Мартовский Александр Юрьевич: другие произведения.

Черная пуговица

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Россия накануне Чеченской войны и перевыборов президента. Армия нового образца если и отличается от армии старого образца, то почему-то не в лучшую сторону. Бывшему студенту-гуманитарию предстоит непростая задача адаптироваться в современной армии. Эх, лучше бы он грузил помойные бачки и не путался под ногами.

  АЛЕКСАНДР МАРТОВСКИЙ
  ЧЕРНАЯ ПУГОВИЦА
  
  
  КНИГА ПЕРВАЯ
  
  
  ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
  Если долго смотреть в одну точку, можно увидеть совершенно не то, чем является точка на самом деле или чем она показалась тебе при первом поверхностном осмотре. Ибо после продолжительной процедуры глаза покрываются влагой, теряют устойчивость, начинают дрожать и моргать. А, соответственно, вся картинка меняет первоначальные контуры, приобретая новое качество.
  Это кажется вздором, однако по мере физической слепоты вступает в действие подсознание. Разум с одной стороны заволакивается туманом, сереет, тупеет, окостеневает, будто не разум совсем, будто некая форма неорганической материи, с которой ты раньше не сталкивался и которая для тебя все равно, что большой бутерброд с маслом. Но с другой стороны в мыслительном аппарате происходит перемещение атомов. В некоторой степени регулируемое перемещение, так как атомы собираются в центральном вместилище твоих мыслей, группируются и кучкуются, переплетаются и притираются, чтобы в следующую секунду ударить по исследуемому предмету, ударить по точке.
  Вот тут происходят с глазами великие чудеса. Глаза перестают быть глазами в физиологическом смысле данного слова. Они больше не видят того, чего должны видеть по логике, по закону природы. Их покидает потерявший силу закон. Зато на месте образовавшейся пустоты появляются новые формы, новые образы и понятия. Точка медленно продолжает расти. Больше того, она захватила на каждой ступени своей новую сферу пространства и все ее составляющие, в том числе наиболее мелкие и неприметные части. Больше того, точка медленно приближается, медленно приобретает уже неабстрактную толщину, ширину, глубину, она становится чем-то другим во времени и пространстве.
  И вот уже это не точка, а Черная пуговица.
  
  НАЧАЛО ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Было тихое, нежное утро. Я возвращался с работы. После ночной смены, после разгрузки контейнеров. Возвращался в таком состоянии, когда легче легкого схлопотать в морду. Сами понимаете, нулевая реакция. Все активные составляющие выпотрошены на работе, а если чего и желаешь, так поскорее убраться в кроватку. То есть просто убраться в кроватку. Пока еще целая мордочка, грязь не засохла, и прямо в рабочей одежде. Только туда. Забраться, точнее сказать, отрубиться на пару часов. Никакой тебе, мать моя мама, работы. Никаких, даже самых ничтожных, контейнеров.
  - Ну, чего заработался, Мухин?
  Только нормальная, удобоваримая жизнь. Не говорю, чтобы жизнь человеческая. Эта самая человеческая жизнь переполнилась извращениями за последнее время. От нее, если хотите, тошнит и выворачивает желудок. А хотелось бы тишины, никаких более или менее гипервселенских проблем. Только маленькие и разрешаемые за четыре секунды проблемы, только хвостик да лапки:
  - Не дорос до Слона?
  Что за навязчивая идея? Слон как мозоль на одном месте. Разве плохо, что не дорос? Опираясь на маленькое и невинное нечто в своей разрешаемости, чувствуешь себя почти защищенным. Совсем недавно я мог похвастаться красным дипломом, знанием трех языков, плюс приличной бочкой здоровья. Не скажу, чтобы здоровье являлось основным элементом в вышеозначенной троице, но в конечном итоге оно то и заняло первое место.
  - А как насчет слоновьей болезни?
  Отсюда все началось. Моя вселенная заболела не сразу. Этот мир, который мы так не любили и поливали помоями, до определенного момента выполнял свои функции. Не шатко, не валко, с большой вероятностью ошибиться, но выполнял. Палки в колеса, колдобины в печень, дубиной по шее - все было, как неотъемлемая часть нашего прошлого. Но кроме всего перечисленного существовало еще кое-что, что называлось "надежда".
  Не хочу походить на дремучего дедушку, оплевавшего настоящее ради прошлого, но даже память о прошлом мучительнее, чем могла быть. Сама по себе институтская жизнь казалась лучшей из разновидностей бытия, самой праведной, самой естественной разновидностью на том начальном этапе. Институтская каста казалась лучшим народом по целой земле: героическим, свободолюбивым, чуть ли не богоизбранным во всех ипостасях.
  Остальные людишки были просто людишками, некоей мелочью или дрянью, погрязшей в грехах, променявшей бессмертную душу на пару серебряников. Мысли людишек не стыковались с великими мыслями институтской касты и плавно переходили в их мелочные заботы. В свою очередь, заботы людишек, не составляли и тысячной доли от бремени богоизбранного народа:
  - Хорошо размышлять о жратве, - так говорил Слон.
  - Вопрос из элементарных для современного человечества, - а так говорил Мухин, очень большой любитель всяких подлянок и споров.
  Но Слона переспорить не просто:
  - Даже совсем не вопрос. Скорее насущная необходимость для любой органической формы, для любого нормального и ненормального существа, что не спешит распадаться на атомы.
  Отсюда дилемма:
  - Необходимость является низшей из форм интерполяции разума. Или низшая форма является необходимостью и как низшая форма указывает на присутствие нервной системы у существа, но еще не указывает на присутствие разума.
  - А, следовательно?
  Следовательно, размышляя над малым, большое вообще унижается, деградирует, опускается к малому. Как Муха к Слону, или наоборот. И эта потеря страшнее любой, самой страшной, самой кровавой потери, составляющей тысячи человеческих единиц, что никогда не сумели подняться от малого до большого, что не сумели и не сумеют разделаться с обжиральной своей философией.
  Институтская жизнь была далека от реальной вселенной. Она не имела ничего общего с сегодняшним днем, работой, контейнерами, кроваткой.
  
  К ЧЕРТУ КРОВАТКА?
  Уже разгружая контейнеры, я не раз и не два припоминал то приятное, чистое, может быть, светлое время, когда собирались студенты в лесу, доставали шамовку, стаканы, бутылки и что-то на посошок. Если не против, на посошок доставали светлые головы. И в первую очередь Слон доставал. Ибо приходилось работать не только руками, раздирающими колбасу, и не только зубами, впившимися в кромку стакана. Колбаса была не такая уж жирная, а стакан не такой, чтобы переполненный. Немного жидкости, кажется, все. Основной упор на извилины.
  Нет, я не оговорился, извилинам приходилось работать. Прошлая жизнь делала ставку на наши извилины с упорством, достойным лучшего применения. В первую очередь - ум, далее - грубая сила и все остальное. Отсутствие ума является твоим минусом, следовательно, имеет место только присутствие. А если не удовлетворяет подобный расклад, твое место в параше.
  Нет, ничего общего с цветочной пыльцой или какой-нибудь гуманитарной абстракцией. Челюсти выполняли свою работу, а головы выполняли свою. Преимущество мысли, оно чувствовалось с первого взгляда. Настоящий студент, тем более будущий экономист и гуманитарий есть не только маленькая частичка вселенной. Он есть нечто. Может до римлянина ему далеко, но всякие там греки и египтяне, а тем более, иудеи и европейцы для такой красотищи только прошедший этап. Они прошли и исчезли. У них никаких шансов на будущее. Разве что перемешаться с космическими кораблями, атомными электростанциями, кибернетикой, зомбированием, пилюлей от запора и постмодернистской музыкой. А так совсем никаких. И главное, ты это знаешь, в то время, когда товарищи утонули в бесспорном стремлении изменить что-то в свою пользу. Ты знаешь, потому что обязан знать. Они не знают, потому что так получилось. А еще, потому что их выдающийся интеллект совершеннейшее ничто против твоей головы и исходящей оттуда гиперпространственной мысли:
  - Истина состоит не в самой истине, а в процессе познания.
  Слону здесь совсем туго:
  - Истина, как природа, не ставит барьеров между физиологически сильными особями и обезумевшими недоносками, что потеряли крайние признаки силы.
  А Муха жужжит:
  - Если хочется получить результат, то не нужно вдаваться в подробности геморроидальных, параноидальных либо каких еще мелочей твоего недоиспользованного эго. Все может возникнуть спонтанно, то есть без видимого вмешательства другой стороны, не читающей философии по причине коррозии разума. Либо еще по какой причине, что вынуждена посещать некий никчемный отросток, на расстоянии очень похожий на голову.
  Вроде перемудрили, а вроде и нет.
  - Но для читающей публики всякая мелочевка покажется слабым заменителем человеческой мысли. Настолько слабым, что лучше сразу признать свое поражение и не впутываться в это гнилое дело.
  - То есть прекратить мыслить?
  - Возможно. Умственная отсталость современного общества, как одна из распространенных болезней. Опять же штука заразная. Чуть отказался от своего "я", чуть уступил государству, и от тебя почти ничего не осталось. Прежде всего, государство высасывает твою душу, а уже на закуску высасывает твое тело. Хотя с уничтоженным мозгом все последующие операции не имеют никакого значения.
  - А тебя имеют...
  Здесь особенно ярко вставали идеи Слона. А над ними небо и ветер, костер и шамовка. И никакого гнойного духа контейнеров.
  
  ОБЪЯСНЯЮ БОЛЬНЫМ И РАНЕНЫМ
  Конечно, у каждого из собравшихся товарищей существовала своя потайная любовь, если хотите, своя бронебойная тема. Ничего не происходит спонтанно, потому что не происходит оно никогда. Более или менее интеллигентный товарищ заранее подпитывает свой интеллект более или менее существенной информацией. Ты, конечно же, гений, а остальные козлы, но козлы умеют бодаться. Следовательно, никогда не окажется лишним подумать и подготовиться к схватке с козлами. Чтобы твое преимущество выглядело неоспоримым в любом варианте, а ты выглядел непререкаемым лидером.
  Отсюда выводы. Муха имеет кое-чего за душой, скажем, "мушиные" козыри и развивает свою "мушиную" тему. А с темой можно прожить от первого и до последнего курса. Может оно получалось не очень здорово, но оно получалось, не согласуясь с принципами политической обстановки в стране, с умирающим коммунизмом на первом этапе, с вырождающейся, а затем умирающей демократией впоследствии.
  - Жизнь состоит из запретов. Запреты создаются тупым меньшинством во вред всему прочему человечеству. Ибо легче чего-нибудь запретить один раз, чем в дальнейшем с этим бороться. Запреты не могут быть вечными. Здесь тебе не Ветхий завет, не "догма", как говорил Ленин, а руководство для младших товарищей.
  Опускаю два часа комментариев, что представляет из себя "руководство" и запланированный возврат к самой теме:
  - Если ты младший товарищ, то постепенно утрачиваешь индивидуальность. На определенных условиях невозможно самостоятельно подтянуться, чихнуть, на горшок, проделать несколько гимнастических упражнений, не нарвавшись на неприятности. Никакой отсебятины, поставили штамп. Ты не больше, чем крошка чего-то большего, а штамп подтверждает твое подчиненное отношение к этому большему. И не важно, какая бессмыслица вместе с тобой проштампована.
  Здесь можно играть словами. Чего-нибудь вроде "секретно" и "совершенно секретно". А можно просто заткнуться:
  - Утративши индивидуальность, ты становишься винтиком чуждой среды. Ты не хотел этого делать, но винтик всего только винтик. Если приказали скрывать какую-то тайну, то винтик обязан скрывать. А если приказали спихнуть и продать то же самое, то винтик обязан продать без накладок. И не надо обманываться, что наша главная тайна как раз состоит в абсолютном отсутствии тайны. Отсутствие, как вы понимаете, не продается. Для продажи необходимо мало-мальски существенное присутствие. Иначе тебе ничего не приплатят за тайну.
  Далее самое время зацикливаться на заговоре и врагах, но всегда безотказной является критика бюрократизма внутри милитаристской машины:
  - Тебя запугивают. Ты не обязан бояться, но лучше, чтобы боялся чего-то неопределенного и чувствовал себя маленьким мальчиком, приготовленным к публичной порке. Время для порки еще не достало. Ты можешь еще уклониться, а можешь и схлопотать по полной программе. Главное, что следят за таким мальчиком. Мы следим за таким мальчиком. Меньшинство следит в силу ему предоставленных полномочий. Не успеешь нагадить, как сняли штаны, и трещит твое слабое место.
  Не прикапывайтесь, почему я застрял в данной теме. Какие процессы облагородили маленькую Муху и развернулись в "мушиной" душе - очень трудно ответить. Наша система и коммунизм с демократией здесь не при чем. Одному повезло больше, другим меньше. Кто-то насел на поэзию, облака и цветочки, а кто-то свалился в канаву. Не знаю, чем лучше поэзия все той же канавы. Мне она не так чтобы нравится, или точнее она надоела. То ли время прошло для полей и садов, то ли больше набралось дерьма и отходов.
  А выглядит оно так:
  - Шикарная нынче погодка?
  - Хочешь сказать, пушки совсем не стреляют и самолеты совсем не летают. А быдло решили оставить в покое и больше не трогать.
  - Ничего подобного, я тебе говорю про погодку.
  - А быдло придется когда-нибудь защищать. Никакое солнышко не справится с данной задачей.
  - Вот и защищай свое быдло.
  - Только вместе с друзьями.
  Хочу вам заметить, выглядит не очень здорово. Попахивает немножко от ваших отходов. Чуть споткнулся, и покатилось пахучее "не очень" кверху ногами. То есть с маленькой горушки на пушистые елки. А там стоит Слон. Самовлюбленный, самодостаточный, очень довольный. Он стоит и любуется твоей уязвимостью. Потому что его уязвить невозможно. Он стоит, шевелит хоботом, словно собрался кого-то ударить. А ты на него наскакиваешь, а ты звереешь все больше и больше, а тебя этот Слон забодал. Ну, прямо гаденыш какой, ничем его не достанешь. У него своя тема, у тебя своя. И кажется, что его тема всегда правильная, а твоя вроде наоборот. И он всегда правильный, а ты придурок, набитый крамолой и низкопробной пошлятиной.
  Пасть захлопни поскорей,
  Не кривляйся бойко,
  А не то покормишь вшей
  На армейской койке.
  Коль не в силах воспевать
  Достиженья наши,
  Приготовься разгребать
  Гнойную парашу.
  И не надо доказывать, что пошлятина в определенных условиях перевешивает другие высокоученые темы. Особенно после шамовки, бутылки, костра, после купания в ласковых водах залива. При лунном свете и с обнаженными девочками. Здесь у маленькой Мухи найдутся свои аргументы, ничуть не хуже, чем аргументы прочих товарищей. Встань на крылышки и поднимайся к такой высоте, откуда вообще ничего не достать, даже собственного дерьма.
  А вы чего-то там говорите про будущее.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Мой институтский период пришелся как раз на самые бурные, самые неопределенные годы в развитии нашего государства, когда каждый день, а порой каждый час, каждая минута и каждая секунда привносили нечто такое, о чем невозможно было подумать и догадаться заранее. То привносили надежду, то развивали мечту, то окрыляли увядшие крылья. Однако совсем параллельно с надеждой, с мечтой, с окрылением все загоняли обратно в кровавую бездну.
  Институтские годы были чем-то похожи на пьяный угар. В голове пустота, и масенькие молоточки постукивают. А мысли, такие не знаю какие, чаще всего нестыкующиеся. А ты, породив эти мысли, пытаешься устроить из них нечто целостное, нечто великое:
  - Время снимает покровы с нашего прошлого. Темное и заскорузлое прошлое, доступное до определенного предела абсолютному меньшинству становится достоянием большинства и утрачивают к себе интерес во всех вариантах. Ты надеялся на нечто большее. Открывая потайную дверку, ты думал, что сзади скрывается нечто, стоящее твоих усилий. А там ничего не скрывается. Понимаешь, совсем ничего. Какие-то полузабытые формулы, немного техники, немного вранья, или мусор, который еще не убрали. Вот и лежит, позабытый и брошенный мусор. Его позабыли не потому, что его позабыли, но бросили в спешке, потому что так получилось. И что мы имеем в конечном итоге? Мы ничего не имеем. Кроме неуставных отношений совсем ничего. Так получается, наша борьба за открытие потайной дверки, вернулась к ее закрытию. Грязь, крохоборство, обман, строй из особенно подлых и прочая мерзость. От тебя откупились, якобы навязав тебе прошлое, а ты ничего не заметил.
  Дальше аплодисменты. Я аплодировал собственному таланту взрывать все взрывающееся и расшатывать все устойчивое. Мне не так чтобы нравилось, но все-таки нравилось наседать на устоявшуюся эстетику институтской компании, а больше того, наседать на Слона, чтобы этого гада колбасило:
  - Мы отдыхаем, дружок, или нет?
  Результат был всегда с положительным знаком:
  - Кажется, так.
  Я умел корчить чуть ли не пионерскую мордочку и вываливать в пустоту более чем невинные глазки. По крайней мере, физическая расправа мне не грозила. В нашей среде не часто давали по морде. Здесь люди культурные, не то, что твои технари с Факультета Технической Кибернетики. А насчет морального мордобоя, здесь люди привычные.
  - Мы не обязаны слушать какую-то Муху.
  Так появлялся крохотный шанс углубиться в те самые дебри, откуда вообще не бывает дороги обратно. И шанс появлялся по самой обыкновенной причине, что Муху заметили:
  - Это не мне отвечать.
  - А кому?
  - Бери выше.
  Сама формулировка бесчеловечного строя почему-то не вписывалась в общую картину на фоне воды, песка и деревьев. Ее старались задвинуть подальше, затем оттолкнуть, хорошо оттолкнуть, чтобы валялась себе, где положено и совсем не мешала мыслительным агрегатам лучших сынов человечества. Начинать приходилось издалека, чтобы никто не заметил, куда еще мы завернули, и не сумел этот самый "никто" откатиться на оставленные позиции без малых потерь и ущерба для собственной совести.
  - Не шелести, - был обычный ответ.
  Я начинал свои штучки.
  
