Мартова Марина Владимировна: другие произведения.

Мания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Клиентам Мария на первой же сессии объясняла, что вот этот небольшой кабинет с диванчиком и плотно закрывающейся дверью - место, где можно говорить самые странные вещи. Лине, кажется, удалось в это поверить, хотя она явно была из тех, кому труднее всего просто почувствовать себя в безопасности. Собственная внешность иногда казалась Марии даром судьбы. Невысокая женщина средних лет, аккуратная, но не слишком ухоженная, сероглазая, с каштановыми волосами, симпатичная, но не особенно запоминающаяся, и прежде всего - безобидная. Безопасная. Лина, надо сказать, была на неё очень похожа, хотя и помоложе.
  - Они всё-таки разрешили мне сесть в "Скорую", и всю дорогу я тряслась от страха.
  - Вы боялись, что маму... не довезут?
  - Нет. Я боялась, они поймут, что я несовершеннолетняя и высадят. Я знала, что пока я рядом, с мамой ничего больше не случится.
  - Знали?
  - Да. Была совершенно уверена. Я понимаю, что это звучит странно, но не могу иначе объяснить.
  - Но вы ведь понимаете, что не всесильны? В прошлый раз вы рассказывали, что мама умерла от рака.
  - Да. Через десять лет. Не от сердца, как я тогда боялась. И в тот раз я знала, что ничего не смогу сделать.
  - Послушайте, но вы же сами утверждали, что у людей бывает интуиция, предчувствия, способность неосознанно оценивать вероятность событий, наконец. Почему бы не предположить, что в обоих случаях вы просто заранее знали исход? Зачем вы опять возлагаете всю ответственность на себя?
  - Потому что я была тогда другой. Сразу поняла, что ничего не смогу - это было почти как предательство. Незадолго до этого я здорово растратилась... ну, я говорила. Если бы не это...
  - Лина, вы умный, взрослый человек. Мы много раз обсуждали причины, по которым вы привыкли считать себя во всём виноватой. Хоть в японском землетрясении. В вас вбивали это много лет, но те, кто этим занимался, не слишком понимали, что делают. А теперь вы, наконец, сама себе хозяйка. Вы не думали, что ваши перепады состояния, эти качели между всесилием и бессилием - ещё и результат ... ну... биохимического сбоя, болезни?
  - Угу. Это вполне разумная гипотеза. Подозреваю, что с биохимией у меня действительно какой-то косяк. Во всяком случае, к психиатру вполне стоит сходить. Телефон я уже записала, думаю, что на этой неделе.
  - Вы не пытались себя отпустить? Просто разрешить жизни, хотя бы на время, течь своим чередом? Пусть всё идёт как идёт.
  - Ммм, жизнь для этого не так уж хороша.
  Мария вздохнула. Её жизнь сейчас определённо была не слишком хороша. У Мишаньки вчера опять случился астматический приступ. Она сделала последнюю попытку:
  - Лина, но ведь в конце концов вы не вечны. Когда-то вас не было, через какое-то время вас не станет, а жизнь всё равно будет продолжаться.
  Лина встряхнула головой и посмотрела на неё - почти весело:
  - Конечно. Надеюсь, по крайней мере.
  - Может быть просто не спешить с выводами? Пропить лекарства. Понаблюдать за собой?
  - Это хороший совет. Постараюсь, во всяком случае.
  
  - Ну как, Коль? Там всё совсем плохо?
  - Да нет, Маша, в разумных пределах. Таблеточки кое-какие нужны, но, в общем, вполне твой клиент. Без большой психиатрии, я имею в виду.
  - Уверен?
  - Ну, если от средств, которые попускают при психозах, человек три дня в лёжку лежал, то это определённо хороший диагностический признак. Способ не особо приятный, но верный. Достаточно разумная барышня. По внешним проявлениям, я имею в виду.
  Вот-вот. Адекватная, вежливая, ещё и очень неглупая. И упрямая, как сто чертей. Кошмар любого терапевта. Тот случай, когда нельзя зацепиться ни за истерику, ни за явный неадекват в поведении, чтобы размотать запутавшийся клубок. Только по шажочку. Ну что ж, до психиатра Лина дошла, и это уже хорошо. Надо ждать результатов.
  
  - Ну, как ваши дела?
  - Вроде неплохо. Запахи начали возвращаться. Сейчас шла к вам и тащилась на тени от травы. Красивые они, просто удивительно. Была на ночной экскурсии по Москве. Пришлось ещё с час дожидаться, пока метро откроют, я шлялась по улицам с переулочками, глазела, искала открытые кафешки и совершенно не думала, куда себя деть и что будет, если ко мне кто-то пристанет.
  - Ну что ж, не будем торопить события.
  
  По шажочку, по шажочку.
  
  На прощанье Лина, расплатившись, кивнула ей и произнесла: "Вы не волнуйтесь. Всё будет хорошо".
  
