Марс Мария: другие произведения.

Чай с мандаринами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предупреждение - не закончено! Продолжение от 11.03.2018 - после черты. Школьная тема. История о том, стоит ли поступать в ВУЗ после школы, о том, как вдоволь поиздеваться над наивной влюблённой в тебя десятиклассницей, а также о том, как правильно похищать прямо со сцены давно закончивших школу гитаристов. А вообще - попытка показать, насколько разным может быть восприятие одних и тех же ситуаций и мира в целом у абсолютно разных людей. В этой истории вы встретите парня-мажора (и не одного), самоуверенных девушек, застенчивую девочку из бедной семьи, открытого гея и других персонажей.

  Пролог
  Я не спеша шёл по улице. Весна... Всё кругом зеленеет. Солнышко припекает макушку почти как летом. Осталось отучиться всего две недели, но погода такая, что ни черта не хочется сидеть за партой. Я довольно щурил на солнце глаза, и казалось, сегодняшнее безоблачное настроение ничто не могло испортить.
  Давно стал замечать, что моё настроение имеет прочную зависимость от погоды. Если пасмурно и дождь (или того хуже - 6 часов утра, зима, темнота и холод), не хочется не то что вставать с кровати, но вообще день с самого начала кажется отвратительным. А поскольку он такой уж отвратительный, не стремишься это как-то исправить. Ходишь и ворчишь на мать, которая, в общем-то, не виновата в том, что ты потерял где-то свой второй носок; игнорируешь учительницу на уроке (потому как - "достала"); сердишься на соседа по парте, без спроса взявшего линейку (в другой день и не заметил бы такого пустяка).
  Но в тот день с погодой всё было в порядке. Домой я не спешил. Хотелось насладиться влажным после утреннего дождя, густым воздухом. Жаль, что идти совсем недолго - всего минут пятнадцать.
  Уже подходя к дому, я увидел отъезжающую от нашего подъезда скорую. Где-то внутри зашевелились тёмные предчувствия, и я кинулся вверх по лестнице. У открытых настежь дверей квартиры стояла соседка Клавдия Петровна, одинокая пожилая женщина. Она прижимала к груди свою вечную пуховую шаль, которую я нечаянно задел, проносясь мимо.
  - Мама? Где мама?! Мааам! - звал я, но она не откликалась. Я вбежал внутрь, методично обошёл нашу маленькую однушку, но безрезультатно.
  - Она в больнице, - вдруг тихо сказала Клавдия Петровна, незаметно подкравшаяся сзади, - Забрали на скорой...
  Я и сам уже знал, но не хотел, чтобы это было правдой. Не сказав ни слова, я бросился бежать в единственную в округе больницу.
  Надо было уговорить её пойти к врачу раньше, если бы только я уговорил её раньше! У нас были проблемы с деньгами, мама вкалывала на двух работах. Конечно, выматывалась жутко. Плакала по ночам. А я...Что я? Я спрашивал, как она себя чувствует и чем помочь. Но она всегда улыбалась и говорила, что справится. Я этим вполне удовлетворялся и продолжал жить так, как мне нравилось, предпочитая ничего не замечать. Не справилась... Она не справилась, и, если бы я не был столь эгоистичен, всё могло быть по-другому. Чувство вины и собственного бессилия меня просто переполняло, и я готов был уже расплакаться, как трёхлетний ребёнок. Но сдерживался, потому что не всё ещё было потеряно. Надеялся на лучшее.
   Больница встретила меня холодом и светло-зелёными стенами. За стойкой сидела молодая женщина.
  - Завьялова Ирина Александровна... Скажите, что с ней? - торопливо спросил я, подбежав. Медсестра лениво полистала бумаги на столе, а затем сочувствующе взглянула на меня.
  - Сын? - понимающе протянула она.
  - Сын...- прошептал я, тяжело дыша после бега.
  - В реанимации, - она сочувствующе посмотрела на меня. - Посиди пока здесь. Туда тебя всё равно не пустят. - Она сделала паузу. - У неё инсульт.
  Я не верил, что всё это на самом деле. Ей всего 38... Инсульт? Я знал, что сейчас должен быть рядом с ней, чтобы сказать, что люблю её, что она очень мне нужна. Очень - очень. Извиниться за свои ничтожные капризы и упрёки, за то, что редко обнимал её и говорил, какая она красивая. Моменты нашей с ней жизни медленно проплывали перед моими глазами, и все мельчайшие детали вдруг стали так важны. Наши близкие так уязвимы из-за своей любви к нам, они жертвуют ради нас кусочками себя: своей гордостью, своим здоровьем, своей личной жизнью. И мы никогда не спрашиваем, насколько тяжело им это даётся. Моя мать драила полы в библиотеке и плевала на своё здоровье, чтобы вручить мне на день рождения новенький смартфон, "нормальный, как у всех, а не разваливающееся говно", а я с кислой рожей просто сказал "спасибо". Почему такие избитые и банальные вещи доходят до моих мозгов только сейчас?
  Я не помню точно, сколько там просидел... Медсестра что-то говорила мне, видимо, хотела утешить, подбодрить, но она не знала ни меня, ни её... Не знала ничего о наших отношениях, о том, что я чувствовал. Это было не её горе, и я не понимал, зачем она говорит то, что мне вовсе не нужно. Наверное, привыкла постоянно утешать пациентов и их родственников. Всё её показное сочувствие только бесило. Я был зол на себя, на неё и в принципе на весь окружающий мир.
  Наконец, дверь открылась. Врач абсолютно равнодушно посмотрел в мою сторону:
  - Родственник Завьяловой?
  -Да...Что с ней? - спрашиваю, затаив дыхание.
  -Если бы обратились пораньше... Порой время решает всё.
  - Я спросил, что с ней? - повторяю зло.
  - Нам не удалось спасти пациентку, - отвечает всё тем же ровным голосом.
  Я не мог в это поверить. У меня было такое чувство, как будто я стою на краю обрыва и дна не видно, его скрывает плотный слой тумана - и вот только что на меня сверху опрокинули ведро ледяной воды, такой, что стало трудно дышать и захотелось убежать оттуда, сорваться с места. Но я знал, что если пошевелюсь, то упаду вниз, в пропасть. Я боялся выйти из этого транса, потому что здесь всё было нереально, а снаружи я вынужден буду признать, что остался один.
  -У тебя хоть есть другие родственники? - спросила медсестра с наигранным сочувствием.
  -Нет, - очнувшись, сообщил я и только потом понял, что сказал. Они позвонят в социальную службу. Я ведь несовершеннолетний. Я бросился к выходу и, несмотря на окрики врача и медсестры, не собирался возвращаться. Я не думал о будущем, не хотел думать о более или менее счастливом прошлом. Я должен был опередить сотрудников социальной службы и добраться в квартиру раньше них, ведь в маминой больничной карточке есть наш домашний адрес.
  Я вихрем пронёсся по квартире, собирая самое необходимое - еду и вещи, в школьный рюкзак. Я тогда ни о чём не думал, просто убегал. Отойдя от дома на приличное расстояние, я немного успокоился. Мысли перестали шарахаться в моей голове, как бешеные. Кровь больше не стучала в ушах. Мне было 12. В детский дом я не собирался.
  Конечно, я мог уехать куда-нибудь в тот же день. Но не уехал. Должен был узнать, где её похоронят. Я хотел навещать её. И я стал издалека следить за нашим домом. Приезжали работники социальной службы, просили соседей сообщить в случае, если им станет известно моё местонахождение. Приходила и парочка копов из местного полицейского участка. Клавдия Петровна и несколько маминых подруг занялись организацией похорон. Похорон, на которых меня не будет.
  Маму хоронили рядом с бабушкой и дедушкой. Они прожили вместе долгую жизнь. А ей было только 38. Я сидел в лесу, за деревом, и ждал, пока все разойдутся. Народу было немного.
  На самом деле, я до сих пор не осознавал реальности всего происходящего. Это было как во сне. Всё это время я совершал все действия бездумно, автоматически, ни с кем не разговаривая и не привлекая к себе внимания.
   Я просидел на траве до вечера не пошевелившись. Когда стемнело, медленно вылез из своего укрытия, еле передвигая затёкшими ногами. Подошёл к свежей могиле и снова рухнул на землю. Я ничего не говорил ей, не оправдывался. Просто вдруг зарыдал в голос. Я не плакал ни разу до этого. А сейчас слёзы сами полились из глаз, а руки сжимали горсти земли. Как ни странно, мне стало легче, и я заснул прямо на могиле. Спать я толком до этого тоже не мог. То ли нервы, то ли боялся, что кто-нибудь обнаружит меня в сарае за домами. Хотя, честно говоря, кладбище тоже не самое лучшее место для ночёвки.
  Долго я не проспал. Было холодно, несмотря на то, что июнь почти начался. Я сел и посильнее закутался в толстовку. Мои руки и ногти были в земле, как, впрочем, и одежда. Волосы растрёпаны и торчали в разные стороны. Я продолжал сидеть, покачиваясь, возле могилы своего самого дорогого человека, а моя голова была совершенно пуста.
  Наступило раннее утро. Я попрощался с ней. Слёз больше не было. Ноги затекли и не желали двигаться. Я не знал куда идти. Вышел на дорогу и просто пошёл, шатаясь как последний алкаш, в противоположную от посёлка сторону. Я полностью ушёл в себя и потому не услышал звука приближающегося автомобиля.
  
  
  Несколько лет спустя...
  Валерия
  "О господи... Первый день в дурацкой школе... С богатенькими мальчиками и девочками", - первая мысль с утра. Я абсолютно не знала, как себя вести и жутко боялась момента, когда учитель на первом уроке будет представлять меня моему новому классу у доски. Моя подруга считает, я счастливица - буду учиться в элитной частной школе. Возможно. Что касается образования, оно и правда на уровне. Но смогу ли сидеть за партой с детьми миллионеров? Риторический вопрос. Я не собиралась отказываться от учёбы из-за собственного страха. Конечно, нет.
  Недавно моя мама спасла на улице одного очень влиятельного человека. Она врач. Хороший врач. И этот человек отыскал её и предлагал денег. Сказал, что привык отдавать долги. Даже странно слышать это в наше время. Но моя мать отказалась. Она у меня гордая, старой закалки. Соблюдает медицинскую этику. Клятва Гиппократа и всё такое. Этот бизнесмен порадовался, сказал маме, что она не только хороший врач, но и хороший человек. И что дочь хорошего человека должна получить хорошее образование. Мама не смогла устоять. После смерти отца она так заботится обо мне, будто я хрустальная. Иногда прямо раздражает! Так вот, о чём это я? Придётся идти туда сегодня. В эту новую школу.
  Я очень боялась выглядеть глупо в первый день. Хорошо хоть нужно носить форму, иначе с одеждой бы возникла проблема. Не могу сказать, что я уж очень плохо одеваюсь, но платьев за тысячу долларов у меня нет. Да что там, дороже двух тысяч рублей в моём гардеробе точно вещи отсутствуют. Конечно, дело не в том, во что ты одет, а в том, какой ты человек, и бла-бла-бла. Но расскажите об этом кому-нибудь другому.
  Я решила, так сказать, не выделяться из толпы. Не участвовать в разговорах и просто пережить сегодняшний день. Ещё один глубокий вдох, затянем хвостик на голове и в путь.
  Как обычно, по закону подлости, я опоздала. Хотя вышла даже раньше, чем нужно. Трамвай сломался по дороге, и из-за оживлённого транспортного движения пассажиров не выпускали до тех пор, пока не приехал другой трамвай и не отбуксировал наш до остановки. Дальше пришлось идти пешком. Ещё больше времени я потратила на входе в это огромное здание с колоннами, называющееся школой, чтобы объяснить охране, что я действительно собираюсь тут учиться, и да, я пришла пешком. Ждала, пока они обнаружат моё имя в списке, потом ещё бежала по лестницам. В итоге я влетела в класс потная и задыхающаяся.
  - Девушка, вы кто?
  На меня смотрел безукоризненно одетый мужчина лет 35, в больших квадратных очках, вероятно, нужных ему лишь для солидности. Вопрос меня очень удивил, потому что, по словам директора, именно учитель на первом уроке и должен был представить меня новому классу.
  Я уставилась на него, потом оглядела будущих одноклассников. Скучные сонные лица. Видимо, школа надоела всем заранее, начиная с первого учебного дня. Красивая современная мебель, проектор, тяжёлые и наверняка дорогущие шторы.
  - Я новенькая.
  -Хм... Ну, если ты Илья Вольский, то проходи, садись.
  В классе послышались смешки. Мне было неловко.
  -Но я Валерия Короткова.
  -Ладно, мисс Короткова. Садитесь пока. Сейчас всё узнаю.
   Я потопала на заднюю парту. Но не успела прижать попу к стулу, как дверь снова распахнулась. В класс вошёл парень. Высокий и худощавый. В кожаной куртке и голубых потрёпанных джинсах. На груди куча каких-то подвесок и цепочек. Волосы чёрного насыщенного цвета, чуть короче, чем до плеч. Верхняя часть забрана в хвостик на затылке, но многие пряди выбиваются с боков. Вообще, ненавижу парней с длинными волосами, но ему невероятно идёт. И этот чуть надменный взгляд исподлобья, сжатые губы.
  - Пялься не так откровенно, - послышался шёпот с соседней парты. На меня с прищуром смотрела девушка.
  - А вы, видимо, Вольский? Илья? Соизволили явиться? Где же ваша форма, мистер Вольский?
  - Какая досада, - ухмыльнулся парень. - Дело в том, что у меня аллергия на ткань, из которой пошита непередаваемо прекрасная школьная форма. И к моему огромнейшему сожалению, я не смогу её носить.
  - Ах вот как, - кивнул с усмешкой учитель, - ну, в конце концов, ваш классный руководитель с вами разберётся. Садитесь.
  Илья неспеша осмотрелся, прошествовал назад и сел прямо позади меня. Этот факт меня жутко смущал, и я могла думать только о том, как выгляжу со спины, старалась не горбиться и не шевелиться лишний раз.
  А учитель тем временем написал задание на доске и вышел.
  Но вот делать это задание никто не спешил.
   - Круто ты отмазался от формы, чувак, - крикнул блондинчик, сидевший справа.
  - Хэй, Короткова, а ты чё такая лохматая? - заржал какой-то брюнет с первой парты. - Наверно, на урок бежала, торопилась?
  - Только туда ли торопилась? Классом не ошиблась случайно?
  - Кстати, у Коротковой фамилия говорящая! Помните, на литературе проходили говорящие фамилии? Она реально Короткова. У тебя рост где-то полтора метра? Угадала?
  Я просто сидела и молчала, выслушивая эти дурацкие шуточки. Они не были злыми, но уж такая я. Плохо вливаюсь в коллектив. Молчал и Илья, сидевший сзади.
  - Ребят, Короткова нас игнорирует и не хочет с нами дружить, - продолжал ржать брюнет.
  - Мальчики, хватит уже. Серьёзно, - попыталась навести порядок красивая девушка, сидевшая рядом с брюнетом.
  И на этой позитивной ноте вернулся учитель. Наконец, я смогла вздохнуть спокойно.
  - Итак, мисс Короткова! Хочу тебе торжественно сообщить, что ты немножко, ну совсем чуть-чуть, ошиблась классом. У нас тут 11б. Химия. А тебе в 10а! У них английский в 203 аудитории. Всё ясно?
  - Ну вот, я так и знал! - заявил кто-то громко.
  Взрыв смеха.
  - Да. Извините.
  Как стыдно-то! Я опустила голову и, сгребя все вещи с парты в сумку, побежала к выходу. Перепутала кабинеты в первый же день!
  - Александр Валерьевич, а Вольского-то вы нам оставите? Нам такой красавчик не помешает! - послышался женский голос. И снова смех.
  Ответа я не услышала. Дверь за мной захлопнулась. Я побежала по коридору.
  Надо успокоиться. Надо успокоиться. Так, аудитория 203.
  - Здравствуйте! Извините за опоздание, я Короткова! Новенькая! - выпалила я, вбежав в аудиторию.
  - In English please, - сообщила мне молодая женщина, преподававшая английский.
  Пришлось повторить то же самое на английском, потом учительница меня кратко представила, и мне позволили, наконец, сесть. В моём классе всё прошло спокойно. Я сидела совершенно одна, и со мной никто не разговаривал. Никто даже не глянул в мою сторону. Одноклассникам было плевать, что я существую. И я особо не расстроилась. Но и слушать учителя не могла. Смотрела в окно на школьный сад, размышляла о том, что приключения в новой школе начались, и о том, что подумал обо мне Илья. И почему я волнуюсь о том, что он подумает?
  На перемене я решила отыскать туалет. Нужно было оценить масштаб катастрофы после утренней пробежки. Как только прозвенел звонок, я, прям как спринтер, запихала вещи в сумку, стрелой выбежала из класса и отправилась на поиски. Табличка WC нашлась за углом. Высокие потолки, огромное зеркало вдоль стены с умывальниками и бочки с цветами - да я готова жить в этом туалете! Я умылась холодной водой и попыталась привести в порядок свои волосы и заодно мысли. Какого дьявола я веду себя как половая тряпка? Хотя, почему как? Тряпка и есть... Сидела и молчала! Я ведь совсем не такая трусиха! Я весёлая и не глупая...
  - Серьёзно? Убеждай себя и дальше! - вдруг услышала насмешливый голос.
  В зеркале я видела, что прямо за мной стоял он. Тот парень. Илья. Неужели, я говорила всё это вслух???
  - Что застыла? - его лицо не выражало никаких эмоций, только эта надменная ухмылка. Я обернулась. Не знала, что сказать. Неожиданная ситуация. И продолжала таращиться на него, как дура, и не могла ничего с этим поделать.
  Он подошёл ближе и наклонился надо мной. Его лицо было в нескольких сантиметрах от моего, и я боялась даже дышать.
  - Но думаю, убеждения тебе не слишком помогут. Видно, ты и правда глупая, раз опять всё перепутала. Скажу тебе по секрету, малышка, это мужской туалет, - медленно проговорил он мне в самое ухо. Я чувствовала его дыхание на своей щеке, мурашки табуном пробежали по телу.
  - Как это? - я с неимоверным трудом отодвинулась от него. Только сейчас я заметила писсуары вдоль противоположной стены. Вот чёрт!
  - Извини, я... я... уже ухожу.
  Я опустила глаза и выбежала прочь. Второй раз за сегодня. Бежала по лестнице до первого этажа, потом по коридору, дальше и дальше. Дальше от него. Слишком много людей, везде школьники, негде побыть одной. Я остановилась, привалившись к стене. Прерывистый вдох, выдох. Медленнее, успокойся. Вот так. Вдох, выдох.
  
  Столовая. Всё жутко дорого. Хорошо, что мама дала мне с собой бутерброды. Я села за дальний столик в углу. По-моему, учёба началась не слишком удачно. У меня 2 главных проблемы. Первая - я бедная и, что ещё хуже, застенчивая. Как мне вливаться в коллектив с такими данными? Вторая ещё интереснее. Похоже, я в первый же день запала на этого парня. Видя его, просто в ступор впадаю.
  - Ты так и собираешься сидеть здесь, в уголке, как бедная родственница?
  Это была она. Девушка из 11б, которая посоветовала мне не пялиться на Илью. Русые волосы ниже плеч, большие зелёные глаза, длинный нос. Она не красавица, но довольно ухоженная. И ещё в ней есть определённый шарм, манерность и ухмылка почти как у Ильи. Она стояла передо мной в своей форме, юбка у которой была короче, чем нужно, длинных чёрных гольфах выше колена и кедах.
  - А?
  - Я спрашиваю, так и будешь сидеть здесь со своими чудо-бутербродами? Совсем одна?
  - Я просто не хочу навязываться.
  - Совсем бесхарактерная? - смотрит на меня сочувствующе. - С непривычки здешние ребята кажутся излишне самоуверенными и вообще говнюками. Не буду тебя разочаровывать, это на самом деле так. Все, кто учится здесь, потом займут важные посты, и, скорее всего, станут известными людьми. Всегда нужно быть уверенным в том, что делаешь, Валерия Короткова.
  И она пошла к столику, от которого ей уже махали какие-то девчонки.
  Что? Вот так отчитала меня и ушла? Наверно, она и не подозревает о моём социальном положении. Я горько усмехнулась. Стоит ли мне тоже забыть о нём на время?
  