  НИЧЕГО НОВОГО
  Извечная конфронтация между двумя поколениями не могла просто так проскочить между песком и холмами, не могла просто так обломиться в заливе и отлететь от славненьких попочек славных милашек, ну и так далее. Понимаю, всему свое время. Но более или менее освободившемуся студенту достаточно двадцать пять грамм, чтобы похерить зубами несправедливость данной тематики. Если хотите, у каждого свой геморрой. Так что при малейшем упоминании старших товарищей наша компания словно подпрыгивала на гвозде, затем подбиралась поближе к оратору и начинала производить бешеные телодвижения на сотню ладов и в самом неподобающем виде:
  - Отыскал нам дерьмо.
  - И аппетит весь испортил.
  Больше других, как вы понимаете, свирепствовал Слон:
  - Вот мы отдыхали.
  И парочка-другая подхалимствующих телок:
  - Надо же такой вечер испортить...
  Я чувствовал себя почти победителем. Не говорю, что девчонки у нас сексуальные, оно и так понятно. Не говорю, что ребята у нас толковые, оно без комментариев. Но масенькое жалящее насекомое не имеет времени на переориентацию в пространстве, оно обязано жалить. Отсюда все тот же стандартный ответ:
  - Бери еще выше.
  А если по существу, наставническая эпопея вроде хлеба насущного для многих и многих технических гуманитариев, вышедших из Политеха. Она словно специально в себе концентрировала обиды младшего поколения на старшее поколение, и злобу старшего поколения против всего молодого. Другое дело, как велика была злоба.
  Воспитатель дорогой,
  Я тебя послушал.
  Ты загадил шелухой
  Сердце мне и душу.
  И еще ты пожелал,
  Чтобы бестолково
  Я другому передал
  Коммунистов слово.
  Зато под моим влиянием вся эпопея откатывалась на коммунистические позиции, будто сама исходила из коммунистических идеалов, была повязана с ними потрясающими узлами, и не могла развиваться иначе. Хотя с другой стороны, ребята не отрицали пороки коммунистического общества, испортившего твою и мою молодость. Потому что само по себе общество стариков и есть коммунизм. Только при коммунизме старик всегда окажется на высоте, а молодой всегда в жопе. Отсюда еще одна плюха про общество равных возможностей, которое суть коммунизм. Ибо у стариков возможности может и равные, зато у тебя жопа.
  А я дирижирую:
  - Вспомним старое доброе время.
  - Сбрендил, Мухач.
  - Я не сбрендил, просто хочу раскусить, что такое за фрукт твое и мое детство.
  - А стоит ли?
  - Почему бы и нет?
  Мне опять удавалось быть первым.
  
  ИЛИ НОСТАЛЬГИЯ ЗАМУЧИЛА
  В то блаженное время не существовало контейнеров. Если хотите, физически они существовали, потому что существовали всегда. Но контейнеры происходили из самых низин нашего бытия или нашей реалистической во всем жизни. Поэтому они не казались реальностью. Какой-нибудь завонявшийся дворник мурыжил контейнеры в силу все тех же естественных обстоятельств, слепивших из него дворника, а не студента лучшего ленинградского вуза. Но студент ничего в физическом плане не чистил. Моя основная задача, как и задача моих товарищей, состояла в расчистке духовных загашников, которые на данный момент совсем завонялись. Следовательно, любой результат, достигнутый на столь интеллектуальном пути, имел непреходящую ценность.
  Поэтому продолжаю:
  - В прошлые годы худшая часть человечества, то есть продукты совдеповской кулинарии жили по строго проверенному и отработанному порядку: октябренок, пионер, комсомолец. Выпадали из данного состояния разве что недовешанные кретины, истинные мерзавцы и суки, по каковым в лучшем случае надрывалась тюрьма либо рыдала психушка. Для остальных не было выбора. Даже на пол процента.
  Как вы догадались, стиль моего изложения не изменился. Творчество мое прежнее, мысли совсем никакие, но переход на новый виток есть. Таким образом, всякие нападки со стороны моих оппонентов воспринимались не очень удачно. То есть не очень для кучки самих оппонентов. Отсюда разлитие желчи, закупорка желчью сосудов в мозгу и, соответственно, редкие вспышки взбешенного мозга.
  - Не скажи, Мухачок.
  - Что еще не скажи?
  - Ведь бывали иные пути.
  - Для кого, твою маму, бывали?
  Мозг, естественно, вырабатывал массу энергии. А с энергией желчь уходила в пространство. А пространство воспринимало в определенных пропорциях желчь, ну и по мере возможностей возвращало обратно. Для непонимающих спорщиков, в любом варианте страдала родная природа.
  - Мы согласились, что о внучатах кровавого Октября и лизоблюдах кровавого пиршества не может быть двуединого мнения. Туда загоняли кнутом, чтобы не очень кривлялись. Вот тебе кнут, и ступай, как положено, раком. А если тебе не положено, получи еще кнут и ступай. У нас стопроцентная занятость.
  Дальше молчание над поляной и вопли Слона:
  - Мол, слыхали.
  А у меня новая доза:
  - В комсомоле опять приспускаем штаны. Надо же, какая шикарная попка! Можно добавить, сформировавшаяся. А почему это сформировалась она? А каково твое участие в данном процессе. А оно никакое, черт подери! Ты никак и ничем не участвовал. Мы работали за тебя, мы участвовали. И перестань отрицать комсомол. Неужели не разобрался, что спрятано дальше?
  Следовало быть помягче. Слон начинал вертеть хоботом:
  - И что из этого следует?
  Но у Мухи свой хобот:
  - Если не вступил в комсомол в определенное время, в определенном месте, ты облажался. Ибо по окончании школы за несоюзную молодежь брались лучшие люди страны, армия, институты, культура, наука, бордель и прочая братия. Брались так, что сопли трещали. Даже самые одиозные извращенцы шли на попятную, если конечно не собирались зарыть свою жизнь на помойке. В образе охрененного грузчика или вселенского дворника. Хотя и этих не очень спасала помойка.
  Интересный момент. Я ничего не сказал про контейнеры. Я говорил очень жестко, даже жестоко. Но контейнеры не были материальным предметом моей философии. Они скорее вытягивали на Платоновскую лошадь, чем на живого Слона, и существовали в абстрагируемых категориях помимо моей конкретной и более чем реальной идеи.
  Здесь полагалось шутить:
  - Уберите Слона.
  Хотя и шутка зашкаливала:
  - Долой Муху!
  Дальше рычал и плевался оратор.
  
  ВРЕМЯ ТАКОЕ
  Время требующее надрыва. Нам бы вместо Мухи Слона. Пора выползать из твоей и моей мелочевки. Пора перестраиваться и перестраивать всякую сволочь, которая застоялась. Некоторые наглецы уже получили по морде. Они не хотели отправиться в новую жизнь со своими старыми звездами. Ибо вот эти "старые", которые звезды, никак не подходили для "новой", которая жизнь. А студент сюда подходил. С его непримиримостью, с его бешенством страсти, с его слоновьей болезнью. Я повторяю, он подходил в любом варианте, и ему чертовски хотелось подраться.
  Время требовало, черт подери! А значит, более чем шевелились студенты. Хотя непосвященному глазу со стороны казалось несколько заторможенным этако действо. Опять же казалось оно потому, что любая физическая работа обязана была сопровождаться работой ума, то есть выбрасывать мысли и ее производные в кипящий котел, в самое сердце бедной России.
  Тут я снова был наверху, как говорится, у самого, или у самого-самого сердца:
  - Мы понимаем, что наш комсомол, иные организации, образования, партии и союзы при всем нашем добром и пламенном уважении к ним не могут являться чем либо иным, кроме зловонного лакомства. Мы понимаем, но отношение к этому лакомству переносим из прошлого в настоящее, забывая отчасти, что слишком сроднились с самим прошлым. А еще слишком привыкли бежать на помочах за тупорылыми вожаками, не имея вообще никакой возможности взять и обрезать помочи. Больше того, дело совсем не в клейме "комсомол". Можно придумать любое клеймо для рабовладельческой структуры, рабовладельческой машины, рабовладельческой организации и рабовладельческого строя, как говорил Ленин. Можно подобную штучку назвать именами цветов, или известных писателей, или ученых, или народов. Никого не волнует, как ты осмелился это назвать, однако сие извращение не исправит сущности организации. Подлой, рабской, бесчеловечной, самой мерзостной из существующих на планете Земля, и самой достойной как можно скорее подохнуть. Хотя с другой стороны, исправленная мерзость не станет умнее и лучше.
  Распустились почки,
  Лес стоит зеленый.
  Что ты комсомолец,
  Словно рак вареный?
  Получил пелюлю
  От партийной воши,
  Так ответь ей тем же
  Или дай по роже.
  Пусть цэка сопатых
  Закупорит двери.
  Велико ли горе?
  Велика ль потеря?
  Тут я очень неплохо работал со словом. А если точнее, слово мое изливалось почти бронебойными воплями:
  - Комсомол никогда не умрет, потому что необходим на российской земле, потому что по сердцу трусливой натуре рабов и подонков!
  - Комсомол никогда не умрет. Разве только утратит былое клеймо и изменит свои комсомольские дырки на пуговицу.
  Отсюда вывод:
  - И воцарится Черная пуговица.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Следующий период за августовскими событиями девяносто первого года сильно поколебал мой авторитет среди студенческой братии. Политиканские разговоры как-то сразу обмякли, можно сказать, растворились среди проблесков солнца, на светлых и праведных лозунгах о торжестве демократии. Торжество демократии медленно, но уверенно очистило любую поганку от недоброкачественного содержимого и стало само по себе солнцем, если хотите, новым, кажется, потрясающим божеством, к каковому тянулась страна, в том числе маленькие людишки и очень политизированные студенты.
  Отсюда первая истина:
  - Веселись.
  Остальное отбрасывалось:
  - Кончай мозговать.
  А повод был очень серьезный:
  - Мы на карнавале свободы.
  Карнавал показался практически бесконечным процессом на данном этапе. Я похоронил скептицизм, я поменял амплуа, я попробовал сделаться добрым философом. То есть нормальным философом, который беседует о Платоне, Гегеле, Канте. Который интересуется бредом Бердяева и, презирая Бердяева, все-таки пробует всовывать его имя чуть ли не в каждую строчку. Я попытался. Но кончилось не очень, потому что я опоздал. Слишком много товарищей опоздало вместе со мной. Этих самых товарищей, что не желали опаздывать, а очень и очень желали быть впереди, теперь уже с трехцветным флагом и толстым намеком на открывающиеся возможности в мире новых возможностей.
  Повторяю, Иван Мухин не шибко шустрый или не самый наглый товарищ в конце девяносто первого года. А зря. Шустрые или наглые товарищи еще успели урвать свой кусочек, так что в течение нескольких дней все лазейки были расхватаны. В том числе в нашей культурной команде. Платонистов набралось по самые уши. Гегельянцев по самые ноздри. От Бердяевщины не было просто отбоя. И ничтожная личность моя не пришлась ко двору. Я остался на лоне природы, в гуще кустов и песка чем-то вроде трухлявого пня, вроде осколка из прошлого.
  - Помолчи-ка, Мухей.
  - Не желаю молчать.
  - Так не суйся сюда со своим запотелым марксизмом.
  Пасть заткнули, глаза завязали. Точно дебилу, изгою и мелкой одесской шпане. Вот тебе солнышко, вот тебе пташечка, вот оно чертов навоз. И хотя оно было чертовски обидно, я не смог совладать с поступающей тошнотой, как не сумел предложить нечто лучшее, как наблевать на природу.
  
  ТАК ПРОЛЕТЕЛО ДВА ГОДА
  И только на пятом курсе ситуация прояснилась, а Муха сумел подняться из грязи. Нет, ничего выдающегося, или сверхординарного, чего бы следовало ожидать от нормального русского человека в стране развивающейся демократии. Ибо сама по себе демократия пошла более чем закономерным путем, посрамив оптимистов и прочих придурков. Все ваши приверженцы Платона, Гегеля и Бердяева получили хороший пинок в морду.
  - Значит, опять помолчим?
  А Муха взобрался на исковерканных крылышках достаточно высоко, чтобы над всей этой пакостью посмеяться:
  - И кто сегодня кремлевский мечтатель?
  Честно говоря, мне очень понравилось быть Мухой. Очень быстро мое отвратительное жужжание предвосхитило любую действительность, а выдающиеся расчеты интеллигентов и умников просто забылись. Нет, ничего личного. В девяносто втором и тем более девяносто третьем годах я не получил ни черта. Ни единого цента в свой очень пустой кошелечек. Больше того, я похудел, развинтился, стал очень похожим на насекомое, только в гербарии. Хотя это не факт. Можно в засушенном виде не так чтобы сохранить, но значительно усовершенствовать интеллект. А тут появляются факты.
  - Вы кричали о торжестве демократии, - говорит Мухин.
  - Мы ничего не кричали, - пытается отвалить Слон.
  Только поздно, мой маленький.
  - Нет, постойте, вы очень и очень кричали. А что изменилось на русской земле? Что такое нам принесла демократия в отличие от коммунизма. Неужели дедушка Ленин ошибся, описывая коммунистический строй, как наилучший на русской земле? А Платон свалял дурака, проповедуя коммунизм для вселенной?
  Здесь мне нравится:
  - Перестройка! Застой! Неизвестная новая жизнь! Накричались по самые яйца, едва ли не лопнули. Ан, ничего не изменилось на русской земле. Точнее не изменилось в лучшую сторону. В худшую сколько угодно. Оно всегда так. Происходят у нас перемены, а дальше и гаже, и хуже. Самая невыносимая мерзость всегда остается на русской земле. Кровавые ублюдки юродствуют. Ворюги воруют. Потрох и поц пакостит русскую землю. А где хорошие дяди и тети? А где пацаны и девчонки с прекрасной и чистой душой? А где это сладкое слово "свобода"?
  Слон чего-то сопротивляется:
  - Вот она наша свобода.
  Но я запорол ему рот:
  - Точно, она. Кривая, поганенькая и продажная. За копейку ее продавали и продали. Получилось чертовски легко. Товарищи с партийными билетами просто отделались от билетов, даже в сортир их спускать не пришлось. Где билет? Его нет! А денежки они есть. Наворованные бесчестным путем и прощенные за единственную уступку, за те же билеты.
  Я себе нравлюсь. Мне удалось отыграться за прошлое. Не каждому так повезет. Можешь сидеть в своей норке годами и ждать. Никакого везения. Прошлое просто исчезло. Вроде бы было оно, вроде его не было. Жаба совсем задушила твой хоботок. Маленькое насекомое, утонувшее в собственной желчи. Ты обязан единожды отыграться. Никаких смягчающих факторов. Или дурацкая желчь, что накопилась внутри, сожрет твое честное сердце.
  Слону тяжело:
  - Свобода как элемент нового строя.
  Попался халявщик:
  - А что такое твой строй?
  Муха кусается:
  - Снова слова и слова, слепленные из грязи. Старое барахло переделывалось на новое, но не переделалось. Фундамент остался прежним. Стены и крышу разрушили, расхренячили на куски, а затем из кусков пытаемся чего-то построить. И еще не довольны, что гаденько у нас получается.
  Слон такое не любит:
  - Не так быстро.
  Его не спросили:
  - Коммунистическое прошлое в нашей крови. Через сотни веков оно будет там же, хотя само определение "коммунизм" может исчезнуть. Ибо русский суть коммунист по определению. Его основная позиция: от каждого по способностям, каждому по потребностям. Это еще Ленин заметил. Но не заметил товарищ сущую мелочь. Способности русского устремляются в любом варианте к нулю, а потребности растут в бесконечность.
  
  Я НЕ ОЧЕНЬ СВИРЕПСТВУЮ
  Победа над сильным врагом не так чтобы расслабляет, но шаг к хорошему настроению:
  - Коммунистическая гидра обречена на бессмертие. И не важно, что мы уничтожили коммунизм, как общественную формацию. Нам не удалось создать человека нового общества. Сие непосильная задача в наших условиях. Общество новое, а человек старый. Тот же солдат, охреневший от дедовщины. Еще тот офицер, не научившийся подчиняться. И конечно, партийный божок, что готов убивать за свои три копейки.
  Слон в нокдауне:
  - Мы выздоравливаем.
  Теперь достаточно плюнуть разок или дунуть:
  - Наше государство рабское. Наша идеология завиральная. Наши правители хуже клопов и микробов. Разница между плохим и хорошим достигла гипервселенской отметки. Рабство развивается, идеология укрепляется, правители жрут. Плюс ко всему отдельные комнаты для рабов и хозяев.
  Слон из нокдауна не выходит:
  - Критиковать проще, чем делать.
  Получи еще в мордочку:
  - А делать как, по большому или по малому? Только такое мы и умеем. В одной комнатухе сидят жирные, в другой остальные. Жирных мало, для них десять тысяч мисок жратвы. Остальным достаточно одной миски. Потому что их много, потому что в их комнату больше не помещается. И не парит, жрать под каким флагом, трехцветным или кровавым. Под кровавым может быть лучше. Не видны пятна крови.
  Это нокаут, черт побери:
  - Да засунь ты такую свободу.
  А в ответ очень старая, очень любимая песенка слоников:
  Где кровавый партбилет?
  Где эта бумажка?
  Партбилета больше нет,
  Увела милашка:
  "Ты пока что не плебей,
  Не из аппарата.
  Отучайся поскорей
  Быть дегенератом.
  Перед мразью не елозь
  Шкурой загрубелой.
  В нашем мире на авось
  Не ведется дело.
  Пол копыта от свиньи
  Все равно получишь.
  Лучше взносы сохрани,
  Да пропей голубчик.
  Сколько хочешь наливай,
  В этом шут с тобою.
  Только совесть не марай
  Невиновной кровью".
  Тут я забыл про полет насекомого, заколотил болт и ушел ворочать контейнеры.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Хотя, если судить честно, контейнеров я бы все равно не избежал. Они что символ нашего времени. Они готовились еще задолго до моего рождения где-то там наверху. Они должны были стать моими. Нет, ничего сверхъестественного. Любое явление имеет истоки. Если хотите, оно истекает из определенной причины, которая зародилась на тысячу тысяч веков раньше. Сначала причина, затем явление, затем результат. Если прописано быть Мухой, ты ей будешь при любом результате. И то же самое, если ты Слон.
  Так что оставим в кустах философию хотя бы на десять минут. Никто не докажет, что я не боролся. Ребята вроде меня обожают бороться, даже если борьба безнадежная. А она и впрямь безнадежная. Маленький доморощенный гуманитарий из технарей не имеет права на жизнь в демократическом государстве. Большая рыбка, выращенная в тепличных условиях, еще такое право имеет. А доморощенному гуманитарию лучше сюда не соваться. Он здорово повеселился на определенном этапе. На этом поставим точку. Этап закрыт и как говорят большие гуманитарии:
  - Нам не нужна молодежь.
  А другие большие им отвечают:
  - Лучше бы сдохла.
  Девушкам, может, еще повезло. Они отмыли свои загорелые попки и потащились на гуманитарную распродажу. Очень хотелось, чтобы распродажа была честная. Но на такое рассчитывать не приходится. Здесь ничего общего с честностью. Здесь из гуманитариев только одни загорелые попки. А дальше невыносимая тупость и столько дерьма, что не застанешь в психушке и не накопаешь на свалке. Так что сама по себе распродажа получилась не только бесчестной, но и дешевой. Вы нам институт, интеллект, возвышенные чувства плюс нестандартные мысли, а мы вам десять копеек за все плюс свинячие морды.
  Большие гуманитарии комментируют:
  - Культурная революция, твою мать.
  Возможно и так. Только я не родился с более или менее привлекательной попкой. Следовательно, я не дополучил ту единственную возможность, которая оценивается в демократическом обществе. А, не имея такой возможности, я вернулся к тем самым истокам, куда был обязан вернуться. Ничего сверхъестественного в который раз. Здесь меня ждали. Здесь отнеслись ко мне очень бережно, вроде как к блудному сыну. Здесь никто не кривил морды и не корчил охрененного умника. Может, впервые за целую жизнь я почувствовал себя на своем месте.
  И это место контейнеры.
  
