
  - Порядочно.
  - И на что тебе были эти деньги?
  - Я их проиграл. - Выдохнул он и угрюмо отвернулся. Мои брови полезли вверх. Что, простите?!
  - Ты игроман? - Изумилась я.
  - Я идиот! - Рыкнул он и мельком глянул на меня, после чего опять отвернулся. Наконец на его лице появились эмоции: досада, злость.
  - Понятно, похвальная самокритичность. - Хмыкнула я. - Идем, поедим.
  Встала, пошла на кухню. Идиот, помедлив, поднялся с дивана и пошел следом. Вообще, я равнодушна к человеческой еде, демону пища не нужна. Но пришлось есть, чтобы меньше было подозрений. А мой гость обед уплетал за обе щеки.
  - И что, ты будешь скрываться? - Спросила я, прихлебывая чай.
  - Придется. - Пробормотал он, вертя в руках кружку.
  - А есть где? - Он грустно покачал головой.
  - Нет. Придумаю что-нибудь.
  - Предлагаю остаться здесь.
  Он поднял на меня глаза. Такого растерянного выражения я на его лице еще не видела.
  -Вы же меня совсем не знаете! И это может быть опасно для вас.
  - Едва ли. - Усмехнулась моя демонская часть. - Я не имею к тебе никакого отношения. Никак не связана с твоей жизнью. Как они найдут меня? Никто не видел, кто тебя забрал.
  - Но мне нечем платить вам. Не пойдет. - Мотнул белобрысой головой Роберт. Надо его постричь, а то, как пугало выглядит.
  - С этим можно что-то придумать.
  Я задумалась. А что придумать? Санитаром к нам в бригаду пристроить? Мой санитар как раз сбежал. Так там сущие копейки платят. Да и что с его знаменитой физиономией делать? Морок тут не пройдет, быстро явится Уриил и "налупит мне хворостиной", как любит говорить водитель из моей бригады.
  - Так или иначе, тебе все равно нужно сначала выздороветь. Никуда не пущу в таком состоянии.
  Он опустил голову. Не верил. Ну, что ж, справедливо. Люди не бывают настолько добры просто так. И я не просто так о нем пекусь. Только об этом ему знать не надо. Как мне его убедить? А с другой стороны зачем? Я и так ему помогла.
  - Впрочем, уговаривать не буду. Взрослый мальчик, сам решишь. А пока иди сюда.
  Пошла в свою комнату, указала ему на кресло, достала тюбик мази от ушибов и синяков. Он сел, а я принялась намазывать его фиолетово-бурую физиономию.
  - Зубы хоть целы? - спросила, растирая мазь по его левой скуле.
  - Целы.
  - Ты же КМС, как тебя так отделали? - Роберт остро взглянул на меня.
  - Откуда вам это известно? - Спросил он, отстранив мою руку.
  - Как-то случилось читать о тебе, Роберт Нолтон.
  - Значит, узнали? - он сник.
  - Ты сейчас страшен, конечно, но я умею узнавать людей в таком виде. И, когда ты назвал имя и упомянул об отце-англичанине, я поняла, что права.
  Он вздохнул еще раз и опустил голову.
  -Ну-ка мне! Я еще не закончила. - Ругнулась я. Мужчина поднял лицо
  - Значит, вы...
  - Слушай, утомил уже, хватит мне выкать.
  - Эээ... ладно. Ты слышала, что обо мне в новостях говорили?
  - Не смотрю новости. Там обычно чушь несут. А что говорили?
  - Чушь несли. - Вздохнул он.
  ***
  Роберт проснулся и по новоприобретенной привычке не шевелился, прислушиваясь к окружающему миру. Вокруг было тихо. А в голове пусто и звонко, но ясно. Он открыл глаза и попытался понять, где находится. Это был не подвал, в котором он уже привык приходить в себя. Аккуратно выбеленный потолок, неяркий свет, пробивавшийся через зеленые шторы. Пытался вспомнить, что было вчера, и что это за место. Не сразу, но все вспомнилось, хоть и картинки были мутными. Побег. Мчащееся к нему авто. Лицо девушки. Медики, что, плюясь, накладывали ему гипс. И снова она.
  Роберт начал осматриваться и увидел ту девушку в кресле. Она наблюдала за ним. "Меня зовут Тамара". - Вспомнил он. Мужчина попытался встать, но резко остановился, задохнувшись от боли. Чертовы ребра!
  - Осторожнее, спешить не куда. - Сказала она, с легкой усмешкой. Роберт поднял на нее глаза. - Выспался? Легче стало?
  Он кивнул и медленно, оберегая поломанное тело, сел.
  - Тебя ведь не просто так тебя та машина сбила, верно? - прищурилась Тамара. Как она догадалась? А не из их ли шайки эта дамочка?
  - Я не...- начал он, но та перебила.
  - Не говори, что понятия не имеешь, о чем я. На тебе свежие рубцы от пуль и, наверное, ножа. - Вот как! Роберт и не задумывался, как сейчас выглядит. А ведь и впрямь должен быть весь в рубцах и синяках.
  Он вздохнул и кивнул.
  - За что тебя? - Деловито поинтересовалась девушка.
  - Денег должен. - Буркнул ее гость.
  - Паршиво. И много? - Подняла бровь та. Не удивилась. Тертая особа, наверное.
  - Порядочно.
  - И на что тебе были эти деньги?
  - Я их проиграл. - Выдохнул он и угрюмо отвернулся. Вот теперь удивилась. Черт, почему он все ей рассказывает? Она ведь неизвестно кто!
  - Ты игроман?
  - Я идиот! - Выдохнул Роберт сквозь зубы, разозлившись на себя и на всю ситуацию.
  - Понятно, похвальная самокритичность. - Хмыкнула девушка. - Идем, поедим.
  Он вдруг понял, что зверски голоден. Кажется, она еще вчера пыталась его накормить. Но вчера он едва только сознание не терял. Осторожно поднялся с дивана и пошел следом. Тамара ела неохотно, лениво ковыряясь вилкой в картофельном пюре.
  - И что, ты будешь скрываться? - Спросила она чуть позже, прихлебывая чай.
  - Придется. - Пробормотал он, вертя в руках кружку.
  - А есть где? - Он грустно покачал головой. Нахлынула тоска. Пойти можно на четыре стороны. А вот укрыться не у кого: сторонников у него совсем нет.
  - Нет. Придумаю что-нибудь.
  - Предлагаю остаться здесь. - Неожиданно выдала Тамара.
  Роберт поднял глаза. Ее предложение застало его врасплох.
  - Вы же меня совсем не знаете! И это может быть опасно для вас. - Возразил он
  - Едва ли. - Усмехнулась девушка дьявольски. - Я не имею к тебе никакого отношения. Никак не связана с твоей жизнью. Как они найдут меня? Никто не видел, кто тебя забрал.
  - Но мне нечем платить вам. Не пойдет. - Роберт покачал головой. Это было странно. Даже дико. Ему пыталась помочь незнакомка.
  - С этим можно что-то придумать. - Она задумалась, потом продолжила. - Так или иначе, тебе все равно нужно сначала выздороветь. Никуда не пущу в таком состоянии.
  Роберт опустил голову. По идее, если бы она была одной из тех, кто его держал в подвале, то не стала бы морочиться и помогать ему. Но стоит ли ему здесь оставаться?
  - Впрочем, уговаривать не буду. Взрослый мальчик, сам решишь. А пока иди сюда.
  Пошла в свою комнату, Роберт следом. Девушка указала ему на кресло, достала тюбик мази от ушибов и синяков. Он сел, а она стала мазать ему лицо.
  - Зубы хоть целы? - спросила, растирая мазь по его левой скуле.
  - Целы.
  - Ты же КМС, как тебя так отделали? - Роберт похолодел. Откуда она это знает?
  - Откуда вам это известно? - Спросил он, отстранив руку девушки.
  - Как-то случилось читать о тебе, Роберт Нолтон.
  - Значит, узнали? - Роберт приуныл. Он и вправду надеялся, что его никто не узнает? Она из-за этого хочет ему помочь? Или причина другая?
  - Ты сейчас страшен, конечно, но я умею узнавать людей в таком виде. И, когда ты назвал имя и упомянул об отце-англичанине, я поняла, что права.
  Он вздохнул еще раз и опустил голову.
  -Ну-ка мне! Я еще не закончила. - Возмутилась Тамара. Мужчина поднял лицо
  - Значит, вы...
  - Слушай, утомил уже! Хватит мне выкать.
  - Эээ... ладно. Ты слышала, что обо мне в новостях говорили?
  - Не смотрю новости. Там обычно чушь несут. А что говорили?
  - Чушь несли. - Угрюмо ответил он.
   Чего там только не говорили. Роберт Нолтон, русский англичанин, оказался вдруг злостным должником банков, ужасным мужем и отцом (супруга выступила и рассказала такое, от чего у всех, кто смотрел, волосы встали дыбом). Та костюмерша, из команды последнего фильма, заявила, что он домогался ее в особо непристойной форме. Об этом сняли целую передачу. В то время, когда ее показывали, Роберт был в плену у своих кредиторов. Это было как раз после попытки продать квартиру. Его тюремщики, гогоча, показали ему эту передачу. Вот после этого, ему и перехотелось жить. Вдруг оказалось, что вокруг была одна ложь. Всю жизнь.
  Тогда он взбесился, напал на своих пленителей, сломал руку одному, коленную чашечку - другому, И разбил телевизор об голову третьему. Четвертый же разбил голову какой-то железкой уже самому Роберту. После этого актера избили чуть только не до смерти, чтоб неповадно было. Но смерть его им была не нужна, потому что очнулся он в гипсе. Обе руки и голень. И больно было дышать. Совсем как сейчас. После этого его не слишком-то били, просто стали вкалывать какую-то дрянь, от которой постоянно хотелось спать и мысли ползали в голове, как подыхающие тараканы. Видимо, чтобы был смирнее. Но стали каждый день приходить и наносить множество порезов.Так, пока он не восстановился, тогда побои возобновились.
  Но самое странное, что те, кого он покалечил, на следующий же день пришли его мучить, как ни в чем не бывало. Тогда после тех уколов он не обратил на это внимания. Он посмотрел на Тамару. Что-то в них было нечеловеческое. Как и в ней. Роберт это ясно чувствовал, хоть и не мог объяснить, и, несмотря на то, что это было похоже на сумасшествие. Он смотрел на Тамару и пытался понять, откуда у него ощущение, будто она нечеловек? Нужно это понять. Может, последствие тех уколов, которые ему делали? Что значит нечеловек, такого ведь не может быть? Или может? А, черт их всех разберет! В любом случае, это женщина спасла ему жизнь. Хоть и не понятно почему. Есть шанс выяснить.
  Странным было то, что кости стали срастаться гораздо быстрее, места переломов зудели просто чудовищно. Тамара, для начала притащила ему какую-то одежду. Сказала, что от знакомого. Роберт скептически посмотрел на магазинные этикетки, но комментарии оставил при себе. Он сломал голову в попытках найти решение. Прятаться у Тамары - это не выход.
   ***
  И Роберт все же остался. Мне пришлось сделать вылазку за нормальной мужской одеждой. Стащила ночью в магазине. Ну а через пару недель он взвыл от безделья.
  -Тамара, я не могу сидеть дома и ничего не делать.
  - Книги пиши. - Фыркнула я.
  - Я серьезно! - укоризненно покосился он на меня.
  - Я тоже. Ну, а что ты предлагаешь? Тогда пошли твои документы восстанавливать. Сможешь уехать отсюда. Если есть куда. Или найдем тебе работу. - Пожала плечами я.
  Он задумался.
  - Вообще-то есть куда. Надо только кое с кем связаться.
  - На телефон, связывайся. - Я кинула в него смартфоном. Мужчина поймал его здоровой рукой, снова укоризненно покосился, покачал головой.
  - А документы завтра. Сегодня уже поздно. И у меня планы на вечер.- Выглянула в окно на темную улицу.
  - В клуб идешь? - Скис мой друг, глядя на мое короткое платье.
  - Да. А ты не вздыхай, со сломанной рукой туда идти не стоит. И вообще тебе светиться нельзя.
  Окинула его взглядом. Синяки и отеки сошли, я его постригла, и мой сосед снова стал похож на человека. Странно, но теперь он стал казаться привлекательным: мне нравились четко очерченные скулы, твердая линия губ, как он улыбался или хмурился... стоп, чего это я, сдурела что ли? Так, пора в клуб! А то много с ним времени провожу. Ишь, придумала тоже!
  В клубе я погуляла на славу, нашла на ночь себе симпатичную парочку, они были явно не против моей компании. Вернулась утром. Роберт уже не спал. Или еще не спал? Он встретил меня, подпирая плечом дверной косяк кухни. И с усмешкой наблюдал, как я в прихожей, пошатываясь, снимала сапоги на шпильке. И чего это я такая пьяная? Я подплыла к нему, посмотрела снизу вверх. И, пробормотав "Не нависайте надо мной, большие серые облака" из какого-то глупого анекдота, поплелась в кухню. Попыталась точнее, но споткнулась об его ногу и чуть не встретила лицом пол. Меня на лету поймали. Мигом оказалась у него на руках.
  -Поставь. У тебя рука еще не зажила. - Возмутилась я заплетающимся языком.
  -Не бурчи. - Хохотнул он, и понес меня в мою комнату. Опустил на кровать, стянул куртку, подложил по голову подушку и укрыл одеялом. Какой заботливый! Я закрыла глаза.
  Не удивляйтесь, демоны тоже могут опьянеть, но если захотят. А я запьянела, без собственного на то желания. И это паршиво, но сей факт, был осознан уже после пробуждения. Я уснула сразу. Проснулась через два часа, трезвая. Роберта не было. И куда этот герой делся?
  Я перешла в непроявленное состояние и сосредоточилась на его образе. Увидела его след в дверях. Это похоже на прозрачный застывший кадр - он стоял в дверях без гипса и надевал мою кепку. Ну что ж, у него моя кепка. Я переместилась по шлейфу своей энергии. Оказалась в какой-то мастерской.
  - Ты мне должен. - Прошипел Роберт, держа за грудки какого-то типа в синем рабочем комбинезоне. - Время возвращать.
  - У меня нет таких денег! - Скукожился тип, - У меня нет всей суммы.
  - А какая сумма у тебя есть? - не отставал Роберт. Хм, надо же... я и не знала, что ты можешь быть таким.
  - Пятьсот... есть только пятьсот тысяч! Больше нет, клянусь! Нет восьмисот!
  - Тогда давай пятьсот, а остальное спишу, если сделаешь мне документы.
  - Документы? Какие документы?
  - Все. Паспорт, загранпаспорт, водительское, визы - как обычно. - Заявил мой приятель. Что значит "как обычно"?
  - Ладно! Ладно, без проблем! - обрадовался тип. - Дай время до четверга, и все сделаю!
  - До среды. - Рыкнул Роберт. Полноте, кто ты, человече?! Я тебя не знаю! Хотя, согласна, это быстрее и эффективнее, чем паспортный стол. Если только этот жук-короед не побежит стучать тем, кто ищет Роберта. А он побежит, я по глазам вижу. И пятьсот тысяч в какой валюте?! Хотя, какая разница? Роберт его отпустил. - И телефон с не отслеживаемой сим-картой.
  - Хорошо, хорошо! Все сделаю!
  Роберт поставил его на ноги, поправил воротник и ухмыльнулся как акула своей добыче. Тип поежился. Мой сосед ушел, спрятав лицо под козырьком кепки. У него даже походка совсем другая. Похоже, я о нем многого не знаю. Ну да ладно, о чем это я? Ах, да! Роберт вышел из мастерской, а жук-короед побежал к телефону. Но не добежал: я стояла на пути. В демонском обличии. Тип в комбинезоне заверещал и брякнулся на задницу, попытался отползти прочь, но не успел.
  - Тебе стоит сделать все, о чем он сказал. - Произнесла я душевно и наклонилась к нему, схватив за горло. - А заложишь его, я выну твои кишки и обмотаю их вокруг твоей же шеи. Ты будешь умирать долго и очень мучительно.
  - Я...я все понял, не буду звонить! - заскулил "комбинезон".
  - Вот и ладненько. - Оскалилась я, обнажив ряд игольчатых зубов. И исчезла, переместившись домой.
   Приняла человеческий облик. Вскоре пришел Роберт. Он заглянул ко мне, увидев, что я не сплю, улыбнулся.
  - Ты быстро выспалась.
  - Зачем гипс снял? - Вместо ответа спросила я.
  - Он уже не нужен. - Заявил мужчина и нахально оперся плечом о дверной косяк, как утром. - Где была ночью?
  - В клубе. - Ухмыльнулась я.
  - И все?- поднял бровь Роберт.
  - И не все. - Я встала с кровати и потянулась. Пошла к двери - И вообще, что за допрос?
  - Я, может, волновался. - Он смотрел, не отводя взгляд, и не торопясь меня пропускать. Как-то смотреть Роберт по-другому стал. Эээ, друг, ты с этим завязывай! Нечего меня так глазами есть. Тебе нельзя. Хотя он уже полмесяца других девушек и не видел. И до того еще что там было неизвестно. Так что не удивительно.
  - Ну и совершенно напрасно. Со мной все в порядке. Может, уже дашь мне пройти?
  - Да, конечно. - Он чуть сдвинулся, но не ушел, я проскользнула. - В среду будут готовы документы.
  - Уже сходил? - Изобразила я удивление,
  - Да. - Кивнул тот. Ага, сходил. Только забыл уточнить, куда ходил за документами.
  - Тебя не заметили? - спросила я, присев за стол на кухне.
  - Вроде нет. - Он разлил по кружкам только подогревшийся чай, протянул одну мне и сам сел напротив. Смотрел на меня и улыбался одними губами. Мне нравилась эта его улыбка. А еще интриговало, что он, похоже, не такой лопух, каким кажется. Надо связаться с Уриилом. Что он скрыл об этом человеке? Хотя если архангел, что-то замолчал, то он может и не ответить на мои вопросы. Скорее всего не ответит.
  - О чем ты думаешь? - Услышала я голос Роберта, будто издалека.
  - Так, о разном. - Небрежно отмахнулась я.
  - Ты никогда не говорила о семье. - Неожиданно произнес мой собеседник.
  - У меня ее нет.
  - Ты сирота?
  - Можно и так сказать. - Конечно сирота, раз моя мать бросила меня триста лет назад. Роберт погрустнел.
  - И у меня нет. - Мне стало неловко. Ведь это я сделала так, чтобы он остался один. - Моя жена уехала с каким-то французом. И дочь забрала. А мать удалилась куда-то в тибетские горы.
  Он замолчал. Роберт был зол.
  - Знаешь, сейчас я даже рад, что все потерял. Зато теперь мне известно, на какой лживой твари женился!
  Мужчина поднялся и ушел к распахнутому окну. Я чувствовала себя виноватой. Хотя, чего уж там, разрушить его семью и впрямь оказалось самым простым. Так что насчет жены он прав. Встала, подошла, положила ладонь ему на плечо. Оглянулся.
  - Я не знаю, почему ты помогаешь мне, но все равно спасибо.
  Не ответила, только кивнула. Ответить было нечего. Пора завязывать с помощью ему. Я стала к этому мужчине привязываться. Видимо на самом деле становлюсь человеком. Похоже это правда. Наверное, скоро начну терять силы. Если я стану человеком, то потеряю поддержку ада. Не хочу снова становиться простой смертной. Хотя, стану ли я смертной? Кем я вообще тогда стану? Ведь я уже мертва. Но этот ребус решу чуть позже.
  - Покажи руку. - Попросила я. Роберт вытянул мне руку. Я закатала рукав и стала ощупывать. Мне, не нужен рентген, чтобы понять, цела кость или нет. Мой друг сломал две кости чуть выше запястья. Перелом со смещением - это вам не шутки. Но сейчас обе кости срослись. У нормальных людей сначала формируется хрупкая костная мозоль, которую не трудно снова повредить. И это через месяц. Но у Роберта на месте переломов была уже полноценная крепкая кость. За две недели. Ерунда какая-то.
  - Расстегни рубашку. - Скомандовала я. Он слегка улыбнулся и расстегнул. Я принялась ощупывать его ребра. Та же самая картина. Подозрительно быстро. Подняла глаза, и увидела, как мужчина, наклонив голову вперед, рассматривает мое лицо. Слишком близко, слишком. Отодвинулась.
  - Ты прав. Гипс не нужен. - И ушла в свою комнату, закрыв за собой дверь.
  ***
  Роберт остался. У Тамары нашлась мужская одежда нужного размера. Откуда интересно? От парня осталась? А где он сам? Спрашивать об этом он не стал, посчитав бестактным. Пока был у нее, Роберт пытался что-то придумать, выйти на старых знакомых отца. Нашел одного и стал выжидать. Прошло две недели, и Роберт начал лезть на стену, от безделья и скуки.
  -Тамара, я не могу сидеть дома и ничего не делать! - Возмутился он, когда его союзница поинтересовалась, чего это он такой нервный.
  - Книги пиши. - Фыркнула девушка.
  - Я серьезно! - укоризненно покосился он.
  - Я тоже. Ну, а что ты предлагаешь? Тогда пошли твои документы восстанавливать. Сможешь уехать отсюда. Если есть куда. Или найдем тебе работу. - Она пожала плечами и принялась застегивать сапоги на тонком высоком каблуке.
  Он задумался.
  - Вообще-то есть куда. Надо только кое с кем связаться.
  - На телефон, связывайся. - Я кинула в него смартфоном. Мужчина поймал его здоровой рукой, покосился на девушку, покачал головой. Она до безобразия бесшабашная.
  - А документы завтра. Сегодня уже поздно. И у меня планы на вечер.- Выглянула в окно на темную улицу. Роберт окинул ее оценивающим взглядом. В этом платье Тамара выглядела еще аппетитнее, чем обычно.
  - В клуб идешь?
  - Да. А ты не вздыхай, со сломанной рукой туда идти не стоит. И вообще тебе светиться нельзя.
  Она, в свою очередь, окинула мужчину взглядом. Заглянула в глаза и отвернулась. Определенно, в ней есть что-то темное, дьявольское. Тамара махнула ручкой и скрылась за дверью. Вернулась же она утром. Роберт стоял, оперевшись плечом о дверной косяк и насмешливо наблюдал, как Тамара, пошатываясь, снимает сапоги. Это ведь целое искусство, ходить на тонкой шпильке пьяной и не падать. Никогда не понимал, как женщинам это удается. Потом, справившись с задачей, подошла к нему, посмотрела снизу вверх. И, пробормотав нечто нечленораздельное, проплыла на кухню. Попыталась точнее, но споткнулась об его ногу и чуть не упала плашмя на пол. Но, Роберт успел ее поймать чуть раньше. Взял на руки, понес в ее комнату.
  -Поставь. У тебя рука еще не зажила. - Возмутилась она заплетающимся языком, и вяло взбрыкнула.
  -Не бурчи. - Хохотнул он, толкнув ногой дверь в ее комнату. Опустил на кровать, стянул куртку, подложил под голову подушку и укрыл одеялом. Девушка закрыла глаза и, похоже, тут же отключилась. Он усмехнулся, посмотрел на нее задумчиво и вышел.
  Все же хватит уже откладывать. Пора кое-кому возвращать старые долги. Роберту надо было в одно место сходить. Но с его известной физиономией не самая удачная идея ходить днем. Роберт увидел на вешалке в прихожей черную вполне приличную кепку, причем, совершенно не похожую на женскую. Или у Тамары странные пристрастия в одежде, или... хотя вкусы у нее и в самом деле странные. Ладно, не суть. Мужчина примерил кепку и, решив, что вполне прилично, вышел из квартиры.
  У отцова должника Роберт был через полтора часа, так как тот устроился на окраине. У него была авторазборка, и шиномонтаж для маскировки. Шиномонтажка в этом районе, на взгляд Роберта, выглядела скорее подозрительно. Он быстро нашел Алексея, лысоватого низкорослого мужичка в замасленном рабочем комбинезоне, всегда напоминавшего Роберту очеловечившуюся крысу. Пришлось вспомнить уроки отца, бывшего замаскированным криминальным деятелем.
  Припугнув Алексея, Роберт ушел из мастерской. Точнее сделал вид что ушел. У него осталось четкое ощущение, что этот крысеныш тут же побежит стучать. Поэтому, Роберт бодро вышел из мастерской, но тут же тенью проскользнул назад. Услышал голоса.
  - Тебе лучше сделать, как он сказал. - прошелестел странный голос. Роберт прокрался среди завалов каких-то ящиков, вроде с запчастями. Выглянул из укрытия... Странно, но увиденное его совершенно не удивило. Хотя впору было задуматься о здоровье собственного ума. Лысоватый человечек в промасленном комбинезоне, поскуливая, пытался отползти подальше от...от кого? Человеком это нечто назвать было нельзя. Вспомнился персонаж из культового российского фильма "Иван Васильевич...", вопящий "Ааааа! Демоны!!!" Потому что ничем иным это нечто быть не могло. Оно нависло над Алексеем, схватив его за горло. И жутеньким голосом журчало:
   - А заложишь его или не сделаешь, я выну твои кишки и обмотаю их вокруг твоей же шеи. Ты будешь умирать очень долго и мучительно.
  - Я...я все понял, не буду звонить! - заскулил должник, заскреб ногами.
  - Вот и ладненько. - Оскалилось существо, изобразив улыбку. И исчезло в легком облаке черного тумана, которое тут же рассеялось. Все это Роберт наблюдал из-за больших ящиков с запчастями.
   Мужчина, стирая холодный пот, сполз по стенке ящика. Это нечто было очень похоже на то существо, которое ему виделось до всей этой заварушки с похищением. И он знал, что это на самом деле демон. И что он, то есть Роберт, вполне здрав в уме. Этот демон... он будто знал его. Алексей сидел на том же месте где и был и плакал как ребенок, размазывая грязные сопли по лицу. Пожалуй, пугать его больше нельзя, а то умом тронется, если еще не тронулся.
  И Роберту пора, осмыслить эту чертовщину и прийти в себя. Он незаметно вышел из мастерской и отправился окольными путями обратно в квартиру Тамары. Странно, он был шокирован, но не чувствовал, что привычный мир вдруг оказался другим. Он не подумал, что сошел с ума. Он будто всегда знал, что есть некая сторона, которую не всем дано видеть. Роберт будто всегда знал, что подобные сущности на самом деле реальны.
  Это он обдумывал на обратном пути. И еще одно. Этот демон, выходит, был на его стороне. Почему? Ответов не было. Войдя в квартиру, он закрыл дверь, пошел на кухню, включил чайник. Заглянул в комнату Тамары. Та лежала и таращилась в потолок.
  - Ты быстро выспалась. - Хмыкнул Роберт.
  - Зачем гипс снял? - Недовольно буркнула она, скосив глаза. Не похоже было, чтобы она была еще пьяна, хотя должна бы. Или что страдает от похмелья, что тоже неминуемо должно быть.
  - Он уже не нужен. - Заявил мужчина и встал в дверях. - Где была ночью?
  - В клубе. - Ухмыльнулась Тамара. Она была подозрительно довольная. Роберт ощутил легкий укол ревности.
  - И все?- поднял бровь он.
  - И не все. - Девушка встала с кровати и гибко потянулась. Пошла к двери - И вообще, что за допрос?
  - Я, может, волновался. - Он смотрел, не отводя взгляд и не торопясь пропускать. Был великий соблазн сделать сейчас глупость.
  - Ну и совершенно напрасно. Со мной все в порядке. Может, уже дашь мне пройти? -подбоченилась та.
  - Да, конечно. - Он чуть сдвинулся, но не ушел, Тамара проскользнула мимо не прикоснувшись. А он добавил, - В среду будут готовы документы.
  - Уже сходил? - Удивилась она.
  - Да. - Кивнул тот. Он и не врал даже. Просто ей не обязательно знать, куда именно ходил.
  - Тебя не заметили? - спросила она, присев за стол на кухне.
  - Вроде нет. - Он разлил по кружками чай протянул одну Тамаре и сам сел напротив. Смотрел на нее и улыбался, как идиот, ничего не мог поделать. Ему нравился ее всегдашний сердитый взгляд, как она сидела за столом, поджав под себя ноги, как двумя руками держала кружку. Взгляд Тамары затерялся в пространстве перед ней. Она о чем-то задумалась.
  - О чем ты думаешь? - Спросил он. Рассеянный взгляд резко сфокусировался и остро уколол его, будто проникнув разом в самую его глубь.
  - Так, о разном. - Небрежно отмахнулась она и отвела глаза.
  - Ты никогда не говорила о семье. - Неожиданно для самого себя спросил мужчина.
  - У меня ее нет.
  - Ты сирота?
  - Можно и так сказать. - Она помялась. Непонятно, что с ее семьей. Но что там все не хорошо, было ясно
  - И у меня нет. - Проговорил он, вздохнув. - Моя жена уехала с каким-то французом. И дочь забрала. А мать удалилась куда-то в тибетские горы.
  Он замолчал. Роберт разозлился. На жену, что оказалась такой сволочью, на себя, что мнил ее хорошей.
  - Знаешь, сейчас я даже рад, что все потерял. Зато теперь мне известно, на какой лживой твари женился!
  Мужчина поднялся и ушел к распахнутому окну. За спиной послышались легкие шаги. На плечо его легла маленькая ладошка девушки. Роберт оглянулся.
  - Я не знаю, почему ты помогаешь мне, но все равно спасибо. - Она была ему чужой. И она была единственной, кто оказал ему помощь, не отвернулся.
  Тамара не ответила, только кивнула. Она была очень грустной. Но тему продолжать она не стала.
  - Покажи руку. - Попросила девушка. Роберт вытянул зажившую руку. Та закатала рукав и стала ощупывать. Роберт знал, что перелом сросся. Каким-то образом чувствовал это. А она смотрела на его руку так, будто обладала рентгеновским зрением. Что она там увидит?
  - Расстегни рубашку. - Скомандовала она. Он слегка улыбнулся и расстегнул. Тенденция ему нравилась. Тамара принялась ощупывать его ребра. Удовлетворившись осмотром, подняла глаза. Отодвинулась.
  - Ты прав. Гипс не нужен. - И, резко развернувшись, ушла в свою комнату, закрыв за собой дверь. Он вздохнул. Не подпускает. Часть 3
  Через два дня он пришел с конвертом в руках.
  - Тамара. - Позвал меня Роберт. Я отложила книгу, вышла из комнаты, он протянул мне конверт. Я почувствовала запах того "комбинезона" из мастерской, он очень боялся, когда мой сосед забирал эти бумаги.
  - Документы? - улыбнулась я. Он кивнул. Я открыла конверт. Паспорт, водительские права, загранпаспорт. На его имя. Думала, изменит свои данные, но не стал. - Решил за границу ехать?
  - Да, - он кивнул, а я подумала, что это, наверное, мой шанс от него избавиться.
  - Куда?
  - У меня друг в Англии. Думаю, там и обустроюсь. Поедешь со мной? - этот вопрос застал меня врасплох. Что, простите? Я вытаращила глаза.
  - Спятил? Зачем я тебе там? Я - это просто временная мера. Переждать бурю и забыть. Дальше у тебя уже своя дорога. А ты собрался меня с собой тащить! - Я объясняла ему, а он стоял и с высоты своего роста смотрел на меня. Как на ребенка, который не понимает простых вещей.
  - Ну, ты подумай, время еще есть. - Пожал он плечами. И не торопясь вышел из комнаты. Ты посмотри, какой! Еще и не отделаешься.
  Я плюхнулась в свое любимое кресло. Надоел. И уже начала жалеть, что притащила его к себе домой. Вот уедет, и ладненько. Закрыла глаза.
  "Ты его боишься".- Послышались слова.
  Я подскочила. Голос прозвучал, будто из ниоткуда. Я своим демонским восприятием никого и ничего не видела. Ни существ, ни устройств, которые могли бы быть источником звука, не было в моей квартире. Голос будто вибрировал, он определенно был женским и явно не человеческим. И звучал не в моей голове, а будто из пространства вокруг.
  "Ты боишься его и тех чувств, которые он в тебе вызывает, той дрожи, что испытываешь при его приближении".
  - Кто это? - глухо спросила я, вертясь вокруг себя, но рядом по-прежнему никого не было.
  "От этого бесполезно бежать. Ты уже влюбилась, теперь убежать нельзя, Демон".
  - Кто ты, черт тебя дери?! - Закричала я.
  И на крик, конечно же, вбежал Роберт. Он тревожным взглядом окинул комнату, потом меня, в боевой стойке застывшую посреди нее.
  - Что случилось? - спросил он, убедившись, что опасности нет.
  - Ничего, - буркнула я. - Все нормально.
  - А чего тогда кричишь? - удивился он.
  - Пытаюсь представить, каково это, вникать в роль и выплескивать искусственные переживания. Это интересно, наверное, быть актером? - выдала я, удивив саму себя. М-да, выдала, так выдала. Раньше фантазия у меня была куда богаче! Деградирую, видимо.
  - Серьезно? Звучало очень убедительно. - Сказал он, в тот момент, как состряпал гримасу "Что за бред ты несешь?".
  - Спасибо. - Я изобразила на лице фальшивую улыбку. - Ты иди, хочу отдохнуть перед завтрашней сменой.
  - Как скажешь. - Кивнул он с какой-то грустью. После чего вышел и закрыл за собой дверь.
  Вот и нате вам, здравствуйте! Я, кажется, с катушек начала съезжать, раз со мной голоса какие-то стали разговаривать. В момент этих моих размышлений о собственной несостоятельности передо мной материализовался блистательный Уриил. Правда, в этот раз без своей традиционной мудрой улыбки.
  - Чего притащился? Или ты целых две недели выяснял, какого лешего на меня свалился Роберт? - Возмутилась я, вместо приветствия.
  - Да. Кера. После окончания твоей работы он на три месяца выпал из нашего поля зрения.
  - Как это?
  - Я предполагаю, что его похитили демоны.
  - Демоны? Речь об одержимых? - Я изумилась. Вот это поворот! Каким образом тут мои бывшие собратья по аду приплелись? Хорошенькое дело, знаете ли!
  - Думаю, да. Воплощенных мы можем отследить. А духов очень сложно.
  - Ну, допустим, вот только зачем он демонам, чтобы с ним так возились? Если он им нужен, могли бы просто вселиться в него и творить все, что нужно. - Нахмурилась я. Что-то не сходится. Архангел что-то умалчивает.
  - Они не могут его одержать. Он особенный. Я говорил, у него великое предназначение.
  - И ты о нем что-то умолчал. Роберт не так прост, как может показаться. Не обычный сопливый актеришка, скорее актерство - прикрытие для его истинного лица.
  - Не понимаю, о чем ты. - Нагло соврал архангел и даже не моргнул. Ну ты посмотри-ка!
  - Ложь, это грех. Если даже архангелы грешат, то чем вы лучше тех же демонов?
  - Я не лгу. - Покачал головой с выражением вселенского всепонимания на лице. Нравится мне этот архангел! Весельчак он, знаете ли!
  - Ну да, конечно... Но знаешь, есть еще кое-что.
  - И что же это? - поднял черную бровь Уриил.
  - За пару минут до твоего прихода со мной говорил некий голос.
  - Что за голос? - посуровел архангел.
  - Женский вроде, но явно нечеловеческий. Я никого не обнаружила, ничьего присутствия не почувствовала. Может это результат моего очеловечивания? Схожу с ума?
  - С ума? Это возможно... - Уриил заглянул мне в глаза и покачал отрицательно головой. - Но не твой случай. Ты в здравом уме, сумасшествие не трудно обнаружить. О чем говорил голос?
  - Я так поняла, о том, что мне не стоит оставлять Роберта одного.
  - Хм... прости, я тебя покину. Надо узнать, кто это был. - И испарился. Ну, вот как обычно!
  