  Илья
  С самого начала знал, куда шёл. Покажите мне придурка, который любил бы школу. Мне кажется, даже последние ботаники её не любят. А первый день - это просто нечто. Все эти выпендрёжные одноклассники, их дурацкие шуточки. Скучно и нелепо. Да, есть во мне немного социопатии. Особенно выбесила девка, которая ошиблась классом с утра. Захожу в туалет, только собираюсь сделать свои дела, и тут слышу девчачий голосок: "Какого дьявола я веду себя как половая тряпка? Я ведь совсем не такая трусиха!..." В мужском, блин, туалете она решила заняться самобичеванием! И, кажется, вообще не заметила, что парень вошёл и собирается штаны уже снимать. Бред.
  Исходя из вышеперечисленного, я принял наиразумнейшее, на мой взгляд, решение - походить в школу первую недельку, а затем свести посещение ненужных уроков к минимуму. В конце концов, существует столько других интересных вещей на свете!
  Так я раздумывал, сидя в столовой и попивая чаёк. Я выработал себе стратегию поведения и был готов чётко ей следовать. Во-первых, ни с кем не сближаться. Во-вторых, не вступать в конфликты. В-третьих, нормально учиться, чтобы отец не смог мне ничего предъявить.
  - Привет! Я с тобой сяду?
  Ооо, неет... Только не это... Это же этот блондинчик из моего класса. Чо это он ко мне привязался?
  - Что, других мест мало? - огрызаюсь.
  - А ты не слишком приветлив. Но я всё понимаю, - кивает. - Ты же новенький! Стресс и всё такое, - садится за стол. - В футбол играешь?
  - Нет.
  - Эх, мрачный ты тип, однако. Ну да ладно, не волнуйся! Я не обидчивый. Ммм... этот супчик с фрикадельками. Ты ещё не пробовал? Он просто божественный, - его физиономия и правда выражала истинное наслаждение.
   - Ты не мог бы пожрать свой божественный суп подальше от меня? - я сделал такое угрожающее лицо, на какое только был способен.
  - Что? - смотрит с таким искренним недоумением, я аж умиляюсь.
  - Я говорю, тебе идти не пора?
  - Мне? Нееет. Я никуда не тороплюсь.
  Прекрасно, просто прекрасно. Намёков он не понимает. Хотя, какие это намёки? Прямым текстом посылаю. Помним второе правило, в конфликты не вступаем. Прощай, мой чаёк. Покидаю тебя из-за этого болвана.
  - Ты куда это?
  - По делам, - с сарказмом выдыхаю я.
  - Туалет на втором этаже, направо, - подмигивает. - Увидимся на уроке!
  Уж лучше бы никогда больше тебя не видеть.
  Выхожу в школьный сад. Я не стараюсь налаживать контакты. Это правда. Мне всегда было комфортнее одному. Я не могу доверять никому так же, как самому себе. Ещё никогда не встречал такого человека. И, наверное, не хочу.
  Мои эгоистичные размышления прервал сдавленный вскрик. Я осмотрелся, но никого не увидел. Явные звуки ударов, но не на территории школы. Недолго думая, ухватился за край кирпичного забора и подтянулся. Как раз вовремя, чтобы перед моими глазами предстало удивительное зрелище. Три мудака с азартом пинали ногами какого-то парня. Надо сказать, он вёл себя прилично, не орал, не молил о пощаде, просто молча терпел. Хм... сила воли имеется. Такому можно и помочь, рискнуть здоровьем.
  Решение было принято, и я тяжело перевалился через забор. Дрался я неплохо. Что, что, а это всегда в жизни пригодится - в этом я убеждался не единожды. В этот раз я истратил весь свой запас подлых, даже скорее "девчачьих" приёмчиков - не хотелось церемониться с этими утырками, мне была интересна жертва. Поэтому удары в челюсть, горло, пах, которые обычно запрещены в официальном бою, сделали своё дело, нападавшие свалили, не оборачиваясь.
  И я, наконец, рассмотрел его. Это был парень с рыжими, нет, скорее, с красными коротко стриженными волосами. Они были аккуратно уложены гелем - такой типа небрежный творческий беспорядок. Серёжка - гвоздик в ухе. Идеальная (ну после побоища уже не совсем) кожа. Худой. Нда... Что тут скажешь... С такими мальчиками мне общаться ещё не приходилось. Он лежал, подтянув колени к груди и прикрывая голову руками.
  Я подошёл и протянул руку. Он сел, презрительно взглянул на меня исподлобья и сплюнул кровь. Руки не подал и попытался встать сам. Но попытка не увенчалась успехом. Видно, по голове били. Короче, навернулся обратно на асфальт. Дебил.
  - Эй, я не часто людям помогаю. Пользуйся, пока добрый.
  - Пошёл ты! - прозвучал ответ.
  Поразительная наглость. Я тут его от смерти спас, а он... Чёрная неблагодарность это называется! Пфф... Не больно-то и хотелось. Валяйся тут и дальше. Я пошёл к школьным воротам, но, немного не дойдя, развернулся. Парень сидел на коленях, опираясь на руки и опустив вниз голову.
  Кретин. Пришлось идти обратно. Я уже понял, что имею дело с самодовольным хамом, поэтому просто подобрал тело, закинул на плечо и понёс к байку, на котором приехал сегодня в школу. Кстати говоря, тело даже не сопротивлялось, только злобно сопело. Я решил сдать его в какую-нибудь больничку. Желательно ближайшую.
  Как назло, ближайшая больница оказалась частной (гугл-карты меня подставили), и мне предъявили нехилый счёт. Я оставил этого болвана там, а сам отправился на уроки. Точнее, благодаря кое-кому, на последний оставшийся урок.
  
  И что же я вижу, заходя в класс? Блондинчика за своей партой! Какого он там делает?
  - Эй, ты где пропадал? Первый день, а ты уже два урока прогулял.
  - Не твоё дело.
  - Дела, блин, у него. Деловой. Я думал, ты про туалет просто постеснялся в столовке сказать. А куда ходил?
  Какой ещё туалет??? Какой стеснялся? Меня с ним скоро удар хватит. Надо бы отучить его везде совать нос. (К слову, в туалет я всё-таки ходил, куртку отмывать.)
  Я схватил его за рубашку на груди и легонько встряхнул.
  - Ты русского языка не понимаешь? Отвали от меня. И никогда не садись за эту парту. Ясно?
  Он глядел на меня удивлённо и молчал.
  - Тебе ясно или нет??? - ну не в духе я сегодня... Эх, второе правило...
  - Вольский! Чем это ты занимаешься? - Нина Павловна, классный руководитель и учитель биологии в одном лице, стояла в дверях. Упс...
  - Воспитательным процессом, конечно.
  Я отпустил блондинчика. Тот, всё так же молча и насупившись, собрал свои вещи и пересел.
  - Ах, воспитательным процессом? И почему же ты решил перевоспитывать Дмитрия?
  - Какого Дмитрия?
  Классрук выразительно глянула в сторону блондинчика.
  - Ах эээээтого? - я и не знал, что его так зовут. - Он занял чужое место. Но, я, конечно же, больше никогда не буду так делать! - покивал я.
  Учительница удовлетворённо кивнула.
  - Вот и хорошо. Пожалуй, я знаю, как решить эту проблему. Ника, садись к Вольскому.
  - Почему это я должна пересаживаться? - раздался уверенный голос справа.
  - Потому что я так решила. Смена места полезна для зрения.
  - Может, я к нему сяду? - подала голос тощая блондинка.
  - Вольский! Да ты у нас популярен, я смотрю! - удивилась учительница. - С таким-то характером. Просто поразительно. Может ещё есть желающие?
  А в ответ тишина, периодически прерываемая сдерживаемыми смешками. Даже обидно.
  - Ну, Илья! Раз такое дело, выбирай сам, кто тебе больше нравится, - разулыбалась классрук.
  - Я обязательно должен с кем-то сидеть?
  - Да, Вольский. Не бойся, это не так страшно, как кажется. Тебе самому будет легче, всё-таки класс новый, учителя новые. По предметам могут возникнуть вопросы. Садись с Никой для начала, а там посмотрим.
  Я только вздохнул.
  - Ну, Ника, слышала? Ты просто счастливица! Собирай вещички и пересаживайся к Вольскому, - продолжала веселиться Нина Павловна.
  Ника хмыкнула, встала и медленно двинулась в сторону моей парты. Распущенные длинные русые волосы, зелёные глаза смотрят сурово, как будто я ей сто рублей год не отдаю. Надеюсь, она не болтливая.
  - Ну вот и замечательно. Теперь обсудим организационные вопросы. Скоро, как вы все знаете, осенний бал. После него смотр талантов...
  Ника, тем временем, плюхнулась на соседний стул.
  - В следующий раз надень юбку подлиннее, - шепчу ей на ушко, придвинувшись поближе. Хочу подразнить. И тут чувствую, как она пахнет. Запах чистоты, чего-то свежего, шампуня с цитрусовыми нотками. Я даже не могу описать. Это как есть мандарины, сидя в кровати, застеленной свежим бельём, ещё хранящим запах порошка. Безумно приятно.
  - С чего бы это? - она повернула ко мне голову, грозно глядя прямо в глаза. Уважаю в людях смелость. И люблю мандарины. Поэтому новая соседка мне нравилась. Надеюсь, не заметила, как я её обнюхиваю...
  - Я ведь парень. Не думаю, что тебе захочется проверить, что будет, если не послушаешься.
  - Что? - и глаза по пять рублей. Смешная. Я довольно отодвинулся. Похоже, школа - это не так уж и ужасно.
  - Вольский?
  - Да!
  - Ты вообще слышал, о чём мы тут говорили?
  - Ээээ... Должно быть, об эволюционной теории Дарвина? - глянул я в начало учебника.
  - Я так и знала, что у тебя не только трудный характер, но и проблемы с вниманием, - вздохнула Нина Павловна. - У нас смотр талантов. У тебя наверняка есть какой-нибудь талант. Нужно выступить.
  - Нееее...- протянул я. - Нету у меня талантов. Абсолютно.
  - Жаль, - разочаровано вздохнула классрук. - Ну что ж, девочки, так и быть. Ставьте свой танец. На следующей неделе посмотрим. Ника, ты не хочешь спеть?
  - Нет, - твёрдо сообщила моя соседка.
  - Но в пятом классе, я помню, ты очень хорошо пела.
  - Когда это было-то? Я бросила музыкальную школу, Нина Павловна. У меня сейчас другие интересы.
  - Знаю я твои интересы. Значит так, будешь петь и точка. Или скажу родителям про твои эти самые интересы. Готовь номер. У тебя неделя.
  Жёстко. А она кошмарная женщина, наша классная.
  
  После уроков я решил заехать в больничку, стребовать с рыжика деньги. Я вошёл в здание, когда этот "красавчик" как раз покидал процедурную. Да мне повезло! Ещё несколько минут, и смоталась бы моя жертва. Ищи-свищи потом. Я встал посреди коридора, преградив ему путь. Он остановился, не дойдя до меня на расстоянии вытянутой руки.
  - Ааа, мамочка пришла. Что надо? - он ухмылялся, нагло меня разглядывая. Но выглядел, прямо скажем, не очень здоровым и немного покачивался из стороны в сторону.
  - Должок хочу назад. Я сегодня изрядно потратился на тебя.
  - И не надейся. Считай, это было безвозмездное пожертвование, - прищурился рыжик.
  - С какой стати?
  - Тебя никто не просил. Это твоя инициатива.
  Он попытался пройти, но я сделал шаг вправо, вновь заграждая путь. И тут произошло то, чего я никак не ожидал. Он зарядил мне кулаком в живот, причём довольно сильно. А с виду худенький, да и ростом немного ниже. Аж в глазах потемнело. Что ж ты тех троих нападавших, падла, так не приложил! Через минуту я был уже в порядке, а вот его и след простыл.
  Сказать, что я был зол - ничего не сказать. Я был в ярости! Вот же...!!!
  
  Следующее утро было солнечным, что просто удивительно для осени. Настроение, несмотря на вчерашний удар под дых, было шикарным, и я в кои-то веки решил выйти на пробежку. Бегал я исключительно в хорошую погоду. Не вижу смысла заставлять себя месить грязь в дождь и прыгать по сугробам в метель. В жизни и без того много стрессов и всякого говна. Надо сказать, я живу на окраине, рядом то ли парк, то ли лес, хрен его знает, что, но это что-то вполне хорошо подходит чтобы там побегать. Помогает выбросить ненужные мысли из головы. Я люблю чередование скорости - быстро, потом медленно - так несколько раз и спринт в конце. Но самое крутое чувство наступает после тренировки - разгорячённость мышц, горящие лёгкие и небольшая усталость. Как будто горячий кофе из центра живота медленно растекается по всему телу.
  Ах да, школа же! Твою-то мать! Первый урок уже скоро кончится.
  
  
  Ника
  Вот чёрт! Я опять опаздываю! Слишком поздно вернулась вчера.
  - Паш, побыстрее едь. Первый урок почти кончился.
  - Так, Вероника Андреевна, пробки. Но мы уже почти доехали, не переживайте. Ещё минут 10.
  Я вбежала в класс за минуту до начала, уселась на своё новое место. Где же мой сосед? Я специально принарядилась для него! Кеды были безжалостно закинуты в самый дальний угол, сменившись на колготки со стрелками сзади и шпильки. А вот юбка осталась прежней длины. Страсть как хочется увидеть его реакцию!
  Но похоже, пребывать в шоке сегодня придётся мне. Илья заявился через 15 минут после начала второго урока. В абсолютно белом костюме, который невероятно ему шёл. Верхние пуговицы на рубашке были расстёгнуты. Все девчонки просто ахнули. Я же сделала лицо кирпичом. Больно много о себе думает. И наглый до ужаса!
  Вон, улыбнулся своим поклонницам и медленно идёт ко мне. Не сказал ни слова. Просто сел и сидит. И на юбку мою не обратил никакого внимания. Пошутил вчера, наверное, а я и купилась. Хотела его позлить сегодня. Моя игра не удалась. Я была расстроена, как никогда.
  Но оказалось, что замысел всё-таки удался. Даже слишком. Я поняла это 2 урока спустя. На большой перемене я шла через холл в столовую. Чтоб вы понимали, холл - самое оживлённое место, центр первого этажа. Я шла вдоль стены, думая о том, что всё-таки шпильки - великая вещь, ибо даже чувствуешь себя по-другому. Более женственной, чтоли. Внезапно кто-то схватил меня за руку. "Илья!" - поняла я, обернувшись. Он подошёл ближе и прижал меня к стене всем телом, поставив руки с обеих сторон так, чтобы я не смогла вывернуться, и шепнул: "Я предупреждал". Не успела я как следует запаниковать, как его колено оказалось втиснуто у меня между ног. Шанса сбежать не было. А в следующую секунду его губы встретились с моими. Казалось, моё сердце бьётся так громко, что слышно всем этим людям в холле. Это был не совсем настоящий поцелуй. Просто прикосновение. Работа на публику. Ещё через мгновение я почувствовала, как его рука медленно движется по бедру, приподнимая и так короткую юбку, а в следующую секунду он больно прикусил мою нижнюю губу. Я оттолкнула его, дёрнулась в сторону и залепила пощёчину. Но он продолжал улыбаться, как мартовский кот. Вокруг раздались аплодисменты и смешки. Народ собрался понаблюдать за этой сценой. Я посмотрела на него так презрительно, как только могла и гордой походкой удалилась в туалет. Губа распухла и кровоточила. Я азартно рассмеялась, проводя по ней пальцем. Боль совсем не чувствовалась, только адреналин, и мне очень нравился мой новый одноклассник.
  
  Илья
  Сегодняшнее маленькое представление удалось. "Публичная порка". О, как она разозлилась! Её глаза просто метали молнии! Поскорее бы следующий урок. Интересно, придёт ли она?
  Я торопился в класс. Вот недаром говорят "поспешишь - людей насмешишь"! Произошло непредвиденное! На повороте я столкнулся с кем-то, а через мгновение почувствовал, как на меня льётся что-то жутко горячее.
  И вы не поверите, но это была она. Девочка - опоздун. Та самая, из туалета. Она испортила мой любимый белый костюм. Как же ты бесишь меня, девочка!
  - Ты преследуешь меня? - последовал вполне логичный, на мой взгляд, вопрос.
  - Нннет...- она выглядела испуганной. - Прости пожалуйста, я не смотрела, куда иду. Хочешь, я застираю?
  - Что? Застираешь? Хочешь вконец испортить костюм?
  Я смотрел на неё сверху вниз. Она такая миниатюрная, просто метр с кепкой. И смотрит так трогательно своими голубыми глазами. То ли правда, то ли умело притворяется.
  - Я просто хочу помочь.
  - Оно и видно. Что-то ты слишком часто мне помогаешь. В туалете тоже помочь хотела?
  Она смущённо молчала.
  - Знаешь сколько он стоит? Это Бриони за пять с половиной тысяч баксов. Заплатишь за него? Хотя нет, это слишком скучно. Отработаешь! Давай телефон.
  Она вскинулась.
  - Зачем?
  - Я сказал давай, - протягиваю руку.
  Она неловко вынула из кармана недорогой смартфон. Я создал новый контакт.
  - Ну всё, жди звонка.
  Моё настроение, только что валявшееся где-то под ногами, снова поднималось вверх. А вот моя новоявленная рабыня уже гордо чесала в противоположную от меня сторону. Иди, иди. Уж я придумаю, чем тебе заняться в ближайший месяц. Я рассмеялся. Во всём есть свои плюсы. К примеру, можно с чистой совестью ехать домой, поскольку я никак не могу явиться на уроки в подобном виде.
  
  Валерия
  Просто "чудесно"! Это сводит меня с ума! Интересно, как же я должна буду отработать такую бешеную сумму? Надеюсь, не натурой. От этой мысли началась тахикардия, а больная фантазия подкинула пару картинок. И не сказать, чтобы они были очень уж отталкивающими. Несколько дней спустя я лежала в кровати в странном смятении чувств и пыталась заснуть уже битый час. Наверное, я слишком эмоционально на всё реагирую, но это для меня чересчур. Мой привычный жизненный уклад идёт к чёрту. С одноклассниками почти не разговариваю. Та ситуация, когда действительно нечего сказать. У нас ничего общего. Ну и они на меня забили. Из старых знакомых только с Лесей списываюсь в ВК. Но сейчас эти проблемы, казалось бы, глобального характера, меня мало волновали. Мысли неизменно возвращались к нему. Кофе я и правда вылила случайно. Потому что "везучая" по жизни. А может и правда везучая? С одной стороны, ситуация была унизительная. Но могло быть и хуже, потребуй он деньги. С другой, я смогу побыть рядом с ним какое-то время, узнать получше этого человека. Я чувствовала что-то странное по отношению к Илье. Рядом с ним сердце срывается и вместо размеренных ударов выдаёт рваный ритм. Вот так, увидела пару раз и влюбилась чтоли?
  Только я начала засыпать с наиглупейшей улыбкой в пол-лица, как зазвонил телефон. Песня заорала так внезапно, что я подскочила на кровати. Что же это?
  - Да? - затаив дыхание.
  - Я надеюсь, ты ждала моего звонка?
  - Что? Кто это? - хотя уже знала, что это он.
  - Ты что, не смотришь, кто тебе звонит?
  Я посмотрела на экран. Написано "Господин". Ну охренеть!
  - Что за шутки?
  - Это не шутки, пришла пора отработать должок! - вконец разозлился мой собеседник.
  - Илья? - "догадалась" я.
  - Долго же ты думаешь. Как только до десятого класса доучилась с такими способностями?
  Я только хмыкнула и посмотрела на часы. Два ночи.
  - Что тебе нужно?
  - Немедленно приезжай. Адрес скину в смс.
  - Как я доберусь, по-твоему, в два ночи непонятно куда? - возмущаюсь я.
  - Такси вызови! - тон такой, как будто с умственно отсталой разговаривает.
  И он отключился, не успев выслушать моих дальнейших возражений.
  Я радовалась и злилась одновременно. Злилась, что он так поступает со мной, но радовалась, что увижу его. Я абсолютно не соображала, в каком-то радостном трансе тихонько прокралась в прихожую, нацепила куртку, сбежала по лестнице и села в такси. Ехали недолго, где-то с полчаса, но несмотря на это, я практически умудрилась заснуть. Глаза постоянно норовили закрыться, а голова болталась в разные стороны. Я даже не заметила, что машина уже остановилась, и водителю пришлось выволакивать меня из неё. Было довольно холодно, и на воздухе мне стало полегче. А вот когда я увидела дом, то спать и вовсе расхотелось. Огромный каменный забор и железные кованые ворота. Ого! Даже ого-го! Я позвонила в домофон.
  - Где тебя только носило столько времени? - послышался недовольный голос из динамика, и ворота распахнулись.
  Я пошла к дому по выложенной камнем дорожке. Честно говоря, мне казалось, что я попала в сказочный замок. Это ощущение усиливали маленькие фонарики по бокам, натыканные через каждый метр. Трава аккуратно пострижена, справа виднеется явно рукотворный пруд и беседка рядом с ним. На крыльце меня уже ждал Илья.
  - Ты что, в пижамке?
  - Что?
  Я действительно стояла в пижаме, тапочках и куртке. Боже...
  - Лень было переодеваться, - буркнула я. - Нечего вызванивать людей посреди ночи.
  - Милые штанишки, - усмехнулся он. - Входи.
  Штанишки с чёрными горошками... Почему вы меня так подставляете? Подумать только, заявиться к тому, кто нравится, в пижаме и без грамма косметики на лице. Чем я вообще думала? Да ничем! Торопилась сильно. Теперь у меня нет шансов. Хотя, можно подумать, раньше они были.
  В доме было два этажа. Два абсолютно минималистичных этажа, в комнатах не было никаких милых штучек, мелочей, сувениров. Как будто его только что купили, и хозяин ещё не успел толком обжиться.
  - Итак, для начала, называй меня господин. И не делай такие глаза! Это ведь не сложно, правда? - откровенно издевался Илья.
  - Хорошо, господин, - вот ведь ребячество. Мне отчего-то стало весело.
  - Прекрасно получается, - с усмешкой одобрил он. - А теперь торжественный момент! Твое первое задание, - он схватил меня за руку и потащил на кухню. - Вот!
  Передо мной на столе лежал апельсин.
  - И что это?
  - Глаз нету? Апельсин.
  Мастер очевидность. Я продолжала сверлить его взглядом.
  - Ты должна его почистить.
  - То есть ты хочешь сказать, что в два часа ночи я ехала сюда, чтобы чистить апельсин?
  - Ну да, - покивал головой Илья.
  - Прекрасно, - спокойно изрекла я. - Просто прекрасно.
  - Почисти апельсин, раздели на дольки, принеси мне и можешь быть свободна на сегодня, - он развернулся и пошёл в комнату.
  - Как щедро с вашей стороны! - выкрикнула я ему в спину. Ноль реакции.
  Тарелка была найдена, апельсин покромсан. Я гордо тащила его в комнату Ильи. Открыла дверь в спальню, и ... что же предстало перед моими глазами? Он спал!!! Скорее всего, так и было спланировано с самого начала, чтобы позлить меня побольше! Я подошла к кровати с гнусным желанием разбудить гада, рука уже потянулась к его плечу, но... он вроде не притворялся и был таким милым во сне, что я так и замерла со своей тарелкой. Лицо спокойное и умиротворённое, пожалуй, даже "мягкое", без надменности и прожигающего всю душу взгляда. Я положила апельсин на тумбочку, а сама прилегла с другой стороны кровати, безнаказанно его рассматривая. Главное - не заснуть...
  