  Что именно - так и не было сказано. Но почему-то подумалось про Мишаньку. Пора журнал делать закрытым... а не хочется. Про сына и про астму там было. Нельзя допускать личных отношений с клиентом, только вот как это сделать с человеком, для которого любые отношения, даже со всем миром - личные? И очень своеобразным образом личные. Лина, обычно загруженная собственными проблемами по самую макушку, некоторых людей замечала. На свой манер. Мария не сомневалась, что комментарии в журнал от неё не придут, и при очередной встрече Лина про Мишку не скажет ни слова. Своего рода вежливость. Про запрет личных отношений клиентка тоже знала. Она знает, что я знаю, что она знает. Дурацкий круг. И закрытие журнала тут вряд ли поможет. Те, кого Лина заметила, продолжали для неё существовать независимо от продолжения общения, встреч и посиделок. Скажи она другу в разговоре: "Как мы с тобой обсуждали лет пять назад...", Мария не удивилась бы. И ещё Лина при всей своей бытовой безалаберности совершенно точно знала, есть ли у кого-то дети и сколько их.
  
  Прошло три месяца. Астма у Мишаньки, как ни странно, почти прошла. Врачи говорили, что с детьми такое бывает. Лина покрасила волосы, разрулила несколько долготекущих дел на работе и начала ходить в гости. К тем самым друзьям, с которыми общалась пять лет назад. Поэтому её фраза на очередной сессии повергла Марию в полный ступор:
  - Всё хорошо. Только вот скоро будет что-то очень скверное.
  - Лина, мне от многих приходилось слышать, что за счастье надо расплачиваться, что всё время хорошо быть не может. Но вы же понимаете, что это предубеждение, понимаете, откуда у него ноги растут. Может быть, вы просто не знаете, что делать с собой, когда вы постоянно в нормальном тонусе?
  - Ещё как знаю. Кучу всего бы сделала и не собиралась бы ни за что расплачиваться. Просто я ощущаю это, вот и всё. Вы же чувствуете, что будет гроза? Пожалуй, мне надо ненадолго прерваться - с лечением, с терапией. Я сейчас просто в хорошем состоянии, а чтобы справиться с этим - ну, с тем, что будет - надо быть немного в маниакальном. Верить, что ты можешь что-то сверх обычного.
  - В маниакальном? Вы меня пугаете.
  Лина вытаращила глаза, изображая маньяка, и они обе рассмеялись.
  - Вы продолжаете верить в то, что можете влиять на ход событий? - спросила Мария уже серьёзно.
  - Ну, на ход событий иногда такая мелочь может повлиять, - рассудительно ответила клиентка.
  Когда у неё появлялась эта проклятая рассудительность, разумность, спокойствие, Мария чувствовала, что ничего не может сделать. Глухая стена.
  - Вы можете хотя бы пообещать не спешить с решением? Подождать ещё две-три недели.
  - Видимо да. Я не знаю, сколько осталось времени.
  
  В следующие две сессии вопрос не поднимался. Вернее, Лина уходила от него - как обычно, вежливо и спокойно. Только в глазах появилось немного лихорадочное выражение, лицо было напряжено, и даже её привычка вальяжно запрокидываться на диванчике куда-то пропала. После второй встречи Мария дала себе твёрдый зарок поговорить с Линой о том, чего же она ждёт, в следующий раз.
  Но следующего раза не было. Лина не пришла и не отзвонилась. Телефон не отвечал. Мария вспомнила услышанное с утра по радио краем уха: о каком-то поезде в метро, о какой-то аварии. Потом появились списки погибших. Просматривая их, Мария почувствовала, что могла бы всё понять и так. Нет! Ну не было у Лины никакой причины захотеть оказаться в этом вагоне, ни сознательной, ни подсознательной. Не повезло. Просто не повезло.
  Потом позвонили общие знакомые. Лину в тот день попросили прочесть очередную лекцию в лицее. Она неплохо с этим справлялась, аккуратно раскладывая всё по полочкам, оставляла подвешенными некоторые вопросы, чтобы заставить слушателей соображать, и даже Марии как-то похвасталась после одного особо удачного занятия.
  На лекцию она опаздывала, чего обычно старалась не делать. Рядом с ней в вагоне ехали несколько безалаберных учеников, тоже опоздавших. Обе стороны, по обыкновению, добродушно троллили друг друга - стиль общения в лицее избытком солдафонства не отличался. А потом... Что было потом - плохо помнили даже выжившие и не очень хотели вспоминать. Похоже, что именно это и было тем самым "очень скверным". В представлении Лины - безусловно.
  Мария, собравшись в комок, сидела с ногами на диванчике и задавалась бессмысленными вопросами. Что было бы, не окажись Лина в этом поезде? То же? Что-то ещё худшее? Лечилась она в последние недели или обманывала их? И что было бы, если бы не лечилась? Отвечать на вопросы было некому.
  Знала она лишь одно - что всё равно ничего не смогла бы ничего изменить. И только за это знание сейчас пыталась удержаться.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"