Марков Денис Фаритович: другие произведения.

Санитары Человечества 2 Звенящая тишина

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Постапокалиптический мир после пятилетней ядерной Зимы. Земля испытала человеческую "любовь" ко всему живому, но планета всё же выжила и "всё живое" несколько преобразилось, мутировав в самые разнообразные формы... А что человек? Что, что... туда ему и дорога!

  Пролог "Ядерная Зима"
  
  Раньше, когда я думал о покое, то представлял небольшую бревенчатую избу в чаще леса, подальше от населённых пунктов, дорог и вообще, какой-либо инфраструктуры. Среди деревьев бы извивался ручеёк переливчато журча. И я такой, сидел бы на коленях в позе лотоса на пахучей траве и наслаждался чистым ароматом сосновой смолы с вкраплениями маленьких грибных нот. И вокруг умиротворяющая тишина! Я, житель гигантского мегаполиса мечтал, чтоб этот вечно гудящий фон города, в один прекрасный день, замолчал.
  После той пятилетней ядерной зимы, я выжил и получил эту свою желанную ТИШИНУ. А ещё разрушающийся на глазах город, превращающийся в джунгли. Из потресканного асфальта вырастают кусты и деревья, растительность даже умудряется нависнуть с крыш некоторых домов, создавая футуристический вид, вместе с этими лианами и гигантскими папоротниками, высотой в два человеческих тела. После того, как некогда высший разум, венец животного мира, элита дарвинской цепочки, вымер, с наслаждением уничтожив себя, на его место пришли крысы, мыши, одичавшие домашние животные и они... мутанты. И вся эта живность, страдающая гигантизмом от превышенной радиации, имеет неплохой такой аппетит, и готовая в любой момент тебя сожрать, вместе с косточками.
  * * * *
  В тот "счастливый" год величайшего ПОКОСА человечества, в нашем городе, в производственных районах, "расцвели" четыре "гриба" высотой под облака, и я оказался в этот момент ровно посередине, разбуженный рано утром сотнями сирен. С тяжёлой головой, выйдя на балкон покурить, я с недоумением смотрел на летящие "кометы" на наш уральский мегаполис и соображал: это мой похмельный кошмар или реальность, воплощённая из кошмара? Перед этим, весь вечер я пил чистый вискарь после расставания со своей девушкой и проклинал всех баб в её лице. Придя к мысли, что всё же первый вариант, я, докурив сигаретку, прошлёпал обратно, на кровать и благополучно заснул, пропустив всё самое "интересное".
  Проснулся я от холода, завёрнутый, как начинка шаурмы, в одеяло. Снившиеся бутылки, которые я с упоением зачем-то раскалывал во сне, имели реальную под собой основу. Все окна в квартире были разбиты, а внутри летал и лежал, везде и на всём, чёрно-серый снег. С улицы кроваво-огненные всполохи отражались от моих стен, шкафов и потолка - там, за горизонтом, работали: противоракетный щит нашей многострадальной Россеюшки и система Возмездия - тысяча ядерных ракет устремились во все уголки Земли. Мир погрузился в Адскую Тьму, планета с удовольствием укуталась ядерно-зольным, облачным одеялом на долгих, бесконечно-долгих, пять лет. Пришла фонящая жуткая зима, забирающая с тяжелейшими мучениями последних людей. Человек превратился в животное, всеми возможными и невозможными способами пытающее выжить. Люди сбивались в стада, прячась в бомбоубежищах, складах, подвалах домов, подземных парковках. Наступило "весёлое" время, насыщенное предательством, эгоизмом, бессмысленным благородством и сумасшедшими поступками. Главной системой благосостояния стали еда, дрова, нефтепродукты, генераторы и портативные дозиметры.
  За те пять лет зимы я сменил с десяток поселений и коммун. В одних собрались добродетели и вселюбцы, в других ?- труженики и работяги, в следующих - деспоты и тираны, в последующих - каннибалы и мрази, потом рабовладельцы и расисты и много кто ещё... Всех этих людей объединило одно - радиация, в конце концов, забрала их на тот свет и ничто им не помогло выжить! Бывали такие дни, когда я весь день вытаскивал из убежища трупы своих, ещё недавно приятелей и соседей, умерших за одну ночь. Те, кто ещё держались на ногах, смотрели на меня с ненавистью и завистью, и на то у них была причина. На меня не действовала радиация, я просто не чувствовал её. Когда люди исходили в кровавых поносах и рвотах, я жрал тушёнку, от которой дозаторы пищали и звенели. Иногда казалось, что все вокруг просто разыгрывают меня своей реакцией на радиоактивность, и на самом деле, никакого вреда от облучения, нет. Я же ничего не чувствовал!
  На четвёртый год зимы я остался один. Его звали Михаил и он очень долго держался: облысел, покрылся серыми пятнами, ослеп и даже ногти на ногах и руках отпали. Я сидел перед ним и плакал, понимая, что остаюсь в одиночестве, а он пил последнюю в своей жизни кружку кофе приготовленный мной, плюнув на её поганую, превышенную в десять раз, радиацию. С его смертью я убрал дозаторы подальше, из-за ненадобности - с ними была только морока, постоянно заряжать их, включая дизельный генератор и в пустую тратя бесценную энергию.
  То, что я остался в городе один, сомнений почти не было. Я его "перепахал" вдоль и поперёк, в поисках еды. Может и сохранился где-то под землёй бункер, изолированный от мира в полном энергообеспечении и продуктовом довольствии, но, увы, реальность не наталкивала на такие мысли. Город вымер и ещё год мне пришлось ждать конца долгой зимы, не надеясь уже, что она кончится... пока в один прекрасный день из серо-чёрного неба не пробился первый луч солнца. Температура воздуха поднялась практически сразу, в первый же день появления светила, с минус 25 до 0. В тот день я поднялся на крышу одной из многоэтажек с бутылкой водки и банкой сардин, фонящих за 10 Зивертов, а может и больше - в центре моего родного города меньше давно уже не было. Я с начала сидел и кричал пьяные приветствия наступающему дню, потом танцевал под музыку, звучащую только в моей голове, а после, допив бутылку, вёл дискуссию о возрождении жизни с погибшим человечеством.
  Проснулся я от жары на крыше, на которой и заснул после пьяной дискуссии. Надо мной стояло жгучее солнце и ни одного облачка, как будто не было тех пяти лет. Небо, правда, имело голубовато-сероватый оттенок, видимо, в озоновом слое что-то было нарушено. В удивлении я подошёл к краю и взглянул вниз на улицы, которые очень давно не видели света. Серо-чёрный снег, местами достигавший до трёх метров, застилающий землю и вспученный асфальт, сейчас массово таял. По дорогам журчали ручьи и реки тёмной жижи, сносящие лёгкую бытовую грязь и трупы. Пришла долгожданная весна, и принесла зловоние, окутавшее все закоулки и подворотни на несколько месяцев.
  Здравая мысль настаивала на том, что надо выбираться из мегаполиса и уходить подальше, в глушь уральской тайги, но моё нутро дрожало в страхе от такой перспективы. Я привык тут выживать и другой жизни боялся, а вдруг заблужусь, или не найду съестные припасы, которые в городе ещё находились на складах, правда в большей степени испорченные. Короче, подумав, всё же решил пока не "рваться" и продолжать жить, собирая инвентарь, оружие и вещи. Мало ли какая сложится ситуация в будущем.
  В качестве нового дома, рассудив, что пора выйти из подземного убежища, выбрал трёхэтажное, административное здание, некогда занимавшее районное МВД. Как-то грел меня этот факт, а ещё там много полезного осталось, незалутанного, из-за обваленной стены на входе и в Ядерную Зиму покрытое толстым слоем льда, возможно, во время бомбардировки прорвало водопровод в здании. Вообще, в городе много встречалось таких строений, нутро которых самопроизвольно законсервировалось на пять лет замёрзшей водой.
  Через неделю долгожданной весны я впервые увидел первое стадо крыс, каждая роста выше колен. Их было наверно под сотню, они ровным строем продвигались по проспекту, поедая на своём пути попадающие гнилые трупы. По одиночке эта живность изредка появлялась в подвалах во время зимнего выживания и даже нападала на ослабленных людей, но вот так, чтоб такой стаей. Я в тот день изрядно струхнул. Зарядив полицейский калаш, сел на полуразрушенное крыльцо своего нового дома и направил дуло на животных, готовый в любой момент нажать на курок. Слава богу, они прошли мимо, не обращая на меня никакого внимания, возможно, в качестве ужина я их не интересовал, до тех пор, пока город был полон другой, зловонной пищей...
  
   Глава 1
  "Да я не держал в руках винтовки
  И в Фоллаут не играл,
  В этой жизни я пока
  В общем-то не умирал..."
  Электрофорез
  Мутанты! Первого из этой братии, я увидел через месяц после Зимы. Он был совершенно лысый, с неприятными наростами на коже, по всему телу. Это существо было обнаженно, верхняя половина - мужская, человечья, а нижняя - то ли барана, то ли козла, с лохматым хвостом, очень напоминающее кентавра из мифов Древней Греции. Он стоял посреди улицы и крутил головой, вынюхивая что-то или кого-то. Этот человеко-баран роста был под два метра, с бицепсами не меньше моего пояса и с отвисшей такой крупной мошонкой, явно он был мальчиком.
  - Эй, привет! - я стоял у подъезда в свой дом, и соображал, мыслящее это существо или нет. Получеловеческое обличье привело меня к мысли, что всё же разумное, - меня зовут Лео!
  Существо фыркнуло и посмотрело в мою сторону, раздувая ноздри - разума в глазах я не увидел. Мне стало немного жутковато от его блеклого взгляда, но я всё же надеялся, что у меня появится друг, хоть и немного экзотично выглядевший. На всякий случай взвёл затвор на автомате, мало ли.
  - Бе-е-е! - ответил он мне и подняв хвост, наложил кучу. После чего припустился от меня, цокая копытами по асфальту. Определённо, разумности там не наблюдалось, но это было даже к лучшему, не хотелось бы наблюдать каждый день бараньи бубенцы.
  Этот козлолюдь меня насторожил, теперь я знал, что радиация сделала своё дело и мутация живых организмов - это не фантастика. Мой покойный папа только мог мечтать о таких существах, вот бы он обрадовался, если бы выжил. Недаром он меня назвал черепашьим именем Леонардо, тот тоже был мутантом канализационных труб, думается, без облучения и в комиксе не обошлось, автор что-то знал про будущее. Леонардо Иванович Счастливый, идеально-несуразные имя, отчество и фамилия, для выжившего в Мекке Чёрной Металлургии - у бати было отменное чувство юмора. До той бомбардировки, он тридцать лет отработал "счастливо" на челябинском комбинате металлургом, а когда дождался свою "горячую" пенсию в пятьдесят лет, наступил всеобщий армагидец. Он так мечтал о рыбалке на озере, о баньке, которую мы строили на даче лет десять последних и очень хотел наконец-то съездить на Чёрное Море... Бог тоже был с чувством, но... чёрного юмора. Одна из бомб на комбинат и прилетела, надеюсь в ту ночь никто не мучился, и смерть моего отца и его коллег была мгновенной.
  Через пару дней после "общения" с кентавром-засранцем, когда я забивал доски на уже последнем окне первого этажа (не хотелось бы, чтобы какая-нибудь живность нежданно пришла в гости), раздался ужасающий животный рык. Молоток от неожиданности выпал из руки, и я сломя голову рванулся к ржавому Уазику, стоящему во дворе. Эту машину я использовал как стол, она была как музейный экспонат полиции в своё время, на капоте лежали ментовские заряженные "помповуха", "калаш", и ТТ.
  - Да что же это такое? Что там за гадость такая? - бормотал я себе под нос, хватая первое попавшееся оружие, готовый применить его в любой момент. - Ну? Давай, подходи! Моего мяска хочется? Вот он я, попробуй!
  Медленно, держа перед собой ружьё в районе живота, я вышел на дорогу. Рёв повторился и это что-то приближалось со стороны серых, полуразрушенных девятиэтажек ещё советских времён, находящихся в трёхстах метрах от здания МВД. В своё время власть позаботилась об отдалённости своих учреждений от основных жилых построек, и эта была одна из причин выбора нового жилья, ну и наличие высокого забора, хоть и разваленного на половину, с облезлым двуглавым орлом на покосившихся воротах.
  Это был то ли лев, то ли гиена какая-то, телом, но без головы, точней, на шее торчал какой-то нарост, с щупальцами. Я даже подумал, что на это существо напал гигантский осьминог, пока не увидел посередине шевелящегося сгустка, одинокий выпуклый глаз, полный ненависти и злобы. Оно быстро, рывками приближалось ко мне, отталкиваясь от земли мускулистыми лапами с длинными когтями. В районе груди этого чудовища я разглядел щелкающиеся челюсти, в которые запросто бы пролезла бочка кваса. Оно вряд ли хотело со мной по-доброму познакомится, да и я тоже.
  - Вот же сука! - успел я выкрикнуть, взведя цевьё вперёд-назад и выстрелил в скачущего монстра. Отдача вдарила в живот, дыхание перехватило от предательского удара и, если бы у меня было время, я бы завалился на колени. Проклиная себя и свою расторопность, сжав зубы через боль, я снова поднял ружьё, на этот раз приклад упёр в плечо. Существо на скорости получив дробь, споткнулось и подняв над собой серо-чёрную радиоактивную пыль, "пропахало" асфальт, оставляя за собой кровавый след. Монстр пронзительно взвыл от боли и снова вскочил на лапы, не отводя от меня своего одноглазого ненавистного взгляда, щупальца напряглись и ощетинились. Сейчас он напоминал злое солнышко с лучами, нарисованное сумасшедшим авангардистом. Превозмогая тупую боль в животе, я прошептал: - Иди отсюда, подобру, малыш, тут тебе ничего не перепадёт, там есть мышки, лучше ими займись!
  Чудовище стояло и по-звериному дышало, но уже не кидаясь, и оценивающе смотрело на меня, видимо понимая, что я опасен. Из страшной пасти, из груди, капала кровь и слюна. Оно очень ужасно смотрелось, в холке высотой по мою шею, но объёмом шире меня раза в три, с полтонны весом, как хороший такой племенной бык. Хвост с кисточкой нетерпеливо бил мускулистые бока существа.
  - Убью, тварина! Не нервируй меня! - не выдержал я от пронзительного страха и истерично закричал во всю глотку, снова взведя цевьё ружья. В стволе ещё было семь патронов, но я не был уверен, что они остановят такую махину. - Нахер пошёл!
  Оно, недовольно фыркнув в мою сторону, не спеша повернулось и, как будто нехотя, пошло в сторону многоэтажек.
  - Блядь... блядь... - перевёл я дух от облегчения, поджилки реально тряслись от испытанного, чуть ли не мистического, ужаса. Этот монстр однозначно был хищником, и он меня рассматривал в качестве "аперитивчика". Откуда появились такие существа? Как они перенесли эту проклятую Зиму? Тоже прятались под землёй? Или нет, и они появились уже после, за пару месяцев пришедшего лета? Много вопросов крутилось в голове, но вряд ли на них можно было найти ответы - такого ядерного испытания над природой никогда, и никто, не проводил, до этого времени.
  Да, однозначно надо было напрячься и поднять завалившийся забор вокруг дома, мало ли какие ещё чудовища вылезут наружу.
  
