Аратои Мартин: другие произведения.

Аржо. Новобранец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    Дарк фентези, антимагическая академия, юмор. Герой пережив превратности судьбы попадает в академию. Но учат тут не магии. Магов слишком много и они рвутся власти, кто-то должен на них охотиться и усмирять...Кто он Аржо? Человек или Ргул, стражник или вор? Герой или негодяй пройдоха? Он сам не знает, но постарается рассказать нам свою историю, а там уж решайте сами.. Для читателей 18+ черновик комментарии приветствуются!Книга полностью только на Автор Тудей


   0x08 graphic
   Table of Contents
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Annotation
   Кто он Аржо? Человек или Ргул, стражник или вор? Герой или негодяй пройдоха? Ученик мага или курсант учебки где готовят убийц магов. Он сам не знает, но постарается рассказать нам свою историю, а там уж решайте сами..
  
  -- Глава 1
  -- Глава 2
  -- Глава 3
  -- Глава 4
  -- Глава 5
  -- Глава 6
  -- Глава 7
  -- Глава 8
  -- Глава 9
  -- Глава 10.1
  
   Аржо. Новобранец
   Глава 1
   Глава 1.
  
   - Черт! Сраный поход! Проклятый Маркус! И Глория! Падлы! Зачем я с ними потащился!?
   полностью книга только на сайте автор тудей, приношу свои извинения, там будет чистовик
   "Это твой долг, это твой долг, мы тебя накажем, мы тебя изгоним!" передразнил я треклятых командира и его замшу.
   Я оторвал от изгвазданной куртки рукав и вытер им сажу и пот с лица. Попытался сплюнуть. Слюна капнула на кожаный, изношенный сапог, растекшись кроваво-желтым ошметком. Рука зашарила по поясу в надежде ухватить теплый бок, висевшей там раньше медной фляжки. И не нашла. В памяти всплыл момент, как я, не успев через древесные корни перепрыгнуть, кубарем покатился в бочажок, и видать там ее и оставил. Идти искать совсем не хотелось. В голове, пульсируя, билась только одна мысль:
  
   Вроде оторвался!?
  
   Я открыл карту и тут же ее свернул. Бестолку. На ней только огромное белое пятно дрейфующего острова Сура и тонкий пунктир моего пути по нему. И ничего кроме, а ведь Матеуш вымаливая жизнь, говорил, что она показывает окружающий мир, живых существ и строения в радиусе как минимум полукилометра. Обманул выходит, негодяй. Пусть теперь могильным червям свои байки травит.
   Я с немалым облегчением прислонился спиной к теплому и шершавому боку лесного исполина, одного из многих растущих в этом лесу. Ноги гудели от напряжения, и казалось, не способны нести меня дальше. Нужно привести себя в порядок, собраться и думать, что делать дальше.
  
   - Ахахаха. Истеричный хохот повалил меня на землю, заставляя судорожно дергать ногами и держаться за живот. Хороший такой вопрос правильный.
  
   Что. Мать его. Делать. Мне, недоученному рейнджеру, на дрейфующем острове, где практически каждая тварь способна схарчить меня не поморщившись? Острове, о котором толком ничего не известно.
   Нда, я вытер пальцем выступившую в уголке глаза слезинку и затравленно оглянулся. Тихо. Еще раз парой недобрых слов помянул нанимателей, втянувших нас во все это. Надеюсь огры, что вышли на наш отряд надавали им как следует, отправив на колесо перерождений. Сострадания и жалости к ним я не испытывал. Как и угрызения совести по поводу того, что убежал. Как говорится вовремя улизнуть тоже подвиг, а быстрые ноги они перерождения не боятся. Сами виноваты, что попёрлись как телки на бойню.
   Жалко только Майю, только вроде клинья подбил, а прелести оценить не успел и Радьяра, родня все-таки, хоть и в пятом колене. Но когда я уходил, им было уже не помочь. Но ничего, теперь они в лучшем мире. И дай Боги, не скоро с ними увижусь. Да практически весь наш отряд полег, моя зачарованная стрела, добившая шамана огров, была, по сути, прощальным приветом.
   Ничего. Побегаем еще. Осмотримся, чтобы уж если снова сюда возвращаться, знать к чему готовиться, и на что рассчитывать, а не как сегодня. Хоп лей ла ла лей, айда на Сур! Ага, молодцы, разумные существа годами стратегии придумывают, все выверяют.Ладно, я отряд выбрал, потому что в мои дела не лезли, кабальных условий не было. Но народ-то? Как с таким лидером уживались? И ведь почти все подписались...нда надо было больше с людьми общаться, а не по лесам в свое удовольствие шастать, навыки нарабатывая.
   Дыхание вырывалось со свистом, никак не желая успокаиваться, грудная клетка ходила ходуном - дикий забег дался мне не легко.
   Да, заманили они тогда многих, эмиссары. Как там уж было? Что там вербовщик на площади кричал?
  
   "Покорите Остров! Новый мир. Мир, где перед вами нет преград! Где под ногами лежит золото и драгоценности, и не меркнувшая слава ждет своих героев!".
  
   Или у них другой слоган был? Видать тот удар дубиной, отправивший меня, слава Богам, не на перерождение, а только к опушке леса, что-то мне повредил: "Невозможное возможно"? "Возьми жизнь за рога"? "Сур окрыляет"? "Соединяя людей и нелюдей"? "Присоединяйся, заходи или убирайся"!?
   Дебильные мысли, не к месту лезли в голову, никак не желая выметаться оттуда. Бывает так, песенку какую удалую с утра услышишь в кабаке горло смачивая, и вот уже ходишь, поешь ее весь день, вертится она у тебя в голове вертится, надоедая до чертиков, а ты все припеваешь себе, не переставая, пока ее не сменит другая...
   А все проклятые маги, со своим сообщением, как сейчас помню, всюду расклеенным. Красивое, вензеля золотистые, да на бумаге настоящей:
  
   Уважаемые граждане! Администрация магической академии Толгель рада Вам сообщить, что к нашему материку Мокшау, скоро причалит остров Сур, всего 2 дня он будет рядом и снова исчезнет в Кастарго. Плата на вход 15 золотых за человека. За Пропуском обращаться к эмиссарам университета.
  
   Баснословные для кого-то деньги. Неподъемные. Шутка ли, два дня всего. А остров, хоть и третий раз приходит, но никто ничего не знает толком. Описания скудные. Карт в свободном доступе нет. Маги толком ничего не говорят, только за деньги открывают проход в Завесе окружающей его, выдают пропуска и за звонкую монету скупают все добытое там. От информации до вещей. Только вот мало кто возвращается живым и с прибытком.
   С Сура выдачи нет. Так говорят. Отсюда надо именно суметь уйти своими ногами, если хочешь забрать с собою все, что удалось узнать и награбить.
   Все мало-мальски уважающие себя кланы, гильдии, наемнические дружины поскребли кубышку собрали отряды и ломанулись на остров, кто по краюшку пройтись, кто вглубь у кого данных побольше, и гильдия посильнее, побогаче. Цены на эликсиры, ингредиенты, свитки, расходники и продукты взлетели немыслимо.
   Три года назад, к нашему материку Мокшау, изначальному, прибился дрейфующий остров Сур. Маги всех четырех академий и университета ринулись его изучать. Но все что им удалось достигнуть это - взломать Завесу. Сами они пройти не могли. Они просто-напросто умирали. Даже тела их оттуда вытащить не удавалось. Эти бездари даже не смогли установить, откуда он берется и куда исчезает. Всех подробностей я, конечно, не знал, так слухи, которые бродили в народе.
   Год назад остров появился снова в одно и тоже время и столь же внезапно исчез через два дня, а в первый раз задержался на три. Терзает меня мысль, что в этот раз он уже к вечеру сгинет.
   Толстая похожая на копье стрела воткнулась рядом с моей головой.
  
   - Хаскр! - Грязно выругался я. Ударился в воспоминания. Нашел время и место расслабиться.
  