  ЧТО ЕЩЕ?
  Было тихое, нежное утро. Ничего неестественного, никаких незапланированных ощущений. Я поднялся по эскалатору, пересек вестибюль, толкнул дубовые двери. И вот самая что ни на есть тишина со мной рядом. Она такая естественная, от нее невозможно укрыться. Чуть позже ее порвут на куски. Но сейчас она рядом. Ты не можешь поверить, что где-то за ее пределами существует примерзкая жизнь. И где-то страдает такая несчастная, но чертовски родная Россия.
  Если хотите, мне нравится утро. Механическая работа не засорила твой мозг. Картинки, которые формируются в твоем подсознании, самые примитивные. Их невозможно назвать "мысль". Да и не надо. Только разучившись мыслить до бесконечности, ты переходишь на новый уровень, где снова учишься мыслить. Процесс не из легких. Следы предыдущего мыслительного процесса не исчезают бесследно. Они называются пережитком. И с ними не так чтобы просто бороться. Лучше бы их не было никогда, что от тебя не зависит.
  Вы смеетесь? И мне хотелось смеяться. Обожаю тихое утро. Обожаю всякие нежности. Люблю свой прекрасный и непохожий на прочие город. Люблю не за то, откуда его называют культурным центром вселенной. Накувыркавшись с контейнерами ты забываешь понятие культуры в том смысле, как его представляют культурные гуманитарии. Твоя культура гораздо глубже, гораздо чище, она отрицает культуру гуманитариев на две тысячи двести процентов и признает всего лишь культуру вселенной.
  Отсюда мое хорошее настроение. Быть маленьким и незаметным не так плохо, как кажется. По крайней мере, твой выбор. То ли спрятаться, чтобы тебя не заметили. То ли высунуться, чтобы ботинком по морде. Хотя с другой стороны, почему я вспомнил про морду? И кто я такой? Товарищ с помойки, тупая скотина и раб. Мое бесполезное существование не отражается в жизни моего обалденного города. Раб забыт этим городом. Если хотите, выброшен из него навсегда. Если еще не устали, здесь тебя нет, ты просто не существуешь, потому что не существуешь для города. Крохотный невидимка, черт подери! Прошел, просочился, забыли. Вокруг пустота. Небо над головой, те же улицы, те же трущобы. Город существует, он есть. От тебя только пыль на асфальте.
  Наконец, ничего личного. Людишки в большой панике, извращаются, рвут на части добычу. Они хотят быть заметными. Они боятся исчезнуть. Исчезновение страшней смерти. Разрешаю цепи и кнут, оно не так боязно, как единственный шаг в неизвестность. Вся Россия шагнула теперь в неизвестность. Вся страна в самом черном и самом естественном рабстве. А когда раболепствует величайшая во вселенной страна, значит, любая часть ее раболепствует. И не важно, насколько раскинулась часть. Она может быть человечком с раздувшимся самомнением. Она же прекрасный и окультуренный город.
  Поэтому лучше заткнитесь товарищи. Никакой суеты. Каждое слово практически унижает тебя, уменьшая в размерах. Подобное уменьшение необходимо до определенного уровня, как я уже говорил, чтобы спрятаться. А дальше нет смысла стараться. Попадая почти в бесполезную полосу уменьшения, ты не унижаешься по существу. Ты только прячешься. От стыда за свое человечество. От чужой суеты и всеохватывающего кретинизма. От ударов по почкам. Прячешься, потому что сегодня открыты пути в никуда. Любое движение оно в никуда. Больно, жестоко и гадко.
  Я повторяюсь, лучше исчезнуть из города. Но исчезнуть физически нет никакой возможности. Физически ты внутри города. Все на той же помойке. Ты единица, черт подери, с которой необходимо считаться. Я знаю, что лучше с тобой не считаться. Так лучше, по крайней мере, первую тысячу лет. Потому что все остальное вообще не имеет значения, если ты Муха.
  
  А ТЕПЕРЬ ВОЗВРАТИМСЯ К ИСТОКАМ
  В то прекрасное, тихое, нежное утро что-то было не так. Какие-то гады схватили меня за грудки и запихали без лишних расспросов в машину. Я попробовал закричать, но внезапно увидел Слона:
  - Это ты, Слон?
  Он ударил меня ниже пояса:
  - Старший сержант Слон.
  Крик оборвался в зародыше. Я почувствовал в горле огромную Черную пуговицу.
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  Сначала был мрак. Мощные залежи мрака, пересекающиеся во всех ипостасях. Такие величественные, нет, потрясательные залежи, о которых просто бессмысленно распространяться, потому что они не относятся к мало-мальски понятной для человечества категории. Не относятся вообще ни к какой категории, а относятся неизвестно куда, и подобное отношение больше чем истина.
  Сначала я утонул в темноте. Получил отрицательную дозу энергии, от которой не смог отказаться. А отрицательная энергия, как вы понимаете, и есть темнота. Здесь не лучшее место для положительно настроенных особей, но и не худшее для обыкновенных товарищей. Я соединился с самой темнотой, я попал в абсолютные залежи темноты, откуда не проходили мои возбужденные крики. Только ломалось и рвалось на части мое возбужденное сердце.
  Это было ужасно. В первую очередь для моего тела. Я метался, я бился башкой, я хотел раскроить черепную коробку, чтобы дьявольский мозг вытек наружу и остыл хотя бы на несколько градусов. Черт возьми, какая невыносимая боль, какая жарища! Неужели так много в тебе этих самых мозгов, которые не способны вообще остудиться, пока не отрежешь от них более или менее приличный кусочек? А надо бы. Хватит выходить за границы дозволенного. Только в границах, только внутри ты имеешь возможность бороться за собственное ускользающее "я". И есть еще шанс на победу.
  А тут этот чертов "другой я" привязался:
  - Нет ничего абсолютного в нашем мире, мой мальчик.
  Чувствую, не разделаться с гадом:
  - В России обязано быть.
  Он отмахивается, щерит гнилые осколки:
  - Или Россия непотопляемая? Или она абсолют?
  Тяжело, когда в мозгах двое. Правильные аргументы почти не рождаются. У "другого я" они всегда наготове, и такое ощущение, они всегда правильные. А у тебя они не рождаются. Только башкой об асфальт, чтобы выпустить боль, чтобы с болью выгнать и вырвать "другого".
  - Да заткнись, твою мать.
  Он смеется:
  - Сдаешься, мой мальчик?
  Боль такая, нет силы терпеть:
  - Да заткнись.
  И еще:
  - Я заткнусь, а вот Слон твою маму...
  Дальше тихая, мягкая пелена на глаза. Словно сквозь мрак проскочил небольшой огонек. Ну, не совсем огонек, не совсем проскочил. Однако нечто случилось в дырке от пуговицы. Нет, с "другим я", не сомневайтесь, с ним полный порядок. Случилось нечто с товарищем Мухой, внутри той удушливой темноты, где я кувыркался. Думаю, что огонек был не только предупреждением. Он обозначил среди темноты, если не конечную цель, то место, куда должен был прилететь Муха. Самое время, черт подери. Ибо задергалась чертова тварь, ибо почувствовала, что привыкает к действительности.
  
  ВОЗВРАЩАЕМСЯ
  Это случилось черт знает где. Родной Петербург далеко, даже очень и очень, словно его и не было никогда. Кусок жизни выброшен с потрохами на свалку. Свет, темнота, опять свет, и Мухин в каком-то старом дурацком вагоне, набитом до самых кишок молодыми ублюдками. Штук по шесть или семь на вагонную полку. Но почему? Окружающая среда не соответствует моему положению в обществе. Где угодно, но только не здесь. Я вырос из данной среды. Я не такой, как товарищи, что меня окружают. Я умнее, я лучше, я старше, опять-таки черт. Что мне делать среди этой всей мелюзги? Или вынюхивать их завонявшиеся портянки и выслушивать их беспросветные сопли.
  - Что такое? - мой первый вопрос.
  На вопрос не последовало ответа. Ни кто не откликнулся на него, будто я ничего и не спрашивал. Будто просто прошамкал разбитыми в кашу губами. Помятые мордочки, как говорится, они никуда не девались. И опять-таки вонь не ушла из вагона. Хотя бы открыли окно, твою мать. Нет, никакой реакции. Откровенная пустота, тупость и прочие сопутствующие величины. Плюс несет перегаром. Я слушаю.
  - И ты вляпался?
  - Щас, мамочка меня заложила.
  Несколько капель в стакан:
  - Чего она так?
  - Припугнули, натарахтела про девочку.
  И еще несколько капель. Самых обыкновенных из самой обыкновенной бутылки:
  - А хорошая девочка?
  - Лучше теперь не найдешь. Уж любила меня. Как любила, ох, мать моя мама, любила.
  Плохо действуют капли:
  - Забудь.
  Кто-то падает с полки, и кружка бренчит, и пихаются очень пребольно поганые суки.
  - Погоди, настоящая любовь она только мгновение. Была она, и вот ее нет. Вся такая воздушная, необыкновенная, вся такая не знаю какая. Она должна быть с тобой, только так есть надежда ее удержать. Отвернулся, и вот ничего не осталось. Потому что такая любовь, она настоящая.
  Забодали, мать перемать. Я хочу что-то крикнуть на вскидку, или, в конце концов, разлепить опухшие губы, разорвать пелену отчуждения. Очень больно. Неужели так будет дальше, так будет всегда? Вся ваша грязь, извращение, накипь. Неужели не будет чего-то другого! Только это и именно так. Отвратительно до тошноты, глупо и больно.
  - Что случилось? - был новый вопрос.
  За вопросом опять не последовало ответа. Одна большая нога показалась перед глазами. Верзила? За ней другая большая нога. Ей богу, я не ошибся. За всем этим мощный, кажется, торс геркулеса. А над торсом ну совершенно детская рожица. Такая рожица, какая бывает разве у самых невинных младенцев. Да еще вся в слезах, словно в патоке.
  - И мамашка меня предала, - почему-то рожица рявкнула басом.
  - Чего ради? - стакан перешел в ее сторону.
  - Я ошивался на даче.
  Много жидкости, очень ее много в стакане. Не следовало так. Человеческое миропонимание выбирает цивилизованные пути, иногда отвлекаясь на нечто простое и очень привычное. Отсюда не факт, что пресловутое нечто останется в общей машине вселенной. Хотя с другой стороны, полный стакан суть философия русского.
  - Ты садовод?
  - Да какой садовод. Очень холодно было на даче. Сидел на подножном корму. Едва не отбросил концы, когда эти гады нашли и зацапали.
  Дальше нога возвратилась в свой муравейник. А за ней возвратилась другая нога, и мордашка, и тело. Я опять получил полновесную плюху в живот. Пакостно, мерзко, невыносимая гадость во рту. Интересно, и чем меня здесь накачали. Не могло просто так шибануть память. Именно так шибануть и отбить. Еще недавно полный набор философии, на следующем этапе провал в пустоту, звенящая бездна и бесконечная мгла. Затем пробуждение здесь. Какого черта оно получилось, твое пробуждение? Какого черта такие безумные мысли?
  - Слон, твою мать!
  Неужели я закричал:
  - Покажись!
  Мир едва не загнулся на полке.
  
  МЕХАНИЗМЫ НА СТОПОР
  Неожиданно перестала собачиться кружка. Никакого дребезжания и другой суеты. Сопли высохли, и в вагоне гораздо свободнее. Такое ощущение, что призраки, окружающие меня, откатились на задний план. А на переднем плане только то самое, чему здесь первое место.
  Я не преувеличиваю. Сквозь розовую дымку пришел Слон. Весь такой чистенький, правильный, без намеков на утреннюю щетину на очень правильной морде. Черт тебе в рыло, стопроцентная противоположность существующей действительности. Против грязи, которая за последнее время достала. Против вони, в которой не получается жить и дышать. Против самой философии бытия маленького подлого человечка в армейской форме.
  Опять ничего личного. Слоны не спускаются с небес. Слоны не вылезают из унитаза. Слоны не материализуются в воздухе. Неужели не понимаете, так было нужно на данном этапе. То есть сегодня, сейчас, не завтра, не послезавтра. Именно с подобающим шумом и грохотом, именно в клубах газа и пыли. Чтобы один очень мелкий и очень поганый товарищ с очень погаными крылышками содрогнулся на полке.
  - Отставить!
  Нет, это не сказка в розовых бантиках. Верится с трудом, только детство вернулось обратно. Все сумасшедшие призраки, вроде бы умершие в том самом детстве, все они вырвались из небытия, чтобы уступить дорогу одному единственному фантому, которого не было, и быть не могло. Но ошибаетесь, дорогие мои. Может, кому-то приспичило, чтобы этого не было. Малая нужда не под запретом, если научился такое выделывать про себя. С распухшими губами, закрытыми на замок. С зажмуренными глазами из-под набухших бровей. С очень невинной, очень подобострастной, очень комсомольской и правильной мордочкой.
  - Разговорчики!
  Ущипните меня. Это был Слон. Его стиль, его голос, его глаза с сумасшедченкой. У метро показалось, чужие глаза. И все-таки были они. Я чувствовал, что пришел Слон. Точнее, он находился где-то здесь рядом. Он находился рядом со мной. Может быть в предыдущие годы, месяцы, дни и часы. Он прятался под кроватью моей, он сидел на моем унитазе, он не уходил никуда. Я не верил, что это так. Я не хотел в это верить. Некое двенадцатое чувство противилось эффекту присутствия моего дорогого товарища. Слона не могло быть, физически не могло. И все-таки он был. И все-таки он вернулся на данном этапе, чтобы доказать всей вселенной, он есть, его пока не убрали.
  - Так и будем молчать?
  Слон ударил наотмашь Верзилу.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  Мать моя мама, ну что такое вокруг? Я зажмурился, ожидая тот самый удар. Сто процентная уверенность, удар предназначался в мой адрес. Оно должно было произойти. Длительное отсутствие Слона не более чем повод для следующего присутствия. Слоны просто так не отсутствуют. Повторяю, если Слоны отсутствуют, здесь в любом варианте отвлекающий маневр. Сама система маленьких слоников не выносит присутствующей тишины. Ей нужно много шума и шмона.
  В который раз повторяю, удар для меня. Жестокий, нахрапистый, наглый. Вся его механика прочувствована шкурой моей, то есть шкурой маленькой-маленькой Мухи. Ничего интеллектуального в данном ударе. Никакой идеологии с какой пожелаете буквы. Логика убита в самом зародыше. Цель никакая. Мне достаточно, чтобы пришел Слон. И Слон здесь. Никаких действий с его стороны. Он только пришел, чего, повторяю, достаточно. Он только отметился, чтобы изгадить последнюю из последних надежду.
  - Еще не достало?
  - Никак нет.
  - Неужели?
  Немеющий интеллект Мухи как лучшее лакомство для Слона. А посмотри, моя правильная, почему у тебя такие большие глаза? А принюхайся, моя безответственная, отчего такие распухшие губы? А послушай, сердечко мое, почему так тебя обработали? Никаких фантастических бредней без аргументов и фактов. Есть пылинки чуть больше обыкновенного атома, но никогда не встречаются меньше. Тебя приперло родиться чертовски ничтожной пылинкой, но атомы подловили тебя, потому что при всей твоей малости они не больше, но меньше.
  Отсюда еще один вывод, почему пришел Слон. Если после случившегося твоя головка работает, ты уже догадался. Слон приходит за наши грехи тяжкие. Вот поэтому он и пришел. Его не выписывали по счетчику, его не вызывали всякие радетели человечества. Он имел право прийти, и пришел. В этом весь Слон. Походка, взгляд, мысли и чувства. И тот пресловутый удар, на который позарился Муха.
  Волна скользнула
  По мрачной круче
  И утонула
  В песках зыбучих.
  И околела
  У самой цели,
  Где эту деву
  Пески заели.
  Верзила мягко осел, и Слон прогулялся по телу его сапогами.
  
  СЛЕДУЮЩАЯ ИСТОРИЯ
  - Здравствуйте, ребята, - сказал капитан.
  - Здравия желаю, - выползло неизвестно откуда и, кажется, в единственном экземпляре.
  Ладно, мы успокоились в данном свинюшнике. Ничего особенного не произошло. Ты чего-нибудь видел, спросили у первого встречного. Нет, ничего не видел. А чего-нибудь слышал? Не слышал он ничего. А кто там валяется словно тряпка? Мало ли кто там валяется. Можно добавить, последняя ночь детства. В последнюю ночь можно попробовать и перебрать, потому что в следующую ночь, которая не последняя, не разрешается. Сегодня еще не ушло детство. Но в следующую ночь оно точно ушло. Будем вести себя как цивилизованные товарищи.
  - Есть вопросы? - с нами еще капитан.
  Очень приличный мужик. Моложавый, физически крепкий, с правильным славянским лицом, правильно разговаривающий по-русски. Таким может гордиться Россия. Ничего лишнего, никакой маромойщины. Наша костка пошла. Такие ребята всегда подпирали Россию бесплатно. И не надо мне тыкать в мордаху про офицерское жалование. Сегодня твое офицерское жалование гораздо меньше, чем наше "бесплатно". А Россия в струпьях и погани. А Россию самое время спасать. И не столько от внешних врагов, сколько от сучек позорных внутри, что пожирают и грабят Россию.
  - Вопросов нет, - не ответ, утверждение.
  Как нам нужны капитаны, чертовски нужны. Вот эти самые настоящие, самые русские. Чтобы их выстроить побригадно и бросить в штыки на позорную сволочь. Я соглашаюсь, самое время для сволочи. Чтобы Россия вздохнула свободно. Чтобы оправилась хотя бы на крохотный миг. Чтобы расправила широченные плечи свои. Эх, размахнись плечо, раззудись рука. Чтобы пошла плясать на позорных сучках Россия.
  - Так и запишем, - капитан достает карандаш.
  Опять же повеселились ребята. Маленький Муха почувствовал себя много вольготнее в атмосфере любви и спокойствия. Неужели любовь снизошла вот от этого человечка в погонах? Неужели следом спустилось спокойствие? Я не знаю. Догадки глупые и пустые. Капитан улыбается очень мягко, и совершенно не страшно. Его рука убирает назад карандаш, не сделав вообще ни одной записи. Может, кого-нибудь сосчитаем? Сколько нас тута? Не слинял ли кто по дороге?
  - Отдыхаете? - очередной вывод.
  Ей богу, мне легче. Где ты Слоник, мама моя? Ты может самый свирепый и бешеный извращенец на свете. Но нет тебя, в жопу, и больше не надо. Что за чудо такое, Слоник слинял. Вроде только что путался под ногами, и уже никаких причиндалов, что здесь его видели. А распростертое тело? Простите товарищи! Неужели обязан я повторяться про маменькиных деток. Маменькины любимчики навалили в штаны. Ничего еще не случилось, они навалили. Ничего предосудительного в том, что еще не случилось, но имеется факт. И можем поспорить на десять рублей, а был ли вообще этот Слоник.
  - Так точно, - какой-то потрох рявкнул из темноты.
  - Правильно, ребята, - гнет свою линию капитан.
  Товарищу хорошо, и нам хорошо. Нет, не так хорошо, как в родном Петербурге. Но лучше, чем за минуту до случившегося. Про Петербург, мой хороший, забудь на два с половиной года. Тебе обещали на два, но не зацикливайся на обещаниях, иначе свихнешься. Самое время прибавить к двум еще половину, свалить на горшок и закрыть глазки. Не так оно много два с половиной года. И что оно по сравнению с мировой революцией? И что оно рядом с вонючими прелестями буржуизма? Я не упрощаю, мой зайчик. Я только крылышками махнул пару раз, и стало не так больно.
  - Так точно, - еще один потрох.
  И сколько их развелось на родимой земле? Не понимаешь, то ли включились в процесс, то ли прикалываются. В общем, не лучшее место для разных приколов. Вот мы прикалывались, прикалывались, прикалывались, и вот уже здесь, можно сказать, на другом полюсе. Россия в дерьме и позоре. Русские сознательно унижаются перед разными нерусскими ублюдками, мразью и сволочью. Русский он никогда не унизит и не продаст свою нацию. А сволочи такое не по душе. Ты не унизишь, а я унижу. Чего там унижу? Я сделаю так, чтобы вычеркнуть навсегда само понятие "русский".
  - Почему "так точно"? - не понял последнюю реплику капитан.
  Благо ему подсказали:
  - Так точно, потому "отдыхаем".
  И все вернулось обратно на правильный путь коммунизма. Ой, простите, на правильный путь демократии. Я не собираюсь здесь углубляться в словесные дебри. Демократический коммунизм или коммунистическая демократия остались весьма и весьма далеко. С ними прошлое, черт подери. И настоящее с ними, и будущее. Только бы не подохла на вашей жрачке Россия.
  - Вольно! - опять капитан.
  Кажется самое время оставить ребят. Выполнен долг перед родиной.
  
