Markys: другие произведения.

Исида Урью.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Фанфик по манге и аниме Блич. Будут задействованы почти все филеры и фильмы, иные источники информации, кроме уже перечисленного мной мне не интересны. Что значит родиться в семье Квинси? Какое будущее нас ждет, если в тело Исиды Урью попадет душа, сохранившая все свои воспоминания из прошлой жизни и как измениться судьба этого мира, если он все же решит вмешаться и все изменить?

   Глава 1
  Рождение.
  Первое, что я ощутил, после долгого пребывания в пустоте, это боль. Сильную, проникающую буквально в каждую клеточку моего тела, боль.
  Казалось, мои легкие обожгли изнутри, отчего я попросту не удержался и начал кричать, пытаясь таким образом хоть немного бороться с этой болью.
  И что удивительно, это помогло.
  Боль стала отступать, буквально за несколько секунд все прекратилось и я, не ожидая подобного, даже замолчал.
  Но отступившая только недавно боль, была не единственной моей проблемой в данный момент.
  Стоило мне только попытаться открыть глаза, пусть и с большим трудом, но все равно, ясности того, где я и что со мной, это не принесло.
  Перед глазами все расплывалось, я не мог ни то, что видеть, я даже слышал все приглушенно, будто бы из-под воды, так что даже понять, что за звуки окружают меня, не удавалось.
  Но вот, я почувствовал, как что-то касается меня, почему-то у меня возникло чувство, что меня взяли на руки, и что самое удивительно, нежно и осторожно обнимали.
  Осознав данный факт, я даже впал в ступор, пытаясь осмыслить то, что со мной сейчас происходит.
  Пусть мои глаза почти не видели в данный момент, и вообще, я предпочел их закрыть обратно, свет резал мне глаза, но все равно, каким-то образом, я расплывчато, но мог ощущать, что происходит вокруг меня.
  Видения в моем сознании были хаотичны, словно бы я смотрел в экран телевизора, который постоянно рябил и, лишь раз в несколько секунд, показывал нормальную картинку.
  Но даже этого мне хватило, чтобы понять, что сейчас меня окружают четверо человек, трое из них постоянно мельтешили и что-то делали, а еще одна как раз таки и держала меня на руках и нежно убаюкивала.
  И стоило мне только понять, что, то крошечное существо в ее руках, это я и есть, как осознание случившегося со мной буквально обрушилось на меня.
  Я умер и теперь, спустя столько времени в пустоте, наконец переродился.
  Придя к такому невероятному, но вместе с тем и простому ответу, я начал погружаться в темноту.
  Сознание медленно ускользало от меня, но в этот раз я знал, что обязательно проснусь.
  ***
  Исида Канаэ осторожно обнимала своего новорожденного сына, ее глаза смотрели с любовью на ребенка, а чувства говорили ей, что ее сын не обделен талантами их клана.
  Всякий раз, смотря на маленькое живое существо у себя в руках, девушка не могла сдержать радость от того, что смогла подарить наследника своему мужу, и она была уверена, что они оба будут гордиться им.
  Ребенок, который в первое время после своего появления на свет, огласил всю палату громким пронзительным криком, теперь тихо спал, уткнувшись в свою мать.
  Дверь в палату бесшумно приоткрылась и девушка подняла свой взгляд, и едва сдержала порыв, чтобы встать.
  
  - Рюкен-сама! - Радость от его прихода и смущение от своего внешнего вида сейчас отчетливо перемешались в ее чувствах.
  
  - Как ты? - Мягко и нежно, что не вязалось с его обычным поведением, спросил молодой мужчина.
  
  - Со мной все хорошо, Рюкен-сама. - Обозначила счастливую улыбку девушка, осознавая беспокойство в голосе своего мужа.
  
  - Я рад! - Еще один нежный и такой необычный взгляд заставил девушку трепетать, но затем ее муж опустил глаза на ребенка, - Можно? - Медленно приблизившись к кровати, Исида Рюкен вопросительно посмотрел на свою жену.
  
  - Конечно, - Канаэ позволила себе слабую улыбку, когда увидела своего вечно холодного и отстраненного мужа, который сейчас неуверенно держал на руках своего сына и боялся навредить ему. - Смелее, Рюкен-сама, ваш сын сильней, чем вам кажется. - Рюкен бросил еще один неуверенный взгляд на свою жену, а затем все же последовал ее совету, и в этот момент, ребенок заворочался и открыл глаза.
  ***
  Не знаю, сколько я проспал, но проснулся я от того, что почувствовал дискомфорт.
  В руках женщины, которая, судя по всему, была моей матерью, было уютно, но сейчас, что-то изменилось.
  Я попытался открыть глаза, но опять же лишь яркий свет и расплывчатая картинка, отчего я вновь зажмурил глаза и попытался обратиться уже к тому самому чувству, что появилось у меня сразу после рождения.
  Опять искажение и мимолетная картинка, и я вижу, как очертания еще одного существа, удерживают меня на руках.
  В этот раз странное чувство подсказало мне, что это мужчина, и он сейчас явно улыбался, смотря прямо на меня.
  Но не это было самым странным и захватывающим в нем. Очертание мужчины словно светилось изнутри, скрывая огромное количество силы внутри его тела.
  Я невольно обратил внимание и на свою мать, но в отличии от мужчины, ее силуэт лишь едва источал свет, тем самым показывая разницу между ними.
  А пока я наблюдал за всем этим и анализировал, два существа, которые, судя по всему, являлись моими родителями, обсуждали что-то между собой.
  Немного поспав и привыкнув к своему новому телу, я в этот раз смог более или менее различить их слова, и даже понял язык, на котором они общались.
  Это без сомнений был японский, пусть я сам не знал его, но отличить из сотни других языков мог безошибочно.
  А пока я размышлял, мужчина вернул меня обратно к матери, и я ощутил прежний уют в ее руках и меня снова начало клонить в сон.
  ***
  Будучи взрослыми мы не помним те времена, когда еще были детьми. В лучшем случае наши воспоминания начинаются с трехлетнего возраста, когда мы уже умеем неплохо говорить и бегать.
  Я же теперь имел сомнительное удовольствие понять, что же все-таки я потерял, лишившись этих воспоминаний в своей прошлой жизни и должен признать потерял я тогда немногое.
  Жизнь младенца состоит из следующего расписания: поспать, поесть, сходить в туалет (причем в буквальном смысле под себя), а затем снова завалиться спать.
  Так проживал свою жизнь и я, первые месяцы просто набирался сил, ни о чем не думая.
  Благо обо мне хорошо заботились и любили, что я отчетливо ощущал на себе, так что о большем мечтать пока не приходилось.
  С прошествием месяца или двух, следить за временем мне удавалось плохо, я достаточно окреп и привык к новому телу.
  В связи с этим, я теперь мог бодрствовать в течении нескольких часов и, так как ходить или даже ползать я еще не мог, все, что мне оставалось, это лежать и пялиться на окружающую меня обстановку.
  Большую часть своего времени, будучи ребенком, проводил в детской кроватке, и все, что мне попадалось на глаза, это висящие надо мной игрушки, которые должны были по идеи скрасить мое времяпрепровождение.
  Правда почему среди прочих погремушек находились кресты в тот момент я так и не понял, а потому и не придал значения.
  Совсем скоро, поняв, что скука завладевает мной, я стал искать способы занять себя чем-то и тут-то, я и вспомнил про то странное чувство, которое позволяло мне смотреть на мир, даже с закрытыми глазами.
  ***
  - Не часто ты приглашаешь меня к себе, сын. - Исида Сокен, пожилой мужчина с седыми волосами и такими же седыми усами на лице, с нескрываемой радостью смотрел на своего сына.
  
  - У меня не было выбора, отец. - Рюкен холодно смотрел на своего отца, они уже давно не разговаривали друг с другом и потому между ними установилась неловкая пауза.
  
  - Как поживает мой внук? С Урью все в порядке? - Решив разорвать установившуюся тишину, Сокен захотел узнать о собственном внуке, который, судя по всему, и являлся причиной их сегодняшнего разговора.
  
  - Значит ты почувствовал. - Рюкен не спрашивал, скорее утверждал, говоря это.
  
  - Нужно быть совсем слепцом, чтобы не заметить этого. - Подтверждающе кивнул на его слова пожилой мужчина, - У мальчика необычайно огромное количество рейяцу, что крайне несвойственно детям в его возрасте.
  
  - В этом и проблема, отец. - Рюкен на какое-то время замолчал, но затем посмотрев на своего отца, продолжил, - Его сила как маяк в ночи для пустых. За последние два месяца я уже с десяток этих тварей уничтожил, а они все продолжают пребывать.
  
  - Это проблема. - Теперь уже пришла пора Сокену погрузиться в мрачные размышления, - Для начала стоит оградить комнату ребенка не пропускающим духовную энергию барьером.
  
  - Я уже сделал это, - Слегка раздраженно ответил ему Рюкен, - Барьер долго не держится, нужно будет полностью переоборудовать комнату, но с этим я справлюсь сам. Я не за этим позвал тебя сюда.
  
  - Да? - Старик слегка удивлено посмотрел на своего сына, - И зачем же?
  
  - Вечно удерживать его в своей комнате не удастся. Рано или поздно, но ребенок захочет выбраться из нее и тогда, не умея скрывать свое собственное рейяцу, он станет мишенью для пустых. - Слова молодому мужчине давались тяжело, сидя в своем кресле за рабочим столом, он посмотрел в окно, дабы отвлечься от нерадостных мыслей.
  
  - Значит ты хочешь, чтобы я обучил его? Ты уверен? - Пожилой мужчина с сомнением в собственном голосе обратился к своему сыну.
  
  - Да! - Твердо посмотрел на своего отца, Рюкен. - Вопрос не просто в его обучение. Если не сделать этого, то в будущем он может быть убит.
  
