Markys: другие произведения.

Сабаку но Гаара

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 8.18*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Читать на свой страх и риск, так как не уверен, что и этот фанфик я не заброшу. Попаданец в Сабаку но Гаару с самого рождения. Долго думал и все же решил написать про него и про Скрытый Песок, посмотрим что из этого получится. Буду учитывать все филеры, фильмы и новеллы. Насчет Боруто, учитывать его или нет, ещё не решил, все никак не возьмусь его почитать или посмотреть.

Сабаку но Гаара

Annotation

 []
     Сабаку но Гаара
     Направленность: Гет
     Автор: Markmax (https://ficbook.net/authors/704952)
      Соавторы: Lenobe
      Беты (редакторы): homo lenus , Liber Azerate
      Фэндом: Naruto
      Пэйринг и персонажи: Раса/Пакура, Яшамару/Маки
      Рейтинг: NC-17
      Размер: планируется Макси, написано 207 страниц
      Кол-во частей: 41
      Статус: в процессе
      Метки: Романтика, Драма, Фэнтези, Фантастика, Мистика, Экшн, Повседневность, Попаданчество
      Посвящение: П.С. Для тех кто хочет добровольно повысить мою мотивацию. Яндекс кошелек: 4100 1955 5139 621 Сбербанк: 4276 5500 1811 5173
      Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика
      Примечания автора: Изначально планировал начать выкладывать его только тогда, когда напишу страниц хотя бы двести, но с моим графиком на работе таким темпом писать я буду медленно, очень медленно, а там могу и вовсе забросить. А потому я понял, что я из тех людей, кому нужна мотивация, чтобы писать. Другими словами, без отзывов и "пинков" от читателей, писать оказывается не так интересно. Так что ваши отзывы напрямую влияют на мой интерес и скорость выкладки глав. Планируемая скорость 1 глава раз в три-четыре дня. Спешить в этот раз не буду. Ссылка на иллюстрации: http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/index.shtml
      Описание: Читать на свой страх и риск, так как не уверен, что и этот фанфик я не заброшу. Попаданец в Сабаку но Гаару с самого рождения. Долго думал и все же решил написать про него и про Скрытый Песок, посмотрим что из этого получится. Буду учитывать все филеры, фильмы и новеллы. Насчет Боруто, учитывать его или нет, ещё не решил, все никак не возьмусь его почитать или посмотреть.


Том 1 Глава 1 Рождение

     Шиноби терпеливы.
     Терпеливы даже в самых экстремальных ситуациях.
     Это был факт.
     Один человек лично убедился в этом. Он слишком долго жил в мире, который основывался на терпеливости.
     Скрытый Песок.
     Родные края, знакомые места. Днём температура выше плюс сорока, ночью ниже нуля.
     Это мир, который отверг жизнь. Ад, в котором едва выживают микробы, не говоря уж о растениях и животных.
     Он жил в этом мире.
     Вот почему ему приходилось терпеть.
     Его звали Раса.
     Сумерки опустились на мир, а в стране Ветра в этот момент разбушевалась сильнейшая за всю историю песчаная буря, накрывшая собой чуть ли не всю страну. И пока за окном бушевала безжалостная стихия, порывы ветра которой скорее напоминали вой свирепого хищника, вышедшего на охоту, в то же самое время в здании больницы селения Скрытого Песка стояла гробовая тишина.
     Всего один человек в данный момент находился в тёмном коридоре, который освещался лишь одной лампой, испускающей тусклый алый свет. Лампа же эта висела над дверью в комнату, в которой в данный момент проходили преждевременные роды жены правителя селения.
     Раса был мужчиной среднего роста с короткими тёмно-бордовыми волосами. Он был одет в полностью чёрный комплект одежды шиноби и стоял, оперевшись спиной на стену, скрестив руки перед грудью. В полной тишине он лишь ждал, закрыв глаза, и периодически постукивал пальцем.
     Он не знал, сколько прошло времени, пока он находился в подобном медитативном состоянии, в данный конкретный момент его разум был чист, и лишь прорывающиеся звуки бури за окном возвращали его в реальность. Должно быть, прошло не меньше пяти часов, прежде чем дверь в операционную открылась, и пожилая женщина вышла из нее.
     — Теперь ты можешь войти, Раса, — резко открыв глаза, молодой Казекаге отметил лёгкую усталость в голосе старейшины селения, а также её слегка измождённый вид. Но комментировать увиденное он никак не стал и, лишь молча кивнув на ее слова, прошёл внутрь комнаты. И почти сразу за ним дверь в операционную вновь закрылась и Чиё-сан вернулась следом.
     Его жена Карура была первой, на кого он обратил внимание, и впервые на его строгом лице появились эмоции. Она выглядела истощённой, с трудом дышала, но при этом её улыбка всё так же могла достучаться до его сердца.
     — Карура! Как ты?! — обеспокоенный Раса быстро подошёл к ней, и она, видя его реакцию, через силу улыбнулась ему.
     — Со мной всё хорошо, Раса, — её тёплая улыбка успокоила его, и только после этого мужчина обратил внимание на одного из медиков, который сейчас держал в руках крошечного малыша. Он был совсем маленький и умещался в ладонях взрослого мужчины. Это был не первый их ребёнок с Карурой, а потому, невольно сравнивая своих первенцев и младенца, Раса машинально отметил, каким маленьким и слабым он выглядит.
     — Какой кроха…- слова машинально сорвались с его уст, ребенок выглядел настолько беззащитно, что правитель одного из сильнейших селений мира опасался брать его на руки, боясь навредить ему.
     — Это все последствия преждевременных родов, — его внимание от ребёнка отвлекла подошедшая к медику старейшина, которая в данный момент внимательно осматривала малыша.
     — Он сумеет выжить? — едва скрытое беспокойство отчетливо слышалось в голосе одного из сильнейших людей этого мира. И в ответ на его вопрос пожилая женщина прекратила осмотр ребёнка и перевела свой слегка затуманенный взор на него.
     — Да, несмотря на ситуацию, он здоров, — даже после обнадёживающих слов Раса отчётливо услышал в голосе старейшины деревни недосказанность, которую она тут же и высказала. — Более того, он подходит. Третий ребёнок… но, в отличие от первых двух, он подходит. Ему следует уделять должное внимание. — как раз в этот момент крошечный малыш начал слегка ворочаться, а затем и вовсе его пронзительный детский крик огласил помещение.
     — Хха, хха. Прошу, покажите его мне, — громкий крик ребенка, который застал всех шиноби врасплох, перекрыл слабый голос тяжело дышащей девушки. Она выглядела ещё более ослабленной, чем минуту назад, отчего внимание Казекаге с ребенка вновь перешло на неё. Карура же в свою очередь не обращала внимание ни на кого. Ее взгляд был направлен лишь на крошечного младенца, которого меднин положил на кровать рядом с ней.
     — Аааа! Ааа! — постепенно крик малыша начал стихать, и, казалось, его еще плохо видящие глаза с удивлением смотрели на мать.
     — Какой он крохотный и беззащитный, — слова девушки звучали тихо, но при этом были наполнены искренней любовью и заботой. Своими ослабевшими руками она попыталась обнять малыша. — Придётся мне защищать тебя, Гаара, чтобы ты вырос большим и сильным мужчиной, как твой отец. — глядя на свою измождённую жену и крошечного ребенка, непонятная эмоция зародилась в глубине души Казекаге, а его сердце невольно сжалось от плохого предчувствия. И словно в подтверждение его мыслям, один из медиков тихо подошел к нему и прошептал.
     — Казекаге-сама, давление Каруры-сама падает, а пульс слабеет. — услышав это, впервые за долгое время Раса не смог сдержать свои эмоции.
     — Так сделайте что-нибудь! Живо! — его громкий голос эхом пронёсся по комнате, но в этот самый момент приборы, к которым была подключена его жена, запищали, и все ирьенины тут же бросились к ней, одна лишь старейшина молча взяла крошечного малыша и направилась на выход.
     ***
     — Ууу! Ааа! — громкие звуки детского плача оглашали окрестности, но Раса не обращал на это никакого внимания. Встав перед могилой своей умершей жены, Раса и сам бы хотел выразить вслух всю ту боль и горечь, которая свалилась на него сразу после того, как ему сказали, что его жена умерла. Но как правитель селения, как лидер, он не имеет право демонстрировать людям свою слабость.
     А потому, всё что ему остаётся — это лишь сдержать в себе рвущийся наружу крик и молча, с безэмоциональной маской на лице, смотреть на могильный камень, под которым покоится его жена. Их дети, Темари и Канкуро, находились рядом с ним, и, в отличии от него, они не сдерживали свои эмоции и громко плакали.
     Но сам Раса не находил в себе сил, чтобы успокоить их, а потому этим пришлось заняться Яшамару, брату его покойной жены. Но тот не стал ни в чём его обвинять и лишь молча поддержал, несмотря на то, что и он сам лишился сестры.
     — Проводи их домой, Яшамару, — безжизненный голос невольно сорвался с губ мужчины, он звучал настолько чуждо и пугающе, что даже его маленькие дети вздрогнули и в страхе посмотрели на него.
     — А как же вы, Казекаге-сама? — Раса видел беспокойство в глазах своего родственника, но сейчас его не заботило это.
     — У меня ещё есть дела. Сегодня я не вернусь, позаботься о них, — больше ничего не говоря, Раса развернулся спиной к своим старшим детям и направился туда, где находился ещё один его ребенок.
     ***
     Стоя над кроватью спящего младенца, Раса испытывал сложные и противоречивые чувства. Крохотный беззащитный ребенок, но при этом, придя в этот мир, он уже забрал чью-то жизнь. Жизнь Каруры — женщины, которую Казекаге неподдельно любил.
     И пусть брак их был организован советом старейшин, но при этом Раса ни на секунду не пожалел об этом. Тихая, добрая и отзывчивая девушка. Она всегда умела пробиться сквозь его маску и затронуть его сердце. И теперь её нет!
     — Возможно, это знак или судьба?! — вынырнув из собственных мыслей, Раса еще раз посмотрел на спящего ребенка и невольно произнес свои слова вслух. Селению необходимо новое оружие, ведь прошло всего пара месяцев, как закончилась третья мировая война, и Сунагакуре сильно ослабла по её итогам. Множество шиноби было убито, и даже предыдущий Казекаге пропал незадолго до начала войны.
     Все эти потери существенно сказались на военной силе страны Ветра, именно поэтому старейшины и провели немедленно собрание, и уже приняли решение сделать из его сына живое оружие.
     Возможно, не умри Карура, Раса попытался бы воспротивиться этому. Но ее смерть стала для него знаком того, что их младшему сыну предопределена судьба быть джинчурики. Ведь он единственный из его детей, кто унаследовал его Кеккей Генкай, и в потенциале стихия магнетизма должна помочь ребёнку овладеть силой Шукаку.
     — Пришло время начать, Раса, — дверь в детскую комнату открылась, и Казекаге отчетливо услышал старческий голос Чиё-сан.
     — Всё уже готово? — бросив последний взгляд на своего ребенка, мужчина повернулся к старейшине.
     — Да, приготовления подошли к концу, — услышав всё, что нужно, Раса лишь молча покинул комнату, он даже не стал ждать старейшину, которая осторожно взяла на руки крошечного младенца и последовала за Казекаге.
     ***
     — Ааа! Ууу! — громкие и полные боли крики ребёнка разносились по всему помещению, где еще совсем недавно произошло запечатывание Биджу, однохвостого Шукаку.
     Раса же лишь молча смотрел, но ничего не делал. Он даже шага не ступил, чтобы успокоить своего новорождённого ребенка. Его глаза, обращённые на младенца, были холодны и не несли в себе ни малейшего следа каких-либо эмоций.
     Как только запечатывание песчаного демона завершилось, именно старейшина Чиё была той, кто подошёл и осторожно взял ребёнка на руки.
     — Как всё прошло? — пусть он и наблюдал со стороны на случай, если Шукаку вырвется и придётся усмирить его, но в самих печатях Казекаге разбирался посредственно, что, впрочем, он планировал в будущем исправить.
     — Всё получилось, — на старческом лице пожилой женщины отчетливо проявилось довольное выражение, и ей действительно было, чем гордиться, о чём она незамедлительно и поведала. — Первое время ребёнок скорее всего будет постоянно плакать. Запечатывание Биджу принудительно пробудило его очаг чакры и кейракукей, из-за чего он будет испытывать постоянные фантомные боли и не сможет нормально спать. Зато уже сейчас чакра Шукаку начинает смешиваться с чакрой ребёнка и постепенно будет увеличивать его резерв. Осталось только проследить за ним, чтобы дух песка не оказывал негативного влияния на джинчурики и не вырвался на свободу. — внимательно выслушав женщину, Раса не стал ничего комментировать, молча проводив старейшину и живое оружие взглядом. И только после того, как они скрылись за поворотом, Раса в одиночку отправился в свой кабинет.
     Ему предстояло ещё много дел, которые требуют немедленного вмешательства правителя селения. И пусть на словах мировая война закончилась, но отдельные сражения на границах страны Ветра и Земли обещают продолжаться ещё ни один год.

Примечание к части

     Бечено
>

Том 1 Глава 2 Осознание

     Шиноби терпеливы даже в самых экстремальных ситуациях.
     Шиноби терпеливы. Так говорят.
     Но бывают и те, кто никогда не берёт слов назад и называет это своим путём ниндзя. Ниндзя, связанные своими обетами.
     Кто же прав?
     Человек не знал. Если бы его спросили, он бы ответил, что не стал бы жить в мире, в котором не может найти себя. Даже если ему придётся сойти с пути терпеливости.
     Он бы сделал всё, чтобы быть уверенным в сохранности собственных идеалов.
     Такой человек был. И имя ему — Гаара.
     Страна ветра, селение Скрытого Песка, 3 года спустя.
     Люди такие существа, что зачастую начинают ценить вещи лишь тогда, когда лишаются их. И я оказался не исключением. Я был зол и раздражён, моя голова постоянно болела, и мне приходилось прикладывать просто-таки огромные усилия лишь для того, чтобы сконцентрировать собственное сознание.
     И в подобном состоянии я нахожусь последние три года с того самого момента, как осознал себя новорождённым младенцем в новом мире.
     Вспоминая сейчас, первые несколько дней после рождения были днями блаженства, когда я спал целыми сутками. Но, после того, как в меня запечатали этого сумасшедшего енота, о полноценном крепком сне я забыл и вспоминаю лишь в мечтах.
     И да, о том, в каком мире я оказался, я понял лишь через полгода. В своё оправдание могу лишь сказать, что в тот момент я чувствовал себя ещё хуже, чем сейчас. Хотя, казалось бы, куда ещё хуже, но мне есть с чем сравнивать.
     Сразу после запечатывания Шукаку во мне, я чувствовал неимоверно сильный зуд и постоянную боль во всём своем теле. Причём эти «прекрасные ощущения» шли изнутри, от чего я просто ничего не мог поделать с этим и без стыда признаю, что постоянно плакал, лишь бы мне кто помог и избавил от этой боли.
     Но очень быстро я понял, что помощь не придет, и рассчитывать я могу лишь на себя. Хорошо, что меня хоть кормили, правда из-за постоянной боли, которая к тому же еще и мешала мне спать, я не сразу осознал, что кормят меня несколько разных женщин. Зуд и боль внутри меня начали ослабевать лишь спустя пару месяцев, а затем я привык к ним и даже смог некоторое время снова спать спокойно.
     Правда радоваться этому я смог недолго, ведь новый сосед, которого подселили ко мне в душу, явно был не рад мне. И теперь уже он не давал мне спать, то сознательно увеличивая поток своей чакры, тем самым возвращая зуд и боль, то попросту оглашал рёвом и криком мою голову изнутри, когда моё сознание произвольно погружалось вглубь во сне, и я тут же вздрагивал и просыпался.
     И так уже три года, я не могу нормально спать, вечно мне приходится вздрагивать и просыпаться, всё, что остаётся, это лишь спать урывками или же частично оставлять сознание бодрствующим, чтобы не погрузиться вглубь и не услышать вновь разъярённый рёв Биджу.
     Естественно, подобное моё состояние не могло даровать мне благодушия, и я вечно ходил тихим и угрюмым. Злость и ярость медленно клокотали внутри меня, правда я не понимал, на кого я должен злиться. На Шукаку, однохвостого Биджу, который намеренно не дает мне спать и медленно, но верно подрывает моё сознание изнутри. Или же мне стоит сосредоточить свою злость на Казекаге и старейшинах селения, которые и запечатали этого Зверя внутри меня.
     В итоге, в три года я поставил перед собой первую цель, я должен стать сильнее и заставить психованного Тануки внутри моего тела заткнуться и, наконец-то, нормально поспать.
     И да, в те редкие моменты, когда я видел этого «Зверя» внутри себя, я пытался с ним хоть как-то договориться, но Шукаку просто не слушал меня, не желал слушать, а потому я решил, что заставлю его меня услышать.
     ***
     До того, как переродиться в этом мире, я довольно хорошо изучил его. На самом деле, я до сих пор не верю в случайность своего перерождения в этом мире. И пусть никаких высших существ я не видел, я всё равно уверен в этом.
     Всё же я не один месяц искал информацию по миру, в котором живу, и всё для того, чтобы написать фанфик с попаданцем в этот мир. И стоило мне только решиться, а моим рукам коснуться клавиатуры, последним, что я помню, оказывается допечатывание названия главы.
     А потом моё сознание словно начало отдаляться от тела и погружаться в темноту. А затем следующее воспоминание о том, как я просыпаюсь в этом мире и начинаю громко плакать от сильной боли, разрывающей меня изнутри.
     Естественно, за последние три года я многое уже забыл, но основные моменты будущего, которое мне предстоит, я всё же отчётливо знаю. И это в свою очередь даёт мне ещё один повод ненавидеть и злиться на своё положение, но при этом я прекрасно осознаю, что дальнейшая моя судьба целиком и полностью находится в моих руках. И всё, что мне остаётся, это лишь терпеть и становиться сильнее.
     — Вы готовы, Гаара-сама? — из собственных мыслей меня вырывает добрый и слегка обеспокоенный голос молодого светловолосого мужчины. Подняв голову и слегка взглянув на него, я лишь подтверждающе ему кивнул. — Я начинаю! — в последний раз предупредил он меня, а уже в следующий миг в меня полетели два заострённых куная, за которыми я лишь едва успеваю уследить.
     За последние пару месяцев я уже привык к виду летящих в меня острых предметов, а потому в этот раз даже не вздрогнул, и кунаи лишь бессильно отскочили от моей песчаной защиты, которая обороняет меня автоматически, даже если я не вижу самой атаки.
     В этот же момент, стоя на месте, я атаковал своего противника. Весь окружающий нас песок буквально подчинился моей воле и сейчас устремился к атаковавшему меня мужчине. Но в отличии от меня, шиноби не стоял на одном месте и перемещался настолько быстро, что мой песок просто не успевал за ним. Несколько раз он заходил ко мне с разных углов и вновь метал в меня кунаи и сюрикены, но песчаная защита останавливала их каждый раз, тем самым позволяя мне полностью сконцентрироваться на атаке.
     Подобное сражение продолжалось ещё несколько минут, пока более взрослому шиноби не надоело это противостояние и он не ускорился ещё больше, тем самым на одной лишь скорости преодолев мою автоматическую защиту, но рука с занесенным кунаем в ней так и не достигла своей цели.
     В самый последний момент рядом со мной возникла песчаная рука, которая и сжала запястье шиноби, а затем песок моментально начал обволакивать мужчину, но сжать его я не успел. В один миг вместо шиноби в моём песке оказался манекен, а сам мужчина стоял в нескольких метрах от меня и безоружно улыбался.
     — Вы стали еще сильнее, Гаара-сама! — понимая, что спарринг подошел к концу, я лишь спокойно кивнул на похвалу Яшамару и отозвал весь песок, который использовал всё это время. Должен признать, даже я сам удивлён подобным результатам.
     Уже в три года, за счёт силы и способностей, которые достались мне после запечатывания во мне Шукаку, я могу спокойно сражаться с генинами и даже ненадолго противостоять чунину, что и доказал мне спарринг с Яшамару, который сильно сдерживался против меня.
     Всё же возможность прямого управления песком без складывания печатей даёт мне огромное преимущество. Правда такой способ тратит куда больше чакры, но с моими запасами особо переживать об этом не приходится, ведь печать во мне, даже без активной помощи однохвостого, передаёт мне его силу.
     — Спасибо, Яшамару! — на мои скупые слова, в ответ молодой мужчина лишь ещё раз улыбнулся мне, отчего я невольно отвернулся в сторону, так как до сих пор не знал, как вести себя рядом с ним. Именно Яшамару всё это время заботится обо мне. В день, когда мне исполнился один год, я переехал к нему. С тех самых пор мы и живём вместе.
     Дабы не выдать себя перед другими и перед ним, я редко когда произносил слова, в основном предпочитал отмалчиваться и редко общаться.
     И я видел, что подобное мое поведение сильно беспокоит моего дядю. Его забота и доброта медленно, но верно пробивались сквозь скорлупу, которую я возвёл внутри себя. Но всё же, несмотря ни на что, я так и не смог по-настоящему сблизиться с ним и поверить ему, как это делал другой «я».
     — Скажите, Гаара-сама, почему вы стремитесь стать сильней? Почему вы так спешите? — подойдя ко мне совсем близко и присев, чтобы смотреть мне прямо в глаза, с беспокойством во взгляде обратился ко мне Яшамару.
     И в подобном положении я уже не мог избежать его взгляда, а потому какое-то время мы лишь смотрели друг на друга. Говорят, что глаза — это зеркало души. И потому, смотря в глаза своего дяди, я не мог понять, как он мог поступить так, как поступил или же ещё возможно поступит в будущем. Как человек, настолько искренний и добрый, который всегда нежно и терпеливо улыбается мне, может так жестоко поступить с ребенком, которого воспитывал все эти годы?
     Именно из-за подобного непонимания и боязни того, что он предаст меня так же, как и другого Гаару, я не могу доверять ему. А потому, немного подумав, я ответил ему полуправдой.
     — Я хочу спать… — слова давались мне нелегко, несмотря на то, что я понимал, что не могу доверять ему. Яшамару же, услышав мой ответ, явно растерялся и не понимал, что я имею ввиду. А потому я продолжил. — Шукаку, — назвав имя хвостатого демона, я невольно положил руку себе на сердце, а мужчина, стоявший рядом со мной, вздрогнул. — Зверь внутри меня, он не дает мне спать. Постоянно кричит… не хочет слушать. Вот почему я хочу стать сильней… я заставлю его меня услышать… и замолчать.
     — Вот как?! — мой ответ явно привёл Яшамару в растерянность, но он быстро принял это и даже, казалось, невольно расслабился. — Значит поэтому вы попросили меня начать тренировать вас? — на его вопрос я лишь молча кивнул. Наверное со стороны наш диалог выглядел не очень. Всё же из-за редких разговоров у меня не так много опыта в общении на местном языке, а потому я часто задумываюсь и говорю отрывками.
     Но в одном он прав, именно я первым попросил его начать тренировать меня ещё полгода назад. Насколько я знаю, кланы в Конохе начинают тренировать своих детей с трёхлетнего возраста, а скорее всего даже раньше. Ведь, если я правильно помню, на третий день рождения Хьюги Хинаты одновременно с празднованием были и спарринги, где дети демонстрировали свои успехи.
     А уступать хоть в чём-то местным детям я не собираюсь, особенно с учетом того, что мне предстоит в будущем. К тому же, учитывая мой потенциал, я имею все шансы превзойти в силе канонного Гаару, особенно с этим.
     Взмахом руки и с одновременным применением чакры, по аналогии с тем, как я это делаю с песком, я заставил все кунаи и сюрикены, разбросанные по площадке, подняться в воздух, и медленно направил их ко мне. Всё же, помимо силы управления песком, обладать ещё и силой магнетизма, как по мне, очень здорово, и в отличии от канонного Гаары, я не буду пренебрегать ей. Яшамару же уже видел, как я использовал эту силу, а потому не удивился этому. Он лишь молча собрал доставленные ему предметы, взял меня за руку, и мы направились домой.

Примечание к части

     Итак, дам пару пояснений. По показанным в аниме событиям, на третий день рождении Хинаты у нее был спарринг с Неджи где они демонстрировали свои достижения в тренировках. А значит тренировать их начинают еще до достижения трехлетнего возраста. Правда возможно только тренируют тело, но в отличии от них Гаара использует свою чакру постоянно и даже неосознанно. В аниме он спокойно и без всяких печатей из песка строил целые замки и убивал взрослых людей, правду уже чуть позже. Насчет магнетизма, добавить его было несколько причин. Во первых при написании я учитываю все филеры, фильмы и даже новеллы, а в одной из новелл прямым текстом говорится, что Гаара обладает Магнетизмом отца. Так же во время четвертой мировой войны, он использовал золотую пыльцу отца, чтобы победить Мизукаге, правда там он мог конечно просто смешать его со своим песком. Так же, когда Шукаку давал Наруто свою чакру, тот потом использовал не песчаный и не ветреный разенган, а магнитный, а значит и сам Шукаку обладает силой магнетизма. К тому же когда рождается Гаара, Чиё в манге говорит, что в отличии от первых двух детей Казекаге Гаара подходит на роль джинчурики, и на мой взгляд критерием было наличие Кеккей Генкая Казекаге. Почему же в аниме и манге Гаара не использует его? Управление песком ему привычный и удобней, плюс это сила отца, которого он долго ненавидел. В самой новелле говорится, что магнетизм он начал осваивать только после войны. У меня же Гаара будет обладать им и освоит его раньше. Бечено
>

Том 1 Глава 3 Подозрения

     Он продолжал терпеть.
     Ради семьи, ради будущего своего рода.
     Он думал, что брак по расчёту не принесёт ему счастья, но этот путь он обязан был пройти, будучи ниндзя.
     Однако возникшая перед ним тень была так прекрасна, так притягательна.
     Он завидовал тени, которая имела всё, что он желал. И эта зависть разбивала ему сердце.
     Тогда он перестал терпеть.
     Эта тень звалась Казекаге.
     Раса находился в своем кабинете и разбирал огромный список документов, которые ему предстояло просмотреть. Не так он себе представлял работу Казекаге, когда был еще молод. Теперь же мужчина едва ли спал пару часов в день, а дома уже месяц не появлялся, оставив заботу о собственных детях на сиделок, предоставленных селением.
     — Тук-тук.
     — Войдите! — усталость неимоверным грузом тянула за собой вниз Казекаге, но он не мог демонстрировать свою собственную слабость. Не сейчас, когда селение находится в столь трудном положении. А потому, прежде чем дверь в его кабинет открылась, он вновь подавил в себе все эмоции.
     — Казекаге-сама, — первым в кабинет вошел Яшамару и, увидев его, Раса сразу же отложил документы в сторону. За ним в кабинет вошли и пара старейшин, в частности Чиё и Эбизо, двое из самых влиятельнейших людей селения. И если все трое тут, то Раса уже знал о чем предстоит разговор.
     — Если вы все трое тут, то речь пойдет о Гааре? — затягивать смысла не было, а потому, как только старейшины поудобней разместились в его кабинете, Раса сразу же перешел к делу.
     — Да, — первым слово взял Эбизо, как представитель совета старейшин. — Эти три года мы наблюдали за мальчиком, и пришло время подвести предварительные итоги.
     — Хорошо, — Казекаге хотелось устало вздохнуть, но он не позволил себе этого. С тех самых пор, как в Гаару запечатали Шукаку, Раса не общался с собственным сыном. Иногда он наблюдал за ним издалека, но никогда не приближался и не разговаривал с ним. Все же потеря Каруры сказалась на нём сильнее, чем он сам думал.
     — Пусть первым выскажет свое мнение Яшамару, — после слов Чиё-сан, все присутствующие сразу же перевели своё внимание на самого молодого шиноби в комнате, отчего тот даже немного растерялся.
     Впрочем, он быстро справился с этим и явно начал собираться с мыслями. Всё же назначить его опекуном джинчурики было верным решением, как член анбу селения он может одновременно наставлять и следить за Гаарой.
     — Гаара-сама тихий, но очень умный ребенок, — после небольшой паузы, Яшамару всё же заговорил. — Порой мне кажется, что он взрослее, чем хочет казаться. К тому же, всё, чему я учу его, он буквально схватывает на лету и уже сейчас способен сражаться на уровне генинов.
     — Погоди, — Эбизо неожиданно прервал доклад Яшамару и внимательно всмотрелся в него. — Что значат твои слова о том, что он ведёт себя взрослее? Есть вероятность того, что на него каким-либо образом влияет демон, сидящий внутри него? — от подобного предположения все присутствующие в комнате резко подобрались и еще больше сосредоточились на словах шиноби.
     — Нет, — почти сразу же ответил Яшамару, — Я так же, как и вы, беспокоился об этом. Особенно учитывая, как быстро Гаара-сама становится сильней. Но его ответ на мой вопрос убедил меня в том, что Шукаку никак не влияет на него.
     — Полностью согласна с Яшамару, — почти сразу же слово взяла и старейшина Чиё, — В ходе регулярных проверок джинчурики не выявлено сторонних влияний на него. Что же касается его поведения, то для детей шиноби более взрослое мышление — это не редкость, не тебе ли, старому маразматику, знать это? — последние слова предназначались лишь одному Эбизо, младшему брату Чиё. Многие привыкли к их постоянным перепалкам, а потому Раса даже не обратил внимание на столь резкое высказывание в адрес одного из старейшин.
     — В таком случае, если стороннего влияния на джинчурики не выявлено, почему вы собрались? — вопрос Казекаге вовремя прервал уже собирающуюся начаться перепалку между старейшинами, и те вновь стали серьезны.
     — Как ты слышал из доклада Яшамару, джинчурики демонстрирует талант и желание становиться сильнее. — говоря это, старейшина Чиё предельно серьезно смотрела прямо на него. — А потому совет старейшин хочет, чтобы ты лично занялся обучением оружия селения и сделал его сильней.
     — Почему я? — слова сами собой вырвались с уст Казекаге. Столько лет он сторонился собственного дитя, а теперь совет старейшин хочет, чтобы он учил его? — У нас в селении есть более подходящие наставники, тот же Яшамару справится куда лучше меня.
     — Казекаге-сама, Гаара-сама всё же ваш сын. Разве хоть иногда вы не можете уделять ему внимание? — с самого начала Яшамару не планировал говорить этих слов, но наблюдая каждый день за одиноким силуэтом маленького ребенка, он не смог сдержать свой порыв.
     — Яшамару прав, этот ребенок не только джинчурики, но и твой сын. Именно поэтому мы и хотим, чтобы его обучением занялся именно ты, Раса. И в случае, если Шукаку выйдет из-под контроля, ты сможешь позаботиться о нем. — против этих доводов Раса возразить уже ничего не мог. Во всем селении Скрытого Песка он был единственным шиноби, способным усмирить Биджу. В прошедшей войне Сунагакуре сильно ослабло, а непрекращающиеся столкновения с шиноби Камня лишь ещё больше сократили их ряды.
     — Хорошо, — всё же смирился с неизбежным Раса. — Я постараюсь выделить ему немного времени. — это решение далось Казекаге нелегко. И дело тут не столько в том, что он не хочет видеть перед собой ребенка, который забрал жизнь его жены, а в том, что у него просто нет на него времени.
     Сами же старейшины, получив согласие Расы, молча встали и направились на выход, один лишь Яшамару остался на своем месте и ждал, пока эти двое выйдут.
     — Казекаге-сама, я хотел бы попросить вас об одолжении, — стоило только двери за старейшинами закрыться, как Яшамару тут же склонил голову перед ним.
     — Говори, — не став попусту тратить время, Раса вернулся к документам, которые лежали на его столе. — Что ты хочешь? — его родственник долго не решался ответить на вопрос, сам же Раса не спешил и просматривал документ.
     — Казекаге-сама, прошу, позвольте Гааре-сама видеться с Темари и Канкуро, — от столь вопиющей просьбы Раса даже вновь отложил свитки в сторону и перевёл свой взгляд на шиноби.
     — Почему? — одно слово, но стоило его только произнести Расе, как на стоящего возле него шиноби упало просто-таки огромное давление, угрожающее ему. — Зачем тебе просить об этом? Разве ты не знаешь, насколько опасно находиться рядом с ним?
     — Я прекрасно это знаю, Казекаге-сама. Но в последнее время Гаара-сама контролирует свою силу и больше никого не ранил. Я ручаюсь за него, — на какое-то время комната погрузилась в тишину. Первым порывом Расы было тут же отказать в просьбе Яшамару, но затем Казекаге вспомнил, что его старшие дети тоже просили показать им брата.
     — Я подумаю над этим и решу. А пока иди… — больше ждать Яшамару ничего не стал и вышел, оставив Казекаге одного, погружённого в собственные мысли. Несмотря на окончание мировой войны, ситуация в селении критическая. Наблюдается сильная нехватка квалифицированных шиноби, из-за чего немногим оставшимся джонинам приходится брать на себя по несколько миссий. Постоянные боевые столкновения с шиноби Камня, которые так и не смирились с итогами войны, и, в отличии от Песка, Камень сохранил часть своих сил.
     Так что в скором времени возможно крупное сражение, в связи с чем ему лично придётся отправиться на границу. Помимо прочего разведчики докладывают об участившихся разногласиях с Киригакуре, которые потерпели ряд опасных поражений в прошлой войне от шиноби Песка, а потому стоит опасаться еще и сражений на новом фронте. И всё это ещё без учета того, что правитель страны Ветра решил сильно урезать финансирование своих военных сил, из-за чего Расе приходится лично заниматься этим делом.
     Из-за всех этих свалившихся на его плечи проблем, у Казекаге попросту не было ни минуты свободного времени, а ведь ему теперь придется ещё больше урезать время своего сна, чтобы позаботиться о джинчурики.
     ***
     Чакра — это смесь духовной и физической энергии. Причем духовная энергия также состоит из энергии духа и ментальной энергии, а физическая энергия — это слияние жизненной энергии и выносливости, которую выделяют клетки тела шиноби.
     И потому всякий раз, как мой резерв заполняется чакрой Шукаку, я ощущаю на своем сознании давление со стороны Биджу, ведь его чакра несёт и след его мыслей, пусть большую часть и блокирует печать во мне.
     Честно, я удивлен, каким образом Казекаге и старейшины вообще надеялись, что ребёнок сможет контролировать силу Биджу. Даже я, будучи взрослой личностью, порой не могу полностью себя контролировать. Из-за чего в прошлом были случаи, когда я случайно ранил людей, в основном доставалось медикам, которые осматривали меня.
     В связи с этим неудивительно, что канонный Гаара, будучи обычным ребенком, чуть не сошёл с ума и начал убивать людей. Проживая его жизнь и зная его историю, я теперь по настоящему способен сочувствовать ему, но понять его я всё же не могу.
     По крайней мере в свои три года я точно уверен, что быть Казекаге я не собираюсь. Эта жизнь и так походит для меня на ад, и собственноручно погружать себя ещё глубже в него я не собираюсь.
     Пока я ещё не решил, как отношусь к своей новой родине. Все же я пока еще ребенок и многого не знаю, но из того, что мне уже известно, Скрытый Песок не самое приятное место, чтобы жить. Но лично для меня, если выбирать между Конохой и Суной, я, пожалуй, всё же выберу последнюю. Впрочем, мне и выбирать-то не приходится.
     Сейчас я был занят тем, что пытался улучшить контроль над собственной чакрой. С того самого момента, как я научился управлять ею, я стал лучше ощущать чакру внутри собственного тела и пока Яшамару не было дома, я пытался научиться ходить по вертикальным поверхностям, в частности по стене, а когда у меня получилось, то и по потолку.
     Вышло это у меня далеко не с первого раза, как минимум неделя мне потребовалась, чтобы научиться подниматься по стене, а затем еще пару дней, что бы привыкнуть к хождению по потолку.
     Следующим этапом я хотел освоить хождение по воде, но найти водоем в пустыне очень сложно. А если бы я даже нашел его, то за хождение ногами по воде шиноби Песка меня бы явно возненавидели. Всё же за три года, что живу тут, я начал прекрасно понимать бережное отношение шиноби Скрытого Песка к воде.
     А потому дальше улучшать контроль я начал при помощи песка, стараясь управлять не общей массой, а отдельными песчинками в ней, что давалось мне гораздо тяжелее. И вечная головная боль от недосыпа явно не помогала мне в этом.

Примечание к части

     Бечено
>

Том 1 Глава 4 Семья

     Человеческие сердца в каком-то смысле можно сравнить с плотинами.
     Как только достигается определённая отметка, их прорывает.
     Но тот, кто многое пережил, рассчитывает на прощение ему подобного прорыва.
     Но ниндзя, который перестаёт терпеть, больше не ниндзя.
     Тогда кем становится ниндзя, который уже не ниндзя?
     Ответ очевиден.
     Добычей.
     В прошлой своей жизни у меня не было хороших взаимоотношений с отцом, так что я смирился, что в этом мире будет так же. Если быть честным с самим собой, то мой отец в этом мире даже выигрывает в сравнении с тем, что был у меня в моей прошлой жизни. Раса хотя бы не бросил меня на произвол судьбы, и у меня всегда есть еда и крыша над головой.
     Правда, что тогда, что сейчас, большую роль в моей жизни играют именно дяди, за что я, если честно, сильно благодарен им обоим.
     В данный же момент я стоял напротив своего отца, и мы оба просто смотрели друг на друга, не зная, что говорить, и стоит ли вообще. Несмотря на то, что мой отец Казекаге и правитель селения Скрытого Песка, это первый раз, когда я встретился с ним. Если не считать первые дни после моего рождения, но их я помню крайне смутно. Мы просто стояли посреди полигона и пытались понять друг друга.
     Наблюдая за своим отцом, первое, что я отметил, это его каменное и ничего не выражающее лицо. Его взгляд, обращенный ко мне, это не взгляд родителя к ребенку. Нет, в его глазах я вижу лишь огромную пустоту и усталость, которые он пытается скрыть от меня. Помимо глаз выделяются и его темно-бордовые волосы, но в отличие от моих они немного темнее и выглядят выцветшими, словно он долго находился под солнцем. Одет же он был в черные одежды шиноби и, сложив руки на груди, так же, как и я, молча наблюдал.
     — С сегодняшнего дня, раз в неделю, я буду тренировать тебя, — лишь спустя десять минут полнейшей тишины прозвучал голос Расы, обращенный ко мне. Я же уже по привычке лишь молча кивнул на его слова. Видя, что больше никакой реакции от меня не добиться, он продолжил. — Для начала, я хочу проверить, насколько ты контролируешь свою силу. Защищайся! — как и в случае с Яшамару, я уже был готов к этому. Стоило только последним словам отца прозвучать, как в меня тут же уже устремились пара сюрикенов, причем я не видел, чтобы отец использовал руки, чтобы метнуть их.
     Как и с Яшамару, я не стал заботится о защите, автоматический песчаный щит сам остановил брошенные в меня сюрикены, а подконтрольный мне песок уже устремился в сторону моего отца. Тот, в свою очередь, так же, как я, не стал избегать моей атаки. Вместо этого он коснулся руками песка под собой, и земля под ним моментально приобрела золотистый цвет, а в следующий миг щит из золота преградил путь моему песку.
     Это выглядело впечатляюще. На мгновение я даже застыл, пытаясь понять, как он превратил песок в золото, о чем тут же и пожалел, ведь в отличие от меня отец не отвлекался.
     Потеряв инициативу, следующие несколько минут я только и делал, что защищался от атак отца. В свою пользу могу сказать, что вполне успешно. Но я знаю, что отец не серьезен со мной, а потому у меня нет поводов, чтобы гордиться этим.
     — Хватит! — резко скомандовал отец, отчего я не сразу даже среагировал. Но поняв, что атак золотым песком больше не предвидится, я отозвал свою защиту. Если честно, я был впечатлён. Несмотря на то, что отец сильно сдерживал себя, его умения и контроль намного превосходили меня.
     — Как? — стоило только мне отдышаться, как я задал самый волнующий для меня вопрос, указав рукой на него. Как отец смог превратить обычный песок в золото и использовать его. Пару десятков секунд после этого между нами вновь установилась тишина, и я уже думал, что так и не получу ответ на свой вопрос. И когда я уже почти смирился с этим, Казекаге заговорил.
     — Тебя так сильно впечатлила техника превращения? — несмотря на слова, голос отца был также холоден и лишен всяких эмоций. Я же, услышав его слова, был удивлен.
     — Это было Хенге? — увидев подтверждающий кивок своего отца, я даже не знал, что и думать. А потому даже ушел в свои мысли на пару минут.
     — На сегодня всё, — Раса уже развернулся ко мне спиной, явно не желая больше тратить на меня время. Но прежде чем уйти, он произнес ещё кое-что. — Я передам Яшамару, чтобы он принес тебе свиток с техникой превращения. Я хочу, чтобы к следующей неделе ты освоил его. — и, больше ничего не говоря, Казекаге оставил меня одного.
     ***
     Тем же вечером, как и было обещано, Яшамару принес мне несколько свитков с описанием Хенге и, благодаря всё тому же обучению моего дяди, я уже мог прочесть их. Чем больше я читал, тем больше я был очарован этой техникой. Помнится, когда-то я считал Хенге простой лишь иллюзией, но я сильно ошибался.
     Вся суть техники в ее названии, она в буквальном смысле позволяет изменять суть объекта, и не важно, песок это или же человек. Именно используя Хенге, отец превратил окружающий нас песок в золото и, при помощи магнетизма, использовал его в качестве оружия.
     Если покопаться в памяти, я могу привести ещё пару примеров более продвинутого использование Хенге. Тот же клан Инудзука из Конохи многие свои техники создал на основе именно этого дзюцу. Используя комбинированное Хенге, они в буквальном смысле сливаются со своими нинкенами и превращаются в огромных церберов. Также в пример можно привести и самого Наруто, когда он превращался в огромный сюрикен или использовал комбинированную технику с жабой и принимал вид огромного девятихвостого лиса.
     Ближайший аналог этой техники, который мне сразу пришел на ум, это трансфигурация из Гарри Поттера. Так же, как и трансфигурация, Хенге не может действовать вечно. Тоже золото, которое создал отец, совсем скоро развеется. Стоит только чакре исчезнуть, как золото вновь превратится в обычный песок.
     К тому же поддержание Хенге требует хорошей концентрации, иначе техника может попросту развеяться, правда это в большей степени верно, только если ты используешь его на себе. Хотя помнится тот же Джирая в стране Дождя превратил одного шиноби в жабу и вышло у него это довольно-таки легко.
     Казалось бы, обычная техника Е-ранга, но за ее изучением я провел весь вечер, впечатленный возможностями, которые она дает. Даже Яшамару не сразу смог заставить меня лечь в постель, но и тогда я был погружен в собственные мысли и еще долго не пытался уснуть.
     ***
     Семья. Если честно, я никогда не знал, каково это, иметь полноценную семью. Впрочем, в этом мире мне повезло с этим немного больше.
     Придя вместе с Яшамару на тот же полигон, что и на прошлой неделе, там, вместо Казекаге, я увидел двух маленьких детей и молодую женщину, которая их сопровождала. Она, как только увидела Яшамару, слегка ему поклонилась и оставила детей одних, удалившись в сторону.
     Сами дети выглядели счастливыми и немного нетерпеливыми. Их блестящие глаза с нескрываемым энтузиазмом были обращены ко мне. И я, к своему стыду, не сразу понял, что это мои старшие брат и сестра.
     Пятилетним мальчуганом с короткими темно-каштановыми волосами явно был Канкуро. Именно он первым побежал к нам, сразу как увидел. За ним, более спокойно и стараясь казаться взрослее, чем она есть, шла шестилетняя девочка с длинными светло-песочными волосами. Но даже она не могла скрыть искренний интерес в своих темно-зеленых глазах.
     Вспоминая фотографию матери у нас с Яшамару в квартире, именно Темари больше всего из нас троих похожа на мать. И пока я размышлял об этом, Канкуро уже подбежал к нам и теперь, встав совсем близко ко мне, внимательно осматривал меня.
     — Гаара-сама, — видя, что я никак не реагирую на столь неожиданную встречу, Яшамару решил тоже напомнить о себе. — Познакомьтесь, это ваши старшие брат и сестра. Канкуро и Темари.
     — Здравствуй, дядя! — в отличие от своего младшего брата, Темари не забыла поприветствовать взрослого шиноби, но ее почти сразу же перебил взволнованный Канкуро.
     — Темари, смотри, — нисколько не стесняясь, старший мальчик ткнул в мою сторону пальцем. — У него волосы, как у отца. Правда здорово! — я не мог понять, чему так обрадовался ребенок, но переведя взгляд на старшую сестру, я так же заметил, как она смотрит на мои волосы.
     — Темари, Канкуро, поиграйте немного с Гаарой, до тех пор, пока не придет ваш отец. Хорошо? — сказав это, Яшамару явно собрался оставить нас одних, и я, сам того не ожидая, даже потянулся к нему рукой, но быстро смог остановиться.
     Я просто молча смотрел ему в спину и обливался холодным потом, чувствуя на себе изучающие взгляды обоих детей. Я просто не представлял, как должен вести себя с ними.
     — Эй, тебя же зовут Гаара? — стоило только нам остаться одним, как Канкуро оказался первым, кто проявил инициативу. И не зная, как себя вести, я лишь привычно молча кивнул. — А?! Почему ты молчишь? Ты немой?
     — Канкуро, прекрати, — одернула своего младшего брата Темари. — Не видишь, он просто смущен. — честно говоря, я был благодарен девочке за это. Гиперактивность мальчика немного выбивала меня из колеи, ведь опыта общения с детьми у меня было мало.
     А в этом мире, до сегодняшнего дня, мне даже не позволяли близко подходить к другим детям. Не то, чтобы я сам хотел этого. Даже сейчас я уверен, что нас не оставили наедине и где-нибудь либо Яшамару внимательно наблюдает за нами, либо сам отец. Вполне может быть, что это очередной тест для меня, способен ли я контролировать силу Шукаку внутри себя.
     — Скучно! Я думал, ты будешь веселей. Может поиграем во что-нибудь? — Закинув руки за голову, Канкуро внимательно посмотрел на нас.
     — И что ты предлагаешь? Гаара еще маленький, чтобы играть в шиноби, — Темари уперев руки в бока, начала отчитывать брата. Я же внутри разрывался от противоречивых эмоций, а потому попытался скрыть их внутри себя.
     Глядя на этих двоих, я и в правду в сравнении казался маленьким. Мало того, что я младше их, так я еще и выгляжу меньше своих ровесников. Неудивительно, что эти двое недооценивают меня.
     — Вот отстой! — внимательно еще раз осмотрев меня, Канкуро вынужден был согласиться с Темари, но затем в его глазах промелькнул озорной блеск и он улыбнулся. — Хорошо, как насчет того, чтобы посоревноваться в том, кто сможет лучше построить песочный замок. Проигравшие будут делать все, что скажет победитель. Как тебе? — идея Темари явно понравилась, но та немного посомневавшись обратилась ко мне.
     — Что думаешь, Гаара? Сможешь играть с нами? — в ответ на ее обеспокоенный взгляд я лишь подтверждающе кивнул, и мы дружно направились туда, где было больше песка, после чего начали соревнование.
     Первое время я ничего не делал и лишь молча наблюдал за своими родственниками. Даже будучи маленькими детьми, они оба мне нравились, хотя познакомился я с ними лишь сегодня. Впрочем, можно сказать, я знал их уже давно и, в отличие от дяди, этим двоим я был готов доверить свою жизнь, но не сейчас. Время еще не пришло.
     Придя к этому решению, я захотел немного позабавиться и, используя свою чакру, я начал создавать из песка огромный и похожий на настоящий замок. Он был огромен, настолько, что мы втроем могли бы даже поместиться внутрь и играть в нем. Стоило мне только начать мои манипуляции с песком, как это привлекло внимание обоих детей. А когда я закончил, в глазах Канкуро в буквальном смысле плескалось восхищение.
     — Круто! Как же круто! Ты только посмотри на это, Темари! — очарованный мальчик сначала обежал весь замок по кругу, а потом забрался внутрь и начал исследовать его. Совсем скоро к нему присоединилась и Темари, а затем уже и я.
     Сам не заметив того, я уже начал веселиться вместе с ними. Видимо, все же одиночество, к которому, казалось, я уже привык, незаметно влияло на меня. И все сдерживаемые до этого момента эмоции начали потихоньку вырываться наружу, отчего я даже улыбался иногда.
     — Ты невероятен, Гаара, — в этот раз уже свои эмоции проявляла Темари, подойдя ко мне и обняв меня.
     — Скажи, Гаара, — наше внимание вновь привлек забравшийся на одну из башен замка Канкуро. — А ты можешь что угодно из песка сделать? — на его вопрос я лишь молча кивнул, и глаза мальчика загорелись еще большим энтузиазмом. — А еду можешь?
     Подобный запрос если честно меня удивил, но немного задумавшись, я кивнул еще раз и сосредоточившись, начал придавать песку форму блюд, которые готовил дома Яшамару.
     Канкуро же увидел в этом занимательную игру и пытался каждый раз угадать то, что я создал. Иногда, когда у него не получалось, за него угадывала Темари. Но очень быстро Канкуро это наскучило, и в его глазах блеснул еще один озорной огонек.
     Спустившись с башни замка, он подошел ко мне и наигранно шепотом спросил, но при этом стоящая рядом Темари его хорошо слышала.
     — Хорошо, а огромную какашку ты сможешь сделать? — от столь неожиданной просьбы я даже немного завис, а вот Темари среагировала моментально и, возмущено подскочив к Канкуро, ударила его по голове.
     — Балбес, ты чему Гаару учишь, — возможно девочка еще долго бы упрекала Канкуро, но в этот момент как раз подошел отец, и под строгим взглядом Казекаге обоих детей забрала девушка, которая и привела их сюда. Но перед тем, как уйти, оба ребенка помахали мне на прощание.
     — Пока, Гаара!
     — Ты был очень крут, Гаара. Увидимся еще!
     Проводив брата и сестру взглядом, я тут же перевел его на отца. Он был все таким же, что и неделю назад, разве что следы усталости более отчетливо читались на его лице, нежели прежде.
     — Итак, продолжим то, на чем закончили в прошлый раз. Покажи мне своё Хенге.

Примечание к части

     Бечено
>

Том 1 Глава 5 Пакура

     У всего в мире есть пара.
     Мужчина и женщина, день и ночь, инь и ян, свет и тень.
     А есть те, кто живёт в промежутке между этими парами.
     Их называют ниндзя.
     — Мы раскусили коварный замысел Скрытого Камня! — стоя на балконе резиденции правителя селения, Раса громогласно вещал для всех жителей деревни, собравшихся сейчас внизу. Собралось никак не меньше нескольких десятков тысяч, почти все жители Скрытого Песка сейчас наблюдали за ним. — Наша Деревня подошла ещё на шаг ближе к победе! Воздадим же похвалу человеку, которому мы обязаны успехом этой миссии! — я так же, как и все жители деревни, наблюдал вместе с Яшамару за этим объявлением. И после оглашения его слов я видел, как к стоящему на балконе Казекаге медленно начала приближаться молодая женщина.
     — Это Пакура!
     — Пакура-сенсей?! — с разных сторон я слышал возгласы узнавания. Девушка явно была знаменита. Впрочем, отец действительно почти сразу же представил её.
     — Встречайте, куноичи Шакутон но Пакура — герой Скрытого Песка! — стоило только девушке встать рядом с Расой, как всю площадь буквально огласили громогласные выкрики и поздравления.
     Многие жители радовались достигнутой победе и героическим действиям девушки, которая, находясь на границе, смогла не только выжить, встретившись с превосходящими силами врага, но и вернуться в селение, доложив о готовящемся неожиданном нападении шиноби Скрытого Камня.
     Однако, хоть окружающие меня люди находились в хорошем настроении и выглядели счастливыми, я наоборот, наблюдая за стоящей рядом с отцом девушкой, мрачнел все больше и больше с каждой минутой.
     Пакура — довольно высокая стройная светлокожая куноичи с карими глазами. У неё тёмно-зелёные волосы, собранные в пучок иглой для волос, проходящей через него, и две пряди волос разной длины с оранжевыми кончиками, обрамляющие лицо. Она выглядела польщенной и обрадованной столь сильным признанием её достижений, но при этом она довольно скупо показывала это, не привыкшая к подобному.
     — Что-то не так, Гаара-сама? — Яшамару явно заметил моё мрачное выражение лица. А может, все дело в том, что я невольно сжал посильней его руку, пока мы стояли в толпе.
     — Ничего, — как обычно, мой голос был скрипуч и довольно мрачен. Я даже не стал досматривать представление до конца и, молча развернувшись, направился подальше от площади. Яшамару, обеспокоенный моим поведением последовал за мной.
     — Гаара-сама, подождите! — довольно быстро мой дядя догнал меня и, взяв за руку, повел обратно домой. Я не стал противиться и лишь молча последовал за ним, попутно погрузившись в собственные мысли.
     Прошло уже полтора года, как началось моё обучение, и не так давно мне исполнилось четыре года. И пусть в столь юном возрасте я уже добился непревзойденных результатов, но в данный момент я ощущал себя по настоящему беспомощным.
     До сегодняшнего дня я даже не вспоминал об этом. Но столь яркое объявление всколыхнуло мою память. И я теперь осознал, что знаю будущее, которое ждет в скором времени «Героиню Селения». Девушка, которая проливала кровь за родную деревню, теряла товарищей и пыталась внести как можно больший вклад в победу, попросту будет предана и убита. И всё потому, что она слишком хорошо защищала и сражалась за своё родное селение. Это ли не ирония?
     — Что с вами случилось, Гаара-сама? — пришел в себя я уже в нашем с Яшамару доме, даже не заметив, как мы добрались сюда.
     — Скажи, Яшамару… — я не знал, что хочу спросить у него. Но меня просто разрывало изнутри это противоречивое чувство. Сам акт предательства просто не укладывается у меня в голове. Видимо такой уж я человек, но предательство кого-либо буквально претит моей душе. И зная, как совсем скоро предадут эту девушку, моё сердце сжимается от невыносимой боли. И ведь до сегодняшнего момента я даже не знал её.
     — Гаара-сама? — видя, как я сжимаю руку в бессильной злобе, Яшамару забеспокоился ещё больше. Моё поведение явно взволновало его.
     — Забудь, — взяв себя в руки, я все же смог подавить внутри себя рвущиеся наружу чувства. И больше ничего не говоря, направился в свою комнату под обеспокоенным взглядом дяди.
     По сути, живя в безопасности родного селения, я до сегодняшнего момента не осознавал, что снаружи все это время продолжает идти война. Мы лишь недавно начали касаться этой темы в обучении с Яшамару, и потому только сейчас я полностью понял это.
     Вся история элементальных стран и конкретно шиноби буквально пропитана постоянными войнами. Такое чувство, будто сама человеческая природа заставляет людей сражаться друг с другом. Почти все техники, изобретенные шиноби, так или иначе создавались лишь с одной целью как можно эффективней убивать своего противника.
     Да что говорить, если за последние сто лет, с того момента, как были основаны Скрытые Селения, уже успело отгреметь три мировые войны. А до этого история элементальных стран изобиловала множеством более мелких столкновений, описанных как эпоха воюющих провинций.
     Этот мир буквально пропитан нескончаемым количеством человеческой крови, пота и боли. А потому нет ничего удивительного в том, что предательство, ложь и обман так сильно укоренились и процветают в этом мире. Возможно, однажды подобное предательство будет ждать и меня, а потому я буду готов к этому.
     ***
     — Казекаге-сама, — Раса наблюдал издалека за тем, как его старшие дети взаимодействовали с джинчурики, и готов был в любой момент вмешаться, если потребуется. А потому, когда к нему со спины подошел знакомый шиноби, он даже не среагировал.
     — Тебя что-то беспокоит, Яшамару? — даже не смотря на него, Раса отчетливо ощутил настроение своего родственника. Как и его сестра, он плохо умеет скрывать свои эмоции.
     — Гаара-сама… в последнее время он ведет себя странно и ещё более замкнуто, чем раньше. Я беспокоюсь за него, — услышав это, Раса невольно повнимательней присмотрелся к джинчурики. Для него не укрылась ирония того, насколько же его младший ребенок похож на него. И дело не столько во внешности, сколько в поведении, в той самой безэмоциональной маске, которая обычно находится на их лицах, за которой они оба скрывают настоящих себя.
     Каждый раз, тренируя его, он видит своё зеркальное отражение в этом ребенке. И лишь в такие моменты, когда живое оружие селения проводит время со своими старшими родственниками, он ненадолго демонстрирует часть своих настоящих чувств.
     Раса и сам не осознал, когда он стал внимательней присматриваться к этому ребенку и начал пытаться угадать его эмоции и мысли, которые он скрывает внутри себя.
     А потому Казекаге сразу заметил подтверждение слов Яшамару. Даже Темари и Канкуро чувствовали что сегодня с Гаарой что-то не так, а потому Раса начал испытывать плохое предчувствие и решил, что на сегодня встреча его детей подошла к концу.
     — Тебя что-то беспокоит сегодня? — впервые за год, который он тренирует своего сына, Раса заговорил с ним о чем-то, не связанным с его обучением. И это сразу же возымело нужный эффект. Глаза джинчурики удивленно расширились и он шокировано поднял на него свой взгляд. Впрочем, ребенок быстро скрыл своё мимолетное потрясение и вновь стал его точной копией.
     На какое-то время после этого тренировочная площадка погрузилась в полную тишину. Раса ничего не говорил и не предпринимал, лишь молча ожидал ответа. Сам же Гаара явно находился в сомнениях и не знал, что же он должен делать.
     ***
     — Отец! — возможно впервые за всё время я обратился к нему подобным образом, всё же решившись заговорить с ним. — Скажи, что для тебя значит наше селение? Почему шиноби постоянно сражаются между собой? — я не знал, как мне стоит правильно задать этот вопрос. Как подобрать нужные слова, чтобы донести свою мысль и при этом не вызвать подозрения на свой счет. А потому я решил начать издалека. И мой вопрос явно заставил удивиться Казекаге селения Скрытого Песка. Пусть всего на мгновение, но я уловил немного потрясения в его глазах.
     — Почему ты спрашиваешь это? — под пристальным взглядом столь сильного шиноби я не решался врать, а потому говорил правду.
     — Мы с Яшамару были вчера на площади, отец. Я наблюдал за тем, как ты представил Героя Скрытого Песка, и осознал, что за пределами деревни сейчас идет война… — несмотря на все свои преимущества, я всё же еще совсем ребенок. А потому я ничего не могу сделать сам, чтобы спасти одного из сильнейших джонинов селения.
     Я даже не уверен, что должен это делать, да и вообще почему? Ведь она наверняка не одна такая. Есть ведь и другие? Я долго думал над этим. Почему меня так задело это? И только сейчас осознал, что всё потому, что я знаю об этом и не могу просто закрыть на это глаза.
     — Ты прав! — из моих мыслей меня вырвал тихий мужской голос, и я вновь обратил внимание на отца. — Сейчас страна Ветра находится в очень сложном положении. Не так давно закончилась третья мировая война. Но не смотря на это, разногласия между нациями никуда не делись, и каждый день происходит множество новых сражений. Что же касается той куноичи, Пакуры… — на какое-то время он даже задумался над чем-то, а потом всё же продолжил. — Она превосходно выполнила свой долг перед селением, защитила жителей страны и помогла отбить атаку вражеских шиноби.
     И так же, как она, множество шиноби сражаются и умирают за свою страну каждый день. И всё для того, чтобы защитить то, что им дорого и проложить новое, более счастливое будущее для своих детей. — слушая слова отца, если честно, я находился под впечатлением. Возможно это впервые, когда мы так долго разговаривали друг с другом или же хоть немного открылись друг другу. Но всё же я ещё не достиг того, чего хотел.
     — Ты не ответил на первый мой вопрос, отец. Что для тебя значит Скрытый Песок? — после предыдущих слов взгляд Казекаге был направлен вдаль, словно он пытался разглядеть что-то на огромном расстоянии. Но услышав мои слова, он вновь опустил свой взгляд ко мне и начал внимательно смотреть мне прямо в глаза.
     — Для меня Селение — это его жители. Десятки тысяч шиноби и их семьи доверились мне. И я, как их лидер, обязан защищать их. С кем бы не столкнулся я на этом пути и чем бы мне не пришлось пожертвовать, я должен следовать этому пути… — когда он произнёс эти слова, смотря мне прямо в глаза, я ощутил его непреклонность и готовность жертвовать на себе. На мгновение передо мной даже промелькнула моя собственная смерть и я понял, что малейшая ошибка, и мой отец лично убьет меня. Но даже так, я не был согласен с ним.
     — Почему ты должен чем-то жертвовать, отец? Разве ты не должен защищать всех? — мои слова звучали по-детски наивно, но вот мой взгляд наоборот говорил о том, что я был предельно серьезен.
     Я видел, как нечто непередаваемое промелькнуло в глазах моего отца, и там было столько боли и одиночества, что мне невольно стало не по себе. Я едва не разорвал зрительный контакт с ним и не отпрянул, но вовремя одернул себя.
     — Ты ещё ничего не понимаешь, Гаара, — вся та боль, которую этот мужчина скрывает внутри себя, быстро исчезла из его глаз, и он вновь восстановил своё привычное выражение на лице. — Порой мы просто беспомощны изменить хоть что-то и не можем избежать жертв. Мы просто обязаны чем-то жертвовать!
     — Но это неправильно! — впервые на своей памяти я повысил голос, тем более в присутствии отца. Меня очень сложно вывести из себя, но в этот раз я был просто не в себе. Такое чувство, что на мои мысли и эмоции воздействует кто-то изнутри, попросту усиливая их. Но в данный момент я не обращал на это внимание.
     Я прекрасно понимаю, как эгоистично выглядят мои действия и слова. Понимаю, что возможно я просто не прав. И что ради спокойствия деревни действительно лучше пожертвовать одним человеком, тем самым предав его. Но я всё равно не могу этого принять.
     Я до сих пор не понимаю, почему веду себя так, но как по мне, лучше я пролью еще больше крови, как своей, так и чужой, чем намерено пожертвую кем-то из своих людей. Если в будущем я всё же каким-то образом стану Казекаге, то я стану тем, кто подобными действиями либо погубит или же наоборот возвысит селение.
     Осознав свои противоречивые мысли, я, кажется, начал понимать предпринятые мной нелогичные действия. Я сам не заметил, как начал привязываться к этому месту, а потому просто не могу равнодушно смотреть на несовершенство собственной родины.
     Возможно подобным образом на меня повлияли Темари и Канкуро, ведь я очень сильно привязался к ним. Не зря говорят, что наш дом там, где находятся те, кого мы любим, и где нас ждут.
     — Хватит! Тебе ещё рано говорить об этом, — моё поведение явно затронуло Расу за живое и он не хотел продолжать наш разговор. Но я не готов был прекратить. Я просто обязан был сказать ему это.
     — Если ты беспомощен что-то изменить в одиночку, отец, разве ты не должен просто попросить помощи у других? Если тебе потребуется, я готов помочь тебе! Обещаю, я стану сильным! Настолько сильным, что тебе больше не потребуется ничем жертвовать для защиты других. Просто поверь мне! — возможно в глазах отца я просто ничего не понимающий ребенок, но мои слова явно подействовали на него. Настолько, что он просто молча развернулся ко мне спиной и, ничего не говоря, покинул нашу тренировочную площадку, оставив меня в полном одиночестве.
     ***
     Раса находился в не лучшем расположении духа, и совет старейшин отчетливо видел это. Наблюдать обычно сдержанного Казекаге со столь ярко выраженными эмоциями было странно, а потому никто не решался первым начать разговор.
     Само собрание проходило в закрытом зале за круглым столом, и за спиной хмурого Расы, словно стражи, расположились огромные статуи, изображающие трех предыдущих и одного нынешнего Казекаге.
     — Кхм, ну что же… — нарушить тишину все же решился Эбизо. — По поводу наших переговоров о перемирии со скрытым Туманом…
     — Кажется, они до сих пор таят в себе огромную злость на нас. — речь Эбизо была прервана ещё одним старейшиной, Тоджуро, и он продолжил. — Даже несмотря на наше абсурдно щедрое предложение, они отказались сотрудничать с нами.
     — Не забывайте! Пришло время решающей схватки со Скрытым Камнем! Наше будущее в наших руках! Ради этого мы не можем оставить дело с Киригакуре в стороне. — в этот раз слово взял Иканаго, и многие прекрасно поняли скрытый смысл его слов. Лицо Расы после этого заметно помрачнело.
     До сегодняшнего дня он бы даже не сомневался, как должен поступить. Что значит всего одна жизнь в сравнении со всем селением. Но слова Гаары каждый раз, когда он готов был принять решение, всплывали в его голове. " Это неправильно!». Раса впервые видел его таким, а потому сомневался в том, что он должен делать. Все старейшины ждали его решения.
     — Казекаге-сама? — напомнил о себе Тоджуро, тем самым стараясь поторопить Расу.
     — Я принял решение… — возможно, этим действием Раса совершает огромную ошибку, но впервые за то время, что он стал Казекаге, Раса решил рискнуть. — Мы не можем ещё больше жертвовать нашими элитными шиноби. Пакура — один из немногих Джонинов Скрытого Песка, её потеря сильно скажется на нас.
     — Но Казекаге-сама? Как же тогда быть с Киригакуре? Они ведь не успокоятся.
     — Иканаго прав, в преддверии сражения со Скрытым Камнем мы не можем игнорировать их. — повысил голос Тоджуро, а остальные старейшины начали поддерживать его.
     — Тем более! — добавив в голос чакры, Раса перебил их всех. — В намечающемся сражении сила Пакуры будет нужна нам. Разве пожертвовав ей и тем самым добившись шаткого соглашения о перемирии с Туманом, мы не ослабим сами себя? — этим доводам Казекаге старейшинам было сложно возразить. Все же основой селения в большинстве своем являются генины и чунины.
     И такая элита, как Джонины, это редкие шиноби, которые стоят десятков, а то и сотен обычных шиноби на поле боя. Не говоря уже о Пакуре с её Кеккей Генкаем, она способна внести огромный вклад во время будущего сражения.
     И пусть многие старейшины были недовольны подобным решением Расы, но они уже начали принимать его доводы и соглашаться с ним. Таким образом и завершилось очередное собрание правления Сунагакуре, и все старейшины один за другим разошлись, оставив Казекаге одного посреди огромного зала.
     Сам же Раса пребывал в задумчивом состоянии, он прекрасно понимал, к каким возможным последствиям может привести это его решение. Возможно, сегодняшним своим действием он навсегда обрек Скрытый Песок.
     Но одновременно с этими мыслями перед глазами Расы каждый раз всплывало уверенное и непреклонное лицо Гаары, и впервые Казекаге задумался о том, что, возможно, в скором сражении он должен использовать и его.

Примечание к части

     Итак народ, решение конечно спорное, но я его принял и появилось первое существенное изменение в каноне, которое само собой повлечет за собой соответствующие последствия. Посмотрим что из этого выйдет. И да в отзывах поднимался вопрос о возможной девушке Гаары и я назвал несколько вариантов. Каждый может высказать свои мысли или же назвать кого-то своего. 1 вариант - это Фу из Скрытого Водопада, такая же джинчурики как и Гаара. 2 вариант - это Узумаки Карин, уж больно ее судьба в скрытой траве задела меня. 3 вариант - это Ханаби Хьюга, хороший вариант для будущего политического брака, для укрепления союза между Конохой и Суной, а уж о взаимных чувствах сторон позабочусь уже я сам. 4 вариант - Это Кагуя Оцуцуки, самый заманчивый, но при этом сложный и маловероятный результат. И да хотел поднять ещё один вопрос, стоит ли Гаару отправлять на сражение между Камнем и Песком? Если судить о характере Расы, то подобное решение вполне в его духе, если уж он подсылал к своему малолетнему сыну убийц и специально расшатывал психику ребенка, то уж отправить ребенка на войну вполне в его духе. Тем более прецедент в самом каноне есть, того же Итачи на третью мировую войну брал с собой Фугаку, а ведь Итачи было тогда четыре года и он спокойно убил напавшего на него взрослого шиноби. И со способностями Гаары к управлению песком, он может внести реальный вклад в это сражение, пусть и небольшое. Бечено
>

Том 1 Глава 6 Война, часть 1

     С того последнего моего разговора с Казекаге прошел уже целый месяц. И несмотря на это, через неделю отец продолжил мою тренировку как ни в чем не бывало, при этом не упомянув произошедшее между нами в тот день.
     Поначалу я не знал, какое решение он все же принял, и долго мучился в неведении, пока неделю назад, прогуливаясь по селению с Яшамару, я не увидел мельком Пакуру, шедшую вместе с молодой девушкой, судя по всему её ученицей.
     Я не знал, сколько должно было пройти времени, прежде чем она должна была умереть, но когда я увидел её в тот день, испытал искреннее облегчение.
     Сейчас же, прогуливаясь по улицам селения Скрытого Песка в одиночку, я периодически отмечал некоторую странность в поведении людей. И нет, тут дело не в том, что джинчурики свободно гуляет по городу среди них.
     В большинстве своем люди даже не обращали на меня внимание, а когда видели, то мало кто способен был признать во мне живое оружие селения. По сути, это был первый раз, когда мне позволили бродить в одиночестве, и, если честно, я не верю, что меня по настоящему оставили одного.
     Скорее всего, за мной всё же кто-нибудь наблюдает, просто скрывается от меня. А я пока откровенно плохой сенсор, чтобы почувствовать своих преследователей. Впрочем, от меня всё же не укрылась нервозность на лицах большинства людей. Страх и решимость отчетливо исходили от многих жителей и шиноби селения.
     И вспоминая последние известия, которые я слышал за последний месяц, я понимаю, что в скором времени близится крупное сражение со Скрытым Камнем, и многие шиноби сейчас готовятся к нему. При этом, несмотря на нервозность и невероятную жару, от которой даже дышать было тяжело, Сунагакуре процветало, и жизнь кипела повсюду.
     В мои четыре года меня не привлекают игры или общение с другими детьми. На самом деле, вместо этого, я с куда большим энтузиазмом наблюдал за жителями родной деревни и пытался проникнуться их темпом жизни, да и просто хотел понять их.
     В какой-то степени, я сам себе напоминал новоявленного туриста, который приехал в неизведанную и экзотическую для него страну, где каждое необычное событие наполнено новыми и интересными впечатлениями.
     Я сам не заметил, как очарованный увиденным, я просто бесцельно бродил целый день. И пусть я живу в этом мире уже четыре года, лишь сегодня я впервые попытался по-настоящему проникнуться этой жизнью.
     В первые годы после рождения я воспринимал Скрытый Песок лишь как стартовую точку, которая позволит мне заложить основы и развить мои способности, не более. Но чем дольше я проживаю тут, тем больше привязываюсь к этому селению и нахожу особое очарование в этой новой жизни.
     Не знаю, связано ли это с моим детским телом или еще какой причиной, но я словно на самом деле взрослею заново. Причем речь идет не столько о моём теле, сколько о самой моей личности. Я буквально каждый день ощущаю, как понемногу меняется моё мировоззрение и отношение к окружающему меня миру.
     И если поначалу я воспринимал эту жизнь, как ад, то теперь я наслаждаюсь ею, осознавая, что получил свой второй шанс.
     ***
     В силу возраста и недостатка достоверной информации я не знаю, каким образом на самом деле функционирует моя печать. Но одно мне известно наверняка.
     Каждая печать, с помощью которой из человека делают джинчурики, строится на силе воли самого носителя Биджу. И чем сильнее воля джинчурики, тем больше вероятность того, что он сможет овладеть силой и способностями Зверя, помещенного внутрь него.
     В таком случае возникает закономерный вопрос, почему в большинстве случаев Биджу помещают именно в детей, а не во взрослых, уже сформировавших свои личности и закаливших свою волю шиноби?
     На самом деле, первые джинчурики были именно такими людьми. Но для создания живого оружия из ребенка имеются и свои причины. Первая причина — это приспособляемость. Детское тело с возрастом лучше усваивает чакру Биджу, к тому же, по мере взросления, чакра зверя также пассивно усиливает физическое тело носителя и дарует ему ускоренную регенерацию. Не столь сильную, как многие хотели бы, но всё же.
     Второй причиной является то, что именно в первые двадцать лет жизни шиноби проще всего увеличивать собственный резерв чакры тренировками. С возрастом этот процесс значительно замедляется и лишь единицы готовы продолжать изматывающие тренировки, чтобы буквально на немного увеличить количество собственной чакры.
     С другой же стороны, если в ребенка с самого рождения запечатать Биджу и настроить всё так, чтобы чакра зверя понемногу просачивалась в его систему циркуляции чакры и очаг, то к подростковому возрасту количество чакры такого ребенка будет на одном уровне с шиноби S-ранга.
     Ещё одну причину, из-за которой шиноби начали запечатывать Биджу в младенцев, я могу продемонстрировать наглядно. Мои способности к прямому управлению песком без всяких печатей и других вспомогательных методов — хороший пример этому. Некоторые дети, в которых запечатывают Биджу, способны перенять часть их способностей, как это было в моём случае с прямым контролем песка.
     Есть, конечно, ещё и другие причины. Такие, как более контролируемое оружие, которое с самого детства можно воспитать в нужном для правителей селений ключе, но особо задумываться об этом я не желаю. Само собой, в своих собственных умозаключениях я могу и ошибаться, но большая часть скорее всего всё же окажется верной.
     Что же касается того, почему я вообще решил задуматься об этом? Причина проста, я хочу лучше понять самого себя и на что я на самом деле способен. Однако несмотря на вдумчивое осмысление своих собственных сил, кое-что я все равно пока не могу понять.
     — Вы выглядите задумчивым сегодня, Гаара-сама. Что-то случилось? — услышав добрый и нежный голос прямо над собой, я быстро поднял голову и тут же встретился взглядом с Яшамару. Дядя, даже спустя все эти годы, остается для меня самой настоящей загадкой.
     Он всегда очень добр и постоянно старается заботиться обо мне. Своими усилиями он порой создает впечатление, будто пытается заменить мне мою мать, что в комплекте с его поразительным, если не идентичным сходством с его сестрой, выглядит действительно похоже. Его песчано-светлые волосы, светлая кожа и фиолетовые глаза, все это поразительно напоминает мне фотографию Каруры, которая стоит у меня в комнате. Из-за его подобного внешнего вида, Яшамару даже невольно можно принять за девушку, если не присматриваться к нему повнимательней.
     — Скажи, Яшамару… — и пусть я стараюсь не привязываться сильно к брату моей матери, даже так в этом мире он является для меня самым близким и родным человеком. Именно он кормит, воспитывает и обучает меня, и несмотря на все мои подозрения в его адрес, я не могу не быть благодарным ему за это. Именно поэтому я и решил обратиться к нему за советом.
     — Что такое, Гаара-сама? — видя, что я хочу у него что-то спросить, его немного женственное лицо озарилось нежной улыбкой. Яшамару явно нравится учить меня чему-то новому, это я уже давно заметил за ним и порой потакаю ему в этом.
     — Как ты думаешь, почему песок всегда защищает меня? — именно этот вопрос уже больше года не дает мне покоя, а потому я всё же решил спросить у него об этом.
     Даже в детстве, когда я ещё даже не мог ходить и только ползал, песок без всякого моего ведома оберегал меня. Автоматический песчаный щит всегда появляется возле меня, стоит только появиться хоть малейшей угрозе моей жизни. Я могу даже не замечать опасность и не осознавать её, но даже в этом случае песок прикроет и защитит.
     Логично предположить, что если сила управлять песком досталась мне от Шукаку, то именно его воля и оберегает меня от опасности. Но, если честно, я очень сильно в этом сомневаюсь. Этот психованный тануки скорее поможет угробить меня, чем будет защищать. Да и к тому же, даже когда другой «я» лишился Шукаку, песок по прежнему оберегал его.
     — Разве это не очевидно, Гаара-сама? — пока я пребывал в собственных мыслях, столь необычный ответ Яшамару удивил меня и заставил вновь обратить всё своё внимание на него. И дядя, видя, с каким я едва скрываемым энтузиазмом ожидаю его ответа, немного озорно улыбнулся мне, чем невольно вызвал улыбку и у меня. — Всё дело в любви!
     — Любви?! — от столь неожиданного ответа, я если честно растерялся. Я, конечно, и сам догадываюсь о причине, почему песок защищает меня, но подобного ответа я всё же не ожидал. Яшамару же, видя моё потрясенное выражение лица, заливисто и по-доброму рассмеялся и решил подробней объяснить мне.
     — Любовь — это забота и преданность, которые испытываешь к дорогим тебе людям, Гаара-сама. Как испытывала их к вам моя сестра… — казалось бы обычные слова, банальные даже. Но то, как доносит их до меня Яшамару, буквально заставляет проникать их в мою душу и наполняет меня странным теплом. — Несмотря на то, что сестра видела вас лишь совсем немного, Карура очень любила вас. Шукаку — это живой дух песков. Его визитная карточка — это нескончаемые яростные атаки. А идеальная защита — это знак материнской любви! Я считаю, что душа вашей матери живет внутри вас и защищает, проявляя свою заботу таким вот необычным способом. Сестра… она даже после смерти решила остаться с вами и оберегать вас, Гаара-сама. — никогда не замечал за собой особой сентиментальности и если быть честным, я уже и сам догадывался о чем-то подобном. Но то, как мне преподнес все это Яшамару, едва не заставило меня впервые за долгое время заплакать.
     Я кое-как сдержал свои слезы и чтобы не стыдиться своих собственных эмоций, я просто отвернулся и уже не видел искреннюю улыбку на лице Яшамару.
     ***
     Сегодня должна была быть очередная моя тренировка с отцом, и ни разу за год он не изменял нашего расписания. А потому я был немного удивлен, когда вместо уже привычного полигона, Яшамару повел меня к зданию, где и располагались высшее командование селения и административный аппарат Казекаге.
     Молча следуя по коридору за Яшамару, я тайком осматривался вокруг. И первое же, что я заметил, это необычное шевеление шиноби, которые явно занимались сбором и подготовкой к чему-то. Еще одним неприятным фактом было то, что все шиноби в этом здании, стоило им только обратить внимание на нас, начинали смотреть на меня кто со страхом, а кто с отвращением. А некоторые даже с презрением.
     В отличии от обычных жителей селения, шиноби, находящиеся в этом здании, прекрасно знали, кем я был. И я впервые ощутил на себе подобное давление со стороны других людей, но при этом не особо позволил этому повлиять на меня.
     Сколько себя помню, я всегда легкомысленно относился к чужому мнению на свой счет и, если я кому-то не нравился, мне было все равно. Так было и с этими людьми. Бросаемые ими на меня взгляды просто игнорировались мной, пока мы не дошли до конца коридора и Яшамару не постучал в дверь кабинета моего отца.
     — Тук-тук.
     — Войдите! — голос с другой стороны двери звучал мрачно, но уверенно. А потому, дядя, слегка нервничая, незамедлительно открыл дверь и, позволив мне пройти первым, закрыл её за нами.
     — Как вы и приказывали, Казекаге-сама, я привел Гаару, — пока я глядел на отца, плохое предчувствие закралось в моё сердце. Находясь в полутьме, его взгляд изучающе смотрел на меня и словно проникал в мою душу, тем самым оказывая незримое давление на меня.
     — Хорошо! — видя, что я стараюсь оставаться спокойным, Раса ослабил легкое давление жажды крови. — Как ты уже понял, сегодня тренировки не будет, — в ответ на его слова я лишь молча кивнул, понимая, что в преддверии намечающегося крупного сражения у Казекаге попросту не будет времени на меня. И, словно подтверждая мои мысли, он продолжил. — В скором времени я буду вынужден покинуть селение, а потому, ты пойдешь со мной!
     — Казекаге-сама! Вы не можете так поступить! — прежде, чем я хотя бы понял, о чём идет речь, Яшамару неожиданно повысил голос и чуть ли не накричал на отца.
     — Я уже принял решение, Яшамару. И это не обсуждается! — тон отца был непоколебим, и мы с дядей поняли, что его решения не изменить. Хотя Яшамару так просто не сдавался.
     — Но ведь Гаара всё ещё ребенок, — к этому моменту я уже понял, что Раса собрался взять меня с собой на поле боя, но как реагировать на это известие я не знал. А Яшамару тем временем уже чуть ли не умолял моего отца.
     — Хватит! — резко повысил голос сильнейший шиноби Скрытого Песка, и у Яшамару больше не осталось выбора, он сдался. Я видел, как его глаза медленно наполняются отчаянием, но почти сразу же, к моему удивлению, его взгляд изменился. И отчаянье сменилось непоколебимой решимостью.
     — В таком случае, я тоже отправляюсь. Я сам буду защищать Гаару! — видя решимость моего дяди, отец лишь согласно кивнул ему в ответ. Но что-то подсказывает мне, что Раса именно на это решение моего дяди и рассчитывал. Закончив же с Яшамару, Раса вновь обратил на меня своё внимание.
     — Итак, что скажешь ты? — сосредоточив на мне свой взгляд, Раса словно испытывал и оценивал меня одновременно. Он вполне серьезно спрашивал меня о моем решении. И что-то в глубине моей души подсказывало мне, что если я захочу всё же отказаться, то отец позволит мне сделать это. Но в таком случае, его отношение ко мне сильно изменится. И причем далеко не в лучшую сторону.
     — Я всё понял, отец. — скрывая обуревающие меня изнутри эмоции, я лишь спокойно согласился с ним. Ведь не отправит же он своего четырехлетнего сына на откровенную смерть? Ведь нет же? По-крайней мере, как мне кажется, причин для этого я ему не давал.
     Тем более, я сам виноват в подобном стечение обстоятельств. Я почти полностью уверен, что такое решение Раса принял лишь после нашего с ним разговора. И раз уж я обещал, то не могу отступить назад.