  ГДЕ МАМОЧКА?
  Тишина, мягкий свет, определенное романтическое настроение. Мы не хотим быть рабами. Рабское коммунистическое прошлое позади с его не самыми интересными шутками и прибаутками. Рабская коммунистическая армия впереди. Ой, простите, почему же коммунистическая армия! Нет, мне хотелось поговорить об армии нового буржуазного толка. Хотя с другой стороны, происходящее больше похоже на пир перед казнью.
  - Кто сказал, что перед казнью не надышишься?
  Резонный вопрос в данное время и данном месте.
  - Э, у тебя должна быть позитивная позиция, а не какой-то тупой негатив. В армии негатив запрещен под страхом физических наказаний.
  - Заткнись, негатив.
  Чувствую, произошло слияние города и деревни. Переходный период несколько ускорился ввиду последних событий, а серая масса несколько раскрепостилась по той же причине.
  - Мало тебя имели, позитивненький наш.
  - За что такое имели, я ничего плохого не сделал.
  - А и не надо. Разве имеют за что-то, а не потому, что имеют?
  - Черт подери, армия.
  Нет, не скажите, лед тронулся. Синие морды вроде бы не такие синие. Запуганные глазенки вроде бы перестали трястись. Что здесь, бардак или армия? Очень прикалывает ответить, бардак. Но с другой стороны, за окном неизвестность, в душе неизвестность, впереди неизвестность.
  - Чего разнюнился, хряк?
  - Сам разнюнился, крыса?
  - А в морду...
  Такие простые, такие естественные отношения на самом деле вызывают тот пресловутый позитивный настрой, что сегодня стал символом русской земли. Спрячь свои слезы, оботри слюнявую пасть, выбей из башки дорогую любимую мамочку. Никаких мамочек. Понимаешь, ласковый мой, тебе потому плохо, что есть мамочка. Ты отрекись от своего прошлого, ты осознай, что мамочки нет. Ну, хотя бы для собственного успокоения сознайся. Отсутствие мамочки ни в коей мере ее присутствие. Лучше преднамеренное хамство:
  - А пошел в задницу!
  - Сам пошел!
  - Я пойду и выйду, а тебе там жить и работать.
  
  А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ...
  Нет, на самом деле оно полегчало. Пускай на несколько минут, в твоем крохотном мире, застрявшем между другими мирами. Такое ощущение, что на сто процентов застрял. Не стоит зацикливаться на вагонах, скамейках, бутылках и прочей естественной лабуде, если застрял между мирами. Твои человеческие качества там же застряли. Самое время пересмотреть прошлую жизнь, чтобы к ней больше не возвращаться. И тогда бессмысленное колупание в прошлом, со всем недоделанным, непрочувствованным, недопитым на самом деле окажется в прошлом. А настоящее не приведет к суициду.
  - Я ничего.
  - Вот и делай, как все.
  Муха сложила крылышки, спит. Правильное решение. Первая часть задачи практически на своем месте. Вместо секретаря коммунистической партии существует президент свободной державы. Президент за тебя решил, как жить дальше, чтобы прошло застревание между мирами. Он хорошо подумал, гораздо лучше, чем ты, и решил. Его выводы базируются на существующем материале. Ты рискуешь пойти против выводов президента державы? Или я ошибаюсь? Так оно лучше. Здоровый сон, шаг в неизвестность, правильное понимание сложившейся обстановки и правильный взгляд на свое место в системе, которая называется родиной.
  Теперь перейдем к делу. Откройте неподъемные сумки. Президент не отнял ваши сумки, как частную собственность. Сумки принадлежат вам, дети мои. Почему вы не открываете их? Президент знает, что в этих сумках. Там все необходимое для русских парней, для настоящих защитников родины.
  - А поросенок точно свалил? - есть еще сомневающиеся среди местных товарищей.
  - Время сна, - хороший ответ. И не надо давить из себя девочку. Первый рывок в новую жизнь мы провернули, пора приспосабливаться. Если отсутствует сумка, твои проблемы. Но ее присутствие в нераспечатанном виде почти преступление против самого президента, новой жизни и родины.
  Констатирую факт. Часа через два достойные правнуки дедушки Ленина, достойные внуки дедушки Брежнева, достойные дети батюшки Елкина достигли предполагаемого эффекта. Можете себе представить, никто никого не убил, даже не одной изувеченной мордочки. Простые равноправные человеческие отношения внутри человеческой массы. И как вы понимаете, благодаря умной политике одного человека по имени президент, который не запретил неизбежное, но пошел навстречу своему народу, призывая народ на подвиг.
  А насчет содержимого сумок никаких разговоров. Личная собственность, неотторгаемая часть любого из нас, чтобы не зависали ребята в пространстве и между мирами. Скажем, за исключением нескольких поросят, не послушавших власть и не подготовившихся к текущему мероприятию должным образом. Дальше не наши проблемы.
  - Это позор.
  - Это пятно на лице обессиленной родины.
  Данные чудики вместо веселья пытались заснуть на скамьях, либо тихо торчали в каком-либо самом укромном углу, либо шлепали пухлыми губками:
  - А тебя чего замели?
  - Да меня не мели. Сам пришел, без чужих подзатыльников.
  - Что, больной?
  - В том то и дело. Считался больным. На колено, на ухо, на глаз, на пальцы и что-то еще про суставы.
  - Во дурак. Да с такими болезнями всех заметают теперь. Разве это болезни?
  Пухлые губы пыхтели себе в удовольствие. Пухлые губы выдавливали наружу непрезидентскую правду и что-то такое еще, чему в приличном обществе нет названия. Больно, страшно, противно, сам виноват. Нечего умничать, маленький мой. Если заранее все решил глава государства.
  
  ИГРА ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  Новый мир, внезапно нахлынувший на меня, оказался таким ожидаемым и таким неожиданным. Мой интеллект предполагал его наличие в определенных формах, но не предполагал, что он столкнется со мной в реальной действительности и схватит за горло. Я повторяю, этот реальный мир был совершенно чужим, нереальным, может игрушечным и чем-то вроде обмана. Я думал о нем и не верил в него. Мне казалось, что просто я сплю. Ну, завалился в кроватку после разгрузки контейнеров и другой не самой интеллектуальной работы, которая при определенных условиях порождает определенные глюки. Я переработал выше положенного уровня и попался под глюк. С этим можно мириться, ибо вполне предполагаемый глюк, когда на душе тяжело (помните, какие годы), а в желудке кое-чего не хватает (помните, как заботилось о нас государство). Поэтому глюк выходил наиболее нейтральным решением возникшей проблемы. Ты под него подсел, тебя глюкнуло. Нет, никакого присутствия травки или других стимуляторов. Просто глюк, как в компьютере. Моя программа долго использовалась на повышенных оборотах, моя программа испортилась при использовании, отсюда глюк.
  А вы спрашиваете, почему так хотелось заснуть в отдельно взятом вагоне, в невыносимых условиях бытия. Причина та же. Хотелось, чтобы попробовать перезагрузиться и додавить глюк. Нет, ничего страшного, никаких преступлений против правящей партии, президента и самого государства. Просто частный случай, попавший в общий реестр, просто неперезагрузившийся глюк. Заснул, выключил сознание, отрубил рецепторы и накопительные батареи. Только разрядка. Что происходит вокруг, его никогда не было, его нет. Разрядка всех подсистем, как элементарный способ поиска и устранения неисправностей. А дальше отключенный глюк, со всеми вытекающими отсюда реалиями.
  Пусть растает навеки жестокая ночь,
  Пусть исчезнут навеки чернушные ковы,
  И чернуха отвалит немедленно прочь,
  Разобьет свои к черту оковы.
  А остатки покажутся звуком пустым,
  Будто не было вовсе подобного гноя,
  Будто вылез из пропасти пакостный дым
  И немного нагадил в священных покоях.
  Только не надо навязывать маленькой Мухе что-нибудь из постсоветской буржуазной агитации. Оно не пройдет. Естественное желание Мухи профильтровать определенную проблему на сон, я повторяю, не есть предательство родины. Боец Муха никого не предавал, тем более не продавал он свою родину. Муха почти обожает то обобществленное нечто, что осталось сегодня от родины. Муха готов ее защищать эту родину. Но только не так. И, пожалуйста, заткнитесь товарищи. Не люблю комсомольский настрой, когда хочу на парашу. Не люблю ваши ахи и прибабахи несостоявшихся защитников родины. А вы когда-нибудь ее защищали? Или чего-то не так? Есть ребята, которые предназначены защищать родину. Они есть, так сказано в священном писании, или черт знает где. А Слон самый главный.
  
  ВЫСПАЛИСЬ, ПРОБУДИЛИСЬ
  Выгружают пацанов из вагона. Всех выгружают. Кого по-хорошему, кого пинками. Вон тех любителей сна, их точно пинками. Чтобы насладились природой в ее потрясающей красоте. Чтобы прочувствовали южное солнце, и море, и какой-то там футуристический рай, не имеющий ничего общего с нашим северным раем, и ненашу теплую осень. О вас позаботилась родина! Правильный слоган на правильную тему для правильных мальчиков, обожающих родину. Мальчики прошли испытание транспортировкой и тряской. Теперь пряничек.
  А я люблю свою родину. Ладно, не распространяйся, как ты ее любишь. Все любят родину. И в первую очередь после второго стакана и четырех бутербродов. Повторяю, любой идиот любит родину. Тем более рвется ее защищать. Правильное мероприятие по защите родины не отрабатывается руками скотов и шестерок. Только любовь, только горячие руки правильных защитников родины.
  Что расшумелся, солдат? Хорошо почувствовать себя взрослым? Только взрослые пацаны имеют право любить родину. Остальные суть чмо и придурки. Они могут родину не любить. Запомни такое дело, солдат. Про родину и любовь говорится единственный раз, другого раза не будет.
  Несколько слов местных патриотов:
  - Кем вы были, забудем. Кто-то слонялся без дела, кто-то грабил старушек и получал в морду. Ваше прошлое прощается. Надевая военную форму, вы не просто меняете образ жизни, отнюдь, вы меняете саму жизнь. Точнее, форма меняет. Никаких амбиций, никакой политики. Вы инструмент, или точнее, курок. Родина нажмет на курок, инструмент отработает. Примерно таков механизм вашей дальнейшей службы и распорядок дня на следующие два года. Никакого прошлого, забыли. Никакого будущего, не полагается. Только курок, только родина - и прошу не обижаться, если что-то не так. Может обидеться родина.
  В общем, хорошая речь, если не против, речь нужная. После более или менее продолжительной поездки она бальзам на головы падших овечек. А где здесь овечки? Что за фигня? Представители местной армейской диаспоры упустили из виду овечек. Они ставили на ограниченный контингент российских войск в данном месте и в данное время. А какое у нас место? А место не очень, если решил погулять и устроить себе незапланированный праздник. Вражеское место, черт подери! Вокруг свежеиспеченные враги вместо бывших названных братьев. Теперь понимаете, насколько необходима нам армия, когда братьев нет, а враги есть? Или не понимаете? Тогда идем дальше:
  - Чего хочешь, солдат? Ты готов к вечному рабству? Ты согласен сложить оружие, сдаться? Ага, ты не такой простачок, ты не согласен. Сто очков в твою пользу. Если кто-то согласен, помоги ему нажать на курок, помоги схватить пулю. Он из придурков, он не солдат его разагитировали агенты противника. Строй ему наш не понравился. Демократия ему показалась неправильной, несоответствующей сумбуру в его голове. Он настраивался на отсутствие демократии и агитацию все того же врага. И ты, солдат, должен сделать свой выбор.
  Правильная идея. Если учитывать присутствующее внутри превосходство нашего строя над остальными товарищами. Русская земля сегодня не принадлежит русским. Не обманывайтесь, товарищи. Земля русских далеко позади, далеко в прошлом. Сегодня ваша земля - чужая земля. Вы живете в страшное время.
  Значит, базар продолжается:
  - Враг, как существующая реальность. Когда-нибудь человечество уничтожит последнего из врагов и поставит на его могилке победную пирамиду. Что-нибудь такое про чистый воздух, про яростный свет, про любовь не только к одной родине, но ко всему человечеству. Пирамида любви нам чертовски необходима. Только не сейчас, только не сегодня. Зачем чего-то строить, если придет на строительство враг и снесет пирамиду. Надо не строить, но защищать. Понимаешь, солдат, на тебя смотрит в упор родина.
  Мысли, конечно, хорошие, но так просто с ними не договориться. То есть не договориться без видимых физических повреждений. Мы же знаем, что усиленная работа ума имеет свои минусы. Во-первых, время у нас какое? Угадали, время у нас теплое, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Из-под фуражки комдива сочится естественный пот, а из желудков внимательных слушателей проступает естественное зловоние, как реакция на естественный пот.
  Вы попали:
  - Какая вонь?
  И хорошо попали:
  - А вот такая.
  
  А ДАЛЬШЕ?
  Можно дослушивать речь, плавно переходящую в одни гласные, а можно и не дослушивать. Хочу оставаться объективным в любых условиях. Речь очень интересная, она к месту, она вовремя. Речь правильная, самая правильная из всего, произошедшего за последние сутки. Хотя и произошедшее оно правильное. Вот только слушатели неправильные:
  - Ты рыгнул?
  - А ты отлил?
  Значит, останавливаемся на слушателях. Кто во всем виноват? Вот именно, вот угадали. Кое-кому повезло с завтраком, и они воспринимают полковника и его речь в одной плоскости. А кое-кому не совсем повезло. После города Петербурга невезучие слушатели не завтракали, не обедали и не ужинали, даже гребаной портянки не держали во рту. Согласен, они дураки. Следовало не так подойти к поставленной задаче, а по примеру везучих слушателей. Но как подошли, так подошли. Отсюда голодная вонь, перемешавшаяся с сытой отрыжкой.
  Полковник такое дело принял как должное:
  - Наша страна переживает сегодня судьбоносный момент. Кто-то старается это оспорить, опираясь на вражескую демагогию и пропаганду. Якобы ничего не переживает страна. Обыкновенная рабочая обстановка, обыкновенное раздолбайство, ошибки прежних правителей, неправильный коммунистический строй. Оно так. Патриоты своей родины служат родине в любой обстановке. Непатриоты с другой стороны не служат родине, а гадят в собственное гнездо. Прежние правители не правили, но ошибались, может целенаправленно, чтобы повредить родине и развалить государство. Есть другая версия, прежние правители получали денежное пособие от врагов, пили, гуляли и веселились, нанося ущерб родине. Теперь про коммунистический строй, последнюю болевую точку на развалинах русской земли. Существовал строй, больше не существует. Его ошибки невозможно исправить, потому что некому исправлять. Ошибающиеся коммунисты раскаялись и стали правильными законопослушными гражданами. Наш президент, очень правильный во всех отношениях человек и гражданин, простил коммунистов. Следовательно, мы должны их прощать, чтобы не оказаться в противоречии с главой государства. И мы их прощаем. Очень хороший ответ вражеской сволочи. Сволочь никого не прощает, сволочь подкапывается под государство. А мы не такие кособокие, мы прощаем. Нам необходимо единение вместо сволочного разъединения. Все сторонники родины объединяются на почве любви к родине, а противники разобщаются на почве злобы и мрака. Так говорю не я, так решила сама история родины.
  Сильный ход, если бы получился за ним славный выход. А так все то же шевеление воздуха:
  - Переходим к Истории с большой буквы. Есть История России, есть История Советской, простите, Русской армии. Они переплетаются во всех элементах и неотделимы друг от друга на каждом этапе. Россия, в том числе и Советский Союз, началась с военных походов, ими она и закончится. Это непререкаемый факт. Россия суть военное государство. Покуда существует армия, будет на первом месте Россия. Никакой тебе долбанутой Америки. Россия не может не воевать и не побеждать, проигрыш для России равносилен распаду и смерти. Америка может не побеждать, вернее, она побеждать не может. Таким образом, каждый гражданин, переметнувшийся на сторону Америки, по большому счету переметнулся на сторону врага. Опять непреложный факт. Америка ненавидит Россию и, следовательно, работает на ее разоружение. А Россия никуда не работает, она находится в полной гармонии с армией. Вот армия, вот она точно работает.
  Отсюда выводы. Скажем так, несколько нестройных залпов не могут испортить картину. Сначала треснуло у одного товарища, затем у другого. Случай обыкновенный, мы вам не дюймовочки какие-то. Но когда треск перешел в канонаду, спасти положение можно было единственным способом. И этот способ вы знаете:
  - Да здравствует родина!
  Или его производные:
  - Да славится армия!
  Я не уточняю, что некто подленько наблевал в сторонке, прикрываясь спинами своих товарищей. Этого некто так и не определили. Потому что нестерпимое, всепоглощающее зловоние вышло на первый план и отнесло куда-нибудь подальше все прочие факторы. Нет, мы так не договаривались! Хочу уточнить, так наблевать невозможно. Человек при всей его пакостности чертовски ограниченное вонючее животное. Ты знаешь, насколько его ограничили бог и природа, ты свыкся с таким ограниченным существом, а не каким-то раскрепощенным, тебе легче в силу привычки переносить человеческую гадость. А здесь что-то не так, не по-человечески, черт подери. Тишина, мертвый мир, рухнувшая вселенная, мрак, разливающийся по душе, и невыносимая во всех ипостасях вонища.
  - Это Слон.
  - Не Слон, а старший сержант Слон.
  Комдив поспешно слинял, зажимая армейские ноздри.
  