  Наутро я ушла на смену. А когда через сутки вернулась, то первое, что я узрела, еще в подъезде - это кровь. Кровь Роберта, ее запах не трудно узнать. Плюнув на конспирацию, переместилась к своей квартире. Опять здесь была Лидия Ивановна, что-то вынюхивавшая под моей дверью.
  - Лидия Ивановна, - проговорила я, проявившись на верхней ступеньке лестницы за ее спиной, - вам когда-нибудь кто-нибудь нос дверью прищемит, вы же его буквально в замочную скважину суете! Чего надо? Шлепайте себе своими делами заниматься!
  Соседка, услышав мой голос, подпрыгнула, шарахнулась к своей двери, схватилась за сердце и три раза перекрестилась. Не поможет, дорогая моя. Я здесь с попущения архангелов. Сердито покосилась на нее и, достав ключи, открыла дверь и вошла. И тут же забыла о соседке - на пороге тоже была кровь.
  - Роберт! - позвала я, вглядываясь в пространство. Он в доме один. - Что с тобой случилось?
  - Я здесь! - ответил он из открытой ванны негромко. Вошла, когда мужчина как раз стягивал с себя окровавленную рубашку, глянул на меня в зеркало, выдавил из себя улыбку.
  - Что, черт тебя дери, случилось? - задала я законный вопрос, разглядывая дырку в плече. Не пуля. Какой-то толстый штырь круглый. - Шел мимо сломанной стены, напоролся на арматуру?
  - Нет, меня выследили, когда я возвращался из посольства.
  - И? - я достала аптечку. Дыра не опасна, важного ничего не задели. Зашить и все.
  Взяла иглу и шелковые нитки.
  - Оторвался. Но до этого один успел в меня монтировку воткнуть. Промахнулся немного, мне повезло.
  Он зашипел, потому как я, обработав рану, принялась ее зашивать. Терпел, почти молча, только временами шипел и кривился. Наконец, я закончила, и сделала повязку.
  - Ты - мой ангел-хранитель. - выдохнул он, отмывая руки от крови.
  - Тут ты очень ошибаешься. - Фыркнула я. Даже не представляешь, насколько. Он не торопился уходить или отодвигаться от меня. Я вымыла свои руки, забрала окровавленные салфетки и вышла, уловив напоследок его разочарованный взгляд.
  - С мужчинами всегда такая ершистая? - спросил он, выйдя из ванной. Что-то быстро мой бледный моль о своей ране забыл. Болеть, что ли уже перестала? Исправить что ли?
  - Ну как тебе сказать... мне больше девочки нравятся. - Фыркнула я. Он оторопел.
  - Врешь. - С некоторым сомнением на лице заявил он.
  - Уверен? - ухмыльнулась я и скрылась на кухне. Роберт не ответил. - Решил уже, когда едешь?
  - Да. Через два дня. Билеты куплены. - Кивнул он, появившись в дверном проеме.
  
