Мартовский Александр Юрьевич: другие произведения.

Ренегат

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перестройка. Переломный период. Все мы идем в чистое, светлое и счастливое будущее под чутким руководством партии и правительства. Но есть отдельные личности, которые желают идти под собственным руководством. Ох, чует мое сердце, ничего хорошего из подобной авантюры не выйдет.

  АЛЕКСАНДР МАРТОВСКИЙ
  РЕНЕГАТ
  
  
  КНИГА ПЕРВАЯ
  
  
  КАК БЫ НАЧАЛО
  За переходный период между коммунистическим сапогом и тапочками демократии в нашей прекрасной, чадолюбивой, медоточивой стране случилось немало событий, вызывающих разве что рвоту в желудке, либо добротный понос со зловонным исходом. Я повторяю, случилось немало событий, при которых особенно рьяным товарищам хватило работы до самых ушей и немного выше ушей вместе с перхотью. И какой работы!
  По началу означенные товарищи верещали слезливыми голосками о собственной непричастности к партии проигравшего коммунизма. Как вы догадываетесь, если коммунизм проиграл на определенном этапе, все-таки лучше оказаться в рядах победителей. При чем как можно быстрее там оказаться, пока не раздумали победители и не захлопнули дверку. Возможно, на следующем этапе коммунизм победит. Но это случится на следующем этапе. То есть возникнет насущная необходимость возврата к теперь уже победившему коммунизму. На существующий момент необходимость пока не возникла. Следовательно, означенные товарищи утонули в соплях и дерьме лишь бы только другие товарищи согласились с их полным отказом от партии проигравшего коммунизма.
  А что другие товарищи? Чем они отличаются от предыдущих товарищей? Они, конечно же, ненавидели коммунизм самой дикой ненавистью. Особенно когда нажирали морду и брюхо за счет его сладеньких пряников. Здесь, пожалуйста, без базара. Никакой сладенький пряник, посредством которого нажираются морда и брюхо, не заменит порушенной свободы на русской земле. Кто сказал, что в удовольствие нажираются морда и брюхо? Это не удовольствие, но тяжкий крест. Слабаку не дано пронести крест, только, как вы уже догадались, определенной группе товарищей.
  Вот и получается, что на определенном этапе собрались те и эти товарищи, чтобы вместо большого базара устроить закрытый корпоратив, затем отчитаться друг перед другом:
  - От рождения мы влюблены в демократию.
  - От рождения ждали больших перемен.
  - И уже наполняя товаром пеленки, размечтались о более ценных товарах.
  По началу те и эти товарищи накрутили приятных пампушек на добрый партийный сортир. Но когда в девяносто третьем году упала в сортир демократия, накрутили туда же вполне подходящий материал с трехцветной расцветкой:
  - Дерьмократов надо стрелять.
  - Стрелять лучше танками.
  В сей приятный момент очень хочется заглянуть не в такое уж отдаленное прошлое.
  
  Я РОДИЛСЯ НА СВЕТ КОМСОМОЛЬЦЕМ
  Только не будем сразу плеваться, размахивать жирными ручками в тщетной попытке начистить одну комсомольскую морду. Я понимаю, вышепредставленное выражение может показаться несколько неопрятным для любителей точной словесности. Особенно для напудренных буквоедов-гуманитариев, решительно ничего не умеющих, окромя безобразного мародерства среди напудренных буковок. Означенные ребятишки могут на слове 'парашют' написать кандидатскую диссертацию, а на слове 'кофе' как минимум диссертацию докторскую. Теперь представляете, что для них представляет 'рождение комсомольца'? Или не представляете? Ну, тогда легкий экскурс по теме:
  - Невозможно родиться на свет в ореоле сформировавшихся убеждений. Невозможно, хотя бы еще потому, что самые крохотные, самые непритязательные убеждения продвигаются длинной цепочкой от случая к случаю, от причины к причине, от фактора к фактору, прежде чем достигают конечной инстанции. То есть, прежде чем достигают они вполне предсказуемой ипостаси в образе головы человеческой. Больше того, прежде чем убеждения заселяются в таковой голове, они находят ячейки самого бедного информацией участка мозга, заполняют ячейки.
  В данном случае позиция буквоедов-гуманитариев выглядела очень внушительно. Нет, я не о том говорю, позиция выглядела куда основательнее, чем внушительно. Если учитывать, что на русской земле к буквоедам относятся партийные товарищи, или бывшие партийные товарищи, а непартийные товарищи сюда не относятся. Ты сначала вступи в партию, ты докажи свое право на каждую букву, что извлекает твой мозг, только затем мы разрешим извлечь букву. Или не разрешим, что опять же естественное явление в стране победившей демократии и проигравшего коммунизма.
  Иначе получается парадокс. Или точнее, чудовищный парадокс. Демократия, не смотря на всю свою демократичность, отрицает факт, что можно 'родиться на свет комсомольцем'. Но отчего мы сражались за демократию в девяносто первом году? То есть сражались мы все, кто 'родился' и кто 'не родился' на свет комсомольцем. Ответ опять же находится в буквенной области. Если кому-то захотелось родиться на свет комсомольцем, то он родился на свет комсомольцем. Если кому-то захотелось родиться на свет демократом, то он родился на свет демократом. Вполне подходящий расклад на русской земле для истинных русских товарищей. Если не учитывать подобный расклад, то родиться на свет демократом у нас в самый раз, а комсомольцем нельзя. И товарищи гуманитарии, о которых мы говорили чуть выше, поставили диагноз, что не просто 'родиться нельзя', вообще 'невозможно'.
  Стоп, дорогие мои, не стоит думать, что я придуриваюсь. У меня вполне достаточно опыта, чтобы без посторонней помощи рассмотреть какой-нибудь высокоученый вопрос или так называемый парадокс. При чем я действую, не вооружаясь новейшими достижениями науки социумов и культурных формаций. Никакой, твою мать, культуры духовного бытия. Тем более, если культура опирается на идеологию и методологию правящей партии. Это не лженаучный протест. С идеологией и методологией мы разобрались на определенном этапе или в тот самый период, когда откинул коньки коммунизм. Теперь очень хочется получить другой результат, не пораженный означенной накипью. Если получится другой результат один в один, как предсказали товарищи буквоеды, там ему самое место. Закрываю рот, убираю за собой мусор, соглашаюсь, что невозможно взять и родиться на русской земле каким-то там комсомольцем.
  Причины против нерождения есть. Непродолжительное торжество демократии, как вы припоминаете, продолжалось между августом девяносто первого года и октябрем девяносто третьего года. После октября девяносто третьего года на смену так называемой 'демократии' пришел тоталитарный режим, очень смахивающий на тоталитарный режим по имени 'коммунизм', который снесли в августе девяносто первого года нормальные пацаны и девчонки. Переходный период закончился. Господин президент взял на себя обязанности генерального секретаря. Церковь взяла на себя обязанности идеологической машины. При подобном раскладе нормальным пацанам и девчонкам ловить стало нечего. Ибо материальные блага поделили между собой президент, его работодатели и церковь. Нематериальные блага, как вы понимаете, достались нормальным пацанам и девчонкам. К нематериальным благам, как вы опять понимаете, относится прошлое.
  Теперь заявление крупным планом. Я, Александр Сергеевич Мурашов, никому не отдам свое прошлое. То есть никому не отдам единственное богатство, доставшееся мне от развалившегося коммунизма. Другим товарищам (президент, работодатели, церковь) досталось другое богатство. Мне досталось именно это богатство, которое прошлое. Я появился из материнской утробы с кровавой звездой на башке и не менее кровавой портянкой в младенческом сердце. Мне очень хотелось, чтобы в дальнейшем светила такая звезда вместо прочих прекрасных светильников и освещала портянку.
  Здесь Александр Сергеевич Мурашов завершает свое заявление. Если кому не понравилось, ваши проблемы и сложности. Заявление не для того делается, чтобы оно кому-то понравилось, но для того, чтобы восстановить историческую справедливость на русской земле. Никто не скажет, что заявление не было сделано, потому что на данный момент оно сделано. Теперь относительно исторической справедливости. Никто не скажет, что историческая справедливость не восстановлена, потому что она восстановлена с той самой минуты, как было сделано заявление. Здесь господа культурные гуманитарии заткните, пожалуйста, ротик и наклонитесь к той самой дырочке, откуда в ваши высокоученые головы потечет не совсем чтобы культурная информация. Но боль и ненависть русской земли, но прочие ее муки, что вы не разглядели в свое время, запутавшись в буквах. Посему очень прошу вас ротик не раскрывать в ближайшие пару часов, пока будет длиться мой неторопливый рассказ. Чтобы, не дай бог, ротик вам не порвали.
  На застывших устах
  Умирают слова.
  Обращается в прах
  Прошлой жизни канва.
  Возле каждой межи
  Тихой скорби приют.
  Глохнут струны души
  И бессовестно лгут.
  Нет дороги иной,
  Нет иного куска.
  Только мусор и гной,
  Только боль и тоска.
  Чувство такое, если ты родился на русской земле комсомольцем, так и быть тебе вечно на русской земле комсомольцем.
  
  ЧТО МЫ ИМЕЕМ В ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ?
  Нет, не в самом начале, когда тяжело и нудно умирал дедушка Брежнев. Страна веселилась, дедушка умирал. Государственная политика на веселье, черт подери, чтобы ни одной траурной морды. Мало ли кто умирает, когда развивается земля русская. Еще несколько лет, и мы войдем в коммунизм. Будем пить, будем жрать, будем спать, проснувшись, опять будем пить, работать за нас будут роботы.
  Короче, похоронили дедушку Брежнева. Затем похоронили парочку придурков, попытавшихся строить из себя маленьких Брежневых, или маленьких Сталиных. Сам черт не разберется, в которую сторону повернул коммунизм при приемнике дорогого Леонида Ильича и при приемнике приемника. По крайней мере, цивилизация технарей никуда не исчезла в восьмидесятые годы.
  Что такое цивилизация технарей? Вы это у меня спрашиваете, или я у вас спрашиваю? Стыдно не знать, что такое цивилизация технарей. Именно в восьмидесятые годы наука и техника достигли научно-технического максимума на русской земле. Так называемый пик развития науки и техники. До описанного периода случались определенные пики, но менее продолжительные по времени и менее потрясающие по амплитуде своей. В восьмидесятые годы взлетела на недосягаемую высоту вся наука и техника, не только какой-нибудь элитный раздел, как, например, ядерная физика. Ну, а после восьмидесятых годов, то есть в девяностые и последующие годы, наука и техника были втоптаны в грязь, где, по мнению церкви и так называемого президентского государства, им самое место.
  Еще короче, я выбрал восьмидесятые годы, потому что это великие в своем неистовстве годы, породившие самых неистовых пацанов и девчонок на русской земле, имя которым 'восьмидесятники'. Еще цивилизация технарей называется 'цивилизацией тридцатилетних'. Я не упоминаю двадцатилетних товарищей. Или каких-нибудь дедушек и бабушек сорока лет. Меня исключительно интересуют тридцатилетние технари из цивилизации технарей, что достигли своего пика в восьмидесятые годы. Только не надо придуриваться, что сам я тридцатилетний технарь из той же цивилизации технарей, то есть вечный 'восьмидесятник'. Ибо сие правда. Вечного 'восьмидесятника' могут интересовать исключительно восьмидесятые годы. Предыдущие семидесятые годы с их подленькой философией 'старший товарищ умнее младшего' не имели никакого веса в восьмидесятые годы. Точно так же шестидесятые годы с еще более подленькой философией 'младший товарищ обязан ложиться под старшего' могут пришить к своему гульфику ниточку от ночной сорочки. Вечный восьмидесятник, то есть технарь из цивилизации технарей, забил на шестидесятые энд семидесятые годы большой технический болт. Дальше разрешается слить воду.
  Или что-то не так? Или мы слушаем очередного гуманитария из мафии буквоедов, осовевшего от собственного дебилизма:
  - В стародавние времена человек не соприкасался с настоящей свободой. В угоду сложившейся традиции человек выходил из утробы матери либо рабом, либо господином и повелителем над другими рабами. Кажется, место выхода всегда одинаковое, оно есть не совсем приличное место, которое мы назовем 'утроба'. Зато результат разный. Почему человек должен выйти рабом, если ему хочется быть господином и повелителем над другими рабами? Или наоборот. Почему человеку хочется быть господином и повелителем над другими рабами, если он обязательно выйдет рабом? Или более точный вопрос. Если ты получил в конечном итоге, чего тебе хочется, разве ты не соприкоснулся с настоящей свободой? Если ты получил, чего тебе не совсем хочется или вовсе не хочется, разве можно такую свободу назвать 'настоящая'? Разве сие не суть настоящего рабства?
  Все, ребята, послушали, порадовались, возвращаемся к основной теме нашей истории. Правильный комсомолец никогда не противостоит победной поступи коммунистического строя. Коммунизм породил комсомол, он его папа и мама. Правильный комсомолец в конечном итоге готовится в правильные коммунисты. Как говорилось, для правильного комсомольца конечная цель коммунизм. Опять же развивающийся коммунистический строй будет крепить свою победную поступь аккурат до того момента, пока мы не построили правильное коммунистическое государство.
  Ага, вот где собака зарыта. Все помыслы правильных комсомольцев упираются в правильное коммунистическое государство. Хотя с другой стороны, правильному комсомольцу гораздо милее не коммунистическое, но комсомольское государство. Уловили разницу? Коммунистическое государство суть вотчина коммунистов. То есть в коммунистическом государстве правят шестидесятники и семидесятники с красными корочками. У восьмидесятников нет красных корочек. Ты еще мал и глуп, твою мать. Подрасти еще лет на двадцать, может, дадут тебе корочки. Теперь наводящий вопрос, кто дает корочки? Правильно, угадали. Корочки дают шестидесятники и семидесятники с красными корочками, то есть те самые коммунисты.
  Молодежь восьмидесятых годов не относится к коммунистам. Видите ли, быть коммунистом это тяжелый труд и почетная обязанность. Коммунисты всегда первые поднимаются в атаку. Коммунисты на острие производства. Коммунисты опять же в распределителе. Или куда-то меня не туда занесло? Пожалуйста, поподробнее про атаку, куда поднимаются коммунисты. Про распределитель можно вообще не рассказывать. В восьмидесятые годы коммунистический распределитель у всех на устах. Почему кто-то заходит в распределитель, когда кто-то стоит в очереди? Коммунисты не очень стоят в очереди. А вы, лично, вы сами, видели этот распределитель? Мы, лично, не видели, мы стоим в очереди. Ну и нечего распускать язычок про какой-то распределитель.
  Тогда давайте про острие производства. В восьмидесятые годы пока еще существует так называемое производство. Или чего опять я говорю? В восьмидесятые годы производство только и существует. Больше того, оно развивается не в самую худшую сторону. Коммунисты вроде как на острие производства. Ибо главная задача на данный момент, снабдить производство должным количеством рабской силы.
  Ой, простите, чего я несу, не проснувшись как следует? Никакой рабской силы на производстве. Только идейно подкованная молодежь, готовая работать, работать и работать. Как учит коммунистическая партия, как завещал великий Ленин. Идейная молодежь вышла из восьмидесятых годов, и она комсомольцы. Отсюда опять наводящий вопрос, где же тогда коммунисты? Вы что меня плохо слушаете, или вам написать по слогам? Коммунисты на острие производства. Коммунисты не на самом производстве, но на его острие. Ибо коммунисты не просто чувствуют производство, но обеспечивают или снабжают его подходящим материалом, про который мы немного оговорились чуть выше, называя материал 'рабской силой'.
  Наконец, полная ясность. Чтобы построить коммунизм к назначенному сроку, то есть в конце восьмидесятых годов, необходимо построить воистину коммунистическое производство. Чтобы построить воистину коммунистическое производство, необходимо снабдить обыкновенное производство подходящими кадрами. А какие кадры являются подходящим? Те самые кадры, которые согласны работать на коммунистической основе на коммунистическое производство. А какая коммунистическая основа, черт подери? Это уже личный вопрос. Давайте, не будем спешить в наше светлое коммунистическое будущее диким аллюром из нашего темного некоммунистического прошлого. Предлагаю все сделать легко и свободно, в темпе свободного вальса. Вроде как на дворе цивилизация технарей, и не отняли у нас еще производство.
  
  ДЕТАЛИ И МЫСЛИ
  В тот самый день, когда Михаил Сергеевич Горбачев (партийная кличка 'меченый') появился на ленинградской земле в качестве нового руководителя советского государства, некто Михаил Исаевич Рашпиль перешагнул порог Ленинградского Политехнического института и встретился с Александром Сергеевичем Мурашовым, автором излагаемой истории. Прежде чем переходить к результатам встречи, давайте уточним некоторые детали, чтобы в дальнейшем к ним не возвращаться.
  Во-первых, Михаил Сергеевич Горбачев появился не просто на ленинградской земле, он совершил визит в Ленинградский Политехнический институт имени Калинина. Как вы понимаете, Ленинградский Политехнический институт лучший институт не только в городе Ленинграде, но во всем коммунистическом государстве СССР. Здесь готовят не абы каких специалистов для производства, но лучших специалистов. Вот почему Михаил Сергеевич Горбачев отправился в Политех на встречу с молодыми учеными, а ни в какой-нибудь бордель имени Крупской.
  Во-вторых, в Политехе подготовились к приезду высокого гостя. Причем очень хорошо подготовились. Двери и окна закрыли, вовнутрь Политеха пускают, зато выйти наружу не получается. Зачем это выйти наружу? Ты же стремился попасть в свой родной институт. Тебя не прогнали хорошим пинком в задницу, но выполнили, к чему ты стремился. Теперь сиди в институте. То есть сиди, пока Михаил Сергеевич Горбачев общается с якобы политеховской молодежью. Или точнее, Михаил Сергеевич Горбачев общается с политеховской молодежью, но только не с заявленными по списку студентами, а с молодыми преподавателями, которых быстренько переделали под студентов.
  В-третьих, пришел представитель Центрального Военного Проектного института некто Михаил Исаевич Рашпиль. Почему выбрал именно этот день Михаил Исаевич Рашпиль? Черт его знает оно почему. Можно было выбрать другой день, не настолько ответственный для развивающегося коммунистического государства. Но выбрал именно этот день главный специалист Центрального Военного Проектного института некто Михаил Исаевич Рашпиль.
  Все, подготовка к мозговой атаке закончилась. Михаила Сергеевича Горбачева мы исключили на некоторое время из нашей истории. Слишком по-горбачевски вел себя товарищ 'меченый'. Вырвал у одного из поддельных студентов бумажку из рук. Чего е-мое мы отчитываемся по бумажке? Или без бумажки никак нельзя? Или в столь молодые годы голова треснула? Или все еще не перестроились и подражаем некому пережитку в облике застойного вождя по фамилии Брежнев?
  Ой, я, кажется, запамятовал. То ли говорилось тогда про грядущую 'перестройку', то ли еще была перестройка в самом зародыше. Так же насчет 'застойного вождя'. Может, и не было никаких 'застойных' коллизий в беседе между последним генеральным секретарем коммунистической партии и якобы студентами. А что тогда было? Вот позорная бумажка была. По крайней мере, мне так очевидцы рассказывали. Мол, Михаил Сергеевич не говорит по бумажке. Мол, Михаил Сергеевич первый генеральный секретарь, что выражается собственными словами. Мол, Михаил Сергеевич разрушил старую моду на всякий бумажный треп, больше никто не будет говорить по бумажке.
  Хватит, товарищи, или у нас есть шанс отойти далеко-далеко от основной темы нашего повествования. Хватит пускаться в догадки, кто чего не так сделал или не так кому-то сказал. Михаил Исаевич Рашпиль пришел в означенный день к выпускнику Ленинградского Политехнического института Александру Сергеевичу Мурашову. И пришел с деловым предложением.
  В-четвертых, прежде чем узнать про предложение товарища Рашпиля, разрешите маленькую справочку про работу образовательной системы в советское время. Наиболее талантливые школьники или рабочая молодежь поступали в Политехнический институт, там учились и завершали успешно образование, после чего для них находили работу. Уточняю, работа была по специальности. Уточняю, работодателей было больше, гораздо больше, чем выпускников Политеха. Уточняю, работа на три года. Если тебя взяли работодатели, то три года не могут выгнать взашей, но и ты в сердцах не можешь послать их подальше.
  В-пятых, твоя карьера начинается три года спустя. Это чертовски скользкий момент, на который можно не обращать внимание и просто продлить без того затянувшееся детство. Выбора не существует. Любой выпускник любого советского института, не только выпускник-политехник находится в состоянии ожидания. Три года ты молодой специалист. Вроде как тебя обучают всевозможным премудростям инженерного дела, а заодно платят деньги. По большому счету не стоило платить деньги. Или стоило ограничиться суммой в сорок рублей (студенческая стипендия). Ты учился за счет института. Ты обучаешься за счет работы. Какие могут быть деньги? Ан, не угадали, родные мои, деньги все-таки есть. Хорошее государство, доброе государство, опять-таки советское государство, можно сказать, ни за что ни про что платит тебе сто двадцать рублей (три студенческие стипендии) целых три года.
  В-шестых, мы все-таки уклонились от темы. Но тема не очень простая. Если ничего не разложить по полочкам, в дальнейшем сломаешь руки и ноги. После девяносто третьего года выпускники Политеха утратили какую-либо поддержку со стороны государства, то есть превратились в свободных охотников. Что такое быть свободным охотником? А то самое, что настигла тебя охота работать в ларьке, ты там и работаешь. Другое дело, если настигла тебя охота сделать чего-нибудь хорошее по специальности. Тут, как бы выразиться поделикатнее, засунь свою охоту в одно место. После девяносто третьего года в якобы демократическом государстве Россия только пенсионеры работают по специальности. Зато для выпускника Политеха диплом есть гарантия, что возьмут на работу в ларек вне конкурса.
  Стоп, Михаил Исаевич Рашпиль устал стоять в очереди. Если бы в означенный день из Ленинградского Политехнического института имени Калинина выпускали наружу, как в обычные дни, то давно покинул бы Политех гражданин Рашпиль. Но вы уже догадались, не по собственной воле застрял в Политехническом институте Михаил Исаевич. И что прикажите ему делать? Неужели рассматривать несколько перевозбужденные физиономии преподавателей? Видите ли, сам генеральный секретарь посетил Политех. Теперь наша жизнь обязательно перестроится. Нет, не за этим пришел гражданин Рашпиль.
  - Разрешите вмешаться, - очень интеллигентный подход к будущему выпускнику Ленинградского Политехнического института товарищу Мурашову, номер диплома такой-то.
  - Вмешивайтесь, - небезызвестный Александр Сергеевич Мурашов оторвался от собственных мыслей.
  Сегодня сказать не могу, о чем мечтал в тот момент Александр Сергеевич. Не думаю, что мечтал Александр Сергеевич о месте генерального секретаря. Правильный комсомолец о подобных вещах не мечтает. Есть определенное место, которое никогда не достанется правильному комсомольцу, и это место генерального секретаря. Тогда разрешите полюбопытствовать, кому достанется место генерального секретаря, если оно никогда не достанется правильному комсомольцу? И не любопытствуйте, черт подери. Кому-нибудь место генерального секретаря обязательно достанется. Есть определенная категория граждан, не верящих ни в бога, ни в черта, ни в бабу Ягу, ни в советскую армию, которым в конечном итоге достанется место генерального секретаря в коммунистическом государстве или место господина президента в президентской республике. Но такое место никогда не достанется правильному комсомольцу.
  - Я, пожалуй, присяду, - очень интеллигентно продолжил общение Михаил Исаевич Рашпиль, тот самый главный специалист из Центрального Военного Проектного института, который пришел в Политех одновременно с Михаилом Сергеевичем Горбачевым.
  - Присаживайтесь, стульев пока что хватает, - ответил в своей излюбленной манере Александр Сергеевич Мурашов и погрузился обратно в те самые мысли, откуда его оторвали пару мгновений назад.
  Черт подери, так что это были за мысли? Не знаю, не помню, но постараюсь кое-чего воспроизвести по остывшим следам. Может, и впрямь это были так называемые 'судьбоносные' мысли.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ
  Итак, после смерти дедушки Брежнева русская земля погрузилась в хаос. Дедушка Брежнев сделал много хорошего для русской земли, но вот приемника не оставил. Не представляю, почему не оставил приемника дедушка Брежнев. Что еще за расхлябанность, попахивающая разгильдяйством. Коммунизм, может, удачное течение. Но не бывает такого, чтобы течение текло само по себе. Любое течение необходимо подстегивать и направлять. Если не направлять течение в нужное русло, оно может проделать под себя не совсем, чтобы нужное русло и даже наоборот. Если течение не подстегивать, оно может превратиться в болото.
  Выводы напрашиваются без комментариев. Дедушка Брежнев растратил здоровье на тяжелой партийной работе. Вы же догадываетесь, как не просто управлять придурками под названием 'русский народ'. Ой, как не просто. Таким образом, дедушка Брежнев растратил здоровье. А что такое растратить здоровье? Сие весьма неприятное дело, когда к физической немощи примазываются прочие немочи, например, маразм в голове, ну и тривиальная стариковская тупость.
  А что получился маразм с дедушкой Брежневым, об этом можно не распространяться. Не один здравомыслящий политик не устроил бы на закате своей политической карьеры Афганские воинские игры. Зато дедушка Брежнев устроил. Кто-кто устроил? Друг Индиры Ганди, враг Маргарет Тэтчер, великий миротворец всех времен и народов. Нет, вторжение в Афганистан очень не походило на обыкновенные действия дедушки Брежнева. Утверждаю без обиняков, в здравом уме никогда бы не вторгся в Афганистан дедушка Брежнев. Его опоили, его задурили, ну и воспользовавшись потерей здоровья, кое-кто устроил Афганские военные игры.
  Теперь понимаете, какая выходит фигня. Цивилизация технарей, фактически выпестованная и раскрученная Леонидом Ильичом Брежневым, осиротела. Нет, мне не до смеха. Я уже говорил, я не боюсь повториться, Леонид Ильич Брежнев есть создатель цивилизации технарей образца восьмидесятых годов. И наплевать, если в восьмидесятые годы окончательно слетел с катушек горячо мной любимый товарищ Брежнев. Цивилизация технарей создавалась не за пару минут, дней, недель. Над пресловутой цивилизацией началась работа еще в шестидесятые годы, когда разгуливали технари в белых бантиках и розовых тапочках. Вы опять догадываетесь, технаря сначала надо родить. Так в позорные и манерные шестидесятые годы произошло завуалированное рождение будущей цивилизации.
  Эх, если бы знали товарищи шестидесятники, кого они в конечном итоге рожают. Но в том вся прелесть цивилизации технарей, что подготовка происходила без звона и визгов, что никто ничего не заметил. То есть никто ничего не заметил даже в семидесятые годы, когда состоялось воспитание будущих технарей. Слепые родители-шестидесятники и нечувствительные воспитатели-семидесятники почему-то были уверены, что воспитывают под себя безмолвных рабов, или идеальные машины для тяжелой работы. Знаете ли, очень утонченные у нас шестидесятники вместе с семидесятниками. Им совсем не хотелось работать в период развитого коммунизма. Следовательно, за них должны были работать другие товарищи. Вот и воспитывались другие товарищи, чтобы работать. А дедушка Брежнев вольно или невольно регулировал весь процесс.
  Я уверен, понимал, чего регулировал дедушка Брежнев. Хотя сегодня об этом можно только догадываться. Очень не вовремя оставил нас дедушка Брежнев.
  Милый Леня, ты зачем
  Этот мир оставил,
  Превратился в жалкий тлен,
  Где беспечно правил?
  Где вино текло рекой
  И уста смердили,
  Сумасшедшей чепухой,
  Где народ кормили.
  Где достоинство и честь
  Был товар не ходкий,
  Где любили спать и есть,
  И царила водка.
  Новый лидер у руля.
  По шальной попойке
  Он ударил из Кремля
  Шваброй перестройки.
  И сознанье охмурил
  Посильней запоя,
  И эпоху заклеймил
  Клеймами застоя.
  Стал ты Леня не Ильич,
  Стал ты просто Лелик,
  Недобитый старый хрыч,
  Жид и параноик.
  Протрезвевшая страна
  Недобитость хает.
  Но как выйти из дерьма
  Все равно не знает.
  Вот и я говорю, хороший был дедушка. Только после его кончины мы разобрались, насколько хороший был дедушка. Но это уже не имеет значения.
  
  А ЧТО ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ?
  Знаете, дорогие мои, чего-то перехотелось рассказывать историю гражданина Рашпиля, того самого главного специалиста из Центрального Военного Проектного института, что пришел завербовывать в свой институт будущего выпускника Политеха Александра Сергеевича Мурашова сотоварищи. Насчет товарищей сразу облом. Никто не завербовался в Центральный Военный Проектный институт, только товарищ Мурашов взял и завербовался.
  Что же такое особенное сказал или сделал Михаил Исаевич Рашпиль, что в условиях жесткой конкуренции добился успеха? Вроде бы ничего особенного. То есть обыкновенный базар про заботливое государство Советский Союз, которое вопреки временным трудностям смотрит в будущее. То есть подготовка новой волны инженеров вроде как будущее. Если бы государство смотрело в прошлое, новую волну инженеров можно не подготавливать. За предыдущие годы столько наподготавливали инженеров, аж жуть. Теперь бы немножечко порастрясти подготовленную массу, чтобы работали инженеры в полную силу, денег не требовали.
  Нечто подобное узнал Александр Сергеевич Мурашов от Михаила Исаевича Рашпиля. Как вы догадались, весьма бесполезное знание. Ибо инженеров на русской земле тьма-тьмущая, но не хватает инженеров одной категории, именно не хватает выпускников Политеха. Сколько раз повторять, что выпускник Политеха больше чем инженер. Это машина по генерированию идеи, это выход в космическое пространство, это камешек, на котором мостится дорога к звездам.
  Здесь Михаилу Исаевичу улыбнулась удача. Чувствуется, что вышеозначенный товарищ ни на что не рассчитывал. Просто выполнял приказ партии и правительства. Вызвали партия и правительство (в лице замполита воинской части) Михаила Исаевича на ковер, предложили выполнить приказ. Вы только не подумайте, Михаил Исаевич, что у нас не хватает инженеров в оборонной промышленности. Как уже говорилось, инженеров хватает. Но нам нужны, нам чертовски нужны инженеры из Политеха. Дальше послушаем, как ответил Михаил Исаевич. Сообразуясь с новой политикой партии и правительства, должен был разъяснить своему идеологическому наставнику выдающийся труженик оборонной промышленности, какое они затеяли гиблое дело.
  Ведь точно гиблое дело, удачнее определение не подберешь. Кроме Центрального Военного Проектного института на выпускника Мурашова претендовало еще шесть претендентов. Ребята чертовски заслуженные, с отличными связями и наработками, плюс стимулирующий пакет. Мол, через три года мы сделаем из сопливого пацана как минимум ведущего инженера, или руководителя группы. И что на означенном фоне способен предложить товарищ Рашпиль? Только обыкновенное стариковское брюзжание про лапу врага, про необходимость крепить оборону, про человеческий долг перед родиной.
  В конце концов, выругался про себя товарищ Рашпиль. А в натуре пообещал товарищу замполиту сделать все возможное и невозможное, чтобы горячо любимая воинская часть (ах, простите, Центральный Военный Проектный институт), короче, и то и другое получили выпускника Политеха. За вышеупомянутый подвиг товарищ замполит пригрозил товарищу Рашпилю почетной грамотой и весьма солидной премией в размере шести окладов, что было хуже всего. Ибо еще не получив грамоту и не получив премию, товарищ Рашпиль с ними расстался. Но как вы знаете из вышеописанных событий, это зря. То есть зря расстался с грамотой и шестью окладами товарищ Рашпиль.
  Теперь более диалектический подход к теме. Что же за человек Александр Сергеевич Мурашов, который отказался от шести приличных соискателей по свою душу, и выбрал седьмого неприличного соискателя? Или до вас еще не дошло, Александр Сергеевич Мурашов не просто представитель цивилизации технарей образца восьмидесятого года, он комсомолец.
  Вы сказали, ага? Или мне очень послышалось? Нет, мне совсем не послышалось. Александр Сергеевич Мурашов слушал в пол уха трепотню главного специалиста какой-то там воинской части, где танки не стреляют, ракеты не летают. И вообще в проектных институтах, даже в военных проектных институтах, разбрасываются только бумажками. Но с другой стороны, это все-таки армия. Дисциплина, блестящие офицеры в погонах, секретность, есть шанс хотя бы одним глазком заглянуть в те края, куда смертных вообще не пускают. Ну и опять же выполнить долг перед родиной.
  Эй, мы чего-то сказали про долг перед родиной? Или я просто оглох. Нет, мы сказали про долг перед родиной, со слухом опять же полный порядок. Выпускник Ленинградского Политехнического института вспомнил какой-то долг перед родиной. Ежу понятно, откуда ноги растут. Представители цивилизации технарей похоронили любые долги, в том числе долг перед родиной. Так их воспитывали родители-шестидесятники. Так их учили учителя-семидесятники. Чем-то подобным по сути наполнилось горбачевское движение со смешным названием 'перестройка'. Представляете, дорогие мои, нет никакого долга перед родиной. Вы родились на свет, вам все должны, вот что значит долг перед родиной. Кто говорит иначе, он говорит неправду.
  Все, я окончательно запутался в долгах. С одной стороны есть долг перед родиной, с другой стороны его нет. Как это понимать? Из официальных источников есть долг перед родиной, из неофициальных источников его нет, его никогда не было. А чему верит русский товарищ, тем более выпускник Политеха? Отвечаю, русский товарищ, тем более выпускник Политеха верит неофициальным источникам. Там и только там правда. Официальные источники давно изжили себя. Официальные источники подделываются под правду. Официальные источники изолгались еще в брежневский период и утратили веру к себе со стороны всего прочего человечества. Что вы хотите, дорогие мои, если левой рукой подписывать долг перед родиной, а правым глазом подмаргивать, типа:
  - Ша, пацан, нет у вас больше долгов, списала долги родина.
  Дальше разрешаю пинаться, кривляться, стреляться, бить по голове и устраивать всевозможные безобразия, но по большому счету Александр Сергеевич Мурашов очень странный товарищ. Если тебя привлекает служение родине, почему не служить родине, как порядочный офицер, то есть товарищ с погонами? Нацепил погоны, отдал честь, отправился в те самые дебри и кущи, куда запинала твой зад родина. То есть отправился затыкать дыру для того существующим задом. Или чего-то не так? Или воспринимает иначе Александр Сергеевич Мурашов армейскую службу?
  Угадали, товарищи. Сколько раз повторять, с одной стороны, выпускник Мурашов - комсомолец. Но с другой стороны, выпускник Мурашов относится к потрясающей цивилизации технарей, взращенной на русской земле в восьмидесятые годы. Цивилизация технарей в первую очередь направлена на науку и технику. И что такое наука и техника? Предлагаю встречный вопрос. Кто бы мне показал военное училище, где культивируются наука и техника? Нет, не обижайтесь, товарищи с погонами, в военных училищах много чего хорошего культивируется, кроме разврата и пьянки. Но наука и техника есть исключительная прерогатива Ленинградского Политехнического института. Хочешь служить отечеству и затыкать задом дыру, добро пожаловать в военное училище. А если не просто хочешь служить, но затыкать дыру с наукой и техникой?
  Все, некто Александр Сергеевич Мурашов выдохся. Не такой он крепкий товарищ, этот Александр Сергеевич Мурашов, чтобы совместить в едином лице горячего комсомольца и технаря наивысшей формации. Следовало рассчитать свои силы перед выходом в настоящую жизнь. Нет, студенческая жизнь то же жизнь, но она не совсем настоящая. Студенческая жизнь скорее как уродливая пародия на настоящую жизнь. Уродство пародии осознают некоторые студенты, но подобных студентов слишком мало, чтобы их принимали в расчет. Ибо большинство студентов не желает вообще размышлять про свою жизнь. Про что же тогда размышляют студенты?
  Ну, вы меня решили добить по всем направлениям. Если еще разбираться в студенческих тараканах, жизни не хватит. Какая разница, про что размышляют студенты? Можно и так догадаться, они не размышляют, как выполнить долг. Вот как не выполнить долг, они размышляют. Но само отношение к студенческому сословию освобождает товарища от многих долгов. Например, от долга служить в армии.
  Здесь я согласен потратить пару секунд, чтобы дать небольшую справочку, как студенческая жизнь освобождает от долга служить в армии. Для тех, кто родился в шестидесятые годы и несколько раньше, разрешаю опустить несколько следующих абзацев, ребята и так в курсе. Для тех, кто родился в более поздние годы и поступил в институт при президентской республике, для них моя справочка. Ибо советские студенты освобождались навсегда от службы в армии, а россиянские студенты подобной привилегии не имеют. Больше того, девяносто девять процентов мужского контингента высших учебных заведений в Советском Союзе становились студентами, чтобы не служить в армии. Вот для чего становятся студентами представители пост коммунистической молодежи, отдельный вопрос. Не потому ли они становятся студентами, что в президентской республике без диплома не берут ни на какую работу, даже на работу гавночиста и дворника.
  Еще один скользкий момент, как в период коммунистического строительства товарищи студенты освобождались от армии? Может, они давали взятку в три тысячи баксов товарищу военкому и так освобождались от армии? Может, они расплачивались своим белым телом в определенных кругах, и снова освобождались от армии? Ничего подобного, твою мать. Это при президентской республике дают взятки, расплачиваются белым телом и прочее. До августа девяносто первого года чуть ли не каждый мало-мальски себя уважающий институт имел военную кафедру, где товарищи студенты (в обязательном порядке) становились офицерами запаса.
  Да, еще и еще один скользкий момент. Не все студенты до девяносто первого года становились офицерами запаса. Некоторые студенты, очень ничтожный процент, имели выявленных и запротоколированных родственников за границей. Подобного рода студенты (в основном не русской национальности) сразу причислялись к врагам, не допускались на военную кафедру, не становились офицерами запаса. Зато остальные студенты, те самые девяносто девять процентов мужского контингента, по окончании института получали офицерские корочки плюс абсолютную возможность забить стокилограммовый болт на какую угодно армию.
  И они забивали болт, твою мать. Только духовно больной человек после института шел в армию.
  
  ПЕРВАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ
  Советский студент Александр Сергеевич Мурашов диплом защитил, но диплома не получил. Вы говорите, так не бывает. Я отвечаю, еще как бывает. Бюрократическая система в коммунистическом государстве, если немного и отличалась в лучшую сторону от бюрократической системы в президентской республике, то очень немного. Здесь можно обойтись без комментариев, где добываются разные справки. Любой уроженец русской земли, независимо от времени, когда он родился на русской земле, так или иначе попадал под бюрократический пресс и наслаждался последствиями по полной программе.
  Повторяю, советский студент Александр Сергеевич Мурашов защитился в первых рядах других советских студентов. Чего темнить с этой самой защитой? Несколько бессонных ночей, несколько пропущенных прогулок на свежем воздухе, вот тебе готовая защита. Заучил какую-то лабуду, рассказал какую-то лабуду, покувыркался в кучке позорных вопросов, отбил своими позорными ответами само желание задавать позорные вопросы, и порядок. Правда, парочку девок увезли на 'скорой' в больницу. Но это же девки, им по конституции полагается биться в истерике. Они и бьются в истерике. То есть бьются те девки, которых не увезли в больницу и которые каким-то чудом остались стоять на ногах после защиты диплома.
  Опять повторяю, советский студент Александр Сергеевич Мурашов выполнил первое в своей жизни правительственное задание, то есть он защитился. Следующее правительственное задание выглядело гораздо скромнее. Зашел в 'общую часть', сдал студенческие документы, расписался и получил диплом. Вроде все ясно. Можно даже не разговаривать. Зашел, сдал, получил. Заслуженный отдых почти на восемь недель. Первого апреля (знаковое явление) бегом на работу.
  Вы спрашиваете, почему это отдых на восемь недель? Что за халява для будущего специалиста и трудоголика, которому никогда уже не видать столь затяжной по продолжительности отпуск вплоть до шестидесятилетия, то есть до пенсии. Охотно отвечаю, правильный студент может рассчитывать на продолжительный отпуск даже в тоталитарном коммунистическом государстве. Защита дипломов начинается в первых числах февраля, работа начинается первого апреля. Если защитился одним из первых студентов, складываем, вычитаем, умножаем, вот тебе восемь недель заслуженный отпуск.
  Нет, ребята, слишком хорошо у нас получается. Хитрый студент отсыпается, жрет, валяет откровенного дурака, бегает за бабочками. И это в тот период, когда дорогое отечество обступили позорные гады и сволочь. Что за веселье во время чумы? Так не сложно расслабиться до полной отключки, утратить комсомольский задор и прочие боевые функции, даже сломаться. Истинный строитель коммунизма не имеет права сломаться. Ты винт, что закрутили в правильный механизм коммунизма. Ты гвоздь, что забили туда же. Ты звено единой цепи, то есть такое звено, без которого цепь никуда не годится. Вот наш параллельный ответ позорным гадам и сволочи. Ни минуты покоя. Никакой передышки. Только вперед, голой грудью под ваши бомбы, ракеты и танки.
  Отсюда вполне правильное отношение к расслабившемуся выпускнику вуза. Хочется получить диплом, вот накладочка вышла, не готов ваш диплом, придите через неделю. С первого раза оно как-то не очень забадывает. Отстоял в четырехчасовой очереди за дипломами Александр Сергеевич Мурашов, наматюгался по самые уши, покинул родной институт с непонятным осадком в душе. Вам, дорогие товарищи, подобная ерунда кажется дикостью. Мне точно так же она кажется. Но только не после шестого раза. Ибо шесть раз ходил Александр Сергеевич Мурашов за дипломом.
  Но почему? Вполне справедливый вопрос. Документы правильные, диплом правильный. Честно учился Александр Сергеевич в родном институте. Может, ничему хорошему он там не научился, но про ничего хорошее другой разговор. Во всех документах отмечено, что учился, учился, учился и научился Александр Сергеевич. Другие товарищи немногим лучше учились, они получают диплом с первого раза. Только товарищ Мурашов ходит за дипломом каждую неделю, выстаивает очередь и не получает диплом. Мол, еще не готово.
  Скажите, пожалуйста, твою мать, почему не готово? Первое апреля все ближе и ближе. Воинская часть (то есть Центральный Военный Проектный институт) застыл в нетерпении. Не ахти какой работничек Мурашов, но за последние десять лет, может и больше, армия истосковалась по выпускникам Политеха. Нет, не та дурацкая армия, где политехники служат солдатами. Я уже говорил, что политехники не служат солдатами. На моей памяти только один случай, когда выпускник Политеха служил в армии, то есть служил солдатом. И вы догадались, какой это был выпускник Политеха. Во-первых, тот самый нерусский носатый товарищ, у которого родственники за границей. Во-вторых, некая пародия на нерусских товарищей, если ты не сумел достать подходящую справку.
  Начинаю звереть. Медленно, дико, жестоко. Отпуск восемь недель вроде совсем не в радость, если приходится каждую неделю, то есть шесть раз подряд, выстаивать очередь. При чем выстаивать очередь со счастливыми обладателями дипломов, которые без каких-либо наворотов получают диплом. Эх, мне бы сюда автомат. Как ни любит родной институт Александр Сергеевич Мурашов, без автомата болит сердце. То есть болит комсомольское сердце, израненное всякой гребаной бюрократией и остальной сволочью. Как вы опять понимаете, если сердце болит, то на бюрократию пули не жалко.
  И последний штришок. Диплом я свой получил аккурат перед первым апреля. Знаете ли, воинская часть проверяла товарища Мурашова на предмет лояльности к его коммунистической родине. Стандартная двухмесячная проверка.
  
  СЛЕДУЮЩАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ
  Первый день в воинской части вроде бы начался без осложнений. Телефонный звонок с контрольно-пропускного пункта. Спустился Михаил Исаевич. Выписали разовый пропуск. Я наверху. Если признаться, часть совершенно невзрачная, серенькая. То есть просто бетонная коробка в четыре этажа плюс помоешный двор за забором. Если бы не солдаты возле вертушки, черта лысого догадаешься, что здесь окопались военные. А ведь точно здесь окопались военные. Во время подъема на третий этаж я насчитал восемь полковников, двенадцать подполковников, трех майоров, двух капитанов и ни одного старшего лейтенанта, или еще кого-нибудь с более мелкими звездочками.
  Начальник электротехнического отдела майор Дубов оказался высоким и не так чтобы очень молодым человеком с легкой сединой на висках. Впрочем, на этот раз я не рассмотрел своего непосредственного начальника. Как уже говорилось, серьезный начальник и очень занятый. Вы, пожалуйста, осмотритесь, освойтесь, товарищ молодой специалист, подготовьте себе рабочее место, немного привыкните к коллективу, ну и так далее. Ровно тридцать четыре секунды уделил майор Дубов выпускнику Ленинградского Политехнического института Александру Сергеевичу Мурашову. Я настолько удачно вошел в стопор, что если чего и заметил на данный момент, так это как движется время. Вот остальные вещи не очень заметил.
  Следующий этап знакомство с сотрудниками. Примерно шестьдесят человек. С некоторыми из них удалось познакомиться лично, то есть за руку. Молодые пацаны и девчонки, средний возраст, нечто предпенсионное. Сознаюсь, в данном месте провал памяти. Просто новые лица и все. Я не говорю про имена и фамилии. Некто Александр Сергеевич Мурашов обладает интересной особенностью, его дырявая голова не держит имена и фамилии. Чтобы запомнить такую прорву имен, как на шестьдесят человек, необходимо завести тетрадку. А в заведенной тетрадке необходимо завести схему, где и за каким рабочим столом какой товарищ находится. Вот тогда к концу третьего года можно чего и запомнить.
  Господи, чего-то я совсем разболтался. Видимо возраст такой подходящий. Хотел рассказать простую историю на пару часов. Но никак не получается простая история. Скорее наоборот, получается более чем непростая история. Первый день в воинской части, столько впечатлений. Можно сказать, путаются впечатления под коркой головного мозга, никак не вывести их в хронологическом порядке. Здесь спросили об этом, пришлось ответить о том. Здесь показали такое, что осознал, не знаю какое.
  Дальше наиболее загадочный штрих уходящего дня. Александра Сергеевича Мурашова подвели к его рабочему месту. Возле рабочего места копошился несколько облысевший, несколько раздобревший молодой человек. Александра Сергеевича Мурашова не представили молодому человеку вышеописанной наружности. Зато молодого человека представили Александру Сергеевичу Мурашову:
  - Ваш предшественник.
  Товарищ предшественник пожал своей мягкой рукой мою узловатую руку:
  - Ага, новое мясо для пушек.
  Я немного обиделся, но как воспитанный представитель питерской интеллигенции сделал вид, что ничуть не обиделся. Хотя товарищ предшественник неким десятым чувством учуял, что я немного обиделся:
  - Не берите в голову, молодой специалист. В конечном итоге, какая разница, где провести три обязательных года. Здесь, по крайней мере, крыша над головой и не очень далеко центр Ленинграда, то есть можно в хорошую погоду дойти до Сенной площади.
  Нет, я все-таки немного обиделся и нечто такое взял в голову. Иначе вышеупомянутый эпизод не мог сохраниться в моей памяти до сегодняшнего дня, когда я об этом рассказываю. Неужели было мало ключевых эпизодов, чтобы рассказывать о какой-то мимолетной встрече с мимолетным предшественником, без имени, без отчества, без ничего. Вот сейчас закроется дверь, вот исчезнет товарищ предшественник. Какая разница, была ли с ним мимолетная встреча, или не было ее никогда. Только последний придурок в первый выход на рабочее место зациклится на каком-то предшественнике. Лучше бы я зациклился на чем-то другом. Например, на мордастой девчонке с веснушками, которая то ли косила, то ли отчаянно строила мне глазки. Но я зациклился, что есть факт, на предшественнике.
  - Почему вы уходите? - мой неожиданный вопрос.
  - Вам не понять, - его ожидаемый ответ.
  - Я все-таки попробую разобраться, как никак в институте учился.
  Товарищ предшественник посмотрел на товарища молодого специалиста теперь с нескрываемым сожалением:
  - Вот таким я был три года назад. Та же энергия, тот же огонь, та же боль за родную землю. Три года, и все прошло, будто в кошмарном сне. Вроде я ничего не делал, только работал. Но почему-то исчезла энергия, расплескался огонь. Что касательно боли, столь нелепая штука точно осталась.
  У меня не было выбора, как скромно стоять в сторонке и колупать пальчиком кульман:
  - Мы иногда ошибаемся.
  Товарищ предшественник пожал расплывшимися от жира плечами:
  - Мы преднамеренно ошибаемся. Мы пока что не научились смотреть правде в глаза. Мы создаем для себя призраки, которые представляем за правду. Но призраки все равно призраки. Может, они легко создаются, но не легко изгоняются. При определенных обстоятельствах можно провести с призраками целую жизнь, и не заметить, что ты живешь с призраками. А можно попробовать перестроиться как-то иначе. Тем более что вокруг перестройка.
  Последнюю фразу товарищ предшественник произнес с нескрываемой горечью. Лицо его исказилось, как от сердечного приступа. На губах выступила пена. Товарищ даже воспользовался не совсем чистым платком, чтобы смахнуть подобную мерзость. Настоящая морда врага, пришла мысль в одну комсомольскую голову. То есть пришла мысль в голову комсомольца Александра Сергеевича Мурашова. И вы разобрались, почему пришла мысль. С пеной на побелевших губах у нас изображается враг. Очень не нравится всяким гадикам, как мы строим новую жизнь. Отсюда пена, сопли и корчи.
  - Думаю, вы ошибаетесь, - Александр Сергеевич Мурашов наконец-то выдавил из себя дежурную фразу.
  - Как знать, - товарищ предшественник мягко закрыл дверь с той стороны и исчез в неизвестности.
  
  НАКАНУНЕ
  Следующие два дня Александр Сергеевич Мурашов изучал ГОСТы и СТП. Очень увлекательное занятие для выпускника Ленинградского Политехнического института. Разрешите мне это дело куда-нибудь опустить, чтобы не замусоривалась основная сюжетная линия моей непридуманной истории. Я понимаю, что 'несоблюдение ГОСТов преследуется по закону'. Но, дорогие товарищи, пусть меня лучше преследуют по закону, чем еще раз испытать подобную радость, как изучение ГОСТов.
  На третий день задача чуть-чуть усложнилась. Принесли из архива кальки, на которые следовало поставить флажки. Старший инженер Маргарита Семеновна Семенова показала, как правильно поставить флажки:
  - Так, так и так. И чтобы рука не дрожала.
  В прекрасных руках Маргариты Семеновны легко и просто ставятся флажки. За одну минуту четырнадцать штук. Я специально пересчитал поставленные флажки, когда отошла Маргарита Семеновна на свое рабочее место. Но это случилось много времени спустя после обеда. Ибо поставив флажки не очень спешила товарищ Семенова оставить одного молодого товарища без присмотра. Все-таки молодой специалист данный товарищ. Ему еще многому предстоит научиться. А кто научит молодого специалиста этому 'многому', как не старший инженер Маргарита Семеновна Семенова?
  Передаю в сокращенном варианте основные пункты учебы.
  - Александр Сергеевич, у вас есть семья?
  - Конечно, есть. Папе пятьдесят пять лет, маме пятьдесят три года.
  - Александр Сергеевич, я видимо не точно выражаюсь, у вас есть жена?
  - Пока нет.
  - Ну, тогда любимая девушка?
  Давайте, пока не будем рассказывать про любимую девушку. В середине восьмидесятых годов подобная тема считалась не так чтобы запретной, но лишенной политкорректности. Очень неполиткорректная тема. Не знаю, как сами девушки, но молодые люди стеснялись рассказывать старым теткам (возраст как минимум за тридцать) о своих девушках. И какое кому дело, есть у меня девушка, нет у меня девушки? Или, если есть девушка, то старые тетки сразу отстанут? Или, если нет девушки, то старые тетки приведут девушку?
  - Поговорим еще про флажки.
  Явный перенос темы. Александр Сергеевич Мурашов попытался столь неудачным способом уйти от прямого ответа. Ладно, решила Маргарита Семеновна Семенова, поговорим еще про флажки. После чего выбрала наиболее удобную позицию, чтобы поставить пятнадцатый флажок. Позиция примерно следующая. Маргарита Семеновна зашла немного за спину расположившегося на стуле Александра Сергеевича. Сколько говорить, твою мать, не располагайся на стуле, когда стоит женщина. Во-первых, сие признак дурного тона, не может мужчина сидеть в присутствии женщины. Во-вторых, на стуле ты утерял преимущество. Зато Маргарита Семеновна приобрела преимущество:
  - Флажки ставятся под определенным углом.
  Легкий наклон в сторону кульмана. При этом пышная грудь Маргариты Семеновны легла на плечо Александра Сергеевича и немного запуталась в волосах Александра Сергеевича. Ладно, подумал Александр Сергеевич, через четыре секунды пытка закончится. Почему так подумал Александр Сергеевич? Помните, стандартный темп постановки флажков - четырнадцать штук за одну минуту. В одной минуте шестьдесят секунд. Разделили шестьдесят секунд на четырнадцать секунд и получились те самые четыре секунды, за которые Маргарита Семеновна обязательно поставит флажок и переместится на исходную позицию.
  А вот неправда ваша. Последний флажок, который пятнадцатый, почему-то не ставится. Бывают настолько упрямые флажки, что не желают никак осчастливить своим присутствием лист кальки. Черт подери, стандартное исключение в инженерной работе. По большому счету, обязан ставиться за четыре секунды флажок, если за подобные дела взялась специалист по постановке флажков Маргарита Семеновна Семенова. Но сегодня не только гнусный флажок, но совсем неудачный день. Прошли четыре секунды, флажок не поставился на свое законное место. Затем еще четыре секунды, опять нулевой результат. Пышная грудь Маргариты Семеновны все еще покоится на плече Александра Сергеевича. Пот прошиб Александра Сергеевича. Пот стекает ручьями по животу и спине, лицо Александра Сергеевича просто стало скользким от пота.
  С другой стороны боится пошевелиться Александр Сергеевич. Рейсфедер Маргариты Семеновны сделал на кальке тонкую профессиональную линию. Если пошевелится Александр Сергеевич, линия может задрожать и испортиться. То есть чего это я говорю, может задрожать профессиональная рука Маргариты Семеновны, уж затем испортиться линия. И что в результате? Непрофессиональный флажок. Опять-таки клякса.
  Сорок девять секунд боролась с явной неудачей Маргарита Семеновна Семенова. Сорок девять секунд отсчитал Александр Сергеевич Мурашов. И это правда. Хотелось вам рассказать на досуге про удивительное чувство времени, каковым обладает вышеупомянутый товарищ. Человек-часы - партийная кличка Александра Сергеевича Мурашова. Я могу заснуть и приказать себе проснуться через три часа три минуты четыре секунды. Будьте уверены, что я проснусь через три часа три минуты четыре секунды. Ни секундой раньше, ни секундой позже. А еще я могу назвать точное московское время с завязанными глазами в какой угодно час ночи.
  Отсюда стопроцентная уверенность, сорок девять секунд боролась Маргарита Семеновна с гадким флажком и почти его, между прочим, поставила. Очень ответственный, очень терпеливый работник Маргарита Семеновна. Сразу чувствуется, что не простой инженер, что инженер со стажем. В свои тридцать с хвостиком Маргарита Семеновна многого добилась на инженерном поприще, так что флажки она точно умеет ставить.
  Вот я почему заостряю внимание на профессиональных качествах старшего инженера Семеновой. Не могла даже в суровой борьбе с неудачей ошибиться товарищ Семенова. Еще каких-нибудь тридцать-сорок секунд, и флажок обязательно встанет на свое законное место. Но не дали эти тридцать-сорок секунд Маргарите Семеновне. Как вы догадываетесь, очень не просто работать с выпускником вуза, даже такого вуза как Политех. Слабая подготовка, слабая нервная система, никаких профессиональных качеств. Короче, дернулся на пятидесятой секунде Александр Сергеевич Мурашов, отклонил корпус чуть-чуть в сторону, и потеряла равновесие Маргарита Семеновна Семенова.
  Результат - клякса.
  
  ЕЩЕ РАНО
  На четвертый день я получил самостоятельный проект, которым занимался следующие полтора года. Это был проект автоматизации крупной ракетно-космической станции. Разрешите вопрос, что представляет собой ракетно-космическая станция? А хрен знает что. Я же не занимался строительной частью проекта. Моя задача автоматизация. То есть канализация и вентиляция, плюс экранированные двери. Что опять же канализация, думаю, вы понимаете. Что такое вентиляция, думаю, разберетесь без лишней подсказки. Парочка слов про экранированные двери. Выглядит примерно так. Две двери - первая и вторая в секретную комнату. Открываешь первую дверь, входишь в предбанник. Пока первая дверь на закроется, вторая дверь ни за что не откроется. Как только закрылась первая дверь, открываешь вторую дверь, и входишь в секретную комнату.
  Впрочем, шикарная тема для другой книги. Чтобы не заинтересовались враги секретными разработками некого молодого специалиста и не намылили ко мне лыжи. То есть молчу, то есть никаких разговоров по поводу автоматизации. Официально Центральный Военный Проектный институт называется 'воинская часть номер такой-то'. Официально в 'воинской части номер такой-то' господа офицеры дрючат нерадивых солдат, чтобы рыли качественные ямы и прокладывали качественный кабель. Никакой канализации, никакой вентиляции, про экранированные двери молчу. И вообще, что за придурок придумал засунуть в роман экранированные двери?
  Впрочем, без комментариев никто не останется. Появился вполне законный вопрос. Как это молодому специалисту сначала поручили поставить на кальках флажки в количестве несколько сотен, затем отобрали флажки и кальки, чтобы предложить весьма солидный проект автоматизации ракетно-космической станции?
  Попробую ответить на предложенный вопрос. Сначала про флажки. Тот самый недоставленный пятнадцатый флажок, как вы припоминаете, превратился в кляксу. Молодой специалист Александр Сергеевич Мурашов попробовал удалить кляксу народными средствами, то есть с помощью лезвия 'Балтика', и удалил кляксу. Но вместе с ней, то есть с кляксой, удалился солидный кусок кальки.
  Это еще ничего. Ну, удалил и удалил Александр Сергеевич кусок кальки. Можно аккуратненько взять и приклеить снизу другой кусок кальки. Только приклеить другой кусок кальки вместо удаленного куска кальки есть высший пилотаж. Года через три Александр Сергеевич научится приклеивать другой кусок кальки, при чем приклеивать так, что никто не догадается, на данном месте было нечто иное.
  Тяжело вздыхаю, вот оно отсутствие опыта. Александр Сергеевич не приклеил другой кусок кальки. Вместо другого куска кальки Александр Сергеевич жирной линей обвел дырку, а сверху поставил инвалидский флажок с цифрой. Мол, изменение такое-то. И тут появился товарищ Рашпиль:
  - Работаем?
  - Работаем.
  Встал за спиной Александра Сергеевича товарищ Рашпиль. Встал на то самое место, где недавно стояла товарищ Семенова, даже тепло от ее присутствия еще не остыло. Уперся глазами в кальку. Стоит, смотрит. Стоит, молчит. Стоит, дышит. Только жопой почувствовал Александр Сергеевич, как-то неправильно дышит главный специалист Рашпиль. Не скажу, чтобы задыхается главный специалист Рашпиль, до этого пока далеко. У товарища здоровье прекрасное. Грамота за молодого специалист в кармане. Премия шесть окладов почти что в кармане, по крайней мере, она ожидается с ближайшей зарплатой. При подобных конфетах и бонусах просто обязано быть правильное дыхание. Но неправильно дышит товарищ Рашпиль:
  - А это что?
  И тишина. Мухи летают, вроде как весну учуяли. Кульманы скрипят, вроде как наслаждаются повседневной работой. Некто чавкает в дальнем углу, вроде как не заметил присутствие главного специалиста и демонстративно нарушает режим. О злостных нарушителях режима мы еще побеседуем при удачных обстоятельствах. В данный момент нас не интересуют нарушители режима. Вроде они должны интересовать товарища Рашпиля, как его прямая работа. Что говорил товарищу Рашпилю товарищ замполит на последней планерке? То самое говорил товарищу Рашпилю его идейный наставник, что дисциплина в отделе упала. Мол, уважаемый товарищ Рашпиль, вы не только главный специалист в электротехническом отделе, вы столп дисциплины. Отсюда сделайте выводы.
  Что получается в конечном итоге? Не сделал выводы товарищ Рашпиль. Обязан был сделать, потому что замполит словами не разбрасывается. Если на некую незаметную детальку указал столь идеологически подкованный товарищ, значит, перестала быть незаметной деталька. Мол, слухами земля полнится. Мол, об электротехническом отделе рассказывают всякое. Мол, электротехнический отдел сильно испортился за последнее время. Опять же, что у нас на дворе? Правильно говорите, товарищи, на дворе перестройка. Не может испортиться в перестройку никакой отдел, в том числе электротехнический отдел. Поэтому займитесь делом, товарищ Рашпиль.
  - Это работа, - превентивный ответ на все упреждающие вопросы со стороны Александра Сергеевича Мурашова.
  Нет, не спорю, хорошо ответил Александр Сергеевич товарищу Рашпилю. То есть ответил, как истинный комсомолец, как честь и совесть молодой России. Только так и не иначе мог ответить Александр Сергеевич, молодой специалист с четырехдневным стажем. Но чего-то не разобрался в правильном ответе молодого специалиста товарищ Рашпиль. Очень жаль, что не разобрался. Видимо стареет главный специалист. Силы его не те, серое вещество внутри черепушки покрылось плесенью. Иначе как оценить последующий поступок Михаила Исаевича, черт подери? Ибо ничего не ответил молодому специалисту товарищ Рашпиль. Круто повернулся на сто восемьдесят градусов и хлопнул дверью.
  Затем подошла Тамара Егоровна Трековская, номинальный руководитель группы автоматизации, в которую номинально зачислили Александра Сергеевича Мурашова. Подошла и унесла с собой кальки.
  Э, постойте, товарищ руководитель группы, едва не закричал молодой специалист Мурашов. Я еще не все расставил флажки. Кое-какие флажки гордо расставлены по местам, но подобных флажков меньшинство, а необработанных мест большинство. Дайте немного времени, например, две недели, будут расставлены остальные флажки, все до последнего. Однако не закричал молодой специалист Мурашов. Очень захотелось закричать, но молодой специалист Мурашов потерял дар речи. Что-то происходит не совсем стыкующееся с философией выпускника Политеха. По философии выпускника Политеха любую работу необходимо делать и необходимо доделать. Только конечный результат определяет работу. Присутствие конечного результата доказывает, что работа доделалась. Отсутствие конечного результата доказывает нечто обратное. Вот, пожалуй, и все. Не просто удивился, но очень удивился местным порядкам Александр Сергеевич Мурашов, бывший выпускник Политеха.
  У кого бы спросить про порядки? Вот навязчивый вопрос четвертого дня. Если не спросить про порядки, неудачливая полоса может затянуться надолго, если не на три года. Но не представляет, у кого спросить про порядки Александр Сергеевич. Друзей пока нет. Врагов вроде бы тоже. Единственный более или менее привычный представитель воинской части Михаил Исаевич Рашпиль куда-то слинял. Ощущение стопроцентное, на что-то обиделся товарищ Рашпиль. Но никак не догадается молодой специалист Мурашов, на что обиделся товарищ Рашпиль. Отсюда еще большая раздвоенность в сознании молодого специалиста, и совсем большие проблемы.
  В ожидании покоя
  Жилы лопнули на шее:
  'Милый мальчик, что с тобою
  Понаделали плебеи?'
  'Как тебя отмордовали
  Эти чертовы ребята?' -
  Жилы гнилью завоняли
  В ожидании расплаты.
  Правда есть и хорошая новость. Не долго бродила с кальками Тамара Егоровна Трековская, тот самый номинальный руководитель группы, в которую номинально записали Александра Сергеевича Мурашова. Результат прогулки в неведомые дали и веси Тамары Егоровны примерно таков: кальки безвозвратно исчезли, их больше никогда не видел молодой специалист Мурашов. Зато появилось техническое задание на крупный ракетно-космический комплекс и куча прочих чертовски важных бумажек.
  