  НЕТ, НИЧЕГО УЖАСНОГО
  Набежала толпа ханыриков в драных хэбэ. Заспанные, одутловатые, ожирелые. На мой взгляд, с полным иммунитетом к любым запахам. Ноздри они не зажимали и дерьмо не убирали. Через пять минут, твою мать, уберут другие товарищи. А пока делаем из гражданской вонючки нормального защитника родины. Как это делаем? Неужели еще не сделали? А представь себе, ласковый мой, что не сделали. Лежит твоя обнаженная родина, можно сказать, совсем голяком, и никто не защищает ее. Как никто? А предыдущий призыв? Э, чего захотел, и куда тебя занесло. Не трогай товарищей, пока не порвали жопу. Отвечай за себя, твою мать, пошевеливайся.
  Курс на ближайший барак. В ближайшем бараке находится необходимая экипировка для экипирования голенькой родины. Тебе не нравится экипировка. Оно зря. Чуханам с мятыми рожами очень нравится. Чуханы рвут пакеты зубами и таранят оттуда, чего полагается. Смотришь, как в сказке, происходит перерождение золушки в маленькую принцессочку. И не в одну. Все ваши хреновы золушки просто на глазах преобразуются и перерождаются. Новенькие трусы вместо проссанных, новенькие маячки вместо дырявых, новое хэбэ вместо рвани и грязи. Не говорю про ремни с блестящими пряжками и пилотки с блестящими бляшками. Блин компот, столько было золушек, а теперь у нас целое королевство на выданье.
  - Облачайся!
  Так, заглянули в реестр. Все точно, все по списку. Такое-то количество обмундирования для защиты твоей и моей родины. Мы ее защищаем вместе. Кто против? Ты не хочешь ее защищать? То есть губищу наел и не хочешь совсем защищать родину? Решение неправильное, так дела не делаются, маленький мой. Тебе предложили защищать родину. То есть ее защищать, не жалея плоти и крови. А ты что такое? А ты решил отказаться? Бац по зубам. А у нас разговор короткий. Еще бац. А мы не расстилаемся перед сволочью, не желающей защищать родину. Снова бац. И скажи спасибо, что пострадали зубы твои, а не яйца.
  История обыкновенная. Из слабака одними разговорчиками не сделать мужчину. А что стошнило кое-кого на армейскую форму, ваши проблемы. Та форма, которая валяется на земле (с погнутыми бляшками, обоссанными трусами, рваными маячками), кто поспорит, что она не совсем форма. Ах, ты поспоришь? А кто ты такой? Вроде мы договорились с ребятами на определенном конкретном примере? А тебя не заметили, следовательно, не договорились, черт подери. Надо же, упущение по уставу. Сегодняшний устав в отличие от вчерашнего требует действовать уговорами. Ну, знаете, всякие там солдатские матери поливают слезами ООН и поганят детишек своих по привычке. Вот именно, что по привычке. Они же матери, они привыкли за тобой дерьмо подтирать. И что получается? Мы то же были такими. За нами вовсю подтиралось дерьмо и размазывалось. Нынче не подтирается. Мы выросли из пеленок, мы стали другими людьми. Мы теперь уважаемые люди, мы защищаем свою родину.
  А ты, что ты такое? Тебе не нравится армейская форма, пропитанная потом и кровью защитников родины? Ах, ты какой-то неправильный, чувачок. Ты не веришь, что это кровь? Да лопни твои глаза за такой поклеп и крамолу. Тебе оказали величайшую честь, поднять эстафету защитника родины. Ах, догадался, вот это самое на земле и есть эстафета. Ты пришел не в бирюльки играть и галушки хлебать. Тебя пригласила твоя родина. Она нуждается в тебе, чувачок. Она хочет тебя. Она вожделеет к тебе и отдастся тебе по полной программе. Ах, не надо вам родины? Ах, меняем ее на трусы и рубашку? Нет, достал, чувачок. Бац по яйцам.
  Хорошая работа, как я погляжу. Старший сержант Слон будет доволен. Точно, он будет доволен. Старший сержант любит такую работу. Чтобы все справедливо, чтобы все хорошо. Команда довольная, ребята довольные, никто не жалуется и не корчит из себя девочку. Вам нужны проблемы? Вот именно, кому проблемы нужны? Никому. Настоящий защитник родины защищает саму родину и обходится без проблем. Разве не понятно, ты поставлен защищать родину? Теперь понятно. За такое дело можно тяпнуть стаканчик. Старший сержант разрешил. Вас экипировали, товарищи. То есть не просто одели в армейскую форму, а экипировали, черт подери. Поэтому с вас причитается.
  И еще, что за дрянь завозилась в углу:
  - Почему такая у нас родина? Почему она такая, не знаю какая? Бедная, убогая, оплеванная, в каждой бочке затычка. Почему так плохо обходятся с родиной? Ну, почему так плохо обходятся с ней? Она нас рожала, кормила, воспитывала. Если хотите, растратила соки свои на нас недостойных, чтобы мы недостойные стали достойным детищем родины. А мы стали? Интересный вопрос. А нам позволили стать? Ну-ка ответьте, а что нам позволили? И как в такой духовной грязи сохранить достоинство родины?
  Далее мимо меня прогудело несколько несовсем обаятельных оплеух. Далее некто завыл:
  - Вот нашелся чистюля!
  Далее брызнули слюни в лицо, а за ними вообще ничего не случилось. Тишина, спокойствие, растерянные лица товарищей (будем называть их так), а над всем этим одно единственное лицо, какое не приснится в самом страшном кошмаре:
  - Допляшешься Муха.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
  Я опираюсь на долгое отсутствие пищи. Не пожрешь вовремя и имеешь порядочный шанс напороться. Ну, там всякие галлюцинации, навязчивые идеи и другая фигня. Своевременный прием пищи есть лучшее лекарство против фигни. Несвоевременный прием не только разрушает твой слабый желудок, но что гораздо противнее, разрушает твой неустойчивый разум. Лучше бы Мухин нажрался и выблевал нажратое, как остальные товарищи. Но не повезло. Почему не повезло, не будем возвращаться к столь щекотливой теме. Мухин вышел из детства. То есть из нашего комсомольского детства, переполненного больше духовной пищей. А это детство оно просто так не отпускает на вольные хлеба, оно всегда готово уловить своих выходцев в сети.
  Так и получилось на данный момент. Никто не просил на парад детство. Детство нахлынуло более чем неожиданно, схватило за попку и потрясло ножками. А хватка у него настоящая. Тряслись ножки, а вытряслись мозги. Зачем тебе ко всему прочему эти мозги, тем более из далекого детства? Хороший вопрос, не имеющий ответа. Сам не знаю зачем. Может, ищу лекарство против слоновой болезни. Или не понимаете, много слонов расплодилось в последнее время. Как бы сказать, не к добру. Следовательно, необходимо лекарство. При чем необходимо сегодня, сейчас, и такое лекарство может быть детством.
  Или чего-то я упустил?
  - Пошевеливайся, - завизжали за стенкой барака.
  - Выходи, - завизжали опять, - На армейское построение.
  И достойные парни в раздолбанных сапогах и повидавшем виды хэбэ оказались на голой армейской земле среди представителей нашей всезнающей армии. Тут им снова пришлось пережить несколько светлых минут, превосходящих своей дорогой чистотой все ощутимое, все пережитое ранее. Я не упоминаю про духовное "добро", которым они насладились в тот же период и совершенно бесплатно.
  - Ты меня слышишь, солдат, - речь одного из младших офицеров.
  - Нет, ты меня слышишь, - речь более старшего офицера по званию.
  - Ты не можешь не слышать, - ну и так далее, вплоть до товарища прапорщика.
  Много, много красивых, духовных и правильных слов. Все о солдатах, солдат. Нет, только представьте, такие слова и они о тебе. Дух захватывает. Сегодня тебя дурака назвали солдатом. Ты понимаешь, назвали такую ничтожную пакость и шваль? По настоящему нынче назвали. Раньше не называли так здорово, а если и называли, то что-нибудь вроде ругательства. Как ты не понимаешь, солдат, до чего же тебе повезло? Такое уважение от таких выдающихся личностей. Нет, зачем же от личностей, такое уважение от самого государства.
  Взрываются бомбы, строчат пулеметы, вон очередная ракета пошла. И все это ты, и все для тебя одного. Или не понимаешь? Еще крохотный, еще недоразвитый, твое развитие затормозилось мамками-няньками. Не воспитывали дурехи солдата, а воспитывали чудо невиданное, то есть вонючее козлище. Чувствую, не совсем понимаешь. Столько оружия (химического, физического, бактериологического) опять для тебя одного. Не надо мне впаривать про дурные игрушки. Дурные игрушки из детства, они застряли там навсегда. Другая жизнь, другое звание, другая любовь, другой подход к существующей действительности. И самое главное, что ты главный над всем этим хламом.
  - Пусть будет так, - закончилась первая речь.
  - Нет, не так, а так будет, - речь следующая, ну и все остальное.
  Тебе, солдат, повезло. Ты не задавал вопросов, но получил ответы на каждый случай из жизни. За тебя подумали, за тебя расписались. А что такое советский устав для солдата? Забудь. Сегодня вообще ничего советского, скончалась советская родина. Нынче только Россия, только она. Разные чукчи, чухонцы, хохлы свалили с раздачи, помашем им ручкой. Мы русские, мы остались в России. Наша Россия никуда не свалила, Россия при нас. Вот про это следует поговорить, как оно полагается. То есть поговорить основательно, исходя из обновленного устава и других документов, что подписал президент. А тебе выполнять со счастливой улыбкой.
  Короче, начало не самое мерзкое. Для товарища в армейских трусах тепло и на шишку не капает. Для товарища в драном хэбэ тошно и жарко. Какого черта боролся за это хэбэ? Подумал, что куча тряпья много лучше, чем дергаться голяком перед высшим начальством. И правильно, что подумал. Последняя самостоятельная мысль в твоей самостоятельной жизни. А дальше ты только солдат. Или опять не дошло? Или так хочется извращаться и спорить?
  Нет, потерпите, товарищи. Советское государство скончалось на заднем дворе. Советская армия не более чем дурная легенда. Нам не нужна дурная легенда. Мы долго боролись в советское время против такой армии, непобедимой и легендарной. Нам хотелось, чтобы была армия чуть человечнее и немного ближе к народу. Вот теперь абсолютно народная армия и вид ее очень близок к народу. Или не нравится, черт подери? Да кто вы такие опять? Или вражеская разведка над вами вчера поработала? Так не нравится и эдак не нравится. Так душа не лежит и сяк плохо. Нет, пора прекращать словоблудие и забить на словесный понос. На русской земле ничего не добьешься словами.
  А чем добьешься:
  - Ответит вам Слон.
  - Не Слон, а старший сержант Слон.
  И так далее.
  
  ЧЕСТНАЯ ИГРА
  Солдат Мухин не то же самое, что гражданин Мухин. Для бывшего гражданина и нынешнего солдата почти шокирующее открытие, на котором не грех потерять здоровье. А ты думал, будет иначе? Набегут девушки в кружевных панталончиках, зацелуют до смерти и наполнят желудок обедом. Э, не надо про жрач и не надо про девушек. Мухин знает, должно быть иначе. Все-таки цивилизованное государство с правильным отношением к общественной собственности и государственному долгу. А цивилизованное государство в любом варианте оно правильное, и в таком государстве найдется всегда закуток, где приткнут свои лапки ничтожные Мухи.
  А что имеем:
  - В армии уважается сила.
  Или еще лучше:
  - Ты против, примените на нем силу.
  Ну и последний из постулатов:
  - Армия правится хоботом.
  А кто не догадался заткнуть свою пасть, отойти в сторонку и сделать вид, чтобы его искали, он не солдат. Он очень плохой мальчик. И для него поясним на литературном примере, скажем точнее, поясним это дело в стихах.
  Все меняется в мире горбатом,
  Даже самые к черту истоки,
  Будто мир пробивает заплаты
  На покрытые плесенью щеки.
  Будто мир изменяет уставы,
  Закрывает отдушины с гноем,
  И находит обрывки от права
  Для своих недобитых изгоев.
  Будто делится каплями жира,
  Будто чешет поганое темя.
  Все меняется в чреве у мира,
  Если этого требует время.
  Ну, а кто не успел поменяться,
  С тем придется слегка разобраться.
  Стихи прочитал, самое время бить морду.
  
  ВЕРНЕМСЯ К НАШИМ КРОЛИКАМ
  Ой, простите, вернемся к солдату. Хорошая мысль. Солдат как единица, определяющая состояние твоего и моего государства. Солдат много, а государство одно, на всех не хватает. Отсюда некоторые шероховатости существующей системы. Ты обязан пожертвовать молодостью и здоровьем, жизнью самой ради единственного государства. А государство ничем тебе не обязано. Так говорит товарищ прапорщик перед строем всех этих придурков, которые минуту назад записались в солдаты. Ах, они не записывались! Ах, их насильно туда записали! Хватит придираться к словам. Если так говорит товарищ прапорщик, значит так правда.
  Теперь перейдем в частный сектор. Общие вопросы вроде бы решены. Частный вопрос касается государственного имущества, выданного солдату. Ты чего-то сказал о трусах? Вот паршивец, вот гнида пархатая. Товарищ прапорщик возьмет тебя на заметку. Ой, простите, ворвалась детская передача? Товарищ прапорщик человек занятый. Утром ковыряется в носу, вечером ковыряется в другом месте. Слон возьмет тебя на заметку со всеми вытекающими отсюда последствиями.
  Хотя про трусы хорошая мысль раз мы перешли к частностям. Непобедимая российская армия потому и непобедимая, что сияет она чистотой без царапин и пятен. Исходя отсюда, могут быть чистые трусы, а могут и наоборот. То есть на гражданке они могут быть. А в армии без вариантов, только кристально чистая армия.
  Кто-то издал нелицеприятный звук.
  - Разговорчики в строю!
  И еще один звук:
  - Есть возражения?
  Звуков больше не последовало.
  - Возражений нет, - подтвердил факт товарищ прапорщик. Следовательно, поработали мы здесь с полной самоотдачей и получили положительный результат. То есть результат об испорченных трусах. И не надо смеяться. Товарищ прапорщик жопой чувствует всякие смешки и улыбки в задних рядах, где прячется Муха. А ну шаг вперед! Вот так и стой, чтобы я тебя слышал и видел. Будешь стоять и смотреть мне в глаза, чтобы любое движение твоей подлой душонки не спряталось от моего пронизывающего взгляда.
  Так на чем мы остановились? Правильные ребята подсказывают, остановились мы на трусах. Очень серьезный вопрос. Солдат расслабился, солдат зазевался, солдат утерял бдительность и испортил трусы. Результат есть, а какие отсюда выводы? Кто может ответить? Ах, Муха желает ответить. А тебе, пакость ты эдакая, слова не давали. Стой, ешь старшего по званию глазами. И не говори, что у этого старшего звездочки как-то не так расположены. Правильно у него расположены звездочки, чтобы отличались от менее значимых, от генеральских. А вопрос относится к правильному солдату, к неправильному он не относится. Значит, на первый раз товарищ прапорщик обойдется подсказкой. Испорченные трусы здесь вам не детская забава, а начало разложения армии. Солдат сначала испортит трусы, затем испортит ремень.
  - Кто спросил, как испортить ремень?
  Молчание, подлые смешки. Ну, ладно. Для таких придурков вторая подсказка. Солдат суть придурок на начальном этапе, ему испортить ремень, что отлить в армейском сортире и даже легче. Беру значит ремень, шмякаю его об камень. Для чего шмякаю? Ну, чтобы замочить червячка или какую там съедобную букашку. Ничего особенного, а ремень испортился.
  - Кто сказал, что ремень испортить нельзя?
  Блин, и почему все суровые взгляды в сторону Мухина? Маленький Муха даже вспотел от подобной фигни. Да хватит ко мне придираться! Нет, не хватит. Товарищ прапорщик не маленький мальчик, он боевой офицер, твою мать, он разработал определенную тактику общения с маленькими мальчиками, отсюда выводы. А ты маленький мальчик. Так вот молчать, и слушай следующую подсказку.
  Дело в том, что на следующем этапе солдат утеряет пилотку. И не надо мне писать на плац, а не то оторву это место, все равно в ближайшие пару лет от него никакой пользы. Так вот, слушайте сюда, маменькины сынки. Солдат задумал погреться на солнышке вместо того, чтобы отдавать долг родине. Бац, клац, и пилотка утеряна.
  А дальше? Ну, дальше вы понимаете, и даже Мухин меня понимает.
  - Правильно, Мухин.
  - Так точно, товарищ генерал.
  Видите, Мухин все понимает, только со званием не определился пока, но дело поправимое. После пилотки солдат утеряет башку. Зачем тебе башка, если на ней нет пилотки? А утерявший башку, как пить, становится предателем родины.
  