   Глава 3 "Воспоминания"
  За те пять лет Зимы я ни разу не замарал свои руки в крови, даже когда это надо было сделать во имя милосердия и мести... Первый раз это было у выживальщиков-тружеников, как я их называл. Шёл третий год после атомных грибочков. У них я находился уже четвёртый месяц и как раз это был период пика регрессии лучевой болезни. Они умирали в ужасных мучениях десятками за день, я помогал им всеми своими возможными силами. Этому перемотать нарывы вскипячёнными и высушенными бинтами, под другим вычистить кровавый понос и накрыть одеялом, да много что делал, но всё это было бессмысленно... поселение умирало. Стоны и крики теперь очень часто снятся мне во снах, и их лица, полные мук и страха перед неизбежным. Меня подозвал парнишка моего возраста и попросил воткнуть кинжал в сердце.
  - Придурок? - ужаснулся я, отстраняясь от него, в лихорадке лежащего на соломенном тюфяке. Тогда он откинул на себе фуфайку, показывая нарост под кожей размером с два мужских кулака на безволосой груди. Эта шишка пульсировала, как будто в ней было что-то живое.
  - Лео, братишка, м-м-м, оно меня сжирает изнутри, пожалуйста, - умолял он, - ты представить себе не можешь, как это больно... м-м-м, я не хочу, чтобы это из меня вышло... будь человеком...
  - Нет... нет... - я замотал головой пятясь назад и споткнувшись об кого-то, упал на спину. Ещё через час я тащил труп этого парня наружу из бомбоубежища, всё же он вырезал из себя эту гадость. Из рваной раны на груди висела непонятная тварь с недооформленной головой, даже просматривалось тщедушное туловище. Мне было плохо от такой картины, я не мог смотреть в остекленевшие глаза, пока зарывал его в бурый снег.
  Осталось их пятнадцать человек из ста, и утром они тронулись в путь, оставив убежище. Негласный лидер группы, сказал, что из города надо выходить, иначе смерть... Они и вышли, всех их я потом нашёл окоченевших в пяти километрах...
  Потом меня захватили другие, те были покрепче от белковой, менее заряженной пищи... Их было человек двадцать с ружьями и автоматами, одежда которых была пропитана кровью и грязью. Нас они держали в "загоне" - бывший подземный переход с обгороженной колючей проволокой. Нам скидывали дрова, чтобы мы сами поддерживали огонь и тепло в переходе. Нас там было человек пятьдесят разного физического и психологического состояния. Иногда эти нелюди отбирали кого-нибудь из нас и всадив пулю в лоб, вытаскивали из "загона" на разделку. Всё потому, что один из этих ублюдков где-то услышал, что живой организм пока живой, не набрал вредных гамма-лучей и вполне может быть употреблён на завтрак, обед и ужин. Нам они тоже кидали кости наших друзей...
  Может в нас и правда было меньше радиоактивности, но воду из наших тел им было не добыть. Не знаю, поняли они этот факт, или нет, но в конце концов, в загоне я остался один. И фамилия моя тут была не при чём, просто эти каннибалы выбирали из стада самый слабый элемент, в более плохом состоянии, дабы растянуть "еду" как можно дольше. Они просчитались, карты были розданы, а у меня в руках оказался флеш-рояль. Я подошёл к забору и посмотрел между проволокой, на этих "упырей". В живых осталось только трое, но и они были при смерти на своих лежанках, воняло испражнениями и гноем, сомнений не осталось никаких - "белковая" живая пища - не панацея, а лишь прямая дорожка в Ад. Без страха, что меня застрелят, я пролез наружу, исцарапав руки и подошёл к лежащим сволочам. Один из них сфокусировал взгляд на мне.
  - Как... как ты это, сука, делаешь? - он прошипел через гнилые зубы и попытался взяться за оружие, но удалось ему от слабости только завалиться на бок и харкнуть кровью.
  Я спокойно и не торопясь взял его ружьё. До этого момента перед моими глазами не раз стояла картина, как я всаживал бы в кого-нибудь из этих животных, пули одну за другой... А на деле, когда смотрел на них через мушку, я увидел в этих чудовищах, испуганных и жалких слизняков, в которых ничего не осталось человеческого.
  - Ну же... не тяни... - прохрипел он и зажмурил глаза, - стреляй!
  - Да пошёл ты!.. - я лишь сплюнул и отвернулся к заваленному всяким хламом, выходу. Тут больше не было сил находиться, и я вышел в Звенящую Тишину умирающего города.
  
   Глава 3 Арчи-меломан
  Иногда под настроение я заводил дизельный генератор и включал стереопроигрыватель. Странно было слушать музыку и голоса давно погибших людей, но мне это было необходимо. Когда ты долго не общаешься с себе подобными, начинаешь путаться, то ли сейчас думаешь про себя, то ли говоришь вслух. Вообще, сумасшествие - это постоянный спутник одиночества, уж я об этом знаю всё! А песни бодрили и сознание прояснялось.
  Это произошло на третий месяц после Зимы, из всех щелей, как на дрожжах, во всю пёрла растительность, и меня уже не удивляло появление всё новых и новых мутированных существ, некоторые из них на вид были нормальными, но только на первый взгляд. Я сам видел, как "обычный" заяц забежал по отвесной стене трёхэтажного дома до крыши и прыгнул вниз, растопырив уши-крылья, после чего полетел, словно планёр какой-то.
  Я доделывал последний пролёт забора, замыкая его по периметру вокруг своего дома и из колонок играла фантастическая музыка Жана Мишеля Жаре. Настроение у меня было отличное, наконец-то сегодня вечером я мог расслабиться, а то постоянный страх из-за возможных нежданных гостей не давал мне это сделать. Приходилось спускаться на ночь в подвал и закрывать все двери, которые хоть немного создавали иллюзию защиты. Арсенал вооружения я натащил туда неплохой, хватило бы и на дивизию, но увы, дивизии, и даже роты, не было - только две моих руки. Стая тех гигантских крыс запросто могла прогрызть дыру или нору, и сожрать меня вместе с потрохами, без остатка, так что я не чувствовал себя защищённым на 100%, но всё же холодный металл под рукой внушал надежду.
  Как раз одна из композиций из альбома "Oxygen" наращивала ритм, когда услышал блеяние со стороны ворот. Откинув инструменты в сторону, я с интересом пошёл посмотреть, что там происходит, не забыв прихватить "калаш".
  - Привет, брат! - я уже примерно знал, кто там. Из щели ворот я увидел стоящего козлочела с колечком в левом ухе. Он в руках держал охапку сорванной травы, словно скромный фанат поп-звезды с букетом цветов, и внимательно слушал музыку, изредка откусывая из своего салата. На меня этот мутант совершенно не обращал внимания. - Ого, а вы меломан, батенька! Ну, ну, добро пожаловать в гости...
  Веганская икебана внушала надежду, что я не вхожу в его пищевой рацион. Открыв ворота и взведя затвор автомата, я медленно стал отходить вглубь двора, пытаясь не делать резких движений.
  - Это француз играет, талантливый мужик... был. Наверно от Франции мало что осталось, может и Эйфелевой башни уже нет, жалко так-то ... не стесняйся, смелей! - цокая копытами он протопал вперёд, ища глазами источник звука. Стереопроигрыватель стоял на крыльце, козлолюдь подошёл к нему и скинув на землю траву, прилёг на массивный свой бок, напротив. Почти по-человечьи, он облокотился на руку, не отводя взгляда от звуковой аппаратуры. С удивлением я увидел, как из глаз его побежали слёзы. - Братец, да ладно тебе, что за сопли? Это только аранжировка хорошая, а сама мелодия так себе...
  Мне стало немного неловко, неужели в этом существе что-то осталось от человека. На плече его синела татушка, внимательно приглядевшись, я разобрал очертания гитары, видимо, в доядерном мире он был музыкантом.
  - Слушай, а хочешь романтичный рок? Горький Парк "две свечи", вот реально крутая вещь... - он с явным наслаждением прослушал и "Горький Парк", и "Muse", и "Сурганову и оркестр", и "Roxette", но, когда заиграл "Ласковый май", возмущённо заблеял и рванулся наружу из моего двора, опять наделав на прощанье кучку. Даже человекобаран понимал, что такой попсе нет места в новом мире, странно, а мне некоторые вещи нравились. - Какие мы, эстеты! Завтра приходи, ещё что-нибудь послушаем!
  Прокричав в спину убегающему мутанту, я закрыл ворота под песенку "Белые розы" и продолжил скреплять забор. Весь оставшийся день я думал об этом существе. Как мог человек превратится в это? Почему он блеял по-бараньи, ведь верхняя часть тела была людская, правда в два раза помускулистей и покрупней, словно Конан-варвар на анаболиках впаялся в своего коня. То, что он был лысый, как раз понятно, радиация, лучевая болезнь то да сё... И эти бубенцы, свисающие до колен, наверно не удобно бегать с таким хозяйством, об коленки стучаться поди? Потом я думал, что ему не хватает женского полу и представил обнажённую деву с крупными грудями сверху, а низ - кобылы, и почувствовал нездоровую эрекцию... Да и мне не хватало, если на то пошло, когда ты долго один без секса, возбудиться можно от всего, и в любое время. Мне на тот момент было двадцать четыре года, самый расцвет половой жизни, а скрижали судьбы выкинули вот такую фортель.
  На следующий день он снова пришёл слушать, и на следующий, а на третий день этот мутант уже остался в моём дворе с ночёвкой. Так у меня появился безволосый, парнокопытный, не любящий попсу и некоторые вещи из хард-рока, друг. Главное, что он не ел мясо, а травы было море и на любой вкус. Мне даже не пришлось косить внутри своего двора, всё съедал на корню - отличный приятель, гораздо полезней, чем многие "приятели" из прошлой жизни! Назвал я его Арчи, слишком уж он напоминал мне своим телосложением этого актёра в лучшие свои годы.
  
   Глава 4 "Новая встреча"
  Чем ближе я подходил к районам, где произошли взрывы ядерных боеголовок, тем сильней я слышал эту Звенящую Тишину. Почти все строения в этих местах были разрушены и в общем-то, там делать было нечего, но меня что-то непонятное тянуло туда вновь и вновь. Пробирался я через развалины с трудом, в некоторых местах навалы из кирпича, железного лома и бетона, достигали нескольких метров и когда ты видишь всё это, представить ударную, сметающую всё на своём пути, волну, было легко. Не верилось только в одно, что столь разрушающая сила, дело человеческих рук, а не природного катаклизма...
  Вот где был мёртвый мир, совершенно ничего живого там не обитало, даже растительность отсутствовала. Зачем я туда пробирался, не знаю, может надеялся, что откроется какая-та вселенская тайна? Или просто мне это было необходимо? Я подходил к краю гигантской, осыпающейся воронки диаметра в триста метров, постепенно заполняющую грунтовыми водами. Садился на колени, и на пару часов моё сознание улетало. Пахло йодом и морем, возможно, это запах распада каких-то химических элементов, но у меня перед глазами стоял тот, старый, потерянный мир. Звенящая тишина прекрасно помогала мне вспомнить ту жизнь, которую мы уничтожили собственными руками. Я знал, что в эпицентрах взрывов радиация была безопасной, за прошедшие годы она облаками и взвесями распылилась по всей челябинской области, но несмотря на это, именно в этом месте чувствовал фантомную пульсацию боли раненой планеты. Подпитавшись этой мёртвой энергией, вставал, и кинув прощальный взгляд в тёмные воды воронки, уходил из Зоны, чувствуя в себе непонятную силу.
  Это произошло на шестой месяц после Зимы, я как раз возвращался из своего похода к одному из эпицентров. Прокарабкался через последний завал и вышел в более-менее целый район района. Стоящие передо мной две разрушенные наполовину девятиэтажки смотрели на меня своими выбитыми окнами, словно пустыми и ослепшими глазницами. Топая по серо-черной пыли, толстым слоем укутавший асфальт, непроизвольно всматривался в эти дома. Остановившись, вытащил из рюкзака пластиковую бутылку с водой и сделал изрядный глоток. Я чувствовал ненависть и злобу этого взгляда, кровь в жилах застыла от страха.
  - Эй, кто там прячется!? - не выдержал я, вскидывая с плеча автомат и направляя дуло в сторону домов, - выходи!
  На четвёртом этаже в оконном проёме сначала проступил чей-то силуэт, а через несколько секунд на балкон вышла стройная девушка в белой кофте и синих джинсах. Её чёрные, как смоль, волосы, спадали на плечи, она, не мигая, смотрела со злобой на меня.
  - Ух-х жешь, - издал я что-то нечленораздельное от неожиданности. Мутанта, чудовища, крысу, или кого ещё из этой нечисти, вполне ожидал увидеть, но чтоб красавицу-брюнетку, в трёх километрах от эпицентра взрыва?! - Меня зовут Леонардо, я не причиню вам вреда!
  Я закинул назад за спину, оружие и поднял руки верх, показывая своё миролюбие.
  - Серьёзно, девушка, я хороший и не причиню вам вреда! - она продолжала стоять и смотреть на меня, мне даже показалась, что она принюхивается. Опять стало немного жутко и поёжив плечами, продолжил: - Ну перестаньте на меня так смотреть, словно я ваш самый злейший враг! Я уже давно не видел настоящего человека в городе, вы первая! Ну же?! Я Леонардо и это моё имя, а фамилия - Счастливый! Это не кличка и не псевдоним, по паспорту я - Леонардо Счастливый, а по отчеству - Иваныч, это папа у меня такой юморист был... хм...
  Хихикнуть над своими паспортными данными, которые всегда казались смешными, я не успел. Девушка резко вскочила на перила балкона и присев на корточки стала пронзительно шипеть.
  - Блин... - чертыхнулся я, ну не ожидал такой резкой реакции девушки на свои шутливые слова, и стал медленно отходить в сторону, - осторожно, сеньора, не упадите вниз, ну не хотите знакомиться - не надо! Я пойду, а вы того, поспокойней...
  Очень было страшно от этого чудовищного шипения, но через несколько секунд мой страх сменился на ужас. За спиной девушки проступили чёрные крылья, размахом в два человеческих роста, и она прыгнула вниз.
  - Боже мой, боже мой... - зачастил я в шоковом состоянии, скидывая "калаш" и поднимая голову навстречу к опасности, готовый стрелять. Внутренне я клял себя за этот шутливый монолог перед этим существом, ну ведь шёл себе и шёл домой, чёрт меня дёрнул остановиться. - Ух ты!
  Мутант не преследовал меня. Девушка мощными движениями крыльев поднималась в верх, в небо, удаляясь всё дальше и дальше. Уже через минуту она чернела чёрной точкой в облаках.
  - Фу-у-у! - перевёл я дух и присел на землю, руки-ноги дрожали от только что испытанного страха. - Да кто же это был?
  Что за странные мутации окутали нашу земельку? Получеловек-полуптица-полукозёл-полулев-полухерзнаетчтовместоголовы? Кто ещё может встретится в этом фонящем городе? Где простой человек, такой как я? Неужели я один остался нормальным в этом сумасшедшем мире? Да и вообще, а я сам то нормальный? Может тоже такой-же мутант с этой своей нечувствительностью к радиации...
  - Эх, а девушка то красивенькая была, - поцокал языком, вспоминая её красивую фигуру и чёрные волосы, - жаль, что не разговорчивая и злая, а крылья?
   А что крылья? Должна же в женщине быть хоть какая-та изюминка?! Это даже пикантно было бы... Вздохнув, я продолжил свой путь, изредка кидая настороженные взгляды наверх. Теперь добавилась еще одна опасная стихия - воздушная, а тут уже никакой забор не поможет...
  Пятнадцать километров до дома я прошагал пешком примерно за пять часов, обходя заросшие мхом остовы машин на достаточном расстоянии, в них могли находится мутированные хищники, прятавшиеся внутри от жгучего солнца. Несколько раз я всё же видел в облаках мелькающую тёмную точку, а иногда казалось, что несколько... и это постоянное чувство, будто бы за тобой наблюдали, возможно это разыгралось воображение, а возможно и нет. Теперь я не был ни в чём уверен.
  На подходе к дому, меня ждал Арчи. Он мирно сидел на коленях, срывал в охапку позеленей травушку и набекивал себе под нос какую-то мелодию, ну точно, как какой-то хиппи-переросток.
  - Привет, братишка! Ждёшь меня? - услышав мой голос, Арчи с радостью вскочил на копыта и поцокал рядом со мной. Я чувствовал смесь запахов мужского пота и животного духа. На его лице играла глупая улыбка. - Я сегодня встретил красивую девушку, ох, какая она, Арчи... ты бы видел! Правда злая очень, может она нас мужчин недолюбливает? Так что ты, брат, осторожно бегай тут по улицам, держи при себе свои бубенчики... мало ли.
  И я поймал себя на такой же глупой улыбке, растянувшейся до ушей, да уж, женского полу нам с Арчи точно не хватало...
  