  ПАЦАНЫ И ДЕВЧОНКИ
  За период между первым и шестнадцатым апреля я познакомился с местной молодежью. Перечисляю по фамилиям, кого запомнил: Дмитрий Алексеевич Долгопятов (прозвище 'Длинный'), Сергей Иванович Ворчунов (прозвище 'Ворчун'), Александр Юрьевич Тощий (прозвище 'Тощий'). Плюс девчонки Лена и Катя. Лена - девушка Тощего, поэтому фамилию ее не запомнил. Катю, кажется, называли Екатерина Евгеньевна Шишкина (или Тишкина). Но так ее называло только начальство, среди молодежи у Кати простое прозвище 'Катя'.
  Кстати, маленький штрих. Все ребята из разных отделов, но входят в одну команду. То есть входят в так называемую сборную Центрального Военного Проектного института 'Полет'. В турнирной сетке спартакиады авиаработников сборная пишется ЦВПИ 'Полет', эдак неброско и ненавязчиво, как могут придумать только ребята с погонами.
  История ЦВПИ 'Полет' довольно короткая. До прихода в проектный институт Дмитрия Алексеевича Долгопятова не было никакой сборной. Кучка озабоченных офицеров играла в волейбол в обветшалом спортивном зале. Играли офицеры неплохо, что есть факт. Приказ командующего, офицеры обязаны заниматься спортом, чтобы поддерживать высокую марку советской армии. А какими видами спорта обязаны заниматься товарищи офицеры? Про это в приказе не сказано. Хотя к предпочтительным видам относится волейбол. Отсюда далеко идущие выводы.
  Дмитрий Алексеевич Долгопятов когда-то сам играл в волейбол и даже участвовал в соревнованиях городского масштаба. Он сумел оценить спортивную подготовку господ офицеров на 'пять с минусом'. Больше того, он сумел внедриться в офицерскую команду и выправить кое-какие огрехи. Затем пришло приглашение на волейбольный турнир в рамках спартакиады авиаработников. Вы представляете, какие монстры будут участвовать в турнире? Академия Гражданской авиации, Объединенный авиаотряд, военное летное училище (название забыл), рабочие и служащие из научных институтов и воинских частей, связанных с авиацией. Что-то такое щелкнуло в голове товарища Длинного, слюнки потекли, твою мать. Не испытать ли нам хрупкое счастье? Может, займем не последнее место, а что-нибудь предпоследнее?
  Дмитрий Алексеевич Долгопятов записался на прием к командиру части полковнику Великому. Полковник Великий (фамилия настоящая, не какое-нибудь прозвище) ответил согласием. Дмитрий Алексеевич Долгопятов записался на прием к замполиту части полковнику Врулеву (опять же настоящая фамилия). Полковник Врулев дал указания соответствующим товарищам офицерам. Вы же понимаете, что без соответствующих указаний не могут пошевелиться товарищи офицеры. Вдруг, твою мать, целая куча соответствующих указаний, типа:
  - Отправляйтесь на волейбольный турнир.
  - И чтобы без победы не возвращались.
  Дальше почти фантастика. Волейбольная команда ЦВПИ 'Полет' с разгромным счетом выиграла все стыковые матчи спартакиады авиаработников. В финале офицеры из проектного института встретились со студентами из Академии Гражданской авиации. Среди студентов были два негра двухметрового роста. Но и это не помогло. Как вы понимаете, набравший обороты 'Полет' в буквальном смысле взлетел над своими соперниками. Разгром в трех партиях.
  Ничего не скажу, очень красивая история, которая могла обернуться ничем, если бы по пятам Дмитрия Алексеевича Долгопятова не пришли в воинскую часть Сергей Иванович Ворчунов и Александр Юрьевич Тощий. Означенные ребята оказались фанатами спорта. Сергей Иванович взял на себя силовые виды, Александр Юрьевич взял легкую атлетику. За футбол, баскетбол и уже упомянутый волейбол пришлось отвечать товарищу Длинному. Ну, и замполит полковник Врулев оказался не таким недоступным товарищем, как оно могло показаться с первого взгляда. Всемерная поддержка со стороны товарища замполита, следовательно, со стороны командования части была обеспечена.
  В первый год своей непростой работы, ребята вытащили ЦВПИ 'Полет' на седьмое общекомандное место в спартакиаде авиаработников. Не буду рассказывать, сколько всего участвовало команд в спартакиаде авиаработников, но седьмое место после никакого места впечатляло. Мы выиграли волейбол, настольный теннис и легкую атлетику. Остальные виды либо провалили, либо сдали на твердую троечку.
  Ну, с волейболом понятно. Офицерская волейбольная команда приобрела уверенность и превратилась в кошмар всех прочих авиаработников. Академия Гражданской авиации, неизменный победитель всех волейбольных турниров за последние двадцать пять лет (или больше) отдала свои полномочия.
  Настольный теннис полностью заслуга девушки Кати. Сама Катя не просто здорово, но очень здорово играет в настольный теннис. Ее парень вообще какой-то там чемпион и выезжал за границу. Отсюда предсказуемый результат. В Объединенном авиаотряде есть крутые ребята по настольному теннису. Даже один мастер спорта там есть. Очень крутой мастер спорта в свои пятьдесят с хвостиком, последние десять лет никому не проигрывал. Но Катиному парню он проиграл. Не может такого быть, чтобы проиграл наш чемпион какому-то пацану из какой-то вшивой команды ЦВПИ 'Полет'. Вот и не угадали, товарищи, теперь может. Плюс классная игра самой Кати. Плюс парная встреча за нами.
  Осталась легкая атлетика. Самый емкий, самый насыщенный вид спота. Во-первых, два кросса (осенний и зимний). Во-вторых, многоборье. Здесь, как вы догадались, исключительная заслуга Александра Юрьевича Тощего. Александр Юрьевич не просто маленький мальчик с красивыми глазками. Он на минуточку мастер спорта по легкой атлетике. Что опять же мастер спорта в восьмидесятые годы? Ага, вы согласно киваете, мол, завязал вкручивать баки. Александр Юрьевич мастер спорта в беге на длинные дистанции. Но это совсем ничего не значит.
  Идем дальше, чем отличается бегун на длинные дистанции от бегуна на короткие дистанции? Бегун на короткие дистанции классно бегает короткие дистанции и совершенно никак не бегает длинные дистанции, например, марафон. Бегун на длинные дистанции классно бегает длинные дистанции и очень средненько короткие дистанции. Но что собой представляет определение 'средненько' для мастера спорта, каковым, как вы помните, является Александр Юрьевич?
  Э, что-то я вижу лукавые глазки и хитрые усмешки в кулак. Очень правильно. Бегун на длинные дистанции может пробежать средненько короткую дистанцию десять раз и даже не запыхаться. Чем и воспользовался в тот судьбоносный период для команды ЦВПИ 'Полет' Александр Юрьевич. То есть за отсутствием настоящей команды товарищ Тощий пробежал все дистанции от семи до двенадцати раз, и вывел команду ЦВПИ 'Полет' на первое место.
  Это был шок. Не скажу, чтобы вся воинская часть праздновала выдающиеся подвиги своих пацанов и девчонок. Но командир части лично наградил почетными грамотами товарищей Долгопятова, Ворчунова и Тощего. А так же девчонок Лену и Катю. Кстати, про Лену (прозвище 'Леночка') я еще ничего не сказал. Но ее вклад в общекомандную победу можно расценивать только со многими восклицательными знаками. Леночка, как кандидат в мастера спорта по легкой атлетике, выполнила подвиг Александра Юрьевича Тощего, но в интерпретации для девочек.
  Дальше можно заткнуться и пить водку.
  
  ПРО ВОДКУ
  Кто сказал, что спортсмены не пьют водку? Ах, это сказал некто Александр Сергеевич Мурашов. Честно признаюсь, Александр Сергеевич Мурашов не пил водку. Но не потому не пил водку Александр Сергеевич Мурашов, что являлся спортсменом. На самом деле не являлся спортсменом Александр Сергеевич Мурашов. Всего лишь среднестатистический любитель спорта, которого в восьмидесятые годы называли скромненько и со вкусом 'физкультурник'. А что такое 'физкультурник' в восьмидесятые годы? Это футбол, волейбол, баскетбол, настольный теннис, легкая атлетика, тяжелая атлетика и ГТО в одном флаконе.
  Кстати, несколько слов про ГТО. Расшифровывается 'готов к труду и обороне' своей родины. Спортивный вариант ГТО: летнее пятиборье и зимнее троеборье. Пятиборье включает: гранату, 100 метров, 1000 метров, стрельбу, плавание. Троеборье включает: лыжи, стрельбу, подтягивание на перекладине. Вроде бы никаких сложностей. Нормальный молодой гражданин социалистического государства бегает, стреляет, плавает, бросает гранату, ходит на лыжах и подтягивается на перекладине выше всяких похвал. Вот только где отыскать необходимое количество граждан?
  Очень непраздный вопрос. Отраслевой совет авиаработников потребовал от Центрального Военного Проектного института план по всенародному комплексу ГТО. Чтобы добиться выдающихся успехов в спартакиаде авиаработников, следует в первую очередь выполнить план по ГТО, затем все остальное. При чем не какие-то звери и потрохи возглавляют Отраслевой совет авиаработников. Это профессиональные функционеры от спорта, в свое время показывавшие какие-то результаты. Поэтому номинальный подход. Сдачу норм ГТО разрешается провести по сокращенной программе: кросс, сто метров, граната. Вот только количество подготовленных товарищей (как минимум на серебряный значок ГТО) нельзя сократить. Подавайте десять процентов от личного состава части. Или шестьдесят человек, как подсчитал Сергей Иванович Ворчунов, новый спорторг части.
  Мама родная, схватились за голову энтузиасты спортивного движения. Откуда же мы наберем шестьдесят человек? Подсказка пришла сверху, от более старших и более опытных товарищей. Возьмите листок бумаги, запишите туда шестьдесят фамилий, отправьте листок, куда следует. Так всегда делалось в нашей части. Если не верится, посмотрите другие листки. Они аккуратно подшиты у председателя профкома товарища Перцева Анатолия Анатольевича в одну аккуратную папочку. Наша часть никогда не срывала план по ГТО. Ни в прошлом году, ни в позапрошлом году, ни сорок четыре года назад. Только сегодня накладочка вышла.
  - Нет, - сказал Сергей Иванович Ворчунов, новый спорторг части, - Не за тем я взвалил на себя столь неподъемную ношу, чтобы начинать с приписок.
  - Какие приписки? - обиделись более старшие и более опытные товарищи, - Проверенная тактика поколений, вот что это такое. Все равно, ребятишки, вы жопу порвете, но не настругаете шестьдесят человеков с серебряными значками.
  - Мы и не собираемся кого-то стругать, - скромно потупилась Леночка.
  - Девушка говорит дело, - тут же вмешался Леночкин ухажер Александр Юрьевич Тощий, - Мы получим максимально возможный результат по значкам исключительно честным путем.
  - А кто говорит про нечестный путь? - ваще обиделись старшие и более опытные товарищи, после чего отвалили с раздачи.
  Помолчали товарищи активисты, почухали репу. Дмитрий Алексеевич Долгопятов поплевал в потолок. С его-то ростом сие не проблема. Нас активистов пять человек. Плюс с десяток наберется сочувствующих товарищей. Только сочувствующие товарищи, как бы выразиться помягче, не совсем выдающиеся спортсмены, даже наоборот. Например, девочка Люда (или Людмила Тимофеевна Звездич) чего стоит. Один раз отжалась от пола, на второй счет упала, лежит, глаза выкатились. Впрочем, и другие не лучше. Девочка Люда, по крайней мере, укладывается в шесть минут на тысяче метров.
  - Есть идея, - опять Леночка.
  - Ну, девчонки, вы сегодня в ударе, - невесело пошутил Сергей Иванович Ворчунов.
  Однако цыкнула на него Леночка:
  - Мы еще в хороших отношениях с замполитом? Мы еще не задолбали командный состав? Мы еще никому не стоим поперек горла со своей пресловутой активностью?
  - Вроде так, - я по-прежнему не вижу улыбку на поджатых губах товарища Ворчунова, - Но это временное явление.
  - Так или вроде? - со сталью в глоссе переспросила товарищ Леночка, кандидат в мастера спорта по легкой атлетике.
  - Воистину так, - сдался товарищ Ворчунов и отошел в сторону, - Я умываю руки, рулите, девчонки.
  Здесь вмешалась Екатерина Евгеньевна Шишкина (или Тишкина):
  - Гениальный план, просто сказка какая-та.
  Я теперь разобрался, почему Екатерину Евгеньевну называют двойной фамилией. Она недавно замужем за тем непобедимым теннисистом, который раньше был ее парнем. Девичья фамилия Екатерины Евгеньевны Тишкиной вроде бы Шишкина, или наоборот. Никак не привыкнут ее боевые друзья, немного запутались среди пары фамилий. Впрочем, не обижается Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина.
  - Ничего не понимаю, - Александр Юрьевич Тощий сдался, как и Сергей Иванович Ворчунов.
  - А я хочу разобраться, - пока еще держится Дмитрий Алексеевич Долгопятов.
  - Нечего тут разбираться, - махнула рукой Леночка, - Примерно такой план. День Здоровья, красная икра, водка.
  Хотите подробности? Сколько угодно. В День Советской Армии и Флота (за месяц и пять дней до прихода в Центральный Военный Проектный институт Александра Сергеевича Мурашова) провели День Здоровья. Приказ командира части. Количество участников - двести восемнадцать единиц личного состава. Количество значкистов ГТО - шестьдесят четыре человека. После песни и пляски, халявные бутерброды с красной икрой, водка.
  Вы, кажется, вздрогнули от возмущения? Нет, все нормально, мне показалось. Какое может быть возмущение со стороны нормального русского гражданина, не испорченного бездарным периодом перестройки. Ибо главная линия в перестройку была борьба с водкой. Но как-то безрезультатно завершилась борьба. Точнее, завершилась борьба абсолютным поражением перестройки и абсолютной победой водки.
  Насчет Дня Здоровья, он проводился в славном городе Пушкине. То есть достаточно далеко от Центрального Военного Проектного института, командования Ленинградского военного округа, официальных кругов и так далее. Кросс на три километра заменил лыжный кросс на ту же дистанцию. Бег на сто метров вызвал у всех присутствующих легкое возбуждение. Зато гранату метали в самый последний момент, то есть после халявных бутербродов и водки.
  Господи, невозможно представить, как классно металась граната.
  
  ПРИНЯЛИ
  Александр Сергеевич Мурашов ни какой-нибудь мастер спорта, даже не кандидат в мастера. Как уже говорилось выше, Александр Сергеевич Мурашов простой доморощенный физкультурник. Нормальный его результат есть результат нормальной посредственности. Если кому не понравится, что так оценил Александр Сергеевич Мурашов (образца девяностых годов) Александра Сергеевича Мурашова (образца восьмидесятых годов) это ваши проблемы. По существу, не каждый комсомолец добился в восьмидесятые годы выдающихся достижений в физкультуре и спорте. Но истинный комсомолец, такой, как Александр Сергеевич Мурашов, не имел права находиться в стороне, когда другие комсомольцы делали столь полезное дело.
  Стоп, товарищи. Кто сказал, что физкультура и спорт есть полезное дело? Тогда наводящий вопрос, чем еще заниматься молодежи 'неистовых восьмидесятых' после работы? Вы же понимаете, физкультурой и спортом занимались на работе в восьмидесятые годы только шибко навороченные спортсмены (например, футболисты команды 'Зенит'), остальные ребята нечто подобное делали в нерабочее время. В том числе спорторг Сергей Иванович Ворчунов и его команда.
  - Чего-нибудь умеешь? - спросил Сергей Иванович Ворчунов у Александра Сергеевича Мурашова.
  - Видите ли, - ответил Александр Сергеевич Мурашов.
  - Значит, умеешь.
  Затем подошла Леночка:
  - Нам пригодятся любые таланты. Бегать, прыгать, метать и стучать ракеткой в нашей команде не главное. Главное, быть патриотом нашей команды.
  - А какая ваша команда? - прикинулся мальчиком Александр Сергеевич Мурашов.
  - ЦВПИ 'Полет'! - в один голос ответили все присутствующие ребята.
  Тусовка проходила на черной лестнице между третьим и четвертым этажами. Сюда редко заглядывают товарищи офицеры. Товарищи из командования сюда вообще не заглядывают. Для товарищей из командования парадная лестница. Всякие там пистончики и плафончики, плюс стандартный набор портретов, возглавляемый портретом вождя. Кто на сегодняшний день у нас вождь? Опять угадали, наш вождь Михаил Сергеевич Горбачев, так называемый 'звеньевой перестройки'.
  Еще несколько вопросов к Александру Сергеевичу Мурашову:
  - Занимаешься ГТО?
  - Кто им не занимается?
  - Хочешь взять на себя ГТО: пятиборье, троеборье, массовку?
  Здесь бы немного подумать товарищу Мурашову. Ну, как делают более старшие и более опытные товарищи. Само собой напрашивается ответ, разрешите немного подумать. Но ребята в команде улыбчивые, девчонки в команде почти ласковые. При чем неизвестно откуда появилась Людмила Тимофеевна Звездич, та самая девочка Люда, что может отжаться от пола один раз, и та-а-ак посмотрела на Александра Сергеевича Мурашова, что сердце в груди екнуло.
  - Я согласен, - ляпнул Александр Сергеевич Мурашов.
  Его похлопали по плечу, пожали руку все представители команды (в том числе и девчонки). Ну и как бы подвел итог Сергей Иванович Ворчунов, официальный спорторг части:
  - Ты принят в команду.
  
  ДРУГАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ
  На дворе восемьдесят шестой год. Светит солнышко, поют птички. Можно сказать, весна. То есть не совсем, чтобы настоящая весна. Для настоящей весны кое-чего не хватает. И вы почувствовали, чего не хватает. Нет, с природой полный порядок. При коммунистах еще не испакостили до такой степени природу, чтобы летом валил снег, чтобы зимой поливал дождик. При коммунистах вполне человеческая природа, и апрель в восемьдесят шестом году вполне человеческий. Настоящий месяц весны, любви и труда. Вот мы о чем? Весна есть, любовь намечается, труд вроде бы в полном разгаре. Или чего-то не так? Или опять не хватает?
  Отвечу словами поэта:
  Распогодилось солнышко,
  Позабыло о лени.
  Восхваляючи бревнышко,
  Что выкатывал Ленин.
  Брал культяпками хилыми,
  Мерил свихнутым глазиком,
  Чтоб работу постылую
  Сделать пламенным праздником.
  Чтоб рабам испоганенным
  С головешкой куриною
  Коммунизма желания
  Всучить этой дубиною.
  Если неправильный вышел поэт, если слова его неубедительные, разрешается поэтический эпизод опустить и перейти к повествованию прозой. Кажется, где-то затесался временной период от первого до шестнадцатого апреля. Как вы припоминаете, первого апреля поступил на работу в Центральный Военный Проектный институт некто Александр Сергеевич Мурашов. Следующие пятнадцать дней знакомство с коллективом, знакомство с работой, ЦВПИ 'Полет', зимнее многоборье ГТО...
  
  ОПАНЬКИ!
  Вот уже серьезная и очень серьезная промашка. За первую календарную неделю настолько замылился товарищ Мурашов, что забыл про зимнее многоборье ГТО. То есть забыл событие мирового масштаба.
  Не представляю, какой это умный комсомольский работник придумал проводить зимнее многоборье по грязи и лужам. Но видимо так получилось в том судьбоносном году, что в календаре спартакиады авиаработников для зимнего многоборья ГТО не нашлось другое место. Или точнее, место нашлось, но некоторые не совсем ответственные товарищи только к началу апреля раздобыли патроны.
  Ах, еще какие-то патроны. Вроде бы мелочь, когда стреляет один человек. А если стреляет спартакиада авиаработников? Все эти инженеры, студенты, рабочие, военнослужащие. Восемь патронов на рыло. Три пристрелочных патрона, пять основных. В одну мишень. Результат по пяти лучшим попыткам. Только не надо прикалываться, что кроме патронов нужны еще ружья. С ружьями проблем не возникло. Ружья хранятся в специальном сейфе по всем правилам. Мишени хранятся там же, сваленные в большой шкаф. Остались только патроны.
  Ну, и команда, как вы догадались. Двенадцать зачетников. Можно привезти больше товарищей, тогда двенадцать лучших результатов пойдут в зачет. Но ни в коей степени меньше. Тем отличается спартакиада от других соревнований, что это самое массовое соревнование. Каждый спортивный клуб, каждый коллектив физкультуры обязан выставить определенное количество товарищей, то есть зачетников, для участия в определенном виде спартакиады, например в зимнем многоборье ГТО. Если выставил на одного зачетника меньше, ты заведомо проиграл до старта. Пускай твои одиннадцать присутствующих зачетников займут в личных соревнованиях места с первого по одиннадцатое, но отсутствующий двенадцатый зачетник откинет команду на последнее общекомандное место.
  Теперь разобрались, в какую калошу забрался некто Александр Сергеевич Мурашов, новоявленный активист спортивного движения? Ребята в Центральном Военном Проектном институте (как уже говорилось неоднократно) добрые, честные, очень отзывчивые, только черта лысого здесь накопаешь двенадцать бойцов для зимнего многоборья. Это два выходных без компенсации. В первый день заплыв на лыжах на пять километров. Во второй день стрельба и подтягивание для пацанов, стрельба и отжимание для девушек.
  В первый день лучший результат показала Леночка. Она проплыла на лыжах стандартную пятерку чуть хуже двадцати минут. Александр Сергеевич Мурашов проделал то же самое за двадцать девять минут, Людмила Тимофеевна Звездич за сорок четыре минуты. Остальные товарищи из команды ЦВПИ 'Полет', обещавшие появиться на старте, так и не появились на старте. Хотя еще накануне полную команду завербовал Александр Сергеевич, опираясь на поддержку замполита Врулева и командира части. Ребята обещали прийти, получилось иначе.
  Во второй день не пришла Леночка. Позвонила, что у нее разрыв сухожилия и не пришла. Александр Сергеевич и Людмила Тимофеевна остались одни, вроде как гладиаторы на арене перед толпой возбужденных уродов. Людмила Тимофеевна отстрелялась на ноль, отжалась один раз. Александр Сергеевич выбил сорок восемь очков из пятидесяти и подтянулся двадцать два раза.
  Кажется, полный провал. Вот поручили товарищу очень ответственное задание. Вот провалил товарищ, чего сумел провалить. Враг торжествует. Гордое знамя гордой команды ЦВПИ 'Полет' распростерлось во прахе. Ведь не попрешь против истины. Позорные выскочки из ЦВПИ 'Полет' слишком долго путались под ногами. Мы новая поросль! Мы самые крутые на русской земле! Мы все наваляем! А чего наваляли позорные выскочки? То самое, чего следовало ожидать. Академия Гражданской авиации есть система, построенная на века. В Академии Гражданской авиации наберут любую команду на любой случай жизни. Нет, мы звезд не хватаем, и в Олимпийских играх мы не участвуем. Но спартакиада авиаработников всегда была нашей спартакиадой. Как вдруг появилась какая-та шалашовка ЦВПИ 'Полет'. Очень амбициозная тварь с никаким стажем. Руководитель позорной команды, некто Сергей Иванович Ворчунов похвалялся на Отраслевом совете. Мол, еще будет время, когда ЦВПИ 'Полет' выйдет на первое место. Вот результат. Вот вам первое место.
  А еще грязь, позор, настроение хуже некуда. Но хочу отметить весьма неправильный факт, почему-то не чувствует собственное ничтожество позорный активист Александр Сергеевич Мурашов, напрочь запоровший поставленную перед ним задачу. Больше того, позорный активист Александр Сергеевич Мурашов вызвался проводить до ближайшей остановки метро позорную активистку Людмилу Тимофеевну Звездич. Скользко, грязно, девушка нежная, легко ранимая, может поскользнуться, упасть, чего-нибудь повредить внутри своего легкоранимого организма.
  Дальше запротоколированный разговор между двумя позорными активистами.
  - Вы никогда не думали съездить в Америку? - спросила Людмила Тимофеевна Звездич.
  - Что мне делать в Америке? - вопросом на вопрос ответил Александр Сергеевич Мурашов, - Там живут совершенно другие люди, не привыкшие жить для людей, привыкшие жить на свое брюхо.
  - Значит, и вы так думаете, - улыбнулась Людмила Тимофеевна Звездич, - Хорошо, что вы думаете именно так.
  - Да, я простой комсомолец, - смутился Александр Сергеевич Мурашов, - Мне вроде как не полагается думать иначе.
  Людмила Тимофеевна повернула свое раскрасневшееся (от спортивных мероприятий) лицо в сторону не менее раскрасневшегося (от того же) лица Александра Сергеевича:
  - Хотите, расскажу о самом сокровенном?
  Александр Сергеевич смутился куда сильнее:
  - Ну, не знаю.
  Но не обратила на подобную мелочь никакого внимания Людмила Тимофеевна. Только лицо в лицо, только глаза в глаза:
  - Мне приснился весьма чудный сон. Якобы я в кожанке, в сапогах, маузер у бедра, косынка на шее. Якобы переместилась в Америку. Подходит ко мне президент. Морда жирная, расплывчатая, похабная. Делает какие-то неприличные жесты. Ах, пожалуйте, товарищ Звездич в нашу распрекрасную Америку. Так я в него всю обойму из маузера.
  
  ЕЩЕ РАЗ НАКАНУНЕ
  Александр Сергеевич Мурашов, возможно, путает кое-какие даты. У вышеупомянутого товарища полный порядок в мозгах с часами, минутами и секундами, но даты в его голове путаются. Поэтому не посчитайте за труд открыть календарь образца восемьдесят шестого года и отчеркнуть в календаре конкретную дату - 'Ленинский Коммунистический субботник'. Я конкретную дату пометил, как '16 апреля'. Не знаю, почему среди прочего хлама и мусора, наполняющего мозги махрового комсомольца, отложилась именно дата '16 апреля'. Многие годы спустя прочие даты настолько стерлись, что восстановить их практически невозможно. Вот ложилась, ложилась и отложилась дата '16 апреля'.
  За несколько дней до означенной даты, то есть до Ленинского Коммунистического субботника лично полковник Врулев вызвал к себе в кабинет молодого специалиста Александра Сергеевича Мурашова. Понимаете, с каким тяжелым сердцем отправился молодой специалист Александр Сергеевич Мурашов на ковер к выдающемуся идеологу части. И было отчего. Предыдущий эпизод из жизни молодого специалиста как-то не очень говорил в его пользу. Два зачета против двенадцати в зимнем троеборье ГТО это даже не двадцати пяти процентный результат. Александр Сергеевич Мурашов чуть ли не чувствовал себя предателем родины.
  Дальше студенческая тактика, испытанная годами. Зашел в кабинет, здороваюсь, не даю вставить слово товарищу замполиту полковнику.
  - Товарищ полковник, приношу свои извинения за чудовищную ошибку. Мне нет оправдания. Я понимаю, такие ошибки смываются кровью, но постараюсь исправиться. Примите в расчет мою молодость и неопытность. Я обязательно исправлюсь, вот в следующий раз обязательно. Дайте мне шанс, только не исключайте из комсомола.
  Неловкая пауза. Полковник Врулев даже не успел поздороваться с молодым специалистом Александром Сергеевичем Мурашовым. Полковник Врулев только открыл рот, как получил словесный заряд в морду. Не знаю, как вы, дорогие товарищи, но полковник Врулев оказался чертовски стойкий товарищ. По крайней мере, он вытерпел весь заряд, скушал и если подавился, то не показал виду.
  - Здравствуйте, Александр Сергеевич, - первая фраза полковника Врулева, когда наконец-то закончилась пауза.
  - Садитесь, Александр Сергеевич, - следующая фраза полковника Врулева, когда наконец-то закончилась первая фраза.
  - Я не достоин сидеть в вашем присутствии, - комсомольский ответ Александра Сергеевича.
  Еще неловкая пауза, но совсем крохотная, секунды на четыре, не больше.
  - Садитесь, пожалуйста, Александр Сергеевич, - сказал с нажимом полковник Врулев, - Или мне придется встать, чтобы не чувствовать себя неудобно?
  Шарканье тапочек по ковру, передвижка стульев, расселись.
  - Теперь расскажите несколько поподробнее, - продолжил беседу полковник Врулев, - В чем заключается ваша так называемая 'чудовищная ошибка'?
  Я вроде как язык проглотил:
  - Ну, это. Ну, троеборье ГТО. Мы проиграли.
  Очередная неловкая пауза. По моим скромным подсчетам на двадцать восемь секунд. Хотя впервые я мог промахнуться в подсчетах. Слишком бешено колотилось в большой комсомольской груди, слишком рвалось наружу большое комсомольское сердце. Повторяю, весьма неприятная пауза. Куда неприятнее всего предыдущего безобразия, что пришлось пережить Александру Сергеевичу Мурашову от того момента, как он открыл дверь и до того момента, как наступила означенная пауза. Впрочем, через двадцать восемь секунд пауза кончилась.
  - Очень отрадно слышать ваше признание, - продолжил прерванную беседу товарищ Врулев, - В данном эпизоде вы проявили себя благородно и честно, взвалив вину проигравшей команды на плечи ее капитана, то есть на собственные плечи. Это честный комсомольский поступок, который ценится гораздо выше, чем поражение. Видите ли, Александр Сергеевич, мы не всегда выигрываем. Конечно же, мы нацелились на выигрыш, нам чуждо пораженческое настроение, мы обязаны при любых обстоятельствах вырвать победу. Но жизнь такова, если кто-то выигрывает, то кто-то проигрывает. В вашем варианте выиграл наши товарищи по Отраслевому совету авиаработников. Они не враги, повторяю, они наши товарищи. Их духовный настрой на борьбу оказался несколько сильнее, чем духовный настрой представителей нашей команды. Поэтому они выиграли. Следовательно, мы проиграли.
  В данной точке пространства я вроде как успокоился:
  - Ошибка в том, что не все удалось задействовать резервы. Если бы удалось задействовать резервы, результат мог оказаться иным с точностью наоборот.
  Заулыбался замполит полковник Врулев:
  - Александр Сергеевич, вы еще успеете задействовать резервы. С вашими здоровыми комсомольскими амбициями можно решить любую проблему, если немного набраться опыта. А кто нам дает опыт?
  - Партия дает опыт.
  - А еще кто?
  - Еще комсомол.
  Замполит слегка приподнялся в кресле и даже прищелкнул пальцами:
  - Чувствуете, Александр Сергеевич, внутри вас находится правильное идеологическое начало. Вас правильно воспитывали в образовательных учреждениях, и правильно воспитали. Истинный комсомолец никогда не ошибется в выборе собственного наставника. Истинный комсомолец, в силу отсутствия опыта, желает приобрести опыт с положительным знаком. Зачем ему опыт с отрицательным знаком, если наша страна вступила в непростой период перестройки? Только не говорите, что для нашей страны не существовало простых периодов. Это правда. Построить коммунизм в окружении идеологических противников можно только на пределе сил и возможностей. При чем на пределе всех наших сил и возможностей. Для строительства коммунизма нужны такие люди, как вы, Александр Сергеевич.
  Чего-то я не понимаю, где собака зарыта. Для чего вызвал товарищ замполит полковник товарища Мурашова на ковер? Неужели, чтобы говорить товарищу Мурашову комплименты? Зачем говорить товарищу Мурашову комплименты? Я вас спрашиваю, какого черта эти самые комплименты? Пока ничего хорошего не сделал товарищ Мурашов. Правда, ничего плохого он так же не сделал, если отбросить в сторону пресловутое зимнее многоборье ГТО. А если не отбрасывать в сторону пресловутое зимнее многоборье ГТО, то вообще облажался товарищ Мурашов. И пора бы ему бить морду.
  - Вам повезло, молодой человек, - продолжение судьбоносной речи товарища замполита полковника, - Вы попали в нужное время в нужное место. Только оборонная структура на русской земле имеет превалирующее значение на момент перестройки. Я не утверждаю, что остальные структуры не имеют никакого значения. Они так же имеют значение, но более низкого сорта. Наша перестройка всколыхнула не только внутренний пласт, но разошлась, как круги по воде, во все стороны. Наша перестройка вызвала зависть врагов, что теперь точно имеет значение. Вы теперь понимаете, до какого уровня дошла перестройка? Остановить ее невозможно. Враги это так же понимают и чувствуют. Следовательно, они готовятся нанести превентивный удар. Мы оборонная структура, мы на страже против любого удара. Мы защитим перестройку.
  Впрочем, нормальная судьбоносная речь на девятнадцать минут тридцать четыре секунды. Подробности я опускаю, иначе никогда не дойду до конца книги. Поэтому только финал.
  - Очень хотелось познакомиться с вами, Александр Сергеевич, - сказал замполит, - Вот мы и познакомились. Надеюсь к обоюдной пользе.
  
  ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
  Все началось как гроза. Вроде светило ясное солнышко. Вроде на горизонте не выкобенивались поганые тучки и не портили чистоту горизонта. Больше того, синева раздражала яростный взор комсомольского активиста с весьма симптоматическим именем Александр Сергеевич и обыкновенной русской фамилией Мурашов. Более того, синева слепила глаза и через те же глаза наполняла мозги добродушием, инфантильностью, какой-то непредсказуемой мутью. Затем одурманивала, что могла одурманить еще, и перепакощивала, что могла подцепить на закуску.
  Было неплохо совсем. Пока среди ясных, воздушных, беспрецедентных небес не появилась сопливая точечка. Именно, что сопливая точечка, мало заметная ослепленному взору все того же товарища. Я не повторяю про мозговую атаку на одурманенные мозги, ее просто не было, но появилась дурацкая точечка. То есть такая хреновина, которая, появившись, стала расти, пыхтеть размножаться, затем развиваться. То есть стала пухнуть без какой-либо существенной причины, обливаясь то ли позорной слюной, то ли ядовитыми соплями. И еще не успели оттаять мозги, как на горизонте надыбалась туча гигантских размеров.
  Ну, а далее бухнула молния. Кто живет или жил когда-нибудь в Петербурге-Ленинграде, тот знает, как иногда из ничего бухает молния. То есть вроде бы не было ничего, совсем ничего, и вдруг бухнула молния. Затем еще и еще молния. Ливень, ураган, град, буйство стихий, в центре всего шоу огня, и звуковые эффекты. Хорошо, если в никуда бухнула молния. Вышли не совсем чтобы закомплексованные товарищи разговеться на молнию. До этого была красотища в застоявшемся воздухе. Но и сейчас красотища не мене высокого уровня. Очень здорово бухает молния.
  А если удар не так чтобы в никуда? А если удар имеет строгую направленность? И пускай из тучи гигантских размеров выскочила одна единственная молния. Этого так же бывает достаточно, чтобы мир изменился в другую сторону. Я не говорю, что мир изменится в лучшую сторону. Не обязательно так. Изменившийся мир имеет приличные шансы не на лучшую, но на другую сторону. Другая сторона она опять же другая сторона. Она не то же самое, что было до вышеперечисленного удара, пока еще не выскочил молния. Но и не обязательно, чтобы попавшие под удар товарищи снова поднялись с земли. Если молния куда попадает, там остаются только ошметки.
  Мы отражали удары
  Подлой и дерзкой судьбы.
  Тихо пришли комиссары,
  Нас положили в гробы.
  Руки скрутили ремнями,
  Вставили в зубы печать.
  Вставили красное знамя
  И приказали молчать.
  Законопатили щели
  Даже в прорехах ресниц.
  Только глаза не успели
  Вырвать из скорбных глазниц.
  Так на чем я остановился, твою мать? Ах да, я же хотел рассказать про '16 апреля', то есть про Ленинский Коммунистический субботник.
  
  ОЧЕНЬ БЛИЗКО
  Если следовать моей хронологии, то 15 апреля, то есть за день до Ленинского Коммунистического субботника Михаил Исаевич Рашпиль собрал всех сотрудников электротехнического отдела и прочитал лекцию. Или точнее, не совсем чтобы лекцию прочитал Михаил Исаевич Рашпиль, но перебросился парочкой проникновенных слов с заслуженными товарищами и показал прекрасный пример для незаслуженной молодежи.
  Вот он какой, Михаил Исаевич Рашпиль. Человек скала. Выдающийся столп коммунистического движения. Подобному человеку самое место в Президиуме Верховного Совета, где-нибудь рядом с Михаилом Сергеевичем Горбачевым. И не просто для мебели, но чтобы рулить перестройкой. Хотя потерпите, дорогие мои, главный специалист Рашпиль и так рулит перестройкой. Только не где-нибудь рядом с Михаилом Сергеевичем Горбачевым, где тепло и светло, где мухи не летают. Главный специалист Рашпиль рулит перестройкой на передовой. Что опять же передовая в восьмидесятые годы? Не тепло, не светло, мухи словно взбесились, мечутся толпами.
  Вот и я говорю, да здравствует простой труженик перестройки! Если учесть, что не совсем владеет речью товарищ Рашпиль (булькает, хрюкает, глотает слова), то насколько же выдающимся покажется его подвиг в свете всего вышесказанного. Во-первых, работа до кровавых мозолей на рабочем месте. Во-вторых, общественная работа до дрожи в коленях. В-третьих, связующее звено между сотрудниками электротехнического отдела и направляющей линией партии. В-четвертых, та самая перестройка.
  Короче, слушаем Михаила Исаевича Рашпиля:
  - Наступающий год должен стать переломным. До сегодняшнего момента шла подготовительная работа в рядах партии. Во времена брежневщины партия сделала непозволительный уклон в сторону и несколько ревизионировала марксизм-ленинизм в корыстных целях некоторых, отдельно взятых товарищей. Мол, марксизм-ленинизм не догма, всего лишь вечно живое, развивающееся учение. Никто не спорит, марксизм-ленинизм не догма. Но развитие любого учения должно происходить строго по отработанной методологии и следуя указаниям наших учителей Маркса, Энгельса, Ленина. В нашем случае была проведена слишком поспешная ревизия основных постулатов учения, допущены весьма существенные ошибки.
  Кто-то крикнул из задних рядов:
  - Можно уточнить про ошибки.
  Что немного смутило ответственного товарища с очень перестроечной фамилией Рашпиль. Но совсем немного, выражаясь перестроечным языком. Для того и существует перестройка, чтобы не прятаться за громкими фразами, чтобы уточнять про ошибки. По крайней мере, порозовел и воспрянул духом товарищ Рашпиль:
  - Ваш вопрос в очередной раз подтверждает правильность позиции современной партии и правительства. Еще недавно нечто подобное было в принципе невозможно. Вот почему некоторые недобросовестные товарищи, воспользовавшись безалаберностью брежневского правительства, проникли в ряды партии и попытались подстроить партию под свои нужды. Очень удобный подход. Партию запрещается критиковать. Партия всегда права. В партии только лучшие, только самые подкованные товарищи. Что получилось в конечном итоге? Чтобы пользоваться ресурсами и благами партии, не обязательно быть подкованным товарищем, но обязательно неким келейным путем проникнуть в ряды партии. Вот что получилось в конечном итоге. В период брежневщины процент истинных коммунистов понизился в партии, процент приспособленцев повысился. Вот почему во времена брежневщины партия сделала непозволительный уклон в сторону.
  Еще одна реплика из задних рядов:
  - Ну, и как должно быть, если мы правильно проведем перестройку?
  Александр Сергеевич Мурашов обернулся на вопли. Что-то слишком знакомое. Припоминаете, плохо с памятью у товарища Мурашова на телефонные номера и фамилии. Какой-то провал в голове. Но этот провал не распространяется на голоса и на лица. Тем более, что голос чертовски знакомый, лицо не узнать невозможно.
  - Дмитрий Алексеевич, что здесь делаешь?
  Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный протиснулся сквозь толпу инженеров, пожал протянутую руку Александра Сергеевича Мурашова:
  - Тебя искал. Услышал голоса, несут какую-то ахинею. Решил зайти, и не ошибся.
  - Тише, тише, - послышалось со всех сторон, - Товарищ Рашпиль говорить будет.
  Пришлось на неопределенное время прерваться.
  - Для молодого человека, - заперхал товарищ Рашпиль, - Перестройка кажется диковинным животным. Молодой человек, не взирая на высшее образование и интеллигентное воспитание, так ничему и не научился по большому счету. Ибо сегодняшнюю молодежь готовят к трудовой деятельности, а забота о неподготовленных душах ложится на плечи более старших товарищей. Я не собираюсь спорить, насколько эффективна подобная тактика. Механизированный век требует узких специалистов высочайшего класса. Советское государство выпускает узких специалистов высочайшего класса в должном количестве. Это достойные специалисты, они готовы включиться в процесс перестройки и вынести на своих плечах ее механизированную сторону. Но остается открытым вопрос, кто укажет правильное направление, куда механизированную сторону вынести.
  Александр Сергеевич Мурашов и Дмитрий Алексеевич Долгопятов благодаря известным физическим кондициям Дмитрия Алексеевича Долгопятова протолкались к выходу.
  - Может, послушаем? - с надеждой спросил Александр Сергеевич.
  - Да не слушай стариковскую ахинею, - отмахнулся товарищ Длинный, - Каждый год, накануне субботника повторяется одно и тоже. Какой-нибудь мелкий парторг по указанию из политотдела проводит душеспасительную беседу с сотрудниками. Мол, вы ни хрена не знаете про перестройку, зато я знаю про перестройку, и сейчас про нее расскажу.
  - Разве не так? - удивился товарищ Мурашов, и даже слегка отодвинулся от товарища Длинного.
  - В том весь секрет, - товарищ Длинный прикрыл дверь, чтобы не очень мешали булькающие и сипящие звуки товарища с перестроечной фамилией Рашпиль, - Никто ничего не знает про перестройку. Сверху спустили приказ, мы должны перестроиться. Но никто не сказал, как должны перестроиться. Просто спустили приказ. Если не перестроишься в установленные сроки, значит позорная сволочь и гад, значит враг перестройки. Ну и за этим последуют кое-какие санкции. А кого в первую очередь коснутся санкции?
  - Ну, кое-кого...
  - Ответ правильный. Партия вроде как передовой отряд перестройки. Товарищи коммунисты в панике. Товарищи коммунисты не понимают, как перестроиться, но перестраиваются. Отсюда более крамольные речи. Отсюда кое-какие закрытые факты. Отсюда критика в адрес других коммунистов, якобы вовремя не перестроившихся. Отсюда прочая чехарда. Вдруг найдутся определенного толка товарищи, которые посчитают тебя ретроградом, застрявшем в доперестроечном прошлом.
  Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный приоткрыл дверь в помещение электротехнического отдела, откуда доносились булькающие и сипящие вопли товарища Рашпиля:
  - Мы сегодня остановились на очень серьезной проблеме. Наше подрастающее поколение практически не получает хорошую идеологическую подготовку от предыдущих товарищей. Тотальная механизация общества имеет, как положительные, так и отрицательные стороны. Мы производим лучшие танки, ракеты, подводные лодки, космические корабли. Мы строим самые современные ракетно-космические комплексы. Наша наука прорвалась далеко вперед и обошла научный потенциал наших потенциальных противников. Однако по-прежнему не унывают наши противники. Ибо почувствовали слабину нашей идеологической машины и отыскали весьма заметные бреши в действиях так называемой брежневской партии.
  Дмитрий Алексеевич опять прикрыл дверь:
  - Я ведь зачем заглянул? В воскресенье футбольный турнир. Не забудь прихватить кеды.
  
  ОНО САМОЕ
  В день Ленинского Коммунистического субботника выдающийся комсомолец Александр Сергеевич Мурашов пришел на работу в приподнятом настроении. Все-таки субботник, твою мать! В такой день выдающиеся комсомольцы обязаны радоваться. Да еще погода выдалась на ура. Вот почему поэты воспевают субботник только в возвышенных стихах. Куда им деваться, если само солнышко радуется.
  Александр Сергеевич Мурашов пришел в собственный отдел, натянул специальный халат для субботника и специальные строительные перчатки опять-таки для субботника. Он же помог девушкам молодого и среднего возраста открыть окна. Он же принес ведра с водой и вытащил кое-какой мусор. Повторяю, все в темпе вальса, счастливая улыбка на губах, много солнца и света в груди, или в том месте, которое называется 'душой'. Господи, какая хорошая жизнь! Как нам вообще повезло родиться на русской земле! Как хорошо, что мы граждане нашей великой отчизны Советский Союз, и так далее.
  Э, хватит прикалываться. Александр Сергеевич Мурашов никогда не участвовал в Ленинском Коммунистическом субботнике. Институтская жизнь как-то проигнорировала столь впечатляющий эпизод из биографии нашей страны. Вынужден признаться, что до девяносто первого года в Ленинградском Политехническом институте учились шесть дней в неделю. Отсюда исключается какой-либо субботник. Нет, на кафедре физкультуры выгоняли политехников помахать метлами. Но выгоняли тех политехников, кто попался на физкультуру в субботу Ленинского Коммунистического субботника. А кто не попался, того черта лысого куда-нибудь выгоняли. И ты не имел никакой возможности вздохнуть единой грудью со всей страной этот прекрасный воздух весны и труда, что называется Ленинский Коммунистический субботник.
  Зато теперь появилась возможность. Александр Сергеевич Мурашов просто-напросто облажался от удовольствия. Надо же, как повезло! Настоящий облагораживающий труд первостатейного уровня. Ты и твой коллектив сбросили маски. Не более суток назад все мы вроде как прятались, придавленные заботами. Ни слова, ни улыбки, в руке карандаш и резинка, которые в бешенстве царапают кульман. Очень похоже на затяжную болезнь, на маниакально-депрессивный синдром, на последнюю стадию прогрессирующего дебилизма. И вдруг как оно изменилось.
  Подошла Маргарита Семеновна Семенова, взяла Александра Сергеевича Мурашова за белые плечики, облобызала в бритые щечки:
  - С праздником, Александр Сергеевич.
  В который раз проглотил язык Александр Сергеевич:
  - М-да...
  Снова облобызала Маргарита Семеновна товарища Мурашова в бритые щечки. Видимо почувствовала Маргарита Семеновна, что еще недостаточно приобщился к великому празднику Александр Сергеевич. Опять же, что какой-то кислый и квелый Александр Сергеевич. Определенная искорка у него есть. Но это недостаточно праздничная искорка. Сегодня праздник для всех и для каждого, в том числе для Маргариты Семеновны и Александра Сергеевича. Или может, в первую очередь для Маргариты Семеновны и Александра Сергеевича. Над данным вопросом решила подумать Маргарита Семеновна. Она уже многократно выходила на праздник под названием Ленинский Коммунистический субботник. Иногда оказывался праздничным праздник, но чаще наоборот, не было никакого ощущения праздника. Вот сегодня, то есть сейчас почему-то есть ощущение праздника. И Маргарита Семеновна, как человек социалистической формации кипит желанием поделиться своим ощущением праздника:
  - Как хорошо, Александр Сергеевич, что вы истинный джентльмен, что решили помочь слабым девушкам.
  - Э, пожалуй, - наконец, нашелся чего сказать Александр Сергеевич.
  - Другие мужчины не то, что не джентльмены, - еще больше приблизилась Маргарита Семеновна Семенова к Александру Сергеевичу Мурашову, - Другие мужчины не очень нас жалуют, слабых девушек, они проводят субботник на заднем дворе. Можно сказать на помойке.
  Пышная грудь старшего инженера Семеновой сначала весьма опасно приблизилась к мужественной груди молодого специалиста Мурашова. Молодой специалист Мурашов попробовал отодвинуться назад и чуть в сторону. Отодвинуться назад не получилось по той причине, что уперся молодой специалист Мурашов спиной в стену. Отодвинуться чуть в сторону не получилось по той причине, что уперся молодой специалист Мурашов плечом в кульман. Тут его и настигла пышная грудь старшего инженера Семеновой.
  - Какая такая помойка? - пустил слюни Александр Сергеевич.
  Пышная грудь Маргариты Семеновны расплющилась о мужественную грудь Александра Сергеевича.
  - Ну, конечно, - сказала Маргарита Семеновна, - Вы еще не в курсе местных традиций. Каждый коммунистический субботник наши девушки убирают помещение электротехнического отдела, моют окна, выносят мусор и двигают кульманы. Знаете, Александр Сергеевич, как нелегко слабой девушке двигать кульман? Этот кульман такая тяжесть, такая тяжесть...
  В следующий момент старший инженер Семенова закатила глаза и вроде как обвисла своей пышной грудью на мужественной груди молодого специалиста Мурашова. Молодой специалист Мурашов неожиданно почувствовал дикую волну паники, захлестнувшую его естество. Вот сейчас чего-то произойдет. Вот сейчас грохнется в обморок товарищ Семенова. Что тогда делать товарищу Мурашову? Я вас спрашиваю, что ему делать? Ах, вы не участвуете в данном мероприятии? Ах, вы не знаете ничего? Ну, при таких обстоятельствах еще немного, и товарищ Мурашов сам грохнется в обморок.
  - Так о чем мы тут говорили? - неожиданно отстранилась Маргарита Семеновна Семенова от Александра Сергеевича Мурашова, - Ах, мы говорили тут про мужчин. У меня от вашей близости, Александр Сергеевич, все из головы вылетело.
  - Бывает, - промямлил Александр Сергеевич.
  Маргарита Семеновна бросила в сторону молодого специалиста Мурашова убийственный по сексапильности взгляд. По крайней мере, так подумала Маргарита Семеновна, рассчитывая силу очередного заряда. О чем подумал Александр Сергеевич, мы на данный момент умолчим. Мало ли о чем подумал Александр Сергеевич, когда в его голове совершенно умерли мысли. Хотя я опять ошибаюсь, все да не все умерли мысли. Ибо осталась более чем реальная мысль о помойке.
  - Вы, конечно же, нас не оставите, - лукаво подмигнула Маргарита Семеновна, - Настоящий мужчина никогда не оставит слабую девушку. Настоящий мужчина, он как единственное спасение для слабой девушки. Слабая девушка должна постоянно чувствовать крепкую мужскую руку. А какая у вас рука, Александр Сергеевич? Я надеюсь, что она крепкая?
  В данном месте ничего не ответил молодой специалист Мурашов. Теперь он не только проглотил язык, разучился мыслить, потерял память. Что-то нехорошее оборвалось внутри живота и поползло прямиком к горлу. Нет, еще что-то нехорошее не добралось до горла. Оно на определенном отрезке пути. Но это уже дело времени. Еще немного и запершит в горле.
  - Да, рука у вас крепкая, Александр Сергеевич, - Маргарита Семеновна Семенова мечтательно закатила глаза, - Настоящая мужская рука.
  Здесь воспользовался моментом молодой специалист Мурашов, и исчез в коридоре.
  
  ПОМОЙКА
  Так, самое время сделать глубокий вдох, и успокоиться. Ничего плохого пока не случилось в жизни молодого специалиста Александра Сергеевича Мурашова. То есть вообще ничего плохого. Нормальная человеческая жизнь. Нормальный человеческий мир с его подводными ямами. Нормальные человеки без комплексов.
  Стоп. На идиотской мысли поймал себя Александр Сергеевич Мурашов. У нормальных человеков нет комплексов, зато у кое-кого есть комплексы. При чем этих комплексов более чем достаточно. Очень позорные во всех отношениях комплексы. Ничего более позорного не может представить себе молодой специалист Мурашов, как позорные комплексы в период коммунистического строительства. Но чего нет, того нет. А что есть, мозолит глаза, и разрывает на части горячее комсомольское сердце.
  Очередной вдох. Пока спускается по парадной лестнице товарищ молодой специалист, не плохо бы кое в чем разобраться. Скажите, пожалуйста, разве не участвует некто Александр Сергеевич Мурашов в перестроечном процессе? Ответ однозначный. Александр Сергеевич Мурашов в перестроечном процессе участвует. Значит, следующий вопрос. Что такое особенное сделал Александр Сергеевич Мурашов для своей перестраивающейся родины? И хороший ответ, ничего такого особенного не сделал вышеупомянутый Александр Сергеевич. Он учился шестнадцать лет, но учеба не есть подвиг. Лучшая часть молодежи учится именно так на русской земле в отличие от худшей части молодежи, которая вовсе не учится.
  Ага, мы отыскали положительный момент в размышлениях молодого специалиста Мурашова. Товарищ Мурашов попал в лучшую часть молодежи. Уже кое-что. Разрешается покинуть парадную лестницу, одолеть вертушку и выйти на улицу. Александр Сергеевич Мурашов ничего хорошего не сделал для своей престраивающейся родины, не подготовил платформу на следующий период. Что такое следующий период для молодого специалиста Мурашова? А это когда закончилась учеба и начинается работа на благо родины. То есть за предыдущий период ты только готовился принести пользу родине, и хорошо подготовился, черт подери. Теперь самое время принести пользу родине, то есть показать, какого сорта, твоя подготовка.
  Очередной вдох. Сильный и радостный. Не настолько позорная скотина Александр Сергеевич Мурашов, чтобы не понимать свое место в общей системе. Может, я шурупчик и винтик, но очень важный шурупчик и винтик, без которого развалится к черту система. Кто-то сказал, не развалится. Я отвечаю, развалится. Цивилизация технарей сплошь состоит из шурупчиков и винтиков. Цивилизация технарей несет в себе свет на уставшую от мракобесия землю. Цивилизация технарей обязательно облагородит наши сомневающиеся души и вытащит на новые рубежи наше перестроившееся отечество.
  Александр Сергеевич Мурашов почувствовал гордость от своей принадлежности именно к данной цивилизации. Как не поразительно, но цивилизация технарей суть молодежная цивилизация. Более старшие поколения не понимают, для чего необходима цивилизация технарей. Более старшие поколения окопались в собственном невежестве. Чего следовало ожидать. Более старшие поколения погрязли в бездуховном материализме. Для шестидесятников и семидесятников существовала только обезличенная материя. Все духовные ипостаси для них не более чем довесок к материи. Я принимаю духовную ипостась, если она принесет материальный результат. Что опять же материальный результат для вышеупомянутых товарищей, то есть шестидесятников и восьмидесятников? Не буду отвечать, что оно такое, или ребята обидятся. Зато для молодого поколения результат суть цивилизация технарей и могущество родины.
  Здесь Александр Сергеевич Мурашов завернул за угол воинской части, прошел вдоль торца и через ворота во внутренний дворик. Еще одна паразитная мысль. Кто такая старший инженер Маргарита Семеновна Семенова? Куда, к какой категории граждан отнести Маргариту Семеновну? Неужели она относится к цивилизации технарей? С данным фактом не хотел бы согласиться Александр Сергеевич. Вряд ли Маргарита Семеновна относится к цивилизации технарей.
  Во-первых, институтов она не кончала, только навороченный техникум. Очень хвалится своим техникумом Маргарита Семеновна. Мол, там было весело. Мол, веселая молодежь, посиделки, танцульки и прочее. Мол, мы умели учиться и отдыхать, не то, что сегодняшняя молодежь, которая отдыхать не умеет. А что умеет сегодняшняя молодежь? А то умеет сегодняшняя молодежь, что заниматься наукой и техникой.
  Во-вторых, Маргарита Семеновна Семенова старше Александра Сергеевича Мурашова на восемь лет с хвостиком. Кажется, незначительная разница, но для Александра Сергеевича Маргарита Семеновна все равно, что пришелец из другой галактики. Можно добавить, она очень взрослая женщина. Так и смотрит Александр Сергеевич на Маргариту Семеновну, как на очень взрослую, очень бывалую женщину. У Маргариты Семеновны чуть ли не целая жизнь за плечами. Она вошла во взрослую жизнь, когда еще бегал в коротких штанишках Александр Сергеевич и восхищался самыми натуральными бабочками.
  Наконец, мы пришли к выводу, Маргарита Семеновна Семенова больше относится к поколению семидесятников, чем к молодежи восьмидесятых годов. Возможно она промежуточное поколение. То есть подобные Маргариты Семеновны застряли на стыке между семидесятыми и восьмидесятыми годами, и никуда не попали. Но так не считает Александр Сергеевич Мурашов. Приговор окончательный, Маргарита Семеновна хороший инженер, хороший специалист, очаровательная женщина, но она не из наших. То есть она не из цивилизации технарей. Следовательно, должен ее сторониться Александр Сергеевич.
  Опять остановка. Перед глазами изнаночная сторона воинской части. Та самая пресловутая помойка, где валяется строительный хлам и другие отходы. Слишком быстро пришел сюда молодой специалист Мурашов. Пришлось сделать кое-какие поспешные выводы в тех местах, где лучше обходиться без спешки. Впрочем, с выводами мы разберемся. Только не подумайте, якобы молодой специалист Мурашов проявил слабость, ретировавшись из основного помещения электротехнического отдела. Вы слышали, все мужчины собираются на помойке. Это не слабость, это традиция, которую не имеет права нарушить молодой специалист Мурашов. Если мужчины собираются на помойке, значит, и ты собираешься на помойке. Отсюда весь сказ.
  Подхожу к первому попавшемуся пацану. Широкая спина, извозюканные брюки, драная курточка, вязаная шапочка. Бац по спине со всей дури:
  - Э, пацан, где начальник?
  Поворачивается. Испуганные глаза, лицо красными пятнами:
  - Я и есть начальник.
  Туши мрак, сливай воду.
  
  ПРОСТО МЯЧ
  Нужна передышка. Сколько раз говорить, нужна передышка. Сердце устало колупаться во всех подковерных хреновинах. Крепкое сердце, комсомольское сердце, неподкупное сердце неподкупного комсомольца Александра Сергеевича Мурашова. Самое время расслабиться. А что такое расслабиться? Господи, сколько глупых вопросов. Правильные пацаны и девчонки из спортивной команды ЦВПИ 'Полет' знают, что такое расслабиться. Весна, в воздухе потрясающая истома, футбол. То есть открытие чемпионата авиаработников по футболу.
  В первом матче встречаются команда Объединенного авиаотряда (в темных трусах и белых футболках) и команда ЦВПИ 'Полет' (в темных трусах и красных футболках). У них в основном мужики среднего возраста, некоторые с солидным брюшком. У нас весь спортивный актив (Александр Юрьевич Тощий, Дмитрий Алексеевич Долгопятов, Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина, Людмила Тимофеевна Звездич, Александр Сергеевич Мурашов, Леночка) во главе с председателем Сергеем Ивановичем Ворчуновым. На воротах ветеран Сан Саныч Бибиков из канализаторского отдела. Плюс три легионера из футбольной школы 'Зенит', имена не припомню.
  Пожимаем руки, как полагается перед матчем. Крутые мужики из Объединенного авиаотряда, как бы это сказать, они прикалываются и флиртуют над нашими девчонками. И вообще, что еще за футбольная команда ЦВПИ 'Полет', курам насмех. На воротах дедушка. В нападении малышня. В полузащите девчонки. Только защита выглядит более или менее солидно. Дмитрий Алексеевич Долгопятов с его массой и ростом вызвал уважение.
  Ага, прикалываются крутые мужики из Объединенного авиаотряда, вроде бы клоуны из ЦВПИ 'Полет' собираются играть на отбой. Видали мы нечто подобное. Если поставить сильную защиту, то на своей половине поля так или иначе получится контролировать мяч. Дедушка на воротах для мебели. Хотя кто его знает, может цепкий дедушка на воротах. Что-то в нем есть такое от легкоатлета или гимнаста. Наконец, малышня на передовой плюс девчонки. Ну, кто же будет бить по ногам девчонку? Вот и я спрашиваю, кто? Крутые мужики из Объединенного авиаотряда по сути своей джентльмены. Они хорошо обращаются с девчонками. То есть они сначала знакомятся с девчонками, затем им подносят цветы, затем приглашают в кабак, и так далее. Но никогда не бьют по ногам, это первое правило. Следующее правило связано с малышней, что в нападении. Ребятишки на вид шустрые, способны просочиться в какую-нибудь брешь. Но и мы не первый год замужем. Посовещались крутые мужики из Объединенного авиаотряда, усилили свои защитные ряды за счет средней линии. Значится так, противник играет три на три на четыре. Мы играем пять на два на три. Все, свисток арбитра, поехали.
  О самой игре могу рассказать много примечательного. Хороший стадион 'Нева'. Находится в живописном месте, обдувается живописными ветрами, на поле кое-какая травка. После девяносто третьего года этот стадион стерли с лица земли. Все-таки не стадион имени Кирова, но пузатая мелочь. Впрочем, и стадион имени Кирова стерли с лица земли. Вроде бы не стадион 'Нева', но позорный прыщ на теле перестроившегося города.
  Ах да, я хотел рассказать про футбол, только немного заглянул в будущее. В матче открытия был показан если не тотальный футбол, то воистину незабываемое шоу. Первые сорок пять минут шла почти равная позиционная борьба в центре поля, с редкими ударами по воротам. Сан Саныч Бибиков показал себя более или менее грамотным вратарем и отразил парочку вялых мячей, случайно закатившихся на нашу сторону. Нечто подобное можно сказать о нашем противнике. Команды ушли на перерыв в пене и мыле, обуреваемые вполне здоровой спортивной злостью.
  Во время перерыва Сергей Иванович Ворчунов побеседовал с легионерами. Беседа оказалась настолько результативной, что следующие сорок пять минут наши легионеры чихвостили в хвост и гриву оборону противника. Девчонки им не так чтобы помогали, зато не мешали. Людмила Тимофеевна Звездич просто ходила по полю и принимала картинные позы, от которых выскакивало из груди комсомольское сердце Александра Сергеевича Мурашова. И было от чего. В темных мужских трусах и красной мужской футболке очень привлекательно выглядела Людмила Тимофеевна Звездич.
  Объединенный авиаотряд оттянул свои силы к воротам. Вдесятером их защита справлялась на триста процентов с поставленной задачей, хотя все равно не настолько эффективно, как бы хотелось товарищам авиаторам. Каждый из наших легионеров пахал за троих. Потрясающий дриблинг, финты, удары через себя и всякое прочее.
  - Я ребятишкам подарил мяч и обещал хорошую практику, - сказал скучающий Сергей Иванович Ворчунов скучающему Александру Сергеевичу Мурашову, - У них будет хорошая практика.
  К нашим атакам время от времени подключались Дмитрий Алексеевич Долгопятов и Александр Юрьевич Тощий. Ребята действовали яростно, на грани фола, но безрезультативно. Дважды Дмитрий Алексеевич Долгопятов выходил один на один с вратарем авиаторов. Дважды вратарь авиаторов брал практически неберущиеся мячи, то есть спасал свою команду от верного гола.
  Наши девчонки Леночка и Катя включились в игру на последних минутах. До последнего момента они чуть ли не на сто процентов повторяли тактику Людмилы Тимофеевны Звездич. То есть красивые эротичные позы и красивая игра без мяча. Затем один из легионеров, шустрый такой кучерявый парнишка шепнул капитану ЦВПИ 'Полет' Сергею Ивановичу Ворчунову:
  - Нам не пробить вратаря. Профессионал высокого класса, как минимум кандидат в мастера спорта. Он засланный.
  Вот тогда Сергей Иванович Ворчунов подозвал Леночку и Катю:
  - Девчонки, делайте что хотите, надежда только на вас.
  Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина кивнула в ответ своей красивой античной головкой. И все. Не знаю, чего дальше творилось в красивой античной головке, но именно Катя на восемьдесят девятой минуте забила единственный гол засланному вратарю из Объединенного авиаотряда, и решила исход встречи.
  