  ВЗДОХ ПО РЯДАМ
  - Молчать! - еще одно правильное решение. Какой может быть разговор с предателем родины? Может, может. Это версия самого предателя, опустившегося и обнаглевшего. А наш ответ, черта лысого может. Кому-то не понравился черт? Как твоя фамилия? Мухин? Слыхал я такую фамилию. Знаю такую фамилию. Ты случайно не предатель родины? Значит, скоро будешь предателем. Все факторы налицо. Посмотри на свои трусы. Три минуты назад тебе выдали государственные трусы гостированной кондиции. И на что они похожи такие трусы всего через три минуты? Нечем крыть, твою мать? Так заткнись и слушай сюда, Муха.
  Доброе слово наставника есть единственное препятствие между твоей предательской судьбой и твоей родиной. Наставник видит твои пороки насквозь, а что не видит, то чувствует. Отвратительные пороки, черт подери, но мы не об этом. Нас интересует единственный в своем роде порок, который называется "трусость".
  А, зашевелились, товарищи. Правильно подобрал свое слово наставник. Можно прослыть недоноском, придурком, подленькой сволочью, слабаком, но трусом прослыть нельзя, то есть не только нельзя, но и вообще невозможно. Как такое, ты трус? Да такое в голове не укладывается. Подлость и инфантилизм в какой-то мере укладываются, но трус никогда. Настоящий мужчина не может быть трус. И даже ненастоящий не может. Трусость как девчачья привилегия. Настоящий мужчина такое не может себе позволить, то есть не может вообще никогда. Он кто угодно, любая букашка, гад, червячок, но только не трус. Потому что его воспитала так родина.
  - А теперь вопрос на засыпку, есть среди вас трусы?
  Молчание. И это плохо. Необходима ярость в глазах. Еще лучше вспышка, удар по мозгам, очередь из автомата. Еще лучше всенародная ненависть. На трусость как адекватный ответ всегда нужна ненависть. Потому что лишь при таком раскладе реабилитируется солдат нашей великой и несгибаемой родины.
  - Или все-таки есть несогласные?
  Опять молчание. Дурацкий Мухин пытался чего-то сказать. Как твоя фамилия? Ага, твоя фамилия Мухин. Вот и заткнись, Муха. Всенародная ненависть не для тебя. Такого как ты вряд ли перевоспитаешь. Мудрый наставник сразу определил, какое ты гэ на словах и на деле. Гэ точно не перевоспитаешь. Попадаются подобные экземпляры у нас в армии. Может быть в другой армии, скажем, у марсиан они не попадаются. Но в нашей армии чего есть, оно есть. Русское офицерство борется со всякими Мухами, чтобы отучить их от гавна и приучить к службе на благо родины. Но русское офицерство сегодня не такое свободное, как советское офицерство. Если вернуться в совсем недалекое прошлое, можно заметить, насколько то офицерство отличалось от этого офицерства. Нет, не человеческий фактор. Человеков у нас в России хватает, а вот все остальное.
  Что ты там про сообразительность сказал? Молчать! Руки по швам! Как стоишь перед строем! Э, свои дурацкие штучки забудь. Или наша страна не нравится? Или чего-то имеешь против моей родины? А, успокоился. Правильно, неуспокоенный мой, армия не таких недоносков обламывала. Офицеры той предыдущей формации были куда сообразительнее, чем нынешние офицеры. Это факт. Если хотите, это система, отработанная за семьдесят лет советской власти. Теперь другой факт, советская власть больше не существует, значит так правильно, туда ей и дорога. Но традиции советской армии они остались для будущих поколений офицерства и широко используются нынешним поколением. Отставить смешки. Традицией в суп не наложишь и жопу не подотрешь. Я понимаю, наши победы достали все человечество. Сколько русские не воевали, будь они русской или советской армией, они все равно побеждали. А завистники, всякие там американцы, поганцы, маланцы, эти завидуют каждой нашей победе. Потому что гонору у них много, а побед с гулькин нос. Опять выводы.
  - Что опять?
  Кто сказал? А это уже крамола. Ты Мухин сказал? Ну, давай признавайся, все равно не спрячешься, все равно не уйдешь от возмездия. Я за тобой наблюдаю, я знаю, что ты за насекомое, как уточнял Владимир Ильич, вредное насекомое. Заруби на своей извращенческой морде, в армии не приветствуют насекомое, тем более вредное. Поэтому я запомнил твою фамилию и наблюдаю за ней. А для остальных еще вопрос на засыпку:
  - Что обязан солдат?
  Ага, угадали. Ваше молчание в данном случае лучший ответ на вопросы подобного рода. Много чего обязан солдат, в том числе он обязан служить родине, но с другой стороны... Вот именно, с другой стороны он обязан молча служить родине. Ага, угадливые мои, как хорошо, что вы догадались. Молчаливый солдат есть настоящий солдат, а болтливый солдат есть проблема.
  Или опять кому-то не нравится? Очень хорошо, всем нравится. По крайней мере, приоритетный вопрос мы решили, и нет нужды к нему возвращаться. Солдат не болтает, а слушает. Птичка пролетела, мышка пробежала, пчелка прожужжала. Солдат слушает. А может это не птичка, не мышка, не пчелка? А теперь это квириты врага (во какое словцо завернул товарищ прапорщик).
  Нет, прекратили смеяться, я кому говорю. Дружба у нас интернациональная. Государства ведут мирное сосуществование и не бросаются на разделенный пирог. Но никто не отменял всяких птичек, мышек и пчелок. Такая, мать твою, жизнь. Честная, правдивая, настоящая. И армия у нас настоящая, потому что слушает настоящую жизнь, применяет и принимает.
  А у тебя что-то есть против армии?
  
  ОКОНЧАНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  Слова. Так много слов, так много всего интересненького. Муха слушает, открыв рот, точно в рот настоящая муха влетела. Э, не стоит ругаться. Сегодня особенный день, если хотите, наш день - день защитника родины. Нет, ни какое там двадцать третье февраля. Ненавижу всякие официальные праздники, от них попахивает трупаком. Люблю только праздники неофициальные. И нынешний день, который повязан с моей и твоей родиной.
  Или до вас еще не дошло?
  Нам сказали правители,
  Эта родина - мать.
  А такого родителя
  Невозможно прогнать.
  От родства не откажешься,
  Даже если в гробу.
  Коли с матерью свяжешься,
  Не пеняй на судьбу.
  Не бросайся блевотиной
  От родного стебля,
  И тогда эта родина
  Не прикончит тебя.
  Значит, обыкновенная процедура, на которую сами напрашиваетесь. С вами хотели по-хорошему, как со взрослыми мужиками, вступающими во взрослую жизнь. Можно сказать, к вам отнеслись с пониманием, чуть ли не с максимальной любовью, возможной в данное время и в данном месте. И что? Как вы отреагировали на это:
  - Где же Слон?
  - Нет Слона.
  Дело кончилось прозаической пьянкой.
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  Время лучший из докторов, как я понимаю. Попили, поели и вылечились, отрыгнув выпитое и отблевав выжратое. На все нужно время. Прошло его не так много, чтобы твоя предыдущая жизнь стала вроде бы не твоей, а какой-то чужой и совершенно неправильной. Зачем тебе предыдущая жизнь? Нет ни плоского барахла, ни круглого, ни квадратного, ни серого в крапинку. Вообще ничего нет, что заботило тебя и давило по пустякам в твоем прошлом. А теперь ничего нет. Прошлое за гранью, существует только одно настоящее. Настоящая плоскость, настоящие круги и квадраты. А еще существует вот эта самая армия.
  Э, хватит плакаться и рвать волосы. Что существует, то существует. Ты ни капельки не виноват. Оно существует, потому что оно существует. Принимай существующий факт, не задумываясь над ним. Будет легче. И хватит кривляться. За что? Почему я? Чего ради? Значит, так получилось. Кому-то сто миллионов баксов, замок и яхта на день рождения. А кто-то должен, ну просто обязан такое дерьмо защищать и не вякать. Плюс болтовня про свободу и коммунизм (то есть про демократию). Плюс поганые лапы врага. Плюс незащищенная коммунистическая (то есть демократическая) родина.
  А про детишек я промолчу. Неужели так плохо перевоплотиться из ублюдка и дегенерика в нечто целостное и очень правильное, чему имя "солдат" или "защитник родины"? Да вы что, охренели? Здесь не больше, как дело техники. Заснул ребенком, проснулся солдатом. Немножко недокушали, немножко ненабезобразничались, кое-какие мизерные усилия по борьбе со сном и бездельем, плюс общая спальня, то есть без мамы и папы. И вот готовый солдат. Для старого человека, понимающего истинное значение воинской службы оно просто. А ребенок не понимает, хоть расхренячь ему морду. Точнее, этот дурацкий ребенок, то есть солдат, черта лысого не понимает. Какая еще служба? Какой долг? Все мне должны, и папа, и мама, и государство, и родина. А я никому не должен. На том стоит демократия и нефиг парить мне мозги.
  Остановись, мой ласковый. Тебе объяснили позицию родины. Тебе рассказали твои обязанности. Тебе показали обязанности родины в отношении тебя самого. И первая из них, дать тебе одежонку правильного образца. Ты получил одежонку, уши не мерзнут? А вторая обязанность, дать тебе жрачку. Ты получил жрачку? Не надо придуриваться, что от полученной жрачки выворачивает желудок на ближайшие кусты и деревья, и сама природа несколько изменила свой вид. Так должно быть, по крайней мере, на данном этапе. Но есть и хорошие новости. Кое-кому очень нужна была жрачка. Еще бы часок-другой без еды могли привести к человеческим жертвам. А так несколько жизней спасла родина.
  Наконец, последний момент. Ты получил крышу над головой. Ах, это не отдельные апартаменты. А ты заслужил отдельные апартаменты? Вот и заткнись. Тебе дали койку, на койку простынку, на простынку подушку, на подушку другую простынку, на простынку байковое армейское одеяло. Ах, не нравится? А тебе еще дали армейский сортир. Настоящий, на во-от такое очко в ближайших кустах. Что из окна дует? Где ты увидел, что дует? Ах, какие мы нежные! Кое-какое нежное место продуло. И поэтому испоганили рядом природу. Но это уже из другой оперы. Ты, испоганивший природу, за так за дармак получил такие блага, которых ты не достоин.
  Отсюда еще выводы. Получив много тепленького и хорошенького, ты решил зафилонить. Прошлая твоя жизнь, переполненная развратом, все еще не отпустила тебя. Поэтому титанические старания родины, очень ценные на фоне разрухи в посткоммунистический период, прошли для тебя незаметно. Хочу, хочу и хочу. Стоп машина, хватит придуриваться, ласковый мой. Ты все получил, теперь разберемся, чего хочет родина.
  
  О ЛЮБВИ
  О желаниях родины мы уже говорили. Она незащищенная, она такая маленькая и жалкая без твоей помощи. Она бы хотела сама защищаться, но как-то не получается самой. И использует родина Слона, которого при других обстоятельствах она не использовала бы никогда. Потому что родина ненавидит Слона, а любит солдата.
  Что понравилось? Ты хотел правду и получил правду. У нас солдатская родина. Она не только любит, она сочувствует любому солдату, она мама и папа его, ну и всякое прочее. А Слон как полено в глазу нашей родины. И если бы ты, очень нежненький и капризный, перестал на определенном этапе кривляться, то разобралась бы со слоновьими штучками родина.
  Короче, сам виноват. Нет комсомольского огонька, нет счастья в глазах, не распространяюсь про твою грязную эгоистичную душу. Ничего нет. Ты не захотел освободить от Слона родину. И не надо придуриваться, тебе нравится Слон. Черт подери, ты любишь Слона, ты чертовски любишь его. На определенном этапе Слон для тебя выше родины.
  - Разворачиваем палаточный лагерь.
  Первый выход Слона, можно сказать, предварительный выход или пробное испытание. Слон вышел, натопал огромными ножищами, посопел, попыхтел, скрылся, будто его и не было. Но душа задержалась на грешной земле. Кто это сказал, Слон с нами, Слон наблюдает, у него глаза и спереди и сзади, Слон знает все. Родина не говорила такое. Родина пряталась в уголке, пока слонялся возлюбленный Слон со своими ножищами. Родина протягивала с мольбой руки, уберите Слона. И что дальше? Ты прислушался к родине? Ты попробовал ее приласкать, или хотя бы ее успокоил, я уже не говорю о защите?
  Нет, не надо песен, солдат. Ты смотрел на Слона, на его топотание, на дурацкие выкрутасы. Ты зомбировался, солдат, превратившись в слоненка. И тебе показалось, что это выход на фоне умоляющей и униженной родины. Все-таки девяносто четвертый год на дворе. Время такое серьезное, когда забываются игрушки, и по неволе становишься взрослым. Твоя детская идеология дала трещину. Ты попробовал отпочковаться от родины, чтобы не думать о ней. И пришел Слон. Должен же кто-то покрыть собой родину.
  - Слон даже в Африке Слон.
  Слезы теперь не имеют значения. Твоя ошибка переросла в общую болезнь родины. Общая болезнь распространилась, как полагается, на тебя самого, и ты заболел, повторяя как попка дурак:
  - Старший сержант Слон.
  И хватит лить слезы.
  
  ЕЩЕ НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ
  Палаточный лагерь гораздо круче казармы. Всего три койки в палатке, не так много. Можно напрячься и отыскать среди пацанов (простите, солдат) трех трезвенников. И что получается? А получается трезвая палатка. Не самый плохой выбор, черт подери. Кто-то нарушает режим и гадит природу. А кто-то не нарушает режим и опять же не гадит. Почти выход из положения, когда нет рядом ни мамы, ни папы. Но с другой стороны почти предательство родины.
  - Почему все палатки такие, а эта другая?
  Закономерный вопрос. Тебя призвала к себе родина. Ты пришел с другими ребятами. Они повели себя адекватно самой обстановке. То есть они наблевали и малость нагадили. Может не лучшее решение существующей проблемы. А твоя трезвая палатка, неужели она лучшее? Стоп, товарищи! Вы тут нацелились на палаточный лагерь? Очень хорошо. Живите вечно, живите ласково! А вот то крохотное местечко за лагерем, разве кого устроит? Мухин так и предполагал, что не устроит. Мухин сюда со своей шоблой. Помахаем за лагерем крылышками, здесь будет палатка.
  Вот беда, не все так считают.
  На хорошее мерзкое пялится
  И долбает хорошее палицей,
  И пинает хорошее пятками,
  И под зад протыкает рогатками.
  Таковое по сущности мерзкое,
  Что способно на выходки дерзкие,
  Что способно на всякие выходки
  По примеру собачьего выродка.
  Что согласно с любыми примерами,
  Что оближет крестец изуверовый.
  Что от светлого, чистого, доброго
  Сразу свалится к милому гробику.
  И завоет, как тысяча меринов,
  Если мерзость другому отмеряна.
  Делаем выводы.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ
  Как того и следовало ожидать, палатка на отшибе не понравилась Слону. И забежал вроде бы Слон на четыре секунды, но та самая отшибнутая палатка не осталась незамеченной. Что-то не так, черт подери! Здесь не должно быть палатки. Только трава и ничего более. А палатка должна быть на четыре метра левее, как полагается, и никаких рассуждений.
  - Этой здесь не стоять.
  Так решил Слон. Его правильный взгляд на вещи подтвердили его правильные поступки. Один пинок, больше нет палатки. Нечто бесформенное на земле, оно есть, а палатки нет, и не будет. Так сказал Слон. Всякое самоуправство карается по закону. Слон не базарит вот так, тем более ничего просто так не делает. Его взгляд, тусклый, тяжелый, похожий на камень, не изменяется под действием солнца или каких иных факторов. Слон говорит, потому что так говорит. А кто против? На этот раз подвернулся Верзила:
  - Ты что-то сказал?
  Следом громадных размеров клешня провела воспитательную работу с товарищем. Опять ничего личного. Против Верзилы только работа. Можешь обижаться, а можешь успокоиться. Работа сама по себе не имеет ни отрицательной стороны, ни положительной. Она либо проводится, либо нет. Слон не из тех, чтобы тратить свое время на чужую работу. Если его вынудили работать, твои проблемы, ибо без нужды Слон никогда не работает.
  Прошло еще четыре секунды. Сумасшедший срок. С детьми нельзя расслабляться. Там четыре секунды, сям четыре секунды, время накручивается. А что для Слона время? Или желаете диспут не на своей территории? Время, как основное мерило вещей. Кто не бережет время, тот его разбазаривает. Слон черта лысого не разбазаривает. На правильно поставленный вопрос получаем правильно поставленный ответ:
  - А в чем, собственно, дело?
  Верзила упал на колено и простонал нечто нечленораздельное.
  - Значит, ты еще разговариваешь?
  Плохая сегодня погодка. Солнце не самое яркое и небо не самое синее. Тоже мне юг называется. Еще четыре секунды назад Слон мог вернуться к нормальной слоновьей жизни. А что оно такое, нормальная жизнь? А черт его знает что. Ну, сидел бы, помахивал хоботом и продумывал более тщательную стратегию и тактику по защите родины. Нет же, спутали планы всякие чмо. А это почти преступление.
  - Ну, хорошо.
  Еще несколько секунд. За каждую из них по одному удару. Начальное обучение производится сегодня, сейчас, на конкретном примере. Никаких разговоров. Базар оставь для своей бабушки. Большая нога бьет в живот, а оттуда обучающая сила удара передается в голову. Если голова обучается, тебе повезло. В противном случае бьет другая большая нога. А она правая, и бьет гораздо сильнее.
  Вот мы и договорились. На слова уходит слишком много времени. Так в армии не положено. Время здесь основной показатель. Ушло его чуть больше, и проиграла твоя родина. Поэтому береги время (хороший совет) всеми доступными способами, и делай дело, исходя из интересов своей родины.
  Так что не обижайся, мой мальчик. Тебя не пинали, не унижали, а только воспитывали. И воспитывала тебя сама родина через большую ногу Слона. Так что претензии к родине, если конечно совсем оборзел и ума не хватает. А родина, она знаешь какая? Так оно лучше. Для знающего это хорошая родина, для незнающего это Слон и его большая нога. И еще несколько драгоценных секунд, что уделил тебе Слон за твою и свою родину:
  - Палатке стоять на холме.
  Дальше стошнило Верзилу.
  