  Илья
  Первое, что я увидел с утра - чёрные горошки. Черные горошки???
  Я скинул с себя руку с чёрными горошками и поспешил вскочить с кровати. Девочка - опоздууун... Снова!
  - Какого чёрта ты улеглась на меня спать? Немедленно вставай с моей кровати!
  Чёрные горошки заворочались и подняли сонную голову с подушки.
  - О! Господин! Доброе утро, - улыбнулась голова.
  - Какое оно доброе, если ты спишь в моей кровати?
  Пауза. Девушка вскочила с круглыми глазами.
  - Ой! Прости пожалуйста! Я просто нечаянно уснула. Я только присела на минуточку... Я правда не хотела! Вот твой апельсин! - и она ткнула пальцем на тумбочку, на которой стояла тарелка с чем-то, и правда отдалённо напоминающим засохший апельсин.
  - Серьёзно? Это мне?
  Она сделала виноватое лицо и опустила голову.
  - Отработаешь мне всё вдвойне! И апельсин, и то, что лапала меня ночью! Извращенка! - решил ещё немного поиграть с ней в эту увлекательную игру, начавшуюся ночью.
  - Лапала? - она резко вскинула голову и покраснела. - ... это, видимо, непроизвольно получилось...
  - Завтрак приготовь, - пробурчал я.
  - Ладно, - выбежала из комнаты.
  Бррр... Спала на мне???
  После душа я вошёл в кухню, предвкушая что-то вкусненькое. Нечасто у меня кулинарят дамы. Но на столе стояла тарелка с чем-то отвратительно серым. Она что, отравить меня решила?
  - И что это?
  Девочка-опоздун пялилась на меня во все глаза.
  - Я спрашиваю, что это? Это, по-твоему, завтрак?
  - Это каша. А ты не планируешь одеваться сегодня?
  - Каша? Не больно-то похоже, - демонстративно стою посреди кухни в одном полотенце. - А ты прекращай изображать непорочную невинность. Разве ночью ещё не всё рассмотрела и пощупала? - продолжаю излучать недовольство и возмущение.
  - Вовсе нет! - она отвернулась, делая вид, что жутко занята кастрюлей, а я, как ни в чём не бывало, сел за стол, рассматривая содержимое тарелки.
  - Овсянка? Я не люблю её. Приготовь-ка что-нибудь другое.
  - Я бы с радостью, но у тебя в холодильнике нет ничего, кроме апельсинов, - ехидно заметила гостья.
  - Ну, кашка, так кашка, -смирился я и принялся лопать, что дают.
  - Ты не мог бы собираться побыстрее? - спросила, не оборачиваясь и не глядя в мою сторону. Но я проигнорировал вопрос. Пусть посмущается ещё немного.
  - Как тебя зовут? - перехожу к более важной информации.
  - Ты не помнишь? Не знал всё это время и спрашиваешь только сейчас? - возмущённым тоном спросила она.
  - Ну если хочешь, буду звать тебя товарищ Короткова. Благо твою фамилию мне удалось воскресить в недрах своей памяти.
  - Лера. Меня зовут Лера.
  - Не впечатляет. Пожалуй, остановимся на предыдущем варианте.
  - Ты не мог бы поторопиться?
  - Ну вот что ты пристала? Есть быстро вредно, между прочим! Не полезно, понимаешь, для пищеварения!
  - В школу опаздывать тоже не полезно, - она многозначительно подняла вверх указательный палец.
  - Ах, да! Школа же!
  Я подорвался наверх, в комнату, натянул первое, что выпало из шкафа. Неужто вовремя приду? Не верится даже. Но на выходе меня ждал сюрприз. А именно, Лерочка в пижамке. !!!
  - Ты в школу в пижаме собралась?
  - Нет, конечно. Я... просто... Я ночью взяла с собой деньги на такси только в одну сторону... - она умоляюще на меня посмотрела.
  - Ты просишь занять тебе денег? Ты мне и так дофига должна! Давай-ка посчитаем. Костюм, слюнопускание на мою подушку. Плюс за утреннюю моральную травму и сексуальное преследование! И... ещё, пожалуй, за ожог! От кофе! - перечисляю с азартом.
  - Что? - она явно поразилась.
  - Пешком, говорю, дойдёшь! Тут недалеко! Часика два...- констатирую спокойно, загоняя её в тупик.
  Она тяжело вздохнула и пошла за мной к выходу. Я сел на байк, а Лера всё так же, понурившись, шагала по дороге. Раздражает меня. Безумно раздражает.
  -Эй! - окликаю. - Ты идёшь не в ту сторону!
  Она остановилась, развернулась и пошла в противоположном направлении. И выглядела в этот момент ну очень несчастной. Специально, наверное!
  - Тащи сюда свой зад, я, так и быть, тебя подвезу!
  Она оживилась, улыбнулась и подбежала ко мне.
  - Я знала, что ты меня не бросишь!
  Знала она. Она, блин, знала! Бесит ещё больше тем, что так радостно улыбается.
  - Заткнись. И держись крепче.
  Не вижу её лица, не знаю, как реагирует на грубость, но руки послушно смыкаются на моей талии. Стартуем с места.
  Подбросил её до подъезда обычной пятиэтажки. Ученики нашей школы не живут в подобных местах. Но может она и не живёт? Может, это дом парня или подруги. Мне казалось, что она согласилась на отработку из-за своего дурацкого безотказного характера. Но кто знает, может, на самом деле у неё просто нет денег, чтобы бросить мне в рожу? Она выходит из подъезда через минуту, и я ничего не спрашиваю. Мне, в общем-то, насрать.
  Вижу, она удивлена, что я не уехал. Молча киваю, она садится сзади. Ещё несколько минут, и я уже торможу в школьном дворе, разметав кучу пыли и листьев. Коротыш бежит к крыльцу, потом вдруг останавливается.
  - Ты не идёшь?
  - Позже.
  Задерживает свой взгляд на мне, улыбается и бежит к школе.
  Мои надежды хоть сегодня прийти вовремя не оправдались, и я не торопился. Не идти же на последние пять минут урока. За это время меня успеют лишь отчитать, а мне только этого не хватало. Пойду сразу на третий. Что у нас там? Кажется, алгебра? И как же там моя соседушка без меня? Скучала, наверное. При мысли о Нике рот непроизвольно кривится в улыбке.
  Я вошёл в класс со звонком. Моя парта пустовала. Вероники не было. Училка тоже ещё не пришла, и в классе стоял невероятный гвалт. Я сел на место и вдруг понял, что на меня смотрит блондинка с первой парты. Подмигнул ей в ответ. Видимо, она восприняла это как сигнал к действию и двинулась в мою сторону.
  - Илья, можно я с тобой сяду? Терпеть не могу первые парты. Вечно учителя в тетрадку пялятся, - она теребила краешек полупрозрачной блузочки и была невероятно мила.
  - Почему бы и нет, - ответил я.
  - Меня Маша зовут, ты ведь знаешь? - протянула мне ладошку блондинка.
  - Конечно, - вру, а что ещё остаётся? В классе двадцать человек, всех не упомнишь. - Дуй за вещами.
  Но за вещами Маша сходить не успела, потому что в мою сторону походкой от бедра уже направлялась Ника.
  - Какого чёрта, Вольский, ты разбазариваешь моё место? - гневно спросила она, сверкая глазами.
  - Хотел разнообразить наши отношения, - не могу сдержать улыбку.
  - Я тебе сейчас разноображу! - плюхается за парту, улыбнувшись расстроенной Маше во все свои 32 зуба.
  Мне нравилось с ней сидеть. Во-первых, Ника - та ещё язва. Ты ей слово, она тебе десять. Это очень забавно, люблю её позлить. Во-вторых, у неё есть всё, что только душе угодно, и чего у меня никогда не бывает. В частности, линейка, циркуль, запасная ручка, жвачка... Мне кажется, её школьная сумка бездонная. И ещё она вкусно пахнет. Нда... Тот ещё аргумент...
  
  На выходе из школы меня настиг звонок мобильного. Это был отец.
  - Мне звонили из школы, - никакого тебе приветствия. - Ты прогуливаешь уроки. Мне казалось, мы договорились.
  - У меня возникли непредвиденные обстоятельства, - пытаюсь отбрехаться.
  - Обстоятельства, значит... Я уже решил эту проблему как нельзя лучше. Контролировать твои посещения мне некогда. Но при малейших проблемах с учёбой... Ты знаешь, что будет. Чтобы отработать пропуски, пойдёшь на осенний бал и примешь участие в аукционе по сбору средств для школы. Это во-первых. А во-вторых, придётся выступить на смотре талантов. Похоже, у тебя слишком много свободного времени. Я это компенсирую. Через месяц начнёшь работать неполный день в BLUE sky. Тебе всё ясно?
  Я вздохнул.
  - Да.
  Ну вот что ты будешь делать! Уже настучали. Заняться им чтоли больше нечем? Ну не пришёл человек на пару уроков. И что? Родителям сразу звонить? Теперь проблем не оберёшься.
  - Хэй, блондинчик! Эй! Стой! - надо было остановить источник ценной информации, который как раз спешил свалить из школы.
  Дмитрий остановился и уставился на меня, скрестив руки на груди.
  - Ну что? Хочешь ещё разок предупредить, чтобы я с тобой не садился?
  - Неа. Поговорить хочу. О грядущем.
  Он посмотрел на меня с ещё большим подозрением.
  - О чём, о чём?
  - Ну понимаешь... Я тут решил приобщиться к общественной деятельности. Аукцион, бал, смотр талантов.
  - И? Я тут причём?
  - Вообще не при чём, -согласился я. - Информация нужна.
  - Смотр... - неохотно начал он. - По сути просто большой концерт. Родители приходят посмотреть и поумиляться, какие же у них талантливые детишки. Ещё будут представители школ искусств, продюсеры, приглашённые звёзды. Там, ты знаешь, вопрос выступления через нашу классную решается.
  Аукцион - это какая-то хрень, которая впервые в этом году проводится. Совмещён с осенним балом. Обычно, если школе нужны деньги, то спонсируют мероприятие или покупают вещи чьи-нибудь родители. Но в этом году будет аукцион. Парням нужно подать заявку на участие - в учительской записаться. Потом на сайте школы среди участников пройдёт голосование, останется пять человек. Свидания с ними и будут продаваться на аукционе на балу. Что за свидание, парни придумывают сами и до бала это закрытая информация. Типа того. Если хочешь подать заявку, сегодня последний день.
  - Не слишком ли много событий для начала года?
  - У нас всегда так, - пожимает плечами.
  
  Следующая неделя прошла в попытках придумать номер для выступления. Но в голову, как назло, ничего не приходило. Классухе я сказал, что буду читать басню Крылова. Ха-ха три раза. На самом деле, если уж делать, то хорошо. Надо придумать что-то пооригинальнее. Мне необходимо вдохновение! И я пошёл его поискать. Ну а что. Почему бы вдохновению не быть, к примеру, в этом замечательном баре?
  "Loyal Bar" - гласила вывеска. Я зашёл в неожиданно большое для бара помещение, по обстановке похожее скорее на ночной клуб. Здесь было всего слишком. Слишком большая сцена, слишком много места, слишком много народу. Что странно, сцена была в левом углу, а в центре помещения - круглая широкая барная стойка с двумя пилонами. Всё оставшееся пространство, исключая танцпол перед сценой, занимали уютные диванчики и столики. Было темно, но на каждом столе стоял небольшой светильник - этакий островок света. Справа от входа, на стене, висели лифчики разного цвета и размера - целая коллекция (что означает - много, очень много).
  Народу - море, в основном молодёжь. Все толпились вокруг сцены. Там невероятно милый грудастый трансвестит в блёстках, сидя на стульчике, качал на коленях ржущего, пьяного и явно довольного жизнью парня. "А звёзды с неба светят вяло, ты смотришь на меня устало", - манерно выводила звезда эстрады. Пацан, тем временем, был перевёрнут на живот. "Возьму тебя на ручки, сниму рубашку, брючки и положу под одеяло". И сочный шлепок по заднице. Немного позалипав на необычное зрелище, я направился к бару. Бармен с подведёнными чёрным глазами плеснул мне вискаря и сказал, что я как раз вовремя и шоу скоро начнётся. И не обманул. Всего через четыре стакана трансвестит под свист и смех закончил своё представление, а основное действо переместилось на барную стойку, за которой, собственно я и допивал свой четвёртый стакан. Две симпатичные девушки заняли места у шестов. Стриптиз. Это я удачно зашёл!
   Одна из девушек возвышалась на своих пятнадцатисантиметровых шпильках прямо надо мной, так что чуть приподняв голову, я мог насладиться зрелищем сполна. Коротенькая юбка не скрывала ничего. Танцовщица скользила руками по блестящей маслянистой коже, умело выгибаясь в такт музыке. Несколько минут спустя она опустилась на корточки, прогибаясь в спине, а потом вдруг каблуком столкнула со стойки бутылку. Все затаили дыхание, но бармен (тот самый, с накрашенными глазами) проявил нехилую прыть. С разбега упав на колени и проскользив метр по полу, он подхватил вискарь до того, как он превратился в лужу и битое стекло. Раздался свист и аплодисменты. Тем временем, другая девушка на противоположной стороне барной стойки неторопливо опустилась в поперечный шпагат, эротично потянулась руками вперёд, наклонилась и медленно облизала языком горлышко ещё одной бутылки, а потом столкнула её со стойки. Бармен снова поймал её в каком-то невероятном кульбите, умудряясь одновременно смешивать коктейли посетителям. А я просто завис в прострации, отшатнувшись от бара подальше. Девушка, облизывавшая бутылку, а сейчас самозабвенно избавлявшая партнёршу по сцене от лишней одежды, а стойку от напитков, была мне хорошо знакома. Потому что я сижу с ней за одной партой. Девушка, которая пахнет мандаринами. Ника.
  А прожектор, тем временем, снова переместился на сцену, ведущий объявил какую-то неизвестную мне группу, и они начали играть.
  Поискал, блин, вдохновения. Теперь придётся хранить ещё один чужой грязный секрет. Бляха от сандалика...
  В ступоре я простоял ещё пару минут, а потом в голове как будто что-то щёлкнуло (а может просто вискарь, наконец, дошёл куда следует). Вступила электрогитара. Я тоже бряцал в детстве, но даже вполовину не так круто. Кто-то охренительнейше играл. До мурашек. Я позалипал минут пять, а потом меня внезапно осенило! Надо собрать группу! Найти красивых парней и выступить на смотре. Ну а что? Почему бы нет? И, в первую очередь, мне нужен этот гитарист! Хочу гитариста!
  Я вернулся к бармену и спросил про гитариста.
  - Гитарист? - он улыбнулся. - Это наш Лирик. Он часто здесь играет - соло или подыгрывает кому-нибудь, как сегодня. Хорош, правда?
  - Несомненно, - восхитился я.
  - А что ты хочешь от него?
  - Предложить работу.
  - Подожди тогда. Я думаю, минут через сорок они закончат.
  И я уселся ждать. Лирик... Имя или псевдоним? К сцене пробиться не представлялось возможным, там верещала толпа девчонок, поэтому я даже не делал попыток. Уютно устроившись на диванчике, я наслаждался музыкой и надеялся, что гитарист выглядит так же хорошо, как играет. Я собирался замутить, по меньшей мере, легендарное выступление. Закончили они только через час. Бармен сказал, что позовёт Лирика, и ещё через пару минут они вдвоём шли к опустевшему бару. Сказать, что я охренел - ничего не сказать. Что за день-то такой ... насыщенный! Вот просто угадайте, кто был этим загадочным гитаристом?
  Рыжик, чёрт его дери!
  - Ошибки быть не может? Это точно гитарист? - с надеждой спросил я бармена.
  - Точно. А что, какая-то проблема?
  - Мы тут сами разберёмся, - кивнул бармену рыжик. - Я знаю этого придурка.
  - Придурка? - вознегодовал я. - Вообще-то я оказал тебе услугу.
  - И какого ты теперь меня преследуешь? - он сложил ручки на груди и ухмылялся. Боже, идеальный типаж. Красавчик, внешность запоминающаяся, а сегодня вообще весь в коже. Он мне определённо необходим. Но говорить ему этого, конечно, нельзя.
  - Сдался ты мне больно, чтобы тебя разыскивать. Просто мне как раз нужен гитарист, подработать не хочешь?
  - Как видишь, работа у меня уже есть.
  - Это отказ? Даже не уточнишь подробности?
   - Нет. И не приходи сюда больше, - этот гад развернулся и ушёл.
  Ну ничего, я тебя ещё достану.
  
  С этого момента я развернул активную деятельность по розыску ещё двух членов будущей группы.
  - Блондинчик! Эй! - в понедельник ещё перед началом уроков я пытал одноклассника.
  - Да прекрати ты меня так называть! Я Дима.
  - Дима! Мне нужны ударник и клавишник! Срочно!
  - Так тебе повезло! Специалиста по ударной установке ты видишь прямо перед собой!
  - Серьёзно? Не шутишь? - обрадовался я, рассматривая блондинчика и приходя к выводу, что он вполне сойдёт.
  - Естественно, не шучу, - надулся он.
  - Отлично, осталось найти клавишника!
  - Только зачем?
  -Поучаствуем в смотре талантов! - улыбнулся я.
  Блондинчик - парень безотказный и оптимистичный. Что ему не предложи, он всегда за. Прям полон раздражающего энтузиазма. Но это я согласен потерпеть. А вот в поисках грёбаного клавишника мы с ним взбаламутили всю школу. Оказалось, есть только три подходящих личности. Один был страшненьким - он сразу отметался. Второй - семиклассник, и мы справедливо решили, что он нам тоже не подходит. С третьим снова была проблема - в школу он ходил редко, даже реже, чем я. В конце концов, мы его подловили и с трудом уговорили вступить в группу, обещая, что, как минимум, он знатно повеселится.
  Итак, что я имею. Сегодня среда. Послезавтра грёбаный бал (что-то слишком часто в последнее время я употребляю это слово), а через неделю смотр талантов. Гитарист ещё не в курсе своего выступления, и песня не написана. Значит, надо решить три основные проблемы:
  1. Уломать гитариста
  2. Написать песнь
  3. Решить, с кем пойти на бал (в голосовании на сайте я занял почётное пятое место, что, к сожалению, означало ещё и моё участие в аукционе, ну, зато папа будет в восторге)
  Нда... С кем же пойти на послезавтрашний бал? Действительно... Тут я ещё вспомнил о Нике в баре. Как же так всё закрутилось-то?
  