   Глава 5 "Орёл"
  "Спят зверьки и растения
  Небеса и сомнения
  Но сиянье обрушится вниз
  Станет твоей землёй
  Но сиянье обрушится вниз
  Станет самим тобой"
  Е. Летов
  Армагеддон - это битва между силами Дьявола и силами Бога, которая должна была состоятся на горе Ар Мегиддо, около небольшого израильского городка Афула. После чего должен был прийти Мессия и спасти нас всех. Об этом нам рассказывал настоящий профессор исторического факультета, а он врать бы не стал. Война Добра и Зла, как бы понятно - классика жанра! А как называется, когда одни дураки закидывают ядерными бомбами в ответ на санкции других глупцов, а те в свою очередь, дураков, там подключаются умники и бомбят глупцов и дураков, а те, кто был не при делах, исподтишка умников? Это называется армагеддончик мелкого масштаба, мы обошлись без всяких там сил Добра и Зла. И на Земном шаре произошёл кромешный ад - кислотные, радиоактивные облака накрыли всех. Миллионы трупов, уничтожение всех инфраструктур, заражённые реки, озёра и моря, и контрольный выстрел ?- Пятилетняя Зима, убившая миллиарды! И спрашивается - а оно надо было?
  Где же были эти демоны Зла и ангелы Добра? Они были в нас! Я живой свидетель святых поступков и злейших дел человека во время выживания в мегаполисе и поверьте мне, мистики в этом не было никакой. В конце концов я остался один... И на смену человека пришла иная раса, и они стали жить в наших городах, в крайнем случае, в моём городе...
  Они всегда пробегали стаями от ста до тысячи голов, и все, как отборные кабанчики, с лысыми хвостами под метр длиной. Пока они вычищали улицы от трупов и не отвлекались на меня, игнорируя мой двор, но я чувствовал, что придёт время, когда они заинтересуются мной. Поэтому я готовился! Свозил всякое полезное, залутанное добро на садовой тачке в подвалы "ментовки" - так я назвал свой дом, не без доли юмора... хотя "юмор" дело сугубо индивидуальное, может мне казалось смешно, а для психиатра - это был бы диагноз от пребывания в долгом одиночестве. Мои разговоры с безмозглым Арчи, с крысами, пробегающими вдоль дороги или просто с самим собой, явно говорили об расстройстве...
  А на восьмой месяц ко мне добавился ещё один немой собеседник, точней слушатель моих диалогов. Я разливал в пластиковые канистры из двухсотлитровой жестяной бочки солярку, привезённую с автобазы бывшего автобусного парка, находящуюся в километрах шести от "ментовки". Да, далеко, но тот факт, что там валялись ещё с десяток таких бочек, внушал радость, уж на пару лет хватит топлива на существование. Арчи пританцовывал на своих четырёх копытах у крыльца, под мрачные аккорды "Гражданской обороны", тот ещё сомнительный денцмюзик, но ему нравилось. Неожиданно я услышал хлопанье крыльев над головой. Моментально отбросив шланг от губ, забрызгивая полицейскую куртку, я прыгнул к висевшей на ручке входной двери кобуре с ТТ. Очень свежо ещё было воспоминание с той девушкой-мутантом. Слава богу это была не она. Впервые, после Зимы, я увидел настоящую птицу. Удивительно, я не задумывался раньше, но птицы и в самом деле не встречались, видимо пятилетний холод они не выдержали.
  - Ух ты, живой орёл! - я не разбирался в пернатых, и кто это был, не знал. Может ястреб, или коршун, главное - он не проявлял агрессию и просто сидел на верху ворот, и с безразличием смотрел на меня. Птичка была не маленькая, высотой по моё плечо, но это уже была фишка у всего, выжившего - гигантизм преобладал в этом новом мире. На всякий случай я прицепил кобуру к поясу и помахал рукой новому гостю. - Привет, малыш! Тоже любишь слушать музыку?
  Арчи, самый главный меломан моего двора, не обращал внимание на "птичку", утомившись танцевать, он прилёг в своем домике, который я сколотил из досок специально для него и застелил пол кучей всяких матрасов.
  - Или ты просто хочешь познакомится со мной? Сейчас, только немного сосну с этого шланга! Ха-ха! - хихикнув над своим каламбуром, я вновь создал разряжение в шланге и быстро поднёс конец к горловине канистры, всё же успев глотнуть немного противной жидкости. Струйка соляры весело зажурчала. - Тьфу!.. Вот какой я счастливчик... Леонардо Иванович Счастливый! Это не шутка... ха-ха...
  Опять заржал над своим именем, ну всегда вот так... какой-то у меня нездоровый рефлекс, возможно, усугублённый Концом Света или радиацией.
  - Мне двадцать четыре года, мужчина, не женатый, успевший до ядерной бомбардировки единственный раз завести любовь, то бишь живую девушку, и в последний день мирной жизни, поссориться и разойтись с ней. Мы даже до секса не успели дойти... говорю же, Счастливый! По национальности русский, по вероисповеданию - православный, хотя я того, не очень верую! Студент четвёртого курса Южно-Уральского Университета, химический факультет, упс... - с горловины полились излишки, быстренько перекинул конец шланга в приготовленную следующую канистру, - отец-юморист мой, металлург, тоже Счастливый, одна из бомб прилетела на завод как раз в его смену. Мать погибла в первый год Зимы, я два дня добирался до её дома из общаги после взрывов, и был с ней до самого конца...
  Я стоял над ней на коленях и держал её за руку. Лицо бледное, измождённое диким кровавым кашлем и острой болью в животе. Мать умирала, я об этом знал, и она тоже. В подвале стоял смог от костра, горящего по среди помещения, дым от которого поднимался к верху и по потолку полз в вентиляционную фрамугу отверстия на улицу.
  - Сынок, твой папа пришёл за мной... кхе-кхе, отмучилась я...
  - Нет, ма... не говори так! Тебе лучше же сегодня, я же вижу... - ничего я не видел, но в груди моей всё горело от фантомной боли. Я не хотел остаться один.
  - Да, сына, со смертью не поспоришь! Прошу тебя об одном, кхе-кхе... оставайся добрым мальчиком, чего бы это не стоило! Кхе-кхе... и хоть иногда молись Богу, на тебе же крест!..
  И она затихла навсегда, а я ушёл весь в слезах в снежную тьму, не в силах больше находится в этом подвале её дома...
  Опять зажурчала из горловины соляра, воспоминания растворились. Орла на воротах уже не было, видимо, мой юмор ему пришёлся не по душе.
  
   Глава 6 "Рыцарь Дорог"
  "Он, я знаю, не спит, слишком сильная боль,
  Всё горит, всё кипит, пылает огонь.
  Я даже знаю, как болит, у зверя в груди,
  Он идёт, он хрипит, мне знаком этот крик..."
  Наутилус Помпилиус
  Прошло девять месяцев постоянного, жаркого лета, удивительно для Урала, тем более по календарю, подсмотренного в потёртом электронном планшете, наступило 1 февраля. Этот дивайс я хранил как драгоценный артефакт с самого начала Зимы, изредка включая его, чтобы поиграть в шары или балду, другого там ничего не было, по понятным причинам. Почти каждую неделю по несколько часов лили настоящие тропические дожди, обычно начинавшие к вечеру. Сплошной поток воды, за считанные минуты заполнявшая все свободные ёмкости, которую я использовал для своих нужд. Первое время был страх отравиться, и я старался употреблять только бутилированную воду, оставшуюся на складах и подвалах крупных магазинов, но вскоре все же перешёл на одну дождевую. И вроде ничего лишнего из меня не выросло. А насчет мытья проблем вообще никаких не было, полиция до ядерного Армагеддона жила с размахом и удовольствием, деньги налогоплательщиков расходовались со вкусом и толком. С западной стороны здания, противоположной по отношению к главному входу (видимо, чтобы не смущать посетителей), находилась собственная баня с баком объёмом на полкуба и небольшим бассейном. Особого труда не составило мне соорудить систему сбора дождевой воды, так что раз в три дня я устраивал себе банный день, правда без веника. Можно сказать, жил - как в лучших домах Парижа, периодически попивая какую-нибудь алкогольную гадость, покуривая залутанную сигару и в собственном, не очень чистом, бассейне.
  Однажды, бродя по длинным залам супермаркета "Ашана", я забрёл в туристический отдел, и с удивлением увидел с десяток самых разных велосипедов, покрытых серо-чёрной пылью. Надо сказать, что этот магазин был разграблен "выживальщиками" основательно в тот тяжёлый период, а именно велосипеды никто не тронул, что понять можно было, когда на воздухе за минус сорок, не очень охота кататься на педальном транспорте по снежным буеракам и заносам. А удивило меня не наличие этого добра, а моё скудоумие, почему я раньше до этого не додумался! На своих двух наяривал сотни километров, стаптывая с десяток кроссовок и ботинок, ну и вообще, собственные силы и ноги не берёг.
  - Вот лошара! - определил я сам себя, лёгкая самокритика иногда полезна. Выбрал я самый мощный с виду велик с толстыми шипованными, сдутыми колёсами и вогнутыми ручками руля. К красной раме был прикреплён насос, слава богу, шток в нём не засох и свободно ходил, и за несколько минут мне быстро удалось надуть камеры. Пару раз упав на обкатке своего "коня", видимо, навык всё же немного потерял не смотря на поговорку, мне всё же удалось его "объездить" и уже к дому я подъезжал на нём, бренча садовой тележкой, привязанной канатом, чем изрядно напугал Арчи. - Это я братишка! Ну, успокойся!
  Он встрепенулся, вскочив на дыбы, устрашающе стал ударять себя в грудь, словно Тарзан перед гориллами, и громко блеять, наверно собирался меня бодать и рвать. Но услышав мой голос, он опустил передние копыта на землю, замолчал, после чего настороженно принюхался.
  - Арчи, ха-ха, ну ты и сыкло! Никогда что ли Рыцаря Дорог не видел? - со стороны конечно же я выглядел странно, в лёгкой милицейской куртке, фуражке с полицейским значком, кобурой на поясе, в спортивных "лампасах" (самые удобные штаны, если что) и на горном велосипеде, с волокущейся позади, тележкой. Козлолюдь узнав меня, заулыбался и сделал пируэт вокруг оси, невольно демонстрируя свои колокольчики. - Ну хоре, братишка, ёлки-палки, надо тебе что-то придумать, рейтузы там какие-нибудь соорудить?!
  Что вряд ли, ни за какие коврижки я бы не прикоснулся к его причиндалам. Въехав во двор, я обратил внимание на сидящего орла на коньке крыши здания, он холодно смотрел на нас с Арчи, застыв на месте и накрыв себя, словно одеялом, размашистыми крыльями.
  - Привет, Ромка! - в течении месяца эта птица прилетала уже несколько раз, устраиваясь то на крыше "ментовки", то на воротах. Недолго думая, я назвал его попугайским именем, с таким же успехом можно было назвать и Кешей, и Глебом, он ни на что не реагировал, просто сидел пару часиков, наблюдая за нами. - Вот, велосипед приобрёл со скидкой! Почти новый, кэшбэк не плохой получил, теперь на карточке у меня скопилось не плохо так, может даже на билет в Крым хватит, в одну сторону!? Как думаешь, Ром, я слетаю туда когда-нибудь? Вот тебе круто, в любой момент можешь махнуть на Чёрное Море, э-х-х... никогда не видел моря, только по телику, а это не то...
  Пока всё это говорил, я приложил свой "внедорожник" к забору и стал затапливать самодельную печь, стоящую посреди двора. Её я соорудил из кирпичей, собранных во дворах улиц, выпадавших от уже начавших разваливаться, домов. Получилось у меня грубо, но свою функцию она выполняла и вполне можно было подогреть чайник или разогреть сковородку для приготовления еды.
  - Слушай, Ром, теперь я могу и подальше рвануть, а почему бы завтра не сгонять до Шершнёвского водохранилища? Позагорать, покупаться, как в старые, добрые времена? - подкинув дрова, с пятой попытки всё же поджёг их, за долгие годы спички подпортились, и не всегда удавалось поджечь их быстро. Да-а, Шершнёвское водохранилище для челябинцев было собственным "морем" местного масштаба, в летний период на песочных пляжах которого отдыхало десятки тысяч людей. - Возьму пару банок тушенки с собой и бутылку выдохшегося пива. Арчи, может тоже со мной?
  Тот протяжно заблеял то ли отрицательно, то ли прося включить музыку.
  - Сегодня по заказу моего друга и коллеге по "выживанию" я включу альбом Наутилуса Помпилиуса! - стал я кривляться, вытаскивая из тележки подобранный сегодня в музыкальном отделе "Ашана" одиноко лежащую на полке пластинку. Пройдя к генератору я запустил его, из трубы повалил чёрный дым. - Только единственный концерт Бутусова, среди умершего города, перед Счастливым Лео, парнокопытным Арчи и крылатым хищником, Ромкой! Идеальные зрители для идеального артиста! Мечтал ли он о таком выступлении!? Парам-парам пам!
  Простебавшись, я нажал на старт в своём проигрывателе, стоящего на крыльце, и в колонках заиграла забытая песня "Зверь". Весёлое настроение как-то быстро улетучилось и стало очень грустно. Я смотрел на танцующего безмозглого Арчи, на коптящуюся позади печку, на одинокие и пустые многоэтажки, зарастающие лианами, и такая охватила всепоглощающая печаль, что невольно из глаз полились слёзы... Неужели мне предстоит умереть в одиночестве, посреди руин города, в окружении странных мутантов и гигантских крыс?..
  