  - Я понимаю. - Сокен был полностью согласен со словами своего сына, - В таком случае у меня будет просьба.
  
  - Какая? - Раздражение после долгих бессонных ночей выплескивалось наружу.
  
  - Позволь мне остаться в вашем доме. Одному тебе будет трудно защищать его, так что мы сможем делать это по очереди. - Рюкен Исида задумался над словами своего отца, пусть они с ним и не ладили, но понимая, что он итак уже сильно устал, он решил согласиться.
  
  - Хорошо. Не хочу признавать, но твоя помощь будет кстати, отец. - Больше Рюкен ничего не сказал.
  Он молча встал и пошел на выход из своего кабинета, а в приоткрывшую дверь после него, заглянула как всегда тихая Канаэ и виновато посмотрела на старика.
  
  - Простите его Сокен-сама, мой муж действительно благодарен вам, за то, что вы согласились. - Говоря все это, девушка ставила перед гостем чашку заваренного черного чая, который буквально источал чарующий аромат.
  
  - Я не сержусь на него, дочка и даже в чем-то понимаю. - Сокен по доброму улыбнулся девушке, - Спасибо, что всегда рядом с ним и поддерживаешь его вместо меня, Канаэ. - Девушка слегка смутилась под взглядом старика и поспешила покинуть кабинет, оставив его одного.
  ***
  Что-то в моем окружении определенно изменилось.
  К своему стыду понял я это не сразу, но старик, который теперь часто приходил и смотрел на меня, ощущался так же как и отец.
  Глубоко внутри него скрывалась сила, которую он не спешил проявлять, но благодаря частому использованию своего внутреннего радара, я прекрасно чувствовал ее.
  К слову о моих новых необычных способностях, пусть не сразу, но свой своеобразный радар я научился использовать спустя всего пару дней.
  И теперь чем больше я смотрел на мир таким образом, тем с каждым разом больше деталей открывалось мне.
  А спустя еще несколько месяцев таких своеобразных тренировок, увеличилась и дистанция за которой я мог беспрепятственно наблюдать.
  Если сначала мой своеобразный сенсор работал всего на несколько метров вокруг меня, то чем больше я использовал его, тем на большее расстояние я мог заглянуть.
  Сначала мой сенсор позволил мне полностью наблюдать за своей комнатой, а теперь уже спустя месяцы весь наш дом подпадал под сферу моего восприятия.
  Такие достижения не могли не радовать и еще больше мотивировали меня на освоение данной способности, хотя первое время, комната, в которой я находился, изрядно мешала мне в этом деле.
  Большую часть свободного времени я только и делал, что тренировал эту свою способность, благо препятствий для этого у меня не было, даже когда я находился вместе со своей матерью.
  Отец в отличии от матери навещал меня не так часто, казалось он был чем-то занят и обеспокоен.
  Старик, который оказался, судя по всему, моим дедом пусть и часто приходил ко мне и подолгу смотрел на меня, так же частенько пропадал, так что большую часть времени я проводил с мамой.
  К слову, нынешних своих родственников я действительно воспринимал как родных и потому с легкостью принял то, что у меня теперь есть еще одни родители.
  С этим сложностей у меня не возникло, вместо этого я постепенно пытался выучить язык, но пока особых результатов в этом так и не добился.
  ***
  - Я правильно все делаю, деда? - Звонкий детский голосок отвлек пожилого мужчину от мыслей и тот с улыбкой посмотрел на своего внука.
  Маленький трехлетний ребенок сейчас усердно тренировался и выполнял все, что от него требовал Сокен.
  
  - Ты молодец, Урью. - Похвалил маленького черноволосого мальчика старик, а затем с притворной строгостью стал отчитывать ребенка, - Но сколько раз я тебе говорил, когда мы с тобой тренируемся, ты должен звать меня сенсей. Ты понял? - Глядя на реакцию ребенка, Сокен увидел лишь озорной блеск в глазах внука и не смог скрыть улыбку.
  
  - Хорошо, деда. - Снова повторил свою ошибку внук, а затем словно осознал ее, решил исправиться, - Ой, то есть я хотел сказать, сенсей. - Сокен лишь покачал головой, на такие казалось бы безобидные проказы своего внука.
  Он не переставал удивляться усердностью и серьезностью мальчика во время их тренировок.
  Впрочем, ребенок удивлял всех с самых малых лет, он не плакал и не капризничал, как это было когда родился Рюкен.
  Хотя, когда он все же ходил под себя, он дожидался пока кто-нибудь окажется рядом с ним, и только потом извещал всех.
  А уж когда он сам подошел к старику и прямо спросил у него, почему он и отец светятся, Сокен понял, что пришла пора начать обучение внука.
  ***
  Охренеть, я попал!
  Именно такими были мои первые мысли, когда я наконец научился понимать слова и узнал свое имя.
  Исида Урью, казалось бы чему тут удивляться? Но услышав в первый раз свою фамилию и имя, я впал ступор, и долго пытался переубедить себя, что я все же ошибаюсь.
  Но как оказалось, я не ошибся, да и те странности, что я наблюдал за собой и за своими родственниками стали мне понятны.
  Мы Квинси, а мой внутренний сенсор, одна из наших способностей, рейкаку или же экстрасенсорное восприятие, позволяющее мне ощущать души других существ и не только.
  От осознания своего попадания и знаний возможного будущего, которого мне еще предстоит пережить, я перешел к активному развитию своих сил, под руководством своего деда и учителя.
  Не зная, как подойти с этим вопросом к старику, я решил начать понемногу и просто спросил его о моей способности восприятия.
  Я даже и не рассчитывал, что всего один мой вопрос приведет к тому, чего я и добивался, и теперь вот уже на протяжении полугода дед тренирует меня.
  Стадию когда необходимо было почувствовать свою рейяцу или духовную силу, мы прошли быстро, ведь благодаря рано проснувшейся чувствительности, я и так уже умел это.
  Так же сосредоточившись, я мог почувствовать и витающие в атмосфере духовные частицы, но управлять ими дед меня пока учить не собирался. Вместо этого мы сосредоточились с ним на том, чтобы научиться скрывать свою рейяцу и я усердно пытался освоить это, потому как прекрасно понимал, для чего это нужно.
  
   Глава 2
  Первые шаги.
  
  Исида Сокен, пожилой мужчина с седыми волосами, сейчас находился на территории, расположенной вокруг своего дома, и наблюдал за тем, как его пятилетний внук завершает очередной этап своих тренировок, под молчаливое удивление своего деда.
  Вот Урью вытягивает свою левую руку вперед и цепочка с изображением кельтского креста свисает с его запястья.
  Несколько мгновений его внук стоит молча, его глаза закрыты, но сам Сокен видел гораздо больше в этот момент.
  Духовные частицы витающие по всюду в воздухе стали стекаться и скапливаться вокруг Урью, после чего полностью перетекали к его руке. Миг, и вот уже вместо ручейка духовных частиц и креста, в руках у юного Квинси оказывается лук, созданный им самим из призванных им частиц.
  Еще несколько секунд и в руках у ребенка возникает светящаяся слабым голубым светом стрела, созданная из все той же рейяцу, после чего он натягивает тетиву и выстреливает только что созданной стрелой из духовной энергии.
  Стоящий в нескольких десятках метров манекен едва избегает попадания, отчего на лице ребенка появляется разочарованное выражение от своей неудачи.
  Сам же Сокен в свою очередь пребывает в немом удивление, ведь стрела пусть и не попала в цель, но смогла повалить дерево находящееся в стороне.
  
  - Промахнулся. - Обида на самого себя явственно чувствовалась в голосе ребенка.
  
  - Ты слишком требователен к себе, Урью. - Сокен подошел к своему ученику и попытался подбодрить его. - Целью сегодняшнего экзамена была как раз-таки материализация лука и стрел, а вовсе не попадание ими в цель.
  
  - Но, если не попаду, тогда все бесполезно. - Урью поднял свой взгляд и с упрямством посмотрел на деда.
  
  - Эх, молодость. - Сокен улыбнулся нетерпеливости внука, - Всего и сразу ты не получишь Урью.
  Ты талантлив, но талант без усердия ничего не значит. Теперь, когда ты освоил материализацию, все, что тебе нужно, лишь тренироваться дальше. Пойми это.
  
  - Я понимаю. - Сокен скосил взгляд на надувшегося ребенка, тот сейчас выглядел настолько потешно, что улыбка сама собой появилась на старческом лице. - Я буду тренироваться. - Урью, решив все для себя, вернулся на исходную позицию и начал вновь материализовывать лук.
  
  - Смотри не переусердствуй, Урью. - Напутствовал своему ученику Сокен. Благо бояться того, что внук может повредит себе не приходиться, духовное оружие оказывает нагрузку не столько на тело, сколько на рейяцу, а вот с последним у его внука проблем не было.
  Как раз таки наоборот, уже сейчас уровень рейяцу Урью почти догнал Рюкена и это немного пугало.
  Причем духовная сила не единственное чем был одарен его внук, талант у него тоже был, иначе бы в пять лет он бы ни за что не освоил бы материализацию оружия.
  Обычно даже самые одаренные Квинси способны на подобное в возрасте девяти-десяти лет, что однозначно выделяло его ученика.
  Но как Сокен уже упоминал, талант и сила это еще не все, нужно усердие и серьезность во время тренировок, и вот это-то больше всего и удивляло пожилого Квинси.
  Урью тренировался до последнего и всегда внимательно слушал его пояснения, так, словно от всего этого зависела его жизнь.
  Сам Сокен конечно понимал, что так оно и есть, но от ребенка пяти лет, подобной серьезности он никак не ожидал.
  