  ПОНЕДЕЛЬНИК - ДЕНЬ БЕЗДЕЛЬНИК
  Это было начало триумфа. Не смотря на прошлогодние успехи ЦВПИ 'Полет' в спартакиаде авиаработников, никто не верил, что мы выдержим испытание футболом. Что такое легкая атлетика? Легкая атлетика по сути фигня. Два профессиональных спортсмена Александр Юрьевич Тощий и Леночка вытянули легкую атлетику. Что такое настольный теннис? Опять же фигня. Два профессиональных спортсмена Екатерина Евгеньевна Шишкина и ее супруг Тишкин вытянули настольный теннис. Что такое волейбол, когда офицеры в команде? Вы догадались, опять же фигня. Но могла ли горсточка клоунов из спортивной команды ЦВПИ 'Полет' устроить подобную клоунаду с футболом?
  Получилось, черт побери! Много лет спустя я не разлюбил смотреть на медаль 'за второе место', полученную в футбольном турнире авиаработников образца восемьдесят шестого года. Впрочем, что такое медаль? Мы тогда являлись настоящей командой. Наша Катя была героиней вроде как Жанна д'Арк. Нашу Леночку признали лучшей физкультурницей года во всем Отраслевом совете авиаработников. Ну, а прочие ребятишки, то есть обыкновенные активисты ЦВПИ 'Полет' стояли и глотали скупые слезы, когда звучал потрясающий гимн авиаторов в честь именно нашей скромной команды.
  Господи, что за время титанов? Что за прекраснейшее время на русской земле? Как оно здорово, что простой комсомолец Александр Сергеевич Мурашов жил в такое, никак не другое время! Схватки, победы, друзья... Сколько ранее равнодушных товарищей встали в очередь в нашу команду 'Полет'. Запишите, пожалуйста! Ну, запишите, пожалуйста! Можно с вами сыграть, хотя бы в одной встрече? И такой прекрасный, такой светлый ответ:
  - С нами всегда можно.
  На данном фоне скрадываются кое-какие мелочи, проявившие себя в тот понедельник. В первую очередь неадекватное поведение старшего инженера Маргариты Семеновны Семеновой. Лед и то теплее, чем была в понедельник товарищ Семенова. Настоящая снежная королева, и по возрасту, между прочим, подходит. Вы же опять понимаете, для пацана двадцати четырех лет какой дремучей старушкой кажется тридцати двух летняя девушка, особенно после судьбоносной победы на футбольном поле.
  Опять же не следует сбрасывать со счетов спортивного активиста Людмилу Тимофеевну Звездич.
  - Вам не было страшно? - спросила Людмила Тимофеевна Звездич Александра Сергеевича Мурашова, когда Александр Сергеевич Мурашов провожал до метро Людмилу Тимофеевну Звездич.
  - Как-то не заметил, - смутился спортивный активист Мурашов.
  - Мне было страшно, - со странным придыханием продолжила мысль товарищ Звездич, - Но согласитесь, Александр Сергеевич, что настоящий комсомолец не имеет права бояться.
  - Он не имеет, - согласился товарищ Мурашов.
  - Вот видите, мы одинаково думаем, - неожиданно подпрыгнула Людмила Тимофеевна Звездич, - Мы всегда одинаково думаем.
  И чмокнула Александра Сергеевича Мурашова в небритую щеку.
  Здесь ничего не сказал Александр Сергеевич Мурашов, и ничего не подумал. Глаза Александра Сергеевича Мурашова оказались красноречивее слов. Но не посмотрела в глаза товарищу Мурашову товарищ Звездич и, кажется, ничего не заметила. Зато на следующий день много чего заметила товарищ Звездич. В первую очередь трехдневную щетину товарища Мурашова:
  - Бедненький, вы совершенно не отдыхали за выходные дни.
  И снова чмокнула Александра Сергеевича в более чем небритую щеку:
  - Очень мужественная щетина, она вам идет.
  Не описываю ответную реакцию товарища Мурашова. Очень правильная реакция одного комсомольца на другого комсомольца, если к тому же учитывать, что товарищу Мурашову двадцать четыре года, а товарищу Звездич двадцать пять лет. Короче, в нашем случае получилась правильная реакция. Товарищ Мурашов вытянул губы в сторону товарища Звездич и попытался чмокнуть товарища Звездич в гладенькую розовенькую щечку, но вместо этого чмокнул в нос. После чего товарищ Звездич сослалась на срочную работу и убежала, очень эротично работая попкой.
  Все, полный нокаут. На полусогнутых ногах Александр Сергеевич добрался до рабочего места. Часы у него в голове прекрасно работали, отсчитывая целые секунды, даже какие-то доли секунды. По крайней мере, каждая секунда в голове Александра Сергеевича отсчитывалась на три счета. И опять же никто не сказал, что это неправильный отсчет. Очень честный, очень правильный отсчет. Александр Сергеевич всем своим существом ощущал те самые секунды, которые отсчитывались в его голове. Вот чего не ощущал Александр Сергеевич, так не ощущал окружающих товарищей, заменивших в его жизненном пространстве Людмилу Тимофеевну Звездич.
  Очень зря, Александр Сергеевич.
  - Вы мечтаете, - с ехидцей подкралась Маргарита Семеновна.
  - Ась? Чего? Зачем? - точно проснулся товарищ Мурашов под пронизывающим взглядом товарища Семеновой.
  - Значит, вы спите, - оттопырила нижнюю губу товарищ Семенова.
  - Я не сплю, - попытался оправдаться Александр Сергеевич Мурашов.
  Тщетно. Подошла на пионерское расстояние Маргарита Семеновна и уставилась своими лисьими глазками в блуждающие глаза Александра Сергеевича:
  - Чувствую, вы хорошо вчера развлекались. Футбол, водка, девочки, мораль по боку.
  - Ничего подобного, - взвился Александр Сергеевич.
  Схватила товарища за плечо и встряхнула Маргарита Семеновна:
  - Сидите смирно, не отрывайте глаза. Я читаю по вашим лживым глазам вашу неправду. Все спортивные мероприятия вашего клоунского клуба 'Полет' кончаются водкой и девочками. Сие есть признанный факт. Спорт не может без водки и девочек. Спорт рассчитан на водку и девочек. Выпьешь после так называемого футбола стакан водки, полюбится самая страшная девочка. Кто отвечает, что это не так, гадкий врунишка и подлый предатель.
  - Мы выиграли первый матч, - это или нечто подобное промямлил Александр Сергеевич под ледяным взглядом Маргариты Семеновны.
  - Кто спорит, что вы его проиграли? - хмыкнула Маргарита Семеновна, - При таком стимуле, когда полуголые девочки расхаживают по футбольному полю, можно выиграть чего угодно и как угодно. Только вот не могу разобраться, какая сволочь допустила полуголых шлюх на футбольное поле.
  - У нас некомплект команды, - следующая реплика Александра Сергеевича.
  - Ах, теперь это называется 'некомплект команды', - Маргарита Семеновна метнула нечто напоминающее холодную молнию из собственных глазок в подлые глаза все того же Александра Сергеевича.
  - Да, именно так называется.
  Здесь взорвалась Маргарита Семеновна холодными брызгами:
  - Интересные дела, между прочим. В каком государстве, у какого народа комплектуют мужскую команду шлюхами? Вы мне скажите, Александр Сергеевич, это только у нас комплектуют? Нет, скажите, черт подери, или я вовсе не знаю, что о вас думать.
  Покрылся пунцовой краской товарищ Мурашов:
  - Вас неправильно проинформировали, Маргарита Семеновна.
  Дождь не капал по крышам,
  Не косил за кушак.
  Над загнувшейся мышью
  Не плевался ишак.
  Мышь давно околела,
  Сгнил ишак в кабале
  От приятного хлева
  На российской земле.
  От приправы в утробе,
  От родного куска
  Мышь скончалась в ознобе,
  Дал ишак дубака.
  Нежная девичья ручка схватилась за небритый мужской подбородок:
  - А что у вас на щеке? Откуда помада?
  
  КОМСОМОЛ И ВЕСНА
  После обеда майор Дубов нашел щель в жестком распорядке рабочего дня и вызвал Александра Сергеевича Мурашова для приватной беседы. На данный момент молодой специалист Мурашов находился в столь неопределенном состоянии духа, что встал из-за кульмана, вышел в коридор, одолел коридор и объявился в кабинете начальника.
  Традиционное рукопожатие:
  - Садитесь, Александр Сергеевич, разговор будет долгим.
  - Спасибо, товарищ майор.
  Я не открою государственную тайну, если скажу, что вводная часть получилась практически на автопилоте, как для товарища молодого специалиста, так для его непосредственного начальника. Еще одиннадцать секунд потратил майор Дубов на перекладывание бумаги из левой стопки в правую стопку. Затем упомянул кодовое слово 'комсомол', и включилось сознание его подчиненного.
  - В период перестройки, - сказал майор Дубов, - Комсомол является основным вторичным звеном нашего государства. Если коммунистическая партия, как передовой отряд советского народа, прокладывает дорогу через непроходимые кущи и дебри для прочих товарищей, то комсомол всегда готов подстраховать партию и даже ее заменить на определенных участках.
  К чему бы это, подумал молодой специалист Мурашов, вслушиваясь в знакомые фразы. Нет, я не ошибаюсь, фразы были чертовски знакомые, словно их содрали с какой-нибудь газетной полосы или из речи какого-нибудь ответственного партийного работника, например, из речи замполита Врулева. Только вот в устах начальника электротехнического отдела, то есть в устах номинального технаря, знакомые фразы звучали несколько странно.
  - Жизнь сегодня не самая легкая, - продолжил майор Дубов, - Потому что задачи не самые легкие стоят перед советским народом и партией. Ошибочная политика некоторых товарищей в предыдущие годы привела к перестройке. Чтобы выжить в окружении активировавшегося империалистического лагеря, советский народ вынужден провести перестройку в кратчайшие сроки на пределе собственных сил и возможностей. Что же, можно ожидать от нас, коммунистов, когда взялся за дело народ, как ни еще более высокого напряжения собственных сил и возможностей. Ну и комсомол не может, не должен отстать от партии.
  Дальше молодой специалист Мурашов выключился. То есть выпал из реального пространства и впал в какое-то зомбированное состояние, откуда не запрещается слушать, но не слышать, а так же смотреть, но не видеть, точно из тебя вытащили мозги, после чего в голове поместили вату.
  Зачем все это, подумал молодой специалист Мурашов, восстанавливая кое-какие фрагменты вчерашнего дня. Например, как Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина пнула мяч по земле, мяч ударился о кочку, подпрыгнул перед самым носом у распластавшегося вратаря и закатился в ворота. Вот где настоящая жизнь, похожая на подвиг. То есть настоящая комсомольская жизнь. Обыкновенные пацаны и девчонки (читай, комсомольцы) не сдаются ни при каких обстоятельствах. Бороться до конца, вот наш девиз. Не важно, с кем или чем там бороться. Если в первую очередь ты побеждаешь собственные недуги, предрассудки и слабость. Если становишься немного сильнее, немного увереннее в себе. Если становишься настоящим бойцом-победителем.
  - Партия очень внимательно следит за резервом, - продолжается зомбирующая речь товарища Дубова, - Нельзя останавливаться на достигнутых успехах или делать вид, что все у нас получилось. Каждую секунду деформируется враг. Его методы более совершенные. Его злоба более необузданная. Его идеология согласна идти на уступки, чтобы подобраться чуть ближе к нашей идеологии, и нанести удар. Теперь спрашиваем, куда попадет этот самый удар? Конечно же, в наиболее незащищенное место. А что у нас наиболее незащищенное место?
  Приходится возвращаться на землю.
  - И что?
  Чуждая методика отвечать вопросом на вопрос. Но приходится так отвечать, потому что вопрос ответа не требует. Более того, любой приличный ответ может вызвать цепную реакцию, в которой никак не нуждается молодой специалист Мурашов. Зачем меня вызвали? Вот более правильный вопрос, на него следует ответить как можно скорее. Опять же, чем таким судьбоносным занимается молодой специалист в кабинете начальника, когда вокруг перестройка? Самое время встать, попрощаться, уйти. Иначе, не дай бог, за всей пустопорожней болтовней может пострадать перестройка.
  - Комсомол есть наше наиболее незащищенное место, - с прискорбием выдавил из себя майор Дубов, - Слишком непродолжительный срок пребывает молодежь в комсомоле. За несколько лет невозможно проникнуться правильной идеологией партии так, чтобы правильная идеология превратилась в твое внутреннее чувство. С другой стороны, не каждый комсомолец вступает в партию. Следовательно, контроль за бывшими комсомольцами сводится к нулю на определенном этапе. Поэтому столь непреходящее значение имеет контроль за настоящими комсомольцам. И не только со стороны партии.
  Все, моя голова лопнула. Вроде бы не зомбирование, но нечто похожее на убийство интеллекта с помощью тяжелой артиллерии. Уверяю вас, дорогие товарищи, после встречи с начальником молодой человек не провел ни одной линии, не поставил ни одной точки. Это когда молодой человек вернулся на рабочее место. То есть сел, уперся рогами в кульман, глаза выпучил, и так далее. Очень обстоятельная, очень плодотворная получилась встреча. Поэтому не следует осуждать товарища Мурашова за некоторые странные поступки, которые он совершил во время встречи.
  - Видите ли, Александр Сергеевич, - примерно минут через сорок после рукопожатия майор Дубов перешел на конкретные личности, - Комсомольская организация электротехнического отдела незадолго до вашего прихода понесла тяжелую утрату. Маргарите Семеновне Семеновой, бессменному комсоргу нашей первичной ячейки исполнилось тридцать два года, и мы никакими силами, даже через командование части, не смогли продлить пребывание этого достойного товарища в комсомоле. Четыре года комсомол шел нам навстречу. Четыре года выше положенного срока Маргарита Семеновна продолжала возглавлять вверенный ей пост. Но сегодня Маргарита Семеновна пополнила ряды несоюзной молодежи, и электромеханический отдел остался без комсорга.
  Еще лирическое отступление минут на десять. Типа, как тяжело в период перестройки держать под своим началом неконтролируемую молодежь. Ибо неконтролируемая молодежь может отбиться от стада. Или точнее, она обязательно отобьется от стада. В существующем мире существуют соблазны. Молодежь не совсем разбирается в соблазнах. Или точнее, она не разбирается в соблазнах в силу собственной неорганизованности. Вот если бы опять загнать молодежь в стадо.
  Следующее лирическое отступление на пять минут. Есть родина. Есть долг перед родиной. Родина не просто так, но под большую ответственность выбирает своих звеньевых и комсоргов. Если родина выдвинула тебя на ответственный пост, должен радоваться и гордиться, что родина выдвинула именно тебя, не кого-то другого. Пускай остальные товарищи скромно курят в сторонке. Зато на тебе знак, поставленный родиной.
  - Правда, есть тут у нас один отщепенец, - в конце концов, смахнул крупную капельку пота майор Дубов с открытого офицерского лба, - Некто Дмитрий Алексеевич Долгопятов, прозвище Длинный, который никогда не состоял в комсомоле. Очень прошу вас, Александр Сергеевич, не общаться с подобным субъектом. Или у вас могут возникнуть определенные сложности, скажем, по части карьеры.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Еще минутку внимания. Какая-та фигня творится в нашем королевстве. Махровый комсомолец Александр Сергеевич Мурашов попал по распределению в воинскую часть. Его основная задача работать, работать и работать, чем занимается в настоящий период молодой комсомолец. Ибо проект электротехнического хозяйства ракетно-космического комплекса (то есть сотни схем и сопутствующих документов) успешно продвигается, куда ему следует.
  С другой стороны, молодой комсомолец не отсиживался по углам, не прятался от ответственности, по собственной инициативе вошел в комсомольскую работу на самом сложном участке, собственной грудью попробовал закрыть щели и бреши. Сам начальник политотдела полковник Врулев (читай выше) одобрил действия молодого специалиста Александра Сергеевича Мурашова и благословил молодого специалиста Александра Сергеевича Мурашова на дальнейшие подвиги.
  Я понимаю, говорить о каких-либо результатах пока рано. Впереди сумасшедший год на пределе тех самых сил и возможностей, когда активисты спортивного движения выведут клуб ЦВПИ 'Полет' на второе общекомандное место в спартакиаде авиаработников. Только не надо делить настоящих пацанов и девчонок на комсомольцев и некомсомольцев. Все мы настоящие пацаны и девчонки, все мы любим свою часть, все мы ляжем костьми ради нашей общей победы.
  Кажется, я хорошо объяснился, чтобы не комментировать дальнейшие действия Александра Сергеевича Мурашова - инженера, молодого специалиста, патриота своей части.
  - Дмитрий Алексеевич Долгопятов, - сказал Александр Сергеевич Мурашов, - Входит в спортивный совет спортивного клуба ЦВПИ 'Полет'.
  - Что такое? - как-то странно осекся майор Дубов.
  - Дмитрий Алексеевич Долгопятов, - продолжил Александр Сергеевич Мурашов, - Основная опора спортивного и молодежного движения нашей части. Имеет почетные грамоты от командования части, а так же почетные грамоты и медали от Отраслевого совета авиаработников.
  - Вы это серьезно? - голос майора Дубова задрожал и стал похожим на птичий свист.
  - Можете справиться в политотделе, - ответил Александр Сергеевич Мурашов, - У начальника политотдела Врулева. Или лично у командира части полковника Великого.
  Тишина. Мрак. Абзац. Тошнота. Бараньи яйца.
  Две минуты сорок восемь секунд Александр Сергеевич Мурашов рассматривал стриженную макушку товарища майора, в то время, как майор Дубов рассматривал бумаги на собственном столе. А что, собственно, произошло? Александр Сергеевич Мурашов не сказал ничего недозволенного. Он даже не собирался вступаться за опозоренную честь товарища. Не было никакой опозоренной чести. Дмитрий Алексеевич Долгопятов взрослый человек, на которого равняется молодежь. Опять же уважение к Дмитрию Алексеевичу выказывают сотрудники более зрелого возраста. Товарищ майор по неизвестной причине получил неправильную информацию, или неправильно разрулил информацию. В любом варианте, Александр Сергеевич Мурашов поступил, как истинный комсомолец, и переправил неправильную информацию на правильную информацию.
  - Я справлюсь, - через две минуты сорок восемь секунд майор Дубов оторвал помутневший взгляд от стола, - Я обязательно справлюсь в политотделе. Ибо до меня доходят определенные сведения, что некто Долгопятов по прозвищу Длинный агитирует молодежь против перестройки.
  - От кого доходят сведения? - очень интересный вопрос, если учитывать, что задал его молодой специалист собственному начальнику.
  - Я не могу назвать первоисточник, - смутился в который раз майор Дубов.
  Теперь наша подача.
  - Или я чего недопонимаю, - чуть ли не менторским тоном продолжил свою линию молодой специалист Мурашов, - Или как-то неправильно у нас идет перестройка. Генеральный секретарь коммунистической партии и глава советского государства Михаил Сергеевич Горбачев параллельно с курсом перестройки провозгласил гласность. Провозглашенная гласность, товарищ майор, думаю, в комментариях не нуждается.
  Следующие десять минут говорил исключительно Александр Сергеевич Мурашов. Так называемый 'монолог комсомольца о комсомоле и родине'. Из означенного монолога родина выглядела исключительной красавицей, достойной восхищения, понимания и обожания в едином лице. На долю комсомола так же досталось немало сладеньких пряников. Если послушать Александра Сергеевича, то вообще непонятно, как существовала Россия без комсомола. Хотя сам себе же ответил молодой комсомолец Мурашов, хреново существовала Россия.
  Теперь вы понимаете, в какое мы живем время. Много работы, много опасностей, много естественных ошибок, которые так хочется избежать. Однако невозможно пройти через нашу необыкновенную жизнь, не совершая ошибки. Так давайте не будем зацикливаться на ошибках. Дело не самое достойное для строителя коммунизма, если зацикливаться на ошибках, да там и застрять, обвиняя друг друга. Молодой специалист Мурашов предлагает идти вперед с чистым сердцем и поднятым забралом. Вместе единым фронтом мы обязательно прорвемся сквозь временные ряды и завершим свою перестройку.
  Все, терпеть не в силах майор Дубов.
  - Информация верная, - даже привстал в кресле товарищ майор, - Она от бывшего комсомольца, бывшего комсорга электротехнического отдела Маргариты Семеновны Семеновой.
  
  ОПЯТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Майор Дубов покинул кресло, прошелся несколько раз по кабинету, встал за спиной Александра Сергеевича Мурашова:
  - Александр Сергеевич, вижу вы человек принципиальный, товарищей в обиду не даете, участвуете в перестройке, любите свою родину. Как уже говорилось в этом кабинете, наш отдел понес невосполнимую утрату. Пламенный комсомолец Маргарита Семеновна Семенова покинула ряды комсомола и перешла в несоюзную молодежь. Сие не значит, что отказалась от работы с молодежью Маргарита Семеновна Семенова. Она как прежде на передовой линии огня, но номинально она находится вне комсомола, не может руководить комсомольской ячейкой.
  Майор Дубов вышел из-за спины Александра Сергеевича Мурашова и вернулся в свое кресло. Не могу сказать, почему вернулся в свое кресло майор Дубов. То ли возникло желание встретить опасность глаза в глаза и не прятаться за спиной товарища. То ли все тот же инстинкт, что питается силой начальник только в начальственном кресле. Покинул кресло, вроде ты не начальник. Вернулся в кресло, снова начальник. Короче, не будем вдаваться в начальственную психологию майора Дубова. Разговор отдельный, поговорим как-нибудь в другой раз, как-нибудь в другом месте. На данный момент у нас комсомол с перестройкой.
  - Александр Сергеевич, - уже из кресла продолжил говорить майор Дубов, - Как руководитель электротехнического отдела, от себя лично и, как коммунист, от лица партии предлагаю вам высокую честь возглавить комсомольскую ячейку электротехнического отдела.
  Теперь никакой паузы. Подача молодого специалиста Мурашова:
  - Для чего возглавить, товарищ майор? Чтобы проводить собрания и собирать взносы?
  Не представляю, как она вырвалась подобная чушь. Думаю, сильно забодался молодой специалист Мурашов, находясь в кабинете начальника. Кабинет начальника это вам не общественное место, где разбрасываются шуточками энд прибауточками. Кабинет начальника наполнен определенной аурой, которая не просто чувствуется, но очень чувствуется после определенного промежутка времени, проведенного в кабинете. Здесь не так чтобы обитает конкретный начальник, здесь обитает сама власть. Очень четкая власть, очень правильная и справедливая по определению. Имя той власти 'начальник'. Вот почему я не советую задерживаться в кабинете начальника. Или получится, как с молодым специалистом Мурашовым, или того хуже.
  - Что-что? - переспросил майор Дубов.
  - Видите ли, товарищ майор, - Александр Сергеевич Мурашов сосредоточил честный комсомольский взгляд на физиономии майора Дубова, - Перестройка несколько изменила акценты в комсомольской работе. Сегодня нам не нужна работа с бумагами. Сегодня мы работаем с человеком, при чем с каждым конкретным человеком. Может, для вас, для более старшего поколения, галочка в бумаге важнее, чем человек. Но для нас, для нынешнего поколения молодежи, галочка в бумаге ничего не стоит. Только человек есть настоящая ценность.
  Сам, не представляю, зачем я сказал нечто подобное. Майор Дубов, как и Маргарита Семеновна Семенова, не относится к молодежи восьмидесятых годов. Следовательно, майор Дубов не относится к цивилизации технарей. Товарищ майор застрял где-то на предыдущем этапе. Он, скорее всего, продукт семидесятых годов или какого-нибудь переходного периода из семидесятых в восьмидесятые годы.
  - Уважаемый, Александр Сергеевич, - чувствуется дрожь в начальственном голосе, - Все это демагогия, по определению нашего уважаемого парторга Михаила Исаевича Рашпиля. Мы сейчас находимся вроде как на войне. Ибо перестройка есть война с бесхозяйственностью и прочими ошибками прошлого. На войне, опять же в период перестройки, нет места для демагогии, зато есть место для единоначалия, то есть для власти командиров и начальников.
  Майор Дубов утер рукавом кителя обильно струящийся пот:
  - Нарисую такую картинку. Командир Центрального Военного Проектного института полковник Великий вызывает к себе начальника политотдела полковника Врулева. Так-с, говорит полковник Великий полковнику Врулеву, товарищ полковник Врулев, в одном из наших подразделений не хватает комсорга, что вы на это скажите? И что говорит на это полковник Врулев?
  - Так точно, - непроизвольная фраза со стороны молодого комсомольца Мурашова.
  Майор Дубов утер новые капельки:
  - Вот так и скажет полковник Врулев полковнику Великому, как оно полагается по уставу. Без комментариев. Мол, сегодня у нас перестройка. Мол, молодежь перестроилась и в наставниках не нуждается. Мол, сегодня нам не нужна работа с бумагой, мы работаем непосредственно с человеком. Так никогда не скажет полковник Врулев. Отдал честь, поворот круг-гом, на телефон, звонок в электротехнический отдел товарищу Дубову.
  Майор Дубов достал карандаш и принялся что-то чирикать на первом попавшемся листе:
  - Идем дальше. Так-с, говорит полковник Врулев начальнику электротехнического отдела товарищу Дубову, товарищ майор, в вашем подразделении не хватает комсорга, что вы на это скажите? И что говорит на это майор Дубов?
  - Так точно.
  - Ответ правильный. Майор Дубов участвует в перестройке вместе со всем институтом. Майор Дубов знает устав. Майор Дубов даже не поинтересуется у вышестоящего товарища, откуда пришла информация. То же самое про комментарии. Мол, товарищ полковник, в электротехническом отделе чудесная молодежь. Мол, не имеет значения, состоит чудесная молодежь из электротехнического отдела или нет в комсомоле. Мол, партийные наставники молодежи установили партийный контроль. Мол, наше личное дело, как провести нашу личную перестройку.
  Товарищ Дубов сломал карандаш, разорвал и скомкал первый попавшийся лист бумаги. И даже не обратил внимания, что за схемы были на данном листе.
  - Личная перестройка есть дело советского государства. Я уточняю, всего советского государства, не отдельных личностей даже в таком отработанном коллективе, как электротехнический отдел. Невозможно перестроиться по собственной инициативе, не сообразуясь с линией партии, приказами вышестоящих начальников, волей всего народа. Подумайте, Александр Сергеевич, что произойдет в конечном итоге, если каждый коллектив устроит свою перестройку?
  Вот это удар ниже пояса. Не может каждый коллектив устроить свою перестройку. Даже если очень захочется, все равно не может, черт подери, не дадут. Не настолько у нас свободолюбивое государство, чтобы устраивать множественные перестройки. Наверху предложили одну перестройку. Сие существующая реальность. Ибо та самая единственная перестройка отрицает все прочие перестройки, или запрещает все прочие перестройки, как предательство и вредительство против родины.
  - Я вас понимаю, товарищ майор, - очень мягко, все равно, что к душевнобольному товарищу обратился молодой специалист Мурашов к своему начальнику майору Дубову, - Но помочь не могу. В нашем коллективе масса других комсомольцев, которые старше, опытнее и лучше знают традиции Центрального Военного Проектного института, чем некто молодой специалист Мурашов. Следовательно, они с большим основанием займут столь высокое место комсорга. А молодому специалисту Мурашову пора заниматься своими делами - завтра ответственный матч. Самое время готовить команду.
  
  НУ И?
  Если вы думаете, что на этом закончился день понедельник, то вы неправильно думаете. Сразу на выходе из кабинета начальника подловила Александра Сергеевича Мурашова номинальный руководитель группы Тамара Егоровна Трековская.
  - Александр Сергеевич, - сказала Тамара Егоровна, - В текущем месяце за успешную работу на нашу группу были выделены премия в размере сорок рублей и почетная грамот. Сообразуясь с новыми веяниями перестройки, и как сотрудник нашей группы, вы можете высказать собственное мнение, кому вручить сорок рублей, кому почетную грамоту.
  Видит бог, я очень торопился со своей футбольной командой и потому брякнул не глядя:
  - Грамоту вам, деньги Маргарите Семеновне.
  - Это ваше окончательное мнение, Александр Сергеевич? - переспросила Тамара Егоровна Трековская.
  - Можно наоборот. Деньги вам, грамоту Маргарите Семеновне.
  В следующую секунду я уже был далеко-далеко от кабинета начальника. Знаете, рабочий день подходит к своей завершающей фазе. В некоторых отделах начальники становятся более расслабленными и более сговорчивыми. То есть без суеты получается договориться, чтобы на завтрашний вечер отпустили своих сотрудников. Но попадаются и такие товарищи, как капитан Алкснис (начальник Дмитрия Алексеевича Долгопятова). С товарищем капитаном разговор не из самых приятных.
  - Вот, товарищ спортивный организатор, вы отпрашиваете у меня ответственного работника с шестнадцати ноль-ноль и до конца рабочего дня для участия в каком-то мероприятии, не относящемся непосредственно к нашей работе. Я, конечно же, отказать не могу. У вас в руках официальная бумага с подписью начальника политотдела полковника Врулева. Кто же откажет полковнику Врулеву, когда он поставил подпись на официальной бумаге. Но подумайте, молодой человек, вокруг нас перестройка. Вся страна в едином порыве стремится ответить за прошлые грешки и кое-чего, между прочим, исправить. А чем, собственно, вы занимаетесь, молодой человек? Что конкретно делаете вы сейчас в перестройку?
  Стандартный ответ товарища Мурашова:
  - Я собираю футбольную команду ЦВПИ 'Полет' для участия в спартакиаде авиаработников.
  И совсем нестандартная реакция товарища капитана:
  - Завтра, молодой человек, вы украдете два часа перестройки у нашего конструкторского отдела. Не буду останавливаться на воровстве рабочего времени в прочих отделах. Хотя интересный факт, зачем это вашей команде нужны девушки?
  - Они играют в футбол.
  Легкий смешок и нечто похожее на подмигивание левым глазом:
  - Ага, я, кадровый офицер капитан Алкснис, как какой-нибудь солдат-первогодок взял и поверил, что играют в футбол девушки. Если девушки во что и грают, так это другой футбол. Отсюда сделали выводы, что у вас за футбол и что за команда.
  Как вы понимаете, во время разговора молодой специалист Мурашов стоит перед вальяжно развалившемся в кресле начальником конструкторского отдела с такой офицерской фамилией Алкснис. Почему стоит Александр Сергеевич Мурашов? Сесть ему не предложили. Ну и в руках торчала та самая бумага с фамилиями футболистов ЦВПИ 'Полет', подписанная замполитом Врулевым.
  - Значит, вы не возражаете? - жесткий вопрос молодого специалиста Мурашова.
  - Или у меня есть выбор? - все та же реакция начальника конструкторского отдела, - У меня нет выбора. Но прежде чем вы уйдете, товарищ спортивный организатор, хочу попросить не обращаться ко мне с подобной просьбой в следующий раз, и не воровать в моем отделе, даже такую малость, как два часа рабочего времени.
  - Насчет воровства двух часов рабочего времени решаю не я, - едва не выругался в сердцах Александр Сергеевич Мурашов, - Это решает командование части.
  И побежал дальше. Как я уже говорил, время поджимало. Команда собиралась с определенными проволочками. Некоторые товарищи, выказавшие рвение в первой половине дня, скисли ко второй половине. Наша ударная сила - девчонки, были опять же вне всяких похвал. Но нельзя же постоянно эксплуатировать столь нежные существа, по сути не приспособленные для грязной мужской игры, что называется 'футболом'. Да и с товарищем Длинным, как вы заметили, получилась не самая обнадеживающая история.
  - Не бери в голову, - Дмитрий Алексеевич Долгопятов похлопал по плечу Александра Сергеевича Мурашова, - Капитан Алкснис использует свои методы при работе с молодежью. Особенно с молодыми людьми, недавно появившимися в воинской части.
  - Странные какие-то методы, - едва не выругался Александр Сергеевич Мурашов.
  - Скорее обыкновенные методы, - поправил Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный, - Если бы армейская система ничем не отличалась от гражданки, то грош цена нашей армии. Так и именно так думают и действуют многие офицеры в нашем институте. Им, то есть многим офицерам кажется, что они здорово отличаются от гражданки. По крайней мере, капитан Алкснис считает себя великим оригиналом. Хотя на деле блатной капитан, как и прочие служащие здесь офицеры.
  - Не понял, - теперь уже смутился молодой специалист Мурашов.
  - Объясняю популярно, - все еще не потерял терпение товарищ Долгопятов, все еще возится с необстрелянной молодежью, - В Центральный Военный Проектный институт в центре города Ленинграда попадают не абы какие офицеры с улицы. Это гражданских специалистов здесь набрали по принципу, кто во что горазд. Ибо гражданские товарищи могут легко найти себе более интересное место. Что же касательно офицерского состава, для товарищей офицеров здесь и есть более интересное место. Я не утверждаю, что в Москве хуже, чем в Ленинграде. Но в Москве и блат должен быть выше. Там блатные офицеры высочайшего уровня, у нас блатные офицеры только первого класса. Менее блатные офицеры служат в других местах, часто на севере. Так что не дай бог понизить свой уровень блата.
  - А как же техническая подготовка? - в данном месте совсем охренел Александр Сергеевич Мурашов, - Как же профессиональные качества?
  - Да никак, - Дмитрий Алексеевич Долгопятов вернулся к прерванной работе, - Страна у нас большая. На периферии злющие офицеры куда больше нужны, чем в столицах. Как говорится, там им самое место.
  - Нехорошо получается, - Александр Сергеевич Мурашов так же вернулся в отдел, - Как-то неправильно.
  Еще одна встреча с Тамарой Егоровной Трековской, руководителем группы.
  - Александр Сергеевич, - сказала Тамара Егоровна, - Мы тут посовещались и решили, что грамоту получит Маргарита Семеновна, а вот деньги... Деньги будут за вами.
  
  ПО ТОНКОМУ КРАЮ
  В следующие десять дней ничего особенного не случилось. Мы выиграли четыре футбольных матча за явным преимущество и ни одного не проиграли. Наши основные соперники из Академии Гражданской авиации держались на шаг позади из-за нулевой ничьи с Объединенным авиаотрядом. Так что судьба первого места должна была решиться в очной встрече между ЦВПИ 'Полет' и Академией Гражданской авиации. Забегая немного вперед, скажу, что основной матч мы проиграли. Александр Сергеевич Мурашов не участвовал в основном матче по независящим от него причинам. Возможно, поэтому мы проиграли матч. Но, скорее всего, полупрофессиональная команда Академии Гражданской авиации была на три головы выше, чем команда энтузиастов и легионеров ЦВПИ 'Полет'. Что ни в коей мере не оправдывает отсутствие в матче опорного защитника Александра Сергеевича Мурашова.
  Стоп. Я не желаю оправдываться. Этот странный период между Ленинским Коммунистическим субботником и первомайскими праздниками еще подлежит детальной проработке и классификации. Во-первых, начальник электротехнического отдела майор Дубов ушел в тень. Памятная встреча с начальником не получила никакого резонанса. Разве что Михаил Исаевич Рашпиль перестал здороваться и разговаривать с Александром Сергеевичем Мурашовым. Или показалось Александру Сергеевичу Мурашову, что с ним перестал здороваться и разговаривать Михаил Исаевич Рашпиль.
  Как вы понимаете, не такая большая шишка молодой специалист Мурашов. Перед молодым специалистом поставлена одна, пускай грандиозная задача, которая называется 'ракетно-космический комплекс'. Перед Михаилом Исаевичем стоит множество мелких, средних и грандиозных задач. Михаил Исаевич очень занятый человек. Он не может генерировать свою умственную и физическую энергию исключительно на одного молодого специалиста по фамилии Мурашов. Отсюда сделали выводы.
  Во-вторых, Александр Сергеевич узнал подробности распределения сорока премиальных рублей в своей группе. Получилось примерно так. Маргарита Семеновна Семенова очень настаивала, чтобы вышеозначенную сумму выделили именно молодому специалисту Александру Сергеевичу Мурашову. Мы, инженеры со стажем, и так получаем достаточно. Родина о нас позаботилась во всех отношениях. Родина никогда не забывает своих детей, особенно если так называемые дети не первый год, как включилась в работу на благо родины.
  Очень много, очень красноречиво говорила Маргарита Семеновна в защиту молодого специалиста Мурашова. И это после той некрасивой размолвки, что произошла в начале рабочего дня между товарищем Мурашовым и старшим инженером Маргаритой Семеновной Семеновой.
  Просто сказка какая-та. Очень зауважал Маргариту Семеновну молодой специалист Мурашов. Нет, о других чувствах не может быть речи. Но непонятный энтузиазм Маргариты Семеновны, ее искренность в столь щекотливом вопросе, как распределение сорока рублей премиальных чуть ли не подкосили товарища Мурашова и заставили почитать себя неблагодарной скотиной.
  Впрочем, оно есть за что. Маргарита Семеновна Семенова едва не разодралась за сорок рублей и свою креатуру с номинальным руководителем группы Тамарой Егоровной Трековской. Тамара Егоровна резонно заметила, что премиальные деньги вручаются не за красивые глазки. Маргарита Семеновна резонно ответила, что маленькое поощрение в начале пути может настроить молодого специалиста на интенсификацию труда на самых высоких оборотах. После такой отповеди Тамара Егоровна уже слабо сопротивлялась. Молодой специалист может проглотить поощрение и не настроиться. Праведный гнев Маргариты Семеновны погасил слабое сопротивление в самом зародыше. Молодой специалист Мурашов очень достойный товарищ. Он оценит предоставленные авансы и отплатит на них тем самым трудом, о котором уже говорилось выше. Следовательно, мы не можем упустить такую возможность, как повязать молодого специалиста Мурашова в самом начале пути. Или хотите, чтобы он пошел по пути своего предшественника?
  Очень сильный аргумент. Тамара Егоровна Трековская вздрогнула и едва не упала в обморок. Подлый предшественник молодого специалиста Мурашова высосал все соки из группы. Приняли его, как родного, обласкали, потратились на его учебу. Плюс масса бессонных ночей, когда подыскивала ключик Тамара Егоровна Трековская к вышеупомянутому товарищу. Но так и не подыскался ключик. Предшественник молодого специалиста Мурашова честно отработал три года и исчез в неизвестности.
  В-третьих, очень хочется рассказать товарищу Мурашову про одно незначительное событие из жизни воинской части. Может, для прочих сотрудников одно незначительное событие проходит по самому низшему разряду. Но очень забавно побывать первый раз на политинформации под кодовым названием 'перестройка'.
  Выглядит примерно так. За полтора часа до окончания рабочего дня сотрудники воинской части собираются в актовом зале. Лучше прийти на десять минут раньше, чем с небольшим опозданием. Ибо свободных мест на всех не хватает. А стоять полтора часа у стеночки не самое сторублевое удовольствие. По крайней мере, товарищи опоздавшие возвращаются на рабочее место.
  Политинформатор, как правило, профессионал из общества 'Знание'. Пару минут отбирает полковник Врулев. Разрешите, дорогие товарищи, представить вам такого-то и такого-то кандидата таких-то наук, тема политинформации 'на пути к перестройке'. Затем основная часть. Даты, факты, события, нечто особенное, о чем не слыхали никогда советские граждане. Говорят, гласность вскрыла спецхраны и выплеснула наружу много чего интересненького.
  - Неужели все правда? - спросил Александр Сергеевич Мурашов Дмитрия Алексеевича Долгопятова.
  - Почти правда, - ответил Дмитрий Алексеевич Долгопятов Александру Сергеевичу Мурашову.
  - Почему почти правда? - не то чтобы удивился, но очень удивился Александр Сергеевич Мурашов.
  - Нам показывают, чего хочется показать, и рассказывают, чего хочется рассказать, - Дмитрий Алексеевич Долгопятов сказал весьма туманную фразу.
  - А чего хочется показать? - переспросил Александр Сергеевич Мурашов.
  Тут со всех сторон зашикали, замахали ручками и едва не затопали ножками. Типа, дайте послушать. Неужели за рабочий день не наразговаривались. Вот обидится лектор и уйдет. Такое уже бывало на первых лекциях, когда некоторая несознательная молодежь устроила лектору обструкцию.
  - А чего было на первых лекциях? - не только очень удивился, но и очень заинтересовался товарищ Мурашов.
  Вот что было на первых лекциях.
  Что-то долго мы молчали,
  И внезапно сгоряча
  Разбранили, растерзали
  Удалого усача.
  Будто он один глумился
  Над Россиею родной,
  В одиночестве упился
  Окровавленной стряпней.
  Будто остальные шкуры
  Оказались не при чем.
  Будто пресмыкались сдуру
  Перед грозным палачом.
  Не рассчитывали хитро
  Завиральное словцо,
  Чтоб партийная ехидна
  Не утратила лицо.
  - Все понятно, - сказал Александр Сергеевич Мурашов Дмитрию Алексеевичу Долгопятову (прозвище Длинный).
  И нас покрыли позором.
  
  ТИХВИНСКАЯ РАПСОДИЯ
  Теперь расскажу, почему на ответственном матче с Академией Гражданской авиации не присутствовал Александр Сергеевич Мурашов и еще кое-кто из ударной команды, обеспечившей все предыдущие победы ЦВПИ 'Полет' в первенстве авиаработников по футболу.
  Работа, твою мать. Как вы догадались, работа и только работа. Как бы опять выразиться поточнее, первенство авиаработников по футболу идет своим чередом, а работа своим. Две нестыкуемые величины. В идеале они должны состыковываться, на практике не стыкуются никогда. Терпит, пыхтит работа, и вдруг выпустила коготки. Кто здесь хозяин, я или клопы? Бац кулаком в морду.
  Нечто подобное случилось с Александром Сергеевичем накануне ответственного матча, в котором проиграла команда ЦВПИ 'Полет' и откатилась на второе почетное место. Подошла к Александру Сергеевичу Мурашову все тот же (не будь к ночи упомянуто) руководитель группы Тамара Егоровна Трековская:
  - Уважаемый Александр Сергеевич, обстоятельства требуют вашего безотлагательного присутствия на танковом заводе в городе Тихвине. Вот билеты на сегодняшний поезд, вот предписание и командировочное удостоверение. Выезжаете через два часа вместе с Маргаритой Семеновой. Вопросы есть?
  - У, э, а, - только и сумел ответить Александр Сергеевич Мурашов.
  - Хорошо, что вопросов нет, - отошла Тамар Егоровна Трековская, - Собирайтесь, получите деньги по командировке, и на вокзал. Поезд не ждет опоздавших товарищей.
  Так или примерно так вылетел из командной борьбы опорный защитник Александр Сергеевич Мурашов, после чего проиграла команда ЦВПИ 'Полет', ну и так далее. Нет, я не осуждаю работу за удар ниже пояса по всему спортивному движению части. Видимо обстоятельства требовали безотлагательного присутствия на танковом заводе в городе Тихвине исключительно Александра Сергеевича Мурашова и никого более. Ах, мы забыли Маргариту Семеновну Семенову. Ну, конечно же, обстоятельства требовали безотлагательного присутствия на танковом заводе в городе Тихвине в первую очередь Маргариты Семеновны Семеновой и во вторую очередь Александра Сергеевича Мурашова. Но это уже не имеет значения.
  - Не знаю, что делать, - признался Александр Сергеевич Маргарите Семеновне в поезде.
  - Работа простая, - ответила Маргарита Семеновна, - Лет двадцать, может тридцать, назад мы спроектировали для танкового завода насосную станцию. Все как полагается, новейшее по тем временам оборудование, автоматика. Станцию опять же построили в положенный срок, только без автоматики. Если предполагается открыть какую задвижку, посылают товарища с кувалдой, он ее и открывает. Теперь вопрос, где автоматика? И вполне резонный ответ, автоматика осталась в шкафах под толстым слоем пыли и смазки.
  Верите или нет, но размеренное движение поезда и уверенная речь Маргариты Семеновны не успокоили Александра Сергеевича. Они усыпили его, но ни в коей степени успокоили. Привычная полоса жизни оказалась не просто разорванной, но разорванной на множественные части. Дело не в том, что почувствовал себя полным придурком молодой специалист Мурашов перед всесокрушающим опытом старшего инженера Семеновой.
  Так должно быть, чтобы старшие инженеры владели опытом, а молодые специалисты чувствовали себя придурками. Гораздо хуже, когда заносится товарищ молодой специалист над более старшими товарищами и осуждает их в отсутствии опыта. Это совсем непорядок. Какая бы не раскручивалась вокруг перестройка, старшие товарищи обязаны находиться чуть впереди, чуть выше более младших товарищей. На них русская земля держится. То есть держится до тех пор, пока не выпустят вперед более младших товарищей, пока не окажутся старшие товарищи где-нибудь на помойке.
  - Устройство насосной станции таково, что насосная станция может работать с автоматикой и без автоматики, - продолжила наставление молодому специалисту Мурашову старший инженер Семенова, - Но сегодня насосная станция просто обязана работать с автоматикой. Пришел приказ сверху, чтобы насосная станция работала с автоматикой. Больше того, ожидается высокая правительственная комиссия, которая проверит по полной программе, как работает насосная станция с автоматикой. Теперь повторение пройденного материала. Так работает или нет автоматика? И еще наводящий вопрос. Какая такая работа, если автоматика осталась в шкафах под толстым слоем пыли и смазки.
  Я засыпаю. Путь до города Тихвина по железной дороге не самый страшный из выбираемых нами путей. Город Тихвин по существу небольшой городок, базирующийся вокруг танкового завода. Сколько местных жителей работает на танковом заводе, простите, забыл. Может их десять тысяч, может и все пятьдесят. Очень солидный завод, по крайней мере, во времена перестройки. После перестройки мне приходилось бывать на данном заводе. Скажем, где-нибудь после девяносто третьего года. Это уже был совсем несолидный завод. Бледная тень, развороченные и разворованные развалины. Прилично выглядел только административный корпус, где кабинет директора и просиживают штаны всякие местные шишки. Дальше развалины.
  Закряхтел, заворочался Александр Сергеевич Мурашов, прислушиваясь к наставлениям старшего инженера Маргариты Семеновны Семеновой:
  - Что-то я не вхожу в тему нашей поездки.
  Покровительственно улыбнулась товарищ Семенова:
  - Уважаемый Александр Сергеевич, наша поездка не абы какой исключительный случай в производственной практике Центрального Военного Проектного института. Некогда во времена 'оно' определенные структуры сдали и приняли неавтоматизированную автоматическую насосную станцию. На бумаге с кучей подписей и круглой печатью написано, что принята автоматизированная станция. Теперь пришла перестройка на танковый завод города Тихвина, чтобы проверить, какая она все-таки станция. А это по-прежнему неавтоматизированная станция, которую мы должны автоматизировать в кратчайшие сроки.
  
  ТИХИЙ ВЕЧЕР
  Мы, то есть старший инженер Маргарита Семеновна Семенова и молодой специалист Александр Сергеевич Мурашов, завалили в кошмарную общагу, пропахшую кошками. Как объяснила Маргарита Семеновна, нам досталась лучшая гостиница города Тихвина. Здесь, оказывается, можно раздобыть кипяченую воду, что в других местах очень большая проблема. Для чего кипяченая вода, чуть было не спросил Александр Сергеевич Мурашов, но вовремя успокоился. Хватит задавать дурацкие вопросы. Если немного пошевелить извилинами, то можно самому разобраться, для чего кипяченая вода, для какой надобности.
  - Я прогуляюсь по городу, - сказал Александр Сергеевич Маргарите Семеновне, когда товарищи инженеры закинули в двухместный номер свои немудреные пожитки.
  Впрочем, немудреные пожитки были только у Александра Сергеевича. Эти пожитки состояли из матерчатого мешка, куда в последний момент молодой специалист Мурашов засунул свои тапочки. Маргарита Семеновна взяла с собой внушительных размеров дорожную сумку. Документация, подумал Александр Сергеевич, но в очередной раз ошибся. Документация (секретного характера) ждала товарищей командировочных на объекте, в сумке лежали личные вещи Маргариты Семеновны.
  - Мы пойдем вместе, - сказала товарищ Семенова более молодому и более неопытному товарищу Мурашову, - Город Тихвин по сути бандитский притон. Вечером на улицах небезопасно. Вы только не подумайте, Александр Сергеевич, что я сомневаюсь в вашей мужественности. Ничего подобного. Вы как истинный ленинградец и представитель правильного молодого поколения не боитесь опасности. Какие-то бандюки для вас просто куча позорного мусора. Но представьте, что я боюсь опасности. Вы сейчас уйдете, после чего молодой привлекательной девушке придется бродить по улицам города в одиночестве. Разве не содрогается ваше огромное мужественное сердце при лицезрении подобной картины? Разве вы сможете жить спокойно, чувствуя, что где-то во тьме затерялась одинокая и беззащитная ваша девушка?
  - Му, - или нечто подобное проворчал Александр Сергеевич.
  - Вот договорились, - Маргарита Семеновна быстренько опорожнила на кровать внушительных размеров дорожную сумку.
  Внутри один хлам. Зубная паста, носочки, ночнушка, трусишки... Но почему-то покраснела морда товарища Мурашова. И совсем не по той причине, про которую подумали вы, дорогие товарищи. Александр Сергеевич Мурашов смутился от собственной неопытности.
  Например, Маргарита Семеновна, вот настоящий опытный инженер. Пожалуйста, на выход товарищ Семенова. Есть, товарищ начальник. Все свое держу с собой. Сумка в зубы, ты на объекте. А что Александр Сергеевич? Ох, еще долго учиться Александру Сергеевичу. Шишки и тумаки есть исключительная прерогатива молодого специалиста. Может когда-нибудь и чему-нибудь научится Александр Сергеевич. Но сегодня ему нужна нянька. А кто опять нянька? Думаю, вы догадались. Нянька есть более старший товарищ.
  - Не посетить ли нам местный музей? - сказал молодой специалист Мурашов, чтобы разрядить обстановку.
  - Для музея уже поздно, - ответила Маргарита Семеновна, - Но без культурной программы мы не станемся. Город Тихвин, как всякий провинциальный городок, славится своей торговлей. Почему-то в провинциальные городки завозится много полезных вещей, которые не найти в Ленинграде. Нет, я не говорю, что в Ленинград ничего не завозится. Все-таки столичный город. Все-таки второе сердце России. Все-таки в Ленинграде живут люди. Но какие люди, черт подери? Наши советские, то есть культурные люди. Сметают с прилавков любую полезную вещь подчистую.
  Так за приятной и содержательной беседой товарищи инженеры вышли на улицу. Вполне обычная улица. Можно сказать, центральная улица города Тихвина (забыл, как она называется). Впрочем, название легко угадать с двух попыток. В любом стандартном городе советского периода центральная улица в двух вариантах: либо это улица Ленина, либо улица Карла Маркса. Только в городе Ленинграде центральная улица Невский проспект. Но вы знаете, насколько Ленинград нестандартный город.
  - Так и начнем, - предложила Маргарита Семеновна, - Сначала обошли правую сторону, затем левую.
  Маргарита Семеновна выдвинулась немного вперед, протаранив грудью первую попавшуюся дверь, то ли промтоварного магазина, то ли карликового универмага. Александр Сергеевич отстал на два шага с опорожненной сумкой Маргариты Семеновны. И чего-то я не заметил комсомольскую улыбку на комсомольском лице Александра Сергеевича.
  Это не правильно. То есть в корне неправильно продемонстрировал себя молодой специалист Мурашов в чужом городе. Вы только представьте волшебное действо под названием 'путешествие'. Наше государство Советский Союз за собственные, то есть за государственные денежки разрешило кое-кому совершить путешествие. Нет, я не агитирую всех и каждого гражданина нашей лучшей на свете родины покидать свой родной город ради путешествия в другой неродной город. Но в родном городе можно засидеться, зарасти мхом и плесенью, превратиться в урода. И вот почему?
  С одной стороны город Ленинград, будущий город Санкт-Петербург, как жадная девственница, собрал вокруг несметные богатства. Никуда не надо выезжать, чтобы узнать историю русской земли от истоков до нашего времени. При чем узнать на наглядных примерах. Ибо город Ленинград и есть история русской земли. Но вот какой парадокс, так называемые культурные ленинградцы не очень пользуются представившимися им бонусами. Путь культурного ленинградца просчитан до мелочей по культурному городу. Это путь из дома на работу и обратно, со спонтанными остановками в каком-нибудь кабаке, который не очень далеко отстоит от вышеупомянутого пути, по крайней мере, находится в пределах прямой видимости.
  - Ого, - сказала Маргарита Семеновна, - Я так и думала, что не ошиблась с командировкой.
  Товарищи инженеры застряли в отделе женского нижнего белья, куда словно в бурное море головой, руками, ногами и туловищем окунулась товарищ Семенова. В свою очередь Александр Сергеевич Мурашов приспустил веки, полуприкрыл глаза и изобразил монументальную фигуру 'терпимость'. Хотя получилась не совсем терпеливая 'терпимость'. Сумка Маргариты Семеновны Семеновой как-то нервно подергивала в крепких комсомольских руках Александра Сергеевича Мурашова. Но со стороны все-таки получилась 'терпимость'. Стоит, значится, мальчик, почти одуванчик. Волны людских страстей разбиваются об него потоками. Ничего стоящий мальчик не видит, ничего он не слышит. Вроде как застрял среди множества параллельных миров. Даже нельзя сказать, что его посетила мысль, когда это кончится. Ибо нет ни одной мысли на высоком челе вышеозначенного мальчика, зато 'терпимость' есть. Короче, застрял мальчик.
  Мы же тем временем протолкнем очередную аксиому про пользу маленького города для культурного развития представителей большого города. Представитель большого города, все того же Ленинграда-Петербурга, отрывает свой откормленный зад и совершает путешествие за государственный счет в маленький город. Боже, как мне повезло! Здесь и воздух другой, и люди другие, и смотреть не на что. А у нас то в городе, а у нас...
  - Дайте, пожалуйста, сумку, Александр Сергеевич.
  Молодой специалист Мурашов вздрогнул всем телом и вышел из коллапса. Старший инженер Семенова поставила большую дорожную сумку на прилавок, и стала неторопливо, то есть со знанием дела, загружать туда покупки.
  Так о чем это мы, подумал молодой специалист Мурашов. Да о том, что не часто в нашем суетном мире получается путешествие, если оно не за государственный счет. Во-первых, когда ехать, если свободного времени нет? Во-вторых, куда ехать, если любой город - чужой город, наводненный бандюками и прочей опасностью? В-третьих, если приехал, где остановиться и как вообще жить в чужом городе? Отсюда единственная правильная мысль, только оплаченное путешествие, то есть командировка есть настоящее путешествие.
  - А что это такое? - неожиданный визг Маргариты Семеновны прервал течение мысли Александра Сергеевича, - А что за брачок?
  - Ничего не знаем, - кто-то промямлил в ответ, - Вы уже оплатили покупку.
  - Как это я оплатила? - визг на следующем более высоком уровне, - Я как стояла, так и стою. Я еще не отошла от кассы. И нечего кривить мордочку. Или вы суки-бля некультурные у меня тут попляшите!
  Александр Сергеевич Мурашов инстинктивно шагнул в сторону.
  - Я вашу шайку-лейку с дерьмом смешаю, - визжала Маргарита Семеновна, - Вы у меня останетесь без работы и будете на карачках ползти аж до самого Ленинграда, чтобы выманить, твою мать, хоть немного прощение. Я это так не оставлю.
  Александр Сергеевич Мурашов зажал уши руками и бросился отступать по проходу, заставленному всякой хреновиной, как то: инструмент, садоводческий инвентарь, порошок, мыло, книги. Только в разделе 'книги' слегка притормозил стремительный бег Александр Сергеевич. Господи, сколько же здесь всего интересненького! Лев Толстой, Достоевский, Тургенев, Лесков, Пушкин... Господи, здесь до хрена классики!
  - Ну, суки-бля, молитесь вашему богу.
  Где-то далеко-далеко, на окраине совершенно незнакомой, совершенно чуждой вселенной загнулся очередной визг Маргариты Семеновны. Александр Сергеевич Мурашов завис на одной ноге и пожирал ненасытными глазками книги. Такого не может быть, мелькнула очередная мысль. Так не бывает, чтобы столько настоящей литературы среди всякого хлама и мусора. То есть столько книг в одном месте. Едва не потерял сознание Александр Сергеевич Мурашов. По крайней мере, именно в данный момент товарищ молодой специалист был близок к абсолютной нирване. Уверяю вас, нирвана высочайшего порядка, черт подери! Если бы совершенно бессмысленный, не из нашей вселенной взгляд Александра Сергеевича Мурашова не уперся в улыбающееся лицо Людмилы Тимофеевны Звездич.
  
  РАЗМЫШЛЕНИЕ НАД ТРУПИКОМ ПЕРЕСТРОЙКИ
  Эй, ребята, дайте мне успокоиться, мозги и так из башки выскочили. Я не какой-то ваш супермен, но совершенно нормальный молодой человек из восьмидесятых годов, из пресловутой цивилизации технарей, что снесла коммунизм к чертовой бабушке. Или вы не верите, что существовала подобная цивилизация? Или вам нужны доказательства? А снесенный к чертовой бабушке коммунизм разве не есть доказательства. То-то, умники заткнули пасть. Конечно же, снесенный по всем правилам коммунизм есть доказательства. Даже бабушка здесь не при чем, она ощерила однозубую улыбку, она отдыхает.
  Уже кое-что. То есть получился мужской разговор, когда нормальный мужик, попавший в скользкую колею жизни, не выкарабкивается из колеи, скользит дальше. Можно опять же попробовать выкарабкаться. Слева светит солнышко, справа поют птички. Слева чертовски добротное солнышко, нашего русского замеса, оно никогда не обманет. Справа такие же русские птички, которым более чем наплевать, чего впереди. То есть чего расплескалось по курсу, если скользить дальше. Хотя и дальше не тайна - там перестройка.
  Вот я совсем успокоился, едва попал в перестройку. До девяносто первого года мое человеческое 'я' не застряло на определенном уровне развития. Мое человеческое 'я', видит бог, перестраивалось. При чем перестраивалось с очень высокой скоростью. В данном варианте движение по колее следует сравнить со скоростным поездом. Попал, мчусь, никуда не сворачиваю, никаких связей с товарищами слева, ничего общего с товарищами справа. Прямой прорыв в перестройку.
  А что случилось после девяносто первого года? Неважно, что случилось после девяносто первого года. Или еще не дошло? Перестройка была до девяносто первого года. После девяносто первого года не было никакой перестройки. Все кто сумел, перестроились много раньше. Тем более перестроились потрясающие пацаны и девчонки из цивилизации технарей. И вы знаете, как они перестроились.
  Я честным был,
  Чужого я не трогал,
  Других не бил,
  Не упирался рогом,
  От сатаны
  Когтями не стучал.
  В краю родном
  Без лишнего сомненья
  Благим умом
  Лелеял повеленья:
  Своей страны
  Элегиям внимал.
  Внимал с душой,
  Не только ради скуки
  Судьбы тупой,
  Толкающей на муки
  Все естество
  Прекрасного бойца.
  Внимал как столб,
  Огрызок серпантина,
  Зловонный клоп,
  Безвольная скотина,
  Как божество
  Без меры и конца.
  Я чувствовал,
  Там теплится свобода
  О перевал
  Раздавленного сброда,
  Где возлежит
  Несчастная страна.
  И в чувствах тех
  Сжигал свою натуру,
  Сжигал успех
  И прочую халтуру
  Кромсал на щит
  Осколками дерьма.
  А дальше темная ночь, сломавшая светлый день. Но мы не будем заглядывать так далеко. Это тема другой книги.
  
  РАПСОДИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  Молодые специалисты Людмила Тимофеевна Звездич и Александр Сергеевич Мурашов шли по весенним улицам и переулкам города Тихвина. При чем они выбирали самые глухие, самые безлюдные места. И никакие бандюки не набросились на эту странную парочку, не набили по голове, не отняли последние денежки. Самый обыкновенный город, даже немного романтичный, подумал Александр Сергеевич Мурашов. Самые обыкновенные люди, даже немного приветливые, подумала Людмила Тимофеевна Звездич. Короче, любовь, комсомол и весна. Или весна, комсомол и любовь. Как вы уже догадались, от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Тем более что менялись прекрасные и немножечко перевозбужденные чувства молодых специалистов Александра Сергеевича Мурашова и Людмилы Тимофеевны Звездич.
  Попытаюсь передать выдающуюся беседу вышеупомянутых товарищей. За точность не ручаюсь. Сами понимаете, в каком состоянии находился Александр Сергеевич Мурашов, единственный источник информации.
  - Как вы здесь очутились? - спросил Александр Сергеевич Мурашов Людмилу Тимофеевну Звездич.
  - А вы как здесь очутились? - спросила Людмила Тимофеевна Звездич Александра Сергеевича Мурашова.
  - Просто стечение обстоятельств, - ответил молодой специалист Мурашов, - Сегодня утром я пришел на работу, прикнопил обратной стороной миллиметровку к моему старенькому кульману, принялся за вентиляционный узел в подвальном помещении ракетно-космического комплекса, даже нарисовал одну кнопочку, когда подошла Тамара Егоровна Трековская. Здравствуйте, товарищ Мурашов. Здравствуйте, товарищ Трековская. Так слово за слово, и вот я здесь в одном маленьком городе.
  - Почти аналогичная история, - улыбнулась молодой специалист Звездич, - Сегодня утром я пришла на работу, прикнопила обратной стороной миллиметровку к моему не самому новенькому кульману, попыталась проложить кабели в подвальном помещении, даже нарисовала одну скобу, когда подошел начальник отдела подполковник Курочкин, поздоровался, ну и так далее.
  - Не спроста поздоровался подполковник Курочкин, - вставил молодой специалист Мурашов свои пять копеек.
  - Столь удивительных совпадений просто так не бывает, - подтвердила молодой специалист Звездич, - Хотя мы живем в век науки и техники, но что-то такое совсем незаметное крутится в воздухе. Может, какая-нибудь странная магия, может еще что-то, о чем мы можем только догадываться.
  - Весна, - мечтательно закатил глаза молодой специалист Мурашов, - Хорошее время года.
  - Вот и я так считаю, - опять и опять подтвердила молодой специалист Звездич.
  Здесь нам самое время сделать небольшую передышку, и посмотреть на звездное небо. Знаете, небо еще не такое звездное. Несколько наиболее ярких звездочек пробились сквозь застывающую тьму. Ну и, как полагается, привлекли внимание молодых специалистов Александра Сергеевича Мурашова и Людмилы Тимофеевны Звездич.
  - Интересно, - сказала товарищ Звездич, - Существуют ли параллельные миры.
  - Они существуют, - сказал товарищ Мурашов, - У меня определенное чувство, что они существуют.
  - И у меня определенное чувство, - в который раз удивилась товарищ Звездич, - Если вокруг нас раскинулась вечная и бесконечная вселенная, то почему она раскинулась в одном экземпляре. Этот один экземпляр вечной и бесконечной вселенной навевает смертельную тоску и такую же неуверенность. Какой-то он жалкий один экземпляр. Случись катастрофа внутри недублированной единицы, вот исчезла вечная и бесконечная вселенная.
  - Не может исчезнуть вселенная, - засомневался товарищ Мурашов.
  - И я говорю, что не может, - продолжила предыдущую мысль товарищ Звездич, - Именно оттого называется вечной вселенная, что она никогда не исчезнет, ни при каких обстоятельствах. Ибо исчезающая вселенная не то же самое, что вселенная вечная, всего лишь какая-та уродливая ерунда, которая не укладывается в моей голове ни при каких обстоятельствах.
  - Зато параллельные вселенные укладываются, - подсказал очередное продолжение мысли Александр Сергеевич Мурашов.
  - Очень и очень укладываются, - неожиданно встрепенулась Людмила Тимофеевна Звездич и приникла своим нежным девичьим телом к крепкой мужской груди Александра Сергеевича.
  О, какое чудо параллельные вселенные, неожиданно подумал товарищ Мурашов. В параллельных вселенных многое похоже на нашу вселенную, но есть и отличия. Может, в одной из параллельных вселенных параллельные молодые специалисты Мурашов и Звездич так же наслаждаются весной, как и в нашей вселенной. Может, в другой параллельной вселенной параллельные молодые специалисты Мурашов и Звездич не встретятся никогда, потому что они не родились в силу сложившихся обстоятельств.
  Ах, обстоятельства, снова подумал Александр Сергеевич Мурашов. Почему так много зависит от обстоятельств? Если бы не приехал Михаил Сергеевич Горбачев в Ленинград, то не перекрыли бы входы и выходы в Ленинградском Политехническом институте. Если бы не перекрыли входы и выходы в Ленинградском Политехническом институте, то не завербовал бы Михаил Исаевич Рашпиль Александра Сергеевича Мурашова в некую воинскую часть. Если бы не завербовался Александр Сергеевич Мурашов в некую воинскую часть, то не стал активистом спортивного клуба ЦВПИ 'Полет'. Ну и, в конечном итоге, не встретил бы прекрасную, романтическую, одухотворенную девушку Людмилу Тимофеевну Звездич.
  Вот о чем думал молодой специалист Мурашов в объятиях молодого специалиста Звездич. О чем думала молодой специалист Звездич в объятиях молодого специалиста Мурашова приходится только догадываться. Но, скорее всего, мы не погрешим против истины, предположив, что думала нечто подобное молодой специалист Звездич. Если бы Людмила Тимофеевна Звездич не завербовалась в некую воинскую часть, не увлеклась физкультурой и спортом, не положила собственные силы и здоровье ради победы горячо обожаемого спортивного клуба ЦВПИ 'Полет', то не видать Людмиле Тимофеевне Звездич молодого специалиста Мурашова. Ну, и сегодняшний день никогда бы не настал во вселенной.
  Так или иначе настал этот день. Понимаете, он просто настал, как реальная неизбежность. Все события предыдущих дней стянулись в существующее сегодня. Они просто тянулись, тянулись и стянулись сюда. Чтобы вот так под вспыхивающими звездами приникли друг к кругу две совершенно идентичные души, или те самые пресловутые половинки, которые наконец-то воссоединились в единое целое.
  