  А ПРОБЛЕМА ОСТАЛАСЬ
  Правильное построение лагеря было восстановлено, но строй развалился и с гармонией как-то не так получилось. Сами понимаете две тысячи четвертый год на дворе, тут тебе не Брежневский коммунизм. При Брежневском коммунизме существовала гармония, да еще какая. Все неправильное гармонировало с правильным, являясь его продолжением, а все правильное гармонировало с неправильным, как папа и мама. Поэтому Брежневский коммунизм занесен в красную книгу. Лучшее государство, истинно русская власть, и настоящий очаг демократии. А елочная демократия, она вообще не знаю какая, и не разберешься, какой она фрукт. Потому что две тысячи четвертый год на дворе, и многое изменилось в нашей вселенной.
  Опять выводы. Перенос палатки группой товарищей запишем в пассив. Возвращение палатки запишем в актив. Теперь для проформы следует уничтожить палатку. Трезвая палатка, что за фигня? Что за дикость на русской земле? Русский не может быть трезвым, трезвая палатка для него как обида, или полено в глазу, якобы намекающее на большие и толстые обстоятельства. Вот и я повторяю, следовало уничтожить такую палатку, а группу революционно настроенных товарищей расписать в другие места, где облом с революцией.
  Э, мой ласковый, мало ли чего следовало.
  - Ты не пьешь?
  - Я не пью.
  - А по праздникам?
  - Даже по праздникам и не больше стакана!
  Скрывается, твою мать, подобный товарищ. Сразу и не разберешься, что за прилизанной оболочкой. То ли не пьет, то ли врет, то ли скрывается. А страна пострадала. Отсюда еще выводы. Трезвость не есть норма жизни, но только придурство и отвратительное кривляние перед себе подобными. Вот вы какие, а вот я какой! Некоторые придурки не только скрываются, но и выпячивают свое нелицеприятное "я". То есть мне разговляться в раю, а для вас только ад, сковородка, щипцы и удары по яйцам. Абсурд, конечно. Если за подобную мелочь подобное наказание, тогда наказывайте всех, то есть всех скопом. Можно сказать, наказывайте русскую землю без выбора и пощады. Нет праведников, все виноватые. И тот, который единственный праведник, он виноватый. Вел себя гаденько, придуривался, скрывал свое истинное лицо, а когда открыл, только опошлил русскую землю.
  Правильный ответ бывшего коммуниста бывшему комсомольцу:
  - Не пьет сволочь.
  И выводы правильные:
  - Ты сволочь.
  Просто, ясно, по существу:
  - Кто не пьет, тот готовит подлянки для родины.
  Отсюда история с трезвой палаткой. Развалить, уничтожить, прикрыть развратный притон в самом сердце защитников родины. Нет, они еще не нагадили родине. Они сами не в курсе, какая готовилась подлость их маленькими гаденькими ручонками. А Слон в курсе. Знамо, к чему это дело ведет. Сегодня уединился, а завтра предал родину. Вроде бы верная мысль, вроде бы хорошо. И все-таки есть червячок в нашей булочке.
  - Какой-то неправильный Слон.
  Кто сказал, что неправильный? Мухин сказал. Если стреляешь, стреляй. Если мордуешь, мордуй. Если решил причесать под одну гребенку... И время здесь не имеет значения. На начальном этапе каждый испорченный день на самом деле он неиспорченный. Ты не даром прожил этот день, если довел его до конца. Хотя бы вот до такого конца. Бывшие трезвенники разбрасываются по другим палаткам и мирно храпят в окружении нормальных людей. Завтра для них наступит другая жизнь. Нормальные люди нальют нормальный стакан и сделают из бывшего маменькина сынка (читай, трезвенника) нормального мужика и солдата.
  А ты, твою мать, что ты сделал, черт подери? Набил одну морду и перенес чуть ближе к центру одну палатку.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ БАНКЕТА
  Мухи липнут на гавно, а трезвенники липнут к трезвенникам. Самое интересное, что собрались здесь трезвенники (то есть собрались в трезвой палатке), обсудили мировые проблемы, заклеймили позором врагов человечества (то есть ребят из других палаток), а познакомиться как-то не сложилось. Ну что за фигня такая? Мы животное какое или как? Нормальный человек ни в коей мере животное. Он заводит нормальную человеческую среду через знакомство. Можно сказать, знакомство по интересам. Ничего не имею против. Если среда нормальная, а палатка трезвая, это уже интересы. Пускай для кого спорт, для кого баба, а для кого трезвость и снова палатка.
  Идем дальше. Русская земля наградила кое-чем человечество. Спасибо тебе, Россия, за ласку твою, за заботу, за пресловутое кое-что, чего нет нигде, только у нас. И мы понимаем, как нам повезло родиться на русской земле, потому что мы русские, хотя не каждому такое понятно в трезвой палатке.
  - Ты откуда? - вопрос товарищу Мухину.
  - Все оттуда, - ответ на вопрос.
  Чувствует Муха, куда садиться и на чем удавиться. Контакт почти состоялся.
  - А ты кончал институт?
  - Все кончают.
  - Как Слон?
  - В точку.
  Теперь контакт состоялся без всяких почти. Кусочек брезента, несколько колышков, три кровати, две тумбочки (на троих), какое-то барахло и так далее. Трудно решить, откуда ноги растут, но с тумбочками явный перебор. Совместная тумбочка часто подталкивает на более тесные отношения, чем оно следовало. Потому что раздельное барахло в тумбочке, которая совместная, незаметно становится совместным барахлом. И это не худший из вариантов контакта, хотя могло быть и хуже.
  Вспомним, о чем у нас речь. Да о гребаных раздолбаях, отколовшихся от истинного коллектива по защите родины и создающих свой коллектив. Или не вспомнили? Или вам кажется, нет раздолбаев? Вынужден вас обрадовать, они есть. А для чего еще две тумбочки на троих и прочая гадость?
  - Поздравляю, - искреннее рукопожатие Верзилы и Мухина.
  - Не за что, - не менее искреннее рукопожатие с третьим товарищем, которого (простенько и со вкусом) зовут Бобик. Через несколько секунд выясняется подноготная трезвых товарищей. И самое время товарищу Бобику отправиться на покой, чтобы не портить своей тупорылостью высокоинтеллектуальную беседу более образованных, а, следовательно, более старших товарищей:
  - Я кончал.
  - Ты кончал.
  - Он кончал.
  - Нет, он не кончал, и они не кончали.
  При такой постановке вопроса можно даже прослезиться и размазать сопли по мордочке. Ничего страшного, да поймут меня все кончающие товарищи, а некончающие, соответственно, не поймут. Сколько звезд на небе, сколько песчинок в океане, сколько микробов вокруг нас и в воздухе. Поэтому некончающие товарищи не поймут, а кончающие размажут сопли и слезы.
  - Значит Слон не такой идиот?
  - Почему не такой?
  - Потому что из наших.
  И возразить нечего. Разбитая морда не в счет. Чужие бьют морду по правилам и нарушая принципы. А наши бьют морду, потому что ее бьют и не больше того. Если вам не нравится морда, набитая нашими, боюсь, вам не нравится ничего. Да вы, батенька, извращенец? Пара ссадин, крохотный синячок не есть повод, чтобы так расстраиваться, а есть повод, чтобы еще раз получить в морду.
  Верзила смеется:
  - Слон кончал институт за отсрочку от армии.
  И Мухин смеется:
  - А с отсрочкой как-то нехорошо получилось. То ее дают, то не дают, и выходит поймала Слона армия.
  Верзила задохнулся от хохота:
  - Значит, Слон ничего не поймал?
  Плюс еще вредные Мухи:
  - Что там говорилось про идиотов?
  - А говорили мы про отсрочку.
  - Вот-вот, про нее родненькую и говорили. Ежу не понятно, откуда отсрочка и Слон? Разве плохо товарищу в армии?
  Так начинается новая жизнь. Так начинается новый день. Так крепнут обыкновенные отношения между обыкновенными парнями. Так находят парни друг друга. Нет, я ничего не сказал об армейской дружбе. Не совсем удачная тема в двухтысячные годы. Давайте обойдемся без дружбы. Пошли себе на контакт, и довольно.
  - Ты что-то рассказывал про институт? - Верзила задал очень верный вопрос раззудевшейся Мухе.
  - Не совсем, - на своих позициях Муха.
  Неужели приходится разъяснять каждый раз момент соприкосновения института и человеческой глупости. Все мы учимся в институтах по той или иной причине. Институт нам навязывают родители. Каждому родителю хочется увидеть детку с дипломом, то есть умненького, ученого и не страдающего скрытой формой дебилизма, что развивается при отсутствии диплома и прекращается при его наличии. Отсюда глупая морда известных товарищей (кивок в сторону Бобика), не смахивающая на присутствующий диплом. Но хочу отметить, у многих товарищей диплом все-таки присутствует. Нет, не какая-нибудь бумажка для подтирания одного места. Но вполне работоспособный диплом одного из лучших вузов страны (подразумевается Политех). И не надо кривляться, если такой человек стал Слоном по призванию.
  - Во, рассмешил.
  Надо чувствовать, откуда ноги растут. Тем более, что тебя отодрали из города вместе с твоими бумажками. А других не то чтобы отодрали. Они из деревни.
  - Деревня была и будет деревней.
  И здесь немножко не то прожужжал Муха. Скажи спасибо, что не расплачивается за "не то" морда. Хотя в другой ситуации неправильная философия может окончиться правильным мордобитием. А, следовательно, нужна правильная философия, пока не дорос до чего-то большего, чем развлекать деревенских ребят правильной городской жизнью.
  - Значит, учился и стал Слоном?
  - Почему бы и нет?
  Некоторые учатся, чтобы стать президентами, некоторые, чтобы буржуями и ворами, некоторые (а таких меньшинство), чтобы дальше учиться и защитить диссертацию. А некоторые (их основная масса) просто получают диплом и идут дальше.
  - Идут в армию?
  Можно и так. Только одни идут в армию, потому что попались. То есть прятались плохо, а пили много, потому что хорошее было пиво. Пили, пили, попались. Таких большинство. Но есть и такие, что от души идут в армию.
  
  НЕ НРАВИТСЯ МНЕ ЭТО
  Хотел создать городскую палатку. Не получилось. Только ядреная смесь тупости и ума, пороков и новых пороков. Не хотелось создавать ядреную смесь. В тот самый момент, когда обновленная родина мечтала о гиперпространственном взрыве и выходе на гипервселенские рубежи за счет своих нерастраченных сил и резервов. Значит, тратили, тратили, но не растратили. И правильные ребята, охраняющие резервы, очень нужны были нашей стране. А среди правильных товарищей, то есть нужных, был Слон, с которым никак не поспоришь насчет палатки:
  - Это приказ.
  Кто не согласен с приказом? В нашей стране все согласные. Из несогласного материала делают котиков или зайчиков. Каждый несогласный ублюдок имеет возможность не соглашаться в душе и не раззявать свою пасть, пока не отбили. Отсюда правильный диалог с деревенскими представителями в негодяйской палатке. Ты есть Верзила, таким и оставайся, независимо от различия между нами в происхождении и интеллекте. А я есть Муха, таким остаюсь, независимо от твоих воплей.
  - Почему не пошел в другой институт?
  - Захотелось быть ученым.
  - Почему не стал ученым?
  - Расхотелось им быть.
  Деревня вздыхала и порицала меня за неправильный выбор предмета науки. Странный какой-то момент. А сами почему не выбрали правильно? А силенок не хватило? А какого черта не хватило? А не хватило, потому что родители были такой же деревней. Вот и остановимся. Нормальный был институт. Некоторые товарищи кушали за родительские денежки и учились на военной кафедре. А некоторые поднимали бачки и не учились.
  Отсюда вывод:
  - Не получил лейтенанта в учебке своей, сам дурак и козел в одной фляге.
  Однако деревня не менее порицала себя и постоянно оправдывалась вместо того, чтобы бить Муху:
  - Хорошо в городе.
  Конечно же, хорошо, кто бы не согласился? В городе решаются любые проблемы на любом уровне. Если не совсем идиот, можешь найти работу, накопить бабло и откупиться. А если совсем идиот, можешь спрятаться. Например, у хорошей девчонки, которой с тобой хорошо в городе. Бывают же такие хорошие девчонки. Вон послушайте случай... Мухин говорит, не бывают. Все девчонки суки и стервы. Ни за что не помогут тебе спрятаться. Никто не слушает Мухина. Даже Бобик проснулся. Да пошел ты подальше! Да иметь тебя в задницу! Нет не меня, а тебя. Вот и я говорю, что тебя. Так хорошо в городе.
  А про правильную девчонку разговор отдельный. Только в городе бывают правильные девчонки, в деревне черта лысого не бывает. Городской считает, что правильные девчонки в деревне? Да пошел ты опять! Полное незнание человеческой натуры. Куча глупых приколов, отстой. Откуда в деревне правильные девчонки? Там хищницы. И не криви морду, в деревне самые зверские хищницы из особо зверских. Потому что они мечтают попасть в город.
  - Не верю.
  - Ну и пошел ты подальше в свой город...
  А в этот момент из нормальных, нетрезвых палаток на свободу выскакивали настоящие парни, не хлипаки, не дубы, не плаксивые чудики и не предатели родины. Из нормальных палаток вываливались герои земли русской, горланили и визжали, колошматили по брезенту палками:
  - Суки ползучие!
  - Хватит борзеть!
  - Вылезайте в парашу очкарики!
  И поганцы тащились на свет, прямо-таки всей оголтелой командой. А что случилось? Неужели ночь? Или время пришло завтракать? А заодно обедать и ужинать. Да нет, ничего не случилось. Просто существуют нормальные парни, а существуют не совсем, чтобы нормальные, разводящие на дрожжах сопли. Плюс еще существуют защитники родины и полная их противоположность, как говорил Слон. А что такое противоположность? Не больше, не меньше, осколки пустой бутылки.
  
  ВОЗВРАЩЕНИЕ К ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ
  Ежели говорить о переходном процессе от кретинизма до героизма, от тупости до величия службы на благо отечества, то самое время заткнуться. Как вы понимаете, переходный процесс, не взирая на предварительную подготовку, не оставил осадка в душе или каких-нибудь жестоких и тягостных воспоминаний у недоразвитых детушек.
  Пожалуй, первые дни до присяги в армейских рядах наблюдалось некоторое подобострастие к дисциплине, что можно принять за не очень умную шутку. В наше-то время и дисциплина? Или вы очумели? Никакой тебе дисциплины, никакого порядка, нечего пудрить мозги. Время такое, как уже говорилось, не самое правильное. Хотя с другой стороны, торчат по периметру козлы с автоматами, чтобы не дай бог ничего не случилось. Все-таки находимся мы на чужой территории, в чужом регионе, рядом с чужими (читай не русскими) народами. А здесь необходима осторожность, чтобы не обидеть народы, которые по прихоти президента называются братьями меньшими, но все равно чурбаны и чукчи по мнению русских.
  С другой стороны начальство не оставляло вниманием своих кроликов. То бишь изредка, но появлялось в палаточном лагере. А это отрадный факт. Будь как все, ешь глазами начальство. Если глаза выбили, развесь ушки и слушай. Отсюда еще много плюсов, как в добрые времена:
  - Быстрее, выше, сильнее...
  И множество улыбающихся пацанов, ну просто просвещенных и переполненных русской духовностью при виде начальства. Которое то появляется, то исчезает, а запах его остается. Нет, не пресловутый запах армейских портянок. А нечто утонченное и, можно сказать, родное. Это запах русской земли, что не выпарить никакой чушью. Если хотите это запах самой родины.
  Черт возьми, в глазу защипало, начинаю давить из себя слезы только от одной мысли о родине. И, следовательно, о заботливом нашем начальстве. Платят хреново, повышают хреново, вообще позабыли, опять черт! Но не сдается начальство. Оно такое заботливое, и глаза его такие заботливые, и речи:
  - Нет поблажек врагу.
  Начальство знает свое дело и знает, как услужить родине. А ты держись за свое дело. Твое дело солдатское, самое простое, без всяких наворотов. Пришел, получил, сделал. Ничего от себя, никаких глупостей. Все написано старшими товарищами, а до этого продумано и приведено в порядок в соответствии с пользой для родины. Так что давай делать пользу, как соплеменники и соратники по оружию. А не захочется делать, будет другое оружие. Некто с тупой рожей. Некто с огромными кулаками. Некто лишенный дурацкого чувства юмора, но не лишенный армейской чести. Такое оружие всегда есть. На том и стоит армия, чтобы подобрать ключик, чтобы завести некто, чтобы пустить его в ряды несогласных ублюдков и разобраться с врагами.
  Что еще за марш несогласных? У нас все согласные. Откуда берутся теперь несогласные. Да ниоткуда они не берутся. У нас таких нет. Мы рекомендуем прислушаться к мнению правильных защитников родины. А правильные защитники всегда и во всем согласные. Хотите другой вариант, разрешаю спросить у начальства.
  Точно, ребятки, начальство доброе, всякие полковники и подполковники, не упоминаю майоров и прочую мелочь. Начальство за вас руками, ногами, зубами и яйцами. Поспрашивайте его, если сможете. Ничего страшного с вами не произойдет. По морде не надают (они же армейская интеллигенция) и из автомата не расстреляют (у них пистолеты). Так что сто грамм в зубы и прямиком на ковер. Таких ребятишек неробкого десятка уважает начальство:
  - А что вы умеете делать?
  Некоторые пускаются в пространные объяснения, и это радует. Но на сегодняшний день не все качества народных умельцев необходимы для родины. Точнее, необходимы отдельно взятые качества, или умение тихо "стучать". Я переспрашиваю, стучать кулаком? Ты чего, никаких кулаков. Ты еще салажонок недоразвитый. Стучат кулаком настоящие парни, которые очень и очень доразвитые. А для тебя задача другая.
  - Что еще за задача?
  Да не строй из себя девочку. Понимаешь, ты Муха. Ну, как объяснить, Муха и есть Муха. Такое надоедливое насекомое с крылышками. Летает и стучит, стучит и летает. Командованию нужны надоедливые насекомые. Мы говорили про время, значит время такое, время зажравшихся стукачей в облике насекомого. И это просто не так, но первоочередная на сегодня задача.
  - А я не хочу.
  Тогда другой вариант:
  - Куда лезешь чистюля?
  С подобными Мухами возиться нет смысла:
  - Твое место в параше.
  Что факт:
  - Там и место для маминых деток.
  Поэтому ограничимся констатацией факта:
  - Пока не научишься пить, лучше парень стучи и не суйся к нормальным товарищам.
  Отсюда еще парочка-тройка вполне нормальных моментов. Из той же серии, что "не пьют идиоты или предатели родины". Не нравится вышеупомянутая серия, можно откопать множество более интересных игрушек. Но думаю, мы и так говорили долго, много и нудно, аккурат столько, сколько полагается по уставу на сегодняшний день. Поэтому жмите на тормоза:
  - Доиграешься Муха.
  
  НЕСКОЛЬКО БЕСПОЛЕЗНЫХ ЗАМЕЧАНИЙ
  Из песни слова не выкинешь. Армия процветала, машина работала. Опоры дымились, столбы опирались на дымовуху, ну и так далее. Армия все равно армия, даже обесчещенная, урезанная, обгаженная буржуями и другой сволочью. Так что заткнули пасть и подготовили глотку для внутримышечного экзерцизма.
  - Если родина требует, - поет первый ряд.
  - Если родина знает, - поет номер два.
  - Если родине нужно, все та же история.
  Правильно взялись за дело ребятки. Не отдадите по доброй воле, отнимут и надерут морду. Лучше выложиться и отдать. Есть тому аргументы. Во-первых, счастливая морда. Во-вторых, цветущая жопа. Я не издеваюсь, после надирания морды вряд ли успокоится родина. Поэтому лучше с ней разобраться живым и ненадранным, пока тебе разрешили за то, что ты русский.
  А я не против. Хочу, чтобы для русского человека существовали одни законы, а для нерусского совершенно другие. За что русскому мордобой, за то нерусскому пряничек. Или наоборот. Только не примазывайтесь к русскому человеку всякие чухонцы и разные подхалимы. Вас все равно будем фачить, как проклятых, и в морду и в жопу. А для нас новый закон и, конечно, про родину. Я повторяю, наша родина Русь. Еще повторяю, она избрана богом специально для нас, то есть для русских. Повторяю в тысячный раз, мы (читай русские) как лучшая часть человечества. А, следовательно, мы лучше других любим родину. Нашу сладенькую, нашу добренькую, нашу праведную. Мы ее любим и любим. А вы ее не любите, черт подери, вы ее готовы на части порвать. Хреновые чурки, чухонцы, маланцы и всякая маромойская сволочь. Что такое для вас любовь? И что такое для вас наша родина?
  Короче, идем дальше. Это разговор про настоящих ребят, влюбленных в настоящую родину. А есть разговор про подхалимов, которые родину не любят, за ее здоровье не пьют, а позорные гимны поют. Будто так и должно быть. Вот мы какие не позорные, вот мы какие хорошие, вот мы поем гимны. Отсюда за нами, то есть за сволочью, первое место в любви к вашей родине, а за вами, то есть за русскими, последнее место. И заткни пасть. Сейчас сволочь соберется, эдак подленько за спиной начальства, и набьет остальным товарищам морду, а заодно жопу. Чтобы остальные товарищи, руководимые начальством, не собрались раньше и не надрюкали сволочь.
  - Раз-два-левой.
  - Левой-левой.
  Впрочем, командовать нравилось.
  Пробиваться в эмпиреи
  На командные посты
  Из подонков и плебеев
  Любят грязные скоты.
  За возможности потявкать
  И отдать тебе салют
  Эти мерзкие козявки
  Брюхо в клочья разнесут.
  Здесь мы и остановимся, выделив несколько выдающихся личностей для укрепления чести мундира, которые, проще сказать, махали флажками и регулировали движение. Остальную массу гоняли по полной программе, до кровавых мозолей не только на языке, но и в любом другом месте. И это правильно. Я уже говорил, чтобы дослужиться до регулировщика, следовало хорошо послужить. В иных случаях не следовало ничего. Надеваешь сапоги, выходишь на плац, маршируешь от этого потроха с флажком до того потроха, и разворачиваешься обратно. Никаких издевательств над человеческой личностью, твоей шкурой, тем более, недобитой душой и недорезанным "я". Просто еще один день в сапогах. Просто учеба.
  Мы понимаем, дурашкам необходима учеба. Честное пионерское! Оставьте дурашек вот так, прозябать в пустоте и невежестве. И получите вполне предсказуемый результат. Дурашки прозябли. Очень хорошее русское слово, очень прекрасные выводы, про недопустимость самого прозябания в период разваливающегося государства и погибающей в муках России. Поэтому необходима учеба. Какая угодно, черт подери. В черную крапинку, в белых тапочках, в безразмерных трусах. Вы понимаете, она необходима сегодня, сейчас, без отсрочки на завтра. Отсюда еще выводы. Научись хотя бы такой ерунде, как поднимать ногу. А остальному тебя научат.
  - Как театр начинается с вешалки, на койке приходит любовь, так и армия начинается с первого шага.
  Вот отсюда, мой маленький, теперь пошла твоя жизнь. Все предыдущие шаги получались неправильными, можно добавить, стихийными. Ты производил их абы как, назло самому себе. И, конечно же, ты ошибался, совершая такое гнилое дело. Армия спасла тебя от ошибки. Армия предложила правильный шаг. Тот самый, что уничтожает врага на излете. Тот самый, что перевоспитывает придурка и перекраивает ублюдка в новую жизнеспособную форму. Тот самый, что сделал из тебя человека.
  - Может упасть водородная бомба, может взорваться ракета, может погибнуть промышленный город со всеми его заводами, кинотеатрами и больницами. Оно не имеет значения. После бомбы почва деактивируется, после ракеты завал разгребается, после города вырастет еще город, с гораздо большим количеством кинотеатров, больниц и заводов. Но появится маленькая трещинка на плацу...
  Здесь мы и остановимся, пускай ненадолго. Не хочу вдаваться в подробности, как от маленькой трещинки солдат Мухин перестал быть солдатом.
  