  Валерия
  С тех пор как Илья подвёз меня до школы, моя жизнь резко изменилась. Одноклассники начали проявлять ко мне интерес, спрашивали о родителях, увлечениях, старой школе. Я отвечала общими фразами, о родителях старалась не говорить. А в конце всегда один вопрос - откуда я знаю Вольского. Некоторые девчонки просили номер его телефона или передать письмо. Это порядком раздражало. Мы пришли в эту школу одновременно. Так когда же он успел стать настолько популярным? Или это симпатичная мордашка сделала своё дело? Вот и я, как полная дура, даже не могу толком на него разозлиться. Мне казалось, мы хорошо расстались в последний раз. Но он не звонит уже больше недели. Я, наверное, должна радоваться, что мне не приходится отрабатывать свои косяки чисткой апельсинов, но я, чёрт побери, расстраиваюсь!
  Волнения вокруг моей персоны немного поутихли, потому что больше я с Ильёй не разговаривала. На вопросы о нём отвечала, что он просто подвёз меня. И всё. И мы толком даже не знакомы. И это, в общем-то, практически правда.
  От него у меня одни проблемы. Мне приходится бегать по утрам. В тот раз я не ночевала дома, и вполне логично, что мама, проснувшись с утра и не обнаружив дочь в кровати, была немного в шоке. Пришлось сказать, что я встала пораньше и ушла на пробежку. Это была неубедительная ложь. Кто же бегает в пижаме в чёрный горошек! Вот теперь приходится подтверждать свои слова. Бегаю я, конечно, в спортивном костюме, но утренний бег ничуть не становится от этого приятнее. Но всё равно хочу, чтобы он позвонил. Глупая, глупая Лера.
  И тут произошло то, чего я так ждала. Звонил Илья. Посреди урока алгебры. Я даже не подумала, просто ответила на звонок и выбежала из класса под офигевший взгляд Натальи Николаевны.
  - Ты где? - спросил он меня.
  - В коридоре второго этажа.
  - Отлично. Жди там.
  Я стояла и ждала, а сердце стучало как сумасшедшее. Через минуту Илья вышел из-за угла со своей вечной надменной ухмылочкой и взлохмаченными волосами.
  - Идём, нам нужно успеть в одно место.
  - Но мои вещи... У меня урок алгебры... - лепетала я.
  - Не проблема.
  Он взял меня за ручку, как маленькую, и мы вошли в класс.
  - Здравствуйте, Наталья Николаевна, - поздоровался Илья, а сам, тем временем, подошёл к моей парте и одним движением сгрёб вещи в сумку. - Дело в том, что Валерии нужно срочно удалиться по личным причинам. Мы очень извиняемся, до свидания, - он потянул меня за руку, и мы уже за дверью.
  Я в шоке таращилась на него. Как всё просто делается!
  - Чего застыла опять? Идём уже!
  - А? Да, иду, иду...
  Я даже не спросила, куда мы едем и зачем. Мне было все равно. Я привычно обнимала его, сидя на мотоцикле позади, и была вполне счастлива, наслаждаясь этим мгновением и не думая о последствиях сегодняшнего поступка.
  Мы приехали в торговый центр, поднялись на третий этаж и зашли в салон платьев. Он долго перебирал разные модели, консультируясь с продавцом и изредка посматривая на меня.
  - Ну что ты там встала? Иди скорее в примерочную!
  - Я?
  - А кто же ещё? - он закатил глаза. - Ну, побыстрее шевелись.
  Я послушно отправилась в примерочную.
  - Надевай.
  Это было воистину прекрасное голубое платье с глубоким вырезом сзади, почти до попы, и юбкой в пол. Я надела его и вышла из примерочной. Илья улыбнулся.
  - То, что нужно, вы были правы, - сказал продавцу.
  Он заплатил за платье и голубые лодочки, мы вышли из магазина, и потом Вольский всучил мне пакет.
  - Итак, моя дорогая, ты ведь помнишь о своих обязанностях?
  - Не сомневайся, я держу слово, - уверила его я.
  - Замечательно. Значит сейчас берёшь это платье, а завтра надеваешь и ждёшь, пока я за тобой заеду, поняла? Ты идёшь со мной на бал.
  У меня даже рот открылся. Конечно, столько счастья сразу!
  
  На следующий день уроков не было. Их перенесли на субботу. Зачем так было сделано, непонятно, но это к лучшему, потому что я могла избежать лишних вопросов со стороны одноклассников по поводу сцены на алгебре. Послушно одевшись, я села ждать Илью, но не могла усидеть не месте. Платье нравилось мне до жути, и я вертелась перед зеркалом часа два. У меня никогда в жизни не было такого красивого платья. Мамина подруга уложила мне волосы, и я чувствовала себя неотразимой роковой леди.
  Бал начинался в четыре, было уже без пяти. Я жутко нервничала. Нервничала до потных ладошек. Ильи всё не было. А вдруг не придёт? Звонок в дверь раздался в десять минут пятого. Я открыла дверь и замерла на пороге. Ну как можно быть роковой леди под его снисходительным взглядом? Он был в тёмно-синем костюме и белой рубашке. В кармане пиджака платок того же оттенка, что и моё платье. Теперь каждому будет понятно, что мы парочка. Волосы зачёсаны назад. Как всегда, элегантен до дрожи в коленках.
  
  До актового зала мы добрались только к пяти. Большинство народа уже собралось. Я держала Илью под руку и улыбалась, чувствовала себя Золушкой на балу. Пробежавший по залу шепоток не мог испортить моего настроения. И надо сказать, что бал был самый настоящий. Все пришли разодетые, в длинных платьях. Музыка, как полагается, классическая, фуршетные столики. Просто волшебно. Илья, тем временем, вывел меня в центр зала, и как только сменилась музыка, торжественно подал руку, приглашая на танец.
  - Но ведь никто не танцует, - смутилась я.
  - Мы будем первыми, - он смотрел на меня сверху вниз, весь такой красивый и уверенный в себе. Прямо как в кино, блин. В каком-нибудь напыщенном женском сериальчике.
  Я протянула руку в ответ. Он грубовато, рывком, притянул непривычно близко. Настолько, что я даже толком не могла переставлять ноги. Его рука легла на опасную границу - вроде ещё на пояснице, а может уже почти на моей заднице.
  Музыка всё ускорялась, а моя голова кружилась всё больше. Я не могла ни о чём думать, обнимая его и вдыхая его запах. Он пах чаем с бергамотом. К слову, моим любимым чаем с бергамотом. Видимо, Илья понял, что я не способна самостоятельно передвигаться, и приподнял над полом, крепко обнимая и продолжая кружить по залу. Раздались аплодисменты. Это было нереально. Самый нереальный момент за всю мою жизнь. Я чувствовала необычайное волнение, приступ бешеного сердцебиения и восторга. Я легко летела над полом, глядя на его уверенное серьёзное лицо и смеющиеся глаза, и чувствовала, что ещё чуть-чуть, и окончательно потеряю голову.
  Но всё когда-нибудь заканчивается. Закончились и эти несколько минут. Я очнулась от своих иллюзий, и была поставлена обратно на пол. Казалось, я разучилась ходить. Тем временем, музыка снова сменилась и диджей объявил белый танец. Илью мгновенно окружили девчонки, меня оттеснили в сторону, и до аукциона я его больше не видела.
  Илья
  Показушный бал. Мне было скучно. Очень скучно. Я стоял у стола с закусками и блондинчиком. Мы усиленно заедали стресс после белого танца, а я раздумывал над тем, что Коротыш не такая уж и посредственная. В плане внешности.
  - Вольский! - помахала мне рукой Ника. Она была невероятна сегодня. Её обтягивающее длинное красное платье подчёркивало всё, что только возможно. Но я-то видел гораааздо больше!
  Моя довольная усмешка не укрылась от неё.
  - Что это ты такой довольный?
  - Ты ведь приглашаешь меня на танец, разве нет?
  - Вовсе нет! - мгновенно надулась Ника.
  - Жаль. Ты неплохо танцуешь... - и я пошленько ей подмигнул, окинув взглядом с ног до головы.
  - Ты наблюдал за мной? - она улыбалась.
  Я не ответил, развернулся и занялся едой. Не поняла намёка. Что ж... Приберегу своё знание для более подходящего случая.
  - А теперь, дамы и господа, то, чего мы все с нетерпением ждали! - Я чуть не подавился тарталеткой. Зачем же так орать? - Для меня честь объявить начало аукциона! Надеюсь, эта традиция надолго останется в нашей школе и бла, бла, бла... А на сцену приглашаются короли сегодняшнего вечера! - разорялся ведущий.
  Раздались первые жиденькие аплодисменты.
  - Родион Князев! Дмитрий Чкалов! Виталий Ивонников! Леонид Измайлов! Илья Вольский!
  Мы все по очереди выперлись на сцену. Девчонки вплотную столпились внизу, довольно повизгивали и махали руками.
  Пока я дожёвывал бутерброд, под бурю оваций был распродан романтический ужин с Родионом за 430 тысяч, потом поход в парк аттракционов с Дмитрием - за него разгорелась настоящая битва. Парень был хорош - обогатил школьный фонд на 550 тыщ. Виталий сказал, что станцует с победительницей. Пффф.... Лучше бы сказал, что станцует стриптиз - тогда бы его ждал стопроцентный успех! А так, всего 80. Леонид неожиданно решил пригласить избранницу на пикник с комарами, однако, какую-то прыщавую восьмиклашку комары не остановили, и мученик Леонид принёс школе двести косарей.
  - Итак! Наш последний лот! Илья Вольский! Что вы предложите нашим дамам?
  Я не торопясь вышел на середину сцены под музыкальную "проходку", и, щурясь от ярких софитов, бьющих в лицо, медленно снял пиджак, бросил его рядом, а потом также медленно расстегнул несколько пуговиц на рубашке. В зале раздался одобрительный гул, кто-то свистел.
  - Я обещаю быть очень плохим парнем сегодня вечером, - чуть более низким голосом, чем обычно, и нарочно растягивая слова изрёк я. Слова, которые обещали одновременно всё и ничего. Потому что я собирался остановиться именно на НИЧЕГО.
  - 100 тысяч!
  - 150!
  - 800! - прямо на меня из толпы, улыбаясь, смотрела Ника. Решила набить мне цену? Ай да красотка! Я подмигнул ей, давая понять, что понимаю, что она затеяла.
  В зале возникла пауза, а я занервничал. Слишком высокая планка? Вот опозорюсь, если никто не перебьёт цену.
  - 810! - крикнула толстушка из первого ряда. Господи, спаси! Я умоляюще взглянул на Нику.
  - 820! - сказала она, ухмыляясь, видимо, потому, что чувствовала свою власть надо мной.
  - Миллион, - раздался вдруг звонкий голос сзади.
  - Миллион раз! Миллион два! Миллион три!... Продано!
  К сцене, не торопясь, шла брюнетка в белом платье с длинным разрезом на юбке и глубоким декольте. Поверх платья накинута чёрная кожанка с наклёпками, а на ногах - белые кеды. Я невольно улыбнулся. Нестандартный костюмчик для бала.
  - А теперь мальчики идут радовать своих дам, а наш бал продолжается! - возопил ведущий, и заиграла музыка.
  Я спустился со сцены и, напрочь игнорируя девушку в кедах, пошёл к выходу. Затем позвонил Лере и сказал, чтобы она поторопилась, иначе пойдёт домой пешочком. Она выбежала буквально через несколько секунд и села в машину, радостно глядя на меня. Я молча довёз её до дома. Мы ещё немного посидели в тишине. Она заговорила первой.
  - Спасибо, что подвёз, - хотела открыть дверь, но я остановил её, прижав рукой к сиденью.
  - Постой.
  Она взволнованно посмотрела на меня и почти сразу опустила глаза.
  - Тебе хоть бал-то понравился?
  - Очень! - с энтузиазмом закивала Коротыш.
  - Тогда ещё один позитивный момент этого вечера - считай свой должок отработанным, - ну вот и всё. Даже не знаю, зачем я её отпустил. Наверное, эта ситуация прекратила меня забавлять.
  - Хорошо, - пробормотала она, так и не поднимая глаз. - Пока.
  Лера открыла дверь и быстро побежала к подъезду, придерживая платье. А мне надо было подумать ещё об одном дельце. И я отравился в знакомое местечко - "Loyal Bar", благо фальшивые водительские права открывают вход в любые двери.
  Внутри всё было, как всегда. Толпа вокруг сцены, музыка бьёт по барабанным перепонкам. На сей раз я не стал стоять в стороне, ожидая, когда закончится последняя песня. Я растолкал всех локтями, влез на сцену, схватил Лирика, закинул его на плечо и бодренько побежал к выходу.
  - Гитаристу стало плохо на сцене, он сильно перебрал, срочно надо в больницу! - сообщил я охранникам на выходе.
  Странно, но таскание на плече, похоже, успокаивает этого типа. Он не особо сильно вырывался и не произнёс ни звука!
  Тем временем в зале уже начался переполох, но к тому времени, как охранники решили меня преследовать, мы уже успели отъехать от бара.
  - Что тебе опять надо? - спокойно спросил рыжик. Как будто ничего не произошло.
  - Тебя.
  - Зачем?
  - Забыл? Ты же должен мне услугу.
  - Какой ты расчётливый тип.
  - Думай как хочешь.
  - Что за услуга?
  Я мысленно возликовал. Ели он расспрашивает, то есть шанс его уломать.
  - Надо сыграть на школьном смотре талантов.
  Лирик вдруг заулыбался, а потом заржал как конь.
  - Так ты школьник? - выдавил он сквозь смех, - А я должен сыграть на смотре талантов?
  Я не ответил. Просто ждал, пока его истерика закончится. И ждал, кстати, довольно долго.
  - И по какой причине я должен заниматься такой ерундой? - отсмеявшись, уточнил он.
  - Я тебе заплачу.
  - Я дорого стою.
  - Сколько ты хочешь?
  - Двести тыщ, - он опять ухмылялся.
  Нет, ну и наглая морда!
  - А у тебя ничего не треснет? Двадцатка тебе красная цена!
  - Что ж ты тогда так гоняешься за мной?
  Вопрос, конечно, логичный. Но я только фыркнул в ответ на эту провокацию.
  - Я не стану позориться на детском смотре за двадцатку, - припечатал он.
  Чёрт! Так и хочется прибить!
  - Ладно.
  - Что ладно? - уставился на меня Лирик.
  - Получишь двести тыщ.
  Он молчал.
  - Ну, ты согласен?
  - Да. Вполне.
  Выглядел он, прямо скажем, сильно удивлённым. Тем временем мы доехали до моего дома.
  - Какого чёрта? Куда ты меня притащил? - опять начал возмущаться этот грабитель.
  - Поживёшь пока здесь. Чтобы я мог удостовериться, что ты не сбежишь, - возвестил я.
  - Очень мило. Зубную щётку и тапочки ты мне уже прикупил?
  - Смешно.
  - Еда есть?
  Блин, еды нет. Куда она всё время девается? Хотя, известно куда. Как говорил мой дедуля, вся переходит на говно.
  - Нету.
  - А мамочка?
  - А что, без мамочки никак?
  - Просто её присутствие в доме гарантирует и наличие еды. В магаз тогда рули, - он по-хозяйски закинул ноги на переднюю панель, всем своим видом демонстрируя, что без еды с места не сдвинется. - Заодно проверим твою платежеспособность.
   В итоге в супермаркете он набрал целую тележку продуктов. Я же просто гадал, до каких несусветных размеров может разрастись его прагматичная наглость.
  - Ты действительно всё это сожрёшь?
  - Не сомневайся.
   В итоге на ужин у нас были... тадатадам! Бутерброды! Купили пять пакетов неведомой фигни и ели бутерброды...
  Ща научу. "Рыжиковский" рецепт. Для начала берём батон. Разрезаем поперёк и обмазываем майонезом обе части. На одну из них кладём зелёный салат, ветчину, порезанные помидор и огурец, снова салат и накрываем оставшейся частью батона. Вуаля! Если вы не в силах сожрать целый батон, отдайте половину другу.
  
  Пару часов ночью я потратил на написание песни. Стихи вышли так себе - без особого глубокого смысла. А с музыкой вообще была беда. Я только примерно знал, как она должна звучать. Столько лет прошло с тех пор, как я этим занимался. Как будто совсем в другой жизни. Да и аппаратуры нужной у меня нет. Проблемка, однако...
  Утром я был злой и невыспавшийся. Особенно я разозлился, когда понял, что ванная занята. Ну просто потрясающе! Лирик вышел оттуда только через полчаса - ну ооочень довольный и в моём полотенце.
  - У тебя отличная ванная, - промурлыкал он, поправляя белоснежное полотенце на бёдрах.
  - Какого хрена ты делал там столько времени??? И отдай немедленно моё полотенце!
  - Я мылся, вообще-то. Ты правда хочешь, чтобы я прямо сейчас отдал тебе твоё полотенце? - рыжик всем своим видом издевался надо мной.
  - О, нет! Не стоит. Я передумал! Ты всё-таки мой гость, пользуйся на здоровье, - я решил проявить-таки благоразумие. Ещё не хватало мне тут голых парней. Да и, по правде, вытираться этой мокрой тряпочкой уже не имело смысла.
  Он только снисходительно улыбнулся мне в ответ.
  
  Я не торопясь оделся, собрался в школу, взял стихи и спустился вниз. Там Лирик, как ни в чем не бывало варил кофе. В моих джинсах и футболке, которые были немного ему велики.
  - Трусы ты тоже мои позаимствовал? - недовольно спросил я.
  - Ну естественно, - обезоруживающе улыбнулся он, - Ты же сам велел всем пользоваться!
  - Вообще-то я имел в виду только полотенце... - пробурчал я, но мой гость сделал вид, что ничегошеньки не слышал.
  Бесит. Самую малость.
  - Вообщем, выступление уже в пятницу, - закинул я удочку. - Но песня ещё не готова, нет музыки. Ты не мог бы помочь с этим? Кроме гитарной, нужны ещё 2 партии - для ударных и синтезатора.
  И я протянул ему листки.
  - Ого! У нас бойз-бэнд! - ухмыльнулся он, мельком просматривая текст. - Слезливая песенка для баб?
  - Иди в жопу!
  - Я напишу, - изрёк он, и я почувствовал несказанное облегчение. Ну всё! Считай, дело сделано, и мы почти готовы к смотру! - Но моя гитара осталась в баре. И оборудования нет.
  - Всё будет! - воодушевился я. - Я оставлю тебе свою карту. Закажи, что нужно. Ноутбук в моей комнате. А я в школу!
  
  На уроки я опять опоздал. Всё потому, что кто-то слишком долго мылся! Я подождал звонка на перемену в школьном саду, а потом направился на химию. Но перед классом меня уже ждали. Какая-то девушка преградила вход.
  - Дай пройти! - предупредил я. А потом присмотрелся внимательнее и вспомнил. Это же она участвовала в аукционе и заплатила аж миллион (ну не она, конечно, а её предки). По-видимому, полная идиотка.
  Она не сдвинулась с места.
  - Тебе не кажется, что ты мне кое-что должен? - стальным голосом спросила она.
  - Не припомню, чтобы что-то обещал тебе.
  - Так я напомню. Свидание, которое досталось мне на аукционе.
  - У тебя проблемы с памятью? Я вовсе не говорил, что пойду на свидание. Я сказал, что буду плохим парнем. И, по-моему, своё обещание сдержал.
  Я грубо отпихнул "принцессу" от двери, зашёл в класс и сел за парту.
  - Что, Вольский, отоспался после вчерашнего? - встретила меня колкостью соседушка по парте.
  Я уже собирался ответить, но не успел.
  - Наверняка спать ему было некогда. Бурная ночка. Да, Илья? - эта девушка с аукциона села прямо на стол передо мной.
  - Снова ты?
  - Я ещё не закончила, - она положила на парту белый конверт, наклонилась к моему уху и прошептала: - Свидание или в ближайшее время все увидят эти фото. Тебе ведь не нужна подобная репутация?
  Она развернулась и вышла из класса, а я быстро сгрёб конверт в сумку. Что бы там ни было, я должен посмотреть это один. Я повернулся к Нике:
  - Ты знаешь, кто это?
  - Конечно. Все знают, кто это. Это Белла Садовская из 10в.
  - По-видимому, дочь того самого Садовского?
  - Точно. Непростая девочка, прямо скажем, - хмыкнула Ника. - Но мне показалось, ты должен знать это лучше меня. Тебе ведь посчастливилось сходить с ней на свиданку.
  - Ну да, - криво усмехнулся я.
  