Примечание к части

     Бечено
>

Том 1 Глава 7 Война, часть 2

     Страна ветра, селение Скрытого Песка, 13 марта 54 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     — Казекаге-доно, разумно ли брать в эту битву джинчурики? Может лучше будет оставить его в селении? — Джосеки, один из старейшин Сунагакуре, решил первым задать вопрос на собрании, связанным с последними приготовлениями к финальной битве со Скрытым Камнем.
     — Нет… — вместо Расы ответ мужчине пришел от другого старейшины. Тоджуро до этого сидел с закрытыми глазами, но не дав ответить Казекаге, он открыл их и продолжил вместо него. — Казекаге-доно прав! В отличии от нас, наш противник обладает двумя взрослыми джинчурики, и Ооноки непременно рано или поздно использует их в битве.
     — Даже если и так, разве наш джинчурики не слишком мал, чтобы быть способным противопоставить им хоть что-то? Такими темпами мы лишь погубим перспективное оружие, — слова старейшины Саджо имели смысл и многие присутствующие на собрании стали перешептываться между собой.
     — Саджо прав, — в этот раз заговорила госпожа Чиё, и стоило ей только взять слово, как все тут же перестали шуметь и обратили на неё внимание. Пожалуй, из всех здесь присутствующих эта пожилая женщина была самой влиятельной и сильной, уступая лишь самому Казекаге. А потому многие проявили своё уважение к ней. — Скажи, что ты задумал, Раса? Зачем брать мальчишку с собой? Тем более подвергать его такой опасности? Ведь ты знаешь, как ценен он для будущего нашего селения. Первый джинчурики, в потенциале способный овладеть всей силой Шукаку и не теряющий контроль над своими способностями.
     — Именно поэтому! — ответ Расы последовал незамедлительно и удивил многих из них. — Каждая вещь в этом мире имеет свою цену. Но насчет его цены я ещё не определился. И будущая битва, как раз таки, позволит мне сделать это. Лишь находясь на краю и ставя свою жизнь на кон, можно по-настоящему определить, чего стоит на самом деле человек.
     — Разве у тебя не слишком завышенные ожидания на его счет? Не забывай, он ещё совсем ребенок, — за свою долгую жизнь Чиё видела много смертей, в том числе и маленьких детей. И пусть её сердце уже давно очерствело, но бессмысленно потерять джинчурики было бы глупо.
     — Не забывайте, — строгий голос Казекаге прозвучал на весь зал. — Именно вы поручили мне обучать джинчурики. И то, как я тренирую его, вас не касается. Если же он погибнет, то это лишь значит, что его жизнь ничего не стоит. — на какое-то время зал собраний погрузился в тишину. Жестокость Расы к своему собственному сыну никого из старейшин не удивила. Все они были шиноби, и у каждого было соответствующее мировоззрение на этот счет.
     На самом деле, возраст джинчурики не такая уж и проблема, ведь в третью мировую войну посылали в бой совсем ещё детей, едва ли достигших шести-семи лет.
     — Хорошо! Раз Казекаге-сама уже принял решение, то мы больше не будем его оспаривать, — впервые за всё собрание слово взял Эбизо и моментально разрядил сложившуюся обстановку. — Однако, вы ведь не будете против, если мы назначим ему несколько телохранителей?
     — Этого не требуется, — от столь резкого отказа Расы, Эбизо немного нахмурился и внимательней посмотрел на нынешнего лидера селения, молча ожидая от него пояснений. — Я уже подобрал ему соответствующую охрану. Пакура и Яшамару будут защищать его. — услышав эти имена, многие старейшины успокоились. Всё же Пакура — джонин известный за свою силу. А Яшамару не зря назначили ответственным за воспитание джинчурики и вместе, они должны быть способны защитить его.
     На этом обсуждение вопроса джинчурики завершилось, и собрание продолжилось, перейдя на другие темы. Старейшины один за другим начали озвучивать свои доклады, приводя в действие обратный отсчет до будущего сражения.
     ***
     С того разговора с отцом прошло не больше недели, и я не успел заметить, как быстро пролетело это время. Теперь же я стоял вместе с Яшамару у выхода из деревни Скрытого Песка, вместе с нами тут находилось несколько тысяч шиноби, которые периодически общались между собой и немного нервничали, ожидая прибытия командования.
     Я, если честно, тоже был далеко не так спокоен, каковым выглядел снаружи. Пусть в своё время я и служил в армии, но опыта в реальных битвах у меня не было. Ну не считать же за подобное уличные драки, которые, правда, порой доходили до откровенной жестокости. И пусть я пытаюсь храбриться, но то, как я поведу себя на настоящем поле боя, не знаю даже я сам. А потому, чтобы хоть немного успокоиться, я решил понаблюдать за остальными шиноби.
     И чем больше я наблюдал и оценивал этих людей, тем больше я осознавал то, насколько ещё молоды в большинстве своем собравшиеся шиноби. Нет, никого младше меня тут не было, но вот несколько детей лет 8-9, носивших протектор шиноби Суны, я точно видел.
     Ещё больше было подростков в возрасте от 13 до 18 лет. И на их фоне взрослые и опытные шиноби терялись, так как их было на самом деле не так уж и много. Из нескольких тысяч, собравшихся здесь, лишь от силы сотен пять можно было назвать взрослыми людьми в моей прошлой жизни. И данное открытие стало буквально откровением для меня самого. Но времени подумать об этом у меня не было, так как из ущелья, которое ведет ко входу в Сунагакуре, появились сильнейшие джонины и Казекаге селения Скрытого Песка.
     Рядом с отцом было около десятка человек. Многие из них были в возрасте и, присмотревшись, я узнал даже пару человек.
     Первой, кого я признал, была Пакура, она стояла недалеко от отца и молча слушала его разговор с остальными. Затем я обратил внимание на пару откровенно уже старых людей, и одним из них была низенькая, казалось бы безобидная старушка. Но на самом деле, это была одна из сильнейших и опытнейших куноичи селения, госпожа Чиё.
     Она словно почувствовала моё внимание к ней и посмотрела в мою сторону. Невольно встретившись взглядом с ней, я ощутил озноб, так как её глаза были ещё более пугающи, чем у отца. Вторым же человеком был её младший брат, Эбизо, и я не знал, на что он действительно способен, но раз он стоит рядом с отцом, то явно не так прост.
     Других людей я не знал, да и осматриваться я больше не мог, так как передо мной на колени встал Яшамару и с искренним беспокойством, глядя на меня, произнес.
     — Гаара-сама, прошу, что бы не случилось в эти несколько дней, ни в коем случае не отходите от меня, — видя на лице дяди откровенное беспокойство, я лишь молча кивнул. В любом случае, я так и собирался поступить. Мои шансы пережить это событие напрямую связаны с Яшамару, в этом я уверен точно. — И, чтобы вы не увидели, ни в коем случае не бойтесь. Я обязательно защищу вас, Гаара-сама, так же, как и моя сестра. — взгляд Яшамару, когда он говорил это, был предельно серьезен. Затем он и вовсе обнял меня при всех, словно действительно пытаясь меня защитить. И при этом я даже не знал, как мне реагировать.
     Но к счастью, он почти сразу же отстранился от меня. Правда причиной было то, что к нам приближался отец, а за его спиной я уже увидел знакомую куноичи и еще одну девушку-подростка, которую я однажды видел вместе с Пакурой.
     ***
     Пакура была одной из первых, кто узнал подробности о предстоящей битве. После того, как её признали героем селения, многие стали по-другому относиться к ней. Даже просто прогуливаясь по деревне, ей приходилось постоянно здороваться с приветствующими ее людьми. И Пакуру подобная известность одновременно радовала и тяготила. А потом, в один из дней, её вызвал к себе Казекаге и сказал, что во время этой битвы у нее и её ученицы будет дополнительная миссия.
     И вот почему Пакура теперь стояла и смотрела на маленького четырехлетнего красноволосого мальчика и не знала, что она чувствует. Он выглядел таким хрупким и беззащитным, что у девушки даже и мысли бы не возникло отправить кого-то подобного ему на эту битву. Но вот он здесь, стоит перед ней и смотрит ей прямо в глаза.
     — С сегодняшнего дня и до конца битвы Пакура будет защищать тебя, — из собственных мыслей Пакуру вырвал холодный и беспристрастный голос Казекаге, и она повнимательней осмотрела не только ребенка, но и на мужчину, стоящего около него.
     Сам мальчик был одет в стандартную форму генинов шиноби Песка, пошитую специально под него и, несмотря на возраст, выглядел спокойно и собрано. Хотя опытная куноичи и отметила легкую нервозность мальчика, которую он пытается скрыть. Молодой же мужчина возле него носил отличительные знаки чунина и медицинского корпуса Сунагакуре, последнему факту Пакура даже обрадовалась.
     — Хорошо, отец! — услышав слова мальчика, куноичи слегка удивилась, но, в отличии от пискнувшей в лёгком шоке у нее за спиной Маки, смогла не показать этого. Ещё раз внимательно окинув взглядом ребенка и невольно сравнив его со стоящим тут же мужчиной, Пакура должна была признать, что ей стоило догадаться об этом раньше. Этот ребенок и Казекаге были очень похожи, причем не только внешностью, но даже тем, как они пытаются держать себя.
     — Не подведи селение, — были последние слова Казекаге обращенные к своему собственному сыну. — Яшамару, я рассчитываю на тебя. — и, больше ничего не говоря, сильнейший шиноби Скрытого Песка покинул их, оставив Пакуру и её ученицу один на один со своим подопечным и его личным телохранителем.
     — Приятно познакомиться, Пакура-сан, — неловкую атмосферу между ними разрушил тот самый молодой мужчина, подойдя ближе к ней. — Меня зовут, Яшамару, а это… — одновременно со своими словами меднин слегка подтолкнул ребенка вперед. — Гаара-сама! Прошу вас позаботиться о нас во время этой миссии. — на просьбу мужчины куноичи лишь согласно кивнула, но, если честно, ей совсем не нравилась эта миссия.
     В отличие от её ученицы, которая сейчас недоумевающе осматривает эту пару, Пакура знала правду о том, что в этом маленьком и безобидным на вид ребенке запечатан самый настоящий монстр. И если ситуация на поле боя будет критической для шиноби Сунагакуре, верхушка селения может пойти на крайние меры, решив пожертвовать этим мальчиком.
     Но долго размышлять над этим Пакура не могла. Был отдан приказ о выдвижении, и тысячи шиноби Скрытого Песка с возглавляющим их Казекаге направились к границе страны Ветра и Земли.
     ***
     Территория страны Ветра огромна. На самом деле страна, в которой мне повезло родиться, была самой огромной в плане территорий из всех известных элементальных стран. Единственная проблема, вся территория страны представляла собой лишь одну безжизненную пустыню с редкими островками оазисов и плодородной почвы, которые ценятся в нашей стране дороже золота.
     И передвижение по пустыне до границы со страной Земли походило для меня на самую настоящую пытку. Даже несмотря на то, что за счет влияния чакры на мой организм я был гораздо более выносливым и сильным, чем обычные взрослые люди в моем прошлом мире, двигаться долго в одном темпе с основной массой шиноби я всё же не мог, а потому мне пришлось смириться с тем, что большую часть пути меня нес на себе Яшамару.
     Из-за огромной протяженности территории страны, чтобы добраться от Сунагакуре до границы даже со скоростью шиноби, понадобится никак не меньше двух-трех дней. И всё это время мне впервые пришлось испытывать на себе сначала невыносимую жару в дневное время, а затем пробирающий до самых костей холод в ночное время суток.
     Ночи в стране Ветра очень холодные. Всё потому, что в пустыне нет влажных облаков, рек, морей или лесов, которые могли бы хранить полученное от солнца тепло на протяжении ночи. Вот почему днём на солнцепёке можно жарить яичницу, причем порой в буквальном смысле, а ночью можно получить самое настоящее обморожение.
     Ночью, когда шиноби Сунагакуре устраиваются на привал, взглянув на ночное небо, можно увидеть поистине волшебное и захватывающее зрелище. Яркое, освещенное множеством звезд небо буквально покрывает пустыню.
     Но в такие моменты, наблюдая за остальными шиноби, мне начинает казаться, что я единственный, кто наслаждается увиденным. Для большинства шиноби звезды на ночном небе не более, чем очередной инструмент, который позволяет им ориентироваться в пустыне. Мало кто позволяет себе насладиться их волшебным сиянием, возможно они просто не способны на это.
     — Вот, Гаара-сама, — от наблюдения за звездами меня отвлек уже привычный голос Яшамару, который протягивал мне сейчас чашку с горячим чаем, от которого до сих пор исходил пар.
     — Спасибо, Яшамару! — мои руки и правда уже озябли, а потому приятно было держать теплую чашку и согревать их, делая маленькие глотки. — Тепло! — невольно вырвался из меня довольный вздох.
     — Так и должно быть, Гаара-сама, — улыбнулся мне дядя, глядя на мою реакцию. Сам чай был сладкий, сахар и мятные листья в нем делали своё дело. Возможно, таким и был вкус пустыни, который я запомню надолго. — Ночью в пустыне не только падает температура тела, но и быстро сжигается сахар, Гаара-сама. Самое страшное, что организм этого даже не замечает. — Яшамару явно имеет талант учителя. В любое свободное время он пытается научить меня чему-нибудь новому. При этом он всегда подаёт это понятно и интересно. При всем при этом, всё чему он меня обучает имеет практичный смысл, благодаря чему я всегда смогу выжить.
     — Не замечает? Так у меня тоже был недостаток сахара? — глядя на чашку сладкого чая в руках решил уточнить я.
     — Об этом нельзя узнать наверняка, это даже мне не под силу, — Яшамару тоже сделал медленный глоток из своей чашки и продолжил. — Пустыня — не самое лучшее место для жизни. Вот почему человеческие чувства здесь зачастую притуплены. Я видел множество иноземцев, которые находили свою смерть здесь, так и не поняв причину собственной гибели. — от услышанного я даже невольно сглотнул. Столкнувшись с подобным и не зная об этом, боюсь меня даже моя «абсолютная защита» не спасла бы.
     Всё же, даже имея взрослое сознание в детском теле, каждый день я узнаю что-то новое, и это неимоверно радует меня.
     — Поэтому нам и приходится справляться самостоятельно, — между тем Яшамару продолжал свою лекцию, и я предельно внимательно его слушал. — Во время передвижения по пустыне ночью каждые два часа следует делать привалы, во время которых обычно пьют сладкий чай. Это успокаивает не только тело, но и душу. — услышав его слова, я лишь благодарно кивнул своему дяде. Видимо за те годы, что мы провели вместе, он узнал меня куда лучше, чем я сам думал. Он заметил мою нервозность, ведь уже завтра днем мы прибудем к границе, а потому Яшамару и решил завести со мной этот разговор, тем самым успокоив меня. Я был ему очень благодарен за это.
     Вообще, эти два дня дали мне бесценный опыт и знания. Пока я наблюдал за передвигающимися шиноби, я отметил самое главное, команды Сунагакуре не похожи на команды Конохи. Во-первых, после окончания академии новоиспеченным генинам не назначают в обязательном порядке учителей-джонинов.
     Спросив об этом у Яшамару, я узнал, что после окончания академии, перед генином встает выбор: либо пойти в общие войска, либо в корпус кукольников или меднинов. Некоторые, также имея талант, могут пойти в отряд запечатывания, где их всех и будут обучать соответствующим знаниям.
     Причем, в большинстве своем, обычные и не имеющие талантов генины попадают в общие войска, где, в отличие от других подразделений, им приходится рассчитывать лишь на самих себя, осваивая новые техники лишь собственным трудом и упорством.
     Система наставничества в Суне реализована совсем по другому принципу, нежели в Конохе. Тут больше подойдет описание такой системы, как личное наставничество. Лишь те, у кого есть хорошие знакомства, или те, кто смог впечатлить того или иного джонина, могут рассчитывать на обучение у более опытного и сильного шиноби.
     Так было и с Маки, ученицей Пакуры, которая следовала за своей наставницей повсюду. Девушке-подростку явно не нравилось, что ей и её наставнице поручили присматривать за мной. Маки явно рвалась в бой в первых рядах, чего я честно не мог понять.
     Сама девушка имела короткие каштановые волосы и серые глаза. На обеих щеках располагаются две красные маркировки в форме клыков, и одета она в стандартную одежду Сунагакуре, состоящую из бежевого боевого жилета и тёмного костюма. На ногах находятся сандалии, на лбу же стандартный протектор селения Песка.
     Ученица Пакуры порой всё же бросала в нашу с Яшамару сторону заинтересованные взгляды, но заговорить за те несколько дней пути со мной так и не пыталась, общаясь в основном только со своей наставницей и иногда с Яшамару.
     Впрочем, меня мало волновало отношение молодой девушки ко мне, и куда больше я беспокоился о грядущих событиях, не зная, что меня ожидает. Просто я чувствовал, как с каждым метром, с которым мы приближаемся к нашему пункту назначения, воздух меняется, а меня начинают охватывать очень плохие предчувствия.

Примечание к части

     Итак, последняя глава перед началом битвы. И да, если кто-то переживает о нереальной крутости ГГ в предстоящей битве, то этого не будет. По количеству чакры Гаара пока лишь средний Чунин. Для четырехлетнего ребенка безусловно очень впечатляющий результат, но оказать хоть какие-то по настоящему переломные действия в предстоящей битве ему попросту не хватит всей его чакры. Но при этом он не слабак. Пересмотрел я тут на днях про прошлое Майто Гая и Какаши и скажу я вам, дети шиноби и дети нашего мира ничего общего попросту не имеют. В пять лет Какаши в одиночку избил двух Чунинов, которые избивали Гая. Гай бегал по пятьсот кругов вокруг академии и столько же отжимался на одних лишь пальцах, а Какаши забирался по отвесной скале без всякой страховки, используя всего одну руку. Да я даже уверен, что не каждый взрослый обученный военный способен на такое, а тут пятилетние дети. Бечено
>

Том 1 Глава 8 Война, часть 3

     Страна ветра, граница вблизи страны Земли, 21 марта 54 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Рьётенбин но Ооноки, Тсучикаге селения Скрытого Камня, находился в данный момент в полной сосредоточенности, наблюдая сверху за картой, на которой были показаны пограничные территории страны Ветра. В свои шестьдесят пять лет Ооноки выглядел, как невысокий старик с седой треугольной бородкой и усами. Отличительными чертами лица Тсучикаге были его большой красный нос и густые брови, которые в данный момент оказались нахмурены.
     Третья мировая война шиноби завершилась для Ивагакуре не лучшим образом, совместные силы Суны и Конохи, а также ряда более мелких союзных деревень смогли подавить объединенную армию Облака и Камня. И пусть Киригакуре смогла открыть второй фронт с Конохой, не войдя ни с кем из Великих Селений в союз, но это, в итоге, привело лишь к тому, что ни одно из селений не вышло победителем из этой войны.
     Будучи опытным лидером, Ооноки вовремя смог прочитать ситуацию на поле боя и, своевременно отступив, смог сохранить многие жизни шиноби Камня. Но результат войны, которая забрала тысячи жизней, не удовлетворил никого: ни Дайме страны Земли, ни шиноби Ивы, ни даже самого Ооноки.
     А потому, изучив ситуацию соседей после окончания боевых действий, Ооноки понял, что Сунагакуре сильно ослаблено и не может вовремя среагировать на вторжение. Несколько лет шиноби Скрытого Камня совершали нападения на пограничные территории страны Ветра, проводя разведку прилегающих территорий. И каждый раз отчёты доставляли прямо на стол к Тсучикаге.
     Итогом нескольких лет работы и стала нынешняя ситуация. Поначалу Ооноки не планировал проводить крупномасштабное сражение с шиноби Суны. По-крайней мере не сразу и не на их территории, что значительно снижало шансы на успех.
     Являясь уже старым шиноби, Тсучикаге был терпелив. Он осуществлял медленную и незаметную подготовку к вторжению, целью которой был захват ближайшего к границе оазиса с торговым городом, расположенным в нем. Сам оазис и земли, прилегающие к нему, богаты природными ресурсами, такими как месторождения соли и шахты с рудой чакропроводящего металла. Эти богатства стали бы отличным компромиссом и хоть каким-то результатом прошедшей войны.
     Пусть большинство шиноби других Великих Селений и шутят, что «они могут завоевать Страну Ветра, просто не хотят этого делать», но на самом деле это не так. Раньше, когда он был молод, Ооноки и правда считал эту шутку реальностью. Но пережив уже третью войну, Тсучикаге давно уже изменил своё решение на этот счет и он зарекся недооценивать своих ближайших соседей.
     Пусть у шиноби Суны и нет великих кланов, как в той же Конохе или Киригакуре. Нет у них и такого же количества Биджу, как в Ивагакуре и Кумогакуре. Да и тот, что есть, считается самым слабым среди них.
     Но селение Скрытого Песка не просто так считают одним из пяти Великих Селений Шиноби. Для начала, пятьдесят лет назад, именно шиноби Суны смогли самостоятельно запечатать Шукаку, в то время, как всем остальным селениям пришлось выкупать своих Биджу у первого Хокаге — Сенджу Хаширамы.
     Второй же причиной, по которой Ооноки всегда серьезно подходит к сражениям с Сунагакуре, является то, что, находясь на территории своей страны, они имеют просто подавляющее преимущество. Даже имея вдвое больший численный перевес нельзя угадать, выиграешь ты или проиграешь.
     Именно поэтому Тсучикаге и не хотел этой битвы, но поворачивать назад было уже поздно. Слишком многое было поставлено на кон. Первоначальный план Ооноки предполагал быстрый захват оазиса и закрепления в нем. После этого шиноби Ивы уже могли бы принять бой на своих условиях.
     Но всего одна ошибка перечеркнула всю подготовку последних нескольких лет. Разведывательный отряд из Суны смог заполучить информацию о готовящемся вторжении, и даже высланные по их следу шиноби Ивы не смогли ликвидировать их всех. Шакутон но Пакура смогла вырваться из окружения и доставить информацию в родное селение, тем самым разрушив все планы Тсучикаге.
     После этого события Ооноки лично распорядился, чтобы за эту куноичи назначили соответствующую ей награду в книге Бинго, и только после этого начал разрабатывать новый план, чтобы добиться долгожданной победы.
     — Отец, — в командную палатку вошел Китсучи и отвлек внимание Тсучикаге на себя. — Наши гости прибыли. — сказав это, довольно рослый и мускулистый шиноби с небольшими тёмными глазами отошел в сторону, пропустив внутрь палатки очень высокого и полного человека с длинными рыжими волосами по пояс и шестью зелеными полосами на лице. Отличительной чертой же этого человека был рыбий внешний вид, острые зубы и огромный меч, известный как Самехада, покоящийся на его спине.
     — Суиказан Фугуки, — кивнув вошедшему, признал шиноби Киригакуре Ооноки. — Почему ты тут? — один из семи мечников тумана и элитный шиноби Киригакуре, такой высокопоставленный человек не мог появится тут просто так.
     — Тсучикаге-доно, по приказу нашего Мизукаге я и ещё сотня шиноби Скрытого Тумана были направлены к вам, чтобы помочь в сражении со Скрытым Песком. — услышав это, Ооноки нахмурился. И пусть столь неожиданное подкрепление было бы кстати, но ему не понравилась сама ситуация.
     — Объяснись! — старческий голос Ооноки приобрел резкость и командный тон. — С какой это стати Мизукаге сам решает подобное, не обговорив это заранее со мной?
     — При всем уважении, Тсучикаге-сама, — находясь под давлением старика, одного из сильнейших шиноби этого мира, Фугуки попытался остаться спокойным и всё объяснить. — Доверять послание почтовым соколам или даже гонцам в нынешние времена опасно. Сражения между Облаком и Листом закончились не так давно, но при этом настороженность с обеих сторон только усилилась. Велик был шанс, что они смогут заполучить эту информацию, а затем передать её шиноби Суны.
     — Допустим ты прав, — не признать правоту мечника Ооноки не мог. Как и в случае самого Тсучикаге, Кумогакуре осталось недовольным результатами прошедшей войны. И стоило только прийти известию о том, что Четвертый Хокаге погиб, а сама Коноха разрушена, как войска Облака вновь начали вторжение, из-за чего ещё более ослабленный Лист вновь вынужден был начать войну.
     К слову, сам Ооноки до последнего не осуществлял свой план, так как ждал развязки этого противостояния, и, в зависимости от результата, возможно именно Коноха стала бы целью нападения. Впрочем, здесь и сейчас важно было совсем другое. — В таком случае все равно остается важный вопрос, почему Киригакуре решило вмешаться в нашу войну? Да и от всего лишь сотни шиноби в намечающемся сражении будет не так много пользы. — последними словами Тсучикаге хотел поддеть своего собеседника, а заодно и принизить давнего соперника.
     — Я один из сильнейших среди семи мечников Тумана, — явно немного разозлился Суиказан, — даже если бы я был один, то шиноби моего уровня — это огромная помощь на поле боя.
     — Слишком много слов, — услышав заявление рыжеволосого здоровяка, впервые за все время заговорил Китсучи, решив поставить шиноби Кири на место. — Силу семи мечников преувеличивают. Разве во время войны вас не разбил всего один генин из Конохи? Я слышал, что из семи человек выжило лишь трое. — Ооноки отметил, как сильно нахмурился мечник и сжал свои руки в кулак. Замечание его сына явно попало в цель.
     — Хватит! — видя, что ещё немного и может пролиться кровь, Тсучикаге решил прекратить провокацию. — Несмотря на то, что Мизукаге не связывался со мной, я решил принять вашу помощь. В связи с чем нам необходимо обсудить дальнейшую стратегию. — видя, как шиноби Кири постепенно успокаивается, Ооноки удовлетворенно хмыкнул и начал продумывать у себя в голове план, как лучше всего будет использовать столь неожиданных союзников.
     ***
     Страна ветра, граница вблизи страны Земли, 23 марта 54 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Если честно, не так я представлял себе начало этой битвы. Впрочем, именно так оно наверное и должно происходить на самом деле.
     Сейчас я с Яшамару находился в пограничной крепости, где сосредоточилось командование Сунагакуре, и помогал дяде ухаживать за раненными шиноби. Шли уже вторые сутки, как начались активные боевые действия, в первые же часы стали поступать первые раненые шиноби. И дядю, как одного из шиноби-медиков, отправили в полевой госпиталь. А вместе с ним туда же отправили и меня заодно, чтобы я по мере возможностей помогал ему и, одновременно с этим, увидел последствия войны своими собственными глазами.
     Моё нервное ожидание предстоящей битвы и реальность пока полностью не сходились. И я надеялся, что так будет происходить и дальше. Стоило нам только прибыть в эту крепость, как Пакура и её ученица на время покинули нас. В данный момент мне не требуется защита, так как я нахожусь в хорошо укрепленном месте, в котором сосредоточены основные силы Сунагакуре. А присутствие столь сильного джонина, как Пакура, куда эффективней будет на поле боя, нежели она будет находиться все это время рядом со мной. И пока я размышлял об этом, интенсивность боев только возрастала.
     Стоило только шиноби Камня переступить границы наших земель, как для них начался самый настоящий ад. Первым же ответным ходом несколько сотен шиноби Суны, объединив свои силы и комбинируя стихии ветра и земли, создали невероятно сильный песчаный шторм, который обрушился на наступающие силы противника и полностью поглотил их. А следом за штормом, выдвинулись наши шиноби, состоящие в основном из дивизии кукольников и части общих войск, которые должны были установить ловушки на пути следования вражеской армии.
     Уступая противнику в количестве, наши войска, используя преимущества собственной территории, с первого же дня начали войну на истощение. Песчаный шторм не только лишал видимости противника, но и заглушал чувствительность сенсоров, что ещё больше ухудшало положение врага.
     Одновременно с этим срабатывали ловушки, установленные заранее, а также использовались боевые марионетки, чтобы устроить засады на разрозненные отряды врага, подвергая их постоянным набегам и снижая риск потери собственной жизни. И всё же, несмотря на все эти предостережения, смертей и ранений было не избежать. И теперь десятки раненых расположились в госпитале, еще столько же, а возможно и больше, были мертвы.
     И я, наблюдая за стонущими от боли людьми и их искалеченными телами, в первое время даже невольно застыл и растерялся. Но оклик дяди и его просьба помочь ему, позволили мне вернуться обратно в реальность и справиться с охватившим меня ужасом.
     За первые же сутки я увидел, как умерло несколько шиноби Суны, получивших серьезные ранения. Медики попросту не смогли их спасти. Я, конечно же, не присутствовал на самих операциях, но мне приходилось наблюдать за трупами и лишенными конечностей людьми. И должен признать, это был не самый мой приятный опыт. Но вместе с тем, таким странным для меня образом, ощущая близкое присутствие смерти, я возможно окончательно осознал, что это всё — реальность! Реальность, в которой мне предстоит дальше жить!

Примечание к части

     Итак, народ, решил добавить примечание. Некоторые жалуются, что главы выходят очень маленькие, а потому у меня для вас есть выбор. Либо я пишу так как есть и дальше, так как пишу я в основном после работы и из-за этого итак ложусь лишь в 2-3 часа ночи, а ведь на следующий день мне опять с утра на работу. Либо я пишу главы побольше, но выходить они будут куда реже, раз в 3-4 дня скорее всего. Итак, как лучше всего будет? Вроде бечено
>

Том 1 Глава 9 Война, часть 4

     Страна ветра, граница вблизи страны Земли, 26 марта 54 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     — Ааа!
     — Нет! Я не хочу умирать!
     — Прошу! Помогите мне! Кто-нибудь?!
     Полевой госпиталь внутри пограничной крепости в отличии от двух дней назад сейчас был полностью переполнен. Крики боли и агонии, а также мольбы о помощи и нежелании умирать заполонили его полностью. И я потрясенно наблюдал за этой ужасающей картиной. За последние два дня ситуация стала только хуже. Помимо криков раненных в госпитале, снаружи вовсю раздавались звуки взрывов, сигнализирующих о том, что враг подобрался уже совсем близко к крепости.
     — Гаара-кун, тут нужна твоя помощь, — услышав слова одного из медиков, я вышел из оцепенения и быстро подбежал туда, где меня ждали. Несколько меднинов пытались успокоить разбушевавшегося молодого шиноби.
     — Нет! Я ещё могу сражаться! Пустите меня! Пустите меня, черт! Я отомщу им! — по лицу молодого парня стекали слезы, а глаза отражали сильную боль и отчаянье. Насколько я слышал, всю его команду убили, и лишь он смог выжить, получив ранение и потеряв сознание. И сейчас, очнувшись, этот парень снова рвался в бой, так и не дав медикам залечить его раны.
     Глядя на столь молодого парня, которому от силы-то было лет шестнадцать, я испытывал противоречивые чувства. Впрочем, это не мешало мне, используя песок, прижать парня обратно к кровати и позволить тем самым врачам заняться своим делом.
     Парень ещё некоторое время пытался вырываться, но всё же поняв, что ему не перебороть мой песок, стал понемногу успокаиваться, но огонь в его глазах так никуда и не исчез. И такой он был далеко не один здесь.
     Кто-то, как и этот подросток, кричал и рвался в бой. Другие же лишь замыкались в себе и медленно, прямо на моих глазах погружались в отчаяние, но были и те, кто лишь молча лежал и старался как можно быстрей пойти на поправку.
     — Гаара-сама, принесите пожалуйста ещё холодной воды, — услышав голос Яшамару у одной из больничных коек, я лишь кивнул и молча направился на выход. Всё же моя помощь в этом месте была крайне ограничена, о чём, если честно, я жалел. Хотелось хоть как-то помочь этим молодым ребятам, которые сражаются за свою родину, получают ранения и попросту гибнут один за другим в этом сражении. Но всё, что я пока мог, это лишь выполнять мелкие поручения, или же, как это было только что, помогать удерживать своим песком особо буйных пациентов.
     — Бах! — прогремел ещё один особо сильный взрыв, от которого даже земля под моими ногами задрожала. Ожесточенный бой между шиноби Сунагакуре и Ивагакуре происходил совсем рядом. Армия врага всё же смогла прорваться сквозь песчаный шторм и сейчас штурмовала нашу крепость, отчего сражение стало лишь интенсивней.
     И если в самом начале, когда только прибыл в это место, я испытывал легкий страх, то теперь, его не было. Видя десятки смертей за последние два дня и наблюдая за молодыми шиноби в госпитале, я осознал, что страх — это нормально. Но при этом я не должен позволять этому чувству завладеть мной и управлять моими действиями. Наоборот, я должен взять эту эмоцию под собственный контроль и использовать в своих нуждах.
     Вот и сейчас, под непрекращающиеся звуки взрывов снаружи, я спокойно нес пустой кувшин к колодцу, чтобы наполнить его побыстрей. По дороге я наблюдал за перемещающимися по крепости шиноби, которое сосредоточили всё свое внимание на происходящем за стеной. Я видел даже отца вместе с его советниками на стене, но он был далеко, хотя мне показалось, что он заметил меня.
     Добравшись до колодца, я опустил ведро вниз и уже собирался поднимать его обратно, как вдруг услышал что-то странное. Мне послышались чужие голоса. Осмотревшись по сторонам, я не увидел никого рядом. Все ближайшие шиноби направлялись к стене, где сейчас занимали свои позиции и готовились к штурму. Но, оглядываясь по сторонам, я вновь услышал шум и в этот раз более отчетливо. Медленное осознание появилось у меня в голове.
     Бросив быстрый взгляд в сторону колодца, я судорожно сглотнул. Нужно было убедиться. Если я попросту подниму панику, отец и другие шиноби явно не обрадуется этому. Но если я всё же окажусь прав, то дела плохи. Осторожно подобравшись к колодцу, я медленно начал заглядывать внутрь него. Сначала лишь немного, но так как внизу была лишь кромешная тьма, то разглядеть хоть что-то, было крайне сложно.
     Впрочем, долго вглядываться во тьму мне не пришлось. Первым, что я услышал, был резкий звук рассекаемого воздуха, и только затем я увидел летящий на огромной скорости кунай. Любого другого такая неожиданная атака возможно и застала бы врасплох, но как я и надеялся, моя автоматическая защита остановила атаку. А затем, резко отпрянув от колодца, я изо всех сил бросился туда, где собрались наши шиноби.
     — Атака! На нас напали! ОНИ ПРИШЛИ СО СТОРОНЫ КОЛОДЦА! — слыша резкий всплеск воды и странные звуки у себя за спиной, я понимал, что могу не успеть. А потому, я закричал. Мой голос сначала было едва слышно, а потом, добавив в голос чакры, он звучал настолько громко, что меня моментально услышали даже на стене крепости.
     — Маленький ублюдок, — услышал я за своей спиной разъяренный мужской голос. — Убейте его! Вперед, в атаку! — бросив мимолетный взгляд назад, я увидел очень высокого и полного рыжего мужчину с шестью зелеными полосами на лице. Он выглядел смутно знакомо, но откуда, я сначала не смог понять. Но когда в его руках появилась Самехада, я невольно побледнел и ускорился ещё больше.
     Сам же увиденный мной здоровяк не стал меня преследовать. Оставаясь рядом с колодцем, он, видимо, собирался охранять «вход», пока остальные наши враги не выберутся оттуда. Но вот двое шиноби рядом с ним, следуя его приказу, кинулись следом за мной.
     Брошенные ими кунаи уже привычно не смогли навредить мне. Далеко не сразу поняв это и увидев, как я убегаю, они бросились за мной. И очень скоро я осознал, что быстро оторваться от них у меня не выйдет. Нужно было потянуть время. Уверен, что совсем скоро здесь уже будут шиноби Суны. Понимая это, я резко развернулся и лицом к лицу встретил бегущих за мной шиноби. Пусть на них были маски и протекторы шиноби Кирикагуре, я все равно разглядел в их глазах легкое удивление. Но буквально в следующую же секунду они справились с этим, но было уже поздно.
     Подстегиваемый адреналином и, вспоминая убитых и стонущих от боли молодых шиноби Суны в больнице, я моментально призвал окружающий меня песок, который за секунду спрессовал в десятки малых пуль, которыми и атаковал напавших на меня шиноби Кири. Первый враг, не ожидая от меня подобного, не успел защититься. Он лишь выставил кунай в защитной стойке, но это мало чем помогло ему, когда десятки спрессованных песчаных снарядов продырявили его тело в нескольких местах. Второй же шиноби оказался более удачлив. Прикрывшись телом своего напарника, он смог получить лишь небольшие ранения и, видя смерть одного из своих, разъяренно бросился ко мне.
     Занесенный в быстром замахе кунай был остановлен моим песчаным щитом, который тут же моментально обвился вокруг руки шиноби, не давая ему двигаться. Шиноби Кири попытался было силой вырваться из захвата моего песка, но это стало очередной его ошибкой. Произведи он вместо этого замену, то может быть и выжил бы, но дав мне ещё пару мгновений, он оказался проколотым выскочившим из-под меня песчаным копьем, буквально нанизавшись животом на него.
     Только после того, как я убил своего второго противника и увидел огромные лужи крови и вываливающихся внутренностей, я, неожиданно пошатнувшись, понял, что только что смог убить двух людей. Внезапная тошнота подступила к горлу и я не сдержался, меня вырвало, несмотря на то, что это не первые трупы, которые я уже видел.
     Но долго позволить себе такую слабость я не мог, так как со стороны колодца появилось ещё больше шиноби, и они, увидев трупы своих соратников, направили всю свою жажду крови на меня. Невольно моё тело даже задрожало, но очень быстро я подавил эту дрожь в себе, и не последнюю роль в этом сыграло то, что одновременно с появлением новых врагов, наконец, показались и союзники. Десятки шиноби Суны появились возле меня и, увидев два мертвых тела лежащих тут и сопоставив детский крик, предупредивший их ранее, они быстро все поняли.
     — Ты хорошо постарался, малыш, — услышал я смутно знакомый голос. И, приглядевшись, я понял, что одной из прибывших шиноби была Пакура. А рядом с ней стояла и её ученица, которая с легким шоком смотрела на меня. Кроме этого я видел одобрение и признание в глазах других шиноби, и неосознанно мое тело наполнилось чувством выполненного долга, я почувствовал прилив новых сил.
     — Вперед! Убейте их всех! — внезапно я вновь услышал знакомый голос того здоровяка, а вместе с ним теперь уже было никак не меньше нескольких сотен шиноби с протекторами шиноби Ивагакуре и Киригакуре.
     Видимо враги с самого начала планировали сначала стянуть все силы Сунагакуре на стены, а затем, воспользовавшись неожиданным нападением, они зашли бы в тыл наших основных сил и начали резню. Но, благодаря мне, внезапного нападения не получилось. Я стал свидетелем того, как сотни шиноби Суны столкнулись в противостоянии с противником. Звуки столкновения металла о металл наполнили воздух, резкий запах крови моментально заполнил всё пространство. Я впервые вживую смог оценить, насколько на самом деле опасны и смертоносны шиноби. И, если честно, я одновременно был впечатлён и разочарован. Основная масса сражающихся, видимо, состояла из генинов и чунинов. Наблюдая за их сражениями, я не видел ничего особо впечатляющего, за редким исключением.
     Впрочем, Пакура с нашей стороны и тот самый здоровяк со стороны шиноби Кири резко выбивались из общей картины. Что одна, что второй, каждой своей атакой убивали сразу по несколько человек, и обычные шиноби просто не могли противопоставить им хоть что-нибудь.
     — Ааа! — услышал я резкий крик. Голос показался мне знакомым, отчего мое внимание переместилось с Пакуры и здоровяка на того, кто только что вскрикнул. Сам я с прибытием подкрепления постарался спрятаться, что с моим мелким телом во всей этой суматохе оказалось сделать довольно просто. И нет, я не струсил. Я лишь решил правильно для начала оценить обстановку и, беря в расчет своё ограниченное количество чакры, собирался вмешаться лишь тогда, когда действительно смог бы помочь.
     Вот и сейчас, я увидел, как один из шиноби Ивы смог ранить Маки, ученицу Пакуры и уже собирался убить её, но возникший за его спиной песчаный шип не дал ему сделать это, попросту убив его.
     — Что? — девушка видимо не сразу осознала, что произошло, а потому моё неожиданное появление рядом с ней, удивило её.
     — Сосредоточься на сражении, — невольно подражая отцу, я машинально отдал приказ ей, — Я помогу. — всё ещё ошарашенная девчонка лишь кивнула мне и больше обращать внимание на сражение других шиноби времени у меня не было. Тут бы самому выжить.
     Впрочем, в самое пекло я не лез, сосредоточив свои силы на защите и поддержке союзных шиноби. Песок, управляемый моей волей, больше защищал и прикрывал союзников, нежели убивал вражеских шиноби.
     Где-то я останавливал своим щитом град снарядов, брошенных врагом, тем самым прикрыв и защитив не только себя, но и других. Где-то, используя песок, как веревку или хлыст, выдергивал из-под удара в самый последний момент шиноби Суны, тем самым спасая им жизнь. И таким образом я сам не заметил, как вокруг меня сформировалась целая команда, которую я прикрывал, а та, в свою очередь, не беспокоясь о своей защите безнаказанно убивала вражеских ниндзя.
     Но долго продолжаться это не могло, совсем скоро нашу успешную контратаку заметили и всё больше и больше вражеских шиноби начали наседать на нас.
     — Стихия воды: водяной шар!
     — Стихия воды: водный таран! — просчитав и обнаружив мою слабость, враги стали использовать ниндзюцу, основанные на водном элементе, тем самым нейтрализуя мой песок. Под таким давлением я уже не мог эффективно защищать остальных, тем более, что враг сосредоточил свои атаки на мне.
     Медленно, но верно, под таким напором мне пришлось отступать. Впрочем, использовать водные техники в пустыне очень выматывающе и требует гораздо больше чакры, чем обычно привыкли вражеские шиноби. А под палящим солнцем песок к тому же и крайне быстро высыхает.
     Более того, управление песком не единственная способность, доступная мне, а потому всё так же работая в команде, я теперь управлял металлическим оружием, повсюду разбросанным по полю боя. А Маки и остальные шиноби Суны, поменявшись со мной ролями, теперь защищали меня.
     Предоставив свою защиту другим, ну и моему автоматическому щиту, я, используя стихию магнетизма, поднял в воздух десятки кунаев, сенбонов и сюрикенов.
     — Нинпо: Шурикен Каге Буншин но Дзюцу, — впервые за весь бой используя печати, я воспользовался техникой, которой не так давно обучил меня отец. Впервые услышав её название, я очень сильно обрадовался, хоть и не показал этого. Тем более, по словам отца, это не единственная техника, которую они смогли позаимствовать у шиноби Листа.
     Стоило мне только закончить складывать печати, как вместо десятка снарядов под моим контролем, их стало несколько сотен и весь этот смертоносный град сейчас обрушился на противника.
     — Ааа!
     — Да что он за чудовище?!
     — Бежим! — видимо, картина того, как четырехлетний ребенок убивает сразу с десяток шиноби, изрядно так сказалась на боевом духе противника. А правда была в том, что этой последней своей атакой я полностью исчерпал свою чакру. Да и убитые мной шиноби — это в большинстве своем лишь генины и чунины. Если я и убил какого-то джонина в этом бою, то только в командной работе с остальными.
     Полностью обессиленный, я больше уже не мог ничего сделать и, под прикрытием других шиноби Суны, Маки вынуждена была вынести меня с поля боя, которое лишь набирало всё больше оборотов. Краем сознания я отметил, что Пакура начала сражаться с тем самым здоровяком, который орудовал Самехадой, но сделать хоть что-нибудь я уже не мог.
     Едва удерживаясь на спине отступающей Маки и чуть ли не теряя сознание от истощения, я всё же смог увидеть отца, смотрящего на меня издалека. Но это было последним, что я увидел, после чего моё сознание отключилось.

Примечание к части

     Итак, вот и первое сражения Гаары, что вы думаете на этот счет? По поводу размера глав, поступлю так, в рабочие дни буду выкладывать такие вот небольшие главы, когда же у меня будет выходной буду писать их специально в большем объеме. Я к слову учел некоторые замечания, так что постараюсь исправиться. Для начала не буду резко прерывать главы и завершать мысль, вместо этого в последующих главах буду продолжать уже описанное, ну по крайней мере постараюсь делать это по возможности. Было кстати отчасти и справедливо замечание и про Шукаку. Пока его мало, очень мало и с этим я согласен. Но уже в следующей или же в крайнем случае ещё через одну главу, появится и он. В общем пойду посплю ещё пару часиков, прежде чем пойду на работу, надеюсь глава понравится вам. Если есть ещё замечания, пишите, если они обоснованы постараюсь учесть их. Бечено
>

Том 1 Глава 10 Война, часть 5

     Нет эмоций — есть покой.
     Нет неведения — есть знание.
     Нет страсти — есть безмятежность.
     Нет хаоса — есть гармония.
     Нет смерти — есть Великая Сила.
     Стоило мне только провалиться во тьму, как моментально мир вокруг меня изменился. Вместо пограничной крепости, где повсюду бушевала жестокая битва, я оказался посреди бесконечной пустыни, единственным ориентиром в которой была огромная песочно-коричневая гора, возвышающаяся в нескольких десятках метров от меня.
     Оказавшись внезапно здесь, я не был растерян. За прошедшие годы, я уже появлялся тут несколько раз и с тех пор уже немного привык к этому. Впрочем, оживающая прямо на моих глазах гора, которая на самом деле является огромным песчаным тануки, по-прежнему удивляет меня.
     И стоило только этой огромной туше, окруженной со всех сторон барьером, взглянуть на меня своими бездонными черными склерами, как меня всего буквально пробирает дрожь. В его желтых зрачках, напоминающих четырехконечные звезды, читалась безумная жажда убийства, и вся она, сейчас, была направлена лишь на меня.
     — Ты всё же осмелился вновь появиться тут, пацан? — голос огромного зверя грохотал, отражаясь по всему моему внутреннему миру. В его тоне читалось обманчивое спокойствие, которое, впрочем, ни на секунду не обмануло меня. Да и сам биджу вскоре вернулся к привычной ему манере поведения. — Разве я не говорил тебе, что убью тебя? ГОВОРИЛ?! Я СОЖРУ ТВОЮ ДУШУ, ПАЦАН! ПОСЛЕ ЧЕГО ЗАХВАЧУ ТВОЁ ТЕЛО, А ЗАТЕМ НАЧНУ УБИВАТЬ ВСЕХ ТЕХ СЛАБАКОВ, ЧТО ЗАТОЧИЛИ МЕНЯ В ТЕБЕ! НУ ЖЕ? ВЫПУСТИ МЕНЯ! ПОДОЙДИ КО МНЕ БЛИЖЕ! НАВЕЧНО УСНИ В ЭТОМ МИРЕ И ПОЛНОСТЬЮ ОСВОБОДИ МЕНЯ!
     Столкнувшись с этим сошедшим с ума тануки в первый раз, признаюсь честно, я сильно испугался его. Его безумие крайне опасно. Мне порой кажется, что он даже способен воздействовать им на меня. К тому же, если я буду слишком долго находится в этом месте, то Шукаку может попробовать захватить моё тело снаружи.
     Впрочем, это произойдет, только если моя воля окончательно уступит ему, как это было с другим «я» в детстве. Так что особо опасаться одержимости собственного тела мне не стоит. До тех пор, пока его барьер подпитывается моей волей, так просто он не сможет захватить меня.
     Что, впрочем, не мешает ему косвенно влиять на моё сознание через свою чакру, которая даже сейчас вливается в мой истощенный очаг.
     Хорошим примером может послужить тот случай с Пакурой, когда Шукаку сознательно усиливал испытываемые мной в тот момент эмоции, рассчитывая на то, что, обуреваемый сильными противоречивыми чувствами, я лично освобожу его.
     О его влиянии на мои эмоции в тот день, если быть честным, я понял далеко не сразу. А когда осознал, то ненадолго покрылся холодным потом, понимая, что, в какой-то мере, этот безумный зверь манипулировал мной.
     Впрочем, сегодня я появился здесь не за тем, чтобы задумываться об этом. Куда лучше будет попробовать поговорить с ним в очередной раз.
     — Может мы хотя бы обсудим это? — в который раз обреченно попытался достучаться я до Шукаку.
     — ЗАТКНИСЬ! ЗАТКНИСЬ! НЕ ГОВОРИ СО МНОЙ СВОИМ МЕРЗКИМ ГОЛОСОМ, ЧЕРВЯК! НЕМЕДЛЕННО ПОДОЙДИ КО МНЕ, ЧТОБЫ Я СМОГ РАЗОРВАТЬ ТЕБЯ НА КУСКИ И СОЖРАТЬ! — и в этот раз говорить с Биджу было попросту бесполезно. Видимо, это существо понимает лишь силу, и кто-то, настолько слабый в его глазах, как я, попросту не достоин того, чтобы его услышали.
     — Хорошо, — я уже смирился с этим и, молча развернувшись спиной к обездвиженному Шукаку, направился в противоположную сторону от него. Но последние мои слова или, возможно, своеобразное предупреждение всё же сорвались с моих губ. — Тебе осталось ждать не так долго, Шукаку. Как только я стану сильней, я ещё вернусь! И тогда я заставлю силой тебя умолкнуть, и ты услышишь то, что я хочу сказать. — разъяренный и ещё более безумный рев Биджу последовал мне в ответ, но я уже не обращал на это внимание. Уже привычно используя печать концентрации, я смог покинуть свой внутренний мир и вернуться обратно в реальность.
     ***
     Пакура видела, как её ученица отступила с поля боя, развернувшегося прямо внутри крепости, и в тайне облегченно вздохнула. Всё же куноичи переживала за девочку. Но теперь на какое-то время о ней можно будет не беспокоиться.
     Маки сейчас предстоит позаботиться о младшем сыне Казекаге, который приятно удивил многих сегодня. Мальчишка не только смог предупредить всех о надвигающейся опасности, но даже оказал серьезную помощь в сражении, прежде чем полностью истощил себя.
     Но задумываться о других у Пакуры попросту не было времени, убив очередного вражеского шиноби, девушка столкнулась наконец с лидером нападавших. Она уже давно узнала его и была немного удивлена, увидев шиноби Киригакуре во главе с одним из семи мечников Тумана.
     — Так значит Киригакуре решило вступить в союз с шиноби Камня? — парируя монструозный меч обычными кунаями, Пакура решила попытаться раздобыть немного информации напрямую от лидера врага.
     Но почти сразу же девушка поняла, что её противник не тот, с кем можно просто болтать во время боя. Мощный удар Самехадой отбросил Пакуру в сторону, и пусть куноичи успела поставить блок, она всё равно ощутила, как онемели её руки от силы, которую вкладывал Суиказан Фугуки в свои атаки.
     Впрочем, куноичи не растерялась и ещё в полете воспользовалась своей силой, призвав несколько солнцеподобных сфер, от которых исходил сильный жар. С их помощью Пакура смогла сначала зависнуть в воздухе, а затем тут же пустила их в атаку на врага.
     — Бесполезно! — прозвучал грубый мужской голос её противника. Обычно смертельная атака была с легкостью парирована им и его мечом. Жар, который должен был расплавить металл или иссушить тело вражеского шиноби, лишь бессильно впитался в клинок. А сам мечник, несмотря на свои габариты, молниеносно оказался возле нее. -Умри! — удар был попросту чудовищен, земля в месте удара образовала кратер, но самой Пакуры там уже не было. Произведя замену, куноичи оказалась сзади своего противника и новые сферы жара устремились прямо в спину врага.
     — Разве я не сказал, что бесполезно?! — вновь заблокировав её атаки своим мечом, огромный двухметровый мужчина жестоко оскалился, демонстрируя девушке свои заостренные зубы. — Суйтон: Великий водяной Дракон! — увидев знакомые печати и услышав его слова, Пакура в шоке расширила свои глаза, но уже в следующий момент, ей пришлось применить технику замены на одних лишь инстинктах. И теперь куноичи в ужасе смотрела за тем, как посреди пустыни возник огромный десятиметровый водяной змей, который своей атакой разом убил несколько десятков шиноби Суны.
     — Невозможно! — невольно вырвались слова из уст девушки, которая наблюдала за тем, как этот монстр сразу же после своей сильнейшей техники начал использовать более слабые, но не менее смертоносные водные ниндзюцу посреди пустыни. При этом он не выказывал ни малейших следов истощения и не забывал размахивать своим мечом, убивая близко подобравшихся к нему шиноби.
     — Вот ты где? — кровожадно улыбнулся лидер семерки мечников Тумана, когда смог вновь найти Пакуру. От его уверенного взгляда и победного выражения на лице Пакура стала злиться. И, вновь используя Шакутон, девушка начала швырять сконцентрированные сферы жара в Фугуки, и под их прикрытием попыталась сблизиться с ним.
     — Умри! — в гневе от того, что эта мерзость смогла убить стольких её соратников, Пакура уже собиралась проткнуть грудь отвлекшегося на её предыдущую атаку мечника, но вместо тела противника лишь уничтожила его водяного клона. А сам враг в тот же момент оказался прямо у нее за спиной и мощнейшим ударом Самехады буквально разорвал ей спину. А сам меч в момент касания поглотил большую часть её чакры.
     — Кха, — кашлянула кровью Пакура сразу, как только попыталась встать. Ноющая боль в спине отдавалась невыносимым жаром, а слабость от резко сократившегося резерва чакры не позволяла ей даже упереться руками в землю.
     — И это всё? — владелец Самехады медленно приближался к ней, словно специально растягивая момент её будущей смерти. — Я разочарован! Ты оказалась гораздо слабей, чем я думал. — ударом ноги перевернув девушку на израненную спину и вызвав у нее этим болезненный стон, Фугуки лишь маниакально оскалился, буквально нависнув вместе со своим мечом над своей жертвой.
     — Монстр, — сплевывая кровь и затуманенными глазами глядя на склонившегося над ней противника, Пакура едва слышно вымолвила, но её все равно услышали.
     — Нет! Ты ошибаешься! Это не я монстр, это лишь ты оказалась слишком слаба, Шакутон но Пакура, — куноичи медленно начинала терять сознание. Но даже так, глядя в глаза своего врага, она не сдавалась и искала способ убить его. Она незаметно собиралась с силами, пока Суиказан Фугуки всё продолжал разглагольствовать посреди поля боя. — А ведь знаешь, из-за глупости вашего Казекаге, который отказался пожертвовать тобой, сегодня Сунагакуре потерпит сокрушительное поражение. Ну разве он не дурак?
     — Повтори, что ты только что сказал? — даже сквозь сильную боль, сказанное мечником, шокировало девушку.
     — Ха! — видя, наконец, её реакцию, Фугуки победно оскалился. Всё же его любимым занятием было медленно погружать свою жертву в отчаяние. И пока на поле боя образовался временный перевес, благодаря его стараниями, шиноби Киригакуре не смог себе отказать в удовольствии. — Ты не знала? Мизукаге и ваши старейшины готовы были заключить мирное соглашение между нашими селениями. И ценой всего этого, должна была стать всего лишь твоя жизнь.
     Если бы ты только умерла, то мне не пришлось бы тащиться в эту дыру и штурмовать вашу крепость. Но ваш Казекаге оказался тем ещё глупцом. Как я слышал, он не стал слушать ваших старейшин и отказался жертвовать тобой. И итогом всего этого теперь станет не только твоя смерть, но и всего селения Скрытого в Песке. — Пакура была шокирована всем услышанным только что, а Фугуки, видя осознание в глазах куноичи, лишь маниакально оскалился и занес для своего последнего удара Самехаду.
     — УМРИ! — видя отчаяние в глазах раненой девушки, тело Суиказана наполнилось небывалой радостью. Обрушивая Самехаду на нее, он испытывал ни с чем несравненное блаженство. Но уже в следующий миг сильнейшим ударом в живот его отбросило в сторону и протащило несколько метров по песку. — Ты?! — глаза лидера мечников Тумана расширились в неверии, когда, прямо перед раненой Шакутон но Пакурой встал Казекаге Скрытого Песка.
     — Пора заканчивать этот фарс, — голос красноволосого мужчины был лишен каких бы то ни было эмоций, и его холодный, пронизывающий взгляд сейчас был обращен прямо на Суиказана.
     — Почему ты тут? — Мечник скрытого Тумана никак не рассчитывал на то, что в это сражение вмешается лично Казекаге. Всё же у Ивагакуре на их стороне есть ещё джинчурики и сам Тсучикаге. И было бы полной глупостью игнорировать их и вмешиваться лично в эту битву.
     — Не зазнавайся! Для такого, как ты, будет достаточно лишь моего клона, — словно прочитав мысли шиноби Киригакуре, клон Казекаге ответил на его сомнения.
     — Ах ты! — разозлился от его слов мужчина и, поудобней перехватив Самехаду, приготовился к атаке. Но в отличии от Пакуры, нынешний его противник был на совершенно другом уровне. Буквально в следующий же момент за спиной клона Казекаге образовалась огромная золотая волна, которая устремилась в сторону мечника.
     Суиказан попытался защититься от нее Самехадой, которая тут же начала поглощать чакру из техники врага. Но золотой песок Казекаге был не так прост. Его атаковали сразу со всех сторон и, не успел Суиказан опомниться, как он уже был сдавлен огромной массой песка из чистого золота.
     И жертвой этой техники был не он один. Сотня шиноби Киригакуре и Ивагакуре, которые ещё были живы, тоже оказались жертвами техники Казекаге, не способные вырваться из его плена.
     — Нинпо: Золотая Гробница, — сжав руку в кулак, Раса резко уплотнил всю эту массу золотого песка и попросту раздавил сотню шиноби врага, в буквальном смысле выдавив из них кровь, как сок из переспелых фруктов.
     Шиноби же Скрытого Песка, ставшие свидетелями столь подавляющей силы, были на мгновение шокированы. Но, спустя пару секунд громогласный победный рёв огласил всю крепость и множество восхищенных взглядов были обращены в сторону их правителя и лидера.
     И никто не заметил, как из кучи золотого песка спустя некоторое время медленно выполз раненый, но всё ещё живой мечник. Фугуки специально выждал время, убедившись в том, что Казекаге не заподозрил ничего. И, дождавшись его ухода, один из сильнейших шиноби Киригакуре, осторожно передвигаясь и скрывая свою чакру, направился обратно к колодцу, из которого и попал в эту крепость.

Примечание к части

     Итак, спонсором нынешней главы, стал один из читателей. Роман благодарю за спонсирование моей музы. Если честно, я конечно тот ещё тугодум и сначала не сразу заметил приход денег. А когда заметил, не сразу сообразил откуда, ведь реквизиты я не выкладывал. В общем спасибо. В качестве благодарности хотел выложить главу побольше, но всё же в другой раз, пойду лучше спать. Что же касается самой главы, я и правда хотел сделать её больше, но слишком часто перечитывал и исправлял. В итоге на это ушло куда больше времени, чем я рассчитывал. Под сомнением конечно излишняя говорливость самого мечника, но будем честны, в каноне многие этим грешили, так что я решил сделать его болтуном. Что же касается Пакуры, она конечно не так слаба, как может показаться в этой главе, просто противник ей попался крайне не подходящий, она мало что могла сделать против него. А вот насчет Расы, не уверен. Всё же в большинстве своем мне кажется шиноби ниже рангом мало что могут противопоставить его хоть и примитивной, но крайней эффективной технике. Если шиноби Камня ещё могли спастись техниками земли, то вот шиноби Кири со своими техниками вряд ли. Но что одни что вторые к моменту вмешательства Казекаге уже были измотаны и истощены и Раса, просто задавил их своим "авторитетом". Один лишь Суиказан выжил, но тому грех был умереть, когда у него в руках Самехада. Что же касается его побега, то у Расы есть более важные дела, чем проверять его смерть, так как близиться атака джинчурики и Тсучикаге. Бечено
>

Том 1 Глава 11 Война, часть 6

     — Пакура-сенсей?! — стоило мне только прийти в себя, как я тут же услышал громкий и отчаянный крик Маки прямо возле себя. Медленно открыв глаза, я стал свидетелем того, как девушка-подросток кинулась к двум шиноби Суны, которые принесли в лазарет сильно раненную куноичи.
     — Вы очнулись, Гаара-сама! — радостный и полный беспокойства голос Яшамару прозвучал у меня за спиной. Только успев повернуться к нему лицом, я вновь оказался в его внезапных объятиях. — Как я рад! Хорошо, что с вами ничего не случилось. Простите меня, Гаара-сама, я не сдержал своего обещания и не защитил вас. — я видел, как дрожали плечи взрослого мужчины, пока он обнимал меня, и как текли слезы по его лицу. Хотел бы я просто верить, что все его действия лишь ложь и притворство. Но когда видишь его таким и чувствуешь его искренние эмоции, невольно задумываешься, а что если он не врет и не обманывает меня?
     — Все хорошо, Яшамару, — мой голос звучал едва слышно, посреди переполненного госпиталя, полного криков и стонов раненных. — Ты ни в чем не виноват.
     — Нет, Гаара-сама, — разорвав свои объятия, Яшамару серьезно посмотрел мне прямо в глаза. — Я должен был быть там и защитить вас. Такое обещание я дал самому себе и своей покойной сестре. И я не прощу себе, если с вами что-то случится. — в ответ же на его слова мне ничего не оставалось, кроме как кивнуть ему. Я видел, что он был серьезно настроен и отступать от своих слов не намерен. Разобравшись же с этим, я вновь обратил своё внимание на сильно раненую Пакуру.
     Последним, что я помню, было то, как она сражалась с тем гигантом, у которого была Самехада. И видимо, насколько бы сильна сама девушка не была, но против такого противника она всё же не устояла.
     — С ней всё будет хорошо, Яшамару? — глядя на то, как девушку тут же начали лечить подскочившие к ней ирьенины, задал я невольно вопрос.
     — Госпожа Пакура очень сильная куноичи, Гаара-сама, — видя, на кого я обратил своё внимание, попытался подбодрить меня дядя. — Уверен, она выживет и очень быстро пойдет на поправку. — в очередной раз я лишь молча кивнул на его слова, но одновременно с этим прозвучал ещё один очень сильный взрыв, от которого я едва не свалился с кровати. Когда я всё же смог восстановить равновесие, увидел беспокойство на лицах многих шиноби и осознал, что ещё ничего не кончено.
     — Куда вы, Гаара-сама? — видя, как я встал с кровати и уже намеревался куда-то идти, путь мне преградил дядя.
     — Я должен идти, Яшамару, — если честно, я и сам не знал, откуда во мне такая уверенность. Но если я что-то и осознал в той короткой битве, так это то, что даже со своей силой я могу быть полезен.
     — Вам туда нельзя, — протестовал против моего утверждения дядя. И в другой раз я был бы с ним полностью согласен. Но видя перед своими глазами смерти всех этих шиноби, которые в большинстве своем ещё только подростки, я просто не могу сидеть и ничего не делать.
     — Я пойду! — мой взгляд, обращенный на моего дядю, был предельно серьезен. И Яшамару, видя меня таким, лишь обреченно вздохнул и присел возле меня.
     — Честное слово, в такие моменты вы очень походите на своего отца, Гаара-сама. — я видел, как на его лице боролись противоречивые эмоции. Но совсем скоро его глаза вновь приобрели ту самую решимость, что я видел в кабинете отца. — Хорошо, но в этот раз я пойду с вами и буду защищать вас.
     — Но? — я хотел возразить. Всё же его работа в госпитале была очень важна. Однако, встретившись с его взглядом, я не стал договаривать. И, прекрасно меня поняв, дядя встал и всё же уступил мне путь. Пару мгновений набираясь храбрости, я всё же сделал свой первый шаг, а потом ещё один и ещё.
     Решение вновь вернуться на поле боя далось мне нелегко. Уверен, всё оставшееся сражение я мог бы просто отсидеться в госпитале, и мне бы и слова никто не сказал. Но, вспоминая свой недавний бой, я наполняюсь решимостью, ведь мои невеликие силы всё же могут спасти и защитить других. И нет, я не проникся вдруг любовью и преданностью к окружающим меня шиноби Песка. В первую очередь я делаю эти шаги не ради них, а ради самого себя.
     Останься я тут, будучи вновь с полным резервом чакры, и я всё равно ничем не смогу помочь. А избегая поля боя, где я, как раз таки, способен оказать помощь, это всё равно, что убегать от самого себя.
     Убежав раз, ты будешь бегать всю свою оставшуюся жизнь. Я не раз видел подобные примеры ещё в своей прошлой жизни. А потому я убегать не собираюсь. И пусть результатом моего глупого решения может стать моя жизнь, я готов к этому. Я уже умирал один раз, умру и другой. Главное — остаться верным самому себя, даже, если тебя ждет смерть.
     С такими мыслями я и направлялся к выходу из полевого госпиталя. Яшамару же шёл возле меня и пусть он не показывал этого, но внутри него всё ещё боролись друг с другом противоречивые эмоции. Уже возле самого выхода к нам незаметно присоединилась и Маки. И таким образом мы втроем и направились на поле боя.
     ***
     Страна ветра, граница вблизи страны Земли, ставка командования Ивагакуре, 26 марта 54 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     — Отец, похоже слава семи мечников Тумана всё же преувеличена, — слыша слова своего сына, Ооноки не стал ему ничего говорить. Всё же Суиказан Фугуки не слаб, это Тсучикаге мог сказать точно. Но его сила бесполезна, если он даже не может выполнить простой план. В конце-концов, именно Ооноки придумал его.
     Своими основными силами Тсучикаге вынудил шиноби Сунагакуре стянуть все свои резервы к стене, а затем внезапная атака со спины должна была отвлечь их, после чего началась бы массированная атака спереди. Но теперь план в очередной раз придется менять.
     — Китсучи, — окликнул Ооноки своего сына, — Приготовься и отдай приказ остальным. Мы выдвигаемся! — Тсучикаге решил действовать сам и просто ударить своих врагов прямо в лоб. Уменьшив собственный вес, Ооноки завис над землей, а затем, медленно набирая скорость, направился в сторону вражеской крепости.
     Это стоило сделать ещё с самого начала. Но после прорыва из песчаного шторма, который устроили шиноби Суны, Ивагакуре понесла серьезные потери. А потому Ооноки хотел сберечь жизни своих людей, предприняв план с внезапной атакой. Но теперь остается лишь атаковать в лоб, и старик понимал, что таким образом количество жертв с его стороны будет только расти.
     Но в его силах избежать этого. Именно поэтому Ооноки медленно, но неотвратимо, приближался к вражеской крепости под ликующие крики шиноби Скрытого Камня. Одновременно с этим Тсучикаге видел, как шиноби Сунагакуре в спешке покидали стены крепости, но было уже поздно.
     — Джинтон: Генкай Хакури но Дзюцу — создав трехмерный объект со сферическим ядром внутри него, Ооноки выпустил его в сторону крепости Сунагакуре. А когда тот достиг стены, Тсучикаге моментально увеличил объект и тут же взорвал его, тем самым буквально за мгновение уничтожив крепостные стены и превратив их в пыль.
     На этом Ооноки не остановился. Он уже приготовился применить ещё одну атаку стихии пыли, тем самым намереваясь уничтожить большую часть вражеской армии. Но буквально в следующий же миг в его сторону устремились несколько сотен кунаев со взрывными печатями на них, и Тсучикаге пришлось направить свою атаку на защиту, тем самым уничтожив атаковавшие его объекты.
     — Казекаге-доно, решил остановить меня? — Как и сам Ооноки, Раса сейчас находился высокого в воздухе, стоя на платформе из золота и молча наблюдая за лидером вражеских сил.
     — Рьютенбин но Ооноки, — холодно назвал по именно своего врага Казекаге. — Сегодня твоей жизни придет конец. — Одновременно со словами Расы из земли выстрелили просто-таки колоссальные массы золотого песка, которые устремились в сторону Тсучикаге.
     — Интересно! Хорошо, покажи мне всё на что ты способен, мальчишка! — Ооноки видел, как Китсучи повел шиноби Ивагакуре в атаку. А вместе с ними были и два джинчурики, способные повернуть ход этого сражения в их сторону. Сам же Тсучикаге намеревался заняться Казекаге, тем самым лишив шиноби Суны поддержки.
     ***
     Наблюдая за тем, как на моих глазах попросту испаряют крепостную стену, я едва сдержал дрожь своего тела, представив себе, что бы было, если бы я успел попасть туда.
     Я видел, что перед тем, как попросту испарились стены, на них ещё были шиноби, которые командовали отступление всем остальным. И сейчас, высоко в небе, Раса сражался с невысоким стариком, который и сотворил всё это. Если бы отец вовремя не вмешался, своей следующей атакой этот старик уничтожил бы всю крепость и всех шиноби Сунагакуре в ней.
     И пусть теперь отец сражался с Тсучикаге лично, но без прикрытия стен в крепость хлынули вражеские Шиноби в огромном количестве. Их были тысячи, и шиноби Суны, молча сомкнув ряды, ожидали их приближения, попутно используя дальнобойные техники и кунаи, стараясь тем самым сократить их число.
     — Никуда не отходите от меня, Гаара-сама, — глядя на приближающуюся живую волну, Яшамару ещё раз обеспокоенно глянул на меня, но ничего не сказав, лишь молча приготовился защищать меня.
     Я же, взяв пример с остальных и помня свой прошлый урок, решил атаковать дальнобойными техниками тоже. Используя печать концентрации, я начал призывать к себе весь песок в окрестностях, а затем начал спрессовывать его и создавать песчаные пули. Сначала их было всего около десятка, затем сотня, а после и вовсе несколько сотен. Я старался не отвлекаться на окружающие меня взрывы и крики, и когда понял, что больше создать не смогу, начал складывать печати.
     — Хенге но Дзюцу! — базовая академическая техника Е-ранга в моих руках превратилась в смертоносную технику, когда изменила песчаные пули на металлические. А затем все эти смертоносные снаряды тут же устремились в сторону врага.
     Многие из вражеских шиноби уже давно заметили мою готовящуюся атаку, так как она заняла у меня довольно много времени и, призвав каменные стены, они защитили себя.
     Но были среди них и те, кто либо не успел среагировать, либо просто не смог, тем самым я всё же помог сократить ряды нападающих прежде, чем они сблизились с нами.
     Повторить успех времени уже не было, так как враг молниеносно сократил расстояние и битва перешла на близкую дистанцию. Я, в отличие от прошлого раза, потратил не так много чакры на эту атаку, а потому тоже был готов к битве.
     Первого же атаковавшего меня шиноби перехватил Яшамару, отклонив его атаку и завязав с ним бой. Но почти сразу, используя песок, я схватил этого шиноби за ногу и повалил на землю, а Маки, уже привыкшая к этому, вовремя подскочила к нему и перерезала кунаем горло.
     Дальнейшая битва превратилась для меня в непрекращающийся калейдоскоп сменяющих друг друга сражений, где компенсируя слабость своего тела, я использовал песок, как основное своё оружие.
     И в отличии от шиноби Киригакуре, мало кто из нынешних моих противников владел техниками стихии воды, а потому я сражался наравне с другими.
     — Дотон: Каменный град! — несколько десятков снарядов были выпущены по мне, но моя автоматическая защита остановила их все. А затем, повинуясь моей воле, песчаный хлыст выстрелил в сторону атаковавшего меня шиноби, и когда достиг его, кончик хлыста превратился в металлическое лезвие и отрубил ему голову.
     С каждой прошедшей секундой я чувствовал, как сокращался резерв моей чакры, который пусть и пополнялся довольно быстро за счет Шукаку, но при этом я ощущал, как с каждым мгновением этот психованный Тануки всё больше и больше пытается повлиять на меня, распаляя мои эмоции.
     — Берегитесь, Гаара-сама! — предупреждение Яшамару было бессмысленным, так как в ответ на выпущенные в меня снаряды из лавы опять среагировал без моего участия песчаный щит. Правда, почти сразу же песок начал плавиться, а я всё же обратил внимание на того, кто атаковал меня таким образом.
     И опять же он показался мне смутно знакомым. Это был мужчина с рыжими волосами, усами и бородой. Он носил большой головной убор, состоящий из трёх остроконечных концов, словно корона, в котором также располагался протектор Ивагакуре. И взгляд мужчины, обращенный ко мне, был одновременно пугающим и немного странным.
     И совсем скоро я понял почему, когда пущенные в него кунаи были отбиты внезапно появившимся покровом Биджу пока ещё с одним хвостом, торчащим у него из-за спины. Где-то ещё рядом я почувствовал похожую чакру и у меня на голове буквально волосы встали дыбом. И, судя по всему, не у меня одного.
     — Джинчурики! Они оба джинчурики, бежим! — некоторые шиноби Суны запаниковали, но к счастью, таких трусов было немного. К тому же почти сразу я заметил, как возле того рыжеволосого мужчины появилась госпожа Чиё и несколько десятков её марионеток. А возле другого джинчурики уже находился её брат вместе с другими старейшинами Сунагакуре.
     Дальнейшая битва напоминала для меня самый настоящий хаос, и с каждой минутой битвы я чувствовал разгорающиеся внутри меня эмоции Шукаку всё больше и больше. Видимо, почувствовав чакру других Биджу, он теперь наблюдал за битвой изнутри и даже охотно делился со мной чакрой, но при этом давление с его стороны на моё сознание лишь увеличивалось.
     С другой же стороны, это позволяло мне больше не беспокоиться о резерве и, прикрывая Яшамару и Маки, сражаться на полную против вражеских шиноби. Чем больше проходило времени и чем больше чакры Шукаку вливалось в мой очаг и кейракукей, тем сильней я себя чувствовал, не замечая изменений во мне.
     — Гаара-сама? — шокированный возглас Яшамару не сразу дошел до меня, но вот раскрывшиеся в шоке и страхе глаза вражеского шиноби всё же дали мне понять, что со мной что-то не так. Уделив же несколько мгновений своему внешнему виду, я понял, что медленно начал принимать такой же покров чакры Биджу, как и два других джинчурики, только в отличии от них, мой покров состоял из песка.
     — Что это? — услышал я не менее шокированный голос Маки с другой стороны от меня.
     — Всё хорошо, Яшамару, Маки, — проскрежетал я своим уже измененным голосом. — Я пока ещё могу контролировать себя. — и это было правдой. Пусть я уже и покрылся полностью песком и напоминал теперь миниатюрного Шукаку с его звездообразными желтыми зрачками, но моё тело всё ещё принадлежало мне. Правда, при этом я чувствовал себя гораздо сильнее и быстрее в этом режиме.
     И больше ничего не говоря, я продолжил сражение. Поток чакры Шукаку в мой очаг шёл не прекращаясь, а потому, выпуская один песчаный снаряд за другим, я не чувствовал ни следа истощения. Причем мои атаки были не только сильней из-за большего количества чакры, но и гораздо быстрей, порой пробивая даже выставленные в защите каменные стены.
     В других частях крепости уже вовсю шли ожесточенные битвы джонинов Скрытого Песка и двух джинчурики, а в небе за стеной крепости шла ещё более впечатляющая и удивительная битва.
     В моём же случае я тоже не остался без внимания со стороны сильнейших вражеских шиноби, которые с момента моего преображения устремились ко мне.
     — Так-так, кто это тут у нас? — путь мне преградил мужчина одетый в стандартный боевой жилет Ивагакуре и рубашку с единственным рукавом, оставляющей его правую руку полностью открытой. У него были остроконечные светло-коричневые волосы и заметно выступающие скулы, а также светло зеленые глаза.
     — Не думал, что шиноби Суны тоже задействуют своего джинчурики в этой битве, — в этот раз голос принадлежал ещё одному джонину Скрытого Камня. Он выглядит довольно высоким и мускулистым шиноби с волосами редкого пепельного оттенка. Также у него имеется небольшая борода и довольно-таки крупный нос. — Гари, займемся им вместе!
     — Ха! Не смеши меня, Китсучи. На эту мелочь одного меня более, чем достаточно, — увидев этих двух джонинов Скрытого Камня, у меня даже сквозь покров Биджу мурашки пробежали по всему телу.
     Яшамару и Маки попытались было выступить вперед, чтобы защитить меня, но почти сразу же к ним подскочили ещё шиноби Ивы и завязали с ними бой. Таким образом, впервые за всю битву, я остался один против двух элитных шиноби.
     Ждать, пока они атакуют меня, я не стал. Взмахнув обеими руками, я выстрелил ими прямо в сторону врагов. Но эти двое были не такими, как прошлые мои противники. Я даже среагировать толком не успел, как тот, кого назвали Китсучи появился сбоку от меня и сильнейшим ударом попросту подбросил меня в воздух на несколько десятков метров.
     Если бы не песчаный покров, то одного этого удара было бы достаточно, чтобы убить меня.
     — Куда ты смотришь, пацан?! Я тут! — ища глазами атаковавшего меня шиноби, я услышал радостный мужской голос сверху надо мной. А в следующий миг я ощутил сильную боль на спине, и меня со скоростью взрывного снаряда отбросило обратно на землю.
     — Гаара-сама?! — сквозь подступающую боль я услышал отчаянный крик Яшамару, но времени осматриваться по сторонам у меня по прежнему не было. Под влиянием чакры Шукаку рана, полученная мной, почти сразу же затянулась, а песчаный покров пробитый взрывом восстановился.
     Но все же выбраться из кратера, в котором я оказался после своего падения, мне не дали. Камень под моими ногами неожиданно ожил и две огромные ладони буквально вбили меня обратно в землю.
     Разозленный подобным отношением, я попросту обратил эти каменные ладони в песок и вовремя успел атаковать прыгнувшего ко мне Гари. Песчаная волна, выпущенная мной, отбросила его от меня в сторону, а затем начала сжиматься вокруг него, желая раздавить.
     — Бах! — мощный взрыв отбросил песок в сторону от джонина Ивагакуре, но пусть он выжил, при этом не остался без ран.
     — Ах ты, отродье! — разозлился Гари и уже намеревался кинуться ко мне, но был остановлен своим напарником. — Что ты делаешь, Китсучи? — впрочем ответ ему пришел незамедлительно, когда возле меня появилось несколько сфер из сильного жара, а следом за ними передо мной возникла Пакура. Почти сразу же рядом с ней появились и Яшамару с Маки.
     Видимо, пока я сражался с этими двумя, Пакура, пусть и сильно раненная в предыдущей битве, решила вернуться в бой. Судя по всему, она сначала помогла своей ученице и Яшамару, а затем они уже направились ко мне.
     — Шакутон но Пакура, будь осторожен с ней, Гари. Её сила опасна, — даже несмотря на плачевное состояние куноичи, наши враги не собирались её недооценивать. Тем более, когда на её стороне был я.
     — Да ты только посмотри на нее, Китсучи. Она еле стоит, — говоря это, Гари моментально сорвался с места и устремился к раненой куноичи, которая выпустила в него свои сферы жара.
     — Ха-ха, куда ты целишься, дура?! — с легкостью уклоняясь от ее снарядов, Гари обрадовался ослаблению одного из сильнейших джонинов врага.
     — Гари, осторожно! — только сейчас, услышав предупреждение своего напарника, джонин Ивагакуре понял, что просчитался в своих действиях. Атаки Пакуры с самого начала были нацелены вовсе не на него. Она атаковала Китсучи, тем самым вынудив его напарника уйти в защиту. А самого Гари, который почти уже подобрался вплотную к девушке, за мгновение сковал взметнувшийся из-под его ног песок и обездвижил.
     — Умри! — шокированный взгляд Гари был обращен на совсем ещё мелкую девчонку, которая с кунаем в руке нанесла ему последний удар в его жизни. Маки же, воткнув кунай в сердце своего противника, почти сразу же отскочила от него, опасаясь неожиданных сюрпризов.
     Получив своевременную помощь, я обрадовался и, проскочив на огромной скорости мимо Пакуры и убитого джонина Ивы, устремился к другому своему врагу. Но в отличии от первого убитого нами, этот джонин был гораздо сильней. Даже в покрове Биджу мой удар был с легкостью остановлен им, а затем он броском перекинул меня через себя и впечатал в землю.
     Будь у него ещё немного времени, и он бы обязательно добил меня, но уже в следующий момент ему пришлось уклоняться от выпущенных в него кунаев, которые даже после промаха преследовали его, управляемые нитями чакры Яшамару.
     С присоединением к этой битве Пакуры ситуация на поле боя стабилизировалась и ни одна из сторон не могла перехватить инициативу. Многие со страхом ожидали результатов битвы двух Каге, ведь от того, кто из них двоих выиграет или проиграет, во многом зависит итог этого сражения.
     Но поворотным моментом на поле боя стало поражение одного из двух джинчурики Ивагакуре, высокого шиноби в красной паровой броне. Он очень плохо мог контролировать свой покров биджу, и в схватке против старейшин Сунагакуре и их боевых марионеток первым вышел из строя.
     Второму джинчурики пришлось вмешаться в его битву и в последний момент спасти его, но это лишь осложнило их ситуацию, так как почти потерпевшая поражение Чиё объединила свои силы со своим младшим братом и другими старейшинами.
     Китсучи же, оставшийся командовать силами шиноби Ивы на поле боя, пока его отец был занят сражением с Казекаге, всё это отметил для себя и, понимая, что сражение может быть проиграно, с тяжелым сердцем начал командовать отступление.
     Отдавая этот приказ, он перебарывал в себе горечь и боль от накатывающих на его сердце чувств. Но он осознавал, что даже если они и выиграют в этом сражении, дождавшись победы отца, то цена в итоге будет просто непомерно велика.