   Пока эти мысли мелькнули в голове, ноги уже подбросили тело в воздух и, развернувшись я снова задал стрекоча, непрестанно меняя направление. Огры не поворотливы, и не столь хорошо ориентируются в лесу. Смогу оторваться. Ну а если нет, то быть мне обедом. Или ужином, тут уж как повезет. Смотря сколько смогу еще протянуть.
   Глаза зорко вглядывались в каждый ствол дерева, пенек, в крону над головой. Еще не опавшая полностью листва преломляла солнечные лучи, и заставляла свет играть сотнями причудливых оттенков на стволах деревьях. Если приглядеться, можно было увидеть, как маленькие паучки пускаются в путешествие, оседлав нити паутин.
   Справа, хрустнула ветвь, и я сместился влево, затаившись за деревом, и выхватив лук. Черт, эта погоня совсем расшатала мои нервы, толстощекий заяц секунду поглазев на меня, юркнул в сторону.
   Груан чеши мои пятки! Я не добрым словом помянул мелкого божка толдериан, отвечающего за скорость, удачу и что-то там еще, и припустил дальше.
   Лес редел, начинались предгорья. Скрыту я обучен, на то я и рейнджер, авось удастся отыскать какую нору-расщелину, немного отдышаться и передохнуть.
   Переход от леса к предгорьям был чересчур резок. Лес внезапно кончился и начался подъем, словно неведомое и всемогущее существо провело границу, запретив деревьям, кустарникам и просто траве расти за определенной чертой. Оглянувшись и не заметив преследователей, я начал карабкаться по склону. Мелкие камушки бежали из-под ног, увлекая валуны побольше, пальцы уже кровоточили, царапаясь об острые грани осколков. Да еще и хмурые тучи закрыли солнце, сразу резко похолодало. Сделав последний рывок, я перекинул себя через склон и оглянулся.
   Там, внизу, откуда пару часов назад я только начал свое восхождение высыпала группка, кажущихся отсюда невысокими огров. Они бестолково шарили головами по сторонам в поисках моей драгоценной тушки. Наконец решив, что я того не стою, еда из меня так себе, скрылись обратно в тени леса. А может тут, кто пострашнее живет? И они тупо сыканули лезть в чужие охотничьи владения? Груан дери меня за бороду! Если это так, то проще самому себя исполнить. Хотя помирать еще рано, есть тут еще дела.
   Я начал разворачиваться, чтобы осмотреть место спуска, но в руку воткнулась заноза, я неловко дернулся и кубарем покатился вниз, не в силах замедлить падение.
   Меня мотало и швыряло по камням, я пытался ухватиться руками, оружием, но ничего не выходило. Быстро набившаяся в глаза грязь не давала возможности оглядеться.
   Нестерпимо стрельнуло болью в руке, почувствовал, что стремительно лечу вниз, как трещит череп от удара о землю и потерял сознание.
   Я очнулся, вокруг было тихо, пахло какими-то травами и мазями, запах проникал внутрь, теребя нос и заставляя его сморщиться в предвкушении чиха, но нет, пронесло. Тело ощущалось, словно не свое, какое-то деревянное, непослушное.
   Глаза немилосердно щипало, они буквально горели, попавшиеся соринки истерли все что возможно. Рука нестерпимо ныла от боли. Наверно это конец.
   Я лежал и не делал попыток приподняться. Валятся было хорошо. Можно представить, что я в своей комнате, блаженствую. Сейчас открою глаза. Увижу, как капелька бежит по запотевшему стакану пива, почую дурманящий аромат жаренного мяса.
   Не открыл. Слишком больно. Зато как компенсация, обострившийся слух донес на пределе слышимости звук капающей воды. Я перевалил себя на бок и кое-как смог подняться. Вытянутая здоровая рука нашла опору. По-видимому, провалился в расщелину или лаз. Буду идти вдоль стены на звук.
   Медленно переставлял ноги. Шаг, подтаскиваем ногу, потихонечку-помаленечку. Эх, жаль меня Майя не видит, она бы меня утешила, пожалела, приласкала. Ну да. Щитом по роже.
   Мало-помалу звук становился ближе, стена кончилась и мне, чтоб не упасть пришлось встать на колени, продвижение дальше вдоль стены отдаляло от источника звука.
   Мелкие камушки больно впивались в ладони и колени, но я неуклонно двигался к цели. Наконец руки окунулись в прохладную воду. Блаженство. Хотелось взять и начать просто лакать. Шершавый язык и скрежещущий песок на зубах умоляли это сделать. Но самоуважение пересилило. Одичать легко, а человеком остаться трудно.
   Я аккуратно ополоснул руки, стремясь сделать это так, чтобы смываемая грязь не попала обратно в этот небольшой водоем, и меньше тревожить поврежденную руку. Затем зачерпнул студёной водицы и с наслаждением напился, стараясь делать маленькие глоточки. Те, кто уверяют, что высшее наслаждение в еде и горячих женщинах никогда по-настоящему не испытывали жажды. Как мало, по сути, человеку надо, казалось, что я не просто пью обычную воду, а словно огромная неудержимая река, смыв все преграды и плотины несется в иссушенную местность, столетиями не видевшую влагу. Даря жизнь и надежду на будущее. С трудом заставил себя остановиться. Подождал, когда в выемке наберется побольше, и промыл глаза.
   На всякий случай снял лохмотья, в которые превратилась амуниция. Пришлось также выбросить пришедшие в негодность лук и стрелы. Остался один нож. Старый верный товарищ. Мое первое оружие, единственное что мне осталось от отца. Выполненное в виде когтя зверя. С односторонней заточкой с рукоятью в виде крысиной головы с маленькими бусинками кроваво красных агатов вместо глаз, на клинке выбито клеймо мастера V.V.K.
   Промыл свои раны и в изнеможении не заметил, как меня сморил сон, измученное тело жаждало отдыха. Проснулся, чувствуя себя значительно легче. С наслаждением попил. Карта, отображала только мой путь по острову и ту местность, что была изведана мною на Суре. Текущую пещеру она не отображала.
   Попробуем осмотреться, куда закинула нелегкая.
   Я находился посреди пещеры, квадратов эдак в сорок, ничем не примечательной. Обычные выщербленные стены, столь же обыкновенный пол, усеянный мелкой каменной крошкой. Посередине небольшое углубление, куда стекает с потолка водица. Верх не видать. Да и остальное я смог рассмотреть, благодаря продолжавшему действовать зелью ночного зрения. Если оно до сих пор не рассеялось, значит, я проспал всего пару часов. И сутки нахождения Сура здесь не кончились.
   Ну чтож, надо выбираться. Я вдоволь напился и тронулся в путь, предварительно подвязав больную руку на сделанную из лоскутов рубахи петлю. Ноги тоже обмотал в тряпки, а из остатков смастерил себе штаны.
   Я брел вперед медленно пробираясь вдоль стен, ответвлений никаких не попадалось. По ощущениям, лаз шел под уклон. И я все глубже и глубже проникал под землю. Страшно представить, что ждет там. По уму следовало вернуться и попытаться выбраться тем же путем, что и попал сюда. Но так поступить я не мог. Никогда не простил бы себе, уйдя, не разузнав, что тут было дальше. Не та натура, не зря же из стражи в следопыты подался.
   Минут через сорок неспешного хода, стало ощутимо светлеть - на стенах начал появляться мох, дающий синеватый свет.
   Свет постепенно становился все насыщеннее, и я смог разглядеть туннель полностью. Высотой около двух метров, шириной метра полтора, ничего странного или необычного.
   Я подошел ближе к стенам, чтоб попробовать отскрести себе мха. Для продажи и так. Вдруг снова темнота наступит? Но вдруг потолок начал трястись, пол заходил ходуном. Послышался нарастающий гул, посыпались камни. Один из них больно ударил меня по многострадальной голове. Я почувствовал, как теплая солоноватая кровь стекает мне на лицо, попадая в рот. Обтерся здоровой рукой и сплюнул. Того, кто выжил в Бледной Грани не так-то легко прикончить. Я еще поживу.
   Спустя секунд тридцать тряска исчезла. Дальнейший проход, как и путь назад оказался завален. Я подождал пару минут, и когда пыль улеглась, обнаружил небольшой лаз в стене. В который я, сдирая кожу с плечей, с трудом втиснулся.
   Стоило перекинуть тело на другую сторону лаза, как и этот проход завалило, а я стоял и не знал что мне делать. Все был Аржо, и нет его. Кончился. И было отчего появится таким мыслям.
   Стен нет. Горизонта нет. Я стою посреди соляного озера. Видел такие в рейде на Григейское баронство. Медленно бегущие облака отражаются от неглубокой водяной пленки. Я нагнулся, смочил палец и попробовал вкус. Как есть соленная. Я попал. Если из сранного туннеля была надежда выйти, то тут шансов нет. Куда идти? Что есть? Что пить? Как ориентироваться?
   Я в отчаянии плюхнулся в воду и принялся истерично колотить руками по воде. Минуты полторы мне понадобилось, чтобы придти в себя и успокоится. Хаскр! Веду себя как баба, еще зареветь осталось. Может это озеро от слез таких бедолаг как я и набралось? Я улыбнулся этой нелепой мысли, встал и побрел. Тряпки на ногах моментально пришли в негодность, соленная вода высыхая на теле превращалась в корку, которая резала кожу в кровь. Снял повязку с руки и обмотал вокруг головы сделав себе тюрбан, на манер жителей Сахрида. Солнце палило нещадно.
   Пришла усталость, вернулась лютая жажда, а за ней пожаловали и миражи. Вдалеке виднелись островерхие шпили замковых башен, существо похожее на огромную обезьяну, разговаривало с пятью воинами, над ними парил дварф на черном грифоне. Сцена меняла сцену, вон огромный демон на кабане окруженный скелетами раскидывает их словно шар для боулинга, невесомые кегли, вон белый шерстистый тролль катается на лазоревом драконе, а тот летит по лесу, уклоняясь будто угрь. Солнце словно взяли пальцами и просто выкинули с небосвода. Луна так и не появилась. Вместо нее появились звезды и стремительно устремились к земле. Красиво летит вон та группа, полосатая. Вот и смертушка моя. И остается только улыбнуться ей в ответ. Мерцающий огненный смерч с небес приближался. Что-то грохнуло, раздался звук разбитого стекла и на меня начали осыпаться осколки темного небосвода. Я в страхе сжался, зажмурился и, все стихло.
   Я на васильковом поле, навстречу медленно бредут головы на паучьих ножках. Рука повинуясь привычке зашарила по тулу со стрелами - тщетно.
   Начал идти дождь. Всполохи молний пронизывали небосвод, оглушающе грохотал гром. А я стоял, подставив лицо струям дождя, и смеялся. Конец. В очередной раз за бесконечный день. А внутри только спокойствие и усталость. Я теперь точно сдохну, и никто не найдет и не узнает, где гниют кости Аржо.
   Остатки лохмотьев вымокли. Я снял их с себя и выжал в рот живительную влагу. Жажда немного отступила. Позволил одежде снова намокнуть, тщательно обтерся. Напившись, и почувствовав себя чище, я выкинул из головы мысли о преждевременной кончине в этом непонятном и безлюдном месте.
   Убрал с лица, прилипшую прядь волос. Нежная мурава приятно холодила ступни. Боги, как я давно не ходил босиком. Не чувствовал жизни. Все куда-то спешил, чего-то хотел. Женщин, богатства, свободы...
   Потянув из ножен, единственное оставшееся оружие - нож, я двинулся в сторону, замерших мерзких уродцев. Пора скорее со всем этим закончить.
   Твари обступили меня кругом, их жвала раскрылись и выплюнули тугие нити паутин, мигом облепившие меня. Нож не смог их разрезать, я просто грохнулся, не в силах отлепить руки от тела. Одно из существ приблизилось, оскалило свою жуткую морду и неотрывно принялось таращится на меня, плотоядно улыбаясь, а по моим щекам текли слезы бессилия, даже умереть не могу как сам того хочу. Правильно говорили у нас в Бледных Гранях - ни на что не надейся, ничего не жди, самое худшее, впереди. Существо сжалилось, либо просто решило отложить меня на обед, скатало словно блинчик, не забыв брызнуть в лицо отвратительно смердящей дрянью из жвал.
   Очнулся я в донельзя вонючем логове, кругом валялись кости, шкуры, не понятные ошметки. Паутина исчезла. И причиной этому наверно послужили двое гоблинов затравленно глазевшие на меня.
   Парочка серокожих невысоких уродцев, ниже человека, около полутора метров, крупно головые, жилистые, подвижные, с большими глазами, острозубые, длинные уши. Тела прикрывали кожаные жилетки и бриджи.
   Горные гоблины. В Варме многие расы делились на горных, лесных, степных, в морях и реках обитали свои расы, те же нальхи, под землей тоже было густо и гномы и дроу, дварфы, предгорья облюбовали гоблины и рагерты, можно было встретить общины троллей и орков. В лесах обитали перевертыши, а заброшенные замки облюбовали вампиры.
   Вообще у нас тут каждой твари было больше чем по паре. Я, правда, некоторых так и не увидел, хотя в гильдии Альманах изучал. Жизнь мира кипела. Все они могли свободно скрещиваться друг с другом. Допустим орочье племя совершало набег на людские земли, и вот уже у женщины подрастает сыночек, чуть более зеленый и клыкастый чем сверстники. И таких вариаций была масса. Нельзя было стопроцентно предугадать кто перед тобою. Каждый бой диктовал свой рисунок схватки, каждое слово могло быть понято по-другому.
   Относились к полукровкам в большинстве областей, на сколько я знал нормально, хотя мог и ошибаться. Я еще не весь мир истоптал, да и вопросом этим особо не интересовался. Мне плевать было.
   Пока я предавался размышлениям, эта парочка продолжала молча глазеть на меня.
   Как они вообще здесь оказались, вдали от своих поселений? Детеныши, по сути. Гоблины поднялись, угодливо улыбнулись и немного трясясь от страха поведали, что зовут их Мранк и Дранк. Они родные браться, изгнанные из своего племени "Босоногих ублюдков", за что они не обмолвились. Было ясно, что им обратно ходу нет, и что они теперь с радостью будут мне служить, потому что я большой и сильный и спасу их и есть не стану. Чего им интересно в своих племенах про людей толкуют? На кой мне их есть?
  