  
   Глава 7 "Крысиный король"
  Уже был вечер, и до сих пор Арчи не появился во дворе. Пора было закрывать ворота и ложиться спать. Солнце начинало заходить за стоящие вдали многоэтажки освящая улицы мрачным, желтоватым светом. Как-то я попривык к этому козлолюду, хоть и бестолковому...
  - Эх, малыш... да что же это такое, ты где? - беспокойно сам себе шептал под нос, стоя у ворот и всматриваясь вдаль уже зелёной дороги. Растительность начинала захватывать асфальт и бетон, городу не хватало дворников.
  С другой стороны, кто он такой для меня? Странное мутированное существо, потерявшее человеческий разум, вечно жующее траву и гадящее в любое удобное для него время. Ну да, Арчи обладал музыкальным вкусом и умел задорно танцевать под хороший ритм, но, пожалуй, это все его достоинства. С него даже молоко не взять, как с нормального парнокопытного и шерстью он обделён, одни сплошные минусы.
  - Да, блин... вот же засранец! - я не выдержал и прыгнул на велосипед, пристроив на руль "калаш". - Пару километров туда и обратно!
  Дав себе установку, я рванулся в сторону бывшего жилого сектора, именно туда Арчи бегал на свои прогулки. Вечерний город накрывала темнота и просыпались ночные хищники. В глубине улиц, превратившиеся уже почти в джунгли, начинали пищать и рыкать самые разнообразные чудовища и звери. Становилось жутко с каждой минутой, но я продолжал крутить педали и всматриваться по сторонам в надежде увидеть своего глупого друга. Кто такой этот Арчи? Так, безмозглое существо, а я, возможно, последний человек на всей планете и совершаю столь необдуманный поступок.
  - Идиот... идиот... - всё повторял себя, как мантру, своё новое звание, в который я сам же себя и посвятил в тот момент, как рванул в эту глупую авантюру в столь позднее время. Проехав с километр, я услышал знакомое блеяние и на душе стало легче. - Арчи?! Малыш...
  И чуть было не подавился своим "малыш". Выворачивая за магазин, я увидел стоящего Арчи, в окружении сотен здоровых крыс и он, словно боксёр, растопырил перед собой кулаки. Под его копытами уже валялось несколько погибших животин. Грызуны смотрели на него своими красными, светящимися глазками, полными ненависти и злобы. Они загнали моего козлолюдя в угол между домом и магазином, их было очень много, даже для такого здорового мутанта, с копыт его стекала кровь, видимо, ему так же досталось не слабо.
  - А ну суки, кыш отсюда! - заорал я во всю глотку, взведя затвор и откидывая велосипед в сторону. - Всех положу, твари поганые!
  Крысы нехотя отступили, пропуская меня к Арчи, в сотню голосов стоял недовольный писк. Теперь мы вдвоём оказались в окружении - в автомате была одна обойма и тридцать патронов на это стадо явно не хватило бы. Да уж, не самый мудрый поступок с моей стороны.
  - Арчи, братишка, ты как? - даже "нормально" не может он мне сказать, а ещё рванулся его выручать. Боком я упёрся в его потный бок, - вот же мы с тобой попали в передрягу!
  Неожиданно, где-то в глубине темноты я услышал пронзительный свист и это стадо, как будто услышав команду, с шипением ринулось на нас.
  - Вот же жопа... - успел я лишь выдавить из себя и нажал на гашетку "калаша", неумело направляя очередь огня на крыс. Я почувствовал, как вздрогнул от неожиданности Арчи, но тот всё же устоял на месте, выхватывая парочку грызунов за хвост и с размаху разбивая их об бетонную стену дома. Сегодня я впервые применил оружие против живых существ, не считая того полульва-полуосьминога, который остался в здравии, потом он ещё несколько раз попадался в городе. Трассирующие в вечернем мраке пули, молниями освещали серую живую массу, клацающую зубами. Очередями, по три-четыре пули я всаживал, не целясь, в напирающих крыс. Мой друг ловко выхватывал руками, или копытами лягал, подкрадывающихся зверей.
  И тут опять раздался пронзительный свист. Стая замерла перед нами и поднялась на задние лапы. Их усы зашевелились, и они внимательно прислушались к новому приказу, ни как иначе нельзя было назвать, то, что происходило перед нашими глазами.
  - Арчи, они отходят вроде... - и правда, повизгивая и даже похрюкивая, крысы стали отступать, оставив с десяток погибших своих приятелей возле наших ног. - Боже! Спаси и сохрани нас, спасибо!
  Зачастил я, вытащив на серебряной цепочке нательный крест, висящий на шее и поцеловав его. Арчи рядом беспокойно пыхтел через нос, перевозбудившись от пережитого - вроде бестолочь, а тоже поди испугался, жить то охота.
  - Ну всё малыш, айда домой, хватит нам на сегодня приключений... - договорить я не успел, рядом раздался тот же свист и из темноты медленно проступили чьи-то очертания, - да блин, а это ещё кто?
  Это была супер-крыса на фоне своих собратьев, в полтора метра высотой и длиной наверно за три метра. Глаза этого существа горели всепожирающей ненавистью и в красном свете почти севшего за горизонт солнца, оно смотрелось ужасающе жутко.
  - Ёжешь... мать моих деток... а ты ещё что такое? - я направил дуло автомата на монстра, пытаясь вспомнить сколько раз выстрелил в ту стаю, и хватит ли у меня патронов ещё и на ЭТО. - Не подходи, тварина, ну зачем мы тебе нужны?..
  Остановившись в двух метрах от нас, оно поднялось на задние лапы, нависнув над нами, словно гора. В моих руках ходуном заходил "калаш" от ужасающего вида монстра - я понимал, что пули мои ему будут словно слону дробинка. И тут лапы с острыми когтями этой крысы, на моих глазах, стали уменьшаться, превращаясь в человеческие руки.
  - Боже мой... - с трудом я выдавил из себя, понимая, что монстр уменьшается, превращаясь в мужчину лет сорока. - Ты - оборотень!?
  - Ч... чу... челу... - скрипуче и путанно заговорил монстр, создавалось впечатление, что он с трудом вспоминал слова. Оборотень поднял указательный палец, показывая на меня, - чело... человек! Ту... ти... ты накто, ты никто! Эта наш мур, это наш мир! Тибе нит места тут! Эта мой гарод, город!
  Теперь передо мной стоял обычный голый мужик и тыкал пальцем перед моим носом. Ужас немного отступил от понимания, что это очередной мутант и даже разумный, повелевающий как-то крысами.
  - С чего это твой город? Я тут прожил двадцать пять лет с того времени, как родился, - сознание прояснилось и в моём тоне даже проступила дерзость, - и вообще, ты тут со своими крысами осторожней, моих пуль на всех хватит! А то пришёл такой, "решала"...
  - Не лей!.. Не смей перехожать, переходить мне дорожки, ты тут последний, и мы пришли на сману, на смену вашу! Я не убью тебя лишь потому, что ты глупец и скоро сам умрёшь! Вы все дохните от радиации, рано или поздно! - а речь монстра становилась всё внятней и понятливей, видимо находясь в человечьем обличии он быстро обретал разум, - и ты тоже сдохнешь!
  - Посмотрим! - сплюнул я под ноги голопопому повелителю крыс, - вот же я тебя удивлю!
  - Посмотрим! - повторил за мной мужчина, отступая назад в темноту, но продолжая показывать на меня пальцем. У меня даже возникло желание ещё раз повторить "посмотрим", чтобы моё слово осталось последним в нашем диалоге, но потом я понял, что это было бы ребячеством и глубокомысленно промолчал. С удивлением до меня дошло, что Арчи стоял рядом, по-дружески положив руку свою на моё плечо.
  - Слушай, Арчи, а ты так можешь превратить свою нижнюю половину в человеческую, как этот дядя? - я стряхнул его руку, - ладно, теперь уж точно домой, что-то охота очень выпить...
  
   Глава 8
  На следующий день, под вечер в мои ворота постучались. Я продолжал лежать с сигареткой в зубах на полотенце в нирване после банных процедур и созерцать бегущие над головой серые облака. Стук повторился более настойчиво, Арчи в своём домике недовольно заблеял, и только после этого мой мозг воспринял этот непривычный звук - "сто лет" ко мне не приходили гости, можно сказать, с самого начала "конца света". Натянув поспешно шорты и майку, я рванулся встречать непонятно кого, лихорадочно соображая - а вообще, кто бы это мог быть?
  - Кто там? - на всякий случай в руке я держал пистолет.
  - Открывай, человек!
  - Ба! Какие люди! - со скрипом я отодвинул засов и распахнул ворота. Передо мной стоял сам голый король Крысляндии, во всём своём бестыжестве, в одной руке он держал сложенную шахматную доску, в другой - бутылку дорогого виски. - Убивать меня пришли или радиацией заражать?
  - Не сегодня, можно? - он потряс своими подарками, демонстрируя мирные намерения, - вот, подумал навестить вашу, хм... резиденцию. Помню, очень давно тут меня держали почти сутки в камере, личность выясняли, н-да... воспоминания.
  - Добро пожаловать! - жестом я пригласил оборотня в свой двор, - только я вам штаны какие-нибудь найду.
  - Извините, отвык я от одежды... совсем не подумал, - он прошёл во двор и стал с интересом посматривать по сторонам, а я рванулся в "ментовку". В служебных помещениях много полезного добра оставалось от ушедших в мир иной, полицейских, да что говорить, я и сам регулярно пользовался этим наследством. На первом этаже, в третьем кабинете как раз что-то такое встречалось. Быстро схватив с покосившегося стула майку-алкоголичку и шорты, я поторопился обратно, к гостю, всё же не часто приходилось привечать вурдалаков.
  - ...я говорю, не плохо вы тут устроились! - увидел он меня, выходящего из дома, - такое чувство, что я нахожусь на чьей-то правительственной даче.
  - Вот, возьмите, вам должно подойти, - я протянул одежонку мужчине. Сейчас, в дневном свете мне удалось рассмотреть "голого короля", и в принципе, обычный человек предпенсионного возраста. Худощавое телосложение. Лицо простое, славянского типа, скудненькая бородка и взлохмаченные волосы на голове, русого цвета с седыми прожилками. Если не знать, что это мутант, то и не догадаешься - ничего лишнего не выпирает, в отличии от моего дружка, Арчи. - Вы ко мне по делу? Или как?
  - Ух ты, у вас даже тон уподобился этому учреждению, ха-ха... - засмеялся мужчина, натягивая шорты и майку. Бутылку и доску он поставил на пол, под ноги, - или как! Решил вот с вами всё же познакомится, ведь и я когда-то тоже был человеком...
  - Ну почему "был"? Когда на копчике у вас не болтается хвост, то вы и сейчас вполне сойдёте за человека!
  - "Копчике", ха, смешно... вы многое не знаете, - вздохнул мужчина и протянул руку, - Антон Павлович, но не Чехов, Белов.
  - Леонардо Иванович Счастливый! - пожал в приветствии руку, с трудом сдерживая смех, ну пробирает меня, когда представляюсь, - хм... по паспорту!
  - Я сразу понял, что вы юморист! Ну может по маленькой? За знакомство, так сказать, - мужчина поднял свои артефакты и многозначительно подмигнул, - или вам нельзя? Может лучевая болезнь?
  - Не беспокойтесь обо мне, нет у меня никакой лучевой болезни! А выпить бы не помешало, вы вчера нас с Арчи изрядно напугали, и он до сих пор дрожит у себя, - из домика козлолюдя раздавался громкий такой храп, вот у кого был здоровый сон, и я быстро сменил тему, - у меня есть тушенка, рыбные консервы и консервированные овощи, сойдёт? Или вы предпочитаете свежие баранину и человечину?
  - Ну говорю же, юморист! Нет, Леонардо, мне этого ничего не надо, я предпочитаю кое-что другое... - улыбнулся как-то странно Антон Павлович, - а виски, пожалуй, с вами выпью! В шахматы играете?
   * * * *
  - Я не мутант! - Антон Павлович сделал первый ход белой пешкой. Мы сидели на деревянных стульях за письменным столом в одном из кабинетов моего дома. Над нами светила простая вольфрамовая лампочка, без всякого абажура, для этого я не пожалел запустить дизельный генератор, пусть видит, что мы не лыком сшиты.
  -Ага! - сыронизировал я, кивнув и сделал ход конем, - когда бегаешь гигантской крысой по улицам города, конечно же это не мутант, что вы, Антон Павлович, даже не подумал! Ну за Зиверты в наших венах!
  Мы подняли стаканы с виски и чокнулись.
  - Уф-ф-ф... давно я такого не пил... - перехватило дыхание у Антона Павловича, - да уж... Леонардо, если позволите, я вам расскажу небольшую историю? А вы уж решите, верить мне или нет...
  - Кто я такой чтоб запрещать?..
  ...Шёл второй год ядерной зимы. С утра выпал зеленоватый снег - результат распада ионов йода, припорошив серовато-чёрный наст. Антон Павлович с женой Ириной и дочерями десятилетней Анютой и тринадцатилетней Ксюшей уже второй месяц находились в подвале 72-ого дома на Комсомольском проспекте. Сил у всех оставалось очень мало, еда заканчивалась и в довесок дров было на пару часов поддержания огня в "буржуйке". Мужчина, поплотней укутавшись в пуховик и обвязав голову шерстяным платком, рванулся в морозное утро. В 72-ом доме все первые этажи были обчищены, об этом знал Антон, сам рыскал не единожды в поисках хоть какой-то деревянной мебели. В соседней многоэтажке такая же ситуация, пришлось идти в глубину улицы, подальше от проспекта.
  К счастью для мужчины, долго не пришлось искать лут, почти сразу, в пятиэтажке он нарвался на покойников. Судя по всему, семья погибла за одну ночь, одновременно, в одной из квартир первого этажа. По состоянию трупов умерли они неделю назад от лучевой болезни, но такие смерти были обычным делом, и Антон Павлович не особо сокрушался. Квартира была двухкомнатной, и в спальне он нашёл припасённое добро: разрубленная мебель и пару полных чёрных пакетов с крупой и тушёнкой. Бесценная находка, которая могла растянуть жизнь для семьи Беловых ещё на несколько дней.
  В благодарностях к Богу и погибшей семье, мужчина прихватил пакеты со снедью и пару досок, рассудив, что сегодня же ещё придёт за дровами, и отправился в обратный путь. Спускаясь по лестнице своего подвала, он почувствовал неладное, пахло свежей кровью. Вытащив из-за пояса тесак, а добро оставив в коридоре, Антон Павлович тихо стал входить в свои "апартаменты". Как в сюрреалистичном кошмаре он увидел сваленные в кучу, разрубленные человеческие конечности и две отделённые от тела головы жены и младшей дочери. Перед печкой в тусклом свете двигались смутные тени и раздавалось характерное пыхтение.
  - Суки! - ворвался Антон Павлович в ужасе разглядев четырёх бандитов, держащих старшую дочь Ксению, пока пятый изверг её насиловал. В глазах всё помутнело, с размаха он расколол череп насильника. После чего, недолго думая, успел вырвать тесак и воткнул его в сердце второму типу. Оставшиеся твари быстро пришли в себя и набросились на мужчину, скручивая того. Один из них достал отвёртку и отточенными движениями, хладнокровно, нанёс в живот и грудь колющие удары.
  Антон Павлович умирал в ужасных мучениях, но самое страшное, он не в силах был отвернутся, когда эти ублюдки, не погнушавшись своих мёртвых друзей, доистезали Ксюшу по очереди и перерезали бедной девочке горло. После содеянного с шутками и прибаутками эти звери топорами нарубили по частям дочку...
  Антон Павлович не мог пошевелиться, лишь пальцами получалось скрести бетон в бессилии и слёзы застилали глаза. Он мычал и стонал, проклиная этот мир и бога, которого совсем недавно благодарил. Каннибалы ушли из подвала, прихватив лучшие части тел женщин и своих друзей, а его они оставили мучиться около потухающей "буржуйки". И уже почти теряя сознание Антон Павлович увидел, как из темноты вышел Он.
  - Вы люди настоящие монстры, - скрипучим голосом, медленно, заговорил Он, приближаясь к умирающему, - и вы скоро все умрёте, потому что достойны только смерти!
  Он склонился над Антоном Павловичем, его лицо было морщинистым и худым, словно сама смерть, и только глаза горели мистическим огнём. Он был одет в чёрный плащ, скрывающий тело.
  - Но сегодня даже я пожалел тебя и твоих женщин. Хочешь я дам тебе могущество, достойное Богов? - мужчина попытался сфокусировать взгляд на незваном госте, внутри всё горело от кошмарной боли. - Я тебя вылечу, и ты сможешь отомстить за свою семью!
  - Да-а-а... - прохрипел Антон Павлович, вложив в это согласие почти все остатки сил.
  - Человек - это настоящее чудовище, помни! - Он задрал рукав своего плаща, оголяя левую руку и с зажатым в правой ладони ножом, полоснул по вене. Чёрная кровь струйкой полилась в рот Антона Павловича...
  