  ПОСЛЕ ДРАКИ
  В гостиничном номере все еще горел свет, когда туда завалился молодой специалист Мурашов, как мне припоминается, в двенадцатом часу ночи. Маргарита Семеновна Семенова вся растрепанная и расхристанная сидела в ночнушечке на кровати, и пожирала входную дверь своими прекрасными глазками. Поэтому приход Александра Сергеевича Мурашова, не смотря на все методы предосторожности, предпринятые Александром Сергеевичем, не остался незамеченным.
  - Как сие понимать? - спросила Маргарита Семеновна, теперь пожирая Александра Сергеевича своими прекрасными глазками.
  - Ох, - только и ответил Александр Сергеевич.
  - Я, можно сказать, все глаза выплакала, - откуда-то издалека затянула волынку Маргарита Семеновна, - Стою, значит, в очереди, разбираюсь со всякой сволочью, вдруг пропал Александр Сергеевич. То есть еще секунду назад находился рядом Александр Сергеевич, держал сумку и был под руками. Но только пришлось отвернуться, как нет Александра Сергеевича, пропал Александр Сергеевич.
  Маргарита Семеновна вытерла скупую слезу, демонстрируя тем самым полное отсутствие влаги в своих прекрасных глазках. Вот так это дело выплакивается. Одна хорошая, очень славная девушка заботится о здоровье каждого дурака, по единственной вразумительной причине, что она хорошая славная девушка. Дурак не поймет, дурак не оценит.
  - Вам нехорошо? - спросил Александр Сергеевич.
  Но не расслышала дурацкий вопрос Маргарита Семеновна или сделала вид, что не расслышала:
  - Я понимаю, что увлеклась в магазине. Передо мной стояла конкретная задача: помогать молодому специалисту, обучать молодого специалиста, следить за молодым специалистом. И чтобы ни один волос не упал с его головы. Я подписалась под конкретной задачей, когда взяла на себя наставничество над молодым специалистом. Наставничество тяжкий крест. Очень немногие опытные сотрудники соглашаются на наставничество. Слишком накладно нести тяжкий крест за какие-то десять рублей. Умственная и нервная энергия, потраченные на молодого специалиста, не окупятся никакими деньгами. Но не нести тяжкий крест невозможно, потому что нести тяжкий крест требует родина. Ибо родина приказала нести. Ты сосредоточился, взял и несешь, потому что так хочется родине.
  Маргарита Семеновна немного пригладила волосы, убирая на собственной голове живописный беспорядок. Не скажу, что непривлекательная девушка Маргарита Семеновна. Ее пухлые эротичные ручки двигаются плавно и завораживающе. Ее пухлое эротичное тело переполнено кошачьей грацией. Ее пухлая и весьма конкретная грудь опять же весьма конкретно выступает под тонким шелком ночной рубашки. Плюс соски конкретной груди так эротично подергиваются, словно нет никакой рубашки.
  Сглотнул комок Александр Сергеевич:
  - Мне бы это, того...
  Маргарита Семеновна слегка подвинулась на кровати, уступая нагретое место Александру Сергеевичу. Молодой специалист Мурашов ощутил всеми фибрами души, какая мощная, соблазняющая, завораживающая энергия исходит от нагретого места. Но при этом не продвинулся ни на шаг. То есть ни на шаг не продвинулся к нагретому месту.
  - Простите, Александр Сергеевич, - сказала старший инженер Семенова.
  - За что вас простить? - первый вменяемый вопрос со стороны молодого специалиста Мурашова.
  - Я слишком увлеклась в магазине, - с сексапильной искренностью выдавила из себя Маргарита Семенова, - Соблазн был слишком велик. В период перестройки обязаны перестраиваться все советские граждане, все до единого. Но в маленьких городках вроде этого городка, граждане считают, что они никому ничего не обязаны. Мол, перестройка происходит в обеих столицах. Мол, в обеих столицах разврат и бардак. Если немедленно не перестроятся столицы, то достигнет высочайшего уровня разврат и бардак со всеми вытекающими отсюда последствиями. Мол, у нас в Тихвине бардака нет, только порядок. Следовательно, если нет бардака, зачем перестраиваться?
  Маргарита Семеновна несколько увлеклась своей пламенной обличительной речью. При этом ее хорошенькое личико стопроцентной петербурженки-ленинградки несколько порозовело. То есть уже не было тем самым бесцветным личиком, которое всегда и везде выдает стопроцентную петербурженку-ленинградку. Ну и соломенные волосы стопроцентной петербурженки-ленинградки не так кололи глаза Александру Сергеевичу.
  - Это наш долг, - в очередной раз вздохнула Маргарита Семеновна Семенова, - То есть долг всех культурных людей из большого города по отношению к людям глубинки. Вы же понимаете, Александр Сергеевич, как все протухло и провоняло плесенью в маленьких городках, какое здесь откровенное хамство? Лучший из вариантов, сбросить сюда бомбы, затем пройтись танками по оставшемуся мусору. Вот тогда в маленьких городках произойдет настоящая перестройка.
  Маргарита Семеновна передвинулась на самый край кровати, освободив еще одно нагретое место:
  - Все-таки я за вас переволновалась, Александр Сергеевич. Виданное ли дело вот так сбежать без предупреждения. Я понимаю, что молодые люди ненавидят разгуливать по магазинам и подносить девушкам сумку. Зато молодые люди любят посиживать вечерами в каком-нибудь уютном кабаке, потягивать пиво и слушать какую-нибудь легкую музыку. Скажите, я угадала, Александр Сергеевич?
  Молодой специалист Мурашов сменил одну затекшую ногу на другую, еще не затекшую:
  - Э, кажется, да... Отчасти...
  Очень трудно ответить, почему столь откровенная ложь распечатала уста комсомольца? Истинный комсомолец не имеет права на ложь, даже на самую крохотную, самую безобидную ложь во спасение. Как вы догадались, комсомол есть зерцало юношеской чести и всяческих добродетелей. После девяносто третьего года место комсомола заступила религия. Такое же зерцало всяческих добродетелей, но уже без примеси чести. Я не хочу ничего плохого сказать про религию, но в религиозной среде после девяносто третьего года разврат свил уютное гнездышко. Ибо все молодые блудники и блудницы получили возможность раскаяться в собственных грехах, чтобы блудить дальше.
  К сожалению, комсомол до девяносто первого года не давал молодежи таких полномочий, как религия после девяносто третьего года. За грехи, причем не самые тяжкие, можно было огрести весьма ощутимых люлей в комсомоле. Ложь не относится к легкой породе греха, тем более ложь во спасение. Как ты можешь спасаться, товарищ комсомолец, когда вокруг перестройка? Ты не имеешь права спасаться. Твоя основная задача войти в перестройку, закрепиться на передовых рубежах, погибнуть или вернуться с победой обратно. А что такое победа в век перестройки?
  Еще один очень важный вопрос, промелькнувший в тупой голове Александра Сергеевича Мурашова - молодого специалиста, молодого инженера и вообще молодого человека новой формации. Не ответил на очень важный вопрос Александр Сергеевич. С прискорбием сообщаю еще один факт, не знает ответа вышеозначенный товарищ. Нет, он не знает ответа, потому что не существует ответ. Товарищи наверху не абы как устроили перестройку. Товарищи наверху просчитали все плюсы и минусы подобного действа. Или кто-то сказал, что это не так? Покажите мне позорного 'кто-то'. Александр Сергеевич Мурашов оторвет ему руки и ноги.
  - Ну и ладненько, - сквозь скупаю слезу улыбнулась Маргарита Семеновна, - Вы прощены. Присаживайтесь, Александр Сергеевич.
  
  И СМЕХ, И ГРЕХ
  А собственно, что опять же произошло. Застрял дурак дураком молодой специалист Мурашов посреди номера. Кажется, за последнее время это стала наиболее традиционная поза для молодого специалиста Мурашова. То есть куда-нибудь прийти и застрять дурак дураком. Но я не осуждаю товарища. Я вообще никого не осуждаю в нашей невымышленной истории. По самой естественной причине, идет перестройка. В перестройку может случиться всякое, тем более несанкционированные ошибки и даже дурачество.
  Если сказать правду, то цивилизация технарей сплошная ошибка. Более старшие, более опытные товарищи, то есть шестидесятники и семидесятник, не рассчитывали на цивилизацию технарей. Они и так чертовски самодостаточная величина. Зачем нам какая-та гребаная цивилизация, если мы всего добились в нашей России? Тогда наводящий вопрос, а чего добились в нашей России шестидесятники и семидесятники? Вот это не твое дело, мой мальчик. Если более старшие, более опытные товарищи сказали, что они добились 'всего', так тому и быть. Если ты продолжаешь упорствовать во грехе, то есть не доверяешь мнению более старших, более опытных товарищей, возьми морковку и забей себе ротик.
  - Я не устал, я постою, - на недвусмысленное предложение старшего инженера Семеновой ответил молодой специалист Мурашов.
  - Очень зря, Александр Сергеевич, - еще более недвусмысленно улыбнулась Маргарита Семеновна, - Завтра нас ожидает работа, может не самая трудная в умственном отношении, но требующая максимального приложения сил и здоровья. Вот почему, Александр Сергеевич, я попросила у руководства именно вашей помощи. То есть помощи хорошо подготовленного, физически крепкого мужчины. Ну и отказала многим ретивым девицам, что просто выпрыгивали из трусов, чтобы попасть в город Тихвин.
  В данном месте покинула кровать Маргарита Семеновна:
  - Такова правда жизни, что молодому инженеру, особенно молодому специалисту очень трудно подняться наверх по служебной лестнице, если снизу его никто не подталкивает. Служебная лестница не есть кусочек свободного пространства. Каждая ступенька служебной лестницы увешана телами. Я не утверждаю, что тела здесь застряли навечно. Они кое-как кое-куда двигаются. Но скорость передвижения стремится к нулю. Я имею в виду, общая скорость. Ибо попадаются отдельные молодые люди, навострившиеся карабкаться по телам и сразу через несколько ступенек.
  Маргарита Семеновна приблизилась на шаг к Александру Сергеевичу:
  - Я вроде бы правильно выражаюсь? Чтобы молодой инженер поднялся на парочку нижних ступенек служебной лестницы достаточно получить институтский диплом, причем диплом какого-нибудь модного института ценится выше. Ты получил диплом, ты молодой специалист, ты преодолел парочку нижних ступенек. Однако вершина лестницы еще далеко, она не просматривается с тех самых ступенек. Она может быть страшная и манящая, но лезть туда надо. Ибо подпирают снизу более молодые специалисты. Как это более молодые специалисты? Именно так. Снизу всегда кто-нибудь подпирает, но не наверх, а чтобы отбросить тебя в сторону.
  Отступил на шаг Александр Сергеевич, но сделала очередной шаг Маргарита Семеновна и почти коснулась своей роскошной грудью еще не остывшей груди молодого товарища:
  - Так о чем мы опять говорили? Ах, это мы говорили про определенную группу товарищей, которые не подпирают снизу молодого специалиста, а очень корректно подталкивают. Не выдумка, но узаконенный факт. Если вы попробуете отыскать вышеперечисленных товарищей, ничего не получится. Конспирация, батенька, конспирация. Иначе каждый придурок сможет втереться в доверие к нужным товарищам и подняться чуть выше, чем ему полагается по ранжиру. Зато конспирация исключает подобную блажь. Скажите, пожалуйста, где здесь раздача слонов? Ни за что не скажу. А пошел ты подальше, мой мальчик.
  Александр Сергеевич Мурашов уперся спиной в стену. Знакомая поза, черт подери. Мы нечто подобное где-то видели и проходили по полной программе. Не хочу, чтобы подобная поза стала неотъемлемой частью самой жизни. Бейте меня, режьте меня, все равно не хочу. Звездное небо сияет над головой. Маленькие и крупные звездочки стучатся в сердце молодого специалиста Мурашова. И много сильнее всех прочих звездочек стучится самая маленькая, но самая прекрасная звездочка с таким восхитительным названием 'Звездич'.
  - Поездка на танковый завод не абы какая поездка, - грудь Маргариты Семеновны пронзила грудь Александра Сергеевича, - Получилось вроде как испытание для молодого специалиста. Я не утверждаю, что испытывается молодой специалист на прочность, но нечто подобное есть. Если ты выдержал испытание, то открылась очередная ступенька. Пускай только третья ступенька на бесконечной и очень крутой лестнице. Но после третьей ступеньки начинается четвертая ступенька, с которой по сути начинается блестящая карьера молодого специалиста. Ох, как хочется добраться до четвертой ступеньки. Но перед четвертой ступенькой лежит третья ступенька. Или ты не добрался до третьей ступеньки? Или ты провалил испытание? И придется тебе подождать какой-нибудь новый подарок судьбы, после которого снова откроется третья ступенька. Вот подарок судьбы это редкость.
  Александр Сергеевич Мурашов чуть сдвинулся в сторону, но его попридержала пухлая ручка Маргариты Семеновны:
  - Александр Сергеевич, мы говорим на одном языке, мы хорошо понимаем друг друга. Как бывший комсорг и так называемый 'пастырь молодежного стада' я досконально изучила свое стадо. Поздравляю, вы не поддельный, но истинный комсомолец. Данное открытие кое-чего стоит. Ибо быть истинным комсомольцем тяжелый труд, в то время, как фальшивые комсомольцы жрут пряники. Но вы истинный комсомолец, Александр Сергеевич, вы не желаете просто так жрать пряники. Пускай всякая мелочевка обжирается до тошноты. Только истинный комсомолец Александр Сергеевич Мурашов заработает непосильным трудом свой единственный, но зато очень истинный пряник.
  Стоп, ребята, больше я не боец.
  Высохла вода
  В глубине канавы.
  Добрая еда
  Сделалась отравой.
  Без большой балды
  Получилось чудо.
  От такой беды
  Лопнули сосуды.
  Лопнуло нутро
  От такого смрада.
  Выпали в ведро
  Внутренности гада.
  Мерзостный пачкун
  Блеванул уныло.
  Верный карачун
  Взял его за рыло.
  Горячие хищные губы старшего инженера Маргариты Семеновны Семеновой коснулись ледяных губ молодого специалиста Александра Сергеевича Мурашова. Искра, молния, взрыв. Резким движением молодой специалист Александр Сергеевич Мурашов оттолкнул горячие хищные губы:
  - Так мы не договаривались...
  Хлопнула дверь. Господи, как бешено бьется холодное сердце.
  
  ПО ПИВУ
  Улица. Александр Сергеевич Мурашов сразу попал в объятия неких весьма скользких личностей. Коротышка без трех передних зубов выдохнул перегаром в лицо молодого товарища и попросил закурить.
  - Извините, я не курю, - по-интеллигентному ответил Александр Сергеевич.
  - Вот оно как? - из темноты вышел хромой, или точнее вывалился, как не очень упитанная утка, - Значит, столичная молодежь побрезговала местными ветеранами.
  Дальше пишу литературным слогом. Все-таки приличная история, не какой-то учебник по русскому мату. Но если вам хочется составить учебник, сядьте на скорый поезд от Санкт-Петербурга до города Тихвина. Затем пройдитесь по центральной улице города Тихвина и найдите там очень порыпанное общежитие, косящее под гостиницу. Затем дождитесь полуночи за пределами общежития, косящего под гостиницу. К вам обязательно подойдут ветераны: коротышка с хромым. Учебник по русскому мату я гарантирую.
  - Мы ветераны афганской войны, - уточнил коротышка, снова дыхнув перегаром.
  - Истинный крест, - так переводится длиннющее и витиеватое ругательство, выскочившее из прокуренного ротика товарища хромого.
  - Мы не просто воевали на афганской войне, - перевел коротышка, - Но потеряли много боевых товарищей и получили серьезные раны.
  Жест в сторону хромого.
  - Ага, - следующий перевод непереводимой фразы, - Вот мои раны.
  Александр Сергеевич Мурашов немного попятился в сторону общежития, косящего под гостиницу. Коротышка заметил столь нетактичную тактику молодого инженера из Ленинграда и сделал соответствующий маневр, то есть немного зашел товарищу за спину. Таким образом, Александр Сергеевич был вынужден обернуться немного вправо, чтобы держать в поле зрения обоих местных товарищей, и путь к общежитию оказался не самым удачным.
  - Ребята, - сказал Александр Сергеевич, - Можете мне поверить, я занимаюсь спортом. Поэтому не курю.
  - Ей богу, - на этот раз хромой опередил коротышку с собственными комментариями, - Сегодня нам не везет. Опять попалась неправильная молодежь. Столичные фраеры совершенно не уважают местных товарищей. Им наплевать, что именно мы, то есть местные товарищи проливали свою кровь в афганскую войну, когда столичные фраеры жрали, пили и учили в своих институтах какую-то маромойскую азбуку.
  Здесь Александр Сергеевич Мурашов уловил слово 'пили'. Вполне нормальное слово, даже очень и очень обычное. Люди любят пожрать. Еще больше они любят выпить. Жрачка, конечно же, на первом месте, но и выпивка не на последнем. Если обжираться без выпивки, то в конечном итоге вырвет желудок. Если упиваться без жрачки, то желудок опять-таки вырвет. Но мы ребята нормальные. Мы умеем сопоставлять и то и другое. Тем более в тот судьбоносный момент, когда возвращаться назад, то есть в комнату с Маргаритой Семеновной, смерти подобно.
  Здесь проскочила не совсем разумная мысль про Маргариту Семеновну. Мама моя, какая убойная телка! Но подавил не совсем разумную мысль молодой специалист Мурашов. Давайте расстанемся с неразумными мыслями. То есть с мыслями об убойных сиськах Маргариты Семеновны. Пора использовать разум. А что говорит разум? Ну, то самое говорит разум, возвращаться назад невозможно ни при каких обстоятельствах. Или точнее, подобное дело возможно, но не желательно. Там в помоешном номере гостиничного комплекса ждет Маргарита Семеновна.
  Тогда еще более интересный вопрос, что мы будем делать с Маргаритой Семеновной? Ой, дорогие мои, много чего можно сделать с Маргаритой Семеновной. Например, поиграть в шашки. Ах, не захватил шашки молодой специалист Мурашов. Припоминаете, как вышеозначенный товарищ собирался в командировку в город Тихвин. Чувствую, припоминаете. Вышеозначенный товарищ никак не собирался в командировку в город Тихвин. Его взяли и собрали в командировку другие товарищи. В том числе Маргарита Семеновна.
  Значит, с шашками у нас полный облом? Плохая, очень плохая новость. Не могут товарищи инженеры Александр Сергеевич Мурашов и Маргарита Семеновна Семенова поиграть в шашки. Так может товарищам инженерам просто выспаться? Завтра ответственный день. Завтра на танковом заводе ждут ответственные товарищи. Я не знаю, какая решается судьба завтра на танковом заводе. Но в перестройку постоянно что-то решается. Ответственные товарищи могут оказаться в большой заднице без руководящих указаний Маргариты Семеновны Семеновой. Какая роль в большой заднице отводится Александру Сергеевичу Мурашову пока не понятно. Но старший инженер Семенова говорила что-то неопределенное про мускулы. Зачем какие-то мускулы Александру Сергеевичу Мурашову, если вокруг автоматика? Черт его знает зачем. Снова проехали.
  Итак, что мы будем делать с Маргаритой Семеновной? Вопрос с повестки дня еще никто не снимал. Оздоровительный сон отбросили с первой попытки. Слишком перевозбуждены товарищи инженеры перед ответственной встречей с ответственными товарищами. Если вернуться в номер, если выключить свет, если забраться под одеяло с носками и головой... В данном случае все равно ничего не получится. Я повторяю, слишком перевозбуждены товарищи инженеры. Правильно говорилось чуть выше, нечто странное у нас в воздухе. То есть нечто настолько странное и необычное во всех отношениях, что лучше не возвращаться товарищу Мурашову к Маргарите Семеновне Семеновой.
  - Э, мужик, - сказал коротышка, - Ты не уснул?
  - Не, не уснул, - поправился тут же хромой, - У мужика столичная болезнь, называется жлобство.
  - Ага, - поддержал другана коротышка, - Именно так болезнь называется. Все они залетные фраеры ваще охренели от жлобства. Никакого почтения к ветеранам афганской войны. Сигаретку не кинут, стакан не нальют. Только на морде написано жлобство.
  Я не привожу целиком высокоученый диспут двух представителей местной флоры и фауны. Уже говорилось чуть выше, каждому интересующемуся товарищу следует побывать лично в городе Тихвине. Тем более что единственный источник информации Александр Сергеевич Мурашов пропустил добрых две трети из предоставленной информации. Оно понятно, Александр Сергеевич Мурашов закопался в своих проблемах.
  Собственно говоря, проблема одна: вернуться или не вернуться молодому специалисту Мурашову к старшему инженеру Семеновой. Зато какая проблема? После полуночи вроде бы комсомольское время прошло. Правильный комсомолец обязан устроить себе баиньки. Но сегодня Александр Сергеевич Мурашов совершенно неправильный комсомолец. Я повторяю, нечто неопределенное или очень определенное в воздухе подействовало на товарища Мурашова в неопределенную сторону. Еще недавно был правильный комсомолец Мурашов. Признаки правильности комсомольца не описываю, они и так в перестройку набили оскомину. Теперь перед нами неправильный комсомолец.
  Нет, Александр Сергеевич принял решение, никуда не вернусь. Удивительная звездная ночь. Удивительно стучит сердце в широкой груди молодого товарища. Практически вылетели из головы потрясающие сиськи Маргариты Семеновны. Сегодня для подобного богатства не самое подходящее время. Пускай разбирается со своим богатством Маргарита Семеновна. Авось как-нибудь разберется к утру, и наша нормальная жизнь как бы встанет на свое законное место.
  Александр Сергеевич Мурашов прикинул на глаз, сколько бабла осталось в карманах:
  - Слушайте, мужики, где здесь приличный кабак?
  И еще:
  - Не пройтись ли нам малость по пиву?
  
  КРУЖКА-ПОДРУЖКА
  Не ребята, я не прикалываюсь. Молодой специалист Александр Сергеевич Мурашов в добром здравии и светлом уме завалился в местную забегаловку в окружении парочки весьма импозантных личностей. В славном городе Ленинграде подобный эпатаж вряд ли бы прошел незамеченным. В славном городе Тихвине все получилось с точностью наоборот, если бы не одна деталь. Никто из присутствующих в забегаловке товарищей не поздоровался со спутниками Александра Сергеевича Мурашова. Хотя спутники Александра Сергеевича Мурашова поздоровались чуть ли ни с каждым товарищем.
  - Ты, ленинградец, не совсем безнадежный, - сказал коротышка, проталкивая в себя первое пиво. Получилось не на очень профессиональном уровне. Ручки задрожали, кружка задрожала, часть пива выплеснулась на не самый свежий пиджак, ну и так далее.
  - Раньше ночью хрен бы нашли пиво, - действия хромого оказались под стать коротышке, - Теперь, твою мать, перестройка, частная собственность, малый бизнес.
  Что я тут делаю в обществе двух ветеранов, почти автоматически подумал молодой специалист Мурашов, я же не пью пиво. Последняя мысль утонула в брызгах и пене. Первая кружка, мать-перемать, за целую жизнь. И признаваться нечего, никогда не пил пиво вышеупомянутый Александр Сергеевич. То есть вообще не пил пиво, даже хорошее пиво, не такую мочу, как в этой загаженной забегаловке.
  Настоящая моча, подумал Александр Сергеевич Мурашов. Но, возможно, такое всегда пиво. Как ты можешь о чем-то судить на основе одной кружки? Вот вернется домой Александр Сергеевич, вот зайдет в забегаловку где-нибудь на любимом Невском проспекте, вот попробует там настоящее ленинградское пиво... И что тогда? Почему-то возникла совсем идиотская мысль, там такая же точно моча, которая по большому счету называется 'пиво'.
  - Э, ленинградец, - как-то почти ласково обратился коротышка к товарищу Мурашову, - Ты бы проставился по второй кружке.
  - И то правда, - подхватил идею хромой, - Пить по одной кружке вроде бы не с руки, вроде неуважение какое-то для ветеранов афганской войны, пострадавших за общее дело.
  Александр Сергеевич заказал еще две кружки. То есть одну кружку для коротышки, другую кружку для хромого. Для себя ничего не заказал Александр Сергеевич. Вся эта история с ветеранами, пивом и прочей хреновиной показалась ему нереальной. Точно вывалился из реальности Александр Сергеевич Мурашов и попал в нереальность. Нет, не пивные пары ударили в голову неподготовленному товарищу. Слишком много на данном этапе пережил и прочувствовал молодой человек, чтобы удержаться в реальности, чтобы не попасть в нереальность.
  Впрочем, я ничего не имею против, если некто придерживается иной версии. Никогда не пил Александр Сергеевич пиво. Напился с одной кружки Александр Сергеевич. Пускай будет так. Человек, напившийся с одной кружки, все равно остается в реальном мире. Его мир не совсем адекватный миру других людей, не напившихся с одной кружки, но связь определенная есть. Например, прокопченные лица ветеранов вполне реальная связь, хотя утратили кое-какие черты эти лица или просто размазались в ускользающем сознании Александра Сергеевича.
  - Наш ленинградец какой-то странный сегодня, - сказал на своем непереводимом жаргоне товарищ хромой.
  - Ну, ты его видел вчера? - изобразил нечто вроде улыбки ветеран коротышка.
  - Я не видел, а ты?
  Оба ветерана пустились опять же в непереводимую пикировку словами, что едва не закончилось небольшим мордобоем. По крайней мере, было определенное ощущение, что мордобой где-нибудь на подходе. Хотя с другой стороны, подобная мелочь не затронула самосознание молодого инженера из Питера. А что затронуло самосознание молодого инженера из Питера? Очередной интересный вопрос риторического свойства. Именно в данный момент Александр Сергеевич Мурашов вспомнил о странной политике перестроечного государства и его руководителя Михаила Сергеевича Горбачева против так называемой пьянки. Неужели выпить пол литра пива после напряженного рабочего дня называется пьянкой? Или две кружки пива (то есть один литр) приведут нормального человека в настолько невменяемое состояние, что он утратит самоконтроль и превратится во врага государства?
  На какое-то мгновение задумался Александр Сергеевич Мурашов с особым глубокомыслием. Нехорошее определение 'враг государства'. Но если рассуждать фигурально, то одна кружка пива все-таки изменила Александра Сергеевича. Во-первых, молодой специалист Мурашов успокоился. И не надо подначивать, что так называемая 'моча', заменяющая в забегаловке пиво, вносит в организм человека душевное спокойствие, потому что устраивает там же физический разлад. Насчет физического разлада не спорит молодой специалист Мурашов. Ибо физический разлад явственно ощущается где-то на уровне пояса. Другое дело, душевное спокойствие...
  - Комсомолец я или не комсомолец? - почему-то спросил у себя самого Александр Сергеевич.
  - Прям хамство какое-то, - тут же вмешался товарищ хромой, потому что расправился со вторым пивом.
  И коротышка вмешался:
  - Я чего-то запамятовал, была ли вторая кружка для ленинградца?
  На самом деле речь коротышки выглядела примерно так: 'сука-бля-тля-сука-кружка-тля-бля-ленинградец'. Но почему-то во всем разобрался товарищ Мурашов без комментариев.
  - Не было второй кружки, - уверенно выдавил перегаром хромой.
  - Вот и я говорю, не было, - коротышка почесал ниже пояса, - Мы сначала выпили по одной кружке. И ленинградец пил вместе со всеми, как настоящий мужик. Почему бы, ему не пить за свои денежки? У нас самое лучшее пиво, может быть, не с такими наклейками, как в ихней столице, но все равно оно самое лучшее.
  - А после не пил ленинградец?
  Теперь ниже пояса почесался товарищ хромой. Болезнь у них что ли какая-та, все чешутся, чешутся, чешутся... Так или примерно так подумал молодой специалист Мурашов, разглядывая дно своей кружки. Видимо заразная болезнь в одном маленьком городе. Видимо здесь небезопасно общаться с местным населением, можно схватить заразу. Плюс из общественных кружек пить не совсем чтобы хорошо. В общественных кружках точно гнездится зараза. Михаил Сергеевич Горбачев что-то такое говорил про заразу. Ага, улавливается более или менее смысл. Пьянка приносит заразу. Так или примерно так говорил Михаил Сергеевич Горбачев, когда проповедовал против пьянки и говорил про заразу.
  Неожиданно почувствовал Александр Сергеевич Мурашов, что смотрит на товарищей ветеранов какими-то другими глазами. Прозрение, твою мать, называется. Никакие это не ветераны афганской войны. Не тот возраст, опять твою мать. Ветераны афганской войны вряд ли намного старше товарища Мурашова. Ну-ка припомнили, когда начиналась афганская война? То есть когда вечно пьяненький и полупьяненький Леонид Ильич Брежнев допустил роковую ошибку, подписавшись под разрешением о вводе ограниченного контингента советских войск в Демократическую Республику Афганистан.
  Уф, ни с того, ни с сего пот прошиб молодого специалиста Мурашова. Надо чего-то делать со столь неумеренной потливостью. Хватит заливаться потом от всякой фигни. Или мурашки начнут смеяться над Александром Сергеевичем.
  Не хочу, чтобы надо мной смеялись мурашки, подумал Александр Сергеевич Мурашов. Не для того у Александра Сергеевича Мурашова знаковая фамилия, чтобы над ним смеялись мурашки. Хотя с другой стороны, могут смеяться мурашки над Александром Сергеевичем Мурашовым, но только не в вышеозначенном случае. Потому что просветленный Александр Сергеевич почувствовал просветленным нутром настоящую подлость.
  Якобы ветераны афганской войны не есть ветераны афганской войны. Они обыкновенные бомжаки и придурки, что шляются в неурочный час по заснувшему городу Тихвину. При чем шляются в определенном месте, то есть у гостиничного комплекса, где можно кое-чем поживиться. Например, сигареткой и парой копеек на пиво. Про афганскую войну стопроцентный звездеж. Коротышке выбили зубы в какой-нибудь пьяной драке. Хромому отхренячили ногу в другой драке опять же не самые яростные почитатели трезвости.
  - Слушай, ленинградец, - сказал коротышка, - Ты нас не уважаешь.
  - Это есть факт, - философически заметил хромой, - Как-то с уважением у вас в Ленинграде проблема.
  Оба посмотрели на дно пустых кружек и придвинулись чуть ли не грудь в грудь с Александром Сергеевичем Мурашовым. Опять теснота, удивился молодой специалист Мурашов, опять толчея, как на Невском проспекте. Пора бы нам всем успокоиться и разойтись по своим делам. Как называется, мальчики - налево, девочки - направо. Или причем это девочки? Не вижу я здесь ни одной девочки. Зато позорные морды так называемых 'лжеветеранов', позорные морды я вижу. И не следует втюхивать комсомольцу Мурашову, что 'лжеветераны' все-таки настоящие ветераны. Комсомолец Мурашов легко разбирается в заморочках подобного толка. Так называемые 'коротышка и хромой' точно 'лжеветераны'. Самое время вывести подобную заразу на чистую воду.
  - Ты нас не уважаешь, товарищ, - продолжил игру с философией все тот же хромой, - Потому что приехал из Ленинграда.
  - Вот и я говорю, он из Ленинграда, - грязно выругался коротышка, если новые ругательства, наслаиваемые на другие ругательства можно считать за ругательства.
  - Он не налил и не выпил вторую кружку, - заметил хромой.
  - Вот и я говорю, ее не было этой второй кружки.
  Молодой специалист Александр Сергеевич Мурашов неожиданно выдохнул перегаром в лицо слишком зарвавшейся парочке парочку еще более грязных ругательств, чем все предыдущие ругательства вместе взятые:
  - Ну, вы тля-перетля, что имеете против моей перестройки.
  И ударил в живот коротышку.
  
  НИЧЕГО ЛИЧНОГО
  Коротышка охнул. Хромой сунул руку в карман, а когда вытащил руку, что-то блеснуло в вытащенной руке. Коротышка осел на пол. Хромой попробовал замахнуться. Но рука его как-то неестественно изогнулась, что было в руке полетело под стойку.
  - Длинный, - выдохнул Александр Сергеевич Мурашов.
  Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный сжал руку хромого. Рука неприятно хрустнула. Хромой йокнул и потерял сознание. Но этого уже не видел Александр Сергеевич Мурашов, потому что бежал по каким-то замызганным переулкам подальше от редких огней заснувшего города.
  - Не стоило так напиваться, - Дмитрий Алексеевич Долгопятов похлопал Александра Сергеевича Мурашова по вывихнутому плечу, когда товарищи инженеры остановились среди весьма прозаических елок.
  - Ой, - ответил Александр Сергеевич Мурашов.
  - Вот и я говорю, что плечо вывихнуто, - Дмитрий Алексеевич Долгопятов отыскал поваленное бревно и занялся вывихнутым плечом Александра Сергеевича Мурашова, - Эти гражданские всегда влезут в дурацкую драку.
  - Не понял, - подпрыгнул Александр Сергеевич Мурашов, когда плечо встало на место.
  - Я не всегда был гражданским, не всегда работал в нашей воинской части, - сказал Дмитрий Алексеевич Долгопятов, - Когда-то давным-давно, кажется, в эпоху мамонтов я был морпехом и усвоил два правила. Во-первых, никогда не драться с гражданскими. Во-вторых, если дерешься, так сразу на поражение.
  - Извини, - скромно извинился Александр Сергеевич, - Еще один идиотский вопрос. Мой начальник майор Дубов называет тебя 'ренегат, никогда не состоявший в рядах комсомола'. И ты был морпехом?
  Дмитрий Алексеевич Долгопятов бросил короткий взгляд на Александра Сергеевича Мурашова, затем отвернулся:
  - Можешь не извиняться. Все мы когда-то состояли в рядах комсомола. Все маршировали под красным знаменем, пели речовки и вытворяли прочие глупости. Здесь твой начальник владеет неправильной информацией. Некто Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный состоял в рядах комсомола. То есть состоял до той самой минуты, пока не вернулся из армии. Вот когда вернулся из армии некто Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный, то автоматически вышел из рядов комсомола.
  - Как автоматически вышел? - совсем дурацкий вопрос со стороны товарища Мурашова.
  - Взял и вышел, - пожал плечами товарищ Длинный, - То есть спустил в сортир комсомольский билет, чтобы больше не возвращаться.
  Они помолчали. Слишком много было вопросов со стороны молодого специалиста Мурашова к более опытному товарищу Долгопятову. Хотелось спрашивать, спрашивать, спрашивать... Вы только не думаете, что шокировали последние откровения более опытного товарища Долгопятова менее опытного молодого специалиста Мурашова. Все вышло настолько просто, настолько естественно, что не шокировался молодой специалист Мурашов. Если более опытный товарищ Долгопятов спустил в сортир комсомольский билет, значит так должно быть, значит это единственный правильный выход.
  Ночь совсем вызвездилась. Не самая теплая и не самая холодная апрельская ночь. Два молодых инженера сидели в каком-то парке, очень похожем на лес. Бревно, на котором сидели два молодых инженера, было трухлявое и чертовски удобное. Сверху все так же бесстрастно светили звезды.
  - Завтра ответственный матч, - неожиданно выдохнул Дмитрий Алексеевич Долгопятов.
  - Ребята там, мы здесь, - поддержал разговор Александр Сергеевич Мурашов, - И что за дурацкая командировка?
  - Самая обычная командировка, - ссутулил плечи Дмитрий Алексеевич Долгопятов и вроде как уменьшился в размерах, что показалось Александру Сергеевичу Мурашову фантастикой.
  - Но почему именно мы? - возмутился молодой специалист Мурашов, - Почему накануне ответственного матча?
  - Потому, - ответил Дмитрий Алексеевич Долгопятов.
  - Почему потому?
  - Послать некого.
  Еще помолчали. Вынужден признаться, местное пиво оказалось с изюминкой. Мозг молодого специалиста Мурашова работал то ли странными рывками, то ли зигзагами. Слова более опытного товарища легко ложились на столь благодатную почву, открывая все новые и новые дверцы в какой-то новый, ранее неисследованный мир, или в параллельную вселенную, где еще совсем недавно побывал Александр Сергеевич Мурашов благодаря Людмиле Тимофеевне Звездич.
  - Как я догадался, это преднамеренная провокация против спортивного клуба ЦВПИ 'Полет'? - задал очередной вопрос Александр Сергеевич.
  - Не совсем так, - Дмитрий Алексеевич Долгопятов поднял какую-то древнюю полуистлевшую шишку и запустил ее в никуда, - Скорее это непреднамеренная провокация. В нашей части очень многим ответственным и безответственным товарищам не нравится команда ЦВПИ 'Полет'. Мы вроде как бездельники, выскочки, ненаигравшаяся молодежь, которая никак не повзрослеет. Иногда очень хочется, чтобы повзрослела молодежь и оставила свои дурацкие игры по одному только приказу начальника. Но над начальником находится еще более серьезный начальник. Он не совсем чтобы отменяет приказ на повзрослевшую молодежь, но и не поощряет его. Вот такая приятная ерундовина.
  Сколько соленого пота
  Требует спорта размах.
  До отупенья, до рвоты,
  До поволоки в глазах.
  Но тренировки - пустое,
  Их отвратителен вид,
  Если не правит тобою
  Старый боец замполит.
  Если ядро не толкает
  Вместо тебя языком,
  И за трусы не хватает
  Перед финальным рывком.
  И не стоит на дороге,
  Брюхом закрыв колею.
  И не бросает под ноги
  Скромную сущность твою.
  - И до чего мы дошли? - Александр Сергеевич Мурашов попробовал откопать еще более древнюю полуистлевшую шишку, но остановился на половине пути, вляпавшись в нечто мягкое и очень пахучее.
  - До того самого и дошли, - ответил Дмитрий Алексеевич Долгопятов, - В завтрашнем матче очень непросто придется ребятам.
  
  НОЧЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  - Ты чего не спешишь спать? - молодой специалист Мурашов обратился к бывшему морпеху Долгопятову, - Или решил полюбоваться красотами ночного города?
  - Не совсем так, - ответил более старший товарищ, - За командировочной суетой я попал в один номер с Людочкой Звездич. Ну, ты знаешь Людочку Звездич?
  - Ага, - сглотнул совершенно сухую слюну Александр Сергеевич Мурашов, - Вроде бы знаю.
  В тот же момент более молодому товарищу представилась Людмила Тимофеевна Звездич чуть ли не в такой же откровенной позиции, как Маргарита Семеновна Семенова, и молодой специалист Мурашов почувствовал, что теряет сознание. Нет, этого не может быть. Нет, просто глупость, потому что этого не может быть с Людмилой Тимофеевной Звездич. Но что представилось Александру Сергеевичу Мурашову, из песни не выкинуть, оно точно представилось. С одной стороны Людмила Тимофеевна Звездич в позиции Маргариты Семеновны Семеновой, даже грудь такая же роскошная и зовущая, как у Маргариты Семеновны. С другой стороны некто страшный и черный тянет свои страшные черные руки к роскошной груди Людмилы Тимофеевны Звездич.
  - Так вот, - как ни в чем не бывало продолжил рассказ Дмитрий Алексеевич Долгопятов, - Я не извращенец какой-то. Я не могу ночевать в одной комнате с молоденькой незамужней девушкой, пускай молоденькая незамужняя девушка мой боевой товарищ и всякое прочее.
  - Чего-чего? - оторвался от созерцания роскошной груди Александр Сергеевич Мурашов в сторону более прозаической действительности.
  - Я решил полюбоваться красотами ночного города, - как-то таинственно улыбнулся Дмитрий Алексеевич Долгопятов, - Пиво здесь не очень хорошее, но время скоротать можно. Всего несколько часов до ответственной встречи на танковом заводе. Хотя, если честно признаться, встреча совсем безответственная. Примерно дважды в году наши летучие отряды забрасываются на танковый завод, на некую злополучную насосную станцию, не подключенную к автоматике. Куча мусора, много шороха, пишется очередная бумага, и уже вечером мы в Ленинграде. Я не уточняю, какова судьба станции. В прошлую нашу поездку ее так и не подключили к автоматике. И в позапрошлый раз. И многие годы назад. Думаю, что ее никогда не подключат, что сама по себе сгниет автоматика.
  Товарищ Долгопятов выкопал очередную шишку:
  - Ты не спрашивал, почему я спустил комсомольский билет. Я не ответил, потому что мне отвечать нечего. Была вера, ушла вера. Очень трудно без веры в нечто чистое, доброе, светлое. Но все-таки лучше без веры, чем с опороченной верой, плавно переходящей в неверие. Я не сумел притвориться, что верю во всю эту глупость, которая называется комсомол, когда уже перестал верить. Нет, от меня никто не требовал веры. Следовало притвориться. То есть скорчить подходящую к случаю мордочку, проскандировать подходящий стишок и обо всем доложить по инстанции. Я не сумел. Ушла вера.
  Очередная шишка товарища так никуда и не полетела. Еще больше съежился Дмитрий Алексеевич на трухлявом бревне. Его голова поникла, длинные мускулистые руки свесились между длинных мускулистых ног, вроде как плети:
  - Это тупик. Перестройка не может вернуть веру. Балаганная организация под названием 'комсомол' не возродится при помощи перестройки. Ибо сама перестройка не больше чем видимость пустоты или пыль под ногами. Нашему дорогому правителю 'меченому' очень хочется владеть ситуацией в так называющемся перестраивающемся государстве. Но товарищ 'меченый' ничем не владеет. У него нет веры в саму перестройку, потому что не может быть веры. Только бездарное копошение во бездарной и безобразной грязи. Мол, если заставить копошиться народ, наш народ не заметит, что нет веры.
  - Но почему? - наконец вставил слово Александр Сергеевич Мурашов.
  - Видимо, где-то скрывается правда, - Дмитрий Алексеевич Долгопятов выпрямился на бревне и стал похожим на прежнего Дмитрия Длинного, - То есть где-то скрывается та самая правда, ради которой придумали перестройку. Чтобы сохранить коммунистическое государство, мы должны вернуть веру. Комсомольское движение здесь под особым надзором. Молодежь восьмидесятых годов находится на данный момент на распутье. Молодежь может идти вперед с песнями, плясками, флагами, и нести с собой веру. Но так же она может идти вперед без песен, плясок и флагов, и похоронить после себя веру. Что такое молодежь без веры на пороге завтрашнего дня? Это строители коммунизма, которые не верят в строящийся коммунизм. Так во что они верят, черт подери? Я не знаю во что. Полный облом с верой.
  Мы еще и еще помолчали. Все-таки ночь длинная. Спать почему-то не хочется. И отстаивать комсомол почему-то не хочется. Да и как отстаивать какой-то сомнительный комсомол перед правильным мужиком по фамилии Долгопятов, по прозвищу Длинный. Даю вам руку и ногу на отсечение, очень правильный мужик Дмитрий Длинный. Его не гнали. Он встал и ушел в ночь, чтобы не смущать одну робкую девушку Людмилу Тимофеевну Звездич. Просто взял и ушел. Со всем своим безверием в завтрашний день, со всем своим презрением к перестройке и комсомольским билетом в сортире.
  - Кстати, - обратился Дмитрий Алексеевич Долгопятов к Александру Сергеевичу Мурашову, - Можно нескромный вопрос?
  Александр Сергеевич Мурашов залился потом и краской, почувствовал невыносимую боль где-то в области сердца, несколько раз чертыхнулся в сторону черт его знает какой матери, и все-таки выдавил в пустоту:
  - Можно.
  Дмитрий Алексеевич Долгопятов расправил плечи и выбросил руки вперед, как будто собирался сорваться и улететь в какие-то неизведанные глубины нашей вселенной:
  - Слушай, Санька, тебя то с кем поселили, чтобы не спать ночью?
  
  МАРГАРИТА СЕМЕНОВНА
  Очень долго, очень надрывно смеялся Дмитрий Алексеевич Долгопятов, выслушав ответ Александра Сергеевича Мурашова. Затем перестал смеяться:
  - Ты влип, парень.
  - Почему это влип? - прикинулся девочкой Александр Сергеевич Мурашов.
  - Сам догадайся.
  Около четырнадцати минут двадцати четырех секунд по моему внутреннему времени ушло на уламывание товарища Долгопятова. Не уламывался товарищ Долгопятов. Все оно дело из прошлого. Что прошло, о том говорить нечего. Здесь как бы замешана девушка. Настоящие мужики девушек за глаза не ощипывают.
  Ой ли, ласковый мой. Настоящие мужики только тем и занимаются в свободное от работы время и в чисто мужской компании, что ощипывают и еще как ощипывают так называемых девушек. Особенно если девушки не из нашей команды. Вот в нашей команде девушки под запретом. О них только возвышенные эпитеты. Они идеал. Они нечто богоподобное. Они мечта, до которой нельзя дотянуться, и разрешается благоговейно зависнуть в сторонке и хлопать глазами.
  - Даже не знаю, - после четырнадцати минут двадцати четырех секунд непрерывных аргументов со стороны Александра Сергеевича Мурашова сломался бывший морпех Длинный.
  Было от чего сломаться даже настолько опытному товарищу. Александр Сергеевич Мурашов буквально в деталях изложил ситуацию. Или не понимаете, как-то странно повела себя с Александром Сергеевичем вышеозначенная Маргарита Семеновна. Исследуем только факты.
  Старший инженер Маргарита Семеновна Семенова есть временный наставник молодого специалиста Александра Сергеевича Мурашова. Первая задача для наставника (пускай временного) - это наставничество. Маргарита Семеновна обязана (по уставу воинской части) ввести Александра Сергеевича в курс его будущей работы. Очень здравая мысль. Александр Сергеевич пришел на работу, как полный нуль и дурак. Институт не считается. Все, чему тебя учили в институте, самое время выбросить из головы. Работа опять же другая епархия. Если не выбросишь институт из головы, на работе практически ничего не получится. А как хочется, чтобы чего-нибудь получилось на этой работе. Тогда слушай сюда, товарищ молодой специалист, за все ответит наставник.
  - Я в тупике, - признался Александр Сергеевич Мурашов Дмитрию Алексеевичу Долгопятову.
  Хороший мальчик Александр Сергеевич. Не строит из себя крутейшего супермена, нашел силы признаться. Ибо какой-то неправильный у молодого специалиста наставник. Ибо чего-то не так происходит с работой. Относительно постановки флажков или какой иной ерунды разбирается Маргарита Семеновна. Относительно ракетно-космического комплекса не разбирается Маргарита Семеновна. Здесь более высокий пилотаж, превосходящий инженерный уровень старшего инженера Маргариты Семеновны Семеновой.
  Опять возвращаемся к наставничеству. Какого черта такое наставничество? Если по серьезным техническим вопросам не может обращаться Александр Сергеевич Мурашов к собственному наставнику (как минимум на год) Маргарите Семеновне Семеновой. По сложным техническим вопросам приходится обращаться к другому старшему инженеру (фамилию пока не выучил Александр Сергеевич), у которого и так уже два подопечных. С Маргаритой Семеновной полный отлуп, закатившиеся глазки и непонимание темы.
  - Просто не повезло, - пожал плечами товарищ Длинный, - На самом деле знающих инженеров не так много на нашей работе. Один из пятидесяти. Остальные товарищи, как бы выразиться поделикатнее, они рисовальщики.
  Опять переключаемся на тему про Маргариту Семеновну Семенову. Вышеозначенная девушка явно не относится к знающим инженерам. Нет, флажки она ставить умеет на высочайшем уровне. Зато насчет всего прочего интересный вопрос. Грудью чувствует Александр Сергеевич Мурашов, какое-то неправильное наставничество. И отчего может получиться правильное наставничество, если грудь молодого специалиста Мурашова все еще ощущает тепло роскошной груди старшего инженера Маргариты Семеновны Семеновой?
  - Я человек новый, - продолжил свою линию Александр Сергеевич, - Может, потому и запутался с местными традициями. Но надо как-то распутываться. Или совсем крышка.
  Здесь сломался Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный:
  - Ну, что с вами делать, с необстрелянной молодежью? Приходится выводить под обстрел. Правда, будет немного гадко и тошно.
  - Я согласен, - едва не расцеловал молодой специалист Мурашов товарища по оружию, - Пускай будет тошно.
  Все-таки хороший мужик Дмитрий Алексеевич Долгопятов. Настоящий, честный мужик. Ради настоящей, честной мужской дружбы готов пожертвовать принципами. То есть готов коснуться святыни и отменить запрет на девушек. Хотя с другой стороны, какая такая девушка Маргарита Семеновна Семенова? Это отнюдь не девушка, но наставник Александра Сергеевича Мурашова. Наставник в любом варианте не более чем обезличенная величина. Можно говорить про наставника. Можно обсуждать наставника. Можно вести себя не самым корректным образом по отношению к тому же наставнику. Очень хорошо, что в подобных хитросплетениях на иерархической лестнице Центрального Военного Проектного института разобрался Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный. Теперь открываем уши, пошла информация.
  - Слушай, Санька, тебе чего-нибудь говорит такое название 'Баунти'?
  
  'БАУНТИ'
  - Тут что-то связано с Чарльзом Дарвином и его теорией происхождения человека от обезьяны, - выпалил, не задумываясь Александр Сергеевич Мурашов.
  - Ответ неправильный, - даже подавился от досады бывший морпех Долгополов, - Но я начинаю догадываться, что тебе ничего не известно. Тогда коротенькая экскурсия в реальную жизнь.
  Еще задолго до существования спортивного клуба ЦВПИ 'Полет' в Центральном Военном Проектном институте образовалась команда 'Баунти'. Почему 'Баунти'? Вопрос не по существу и не к Дмитрию Алексеевичу Долгопятову. Может, название такое красивое. Может, скрывается тайный смысл под чуждым капиталистическим словом. Предлагаю замять идиотский вопрос и остановится на факте - образовалась команда 'Баунти'.
  Как вы догадываетесь, это была молодежная команда. Еще точнее, это была команда элитной молодежи с комсомольскими билетами. Почему с комсомольскими билетами? Черт его знает, опять почему. По крайней мере, замполит воинской части полковник Врулев покровительствовал команде 'Баунти'. Мол, молодежь не тусуется по помойкам. Мол, молодежь занимается комсомольской работой внутри родной части.
  Насчет комсомольской работы никакого преувеличения. Танцы, вечеринки, показ молодежной комсомольской моды и прочее. За несколько лет очень раскрутилась команда 'Баунти'. Едва ли не каждый комсомолец почитал своим долгом прорваться в означенную команду. Но не каждого комсомольца пускали туда. Строгий отбор, жесткие требования ко всем кандидатам, фейсконтроль и личная преданность председателю команды 'Баунти'. А кто у нас председатель, черт подери? Председатель у нас Маргарита Семеновна.
  - О-ля-ля, - не по-русски выругался Александр Сергеевич Мурашов, - Всюду и везде Маргарита Семеновна.
  Как Маргарита Семеновна стала первым лицом в 'Баунти' опять-таки не вопрос. Молодой специалист Мурашов на сто процентов уверен, что первым лицом в элитной молодежной команде может быть только Маргарита Семеновна Семенова, и никто больше. Очень шустрая, очень энергичная девушка. Есть у нее театральные таланты. Говорит она как-то возвышенно, и смотрит, и ходит, ну и так далее. Нет, никаких вопросов к Маргарите Семеновне. Готовый руководитель молодежной команды 'Баунти'.
  Другой вопрос, почему комсомольская команда превратилась в элитную команду? Другой вопрос требует немедленного изучения именно сейчас, именно на трухлявом бревне, пока не взошло солнце. Дмитрий Алексеевич Долгопятов готов ответить на поставленный вопрос. Ибо Дмитрий Алексеевич не относится к элитной молодежи Центрального Военного Проектного института, и никогда не входил в элитную молодежную группировку 'Баунти'.
  - Но, - предупредил Дмитрий Алексеевич Долгопятов, - Я бы не хотел говорить гадости про элитных товарищей. Может показаться со стороны, это маленькая подлая зависть к более счастливым товарищам, что попали в друзья Маргариты Семеновны, ну и дальше в клуб 'Баунти'.
  - Забудь, - отмахнулся Александр Сергеевич Мурашов, - Мы здесь свои. Нужна только точная информация, проблемы этического порядка оставим кому-нибудь не из нашей команды. Например, все тем же ребятам из 'Баунти'.
  Так называемая точная информация все равно оказалась кучей недомолвок и слухов. Кандидатов в элитную молодежь отбирала лично Маргарита Семеновна. Со стороны это выглядело на все сто процентов. Талантливая молодежь отбиралась, неталантливая молодежь отбраковывалась. Если ты не обладаешь талантом, зачем тебе какое-то 'Баунти'? Завязывать шнурки на ботинках, вытирать пыль с инструментов, выказывать восхищение талантливой молодежью можно со стороны, не вступая в клуб 'Баунти'.
  А вступить туда хочется, ой как хочется неталантливой молодежи. Здесь тебе не ЦВПИ 'Полет', куда принимаются без исключения все сотрудники нашей воинской части. Например, главный специалист Сан Саныч Бибиков, давно уже вышедший из молодежного возраста. Вспомнили, кто стоит на воротах футбольной сборной ЦВПИ 'Полет'. Он самый, товарищ Бибиков, там и стоит. Теперь поехали дальше.
  Старшее поколение без ума от команды 'Баунти'. Ой, какие хорошие мальчики. Ой, какие воспитанные девочки. Стопудовая элитная молодежь, что в дальнейшем облагородит русскую землю. Про неэлитную молодежь стена молчания. Собственно, кто ты такой, если не сумел пробиться в команду 'Баунти'? Все знают, кто ты такой, ты неудачник. Что нам разговаривать с неудачником, зациклившемся в своих неудачах? Очень хороший момент. Нечего нам разговаривать с неудачником. Ну, и соответствующее отношение начальства.
  Молодежь из элитной команды 'Баунти' быстрее продвигалась по служебной лестнице, чем прочая молодежь. Как уже говорилось, полковник Врулев покровительствовал 'Баунти'. Дальше цепная реакция. Если полковник Врулев покровительствует определенным кругам молодежи (список открытый), то как-то не очень здорово оставить товарищей из списка без покровительства более мелких начальников. Вдруг полковник Врулев обидится? Вдруг неправильно поймет твои действия? Север у нас большой и еще неосвоенный. Как уже не раз говорилось, знающие офицеры гораздо больше нужны на севере, чем в славном городе Ленинграде. Дальше без комментариев.
  - Кое-что проясняется, - сказал Александр Сергеевич Мурашов, - Спортивный клуб ЦВПИ 'Полет' вроде как создает конкуренцию для элитного клуба 'Баунти'.
  - Не совсем оно так, - отмахнулся Дмитрий Алексеевич Долгопятов, - До недавнего времени ЦВПИ 'Полет' существовал как бы в безвоздушном пространстве, по собственной инициативе, не сталкивался с интересами клуба 'Баунти'. У них свои интересы, у нас свои интересы. У них своя молодежь, у нас своя молодежь. И все до того момента, когда наконец уволили из комсомола Маргариту Семеновну.
  - Как уволили Маргариту Семеновну?
  - А вот так, взяли и уволили. Какой еще комсомол в тридцать два года?
  
  МОЖНО ПОДРОБНОСТИ
  Предшественник Александра Сергеевича Мурашова (фамилия не упоминается) владел многими музыкальными инструментами, не только тривиальной гитарой. Товарищ предшественник очень хотел попасть в клуб 'Баунти'. Поддержка замполита не хрен собачий, это реальные денежки. Скажем так, в клубе 'Баунти' существовал ансамбль 'Баунти'. Солисткой ансамбля была все та же Маргарита Семеновна Семенова. Не концентрируемся на певческих талантах Маргариты Семеновны. Чтобы петь комсомольские песни образца восьмидесятых годов не обязательно вообще петь. Все равно электрогитары, ударник и синтезатор гасят твой вой, что называется пением.
  Короче, товарищ предшественник положил глаз на клуб 'Баунти'. Солистка ансамбля 'Баунти' положила глаз на товарища предшественника. Все вроде бы хорошо, все вроде бы правильно. Ты попадаешь в команду, тебе приходится вкалывать на команду. Остальные варианты не считаются. Ежу понятно, если в команде завелся недобросовестный элемент, может развалиться в конечном итоге команда.
  - Так, - попросил десять секунд передышки Александр Сергеевич Мурашов, - У нас большая любовь.
  - Может быть, - отказался от комментариев Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный, - Только большая любовь имела не совсем красивые стороны.
  Первая фаза любви между Маргаритой Семеновной Семеновой и товарищем предшественником началась в тот момент, когда Маргарита Семеновна выбила сорокарублевую премию. Только-только поступил на работу товарищ предшественник. Мол, он мальчик молоденький, в деньгах нуждается. Тут у нас на подходе почетная грамота и премия в сорок рублей. Почетная грамота для Маргариты Семеновны. Вот премию мы дадим мальчику.
  - И что? - очень заинтересовался историей с премией Александр Сергеевич Мурашов.
  - Премию дали, - спокойно отреагировал Дмитрий Алексеевич Долгопятов на столь неприкрытый интерес молодого товарища, - Затем премию отобрали на нужды молодежного клуба 'Баунти'.
  Вторая фаза, собственно говоря, связана с клубом 'Баунти'. Товарищ предшественник в студенческие годы играл в нескольких ансамблях внутри своего института. Студенческие годы закончились, в ансамблях внутри института играют другие товарищи, то есть другие студенты. Чтобы играть на стороне, у товарища предшественника остался последний шанс, и этот шанс опять-таки 'Баунти'.
  Мы уже говорили, как попасть в 'Баунти'. Через бдительную проверку Маргаритой Семеновной. Вот мои таланты, показал свои таланты товарищ предшественник. Очень хорошо, согласилась Маргарита Семеновна, вы теперь в надежных руках, вопрос решается. Затем выступления, гастроли, команда 'Баунти' на высоте со своим комсомольским рок-репертуаром, но без товарища предшественника.
  Как же так, твою мать? Мы говорили про большую любовь Маргариты Семеновны Семеновой к товарищу предшественнику. А была ли ответная любовь? То есть была ли любовь товарища предшественника к Маргарите Семеновне Семеновой, официальному руководителю клуба 'Баунти'? Отвечаю со всей ответственностью, ответный любви не было. Товарищ предшественник, как приличный семьянин, отец двоих детей, не имел никаких видов на Маргариту Семеновну. Видите ли, время такое - восьмидесятые годы. То есть время, когда семейная жизнь в очень большом почете, зато прочие взаимоотношения не очень котируются, даже совсем не котируются. Разврат, батенька, он и в Африке разврат, не то, что в перестраивающейся России.
  - Интересно, - промычал Александр Сергеевич Мурашов.
  - Более чем тривиальная история, - отмахнулся Дмитрий Алексеевич Долгопятов.
  Маргарита Семеновна, как руководитель молодежной команды 'Баунти' вошла в силу. Она не просто открывала ногами дверь в кабинет замполита и в кабинет командира части. Она почувствовала себя руководителем всего молодежного движения, с вытекающими отсюда последствиями. И что вы думаете, никто не пытался подвинуть старшего инженера Семенову? Пытались и очень пытались разные мерзостные товарищи. В двадцать восемь лет, когда пришел срок для выхода из комсомола. В двадцать девять лет, когда еще не вышла из комсомола Маргарита Семеновна Семенова. В тридцать лет, когда уже всем показалось, что Маргарита Семеновна вечная и не расстанется с комсомолом лет до шестидесяти. В тридцать один год, когда никому ничего не казалось. Наконец, в тридцать два года, когда Маргариту Семеновну вынесли.
  Что вы опять хотите, дорогие мои? Никто не вечен под луной, даже вечная Маргарита Семеновна. Даже клуб 'Баунти, который пришел в упадок с появлением спортивного клуба ЦВПИ 'Полет'. Извращенцы спортсмены стянули под свои знамена немалую часть молодежи, так и не попавшуй в клуб 'Баунти'. Нет, элита из 'Баунти' никуда не исчезла. И не имеет значения, что за некрасивую историю с товарищем предшественником вынесли Маргариту Семеновну. Ее детище, то есть клуб 'Баунти', вроде бы продолжало вести прозрачную жизнь без Маргариты Семеновны. Может мне можно остаться в моем клубе на правах обыкновенного члена? Так или примерно так попробовала остаться в элитном клубе Маргарита Семеновна. Нет, сказал замполит полковник Врулев. Мы вас любим, мы вас уважаем, товарищ Семенова, но клуб молодежный. Да еще эта нехорошая история.
  Товарищ предшественник не попал в ансамбль 'Баунти'. Маргарита Семеновна Семенова не реализовала свою горячую любовь. Товарищ предшественник скромно покинул Центральный Военный Проектный институт, потому что не было никакой возможности здесь оставаться.
  Бедного Адама,
  Словно из сарая,
  За распутство дамы
  Выперли из рая.
  Был Адам послушный,
  Тихий, скромный, славный.
  Но и эту душу
  Очернил лукавый.
  Дамскими грудями
  Заслонил полсвета.
  И сожрало пламя
  Бедного аскета.
  Короче, свалил товарищ предшественник. Оплеванный, поруганный и обесчещенный до конца жизни своей. Зато осталась Маргарита Семеновна. Поруганная, оплеванная и обесчещенная, но все еще готовая сражаться.
  - Вот, пожалуй, и все, - поставил точку в истории 'Баунти' и ее руководителя Маргариты Семеновны Семеновой бывший морпех Долгопятов.
  Но не согласился с товарищем Долгопятовым молодой специалист Мурашов:
  - Еще не все. Чувствую одним местом, это только начало новой истории.
  
  КАК БЫ ВЫВОДЫ
  Я родился комсомольцем. Ничего не понимаю, какого черта я так родился. Чтобы душа пламенная, чтобы сердце неистовое. Почему не родиться нормальным человеком? То есть просто человеком, соответствующим своему времени. Кто сказал, что комсомолец не соответствовал своему времени? Тут и говорить незачем. В восьмидесятые годы, то есть в цивилизацию технарей, комсомолец точно не соответствовал своему времени. Ибо в восьмидесятые годы быть комсомольцем считалось не очень почетная миссия. Но почему так считалось, ответить я вам не могу. Просто считалось.
  И что мне делать, черт подери? Нет, я спрашиваю, что мне делать в сложившейся ситуации. Не для того я родился комсомольцем, чтобы закопать мою мамочку комсомол на зловонных останках социалистического государства Советский Союз. Или опять не о том разговор? Видимо для того я родился, чтобы закопать к чертям мою мамочку.
  Повторяю в стотысячный раз, время такое сегодня. Восьмидесятые годы, цивилизация технарей, и так далее. Время для чести и правды на русской земле. Чтобы каждый воистину русский товарищ разобрался с тараканами в собственной черепушке и, наконец, выяснил, как будет жить дальше.
  Цивилизация технарей это вам не сладенькая булочка, не жиденький сиропчик, что так обожали в шестидесятые и семидесятые годы. В цивилизацию технарей даже насквозь окультурившийся и лживый до тошноты город Ленинград потянуло в нормальную сторону. Нет, я не критикую мой город. Все-таки это мой город. Его природная лживость связана со многими факторами. Прежде всего, в городе Ленинграде (будущем городе Санкт-Петербурге) недомолвки, увертки и ложь почитаются за культуру. Зато честные слова и поступки есть мерзость.
  Почему так получилось за трехсотлетнюю историю города, ответить практически невозможно. Но если чуть-чуть вернуться к истокам, то перестаешь удивляться лживой культуре якобы культурного города. Такая у нас Русь. В душе презираем всякую несправедливость и ложь. На деле только они и творятся. То есть несправедливость и ложь, как визитная карточка моего горячо любимого города.
  Цивилизация технарей исключительная цивилизация. Ничего подобного никогда не было в других странах и у других народов. Ребятишки, конечно же, пробовали изменить свою жизнь в лучшую сторону, но ничего подобного все равно не было. Только в цивилизацию технарей яркой звездочкой на небосклоне сияла отдельно взятая группа товарищей, те самые технари. То есть ни одного гения, ни одного героя, ни одной более или менее выделяющейся личности. Можно добавить, якобы смотреть не на кого, а равняться тем более. Пастырей, поводырей, звеньевых нет. И все-таки что-то есть. Опять же что-то настолько грандиозное, умопомрачительное, не подвластное никакой человеческой классификации или научной оценке. Это что-то, как вы догадались, те самые технари, о которых после гибели цивилизации технарей никто не сложил песню.
  Впрочем, более жесткий вопрос, для чего технарям песня? Скрежет металла, взрывы жесткого или мягкого вещества, открытый огонь, благоухающая пустыня, рывок в космос... Красивая история про технарей казалась настолько неправдоподобной, что ее просто забыли после девяносто третьего года. Да и после девяносто первого года мало кто обращался к истории технарей. Кому понадобится история про умершую цивилизацию на вершине собственной славы?
  Или чего-то меня не туда занесло? О какой такой славе идет речь? Не нужна технарям слава. Вот переделать и переплавить русскую землю в нечто более чистое, светлое, грандиозное - это была настоящая цель молодежи восьмидесятых годов, не имеющая ничего общего с лживыми чаяниями шестидесятников и семидесятников.
  Чтобы не быть голословным, предлагаю припомнить, о чем чаяли шестидесятники в восьмидесятые годы. Да о том самом, чтобы свалить за бугор, где нажраться по полной программе. Мол, не ценят шибко культурных шестидесятников в восьмидесятые годы. Мол, пришла молодежь без трепета в голосе и почтительности во взгляде перед лживой цивилизацией образца шестидесятых годов.
  Товарищи семидесятники очень ценили цивилизацию более старших товарищей, то есть шестидесятников. Товарищи семидесятники до сих пор не утратили трепет в голосе и почтительность во взгляде перед лживой цивилизацией того самого образца. Вот настоящая молодежь! Даже в восьмидесятые годы еле живые, порыпанные шестидесятники восхищались товарищами семидесятниками, как настоящей, как правильной молодежью.
  Только не подумайте, что товарищи шестидесятники отдали пальму первенства следующему поколению образца семидесятых годов. Пресловутую пальму товарищи шестидесятники оставили при себе. То есть они никому ничего не отдали и не отдадут никогда. Но цивилизация технарей как-то не спросила разрешение на собственную судьбу у более старших товарищей. Пришли технари, подвинули более старших товарищей и их застарелую цивилизацию, и снесли коммунизм к чертовой бабушке.
  Остальное все наглая ложь в восьмидесятые годы. Молодой специалист Александр Сергеевич Мурашов согласен подписаться под каждым вышеизложенным предложением и каждым словом. В цивилизацию технарей город Ленинград впервые из города лжи стал городом правды. Хватит пресмыкаться перед царями, секретарями, президентами и прочей нечистью. Если ты настоящий технарь, то признаешься честно в любви своему городу. А город признается честно тебе. Или не догадались в который раз, насколько помолодел в цивилизацию технарей наш очень старый, порыпанный, изолгавшийся город?
  Так и хочется выдавить из себя очередную сентенцию, типа:
  - Эх, молодость!
  Вот я ее выдавил, на душе полегчало. Несколько светлых слезинок скатилось из глаз. Все-таки была молодость. Как ее не пытались загнать в клетку, связать по рукам и ногам, плясать на веревочках, она была эта молодость. Дикая, неуравновешенная, в вечном поиске той самой не изолгавшейся правды на русской земле. Была, потому что не быть не могла молодость.
  Ну, и маленькое предупреждение для товарищей стариков, которые всегда пытались, пытаются и продолжают пытаться рулить молодежью. Пусть для вас будет предупреждением, товарищи старики, наша история про махрового комсомольца.
  