Примечание к части

     В общем, главу не проверял, нет к сожалению времени, надо на работу идти. Так что заранее прошу прощение за ошибки. Так же хочу поблагодарить ещё одного читателя, Андрея, за материальную поддержку рассказа. Что же касается самой главы, то события войны я затянул, так что думаю пора заканчивать. И да, изначально не собирался использовать покров Биджу Гаары, но он сам как то в процессе написания появился. Бечено
>

Том 1 Глава 12 Возвращение

     Наблюдая за тем, как армия шиноби Ивагакуре скрывается за горизонтом, я испытывал одновременно облегчение и легкое разочарование, так как мы попросту не могли преследовать врага, чтобы нанести ему ещё больший урон.
     Ни у кого из шиноби Суны в буквальном смысле не было сил, каждый из них отдал себя полностью и без остатка в этой битве. А потому я мог лишь молча наблюдать за последними удаляющимися силуэтами вражеских шиноби, скрывшимися за горизонтом одновременно с заходящим солнцем.
     Пограничная крепость, строившаяся с целью предотвратить вторжение врага, с гордостью исполнила свой долг и к концу битвы превратилась в одни лишь руины, которые стали теперь укрытием для тысяч раненных шиноби Суны. У многих ниндзя были открытые раны от кунаев, продолжающие сильно кровоточить, и сломанные кости, не дающие многим даже просто передвигаться. И посреди всего этого хаоса ниндзя-медики делали всё, чтобы как можно больше людей пережило этот день.
     И, несмотря на моё активное участие в битве, у меня самого ран как таковых не было. Чакра Шукаку помогла мне залечить их все, хотя Яшамару это не помешало забинтовать меня. Но в целом я был полностью здоров.
     А потому, чтобы не сидеть без дела, я решил помочь ирьенинам, бегая по их поручениям и иногда задавая вопросы по тем или иным техникам, которые они использовали, если конечно у них было на это время. Что удивительно, множество шиноби видело меня во время этой битвы, но при этом все они здоровались и улыбались мне. Многие хвалили меня и радовались вместе со мной нашей общей победе.
     Переходя от одного шиноби к другому, я давал тем, кто не мог двигаться, воды или же звал на помощь медиков. И таким темпом я даже не успел заметить, как в развалинах крепости совсем уже стемнело и повсюду начали разжигать костры.
     Сходив же в очередной раз к злополучному колодцу за водой и в одиночестве возвращаясь назад, я обратил внимание на расположенный в стороне от других шиноби костер, рядом с которым находился всего один человек. Невольно мои ноги сами понесли меня к нему и, остановившись на границе тьмы и света, я словно ждал, когда меня пригласят.
     — Подойди, — голос Расы звучал устало, оперевшись спиной к стене, он перевел свой взгляд с далекой пустыни прямо на меня.
     — Отец, — я не знал, что должен сказать ему. Я не понимал, почему вообще подошел к нему. Но видя его, сидящего в полном одиночестве, я просто не мог пройти мимо. И, обратив внимание на емкость с водой в своей руке, я машинально протянул её ему. — Вот, попей. Ты хорошо постарался сегодня, отец… — слова похвалы в сторону Казекаге давались мне нелегко, но кто-то действительно должен был сказать ему это. Сомневаюсь, что хоть кто-то из старейшин способен на подобное. А обычные шиноби даже не могут подойти к нему, не то что сказать нужные слова. А потому это оставалось сделать лишь мне.
     Ведь если бы отец не смог сдерживать всё это время Тсучикаге, то эта битва была бы заранее проиграна. А я прекрасно знаю, насколько силен на самом деле этот старик, и потому действительно впечатлён Расой.
     — Хм, — на какую-то долю секунды мне показалось, что на кончиках губ Казекаге даже появилась едва заметная улыбка, но когда я моргнул и попытался присмотреться повнимательней, то оказалось, что я ошибся.
     Но при этом Раса медленно протянул свою руку ко мне и, когда я уже думал, что он собирается взять у меня воду, его рука неожиданно оказалась у меня на голове и он легонько похлопал меня ею. И пока я пребывал в легком шоке от столь необычного проявления чувств Казекаге, Раса успел забрать у меня воду и, сделав вид, что ничего только что не произошло, молча начал пить.
     — Спасибо, отец! — не знаю почему, но в отличии от того же Яшамару, похвала вечно сдержанного Казекаге, пусть и столь скупая, очень сильно подействовала на меня. Причем гораздо сильней, чем все приветствия и признания шиноби Суны.
     После моих слов мы больше ничего не говорили, а просто молча сидели у костра и наслаждались прохладным ночным воздухом и звездным небом. И под огромным впечатлением от сегодняшнего дня я сам не заметил, как начал дремать.
     Обычно мой сон очень чуткий, и из-за Шукаку я редко когда могу поспать дольше одного часа за раз. Но в эту ночь я впервые за долгое время чувствовал себя спокойно и даже не заметил, как Раса осторожно укрыл меня.
     ***
     Путешествие обратно в селение Скрытого Песка заняло гораздо больше времени. Из-за огромного количества раненых и убитых шиноби дорога назад затянулась на целых полторы недели. Зато когда на горизонте появились знакомые горы и ущелье, служащее входом в селение, многие шиноби оживились.
     Стоило нам только подойти к самому ущелью, как сотня шиноби Суны, которая всё это время оставались на страже деревни, выстроились в ряд прямо на скалах и молча, но при этом торжественно приветствовала героев селения.
     Однако настоящий сюрприз нас ждал уже у выхода из ущелья. Стоило нам только выйти из темноты прохода и оказаться посреди освещенного солнечным светом селения, как десятки тысяч простых жителей Сунагакуре с громогласным и победным криком чуть не оглушили нас.
     Они хлопали, улыбались и с надеждой смотрели на выходящих из тёмного прохода шиноби. Кто-то, видя своих знакомых, громко звал их и поздравлял с грандиозной победой. Другие же, не видя своих родственников и любимых, не сдерживали свои скорбные крики и слезы, и тогда стоящие рядом с ними люди пытались подбодрить и поддержать их.
     Каким-то чудом я даже заметил среди толпы Темари и Канкуро, которые сначала с восхищением наблюдали за шедшим в самом начале Казекаге, а затем их взгляд упал и на меня. Они оба с неверием и шоком провожали меня своими глазами, ведь я шел не так далеко от отца и сильнейших джонинов селения. Таким своеобразным способом старейшины решили продемонстрировать простым жителям меня, как их живое и самое главное эффективное оружие.
     Но отметив для себя этот факт, я решил не придавать ему слишком много значения. Вместо этого я не сдержался и невольно улыбнулся, когда Канкуро попытался протереть глаза, не веря, что вместе с героями селения нахожусь и я.
     А затем я заметил в его глазах уже привычный озорной огонек и сразу же притворился, что не увидел его. Хорошо зная своего «старшего брата», я уверен, что ничего хорошего из его затеи точно не выйдет. В его нынешнем возрасте ему бы лишь подшутить над кем-то или же просто повеселиться. Другими словами, он ещё совсем дитя.
     Но на самом деле, я даже рад такому его веселому характеру, ведь в отличии от меня, Канкуро и Темари обычные дети. Они должны спокойно наслаждаться этим беззаботным временем, пока ещё могут.
     Я же в свою очередь сделаю всё возможное, чтобы это время у них было. И как мне кажется, отец думает так же, пусть и не показывает этого со стороны. В отличии от меня, он действительно заботится о своих старших детях, пусть те и не способны понять его скрытых чувств из-за своего малого возраста.
     ***
     Вернувшись в нашу с Яшамару квартиру, я наконец-то полностью осознал, что теперь считаю это место своим домом. Пережив все те ужас и кровь, вновь вернуться в мирную жизнь кажется таким нереальным.
     Возникает такое чувство, что стоит мне только закрыть глаза, как невольно я возвращаюсь в ту самую крепость, где повсюду гремят взрывы, слышится звук столкновения металла о металл, и под нещадно палящим солнцем проливается огромное количество человеческой крови.
     Но открыв глаза, я вновь возвращаюсь в свою родную комнату и вижу фотографию Каруры, расположенную на прикроватной тумбочке. Давным давно её поставил сюда Яшамару, и я не стал убирать её.
     — Я дома, мама, — за прошедшие годы я уже привык считать эту девушку своей матерью, а потому приветствие к ней вышло машинальным, и я даже невольно улыбнулся, глядя на ее фотографию.
     Теперь же, когда я вернулся живым из самого настоящего ада, даже впечатления от собственной комнаты изменились для меня. Вообще, эта битва сильно повлияла на меня.
     Только лично испытав на себе, что такое война, пусть и всего в одной короткой битве, как мне кажется, я смог понять, что мне делать и куда двигаться дальше. Я больше не могу плыть по течению, как делал это раньше. Пора мне взяться за обучение и собственные тренировки всерьез.
     Эта битва на самом деле ничто по сравнению с тем, что ждет нас всех в будущем. А потому, я должен быть готов к этому. Но как бы мне не хотелось начать тренировки прямо сейчас, были у меня и другие не менее важные дела.
     — Гаара! — громкий голос Канкуро, прозвучавший на пороге моей комнаты, был как раз-таки предвестником моей занятости.
     — С возвращением, дядя Яшамару, — услышал я из гостиной вежливый голос Темари, которая после небольшого приветствия дяди также оказался в моей комнате.
     — Почему вы тут? — их присутствие в нашей квартире, если честно, удивило меня. До этого мы могли встречаться лишь на полигоне.
     — Мы спросили у отца, и он нам разрешил, — первой успела ответить мне Темари, которая, подойдя ближе ко мне, начала с легким беспокойством осматривать меня.
     — Это не важно, — в отличии от нее Канкуро не остановило бы, даже если бы отец запретил ему. Куда больше его волновало явно другое. Его озорные карие глаза так же с интересом смотрели на меня. — Лучше скажи, Гаара. Ты правда был там и участвовал в сражении?
     — Да, — коротко ответил и кивнул я на его вопрос.
     — Круто! — глаза ребенка наполнились искренним восхищением, а вот Темари явно не разделяла полностью его радость. — Но почему ты? Я же старше! Почему отец не взял с собой меня? Уж я бы показал этим шиноби Ивы! — под впечатлением от собственных мечтаний, Канкуро даже вскочил на мою кровать и начал изображать удары руками и ногами.
     — Дурак, — беззлобно обозвала своего младшего брата Темари.
     — Сама дура! — не остался в стороне Канкуро и даже показал язык девочке. — Ты что же, сама не хотела бы быть там? Стоять рядом с отцом и сражаться с вражескими шиноби? — в ответ на вопрос Канкуро, сестра засомневалась. Они оба: что Темари, что Канкуро — хотели личного внимания и похвалу от отца. Но в отличии от своего младшего брата она понимала, что ничего бы не смогла, если бы направилась на поле боя. А потому её взгляд невольно вновь обратился на меня.
     — Гаара, с тобой всё хорошо? Тебя не ранили? — от искреннего беспокойства в голосе Темари я даже не знал, как себя вести с ней. А Канкуро, видимо только что осознав это, даже перестал подпрыгивать и так же с видимым волнением посмотрел на меня.
     — Всё хорошо. Яшамару уже залечил мои раны, — врать им обоим совершенно не хотелось, и если Канкуро мой ответ удовлетворил, то вот сестра явно поняла, что невредимым в том бою я не остался.
     — Покажи! — строгим голосом приказала она мне. Темари хотела своими глазами убедиться, что я не вру ей.
     — Да, покажи нам! — вторил ей Канкуро, но уже совсем по другой причине. Он наоборот хотел увидеть крутые шрамы. И под внимательным взглядом обоих детей я не мог отказать им и стянул с себя верхнюю одежду.
     Если честно, я не так уж и много ран получил в прошедшей битве, большинство из них уже давно прошли. Но один огромный шрам на спине всё же остался. Когда Гари атаковал меня сверху в спину, он явно использовал не простую атаку, раз даже смог пробить мой покров Биджу и впечатать меня с огромной силой в землю. И пусть чакра Шукаку залечила мою рану, пугающий шрам почти на всю мою спину, оставшийся от ожога и взрыва, остался.
     Меня он беспокоил не сильно, но вот оба ребенка, увидевшие его, застыли в молчаливом шоке и даже не знали, что сказать. Повернувшись к ним передом, я увидел их бледные лица. И даже Канкуро больше не выглядел таким радостным и восхищенным. Не в силах подобрать обычных слов, они оба, не сговариваясь, подошли ко мне и молча обняли меня с разных сторон.
     От подобного проявления чувств брата и сестры я даже немного растерялся. Но ещё большую неловкость я почувствовал, когда услышал тихие всхлипы Темари, которая крепче обняла меня.

Примечание к части

     Итак, война подошла к концу, Гаара наконец-то вернулся обратно в селение. В общем, глава опять же вышла небольшой, но как мне показалось, смысл, который я хотел выразить этой главой, вышел завершенным. И да, хотел бы поблагодарить трех моих читателей, поддержавших меня, одного к сожалению не знаю, как зовут, но спасибо тебе. Также благодарю за поддержку Влада и Игоря, огромная благодарность вам. Что же касается дальнейших глав, то особо подробно расписывать детство Гаары я не буду, так что, начиная со следующей главы, пройдет пара лет с этого момента. Но при этом я так же не собираюсь спешить, так как в будущих главах кроме Гаары надо раскрыть Темари и Канкуро, и ещё парочку перспективных шиноби Суны. А потому до самого канона ещё не близко. Бечено
>

Том 1 Глава 13 Последствия

     Страна ветра, селение Скрытого Песка, 23 сентября 56 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     — Будьте осторожны, Гаара-сама! — махая рукой, кричал мне вслед Яшамару, пока я отправлялся на свою ежедневную тренировку.
     Прошло уже два года с той битвы в крепости на границе страны. После своего поражения Ивагакуре всё же заключили перемирие с Сунагакуре и прекратили вести открытые боевые действия. Для меня же стало большим сюрпризом, когда в одну из наших с отцом тренировок Раса принес мне тонкую книжицу и, ничего не говоря, просто отдал её мне.
     Прочитав же название, я слегка заинтересовался ею, но когда увидел в книге Бинго свой портрет, то на мгновение даже растерялся. Причем Ивагакуре выставили ценник для меня в десять миллионов рё и в описании указали мои способности, в том числе и то, что я действующий джинчурики однохвостого Биджу.
     Таким образом, сам того не желая, я обрел неожиданную известность в среде шиноби-охотников и разных наемников этого мира. Впрочем, меня это не сильно испугало, а скорее даже добавило лишней мотивации к тому, чтобы стать ещё сильней. Тем более, пока я нахожусь внутри селения, вряд ли хоть кто-нибудь решит напасть на меня, ну не считая Акацуки.
     Сейчас же я уже привычно совершал пробежку вокруг селения. Помня об убитых и раненых в той битве, а также осознавая, что в будущем мне предстоят ещё более опасные сражения, я заставлял себя бегать до полного изнеможения. До тех самых пор, пока мои ноги уже не могли самостоятельно передвигаться, а сознание в буквальном смысле расплывалось от сильной жары и переутомления.
     Но даже тогда, когда я доводил себя до подобного состояния, немного передохнув, я продолжал тренироваться через силу, начав вместо пробежки отжиматься, приседать и качать пресс.
     Поначалу мои фанатичные тренировки сильно взволновали Яшамару, тот даже обратился с этой проблемой к отцу. Но Раса, лишь раз взглянув издалека за моими мучениями, попросту запретил дяде вмешиваться. Впрочем, это всё равно не остановило Яшамару и он каждый вечер обследует и лечит меня. Хотя в этом, по сути, не было смысла, так как чакра Шукаку очень быстро восстанавливала моё тело.
     И нет, усердно тренируя эти два года своё тело, я вовсе не забросил остальные направления пути шиноби. Я всё также продолжаю изучать техники вместе с отцом и Яшамару. Причем с дядей я вот уже два года осваиваю медицинские техники и вынужден признать, в самом начале они давались мне тяжело.
     Всё потому, что чакра Шукаку по своей природе очень агрессивна и использовать ее в медицинских техниках не только сложно, но и зачастую опасно. Именно поэтому эти два года мне пришлось усердно тренировать ещё и контроль чакры. Это не так-то просто сделать. Тем более, что за прошедшие два года мой резерв изрядно увеличился в объеме.
     На данный момент количество моей чакры уже сопоставимо с не самым слабым джонином и продолжает расти, что в будущем дает мне большие перспективы. Но даже осознавая всё это, я не перестаю тренировать мышцы, тем самым увеличивая объём своей чакры ещё больше.
     Ведь чем сильней и выносливей моё тело, тем больше физической энергии оно сможет выделять. Следовательно, я смогу создавать большее количество чакры. Но при этом, чем больше чакры у человека, тем сильней он становится физически. Даже если бы я вообще не тренировался, то под влиянием большого количества чакры моё тело всё равно было бы гораздо сильнее, чем у обычного шиноби.
     За эти два года я каждый раз убеждался, что люди этого мира сильно отличаются от моего прошлого. И примером этого для меня служил я сам.
     В свои шесть лет я уже могу пробежать без отдыха километров тридцать или сорок, при этом нисколько не используя усиление чакрой. Отжиматься и подтягиваться поначалу было тяжело, но чем больше я перебарывал себя и преодолевал собственные пределы, тем больше я мог сделать, остановившись на данный момент на пяти сотнях. И быть может мои результаты были бы не столь впечатляющи, если бы у меня не было ещё одной мотивации, которая служила наглядным примером для меня.
     Когда я только начал свои тренировки, я очень быстро осознал, что я не один такой в этом селении. И пока большинство детей находились в академии шиноби, включая даже Темари и Канкуро, я и ещё один ребенок, чуть старше меня, бегали вокруг деревни и тренировались до измождения.
     В самом начале я никак не мог угнаться за этим пареньком. Он был слишком быстр и вынослив для меня. Пока я пробегал один круг, он заканчивал уже второй. Пока я валялся на песке от усталости и пытался отдышаться, он отжимался, подтягивался и приседал.
     В дни, когда я хотел сдаться и просто не пойти на тренировку, у меня перед глазами всплывали не только воспоминания об умирающих шиноби, но и этот незнакомый мальчик, который продолжал усердно заниматься в любое время и при любой погоде. И нежелание признавать, что моя воля уступает ребенку, заставляло меня перебарывать собственные слабость и лень.
     А потому я продолжал изо дня в день пытаться угнаться за спиной этого мальчика, но с каждым днем становился сильней не только я, но и он. Хотя я всё же заметил, что расстояние между нами постепенно сокращается.
     ***
     В данный момент Яшамару внимательно наблюдал за тем, как шестилетний мальчик использовал технику мистической руки на животном. И когда подопытная крыса немного зашевелилась, от мужчины не скрылось небольшое проявление радости на лице ребенка. При этом Яшамару был в очередной раз потрясен достижениями своего племянника.
     Шосен но Дзюцу — это ирьёниндзюцу, при котором пользователь прикладывает свою руку к поражённой или раненой части тела и посылает в неё чакру, ускоряя природные регенеративные способности организма. Хотя наиболее очевидное предназначение техники и заключается в лечении внешних ран, её также можно применять и при внутренних заболеваниях.
     Но при этом ирьенины должны быть осторожны, чтобы использовать определённое количество чакры для конкретной травмы. Если в тело попадает слишком много чакры, это так же может нарушить процесс кровообращения и перевести жертву в коматозное состояние.
     На самом деле, мало кто из ирьёнинов действительно может использовать эту технику, и то, что его племянник способен на это, лишь в очередной раз доказывает его впечатляющие способности.
     И пусть на это ушло два года, в ходе которых Гааре пришлось не только прочитать огромное количество медицинских книг и разобраться в сложных терминах, но и значительно улучшить свой контроль. И даже учитывая потраченное время, это всё равно очень впечатляющие результаты.
     — Вы молодец, Гаара-сама, — не смог не похвалить своего воспитанника Яшамару, и получил в ответ лишь привычный спокойный кивок головы от мальчика, который теперь задумчиво смотрел на зашевелившееся животное. — Теперь, когда вы смогли правильно контролировать свою чакру, дальнейшее изучение медицинских техник должно пойти проще и быстрей. — если честно, молодой мужчина очень сильно гордился достижениями маленького мальчика. Гаара буквально впитывал всё, чему он его учил. А если что-то и не понимал, то ребенок не стеснялся спрашивать его об этом. Причем вопросы порой были настолько сложными, что даже такому опытному ирьенину, как он, приходилось задумываться или же просить помощи у более старших коллег.
     Но при этом гений его племянника скрыт не столько в его более взрослом разуме, способном понять сложные медицинские термины, сколько в его нечеловеческом усердии, когда он раз за разом продолжает тренировать технику, и так до тех пор, пока полностью не освоит её.
     Поначалу, наблюдая за фанатичными тренировками своего племянника, Яшамару очень сильно беспокоился за него. Всё же участие в настоящей битве, да ещё и в столь раннем возрасте, не могло не остаться без последствий для него. И ниндзя-медик опасался, что Гаара, взвалив на себя такие тяжелые тренировки, просто напросто надорвет себя. Яшамару даже обратился с этим вопросом к Казекаге, но он добился лишь приказа не вмешиваться и просто наблюдать.
     И если мужчина думал, что одновременное изучение медицины, усердные тренировки своего тела и освоение ниндзюцу раз в неделю с Казекаге — это предел стараний Гаары, то, как оказалось впоследствии, он сильно ошибался.
     Стоило только Гааре на одной из тренировок с Казекаге попросить его научить теневым клонам, как это стало ключевым моментом, который превратил его племянника из гения усердного труда в самого настоящего монстра.
     И результат всего этого Яшамару наблюдал сейчас прямо перед собой. Ведь помимо одного клона шестилетнего мальчика, полностью освоившего технику мистической руки, в комнате находилось ещё несколько его копий, которые изучали книги или же тренировали другие техники, пока сам оригинал занимался тренировками на улице.
     ***
     Стоило только прозвенеть звонку и закончиться последнему занятию в академии, как всё это время скучавший Канкуро буквально сорвался со своего места и, не обращая внимание на остальных детей, сразу же направился на выход. И как бы мальчик не спешил, у ворот академии он всё равно оказался после Темари, которая уже ждала его, чтобы они вместе могли отправиться к Гааре.
     — Ты поздно! — уперев обе руки в бока, начала издеваться над ним сестра.
     — Ничего я не поздно и вообще, поспешим, — как бы Канкуро не хотелось веселиться со своими друзьями после академии и беззаботно проводить с ними время, он не мог себе больше позволить этого.
     С того самого дня, когда он и Темари увидели изуродованную спину своего младшего брата, они впервые ощутили невыносимую горечь и самую настоящую беспомощность. Вспоминая свои слова тогда, Канкуро теперь становится по-настоящему стыдно за самого себя, но сделать с этим он ничего не может.
     Поначалу ни он, ни Темари не знали, что им нужно делать, чтобы больше не видеть столь ужасные раны на теле их младшего брата. В отчаянье они даже спросили совета у своего отца, и ответ его был предельно прост.
     — Станьте сильнее! — под холодным и пронзающим взглядом Казекаге Скрытого Песка, брат с сестрой невольно растерялись, и Канкуро до сих пор помнит разочарованное выражение на лице отца в тот момент.
     Это событие очень сильно ударило по ним обоим, но очень скоро они всё же получили более развернутый ответ на свой вопрос. Навестив в очередной раз Гаару, Канкуро и Темари впервые увидели его тренировки и были очень сильно удивлены тому, как усердно тренировался их младший брат.
     Тогда они несколько часов в полнейшей тишине наблюдали за Гаарой и видели его усердие и непоколебимую решимость. В тот день Канкуро впервые в его жизни стало стыдно за то, что он постоянно отлынивал от тренировок в академии. Ни он, ни Темари не стали тогда звать Гаару и отвлекать его, но зато смогли поговорить с дядей.
     — Дядя Яшамару, почему Гаара делает всё это? — в ответ на обычный вопрос Темари, их дядя лишь грустно улыбнулся им.
     — Темари, Канкуро, — поочередно взглянув на них обоих, Яшамару печально вздохнул, но продолжил. — В отличие от вас, Гаара-сама не обычный ребенок. С того самого момента, как он родился, ему было суждено испытать много горечи и боли.
     — Почему?! — громкий крик и негодование вспыхнули в тот момент на лице его старшей сестры. — Почему вы так говорите, дядя? Почему Гаара должен терпеть боль?
     — Вы ещё молоды и не способны понять этого, — отрицательного покачал головой дядя в ответ.
     — Тогда, — впервые подав голос и обратив внимание на себя, решил задать мучающий его вопрос Канкуро. — Что мы должны делать? — мальчик видел, как задумался после его слов их дядя. А затем на его лице появилась искренняя улыбка. Но в этот раз не грустная или печальная, а по-настоящему радостная и веселая.
     — Вы уже делаете всё правильно, Канкуро. Ваши искренние забота о своем младшем брате и любовь — это всё, что нужно сейчас Гааре. Как бы он не был силен, но ваш младший брат всегда будет нуждаться в вас, в своей семье и в вашей заботе о нем, — и пусть истинный смысл этих слов даже сейчас не до конца понятен восьмилетнему Канкуро, но одно в тот день он понял точно — он должен заботиться о своем младшем брате.
     И чтобы он был способен на это, последние два года он усердно тренировался и стал лучшим на курсе в академии. Впрочем, как и его сестра, которая была на год старше него.

Примечание к части

     Глава как по мне, вышла немного слабовата, но следующую постараюсь написать получше. И да, Гаара всё же не смог избежать рояля в виде тренировок с теневыми клонами. Но если честно, избегать такого уже приевшегося хода было бы глупостью, всё же в каноне Техника теневого клонирования оказалась ещё тем роялем для Наруто, а в моем случае, на этом инструменте прежде всего предстоит сыграть именно Гааре. Что же касается того, что эту технику придумал второй Хокаге и у Суны ее не может быть, то я думаю это не так. В каноне многие шиноби других деревень сразу же узнавали технику Наруто, а значит и знали о ней. К тому же, во время войн, я уверен, шиноби выпытывали не только сведения о враге, но и интересовались техниками других селений. Так что моим авторским произволом, эта техника есть и у шиноби Суны, что всё же логично как по мне. Ту же технику мистической руки используют все ниндзя-медики независимо от страны. Так же в очередной раз хочу поблагодарить тех, кто решил спонсировать мою музу, в этот раз вас снова трое, а потому большое спасибо вам. Телефон сейчас далеко, а потому не могу посмотреть, кто именно отправлял, так что прошу прощения, что в этот раз не указал имена. К слову о мед техниках. Да, и этот рояль достался Гааре, но после того, что он пережил в той крепости, это логично. Некоторые писали, что из-за чакры биджу Гаара не может освоить медтехники, но я думаю, что это не так. Хотя именно поэтому техника, которая у Сакуры потребовала месяц, у Гаары заняла 2 г. Бечено
>

Том 1 Глава 14 Шира

     Страна ветра, селение Скрытого Песка, 7 октября 56 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Стирая кровь с губы и немного прихрамывая, по окраине селения Скрытого Песка шел маленький восьмилетний мальчик с короткими пепельно-серыми волосами. Одет он был в бежевые шорты, зелёную майку, сандалии и наручи. По нему было видно, что он довольно сильно избит, но никто из тех, кто его видел, не обращал на это особого внимания. При этом всё тело мальчика покрывали синяки, нога прихрамывала, а губа была сильно разбита.
     Но несмотря на его плачевное состояние, мальчик выглядел полным решимости и уверенности в себе.
     Шира уже привык к тому, что ему приходится постоянно драться со своими сверстниками, которые в отличии от него поступили в академию и учатся быть шиноби.
     — Отброс!
     — Ты просто мусор!
     — Не способен даже использовать ниндзюцу или гендзюцу, на что ты вообще рассчитываешь, приходя каждый день сюда? — за прошедшие два года Шира уже привык к подобным словам со стороны других детей, а иногда даже от взрослых шиноби. И пусть он не показывал этого, но в глубине души мальчика очень сильно ранили эти слова.
     Однако несмотря ни на что, Шира старался не сдаваться и каждый день приходил к зданию академии, своими усердием и тренировками пытаясь показать, что он тоже достоин быть шиноби. Но за эти годы он добился лишь обидных насмешек и постоянных побоев от других детей, порой даже от тех, кто старше него.
     Даже после всего этого, Шира не собирался сдаваться. День за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем, а затем год за годом он не переставал верить в себя и продолжал усердно тренироваться.
     Даже не посещая академию, он всеми сердцем и душой хотел стать сильней. И быть может когда-нибудь, если он не будет сдаваться, его заметят. И он, наконец, сможет стать шиноби. И тогда так же, как и его дед, он сможет сражаться и защищать то, что ему дорого.
     С подобными мыслями в своей голове Шира медленно дошел до своей тайной тренировочной площадки на окраине деревни. Сюда никогда никто не приходит, и мальчик может не волноваться, что кто-то помешает ему. Переборов сильную боль, Шира уже привычно встал напротив огромного валуна, который находился на самой окраине селения.
     На самом деле, мальчик не задумывался об этом, но подобных камней вокруг всей деревни было множество, и они служили не только примитивной защитой от сильного ветра, дующего по ночам или во время песчаных бурь из пустыни, но и в качестве основы для барьера, который расположен вокруг всего селения Скрытого Песка.
     Не подозревая ни о чем подобном, восьмилетний мальчик сделал один из подобных камней своим партнером в тренировках, и вот уже на протяжении двух лет использовал его, как тренировочный манекен.
     Вот и сейчас, встав напротив своего «знакомого» валуна, Шира начал методично отрабатывать по нему удары голыми руками. Удар, удар, удар, одна атака за другой обрушивались на неподвижный и молча взирающий за бесполезными потугами ребенка камень.
     Стоило только Шире начать свою привычную тренировку по отработке ударов, как он погрузился в своеобразный транс и перестал замечать что-либо вокруг. Его внимание было полностью сосредоточенно на методичных звуках ударов его кулаков, а его взгляд был сфокусирован на следах его крови и вмятинах, оставшихся на камне.
     Мальчик сам не заметил, как прошло не меньше получаса, прежде, чем он полностью обессилел и перестал ощущать собственные руки. Окончательно истощив себя, израненный Шира не смог удержать равновесие и уже начал заваливаться на землю. Он даже успел инстинктивно приготовиться к смягчению удара, но к его удивлению, этого не потребовалось и он не упал.
     Шира не сразу понял, что произошло. Он только почувствовал, как его спины коснулся песок, который и помог ему удержать равновесие. И только оглянувшись, мальчик увидел того, кто помог ему.
     На соседнем валуне сидел и всё это время наблюдал за ним шестилетний мальчик с короткими красными волосами. Одет он был в черные одежды, представляющие собой длинные штаны и майку, с короткими рукавами. Но больше всего во внешнем виде мальчика выбивался перекинутый через плечо широкий ремень, который удерживал большую, размером с самого мальчика, глиняную тыкву. Шира машинально для себя отметил, что тыква скорее всего, используется в качестве утяжелителя, и сразу же поставил себе умственную заметку сделать что-то похожее.
     — Спасибо! — глядя в пронзающие зеленые глаза мальчика, Шира четко почувствовал на себе внимательный и оценивающий взгляд, который словно заглядывал в его душу.
     И пусть сидящий напротив ребенок был младше него, но Шира не ошибался на его счет и был с ним предельно вежлив. Это был не первый раз, когда Шира встречал Сабаку но Гаару. А если точней, то встречал он его каждый день, но это в первый раз, когда они стояли так близко друг к другу.
     — Ты ранен, — слова, которые произнес красноволосый мальчик не были вопросом, а скорее утверждением. И не успел Шира даже среагировать, как Гаара моментально оказался возле него и со стороны казалось, что мальчик обратился в песок и за мгновение переместился к нему. — Позволь, я помогу. — Шира не был уверен, как ему стоит реагировать на эту ситуацию. Да, и стоящий напротив него мальчик, явно был не самым общительным индивидом. А потому, они какое-то время просто молча стояли друг напротив друга.
     — Не стоит, — осознав, что ему предложили помощь, Шира попытался вежливо отказаться, но договорить он не успел. Кажущийся гораздо более маленьким и хрупким, чем сам Шира, мальчик крепко схватил его за руку и начал осматривать его разбитые в кровь кулаки.
     Ещё больше Шира удивился, когда рука мальчика окуталась темно-зеленым светом и на его глазах, раны на его кулаках начали постепенно заживать. И на этом Гаара не остановился, и под попытки Ширы поблагодарить его, он полностью залечил все синяки мальчика.
     — Почему? — Шира был действительно очень благодарен стоящему напротив ребенку. Но при этом он не понимал, почему известный на всё селение гений, младший сын Казекаге вылечил его.
     И да, Шира прекрасно знал о том, кто стоит сейчас напротив него. Сложно не узнать, когда встречаешь его каждый день на протяжении двух лет. Сначала, когда он увидел, как усердно тренируется этот мальчик, Шира подумал, что этот ребенок такой же, как и он. Мальчик даже собирался подойти к нему и заговорить, поделиться своими советами и возможно даже подружиться с ним.
     Но очень скоро Шира отбросил эту мысль в сторону, сразу после того, как услышал на улицах разговоры взрослых шиноби о нём. Именно в тот день он и узнал имя этого ребенка, и то, что его считают непревзойденным гением уже в четыре года. То, что он сын Казекаге, Шира узнал уже поздней, но и того, что он услышал, хватило тогда ещё шестилетнему мальчику, чтобы отбросить всякую мысль о том, чтобы подойти к нему.
     После услышанного всё произошло скорее даже наоборот. Эти два года Шира инстинктивно сторонился этого мальчика, так как постоянно глядя на него, он чувствовал лишь подступающий к его сознанию страх и отчаянье.
     Ведь всё, что было у Ширы по сравнению с другими детьми из академии, это лишь его усердие и тяжелый труд. Но видя, как тяжело тренируется тот, кого все взрослые шиноби считают гением, мысли Ширы наполнялись самым настоящим ужасом.
     А потому, он сам не замечал, что делает всё, чтобы тренироваться, как можно больше и усерднее гения Скрытого Песка. И сегодня, они впервые заговорили за те два года, что условно знали друг друга.
     — Ты был ранен, — погруженный в свои мысли и переживания, Шира не сразу услышал ответ на свой вопрос. И видя, растерянный взгляд на его лице Сабаку но Гаара решил ответить поподробней. — Всё это время, я наблюдал за тобой. Почему ты не ударил их? — осознание его слов медленно начало доходить до Ширы. И мальчик с удивлением понял, что Гаара видел не только, как он тренировался, но и то, как он подрался с другими детьми.
     По правде говоря, если бы Шира был серьезен, он действительно мог бы победить тех, кто избил его. Но каждый раз, когда он готов был уже сдаться, слова его покойного деда всплывали в его голове.
     — Они — мои будущие товарищи. Я не могу всерьез сражаться против них, — и пусть его слова звучали глупо и наивно, но Шира не собирался отступать от своих слов.
     Мальчик уже был готов к тому, чтобы услышать смех или оскорбление в свой адрес. Он уже привык к этому. Каждый раз, когда он просил других детей прекратить драться с ним, говоря им, что они все - будущие шиноби Скрытого Песка, а значит товарищи, те лишь смеялись над ним и обзывали его мусором, не способным стать настоящим шиноби. И тем удивительней для него были слова, которые он услышал в следующий момент.
     — Ты прав, — короткие два слова, но впервые услышав их, Шира шокировано поднял голову и не мог поверить своим ушам.
     И, словно поняв его сомнения, мальчик услышал от Гаары ещё более удивительные слова. Слова, которые он не ожидал услышать от признанного гения по отношению к себе. Слова, что навсегда изменили его жизнь и проложили для него его будущий путь.
     ***
     — Как я и думал, ты удивителен, Шира! — глядя на стоящего напротив меня мальчика, чуть старше меня самого, я по-настоящему искренне думал так.
     За прошедшие два года, постоянно пытаясь угнаться за ним, я невольно узнал не только о том, как его зовут, но и случайно услышал о его истории. И даже более того, я лично увидел предвзятое отношение к нему со стороны других людей.
     В глазах многих сверстников и взрослых шиноби его желание стать ниндзя, будучи не способным в полной мере использовать чакру, не более, чем несбыточная мечта. Но в отличии от них, я так не считаю.
     Глядя на этого мальчика с короткими пепельно-серыми волосами и карими глазами, в которых открыто можно увидеть непоколебимую решимость, я вижу лишь бескрайний потенциал, который ещё только предстоит раскрыть.
     И, видимо, сделать это, суждено именно мне. Тем более, что я уже не раз задумывался о том, чтобы собрать и подготовить свою собственную команду, при этом Шира был чуть ли не первым кандидатом в этом списке.
     Если быть совсем честным, то в моём списке и было-то всего трое, не считая меня, так как я попросту не знал других детей одного со мной возраста. И естественно, двумя другими, помимо Ширы, были Темари и Канкуро. И, принимая во внимание своё недавнее решение, я и попытался сегодня впервые заговорить с ним.
     — Вы ошибаетесь, Гаара-сама, — резкий и слегка удивленный тон пепельноволосого мальчика вернул меня обратно в реальность из собственных мыслей. — Если кто и удивителен, то это вы. Все взрослые шиноби говорят, что вы самый настоящий гений! — услышав подобные слова в свой адрес, признаться честно, я был удивлен. Никогда не слышал, чтобы меня кто-то называл так. Хотя должен признать, с другими шиноби я общаюсь немного.
     — Возможно, — не стал до конца отрицать я его слова, ведь мои достижения, по сравнению с другими детьми моего возраста, и правда со стороны могут выглядеть именно так. — Но я не лгу! — как же всё-таки тяжело выражать свои собственные мысли, когда привык общаться лишь односложными предложениями или же жестами. Слова, что я хотел донести до него, давались мне нелегко, в конце-концов, я никогда не был особо общительным.
     — Гаара-сама, я не могу использовать ниндзюцу и гендзюцу. Вы ведь знаете это? — слыша его вопрос и ощущая в его голосе отчетливую грусть и отчаянье, я лишь утвердительно киваю ему. Я вижу, с какой болью даются ему его следующие слова. Возможно, он впервые произносит их вслух не только перед другими людьми, но даже перед самим собой. — Другие говорят, что мне никогда не стать настоящим шиноби. Они лишь смеются над моей мечтой и говорят мне, чтобы я сдался. Но я не могу! Не могу просто сдаться и отступить! — в каждом его слове отчетливо звучала сокрытая в глубине его души боль. Говоря всё это вслух, он выплескивал её наружу и одновременно с этим наполнялся нечеловеческой решимостью, которая отражалась в его глазах непоколебимой уверенностью и силой.
     — Именно об этом я и говорю, — ткнув в него рукой и глядя прямо в его глаза, я решил всё же полностью высказать ему свои настоящие мысли. — Твоя решимость, твоё усердие и твоя вера в собственные силы, всё это поразительно, Шира! И если другие говорят тебе сдаться, то я скажу тебе, чтобы ты продолжал! Если другие говорят, что тебе не стать настоящим шиноби, то я скажу, что в отличии от них в тебе сокрыт огромный потенциал! Если они говорят, что ты не способен использовать гендзюцу и ниндзюцу, то я скажу, что ты способен использовать тайдзюцу! — возможно впервые в этой жизни я говорил так много и с таким откровенным энтузиазмом. Но начав, я просто не мог остановиться.
     И пусть сегодня был первый раз, когда я заговорил с ним, но все эти два года, я действительно наполнялся искренним уважением к этому ребенку. И видя его усердие и силу воли, я не мог просто пройти мимо и не поддержать его. Тем более, что всё, что я говорил, было от чистого сердца.
     Причем я видел, что мои слова и мой внезапный энтузиазм на его счет явно удивили и шокировали Ширу. В первые мгновения его лицо отражало лишь растерянность, но с каждым произнесенным мной словом, выражение его лица менялось. Растерянность сначала сменилась шоком, потом удивлением, а позже самой настоящей и искренней благодарностью.

Примечание к части

     Как-то так, не знаю, как получилось, надеюсь неплохо. Глава опять же маленькая, но мне завтра на работу, а потому как уж вышло.Можно сказать, просто не повезло, причем получается как мне, так и вам. Из-за отпуска коллеги, в эти две недели у меня очень мало выходных, потому и главы выходят небольшие. К слову, опять же хочу поблагодарить читателей, которые поддержали меня материально в этот раз на яндекс деньги. Огромное вам спасибо!
>

Том 1 Глава 15 Тренировки

     Страна ветра, селение Скрытого Песка, 10 апреля 57 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Темари сейчас сидела на одном из множества разбросанных в округе камней и сосредоточенно наблюдала за разворачивающейся внизу битвой. За последние месяцы девочка привыкла наблюдать за подобным, но даже спустя столько времени чужие умения не перестают её удивлять.
     — Да! Так его! Сделай его, Гаара! — в отличии от Темари, её брат не мог наблюдать спокойно за сражением двух мальчиков и вовсю болел за их младшего брата. Хотя девочка готова была признаться, что и она тоже в тайне поддерживала Гаару.
     Тем временем, обмен ударами с обеих сторон выглядел на самом деле впечатляюще. Оба мальчика двигались очень быстро. Каждый их удар нес в себе немалую силу, которую она и Канкуро уже успели испытать на себе.
     И пусть Темари понимала, что их младший брат сильно сдерживается в этом спарринге, но, каждый раз, когда он пропускал удар в лицо или в живот от Ширы, девочке инстинктивно хотелось встать и присоединиться к битве. Вместе с тем ей было до обидного тяжело признавать, что она оказалась слабей не только своего собственного младшего брата, но даже парня, которого все её знакомые называли мусором и даже не приняли в академию.
     Когда Гаара на их встречу впервые привел Ширу, Темари даже не знала, что и думать. Канкуро же, в своем репертуаре, попытался сразу начать задирать парня, но под неожиданно строгим и внимательным взглядом Гаары не посмел этого делать.
     Именно в тот день Гаара впервые предложил им с Канкуро тренироваться вместе, и брат с сестрой в тайне сильно обрадовались этому, но оба при этом попытались сохранить свою гордость старших. В итоге, они всё же согласились, и в первый же день совместных тренировок Темари осознала, что намного слабей не только Гаары, но даже Шира способен одолеть их с Канкуро.
     До этого девочка и так старалась быть лучшей на курсе в академии, но после начала тренировок со своими младшими братьями, Темари начала заниматься ещё более усердно, однако при этом она до сих пор с горечью осознает, что уступает им.
     Из курса академии дочь Казекаге знала, что в Сунагакуре исторически сложилось так, что в селении не было ярко выраженных шиноби, которые специализировались бы в одном лишь чистом тайдзюцу. Нет, в академии учителя конечно преподают основы, но на что-то большее рассчитывать в этом направлении просто не приходится.
     На старших курсах их даже стали учить основам противостояния шиноби других скрытых селений, и оттуда Темари узнала, что в большинстве случаев шиноби Суны гораздо слабей бойцов других селений в тайдзюцу.
     В той же Конохе есть целый клан, который специализируется лишь на ближнем бое, да и вообще в целом их шиноби проходят более полную подготовку в этом направлении.
     То же самое касается и Кумогакуре, где все последние Райкаге были известны, как сильнейшие шиноби ближнего боя, из-за чего многие их шиноби стали подражать своим лидерам, оттачивая не только тайдзюцу, но и кендзюцу.
     Отдельного упоминания стоят и шиноби Киригакуре, где имеются собственные необычные стили кендзюцу, а также кланы, полностью специализирующиеся на тайдзюцу, как те же Кагуя.
     Не стоит забывать и об Ивагакуре. Пусть у них нет известных шиноби, которые специализировались бы в одном лишь этом направлении, их стиль ведения боя - один из самых устойчивых и защищенных. И всю эту информацию Темари узнала за последние месяцы, задавая вопросы учителям и читая исторические хроники.
     Именно поэтому девочка прекрасно понимала, почему Гаара так много времени уделяет внимание тренировкам тайдзюцу. Тем временем, рукопашный спарринг между её младшим братом и Широй подошел к концу, и к полнейшему разочарованию Канкуро, Гаара проиграл. Так же, как и она с Канкуро до этого.
     ***
     Оказавшись на земле после сильного удара ногой от Ширы, я не успел вовремя среагировать, и вот уже в следующий миг он оказался возле меня, занеся кулак перед моим лицом и остановив его в самый последний момент.
     — Сдаюсь, — неохотно признал я поражение. Будь это самым настоящим боем, то на этом бы всё не закончилось. Да что там, Шира даже коснуться бы меня не смог. Пока он ещё не способен преодолеть мою автоматическую защиту, и сам парень это прекрасно знает, а потому на его лице нет ни малейшей радости после его победы.
     — Всё же, это не честно, Гаара-сама, — протянув мне руку, не сдержался парень.
     — Просто не принимай близко к сердцу, Шира, — встав и немного отряхнувшись, я вновь взглянул на парня в ответ. У нас с ним уже был раньше подобный разговор, и под моим серьезным взглядом Шира всё же неохотно принял собственную победу.
     В чистых рукопашных сражениях, где мы используем лишь одно тайдзюцу, я пока очень редко выигрываю, когда сражаюсь против него. В девяти случаев из десяти победителем в наших битвах выходит именно Шира.
     Начав тренироваться вместе с ним, я впервые по-настоящему осознал, что означает слово гений по отношению к кому-либо. И пусть Шира не способен использовать ниндзюцу или же гендзюцу, но во всем, что касается тайдзюцу, ему будет сложно найти равных.
     Да что там говорить, если парень, который никогда не изучал тайдзюцу и не учился в академии, смог перенять рукопашный стиль Скрытого Песка после того, как постоянно подвергался избиениям от учеников академии.
     На самом деле, как мне признался сам Шира, в половине случаев он ходил в академию не за тем, чтобы попытаться в очередной раз убедить учителей, чтобы его приняли, а для того, чтобы спровоцировать других детей. Пока он защищался или парировал их атаки, Шира внимательно наблюдал за их движениями и изучал их.
     Меня основам тайдзюцу учил Яшамару, хоть он и откровенно плох в этом. Плюс, кое-что я знал и умел ещё из прошлой жизни, но всё это оказалось полностью бесполезным против Ширы. И даже более того, после первого же нашего спарринга, во второй раз он уже использовал мои же движения против меня самого, органично внеся их в собственный стиль боя.
     И пусть поначалу мне приходилось сильно концентрироваться только на том, чтобы не давать среагировать моей автоматической защите, но даже так я не думаю, что в мастерстве тайдзюцу смогу скоро догнать этого ребенка. Впрочем, не я один.
     С этими мыслями я и перевел взгляд сначала на задумчивую и спокойную Темари, а затем на хмурого и бросающего злобные взгляды в сторону Ширы Канкуро.
     — Не зазнавайся только потому, что смог одолеть нас! — Канкуро выглядел рассерженным и, если честно, он с самого начала невзлюбил Ширу.
     — Я и не думал, Канкуро-сама, — видя вежливое и уважительное отношение к себе, взгляд моего старшего брата стал немного мягче, а сам Шира облегченно вздохнул. На обычного парня, как он, явно давит то, что ему разрешено тренироваться вместе с детьми Казекаге. Чему, если честно, он до сих пор не может поверить.
     — Что теперь, Гаара? — в отличие от них, Темари было интересно что же будет дальше. Все эти месяцы я заставлял нас всех подтягивать основы, другими словами мы тренировали тело и улучшали контроль собственной чакры. Сегодня же я задумал кое-что новое.
     — Вы все, нападайте на меня! — вытянув руку в сторону, я призвал к себе сосуд, похожий на тыкву, которую я создал полгода назад из своего собственного песка и с тех пор постоянно ношу с собой.
     — Что? — первым своё удивление выразил Канкуро, но увидев мой серьезный настрой тут же собрался.
     — В этот раз я буду абсолютно серьезен, — поочередно смотрю в глаза всех троих детей, которые были на два-три года старше меня, и продолжаю. — Сражайтесь так, будто по-настоящему хотите убить меня! Покажите мне всё, на что вы на самом деле способны! — одновременно со своими последними словами выпускаю в их сторону сконцентрированную жажду крови, которую я научился проецировать наружу.
     Ощутив на себе внезапную опасность и даже пережив видения своей собственной смерти, каждый из детей среагировал по разному. Темари задрожала и невольно обняла себя руками. Канкуро побледнел и, не удержавшись на вмиг ослабевших ногах, упал на землю. И, как я и думал, лишь Шира, дрожа и бледнея, все же смог занять боевую стойку.
     — Хорошо, — отметил я для себя каждого из них и решил всё же продолжить, при этом значительно ослабив свою Ки. — Я иду! — одновременно с моими словами песок в округе моментально стал подвластен моей воле и тут же устремился в сторону Ширы.
     И пусть я говорил, что буду серьезен, но на самом деле даже сейчас я сильно сдерживался, наблюдая за тем, как парень уклоняется от моих песчаных атак.
     — Не игнорируй меня, Гаара! — услышал я гневный крик Канкуро, кинувшегося с кунаем в руке ко мне.
     В отличии от себя будущего, у него ещё не было его марионеток, но это не значило, что он был слаб. Метнув в меня несколько кунаев и сюрикенов, он остановился, и когда уже моя песчаная защита собиралась остановить их, он, используя нити чакры, прикрепленные к ним, изменил их траекторию.
     Но к сожалению, этого было мало, чтобы противостоять мне. Моя песчаная защита успела среагировать вновь и все снаряды попросту увязли в ней. Одновременно с этим мой песок атаковал и самого Канкуро, но тот, как и Шира, смог уклониться.
     — Стихия ветра: воздушный удар! — воспользовавшись тем, что я отвлекся, Темари достала небольшой веер и смогла использовать воздушное ниндзюцу против меня. Как и в случае с Канкуро, её атака моментально была остановлена моей песчаной защитой. Но это было ещё не всё!
     Одновременно с атакой Темари ко мне с другой стороны подобрался Шира и попытался атаковать меня неожиданным ударом ноги. Но в отличии от предыдущего нашего спарринга, в этот раз я больше не ограничивал себя. А потому нога Ширы была моментально блокирована. Вместе с тем, повинуясь моей воле, песок схватил его за лодыжку и с огромной силой ударил его о землю.
     — Я же говорил, не недооценивай меня! — с этими словами ко мне со спины подобрался Канкуро и попытался еще раз атаковать меня. Одновременно с этим Шира, немного отойдя от боли, попытался подсечь мои ноги, но я, слегка подпрыгнув, ушел от его атаки и песком отбросил в сторону Канкуро. Но, при этом тут же попал под атаку Темари, которая воздушной волной откинула меня в сторону.
     — Неплохо! — похвалил я сестру, единственного человека, который смог хотя бы сдвинуть меня с места. При этом она продолжала держаться на расстоянии.
     Но вот Канкуро и Шира вновь попытались атаковать меня в ближнем в бою, причем в этот раз вместе, зайдя с двух разных сторон. Но опять же, их атаки легко были остановлены моим песком, который вместе с тем превратился в двух моих песчаных клонов и атаковал их.
     Я же сам, используя шуншин, на мгновение резко ускорился и оказался возле Темари, которая явно не ожидала этого.
     — Берегись! — Канкуро первым понял мой маневр и попытался предупредить сестру, но было уже поздно. Мой песок уже успел сковать её и обездвижить, тем самым полностью лишив Темари возможности продолжать бой.
     В то же время, стоя возле неё, я применил ещё одну печать концентрации, и сразу после этого начали появляться новые песчаные клоны, которые устремились в сторону Ширы и Канкуро.
     В отличии от теневых клонов, клоны из песка были более долговечны и способны блокировать прямые атаки обоих парней. А потому очень скоро они задавили Канкуро и Ширу лишь одним своим количеством, полностью лишив их возможности сопротивляться.
     Я же, глядя на своих песчаных клонов, которые прижали кунаи к телу всех трех детей, невольно задумался о том, как сильно недооценивал раньше эту технику.
     Ведь, как и в случае с теневым клоном, стихийный клон также получает отпечаток сознания того, кто его создал, и способен использовать техники оригинала. Так же, как и теневые клоны, стихийные клоны способны передавать опыт и знания после того, как будет отменена сама техника.
     Но несмотря на столь удивительное сходство, разница всё же есть, и она довольно существенна. Стихийный клон способен использовать лишь техники той стихии, из которой он сам состоит, в то время как теневой клон может применять техники любой стихии и даже использовать Кеккей Генкай оригинала.
     Многие приписывают создание техники теневого клонирования Второму Хокаге — Сенджу Тобираме, но правда на самом деле в том, что технику клонирования придумал не он. Он лишь её существенно улучшил, дав возможность клонам использовать другие стихии.
     Да и то, если вспомнить его брата, то первым, кто улучшил технику, был не он, а Сенджу Хаширама, ведь его древесные клоны могли использовать все его способности. Правда древесных клонов мог использовать лишь он, а изобретение Тобирамы позволило изучить эту технику и другим шиноби.
     — Гаара! — громко напомнил мне о себе Канкуро, полностью вырвав меня из моих мыслей. И только вновь переведя взгляд на брата, я осознал, что до сих пор не отменил технику и удерживал их.
     — Простите, — неловко попытался улыбнуться я им, одновременно с этим превращая клонов обратно в обычный песок и отпуская их.

Примечание к части

     Для начала хочу поблагодарить людей, которые поддержали меня материально, огромное вам спасибо. Сори если без имен, но телефон искать не хочу, хочу спать! А потому я быстро напишу так. И да, глава опять небольшая, я вчера поздно пришел, а потом с утра на работу, и в связи с этим совершенно не выспался. Долго думал, начать писать главу сегодня или же вы мои дорогие читатели обойдетесь без нее ещё один день, а я лучше высплюсь нормально. Но в итоге, я решил всё же побыть немного ответственным и главу написал, правда с затуманенным сознанием и закрывающимися глазами, так что надеюсь глава неплоха. К слову, что же касается клонов, то в конце главы до меня снизошло озарение, ведь до теневых клонов наверняка сначала были придуманы стихийные, а те так же как и клоны тени имеют слепок сознания оригинала и действуют самостоятельно, что мы видим хотя бы на примере Забузы с его водным клоном. А это в свою очередь значит, что теоретически эти клоны так же способны передавать информацию и в каноне их так же как и клонов тени используют немногие, да и то довольно сильные шиноби. В общем как то так. И да, на ошибки я немного проверил текст, но как уже писал выше, я хочу спать! Так что извиняюсь за ошибки. Бечено
>

Том 1 Глава 16 Испытание

     Страна ветра, селение Скрытого Песка, 9 января 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Магнетизм - это форма взаимодействия движущихся электрических зарядов, осуществляемая на расстоянии посредством магнитного поля.
     Следовательно, стихия магнетизма, которой обладаю я, и которая передалась мне от отца, это способность преобразовывать собственную чакру в магнитные поля, с помощью которых осуществляется воздействие на движущиеся электрические заряды и тела, обладающие магнитным моментом. Частным примером таких тел являются разного рода металлы и руды, которыми способен управлять я.
     На самом деле, одним только управлением металла силы магнетизма не ограничиваются, и я это прекрасно понимаю, в отличии от тех немногих шиноби, кому, так же как и мне, подвластна эта сила.
     Но для того, чтобы добиться чего-то большего в этом направлении, необходим не только талант, но и филигранный контроль чакры, на что способны немногие шиноби. Сам я осознал эту проблему уже давно, понимая, что из-за чакры Шукаку я пусть и имею огромные резервы, но при этом, с ростом объема, мне становится более сложен сам контроль чакры.
     Именно поэтому одной из причин, из-за которой я в своё время попросил Яшамару обучить меня медицинским техникам, было желание научиться более точно контролировать собственную силу. Таким образом я не просто научился исцелять себя и других, но одновременно с этим, улучшив свой контроль, я сам стал гораздо сильней.
     Изучая ирьениндзюцу, я куда лучше смог понять, что же такое чакра и из чего она состоит. В частности, та же чакра Шукаку, которая по идее должна мешать мне использовать медицинские техники своей агрессивностью, теперь полностью подвластна мне.
     И нет, я пока не способен отобрать чакру Биджу себе, как это возможно уже сделал джинчурики восьмихвостого в Кумогакуре и как это должен сделать в будущем Наруто. Но ту чакру Шукаку, которая просачивается в мой очаг и кейракукей из его печати, я смог полностью превратить в свою собственную.
     И на то, что у джинчурики девятихвостого в известных мне событиях заняло не больше одного дня, мне потребовалось в своё время почти два года. Но в итоге, натренировав контроль чакры, я всё же смог отделить сознание Шукаку от самой чакры Биджу, тем самым убрав "агрессивность" и "ядовитость" чакры зверя.
     Не зря всё же сильные сенсоры способны по одной лишь чакре шиноби определить не только его резерв и то, к какой деревне он принадлежит, но даже некоторые черты характера и предрасположенности человека. Тот же Наруто после того, как смог отфильтровать чакру Девятихвостого, мог спокойно передавать её другим шиноби, не опасаясь того, что она навредит им.
     Тот же принцип стоял и в освоении мной медицинских техник, ведь стоило мне только полностью взять под свой контроль чакру Биджу в моем очаге, как мне уже не составляло труда окончательно преобразовать энергию под себя и с её помощью лечить других людей.
     Но вернемся обратно к магнетизму. Если большой резерв чакры позволяет мне воздействовать своим магнитным полем на большое количество металла, то с помощью хорошего контроля я могу придавать этому металлу форму и более точечно контролировать его. А в будущем, если я смогу освоиться с этой силой, то мои возможности, как шиноби, значительно возрастут.
     Сейчас же, стоя напротив отца и думая обо всем этом, я готовился к очередному спаррингу между нами, но к моему удивлению прошла уже пара минут, а отец лишь молча смотрел на меня.
     За последние годы наши взаимоотношения с ним явно улучшились, хотя со стороны об этом было трудно сказать. Но одно то, что он позволил Темари и Канкуро спокойно посещать меня в любое время, говорит уже о многом.
     - Отец? - вынырнув из собственных мыслей, слегка приподнял одну бровь я.
     - Гаара, - видимо не я один задумался о чем-то и, услышав мой голос, отец всё же заговорил. - Сегодня, я хочу протестировать твои способности. Следуй за мной! - если я слегка и удивился, то не подал виду и лишь молча применил технику телесного мерцания вслед за отцом.
     Спустя пару минут, вместо уже привычного мне полигона, мы с Расой оказались немного за пределами деревни. Стоило нам с отцом только прибыть, как возле него появилось сразу трое анбу в масках песчаных демонов. Все трое тут же припали на одно колено и поклонились Казекаге.
     - Господин, по вашему приказанию прибыли,- маски безликих явно искажали голос, но судя по внешнему виду, главной явно была куноичи. Именно она и обратилась с искренним уважением к отцу.
     - Хорошо, - удостоив элитных шиноби лишь взглядом, Казекаге вновь перевел взгляд на меня, и я уже знал, что он скажет. - Гаара, ты должен сразиться с ними и показать мне всё, на что ты способен. - под внимательным взглядом отца я спокойно кивнул, и тот, убедившись в моем понимании ситуации, лишь в очередной раз использовал шуншин и ушел, оставив меня одного против трех анбу.
     И пусть я не врожденный сенсор, но за последние четыре года я научился ощущать чакру вблизи себя и теперь мог отчетливо сказать, что моими противниками были два чунина и один джонин, та самая куноичи.
     Стоило отцу уйти, как один из них тут же запустил в меня два куная, причем очень быстро, а другой, достав из подсумка свиток, тут же распечатал две боевые марионетки, которые сразу же устремились ко мне.
     Уворачиваться или же хоть что-то предпринимать против брошенных в меня кунаев я не стал. Мой песок полностью заблокировал атаку и даже взрывные печати прикрепленные к кунаю не помогли, зато на мгновение перекрыли мне обзор.
     Когда же взрыв рассеялся, то уже обе боевые марионетки второго анбу оказались возле меня и попытались атаковать клинками. Но уже в следующую секунду песок под ними буквально ожил и моментально обездвижил их, а потом и вовсе похоронил обе марионетки, лишив их хоть какой-то возможности принять дальнейшее участие в битве.
     - Нинпо: клинки ветра! - тот самый чунин, который до этого кинул в меня кунаи, теперь использовал на мне ниндзюцу довольно высокого уровня. Три лезвия ветра на огромной скорости устремились ко мне, но опять же, не достигнув цели, бессильно разбились о выставленную мной защиту.
     Второй чунин вновь призвал ещё одну марионетку, которая выставила в мою сторону свои руки, и в тот же миг в меня устремился целый град сенбонов, причем их было никак не меньше сотни.
     - Не может быть!? - услышал я после их атаки пораженный и неверящий возглас одного из шиноби. За всё это время, пока они атаковали меня, я даже не сдвинулся с места и ни на мгновение не среагировал на их потуги. По сути, мне даже не надо было сознательно использовать чакру, чтобы защититься от всех их нападений.
     Понимая, что они немного удивлены, я тут же решаю атаковать их в ответ. Песок, зависнув вокруг меня, начинает спрессовываться и обретать форму, и вот уже в следующий момент возле меня находятся несколько сотен песчаных пуль, причем не обычных, а напоминающих по своей форме бур или дрель.
     - Вот черт! - в отличии от боя четырёх годичной давности, для подготовки атаки мне не потребовалось так много времени. Хотя тот самый шиноби, который использовал всё это время ниндзюцу, успел приложить руки к земле и создать земляную стену.
     - Бесполезно! - мой тихий голос едва ли был слышен, когда сотни небольших снарядов стали вонзаться в препятствие, выставленное анбу. Земляная стена смогла сдержать лишь треть снарядов, а затем развалилась под градом атак.
     Но прямо за стеной появилась ещё одна массивная марионетка, которая так же выступила в качестве щита, за которым и укрылись оба чунина. И пусть к концу моей атаки марионетка развалилась, зато смогла защитить обоих шиноби.
     Но это всё равно не помогло им, стоило только двум анбу облегченно вздохнуть на мгновение, как из под песка у их ног мгновенно появились две песчаные руки и обездвижили их. Одновременно с этим песок под ними начал двигаться и засасывать обоих шиноби под землю, превратившись в самые настоящие зыбучие пески.
     - Неплохо, малыш! - услышал я женский голос у себя за спиной и почувствовал кунай на своей шее. Но если я и удивился тому, как эта куноичи смогла подобраться ко мне, преодолев мою автоматическую защиту, то не показал это. - Но не достаточно! - победные нотки в голосе куноичи стали исчезать сразу же, когда стоящий напротив нее клон начал превращаться в песок, который к тому же сразу устремился к ней, стараясь обездвижить женщину.
     Куноичи довольно быстро избежала атаки, разорвав дистанцию между нами и теперь в полнейшей тишине наблюдала за тем, как из песка по всему полигону начали появляться мои клоны. Двое анбу, атаковавшие меня первыми, в данный момент уже были полностью обездвижены мной. Из песка сейчас торчали лишь их головы, которые явно были удивлены моими способностями.
     - Ты в очередной раз не разочаровал меня, малыш. Ты вынуждаешь меня быть серьезной! - и если до этого я лишь догадывался о личности джонина, которая решила не вмешиваться в самом начале битвы, то когда возле неё появилось шесть солнцеподобных сфер сильного жара, ошибиться я уже не мог.
     ***
     - Шакутон но Пакура. - десятки голосов прозвучали одновременно, но даже после демонстрации её силы, Пакура не увидела в глазах знакомого ребенка хоть какой-то реакции.
     - Неужели ты меня недооцениваешь, мальчик? - ответа ребенка куноичи так и не услышала, но с удивлением отметила, что впервые за всю битву клоны мальчишки решили пойти в ближний бой.
     Недооценивать джинчурики Пакура не собиралась, пусть это и был лишь тренировочный бой, но куноичи решила применить одну из сильнейших своих техник. Все шесть её сфер вместо того, чтобы атаковать по отдельности противника, слились в воедино и, взорвавшись, сильной волной испепеляющего жара прошлись по всему полигону, буквально уничтожив десятки клонов.
     Правда Пакура специально ослабила атаку с одной стороны, с той самой, где были обездвижены её подчиненные и мальчик тут же атаковал её оттуда, впрочем куноичи была готова к этому. Или так она думала.
     Стоило только Пакуре увидеть огромную песчаную волну, похожую на цунами и направленную в её сторону, она не смогла сдержать невольную дрожь от увиденного. Но при этом джонин среагировала быстро и, использовав собственные сферы жара, взмыла вверх.
     И теперь куноичи с благоговеньем наблюдала за последствиями этой атаки. Это был уже не просто уровень генина или чунина. Прямо перед ней восьмилетний мальчик, который сейчас стоял на земле и спокойно смотрел на неё, показывал уровень сильнейших джонинов селения, и Пакура была впечатлена этим.
     Управляя сферами жара, Пакура смогла приземлиться в стороне от ребенка и теперь призвала ещё больше сфер, готовясь применить свою сильнейшую атаку.
     - Тебе лучше быть готовым, малыш. Я больше не буду сдерживаться, - девушка всё же решила предупредить ребенка. Пусть мальчик действительно был очень силен, но за прошедшие четыре года Пакура тоже не стояла на месте.
     И не последнюю роль в резком росте силы куноичи сыграло её искреннее желание быть рядом с Казекаге и служить непосредственно лишь ему. Узнав правду почти четыре года назад, Пакура поклялась сама себе, что отплатит долг жизни, который уже дважды задолжала сильнейшему шиноби Скрытого Песка.
     Именно поэтому сразу же после окончания войны девушка перевелась в анбу и за четыре прошедших года стала не только доверенным шиноби Казекаге, но и его телохранителем во время официальных встреч. Теперь же она готова была использовать все свои силы, чтобы испытать джинчурики, как и приказал ей господин Раса.
     Стоило только девушке завершить подготовку и предупредить ребенка, как десяток парящих вокруг неё сфер объединились в одну. И сразу после этого Пакура выстрелила концентрированным лучом сильнейшего жара. Атака на огромной скорости устремилась в сторону Гаары.
     ***
     Видя, как в меня выстрелили большим лазерным лучом, я сначала машинально попытался защититься песком, но выставленные мной песчаные преграды почти сразу же оказались уничтожены, и атака всё так же приближалась ко мне.
     Но защита всё же выполнила свою роль и дала мне немного времени. В тот момент, когда луч должен был коснуться меня, я резко провалился в песок под моими ногами и, используя технику подземного плаванья, устремился на огромной скорости в сторону Пакуры.
     К чести куноичи, она успела среагировать на выскочившие из земли песчаные колья, но было видно, что девушка последней своей атакой довольно сильно исчерпала свой резерв. Я же, несмотря на довольно масштабные техники, потратил на самом деле не так уж и много чакры, ведь моя сильная врожденная предрасположенность к стихии земли и хороший контроль позволяют мне использовать для моих техник гораздо меньше энергии, чем может показаться моим противникам.
     Плюс ко всему уже сейчас мой резерв превышает обычного джонина более чем в три раза, так что борьбой на истощение меня очень сложно победить. В чем куноичи очень скоро убедилась на собственном опыте, когда её по рукам и ногам сковал мой песок. При этом я до последнего не рисковал больше и не вылезал из под земли, наблюдая за всем при помощи техники третьего глаза.
     - Ха-ха, - стоило мне только появиться перед ней, выплыв из под земли, как я услышал от девушки огорченный смех. - Оказалось, что именно я недооценила тебя, малыш.
     - Этого достаточно, Гаара! - сразу же после моего появления, вновь возле нас оказался и отец. Под его строгим и внимательным взглядом я лишь спокойно кивнул и молча освободил сначала Пакуру, а потом уже и первых двух анбу.
     На этом моя сегодняшняя тренировка окончательно подошла к концу, и в полном одиночестве я отправился к себе домой. Должен признать, результатом сегодняшнего испытания я был удивлен не меньше самих анбу, с которыми мне пришлось сегодня сражаться.

Примечание к части

     Итак, вот и ещё одна глава. Извиняюсь за то, что не выкладывал проду два дня, но сегодня у меня был мой единственный выходной и я просто отсыпался весь день, проснувшись лишь в 6 часу вечера. Так же хочу поблагодарить Романа, который уже в четвертый раз материально спонсирует мою музу. Огромное спасибо тебе! По поводу самой главы, да она снова небольшая и да, этому потому, что мне завтра опять на работу. Как нибудь, как и обещал, я напишу главу побольше. Что же касается самого содержания, то я не знаю, как вышло. Всё же в восемь лет одолеть команду анбу во главе с Пакурой это сильно. Но при этом я не вижу причин, почему Гаара не может этого сделать. По поводу стихийных клонов из прошлой главы, те кто делали мне замечания, частично оказались правы. Водный клон Забузы не может далеко уходить от него со слов Какаши, но при этом он всё же действует и мыслит вполне автономно и так же как это делал бы Забуза, так что слепок сознания у него есть. Что же касается клона молнии Какаши, там уже точно полностью автономный и способный передавать воспоминания клон, правда в названии у него действительно есть слово теневой. Но техника клонирования в большинстве своем создавалась для безопасной разведки и потому возможность передавать информацию на небольшом расстоянии быть у них должна. Все же шиноби в деле убийства и добычи информации не дураки и должны были учесть это в своих техниках. Так что пока мне не предоставят опровержение этого из оригинала, я останусь на своем. Бечено
>

Том 1 Глава 17 Генин

     Страна ветра, селение Скрытого Песка, 15 января 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Казекаге селения Скрытого Песка в данный момент пребывал не в самых радужных мыслях. Причиной тому был Дайме страны Ветра. Пока остальные члены совета постепенно подходили к залу собрания, Раса раздумывал над разными способами решения проблемы, но их попросту не было. И вот когда последний член совета Сунагакуре появился в комнате, Казекаге всё же обратил своё внимание на них.
     - Итак, раз все в сборе, пожалуй, начнем! - как один из самых влиятельнейших людей селения, слово первым взял Эбизо и провозгласил начало совещания.
     - Я так понимаю, на повестке дня вновь слабоумие нашего Дайме? - слегка ворчливо и неуважительно произнесла вслух госпожа Чиё. Раса машинально отметил весьма разную реакцию членов совета на её слова. Многие из них никак не отреагировали на подобное неуважение, другие молча поддержали оскорбительное высказывание, были и те, кто нахмурился, благоразумно промолчав.
     - Ты как всегда права, сестра! - слегка упрекнув взглядом старейшего члена совета, подтвердил её слова пожилой мужчина. - Дайме в очередной раз отказал в нашем прошении об увеличении бюджета Сунагакуре. Фактически, он ещё больше сократил его. - услышав подобное заявление, многие члены совета нахмурились и на их лицах появились задумчивые и мрачные выражения. И Раса был не исключением.
     - Почему Дайме страны Ветра делает это, господин Эбизо? - услышав довольно-таки очевидный вопрос, многие старейшины селения всё же обратили своё внимание на нового члена совета, Пакуру.
     Несмотря на её относительную молодость, не так давно было принято решение включить её в совет селения как перспективную и очень сильную куноичи, достигшую впечатляющих результатов в прошедшей войне.
     Многие старейшины понимали, что Раса намерено продвинул Пакуру в совет. Всё для того, чтобы иметь больше голосов в совете. И, несмотря на это, помешать её продвижению они не смогли.
     - Разве я уже не сказала тебе об этом, девочка? - с отчетливым сарказмом обратилась к Пакуре старейшина Чиё. - Наш Дайме слабоумный жирный слизняк, который, сам того не осознавая, пляшет под дудочку своей новой жены, которая, вот чудо-то, является дочерью Дайме страны Огня.
     - Госпожа Чиё, - не выдержал столь открытых оскорблений и повысил голос Тоджуро. - Попрошу проявить уважение. Он всё же правитель нашей страны!
     - Уважение?! - в насмешке глянув на своего собеседника, пожилая женщина не стала даже скрывать своего презрения. - Моего уважения ещё нужно заслужить, мальчишка! И не тебе меня учить, Тоджуро. Этот слизняк не более, чем предатель, которого я предлагаю попросту устранить, а на его место посадить кого-нибудь из его родственников, наиболее лояльных к нам. - от столь резкого и неожиданного предложения госпожи Чиё, многие в совете сначала были шокированы её словами, а потом попросту начали спорить между собой. На какое-то время, зал собраний заполнился громким шумом множества голосов, пытающихся перекричать друг друга.
     - Тихо! - добавив в голос немного чакры, громко произнес Раса, который до этого лишь молча слушал и наблюдал. - Всем замолчать! - и пусть власть Казекаге в селении была не абсолютной, но стоило ему только отдать приказ, как все тут же прекратили свой спор и в тишине теперь ожидали его решения.
     И пусть Раса был полностью согласен с предложением старейшины Чиё, но вместе с тем, пойти на это он не мог. Вместо этого он в полнейшей тишине достал свиток с тайным посланием от Хокаге селения Скрытого Листа и передал его Эбизо, чем заслужил немало заинтересованных взглядов от других членов совета. Когда же они увидели, как нахмурилось и сморщилось лицо пожилого шиноби после прочтения, многие сразу же поняли, что хороших новостей не будет.
     - Это возмутительно! - громкий крик и удар руки по столу удивил всех. Эбизо славился тем, что всегда и при любой ситуации старался оставаться спокойным и рассудительным. Многие увидели подобную реакцию от него впервые.
     Чиё же, хорошо зная своего младшего брата, воспользовалась ситуацией и перехватила свиток из его рук. И когда прочла уже она, то к удивлению многих, реакции от пожилой женщины не последовало, лишь давящая на сознание тишина и сжатые в кулак женские старческие руки.
     - Дайме страны Ветра в письме ко мне высказал желание заменить своих телохранителей и стражников своей семьи, - спокойным и леденящим душу голосом Казекаге вывел всех членов совета из оцепенения. И все они теперь не могли понять столь бурную реакцию двух старейшин на подобное решение. Но когда они услышали следующие слова Расы, то осознание всей ситуации стало доходить и до них. - По настоянию своей жены, он написал прошение к Хокаге селения Скрытого Листа и пожелал нанять для собственной защиты шиноби Конохи и оформил это, как долгосрочную миссию S ранга. - столь шокирующая новость не сразу дошла до членов совета. Поначалу, им показалось, что они услышали невероятную глупость, но видя серьезное выражение на лице Казекаге, надежды на это было все меньше.
     - Признаю, - в полнейшей тишине прозвучал сухой и старческий голос старейшины Чиё. - Этот слизняк оказался не так глуп. Он предугадал нашу реакцию и решил действовать наперед.
     - Даже если и так, мы всё равно можем устранить его незаметно. Капелька яда в его пище и он умрет. - после столь откровенного предательства собственного правителя, шиноби Сунагакуре больше не сомневались в том, убить или не убить Дайме страны Ветра.
     - Не выйдет, - обреченно отверг предложение Иканаго Эбизо. - Шиноби Конохи уже во дворце Дайме и приступили к его охране. Они проникли туда под предлогом защиты бывшей принцессы страны Огня и теперь, по приказу правителя, заняли должности наших шиноби. К тому же, - бросив ещё один хмурый взгляд на послание на столе, старейшина продолжил. - Сарутоби Хирузен в своем послании к нам открыто намекнул, что Дайме страны Огня не потерпит смерть своего зятя и дочери. И в случае их преждевременной кончины расторгнет все торговые соглашения с нашей страной, а также окажет влияние и на все союзные страны, чтобы ввести санкции против нас.
     В отличии от других членов совета, Раса не слушал пояснений Эбизо, так как и сам всё это прекрасно знал. Хокаге и Дайме страны Огня обыграли их и поставили Сунагакуре в крайне невыгодное положение, воспользовавшись влиянием принцессы на правителя страны Ветра.
     Десять лет назад никто из старейшин даже и не думал, что династический брак между правящими семьями двух стран может оказать столь катастрофическое воздействие на них. Ведь изначально брак заключался лишь с целью укрепить военный союз между Сунагакуре и Конохагакуре, но в нынешние времена этот альянс привел к столь неожиданным и неприятным последствиям для них.
     Пока Казекаге и шиноби Сунагакуре проливали свою кровь сначала на полях сражений во время третьей мировой войны, а потом и в битвах против Ивагакуре, принцесса страны Огня укрепляла своё положение при дворе Дайме страны Ветра и оказывала незаметное воздействие на своего мужа.
     Эта женщина, имея огромные амбиции, постепенно сдвигала неугодных ей чиновников и продвигала тех, кто готов был служить ей. И таким образом, нынешнее министерство страны оказалось полностью в её подчинении.
     А сам Дайме страны Ветра, как и выражалась госпожа Чиё, был лишь некомпетентным и недалеким дураком, которым с легкостью удалось манипулировать этой женщине. И ведь даже узнай Раса о её замыслах с самого начала, устранить принцессу все равно было бы непросто, так как её постоянно охраняли шиноби Конохи.
     Сейчас же устранять принцессу было уже поздно. Даже если Раса всё же примет решение и организует успешное покушение, то расторжение торговых и дипломатических отношений со страной Огня и рядом союзных стран лишь подтолкнет страну Ветра и Сунагакуре к краху, так как жить без еды и воды попросту невозможно.
     В стране конечно же есть оазисы и немного плодородной почвы на границах со страной Огня, но этого попросту недостаточно, чтобы прокормить всё население страны.
     - Пока мы не будем ничего предпринимать, - вернувшись из собственных мыслей и обведя взглядом всех членов совета, принял непростое решение Раса.
     - Но Казекаге-доно, как быть с финансированием селения? Без ресурсов мы лишь ещё больше ослабнем и не сможем полностью восстановиться к началу следующей войны, - искренние переживания Гозы волновали многих старейшин, но придумать рабочего решения вот так сразу они не могли.
     - Для начала сосредоточимся на наших постоянных клиентах и на чиновниках, которые поддерживают нас. Кроме этого, - на мгновение Раса немного засомневался, но всё же приняв окончательное решение, он продолжил. - нам придется самим заняться добычей необходимых ресурсов, включая добычу золота, металлов и руд. - Казекаге видел с каким недовольством и отвращением приняли его решение члены совета, но возразить Расе они попросту не посмели. И все потому, что понижение бюджета Скрытого селения шло постепенно и заняло это не один год. И если бы не личные техники и усилия Казекаге, то у Сунагакуре уже давно была бы огромная нехватка ресурсов.
     По сути, в последние несколько лет более половины бюджета Суны идет от продажи золота, которое Раса добывал из песков пустыни своими техниками магнетизма. И, несмотря на ухудшение положения Гакурезато в собственной стране, были в этом и свои плюсы. Ведь с учетом усилий и вклада Расы в бюджет Сунагакуре, его влияние в селении и в совете постепенно росло и укреплялось.
     - Прекрасно. Из воинов мы становимся шахтерами и рудокопами, - одна лишь старейшина Чиё могла открыто высказывать свои мысли в данный момент. Но даже она делала это без прошлого энтузиазма, так как понимала причины столь вынужденных мер. Понимала, но принять не могла.
     - Есть ещё один вопрос на повестке дня, - видя, как ухудшилось настроение всех в комнате, Раса решил сменить дальнейшую тему совещания. - Я хочу назначить джинчурики Шукаку, Сабаку но Гаару, полноценным шиноби Сунагакуре и дать ему официальный ранг Генина.
     - К чему такая спешка, Казекаге-доно? - неожиданные слова Расы успешно отвлекли всех от их мрачных дум, и теперь они сосредоточили своё внимание на данном вопросе. Всё же преждевременное присуждение ранга Генина не столь частый случай. Чаще всего это происходит во время войн.
     - Позвольте мне взять слово, - вместо Казекаге, со своего места к удивлению многих встала Пакура и, внимательно оглядев всех присутствующих, дала им своё пояснение. - шесть дней назад, по приказу господина Расы, я и два члена анбу провели тренировочный поединок с мальчиком. Результат же..., - вспоминая события того боя, куноичи на мгновение замолчала, но почти сразу же продолжила. - мы все потерпели поражение, а Гаара не получил никаких повреждений. - вновь зал собраний после слов Пакуры погрузился в шум от громких слов старейшин. Но в отличии от прошлой темы, в этот раз они не спорили, а лишь задавали уточняющие вопросы и высказывали собственное мнение. И уже спустя двадцать минут было принято окончательное решение.
     - Итак, попрошу минуточку внимания, - закончив обсуждение, слово вновь взял Эбизо. - по итогам голосования единогласно принято решение назначить джинчурики однохвостого полноценным шиноби и присудить ему официальный ранг Генина. Есть какие-либо возражения у членов совета? - не услышав ни от кого протестов, Эбизо впервые за всё собрание мимолетно улыбнулся.
     Всё же с плохими новостями, приходят и хорошие. И пожилой мужчина так же, как и многие члены совета, сегодня принял решение более пристально следить за успехами джинчурики. Ведь в этом ребенке он увидел возможное решение их проблемы и выход из нынешнего затруднительного положения селения.