  Два дня прошли быстро. И за это время ничего не произошло. Ни преследователи Роберта, ни странный голос, ни даже Уриил со своими перьями не нарушили спокойствие квартиры. Ну, разве что, я раз десять подряд обыграла своего соседа в шахматы. И вот мы сидели за очередной партией, кажется, сейчас у него появились шансы на выигрыш. Между прочим, мне так и не удалось узнать, что за человек этот мой такой мирный с виду сосед. И что с ним произошло двумя днями ранее?
  "Хочешь, покажу" - А вот и голос. Помянешь черта. Услышав, его я выронила фигуру. Потянулась за ней, в глазах потемнело. Меня накрыло видение.
  
  Роберт в серой рубашке и с сумкой на плече шел по улице. Мимо магазинчиков. Я таких даже не знаю. Вдруг рядом с ним остановилась машина, а за спиной вырос непонятно откуда взявшийся амбал, не уступающий актеру в росте, но значительно шире в плечах. Амбал саданул Роберту по затылку какой-то трубой. Из машины выскочил странный тип с крысиной внешностью и вместе со своим сообщником загрузил Роберта на заднее сидение. И уехали. Но прежде чем они доехали до точки назначения, тот очнулся. Он открыл глаза, и, не шевелясь, осмотрелся. На коврике валялась монтировка. Мой сосед быстро схватил ее и двинул по голове водителю, тому самому крысоватому типу. Машина вильнула и, развернувшись в обратную сторону носом, остановилась. По счастью никуда не врезалась и даже не перевернулась. А вот с амбалом завязалась борьба. В ходе, которой, оппонент Роберта выхватил монтировку, воткнул в плечо актеру, сразу выдернул и собрался нанести еще удар. Но не успел, поскольку, жертва вдруг вывалилась из машины, открыв незаметно дверь. Амбал сунулся, было, следом, но едва его голова появилась в проеме, как дверь машины несколько раз с маху сильно закрылась, в кашу размозжив лицо здоровяка. Роберт кое-как одной рукой вытащил обоих из машины, нашел на заднем сидении чью-то черную кожаную куртку, забрал свою сумку и сел за руль.
  Чужую машину он бросил в нескольких кварталах от моего дома, надел куртку, которая скрыла его окровавленную одежду, сел в такси и приехал домой.
  
  Пелена рассеялась. Я снова была в своем теле. Увидела над собой Роберта, который хлопал меня по щекам, пытаясь привести в чувство.
  - Что случилось? - прохрипела я, почему-то чудовищно пересохло в горле.
  - Ты вдруг рухнула на пол и отключилась на минуту-другую. Такое раньше бывало?
  - Нет. - Сказала я, попыталась встать. Ноги слушались плохо. Что за ерунда? - Все нормально. Можно отпустить.
  - Да ты на ногах не стоишь! - Возразил он. - Что с тобой?
  Черт побери, а я откуда знаю?! Что там люди в таких случаях говорят? Ах, да!
  -Наверное, устала после ночной смены. Я лучше прилягу.
  Он взял меня на руки и положил на кровать. И почему ему так нравится меня на руках таскать?
  -Тогда отдыхай. - Вышел и закрыл за собой дверь.
  "Что думаешь о нем?" - прозвучал голос снова.
  -Думаю, что он способен за себя постоять. - Ответила я шепотом, чтобы мой сосед ничего не услышал. Голос же видимо, доступен был только мне.
  "Это верно". - В голосе послышалось усмешка.
  -Когда ответишь, кто ты?
  "Зови меня Наамари. "
  -Мне это ни о чем не говорит.
  " И не скажет. И архангелу твоему тоже."
  -Тогда кто ты? - Меня это все бесило до неимоверности. И вообще, откуда она знала об архангеле? Это, наверное, очень плохо.
  "Не это сейчас важно. Важно, кто ты".
  Усмешка из голоса пропала. Я похолодела. Эта Наамари не мираж, не галлюцинации. Она совершенно реальна. Я вдруг поняла это с кристальной четкостью.
  "Демон. Но демон ли? Ведь твоя душа еще жива. - Проговорил голос. - Все еще чувствующая, способная любить. Не демон. Но и не человек - слишком много в тебе ненависти и жажды убивать".
  Она говорила, а меня придавливала незримая сила. Вдавливала в кровать. Я не могла ни шевельнуться, ни крикнуть. Попыталась вызвать Хранителя, но впервые за последние сто лет не чувствовала его. Амулет не откликался, будто и не было его.
  "Что ж, проверим-ка тебя".
  И сила вдруг исчезла. Вернулось ощущение амулета на позвоночнике. Я смогла снова шевелиться. Подскочила с кровати, как ошпаренная. Выскочила из комнаты. Услышала шаги Роберта. Черт, забыла о нем!
  -Ты чего? - удивился он.
  - Мне нужно на воздух. - Оглянулась я.
  - Да что с тобой, на тебе лица нет!
  - Все в порядке, просто дурной сон. - Отмахнулась я.
  - Тамара! - Он развернул меня к себе, взяв за плечи. И тут же оказался впечатанным лицом в стену с заломленной за спину рукой. - Ладно, ладно! Не горячись!
  Отпустила его и вышла из квартиры, дождалась лифта и уже из него переместилась наугад, оказавшись на набережной.
  "Это ты от меня сбежать пытаешься? - Хохотнул вдруг голос. - Прости, но тебе это не под силу".
  Я еще раз переместилась... попыталась, точнее. И не смогла.
  "Хватит скакать, как заяц! - заявила Наамари. - Уйдешь отсюда, когда я позволю".
  Я огляделась и увидела, как в мою сторону потянулись бандитского вида личности. Вгляделась в них...одержимые! Вдруг, поняла, что вокруг одни демоны. Двух из них я узнала - это те, что на Роберта напали. Один - с разбитой головой, другой - с раскавашеной физиономией. Странно. В видении я не поняла, что это одержимые. Всего около десятка, демоны двигались в мою сторону с недвусмысленными намерениями.
  -Предательница! - Рыкнул ближайший ко мне. Я снова не чувствовала Хранителя, видимо Наамари отключает его, когда хочет. И демоны меня увидели. Это и есть моя проверка? Ну что ж! Жажда убийства, говоришь? Ты права! Убивать я хочу постоянно! И сейчас могу! Какое же это блаженство, не ощущать жжения амулета у позвоночника! Я вынула Коготь - адский нож-кастет. Это было двойное лезвие с промежутком для пальца, изогнутое в виде кошачьего когтя. Сине-черная сталь могла разрезать любой материал, любую броню на Земле. Этот нож всегда был моим любимым оружием. И из всего моего арсенала только им можно убить демона.
  Они бросились на меня всем скопом. Это странно, но я была быстрее. В несколько минут десяток демонов превратился в кровавую кучу трупов. Я была вся в крови - она забрызгала меня с ног до головы, капала с Когтя. А на моем лице помимо воли расплылась улыбка-оскал. Я снова ощутила себя в своей стихии.
  "А теперь тебе пора исчезнуть отсюда". - Сказала Наамари. И вернула мне Хранителя. Он запылал во мне безудержным огнем, пытаясь сжечь. А поздно, приятель, я уже всех убила. И демонов, и людей, в которых те вселились.
  Я сжала зубы и переместилась. Прямо в свою комнату. Надо сжечь эту одежку. Пошла в ванную. В прихожей наткнулась на Роберта. Я опять забыла о нем.
  -Я не слышал, как ты... - начал было он, но тут разглядел в каком я виде, - Господи! Что стряслось? Ты ранена?
  - Нет. Я цела. Хватит уже наседать на меня и пусти в ванную, наконец! - Раздраженно бросила я. Он отступил а сторону.
  -Извини. На тебя напали?
  -Да.
  -Кто?
  -Не важно. Они мертвы.- Рыкнула я и закрыла у него перед носом дверь. Хранитель потихоньку затухал, жжение уменьшилось. Я стянула с себя одежду. Черт! Оказывается, меня все же порезали! На моем теле нашлось немало порезов, не проникающих, но глубоких, в паре мест до кости. Черт, больно! А под дверью Роберт.
  " Наамари, заглуши амулет на минуту, я хоть раны заращу". - произнесла я мысленно.
  "Нецелесообразно". - Был ответ.
  "О каких целях идет речь?!" - Возмутилась я. Она не ответила.
  Чтоб тебя вдоль и поперек! Хорошо хоть жар от Хранителя уменьшился. А то только сдохнуть осталось бы! Я осмотрела себя: глубокий порез на левом бедре, правое плечо разрезано до кости, несколько мелких порезов на корпусе и три длинных борозды от когтей на спине, в которых проглядывала кость. Вот дерьмо!
  - Тамара! - послышался голос из-за двери. Роберт еще за дверью? Какого хрена он там делает?
  - Что?
  - Ты в порядке? Помощь не нужна?
  Я вздохнула. Достала аптечку, вынула упаковку с нитками и иглой, антисептик. Как бы я не выкручивалась, но...нужна. Я приоткрыла дверь, выглянула в щель.
  - Только не спрашивай, что случилось. - Заявила ему.
  - Ладно. - Согласился он. Открыла дверь полностью. Роберт окинул меня взглядом, глаза его полезли на лоб. Открыл рот. Закрыл. Открыл. - Эээ... это называется "Цела"?
  - Мне так казалось. - Пожала я здоровым плечом. - Мне нужна помощь с этим.
  Повернулась к нему спиной.
  - Не смогу сама зашить. - Пожаловалась я, скрипя зубами. Он шумно выдохнул.
  Потом молча взял иглу с нитками и антисептик.
  - В больницу нельзя?
  - Нельзя. - Отрезала я.
  - Тогда терпи.
  Шил он быстро и уверенно, как ни странно. Я максимально отстранилась от боли, она почти перестала ощущаться. Хранитель умолк.
  "Наамари, ты здесь?" - Спросила мысленно я. Ответа не последовало. Ее или нет, или просто не хочет отвечать. А Роберт между тем справился с моей спиной.
  - Где еще? - деловито спросил он. Я повернулась левым бедром. Показала рану.
  - Твою мать, - ругнулся он, сев на корточки и заглянув в порез, - ты, что с мясорубкой подралась?
  Я хмыкнула, не ответила. А он приступил к работе, во время которой я размышляла над тем, какие же могут цели быть у этой проклятой Наамари. Почти уверена, она слышала каждую мою мысль. Но молчала. Сдается мне, это как-то связано с Робертом.
  - Скажи, в этом участвовали мои преследователи? - Спросил мой "врач", глядя снизу вверх пронзительными голубыми глазами.
  - Подумал, что они на меня вышли?
  - Да.
  - Участвовали. Вот только счеты и них ко мне свои. С тобой не связанные. Как оказалось, неприятели у нас с тобой из одного лагеря.
  - А ты-то как влезла? - изумился он, обрезая нить.
  - Ты обещал не спрашивать, помнишь? - напомнила я, поворачиваясь правым плечом.
  - А...да, извини. - Сказал он, вздохнув при взгляде на плечо. - Тебе что не больно? Ты даже ни разу не скривилась.
  - Скажем так, я иногда умею боль не слышать. Полезный навык, я считаю.
  - Это верно, если ты агент разведки. Но зачем он фельдшеру скорой помощи.
  - Это я сейчас фельдшер. - Хмыкнула я, покосившись на него.
  - А раньше? Агент разведки?- Поинтересовался почемучка.
  - А ты? - парировала его вопрос я. Он на секунду замер, на лице ничего не отразилась. Я поняла, что что-то нащупала.
  - Что я? - деланно удивился Роберт.
  - Не хочешь рассказывать, не спрашивай сам.
  Он кивнул и не стал больше спрашивать. Меня порадовало, что не стал мне врать. это было приятной неожиданностью.
  - Готово. Еще есть?
  - Нет, зашивать больше нечего, остальное можно пластырем заклеить. Спасибо.
  - Ладно. - Он смочил свернутый кусок бинта антисептиком и начал аккуратно стирать кровь с меня, оказывается физиономия у меня тоже была в крови. Когда бинт коснулся моего лба, его лицо оказалось совсем близко, и я на миг потеряла контроль над мимикой, что не укрылось от внимания моей "медсестрицы". Он улыбнулся.
  - Я говорил тебе, что ты лгунья? - спросил Роберт, беря новый бинт. И переходя к шее и спине.
  - Нет. С чего это?
  - Я о твоем пристрастии к девочкам.
  - Я люблю девочек.
  - И мужчины тебя не волнуют? - Он наклонился к моему уху. Я невольно сглотнула, по спине побежали волны мурашек. Проклятая человеческая чувствительность.
  - Я этого не утверждала. - Повернулась к нему, забрала у него бинт и принялась оттираться сама.
  - Поехали со мной. Здесь для тебя опасно. - Роберт взял мое лицо в ладони. Я отняла его руки от своей кожи и покачала головой.
  - Мне везде опасно. Нет смысла куда-то ехать.
  Он вздохнул и отошел на шаг, неотрывно оглядывая меня. Так надо что-то надеть. Плохая это затея перед ним в одном белье крутиться.
  - Спасибо, твоя помощь была очень кстати.
  - Как и мне твоя. - Сказал он серьезно, беря пластырь в руки.
  - Значит, мы в расчете. - Усмехнулась я. Отобрала пластырь. - Когда у тебя самолет?
  - Я не полечу. - Выдал он. - Тебе нужна помощь.
  - Твоя что ли? Тебя самого то и дело спасать надо. Вот разберешься с этой ерундой, тогда и приезжай помогать! А пока проваливай.
  Он насупился. А я знала, что сделала сейчас больно ему. Но я не вынесу, если этот человек останется. Больше не могу себя держать в узде. И он делает меня слишком уязвимой.
  - Когда самолет?
  -Через два часа. - Он глянул на часы. Кивнула. Стало грустно.
  Я заклеивала швы на теле, и была рада этому предлогу не смотреть на него. Он покачал головой и вышел. Я вздохнула и оперлась здоровым плечом о стену, будто враз потеряв все силы.
  "Я даже не знаю, кто из вас кому больше нужен". - подала голос Наамари.
  Ты что все время здесь была? Она не ответила. Я нашла какую-то рубашку на вешалке в ванной и вышла. Роберт уже стоял в прихожей с сумкой на плече, уже в обуви.
  - Мне пора. - Произнес он. Я, молча, отомкнула дверь. Куда-то исчез весь мой сарказм, который был бы кстати, но, увы.
  - Удачи тебе. - Кивнула я. Он аккуратно обнял меня. А потом я почувствовала его губы на своих. В глазах потемнело. А Роберт резко отстранился и быстро вышел за дверь, больше не оглядываясь. Я закрыла дверь и сползла по ней на пол.
  "Кера"
  -Чего тебе надо? - Устало спросила я. Она не ответила, только исчезло ощущение амулета. Я перекинулась в демонский облик. Моя кожа вспыхнула желтым пламенем, заплавившим раны на теле. Встала.
  "Ты мне просто нравишься". - Какая прелесть!
  - Ну, ты меня порадовала! - Съехидничала я.
  "Ты, кажется, куда-то собиралась"
  Собиралась... не совсем собиралась, просто хотела убедиться... Да черт с ним. Я переместилась в аэропорт, оставаясь непроявленной. Через некоторое время появился Роберт. Он прошел регистрацию и вышел в зал ожидания. Мужчина был угрюм, совершенно не обращал внимания на стайку девушек лет по двадцать, которые явно узнали его. Наконец, одна решилась и, стесняясь немного, подошла.
  - Извините, а можно ваш автограф?
  - Девушка, я не тот актер, вы ошиблись. - Устало ответил он.
  - Ой, простите! - Округлила глаза девица.
  - Ничего. Многие путают. - Вздохнул он. Девушка разочарованно ушла. Ну, если в широком смысле, то он в самом деле изменился и уже не тот актер. Так что, можно считать, что и не соврал.
  Роберт, глянул в темное по вечернему времени большое окно, выходящее на летное поле. Я стояла за его спиной. Естественно меня он заметил в отражении в окне. Мужчина медленно обернулся, ничего не увидел. Снова глянул в отражение. Я все еще была там. Потом переместилась в ту часть зала, где не было отражающих поверхностей. Он стал осторожно озираться. Но, естественно, никого не увидел. Наамари включила амулет после моего исцеления. Я так и не поняла, чего она этим добивается. Сейчас мне было грустно. И от того, что этот мужчина стал самым моим уязвимым местом, и оттого, что я сотворила с ним. Меня угнетало, что я стала сочувствовать, и чувствовать вообще что-то кроме ненависти, все из-за Хранителя. Насколько проще было без него. Никаких чувств, никакой боли...
  Наконец, объявили посадку. Я проверила самолет. Но все было спокойно, единственным демоном здесь являлась я. Салон наполнился запахом Роберта. Кстати давно заметила, что он как-то по-особенному пах. Этот терпко-свежий запах, почему-то напоминал мне об ангелах, но, как ни странно, не злил. Мой друг прошел мимо меня. И вдруг остановился, принюхался, обернулся, шагнул назад, наклонил голову почти к моему лицу, втянул носом воздух. Я попятилась, уперлась в спинку сидения. Он что чувствует меня? Как такое возможно?
  - Топай, чего встал? - Возмутился какой-то лысый мужик, которому Роберт мешал пройти. Тот тряхнул головой, будто отгоняя наваждение, и пошел на свое место. Я же поспешила покинуть салон.
  