  
   Глава 9
  - Это просто кошмар!.. - подытожил я рассказ Антона Павловича, уже минут десять никто не переставлял фигуры на доске, настроение было иное. Он рассказывал свою историю, а я тупо пил - такое увидеть и ничего не суметь сделать, в голове моей не укладывалось. В кабинете стало холодно, но не из-за погоды, а ужаса, произошедшего с гостем в Ту Зиму. Я сам прошёл через многое, но тут было за гранью. - И вам ещё после этого хотелось жить дальше? Я бы, наверно, покончил с собой...
  - Возможно вы правы, ох-х, - вздохнул мужчина, - но я не сделал этого сначала из-за мести. Во мне горел огонь боли, который могла потушить лишь кровь тех ублюдков. Кстати, о крови, это и есть мой минус в нынешнем состоянии... Мне нужна только кровь для жизни и ничего боле!
  - Настоящий вампир?! - чуть не закричал я от удивления и со скрипом стула отодвинулся на несколько сантиметров назад, - как в тех глупых ужастиках?!
  - Почти, - кивнул гость, только теперь я разглядел, что клыки у него чуть великоваты для человека, - только немного по-другому, я умею ещё превращаться в крысу...
  - Ну это не секрет для нас с Арчи... вампир-оборотень. Вы и правда, почти как Бог, ломаете все стереотипы!.. Вы нашли тех сволочей?
  - Ну-у, почти... но об этом позже. Когда я стал другим, во мне поменялось многое. Не только трансформация тела. Моё обоняние в сотни раз улучшилось, вместе со слухом, а ещё я стал слышать крыс и понимать их мысли. Не буду долго рассказывать, как я стал, как вы говорите, "королём" крысиного царства. Вкратце, в двух словах, мне пришлось потрудится, налейте, Лео, - Антон Павлович пододвинул свой стакан.
  - Извините, - я набулькал "на два пальца", - это что значит потрудиться?
  - А то и значит... Ну за женщин, пусть земля им будет пухом, - опрокинул содержимое чарки в рот виски, - фу-у-у... ядрёная... У крыс своя иерархия, и вообще, они очень умные животные, мы даже не представляли раньше насколько они умны! Город поделён на свои крысиные районы и у них есть своя администрация, так сказать, главная крыса, командующая одной стаей, а их очень много в Челябе. Мне пришлось подчинить этих вожаков, некоторых даже убить, чтобы получить власть в одни руки. И всё для того, чтобы найти тех людоедов и подобных им!
  - И всё же, вы их нашли? Когда Мир накрывался медным тазом, вы бегали по подземным туннелям в поисках двух или трёх ублюдков?! Это же глупо!
  - Возможно и глупо, но только эта цель придавала мне силы и желание жить... я каждый день вспоминал то утро, когда в бессилии лежал на полу и смотрел на отрезанные головы жены и дочки, а старшую эти твари в это время насиловали. Этот кошмар меня преследовал постоянно, пока я не нашёл способ заглушить эту картину... Пока я в воплощении, всё человеческое начинало забываться - быть крысой для меня стало спасением... - Антон Павлович замолчал. Он сидел с пустым стаканом и задумчиво смотрел в вспученный ламинат пола.
  - Ну и? Нашли?.. - я прервал затянувшееся молчание гостя и снова плесканул алкоголь ему и себе.
  - Нет, не нашёл! - резко закричал гость и даже показалось что я увидел в его глазах слёзы, дрожащим голосом он продолжил: - Я лежал весь в соплях, в потёмках, ещё все выживальщики в этих своих фуфайках похожи друг на друга. Я их не помнил на лицо! Я просто объявил войну всем подобным им, ублюдкам. Мои глаза были почти в каждом убежище и подвале, где находились люди. Я следил за вами всеми! И если видел случаи каннибализма, истязательства и просто ненормальное уродство в этих человеческих стаях, я давал приказ всех уничтожить.
  - Круто! Очень круто, ей богу! - я покачал головой, не понимая этой одержимости, - быть судьёй и палачом в одном лице... Нда, не уверен, что это правильно. Я, Антон Павлович, тоже насмотрелся, очень многое повидал в Ту Зиму. Побывал в настоящем стаде для закалывания в одном из таких поселений людоедов и ждал своего последнего часа. Мечтал добраться до кого-нибудь из них, вырвать сердце и порезать на мелкие куски...
  - Возможно мои малыши и следили за ними, и как вы выбрались?
  - А вот так и выбрался, все тупо сдохли от радиации - и стадо и хищники, смерть всех уравняла! Я стоял над одним из этих ублюдков и держал его на мушке. Он весь исхаркался кровью и исходился поносом, и тогда я понял, что это не монстр, и не чудовище. Это жалкий слизняк, который просто хотел выжить, перешагнув для этого все существующие нормы морали.
  - И тогда ты его убил. - Понимающе пробормотал гость.
  - Нет... я оставил его умирать. Человечеству в те пять лет досталось по самое не балуй, не уверен, что такие лишения когда-либо приходилось испытать нам. Люди заглянули в бездну своей души и вытащили наружу самые страшные свои качества...
  - Но ты же как-то выжил! - не удержался Антон Павлович, - я не верю, что ты не замарал руки! Да блядь, не может такого быть, все замарались! По локоть и даже больше! Ты должен был сапогом раздавить голову той твари, как тыкву, без сожалений...
  - Нет, я не палач, не был им и не буду! Природа сама нас убила, она нашла способ, как это сделать, а мы ей с удовольствием поспособствовали...
  - Кажется я тебя понимаю, - кивнул гость и протянул свой стакан. Я разлил остатки бутылки, - на четвёртый год Зимы людей больше не осталось в городе, всех забрала старушка-смертушка этой своей лучевой болезнью. И тогда я просто стал крысой на долгие месяцы. Все мои воспоминания вымывались с каждым днём, и я погрузился в подземный мир, пытаясь забыть свою семью. Так было проще! Зима ушла, и я решил своим народом вычистить этот город от гниющего мяса и от остатков напоминания о человеке. Так сказать, занялся Санитарией, хм...
  - А как же кровь человеческая? - я не выдержал, всё не выходил из головы вопрос, давно витавший в моей голове.
  - Почему человеческая? Мне подходит любая кровь и животного, и мутанта и даже крысиная... Я всеяден! - холодно улыбнулся одними губами Антон Павлович, - я и твоего Арчи хотел оприходовать, он у тебя здоровый, надолго бы хватило, да не сложилось. Тут ты меня удивил, заступившись за эту безмозглую смесь человека с чем-то непонятным. Ты готов был погибнуть ради него... Почему? Зачем?
  - Не знаю... просто я к нему привык, и он стал моим другом, ну да, не очень умный, и это не единственный его недостаток. Ещё он гадит где попало, воняет смесью ужасных запахов, постоянно болтает своими яйцами, вызывая комплексы у меня...
  И тут снаружи заиграла музыка, мы с гостем вздрогнули от неожиданности и вышли посмотреть, что происходит, во двор. Возле крыльца стоял Арчи и ритмично танцевал под песню Ленни Кравитца. Этот "безмозглый" и "бестолковый" мутант сам выбрал пластинку, вставил её в стереопроигрыватель и выбрал как-то третью песенку.
  - Я знаю почему за него заступился! Он классно танцует! - мы стояли и ржали, а Арчи не обращал на нас внимания и продолжал танцевать в своё удовольствие.
  
   Глава 10 "Весна"
  Почти прошёл год тропического зноя, без каких-либо намёков на смену времени года. Влажная жара с еженедельным ливнем, мягко сказать, не привычная погода для Южного Урала. Даже интересно было бы узнать, а что происходит в настоящих географических тропиках? Иногда ко мне захаживал Антон Павлович, поиграть в шахматы или карты, и мы с ним беседовали обо всём и ни о чём. Моё назревшее сумасшествие от одиночества, отступило, всё же наличие собеседника этому способствовало. Свои вампирские наклонности он не демонстрировал по отношению ко мне, поэтому я его воспринимал, как нормального человека.
  По календарю наступила весна и видимо Арчи это понимал, природу не обманешь. Он вёл себя странно, скакал по траве задорно блея и всё время принюхивался к запахам. Музыку стал слушать предпочтительно сопливую, романтичную, и агрессивно гоняться за более слабыми мутантами и зверями, наводя в их рядах панику. Я понимал, что происходит половое созревание козлолюдя и боялся подходить к нему слишком близко. И однажды он прискакал со стороны домов с подружкой. Я как раз сидел на крыльце и курил, когда услышал цоканье копыт. В удивлении рот мой открылся, и сигаретка так и выпала.
  - Арчи... - только и смог обречённо промолвить от вида "сладкой" парочки. Верхняя половина мадам, была красивой стройной блондинки и тоже безволосой, с увесистыми такими грудями пятого или даже шестого размера, ну не было у меня опыта в квалификации. Нижняя - лошади, с коричневым цветом крУпа. Они держались за руки, умудряясь весело проскакать галопом возле меня, как будто специально показывая свои близкие отношения. Я покачал головой, обретая речь, - ах ты шельмец, где ты её раздобыл!? Не плоха, Арчи, ты просто Казанова чёртов!
  Вот реально обзавидовался козлолюду, даже он нашёл себе вторую половинку в этом городе, а мне ничего подобного и не светило. Что уж говорить, даже до Зимы мне не везло с девушками, когда они ещё были в наличии. Я почувствовал себя лишним на этом балу, тем более у них намечалось явно кое-что, за чем бы мне не хотелось наблюдать.
  - Ладно, веселитесь ребята, - я встал на ноги и схватив автомат, уселся на велик, - я, пожалуй, прокачусь до пляжа, остужусь немного.
  Мадмуазель в это время фыркала от игривого пощипывания Арчи её фигуристых боков и норовя лягнуть того. Оба глупо улыбались, скаля друг другу свои белые зубы и совершенно не обращали на меня внимания. Н-да, даже обидно стало немного, пришли ко мне домой, сейчас ещё своими непотребностями займутся, а я должен в это время где-то гулять!? Как в общаге, вспомнились старые добрые времена, и я там тоже был аутсайдером и выходил "погулять" для более фортовых дружков.
  До Шершнёвского водохранилища я добирался больше часа, казалось бы, семь километров это ерунда, но почти вся дорога была в трещинах и рытвинах, из которых лезла самая разнообразная растительность и иной раз приходилось перетаскивать свой транспорт через естественные препятствия. Говорю же, город нуждался в роте дворников, а лучше - в дивизии. Рыцарь дорог с лёгким матом пробирался к своей цели, и он уже видел впереди, сквозь листву зарослей, водную синеву водохранилища.
  - Антон Павлович, раз вы теперь мэр этого городка, не помешало бы вам заняться ремонтом дорог и уборкой! - ворчал я вслух, увидев видимо крысиные, фосфорирующие в тени папоротников, глазки, следящие за мной, - так и передайте ему - электорат недоволен и требует бесплатный транспорт, надоело крутить эти педали! Фу-у-у, ещё бесплатные медицинские услуги, давеча у меня разболелся зуб, пришлось плоскогубцами выдёргивать его самому... чуть сознание не потерял. И не помешало бы подумать о семейных ценностях, почему у глупого мутанта появилась женщина, м-м-м, тоже с довольно выпирающими мутациями, а коренному аборигену, заметьте, без выпирающих мутаций, приходится самостоятельно решать такие интимные...
  - Непорядок! - от неожиданности я упал с велосипеда, а "калаш" улетел в траву. Это был звонкий женский голос. Или у меня крышу снесло конкретно на фоне эротических фантазий, или я остался в этом городе не один, и администрация города на полном серьёзе отнеслась к моей иронии.
  Чертыхаясь и почёсывая ушибленное колено, я поднялся и обомлел. Передо мной стояла в трёх метрах обнажённая брюнетка, та самая, которую видел пару месяцев назад в районе взрывов.
  - Привет, Леонардо! - она улыбнулась и сделала шаг ко мне.
  - М-н-а-а-а... э-э-у-у! - мой язык онемел, а взгляд с её нежного лица опустился вниз, воровато обсмотрев её милые груди, с остро выпирающими сосками и ниже, отмечая натуральность брюнетки. Ноги задрожали, никогда я не видел так близко, в реальности, женщину без одежды. Наконец я обрёл дар речи. - Твои крылья... мутант, ты хочешь убить меня?
  - Дурачок... если бы я хотела, то давно бы тебя убила! - она остановилась и взяв мои руки в свои, поцеловала в губы, - глупенький, пощупай мою спину, ты там чувствуешь какие-нибудь крылья?
  - Нет... - я мягко стал гладить её бархатную спину, чувствуя возбуждение и головокружение, одновременно. Неужели в новом мире есть Бог? - Ты очень красивая...
  - А вот это уже правильно, Леонардо! - она хитро прищурилась.
  - Ты знаешь моё имя?
  - Я всё о тебе знаю, и даже больше... Идём ко мне! - и она снова прильнула к моим губам, но уже в настоящем сладостном, долгом поцелуе, сносящим разумность и здравомыслие на корню.
  * * * *
  Мы лежали обнажённые на белом песке и ноги наши омывала наплывающая волна.
  - Как тебя зовут? - мы почти два часа упивались друг другом, а я до сих пор не соизволил узнать её имя.
  - Тебе это зачем? - её голова лежала на моей груди, и она задумчиво пальчиком водила по моему животу, - чем меньше мы знаем, тем лучше спим.
  - Ну, так не честно, ты всё знаешь обо мне, а я совсем ничего о тебе... Как-то не справедливо, не находишь? - а я гладил её чёрные волосы, мягкие и воздушные, словно пух.
  - Нахожу. Ладно, уговорил... Лиза, - она приподнялась, забросив мой живот и посмотрела на меня своими голубыми глазами, - только пожалуйста, ни о чём не спрашивай, больше я ничего не расскажу! Рано, может потом...
  - Лизка, Лизочка, Элиза, Елизавета... - зачастил я, пробуя на язык вариации, - если бы ты не сказала своё имя, я бы всё равно догадался! Сегодня самый лучший день в моей жизни! Я обожаю тебя, мне охота летать! Меня переполняет что-то непонятное... я хочу всегда быть с тобой!
  Я вскочил на ноги под задорный хохот Лизы и в порыве разбежавшись, дурашливо нырнул в прохладу водохранилища. Под водой проплыл метров двадцать, наслаждаясь сегодняшним днём и не веря в происходящее. Рядом сногсшибательная девушка непомерной красоты, с идеальным телом и прекрасным именем. Чего ещё можно было пожелать для полного счастья в мире, который уже не станет прежним?
  Вынырнув, я заулюлюкал во весь свой молодецкий голос, руками захватывая как можно больше воды и фонтанируя ей вокруг.
  - Лиза, идём ко мне! - я повернулся к пустому берегу, на песке никого не было, лишь одинокий велик и скинутая мной одежда. - Лиза... Лизочка...
  В недоумении я вышел из воды оглядываясь по сторонам. Вокруг ни одной живой души и лишь отпечатки наших тел на песке свидетельствовали, что это мне не приснилось...
  