  
  КНИГА ВТОРАЯ
  
  
  ДВА ГОДА СПУСТЯ
  Не скажу, чтобы восемьдесят восьмой год выдался более судьбоносным на русской земле, чем предыдущие годы. Все годы были более судьбоносными, приближая девяносто первый год, крах коммунизма и перестройки.
  Только не думайте, что я яростный враг коммунизма. По сути у коммунизма врагов оказалось и так предостаточно, чтобы к их вражеским воплям прибавить мой голос. Нет, я не враг коммунизма, о чем заявляю с полной ответственностью. Я не враг и не друг коммунизма. Нечто подобное случается на русской земле. Не очень часто, однако случается.
  Русские товарищи больше любят определенность, как жидкую кашицу. Скажите, пожалуйста, вы за какой лагерь? И какую вы проповедуете религию? И какую поддерживаете власть? Очень хорошо. Вы за правильный лагерь, вы проповедуете разрешенную религию, вы поддержали законную власть. Но и обратный случай не из самых смертельных. По крайней мере, прорисовалась злобная морда врага. Есть кого вычислить на карандаш и при случае даже очень и очень прихлопнуть. Поэтому в стандартной анкете у нас два ответа: 'да' или 'нет'. Колебательный элемент 'не знаю' еще исключил Владимир Ильич Ленин.
  Цивилизация технарей очень нагадила товарищу Ленину. И не только в девяносто первом году, когда пацаны и девчонки из вышеупомянутой цивилизации снесли коммунизм. Колебательный ответ 'не знаю' стал разрешенным на русской земле в восьмидесятые годы. И что у нас получается:
  - Вы за правильный лагерь?
  - Не знаю.
  - Вы за разрешенную веру?
  - Не знаю.
  - Какая теперь власть?
  - Не знаю, не знаю, не знаю...
  Даже сердце предательски екнуло. Вредительство получается, твою мать. Каждый правильный гражданин и ответственный товарищ на русской земле обязан определиться со степенью знания. Причем в кратчайшие сроки и навсегда. Мол, у меня твердая жизненная позиция. Всяким дерьмом не интересуюсь, на дерьме меня не поймаете. А что такое технарь? Он получается неправильный гражданин и безответственный товарищ. Сомневается, пробует иные пути, кроме правильных, разрешенных, законных.
  Очень мерзкая штучка технарь. Получил в восьмидесятые годы возможность на неконкретный ответ, чем злоупотребляет без меры. Взяли любую анкету с тремя вариантами: 'да', 'нет', 'не знаю'. Если анкету заполнил технарь, я гарантирую преобладание третьего номера. Ни в чем не уверен товарищ технарь, ничего он не знает.
  Вы только не подумайте, что вообще ничего не знает технарь, выросший из цивилизации технарей накануне девяносто первого года. На кое-какие вопросы у товарища более чем конкретный ответ и даже весь в комментариях. Например, настоящий технарь принадлежит науке и технике, но не принадлежит никакому лагерю. Какая разница, чья первая нога прошлась по Луне. Главное, что прошлась по Луне человеческая нога. А лагерь отправьте в парашу.
  Очень похожая ситуация с новомодной религией. Как-то сквозь трещины в рассыпающемся колоссе коммунизма просочилась религия. Просто сказочка для дураков, никакой научной основы. Настоящий технарь вряд ли заинтересуется религией. Существует масса более или менее важных вопросов на русской земле, чтобы тратить свое драгоценное время на заведомую пустышку и тупость.
  То же с правящими структурами. Они себе правят, правят и правят, покуда технарь занимается наукой и техникой. Какая разница, какие структуры правят на русской земле, лишь бы не мешали науке и технике. Коммунизм, между прочим, не самая худшая из правящих структур. По крайней мере, коммунизм до августа девяносто первого года много лучше, чем демократия после октября девяносто третьего года. Однако товарищи технари снесли коммунизм, чтобы не путался под ногами, чтобы не мешал науке и технике.
  Теперь догадались, насколько емкое определение 'не знаю' принесли с собой восьмидесятые годы? Многие государственные структуры попали под это определение, утеряли свой государственный статус, превратились все в то же дерьмо на помойке. Наша армия вроде бы не утеряла свой государственный статус, но запашок потянулся такой, что пора затыкать ноздри, глаза и уши.
  Как вы припоминаете, в армии для гражданских словечек 'да' и 'нет' существуют свои аналоги. Аналог 'так точно' соответствует гражданскому 'да'. Аналог 'никак нет' соответствует гражданскому 'нет'. Теперь представьте аналог для гадкого слова 'не знаю'. Или на ум ничего не приходит? Правильно не приходит. В армии не существует такого аналога. Его просто не существует, черт подери. Правильные аналоги, получившие распространение до восьмидесятого года, они существуют. Эти 'так точно' и 'никак нет' забодали гражданку.
  Следовательно, хорошая новость, армия осталась в двоичной системе, армия не изобрела некую хрень, что способна потянуть на 'не знаю'. Ибо перестроечные гражданские варианты, типа 'так точно не знаю' и 'никак нет не знаю', не прижились в правильной армии. И вообще, какого черта сюда суется гражданка? Никто мягкотелых товарищей не просил совать свой сопливенький носик в дела армии. Вот вам четкий приказ товарищи с улицы:
  - Отставить совать носик!
  И только попробуйте ответить на этот приказ своим мерзким 'не знаю'.
  
  ВПЕРЕДИ ВСЕЙ ПЛАНЕТЫ
  В восемьдесят шестом году спортивный клуб Центрального Военного Проектного института, тот самый ЦВПИ 'Полет' занял второе общекомандное место в спартакиаде авиаработников. В восемьдесят седьмом году пацаны и девчонки из нашего клуба разменяли прошлогоднее серебро на сегодняшнее золото. Кажется, можно пить водку.
  Или я не совсем правильно выразился. Пацаны и девчонки из ЦВПИ 'Полет' пьют водку, но гораздо чаще они тренируются, отчего добились столь потрясающих успехов в спартакиаде авиаработников. Нет, никаких ограничений в ЦВПИ 'Полет' насчет водки. Трезвый зануда с протушенной мордочкой у нас не приветствуется. Пускай этот лапушка лижет задницы бабушкам на скамеечках в Удельном парке. Настоящие спортсмены из ЦВПИ 'Полет' в том же Удельном парке уделали всех своих конкурентов по полной программе, прежде чем пить водку.
  Теперь разрешаю пофантазировать. Мы на вершине успеха. В Центральный Военный Проектный институт приходят пачками письма из Отраслевого совета авиаработников. В письмах сплошной позитив. Поздравляем командование воинской части! Благодарим политотдел воинской части! Радуемся за вашу комсомольскую организацию! Плюс что-то такое, что в воинской части хороших ребят воспитали, настоящий передовой отряд перестройки.
  Можно смеяться, можно раздавать грамоты, можно продумать новую тактику на восемьдесят восьмой год, чтобы отстоять в спартакиаде авиаработников свое законное первое место. Ох, как не просто будет отстоять это первое место. Победоносная молодежь из спортивного клуба ЦВПИ 'Полет' несколько расслабилась после величайшей победы в истории спортивного движения Центрального Военного Проектного института. Вроде мы на вершине, вроде идти больше некуда. Следующая победа будет всего лишь вторая победа в истории спортивного движения нашей воинской части. Только победа образца восемьдесят седьмого года нечто уникальное по сути своей, потому что она первая и единственная победа.
  Нет, я не ошибся, больше побед не было. То есть не получилась вторая победа. Академия Гражданской авиации взяла реванш в восемьдесят восьмом году над гаденькой выскочкой ЦВПИ 'Полет'. Больше того, надоедливые клоуны-победители образца восемьдесят седьмого года были исключены из спартакиады авиаработников за систематическую неявку, и заняли никакое место.
  Что же случилось, черт подери? ЦВПИ 'Полет' никак не команда 'Зенит' из восьмидесятых годов. Ребята нашей части разжились кое-какими грамотами и премиями размером двадцать рублей за свою выдающуюся победу. Но машины, квартиры, дачи они не делили, так что ссориться было не за что. Могу сказать с полной уверенностью, не испортились, не заматерели наши спортсмены от удивительных достижений в спартакиаде авиаработников. Как сказал Сергей Иванович Ворчунов, председатель спортивного совета ЦВПИ 'Полет':
  - Чертовски хорошие, преданные своему делу ребята.
  Примерно то же самое, но немного другими словами сказал активист Александр Юрьевич Тощий, мастер спорта по легкой атлетике:
  - С нашей командой хоть олимпиаду выигрывать.
  Фыркнула активист Леночка, но присоединилась к мнению предыдущего товарища:
  - Работать еще много придется, но насколько же благодарная выходит работа.
  Для проформы цитирую следующего активиста Дмитрия Алексеевича Долгопятова по прозвищу Длинный:
  - Еще немного потренируемся, и нас не догонят.
  При этом активист Катенька ничего не сказала, но подмигнула Людмиле Тимофеевне Звездич (ой, простите, Людмиле Тимофеевне Мурашовой), еще одному активисту команды ЦВПИ 'Полет'. Людмила Тимофеевна Мурашова, следуя примеру более активного активиста, так же ничего не сказала, но подмигнула своему молодому супругу Александру Сергеевичу Мурашову. И уже Александр Сергеевич Мурашов отбоярился за всех по полной программе:
  - Ребята, вы просто чудо!
  Далее пламенная речь эдак страниц на пятнадцать. Или не представляете, какие чувства переполняли в тот чемпионский период молодого специалист и все еще комсомольца Александра Сергеевича Мурашова? Ладно, я вам немножечко подскажу, чтобы выбрать правильное направление. Александр Сергеевич Мурашов много и плодотворно работал на благо советского государства. Ракетно-космический комплекс, военный городок, танковая база, другие проекты в разделе 'автоматика' были выполнены товарищем Мурашовым за два года его пребывания в качестве молодого специалиста. Об оплате труда молодого специалист здесь не рассказывается. Ты молодой специалист, ты не имеешь права интересоваться оплатой труда. Твой труд оплачивается более чем достаточно с позиции государственных интересов. Перестройка в некоторой степени повысила значимость твоего труда. Теперь молодому специалисту поручаются очень серьезные объекты, не только отдельно стоящие точки, типа баня или сортир.
  Кстати, автоматику для бани Центрального Военного Проектного института так же спроектировал товарищ Мурашов. Представили бак с холодной водой и бак с горячей водой в стандартной армейской бане перестроечного периода? Вода в каждом из баков не может быть выше определенного высокого уровня, но и не может быть ниже определенного низкого уровня. Если уровень будет выше, то произойдет затопление помещения вместе с товарищами офицерами. Если уровень будет ниже, то нагревательные элементы взорвутся. И это все спроектировал Александр Сергеевич Мурашов. Наконец-то у офицеров Центрального Военного Проектного института появилась возможность помыться во время работы.
  Стоп, о чем опять я. Начал с пламенной речи страниц на пятнадцать и занесло не в ту сторону. Молодой специалист Мурашов кроме работы на благо отечества много сил положил для общей победы спортивной команды ЦВПИ 'Полет'. Поэтому так часто в его голове возникают фразы из серии: 'прекрасная дружба', 'поддержка товарищей', 'крепкое товарищеское плечо', 'все как один', 'враг не прорвется'. И не только в его голове возникают фразы, но повсеместным порядком выходят наружу, донимают прочих товарищей:
  - Как же здорово, что мы встретились именно в этой воинской части.
  - Точно судьба, что мы встретились, что пошли по одной дороге.
  - Очень непростая дорога связала нас вместе в один бронебойный кулак.
  - Ну и как полагается, мы победили...
  Если до кого еще не дошло, я тут в четыре захода пересказал всю прекрасную речь товарища Мурашова. Теперь очень хочется перейти к главной новости дня. То есть к той самой новости, что для товарища Мурашова куда важнее всех его достижений по работе и в спорте. Хотя с другой стороны, именно спорт или, точнее, принадлежность Александра Сергеевича Мурашова к спортивному клубу ЦВПИ 'Полет' подготовили главную новость.
  Дальше выражаюсь в стихах.
  Я мир обнимал восхищенно
  И нежными гладил руками,
  И пылким казался влюбленным,
  И сыпал шальными мечтами.
  О будущем вовсе не думал.
  К чему эта глупая малость?
  Оно же коварно, угрюмо
  В мое наслажденье прокралось.
  Пункт первый, Александр Сергеевич Мурашов женился на Людмиле Тимофеевне Звездич.
  Пункт второй, пришел новый командир части.
  
  НОВАЯ МЕТЛА
  Вместо полковника Великого теперь генерал Щербина. Вместо сто одного килограмма живого веса теперь сто девять килограммов. Вот и все наши положительные приобретения. Не скажу, насколько приятнее работать под руководством маленького жирного генерала (сто шестьдесят сантиметров на сто двадцать сантиметров на один метр), чем под руководством маленького жирного полковника. Для кое-кого, то есть для спортивной команды ЦВПИ 'Полет', подобное руководство оказалось фатальным.
  Но почему, твою мать? Вопрос неправильный, хотя в любом варианте на него найдется правильный ответ. Для аналогии приведу дедушку Брежнева. Все-таки неплохое раскрутил государство на русской земле дедушка Брежнев. Все-таки положил немало здоровья, чтобы так называемое 'высшее техническое образование' вошло в каждый дом, в каждую семью. Вот и получается, что благодаря правильной политике дедушки Брежнева у нас выросло целое поколение технарей, и кое-какое время мы наслаждались цивилизацией технарей, как свершившимся фактом. Зато после смерти дедушки Брежнева появились новые, якобы более проницательные товарищи, которые подобное дело испортили.
  Не знаю, ответил ли я на дурацкий вопрос по поводу дурацкой политики генерала Щербины, сменившего на посту полковника Великого, но намек получился на двести процентов. Генерал Щербина, как последователь дедушки Брежнева, посчитал своего предшественника полным придурком, врагом народа и извращенцем, не разобравшимся в перестройке. Полковник Великий только зря получал зарплату. Воинская часть пришла в запустение при полковнике Великом. Молодежь распустилась, то есть оборзела при полковнике Великом. И вообще, поставлена под удар сама перестройка.
  Ничего, маленький жирный генерал Щербина знает, как навести порядок. Недаром выписали генерала Щербину из социалистической республики Белоруссия. В социалистической республике Белоруссия правильные товарищи, которые правильно понимают перестройку. Не то, что товарищи в городе Ленинграде. Здесь никто черта лысого не понимает. Разврат, разброд, куриные и бараньи яйца. Ничего, генерал Щербина всем придуркам отвалит по яйцам. Никто не уйдет от расплаты за перестроечные грехи, то есть ни один из работников части.
  Нет, я еще не добрался до ЦВПИ 'Полет'. Если бы генерал Щербина незамедлительно развернул свою выдающуюся деятельность на ниве спорта, то не видать Центральному Военному Проектному институту чемпионского места в восемьдесят седьмом году. Но генерал Щербина, как правильный генерал, развернул свою выдающуюся деятельность с личного состава, то есть с господ офицеров.
  Как мы уже говорили, полковника Великого с почестями отпустили в отставку, хотя по возрасту полковник Великий был младше на два года, чем генерал Щербина. Зато начальник политотдела полковник Врулев удержался. Не представляю, как удержался полковник Врулев в своем кресле. Основная версия, очень сильный товарищ полковник Врулев, имеет волосатые руки и ноги. Или чертовски умный товарищ, каковых в нашей армии не так уже много осталось.
  По крайней мере, шестьдесят других офицеров (больше двух третий личного состава) не удержались в своих креслах. Камчатка, Сахалин, Новая Земля, ну и так далее. Страна большая, офицеры везде требуются. Генерал Щербина привез с собой из Белоруссии ровно шестьдесят офицеров. Следовательно, шестьдесят офицеров сюда - шестьдесят офицеров отсюда. Но почему-то ни одного офицера не отвезли назад в Белоруссию. Кажется, там полный боекомплект. Зато на Новой Земле, на Камчатке, на Сахалине остались проблемы.
  Из наших знакомых офицеров подполковник Курочкин (начальник Людмилы Тимофеевны Мурашовой бывшей Звездич) не удержался. Просьбы, слезы, симуляция инфаркта с инсультом и прочая хрень не помогли товарищу подполковнику. В госпитале определили симуляцию инфаркта с инсультом. Вы, товарищ подполковник, обладаете абсолютным здоровьем. Поэтому для вас и только для вас Новая Земля. Ваш опыт и ваши знания очень нужны нашей родине.
  Зато капитан Алкснис (начальник Дмитрия Алексеевича Долгопятова) и майор Дубов (начальник Александра Сергеевича Мурашова) выстояли против белорусского нашествия. Правда с небольшой оговоркой. Капитан Алкснис ожидал в восемьдесят восьмом году майора и не получил майора. Майор Дубов ожидал в том же году подполковника и не получил подполковника. Но все это мелочь пузатая по сравнению с тем, что выстояли ребята.
  Есть тут одна тонкость. Капитан Алкснис доказал свое честное происхождение (еврей по бабушке, хохол по дедушке, белорус по матери), а вот майору Дубову пришлось немного поволноваться. Как не пыжился товарищ майор, но с происхождением у него определенные проблемы. Ни хохлов, ни белорусов, ни евреев не было в роду Дубовых. Только нормальные русские товарищи, клеймо ставить некуда. Большой минус в перестроившейся воинской части. Даже чертовски большой минус, если смотреть в будущее, скажем, года на три вперед. Новый командир части генерал Щербина так и сказал:
  - Очень жаль, товарищ майор.
  Покрылся пятнами майор Дубов. На автопилоте добрался до собственного кресла, и все, темная ночь накрыла майора Дубова. Вызвали товарищу неотложку, вкололи лошадиную дозу, ну и прочие их медицинские штучки. Будет жить товарищ майор. Вот только какая его жизнь после всего вышесказанного. Просыпаешься каждое утро, как перед казнью. Ожидаешь каждую минуту, что вынесут приговор, а заодно и казнят, чтобы долго не мучался майор Дубов. Вот и я говорю, была трудная, но счастливая жизнь. Теперь очень трудная жизнь, теперь без проблесков счастья.
  Плюс привезли для товарища Дубова заместителя из самой Белоруссии. Правильный заместитель, подкованный офицер, соответствует всем параметрам, всем требованиям нового руководства части. Зачем товарищу Дубову заместитель? Зачем такой правильный? Справляется товарищ майор с поставленной задачей. Знает свое дело товарищ майор до мельчайшей кнопки, до винтика. Вот и я спрашиваю, зачем ему заместитель?
  - Известно затем, - криво улыбнулся начальник политотдела полковник Врулев, - Разрешите представить, товарищ майор, ваш заместитель капитан Чушкин.
  
  ИДЕМ ДАЛЬШЕ
  Во всей этой истории вторая фигура полковник Врулев после новоявленного командира части генерала Щербины. Не спроста удержался полковник Врулев на ответственном государственном посту. Только не надо прикалываться, что на севере не нужны замполиты. Ибо на севере холодно, рот не открыть, основную идеологическую работу не выполнить. Вы догадались, основная идеологическая работа для идеологического работника это открыть рот. На севере не та обстановка, рот не открыть, сразу замерзнет. Отсюда побочная версия, не взяли товарища Врулева на север, как изнеженную столичную штучку. Мол, в наших краях ребята суровые, как-нибудь раскидают между собой обязанности замполита.
  Первый раунд за полковником Врулевым. Генерал Щербина разместил свою креатуру, а подхалимов бывшего командира части отправил далеко-далеко, где им самое место. Есть немного времени, чтобы передохнуть, чтобы приготовиться к следующему раунду. Когда наступит следующий раунд, пока не бери в голову. Полковник Врулев получил передышку перед следующим раундом, следует использовать передышку на триста процентов.
  Передаю в двух словах конфиденциальный разговор между двумя наиболее официальными лицами нашей части.
  - Как решается молодежный вопрос? - спросил генерал Щербина (сидит в кресле).
  - Так точно, - ответил полковник Врулев (стойка 'смирно').
  - Нельзя ли в деталях?
  - Так точно.
  Детали вы уже знаете. Молодежное спортивное движение достигло апогея аккурат перед приходом нового генерала. Наши пацаны и девчонки участвовали в спортивном движении по собственной инициативе. То есть коллективизм против разгильдяйства. То есть честь института против бесчестия. То есть все под контролем. К тому же два полноценных брака: между Александром Юрьевичем Тощим и Леночкой, а так же между Александром Сергеевичем Мурашовым и Людмилой Тимофеевной Звездич. Плодитесь и размножайтесь, как сказал господь, в период перестройки...
  Стоп, товарищ полковник, чего-то вы расшалились. Есть у вас определенная власть, есть полномочия, выданные нашей единой и непобедимой партией единого и непобедимого народа. Вот только нахмурил брови генерал Щербина:
  - Не все под контролем.
  Дальше коротенький монолог генерала Щербины, что-нибудь на сорок минут. Основная тема контрольного монолога опять-таки молодежь. Вы понимаете, очень правильный генерал Щербина. Неправильных генералов не переводят из Белоруссии в Ленинград с целым боекомплектом военнослужащих. Неправильных генералов переводят на Сахалин, Камчатку и Новую Землю. Впрочем, я не слыхал про генералов (правильных или неправильных) на Новой Земле, но теоретический шанс перевода - он есть. Ну, чтобы правильные генералы знали свое правильное место, чтобы не стремились (даже теоретически) в неправильные генералы.
  Генерал Щербина припечатал к позорной доске спорт:
  - Мы с вами, товарищ полковник, живем в цитадели советской культуры. Разве вы не заметили, товарищ полковник, что город Ленинград называется 'культурным городом'. Ах, вы здесь родились, товарищ полковник. Вот почему не заметили основное предназначение родного города. Мы никогда не замечаем, что находится под ногами. Если бы вы, товарищ полковник, приехали в город Ленинград из другого города, например, из Белоруссии, вы бы сразу заметили. В Белоруссии каждый маленький белорус знает, что город Ленинград является мировой столицей культуры. Здесь столько, и столько, и столько культуры. Опять же коренные ленинградцы привыкли к культуре. Коренные ленинградцы просыпаются с культурой, утираются культурой, подмываются культурой. Вот почему для них культура вроде салфетки или туалетной бумажки. Вот почему вы ничего не заметили, товарищ полковник.
  Наводящий вопрос, чем это спорт не угодил генералу Щербине? Вы только не подумайте, что полковник Врулев, второе лицо воинской части, задал наводящий вопрос более старшему товарищу по званию. Полковник Врулев пока не в той силе, чтобы держать за жабры товарища генерала. Может, со временем полковник Врулев подготовит досье на товарища генерала, после чего первое лицо поменяется со вторым лицом на иерархической лестнице. Но время еще не пришло. Поэтому выжидает полковник Врулев:
  - Так точно, товарищ генерал.
  Зато рулит генерал Щербина:
  - Спорт это потная гадость.
  Представьте, товарищи, как гаденько, грязненько выглядит человек, совершающий бесполезные физические упражнения. Передернуло генерала Щербину. Не знаю, как вы, но генерал подобную мерзость представил. Вот вам два полюса. На одном полюсе гаденький грязненький комсомолец с гипертрофированными мускулами, на другом полюсе его культурный антипод со скрипкой у подбородка.
  Черт, я чего-то сказал про маромойскую скрипку, излюбленный инструмент маромоев. Нет, я не мог такое сказать, цитата из генерала Щербины. Почему-то зациклился генерал Щербина на скрипке, даже вспотел. Из генеральского ротика брызнули слюни, из генеральского носика льются сопли. Сто девять килограммов не хрен моржовый. Чуть пошевелился в генеральском кресле товарищ генерал, как гадость, сопли и грязь во все стороны.
  Наглядный пример для любителей спорта. Можете прикинуть на досуге, товарищ полковник, что случится с товарищем генералом на стометровке. Нет, подобное чудо не может прикинуть товарищ полковник. И не уговаривайте, дорогие мои. Товарищ генерал за рабочий день не проходит (не то чтобы пробегает) сто метров по территории части. От машины до кабинета около двадцати метров. От кабинета до машины такое же расстояние или чуть больше. Плюс два раза в сортир туда и обратно. На третий сортир силы генерала закончились. Это же настоящий генерал, не какая-та зассыха гражданская. Ну, и в ящике стола лежит скрипка.
  - Вы играете, товарищ генерал? - радостно улыбнулся полковник Врулев. Точка отсчета нашлась, теперь дело техники.
  - Я только учусь, товарищ полковник, - радостно улыбнулся генерал Щербина.
  В культурном городе Ленинграде должны быть культурные генералы. Это курс нашего руководителя государства, его перестройка. Все некультурные генералы скоро получат билет в один конец на Сахалин, Камчатку и Новую Землю. А вместе с ними так называемые спортивные генералы. То есть любители гаденького грязненького тела и прочих мерзостей.
  Здесь сорокаминутный монолог генерала Щербины закончился. Очень культурная секретарь генерала Щербины принесла своему культурному начальнику два подноса жратвы плюс четыре булочки и два кофе.
  
  'ГНОМИКИ'
  Я же вам говорил, очень сильный полковник Врулев, очень умный товарищ. Быстренько прикупил себе скрипку, спрятал в рабочем столе, чтобы при случае кое-кому из подчиненных показывать. Я только учусь, товарищ майор! Нет, генерал Щербина так и не увидел скрипку полковника Врулева. Зато ее видели многие, не воздержанные на язык товарищи, и скрипка полковника Врулева стала одной из достопримечательностей воинской части.
  - Тренируется в игре товарищ полковник, - сказал Дмитрий Алексеевич Долгопятов Александру Сергеевичу Мурашову, когда активисты спортивного клуба ЦВПИ 'Полет' проходили мимо политотдела части.
  - Ага, - сказал Александр Сергеевич Мурашов Дмитрию Алексеевичу Долгопятову, - Приходится тренироваться. Поверхность скрипки неудобная, карты на пол падают.
  Впрочем, черт с этой скрипкой. Маленькая, можно добавить, невинная забава для взрослых дяденек, если бы полковник Врулев остановился на достигнутом результате, не продолжил свои так называемые 'молодежные' совещания с командиром части Щербиной. Но полковник Врулев не остановился на достигнутом результате, но продолжил встречаться с товарищем командиром. И это была следующая достопримечательность части.
  - Чем они там занимаются? - спросил Александр Сергеевич Мурашов у Александра Юрьевича Тощего, когда активисты спортивного клуба ЦВПИ 'Полет' проходили мимо командирского кабинета.
  - Известно чем, - ответил Александр Юрьевич Тощий Александру Сергеевичу Мурашову, - Небось не в шашки играют.
  Эх, мои дорогие ребята, больно уж вы заматерели в своей спортивной работе. От успехов ЦВПИ 'Полет' крыша поехала. Самое время остановиться, прислушаться к надвигающейся грозе, побороться с начальственным беспределом. Или о чем опять я говорю? Как это побороться с начальственным беспределом? Начальник на русской земле и царь, и бог, и жопа с ушами. С начальственным беспределом невозможно бороться.
  Или опять попал пальцем в небо? Или все-таки возможно бороться? В девяносто первом году те же самые пацаны и девчонки из ЦВПИ 'Полет' доказали, как они оценивают власть начальников, правящую партию, перестройку, прочие пакости, что на них свалились по приказу того же начальства. В девяносто первом году все оказалось возможно. И хотя в девяносто третьем году товарищи начальники взяли реванш. Но был ничейный период между девяносто первым и девяносто третьим годом, ради которого стоило жить.
  - Ничего хорошего отсюда не выйдет, - Сказала Людмила Тимофеевна Мурашова Александру Сергеевичу Мурашову, когда активисты спортивного клуба ЦВПИ 'Полет' зафиксировали полковника Врулева, подсаживающего генерала Щербину в черную волгу.
  - Дыши воздухом, - ответил Александр Сергеевич Мурашов Людмиле Тимофеевне Мурашовой, - Пока воздух нам не испортили.
  Воздух очень скоро испортили. Так скоро, как не могли ожидать товарищи спортсмены ни при каких обстоятельствах. Победа в спартакиаде авиаработников подлила масла в огонь. О победе не упоминалось на посиделках между полковником Врулевым и генералом Щербиной. Фотографии победителей за тридцать минут исчезли с комсомольского, профсоюзного и двух агитационных стендов внутри воинской части. Спортивную атрибутику (то есть грамоты, кубок, медали) успел перехватить Сергей Иванович Ворчунов по наводке Екатерины Евгеньевны Шишкиной-Тишкиной.
  - Там громят наши стенды, - прибежала более чем запыхавшаяся Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина к председателю совета ЦВПИ 'Полет' товарищу Ворчунову, - Что будем делать?
  - Кто громит? - переспросил товарищ Ворчунов.
  - Замполит и господа офицеры.
  - Тогда спасайся, кто может.
  В тот же день на спортивном, комсомольском и агитационных стендах появились, как бы это выразиться без мата, культурные фотографии. Хор мальчиков-офицеров. Ансамбль мальчиков-офицеров. Театр мальчиков-офицеров. И на всех фотографиях командир части генерал Щербина со скрипкой в руках. Маленький, жирный, из-за живота собственный хрен не видно, а лицо такое одухотворенное...
  - Начинается, - сказал Александр Сергеевич Мурашов Екатерине Евгеньевне Шишкиной-Тишкиной, когда активисты спортивного клуба ЦВПИ 'Полет' стояли у стендов с культурной тематикой.
  - Не долго музыка играла, - вместо Екатерины Евгеньевны Шишкиной-Тишкиной ответил председатель совета ЦВПИ 'Полет' Сергей Иванович Ворчунов.
  - Ясен хрен, - дополнила Екатерина Евгеньевна весьма красноречивым жестом слова Сергея Ивановича.
  И все активисты посмотрели на подпись, выведенную поверх всего этого культурного велилепия:
  - 'Гномики'.
  
  НО ПОЧЕМУ?
  Я не спрашиваю, почему раздолбали нашу команду? Так очень часто случается на любимой нами русской земле. Одного командира сменил другой командир, которого просто рвет от любой памяти, связанной с именем предыдущего командира. Вот почему я не спрашиваю насчет мотивации. А чего я спрашиваю, так спрашиваю про 'Гномиков'.
  Даже заматеревшему замполиту с тремя дипломами и пятнадцатью годами на политической службе не придет в голову столь удивительное создание, как молодежный клуб 'Гномики'. Вредоносная подделка под забугорные клубы, вроде элитного клуба 'Баунти' с его рок-музыкой, куда более терпимая величина, чем пресловутые 'Гномики'. Что там говорила Раиса Максимовна Горбачева, последовательница Сократа, о советской культуре? То самое и говорила Раиса Максимовна Горбачева, что мы должны взять у запада самое лучшее и высадить в нашу благодатную почву. И тут появились какие-то 'Гномики'.
  Нет, ребята, у меня с головой непорядок. Восьмидесятые годы на русской земле стали судьбоносными в смысле развития рок-культуры. Рок-культура оказалась тем 'самым лучшим', что мы взяли у запада. Даже элитный клуб 'Баунти' при всей его пустоте, закомплексованности и непомерных амбициях вписался в рок-стиль, отчего текли слюнки в рядах продвинутой молодежи. Как вы припоминаете, никого не загоняли насильно в команду 'Баунти'. Ребята сами туда просились, то есть шли на любые жертвы, и не получали желаемого. Вот почему развалился рок-клуб при всех своих передовых тенденциях и уступил в конечном итоге спортивному клубу ЦВПИ 'Полет'. Однако положим цветы на могилку покойника. Был очень и очень достойный товарищ,
  Другое дело те самые 'Гномики'. Отброшено прошлое, отрицаются традиции элитной молодежи из клуба 'Баунти'. Никакой рок-музыки и прочей порнухи, только классический молодежный стиль, типа 'русские народные сказки'. Но не те самые сказки, что собирал товарищ Афанасьев в свое время, а их обработанный вариант для дошкольного возраста. Так сказал командир части генерал Щербина:
  - Под видом культуры всякая порнуха пришла к нам с гнилого запада.
  - Так точно, - подтвердил полковник Врулев.
  - А мы хотим заниматься порнухой? - продолжил свою гениальную мысль командир части.
  - Никак нет, - еще одно подтверждение.
  Вот поэтому не удалось возродить молодежный клуб 'Баунти'. Спи спокойно наш товарищ. Ты проиграл в честной борьбе другому титану - спортивной команде ЦВПИ 'Полет'. Теперь время титанов заканчивается. На пороге девяностые годы, время ублюдков и карликов. В августе девяносто первого года в последний раз одолели титаны карликов. Затем равновесие, и октябрь девяносто третьего года, окончательно уничтоживший эру титанов на русской земле. Карлики взяли верх, а среди карликов их друзья 'Гномики'.
  Господи, да о чем это я говорю? Неужели ярый противник элитного клуба 'Баунти' льет слезу на могилке элитной молодежи? Самое время другие лить слезы, связанные с победителем 'Баунти', то есть с нашей любимой командой ЦВПИ 'Полет'. Припоминаете, как победила команда 'Полет' клуб 'Баунти'? Мы открыли окна и двери для любой молодежи даже престарелого возраста. Если ты в душе молодежь, добро пожаловать в нашу команду. Так захирел и загнулся закрытый клуб 'Баунти'.
  Ну, знаете, после подобной победы, что для нас ублюдочное создание генерала Щербины? Вот неправда ваша, дорогие мои. Я уже говорил, заканчиваются восьмидесятые годы, заканчивается цивилизация технарей. В воинскую часть приходит новая молодежь, которую мы назовем молодежью девяностых годов. Восьмидесятники потихоньку уходят. Никто их не гнал, не пинал, не ставил в правительственную позу. Просто уходят восьмидесятники в другую жизнь, где от них ничего не останется. Зато новая молодежь, она наступает на пятки.
  Еще один разговор между полковником Врулевым и генералом Щербиной.
  - Как вы считаете, товарищ полковник, - спросил генерал Щербина, - Может ли современная молодежь разобраться с собственными проблемами?
  - Никак нет, товарищ генерал, - ответ полковника Врулева, на сто процентов ответ правильный.
  - А мы ей поможем.
  - Так точно.
  Теперь открываю основной козырь культурной команды 'Гномики', то есть козырь того самого могильщика спортивного клуба ЦВПИ 'Полет'. Только вы не подумайте, что в команду 'Гномики' набирали исключительно талантливую молодежь. Как и команда 'Полет' пресловутые 'Гномики' были открыты для всех и для каждого. Плюс дополнительная поправка, не отражаемая в уставе команды 'Гномики'. Членство в означенной команде является 'обязательным' для молодежи до тридцати пяти лет, если тебя заинтересовала карьера в воинской части.
  На этот факт у молодого специалиста Александра Сергеевича Мурашова сохранился очередной стишок.
  Если делаешь карьеру
  Не для красного словца,
  То старайся по примеру
  Отвратительного пса.
  Что в начальственных пенатах
  Извивается щенком
  И елозит тощим задом
  За хозяйским сапогом.
  На других мочится гноем,
  Выливает волчий вой,
  И в осклизлые помои
  Окунает с головой.
  Вот только стишками делу не поможешь. Команда ЦВПИ 'Полет' признана вне закона. В восемьдесят восьмом году безусловный фаворит 'Гномики'.
  
  ШАГ НЕПРАВИЛЬНЫЙ
  Я не буду рассказывать, как долго, как упорно перемывали косточки командованию воинской части активисты спортивного движения. Все это обыкновенный базар, от которого ни холодно, ни жарко. Ну, веселятся ребята на черной лестнице, вместо того, чтобы работать. То есть воруют рабочие часы у государства, и основная работа не движется.
  Я не буду заморачиваться на коллективном походе к начальнику политотдела части товарищу Врулеву. Сначала намечался коллективный поход к командиру части товарищу Щербине. Но товарищ Щербина сказался шибко занятым товарищем, делегацию активистов не принял. Мол, вы продолжайте работать, дорогие товарищи, начальство и так заботится о ваших проблемах, потому что и так знает ваши проблемы.
  С другой стороны замполит Врулев оказался куда доступнее командира части. Но встреча не получилась, как оно должно в период перестройки. Или, наоборот, встреча получилась в одну калитку. Замполит Врулев на высочайшей скорости (одна минута двадцать девять секунд) описал делегированным товарищам новую политику командира части:
  - Наш курс на культурную часть в культурном городе.
  И еще:
  - Присоединяйтесь товарищи к 'Гномикам'.
  Общую мысль выразил председатель совета спортивного клуба ЦВПИ 'Полет' Сергей Иванович Ворчунов:
  - Мы пойдем до конца со спортивным движением.
  Затем высказались по одному разу все активисты, участвующие в делегации:
  - Спорт необходим молодежи, - сказал Дмитрий Алексеевич Долгопятов.
  - Без спорта молодежь разжиреет, - добавила Леночка Тощая.
  - И мозги зарастут жиром, - поддержала предыдущего товарища Людмила Тимофеевна Мурашова.
  - Спорт необходим в перестройку, - сказал Александр Юрьевич Тощий.
  - Без спорта народ сопьется, - добавил Александр Сергеевич Мурашов.
  - Спившийся народ есть прямое противостояние программе нашего глубоко уважаемого вождя Михаила Сергеевича Горбачева, - Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина указала на портрет над головой замполита.
  В следующую секунду делегатов выставили за дверь. Ибо замполит полковник Врулев сослался на очень срочные дела и прекратил аудиенцию. Какие срочные дела были у товарища полковника, можно только догадываться, ибо товарищ полковник еще через секунду был в кабинете командира части без доклада. К концу дня у команды ЦВПИ 'Полет' отобрали спортивную комнату.
  Несколько слов о спортивной комнате. Это такое помещение в виде кладовки три на четыре метра. Здесь хранится спортивный инвентарь (в большинстве своем пожертвованный спортивному клубу спортсменами), и награды ЦВПИ 'Полет'. Здесь же иногда собирались сами активисты спортивного движения, если им надоедали сквозняки или же следовало составить в Отраслевой совет очередную реляцию, типа 'нас не отпускают на спартакиаду'.
  - Место для тайных пьянок, - так характеризовалась спортивная комната полковником Врулевым в кабинете командира части генерала Щербины, и ее отобрали.
  Заодно генерал Щербина матерился, стучал кулаком, пускал ветры:
  - Знаю я всяких спортсменов. Мало того, что никчемные людишки, помешанные на алкоголе и других плотских удовольствиях, они свили осиное гнездо в моей части.
  Здесь полковник Врулев не вставил традиционную фразу 'так точно'. Но не потому, что совесть заела товарища замполита. Народная мудрость не врет, у товарищей замполитов нет совести. Сей рудиментарный орган давно отрезали и выбросили к чертовой бабушке. Зачем тебе совесть, если работа требует нечто обратное. Это нечто обратное называется 'гибкость'. Вот гибкость точно замполиту нужна, чтобы вставлять в судьбоносный момент традиционную армейскую фразу 'так точно' плюс ее отрицательный антипод 'никак нет', и чтобы не обознаться.
  Генерал Щербина был явно в ударе, почему полковник Врулев так ничего и не вставил:
  - Спорт и алкоголь близнецы-братья. Спортсмены во всем мире пользуются запрещенными средствами, чтобы стимулировать свои никчемные результаты. Будто от какой дополнительной миллисекунды или большего микрометра зависит благополучие их родины. Это все наглая ложь. У спортсмена нет родины. Он продался за миллисекунду, за микрометр, он согласен продать родину.
  И еще куча возвышенных слов в адрес современных гладиаторов от спорта. Тут бы полковнику Врулеву напомнить товарищу генералу, что спортивное движение Центрального Военного Проектного института не имеет ничего общего с мировым спортом. Но опять промолчал полковник Врулев. Слишком уж матерился, стучал кулаком, пускал ветры вышестоящий начальник:
  - А еще этот самый разврат. Я уверен, разврат существует внутри части. Два брака, совершенных среди активистов-спортсменов за отчетный период есть прямое тому подтверждение. Как познакомились активисты-спортсмены, если не во время совместной оргии? Что вытворяли так называемые активисты во время совместной оргии, чтобы довести дело до брака? Только не говорите, ежу понятно, что они вытворяли. У товарищей в спортивной комнате такой спорт, что хоть меняй вывеску на фасаде части.
  - Мы будем сражаться, - сказал Сергей Иванович Ворчунов своей непокорной команде.
  - Мы добьемся справедливости, - сказала Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина.
  - Мы забьем дерьмом глотки наших врагов, - чуть ли не разревелась Людмила Тимофеевна Мурашова.
  - Позорные суки еще пожалеют, что родились на свет накануне гребаной перестройки, - примерно такой была реплика Леночки Тощей.
  Александр Юрьевич Тощий то ли вздохнул, то ли прожевал слова про себя:
  - Мать ее, перестройка.
  Небезызвестный вам молодой специалист Мурашов ничего не сказал. Он готовился к следующему раунду против растлевающего влияния 'Гномиков'.
  
  НАКАНУНЕ
  За три дня до следующего раунда команда ЦВПИ 'Полет' в полном активе сцепилась с командой 'Гномики' на территории противника. Как вы догадываетесь, команду ЦВПИ 'Полет' вел на битву ее бессменный командир Сергей Иванович Ворчунов. Командой 'Гномики' правил новый заместитель начальника электротехнического отдела капитан Чушкин. Территория противника, как вы опять догадались, все еще недостроенный, не облагороженный актовый зал воинской части.
  Прежде чем приступать к основному повествованию, несколько слов про лидера команды 'Гномики'. Совершенно стандартный капитан этот капитан Чушкин. Стандартный рост, стандартный вес, стандартная ширина плеч, стандартная жировая прокладка, стандартные чувства и мысли. Капитану Чушкину высокое начальство поручило молодежь воинской части. Капитан Чушкин сказал 'есть' и принял под свою ответственность команду 'Гномики'. Ну и соответственно вражду новоявленной команды против ренегатов из спортивного клуба ЦВПИ 'Полет'.
  Теперь про наши сильные стороны. Кроме капитана Чушкина остальные пацаны и девчонки из культурной команды 'Гномики' по сути наши отщепенцы. Считанные дни и недели назад мы боролись вместе за общекомандную победу в спартакиаде авиаработников. Только не думайте, что победа в спартакиаде была на сто процентов победой активистов ЦВПИ 'Полет'. Я повторяю, это была общая победа. Пацаны и девчонки из команды 'Гномики' в общей победе так же участвовали. Другое дело, что после общей победы они переметнулись в команду 'Гномики', чтобы не связываться с командованием части. Но мы то знаем, что это бывшие наши пацаны и девчонки. И они знают, какая сила команда ЦВПИ 'Полет' даже в развалинах. Естественно, они очень боятся.
  Вот кто ничего не боится, так капитан Чушкин. Пришел товарищ капитан к Сергею Ивановичу Ворчунову, как капитан одной команды к капитану другой команды. Бросил вызов. Мол, команда 'Гномики' перед лицом воинской части желает сразиться с командой ЦВПИ 'Полет', чтобы выяснить, кто сильнее.
  По началу не разобрался в хитрой тактике капитана Чушкина Сергей Иванович Ворчунов. В голове засела дурацкая мысль, кто с кем желает сразиться? При любом раскладе активисты ЦВПИ 'Полет' на три головы выше каких-то там 'Гномиков'. Легкая атлетика наша. Настольный теннис у нас. За тяжелую атлетику мы ручаемся. Ну и так далее.
  - Согласен, - не подумавши, ляпнул капитан нашей команды.
  Стопроцентная офицерская улыбочка растянула стопроцентные офицерские губы капитана Чушкина.
  - Обсудим условия, - подмигнул капитан Чушкин капитану ЦВПИ 'Полет' Сергею Ивановичу Ворчунову.
  - Чего это их обсуждать? - в очередной раз отмахнулся Сергей Иванович, - Назовите вид спорта.
  Тут товарища капитана, который Чушкин, прорвало:
  - Никакого такого спорта. Больше спорта не будет в Центральном Военном Проектном институте. Спорт отменил командир части генерал Щербина при полной поддержке замполита части полковника Врулева. Отсюда и впредь мы будем сражаться только на сцене.
  Сергей Иванович Ворчунов едва не открыл рот для ответной проповеди, но поперхнулся, долго таращил глаза и кашлял. Ну, что вы прикажете? Окультурившиеся придурки пожелали унизить свою мамочку ЦВПИ 'Полет' какой-то хренью на сцене. Отступаться нельзя. Чуть выше Сергей Иванович Ворчунов дал согласие, не посоветовавшись с товарищами по партии. Хотя с другой стороны, вряд ли бы отступились товарищи по партии от возможности начистить предательской шайке 'Гномики' и морду, и жопу.
  - Пусть будет сцена, - сказал прокашлявшийся капитан спортивной команды ЦВПИ 'Полет', - Мы привыкли выигрывать на чужом поле.
  Капитан 'Гномиков' Чушкин скрепил соглашение между командами крепким офицерским рукопожатием, после чего отправился к своим 'Гномикам' для дальнейших разъяснений и подготовке судьбоносного поединка с ЦВПИ 'Полет'. Пускай задирают носик придурошные качки из ЦВПИ 'Полет', но у нас молодость, интеллект, плюс поддержка самого командира части. Да при такой поддержке 'Гномики' загномят любого качка в отдельности и скопом всю их дурацкую команду. Кроме того, до встречи осталось четыре часа. Мы то готовы, зато качки торчат в заднице.
  И что вы думаете, так и осталась в той самой заднице команда ЦВПИ 'Полет' последнего созыва? Да ничего подобного. Спортивная форма, пускай старенькая, всегда под рукой. Голова, пускай заработавшаяся, всегда на плечах. Злости хватит на десять команд 'Гномиков'.
  Плюнула, свистнула Леночка Тощая:
  - Мы этих сучар размажем.
  Несколько дипломатичнее высказался Александр Юрьевич Тощий:
  - Ненавижу жульническую игру, но сдаваться без боя не собираюсь.
  Людмила Тимофеевна Мурашова констатировала факт:
  - Они нас боятся.
  Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина констатированный факт подтвердила:
  - У ребят молоко на губах не обсохло.
  Шум, гам, общий подъем и восторг, и потоп на трусливых противников. Как минимум четыре минуты, пока Дмитрий Алексеевич Долгопятов не взял быка ниже пояса:
  - Цель у нас есть, программы у нас нет. Над какой темой будем работать?
  Здесь все активисты посмотрели на штатного интеллектуала Александра Сергеевича Мурашова. В данный момент Александр Сергеевич Мурашов стоял тремя ступеньками ниже прочих товарищей и колупал пальчиком стенку.
  - Ты-то как думаешь? - высказала общее обращение к Александру Сергеевичу Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина.
  - Никак я не думаю, - вскинул голову Александр Сергеевич Мурашов, - Покажем на сцене спортивную команду 'Полет' в ее чемпионских регалиях. Ну, и всякую сволочь с черной душой, что ненавидит от всей души чемпионов, что гадит русскую землю.
  Других предложений не последовало. Поэтому товарищи активисты быстренько набросали сценарий, распределили роли, и поспешили готовиться. Только одна роль повисла в воздухе.
  - А кто, - спросил Сергей Иванович Ворчунов, - Согласится играть сволочь?
  И снова все дружно посмотрели на Александра Сергеевича.
  
  ЗОЛОТОЙ ТУАЛЕТ
  Полный актовый зал. В первом ряду, как полагается, командир части генерал Щербина, замполит части полковник Врулев энд другие особенно приближенные полковники из Белоруссии. Во втором ряду не особенно приближенные полковники и подполковники. Еще два ряда пестрят зеленью. На пятом ряду главные специалисты, прочие выдающиеся товарищи из гражданских. Затем всякая шушера, то есть господа ведущие и старшие инженеры, просто инженеры, молодые специалисты-инженеры и техники. В проходах сгруппировалась толпа. Это те неудачливые товарищи, которым мест не досталось.
  На сцене две молодежных команды. Семь 'Гномиков' в белых балахонах с крылышками. Из-под балахонов торчат стройные девичьи ножки и кривые мужские ляжки. У капитана Чушкина ляжки еще отличаются исключительной волосатостью. Сей факт внес некоторый разлад в наши ряды, то есть в ряды 'спортсменов'.
  - Разве у гномиков были крылышки? - задала наивный вопрос Людмила Тимофеевна Мурашова, - Кажется, крылышки были у этих, как они называются, у эльфов?
  - А где Белоснежка? - вопросом на вопрос ответила Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина.
  - Белоснежка не водится с крылатыми гномиками, - следующая реплика Людмилы Тимофеевны Мурашовой.
  - Вот поотшибаем крылышки, и появится Белоснежка, - следующая за следующей реплика товарища Шишкиной-Тишкиной.
  - Тише-тише, - донеслось из зала.
  В наступившей тишине командир части генерал Щербина громким шепотом объяснил полковнику Врулеву кое-какие тонкости будущего действа:
  - Культурная команда проштудировала 'Божественную комедию' великого итальянского комедиографа Данте, подготовила оттуда отрывок.
  - Весьма профессиональный выбор, товарищ генерал, - ответил полковник Врулев генералу Щербине чуть менее громким шепотом, но все равно было слышно в дальних концах зала.
  - Мой выбор, - самодовольно ухмыльнулся генерал Щербина. И дал отмашку холеной командирской рукой, мол, начинайте.
  'Гномики' с крылышками выстроились в два ряда (впереди капитан Чушкин с двумя наиболее привлекательными девицами), и запели весьма противными голосами что-то вроде аллилуйи воинской части. Ну, какие поют аллилуйи, вы и без меня знаете. Вроде бы наша часть лучшее место на планете Земля. Вроде бы в нашей части работают самые правильные товарищи. Вроде бы в нашей части много тепла и света. Вроде бы свет излучается из определенной точки. Насчет точки опять никаких сомнений. Как вы уже догадались, определенная точка есть командир части. При чем ни какой-нибудь расплывчатый командир, но весьма конкретное лицо - генерал Щербина.
  Фанфары. Бурный финал. Молитвенно сложенные руки, просветленные лица, направленные в сторону генерала Щербины. Бурные аплодисменты из зала, ну и так далее. Как вы предполагаете, после подобного триумфа 'Гномиков' с крылышками товарищи 'спортсмены' в лучшем случае могли показаться кучкой бездарных дилетантов. Вот же дурачью повезло, их допустили перед царственные очи самого командира части генерала Щербины.
  - Влипли, ребята, - охнула Людмила Тимофеевна Мурашова, - До подобной вершины человеческой низости нам никогда не добраться.
  - Мы пойдем другим путем, - подбодрила товарища Леночка Тощая, - Авось вершина окажется низиной.
  - И положим на могилу цветочки...
  - Тише-тише, - опять донеслось из зала.
  В наступившей тишине все тот же командир части Щербина объяснил все тому же полковнику Врулеву следующий акт молодежной постановки:
  - Противники культурной команды, как бишь они называются не помню, решили изобразить спортсменов первых пятилеток. Поэтому на них старые застиранные трусы и футболки с надписью 'Полет', против сшитых на заказ костюмов культурной команды 'Гномики'.
  - Весьма сомнительный выбор, товарищ генерал, - ответил полковник Врулев, сами догадались кому, и притихший зал был свидетелем такого ответа.
  - Не мой выбор, - самодовольно прищурился генерал Щербина. В данном случае отмашки холеной командирской рукой не последовало, но пацаны и девчонки из спортивной команды ЦВПИ 'Полет' сами пошли в атаку.
  Немного гимнастики в исполнении Леночки Тощей. Затем пирамида плюс несколько вполне эффектных акробатических фигур в исполнении всей команды. Затем аэробика под 'Бони М'. Александр Юрьевич Тощий и Леночка Тощая устроили нечто вроде брейк-данса, пока остальные товарищи зажигательно махали мочалками. И знаете, мы завели зал. Точнее, не весь зал, а последние ряды, где сгруппировалась незаслуженная и неэлитная молодежь. Жидкие хлопки, топот, нестройные голоса, подхватившие обрывки зажигательной музыки, едва не переросли в шквал, способный затопить и разорвать окружающее пространство.
  - Порнография, - в момент кульминации проверещал командир части генерал Щербина.
  - Непристойность какая-та, - уже в остывающем зале фыркнул полковник Врулев.
  И все кончилось. Музыку вырубили. Мы свой номер не довели до конца. Зато товарищи судьи поспешили выставить итоговые оценки: девять целых и девять десятых балла команде 'Гномики', четыре целых и семь десятых команде ЦВПИ 'Полет'.
  - Ничего получилось, ребята, - чуточку расстроилась Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина, - Только я думала, что на пятерку потянем.
  - После таких корифеев, как 'Гномики', - заметил Александр Юрьевич Тощий, - Для нас и четыре балла могут считаться достойной оценкой.
  - Или даже троечка с минусом, - подхватили идею супруги Мурашовы одновременно.
  - Тише-тише, - новая вспышка из зала.
  В наступившей тишине в очередной раз командир части генерал Щербина прокомментировал для непонятливых зрителей ту лепоту, что сейчас им доведется увидеть на сцене:
  - Очень важно для современного перестраивающегося государства пользоваться не только мировыми шедеврами классической культуры. Современная культура так же найдет свои место в творчестве молодых коллективов, чтобы подтвердить правильный курс перестройки.
  - Государственная мысль, товарищ генерал, - теперь комментарии полковника Врулева, - И чем нас порадует талантливая молодежь из современного репертуара?
  - Весьма поучительная пародия 'Про молодого специалиста-стрельца, удалого строителя', - самодовольно выпятил нижнюю губу генерал Щербина, - Сам выбирал современную классику.
  Дальше, как вы понимаете, плохонький спектакль с уклоном в строительные сферы. Кульман, экскаватор, мелиорация, канализация, кабельная прокладка и прочее.
  - Посмотрите на товарища генерала, - Людмила Тимофеевна Мурашова толкнула одновременно Александра Сергеевича Мурашова и Дмитрия Алексеевича Долгопятова.
  - А что? - не понял Александр Сергеевич Мурашов.
  - Если вы не видели никогда абсолютно счастливого человека, то самое время увидеть.
  Нет, я не преувеличиваю. Товарищ генерал точно выглядел абсолютно счастливым человеком, пребывающим в нирване. Аура абсолютного счастья распространилась по залу, и только самый отвратительный ренегат не почувствовал это счастье. Даже Александр Сергеевич Мурашов и Дмитрий Алексеевич Долгопятов почувствовали это счастье.
  - Во дела, - тихо выругался товарищ Мурашов, - Как я буду играть сволочь, как буду рушить спортивное движение, если вокруг столько счастья?
  - Ты и не будешь играть, - сказала товарищ Мурашова, подслушавшая тихую ругань предыдущего товарища, - Потому что нас просто не пустят на сцену.
  Глазастая девчонка, черт подери. Откуда она уловила тот самый момент, когда окончилось счастье?
  - А построй мне дворец, товарищ молодой специалист, - сказал капитан Чушкин в образе царя весьма симпатичной куколке в образе молодого специалиста, - И чтобы на каждом этаже было по одному, нет по два золотых туалета.
  Ужасный грохот. Генерал Щербина встал, повалив передний ряд с господами офицерами. И ушел не попрощавшись.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Простите, дорогие читатели, я не рассказал начало истории с дурацким 'золотым туалетом'. Каюсь, рву ниже пояса волосы, сейчас все будет исправлено. По большому счету не настолько занимательная, или вовсе не занимательная история, чтобы на ней останавливаться.
  Приехал из Белоруссии некто генерал Щербина, зашел в обыкновенный туалет, чтобы сделать самое обыкновенное дело. Опаньки, туалет загажен до основания. И не только продуктами естественной среды, но всякими некультурными надписями, типа 'если ты посрал, зараза'. Культурное сердце генерала Щербины не выдержало. Буквально на первый день пребывания на посту пришлось вызывать товарищу генералу неотложку. Сие есть прискорбный факт. Как будет командовать товарищ генерал вверенным ему подразделением, если каждый день придется посещать туалет и вызывать неотложку?
  Отсюда первое распоряжение генерала Щербины на посту командира Центрального Военного Проектного института - 'золотой туалет'. Или я снова напутал, товарищи? Тот самый туалет, с которого развернул свою трудовую деятельность генерал Щербина в городе Ленинграде на самом деле никакой не туалет из чистого золота. Хотя деньжищ сюда вбухали гораздо больше, чем если бы туалет был из чистого золота. Во-первых, за срочность. Во-вторых, за неплановость. В-третьих, разобрали туалет по прежнему месту службы генерала Щербины и переправили его сюда с помощью авиации. Ну, и название 'золотой туалет' прилипло само собой к столь совершенному чуду.
  - Комедия закончилась, - Сергей Иванович Ворчунов увел со сцены свои пацанов и девчонок.
  Это было единственно верное решение после грандиозного провала команды 'Гномики'. Мы, ребята, не злопамятные. Мы не желаем наслаждаться провалом своих идеологических противников. Мы не идем по костям и не втаптываем в дерьмо даже самую позорную погань. Опять же придурки с крылышками когда-то состояли в наших рядах и разделили вместе с командой ЦВПИ 'Полет' славу великой победы.
  - Будем считать, боевая ничья, - напоследок Леночка Тощая улыбнулась капитану Чушкину.
  В данной ситуации капитан Чушкин поступил не как галантный офицер или капитан заведомо более слабой команды, о которую можно было вытереть ноги. То есть никак не поступил капитан Чушкин. Он даже не отреагировал на приветливую улыбку товарища Леночки и на ее приветливые слова. Вообще ни на что не отреагировал капитан Чушкин. Столбняк, полный отстой, на губах репа и рвота.
  - Вы посадите своего капитана, - намекнула Леночка Тощая девочкам все из той же команды 'Гномики'.
  - Не надо никого сажать! - неожиданно завизжал капитан Чушкин и ринулся в самую гущу товарищей по работе, покидающих актовый зал. Здесь мы его и потеряли. Ходят слухи, что бравый капитан 'Гномиков' в тот же вечер сильно напился и покусал сторожевую собаку. Но это всего лишь слухи. К тому же не вижу ничего крамольного, чтобы напиться правильному офицеру. А кто найдет непьющего офицера, может бросить в меня камень.
  Мы неплохо погуляли
  На чужих поминках.
  Пару мордочек порвали
  Гаденькой скотинке.
  Ну, а для чего порвали,
  Так никто не помнит.
  Может, гадкие нахалы
  Потеряли скромность.
  Или кто-то нас обидел,
  Сам того не зная.
  Так его в приличном виде
  В угол мы поставили.
  Здесь разрешите закончить первый из трех судьбоносных дней и перейти дальше.
  
  СЛЕДУЮЩИЙ РАУНД
  Думаю, вам не надо расписывать, что такое отчетно-перевыборное комсомольское собрание в период коммунистического строительства. Собираются товарищи комсомольцы, много базарят, то есть отчитываются, затем перевыбирают своего вожака, и расходятся до следующего отчетно-перевыборного собрания с чувством выполненного долга. Никакой негативной критики, то есть критики в адрес вышестоящих товарищей. Одна позитивная критика, то есть критика в адрес наиболее затюканных комсомольцев. Ну и комсомольский вожак перевыбирается по указы небезызвестного нам командира части генерала Щербины.
  А какой он комсомольский вожак? Очень малоинтересный вопрос. Предыдущим комсомольским вожаком был начальник электротехнического отдела майор Дубов. В новые комсомольские вожаки прочили заместителя начальника электротехнического отдела капитана Чушкина. Очень правильный и своевременный выбор. Майор Дубов солидный немолодой человек. Хватит ему бегать в коротеньких штанишках, чтобы рулить сопливыми ребятишками. Капитан Чушкин еще не пережил первую молодость, и вполне годится заменить на боевом посту более опытного товарища. Только вот загвоздочка вышла.
  Вы уже разобрались, после вчерашнего поединка с товарищами спортсменами из ЦВПИ 'Полет' тяжело заболел капитан Чушкин, даже слег в госпиталь. Такие товарища спортсмены из ЦВПИ 'Полет', что любого достойного офицера могут вогнать в госпиталь. Зря с ними связался капитан Чушкин. Думал взять комсомольским задором и неуемной энергией подотчетных ему 'Гномиков', а товарищи спортсмены оказались не по зубам бравому комсомольцу и капитану. Поэтому в восемьдесят восьмом году отчетно-перевыборное комсомольское собрание прошло без капитана Чушкина.
  Перехожу к делу. Все комсомольцы Центрального Военного Проектного институт собрались в актовом зале в шестнадцать ноль-ноль по Московскому времени. В первом ряду командир части генерал Щербина, замполит части полковник Врулев энд другие особенно приближенные полковники из Белоруссии. Во втором ряду офицеры-комсомольцы. Следующий ряд главные специалисты и специально приглашенные выдающиеся товарищи из гражданских. Затем всякая шушера, просто инженеры, молодые специалисты-инженеры и техники, то есть товарищи комсомольцы. В проходах никто не толпился, места хватило на всех, даже немного осталось для неприглашенных товарищей.
  Впрочем, после вчерашнего спектакля не очень много нашлось неприглашенных товарищей. Здесь вам не балаган устраивается, здесь серьезное мероприятие для молодежи. Перестройка подняла с колен молодежь, перестройка построила молодежь в четкую линию, перестройка по сути решила судьбу молодежи. Не будем вмешиваться в чужую судьбу. Есть на то официальные органы, которые вмешиваются в судьбу молодежи. Мы в это дело вмешиваться не будем. Наша вотчина кульман и карандаш. Мы за кульманом сотворили свою перестройку, вы в актовом зале сотворите свою перестройку. А человеческим языком это выглядит так, неприглашенные товарищи очень заняты на работе.
  - Начинайте, - разрешающий жест из зала со стороны командира части.
  Вроде ничего крамольного не произошло. Майор Дубов поднялся на кафедру, разложил перед собой бумаги, затем углубился минут на тридцать в ту самую отчетность, которой ожидала аудитория от переизбираемого комсомольского вожака. Почему только на тридцать минут углубился майор Дубов опять-таки отдельный вопрос. Не настолько хилые творились дела внутри комсомольской организации, возглавляемой майором Дубовым, чтобы на них за глаза хватило тридцать минут. По большому счету майор Дубов мог отчитываться часами. Но жесткий перестроечный регламент выделил на отчетность только тридцать минут. Все остальное время ушло в прении.
  В сокращенном виде майор Дубов сказал так:
  - За отчетный период вверенная мне молодежь повысила свой культурный уровень примерно на сорок восемь процентов. Театр, музеи, экскурсии по городу, общество 'Знание', путевки по историческим местам, семинары и лекции посещались вверенной мне молодежью на сорок восемь процентов чаще, чем за предыдущий период. Здесь в первую очередь хочется отметить непреходящую роль командира Центрального Военного Проектного института генерала Щербины. Во-первых, товарищ генерал взял под неусыпный контроль культурно-массовую работу внутри комсомольской организации нашей части. Во-вторых, товарищ генерал выделил культурный фонд из средств части, благодаря чему были приобретены дополнительные билеты и путевки для молодежи. От лица всей комсомольской организации и от себя лично хочу передать 'пламенный привет' и 'большое спасибо' командиру воинской части генералу Щербине. Ваши славные дела, товарищ генерал, будут вписаны золотыми буквами в историю комсомольской организации части.
  Если вы думаете, что на этом закончилась речь майора Дубова, то глубоко ошибаетесь. Я опускаю еще пять минут, потраченные товарищем Дубовым на воспевание генерала Щербины. Мол, до прихода генерала Щербины комсомольская организация находилась в глубоком тазу. Мол, предыдущее командование не интересовалось делами молодежи и никогда не присутствовало на отчетно-перевыборном комсомольском собрании части. Мол, раньше товарищи комсомольцы вроде бы не дышали и даже не жили. Только с приходом товарища генерала открылось второе дыхание внутри комсомольской организации, началась настоящая жизнь. Товарищ генерал, как вы понимаете со слов майора Дубова, есть истинное зерцало воинской доблести. Товарищ генерал сама честь, сама совесть эпохи. Товарищ генерал принес в нашу организацию правильное понимание перестройки, вдохнул это понимание в ряды молодежи, подвинул опять-таки молодежь на ратные подвиги.
  Теперь вы догадались, почему тридцать минут такой ничтожный срок для майора Дубова. Из тридцати минут кое-какое время придется отвести на деятельность комсомольской организации, так что на деятельность товарища генерала почти ничего не осталось. А это настолько выдающаяся деятельность, что просто жалко чего-нибудь упустить и не донести до самосознания молодых строителей коммунизма внутри лучшей на свете воинской части.
  - Следующий вопрос, - тяжело вздохнул майор Дубов, переворачивая кучу листов на кафедре, - Очень важный вопрос, который касается строительства нового актового зала силами нашей молодежной организации. Мы, комсомольская организация Центрального Военного Проектного института берем на себя обязательства в свободное от работы время перестроить и реконструировать пришедший в негодность актовый зал, чтобы он соответствовал новым требованиям перестройки.
  Бурные, продолжительные аплодисменты. Еще как минимум две минуты ушло на аплодисменты. Майор Дубов посмотрел на часы, после чего заметил, что у него осталось не более семи минут. Таким образом, майор Дубов оказался перед выбором: либо пробежаться галопом по остальным пунктам отчетно-перевыборного доклада, либо сделать тот самый ход, что сделал майор Дубов. А что такое сделал майор Дубов? Все сделал правильно майор Дубов, исходя из сложившейся ситуации.
  В-четвертых, существующий актовый зал не хуже, не лучше, чем любой другой актовый зал в любой другой воинской части. Строили старый актовый зал в свой время по общепринятому армейскому стандарту, без каких-либо излишеств и прибабахов. Впрочем, кое-какие излишества в виде спортивных агиток спортивного клуба ЦВПИ 'Полет' висели на стенах старого актового зала. Но подобную мерзость мы быстро убрали, и к комсомольскому отчетно-перевыборному собранию актовый зал приобрел свою девственную чистоту и непорочность. Но ответьте на дополнительный вопрос, кому нужна девственная чистота и непорочность в период перестройки? Например, командиру части генералу Щербине не нужна девственная чистота и непорочность. Товарищ генерал осмотрел генеральским зраком старый актовый зал и решил генеральским умом на месте актового зала построить культурный клуб в стиле а-ля перестройка.
  В-пятых, повторяем все славословия в адрес генерала Щербины. Семь минут то самое время, чтобы довести до присутствующих товарищей весть о новых подвигах товарища генерала. Что такое актовый зал в масштабе целой страны? А что такое культурный клуб в масштабе одной воинской части? Нет, я не говорю, что культурный клуб называется 'Гномики'. После позорного провала капитана Чушкина и его 'Гномиков', главный комсомолец части майор Дубов остерегается произносить находящееся под опалой название. Со временем капитан Чушкин реабилитирует 'Гномиков'. Мол, не мы придумали 'золотой туалет'. Мол, так написано в первоисточнике. Даже цитату подходящую вытащит из первоисточника капитан Чушкин. Но это будет со временем, сейчас майор Дубов всячески обходит стороной опальный клуб 'Гномики'. Поэтому в речи майора Дубова новый актовый зал называется просто культурным клубом в стиле а-ля перестройка.
  Дальше никакого подхалимажа, сплошная справедливость. Если бы не генерал Щербина, старый актовый зал мог оказаться тормозом на пути перестройки. Собственно говоря, он и оказался тормозом. Невозможно надуховиться в настолько пресном, заштампованном, некультурном зале. Духовность, как таковая здесь не присутствует. Молодежи очень необходима духовность. Вот и задумался товарищ генерал, как провести духовность в то самое место, где ее отродясь не было.
  Если вы думаете, что у командира Центрального Военного Проектного института нет другого дела, кроме как заниматься духовными запросами молодежи, то вы глубоко заблуждаетесь. Но такой у нас выдающийся командир, что лишний часок не поспит, не поест, не попьет, а потратит на молодежную организацию нашей воинской части. Таким командиром может гордиться не только наша перестраивающаяся часть, но перестраивающийся город Ленинград, но вся страна на пороге торжества перестройки.
  Заключительный аккорд в речи майора Дубова:
  - Молодежь Центрального Военного Проектного института приняла решение отработать в текущем году двадцать выходных безвозмездно на строительстве клуба.
  Бурные, непрерывающиеся аплодисменты. Крупным планом улыбка на суровом лице командира части.
  