  Часть 4.
  Вернулась домой. Проклятый амулет! Душевная боль в сто раз хуже физической. Как же больно... Я вырастила на руках когти, сжала зубы и распорола себе живот. В дыру просунула руку, глубже и глубже, разрывая собственные органы. К позвоночнику, туда, где в кость вплавлен амулет. С трудом нащупала что-то нестерпимо горячее, попыталась оторвать его. Но вспышка святого огня погасила мое сознание.
  Очнулась я, лежа на полу. Осмотрела себя: правая рука по локоть сожжена почти до кости, в животе огромная рваная рана. Проклятье. И почему я не сдохла?
  - Скажи, что ты надеялась сделать? - Это Наамари. Я вздохнула. До меня не сразу дошло, что на этот раз я слышу ее голос не отовсюду, как раньше, а из кресла в углу комнаты. Резко подняла голову. И впрямь, кресло не пустовало.
  Я с трудом села. Из раны хлынула кровь. Поползла к стене, кое-как оперлась спиной о стену. И принялась разглядывать свою доселе невидимую собеседницу. Наамари выглядела, как человек. Светлые длинные волосы, очень нежные черты лица, зеленое длинное платье с шикарным декольте. Но именно ВЫГЛЯДЕЛА. Человеком она не была.
  - Ты пыталась извлечь Хранителя? - С выражением любопытства на лице поинтересовалась Наамари.
  - Да. - Выдохнула я.
  - Зачем? я имею в виду, почему именно сейчас?
  - Не хочу больше чувствовать боль. Не хочу любить. Не хочу жалеть людей, не хочу чувствовать вину за причиненный вред. Не хочу чувствовать, как человек.
  - Уверена, что это Хранитель является источником всего этого?
  - Конечно. Я просто не способна все это чувствовать. Я от рождения бесчувственный сухарь. Это все не мое, оно исходит от амулета.
  - Ну, хорошо. - Она встала с кресла и подошла ко мне, присела на залитый кровью пол. А потом засунула руку в мое нутро. В глазах потемнело. Вдруг я увидела ее истинный облик.
   Она была ужасна... и красива одновременно. Ее глаза светились алым, волосы исчезли сменившись жемчужными перьями, покрывшими все тело кроме лица и ладоней, сменявшимися роговыми шипами на позвоночнике, переходящими в короткий гребень на голове. Иссиня-черные когти на руках. Человеческое лицо. Она оскалилась, обнажив два ряда острых игольчатых зубов. И крылья. Потрясающие белые крылья, как у ангела. Ангела?
  Видение погасло, я вернулась в сознание.
  -Что ты за тварь? - Прохрипела я.
  - Что ты увидела? - Наамари заглянула мне в глаза.
  - Это была ты... странное существо, будто смесь ангела с демоном.
  -Так и есть. - Кивнула та. Улыбнулась и показала какое-то подобие окровавленного золотого шнурка в палец толщиной. Шнурок сиял и лучился ангельской благодатью.
  - Это что?- Изумилась я.
  - Это то, что сто лет не позволяло тебе творить зло.
  - Хранитель!? Это и есть амулет? Блестящий шнурок??? Поверить не могу... постой! А как ты его извлекла?
  - Я наполовину ангел. Мне по силам его извлечь. - Наамари скомкала шнурок в руке, где он и исчез.
  -Зачем я тебе? - спросила я, заращивая между делом рану.- Зачем освободила меня?
  - Я еще не решила. - Она сидела рядом и с любопытством ребенка смотрела мне в лицо. - Что ты сейчас чувствуешь? Вспомни момент, когда Роберт тебя поцеловал. Тебя это все еще волнует?
  Я вспомнила его прикосновениях, и все внутри сжалось и задрожало.
  -Ничего не понимаю. Наверное это остаточный эффект от амулета. - Проговорила я, на что Наамари с улыбкой покачала головой.
  -Ничего не исчезнет, потому что амулет тут уже давно не при чем.
  - Этого не может быть!
  - Кера, это твои чувства. За сто лет Хранитель исцелил твою душу. У тебя есть привязка к аду, поэтому ты сохранила свою тьму. Но и свет в тебе засиял с равной силой. Это ты сама влюбилась в Роберта, а не амулет внушил чувство. Это тебе нравилось помогать людям, к которым приезжала твоя бригада скорой помощи. Это тебе самой полюбилась эта квартира и человеческий быт.
  Я не плакала с детства. А тут заплакала. Ощущение было, будто меня все обманули.
  - Ну-ка, пойдем со мной. - Она потянула меня за локоть, поднимая на ноги. Щелкнула пальцами. Я оказалась одета в обтягивающие брюки, какой-то топ и черную кожаную куртку. Ни следа крови.
  Мы переместились... а куда мы собственно переместились? Это что, Эйфелева башня? Хм... никогда здесь не бывала. Наамари вошла в двери кафе, и помнила меня пальцем. Я вздохнула, вытерла лицо рукой и пошла следом. Моя спутница заказала себе мороженое и какой-то салат. Немного подумав, мне заказала то же самое.
  -Что мы здесь делаем?
  -Предлагаю на полчаса обо всем забыть. Сейчас тебя никто не найдет. Скажи, как ты относишься к человеческой пище?
  -Равнодушно. - Пожала плечами я.
  -А ты попробуй. Почувствуй вкус. -И принялась есть принесенный салат. - Ну же, смелее.
  Я закатила глаза и сунула в рот ложку мороженого. Странно, но я ощущала вкус, и он мне нравился...
  -Хранитель притупляет восприятие. Чтобы меньше был соблазн грешить. Но, на мой взгляд, это большое упущение со стороны его создателя.
  - Наамари. - перебила я ее.
  - Что?
  - Зачем ты натравила на меня одержимых? - задала весьма интересующий меня вопрос.
  - Хотела увидеть лицо твоей ярости. - С легкой улыбкой пожала плечами та.
  - Зачем? - Начала снова злиться я.
  - Ну, для этого мне придется рассказать о себе... ну да ладно. Я из другого мира.
  Тут пришла пора удивляться, и мои глаза полезли на лоб. Что, простите? Она меня разыгрывает?
  - Небеса и ад не причем. Что так смотришь, ты ведь не думала, что ваш мир единственный? - Наамари насмешливо прищурилась. - Ну, так о чем это? Ах да! Я, в отличие от тебя, искусственная сущность.
  Вот этим она вообще повергла меня в шок. Ее создал кто-то?
  - Все верно. Меня создали. Есть один странствующий безумный бог. Он безмерно могущественен. Но творит сущую нелепицу. Одно из самых любимых его занятий - сплавление в одной сущности двух крайних противоположностей. Насколько знаю, я - один из ранних его экспериментов. Он взял самую бездушную и свирепую демоницу, какую смог сыскать, а потом чистейшего ангела, и, слив их воедино, создал меня. А потом напичкал силой под завязку, так что, пока я научилась ладить сама с собой, уничтожила около десятка населенных миров. Это случилось многие тысячелетия назад. С тех пор я приняла обе свои части, научилась быть и той, и той. Сейчас путешествую по мирам, и собираю чудеса от своего создателя. Чаще всего они погибают. Но не всегда.
  Я смотрела на это существо и потрясенно молчала.
  - Потому ты и меня и заинтересовала - в тебе очень сильна эта борьба противоположностей. Мне не нужно от тебя ничего. Просто мне интересно, удастся ли тебе примирить эти две половины и выжить. Или же ты уничтожишь сама себя.
  Я все еще молчала. Это все совершенно не укладывалось в голове. Даже в моей, довольно безумной демонской голове. Наамари хмыкнула и протянула мне ладонь.
  - Дай руку. - Сказала она.
  Я недоверчиво покосилась, но руку в ее ладонь вложила. В следующий миг на меня обрушилась лавина информации. Наамари отпустила мои пальцы и откинулась на спинку стула, наблюдая за мной. А ощущала себя взорванным домом, у которого унесло и крышу, и все остальное. Только что, это существо за несколько секунд показала мне пару десятков совершенно разных миров. И это были не картинки миров, а ощущение полного присуствия в них. И там жили самые фантастичные создания, в том числе и те, которые ни разу не создавались буйной человеческой фантазией. Сейчас, самым здравым будет не анализировать это. Немного отойти, а потом осмыслить. Пока достаточно того, что я поверила ей.
  - Рехнуться можно! Ладно... почему ты избавила меня от Хранителя?
  - Для начала, он тебе уже без надобности. Амулет тебя уже только угнетает. И потом, для моей коллекции артефактов, он очень интересная вещица.
  - Ну а Роберт тут причем?
  - Роберт... он отдельная история. Ты ведь так и не узнала, кто он? - прищурилась Наамари.
  - Нет. - Я покачала головой. - Кто он?
  - Если скажу - принесу вред. Сама скоро узнаешь. Скажу только, что демонов на него натравили из небесной канцелярии, причем так, что исчадия ада даже не подозревают об этом.
  - Но зачем? - недоумевала я.
  - Сама узнаешь. - Улыбнулась моя собеседница. - Ладно. У меня еще есть другие дела. Так что слушай.
  Наамари достала странное черное кольцо, протянула его мне на ладони.
  - Спайла. Амулет с псевдо-разумом. Сейчас, когда Хранитель тебя больше не защищает, демоны будут тебя искать. Потому тебе нужно порвать привязку к аду. Сейчас ты бессмертная сущность, но бессмертие твое от преисподней. А душа здесь, как ты знаешь, неуместна. Значит, ты еще и силы свои скоро потеряешь. Этот амулет разбудит в тебе глубинные силы, о которых ты не знаешь. Это будет не заемная мощь, а твоя собственная. У тебя от рождения мощный магический дар, и, как ни странно, ад его тоже не смог выжечь, как и душу. Наденешь Спайлу, и она разбудит тебя истинную, потому что ты до сих пор спишь. Но предупреждаю, это так же мучительно, как пройти все круги ада. Поэтому это твой выбор. Есть время подумать. Если до завтрашнего утра ты не наденешь кольцо, оно вернется ко мне. Если наденешь - тебя ждет новая жизнь. Кольцо после завершения процесса так же вернется ко мне. Не надевай раньше времени. Важно, чтобы не было смертных рядом. - Она вложила вещицу мне в руку. - Считай это моим даром. Тебе решать, принимать ли его. Я сейчас ухожу, не задерживайся тут надолго - выследят. Отправляйся домой - там пройти этот процесс будет проще.
  И она исчезла, оставив под вазочкой с мороженым купюру. Я покрутила в руке кольцо. Оно было и не из металла, и не из камня, очень холодное. Я вздохнула и переместилась. Круги ада говоришь... ну что ж, я готова.
  