  На перемене я вышел на улицу и в укромном уголке открыл конверт. Там оказались фотки. Вот я выхожу из бара с Лириком на плече. Вот мы с ним в машине. Хорошо получились, ну что я могу сказать. Оперативно сработано, в тот же вечер подсуетилась. И этим она решила меня шантажировать?
  Я отправился назад, в школу. Так, посмотрим... По расписанию 10в сейчас на третьем этаже. Чудненько.
  Я вошёл в класс и неторопливо приблизился к парте шантажистки.
  - Хорошие фотки. Можно оставить их себе?
  - Ну конечно, - она снисходительно кивнула. - Так каково твоё решение?
  -Ты знаешь, я думаю, инициатором в таких случаях должен быть парень. Навязчивость со стороны девушек несколько непривлекательна, не находишь? Зачем я тебе?
  - Ты сам мне нафиг не сдался, просто никто не имеет права меня так кидать. Это уже дело принципа, понимаешь? - И я понимал. - Даю последний шанс передумать. В противном случае уже к концу сегодняшнего дня все будут знать, что ты педик, - она говорила очень уверенно, не стушевалась ни на секунду. В чём, в чём, а в убедительности ей не откажешь.
  - Делай всё, что тебе заблагорассудится, принцесса. Есть вещи, которые нельзя получить только потому, что хочешь.
  Возле нас уже толпились её одноклассники, которые слышали весь разговор. Это значит, что информация уже не конфиденциальна, и слухи всё равно поползут. Но, по чесноку, вся эта ситуация меня совершенно не парила. Эти девки вечно плетут какие-то свои интриги. Парни разбираются с проблемой проще - врежут разок, и нет проблемы. И уж точно я не собирался перед ней прогибаться.
  
  Уроки закончились, и я поехал домой, где меня ждал сегодня ещё один сюрприз. Вся прихожая была завалена коробками, в гостиной на диване возлежал Лирик, вокруг него - упаковки из-под пиццы, какая-то одежда, туча листков. Посреди комнаты - синтезатор, новенький ноутбук, гитара, пара мониторов и ещё какие-то пакеты. Я прям офигел...
  - Что это за хрень??? - сипло возопил я.
  Лирик лениво повернул голову на звук моего голоса.
  - Ты сказал купить, что нужно. Я и купил.
  - Купил вот это всё с моей карты???
  - Ага, - весело улыбнулся этот гад.
  У меня просто не было слов. Пожалуй, стоимость всего этого я вычту из его зарплаты. Но пока не буду ему об этом говорить. Да и вообще... Нет договора - нет денег, а аванс он "благоразумно" не попросил. А теперь есть отличная отговорка - типа "прости, чувак, но ты уже всё истратил".
  - Кстати, вот этот пакет не мой. Это тебе принесли, - заявил он, кидая мне в голову этим самым пакетом.
  Я недоумённо посмотрел внутрь.
  - Это же женские вещи...
  
  Валерия
  Моя жизнь странная штука. Я лежала на кровати и смотрела в белый потолок. У меня есть куча дел для того, чтобы чем-то себя занять, но я думаю только о нём. Сразу влюбилась в первого, кто обратил на меня внимание? Почему именно он? Наверно потому, что он такой, какой никогда не была я. Ему плевать на всех, он смелый. А как смотрит...уверенно и немного с издёвкой. Дура! Мазохистка! Я постучала кулаком по лбу и перевернулась на живот, уткнувшись лицом в подушку. Между нами пропасть, мы из разных социальных слоёв. Но и это не главная причина того, что нам не быть вместе. Просто я ему безразлична. Он со мной просто провёл время, а я теперь день и ночь о нём думаю.
  Я была так занята лежанием на кровати, что не сразу услышала звонок в дверь. Сегодня не пошла в школу, сказав маме, что заболела. Вчера вечером после бала, я прорыдала в подъезде целый час, и, неудивительно, что родительница мне поверила. Илья сказал, что я могу быть свободна, но мне казалось, что меня бросили. В школу не пошла потому, что заранее знала реакцию одноклассников, предстоящие "вежливые" издевательства и неприязнь. И бесконечные расспросы о нём. А я, буду честной, никогда не умела постоять за себя. Умные мысли приходят мне в голову обычно уже после дела. И тогда я представляю себе, как затыкаю их всех и, конечно же, гордо удаляюсь. Но на деле всё совсем по-другому. Всё, что я могу - это испуганно озираться и что-то блеять в своё оправдание.
  Ещё один звонок. Кого там принесло-то? Я неторопливо пошаркала к двери и, распахнув её, застыла в ступоре. Вольский! Что он здесь делает? Пришёл навестить больную? Не может этого быть!
  - Хреново выглядишь, подруга, - с напускным сочувствием изрёк он.
  - Болею, - наврала второй раз за утро. - Зачем ты здесь?
  - Может впустишь? А то, стопудово, бабка, которая напротив живёт, сейчас пялится в глазок.
  - Там живёт совсем не бабка... но заходи, - хихикнула я.
  Илья протянул мне пакет. Он и правда, не пришёл меня проведать. Ему плевать. Или даже не знал, что в школе сегодня не была. Это из-за платья.
  - Зачем вернула?
  - Это ведь твоё. Я сделала свою работу и на этом всё. Ты сам так сказал.
  Безумно хочу услышать что-то, что покажет, что ему не всё равно.
  - Я купил платье для тебя, идиотка. Куда мне его по-твоему девать? Самому носить чтоли? Тем более оно уже б/у. Забирай обратно! И не смей мне его больше привозить.
  Я молча смотрела на него. Дело было не в том, что я не могла принять дорогой подарок и не в каких-нибудь принципах. Просто оно напоминало о бале и об Илье, и я хотела избавиться от этих воспоминаний, потому что мы не будем больше общаться. Но раз он просит...
  - Ладно.
  - Не болей. Пока.
  - Пока, - вздохнула я. Ничего. Ни намёка на интерес в мою сторону. Но платье же привёз? В такую даль? Я продолжала себя обнадёживать.
  Закрыла дверь за Ильёй и кинулась к зеркалу. Ндааа.... Выгляжу я действительно неважно, не соврал. Ну и ладно. Плевать. Может, это вовсе и не любовь.
  
  Илья
  Я зашёл в квартиру и впал в шок третий раз на дню. Всё сияло чистотой, пахло едой, от коробок не осталось и следа, а Лирик в труселях и наушниках пританцовывал около синтезатора, бубня что-то себе под нос и крутя задницей.
  И вот за этим неприступным гитаристом я столько охотился? С трудом сдерживая смех, я сделал самое суровое лицо, на какое был способен.
  - Слава яйцам, ты ещё не разнёс мою квартиру!
  - Что логично, потому что я тоже здесь живу, - он был совершенно невозмутим. - Кстати, надо бы отрепетировать песню, - стягивает наушники с головы.
  - Ты уже написал?
  - Пфф... раз плюнуть, - подмигнул он мне.
  - А чем это так вкусно пахнет? - всё же не выдержал я.
  - Ооо... борщом!
  Чего? Он сварил борщ?
  Видимо, у меня на лице было написано такое изумление, что Лирик снова разоржался.
  - Неожиданно, правда?
  - Более чем, - покивал я.
  Мы слопали полкастрюли борща и довольные легли спать.
  
  Утро началось просто отлично. Я прекрасно выспался и чувствовал прилив сил. Но недолго. Ровно до того момента, как взглянул на часы и понял, что уже полдвенадцатого. Какого хрена! Я ж точно помню - на 7 будильник заводил! Тааак... В мой мозг закрались нехорошие подозрения, и я помчался в гостевую спальню.
  - Лирик! Эй! А ну подъём!
  - Ну что ты орёшь! Рано ещё! Я творческий человек, мне нельзя нервничать... - он перевернулся на другой бок и сделал попытку заснуть заново.
  - Нервничать только беременным нельзя! А ну вставай, сволочь! Это ты отключил мой будильник?
  - Неа, - пробурчал он.
  - А кто?
  - Просто он так громко орёт по утрам, спать мешает... Такой же надоедливый, как и ты!
  - Так значит? Из другой комнаты он тебе мешает? Ах, как чутко мы, оказывается, спим! Ну ты у меня дождёшься... - разъярился я и стянул с него одеяло.
  И тут Лирик скатился с кровати и бодро побежал к лестнице. О, как жаль, что я понял его замысел слишком поздно!
  - Я первый в душ, - проорал он сразу после того, как крепко закрыл за собой дверь изнутри.
  Надо потерпеть ещё пару дней. Как говорил Карлсон, спокойствие, только спокойствие. Скотина. Даже зубы не почистить. Маленькая дрянь!
  Лирик покинул своё убежище только через час и сразу встретился с моим суровым взглядом. Однако, его ничто не могло смутить, наоборот, судя по довольнейшему лицу, он пребывал в самом наирадостном расположении духа.
  - Да успокойся ты, воскресенье сегодня, - изрёк он, пару минут посозерцав мрачного меня.
  А ведь и правда. Выходной.
  - Ах ты ж сволочь! Не мог сразу чтоли сказать! Тебе конец.
  Сделав вид, что страшно напуган, Лирик бросился наутёк.
  - Помогите! - вопил он. - Убивают! Насилуют!
  Я гонял его по всему дому минут пять, пока, к моему несказанному счастью, он не грохнулся на кухне. Но мести не суждено было случиться.
  - Только подойди! Ещё шаг, и я снимаю полотенце! - ржал он. Полотенце после душа, действительно, непонятным чудом до сих пор было на нём.
  - Ах ты грязный извращенец! - ржал в ответ я. - И кого ещё насилуют? Да ну тебя нафиг, - немного отдышавшись, заявил я, всё-таки слегка пнув его под рёбра в воспитательных целях, - Пойду уроки делать.
  - Ох, и скучный ты тип. Прямо не школьник, а бабка старая. Воскресенье сегодня, а он уроки делать пошёл, - бурчал Лирик себе под нос, пытаясь встать с пола.
  Я сделал вид что не слышу и пошёл сочинение писать. Потому как сдавать в среду, а на неделе мне будет не до пустяков. И рабыни у меня больше нет... Эх, рановато мы с ней распрощались!
  Я умылся, оделся, но не успел даже включить свой ноутбук, как услышал хлопок входной двери. Либо кто-то пришёл (а прийти абсолютно некому!), либо Лирик куда-то сваливает! А вот и гул двигателя... Ещё и тачку мою решил прихватить! Впредь не буду бросать ключи где попало.
  Ах ты зараза! Я спешно кинулся к выходу и, надо сказать, успел как раз вовремя для того, чтобы преградить автомобилю путь к воротам. Лирик с усмешкой смотрел на меня через лобовое стекло, а затем дверь пассажирского переднего сидения медленно распахнулась, как будто приглашая внутрь. Но как только я приблизился, машина резко рванула вперёд, оставив меня с носом. Бляяяя... Какой-то мудила, которого я приволок из клуба, только что угнал у меня тачку...
  Но волновался я преждевременно. Лирик тормознул и сдал назад. Я с суровым видом уселся на переднее сидение, наблюдая как он ржёт и держится за живот.
  - Видел бы ты своё лицо - это просто нечто!
  - Просто охренеть, как смешно! - злился я.
  Постепенно Лирик успокоился, и мы поехали. Куда-то.
  Я просто сидел, сложив руки на груди и смотрел на дорогу исподлобья. Но дулся недолго, потому что мой попутчик заметил это дело и пресёк раздор в нашем коллективе, резко нажав на газ.
  Мне до сих пор стыдно за эти моменты моей жизни. Кажется, я звал мамочку... Даже не хочу думать об этом.
  Зато, когда всё, наконец, закончилось, где-то спустя вечность после того, как мы подрезали бензовоз, я любил весь мир и Лирика в том числе. Но это были еще не все испытания на сегодня. Этот говнюк привёз меня в парк аттракционов и всучил огромную розовую сладкую вату, которую заставил сожрать за пять секунд, потому что с ней на аттракцион нас не пускали. Короче, это был не день, а адов кошмар. Ну почти... Может местами, все было не так и плохо. Вот я поржал, когда Лирик блевал в кустах после фееричного катания на аттракционе, крутящем вверх тормашками всех желающих. А потом ему взбрендило сфотографироваться с зайцем, точнее у зайца на ручках (чувак такой, в костюме зайца - ну вы поняли), и мы гоняли беднягу по парку с полчаса. Блин, да это были шикарные выходные!
  
  Следующее утро настало пугающе рано. Кажется, только лёг и уже надо вставать. Сегодня мы договорились порепетировать в школе после уроков наш номер к смотру. Я был этому несказанно рад, поэтому ничто не могло испортить моего настроения.
  На уроке литературы мы с Никой освоили новую игру. Каждый пишет имена известных персонажей на бумажках, потом они перемешиваются, и игроки по очереди вытаскивают по три штуки. А затем перед ними встаёт нелёгкий выбор - с одной из указанных личностей придётся переспать, другого убить, за третьего выйти замуж. В шутку, конечно.
  Вот и получается, что я сегодня имел сказочное соитие с колобком (потом пофантазировал на эту тему - вариант там как бы всего один), а Ника вышла замуж за Оксимирона. Хм.. Надеюсь, они счастливы в браке.
  После последнего урока я вышел в холл - там должна была встретиться наша группа перед тем, как пойти репетировать. И почему же я совсем не удивился, когда увидел Садовскую с компанией?
  - А вот и звезда нашего вечера, - громко сказала она, с улыбкой глядя мне в глаза, и привлекая внимание других ребят, которые теперь тоже с интересом пялились в нашу сторону.
  - Только пидаров в нашей школе и не хватало, - презрительно глянул в мою сторону низенький качок.
  Сзади зашептались девчонки:
  - Так и знала, что он гей.
  - Говорили же, что он с кем-то встречается.
  - Та, страшненькая, была чисто для прикрытия, непонятно чтоли?
  - А по-моему, геи такие милые... (очень обнадёживающая фраза...)
  - А по-моему, так скоро мужиков нормальных совсем не останется!
  Белла, тем временем, продолжала:
  - Я всем разослала твои фотки, так что вся школа знает твой маааленький (пауза и характерный жест - показала, насколько же маленький) секрет. В толпе засмеялись, а потом понеслось:
  - Слушай, Вольский, а ты актив или пассив?
  - Кто из вас кого шпилит?
  - Да, давай, расскажи, чем вы занимаетесь наедине, всем же интересно!
  Какая толерантная публика, однако.
  - Интересно, чем мы занимаемся? - я вдруг услышал знакомый насмешливый голос. А в следующую секунду увидел Лирика, точнее его лицо, быстро приближающееся к моему.
  Он резко притянул меня к себе, положив руку на талию, и поцеловал, как положено, по-французски. С языком и на показ. У меня аж коленки подкосились от неожиданности. Но я ответил на поцелуй. Потому что Лирик мастер неожиданных поцелуев, или потому, что обстановка вокруг была такая, адреналин может взыграл, мать его, или в голове уже судорожно рождался план по спасению моей жопы из кризиса.
  - Это что ещё за цирк?
  Лирик отодвинулся от меня, а я, и сам полный офигения и удивления, посмотрел на источник звука - Беллу.
  - А что? Я подтверждаю свой гейский статус, - не растерялся я и сообщил всей школе первое, что пришло на ум. - Тебе же это на руку? Так ты поступаешь? - продолжал я, подходя к ней вплотную. Я подходил, а она отступала. - Если парень не идёт с тобой на свидание, распускаешь слух, что он гей? Но в этот раз ты прокололась, дорогая. Я би. Мальчики, девочки, трахаю всё, что движется, усекла? Но не тебя.
  Всё ещё пребывая немного в шоке сам от себя, от Лирика и от всей этой абсурдной ситуации в целом, быстро развернулся и рванул в актовый зал.
  Ну вот как так получается-то, а? Год только начался, а я уже с парнями перед всей школой целуюсь... Это, блин, что такое творится?
  
  Минут через 10 вся наша компашка собралась в актовом зале. Все молчали. И пялились на меня, тут же отводя взгляд, как только я смотрел на кого-то из них.
  - Ну хватит! Думайте, что хотите. Если есть желание уйти после сегодняшнего, валяйте.
  - Да ну нее... Лично меня всё устраивает, - протянул наш новообретённый клавишник, ухмыляясь. - Веселье начинается.
  - Чо несёшь то? - возмутился блондинчик.
  - Ну вот и славно. Знакомьтесь, это Лирик. Лирик, это Блондинчик и Колян.
  - Дима я, - закатив глаза, продекламировал блондинчик.
  - Может порепетируем уже? - улыбаясь, предложил Лирик. Видимо, ситуация его очень забавляла.
  - Давайте. Но для начала познакомимся получше и отметим возрастающую печальную известность одного из членов нашего сборища, - с усмешкой заявил Колян, многозначительно косясь в мою сторону и доставая из сумки четыре бутылки пива.
  И понеслась...
  
  На следующее утро разлепил глаза я с большим трудом. Во рту будто кот нассал, перед глазами на подушке чьи-то ноги... Судя по красному лаку на ногтях, женские. Я скатился с дивана в гостиной, до кровати, видно, вчера не дошёл. Для этого мне пришлось перелезть через девушку, спавшую в обнимку с моей ногой. Как мы только тут поместились-то? Диван же узкий! Больно хряпнувшись локтем о пол, я свалился с дивана, а затем, тщательно сохраняя равновесие, выпрямился, и почти по прямой двинул на кухню.
  - А ну стоять! - раздалось сзади.
  Я развернулся на сто восемьдесят градусов. Слишком резко. В глазах плывёт, поэтому не сразу верю тому, что вижу. Ника полулежит на диване, закинув ногу на ногу. Что-то часто вижу её в последнее время. Может, глюк?
  - Проснулся?
  - Ты что здесь делаешь?
  - А кто, по-твоему, тебя, алкаша, вчера привёз домой, а?
  Я только глазками хлопал. Действительно, припоминаю что-то подобное. Мы выпили по пиву, потом репетировали, потом выпили ещё, вроде послали кого-то в магаз за вискариком. Потом пели, и совсем не то, что нужно... Домой ехать самому на тачке было нельзя, и я стал звонить... Чёрт, я сам же ей и позвонил. Вот чё, такси не вызвать было?
  - Могла бы и до кровати донести и спать уложить, - ухмыльнулся я.
  - Ну ты и наглый тип, Вольский. И жирный - жрать меньше надо, может в следующий раз кто и допрёт на второй этаж такую тушу! И вообще, занято там уже было.
  - Это кем же интересно?
  Я пошёл посмотреть, кто же мирно дрыхнет в моей спальне.
  - Эй, Лирик, вставай! - Рыжик мирно дрых кверху задницей посередине кровати. - Слышишь? Не провоцируй меня! У нас в гостях дама. Хотя... - я многозначительно посмотрел в сторону Ники, которая наблюдала за происходящим с порога спальни.
  - Но, но! Смотри у меня! - погрозила она пальцем в мою сторону.
  - Ну чо ты докопался-то опять с самого утра? - страдальчески протянул Лирик, пытаясь залезть под одеяло с головой.
  - Э, нет, дружок! Этот номер у тебя не пройдёт! Какого чёрта ты дрыхнешь в моей постельке?
  - Моя занята! - изрёк он, кладя себе на голову подушку.
  Чего? Кем это занята?
  Я в удивлении глянул на Нику.
  - Там Дима с Коляном, - пояснила она.
  - Ты какого хрена их ко мне домой притащила? - возмутился я.
  - Скажи спасибо, что вообще вчера приехала и отвезла твою пьяную жопу домой! Я тебе не такси, чтобы ещё и всех твоих дружков по домам развозить, усёк?
  Улыбка против воли растянулась на моём лице. Соседушка позаботилась обо мне.
  - Нет, он ещё и улыбается! Вы только посмотрите! - добродушно бурчала она. - А сейчас не очень хорошие новости - сегодня вторник и нам пора в школу. А от тебя перегаром за километр тащит.
  - Может, ну её?
  - Ну нет! Иди хоть зубы почисти. И погнали. Прогульщик несчастный.
  Я специально дохнул на неё перегарчиком, выходя из комнаты, за что получил увесистый пинок под зад. Да она просто милашка!
  
  Отлично "порепетировали"! Наша дружная компания, за исключением Лирика, продолжающего нагло дрыхнуть на моей кровати, дружно затарившись мятной жвачкой, отправилась грызть гранит науки. День был такой отвратный, учителя постоянно нудели: "Вольский, ты что, заснул?" "Вольский, повтори, что я только что сказала?" А историчка, стерва, вызвала к доске. Параграф рассказывать. Какой к чертям параграф, когда я даже учебник в глаза не видел? Я вышел к доске, ну а что было делать? А потом такой разворачиваюсь к ней и говорю: "Меня сейчас стошнит". И выхожу за дверь. Отличный способ избежать двойки.
  И вот в этот отвратный день иду я на улицу через холл свежим воздухом подышать, и тут ко мне подбегает Коротыш, хватает за руку и тащит за собой. Неожиданно, однако.
  - Илья! Помоги! Пожалуйста!
  - Эй! Какого чёрта? - я удивлён. Это точно скромняшка, которая глаза на меня поднять боялась?
  - Идём.
  Послушно переставляю ноги, заворачиваем в правый коридор. Там собралась толпа. Прямо дежавю какое-то. Трое парней пиздят ботаника. Если в очках, значит, ботаник. Всё логично.
  - Помоги, - шепчет Лера. - Помоги ему.
  - Нет, - произношу с возмущением, как будто мне сделали непристойное предложение.
  - Будешь просто смотреть, как и все они? Почему нет? - смотрит с непониманием, удивлением и разочарованием.
  - Почему? Потому что не собираюсь тащить потом на себе это ярмо до конца школы, караулить, чтобы этому субъекту не втащили ещё сильнее, чем сейчас. Вступлюсь сегодня, завтра ему будет только хуже. Кроме того, просто так никому люлей не отвешивают. Прежде чем лезть, надо разобраться с ситуацией, и, поверь, мне это абсолютно не сдалось.
  Лера отступила на шаг, смотрит так, как будто впервые видит.
  - Что, разочаровалась в сказочном принце? - выплёвываю зло. И ухожу, естественно. Надо же красиво уйти.
  Задела. Совсем немного задела этим своим "как все".
  