  ***
  Раз за разом, стрела за стрелой, я продолжал натягивать тетиву своего духовного лука и выстреливать ими в мишень, расположенную всего в двух десятках метров.
  Теперь я не вкладывал больше, чем необходимо рейяцу и максимально точно дозировал необходимое количество духовной энергии, таким образом я мог еще немного продлить свою тренировку.
  Радовало, что натяжение тетивы не требует высокой физической силы, тут все куда больше завязано на контроль и манипуляцию с рейяцу.
  Помниться мой отец и вовсе может использовать для стрельбы из лука всего одну руку, обходясь и вовсе без лишних движений.
  Подобного контроля я еще не достиг, но мои результаты не перестают меня радовать.
  Моя одержимость тренировками не осталась без внимания со стороны моих близких, но мешать мне они не собирались.
  Лишь мама каждый раз, как я подбирался к порогу своего истощения, приходила и забирала меня.
  Как и говорил дед, тренировки помогали, моя точность и скорость постепенно увеличивались, но все равно, я чувствовал, как быстро бежит время и как с каждым часом все меньше и меньше его у меня.
  Пока я не знал, будет ли то будущее, что известно мне, но неизвестность в свою очередь и подталкивала меня еще больше совершенствовать свои собственные силы.
  
  - Ты делаешь успехи, сын. - Я невольно даже вздрогнул, когда у меня за спиной появился отец.
  Еще миг назад его там не было и вот он уже стоит рядом со мной.
  
  - Отец? - Я удивлено посмотрел на него, не зная, чего и ожидать. Раньше о моих тренировках Квинси он даже не заикался, полностью отдав меня под попечительство своего отца.
  
  - Скажи Урью, почему ты так усердно тренируешься? - Его холодные темно-синие глаза внимательно смотрели на меня, ожидая ответа.
  Я же отвечать не спешил, по новой я посмотрел на своего отца и честно сказать, не знал, что о нем и думать.
  Большую часть времени он проводил на работе, больница, доставшаяся ему от матери, моей бабушки, умершей незадолго до моего рождения, принадлежала ему и, помимо прочего, он еще и работал врачом в ней.
  Само собой много свободного времени на меня у него не было, но даже когда он приходил домой, все, чего я удостаивался это мимолетного холодного взгляда.
  
  - Почему ты спрашиваешь, отец? - Невольно я копировал его манеру поведения, отчего готов был поклясться, что он усмехнулся про себя.
  
  - Это не важно, просто ответь мне на мой вопрос. - Исида Рюкен, он буквально давил на меня, отчего холодная маска на моем лице теперь зеркально копировала его.
  
  - Мне это нравится. - Наконец, решил не затягивать я тишину.
  
  - Нравится? - Казалось, отец был слегка удивлен моим ответом, но я лишь кивнул.
  Мне и в самом деле нравилось тренироваться, чувствовать, как с каждым разом я в буквальном смысле могу ощутить результаты своих трудов.
  Причем так, как все это шло на благо меня самого, то это лишь еще больше усиливало эффект.
  
  - Вот как. Хорошо, пусть будет так. - Отец еще раз посмотрел на меня и затем продолжил, - Но все равно, ты не должен ограничивать себя одними лишь тренировками, Урью. А теперь хватит на сегодня, пошли домой. - Больше ни говоря ни слова, отец развернулся и пошел в сторону дома, мне же ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.
  ***
  Пять лет, прошло целых пять лет с тех самых пор, как я оказался в этом мире и должен признать, что если хочу выжить, то мне не стоит останавливаться в своем развитии ни на секунду.
  Если я буду слишком слабым, то умру и это в лучшем случае.
  Да, пусть я не тот, от кого целиком и полностью зависит судьба этого мира, но мои действия в будущем должны будут оказать значительную поддержку, и если я не буду хотя бы на том же уровне, то с легкостью могу умереть или же, и вовсе пустить под откос все будущее.
  Так что тренировки, тренировки и еще раз тренировки, мне нельзя расслабляться.
  Впрочем в тренировках должна быть тоже своя мера, так что в данный момент я отдыхал и пытался освежить все, что мне известно про этот мир.
  В принципе, я помню многое, я бы даже сказал слишком много.
  Порой, мне кажется, без части этих знаний жилось бы мне гораздо проще. Но эти знания у меня были и теперь меня терзали сомнения, от которых я никак не мог избавиться.
  А потому, чтобы не забивать себе голову лишним я и пытался освежить свою память по этому миру.
  Мир Блич, никогда даже в самом страшном сне не думал, что окажусь здесь. Мир, где обитают монстры пожирающие души и шинигами, что охотятся на них.
  Со всем этим в скором времени мне еще предстоит столкнуться и потому все, что мне остается, это лишь быть готовым.
  
  - Тебя что-то беспокоит, Урью? - Голос матери был нежен и немного грустен, молодая женщина держала мою голову у себя на коленях и просто гладила меня, что неожиданно расслабляло.
  
  - Нет, мама. Мне просто показалось странным, что отец пришел забрать меня с тренировки. - Решил поделиться частью своих переживаний.
  
  - Ох, мой маленький Урью. - Исида Канаэ еще раз нежно провела рукой по волосами своего сына, - Разве есть что-то странное в том, что отец решил позвать своего ребенка домой?
  
  - Я не это имел ввиду мам, - Пошел я на попятную, - Просто обычно это делаешь ты, вот я и удивился.
  
  - Знаешь Урью, твой отец на самом деле очень любит тебя. Просто, он не умеет выражать свои чувства. - Я поднял взгляд на мать и заметил ее грустную улыбку, когда она говорила это, - Поверь мне, он очень гордится тобой и беспокоится.
  
  - Беспокоится? - Удивление отчетливо проскакивало в моем голосе.
  
  - Да, - женщина опустила взгляд на меня и наши глаза встретились, - Он переживает, что ты замкнешься в себе.
  Ведь ты только и делаешь, что тренируешься. Почему бы тебе больше времени не проводит за играми?
  
  - Игры? - На мое лицо вылезло кислое выражение лица, что не укрылось от внимательного взгляда женщины, - Прости мам, но игры с самим собой мне не интересны, а других детей я как-то не заметил. - Произнеся это, я с подозрением посмотрел на маму, и та отвела виноватый взгляд в сторону.
  Впрочем, я все прекрасно понимал, меня специально не выпускают далеко за пределы дома, боясь того, что на меня могут напасть.
  Пусть я уже и научился скрывать собственную рейяцу, но избежать столкновения с пустым может и не получиться.
  Мое расширившееся восприятие уже засекало странные души, которые ничего кроме страха и опасности во мне не вызывали.
  Так что если я и выбирался на улицу, то только в сопровождении деда, даже с матерью одного меня не рисковали отпускать, а отец постоянно был занят.
  
  - Я постараюсь поговорить с твоим отцом насчет этого, Урью. - Не нашлась что сказать мне мама и перевела все на отца.
  Впрочем, слова матери натолкнули меня на смутную идею, которую я сейчас и обдумывал.
  Квинси - это люди со сверхъестественными экстрасенсорными способностями, которые способны сражаться как против пустых, так и против шинигами.
  Но как правила все техники Квинси сосредоточены на дальней дистанции, так как в ближнем бою наши тела менее выносливы, чем у духовных сущностей.
  Но если ориентироваться на будущее, которое мне известно, вполне может статься так, что мне не всегда будет удаваться сохранять нужную дистанцию, и чтобы быть готовым ко всему в такой момент, мне не помешало бы изучить и рукопашный бой.
  
  - Мам! - осторожно позвал я молодую женщину.
  
  - Что, сынок? - Все еще чувствуя свою вину перед сыном, она вновь посмотрела на него.
  
  - Мам, а можно я буду ходить на занятия каратэ? - Прямо в лоб спросил я у нее, чем, судя по всему, немало удивил женщину.
  
  - Что? Зачем тебе это, Урью? - Молодая женщина была немного растеряна, но я уже знал, как мне убедить ее.
  
  - Там я смогу стать еще сильнее. А еще, я ведь там буду не один, там ведь будут и другие дети? - Мой последний аргумент явно пришелся по душе матери, и она не стала возражать.
  
  - Хорошо, я попытаюсь убедить твоего отца, Урью. А теперь спи. - Канаэ еще раз нежно погладила по голове своего сына и тот, сладко зевнув, стал провалиться в сон.
  ***
  - Значит он хочет учиться каратэ? - Рюкен еще раз переспросил услышанное у своей жены.
  
  - Да, Рюкен-сама. - Женщина кивнула и продолжила, - Если позволите, я считаю, что нам стоит разрешить ему это.
  Наш сын итак замкнут в себе, так что общение со своими сверстниками, хотя бы в додзе, ему не помешает.
  
  - Что ты скажешь, отец? Это возможно? - Взгляд Рюкена переместился на пожилого мужчину, уместившегося в углу комнаты.
  Какое-то время Исида Сокен молчал, а затем все же произнес.
  
  - Я считаю, мальчик вполне заслуживает доверия. Урью - талантливый Квинси, он спокойно может скрывать свое рейяцу и пустые не будут охотиться за ним. - После слов старика кабинет погрузился в тишину и все ожидали решения молодого беловолосого мужчины, который сейчас решал, как ему поступить.
  
  - Хорошо, - Наконец принял решение Рюкен, - Я позволю ему покидать территорию дома. Канаэ, займись поиском подходящего додзе.
  
  - Слушаюсь, Рюкен-сама. - Женщина была счастлива узнать, что ей удалось исполнить желание своего сына, но она старалась сдержать свою радость.
  
  - Надеюсь, мы не ошиблись и не подвергнем Урью, и других людей опасности. - В тишине проговорил Исида Рюкен, когда остался один в кабинете.
  