  ***
  Когда улетал из России, Роберт ощущал, что совершает ошибку. Что нельзя оставлять Тамару одну. Но она ведь выгнала по сути. Еще думал о том, что же с ней произошло. О том, кто она. Пришел снова к выводу, что совершенно ничего о ней не знает. Размышлял о запахе, который наполнял салон самолета, когда он вошел. Пахло Тамарой. Он никак не мог отделаться от мысли, что то существо, увиденное им в мастерской Алексея, как-то связано с его спасительницей. Вот только как? Вопросы, на которых в Британии ответов не было. Ответы на них остались в Питере.
  Зато в Британии были решения многих его проблем. Вот уже неделю Роберт находился у своего друга Томаса в Лондоне. Уже решил вопрос с финансами, потому что его резерв, находящийся в ячейке в банке, остался невредим. А это означало, что он может безбедно существовать полгода минимум.
  Мужчина думал о Тамаре. Вспоминал их последний вечер. Тогда, зашивая рваные раны на ее спине, он вдруг понял, что она по-прежнему для него незнакомка. Что он совсем, то есть вообще ничегошеньки о ней не знает. Все это время эта женщина о нем заботилась в своей манере. Она не была доброй. Скорее Тамара была злой, всегда язвительной, с ее традиционным подначками. И, тем не менее, именно Тамара помогла ему тогда, когда все отвернулись. Когда обратиться было не к кому. Без нее, выжить ему, скорее всего, не удалось бы. Раньше, в своей прежней жизни, он обошел бы стороной эту злую, совершенно невоспитанную особу, которая плевать хотела на все общепринятые нормы поведения и отношения. Она была до невероятного прямолинейна. Если она считала человека дураком, то сразу ему и говорила, что он дурак. Хотела двинуть в морду, била в морду. Хотела уйти, уходила. Это он испробовал на себе. И именно такая она ему нравилась. Что странно, поскольку его всегда привлекали женственные и нежные дамы.
  И он отлично знал, что не безразличен ей. Но если эта женщина напрямую сказала проваливать, то однозначно стоило уехать. Выходя из ее дверей, Роберт понял, что все равно вернется. Потому что она нужна ему. Вот только сейчас ему нечего ей дать. Пока он мог поделиться с ней только врагами, которые у них и так общие.
  Он вспомнил ее глаза, когда Тамара вернулась после драки. Это были глаза убийцы. У его отца были такие же. А его отец - профессиональный убийца, всю жизнь носивший маску дипломата. Она и правда убила нападавших? Размышляя об этом, Роберт зачем-то открыл You Tube. Он внес в поиск фразу убийства в Санкт-Петербурге. Первые несколько видео были какой-то ерундой. А одно заинтересовало странным названием "Девчонка - просто дьявол". Он включил. Видео снимал прохожий парень, который для каких - то целей записывал на камеру их с другом прогулку. В начале видео этот друг вскрикнул: "Смотри! Девчонка ниоткуда появилась!" Оператор перевел камеру, и Роберт похолодел, узнав силуэт Тамары. Она озиралась, будто пытаясь понять где находится. К ней стали приближаться непонятные и явно недружелюбные типы. У кого-то мелькнул нож. Одного из них Роберт узнал: тот амбал, которого он дверью в машине отделал. Съемка оказалась качественной, и когда девушка повернулась, стало видно ее лицо. Она не убегала.
  И вот бандиты набросились на нее всем скопом, а их было больше десятка. Дальше была свалка, в которой непонятно ничего, кроме того, что ее противники падали и уже не вставали. А между тем к ним подбежали еще несколько человек. Когда их осталось пятеро, не считая, Тамары, стало более-менее понятно, что там происходит. Она двигалась ловко и быстро, орудуя то ли крюком, то ли изогнутым ножом. Эти последние видимо оказались самыми сильными. Один достал ее здоровенным тесаком, полоснул по плечу. Роберт вспомнил, как выглядела ее рана на плече. Женщина поднырнула под замах и разрезала его от горла до самого низа одним резким движением. Кувыркнулась в сторону, уходя из-под удара и нанесла свой, рванув глотку еще одному. В это время последний полоснул рукой по ее спине. Она крутанулась юлой и оказалась на мгновение за его плечом, одновременно с движением смахнув врагу голову с плеч. Видимо это все-таки что-то режущее и очень острое. Тамара на миг замерла, оглядывая гору трупов, громоздящуюся вокруг. Оператор взял крупный план, камера подрагивала в его руках, но он все же снимал. Стало видно ее лицо, на котором расползся дьявольский оскал. Она огляделась и исчезла. Друг оператора потрясенно охнул и не смог ничего сказать.
  Роберт застыл. Это можно было бы принять за постановку, если бы он своими глазами не видел раны на теле Тамары. Это, несомненно, была она. Но нарочитость съемки все равно напрягала. Эти двое явно специально были там с качественной камерой в руках. Да полноте! Напрягала вообще вся ситуация, особенно ее невероятность! Мужчина закрыл лицо руками. Он сравнил ту Тамару, которую он немного узнал, и ту, что видел сейчас в этом ролике. Может ли быть это один и тот же человек? Теоретически может. Он ничего о ней не знал. А может ли она быть тем демоном?
  Роберт вынул телефон. Насколько ему удалось узнать, она презирала электронные коммуникации. И телефон у нее был, но лишь номинально. Всегда валялся дома, на него никто не звонил. И все же он позвонил. Мало ли, вдруг повезет. Но нет, аппарат был отключен. Проклятье! Он откинулся на спинку кресла. И что это было за исчезновение в конце? Монтаж? Роберт был потрясен. Он ничего не понимал. Кто она? Или даже что она? Может ли она быть тем самым существом? Как одна девчонка могла уложить полтора десятка бандитов? Хотя видео в интернете отнюдь не то доказательство, которому стоит верить.
  Мужчина бродил до самого вечера сам не свой. Он вспомнил своих похитителей, у которых проторчал два месяца в подвале. Особо изощренно они не пытали, просто били временами подолгу и с удовольствием. Роберт знал их. Знал их банду. Давно когда-то. И с тех пор это стали совсем другие люди. Безумные, кровожадные, без малейших принципов. Хоть эти головорезы и были всегда отбросами, но какая-то своя бандитская честь у них имелась... когда-то. Но не в этот последний раз. Всех их будто подменил кто-то. Сам дьявол. Да, Роберт тогда проиграл им деньги. Не то чтобы очень много. Можно было вопрос решить мирно. Но Его кредиторы явились на следующий день и выкрали его. А супруга, пока его не было продала их квартиру. А в это время его избивали в каком-то подвале.
  А Тамара... тоже похожа на дьяволицу... только очеловечившуюся. Могла ли она быть подсадной уткой? Теоретически, да. Но если видео правдиво, то нет. Но если оно правдиво, то вставал другой вопрос: Что она за существо? От размышлений его отвлек звук пришедшего электронного письма.
  Мужчина с тяжелым вздохом сел за компьютер. Он открыл письмо. Это от его банка. Нашлись украденные у него со счета деньги. Просили прийти в ближайшее отделение банка. Придется лететь в Россию. Лучше это делать там. Ох, да ладно! Ты же можешь это здесь сделать. А туда ты хочешь слетать из-за Тамары. Ну, если на то пошло, можно и просто к ней слетать, не подыскивая для этого повода. Роберт усмехнулся и полез в интернет, покупать авиабилеты.
  Утром он уже летел в Россию. Томас удивленно посмотрел на друга, когда тот заявил, что ему надо на родину по делам, но ничего не сказал. И через несколько часов Роберт был уже в Питере. Он прямиком поехал к Тамаре. Хотя и не знал, дома она или на работе. Он ожидал уткнуться носом в закрытую дверь, поскольку хозяйки нет дома... но не ожидал увидеть то, что было там на самом деле.
  Знакомая некогда серая стальная дверь теперь была густо почерневшей от копоти, погнутой и со срезанным замком. Открытая. У Роберта внутри все упало. Он поддел пальцем дверь и вошел внутрь. От мебели ничего не осталось, внутри просто была только чернота и зола. Ни окон, ни дверей - все сгорело. Дверь за спиной скрипнула. Мужчина резко обернулся и увидел соседку Лидию Ивановну со сковородой наперевес.
  - Ааа, Это ты. - Протянула она, узнав Роберта, - Подругу свою никак ищешь?
  - Что с ней случилось? - упавшим голосом спросил он.
  - Сгорела она. - Грустно сказала бабуля. - Я не любила ее, конечно, но такого никому не пожелаешь. Тут так все горело! Ничегошеньки в квартире не осталось, что могло сгореть - все в золу превратилось. А она-то как кричала, как кричала! - соседка всплакнула. - Пожарных я вызвала сразу, как дым появился. А кричать она еще раньше начала. Потом как полыхнуло! Думали, весь дом выгорит, но нет, огонь только здесь и был, никуда не пошел больше. Чертовщина здесь какая-то творилась, вот что тебе скажу! Пожарные несколько часов потушить этот огонь пытались, да только не помогало ничего, пока сам не потух. А от Тамары даже косточек не нашли.
  - Когда был пожар?
  - Да с неделю назад.
  Роберт, пошатываясь, вышел из квартиры, выдавил из себя благодарность за рассказ и побрел, спотыкаясь, на улицу. Механически поймал такси, поехал обратно в аэропорт. Все это время голова была пустая и звонкая. Это не правда. Этого просто не могло быть. Не могло. Не могла она погибнуть. Причем, выходит, случилось это после его отъезда сразу. Боже, да что же это?!
  Роберт улетел первым же рейсом. Всю следующую неделю он находился в трансе. Он проигнорировал письмо от своего продюссера, с предложением новой роли. И письмо от жены, просившей о встрече. Он ни с кем не разговаривал, даже со своим другом, который то и дело пытался растормошить его. Мужчина не топил боль в алкоголе, просто бессмысленно бродил по Лондону. Ходил и ходил, никуда конкретно не направляясь, никуда не заходя почти. Спать приходил в свою небольшую квартирку на Пенфолд стрит.
  Так, во время своих шатаний, Роберт забрел в какое-то кафе, прячась от дождя, заказал кофе. И сидел, бездумно глядя в чашку, которую крутил в руках. На входной двери звякнул колокольчик. Мужчина механически поднял глаза, посмотрев на посетителя. Замер, напряженно всматриваясь в вошедшую девушку. Она взъерошила темные волнистые волосы, смахнув пряди со лба.
  -Наамари, может, ты объяснишь мне, какого черта я в Лондоне? - Громко возмутилась она по-русски, облокотившись о столик у входа, за которым лицом к Роберту сидела красивая блондинка. Та посмотрела на нее, потом с усмешкой перевела взгляд на Роберта и кивнула на него. А тот вдруг, понял, что ноги сами принесли к этой девушке, и он уже стоит за ее спиной. Девушка выпрямилась и медленно обернулась.
  
  Часть 5.
  