  
  Валерия
  Звонок. Бегу за ним через холл к выходу. А как иначе? Позабыла и про парня, которого избивали в коридоре (боюсь себе в этом признаться, но, наверное, он был только поводом, чтобы подойти к Илье), и, видимо, про собственную гордость. Не хотела его обидеть.
  Илья сидит на ступеньках. Неторопливо спускаюсь и сажусь рядом.
  - Надо было позвать учителя, - даже не глядя в мою сторону.
  Понимаю, что он прав, молчу.
  - Пацаны стояли на шухере, они всё равно свалили бы раньше его прихода, зато бить прекратили бы. Но это всё равно был бы показушный разовый акт милосердия, который не решит его проблему.
  - Извини, - всё, что могу сказать.
  - За что ты извиняешься?
  Молчу. Не знаю, за что извиняюсь! За то, что позвала на помощь? За то, что решила, что струсил? За то, что сказала "ты - как все"?
  - Не извиняйся, когда не виновата. Это выглядит жалко.
  Готова быть какой угодно, хоть самой жалкой. А Илья, так ни разу и не взглянув на меня, встаёт, собирается уйти. Не даю, хватаю за руку. Последний шанс. Может, он никогда больше не заговорит со мной. Это мой последний шанс.
  - Ты мне нравишься!
  Секунда, другая. Еле дышу. Оборачивается. Серьёзно смотрит мне в глаза. Расцепляет мои пальцы на своём запястье и снова садится рядом.
  - Что тебе во мне нравится? Скажи! - не выдерживаю его взгляда и опускаю глаза.
  - Тебе плевать на чужое мнение, - говорю первое, что приходит в голову. Но это не то, потому что он нравится мне весь, целиком. Не знаю, за что. Нравится с того самого злосчастного случая в туалете.
  - Это не так. Я им живу. Намеренно его создаю. Оглянись, я делаю что-то не так, как другие, как раз ради того, чтобы они оценили. Что ещё? - смотрит на меня испытующе. - Давай, скажи это. Я красивый?
  - Ты знаешь, что да.
  - И при бабле. А потому, когда я иду рядом, все оборачиваются и провожают нас взглядом. Я для тебя, как Бугатти Вейрон. Просто престижная вещь, ограниченный выпуск. Как и для всех. Может, упускаю что-то?
  Снова эта отстранённая ухмылка. Я не знаю, что сказать. Хочется крикнуть, что он идиот, но в горле словно застрял ком. А он продолжает:
  - И я не из тех, кто кидает деньги в переходе, хотя для меня это реально ничего не стоит, помогает всем и всюду. Я не хороший. С лёгкостью пойду на сделку с совестью ради того, кто мне дорог, уничтожу десяток только за одного. В противном случае не шевельну и пальцем. К примеру, из-за того ботаника. Так что тебе во мне нравится? - спрашивает настойчивее, берёт за подбородок и приподнимает моё лицо.
  - Всё, - выдыхаю. - Всё.
  Он только усмехается. Закусывает нижнюю губу. Не могу оторвать от него взгляда. Но Илья убирает руку и отстраняется.
  - Что насчёт меня? Я тебе совсем не нравлюсь? - как только смелости хватило спросить. Говорю совсем тихо, но он слышит.
  - Если бы нравилась, я бы уже знал всё о тебе, знал бы какой ты любишь кофе и на какую сторону подушки пускаешь слюни по утрам, - придвигается ближе, пробегает взглядом по лицу и проводит указательным пальцем по шее от подбородка до начала выреза блузки, а я забываю дышать. - Вероятно, я изводил бы тебя своими подколами и шутками, бил бы морду любому, кто посмеет сказать слово в твой адрес или посмотрит в твою сторону, а потом зажимал бы тебя где-нибудь в подсобке. Оставил бы дорожку тёмных засосов на твоей белой маленькой шейке, потому что жуткий собственник и эгоист.
  - Вольский, отвали от неё. Девочка уже три раза кончила от твоего монолога.
  - Что нужно? - Илья резко оборачивается к Нике.
  Ну, конечно, это она. Постоянно с ним, в школе не отходит почти ни на шаг. Прямо Бони и Клайд.
  - Там парни тебя потеряли, по поводу репетиции.
  - Я сейчас приду.
  Ника всё ещё не уходит.
  - Ну что ещё? - смотрит на неё в упор.
  - Уже ухожу.
  Он снова мой. Ненадолго. До того момента, пока не отправится на свою репетицию. Мысли мечутся в голове. Это и был его ответ? К чему так мучить меня? Зачем описывать то, чего никогда не будет между нами? Нельзя было просто сказать "не нравишься", чёткое "нет"? Смятение перерастает в отрицание и злость.
  - Зачем ты тогда был так добр со мной?
  - Добр? - делает вид, что удивлён. - Когда? Всё это время я тобой только пользовался. Мне просто было скучно, ясно? Я развлекался. Припомни-ка, что я сделал тебе хорошего?
  Мне обидно от его слов, очень обидно. А я помню много хорошего. Я помню восхитительные эмоции - взгляды, его сонное лицо, прикосновение горячей спины к моей щеке, когда сижу на мотоцикле позади, запах чая с бергамотом. Помню танец на балу.
  Я не смотрю на него, не могу. Боюсь разреветься.
  - И что теперь? - прилагаю все усилия, чтобы голос не дрожал.
  - Теперь у нас два варианта, - приобнимает меня за плечи. - Первый: ты понимаешь, какая я скотина, и мы прощаемся здесь и сейчас. Второй: мы пообщаемся ещё немного, и, если не сейчас, то через пару недель до тебя точно дойдёт. Видимо, я всё ещё пьян, раз несу весь этот бред, - придвигается ещё ближе, складывает губы в букву "о" и медленно выдыхает мне в лицо. А я чувствую, что это правда. Илья встаёт и вальяжно потягивается.
  - Мне плевать. Давай остановимся на втором варианте, - говорю уверенно.
  - Помни, что это было твоё решение. Я позвоню.
  И, о боже, он искренне улыбается! Он мне улыбается!
  
  
  Я не знаю, как решилась на это признание. Всё вышло спонтанно, но не жалею ничуть. Ещё вчера хотела его забыть, отвезла платье. Даже вечером, после того, как Илья вернул его обратно, была твёрдо уверена, что этого красавчика в моей жизни быть не должно. Я понимала также, что после окончания моего "рабства" мы прекратим общаться. И что? Сколько я продержалась? Как только увидела его сегодня, поняла, что не смогу.
  Он не сказал, что я нравлюсь ему, но я на это и не надеялась. Это просто невозможно. Разговор вышел для меня тяжёлым, глаза были на мокром месте, но я справилась. Прямо горжусь собой, и ещё... я очень рада. Да что там, просто счастлива! Он сказал, что позвонит, а мне кажется, как будто выиграла в лотерею миллион долларов, не меньше. И это уже напоминает какое-то помешательство. Как хорошо, что мы не в одном классе, иначе я вообще не смогла бы учиться.
  В последние дни популярность Вольского просто взлетела до небес, несмотря на то, что с большинством людей он ведёт себя как скотина. О его вчерашней выходке и нестандартной ориентации уже ходят легенды. Что интересно, никто не торопится называть его гомиком. И быть бисексуалом внезапно оказалось круто. По школе гуляют фотки с рыжим красавчиком, с которым и произошёл вчерашний фееричный поцелуй. Сама я этого не видела, но фото с места событий распространяются со скоростью света. На что я вообще надеюсь? Думаю, стоит надеяться на то, что он прав. Я нафантазировала себе идеального принца, но пообщавшись с ним побольше, пойму, что ошибалась. Вопрос в том, сколько времени это займёт. Я так помешана на нём, что понадобится пара лет. Чем, чем, чёрт побери, он меня так зацепил?
  
   Ника
  Моя жизнь запутывается. С каждым днём всё больше. Человек, которого я люблю, больше не приходит в бар по вечерам, а я устроилась туда только ради него. Я не знала, куда он пропал, на работе сказали, что его "унёс какой-то парень". Ну офигеть просто! Унёс? Похитил прямо со сцены?
  Насколько всё плохо, я осознала только в последние пару дней и теперь тихонько напивалась в любимом баре. Я была просто в шоке, когда позавчера ночью мне позвонил Вольский и велел срочно забрать его домой. Я хотела послать одноклассника далеко и надолго, если бы не до боли знакомый смех в трубке. Конечно, я поехала.
  К сожалению, моя любовь безответна и безнадёжна. Почему я так уверена? Потому что Лирик - стопроцентный открытый гей. Его частенько избивали за это, сломали пару рёбер, но ничто и никогда не могло заставить его забиться в угол, скуля от боли, и отказаться прямо говорить людям о своей ориентации. Может, это и глупо с его стороны.
  Честно говоря, как только Оля, одна из танцовщиц, сообщила, что моего гитариста унёс какой-то симпатичный парень, я возмутилась, почему никто не вызвал ментов и почему все так спокойны. Оказалось, все решили, что это новое "увлечение" Лирика, а женский коллектив и вовсе завидовал ему чёрной завистью. "Эх, если б меня кто так унёс!" - вздыхала Оля. А на следующий день пропажа отзвонилась начальству и сообщила, что выступать неделю не будет.
  
  Мы познакомились осенью, пару лет назад. Тогда Лирик играл на гитаре на улице в парке и пел что-то невероятно грустное. Я стояла, слушала и плакала. Это был трудный период моей жизни: проблемы в школе, давление родителей, потому что я не соответствовала их идеалу. Он закончил играть, толпа разошлась, а я всё стояла. Лирик тогда подошёл ко мне, погладил по волосам и сказал, что я очень красивая.
  Я продолжала ходить в парк, когда могла. Я была там почти каждый день. Иногда мы разговаривали. Он научил меня, что жизнь только моя, и что там думают по этому поводу мои предки, никому не интересно. Сказал, что я всегда должна быть уверена в том, что делаю. Ведь если даже я сама не верю, никто не поверит. Научил, как важно сдерживать свои эмоции и не показывать слабости - в этом он действительно профи. Но однажды настал тот день, когда он не пришёл. И на следующий день тоже. Он никогда больше не возвращался на то место. Но я всё равно нашла его, не могла не найти. Не сразу, на это понадобилось почти полгода. Ведь ни имени, ни фамилии, ни фото! Потом устроилась в бар, где он играл вечерами. Хотела официанткой, но выбора мне не предоставили - вакансий нет. А я плевать хотела, робкой девочкой меня уже не назовёшь. Стриптиз? Да пожалуйста! А сколько нервов я потратила, пытаясь убедить владельца заведения в том, как сильно мне нужна эта работа? Ведь "отца у меня нет, мать - наркоманка, брат ещё в садик ходит, а я несовершеннолетняя. Где мне столько денег взять, чтобы всех прокормить?" Так меня и взяли, "неофициально".
  Я была уверена, что Лирик узнал меня, но никогда не говорил об этом. Мы всегда были только коллегами, иногда болтали. Я, в свою очередь, никогда не говорила о своих чувствах. Очевидно, почему. Наблюдала бесконечную вереницу его бойфрендов - Лирик не встречался ни с кем больше пары недель (честно говоря, длительность его отношений скорее измерялась в днях, а не в неделях). Личным рекордом был месяц, если не ошибаюсь. Если он с кем-то прощался, то навсегда.
  И вот теперь вся эта ерунда. Что связывает их с Вольским? Какого чёрта они вместе живут? Не ради же совместных репетиций? А вчерашний поцелуй в коридоре (Жаль, что я не присутствовала при этом. Как всегда, узнаю всё последняя)? А потом ещё Вольский, явно отшивающий застенчивую девочку из десятого класса. А ещё есть вероятность того, что Лирик рассказал Илье о моей работе. Я выпила ещё рюмку золотой ольмеки. Нужно с кем-то поговорить. Номера Лирика у меня до сих пор нет. Это чтобы не было соблазна позвонить, да и не настолько мы близки. Но сейчас мне необходимо всё прояснить.
  Я попросила номер у бармена. Лирик был удивлён, что я звоню. Но сказал, что придёт. Я нервничала, не знала, как начать разговор, а потому пила. Вспомнила ночь, когда везла домой их пьяную компанию и видела его лицо так близко. Он общался с этими парнями запросто, со мной же никогда таким не был. Между нами будто пролегала каменная стена. Мне всегда было немного неловко, а он спокоен и сосредоточен. Говорил со мной так, словно я младше лет на десять, снисходительно. В компании Вольского я вижу его совсем другим, он позволяет Илье намного больше (насмехаться и шутливо драться можно только с близкими людьми), как будто у меня нет допуска в мир Лирика.
  - Решил бы, что ты соскучилась, но, по воле случая, мы виделись только вчера.
  - Привет, Лирик. Я и правда скучала, - отвечаю искренне.
  - Честно говоря, я догадываюсь, зачем ты меня позвала, - продолжает, не отвечая на приветствие. Усаживается за барную стойку.
  - Какие люди! - подходит к нам Кира, бармен, улыбаясь от уха до уха. - Чего тебе налить?
  - Не-не-не... Мне сегодня нельзя, - Лирик демонстративно скрещивает руки на груди.
  - Твой похититель определённо положительно на тебя влияет. И как он?
  - О, превосходит все ожидания, - ухмыляется мой любимый коллега.
   - Да уж, - ворчу я.
  - Давай, спрашивай, - поворачивается ко мне. - Ты же про Илью хочешь спросить?
  - Ты необыкновенно проницателен.
  - Тебя это, конечно, не касается, но я с ним не сплю. И не встречаюсь. И вообще не имею на него никаких видов. Так что вперёд, зелёный свет.
  - С чего ты взял, что я им интересуюсь?
  - Просто логичный вариант.
  - Может, это ты мне нравишься?
  - Я всегда это подозревал, - расплывается в улыбке и треплет меня по голове, как маленькую. Хочется крикнуть, что я уже выросла и что мои слова нужно воспринимать всерьёз!
  Илья мне, безусловно, нравится. Но не так. Это человек, с которым можно подурачиться, который способен на самые невероятные закидоны, но в то же время в определённой степени надёжен. С другой стороны, тот поцелуй... Не знаю.
  - Ты не мог бы не говорить ему, что я здесь работаю?
  - А есть смысл скрывать? - приподнимает бровь. - Я более чем уверен, что ему плевать на род твоих занятий.
  - Он всё же мой одноклассник. Не хочу, чтобы в школе узнали.
  - Твоё дело. Я не скажу.
  - Можно ещё вопрос?
  - Валяй.
  - Почему ты решил помочь Илье? - на самом деле, мне было интересно всё, как они познакомились, как давно, что за история с похищением и знает ли Илья о его ориентации. Но всё это сразу спросить я не могла.
  - С дурацким школьным смотром?
  Я кивнула.
  - Он забавный парень. Очень целеустремлённый. Самое главное, в душу не лезет. Он не спрашивал меня, кто я, где живу, настоящее ли имя Лирик. Не сказал ни слова после того случая в холле школы, не истерил и не выяснял мои мотивы. Он видит перед собой человека, и ему этого достаточно. У меня такой же принцип - не спрашивать, если тебе это на самом деле не нужно. И вообще, знаешь, в последнее время, я понимаю, насколько мы все одиноки. Людям настолько не хватает внимания и тепла, что они привязываются к любому, кто был с ними добр. Как-то раз одна пьяная девушка в этом баре рассказала мне о своей жизни, о дочери и проблемах на работе. Я поддержал её как мог, сказал то, чего на самом деле не думаю, просто чтобы ей стало легче. В итоге, она решила, что может рассчитывать на что-то большее. Так вот, об Илье. Ему я, конечно, помогаю не поэтому. Просто у меня перед ним должок. И пошли потанцуем, раз уж я здесь! Я скучал по этому месту.
  Как он это делает? Только что грустно философствовал, и вот уже другой человек. Я шла за улыбающимся Лириком сквозь толпу. То, что он сказал... Относится ли это и к моим чувствам? Может ли быть, что это лишь благодарность за то, что он помог мне в трудной ситуации? Пофиг. Подумаю об этом как-нибудь потом. Сейчас он пригласил меня на танцпол. Танцы - моя работа, которую, не будем скромничать, я делаю хорошо и с драйвом. А Лирик и вовсе бог во всём, что связано с музыкой.
  
  Илья
  Начнём с того, что Лирик куда-то пропал сразу после репетиции. (Ну как, репетиции? Мы сделали всё, что смогли, после вчерашнего-то...) Мне это, конечно же, не понравилось. Что не говори, этот тип загадочен и непредсказуем. А если ему опять рожу начистят где-нибудь в подворотне? До концерта всего ничего осталось, что я тогда делать буду? Да и вообще, фиг знает, что ему в голову придёт. Честно обыскав школьные толчки и прождав у школы целый час, я отправился в место, прочно ассоциировавшееся с моим жильцом - в бар.
  Там происходило нечто невероятное - это я понял сразу, как вошёл. Пробираясь сквозь толпу к освещенному кругу в центре танцпола, я уже подозревал, кого там увижу. Лирик (ну, конечно, кто же ещё?) в облегающей борцовке и его партнёрша (Ника, чёрт побери?) с диким восторгом в глазах танцевали что-то невероятно блядское, ритмичное и сексуальное. Толпа, так сказать, неистовствовала. Встретились ли они случайно? Или намеренно? Без сомнения, они были знакомы и раньше, раз работают в одном месте. Вопрос, насколько близко.
  Я немного понаблюдал за этим увлекательным зрелищем, затем без зазрения совести подошёл к Лирику, закинул его на плечо, сказал Нике привет, а толпе заявил, что герою пора репетировать свой дебютный сингл, и по традиции отправился на выход. Охранники только улыбались, даже не думая меня останавливать.
  Я сгрузил рыжика на переднее сидение, и он тут же расслабленно водрузил ноги на переднюю панель. Лицо у него было довольное, майка мокрая, красная чёлка прилипла ко лбу.
  - Ну и нахрена так делать? - вытирает лицо майкой.
  - А нахрена на звонки не отвечать?
  - Мне кажется, я твой домашний раб.
  - Не волнуйся, это только до концерта, - усмехаюсь.
  Из бара выходит Ника с курткой Лирика. Открываю заднюю дверь.
  - Садись давай.
  Садится без вопросов. Лицо тоже довольное, волосы всклокоченные.
  - Мой лучший вечер за долгое время, - выдыхает устало.
  - Рад за вас, ребятки. Что праздновали?
  - Да так, мои друзья не смогли прийти сегодня, а потом мы с Лириком встретились совершенно случайно.
  Ну да. Конечно.
  
  Мы отвезли домой Нику и на обратном пути я решил-таки спросить.
  - Лирик, а почему ты Лирик? Это прям по паспорту имя?
  - По паспорту Леонард, кратко Лерик. Но в связи с моими музыкальными увлечениями стал Лириком, - он как-то подозрительно улыбался.
  - Что?
  - Не думал, что ты когда-нибудь спросишь.
  