   - Да, и зачем вы мне такие нужны? Мне не очень хотелось обзаводиться обузой.
  
   - Мы будем еду добывать, за лагерем следить, охотиться. Готовить! Возьми нас? - вразнобой заголосила эта парочка.
  
   Понимал я их свободно. Уже столетия на континенте все общались на едином языке, сохраняя и свои национальные. Надежды на них никакой, с другой стороны может и пригодятся, на крайний случай скормлю тем, тварям, что нас схомутали, если придется быстро убегать. Хоть время мне сберегут.
   Где мы находимся и как здесь оказались они вразумительно объяснить не смогли. Тоже заблудились под землей, потом их поймали эти твари и принесли сюда. Через десять скриблов принесли меня и бросили в угол, гоблины со скребли с меня паутину, и я очнулся. Знать бы еще сколько эти скриблы в минутах-часах занимают?
   Хватит сидеть и размышлять о ненужном. Пора валить отсюда пока хозяева не нагрянули. Я поднялся, отряхнулся и огляделся. Кругом хлам и мусор. Единственное ценное, что попалось это диск. Золотой кругляш сантиметров пять в диаметре и с полсантиметра толщиной, без орнамента, на серебряной цепочке. Пригодится. Я повесил его себе на шею и, поманив за собой гоблинов, двинулся вон из этого смрадного места, пока не нахлынули владельцы пещеры. Жаль одежонки никакой не нашлось срамоту прикрыть.
   Стоило пройти границу логова, как мы оказались на том же поле, с которого меня забрали. Все также громыхал гром и озаряли небосклон молнии.
   Оглянулся. Лаза за спиной в пещеру нет. Гоблины стоят и также непонимающе таращатся кругом. Ослепительная вспышка. Молния бьет прямо в кулон, и я падаю. Боли нет. Чувств нет.
   М-да. Что-то отгребать и валяться в отключке у меня становится привычкой.
   Стоило придти в себя как звуки и запахи мира набросились на меня. Грохот водопада, запах мокрой земли, с вкраплениями хвои. Внезапно обрушившаяся тяжесть с непривычки пригнула меня к земле, не удержавшись, опустился на колено.
   Водопад? Запах хвои? Последнее, что помню это непонятное поле и удар молнии. А где мои гоблинцы?
   Тело чувствовалось как-то по-другому, как одежда большего, чем следует размера. Я немного поворочался в нем, если можно так сказать, поудобнее устраиваясь. Напрягшись, распрямился, огляделся.
   Оба гоблина валялись рядом, их грудь ходила ходуном. Живы. Я находился в небольшой сосновой рощице, невдалеке водопад низвергался в озерцо.
   Разглядывать тело, боясь, что превратился в жуткого урода после удара молнии я не стал. Решил доковылять до озерца и там уж посмотреть.
   В водной глади мерцая и давая свет, отражались звезды.
   Первые шаги давались с трудом, но каждый следующий был все легче, тело слушалось все лучше и лучше, под моей поступью жалобно поскрипывала галька, устилающая берег. На себя, руки, ноги, по пути к озеру я старался не смотреть.
   И откуда взялась эта тяжесть? Словно я поправился килограмм на сто, а то и больше.
   Ну, понеслась! Приблизившись, я взглянул на свое отражение.
  
   - ААААА!! Хаскр меня подери!! Что со мной!? - я в ужасе отшатнулся.
  
   Кое-как справившись с нервами, снова приблизился к озеру. На меня таращилось мое уродливое отражение. Отражение страшной морды Ргула. Я видел описание этих существ в Альманахе. На сколько я помнил эти твари вымерли еще во времена Становления. Точных данных не было. Нужно срочно раздобыть том книги и посмотреть, что там сказано конкретно.
   Если меня раньше маги не поймают и не препарируют. Или охотники за нежитью. Или еще кто? Да хоть братья инквизиторы.
   Еще раз взглянул на себя. В принципе не плохо, мне даже начинает нравиться. Крыльев кстати, к моему разочарованию, за спиной не оказалось, может потом отрастут? Или у ргулов нет крыльев?
   На меня смотрел, улыбающийся, показывающий два ряда острых черных зубов ргул, улыбка выглядела и пугающей и дружелюбно мягкой. Будь я человеком, то сказал бы, что мне на вид лет 25-30. Поверхность тела была иссиня черной. Руки кончались когтистыми лапами. Из локтей, коленей и на пятках росли изогнутые шпоры. Небольшие, заостренные к верху уши плотно прилегали к лысой голове, рогов не обнаружилось, как в прочем и хвоста.
   На месте бровей, кожа выглядела чуточку темнее, глаза были лишены зрачков, и смотрели на мир провалами тьмы. Ну а что, симпатичненький.
   Остается еще вопрос как мне такому, всему из себя красавцу, в люди выходить, в мире точно покою не дадут. Прикончат.
   А какие способности я обрел и обрел ли вообще покажет жизнь. Если мне этой самой жизни отведать придется. Интересно я каменный или нет, я не большой знаток минералогии, но кожа, казалось базальтовой, судя по цвету и фактуре.
   Медальон, к слову сказать, так и остался висеть на груди. Никаких изменений от удара молнии с ним не произошло.
   Пора будить напарников и выходить к людям, или кто тут из более -менее разумных и не агрессивных существ есть. Нужно выяснить, где мы находимся, что произошло и если мы все еще на острове успеть вернуться на материк.
   Все свои вещи я растерял за время мытарств. Даже нож. Очень и очень жаль. Он практически единственное, что оставалось у меня из прошлого. Нужно разжиться хоть чем-то. Подобрав увесистую ветку, я направился к гоблинам.
   Хотел тыкнуть их острым концом в бок, чтоб проверить как они, живы ли? Но те, увидев меня, заверещали от ужаса и бросились врассыпную. Мой властный и повелительный оклик вернул их обратно. Ишь что удумали от хозяина бегать. Надо быть с ними построже. Кое-как удалось им объяснить, что я это я, а не злой и страшный дух, пожравший мою душу.
   К счастью выяснилось, что местность им знакома и тут неподалеку должна быть людская деревенька.
   Направление они знали смутно, но мы все-таки решили проследовать к ней. Я опасался двигаться туда в таком обличье, но других вариантов особо и не было. У нас нет ни еды, ни одежды. Нужно оглядеться на местности и попробовать для начала украсть самое необходимое. А там уж посмотрим.
   Может сойду за кого-нибудь квартерона тролля и орчихи с Позельской пустоши.Слыхал тамошних орков, как раз отличает темный, почти черный цвет кожи.
   Не успел я сделать и пару шагов как замер. Вот я идиот. Какая Позельская пустошь, я на проклятом острове, и я ничего не знаю о местных реалиях. Какие тут люди. Люди ли они? Кто вообще на этом острове живет?
   Я по новой взглянул на своих спутников. Мда. Я еще хотел их оставить умирать, если вдруг бежать придется. Да за каждого из них, за их знания маги академий и университета столько золота отвалят что только унести бы смочь. Дайте только выбраться отсюда и с собой разобраться. А то, как бы вместе с гоблинами в застенки магов не угодить.
   Далее пробирались куда как осторожнее.
   Попробовал разговорить Мранка и Дранка о происходящем на острове, о том, что они видели и чего нет. Но как оказалось мое первое впечатление о них, как о подростках подтвердилось. Ими они и были. И далеко за пределы охотничьих угодий племени не отходили. Кроме одного раза, когда слишком разыгрались за что и поплатились, оказавшись в одной со мной упряжке. А вначале наврали про изгнание, так как им просто нравилось сочинять. Как выяснилось, боялись они меня тогда не зря. Гоблинским детям и, правда рассказывали разные ужасы о людях, о том, что их хлебом не корми, дай поймать маленького гобленка зажарить, да и съесть, можно и не жарив слопать.
   Идя к безымянной деревеньке, по стелющейся между стволами лесных исполинов тропе, я периодически посматривал по сторонам, боясь схлопотать арбалетный болт промеж глаз или еще чего в этом духе.
   Ощущение мира после моего преобразование стало несколько иным. Звуки немного глуше стали, или как-то еще, я не мог полноценно словами выразить свои эмоции и ощущения.
   Рассматривая карту, я не заметил, как мои слуги затормозили, и я налетел на них. Выслушав их оханье понял, что мы уже практически пришли, и что мой отрядец дальше не двинется, так как боится стать жертвой геноцида местных жителей.
   На нет и суда нет, и дальше я направился один. Только заставил снять их курточки и сделал себе что-то вроде набедренной повязки. Гоблины насупились и обидевшись отошли от меня. Наказал им дожидаться тут.
   Идти было приятно, под ногами лежала мягкая хвоя, не причиняя моим огрубевшим ступням никакого неудобства. В лесу то и дело раздавался топор дровосека, вдалеке еле видимыми тенями проскользнула группа охотников.
   Немного не доходя до деревни, я заприметил местную статую Возрождения - коренастого гнома, облокотившегося на кузнечный молот.
   Значит здесь многое, как и на материке. Я прошел мимо серой статуи, - обязательному атрибуту всех поселений и по совместительству алтарю духу покровителю. Статуи обычно были стилизованы под население - орка, нальха, человека, и могли быть выполнены в любом стиле, от склоненной в молении фигуры монаха, до кузнеца за работой. Смотря кто данное поселение основал и к какой расе принадлежал.
   Деревенька вблизи выглядела добротной и крепкой. Ее окружал ладный высокий забор с заостренными стволами, и площадкой наверху. Массивные обитые железом ворота, запирали единственный вход, имелись две надвратные башни для лучников.
   Войдя, я был встречен шумом и гамом, издающимся глотками жителей, блеянием овец, мычанием коров, запахом гари из кухни и навоза из близлежащего сарая. Нога провалилась, в нечто теплое и мягкое. Мда...деревня и есть. Я вытер ногу об стоявшую рядом овечку и продолжил путь. Народ на меня практически не таращился. И не удивительно, кого здесь только не было. Наверно ярмарка сегодня больше ничем я такое столпотворение объяснить не могу.
   Деревня имела при себе кузню, трактир, мельницу и лавку, все что нужно. Только денег бы раздобыть. Будь я человеком попробовал бы украсть. Мы в страже, а потом и в рейнджерах этого не стеснялись. Всегда можно было раздобыть монет, подкинув кошелек какому-нибудь недотепе и раскрутив его по полной. И при деньгах, и за службу медальку дают. Потом, правда, новый начальник лютовать стал, пришлось со стражи валить, пока самого на плаху не определили.
   Чуть не проворонил положившую глаз на меня шавку. Я не стал выяснять, что она задумала, то ли куснуть, то ли надуть на меня и поддев ее под пузо ногой отправил в краткосрочный полет. Она на меня не кинулась, а поджав хвост нырнула под один из заборов.
  