Примечание к части

     Народ, огромное вам спасибо за материальную поддержку, я это очень ценю. Хочу поблагодарить Владимира и двух других читателей, к сожалению как посмотреть имена в яндекс кошелке я без понятия, так что извиняйте. Но опять же повторюсь огромное вам спасибо! Что же касается главы, она опять же меньше, но вся эта политическая муть далась мне нелегко. Пришлось долго думать, как закрутить всю эту ситуацию так, чтобы привести к оригинальным результатам. В общем по итогам этой главы положение в стране Ветра плачевное, но как по мне в каждой стране есть такой исторический период, когда у власти находится полный дурень, вот и Суне не повезло с этим. Устранение Дайме и его семьи возможно, но без серьезных последствий это не обойдется. А так сильно рисковать, спустя всего несколько лет после окончания войны, здравомыслящие лидеры не будут. Ну или мне так кажется, возможно я и ошибаюсь. И да, Гаара стал все же Генином, поздравим его. Бечено
>

Том 1 Глава 18 День рождения

     Страна ветра, селение Скрытого Песка, 19 января 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Глядя на металлический протектор со знаком Сунагакуре в своих руках, я пребывал в довольно противоречивых чувствах.
     Я конечно понимал, что уже давно достиг необходимого уровня сил, чтобы стать полноценным шиноби, но только после реального сражения с Пакурой и теми двумя анбу я осознал, на что я теперь на самом деле способен.
     Тренируясь до изнеможения целый день вот уже на протяжении четырех лет, я просто не был уверен, насколько я силен и какой у меня уровень по сравнению с другими. Поначалу я даже считал, что мне потребуется ждать до двенадцати лет, прежде чем я смогу начать действовать по своему усмотрению.
     Но теперь, держа в руках подтверждение своих трудов, я подумывал о том, что совсем скоро мне придется распечатать свои старые записи, в которых я составил дальнейший план своих действий. А ведь скрыть в детстве от Яшамару тетрадку с текстом на другом языке было ещё той задачкой. Мне повезло, что мой дядя просто не ожидал никаких секретов от трехлетнего ребенка.
     Позже, когда я научился пользоваться запечатывающими свитками, я спрятал эту тетрадь ещё надежней, ведь если бы эти записи попали не в те руки и оказались прочитаны, то это могло бы сильно навредить не только мне, но и всему миру.
     Сейчас же, по прошествии восьми лет, я многое стал забывать о прошлом. В том числе и знания будущего, которые были доступны мне. Именно поэтому в три года я и записал всё, что помнил о будущих событиях и спрятал это глубоко в земле при помощи своих способностей.
     Что же касается самого моего плана, то первым же пунктом в моих записях было стать как можно сильнее, особо не выделяясь и не вызывая подозрений. Как мне кажется, с первым этапом я справился неплохо. Скрыть свои достижения мне так и не удалось, но думаю, что это не критично.
     Впрочем, немного подумав, я понял, что время действовать ещё не пришло, и мне придется подождать ещё пару лет, чтобы освоиться с происходящим в большом мире.
     Именно с такими мыслями я и возвращался из резиденции Казекаге после того, как отец ошарашил меня в мой день рождения. Всего пару минут назад он известил меня о том, что с сегодняшнего дня я официально Генин Сунагакуре и, отдав мне протектор Песка прямо в руки, Раса отстранено приказал мне уходить и вернуться в его кабинет завтра в это же время.
     Сейчас я шел по улицам Сунагакуре с прикрепленным протектором на ремне. Многие жители обращали на это внимание. За прошедшие годы я пусть и мало с кем из них общался, но многие из них меня узнавали и часто здоровались со мной, на что я лишь вежливо отвечал в ответ.
     — Гаара-сама, подойдите! — окликнула меня одна из продавщиц на улице. Когда я слегка заинтриговано подошел к ней, она просто дала мне фрукты бесплатно. — Поздравляю! — искренне улыбнулась мне молодая женщина, явно имея ввиду мой протектор и то, что он означает. И она была не единственной, кто по пути к дому, поздравлял меня или дарил подарки, чему, если честно, я был немного удивлен.
     Сам того не осознавая, в глазах многих людей я олицетворял надежду на светлое будущее, ведь многие из них знали о моем участие в битве четыре года назад от выживших в тот день шиноби. И так же многие из них видели, как я тренируюсь каждый день, бегая вокруг селения, это не могло не впечатлить их. Немалую роль тут играло то, что мой отец - Казекаге, но я старался не сильно придавать этому значение и лишь благодарил людей, которые проявляли искреннее внимание ко мне.
     Может показаться, что такое хорошее отношение к джинчурики однохвостого невозможно, но в отличие от той же Конохи или Кумогакуре, нынешние жители Суны не видели настоящего буйства Биджу и не испытывали на себе, что значит потерять близких по его вине. А потому, пусть многие жители меня и опасаются, откровенной ненависти или же отвращения ко мне не испытывают.
     До меня у Суны было лишь два джинчурики. Первым был старый монах Бунпуку, именно он своими особыми техниками смог запечатать Шукаку, тем самым опередив Сенджу Хашираму и его жену Узумаки Мито. При этом, своей жертвой он не только обеспечил Сунагакуре в самом своем начале огромное преимущество по сравнению с другими селениями, но и не позволил до самой своей смерти буйствовать Шукаку, оставаясь взаперти всё это время.
     Второй же джинчурики имел больше свободы действий и даже участвовал во второй мировой войне, но он погиб вскоре после окончания боевых действий и с тех пор однохвостый биджу был запечатан в специальном сосуде. И в таком положении Шукаку находился более десяти лет, прежде чем его вновь не запечатали во мне с целью создать сильнейшее орудие селения, способное дать им преимущество над другими или же хотя бы создать паритет сил.
     Своего старейшины селения всё же добились. В отличии от того Гаары, которого я знал, я сам ещё ни разу не терял контроль над своей силой и не позволял Шукаку захватить моё тело. Пусть я не всегда мог правильно управлять песком, но я также никого не убил за это время.
     Именно поэтому немногие нынешние жители Сунагакуре знают, насколько я действительно силен и опасен для них. И воспринимают меня жители лишь как сильного молодого шиноби, который в будущем принесет их родной деревне почёт и процветание.
     С такими необычными мыслями я добрался, наконец, до дома. А когда я вошел внутрь, меня ждал неожиданный, но, признаю, очень приятный сюрприз.
     — Поздравляем! — первыми выкрикнуть успели Темари и Канкуро, и подбежав ко мне, обняли. От неожиданности я даже невольно растерялся.
     — С днем рождения, Гаара-сама! — стоя рядом с нами и счастливо глядя на нас, искренне улыбнулся мне Яшамару.
     — Это… — услышал я и слегка неуверенный голос Ширы, который явно чувствовал себя лишним в нашем доме. — Поздравляю с днем рождения, Гаара-сама, и со становлением шиноби. — пусть на мгновение, но я увидел в его взгляде на протектор легкую зависть, но десятилетний парень все же искренне был рад за меня, а потому быстро справился с этим и улыбнулся.
     — Ты как всегда крут, Гаара! — воодушевлено заговорил брат. Что мне всегда нравилось в Канкуро, так это его искренняя способность радоваться моим успехам. Словно бы все мои достижения принадлежат не только мне, но и ему. Темари часто подшучивает над ним, что он постоянно в классе хвастается мною. — Везет тебе, ты уже генин. А мне ещё два года ждать.
     — Канкуро, — предостерегающе ткнула своего младшего брата в бок Темари и тут же извиняюще посмотрела в сторону Ширы.
     — Что? — потирая бок от резкой боли и недоумевающе глядя на сестру, спросил брат. Но когда он увидел её взгляд на своего вечного противника, всё же понял свою оплошность и помрачнел.
     — Ничего, Темари-сама, не переживайте об этом, — попытался разрядить обстановку Шира, но получилось это у него не очень.
     — Не стойте у дверей, проходите в комнату, — видя возникшую неловкость между нами, дядя подтолкнул нас всех вперед и мы направились в гостиную, где к моему удивлению уже был накрыт праздничный стол.
     — Мы хотели отпраздновать твой день рождения вместе с тобой, Гаара. Надеюсь, ты не против? — на осторожный вопрос Темари я лишь отрицательно замотал головой.
     Если честно, я не привык праздновать свой день рождения. Что в прошлом мире, что в этом. Обычно этот день мы с Яшамару проводим только вдвоем. Дядя дает мне кусок пирога со свечкой на нем и тихо поздравляет с ещё одним прожитым годом. А потому столь необычное оживление и разнообразие поначалу выбили меня из колеи.
     Темари и Канкуро своими искренними и яркими эмоциями оживили для меня этот день, придали ему особый смысл. Я даже к своему стыду понял, что не знаю, когда у них день рождения, что и попытался тут же исправить, заодно спросив каждого об этом.
     Сам того не заметив, за веселыми разговорами быстро пролетело время, и уже в сумерках мы вчетвером сидели на крыше дома и наблюдали за закатом солнца. Дядя занимался тем, что убирал со стола после нас.
     — Ты ведь теперь настоящий ниндзя, Гаара. Наверно будешь ходить на миссии и сражаться со взрослыми шиноби? — к моему легкому удивлению голос Канкуро звучал без его обычной радости и энтузиазма. Скорее я услышал в его тоне немного опаски и переживаний обо мне. И это заметил не только я, но и Темари. Шира же предпочел просто промолчать.
     — Да, — немного помедлив, я не стал врать и коротко ответил ему.
     — Эх, — немного печально вздохнул Канкуро и, оперевшись спиной о крышу, посмотрел высоко в небо. — Я ведь твой старший брат, Гаара. Я должен тебя защищать, — вытянутая вперед рука Канкуро сильно сжалась в кулак, а в его голосе чувствовались отчаяние и беспомощность. — Но в отличие от тебя, я слаб. Намного слабей, чем ты, не способен не то, что защитить, но даже просто стоять вровень.
     — Это не так! — попытался возразить я. Да, Канкуро действительно уступает мне, и это факт. Однако это не значит, что он на самом деле слаб. По сравнению с другими детьми шиноби его возраста он явно выделяется среди них в лучшую сторону.
     — Нет, я чувствую то же самое, — в этот раз меня прервала Темари. Мой взгляд невольно упал на нее. Я увидел, как поникли её плечи и как она, вся сжавшись, обняла себя, смотря при этом вдаль. — В тот день, четыре года назад, я поклялась себе, что стану сильней! Поклялась, что смогу защитить тебя и не дам больше ранить. Но даже сейчас я не могу угнаться за тобой. — если честно, я был немного растерян и не знал, что стоит сказать им. Я лишь переводил неуверенный взгляд поочередно то на брата, то на сестру.
     В своей одиночной погоне за силой я осознал, что совсем не думал о других. И пусть я стал действительно сильным в свои годы, но в одиночку я вряд ли смогу пережить будущие события. А потому невольно я начал задумываться о том, как я могу помочь Темари и Канкуро стать сильнее вместе со мной.
     — Знаете, — поразмыслив, я всё же решил откровенно поговорить с ними. Присев рядом с Темари и немного приобняв её, чтобы унять тихую дрожь девочки, я продолжил говорить им. — Раньше, я думал что полностью одинок в этом мире. Что для того, чтобы выжить, я должен стать как можно сильнее. Я хотел быть настолько сильным, чтобы даже Казекаге не был способен противостоять мне. И с тех самых пор моё желание стать сильней не изменилось. Но проводя с вами всё больше времени, я всё же кое-что понял.
     — И что же? — пока я говорил, все трое лишь молча слушали меня. Но когда я закончил, Темари первой спросила об этом у меня.
     — Что я больше не одинок, — с этими словами, я лишь ещё крепче обнял Темари и положил голову ей на плечо, после чего тихо продолжил. — Ведь теперь у меня есть замечательная старшая сестра и веселый старший брат, которые никогда не предадут меня и будут всегда рядом со мной. — на какое-то мгновение после моих слов, мы все погрузились в собственные мысли, а между нами установилась полнейшая тишина. И лишь ощутил, как крепко в ответ меня обняла сестра, и увидел, как стараясь скрыть свои покрасневшие глаза, поспешно отвернулся в сторону Канкуро.
     — Пожалуйста, не забывайте и меня, Гаара-сама, — в полнейшей тишине едва слышный голос Ширы прозвучал очень отчетливо. — Клянусь, я никогда не предам ваше доверие ко мне и обещаю, что сделаю всё, чтобы стать достаточно сильным, не уступать вам. — в глазах Ширы я увидел непоколебимую решимость и уверенность в собственных силах, а потому лишь спокойно кивнул в ответ на его слова.
     — Я тоже! — со своего места резко встал Канкуро и подошел ближе к нам с сестрой. — Клянусь, я стану сильнее, Гаара. Я стану достаточно сильным, чтобы мочь с гордостью говорить, что являюсь твоим старшим братом.
     — Ты всегда будешь моим старшим братом, Канкуро, — и пусть называть десятилетнего ребенка старшим братом было немного неловко, но я знал, что это многое значит для него. — Как и ты всегда будешь моей старшей сестрой, Темари. — перевел я свой взгляд на притихшую девочку, на что она лишь серьезно посмотрела мне прямо в глаза и кивнула, после чего разорвала наши с ней объятья.
     Почти сразу же она повернулась ко мне лицом и, немного привстав со своего места, неожиданно наклонилась ко мне и резко поцеловала меня в лоб. Ощущение её мягких губ на моем лбу было необычным, но долго оно не продлилось. И под моим слегка удивленным взглядом, Темари пояснила.
     — Когда мы с Канкуро были маленькими и часто падали, мама обычно успокаивала нас и целовала в лоб. При этом она всегда говорила, что защитит нас, — сказав это, Темари улыбнулась. И глядя на нежную ослепительную улыбку девочки, я невольно был ошеломлен ею. И не я один. Даже Канкуро и Шира забыли на мгновение, как правильно надо дышать. Настолько Темари сейчас была прекрасна и невероятно походила на нашу мать.
     — Спасибо! — только и смог, что пораженно вымолвить в ответ я. Для себя же я решил, что сделаю всё, чтобы помочь всем троим стать гораздо сильнее. Чтобы они не просто смогли пережить будущие сражения, но и могли встать на один уровень со мной.

Примечание к части

     Итак, главу с горем пополам, но я написал. Да возможно она вышла немного слащавой и основная трудность написания, как раз таки и была в этом. Я просто хотел показать вам именно эту сцену, хотя вышла она куда хуже, чем я хотел бы. Но как есть. Дальше же уже пойдут трудовые будни Гаары, а именно миссии, в которых Гааре предстоит поучаствовать. Бечено
>

Том 1 Глава 19 Миссия, часть 1

     Страна ветра, Демоническая Пустыня, 21 января 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Второй раз в этой жизни я оказался за пределами Сунагакуре, и опять место, в котором я сейчас нахожусь, считается очень опасным. Стоя на стене высотой метров в 10-15 и наблюдая за развернувшейся впереди пустыней, с первого взгляда и не скажешь, что это одно из самых опасных мест страны Ветра.
     Демоническая Пустыня, в прошлом тут обитал Шукаку и убивал каждого, кто осмелился пересечь границы его владений. Но даже сейчас, после более чем пятидесяти лет с момента запечатывания однохвостого Биджу, эта пустыня всё равно отделена внутри страны высокой стеной на всей своей протяженности.
     И уверен, длиной эта стена может поспорить даже с Великой Китайской стеной моего прошлого мира.
     - Гаара-сама, нам пора выдвигаться, - из мыслей меня вырвал уже привычный голос Яшамару. Я даже не удивился, когда увидел его среди будущих членов своей команды. Впрочем, и другие члены отряда мне были вполне знакомы. Спокойно развернувшись к ним лицом, я увидел рядом с моим дядей двух куноичи, Пакуру и Маки.
     Шакутон но Пакура - один из сильнейших и опытнейших джонинов Скрытого Песка, именно ей приказали присматривать и оберегать джинчурики, то есть меня. Маки же её ученица, и за те четыре года, что я её не видел, она превратилась из невыразительной девочки-подростка во вполне себе уверенную восемнадцатилетнюю девушку.
     - Я получила все нужные документы, так что можем двигаться дальше, - именно Пакура является командиром нашего отряда, и пока она разбиралась с командующим заставы, я забрался на стену и наблюдал за происходящим в пустыне.
     Но теперь, получив подтверждение от девушки, я лишь молча кивнул ей и спокойно спрыгнул со стены вниз. Остальные члены моей команды последовали сразу за мной.
     - Пакура-сенсей, почему нас направили в эту пустыню? - уже спустя пару минут бега Маки больше не могла сдерживать своё любопытство и задала интересующий нас обоих вопрос. В том, что Яшамару и Пакура знают о цели миссии, я не сомневался, но мне и, судя по всему, Маки, они пока так ничего и не сказали.
     - Думаю, теперь им можно сказать, - неуверенно произнес Яшамару, перед этим посмотрев на Пакуру.
     - Да, - немного задумавшись, куноичи кивнула и продолжила, - на самом деле, в этом месте у нас с вами не одна миссия, и скорее всего, это может затянуться на довольно большой срок.
     - Как долго, сенсей? И что значит не одна миссия? В чем они заключаются? - если честно, я был благодарен, что в моей новой команде есть такой человек, как Маки. Мне и самому были интересны ответы на её вопросы, но задавать их, в силу своего характера, я не спешил.
     - Ты возможно не знаешь этого, Маки, но в деревне сейчас очень трудные времена, - услышав первые же слова Пакуры, я начал прислушиваться повнимательней к ней, - Наш Дайме сильно урезал финансирование Сунагакуре, а потому на совете было принято решение организовать добычу ресурсов силами самих шиноби. Именно поэтому мы здесь. - мимолетный взгляд куноичи в мою сторону после этих слов я не упустил. И, кажется, я начал догадываться, почему меня направили именно сюда.
     - Мы что, будем сами копаться в песке? - в голосе молодой куноичи отразился неподдельный ужас, что вызвало немного грустные, но понимающие улыбки на лицах Пакуры и Яшамару.
     - Не совсем, - решила всё же поподробней разъяснить всё наш командир. - Несмотря на свою опасность, демоническая пустыня очень богата залежами чакропроводящего металла и золота. Но для того, чтобы начать их тут добывать, перед этим надо провести разведку и определить место, где предстоит развернуть добычу.
     Кроме того, в этом месте обитают очень опасные песчаные скорпионы, черви и муравьи, которые в последнее время сильно расплодились, и именно нам с вами предстоит сократить их количество. - слушая разговор между Пакурой и Маки, я не забывал следить за окружающей нас местностью. А потому, когда в песке под нами я ощутил неожиданное движение, то моментально остановился и, приложив руки к земле, произнес:
     - Песчаный гроб, - одновременно с моими словами по песку прошли волны, а затем он резко и сильно спрессовался, после чего тут же раздавил огромное живое существо прямо под нами.
     - Что ты?.. - с легким удивлением и непониманием посмотрела на меня Маки. А вот Пакура и Яшамару, знающие меня лучше, уже готовы были к сражению. И чтобы ничего лишний раз им не объяснять, я, лишь используя песок, достал из под земли уже мертвого двадцатиметрового песчаного червя.
     От вида раздавленного монстра молодой куноичи сразу стало не по себе. Я видел, как резко побледнело её лицо, она едва сдержала рвоту. Я же, в отличие от нее, с легким интересом посмотрел на убитое мной существо, и возможно окончательно понял, что этот мир не имеет ничего общего с тем, что я помнил.
     - Учитель, а как мы будем определять залежи? - почти сразу же, как мы продолжили бег, Маки вновь заговорила. Видимо она не могла долго находиться в тишине, чем и заслужила слегка измученный взгляд со стороны Пакуры и легкую улыбку в её сторону от Яшамару.
     - Этим займемся не мы, а Гаара-сама. Мы лишь будем его защищать в это время, - сжалившись над Пакурой, вызвал огонь на себя Яшамару. Впрочем, я уже давно заметил, что ему нравится объяснять и учить.
     - Ясно, - с легким интересом посмотрела на меня девушка, но заострять внимание не стала. Вместо этого Маки насела на моего дядю и начала задавать ему вопросы один за другим. Я же с интересом наблюдал за легкой усмешкой на лице Пакуры, которая увидела энтузиазм своей ученицы и терпеливое отношение к ней Яшамару.
     ***
     Страна ветра, Демоническая Пустыня, 2 февраля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Помня давние слова Яшамару, когда мы ещё направлялись к границе, я сидел сейчас возле костра и медленно пил сладкий горячий чай. Все члены моего отряда спали, я же вызвался встать на дежурство, так как всё равно не могу спать долго из-за Шукаку.
     К тому же за последние годы я привык спать по четыре-пять часов, хотя от этого у меня довольно большие и выделяющиеся синяки под глазами.
     Что же касается самой нашей миссии, то первым этапом, как и говорила Пакура, была лишь разведка. Используя мои возможности, как в управлении песком, так и магнетизмом, за прошедшие дни мы смогли отметить на карте все интересующие нас месторождения и выслали добытую нами информацию обратно в деревню.
     Теперь же нам предстоит перейти ко второму этапу нашей миссии, а если точней, то к охоте за местными монстрами. Мы уже не раз встречались с представителями местной фауны. Каждый раз глядя на этих огромных монстров, я понимаю, насколько же на самом деле опасна пустыня, и осознаю, почему до сих пор не была завоевана страна Ветра.
     Вот и сейчас я ощутил движение песка по направлению к нашему лагерю и лишний раз рисковать не стал. На всякий случай легким касанием я сначала разбудил Пакуру, как нашего командира, а затем Яшамару и Маки.
     Но не успели они все толком очнуться, как под светом луны возле нашего лагеря я уже разглядел трех огромных скорпионов не меньше двадцати-тридцати метров в длину и пятнадцати-двадцати в высоту.
     Причем это были не просто обычные огромные монстры, а самые настоящие мутанты, так как их внешний вид сильно отличался от того, что я помнил. Помимо их огромных размеров, эти скорпионы ещё выделялись четырьмя клешнями и тремя длинными хвостами.
     Не знал бы правды, то мог бы подумать, что к нам пожаловали три трехвостых биджу. К счастью, эти монстры не могли похвастаться таким же объемами чакры, но опасными от этого они всё же быть не перестали.
     Несмотря на свои размеры, скорпионы быстро окружили нас и резким рывком теперь собирались атаковать. Причем они способны чувствовать объемы чакры, судя по тому, что самый большой и сильный из них атаковал именно меня.
     Первая же его клешня, которая попыталась схватить меня, была тут же заблокирована моим песком, но скорпион не намерен был сдаваться так просто. На огромной скорости самый большой скорпион начал атаковать меня, сначала своими четырьмя клешнями, а когда понял, что не справляется, то подключил к этому делу и хвосты.
     Будь на моем месте обычный генин или даже чунин, этот скорпион уже убил бы свою добычу. Но своим противником он ошибочно выбрал именно меня и теперь был полностью обездвижен моим песком. Затем у него под брюхом появились огромные песчаные копья, которые и насадили этого монстра на себя.
     Закончив со своим противником, я на мгновение оценил положение других членов моей команды, и если Пакура уже добивала второго скорпиона, то вот у Яшамару и Маки дела явно шли не очень. Как я и думал, эти монстры оказались на удивление сильны.
     А потому, больше не мешкая, я вновь начал использовать песок, и тут же все конечности третьего скорпиона оказались обездвижены мной. Но на этом я не остановился, тут же песок начал оплетать огромное хитиновое тело скорпиона, пока полностью не заключил его в своеобразное яйцо, которое я тут же, сжав кулак, пропитал кровью скорпиона, попросту раздавив его.
     -Спасибо, Гаара, - тяжело дыша, поблагодарила меня подошедшая Маки. На это я лишь спокойно кивнул, при этом продолжив задумчиво смотреть на огромные тела мертвых скорпионов.
     Насколько я знаю, подобные монстры встречаются во всех частях страны Ветра, но таких гигантских размеров и силы они достигают лишь в этом месте. Видимо остатки чакры Шукаку каким-то образом влияют на них, делая их больше и сильнее.
     Причем, вспоминая призывы троицы Саннинов Скрытого Листа, эти скорпионы начинают выглядеть для меня в совсем другом свете. И пусть в отличии от трех великих призывов Конохи эти скорпионы явно слабей, да и разума я у них не наблюдаю, но потенциал у них есть, нужно лишь заняться этим.
     Именно с такими мыслями я и погружал сейчас тела трех мертвых скорпионов под землю, используя технику зыбучих песков.
     ***
     Страна ветра, Демоническая Пустыня, 17 февраля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Вопреки заблуждению многих шиноби, ни я, ни тем более мой отец, не можем напрямую воздействовать магнетизмом на золото. Золото — это по сути особый металл, так как он обладает уникальными свойствами.
     Так, к примеру, он устойчив к процессам окисления и воздействию кислот. Также металл имеет высокий показатель плотности, но в то же время очень пластичный. Золото так же обладает высокой теплопроводностью и низким электрическим сопротивлением. К тому же чистое золото, имеющее пробу 999, обладает самыми настоящими противомагнитными свойствами.
     Немногие в этом мире знают об этом, а потому, в отличие от меня, не сильно задаются вопросом, как же на самом деле Раса использует свою технику? И вообще, почему для этого он выбрал именно золото? И если на второй вопрос, я до сих пор не знаю ответа, то вот на первый я всё же могу теперь ответить.
     Благодаря проводящим свойствам золота Раса создает переменное магнитное поле, которое в свою очередь может индуцировать в нём ток, который в свою очередь генерирует собственное магнитное поле. Таким образом, можно манипулировать мелкими частицами вроде золотого песка, который и использует Казекаге.
     Пусть я до сих пор не понимаю, к чему все эти сложности, но используя принцип его техники, я теперь могу не только ощущать мельчайшие частицы золота в земле, но и, комбинируя управление песком и магнетизмом, без особых трудностей добывать его.
     И да, как я и думал, сразу после того, как мы закончили разведку залежей драгоценных металлов в демонической пустыне, пришло очередное послание от Казекаге, в котором мне приказывали остаться тут и начать добычу ресурсов. Остальные члены моего отряда так же остаются со мной, но в отличие от меня им предстоит лишь охранять зону добычи ресурсов. Впрочем, если честно, я был даже рад этой возможности, для этого у меня появилось сразу несколько причин.
     И нет, добычей золота и железа заставили заниматься не меня одного. За последние недели в демонической пустыне стало довольно оживленно. В местах, в которых я обнаружил залежи драгоценных металлов, стали появляться различные команды шиноби, большинство из которых явно было недовольно своими миссиями.
     Я же, в отличие от них, видел лишь плюсы в подобном времяпрепровождении, если не считать конечно сильнейшей жары днем и пробирающего до костей холода ночью. Используя техники земли и магнетизма напрямую в деле, с каждым разом я ощущал, как все лучше и лучше могу применять их и контролировать свою силу.
     Да что там говорить, если я один добываю в разы больше ресурсов, чем если бы этим занималась сотня шиноби вместе. Таким образом я не только постоянно тренирую свои силы, но при этом ещё и вношу ощутимый вклад в бюджет Сунагакуре.
     Само собой, я не забываю и о собственном обогащении, пятнадцать-двадцать процентов добытого мной золота и чакропроводящего металла стабильно оседают сначала глубоко в земле, а затем ночью перемещаются в мои запечатывающие свитки.
     И пусть в самом начале я ещё сомневался в подобных действиях, но всё же переборол себя, посчитав, что лишними ресурсы для меня тоже не будут.

Примечание к части

     Всем добрый вечер! Опять хочу поблагодарить людей, которые скинули мне денюжку, огромное спасбо вам за это. Глава по сути не закончена, я пока лишь подвел её к логическому итогу, но в следующей главе продолжу повествование. Итак, хочу ответить на пару вопрос из прошлой главы. По поводу дат, залез в оригинальный датабук и Копетан С.В.Злой оказался прав. Но так как в разговоре названия месяцев не звучат, а лишь используются в сносках для лучшего ориентирования во времени мне и вам, то пока оставлю так. Если многие скажут, что это лишь портит фанфик, то могу исправить, но пока нет. Была ещё претензия в отсутствии живости и можно сказать пафоса в словах Гаары, если сравнивать с героями других моих рассказов. Так скажу я вам, что мне даже приходится сдерживаться или удалять подобное речи Гаары, так как они не подходят к его нынешнему характеру, так что, как есть. Бечено
>

Том 1 Глава 20 Миссия, часть 2

     Полтора месяца спустя. Страна ветра, Демоническая Пустыня, 29 марта 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     - Откуда у него только силы берутся? - глядя на упорно тренирующегося Гаару, Маки устало присела в тени рядом с Яшамару.
     - Гаара-сама очень целеустремленный ребенок. В будущем он определенно станет сильным шиноби! - после услышанных слов Маки невольно с подозрением посмотрела на своего собеседника и всем своим внешним видом буквально показала: "Куда уже сильнее?".
     - Но разве тебя он не пугает? - спрашивая это, Маки невольно махнула рукой вперед и вновь перевела свой взгляд в сторону восьмилетнего мальчика.
     Под полуденными лучами палящего солнца Гаара сейчас совершал очередную свою пробежку, при этом ни на секунду не ослабляя темп.
     В стороне от него несколько его песчаных клонов занимались тем, что добывали порученные им ресурсы. И при этом делали они это в таком масштабе, что за последние два месяца работ этот ребенок в одиночку обогнал всех отправленных в эту пустыню шиноби.
     Но если бы дело было только в этом, то Маки не говорила бы сейчас этих слов. За последние месяцы девушка не раз наблюдала за истинной силой восьмилетнего шиноби, и невольно он пугал её. Особенно сильно страх Маки начал расти, когда Гаара стал подходить к ней за советами по её техникам запечатывания и призыва.
     И если сначала девушка с охотой консультировала его, радуясь про себя тому, что даже она в чем-то лучше гения селения, но уже спустя пару недель её радость рассеялась, так как ей попросту не осталось, чему его учить.
     Как оказалось, он и так уже умел многое из того, что она ему преподавала. Своими советами Маки лишь помогла ускорить его развитие. С одной стороны это немного ей льстило, а с другой девушке было обидно. Маки не хотела признаваться самой себе, что мальчишка, младше её на десять лет, с легкостью превзошел единственную ученицу Пакуры.
     - Иногда упорство и безрассудство моего племянника действительно пугают меня, Маки-сан, - из пучин самобичевания девушку вывел тихий голос молодого светловолосого мужчины. Обратив вновь на него своё внимание, Маки невольно заметила его грустное выражение лица, направленное на младшего члена их команды.
     - Я не это имела в виду, - только сейчас молодая куноичи осознала, что сказала полную глупость до этого, но забирать свои слова было поздно.
     - Я знаю, - не глядя на девушку, Яшамару лишь печально кивнул. - Я примерно представляю, о чем вы думаете, Маки-сан. Вы считаете, что талант господина Гаары несправедлив. Ведь так? - под вопросительным взглядом старшего мужчины Маки вконец смутилась и только смогла, что подтверждающе кивнуть.
     - Ты сильно в этом заблуждаешься, моя ученица, - от неожиданного, но при этом знакомого голоса учителя, Маки невольно вздрогнула. А повернувшись назад, она заметила Пакуру, которая незаметно вернулась и все это время молча слушала их разговор.
     - О чем вы, сенсей? - Маки признавала, что была неправа, когда начала этот разговор. Но отрицать несправедливый талант Гаары она считала глупым.
     - Гаара-сама действительно не обделен талантом, - вместо ответа учителя, Маки вновь услышала голос Яшамару и стала внимательней прислушиваться к нему. - Но мало кто способен разглядеть, на чём действительно основывается его сила и каких жертв и усилий это ему на самом деле стоит. - сначала Маки не поняла, что имел ввиду сидящий напротив нее шиноби, но затем, обратив внимание на бегущий силуэт на горизонте, осознание медленно начало доходить до нее.
     - Вижу, ты кое-что поняла, Маки, - услышав слова своей наставницы, девушка едва заметно кивнула, но её взгляд по-прежнему был направлен на тренирующегося вдалеке мальчика.
     Только сейчас уже взрослая, но совсем ещё неопытная куноичи полностью осознала, как же жалко она вела себя всё это время.
     Жаловалась сама себе на то, что уступила ребенку, но при этом не делала ничего, чтобы исправить это. Он каждый день тренировался прямо у нее на глазах, но зависть и стыд не давали ей понять этого.
     - Прошу прощения, Пакура-сенсей, Яшамару-сан, - низко поклонилась старшим членам своей команды Маки. - Я надеюсь, вы не против потренировать меня ещё немного, учитель? - последние слова девушки уже адресовались Пакуре, которая лишь улыбнулась и махнула приглашающе ей рукой.
     ***
     Манипулируя тоннами или даже десятками тонн земли и песка, я с каждым прошедшим днём всё лучше и лучше ощущал, как мои понимание и контроль над стихией Земли растут и развиваются. Причем опыт, получаемый от моих клонов, работающих одновременно со мной, ускорял этот процесс в разы.
     За прошедшие два месяца мои контроль и понимание своих сил продвинулись кардинально. Как в случае с магнетизмом, так и в случае с песком. Я буквально в реальном времени чувствовал, как становлюсь гораздо сильней. Но зацикливаться на одних лишь уже имеющихся возможностях я не стал.
     В Сунагакуре я уже изучал основы техники призыва и запечатывания, но особо много времени этому не уделял. Теперь же, за два прошедших месяца, я полностью переложил изученную мной до этого теорию на практику, чем, если честно, был очень сильно обязан Маки. Только благодаря её помощи я смог так быстро и самостоятельно создать свой первый запечатывающий свиток.
     К моему легкому удивлению, ученица Пакуры оказалась специалистом в данной области. Советы молодой куноичи действительно помогли мне быстрей и лучше понять начальные принципы в работе с пространством. Хотя скудный набор техник и навыков самой девушки меня всё же немного расстроил.
     Также в теории я теперь знал всё, что нужно для техники призыва, но спешить с её применением я не стал, так как у меня уже были свои планы, которые я пусть и медленно, но реализовывал. Именно с такими мыслями я и заканчивал свою пробежку.
     Вернувшись же обратно к команде, я застал довольно редкое зрелище того, как Пакура участвовала в тренировочном поединке с Маки. Впрочем, ничего особого я не увидел. Уровень Маки - это лишь сильный генин, противопоставить хоть что-то своей наставнице она не смогла, хотя видно было, что она выкладывалась полностью.
     - Я сдаюсь! - тяжело дыша и лежа на песке спиной, признала своё поражение младшая куноичи.
     - Неплохо, Маки. Ты стала сильней! - похвала Пакуры явно обрадовала её ученицу. Маки даже немного улыбнулась, но тут её взгляд невольно упал на меня и улыбка исчезла, и, как мне показалось, я увидел в глазах девушки легкий стыд.
     - Пакура-сан, - видя, что их тренировка закончилась, а я сам лишь разогрелся немного, я решил окликнуть своего командира.
     - Ты что-то хотел, Гаара? - после того, как она помогла встать своей ученице, Пакура обратила свой взгляд и на меня.
     - Да, - кивнув, я тут же снял со спины глиняный сосуд и медленно начал приближаться к обеим куноичи. - Не могли бы вы, Пакура-сан, потренироваться со мной в тайдзюцу? - моя неожиданная просьба явно удивила обеих девушек, но элитный джонин не показала этого и, лишь немного подумав, согласно кивнула мне.
     - Я согласна, но при условии, что потом мы сразимся всерьез. Ты согласен? - на её ответную просьбу я так же молча кивнул, так как прекрасно понимал, что это мой шанс получить драгоценный опыт.
     Дождавшись, когда Маки отойдёт к Яшамару, я занял непривычную для Пакуры стойку, чем немного удивил её. Но опять же, куноичи хорошо скрывала собственные эмоции, так что я скорее догадался о её реакции, нежели увидел.
     Само же моё тайдзюцу за последние два года очень сильно изменилось. А всё потому, что я невольно скопировал боевое искусство Ширы, так как более эффективного стиля я попросту не знал.
     Но особо задуматься об этом я не успел, так как Пакура, использовав шуншин, моментально сократила расстояние между нами и оказалась возле меня. Её невероятно быстрый удар кулаком я моментально блокировал и, к удивлению куноичи, даже не сдвинулся с места. Последовавший за этим град ударов ещё больше удивил элитного джонина, ведь до этого она не видела, как я сражаюсь в ближнем бою.
     Я в свою очередь пусть и не успевал блокировать каждую её атаку, так как банально был физически слабее в сравнении со взрослой куноичи, но при этом я оставался на одном месте, не двигался и не чувствовал ни малейшей боли от её ударов. Чего, к слову, не скажешь о самой женщине, которая очень скоро это поняла, резко разорвав дистанцию между нами.
     -Неплохо! - глядя на свои окровавленные кулаки, похвалила меня Пакура, которая так и не смогла пробить мой железный доспех.
     За прошедшие месяцы я смог значительно усовершенствовать технику песчаной брони, и теперь, используя магнетизм, всё моё тело покрывают мельчайшие песчинки чакропроводящего металла, тем самым образуя подобие второй кожи.
     И пусть я и нарушил изначальные условия нашего поединка, но протестировать эту технику всё же было нужно, что Пакура поняла и без слов.
     - Я иду! - предупредив Пакуру, я моментально ускорился и, комбинируя шуншин и технику магнетизма, при помощи которой резко оттолкнулся от магнитного поля земли, я выстрелил своим телом, как из пушки. При этом моя скорость была невероятна. На мгновение она даже шокировала опытную куноичи, но в последний момент Пакура успела увернуться, а вот я сам, в отличие от нее, не смог вовремя среагировать.
     Я буквально пролетел ещё несколько десятков метров, прежде чем смог сманеврировать и остановиться. Но почти сразу же мне пришлось отражать очередной град ударов Пакуры, и в этот раз элитный джонин учла мою железную броню.
     Дальнейшая наша битва проходила уже в совсем другом темпе, и, придерживаясь в большинстве своём тайдзюцу, я очень сильно проигрывал более опытной Пакуре. Она попросту перестала атаковать меня кулаками напрямую, а вместо этого начала использовать броски и захваты, чем застала меня врасплох.
     Иногда у меня всё же получалось неприятно удивлять её моими ещё неотработанными техниками, но нехватка реального боевого опыта всё же сказалась, и в конце-концов я проиграл ей.
     - Сдаюсь! - как и до этого было с Маки, я теперь лежал спиной на песке и едва поддерживал ровное дыхание. В своё оправдание могу сказать, что и Пакуре пришлось нелегко со мной. Но это по прежнему не отменяет того факта, что я проиграл ей.
     - Тебе нужно больше практики и опыта, Гаара, - подошла ко мне куноичи и приветливо протянула мне руку.
     - Я знаю, - глядя ей прямо в глаза, признал я это. - Благодарю, - приняв от нее помощь я поднялся с песка и начал осмысливать только что прошедший поединок.
     - Знаешь, - слегка задумчиво произнесла рядом со мной Пакура, - поединок с тобой многое дал и мне тоже. Так что я надеюсь, что ты не против продолжать и дальше наши с тобой тренировки? - столь неожиданная просьба со стороны Пакуры удивила меня, но несмотря на это отказываться я даже и не думал. Серьезные тренировки с Яшамару уже давно не дают мне развития, но этот поединок с элитным джонином показал, что мне есть к чему стремиться.
     - Спасибо! Я буду только рад этому, Пакура-сан, - обозначил я вежливый поклон девушке и только после этого направился обратно к тому месту, где оставил сосуд с пропитанным моей чакрой песком и скрытыми в нем запечатывающими свитками.

Примечание к части

     Всем доброй ночи! Извиняюсь за отсутствие прод в последние дни, да и эта глава опять же маленькая, но из-за работы особо времени много не было. Завтра выходной, так что постараюсь написать главу побольше. Так же спасибо всем, кто поддержал меня материально. Теперь же перейдем к ещё одной причине, почему я задержал главу. Не хотел грубить, но для особо одаренных, которые не зная канон, прямым текстом мне тут заявляют, что я дурак и так не может быть и вообще, я всё придумал. Так вот, скажу я вам лишь одно, идите лесом. Если вы упорно путаете фанон с оригиналом, то это не значит, что мне надо об этом знать. Если же есть претензии по поводу каноничности, то прошу, как минимум давать ссылки на вики или же на главы манги или же серии аниме, тем самым подкрепляя собственные претензии. К слову создал файл на самиздате и прикрепил картинки: http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/index.shtml И да, специально для уникума, который заявлял, что скорпионов таких больших я выдумал, в отличии от тебя я не поленился и нашел серии аниме и даже сделал тебе скрин. И о чудо, там даже видно название серии, и ты можешь убедиться в том, кто из нас неправ: http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/skorpion.jpg Тут в клешнях этого скорпиона болтаются Чоджи, Ино и Сакура, а потому можешь примерно представить его размеры. А вот немного меньший второй скорпион: http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/skorpion2.jpg Извиняюсь за лишний негатив, но немного накипело. Бечено
>

Том 1 Глава 21 Миссия, часть 3

     Два дня спустя. Страна ветра, Демоническая Пустыня, 31 марта 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Страна Ветра - относительно молодое государство, еще столетие назад его попросту не существовало. Вместо единой нации по всей пустыне были разбросаны десятки, если не сотни мелких государств. Некоторые из них впоследствии стали частью нынешней страны Ветра, но большинство всё же сгинуло в пустыне. Упоминание о них можно найти, разве что, только на страницах истории.
     Нередко жители пустынь находят следы давно ушедших цивилизаций и, судя по всему, я как раз таки наткнулся на развалины одного из таких городов.
     Сейчас город представлял собой лишь остатки каменных стен занесенных песком, но благодаря своей сенсорной технике, я чувствовал, что большая часть бывшего города находится под землей.
     Нашел это место один из моих теневых клонов, которых я отправил исследовать демоническую пустыню, и оно определенно заинтересовало меня. Пока мои клоны занимаются добычей ресурсов под присмотром Пакуры и Яшамару, я сам переместился в этот город и теперь собрался его немного изучить.
     - Нинпо: песчаная карта, - сложив нужные печати и приложив руки к песку, я начал выпускать наружу чакру. В моей голове сами собой начали появляться образы подземных катакомб.
     Чакра расходилась волнами по земле и, тут же повинуясь моей воле, начала создавать трехмерную карту из песка прямо возле меня. Чем-то эта техника напоминала подобие эхолокации, так как, помимо структуры находящегося под землей города, я чувствовал и движение сотен живых существ. Именно подземные жители этого города и заинтересовали сначала моего клона, а потом и меня.
     Найдя ближайшую точку входа в подземелье, я спокойно направился к ней. Прежде, чем я оказался в этом городе, я долго думал о том, стоит ли идти на подобную авантюру в одиночку или же мне нужно проинформировать остальных членов моей команды. Но потом я всё же решил действовать сам.
     К слову, обитатели подземного города не заставили себя долго ждать, и уже у самого входа путь мне преградили пять здоровенных муравьев. Все они были не меньше двух-трех метров роста, а в длину так и вовсе достигали пяти.
     И казалось бы, на фоне двадцатиметровых скорпионов эти насекомые настоящая мелочь, но если учесть, что под землей я ощутил не меньше нескольких сотен источников движения, то ситуация сразу же меняется, и эти существа определенно начинают представлять существенную угрозу. Впрочем не для меня.
     Пять здоровенных насекомых, сторожащих вход в их муравейник, при моем приближении начали угрожающе надвигаться на меня, попутно шевеля своими жвалами. Я же, несмотря на откровенные угрозы с их стороны, продолжил спокойно идти в их сторону.
     Первого же атаковавшего меня муравья ждала незавидная участь быть насаженным на песчаный кол. Впрочем, четверо его собратьев оказались не умнее первого, и тут же последовали его примеру, оросив своей кровью землю вокруг нас. В итоге пятеро стражей муравейника даже на мгновение не смогли задержать меня, и обойдя их мертвые тела, я вошел внутрь тоннеля.
     Несмотря на свои размеры, эти муравьи на самом деле опасны лишь для обычных людей или же слабых генинов, в моем же случае они не представляли никакой существенной угрозы. Что я успешно и доказывал самому себе, продвигаясь по подземным коридорам и спокойно убивая одного муравья за другим.
     Гигантский подземный муравейник представлял собой смесь из каменных развалин человеческого города и вырытых в земле туннелей силами уже самих муравьев. А потому в тесных подземных переходах пытающиеся атаковать меня насекомые могли подобраться ко мне лишь по одному, и мне не составляло особой сложности убивать или обездвиживать их своими силами.
     Но даже несмотря на это, мне пришлось потратить несколько часов, прежде чем я смог добраться до нужного мне места. Молча продвигаясь по коридорам некогда оживленного муравейника, я оставлял после себя лишь мертвые тела гигантских насекомых и огромные лужи бесцветной крови, безжалостно уничтожая всех, кто встал на моем пути.
     Несколько раз я попадал в открытые залы, где мне уже приходилось сражаться не с одним, а сразу с десятком муравьев, но результат от этого не сильно поменялся, так как особой боевой силы они не представляли. Вот и в этот раз ещё один туннель привел меня к открытому пространству, но, к моему удивлению, эта комната была в разы больше, чем прошлые.
     - Нашел, - тихо произнес я и слегка улыбнулся, глядя на десяток оставшихся в живых муравьев, которые были гораздо сильней и больше тех, что я уже убил до этого.
     Но даже они терялись на фоне гигантской королевы, которая своими огромными размерами могла поспорить с находящимися на поверхности скорпионами.
     Но, несмотря на своё численное превосходство, эти гигантские насекомые не спешили атаковать меня. Наоборот, десяток оставшихся муравьев сейчас стоял возле Королевы и отчаянно защищал её. И мне показалось, что я даже чувствовал страх и настороженность от них.
     Спокойно выйдя в центр зала и встав напротив них, я лишь молча уставился на ту, ради кого и атаковал эту колонию, желая понять, разумна ли она или так же глупа, как и её дети. Впрочем, ответ не заставил себя долго ждать, но результат всё же немного удивил меня.
     Какое-то время мы лишь молча стояли друг напротив друга и наблюдали. А, уже в следующий миг, я ощутил резкую головную боль, из-за которой я подумал, что меня неожиданно атаковали.
     Но головная боль прошла так же резко, как и появилась, а вместо нее я увидел ментальный образ в своей голове, который смог интерпретировать как вопрос.
     - Почему я атаковал вас? - произнес я вслух вопрос, который понял по посланному ментальному образу. В ответ я лишь получил мыслеобраз, который интерпретировал, как подтверждение и согласие со стороны Королевы. Гигантская матка хоть и не могла произносить человеческую речь, но явно понимала, что я говорил ей. А потому, я решил быть с ней откровенным. - Я напал на вас с целью захватить! Подчинитесь мне, и тогда я пощажу вас! Откажетесь повиноваться и вы умрете! - сразу же после моих слов муравьи, защищающие свою Королеву, начали издавать угрожающие звуки в мою сторону, и я с удивлением осознал, что они также понимали меня.
     Видимо, Королева была единодушна со своими подчиненными, так как с одновременным мыслеобразом отказа подчинятся мне, на меня тут же напали ментальной атакой. Причем, в этот раз боль была невероятно сильной, но кратковременной, так как от этой атаки развеялся мой клон, который и общался с Королевой. На мгновение муравьи даже радостно зашевелили своими жвалами, но почти сразу же прекратили это делать, когда из туннелей начали появляться мои песчаные клоны, один за другим.
     - Если не хочешь подчиняться по хорошему, значит будешь по плохому! - десятки голосов слились в один, и тут же клоны начали атаковать насекомых.
     Но муравьи вновь смогли меня немного удивить, так как этот десяток оказался гораздо сильней, чем я думал.
     К тому же, они действовали на удивление слаженно. Не прекращающиеся ментальные атаки от их королевы, даже позволили им уничтожить несколько моих клонов. Но, долго сопротивляться мне, они были не способны.
     Один за другим муравьи умирали от моих атак, и так было до тех пор, пока не осталась лишь одна Королева. Но даже она была полностью обездвижена моим песком, и сейчас я в полнейшей тишине приближался к ней.
     Под сводами подземного помещения отражались лишь звуки моих шагов, от которых мелко вздрагивала гигантская Королева. От передаваемых ею мысленных образов я чувствовал её страх и отчаянное согласие подчиниться мне. Видимо, оставшись одна, без защиты своих деток, она осознала мою истинную силу и теперь искренне желала жить.
     - Хорошо! Отныне твоя жизнь и жизнь твоих потомков будут принадлежать мне, - с этими словами я раскрыл пустой свиток призыва и приказал Королеве подтвердить собственной кровью наш договор.
     ***
     Два месяца спустя. Страна ветра, Демоническая Пустыня, 27 мая 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     С захватом гигантского муравейника и подчинением Королевы я смог решить для себя значительную часть проблем, с которыми столкнулся. В частности, свитки с добытым лично мной золотом я спрятал именно тут и теперь мог не опасаться внезапной проверки на заставе.
     Но куда больше меня радовало совершенно другое, а если быть более точным, то это скорость размножения муравьев. Прошло уже почти два месяца с тех пор, как я полностью зачистил прошлую колонию, но за это время муравейник снова ожил и теперь по всему подземному помещению сновало не меньше нескольких сотен насекомых.
     Как оказалось, помимо Королевы в тот день выжила и сотня личинок, которые уже спустя месяц превратились в полноценных муравьев. Помимо этого, следуя моему приказу, Королева начала производить новые яйца, чтобы ещё больше увеличить численность моего муравейника.
     А ведь за раз Королева способна вынести около сотни яиц, чем изрядно удивила меня. По сути, рост численности этих гигантских насекомых ограничивали лишь несколько причин.
     Первая причина - это наличие мутировавших хищников, таких как скорпионы или же песчаные черви. Второе - это ограниченность пищи и нежелание привлекать к себе лишнее внимание людей, ведь, несмотря на свои размеры и количество, на моем личном примере можно увидеть насколько опасны и сильны шиноби.
     Теперь же я решил снять подобные ограничения с Королевы, так как планировал превратить этот муравейник и самих муравьев в нечто большее, чем просто призывные животные для битв.
     И для того, чтобы ещё больше увеличить численность этого поселения, вместе с первой партией повзрослевших насекомых я начал планомерную охоту на песчаных червей и скорпионов. К тому же я так и не забыл о своем изначальном желании заполучить для себя ещё один призыв.
     Сами же скорпионы оказались чисто ночными хищниками. Днем они скрываются в своих убежищах под песком, а ночью, когда температура в пустыне опускается, они выходят на охоту.
     Первое время я не осознавал этого, а потому рацион муравейника в основном составляли пойманные мной песчаные черви, которые своими размерами могли прокормить не один десяток муравьев.
     Зато теперь я был готов к тому, чтобы подчинить себе ещё один боевой призыв. Черви в этом плане меня не сильно привлекали, а потому мой выбор пал именно на местных гигантских скорпионов. Благодаря Королеве, я теперь знал, где мне нужно искать их.
     - А вот и вы! - большинство людей или даже шиноби в моей ситуации были бы сильно напуганы и бледны. Я же, стоя напротив двух огромных скорпионов, улыбался.
     Мои будущие домашние питомцы мою радость явно не оценили, а потому первый из них попытался схватить меня своей клешней, но его атака с легкостью была отражена взметнувшимся вверх песком.
     За первой атакой последовали и другие, но с каждым разом я легко парировал все их атаки большим количеством песка, и, будучи полностью безмозглыми животными, они даже не осознали, как уже были полностью обездвижены мной.
     - Нинпо: Техника Призыва! - сложив нужные печати и пустив себе немного кровь, я призвал огромную Королеву муравьев, которая сейчас с легкой заторможенностью и дезориентацией в пространстве смотрела на двух обездвиженных скорпионов. - Объясни им, что теперь они подчиняются мне, - указав рукой в сторону пытающихся вырваться членистоногих, обратился я к матке.
     В ответ я получил от нее мыслеобраз, который я интерпретировал, как неуверенность и замешательство, так как до этого, она никогда не делала ничего подобного.
     Но, получив от меня ещё один приказ, она начала пытаться донести мою мысль до двух скорпионов, передавая образы уже напрямую в их головы.
     У Королевы муравьев не сразу получилось достучаться до их животного разума, и поначалу скорпионы явно не намерены были слушать её. Но когда я начал выпускать наружу свою жажду крови, попутно нанося им небольшие раны, они очень быстро выразили желание сдаться и полностью подчиниться мне.
     ***
     Неделя спустя. Страна ветра, Демоническая Пустыня, 4 июня 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Стоя напротив своего младшего сына, Казекаге селения Скрытого Песка испытывал довольно сложные и противоречивые чувства. Получив неделю назад очередной отчет от Пакуры, Раса даже и не думал, что после его прочтения ему придется срочно покинуть Сунагакуре и прибыть в демоническую пустыню.
     Но информация, которую передала Пакура, оказалась правдивой, и Раса сейчас лично наблюдал за тем, как сотня огромных пятиметровых муравьев добывала и перетаскивала драгоценные руды, ради которых Казекаге и направил в эту пустыню несколько сотен шиноби.
     - Объяснись! - Раса уже отчетливо видел открывшиеся перед ним перспективы, но всё равно нахмурился и внимательно посмотрел на стоящего напротив него восьмилетнего шиноби.
     - Хорошо, отец, - под его строгим взглядом, Гаара остался полностью спокойным и медленно начал свой отчет. - Два месяца назад мне удалось полностью подчинить себе колонию местных гигантских муравьев и заставить их подписать со мной договор призыва. После их внимательного изучения, я понял, что их можно использовать не только в бою, но и для решения сложившегося кризиса нашего селения. Именно поэтому я и попросил капитана Пакуру связаться с тобой. Как ты можешь видеть, - говоря это, Гаара рукой указал в сторону не прекративших свою работу насекомых. - Они вполне могут добывать нужные нам ресурсы сами. В обмен мы лишь должны поставлять им достаточное количество пищи для поддержания численности колонии. Как по мне, это очень выгодная сделка для Сунагакуре, отец, а потому я и решил, что тебе стоит лично узнать об этом.
     С удивлением Раса понял, что сегодня он услышал больше слов от собственного сына, чем за последний год. При этом он так же не мог отрицать того, что решение Гаарой их проблемы действительно может оказаться очень действенным и значительно поможет стабилизировать ситуацию селения.
     Вместо того, чтобы заставлять значительную часть боеспособных шиноби заниматься добычей ресурсов, они теперь могут направить их на выполнение миссий селения и защиту границ страны. Не решенным остается только лишь один вопрос, насколько надежны в качестве партнеров эти насекомые.
     Ни один Казекаге или обычный шиноби Суны не рассматривал раньше обитателей демонической пустыни в качестве призывных животных. Тем более в селении не было семей, которые специализировались бы в изучении и выращивании насекомых, как это было в Конохагакуре и Ивагакуре. А потому Раса был немного удивлен успеху собственного сына, но отрицать его заслуг он не стал.
     - Собирайся, - Раса отдал короткий приказ, но, видя молчаливый вопрос собственного сына, пояснил. - Мы отправляемся обратно в селение, где ты предоставишь свой отчет Совету, и мы решим, задействовать ли твой призыв. - больше ничего не говоря и не объясняя, Раса оставил Гаару одного и направился на поиски Пакуры. Казекаге хотел более подробно изучить то, как его сын заполучил свой призыв, и понять, можно ли их действительно использовать так, как описал сам Гаара.

Примечание к части

     Итак народ. Глава вышла немного сумбурная, но я просто не знал, как правильно описать общение между полуразумной Королевой-маткой и Гаарой. И да, многим наверно не понравится, что какой-то непонятный муравей из пустыни способен на телепатию, но когда я думаю о рое насекомых в фентезийном мире, телепатия всплывает в моем сознание сама собой и ничего не могу с собой поделать. Тем более подобная способность для мира Наруто не редкость. Что же касается того, что Гаара подчинил себе муравьев и скорпионов, то они пусть и дикие животные, но относительно разумны. Пусть они не сравняться с жабами, змеями и слизнями в этом плане, но Киллер Би из облака проделал тоже самое. Он подчинил на острове черепахе всех гигантских животных, ну кроме кальмара. И те, так же показывали относительную разумность, когда соревновались в сумо с джинчурики или прикрывали свои половые принадлежности и стеснялись, когда Наруто пытался понять, самка там или самец. И да, вот изображение муравьев из аниме: http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/murawej.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/murawxi.jpg Бечено, в конце концов
>

Том 1 Глава 22 Совет Сунагакуре

     Нервничал ли я? Будет ложью, если скажу, что нет. Но какого-то особого страха или неудобства я не испытывал. Даже несмотря на то, что сейчас я находился в зале собрания Совета Сунагакуре. Хотя обращенные ко мне внимательные серьезные взгляды старейшин и джонинов селения всё равно доставляли мне некоторый дискомфорт.
     Именно поэтому я попытался временно отвлечься и осмотреться вокруг. Сам зал собрания был огромен и находился на первом этаже резиденции Казекаге. Первое же, что я отметил, как только оказался внутри, так это большие и довольно внушительные статуи, на которых были изображены все предыдущие и нынешний Казекаге.
     Второй же отличительной чертой был большой круглый стол и, увидев его, я невольно усмехнулся, вспомнив о рыцарях круглого стола. Таким образом, старейшины видимо намекают отцу, что пусть лидер селения и Казекаге, но при этом они все равны.
     Однако долго находиться под перекрестным и молчаливым вниманием старейшин селения мне не пришлось, так как в зал наконец вошел отец, а следом за ним в комнате оказалась и капитан Пакура.
     - Казекаге-доно, - встав со своих мест, все старейшины селения отдали дань уважения отцу. Даже откровенные старики, такие, как госпожа Чиё и Эбизо, приподнялись.
     - Присаживайтесь, - холодное выражение лица и скупой взгляд в мою сторону. Ко всему этому я уже давно привык. Даже то, что стоять в зале после его слов остался лишь я один, не удивило меня.
     - Почему ты привел сюда джинчурики, Раса? - первой, как я и думал, заговорила пожилая сухопарая старушка, облаченная в традиционную одежду Сунагакуре, состоящую из чёрного свободного плаща с пончоподобным белым верхом. Услышав её, многие старейшины обратили своё внимание на отца, но некоторые смотрели на меня, видимо, пытаясь оценить мою реакцию.
     - Сегодня я созвал собрание именно из-за него, - несмотря на внимание со стороны других, отец был полностью спокоен и, посмотрев прямо в глаза госпоже Чиё, ответил ей. - Гаара, подойди! - приказал почти сразу же он мне и, отойдя от стены, где до этого находился, я подошел ближе к ним. Теперь внимание всех в зале снова было сосредоточено на мне.
     - Отец, старейшины, - изобразил я вежливый приветственный поклон всем им, после чего замолчал, ожидая дальнейшего приказа.
     - Что происходит, Казекаге-доно? - переведя немного растерянный взгляд с меня на моего отца, прервал затянувшуюся тишину старейшина Эбизо, выглядящий, как пожилой человек с тяжёлыми веками, из-за которых не видно даже его глаз.
     У него очень густые седые длинные брови. Как и у госпожи Чиё, на его щеке находится родимое пятно, при этом голова старейшины Эбизо забинтована и одет он в такую же традиционную одежду Сунагакуре, как и его сестра, состоящую из тёмного низа и голубого верха.
     - Как вы все знаете, для того, чтобы стабилизировать ситуацию в селении, нам пришлось направить несколько сотен шиноби в демоническую пустыню для добычи необходимых нам ресурсов, - говоря это, обычно молчаливый Раса обращался ко всем им, попутно переводя взгляд от одного члена совета к другому. - Подобное решение вызвало множество споров и недовольство среди шиноби, но мы попросту не могли поступить по-другому. Вы все об этом прекрасно знаете, как и то, что мой сын был отправлен туда среди прочих.
     - К чему всё это? - слушая отца, поморщилась старейшая и сильнейшая куноичи селения. - Мы всё это и так прекрасно знаем. Переходи к сути, - несмотря на грубость в его сторону, отец не выказал никакого недовольства в адрес старейшины и лишь кивнул. После этого его взгляд вновь упал на меня.
     - В отличие от других посланных нами шиноби, Гаара не ограничился одной лишь добычей ресурсов и, возможно, нашел выход из сложившейся ситуации в селении. Расскажи им, - последние свои слова отец напрямую адресовал мне, на что я лишь спокойно молча кивнул.
     Не спеша начинать, я ещё раз осмотрел всех собравшихся в этом зале старейшин и, полностью успокоившись, собрался начать. Я прекрасно понимаю, что это мой неожиданный, но долгожданный шанс показать верхушке селения, что я не просто их ходячее одноразовое оружие.
     Здесь и сейчас я могу доказать им, что я при всем при этом живой человек и имею ценность не только, как джинчурики однохвостого, но и как сильнейший шиноби Сунагакуре.
     Да, раньше меня это не сильно волновало. Но за прошедшие годы я осознал, что если хочу пережить надвигающиеся на этот мир события, то лучше мне быть не одиночкой, а тем, кто имеет за своей спиной целую армию, готовую сразиться вместе со мной.
     Причем армия эта должна быть сильной и боеспособной, а потому в моих же интересах сделать так, чтобы шиноби Сунагакуре стали сильнее.
     - Как вы все знаете, демоническая пустыня - очень опасное место, так как из-за влияния чакры Шукаку многие местные животные приобрели просто гигантские размеры и стали опасны не только для обычных людей, но и для шиноби, - полностью успокоившись и сосредоточившись на происходящем, я в полнейшей тишине начал свой отчет. Я видел на лицах старейшин как пренебрежение, так и довольно искренний интерес к моим словам, а потому я продолжил. - За время проведения своей миссии я натолкнулся на логово гигантских муравьев. Во время его зачистки я решил не уничтожать его полностью, а вместо этого подчинил себе Королеву.
     - Я так понимаю, мальчик получил свой первый призыв, Казекаге-доно? Разве это повод созывать собрание? - меня неожиданно прервал один из тех, кто явно пренебрежительно смотрел на меня и считал, что мне не место в этом зале. Кто это такой, я не знал. Выглядел он лет на сорок-сорок пять и, раз смел так пренебрежительно обратиться к отцу, то не так прост.
     - Заткнись, Тоджуро, - теперь же прервали его самого, и на резкий окрик в его сторону от госпожи Чиё я невольно улыбнулся, особенно когда увидел, как поморщился этот мужчина. - Продолжай! - повернувшись ко мне, произнесла она, на что я в ответ благодарно кивнул.
     - Так вот, господин Тоджуро прав, подчинив себе матку насекомых, я заполучил свой первый призыв. И за время изучения муравьев я осознал, что их можно будет использовать не только в бою, но и для выхода из сложившейся ситуации в нашей деревне, - если быть честным, давно я не чувствовал себя так оживленно. До этого момента мне постоянно приходилось скрываться и не показывать свой истинный уровень интеллекта, пряча его за молчаливым и неразговорчивым образом. И нет, я не гений, как по ошибке теперь считают многие в деревне, но я и не дурак. А потому сегодня я был готов к тому, чтобы показать им всем не только свою силу, но и свой ум. - Многие из вас, наверное, этого не знают, но даже после того, как я полностью уничтожил весь муравейник, матка смогла восстановить численность колонии всего за два месяца. А это, если кто не понял, несколько сотен гигантских насекомых, способных не только добывать ресурсы для нас, но и сражаться.
     - Подожди, Гаара-кун, - вновь я был прерван, но в этот раз не почувствовал негатива в свою сторону. Ко мне обратился довольно молодой мужчина с тёмными волосами, одетый в традиционную одежду членов совета Сунагакуре, состоящую из бежевого плаща и забинтованной шапки. - Разве ты не говорил до этого, что легко уничтожил весь муравейник? Как в таком случае они могут помочь в сражении?
     - Вы правы, говорил, - глядя прямо в глаза мужчине, я подтвердил свои прошлые слова. - Но не в обиду вам, Саджо-сан, - вспомнил я имя мужчины, - В этом зале победить меня способен лишь мой отец.
     - Наглец! - в ответ на моё заявление усмехнулась госпожа Чиё. - Готов подтвердить действием свои слова? - услышав высказывание пожилой куноичи, многие члены совета моментально оживились. Я же в свою очередь на мгновение задумался. Сомневаюсь, что мои слова на самом деле оскорбили их, скорее госпожа Чиё и остальные лишь хотят в очередной раз убедиться в моей силе.
     - Хорошо, - спокойно кивнул я ей в ответ. И нет, я не недооценивал эту пожилую женщину. Я до сих пор отчетливо помню, как четыре года назад она в одиночку противостояла джинчурики Ивагакуре. - Но сначала я продолжу. Как правильно заметил господин Саджо, - кивнул я в сторону мужчины, на что тот явно улыбнулся мне. – Поодиночке эти муравьи могут быть опасны лишь обычным людям или же слабым генинам. Однако если учитывать их скорость размножения, за небольшое количество времени мы сможем создать тысячи или даже десятки тысяч гигантских насекомых, способных сражаться с нашими врагами на войне, - услышав мои слова, многие старейшины задумались и начали перешептываться между собой.
     - Всё не может быть так просто, иначе бы эти насекомые уже давно стали доминирующим видом в демонической пустыне и доставили бы нам немало проблем, - вновь не глядя на меня, обратился ко всем членам совета старейшина Тоджуро. Каким-то образом я чувствовал его неприкрытую неприязнь ко мне.
     - Вы правы, - не дал я ему сказать ещё больше. - Резкому росту количества насекомых в демонической пустыне мешает сразу несколько факторов. И шиноби Сунагакуре играют в этом не последнюю роль. Но если мы сможем полностью взять их под контроль, то увеличение численности муравьев не станет для нас проблемой. Вся сложность будет лишь в доступной пище, так как прокормить их будет не так-то просто.
     - Что насчет контроля? Ты уверен, что сможешь полностью управлять ими? Что если мы сделаем этих тварей сильнее, а затем они восстанут против нас? Те же Абураме из Конохогакуре могут попытаться перехватить контроль над ними, - не скрою, это было резонным вопросом, и задал его пожилой мужчина с тёмными глазами и морщинами в такой же одежде, как и все остальные члены совета.
     - Согласен, такая возможность действительно есть, - возразить мне на это было нечем, а потому я решил быть предельно честным со всеми. Тем более, я не знал истинных возможностей клана Абураме или же клана Камизуру из Ивагакуре, которые, как раз таки и специализируются на контроле над насекомыми. - Но я уверен, что в перспективе гигантские муравьи стоят этого риска. Нам лишь нужно придумать более надежный способ контроля над ними. Как вариант, можно будет разработать что-то вроде специальной печати, которая позволит управлять ими, или же хотя бы уничтожит их, если они всё же нападут на нас. Тем более, если создать из них подобие живой бомбы, то это лишь будет ещё один дополнительный бонус на будущих полях сражений, - после моих слов, я видел в глазах многих членов совета одобрение моей идеи, а потому смог позволить себе почувствовать небольшое удовлетворение.
     - В таком случае, давайте проголосуем. Кто за то, чтобы дать идее господина Гаары шанс? - видимо уловив, что вопросов ко мне больше не будет, старейшина Эбизо вновь взял собрание в свои руки и объявил голосование.
     Я видел, как один за другим старейшины поднимали руки в одобрении моей идеи, даже старейшина Тоджуро, который бросал на меня пренебрежительные взгляды, вынужден был согласиться со всеми.
     - Хорошо! - впервые с начала собрания, слово вновь взял Казекаге. - В таком случае, господин Эбизо, вы займетесь разработкой нужной печати для контроля насекомых. В этом деле я рассчитываю на вас, - услышав приказ моего отца, пожилой шиноби лишь спокойно кивнул и задумался о чем-то своём. - Также необходимо собрать специальную команду, которая займется непосредственным изучением этих насекомых. И тебе, Гаара, придется быть среди них, - под строгим взглядом Расы я не стал ничего говорить и лишь последовал примеру старейшины Эбизо. После этого отец раздавал приказы и остальным, а когда они начали обсуждать уже следующую тему собрания, меня попросту выпроводили за дверь, так как моя минута славы явно подошла к концу.