   Глава 11
  - Нася! - мой мозг чуть не свихнулся, когда подруга Арчи издала почти членораздельное слово и сделала что-то подобное реверансу на своих четырёх конечностях.
  После купания я приехал под вечер весь в печали домой и включив генератор, поставил пластинку с рок-балладами. Хотелось выть вместе с Бон Джови о "вечном", плакать в горестном своём одиночестве и пить водку, благо, этого добра свёз несколько ящиков в подвал, хватило бы на годы вперёд. Спасибо хоть этой парнокопытной парочке, не занимались в этот момент, когда я пришёл, детопроизводством, а мирно рядом паслись на лужайке. И как только я открыл бутылку сидя на своём любимом крыльце, ко мне подошла кентаврша с этим словом.
  - Чё?!.. - я с удивлением посмотрел на мадам, не веря своим ушам.
  - Нася, мея зову Нася! - она бултыхнула своим пяти размерным богатством и улыбнулась.
  - Настя!? - она радостно закивала своей лысой головой, продолжая улыбаться. За её спиной оживился под красивую музыку Арчи и пританцовывая, стал кружиться в одиночном танце. - Боже! Ты умеешь говорить, Арчи, брат, твоя подруга золотце! Настя, ты разумная, ура!
  - А-а-а?! - в недоумении она посмотрела на меня, наверно всё же не очень Настя понимала меня, - я - Нася! Я, колосая!
  - Да конечно же ты хорошая! - она говорила, словно трёхлетняя девочка, но несмотря на это, настроение моё улучшилось. - меня зовут Леонардо Иванович! Это ничего, что ты не всё понимаешь, ты очень подходишь моему другу! Живите тут вместе! Да, может Арчи глупый... даже для тебя, а может с тобой у него проснётся разум?! А почему бы нет? Домика если будет мало вам, я дострою ещё пристройку, будете как во дворце...
  - Ау!!! - резко вскрикнула Настя, это проказник Арчи хлопнул наотмашь по её заднему боку, видимо, силы мой дружок восстановил и душа требовала продолжения банкета. - Фр-р-р...
  Непонятно что издала Настя и рванулась к воротам, обмахивая хвостом. Арчи, радостно проблеяв, рванулся за ней, поднимая над собой пыль.
  - Не обращайте внимания на меня! - крикнул я вдогонку этим, двум, - кто я такой? Так, никому не нужный бородатый чудик, потерявший сегодня девственность и любовь...
  Последнее я уже говорил шёпотом, расскажешь кому, не поверят. Это надо было дождаться апокалипсиса, чтобы найти любовь и тут же её потерять. Говорю же, Счастливый! Пить перехотелось. Сплюнув, я встал, решив заняться своей беседкой, которую начал с месяц назад строить и благополучно забросить на половине работ.
  - Ух ты, дружок, привет! Давно тебя не видел, думал уже улетел на Юг! - на ворота приземлился мой старый знакомый орёл, он невозмутимо смотрел на мою неумелую работу. Конечно же, знал бы что будет такой армагедец, то поступил бы в какое-нибудь техническое училище, а не в университет на кафедру исторических наук. В нынешнее время умение плотничать гораздо полезней, чем знание разницы между феодальным строем и рабовладельческим. - Ох братишка, пропустил ты многое, пока тебя не было. Наш Арчи нашёл говорящую подругу, представляешь?! Настей зовут, только она немного ку-ку, но с Арчи не сравнится... А ещё я познакомился с настоящим вампиром-оборотнем!
  Орёл медленно моргнул и открыл клюв в визгливом своём карканье.
  - Вот и я о том, все шаблоны рвёт в мифах и сказаниях, представляешь, он в гигантскую крысу превращается. Зовут Антоном Павловичем, хороший человек, тоже настрадался в своё время... эх-х, потерял дочек и жену, страшная история, не буду пересказывать, а то заплачу... - я заколачивал молотком остов для крыши беседки, теперь оставалось только найти пару листов из боле менее цельной металлической жести, - как я его понимаю, а сегодня ещё больше стал понимать! Ведь я потерял пару часов назад свою настоящую любовь, какая же она красивая... Ого!
  Я перестал стучать. Рядом с орлом приземлились ещё два приятеля, и втроём они уставились на меня своими холодными, и даже как будто злыми взглядами.
  - Ну вы того, раз в гости прилетели, не вынашивайте свои хищные планы, я невкусный! У меня есть оружие, на всех троих хватит... Хотя я безобидный так то, но, когда надо, могу и вдарить! Не смотрите на меня, что худой, я жилистый! И у меня друзья есть хорошие, не оставят в беде! - За забором раздавались задорные мычание и блеяние, мои "друзья" были увлечены только собой, не обращая внимание на прилетевших птиц. На всякий случай я стал медленно отступать назад, к висящему на ручке входной двери автомату. Два орла слетели с ворот на землю и растопырив крылья, стали приближаться ко мне. А это уже было не хорошо, ведь они были большеватые и с виду, грозные. - Но-но, без этого! Не посмотрю, что вы птички, перья то повыдёргиваю и скажу так было! Не подходите ко мне, я нервенный...
  - Какой же он трепло, боже, несёт полнейший бред! - два орла неожиданно и резко превратились в двух разновозрастных и голых мужиков. Я в шоке упал на пятую точку и так и остался сидеть, безмолвно открывая рот...
  
   Глава 12 "Орлята"
  - Он же ещё и трусло, сестра! Чего ты только в нём нашла! - самый молодой парнишка остановился рядом со мной и оглянулся назад. Более взрослый мужик, с непомерно волосатой и седоватой грудью, молча обошёл меня с ироничной улыбкой и положил тяжёлую свою ладонь на плечо, придерживая мои движения. Третий орёл спрыгнул с ворот на землю и в секунду обратился в мою пленительницу, Лизу.
  - Привет, Леонардо!
  - Привет, Лиз!.. Я не испугался... - наконец я обрёл дар речи, и даже, в глубине души, закипел от наглости непрошенных гостей, но от вида своей обнажённой зазнобы, решил не причинять им вред, - вам повезло, что вы родственники Элизабет, а то бы я вас порвал на мелкие кусочки!
  Да, я продолжал сидеть на своей попе в пыли и удивлённо смотреть на красивую Лизочку, не понимая, что тут происходит.
  - Как страшно, боюсь, боюсь... - поёжил плечами парнишка, даже немного кривляясь, как мне показалось. - Меня зовут Володя, а это наш отец, Иннокентий Васильевич Збруев.
  Второй мужик иронично приставил ладонь к своему виску и зачем-то подмигнул.
  - "Элизабет", ну вообще морит твой дурачок, откуда он только такие имена берёт? - не унимался парнишка, проходя к крыльцу и с интересом посматривая на мою стереосистему, - ты чего тут, музыку слушаешь? Чё за сопли?
  - Хватит! - не выдержала Лиза, кинув на меня виноватый взгляд, - прости меня, Лео, я не хотела, чтобы они узнали о тебе... Вова, перестань комедию устраивать, только посмей ему что-то сделать!
  - А что я? - поднял руки вверх парнишка, - сестрёнка, он сам хочет нас порвать на кусочки, это его слова!
  - Как же хорошо было, когда я был один, - стряхнул руку отца со своего плеча, и поднялся на ноги, - чего вам надо? Вы хотите меня убить, съесть? Вы мутанты? Или оборотни? Кто вы такие, зачем я вам нужен!? После этого всемирного кирдыка остались странные типы, и все, поголовно, голожопые, как дикари!
  - Ну ты это, того, не наглей! - удивился парень, отступая на шаг назад, - я ведь реально могу в миг тебе разорвать глотку...
  - Только посмей! - лицо у Лизы заострилось, и из углов рта вытянулись острые клыки, а на лбу проступили настоящие перья, - я тебе вперёд разорву горло...
  - А ну цыц! Разошлись! - грозно рявкунул отец, прерывая перебранку брата с сестрой, и глянув на меня, заговорил: - Никто тебя не тронет, это я тебя отвечаю! То, что Лизка с тобой замутила, мне по барабану, она совершеннолетняя - имеет право, тем более выбор то особо небольшой...
  Я немного сконфузился от "небольшого выбора" и промолчал, уничтожительно кинув обиженный взгляд на Лизу.
  - ...но ты проговорился о крысе-мутанте, человеке-вампире, кто он? Мне нужна информация! Он тебе сам рассказал про себя или ты сейчас всё это выдумал?! - я смотрел в пупок "папы", особо не вникая в его слова. Почему только я один в этом мире был в одежде, ну да, нелепой, полицейской, и в трико с лампасами, но хоть что-то, в отличии от всех этих "странных" типов. - Мне Лизка говорила, что ты "фантазёр", неужели ты всё это выдумал про вампира!?
  - Ничего я вам не скажу, это мой друг! - немного смело прозвучали мои слова, я даже почувствовал, как ветер обдувает мои, коряво общипанные ножницами на прошлой неделе, волосы. - А друзей я не предаю!
  - Ха-ха, - заржал парнишка, хватаясь за живот, - прямо как в тех старых фильмах, не-е, мне нравится твой приятель, Лиз, такой милашка!
  - Ц-ц-ц-ц! - со стороны улицы раздался пронзительный свист. На моих глазах троица гостей прижалась в боевой позе к земле, превращаясь в странных полулюдей. Вместо рук у них появились костяные наросты, очень похожие на острые сабли, ноги трансформировались в настоящие птичьи лапы со шпорами, а со стороны спин проступили настоящие крылья. Они со злобой на лицах повернулись к воротам. Оттуда быстро стали набегать сплошным потоком крысы, заполняя мой двор, и окружать нас, повизгивая и похрюкивая.
  - Это мой друг, Антон Павлович! - воспрял я духом, смело вступая в гущу стаи, самоуверенно надеясь, что они меня не сожрут. - А то пришли тут, герои.
  - Вы ищите меня? - взревел басистый голос, совсем не похожий на человеческий, и один из листов забора прогнулся и со звоном провалился наружу, в мой двор. В этот момент я понял, что моя защита на самом деле, условная, и в любой момент её могут снести на корню. Оттуда вышел монстр, совсем не похожий на Антона Павловича. Верхняя половина гигантской крысы, на нижней, человеческой, были одеты подаренные мной шорты - хоть кто-то соблюдал нормы приличия. Вроде вид немного комичен, если бы не ужасная пасть. С клыков капала слюна. - Вот он я! И вы пожалеете, что искали меня...
  - Ну хватит вам! - я поднял руки, пытаясь перекричать этот рёв и шипение - семейка "орлят" тоже не молчала, - "пожалеете", "убью", "вырву глотки" - вы реально других слов не знаете? Хорош уже ужас тут наводить! Это мой дом, а у меня зона мира! Брейк, разошлись по углам!
  Первая превратилась в человека, Лиза, на этот раз она застеснялась своей наготы и забежала за дверь моего дома. Вторым - отец семейства Иннокентий Васильевич, и только после этого уже все стояли в своих человеческих обличиях.
  - Вот и хорошо! Теперь можно и поговорить, только я вам, ребята, одежонку какую-нибудь найду, - выдохнул я от облегчения, - и этих, милых созданий, Антон Павлович, отгоните куда подальше... а то нагадят! Мне тут и одного Арчи за глаза хватает!..
  
   Глава 13 "Шанс на спасение"
   Они жили в Кургане на проспекте Маршала Голикова в Третьем микрорайоне, близ озера Чёрного, когда начался тот кошмар. До города долетела только одна бомба, но и её хватило, чтоб от ударной волны почти все строения в центре рухнули, погребя под собой сотни тысяч людей. Но не это было самое страшное, а радиоактивное облако, накрывшее все окрестности вокруг эпицентра взрыва.
   Иннокентий Збруев, бывший военный именно в ракетных войсках, быстро сообразил, что происходит, увидев первые сполохи сбитых боеголовок противоракетной системой, ещё до воя городских сирен. Как стадо, он погнал свою семью в рядом стоящие от дома, гаражи, дорожа каждой минутой. Пока удивлённые курганцы выходили на улицы, чтобы посмотреть на небесные "фейерверки", семья Збруевых выталкивала из своего гаража старую "калину", освобождая лишнее пространство.
  Они успели даже увидеть раскрытие шестидесятикилометрового гриба, выросшего со стороны центра, после чего, не дожидаясь взрывной волны, закрыли на засов ворота и спустились вниз, в овощную яму.
  - Я знал, что эти идиоты доиграются! - холодно сказал старший Збруев, с болью смотря в глаза своей жены, за секунду, как началась трястись земля под ногами. Тринадцатилетний сын и пятнадцатилетняя дочь испуганно стояли рядом, обнявшись. - Дай нам Бог выдержать всё это!
  Раньше жена ругала мужа из-за этого гаража, удивляясь этим постоянным посиделкам допоздна. Что можно делать в этом проклятом гараже? Вроде трезвый приходит и духами женскими не пах, а обоняние у Раисы было ой какое. А оказалось всё банально просто, он заблаговременно готовился к апокалипсису, создавая из овощной ямы, что-то вроде бункера с запасной одеждой, канистрами с топливом, минигенератором, буржуйкой, месячными запасами воды и сублимированной едой. Он даже умудрился стены проложить свинцовыми листами, создать систему вентиляции, а в углу выкопать что-то подобное выгребной ямы для справления малых и больших нужд. Вся семья с иронией относилась к его критике политики, он часто вступал в спор с телевизором. Дети относились добродушно к отцу, считая уже стареющим на ум и даже немного стесняясь его разговоров на людях о том, что этот Мир сам себя погубит. Но оказалось, что благодаря этой "глупой" мании преследования, им удалось выжить в самые страшные первые месяцы после взрывов.
  Только через три дня отец первый вылез из бункера, с надеждой, что сам гараж остался на фундаменте, иначе выход был бы затруднителен. К счастью, стены и крыша остались на месте. Одет был Иннокентий в костюм пожарника, на спине ранец с кислородно-воздушным аппаратом, подсоединённый шлангом к противогазу. Возможно, такие предосторожности были лишними, учитывая, что в яме они дышали тем же воздухом, что и снаружи, правда очищенным через ряд угольных фильтров. Открывая ворота, он отметил, что взрывная волна всё же покорёжила металл, и только крепкий засов удержал их на месте.
  Увы, шестого, как и пятого, третьего и других микрорайонов не осталось вовсе, почти все многоэтажные дома сейчас представляли собой горы хаотично наваленного железобетона, по которым можно было понять направление ударной волны. Даже гаражи стоящие рядом многие провалились внутрь. Зрелище удручало и в груди мужчины закололо от понимания, что многие родственники, друзья и знакомые погибли. С неба сыпался серо-бурый снег, солнце спряталось за плотные коричневые тучи, а в руках противно трещал дозиметр, показывающий превышение радиации в десятки раз. Вдали что-то горело, чёрный дым стелился по земле, стеснительно окутывая разруху словно одеялом. Среди развалин смутными точками шевелились выжившие люди, что они там делали, не хотелось знать. Мужчина стоял и плакал, понимая, что им теперь предстоит самое тяжёлое - выжить в этом новом мире.
  Почти два месяца они смогли продержаться в бункере на своих запасах, потом ещё повытаскивали скудные запасы овощей и консервов с соседних гаражей, и настал момент, когда пришлось покидать своё убежище. Соорудив из капота покорёженной машины что-то подобное саней, куда сложили ценные вещи, они тронулись в путь. Сначала они выбрали направление на Запад, поставив целью деревню Маслово, где жили родители Раисы, у Иннокентия отец с матерью умерли ещё несколько лет назад. Была надежда именно на сельское поселение, возможно там было спасение. Почти неделю они пробирались через сгоревшие леса и деревни, покрытые сейчас серым снегом. Холод опускался временами до пятидесяти градусов, от мороза природа трещала и завывала. По дороге им попадались замершие путники, так же искавшие "счастье" вдали от городов и всё это не внушало надежду на благоприятный исход.
  Увы, жители Маслово умирали, живьём сгнивая от лучевой болезни. Они пришли сюда как раз, чтобы похоронить дедушку и бабушку, уже погибших к их приходу. Пару недель передохнув в избе и облутав все близлежащие дома и погреба, в которых уже погибли люди, они отправились снова в поход, в сторону небольшого городка Шумихи. Несмотря на то, что первые два месяца они провели защищёнными от радиации в своём бункере, и даже на улицу тогда выходили в газо-защитном оборудовании до той поры, как не кончались кислородные баллоны, настал момент, когда лучевая болезнь скрутила и их. Уже в Шумихе семья Збруевых пристроились к поселению, живущему в подземном овощехранилище и именно там, они вчетвером и слегли с кровавым поносом.
  Их отселили в обгороженный угол, где находились тюфяки больных жителей поселения, это был импровизированный госпиталь, в котором люди уже не выздоравливали. Но именно это отселение, спасло им жизнь, когда внутри самой группы произошло восстание, и несколько крепких мужиков тупо перерезало остальных, решая вопрос провизии, которой остро стоял - её не хватало несмотря на регулярные экспедиции в близлежащие деревни и сёла.
  На больничную зону бандиты даже не обратили внимание, зная, что там находились "обречённые". Они просто перестали снабжать едой и водой больных и в принципе судьба их была предрешена.
  Больные мучительно умирали от жажды, в бреду, в рвотной массе и поносе, словно звери, не в силах подтереть за собой. В жилой зоне стоял весёлый гогот - твари пили водку и жрали тушёнку, не обращая внимания на стоны из "госпиталя", они как безмозглые идиоты решили весело проесть остатки провизии, не задумываясь о завтрашнем дне.
  Уже почти теряя сознание рядом с Иннокентием присел старик, который тут находился ещё до того, как семью Збруевых поревели в этот лазарет. Все думали, что он сумасшедший, он сидел всё это время на своём спальнике и стеклянными глазами смотрел в стену. Ничего не ел, не пил, словно индийский йог.
  - Ты видишь какие люди скоты? - сквозь сознание Иннокентий услышал шипящий голос старика, - они достойны только смерти и ничего больше! Человек, я могу тебя вылечить от всех болезней. Хочешь я спасу тебя?
  - Нет... старый... - прошептал почти неслышно Иннокентий сухими, потрескавшимися губами, - мне не нужна жизнь без моей... уф-ф-ф... семьи.
  - Хорошо, я вас четверых спасу... - старик вытянул свою высушенную, с пигментными пятнами, руку и полоснул по вене ножом, - я четыреста лет на этом свете жил и всё это время уничтожал вас, людишек при каждой возможности...
  Солёная кровушка попала в рот Иннокентия, он физически чувствовал прилив сил с каждой проглоченной каплей.
  - ...но теперь я понимаю, что не все люди чудовища, и я дам вам шанс на спасение...
  