   - Эй, ты чумазый стой! - меня остановил окрик пристально вглядывающегося в меня, мужчины лет тридцати. С аккуратной курчавой бородкой каштанового цвета, горбоносый, с небольшим шрамом, перечеркивающим левую бровь.
  
   Еле разобрал, что он говорит и чего хочет. Вроде и общий язык, но не внятный, на таком старинные книги писали. В древности, попадалась мне пара таких в библиотеке.
  
   - Ты что замер парень?? Да ты что, своего сержанта не узнал? Это же я Граб, Джеф Граб!
  
   Я в свое время служил на материке в страже капралом городской стражи, до того, как в вольные рейнджеры подастся, но там у нас такого мужика точно не было.
  
   - Ты обознался служивый. - Я попытался оттолкнуть его и пройти мимо.
  
   - Да, ты что? Как твою рожу с другой спутать можно? У тебя вроде ни братьев, ни сестер не было.
  
   Точно спутал есть у меня родня, седьмая вода на киселе, но есть. Хотя может уже и нет. Радьяр наверняка сгинул.
  
   - Что с тобой в рейде-то случилось? Где остальные? Или опять на Пришлых натолкнулись? И где амуниция твоя? И что ты из боевой формы не выйдешь? Ты теперь штраф за утерю имущества с полгода отрабатывать будешь.
  
   - На нас напали. Мне крепко досталось. Я мало что помню. Ты можешь мне помочь? Боевая форма эва оно как.
  
   Наверно напряжение последних дней сказалось или голод, но я вдруг рухнул, где стоял, как подкошенный.
   Разбудили меня жажда, голод и желание справить нужду.
   Кряхтя, поднявшись на деревянном топчане, на подстилке из далеко не свежих шкур, огляделся, такая же, как и у меня, кушетка стояла у противоположной стены, все деревянное, выполнено добротно, помимо лежаков имелся табурет стол, стул.
   Поднявшись, прошлепал босыми ступнями к столу, да, так и есть, не показалось, на столе обнаружился не хитрый обед - каша, похожая на гречневую, крынка молока и краюха черного хлеба.
   Я мигом все умял, в животе одобрительно заурчало - с детства ничего вкуснее не ел.
   Выйдя из комнаты, я попал в просторные сени, на веревочках сушились пучки каких-то трав, грибочки, на лавках стояли кадушки и кувшинки. Я направился в одну из приоткрытых дверей. Угадал, внутренний двор, посетив уборную, ополоснулся в стоящей у входа лохани, с чистой, на вид водой.
   Пришло время и на себя взглянуть. Раньше это боялся сделать.
   Я оглядел себя с ног до головы - льняные штаны, рубаха, простые добротные. Наклонился над водою - на меня черными глазами смотрел парень лет 25-27, черный ежик коротких волос кое-где был тронут сединой, скулы слегка выпирали, под тонкой кожей бронзоватого оттенка ходили желваки, черты лица правильные, волевые. Ну а что, разве что глаза потемнели и кожа, а так каким был таким я и остался. Рост средний, плечи широкие, тело поджарое, мускулистое, на ладонях мозоли от постоянных тренировок. Ну а что физические нагрузки нам не чужды. Иначе до моих лет и не дожить в наших краях. Хотя многие и за сто перетягивают себя.
   Неужто все это привиделось. Рука зашарила за отворотом рубахи и выпростала наружу амулет. На серебряной цепочке золотой кружок. Твою же мать. Тогда что же стало с моим внешним видом? Куда все делось? Как я эту боевую форму снял? Если это так.
  
   - Очнулся? - на двор ввалился давешний мужик, назвавшийся Джефом. - Лейтенант просил проверить как ты и велел передать, что у тебя два дня отгулов.
  
   За спиной у него висел круглый металлический щит, на боку покоился меч в кожаных ножнах, тело облегал хауберк мелкого плетения, на уровне ключицы висел какой-то замысловатый значок с орнаментом.
   Судя по всему, отличительный знак местной стражи. У нас на шлемах гравировка была Летящего Сокола.
  
   - Джеф, я не помню не хрена, ты мне не расскажешь, что и как? - я обвел руками все вокруг.
  
   - Туго все? Пойдем, выпьем, поговорим. - Джеф развернулся и прошел внутрь дома, я сунулся следом.
  
   Пройдя по коридору Граб вышел на улицу, я хотел проследовать за ним, но был остановлен:
  
   - Эй, ты что так и пойдешь? Без формы нельзя, - она в сундуке у кушетки должна быть.
  
   Я вернулся в комнату, искомый сундук обнаружился довольно быстро. Внутри покоился такой же хауберк как и у Джефа, кожаные сапоги, щита и меча не обнаружилось, как и привычного лука. После недолгих поисков у изголовья я наткнулся на клевец, который и приспособил у себя на боку, на хауберке обнаружился значок, формой похожий на виденный мной, но узоры были выполнены по-иному. Ага. Следовательно его значит сержантское звание, а мое капральское. Или рядовой.
   Облачившись я вышел к ожидавшему меня Джефу. Спасибо хозяевам, как все улажу обязательно нужно будет зайти отблагодарить.
  
   - Ну что, капрал готов?
  
   Значит все-таки капрал, с чего начинали к тому и вернулись.
  
   - Всегда готов. Веди.
  
   Да, зря я местное поселение деревенькой назвал. Скорее городок похожий на любой другой на материке - мощеные булыжником мостовые, двух и трех этажные дома, вдали высилась громада замка местного владетеля.
   Горожане шли по своим делам, мелькали вооруженные воины, облаченные в безразмерные балахоны жрецы, и в какие-то разноцветные тряпки маги, жители были преимущественно людьми, но по пути нам встречались и гномы, и эльфы и орки и еще какие-то невиданные существа, про которых я пока не спрашивал своего сопровождающего.
   При нашем появлении многие здоровались, уступали нам дорогу, вели себя чинно.
   Маги выглядели немного странно, не так как на материке. Я долго ломал голову, что зацепило глаз, потом понял. На материке каждый маг был обязан носить цвета исключительно своей школы. Иное каралось. Здесь же они были одеты кто во что горазд. Если это вообще маги были.
   Пара попавшихся аристократов вели себя по отношению к остальным по-хамски, тискали девушек, задирали горожан, нагло требовали вещи и продукты у продавцов. Деньги за оплату швыряли практически в ноги. На нас смотрели с ухмылочками.
   М-да, не все в порядке в местном королевстве, или что тут у них? Княжество? Герцогство? Как вообще все на острове устроено?
   Итогом блужданий Джефа явилась таверна "Хромой Рагерт", ну и названьице.
   Хозяин, судя по всему угощал стражу на халяву, поскольку кивнул как старым знакомым, и сообщил, что наши места готовы и обед сейчас принесут.
   Трапеза состояла из пары кружек пива, с большими белыми шапками, и куриных крылышек.
  