   Глава 3
  Первое знакомство.
  - Ученики, всем построиться! - Звучный командный голос прошелся эхом по всему додзе, и все малолетние ученики тут же поспешили встать в строй.
  Я же в этот момент стоял вместе с местным сенсеем и наблюдал за тем, как разномастные дети одного со мной возраста сбивались в кучу и с интересом косились на меня.
  Впрочем, я от них не отставал и пробегался взглядом то по одному, то по-другому ученику, пытаясь понять, есть ли тут те, кто мне нужен.
  Сам я, сказать честно, в их глазах наверняка выглядел не очень. Я напоминал щуплого нелюдимого ребенка, в очках и с челкой на глазах, чем тут же производил на них немного отталкивающее впечатление, что, впрочем, мне и нужно было, дружбу водить я ни с кем не собирался.
  
  - Тихо! - Еще один звучный выкрик, стоящего подле меня мускулистого мужика, и все эта гомонящая толпа резко замолкает и предано смотрит на него.
  
  - Знакомьтесь, - Взмах руки в мою сторону и теперь все взгляды малышей вновь обращаются ко мне, - Его зовут Исида Урью, с сегодняшнего дня, он будет заниматься с вами в одной группе. Так что позаботьтесь о нем. - Под взглядом десятка пар глаз мне становится немного неуютно, все-таки отвык я от подобного, а они же в свою очередь явно чего-то ждут.
  
  - Исида-кун, скажи что-нибудь? - Осаму-сан, высокий мускулистый мужик, который помимо всего и являлся сенсеем нашей группы, легонька толкнул меня в спину, но этого вполне было достаточно, чтобы я едва не упал, неловко выйдя вперед.
  Тут же завидев мою оплошность, из строя послышались смешки нескольких детей, но под строгим взглядом сенсея, они тут же притихли.
  
  - Кхм, - Неловко начал я, - В общем, как уже сказал Осаму-сенсей, меня зовут Исида Урью, приятно познакомиться. - После моих слов зал погрузился в тишину, видимо никто не знал, что нужно сказать, но и тут сенсей вновь взял все в свои руки.
  
  - Ну вот, раз уж мы познакомились, то пора вернуться к своим занятиям. Ты Исида-кун тоже присоединяйся. - Я лишь кивнул на его слова и молча последовал за ним, мельком кидая незаметные взгляды в сторону тех, кто уже смог меня заинтересовать.
  Маленькая черноволосая девочка с коротким ежиком волос, сейчас что-то втолковывала рыжеволосому мальчику, который слушал ее предельно внимательно.
  Почему мое внимание привлекли именно эти двое?
  Пожалуй, потому, что они были одной из тех причин, что подтолкнули меня к посещению додзе.
  Хотя главной причиной все же было именно желание научиться сражению на близкой дистанции, пусть особых надежд на карате я и не питал, но оно хоть даст мне необходимые основы, от которых я в будущем и буду отталкиваться.
  Что же касается Куросаки Ичиго и Тацуки Арисавы, то этих двоих узнать было не трудно, тем более что рыжий ребенок тут был только один.
  Но спешить знакомиться или становиться с ними друзьями я не собирался.
  Это не входило в мои планы, я решил пока только наблюдать и продолжать собственное развитие.
  ***
   8 октября 1991 года.
  Держа свою маму за ладошку, я молча шел к своему дому, размышляя над тем, что я все же где-то ошибся.
  Своим мимолетным желанием научиться карате, я как-то был излишне оптимистичен, так как никто пятилетних детей толком учить сражаться не собирался.
  Все, что мы делали на протяжении последних нескольких месяцев, это лишь изучали простейшие базовые движение и ката, да учились правильно дышать и падать.
  Не сказать, что я пылал таким уж энтузиазмом, занимаясь всем этим, но приходилось терпеть и молча выполнять все, что от меня требуется, тем более бросить эти занятия мне никто уже и не позволит.
  
  - Эх, - Не удержался и печально вздохнул, осознавая сколько свободного времени я потерял из-за своей собственной глупости и желания поскорее убедиться в том, что люди, которых я знаю, все же существуют на самом деле.
  Впрочем, моя излишняя поспешность все же принесла некоторые плоды, в результате которых я сильно начинаю сомневаться.
  
  - Урью, эй Урью, о чем задумался? - Печально скашиваю взгляд в сторону и натыкаюсь на веселую и излишне фонтанирующую энтузиазмом девочку. Тацуки Арисава, пятилетняя девочка с ежиком коротких черных волос улыбалась, отчего хмурое выражение на моем лице начинало само собой выправляться.
  Но поймав себя на этом, я тут же исправил свое малодушие.
  
  - Тацуки-тян права, Урью. Почему бы тебе не перестать хмуриться и не начать немного улыбаться? - Поворачиваю голову в сторону мамы и вижу скрытую улыбку женщины в глубине ее глаз. Ей явно нравиться, что у меня есть друг, как она считает.
  
  - И ты тоже, мам? - Мой голос полон обреченности, но понять меня можно. Тацуки Арисава, она была словно метеор и нигде не могла усидеть на месте, а уж проигнорировать новенького вроде меня, ей явно не позволяла совесть.
  И теперь, она всячески старалась втягивать меня в свои игры, а уж то, что живем мы с ней недалеко друг от друга еще больше усугубило мое положение, ведь домой она теперь возвращалась тоже с нами.
  ***
  - Я слышал у тебя появилась подружка, Урью? - Исида Сокен с благожелательной и доброй улыбкой на лице задал вопрос своему внуку.
  
  - Деда, и ты туда же? - Мальчик надулся, отчего старик не смог скрыть еще одну улыбку, - Давай лучше начнем занятия. - Урью тут же перевел тему, и Исида Сокен решил, что не стоит пока давить на мальчика.
  
  - Хорошо, что бы ты хотел теперь узнать? - Пожилой мужчина находился в хорошем настроении, успехи внука его только радовали, так что он решил пойти навстречу мальчику.
  
  - Научи меня Хиренкьяку, дедушка. - Тут же выпалил на одном дыхании Урью, скрывая предвкушающий и полный надежды взгляд.
  Выбор же внука немного удивил старого Квинси, но затем он задумался, его пальцы машинально стали почесывать его бороду, а глаза внимательно смотрели на ребенка.
  Затем, он все же решился и кивнул собственным мыслям.
  
  - Думаю, ты способен освоить эту технику, Урью. - Еще один задумчивый взгляд на уже изнывающего в нетерпении внука, - Я научу тебя ей, слушай внимательно.
   Глава 4
  Опасность сил Квинси.
  - Победитель, Исида Урью. - Провозгласил мою очередную победу сенсей, на что я лишь молча поклонился и повернувшись спиной к своему противнику вернулся в общий строй.
  Мою победу в додзе принимали не однозначно, меня не любили и считали, что я слишком зазнаюсь, а я в свою очередь не спешил переубеждать детей в этом, да и ни с кем сближаться по-прежнему я не желал.
  Победами же над семилетними детьми я не гордился и потому ни разу ни выказывал радость, и дети это чувствовали, еще больше отстраняясь от меня.
  
  - Ты все такой же злюка, Урью-кун! - Пожалуй единственным исключением, кто все еще продолжал разговаривать со мной, как и обычно была семилетняя Тацуки, с торчащим ежиком черных волос на голове и в белом тренировочном кимоно.
  Она улыбалась, но в ее глазах горел огонек решимости, ведь она во чтобы то ни стало собиралась одолеть меня.
  За прошедшие два года как я начал свои тренировки в этом додзе, от отрабатывания ката и прочих приемов, мы постепенно стали переходить к спаррингам, устраиваемым между нами.
  И я, несмотря на свой хилый внешний вид, еще ни разу не проиграл. Это не значит, что давалось мне это легко. Нет, определенные трудности были, но в основном, все же выйти победителем из сражения с семилетним ребенком, для меня было просто.
  Трудности если и возникали, то как раз-таки с Тацуки, ведь в отличии от других детей она усердно занималась и болезненно воспринимала свои поражения мне, отчего старалась тренироваться еще усердней.
  
  - Не понимаю, о чем ты, Тацуки. - За прошедшие годы, живя в одном доме с отцом, я невольно стал копировать его манеру вести себя, и сейчас немного отстраненным взглядом смотрел на нее.
  
  - Хм, - Надулась девочка на мою реакцию, - Я вот об этом. - Ткнула она мне в лицо, - Ты вечно ведешь себя как робот, так с тобой никто дружить не будет.
  
  - Вот и хорошо. - Спокойно отреагировал я на ее слова.
  
  - Что? - Непонимающе перевела свой взгляд на меня девочка.
  
  - Я говорю, что не нуждаюсь в друзьях, так что не вижу ничего страшного в том, как веду себя. - Пояснил я таким тоном, словно объяснял все маленькому ребенку, хотя так оно и было на самом деле, но Тацуки обиделась.
  
  - Вот как? - Немного надулась она, повернувшись ко мне спиной. - Значит тебе не нужны друзья? - Обида отчетлива сквозила в ее голосе, я понимал это, но исправлять ситуацию не собирался. Может в будущем я об этом пожалею, все может быть.
  
  - Да, не нужны! - Холодным тоном, проронил я.
  
  - Дурак, тогда я тоже больше не буду с тобой дружить. - Я позволил себе ироничную улыбку, видя то, как убегает от меня Тацуки. Да, возможно я не прав и совершаю большую ошибку. Все может быть.
  В будущем я могу пожалеть об этом, но сейчас я не могу тратить время на нее или кого бы то ни было еще.
  
  - Зря ты так, Исида-кун. - Услышал я еще один голос и обратил наконец внимание на его источник.
  
  - Все может быть, Куросаки. - Слегка пожал плечами я, прямо смотря на рыжеволосого мальчика, который кидал на меня злые взгляды. Ему видимо не понравилось то, что мои слова обидели Тацуки.
  Пусть он постоянно проигрывает ей, пусть они часто сорятся и дерутся, но вместе с тем, они неплохо ладят и являются хорошими друзьями.
  И его злило, что после разговора со мной, слезы появились на лице девочки.
  