   Глава 14 Поздний вечер
  - И меня тоже спас Он, - грустно пробормотал Антон Павлович, вспоминая свою историю, - и сейчас я не уверен, что мне стоило соглашаться на это. Я остался один, вся моя семья погибла... где же Он был раньше? Я завидую тебе, Иннокентий, ты сохранил свою семью, а я не смог...
  Мы сидели в вечерних сумерках в моей недоделанной беседке, и вели разговоры, вспоминая Зиму. Рядом со мной пристроилась Лиза, с накинутой на голое тело, полицейской голубоватой рубашкой на три размера больше, и штанах, удерживающихся на талии только за счёт армейского ремня. Она мило облокотила свою голову на моё плечо и незаметно для других, поглаживала мою ладонь. Мужчины смотрелись боле менее в полицейских формах, со стороны бы даже показалось нежданному путнику, будто бы служивые отдыхают после тяжелой рабочей смены. Наконец то этот бесконечный и удивительный день подходил к своему концу, хотелось уже прилечь и поспать.
  - Антон, мы сочувствуем тебе... да, нам повезло, - воздохнул глава семейства Збруевых, вставая, - пожалуй нам пора домой, а то наша хозяйка будет волноваться.
  - Кстати, а где вы обитаете? - не удержался я от вопроса.
  - В башне, Челябинск-Сити, на крыше. Там высоко, за сто метров, хороший обзор и здание не плохо сохранилось после ударных волн, без стёкол правда, но это такая ерунда. - Иннокентий Васильевич подошёл к Антону Павловичу и протянул руку для рукопожатия, - приятно было познакомится, надеюсь, это небольшое недоразумение между нами будет забыто?!
  - Я тоже так думаю, - так же встал король крысиного царства и пожал протянутую ладонь Иннокентия, - тем более мы одной крови!
  Я вздрогнул от этих слов, понимая, что в этой компании был лишним, и возможно, в другой ситуации мог бы стать их обедом. Мужчины, не обращая внимания на меня, стали раздеваться, аккуратно складывая одежду на лавки, словно свингеры на вечеринке.
  - Да, да, мы переходим на новый уровень знакомства, - пошутил я, созерцая их непотребство, - теперь потрясём своим богатством на прощанье.
  - Юморист у нас Счастливый, - подмигнул Антон Павлович, снимая штаны и тут же начиная превращаться в крысу, - всем пока! До скорых встреч-ч-ч-ч...
  Прошипел последнее слово крысомен, и махнув своим облезлым хвостом, скрылся в темноте двора. Я посмотрел на Лизу, она продолжала сидеть со мной.
  - А ты?
  - А я останусь с тобой, если позволишь? - девушка иронично улыбнулась, - а то ты недавно жаловался мне, что потерял "настоящую любовь"...
  - Вот дурак, рассказать всё птице, - глупо заулыбался, - я вообще думал, что орёл - мальчик, искал понимание...
  - Ну хорош трепаться, Лизка, ты сегодня, как я понимаю, ночуешь с этим хлюпиком? Мама не поймёт, если чё... - брат с отцом вышли из беседки и вопросительно посмотрели на нас.
  - Да, ночую! Мама как раз поймёт в отличии от тебя, малыш... - отец хихикнул от слов дочки, а Вова обиженно нахмурил брови, после чего оба в одно мгновение обросли перьями.
  - Сам хлюпик, - крикнул я уже вдогонку вспархивающим в звёздное небо, орлам. - Твой братишка имеет скверный характер, тут налицо недостаток образования!
  - На самом деле он хороший, - дождавшись, когда родственники улетели, Лиза прижалась ко мне. Моё сердце учащённо забилось, одно дело любить девушку, а другое - знать, что она является к тому же ещё настоящим вампиром и в любой момент может проткнуть зубами вену в твоей шее. - Просто это у него такой защитный механизм к чужим людям... Ну ты чего?
  - Ничего... - не уверенно ответил я, слегка отстраняясь от неё, - просто немного не уютно, ты же не человек...
  - Однако сегодня днём ты не задавался такими вопросами, - обиделась Лиза и гневно встала, - неужели ты думаешь, что я способна тебя... ну ты и дурак...
  - Но я ведь думал, что ты человек... - ещё не договорив, я уже понял, что сделал глупость.
  - "Настоящая любовь", - зло передразнила мои сегодняшние слова Лиза, скидывая с себя одежду, - я думала ты... а-а-а!
  Девушка махнула на меня рукой и обернувшись птицей, взмахнула крыльями.
  - Лиза, остановись! - вскричал я улетающей девушке, на душе стало горько от понимания, какую ошибку совершил, - Не бросай меня! Мне плевать кто ты, вернись!
  Её очертания растворились в сгущающей темноте, и я остался в одиночестве, не считая счастливую парочку парнокопытных мутантов, которые устало процокали мимо меня, направляясь в свой домик.
  - Споко ночи, Ленадо... - застенчиво улыбнулась Настя, держась за руку Арчи.
  - Спокойной, спокойной... - тихо пробормотал я в ответ, вздыхая.
  
   Глава 15
  Три месяца после того вечернего разговора она не прилетала ко мне. Где-то в небе я видел парящую чёрную точку, может это была она, или кто из её семьи. Одинокая жизнь продолжилась, как будто ничего такого и не было. Да, сладкая парочка парнокопытных хоть как-то скрашивала серость дней, но их тупость иногда раздражала, у них на уме были только низменные желания размножаться. И однажды я не выдержал и отправился к башне "Челябинск-Сити". Почти четыре часа добирался на своём велосипеде и потом ещё пару часов ходил у здания, крича вверх пьяные извинения и сожаления. Внутри лестница отсутствовала, на втором этаже произошёл завал бетонных лестничных плит, не через лифтовую же шахту лезть, хотя такая мысль вертелась в голове. Вид у башни не внушал доверия, я даже стал подозревать, что отец немного слукавил про апартаменты именно там - на этажах отсутствовали окна, как скелет просвечиваясь и продуваясь со всех сторон.
  Раньше, в доядерное время, улица Кирова, рядом с башней "Челябинск-Сити", являлась излюбленным местом горожан. Мы по-доброму называли её "Кировка", напоминавшая своими старыми зданиями и брусчаткой, Арбат в Москве. Тут прогуливалась весёлая молодёжь, через каждые пятьдесят метров творили музыканты и художники, и много, очень много разных кафе и ресторанов. Гости города любили делать селфи с маленькими разнообразными памятниками и скульптурами, разбросанными вдоль всей улицы.
  Сейчас "Кировку" нельзя было узнать, почти все здания обрушились, но не из-за взрывной волны, а скорей, причина была во времени и сплошных дождях, размывших старые фундаменты зданий. Я в этих местах не появлялся лет семь и последний раз был тут на своем восемнадцатилетии с друзьями, и теперь от вида разрушенной улицы и травы, покрывшей это убожество, стало ещё горестней. Устроившись на скамье рядом с чугунным, покрытым зелёным мхом, Александром Сергеевичем Пушкиным, перед горой бывшего Оперного Театра, я разложил содержимое рюкзака.
  - Ну, Сашок, за тебя! Хоть ты не увидел это всё... - бутылкой водки я тихонько ударил об железный воротник поэта и гулко сделал глоток, - ух-х-х, ключница водку делала... Эх, Алехандро, вот нам не везёт с дамами, ты погиб из-за них, я умудрился потерять её в первый же день знакомства...
  На пару минут я печально замолчал и стал открывать армейским ножом банку тушёнки.
  - Вкусно?! - раздался со спины глухой мужской голос, от неожиданности я вздрогнул и порезал палец. В страхе резко встал, неловко спотыкаясь и упав в траву, вытащил из кобуры пистолет. Это был мужчина в кожаном плаще, армейских штанах и кирзовых сапогах. Самое необычное в его виде, это противогаз, одетый на голову с ввинчивыми угольными фильтрами. На плече болтался "калаш", такой же, как у меня, но мой сейчас находился дома. - Тихо, тихо, парень! Давай без этого!
  Он поднял свои руки, показывая, что не имеет злого умысла.
  - Вы сами со спины зашли... - у человека вроде не было цели убить меня, а то это бы он сразу сделал, без лишних разговоров. Я демонстративно вложил обратно в кобуру оружие и поднялся, отряхиваясь от пыли, - вкусно! Очень! Хотите?
  - Спасибо за предложение, я проверю? - он вытащил из кармана электронный дозиметр и электродами приблизил к банке. Лампочка замигала, а стрелка скаканула к верхним пределам, - ты издеваешься? Этим несколько человек убить можно?!
  - Зря! А мне нравиться! М-м-м, как вкусно! - я пальцами извлек часть мясного месива из банки и положил себе в рот.
  - Да, малой, ты или дурак, или везунчик... - незнакомец стянул с себя противогаз и протянул руку, - Андрей, будем знакомится!
  - Леонардо по паспорту! - я пожал его руку, отмечая крепкую ручищу, закалённую несладкой жизнью. На этот раз я решил обойтись только именем, без всяких отчеств и фамилий. Мужчине было за сорок, с множеством морщинок на лице и коричневатой кожей, явно обветренной скитаниями. Карие холодные глаза с легким хитрым прищуром, с копной рыжих волос на голове и с такого же цвета, бородой.
  - На кличку похоже, ну да ладно, раз Леонардо, значит Леонардо! Слушай, ты откуда сюда пришёл? Ты один? - он присел на скамью и внимательно посмотрел на скульптуру, - Пушкин чтоль?
  - Он самый, видишь, я не один, это мой друг! - пошутил я и присел снова, - а вообще я в этом городе с самого рождения, местный.
  - Офигеть, сынок! Как ты выжил и продолжаешь жить?! Дай-ка, тебя проверю, - он приблизил ко мне дозиметр, - это просто чудо какое-то... ты пустой и совершенно не фонишь. Ничего не понимаю...
  Андрей стал стучать по прибору пальцами, проверяя работоспособность.
  - Всё нормально с вашей игрушкой. Я и в самом деле везунчик, просто на меня не действует радиация, - я протянул своему новому знакомому бутылку, - может водочку за знакомство? Уж её, проклятую, можно пить, проверено!
  - Не отказался бы, да, чудны Твои дела... - он перехватил спиртное и сделал без подготовки большой глоток, - фу-у-у... ну так как, есть ещё такие как ты в Челябинске?
  - Таких как я тут больше нет... Я один такой "везунчик", есть всякие мутированные...
  - Ох, таких очень много по свету, - прервал меня Андрей, протягивая бутылку обратно, - мы идём с центральной России, ох, насмотрелись на них...
  - "Мы"?! Вас много? - я воодушевился, неужели есть ещё люди? А то в своём одиночестве, я уже воспринимал себя единственным нормальным человеком среди всех этих мутантов и оборотней-вампиров.
  - Нас не много... У нас недалеко лагерь за вашим городом, полмесяца назад устроили. Запасы наши поисхудались, вот сейчас добываем всё, что не фонит, потом опять рванём на Восток, возможно там есть места свободные от этих зивертов...
  - Неужели вы всё время в дороге? Как настоящие путешественники? - я не верил своим ушам, кто-то там в лесу и тайге пробирается вперед, в поисках новой жизни. А некоторые трусливые личности заперлись в "ментовке" и чего-то непонятного ждут. Захотелось действовать вместе с людьми и создавать новый очаг цивилизации. И оставить этот проклятый город, вместе с этими безмозглыми мутантами и капризными вампиршами.
  - Да! Наша нынешняя жизнь - движение вперёд! Там, за горизонтом нас ждёт Возрождение, - почувствовал моё настроение Андрей, - да блядь... извини, вырвалось, не может быть такого, чтобы не было на земном шаре места, чистого от этого!
  Он потряс перед моим носом свой дозатор.
  - И я тебе уверенно могу сказать, мы найдём это место! Пусть даже если придётся до Байкала добираться или Хабаровска, а если надо будет, то и в Китай ноги двинем! Леонардо, ты хочешь присоединиться?!
   - Да, чёрт возьми! - немного пьяно я поднял бутылку над собой, - я с вами! Ну за удачу в поисках земли обетованной!
  - Да, сынок! Ты молодец! - на этот раз я сделал пару глотков, чувствуя головокружение. - А теперь Леонардо, давай помоги нам, есть что-нибудь съестное где-нибудь, только не такого как твоя тушёнка? Ещё нам горючего не хватает, а то тут в основном всё пустое да сгоревшее... Это же твой город!
  - С едой тухляк для вас, - я задумался, - она вся такая... в крайнем случае именно мои запасы. А вот, пожалуй, про горючее... Я знаю где есть десять полных бочек солярки!
  - Сынок, ты золотце! - приобнял меня за плечи Андрей, - тут в квартале машина, я на ней приехал, поехали за солярой, а потом я тебя познакомлю с нашей банд... э-э-экспедицией! Тебе они понравятся - я тебе отвечаю!
   * * * *
  Мы ехали на старой ржавой "Ниве" непонятного цвета, неизвестно как сохранившаяся ещё с советских времён. Внутри всё скрежетало и бултыхалось, удивительно, как эта машина не развалилась до сих пор.
  - Тачка - ласточка, восемьдесят третьего года! Электроники нет, ничего лишнего, за то через любую канаву проедет, допотопная механика, - со скрежетом Андрей переключил скорость, - жрёт всё! От соляры до дизеля, у нас ещё есть Зилок, тоже на колёсах...
  Пока мне всё это говорил Андрей, я печально смотрел на свои открытые ворота с двуглавым орлом. Мы как раз проезжали мимо "ментовки", направляясь в автобусный парк за горючим. Арчи с Настей радостно пробегали вдоль дороги, сопровождая нашу машину. Почему-то стало очень печально и хотелось заплакать.
  - смотри какие чудики, как блядь кентавры какие-то... н-да, каких только чудовищ не породила земелька... Может шмальнём? Нахер таким жить? - стал нажимать на тормоз, Андрей.
  - Не надо! - чуть не закричал я, приходя в себя, - пусть живут! Поехали!
  