   -Я так понимаю, что ты ничего не помнишь? Так?
  
   Я утвердительно кивнул.
  
   - Ну тогда слушай.
  
   И я внимательно вникал, очень много интересного узнал от своего начальника.
   Моего протеже звали Аржо, по прозвищу Чама. А вот тут я очень удивился и немного струхнул. Сержант назвал мое прозвище. На старом языке это значило "лицо со шрамом". Раньше мое лицо пересекал уродливый шрам, от левого виска до подбородка. Пришлось хорошенько заплатить магам жизни, чтоб они исправили это. Но прозвище так и осталось. Я уж и забывать стал свое настоящее имя настолько свыкся с прозвищем.
   Итак, я был капралом местной стражи в славном городе Метахе, в вольном княжестве Эдмен. Моим начальником - десятником был Джефф, я был его замом и руководил пятеркой солдат.
   Отца и матери у меня не было, я был, что называется сыном полка, точнее в местных реалиях - стражи. Если не считать погибшего пятиюрдного племянника, то так и есть. Родителей я лишился рано, как и отчего они погибли я по малолетству помнил слабо. Родственники за исключением дальней предальней родни так и не объявились. Да и вряд ли они моей родней были просто взяли с приюта чтоб были еще рабочие руки. Я пытался, когда подрос отыскать концы давней истории и своего происхождения, но не преуспел в этом. Маленьким меня увезли в другой город, потом еще в другой и так и пропала ниточка.
   В тот вечер, когда лишился памяти прошел слух, что на остров хлынули Пришлые, так местные называли всех, кто пришел с материка.
   Я со своими бойцами отдыхал в этой таверне, когда услышал об этом и отправился на разведку. Дальше ему ничего не известно никто из отряда не вернулся. Кроме меня. Немного странного.
   Я приговорил еще кружку пива, в голове ничего не прояснилось. Что же все-таки произошло с миром и со мною? Кто бы мне дал ответ.
   Мы еще посидели, после чего Джеф проводил меня до домика казармы, где у меня была комнатка и попрощался. Я прошел к себе, скинул амуницию на спинку стула, рядом положил клевец и уставший завалился спать.
   Глава 2
   Глава 2.
  
   Пробуждение не принесло облегчения. Голова была полна тяжких раздумий. Утро вечера мудрёнее, а не мудренее. Вот как я считаю.
   Сгоряча засадив об столешницу кулаком, поморщился от боли, и решил выйти навестить лейтенанта. Он чином повыше может объяснит мне лучше, что и к чему. На крайний случай придется уволиться или взять отпуск, не знай, как тут все у них устроено. Нужно передохнуть, освоиться на новом месте и собраться с силами. Да и служба есть служба. Если кормят хорошо и девки здесь ладные, почему бы не задержаться немного. Может при оказании в другой раз как к материку причалим удастся чего-нибудь прихватить с собою ценного.
   Идиот. О чем думаю, кто там меня ждет? Кому я там нужен? Разжиться разбогатеть, да меня маги мигом кончат. И все что я узнал здесь или принесу с собой без излишних затей отнимут. Много историй как они щедро награждают вернувшихся с Сура. Только вот мало кто потом видит одаряемых, разве что на службе у академий.
   Проклятые маги, подмяли всех под себя никто им не указ. Ни короли, ни священство. А говорят раньше было не так. Хотя я слишком усердно историей не занимался, других забот хватало. Пожрать, поспать, баб потискать как подрос и денежку на все это раздобыть. Хорошо хоть в стражу угодил, да грамоте обучили, а то так бы и пропал.
   Для начала я сходил на задний двор, где была бадья с водой. Совсем обслуга охренела. Свежей воды никто не принес, вода за ночь успела затянутся зеленой пленкой и пахла затхлым болотом. Не буду я такой умываться. Поплевал себе на руки вытер глаза, и уголки губ от скопившейся грязной пенки. Итак сойдет. Высморкался, утер руки об штаны и выполнив малый разминочный круг пошел обратно.
   Странно, что мне ни вчера, ни сегодня не попалось никого из рядовых. Наверно здесь домик для младшего начальствующего состава нашего подразделения. А казармы солдат и других подразделений у других башен расположены.
   Облачился во вчерашний хауберк, повесил на пояс клевец, попрыгал, поприседал, вроде не жмет и не тянет.
   На улице яростно пекло солнце, испаряя нечистоты. Я вернулся в дом, оторвал от простыни кусок ткани повязал его себе вместо маски на лицо. Я ко всему привычный, но если можно облегчить жизнь себе даже в малом, своего не упущу.
   Далеко не ушел. За порогом обнаружилась старушка рядом с домом. В смешном белоснежном чепчике, домотканом сером платье, с ярким сиреневым фартуком.
   Я сначала даже не поверил своим глазам, она словно мигала.Мерцание было слабым, и я поначалу принял это за выверт сознания и собрался уходить, но тут она окликнула меня.
  
   - Аржо, подойди, не бойся, - голос был певуч и приятен.
  
   Черт, она что мысли читает? Я немного опешил, но тем не менее подошел. Вблизи она оказалось, миловидной бабулечкой, с мелкими морщинками вокруг глаз и губ, такие бывают у людей смешливых и улыбчивых.
  
   - Что надо, старуха? Откуда мое имя знаешь? - за излишней грубостью, я пытался скрыть невесть откуда взявшийся страх.
  
   - Идем со мной, разговор есть, на все вопросы дам ответы, - забавно перебирая ногами бабушка заковыляла к выходу из города, и я еле поспевая поспешил за нею.
  
   Надеюсь это не развод. Была у нас на старом месте службе банда такая. У них красотки парней завлекали телесами своими, а за углом или на хате их молодчики крепкие поджидали. Доверчивых телков в расход пускали, отнимая все без исключения. У одного орка даже клыки вырезали. Их главарь ожерелье делал. Тогда всей сотней на них облаву делали, многие тогда на Перерождение ушли.
   Мы миновали ворота и углубились в стоящий неподалеку лесок. Мимо то и дело пробегали жители, промаршировал десяток стражи, десятник приветливо махнул мне рукой, и я ответил ему тем же.
   Миновав пару полянок, старушка шедшая впереди внезапно развернулась, взметнувшись в воздух ударила раскрытой ладонью меня в лоб и произнесла что-то вроде:
  
   - Шамонхи вхти!
  
   От удара из меня словно выбило дух, и я очнулся в мрачновато- сыроватой пещере, или скорее гроте, потому что в вдалеке грохотал водопад, а рядом имелось небольшое озерцо. Так одежда при мне. Вроде жив. Я вытянул из поясной петли клевец и двинулся к стоявшей рядом бабульке. К демонам ее. Для меня ребенка или женщину при необходимости ударить как здрасти. Сейчас я ей за такие проделки устрою.
  
   - Извини, иначе долго, и я боялась, что ты не пойдешь.
  
   От неожиданности я подпрыгнул, развернувшись и чуть не упав на пятую точку - слишком быстро старушка переместилась мне за спину.
  
   - Сдохни тварь, - я замахнулся на нее, намереваясь закончить дело одним ударом.
  
   Бабулька весело, переливчато рассмеялась и снова ушла в сторону.
  
   - Не догонишь, не поймаешь, - дразня она снова и снова уходила от моих ударов. У меня уже стали начали болеть руки, пот застил глаза и грудь ходила ходуном. Сказывались злоключения последних дней.
  
   - Кто ты? Зачем ты меня сюда приволокла?
  
   - Ты интересный. Ты не наш. Ты, укравший жизнь. Я вижу это!
  
   Слова, этой старушки, хотя судя, по-всему совершенно не старушки насторожили и напугали, дикий коктейль чувств захлестнул меня.
  
   - И? Что это значит? - скороговоркой выпалил я.
  
   - Дай ручку, я тебе погадаю.
  
   - За дурака меня держишь демоница!? Говори, что знаешь!
  
   - Ритуал один провести надо, он тебя окончательно силами наделит. Но для начала расскажи, откуда ты такой здесь взялся. Зови меня Нистиа, я хранительница Метаха. И если мне не понравится, что я услышу или ты попытаешься соврать, то будешь уничтожен.
  
   - Силенок-то хватит, кошелка старая? - я презрительно сплюнул. Хотел угодить ей под ноги, но попал на передник. Что за хранительницы такие, на материке таких нет. Либо просто про них не знаю.
  
   Погорячился. Неведомая сила, словно гора, обрушилась на меня и придавила к земле, кости начали трещать от боли, а в рот начали забиваться камень и грязь. Стало трудно дышать.
  
   - Еще поучить учтивости или хватит?
  
   - Довольно, - еле слышно выдавил из себя.
  
   Так же внезапно ушла тяжесть. Я с трудом смог подняться, отряхнулся и счел нужным попросить прощения.
  
   - Простите Нистиа, был чересчур груб, - склонив голову, как можно почтительнее произнес я.
  
   - Принято, значит не все потеряно с тобой. Рассказывай.
  
   Я углубился в рассказ. Бабка молча слушала, не перебивая, изредка задавая уточняющие вопросы.
  
   - Ясно, я доложу про тебя старшей хранительнице, а она решит, что с тобою делать.
  
   - Только мне вот ничего не ясно. Расскажете?
  
   - Моих знаний не достаточно. Ты нашел проход. Куда он вел и где ты побывал я не знаю. Но вот этот амулет, - ее сухонькая ручонка с кривыми когтями указала на золотой диск на моей шее, позволил тебе пережить удар молнии и перекинул тебя и этих гоблинов к нам. Что это за диск, почему он сплел твою судьбу и того, кто служил тут, я не знаю. Да и оно тебе надо? Живи и радуйся.
  
   - Так-то оно так. А что про Ргулов сказать можете?
  
   - Ну это они у вас на материке редкость, здесь их побольше осталось. Хотя все равно мало, где их обитель я не знаю.Тебе в библиотеку ордена надо бы попасть, а то так диким и будешь, я слышала там, и старейшина их есть. Там нормальное обучение дают. Местные все больше выродки. Просто форму менять могут. Но я слышала, что вы даже крылья отрастить можете. Еще у вас связь особая должна быть с землей.
  