  Что она там сказала? Круги Ада? А я должна о них помнить? Или ничего не вышло? Помню только что воспламенилась и, кажется, спалила всю квартиру. Насчет последнего не уверена. Черт, где я сейчас? Вопрос был хорошим, потому как в момент возврата сознания, обнаружила себя... в воде! Пресная. Река какая-то. Большая. Что за ерунда? Выплыла к берегу. Какая-то глушь... Магией высушила одежду.
  "Ты вернулась?" - А вот и Наамари, даже вспомнить о ней не успела, как появился ее голос. Но прежде чем, успела ей ответить, оказалась посреди города. Посреди людной улицы. Говорят по-английски. Где я? Кажется, поняла.
  "Жду тебя в кафе". - Прошептала моя блондинистая знакомая. Через дорогу находилось какое-то кафе. Наамари там, по моим ощущениям. Как это я смогла ее почувствовать? Раньше мне это не удавалось. Ну ладно! Зачем она меня притащила сюда? Перешла дорогу, вошла в двери кафе. Моя цель сидела у самого входа.
  -Наамари, может, ты объяснишь мне, какого черта я в Лондоне? - Громко возмутилась я. Та улыбнулась, посмотрела на меня, потом куда-то мне за спину, и на что-то там кивнула. Вернее на кого-то. И я знала уже на кого. Почувствовала его запах. Я выпрямилась, размышляя, а не переместиться ли мне куда-нибудь на северный полис? Но он уже стоял за моей спиной. Медленно повернулась, и увидела не верящие глаза Роберта. Он смотрел на меня как на ожившую покойницу. А почему? Я чего-то не знаю? Или знаю. У меня ведь горела квартира. Кажется, горела. Но это же было... а когда это собственно было? Вчера? Или месяц назад? Сколько прошло времени? По ощущениям, так целая вечность! А вот что в это время происходило, убей, не помню!
  Я оглянулась на иномирянку, но ее уже не было. Снова посмотрела на Роберта.
  - Ты жива. - Выдохнул он.
  - Жива. - Только это и придумала.
   Мужчина заулыбался, да с такой радостью, что мне стало не по себе. Он приблизился еще на полшага, встав вплотную ко мне, и обнял.
  - Это лучшая новость за последнюю неделю. - Проговорил он, гладя мои мокрые волосы. - Я думал, что ты сгорела.
  Вот так. О пожаре он все-таки знает.
  "Демоны рядом. Стоит исчезнуть сейчас. Ты еще не готова их встретить, а он и тем более". - Прозвучал из пространства голос Наамари. Странно, но теперь я ее совсем по-другому слышала.
  - Давай уйдем отсюда. - Пробормотала я, выкарабкиваясь из объятий Роберта, взяла его за руку и потянула на выход.
  Выходя, заметила, что совершенно все посетители кафе таращатся на нас. Англичане рассматривали нас, кто с любопытством, кто с насмешкой. А вон тот, в углу, русских, видимо не любит. Ишь, как лицо-то перекосило. Весь наш диалог проходил на русском. У меня мелькнула мысль, что хоть и родилась я в Англии, но русский язык мне все же нравится больше. Ругаться на нем куда интереснее. Наверное, я бы не отказалась родиться в России. И к чему я об этом подумала?
  Роберт поймал такси и открыл мне дверь, я села. Как галантно! Не знаю, куда он меня вез. Вообще я была очень взбудоражена его появлением. Но сейчас все же предпочла, чтобы его не было рядом - слишком много непонятностей, и вопросов к Наамари, которая так некстати испарилась. Что произошло? Почему не получилось? Ведь я все еще демон. И привязана к аду.
  "Знаю, у тебя много вопросов. Пока я не знаю ответов на них. Спайла, до сих пор не вернулась. Извини, обсудим это потом. Позже я тебя найду. " - отозвалась иномирянка на мою мысль.
  Отлично! Просто замечательно! Не передать, в какой ярости я была. А тут еще Роберт... почему так хочется прижаться к нему? Черт побери! Будто все еще сильнее чувствовать начала. Так ярко, до ослепления...
  А между тем, мы уже приехали к многоэтажному дому. Роберт привел меня в просторную квартиру на двадцатом этаже. Мебели здесь было немного: посреди комнаты большой диван, у стены полка с книгами до потолка. Арка, ведущая на кухню, большое французское окно, выходящее на балкон, за полупрозрачными занавесками. Встроенный шкаф с вещами.
  - Квартира твоего друга?
  - Нет, моя. Она у меня на крайний случай. - Ответил хозяин, снимая с меня куртку. Я поежилась, хотя и не от холода. Моя куртка оказалась на спинке стула в углу. А он повернулся ко мне.
  - Тамара, что у тебя случилось? И где ты была эти две недели? - Спросил он, наконец. Стоп! Сколько!?
  - Что? Две недели? - я оторопела. Что же было? И почему я ничего не помню?
  - Пожар в твоей квартире две недели назад случился! Что с тобой произошло? И где ты была все это время? - он испытующе глядел на меня. Вот бы знать.
  - Не знаю. - Честно ответила я, упав в кресло. - Я ничего не помню. Огонь еще смутно помню, и потом я уже в Лондоне.
  - Твоя соседка говорила, что ты жутко кричала в квартире, во время пожара.
  - А это точно была я?
  - Я не знаю. - Он вздохнул и сел на диван. Я опустилась рядом. - Ладно. Ты жива, и это главное.
  Я посмотрела на него, улыбнулась. Смотрела ему в глаза и ощущала, как в животе стягивается тугой дрожащий узел. Встала, отошла к окну.
  - Что ты делал в Питере? - Задала я вопрос, чтобы отвлечься. Но не получилось. Он уже стоял за моей спиной, и я кожей ощущала тепло его тела.
  - Приезжал к тебе. - Ощутила руки на своей талии, с трудом подавила нервную дрожь. Роберт обнял меня и уткнулся носом в плечо. Как тепло.
  - Ты мне нужна. - Глухо произнес он. - Я не знаю кто ты, но ты мне нужна.
  Я молчала. Закрыла глаза. Больше не могу. Не могу сопротивляться... или не хочу? Его горячие губы коснулись моей шеи. Еще и еще раз. Я медленно повернулась. Да к черту все! притянула за воротник и впилась поцелуем в его губы... Он был горяч и умел. А я... а я давно этого хотела.
  Закончилось все только к утру. Я лежала и смотрела в потолок. Роберт спал, крепко прижав меня к себе, и горячо дышал мне в макушку. Как же хорошо. Впервые за свои столетия я ощущала себя счастливой. Сейчас не хотелось думать, что и как.
  "Кера, время передышки закончилось. - Услышала я так некстати прозвучавший голос Наамари. - Жду тебя здесь".
  В моей голове сформировался образ гостиничного номера. Я вздохнула, закрыла глаза, наслаждаясь последними секундами в объятиях мужчины. Потом переместилась, одновременно создав на себе одежду - серый топ и короткую черную юбку. Иномирянка ждала меня в гостинице с бокалом портвейна в руках.
  - Наамари! объясни мне толком! Как это амулет не подействовал?
  - И ты здравствуй! Я не знаю. Возможно, процесс еще идет. Но пока в тебе все по-прежнему.
  - Не все... я стала острее чувствовать. Зрение, слух, обоняние, осязание. И эмоции. Стали острее. - Задумалась я. Подняла глаза на собеседницу. - Мне казалось, ты почти всезнающа! Как это ты и не знаешь?
  - Никто из живущих не всезнающ, уж поверь мне.
  - А где я была две недели?
  - Не в этой реальности. Ты будто выпала, вот только куда, мне не известно.
  - Черт побери! И что мне теперь делать? На меня начнут охотиться все исчадия ада, какие находятся на земле!
  - Я скрыла тебя, так что, нет. Если только ты сама на них нападешь. А пока просто живи. Лондон неплохой город. И Роберт здесь.
  - Так вот ты зачем меня сюда притащила! - Воскликнула я.
  - Вообще-то не совсем. Всего лишь немного переместила. Ты, дорогая моя, плавала в Темзе. И заметь, появилась там безо всякого моего вмешательства. Сама к нему притащилась. - Я открыла рот, да так ничего и не сказала. Снова вам здравствуйте! - Кстати, о Роберте. Я обратила все твои действия вспять. Не нравится мне вмешательство Уриила.
  - Все? - я растерялась. Значит...
  - Ничего это не значит. Помять-то я ему не стерла, так что он прекрасно помнит, как его жена смылась, продав квартиру. Такого, Роберт ей не простит.
  Я помолчала, переваривая услышанное.
  - И все же нужно выяснить, что со мной.
  Наамари вздохнула.
  - Хорошо. Давай, попробую выяснить. Ложись на пол.
  Я легла. Иномирянка что-то зашептала. По телу поползли мурашки,... я стала проваливаться куда-то, будто через пелену увидела охвативший меня огонь... и все исчезло. Когда же я очнулась, то увидела вокруг себя что-то вроде мыльного пузыря, с радужными переливами. Наамари металась рядом. Увидев, что я очнулась, она остановилась.
  - Никудышный оказался эксперимент. - Покачала она головой.
  - Почему? - спросила я и не узнала свой голос - больше похоже на звериный рык. Ощущение, будто все горло внутри потрескалось
  - Потому что ты чуть не сожгла весь номер, а потом превратилась в голограмму на три дня. Это не считая того, что мне ничего так и не удалось выяснить. Но я рада что ты очнулась, потому как мне нужно тебя на время оставить, дела есть. И найди Роберта. У него, похоже, неприятности.
  Выдав мне всю эту информацию, и не дав вставить ни слова, моя "приятельница" растаяла в воздухе. Я встала, мыльный пузырь тут же лопнул. Голова кружилась, но в целом неплохо себя чувствовала. Так, теперь, что с Робертом? На этот раз при нем не было моих вещей, потому найти его будет сложней. И все же...
  Сосредоточилась на его образе. Некоторое время ничего не происходило, а потом очертания его лица стали четче. Вот только все лицо было все в синяках, из угла рта текла струйка крови. Мужчина был подвешен за руки к старой кирпичной стене и был без сознания, одежда изрезана и окровавлена. Я ухватила его местонахождение. Это пригород Лондона. Проверив на месте ли коготь, переместилась.
  Это был какой-то старый заброшенный цех. И увидела нескольких одержимых. Почему-то переместилась я не в ту же комнату, где висел мой бедовый друг, потому пришлось искать его. В непроявленном состоянии бродила по помещениям, хотя от демонского зрения это не прятало, так что приходилось таиться. По счастью долго бродить не пришлось, вскоре я его нашла. Вот только пока искала, два демона отвязали Роберта от стены и прикрутили к столу, покрытому засохшей кровью. И не торопясь, с явным удовольствием принялись нарезать его на ленточки.
  - Да будьте вы прокляты! С меня хватит! - я психанула и проявилась. Одного демона выкинула в окно, другого стукнула об стену и полоснула по горлу Когтем, чтоб под ногами не мешался. И начала отвязывать окровавленного и очнувшегося Роберта от стола. Он чуть не рухнул на ослабших ногах.
  - Тамара... Тамара, как ты здесь оказалась? - прохрипел он. Бедолага.
  - Долгая история, сейчас на нее нет времени, давай уносить отсюда ноги.
  Я почти тащила его на себе, идти он толком не мог. Я кое-как вытянула его во двор, утрамбовала на заднее сидение крохотной двухдверной развалюхи, стоящей во дворе, и выехала прочь. Никого не встретили. Это очень странно, даже подозрительно. Ладно, надо немного отъехать и перевязать Роберта, пока он богу душу не отдал.
  Мы выехали за город. Я увидела едва заметный проселок, отходивший от дороги в лес. Туда и заехала. Надеясь, что с дороги машину не видно, я отодвинула передние сидения и перебралась к раненому.
  - Так, спортсмен, пока не задавай вопросов, - проговорила я, увидев, как он уже открыл рот что-то спросить, хотя был едва жив, - сначала твои раны. Времени мало, так что рассказы потом.
  Я порвала на нем лохмотья, оставшиеся от футболки, закусила губу, чтоб не вскрикнуть: он был весь исколот ножом, в чем только жизнь держится? Перевозка явно не поможет. Для больницы поздно, сейчас его спасет только чудо... проклятые ангелы, да какое там вразумление, вы же его просто убить хотели?! К сожалению, мне, как демону, был доступен только один способ исцеления - отдача собственной жизненной силы, выжигая самою себя. Что на самом деле злая ирония, ибо у истинного демона жизненной силой является безграничная ненависть, которой никого не исцелишь. Кто-то пошутил, давая демонам сию способность. Что ж моему другу очень повезло, во мне остались крупицы, которые можно выжечь.
  - Посмотри на меня, Роберт! - я взяла его лицо в ладони, он еле держался в сознании.
  - Тамара... - прохрипел он, - я... тебя люблю. Боялся не успеть... сказать.
  Он закашлялся и потерял сознание. Но был еще жив.
  - Ну, нет, дружок, не дам тебе умереть. - Я максимально приблизилась к его лицу, почти коснулась его губ своими и выдохнула. Сознание заволокла фиолетовая пелена, я старалась продержаться как можно дольше, прежде чем потеряла сознание.
  Когда очнулась, первым, что ощутила, было покачивание. Я еще жива? Я с трудом разлепила глаза. Оказывается я лежала на заднем сидении той самой развалюхи, в которой и ехали мы до этого, вот только теперь за рулем был Роберт. На вид вполне себе здоровый. Получилось? Я приподнялась на локте - закружилась голова. Но я все равно полезла на переднее сидение. По пути сильно отбила затылок о крышу и локоть о приборную панель, но на сидение рядом с водителем водрузилась. Роберт посмотрел на меня и сбавил скорость.
  - Куда мы? - спросила я, он глянул на меня, мимолетно улыбнулся,
  - Не знаю. - Мужчина свернул к обочине и остановился, потер лицо ладонями.
  - Как самочувствие? - поинтересовалась я. Что с ним? Он ничего не спрашивает. Почему ничего не спрашивает? Что-то не то. Что происходит? Что с ним?
  - Хорошо. - Кивнул он, глядя перед собой. - Я цел.
  - У тебя, наверное, вопросы... - начала я, но Роберт вдруг выскочил из машины.
  - Роберт! - я вышла за ним. Он отошел на несколько шагов от машины, потом быстро подбежал ко мне, прижал к закрытой дверце и вдруг поцеловал. Я ощутила жар его тела, обнаженный торс под моими руками, он почти впечатал меня в машину, и, не останавливаясь, целовал. От его поцелуев я почти потеряла сознание. Жилистые руки отпустили мои плечи и обвили мою талию, заключив в стальные объятия.
  Наконец он прекратил поцелуи и просто обнял крепко и тепло. Мужчина молчал, не выпуская из рук меня.
  - Роберт... - выдавила я, с огромным трудом, потому что впервые чувствовала такую нежность, такое тепло. Впервые за свои триста с хвостиком лет меня кто-то любил. Но он должен знать правду. Должен знать, кому пытается отдать свое сердце. Это правильно. - Я должна тебе много чего рассказать.
  Он немного отстранился, заглянул мне в лицо своими чистыми голубыми глазами. После моего рассказа он уже не будет так смотреть, уверена, что вообще на меня смотреть не будет, и знать дальше не пожелает.
  - Тогда рассказывай. - Он все не отпускал меня. Я буду его беречь. Любить издалека. Он достоин, быть счастливым, но я не смогу ему это дать в любом случае.
  - Не здесь. Лучше, если не будет людей совсем. - Я глянула на проезжающую мимо машину.
  - Хорошо. Здесь рядом видел какую-то разбитую сельскую дорогу. Можно там поискать место.
  Роберт наклонился, поцеловал мягко в губы и пошел за руль. Через некоторое время тряски по бездорожью, мы заехали в лес на приличную просеку. Мужчина остановился и выжидательно посмотрел на меня. Черт, с ним точно что-то не то.
  - Роберт, что с тобой? Почему ты не задал ни одного вопроса? Тебя ничего не удивило?
  Но он лишь пожал плечами и улыбнулся, ничего не ответив. Что-то не то! С Ним точно не ладно! Внутри меня все кричало, что что-то происходит, но я не могла понять что. Это по-прежнему был Роберт... но немного другой, слишком спокойный, будто все обо всем знающий. Мудрый. Не знаю, почему мне в голову сейчас пришло это определение, может потому, что его улыбка напоминала мне всегдашнюю улыбку Уриила. Я вгляделась в его лицо, он был сейчас чем-то похож на архангела. Не внешностью, а... глазами что ли, их выражением, внутренним светом.
  Как бы там ни было, завершить свои домыслы я не успела, так как явился и сам Уриил. Причем, сразу спустился в плоти перед капотом машины.
  - Кера, выходи. - Прогремел он. Я со страхом взглянула на Роберта, тот смотрел на Архангела безо всякого выражения, как будто к нему каждый день приходят люди в белых ризах и с крыльями. Ну, с ризами я загнула, пожалуй, сегодня Уриил был в кольчуге и с мечом. Я думала меч - это прерогатива Михаила... - Я сказал, выходи!
  Делать нечего, вышла. Роберт тоже.
  - Ты взялась за дело и нарушила его ход.
  - Ты пытался убить его! Натравил демонов - возразила я, закипая.
  - Ты ничего не знаешь! - Громыхнул Уриил. Какой грозный.
  - Роберт, уезжай срочно! - сказала я.
  - Нет. - Ответил мужчина безо всякого выражения. Что за осел упрямый?!
  - Роберт тебя убьют, уезжай!
  В этот момент меня подняла в воздух невидимая сила. Под ногами разверзлась бездна. Так, сейчас я, похоже, отправлюсь к бывшему шефу. И не спасет меня даже Наамари с ее трансформацией. Я взглянула на Роберта. Он впился глазами в архангела.
  - Уриил, нет! - Крикнул Роберт.
  - Тебе пора возвращаться. - Ответил Архангел. Что происходит? Они знают друг друга? Похоже, меня все это время дурачили, и я совсем не знаю своего подопечного друга. Кто же он?
  - Нет. - Отрезал Роберт.
  - Как хочешь. - Пожал плечами архангел. И сила, державшая меня, исчезла, и я рухнула вниз.
  - Кера! - закричал Роберт. Я в тот момент думала не о приближающейся со скоростью моего падения смерти, а о том, что он, оказывается, знает мое настоящее имя. И вдруг этот Дирак прыгнул следом. Я ужаснулась.
  Но прежде, чем успела его обругать, с ним что-то случилось. В разные стороны от него разлетелись кровавые ошметки, а он вспыхнул нестерпимым светом. Когда я проморгалась, увидела Роберта уже рядом с собой, и белоснежные крылья за его спиной. Он подхватил меня на руки и понес наверх. А я была ни жива - ни мертва, от понимания, что влюбилась в ангела. И все время мне лгали. Все лгали.
  Мы вылетели из разверзнувшейся стараниями Уриила пропасти и приземлились на траву.
  - С возвращением, Рафаил. - Голос Уриил сочился самодовольством. Рафаил? Тот самый Рафаил? Поправка: влюбилась в архангела. Час от часу не легче!
  - Ты за это заплатишь, Уриил. - пообещал новоявленный архангел, прижимая безвольную от шока меня к своей груди. - Чуть не убил ее!
  - Ты бы этого в любом случае не позволил, брат мой.
  - Зачем меня вообще выдернул из инкарнации? Мы ведь обсуждали все это заранее.
  - Ты нужен там, обсудим это позже. - И Уриил исчез.
  - Кера. - архангел взял меня за плечи и отстранил от себя, взглянув мне в глаза.
  - Ты с самого начала знал мое имя? - упавшим голосом спросила я.
  - Нет. Я ни разу не солгал тебе. Все это время я был простым смертным. До того момента, как побывал на краю смерти, там я все вспомнил, а потом ты меня вытащила. И чуть не умерла вместо меня. Я влюбился в тебя, будучи человеком, а вспомнив, кто я на самом деле лишь утвердился в своем чувстве, потому что ты пожертвовала самое ценное, что было у тебя, ради смертного.
  Он взял мое лицо в ладони.
  - Рафаил, я демон. Ты что-то путаешь. - Я попыталась его оттолкнуть, но не получилось.
  - Ты кто угодно, только не демон. Уже нет.
  Архангел обнял меня. А я все еще не понимала, что в тот момент испытывала.
  -Да даже если и демон! Мне все равно! Я все равно тебя люблю! - Он гладил мои волосы, целовал мое лицо. - Не отталкивай меня.
  Я спрятала лицо у него на груди. Как же хочется верить, как хочется. Но почему же не верится? Я отодвинула его руки.
  -Отпусти. Рафаил, отпусти меня!
  -Кера. - Умоляюще произнес он.
  -Отпусти.
  -Кера, пожалуйста!
  -Я сказала, отпусти! - Рыкнула я. Он с мучительным выражением глаз выпустил меня из объятий.
  Отступила на пару шагов и опустилась на землю. Выходит, он один из тех, кто на целых сто лет превратил меня в рабыню... так?
  - Объясни. - Потребовала я, сдерживая ярость и пытаясь загнать боль в самый дальний угол сознания и отстраниться от нее. - Объясни, что за чертовщина все это время происходила? Ты архангел?!
  - Постой, дай объяснить! - Он сел рядом и попытался взять меня за руку, но я не позволила. - Все это время я был человеком. Обычным. Ничего не знал, пока чуть не умер в этой машине! - Рафаил ткнул пальцем в двухдверную пузотерку, на которой мы сюда приехали. - В момент смерти мы все вспоминаем. Вот и я вспомнил. Только не умер. Ты меня вытащила, не побоявшись умереть вместо меня.
  - Я не умерла. - Возразила я.
  - Ошибаешься... ну... отчасти. На то чтобы воскресить простого смертного нужно меньше силы, чем на воскрешение воплощенного ангела.
  - То есть я мертва?
  - Нет. В том-то и дело. Прежде, чем я успел осознать все и что-то сделать, пришла смерть. За тобой. Но не смогла забрать.
  - Что значит, не смогла? - я слушала его с равнодушным спокойствием. Что за бред он несет?
  - Это значит, что смерть, едва коснувшись тебя, в панике отступила. Не понимаю, почему. Я ничего в тебе не вижу, и ничьего стороннего вмешательства тоже.
  Я слушала его и понимала, что в этот раз от повторной смерти меня спасла, видимо, Спайла, которая все еще работает, переделывая мою суть. И, скорее всего, Рафаилу просто не по силам увидеть ее, потому что, насколько удалось понять, Наамари на порядок сильнее небесных архангелов. Я помолчала. Вернулась к размышлениям о том, что мужчина, в которого я влюбилась, оказался подсадной уткой. Его специально заслали на землю? Это все подстроено? Хотя не много ли мне чести небеса оказали? Тогда как это все объяснить?
  - Скажи, почему ты был смертным?
  - Я убедил Вседержителя позволить мне воплотиться на Земле. Наблюдать человеческую жизнь с Небес и оттуда ее судить - это одно. Но мы там не знаем, что же все это такое. А я хотел узнать. Узнать, что такое человек, и что значит им быть. И я родился на Земле. Это вторая моя инкарнация. Должна была быть еще третья. Но вмешался Уриил.
  - А почему? Почему твой брат отправил меня покалечить твою жизнь, а потом еще и одержимых натравил?
  - Могу предположить, что, таким образом, он пытался сделать мою жизнь совершенно несносной, чтобы я вернулся назад. Уриилу никогда не нравилась эта моя затея.
  Он замолчал, с выжиданием вглядываясь в мое лицо.
  - А когда ты воплотился? - задала я вопрос, чтобы уточнить.
  - Девяносто пять лет назад. - Ответил он, в глазах появилась тревога. Значит, это было уже после того, как поймали меня.
  - То есть ты застал момент моего пленения? - уточнила я сощурившись. Он опустил голову.
  - Да.
  - Какое ты принял в этом участие? - он опустил голову еще ниже и долго молчал.
  - Я... был одним из тех, кто принимал решение, что делать с тобой.
  - Ты согласился на внедрение Хранителя?
  - Я был инициатором. - Проговорил Рафаил упавшим голосом. Я сгорбилась, под тяжестью этой жестокой иронии. Судьба выбрала меня предметом своих бесконечных насмешек. Должно быть я забавная игрушка. Чувствовала себя совершенно разбитой. Все, что имело значение, рухнуло в одночасье.
  - Кера! - архангел смотрел мне в глаза с выражением глубокого раскаяния. - Другого выхода не было! А хранитель давал шанс на восстановление твоей души! И он восстановил ее!
  - И лишил меня права выбора, которое дано всем тварям от момента создания. Но это ведь пустяк, верно?! - Моя ярость закипела, накрывая мощной волной мое сознание. Я вскочила, меня всю трясло. Кажется, я снова воспламенилась, и это уже был не человеческий облик, а демонский. Рафаил, который тоже стоял на ногах, с ужасом отшатнулся от меня. Ожгло невыносимым холодом палец, на который я когда-то надела Спайлу.
  - Кера! - воскликнул он, отступая. Мои глаза заволокла багровая пелена.
  
  
  Часть 6.
  