Примечание к части

     Да, я знаю, глава снова маленькая, но в свое оправдание скажу, что сейчас начну писать сразу же следующую. А эта глава, как бонус, так как ничего не выложил сегодня. Не стал её особо растягивать и решил остальное описать в следующей главе. Наконец-таки бечено
>

Том 1 Глава 23 Мастер марионеток

     - Скучно! Как же скучно, Темари, - гуляя по селению после тренировок, Канкуро не мог скрыть своего разочарования, а потому не придумал ничего лучше, кроме как донести это до своей старшей сестры.
     - А что ты хотел, Канкуро? Ты можешь пойти поиграть с другими детьми, но тогда ты уже никогда не догонишь Гаару, - справедливость слов старшей сестры сын Казекаге отрицать уже не мог. Если он будет отлынивать от тренировок, он не то, что Гаару, он даже Ширу победить не сможет.
     - Как думаешь, как он? Мы ведь уже несколько месяцев его не видели, - задав этот вопрос и увидев реакцию Темари, Канкуро тут же пожалел об этом. Если он ещё легкомысленно относился к этому, то вот его старшая сестра действительно беспокоилась за их младшего брата.
     - Уверена, с ним все в порядке, - несмотря на её слова, десятилетний парень отчетливо слышал в её голосе волнение и неуверенность. Чувствуя неловкость, Канкуро попытался осмотреться вокруг, чтобы найти новую тему для обсуждения и с удивлением отметил знакомое лицо.
     - Эй, а там не дядя Яшамару случаем? - сначала с небольшим сомнением произнес вслух Канкуро. Но присмотревшись, он понял, что это действительно был их дядя. - Эй! - крикнул как можно громче он, привлекая к себе внимание. - Дядя Яшамару! Вы вернулись? - Темари так же обратила внимание на дядю, и вот уже они оба бегут к нему, ведь если он тут, то это означает, что и Гаара тоже.
     - Канкуро, Темари, - приветственно улыбнулся он им.
     - Кто это? - услышали старшие дети Казекаге незнакомый женский голос рядом с ним, и только после этого брат с сестрой обратили внимание на то, что дядя был не один.
     - Маки-сан, познакомься, это мои племянники, а также старшие брат и сестра Гаары. - услышав слова дяди, Канкуро не особо заинтересовался этой девушка. Он просто хотел поскорее спросить дядю о Гааре, но она сама привлекла своими словами его внимание.
     - О! И каково это иметь столь гениального младшего брата? - Канкуро отметил, как опасно блеснули после этих слов глаза Темари, да и тон девушки парню тоже не понравился.
     - Маки-сан, мы же уже проходили это? - ставшую внезапно неловкой атмосферу разрядил слегка укоризненный голос их дяди, обращенный к девушке. Услышав же его голос, она, к удивлению Канкуро, смутилась и виновато посмотрела на них.
     - Простите. Я не хотела сказать ничего обидного, - девушка одновременно обращалась ко всем им, и парень позволил себе расслабиться и вновь обратить внимание на дядю. Но в этот раз сестра его опередила.
     - Дядя Яшамару, если вы здесь, значит и Гаара тоже? Где он? Он не поранился? - в ответ на искренние переживания его сестры, их дядя лишь ласково улыбнулся ей.
     - С ним все хорошо, Темари. Я рад, что ты заботишься о своем младшем брате, - услышав ободряющие слова дяди, Канкуро сам с удивлением понял, как внутри него отступило невидимое напряжение. Он даже невольно схватился за грудь, осознав, что тоже переживал, как и Темари.
     - Действительно, как будто этому маленькому гению может хоть кто-то навредить, - едва слышный шепот Маки донесся до ушей Канкуро, и пусть он чувствовал легкую обиду в голосе девушки, но куда больше парень был рад и горд за своего младшего брата.
     - Где он, дядя Яшамару? Мы хотим его увидеть, - Темари тут же поддержала его слова кивком, отчего их дядя, казалось, на мгновение задумался, а сопровождавшая его девушка с легким сомнением посмотрела на него.
     - Ты хочешь взять их с нами? - столь странный вопрос смутил их обоих, и они поочередно смотрели то на девушку, то на своего дядю.
     - Что-то случилось? - Темари озвучила их общее переживание, отчего их дядя словно вынырнул из своих собственных мыслей и что-то для себя решил.
     - Не совсем. Но, думаю, вам будет полезно увидеть это. Идемте с нами, - сказав это, их дядя внезапно ускорился, и сопровождающая его куноичи последовала его примеру. Так что брату с сестрой ничего не оставалось, кроме как молча следовать за ними.
     Спустя десять минут Канкуро с удивлением отметил, что они оказались на окраине, там, где находятся тренировочные полигоны селения. И, кроме всего прочего, были они тут не одни.
     Помимо них тут было несколько десятков взрослых шиноби, многие из которых были джонинами Скрытого Песка. Но куда больше Канкуро удивило присутствие их отца. А когда мальчик перевел взгляд туда, куда смотрел правитель деревни, он еще больше удивился.
     - Гаара!? - довольно громкий оклик Темари привлек к ним внимание, и даже стоящий вдалеке восьмилетний мальчик услышал их. А после того, как встретился с ними взглядом, приветственно махнул им рукой.
     - Что происходит? Почему тут так много шиноби? И почему отец тоже тут? - переводя взгляд от одного шиноби к другому, Канкуро не мог понять, что всё это значит. Отец же, пусть и заметил их, но даже не посмотрел в их сторону и остался на месте.
     - Все хотят посмотреть на истинную силу Гения Сунагакуре. Вот почему они тут, - ответила ему, к его удивлению, Маки, а не его дядя.
     - Гаара будет с кем-то сражаться? - от своей догадки его старшая сестра нахмурилась, а когда увидела подтверждение на лицах других, замолчала и серьезным взглядом посмотрела на полигон.
     - Эй, а с кем будет сражаться Гаара? Кто он? Он сильный? - в отличие от сестры, эта ситуация Канкуро нравилась. Он прямо пылал энтузиазмом, желая, наконец, увидеть истинную силу своего младшего брата.
     - Не он, она, Канкуро, - поправил его дядя Яшамару. - И да, госпожа Чиё очень сильна, - услышав, что противником Гаары будет женщина, энтузиазм Канкуро несколько ослаб, но следующие слова Маки-сан взволновали его еще больше.
     - Она не просто сильна, а чудовищно сильна. Я своими собственными глазами видела, как госпожа Чиё в одиночку сражалась с вражеским джинчурики. Боюсь, даже Гааре будет сложно против нее, - и пусть Канкуро не знал, кто такой этот джинчурики, но искреннее уважение в голосе куноичи позволило парню понять, что противник Гаары силен.
     А потому он с ещё больее возросшим энтузиазмом ждал, когда она появится. Но когда Канкуро заметил появление древней старушки на противоположной стороне полигона, от разочарования он едва не вскрикнул.
     - Она же старая? - и пусть крик он сдержал, но не задать волнующий его вопрос он просто не мог.
     - Если ты недооцениваешь её из-за возраста, то ты глуп, - на столь резкое и обидное высказывание от взрослой девушки Канкуро уже хотел было громко возразить, но ему не дали. - Даже моя наставница, Пакура-сенсей, признает, что она не способна оспорить у нее звание сильнейшей куноичи Сунагакуре. - в отличие от представшей перед ним старушки, имя Пакуры Канкуро знал. А потому он всё же решил сдержаться и понаблюдать, что же будет дальше.
     ***
     - Малыш, смотри не заплачь после нашего поединка, - стоя напротив старушки, которой уже приближался седьмой десяток лет, я не мог позволить себе расслабиться ни на минуту. И даже её слова, провоцирующие меня, не могли помочь мне снять внезапное напряжение.
     - Госпожа Чиё, - несмотря на обидные слова старушки, я изобразил лишь вежливый поклон в её сторону, после чего поднял голову и полностью серьезно посмотрел на нее. - Надеюсь, вы не будете сдерживаться. Покажите мне всё, на что вы способны.
     - Наглец! - на старческом лице пожилой женщины невольно отразилась едва заметная улыбка. - Но сможешь ли ты увидеть всё, на что я способна, зависит от тебя, а не от меня. Так что не разочаруй меня, мальчик.
     - Хорошо, - в ответ на последние слова пожилой женщины я лишь кивнул и, скрестив руки на груди, приготовился к бою.
     Одновременно с этим за моей спиной моментально начал скапливаться песок со всей окружающей нас местности. Но, несмотря на столь впечатляющую демонстрацию моих сил, госпожа Чиё призывать свои марионетки не спешила, а вместо этого достала лишь десяток обычных кунаев, которые тут же зависли в воздухе рядом с ней.
     - Для начала попробуй увернуться от этого, мальчик, - сказала она и бросила в меня свои ножи. Пущенные ею кунаи оказались удивительно быстрыми. Но, как и множество раз до этого, я даже не сдвинулся с места и никак не среагировал, так как уже привычный мне песчаный щит остановил бессмысленную атаку.
     Прелюдия перед началом боя была окончена, а потому, больше ничего не говоря, следующим уже атаковал я.
     Спрессовав песок и создав из него пули, я словно из пулемета начал обстреливать позицию госпожи Чиё. Причем скорость выпущенных мной снарядов если и отставала от скорости пули в моем прошлом мире, то не намного. К тому же количество снарядов всё компенсировало и, если бы моим противником был обычный шиноби, то этим бы уже все и закончилось.
     Но вместо этого я с удивлением наблюдал за тем, как пожилая женщина, словно танцуя, с легкостью уклонялась от всех моих атак. Даже капитан Пакура, когда я сражался с ней, не могла так.
     Под бесконечным шквалом пулеметной очереди она уклонялась не меньше нескольких минут, пока я не понял, что это бессмысленно, и не прекратил.
     - Неплохо, мальчик, - похвалила меня старушка, словно это не она только что, мастерски танцуя, уклонилась от всех моих атак. - Ты вынуждаешь меня стать немножко серьезней, - с этими словами госпожа Чиё достала из широких рукавов своей одежды два запечатывающих свитка и, спустя миг, распечатала рядом с собой две марионетки, похожие на людей, мужчину и женщину.
     И пусть я видел их в первый раз в этой жизни, но узнал с легкостью. А потому я тут же убрал руки с груди и стал полностью серьезным.
     Атака же госпожи Чиё не заставила себя долго ждать. Под её управлением две человеческие марионетки на огромной скорости устремились ко мне.
     Скорость, с которой они двигались, была невероятной. Не каждый джонин способен двигаться так.
     С каждым пройденным ими метром я пытался захватить их своим песком, но безуспешно. В отличие от прошлого мастера марионеток, с которым я сражался, куклы госпожи Чиё не касались земли, а летели.
     К тому же каждый раз, когда я думал, что смогу захватить их, марионетки, словно подражая своему кукловоду, исполняли завораживающий танец и с легкостью уклонялись от каждой моей атаки.
     За какие-то жалкие мгновения они молниеносно сократили расстояние до меня, и тут же в их руках появилось оружие. Меч у черноволосой женщины, и хлыст с лезвиями у красноволосого мужчины.
     От невероятно быстрых и яростных атак кукол мне пришлось защищаться уже осмысленно. Я даже призвал свой песок из сосуда за спиной, так как лишь он мог успеть за атаками этих двух марионеток. Но в какой-то миг я почувствовал неожиданный рывок за ногу и, не успев среагировать, упал.
     В то же мгновение обе марионетки занесли своё оружие надо мной, чтобы добить меня. Но я быстро понял, в чем дело, и не мешкал.
     Используя чакроскальпель, я обрезал невидимые чакронити, которые незаметно зацепились за меня, и тут же использовал технику подземного плаванья, отчего атака марионеток лишь попала в землю. Появился же я лишь спустя пару секунд уже в другой части тренировочной площадки.
     - И что, это всё, на что ты способен, малыш? - обе марионетки уже снова были рядом с госпожой Чиё, и она с превосходством сейчас смотрела в мою сторону.
     Я же вынужден был признать, что действительно недооценил эту старушку. Скорость её марионеток впечатляет.
     Что же, пожалуй, пора и мне показать часть своей истинной силы. С этими мыслями я впервые за весь поединок встал в боевую стойку тайдзюцу и скинул со спины глиняный сосуд, так как он только будет мешать.
     Мои странные действия вызвали у пожилой женщины лишь поднятую в удивление бровь, а затем усмешку, полную превосходства. Повинуясь её воле, обе марионетки вновь атаковали меня, но в этот раз я был готов к их скорости.
     Первая кукла, атаковавшая меня со спины, уже привычно встретила на своем пути мой автоматический песчаный щит, но это лишь позволило второй марионетке беспрепятственно атаковать меня своим мечом. Вот только я блокировал эту её атаку своей голой рукой.
     - Бам! - громкий звук столкновения металла о металл, а затем женскую куклу госпожи Чиё откидывает от меня на огромной скорости, пока она разлетается на куски.
     Не успела пожилая женщина даже толком среагировать на случившееся, как за спиной второй её марионетки появился мой песчаный клон, созданный из сосуда с песком, который я скинул до этого. Подконтрольный ему песок моментально обездвижил вторую куклу госпожи Чиё и полностью похоронил её под землей.
     Причем всё происходящее произошло настолько быстро, что не каждый, кто наблюдал за нашим поединком, успел среагировать и рассмотреть мою контратаку.
     - Хо! - в голосе пожилой женщины в этот раз слышалось легкое восхищение. Особенно, когда она поняла, что всё моё тело покрывал черный металл, который смог заблокировать меч её куклы. - А ты умеешь удивлять, мальчик!
     - Благодарю, - вновь заняв расслабленную позу, я с сомнением посмотрел на госпожу Чиё. Пусть я и уничтожил её куклы, но также я знал, что у нее в запасе есть ещё. Будет ли она их использовать, вот что волновало меня в первую очередь.
     - Не будешь атаковать? - словно провоцируя, спросила у меня пожилая куноичи.
     Несмотря на то, что она только что лишилась своих боевых марионеток, госпожа Чиё явно была уверена в себе. Однако когда она увидела, что у меня за спиной начала появляться целая армия песчаных клонов, улыбка на её лице почти сразу исчезла.
     И ведь каждый мой клон способен использовать управление песком так же, как я. Это они тут же и продемонстрировали, создав невероятно огромное цунами из песка, которое устремилось в сторону госпожи Чиё.
     Я видел, как в руках пожилой куноичи сразу же появился ещё один свиток и как возле нее вместо двух уничтоженных до этого кукол появился десяток других, облаченных в белые одежды.
     Причем три из них тут же выставили вперед свои руки и создали сильный щит из чакры, которым и защитили госпожу Чиё. Цунами из песка попросту не смогло их поглотить и в буквальном смысле разошлось в разные стороны перед ними.
     - В сражении с тобой мне придется использовать их? - в голосе пожилой женщины чувствовались сожаление и сомнение в собственных действиях.
     Но вот она вновь подняла на меня свой взгляд, и в нем больше не отражалось прежнего пренебрежения. Только сейчас я понял, что время игр действительно подошло к концу. До этого госпожа Чиё явно недооценивала меня, но больше этого не будет.
     Я невероятно четко понял это, а потому впервые за весь бой невольно улыбнулся и просто отдал своим клонам приказ атаковать.
     Десять марионеток рядом с госпожой Чиё так же кинулись в атаку, и их скорость, казалось, была ещё выше, чем у тех двух. Буквально за несколько секунд они уничтожили несколько десятков моих клонов, и теперь все десять кукол молниеносно устремились ко мне.
     Но, когда им оставалось лишь несколько метров, у меня за спиной сформировалась пара огромных черных крыльев, созданных из мельчайших песчинок чакропроводящего металла. Взмахом обоих крыльев я попросту отбросил несколько марионеток, которые успели добраться до меня, а затем взмыл ввысь.
     Оказавшись в десятке метров над землей, я мог видеть удивление на лицах многих зрителей, которые собрались здесь. Но сама госпожа Чиё никак не показала своей реакции. По её лицу я видел, что она стала ещё серьезней, я же наоборот искренне улыбался ей, так как своей следующей атакой я уже планировал закончить этот бой, ведь мои клоны пожертвовали собой не просто так.
     То же самое намерение читалось и на лице госпожи Чиё, она явно планировала что-то, и вполне может быть, что я могу проиграть ей. Когда мы уже намеревались атаковать друг друга, нас неожиданно прервал громкий и суровый голос.
     - Достаточно! - всего одно слово, но я ощутил на себе невидимое давление и невольно перевел свой взгляд в сторону отца.
     Он по-прежнему стоял там, где был и до начала нашего поединка, но я чувствовал, что если ослушаюсь его приказа, то он начнет действовать сам.
     Также я заметил, как моментально были отозваны все десять марионеток госпожи Чиё, а потому начал медленно спускаться обратно на землю.
     ***
     - Офигеть! - Канкуро просто не знал, как он должен реагировать на увиденное.
     Еще никогда в жизни он не видел ничего более крутого. Он, конечно, знал, что его младший брат удивителен, но сегодняшняя битва показала ему, к чему ему по-настоящему стоит стремиться.
     К тому же его восхищенный взгляд не сходил и со второго участника этой битвы. То, что продемонстрировала сегодня эта старушка, не на шутку восхитило Канкуро.
     До этого он просто не знал, что ему нужно делать, чтобы не отставать от своего младшего брата, и как ему встать на один уровень с ним. Но теперь он нашел свой ответ.
     И, долго не думая, десятилетний мальчик побежал к отцу, так как именно там сейчас была та, кто вдохновила его. Находясь под громадным впечатлением, он даже не обратил внимания на строгий взгляд отца и, преградив путь пожилой женщине, с восхищением смотрел на нее.
     - Ты ещё кто такой? - видя фанатичный блеск в глазах ребенка, госпожа Чиё даже смутилась немного, но мальчик её реакцию даже не заметил.
     Он, явно волнуясь, вдохнул побольше воздуха в грудь и буквально прокричал ей на одном дыхании, огласив при этом все окрестности.
     - Пожалуйста, возьмите меня в ученики!

Примечание к части

     Всем доброе утро, дописал наконец главу. Надеюсь вам понравится. К слову, пересматриваю сейчас филеры и фильмы Наруто и понимаю, какую свинью подложил самому себе. Вот теперь хочу посоветоваться со знатоками канона относительно фильма про Роуран, а если быть более точным, про путешествие во времени. Получается, что Мукадо все же смог изменить прошлое. Ведь, насколько я понял, в первоначальной временной линии Мукадо не было, но Роуран все равно был уничтожен, а Рьюмьяку был запечатан Намиказе Минато. Потом, двадцать лет спустя, Мукадо поглотил чакру в печати четвертого Хокаге и за счет этого он попал в прошлое и смог изменить историю. Правда, во второй раз, Роуран уже был уничтожен из-за него и Рьюмьяку запечатан тоже. Так что по сути ничего и не изменилось. К тому же путешествие во времени вовсе не вызвало альтернативной реальности, так как, вернувшись обратно в свой мир Наруто увидел свой старый клинок в руках дочери бывшей королевы Роурана. В общем немного запутано, но у меня в связи с этим появились кое-какие идеи, просто хочу подтвердить их. Наконец-таки бечено. Пришлось показать часть своей истинной силы...
>

Том 1 Глава 24 Решение

     — Ты в порядке, Гаара? — от наблюдения за тем, как Канкуро пытается уговорить госпожу Чиё взять его в ученики, меня отвлек обеспокоенный голос Темари. И, переведя на сестру свой взгляд, я увидел её взволнованное лицо.
     — Со мной всё хорошо, Темари, — я действительно был в полном порядке, а потому, убедившись в этом лично, светловолосая девочка невольно расслабилась.
     — Я рада! — её облегченный вздох и светлая улыбка предназначались лишь мне одному, за что я ей был искренне благодарен.
     Что же касается Канкуро, то, посмотрев в его сторону, я понял, что ещё не скоро увижу его сегодня, так как он побежал следом за госпожой Чиё, продолжая умолять, чтобы его взяли в ученики.
     Возможно это и к лучшему, если он, конечно, сможет её уговорить. Ведь даже после нашего сражения с пожилой куноичи я прекрасно осознавал, что весь наш бой она исследовала меня и не была до конца серьезной. Уверен, у нее ещё были козыри, чтобы противостоять мне.
     — Пойдем, погуляем? — дядя в это время о чем-то говорил с отцом, а потому я был полностью предоставлен самому себе. А так как в скором времени мне нужно снова отправляться в демоническую пустыню, я решил уделить немного внимания Темари.
     — Пойдем! — сестра явно была рада моему неожиданному предложению, так как я редко когда проявляю инициативу в наших взаимоотношениях.
     Обрадованная этим Темари резко взяла меня за руку и тут же повела прочь с полигона под взглядами нескольких десятков шиноби, которые внимательно смотрели на меня.
     Противиться ей я не стал. Покидая полигон вместе с Темари, я на мгновение встретился взглядом с отцом и молча попрощался с ним одним лишь кивком головы. И, возможно мне показалось, но отец сделал то же самое. Хотя по его внешнему виду судить было сложно.
     Какое-то время после этого мы с Темари лишь молча шли по улицам селения, продолжая все так же держаться за руки. И, что самое удивительное, меня не тяготила сама эта ситуация. Скорее наоборот, я был рад проводить время с сестрой, даже если мы просто молча идем по улице.
     — Темари, у вас с Канкуро всё хорошо? Ничего не случилось, пока меня не было? — если честно, я искренне переживал за этих двоих. Причем не меньше, чем они волновались за меня.
     С самого раннего возраста эти дети не испытывали по-настоящему родительской любви и большую часть времени были предоставлены сами себе. Но при всем при этом они оба очень ценят семейные узы и именно поэтому очень сильно беспокоятся за меня, отчаянно желают заслужить благосклонность нашего отца.
     — Не переживай, Гаара. Мы уже привыкли к этому, — девочка явно поняла, что меня беспокоит, а потому постаралась успокоить меня. Я решил не поднимать больше эту тему.
     Раньше за ними хотя бы присматривали воспитатели, которых назначал отец, но теперь они были полностью сами по себе. А сам Раса очень редко появляется дома.
     Впрочем, для жителей этого мира Темари и Канкуро уже почти взрослые люди. Ведь официально совершеннолетним ты становишься в двенадцать лет. Зачастую это совпадает с окончанием академии, а потому все генины признаются полностью взрослыми шиноби.
     Спокойно прогуливаясь по селению, которое даже в моё отсутствие жило своей привычной и размеренной жизнью, мы с Темари обменивались новостями и делились впечатлениями, которые пережили за последнюю пару месяцев.
     Девочка рассказывала мне про свои будни в академии, я же рассказал ей про свой призыв и то, как заполучил его. И хоть она обрадовалась за меня, на предложение посмотреть на гигантских муравьев она категорически отказалась, чем вызвала легкую улыбку у меня на лице.
     — Не смешно! — забавно надулась Темари и отвернулась от меня, чем развеселила ещё больше.
     — Прости, — извинился я, хотя при этом всё равно не смог скрыть свою улыбку. Но Темари, видя меня в хорошем настроении, вовсе не обиделась, а наоборот стала немножко веселее.
     — Скажи, Гаара, когда я закончу академию, я смогу попасть с тобой в одну команду? — задавая мне этот вопрос, Темари явно нервничала и волновалась. Она действительно хотела быть со мной в одной команде, но увидев сегодня мою силу, она стала сомневаться в самой себе.
     — Да! — в отличие от нее, я был полон уверенности в этом. Даже если события в этом мире уже сильно отклонились от тех, что я знаю, то я всё равно собираюсь попросить отца назначить Темари мне в команду. Только лишь ей и Канкуро я могу полностью доверять в этом мире. Никто другой пока не заслужил от меня подобного доверия. — Если будет нужно, я лично попрошу об этом отца. Так что не переживай! — я ободряюще улыбнулся и обнял сестру, за что она явно была благодарна.
     — Знаешь, ты немножко изменился, Гаара, — неожиданно удивила меня своими словами сестра, пока мы продолжали идти по улице.
     — Да? Почему ты так решила? — я действительно не понимал, с чем это связано. Видя моё выражение лица, Темари лишь рассмеялась и, немного пробежав вперед, повернулась ко мне лицом.
     — Ты стал честнее! Мне нравится, когда ты не просто молчишь, Гаара. Оставайся таким и дальше, — да, возможно она и права в этом. После собрания Совета я чувствовал, как сковывающий меня все это время груз словно пропал.
     И теперь я действительно могу себе позволить быть немного более открытым и честным с теми, кого я люблю и кем очень сильно дорожу в этом мире.
     — Желание Химе для меня закон, — в шутку изобразил я поклон в её сторону, чем вызвал легкое веселье в глазах светловолосой девочки. Но почти сразу же веселье в её глазах исчезло, когда у меня за спиной материализовался анбу в маске.
     — Господин Гаара, вас вызывает к себе Казекаге-сама, — я видел, как в глазах Темари появились легкое разочарование и грусть. А потому, печально вздохнув, я медленно подошел к ней и слегка приобнял её.
     — Не переживай! Я скоро вернусь, и мы поговорим ещё немного, — в ответ на моё обещание Темари лишь неловко кивнула мне. А уже в следующую секунду мы вместе с неизвестным мне анбу использовали шуншин и исчезли с оживленной улицы.
     ***
     — Ты вызывал меня, отец? — постучав в дверь кабинета Казекаге и дождавшись приглашения войти внутрь, я прошёл к месту напротив сидящего за своим столом Казекаге, который в свою очередь уже внимательно смотрел на меня.
     — Сегодня ты хорошо справился, — после нескольких секунд неловкого молчания, я услышал неожиданную похвалу из уст обычно сдержанного отца. Возможно, так на меня повлияло моё детское тело, но я был немного рад этому.
     — Но в итоге я так и не смог победить госпожу Чиё, — неожиданно я вспомнил результат своего недавнего поединка и невольно произнес это вслух. Из-за вновь возникшей гнетущей тишины я даже пожалел об этом. Но следующие слова отца вернули меня с небес на землю.
     — Не заблуждайся! Никто не ожидал от тебя победы. Но ты, на удивление, достойно показал себя. Многие старейшины и джонины селения заметили тебя сегодня, — резко подняв взгляд на отца, я не знал, хорошо это для меня или плохо. По его строгому выражению лица понять было ничего нельзя. А потому всё, что мне оставалось, это лишь догадываться. А он тем временем продолжал. — В связи с этим был поднят ещё один вопрос, из-за которого я и вызвал тебя.
     — Что такое, отец? — судя по тону Расы, ничего хорошего. А потому я уже заранее начал подготавливать себя к возможным трудностям. Однако слова отца всё равно смогли удивить меня.
     — Через три недели в селении Скрытого Листа состоится очередной экзамен на чунина, и многие предлагают отправить тебя туда. Что ты думаешь? — если честно, я был немного шокирован.
     Нет, не тем, что меня хотят отправить на экзамен. А тем, что отец спрашивал моё мнение на этот счёт. Не знаю, связано ли это с тем, как я показал себя в Совете или же, быть может, на полигоне, но факт остается фактом, он интересуется моим мнением.
     Впрочем, я не исключаю того, что это очередной его тест, а потому не стал отвечать сразу.
     Стать чунином? По правде, это не составит для меня особого труда. Сомневаюсь, что среди новоиспеченных генинов найдется хоть кто-то, кто сможет на равных сражаться со мной. Впрочем, даже со всей доступной мне силой биджу не факт, что меня им назначат.
     Ведь чунин, в первую очередь, это капитан, который способен эффективно командовать своим отрядом. А потому он может быть даже слабее генинов, но при этом иметь невероятно светлый ум в своей голове.
     Пусть и в этом пункте я не считаю, что уступаю другим, но всё же я не планировал так рано проходить экзамен. С самого начала я хотел пройти его лишь через пять лет.
     — Разумно ли это, отец? — всё ещё ничего не решив до конца, я для начала захотел всё же проконсультироваться с Казекаге. — Пусть моей силы и достаточно для этого, но я ещё не овладел настоящей силой Шукаку. Я думал, что до тех пор, пока я не сделаю это, ты и совет старейшин не позволите мне стать чунином?
     — Ты прав, — в ответ на мои слова отец спокойно кивнул. — Но за прошедшие годы ты ни разу не терял контроль, а продемонстрированная тобой сила доказала многим, что ты уже достоин быть чунином.
     — Тогда для чего вообще нужен экзамен? Ты же можешь просто назначить меня им? — задав этот вопрос, я почти сразу же заметил в глазах Расы промелькнувшее разочарование. Да и я сам мгновенно осознал собственную глупость, и тут же попытался реабилитироваться в его глазах. — Погоди, — прервал я уже собравшегося что-то сказать отца. — Ты и старейшины не просто хотите сделать меня чунином, ведь так? На самом деле вы хотите, чтобы я продемонстрировал всем свою силу?
     — Да! — Раса не стал мне врать и видимо решил быть полностью честным со мной. — Ты и сам знаешь, в каком сейчас положении находится Сунагакуре. И если мы хотим выбраться из нынешней ситуации, то нам необходимо переманить часть заказчиков из других стран у Конохи. Нынешний экзамен на чунина - лучшая возможность для этого, — я прекрасно понимал, о чем мне говорит Раса. Ведь экзамены на чунина - это по сути своей демонстрация сил молодого поколения Гакурезато. Этакая симуляция военных действий в миниатюре.
     А в самом финале экзамена соберется множество феодалов из разных стран, которые и будут оценивать возможности той или иной деревни, после чего решат, кому передавать свои миссии.
     — Можно еще немного подумать об этом, отец? — я впервые увидел, как слегка нахмурилось лицо Расы, но он ничего не сказал мне и лишь молча кивнул.
     Хотя я прекрасно понимаю, что окончательное решение всё равно будет принадлежать вовсе не мне, а Совету селения и Казекаге. Но одно то, что отец спросил меня об этом, уже радует.
     — Можешь идти, — поняв, что я так и не принял окончательное решение, Раса собрался выпроводить меня из своего кабинета. Но вопреки его приказу, я остался стоять на месте. — В чем дело?
     — Отец, — если честно, я не хочу принимать участие в этом экзамене так скоро. Звание чунина для меня в данный момент ничего не значит. Но если старейшины действительно хотят, чтобы я принял участие, то это хороший для меня шанс получить желаемое. — Если я всё же соглашусь участвовать в экзамене, ты можешь выполнить несколько моих желаний?
     — Что? — мои слова явно удивили вечно хмурого Казекаге, но он очень быстро взял себя в руки. — Не наглей! То, что я спросил твоего мнения, ещё ничего не значит.
     — Я знаю, — действовал я сейчас действительно очень нагло. Ведь, по сути, мне могут просто приказать участвовать, и я ничего не смогу возразить на это. Но и выступить на экзамене я тоже могу по-разному, и, видимо, отец это прекрасно понял. А потому он и начал сейчас выпускать наружу легкую жажду крови, предельно строго смотря на меня. Так и стояли мы пару минут в напряжении, противостоя друг другу взглядами и не желая уступать. — Что, если я не просто выиграю в финале, но ещё проведу в него всех остальных, отец? — выступил я со своего главного козыря, о котором подумал пару минут назад. И не ошибся, ведь почти сразу же невидимое давление со стороны отца исчезло, а он сам неожиданно погрузился в собственные мысли после моих слов.
     Безусловно, моя предполагаемая победа в финале поможет Сунагакуре заполучить небольшую часть заказов Конохи.
     Но что, если в финале окажутся лишь шиноби Скрытого Песка? Какой тогда будет результат? Наверняка отец сейчас анализировал подобный вариант событий, и я видел, что он действительно желает увидеть это.
     — Хорошо, — видимо приняв окончательное решение, отец вновь очень строго посмотрел на меня. — Если ты выполнишь то, что обещаешь, клянусь, я сделаю то, что ты хочешь.
     — Тогда как насчет того, чтобы выполнить одно моё желание авансом? — я буквально кожей чувствовал, что ещё немного, и моя излишняя наглость может плохо для меня кончиться. В отличие от Темари, Раса явно не был рад тому, что я стал вести себя более открыто с ним.
     — Говори! —несмотря на мои переживания, спустя несколько десятков секунд напряженной тишины отец всё же сдался. Из-за этого я не смог скрыть легкую улыбку на лице. Хотя, уверен, в моем исполнении это выглядит немного жутко, особенно с моими черными синяками от недосыпа.
     — Спасибо, отец. Я лишь хочу, чтобы ты поговорил с госпожой Чиё и попросил её взять Канкуро в ученики. Это возможно? — отец явно ожидал от меня услышать вовсе не это. А потому я вновь смог его немного удивить. Но почти сразу же на его лице снова появилось его привычное холодное выражение. При этом он всё же согласно кивнул, а затем просто махнул мне рукой, чтобы я выметался вон.

Примечание к части

     Вот честное слово, не планировал никакого экзамена на чунина в ближайшие лет пять. Хотел всё же отправить его по канону, но после последней главы задумался, как бы отреагировали старейшины на увиденное, а потому его участие в экзамене - это закономерный итог, таким образом Суна более эффективно использует его для выхода из сложившейся ситуации. И да, даже даты в предыдущих главах случайно совпали, так как экзамен на чунина как раз проходит примерно в седьмом месяце года. К слову, в этом же году должны вырезать Учих, а если верить вики, то их вырезали как раз между вторым этапом экзамена на Чунина и финалом. По идее, такой ход должен сильно сказаться на репутации Конохи, правда не уверен, действительно ли время там указанно верно, так что пока думаю. К слову, если кто думает, что Гаара обзаведется шаринганом, то это сильно вряд ли. Если только мне опять что-то не взбредет в голову. Хотя мысли кое-какие есть, но они не об этом. В общем приятного чтения! Наконец-таки бечено
>

Том 1 Глава 25 Подготовка

     Покинув кабинет отца, я пребывал в глубокой задумчивости, думая о том, что будет теперь с той историей мира, которую я знал. Из-за моего собственного вмешательства изменилось уже многое.
     Потому я и задаюсь вопросом, правильно ли я вообще сделал, что согласился на участие? Не сделаю ли я ещё хуже, чем должно было быть? С другой же стороны, моё согласие отцу и не требуется. Мне могли бы просто приказать участвовать в экзамене, и изменить я бы уже ничего не смог.
     А ведь если подумать логически, то новостей о том, что был вырезан сильнейший клан Конохи, я не слышал, а пропустить подобное вряд ли возможно. И это в свою очередь означает, что клан Учиха пока ещё существует.
     От осознания данной мысли, меня даже пробила мелкая дрожь. Если живы Учиха, значит, жив и Учиха Шисуи, а он опасен для меня. Очень опасен. Если бы я раньше понял, что он ещё жив, то отказался бы от участия, не задумываясь.
     Но с другой стороны, где огромный риск, там не меньшие и возможности. Если мне удастся добыть Шаринган, то, зная о его возможностях, будет глупо не рискнуть. Правда, когда точно должны уничтожить клан Учиха я не знаю, а потому следует быть предельно осторожным во время будущего экзамена на чунина.
     С такими мыслями я покинул резиденцию Казекаге и медленно направился в сторону дома Темари и Канкуро.
     Вообще, если быть честным, своим участием в этом экзамене я очень сильно рискую. И не столько тем, что мне могут промыть мозги Котоамацуками, чего я всеми силами постараюсь избежать, сколько тем, что после экзамена меня почти со стопроцентной вероятностью попытаются устранить. А потому, если я хочу продолжать жить, за оставшиеся три недели мне нужно подготовиться как можно лучше.
     - Гаара! - громкий голос Канкуро отвлек меня от моих мыслей, и, обернувшись, я увидел бегущего ко мне мальчика. Он явно был обрадован тем, что смог найти меня.
     - Ну, как? Смог уговорить госпожу Чиё взять тебя в ученики? - поинтересовался я у него, когда он поравнялся со мной. Увидев же его слегка помрачневшее лицо, я понял всё и без его слов.
     - Нет, эта старая карга отказалась учить меня, - видно было, что мальчик сильно расстроен и обижен. Потому и позволил себе лишние вольности по отношению к сильнейшей куноичи Скрытого Песка.
     - Не переживай, - похлопал я его по спине и медленно направился вместе с Канкуро к их дому, так как обещал Темари, что обязательно вернусь. - Я уже поговорил с отцом об этом. Взамен на то, что я выполню одну миссию для деревни, он мне пообещал, что уговорит госпожу Чиё взять тебя учеником.
     - Правда!? - неподдельно удивился Канкуро, а когда полностью осознал смысл моих слов, так и вовсе расплылся в улыбке. - Ха-ха! Знаешь, Гаара, ты лучший младший брат!
     - Эм, - от столь резкой похвалы я даже невольно смутился. - Благодарю!
     - Ха-ха! - видя мою реакцию на его слова, Канкуро не сдержался и весело рассмеялся. После этого он ещё и обнял меня за шею одной рукой, а другой начал взъерошивать мне волосы.
     - Прекрати! - вырвался я из его бесцеремонных объятий.
     - Прости-прости! - несмотря на свои слова, Канкуро продолжал улыбаться. - Просто ты так забавно реагируешь, что я не могу удержаться, - в ответ на его слова в глубине меня вспыхнула невероятно сильная вспышка злости и раздражения, но уже привычно я быстро подавил это чувство в себе. Если знать, что подобные всплески эмоций через свою чакру мне передает Шукаку, то абстрагироваться становится гораздо проще.
     - Пойдем, Темари наверно уже ждет нас, - держа небольшую дистанцию с Канкуро, мы направились вместе с ним к их дому.
     - Гаара, - вновь привлек к себе моё внимание Канкуро. А когда он увидел, что я его внимательно слушаю, продолжил. - Ты сегодня был очень крут! Прости, что не сказал этого сразу, - я даже ощутил легкий стыд в его словах, да и его неловкий жест со взъерошиванием собственных волос прямо говорил мне об этом.
     - Я не в обиде, - говоря это, я был полностью искренним с ним. - Если честно, я даже рад, что ты так среагировал, Канкуро. Госпожа Чиё очень сильная куноичи, и если ты станешь её учеником, то ты быстро продвинешься на пути шиноби и станешь гораздо сильней, чем сейчас. Я уверен, у тебя есть настоящий талант в этом, и совсем скоро ты сможешь стать очень сильным шиноби. Ведь, как-никак, ты мой старший брат, - последние слова я сказал намеренно, чтобы немного смутить Канкуро. И у меня это получилось. Мальчик явно не знал, что нужно было сказать в ответ на подобное, и даже неловко отвернулся от меня в сторону, чем вызвал на моём лице невольную улыбку.
     - Ах, ты!.. - когда он вновь повернулся ко мне и увидел мою реакцию, Канкуро очень быстро все понял и слегка наигранно разозлился на меня. Я же решил подыграть ему немного.
     -Ха-ха! Поймай меня, если сможешь, Канкуро! - последние свои слова я произнес, когда ушел в шуншин, увернувшись от кинувшегося ко мне брата.
     Так мы и направились к дому Темари и Канкуро, а жители селения в то же время могли наблюдать за тем, как двое сыновей Казекаге носились по всему селению, пока старший пытался поймать младшего, что невольно вызывало улыбки на лицах многих людей.
     ***
     - Темари, ну сколько еще? - сидя за обеденным столом вместе с Канкуро, я с неподдельным удивлением наблюдал за тем, как старшая девочка готовила.
     Если честно, я очень редко посещаю их дом, и в большинстве своем, именно они приходят к нам с Яшамару в гости. А потому то, что Темари умеет готовить, меня слегка удивило. Увидев же мой немного потрясенный взгляд, обращенный в сторону Темари в фартуке, Канкуро заговорщически мне подмигнул и начал шептать.
     - По правде, Темари попросила нашу знакомую воспитательницу научить её готовить, и у неё очень хорошо получается. Только не говори ей это, а то ещё зазнается, - шепча мне это, Канкуро бросал настороженные взгляды в спину Темари, и у меня не оставалось выбора, кроме как кивнуть в ответ.
     Готовка - это не быстрое дело. И пусть Темари начала ещё до того, как мы с Канкуро пришли к ней, нам всё равно нужно было подождать ещё какое-то время. А потому Канкуро не мог больше спокойно сидеть на месте и убежал в свою комнату, вспомнив о чем-то, и мы с Темари вновь остались наедине.
     Простое наблюдение за тем, как уверенно одиннадцатилетняя девочка помешивает что-то в кастрюле и нарезает овощи, вызывает в глубине меня какое-то странное ностальгическое успокаивающее чувство.
     Мне было настолько тепло и комфортно в данный момент, что я даже сам не заметил, как положил руки на стол и, используя их как подушки, начал медленно засыпать. Именно поэтому, из-за резкого перехода от спокойной и расслабляющей обстановки кухни, очутиться посреди бушующей штормом пустыни было слегка неожиданно.
     Но я очень быстро взял себя в руки и поднял голову вверх, туда, где посреди песчаной бури отражался огромный силуэт и яркие, горящие, словно звезды, желтые звездообразные глаза однохвостого демона пустыни.
     - Ты снова пришел сюда, пацан!? - грохочущий голос Шукаку словно звучал отовсюду и смешивался со звуками бушующей бури. И, к моему легкому удивлению, несмотря на ситуацию, он звучал сейчас даже немного разумно и устало.
     - Ты на удивление спокоен сегодня. Почему? - за последние годы это единственная моя попытка вновь наладить с ним конструктивный разговор, так как до тех пор, пока я не стану достаточно сильным, я попросту не видел смысла в этом.
     - СПОКОЕН!? - видимо я задел демона за живое, так как теперь, он уже вновь кричал на меня. - ДА ЧТО ТЫ ПОНИМАЕШЬ, МАЛЬЧИШКА? НЕМЕДЛЕННО ПОДОЙДИ КО МНЕ! ВЫПУСТИ МЕНЯ ОТСЮДА! ТОГДА Я ПОКАЖУ ТЕБЕ, НАСКОЛЬКО Я СПОКОЕН, ПОКА БУДУ УНИЧТОЖАТЬ ВСЁ, ЧТО ТЕБЕ ДОРОГО!
     - Да, да, - не обращая внимания на громкий крик этого тануки, произнес я и невольно задумался. Смогу ли я сейчас одолеть его? Ещё раз подняв взгляд на эту громадину и осмотрев запечатывающие камни по периметру, я отрицательно покачал головой, как бы, говоря самому себе, что нет. Я еще не готов к этому. - Прощай, Шукаку. Совсем скоро мы увидимся ещё раз, это я тебе обещаю, - несмотря на своё безумие, однохвостый биджу явно понял угрожающий подтекст моих слов. А потому он начал кричать и бушевать ещё больше, отчего буря вокруг нас только усилилась. Но это никоим образом не могло мне помешать сложить печать концентрации и покинуть это место.
     - Гаара, - легкое касание к моему плечу и нежный голос Темари окончательно вернули меня обратно в реальность. Растерянно моргая после сна, я всё же окончательно пришел в себя и тут же встретился взглядом с темно-зелеными глазами Темари. - Ты проснулся, это хорошо, - искренне и ласково улыбнулась она мне. - Ужин готов. Я позову Канкуро. Подожди ещё немного, Гаара. - в ответ на её просьбу мне только и оставалась, что слегка заторможено кивнуть. А девочка тем временем уже отправилась за Канкуро.
     Долго себя ждать они не заставили, и дальнейший вечер прошел на удивление весело и непринуждённо. Ужин, приготовленный Темари, был ничем не хуже того, что обычно готовил у нас дома Яшамару, а потому я был искренне впечатлён и не переставал нахваливать сестру, чем явно её смутил.
     Весь оставшийся вечер мы провели за разговорами. В основном говорили они, я просто слушал их, наслаждаясь их яркими впечатлениями и иногда делясь своими мыслями. Рассказал им и об экзамене на чунина, чему они очень сильно обрадовались, явно не понимая того, какую опасность он в себе несет.
     Я же в свою очередь не стал портить им настроение своими объяснениями, а потому лишь загнал свои опасения вглубь себя и искренне наслаждался этим вечером.
     ***
     Неделю спустя. Страна ветра, селение Скрытого Песка, 13 июня 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     - Вы уверены в этом, господин Раса? - Пакура стояла сейчас рядом с Казекаге и так же, как и он, незаметно наблюдала за происходящим на тренировочной площадке.
     Сейчас там собралось около двадцати генинов в возрасте от двенадцати до двадцати, и все они взволнованно обсуждали между собой последние новости об экзамене.
     Но наблюдала Пакура вовсе не за ними, а за медленно приближающимся к ним восьмилетним генином, который так же, как и она, буквально пару часов назад вернулся из демонической пустыни, выполнив очередную миссию.
     На фоне остальных генинов он выглядел совсем маленьким и невзрачным, а идущая возле него взрослая девушка лишь ещё больше подчеркивала контраст между ними.
     - Ты считаешь, что он не справится с этим? - даже не посмотрев в её сторону, Раса задал ей интересующий его вопрос. Всё же именно Пакура была капитаном Гаары и знала лучше всех, на что он действительно способен во время миссий.
     - Гаара силен. Даже очень силен, господин Казекаге. Вы это знаете не хуже меня. Но вот способен ли он вести команду? - на мгновение Пакура даже задумалась об этом, вспоминая, как себя вел во время миссий её подопечный, но затем она продолжила. - Я не уверена. Обычно Гаара очень тихий и скрытный. Но порой он способен проявить неожиданную инициативу. Именно поэтому я не знаю, как он поведет себя в данной ситуации, - в ответ на её слова господин Раса лишь едва заметно кивнул и продолжил наблюдать за происходящим на полигоне.
     - Именно поэтому я и хочу убедиться в том, на что он действительно способен, - услышала она вдруг неожиданное признание лидера селения. - Будет ли он лишь простым оружием в моих руках или способен на нечто большее? Я хочу узнать это! И нынешний экзамен на чунина предоставит мне шанс ещё раз определить его ценность, - от последних слов Казекаге и тона, которым он произнес их, по спине Пакуры невольно пробежали холодные мурашки.
     Большую часть проведенного с ним времени молодая женщина искренне восхищается стоящим рядом с собой мужчиной. Ведь он не только смог в тяжелейшее для Сунагакуре время возглавить селение, но и провел его через третью мировую войну без поражения.
     Но бывают моменты, когда его холодность и отрешенность невольно пугают её. И это был как раз такой случай.
     Если честно, Пакура до конца не понимала столь странного отношения Казекаге к своему младшему сыну. Порой, она видела мимолетные мгновения того, как Раса гордился Гаарой и признавал его. Но бывали случаи, когда мужчина готов был пожертвовать им, если только он не сможет удовлетворить завышенные ожидания Казекаге.
     - Я думаю, Гаара не разочарует вас, господин Раса, - всё же высказала куноичи своё мнение. - Пусть он обычно замкнут и тих, но вы так же видели, как открыто он вел себя во время недавнего собрания. И, если уж он смог сохранять уверенность перед старейшинами, обычные генины не станут для него трудностью, - отвечать ей Раса ничего не стал. Пакура вновь перевела свой взгляд на тренировочную площадку, желая лично понаблюдать за тем, как же поведут себя её подопечный и ученица.
     ***
     Стоя напротив двух десятков генинов самых разных возрастов, которые к тому же смотрели на меня с неприкрытым недоумением и недовольством, я как никогда осознавал, что будет непросто.
     Уверен, что отец сейчас наблюдает за мной со стороны и внимательно оценивает то, как я себя поведу в этой ситуации.
     Будь я тем Гаарой, которого знал по сериалу из прошлого мира, все эти генины даже и не подумали бы возразить мне, так как банально бы боялись за свою жизнь. Страх - один из основных способов контролировать толпу, но это явно не мой случай.
     - Ребята, попрошу минуточку внимания, - стоящая рядом со мной Маки, которая так же, как и я, примет участие в этом экзамене, решила начать первой.
     И пусть гомон двух десятков генинов не смолк, она смогла обратить на себя все взгляды. Однако Маки немного смешалась и вопросительно опустила взгляд на меня и, понимая, что пришла пора сделать мне свой ход, я вышел вперед.
     Многие до сих пор смотрели на меня с недоумением. Но были среди генинов и единицы тех, кто признал меня, как это было в случае с Маки.
     - Ты ещё кто такой? - прежде чем я успел произнести хоть что-то, меня резко перебил молодой парнишка, явно только недавно выпустившийся из академии генин.
     - Моё имя - Сабаку но Гаара, - воспользовавшись возможностью, я решил представиться перед ними, пусть не каждый из них сразу осознал, что на самом деле означает моё имя.
     И я не судил их за это. Ведь, по сути, в Суне не сильно распространены фамилии, и нет известных кланов, как в той же Конохогакуре.
     В большинстве своем шиноби известны по именам или прозвищам, которые им дают вражеские или же союзные шиноби. Именно так мой предок и заслужил своё прозвище, а дальше передал его уже следующему поколению.
     А потому в нашем селение нет тех, кто бы не знал Сабаку но Расу, а следовательно до многих стало доходить, что я сын нынешнего Казекаге.
     И да, я решил воспользоваться не страхом перед собой лично, а авторитетом своего отца, чтобы они хотя бы попытались выслушать меня. И, каким бы плохим отцом не был Раса, но как Казекаге он заслужил искреннее уважение старшего поколения селения и восхищение младшего, причем заслуженно.
     - Я так понимаю, вы все уже слышали новость о предстоящем экзамене на чунина? - осматривая взглядом всех собравшихся здесь генинов, я обратился к ним, чем вызвал вновь поднявшийся шум.
     - И что с того? Почему ты вообще строишь из себя тут главного? - меня вновь перебил уже знакомый парень, который с откровенной враждебностью смотрел в мою сторону. И его слова даже поддержали некоторые, чем вызвали моё недовольство и легкую предвкушающую улыбку на лице Маки.
     «Видимо, мой возраст и внешний вид не внушают особого уважения и трепета», - отстранено подумал я. Но уже в следующий же момент я обрушил на парня свою жажду крови, представив, как сдавливаю его песком, орошая всё вокруг нас его кровью.
     Под ошарашенными взглядами множества генинов этот парень тут же заткнулся, побледнел и с дрожащими ногами начал в страхе отступать от меня. Пусть я и не кровожадный монстр, каким мог бы быть сейчас, но я и не обычный ребенок, который позволит бесцеремонно перебивать себя, особенно когда на кону его собственная жизнь.
     - Если вы думаете, что ваших сил достаточно для того, чтобы принять участие в этом экзамене, то вы ошибаетесь, - теперь моя жажда крови была обращена к каждому из них, никто не смел больше перебивать меня. Хотя я и отметил, что не все генины поддались моему давлению, но при этом они всё равно внимательно меня слушали. - Здесь и сейчас я проведу отбор тех, кто отправится вместе со мной на этот экзамен. Скажу сразу, слабаки, которые будут только позорить наше селение, мне не нужны. А потому, если вы хотите стать чунинами, то нападайте на меня так, словно хотите меня убить, - говоря всё это, я был полностью серьезен с ними. Я заранее получил разрешение отца на эти действия, и он полностью одобрил их. Он так же, как и я, заинтересован в том, чтобы шиноби Суны показали непревзойденный результат на этом экзамене.
     А потому мы оба были готовы к тому, что в этот раз селение отправит куда меньше команд, но каждая из них будет способна на победу. Видимо генины прочитали это в моих глазах и теперь были готовы напасть на меня. На это я лишь сложил руки перед собой и призвал окружающий нас песок.

Примечание к части

     Для начала хочу поблагодарить Романа, за очередную материальную поддержку моей музы. И да, я тебе очень благодарен, честно. Но ты уверен? На те, деньги, что ты мне пересылаешь, ты мог бы уже две или три книги нормальные купить. Но в любом случае огромное тебе спасибо. Это, если честно, очень мотивирует. Что же касается самой главы, то тут мало конкретики, но переходить сразу к экзамену я посчитал глупо, так что думаю потребуется как минимум ещё одна глава, прежде чем Гаара окажется в Конохе. К слову добавил еще картинки, скину часть сюда, а основная ссылка будет в описании. http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/018919ceb3fe3a2cbde98110006cd541.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/4c86a0a4cb79658b26c2f07d029065c7--naruto-gaara-naruto-shippuden.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/4cd46034b06d19c4fce141658d5417f9.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/61931-57b8d.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/64e5b665673b276ee5132228d312558e--beach-umbrella-watermelon.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/68471e10bbb015ae1e0036f1e59c8888--the-sand-siblings.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/d74pn30xoaaaoi8.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/gaara-suna-no-gaara-23281279-497-520.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/team-sand-naruto-9374067-500-667.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/tumblr_p168kjs4t71uc1di2o1_1280.jpg Бечено
>

Том 1 Глава 26 Назначенные команды

     Пять дней спустя. Страна ветра, селение Скрытого Песка, 18 июня 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     - Ты точно уверен в этом, Гаара? - в очередной раз находясь в кабинете отца и стоя напротив него, я лишь спокойно кивнул в ответ на вопрос. За пять дней я хорошо изучил отобранных селением генинов и уже из них выбрал тех, кто мне нужен. Всего девять человек, если считать меня и Маки.
     - Да, отец. Этих генинов мне будет достаточно, чтобы победить, - после моих слов Раса ещё раз внимательно посмотрел на предоставленный мной список и немного нахмурился, так как он явно ожидал увидеть не это.
     Если он думал, что я буду отбирать лишь по одному критерию силы, то он явно ошибся. За прошедшие дни я не просто наблюдал за тем, на что способны генины Скрытого Песка, но изучал их характеры и даже прошлое по той информации, что мне предоставил отец.
     К примеру, тот самый крикун, который хотел оспорить моё лидерство в самом начале, оказался родственником одного из старейшин селения. Именно поэтому парень считал, что главным должен быть именно он. И, если в первый день он меня не узнал и затаил злобу, то уже на следующий день он старался особо не попадаться мне на глаза.
     Насколько я понял, он пожаловался на меня своему родственнику, но получил совершенно не тот результат, на который рассчитывал. И с тех самых пор этот генин больше не доставал меня. Впрочем, после первого же дня я почти и не обращал на него внимания, так как уже заранее вычеркнул его из своего списка.
     В выбранный же мной список попали в основном безызвестные генины, многие из которых были либо сиротами, либо выходцами из простых жителей Сунагакуре. Мало кто из них мог похвастаться выдающимися способностями, и именно это в первую очередь взволновало отца.
     - Почему именно они? - Раса не стал оспаривать мой выбор, за что я ему благодарен. Но он явно хочет понять ход моих мыслей, и я не против того, чтобы озвучить его.
     - Если ты сомневаешься в их личной силе, отец, то соглашусь. В этом плане большинство из них уступают тем, кого я отсеял, - не дождавшись никаких комментариев от Расы, я продолжил свои пояснения. - В первую очередь мне было важно, чтобы они слушались моих приказов и делали то, что мне нужно. Что же касается личной силы, то для этого у них есть я.
     - Думаешь, что одного тебя будет достаточно, чтобы выполнить эту миссию? Не будь самонадеянным, Гаара! - неожиданный и резкий выкрик Расы удивил меня. Посмотрев же на него, я заметил разочарованное выражение его лица, но это никоим образом не поколебало моё решение.
     - Ты думаешь, что я поддался собственной гордыне, отец? Если да, то ты не прав! - видя, что я не собираюсь отступать от своего решения, Раса лишь ещё более холодно посмотрел на меня. - Я прекрасно понимаю, что моей силы всё ещё недостаточно. Но у меня попросту нет выбора. Ты сам сообщил мне слишком поздно об этом экзамене и, если ты хочешь, чтобы я действительно выиграл, то мне нужны люди, которым я смогу доверять. Именно поэтому я и выбрал их.
     - Хорошо, - к моему легкому удивлению, холодность и отстраненность стали медленно отступать из взгляда Расы. - Вижу, ты действительно думал об этом, Гаара. Но что ты в таком случае решил насчет остальных? - на моих глазах Казекаге Скрытого Песка поставил подпись и печать под моим списком, но теперь он ждал от меня очередного ответа.
     - Отстранять их от экзамена все же не стоит, - немного подумав об этом за последние дни, я решил всё же озвучить собственные мысли отцу. - Пусть я сомневаюсь, что хоть кто-то из них сможет пройти в финал экзамена на чунина, сила селения не только в элитных шиноби, но и в их количестве. Если Сунагакуре, как одна из Великих Гакурезато, пошлет лишь три команды генинов, то даже если мы все пройдем в финал, у Конохи всё равно может закрасться мысль, что наше селение ослабло.
     - Ты полностью прав, Гаара. Хорошо, что ты и сам понимаешь всё это, - мне, возможно, показалось, но теперь отец наоборот был в немного приподнятом настроении. Понять же это по его выражению лица было очень сложно. Впрочем, как и всегда.
     На этом закончив наше обсуждение, он отдал мне обратно утвержденный им список и приказал мне покинуть его кабинет.
     Закрыв дверь в кабинет Расы и направившись на выход из здания, я неожиданно понял, что в последние дни стал довольно часто появляться в резиденции Казекаге и видеться с отцом. Хотя назвать наши отношения родственными до сих пор очень сложно, причем как мне, так и ему.
     Не то чтобы я особо сильно стремился к этому, если быть честным. Единственные в этом мире, кого я считаю семьей и кому могу по настоящему доверять, это Темари и Канкуро. Ни отцу, ни Яшамару я до сих пор не могу открыться и инстинктивно ожидаю от них в любой момент предательства, хоть и стараюсь лишний раз не думать об этом.
     Возможно, именно поэтому я даже и не задумывался о том, чтобы рассказать Расе всю правду. Признаться ему, что я с самого детства знаю события ближайшего будущего, которые, если ими правильно воспользоваться, позволят Скрытому Песку стать не просто сильнее, но и получить неоспоримые преимущества над всеми великими селениями.
     Если я действительно хочу, чтобы Сунагакуре добилась этого, то это был бы вполне логичный ход с моей стороны. И намечающееся уничтожение клана Учиха в Конохе могло бы стать хорошим доказательством моих слов.
     Но, даже понимая всё это, я всё равно не собираюсь никому рассказывать об этом, так как не знаю, к каким последствиям это приведет.
     К тому же, эти знания являются моими собственными стратегическими ресурсами, которые позволят мне либо подняться к власти в Сунагакуре, либо, если всё пойдет по иному пути, иметь возможные пути отхода из селения.
     В очередной раз покидая резиденцию Казекаге, уже у самого выхода я с небольшим удивлением понял, что это место стало ассоциироваться у меня с лишней головной болью и мыслями, которые несут для меня лишь опасность, если о них кто-нибудь узнает.
     ***
     - Тсубаса, Нонота, Отоказе, - стоило мне только произнести их имена вслух, как вперед сразу же вышли трое генинов, которые были лично выбраны мной. - Я назначаю вас в первую команду, - в ответ на мои слова названные мной парни лишь молча кивнули и сразу же отошли назад, чем заслужили моё одобрение.
     За прошедшие дни с момента нашего знакомства все выбранные мной генины хорошо поняли лишь одно - я гораздо сильней, чем они.
     Ещё в первый день, они даже все вместе не смогли заставить меня сдвинуться с места, мне даже не пришлось шевелиться, чтобы одолеть их всех. С того дня многие из них осознали, что стать чунином для меня не так сложно, и, если они действительно хотят участвовать в экзамене, им придется беспрекословно слушаться меня.
     Те, кто был согласен с этим, были выбраны мной и сейчас стояли напротив меня.
     - Исаго, Яоки, Короби, - по примеру первой команды в этот раз вперед вышли уже они. И я внимательней осмотрел их всех, при этом обратив особое внимание на старшего из них. Парню было уже за двадцать, и он больше всех был мотивирован в том, чтобы стать чунином, поэтому я и выбрал его. - Исаго, ты будешь капитаном вашей команды, - не услышав возражений от них, я отправил их обратно в шеренгу и перевел внимание на двух других.
     - Я так понимаю, ты все же выбрал меня, Гаара, - весело обращаясь ко мне, Маки явно была рада тому, что она оказалась со мной в одной команде. Хотя и было видно, что слушаться моих приказов ей нелегко.
     - Маки, Хоичи и я вместе, мы будем представлять третью команду Сунагакуре, - пусть я озвучил эти слова для всех, но при этом моё внимание было полностью сосредоточенно на лысом тринадцатилетнем парнишке, который держал в своих руках весьма необычное оружие для шиноби.
     Бива, или же подобие гитары, как по мне. Но в его руках она было довольно эффективным оружием. Однако выбрал я Хоичи в первую очередь вовсе не поэтому. Впрочем, долго обращать внимание на парня я не стал и вновь перевел взгляд на всех здесь присутствующих.
     Со стороны это, наверное, выглядит довольно забавно. Неровный строй из подростков разных лет и стоящий напротив них восьмилетний пацан, изображающий из себя перед ними главного.
     Но такова правда этого мира. Сила для шиноби - всё. Имея силу, ты имеешь и власть. Наша ситуация хорошо иллюстрирует это. Даже восьмилетнего пацана, имеющего невероятную силу, будут слушать люди вдвое, а то и втрое старше него.
     Невольно я даже усмехнулся этой мысли, но очень быстро подавил это в себе и решил ещё раз обратиться к генинам.
     - Объяснять никому и ничего я лишний раз не буду, а потому, слушайте меня внимательно. Советом старейшин и лично Казекаге, мне была поручена особая миссия. Во время предстоящего экзамена на чунина я должен выйти в финал и победить. И всё это для того, чтобы показать всем союзным селениям нашу силу, - под моим серьезным и пронизывающим взглядом генины чувствовали озноб и неловкость. А я тем временем продолжал. - Но для того, чтобы показать силу селения, одного лишь меня недостаточно. Именно для этого я и выбрал вас, - еще раз окинув их всех взглядом, я невольно заставил всех вытянуться и начать ещё более внимательно слушать меня. - Не только я, но и вы. Все вместе мы должны пройти в финал. И если вы будете слушать то, что я вам говорю, я помогу вам в этом. Всем всё понятно?
     - Да! - не знаю почему, но после того, как они услышали мои слова, я почувствовал неожиданное воодушевление в их голосах. А то, как они синхронно ответили мне, невольно даже обрадовало меня.
     - Хорошо, - видя, как они все полны энтузиазма, я решил провести ещё одну внеплановую тренировку с ними. - В таком случае разбиваемся по командам и отрабатываем взаимодействие друг с другом. У нас осталось не так много времени до экзамена. - услышав мой приказ, генины тут же приступили к его выполнению. А ко мне тем временем подошли Маки и Хоичи и, следуя примеру остальных, мы стали отрабатывать командную работу, попутно решая, как будем действовать в той или иной ситуации.

Примечание к части

     Итак, для начала хочу поблагодарить одного из читателей за материальную поддержку. Laxarda вроде, извини если не правильно, но телефона с собой сейчас нет, чтобы проверить. Во вторых, как я уже писал, но в этом фанфике я использую мангу, аниме и даже новеллы. В какой-то степени, аниме для меня даже более значимо, чем манга, так как оно более полно раскрывает мир и персонажей. Именно поэтому, возвращаясь к спору в комментах, отвечу. Да, Шисуи старался держать правду о Котоамацуками в секрете, но перед неминуемой угрозой переворота в Конохе, он раскрыл правду об этом Хирузену и Данзо, и этому есть подтверждение в аниме, серия 358. Что же касается того, представляет ли Учиха Шисуи опасность для Гаары, то ответ, нет. Пересмотрев серии, я понял, что к моменту, когда Гаара окажется в Конохе, Шисуи уже мертв и вряд ли Данзо способен в данный момент воспользоваться шаринганом Шисуи, хотя сам Гаара об этом не знает. На этом думаю спор закроем и перейдем к кое-чему ещё, что поднималось в комментах. Быть или не быть пейрингу с Темари? Как уже писал, я жуткий собственник и, посмотрев картинки с Темари, мне не особо хочется её теперь кому-то отдавать. Да и ситуация с отношениями между братом и сестрой в мире Наруто не то, чтобы запретна. Думается мне, что в этом плане у них все несколько проще, хоть и не демонстрировалось открыто в каноне. Но всё равно, жду ваших мнений на этот счет, так как ничего ещё не решено. Бе че но
>

Том 1 Глава 27 Отправление

     - Гаара-сама, вы не спите? - заглянув ко мне в комнату, Яшамару застал меня за чтением очередного свитка по фуиндзюцу, который я на днях получил от отца.
     Особо далеко в данном пути шиноби я пока не продвинулся, но создание взрывных и запечатывающих свитков мне вполне под силу. Вообще, Сунагакуре в этом плане довольно продвинуто.
     Впрочем, если припомнить некоторые факты из истории селения, то становится понятно, почему.
     То же запечатывание Шукаку без участия Хаширамы Сенджу и Мито Узумаки, уже говорит о многом. Да и создание боевых марионеток зачастую сопряжено с фуиндзюцу, так что после уничтожения клана Узумаки во время второй мировой войны шиноби, Сунагакуре стало одним из ведущих специалистов в данной области, пусть и в каком-то смысле узкоспециализированным.
     - Я скоро закончу, Яшамару, - все же оторвавшись от чтения свитка и собственных размышлений, я посмотрел на своего дядю. - Можешь ложиться спать, не переживай.
     - Вы волнуетесь, Гаара-сама? - вместо того, чтобы уйти, дядя наоборот вошел в мою комнату и подошел поближе ко мне.
     - Эх, - слегка устало вздохнув, я отложил свиток в сторону и вновь встретился взглядом с Яшамару. - Ты удивительно хорошо меня знаешь, дядя, - признав это, я состроил немного неловкое выражение лица, но очень быстро смог подавить его.
     - В этом нет ничего удивительного, Гаара, - успокаивающе улыбнулся он мне и сел рядом со мной. - Всё же я знаю тебя с самого детства и могу определить, когда тебя что-то гложет. Это как-то связано с предстоящим экзаменом в Конохе?
     - Немного, - я не хотел признавать этого, но я действительно переживал об этом.
     - И что же заставляет тебя так сильно волноваться? - видимо моя реакция и вправду удивила Яшамару. Из-за этого ему было особенно интересно услышать об этом.
     - Первый этап, - я всё же озвучил собственное переживание вслух и почти сразу же увидел понимающее выражение на лице Яшамару. Словно он что-то знал, чего не мог знать я сам. А потому я продолжил. - Я прочитал информацию, которую ты принес, дядя. И если исходить из предыдущих экзаменов, то это самая сложная часть для меня.
     - Почему же? - слыша его вопрос и видя саму реакцию, я чувствую себя, словно ничего не смыслящий первоклассник, которому терпеливо хотят объяснить самый элементарный вопрос.
     - Разве этот этап не субъективен, дядя? В зависимости от того, какую ситуацию шиноби Конохи считают правильной, так и должны будут ответить генины. Но ведь во многих селениях генинов воспитывают совершенно по-разному. И что для одной страны может быть нормой, то для другой - грубейшая ошибка. Разве я не прав, Яшамару? - если честно, я не понимал этого ещё в своем прошлом мире и тем более не понимаю сейчас.
     Еще ладно, если бы они действительно оценивали либо знания генинов, либо же их способы добычи информации, но ведь это не так.
     По сути, с введением этих экзаменов лидеры Конохагакуре в очередной раз провернули довольно внушительную аферу, которую нельзя заметить с первого взгляда.
     Возможно, я ошибаюсь, и это лишь напоминает о себе моя паранойя, но своим последним вопросом, который решает, пройдешь ты или нет в следующий этап, Коноха попросту навязывает собственное мнение всем своим союзникам.
     - Теперь, я понимаю, в чем причина вашего волнения, Гаара-сама, - из моих мыслей меня вывел спокойный голос Яшамару и я вновь перевел свой взгляд на него, ожидая его ответа на мой недавний вопрос. - Скажу же я вам лишь одно. Будьте более уверены в себе. Когда придет время, вы обязательно сможете разобраться во всем.
     - Ха-ха, - невесело рассмеялся я в ответ на его слова. - В итоге ты так и не ответил, Яшамару. Не честно, - я даже немного по-детски надулся и далеко не сразу осознал это, пока сам Яшамару не ткнул пальцем мне в щеку и не рассмеялся.
     - Скажу это ещё раз. Будьте более уверены в себе. Я верю в вас! Значит, и вы должны больше верить в себя. Доброй ночи, Гаара, - больше ничего не говоря, Яшамару встал и, отложив в сторону мой свиток, направился на выход.
     Я же просто лег на кровать и немного задумался. Пусть Яшамару так и не дал мне конкретного ответа, но в одном он точно прав. В данный момент не имеет смысла переживать об этом. Лучше разобраться со всем, когда действительно придет время для этого.
     ***
     Удар, еще удар. Блокировать атаку Ширы приходится уже обеими руками, но даже так он умудряется сделать мне подсечку, хотя я и успеваю подпрыгнуть и избежать падения, при этом ударив в ответ.
     За прошедшие месяцы, что я не видел Ширу, он стал ещё сильнее. Но я тоже не стоял на месте, и постоянные спарринги с Пакурой дали мне многое в плане боевого опыта. А потому я пока ещё мог противостоять ему в тайдзюцу, пусть и недолгое время.
     - Невероятно! - помимо Темари и Канкуро, за нашим поединком сейчас наблюдали ещё две незнакомые мне девочки, скорее всего ровесницы Ширы. И именно они сейчас больше всего удивлялись продемонстрированной нами силе.
     Очередной обмен ударами между нами заканчивается тем, что мы оба отлетаем в стороны. После чего меня попросту протаскивает по земле, а Шира, сделав переворот в воздухе, плавно приземляется на ноги.
     И пусть я вполне могу продолжать наше сражение и дальше, но технически всё же победил именно Шира. Это понимаю я, это понимает он. А потому я свободно перехожу из боевой стойки обратно в расслабленное состояние и демонстрирую десятилетнему парню то, что он победил.
     - Ты стал сильнее, Шира, - не мог не похвалить я его за усердие. Если судить по тому, что я слышал от Темари и Канкуро, то после того, как я стал генином, он стал тренироваться ещё больше, чем раньше. И сегодняшняя победа - закономерный результат его нечеловеческих усилий.
     - Нет! Этого недостаточно, Гаара-сама. Я всё ещё не могу догнать вас, - к своему удивлению, я чувствовал в голосе Ширы нотки самого настоящего отчаяния и обреченности. Но не мог понять почему.
     - Я понимаю, что ты чувствуешь, Шира. И я не шучу, - несмотря на его удивление, я говорю это предельно серьезно, ведь я действительно понимаю его.
     Так же, как Шира равняется на меня и стремится достичь моей силы, я равняюсь на тех монстров, с которыми мне предстоит встретиться в не столь отдаленном будущем.
     И, как бы усердно я не тренировался и каким бы сильным я не стал, этого всё ещё недостаточно. Моей силы попросту мало, чтобы хоть что-то противопоставить тем монстрам, которые придут за мной.
     - Эй! Вы закончили? - из наших мыслей нас вырвал громкий окрик Канкуро, который спрыгнул со своего камня и теперь уже бежал к нам. Следом за ним к нам приближались и три девочки, Темари и те двое, которых я не знал.
     - Кто они? - с легким удивлением я указал в сторону двух незнакомок, которые шли рядом с Темари, когда к нам с Широй подбежал брат. Я заметил их уже после того, как у нас начался спарринг, ведь они пришли почти сразу, как мы начали.
     - Ты о Сен и Йоме? - проследив за моим взглядом, ответил мне Канкуро. - Эти девчонки из моего класса, но почему они тут, я не знаю. Лучше спроси об этом Ширу.
     - Это... - когда я посмотрел на него, Шира немного растерялся и даже не знал, что ответить. Но тут уже к нам подошли и сами девочки, и одна из них ответила вместо него.
     - Мы с Йоме часто гуляем тут. И мы не раз видели, как тренируется Шира. А когда мы заметили с ним ещё и Темари с Канкуро, то нам стало интересно. Ведь так, Шира? - произнесла всё это довольно высокая девочка. Выше, чем даже Темари. Но при этом очень худая, с длинными светло-каштановыми волосами, заплетенными в косу. В контраст ей, была ее подруга, которая была намного меньше нее, с большими оранжевыми глазами и с круглым румянцем на щеках.
     - Мы с ними в детстве часто играли, - общую тему поддержала и Темари, подойдя вместе с ними. - Вот они и заинтересовались тем, что мы делаем. В последнее время они даже тренируются вместе с нами. К слову, это Гаара, мой младший брат, - представила меня им сестра.
     - Приятно познакомится, - я попытался вежливо улыбнуться им обоим, но застенчивая маленькая Йоме видимо испугалась моего выражения лица и спряталась за свою подругу. И, что самое удивительное, насколько я понял, они обе ровесницы Канкуро и Ширы, но при этом эта девочка была даже меньше меня. Хотя я привык к тому, что я самый мелкий.
     - Мне тоже приятно, Гаара. Многое слышала о тебе, - сказала она и бросила многозначительный взгляд в сторону Канкуро. А он, стоило мне только тоже обратить на него своё внимание, сделал вид, словно он не понимает, в чем, собственно, дело. - И да, пожалуйста, не обижайся на Йоме. Она просто очень застенчивая, - на её просьбу я просто кивнул, бросив лишь ещё один мимолетный взгляд на обеих девочек.
     - Гаара! Когда ты отправляешься в Коноху? - общение с девчонками явно не входит в сферу интересов Канкуро. Поэтому он и поднял интересующую его тему, чем явно удивил и заинтересовал остальных.
     - Скоро. Хотя пару дней я всё же смогу потренироваться вместе с вами. Или, если хотите, то могу организовать тренировку вместе с другими командами генинов? Думаю, это и им тоже полезно будет, - произнеся это вслух, я действительно задумался о такой возможности. Пусть Канкуро и Темари им пока не противники, но тот же Шира может многое почерпнуть от сражения с ними.
     - Правда? - от моего неожиданного предложения в глазах моего старшего брата загорелся самый настоящий азарт, и он даже озвучил свои собственные мысли в связи с этим. - Как думаешь, если я смогу их победить, отец назначит меня генином? Может быть, я даже смогу отправиться вместе с тобой?
     - Дурак! - тут же спустила Темари Канкуро с небес на землю. При этом она даже обреченно приложила ладонь к лицу, так как уже привыкла к подобным выходкам своего младшего брата.
     - Сама ты дура, Темари, - обиделся он на нее, чем только лишь вызвал улыбки на лицах всех девочек.
     - Если ты думаешь, что сможешь стать генином, то почему не попробуешь сделать это заранее? - продолжала подначивать Канкуро сестра.
     - А вот и попробую! Вот увидишь, - наблюдая за спором со стороны, я в свою очередь не спешил вмешиваться в их разборки.
     Если честно, мне даже было немного весело наблюдать за детской реакцией Канкуро на попытки Темари поддразнивать его, к которым сразу же подключилась и их новая знакомая, та самая Сена.
     Но, пока они продолжали спорить между собой, я невольно вспомнил о нашем недавнем разговоре с Широй и ещё раз внимательно посмотрел на него.
     А потом, всё же решившись, я покопался в своем подсумке и достал пару запечатывающих свитков, откуда и распечатал свои записи.
     - Держи, - протянул я ему свитки, чем очень сильно удивил Ширу.
     - Что это, Гаара-сама? - получив от меня свитки со знаниями, которые обычному сироте явно не достать, он к моему удивлению не спешил их тут же рассматривать, а обратился с этим вопросом напрямую ко мне. И это определенно радовало.
     - Тут содержится информация о восьми вратах, Шира. Уверен, прочитав это, ты всё поймешь и сам. Но прошу, будь предельно осторожен с этим. Эта техника может как помочь тебе сравниться со мной в силе, так и очень сильно навредить. Возможно, даже убить, - если честно, я до последнего не хотел раскрывать Шире информацию об этих тенкецу.
     Хачимон - это восемь особых тенкецу в системе циркуляции чакры шиноби, ограничивающих её поток внутри его тела.
     Насколько я знаю, основу концепции Хачимон составляют лимиты функционирования внутренних органов пользователя, и данная способность позволяет снять врожденные ограничения с тела. Однако, это в свою очередь приводит к увеличению нагрузки в целом.
     Посредством интенсивных тренировок шиноби в состоянии преодолеть свои врожденные физические ограничения, но цена этому - серьёзный ущерб для своего тела.
     И нет, то, что я передал Шире, - это не пошаговая инструкция того, как правильно освоить данное киндзюцу, ведь в Сунагакуре попросту нет тех, кто способен на это. Сама концепция восьми врат вовсе не секретна. Каждый более или менее обученный ирьенин знает о них.
     Но знать и уметь открывать их внутри собственного тела - это вовсе не одно и то же. Тому же Майто Даю пришлось потратить более двадцати лет, чтобы понять, как правильно нужно делать это. И только после их полного освоения он смог передать это знание своему сыну.
     Я же был полностью уверен в гениальности Ширы. Потому и передал ему медицинские справочники, в которых подробно описываются восемь врат. Так же я написал ему и собственное понимание того, как должна работать эта техника, основанное на том, что я видел.
     И да, я пытался самостоятельно попробовать открыть хотя бы первые врата. Но как уже и говорилось ранее, сделать это не так просто. И у меня ничего не вышло.
     - Вы уверены в этом, Гаара-сама? - пока спор между Темари и Канкуро всё продолжал разгораться, Шира всё же открыл свиток, который я ему дал. И теперь он с шокированным выражением на лице смотрел на меня.
     - В этом нет ничего особенного, Шира. В руках большинства шиноби эти знания не принесут никакой пользы. Но если это будешь ты, я уверен, что у тебя всё получится, - если честно, я ни на секунду не сомневаюсь в том, что Шира сможет освоить эту технику. Ведь он, в отличие от меня, самый настоящий гений. Гений, который не боится тяжелых изматывающих тренировок и готов на всё, лишь бы стать полноценным шиноби.
     - Спасибо! Огромное спасибо, Гаара-сама! - к моему невероятному шоку и к всеобщему удивлению после моих слов, Шира попросту упал на колени и со слезами на глазах начал благодарить меня. Столь неожиданное и пугающее поведение даже заставило моих старших родственников прекратить свой спор. Теперь они с неприкрытым сомнением смотрели в мою сторону.
     - Вставай, Шира, - попытался поднять я десятилетнего паренька, но безуспешно.
     - Спасибо! Спасибо, - продолжал он бормотать со слезами на глазах и отказывался подняться на ноги.
     Я не знаю, с чем это связано, но мой неожиданный подарок, судя по всему, был ему попросту необходим. Но менее неловко от этого не становилось. Ведь ещё даже неизвестно, сможет ли Шира действительно освоить то, что я ему дал.
     Благо, остальные перестали просто так стоять и смотреть на происходящее. И они тоже подключились к моим попыткам успокоить Ширу и поднять его с колен.
     ***
     Шесть дней спустя. Страна ветра, селение Скрытого Песка, 24 июня 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Стоя у выхода из ущелья я наблюдал довольно оживленную картину того, как собирались в путь различные шиноби селения.
     Всего на экзамен Сунагакуре решила отправить семь команд генинов, в общей сложности двадцать один шиноби, и многие из них после памятного ими унижения смотрели на меня очень враждебными взглядами.
     Однако помимо обычных генинов с нами в Коноху отправляется так же десяток чунинов и несколько джонинов во главе с Пакурой. И я прекрасно понимаю, что столь усиленный контингент боеспособных шиноби связан именно с тем, что я тоже участвую в этом экзамене.
     - Вы готовы к путешествию, Гаара-сама? - конечно же, даже когда я отправляюсь на экзамен в другое селение, Яшамару тоже был тут и собирался в Коноху вместе с нами.
     - Скажи, дядя, ты всегда будешь сопровождать меня, куда бы я ни направился? - мой вопрос звучал немного иронично, и Яшамару это прекрасно понял, но всё равно лишь понимающе улыбнулся мне.
     - Ну, я всё же ваш опекун. Так что, пока вы не станете окончательно взрослым, вам придется смириться с моей компанией, Гаара-сама, - услышав его ответ, я лишь понимающе кивнул ему. Всё же в присутствии Яшамару есть и свои плюсы тоже. А потому, на самом деле, я был вовсе не против того, чтобы он в очередной раз следовал за мной.
     Сборы в дорогу не заняли много времени и многие, попрощавшись со своими родными, стали продвигаться ближе к выходу из ущелья. Я тоже хотел было последовать их примеру, но неожиданно заметил знакомые лица.
     - Эй! Младший брат, ты ведь не думал уйти, не попрощавшись с нами? - как всегда, Канкуро был в очень хорошем настроении. Тем более, что отец сдержал своё обещание, и Канкуро начал обучение у госпожи Чиё. Нет ничего удивительного в том, что он прямо лучился от переполняющего его счастья, чем лишь еще больше раздражал следовавшую за ним Темари.
     И пришли они попрощаться со мной не одни, Шира так же пришел вместе с ними. Но что больше всего удивило меня, так это то, что с ними были даже Сен и Йоме. Они как раз стояли рядом с моей сестрой.
     - Я оставлю вас на какое-то время. Хорошенько попрощайтесь со своими друзьями, Гаара-сама, - положив на мгновение мне руку на плечо, Яшамару немного подшутил надо мной и только после этого направился к выходу из деревни, оставив меня с ними наедине.
     - Я не думал, что вы придете, - мои слегка отстраненные слова явно заставили Темари нахмуриться. А вот Канкуро, засранец он этакий, тут же подбежал ко мне и, в очередной раз обняв меня одной рукой, другой начал взъерошивать мне волосы.
     - Думаешь, мы могли не прийти? Да как ты вообще мог подумать об этом? - вырваться из хватки Канкуро не составило труда, но он с ослиным упорством продолжал кидаться на меня с целью ещё больше испортить мне прическу.
     - Канкуро, хватит, - успокоился он только после того, как Темари ударила его по макушке. И пока он, с выступившими слезами на глазах, хватался за голову, сестра быстро подошла ко мне и тут же заключила в свои объятия. - Будь осторожен, Гаара, и береги себя. Мы будем тебя ждать.
     - Да, да, - справившись с болью, поддакивал её словам Канкуро, но как обычно не смог сдержать свою натуру и увлеченно прокричал. - Покажи им всем там, Гаара! Избей их всех и заставь шиноби Конохи рыдать горькими слезами! - громкие выкрики Канкуро привлекли к нам излишнее внимание со стороны многих, но одергивать его никто не стал. Некоторые даже поддерживали его высказывания.
     - Я уверен, что вы выиграете, господин Гаара! - в словах Ширы не было даже толики сомнения в том, смогу ли я действительно победить. А потому мне только и оставалось, что подтверждающе кивнуть в ответ.
     Прощание же с двумя оставшимися девочками вышло немного скомканным, так как мы ещё даже толком и не знали друг друга. Но я всё равно искренне поблагодарил их за то, что они нашли время и пришли сегодня проводить меня.
     Когда же мы все попрощались и собрались в путь, я ещё раз повернулся к провожающим меня ребятам, которые не забыли помахать мне вслед.
     Но что самое удивительное, в стороне от них я также увидел и отца. Он даже на мгновение встретился со мной взглядом и кивнул мне на прощание.
     После этого мы одновременно развернулись друг к другу спиной и отправились каждый своей дорогой.