  - Когда-нибудь, я выиграю спарринг у тебя и заставлю извиниться. Ты понял? - Я еще раз посмотрел в глаза паренька и внутренне усмехнулся, при этом внешне оставшись все таким же.
  В глазах Куросаки Ичиго сквозила уверенность, словно он не сомневался, что сможет одолеть меня и заставить извиниться перед Тацуки.
  
  - С нетерпением буду ждать этого Куросаки, посмотрим, как ты заставишь меня сделать это. - Злость с еще большей силой вспыхнула в его глазах, но больше он ничего не сказал и побежал туда, где еще недавно скрылась Тацуки.
  Я же остался на месте, задумчивым взглядом провожая его. Опять же, зачем я иду на конфронтацию с ним? Куда выгодней было бы подружиться, но мой характер не мог принять этого.
  Я был нелюдим, повернут на тренировках и потому не желал играть или общаться с другими детьми. Я знал, что это глупо, но вместо того, чтобы тратить время на них, я с куда большей пользой тратил его на тренировках с дедом.
  Что же касается Арисавы и Куросаки, то, пожалуй, даже с моим вмешательством изменилось немногое.
  Возможно нынешнее мое поведение даже подтолкнет Куросаки стать сильней, ведь после каждого поражения от Тацуки он только и делал, что плакал, но вот поражения от меня ему теперь явно придутся не по душе и он захочет стать сильней.
  Уже сейчас его характер складывается в нужное русло. Пусть он плакса и маменькин сынок, но в ситуации, когда кто-то обижает его друзей, он готов становиться по настоящему серьезным, прямо как это было сейчас.
  Что же, тренировка закончена, пора, пожалуй, возвращаться домой.
  ***
  Преодоление расстояния от додзе до нашего дома с использованием Хиренкьяку занимает от силы всего несколько минут.
  Сейчас и того меньше, ведь за прошедшие годы с постоянной практикой я неплохо освоился в его использовании.
  Именно благодаря этому меня теперь никто не встречал после окончания занятий в додзе и не провожал домой. Так что, после занятий, я мог позволить себе немного прогуляться в одиночестве, прежде чем вернуться назад и приступить к тренировкам.
  Шли годы и вот уже семь лет, как я оказался в этом мире. Уже сейчас я обладаю такими возможностями, о которых не смел даже мечтать в прошлой жизни.
  Прямо сейчас к примеру, я стоял на крыше многоэтажки, на которую я забрался путем перемещения по воздуху, используя для этого одну из техник Квинси.
  А еще, немного успокоившись и погрузившись в своеобразным транс, своим ощущением я сейчас покрыл немалую часть нашего города и пусть голова резко начала раскалываться, но со временем я стал привыкать и отгораживаться от этого.
  Рейкаку - это способность экстрасенсорного восприятия, которая позволяет мне чувствовать души других существ.
  Так к примеру, я могу спокойно следить за тысячами обычных людей, а также выделять среди них того, кто мне нужен и определять его местоположение и самочувствие в данный момент.
  При помощи рейкаку и опыта можно даже различать эмоции, которые человек испытывает в тот или иной момент, но в данном конкретном случае, расширял я свое восприятие не для этого.
  Мне нужен был опыт, причем соответствующий моим нынешним возможностям, из-за этого я и решился на следующий ход. Я искал и совсем скоро нашел, то что мне было нужно.
  Трое пустых, в разных концах города и ни одного шинигами, который смог бы остановить их.
  Так что, если не вмешаться, они спокойно смогут сожрать парочку душ, но пусть основной моей целью была тренировка, но спасение человеческих жизней так же звучит неплохо.
  
  Определившись с очередностью своих действий, я резко ускорился, вновь применив технику Хиренкьяку и буквально, спустя несколько секунд, оказался возле первого пустого.
  Тот даже не успел среагировать на мое внезапное появление и материализованный духовный лук в моих руках попросту уничтожил его, еще до того, как он понял хоть что-либо.
  Еще двух пустых ждала такая же участь спустя всего несколько минут и я, немного даже разочарованный отправился обратно домой.
  ***
  - Ты опять это сделал Урью? - Стою и, виновато опустив голову вниз, не смею даже поднять голову. Верней так думает дед, но не я.
  
  - Почему я не могу использовать свою силу, сенсей? - Упрямо поднимаю голову и смотрю на, устало вздохнувшего, старика.
  
  - Пойми, Урью, я не для этого учил тебя. - Решил объяснить все своему внуку Сокен, поняв, что время пришло.
  
  - А для чего же тогда? - Я действительно обиженно смотрел на старика, все же пребывание в детском теле накладывает свои отпечатки, да и привычка за все эти годы отыгрывать свою роль никуда не делась.
  
  - Чтобы ты мог защитить себя. - Устало произнес Сокен и продолжил. - Ты не должен злоупотреблять своей силой, она очень опасна.
  
  - Я же всего лишь убил несколько низших пустых? Они ведь могли съесть души других людей, но ты все равно утверждаешь, что я был не прав? Почему? - Я даже от нерациональной детской обиды сжал кулаки.
  
  - Эх, - Старик печально вздохнул, глядя на своего внука, - Не все так просто, Урью.
  Наша сила, сила Квинси способна нарушить равновесие этого мира и потому, мы с тобой не можем злоупотреблять ей.
  Даже пустых мы не должны убивать, если не будет необходимости. - После его слов, я лишь посильней сжал свои детские кулаки и задумался.
  Я понимал, о чем говорил мне дед. Понимал, но принять это было сложно. Обладать силой, но намеренно ограничивать себя, это тяжело.
  В отличии от шинигами, которые не убивают пустых, а очищают их души своими зампакто, после чего те уже отправляются в общество душ, Квинси уничтожают эти души полностью.
  Умереть от руки Квинси, это значит умереть насовсем. Наши способности позволяют нам уничтожать саму душу, не давая им даже малейшего шанса на перерождение.
  Именно за эту нашу способность наш клан и уничтожили двести лет назад шинигами.
  Хотя, это они так думают, но я знаю правду и от этого становится только сложней.
  
  - Хорошо деда, я все понял. - Больше ничего не говоря, я ухожу, мне еще есть, о чем подумать.
  ***
  Итак, в этом году мне исполнилось семь лет и время неумолимо приближается, а я все еще так и не решил, как мне быть и что делать.
  Начать стоит с того, что дед теперь запрещает мне использовать мои способности, только лишь вовремя тренировок или же в крайних случаях, но охоту за пустыми он не одобряет.
  Впрочем, последнее все же правильно, я хоть и освоил довольного таки большое количество техник Квинси, но легкость, с которой мне удавалось уничтожать низших пустых уже сейчас начинала давать о себе знать.
  Я начинал недооценивать этих монстров, а этого позволить никак нельзя. Все же низшие пустые которые обитают в мире живых одни из самых слабых представителей своего племени, так что ничего странного в том, что даже сейчас я легко справлялся с ними, не было.
  Зачастую, в мире живых обитают лишь те, кто совсем недавно обратился в пустого или же те, кто неспособен выживать в условиях жестокого родного мира и, найдя проходы между мирами, они устремляются сюда, ища куда более легкую добычу, именуемую людьми.
  В большинстве своем люди даже увидеть их не могут, не говоря уже о том, чтобы оказать сопротивление, так что низшие пустые чувствуют себя в мире людей как в раю.
  И как теперь оказывается, я даже не должен мешать им, так как якобы могу нарушить равновесие мира, что меня неимоверно злит.
  Впрочем, дед наверняка преувеличивает, от одного меня большой проблемы не будет, но все равно привлекать к себе лишнее внимание шинигами тоже не стоит, ведь насколько я помню, они наблюдают за нами.
  
  - Эх, - очередной печальный вздох, - Такими темпами я так и останусь на одном уровне. Мне нужны тренировки и опыт. - Я задумался над тем, где бы мне все это получить, но так ничего и не придумав, я начал погружаться в сон.
   Глава 5
  Сон души или новые тренировки деда.
  Сокен был обеспокоен, поведение Урью вызывало не мало вопросов у старика.
  Внук слишком спешил, Сокен не раз замечал за ним подобное, но раньше он не предавал этому значение, а теперь сожалел об этом.
  Урью, безусловно, очень талантлив. Настолько, что сам Сокен не может даже представить уровень его сил в будущем, но это-то и вызывает опасность. Если за ним, уже утратившим большую часть своих сил стариком, следят не так плотно, то вот за его внуком, который к тому же готов использовать свои силы на полную точно будут.
  И наверняка в будущем захотят уничтожить, если он и дальше будет действовать так. А этого Сокен допустить никак не мог.
  
  - Ты звал меня, дедушка? - Пока Сокен размышлял, пришел его внук, отчего старик перевел взгляд на причину своих переживаний.
  
  - Хорошо, что ты пришел ученик. - Приветственно кивнул тот своему внуку, - Но сколько раз я тебе должен повторять, что во время наших уроков, ты должен звать меня, сенсеем? - Решил слегка пожурить собственного ученика старик.
  
  - Я понял, сенсей. - Миг и вся веселость с лица ребенка испарилась. Сокен нахмурился, видя столь резкие перемены в мальчике, но ничего с ними поделать не мог.
  Так было всегда, стоило только дать намек на то, что стоит отнестись к его словам серьезно, как Урью тут же следовал ему.
  