   - Так как меняться то хоть? И что за орден?
  
   - Не беги впереди тролля дружок. Я тебе что? Должна что-то? Ты мне кто? Радуйся, что не убью тебя и отстань.
  
   - Спасибо и на этом.
  
   - Ладно, могу попробовать один ритуал провести. Что и как измениться я и сама не знаю, - развела руками Нистиа, - а так ты все равно ничего не теряешь!
  
   Я прикидывал разные варианты, по всему выходило, что стоит рискнуть, чего греха таить и жизни хотелось, и новых возможностей.
  
   - А, была не была. Договорились. Что требуется?
  
   - Раздевайся! Весь! - Властно молвила женщина.
  
   Надеюсь, это не то, о чем я подумал.
  
   Когда я разделся целиком, Нистиа, я решил, даже про себя обращаться к ней так, запела на непонятном горловом языке, постепенно начиная кружить вокруг меня в танце. В пещере сгустился мрак, ощутимо повеяло холодом. Серебряные пряди ее волос сбросили с себя оковы чепчика, взметнулись, между ними проскальзывали высверки молниевых разрядов, сама она как-то выросла.
   С последними аккордами песни она подошла ближе. В руке ее, появился, невесть откуда извлеченный короткий жезл. Им она стала выводить неведомые линии и знаки по всему моему телу, лицу, рукам ногам, иногда отмечая отдельные места точками. От прикосновений кожа словно каменела.
   Завершающим штрихом был удар этим посохом мне по темени.
  
   Тьма. Эх-ма кутерьма! Где это я? Тело не чувствовалось, не было и боли. Старая тварь, лучше бы просто дал ей себя убить. В темноте сверкали ядовито зеленым надписи, на не известном языке. Распадались на множество непонятных знаков, складывались в отдельные слова и предложения.
   Знаки сложились в разборчивые слова: "Сила - это обычная, грубая мощь". А то я не знал. Истину мне открыли. Далее мелькнуло, что-то про ловкость и выносливость. Ничего не понимаю. Ерунда какая-то. Что к чему и для чего?
   Мое невесомое тело тряхнуло, и я "вернулся" в мир. Стоило возвратиться, как звуки и запахи обрушились на меня, грохот водопада, запах мокрой земли с вкраплениями хвои. Внезапно обрушившаяся тяжесть с непривычки пригнула к земле, не удержавшись, опустился на колено.
   Напрягшись, я распрямился, так где тут у нас озерцо было, надо бы себя рассмотреть, мне было жутко любопытно в кого опять превратился в результате ритуала, зла на бабку я не держал, хотя на вопросы ей ответить придется, оглянувшись, я ее нигде не заметил. Тварь. Разорву! То ли меня поостереглась, то ли еще что. Хотя вряд ли я способен ее напугать. Я стал ей просто не интересен. Все, что хотела узнать она узнала, а если я стану опасен она меня легко прикончит.
   Озеро нашлось неподалеку, в нем мерцая и давая свет, отражались расположенные на своде неизвестные мне кристаллы, или колонии насекомых, находясь внизу я, не мог разглядеть, чем это являлось на самом деле.
   Первые шаги давались с трудом, но каждый следующий все легче, тело слушалось лучше и лучше, под моей поступью жалобно поскрипывала галька, устилающая берег. На себя, руки, ноги, по пути к озеру я старался не смотреть. Хотя уже догадывался, что снова там увижу.
   Приблизившись, я взглянул на свое отражение. Чтоб моль эту дрянь поела. Снова все то же. На меня смотрел тот же ргул, что и после удара молнии. Никаких изменений. И как мне обратно перекинутся? Стоило об этом подумать, как тело скрутило. Каменный слой осыпался крошкой, да так что и следа не осталось, и я снова предстал в человечьем обличье. Так вот как это работает. Я напрягся сконцентрировал волю и попробовал представить себя ргулом. Тело снова скрутило и от макушки до пят я стал покрываться каменной броней.
   Интересно, а отдельно часть тело преобразовать выйдет? Сказано-сделано. После недолгих экспериментов оказалось, что я могу отдельно покрыть каменной броней руку или лицо или прикрыть сердце. Замечательно.
  
   - Не наигрался еще?
  
   От вкрадчивого голоса и неожиданности я развернулся, сами собою, обнажились клыки и когти как мне показалось чуточку удлинились. Они у меня что? Как у кошек? Втягиваться могут? Хорошо если так.
  
   - Да могут, и тебе не обязательно всегда в таком виде щеголять, людей пугать. Оделся бы. Таким стручком гордиться не стоит.
  
   - Нормальный он у меня, - буркнул я смутившись и побрел к своей одежде.
  
   - Просто подумай и примешь вторую форму.
  
   - Я уже сам догадался, спасибо.
  
   - Хороший мальчик, не ерничай мне тут!
  
   - Все вопросы потом, чувствую, что ритуал удался. Ты должен стать сильнее, выносливее и обладать лучшей ловкостью чем прежде.Мне нужно время чтобы доложить о тебе и решить, что дальше делать. Твоя задача расти и развиваться. Тренироваться, осваиваться со своею новой формой, перестать совать свой нос куда не стоит. И старайся не попасться.
  
   - Кому не попасться?
  
   - А я знаю? Наверно кому-то такой ты не безразличен будет. Ступай, устала я от тебя. Потом сама найду.
  
   Не успел я и рта раскрыть, как спиною провалился в портал и очнулся уже на горной гряде. Выше меня вздымались седые исполины, ниже склоны были покрыты лесом, слышалось разноголосье птиц и порыкивания животных. С гор ощутимо тянуло холодом.
  
   Так где это я? Пришло время проверить карту. Не удивлюсь, если ее вообще у меня теперь нет. Карта оказалась на месте. Грот где мы побывали отмечен не был. О, а вот радость, оказывается, от Метаха то не так и далеко. Как это я гор ранее не заметил. Совсем видать тогда головой повредился. На карте отмечен лишь не большой кусочек, мир весь казался белым не изведанным пятном, но хотя бы одно то, что карта у меня теперь есть и она работает, радовало.
   За всей этой кутерьмой я совсем запамятовал про своих гоблинов. Как там они у меня? Надо пойти проведать. И я весело насвистывая начал спускаться в холма.
   Так, а что это у нас тут пасется?
   Чуть ниже и правее, на выгоне поедало свежую травку стадо небольших рогатых животных, похожих на карликовых оленей. Эх, жаль лука нет, сейчас бы подстрелил оленятинку. С утра маковой росинки во рту не было. При мысли о еде живот оглушительно заурчал, да так сильно, что вожак стада поднял голову, увидел меня плотоядно посматривающего в его сторону и задал стрекоча. Стадо последовало за ним.
   Пройдя с тройку километров услышал знакомые гундосящие голоса, которые чавкали и лепетали:
  
   - Гобло чует еду! Гобло голодный! Еда где-то тут! О да вот она!
  
   Чего это они там поймали? Я минул куст разросшихся акаций и увидел, что же там изловили эти малыши. Лучше б не смотрел.
   Испачкав в крови пасти, оба обгладывали тела двух крупных крыс. Даже шкурки с них не сняли. Мерзость.
   Увидев меня, гоблины повалились на землю, уткнулись в листву головами и принялись заунывно верещать.
  
   - Он вернулся, он вернулся!
  
   - Да вернулся, вы что тут устроили окаянные? Немедленно приведите себя в порядок!
  
   Гоблы резко подорвались и протянули мне обгрызенные тушки крыс:
  
   -Еда! Ешь, пей, жуй хозяин!
  
   - Тьфу на вас. Доедайте и за мной.
  
   Мы направились по направлению к Метаху. Нужно было утрясти вопросы службы с начальством и искать этот орден или поселение ргулов. Правильно бабка говорит, нужно расти и развиваться. Становится сильнее и значимее. Иначе без поддержки меня быстро прикончат. Я тут почти один, не считая пары гоблинов и никому не нужен. Никто не скажет прощального слова на моей тризне.
   Идя к городку, по стелющейся между стволами тропе, я периодически посматривал на карту, ожидая, что там отобразится какая-нибудь пещерка или схрон, а может и существа.
  
   - Эй, чо встал! Проезд загородил! С дороги, капрал! От сильного толчка я чуть не отлетел на землю. Это кто такой дерзкий тут? Что со стражей себя так вести позволяет?
  
   Толкнул меня здоровенный детина в латном доспехе, верхом на огромном жеребце пегой масти. Он сопровождал другого наездника. Белобрысого юношу одетого в гражданский бархатный камзол и не удостоившим меня даже взглядом.
  
   - Чо еще вдарить? Рыцарь замахнулся на меня мечом в ножнах и весело загоготав, удалился.
  
   Тварь. Не думай, что я тебя забуду.
   Ближе к вечеру я уставший и голодный сидел в таверне. Было довольно людно, местные накачивались дешевым пивом после тяжелого трудового дня.
   С лейтенантом прошло все гладко, он не хотел меня поначалу отпускать, но как оказалось, мой контракт истекал уже послезавтра и оснований его продления особых не было. Я не был гражданином их княжества и не подлежал призыву. Кроме того, было кого поставить на мое место. При расчете мне пришлось сдать доспехи и оружие. В обмен мне выдали за службу 10 золотых монет 50 серебряных и горсть меди. Как по мне так очень хорошие деньги. Оказалось, мой протеже все жалование хранил у руководства, откладывая на одному ему ведомые цели. Питался все больше в казарме в общей столовой, носил казенное белье, и не тратился на продажных женщин. Как он так мог-то?
   На два золотых я прикупил себе у местного торговца сносной одежды, сапоги, кожаный нагрудник, теплый плащ. Еще в пару золотых мне обошлись среднего качества короткий меч в ножнах, лук с 30 стрелами и нож. Уже не плохо. Тратиться на что-то более качественное и дорогое я не стал. Мало ли как в пути дело обернется и на что мне деньги понадобятся. Да и особого желания торговаться с прижимистым квартероном гнома - торговцем не хотелось.
   К слову сказать, местные жители оказались вовсе не гномами, а их потомками, изгнанными в незапамятные времена.
   Ни про какой орден и поселение ргулов лейтенант не знал, он посоветовал добраться до столицы княжества за перевалом и там разузнать у хранителя княжеской библиотеки, вход в которую был свободен. Для беспрепятственного прохода он выписал мне подорожную грамоту.
   Заказав себе кувшин пива и жаркое из оленя я дождался прихода Джефа.
  