  Пятница неуклонно приближалась. Мы прошлись по магазинам, прикупили кожаных штанишек и всяких мелочей в рокерском стиле. Песня этому ни хрена не соответствовала, но нас это не волновало. Наши репетиции за всё это время ни разу не были хоть сколько-нибудь серьёзными, мы вообще не переживали по этому поводу, как и за то, как пройдёт само выступление. А вот в школе нарастал ажиотаж. Уроков не было (и на субботу их, слава богу, не перенесли), с самого утра на главной сцене шёл генеральный прогон, взмыленные ученики бегали туда-сюда, танцевали что-то прямо в коридорах. Как будто их в королевский балет отбирают, честное слово.
  Само действо начиналось в четыре. Мы не торопясь явились ближе к обеду и сходили в столовку. Артист должен быть сытым. Хотя, кто-то говорил, что петь лучше на голодный желудок, но я решил, что это слишком большая жертва. Потом мы нагло заняли кабинет истории под свою гримёрку, предварительно изгнав оттуда коллектив народного танца. А затем Лирик вдруг сказал одну вещь, которая заставила всех нас понять, что на сцену выйти мы не готовы.
  - А как называется наша группа? - спросил он.
  - Чёрт, - я приземлил пятую точку на ближайшую парту. Колян и Блондинчик стояли в ступоре. - Есть идеи?
  Процесс обсуждения был очень бурным. Где-то полтора часа спустя, прооравшись и поржав вволю (а Блондинчик даже получил по кумполу), мы пришли к решению, что наша многострадальная группа будет называться "Винным клубом" (в память о нашей недавней попойке), пока что-нибудь получше в голову не придёт.
  Оставшееся до концерта время мы посвятили гриму. Для начала специальными мелками, за которыми пришлось очень быстро бежать в магазин (такие уж они, эти спонтанные идеи), выкрасили несколько прядей волос в бардовый (мы же теперь винный(!) клуб, Лирик не участвовал в этом безобразии, потому как его волосы и без того были красными), потом создали творческий беспорядок на голове и щедро залили сверху лаком. Накрасили глаза чёрным (зачем, опять же, непонятно) - это вышло у нас с некоторым трудом. В частности, наш клавишник сначала долго матерился, а потом плакал чёрными слезами. В конце концов, дело было сделано, костюмы надеты, сценические образы завершены. Мы немного радостно попрыгали, побили друг друга по плечам и отправились за сцену. Парни - готовить инструменты, я - искать Нину Павловну.
  Поскольку на генеральном прогоне мы не появились (название ж для группы придумать - это гораздо важнее!), наша классная пребывала в полном неведении о готовящемся номере, более того, она была уверена, что я просто не пришёл на смотр и не собираюсь читать свою басню - такой уж я безответственный тип.
  - Господи, Вольский, что ты с собой сделал? - была её первая фраза.
  Услышав про песню, она второй раз обозвала меня безответственным, но сказала, что рада такому проявлению энтузиазма. Оказывается, меня уже вычеркнули из всех списков выступающих, и только чудом нашей классной удалось убедить организаторов включить "талантливых ребят и их замечательную песню", которую она никогда и не слышала, самым последним номером.
  - И не дай Бог, Вольский, ты что-нибудь выкинешь.
  - Нина Павловна, я вас не поведу, - стукнул я кулаком в грудь.
  
  За кулисами время тянулось и тянулось. Мы немного постебались над Никой, которой не помогли никакие отговорки - пришлось петь. Очень даже неплохо петь и чертовски хорошо выглядеть. Потом мы немного помандражировали, поржали над мальчиками в трико, которые выполняли гимнастические трюки, а наша очередь всё не наступала.
  Когда наш звёздный час, наконец, пришёл, я едва мог в это поверить.
  - Вы слышали уже множество сольных выступлений сегодня, но сейчас перед вами выступит группа ребят со своей дебютной композицией. Поприветствуйте "Винный клуб"!
  Зал встретил нас тепло. С самых первых аккордов всё встало на свои места. Мне нравилось то, что я делаю, нравился этот конкретный момент. Волнения не было совсем, был зал и были мы.
  
  
  
  Лерочка
  
  Вольский мне не звонил, но я успокаивала себя тем, что близится концерт и ему не до пустяков. Несмотря на это, я нервничала, не исключая и такой вариант: он просто забыл весь наш разговор, потому что был пьян. Но этот вариант мне не нравился, и я предпочитала о нём не думать.
  Я сидела на своём месте, далеко не в первом ряду, и ждала, когда же он выйдет, с тех самых пор, как выключили свет. Все полтора часа. Песни, танцы. Ника, которой я невероятно завидую и на месте которой так хочу иногда побыть. Почему у одних есть всё, а у других ничего? Деньги, красота, талант, учёба даётся без проблем. И Вольский сидит с тобой за одной партой.
  Когда объявили "Винный клуб", я не ожидала, что это будут они. С дикими причёсками, чёрными глазами и в брендовых шмотках - все, как на подбор, красавчики. И рыжий парень здесь. Уже почти засыпавший зал сразу взбодрился, раздались аплодисменты и одобрительные выкрики. Неудивительно, их группа ещё до этого выступления прославилась на всю школу. Чёрный пиар - тоже пиар.
  Перед микрофоном посреди сцены - Илья с гитарой, справа - синтезатор, слева - рыжий, тоже с гитарой, позади - блондин с ударной установкой, одноклассник Ильи.
  Небольшой проигрыш, Вольский поднимает голову, встряхивая волосами, обхватывает микрофон рукой, и начинает петь:
  
  Я ... бегу от тебя, я не останусь.
  Я ... буду не я, если признаюсь.
  Всё, что было, забудь, я уезжаю,
  Своё сердце с тобою оставляя.
  
  Барабаны, а потом припев:
  
  И снова только небо...над головой
  И любовь твоя рядом со мной
  И снова ветер ... в волосах
  Я помню слёзы в зелёных глазах
  
  Воспоминания со мной, в воспоминаниях я твой,
  Но этой ночью другая не вернётся домой.
  И снова пьяный кутёж, и снова дым сигарет,
  Но сердце так не вернёшь, его со мной больше нет.
  
  И снова только небо...над головой
  И любовь твоя рядом со мной
  И снова ветер ... в волосах
  Я помню слёзы в зелёных глазах
  
  На втором куплете на сцене началась настоящая вакханалия, полностью поддерживаемая публикой. Вольский и парень с красными волосами отжигали по полной - пели в один микрофон, выжимая невероятные звуки из гитары (ну, это, в основном, рыжий) и танцевали.
  Закончилась песня речетативом и ещё одним припевом:
  
  Я бегу и бегу, и не могу сказать стоп.
  "Ты бессердечный мерзавец", - они твердят мне нон-стоп.
  А на вопрос почему, всегда стандартный ответ:
  "В моём потерянном сердце ни для кого места нет!"
  
  Им аплодировали и свистели. Уж не знаю, оценили ли учителя, но поклонников среди учеников эта группа сегодня приобрела. Что ты творишь, Вольский? Мне и так было непросто...
  Потом по поводу концерта высказались приглашённые гости, сказали, что все ребята, без сомнения, очень талантливы. Представители школы искусств сообщили, что будут рады предложить некоторым учащимся места в своих стенах.
  После смотра я вышла в школьный двор и, сама не знаю зачем, стала ждать, пока выйдет Илья. "Винный клуб" вывалился из дверей вместе с большой толпой - там были и недавно выступавшие и поддерживавшие их зрители. Все бурно обсуждали, где отметить удачно завершившийся вечер. В кармане завибрировал смартфон, я посмотрела на дисплей и сердце пропустило удар. Звонил Вольский.
  
  Илья
  
  Я веду себя абсолютно по-разному с разными людьми. Всё зависит от человека. Лера, с которой я совершенно не понимаю, что теперь делать, меня очень удивила. И это ещё мягко сказано. Я полагал, что она не способна на такое. Признание - это ж не шутки. Но она была очень решительной... Это, без сомнения, мне очень льстит. Когда я рядом с ней, я чувствую превосходство. Я могу сказать или сделать всё, что угодно. У меня как будто есть над ней власть, и мне это нравится. Но чувствую ли я что-то в ответ? Не думаю. Она вроде как объект для моей игры, которую сегодня я собираюсь перевести на новый уровень. Хочу посмотреть, надолго ли её хватит.
  После концерта меня захватывали эмоции. Это было дико весело. А ещё на сцене ты ощущаешь офигительное единство с залом, его поддержку и энергию, которая пьянит, от которой хочется выдать всё, на что ты способен. Из зала мы всей толпой двинули на хату к какому-то парню, чтобы продолжить веселье. Я, естественно, промолчал о своей пустой квартире, потому что ненавижу убираться после гостей. Как правило, после подобных дружеских посиделок половину вещей можно смело нести на помойку.
  Машину я решил оставить у школы. Лучше забрать её отсюда, чем хрен знает откуда. До места подвезут, а домой потом на такси. А теперь время повеселиться! Я набрал знакомый номер.
  - Да?
  - Ты была на концерте, верно? - чаще всего я не здороваюсь с собеседником совсем. Ненавижу бесполезное "Привет!" и "Как дела?", ведь обычно люди звонят, чтобы спросить совсем не об этом.
  - Была.
  - Значит, не успела далеко уйти. Подходи на парковку, я буду тебя ждать.
  - Хорошо.
  
  Ни вопросов, ни сомнений. Коротыш делает то, что я ей говорю, и мне от этого даже немного не по себе. Жду недолго. Она подходит, и её испуганное лицо заставляет меня ухмыляться.
  - Илюха, ну ты где? Только тебя ждём! - это Блондинчик меня потерял.
  - В машине будет ещё место?
  Место нашлось. Во время поездки она сидит как на иголках, очень напряженная, во всеобщем веселье не участвует. Я не пытаюсь втянуть её в нашу компанию, наблюдаю.
  Хата у абсолютно незнакомого мне парня оказалась что надо. Мы расположились у бассейна на первом этаже. Вечеринка начинается с привычной игры, которая добавляет вечеру пикантности. Хозяин дома Кирилл под всеобщий гомон вносит в комнату коробку, и я уже знаю, что там, - три пары наручников. Настоящих, железных, без дебильного розового меха. Игра не для всех, но те, кто с ней знакомы, рассаживаются в круг. Я тоже сажусь и вопросительно смотрю на Леру. Она постоянно словно сомневается, и я хлопаю ладонью по полу рядом с собой.
  - Что это за игра? - шепчет мне на ухо, опускаясь на колени рядом.
  - Сегодня, видимо, обычный дурак, - совсем не вру (иногда играют в "двадцать одно" или что-то ещё - тут главное - определить шестерых проигравших, и совсем неважно, каким образом).
  Кирилл сдаёт по шесть карт. Народу много, около 15 человек. Это примерно треть из тех, кто приехал в надежде хорошенько оторваться. Колод в игре четыре, а то и пять. Первые три круга всегда общие (в смысле, в игре участвуют и мальчики, и девочки). Дурак часто переводной, что нагоняет ужаса на игроков и добавляет азарта. Особенно, после пары бокалов вина из папашиного бара.
  После первого раунда из игры выбывает рыженькая девушка, кажется, Маша. Но, судя по всему, она совсем не расстроена и заливисто смеётся. Лера немного оживилась, видимо, радуется, что в числе первых смогла отбиться и не осталась "в дураках". Хотя, переводной дурак - это дело случая. Везёт всегда тому, кто ходит первым, и всем игрокам через одного. Остальных жёстко валят.
  Три игры спустя все девушки вынужденно покинули круг. Это было сделано для того, чтобы в следующие два раза проиграли парни, ведь среди проигравших должно быть ровно три парня и три девушки. И вот только я начал думать, что мне сегодня фортит, как удача от меня отвернулась. И ведь почти отбился... Если бы последний валет был трефовым, мне не пришлось бы забрать себе полколоды!
  
  
  Валерия
  Игра была самая обычная, за исключением количества народа, что в ней участвовало. Но чёрная коробка в центре круга меня немного напрягала. Её явно поставили здесь неспроста.
  После того, как в игре остались одни парни, я совершенно успокоилась. Проигрыш мне больше не грозил, как и содержимое чёрной коробки. Но вот любопытно было жутко. Большинство народа, даже те, что изначально не играли, собрались вокруг и подбадривали участников. Запаниковала я немного позже, когда поняла, что проигрывает тот, кто привёл меня сюда. Илья забрал себе полколоды, а его противник только что удачно отбился и скинул все свои карты.
  - Я не думала, что ты так плохо играешь, Вольский, - протянула девушка, оставшаяся в дураках самой первой (вот уж кто бы говорил?).
  - Может, я хотел проиграть, - вальяжно отвечает Илья, ничуть не тушуясь.
  - Засчитано и принято к сведению, - игриво продолжает изрядно подвыпившая рыжая.
  Наконец, определяется последний проигравший, после чего Кирилл становится в центр комнаты, берёт чёрную коробку и вещает:
  - Дамы и господа! Прошу минуточку внимания! По доброй традиции, любая вечеринка - совсем не вечеринка без триплета! - он открывает коробку и достаёт оттуда наручники (ну, охренеть!), затем подходит к рыженькой девушке и со щелчком пристёгивает её правую руку к левой руке одного из проигравших парней. Собравшиеся радостно ржут. Кирилл же продолжает:
  - Как вы знаете, по условиям игры, участники триплета не могут быть освобождены от приятной компании друг друга раньше завтрашнего утра, - он пристегнул моего Вольского к какой-то, мать её, пышногрудой крашеной блондинке! - А теперь давайте решим, где будут храниться ключи до этого радостного момента!
  - Можно отдать кому-нибудь ответственному, кто типа не пьёт.
  - Ага, и ищи его потом.
  - Давайте лучше положим в надёжное место.
  - А если забудем нахрен, куда положили?
  - Ну, все-то точно не забудем. Кто-то да вспомнит!
  В итоге большая толпа двинула на второй этаж, прятать там ключи. Я пошла за ними, потому что точно должна была знать, где они, если в случае чего, нужно будет освободить Илью. Ключи на верёвочке повесили на статуэтку на камине, три скованные наручниками парочки (они же - "триплет") ждали внизу: им знать об этом тайном месте было не положено.
  За одной игрой последовала другая. Все расселись на мягких диванах вокруг журнального столика (ну, все - это громко сказано! Кто-то плавал в бассейне, у кого-то были зажигательные танцы, часть просто болтали, пили и ели. В общем, вариантов было много, но я пошла туда, куда и Вольский), на котором стояло несколько бутылок текилы, виски, лимон, бутерброды с красной икрой и мясная нарезка. Уже один этот факт указывал на то, что ничего хорошего меня не ждёт.
  Игра была алкогольная. Все по очереди вытаскивали карту из колоды и выполняли то, что было на ней написано.
  - Все дамы пьют! - читает свою карту одноклассник Ильи.
  Я надеюсь, что никто не заметит, если я не выпью. Понимаю, что мне лучше этого не делать, я никогда не пила и не знаю, чем это может для меня обернуться. Но отсидеться не удалось...
  - Кажется, я вижу филонщика в наших рядах! - Кирилл подходит ко мне вплотную, чуть наклоняется и смотрит в лицо. - Чё не пьём?
  - Я вообще не пью.
  - Нахрена тогда села играть? - спрашивает какая-то девушка.
  - Она пьёт. Просто пока немного стесняется. Правда, Лера? - это Илья. Он провоцирует меня. И я перебарываю своё желание встать из-за стола и уехать отсюда к чёртовой матери, ото всех этих людей, которых даже не знаю. Подумать только, полсотни человек, и ни одного знакомого лица.
  - Давай двойную порцию. Первую - против стеснения, а вторую - в счёт Димкиной карты, - прищурившись, уговаривает Кирилл.
  Я с надеждой смотрю на Вольского, но он непреклонен. Приподнимает бровь, типа, выпьешь ты уже или нет? И я пью. Залпом. Горло жжёт, а из глаз катятся слёзы, я кашляю. Такой гадости пить мне ещё не приходилось. Все ржут.
  - Надо было колой разбавить, - поучает меня рядом сидящая девушка и суёт в руку бутерброд, который я жадно пихаю в рот, лишь бы заглушить гадкий вкус. Наконец, мне легче. Вторую рюмку выливаю в кружку с колой. Все смотрят. Под свист и улюлюканье допиваю до конца.
  - Вот и умница, - Кирилл треплет меня по голове и, наконец, оставляет в покое. Я рада, что он отстал, мне почему-то неприятен этот человек. Пьяной я себя совсем не чувствую. За столом тоже вроде все вполне адекватные, все пьют, и никто с ног пока не валится. Сей факт меня немного успокаивает, и я расслабляюсь. Играю вместе со всеми. Мне вообще непонятно, чего я так боялась. Это оказалось очень весело!
  Так! Мой ход. Мне достаётся карта "Неудобные вопросы". Любой игрок может задать интересующий его вопрос любой степени интимности. К этому времени в моём желудке плескалось ещё две рюмки виски, а в голове приятно шумело. Неудобные вопросы? Пфф... Щас всё поотвечаю!
  - У тебя уже был секс? - какой-то парень задаёт свой вопрос. Он пялится на меня всю игру. Наверное, я сегодня опупенно обаятельна и привлекательна!
  - Был, - отвечаю. Конечно, это неправда. Но они же не проверят.
  - И как? Понравилось? - настаивает тот парень.
  - Это уже больше, чем один вопрос, - вдруг говорит Вольский. - Эх, Лера, я думал, ты скромная девочка, - издевательски тянет он, глядя в мою сторону.
  - Ты ещё многого обо мне не знаешь! - смело заявляю я.
  - Ого! - воодушевляется Кирилл. - Илья, ты был прав. Стоит немного выпить, и перед нами уже другой человек.
  Мы поиграли ещё немного. И совсем немного выпили. Но потом игра стала меня раздражать. Я сидела напротив Ильи, и он не смотрел на меня, просто избегал моего взгляда. Я же смотрела на него, и не могла ничего с этим поделать. Блондинка, с которой его связывали наручники, неплохо устроилась: голову положила Илье на плечо, но этого, видимо, ей показалось мало, так она ещё и ногу на него закинула! Вольский же сидел как ни в чём ни бывало! Как будто так и надо! В конце концов я не выдержала и вышла из-за стола. За мной вышел и Артём, который почти просверлил во мне дыру своим взглядом.
  - Пойдём, поплаваем в бассейне, - говорит мне прямо в ухо, чтобы я наверняка услышала из-за музыки, и приобнимает за талию.
  Я оборачиваюсь в сторону стола, Илья смотрит на меня и медленно качает головой в отрицательном жесте. Значит, не хочешь, чтобы я с ним шла? Тогда я пойду! Не на тебе же одном свет клином сошёлся! Есть и другие хорошие парни. Да ты даже близко ко мне ни разу ни подошёл на этой дурацкой вечеринке! Вот и сиди здесь с этой своей блондинкой!
  Я иду за Артёмом, втайне надеясь, что вот сейчас Илья встанет и остановит меня, но чуда не случается. Ноги немного заплетаются, но парень крепко меня держит. Я сажусь на край бассейна, свесив ноги в воду, и весело смеюсь, потому что не сняла носки и джинсы не закатала. Артём раздевается и прыгает в воду в одних трусах. Он брызгает в меня водой, и мне снова смешно. Когда он дёргает меня за руку, и я прямо в одежде погружаюсь под воду, это немного отрезвляет, и я пытаюсь оттолкнуть его руки, что пытаются стащить футболку и шарят по моему телу. Я вдруг чувствую, как всё, что я выпила, поднимается по пищеводу обратно. Пытаюсь вылезти, но Артём крепко меня держит.
  - Отпусти, придурок, меня сейчас стошнит! - кричу я, отталкиваю его, с трудом переваливаюсь за край бассейна, потому что руки дрожат. Я бегу, пытаясь найти туалет, хотя понятия не имею, где он. Забегаю за угол, наталкиваюсь на кого-то, и понимаю, что всё, я не успела. Меня выворачивает прямо на чью-то красную футболку, но мне уже плевать. Мне плохо, очень плохо, меня трясёт. То ли от того, что холодно, то ли реакция на алкоголь. Я поднимаю глаза и вижу брезгливое выражение лица блондинки и удивлённое Вольского, кому, собственно, и принадлежит красная футболка. Мне стыдно, но эта мысль отходит на задний план. Я вижу белую дверь туалета и бегу туда. Минут через пятнадцать сидения у унитаза мне становится легче. В голове проясняется, и блевать больше не тянет. Во рту противно и горько. Наклоняю голову и пью воду прямо из-под крана. Смотрю в зеркало и думаю, что уж лучше бы этого не делала: вся мокрая, тушь размазана, волосы торчат, свитер в блевотине. Отличная картина. Я остервенело тру глаза, тушь не отмывается, и я тру с мылом. Оно жжётся, и я реву. Потом отмываю свитер, он всё равно был настолько сырой, что можно отжимать. Что теперь делать? Я пойду искать Илью, извинюсь и он, как обычно, всё решит.
  Выхожу и вижу Кирилла.
  - Это ты! А я-то думаю, кто сидит в туалете целый час? Мылась в одежде? - ухмыляется он.
  - Упала в бассейн. А ты не знаешь, где Илья Вольский?
  - Конечно, знаю. Они с Лилей в ванной на втором этаже. Моются. Кое у кого вдруг возникла такая необходимость, - усмехается.
  - С Лилей? - соображаю, что это и есть та блондинка.
  - Да. Триплекс, помнишь? Они теперь везде вместе - и в туалет, и мыться. У меня, кстати, джакузи в той ванной. Думаю, они хорошо проводят время.
  Я опускаю голову, потому что мне стыдно. И я не знаю, что делать дальше. Уехать на такси? Да я даже не знаю, где мы! В кошельке всего двести рублей, а это явно пригород. Попросить у этого мажора денег? Боже, чем я только думала, когда сюда ехала?
  - Идём-ка, мы тебя переоденем, а то ещё простудишься. Ляжешь сегодня на втором этаже, места в доме много, с утра со всеми уедешь.
  - А это удобно?
  - Удобно, удобно.
  Спальня на втором этаже была шикарная, как и весь дом. Кровать двуспальная, с какой-то лепниной. Всё в светлых, бежевых тонах, зеркало огромное, в полстены. Кирилл принёс мне свою футболку.
  - Прости, больше ничего нет. Внизу, я так понимаю, тебя сегодня можно не ждать?
  Я помотала головой.
  - Ну, тогда до завтра.
  - До завтра, - пробормотала я, торопливо скидывая с себя мокрую одежду, как только за хозяином дома закрылась дверь. Оставила всё валяться на полу и нырнула под одеяло. Меня всё ещё колотило от холода, заснуть я тоже не могла. Но видимо, была так поглощена собой, что не заметила, как в комнату кто-то вошёл.
  - Не спишь, детка? - Артём тихо подошёл, навалился на меня сверху всем телом и прижал к кровати.
  - Что ты делаешь? - я запаниковала.
  - Брось ломаться, - он полез целоваться, обмусолил мою шею, потом откинул в сторону одеяло, смял рукой грудь через футболку.
  - Прекрати! Я закричу, - понимаю, что это бессмысленно, из-за музыки никто не услышит. Пытаюсь его скинуть, но он держит крепко. Одной рукой перехватил оба запястья и закинул руки за голову.
  - Сколько угодно, мне даже нравится, - его рука скользит с груди на живот, а потом ниже и ниже и, в конце концов, забирается под трусы.
  - Пожалуйста, не надо, - я задыхаюсь, мне по-настоящему страшно. - Я не хочу.
  Верчусь, как уж, но моя борьба абсолютно бессмысленна. Артём слишком здоровый, и на меня накатывает отчаяние.
  - Мне так не показалось, когда мы шли к бассейну. Я специально убедился на игре, что ты не целка, - он грубо суёт в меня свой палец. - Нравится?
  Блядь, он издевается, чтоли?
  - Я соврала, - шепчу и замираю на месте. - У меня никого не было. И ты мне противен! Я люблю другого! Ясно? - громче и громче с каждым словом, и вдруг начинаю смеяться. У меня истерика. Я смеюсь и больше не сопротивляюсь. Смотрю в его ошалевшее лицо и смеюсь.
  - Психичка, - злобно бросает он так, что его слюна брызгает мне на лицо. - Да ты радоваться должна... А то девственницей и сдохнешь!
  Но я в ответ только ржу, как лошадь. Он поднимается и идёт к выходу.
  - Вот сука! - и громко хлопает дверью.
  Я лежу ещё какое-то время, дрожь возвращается. Трясущимися руками я подставляю к двери стул и залезаю под одеяло. До утра осталось не так долго. Скоро я буду дома.
  