  - Скажи, Урью. - Сокен мысленно вздохнул, предчувствуя нелегкий разговор, - Почему ты продолжаешь атаковать пустых? Ради чего ты рискуешь своей жизнью? Почему ты так спешишь в конце концов? - Старческий взгляд старика столкнулся в молчаливом поединке с мальчиком.
  Ни раз и не два Сокен запрещал ему охотиться на пустых, но с завидным упорством его внук нарушал запрет своего учителя, находя для этого благовидный предлог, вплоть до того, что специально подставлялся под атаку.
  Эта его выходка и стала последней каплей для Сокена, он понял, что нужно поговорить.
  Какое-то время, на тренировочной площадке, оборудованной рядом с домом Сокена, стояла тишина.
  Пожилой мужчина уж было начал думать, что внук не захочет отвечать, но он заговорил.
  
  - Я просто хочу стать сильнее. Настолько сильным, чтобы никто и никогда не смог бы победить меня. - Произнесся все это, ребенок замолчал, а сам Сокен старался лихорадочно думать.
  
  - Твое желание похвально, ученик. - Начал осторожно подбирать слова Сокен, отчего тот поднял на него глаза и внимательно слушал, - Но в чем причина твоего желания? Зачем тебе вся эта сила? - Сокен увидел нечто непередаваемое в глаза мальчика, нечто, чего он сам до конца разобрать не смог.
  Несмотря на превосходный контроль над собственной рейяцу, небольшие всплески духовной силы говорили Сокену о том, что его внук сомневается и борется с чем-то внутри себя.
  Но стоило только бурлению рейяцу внутри его тела успокоиться, как глазам Сокена предстала холодная копия его сына.
  
  - Причина есть, сенсей. - Спокойно заговорил Урью, - Но я не могу назвать ее вам.
  Я просто хочу стать сильней, настолько, чтобы быть способным противостоять кому угодно, будь то пустые, шинигами или же даже другие Квинси. - Последние слова его внука заставили сердце старика усиленно биться, ему даже не удалось до конца скрыть волнения, отчего казалось в глазах внука промелькнуло понимание. Но этого просто не могло быть. Ему наверняка показалось.
  Урью не может знать всю правду, Сокен даже своему сыну не рассказывал все, так что внуку просто неоткуда было узнать об этом.
  Но с другой стороны, Сокен ведь и не рассматривал их положение в подобном ракурсе.
  Грядут перемены, пусть еще есть время, но пророчество их клана скоро должно исполниться и не верить ему оснований у старика нет.
  Когда это время наступит, ни он, ни его семья не смогут оставаться в стороне, даже если захотят. Другие не дадут им этого.
  Придется делать выбор, если только они не смогут отстоять свою собственную позицию силой.
  На этих мыслях, старик вздрогнул и вновь посмотрел на своего внука. Он не может знать, подумал Сокен, но с другой стороны, в будущем он может сделать неправильный выбор.
  Как его дед, Сокен должен донести до него свои мысли и убеждения. Нужно, чтобы он проникся ими и только тогда он подумает о том, чтобы начать обучать его остальным техникам Квинси.
  ***
  Сегодня дед был необычайно серьезен, я это чувствовал, сама атмосфера вокруг него говорила об этом, да и его рейяцу намекала о том, что шутить или делать послабления мне сегодня он не намерен.
  В данный момент я следовал за ним за пределы города, используя Хиренкьяку мы перемещались на высокой скорости и совсем скоро я почувствовал в зоне своего восприятия цель нашего визита сюда.
  Пустой, это определено был он. Их духовную силу ни с чем другим спутать нельзя.
  Но в таком случае почему мы следуем за ним? Дед никогда не одобрял мою охоту на них, а теперь вот лично ведет меня.
  
  - Стой здесь. - Услышал я его приказ и только лишь кивнул, а сам дед моментально призвал свой лук и выпустив пару стрел, тут же заставил пустого остановиться.
  
  - Рра! - Дикий вой с металлическими нотками в нем огласил всю окрестность, стоило только пустому увидеть нас.
  
  - Что ты задумал, сенсей? - Прямо спросил я у старика.
  
  - Скоро увидишь, ученик. - Не стал рассказывать мне ничего учитель.
  
  - Грра! - Очередной рев этого существа звучал не менее грозно, но ни я, ни тем более старик даже не вздрогнули.
  Несмотря на пугающий внешний вид, уровень его рейяцу был гораздо ниже чем у нас, так что не было причин бояться.
  Видимо этот пустой еще недавно был простой человеческой душой, но так как шинигами не пришли и вовремя не препроводили его в общество душ, то его цепь души поддалась коррозии и сожрала сама себя, проделав дыру и превратив его в это.
  Сейчас он был слаб, одна стрела и с ним все было бы кончено, но дед не спешил убивать его, я же пока ничего не предпринимал, ожидая приказа старика.
  Неожиданно в руках сенсей вместо лука, как я ожидал, оказались серебряные пробирки, заполненные духовной энергией.
  
  - Гриц! - Взмах руки, всего одно слово и, вот уже прыгнувшего в нашу сторону пустого, спеленали пять духовных цепей, не давая ему даже пошевелиться.
  Учитель медленно приблизился к пытающемуся вырваться пустому, я последовал за ним.
  
  - Зачем все это, учитель? - Не мог не задать я этот вопрос.
  
  - Я хочу, чтобы ты понял, Урью. - Перевел свой взгляд на меня дед, - Я понимаю, что ты жаждешь силы. Понимаю, что ты не можешь смотреть на то, как пустые поедают другие души на твоих глазах, но бездумно использовать свои силы ты не можешь.
  
  - Снова твои слова про опасность сил Квинси? - Я поморщился, но старик был предельно серьезен и не шутил.
  Черт возьми. Я начинал раздражаться. Слова старика, они звучат хорошо и правильно, но это же значит, что мне придется смириться с тем, что я не могу сражаться, обладая подобной силой.
  
  - Это не просто слова, Урью. - Впервые в голосе старика сквозила злость, но он быстро сдержал ее. - Я знаю, ты понимаешь. Наши способности опасны. Мы не просто убиваем других, мы полностью уничтожаем их души, лишаем их посмертия и нарушаем баланс мира, тем самым еще больше подвергая его опасности.
  
  - Черт! - Выругался я, злость бурлила внутри меня, я понимал правильность его слова, но принять не мог. - И что в таком случае нам делать, сенсей? Стоять и просто смотреть на все это? Иметь возможность предотвратить, но ничего не предпринимать и наблюдать? - Эмоции больше не сдерживались мной, я выплескивал их на старика, отчего даже продолжающий бессильно рычать пустой и тот замолчал.
  
  - Нет, я не к этому ответу подталкивал тебя внук. - С грустной улыбкой на лице смотрел сейчас на меня мой учитель, - Просто ты должен научиться защищать и побеждать в битвах, не убивая.
  На это способны лишь по-настоящему сильные люди. Такие, каким стремишься стать ты сам.
  
  - И что потом, учитель? Отпустить? В чем смысл такой победы? Пустой просто обозлится и, зализав свои раны, сожрав несколько душ, станет умней. - Слова старика не развеяли мои сомнения и потому я попытался опровергнуть их.
  
  - Ты прав. - Кивнул он на мои слова, - Именно поэтому я и пытаюсь объяснить тебе, что Квинси не может действовать в одиночку.
  В идеале с нами в паре должен быть шинигами, который бы мог очистить души пустых своим мечом.
  
  - Пф, - Не сдержался и насмешливо фыркнул, но под взглядом старика стушевался, впрочем, отступать в споре не спешил. - Думаешь шинигами есть до нас дело, учитель?
  Готов поспорить, что в лучшем случае они с презрением посмотрят на нас и скажут не вмешиваться. - После моих слов взгляд старика изменился, но было уже поздно, сказанные слова не вернуть.
  Он итак начал подозревать меня в чем-то. И то, что мои слова не могут принадлежать ребенку семи лет, уже ничего не изменит.
  
  - Как бы не печально было это признавать, но ты снова оказался прав, ученик. Все мои слова, которые я пытался донести до них прежде ни к чему не привели. - Взгляд старика устремился на пустого, а вся его поза выражала печаль, а затем он продолжил, - Но знаешь, Урью, я не намерен сдаваться. Рано или поздно, но мои слова достучатся даже до богов смерти.
  
  - Прости, учитель, но я не думаю, что это возможно. - Я не желал врать, тем более, что я знал правду.
  
  - И все равно, я не сдамся. - Упрямо посмотрел он на меня, на что я лишь улыбнулся, - А до тех пор, я придумал другие способы остановить пустых, при этом не убивая их. - Его слова заставили меня подобраться и внимательно посмотреть на него, отчего на лице старика появилась хитрая улыбка.
  
  - Ты про эти цепи, учитель? - Я перевел взгляд на все еще продолжающего пытаться вырваться из пут пустого.
  
  - И про них тоже, - Согласился со мной старик, - Но главное не это. Знаешь ли ты откуда берется рейяцу? - Я задумался, пытаясь понять к чему все это, но буквально через мгновение, меня осенило.
  
  - Сон души! - Я чуть ли не подпрыгнул от своей догадки, но до конца озвучивать ее не спешил.
  
  - Правильно. - Дед одобрительно посмотрел на меня и продолжил, - Именно сон души отвечает за выработку и генерацию рейяцу и, если его уничтожить, не важно кто это: пустой, шинигами или же даже квинси, все они лишаться своей силы.
  
  - Но ведь чтобы проделать это, нужен невероятный контроль. - Теперь я по-настоящему задумался, ведь подобное и в самом деле возможно.
  Уничтожив сон души, существо лишается всей своей рейяцу и силы, сразу же вставая чуть ли ни на один уровень с обычным человеком.
  Тут мало того, что нужно определить где находиться нужная точка, так ведь еще нужно попасть именно в нее.
  Впрочем, насколько я помню, сон души находиться почти всегда в одном и том же месте, но различается ли его положение в зависимости от существа, не знаю.
  
  - Ты прав, это очень сложно. Но ведь возможно? - Учитель понимал, что смог достучаться до меня и я лишь кивнул на его слова.
  