  НАША КОСТКА ПОШЛА
  Если вы думаете, что номером два выступил командир части генерал Щербина, то глубоко заблуждаетесь. Прекрасная, вдохновляющая, просветленная речь товарища генерала запланирована на конец отчетно-перевыборного комсомольского собрания. Пускай в первую очередь выскажутся менее ответственные товарищи, затем генерал Щербина подобьет бабки, то есть поделится планами на следующий отчетный период. Вы хотите узнать планы на следующий отчетный период? Чувствую, пена появилась у вас на губах. Ох, как вы хотите узнать планы. Но все по порядку. Сначала выступает полковник Врулев, нами любимый и уважаемый замполит части.
  Речь товарища полковника разделена практически пополам. Первая половина, продолжительностью полторы минуты, посвящена комсомольской организации:
  - Да, наша комсомольская организация выросла за отчетный период. Раньше была незаметная комсомольская организация. Хочу отметить ее разлагающую аморфность, инфантилизм, неверие в собственные силы, отсутствие энтузиазма. Теперь мы имеем другую, то есть заметную и очень заметную комсомольскую организацию, краеугольным камнем которой стала культура.
  Вторая половина, продолжительностью восемь минут тридцать секунд, относилась к благодетелю и возродителю комсомольской организации, то есть к генералу Щербине, нами любимому и уважаемому командиру части. О великих подвигах генерала Щербины можно рассказывать часами, все равно тема не окажется исчерпанной до конца. Поэтому полковник Врулев уложился в жесткий десятиминутный регламент и отвел на подвиги те самые восемь минут тридцать секунд, что остались у него в запасе после высказывания в адрес комсомольской организации.
  - Я чего-то не понимаю, - очень тихо, практически одними губами прошептал Александр Сергеевич Мурашов Людмиле Тимофеевне Мурашовой в ее комсомольское ушко, - Чем мы тут занимаемся?
  - Переизбираем себе комсомольского вожака, - так же тихо ответила Людмила Тимофеевна Мурашова Александру Сергеевичу Мурашову, - В прошлом году комсомольского вожака переизбирали немного иначе, но было не менее скучно.
  - А, - протянул в несколько повышенном тоне Александр Сергеевич Мурашов, чем вызвал недоуменные взгляды ближайших товарищей, - Значит, подобное действо у нас называется скукой?
  - Так оно и называется, - огрызнулась Людмила Тимофеевна Мурашова, - Лично я хожу на отчетно-перевыборное комсомольское собрание по двум причинам. Прежде всего, не пойти сюда невозможно. Сразу попадаешь в список неблагонадежных товарищей, лишаешься премии, летнего отпуска и однодневной путевки в дом отдыха. Без однодневной путевки я как-нибудь переживу, но отпуск в декабре это уже слишком. Я, конечно, не против лыжного спорта, но только не в отпуск.
  - А какая вторая причина? - Александр Сергеевич Мурашов попробовал успокоить свою дорогую супругу Людмилу Тимофеевну Мурашову, - Неужели вторая причина еще более веская, чем причина под первым номером?
  - Не мне судить, - как-то сразу и вдруг успокоилась Людмила Тимофеевна Мурашова к явному облегчению прочих товарищей, которые с благоговением внимали речи товарища Врулева, того самого замполита части.
  - А все-таки? - попробовал проявить твердость Александр Сергеевич Мурашов.
  - Вторая причина - крепкий сон, - еще раз огрызнулась Людмила Тимофеевна Мурашова, демонстративно закрыла глаза и сложила на груди руки.
  Александр Сергеевич Мурашов попробовал последовать примеру Людмилы Тимофеевны Мурашовой. То есть попробовал сосредоточиться на каких-то своих внутренних мыслях, но из этого ничего не вышло. Слишком жесткие мысли бродили в данный момент в голове комсомольца и спортивного активиста Александра Сергеевича Мурашова. Если бы Александр Сергеевич являлся всего лишь одной субстанцией, например, только спортивным активистом, как Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный. Но Александр Сергеевич не являлся всего лишь одной субстанцией, о чем уже говорилось чуть выше. Дмитрия Алексеевича Долгопятова (как некомсомольца) не допустили на отчетно-перевыборное собрание комсомольской организации. Вот Александра Сергеевича Мурашова (как комсомольца) сюда допустили.
  Господи, какой же тяжелый груз взял на свои хрупкие комсомольские плечи спортивный активист Мурашов. Вы даже не представляете, в какую хреновину вляпался этот молодой человек. Ведь точно, вокруг сплошная хреновина, и Александр Сергеевич Мурашов туда вляпался.
  Успокоились еще раз. Пока есть возможность, слушаем судьбоносную речь товарища замполита полковника Врулева. Мол, в какое прекрасное время нам повезло родиться, учиться, работать в нашей воинской части. Это не просто прекрасное время, но время великих героев. Еще нам повезло жить и работать рядом с одним из подобных героев. Все вы хорошо знаете этого человека, нет, этого героя. Его героический свет разогнал тьму в наших душах, удалил колебательные элементы, нерешительность, верхоглядство и прочие минусы, мешавшие коллективу нашей воинской части идти по пути перестройки.
  Что там осталось на посошок? Ах, да, тот самый заключительный аккорд, что называется 'выводы'. Восемь минут тридцать секунд это и мало и много. Если попробовать докопаться до истины, если показать становление гиперпространственной личности все того же выдающегося сына отечества, то ответ отрицательный. За восемь минут тридцать секунд самой зажигательной речи товарищ генерал еще не успеет выбраться из пеленок, где собственно начинается его героическая жизнь, как сплошной подвиг. Поэтому выводы в двух словах:
  - Спасибо, товарищ генерал, за наше счастливое детство.
  Букашка ползет по листочку,
  Комарик звенит невпопад.
  За детством твоим непорочным
  Великие люди следят.
  Ах, эти великие люди,
  Не время им кушать и млеть.
  Иначе, кто детство разбудит,
  Когда будет детство взрослеть.
  Ах, это невзрослое детство,
  Насколько тупое оно?
  И сколько придется вертеться,
  Чтоб счастье его не прошло?
  Ну и повторение пройденного материала. Примерно то же самое, что говорил предыдущий товарищ майор Дубов.
  
  НА ИСХОДЕ ДНЯ
  Опускаю следующих товарищей, которые выступали между товарищем замполитом и молодым специалистом по фамилии Мурашов. Накатилась обыкновенная русская лень, и про следующих товарищей писать мне не хочется. Самые обыкновенные товарищи, без каких-либо внутренних конфликтов с линией правящей партии и самой политикой а-ля перестройка. Все-таки восемьдесят восьмой год на дворе. Мы вступили в завершающую стадию перестройки, после какового завершения все обязаны перестроиться. Кто не перестроился, о нем отдельный разговор. Если ты не перестроился в перестройку, лучше сдохнуть мгновенно и сразу, чтобы тебя не выделили из общей толпы в отдельную группу неперестроившихся товарищей, не продолжили с тобой перестройку после того, как закончилась перестройка.
  Короче, Александр Сергеевич Мурашов получил свои десять минут. Это последний в списке товарищ перед выходом на кафедру самого командира части. Из зала раздались ехидные смешки и чуть ли не улюлюканье. Мол, достаточно препинаться. Народ выслушал представителей разных возрастных категорий, начиная от товарища замполита полковника Врулева до одной чертовски восторженной комсомолочки, что едва не залила соплями жирную тушу (точнее, солидную грудь) командира части. Народ требует командира части. Вот пускай прекратятся прения, уберут очередного восторженного комсомольца с его сопленосой галиматьей, и взойдет на кафедру командир части.
  - Тише, товарищи, - попытался урезонить некоторых не в меру активных товарищей полковник Врулев, - Предлагаю придерживаться регламента.
  Две минуты и сорок восемь секунд ушло на восстановление тишины и порядка. Все означенное время молодой специалист Мурашов просто стоял на кафедре. Не могу сказать, вычли это время из речи молодого специалиста Мурашова, или не вычли. Александр Сергеевич подготовил речь чуть менее чем на шесть минут, чтобы не очень задерживать публику своими маленькими проблемами в период большой и очень большой перестройки. Опять же славословие командира части напрочь отсутствовало в первоначальном варианте речи товарища Мурашова. Но и в окончательном варианте ничего не исправил Александр Сергеевич. Что в силу сложившихся обстоятельств не просто ошибка. Плюс еще маленький штрих, разбил свою речь Александр Сергеевич Мурашов на шесть пунктов, примерно по минуте на каждый пункт, чтобы выглядела сама речь спортивного активиста и комсомольца Мурашова вроде как 'апрельские тезисы'.
  Итак, народ успокоился, наиболее рьяные крикуны угомонились, можно приступить к чтению тезисов:
  - Пункт первый. За отчетный период спортивная команда ЦВПИ 'Полет', состоящая на восемьдесят два процента из комсомольцев Центрального Военного Проектного института, выиграла спартакиаду авиаработников.
  Очень грамотное, очень правильное начало избрал Александр Сергеевич Мурашов, поставив на первое место свершившийся факт. Все присутствующие в зале товарищи, не исключая командира части генерала Щербину и замполита части полковника Врулева проинформированы о блестящей победе спортивной команды ЦВПИ 'Полет'. Отрицать блестящую победу спортивной команды ЦВПИ 'Полет' может только последний придурок и враг перестройки. Ежу понятно, что в перестроечный период нам необходимы победы на всех направлениях, в том числе в физкультуре и спорте. Ибо любая победа поднимает бойцовские качества молодежи, в то время как поражение понижает подобные качества. Молодой специалист Мурашов вышел сюда не за тем, чтобы понизить или принизить нашу прекрасную молодежь. Он вышел затем, чтобы снова и снова отпраздновать нашу победу:
  - Пункт второй. Спортивная команда ЦВПИ 'Полет' впервые за историю Центрального Военного Проектного института выполнила и перевыполнила план по значкистам ГТО, не занимаясь приписками.
  Очень сильная подача со стороны молодого специалиста Мурашова. Но насчет грамотности данной подачи можно очень и очень поспорить. Чувствуете, нарастающее напряжение в зале. Зачем молодой специалист говорит о каких-то приписках? Не было никаких приписок. То есть их вообще не было. Центральный Военный Проектный институт годами и десятилетиями выполнял план по товарищам значкистам. Отчеты в Отраслевой совет авиаработников хранятся в профсоюзном комитете части. Больше того, до прихода в часть товарища Ворчунова, до его спортивной команды ЦВПИ 'Полет' проблем со значкистами не было. Это товарищ Ворчунов завалил всю работу по ГТО, чтобы на следующем этапе отчитаться об успешном выходе из завала. И что отсюда следует, черт подери? А то самое следует, что не надо нам пудрить мозги, здесь все ребята ученые.
  - Пункт третий. Команда ЦВПИ 'Полет' не сможет выиграть в текущем году спартакиаду авиаработников.
  Что еще за фигня? Напряжение в зале пока не зашкаливает, но почти зашкаливает. Вышел комсомолец перед всем честным народом, он же расписывается в собственных слабостях. Такого не может быть, потому что не может быть никогда. Комсомольцы не расписываются в собственных слабостях. Никто не отрицает, у комсомольцев есть слабости. Но если очень стараться, если работать над собой, если не отступать перед всякой хреновиной, если стремиться к победе, то в конечном итоге будет победа. Не обязательно будет победа какой-то ничтожной команды ЦВПИ 'Полет' в какой-то ничтожной спартакиаде авиаработников. Но я вам обещаю, обязательно будет победа.
  - Пункт четвертый. План по значкистам ГТО находится под угрозой срыва.
  Мама моя, мама родная, что-то совсем оборзел молодой специалист на трибуне. Как бишь его, Александр Сергеевич Мурашов не только пропитан насквозь буржуазным паникерством и пораженчеством. Это не только слабак, позорящий честное имя товарища комсомольца. Это воистину враг перестройки. Нас не интересует, насколько сложная задача поставлена перед нами партией и правительством. Мы вкалываем, чтобы выполнить поставленную задачу. А некто, не стоит указывать пальцами, этот некто сразу отказался от выполнения поставленной задачи и отвалил в сторону. Теперь наводящий вопрос. Что будет, если молодежь пойдет по пути некто?
  - Пункт пятый. Командир Центрального Военного Проектного института так называемый генерал Щербина развалил спортивное движение части и несет ответственность за выход нашей молодежи из перестройки.
  Тишина. Мухи не летают, пушки не стреляют. Товарищи служащие советской армии и офицерский состав затаили дыхание. Что здесь можно добавить? Добавить здесь нечего. Александр Сергеевич Мурашов вроде бы ничего не сказал, но сказал слишком много. Эх, сюда бы наш параллельный ответ вражеской сволочи. То есть хорошей дубиной по подлым мозгам. Чтобы не слишком резвилась поганая сволочь. Чтобы прочувствовала, как сплотила русский народ перестройка.
  - Пункт шестой. Генерал Щербина, прекратите помоить спортивную команду ЦВПИ 'Полет', честь и гордость Центрального Военного Проектного института. Вам здесь не рады, товарищ генерал. Отправляйтесь обратно в свою Белоруссию.
  Грохот. Свалился передний ряд кресел вместе с находящимися на них офицерами. Генерал Щербина хлопнул дверью.
  
  В СУМЕРКАХ
  - Ты мой герой, - сказала Людмила Тимофеевна Мурашова Александру Сергеевичу Мурашову далеко-далеко за территорией воинской части.
  - Знаю, - устало отмахнулся Александр Сергеевич Мурашов.
  Говорить совсем не хотелось. Кажется, все сказано, все позади. Маленькая нежная ручка Людмилы Тимофеевны Мурашовой лежит в огрубелой руке Александра Сергеевича Мурашова, и это больше, чем тысяча слов, чем любая награда за подвиг.
  Только не подумайте, что Александр Сергеевич Мурашов совершил подвиг. Ничего особенного не совершил данный товарищ. За него поработала сама жизнь. Вспомнили, чего творится у нас за окошком? Восемьдесят восьмой год, цивилизация технарей практически добралась до величайшей вершины в истории русской земли. Очень скоро вершины не будет. Цивилизация технарей превратится в красивое облако и исчезнет с громким хлопком, как будто так и задумано. Но еще не произошли события девяносто первого и девяносто третьего года. Еще разгуливают по русской земле технари, то есть очень занозистые пацаны и девчонки, для которых сама жизнь сплошной подвиг.
  - Как мы отделали одну буржуйскую морду, - сказала Людмила Тимофеевна Мурашова все тому же товарищу.
  - Да никак не отделали, - еще раз отмахнулся Александр Сергеевич Мурашов, - Буржуйской морде подобное дело на пользу.
  - Конечно, на пользу, - подмигнула Людмила Тимофеевна Мурашова пробегавшей мимо собачке, - Немного жирок растрясет, подумает на досуге о том дерьме, в которое вляпался, покается и вернется на путь перестройки.
  - Не вернется, - Александр Сергеевич Мурашов остановился и без предупреждения поцеловал Людмилу Тимофеевну Мурашову в ее эротичные губки.
  На мгновение задохнулась Людмила Тимофеевна Мурашова. Но слишком был искрометным и скоротечным поцелуй Александра Сергеевича, так что сие не сказалось на размеренном темпе беседы между двумя комсомольцами.
  - Все равно получилось неплохо, - сказала комсомолец Мурашова, - Всякие ублюдки пытаются перекроить нашу перестройку на собственный лад. Мы им в этом не помощники.
  На мгновение задумался комсомолец Мурашов, что такое есть перестройка? Вроде бы старая жизнь и старые идеалы прочно свили себе гнездо на русской земле. Новая жизнь засасывалась старой жизнью, новые идеалы поглощались старыми идеалами. Живут как-то люди, черт подери! Но с другой стороны, наше любимое человечество всегда приспосабливалось к любым условиям. Например, при кровавом ублюдке дедушке Сталине жить чертовски нравилось многим и очень многим товарищам. Вот почему поднялся вой по русской земле, когда откинул копыта кровавый ублюдок. Вот почему еще сегодня находятся другие ублюдки, воспевающие дедушку Сталина.
  Ничего не скажу, крепко задумался Александр Сергеевич Мурашов, тут одним мгновением не отделаешься, тут мыслей секунд на десять, а то и больше. Пришел к власти дедушка Брежнев, сплошная противоположность кровавому Сталину. Песни, пляски, счастливая жизнь, воистину счастливое детство при дедушке Брежневе заменили кровь, боль, доносительство и невыносимые пытки при дедушке Сталине. Вроде бы тот же самый строй, то есть коммунистический строй. Вроде бы то же самое государство, то есть коммунистическое государство. Вроде бы те же самые люди, то есть люди коммунистической формации. Нет, мы свернули не в ту сторону. При дедушке Брежневе появились новые люди, так называемые 'восьмидесятники'. И появилась новая цивилизация, имя которой 'цивилизация технарей'. Ничего подобного не было никогда на русской земле и не будет.
  - Что это мы попритихли? - неожиданно остановилась Людмила Тимофеевна Мурашова, после чего запечатлела долгий пламенный поцелуй на самых обыкновенных губах Александра Сергеевича Мурашова.
  - Чертовщина какая-та, - ответил Александр Сергеевич Мурашов, когда Людмила Тимофеевна ослабила хватку.
  - Это что, поцелуй - чертовщина? - несколько покраснела молодой специалист Мурашова.
  - Нет, поцелуй высший класс, - смутился молодой специалист Мурашов, ибо почувствовал, что заносит его не в ту сторону.
  - Можно повторить.
  Еще раз и еще несколько раз Людмила Тимофеевна Мурашова повторила свой поцелуй. При чем с каждым разом все ярче, все жарче. Пацаны и девчонки из цивилизации технарей многие вещи повторяют не так, как их предшественники из шестидесятых и семидесятых годов. Чувствуется, что в восьмидесятые годы жили, любили, развивались совершенно другие пацаны и девчонки.
  Вы только не подумайте, что мне хочется умалить выдающиеся способности тех самых поколений, которые предшествовали цивилизации технарей. Шестидесятники развивались в шестидесятые годы, но перестали развиваться в семидесятые годы. Семидесятники развивались в семидесятые годы, но перестали развиваться в цивилизацию технарей. Сами технари исчезли навсегда и бесповоротно в девяностые годы, но в цивилизацию технарей они развивались и более чем развивались.
  Нет, ничего необычного не произошло. Каждое поколение имеет определенное окно во времени и пространстве. Не существует так называемых 'потерянных поколений'. Всякие недоразвитые извращенцы образца шестидесятых годов придумали штамп, якобы какие-то поколения где-то там потерялись. Я не открою секрет, что товарищи шестидесятники считают себя самым лучшим, самым развивающимся поколением не только в шестидесятые годы. По версии тех же шестидесятников они развивались в семидесятые, восьмидесятые, девяностые годы, в первое десятилетие двадцать первого века, и на второе десятилетие немного осталось. То есть на второе десятилетие осталось совсем уж немного шестидесятников, но более чем достаточно, чтобы записать целых пять поколений в разряд 'невосполнимых потерь', а себя в разряд 'честь и совесть русской земли'. Ну и цивилизация технарей чтобы вовсе исчезла, как будто ее никогда не бывало.
  Разрешите не согласиться, дорогие товарищи шестидесятники. Вы, конечно, в свои шестидесятые годы заняли кое-какие ответственные посты, чтобы контролировать наше общество. Мы же, обыкновенные пацаны и девчонки из восьмидесятых годов, так ничего и не заняли. Даже наш президент Дима Медведев оказался не более чем игрушкой в руках боле старших товарищей, например, вашего почитателя из семидесятых годов Вовы Путина. Опять же с нами заодно президент Медведев только по возрасту. Никогда этот парень не принадлежал к цивилизации технарей. Никогда не интересовали технари товарища Диму как класс. Вот выдающиеся шестидесятники и их любимые шестерки семидесятники ой еще как интересовали.
  - Ночь, созданная для любви, - мечтательно промурлыкала Людмила Тимофеевна Мурашова.
  - Очень светлая ночь, - согласился Александр Сергеевич Мурашов, - То есть светлая в том смысле, что мы наконец-то разоблачили порок и сделали нечто полезное для перестройки.
  И все-таки что представляет собой перестройка? Неужели вопрос останется навсегда без ответа? Неужели из всех якобы перестраивающихся слоев населения нашей многонациональной, нашей необъятной России на самом деле перестроился только единственный слой - это русские технари? Видит бог, данный слой перестроился. Насчет прочих товарищей возникает множество дополнительных вопросов. В том числе, какого черта им перестраиваться, прочим товарищам, если так хорошо без занудной и гаденькой перестройки.
  Отсюда выводы.
  - Я не могла полюбить слабака и придурка, - сказала Людмила Тимофеевна Мурашова, - Чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.
  - А я мог полюбить только очень сильную, очень мужественную девушку, - сказал Александр Сергеевич Мурашов, - Чтобы вместе идти по жизни и совершать подвиги.
  Дальше светлая чудная ночь, как подарок для всех молодых и влюбленных.
  
  СУМЕРКИ СГУЩАЮТСЯ
  Майор Дубов отыскал-таки в госпитале капитана Чушкина:
  - Товарищ капитан, вас еще никто не освободил от прямых обязанностей.
  Очень не здорово выглядел капитан Чушкин. Жестокая схватка между культурной командой 'Гномики' и бескультурной командой ЦВПИ 'Полет' стоила капитану Чушкину многих седых волос. Я не утверждаю, что полностью поседел капитан Чушкин за единственный день и последующую затем ночь, но седых волос точно прибавилось. Плюс безумный взгляд, плюс рези в желудке.
  - Я себя нехорошо чувствую, товарищ майор, - попытался отмазаться капитан Чушкин, - Я не готов исполнять свои прямые обязанности.
  И смазливая сестричка добавила:
  - У товарища капитана только-только прошел посттравматический кризис. Вы, пожалуйста, не очень перенапрягайте его, товарищ майор, как бы не было рецидива.
  - Никаких рецидивов не будет, - майор Дубов послал подальше сестричку, - Как непосредственный начальник я хорошо понимаю, что необходимо моему непосредственному подчиненному в данный момент, ибо несу ответственность за саму его жизнь и дальнейшие действия.
  - Я вас прошу, товарищ майор, - очень тихо покинула палату сестричка.
  Майор Дубов не покинул палату, майор Дубов остался. Главное, сейчас успокоиться, то есть сконцентрировать мысли в одной точке, перейти через определенный рубеж. Затем полегчает. Но пока не перешел через определенный рубеж, вокруг беспросветная тьма, вокруг невыносимая мерзость и никакой даже отдаленной надежды.
  Собственно говоря, на что надеется майор Дубов? В двух словах надежда майора выглядит так: очень хочется товарищу майору остаться в городе с очень хорошим названием Ленинград. Есть непроверенный слушок, что на Новой Земле платят больше, но совсем не хочется товарищу майору на Новую Землю. А сегодня как никогда приблизилась Новая Земля к товарищу майору. Ой, как она приблизилась, чувствует попой товарищ майор эту Новую Землю. Чуть ли не каждый ее кустик, ее камешек, пожухлую травинку и промерзлую букашку чувствует попой майор Дубов. Все по единственной причине, ой как не хочется на Новую Землю.
  Следовательно, приступаем к прямым действиям.
  - Товарищ капитан, - сказал майор Дубов, - Я понимаю, что вы попали не в простую ситуацию, выступив против шайки оголтелых ренегатов и авантюристов, что позорят нашу воинскую часть, само звание советского гражданина и труженика. Ваша ошибка, товарищ капитан целиком на совести вашей молодости. Вы не подготовились к тяжелой борьбе, вы попробовали кавалерийской атакой уничтожить вышеупомянутую шайку оголтелых ренегатов и авантюристов, вы проиграли. Этого следовало ожидать, товарищ капитан, на начальном этапе. Но проигрыш на начальном этапе еще не значит проигрыш всей войны. Немцы так же долго наступали. Однако победа осталась за нами.
  Минут пятнадцать, может и больше, распинался майор Дубов. Никто не следил за часами, пока распинался бравый майор. Самому товарищу майору следить было некогда, а капитан Чушкин не следил по другой причине, 'посттравматический синдром' называется. Недобитый синдром сильно обнулил, как умственные, так и физиологические способности товарища капитана. Где-то на автопилоте понимал капитан Чушкин, что нечто очень особенное, может быть судьбоносное происходит в данный момент, но настроить себя на подобающую волну не получалось. Надо бы настроить себя, надо бы начать действовать, но почему-то не получалось как надо с бравым товарищем Чушкиным.
  Ой, мы отвлеклись, нажали не на ту кнопку, опять продолжает интеллектуальный навал майор Дубов:
  - Родина в опасности. Подлые отщепенцы и ренегаты выиграли первый раунд. Их жертвой стали все мы, обыкновенные офицеры и труженики. Их жертвой стал командир части.
  При словах 'командир части' вытянулся по стойке смирно капитан Чушкин. Вполне нормальная положительная реакция для товарища капитана после тяжелой черепно-мозговой травмы. Но за вполне нормальной реакцией ничего более не последовало. То есть никакая иная нормальная реакция не подвинула капитана Чушкина чуть далее в мир реальных фактов и образов, куда пытался подвинуть капитана Чушкина его непосредственный начальник майор Дубов.
  Кажется, проигрываю, подумал майор Дубов. Посттравматический синдром слишком сильная штука. Заметно, что борется капитан Чушкин. Заметно, что годы муштры не пропали даром даже в период болезни. Заметно, что победит капитан Чушкин. Но очень и очень важный вопрос, когда победит капитан Чушкин. Вот чего пока никак не заметно.
  - Покушение на командира части, - продолжил пламенную речь майор Дубов, - Это покушение всколыхнуло мощные пласты сторонников перестройки. Мы, настоящие советские граждане, свято верящие в перестройку, поднялись все как один на защиту наших перестроечных ценностей. Пускай увидят отщепенцы и гады, мы не дадим в обиду нашего дорогого вождя, мы не дадим затушить нашего звеньевого, несущего впереди огонь перестройки.
  В данном месте как-то странно рыгнул капитан Чушкин:
  - Твою мать.
  Кажется, портвешок, подумал майор Дубов. Но от окончательного диагноза отказался. Во-первых, могут быть и лекарства. Вы же понимаете, что посттравматический синдром пальцем не лечится. Только лекарства, при чем высокая доза на спиртовой или травянистой основе. А что получается, если смешать травы со спиртом? Хрен его знает, что получается. Во-вторых, как истинный офицер майор Дубов употребляет единственно достойный офицера напиток, и этот напиток есть водка.
  Включились еще на пару минут:
  - Не надо казнить себя за проигрыш на первом этапе. Михаил Сергеевич Горбачев, самый честный, самый принципиальный руководитель советского государства, как-то подметил, что не получится бескровная перестройка. Очень бы хотелось получить бескровную перестройку, но это иллюзия. Ибо враги перестройки очень непростые товарищи. Они долго прятались такие враги, пока не пришла перестройка, пока их не выявила. Теперь понимаете, товарищ капитан, насколько зависит от нас (то есть от нас и от вас) перестройка? С нашей стороны (то есть со стороны правильных перестройщиков) каждый боец на счету. Вы не можете так просто лежать и болеть, товарищ капитан, когда в опасности сама перестройка.
  Дальше опять выключились. Простите, дорогие товарищи, что я цитирую не целиком товарища Дубова. Правильный товарищ майор не готовил означенную речь, не записывал ее на бумагу, не корректировал, не отдавал на просмотр товарищу замполиту, известному как полковник Врулев. Хотя не скрою еще одни факт, являющийся достоянием публики. После поспешной ретирады из актового зала товарища командира части многие сознательные товарищи потянулись к выходу. Разумный поступок. Какое комсомольское собрание без командира части? Ну и потянулись к выходу сознательные товарищи. Только никуда не потянулся майор Дубов. Во-первых, у нас нерешенный вопрос, кого перевыбрали в главные комсомольцы на следующий отчетный период? Во-вторых, у нас неясность, остался ли главным комсомольцем майор Дубов, или перевыбрали в главные комсомольцы заместителя майора Дубова, небезызвестного нам капитана Чушкина? В третьих, как передать дела майору Дубову, если никого не перевыбрали, если вообще отсутствует капитан Чушкин? В-четвертых, считается или не считается закрытым комсомольское собрание? Вроде пока ничего не закрывал майор Дубов, но через несколько секунд в актовом зале никого не останется, нечего будет закрывать майору Дубову.
  Еще короче, полный пипец плюс крохотный довесочек в лице замполита полковника Врулева. Народ рассосался, или почти рассосался, когда полковник Врулев подошел к главному комсомольцу майору Дубову:
  - Напомните, пожалуйста, товарищ майор, в какой первичной комсомольской ячейке состоит последний из выступавших товарищей?
  Почувствовал, как сердце оборвалось в груди майор Дубов, но напомнил:
  - В первичной комсомольской ячейке электротехнического отдела, товарищ полковник.
  Гаденько так улыбнулся вышеупомянутый замполит полковник Врулев:
  - Напомните, пожалуйста, товарищ майор, кто руководит первичной комсомольской ячейкой электротехнического отдела?
  Почувствовал, как сердце вернулось обратно, майор Дубов и очень напомнил:
  - Первичной комсомольской ячейкой электротехнического отдела, товарищ полковник, руководит капитан Чушкин.
  Опаньки, вот вам готовое решение:
  - А подайте сюда капитана Чушкина.
  Ну, и как вы догадываетесь, за капитаном Чушкиным снарядили целую экспедицию в составе четырех особенно сексапильных комсомолочек и их духовного наставника майора Дубова. Время, как вы понимаете, в госпитале неприемное, но особенно сексапильные комсомолочки отвлекли охрану, то есть дали возможность прорваться товарищу Дубову. Дальше, товарищ майор, никакой духовной поддержки со стороны, приходится рассчитывать на свои силы.
  Все, успокоились, дорогие мои, закрываю вопрос. Хватит тянуть бодягу с болезненным капитаном в момент, когда под угрозой сама перестройка. Особенно сексапильные комсомолочки тоже не железные, еле языками ворочают. Да и майор Дубов чертовски устал. Сейчас бы завалиться на койку, да выпить чего-нибудь тонизирующее. Например, какое-нибудь лекарство.
  Ага, подумал о лекарство майор Дубов. Не самая неподходящая мысль. Товарищ капитан нуждается в лекарстве. Организм еще молодой, организм крепкий. Если правильно стимулировать молодой организм, то посттравматический синдром нам не помеха. А до какой степени следует стимулировать молодой организм? Ну, вы не очень наезжайте, товарищи. Менее суток следует стимулировать организм. Если точнее, то до завтрашнего обеда требуется молодой организм товарища капитана при полном параде. После обеда уже не требуется молодой организм, товарищ капитан может отправляться на койку.
  Майор Дубов открыл портфель. И знаете, ничего существенного не сделал майор Дубов, только открыл портфель. Зато появилось осмысленное выражение на лице капитана Чушкина.
  - Что у вас в портфеле, товарищ майор? - вполне осмысленно спросил капитан Чушкин.
  В портфеле это самое, в портфеле лекарство.
  
  СУДНЫЙ ДЕНЬ
  Стоп, ребята. Или дело движется к закономерной развязке? Спешу вас уверить, никто никуда не движется. Более чем обыкновенная жизнь в необыкновенные восьмидесятые годы, примите мои соболезнования. Жить и работать в восьмидесятые годы было не так чтобы здорово, но очень здорово. Каждый день с тобой происходило нечто новенькое, нечто особенное. Ты уже разучился удивляться количеству навалившихся впечатлений. Ты даже не правил потоком собственной жизни. Поток собственной жизни правил тобой, при чем очень здорово правил.
  Теперь возвращаемся к нашим кроликам, то есть к нашим товарищам комсомольцам. Думаю, никто не удивился, заметив, в каком приподнятом настроении пришел молодой специалист Мурашов на работу. По крайней мере, старший инженер Маргарита Семеновна Семенова подобную несуразность заметила.
  - Знаете, Александр Сергеевич, сегодня вы выглядите, вроде выиграли тысячу рублей в лотерею, - сказала Маргарита Семеновна, - Не к добру это.
  - Знаете, Маргарита Семеновна, - сказал Александр Сергеевич, - И вы сегодня лет на десять моложе, ну совсем девочка.
  - Тоже мне девочка, - хотела выругаться Маргарита Семеновна Семенова, но почему-то не выругалась. Хрен его знает, чего говорит непредсказуемый товарищ Александр Сергеевич Мурашов, какая фигня в его голове свила себе паутинку.
  Повторяю, не только не выругалась старший инженер Семенова, но едва ли не впала в детство. Может, не врет молодой специалист про девочку. Женатые молодые люди очень медленно, но начинают ценить настоящую красоту. До женитьбы был стопроцентным придурком Александр Сергеевич и с красотой за ним числились сплошные проблемы.
  Не выругалась, но просветлела Маргарита Семеновна. Только последний придурок мог предпочесть таинственной красоте старшего инженера Семеновой какую-то маленькую поганку, как бишь ее... Ну, не имеет значения. На определенном этапе сглупил Александр Сергеевич Мурашов. Связался с дурной компаний, взял себе в духовные наставники ренегата Долгопятова по прозвищу Длинный, отринул серьезный опыт официального наставника Маргариты Семеновны Семеновой. Но почему, то есть почему так получилось с этим придурком? Два года назад не могла ответить на данный вопрос товарищ Семенова. Два года спустя сам собой разрешился вопрос, не хватило ума в тот период Александру Сергеевичу Мурашову. Вот и погибло официальное наставничество старшего инженера Семеновой.
  Стоп, не следует двигаться слишком быстро. Предлагаю более посильный темп на переломе судьбы некоторых наших героев. Вопрос не в том, насколько переломилась судьба старшего инженера Семеновой, когда переломилась судьба молодого специалиста Мурашова. Вопрос в том, насколько серьезно задумалась Маргарита Семеновна над своими прошлыми недочетами и нашла ли какой-нибудь выход из создавшейся ситуации.
  А какая создалась ситуация, черт подери? Та самая создалась ситуация, что в восемьдесят восьмом году старшему инженеру Семеновой тридцать четыре года. И еще не замужем Маргарита Семеновна. Другие менее прекрасные, рассудительные, жизнерадостные девчонки замужем. Например, некая гаденькая сучка, как бишь ее... Вот Маргарита Семеновна все еще в девушках. Очень не хочется быть девушкой Маргарите Семеновне Семеновой, но против истины не попрешь. Ни одна живая душа не клюнула на прелести Маргариты Семеновны.
  Или я чего-то не понимаю? Застряла в девушках товарищ Семенова. Это ее проблемы. Что у нас мало девушек, которые так никогда и не вышли замуж? Впрочем, до девяносто первого года подобных девушек было не очень много. Но после девяносто третьего года их количество увеличилось в десятки, сотни, может быть, тысячи раз. Девушка, ради которой следует жизнь положить, превратилась в антикварную редкость. Тем более такая своеобразная девушка, как Маргарита Семеновна.
  Почему бы и нет, шевельнулась мысль в тридцатичетырехлетней девичьей головке. Молодой специалист Мурашов ошибся с выбором девушки. Молодой специалист Мурашов еще не осознал окончательно насколько серьезная ошибка. Молодой специалист Мурашов готов все переиграть и исправить. Нет, еще не окончательно готов исправиться молодой специалист Мурашов. Но светлое будущее не за горами, оно на подходе. Или как объяснить сегодняшнюю реакцию молодого специалиста Мурашова на старшего инженера Семенову?
  Еще вчера все было не так, все было иначе. Практически не общались товарищи Мурашов и Семенова. С кислой мордой приходил в отдел Мурашов, садился за кульман, работал. Пробовала расшевелить молодого придурка старший товарищ Семенова. Но не шевелился молодой специалист в правильную сторону, вот на всякие гадости еще как шевелился. И самая главная гадость законный брак с одной бесцветной, одной плоскогрудой поганкой, о которой не хочет думать Маргарита Семеновна.
  Завлекли мальчика, околпачили мальчика, окрутили мальчика. Вот что значит брак с одной бесцветной, одной плоскогрудой поганкой. Может, слишком решительно действовала Маргарита Семеновна. Слишком нерешительным оказался мальчик два года назад. Следовало над ним поработать морально, затем переходить к решительным действиям. Но не удержалась от решительных действий Маргарита Семеновна, кровь ударила в голову, сбежал мальчик.
  Сегодня будет все как-то иначе. Никаких решительных действий со стороны старшего инженера Семеновой. Не сразу, но обязательно исправится молодой специалист Мурашов. Вот уже немного исправился, по крайней мере, говорит девушкам комплименты. А что касательно одной гадости, так солнце яркое, небо синее, земля круглая. Приходит на круглую землю всякая гадость, уходит с круглой земли всякая гадость. Временно-пространственная флуктуация индифферентного континуума, или как там оно называется. Но уходит, но растворяется гадость. Она суть непостоянная величина. Тогда вопрос на засыпку, что же такое постоянная величина, и с чем ее кушают?
  В очередной раз задумалась Маргарита Семеновна Семенова. Почему-то не получается в нашей России с постоянными величинами. Или не стоит рассчитывать на постоянство? Появилось постоянство, исчезло постоянство. Лучше оставить подобное дело в покое и ничего не рассчитывать. Как там сказал поэт:
  Рядом липкая тьма,
  Рядом подлая мгла.
  И дорога одна
  Через мглу пролегла.
  Нет дороги иной
  На застрявшую гниль.
  Рядом боль, рядом гной,
  Рядом небыль и быль.
  Так задумалась Маргарита Семеновна Семенова, что пропустила несколько весьма плодотворных часов из жизни любимого института и его перестроившихся товарищей.
  
  САМА ЖИЗНЬ
  Ровно в десять часов по московскому времени слегка помятый, но все еще бравый капитан Чушкин собрал комсомольцев электротехнического отдела в кабинете начальника. Ради столь выдающейся акции начальник электротехнического отдела майор Дубов переместился в закуток секретаря Леночки (просьба не путать со спортивным активистом Леночкой Тощей) и приступил к очень полезному делу - читал газету. Если вы подумали, что читал газету с величайшим вниманием майор Дубов, то вы глубоко заблуждаетесь. Я могу утверждать, что майор Дубов держал перед глазами газету. Насчет всего остального утверждать не может никто. И это правильно. Какая к черту газета, если за стеной (то есть в кабинете начальника электротехнического отдела) решается судьба перестройки, воинской части, советского государства, лично самого товарища Дубова.
  А что за стеной? Сейчас мы соберемся с духом, употребим пару бутылок пивка плюс стакан водки, и попытаемся сделать короткий отчет о происходящем мероприятии. Как вы уже знаете, капитан Чушкин является официальным комсоргом электротехнического отдела. В комсомольскую ячейку электротехнического отдела входят исключительно комсомольцы электротехнического отдела: Александр Сергеевич Мурашов, секретарь Леночка, еще восемь девушек, имена которых так и не удалось запомнить Александру Сергеевичу Мурашову за два года работы в электротехническом отделе. Поэтому во время комсомольского собрания мы будем называть девушек по номерам вместо имени: первая девушка, вторая девушка, и так далее. Наш короткий отчет вряд ли от нумерации сильно увеличится. Ну и сбережем репутацию девушек.
  - Рассаживайтесь, - сказал капитан Чушкин.
  Все расселись.
  - Повестка дня, - сказал капитан Чушкин, - Пожалуйста, товарищи комсомольцы, достаньте карандаши и тетради.
  Все достали карандаши и тетради.
  - Теперь запишите, - сказал капитан Чушкин, - На повестке дня недостойное поведение комсомольца электротехнического отдела на отчетно-перевыборном собрании комсомольской организации части.
  Все записали.
  - Вопросы есть? - спросил капитан Чушкин.
  Тишина. Тетради шуршат, мухи летают. Вроде все правильно, какие будут вопросы при подобной постановке вопроса? Но поднялась одна рука. Нет, не угадали, это не рука недостойного комсомольца Александра Сергеевича Мурашова.
  - Разрешите спросить, товарищ капитан, - поднялась рука секретаря Леночки.
  - Спрашивайте, - разрешил капитан Чушкин, - Только, пожалуйста, без обращения 'товарищ капитан'. Здесь я для вас никакой ни капитан, никакой ни начальник, но товарищ по комсомольской организации, то есть 'товарищ комсорг' или 'комсорг Чушкин'.
  - Тогда спрашиваю, товарищ комсорг, - звонким голоском отрапортовала секретарь Леночка, - Какой комсомолец электротехнического отдела вел себя недостойно на отчетно-перевыборном собрании комсомольской организации части?
  Опять тишина. Нет, так мы никуда не придем, подумал капитан Чушкин. Лежал, значит, один капитан на больничной койке, никого не трогал, нигде не участвовал. Молоденькие сестрички вели себя подобающим образом, лекарство присутствовало в правильных дозах. Вина с 'Гномиками' доказанный факт, одному капитану отвечать за 'Гномиков', и он ответит по всей строгости советских законов. Но остальное дерьмо не имеет никакого отношения к капитану Чушкину, ибо остальное дерьмо навалили другие товарищи. Вот вы навалили, вот и убирайте дерьмо. Или все равно отвечает капитан Чушкин?
  - Как мне доложил начальник электротехнического отдела майор Дубов, - процедил сквозь зубы капитан Чушкин, - На отчетно-перевыборном комсомольском собрании недостойно вел себя комсомолец электротехнического отдела некто Мурашов Александр Сергеевич.
  - Тогда следующий вопрос, товарищ комсорг, - вот же никак не уймется секретарь Леночка, - Значит, вы не присутствовали на отчетно-перевыборном комсомольском собрании?
  - В силу сложившихся обстоятельств я не присутствовал, - кое-как вывернулся капитан Чушкин.
  - И вы говорите с чужих слов? - опять секретарь Леночка.
  - Я говорю со слов начальника электротехнического отдела майора Дубова. Или майору Дубову нельзя доверять?
  Очень грамотный ход. Кажется, капитан Чушкин выбрал правильную тактику обороны, хотя ни ему бы обороняться в сложившейся обстановке. Кто такой капитан Чушкин? Честный офицер советской армии. В действиях, порочащих звание офицера советской армии не замечен. За границу не выезжал. Под судом и следствием не был. Родственников за границей не имеет. Что касательно истории с 'Гномиками', так это частный случай. С кем не случаются 'Гномики'? Тем более, что обязался ответить за 'Гномиков' капитан Чушкин по всей строгости советских законов. И ответит, черт подери! А пока прикрыли базар, идем дальше.
  - Вопросов нет, - успокоилась секретарь Леночка, - Только в следующий раз, товарищ комсорг, нам бы хотелось получать информацию от первоисточника, не из вторых рук. На дворе перестройка.
  Нет, эта маленькая стерва недолго продержится в секретарях, подумал капитан Чушкин. Ах, она учится на вечернем отделении в Политехническом институте? Ах, ей хочется быть инженером? Вот пускай идет себе в инженеры, чтобы вкалывать за четыре копейки и получать по морде за постоянно невыполненный план. Зато чистенькая, славненькая секретарская должность уплывет в другие, более нежные ручки. Эта маленькая стерва еще пожалеет не раз, что наехала на своего будущего начальника капитана (нет, подполковника) Чушкина.
  - За чем же дело? - товарищ капитан подавил легкую ухмылку на перекривившихся губах, - Среди нас присутствует проштрафившийся комсомолец Мурашов. Он может в полном объеме подать информацию. А заодно раскаяться в своем неприглядном поступке.
  Все глаза в сторону комсомольца Мурашова.
  - Я пас, - отмахнулся комсомолец Мурашов, - Мне не в чем раскаиваться.
  Все глаза в сторону капитана Чушкина. Подсказывать не надо, кто теперь на подаче.
  - Тогда придется обратиться к сознательным членам первичной ячейки, - очень серьезный ход.
  Никак не понимаю, откуда чего набрался товарищ Чушкин. В его болезненном состоянии серьезные ходы не предвиделись. Вышестоящие товарищи попросили товарища капитана собрать комсомольцев. Товарищ капитан собрал комсомольцев. Враг среди нас! Хлоп по морде врага! Конец, разбежались! И вдруг чего-то пошло не так, как предполагалось комсоргом Чушкиным и вышестоящими товарищами. Может, лекарство подействовало в обратную сторону. Может, поменял планы вышестоящих товарищей комсорг Чушкин.
  - Обращайтесь, - милостиво разрешила секретарь Леночка, - Только я в вашем мероприятии не участвую. Что-то мне кажется, неправильное у нас собрание. Вроде как не собрание комсомольцев, вроде как сводятся личные счеты.
  Тебе конец, стерва. Насчет Леночки поставил крест капитан Чушкин. В конечном итоге, мир не сомкнулся на этой Леночке, на всех прочих Леночках. В комсомольской ячейке еще восемь девушек, имена которых так и не удалось запомнить капитану Чушкину за несколько месяцев непорочной службы в славном городе Ленинграде. А наплевать. Пользуемся классификацией Александра Сергеевича Мурашова: первая девушка, вторая девушка, и так далее.
  - Вот вы, товарищ комсомолец, - обратился капитан Чушкин к первой девушке.
  - Я что ли? - неожиданно проснулась и вся покраснела первая девушка.
  - Да вы, - как настоящий вожак повел себя капитан Чушкин, - Что вы думаете о безобразном поведении комсомольца Мурашова Александра Сергеевича на отчетно-перевыборном собрании комсомольской организации части?
  - А я что? - чувствуется, в обморок упадет первая девушка, - Я ничего. То есть я ничего не думаю.
  Опять пауза. И не по какой-либо отвлеченной причине. Задохнулся капитан Чушкин. Ну, что за стервы в моей комсомольской ячейке? Ну, что за дуры набитые? Еще с такими мозгами лезут в новую жизнь. Мол, догоним и перегоним Америку. Мол, у нас все под контролем. Чуть не удавил первую девушку капитан Чушкин:
  - Наша страна переживает очень серьезный период, товарищ комсомолец. Или вы не догадываетесь, товарищ комсомолец, что спрятаться вам не удастся? Сегодня как никогда необходима твердая жизненная позиция. Если вы отошли в сторону, если вы спрятались, товарищ комсомолец, где ваша жизненная позиция, которая твердая? Прятаться не есть жизненная позиция, но есть позиция прятаться. Или вы думаете, товарищ комсомолец, что спрячетесь навсегда и надолго, что вас не найдут, что вас не достанут.
  - Ах, прекратите, - на грани истерики вспылила первая девушка, - Я же сказала, что ничего не думаю.
  Поздно. Лекарство нашло выход. Пошел и поехал в неведомые дебри и кущи бравый капитан Чушкин.
  
  ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  Значит так, что сказал на комсомольском собрании электротехнического отдела капитан Чушкин, в протокол не заносится. Неофициально секретарь Леночка сделала стенограмму столь судьбоносного мероприятия в жизни нашей страны. В протоколе получилось всего несколько строчек: заседали, обсуждали, постановили. Слава богу, что очень хорошая девочка Леночка (не спортивный активист Леночка Тощая, а секретарь начальника электротехнического отдела майора Дубова). Благодаря вышеупомянутой хорошей девочке Александр Сергеевич Мурашов более или менее восстановил рабочую обстановку того судьбоносного комсомольского собрания и может передать это чудо перестроечной мысли своим потомкам.
  То, что у Александра Сергеевича Мурашова будут потомки от Людмилы Тимофеевны Мурашовой вообще не вопрос. Людмила Тимофеевна Мурашова до девяносто первого года родила Александру Сергеевичу сначала доченьку Ольгу Сергеевну Мурашову, затем сыночка Сергея Александровича Мурашова. Видите ли, в семье Мурашовых лет двести или триста существует традиция: девочек называем, как хочется матери, зато первого мальчика называем в честь дедушки Мурашова. Ну, а дедушка Мурашов или папа Александра Сергеевича Мурашова, как вы уже догадались, Сергей Александрович.
  Стоп, хватит огород городить. Вот возьмем мы и закопаемся в генеалогическом дереве семьи Мурашовых, пока не откинутся ласты где-нибудь в одиннадцатом-двенадцатом веке на русском богатыре Мураше, якобы положившем начало столь знаменитого славянского рода. Можно закопаться и дальше. Если не в ломку, так доберемся до первобытной обезьяны, пришедшей на русскую землю откуда-нибудь из теплых земель, скажем, из Индии. Или бог с ней, с той самой Индией. В данный момент на пике популярности капитан Чушкин:
  - Дорогие товарищи комсомольцы, жить по-старому не получится. Для того планировалась перестройка в верхнем эшелоне власти, чтобы новая жизнь не подменила собой, чтобы полностью вытеснила старую жизнь. Только не думайте, товарищи комсомольцы, что новая жизнь есть сплошной пирожок с маслицем. Мы сегодня находимся примерно в таком состоянии, как находилась царская Россия перед приходом коммунистов и товарища Сталина. А что делал товарищ Сталин с инертными товарищами комсомольцами? Я вас спрашиваю, что делал этот товарищ?
  Взгляд в сторону второй девушки. Вздрогнула и едва не лишилась чувств девушка номер два. Ох, какой пронзительный взгляд. Ох, насколько он страшный и нехороший. Или простите за игры с литературными образами, не может быть нехороший взгляд у правильного офицера, тем более у комсорга первичной комсомольской ячейки. Но почему-то почувствовала вторая девушка, что товарищ капитан не просто ее пожирает, но раздевает глазами, и инстинктивно прикрыла ладошкой нежную девичью грудь. Вы только не подумайте, что была обнаженная грудь. Здесь совершенный порядок. Но почему-то почувствовала свою грудь обнаженной вторая девушка.
  - Вы ко мне? - дурацкий вопрос.
  - Да, я к вам обращаюсь, товарищ комсомолец, - ответ правильный.
  - Но я совсем запуталась, я не знаю, что делать.
  Черт с этой, со второй девушкой, вошел во вкус капитан Чушкин. Его пронизывающий комсомольский взгляд остановил время. Его созидающая комсомольская мысль задавила пространство. Не хотелось идти на комсомольское собрание товарищу Чушкину. Видит бог, как ему сюда не хотелось. Еще одна схватка с врагом, грозившая неприятностями. Видит бог, подобную схватку мог не выдержать капитан Чушкин. Еще один посттравматический синдром, и вынесли ногами вперед капитана.
  Но все-таки встал, но пришел капитан Чушкин. Настоящий боец, настоящий герой перестройки. Как же правильно поступил, что пришел капитан Чушкин. Подлая ренегатская морда молчит под тяжестью свалившихся на нее обвинений. Зато буйствует, зато попал в раж капитан Чушкин.
  - А вы, - обращение к третьей девушке, - Вы, пожалуйста, не прячьтесь за спины товарищей. Комсомольцы не прячутся за чужой спиной. Комсомольцы идут на амбразуру со счастливым лицами, поют счастливые песни и погибают, просто убитые счастьем.
  - Я не прячусь, - ничем не отличается третья девушка от двух предыдущих девушек, - У меня месячные.
  Это что за фигня? Едва не вытошнило капитана Чушкина. Или точнее, вытошнило капитана Чушкина, но сумел сдержать тошноту бравый капитан, то есть сумел ее сдержать настолько, чтобы добежать до сортира и там уже отблеваться.
  - Ну, стервы! Ну, суки бля! - так или примерно так блевал капитан Чушкин в сортире.
  В то же время небезызвестная нам Маргарита Семеновна Семенова просочилась в кабинет начальника электротехнического отдела на закрытое комсомольское собрание.
  - Здравствуйте, молодежь, - бодренько эдак сказала Маргарита Семеновна, - Что-то вы не очень выглядите? Что-то вы какие-то запуганные? Ну, так нельзя. Если из-за каждой ерунды поддаваться панике, жизнь превратится в сплошную пытку. Нам не нужна пытка. Нам нужна хорошая жизнь, счастливая жизнь, настоящая жизнь. Пока еще с нами наша хорошая, счастливая, настоящая молодость и другие хорошие вещи.
  Я, пожалуй, немного подрежу старшего инженера Семенову. Только не подумайте, что у меня антипатия к столь разноплановой девушке. Я совершенно уверен, что от души упражняется Маргарита Семеновна на своих бывших товарищах по комсомольской организации. Или точнее, организация бывшая, но пришли сюда совершенно другие товарищи. Может, с секретарем Леночкой еще как-то пересекалась по комсомолу товарищ Семенова. Но вот ведь какая штука, именно секретарь Леночка не нуждается в положительной энергии, исходящей от Маргариты Семеновны. Так и сказала секретарь Леночка:
  - Вы бы шли отсюда Маргарита Семеновна. Берите скорее карандашик, или резинку, или бумажку, за которой вас сюда занесло. И, пожалуйста, за дверь. Иначе вернется товарищ комсорг, будут у вас неприятности.
  Страшным взглядом одарила Маргарита Семеновна мерзкую Леночку, но удержала страшные слова, готовые вырваться из ее нежного ротика. Кто такая секретарь Леночка? Она всего-навсего секретарь. То есть заштатная дура. То есть дебилка с куриными мозгами. Ничего не понимает в высоких материях секретарь. Может в резинках, карандашиках и бумажках она понимает, но на другой высоте полная задница. Вот и сидит в полной заднице секретарь. Даже мараться о подобное ничто не захотела Маргарита Семеновна.
  - Ах, Александр Сергеевич, - обратилась товарищ старший инженер к Александру Сергеевичу Мурашову, - И вы здесь. Все еще не вышли из комсомола, все еще играете в детские игры. Я думала, что вы не в комсомоле, Александр Сергеевич. Вы так мужественно выглядите, не то, что какой-нибудь комсомолец. У вас настоящий мужской взгляд, настоящий мужской характер. Вам бы пора подальше послать комсомол. Вам пора в партию.
  Все, не выдержала секретарь Леночка. Встала, оттеснила своей плоской грудью шикарную грудь Маргариты Семеновны:
  - Товарищ Семенова, здесь закрытое комсомольское собрание. Мы, комсомольцы, собрались в рабочее время не шутки шутить. У нас серьезный вопрос, который возможно загонит в угол не только нашу первичную комсомольскую ячейку, но и всю комсомольскую организацию нашей воинской части. Поэтому, будьте любезны оставить нас, Маргарита Семеновна.
  Шок. Несколько капель стекли по красивому носику Маргариты Семеновны на ее эротичные губки:
  - Ах, ты...
  Ничего не успела сказать Маргарита Семеновна. Вернулся комсорг Чушкин.
  
  ОРГВЫВОДЫ
  Если вы подумали, что так просто удалилась Маргарита Семеновна с приходом главного действующего лица комсорга Чушкина, то вы плохо знаете Маргариту Семеновну.
  - Выйдите, пожалуйста, товарищ инженер, забыл ваше имя-отчество, - сказал капитан Чушкин, - У нас закрытое комсомольское собрание.
  - Мое имя-отчество Маргарита Семеновна, товарищ капитан, забыла ваше имя-отчество, - сказала Маргарита Семеновна, - И вообще, я никуда не уйду. У нас гласность.
  - Мое имя-отчество капитан Чушкин, - сказал капитан Чушкин, - Вы недопонимаете, товарищ инженер, всей серьезности сложившейся ситуации и всю неправомерность ваших действий.
  - Нет, я допонимаю, товарищ капитан, - сказала Маргарита Семеновна, - Что вы чем-то не тем занимаетесь, если в период гласности закрылись от товарищей по работе.
  - Мы не закрылись от товарищей по работе, - немного смутился капитан Чушкин, - У нас закрытое комсомольское собрание установленного образца. Закрытое комсомольское собрание курирует сам полковник Врулев, небезызвестный вам замполит нашей воинской части.
  - С каких это пор наша воинская часть стала вашей воинской частью? - не слышу смущения в голосе Маргариты Семеновны, - Или опять проворачиваются неблаговидные делишки под негласным надзором полковника Врулева, небезызвестного вам замполита и правой руки командира части?
  - Вы придираетесь к словам, - крупные капли пота закапали с подбородка капитана Чушкина.
  Явный признак побочного эффекта от лекарства, которое накануне принял капитан Чушкин. Тут бы проявить милосердие к страждущему товарищу. Но чего-то не дослушала или в чем-то не разобралась старший инженер Маргарита Семеновна Семенова:
  - Да, как вы смеете так разговаривать с женщиной!
  Одурел, покрылся синими пятнами капитан Чушкин:
  - Как это так я разговариваю с женщиной?
  - А вот так, - сказала Маргарита Семеновна, и демонстративно хлопнула дверью.
  Двойной шок. Не хватит ли на сегодня всевозможных удовольствий и неудовольствий? Не пора ли нам разбегаться? Ну, о чем-то поговорили на комсомольском собрании. Ну, чего-то там выяснили или не выяснили, и ладно. Вроде бы овцы целы, вроде бы волки сыты. Для чего, собственно говоря, проводится комсомольское собрание? Для того оно и проводится, чтобы убить время. Комсомольцы не научились регламентировать время, как другие, более старшие товарищи. Комсомольцы либо работают, либо не работают, то есть придуриваются или занимаются посторонними делами, не относящимися к работе. А куда относится комсомольское собрание? Черт его знает, куда относится комсомольское собрание, но время убить можно. Два часа прошли с огоньком. Верите мне или нет, до обеда совсем ничего не осталось.
  - Вы куда, товарищ комсомолец, - обратился капитан Чушкин к товарищу Мурашову, с явными намерениями протискивающемуся к двери вослед за Маргаритой Семеновной.
  - Так ведь обед, - пожал плечами Александр Сергеевич Мурашов, - И кушать, и спать хочется.
  - Нет, вы никуда не пойдете, товарищ комсомолец, - преградил выход капитан Чушкин, - Мы еще не все высказались насчет вашего подлого, вашего безобразного поступка на отчетно-перевыборном собрании комсомольской организации части. Я утверждаю, вы поступили подло и безответственно, покрыв свое собственное подлое имя несмываемой грязью.
  - Чем вам не нравится мое имя, товарищ комсорг? - чересчур спокойно спросил Александр Сергеевич Мурашов, - Вполне нормальное русское имя.
  - Мне не то чтобы имя ваше не нравится, - сорвался на визг капитан Чушкин, - Мне не нравится грязь, которой вы это имя покрыли. Только последний изменник родины способен на нечто подобное, что вытворяли вы со всей безответственностью на отчетно-перевыборном комсомольском собрании.
  - То ответственность, то безответственность, - сплюнул Александр Сергеевич Мурашов в корзину с мусором, но попал на кресло начальника, - Вы уж определитесь, товарищ комсорг, а то очень кушать хочется.
  Капитан Чушкин проследил за плевком. Как-то нехорошо екнуло сердце. Ну вот, продолжается. То есть продолжается посттравматический синдром, от которого вроде бы избавился капитан Чушкин. Только выходит, что ни от чего не избавился капитан Чушкин. Синдром есть, лекарства от него нет. То есть кончилось накануне лекарство из портфеля начальника электротехнического отдела майора Дубова. Чтобы получить следующую дозу лекарства, придется продержаться до вечера. Но чувствует, очень чувствует капитан Чушкин, что не продержаться до вечера при сложившихся обстоятельствах. Ну, никак не продержаться до вечера, если не искоренить мелкую грязную сволочь по имени Мурашов Александр Сергеевич.
  - Отойдите, пожалуйста, - сказал молодой специалист Мурашов, грудью надвигаясь на капитана Чушкина.
  Забавная получается картина. Вот вам настоящий племенной капитан. Высокий рост, широкие плечи, богатырская стать. Вот вам настоящий молодой специалист. Рост чуть ниже среднего, примерно на полтора сантиметра, самые обыкновенные плечи, более или менее широкая грудь. Но просто карлик какой-то по сравнению с капитаном Чушкиным. И просто карлик, то есть гражданская шушера напирает на настоящую красоту самой русской земли. И пятится задом капитан Чушкин.
  - Все равно не пущу, - жест отчаяния, уперся в дверь капитан Чушкин.
  - Пожалуйста, остановитесь, Александр Сергеевич, - визг какой-то из комсомолочек, скажем, девушки под четвертым номером.
  - Да вы не бойтесь, девочки, - ответ Александра Сергеевича Мурашова, - Клоун в погонах назвал меня 'трусом'. Папа с мамой его не учили, позорного клоуна, что нельзя называть русского мужика 'трусом'. Или не понимает товарищ клоун, что на русской земле не водятся трусы. Наша жизнь чертовски особенная по любым меркам, она не потерпит ни одного труса.
  - Успокойтесь, Александр Сергеевич, - визг пятой девушки, - Товарищ комсорг не хотел вас обидеть. Просто так получилось.
  - Значит, так получилось? - приостановился Александр Сергеевич Мурашов, снизу вверх заглядывая в голубые глаза капитана Чушкина, - Что же будем считать, что так получилось. Товарищ капитан находится немного не в себе после памятного поражения команды 'Гномики' от команды ЦВПИ 'Полет'. Товарищ капитан утратил бдительность и самоконтроль, что не достойно звания советского офицера. Или сегодняшний офицер не соблюдает славные традиции русской земли? Или сегодняшний офицер не эталон благородства, всего только клоун?
  - Александр Сергеевич, вы же его бедненького совсем затоптали, - прекратила писать секретарь Леночка, - Еще немного и товарищ капитан потеряет сознание.
  Тишина. Муха не бьется в окно, занавески не шуршат, вода в трубах не булькает. Может, ребята, на этом мы остановимся. ЦВПИ 'Полет' страшная организация, дикая организация. В ЦВПИ 'Полет' одни монстры с гигантскими клыками и налитыми кровью глазами. Очень не подумал генерал Щербина, когда ввязался в локальную войну с ЦВПИ 'Полет'. Здесь тебе не Белоруссия, ласковый наш, где генеральская власть в большом фаворе. Это Россия. Кошмарный город Ленина на Неве. Хотя постойте, уже не совсем город Ленина. Еще немного, и вынесут дедушку Ленина из такого кошмарного города. Те самые пацаны и девчонки образца восьмидесятых годов возьмут и вынесут дедушку Ленина.
  - Здесь комсомол или бардак? - сделал последнюю попытку капитан Чушкин.
  - Что здесь происходит, не знаю, - сказал молодой специалист Мурашов, - А насчет комсомола...
  Пауза. Молодой специалист Мурашов достал комсомольский билет:
  - Я выхожу из комсомола.
  И комсомольский билет приземлился в корзине с мусором.
  
  ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА
  Слушайте, дорогие товарищи, прежде чем перейти к следующей главе моей комсомольской истории, очень хочется немного притормозить, то есть заняться выносом мусора. Чем, вы спрашиваете, хочется заняться? Да тем самым, что называется мусор. Не обязательно это физиологический мусор, накопившийся в корзине или мусорном ведре. Чаще это духовный мусор, от которого голова пухнет, и мухи вертятся перед глазами. Какие такие мухи, снова спросите вы. Да те самые мухи, что слетаются на дерьмо. Не важно, какое дерьмо, то ли оно физиологический, то ли духовный мусор.
  Теперь представим молодую семью образца восьмидесятых годов. Папа инженер, мама инженер, либо существует, либо в проекте ребенок. В нашем случае в проекте ребенок, та самая девочка Ольга Александровна Мурашова, которая вот-вот прорвется в реальную жизнь. И предлагаю нескромный вопрос, какова реальная жизнь, куда вот-вот прорвется та самая девочка?
  Реальная жизнь в лучшем случае - комната в коммунальной квартире. В означенной комнате живут молодые влюбленные, будущие родители Александр Сергеевич Мурашов и Людмила Тимофеевна Мурашова. Если я еще не акцентировал внимание на законном зарегистрированном браке Александра Сергеевича и Людмилы Тимофеевны Мурашовых, то одна общая фамилия снимает всякие подлые ухмылочки энд гаденькие подковырочки в адрес молодых влюбленных и будущих родителей Ольги Александровны Мурашовой. Здесь, как говорится, полный порядок. Ольге Александровне не придется разыскивать по всему миру своего незаконного папу. У нее папа очень и очень законный товарищ. Все печати на месте, все законные справки насчет законности папы получит Ольга Александровна Мурашова, не только законную папину фамилию и его отчество.
  Так, здесь мы разобрались. Насчет прелестей законного брака против незаконного сожительства я не рассказываю. Брак не есть тюрьма. Брак не есть цепи или колючая проволока. Брак не есть безысходность или трупик души. Всего лишь дань уважения любимой девушке. Ты любишь девушку, поэтому вступаешь с ней в брак. Посмотри, дорогая моя, я готов сесть в тюрьму, намотать цепи и обвязаться колючей проволокой, я готов позакладывать дьяволу душу, лишь бы мы были вместе. Ну и девушка так же готова прекратить бессмысленные поиски жирного поросенка, то есть сочетаться законным браком с одним ничем не выделяющимся товарищем, таким как Александр Сергеевич Мурашов. И это многое значит.
  Ладно, закрыли тему. После октября девяносто третьего года брак уничтожили как класс, исключая брак с жирными поросятами. Но брак с жирными поросятами уже не брак, только узаконенная проституция, про которую говорить не хочется. Брак совершенно иное дело. Его не следует освещать в церкви. Да и свадьба дороже ста баксов не совсем чтобы свадьба, но просто дурость и порнография. То есть, чтобы не очень расстроилась девушка: мол, купили ее за смешные деньги.
  Теперь понимаете, почему комната в коммунальной квартире лучший вариант для молодой семьи образца восьмидесятых годов? Или не понимаете? Тогда несколько легких намеков. Во-первых, в славном городе на Неве старики живут долго, в среднем до семидесяти девяти лет, и никто квартиру тебе не уступит. Во-вторых, старики не желают жить с молодежью, особенно с собственными детьми, они всячески пытаются молодежь уничтожить и выдавить. Благодеяния стариков в славном городе Ленинграде-Петербурге не имеют границ. Вечная война в родительском доме вам обеспечена. И с кем воевать? В-третьих, лучше воевать в коммунальной квартире.
  Расклад примерно такой. Мальчик женился на девочке. Папа с мамой разменяли общую с мальчиком трехкомнатную квартиру на двухкомнатную квартиру для себя и комнату в коммуналке для мальчика. Переезжаешь в коммуналку, радуешься. Комната большая, почти двадцать метров. Комната светлая, два окна во всю стену. Соседей не так много, всего семь человек. На неопределенное время предполагаются военные действия на коммунальной кухне, но ты все равно радуешься.
  Видите ли, дорогие товарищи петербуржцы, следующие строки для вас. Вы думаете, ваши дети мечтают, чтобы вы сдохли как можно скорее? Вы правильно думаете. Воистину так мечтают ваши любимые дети, которых от переизбытка любви вы отправили на войну, и даже не хрюкнули. Хотите, чтобы дети мечтали о чем-то другом, тем более собственных детей воспитывали в любви и уважении к бабушкам с дедушками, не отправляйте детей на войну. Они хотя и большие, но все равно дети.
  Ах, вы ничего не хотите? Тогда снимаю вопрос. Цивилизация технарей воспитала не только технарей из пацанов и девчонок того времени. Цивилизация технарей воспитала такую волну ненависти к старому отжившему строю, что в конечном итоге выплеснулась волна ненависти. Чего культивировали старики-шестидесятники (то есть родители технарей), то они и получили в конечном итоге.
  А что получили сами технари? Черт его знает, что получили технари. Разве какой-нибудь грязный стишок или мрачную песню.
  Прости, мечта, твои чертоги
  Не вдохновляет бледный стих.
  И я стараюсь сделать ноги
  Из цепких пальчиков твоих.
  Прости, мечта, ты показалась
  Мне лицемерной и чужой.
  И сердце пылкое рассталось
  Без сожаления с тобой.
  Твоя подкрашенная скука
  Застряла на помойках гнить.
  Прости, плешивая подруга,
  С тобой детей мне не крестить.
  Здесь я хочу окончательно остановиться. Звонок в дверь. В коммуналку к семье молодых Мурашовых пришел папа.
  
  ТО ЖЕ САМОЕ
  Сергей Александрович Мурашов, молодцеватый мужчина пятидесяти трех лет, четыре года назад покинул советскую армию по здоровью. На самом деле здоровье у Сергея Александровича хорошее и даже очень хорошее. Тридцать два года в армии никак не отразились на самочувствии Сергея Александровича в худшую сторону. Вот происки врагов и прочих придурков сыграли определенную роль в том, что бравый офицер Мурашов подал в отставку. Видите ли, подполковник Мурашов, ваша должность становится полковничьей должностью. Видите ли, товарищ подполковник, на полковничью должность мы человечка уже подыскали. Так что на выбор: либо увольняйтесь по здоровью, либо приписываем вам действия, недостойные кодекса офицера советской армии, увольняем за аморалку.
  Тяжело вздохнул Сергей Александрович Мурашов. Вот же гады вонючие, со всех сторон обложили. Как-то не хочется увольняться с полковничьей должности. На этом месте сидел, сидел и сидел офицер Мурашов, в надежде, что когда-нибудь досидит до полковника, и уже полковником покинет советскую армию. Но не получилось, черт побери. Или все чертовы бабы? Так и крутятся возле молодцеватого подполковника Мурашова, так и липнут вроде бы за красивые глазки. Эх, в последние годы утратил бдительность офицер Мурашов. Сначала завел одну бабу из вверенного ему подразделения. Показалось не так чтобы мало одной бабы, но вроде как недостаточно. Следовательно, появилась вторая баба из подотчетной воинской части. Там эти бабы каким-то образом друг про друга пронюхали, но не сумели прийти к взаимовыгодному решению. Драка. Скандал. Много воды и пены на мельницу всякой сволочи, и отставка.
  Хрен с ней с отставкой. Ушел подполковник Мурашов при полном параде, вроде как отдал все силы на службе отечеству. Орден какой-то вручили на грудь, пенсия двести пятьдесят рублей, каждый год путевка на Черное море, ну и так далее. Тут еще сын женился, вроде как с рук долой. Женившегося сына отправили Мурашовы в большую жизнь. Пускай сам себя проталкивает без мамок и нянек. А то ведь какие дети пошли? Сижу на шее родителей, вытаскиваю соки из тех же родителей. Мои родители, значится, неученые дураки. Зато я выдающийся гений, ради которого надорваться и сдохнуть не самый великий из подвигов.
  Хватит, вопрос решили. Мурашов-младший больше никаким боком не относится к своим родителям. Старшие Мурашовы чинно и благородно проживают в благоустроенной двухкомнатной квартире. У них есть газ, есть свет, личный сортир, горячая вода. У них есть лоджия (уже застекленная) и двойные двери (уже обитые дерматином). Мурашов-младший проживает в неблагоустроенной комнате. Где не так чтобы есть газ, не так чтобы есть свет, отсутствует напрочь горячая вода, в сортир надо занимать с шести утра очередь. Впрочем, сортиром может воспользоваться Мурашов-младший и на работе. Зато у него есть жена, вроде бы как любимая. И очень скоро могут быть дети.
  Так о чем это я? Вполне нормальный расклад для славного города Ленинграда. Если молодые влюбленные Мурашовы нарожают троих детей, то появится перспектива на благоустроенную квартиру. Впрочем, забегая немного вперед, могу с уверенностью отметить, подобная перспектива не появится. Какой на дворе год? Тот самый восемьдесят восьмой год, когда до девяносто первого года осталось совсем чуть-чуть. То есть остался более чем недостаточный срок, чтобы обзавестись должным количеством детей, на обзаведенных детей выбить квартиру. А с другой стороны, разве можно разобраться с будущим, с его непредвиденными поворотами и закидонами, чтобы все получилось в конечном итоге? Сергей Александрович Мурашов не какой-нибудь предсказатель погоды или бабка с гадальными картами. Сергей Александрович Мурашов есть офицер в отставке. Его основная задача вести себя согласно кодексу советского офицерства. То есть воспитать собственного ребенка пригодным для службы родине.
  Ну, кто теперь скажет, что неправильно воспитал маленького дебила (то есть собственного ребенка) Сергей Александрович Мурашов? Прошу поднять руки. Мама моя, что у нас получилось? Целый лес рук. Констатирую факт, неправильно воспитал маленького дебила Мурашова-младшего Мурашов-старший. Нельзя говорить, что не воспитывался Мурашов-младший. Еще как воспитывался настолько тупой огрызок материи. Школу с ним пробежали. Институт за него закончили. На работу его пристроили.
  Стоп. Чего это Сергей Александрович Мурашов примазывается к разным хреновинам, типа школа, институт, работа? Неужели сидел Сергей Александрович Мурашов за одной партой с собственным отпрыском? Или сдавал вместе с ним экзамены? Или вместо него разработал проект ракетно-космической станции? Слушайте, пожалуйста, сюда. Для дебилов и дураков отвечаю в последний раз. Не сидел, не сдавал, не разрабатывал всякую хрень Мурашов-старший. Его задача состояла в том, чтобы приносить денежки. Вот эти самые денежки, за вычетом на пьянку и развратных баб, весьма исправно приносил Мурашов-старший. Затем денежки вкладывались в воспитание, образование, прочие закидоны Мурашова-младшего.
  Все. Театр рухнул, клоуны сдохли, Сергей Александрович Мурашов не имеет никакого отношения к дальнейшей судьбе женатого отпрыска. Александр Сергеевич Мурашов женился, пускай с ним жена нянчится. Сергей Александрович Мурашов после женитьбы сына вошел в самостоятельную жизнь. Он - военный пенсионер, любитель грибов и рыбалки. Не понимаю, почему все военные пенсионеры обязаны любить грибы и рыбалку, но Сергей Александрович Мурашов любит грибы и рыбалку. Он же военный пенсионер. Его военная пенсия не очень солидная, всего в два раза больше, чем зарплата Мурашова-младшего, но на грибы и рыбалку хватает. Только, пожалуйста, не трогайте меня, не приставайте со своими тупыми проблемами, не мешайте грибам и рыбалке.
  Ничего не скажешь, заслужил достойную старость бывший подполковник Сергей Александрович Мурашов. Тридцать два года непорочной службы это вам не хрен собачий. Сколько всего выдающегося и судьбоносного сделал за тридцать два года Сергей Александрович Мурашов для своей родины. Чувство такое, если бы не Сергей Александрович Мурашов, могла бы сдаться врагу родина. А так процветание, развитие, чистый путь в коммунизм, догнали и перегнали Америку. Если чего невыдающееся и несудьбоносное сделал за тридцать два года непорочной службы Сергей Александрович Мурашов так это связано с сыном.
  Пункт первый. Не для себя лично, но для успешной учебы сына в Ленинградском Политехническом институте вынес Мурашов-старший с работы два калькулятора. Зачем Мурашову-младшему два калькулятора уже не вопрос. Вопрос в том, что Мурашов-старший вынес два калькулятора, а обратно их не занес. То ли времени не было, то ли какая еще ерунда, но и после увольнения с воинской службы не занес Мурашов-старший два калькулятора. Короче, калькуляторы испарились, исчезли.
  Вы говорите, мелочь какие-то калькуляторы, на фоне всех достижений Сергея Александровича Мурашова, прочих его подвигов. Может мелочь, может и нет. Прошла инвентаризация, где калькуляторы? Вот тут и сейчас обязаны быть калькуляторы. Некий не очень честный и чистый на руку бухгалтер якобы рассчитался пропавшими калькуляторами с Сергеем Александровичем Мурашовым за одну весьма существенную услугу. Что была за услуга? Сергей Александрович Мурашов, как вышестоящий начальник, поймал за одно место некого не очень честного и чистого на руку бухгалтера. Все товарищ бухгалтер, у нас не только морковку сажают. Ой, простите, товарищ начальник, я больше не буду. Ну, и чтобы доказать свое искреннее раскаяние, вот небольшой презент - два калькулятора (двести двенадцать рублей штука).
  В нашей стране под ворами земля пенится. Обманул Сергея Александровича Мурашова некий не очень честный и чистый на руку бухгалтер, он не исправился. Сергей Александрович Мурашов уже на пенсии, ловит рыбку, собирает грибы, подсчитывает кое-какие доходы на двух калькуляторах. Вообще калькуляторы как память о непорочной службе товарища. Кнопочку нажал, вспомнилась непорочная служба. Хорошо мы служили, черт подери! Ой, хорошо мы служили, слеза умиления на глазах. Вот так бы и дальше закончить саму жизнь: честно, красиво, с пользой для родины. А в гроб положат пускай калькуляторы.
  Не срослось. Повестка в суд. Мол, поймали одного нехорошего гражданина, товарищ бывший подполковник. Так один нехороший гражданин утверждает, что вы его крыша, плату берете исключительно калькуляторами. Да как вы смеете, черт подери! Он же подлюга и вор, пойманный вами товарищ. Ему обосрать непорочного человека, что помочиться на памятник Ленину. Ах, успокойтесь, товарищ свидетель. Не следует всуе упоминать имя вождя мирового пролетариата. Мы еще вас не взяли под стражу, вы только свидетель. Но сигнал поступил. Сигнал опять же такая штука по советским законам, что требует безусловной проверки.
  Фу, вздохнули спокойно. Есть еще несколько минут, может несколько часов у Сергея Александровича Мурашова. Те самые несколько часов между судом, на котором Мурашов-старший только свидетель, и судом, на котором может произойти что угодно. Расписываю действия бывшего товарища подполковника в отведенные часы и минуты. Во-первых, очень предусмотрительный перед нами товарищ. Звонок любовнице из бывшего вверенного ему подразделения. Так и так, положи в стол калькуляторы. Спросят, откуда. Мол, передали в таком-то году через подполковника Мурашова из такой и такой воинской части. Во-вторых, сама передача означенных калькуляторов.
  Как вы припоминаете, калькуляторы пока еще у Сергея Александровича Мурашова. Их никто не передавал в бывшее подотчетное подразделение товарища подполковника. Их завещал положить к себе в гроб товарищ подполковник, как память о непорочной службе. Теперь гроб отменяется. Надо встретиться с товарищем любовницей из бывшего подотчетного подразделения, и чтобы никто не заметил.
  Кто смеется из заднего ряда? Государство наше такое, еще не забыли дедушку Сталина. Вышел, к примеру, Сергей Александрович Мурашов, в кармане пальто калькуляторы. Подошли товарищи в штатском, попросили проверить карманы. Что у нас такое? Ага, те самые калькуляторы. Вот вы попались, бывший товарищ подполковник. Страна большая, работы много. Пора вам путевочку прописать лет на десять на Сахалин или Новую Землю.
  Короче, вышел из дома Сергей Александрович Мурашов в глубокие сумерки. В руке помойное ведро, на дне ведра калькуляторы. Сверху мусор, и очень вонючий. Самый вонючий мусор, который нашелся в квартире бывшего товарища подполковника. Не каждый товарищ в штатском пожелает шмонять такой мусор. Все-таки на дворе восьмидесятые годы, и энтузиазм товарищей в штатском слегка поубавился.
  Повторяю, вышел из дома Сергей Александрович Мурашов, поигрывая помойным ведром. Взгляд направо, нет товарищей в штатском. Взгляд налево, нет товарищей в штатском. Поворот кругом, опять никого нет. Теперь быстренько в Сосновский лесопарк, где опорожняем ведро и перекладываем в карман калькуляторы.
  Наконец, кто сказал, что любовница хуже жены? Я этого не говорил. Ибо пострадал в свое время Сергей Александрович Мурашов (то есть не стал полковником) не из-за какой-то сторонней любви, из-за происков всяких скотов и предателей родины. Еще короче, попали по адресу калькуляторы. Следовательно, Сергей Александрович Мурашов вернулся к любимым грибам и рыбалке.
  Последний нерешенный вопрос, а это надолго?
  
  ОТЕЦ И СЫН
  Гадость какая-та, вертеп разврата и всяческих мерзостей. Здесь улыбнулся Сергей Александрович Мурашов. То есть впервые улыбнулся с того момента, когда подошел к телефону и услышал вкрадчивый голос начальника политотдела Центрального Военного Проектного института полковника Врулева.
  - Здравствуйте, подполковник Мурашов, - на том конце провода сказал полковник Врулев после того, как представился по всей форме.
  - Здравствуйте, товарищ полковник, - сказал Мурашов-старший, - Только я подполковник в отставке.
  - Для нас, офицеров, не бывает отставки, - вроде бы как обиделся полковник Врулев из своего кабинета, - Мы, офицеры, всегда на передовых рубежах. То есть до самой смерти служим, и будем служить родине.
  Вот где схватился за валидол Сергей Александрович Мурашов, то есть проглотил как минимум треть упаковки. По большому счету звонок начальника политотдела какого-то там проектного института не есть причина, чтобы отложить в сторону грибы и забыть о рыбалке. А с другой стороны, не настолько тесно сработались в офицерском прошлом два офицера (подполковник Мурашов и полковник Врулев), чтобы перенести уставные отношения на неофицерский период.
  Какой он, полковник Врулев, попробовал представить себе товарища полковника Мурашов-старший. Ничего не вышло. Четыре раза сталкивались на узкой тропинке товарищи офицеры. Первый раз была охота на зайцев. В Ленинградский военный округ приехали очень высокопоставленные товарищи наказать чересчур расшалившегося зайчика. Поговаривают, что среди очень высокопоставленных товарищей находился сам генеральный секретарь, наш дорогой Леонид Ильич Брежнев. Как это выразился Леонид Ильич:
  - Что-то зайчишка пошаливает. Пора наказать зайчика.
  Утверждать про присутствие генерального секретаря на той охоте не буду. В группу очень высокопоставленных товарищей не допустили подполковника Мурашова. Пришлось удовлетвориться группой просто высокопоставленных товарищей. Ну и фамилия 'полковник Врулев' как-то оказалась на слуху. Есть шанс, что полковник Врулев находился в той группе.
  Второй и третий разы попали на партийную конференцию и научный семинар. Там и там выступал с докладом полковник Врулев, а подполковник Мурашов находился в рядах слушателей, даже от большого ума кое-что законспектировал. По крайней мере, фамилия полковника Врулева промелькнула в конспектах товарища Мурашова. Конспекты так и не выбросил Сергей Александрович на помойку. Если кому интересно, можно открыть, можно проверить.
  Наконец, последняя встреча. Как вы думаете, где? Конечно же в бане с девочками. Подполковника Мурашова чуть ли не накануне отставки пригласили на комсомольский слет. Мол, поделитесь опытом, товарищ подполковник, с нашей золотой молодежью, мы вам так-кую баню устроим. Ну, и что? Всегда готов поделиться опытом Сергей Александрович Мурашов, тем более с золотой молодежью. И не только готов, но поделился опытом тогда еще очень и очень бравый подполковник. В свою очередь организаторы слета не подкачали. Ох, какая была баня с девочками!
  Причмокнул губами и окунулся на пару мгновений в нирвану нынешний отставник и бывший товарищ подполковник. Эх, молодость! По большому счету, нормальный мужик полковник Врулев. И другие офицеры из настоящих мужиков, то есть они так же нормальные. Кто у нас ненормальный мужик, даже рассказывать мне не хочется. Все знают, кто у нас ненормальный мужик. Одна маленькая гадость, живущая в коммунальной квартире в целях тотального перевоспитания. Вот эта гадость не есть нормальный мужик, и если она перевоспитывается (то есть перевоспитывается гадость), то опять же не в лучшую сторону.
  Я не собираюсь зацикливаться на телефонной беседе двух офицеров: настоящего полковника Врулева и бывшего подполковника Мурашова. Это не телефонный разговор, тем более не материал для печати. Но смысл всего вышесказанного сводится к нескольким словам. Мол, Мурашов-младший вышел из комсомола. Как вышел из комсомола? Взял и вышел, вот и весь сказ. Наш долг перед родиной, партией и правительством, вернуть отщепенца обратно.
  А как вернуть отщепенца, черт подери, если все изменилось за тот период, когда женился, то есть покинул родительское гнездо Мурашов-младший.
  Чужие зубы,
  Чужая кожа,
  Тарелка супа
  И просто рожа.
  Кусок мякины,
  Чужой до боли.
  Своя щетина
  И капля гноя.
  И пошел Мурашов-старший на поклон к сыну.
  
  СЫН И ОТЕЦ
  Не могу сказать, чтобы внеплановый приход Мурашова-старшего обрадовал семью молодых Мурашовых. Кое-кого в коммунальной квартире он точно обрадовал. Чуть ли не под ноги Сергею Александровичу Мурашову подкатился щупленький горбатенький мужичонка (кажется, дядя Сеня), повел синим бородавчатым носом, и учуял бутылку:
  - Здравствуйте. Проходите, пожалуйста. Не забываете своих деток. Хорошо, что не забываете. Приходите почаще. Если чего, обращайтесь ко мне. Я - дядя Сеня, специалист по проблемам.
  От лучезарной навязчивости щупленького горбатенького мужичонки спасла невестка Людмила Тимофеевна Мурашова. То есть вышла из комнаты Людмила Тимофеевна, оттерла несколько округлившимся животом дядю Сеню, провела Мурашова-старшего в комнату. А там, то есть в комнате, растекся по дивану Александр Сергеевич Мурашов (кажется, Мурашов-младший), читает газету, 'Советский спорт' называется.
  Навстречу не встал, руки не протянул Мурашов-младший:
  - Садись папа, сейчас дочитаю газету.
  Вот же сука какая, этот Мурашов-младший. Правильно подметил полковник Врулев, от такого товарища жди любых неприятностей. Выход из комсомола еще наименьшая из неприятностей. На что угодно, вплоть до предательства родины, готов подписаться Мурашов-младший.
  Все, дочитал газету:
  - Интересная попалась статья. О пользе длительных циклических тренировок. Вроде как длительные, даже очень длительные, но циклические тренировки отличаются не только тренировочным эффектом, но максимальной пользой для человеческого здоровья. Если у тебя проблемы со здоровьем, то лучше всего применять длительные циклические тренировки. Возможно, проблемы никуда не уйдут. Но ты перестанешь на них обращать внимание, ибо переключишься на длительные циклические тренировки.
  В данном месте Александр Сергеевич Мурашов покинул диван, подошел к совершенно ошалевшему Сергею Александровичу Мурашову, наконец, пожал ему руку:
  - Надо будет поделиться информацией с товарищами по команде. Если мы ослабим интенсивность тренировки, но увеличим ее длительность, то есть шанс выйти на новый уровень и показать какой-нибудь фантастический результат через две недели. Знаешь, папа, через две недели первенство Отраслевого совета авиаработников по легкой атлетике. Мы с ребятами отработали пару выходных, и за счет отгулов попытаемся вырваться за пределы воинской части. Жалко, что Людочка не сможет участвовать. Не та у нее форма.
  Сергей Александрович Мурашов спрятал за спину правую руку, и попытался ее обтереть об штаны, точно после рукопожатия на эту руку попала какая-та мерзость. Тем временем Александр Сергеевич Мурашов вернулся на свой диван:
  - Да ты не стесняйся, папа, живем мы тут хорошо. Очень благодарен, что ты заглянул в нашу скромную обитель именно сегодня, то есть сейчас, когда наша жизнь с Людочкой более или менее наладилась. Несколько месяцев назад здесь было не так уютно. Вообще доставал запах с помойки. Но на сегодняшний день (по настоятельной просьбе жильцов этого дома) передвинули на двенадцать метров помойку. Теперь не так достает запах.
  Сергей Александрович Мурашов присел на краешек дивана:
  - Я тут вот по какому поводу.
  Появилась из кухни Людмила Тимофеевна Мурашова:
  - Осталось немного кипятка, можно организовать чай. Только к чаю ничего нет. Варенье съели, пряники выбросили.
  Сергей Александрович Мурашов открыл портфель, достал бутылку:
  - Я тут кое-чего принес к чаю.
  Но как-то нехорошо взглянула Людмила Тимофеевна на Сергея Александровича:
  - Вот это, пожалуйста, уберите, товарищ Мурашов. У нас честная молодая семья, не какой-то бардак с девками.
  Попытался ответить Сергей Александрович;
  - Да я...
  Но Людмила Тимофеевна Мурашова быстро показала, кто здесь хозяйка:
  - Видели в коридоре дядю Сеню? То же бывший военный, кажется, подполковник. То же дружит с бутылкой. И сейчас дружит, хотя вроде бы додружился, пора прекратить дружбу. Но это такая дружба с бутылкой, которую начать легко, зато прекратить невозможно. Потому в нашей честной семье никто не дружит с бутылкой.
  Сергей Александрович Мурашов покрылся зелеными, красными, синими пятнами:
  - У меня серьезный вопрос.
  Людмила Тимофеевна Мурашова эдакой королевой прошлась по комнате, попутно подбирая всякое барахло с пола. Я забыл рассказать, что в молодежном жилище товарищей Мурашовых царил живописный беспорядок. Ночной горшок, немытая посуда, нестиранное барахло валялись где им положено, то есть на полу. А более или менее выстиранное барахло и вымытая посуда валялись в шкафчике.
  - Никаких вопросов, - сказала Людмила Тимофеевна, - Вы, Сергей Александрович, в определенный момент отделились от нашей семьи. Скатертью вам дорожка. Как совершенно посторонний человек, вы не можете больше сюда приходить со своим уставом. Где-то там далеко в вашей семье действует ваш устав. Ну и пусть действует. Мы не суемся в вашу семью с нашим уставом. Но и вы не суйтесь в нашу семью со своим уставом. Если пришли сюда, как добропорядочный гражданин, то уберите, пожалуйста, бутылку.
  Сергей Александрович спрятал бутылку в портфель:
  - Что-то не так...
  Людмила Тимофеевна зашвырнула подобранное барахло за шкаф и посмотрела более доброжелательно в сторону Сергея Александровича:
  - Многое изменилось за последнее время на русской земле. Маленький мальчик Сашенька Мурашов вырос и изменился. Некоторые безответственные товарищи все еще видят в Александре Сергеевиче Мурашове мальчика Сашеньку, пытаются навязать ему свою волю. А зря. Очень неприятный сюрприз ожидает товарищей.
  Сергей Александрович Мурашов наконец-то сумел открыть рот и вклинился во всю эту мерзость:
  - Я не безответственный товарищ. Я пришел по поручению замполита Врулева.
  Звон. Людмила Тимофеевна Мурашова промахнулась, очередная порция барахла не попала за шкаф, а снесла к чертям вазу с цветами. Ваза стала кучкой осколков, вода вытекла на облезлый паркет, про цветы вовсе думать не хочется. Цветы подарил Людмиле Тимофеевне ее законный супруг Александр Сергеевич не на какую-нибудь круглую дату, просто из уважения к нежной душе своей законной супруги. И вот результат. Только вы не подумайте, что рассердилась Людмила Тимофеевна Мурашова на поруганные цветы, на разбитую вазу. Не рассердилась, но очень рассердилась бывшая Людочка Звездич:
  - Так. Кирпичики складываются. Некто Сергей Александрович Мурашов, так называемый 'папа', не может заглянуть к Александру Сергеевичу Мурашову, так называемому 'сыну', просто на чашечку чая. Так называемый 'папа' не подавал никаких признаков жизни почти целый год, и вдруг заявился по поручению какого-то извращенца Врулева.
  Сергей Александрович Мурашов неожиданно почувствовал резкую боль в голове. Черная энергия Людмилы Тимофеевны Мурашовой заполнила комнату.
  - Полковник Врулев не извращенец, - это или нечто подобное промямлил Сергей Александрович.
  - Да, заткнись ты, старый дурак, - неожиданно успокоилась Людмила Тимофеевна, - Или пьем чай, или выметайся отсюда.
  И вышла на кухню.
  
  ВОТ ТАК
  Сергей Александрович Мурашов посмотрел на Александра Сергеевича Мурашова:
  - Что скажешь, сынок?
  Александр Сергеевич Мурашов посмотрел на Сергея Александровича Мурашова:
  - О чем, папа?
  Помолчали. Вроде бы говорить было нечего.
  - Значит, последнее слово 'нет'? - уточнил Сергей Александрович Мурашов, скорее для протокола по старой армейской привычке.
  - Значит, 'нет', - Александр Сергеевич взял в руки газету, - И вообще, зачем ты пришел, папа?
  - Мне захотелось с тобой повидаться, сынок, - почему-то сказал Мурашов-старший. Следовало сказать не так, сказать как-нибудь по-другому. Но Мурашов-старший истинный петербуржец. Он не сумел сказать по-другому. И не потому, что не знал, как сказать по-другому, но потому, что всегда говорил именно так Сергей Александрович Мурашов, как обязан думать и говорить истинный петербуржец.
  - Это не правда, - сказал Мурашов-младший.
  Все, пора прикрывать лавочку. Один выдающийся товарищ, честь и совесть эпохи приходит ко всякой сволочи и получает по морде. При чем правильно получает по морде. Сволочь всегда сволочь. Выдающиеся товарищи должны обходить сволочь за десять кварталов. Сначала выясняется, где поселилась сволочь. Затем обходим ее за десять кварталов. Нечего приходить к сволочи, если полагается ее обойти как можно дальше и дальше. Тогда никаких вопросов к выдающемуся товарищу, тогда останется в целости и сохранности морда.
  - Да, как ты смеешь, - взорвался Сергей Александрович Мурашов и сжал в кулаки свои холеные армейские пальчики, - Да за такие слова в старину детей выгоняли из дома.
  Здесь улыбнулся Мурашов-младший:
  - Меня и так выгнали, дальше гнать некуда. Я ведь понимаю, отец, что не оправдал твои надежды. Не вырос до метра восьмидесяти сантиметров. Не растолстел до восьмидесяти килограммов. Не стал выдающимся офицером, то есть защитником родины. Не сделал выдающуюся карьеру где-нибудь на Новой Земле и еще дальше. Так получилось, отец, что не все настоящие воины служат в армии. Или точнее, настоящие воины, настоящие бойцы за свободу не могут служить в армии. Или откроем диспут на тему, что сегодня есть армия?
  Ничего не сказал Мурашов-старший. Да и кто он по сути, черт подери? Пенсионер, офицер в отставке. Может, и впрямь ему захотелось увидеть сына. Безотчетный порыв или что-то еще пришло в голову. Готовился к рыбалке Мурашов-старший, вдруг звонок. Мол, сыночек в дерьме по самые уши. Лучше сдохнуть, чем выйти из комсомола по собственному желанию. Лучше выброситься из окна, чем выбросить комсомольский билет. Лучше вообще никогда не родиться в нашем отечестве, чем с таким позорным пятном гадить русскую землю.
  Очень дельная мысль. Даже не выругался Мурашов-старший. Поток отвратительной брани, готовый прорваться через побелевшие зубы бывшего товарища подполковника, повернул обратно. Вот она правда жизни, которую прозрел Мурашов-старший. Правда жизни суть одинокая старость. Ну, изгнали мы выросшего мальчика. Ну, отделили его так далеко и надолго, чтобы не видеть, не слышать, не знать о его омерзительном существовании. Рыбалка, грибы, плановые наезды к одной и к другой любовнице. Все оно хорошо, но как-то соскучился Мурашов-старший без гадкого мальчика. Наплевать на позорную хренотень с комсомолом. Звонок полковника Врулева был не более чем причина повидать гадкого мальчика.
  - Я теперь понимаю, - сказал Александр Сергеевич Мурашов, - То есть понимаю, почему завербовался в Центральный Военный Проектный институт, когда имел стопроцентную возможность найти другую работу. Все мое детство, юность, да и более зрелые годы были связаны с армией из-за тебя, папа. Не ты один служил в армии, мы вместе служили: правильный офицер Мурашов и его глупый ребенок. Армия вошла в меня с детства. Армия сидела внутри в более зрелые годы. Армия не уйдет никогда. Я люблю, не могу не любить эту армию. Я страдаю от мысли самой, насколько сегодня испортилась армия.
  И опять ничего не сказал Мурашов-старший. Две жизни, два полюса. Как-то странно отреагировал Мурашов-младший на душевные порывы родного отца. То есть никак не отреагировал Мурашов-младший. Пришла маленькая сучка, законная супруга Мурашова-младшего, устроила невыносимую вонь, перевела стрелки. Должен был отреагировать Мурашов-младший. Это же твой отец. Это же первая величина в твоем мире, что стоит между тобой и целой вселенной. Ах, отойдите, товарищ отец, дайте дорогу вселенной. Ваша душа никому не нужна. Ваши порывы засуньте куда-нибудь в задницу. И вообще, вы заслонили молодому ростку солнце и звезды.
  - Армия долго не проживет, - сказал Александр Сергеевич Мурашов, - Она подписала смертный приговор еще при дедушке Брежневе. А при новом правителе 'меченом' армия бросит последние комья земли на свой гробик. Сейчас бы перестроиться ей, но не может перестроиться армия. Столь тяжеловесная машина подавления и угнетения собственного народа забуксовала в собственных нечистотах, вот почему не может она перестроиться. Прежде чем перестраиваться армии, необходимо убрать нечистоты. А кто уберет нечистоты, если не может перестроиться армия?
  Господи, мы о чем-то не том говорим. Сергей Александрович Мурашов пришел к Александру Сергеевичу Мурашову, чтобы выполнить задание партии и правительства (в лице полковника Врулева). Ну и как теперь отчитываться, черт подери? Где-то далеко-далеко на другом конце света корчит грозные рожи полковник Врулев. Где-то там же, может еще дальше корчится во прахе поруганный комсомол. И никакого нет дела до вышеупомянутых товарищей Сергею Александровичу Мурашову. Да, катитесь подальше, товарищи. Ваша личная жизнь, ваши проблемы. Оставьте в покое бывшего офицера Сергея Александровича Мурашова. У него другие проблемы.
  - Да, что-то не так, - наконец-то выдающийся гражданин русской земли открыл ротик.
  И тут появилась в комнате Людмила Тимофеевна Мурашова:
  - Будете хлебать чай или нет? Я нашла пряник.
  
  ПРОСТО МЕЧТА
  Дядя Сеня черт его знает когда вышел в отставку, разбежался с семьей, пропивает офицерскую пенсию. Кажется, в допотопные времена служил дядя Сеня в госбезопасности. Первая, то есть меньшая и лучшая часть его службы проходила в одном маленьком городке (название позабыл) в Германской Демократической Республике. Тогда жена очень любила дядю Сеню, дети были еще совсем маленькие.
  Что? Кто-то пустил слюну? Ах, товарищи демократы! Ох, повезло! Нет, простому человеку так не везет, явно не из простых дядя Сеня. Я не утверждаю, что дядя Сеня простой человек. Может у него папа был волосатой рукой в госбезопасности, может была мама, это теперь не имеет значения. Но вместо путевки на Сахалин вытянул дядя Сеня путевку в Германскую Демократическую Республику.
  Теперь о плохом. Не такая простая служба среди демократов, как оно кажется. Чтобы удержаться на службе, приходится выполнять не самые корректные поручения вышестоящих начальников. Чтобы выполнять не самые корректные поручения, необходимы железные нервы. Чтобы нервы были железные, необходимо пить водку.
  Нет, можно не пить водку. Но тогда в определенный момент сдадут нервы. Что-то не выполнишь, и до свидания Германская Демократическая Республика. Все-таки лучше пить водку. В конечном итоге, все равно сдадут нервы, но чуть позже. Скажем так, водка открыла несколько очень счастливых лет в Германской Демократической Республике одному молодому офицеру, который теперь дядя Сеня.
  Затем все кончилось. Авария в нетрезвом виде. Международный скандал. Перевод в город Выборг, естественно, с повышением. Ну, и та самая водка. Настоящая боевая подруга. Водка никогда не бросит в беде, никогда не предаст. Она способна затушить любую невыносимую боль. Она способна черную ночь превратить в яркий день. Она способна спасти человека, приговорившего себя к смерти.
  После Германской Демократической Республики практически приговорил себя дядя Сеня. Что такое жизнь в стране победившего социализма, то есть жизнь среди демократов, по сравнению с тем же самым в городе Выборге? Ага, вы заинтересовались? Хорошая жизнь, классная жизнь, великая жизнь. После товарищей демократов вроде не жил дядя Сеня. Зато была у него водка.
  Ну и финал. Дети разбежались, жена ушла, раздел имущества, комната в коммуналке. Или не совсем так. Имущество дяди Сени осталось в городе Выборге вместе с женой и детьми, а дядя Сеня переехал в родительскую коммуналку, где в свое время жили и умерли очень уж престарелые родители жены дяди Сени. Ибо престарелые родители самого дяди Сени жили и умерли в генеральской квартире, которая отошла государству.
  Наплевать. То есть наплевать дяде Сене на всех недоделанных мертвяков, их квартиры, прочую гадость. Ничего не надо, черт подери. Очень хорошо, даже слишком хорошо живет дядя Сеня. У него есть панацея от всех бед. У него водка.
  Как порождение ночи
  Люди выходят на свет.
  Ползают люди и корчатся,
  Ищут какой-то ответ.
  Нет, чтобы выйти из мерзости
  С чистой и светлой душой,
  И утонуть в неизвестности,
  Даже неважно какой.
  Рядом планета особая,
  Рядом планета мечты.
  То есть без боли и злобы,
  Можешь попасть туда ты.
  Там же, как в чистой нирване,
  Ты отразишься в стакане.
  Наконец, самый сложный вопрос. Так чего желает бывший подполковник госбезопасности (настоящее имя - секретная информация) дядя Сеня? И очень сложный ответ, а вам нравится в одиночку пить водку?
  
  КРАСИВАЯ МЕЧТА
  Дядя Сеня поймал бывшего подполковника Мурашова на выходе и затащил к себе в комнату. Не в том состоянии находился бывший подполковник Мурашов после встречи с единственным сыном Александром Сергеевичем Мурашовым, чтобы сопротивляться бывшему подполковнику дяде Сене. Больше того, у товарища Мурашова была водка, которая просто вопила, просто билась в стеклянной темнице своей. Нельзя же вот так обойтись с водкой. Но и у дяди Сени была водка. Ровным счетом двенадцать бутылок. Одинаковые, радостные, чистенькие они стояли посреди комнаты и очень обижались на бывшего полковника госбезопасности, который целых пятнадцать минут игнорировал водку.
  Нет, никого и ничего не игнорировал дядя Сеня. Он тихо слонялся под дверью молодой семьи Мурашовых, чтобы перехватить тринадцатую бутылку, чтобы присоединить ее к прочей компании. То есть к тем одинаковым, радостным, чистеньким двенадцати бутылкам, в которых еще есть водка. И перехватил тринадцатую бутылку бывший профессионал дядя Сеня. Как вы понимаете, профессионализм на всю жизнь. Вот почему перехватил тринадцатую бутылку дядя Сеня, а заодно бывшего подполковника Мурашова. Таким образом, присоединилась тринадцатая бутылка к прочей компании. Где была водка, где уже нет водки.
  То есть прошу извинить за неточность. Очень сложно получить правильную информацию из закрытых источников. Три дня и три ночи о чем-то совещались бывшие офицеры с той самой водкой. Затем бывшего подполковника Мурашова отвезли в госпиталь. А дядя Сеня отправился в последний путь, прижимая к груди пустую бутылку, в которой когда-то была водка.
  Говорят, в таком состоянии клетки человеческого мозга начинают отключаться, выдавая собственное содержимое в мозг. Не то чтобы предыдущая жизнь прокручивается в обратном порядке. Выбросы клеток не имеют порядка. Тут тебе картинка из детства, рядом ты совсем глубокий старик, и снова пришло детство. Не утверждаю, что дядя Сеня пережил полностью прошлую жизнь, со всеми ее заворотами и закидонами, в поисках прошлого счастья. К сожалению, человеческий мозг не является абсолютным компьютером. К определенному возрасту, скажем, к шестидесяти годам большая часть клеток заблокирована, с них не считывается информация, ни при каких обстоятельствах их содержимое не выдается обратно. Но существует меньшая часть клеток, о которых дальше пойдет речь, потому что они отработали последний путь дяди Сени.
  Если отбросить случайные картинки, то общая картина выглядела примерно так. Водка, снова она, еще раз и еще раз водка. Озеро водки, море водки, океан с водкой. И в этом океане одно маленькое черное пятнышко, когда дядя Сеня не пил водку. Очень не хочется замечать пятнышко, которое черное. Очень не хочется к нему приближаться. Но в определенный момент клетки мозга, ответственные за черное пятнышко, выбросили черное пятнышко во весь экран, оно стало реальностью.
  Итак, был момент в жизни бывшего подполковника госбезопасности, когда бывший подполковник госбезопасности не пил водку. Не знаю, как случилось нечто подобное, но однажды проснулся бывший товарищ подполковник, выбросил все бутылки, надел приличный костюм и отправился в город Выборг к бывшей жене, чтобы вместе с ней не пить водку. Не знаю, как вообще такое могло случиться. Видимо, здорово перебрал дядя Сеня, если решил не пить водку. Но факт, то есть черное пятнышко, остается в кристально чистой биографии товарища подполковника. Пустые бутылки (даже в одной сорок семь грамм водки) отправились на помойку. Дядя Сеня отправился в город Выборг.
  Пролистываю мучительную жизнь дяди Сени без водки. То есть пролистываю ее до того самого эпизода, когда дядя Сеня совсем опустился. То есть когда дядя Сеня потратил честную офицерскую пенсию (двести пятьдесят рублей) не на своего боевого товарища водку, а на экскурсию в город Бежецк к могилам предков. Поехали трое: дядя Сеня, жена дяди Сени, одиннадцатилетняя внучка дяди Сени. Могилы предков оказались весьма неухоженными. Дядя Сеня засучил рукава. Жена дяди Сени принесла в бутылке обыкновенную воду. Товарищ внучка полила той обыкновенной водой новопосаженные цветы. Никакой водки.
  Затем импровизированный пикник на берегу реки Мологи. Можно сказать, идиллия. Птички поют, травка благоухает, река несет свои ленивые воды. Ничего не скажу, расслабился дядя Сеня, разомлел на ласковом солнышке. Товарищ внучка соблазнилась ленивой водой. Молога такая романтичная, Молога такая завлекательная, это не то, что Нева в Санкт-Петербурге. Ну, и захотела искупаться, товарищ внучка. Только я позабыл одну мелочь, Молога очень коварная река. На ее дне покоятся русские воины, погибшие в период татарского нашествия и московских козней против Тверского княжества. На ее дне гораздо в большем количестве покоятся татары поганые и предатели-москали, что обагрили русской кровью русскую землю. Нет, дорогие товарищи, Молога не та река, в которой я бы посоветовал купаться.
  Закономерный итог. Внучка пошла ко дну. Жена дяди Сени впала в ступор и вырубилась. Дядя Сеня бегал по берегу, махал руками, истошно вопил, но никак не помог внучке. Вы же понимаете, слишком трезвым был в данный момент бывший подполковник госбезопасности. Был бы он чуточку пьяным, так не задумываясь бросился в воду, и вытащил внучку. Но слишком трезвым был дядя Сеня. Даже чересчур трезвым. Трезвые сопли и слюни текли во все стороны, пока тонула и утонула товарищ внучка.
  Через полчаса был пьяным в хлам бывший подполковник госбезопасности, но это уже не спасло внучку. Дальше возвращаемся в Ленинград, комната в коммунальной квартире, лучший друг всех времен и народов. Ну, тот самый друг, которого так ненавидел один очень недальновидный политик Михаил Сергеевич Горбачев. Но дядя Сеня знает, кто ему друг, кто ему враг. Дядя Сеня прошел и Крым, и рым, и медные трубы. Дядя Сеня тертый калач, наплевать ему на какого-то неправильного политика, тем более 'меченого'.
  Черное пятнышко откатилось в умирающем мозгу далеко-далеко. Вместо него появились чистые и исключительно светлые пятнышки. Река водки, озеро водки, океан с водкой. Очевидцы утверждают, что дядя Сеня в гробу выглядел совершенно счастливым.
  
  ЖИЗНЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ
  На следующий день после отвратительного происшествия в электротехническом отделе командир Центрального Военного Проектного института генерал Щербина вызвал к себе начальника политотдела Центрального Военного Проектного института полковника Врулева.
  - Так-с, товарищ полковник, - многозначительно сказал генерал Щербина.
  Я не утверждаю, что при этом колбасило генерала Щербину. Все-таки кадровый офицер и очень привычный товарищ к нештатным ситуациям. По большому счету в армии всегда нештатные ситуации. То есть каждый день нештатная ситуация, а то и значительно чаще. Чистоплюи, белоручки, пацифисты и прочая сволочь в армии не сумеют дослужиться до какого-нибудь крохотного генерала. Но и дослужиться до самого завалящего полковника опять же дашь денежку.
  - Работаем, товарищ генерал, - отрапортовал товарищ полковник.
  - За то я вас и держу при себе, - многозначительно ухмыльнулся генерал Щербина, - Что вы большой пройдоха, товарищ полковник.
  - Так точно, - тут же последовал стандартный ответ, хотя не разобрался товарищ полковник, как ему понимать вышестоящее начальство.
  Зато вы разобрались, дорогие товарищи. Какая разница, шутит или говорит серьезно вышестоящий начальник. В армии всегда стандартный ответ. Если не научился отвечать по уставу, то попадаешь в разряд мягкотелой интеллигенции. Мягкотелой интеллигенции опять же не место в советской армии. Нет, я не утверждаю, что наши, то есть советские офицеры, суть тупое животное. Это неправда. Советский офицер имеет высшее образование. Он закончил в обязательном порядке высшее военное училище, так что вопрос об умственных качествах офицера снимается. И не надо сыпать словами, якобы не такое высшее образование в высшем военном училище, как на гражданке, например, в Ленинградском Политехническом институте. Оно такое и еще раз такое. В Советском государстве образование устанавливается не уровнем института, а уровнем государства. Теперь вопрос на засыпку, какое у нас государство?
  - Только не берите в голову, товарищ полковник, - после небольшой, но эффектной паузы продолжил генерал Щербина, - Что перестройка требует исключительно чистых (или чистоплюйских методов) в борьбе с пережитками доперестроечного периода. Перестройка требует перестроиться, методы ее не волнуют. За какой-нибудь не совсем чистый (или чистоплюйский) прием в период перестройки никто не спросит по всей строгости советских законов, если прием принес перестроечный результат. Вот за ошибки или отсутствие результата в перестроечный период с нас очень спросят, товарищ полковник.
  - Так точно, - снова стандартный ответ, - Я подключаю тяжелую артиллерию.
  Несколько поморщился генерал Щербина:
  - Тяжелую артиллерию мы уже подключили. Некто капитан Чушкин, очень молодой и прогрессивный офицер, наломал дров. Не подумайте только, товарищ полковник, что я покровительствую капитану Чушкину, потому что Щербины и Чушкины дружат семьями. Все это досужая брехня. Отец капитана Чушкина генерал Чушкин очень достойный товарищ, занимает серьезную должность в Москве. Сам капитан Чушкин, как уже говорилось, очень достойный офицер с большим будущим, как минимум в Ленинграде. Но молодость... Вы понимаете, товарищ полковник, все еще не вышел капитан Чушкин из того возраста, когда можно вычеркнуть молодость.
  - Капитан Чушкин очень достойный офицер, - на этот раз не по уставу ответил полковник Врулев.
  И правильно сделал. Чтобы завоевать репутацию в советской армии в девяти из десяти случаев следует отвечать по уставу. Но в одном, то есть в десятом случае, следует проявить разумную инициативу, показать себя знающим офицером, уважающим мнение вышестоящих товарищей, но не попкой, что подбирает за вышестоящими товарищами вышестоящие мысли и потом передает их нижестоящим товарищам, как некий продукт собственного разума.
  - Так точно, - ответил генерал Щербина.
  Этот ответ сказал куда больше начальнику политотдела полковнику Врулеву, чем все прочие реплики командира части генерала Щербины. Ибо не просто не по уставу, но вопреки уставу прокололся товарищ генерал. Вышестоящие начальники не отвечают своим подчиненным, как подчиненные, но отвечают, как отвечают начальники или не отвечают вообще. Рассмотрим первый вариант, как отвечают начальники? Очень просто отвечают начальники. Пространственная речь, неудобоваримые фразы, непереводимые мысли, разрешается анекдот. То есть, чтобы был анекдот не обязательно в тему, но с очень большой бородой. И чтобы обязательно нижестоящий товарищ смеялся. А мы по искренности, по звонкости смеха определим, насколько нижестоящий товарищ отвечает и действует по уставу.
  Кстати, подошел один анекдот с бородой. Выглядит примерно так:
  - Возмутились товарищи гражданские, почему у товарищей офицеров зарплата выше и блага толще? Вроде бы мы ничем не хуже товарищей офицеров, вроде все делаем одинаково. Собралась независимая комиссия и провела эксперимент. В одну клетку посадили мышь, написали 'гражданская мышь'. В другую клетку посадили мышь, написали 'офицер'. Одинаково кормили, одинаково поили, одинаково дерьмо разгребали. Через неделю мышь-офицер сдохла. Как же так, удивились товарищи гражданские, у нас две абсолютно одинаковые мыши в абсолютно одинаковых условиях, но мышь-офицер сдохла. Одинаковые, да не совсем одинаковые условия, уточнила независимая комиссия. Мы товарищу офицеру перед едой, питьем и уборкой помещения кота показывали.
  Засмеялся полковник Врулев. Очень пристойно, одними губами, с подобающей амплитудой и подобающей длительностью. Умеет смеяться полковник Врулев, недаром дослужил до полковника в славном городе Ленинграде и, видит бог, отсюда уйдет на заслуженный отдых. Заслуженный отдых не за горами. И то, что шансы полковника Врулева на заслуженный отдых в городе Ленинграде приблизились к максимальной отметке, очень подтверждает нынешнее поведение генерала Щербины.
  Нет, еще держится генерал Щербина. Нет, он еще не сломался после нескольких бронебойных ударов от некоей ренегатской организации ЦВПИ 'Полет' и ее омерзительных активистов, трактующих неправильно перестройку. То есть активисты ренегатской организации ЦВПИ 'Полет' отказались от направляющих указаний командования Центрального Военного Проектного института, то есть перестраивается на свой страх и риск. Но и ежу понятно, что ренегатская организация ЦВПИ 'Полет' не может перестроиться в правильную сторону, а может только портить и гадить.
  Так на чем мы остановились, черт подери? На том мы остановились, что очень нуждается генерал Щербина в полковнике Врулеве в данный момент своей судьбоносной карьеры в городе Ленинграде. При отсутствии ренегатской организации ЦВПИ 'Полет' мог зазвездиться товарищ генерал или куда-нибудь задвинуть начальника политотдела Врулева. Мол, зачем мне в политотделе целый полковник, при чем из бывших товарищей, если у меня есть молодой капитан Чушкин. Теперь догадались, товарищ генерал, зачем вам товарищ полковник, оставшийся от прежнего руководства? А затем, что это не просто товарищ полковник, но профессионал высочайшего класса, которого не заменят десять молодых капитанов с папой генералом в Москве. Потому что только профессионал высочайшего класса может противостоять ренегатской организации ЦВПИ 'Полет' на путях перестройки.
  - Задача ясна, товарищ полковник, - неожиданно перестал шутить командир Центрального Военного Проектного института генерал Щербина.
  - Так точно, - ответил полковник Врулев.
  Затем отдал честь, и покинул товарища генерала в весьма неопределенном состоянии, но оставив товарищу генералу маленький робкий лучик надежды.
  
  ПРО ЛУЧИК
  Последующие события остались в анналах Центрального Военного Проектного института, как 'комсомольский реванш замполита Врулева'. Забегая немного вперед, скажу, что за 'комсомольский реванш' товарищ Врулев был награжден автомобилем 'Жигули' по приказу очень высокопоставленных товарищей. Только не будем указывать на Михаила Сергеевича Горбачева. Михаил Сергеевич Горбачев царь и бог в момент перестройки, а товарища Врулева наградили очень высокопоставленные товарищи из Москвы. При чем награда была подстать героическому подвигу вышеозначенного товарища.
  Отсюда выводы. Очень удачно на путях перестройки возникла команда ЦВПИ 'Полет' и спортивный активист Мурашов Александр Сергеевич. Если бы не было команды ЦВПИ 'Полет' и спортивного активиста Александра Сергеевича, их стоило выдумать или создать для успешного продвижения перестройки по русской земле. Еще дедушка Сталин доказал, что присутствие общего врага сплачивает русский народ, а отсутствие общего врага тот же народ развращает. Кстати, последний пункт из доказательств дедушки Сталина подтвердил дедушка Брежнев. Ибо дедушка Брежнев в большинстве случаев пытался договориться с общим врагом, перетянуть его на свою сторону. Ну, и договаривался в конечном итоге дедушка Брежнев. Врагов нет, вокруг сплошные друзья, страна не совсем, чтобы в заднице. Зато когда появился первый более или менее приличный враг, тот самый Афганистан, то оказалась чертовски глубокая задница.
  - Здравствуйте, товарищ майор, - полковник Врулев вошел в личный кабинет начальника электротехнического отдела майора Дубова. Но руки не подал вытянувшемуся по стойке смирно майору Дубову.
  - Здрав-вия желаю, товарищ полковник, - четко, как на параде ответил майор Дубов.
  Так, начало вполне приемлемое. Кабинет майора Дубова не самое идеальное место для встречи с противником. Однако это наша территория, то есть территория, где процветает наша правильная перестройка. Полковник Врулев будет биться на нашей территории, зато ренегат Мурашов будет биться на чужой территории, при чем в окружении правильных и ему противодействующих товарищей.
  - Товарищ майор, - продолжил работать полковник Врулев над поставленной задачей, - Пригласите, пожалуйста, в ваш кабинет молодого специалиста Александра Сергеевича Мурашова. И проследите, пожалуйста, чтобы нам не мешали. Особенно, чтобы нам не мешал ваш заместитель капитан Чушкин.
  - Есть, - ответил майор Дубов.
  Очень хороший, можно добавить, грамотный ход со стороны товарища полковника. По крайней мере, майор Дубов займется 'золотым мальчиком' капитаном Чушкиным. Оба горячих офицера, готовых морду набить за родную страну и ее перестройку, на какое-то время вышли из строя. Нам не нужна набитая морда. Скорее наоборот, нам нужна здоровая улыбающаяся морда товарища ренегата. Почему здоровая морда? Естественный ответ, потому что ее не набили. Почему улыбается ренегат? Опять же ответ не из самых туманных, товарищу ренегату разрешают вернуться обратно.
  Вот она точка отсчета, откуда пошел 'комсомольский реванш' товарища полковника, и куда в конечном итоге прислали автомобиль 'Жигули', то есть прислали как приз за вклад в перестройку. Комсомол обязан не просто раздавить ренегата или уничтожить его физически. Комсомол обязан перевоспитать ренегата на зависть другим ренегатам. Пускай другие ренегаты воют волком и рвут волосы на всех проблемных местах. Если комсомол обязан перевоспитать ренегата, он его обязательно перевоспитает. А кому не понравился подобный расклад, прошу в политотдел. Дверь полковника Врулева первая направо от кабинета командира части. Приемные часы с десяти до одиннадцати каждую среду и пятницу.
  - Вызывали, - хлопнула дверь.
  Появился ренегат Мурашов. Не очень представительный молодой человек, без каких либо отличительных признаков. Вся она такая молодежь восьмидесятых годов без каких либо отличительных признаков. Как сказал полковник Врулев, серая масса. Вот шестидесятники, куда по праву образования принадлежит полковник Врулев, они не серая масса. Шестидесятники, с позиции полковника Врулева, есть лучшие люди на русской земле. Кто не согласен, вспомнили про приемные часы в политотделе. Приходите, товарищи, в приемные часы, из вас выбьют дурь и заправят мозги елейным сиропом.
  - Чтобы не было между нами недомолвок, а так же всяких двусмысленностей, - с места в карьер пошел Александр Сергеевич Мурашов, - Я вышел из комсомола и возвращаться обратно не собираюсь.
  Очень горячий молодой человек, сделал отметку товарищ полковник. Мы вроде бы раньше встречались совершенно при других обстоятельствах. Молодые люди из категории, что молодой специалист Мурашов, суть молодые люди с подвохом. Они могут составить передовой отряд перестройки, но могут пополнить ряды разрушителей и врагов перестройки. Мы сами подначивали молодежь в недалеком прошлом, снова подумал полковник Врулев. Вроде нам не нужны простые исполнители. Вроде мы за 'думающую и очень горячую молодежь'. Вот она получилась 'думающая и очень горячая молодежь', клеймо ставить некуда.
  - Александр Сергеевич, - полковник Врулев втихаря уточнил имя и отчество молодого специалиста по шпаргалке, зажатой в кулаке, - Садитесь, пожалуйста.
  - Срочная работа, - буркнул молодой специалист Мурашов, но сел на предложенное место. То есть как раз напротив полковника Врулева. Лицо в лицо, глаза в глаза. И взгляд такой едкий, колючий, что невольно поежился полковник Врулев. Опять она, современная молодежь. Вот мы что проглядели в доперестроечный период. Вот откуда все наши проблемы.
  - Не будем торопиться, - полковник Врулев попробовал отогнать неприятные мысли дежурными фразами, - Иногда можно сберечь один час, но потерять целую жизнь.
  - Или потерять час, но сберечь жизнь, - бестактно перебил молодой специалист Мурашов более старшего, более опытного товарища, - Вот только остается нерешенным вопрос: чей будет час? И чья это жизнь?
  Они помолчали. Примерно двенадцать секунд. Не очень настраивался сегодня товарищ полковник на длительное молчание. Да и молодой специалист какой-то нервный попался. Впрочем, будешь тут нервным после всех совершенных тобой мерзостей. Что понравилось полковнику Врулеву. Ибо первое правило идеологического работника гласит: 'равнодушие - враг коммунизма'. Равнодушного товарища не переубедить. С равнодушным товарищем не договориться. Равнодушный товарищ всегда в стороне от любых преобразовательных и перестроечных процессов, от самой перестройки. У вас здесь что, перестройка? Мне наплевать, что у вас перестройка. Я пошел на футбол. Играют 'Зенит' и 'Спартак'. Можно пить пиво и выражаться на диалекте одесских грузчиков.
  - Комсомол вроде как визитная карточка молодого человека в современном обществе, - бросил пробный камень полковник Врулев.
  - В вашем обществе, - уточнил молодой специалист Александр Сергеевич.
  Еще помолчали. Примерно четыре секунды. Вот только не понимаю, почему Александр Сергеевич разделил современное общество на две части. То есть на наше общество и на ваше общество. Или в восемьдесят восьмом году цивилизация технарей столь разительно отличалась от прочего общества, что Александр Сергеевич не сумел удержать в себе очевидный факт. А ведь отличалась цивилизация технарей. Технари устали прикидываться глупенькими мальчиками и девочками, чтобы играть по правилам более взрослых товарищей. Как говорится, у вас своя свадьба, у нас своя свадьба. Ну и общество технарей опять же свое. Пожалуйста, отойдите подальше, товарищи шестидесятники. Пожалуйста, заберите с собой подхалимствующих придурков образца семидесятого года.
  - Выйти из комсомола все равно, что поставить крест на всей будущей жизни, - бросил пробный камень под номером два полковник Врулев.
  - На какой такой жизни? - не удержался от вопроса его собеседник.
  Еще двадцать восемь секунд. Здесь самое время вспомнить дедушку Брежнева, духовного наставника и организатора цивилизации технарей. Дедушка Брежнев вовремя остановил воровскую кампанию Никитки Хрущева. Если бы не дедушка Брежнев, то вышеозначенный Никита Сергеевич разворовал, затем разбазрил русскую землю задолго до алкоголика Ельцина и его елочной демократии.
  Видите ли, разворовка русской земли (по Солженицыну) есть закономерный, научнообоснованный процесс после кровавой политики дедушки Сталина. Сталин откинул копыта. Раньше все было нельзя, теперь кое-что можно. А что можно? Хрен знает что. И началась разворовка. Короче говоря, елочную демократию образца девяностых годов мы бы уже имели в шестидесятые годы. Ибо товарищи шестидесятники идеальный пласт на русской земле, чтобы разворовать, чтобы разбазарить к собачьим чертям русскую землю.
  Ан, не получилось нечто подобное в шестидесятые годы. Дедушка Брежнев послал куда подальше идеологического лидера шестидесятников Никитку Хрущева. Тридцать лет еще простояла русская земля. Цивилизация технарей стала реальностью. С цивилизацией технарей стали реальностью такие пацаны и девчонки, как Александр Сергеевич Мурашов, Сергей Иванович Ворчунов, Александр Юрьевич Тощий, Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина, Леночка Тощая, Дмитрий Алексеевич Долгопятов, Людмила Тимофеевна Мурашова, бывшая Звездич.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
  - Вы не совсем понимаете сложившуюся ситуацию, товарищ молодой специалист, - сказал замполит Врулев, - Вы находитесь под впечатлением совершенного проступка, потому что вам нравится совершать проступки. Но любой проступок влечет за собой расплату за этот проступок. Вы отказываетесь понимать, насколько серьезной будет расплата.
  - Приедут ребята на красивой белой машине с красивым белым халатом, - скривил циничные губы Александр Сергеевич Мурашов, так называемый молодой специалист и бывший комсомолец.
  - Не смешно, - крякнул замполит Врулев, чувствуя, как наливаются кровью бритые щеки.
  - Я не смеюсь, - на мгновение опустил глаза Александр Сергеевич и перестал сверлить взглядом более высокопоставленного товарища, - Я проинформирован о любых ваших методах.
  Так на чем мы остановились в предыдущей главе? Дедушка Брежнев за долгий и плодотворный срок на посту главы государства ('генеральный секретарь' называется) сделал не только очень много плохого, но и очень много хорошего. Берусь утверждать, что положительные дела дедушки Брежнева перевесили его отрицательные ошибки, что на русской земле вообще редкость. Мне, например, кроме Петра Первого и двух девчонок Екатерины с Елизаветой никто не приходит в голову с положительным балансом. Ну и опять-таки самый положительный из всех дедушка Брежнев.
  Если немного отвлечься от восемьдесят восьмого года, если заглянуть лет на двадцать вперед, когда пишутся эти строки, то особенно начинаешь ощущать, как нам не хватает дедушки Брежнева. И надеяться не на что. Вряд ли в ближайшую тысячу лет появится другой такой дедушка с положительным балансом. Чтобы строил больше, чем разрушал. Чтобы воровал меньше, чем жертвовал. Чтобы при нем мы догнали и перегнали Америку. Ну и на русской земле чтобы человеком номер один был не какой-нибудь запальцованный маромой, а нормальный русский товарищ.
  Впрочем, в восемьдесят восьмом году нам так же не хватало дедушки Брежнева. Михаил Сергеевич Горбачев оказался не более чем марионеткой в хрупких пальчиках Раисы Максимовны Горбачевой. В свою очередь Раиса Максимовна Горбачева оказалась последовательницей западного образа жизни и ставленником Америки. Выводы можно не делать. Сама по себе перестройка оказалась не более чем разворовкой русской земли. Гнилостность перестройки была заметна чуть ли не на самом первом этапе. Какая-та неправильная, какая-та проамериканская у нас перестройка. Все мы рассчитывали на русскую перестройку, получилась вообще ерунда. Восторжествовала в конечном итоге Америка.
  - Знаете, товарищ молодой специалист, - выдал очередной перл полковник Врулев, - Я бы в разведку с вами не пошел.
  - Взаимно, - ответил Александр Сергеевич Мурашов, - Для разведки вы не годитесь, товарищ полковник.
  Уже нечто новенькое. Примерно на две минуты десять секунд. Или вселенная повернула не в ту сторону, или нарушилась сама правда русской земли. Как это младший товарищ против содружества с более старшим товарищем, при чем в наиболее жесткой и омерзительной форме? Старший товарищ решает, с кем и когда ему отправляться в разведку. Младший товарищ ничего не решает. Встал, потупил бесстыжие глазки свои, ждем-с, возьмут или нет подобную пакость в разведку.
  Явная коррекция дедушки Брежнева. Величайший из величайших правителей русской земли оставил выбор только для старших товарищей. Для младших товарищей он ничего не оставил. Или точнее, даже при дедушке Брежневе младшие товарищи исключительно подчиняются, старшие товарищи исключительно приказывают. На том стояла, стоит, будет стоять земля русская.
  Где-нибудь под корытом,
  А еще за колодой
  Спрячьте уши и морду,
  Сопляки недобитые.
  Может, вам посчастливится
  В государстве любимом.
  Промелькнет гроза мимо,
  И все кончится миром.
  Но не стоит рассчитывать,
  На судьбу неминучую,
  Что по доброму случаю
  Принесет вам корыто.
  В нашем государстве
  Можно только прятаться.
  Вдруг какая-та мелкая пакость открыла пакостный рот и показала гнилые и мерзкие зубки.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОСЛЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ
  - Я вас не понимаю, товарищ молодой специалист, - с трудом удержался от непечатной лексики полковник Врулев, - Вы нарочно отказываетесь от конструктивного диалога.
  - О каком диалоге идет речь? - пожал плечами молодой специалист Мурашов, - Мы просто тратим рабочее время. Опять же то самое время, которое некий молодой специалист Александр Сергеевич Мурашов собирался использовать с гораздо большей отдачей для родины.
  Далее речь товарища Мурашова, где-нибудь на двадцать восемь минут с копейками. Насчет тех самых копеек сказать не могу, потому что три раза сморкался, четыре раза харкался товарищ Мурашов. А в это время (то есть во время сморчков и харчков) выбивало мозги у товарища Мурашова, и отключалась его удивительная способность чувствовать с точностью до секунды само время.
  По сложившейся традиции привожу кое-какие перлы из речи вышеупомянутого товарища:
  - Почему государство с самым прогрессивным строем никак не может задавить непрогрессивную человеконенавистническую Америку? Некоторые недальновидные идеологи утверждают, сие есть пережиток Великой Отечественной войны. Мол, в Америке не воевали, только развивали науку и технику. Мол, после войны наша страна дошла до такого низкого уровня, что дальше идти было некуда. А я не согласен. Сие есть наглая ложь. Цитирую дедушку Брежнева...
  - Кого-кого, какого такого дедушку? - переспросил замполит Врулев.
  Это было место, где впервые высморкался Александр Сергеевич Мурашов, и на лице молодого специалиста появилась не очень хорошая улыбка:
  - Что говорил Леонид Ильич Брежнев по поводу послевоенного периода? Открываем 'Возрождение', читаем. Леонид Ильич заметил весьма поразительный факт, трудовой энтузиазм масс достиг предельного уровня в послевоенный период. Америка со всеми ее денежными призами и хитрыми бонусами просто оказалась в дырявом тазу. В Америке нет, не может быть трудового порыва. Позорные америкосы гниют под корень. То, что они способны отстроить за десять лет с помощью всей своей купленной науки и навороченной техники, мы проходили за пол года в послевоенный период. Или не так, товарищ полковник?
  В ответ гробовое молчание. Идем дальше:
  - Вот что главное на русской земле - трудовой порыв масс. Только не надо прикидываться, что на голом энтузиазме далеко не уедешь. Подобный вопрос так же рассматривался дедушкой Брежневым, кажется, в 'Целине' или еще в какой другой книге. Сначала работает голый энтузиазм масс, затем приходят правильные партийные работники и правильным образом энтузиазм подпитывают. Нет, они его подпитывают не только словами, читаем дедушку Брежнева. Слова опять же относятся к тому периоду, когда голый энтузиазм масс. С приходом правильных партийных работников начинается новый период. То есть начинается период дел и свершений, когда голые энтузиасты получают реальную материальную помощь.
  - Какая такая помощь? - снова не удержался полковник Врулев.
  Вот то самое место, где впервые выхаркался товарищ молодой специалист, где его суровое лицо бывшего комсомольца пошло красными и синими пятнами. Нет, товарищ полковник Врулев неправильный партийный работник. Из-за таких товарищей, как полковник Врулев, был обгажен и опорочен брежневский коммунизм, то есть самый правильный строй на планете Земля. Вместо правильных партийных работников пришли неправильные партийные работники. Хочу отметить одну из слабых сторон брежневского коммунизма. Слишком либеральничал дедушка Брежнев. Как бы это сказать, неправильные партийные работники могут так же приносить пользу. Не верю, не будет от них никакой пользы. Следовало давить и ссылать на самые тяжелые физические работы неправильных партийных работников. Тогда бы брежневский коммунизм не сменился гнилой перестройкой.
  Александр Сергеевич Мурашов все-таки молодой и крепкий товарищ. Ему удалось подавить в себе вспышку ненависти к одному неправильному партийному работнику и возвратиться к дискуссии вместо явного мордобоя:
  - Леонид Ильич Брежнев указал наипростейший способ врастания в коммунизм. Сначала используется внутренняя энергия строителей коммунизма. На следующем этапе используется энергия внешняя, или энергия второго порядка. Если вы еще не разобрались, что такое энергия второго порядка, даю короткую справочку. Любое живое существо, в том числе человек, может определенное время жить и трудиться на внутренних ресурсах. Если внутренние ресурсы истощаются, то живое существо теряет работоспособность или вообще умирает. Чтобы не умерло живое существо, необходимы внешние ресурсы, восстанавливающие внутренние ресурсы. Некто Сталин и его правящая клика просчитали минимальные внутренние ресурсы. То есть, чтобы живое существо, используемое на определенной работе, сдохло не сразу, но продержалось некоторый период, чтобы принесло определенную пользу. И что мы получили в конечном итоге? А то получили, что успехи сталинской эпохи не идут ни в какое сравнение с брежневским коммунизмом. Великая Отечественная война доказала, сколько дров наломал дедушка Сталин, и какой непомерной ценой заплатило советское государство за его дебилизм и ошибки.
  - Какой еще дебилизм? - следующий вопрос товарища полковника.
  Последние сморки молодого специалиста Мурашова:
  - Брежневская эпоха при любых обстоятельствах приближается к эталонному коммунизму. С одной стороны люди работают не из-под палки, как при товарище Сталине. С другой стороны советское государство заботится о своих гражданах, не только использует их как рабочий скот. Леонид Ильич Брежнев много, то есть плодотворно трудился над продовольственной программой, жилищной программой, легкой промышленностью, наукой и техникой. Лозунг 'Все для производства, все на благо производства!' как-то устарел при дедушке Брежневе. Это при том, что производство развивалось усиленными темпами, черпая и черпая бесконечную внутреннюю энергию советских граждан, восстанавливаемую внешней энергией.
  - Что-то вас не туда занесло, Александр Сергеевич, - попробовал мягко вмешаться полковник Врулев.
  В последний раз вытошнило молодого специалиста Мурашова:
  - Это не меня, это вас занесло, товарищ полковник. И подобные вам структуры, которые в поисках легкой работы вывалились из производства. Я ничего не имею против, если партийная или комсомольская идеология на определенном этапе стимулирует трудовую деятельность советского народа. Но сегодня такой этап, когда о стимулировании не может быть речи. Партия и ее дочерняя группировка комсомол стали вещью в себе. Партийные товарищи не помогают развитию производства, но только мешаются под ногами. То же самое можно сказать про высокопоставленных комсомольцев. Вышеупомянутые ребята жрут и пьют в три горла, затем опять-таки путаются под ногами. Оно и понятно. Брежневский коммунизм настолько раскрутил современную молодежь на работу, что молодежь не нуждается больше в так называемых 'наставниках'. А как же 'наставники'? Неужели им придется бросить тепленькое местечко? Неужели самое время взяться за кайло и лопату?
  В данном месте вскочил на резвые ножки товарищ Врулев. Волосы дыбом, глаза горят, все тело трясется:
  - Вы какой-то неправильный молодой специалист.
  И еще:
  - Вы агитатор.
  И еще, еще, и еще:
  - По вас плачет психушка.
  