   - ну что, бродяга, уходить собрался? - огрев здоровенной лапищей по спине, вместо приветствия поинтересовался десятник.
  
   - Ааа...
  
   - да мне лейтенант все рассказал уже, опередив вопрос ответил Джеф, - давай наливай, чего замер?
  
   Разлив пенного напитка по чарками мы с ним чокнулись, да так что напиток перелился из одной емкости в другую, выпили и немного помолчали, похрустывая куриными крылышками.
   - Нового к тому, что тебе лейтенант сказал я тебе не добавлю. Только смотри своего внутреннего ангелочка прижми, если он у тебя есть, иначе не выживешь. Рыбы живут в воде, а воины на поле боя. Только так.
  
   - Спасибо, за науку, друг.
  
   Мы еще немного посидели болтая на отвлеченные темы т разошлись далеко за полночь. Не знаю доведется ли нам свидеться вновь. Здесь же в таверне закупил провизии в дорогу и для гоблинов и отправился спать в снятую комнату.
   Утром ни свет ни заря, едва умывшись и размявшись я тронулся в путь, зайдя только в лавку забрать походный котелок, веревку, палатку и топорик, за которые пришлось отдать двадцать пять серебра.
   Гоблины поджидали меня за городской стеной и с превеликой радостью впились острыми зубами в принесённую мной жареную рыбину. Чуть не подрались безобразники.
  
   - Это я вас кормить должен или вы меня? А?
  
   - Мы! - хором ответили они.
  
   - По-хорошему бросить вас паразитов таких, но наверно пригодитесь еще. Вот одевайтесь. Я кинул им куль с одеждой и оружием.
  
   Доспехи пришлось брать для детей, гоблинского ничего не было. Пришлось раскошелиться на два золотых, совсем их голыми брать не хотелось, а так хоть спину прикроют.
   Теперь Мранк и Дранк щеголяли доспехами из плохо выделанной кожи. Она прикрывала лишь грудь и спину, а пониже пояса спускалась юбкой. Ноги прикрывали наколенники. Лапы защищены наручами. Также купил каждому по теплому плащу, короткому луку, десятку стрел и большому ножу. Достаточно.
  
   - Спасибо, хозяин! - Очень обрадовались обновкам мои спутники, - нам раньше никто ничего не покупал и не дарил.
  
   -Я вам тоже ничего не дарю, отработаете. Хватаете провизию и остальные вещи и идем. И ничего не жрать!
  
   Гоблины шустро похватали наши пожитки и провизию, и что-то довольно мурлыча под нос, поспешили за мной
   Идиот. Я остановился как вкопанный. Внезапно пришедшая мысль раздосадовала. А что будет с одеждой и оружием, прими я боевую форму? Порвется? Исчезнет? Нужно попробовать сейчас, прежде чем иметь неприятности в будущем. Задумал - сделай. Я сконцентрировался и принял боевую форму. С каждым разом преобразование происходило все быстрее и быстрее.
   Уф. Отлегло. Одежда не затрещала по швам и не порвалась. Оружие осталось на своих местах. Даже удлинившиеся когти на ногах не порвали сапог. Удивительно, разумного объяснения этому у меня не было. Еще одна загадка в копилку вопросов без ответов. Я принял обратно обычный облик и тронулся в путь. Примерное направление к перевалу я знал, спасибо Джефу за наводки.
   К вечеру достигли подножия гор. Это издали они казались близкими, а на деле пришлось нам до вечера ноги топтать. Я еще ничего, а вот гоблины валились с ног от усталости.
  
   - Не спать! Один за хворостом и костер разжигает, другой готовит. Хотя нет, оба за хворостом и по сторонам поглядывайте. Сам приготовлю.
  
   Гоблины хотели кинуть свою поклажу, но увидели мой свирепый взгляд и аккуратно все сложили. Я дождался, пока они принесут хвороста, отправил их набрать ельника, чтоб сделать подстилки. Сам не без труда разжег огонь и поставил на него котелок. Добавил в него воды, из пробегающего рядом ручейка и поставил кипятиться. Когда вода закипела, покидал туда кусочки вяленного мяса и крупы, посолил, добавил немного специй. Попробовал. Вкусно, размешал, чтоб каша не пригорела, и оставил доходить.
  
   - Ммм, вкусно пахнет! Спасибо хозяин!
  
   - Куда грязные лапы суете? Вон ручей ну-ка живо лапы мыть. И есть после меня будете, что оставлю!
  
   - Хорошо.
  
   Сам я руки вымыл раньше. У нас в гарнизоне врачеватель говорил, что многие болезни от маленьких невидимых существ происходят, которые разносят болезни и что перед едой руки мыть надо. Он еще много чего говорил, но я только это почитай и запомнил, ну там и как с ранами обращаться. И как раны наносить.Ел я степенно, черпая разваристую душистую кашу ложкой, купленной в Метахе. Мранк и Дранк дрожали от нетерпения, когда я же дам поесть и им, даже слюни пускали. Наконец я сжалился.
  
   - Держите, доедайте. Лапами не есть, котелок помыть. И если увижу кто в туалет в ручей сходит проучу!
  
   - Да хозяин!
  
   Не через чур ли я строг с ними? А то еще прирежут ночью? Надо бы с ними поласковее и спать в полглаза.
  
   - Апчхи! АПЧХИ!!!!
  
   Вот тебе и хваленое единение с матушкой землей. Лучи солнца или как оно здесь называлось Чи, ярко сверкали, играя бесчисленными цветами над покрытыми снегом вершинами.
   Воздух был кристально чист, чудесный сосновый запах наполнял легкие и все бы ничего, если б не проклятая простуда.
  
   -Апчхи! АПЧХИ!!!! - мой преисполненный ярости и страдания чих взметнул с расположенной в паре десятков шагов сероватой скалы пару птиц и ускорил спешащих ко мне и о чем-то галдящих братцев.
  
   Ветер, дующий с гор, не добавлял тепла, не спасал даже теплый плащ и шерстяное одеяло.
  
   -Хозяин! Мы принесли! Ты будешь доволен! - Мранк и Дранк, перебивая друг друга, бежали ко мне со всех своих коротких лап.
  
   - Что там у вас, пройдохи!?
  
   - Вот! Вот! - с этими словами они протянули мне в грязных лапах пучки блеклой синеватой травы с перламутровыми прожилками.
  
   - Апчхи!
  
   Вместе с чихом из меня вылетел комок зеленоватых слюносоплей. Изгвазданную руку вытер об штаны Мранка, он даже глазом не повел, и вопросительно уставился на подручных.
  
   -Это мадсаам! Это лечебная трава! Нам всегда ее бабушка давала, как болеть начинали. Ели нашли!
  
   - И что с нею делать? Есть? Пить? Курить? А? Отравить меня удумали? - насел я на них с вопросами.
  
   Отравят, наверняка отравят. Всем известно, что гоблины подлый и низкий народ. И я не об их комплектации. А с другой стороны, что делать? Не мучатся же.
  
   - Просто пожуйте один скрибл и выплюнете!
  
   - Опять ваши скриблы в минутах сколько это?
  
   - Один скрибл - пять минут.
  
   - Хорошо!
  
   Я с опаской, сполоснув траву водой принялся интенсивно ее жевать. На вкус она оказалось, не противной, как ожидал по началу, а с привкусом мяты и ванили.
   Уже через пять минут я был бодр, свеж и весел! Ну надо же.
  
   -Эй! Идите сюда!
  
   Мои довольные юные воины отирающиеся неподалеку быстро подбежали.
  
   - Вот вам по три серебряных, заслужили. Надеюсь, вы вдоволь собрали этой травы? Она нам может понадобиться, и мы сможем ее выгодно продать.
  
   - Нет, хозяин! Она помогает только таким как ты и мы, другим темным расам и изгоям. Да и хранится она совсем недолго потому мы так и спешили!
  
   -Так давайте сюда деньги обратно! Я погорячился. Хотя ладно, оставьте себе. Да не все же, по два вам хватит. Я отобрал у них по одной монетке. Нет я не жадный, просто рачительный и заботливый хозяин.
  
   - Что за темные расы и изгои?
  
   Все расы равны пред богами. Давно в прошлом, на заре времен, когда власть прибрали к рукам маги, ушло в забвение и это деление.
  
   - Это надо у шамана узнать! Он все знает! К темным относимся мы, орки, тролли, огры, но только из числа местных. Ты, может еще кто! - в своей постоянной манере говорить одновременно и спутанно принялись объяснять мне они.
  
   - Ага, молодцы, а меня как причислили?
  
   - Ты же великий дух гор! Могучий и страшный! Ты ужас, летящий на крыльях ночи! Пожирающий младенцев и крадущий овечек! - тем временем ошеломили меня открытием подельники.
  
   - Что несете? Вы там часом травы этой или другой, какой не объелись?
  
   - Чуть-чуть только грибочков поели.
  
   И что мне с ними делать? Толи плакать, толи смеяться, или прикончить и прикопать тут? Я на полном серьезе обдумал эту мысль, но здравый смысл и не желание самому переть пожитки пересилили.
   Гоблины видя, как я поглаживаю рукоять меча смекнули, что к чему и с облегчением выдохнули, когда я сел обратно к костру.
  
   - Кто вам такое сказал?
  
   - Нам так бабка перед сном рассказывала! - явно засмущались мои обалдуи, кожа на их скулах потемнела.
  