  - А теперь смотри. - Дед призвал лук и стрелу, после чего направил ее прямо на пустого, который с еще большим отчаяньем начал пытаться вырваться из ловушки.
  Но у него ничего не вышло, и стрела старика пробила его чуть ниже груди, я же в свою очередь, напрягая все свое восприятие, пытался понять, куда он целил.
  Рейяцу внутри пустого сразу же начало вести себя странно, оно буквально вытекало из него через дыру, и он ничего не мог поделать с этим, слабея на глазах.
  
  - И что теперь? - Спросил я у старика, когда пустой в конец обессилил и теперь находился без чувств.
  
  - Дождемся шинигами и можем уходить. - Как само собой разумеющееся произнес он. Я же напрягся, стараясь не подавать виду. Встреча с шинигами не то, что я ожидал, направляясь сюда с дедом.
  
  Впрочем, опасаться все же было нечего. Шинигами появился спустя полчаса и, как я и предсказывал, с презрением посмотрев на нас, добил обессиленного пустого.
  Облаченного в черное хаори духа я не узнал, впрочем, рассчитывать на то, что Каракуру будут патрулировать знакомые мне шинигами не стоило. Таким вот образом и завершился мой необычной урок с дедом и первая моя встреча с шинигами.
   Глава 6
  Момент канона.
  Сотни мишеней, расположенных в разных концах тренировочного полигона и на разном расстоянии, на каждой из них отметина, небольшая цель в районе груди, куда необходимо попасть.
  Любой промах и тебя ждет незамедлительное поражение, но все это лишь еще больше подогревает мой азарт.
  С того момента, как дед рассказал мне о новом способе ведения сражения минуло вот уже два года.
  Целых два года я посвятил оттачиванию собственной меткости и тонкости манипулирования рейяцу и, наконец, я могу гордиться тем, чего смог добиться за эти годы.
  Духовный лук за мгновение оказывается у меня в руках, стрела из рейяцу материализовалась по моему желанию, а в следующий миг, целый дождь из стрел устремился в сторону мишеней, по одной стреле на каждую из них.
  Но на этом я не остановился, выстрел еще одной стрелой, которая в полете начинает раздваиваться и увеличивать собственное количество и, вот уже из одной стрелы возникают сотни, и каждая из них так же летит строго в свою цель.
  Закрываю глаза и начинаю выпускать одну стрелу за другой, но даже с закрытыми глазами, повинуясь моей воле, все мои атаки достигают цели, попадая точно в мишень.
  
  - Впечатляюще! - Слышу хлопки я сразу после слов. Открыв глаза, перевожу взгляд на своего деда. Он улыбается и гордиться мной, его рейяцу отчетливо говорит мне об этом.
  
  - Я справился, учитель. - Это вовсе не бахвальство, лишь констатация факта, но честно говоря, я все же рад своим результатам.
  Пусть за эти два года я почти не изучал новых техник квинси, вместо этого мы с дедом сосредоточились на улучшении моего контроля над рейяцу, и я достиг невероятных успехов в этом.
  
  - Ты молодец, Урью. Я горжусь тобой. - Старик тепло мне улыбнулся, он явно был доволен моими успехами, что опять же не переставало радовать меня.
  
  - Благодарю, учитель. Прошу простить меня, но мне пора уходить. - Я кланяюсь и направляюсь в сторону выхода.
  Пора возвращаться домой, на что старик всегда реагирует одинаково, провожая меня с легкой грустью в глазах.
  
  - До завтра, Урью. Приходи сразу после тренировок в додзе. - Кидает он уже привычные слова на прощание.
  Я лишь еще раз махаю ему рукой, после чего резко ухожу в ускорение, чтобы спустя несколько секунд оказаться уже рядом с собственным домом, не тратя попусту время.
  ***
  - Мам, я дома! - Преувеличенно бодро поднимаюсь я по ступенькам и тут же оглашаю пустой дом своим голосом.
  Я всегда так делаю, веду себя необычно весело, все лишь для того, чтобы развеять гнетущую тишину этого дома и дать знать матери о том, что я вернулся.
  
  - Сынок!? - Из кухни выглянула молодая черноволосая женщина, которая с привычным беспокойством пробежалась по мне взглядом и облегчено вздохнула, не заметив на мне никаких ран.
  
   - Ты проголодался? Быстро иди в ванную, мой руки и садись за стол. - С притворной строгостью тут же заявила она, на что я лишь улыбнулся, послушно кивнул и направился в ванную комнату, как она того и велела.
  
  Вообще, у нас с матерью сложились довольно хорошие отношения, я любил ее, без всякого преувеличения и не забывал говорить ей об этом.
  Она же в свою очередь ценила это и любила меня не меньше, а скорее даже больше, чем я ее.
  Порой я замечал на ее лице грустное и печальное выражение, зачастую такое происходило всякий раз, когда отец звонил и говорил, что не вернется сегодня домой.
  В такие моменты, когда она думала, что я лег спать, она тихо плакала, не показывая никому своих чувств, а я сворачивался клубком, чувствуя, как сжимается мое сердце, всякий раз, как я ощущаю эмоции матери.
  
  Улучшения контроля над собственной рейяцу и основными своими способностями помимо очевидных плюсов, привносили и не столь ожидаемые результаты.
  В частности, я не просто мог видеть окружающие меня духовные частицы или рейяцу, но также я мог буквально их чувствовать, поглощать и впитывать.
  Однако же, это относилось и к тому, что я мог теперь не просто видеть, какие эмоции испытывают люди, но при желании и чувствовать, разделяя их с ними.
  А эмоции моей матери еще больней ударяли по мне, когда я чувствовал всю ее боль и одиночество в такие моменты, как этот.
  Из-за этого я и пытался еще больше сблизиться с ней, не дать ей почувствовать себя одинокой и всячески старался по мере возможностей скрасить ее жизнь.
  Еще больше мне конечно хотелось хорошенько заехать в морду отцу, но это во мне говорила детская обида и юношеский максимализм, ведь понять его тоже можно было.
  Он был занят на работе, именно благодаря ему мы жили не бедной жизнью и ни в чем не нуждались, так что упрекать его в чем-либо я был не в праве и старался справиться своими собственными силами и, мои попытки приносили свои скромные плоды.
  
  - Спасибо, мам. Все было очень вкусно. - Похвалил я женщину, что все это время с улыбкой на лице наблюдала за тем, как я ем.
  
  - Я рада, что тебе понравилось, Урью. - Убирая со стола посуду, говорила она.
  
   - Чем хочешь заняться теперь, сынок? - Я задумался и посмотрел прямо на спину матери, что сейчас мыла посуда после меня. Она всегда это делала и на все мои возражения, лишь говорила, что она сама.
  Можно было бы пойти и потренироваться еще немного, но все же я не буду этого делать.
  Я итак провожу не так много времени с матерью, так что весь оставшийся день, я посвящу ей, раз уж она того желает, но не говорит.
  
  - Мам, - вскочил я со своего места и подошел к ней, - Позволь я помогу. - На мою просьбу Исида Канаэ лишь кивнула с улыбкой, уступая мне место рядом с ней.
  ***
  Шли теплые дни только вступившего в свои права лета, на улице уже стояла жара и поднявшееся на самый горизонт солнце сильно припекало.
  Канаэ тихо радовалась хорошей погоде и скорой возможности съездить всей семьей к морю, как она в тайне надеялась.
  Но ее близкие не разделяли ее скрытый энтузиазм, чему женщина немного печалилась.
  Рюкен-сама по-прежнему проводил все свое время на работе, заскакивая изредка домой и, перекидываясь всего несколькими словами с ней и со своим сыном.
  Она понимала, что его работа очень важна, что у него не так много времени, чтобы проводить его с семьей, но она надеялась, что он сможет уделить хоть немного внимания им с сыном.
  
  Еще больше Канаэ беспокоилась за Урью, ее маленький земляной дракон, что на самом деле означало его имя, был очень хмур и серьезен в последнее время.
  Она замечала, как с еще большим усердием он проводит свои тренировки и с каким отчаяньем выпускает стрелы из своего лука, но на вопросы, он лишь отмалчивался, стараясь избегать ее взгляда.
  Все это изрядно подрывало ее хорошее настроение и именно поэтому она сейчас направлялась в сторону додзе, в котором занимался ее сын.
  И все для того, чтобы, как и прежде проводить его до дома или же к особняку господина Сокена, если у него назначена тренировка.
  Но по мере того, как она продвигалась вперед, небо начинало заволакивать тучами, а затем и первые капли дождя стали падать на землю, обозначая приближения сезона дождей.
  Погруженная в свои мысли и переживания, Канаэ не посмотрела сегодня на прогноз погоды и потому совершено не ожидала того, что погода так резко ухудшится.
  Она в небольшой панике начала метаться взглядом, но неожиданно дождь перестал на нее капать, а подняв голову вверх, она заметила, как ее прикрывает зонт.
  
  - Добрый день, Канаэ-сан, не против, если мы пройдем немного вместе? - Произнесла мелодичным голосом красивая рыжеволосая женщина, озаряя внезапно испортившуюся атмосферу своей улыбкой.
  