  Рафаил чуть ли не впервые не знал, что делать. Три дня назад он был еще Робертом, который проснулся и не обнаружил рядом женщину, с которой рядом уснул. Осознал, что понятия не имеет, где ее искать. Даже примерно. Но страннее было то, что одежда ее осталась лежать на полу. Она голая, что ли ушла? Проснулась тревога. Что-то не так. Но глубоко задуматься над этим он не успел, потому что его входная дверь вдруг разлетелась в щепки, а по щепкам вошли в квартиру пять человек. Хотя, может и не очень-то это были люди. Если учесть, что кожа у них черная, будто обугленная, светящиеся красным глаза, длиннющие когти, и полный рот акульих зубов. Они были похожи на то, что он видел ранее.
  Тогда он еще не знал, кто это. Хотя успел неплохо побить троих из них. Впрочем, эти трое не очень-то впечатлились, только разозлились сильнее. В итоге, его вырубили, сломав об него стул. Следующие трое суток превратились в череду из пыток и провалов сознания. Потом, появилась Тамара. Она вытащила его оттуда и попыталась увезти прочь. Не передать, как рад он был ее видеть, Хотя и не понимал, как эта девушка его нашла. Тогда Роберт окончательно понял, что безвозвратно влюблен в нее.
  А потом мир стал темнеть, и мужчина осознал, что умирает. Там на границе между жизнью и смертью, он вспомнил, кем на самом деле является. Вспомнил, зачем пришел на землю. А еще вспомнил, кем является Тамара.
  Сайликера была пленена сто три года назад. Это был уникальный случай, ведь у этого демона была душа. Вседержитель хранил молчание на сей счет, потому архангелам пришлось решать самим, что же с ней делать. Они тогда стояли и смотрели на принесенную одним из ангелов раненую демоницу, что лежала без сознания, и пытались понять, что с ней делать.
  - И что думать? - усмехнулся тогда Гавриил, - Демон есть демон. Сжечь ее и все. Нет у нее никакой души.
  - Есть. - Возразил Михаил, вглядываясь в нее.
  - Мы не можем убить обладателя души. - Вскинулся Уриил. - надо исцелить ее душу.
  - И как ты намерен проделать это с демоном? Это со смертным-то тяжело, а про этих тварей и речи нет. - Скривился Гавриил.
  - А если использовать Амулет-Хранитель? - Подал голос, доселе молчавший Рафаил. Архангелы оглянулись на него и задумались.
  - Хранитель ведь для воплощенных ангелов... - не слишком уверенно возразил Гавриил.
  - И что из этого? Амулет не позволяет воплощенным совершать крупные грехи, хранит чистоту души, восстанавливает ее при надобности, а кроме того закрывает ее обладателя от исчадий ада, чтобы они не нашли на земле своего врага и не навредили ему. По-моему вариант идеальный! - Разложил по полочкам свои доводы Рафаил.
  - А идея неплоха. - Поддержал Михаил, Уриил и остальные поддакнули. Гавриил пожал плечами.
  - Делайте, если хотите. Только вам это еще аукнется. Вы хотите надеть на демона ошейник. Едва ли она станет от этого добрее. Для существа ваш Хранитель будет рабским клеймом. Попомните мои слова! - и ушел.
  Рафаил смотрел задумчиво на демоницу, пока Уриил принес Хранителя. Архангел внедрил амулет в ее тело, коснувшись крови он немного задымился, а потом обвил позвоночник и перестал пытаться сжечь существо, являвшееся воплощением греха.
  Все это он вспомнил в тот момент, когда ощутил, как его тянет обратно. А вернувшись, Рафаил узрел, как эта самая демоница исцеляет его ценой своей жизни, сжигая собственную жизненную силу. Ужас парализовал его на несколько секунд. А потом он увидел, Шахата, пришедшего за ее душой. Ангел смерти с усмешкой глянул на Рафаила и потянулся к Кере. Но вдруг отдернулся, будто обжегшись, и, резко взмахнув иссиня-черными крыльями, улетел прочь.
  Она лежала на его груди. Ни живая, ни мертвая. Рафаил, все еще остававшийся тогда человеком, не имел своей полной силы, но все же принялся ее лечить. Какие-то силы были еще доступны ему. Через некоторое время связь ее души с телом была восстановлена, и девушка задышала. А Рафаил подумал, что, узнай она, что обязана столетием с Хранителем внутри именно ему, возненавидит его. Воплощенный с ужасом понял, что прелюбодействовал с демоном, что уже тяжкий грех для него, а хуже всего, что совершенно в этом не раскаивается. За одно это его, скорее всего, разжалуют. И куда его отправят? Ад? Сбросят на Землю? А! Какая разница. Он вел машину, думал об этом, и ждал, пока очнется Кера. Даже представления не имел, как рассказать ей об этом всем. А рассказать придется. Она скоро поймет, что демоны неспроста так его ненавидят. Уриила проделки, не иначе.
  Мужчина думал о том, что Сайликера, демон, пожертвовала собой ради него. Смертного. Но что она сделает, когда узнает, кто он на самом деле? Он не хотел ее терять. Хотя, с учетом его перспектив, едва ли был выбор. И почему испугался ангел Смерти? Шахат выглядел обескураженным. Так что же в ней его отпугнуло? Нет, он безумно рад, что Кера жива. Но сам факт подобного происшествия крайне настораживал.
  И тут Кера очнулась. Она кое-как перелезла на переднее сидение. Девочка еще очень слаба. Ну, еще бы!
  - Куда мы? - спросила она, Рафаил покосился и улыбнулся.
  - Не знаю. - Мужчина свернул к обочине и остановился, потер лицо ладонями.
  - Как самочувствие? - поинтересовалась Кера. На ее лице была тревога.
  - Хорошо. - Кивнул он, глядя перед собой. - Я цел.
  - У тебя, наверное, вопросы... - начала, было, девушка, но Рафаил вдруг в порыве отчаяния выскочил из машины. Боже! Боже! Боже!
  - Роберт! - Кера вышла за ним. Он отошел на несколько шагов от машины, он был в растерянности. Мужчина чувствовал к ней безграничную нежность и тепло, но вся ситуация в целом была настолько абсурдна и безвыходна, что хотелось выть. Кера, милая Кера! Роберт быстро подбежал к ней, прижал к закрытой дверце и начал целовать. От ощущения ее тела в руках стала подниматься волна жгучего желания, он прижал ее к себе и, не останавливаясь, целовал.
  Наконец, он прекратил поцелуи и просто обнял крепко и тепло. Мужчина молчал, не выпуская ее из рук. Возможно, больше ему и не удастся ее обнять, или хотя бы прикоснуться.
  - Роберт... - сказала она сдавленно, - Я должна тебе много чего рассказать.
  Он немного отстранился, заглянул в ее лицо. Вот это и будет концом. Это все.
  - Тогда рассказывай. - Он все не отпускал ее, понимая, что, очень скоро, возлюбленная его вероятно возненавидит.
  - Не здесь. Лучше, если не будет людей совсем. - Сказала растерянно Кера.
  - Хорошо. Здесь рядом видел какую-то разбитую сельскую дорогу. Можно там поискать место.
  Через некоторое время тряски по бездорожью, они заехали в лес на приличную просеку. Мужчина остановился и выжидательно посмотрел на демоницу. Она выглядела очень встревоженной.
  - Роберт, что с тобой? Почему ты не задал ни одного вопроса? Тебя ничего не удивило? - спросила она.
  Но он лишь пожал плечами и улыбнулся, ничего не ответив. Рафаил не хотел отвечать. Хотя и знал, что придется. Но тут явился Уриил. А с его приходом исчез шанс спокойно с ней объясниться. Так и вышло. Брат-архангел решил вынудить его проявить свою ангельскую сущность, для чего бросил девчонку в разверзнутую пасть Преисподней. Да что ж ты делаешь Уриил?! Рафаилу ничего не оставалось, как отвергнуть человеческую составляющую и превратиться. Что он и сделал, бросившись за ней. Керу архангел поймал. Но в ее глазах увидел, боль. Она решила, что все ей лгали. Он бы и сам на ее месте решил бы точно так же.
  Уриил ушел, а вместе с ним закрылась и дыра в Преисподнюю. Дальше все пошло плохо. Кера, как и ожидал Рафаил, озлилась. Особенно когда узнала, что именно он наградил ее амулетом-Хранителем. Как бы там ни было, эту штуку она люто ненавидела с самого начала. И никакие разумные доводы были не в силах этого изменить. И когда она обернулась, все надежды хоть как-то ее убедить рухнули. Облик ее был страшен. Она вдруг вспыхнула и стала гореть как факел. Но этот огонь не причинял ей вреда.
  - Кера! - Крикнул Рафаил. - Ну, выслушай же меня до конца!
  - Достаточно наслушалась! - Рыкнула она. Ее голос уже совсем не был человеческим. Она превратилась в монстра. Сайликера размахнулась и запустила в архангела здоровенным огненным шаром. Он закрылся крылом, но ничего не последовало. Рафаил глянул на свою возлюбленную, но увидел ту блондинку из кафе, стоящую между ними.
  - Женщин лучше не злить, Рафаил! Тем более, если твоя женщина демон. - С усмешкой произнесла она.
   Кажется, Кера тогда назвала ее Наамари. Женщина стояла к нему вполоборота, выставив в сторону демоницы ладонь. Над Керой мерцал радужный купол, за которым бушевало сумасшедшее пламя. Кажется, этот купол не выпускал силу демона наружу. И не дал рассвирепевшей женщине зацепить ему фаерболом в физиономию. Вдруг Сайликера рухнула на землю. Огонь опал, радужная пленка исчезла, Рафаил рванулся к девушке. Она билась в конвульсиях, к ней вернулся человеческий облик.
  Наамари упала на колени у ее головы, положила руку на лоб, и что-то быстро зашептала. Конвульсии стали затихать, пока, наконец, не исчезли. Кера только дышала часто и поверхностно.
  - Что происходит? - спросил Рафаил, злясь на собственную беспомощность.
  - Она перерождается. - Ответила блондинка.
  - Что? Что значит?
  - Это значит, что Кера становится другой сущностью. - Раздраженно ответила она.
  - Какой такой другой? И кто ты такая? - Не отставал Рафаил.
  - Мое имя ты знаешь, а все остальное тебя не касается. - Она закончила колдовать над девушкой и встала. - Не до твоих вопросов сейчас. Нужно унести ее отсюда.
  Рафаил сердито глянул на нахальную особу и поднял бесчувственную Сайликеру на руки. Блондинка положила ему на плечо ладонь, и они переместились. Оказались в каком-то доме. Здесь стояла затянутая пленкой мебель. Наамари сорвала пленку с дивана в гостевой.
  -Давай ее сюда. - Махнула она рукой архангелу. Он положил Керу на диван и выпрямился.
  - Наамари, верно? - Повернулся Рафаил к блондинке. Та кивнула. - Объясни, что здесь происходит.
  Он сложил руки на груди. Женщина посмотрела на него, подумала.
  -Кера пытается отвязаться от ада.
  - Но почему? Хранитель ведь закрывает ее от адских исчадий.
  - Дело не только в этом, и уже нет. Не защищает.
  - Почему? - Не понял он.
  - Хранителя в ней уже нет.
  - Как это?
  - Обыкновенно.- Пожала она плечами. Рафаил опешил. Его же только архангелы могут вынуть...
  - И кто его вынул? - Нахмурился он.
  - Я.
  - Что?! - Ого! Этого архангел никак не ожидал. Да кто она?
  От этого вопроса его отвлекла Кера. У нее снова начались конвульсии. Она превратилась в демона. Потом стала кричать, не приходя в сознание. Рафаил растерянно посмотрел на блондинку, та предостерегающе подняла руку.
  - Ее сейчас нельзя трогать. Но важно не дать испепелить все вокруг. Будет просто здорово, если ты сможешь на этом сосредоточиться.
   Архангел посмотрел на свою подругу. Та вдруг перестала кричать. Черная кожа на ее лице стала трескаться, а трещины засветились алым, потом из них появились языки пламени. Бугристая кожа стала отваливаться кусками, а под ней оставалась будто лава. Одежда вспыхнула и испарилась. Теперь девушка будто вся состояла из лавы. Загорелся диван под ней, и Наамари сделала пасс руками, будто набрасывая покрывало на источник пожара. Вокруг Керы замерцал радужный купол. Рафаил бы восхитился ею, если б не был так встревожен за свою возлюбленную.
  А возлюбленная тем временем пришла в себя и встала на ноги. Пылающая женщина. Рафаил стоял, как громом пораженный. А она между делом легким жестом смела купол Наамари, и отшвырнула саму блондинку, впечатав ту в стену. Сайликера двинулась к выходу. Рафаил заступил дорогу.
  - Кера, ты не в себе, остановись. - Произнес он. Дом уже пылал со всех сторон. Пламя девушки побелело. Он вглядывался в ее лицо, пытаясь понять, почему у нее не видно глаз, потому что слишком ярко светится или их же там просто нет?
  - Уйди прочь с дороги, предатель! - рыкнуло в ответ пламя совершенно неузнаваемым голосом.
  - Я не предавал тебя. - Возразил архангел, даже не собираясь отступать. - Я отверг небеса ради тебя. И не позволю тебе погубить саму себя.
  Она зло зашипела, пригнулась и бросилась на него. Ее раскаленные руки сомкнулись на его горле, и от них потекло во все стороны пламя. Рафаил и так был не очень-то одет, а теперь на нем загорелись брюки. Загорелась сама кожа, стали плавиться перья на крыльях.
  - Если хочешь, сожги меня. Я все равно от тебя не отстану. Воплощусь снова и найду тебя! - зло бросил он.
   Кера остановилась, хватка на архангельском горле ослабла. А Рафаил положил руку на ее затылок и, притянув к себе, поцеловал в огненные губы. Вдруг огонь перестал пытаться сжечь его тело. А Девушка перестала гореть и светиться. Она снова была человеком. Кера не отвечала на поцелуй Рафаила, но и не отталкивала его. Архангел крепко обнял ее, совершенно обнаженную, поскольку одежда сгорела первой. Она уткнулась носом в его плечо и молчала.
   Но тут вдруг подскочила Наамари. Рванула к себе за руку Керу и вместе с ней исчезла. В качестве доказательств их недавнего присутствия остался горящий дом, и ожоги на теле архангела. Тот попытался нащупать след, понять, куда они переместились, но безуспешно. Эта проклятая блондинка утащила ее черт знает куда. Рафаил выбрался из рассыпающегося на пылающие головешки дома и зло отряхнулся. Он был весь в ожогах и копоти, от штанов остались одни лохмотья. По его телу побежали небольшие язычки фиолетового огня, и там где они проходили на глазах заживали ожоги, выпадали оплавленные перья и на их месте отрастали новые.
  За его спиной появился Уриил. Он был зол и взъерошен.
  - объясни мне, что здесь вообще произошло? Эфир как будто кипит! - возмутился он.
  - Кера переродилась. - Ответил Рафаил, покосившись сначала на дом, потом на брата.
  - Переродилась? - Уриил в несвойственной ему человеческой манере вытаращил глаза, - И в кого же?
  - Это уже не адская сущность. Она разорвала привязку к аду на моих глазах. И теперь ее второй облик - это человек-лава. Как ни дешево звучит, но более точного определения не найти.
  Уриил стал задумчив. Посмотрел на догорающие остатки дома.
  - М-да, хозяева, что пытались продать этот дом, не обрадуются. Ее работа?
  - Да. Все было бы хуже, если б Кера не обзавелась подругой. Она сдерживала Сайликеру, пока та ее по стене чуть не размазала.
  - И где они сейчас?
  - Хотел бы я знать ответ. - Досадливо дернул головой Рафаил. - Когда эта Наамари очнулась, она захватила Керу и исчезла в неизвестном направлении.
  - Кто эта Наамари?
  - Не знаю. - Покачал головой Рафаил, заворожено глядя на огонь. - Она очень сильна.
  - Нужно вернуться не небеса. Оттуда сможем найти Керру через Хранителя. Ума не приложу, как она смогла выпустить силу в обход амулета.
  - Не в обход. Она без Хранителя. - Криво усмехнулся архангел.
  - Ты снял Хранителя? Как ты мог? Это ведь залог безопасности смертных, попавших в поле ее зрения! - вознегодовал Уриил.
  - Я и не снимал. - Пожал плечами Рафаил. - Сняла Наамари.
  - Что? Как? Разве это возможно? - изумился его брат.
  - По-видимому, возможно. - Равнодушно отозвался тот.
  - Ладно. Пора возвращаться. Там все обдумаем. Идем. - Уриил развернулся к нему спиной.
  - Уриил. Мне нет дороги на Небеса. - Не поворачиваясь, сообщил Рафаил. Второй архангел замер, глядя в пространство.
  - Что ты сделал? - глухо спросил он.
  - Я влюбился в Керу. И переспал с ней.
  - Это мне известно. Но это было в бытность твою человеком, верно? Это грех, конечно, но это исправимо. - Уриил резко повернулся к брату.
  - С перевоплощением ничего не изменилось. - Рафаил покосился на него через плечо. - Мои чувства к ней только усилились.
  - Это невозможно. Рафаил, ангелы не способны влюбляться! Вообще, ты же понимаешь это! А Кера еще и адский демон!
  - Я тоже так думал. Пока сам не влюбился. И, похоже, она уже не демон.
  - Ну да, а то она своим огнем полюс созидания будет поддерживать! - Скривился Уриил. - Одумайся, брат! Ты совершаешь чудовищную ошибку!
  - Наверняка. - Кивнул Рафаил, не собираясь, впрочем, отступать.
  - Видимо, зря я тебя выдернул из воплощения. - Севшим голосом произнес Уриил. - Зря подослал Сайликеру к тебе.
  Рафаил слабо улыбнулся и ничего не ответил. А где гарантия, что он не встретил бы демоницу как-то еще? Он молчал и смотрел на брата. Тот вздохнул и исчез.
  
  ***
  - Извини, что прервала вас в такой интересный момент, - Произнесла Наамари, поддерживая меня под локоть, - Но ты привлекла слишком много внимания. А я сейчас не смогу и тебя сдерживать и от ангельской рати отбиваться.
  Я осмотрелась. Мы стояли на безлюдном берегу небольшой речушки. Осмотрела себя - я была совершенно голая.
  - Это все? процесс завершился? Спайла вернулась?
  - Вернулась. - Ответила мне Наамари и показала кольцо.
  Я вздохнула. Она сравнивала процесс перерождения с кругами ада? Отчасти, похоже. Этот чертов артефакт вернул меня в бытность мою смертной. И я пережила все заново. Но уже со стороны каждого из участников каждого из событий. Я была и собой, и своим тираном, и своей матерью, и каждой из своих жертв, и своим убийцей. А потом, когда мне Мефистофель предложил должность в аду, я была каждым из демонов, и каждым из тех, кому навредила. И это все одновременно. От боли я разваливалась на куски. Боль была такая невыносимая, что мне казалось, будто умираю. И умирала на самом деле, с каждым мной убитым. Тысячи смертей. Это было хуже, чем ад. Каждый раз, умирая, я мечтала, что это окончательно. Но я снова оказывалась живой и уже в другой чужой шкуре, чтобы снова быть убитой в особо жестокой форме собственными руками. Я всегда убивала жестоко и кроваво. Мне это нравилось, и было безразлично, как все они себя чувствовали. Но не сейчас. Сейчас, все эти ужас, боль, безвыходное отчаяние были моими собственными.
  Все это закончилось, и я физически ощутила, как пуповина, что соединяла меня с Адом, разлетелась в мелкие клочья. Открыла глаза. Обнаружила себя в каком-то незнакомом доме. В огне. Не дом горел, горела я сама. Была самим огнем, источала его. Увидела Рафаила и разозлилась. Захотелось убить его. Испепелить. Но он, обжигаясь об меня начал меня целовать. И я вдруг поняла, что на самом деле не злюсь. Нет у меня на него обиды. Это шокировало. Я - прежняя, помнила бы эту обиду целую вечность. А теперь будто видела ситуацию, что обидела меня, сразу с нескольких точек зрения. И стоило признать: теперь я сама бы засунула в себя хранителя. Это было неимоверным облегчением.
  Но мне не удалось в полной мере проникнуться моментом, поскольку Наамари умыкнула меня из объятий архангела.
  - Ты о чем? - не поняла я ее фразы. Она села на траву. Сейчас иномирянка была одета в эффектный кожаный корсет и обтягивающие кожаные лосины в стиле голливудских блокбастеров. Но хотя бы одета. А я совершенно голая. Интересно, синтез предметов мне еще доступен? Попыталась создать себе одежду, однако не вышло. Наамари с интересом за мной наблюдала.
  - Одеться пытаешься? - усмехнулась она, - Это по силам тебе, просто ты еще не умеешь пользоваться своими способностями.
  Щелкнула пальцами и на мне образовалось шикарное темно-синее платье длиной чуть выше колена и с роскошным декольте. Сойдет.
  - Так о чем ты?
  - Выплеск твоей силы сильно всколыхнул Поле. Туда тащились архангелы, поэтому я сочла за благо унести нас оттуда. Ты, кстати, не слабо меня приложила! - в подтверждение своих слов она потерла бок. Странно, мне думалось, что она не должна ощущать боль. А когда я успела ее приложить? Видимо не все помню.
  - Ты не помнишь? - спросила она. У меня что, все на лице написано? Пора с таким завязывать...
  - Не помню.
  - Как Рафаила начала сжигать помнишь? - Подняла она бровь. Сжигать? Помню, что хотела его убить, а что я в тот момент делала? Однако вместо воспоминаний стояла какая-то мутная пелена. Помню только, как он начал меня целовать. С момента прикосновения его губ...
  - А как я пыталась это сделать?
  - Ты залила его лавой. И это был не обычный жар - обычный для ангелов безвреден. - Она задумалась. А я ужаснулась.
  - Это плохо, что ты себя не то что не контролируешь в такие моменты, но даже и не осознаешь. - Помрачнела Наамари.
  Я села рядом и вгляделась в ее лицо. Такой мрачной мне еще не приходилось видеть иномирянку. Неужели настолько плохо?
  - Именно так было со мной в начале. - С неохотой пояснила она. В начале. А что там было? Она уничтожила кучу миров? Ээээ... меня не устраивает такая перспектива!
  - Не пойдет. И что с этим делать?
  - Тренироваться. Вот только на Земле за тобой, возможно, будут охотиться архангелы. И возможно ад. А если у тебя провалы сознания, то это может плачевно закончиться.
  Я подумала, что к черту бы такое перерождение. Если я даже чуть не убила Рафаила. Что я тогда могу натворить, пока буду вне себя.
  - Так что с этим делать?
  - Могу предложить тебе свой замок. Он находится в мертвом мире, вреда никому не будет. К тому же там есть все необходимое. Но только готова ли ты покинуть свой мир? Ведь и Рафаила придется оставить.
  Я вздохнула. Зато все здесь останутся живы и Рафаил в том числе.
  - Потом я смогу вернуться?
  - Сможешь, если захочешь возвращаться. - Кивнула она серьезно.
  - Я одного не пойму. - Покосилась на нее.
  - Чего?
  - Почему ты тратишь на меня время и силы?
  Наамари хмыкнула. Посмотрела на воду.
  - Помнишь, я рассказывала, что ищу творения своего отца?
  - Да. Но я ведь не искусственное создание.
  - Верно. Это меня и обмануло. Но обратила на тебя внимание, потому что ощутила в тебе какое-то родство. Думала дело только в силе противоположностей в тебе. Пока ты не вспыхнула после перерождения. В тот момент, я и уловила след его магии. В этом стоит разобраться. Но могу предположить, что Базийрис перешел на другой уровень творения.
  - Какой другой?
  - Ты естественно рожденное существо. Он не создавал твое тело. Значит, вероятно, он создал твою судьбу. Возможно все, что с тобой произошло, на самом деле не должно было случиться. И, мне кажется, Рафаил также отмечен чем-то подобным. Думаю, теперь Базийрис играет не только с отдельными сущностями, но и с линиями вероятностей. А это еще серьезней.
  Она замолчала. А я попыталась представить, как иначе могла сложиться моя жизнь. И не смогла. Жизнь была ужасная. Но теперь это не имело значения. Я ощущала странное умиротворение.
  - А что ты делаешь с созданиями, которых находишь? - вдруг спросила я.
  - Тренирую. Учу уживаться со всеми частями себя. - Усмехнулась она. - В целом жизнь не имеет смысла. Миры спасать мне не интересно, а вот помогать таким же, как и я - нравится. Это интересно. Хоть и не имеет значения. Вот я и занимаюсь этим.
   Она встала, покосилась куда-то через плечо, протянула мне руку.
  - Так что, ты идешь?- я помедлила секунду и взяла ее за руку.
  - Иду.
  Мир вокруг стал бледнеть и становиться прозрачным. Я посмотрела туда, куда косилась Наамари. Там стоял Уриил. Потом мир исчез, а вместо него появился совсем другой.
  