   - У каждого народа свои легенды и свои страшилки. Где тут ближайшее поселение знаете?
  
   Выяснилось, что где-то в предгорьях поселение есть, а чье и где именно находится им не известно. Зла на них не напасешься. Еще бы сказали, что где-то на Суре люди живут, а где они не знают.
   О том, что перевалы облюбовали гоблины я узнал у Джефа. Я не обольщался по поводу того, как ко мне отнесутся в незнакомом поселении. Приду как человек, то наверно попробуют убить или может сожрать, если как ргул, то шанс выжить больше. Но такого почтения, как у этой парочки не будет, там так карты легли. За духа из легенд выдавать себя не хочется. Наверняка они знают о ргулах. А если их дух покровитель жив, то упаси меня местные боги, от встречи с ним. Мало ли полакомиться свежим мясом решит.
   Мысли о еде мотивировали меня на охоту. Торопиться нам некуда. Моей добычей стал бегающий неподалеку упитанный кабанчик, которого гоблы вкусно запекли с травами. Пообедав сочным и острым мясом, отправились в путь.
   Живность здесь была не пугана. Гоблы с гор не спускались, а люди так высоко не поднимались.
   Ближе к вечеру мы взобрались достаточно высоко. Я скомандовал привал и огляделся. Лес остался позади со всеми его многочисленным обитателями, а передо мною местность начинала набирать высоту и кое-где холмы с вкраплениями огромных валунов и одиноких раскидистых деревьев-гигантов, неизвестной мне породы, постепенно переходила в горы.
   Я не дал долго расслабляться себе и своим приспешникам, и мы начали дальше подниматься по склону. Мранк и Дранк не знали, где точно находится стойбище и потому нам приходилось немного плутать.
   В предгорьях эта отважная парочка начала чувствовать себя увереннее и постепенно они меня обогнали, и начали вести нас, по одному им известному маршруту изредка совещаясь друг с другом.
   На мой вопрос, куда и как они меня ведут, они ответили, сами не знают, а просто чуют. Хоть и ргулы, как я понял, имеют родство с камнем, лично я ничего не чувствовал. Найти бы наставника или книгу какую.
   Мы успели подняться метров на триста вверх, когда перед Мранком воткнулась стрела и звучный голос спросил:
  
   - Кто такие? Откуда будете?
  
   - Зови меня Аржо, а это Мранк и Дранк, мы ищем приют на ночь, - ответил я неизвестному собеседнику.
  
   - Кто ты? Таких как ты, у нас раньше не встречали. И откуда эти парни.
  
   Его вопрос был понятен, при первых признаках опасности я молниеносно, принял второй облик.
  
   -Я ргул, они гоблины, отведите нас к старшему.
  
   - Идите вперед, но вздумаете шалить, живо получите по стреле между лопаток.
  
   С невидимой с нашего места скалистой площадки спрыгнул рослый для своего народа гоблин и махнул нам лапой, призывая следовать за ним.
   Метров через сто пятьдесят тропа сделала резкий поворот, за которым открылась небольшая лощина, внутри которой расположилось пару десятков вполне себе симпатичных домиков. Они были искусно построены, практически являясь частью подступающих гор. С ходу вряд ли сможешь их найти.
   Как до этого поясняли мои слуги, горные гоблины не селятся глубоко под землей, по крайней мере, так не делало их племя, они обитали в пещерах или на склонах.
   Взгляд так же отметил пару умело размещенных на высоте постов с лучниками. Бравыми ребятами ростом мне по грудь. В справных кожаных доспехах со сложными клееными луками.
   Нас встретил десяток крепких воинов облаченных в кольчуги мелкого плетения и вооруженных неплохими мечами и копьями. Они, молча, кивком указали нам направление движения и сопроводили к одной из пещер, а наш проводник отправился обратно.
   Пещера имела размеры метров тридцать на сорок и высоту метров семь. Стены были украшены головами животных, большей частью мне не знакомых, а так же представителей различных рас Варма. Занятно, как бы мою, к ним не присоединили, для коллекции.
   Местами своды были задрапированы шкурами и коврами с искусной вышивкой, кое-где на них висели знамена, вымпелы, побитые и целые щиты, оружие. К моему удивлению, мусора и хлама не было, да и запах стоял сносный.
   Проследив за моим взглядом, один из двух гоблинов, находящихся в пещере, счел нужным пояснить, низким грудным голосом:
  
   - Головы и трофеи от врагов наших. Я Рисди, военный вождь племени, а кто ты незнакомец и твои спутники?
  
   Вождь выглядел внушительно, для гоблина, на голову выше соплеменников, на плечи был накинут плащ из шкуры волка, голову венчал шлем, с кольчужной сеткой и личиной, так же стилизованный под морду серого хищника.
   Тело прикрывала кольчуга с металлическими накладками на груди, на боку за поясом покоился меч, в простых кожаных ножнах, за спиной виднелся тул со стрелами и короткий лук. Стоял он, опираясь на копье.
  
   Справа от него сидел, по-видимому, шаман племени - старик с седыми волосами, запавшими глазами, которые из-под кустистых бровей цепко нас осматривали. Тело завернуто в серую хламиду, на открытых местах виднелись обереги и кольца - браслеты, кожа испещрена мелкой вязью замысловатых татуировок.
   Честно говоря, я боялся сюда идти, и то, что нас сразу не убили и не сварили, было странным. Но и другого пути не было. Остальные перевалы были слишком далеко, а часть из них была не проходима для троих пеших путников.
   Дальше затягивать паузу не было смысла.
  
   -Я Аржо, молодой ргул, иду в Мендрос, столицу княжества Эдмен. Это мои помощники Мранк и Дранк.
  
   Рисди о чем-то быстро переговорил с моими спутниками на незнаком мне наречии - гоблинском. Я за время пути пытался учить их язык, но пока мне он давался не совсем хорошо.
   Представители различных рас могли понимать друг друга, и говорить на всеобщем наречии. Но у каждого народа был и свой язык. Можно было, оплатив услуги магов купить артефакт, свиток или заказать у алхимиков зелье, которое дало бы знания нужного языка. Но на материке такие вещи стоили баснословно дорого, а как тут обстояло с этим дело мне не известно, я даже не спрашивал. Я постигал науку обычным дедовским способом - спрашивая у Мранка или Дранка, как будет звучать, то или иное слово на их языке и запоминая.
   Приняв для себя какое-то решение, Рисди снова переключился на меня.
  
   - Что-то я некогда не слышал о ргулах и тем более не встречал их, эти парни утверждают, что ты дух горы?
  
   - Нет, материален я. А ргулов я и сам не встречал, за этим и идем в столицу княжества.
  
   Шаман перекинулся парой фраз с вождем.
  
   - Шаман говорит, что ты и не ты, что и с этого мира и нет. Ну, это ты нам еще покажешь, если жить хочешь.
  
   Произнесено это было столь буднично, что никаких сомнений не возникло, в том, что для этих ребят жизнь первого встречного ничего не значит. И было бы глупо думать по-другому. Надо стать им полезным. И с шаманом не плохо бы покалякать, видать дядька он серьезный, знающий.
  
   - Так чем я могу помочь? - счел нужным поинтересоваться я.
  
   - Рагерты, эти проклятые твари, обосновались неподалеку и портят наши выпасы, вредят нам, раньше они обитали с той стороны гор, но теперь у них что-то случилось, и они пришли сюда. Ты должен помочь уничтожить их племя или прогнать их. В доказательство принесешь топор их вождя. Здоровый черный такой.
  
   - Вождь или топор? - я позволил себе улыбку.
  
   Клыки, обнажившиеся в оскале, заставили напрячься вождя, ни один мускул на его лице не дрогнул, лишь кисть правой руки сместилась чуть ближе к рукояти меча.
  
   - Топор, конечно же. Мы дадим вам проводника. - ровным тоном продолжил Рисди, это выгодно и тебе, все равно вам не пройти дальше пока там засели эти твари.
  
   - Мы втроем целое племя не одолеем!
  
   - Это не мои проблемы. Сколько сможете.
  
   - Нам бы еще оружие какое-нибудь выдали? - задал я интересующий меня вопрос, - и броньку.
  
   - У вас есть.
  
   - Запас карман не тянет.
  
   - Выдать не выдадим, а купить можете. В лавке имеется все необходимое.
  
   Те же воины, что и привели нас в пещеру, молча проводили в лавку, где нашу компанию встретил хозяин. Пузатый гоблин, расщедрился на угодливо благодушную улыбку, в которой приоткрылся ряд мелких острых зубов.
  
   - Чего изволите? Что-то конкретное или так? В последнее время у меня мало клиентов, проклятые рагерты перекрыли караванную тропу.
  
   - Мы пока осмотримся, любезный.
  
   Мой выбор пал на невесть каким боком, отыскавшиеся здесь здоровенное копье, под свой рост. Древко было выполнено из ясеня, а широкое листовидное лезвие грозило принести кучу неприятностей при встрече с врагом.
   Из вещей я себе ничего не прикупил, те что были на мне были лучшего качества, взял лишь пару простеньких лечебных зелий.
   Мранку и Дранку прикупил по шлему. Достаточно.
   Цены оказались приемлемые, за все отдал всего пятьдесят серебряных монет.
   Перед выходом из деревни нас ждал один из давешних воинов. Мои ожидания, что нас для начала покормят, не оправдались, он махнул рукой и устремился трусцой к выходу из долины.
   Плутали по горам с часа два-три, успело стемнеть, когда прозвучала команда остановиться. Мы очутились на скальном выступе, с которого открывался вид на стоянку рагертов. Мне уже приходилось с ними сталкиваться на материке, поэтому ничего нового я не увидел. Те же примитивные жилища, похожие на шалаши, всюду мусор и вонь.
   Сами рагерты больше всего напоминали помесь рыжешкурой обезьяны и собаки, как если бы последнюю поставили стоя и прицепили голову обезьяны. Ростом они были с гоблинов, чрезвычайно лохматые уши стояли стоймя,