  - Благодарю, Куросаки-сан. - Постаралась сдержать достоинство в сложившей ситуации Канаэ, чем вызвала невольную улыбку у Масаки.
  ***
  Июнь, этот месяц я буду ненавидеть всю свою оставшуюся жизнь. Семнадцатое число, будет самым ненавистной цифрой для меня, а все потому, что вместе это число и этот месяц будут напоминать мне о моей беспомощности и невозможности изменить судьбу, неспособности защитить тех, кто мне по-настоящему дорог.
  Приближение девятого лета в моей новой жизни не несло в себе ничего хорошего, и я это знал.
  Сколько бы я не напрягал свои мозги, я ничего не мог придумать и не знал, как быть и что делать? Потому, с каждым днем, я был все больше и больше раздражен.
  А вместе с тем, ненавистная мне дата приближалась, словно бы напоминая мне, насколько я ничтожен, что никакие мои потуги не изменят того, что должно произойти.
  В этот день, чувствуя себя полным ничтожеством неспособным ничего изменить, я, как и обычно, отправился в додзе.
  Настроение мое было далеко не радужным, все время я отчаянно размышлял, но ничего придумать не мог.
  Даже спарринги я проводил в полной задумчивости, не заметив, как повалил на татами Ичиго, который всеми силами пытался одолеть меня.
  Но все это не волновало меня, я был поглощен своими мыслями не в силах придумать хоть что-то.
  Я знал, что означает этот день для меня, а также знал, что он оставит свои шрамы не только на мне, но и на этом наивном рыжем мальчике, что сейчас с новой силой напрыгивает на меня, стараясь победить, но ничего не добиваясь этим.
  
  - Победитель, Исида Урью! - Провозглашает сенсей, когда я в очередной раз уронил Ичиго на татами и теперь тот едва сдерживался чтобы не зареветь. Его поддерживали выкриками другие ученики, но я их уже не слушал, ведь я чувствовал приближение той, кого здесь сегодня быть не должно.
  
  Наш с Ичиго спарринг был последним на сегодня, так что, даже не раздеваясь, я тут же бросился на выход из додзе, только для того, чтобы налететь на свою мать и стоящую возле нее красивую рыжеволосую женщину.
  
  - Мам, ты почему тут? - Едва ли не набросился я на нее, чувствуя, как удерживаемые глубоко внутри меня переживания начинают вырываться наружу.
  
  - Я решила встретить и проводить своего сына, или ты считаешь, что мне не стоило этого делать? - С легкой обидой в голосе спросила она у меня.
  
  - Нет, - тут же отреагировал я, не желая ее обижать, - Что ты, я просто не ожидал. Я рад! Правда. - Улыбка озарила лицо женщины, на что я улыбнулся ей в ответ.
  А в это время подошел и Ичиго, пытающийся удержать свои слезы, натирая глаза до красноты.
  
  - Ты опять проиграл, Ичиго? - Мягко и нежно заговорила рыжеволосая женщина, приседая рядом с ним.
  
  - Угу. - Печально кивнул мальчик на ее слова, приобнимая женщину за шею, ничуть не стесняясь насмешливых взглядов, что бросали остальные ученики додзе, за глаза называя его маменьким сынком.
  Впрочем, такие же многообещающие взгляды они теперь кидали и в мою сторону, явно предвкушая следующее занятие в додзе, но меня подобное волновало мало.
  ***
  Дорога домой проходила в полнейшей тишине, лишь падающие капли дождя оглашали все вокруг.
  Лужи скапливались на дорогах, собирались ручьи, стекающие сейчас в расположенную совсем рядом реку.
  Я был напряжен, все мое тело походило на натянутую стрелу, а мое восприятие обострилось до предела, что в свою очередь не укрылось от моей матери и шедшей рядом с нами матери Ичиго.
  Я шел рядом с матерью, которая поддерживала вежливый разговор с Масаки Куросаки, раз уж идти нам все равно было в одну сторону, но периодически я ловил на себе настороженные взгляды обеих женщин, отчего они невольно отслеживали окружающую обстановку, так же, как это делал я.
  
  Ичиго же держал мать за руку и не желал даже смотреть на меня. Очередной его проигрыш сильно задел его гордость, но поддаваться ему, я не собирался.
  Уже сейчас из-за постоянных противостояний со мной, он был на одном уровне с Тацуки, побеждая ее в половине спаррингов, но оба они так и не смогли ни разу победить меня, что лишь еще больше раззадоривало их.
  
  Неожиданно в зону моего восприятие попалось что-то странное.
  Я не сразу понял, что меня насторожило, но привычка, натренированная дедом, дала о себе знать и я сейчас полностью сосредоточился на том, что могло меня привлечь.
  Чем больше мы отдалялись от додзе, тем больше моя интуиция говорила мне, что грядут неприятности.
  Я по-прежнему не мог почуять откуда стоит ждать подвох, но вместе с тем, у меня было достаточно подсказок, чтобы предугадать.
  Единственное, что я упустил, полностью сосредоточившись на своих ощущениях, я не сразу заметил, как Ичиго отпустил руку своей матери и побежал в сторону реки, увидев там что-то.
  
  - Ичиго, ты куда? - Удивлено спросила его мать, смотря в след убегающему мальчику.
  
  - Мам, там девочка у реки. - Крикнул Ичиго и меня тут же осенило, что же я упустил.
  Я настолько привык полагаться на свое экстрасенсорное восприятие, что совсем не подумал о том, что пустой может попросту скрыть свое рейяцу, так же, как это делаю я.
  Я уже смотрел туда, куда бежал Ичиго и видел там приманку, выглядящую как обычная человеческая душа, которую так любил использовать один из монстров, известный как Великий Удильщик.
  
  - Ичиго, нет! - Вскрикнула его мать, видимо так же, как и я, поняв истинную сущность твари, что сейчас стояла на берегу реки.
  
  Должен признать, этот пустой мастерски скрывал свое рейяцу и до тех пор, пока Ичиго не стал приближаться к нему, от него не просачивалось даже малейшей духовной частицы пустого.
  Вот я словно в замедленной съемке вижу, как проявляется истинная сущность пустого, но Ичиго не видит этого, ведь его взгляд направлен на его мать, что сейчас с испуганным выражением на лице, смотрит на монстра.
  
  В следующий миг уже происходит следующее, Удильщик заносит свою лапу для атаки, Масаки Куросаки срывается со своего места, используя хиренкьяку и тут же прикрывая своего сына собственным телом.
  Лапа удильщика уже готова разорвать тело женщины, но та пытается укрепить свое тело рейяцу, но неожиданно ничего не происходит.
  В один миг, словно вся ее рейяцу испарилась, тоже самое происходит и с моей матерью.
  В тот же самый момент, не успела Канаэ Исида даже осознать, что произошло, а затем она уже падает на землю, лишаясь всех своих сил.
  Я же не успеваю среагировать на внезапные изменения, в моих руках находиться уже призванный мной лук и стрела уже выпущена и направляется прямо в пустого.
  В последний момент, стрела, пущенная мной, отрывает лапу Удильщика, и его атака не достает обоих членов семьи Куросаки.
  
  - Ты!? - Удивленный и полный ненависти взгляд, обращенный на меня, он удивлен неудачей, но мне не было никакого дела до его эмоций.
  Не успел пустой, пусть и довольно сильный для низшего, среагировать, как я уже оказался за его спиной и, пущенная мной стрела пробила его грудь.
  
  - Все кончено. - Поспешно произнес я, считая, что уже победил.
  
  - Ошибаешься, мальчишка! - Черт, я глупец. Как я мог так ошибиться?
  
  - К-ха, урод! - Сплевываю кровь я, выходя из ускорения, и чувствуя, как слабею.
  
  - Ке-ке, у меня сегодня хороший день, столько сильный душ, способных видеть меня. Я прямо счастлив. - Пустой улыбается, смотря на меня, оторванная мною конечность вырастает буквально у меня на глазах, и он издевательски подходит ближе к лежащим без сознания Куросаки.
  
  Я взбешен. Злость и ярость на самого себя готовы вырваться из меня. Я недооценил этого монстра, посчитав его таким же низшим пустым, как и те, с которыми я дрался раньше.
  Я слишком много возомнил о себе, чем сейчас и поплатился, когда его внезапно удлинившиеся когти нанизали меня на себя.
  Только вовремя воспользовавшись хиренкьяку, я смог спастись.
  
  - Отойди от них. Не смей приближаться к ним. Сражайся со мной, ты слышишь! - Едва ли не кричал я, стараясь привлечь его внимание к себе, не давая возможности добить находящихся без сознания в данный момент людей.
  
  По правде, я должен быть в таком же положении, как и они, ведь всех нас объединяет одно, мы квинси и время Аусвалена пришло.
  Даже Ичиго не избежал его, я чувствовал, как он лишился всех своих сил, что были у него на поверхности.
  Именно из-за этого все трое сейчас лежали без сознания, но почему со мной все в порядке, я не знал, но благодарил Короля Душ за то, что даровал мне такую милость.
  
  - Так спешишь умереть, мальчик? - Повернул ко мне свою уродливую морду этот монстр. - Что же, в наказание за то, что ты смог меня ранить, ты будешь первым, кого я сожру сегодня. - С огромной скоростью этот монстр сорвался с места и устремился ко мне, еще в движение волосы на его теле словно ожили и удлинившись выстрелили в мою сторону, но меня на месте уже не было.
  
  - Рансотенгай! - Чувствуя, как слабеет мое еще детское тело всего после одной атаки пустого, я тут же стал создавать из духовной энергии нити, тем самым оплетая ими тело.
  Я все еще осваивал эту технику, но выбора сейчас у меня не было и потому поддерживая свое тело лишь одной волей, я вновь применил хиренкьяку и мой лук выпустил целый град стрел, устремившийся в пустого.
  Тот в свою очередь успел среагировать и попытался увернуться от всех моих стрел, но ничего у него не вышло.
  
  - Рра! - Впервые за наш скоротечный бой он взревел, как и положено пустому, когда мои стрелы буквально превратили его в подушечку для иголок.
  
  - Умри! - Возник я прямо над ним, пока он пытался вырвать мои стрелы из своего тела и сильнейшая моя атака буквально испарила тело этого монстра.
   - К-ха, - Выплюнул кровь я, отменяя технику рансотенгай и начиная от слабости, заваливаться на землю.

Популярное на LitNet.com Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) И.Блейкстар "Космос инфимума. Грани касания"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"