  
  Часть 7.
  
  Прошло уже больше ста лет, как он потерял ее. Он не вернулся на небеса. Все еще искал ее. Рафаил обошел всю землю. Заглянул в самые ее потаенные уголки и заповедные места. Но архангел знал, что вкусив смертной жизни и влюбившись в Керу, теперь никогда не забудет ее, и будет искать. И чувствовал, что она жива. Просто знал это.
  - Рафаил! - Послышался из-за спины голос Уриила. Архангел обернулся. В тот момент он стоял на краю скалы и смотрел на городок в низине.
  - Здравствуй, брат! - устало кивнул. Уриил все приходил к нему и звал на небеса. Он был уверен, что Вседержитель простит его, просто назначит меру искупления. Да, там, на Небесах, несомненно, было много работы. Но Небесный Целитель все не возвращался. Тогда, еще в самом начале, когда Сайликера только исчезла, он пришел к Вседержителю и испросил его воли. Получил ответ: " Я прощаю тебе твой грех. Но чтобы исцелять, нужно самому быть целостным, а до тех пор ты не Целитель". Покосился на брата:
   - Опять пришел меня звать?
  - Нет, брат. Не за этим. - Проговорил второй архангел. - Я испросил у Вседержителя дозволения заглянуть в Книгу Судеб.
  - И что ты там искал? - Равнодушно спросил Рафаил, не глядя на него.
  - Сайликеру. - последовал короткий ответ. Архангел резко обернулся и взглянул на Пастыря Потерянных Душ. - Я все думал, почему ад не выжег ее душу. Рафаил, она была чистой душой, и должна была после смерти стать новым ангелом. Но в ее судьбу вмешалась иномировая сущность.
  - Наамари? - рыкнул тот.
  - Нет. Безумный бог Базийрис. Он в момент прихода Керы на Землю исказил ее карту судьбы настолько, что бедняга родилась совершенно от другой женщины. Что с девочкой случилось при жизни, ты уже знаешь. Как бы там ни было, ее душа сохранила толику чистоты, благодаря своей силе. Ад не мог ее уничтожить за это время, потому что на это потребовались бы тысячелетия.
  - Что за Базийрис? - Спросил Рафаил, немного подумав.
  -О нем нет ничего в наших библиотеках. Ну, кроме одного.
  - Чего?
  - Это он создал Амулет - Хранитель.
  - Что?! - изумился Рафаил. Как такое возможно? - А как тогда Хранитель попал в наши арсеналы?
  - Безумный Бог принес его как знак мира, при эдаком дружественном визите на небеса к Вседержителю. Вседержитель сам проверил артефакт, но тот был чист. Без подвохов. Понятия не имею, как Базийрис мог предугадать, как мы им распорядимся. Он ведь для ангелов предназначался.
  Рафаил молчал, глядя со скалы вниз. Бедная девочка! Как же тебе так "повезло" стать экспериментом?
  - Кера... - проговорил он спустя пару минут, - и не ангел, и не исчадие ада, и не человек. Кто же она теперь?
  - Думаю, теперь она бессмертный маг. Хотя, Наамари в ней такую силу разбудила, что возможно, Девчонка стала по силе равной нам с тобой. И мы бы заметили ее, будь она на земле. Ты не найдешь ее в нашем мире, скорее всего Наамари увела Керу с собой. - Вздохнул Уриил.
  - Что известно о Наамари?
  - Только то, что рассудок она сохранила. Она - одна из детей Базийриса. - Архангел вздохнул еще раз и ткнул пальцем вниз, указывая на городок - Рафаил, ты божественное создание. Твое предназначение не за девчонкой таскаться, а им помогать!
  - Ну конечно. - Усмехнулся Рафаил и глянул на брата через плечо. - На страницу моей судьбы ты тоже заглянул?
  - Нет. Я и так знаю в чем предназначение нас всех.
  Рафаил еще раз усмехнулся. Вдруг он что-то почувствовал. В душе что-то шевельнулось. Какое-то узнавание, потом тревога, волна тепла, и снова тревога. Он ощущал Керу. Если она в другом мире, почему он не может пойти следом? Просто никогда не пробовал. Закрыл глаза и потянулся к ней. Потянулся всем существом. Окружающий мир стал таять. Последнее, что видел Рафаил, лицо брата, который начал кричать.
  - Не смей! - едва разобрал он голос Уриила, - Не делай этого! Ты потеряешь крылья!
  А потом архангел будто перестал существовать. Все исчезло. Потом пришла чудовищная боль, будто его перемололо в мясорубке. Все его естество рвалось на части. Но длилось это недолго. Вскоре, боль уменьшилась, появилось ощущение тела. Болели лишь крылья. То место, где они вырастают из спины.
  Рафаил с трудом открыл глаза. Мир вокруг был совершенно другим. Фиолетовое крохотное солнце слепило глаза. Каменистый берег. Висок упиралось что-то острое и твердое. Он вдруг понял, что лежит на берегу, покрытом острой прозрачной галькой, похожей больше на крупные осколки стекла, грани которых слегка сгладило время. В Море непонятного серо-сиреневого цвета. Слева берег переходил в горный отрог из того же полупрозрачного стекла. Странное зрелище.
  Болела спина.
  - Что ты делаешь здесь, архангел? - Знакомый голос. Рафаил уже слышал его. - Или уже нет? Не архангел?
  - Наамари, - прохрипел Рафаил, поднимаясь на ноги. Уже встречаемая им ранее блондинка сидела на дымчато-стеклянном валуне позади него. Не архангел? Тут он понял, о чем она, потому что чуть не упал, не ощутив привычной тяжести от крыльев за спиной. Он скосил взгляд на свои лопатки и увидел огромное багровое пятно, расползшееся по одежде. Вернее по лохмотьям, которые от нее остались.
  - Ты не знал... - Догадалась Наамари, глядя на его реакцию. - Ты не знал, чем чреват для ангелов переход в другие миры.
  - Что произошло? - Не понимал Рафаил. Потерять крылья для него, как и для любого ангела, значило потерять силу, потерять небо, потерять все!
  - Ваши крылья, подобны цепи, которая держит вас в пределах своего двора - вашего мира. Рвется цепь - вы можете попасть в другие реальности. Вот только цепь остается во дворе.
  Рафаил вспомнил крик брата. Только сейчас до Рафаила дошел смысл его слов.
  - Ты пришел за Керой?
  - Да. - Кивнул тот.
  - Ее здесь уже нет.
  - Где она? - он тяжело подошел и впился в нее взглядом.
  - Вернулась на Землю.
  - Я искал ее везде. И не нашел. Ты лжешь.
  - И между тем она там. Только, думаю, она теперь не Кера.
  - О чем ты?
  - Она воплотилась. Ты ведь помнишь, что у нее не было нормальной человеческой жизни. Вот она и решила наверстать. Ищи ее среди людей.
  - Она воплотилась в обход Небес? Это невозможно. Но даже если так, то ее рождение сулит множество искажений.
  - Ты ничего не знаешь о вероятностях, архангел. - Улыбнулась Наамари. - К тому ж ей это необходимо.
  - Зачем? Она ненавидела людей.
  - Много изменилось.
  - Договаривай. Что изменилось?
  - Ей нужно тело. - Вздохнула блондинка. - Адская плоть не выдержала ее мощи и разрушилась. Поэтому ей пришлось воплотиться. Человеческое тело очень пластично к медленным трансформациям.
  Рафаил устало опустился на валун рядом с Наамари.
  - Зачем ты забрала ее?
  - Это был ее выбор. Она не умела контролировать свою силу. Боялась повредить вашему миру, боялась повредить тебе. Вот я и предложила ей тренироваться в мертвом мире. - Она сделала жест, указывающий на окружающий их мир.
  - Давно она вернулась?
  - По земным меркам лет пять назад.
  - То есть, если она воплотилась, ей четыре-пять лет...
  - Думаю, да. Но сейчас для тебя должно быть важно другое: ты был цепным псом небес, теперь перестал им быть. Что ты теперь? - Она кивнула на его окровавленную спину.
  - Не знаю. - Рафаил с тоской посмотрел на плещущиеся неподалеку фиолетовые волны и покачал головой.
  - Ты создан вашим Вседержителем, и на тебе его защита, потому, я немногим могу тебе помочь. Только этим. - Наамари протянула на ладони почти черное кольцо.
  - Что это?
  - Это Спайла. Амулет, который давно дал мне мой отец. Он помог мне трансформироваться, открыть свою истинную суть. Правда, тогда я не знала, кем являюсь. Она же помогла трансформироваться Сайликере.
  - То есть из-за этой вещицы, Кера стала ходячей лавой? - Рафаил зло воззрился на нее
  - Кера хотела освободиться и от вашего Ада, и от Небес, что надели на нее ошейник.
  - Не ошейник. - Возразил он.
  - Для нее амулет был и ошейником, и намордником одновременно. Как бы там ни было, Спайла ей помогла. Но я не знаю, поможет ли она тебе. На тебе защита Вседержителя.
  - Зачем она мне?
  - Ты ведь потерял силу. Как ты теперь вернешься на Землю?
  Рафаил нахмурился. Она права. Проблема даже не в том, как вернуться на Землю. А в том, что он там будет делать? Ну ладно, найдет каким-то чудом Керу, и что? Она ведь не человек. И очень могущественна теперь. А он? Кем будет рядом с ней?
  Он глянул, молча на Наамари. Та вновь протянула на ладони кольцо. Тот взял его повертел и без слов натянул на мизинец. Наамари от неожиданности скатилась с валуна, пораженно глядя на бывшего архангела. В такие моменты опасно находиться рядом. Спайла непредсказуема. Несколько долгих секунд ничего не происходило. Потом дочь Базийриса отбросило на несколько шагов, будто взрывной волной. А на месте Рафаила теперь было клубящееся облако густого кровавого тумана. И снова пара секунд тишины, после которой облако полыхнуло фиолетовым пламенем.
  Наамари с изумлением смотрела, как пламя медленно опадало, оставляя после себя черное обугленное нечто,
  - Рафаил! - Неуверенно позвала Наамари. Нечто зашевелилось. Чернота стала трескаться и отваливаться. Вдруг поднялось облако черной пыли. Оно осело, и ее взору предстал Рафаил. Нет, он не стал блистательным ангелом. Он стал кем-то другим. Чем-то в достаточной мере темным.
  - Рафаил. - Снова позвала она. Он поднял голову. Его кожа посветлела и стала обычного цвета, какой была раньше. Рафаил повел плечами и расправил крылья. Черные с ярко-фиолетовым отливом. Наамари всмотрелась. Каждое перо отливало металлом.
  Наамари приблизилась, рассматривая его с восторгом и изумлением.
  - Темный ангел. - Проговорила она, обходя его кругом. - На Земле нет подобных тебе. Теперь ты способен свободно перемещаться между мирами.
  Она посмотрела на свою ладонь, где материализовалась спайла.
  - Ты можешь приходить сюда, если почувствуешь, что стал опасен для мира. Или что тебе нужно побыть подальше от всех.
  У нее на груди засветился красным кристалл. Она глянула на него и заторопилась:
  - Прости, мне пора!
  - Стой! - остановил ее Рафаил. - Ответь, что ты за существо. Ты ведь не человек.
  - Верно. - Кивнула она, и изменилась.
  Белоснежные крылья, покрытое перьями тело, страшные когти на руках и черный гребень на голове, волосы исчезли. Человеческое лицо. Она улыбнулась. Жутко так улыбнулась. Да, таким зубам акула бы позавидовала. Рафаил ничего подобного в жизни не видел. В ней было много от ангела, и не меньше от демона. Разве такое возможно? По-видимому, да. Рафаил кивнул.
  - Странное ты существо. - Заключил он.
  - Согласна с тобой. - Ответила та. Голос ее изменился и стал нечеловеческим, будто вибрирующим. - Прощай.
  Она исчезла. А Рафаил сидел и думал: а почему он, собственно ей поверил? Может Наамари солгала, и Кера все еще у нее? Он не мог объяснить самому себе, почему ее слова вызывали у него доверие. Откуда ему было знать, что он не один такой? Но, впрочем, Иномирянка не солгала.
  
  
  ***
  - Вседержитель! - почтительно склонил голову Уриил, войдя на балкон. Всеотец стоял одинокой фигурой и по обыкновению своему смотрел вниз.
  - Сын мой! Ты отлично справился с моим поручением. - Улыбнулся вседержитель. Сейчас он был в своей физической оболочке, что редкость.
  - Ты знал, что они влюбятся друг в друга, когда просил меня подослать Керу к Рафаилу?
  - Это было маловероятно, но я надеялся.
  - Но ведь ты подослал не только ее, но и демонов, что за ним охотились?
  - Нет. Я просто допустил, чтобы они с трудом узнали, кто он на самом деле.
  - Ты жесток. - Опустил голову архангел.
  - Думаешь? - Он задумался. - Возможно.
  Уриил помялся за его спиной, кашлянул и ушел, испросив на то позволения. Оставив отца одного.
  - Здравствуй, Базийрис! - С легкой усмешкой произнес Вседержитель, глядя в пространство перед собой. За его спиной сгустился из воздуха мужчина с черной бородой и курчавыми черными волосами.
  - Мне жаль твоих ангелов. - Произнес Базийрис. - Ты лишил их свободы. Отобрал смерть и тьму, или же лишил света, как Падших. Ты отнял у них возможность развиваться, и расти. Отнял у них волю и выбор. Ты жесток. Не пойму только, почему же тогда сейчас даровал выбор Рафаилу?
  - Ошибаешься, брат мой. У моих ангелов есть воля. Просто они о ней не часто вспоминают. У моих ангелов огромная сила, потому, если они будут выбирать, я хочу, чтобы осознавали, что и зачем выбирают. А до тех пор, пока не готовы это осознать, пусть себе дремлют. Рафаил как раз начал осознавать. Он только в начале пути, но его осознанный уход в мир смертных говорит о многом. Он скоро поймет все. Скажи, а Сайликера это поймет?
  - Безусловно. Моя дочь Наамари чуть было все не испортила, но, в конечном счете, все обернулось к лучшему. И девочка стала не бездумным светлым ангелом, а сильной, осознающей сущностью. Хотя, чего уж там, без твоего Рафаила, ничего бы и не вышло.
  - Ну что ж... теперь перед ними все миры. Посмотрим, как они распорядятся этим.
  
  ***
  Когда архангелу стало ясно, что именно искать, он, вернувшись на Землю, отыскал без труда воплотившуюся Керу. Это была симпатичная девчушка четырех лет. Она увлеченно возилась в песочнице. А Рафаил в это время сидел на углу крыши пятиэтажного дома рядом, и смотрел с улыбкой сверху вниз. "Может ты и не захотела ко мне возвращаться. Но я буду хранить тебя". - Так он решил. Но порой даже архангелы не могут знать грядущего. И знаком этого грядущего был голос, прозвучавший за его спиной:
  - Здравствуй, сын мой! - Рафаил похолодел. Он встал и медленно повернулся.
  
   ***
  
  Открылся портал. И на растресканные плиты упал ангел. Он был странный. С черно-фиолетовыми крыльями, изломанными в падении. Ангел тяжело поднялся и оглядел подземелье.
  - Давно не виделись, брат. - Прозвучал голос из темного проема арки слева. Упавший опустил голову и вздохнул. - Теперь и ты стал Падшим, как я вижу. Так что здравствуй, Рафаил! И добро пожаловать в ад!
  - Здравствуй, Люцифер. - Рафаил выпрямился и обернулся.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"