  
  Илья
  
  Всё это было довольно забавно. А особенно в середине вечера, когда я был облёван спешащим к туалету Коротышом. Я никогда не осуждаю людей, которые сильно напиваются. Они просто не знают своей меры, а узнать её нужно чем раньше, тем лучше. Ведь одно дело, когда тебе 17 и ты танцуешь на вечеринке на столе и без штанов, и совсем другое, если тебе за двадцать и тебя стошнило на шефа на корпоративе. Вот потому-то школьники, что попробовали всё в раннем возрасте, гораздо более подготовлены ко взрослой жизни. Моему отцу, к примеру, частенько приходится выпивать, и чем более дружественная пьянка, тем лучше условия подписанного договора. Подозреваю, что, если бы он капал слюнями или падал лицом в тарелку, сотрудничества с крупными партнёрами ему было бы не видать.
  В общем, то, что товарищ Короткова сильно перепила, было не столь критично. Критичен был вонючий ущерб, причинённый моей футболке! После этого небольшого происшествия она была совершенно в неприглядном состоянии, и мы с Лилей побрели в ванную, чтобы, собственно, уничтожить следы катастрофы. Поскольку разум был несколько не в адеквате после бурного веселья, мы не сразу сообразили, что снять футболку не выйдет, так как я прикован наручниками к Лиле. Но! После первой неудачи мы не сдались и пошли искать ножницы, которые обнаружили на кухне (вот даже странно, что нашли). Затем вернулись в ванную, где Лиля, гнусно хихикая, разрезала мою футболку ровно посередине - от пупка до подбородка, и мы сильно удивились, что мерзкая деталь одежды не желает сниматься. Пришлось разрезать ещё и рукав. Мы немного порадовались нашей маленькой победе, и Лиля, как истинная девушка, проявила свою хозяйственность: она постирала многострадальную красную тряпочку и повесила сушиться на батарею - "чтобы с утра надеть было не стыдно"!
  В общем, вечер был весёлым. Мы поучаствовали в танцевальном баттле и даже пробовали вдвоём плавать в бассейне (к слову, эта попытка не увенчалась успехом, и нас пришлось спасать), а потом, завернувшись в покрывало, ходили смотреть салют. А вот сегодняшнее утро никакого удовлетворения мне не принесло. Во-первых, Лера. Оказалось, что она уже уехала с одной из девушек. Не то, чтобы она была мне чем-то обязана, но всё же неприятно. Говорила, что от меня без ума, но вчера демонстративно ушла с Артёмом. Девушки слишком много говорят, но их слова слишком мало значат. Пора бы было уже привыкнуть. Проблема номер два заключалась в том, что пропали эти чёртовы ключи от браслетов. Ждать и выяснять, кто и куда их дел, мне совсем не хотелось, и, в итоге, нам с Лилей пришлось ехать до знакомой ремонтной мастерской, где их просто распилили нахрен. Короче, я был сильно не в духе, когда вернулся домой и обнаружил проблему номер три. Ни Лирика, ни его вещей в моём доме больше не было.
  
  Валерия
  
  Всё это было как будто не со мной. Я всегда, сколько себя помню, была исключительно положительным ребёнком. Никогда не делала ничего, что сказалось бы на моей репутации. Бабки у подъезда никогда не величали меня шлюхой, я не ходила по клубам, а моя мама гордо хвасталась моими школьными успехами перед знакомыми. Но что в итоге? Я совершенно не чувствую, что довольна своей жизнью. И что случилось вчера? Это точно я? Та самая девушка, что вешалась на первого попавшегося парня и блевала в туалете?
  Зато теперь я лежала в своей кровати и абсолютно точно понимала то, что пытался сказать мне Вольский. Я не вписываюсь в его окружение. Совсем. Не умею общаться с людьми, потому что потратила детство на учёбу и лепку пирожков с матерью, которая была сама не своя после смерти отца. О, безусловно, я завидовала красивым и популярным девчонкам, даже разыгрывала сценки в своей голове - что было бы, будь я на их месте. Но это лишь фантазии. Время упущено. Я уже такая, как есть - ни сломать, ни переделать. Странная девочка-одиночка.
  Я вспомнила свою обиду на Илью на вечеринке (скорее даже ревность), усиленную алкоголем, и поняла ещё одну вещь -всё это время я обманывала сама себя. Наверное, когда Илья в тот день сказал, что мы ещё пообщаемся, я рассчитывала на свидания, на то, что мы будем вдвоём, что он будет вести себя как мой парень. Не знала этого наверняка, просто подсознательно надеялась, что так будет. Но он уготовил мне другую роль - роль собачонки, всюду бегающей за ним и не имеющей никаких прав на свой недостижимый идеал. Вольский ничего мне не обещал, даже наоборот. Помнится, он сказал: "Ты поймёшь, какая я скотина". Но я не поняла. По сути, он был честен и не сделал ничего ужасного, ему даже не пришлось ничего делать. От мыслей о нём моё сердце до сих пор стучит быстрее. Всё сделала я сама. И теперь в моей душе поселилось ещё одно чувство - стыд. Я не знала, как идти в школу после всего, что было на вечеринке. А уж тем более смотреть в глаза Вольскому. Теперь я могла сказать однозначно - всё точно кончено.
  Насчёт того, что случилось в спальне, я старалась не думать. Я была уверена, что Кирилл специально привёл меня туда по просьбе Артёма и ненавидела его за это. Но ничего не случилось бы, если бы я не пошла тогда к бассейну. В любом случае, страх и шок после пережитого уже прошёл, и я была безумно рада, что ничего не произошло. Мне реально казалось, что мне очень повезло. И я даже не могла представить, что стала бы делать в противном случае.
  Я проспала всю субботу, потому что предыдущей ночью тряслась и не сомкнула глаз, подскакивая на каждый шорох. Дома же заметно расслабилась, зная, что мне ничего не грозит. В воскресенье я всё ещё не могла подняться с постели. Близился понедельник, и я не хотела встречаться лицом к лицу со своими страхами. Даже мама занервничала, когда я не сделала ни единой попытки встать с кровати. Естественно, она ни о чём не узнает. Но что-то подозревает явно, потому как старательно печёт на кухне мои любимые блинчики. И наверняка открыла банку малинового варенья. Живот аж скрутило от божественного запаха, и мне пришлось выползать из укрытия.
  - Дорогая, у тебя всё в порядке? - спрашивает уже в который раз.
  - Да, мам. Просто пыталась отоспаться после вечеринки.
  - Кстати, Леся звонила. Она сегодня зайдёт.
  - И во сколько? - вздыхаю я.
  И тут раздаётся звонок в дверь.
  - Вот и она, - улыбается мама. - Пойду открою.
  Через минуту Леся уже сидит рядом со мной, весело болтая и уминая за обе щёки мамины блины. Мы с ней дружили, сколько себя помню. С самого детского сада. Помню, как мы вместе ездили в школьный лагерь, ловили головастиков в пруду в парке, учились вместе кататься на велосипеде. Она была рядом всегда, когда мне бывало трудно. Но постепенно мы стали общаться всё реже. Вроде мы всё ещё подруги, но уже не хочется рассказать ей все свои секреты. Леся - красивая брюнетка, выше меня на две головы. Она вовсе не так молчалива и скромна, умеет заводить нужные знакомства. Я человек гораздо более простой - если мне кто-то не нравится, я просто с ним не общаюсь. Леся же приветлива со всеми, обо всех заботится, обсуждая за глаза. Когда ей что-то нужно, у вас не будет повода ей отказать. Тем не менее, с ней у меня связаны очень тёплые воспоминания, и ни одного повода усомниться в её дружбе. Всё чаще в последнее время я чувствую какую-то фальшь в её манерах и голосе, будто она говорит то же, что и мне, ещё десяткам своих знакомых, но Леся всё равно остаётся близким мне человеком.
  - Спасибо. Было божественно вкусно, как и всегда! - с улыбкой говорит моей маме тысячный комплимент за сегодня. Мне кажется, моя мама тоже входит для неё в категорию "выгодных знакомств". При случае Леся всегда звонит ей и просит выписать справку или записать на приём без очереди её многочисленных родственничков. А может, я из зависти к ней надумала всё это. - Идём к тебе в комнату. Сто лет тебя не видела! Ты должна мне стоооолько рассказать! - разводит она руками.
  Я покорно иду за ней в комнату и поспешно заправляю кровать, из которой вылезла десять минут назад.
  - Извини за бардак.
  -Да ладно, думаешь, я не привыкла за столько лет? - ехидно подкалывает Леся и разваливается на кровати. - Давай, рассказывай.
  - О чём? - устало вздыхаю я.
  - Об Илье, конечно. О котором писала в вк. Тебе не удастся отвертеться! - ложится на бок, подпирая голову рукой, и выжидательно смотрит.
  Я не хочу ничего рассказывать. Но рассказываю, вычленяя отдельные моменты и не упоминая о некоторых вещах. Вкратце мой рассказ выглядит так: я призналась, что он мне нравится, он предложил пообщаться и пригласил на вечеринку, а сам обнимался с блондинкой целый вечер. Леся слушает внимательно.
  - Сдался он тебе. Типичный мажор. Я уж думала, всё, замуж тебя выдаём! - усмехается она. Потом ещё час болтаем о моей старой школе, одноклассниках, учителях. Я понимаю, что в старой школе была гораздо счастливее. Нет, проблемы, конечно, были, но сейчас все казались какими-то надуманными. - А покажи фотку? - вдруг спрашивает Леся.
  - Какую?
  - Ильи.
  С чего мы вдруг опять вернулись к этой теме?
  - Лаадно уж, так и быть, любопытная Варвара.
  Я нахожу фото Вольского и протягиваю ей смартфон.
  - Ччёрт, какой красавчик... И постой-ка... - Леся вытаскивает из кармана узких джинсов свой айфон и спешно что-то ищет в нём. - Признавайся, это он? - смотрит выжидательно, чуть ли не в лицо тыкая мне экраном.
  В видео с Ютуба мой Вольский крупным планом поёт "и только небо над головой...". У меня даже рот открылся от удивления. 80 тысяч просмотров.
  - Ну так он или нет? - нетерпеливо спрашивает подруга.
  - Он... - обречённо тяну я.
  - Тогда скажу начистоту, шансов у тебя ноль. У него всегда будет переизбыток баб, - грустно вздыхает. - А ты либо соглашаешься быть одной из многих, либо страдаешь до тех пор, пока он тебя не бросит. Но хорош, зараза, - вздыхает ещё раз. - Замуж надо выходить за надёжных! Найди себе кого попроще.
  - Я замуж вообще-то не собираюсь.
  - Посмотрим, что ты скажешь в 35 с таким настроем, - смеётся Леся. - А в остальном как? Завела себе новых друзей? Может и меня сведёшь с обеспеченным мальчиком? Ммм?
  - Ну что ты, дорогая! Какие новые друзья? Никто мне тебя не заменит! И вообще, не думала я, что ты такая меркантильная! Богатенького ей подавай, вы посмотрите!
  - Я не меркантильная, просто планирую своё будущее! - улыбается она. - Как будет подходящий вариант, не забудь мне маякнуть. Ну я побежала, у меня ещё куча дел сегодня. Люблю тебя, - она крепко меня обнимает и бежит в прихожую.
  - Лесенька, ты уже уходишь? - интересуется с кухни моя мама.
  - Да, Людмила Александровна, надо бежать. Но я обязательно в скором времени ещё загляну. И запишите мне, пожалуйста, ваш рецепт блинчиков. У вас точно есть какой-то секрет, потому что они просто изумительны.
  - Хорошо, моя милая.
  - До свидания! Пока, Лер.
  - Пока, - говорю я, и мне снова делается грустно.
  
  
   Илья
  
  Утро понедельника... "Что может быть хуже?" - спросите вы. Да дофига всего! К примеру, день понедельника или вечер понедельника.
  Вчера мой папаша сообщил мне "преотличнейшую" новость! Именно с этого понедельника я выхожу на работу. С четырёх до семи, блин! Я пытался отбрехаться, потому как у меня подготовка к ЕГЭ и всё такое, но ни фига не вышло. Сначала он орал с полчаса, что до него дошли "непотребные" фотографии, и что он педика не воспитывал. Я спокойно отрапортовал, что всё это враки и вообще фотошоп. На вопрос, куда делась куча денег со счёта, ответил, что готовился к концерту. Потом выяснилось, что я со сцены пропагандирую распутный образ жизни (по словам преподавателей). Ну и я сообщил, что они просто ничо не понимают в современном искусстве. Папаня, конечно, успокоился, но на работу идти придётся всё равно.
   Кроме этого, меня почему-то жутко бесил тот факт, что Лирик свалил из моей квартиры вот так просто, даже не попрощался. Конечно, искать его или пытаться как-то связаться с ним я не намерен, не барское это дело. Но его бегство меня задело. И до кучи, есть дома было нечего. Надо заметить, эта проблема была самой серьёзной - так казалось мне с утра.
  Именно в понедельник я простоял в пробке битый час, именно в понедельник какая-то овца опрокинула на меня суп в столовке и именно в понедельник во дворе школы ко мне подошёл какой-то странный тип.
  - Вы Илья Вольский? - с улыбочкой спросил у меня пухлый лысый мужчина. Одет он был, прямо скажем, неподобающе для образовательного учреждения, да и, пожалуй, для своего возраста. Он был в огромной безразмерной футболке с изображением популярной западной рок-группы, чёрных свободных штанах и найках. На руке висели плетёные кожаные браслеты, с трудом сочетающиеся с часами Louis Moinet.
  - Зависит от того, что вы от него хотели, - я был просто пипец, как не в духе.
  - Я хотел обсудить его будущее. Так сказать, в музыкальной сфере.
  - Как занятно. Ещё один представитель школы искусств? Хотя, не отвечайте. Мне не интересно, у меня, знаете ли, другие планы на жизнь.
  - Вы даже не послушали, что я вам предлагаю.
  - Мне плевать, - нагло сообщил я ему.
  - Возьми хоть визитку, вдруг передумаешь. В жизни всякое случается, - ухмыльнулся толстяк и протянул мне кусок пластика.
  Я не попрощавшись потопал к своей машине и кинул визитку в бардачок. Уроки, как вы понимаете, вовсе не закончились, но сидеть за партой в заляпанном какой-то дрянью (опять!!!) костюме не казалось мне хорошей идеей. А посему я заехал домой переодеться и не спеша отправился на работу.
  Blue Sky... Наследие нашей семьи, компания, управление которой должно было в будущем занять существенное место в моей жизни. Blue Sky - это сеть ресторанов и отелей. До сего момента я не слишком интересовался семейным бизнесом, да, честно говоря, и сейчас не горю желанием. Но в ресторанах бывал неоднократно. Помещения всегда оформлены в бело-голубой гамме, а любой сотрудник вам улыбается. Однажды, мой отец прямо при мне уволил официанта, показавшегося ему угрюмым. Он частенько повторял, что мы должны нести людям настроение и максимально решать проблемы клиента, а посмотреть на нытиков он может и в других местах. Клиенты бывали всякие, один дядька, к примеру, приходил в обед в ресторан на Родионова и в ВИП зале смотрел "Игру престолов". Ну, собственно, всё, что пожелаете, за ваши деньги. Многие водили сюда любовниц на ужин, поскольку конфиденциальность - ещё одно незыблемое правило заведения.
  Короче, приехал я в отцовский офис. Там меня уже поджидала стройная дамочка, которая так и лучилась добродушием.
  - Идёмте, господин Вольский, я вас всем представлю.
  - Вообще-то я ещё не успел повидаться с отцом...
  -О, у него, к сожалению, совещание. Я сама тебе всё объясню.
  - Окей.
  - Итак, официально мы оформили тебя в качестве стажёра на полгода. О родстве с генеральным просьба не распространяться. Работу ты начнёшь в отделе согласования договоров. Всего три часа в день. Ничего сложного, твой начальник всё тебе объяснит, - трещала дамочка, петляя по коридорам, как заяц.
  Я уже триста раз забыл, какой дорогой мы добирались до места. Офис, в который мы в конце концов прибыли, был довольно большим, повсюду стояли столы, плотно прижатые друг к другу - за ними, собственно и трудились рядовые клерки. Они с интересом повысовывали головы из-за компов.
  - Коллеги, минуточку внимания. У нас новый стажёр - Илья.
  Так и началась моя стажировка. Моё место ничем не отличалось от мест других двадцати сотрудников. Такой же стол, такой же компьютер. За неделю я совершенно освоился. Я делал ту же работу, что и остальные, только в меньшем количестве. Всё, что от меня требовалось - сверить, верно ли данные договора с поставщиком отражены в программе 1С. Довольно однообразное действие, которое я повторял раз за разом. А ведь на эту работу не берут без высшего образования! Господи, какая скукота! Люди занимаются этим по восемь часов в день, а вовсе не по три. Я бы повесился, честное слово.
  В этой рутине прошло полтора месяца. Я сидел в школе, потом шёл на стажировку, учил уроки и ложился спать. Ни в какие истории влипать мне было совершенно некогда, все счастливы. Кроме меня. В школе всё оставалось по-старому. Даже Садовская ко мне не лезла (одни разочарования!). Кстати, оказалось, что те злополучные ключи от наручников в доме Кирилла на спор сожрал один парень, Антон. Причём естественным путём они не вышли, и чувак попал в больничку. Так что долго бы я ждал, пока кто-нибудь освободит меня от общества Лили. Было и ещё одно последствие вечеринки. Лера начала меня избегать. Если видела в коридоре, разворачивалась в другую сторону, а из столовой и вовсе исчезала быстрее, чем черепашки ниндзя. Какого хрена происходит в её голове, я не понимал совершенно. С чего вдруг такой игнор? Наверное, поняла, что я не любовь всей жизни и теперь переживает, как бы мне об этом сказать, чтобы я не сильно расстроился. Шучу, конечно. Но выяснять с ней отношения я не стал. Оно мне надо?
  А за две недели до нового года, в субботу, произошло то, чего уж я точно не ожидал. Около десяти вечера раздался звонок в дверь и на своём пороге я увидел совершенно пьяную (я бы сказал "в дрова") Нику, размазывавшую по лицу слёзы вперемешку с тушью.
  - Вольский, какая ты скотина! Ты мне всю жизнь испортил!
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Панченко "Ветер" (Постапокалипсис) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru Мои двенадцать увольнений. K A AАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаПерерождение. Чередий ГалинаЯ возвращаю долг. Екатерина ШварцВсе изменится завтра 2.Реверанс судьбы. Мария ВысоцкаяТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Я тебя не хочу. Эви ЭросВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманБез чувств. Наталья ( Zzika)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"