Примечание к части

     Итак, благодарю за столь оживленное обсуждение в комментариях, не ожидал столь обширную дискуссию на эту тему. Для начала, для тех, кто говорил, что к пейрингу Темари и Гаары нет никаких предпосылок, то вы ошибаетесь. Тем более в фанфике всё еще только начало пути, и если бы я выбрал данное развитие событий, то в будущем все эти предпосылки появились бы. К слову, думаю, я принял окончательное решение и более близких отношений между Темари и Гаары всё же не будет. Обещать полностью не могу, так как не загадываю историю наперед, а пишу по мере развития сюжета. Нынешняя арка с экзаменом на чунина тому явный пример, так как я её вообще не планировал. Но сближать их больше, чем брат и сестра, Темари и Гаару, я пока не планирую. Тем более есть у меня кое-какая задумка и один из вариантов, который я могу предложить появится глав через пять. Посмотрим, как вы отреагируете уже на него. Бечено((
>

Том 1 Глава 28 Конохагакуре

     Четыре дня спустя. Страна Огня, селение Скрытого Листа, 28 июня 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Расстояние от Сунагакуре до Конохагакуре шиноби обычно преодолевают за три дня. Мы же, хоть и спешили, двигаться на пределе своих сил не стали. Потому путь в Коноху у нас занял немного больше времени, чем обычно.
     Я сам впервые отправился так далеко от родного селения. Из-за этого я даже был немного взволнован. И ничего удивительного, ведь совсем скоро я увижу настоящую Коноху. В каком-то смысле, легендарное для меня селение, которое, однако, в нынешние времена для меня представляет скорее врага, нежели надежного союзника.
     Страна Ветра и страна Огня как таковых общих границ не имеют. Между нами расположены некоторые буферные страны, которые во время мировых войн и выступают в качестве полей сражений.
     Но всё равно резкий контраст между бескрайней пустыней страны Ветра и богатой, плодородной местностью страны Огня обескураживает. Подобное чувство явно испытывал не я один, пока мы передвигались по территории страны Огня.
     По пути мы не останавливались ни в каких городах, а потому судить об уровне развития страны я пока не могу. Да и большую часть времени мы передвигались по многочисленным лесам этой богатой страны, при этом ночуя прямо на земле.
     Зато в середине четвертых суток мы уже оказались недалеко от стен Конохагакуре но Сато и, если приглядеться, вдалеке можно было даже увидеть гору с изображением лиц четырех Хокаге на ней.
     - Вот мы и прибыли, - чтобы не вызывать излишних подозрений, за несколько сотен метров до селения мы все вышли на открытое пространство и медленно направились в сторону ворот.
     Рядом со мной уже привычно оказались Яшамару и Маки. Чуть позади был Хоичи, третий член нашей команды, а за ним и остальные выбранные лично мной генины. Так уж получилось, что наши три команды были отдельно от остальных генинов Суны.
     Подходя же ближе к Конохе, я вынужден был всё же признать, что стены у них довольно внушительны. Но если сравнивать с той же Сунагакуре, в плане защиты они сильно уступают нам.
     Хотя, если я правильно помню, так просто постороннему в Коноху не попасть. На протяжении всей территории селения находится специальный барьер, который прикрывает Коноху как сверху, так и под землей.
     Если хоть один неизвестный шиноби захочет проникнуть внутрь, то об этом сразу же станет известно барьерной команде, и она уведомит об этом патрули селения.
     Хотя для тех же Орочимару, Итачи и Обито этот барьер не представлял особой проблемы. Первые двое просто знали, как обойти защиту. А последний владел пространственно-временной техникой и, пока на него успеют среагировать шиноби Конохи, он уже давно покинет селение.
     Попасть же сразу внутрь мы не смогли. Для начала капитану Пакуре пришлось улаживать бюрократические формальности, связанные с нашим прибытием. А нам всем в свою очередь пришлось продемонстрировать идентификационные карточки, которые нам выдали ещё в Сунагакуре.
     - Идем! Смотрите, не отставайте от меня, - видимо, уладив все формальности, Пакуре всё же разрешили пройти внутрь, и мы последовали за ней.
     И если сначала особой разницы между жителями Конохи и Суны я не увидел, то чем дальше мы продвигались внутрь "союзного" селения, тем оживленней становились сами улицы.
     Огромное количество обычных гражданских людей явно указывало на то, что как минимум население Конохи больше, чем у Суны. И что я ещё заметил, осматриваясь по сторонам, так это то, что торговля в Конохе развита лучше. Да и сам ассортимент товаров выглядит богаче.
     Но особо рассматривать достопримечательности мне не дали, и мы все вместе отправились в гостиницу, которую заранее забронировали для нас.
     Паранойя – это, видимо, профессиональная особенность большинства шиноби. Другой причины, почему мы обклеили чуть ли не всю гостиницу особыми печатями, я не вижу. Хотя я всё равно всячески поддерживаю это начинание.
     Ведь почти сразу же после прибытия, Пакура приказала установить специальные барьеры по всему периметру гостиницы, которые не позволят никаким сенсорам, даже прославленным Хьюга, подсмотреть за тем, что происходит у нас внутри.
     Затем чунины и джонины начали обыскивать каждый закоулок наших комнат, опасаясь, видимо, скрытых устройств, с помощью которых шиноби Конохи могут подслушать нас. К этому делу они даже подключили генинов, так что я был так же занят этим.
     Но, в отличие от остальных генинов, недовольством от поставленной задачи я не страдал. Скорее даже наоборот, поддерживал.
     Только после того, как ничего не было обнаружено, нам всем было позволено немного расслабиться и отдохнуть, хоть на улице уже и был полноценный вечер.
     ***
     Страна Огня, селение Скрытого Листа, резиденция Хокаге, ночь с 28 на 29 июня 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     - Хирузен, я слышал, что в селение прибыли шиноби Скрытого Песка. Это правда? - даже не стуча в дверь, в кабинет третьего Хокаге моментально вошел пожилой мужчина с короткими черными волосами и с перебинтованным правым глазом. В руке у него была трость, на которую он и опирался.
     - Данзо? Что тебя так удивило в этом? - оторвавшись от многочисленных бумаг, с которыми ему приходилось ознакомиться, третий Хокаге Сарутоби Хирузен поднял внимательный взгляд на своего советника и командующего Анбу Не.
     - Не придуривайся, - видя реакцию Хирузена, Данзо лишь ещё больше нахмурился. - Или хочешь сказать, ты не видел список, который они предоставили?
     - Я так понимаю, ты имеешь в виду джинчурики однохвостого биджу? - затянувшись трубкой, третий Хокаге, в отличие от своего советника, выглядел полностью расслабленным. Словно он не видел проблемы там, где видел её Данзо.
     - И что это за реакция? Разве тебя не беспокоит это? Я считаю, что Сунагакуре может что-то замышлять против нас, - эта тревожная мысль не покидала Данзо с того самого момента, как ему на стол упал доклад о том, что в составе шиноби Суны оказались Шакутон но Пакура и джинчурики.
     - Ты считаешь, что шиноби Суны могут вступить в сговор с кланом Учиха? - уловив суть беспокойства старого друга, Сарутоби Хирузен сразу же стал серьезен и начал действительно задумываться о том, возможно ли это.
     - Я считаю, что это вполне может быть. Нам уже давно известно о том, что клан Учиха замышляет переворот. Но ты лишь тянешь время и ничего не предпринимаешь по этому поводу. И в такой момент, к нам в Коноху отправляют одну из сильнейших куноичи Сунагакуре, доверенное лицо Казекаге? А вместе с ней джинчурики? Не слишком ли много совпадений, Хирузен? - как бы слова Данзо не отдавали паранойей, учесть такой вариант развития события он, как третий Хокаге, всё же должен. А потому Сарутоби Хирузен, ещё раз глубоко затянувшись табаком, предельно серьезно посмотрел на второго командующего Анбу.
     - Ты прав, Данзо! Мы не можем допустить подобного исхода событий. При этом, как бы ты сам не хотел этого, мы также не должны выдвигать безосновательные обвинения нашим союзникам. Я даже склонен считать, что таким образом Казекаге пытается показать нам своё доверие, - на какое-то мгновение пожилой мужчина и признанный лидер своего селения даже задумался об этом. Но потом всё же вынырнул из собственных мыслей и вновь внимательно посмотрел на своего советника. - В любом случае, я даю тебе полное разрешение на более пристальное наблюдение за шиноби Суны. Я со своей стороны тоже организую присмотр со стороны Анбу. Однако пока у тебя не будет веских доказательств того, что Сунагакуре имеет сговор с Учиха, ты не имеешь права ничего предпринимать. Ты меня понял, Данзо?
     - Да, - под давлением третьего Хокаге, Данзо не стал больше с ним спорить. А потому он молча развернулся и тихо ушел, оставив Хирузена наедине со своими собственными мыслями.
     ***
     Три дня спустя. Страна Огня, селение Скрытого Листа, 1 июля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     За последние три дня моё первое впечатление о Конохагакуре было безнадежно испорченно. И нет, само селение действительно выглядит очень даже оживленно и радостно. Но если знать то, что знаю я, и правильно обращать на это внимание, то сразу становится понятно, что тут не всё так просто.
     Для начала, нервозности добавляло то, что за нами велось постоянное и круглосуточное наблюдение. Причем за мной и за Пакурой следили особенно внимательно. И слежка велась крайне профессионально.
     Большинство из нас даже не могло почувствовать их присутствие и внимание к себе. Но, что особенно удивило меня, Яшамару смог первым из нас отследить их.
     Зная же о том, что за нами следят, я также смог определить, откуда ведется наблюдение. Ведь даже Анбу Конохи должны нести с собой кунаи и сюрикены, а значит я могу почувствовать наличие металла в нескольких сотнях метров от себя.
     К тому же, если сильно сосредоточусь, я смогу почувствовать не только металл, но и их электромагнитное поле, ведь даже обычный человек излучает его.
     Из-за этой постоянной слежки Пакура попросту запретила мне свободно перемещаться по Конохе, и если я куда-то отправлялся, то обязательно должен был быть в присутствии самой куноичи и Яшамару.
     И хоть меня подобное неимоверно раздражало, я прекрасно понимал сложившуюся ситуацию и не возникал. Хоть это и портило многие мои планы.
     Что же касается редких вылазок из гостиницы, первым, что сразу же бросилось в глаза, было обилие самых разных красок вокруг. В Суне все здания в основном имеют привычный песочный оттенок. Да и сами жители носят более практичные цвета, такие, как черный или коричневый.
     В Конохе же всё было совершенно по-другому. В глаза сразу же бросались здания самых разных расцветок. Сами жители селения ходили в ярких одеждах, выражающих их индивидуальность в разнообразных цветах.
     И с непривычки всё это обилие красок кажется завораживающим и пленительным, по крайней мере, многие из генинов Суны поддались влиянию этой атмосферы. Оттого и заслужили порицающие взгляды от наблюдающих за нами чунинов и джонинов.
     На первый взгляд кажется, что Коноха гораздо более процветающее и комфортное для жизни селение. Но я не обманывался одной лишь внешней составляющей. Уверен, что большинству людей в моей ситуации может показаться, что жизнь в Конохе куда лучше, нежели в Суне.
     Но для меня спокойная и размеренная жизнь в Скрытом Песке стала казаться гораздо более привлекательной после того, как я побывал тут.
     Ведь во всем этом невероятном блеске красок скрываются ещё более опасные тени, которых зачастую даже не видно от яркости окружающей тебя действительности. Находясь в иллюзии яркой и безмятежной жизни, ты попросту не захочешь взглянуть в глаза настоящей реальности.
     Оттого и не удивительно, что когда тебя насильно вырывают из твоей иллюзии, ты всеми силами хочешь вернуться туда обратно и готов на всё ради этого. Даже если для этого тебе придется силой поместить в эту иллюзию весь мир.
     - Черт, - уйдя глубоко в себя и чуть не погрязнув в нахлынувших на меня мыслях, я отчаянно замотал головой, и все для того, чтобы отогнать неожиданное наваждение.
     В данный момент я стоял у выхода из гостиницы и ждал остальных членов моей команды, ведь до начала экзамена оставалось всего два часа.
     Впрочем, время у нас ещё было, а потому я ещё раз посмотрел на улицу и заметил проходящий рядом патруль полиции Конохи, который находился под юрисдикцией клана Учиха.
     К слову, напряженное отношение к клану Учиха ощущалось даже такими посторонними, как мы. Несколько раз я даже был свидетелем того, как полиция Конохи применяла силу к нарушителям, порой даже чрезмерную, а вслед им слышались перешептывания и обвинения от простых жителей селения.
     Если честно, я даже в чем-то понимал желание клана Учиха устроить военный переворот в селении. Да что там, если мне уже за три дня постоянных преследований повсюду стали казаться Анбу Конохи.
     А ведь за кланом Учиха таким образом следят уже на протяжении семи лет, и должен признать, у них очень хорошее терпение, особенно для тех, кто славится своим безумием на поле боя.
     Что же касается самого уничтожения их клана, то предпринимать на этот счет я ничего не планирую. Предупреждать их об этом бессмысленно, они попросту не поверят мне и скорее захотят убить.
     Переманить же сам клан в Суну я не смогу. Банально не мой уровень дипломатии, да и не уверен я, что после всех этих войн их хоть кто-то захочет принять в Сунагакуре. Может статься так, что мы сами и вырежем их впоследствии.
     Так что, как бы чудовищно это не звучало, но уничтожение сильнейшего клана Конохи мне даже выгодно. А если быть ещё более точным, то выгодно Сунагакуре.
     Правда, я бы не отказался заполучить в свои руки Шаринган, но из-за постоянной слежки за нами я не уверен, что мне удастся это. Остается только надеяться, что мне подвернется подходящий случай во время самого экзамена.

Примечание к части

     Глава что-то тяжело шла, хотя со следующей уже должно быть попроще. Ну или я надеюсь на это. Так же хочу поблагодарить тех, кто вновь материально поддержал меня. Если не ошибаюсь, в этот раз спонсором была Елена, но опять же телефона под рукой нет и убедится не могу. Если ошибся, то извини, если что в следующей главе исправлюсь. Кстати, я тугодум, только сегодня обратил внимание, что у рассказа уже больше трех тысяч лайков. За это опять же огромное спасибо вам, это вместе с вашими комментариями так же хорошо мотивирует меня писать дальше. Бечено
>

Том 1 Глава 29 Экзамен на чунина, первый этап

     — Ну что, все в сборе? Никого не забыли? — оглядев нас всех внимательным взглядом, поинтересовалась Пакура у сопровождавших нас чунинов.
     — Да. Все здесь, Пакура-тайчо, — ответил ей какой-то молодой чунин, вставший перед ней по стойке смирно и восхищённо поедающий её глазами.
     — Хи-хи, — тихо рассмеялась рядом со мной Маки, а когда заметила мой взгляд, даже пояснила мне причину своего веселья. — Кажется, Пакура-сенсей очень популярна среди противоположного пола, — услышал её, к слову, не только я, но и Хоичи, наш третий член команды, похожий на молодого буддийского монаха.
     — Хорошо, — Пакура просто проигнорировала излишнее к ней внимание со стороны молодого чунина и ещё раз внимательно осмотрела всех нас. После она развернулась к нам спиной и сделала первый шаг за пределы гостиницы. — Следуйте за мной. Я отведу вас к месту проведения экзамена, — спорить с Пакурой никто не стал. Я же на всякий случай убедился, что все выбранные мной генины действительно присутствуют и только после этого пошел следом за куноичи.
     Само же место проведения экзамена было не очень далеко от нашей гостиницы. Даже не прибегая к прыжкам по крышам, а просто передвигаясь всей делегацией по улицам Конохи, мы достигли местной академии минут за двадцать.
     Внутри Пакура проследила за тем, чтобы мы смогли зарегистрироваться, однако дальше сопровождать нас она уже не могла. А потому в самой академии Конохи мы были уже сами по себе.
     Оказавшись здесь все вместе и даже не имея настоящего единства в наших рядах, на условно вражеской территории, мы всё равно не стали отдалятся далеко друг от друга. Оказавшись в среде, когда со всех сторон мы были окружены шиноби других стран, распри внутри собственной деревни сами собой отошли на второй план. В полном же составе мы прошли на третий этаж, где и должен был состоятся предстоящий экзамен.
     По пути я непроизвольно ожидал какого-нибудь подвоха или же ловушки, но, к моему собственному удивлению, ничего такого не было и до самой аудитории мы прошли без проблем.
     Стоило же нам только открыть дверь в саму комнату и сделать первый шаг внутрь, как каждый генин Сунагакуре тут же напрягся и машинально незаметно приготовился к битве. Единственным, кто был полностью расслаблен в этой ситуации, был лишь я один.
     Но я прекрасно понимал реакцию остальных ребят из Суны, ведь стоило нам только войти, как на нас скрестились взгляды несколько десятков, а то и целой сотни шиноби, самых различных возрастов.
     И, должен признать, взгляды, которые эти генины бросали на нас, были далеки от дружелюбных, даже несмотря на то, что официально, мы все вроде как союзники.
     Так и застыли мы на какое-то мгновение у входа, меряясь угрожающими взглядами с ними. И, как-то так само получилось, что я оказался впереди всех наших шиноби, да к тому же ещё и в самом центре. А, все остальные генины Суны выстроились либо позади меня, либо сбоку.
     — Идем! — первым эту угрожающую и гнетущую тишину нарушил именно я. Невольно подражая отцу, я машинально отдал приказ генинам Суны и тут же сам сделал шаг вперед. Всем остальным попросту не оставалось выбора, кроме как последовать за мной.
     Так и прошли мы сквозь плотные ряды уже собравшихся шиноби других деревень, некоторые из которых даже хотели преградить нам путь. Но, встретившись с моим угрожающим взглядом и просачивающейся наружу жаждой крови, они всё же не решались это сделать.
     В полнейшей тишине мы прошли вперед и заняли свободные места, сгруппировавшись все вместе. Теперь, уже мы стали частью общей толпы, которая встречала каждого нового участника угрожающими взглядами.
     На данный момент я заметил, что являюсь самым молодым участником этого экзамена, и это невольно привлекало ко мне взгляды других шиноби, собравшихся здесь. Я же в свою очередь тоже не забывал наблюдать за ними.
     В первые же несколько минут я осознал, что участие в этом экзамене принимают представители пяти Гакурезато, которые являлись условными союзниками на прошедшей третьей мировой войне шиноби. Пять селений — это Конохагакуре, Сунагакуре, Такигакуре, Кусагакуре и Амегакуре.
     К слову о последних. Я невольно бросил мимолетный взгляд в их сторону и обратил внимание, что после нас и Конохи их делегация самая большая. Лишь на одну команду меньше, чем у нас.
     Не уверен, мертв ли сейчас Ханзо Саламандра или нет. Но, скорее всего, уже в самое ближайшее время к власти в Скрытой деревне Дождя придут Пейн и Конан, два шиноби S ранга.
     С их невероятной силой, если бы они только задались правильной целью, то смогли бы привести Амегакуре к процветанию и даже занять заслуженное место среди Пяти Великих Гакурезато. Но судьбе, видимо, не суждено пойти по этому пути. А жаль, если быть абсолютно честным.
     Впрочем, сами ниндзя Амегакуре меня не интересовали. А потому я очень быстро переключился на других шиноби.
     Самая маленькая делегации была у Скрытой деревни Травы, всего шесть генинов. Но самым главным для меня было не их количество, а кое-что другое. Ведь, увидев их протектор с изображением волнистых линий, я невольно вспомнил кое-что ещё, и мой взгляд стал более серьезным.
     До сегодняшнего дня я особо не вспоминал об этом. Но, увидев сейчас шиноби Травы, я стал размышлять о неожиданно открывшейся передо мной возможности. О которой, если честно, до недавнего момента я даже и не думал. Но здесь и сейчас от этого для меня не будет никакого толка. Так что особо задерживать взгляд на них я не стал.
     Следующими по списку шли шиноби Скрытого Водопада. От них сейчас присутствовало девять человек, и среди них я заметил смутно знакомого парня с длинными черными волосами, но особого значения ему не придал.
     Единственная причина, почему на них стоит обратить внимание, так это наличие в их деревне такого же джинчурики, как и я. Но сомневаюсь, что она участвует в этом экзамене. Поэтому я просто скользнул по ним мимолетным взглядом, но всё равно на всякий случай запомнил их лица.
     И, наконец, последнее селение, Конохагакуре. Весь зал был буквально заполнен генинами Конохи, в общей сложности я уже насчитал семьдесят восемь человек, или же двадцать шесть команд. Даже все вместе мы не можем собой перекрыть их количество.
     Впрочем, домашнее поле дает ощутимое преимущество и прекрасную возможность даже откровенно слабым генинам принимать участие в этом экзамене. В то время как в той же Суне был проведен целый отбор, прежде чем были выбраны эти семь команд.
     Осторожно осматриваясь в зале, я отметил для себя представителей некоторых кланов. Первым, кто выделился среди толпы, был какой-то Акимичи со странными круглыми маркировками на щеках и подбородке.
     Также я заметил аж целых трех генинов с отличительными признаками додзюцу клана Хьюга, двух парней и одну девушку с необычными темно-зелеными волосами. На ней я даже невольно задержал взгляд, так как она была очень даже красива, хоть и молода ещё.
     Но очень быстро моё внимание привлек кое-кто ещё. Тоже девушки, тоже обе очень даже красивые. Несмотря на то, что им было лет по тринадцать, я открыто признавал это.
     Первой явно была представительница клана Инузука с длинными темно-каштановыми волосами и традиционными для их клана, клыками татуировками на щеках.
     Рядом с ней находились три маленьких щенка серой окраски, которые сейчас с любопытством осматривали зал и принюхивались. Но стоило мне только обратить на них свой взгляд, как все трое щенков повернулись в мою сторону и почти сразу же заскулили, начав отступать к своей хозяйке.
     Девушка же в свою очередь явно заметила изменения в поведении своих щенков и тут же кинула на меня гневный взгляд. Стоящая рядом с ней вторая девушка явно была удивлена неожиданной реакцией своей подруги и тоже посмотрела в мою сторону.
     И вот она как раз таки смогла по-настоящему заинтересовать меня. И не в последнюю очередь наличием на своей одежде уже знакомого мне герба клана Учиха.
     У представительницы сильнейшего клана Конохи были длинные каштановые волосы, лишь немного светлей, чем у ее подруги. Сами волосы были перевязаны красной лентой, а по обе стороны от лица спадали двумя большими локонами, в то время как чёлка была зачёсана слева направо. Под левым же глазом, я даже заметил у нее родинку.
     Я не сразу осознал, что уже какое-то время безостановочно пялюсь на ее лицо. А потому неожиданный толчок локтем от Маки удивил меня.
     — Что? — раздраженно перевел я взгляд на нее, но увидел лишь многозначительную улыбку на её лице, которая не понравилась мне ещё больше.
     — Неужели наш маленький гений уже достаточно взрослый, чтобы засматриваться на девочек? — от её довольно громкого вопроса генины Суны, сидящее рядом, даже невольно закашлялись, пытаясь скрыть смех на своих лицах. Но под моим строгим взглядом они не решались этого делать, а потому отворачивались в сторону, чтобы не смотреть мне в лицо.
     — Не в этом дело, — я был немного раздражен, но, пожалуй, так даже лучше.
     А то кто знает, сколько бы ещё я продолжал смотреть на Учиху. Объяснять же дополнительно я никому и ничего не собирался.
     Да и не дали бы мне это все равно сделать, так как буквально в этот же момент в аудитории появились и сами экзаменаторы.
     Сначала прозвучал резкий хлопок, затем возникла неожиданная вспышка. После в комнате появился белый дым, который моментально начал рассеиваться, и вместо него, посреди комнаты появились шиноби Конохи.
     Все они встали по стойке смирно позади довольно внушительного джонина, носящего темно-синюю бандану с протектором на голове. Лицо же мужчины испещряли два длинных шрама, причиненных явно холодным оружием.
     — Добрый день. Меня зовут Морино Ибики, и я экзаменатор первого отборочного тура на этом экзамене, — сказав это, он в тот же момент обрушил на весь зал свою жажду крови, чем вызвал немалый испуг у большинства присутствующих здесь генинов. В моем случае он смог добиться лишь предвкушающей усмешки.
     Ибики в полнейшей тишине прошел через весь зал и оказался у доски. Весь его путь, генины просто не могли отвести от него своего взгляды, словно ожидая, что он в любой момент кинется к ним, а потому опасались его. Появившиеся же вместе с ним чунины незаметно начали занимать свои места сбоку.
     Тем временем, мы все по приказу джонина начали подходить к нему и сдавать на руки заполненные заявления на экзамен, после чего он уже давал нам номерки, по которым мы и должны были рассесться в аудитории.
     Прежде, чем занять свое собственное место, я специально отметил, где сидели остальные восемь человек, с которыми я должен пройти этот экзамен.
     Что же, время пришло. Если честно, этот этап действительно беспокоит меня больше всего, так как возможность вылететь с него для меня не нулевая. Я бы даже сказал, что шансы разделились пятьдесят на пятьдесят.
     Уверен, если я не пройду даже первый этап экзамена, отец будет очень сильно разочарован, и чунином мне тогда уже точно не стать, не в ближайшее время как минимум.
     — Ха, — не сдержавшись, я даже невольно издал печальный вздох и с удивлением услышал рядом гневный звук.
     Повернувшись же вбок, я увидел рядом с собой уже знакомую мне представительницу клана Инузука, которая явно возмущенно смотрела на меня. А вот сидящие рядом с ней щенки наоборот в страхе прижались к её ноге.
     — В задания пока не смотреть. Всем слушать меня, — услышал я вновь грубый голос экзаменатора, и мы с Инузукой одновременно отвернулись друг от друга. На столе у себя, я сразу же заметил лист с заданиями, которые в это время раздавали чунины. — Сейчас я объясню правила сдачи этого теста. Я запишу их на доске, но вопросы задавать запрещается. Поэтому слушайте внимательно, — дальше Морино Ибики начал подробно объяснять нам правила этого экзамена.
     Но если подытожить его слова, то всё сводится к тому, что в начале экзамена нам всем начисляют десять очков. За каждый неправильный ответ будет вычитаться одно очко, за каждую попытку списать будут вычитаться два очка.
     Когда не останется баллов, мы провалимся. К тому же, это касается не только меня одного, но и всех членов моей команды. Конечный же результат будет определяться по сумме баллов всех членов команды, которые мы наберем к окончанию экзамена.
     — Экзамен продлится ровно один час. Итак… — специально накаляя обстановку, Морино Ибики ещё раз придавил всех своей жаждой крови и внимательно пробежался взглядом по каждому, после чего усмехнулся и произнес. — Начали!
     Я видел, как большинство генинов в панике схватились за листы заданий и за свои писчие принадлежности. Я же, в отличие от них, в этот момент спокойно размышлял, предварительно прикрыв глаза, чтобы не отвлекаться.
     Пока всё идет так, как я и рассчитывал. Если судить по тому, что я помнил, и по той информации, что предоставил мне отец, с тех пор, как первый этап экзамена стал проводить Морино Ибики, он всегда проходил подобным же образом.
     Самое сложное в его экзамене - это последний его вопрос. Впрочем, первые девять вопросов тоже не стоит игнорировать, и лучше всё же решить их. Приняв это решение, я вновь открыл глаза и взял всё же в руки лист с заданиями.
     Внимательно прочитав вопросы, я должен был признать, что они довольно-таки сложны, и большая часть генинов попросту не способна самостоятельно ответить на них. Но, только не в моем случае.
     Да, этот мир удивителен, ведь в нем есть чакра и, можно сказать, самая настоящая магия. Но мой прошлый мир всё же имел одно значительное преимущество перед миром шиноби. Если быть более точным, то уровень образования обычного человека значительно превышал тот, который преподавали ещё недавним генинам.
     Именно поэтому, пусть и не сразу, но я мог решить все эти вопросы самостоятельно, даже не прибегая к самому списыванию. Что я и сделал, если быть честным. На девять вопросов у меня ушло всего полчаса, а потому, ещё раз их все проверив, я решил приступить к следующей своей цели.
     Подняв голову и незаметно осмотревшись по всему залу, я ещё раз отметил у себя в голове расположение всех восьми генинов, включая Маки и Хоичи. Также я обратил внимание на то, что ко мне начал внимательно приглядываться один из чунинов, но даже не стал беспокоиться об этом.
     Вместо этого под столом я незаметно сложил печать концентрации и ещё раз закрыл глаза. Ориентируясь по примерному местоположению своих напарников на этом экзамене, я начал пытаться ощутить их чакру и электромагнитное поле, а когда сделал это, пришло время для того, чтобы использовать моё новое дзюцу.
     — На выход!
     — Вы не сдали!
     Неожиданные слова чунинов и протестующие выкрики генинов едва не нарушили мою концентрацию, но я смог мысленно отгородиться от них.
     Пока отвечал на вопросы, не особо обращал внимания на происходящее. Но вместе с тем уже было отсеяно не меньше пятнадцати команд, некоторые из которых были из Скрытого Песка.
     — Зрительные нервы соединены, — едва слышно прошептал я для самого себя.
     В конце концов, у меня получилось. Хоть я уже и тестировал эту технику, но все равно радость и облегчение от этого не меньшие.
     Стоило мне только открыть оба глаза, как в тот же момент по всей аудитории восемь генинов из Сунагакуре наоборот одновременно закрыли их, что в свою очередь привлекло к ним особое внимание проверяющих чунинов.
     Но заметить они всё равно ничего не смогли бы. Ведь, все восемь генинов сейчас смотрели на мир моими глазами и видели перед собой мой лист заданий, полностью заполненный мной самим.
     Техника, которую я только что применил, не идеальна. Я разработал её основываясь на технике третьего глаза и своих знаниях о возможностях Пейна, когда все шесть его тел имели общий угол обзора. Этой техникой я пытался добиться похожего результата.
     И пусть мне пока так и не удалось этого сделать, но уже имеющего результата вполне достаточно для того, чтобы при помощи моей чакры и специальной печати на телах генинов соединить мои зрительные нервы с их.
     Да, у нас нет общего зрения на всех, но зато они все способы видеть то же, что сейчас вижу я. Правда только пока у них закрыты оба глаза. Стоит им только открыть их, как они уже начинают видеть лишь своими собственными глазами. Но в любой момент они могут закрыть их вновь и продолжить запоминать ответы.
     Таким образом, поддерживая концентрацию и технику, я не заметил, как быстро пролетели ещё пятнадцать минут.
     — Итак, — вновь привлек к себе внимание всех оставшихся в аудитории генинов Морино Ибики. Даже я, услышав его голос, перестал поддерживать технику и полностью сосредоточил своё внимание на нем. — Пришло время десятого задания, — я услышал, как рядом со мной опасливо сглотнула Инузука. Но стоило ей только заметить мой изучающий взгляд, она лишь вздернула носик и возмущенно отвернулась от меня.
     — Десятое задание — это задача для команды из трех человек, — как только джонин начал озвучивать сам вопрос, я тут же начал ощущать плохое предчувствие по этому поводу. — Когда я дам вам десятый вопрос, трое из вас начнут соревноваться за лучший ответ… и один человек… не пройдет. Тот, кто не проходит, остается генином на всю жизнь. Я сам прослежу за тем, чтобы он никогда не смог больше сдавать экзамен на чунина.
     — Что?
     — Не может быть?!
     Буквально сразу же раздались разные неверующие голоса. Сама Инузука, сидящая рядом со мной, тоже тихо паниковала, сильно сжав свои руки в кулак.
     — Но тогда ведь наши недавние командные усилия становятся напрасны! — возмущенно произнес ещё один генин из Конохи, и его тут же поддержали множеством голосов.
     — Я здесь устанавливаю правила! — в ответ ему резко и неожиданно повысил голос Морино Ибики, таким образом полностью заткнув их возмущенные голоса. — Я не потерплю возражений. Если вы хотите уйти, то можете это сделать. Вы можете уйти сейчас и пересдать экзамен через шесть месяцев. Но помните, если уйдет один, уйдут и остальные члены вашей команды. Итак… что же вы решите? — предвкушающий опасный взгляд джонина вновь прошелся по рядам, и теперь даже я не смог сохранить спокойное выражение лица.
     Естественно, это был не тот вопрос, который я помнил. Он отличается от того, что будет пять лет спустя. Также этого вопроса не было среди тех, которые мне предоставил отец. А потому принимать решение мне необходимо самому, причем здесь и сейчас.
     Итак, для начала, его угроза о том, что он не даст провалившимся генинам вновь принять участие в экзамене, - просто блеф.
     Если на генинов Конохи он ещё может как-то повлиять, то вот на иностранных шиноби такая угроза попросту не должна действовать. Хотя, если обратить внимание на генинов Суны, не похоже, что они все понимают это. Но факт остается фактом, Морино Ибики тоже должен понимать это. А значит, здесь есть подвох. Но какой?
     Мысли в моей голове сейчас завертелись, как сумасшедшие, и я начал медленно прокручивать недавнюю речь джонина.
     — Вот оно! — от неожиданного озарения, я даже вскочил со своего места, чем немного и удивил свою соседку.
     — Это решение касается вашей собственной жизни и жизни вашей команды. Если вы желаете уйти, сделайте это сейчас, — говоря это, Морино Ибики смотрел прямо на меня, ведь я был единственным, кто сейчас стоял.
     И, к удивлению многих шиноби, особенно генинов Суны, я спокойно кивнул в ответ на его слова и в тот же момент молча направился на выход.
     По пути я видел смятение и непонимание на лицах множества генинов Суны. Даже Маки не знала, как она должна реагировать на мои неожиданные действия. Но когда она увидела мой спокойный взгляд и кивок в её сторону, секунду поколебавшись, девушка все же встала и так же молча последовала за мной.
     Я отметил, как её примеру последовали остальные выбранные мной генины. На их лицах я отчетливо видел неверие в происходящее, но они всё равно сделали так же, как и я. Оставшиеся генины Суны не понимали того, что я делаю.
     Тот самый паренек, который с самого начала выступал против меня, и имя которого я не запомнил, даже посмотрел на меня с плохо скрываемым превосходством на лице. Но он очень сильно удивился, когда вслед за нами встала ещё одна команда Суны, которую я не выбирал.
     — Все ушли? — услышал я у себя за спиной голос Морино Ибики. — Последняя возможность. Вы уверены? — уже у самой двери всем, что доносилось до меня, был лишь звук громко тикающих часов. Но последние слова джонина, прежде чем дверь закрылась за нами, я всё же расслышал. — Тогда все здесь присутствующие НЕ СДАЛИ!
     Не все, кто вышел следом за мной, смогли услышать это. Однако Маки явно была среди них. С возмущенным выражением на лице она шла прямо ко мне.
     Я наоборот только усмехнулся, когда к нам подошли чунины в одежде экзаменаторов и громко произнесли.
     — Поздравляю, вы прошли первый этап!

Примечание к части

     Итак, я, наконец, смог дописать эту главу. Для начала, если вас возмущает, что первый этап ведет так же Морино, то он мужик в возрасте, если не ошибаюсь, то на данный момент ему должно быть двадцать два или двадцать три года, а потому он вполне может вести этот этап и в это время. Что же касается самого вопроса и почему собственного Гаара вообще прошел, если честно, то я и сам очень смутно понимаю. Сначала я очень долго ломал голову и думал придумать что-нибудь оригинальное, но всё на что меня хватило, это открыть филер с Морино Идате и спереть десятый вопрос оттуда. Тут ключевым, как мне кажется является вступление Ибики, когда он говорит, что десятое задание - это задача для трех человек. Другими словами, если перенести ситуации в реалии шиноби, то тут встает дилемма, вступить в сражение и гарантированно пожертвовать одним членом команды, или же отступить и позже выполнить миссию, которую без третьего человека просто не выполнить. Плюс, тут накладывается уже знаменитое выражение из мира Наруто. Тех, кто нарушает законы мира шиноби, часто называют ничтожествами. Но знаете, что? Те, кто не заботятся о своих товарищах, куда хуже. В общем, как то так. Бечено. И так будет с каждой главой!
>

Том 1 Глава 30 Экзамен на чунина, второй этап, часть 1

     — До сих пор не могу поверить, что мы действительно прошли, — стоя возле меня, пораженно произнесла всё ещё не отошедшая от шока Маки. При этом её поддержали и остальные генины Суны, столпившиеся возле нас.
     — Согласен, — даже я, если быть честным с самим собой, всё ещё сомневался в своем собственном решении. — Судя по всему, этот тест должен был значительно сократить количество иностранных шиноби, оставив для участия лишь небольшую часть из нас и значительно увеличив шанс генинов Конохи, — эта мысль пришла мне в голову буквально только что. Но я всё равно решил озвучить её вслух, чтобы это понимали и остальные генины Сунагакуре.
     — Почему вы так решили, Гаара-сама? — услышав мои слова, впервые проявил инициативу третий член нашей команды. Во взгляде лысого тринадцатилетнего паренька явно читалось гораздо больше уважения ко мне, чем перед самым началом экзамена.
     — Слова экзаменатора о том, что провалившийся никогда не сможет стать чунином, — прокручивая у себя в голове ещё недавние воспоминания, я начал медленно размышлять об этом вслух. Многие окружившие меня генины начали внимательно прислушиваться ко мне. — Стоило мне только услышать это, как я сразу распознал ложь. Обычный шиноби, даже если он элитный джонин, никоим образом не сможет запретить иностранным генинам вновь принять участие в этом экзамене или стать чунином в обход его. Я это знал, вы это знали, а значит, это знал и сам Морино Ибики.
     А потому он должен был понимать, что подобные угрозы не подействуют на нас и в обычной ситуации, большинство из нас попросту осталось бы в аудитории и провалилось. Так что этот экзамен с самого начала был нацелен на то, чтобы сократить ряды иностранных шиноби и увеличить шанс для генинов Конохи.
     Если честно, я не был до конца уверен в своих собственных рассуждениях. Но, скорее всего, я всё же окажусь прав. К сожалению, в данный момент размышлять об этом более подробно у меня попросту нет времени. Ведь уже совсем скоро должен начаться второй этап экзамена на чунина.
     Мы все находились на открытой местности, на окраине Конохагакуре. И, судя по всему, стояли сейчас прямо перед знаменитым Лесом Смерти.
     По крайней мере, огороженные металлическим забором гигантские деревья явно намекали на это. Да ещё и надпись эта, на самом заборе:
     Опасно для жизни. Не входить!
     — Это местечко прямо излучает угрозу. Что думаешь, Гаара? — Пока остальные генины Суны пребывали в своих собственных мыслях, Маки обратила внимание на окружающую нас местность. На её слова я только лишь согласно кивнул. Но, когда я увидел приподнятую в немом вопросе бровь девушки, всё же решил дать более развернутый ответ.
     — Перед нами Лес Смерти, — мои неожиданные слова вновь привлекли к себе внимание всех генинов Суны, и я решил продолжить уже специально для них. — Этот лес выращен при помощи чакры первого Хокаге, Сенджу Хаширамы. Именно по этой причине в этом лесу растут такие огромные деревья. Но это ещё не всё. Главная опасность данной местности - это животные, обитающие внутри. Под влиянием чакры первого Хокаге они все мутировали и выросли до гигантских размеров.
     — Интересно, откуда ты всё это знаешь? — моё пояснение было неожиданно прервано звонким возмущенным девичьим голосом. При этом это произошло так внезапно, что все слушавшие меня до этого генины и я вместе с ними синхронно повернули голову к источнику голоса.
     Прямо передо мной сейчас стояла пылающая праведным гневом молодая девушка с длинными, заплетенными в хвост каштановыми волосами.
     Что самое удивительное, я её сразу же узнал. Ведь это была та самая соседка по парте из клана Инузука, которая сейчас обвиняюще смотрела в мою сторону.
     Я даже приподнял в легком удивлении бровь, когда увидел её прямо перед собой. Если честно, не ожидал увидеть её тут. Но, бросив мимолетный взгляд на мнущихся за ее спиной парней, я понял, что она, возможно, прошла из-за трусости одного из них.
     К слову, увидев Инузуку перед собой, я решил обратить внимание и на других участников, прошедших первый этап экзамена на чунина.
     И, должен признать, был довольно-таки приятно удивлен увиденным. Для начала, во второй этап экзамена прошло значительно меньше команд, чем я ожидал.
     Сейчас на этом месте собрались только пять команд от Конохи, четыре от Суны, две от Амегакуре, а также по одной от Травы и Водопада. В общей сложности насчитывалось тринадцать команд или же тридцать девять человек. Это значительно упрощало второй этап для меня, так как конкурентов стало гораздо меньше.
     Но помимо этого меня радовало и то, что представительница клана Учиха также прошла первый этап экзамена. И я вновь невольно обратил на неё своё пристальное внимание.
     — Эй! — возмущенный возглас прямо передо мной вновь заставил меня сосредоточить своё внимание на девушке из клана Инузука. — Не игнорируй меня! — мне, возможно, показалось, но в её голосе я услышал нотки легкой обиды на то, что вместо неё я смотрел на Учиху.
     — Хорошо! Больше не буду, — на удивление многих довольно покладисто согласился я с её требованием и теперь уже серьезно посмотрел именно на неё. — Итак? — не сдержался я и невольно приподнял бровь. — Ты что-то хотела?
     — Да! — казалось, моё необычное поведение выбило девушку Инузуку из колеи. Но она довольно быстро вновь взяла себя в руки и ещё раз обвинительно ткнула в меня пальцем. — Кто ты такой? Откуда ты знаешь про это место? И, что самое главное, что ты сделал? Почему мои щенки боятся тебя? — и, словно в подтверждение своих слов, она указала рукой себе под ноги, и я разглядел трех маленьких щенков, которые прятались за своей хозяйкой от меня. При этом они выглядели настолько мило, что даже мне было сложно сдержать улыбку на своем лице.
     — Ха-ха, — всё же не смог и не сдержался я. — Прости, — увидев тут же реакцию девушки на моё невольное веселье, я поспешил и извинился перед ней. Иначе ещё немного, и девушка могла бы кинуться на меня с кулаками. А это в свою очередь могло бы поставить под сомнение моё дальнейшее участие в экзамене. Именно поэтому я всё же решил прекратить смех и попытался объясниться перед ней. — Если ты так хочешь знать, то я ничего не делал с ними. Судя по всему, твои маленькие нинкены гораздо умней, чем их хозяйка. В отличие от тебя, они способны ощутить мою настоящую силу, — я не удержался и вновь поддел молодую девушку, которая, тут же с диким животным рыком попыталась броситься на меня, но была остановлена двумя своими товарищами по команде.
     Они и так уже были белее мела и еле дышали под угрожающими взглядами всех генинов Суны. А потому, хоть и с небольшим сопротивлением, но они всё же оттащили от меня свою напарницу.
     Я же в очередной раз поймал себя на мысли, что в последнее время начинаю действовать нелогично. Например, как сейчас, когда меня просто разрывало непомерное желание немного поиздеваться над этой девушкой. Неужели начинают напоминать о себе подростковые гормоны? Не рановато ли?
     Хотя я сам не понаслышке знаю, что физиология людей мира Шиноби несколько отличается от той, что была в моём прошлом мире. И дети тут, порой, взрослеют гораздо быстрей. Причем не только умственно, но и физически. Впрочем, мне всё равно пока ещё рано задумываться об этом.
     — Смотрю, ты пользуешься популярностью, Гаара, — ехидный голос Маки вновь прозвучал прямо у меня над ухом, отчего я даже невольно дернулся и раздраженным взглядом посмотрел на неё. Но я смог добиться лишь веселой улыбки на её лице.
     — Не смешно, — раздраженно пробурчал я. Но этим я видимо лишь ещё больше поднял настроение девушке. По крайней мере, её улыбка прямо намекала мне на это.
     Однако долго веселиться за мой счет Маки не смогла, так как буквально через пять минут появилась и следующий экзаменатор этого экзамена.
     В ворохе листьев, знаменующих применение шуншина, прямо перед нами появилась довольно-таки молодая девушка с темно-фиолетовыми волосами и с палочкой данго в руке, которую она прямо при нас и доела.
     Её необычного цвета волосы были собраны в небольшой конский хвост на макушке, а одежда состояла из бежевого пальто с фиолетовым цветом в швах и боковыми карманами, мини-юбки кирпичного цвета и тёмно-синего пояса.
     Под пальто я у нее заметил довольно откровенное сетчатое бельё, которое при этом имеет длину до самых бёдер. На ногах у нее были светло-серые щитки и чёрные сандалии. На шее надет небольшой кулон на цепи в виде змеи, а на руке часы. На лбу же у нее был стандартный протектор шиноби Конохагакуре.
     Словно красуясь перед нами, она не стала сразу представляться или объяснять правила экзамена. Нет, вместо этого она соблазнительно сорвала с палочки последний шарик данго, после чего, выкинув саму палочку, ещё и медленно облизала собственные пальчики, чем и вызвала повышенное слюноотделение у некоторых парней.
     Причем девушка явно знала, как она выглядит со стороны и, увидев реакцию молодых парней, лишь злорадно улыбнулась.
     — Вот же сука, — если парни в большинстве своем были пленены ее необычным присутствием, то вот находящаяся возле меня Маки наоборот была сильно зла.
     — Неужели ревнуешь? — не смог удержаться и вернул я девушке её недавнюю издевку, чем сам заслужил её злой взгляд.
     — Пф, вот ещё, — видимо осознав, как она выглядит со стороны, Маки всё же смогла подавить свою внезапно возникшую ревность. Но появившееся в её глазах предвзятое отношение к нашему экзаменатору явно никуда не делось.
     — Я ваш второй экзаменатор! Меня зовут Митараши Анко, — девушка, плотоядно осмотрев нас всех, предвкушающе улыбнулась и указала рукой себе за спину. Туда, где сейчас виднелся металлический, обтянутый проволокой забор и огромные деревья, значительно превышающие его в высоту. — Добро пожаловать на место проведения второго теста. Тренировочный полигон номер 44… также известный, как «Лес Смерти».
     — Тоже мне, посмотрела бы я на неё в нашей Демонической пустыне, — услышал я слегка раздраженный голос Маки, но решил пока проигнорировать её. Видимо, у моей напарницы возникла ненависть с первого взгляда к нашей экзаменаторше.
     — Ну что же, затягивать с этим не вижу смысла, — сказав это, Митараши Анко полезла рукой себе под плащ и достала оттуда целую стопку бумаги. — Прежде чем начать второй этап, я должна вам кое-что раздать. Подписав это, вы даете своё полное согласие на участие в этом тесте. На этом этапе кто-то из вас обязательно погибнет. А я не хочу за вас отвечать, — при этом всё это Анко сказала с таким милым выражением на лице и с воистину ангельской улыбкой, что её слова далеко не сразу дошли до генинов. Зато, когда они осознали их смысл, выражение лица этой сумасшедшей куноичи вызвало лишь ещё больше дрожи у генинов, чем даже жажда крови Морино Ибики.
     — Приготовьтесь, — оглядев всех генинов возле себя, я решил напомнить им о предстоящем нам деле, на что они лишь кивнули мне в ответ. А тем временем наш экзаменатор продолжила объяснять нам правила.
     — Если вы согласны участвовать, то берите листы и ставьте свои подписи. После этого каждая команда должна будет зарегистрироваться вон у того стола, — она махнула рукой в сторону и, проследив за направлением, я обратил внимание на небольшую беседку, в которой сейчас сидели два чунина и явно ждали нас. — Итак, правила… — произнеся это, девушка словно задумалась на мгновение, но буквально сразу же на её лице появилась кровожадная улыбка, и она вновь окинула нас своим немного сумасшедшим взглядом. — Не буду утрировать и назову всё своими именами. Вам предстоит испытание на выживание.
     — Выживание? — услышал я вопрос одного из генинов Конохи, на что Митараши Анко лишь предвкушающе улыбнулась и маниакально кивнула, начав весело, жизнерадостно нам всё объяснять.
     Выходило всё так, что после того, как мы подпишем согласие на участие в тесте, экзаменатор второго этапа, Митараши Анко, раздаст каждой команде свиток с кандзи небо или земля. Свиток «небо» раздается одной половине участников, а свиток «земля» - второй. Целью же этапа является пятидневное выживание в полном опасностей лесу.
     При этом команды должны бороться друг с другом за эти самые свитки. Каждой команде приходится искать противника с другим видом свитка, и всё для того, чтобы заполучить его. Однако если у другой команды находится такой же свиток, как у нас, то сражения в теории не должно случиться. На практике же, конечно, всё по-другому.
     Открытие самих свитков заранее запрещено до прибытия в башню с обоими свитками. В противном случае участники будут наказаны и дисквалифицированы.
     К тому же, если хотя бы один член нашей команды умрет или не сможет продолжать испытание, то это считается автоматической дисквалификацией всей группы. После прибытия в башню, имея оба вида свитков на руках, члены команды должны раскрыть их. Вот и всё, по сути, что объяснила нам куноичи Конохи.
     — Итак, все команды, следуйте за своими инструкторами, — когда мы всё подписали и получили свои свитки, к нам подошел неприметный чунин в очках, и почти сразу же, громко прозвучал по всей местности голос Митараши Анко. — Они проведут вас к вашим воротам. Сам экзамен начнется через тридцать минут, — кивнув в ответ на приветствие чунина, мы пошли следом за ним. Перед этим я успел оглянуться и отметить для себя, что и остальные команды Суны направились в разные стороны от нас.
     Что же, я ожидал этого. В отличие от десятого вопроса Морино Ибики, второй этап экзамена на чунина в Конохе всегда проходит по одному и тому же сценарию. Он не менялся уже на протяжении десяти лет. А потому я заранее был готов к нему.
     С такими мыслями мы и подошли к нашим воротам, с которых и должен начаться наш путь в Лес Смерти. Подождав немного и проверив время по наручным часам, чунин в очках достал из своего кармана ключ от ворот и открыл их для нас.
     — Вперед! — первым с места сорвался именно я. А следом, почти сразу же, молча последовали Маки и Хоичи. Второй этап экзамена на чунина официально начался.

Примечание к части

     Итак, видимо, второй этап придется растянуть на две главы. И да, я понимаю, что в этой главе ничего особо не происходит, но и сразу перейти ко второму этапу, я посчитал глупостью. Заодно в тексте указал ещё один возможный вариант, почему был выбран именно такой вопрос во время первого этапа. Всё же, не одна Суна хочет, чтобы ее генины вышли в финал. А потому, пользуясь тем, что они экзаменаторы, Коноха тоже использует свои методы, пусть у них и не получилось так, как они хотели. Что же касается того, почему вновь экзаменатор Митараши Анко? При желании я, конечно, мог бы придумать какого-нибудь левого джонина, но посчитал этот ход излишним. Тем более, как оказалась, Анко вполне себе ровесница Морино Ибики. Бечено
>

Том 1 Глава 31 Экзамен на чунина, второй этап, часть 2

     Вопреки здравому смыслу, мы втроем ринулись не вглубь леса, как это сделало бы большинство генинов. Нет, почти сразу же, как мы оказались за забором, наша команда свернула в сторону и продолжила бег вдоль него.
     — Для начала нам нужно встретиться с остальными. Поспешим, — ни Маки, ни Хоичи возражать моим приказам не стали. На всей доступной скорости мы устремились вдоль ограждения, направляясь к первому пункту нашего назначения.
     По идее, знать о том, через какие ворота пройдет та или иная команда генинов, невозможно, ведь это остается на попечении сопровождавших нас чунинов. Но мы уже успели заранее обсудить этот вопрос в гостинице.
     Выбранные мной генины попросту не будут далеко отходить от самих ворот. По крайней мере до тех пор, пока мы не объединимся все вместе.
     Сама же территория Леса Смерти не очень обширна. А если использовать шуншин и двигаться на максимально возможной скорости для генинов, то расстояние и вовсе смехотворное. Особенно если учитывать, что до этого мы преодолели огромное расстояние всего за четыре дня. Именно поэтому первую команду генинов Суны мы встретили уже минут через десять.
     — Тсубаса, Нонота, Отоказе, следуйте за нами, — даже не останавливаясь, мы продолжили наш бег. Названные мной по именам генины, почти сразу же, присоединились к нам.
     Третью команду пришлось искать немного дольше. Но, в конце концов, все девять генинов Суны, включая меня, теперь были в сборе.
     До этого я ещё думал, включать в наш список другую команду прошедшую первый этап экзамена или нет. Но в итоге я решил не делать этого. Нападать на них мы точно не будем, а потому у них есть все шансы пройти этот экзамен и без моей активной помощи.
     — Выдвигаемся, — с самого начала второго этапа я был предельно серьезен и немногословен. Остальные же, видя это, просто следовали моему примеру и передвигались по лесу в полнейшей тишине.
     В наши планы на данном этапе не входила охота и противостояние с другими командами. Нет, в данный момент мы на всей возможной скорости продвигались напрямую к башне, которая находится в самом центре этого леса. Все для того, чтобы успеть перекрыть к ней доступ для остальных генинов.
     А потому для меня стало полнейшей неожиданностью, когда, прыгая по веткам очередного дерева, я почувствовал опасность и услышал едва слышный звук активации взрывной печати.
     — В сторону! — среагировать я успел быстро. Даже оттолкнул несколько человек, прежде чем прогремел взрыв, и всё заволокло дымом.
     — Гаара! — немного запаниковала Маки, когда поняла, что я оказался в эпицентре взрыва. Но, стоило только дыму рассеяться, как она облегченно вздохнула, осознавая, что я полностью цел и невредим.
     Мой песчаный щит смог среагировать и защитить меня. Да и без него я бы точно не пострадал. Однако волноваться сейчас надо было не об этом. Это, очевидно, была ловушка, и из-за моей спешки мы попались в нее.
     Но если судить по тому, что враги всё еще не напали на нас, то это значит, что они не рассчитывали на такое количество противников. И сейчас они, скорее всего, скрываются где-то рядом.
     — Рассредоточиться и приготовиться к битве, — первой, кто среагировал на мой приказ, была Маки.
     Остальные же с небольшой задержкой последовали её примеру. Хоичи достал из-за спины свою биву и был готов к тому, чтобы в любой момент начать играть на ней.
     Яоки и Короби достали своих марионеток и теперь внимательно осматривались по сторонам. Остальные держали в своих руках кунаи и были готовы в любой момент атаковать врага.
     Я же пусть пока и слабый сенсор, но единственный среди нас, кто может почувствовать хорошо скрытого противника. И если ощущение чакры мне ничего не дало, то вот чувство металла и электромагнитных полей подсказало мне, где скрываются наши противники.
     — Там, — повинуясь моей воле, песок выстрелил в сторону первого шиноби, которого я ощутил. Он же, поняв, что я знаю о его местоположении, вскочил со своего места и тут же бросился бежать.
     Видимо, в его планы не входило сражение сразу с девятью противниками. А может, он просто хотел отвести погоню от двух своих товарищей, которые прятались чуть в стороне от него. Но, в любом случае, убежать от меня он далеко не смог, так как мой песок уже схватил его за лодыжку и начал тянуть его назад ко мне.
     — Ааа! — сначала он закричал в панике, когда упал на землю. А потом даже попытался зацепиться руками за траву и корни деревьев, только бы не дать моему песку притянуть его ко мне.
     За всё это время его напарники так и не показали себя, боясь привлечь к себе внимание. Я же прекрасно знал о них и лишь оценивал их поведение.
     Сам же пойманный мной парень всё еще пытался сопротивляться мне. Он даже умудрился запустить кунай в мою сторону, но песчаный щит с легкостью остановил его.
     И вот теперь надо мной, свисая вниз головой, застыл обездвиженный и напуганный генин Скрытой Травы. Его глаза буквально источали самую настоящую панику, так как он не знал, останется он жив или нет.
     — Что ты будешь с ним делать, Гаара? — Маки было слегка интересно, как поведет себя в данной ситуации их маленький гений.
     — Возьмем его с собой, — немного подумав, озвучил я своё решение. — Но перед этим, — мой взгляд упал на то место, где скрывались ещё двое генинов Кусагакуре. Они, словно почувствовав моё внимание к ним, даже раскрыли своё укрытие и, в полнейшей панике, собрались уже бежать в разные стороны от нас. Но, как и в случае с их напарником, выскочившие из-под земли песчаные руки схватили их за лодыжки и заставили упасть. В этот момент я как раз решил закончить свою речь. — Поймаем парочку крыс.
     После того, как мы вырубили двух генинов Кусагакуре, дальнейший наш путь до башни прошел уже без дополнительных сюрпризов. На встречу с обеими командами и на дорогу до башни мы затратили лишь немногим больше двух часов. А потому у нас было ещё много времени, ведь вечер только вступал в свои права.
     И вот теперь мы стояли в лесу, недалеко от самой башни, и генины Суны обступили меня со всех сторон, ожидая моих дальнейших приказов.
     Попутно Исаго и Отоказе скинули на землю наших пленников из Скрытой Травы, и я тут же поместил всех троих в песчаный гроб, но не стал сдавливать или убивать их. Вместо этого на коконе из песка проявились черные надписи из фуиндзюцу, означающие, что я запечатал их и собираюсь держать какое-то время без сознания.
     — Итак, у какого какие свитки, ребята? — пока я заканчивал с запечатыванием наших пленников, полностью сковав их песком и оставив торчать лишь одни головы, Маки уже достала наш свиток с кандзи Земля и продемонстрировала его остальным.
     — У нас Небо, Маки-сан, — первым ответил ей Исаго, взрослый парень с короткими каштановыми волосами. Признав это, он тут же отдал свой свиток девушке, на что та лишь улыбнулась и молча приняла его.
     — Хорошо! — немного подняв себе настроение, Маки перевела взгляд на вторую нашу команду. — А у вас?
     — Земля, — Последовав примеру более взрослого товарища, свой свиток достал и обычно молчаливый Нонота, выделяющийся своими небольшими черными глазами и зелеными татуировками на щеках.
     — Итого, — подойдя к ним, я вновь привлек к себе их внимание. — У нас три свитка «Земля» и одно «Небо», — в ответ на слегка непонимающие взгляды товарищей я молча достал ещё один свиток, который изъял у генинов Травы.
     — К слову, — обратив внимание сначала на свиток в моей руке, а потом на песчаные коконы позади меня, Маки задала интересующий её вопрос. — Что ты планируешь делать с ними? Почему мы взяли их с собой?
     — Ха, — я слегка усмехнулся на её вопрос, чем немного удивил молодую девушку. За последние дни она видела больше моих эмоций, чем за те месяцы, что мы провели вместе в демонической пустыне. — Все просто. Они мои пленники. До конца экзамена я буду удерживать их в заточении. Ну и заодно буду откачивать их чакру, — пояснять дополнительно я ничего не стал. А потому Маки лишь оставалось устало вздохнуть и кивнуть в ответ на мои слова.
     — Что мы будем делать дальше, господин Гаара? — с вопросом обратился ко мне самый старший из нас, Исаго. Ему было уже за двадцать, а потому он был очень замотивирован в том, чтобы пройти этот экзамен.
     — Вы останетесь здесь и обустроите лагерь. Попутно вы должны будете расставить ловушки и подготовить засаду на любого, кто захочет пройти внутрь башни, — говоря это, я видел решимость и понимание в их глазах.
     На самом деле, это был очень хороший план. Вместо того, чтобы противостоять друг другу, мы все объединились и теперь готовимся к тому, чтобы устроить охоту на ничего не подозревающих генинов других деревень.
     — И что же в таком случае будешь делать ты? — Маки первой подняла этот вопрос, который заинтересовал многих из них, хотя они не решались задать его. Впрочем, особо угадывать о моих дальнейших действиях и не требовалось.
     — Я же… — немного усмехнувшись, я пробежался мимолетным взглядом по их лицам, после чего перевел взгляд обратно в сторону леса. — Устрою небольшую охоту на генинов. — я видел, как на лицах парней появились сочувствующие и понимающие взгляды, обращенные в сторону леса. А вот по выражению лица Маки было сложно судить, о чем она на самом деле думала в данный момент. Впрочем, она очень скоро озвучила свои мысли вслух.
     — Я пойду с тобой, — видя, что я почти сразу же захотел ей возразить, девушка тут же перебила меня. — Это не обсуждается.
     — Нет, — несмотря на её уверенные слова, я всё равно отрицательно покачал головой. Идти на поводу у молодой куноичи я не собирался. Даже если я прекрасно понимал, что это именно капитан Пакура приказала ей присматривать за мной. — Ты останешься здесь, Маки. Мне нужно, чтобы ты осталась за главную, пока меня не будет тут, — и, больше ничего не объясняя, я складываю печать концентрации и призываю не меньше нескольких десятков теневых клонов, которые моментально устремляются в лес вместе со мной.
     ***
     Страна Огня, селение Скрытого Листа, полигон №44 "Лес Смерти", ночь с 1 на 2 июля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Сидя на ветке огромного дерева и наблюдая за звездами на ночном небе, я немного задумался о своих недавних действиях.
     Маки наверняка обиделась на меня. Всё же я её бросил, так ничего толком и не объяснив. Но для подобных моих действий было сразу несколько причин.
     Во-первых, даже в Лесу Смерти я чувствовал, что за нами наблюдают. Видимо, Анбу Конохи приказали постоянно следить за мной.
     Несмотря на это, с того момента, как я расстался с остальными членами своей команды, использовав для этого теневых клонов, они потеряли меня.
     Многие мои копии сразу же разбежались по всему Лесу Смерти, отправившись на поиски оставшихся генинов. Некоторые из них ушли под землю, использовав технику подземного плаванья так же, как это сделал я. А потому Анбу, которые в тот момент наблюдали за мной, не успели вовремя среагировать на мои действия и потеряли мой след.
     Так что, впервые за всё своё время нахождения в Конохе, я получил относительную свободу действий и оттого улыбался.
     — Что же, думаю, не стоит особо затягивать с этим, — успокоив свои собственные мысли и ещё раз проверив своё окружение, я спрыгнул с ветки дерева и на огромной скорости устремился к своей первой цели.
     Чуть впереди, у реки, расположились трое генинов Конохагакуре, которых смогли выследить мои клоны. Все трое вели себя на удивление беззаботно для подобного места и времени. Даже развели костер и жарили рыбу, словно находятся не на экзамене на чунина, а на пикнике.
     Впрочем, о ловушках и сигнализации они не забыли. Правда, мои клоны уже с легкостью обезвредили их. А потому для трех семнадцатилетних парней стало полнейшей неожиданностью, когда они оказались в окружении моих клонов.
     — Марутен, Санта, спина к спине, — отдал приказ черноволосый парень и тут же сложил серию печатей, из-за которых тени под ним в буквальном смысле ожили.
     Его напарники моментально послушались его. Один из них, с длинными немного рыжеватыми волосами, взял в руки кунай, а высокий и полноватый представитель клана Акимичи встал в боевую стойку Конохи.
     Они внимательно всматривались в ночные тени Леса Смерти, различая десятки силуэтов моих клонов. Они были настолько сосредоточены на этом, что даже не успели среагировать, когда из-под земли выстрелила моя рука и моментально утянула за собой парня из клана Нара.
     — Касуга! — расслышал я крик одного из них, и это стало ещё одной их ошибкой.
     Стоило им только отвлечься на пропажу своего товарища, как со спины к ним подошли мои песчаные клоны и почти сразу же повалили одного из них на землю.
     Акимичи Марутен - единственный, кто успел уничтожить двух моих клонов своими внезапно увеличившимися кулаками. Но, на самом деле, я вполне ожидал этого, и распавшиеся песком клоны превратились в песчаный гроб, который и сковал по рукам и ногам представителя клана Акимичи.
     — Ты!.. — гневно вскрикнул тот, кого, как я понял, назвали Санта.
     Мои клоны сейчас удерживали его при помощи песка и не давали ему даже возможности пошевелиться. И уж тем более он не мог использовать на мне свою технику переноса сознания. А потому мне не составило особого труда запечатать сначала его, а потом, и всех членов его команды.
     Даже когда я не отдаю приказы напрямую, мои клоны без пререканий повинуются мне и выполняют то, что я хотел от них. Подняв с земли обездвиженные тела трех генинов Конохи, они молча понесли их в сторону нашего лагеря. Чакры для этого им вполне хватит, а мне же предстоит дальнейшая ночная охота.
     Пока перемещался по лесу, немного задумался о том, что клановые способности и техники - это как проверенная сила, так и едва заметная слабость в нашем мире. Ведь я, впервые встретив представителей этих трех кланов, примерно уже представлял, чего мне стоит ожидать от них в предстоящем бою.
     И, если подумать, то такая же проблема и с остальными кланами Конохи. Они все полагаются лишь на свои тайные техники или улучшенные геномы. Некоторым исключением из них являются как раз таки представители клана Учиха.
     Ведь с их шаринганом они могут быть как экспертами в ниндзюцу или тайдзюцу, так и мастерами в гендзюцу, что дает им очень широкий спектр умений, который невероятно сложно предугадать.
     Из моих мыслей меня неожиданно вырывают летящие в мою сторону кунаи, которые уже привычно не способны навредить мне. И наличие на них взрывных печатей никак не изменило этот факт.
     — Как же так? — услышал я пораженный голос молодого парня. Я почувствовал их уже какое-то время назад. Но, по правде сказать, не знал точно, кто это. Зато теперь хотя бы понятно, как они смогли выследить меня.
     — Вот ты и попался! — победно оскалилась в предвкушающей улыбке молодая девушка из клана Инузука, приземлившись на ветку дерева напротив меня.
     Но в этот раз я не собирался играть по её правилам. В данный момент я на миссии, и отвлекаться от поставленной перед собой задачи я не собирался.
     Именно поэтому вместо ответа в её сторону выстрелила масса песка, возникшая из сосуда за моей спиной. Сама девушка успела ловко увернуться, но вот ветка под ней оказалась моментально сломана.
     Почти сразу моим нападением на нее воспользовались напарники девушки. Они решили подключиться к делу, и один из них атаковал меня в рукопашную, о чем тут же и пожалел. Мой песок попросту схватил его за ногу и с огромной силой ударил об ствол дерева, тем самым полностью вырубая и исключая его из дальнейшей битвы.
     Второй из них начал закидывать меня кунаями и сюрикенами, но я даже не пытался уклоняться от них, а лишь наблюдал за девушкой Инузукой, рядом с которой сейчас появилось трое её щенков. Она начала складывать серию печатей.
     — Нинпо: Шикьяку но Дзюцу, — стоило ей только произнести название своей техники, как она тут же припала на все четыре конечности и разъяренно зарычала на меня.
     Я даже заметил, как удлинились её клыки и ногти, а на лице появилось больше звериных черт. Но и это оказалось ещё не всей её техникой. Трое её щенков, каким-то образом использовав Хенге, приняли облик своей хозяйки, и теперь я был полностью окружен с четырех сторон девушкой Инузука.
     Её следующая атака оказалась на удивление очень быстрой, и мой песчаный щит лишь кое-как успел остановить её. При этом ещё два клона девушки напали на меня с двух сторон, а третий атаковал в этот момент со спины.
     Однако ожидаемого результата своей атакой девушка не добилась, ведь у нее на глазах рассыпался мой песчаный клон, на которого я и произвел замену. Песок же попытался захватить их, но они очень ловко отпрыгнули все в разные стороны.
     — Неплохо, — решил я неожиданно похвалить девушку, чем ещё больше разозлил её и вызвал звериный рык.
     При этом краем глаза я заметил третьего члена её команды, который пытался привести в чувства вырубленного недавно парня.
     — Гатенга! — буквально прорычала Инузука ещё одно название своей техники, и у меня на глазах она и трое её щенков стали похожи на вращающиеся пилы, которые одновременно устремились в мою сторону.
     Вот это было даже немного опасно. Эта девушка явно способней и талантливей остальных. А потому я решил стать чуточку серьезней в битве с ней.
     Глядя на то, как она и её нинкены катятся в мою сторону на высоких скоростях, у меня даже возникло чувство, что они способны разорвать меня на куски. Но, когда им до меня осталась лишь пара метров, я вытягиваю вперед свою руку и произношу:
     — Шинра Тэнсэй, — девушка и её нинкены в тот же момент на огромных скоростях отлетают от меня в сторону и сильно ударяются об ствол дерева.
     — Хана, — в беспокойстве и неверии кричит ей напарник, который единственный остался в сознании. Но, увидев мой взгляд, обращенный на него, он побледнел и начал пятится от меня в сторону. — Ааа! — закричал в страхе он, будучи погребенным под моим песком и полностью скованным им.
     Я же больше не обращал на него внимания, попросту запечатав их вместе с первым вырубленным мной парнем. И только после этого медленно подошел к находящейся без сознания девушке с её нинкенам.
     Если честно, Инузука Хана оказалась довольно сильной куноичи и даже смогла немного удивить меня. Но этого всё равно недостаточно, чтобы сражаться со мной один на один.
     Тем более вступать со мной в рукопашную схватку.
     С недавних пор это самое настоящее самоубийство. Когда девушка и её нинкены коснулись моего клона, созданного из песка и чакропроводящего металла, я довольно просто смог усилить их природное электромагнитное поле.
     После чего, используя стихию магнетизма, я уже мог спокойно использовать техники, которые внешне похожи на способность Пейна. Именно поэтому я и решил назвать свою технику так же.
     — Что же, думаю, на сегодня этого хватит, — ещё раз мимолетно посмотрев на звездное небо, я решил, что пора мне возвращаться обратно в лагерь.
     Пусть вместе с Кусагакуре за сегодня я победил лишь три команды, но, думаю, для первого дня этого вполне достаточно.
     С этими мыслями я и взвалил на себя тело бессознательной и запечатанной куноичи, пока мои клоны занялись членами её команды и нинкенами.
     ***

Примечание к части

     Итак, глава неожиданно затягивается. Сначала думал продолжать писать её до самого конца, но лучше, просто сделаю ещё одну отдельную главу. Бечено
>

Том 1 Глава 32 Экзамен на чунина, второй этап, часть 3

     Страна Огня, селение Скрытого Листа, резиденция Хокаге, 3 июля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Третий Хокаге, Сарутоби Хирузен, пребывал сейчас в не самых радужных мыслях. Перебирая бумаги и вчитываясь в отчеты Анбу, пожилой мужчина с каждым разом хмурился всё сильней, так как не мог придумать способа наладить сложившуюся ситуацию в собственном селении.
     Неприятная ситуация с кланом Учиха обостряется с каждым днем. Малейший провокация в их сторону может вызвать болезненное и кровавое для Конохагакуре восстание, которого третий Хокаге пытался избежать любым способом.
     В возможностях и силах своих подчиненных Сарутоби Хирузен не сомневался. В случае открытого противостояния с кланом Учиха, у Фугаку и всего его клана не будет ни малейшего шанса на победу. Уж в этом-то он был полностью уверен.
     Но в любом случае цена победы будет слишком велика, чем незамедлительно воспользуются и другие скрытые селения. Именно поэтому Хирузен и стремился к бескровному решению этой проблемы.
     План с Учихой Шисуи был хорошим вариантом. Если честно, Хирузен возлагал большие надежды на внука Кагами, а потому его смерть стала полной неожиданностью для него.
     Всей правды о смерти Шисуи Хирузен не знает даже сейчас. А ведь прошло уже несколько месяцев. Хотя глупцом третий Хокаге тоже никогда не был, так что подозреваемый в этом деле у него есть.
     Проблема была только в том, что смерть даже очень талантливого джонина никак не стоит того, чтобы ссориться с Данзо. Особенно накануне намечающегося восстания в Конохе.
     Вот после, когда они разберутся с этой проблемой, придется Хирузену заняться уже и Данзо. Его излишние инициативы перестали приносить пользу селению, скорее даже начали вредить Конохе. А это значит, что он больше не может закрывать глаза на это.
     С этими нерадостными мыслями в голове Хирузен решил немного отвлечься от документов и безмятежно посмотрел в окно собственного кабинета, достав при этом свою излюбленную трубку с уже подготовленным табаком.
     И, когда он уже собрался расслабиться немного и закурить, откинувшись на спинку своего кресла, в его дверь постучали.
     — Войдите, — слегка нахмурившись и с сожалением посмотрев на свою трубку, Хирузен всё же решил отложить её на край стола.
     Дверь в кабинет Хокаге открылась, и внутрь вошла уже знакомая ему молодая куноичи, которая явно была чем-то обеспокоена и тут же преклонила колено перед ним.
     — Разрешите доложить, Хокаге-сама? — Хирузен лишь молча кивнул и стал немного серьезней. Он уже примерно представлял, о чем пойдет речь, так как получил отчет от Анбу. — Во время второго этапа экзамена на чунина возникли непредвиденные обстоятельства, Хокаге-сама. Я посчитала, что игнорировать ситуацию больше нельзя, и решила лично встретиться с вами.
     — Речь пойдет о генинах Суны, Анко? — понимая, что возникла ещё одна проблема, Сарутоби Хирузен лишь устало вздохнул и всё же взял в руки трубку. — Продолжай, — закуривая выращенный лично его кланом табак, третий Хокаге лишь кивнул в сторону молодого токубецу-джонина и начал внимательно слушать её доклад.
     ***
     Страна Огня, селение Скрытого Листа, полигон №44 «Лес Смерти», 3 июля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Был уже третий день с момента начала экзамена и пока всё шло именно так, как и было задумано мной. За два предыдущих дня мы успели захватить пять команд генинов и уже добыли полный комплект свитков «Неба» и «Земли». По идее, нам больше ничего не мешает войти в башню и пройти данный этап экзамена.
     Но в мои планы это не входило. Ведь я собираюсь захватить всех иностранных генинов, принимающих участие в этом экзамене. В данный момент я уже собрал целую коллекцию из пятнадцати подростков, которые были сложены в центре нашего лагеря.
     Будучи полностью запечатанными в моих песчаных гробах, они находятся сейчас в подобии комы или спячки. Сильно навредить это им не должно, так что на их счет я особо не переживал, тем более что пришло время перейти к главному блюду этой трехдневной охоты.
     За эти дни мои клоны уже смогли определить местоположение всех команд генинов, включая последний отряд из Суны и, что самое главное, ту, которую я искал больше всего в этом лесу.
     В данный момент я направлялся туда, где расположилась лагерем очередная команда генинов Конохи. Но этот раз, немного отличался от предыдущих случаев, ведь я выбрал их целенаправленно.
     Вообще, за недолгое время пребывания в этом лесу я с небольшим удивлением осознал, что стал даже немного сильнее. Пусть против меня сражались в основном лишь слабые генины, но даже битвы с ними - это новый опыт для меня. И, что самое главное, возможность испытать на них свои новые техники.
     Я даже начал нащупывать решение своей главной слабости, о которой задумывался уже очень давно. Да, я силен. Даже очень силен, на самом деле, особенно для своих лет. В сражениях с обычными шиноби мне даже большинство джонинов не будут противниками.
     Но, несмотря на всё это, одна существенная слабость у меня всё же есть. Я попросту не обладаю четко выраженным стилем сражения, не имею техники, которая поможет мне развиваться дальше.
     Кто бы и что мне не говорил, но я всё же далеко не гений. Я не могу изучать всё подряд, а затем ещё и плавно вплетать это в свой стиль боя. Именно поэтому в бою я сосредоточился в основном на управлении песком, а стихию магнетизма использую лишь как козырь.
     И мои наблюдения за представителями кланов Конохи дали мне лишь дополнительное подтверждение того, что я двигаюсь по правильному пути. Мне не стоит разбрасываться по разным направлениям пути шиноби, а стоит развить то, что у меня уже есть.
     И нет, я не имею в виду, что мне стоит перестать изучать и развивать то же фуиндзюцу или ирьёниндзюцу. Эти умения очень полезны для моего общего развития и определенно смогут помочь мне на моем пути становления сильнейшим шиноби этого мира.
     — Катон: Гокакью но Дзюцу, — сначала я услышал недалеко от себя тихий голос девушки, а затем, в мою сторону устремился довольно большой огненный шар, который беспомощно разбился о выставленный мной песчаный щит.
     Спрыгнув с ветки дерева на землю, я даже не удивился, когда оказался окружен довольно необычной командой Конохагакуре, которая считала, что застала меня врасплох.
     Удивительна же эта команда была тем, что имела в своем составе двух носителей сильнейших додзюцу этого мира. Третий член их команды был уже не так интересен, хотя необычный вид оружия слегка удивил.
     — Изуми, Сайсо, я атакую, прикройте меня, — с самого начала я лишь расслабленно смотрел на них, и это определенно сильно нервировало генинов Конохи.
     Первым из них не выдержал и пошел на сближение со мной представитель клана Хьюга. Но его скорость значительно уступала той же Инузуке Хане, а потому его удар с легкостью был заблокирован моим песком.
     В любой момент я мог бы просто схватить его, но вместо этого решил немного понаблюдать и не двигался с места. Хьюга же лишь бессильно пытался пробиться своим стилем мягкого кулака через мой щит.
     — Я помогу, Токума, — видя, что у его напарника ничего не выходит, на помощь пришел подросток с длинными каштановыми волосами, которые топорщились у него на голове, как иголки у ежика. В руках у него была кусаригама, которую он раскрутил и запустил ею в меня.
     — Гендзюцу: Шаринган, — глаза Изуми Учихи моментально изменились, из черных они превратились в красные с двумя томоэ на них.
     В следующий момент я ощутил чужое влияние на свой разум и даже немного пошатнулся от этого, теряя сознание на мгновение.
     Этим тут же попытались воспользоваться напарники девушки, даже обрадовавшись, когда одновременно смогли нанести мне сокрушающий удар.
     Но радость их длилась недолго, ведь мой клон начал рассыпаться песком, который в свою очередь моментально захватил в песчаный гроб Хьюгу. Он даже не успел ничего сделать, как из-под песка появилась бумажная печать, и генин оказался запечатан фуиндзюцу, которое было сокрыто в нем.
     — Сайсо, назад, — видя, что они потеряли одного члена своей команды, девушка тут же приказала второму из них вернуться обратно к ней.
     Камано Сайсо только и успел, что согласно кивнуть и сделать первый шаг к Изуми, как из-под его ноги вынырнула моя рука и тут же утянула его под землю. Противопоставить мне он ничего не смог. Он лишь удивленно вскрикнул и неловко взмахнул рукой, выронив при этом свою кусаригаму.
     Учиха Изуми сразу же взяла в руки кунай и теперь настороженно смотрела в разные стороны, особенно много внимания уделяя земле под своими ногами.
     — Может, просто сдашься? — в буквальном смысле появившись из-под земли позади молодой куноичи, я решил немного поболтать с девушкой.
     На брошенный ею в мою сторону кунай я опять же никак не отреагировал. Но девушка неожиданно решила сблизиться со мной вслед за кунаем и навязать мне ближний бой. Определенный смысл для неё в этом был, так как я чувствовал, что после использования огненной техники и гендзюцу количество чакры девушки значительно сократилось. Да и активный шаринган, видимо, сильно истощает её прямо сейчас.
     — Что же? Почему бы и нет, — подумав немного, я сознательно подавил свой песчаный щит и занял стойку тайдзюцу, которую изучал вместе с Широй.
     С одной стороны, я совершаю полнейшую глупость сейчас. С другой же, когда мне ещё представится шанс сразиться в тайдзюцу и ещё больше отточить свою технику, как не в относительно реальном бою.
     Первую же атаку девушки я заблокировал, затем ещё одну и ещё. Мой стиль тайдзюцу на самом деле никогда не был ориентирован на атаку. Скорее на защиту и контратаку. Именно поэтому Изуми Учиха сейчас наносила один удар за другим, но никак не могла пробить мой блок.
     Если объективно оценивать Учиху в рукопашном сражении, то, должен признать, она куда сильней Темари и Канкуро. Но вот до того же Ширы она уже сильно не дотягивает.
     — Ха! — действуя уже из последних сил, девушка нанесла мне сильнейший удар ногой в прыжке. Но, вместо ожидаемого результата, от удара отлетела в сторону она, а не я.
     — Пора это заканчивать, — пусть победителем в этом столкновение вышел именно я, и девушка явно уже была сильно истощена, но я всё равно был сильно недоволен и напряжен
     За время нашего с ней поединка я кое-что понял. Её шаринган в кратчайшие сроки позволил ей запомнить мои движения и начал помогать ей предугадывать их. Будь у нее гораздо больше чакры или выносливости, она могла бы даже победить меня в тайдзюцу.
     Но этому уже не суждено случится. Изуми сейчас находилась всего в нескольких метрах от меня и едва дышала от усталости. Она явно осознавала, что не сможет победить меня. В её глазах, однако, я видел, что она не собирается сдаваться.
     — Баншо Тэнин, — выставив вперед руку, произнес я, и в следующий момент, удивленную девушку с огромной силой начало притягивать ко мне.
     — Ааа?! — не до конца понимая, что происходит, она даже немного запаниковала. Но даже так она успела поставить блок в ответ на мой удар ей в живот.
     — Шинра Тэнсэй, — в очередной раз изменив полярность своего электромагнитного поля, я буквально выстрелил от себя телом Изуми, отчего она на огромной скорости отлетела назад и очень сильно ударилась об ствол дерева.
     Уже сползающее на землю тело девушки сразу же подхватил мой песок и начал запечатывать Изуми так же, как и её напарников до этого.
     Я же в этот момент особо не обращал на неё внимание и с легкой задумчивостью смотрел на свою руку, ещё раз оценивая возможности своей новой техники.
     В первый раз я использовал её ещё в демонической пустыне в бою с Пакурой. Только тогда я использовал своё собственное усиленное чакрой электромагнитное поле и, изменив его полярность, на огромной скорости выстреливал самим собой в сторону куноичи.
     Сейчас же я сначала усиливал электромагнитное поле Учихи во время ближнего боя, грубо говоря, намагничивал её тело и только потом менял свою собственную полярность. Таким образом, я смог как притягивать к себе свою противницу, так и отталкивать её от себя на огромной скорости.
     Потенциал у подобной техники немалый, но слабости при этом также очевидны. Если мой враг хотя бы немного задумается об этом, то тоже сможет понять.
     Для начала, чтобы усилить электромагнитное поле шиноби, мне необходимо вступить с ним в контакт, как это было с Учихой. Частично эту слабость можно обойти за счет клонов, как теневых, так и песочных, смешанных с металлом.
     Но вот вторую слабость таким образом обойти будет сложно. Ведь заряд, который я передаю своей чакрой, не бесконечен. С каждым использованием они будут все слабее и слабее влиять на мою цель, если только я вновь не смогу усилить магнитные свойства жертвы.
     С подобными мыслями я подошел к Учиха Изуми и взвалил её себе на плечо. Двоих же её напарников в этот момент тащили мои клоны. Ещё одного клона я отправил к четвертой команде Суны, он как раз должен будет передать им лишний свиток «Земли», который я только что заполучил.
     ***
     Вернувшись в наш лагерь с очередной побежденной командой, я оказался приятно удивлен тем, что количество наших пленников возросло, пока меня не было.
     Видимо, Маки решила последовать моему примеру и запечатала новые жертвы уже своей техникой Нуношибари но Дзюцу. Да и стоило мне только вспомнить о ней, как она тут же появилась прямо передо мной.
     — Смотрю, у вас были гости? — кивнув в сторону пополнения, спросил я у нее.
     — Да. Трое генинов из Амегакуре хотели пройти в башню, но, как видишь, мы не дали им этого сделать. А что у тебя? — девушка с не меньшим интересом посмотрела и на моих жертв, всё же развлечений в этом лесу у нас не так много.
     — Учиха с Хьюга и один не знакомый мне парень, — услышав меня, Маки даже впечатлилась немного. Да и другие генины тоже стали собираться возле нас.
     Я спокойно прошел в центр нашего лагеря и положил туда свои новые жертвы. Всего выходит, что за три дня мы одолели семь команд генинов. Можно было бы и больше, но я не спешил особо с этим.
     При этом три команды принадлежат Конохе, по одной на Траву и Водопад, и теперь ещё обе команды Амегакуре. В итоге, на данный момент в этом лесу остаются лишь генины Суны и Конохи. К тому же, последние в явном меньшинстве, а мы все уже имеем комплекты своих свитков.
     Положив запечатанные тела генинов в общую кучу, я приступил к уже привычному осмотру их травм и лечению.
     Правда, для этого мне сначала приходилось усыплять их, а затем уже распечатывать и лечить, после чего я вновь запечатывал их и оставлял в покое.
     При этом все генины Суны, включая Маки, в такие моменты смотрели на меня очень странными взглядами, попросту не понимая смысл моих ненужных манипуляций.
     Спрашивать у меня об этом они ничего не стали. Я в свою очередь был только рад этому. Не объяснять же им, что всё это я делаю для того, чтобы устроить представление для тех, кто наблюдает за нами.
     С самого начала второго этапа всё, что я предпринимал, имело свой скрытый смысл. Зачем я вообще захватываю в плен генинов? Почему просто не оставлю их на произвол судьбы в лесу, чтобы они ещё больше проредили своими руками моих противников? Зачем я ещё и лечу их, проделывая множество ненужных манипуляций?
     Если не знать причин, то понять мои действия будет очень сложно. Ведь всё это я делаю для того, чтобы не вызвать лишних подозрений.
     Если бы наблюдающие за мной анбу заметили, что всех, кого я победил до этого, я бросил, а вот Учиху Изуми наоборот прихватил с собой, то они могли бы что-то заподозрить.
     Поэтому же я не стал сразу нападать на команду, в которой находилась представительница клана Учиха. Вместо этого два дня мои клоны лишь наблюдали за ними, и так до тех пор, пока я не решил, что время пришло.
     За всеми предыдущими моими действиями будет очень сложно заподозрить меня в том, что во время лечения девушки из клана Учиха я взял у неё кровь. Так же я ещё применил на ней одну специальную медицинскую печать, которую заранее попросил у Яшамару.
     Теперь у меня не только имелся образец крови Учихи, который я смогу использовать для свитка её призыва, но ещё и специальная печать на теле девушки, которая проинформирует меня, когда её состояние начнет ухудшаться, а сердце перестанет биться. Или же, другими словами, когда она умрет.
     Саму диагностирующую медицинскую печать заметить будет очень сложно, особенно, если не знать, что она есть. По этой же причине я сейчас и лечил их всех, чтобы у ирьёнинов Конохи не было причин для их полного обследования.
     Закончив с самим лечением, я спокойно встал со своего места и решил немного размяться, прежде чем отправиться на охоту за последними двумя командами генинов Конохи.
     Вообще, мой план на деле довольно прост. Я не знаю, когда именно произойдет уничтожения клана Учиха, а потому предпринимать враждебные действия по отношению к их представителям раньше времени очень рискованно.
     Поэтому я и решил поставить диагностирующую печать на Изуми. Если она умрет, пока я ещё нахожусь в Конохе, я почувствую это. И это так же станет мне сигналом к тому, что уничтожение их клана началось.
     Если же печать на ней даже заметят, что маловероятно, то претензий ко мне всё равно никаких не будет. Ведь это всего лишь стандартная печать полевых медиков, с помощью которых ирьёнины способны следить за состоянием здоровья своих раненых.
     Её же кровь, которую я получил, потребуется мне для свитка призыва. Ведь призвать можно не только животных, но и людей.
     В обычной ситуации, без её желания сделать у меня это не получится. Но если она уже будет мертва или будет находиться на грани жизни и смерти, то сопротивляться мне она уже не сможет. В таком случае я довольно легко смогу призвать её, даже если буду сидеть в это время в нашей гостинице.
     Из моих собственных радужных мыслей и мечтаний меня вырвало неожиданное прибытие нескольких анбу в масках.
     Их внезапное появление заметил не я один. А потому все генины Суны так же, как и я, моментально приготовились к битве. Я в свою очередь, используя шуншин, моментально оказался среди своих товарищей и призвал собственный песок приготовившись к предстоящей битве.
     — Спокойно, — прозвучал немного знакомый женский голос.
     Только непонятно, к кому были обращены эти слова, к нам или анбу Конохи, которые тоже в любой момент готовы были начать сражение?
     Но вот вперед из-за спин анбу вышла уже знакомая молодая девушка в вызывающем наряде с темно-фиолетовыми волосами. И, несмотря на ситуацию, она явно забавляется этим. Хотя её настороженные взгляды к нам за спину явно указывают на причину, почему они тут.
     — Что тут происходит? Вы решили напасть на нас? — Маки ещё с самого начала невзлюбила нашу экзаменаторшу. А потому она лишь удобнее перехватила свой свиток, в котором хранила арсенал, и готова была в любой момент его использовать.
     — Хе-хе, слишком много чести, деточка, — издевательски глядя на Маки, чуть ли не пропела ей в ответ Митараши Анко. — Я здесь по приказу господина Хокаге. Вы все должны немедленно покинуть Лес Смерти и войти в башню. У вас уже есть полные комплекты свитков «Неба» и «Земли», а потому дальнейшее ваше нахождение в этом лесу нежелательно. Я ясно выразилась?
     — Вполне, — вместо Маки в этот раз ответил уже я, спокойно кивнув нашему экзаменатору. — Собираемся и уходим, — повернувшись спиной к Анбу, отдал я приказ.
     Но уже в следующий момент я ощутил легкую опасность. Тут же мой песок уже осознанно и гораздо быстрей, чем это было раньше, вылетел из сосуда у меня за спиной и отбросил в сторону токубецу-джонина, которая попыталась меня атаковать.
     — И как это понимать? — теперь я уже был по-настоящему зол и раздражен.
     До этого я не хотел идти на обострение конфликта. Тем более, я уже успел достичь своей цели на этом экзамене. Но спускать нападение на себя, к тому же совершённое в спину, я не был намерен.
     Весь доступный мне песок уже был призван мной. Да и сами анбу уже прочувствовали на себе мою жажду крови.
     Митараши Анко в свою очередь сейчас отлипала от дерева и трясла головой, пытаясь избавиться от головокружения. Она явно не ожидала, что я успею среагировать на её неожиданную атаку и даже смогу так сильно отбросить её.
     К слову, стоило мне только стать серьезным, как не только анбу приготовились сражаться со мной в полную силу, но и генины с моей стороны были готовы к тому, чтобы поддержать меня в этом бою.
     — Стоять! — вновь закричала уже серьезная и даже немного взволнованная девушка. — Никому не двигаться.
     — Это ещё с какой стати? — Маки, стоящая рядом со мной, явно не собиралась её слушать. Даже больше, она специально нацелилась на токубецу-джонина.
     Несмотря на сложившуюся ситуацию, она была полностью уверена в моей силе и не сомневается в том, что мы сможем справиться с этим отрядом Анбу. Но она определенно не думает о том, что же будет с нами после этого.
     — Анко-сан, я думаю, вам стоит попросить прощения у наших друзей из Сунагакуре, — неожиданно прозвучал ещё один незнакомый голос и в этот раз он слышался сверху.
     Я сразу нахмурился, когда поднял голову, ведь там, судя по моим ощущениям, стоял настоящий элитный джонин. Из-за маски анбу разглядеть его лицо было невозможно, но вот короткие серебристые волосы явно давали понять, с кем мы, возможно, имеем дело.
     — Не нужно. Мы уходим, — дожидаться извинений от Митараши Анко я не собирался.
     Зная её характер, эта девушка явно хотела лишний раз поиздеваться и подразнить нас. Тем более после того, как мы выбили стольких генинов Конохи, она явно не хотела нас так просто отпускать, но просчиталась.
     Нападать же на Анбу, когда против меня, возможно, выступит Хатаке Какаши, я пока не собирался. Боюсь, что моих сил всё ещё недостаточно, чтобы сразиться с ним один на один.
     Именно поэтому мы свернули наш лагерь под молчаливым наблюдением со стороны Анбу Конохи, забрали с собой свитки и направились прямиком в башню.