  В КОРИДОРЕ
  Вы думаете, что так просто удалось ретироваться полковнику Врулеву из кабинета начальника электротехнического отдела майора Дубова? Зря вы так думаете. Там за дверью злобная молодежь с плакатами: 'Свободу молодому специалисту!' и 'Нам такой комсомол не товарищ!'
  Что за дерьмо, твою мать? Откуда набежала всякая подлая сволочь? Что за болезнь распространяется внутри воинской части? Остановился полковник Врулев, челюсть выпала. Хорошо, что была обычная челюсть у товарища полковника. Поэтому она не выпала до конца, только зависла в неопределенном пространстве и перекрыла поток наиболее грязных ругательств, вырвавшихся из рабочего ротика товарища Врулева.
  - Что здесь происходит? - литературный перевод нелитературного текста.
  - Спасибо, товарищи, - из кабинета начальника электротехнического отдела вышел Александр Сергеевич Мурашов, - Я и сам справился. Так называемый 'товарищ полковник' грозил мне психушкой. Но работа у него такая, одним словом базар. А у нас совсем другая работа.
  Дальше, как полагается, рукопожатия, поздравления, добрые слова, море восторгов. И все на глазах охреневшего начальника политотдела воинской части. Не где-нибудь в грязном кабаке, но в расположении воинской части.
  - Мы все, как один, выйдем из комсомола, - сказала Леночка Тощая.
  - Нет, не надо, - отмахнулся Александр Сергеевич Мурашов, - Коллективный выход из комсомола не исправит насквозь гнилую комсомольскую организацию. Я вышел совершенно демонстративно из комсомольской организации, чтобы доказать, насколько она прогнила изнутри, что не сможет справиться с одним единственным ренегатом. Вы, пожалуйста, останьтесь в комсомольской организации, чтобы ее хоть немного улучшить своим присутствием.
  - Ее не улучшить, - сказал Дмитрий Алексеевич Долгопятов по прозвищу Длинный.
  - Молчи и молчи, товарищ некомсомолец, - хлопнула по спине Дмитрия Алексеевича Долгопятова Людмила Тимофеевна Мурашова, - Тебе товарищи комсомольцы слова пока не давали.
  - Мы останемся в комсомольской организации, - вмешался в разговор Сергей Иванович Ворчунов, - Мы разложим комсомольскую организацию изнутри.
  - Ой, - всплеснула руками Леночка Тощая, - Не говорите так громко, нас могут подслушать.
  - Кто нас может подслушать? - слово за Александром Юрьевичем Тощим, законным супругом Леночки Тощей, - Здесь все свои. Среди своих я не чаю стукачей и предателей.
  Ребятишки заговорщицки переглянулись.
  - А этот, - подмигнула Екатерина Евгеньевна Шишкина-Тишкина в сторону охреневшего замполита Врулева, - Разве он не предатель?
  - А этот, - показала язык Людмила Тимофеевна Мурашова, - Пустое место.
  - Ты, девочка, не показывай язык, - строго пригрозил Дмитрий Алексеевич Долгопятов, - Здесь собрались исключительно патриоты и исключительно культурные люди.
  - Вот хочу и показываю, - отпарировала Людмила Тимофеевна Мурашова, - Я тебе не жена. Чего хочу, то и показываю.
  Неожиданно дикий вопль разорвал пространство:
  - Суки, бля! Всех сгною к такой матери.
  Сорвался и побежал, как на стометровке товарищ полковник Врулев, воем и воплями разрывая пространство.
  Я родился в России,
  Здесь живу и умру.
  И потрачу все силы,
  И иную муру.
  Я родился на воле,
  А не в рабских цепях.
  И умру я достойно,
  Хоть живу кое-как.
  Почему я родился,
  Не ищите ответ.
  Видно кто-то ошибся,
  И на этом привет.
  - Эх, ребята, как-то нехорошо получилось, - сказал Александр Сергеевич Мурашов.
  - Мы что, переиграли? - прислонилась к мужниному плечу Людмила Тимофеевна Мурашова.
  - Нет, не переиграли, - в ответе за всех Леночка Тощая, - Этот козел слишком долго издевался над молодежью.
  
  ТИПА ПОСЛЕСЛОВИЕ
  Я хотел рассказать, каким образом полковник Врулев заработал машину. Если простенькое 'Жигули' в восемьдесят восьмом году стоило никак не менее пяти тысяч, а месячная зарплата молодого специалиста состояла из основной части в сто двадцать рублей и премиальных двадцати рублей (грязью), то посчитайте, пожалуйста, сколько лет придется работать молодому специалисту за эту машину. Отсюда вопрос, что за выдающееся деяние совершил полковник Врулев, чтобы вот так и разом заработать машину?
  Ладно, я сегодня добренький. По сути ничего необычного или зашкаливающего не совершил полковник Врулев. Морду ему едва не набили, зато помоями по самый череп измазали. Все выдержал, все вынес товарищ полковник ради величия собственной родины. В результате машина. То есть не зацыкливаемся на том, что позорные молодые специалисты и их прихвостни надругались над величайшим деятелем русской земли. Мол, не над тобой надругались, но над честью всей нашей эпохи. Только не плачь, деточка. То есть не плачь, величайший деятель русской земли. За все про все будет сладенький пирожок, ну тот, который машина.
  У нас неправильный взгляд на вещи. Если бы каждому опозоренному герою давали машину, то машины скоро закончатся. В данном случае машина досталась не только опозоренному герою, но лучшему по профессии 'замполит', я повторяю, за личные подвиги.
  Как же так, спросите вы? А вот так. Полковник Врулев правильно расценил расстановку сил, он сделал единственный, но чертовски правильный выстрел. Во-первых, не обратился в одно очень известное место полковник Врулев, то есть в такое место, где упражняются в собственной неадекватности некоторые не совсем, чтобы адекватные товарищи. А то, представляете, среди белого дня приезжают люди в белых халатах и выводят под белые рученьки одного молодого специалиста из воинской части. Нет, вы не представляете. Подобная демонстрация вряд ли в Москве понравится. Сегодня не сталинский коммунизм, даже не брежневская оттепель. При дедушке Брежневе не церемонились люди в белых халатах, выводили кого не попадя под белые рученьки. Теперь, твою мать, перестройка.
  Хотя с другой стороны, кто лучше всех ориентируется в перестройке? Угадали, родные мои. Кто придумал эту самую перестройку? Придумал эту самую перестройку определенный класс граждан. Называются граждане из определенного класса граждан 'номенклатурными работниками'. Ой, простите, они называются 'честь и совесть эпохи'. Но с номенклатурой имеют дело. Следовательно, лучше всех ориентируются в перестройке.
  Первый ход товарища полковника. На ковер вызывается капитан Чушкин, заваривший по собственному недомыслию всю комсомольскую кашу. Капитана Чушкина можно измазать помоями, превратить в стопроцентное дерьмо, слить куда-нибудь подальше. Но я повторяю, на дворе восемьдесят восьмой год. Слитый капитан Чушкин есть минус. Зато перестроившийся капитан Чушкин есть плюс. Каждый плюс приближает встречу выдающегося политического работника Врулева к той самой машине.
  - Вы понимаете, товарищ капитан, - короткая, но отработанная речь политически подкованного товарища, - Что безобразный выход из комсомола по собственному желанию одной маленькой гаденькой личности есть удар по репутации нашей воинской части.
  - Так точно, товарищ полковник, - правильный ответ капитана Чушкина.
  Чувствуете, оклемался бравый офицер Чушкин, можно с ним разговаривать:
  - Вы понимаете, товарищ капитан, что одна маленькая гаденькая тварь не может выйти из комсомола по собственному желанию?
  - Так точно, товарищ полковник.
  - Вы понимаете, товарищ капитан, что одну маленькую гаденькую тварь обязаны прихватить за одно место и вышвырнуть из комсомола?
  - Так точно.
  Следующий ход товарища полковника гораздо сложнее. Ибо следующий ход связан с бумагой. Вы только не подумайте, что это туалетная бумага, которую испортил в несметных количествах товарищ полковник с момента ренегатства молодого специалиста Мурашова. Это совсем другая бумага. Называется 'Протокол комсомольского собрания первичной комсомольской ячейки электротехнического отдела Центрального Военного Проектного института' от такого-то числа такого-то месяца восемьдесят восьмого года. Подписи товарищей комсомольцев, участвовавших в собрании. Подпись товарища комсорга электротехнического отдела капитана Чушкина. Личная печать товарища комсорга.
  Стоп. Вопрос на засыпку. Откуда взялся такой протокол, если не велось никаких протоколов во время комсомольского собрания капитаном Чушкиным и его девочками? Капитан совсем еще мальчишка. Может, и учили субординации товарища капитана за предыдущие годы его службы в советской армии, но недостаточно научили. Едва не сошел с ума полковник Врулев. Как это называется - провести комсомольское собрание, а протокол не оформить? Да за подобную небрежность самое время отправить капитана Чушкина на Новую Землю.
  Едва не сошел с ума полковник Врулев, но сдержался. Очень профессиональный товарищ. Что там говорил командир части генерал Щербина о родстве капитана Чушкина с некоторыми высокопоставленными товарищами? Ах, не важно, что говорил товарищ Щербина. Очень тонкий, очень прозрачный намек. Поэтому выбрали правильный путь. Неприкосновенность личности капитана Чушкина есть доказанная величина. Мальчик (то есть капитан Чушкин) имеет право на ошибку. За все отдувается товарищ полковник:
  - Будет протокол комсомольского собрания.
  Очень быстренько составился протокол. Присутствовали такие-то товарищи. Обсуждали такой-то вопрос. Вынесли на голосование такое-то решение. Проголосовали столько-то 'за' при одном 'воздержавшемся'. Кто у нас воздержался? Естественно, кто. Воздержался пакостный ренегат Александр Сергеевич Мурашов, куда ему и дорога.
  - А как поступить с секретарем Леночкой (которая не Леночка Тощая, а другая Леночка)? - задал глупый вопрос капитан Чушкин.
  Вот же пошла молодежь. Все наставляй и наставляй ее на путь истинный. Чуть не поперхнулся полковник Врулев. Вроде бы мы договорились, как выйти из задницы. Куда, между прочим, попали по вине все того же товарища Чушкина. Вроде бы мы отодвинули всякую шваль, застрявшую под ногами. Вроде бы самое время довести до конца столь непростую работу. И что получается? Опять подводные дыры и камни.
  - Никак не поступить с секретарем Леночкой, - сказал полковник Врулев, - Ее не было на комсомольском собрании.
  - То есть, как не было, товарищ полковник? - удивился капитан Чушкин, - Секретарь Леночка была, даже очень была на комсомольском собрании.
  - Я говорю, ее не было, товарищ капитан, - сказал полковник Врулев, - Вот вам бумага, по которой секретарь Леночка в данный момент находилась в местной командировке.
  - Но она была на комсомольском собрании, - совсем обалдел капитан Чушкин, - И там ее не было.
  Полковник Врулев встал, прошелся по кабинету, похлопал по плечу капитана Чушкина:
  - Товарищ капитан, как вам не стыдно думать, вы офицер?
  Полковник Врулев сел на место:
  - Итак, что мы имеем в конечном итоге? С одной стороны группа правильных комсомольцев, правильно отреагировавших на безобразный поступок мерзкого отщепенца и ренегата Александра Сергеевича Мурашова. С другой стороны мы имеем мерзкого отщепенца и ренегата Александра Сергеевича Мурашова, получившего по заслугам за свой безобразный поступок. Наши дальнейшие действия, товарищ капитан.
  - Не знаю, - развел руками капитан Чушкин.
  Тут взорвало, а заодно и вытошнило товарища полковника.
  
  ОЧЕРЕДНОЙ ХОД
  - Да что это за мальчишество? - взорвался товарищ полковник, - Где вы служите, товарищ капитан?
  - Кажется, в советской армии, - смутился капитан Чушкин.
  - Почему кажется? - следующий взрыв не меньшей силы изгадил пространство.
  - Так точно! - рявкнул в ответ капитан Чушкин.
  - Не 'так точно', а 'почему', - следующий взрыв пошел на убыль.
  - Так точно, в советской армии, - еще один ответ капитана Чушкина.
  И тишина. Вроде бы вернулись на место железные нервы начальника политотдела полковника Врулева. Можно налить чайку, сложить стопочкой бумаги на столе, поговорить, как цивилизованные люди.
  - В армии не существует слова 'не знаю', товарищ капитан.
  - Тогда ваше предложение, товарищ полковник.
  - У меня есть предложение, товарищ капитан. Вот у вас, скажите, пожалуйста, у вас-то есть предложение.
  - Никак нет, - ответил капитан Чушкин.
  Совсем успокоился полковник Врулев:
  - Ответ правильный. Поэтому выслушаем мое предложение.
  А что такое предложение полковника Врулева? Всего лишь ход номер три. Вызываются на ковер товарищи комсомольцы (или товарищи комсомолки), участвовавшие в пресловутом комсомольском собрании. Дальше коротенькая беседа минут на двадцать. Шесть стандартных вопросов. Почему вы вступили в комсомол? Что вы делаете в комсомоле? Нравится ли вам комсомольская деятельность? Хотите ли вы работать и прогрессировать дальше в нашей организации (то есть в Центральном Военном Проектном институте)? Как вы относитесь к дисциплине на производстве вообще, и к дисциплине среди комсомольцев, которая есть частный случай производственной дисциплины? Как вы относитесь к ренегату Мурашову, бывшему вашему боевому товарищу по комсомольской организации?
  Отвечает первая девушка. Ой, простите, отвечает комсомолка номер один из электротехнического отдела:
  - На первых порах я не очень разглядела Александра Сергеевича Мурашова. Он, наверное, маскировался. По крайней мере, вел себя с девушками, то есть с комсомольцами, как настоящий товарищ. Никогда не отказывался помочь в производственных вопросах. Не ругался, не пил водку.
  Отвечает второй номер, вроде бы девушка:
  - Александр Сергеевич Мурашов просто ренегат и предатель. Нельзя так поступать в переломный момент для нашего государства. Что мешало Александру Сергеевичу Мурашову обратиться к нам, товарищам комсомольцам, со своими проблемами? Мы знаем, у товарища Мурашова накопились проблемы. Например, ожидаемое рождение ребенка это очень и очень большая проблема. Но каждый молодой человек, тем более молодой специалист, разберется с подобной проблемой. Но Александр Сергеевич Мурашов не сумел разобраться с должной ответственностью. Я утверждаю, сорвался, психанул Александр Сергеевич.
  Отвечает третья девушка:
  - А я ничего. Я совсем не общалась с товарищем Мурашовым. На него строила виды Маргарита Семеновна Семенова. Вы же понимаете, у нас не принято сталкиваться с товарищем Семеновой на узкой дорожке. Чего бы вы не делали, все равно окажется наверху товарищ Семенова. Зато вы окажетесь далеко-далеко, может быть в том самом месте, которое сразу за талией.
  Отвечает очередной комсомолец, опять-таки девушка:
  - Неправильно повел себя молодой специалист Мурашов с самого начала. Гордость его накрыла. Мол, кто вы такие, что за фигня неученая? Учился молодой специалист Мурашов в Политехническом институте, отсюда все его закидоны. Если бы учился молодой специалист Мурашов в другом месте, комсомольская ячейка нашего отдела могла еще как-нибудь помириться с его завышенной самооценкой. Но из Политехнического института выходят такие козлы, такие козлы, что вытерпеть их невозможно.
  Отвечает девушка номер пять:
  - Я ничего не имею против бывшего комсомольца Мурашова. Ведет себя развязно и нагло означенный товарищ. Самое время принять меры, пока так называемая 'мурашовщина' не отравила отдел. Я понимаю, что нет никакой возможности вышвырнуть вон молодого специалиста Мурашова. Но из комсомола подобного раздолбая самое время куда-нибудь вышвырнуть.
  Еще пропускаем несколько номеров с их нормальной идеологией:
  - Как все, так и я.
  Дошли до последней девушки, не помню, какой ее номер:
  - Жалко, конечно, что единственного мальчика выдавили из нашей комсомольской ячейки. Ах, его никто не выдавливал? Все равно жалко. Вы же понимаете, товарищ полковник, остались у нас одни девки. А девки настолько завистливые существа, что любую организацию, в том числе комсомол, превратят в магазин или рынок. Этим девкам хочется посплетничать и поругаться. Не смотрите, пожалуйста, в мою сторону, товарищ полковник. Я не сплетница какая-та, но очень жаль, что в нашей комсомольской ячейке не осталось ни одного мальчика.
  Теперь понимаете, как себя почувствовал полковник Врулев, когда протащил комсомольскую ячейку электротехнического отдела через собственный кабинет? Или не понимаете? Полковник Врулев настоящий профессионал. Товарища полковника учили не просто общаться с людьми, но долго и нудно общаться. Для дураков повторяю, ради любимой страны, ради дорогой перестройки на какие угодно подвиги готов полковник Врулев. Поэтому идем дальше.
  - Распишитесь, пожалуйста, напротив своей фамилии.
  На столе полковника Врулева лежит стандартный листок бумаги двести девяносто семь на двести десять миллиметров. Первая половина листка чистая, ее заполнят чуть позже. Примерно от середины листка выстроились столбиком фамилии комсомольцев электротехнического отдела. Таким образом, ожидаются комментарии:
  - Ох, и Маша здесь!
  - И Таня тоже!
  Но дело не в комментариях. Подходят к листку бумаги, расписываются комсомольцы электротехнического отдела. Вроде бы неудобно не расписаться. К тебе в кабинете большого начальника отнеслись чертовски внимательно. Может, это первый шаг на карьерной лестнице? Может, это грозит премией? Может, найдут жениха? Нет, жениха не найдут. Женихи находились в спортивной команде ЦВПИ 'Полет'. Где теперь спортивная команда ЦВПИ 'Полет'? Нет такой больше команды. Да и политотдел не самое лучшее место для жениховства.
  Единственный вопрос со стороны шестой девушки:
  - Разве правильно подписываться на чистом листке?
  Здесь вмешался товарищ Чушкин:
  - Листок не чистый. Выше вашей подписи стоят подписи пятерых ваших товарищей.
  - Ой, - промямлила шестая девушка, то есть комсомолец под номером шесть, и подписалась.
  Пускай протухнут все ренегаты, но вечно славится родина.
  
  ВОЛНА ПЕРЕСТРОЙКИ
  Полковник Врулев взял драгоценный листок с подписями, и написал сверху несколько строк, даже не удосужившись сделать подобное дело левой рукой или слегка изменить почерк. Строки примерно следующего содержания:
  - Мы, комсомольцы электротехнического отдела, ходатайствуем перед комсомольской организацией Центрального Военного Проектного института об исключении из наших рядов комсомольца Александра Сергеевича Мурашова, как не оправдавшего наше доверие.
  И все?
  - Твою мать, - выругался капитан Чушкин, когда поставил на листке с подписями свою подпись, при чем поставил ее самой последней.
  - Не выражайтесь, товарищ капитан, - мягко предупредил полковник Врулев, - Я не отношусь к суеверным товарищам, но исходя из заветов дедушки, простите, Владимира Ильича Ленина, слово является отражением внутренней сущности человеческой личности. Что такое ругательство, как не испорченное слово? Вы только подумайте, товарищ капитан, вместо правильного слова личность произносит неправильное слово. Неправильное слово стимулирует обратный процесс, после которого получается изуродованный внутренний мир очередного по существу достойного человека.
  Полковник Врулев положил в папку листок с подписями:
  - Человека судят по его словам гораздо больше, чем по одежке. В наше время никого не удивишь делами и даже подвигами. Ибо дела и даже подвиги называются работой. Ты пришел на работу, ты что-то сделал, может быть, что-то исключительное, или совершил подвиг. Но это не ты сделал. Твоими руками и мыслями двигало само государство. Ибо твои дела, тем боле подвиги, оплачивает государство. Ты заключил договор с государством. Если бы государство не оплачивало твои дела или подвиги, то есть твою работу, тогда по работе можно судить человека. Но государство оплачивает. А слова - нечто другое, можно сказать, они нечто личное.
  Полковник Врулев разрешил себе немного расслабиться:
  - Вольно, капитан Чушкин. Сегодня мы сделали очень большое, очень важное дело, которое окажется пустышкой, если к нему не подобрать правильные слова. Вы разобрались, товарищ капитан, какое важное дело мы сделали?
  - Так точно, - на автомате ответил капитан Чушкин.
  Вроде бы выправляется капитан, вроде взрослеет с каждым поступком. Со временем из него выйдет толк, еще одного гражданина получит наша достойная родина. Или не понимаете, как нашей родине необходимы достойные граждане? Не обязательно на волне перестройки. Граждане необходимы всегда. Чтобы не слишком бесчинствовали ренегаты и всякая сволочь. Чтобы колеблющиеся товарищи очень и очень подумали, на чью становиться им сторону. Чтобы не ослабевал как внешний, так и внутренний контроль за духовным состоянием нашей родины.
  Нет, куда-то не туда занесло полковника Врулева. Или более чем расслабился товарищ полковник? Возникли совершенно неуставные мысли о какой-то душе. Нет никакой души, сие отмечено в документах партии и правительства аршинными буквами. А что есть? Есть набор нервных окончаний и клеток, сохраняющих и отрабатывающий информацию. Если испортились клетки, вот и скончалась душа. Но пока не испортились клетки, еще можно, еще должно чего-то сделать для родины.
  - Свободны, товарищ капитан, - отмахнулся полковник Врулев, - И, пожалуйста, держите меня в курсе, что происходит в вашей комсомольской ячейке. Ежедневно в шестнадцать ноль-ноль мой кабинет открыт для доклада.
  Мягко скрипнула дверь. Капитан Чушкин покинул политотдел, как показалось товарищу полковнику, не самой твердой походкой. Что опять хорошо. Чувствует власть капитан Чушкин. Дорос до субординации капитан Чушкин. Не переметнется во вражеский лагерь товарищ капитан, не предаст свои идеалы за пару серебряников.
  Или опять не туда занесло начальника политотдела полковника Врулева? О каком еще предательстве идет речь? Советский офицер не предаст свою родину. Неужели мы говорили про родину? Что-то подобное мы говорили, но разговор шел про какие-то идеалы, никак не про родину. Вот насчет идеалов очень точный вопрос. Родина не предается. Но что опять же, твою мать, идеалы? Невольно выругался товарищ Врулев. Простим товарищу полковнику столь невольный грех перед общей великой проблемой.
  В восемьдесят восьмом году повеяло смрадным религиозным душком с запада. Если высказываться точнее, религиозный душок еще не попал на армейскую почву. За армию более чем уверен полковник Врулев. Не потому, что в армии наиболее развитая часть населения советского государства. Но потому, что армия держится на традициях, уставе, субординации и приказах вышестоящих начальников. Остальная часть государства черт его знает на чем держится. Перестройка показала, насколько прогнило у нас государство за исключением армии.
  Теперь про религиозный душок. Практически невозможно представить, что молодой человек в здравом уме выбросил комсомольский билет и вышел из комсомола. Не собирается философствовать на заданную тему полковник Врулев. То есть на тему, почему комсомол всем молодым людям нравится и очень нравится, а одного молодого человека едва ли не вытошнило при свидетелях.
  Есть причина, подумал полковник Врулев. Причина внешняя. Ибо внутренней причины нет, не может быть по определению. Слишком много ступеней прошел молодой специалист Мурашов в процессе развития, чтобы внутри него осталась причина. Следовательно, на молодого товарища повлияли извне. Больше того, на молодого товарища повлияли столь кардинальным образом, что изменился с точностью наоборот данный товарищ. То есть до внешней причины был комсомолец со стажем, после внешней причины стал ренегат, так что клеймо ставить некуда.
  Вздохнул полковник Врулев, потянулся к 'секретной папке'. Что у нас в 'секретной папке'? Открою секрет, который ни для кого не является больше секретом, в 'секретной папке' лежат 'секретные документы'. Какие они 'секретные документы'? Это секрет, который открыть невозможно. Иначе тюрьма, или расстрел за измену родины.
  Хотя с другой стороны полковник Врулев не стал перелистывать и перечитывать 'секретные документы' из 'секретной папки'. У товарища полковника феноменальная память, товарищ полковник помнит 'секретные документы' наизусть. Так что 'секретные документы' можно уничтожить вместе с 'секретной папкой'. Все равно их помнит товарищ полковник. Особенно документ, касающийся религиозной заразы.
  Стоп в очередной раз. Мы выбрали правильное направление. Вышестоящие и очень ответственные товарищи интересуются религиозным душком запада под кодовым названием 'религиозная зараза'. Ибо подобная гадость медленно просачивается в ряды молодежи. Как мы уже говорили, религиозный душок не способен как-либо навредить советской армии, но навредить молодежи он очень и очень способен. Вот почему так заволновались вышестоящие и очень ответственные товарищи.
  Во-первых, есть секретные сведения, что религиозная зараза прокралась в ряды комсомола. Откуда сведения, опять же секрет. Наши спецслужбы работают, как всегда со стопроцентной отдачей. Поэтому принимаем факты, добытые потом и кровью советских граждан, то есть секретных работников. Комсомол попал под удар сокрушительной силы.
  Во-вторых, если вовремя постараться, то комсомол можно вывести из-под удара. Для этого подключаются работники, не подверженные религиозной заразе. То есть подключаются такие работники, как полковник Врулев. А как подключаются, читаем в 'секретной папке'.
  В-третьих, мы пока впереди нашего противника, распространяющего религиозную заразу. Противник действует нагло, открыто, с полной самоотдачей. Он засветился, потому что не знает про нашу осведомленность, и какие задействованы силы со стороны советского государства. Самое время нанести упреждающий удар. Только не надо вешать лапшу, что упреждающий удар не поможет. Еще как поможет, черт подери! Всегда помогал упреждающий удар, даже против более серьезных противников, чем религиозный душок с запада.
  Мы поднялись в атаку
  На все человечество.
  Будет славная драка,
  Только прятаться нечего.
  Человечество сдохло,
  Загнило и скурвилось.
  Здесь такая эпоха,
  Достойная пули.
  Жизнь не просто помои,
  Обиды и хамство.
  Мы поднялись на бойню,
  Мы будем сражаться.
  Все, решение принято. Полковник Врулев потянулся к телефонной трубке, набрал по памяти номер электротехнического отдела:
  - Говорит полковник Врулев. Ко мне, срочно, старшего инженера Семенову.
  
  УПС!
  Вошла Маргарита Семеновна Семенова. Запыхавшаяся, раскрасневшаяся, прическу не успела поправить. Ох, как торопилась Маргарита Семеновна. Ох, как она бежала, перепрыгивая через три ступеньки. Ох, какой положительный посыл снизошел на старшего инженера после вызова ко второму по значимости лицу воинской части. И это не шутка.
  Каких-нибудь два года назад расплелись тесно переплетенные судьбы полковника Врулева и старшего инженера Семеновой, и больше не переплетались никоим образом. До описанного момента несколько раз на неделе заходила Маргарита Семеновна в политотдел, где общалась с товарищем полковником. Разумеется сугубо деловой разговор. С одной стороны Маргарита Семеновна Семенова, как комсорг первичной комсомольской ячейки электротехнического отдела и лидер молодежного клуба 'Баунти'. С другой стороны начальник политотдела полковник Врулев, как наставник по делам молодежи.
  Вопрос на засыпку, о чем общались товарищи? Очень не простой вопрос, сразу на него не ответишь. Мало ли о чем общались товарищи. В восьмидесятые годы пошла неправильная молодежь, даже очень и очень неправильная. С молодежью восьмидесятых годов одни неприятности. Другое дело молодежь семидесятых годов, то есть очень и очень правильная молодежь. С молодежью семидесятых годов нет никаких неприятностей. Например, Маргарита Семеновна Семенова больше относится к молодежи семидесятых годов, чем к молодежи восьмидесятых годов. С Маргаритой Семеновной вроде бы мы разобрались, от нее никаких неприятностей.
  Разобрались то мы разобрались, а вопрос остался висеть в воздухе. Если у вас под руками правильный комсомолец образца семидесятых годов, надо этим воспользоваться, товарищ полковник. Но вы никак не воспользовались, товарищ полковник. То есть этим конкретным комсомольцем вы взяли и не воспользовались. А уж как предлагала себя Маргарита Семеновна. И спереди и сзади себя предлагала товарищ правильный комсомолец семидесятых годов, но вы все равно отошли в сторону, товарищ полковник.
  Что теперь? Еще один очень хороший вопрос. После двух лет неизвестности проснулся товарищ полковник. Ну, отчего проснулся товарищ полковник, нам повторять не следует. За последние дни хорошо наполучал по морде товарищ полковник. Так что глаза вылезли, вот насколько хорошо наполучал по морде товарищ полковник. Очень болит морда у вышеозначенного товарища. Очень горит морда, следом за мордой горит кресло под весьма драгоценной частью тела все того же товарища. Не стоит обманываться, что собственными силами спасет кресло товарищ полковник. Как говорится, товарищу помощь нужна. А кто окажет подобную помощь лучше и качественнее, чем бывший комсомолец Маргарита Семеновна?
  В данном месте немножко притормозила энергичная девушка. Как же Александр Сергеевич Мурашов? То есть что делать с тем самым молодым специалистом, поставившим раком Центральный Военный Проектный институт в целом и товарища замполита в отдельности? Как же Сашенька Мурашов, глупый, но безобидный мальчик? Вот почему притормозила Маргарита Семеновна, мысль о товарище Мурашове обожгла ее сердобольную душу.
  Итак, все по порядку. Александр Сергеевич Мурашов или Сашенька Мурашов вполне современный молодой человек, способный составить счастье любой современной молодой девушки. Но с другой стороны, современные молодые люди разучились выбирать из массы несовременных и очень неправильных девушек ту самую современную девушку, для которой предназначено счастье. Возможность ошибки примерно девяносто девять и девять десятых процента. Так чего вы хотите, дорогие мои, если из тысячи современных молодых человеков только один молодой человек может составить счастье правильной девушки, а девятьсот девяносто девять его товарищей окажутся где-то в другом месте.
  Тяжело вздохнула Маргарита Семеновна, как вы догадались, та самая правильная и современная девушка, счастье которой якобы собирался составить Александр Сергеевич Мурашов, но не составил по вышеизложенным причинам. Опять выбор. То есть опять приходится Маргарите Семеновне кувыркаться между чувством долга и сердечной привязанностью. Хотя постойте, дорогие мои, в чем выражается сердечная привязанность Маргариты Семеновны? С одной стороны хорошенький, но неопытный мальчик Александр Сергеевич Мурашов. Напротив зрелый и опытный мужчина - замполит воинской части и непосредственный духовный наставник Маргариты Семеновны.
  Не просто тяжело, но очень тяжело вздохнула Маргарита Семеновна Семенова. Нравится Маргарите Семеновне неопытный мальчик Александр Сергеевич Мурашов. Мечтает Маргарита Семеновна взять под свою опеку неопытного мальчика Мурашова, сделать из него опытного мальчика. Хотя и замполит полковник Врулев нравится Маргарите Семеновне. Мечтает Маргарита Семеновна пристать к замполиту части, как к более чем надежному берегу, успокоится под его опекой.
  Ведь придется на этот раз выбирать. Вот какая мысль пронзила Маргариту Семеновну. Почему-то двое товарищей, наиболее интересных для Маргариты Семеновны вступили в непримиримый конфликт. Они бьются за Маргариту Семеновну, промелькнула очередная мысль в красивой блондинистой головке Маргариты Семеновны. Даже дыхание сперло, какая мать твою мысль! Совсем остановилась товарищ старший инженер, едва не упала от подобного тормоза.
  Почему бы и нет? Два разъяренных самца бьются за приз, то есть за весьма симпатичную самочку. Зачем товарищам самочка? У одного из самцов есть жена и, возможно, будет ребенок. У другого самца есть жена и уже существует ребенок, при чем весьма солидного брачного возраста. Но все равно бодаются, готовы друг друга порвать вышеупомянутые самцы в борьбе за вышеупомянутую самочку. Но почему? Мы уже говорили, что весьма симпатичная самочка. Но разве это причина для столь сумасшедшей схватки?
  А я говорю, что причина. Очень симпатичный товарищ Маргарита Семеновна. И умница, и красавица, и талантливый инженер. Не то чтобы выставляет напоказ собственные таланты товарищ Семенова. Просто такие таланты, которые скрыть невозможно. Изгаженные, опохабленные, раздавленные таланты Маргариты Семеновны светятся ярче солнышка и заявляют о себе трубным гласом чуть ли не каждые десять секунд. За нечто подобное любой мало-мальски приличный самец и морду, и жопу порвет. Не хочу я делиться ни с кем! Пускай только мне принадлежат таланты Маргариты Семеновны.
  - Вам плохо? - опешил капитан Чушкин, напоровшись на Маргариту Семеновну.
  - Мне хорошо, - ответила товарищ старший инженер, обволакивая томным взглядом товарища капитана.
  - Как я вам сочувствую, - выдавил из себя капитан Чушкин и побежал дальше. Как говорится, не просто 'дальше', но 'много дальше' от кабинета начальника политотдела полковника Врулева.
  Вот еще один самец, подумала Маргарита Семеновна Семенова. Как он на меня посмотрел? Ну, точно приготовился сожрать целиком. И глаза закатились. И слюна на губах выступила. Нет, не только симпатичная или весьма симпатичная самочка Маргарита Семеновна. Это неотразимая самочка. Наиболее интересные самцы так и вертятся вокруг Маргариты Семеновны. А раз наиболее интересные самцы глаз положили на неотразимую самочку Маргариту Семеновну, так чего это заволновалась товарищ самочка? Губки бантиком, сиськи холмиком, вперед на пушки и танки.
  Маргарита Семеновна Семенова решительно вошла в кабинет начальника политотдела Центрального Военного Проектного института полковника Врулева и без приглашения плюхнулась в первое попавшееся кресло.
  
  ЕЩЕ О РЕЛИГИИ
  - Вызывали, товарищ полковник, - приняла вид оскорбленной невинности товарищ Семенова.
  - Здравствуйте, старший инженер Маргарита Семеновна, - полковник Врулев украдкой заглянул в шпаргалку, что не ускользнуло от острого взгляда Маргариты Семеновны.
  Старый козел, так или примерно так отреагировала Маргарита Семеновна. Еще недавно (то есть два года назад) клеился старый козел к Маргарите Семеновне и не заглядывал украдкой в шпаргалку, чтобы вспомнить ее прекрасное имя и должность. Подумала взорваться товарищ Семенова, то есть сделать чего-нибудь эдакое, например, хлопнуть дверью с непередаваемой силой и разнести политотдел в клочья. Но не хлопнула дверью и не взорвалась Маргарита Семеновна, только сделала вид неприступной добродетели, то есть открыла свои прекрасные ушки для лживых речей товарища полковника.
  - Я вас вызвал вот по какому делу, - немного смутился товарищ полковник нулевой реакцией товарища Семеновой, - Ответьте, пожалуйста, на один вопрос, товарищ старший инженер. Как вы относитесь к религии?
  Чуть не подавилась Маргарита Семеновна. Все-таки умеет подколоть товарищ полковник. Есть в нем определенная сила, опять же хватает энергии для идеологической работы. И хотя уверена Маргарита Семеновна, что идет обходными путями товарищ полковник, что цель его вызова отнюдь не религия, но застал врасплох Маргариту Семеновну товарищ полковник.
  Сейчас объясню. Около тридцати лет назад верующая бабушка товарища Семеновой отвела свою внученьку в действующую церковь в Шувалово, где окрестила тайно от неверующих родителей. Такая игра, объяснила верующая бабушка товарищу Семеновой. Мы с тобой, внученька, будем сохранять на двоих тайну. Только у нас двоих, у хорошей верующей бабушки и хорошей верующей внученьки, будет тайна. И чтобы остальные нехристи никак не касались к нашей собственной тайне. А то ведь знаешь, внученька, на небе Иисус Христос. Он следит за предательскими детьми, предавшими тайну. Он жестоко карает предательских детей. Предательские дети умирают в муках и корчах едва ли не во младенческом возрасте. После смерти они отправляются в ад, где им рвут всякие срамные органы (в первую очередь рот) раскаленными клешнями и поджаривают на сковородке.
  Пожалуйста, не ругайте Маргариту Семеновну Семенову. На тот момент это была маленькая девочка, попавшаяся на конфеты и посулы верующей бабушки. Очень хорошо обработала верующая бабушка товарища Семенову, теперь уже дщерь во Христе, сумела ее таки заставить сохранить тайну божественного крещения, или воссоединения с самим господом богом. Тайна так и осталась между двумя вышеупомянутыми товарищами: внучкой и бабушкой. Плюс Иисус Христос, которого в расчет не берем. Ибо Иисус Христос жестоко карает предательских детей, но сам не предает тайну.
  Так что у нас получается? Бабушка умерла. Маргарита Семеновна не проболталась. Иисус Христос нем как могила. Но ведь были и другие свидетели столь неосмотрительного проступка маленькой девочки Семеновой. Это те самые свидетели, что участвовали в обряде крещения. Кто гарантирует, что они не пустили наверх тайну? Пошла и пошла наверх тайна, через многие засовы, кабинеты и сейфы. После чего она же, то есть тайна, осела в одной из папок с завязочками. То есть осела до поры до времени, чтобы когда-нибудь всплыть на поверхность. И кто гарантирует, что конечной инстанцией, куда всплыла тайна, не оказался кабинет начальника политотдела Центрального Военного Проектного института полковника Врулева?
  - Видите ли, товарищ полковник, - нараспев протянула товарищ Семенова, чтобы скрыть предательскую дрожь в голосе, - Я не имею никакого отношения к этой самой религии. Я советский человек. В бога не верю, в церковь не хожу, креститься не умею. Религия суть пережиток прошлого, существовавшего на русской земле в докоммунистический период. Современный молодой человек или современная молодая девушка ушли далеко вперед от религии и вряд ли когда-нибудь вернутся обратно.
  Постучал по столу костяшками пальцев товарищ Врулев. Получилась весьма забавная мелодия, типа 'Зенит-чемпион'. Но сие сущая мелочь против тех мыслей, что высказал на следующем этапе товарищ полковник:
  - Государство победившего коммунизма, товарищ Семенова, победило ту самую устаревшую религию, оно же выбросило ее остатки далеко-далеко на помойку. Только, какая жалость, не победилась та самая устаревшая религия, но свила гнездо в других странах, среди прочих народов, как говорится, на той самой помойке. И теперь не совсем чтобы устаревшая религия, а якобы 'истинная вера в истинного бога всех времен и народов' поднимает над помойкой свою мерзкую голову.
  Удивилась Маргарита Семеновна, выслушав пламенную речь начальника политотдела полковника Врулева. Собственно говоря, мы какой рассматриваем сегодня вопрос? Имеет или не имеет религия какое-либо отношение к старшему инженеру Семеновой? Отвечаю, никакого отношения не имеет религия к Маргарите Семеновне. Бабушка умерла. Иисус Христос не спустился на грешную земли. При подобном раскладе не верит в бога и не увлекается религией Маргарита Семеновна Семенова, старший инженер и просто симпатичная девушка. Может когда-нибудь поверит в бога, когда-нибудь увлечется религией Маргарита Семеновна. Это когда религиозный психоз захлестнет грешную землю и мракобесие окончательно раздавит науку и технику. Но в восемьдесят восьмом году, даю рубль за сто, не верит в бога, не увлекается религией Маргарита Семеновна.
  Вопрос к товарищу замполиту:
  - На что вы намекаете, товарищ полковник?
  Стушевался полковник Врулев:
  - Иногда приходится принимать серьезное решение или сделать ответственный выбор, что повлияет на судьбы многих народов.
  Только подобными штучками не проймешь Маргариту Семеновну:
  - Вы все-таки на что-то намекаете, товарищ полковник.
  Еще раз стушевался полковник Врулев:
  - Это как посмотреть, товарищ старший инженер. Наша политическая машина, к которой относится небезызвестный вам полковник Врулев, вроде бы обходилась на сегодняшний день без намеков.
  Здесь взяла быка (то есть товарища полковника) за рога Маргарита Семеновна:
  - Через два года не вызывают бывшего товарища по оружию к себе в кабинет, чтобы поболтать с ним про какого-то несуществующего или выдуманного бога. Вы сделали выбор, товарищ полковник, потому что (подчеркиваем) ваши дела складываются настолько отвратительно, что пора сливать воду.
  Вдохнул и выдохнул полковник Врулев:
  - Видите ли, Маргарита Семеновна, буду с вами откровенен до конца, религиозный дурман просочился на территорию нашей части.
  Подобная откровенность не очень понравилась старшему инженеру Семеновой:
  - И вы считаете меня распространителем вашего так называемого 'религиозного дурмана'?
  В данном месте даже подпрыгнул товарищ полковник:
  - Что вы, что вы, Маргарита Семеновна, я так не считаю.
  Влип, подумал про себя все тот же полковник Врулев. Плохо подготовился, не дождался досье на старшего инженера Семенову из известных органов. Наверняка чего-нибудь да накопали на старшего инженера Семенову. Известные органы зарплату не за так получают. Все активисты у них под надзором. Может ты и активист, может наоборот, хорошо маскирующийся предатель родины. И еще много чего подумал полковник Врулев, пока отмазывался от Маргариты Семеновны. Ох, мне эти активисты из прошлого, так и не научились читать мысли начальства. Еще немного и может завязаться научная дискуссия на тему 'кто кому доверяет', или другая какая-нибудь ерунда. Затем начнутся проблемы.
  - Темните, товарищ полковник, - Маргарита Семеновна сделала явную попытку покинуть кресло, - Я, пожалуй, оставлю вас наедине с собственными мыслями. Когда сумеете привести мысли в порядок, тогда побеседуем про 'религиозный дурман'. А пока извиняюсь, работа не ждет, товарищ полковник.
  Дальше ожидаемая реакция полковника Врулева:
  - Дело в том, Маргарита Семеновна, что сотрудник вашего отдела, некто Александр Сергеевич Мурашов, попал под 'религиозный дурман' и стал ренегатом.
  
  ЕЩЕ И ЕЩЕ
  Будучи молодой, амбициозной, очень ответственной, очень сердобольной девушкой, не поверила Маргарита Семеновна ни единому слову полковника Врулева. Что за фигню вы несете, товарищ полковник, так и хотелось бросить в глаза столь обидную, но справедливую фразу. Потому что ко всем прочим качествам еще и очень справедливая девушка Маргарита Семеновна. Опять же очень справедливая девушка понимает, насколько абсурдно сочетание двух величин - 'религиозный дурман' и 'молодой специалист Мурашов Александр Сергеевич'.
  Сашенька Мурашов (о чем говорилось две тысячи раз) просто придурок, запутавшийся среди таких же придурков из спортивной команды ЦВПИ 'Полет'. Невозможно представить Сашеньку Мурашова, отвешивающего поклоны в какой-нибудь церкви. Ибо отвешивают поклоны в восемьдесят восьмом году только человеконенавистнические старики и старушки, готовые вцепиться в горло и жопу порвать любому живому существу за то, что подобное существо до сей поры не подохло, что оно существует.
  Более чем уверена Маргарита Семеновна, вздорный Сашенька Мурашов не приживется ни в одной церкви. Слишком вздорный, слишком неуравновешенный мальчик. Ему бы девочек лапать за сиськи, а не с крестом баловаться. Любая религия, то есть любая церковь через три, максимум через четыре минуты выбросит за порог Сашеньку Мурашова. Там, в пресловутой религии или в церкви, очень глазастые старики и старушки. Товарищ замполит против них все равно, что жирный слепой карась: ничего не видит, ничего не слышит, проморгал хорошие и плохие стороны Сашеньки Мурашова.
  Нет, так не играет Маргарита Семеновна. Что у нас на дворе? У нас на дворе перестройка. Если посмотреть правильно на происходящий процесс, почему бы не разрешить окончательно и бесповоротно религию и ее церковь. По закону вроде не запрещается религия, вместе с ней не запрещается церковь. Все годы советской власти религия продолжала вести подрывную деятельность, церковь строила козни. В период отечественной войны очень многие церковники перешли на сторону врага, то есть фактически предали свой народ, то есть повинны в тысячах, может и в миллионах невинноубиенных товарищей. Вот тогда стоило бить и добить окончательно церковь. Но не било и не добило подобное насекомое государство. Мол, обидятся старики и старушки.
  Сплюнула на пол Маргарита Семеновна:
  - Что за дерьмо?
  Здесь только подпрыгнул товарищ полковник:
  - Не выражайтесь, товарищ старший инженер, есть факты.
  Какие там факты? Не сплюнула, но удержалась Маргарита Семеновна. Слишком добренькое у нас государство, слишком мягко относится к разным врагам и предателям. Мол, старики и старушки пострадали в отечественную войну, для восстановления духовных сил и энергии им почему-то нужна религия, а вместе с ней церковь. Зато остальному народу, построившему цивилизацию технарей, не нужна религия, тем более не нужна церковь. Пора добить подобную хрень навсегда, чтобы следов от нее не осталось.
  Или опять виноват дедушка Брежнев? Мол, вымрут старики со старушками, а вместе с ними умрет церковь. Очень хороший подход, если учитывать, что следующее поколение после стариков и старушек вымрет раньше, чем станет пригодным по возрасту ходить в церковь. Или что-то не так? Ведь у нас чертовски живучие старики и старушки, подумала Маргарита Семеновна. И продолжительность жизни неуклонно растет. Всегда найдется, кому ходить в церковь.
  - Товарищ полковник, - на подаче товарищ Семенова, - Вы мне представьте, пожалуйста, факты, уличающие в религиозной деятельности молодого специалиста Мурашова, или хотя бы один маленький фактик, и я соглашусь с вашей позицией. Иначе, простите за крепкое слово, это все враки.
  - Еще несколько минут, и придут факты, - насупился товарищ полковник.
  - А пока вы хотите сказать, что у вас нет фактов? - одарила полковника Врулева одной из своих очаровательных улыбок товарищ Семенова.
  Ежу понятно, почему распространяется религиозный дурман среди великовозрастных граждан. Человек боится смерти, русский человек боится смерти в квадрате и в кубе. Боязнь смерти у нас вроде национальная черта характера. Только русский человек начинает бояться смерти не сразу, не с момента собственного рождения, где-нибудь после пятидесяти лет. Первые пол века русский человек ничего не боится. Да хоть с бутылкой под танки. Вот после пятидесяти развивается прогрессирующая болезнь под названием 'боязнь смерти'. И прогрессирующая болезнь или боязнь смерти развивается сумасшедшими темпами, так что к пенсионному возрасту русский товарищ превращается в безвольную тряпку. Тут его тепленьким берет церковь.
  Два тысячелетия может не миллионы веков, но срок солидный для любой человеческой организации. Вырабатываются методы и приемы, используемые для ловли больных человеков. Кто у нас относится к 'больным человекам'? Мы уже говорили, сюда относится русский товарищ пенсионного возраста с диагнозом 'боязнь смерти'. Данный товарищ просто готов придти в церковь. Берите меня тепленького. Вытирайте об меня ноги. Сделаю что угодно и как угодно, только избавьте меня от прогрессирующей болезни, что называется 'боязнь смерти'.
  А что церковь? Вопрос тривиальный. Церковь предлагает бессмертие всем без исключения товарищам, подписавшим договор с так называемым богом Иисусом Христом и продавшим свою душу навсегда в христианскую религию (читай, в церковь). Здесь примерно то же самое, что продать душу дьяволу. Только дьявол предлагает райские блага на земле (короткий период) и вечные муки в аду (остальная вечность). Церковь предлагает нечто обратное, то есть мучительную жизнь на земле (короткий период) и блаженство длиной в вечность.
  Все бы оно хорошо, если бы товарищи церковники знали, как попасть в эту самую вечность. Ведь ни черта не знают товарищи. Они тебе не проводник после смерти, но проводник в период твоей жизни. Подобное мероприятие происходит примерно таким образом. Ты приносишь денежки в церковь, тебе пудрят мозги про вечную жизнь после смерти, ну и так далее. Плюс на твои денежки церковь устроила для себя не самую мучительную жизнь на земле. Именно сегодня, сейчас, не когда-нибудь после смерти.
  - У меня есть факты, - сказал полковник Врулев.
  Стукнула дверь, принесли факты.
  
  ЕШЕ, ЕЩЕ И ЕЩЕ
  Полковник Врулев положил руку на толстую папку с завязками, на лицевой стороне которой была выведена очень красивая надпись 'Семенова М. С.'
  - Итак, - сказал полковник Врулев, - Я сейчас развязываю завязки и извлекаю на поверхность, что мы знаем про одного человечка Семенову Маргариту Семеновну, то есть всю его подноготную, содержащуюся внутри этой папки.
  Едва не потеряла сознание старший инженер Семенова. Удар ниже пояса. Хотя нечто подобное стоило ожидать от политотдела и прочих ответственных товарищей. Ты им нужна, Маргарита Семеновна. Ты пыталась честно бороться за Сашеньку Мурашова, но товарищи оказались сильнее. Чего следовало ожидать в конечном итоге. У тебя, товарищ Семенова, в активе комсомольское чутье и девичье упрямство. Не может молодой человек вроде Александра Сергеевича Мурашова купиться на религиозный дурман, вот что говорит чутье старшему инженеру Семеновой. Здесь оголтелая травля всем миром одного оступившегося человека, вот что говорит девичье упрямство.
  - Я подумаю, - вышла из кризиса Маргарита Семеновна.
  - Считаю до десяти, - с гаденькой улыбочкой предупредил полковник Врулев, - Раз, товарищ Семенова.
  Надо думать, думать и думать. Сие понимает Маргарита Семеновна. Сашенька Мурашов самый обыкновенный ренегат, осознавший неправильно перестройку. Религия никаким боком не притрагивалась к Сашеньке Мурашову. Может, его и крестила какая-нибудь подлая бабушка. Но на морде у товарища Мурашова написано, в сознательном возрасте не ходил в церковь Александр Сергеевич Мурашов, точно так же, как не ходила туда Маргарита Семеновна.
  Ой ли, дорогие мои. Смертельная бледность тронула щеки Маргариты Семеновны Семеновой. Все факты есть в папке с завязками. Там наверняка отражается факт, как посетила в сознательном возрасте вышеупомянутую церковь вышеупомянутый товарищ Семенова. Может, такого факта и нет, но, скорее всего, он есть. Ибо не просто посетила церковь товарищ Семенова, но вела себя неадекватно, много ругалась и говорила не самые религиозные или, наоборот, более чем религиозные слова. А у стен имеются уши.
  Вдох, выдох, еще только счет 'два'. Рассказываю, что случилось в тот день со старшим инженером Семеновой. Крещенские морозы, очень раннее утро, вышла на добычу Маргарита Семеновна. В чем заключается добыча, черт подери? Как добрый самаритянин вышла творить добро Маргарита Семеновна. Или вы не знаете, сколько человек замерзает или становится инвалидами в крещенские морозы? Ах, вы не творите добро? Значит, вы точно не знаете. До четырех человек каждый год подбирала старший инженер Семенова. Замерзших, еле живых, готовых отдать тому самому богу свою непутевую душу. И в этот раз кое-кого подобрала товарищ Семенова.
  Лежит мужичок, припорошенный снегом. Живой? Пнула в бок Маргарита Семеновна. Тело не дернулось, но глаза хлопнули, значит живой. Около десяти минут провозилась Маргарита Семеновна, чтобы поставить на ноги столь здоровенную тушу. Мужичок несколько раз падал, увлекая за собой доброго самаритянина Маргариту Семеновну. Вокруг ни души. Целых десять минут, и хотя бы одна живая тварь пришла на помощь Семеновой.
  Хотя потерпите, товарищи, почему вокруг ни души? Менее чем в ста метрах находится действующая православная церковь. То есть оплот духовной чистоты, красоты и добра. Там тебя встретят с распростертыми объятиями. Там тебе обязательно помогут. Там ты свой человек. Вот когда вспомнила о таинстве святого крещения Маргарита Семеновна. Она не простая девушка, но из тех посвященных товарищей, которые как домой могут входить в церковь. Ну и пошла в церковь Маргарита Семеновна. Точнее не пошла, потащила туда деревянного мужичка. И дотащила, черт подери. Такие девушки на русской земле, что не только коня на скаку остановят, но и с пьяненьким мужичком на плечах войдут в церковь.
  Дальнейшее вспоминать не хочется Маргарите Семеновне. Крики, ругань, едва ли не рукоприкладство. Ты чего делаешь в храме божьем и чего себе позволяешь перед чистым ликом великого Иисуса Христа? Я дщерь Христова, выругалась ответно товарищ Семенова, можете посмотреть в своих книгах за такой и такой годы. Ах, да ты еще дщерь... И пошло, и поехало. А у стен, повторяю, есть уши.
  - Пять, - сказал полковник Врулев.
  Видимо, крепко задумалась Маргарита Семеновна, пропустила счет 'три' и 'четыре'. Что делать, черт подери? Сашенька Мурашов водку не кушает, он не нуждается в помощи доброго самаритянина Маргариты Семеновны. Зато добрый самаритянин Маргарита Семеновна на данный момент очень и очень нуждается в чьей-нибудь помощи. Только, исходя из личностных качеств русской натуры, не дождется той самой помощи Маргарита Семеновна. Страшное место политотдел. Дикое место политотдел. Все нормальные товарищи обходят стороной подобное место. Не говорю, чтобы по собственной инициативе заглянуть к замполиту Врулеву. Те товарищи, которые по собственной инициативе решились заглянуть к замполиту Врулеву, они ненормальные товарищи. От них не дождется помощи Маргарита Семеновна.
  - Пять с половиной, - сказал полковник Врулев, - Я ведь ничего криминального не прошу и не предлагаю, товарищ Семенова. Вы подписываете одну бумагу, где упоминается о религиозной пропаганде, распространяемой в электротехническом отделе бывшим комсомольцем Мурашовым Александром Сергеевичем. Мы все раскланиваемся, и возвращаем в первый отдел папку.
  - Это подло, - визгливым шепотом отозвалась Маргарита Семеновна.
  - Семь, - жестко ответил полковник Врулев.
  И что дальше? Да ничего, твою мать. То есть ничего не может сделать в сложившейся ситуации товарищ Семенова. Даже доложить о мерзостном предложении полковника Врулева не может Маргарита Семеновна. Некуда больше докладывать. Выше полковника Врулева в Центральном Военном Проектном институте только генерал Щербина. Но почему-то не хочется идти на доклад к генералу Щербине товарищу Семеновой. Ой, как не хочется. Пятисотпроцентная уверенность, что действует полковник Врулев по приказу генерала Щербины, или, по крайней мере, спелись голубчики. А отчего? Да все оттого, что один маленький мальчик Сашенька Мурашов может сковырнуть в одночасье всю эту шушеру. То есть полетят к собачьим чертям и полковник Врулев и его наниматель товарищ Щербина. Что тогда станется с простой русской девушкой старшим инженером Семеновой?
  - Восемь, девять, десять, - скороговоркой закончил это безобразие полковник Врулев и дернул завязки той самой папки с названием 'Семенова М. С.'
  - Согласна, - залилась слезами товарищ Семенова, - Давайте бумагу.
  
  ТИПА КОНЕЦ
  Предлагаю отложить выяснение отношений между Александром Сергеевичем Мурашовым и товарищем богом как-нибудь до другого раза. Какие могут быть отношения между крохотной, но реально существующей величиной и абсолютной нереальностью, не существующей в нашей вселенной? Вот и я говорю, вопрос из другой оперы. Пускай крохотная, но реальная величина существует, а нереальность пудрит мозги не в моем муравейнике. Все-таки это реальная история про реального ренегата Александра Сергеевича Мурашова, не какой-то демократический фарс про нереального бога.
  Короче, цивилизация технарей и религия вещи несовместимые ни при каких обстоятельствах. Настоящие технари не увлекаются религией даже в целях повышения своего культурного уровня. Они же обходит церковь за два квартала, чтобы не вытошнило, и четко уверены, что после товарища технаря останется кучка мусора на нашей грешной планете, при чем очень маленькая, очень незначительная кучка. Мне глубоко наплевать, вот что однажды сказал Александр Сергеевич, как относится религия к моей скромной персоне. Опять же после девяносто третьего года в семье молодых Мурашовых бабла не прибавилось, проблем не убавилось. Кто-то подкинул идейку, молитесь, товарищ Мурашов, всего у вас только прибавится. Я как-нибудь потерплю, дорогие товарищи доброхоты, как-нибудь обойдусь без прибавляющихся проблем вместе с прибавляющимся баблом. Пускай все останется на прежнем месте.
  Только не думайте, что я осуждаю религию. Кто-то пошел на рыбалку, кто-то пошел в церковь. Рыбалка - вещь для здоровья полезная, религия скорее разрушает, чем укрепляет здоровье. Но почему-то на рыбалке народу в разы меньше, чем в церкви. Хотя рыбалка, как деятельность человеческого существа на сто пятьдесят миллионов лет старше, чем церковь. Прошу не прикалываться, что церкви без малого две тысячи лет, а рыбалке сто пятьдесят миллионов две тысячи. Уже не смешно. На сегодняшний день (то есть после девяносто третьего года) по количеству собственных фанатов неполезная церковь более чем обскакала полезную рыбалку.
  В восемьдесят восьмом году все было с точностью наоборот. Видимо заповедь 'не убий' успешно отрывает массы товарищей от древнейшей профессии (то есть профессии рыболова) и загоняет их в церковь. Так называемое 'великое переселение русского народа'. Почему так случилось, когда-нибудь объяснят философы. То есть почему никому не интересная религия задавила очень и очень интересную рыбалку. Философы обязательно объяснят данный феномен на русской земле. И опять не надо прикалываться, что красиво вкручивают мозги философы. Ну, а правда где-нибудь рядом.
  Вы угадали, правда в той самой машине, что получил полковник Врулев за чистку одного религиозного фанатика и ренегата по имени Мурашов Александр Сергеевич. Как следовало из документов, направленных в столичный город Москву, неимоверными усилиями полковника Врулева и подотчетных ему товарищей (например, старшего инженера Семеновой) удалось отловить ренегата, вывести на чистую воду и вычистить.
  Долго отпирался отъявленный ренегат. Долго прикидывался зайчиком, белочкой, еще там какой тварью. Долго строил свои ренегатские козни. Но настоящего, идеологически подкованного товарища так просто не провести на ренигатских замашках. Поэтому закономерный итог. Полковник Врулев разделался с ренегатом по имени Мурашов Александр Сергеевич. И получил за это машину.
  Русская правда правдивая,
  И справедливость на уровне.
  Не проходите мимо
  Русской природной дури.
  Может, чего-то отхватите
  Очень и очень с пользой.
  И государство заплатит
  За трудовые мозоли.
  Если вокруг вредители
  Или скоты равнодушные,
  Мимо не проходите,
  Что-нибудь да получится.
  Во что я верил и верю,
  Россия не ваша Америка.
  А Людочка Мурашова, ой простите, жена ренегата Людмила Тимофеевна Мурашова родила ренегату в положенный срок девочку. Затем забеременела от ренегата еще один раз и родила в положенный срок мальчика. Теперь последний, ну самый последний вопрос. Нет, не этот дурацкий вопрос, есть ли бог на русской земле? Вполне законный вопрос:
  - За что так везет всякой сволочи?
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"