   Глава ? 16 "Банда"
  Их было человек двадцать, они окружили и смотрели на меня с любопытством и злой настороженностью. Видно было, что эти люди закалились за последние годы и потеряли доверие к новеньким. Я считал себя худым, но эта компания отличалась просто катастрофической дистрофией, пожалуй, Андрей был среди них толстяком. Три женщины непонятно какого возраста из-за обилия морщин и седых волос, одетые в странные полу кофты, полу платья, сшитые из холщовых мешков, как будто подчёркивающие какую-то градацию. Мужчины разного возраста от подростка лет четырнадцати до лысого старика с пигментными пятнами на коже. На них одежда висела поскладней, правда не всегда по размеру. Явно Андрей снарядился по максимуму в свою городскую вылазку.
  - Народ, знакомьтесь, это наш новый знакомый Леонардо! Представляете, он всё время жил в этом городе, и радиация его обходит стороной! - после последней информации все оживились и зашептались друг с другом. Андрей стал тыкать пальцем в своих друзей, - это Костик, это Дубмен, Лиса, Конопля, Копчёный...
  Имена с кличками сплошным потоком закружились в моей голове, давно я не видел столько людей в одном месте. Я смотрел на них, и такая жалость во мне проснулась, что хотелось аж обнять их. Бедные, с какими же невзгодами им пришлось столкнутся, чтобы сейчас оказаться в таком жалком виде здесь. Мне даже стало стыдно за свою нечувствительность к фонящей реальности, окружающей эту компанию. Для них нынешний мир был враждебным.
  - ...дед Матвей, Лёха, и наш малыш Кью, - закончил представлять Андрей, после чего уже обратился к своим товарищам, - представляете, я его встретил пожирающего тушенку насыщенную шестью Зивертами а сам он при этом "нулевой"!
  - Да ну... ого... них@я себе... да гонишь! - заволновалась публика, не веря словам своего лидера, кем он, судя по всему, являлся. Они стали бестактно меня щупать и теребить мою полицейскую форму. - Он чё мент, ай боюсь, пасадют ещё... ха-ха!
  - Ха-ха, - я тоже заржал вместе со всеми, отступая от загребущих рук. Почти вся компания была беззубая, я даже почувствовал гнилой запах из ртов. - Нет, я всего лишь бывший студент Университета, просто удобно в этом...
  - Вот смотрите, - Андрей тыкнул своим дозатором мне в шею, показывая отсутствие радиации. - Совершенно пусто, ничего!
  - Андрей, аккуратней... - вежливо попросил своего нового друга, потирая шею, - всё-таки я не вещь...
  - Извини, Лео, конечно же ты не вещь, - зачем-то Андрей подмигнул своей команде, те снова беззубо заржали, - ты - ЕДА!
  Я открыл было рот в немом вопросе, не сразу сообразив в смысле слов, как что-то тяжелое обрушилось на мой затылок. Вокруг всё потемнело, а ноги подкосились...
  * * * *
  - Ты пойми, мои люди уже никакие, - заговорил Андрей, увидев, как я открыл глаза. Я смотрел на него верх тормашками, понимая, что меня привязали за ноги и подняли. В стопы больно впивались веревки, скорей всего я висел на ветке дерева. - Вчера мы двоих наших друзей похоронили, мы не переживём эту неделю...
  - Вот и... тьфу, жрали бы их, - я сплюнул кровь, голова просто гудела от удара, которым меня оприходовали эти "добрые" самаритяне.
  - Да не, мы своих не едим, а ещё они живьём сгнили, мясо у них вонючее, смрадило! - заулыбался Андрей, и ободряюще похлопал меня, - но ты не расстраивайся, друг, ты же понимаешь, сильнейшие должны выжить, просто сегодня не твой день. И вообще, считай это как добрый акт с твоей стороны, ты дашь нам возможность скопить энергию, а завтра мы рванём в нашу, к-х-м, экспедицию!
  - Какие же вы твари! - я попытался его схватить за рыжую бороду, благо, они не удосужились связать руки. Он с хохотом отскочил в сторону, а я же, как боксёрская груша, стал болтаться. - Люди, братья, да что вы делаете то? Вы же не звери, одумайтесь. У-ф-ф... хотите я в городе порыскаю в складах, думаю, найду для вас что-нибудь съестное, незаражённое!
  - Нет уже времени у нас, - вздохнул Андрей, - мне надо накормить моих псов, да и вряд ли там что-то есть съедобное... Ты как ангел-хранитель для нас, Леонардо! Обещаю тебе, брат, ни одна косточка не пропадёт за зря, каждый кусочек уйдёт в дело, а из крови твоей Конопля сделает отличную кровавую колбасу, видишь, и кишки твои пригодятся! Она у нас ах какая искусница...
  Банда ублюдков заржало над шутками своего говорливого командира. Я не верил своим глазам, всё происходило как во сне, в очень, очень страшном кошмаре. Я бросил взгляд на траву, сердце испуганно замерло ?- подо мной лежал таз, а в метре кучкой моя одежда.
  - Батя, пожалуйста, можно? - подросток, худющий малыш Кью, добрыми, щенячьими глазами посмотрел на Андрея. Тот, потрепав сына за грязные волосы, благостно кивнул.
  - Мальчик... малыш Кью... обрежь веревку... - зачастил я, видя подходящего парня, - давай, помоги мне...
  Он зашёл за мою спину, я практически поверил, что сейчас упаду на землю под хохот этих людей, и всё окажется глупым розыгрышем для вступающих в банду новеньких, были такие фильмы, очень давно видел нечто подобное.
  - А-а-а! - заорал я от ужасающей боли в спине, этот мелкий засранец живьём отрезал от меня кусок остро наточенным ножом. - Бля-я-ядь... сука...
  - Не гоже так грязно ругаться, чему ты научишь нашу молодёжь, а ей ещё надо поднимать нашу цивилизацию... Ну не могу я отказать своему сыну в свежатинки, любит он с кровью... Кушай, кушай, мальчик мой! - ласково погладил он подошедшего парня, жадно жующего некогда часть моего тела.
  - Ублюдки... а-а-а, звери... - дикая боль в спине пронзала, я почувствовал, как по шее и голове побежала струйка и стала капать в таз.
  - Ну всё, дед, кончай эту свинью, - махнул рукой Андрей, - только аккуратно, через горло, чтоб ни одной капли мимо не пролилось!
  - Всё будет холосо, сяс мы его... аккулатненько... - из толпы выступил старик с тесаком в руке, - ухи чул мои...
   Глава 17 "Лиза"
  - ...ухи чул мои, сяс головуску его тяп, ни капли мимо... - дед подошёл ко мне со своей беззубой улыбкой, поигрывая тесаком.
  - Сука, старый... только попробуй, я тебя ноздри вырву, - я попытался ухватить старика, тот удивительно ловко для столь тощего человека отскочил в сторону.
  - Мальцики, плиделзите его, буйный какой-то попася... - я почувствовал, как что-то тяжёлое упёрлось мне в спину, прям в рану и кто-то с двух сторон обхватил мои руки, заламывая их назад.
  - А-а-а-а! - я орал во всю глотку от боли и ужаса, приближающегося в виде тощего деда, который возможно в доядерном мире жил себе и не тужил простым добрым пенсионером, бегающий по утрам со скандинавскими палками по дорожкам парка. Мои движения были полностью скованны, а голова как раз висела над тазом. Сзади очень крепко меня держали - без шансов. Никогда до этой минуты я не оказывался в столь патовой ситуации и совершенно не хотелось именно так уходить на тот Свет. Сквозь сжатые зубы я прошипел: - Дед... ты... сдохнешшшь...
  - Ась... ась? - кривляясь, старый приложил ладонь к своему уху, а свободной рукой замахнулся для последнего удара в шею, - не слысу я... глух...
  Краем глаза я увидел нарастающую тень, а через секунду деда раздвоило от головы до паха, кровавые внутренности смачно вывалились на траву, а половинки некогда человека рухнули в разные стороны. За ними стояла моя Лиза, вместо рук у ней были костяные наросты, похожие на сабли, с правого лезвия стекала кровь. Лицо злое и недовольное, с уголков рта торчали клыки.
  - Лиза... как я рад тебя видеть... - чуть не плача, фальцетом, совсем не по-мужски, я пробормотал заплетающим языком, - ты меня простила?
  - Мутант... мутант... оборотень... - отошла от шока неожиданного появления сверху, банда. Лиза взмахнула крыльями, резко поднялась в воздух и молниеносно устремилась к убегающим в свои сараи, людям. С ходу она рубанула руками-мечами в своём пикирующем полёте, отрубая сразу три головы, и тут же, в секунду, догоняя ещё нескольких.
  - Чудовище! Возьми меня! - я услышал рёв Андрея, Лиза почти догнала малыша Кью, готовая растерзать парня. - Нечисть шлюшная!
  Девушка незамедлительно развернулась с заносом и рванулась к одиноко стоящему главарю банды.
  - Давай, давай, сучка... иди сюда...
  - Нет! Лиза! - я увидел в руках Андрея "калаш", - осторожно!
  - Получай! - он быстро поднял автомат и очередью пронзил стремительно летящую Лизу, - 7,62 тебе в рот, сучка!
  Девушка рухнула в трёх метрах от Андрея, подняв над собой облако пыли. Я плакал не в силах ничем помочь, зачем она ради меня пошла на это? Теперь мне было всё равно, на моих глазах погибала единственная любовь.
  - Лиза, говоришь? Сучка она у тебя, мутантка, нелюдь! - с издёвкой он опять нажал на гашетку "калаша", направляя огонь на умирающую, - оборотятину такую мы ещё не жрали, надо будет попробовать. Эй, мужики! Вы как бабы разбежались, сыкуны...
  Из сараев стали выглядывать испуганные люди.
  - Ну смелей, у вас ведь есть я! Держитесь меня и всё будет Тип-Топ! Сегодня мы устроим пир! - он оглянулся на своих выползающих приятелей.
  - Вряд ли! - с удивлением Андрей развернулся, как раз чтоб увидеть, как костяной меч вонзается в живот, резко распарывая его. Перед ним стояла обнажённая Лиза, из множественных смертельных ран её, лилась кровь.
   - Она не одна... - раздался чей-то крик и резко замолчал.
  - Тва-а-арь... - прохрипел Андрей, падая на колени к своим потерянным кишкам.
   - Лиза, ты жива! - я не верил своим глазам, дергаясь на верёвке словно поросёнок. Она в это время схватила за рыжие волосы Андрея, задирая ему голову и впилась клыками в шею. Я зажмурил в отвращении глаза. - Ох, Лизка... сегодня обойдёмся без поцелуев.
  - Привет, слабак, тебе помочь? - услышал я рядом знакомый голос братишки Лизы, и тут же почувствовал секундную невесомость, после чего рухнул в злополучный таз, чуть не свернув шейные позвонки. Кругом люди орали в ужасе, словно к ним пожаловала армия злобных демонов.
  - Спасибо... - я с трудом присел на пятую точку, освобождая ноги от пут и потирая шею, после чего попытался встать. Голова закружилась от потери крови, и я завалился на бок, чувствуя отдачу пронзительной боли в месте среза на спине. Уже теряя сознание, я услышал, - слабый какой-то твой хлюпик...
  
   Глава 18
  - Только из-за меня вы убили двадцать человек? - я сидел в траве, среди крови, разорванных частей тел и смотрел в открытые, стеклянные глаза лежащего передо мной мёртвого малыша Кью. На шее у него краснели четыре дырки от укуса, лицо почти белое, обескровленное, с посмертной гримасой ужаса.
  - Они были зверями в человечьем обличии! Скоты! Тьфу! - сплюнул на землю Володя, он стоял рядом и оттирал себя от крови пучком травы. Лиза сзади обвязывала моё плечо и всхлипывала.
  - Я уже думала, что не успею тебя спасти, когда летела вниз, Лео, хм-хм... почему ты такой дурачок?
  - Точно, дурак! - подтвердил брат, улыбаясь, - а ещё слабенький, как девочка - такие жалкие человечки, шатающие от ветра, его скрутили, как поросёнка. Ха-ха...
  - Н-да... - я не ответил на выпад и глянул скептически на этого вампирёныша, - ты не понимаешь, что ли?.. Это вам повезло в Ту Зиму и мне, а этим людям пришлось пройти через семь кругов Ада, чтобы выжить! Для них весь мир стал враждебным, они видели банку консервов, но не могли её съесть, они даже просто одежду не могли найти нормальную, не фонящую... Кто знает, может если бы они съели меня, то потом дошли бы до своей обетованной земли и начали бы новую жизнь!? А их дети, или дети детей, забыли бы о том, через что им пришлось преступить?! Кто знает какой был тернистый путь к 21ому Веку у Человечества?..
  - Странный ты какой-то, так замудрённо говоришь... - почти испуганно смотрел на меня Владимир, - я знаю одно - когда человек жрёт человека, это не айс!
  - Это выживание! Вы же нас жрёте! И ничего...
  - Нужны вы нам, - сконфузился Володя, - а может мы уже не люди...
  - Да люди вы, люди, - махнул я рукой, - иначе бы летали орлами по Земле и не находились бы сейчас тут!
  - Что за дискуссия тут? А ну хорош, - появился Иннокентий с каким-то мешочком в руках, и стал отчитываться, - машины все на ходу! Нива похуже, а ЗИЛ не плох! Пора выезжать отсюда, твоему дому явно не хватает парочка автомобилей...
  - А я не умею водить! Мне велосипеда хватит, - заерепенился я. Не очень мне хотелось смотреть на машины в своём дворе, которые бы напоминали о пережитом сегодня, - если хотите, на Башню свою возьмите!
  - Дурак! - мы с Володькой переглянулись, улыбаясь от невольной тавтологии отца, - чего лыбитесь?
  - Ну всё! Готово! - из-за спины вышла моя Лизочка и наклонившись, чмокнула в щёчку, - жить будешь!
  - Спасибо моя спасительница, целовать в губы не буду... пока не помоешься...
  - Смотрите что я нашёл у них в бардачке, - Иннокентий вытряхнул содержимое мешочка. На траву упала куча золотых украшений и зубов, - тут килограмма четыре: зубья, серьги и обручальные кольца, с тысячу. Вот ребятки развлеклись, наверно на славу людей поубивали да пожрали... ублюдки...
  - "Двадцать человек", говоришь? "Создали бы цивилизацию"? Хм, - Володя хмыкнул и с прищуром посмотрел на меня, - ты ещё хочешь стать их пищей?
  - Да ну вас! Всё, погнали домой! - я поднялся на ноги. На сердце стало легче от вида этого бесполезного в нынешнее время, золота. И в самом деле, какая тут может быть философия? Собакам собачья смерть! Совесть моя успокоилась - подняв таз с земли, я накрыл им голову малыша Кью. - Но я и в самом деле не умею водить!
  - Научу, сынок! - хлопнул меня по плечу Иннокентий, - ведь мне ещё придётся поучить внуков...
  - Папа!.. - смутилась Лиза и покраснела, - ну зачем?
  - Что "зачем"? - я стал одеваться в свою одежду, это они тут кровавые нудисты, а мой крест - нести культуру и нормы поведения в массы. - Я что-то не знаю?
  - А то и не знаешь, "папочка", ха-ха-ха, - глупо заржал Вовка.
  - Идиот! - Лизка с хорошим таким замахом вдарила по затылку брата, успокаивая того. - Прости, Лео, я не хотела тебе говорить сегодня, но раз уж эти, двое, язык не умеют держать за зубами... Возможно, у нас будет ребёночек...
  - А-а-у-что? - моё лицо вытянулось в удивлении, и я машинально глянул на её, вроде обычный, красивый животик, с затягивающими прямо на глазах, отверстиями, - а пули... того... не повредили?
  - Нет, наше тело восстанавливается за счёт парадокса времени, мы как-бы прокручиваем своё физическое состояние назад, это не легко объяснить, - на моих глазах из дырки сама вылезла пуля, как будто её выдавили, и упала на траву, - короче, наш малыш будет целым!
  - Ну всё, хорош трепаться, мальчики и девочки, пора в путь! - мы отправились вслед за Иннокентием к машинам, - Вовка, ты Зилок поведёшь, я Ниву... Нам сегодня надо ещё перебраться к нашему зятьку, а то пропадёт он без нас. Чур, верхние этажи, вместе с чердаком, нашей семьи!
  - Как скажете, "ПАПА"! - я особо подчеркнул последнее слово, попытавшись вложить побольше иронии. А почему бы и нет? Компания на все вкусы: тут тебе два мутанта, бегающие на копытах (возможно тоже скоро разродятся); семейка крылатых вампиров (их я заставлю одеваться в своём доме); человек-крыса, любитель коньяка и шахмат со своей хвостатой, серой армией ну и конечно я, Леонардо Иванович Счастливый... Кто знает, может мы и есть возрождающая цивилизация?!
  Конец
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"