Примечание к части

     Бечено
>

Том 1 Глава 33 Экзамен на чунина, Финал

     Страна Огня, селение Скрытого Листа, полигон №44 «Лес Смерти», центральная башня, 4 июля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     В данный момент я ощущал на себе несколько десятков недружелюбных и агрессивно настроенных взглядов со стороны чунинов и джонинов Конохагакуре. Но, если честно, волновали меня вовсе не они.
     Нет, куда большее давление на меня сейчас оказывал, казалось бы, безобидный невысокий старик с короткими седыми волосами и легкими морщинами на лице.
     Медленно затягиваясь своей фирменной трубкой и выпуская изо рта дым, он смотрел на меня своим изучающим полностью серьезным взглядом, не обращая при этом ни малейшего внимания на других генинов в этом зале.
     И, если бы я даже не узнал его, то уж традиционную мантию главы деревни Скрытого Листа спутать было бы сложно. Во всяком случае, у отца есть почти такая же одежда. Только у старика она состояла из хаори белого цвета с красным низом и широкой шляпы, которая до сих пор мне кажется полным убожеством на его голове. Да и на голове любого другого шиноби тоже.
     Пожалуй, окажись я в подобной ситуации в другое время, то уже начал бы мысленно готовить своё завещание.
     Но присутствие в этом же зале капитана Пакуры и других сопровождающих нас шиноби Суны дает мне некоторую надежду, что нас не станут убивать, по крайней мере не здесь и не сейчас. А если даже и станут, то шанс продать свою жизнь дороже явно стал больше.
     — Кхм, — видимо поняв, что тишина в зале излишне затягивается, третий Хокаге Конохагакуре но Сато решил таким вот своеобразным способом привлечь к себе наше внимание. — Для начала, поздравляю вас всех с прохождением второго этапа этого экзамена, — по голосу старика было трудно определить его настоящие чувства в данный момент.
     Сарутоби Хирузен явно мастерски умеет скрывать свои эмоции. По его грубому старческому голосу нельзя было сказать, что он хоть как-то взволнован или обеспокоен результатами второго этапа экзамена.
     Чего, к слову, не скажешь об остальных его подчиненных, которые явно не могли принять этот «несправедливый» результат.
     Ведь все четыре команды, которые прошли в финальную часть экзамена на чунина, принадлежат к одному и тому же скрытому селению. А если быть более точным, то второй этап экзамена прошли лишь двенадцать генинов Сунагакуре.
     Некоторые шиноби Конохи были удивлены, другие были шокированы, но всё ещё большая часть из них была попросту зла и раздражена на нас. Ну, возможно, в большей степени именно на меня. Но мне от их слабенькой жажды крови было ни холодно, ни жарко.
     Скорее наоборот. Я был полностью доволен своими собственными усилиями, которые принесли Сунагакуре этот превосходный результат.
     Изначально я не планировал сильно помогать нашей четвертой команде Суны. Но после того, что нам устроили Анбу Конохи и лично Митараши Анко, я решил кардинально поменять своё решение по данному вопросу.
     Пока мы собирали наши вещи и сворачивали сам лагерь, большая часть моих клонов, получив от меня пакет информации, тут же ринулась выполнять мой приказ.
     Распечатывая захваченных мной генинов, я делал это специально очень медленно и неторопливо, таким образом ещё больше затягивая время. Подобный подход с моей стороны явно раздражал и нервировал наблюдающих за нами Анбу, а вместе с ними и Митараши Анко. Но, в итоге, оно того стоило.
     До сих пор не могу забыть шокированное и встревоженное лицо нашей экзаменаторши, когда одновременно с тем, как мы закончили наши сборы, из леса вышли члены четвертой команды Суны. Да, они выглядели уставшими и сильно потрепанными, но они справились, и это было самым главным для них.
     При этом взгляд трех генинов Суны, обращенный ко мне, был полон искреннего уважения и благодарности. Ведь я не только передал им нужный свиток с «Землей», но и по дороге к самой башне мои клоны помогли им отбить совместную атаку двух команд Конохи. И что-то мне подсказывает, объединились они не просто так.
     Как итог, второй этап экзамена на чунина экзаменаторам пришлось закончить заранее и, отдохнув одну ночь, мы прошли в финал, представ тем самым перед Хокаге Конохагакуре.
     — Что же, затягивать смысла я не вижу, — в очередной раз приложив трубку ко рту, Сарутоби Хирузен решил всё же пробежаться более внимательным взглядом и по остальным генинам Суны. Но особо задерживаться взглядом ни на ком из них он не стал и вскоре вновь остановился на мне. — Судя по результатам второго этапа, мне не нужно рассказывать вам об истинной сути этого экзамена. А потому до начала финального этапа можете быть свободны. Вам нужно лишь знать, что финал начнется ровно через один месяц. Именно столько потребуется времени, чтобы уведомить дайме и феодалов разных стран, после чего им так же потребуется время, чтобы прибыть в Коноху. На этом всё, можете вернуться обратно к себе в гостиницу.
     Больше ничего не говоря, третий хокаге Сарутоби Хирузен спокойно развернулся к нам спиной и тут же исчез. Его же примеру последовали и остальные шиноби Конохи, оставив посреди зала лишь наши четыре команды и ниндзя Суны, во главе которых стояла капитан Пакура.
     — Вы хорошо потрудились, Гаара-сама! — слышать необычайно знакомый голос Яшамару было слегка непривычно. За прошедшие дни с момента начала экзамена я даже успел немного забыть о нем.
     Но встретившись взглядом с дядей, я понял, что он был полностью искренним в своих словах и гордился мной. И не только он, кстати. Все сопровождавшие нас в Коноху шиноби были очень обрадованы и гордились нашими результатами. Даже Пакура подошла к Маки и поздравила её.
     Закончив с проявлением радости, все вместе мы покинули башню в центре Леса Смерти и вернулись обратно в гостиницу, выделенную нам администрацией Конохи.
     ***
     Девять дней спустя. Страна Огня, селение Скрытого Листа, 13 июля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Безвылазно сидеть целый месяц в гостинице я не собирался. Тем более не тогда, когда всем остальным генинам Суны позволялось спокойно перемещаться по Конохе, наслаждаясь столь своеобразным отдыхом.
     Нет, я прекрасно понимаю, в какой ситуации мы находимся и какой у меня статус по сравнению с другими. Ведь я не только сын Казекаге селения Скрытого Песка, но я ещё и джинчурики. А потому просто так гулять по условно враждебному селению я не могу.
     Именно поэтому мне приходится выходить на улицу Конохи либо под присмотром Яшамару, либо Пакуры. И возразить им на это я не могу. А всё потому, что мне ещё дорога была моя жизнь.
     Пусть я уже умирал один раз, но, во-первых, я этого не помню. Во-вторых, я всё равно не хочу погибать раньше времени. Уж тем более не по своей собственной глупости.
     — Может, вы желаете что-нибудь купить, Гаара-сама? — от моих невеселых мыслей меня отвлек внезапный вопрос Яшамару.
     Сейчас была очередь моего дяди сопровождать меня. Услышав его слова, я решил последовать совету и начал осматриваться по сторонам.
     Всё же в сфере торговли Коноха явно более развита, чем Сунагакуре. Множество различных магазинчиков и закусочных было разбросанно по всему селению.
     И пусть это место называют скрытой деревней, по факту же оно им точно не является. Коноху стоит всё же считать небольшим городом с несколькими сотнями тысяч жителей. А это немалое количество людей даже по меркам моего прошлого мира.
     Если подумать, то Сунагакуре тоже нельзя назвать деревней, но жителей в нашем селении всё же гораздо меньше.
     Это ощущается особо сильно, когда прогуливаешься днем по торговым улицам, которые буквально переполнены гражданскими людьми, в то время как в той же Сунагакуре народу на улицах в это время намного меньше.
     Впрочем, думаю, всё же стоит учитывать также и то, что немногие жители Суны захотят прогуливаться по улицам днем, когда солнце печёт сильнее всего.
     — Ты прав, — осматриваясь по сторонам, обращаюсь я вдруг к Яшамару. — Раз уж мы здесь, то нужно что-то купить в подарок Темари и Канкуро.
     Моё напоминание о сестре с братом явно вызывают положительный отклик в сердце моего дяди. Он сразу же начинает улыбаться мне своей уже привычной нежной улыбкой.
     Вот честное слово, не знал бы, что он парень, то мог бы спутать его с девушкой. Уж больно сильно он похож на Каруру.
     — Что бы вы хотели подарить им, Гаара-сама? — задал мне действительно очень хороший вопрос Яшамару.
     — Ну, — слегка задумался я, прежде чем решил ответить. — Из-за миссии в демонической пустыне я пропустил день рождения Канкуро. Надо бы подобрать ему что-нибудь действительно стоящее, — если честно, с деньгами у меня проблем точно не было. Так что просить их у дяди мне не требуется.
     Вообще, придя в Коноху, я рассчитывал реализовать часть уже добытого и спрятанного мной золота. Однако под столь плотным наблюдением как со стороны Анбу Конохи, так и со стороны дяди и Пакуры, видимо, мне не судьба заполучить в свои руки дополнительные наличные средства.
     С другой же стороны, я не то чтобы в них и особо нуждался. Всё же, за миссию в демонической пустыне мне выплатили немало. А потому я могу себе позволить не экономить на подарках.
     В итоге, мы с Яшамару провозились довольно-таки долго с этим, подбирая нужные вещи и думая о том, понравится это брату и сестре или нет. Темари, для примера, мы выбрали несколько драгоценных украшений, красивую юкату, а также два чакропроводящих клинка.
     Если честно, когда я увидел эти два меча, долго думал, брать мне их или всё же не стоит. Уже в следующем году сестра должна будет выпустится из академии и стать полноценным генином Сунагакуре.
     Из того, что я помню о ней, её оружием будет огромный веер, с помощью которого она сможет усиливать свои атаки стихией ветра.
     Однако как бы я об этом не думал, в действительности это оружие просто не способно полностью реализовать потенциал и силу Темари.
     Окончательно всё решив для самого себя, я купил эти два клинка. Они пусть и не были идеальны, но для того, чтобы получить основу и приспособиться к подобному оружию, я думаю, в самый раз. Тем более что у меня есть несколько идей на будущее по поводу того, как достать для Темари лучшее оружие.
     С Канкуро в этом плане было труднее. Но затем я вспомнил, что брат только что ступил на путь мастера кукольника, а потому ему бы явно не помешали подходящие инструменты и материалы для этого.
     Лучше бы, конечно, если бы мы приобретали их в Сунагакуре, так как найти их было бы гораздо проще. Но благодаря Яшамару мы всё же нашли подходящие ему вещи.
     — Ааа! — уже возвращаясь обратно в гостиницу, я услышал позади себя неожиданно громкий крик, который привлек к нам внимание многих прохожих. А когда я повернулся назад, чтобы найти источник звука, встретился взглядом с уже знакомой мне девушкой. — Ты! — с неприкрытым негодованием ко мне быстро начала приближаться Инузука Хана. А вместе с ней, к моему удивлению, шла и Учиха Изуми.
     — Я пойду, занесу подарки в наши комнаты, Гаара-сама, — видя, что опасности для меня эти две куноичи не представляют, а также, приняв во внимание то, что мы почти дошли до гостиницы, Яшамару решил всё же оставить меня с ними наедине.
     — Предатель, — едва слышно пробурчал я ему вслед. Он меня вполне отчетливо услышал и слегка виновато улыбнулся в ответ. Впрочем, очень быстро его стыдливое выражение лица сменилось небольшим предвкушающим весельем.
     — Это действительно ты, — стоило только Яшамару отойти немного, как молодая куноичи почти сразу же оказалась возле меня.
     — Да, я. Ты что-то хотела? — если честно, я был немного раздражен её громким голосом, хотя открыто не показывал этого.
     К тому же, к нам подошла и её подруга, Учиха Изуми. И, если судить по тому, что я всё ещё ощущаю на ней свою печать, молодая куноичи её не обнаружила.
     Тем временем Инузука Хана не спешила отвечать на мой вопрос. Вместо этого она лишь внимательно меня осматривала и даже, кажется, принюхивалась к чему-то. И только лишь спустя пару минут, придя к какому-то лишь ей одной известному решению, она заговорила.
     — Признаю, несмотря на твой возраст, ты очень сильный, — неожиданно начала она, чем вызвала удивление не только у меня, но и у Изуми.
     — Благодарю, — а что? Я просто не знаю, что я должен сказать в ответ на подобное. Впрочем, я очень быстро взял себя в руки и вопросительно приподнял бровь. — Ты ведь не за этим искала меня? Ты что-то хотела?
     — Прошу, ты можешь ещё раз сразиться со мной? — Хана даже сложила руки в молитвенном жесте, обращенном ко мне, но я всё равно ничего не понимал.
     Невольно я даже перевел свой взгляд на Учиху Изуми в поисках понимания того, что вообще тут происходит. И, что удивительно, молодая девушка, как будто услышав меня, и решила всё же объяснить.
     — Мама Ханы очень строгая. И когда она узнала, что мы все потерпели поражение во время экзамена, стало только хуже. Ведь так? — последние слова Изуми адресовала своей подруге, и та лишь угрюмо кивнула в ответ.
     — В последнее время мама словно с цепи сорвалась, — говоря это, девушка даже немного поежилась и отвела свой взгляд в сторону. — Мне кое-как удалось выбраться сегодня на улицу. Именно поэтому я решила поискать тебя и вызвать на повторный поединок.
     Что же, теперь я стал понимать немного больше. Но идти на поводу у незнакомых куноичи я всё же не собирался. А потому просто отрицательно покачал головой. Увидев слегка обиженный и непонимающий взгляд девушки, решил всё же пояснить.
     — Прости, но я не могу сейчас сразиться с тобой, Хана, — я видел, как сразу же после моих слов молодая девушка надулась и обиделась ещё больше. Подобная неожиданная реакция с её стороны заставила меня слегка задуматься, и, в конце концов, я всё же кивнул головой самому себе, озвучив при этом пришедшую мне в голову мысль. — Взамен, если ты и твоя подруга не против, я мог бы в качестве извинений за все случившееся во время экзамена угостить вас чем-нибудь? — сразу после моих слов в глазах обеих куноичи вспыхнуло легкое подозрение и сомнение на мой счет.
     Но, видимо, желание насолить мне хоть как-то всё же победило внутри Ханы, и она согласилась на моё приглашение. Вслед за ней приняла его и Изуми.

Примечание к части

     Итак, по сути, это промежуточная глава и я мог бы на ней и закончить эту арку. Но, помня слова одного из моих читателей, не стал ничего сокращать и ускорять повествование, и решил чуть больше уделить внимание деталям. Что же касается финала, то да, как и обещал Гаара, в него прошли лишь генины Суны. Почему не было отборочных боев, спросите вы? Так их меньше, чем в каноне и думаю двенадцать человек вовсе не нужно делить на двое, хотя многие шиноби Конохи явно были бы этому рады. И да, в следующей главе анонсирую резню клана Учих и финал самого экзамена. Буду надеяться у меня всё получится. Так же, в качестве бреда, думал во время прогулки Гаары по Конохе использовать клишированный и рояльных ход со спасением в парке Хинаты от хулиганов. Но, в итоге, решил этого всё же не делать. Бечено. Гаара такой жуткий. Приглашать на свидание человека, про которого знаешь, что он скоро умрёт мучительной смертью, к тому же приготовив всё, чтобы вырвать ему глаза, как только тот умрёт...
>

Том 1 Глава 34 Полнолуние

     Страна Огня, селение Скрытого Листа, 22 июля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Сидя на подоконнике в своей комнате и глядя на безмятежное ночное небо, я пребывал в довольно невеселом и гнетущем состоянии.
     Причин для подобного настроения у меня было сразу несколько. Во-первых, сегодня полнолуние, и пусть зрелище это воистину потрясающее, но, вместе с тем, это один из тех дней, когда Шукаку сходит с ума особенно сильно, отчего отголоски его неистовой ярости отчетливо доносятся до меня, даже сквозь печать.
     Если в обычные дни я могу хотя бы поспать урывками по несколько часов, то в такие вот моменты однохвостый биджу не успокаивается до самого рассвета, проверено мной уже не один раз. А потому у меня попросту не остается выбора, кроме как наслаждаться видом за своим окном.
     Вторая причина плохого настроения кроется в моей же собственной глупости. Отправляясь в Коноху, я ставил перед собой две цели и особо не задумывался о том, что своим решением приговорил множество жизней к смерти.
     В то время Учихи для меня были никем, пустым местом. Я их попросту не знал лично. А потому воспринимал их смерть не более, чем просто хорошую возможность обзавестись шаринганом. Справедливости ради, мои чувства к ним до сих пор не изменилось.
     Только лишь по отношению к одной из них я чувствовал небольшой дискомфорт внутри и ощущал себя лицемером.
     За прошедшие десять дней, с тех пор, как я столкнулся с двумя молодыми девушками на улицах Конохи, я непроизвольно сблизился с ними и узнал их обеих лучше. После того, как я угостил их ужином в нашей гостинице, обе куноичи стали заглядывать ко мне почти каждый день.
     И если Хана раз за разом просила у меня повторного сражения с ней, то Изуми просто приходила за компанию и молча наблюдала за тем, как мы препираемся друг с другом. В итоге, спарринг с Ханой мы все-таки провели, но результат от этого не изменился.
     Хана после своего второго поражения немного на меня обиделась и надулась, но от выполнения условий своего поражения отказываться не стала.
     Так я и обзавелся своими невольными гидами, которые в эти дни сопровождали меня по Конохе и показывали мне места, о которых могут знать лишь местные жители. К слову, именно благодаря им обеим я смог побывать в знаменитом Ичираку и попробовал рамен оттуда.
     Во время же наших коротких прогулок я в основном общался именно с Ханой и лишь изредка перекидывался несколькими фразами с её подругой. Но, несмотря на это, тихая и вежливая Изуми за довольно короткое время невольно смогла запасть мне в душу и даже немного понравиться.
     Именно поэтому, сидя сейчас здесь, я ощущаю себя полнейшим ничтожеством и лицемером. Ведь, зная о том, что ждет её в скором времени, я всё равно не собираюсь ничего менять в уже сложившейся ситуации и просто молча продолжаю ожидать. Даже более того, это не мешает мне периодически «прислушиваться» и проверять, не пропустил ли я отклика от печати, которая по-прежнему находилась на ней.
     Если честно, это полнолуние с каждой минутой начинает раздражать меня всё больше и больше. Буйство Шукаку внутри меня даже и не думает стихать, а лишь разгорается всё с новой силой. Словно он так же, как и я, ожидает скорое кровопролитие.
     На самом деле я не знаю, как объяснить свои невнятные ощущения в эту ночь. Но такое чувство, что сегодня вечерний ветер несет едва ощутимое напряжение и жажду крови.
     Не знаю, сколько времени я просидел в подобном состоянии, пребывая в полнейшей тишине и своеобразном трансе. Но чем больше проходило времени, тем отчетливей я чувствовал, что натянутая до предела метафорическая струна вот-вот должна лопнуть.
     Я настолько ярко представил у себя в голове этот образ, что невольно вздрогнул, когда струна в моем воображение действительно разорвалась, и даже не сразу понял, с чем это вообще может быть связано.
     Но, когда внезапное наваждение полностью спало, я понял, что не ошибся в своих собственных предчувствиях. Диагностирующая печать на теле Изуми была активирована. А это значит, что прямо сейчас она находится на краю жизни и смерти.
     Не тратя лишнее время и не мешкая, я сразу же взял со стола заранее подготовленный мною свиток. Подача потока чакры и капля моей крови, и в едва слышном хлопке посреди моей комнаты появляется окровавленная, едва дышащая девушка.
     Резкая смена местоположения в пространстве явно дезориентирует Изуми, и её горящий ярко-алым взгляд в растерянности устремляется на меня.
     Первое, что мне сразу бросилось в глаза, - это три томоэ на её шарингане. А уже в следующий момент девушка явно узнала меня и, облегченно вздохнув, потеряла сознание у меня на руках.
     Я же на мгновение пораженно застыл и не мог пошевелиться, словно меня ударило молнией. Каждая мышца и нерв в моем теле в данный момент были напряжены, а мысли скакали в растерянности, как сумасшедшие.
     Всю эту ночь я пытался мысленно подготовиться к этому моменту. Но, столкнувшись лицом к лицу со взглядом доверившейся мне девушки, я всё же не смог справиться с нахлынувшими на меня чувствами. Как бы было сейчас проще, если бы я не знал её. Но по собственной глупости я всё же невольно познакомился с ней и даже сблизился.
     Именно поэтом, я не могу просто наблюдать за тем, как умирает Изуми. Не после того, как она облегченно вздохнула и инстинктивно доверилась мне, встретившись со мной взглядом.
     Сам того до конца не осознавая, я уже начал вливать в неё свою чакру, используя технику мистической руки. Когда же я понял, что делаю, то останавливаться было уже поздно. Пусть и инстинктивно, но я принял окончательное решение. А потому, полностью придя в себя, я максимально сосредоточился на её лечении.
     Да, это явно выбивалось из моего плана, и я не был уверен, что мне потом делать. Но всё это было неважно. Самое главное сейчас - это спасти жизнь Изуми.
     Рана у девушки была очень серьезной. Кто бы на неё не напал, Обито или Итачи, но он явно метил ей прямо в сердце. И, что самое поганое, он попал в него.
     С каждой прошедшей секундой с момента начала её лечения я болезненно осознавал, что не справляюсь. Моего личного опыта в ирьёниндзюцу попросту недостаточно, чтобы спасти её своими собственными силами. Поняв это, я уже было хотел кинуться за помощью к Яшамару, но было поздно. Учиха Изуми умерла.
     Глядя на свои окровавленные руки и на мертвое тело на моих руках, я почувствовал внезапное опустошение в груди и накатившее отвращение по отношению к самому себе.
     Но долго предаваться подобным мыслям и чувствам я не стал. Быстро отогнав их от себя, я больше не позволял себе мешкать. Достав ещё один свиток со стола, я запечатал тело мертвой девушки в него.
     ***
     Два дня спустя. Страна Огня, селение Скрытого Листа, 24 июля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     — Ха, это не справедливо, — стоя возле выхода из Конохи, я услышал рядом с собой знакомый голос и перевел свой взгляд на сильно расстроенную Маки. — Почему они должны были отменить финал?
     — Ты и сама знаешь, почему, — немного хмуро ответил я ей.
     — Но как уничтожение клана Учиха относится к самому экзамену? — с небольшой обидой в голосе произнесла Маки вслух, чем и заслужила грозные взгляды от чунинов на входе.
     На самом деле, я прекрасно понимал чувства девушки. Теперь, когда с момента резни в квартале Учиха прошло два дня, я и сам не до конца уверен, что же это всё-таки со мной было.
     Действительно ли я искренне пытался спасти Изуми? Или, быть может, прежде чем потерять сознание, девушка использовала на мне Гендзюцу? А не почувствовал я его на себе потому, что оно развеялось сразу же после её смерти.
     Не знаю. Относительно своих действий той ночью я до сих пор не уверен. Но одно я знаю точно. Думать отрешенно и рационально мне это больше не мешает. Именно поэтому я решил всё же озвучить Маки свои мысли за последние два дня.
     — Думаю, Коноха просто нашла подходящий повод для отмены экзамена. Им всё же не выгодно проводить финал, когда в нём участвуют лишь генины Суны, — вспоминая события вчерашнего дня, я не могу не почувствовать омерзения. Непонятно только к кому? К самому себе или к руководству Конохагакуре?
     — Не хочешь же ты сказать, что они уничтожили целый клан только для того, чтобы не проводить сам экзамен? — произнесла вслух полнейшую глупость Маки.
     Недоуменно же взглянув на девушку, я с облегчением понял, что она просто так мрачно шутит. Видимо, даже её задело внезапное известие об уничтожении клана Учиха. Чего явно не скажешь об администрации Конохи.
     Они очень быстро нашли повод для отмены финального этапа экзамена, о чем нас и уведомили как раз-таки только вчера.
     Именно поэтому мы и собрались сейчас у ворот Конохи. Ждем только Пакуру, которая должна подтвердить наш официальный уход.
     Впрочем, сама куноичи не заставила нас долго ждать, и, кинув последний взгляд на Коноху, мы все вместе отправились обратно домой.
     ***
     Обратно в Сунагакуре мы возвращались уже гораздо быстрее, чем раньше. Почти всё время, что нам пришлось затратить до границы страны Огня, я находился в своих собственных мрачных мыслях и размышлял о том, дадут ли нам действительно уйти так просто.
     Чем ближе мы приближались к границам со страной Рек, тем больше я ощущал подступающую к нам опасность. И, видимо, подобные же мысли возникли не только у меня одного.
     Капитан Пакура тоже весь день была чем-то сильно обеспокоена. А сейчас она и вовсе подала знак нам всем остановиться.
     — Гаара, — обратилась Пакура сразу ко мне, на что я, в свою очередь, просто подошел к ней ближе и молча стал ожидать от неё приказов. — Создай несколько своих клонов и пошли их вперед. Ещё парочку отправь к нам за спину, пусть они проследят за тем, чтобы за нами никто не следовал.
     Спокойно кивнув в ответ на её приказ, я использовал лишь одну печать концентрации и создал сразу десяток своих клонов. Троих я отправил вперед, ещё трое направились обратно по нашим следам, а ещё две пары ушли в разные стороны от нас.
     — Хорошо, — видя мои предусмотрительные действия, незамедлительно похвалила меня Пакура. Только после этого она обратилась к остальным. — Устроим привал на десять минут. После этого продолжим движение, — возражать её приказам никто из нас не стал. А потому, отдохнув пару минут, мы вновь продолжили наше путешествие.
     Стоило нам только пересечь границу и войти на территорию страны Рек, как моё плохое предчувствие только усилилось. В связи с этим я был ещё более насторожен и готов к любой предстоящей опасности.
     И подобная паранойя с моей стороны всё же полностью себя оправдала. Стоило только неизвестным уничтожить двух моих клонов с правой стороны, как информация об этом тут же поступила ко мне.
     — Капитан Пакура, засада, — я только и успел, что предупредить её, а уже в следующий миг на нас обрушивается целый огненный вал.
     — Катон: Гока Меккяку, — огромная волна огня, словно цунами, готова была моментально поглотить нас.
     Уверен, чтобы выполнить эту технику пришлось объединиться сразу нескольким шиноби уровня токубецу-джонина. Столь мощная атака оказалась очень неожиданной для нас, но благодаря клонам я был к ней готов.
     Приложив руки к земле, я использовал одну из техник стихии земли и попросту обратил всю почву под нами в песок, после чего волну огня встретила волна моего песка, тем самым полностью погасив атаку врага.
     Да, на выполнение этой техники мне пришлось затратить немаленькое количество чакры. В других обстоятельствах я действовал бы экономней и попросту создал бы песок с помощью уже имеющегося, разрушив находящиеся в земле минералы. Времени, однако, на это у меня не было. Поэтому мне и пришлось прибегнуть к прямому преобразованию почвы.
     — Всем приготовиться к бою, — отдала приказ капитан Пакура, стоило только технике врага перестать действовать.
     Уже в следующий момент на нас с обеих сторон обрушилась атака неизвестных шиноби в масках. Они ничего не говорили. Лишь молча, словно роботы, они начали атаковать нас издалека.
     Но, опять же, управляемый мной песок остановил их. Одновременно с этим я неожиданно почувствовал под своим песком чужеродное движение, и тут же припал на одно колено, приложив руку к земле.
     — Сабаку Тайсо, — я не видел, но чувствовал, как мой песок буквально раздавил сопротивляющегося шиноби, который вознамерился использовать технику подземного плаванья в моём песке.
     — Шакутон: Каджосатсу, — в то же время несколько сфер невероятно сильного жара появилось возле тела Пакуры.
     А затем они поднялись вверх и, зависнув у неё над головой, объединились. Когда же куноичи выпустила получившийся снаряд в левую сторону леса, его буквально испарило вместе со всеми находящимися там шиноби.
     С правой же стороны, поняв, что дальнобойные атаки против нас не эффективны, враги решили пойти на сближение. О чем они очень сильно пожалели в скором времени.
     Ведь, стоило им только вступить ногой на песок, как они попали на мою территорию. И пусть двигались они очень быстро, но и я контролировал свой песок осознано. Потому-то его скорость была гораздо выше, чем в тех же боях с генинами Конохи.
     Некоторых нападавших смогли остановить выскочившие из-под песка песчаные руки и тогда, обездвиженных, их добивали чунины и генины Суны.
     Другие же пока ещё могли маневрировать и уклоняться от моих атак песком. Сразу трое из них неслись сейчас именно в мою сторону, желая убить меня как можно быстрее.
     — Суна Шигуре, — большое количество игл сформировались возле меня из песка и на огромной скорости эти снаряды устремились в сторону моих противников.
     Двое из них смогли увернуться, но вот третьему так не повезло. Буквально за секунду его тело изрешетили мои снаряды, и он упал на землю.
     — Футон: Фухакуджин, — враг одним лишь взмахом своей руки создал острую волну сжатого ветра и выстрелил ей в мою сторону.
     Не знаю, на что он рассчитывал, но я просто ушел под землю, используя всё ту же технику подземного плавания. И, в отличие от вражеского шиноби, меня вряд ли удастся поймать под песком.
     Тем более, им сейчас было не до этого, ведь множество моих песчаных клонов сейчас начало появляться возле них, выставив руки вперед и приготовившись вновь использовать Суна Шигуре.
     Как итог, битва была полностью выиграна. Враг явно делал ставку на внезапную и сильную атаку стихии огня, но недооценил нашу защиту, за что и поплатился.
     Вынырнув после окончания битвы из-под земли, в первую очередь я обратил внимание на то, что никто из генинов особо не пострадал. Враг специально нацелился только на меня и на Пакуру. Видимо, именно мы двое были главной целью.
     Опознавательных знаков на них не было. Ни протектора, ни ещё чего-нибудь, что могло выдать их принадлежность к тому, кто посмел напасть на нас.
     Впрочем, одна зацепка у меня всё же есть. Именно поэтому, подойдя к одному из убитых мной шиноби, я открыл ему рот и взглянул на язык. Да, как я и думал, у них на языке находится печать молчания.
     А это значит, что нападение на нас организовала не столько Коноха, сколько Шимура Данзо. Единственная проблема в том, что подобную информацию мне просто неоткуда знать, а потому я не могу раскрыть её и Пакуре.
     — Выдвигаемся, — запечатав тела убитых нами шиноби и ещё раз внимательно осмотрев всех нас, отдала приказ Пакура.
     Но вот, что странно. После того, как я пережил покушение на свою жизнь, с меня словно невидимый груз свалился, и я смог, наконец, вздохнуть свободно.

Примечание к части

     Итак, для начала, думаю я и так затянул арку с Конохой, а потому не стал более подробно расписывать всё в этой главе. Что же касается Изуми, то, честно, я думал о том, чтобы спасти её. Но никак у меня не получалось представить её вместе с Гаарой. В лучшем случае, она бы просто ушла от него, когда набралась бы сил для встречи с Итачи. А потому я поступил с ней именно так. К слову, то, что Гаара искренне пытался её спасти, решайте сами. Было ли этого его желание или же гендзюцу со стороны умирающей Изуми. Наверняка будут у вас вопросы и о том, а как же другие Учихи? Как я мог оставить их, ведь бесхозные же лежат. Так вот, Гаара и так выдернул Изуми призывом из под куная Обито и тот теперь уже знает о том, что-то кто-то попытался вмешаться в их с Итачи резню. И если Гаара решит сделать глупость и в такой момент наведаться в квартал Учих, то только этим выдаст себя. Тем более, по-любому, если следовать логике квартал должен быть оцеплен Анбу Не Данзо. Может возникнуть вопрос и о том, как же Гаара смог моментально превратить почву в песок, когда каноному Гааре для этого приходилось изворачиваться и дробить подземные минералы. И как по мне, особого различия между землей и песком я не вижу, а потому техника преобразования земли в песок вполне вписывается в реалии мира шиноби. Единственное, что на это тратится гораздо больше чакры, чем на способ, который демонстрировал нам Гаара в каноне. Бечено
>

Том 1 Глава 35 Чунин

     Страна ветра, селение Скрытого Песка, резиденция Казекаге, 28 июля 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Сидя за своим столом и холодно глядя на своего младшего сына, Казекаге селения Скрытого Песка испытывал смешанные и довольно противоречивые чувства.
     Делегация Сунагакуре прибыла в селение ещё вчера, но с Гаарой, он встретился только сегодня. Перед этой встречей, мужчина предварительно прослушал отчеты Яшамару и Пакуры. Раса зашел настолько далеко, что даже допросил ученицу Пакуры и несколько других генинов, отправленных на экзамен.
     И то, что он услышал от них, заставило Казекаге заново оценить своего сына и джинчурики Сунагакуре. Глубоко в душе, мужчина даже осознавал, что немного гордится успехом Гаары. Но, признавать это и уж тем более демонстрировать открыто, Раса не собирался.
     — Отец, ты хотел меня видеть? — услышав голос своего сына, Казекаге решил более внимательно посмотреть на него.
     Раса никогда не был глупцом. Он прекрасно понимал и осознавал, что с самого детства Гаары, он относился к нему отстранено и несправедливо. Но, даже сейчас, Раса видит в нём того, кто стал причиной смерти Каруры.
     Болезненное напоминание, вновь, отдалось легкой болью в его сердце. Но эта боль, хоть никуда и не исчезла, тем не менее, со временем стала гораздо слабей. Настолько, что Раса смог отстраниться от нее и оценивать Гаару непредвзято.
     — Я уже получил все отчеты, связанные с экзаменом на чунина в Конохе, — мужчина решил начать свою речь издалека. При этом, он внимательно наблюдал за реакцией Гаары. Он даже мысленно усмехнулся, когда не дождался её. — Что же, ты выполнил поставленные перед тобой условия и доказал всем, что способен принимать эффективные решения.
     — Благодарю, отец, — в такие вот моменты, Раса всё более отчетливо понимал, что пусть внешностью Гаара немного напоминал Каруру, но вот характером, он явно пошел в него.
     Ни единого мускула не дрогнуло на лице восьмилетнего ребенка, несмотря на то, что он получил похвалу от него.
     Невольно, Раса даже сравнил его со своими старшими детьми и вынужден был признать, что Гаара ведет себя гораздо взрослее, чем они. Темари и Канкуро, в сравнении с ним, всё ещё сущие дети. Неопытные ученики академии, которые отчаянно нуждаются в его внимании и похвале.
     Гаара же? Ему, точно, ничего из этого не нужно. Объективно оценив его характер и действия, Раса уже не мог считать его просто ребенком.
     Нет! Для Казекаге, стоящий напротив него генин, был полноценным взрослым шиноби, который доказал своё право на то, чтобы считаться взрослым.
     — Также, на днях, мне пришло послание из Конохи, — на этом моменте, Раса заметил, как невольно вздрогнул Гаара. Но, очень быстро, он это скрыл. Сам же мужчина отметил эту реакцию и запомнил её. После чего, он продолжил. — Ты знал, что Хокаге лично отметил тебя в своём послании и настоятельно рекомендовал назначить тебя чунином?
     На этом моменте, Раса заметил мимолетную улыбку на лице своего сына и удовлетворительно кивнул. Ведь, Гаара явно и сам всё понял.
     Насчет послания, Казекаге Скрытого Песка не врал. В письме, Сарутоби Хирузен завуалировано намекнул, что Суна перешла черту своими провокационными действиями на экзамене.
     Но, Раса попросту проигнорировал все эти намеки и угрозы с его стороны. Мужчина не собирался идти на поводу у своих «союзников». Тем более, сейчас, когда Коноха столь внезапно ослабла, потеряв свой сильнейший клан.
     Раса уже обдумывал свои ответные действия в связи с этим. Ведь, неожиданное уничтожения клана Учиха дает Сунагакуре необходимый шанс для того, чтобы ослабить возросшее влияние Конохи на страну Ветра.
     У Казекаге, уже был полный список чиновников, которые так или иначе предали свою страну. Раса, всё это время, лишь ждал подходящей возможности, чтобы начать устранять их всех, одного за другим. И, благодаря действиям Учихи Итачи, этот шанс неожиданно появился.
     — Отец, — внезапно напомнил о себе Гаара. Отчего, мужчине даже пришлось отвлечься от своих кровожадных мыслей, связанных с убийством чиновников своей страны. — Ты помнишь насчет обещания?
     — Я не забыл, — вопреки своим словам, Казекаге пришлось немного задуматься об этом, прежде, чем он кивнул. — Итак, чего же ты хочешь? — условия между ними были просты. А потому, ему не составило труда их вспомнить.
     И, если уж Гаара смог выполнить свою часть соглашения, то Раса не намерен был его обманывать. Тем более, что первую часть просьбы Гаары, он уже выполнил.
     К тому же, за прошедшие годы, Раса неплохо изучил своего сына. По крайней мере, достаточно, чтобы знать, что ничего невозможно он просить не будет. А потому, с неизменно холодным выражением на своем лице, мужчина стал молча ожидать его слов.
     — Первое, я хочу, чтобы ты позволил стать генином одному моему знакомому. Я лично ручаюсь за него и готов взять на себя ответственность, если ты позволишь зачислить его в мою команду, — на этом моменте, Казекаге немного удивился. Но, перебивать Гаару, он не стал. В ответ же, на ожидающий взгляд своего сына, мужчина лишь согласно кивнул.
     Раса уже примерно представлял, о ком говорил Гаара. Гражданский ребенок, который постоянно находится рядом с его детьми, не мог пройти мимо внимания Казекаге. Хотя, желание Гаары, сделать из ребенка-инвалида шиноби, Раса не понимал.
     ***
     Получить, так просто, согласие от отца, я не ожидал. Я был готов, даже к тому, чтобы назначить наглядную демонстрацию сил Ширы для него. Но, к моему легкому удивлению, этого не потребовалось.
     — Что-то ещё? — видя моё замешательство, Раса спокойно поинтересовался у меня. В ответ же, я лишь машинально кивнул.
     — Прежде, чем я начну, — если честно, я всё ещё сомневался. Не был полностью уверен в том, стоит ли мне раскрываться перед Расой. Но, всё же приняв окончательное решение, я кивнул самому себе и уверенно поднял взгляд. — Отец, не мог бы ты поставить барьер, способный заглушить всё, что ты сейчас услышишь?
     Я видел, что мои слова немного удивили Расу. Но, сегодня, он был на удивление благодушен ко мне. Вместо того, чтобы задавать ненужные вопросы, он лишь молча выполнил то, что я просил у него.
     Когда же, я почувствовал активацию барьера, то глубоко вздохнул и медленно потянулся за свитком в своем кармане. Стоило же, мне только распечатать его содержимое, как Раса моментально вскочил со своего места и явно не смог побороть своего удивления.
     — Как? Откуда она у тебя? — так сильно, Расу удивил вовсе не труп молодой девушки. А, скорее герб клана Учиха, что был отчетливо виден на её одежде.
     Первое удивление и шок очень быстро пропали с лица Казекаге. Теперь, на меня смотрели его ледяные, пронизывающие до дрожи, глаза. Он явно хотел услышать от меня всю правду. Я же, в свою очередь, не стал утаивать её от него.
     Я долго думал, как правильно подать эту ситуацию Расе. В итоге, я рассказал ему почти полную «правду», изменив в рассказе лишь пару деталей. Включая, разработанный мной план, который я реализовал во время второго этапа экзамена на чунина.
     Единственная загвоздка была в том, как объяснить Расе моё знание, что клан Учиха должны были скоро уничтожить. Как результат, так ничего и не придумав, я солгал, что просто возжелал себе знаменитый Шаринган клана Учиха.
     Я понимал, что это демонстрирует меня в невыгодном свете. Так, как выходило, что из-за своего эгоизма, я мог подставить Сунагакуре и начать войну с Конохой. Хотя, я и расписал отцу всё подробно, как якобы похитил техникой призыва спящую Изуми и убил её. А затем, при помощи призыва, я переправил её тело в демоническую пустыню.
     Непонятно только, поверил ли мне Раса. Но, как в моём прошлом мире, так и в мире шиноби, есть одна подходящая по смыслу поговорка:
     — Победителей не судят! — я даже не сразу понял, что озвучил эти слова вслух, закончив своё объяснение Расе.
     — Запечатай её обратно и забери с собой, — голос отца, после моих слов, звучал излишне задумчиво и отстранено.
     За время моего объяснения ситуации с Учихой, отношение Расы ко мне, ещё раз, незаметно изменилось. Словно, он повторно взвесил и переоценил меня. Но, остался ли он доволен, я так и не понял.
     Запечатав же тело Изуми, я лишь молча покинул кабинет отца. Ему явно нужно было всё обдумать. И, мертвому телу представительницы клана Учиха лучше было пока оставаться у меня.
     ***
     Две недели спустя. Страна ветра, селение Скрытого Песка, больница Сунагакуре, 11 августа 58 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Находясь в палате и глядя на своё отражение в зеркале, я испытывал смешанные и довольно противоречивые чувства. Ярко-красные глаза с тремя томоё на них выглядели непривычно и даже чуждо на моем лице.
     И, да. Спустя две недели, как я вернулся в Суну, мне все-таки пересадили глаза Изуми. Об этом во всём мире знают только три человека. Помимо меня и отца, в это посвящён ещё Яшамару, который и провел саму операцию.
     Пока, прошел лишь день, как я обзавелся своими новыми глазами. Но, одно стало известно уже точно. Я попросту не могу дезактивировать Шаринган. Так же, как это было и в случае с Хатаке Какаши.
     Даже сейчас, я чувствую ярко выраженный дискомфорт. И всё потому, что мой мозг попросту не привык к тому, чтобы получать столь много информации за раз.
     К постоянной головной боли от недосыпа, теперь, явно добавится ещё и боль от перегрузки сенсорной информацией. Но, я надеюсь, что смогу быстро привыкнуть к этому. Тем более, что каждая сила имеет свою цену. И, я прекрасно это осознаю.
     Помимо, уже привычной головной боли, я ощущаю и постоянный отток чакры из кейракукей. Ведь, активированный Шаринган потребляет энергию постоянно, что для обычного шиноби было бы катастрофично. Правда, это не относится ко мне.
     Да, затраты по ощущениям немаленькие. Но способности, которые я получу, всё это окупают с лихвой. Ведь, если я правильно помню, то даже не эволюционировавший Шаринган предоставляет своему обладателю две основные способности: Досатсуган (Глаз проницательности) и Саиминган (Глаз гипноза).
     В первом случае, я смогу видеть чакру, определять её цвет, чтобы отличить её по составу и источнику. Также, с его помощью можно легко обнаружить нарушения в потоке чакры человека, например те, которые вызваны влиянием Гендзюцу.
     Помимо этого, я также получу невероятную ясность восприятия, позволяющую читать по губам или идеально имитировать чьи-либо движения.
     В бою, Шаринган так же позволит мне видеть быстродвижущиеся объекты и, будучи полностью развитым, будет предоставлять некоторые прогнозирующие возможности. В идеале, я смогу предвидеть следующий шаг противника, основываясь лишь на малейшем мышечном напряжении в его теле и соответствующим образом действовать, чтобы уклониться или перехватить удар.
     Также, Шаринган позволяет прочитать ручные печати врага, чтобы иметь представление о сущности используемой техники, независимо от скорости её выполнения, если руки физически не скрыты от глаз.
     Хотя пользователь Шарингана может видеть эти вещи, он также нуждается в физической способности обрабатывать полученную информацию зрительным путём. При достаточной квалификации через зрительный контакт я даже смогу проникнуть в разум цели, чтобы просмотреть её воспоминания.
     Кроме того, Шаринган в состоянии скопировать почти любые техники, которые он видит, позволяя запоминать Ниндзюцу, Тайдзюцу и Гендзюцу с практически совершенной точностью. Затем, я смогу либо повторить эти техники, либо немного изменить их по своему усмотрению.
     Тем не менее, есть у этого Додзюцу и слабости, ведь я должен обладать необходимыми способностями, прежде чем смогу имитировать увиденную им технику. По этой же причине, я не смогу воспроизвести способности другого Кеккей Генкая, так как, попросту, им не владею.
     Вторая же способность, позволяет применить так называемое Гендзюцу: Шаринган. Хотя существуют различные проявления и предназначения этой способности, более известная из них заключается в том, чтобы через зрительный контакт воздействовать на мысли и действия цели, принуждая её разгласить информацию или вести себя определённым образом, не отдавая отчёта своим действиям.
     В крайних случаях Шаринган может полностью контролировать тело цели, заставляя её следовать своим желаниям. Этот контроль визуально обозначается дизайном Шарингана, появляющимся в глазах цели.
     Клан Учиха особенно печально был известен использованием этой способности на Кьюби. Ведь, Шаринган позволяет попасть в подсознание Биджу или Джинчурики, чтобы более эффективно контролировать чакру зверя.
     Таким образом, можно даже управлять сразу несколькими целями. Хотя, чем больше разделено будет моё внимание, тем легче для цели будет избежать контроля.
     В дополнение к этим способностям, есть к тому же ещё две техники, которые могут применять носители Шарингана.
     Изанаги, который позволяет обладателю Шарингана на мгновение изменить реальность, превращая реальность в иллюзию и иллюзию в реальность, таким образом избегая смерти и переписывая судьбу.
     Изанами, которая помещает жертву в бесконечную петлю повторяющихся событий, не считаясь с пятью органами чувств, будучи специально разработанной как наказание для тех, кто злоупотреблял Изанаги.
     Правда, использование любой из этих способностей приводит к тому, что Шаринган, которым они реализуется, лишается зрения вплоть до полной слепоты. В связи с чем, клан Учиха и классифицировал их, как Киндзюцу.
     Но, даже так. Осознавая, что пересадив себе оба глаза, я заполучил две дополнительные жизни, не может меня не радовать. Осталось только привыкнуть к Шарингану и разобраться в том, как использовать эти техники.

Примечание к части

     Итак, таким вот образом первый том подошел к концу. Тридцать пятая глава, это такой своеобразный эпилог. В каком-то роде, можно сказать, что я даже закончил первую книгу. Второй том уже начнется с тайм скипа. Думаю сразу перелистну года на четыре вперед, когда Гааре уже будет лет двенадцать. Так же, для тех, кто спрашивал зачем Гааре Шаринган, тем более если он жрет много чакры и не выключается. Специально для вас, я даже расписал все способности обычного Шарингана, который даже с уже озвученными минусами в разы лучше обычных глаз. К слову, дабы избежать лишних претензий. Да, я скопировал описание способностей Шарингана с вики и немного творчески подпилил напильником, сознаюсь, можете пинать меня за мою лень. И да, пока не забыл. Так же хочу поблагодарить Иннокентия за материальную поддержку моей музы. Огромное спасибо! Надеюсь, всем вам понравится этот эпилог, пусть я и спешил завершить первый том.
>

Том 2 Глава 36 Три с половиной года спустя

     Три с половиной года спустя. Столица страны Ветра, 7 января 62 года от основания первых Великих Деревень Шиноби
     Архитектура страны Ветра, а в частности, дизайн огромного дворца Дайме, Хатаке Какаши казалась чуждой и непривычной для его глаза. Особенно, если сравнить с резиденциями феодалов в стране Огня, в которых он довольно-таки часто бывал по причине своих миссий.
     Хотя, упрекнуть в отсутствии красоты и изящества внутреннее убранство дворца было нельзя. Всё, на что обращал внимание взгляд Какаши, буквально кричало о его роскоши и дороговизне. Впрочем, ожидать иного от страны входящей в Пятерку Великих было бы глупо.
     В другое время, элитный джонин Конохагакуре возможно бы и уделил отдельное внимание деталям. Но, сейчас, он был на секретной миссии и вместе со своей командой направлялся на встречу с их нанимателем.
     Вот створки очередной двери перед ними открываются и сопровождающий охранник-шиноби с уважением отходит в сторону, чтобы пропустить их. Первым же в комнату вошел он, как капитан. А, затем, уже все остальные члены команды Ро Анбу.
     Стоило им только оказаться внутри, как все пятеро припадают на одно колено перед молодой женщиной, что ожидает их внутри. Пользуясь тем, что за маской очень сложно определить направление его взгляда и выражение лица, Какаши внимательно осматривает эту женщину.
     Длинные каштановые волосы заплетенные в замысловатую прическу, привлекательное лицо, бледная словно фарфор белоснежная кожа и очень роскошное красное кимоно, которое лишь ещё больше подчеркивает её красоту.
     Также, на лбу у неё краской изображен, какой-то символ и косметикой подведены брови, делая их немножко более выделяющимися. Но, всё это меркнет, стоит только посмотреть в её глаза. Взгляд опасного хищника или же наделенной огромной властью женщины, сразу же отметил данный факт для себя Какаши.
     — Хинако-химе, — также, как Хатаке Какаши рассматривал её, так же и она наблюдала за ним, своим пронизывающим и властным взглядом.
     — Хатаке Какаши, — перебила его неожиданно женщина. — Хорошо, что Хокаге послушал моего отца и отправил сюда именно тебя. — на подобную формулировку из уст принцессы страны Огня и супруги Дайме страны Ветра, элитный шиноби непроизвольно нахмурился.
     — Не могли бы вы рассказать подробней о сути нашей миссии, принцесса? — краткую выжимку Какаши получил ещё в Конохе, но узнать всё более подробно было бы не лишним. Тем более из уст их непосредственного нанимателя.
     — Хм, — по вмиг нахмурившимся бровям молодой женщины было видно, что ей крайне неприятна поднятая тема. Но, она всё равно начала свой рассказ. — Всё это началось три года назад. Один за другим начали умирать чиновники страны Ветра, которые поддерживали меня во дворце и выступали за дальнейшее сближение со страной Огня.
     Это происходило с периодичностью раз в месяц или в два. Но, стоит только кому-нибудь высказать свою открытую поддержку в мой адрес и неважно во дворце или где-нибудь ещё, как уже через месяц, его находят мертвым прямо в своей постели.
     — А как же охранники служащих, госпожа? — вся эта ситуация начинала не нравиться Какаши всё больше и больше. Но, он решил всё же выслушать женщину до конца.
     — Они либо ничего не видели, либо на следующее утро их находят мертвыми вместе со своим господином. — Какаши невольно отметил для себя, что эта ситуация волнует и пугает женщину гораздо больше, чем она хочет показать им.
     — У вас есть какие-то подозреваемые, Хинако-химе? — стоило только вопросу сорваться с его уст, как он тут же увидел опасный и немного безумный блеск в глазах женщины.
     — Сабаку но Раса, это он за всем этим стоит, — услышав это имя, невольно вздрогнул не только он, но и все члены его команды. А предчувствие опасности усилилось ещё больше.
     Теперь, хотя бы становится понятно, почему на эту миссию отправили именно его. Ведь самого Хатаке Какаши, вот уже год, как перевели из Анбу в обычные шиноби.
     Но, в этом случае, Хокаге лично назначил его во главе своей старой команды, временно вернув его обратно в Анбу.
     — У вас есть доказательства ваших слов, принцесса? — Какаши до последнего надеялся, что ему не придется сталкиваться интересами с Казекаге Сунагакуре.
     Но вопреки надеждам, его предчувствие всё более отчётливо намекало ему, что миссия S ранга в этот раз будет особенно сложной.
     — Доказательств нет, — видимо признание в этом далось молодой женщине нелегко, отчего она поморщилась и отвернулась в сторону. — Но он единственный, кому выгодно убийство моих людей. Ведь, таким способом, он изолировал меня от власти в этой стране. К тому же, как ещё один факт. Чиновников, которые оказывают поддержку Сунагакуре, никто не трогает. И с каждым днем их власть в стране только укрепляется. Настолько, что мой бестолковый муж начинает прислушиваться к ним.
     — В таком случае, что вы хотите от нас? — сам Какаши уже догадывался об этом. Но услышать это вслух, он всё же желал.
     В ответ на его вопрос, в глазах Хинако-химе буквально разгорелось пламя и, властно посмотрев на склонившихся перед ней шиноби, она отдала приказ.
     — Найдите мне убийцу, который посмел напасть на моих людей. И убейте его, — последние слова она произнесла холодным, пронизывающим до самых костей голосом. На что Хатаке Какаши, как капитан, только кивнул. А затем, он сам и вся его команда моментально исчезли, отправившись выполнять поставленную перед ними миссию.
     ***
     Сидя на крыше довольно высокого здания, я наблюдал за звездами на ночном небе. Попутно вспоминая все события прошедших трех лет, которые случились со мной.
     После пересадки мне Шарингана, несколько месяцев я лишь пытался привыкнуть к нему. От постоянно поступающей мне в мозг информации у меня сильно раскалывалась голова. Да ещё и Шукаку, словно почувствовав для себя опасность, начал впадать в ярость почти каждый день.
     В итоге, мне пришлось довольно длительное время приходить в себя. Зато, спустя уже некоторое время, я был даже рад этому.
     Ведь, отец и старейшины селения всё же решили назначить меня чунином. Даже более того, Раса без моего согласия зачислил меня в Анбу Сунагакуре, которые лично подчинялись лишь ему одному.
     К счастью, в первое время, для меня поменялось немногое. Ведь капитаном Анбу также была Пакура. Она просто вернулась обратно на свое прежнее место службы. Даже, уже привычное присутствие Яшамару рядом со мной нисколько не удивило меня.
     Первые полгода ничего особого со мной не происходило. Я только и делал, что тренировался в освоении Шарингана и изредка выполнял легкие миссии под руководством Пакуры. Но, сразу после моего девятого дня рождения, отец видимо решил, что время моей адаптации подошло к концу.
     С тех пор, я принимал участие во всех миссиях, которые требовали сражения с нукенинами, как с дезертирами из Суны, так и с иностранными шиноби. За эти три года, благодаря постоянным миссиям отца, я обзавелся внушительным боевым опытом и собственным кладбищем убитых лично мной людей.
     Начиная с девяти лет, Раса принял решение считать меня полностью взрослым и самостоятельным шиноби. Поэтому, присмотр Яшамару за мной был больше не нужен и прекращен. По приказу отца мне даже пришлось съехать в свою собственную квартиру.
     После того случая, Яшамару даже перевели из Анбу в обычные войска. И, вот уже три года, он является командиром своей собственной команды генинов.
     Не сложно догадаться, что речь идет о Темари с Канкуро. Ну, а вместе с ними, и о Шире. После моей просьбы, отец сначала позволил парню попасть в академию в один класс с Канкуро. А затем, его без вопросов продвинули и в генины. Да ещё и в одну команду с детьми Казекаге. Этого, к слову, ему не могут простить до сих пор и многие шиноби Суны попросту завидуют его удачному знакомству.
     — Капитан, они уже тут, — из моих неожиданных воспоминаний меня выдернул слегка приглушенный голос Анбу, который появился возле меня.
     Его примеру, тут же последовали и другие. Незаметно для обычных жителей столицы, возле меня моментально появилось восемь шиноби. И все они были в масках Они, так же, как и я.
     — Выдвигаемся, — встав со своего места и моментально осмотрев каждого из них, я первым исчез с крыши.
     Нынешняя наша миссия, вовсе не обычное уничтожение нукенинов. Даже, не ставшее уже привычным, убийство различных чиновников нашей страны. Вот уж за что я не испытывал ни малейшего сожаления, так это за их отнятые лично мной жизни.
     За прошедшие годы, я осознал, что очень ценю в людях преданность и патриотичность. А потому, чиновники, которые лишь разворовывают свою страну и ведут её по пути краха и уничтожения, не достойны того, чтобы я их жалел.
     Да, из моих уст подобное может звучать лицемерно. Ведь, я тоже успел украсть свою долю из казны собственного селения. Но, в отличие от них, я сделал это не с целью личного обогащения. Нет, вовсе нет.
     После этой миссии, я планирую приступить к реализации уже следующего этапа своего плана, отчего степень моего вмешательства в этом мир значительно возрастет.
     Я уже давно понял, что одно только моё появление в этом мире уже значительно изменило его. Попросту слепо следовать изначальной хронологии событий будет полнейшей глупостью и недальновидностью с моей стороны.
     Именно поэтому, скопленные за эти годы средства, значительно помогут мне в будущем. Ведь, все мои дальнейшие действия, в конечном итоге, должны будут послужить лишь для общего усиления Сунагакуре и моих собственных позиций в нём.
     В подобном ключе, к слову, мыслил далеко не я один. Тот же Раса в последние годы начал действовать гораздо жестче, чем раньше.
     За прошедшие три года, Суна смогла полностью оправиться от потери финансирования со стороны Дайме и даже более того, вышла на полное самообеспечение. Это, в свою очередь, значительно поколебало позиции сторонников правителя страны в совете.
     Медленно, но верно, вся власть в Суне перетекает в руки одного лишь Расы. В последние годы в совете попросту нет тех, кто может воспротивиться его решениям. Ведь, госпожа Чиё и старейшина Эбизо приняли решение полностью отойти от дел и уступить место молодому поколению селения.
     Результатом всего этого и стала ликвидация чиновников страны Ветра, которые выбрали политику разоружения и постепенного сближения со страной Огня.
     Даже нанятые ими шиноби Конохи не могли спасти их. Зачастую, я либо убивал их, даже не потревожив охраняющих их шиноби. Либо же, если они смогли засечь меня, полностью уничтожал их всех, в то время, как подчиненный мне отряд удерживал заглушающий барьер.
     С недавних пор, не без моей помощи в столице участились случаи убийства, либо же пропажи шиноби, которые отвечают за охрану правителя страны. Посланные же для расследования отряды так же были полностью уничтожены.
     Естественно, такие действия не могли остаться без внимания. Само собой, что первыми подозреваемыми стали именно шиноби Сунагакуре. Но, отец просто игнорировал все голословные обвинения в свой адрес и приводил в пример чиновников, которых охраняли ниндзя Сунагакуре. Некоторые его намек поняли и поменяли свою политику. Другие же, кто не внял голосу разума, за прошедшие годы сгинули.
     Можно сказать, что Раса начал прибирать власть не только в Сунагакуре, но и во всей стране. Что самое смешное, сам Дайме попросту не мог ничего изменить. Суна больше не зависит от его финансирования, но при этом имеет огромное влияние внутри страны.
     Даже дураку становится понятно, что все смерти в столице и за её пределами, это наших рук дело. Но, что они могут противопоставить Гакурезато, которое входит в пятерку сильнейших в мире? Тем более, если никаких доказательств они предоставить не могут?
     Единственные военные силы, которые в данный момент напрямую подчиняются Дайме, это лишь обычные солдаты, которые не способны использовать чакру.
     Причем, Дайме страны Ветра, сам загнал себя в подобную ситуацию. Единственное, что останавливает отца от его немедленного свержения и убийства, это лишь угроза Дайме страны Огня. Но и проглотить молча угрозу Раса тоже не может. Поэтому, после зачистки чиновников, он приказал мне начать охоту на шиноби Конохи.

Примечание к части

     Итак, второй том начался. В этой главе очень мало действий, но это по сути пролог. А он, почти всегда, нужен лишь для того, чтобы ввести читателей в суть начала самого рассказа. Итак, как по вашему пройдет битва между Гаарой и командой Ро? Скажу честно, без осознания того, что у него есть Мангеке, у Какаши очень мало шансов, против нынешнего Гаары. Один на один он его не победит, только если скооперируется со своей командой, в которую входит и Тензо, или же Ямато. Что же касается обострения конфликта со стороны Суны, то вы сами бы как поступили в их случае? Молча утерлись бы? Я вообще не понял смысл каноного нападения на Коноху, когда надо было наводить порядок внутри своей страны. Вот и Раса в моем фике кардинально решил изменить политику селения. Все эти три года, он усиливал собственное влияние в стране Ветра и полностью отрезал от власти Дайме. По сути, он сейчас марионетка, который сидит на троне лишь из-за влияния Дайме страны Огня и не способности страны Ветра полностью прокормить себя. Что же касается устранения шиноби Конохи. А, как бы вы действовали, если бы у вас в стране начали действовать войска другой страны? Тем более, Раса уже не боится начала обострения конфликта и войны с Конохой. Ведь теперь в Суне есть Гаара, ещё один шиноби S ранга. А у Конохи лишь Хирузен и Данзо. При всем уважении к Какаши, он на этот уровень не вытягивает. А о Майто Гае Раса не знает.
>

Том 2 Глава 37 Столкновение

     Непропорциональный уровень развития технологий этого мира не перестает удивлять меня день ото дня. Уже сейчас в мире шиноби есть кинотеатры, телевизоры, беспроводные гарнитуры, холодильники и все это соседствует с простым холодным оружием в виде кунаев и сюрикенов.
     Армии различных государств до сих пор используют лишь мечи, луки и арбалеты, но при этом в бытовом плане технологии очень даже продвинуты.
     Или же, как пример, в большинстве стран в качестве транспорта используют до сих пор обычных животных, а в стране Снега уже есть машины и поезда.
     Видимо, в этом мире обычные люди, видя на что способны в сражениях шиноби, приняли решение не лезть в развитие военной отрасли. Вместо этого, ученые и ремесленники разных стран полностью сосредоточились на мирном применении своих научных достижений.
     Та же столица страны Ветра, казалось бы в почти средневековом обществе не место огромному городу с многоэтажными зданиями похожими на башни.
     Но нет, такой город находится прямо перед моими глазами. В стране, в которой большую часть площади занимает пустыня, столица больше похожа на современный город. Такой, каким я его помню. Конечно со своей довольно специфичной архитектурой.
     К тому же, башни города простираются до самого верха и с такой плотной застройкой население столицы насчитывалось немногим меньше полумиллиона. Всё это, уже в свою очередь, значительно ограничивает мои силы, ведь масштабные атаки в черте города уже не применишь.
     Обо всем этом я думал, пока мы перемещались на огромных скоростях с одной крыши здания на другую, направляясь прямиком к своей цели. Не так давно, разведчики на границе доложили, что в страну тайно проник отряд Анбу Конохи. Шпионы же во дворце Дайме передали информацию, что Хинако-химе сегодня встретила их и о чем-то тайно переговорила. С тех пор, они пропали и их больше никто не видел.
     Моей же миссией является их обнаружение и возможно ликвидация. Верней, в первую очередь я должен их мирно выпроводить из страны и в случае, если они окажут сопротивление, у меня есть полное разрешение устранить их. Сейчас же, мы направлялись к дому последнего убитого мной чиновника, так как именно там в последний раз был замечен вражеский отряд.
     ***
     — Семпай, вы смогли что-нибудь обнаружить? — к осматривающему место недавнего убийства Какаши осторожно подошел Тензо и поинтересовался у него успехами. Под маской же Какаши немного нахмурился, когда увидел горсть песка на полу.
     — Кое-что есть, — наклонившись, Какаши медленно пропустил песок сквозь свои пальцы и задумался о том, что он уже знал.
     Согласно той информации, которую ему передали. На каждом месте преступления, находили подобные небольшие горстки песка.
     Казалось бы, ничего необычного для страны Ветра нет. Но, когда подобное находят в полностью закрытой комнате, то это уже подозрительно. И нет, это не ошибка, как можно было подумать. Осознав, что же это означает, Хатаке Какаши посильней сжал руки в кулак и, резко встав, тут же направился на выход.
     — Позови остальных. Мы уходим, — голос элитного джонина и капитана Анбу был сильно напряжен. В данный момент, он только хотел, как можно скорее покинуть это место.
     Тайна за всеми этими убийствами на самом деле не велика. Как и подозревала Хинако-химе, за всем стоит нынешний Казекаге селения Скрытого Песка.
     Он даже нисколько не скрывает этого. Скорее, даже наоборот, он открыто предупреждает всех остальных, оставляя подобные явные улики на виду. При этом, настоящих доказательств его причастности всё равно нет.
     — Вы что-то обнаружили капитан? — к мрачному Какаши первой подошла именно Югао. Ведь, комната из которой она вышла была ближе всех к нему.
     До этого, они все разделились и осматривали помещения убитого чиновника одно за другим. Теперь же, когда Тензо позвал их всех, рядом с ним появились также Тора и Ко.
     Посмотрев же серьезным взглядом на маски своих товарищей, Какаши уже хотел высказать свои собственные мысли вслух. Но, в следующий миг, они все синхронно повернулись, чтобы неожиданно увидеть на соседних зданиях Анбу Сунагакуре в их фирменных масках Они.
     Моментально, Хатаке Какаши и его отряд приготовились к предстоящей битве. Но враг к их небольшому удивлению не спешил нападать на них. И раз они мешкали, то джонин решил потратить время эффективно и внимательно оценить своих противников.
     Перед ним находилось всего девять шиноби. Большинство из них были одеты в стандартную экипировку Анбу, но Какаши попросту не чувствовал от них особой опасности для себя.
     Стоило же ему только обратить внимание на единственную выделяющуюся фигуру среди них, как его предчувствие буквально завыло изнутри.
     Судя по росту и комплекции, перед ним должен быть лишь обычный недавно выпустившийся генин. Но, Какаши на собственном опыте знал, что не стоит обманываться внешним видом. Одно лишь то, что в отличие от других, он одет в броню, уже значительно выделяет его.
     — Копирующий ниндзя, Хатаке Какаши, — его предварительную оценку противника прервал довольно холодный и отстраненный голос юного шиноби. Именно его внешний вид и насторожил Какаши. А теперь, он ещё и узнал его каким-то образом. — Ваш отряд незаконно проник на территорию страны Ветра. Вы должны немедленно покинуть пределы нашей территории. Иначе… — договаривать зависшую в воздухе угрозу подросток не стал. Но, буквально ощутимая жажда крови говорила за него ярче любых слов.
     — Погоди, — Какаши не хотел ещё больше обострять обстановку и решил попробовать уладить это дело миром. Он даже выставил в примирительном жесте руки перед собой. — На самом деле у нас есть разрешение. В страну Ветра мы попали по предварительному приглашению жены Дайме, Хинако-химе.
     — Не важно, — стоило только джонину назвать имя принцессы страны Огня, как он сразу же почувствовал резко возросшую жажду крови от всего отряда Сунагакуре. — Жена правителя не имеет права вмешиваться в военную область страны. А пребывание иностранных шиноби внутри наших границ входит в непосредственную компетенцию Казекаге селения Скрытого Песка.
     — Семпай, — осторожно подойдя к нему, прошептал едва слышно Тензо. — Что мы будем делать? — это был очень хороший вопрос.
     Если честно, Какаши затруднялся на него ответить. Если они вступят в сражение с Анбу Сунагакуре внутри их страны, то выбраться живыми будет уже очень сложно. И это, если они ещё смогут победить.
     Но отступить, он тоже не мог. Не столько потому, что заказчиком является дочь их Дайме. Сколько по причине того, что ему лично поручил это задание Хокаге. В связи с этим, провал миссии недопустим.
     С легкой обреченностью во взгляде, Какаши ещё раз обратил своё внимание на самого молодого их противника. Если он прав в своих предположениях, то будет очень не просто.
     Единственным из шиноби Суны, кто подходит под этот возраст и кто может реально представлять для его отряда опасность, это лишь джинчурики однохвостого и по совместительству сын нынешнего Казекаге, Сабаку но Гаара.
     Из того, что Какаши знал о нем, выходила далеко не радостная картина. Раньше, он уже встречался с этим ребенком и уже тогда от него исходила едва ощутимая опасность.
     В этом мире, шиноби могут быть значительно моложе, чем он. Но, при этом намного сильнее. Эту простую истину Какаши выучил на своем собственном опыте. Потому, недооценивать своего противника он не собирался.
     В восемь лет Гаара стал генином, через полгода получил чунина, ещё через полтора года ему присвоили ранг джонина. Всё это Какаши прочел о нём в той информации, что ему предоставил третий Хокаге. И не верить в прочитанное у него попросту нет причин.
     ***
     Стоя напротив Анбу Конохи я был готов атаковать их в любой момент. Единственное, что останавливало меня, это недвусмысленный приказ отца.
     До этого, мы уже продемонстрировали Конохе, что готовы пойти на обострение конфликта, вплоть до того, что начали убивать их шиноби на нашей территории. Теперь же, нужно донести эту мысль до Хокаге. А потому, убивать раньше времени эту команду не стоит. Только, если они действительно начнут оказывать сопротивление.
     Несколько секунд после моих последних слов между нами установилось гнетущее и угрожающее молчание. Я видел, как зашептался Какаши с одним из членов своего отряда. К сожалению из-за масок, я не мог прочесть по губам их разговор.
     Но это всё равно не мешало мне внимательно отслеживать любое их движение Шаринганом. Все равно, благодаря специальным линзам на глазах, со стороны нельзя было понять, что он есть у меня.
     Я был готов к тому, что Анбу Конохи захотят оказать сопротивление, но Хатаке Какаши смог удивить меня. Он ещё раз вышел вперед своего отряда и продемонстрировал открытые руки, дабы не провоцировать нас лишний раз.
     — Я всё понял. Мы немедленно покинем пределы страны Ветра, — благоразумие джонина Конохи слегка удивило меня.
     Но, вспоминая его прошлое, он явно должен понимать, что даже если он сам сможет сбежать, то его товарищи скорее всего погибнут. Думаю, это и стало причиной его решения.
     — Хорошо, — медленно кивнув, я ещё более внимательно присмотрелся к напряженной и готовой к бою команде Конохи. — Мы проводим вас до черты города, а там вас уже встретят другие. — как бы я не хотел заполучить себе ещё один Шаринган, но сейчас не место и не время для этого.
     Под буквально ощутимым напряжением между нами, мы направились к выходу из столицы и всё это время я продолжал внимательно следить за Какаши и другими. Казалось, они действительно сделали мудрый выбор и решили не идти на конфликт.
     Уже за чертой города нас ждал ещё один отряд Анбу Песка, который и должен был сопроводить команду Какаши за пределы страны. Мы же отправились обратно в столицу.
     ***
     Пробираясь в одиночку по ночным улицам столицы страны Ветра, Какаши приходилось постоянно скрываться от патрулей шиноби Сунагакуре. Их было неожиданно много, отчего джонин всё больше понимал, что в стране Ветра действительно творится что-то неладное.
     Сейчас, команда Ро вместе с древесным клоном Тензо маскирующимся под него направляется к границе страны. Сам же Какаши незаметно скрылся от сопровождающих и теперь вновь вернулся в город.
     На самом деле, миссия Хинако-химе не единственная, которую он должен выполнить. Нет, скорее это даже прикрытие его настоящей разведывательной миссии. Со слов Хокаге выходило, что в последние годы в Сунагакуре происходят подозрительные действия и ему необходимо выяснить, что же они планируют.
     Так перемещаясь от одного здания к другому Какаши и направлялся в том направлении, куда следовало большинство патрулей шиноби Суны.
     Вступать в битву на этой миссии ему было противопоказано. Именно поэтому, он и не пошел на бессмысленный конфликт в прошлый раз. Ну и ещё потому, что он не хотел терять своих товарищей по команде. Ведь, даже если бы они вышли победителями из той битвы, то это лишь заставило бы всех шиноби Суны начать охоту на них.
     Переход от собственных размышлений к уклонению от внезапно брошенного куная вышел неожиданно резким. Настолько, что Хатаке Какаши смог избежать ранения только в самый последний момент. Когда же он обратил внимание на напавшего на него, то нахмурился ещё раз.
     — Я так и знал, — голос подростка хоть и был холоден, но даже так, Какаши смог уловить нотки легкого превосходства в его тоне. — Это будет последним предупреждением, Хатаке Какаши. Немедленно покинь пределы страны или же ты умрешь.
     — Извини, но я не могу этого сделать, — обманчиво беспечно пожав плечами, вместе с тем серьезно настроился на бой элитный джонин.
     Теперь, когда он остался один на один с этим подростком, он не боялся вступить в противостояние с ним. Скорее наоборот, он хотел оценить в открытом бою, на что же он действительно способен.
     Поудобней перехватив кунай обратным хватом, Какаши приготовился к следующему ходу своего противника и это сразу же стало первой его ошибкой. Сначала в руках подростках с легким хлопком распечатывания появилось два клинка, что немного удивило Хатаке.
     А в следующий миг подросток резко взмахнул одним из них и он неожиданно удлинился, выстрелив словно кнут в его сторону. Какаши вовремя успел на это среагировать и поставить блок.
     Но, к его шоку и удивлению, кунай, которым он блокировал атаку, ни на мгновение не смог остановить её. Лезвие было моментально разрезано, а сам джонин лишь в последний момент успел сделать замену и спрятаться. Это было действительно опасно.
     ***
     Используя лезвие из железного песка с высокочастотными колебаниями, я смог неприятно удивить своей первой атакой Хатаке Какаши. Но я не обманывался на этот счет. Пусть этот джонин и не способен на мощные массовые атаки, но его стиль ведения боя может поставить на грань жизни и смерти, не только меня, но и Расу.
     Вот и сейчас, избежав моей первой атаки, копирующий ниндзя полностью скрыл своё присутствие и явно выжидает подходящего момента для контратаки.
     Я же не могу использовать в черте города всю свою силу. Именно поэтому, я и решил для начала ограничиться кендзюцу с тайдзюцу, комбинируя их вместе с электромагнетизмом. Мои клинки из железного песка постоянно вибрируют с огромной скоростью, так что я могу спокойно резать ими металл, не то что человеческие тела.
     Долго отвлекаться на собственные мысли мне не дали. Ведь уже в следующее мгновение из-под земли неожиданно выскочил мой противник и своим кунаем тут же попытался атаковать меня. Но, как и раньше, я лишь взмахнул сначала своим правым клинком, тем самым разрезав лезвие противника пополам. А затем уже левым попытался разрезать самого копирующего ниндзя, но тот вновь моментально разорвал расстояние между нами.
     Впрочем, это не сильно помогло ему, ведь мой клинок вновь удлинился словно кнут и выстрелил в сторону Хатаке Какаши и ему пришлось моментально уйти в подземное плавание.
     Но, в этот раз я не собирался так просто отпускать его и, приложив руку к земле, блокировал его и попытался раздавить. И, пусть это у меня с легкостью получилось, но внезапная атака Райкири со спины доказала, что раздавил я лишь теневого клона.
     — Ты не плох. Прости, но именно поэтому, я не могу оставить тебя в живых, — глядя на то, как его рука пробила меня насквозь, немного печально произнес Какаши.
     Но, уже в следующее мгновение он резко поморщился от невыносимой боли, когда песок из которого состоял мой клон неожиданно сдавил и сломал ему руку. А спустя миг, ему пришлось, сначала используя Райкири вырвать руку из песочного плена, и только после этого уйти заменой от моего клона. Следом ему пришлось уже уклониться и от меня самого.
     Мои лезвия едва не разделили его на две идеальные половинки. Но, он опять же ушел заменой и я разрубил лишь внезапно появившийся камень.
     — Может хватит просто бегать и прятаться? — произнес я в пустоту, хорошо осознавая, что вновь успевший скрыться джонин прекрасно слышит меня.
     Его манера боя уже изрядно раздражала меня. Пожалуй, из всех кого я знаю, он действительно наиболее подходит под описание шиноби. Весь его стиль боя кроется на сокрытии своего присутствия и на внезапных атаках.
     Думаю, именно поэтому, он решил не сражаться тогда вместе со своей командой. Ведь его потенциал полностью раскрывается, как раз таки в таких вот одиночных битвах.
     Ну что же, больше не имеет смысла сдерживать себя. Пусть Хатаке Какаши и умеет мастерски скрывать своё присутствие вместе с чакрой, но это всё равно не способно спрятать его от меня.
     Но, продолжить бой нам всё же было не суждено. Пусть мы и не применяли мощных техник, но это всё равно привлекло к нам внимание патрулей шиноби Суны. Когда же Какаши почувствовал их приближение, вместо дальнейшей битвы, он решил отступить.
     Я же, вместе с присоединившимися ко мне патрульными шиноби, кинулся за ним вдогонку. Но, видимо в этот раз Какаши решил больше не искушать судьбу и направился сначала за черту города. А когда понял, что преследование никуда не исчезло, то уже не останавливался до самой границы страны Ветра.

Примечание к части

     Это было сложно. Чертовски сложно. Эту небольшую главу я писал целые сутки, переписывая её несколько раз, но в итоге, я решил, что сливать Какаши пока ещё рано. Весь бой проходил в черте города, потому большая часть боевого потенциала Гаары была сильно сдержана. Изначально, противостоянием Гаары и Какаши, я думал показать нынешний уровень сил героя, но в итоге понял, что Какаши для этого не подходит. Уверен, многие будут недовольны таким коротким боем и то, что Какаши успел сбежать. Но во первых, Какаши мастер в сокрытии. Как пример, Какузу до последнего его не почувствовал, пока Какаши Райкири не пробил ему одно из сердец. Во вторых, сильная сторона Гаары это огромные запас чакры и массовые техники, в той же чистой скорости он уступает Какаши, но в плане реакции он не отстает и способен видеть и блокировать его быстрые атаки. Весь стиль боя Гаары в тайдзюцу, как раз таки строится на защите и контратаке. К тому же, что Гаара, что Какаши во время этого боя сильно сдерживались и лишь пока изучали друг друга. Но прибытие патрулей Суны не дало им показать всю свою силу. По поводу того, что каким образом Гаара скрывает Шаринганы, то ответ: линзы. В этом мире они есть. https://www.youtube.com/watch?v=WbduK0kzmwA демонстрируются в самом конце. Столица:http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/r333ran_1.png.png http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/image.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/hqdefault2.jpg
>

Том 2 Глава 38 Планы

Примечание к части

     Я немного изменил итог сражения с Какаши в прошлой части. Изменение минимальное, но при этом есть одно существенное отличие, которое впрочем не повлияло на результат. Наверняка многим лень будет искать, а потому скину этот фрагмент сюда. Но, уже в следующее мгновение он резко поморщился от невыносимой боли, когда песок из которого состоял мой клон неожиданно сдавил и сломал ему руку. А спустя миг, ему пришлось, сначала используя Райкири вырвать руку из песочного плена, и только после этого уйти заменой от моего клона. Следом ему пришлось уже уклониться и от меня самого. Мои лезвия едва не разделили его на две идеальные половинки. Но, он опять же ушел заменой и я разрубил лишь внезапно появившийся камень.
     Пять дней спустя. Страна Ветра, селение Скрытого Песка, 12 января 62 года от основания первых Великих Деревень Шиноби
     Возвращение обратно в Сунагакуре после нескольких месяцев отсутствия было приятным. За прошедшие двенадцать лет я уже привык считать это место своим домом, а страну Ветра своей родиной. Именно поэтому, мне и неприятно, что чужая страна пытается оказать внешнее влияние на нас.
     Нет, если быть полностью честным, я прекрасно понимаю причины, которые скрываются за действиями Дайме страны Огня и Конохагакуре. Совершай они подобную схему в какой-нибудь другой стране, я не был бы так против этого. В худшем случае, я бы лишь восхищенно покачал головой, понимая, что таким вот необычным способом они не только пытаются ослабить военный потенциал врага, но и одновременно с этим усилиться за его счёт.
     Но в том-то и дело, что их действия вступили в противостояние с нашими интересами и молча закрыть глаза на это мы просто не можем. Если только не хотим быть уничтожены в очередной мировой войне Шиноби.
     — Гаара-тайчо, мы прибыли, — стоя напротив резиденции Казекаге, я заторможено кивнул в ответ на слова куноичи.
     — Можешь быть свободна, Маки. Я сам отчитаюсь перед отцом, — услышав мой слегка приглушенный голос, девушка спокойно кивнула и без вопросов оставила меня одного. Я же в свою очередь медленно вошел внутрь здания, направляясь к кабинету отца.
     За последние три года бывшая ученица Пакуры хорошо зарекомендовала себя и пусть по уровню сил она лишь средний чунин, но Маки всё равно является моим заместителем в отряде.
     После того, как меня назначили чунином и перевели в Анбу, через полгода я запросил разрешения у отца на формирование своей собственной команды, готовой беспрекословно следовать любым моим приказам.
     Что удивительно, Раса легко согласился с моими доводами и позволил мне пригласить в свой отряд всех генинов, которые участвовали вместе со мной в экзамене на чунина. Хотя, к тому времени Маки и Исаго тоже получили повышение, но отказываться от моего предложения они всё равно не стали.
     — Входи, — не успел я даже постучаться, как тут же услышал голос Расы. Что же, слегка пожав плечами, я просто спокойно открыл дверь и тут же вошел внутрь кабинета Казекаге.
     Отец молча сидел за столом, но при этом его холодный и пронизывающий взгляд сразу же был обращен ко мне. Если честно, меня даже радовало, что он сразу же отложил все документы в сторону, только лишь для того, чтобы серьезно поговорить со мной.
     К слову, когда я вошел, Раса был не один в комнате. Пакура тоже была тут и как раз раскладывала документы на его столе. В последние годы, куноичи стала очень приближенным и доверенным лицом Казекаге.
     Не уверен даже, кому Раса больше верит, мне или ей. Впрочем, это на самом деле не важно. Ведь, я также сильно доверяю этой женщине. Она одна из немногих, кому я действительно готов доверить свою спину в бою.
     — Я вернулся, отец, — формально поприветствовав его, я даже немного улыбнулся им обоим. Все же я действительно рад был вернуться.
     — Докладывай, — не обратил внимания на мою излишнюю эмоциональность Раса и решил тут же приступить непосредственно к делу.
     Впрочем, я не в обиде на него. Я и сам предпочитаю подобный подход к делу, а потому лишь одобряю действия отца. Если честно, я уже не раз задумываюсь об этом. Из Расы, если быть полностью откровенным, вышел очень плохой отец. Но, как лидеру и управленцу, ему попросту нет равных.
     Каких только усилий ему стоило, чтобы принять власть и титул Казекаге, сразу после того, как пропал прошлый лидер Сунагакуре. А ведь именно смерть третьего Казекаге, стала одной из главных причин начала третьей мировой войны.
     В войну Суна вошла в очень нестабильном и ослабленном состоянии. Отрицать этот факт попросту глупо. Приняв же власть в такое сложное время, Раса смог не только провести шиноби Скрытого Песка через все поля сражений третьей мировой. Но, в итоге страна Ветра не проиграла и даже получила некоторые бонусы.
     Пусть результатом всего этого и стала наша нынешняя ситуация с Конохой, но даже сейчас он показывает свои выдающиеся лидерские качества, ища приемлемый выход из нашего положения.
     Такой человек, как он, легко сможет пожертвовать собственным ребенком на общее благо страны и селения. Как бы меня не напрягала эта его черта характера, но в какой-то мере, это также можно отнести ему в плюс, как лидеру. Своими действиями и решениями, Раса доказывает, что он готов жертвовать собственными интересами на благо всей страны.
     Кхм, что-то я увлекся малость. Слишком сильно ушел в себя, проводя более глубокий анализ характера Казекаге. При этом, он ведь ждет сейчас моего отчета и теперь очень недоволен задержкой с моей стороны.
     — Прошу прощения, отец. Задумался немного, — изобразил я легкий стыд на своем лице и полностью сосредоточил своё внимание на происходящем. — Во время очередной миссии в столице, мой отряд столкнулся с командой Анбу Конохи под предводительством копирующего ниндзя, Хатаке Какаши. В результате коротких переговоров я «убедил» их покинуть территорию нашей страны.
     Короткая битва в столице с Хатаке Какаши дала мне понять многое. Если честно, зная его примерный уровень сил, я пытался оценить больше самого себя, нежели джонина Конохи. Именно поэтому, я сильно сдерживался и позволял проявлять ему инициативу во время нашей битвы.
     К тому же, его не зря прозвали копирующим ниндзя. В книге Бинго даже указано, что он выучил тысячу техник и это немного заинтересовало меня. Я рассчитывал увидеть больше техник в его исполнении, но столь короткая битва слегка разочаровала меня.
     Зато меня немного радовало, что в отличии от меня, Хатаке Какаши получил ранение. Я явно успел сломать ему руку, прежде, чем он смог вытащить её при помощи ещё одного клинка молнии.
     — Мне уже доложили о твоей битве с Хатаке Какаши, — своим холодным и пронизывающим голосом, Раса мог даже меня заставить поежиться. Сейчас, он явно находился в плохом настроении и смотрел с неприкрытой угрозой на меня. — Тебе лучше найти подходящее оправдание, почему ты позволил ему уйти, Гаара.
     Услышав угрозу со стороны отца, я открыто поморщился и немного устало вздохнул. Ну не могу же я ему сказать, что до последнего сомневался в том, стоит ли мне окончательно рушить канон? Да, своими действиями я уже многое изменил и глупо надеяться на то, что всё пойдет дальше так, как я знаю.
     Отчетливо понимая это, я всё равно до последнего подсознательно сдерживал себя в сражении с Какаши. Что если убив его, тем самым я обреку этот мир на вечное забвение? Подобные мысли не раз мелькали в моей голове, как до, так и после боя.
     Именно из-за этих сомнений, я и не стал догонять его уже на открытой местности в пустыне. И, если честно, я уже жалею о принятом мной решении. Я позволил влиять на себя тем знаниями, что у меня есть. Но больше подобного не повторится. Ведь, я живу всё же не в выдуманном мире. А потому, подобные грубые ошибки в будущем будут очень дорого стоить мне.
     — Ты прав, отец. Я намеренно позволил Хатаке Какаши ускользнуть, — здесь и сейчас, мне необходимо подобрать более убедительные доводы в пользу своих действий, нежели собственный мимолетный страх перед будущим. Тем более, когда я итак уже существенно его изменил. — Я посчитал, что для процветающего будущего Сунагакуре, лучше будет оставить его в живых.
     — Да? — Расу явно удивила моя необычная формулировка. Хотя, я не сомневался в том, что он прекрасно понял о чем я веду речь. Скорее, он опять проверяет меня. — И почему же ты так решил?
     — В отличии от оперативников Корня Конохи, которых мы устраняли до этого, Хатаке Какаши довольно известный шиноби в Скрытом Листе, отец. Его смерть от рук джинчурики Сунагакуре в нынешнее время не принесет никакой выгоды нашему селению. А в перспективе, даже может навредить, — смысл моих слов явно дошел до Расы и он не стал ничего уточнять дополнительно.
     Мы с ним оба понимаем нашу нынешнюю трудную ситуацию. Отец полон решимости окончательно подавить возникший кризис в стране Ветра. Но сделать это ему мешает сразу несколько факторов.
     В идеале, нам необходимо ещё несколько лет для полного решения данной проблемы. Но Коноха, а в частности корень Данзо, явно не желают дать нам его.
     В последние месяцы я не просто устранял неугодных Расе чиновников, но ещё занимался охраной тех, на кого нацелились убийцы Конохи. Убийство же известного шиноби Листа на нашей территории в такое время может стать подходящей причиной для ещё большего обострения конфликта с Листом и начала полноценной войны между нами.
     И, пусть мы не боимся подобного исхода событий. Но в таком случае, всё же лучше иметь более надежный тыл, нежели готового предать свои же военные силы правителя.
     — Хорошо. В этот раз ты поступил правильно, — Раса явно был доволен ходом моих мыслей и итогом размышлений. Это я отчетливо понял, даже сквозь его безэмоциональную маску. За прошедшие годы я невольно научился отмечать подобные проявления чувств с его стороны. — Перейдем к другому делу, по которому я позвал тебя. — услышав его, я сразу же насторожился и стал предельно серьезен. Тон голоса Расы говорил мне о том, что дело будет очень важным.
     — Позвольте мне, господин Раса? — неожиданно услышать голос Пакуры, было непривычно. Я даже невольно забыл, что она тоже тут с нами. К моему удивлению, отец лишь кивнул ей в ответ, нисколько не раздраженный тем, что она его перебила. — Гаара, речь пойдет о твоем возможном вступлении в совет.
     — В совет? — если честно, я был удивлен. Мне ещё даже двенадцати не исполнилось, а отец уже хочет продвинуть меня дальше?
     — Да, — слово снова взял Раса, подтверждая тем самым слова Пакуры. — В совете всё ещё есть те, кто выступают против того, чтобы мы ужесточили политику в отношении Дайме и его семьи. — на этом моменте я откровенно поморщился и даже не стал скрывать свои эмоции.
     — Я так понял, ты хочешь получить ещё больше поддержки в совете, отец? Учитывая мои последние достижения, проблем с моим вступлением быть не должно, — произнеся это вслух, я немного задумался. Раньше я опасался озвучивать Расе свои мысли. Теперь, я считаю, что время пришло. — Отец, я хотел бы высказать своё предложение. Обещай выслушать меня и не перебивать. — услышав меня, Раса немного нахмурился, но всё же согласно кивнул в мою сторону.
     — Прежде, чем ты начнешь Гаара, — напомнила мне вновь о своем присутствии Пакура. — Ты уверен, что я тоже должна услышать? — на самом деле, это был очень хороший вопрос с её стороны. Женщина явно поняла что-то по моему голосу. Поэтому она и спросила это.
     — Да, — уверено посмотрел я ей прямо в глаза. — Я доверяю вам, Пакура-тайчо. — мои слова вызвали легкую улыбку на лице куноичи.
     Ей явно льстило моё доверие к ней, а так же искреннее уважение. Ведь она уже два года не является моим непосредственным капитаном. Сразу, после того, как я стал джонином в десять лет, я принял командование над своим собственным отрядом.
     — Поспеши. У нас не так много времени, — у Расы явно было ещё много неотложных дел. Поэтому, я не стал затягивать и сразу же огорошил его.
     — Отец, почему бы тебе просто не стать Дайме страны Ветра? — моё столь резкое и неожиданное высказывание явно шокировало сильнейших шиноби Сунагакуре. Видя, что Раса уже хочет перебить меня, я сразу же продолжил. — А что? Почему вы так удивлены этим? Разве это не вполне логичным выход из нашей ситуации?
     — Всё не так просто, Гаара, — попыталась осторожно остановить меня от дальнейших глупых высказываний Пакура.
     — Я знаю это, Пакура-сан, — не дал я ей продолжить. — Но сложно, не значит, что это невозможно. Уже сейчас отец командует всеми военными силами в стране. Большинство действующих чиновников нынешней администрации страны также подчиненно напрямую Казекаге. В таком случае, почему мы просто не возьмем полную власть в свои руки? Зачем нам сажать на место правителя простую марионетку, когда можем править страной сами? — чем больше я говорил вслух, тем сильней распалялся. Я не боялся, что меня могут услышать со стороны, ведь в кабинете отца уже был активированный барьер.
     Нынешняя структура власти в стране попросту не укладывается в мою голову. Почему вообще шиноби должны подчиняться Дайме? С нынешней властью Расы и безмозглым правителем, почему мы просто не свергнем его?
     — Ты ведь не настолько глуп, чтобы предложить свою идею без предварительного плана? Ведь так? — в отличии от всё ещё шокированной моими словами Пакуры, Раса слишком быстро пришел в себя и смотрел на меня сейчас уже совсем другим взглядом.
     Он сам уже не раз задумывался об этом? Глядя в глаза Расы, внезапное озарение пришло мне в голову. А ведь и правда. Раса далеко не глуп и подобные мысли должны были не раз мелькать в его разуме. Поэтому, сейчас он не перебивал меня. Вместо этого Раса внимательно следил за моей реакцией.
     — Ты прав, отец, — поняв, что Казекаге готов и дальше выслушать меня, я окончательно успокоился и продолжил озвучивать свои собственные мысли. — Я уже давно думал об этом. С нынешней ситуацией в нашей стране, мы легко сможем свергнуть Дайме Харухито и захватить власть. Но вот последствия подобного решения выдержать будет уже очень сложно. Стоит только одной из Пяти Великих Гакурезато захватить власть в своей собственной стране, как это сильно насторожит и вызовет опасения всех феодалов и правителей континента. Они начнут подозревать свои собственные селения и будут видеть угрозу своей власти в них. И, чтобы подобного не произошло в их странах тоже, они захотят проучить нас и показать наглядный пример своим скрытым селениям. Боюсь подобный наш ход приведет лишь к тому, что четвертая мировая война шиноби будет проходит между Сунагакуре и объединенной армией четырех Великих Гакурезато.
     Выслушав меня, отец на мои слова лишь утвердительно кивнул. А вот Пакура до сих пор не могла отойти от шока и была сейчас бела, как мел. Озвученная мной ситуация приводила женщину в откровенный ужас и ещё больше страха она испытала, когда поняла, что мои слова не вызвали особого удивления у Расы.
     — Вы не можете так рисковать, — переводя взгляд с меня на отца, она не знала кого ей необходимо переубедить. — Если вы пойдете на это господин Раса, то Сунагакуре будет уничтожено.
     — Не обязательно, — вновь перебил я Пакуру, чем в очередной раз заинтересовал отца и ещё больше ужаснул женщину. — У меня есть план, отец. Как я и сказал, сейчас, мы не можем полностью захватить власть в стране. Тем более, стоит учитывать, что как только мы свергнем Дайме страны Ветра и его жену, страна Огня разорвет с нами все дипломатические отношения и прекратит торговлю необходимыми товарами, в том числе и едой. А этого мы пока допустить не можем. Поэтому, я хочу предложить решение.
     — Говори, — видя, что я на мгновение задумался, Раса решил подтолкнуть меня. Его явно заинтересовали мои слова.
     — Нам просто нужны внешние союзники, отец. Все эти годы Сунагакуре зациклилась на внутренней политике страны и вообще прекратила обращать внимание на окружающие нас державы. Это не обязательно должны быть великие элементальные страны. Для начала, мы можем начать с небольших стран, которые расположены вдоль наших границ. Если мы сможем наладить с ними хорошие дипломатические отношения, то даже с прекращением торговли со страной Огня, мы сможем переориентироваться на торговлю с ними. — мои слова явно заставили сильно задуматься Расу и он сразу же нашел главную слабость моей идеи. Он даже незамедлительно озвучил её вслух.
     — Наше вмешательство обязательно заметят другие Гакурезато. Они не будут молча сидеть и смотреть, как мы укрепляем свои позиции, — в ответ на озвученные слова отца, я спокойно кивнул.
     Раса был полностью прав в этом. Стоит только Сунагакуре начать налаживать международные отношения с другими странами, как Конохагакуре и Ивагакуре не будут молчать. Они обязательно пошлют своих шиноби, чтобы помешать нам.
     — Выход есть, — своим уверенным голосом, я вновь привлек к себе всё внимание, а затем продолжил. — Поручи это дело мне, отец. Если ты позволишь мне выбрать несколько генинов из последних выпусков, а также разрешишь взять мою команду с собой, то я выполню эту миссию.
     Я видел, как глубоко ушел в свои собственные мысли и закрыл глаза Казекаге. Он явно прокручивал весь наш разговор и серьезно обдумывал только что высказанные мной идеи.
     Я действительно не обманывал его. Выход в самом деле есть. Если Раса позволит мне действовать самостоятельно за пределами страны, то за три-четыре года, я смогу заручиться надежными союзниками для Сунагакуре, которые как минимум станут нашими поставщиками продуктов питания. А как максимум, будущими вассалами меня и моего отца.
     — Хорошо, — неожиданно громко произнес Раса, открыв полностью свои глаза. — Я готов рискнуть и довериться тебе, Гаара. Но с одним условием. Перед этим, ты должен полностью подчинить Шукаку.

Том 2 глава 39 Шукаку

     Вышел из кабинета отца я лишь спустя пару часов. Всё это время мы подробно обсуждали с ним озвученный мной план. Да, риск был действительно велик. Это признавали как отец с Пакурой, так и я.
     Но в результате, если у нас всё получится, то опасность, которой я себя подвергну, окупится многократно. Раса это прекрасно понимал, именно поэтому, он и поставил передо мной условие подчинить себе силы Шукаку.
     Если честно, его слова не удивили меня. Все эти годы, я специально готовился к этому моменту. И, теперь, я был полностью готов и уверен в своих силах. Осталось только дождаться специальных приготовлений отца, но это не должно занять дольше пары дней, максимум неделю.
     К тому же, перед началом «ритуала», мне ещё необходимо решить, как это всё же сделать? Пойти по легкому пути или быть может попробовать сначала по-другому?
     Со всеми этими мыслями, я даже не заметил, как вышел из резиденции Казекаге и машинально направился к себе домой.
     Я всё ещё был в стандартном облачении Анбу Песка, только маски на мне не было. А потому, мой внешний вид вызывал довольно много любопытных взглядов.
     К своему удивлению, я даже заметил на себе пару заинтересованных взглядов от девушек, примерно моего или чуть постарше возрастов. Поняв это, я лишь немного усмехнулся на это и просто продолжил свой путь домой.
     — Гаара! — знакомый, а самое главное очень громкий голос Канкуро заставил меня резко остановиться и повернуть голову в его сторону. — Я же говорил вам, что это он! — победно глядя на своих напарников, даже не подумал снижать громкость мой старший брат.
     — Темари, Канкуро, — дождавшись, когда они подойдут ко мне поближе, я сначала тепло поприветствовал своих самых близких родственников. А затем, расслаблено кивнул и стоявшему рядом с ними довольно высокому и широкоплечему парню. — Тебя я тоже рад видеть, Шира.
     — Как давно ты вернулся, Гаара? Почему ты не сообщил нам об этом? — на симпатичном лице Темари появились следы легкого недовольства. Но по её глазам было видно, что она действительно была рада видеть меня.
     — Буквально только что, — улыбнулся я сестре. — Отчитывался перед отцом и теперь шел домой.
     — Ха! — усмехнулся рядом со мной Канкуро. — Раз такое дело, почему бы нам не отметить нашу встречу? — по нему было видно, что он явно хочет повеселиться.
     Пусть, как раньше хулиганить он больше не может. Всё же возраст у него уже не тот, парню уже тринадцать лет. А через пять месяцев, он станет ещё старше. Но веселится и отдыхать, мой старший брат определенно любит.
     — Почему бы и нет, — отказываться от его предложения я не собирался. Тем более, я действительно хотел увидеть их. Давно мы уже не собирались вместе. — Что насчет вас? — обратился я уже к Темари и Шире.
     — Разве я могу не пойти? Кто-то же должен присматривать за вами обоими, — в немного шутливой манере приобняла нас Темари. — К тому же, мы давно не виделись и я о многом хочу с тобой поговорить, Гаара. — на слова четырнадцатилетней молодой девушки, я лишь согласно кивнул. Тем более я тоже хотел встретиться с ними и пообщаться.
     — Если вы не против, то я тоже присоединюсь, — Шира явно чувствовал себя немного неловко в нашем семейном кругу. Вон, он даже смущенно почесал небольшой шрам на подбородке, который появился у него после одной из их миссий.
     — Да брось ты это, Шира, — за всех нас решил высказаться именно Канкуро. Ему не нравилось, когда его вечный соперник принижал себя. — Ты всё же член нашей команды и близкий друг. Не прогоним же мы тебя в самом деле. — в ответ на слова брата, мы с Темари лишь утвердительно кивнули ему и Шира засмущался ещё больше.
     — Идем, — приглашающе махнув рукой, первым тронулся с места именно я. — Раз уж я вернулся с миссии, то мне вас и угощать. Выбирайте любое место, которое хотите.
     С моей зарплатой джонина и капитана Анбу, я мог позволить себе довольно многое. За выполнение одних только S ранговых миссий платили очень даже неплохо. И это, я ещё не вспоминаю специально отложенное мной золото, которое я всё ещё скрываю.
     В итоге, весь оставшийся день я провел в компании своих самых близких людей и искренне наслаждался их обществом. Даже Ширу за прошедшие годы я стал считать очень верным и хорошим другом.
     ***
     — Проходи и чувствуй себя как дома, Темари, — открыв дверь в свою собственную квартиру, первой в комнату я пропустил сестру.
     Войдя внутрь, она очень придирчиво осмотрела мою холостяцкую квартиру. И должен признать, её слегка нахмуренное личико выглядело в данный момент довольно мило.
     Правда, она сама явно так не считала. Возмущенно уперев обе руки в бок, Темари сейчас очень строго смотрела в мою сторону.
     — Гаара, как ты можешь жить так? Почему здесь так пусто и безжизненно? — в возмущении молодая девушка обвела рукой всю комнату и возразить ей на это, я никак не смог.
     — Ты же знаешь, Темари. Я большую часть времени провожу на миссиях. У меня попросту не было времени на это, — посмотрев на свою квартиру новым взглядом, я действительно вынужден был признать, что совсем забыл обставить это место.
     — Боюсь даже представить, чем ты обычно питаешься, Гаара, — сестра явно была сильно недовольна мною. Пройдя дальше в комнату, она всё больше и больше начинала хмуриться и бросала в мою сторону немного разочарованные взгляды.
     В данный момент, мы были с ней только вдвоем. Канкуро ушел на очередное занятие с госпожой Чиё, а Шира решил продолжить свои ежедневные тренировки.
     Темари же, она решила сходить ко мне в гости и заодно убедиться в том, в каких условиях я живу. И теперь она явно была расстроена.
     — Не переживай ты так об этом, Темари, — попытался я немного успокоить сестру. — Если хочешь, ты можешь даже помочь мне с этим. Я всё равно задержусь в Суне ещё примерно на две недели. Потом же… — я даже немного задумался об этом.
     Если быть совсем честным, у меня попросту нет свободного времени на то, чтобы обустроить свою собственную квартиру. Но, чтобы ещё больше не беспокоить сестру, я решил пойти в этом ей навстречу.
     И видимо я оказался прав. Потому, как хмурое выражение на лице Темари начало сразу разглаживаться и она с явным энтузиазмом начала обдумывать мой будущий домашний интерьер.
     — Хорошо, — удовлетворившись моими словами, сестра немного расслабилась. Вместо этого, Темари всё же решилась задать мне свой следующий вопрос, ради которого и пришла сюда на самом деле. — Гаара, я хотела у тебя попросить кое-что, — на этом моменте она даже немного засмущалась. Но увидев мой серьезный взгляд, стала более уверенной. — Не мог бы ты потренировать меня?
     — Я не против, — слегка пожав плечами, я моментально согласился на её просьбу.
     Этим, я даже слегка удивил молодую девушку. Но, почти сразу, на её лице отразилась искренняя улыбка, она была очень рада услышать это от меня.
     — Спасибо, Гаара, — Темари моментально подскочила ко мне и сначала обняла меня. А затем, даже чмокнула меня в щеку и весело засмеялась, увидев мою реакцию на это.
     — Почему ты решила так внезапно попросить меня об этом? — пройдя дальше в комнату и сев на один из стульев, я внимательно и слегка заинтересованно посмотрел на сестру.
     — Ну, — Темари явно было немного неловко. Она даже отвела на мгновение свой взгляд в сторону. Но поняв, как это выглядит со стороны, надулась. И, только после всего этого, решила объяснить. — Я просто недавно поняла, что самая слабая в нашей команде. — всё же успокоившись, сестра присела напротив и посмотрела на меня серьезным взглядом.
     Если честно, пусть немного, но я понимал её сейчас. За прошедшие годы, в связи со службой в Анбу, я очень мало времени уделял на тренировки с ними.
     Но вместе с тем, у Канкуро есть личный учитель, одна из сильнейших куноичи Скрытого Песка. И за прошедшие три с половиной года, как брат начал обучаться у неё, он достиг уже довольно многого.
     Что же касается Ширы. То даже не имея учителя или специального образования, этот парень мог спокойно сражаться в тайдзюцу против меня. Он настоящий гений и я открыто признаю это. После того, как я дал ему описание внутренних врат, он смог самостоятельно разблокировать их.
     И пусть я не знаю, на что он действительно способен в данный момент, но находясь под командованием Яшамару, Шира стал определенно ещё сильней. Ведь, дядя решил обучить его более подробно внутренней анатомии человека.
     Вот и остается только Темари. На фоне младшего брата и Ширы, она действительно может почувствовать себя более слабой. За эти годы, вместо веера оружием сестры стали пара чакропроводящих клинков, через которых она могла пропускать чакру ветра и уверенно сражаться в ближнем бою.
     Но думаю, пришла пора обучить Темари чему-то большему, нежели преобразованию чакры и кендзюцу, которое я преподавал ей раньше. Всё же моё зачисление в Анбу Песка не прошло бесследно. Именно там меня обучили обращаться с клинками и, уже после, я обучил этому сестру.
     — Что же, думал сказать об этом немного позже, но почему бы и нет, — всё же тайны из этого делать я не собирался, а потому решил озвучить это вслух. — Темари, через пару недель я надолго покину страну Ветра и Сунагакуре. И если ты хочешь, чтобы я действительно обучал и тренировал тебя, то предлагаю тебе и вообще всей вашей команде отправиться со мной. Что думаешь насчет этого?
     — Конечно же, я согласна, — улыбнулась в ответ на моё неожиданное предложение сестра. — Разве могло быть иначе?
     — Видимо нет, — я был рад, что она согласилась на это. Не думаю, что Канкуро и Шира так же будут против моей компании. А потому, я решил поинтересоваться у сестры кое-чем ещё. — В таком случае, я хотел бы поговорить с тобой о тех, кого бы ты могла порекомендовать мне. Мне понадобятся несколько верных шиноби, Темари.
     ***
     Семь дней спустя. Страна Ветра, селение Скрытого Песка, 19 января 62 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     — Готов? — в своей привычной отстраненной манере спросил у меня Раса, сложив обе свои руки перед собой.
     Я же сейчас находился в центре огромной пустой комнаты, которая была полностью исписана множеством различных фуиндзюцу, целью которых было скрыть эманации чакры биджу и в случае чего сдержать его, если он вырвется наружу.
     — Да, — на мгновение прислушавшись к собственным ощущениям, я кивнул. — Можем начинать. — здесь и сейчас, кроме отца, были ещё госпожа Чиё и её младший брат Эбизо.
     Двое старейшин лучше всех в Сунагакуре разбираются в фуиндзюцу. Именно на них будет возложена основная задача в ритуале.
     Ведь, им не только необходимо проследить за моим состоянием во время моей попытки подчинить себе силы Биджу, но и поддержать меня чакрой, если будет такая необходимость. В крайнем случае, они активируют защитный и запечатывающий барьеры.
     Отец же в свою очередь должен будет удержать меня, если Шукаку всё же сможет противостоять мне и вырвется наружу.
     Уже привычно отрешившись от лишних мыслей, я начал сосредотачиваться на ощущениях чужеродной чакры внутри себя. Миг, и вот я уже открываю глаза не в испещренной множеством символов комнате, а посреди огромной и бесконечной пустыни.
     Искать долго Шукаку мне не пришлось. Ведь, почти всегда я появляюсь недалеко от него. В этот раз всё было точно так же.
     Единственное, что отличалось от прошлого раза, так это то, что Шукаку на удивление не кричал и не бушевал, стоило мне только появиться во внутреннем мире.
     Наоборот, его огромные звездообразные зрачки были устремлены прямо на меня и в них я видел необычную серьезность и готовность сражаться со мной за свою свободу и волю.
     На мгновение, я направил огромное количество чакры в свои глаза и, в тот же миг, зрачки Шукаку сменились на Шаринган с тремя томоё, а я сам моментально попал в его внутренний мир.
     — Поговорим? — в данный момент Шукаку полностью был подчинен моей воле и даже не мог пошевелиться или же заговорить со мной. Сила Шарингана просто не давала ему сделать этого и я отчетливо начал ощущать злость и ненависть биджу ко мне. — Как видишь, если я только захочу этого, то легко смогу подчинить тебя, Шукаку. — я чувствовал рвущийся наружу безумный крик Биджу. Но, будучи под контролем моего гендзюцу, однохвостый демон всё равно не мог ничего сделать. — Я хочу, чтобы ты понимал, Шукаку. Стоит мне только захотеть и твоя воля будет просто подавлена мной. Но, сейчас, я хочу не этого.
     Одновременно с моими словами, я отменяю подчинение Шукаку и вновь оказываюсь напротив него.
     Зрачки биджу тут же возвращаются в норму и его взгляд становится вновь осмысленным. Впрочем, моментально в них отобразилось безумие и всепоглощающая ненависть. А затем, однохвостый демон закричал.
     — Я УБЬЮ ТЕБЯ! РАЗОРВУ НА КУСКИ! СОЖРУ ТВОЮ ДУШУ И БУДУ МЕДЛЕННО ПЕРЕВАРИТЬ У СЕБЯ В ЖИВОТЕ! НУ ЖЕ? ТОЛЬКО ПОСМЕЙ ВЫПУСТИТЬ МЕНЯ, НИЧТОЖЕСТВО! — Шукаку был разъярен и находился в данный момент в самом настоящем бешенстве.
     Мои недавние действия явно разозлили однохвостого биджу, причем невероятно сильно. Но я добивался от него именно этого. По правде, я соврал ему. В действительности, я не могу пока подчинить себе его волю. Максимум сдержать или обездвижить на какое-то время, как делаю это сейчас. Таким образом, я хочу, чтобы Шукаку разозлился, полностью вышел из себя и превратился в безумного, ничего не соображающего зверя. И у меня получилось.
     В битве с Какаши я не смог полностью оценить свои собственные силы. А потому, я поднял свой взгляд на огромную возвышающуюся надо мной живую гору и предвкушающе улыбнулся ему.
     — Смотри, не разочаруй меня, Шукаку, — говоря это, я начал специально ослаблять барьер демона и он это почувствовал. Однохвостый биджу даже замолчал и в неверие посмотрел в мою сторону. — Покажи мне всё, на что ты способен!
     С последними моими словами, барьер вокруг Шукаку окончательно исчез и биджу оказался полностью на свободе.
     Одновременно с этим возле меня буквально из ниоткуда появилось огромное количество черного металлического песка и на мгновение между нами даже установилось напряженное молчание.
     —  УМРИ! — первым тишину между нами нарушил именно Шукаку. Сконцентрировав в своей пасти огромное количество своей чакры, он одной своей лапой ударил себе по животу и в мою сторону выстрелило самое настоящее воздушное ядро. — Футон: Ренкудан.
     Снаряд выпущенный Шукаку был невероятно быстр, но я был готов к этому. Тут же металлический песок возле меня обратился в огромный черный щит и принял на себя первую атаку однохвостого демона.
     Но биджу на этом не остановился. Видя, что первая его атака не принесла ожидаемого результата, он буквально превратился в самый настоящий пулемет, начав выпускать одно воздушное ядро за другим.
     Каждая его атака была не только очень быстрой, но при этом несла в себе огромную силу. Настолько, что мне пришлось прикладывать все свои силы, чтобы противостоять им. Но долго продолжаться так попросту не могло.
     В тот же момент, оставшийся металлический песок начал концентрироваться возле моего тела, превращаясь в полностью закрытую броню, исключая лишь мою голову. А за моей спиной начали сформировываться шесть пар матово-черных стальных крыльев.
     — НЕ УБЕЖИШЬ! — видя, как я на огромной скорости взмыл в небо, Шукаку начал обстреливать меня с земли, но используя Шаринган, я с легкостью уклонялся от всех его атак.
     — Теперь пришла моя очередь, Шукаку, — глядя с превосходством с небес на огромного бушующего демона, я напитал свой доспех и металлические крылья чакрой ветра. А затем, с огромной скоростью устремился к нему.
     Ещё несколько раз Шукаку попытался сбить меня своими воздушными пулями. Но, уклонившись от них всех, я моментально сократил до него расстояние и взмахом шести пар своих стальных крыльев, буквально оторвал ему обе лапы.
     — Рра! — взревел от боли и ярости Шукаку, когда мои крылья при помощи высокочастотных колебаний и чакры ветра серьезно ранили его.
     Впрочем, Шукаку этим было не остановить. Почти сразу, при помощи окружающего его песка, однохвостый демон восстановил сначала свои конечности и одновременно с этим в его пасти начало концентрироваться невероятно огромное количество чакры.
     Сначала я подумал, что он хочет использовать знаменитую бомбу биджу и уже приготовился уклоняться. Но Шукаку смог удивить меня.
     Из его пасти выстрелил луч сильно концентрированного сжатого воздуха и стоило мне только отлететь в сторону, как он начал направлять свою атаку следом за мной.
     — Всё ещё слишком медленно, Шукаку, — с легкостью уклонившись от всех его атак, спокойно произнес я. Всё же комбинация магнетизма и чакры ветра дает мне огромную скорость в воздухе. Ни одна атака биджу попросту не способна угнаться за мной. — Теперь моя очередь, — предвкушающе улыбнулся я и шесть пар стальных крыльев одновременно на огромной скорости взмахнули в сторону Шукаку и в него устремилось двенадцать воздушных лезвий.
     Но на этом я не остановился. Используя высокочастотные колебания частиц металла и чакру ветра, я обрушил на биджу просто невероятно огромное количество воздушных лезвий. Их было так много, что они буквально разорвали тело биджу на куски. Впрочем, Шукаку моментально начал регенерировать.
     — Рра! — взревел пуще прежнего биджу. — Я УБЬЮ ТЕБЯ! Я ОБЯЗАТЕЛЬНО УБЬЮ ТЕБЯ! УМРИ! — в этот раз Шукаку решил не размениваться по мелочам и в своей пасти начал формировать самую настоящую бомбу хвостатых.
     — Наконец-то ты показал её, — всё это время я только и делал, что ждал его коронного приема.
     И, когда Шукаку уже был готов выстрелить своей сильнейшей атакой по мне, из-под земли неожиданно выскочили черные металлические цепи и начали обхватывать его.
     Даже его пасть была скована мной, а из-за сбившейся концентрации, уже почти готовая бомба Биджу попросту взорвалась, тем самым ещё больше ранив его.
     — Думаю, на этом пора заканчивать, — подлетев поближе к однохвостому биджу, я наблюдал за тем, как всё больше и больше цепей начинают сковывать его огромное и неповоротливое тело, не давая ему даже малейшего шанса пошевелиться.
     — ОТПУСТИ МЕНЯ, НИЧТОЖЕСТВО. ЕЩЁ НИЧЕГО НЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ. Я УБЬЮ ТЕБЯ, СЛЫШИШЬ? УБЬЮ! — даже будучи полностью скованным мной, Шукаку не переставал изрыгать в мою сторону постоянные угрозы.
     К его сожалению, как бы много чакры у него не было, но его медлительность и очень скудный арсенал техник, просто не дали ему ни единого шанса в сражении со мной.
     Взмах руки и другой конец цепей, которые сковывают Шукаку, оказывается у меня. Используя их, я начинаю вытягивать из него его чакру, при этом полностью очищая её от его сознания, не давая ему даже призрачной возможности оказывать влияние на меня.
     — Ну вот и всё. Ты окончательно проиграл мне, Шукаку. — вместе с моими словами, я начал ощущать значительные изменения внутри себя.
     Всё моё тело начало буквально преображаться. Одновременно с этим на моем лице и руках начали проявляться черные татуировки в виде печати, полностью идентичные тем, что находятся на теле однохвостого биджу.
     — НЕТ! ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ?! — видя и ощущая изменения внутри меня, Шукаку попытался ещё раз вырваться из моего плена.
     Но это было бесполезно. Тем более сейчас, когда я получил доступ ко всей его силе. Скованного Шукаку, я попросту перенес обратно в центр барьера и запечатал его. И только после этого, наши глаза встретились вновь.
     Больше я не видел в его взгляде надменности и пренебрежения, лишь отчаянная ненависть и всепоглощающая ярость, за которой он пытался замаскировать от меня свой страх.
     — Ну что же, теперь ты готов выслушать меня?

Примечание к части

     Наконец-то я дописал эту главу. Не знаю, как получилось, надеюсь вам понравится. Кстати, пересматривал я тут бои с Шукаку и вынужден признать, как самостоятельная боевая единица он мало что из себя представляет. Именно на основе вновь увиденного я и представил для себя этот поединок между Гаарой и Шукаку. К слову, я осознал, что у меня очень посредственно выходит описывать повседневные сцены. Может у кого есть какие советы, как разнообразить такими моментами фик? Совсем без них ведь нельзя, через них раскрываются характеры и взаимотношения героев, а то у меня в фике одни лишь миссии и тренировки Гаары.
>

Том 2 глава 40 Режим чакры Биджу, часть 1

     — НЕНАВИЖУ! ПРЕЗИРАЮ! УБЬЮ! СЛЫШИШЬ? Я ОБЯЗАТЕЛЬНО УБЬЮ ТЕБЯ, ГААРА! — несмотря на то, что Шукаку был полностью скован моими цепями и лишился огромного количества своей чакры, но его взгляд по прежнему был наполнен чистой и незамутненной яростью. А вот уже привычного мне безумия там не наблюдалось.
     — Вот как? — обманчиво спокойным голосом обращаюсь я к однохвостому демону. В отличии от прошлых моих попыток заговорить с ним, в этот раз он не спешил перебивать меня. — Думаешь, я испытываю к тебе что-нибудь кроме ненависти, Шукаку? ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ! ДВЕНАДЦАТЬ ДОЛБАННЫХ ЛЕТ Я НЕ МОГУ НОРМАЛЬНО СПАТЬ ИЗ-ЗА ТЕБЯ! — говоря это, я не смог сдержать своих истинных чувств и попросту уже кричал на Шукаку, попутно направляя на него свою собственную жажду крови.
     Сейчас, в моем взгляде отражались те же самые чувства и эмоции, что Шукаку испытывал по отношению ко мне. Моя ненависть к нему была невероятно сильна. Все эти годы я копил и сковывал её внутри себя, так как всё равно не мог выплеснуть их на того, кто их породил внутри меня.
     Но, теперь, всё изменилось. Я отчетливо представлял перед собой, как раз за разом буду разрывать песчаное тело Шукаку на куски, не давая ему даже времени толком восстановиться. Причем, я представлял это настолько ярко и отчетливо, что биджу невольно вздрогнул, встретившись со мной взглядом в этот момент.
     Ярко-алые глаза Шарингана явно испугали демона и мои недавние слова о том, что я могу подчинить себе его волю, вновь прозвучали внутри него. Я прекрасно знал, что у Шукаку нет реального опыта противостояния Шарингану и он не знает всего, на что я действительно способен.
     Если честно, до сегодняшнего дня, я тоже не знал этого. За прошедшие годы, я довольно-таки неплохо освоился с возможностями Шарингана. В частности с гендзюцу, испытывая иллюзии на нукенинах и продажных чиновниках, прежде, чем убить их.
     До сегодняшнего дня, я искренне считал, что моих нынешних сил и возможностей вполне достаточно, чтобы полностью подчинить себе волю Шукаку. Но, в реальности, я лишь смог на время сдержать его. Ну и немного обмануть, тем самым невольно напугав его.
     Видимо, чтобы полностью подчинить себе биджу, мне всё же нужен именно Мангеке Шаринган, обычного трехтомойного для этого будет недостаточно.
     — ЭТО ЕЩЁ НЕ КОНЕЦ! Я ЕЩЁ НЕ ПРОИГРАЛ ТЕБЕ! ДАЙ МНЕ ТОЛЬКО ЕЩЁ ОДИН ШАНС И Я СРАЗУ ЖЕ ВЫРВУСЬ ОТСЮДА! — к моему небольшому удивлению, в голосе Шукаку я чувствовал куда меньше ярости и ненависти, по сравнению с тем, что было раньше. Видимо, он начал осознавать, что теперь сила в наших с ним взаимоотношениях вовсе не на его стороне.
     — О! — не притворно обрадовался я его словам. — Поверь мне, Шукаку. Я дам тебе далеко не один шанс. Надо же мне будет испытывать на ком-то свои новые возможности. — мой ответ явно не принес однохвостому биджу ожидаемую надежду и радость.
     На самом деле, глубоко в душе Шукаку начал постепенно осознавать, что если он не смог одолеть меня раньше, то теперь, когда я стал гораздо сильней, его шансы стали ещё меньше.
     Дальше же задерживаться в своем внутреннем мире, я не стал. Бросив мимолетный взгляд в сторону внезапно замолчавшего демона, я уже привычно сосредоточился и моментально вернулся обратно в реальный мир.
     ***
     Двенадцать часов спустя. Страна Ветра, селение Скрытого Песка, ночь с 19 на 20 января 62 года от основания первых Великих Деревень Шиноби.
     Лежа у себя в кровати и находясь в объятиях красивой молодой женщины, Раса пребывал в довольно задумчивом и отрешенном состоянии.
     Переведя мимолетный взгляд на обнаженное и подтянутое тело Пакуры, Казекаге селения Скрытого Песка в очередной раз задумался о том, что же он испытывает по отношению к самой доверенной и приближенной к нему куноичи. И как вообще их взаимоотношения пришли к этому?
     Впрочем, Раса никогда не был дураком. Да, многие считают его бесчувственным и безжалостным человеком. В общем-то, они даже окажутся правы в этом. Ведь после смерти Каруры, он полностью запер все свои чувства и эмоции глубоко внутри себя.
     Раса запретил себе испытывать и демонстрировать любые слабости. И все эти годы, у него даже получалось это. Но постепенно, мужчина начал осознавать, что сковываемые им эмоции начинают прорываться наружу и он больше не может сдерживать их внутри себя. Словно плотина, которую он установил внутри своего собственного сердца, больше не способна выдерживать напора его чувств. Если он так ничего и не предпримет по этому поводу, то его с легкостью сметет вырвавшимися наружу эмоциями и он попросту потеряет себя в них.
     Первые признаки своего изменившегося отношения к миру Раса заметил ещё три года назад, когда воспоминания о смерти его жены больше не приносили ему прежней боли. Нет, он по-прежнему любил Каруру. Даже сейчас его чувства к ней не изменились.
     Но тогда, он впервые смог отрешиться от той боли и взглянуть на собственную жизнь со стороны. Возможно, всему виной то, что Раса начал испытывать невольную гордость по отношению к своему младшему сыну и этого не могло изменить даже то, что именно по его вине умерла Карура.
     Ещё долго Казекаге не хотел признавать этого. Но, чем больше проходило времени, тем отчетливей Раса понимал, что он дальше не может цепляться за своё прошлое. Карура умерла. Ему стоит принять это и начать всё же двигаться дальше.
     С трудом, но мужчина осознал это и кое-как справился с той бушующей волной эмоций, что захлестнула его в тот день. С тех самых пор, Раса словно сбросил тяжкий груз со своих плеч и родился заново. Однако, это вовсе не значит, что он моментально отбросил свои прежние чувства и тем самым полностью забыл свою умершую жену.
     Нет. Он по-прежнему помнил и любил её. Но в один прекрасный момент, Раса словно осознал и отчетливо понял, что Карура вовсе не хотела того, чтобы он всю жизнь прожил в одиночестве с запертыми внутри чувствами.
     Именно после этого, Раса начал по-новому смотреть на мир. Тогда же, он не только начал задумываться о том, что ему нужно делать для процветания страны и селения, но и стал замечать отношение к нему тех, кто окружает его.
     Осознание же того, что Шакутон но Пакура испытывает к нему вполне определенные чувства, не заставило себя долго ждать. А так, как Раса уже давно не молодой парень, то приняв окончательное решение двигаться дальше, мужчина сделал свой первый шаг.
     В итоге, теперь они с Пакурой почти каждую ночь проводили вместе и Раса ещё ни разу не пожалел о том, что пошел навстречу чувствам молодой женщины.
     Задумавшись немного об этом, Раса был готов признать, что куноичи испытывает к нему очень сильные и искренние чувства. Она действительно любит его, но он сам не испытывает к ней того же. Вместе с тем, подпустив её к себе настолько близко, Раса больше не может представить свою жизнь без Пакуры.
     Да, он действительно не любит её по-настоящему. Пока, по крайней мере. Но при этом, он отчетливо помнит, что его чувства к Каруре тоже возникли не сразу. Близость же с женщиной, которая готова не просто испытывать, но и делиться с ним своей любовью, помогает Расе больше не чувствовать той боли и пустоты внутри своего сердца.
     Полностью осознав и приняв свои настоящие чувства, Раса ещё раз более внимательно посмотрел на соблазнительное голое тело Пакуры и на удивление нежно провел своей рукой по её волосам, наслаждаясь необычными и давно забытыми им ощущениями.
     ***
     Я сейчас находился на одном из множества полигонов находящихся вокруг Сунагакуре, решив всё же испытать свои новые силы и способности.
     Вчера, сразу после того, как овладел силой Шукаку, я не стал этого делать. По настоянию госпожи Чиё, я сначала хорошенько выспался и отдохнул. И теперь, я был полностью готов к тому, чтобы оценить свои силы.
     Но, чтобы не тратить лишнее время понапрасну, я решил совместить свою тренировку с испытанием генинов, которых отобрал для своей следующей миссии.
     Сейчас, напротив меня собрались четыре команды шиноби или же двенадцать генинов Сунагакуре, включая команду Темари, Канкуро и Ширы. Молодые генины даже толком не знали, зачем их собрали здесь. А когда на полигоне появился ещё и я, то мой внешний вид вызвал у них небольшое удивление и шок.
     Немногие из недавних выпускников академии вообще знают обо мне. Но, вот моя экипировка и жилет джонина, явно вызвали среди них легкие перешептывания, которые очень быстро стихли, стоило им только заметить прибытие других шиноби.
     Сначала на краю полигона появились восемь чунинов в масках Анбу, возглавляемые Маки. Затем появилось сразу несколько джонинов, среди которых я заметил и Яшамару.
     Но на этом потрясения генинов не закончились. Ведь, следующими на полигон пришли члены совета селения в полном составе. Даже отошедшие от дел госпожа Чиё и старейшина Эбизо были среди них. Самыми же последними прибыли отец с Пакурой и их присутствие заставило нервничать молодых генинов ещё больше.
     Я же наоборот не обратил особого внимание ни на возбужденную реакцию генинов, ни на то, что полигон резко превратился из места тренировки в подобие римского колизея. Нет, в данный момент я был полностью сосредоточен на том, чтобы ощутить отделенную чакру Шукаку внутри себя.
     Как я и думал, вышло это у меня на удивление очень легко. Ведь после того, как я отобрал чакру у биджу, она теперь хранилась в отдельном месте внутри меня. Впрочем, использовать режим чакры биджу против обычных генинов, я скорее всего не буду. Это всё равно, что забивать обычные гвозди не молотком, а тяжелым кузнечным молотом.
     Придя же к подобному решению, я наконец решил обратить своё внимание на происходящее на полигоне.
     — Круто! Отец тоже пришел, Темари, — стоило мне только вернуться в реальный мир, как я сразу же услышал обрадованный голос Канкуро. Он как раз переводил внимание с госпожи Чиё на Расу.
     — Дурак, лучше приготовься к тому, чтобы противостоять Гааре, — в отличии от других, их команда знала, для чего я собрал их всех сегодня.
     И стоило только моему старшему брату услышать слова Темари, как на его покрытом странным фиолетовым макияжем лице появилась озорная и немного предвкушающая улыбка. Он явно жаждал показать всё, чему обучился за прошедшие годы у госпожи Чиё. И сегодняшняя тренировка со мной, наилучшая возможность для этого.
     Даже обычно ведущий себя тихо Шира не мог унять дрожь от предвкушения предстоящей битвы. Давненько мы с ним не сражались в нашу полную силу. Одна только Темари здраво оценивала свои силы и явно не надеялась на то, что они смогут победить меня.
     — Итак, — решил я всё же привлечь к себе их внимание. — Попрошу всех внимательно выслушать меня. Моё имя, Сабаку но Гаара, элитный джонин и командующий собственным подразделением Анбу. — мои неожиданные слова вызвали в рядах генинов довольно громкие перешептывания.
     Многих из них явно смутил мой небольшой возраст. Ведь, если судить по моему внешнему виду, то я в лучшем случае должен был быть из одного выпуска с ними.
     Подобная реакция даже вызвала у меня небольшой приступ ностальгии и легкого дежавю. И видимо не у меня одного, так как со стороны моей нынешней команды послышался едва сдерживаемый смех.
     — Гаара, это правда? Ты действительно хочешь взять нас к себе в отряд? — сомнения генинов впрочем развеялись довольно быстро.
     Услышав вопрос Канкуро, многие из них вспомнили о том, кто он такой и тут же сопоставили факт того, что он как минимум мой близкий родственник.
     Впрочем, среди кучки генинов, я отметил ещё троих, кто явно узнал меня. Что удивительно, все они были девушками. Двух из них я даже узнал. А вот третью куноичи с длинными синими волосами я точно видел впервые. Но долго заострять на ней внимание я не стал.
     — Да, — я спокойно кивнул в ответ на вопрос брата. — Здесь и сейчас, я проведу с вами специальную тренировку. После чего я оценю ваши реальные способности и силы. И если демонстрируемые вами возможности удовлетворят меня, то вам поступит официальное предложение вступить в мой отряд. — я видел, как загорелись неподдельным энтузиазмом глаза Канкуро, стоило ему только услышать меня. Да и другие генины немного воодушевились, ведь возможность попасть в особый отряд гораздо перспективней, чем состоять в обычных войсках.
     Но правда на самом деле в том, что я уже заранее выбрал их всех в свой отряд. Из их личной информации я уже знаю об их основных способностях и техниках. Поэтому, как таковая личная оценка их сил мне не требуется. Но, я всё равно собираюсь заставить их сразиться со мной.
     Сейчас же, большинство из них всё ещё недооценивают меня и не признают мой авторитет. Именно для этого и нужна наглядная демонстрация моих реальных возможностей и сил, чтобы молодые генины понимали, на что я действительно способен.
     — Начнем, — подал я короткий сигнал генинам.
     Несмотря на отданную мной команду, большинство генинов так и остались стоять на месте. В отличии же от них, Шира моментально сорвался со своего места и буквально за секунду на огромной скорости оказался возле меня.
     — Я покажу вам всё, чего я достиг, Гаара-сама, — буквально прокричал он и моментально атаковал меня кулаком.
     Он был быстр. На самом деле, невероятно быстр. Но за прошедшие годы, я тренировался не меньше него. И под взглядами нескольких десятков шиноби мы начали обмениваться молниеносными ударами между собой.
     Пусть свой стиль тайдзюцу я и основывал на техниках Ширы, но подход к ближнему бою у нас с ним всё же кардинально отличается. Он не переставал непрерывно атаковать меня одним своим ударом за другим.
     Я же в свою очередь с легкостью блокировал, либо же отклонял в сторону все его атаки. Шаринган позволяет мне видеть его быстрые движения так, словно всё происходит в замедленном виде.
     К тому же, я уже хорошо знал стиль тайдзюцу Ширы, поэтому мог легко предсказывать его следующие атаки. Тем более, что сражаться со мной в ближнем бою с самого начала было его ошибкой. Во время очередного размашистого удара кулаком, я резко отвел в сторону его атаку и следом контратаковал.
     — Шинра Тэнсэй, — телом парня после моего удара словно выстрелили из пушки и он на огромной скорости отлетел от меня на несколько десятков метров.
     Все прошло настолько быстро, что с момента начала нашего противостояния едва ли прошло секунд десять.
     Впрочем, расслабляться после победы в первом раунде против Ширы я не стал. Ведь, уже в следующую же секунду, в меня полетели два почти невидимых ветряных лезвия, которые моментально заблокировались моим песчаным щитом.
     — Неплохо, Темари, — похвалил я сестру, которая попыталась воспользоваться моментом.
     Уже в следующий же миг, моё тело протыкают двумя мечами марионетки Канкуро, но не успел он обрадоваться и одновременно ужаснуться этому, как мой клон обратился в песок и тут же кинулся на его боевые куклы, в попытке обездвижить их. Но Канкуро на удивление быстро среагировал и успел в последний момент выдернуть свои марионетки обратно.
     Складываю тут же печать концентрации и создаю ещё с десяток своих песчаных клонов, каждый из которых атакует одного из генинов. Большинство моих клонов легко справляются с ними, но вот Темари и Канкуро выгодно выделились среди них, так как смогли уничтожить парочку моих клонов.
     И стоило им только добить их, как рядом с ними появился до этого отправленный мной в полет Шира. Они тут же мгновенно переглядываются между собой и кивают. А затем, Шира встает в довольно-таки знакомую мне стойку и от его тела начинает исходить необычное светло-зеленое свечение, а вся его кожа в буквальном смысле становится красной.
     — Хо? — сегодня, я впервые вижу технику восьми врат в исполнении Ширы. Пусть он и открыл только первую тройку врат. Но, в любом случае, это заинтриговало меня.
     Стоило только Шире сорваться со своего места, как его скорость возросла многократно. Даже с Шаринганом мне приходилось внимательно наблюдать за ним, чтобы успеть среагировать на его движения.
     Но атаковал меня он не один. Обе марионетки Канкуро так же устремились ко мне на огромной скорости. Да и Темари находилась позади них и так же готовилась послать в меня воздушные лезвия следом. Их командная работа действительно смогла удивить меня. Скорость и слаженность взаимодействия были выше всяческих похвал.
     Но, когда они всё же атаковали меня, к искреннему удивлению Ширы и Темари, их удары попали вовсе не по мне, а по марионеткам Канкуро, тем самым полностью уничтожив их. Я же как раз стоял возле старшего брата и быстро вырубил его. Он даже не понял, как это на самом деле произошло.
     Темари же с Широй тут же кинулись ко мне. Верней, это они так думали. А на самом деле они находились в моём гендзюцу и сражались сейчас со своим собственным воображением, даже не осознавая этого.
     Остальные же генины пусть и смогли продемонстрировать некоторые способности, но показать тот же уровень, что и команда Яшамару не смогли. Как я и думал, использовать против них режим чакры биджу всё же не пришлось.
     Дальше же затягивать этот спарринг не имело смысла. А потому, я быстро обездвижил всех генинов призванным мной песком и развеял гендзюцу, тем самым вернув в реальный мир Ширу и Темари.

Примечание к части

     Итак, начну по порядку. В прошлой главе я внес небольшие изменения. Итог они не поменяли. Но вот сам фрагмент. Мои недавние действия явно разозлили однохвостого биджу, причем невероятно сильно. Но я добивался от него именно этого. По правде, я соврал ему. В действительности, я не могу пока подчинить себе его волю. Максимум сдержать или обездвижить на какое-то время, как делаю это сейчас. Таким образом, я хочу, чтобы Шукаку разозлился, полностью вышел из себя и превратился в безумного, ничего не соображающего зверя. И у меня получилось. Дальше, в комментарии к прошлой главе, написали что не могут соотнести характер Канкуро с тем, что я описываю. И нет, это не ошибка с моей стороны, а намеренное допущение, связанное с изменением условий взросления ребенка. Во многом основы характера закладываются с детства. В отрывках же детства Гаары из аниме, Канкуро любит немного пошалить и по хулиганить. В тех же событиях с экзаменом на чунина, когда он задирал Конохомару и Наруто, он демонстрировал именно эту черту своего характера. В моем фике, как вы поняли Гаара не псих, которые хочет лишь убивать и вполне спокойно взаимодействует со своим братом и сестрой. Именно спокойное поведение Гаары и послужило основой к изменениям в характере Канкуро. Здесь он более позитивный и громкий, мда. К слову, если есть желающие помочь с интерлюдиями или вставками от других лиц, буду очень рад этому. А то у меня немного хреново с этим.
>

Том 2 Глава 41 Режим чакры Биджу, часть 2

     Это было полное и безоговорочное поражение. Темари и раньше знала, что её младший брат невероятно силен. Но сейчас, когда она сразилась с ним впервые за долгое время, девушка осознала более отчетливо ту невероятно огромную пропасть, что разделяет их.
     Впрочем, особо задумываться об этом у неё не было времени. Как оказалось, всё эти люди собрались здесь вовсе не ради них.
     Стоило им только признать собственное поражение, как их всех отвели на край полигона и только тогда Темари поняла, что Гаара остался на прежнем месте. Более того, отец сейчас медленно направлялся в его сторону, отчего у молодой девушки сразу же появилось плохое предчувствие.
     В легкой панике она быстрым взглядом осмотрела собравшихся тут людей и, заметив нужного ей человека, моментально устремилась к нему.
     — Дядя, — окликнула она Яшамару, который, услышав её голос рядом с собой, отвел свой взгляд с полигона. — Что происходит? — Темари думала, что все они собрались понаблюдать за их отбором в отряд Гаары. Но, видя серьезные и задумчивые выражения на лицах людей, направленные в сторону её младшего брата, молодая девушка начала волноваться ещё больше.
     — Темари, — её близкий родственник и по совместительству капитан их команды тепло поприветствовал свою племянницу. А затем с легким сомнением обратил внимание ей за спину. — Смотрю ты не одна? — Темари немного удивилась его словам и моментально обернулась, чтобы в следующую же секунду встретиться с высокомерным взглядом Саи.
     — Я хочу знать, — девушка с длинными голубыми волосами, заплетенными в два хвостика, сейчас смотрела на них с плохо скрываемым интересом. Темари же, увидев девушку, даже не стала прятать своё истинное отношение к ней и сразу же поморщилась.
     — Чего тебе, Сая? — старшая дочь Казекаге не любила общаться с этой надменной девушкой.
     Если честно, лишь единицы шиноби могли терпеть общество этой высокомерной и взбалмошной девицы. Именно поэтому Темари не понимала, почему Гаара решил испытать и её.
     — Сая раньше слышала от отца про твоего младшего брата, — обращаясь к себе в третьем лице, с высокомерным выражением произнесла её бывшая сокурсница. — Но сегодня Сая впервые увидела его и я хочу узнать о нем больше. — Темари уже хотела проигнорировать её, но их разговор неожиданно заинтересовал и других генинов. Так что в скором времени рядом с ними образовалась целая толпа.
     — Ха-ха, смотрю, Гаара-сама заинтересовал многих из вас, — в отличии от своей племянницы, Яшамару, видя столь бурную реакцию генинов, обрадовался немного и решил дать им небольшой совет. — На вашем месте я бы пока воздержался от лишних вопросов и обратил бы своё внимание обратно на полигон, — став неожиданно серьезным, мужчина смог удивить многих из них и они решили последовать его совету. Темари также была среди них.
     — Похоже, отец собирается сразиться с Гаарой, — в этот же момент к ней подошли Канкуро с Широй. И девушка сразу же отметила необычайно серьезные взгляды на их лицах.
     — Даже не верится, что ваш младший брат стал настолько сильным, — теперь голос принадлежал уже лучшей подруге девушки и Темари перевела свой слегка обеспокоенный взгляд на Сену.
     Сена довольно высокая молодая девушка, и в детстве Темари даже уступала ей в росте. Но теперь обе девушки были равны в этом. Также у её лучшей подруги такие же песчано-каштановые волосы, как у Яшамару, правда немного темнее. И сейчас они были завязаны в небольшой хвостик у неё на голове. По бокам же у девушки выступает пара локонов и даже несколько маленьких косичек.
     Протектор же шиноби Сунагакуре красуется у неё на лбу, тем самым закрепляя довольно необычную прическу девушки. Внимательный же взгляд её пронзительных карих глаз сейчас также был устремлен в сторону полигона.
     Сама Сена сегодня была облачена в уже привычную сетчатую одежду, поверх которой на ней было одето красное платье, подтянутое красным поясом. На руках у молодой куноичи надеты перчатки, а на ногах Сена носит стандартные сандалии шиноби.
     — Начинается, — услышав эти слова от кого-то из шиноби стоящих рядом, Темари вновь обратила своё внимание на Гаару и её сердце тут же сжалось.
     Глядя на молча стоящих друг напротив друга отца и младшего брата, Темари не могла не признать, что они были очень похожи. Причем как своей внешностью, так и своим спокойным отрешенным поведением.
     И пусть многие в селении считают Гаару полной копией их отца, но молодая девушка лучше всех знает, что это вовсе не так. За прошедшие годы Темари очень сильно повзрослела и стала лучше понимать, что их отец вовсе не тот, кем она привыкла его считать.
     Нередко, глядя на семейные взаимоотношения других людей, девушка всё с большей болью в сердце осознавала, что их семья очень далека от настоящего идеала.
     И во многом это вина именно их отца. Для него его дети словно пустое место. Те, без чьего существования он мог бы спокойно жить и дальше. Отец даже не заботится о том, что же они чувствуют и какие эмоции испытывают. И осознание этой простой истины было очень болезненным для нее.
     Гаара же в свою очередь не такой. Несмотря на всю их, казалось бы, схожесть, её младший брат наоборот ценит больше всего свою семью. Для него она и Канкуро самые близкие люди. И пусть он никогда не говорит этого вслух, но его отношение и действия говорят об этом лучше всего.
     И вот сейчас двое, столь похожих и одновременно противоположных друг другу, шиноби готовы были начать бой между собой. Темари прекрасно понимала, что это лишь тренировочная битва. Она осознавала это, но всё равно не могла перестать волноваться. Отчего молодая девушка даже обеспокоенно сжала свои кулаки и очень взволновано наблюдала за происходящим.
     Изменения же на полигоне произошли моментально. Не успела она даже моргнуть, как уже в следующий момент перед её глазами развернулась невероятно грандиозная и невиданная ею никогда ранее битва.
     ***
     Отец первым высказал своё желание сразиться со мной. Ещё в тот момент, когда я вернулся обратно в реальным мир, полностью подчинив себе силу Шукаку. И я был вовсе не против того, чтобы испытать свои новые силы в нашем с ним противостоянии.
     Оценка способностей генинов была для меня лишь своеобразной разминкой. Но вот битва с Казекаге, это было именно тем, ради чего сюда пришел не только я, но и множество джонинов и членов совета.
     С момента окончания тестирования генинов, количество наблюдателей шиноби возросло ещё больше. Видимо Раса специально уведомил об этом многих сильнейших шиноби Сунагакуре.
     Причин для подобного поступка с его стороны могло быть несколько. Но здесь и сейчас я решил особо не задумываться об этом и вместо этого потянулся к чакре Шукаку, находящейся внутри меня.
     Стоило мне только почувствовать начинающиеся изменения внутри своего тела, а Расе увидеть проступающие татуировки на моём лице, как битва между нами моментально началась.
     В одно лишь мгновение, песок вокруг Расы обратился сначала в чистое золото. А уже в следующий миг волна золотого песка устремилась в мою сторону, только лишь для того, чтобы наткнуться на ещё большее цунами из обычного песка.
     Находясь в режиме чакры Биджу Шукаку, я чувствовал, как все мои имеющиеся возможности возросли как минимум в несколько раз. Управлять землей и песком сейчас было намного проще, чем это было раньше. Такое чувство, словно они часть меня и я спокойно могу манипулировать ими.
     То же самое было и с чакрой ветра. Я буквально ощущал малейшие потоки воздуха вокруг себя, но пока решил не придавать этому особого значения. Тем более что мои способности связанные со стихией магнетизма возросли в буквальном смысле многократно.
     Сейчас я не только видел своим Шаринганом, но и чувствовал, как сквозь частицы золотого песка Расы пробегает электричество. Благодаря высокопроводящим свойствам золота Раса создает переменное магнитное поле, которое в свою очередь индуцирует в нём ток, тем самым генерируя собственное магнитное поле.
     Я уже и раньше знал принцип его техники, за счет которой Казекаге мог управлять золотом, которое почти не имеет магнитных свойств. Но теперь я полностью осознал, почему Раса использует именно такую технику.
     Таким образом, мне теперь намного сложней перехватить контроль над его золотым песком своим магнитным полем. Но и это ещё не всё. За счет участия электрического тока в его технике, скорость его золотого песка гораздо выше, чем, к примеру, было бы у обычного металлического.
     Стоило только столкновению двух огромных волн прекратиться, как уже в следующий момент в мою сторону устремились десятки золотых снарядов, выпущенных Расой на огромной скорости.
     Глядя на летящие в мою сторону атаки, я даже не стал ничего предпринимать на их счет. В момент их попадания, моё тело попросту на мгновение обратилось в сплошной песок и с легкостью пропустило все атаки Казекаге сквозь себя. А спустя миг я уже вновь обратился в обычную человеческую плоть.
     Я видел, что моё необычное действие слегка удивило отца и невероятно шокировало многих из тех, кто наблюдал за нами.
     В режиме чакры однохвостого Биджу, моё тело попросту способно автоматически обращаться в полностью песчаное тело, наподобие как у Шукаку. По сути, это моё состояние немного напоминает мне логию песка из ещё одного очень далекого мира.
     Но долго удивляться моей физической неуязвимости в этом режиме я им не дал. Уже в следующее мгновение возле меня сформировалось несколько сотен, а возможно даже и тысяч песчаных сенбонов. Затем, используя чакру ветра, я разогнал их до огромных скоростей и выстрелил ими словно из пулемета в сторону Расы.
     Отец не подвел, тут же создав довольно большой золотой щит перед собой, и все мои атаки попросту не смогли пробиться сквозь него. Но этого и не требовалось. Ведь пока он был отвлечен моей атакой, песок под его ногами резко выстрелил вверх и уже собрался было схватить его, но Раса снова смог немного удивить меня.
     Быстро подпрыгнув вверх, он тут же создал платформу из чистого золота под своими ногами и резко взмыл на ней в небо. Но на этом Казекаге не остановился. За мгновение, он создал огромный золотой куб над собой и запустил им в мою сторону.
     Уверившись же в своей физической неуязвимости, я не стал уклоняться от него и куб попросту раздавил моё песчаное тело. Но когда я уже собрался с легкостью выбраться из-под него, отец опередил меня. Куб надо мной моментально распался в золотой песок, который в свою очередь тут же начал сдавливать меня.
     — Джитон: Сакин Тайсо, — невероятно серьезный голос Расы прозвучал по всему тренировочному полигону.
     Весь золотой песок под его управлением моментально спрессовался и готов был уже полностью раздавить меня, и тем самым полностью пленить.
     Но уже в следующий миг я в буквальном смысле вырвался из плена спрессованного золотого песка и, к удивлению многих, моё тело было полностью защищено сферическим магнитным силовым полем, которое и не дало Расе раздавить меня.
     На какое-то краткое мгновение мы с Расой в молчаливом согласии зависли в воздухе напротив друг друга. А уже в следующее мгновение от отца в мою сторону устремляется молниеносная атака из золотого песка, принявшая форму бура и начавшая даже специально закручиваться.
     Я же в свою очередь меняю полярность своего магнитного силового поля, и снаряд Расы моментально отталкивается от меня в сторону.
     Отцу же в эту очередь приходится уворачиваться от выпущенных с земли спрессованных до твердости металла песчаных кольев, которые сейчас напоминали мне управляемые моей волей ракеты, десятками преследующие в воздухе Расу.
     Наша дальнейшая битва с отцом напоминала очень серьезное и ожесточенное сражение. Все, кто наблюдал за нами сейчас со стороны, попросту не могли даже нормально вздохнуть и оторвать взгляда. Ведь уровень, который мы с Расой демонстрировали им, вышел далеко за пределы того, что они способны были себе представить.
     Тем временем наша битва с Казекаге длилась уже не меньше получаса и я начал осознавать, что пусть в контроле и технике Раса ни в чем не уступает мне. Скорее, даже превосходит. Но вот его резерв, по сравнению с моим нынешним, явно не сможет поддерживать наш текущий темп сражения. И если мы продолжим эту битву дальше, то я попросту выиграю у него бой на истощение.
     Поняв же это, в один миг я попросту прекратил все свои атаки и Раса, моментально осознав нашу ситуацию, тут же встретился со мной взглядом. Ещё какие-то доли мгновения мы молча всматривались в глаза друг другу. А затем он едва заметно и удовлетворенно кивнул в мою сторону. После чего, не сговариваясь между собой, мы медленно начали опускаться обратно на землю.
     ***
     С момента моей тренировочной битвы с Расой прошло уже два часа. Попрощавшись с Темари и Канкуро, я почти сразу же отправился обратно в свою квартиру, так как хотел обдумать итоги сегодняшнего сражения в тишине.
     Если честно, результаты не могут меня не радовать. Я действительно стал намного сильнее, чем был раньше. Причем, как в физическом плане, так и в энергетическом, если конечно так можно выразиться насчет чакры.
     Для начала, в режиме чакры Биджу я, можно сказать, почти полностью неуязвим для обычных физических атак. Да и большинство стихийных техник будут очень слабо воздействовать на меня.
     Но вот в сражениях с теми, кто использует сильные ниндзюцу на основе воды и молнии, мне стоит быть очень осторожным. Они, можно сказать, являются теперь моей главной слабостью. Именно поэтому, если увижу Хошикаге Кисаме или Райкаге Кумогакуре, то десять раз подумаю, прежде чем решу вступить с ними в битву.
     Тем более что в отличии от режима чакры девятихвостого, Шукаку не дает мне невероятной скорости, как это должно быть в будущем с тем же Наруто. Вместо этого, я получил огромную защиту и регенерацию, так что особо переживать на этот счет я не буду.
     К слову, как и в случае с Наруто, мой режим чакры Биджу не похож на тот, что есть у Гьюки. Впрочем, если подумать, то покров биджу Шукаку сам по себе довольно сильно отличается от всех остальных Биджу. Так что не вижу ничего удивительного в том, что наши режимы с Киллер Би сильно отличаются.
     К тому же, как я уже заметил ранее во время боя с Расой, режим чакры Шукаку дает мне не только неуязвимое тело логии, но и значительно усиливает наши идентичные с Шукаку способности. Именно благодаря этому режиму я смог наконец полностью освоить технику магнитного силового поля, которую уже несколько лет пытаюсь изучить.
     В этом режиме возрастает не только сила моих техник, но также контроль и ощущения от моих способностей. Изначально, идею силового щита я взял из боевых марионеток, ведь шиноби Суны способны создавать энергетические щиты из чакры.
     Вспомнив же тех, кто способен так же как и я управлять магнетизмом, я загорелся желанием освоить абсолютную защиту, основанную на принципе сферического магнитного силового поля. И у меня наконец-то получилось сделать это.
     Помимо же магнетизма, возросла сила техник земли и воздуха. А также контроль над ними, чему я был очень сильно рад. Мне ещё только предстоит более подробно разобраться во всем этом, но время у меня ещё есть, так что я решил пока отложить это.
     Но к моему удивлению, это было тоже ещё не всё. В режиме чакры Биджу, помимо всего прочего, также усиливаются и мои сенсорные способности. Не очень сильно, но главное вовсе не в этом. Ведь во время боя с Расой я мог улавливать не только ощущение его чакры, но и его эмоции. И не только его, но и всех тех, кто наблюдал в тот момент за нами.
     Данное открытие выглядело для меня любопытно. Да и что греха таить, было очень перспективным, особенно с учетом моей будущей миссии.
     Кстати о ней. Многие наблюдающие за мной джонины и старейшины до сих пор не могут понять, почему я решил усилить своё подразделение обычными генинами, которые едва только закончили академию. Я лично объяснять им ничего не стал, хотя до этого мне всё же пришлось обсудить это с отцом и Пакурой.
     Если кратко, у меня есть сразу несколько причин. Во-первых, мои примерные сверстники будут более охотно относиться к службе под моим началом, так как разница в возрасте между нами не так огромна, как, к примеру, уже со взрослыми шиноби. Тем более после того, что они все увидели сегодня. Ни у кого из них попросту не должно возникнуть даже малейшего сомнения в моей силе и способности командовать ими.
     Второй же причиной, почему я выбрал именно их, была как раз таки их нынешняя слабость и неизвестность для шиноби других деревень. В мои планы входит тайная работа в других странах, и мы специально будем скрывать собственную принадлежность к Сунагакуре.
     Было конечно ещё несколько причин, но особо задумываться о них я сейчас не хочу. Тем более что мне предстоит ещё один раунд выматывающего общения с Шукаку. Придя к этой нерадостной мысли, я поудобней улегся на свою кровать и начал погружаться вглубь своего внутреннего мира.

Примечание к части

     Наконец глава с режимом чакры Биджу подошла к концу. Кому-то нынешние способности Гаары могут показаться имбовыми, но я думаю что всё вполне закономерно и логично. Впрочем, я вполне открыт для вашей критики и если она обоснована, я приму её. К слову, отпуск у меня подошел к концу, но выйти на работу ещё пару дней я не смогу, так что думаю ещё немного я смогу выпускать главы в прежнем режиме, но потом скорее всего прода будет выходит гораздо реже, где раз в два-три дня, скорее всего, пока не уверен. Темари: http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/224682791040202.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/47fa0826bb4c138e36abcdd2e878ce-61.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/ad308b27454d7fd6f952586ffd3a9f9107ad87b1r1-675-1000v2_uhq2.jpg Сена: http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/d6uskgxwsae513w.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/maxresdefault2.jpg http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/sen_infobox1.png Сая: http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/saya_2.png Шукаку: http://samlib.ru/img/m/markushin_m/sabakunogaara/shukaku_render_render__nxb_ninja_voltage__by_maxiuchiha22_dd42hak-fullview.png Бечено.
>
Оценка: 8.18*20  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"