  ДЕНЬ ТРЕТИЙ
  В этот день армия сделала новый кульбит, отличный от всех предыдущих. Тебя учили, мой маленький, и кое-чему научили за предыдущие дни. Не смей отпираться, что тебя не учили. Целенаправленная подготовка с тобой проводилась, что отмечено в нужное время и в нужном месте.
  С другой стороны, ты мог не учиться. Существуют такие товарищи, которые не желают учиться. На вид самые обыкновенные товарищи. Вроде бы лихо маршировали они и выполняли все как положено. Но товарищи точно с гнильцой. Такие товарищи по неизвестным причинам не вкладывают душу в учебу. Вот берут и не вкладывают. Обязаны вкладывать, чтобы постигала армейскую премудрость их недоношенная (читай, недоученная) душа. Но они где-то далеко и не вкладывают. Теперь о главном. Ибо существуют другие товарищи, которые рассказывают нам о действиях предыдущих товарищей. Эти другие товарищи рассказывают нам "чистую правду". Они просто не могут иначе, не получили на то разрешение или денежную компенсацию от следующей группы товарищей. Ну и так далее. А выполнять приказ надо незамедлительно. Я подобрал хорошее слово, которое в переводе с армейского языка на русский язык означает, что "медлить нельзя". Народ не потерпит твою медлительность. Ибо желает народ, чтобы товарищи, описывающие боевую жизнь предыдущих товарищей по приказу последующих товарищей, в кои веки поторопились.
  Следовательно, мы имеем величайшее явление на русской земле, воспетое величайшими умами русской земли. Опять же воспетое для тебя, для меня, для всего народа и всей земли русской. И не имеет значения, если материал, откуда формировалась песня, суть гнилой материал. Главное, что есть песня.
  Если сердце горячее
  Полыхает в груди,
  Не гони его клячею,
  На позор не нуди.
  Пусть само успокоится,
  Пусть постигнет само,
  Где великая троица,
  Где в ошметках дерьмо.
  Кажется, вы догадались, о чем я хочу рассказать в свете предыдущих тренировочных дней на плацу. А если не догадались, слушаем дальше.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТЬЕГО ДНЯ
  В этот день плац разукрасили флагами. Получилось примерно так. Сначала убрали шестерок с флажками, а вместо них поставили флаги. И не надо смеяться, что флаги какие-то полинялые, точно собрали их по кускам из маминой кофты. Ничего смешного здесь нет. Вид флага соответствует общему положению на русской земле. Флаг является не только символом государства и высочайшей его святыней, но может нести положительный заряд энергии, не взирая на качество материи, из которой он сделан.
  Впрочем, вы зря придираетесь к флагам. Я понимаю, ускоренная программа учебы содержит как положительные, так отрицательные стороны. Если бы маменькины детки обучались по полной программе, скажем от рассвета до заката в течение трех месяцев, то, несомненно, у них было бы иное отношение к государственному символу и общей гордости гражданина России. Я даже уверен, они бы с неистовством питекантропа ожидали появление любого флага, даже из маминой кофты.
  А тут облом. Ребятишек учили не долго, как оно упоминалось, обстановка обязывала. И соответственно, ребятишек научили не очень. У них не проявилась пока четкая гражданская позиция и четкое отношение к символам государства. В том числе к трехцветному флагу. Нет, не уверяйте меня, что дело в цветах. Думаю в сложившейся обстановке ничего бы не произошло и с серпастым-молоткастым, привычным нам знаменем. Черт подери, слишком маленький срок. Эти сосунки так изгадились за предыдущие годы, что надеяться на их исправление практически невозможно. Даже если подсунуть им серп и молот на красном фоне.
  Похожий пример со звездой. Сами понимаете, в начале девяностых звезда еще не деградировала в нашей армии. То есть двуглавая курица еще не сожрала звезду окончательно. Орел имел право ее сожрать, но курица подавилась двумя головами, и сияла звезда в прежнем блеске. Хотя со всех сторон ползли тучи.
  Так вот, со звездой получилась своя ерунда. Маменькины сынки не умилились на эту звезду, не задрыгали ножками, не пустили скупую слезу, а в лучшем случае забили и наблевали. Не понимаю, как они наблевали, когда звезда находилась всю ночь под охраной.
  - Эх, - возмутился Комдив, - Подкачала опять подготовка. Заблаговременно такие дела не делаются.
  Верная мысль. Не стоило вешать заблаговременно военную символику. Утречком, по росе, принесли и прибиваем на место. А теперь одна звездочка очень смердит, и с нее сошла краска. Но с другой стороны, хотелось сделать как лучше. Все-таки не обыденный день, все-таки праздник. И подумаешь, какого козла потянуло на звездочку? С флагом (символ демократии) такое понятно. Наблевал, вытер хайло, все-таки тряпка. Почему не повесили заблаговременно флаги? А звезда у нас деревянная. Ее можно повесить заблаговременно, и даже поставить охрану. "Пост номер один" называется, твою мать. Все равно охрана не помогла, все равно наблевали.
  Идем дальше. Ты для этих козлов стараешься. Бюджет воинской части маленький, козлов более чем достаточно. Звезд у нас мало осталось. Раньше на каждом углу сияла звезда, чистенькая, свежевыкрашенная. Теперь один угол свободный, и придется расстаться с одной из звезд, на которую наблевали и с которой сошла краска. А заменить пока нечем. Товарищ прапорщик к следующему празднику попытается выбить другую звезду. Хотя глухой номер. Товарищ прапорщик последние годы много чего пытается, можно сказать до кровавых мозолей, а получает шиши с маслом. Есть правда к нему предложение. Может не биться за несуществующую звезду, может купить краску?
  - И за какие грехи мои тяжкие?
  Чувствую, больше всех переживает полковник. Нагнал на плац офицеров, в количестве две или три штуки, или тех самых, которых сумел разбудить после вчерашнего преферанса. Офицеры нагнали солдат, в количестве одного отделения. Хотя открою секрет, собирали солдат (не мамочкиных сынков) по всем ротам. И собирали по единственному признаку, чтобы была более-менее приличная форма. А здесь пришлось раскошелиться на сигареты, увольнительные, всякие обещания, вплоть до последней крайности, допустить к согласившимся бабу.
  А что поделаешь, с формой у нас определенные сложности. Страна вошла в штопор, и оказалось, что форма котируется гораздо дороже на рынке, чем ее представляют солдату. Хочу сказать, на порядок дороже. Отсюда опять возникают проблемы. Господин прапорщик очень ругается, офицерство может остаться без премии, а с полковника снять могут целую звездочку.
  - Да уж... - непереводимый монолог.
  Может звездочка не такая огромная, как испорченная деревянная звезда, но ее очень любит полковник.
  
  ДЕТАЛИ
  Впрочем, сама процедура перехода духовного дегенерика в настоящего человека и настоящего защитника родины требовала две или три минуты. За такой неподобающе крохотный срок абсолютное, нет, абсолютнейшее ничтожество сразу перескакивало через тысячу всевозможных границ, отделяющих его мелкое подлое естество от вышеописанного блаженства. Ай, простите, я разболтался и не уточнил, как называется эта великая процедура. Большая ошибка с моей стороны. Следовало заткнуть пасть, не ерничать, в самом начале расставить вокруг ударения и только следить за разворачивающимся действом. Причем следить с подходящей к случаю мордой:
  - Я гражданин...
  Так оно правильнее. Был ты Мухин, обыкновенное чмо, маленький крохотный гадик, полный грязи и пакости. Не знаю, зачем был, лучше бы не было такого как ты. Рожденный уродом, воспитанный уродом, испорченный уродом. Лучше бы тебя не было. Самое правильное решение из всех неправильных. Когда принимается правильное решение, государство отдыхает и цветет родина. Но когда принимается неправильное решение, то цветы опадают и отдых какой-то неправильный.
  Но о чем это мы говорим? Родина всегда принимает правильное решение. Посмотри на себя со стороны, пока берешь красивую папку, открываешь, читаешь. Две или три минуты не суть катастрофический срок. Такое можно выдержать на одном дыхании. Подошел на деревянных ногах, правильно открыл, правильно уперся глазами в правильную единственную страницу, читаешь.
  Хочу спросить, какая реакция? Неужели она неправильная? Неужели не догадался, было так предназначено от рождения твоего. За грехи твои тяжкие. За всепоглощающий дебилизм. За нежелание служить родине. А с другой стороны, за желание облевать родину. Что ты возможно и сделал, надругавшись над беззащитной звездой? Нет, постойте товарищи, Мухин, конечно же, грешник, много чего наделал против единственной родины. Но звезду ему не пришьете, потому что:
  - Я гражданин...
  И отсюда все вытекающие последствия. Мухин честно читает бумажку, которая в папке, и ноги его не такие полусогнутые, как подразумевалось в начале. Потому что он ничего плохого не сделал. Как не сделал он ничего хорошего. Черт возьми, вот такой человек Мухин. Дурацкие метания, дурацкое жужжание, но ничего конкретного против родины. Неужели до вас не дошло, Мухин не способен прибить муху, не то, что кому-нибудь навредить или кого-нибудь обрыгать, например, родину. Мухин такой человек, его не запугаешь какой угодно бумагой. Он заглянул в свое прошлое, а в прошлом одна пустота. Минуты хватило, чтобы осознать, какая там пустота. Никаких подвигов, но и никаких преступлений. Берите меня чистеньким, тащите меня славненьким. За все готов предоставить отчет перед родиной.
  - А ты гражданин.
  По губам Слона наконец-то скользнула улыбка.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ
  Затем разобрали звезду, увезли флаги, комедия кончилась. И не надо ронять слезы, что из жизни ушло нечто важное, сугубо личное, очень особенное. Я соглашаюсь, из жизни нечто ушло. Потому что так предполагалось в самом начале. Но и что-то пришло. Не надо мне говорить про комедию. После девяносто первого года русское государство вообще превратилось в комедию. Мы пытались играть как взрослые. Мы пытались построить мир под себя. Мы действовали не так чтобы очень честно, но с полной самоотдачей и готовностью самопожертвования, если оно понадобится русской земле, чтобы зализать свои раны. А не понадобилось, и получили комедию.
  Так что не будем плакать, товарищи. Наша родина пока еще существует. Наша любовь к родине пока еще осязаемая величина. Что еще за любовь? Ну, как ответить, не знаю. Любовь бывает разная. И не обязательно, что одна и та же любовь до присяги и после присяги. Некоторые товарищи считают, после присяги другая любовь. Пускай так считают, пускай она другая. То есть набитая некоей демократической кашицей, сварганенной на демократическом молочке на скорую руку. Никаких возражений на это. Хотя демократические продукты не имеют цены в нашем мире, потому что состряпаны через попу. Но что-то имеет у нас цену. И вот тут предлагаю закрыть грязный рот и немного влюбиться.
  - А что у нас ребята на сладенькое?
  Вот мы и дошли до самого главного. Как вы понимаете, предыдущее мероприятие не считается главным. Оно только основа к бесконечной череде последующих мероприятий, предусмотренных российским законодательством и не отвергаемых армейским начальством. Вы, ребята, достали начальство. Вы укатали его своей немощью и уделали слишком немощным эгоизмом, непригодным к несению службы. Хороший вопрос. Если так укаталось начальство, сделаем его более или менее пригодным, или излечим от любой немощи с помощью нашего фирменного лекарства.
  А какое оно лекарство? А оно и есть то самое сладенькое. Точнее, оно не совсем сладенькое, больше горечь и яд, но вы хотели, чтобы другим оказалось лекарство. Таким образом, кончили дурачиться и начинаем лечение:
  - Здравия желаем, товарищ полковник.
  - А не побрезгуете отметить событие?
  - Такое не каждый день случается.
  - Такое только один раз в жизни.
  Отсюда опять выводы. Вы считаете, что чертовски строгий полковник. Или он какой-то там монстр, пожирающий маленьких детишек на первое, второе и третье. Ничего подобного. Никакой он не монстр, самый обыкновенный полковник. И офицеры, его окружающие, самые обыкновенные. Только не могут, как не крути, офицеры запрыгнуть дальше полковника. Если не слышал, такое дело "субординацией" называется. Каждый офицер, запрыгнувший дальше полковника, нарушил субординацию. А за это откровенно бьют морду.
  Посмотрим правде в глаза. Мероприятие мы провели, присягу мы приняли. Нечего скрываться, что это была не присяга, а нечто иное. Дело теперь прошлое, открываю государственную тайну, чтобы назвать вещи своими именами. Короче, присягу мы приняли. А мероприятие прошло на высоком уровне, без обмороков, без соплей и отказников. Как понимаете в который раз, есть такие товарищи, отказывающиеся принимать присягу, но у нас подобных товарищей нет. Все оказались на должном уровне и в соответствии с кодексом строителя коммунизма, ой простите, строителя демократии. Следовательно, да здравствует демократия!
  И пора пить водку.
  
  А КАКАЯ ВОДКА БЕЗ ЗАСТОЛЬНЫХ РЕЧЕЙ?
  Дело поправимое, черт подери, получайте свои речи, товарищи. За родину. За отечество. За русскую землю. За будущее русской земли. За бывших недоносков, ставших сегодня настоящими бойцами и стопроцентными защитниками родины. Стоп, кто еще засмеялся? Думаете, раньше не стопроцентные защитники, а некая часть процентов на сорок. Правильно думаете. Раньше и была часть, только мы вас не очень пугали, чтобы потихоньку врослись в родину.
  Вот за это и выпьем, черт подери. А не за некую лабуду, что творится в трезвой палатке:
  - Пришло время, нарывы созрели, подготавливается почва для будущего. Для нашего будущего. Плохо быть тупым и горбатым придурком, непомнящим родства и упившимся до анемии всех органов. Человек не тупое животное. Человек выше любой тупости, хотя бы еще потому, что обладает трезвым расчетом и высочайшим среди живых существ разумом.
  Хорошая мысль. По крайней мере, предательством здесь не попахивает, и ведет себя пристойно палатка:
  - Пора наточить инструмент, чтобы вскрыть язвы. Те самые, которые созрели, которые мешают разумному человеку являться разумным и рассуждать трезво.
  Мухин обеими руками за трезвость:
  - Дайте мне автомат.
  И Бобик:
  - Лучше два автомата, гранату и саблю.
  И даже Верзила:
  - Мы все пойдем вскрывать язвы. Потому что обязаны что-то вот сделать сегодня, теперь, для нашей несчастной упившейся родины.
  Дальше неясный шум, суета, много криков, перекрывающих крики снаружи, удары в грудь и прочая гадость. Я не осуждаю ребят из трезвой палатки. Они развлекаются или празднуют привычным им способом. Они не могут праздновать как-то иначе, если не расстреляли патроны, не вскрыли все язвы.
  Повторяю, об этих язвах мы решили поговорить во время выдающегося армейского праздника. И это выдающаяся победа существующего строя и его демократии. Раньше не было шансов на такую победу. Раньше язвы не вскрывались, но прятались. Любая язвенная болезнь считалась преступлением против отечества, а лечение вышеупомянутой болезни считалось предательством родины. Следовательно, раньше было нельзя, а теперь радуйтесь, теперь можно.
  Бобик в экстазе:
  - Так и хочется сказать, выпьем товарищи.
  Верзиле такое не нравится:
  - Захотелось выпить, ступай из палатки.
  А на самом деле у нас большой деловой разговор про интересы отечества, честь и доблесть, наследие предков. Очень хорошо обсуждается наследие на трезвую голову. Даже более чем хорошо. Были у нас хорошие предки, правильно распределяли свои силы и раздавали награды по назначению. А мы не ценили таких предков.
  Верзила сказал:
  - Не ценили, поэтому вон из палатки.
  И чего это он залупается в праздник? Его слова должны быть направлены против военщины, против существующего раздолбайства и деградации личности. Он не имеет права на деградацию личности не только на деле, но на словах. Потому что его деградация суть дубина, которой гвоздят родину.
  - Не залупайся, мой ласковый.
  Так сказал Мухин:
  - Сегодня мы обсуждаем систему, ставшую началом развала и деградации целой страны, где ты всего-навсего крохотный винтик, но может последний из винтиков, на котором еще что-то держится, прежде чем рухнуть и потерять себя безвозвратно.
  А мысль неплохая, ребятам она понравилась. В первую очередь Бобику. И он попытался исправиться после предыдущего ляпсуса:
  - Покажите нам недоумка, что восхваляет позорное надругательство человека над человеком. Покажите нам сволочь, что воспевает насилие над человеческой сутью. Покажите нам мудачье, что превозносит позорное рабство. (И с еще большим неистовством). Покажите нам, черт подери! Я пощупать хочу рабство. Вот так пощупать его не только руками, но всем своим существом, кишками своими, черт подери, и даже тем воздухом, что остался в желудке.
  Я, конечно, сомневаюсь, что так мог сказать трезвый товарищ. Но у Бобика куча свидетелей, он не пьет, никогда не пил и утверждает, что для него нет страшнее врага пресловутого пьянства. Следовательно, его крик от души. Как говорят, наболело:
  - Разве не ясно, что в нашей великой стране, в нашем идеологически просвещенном отечестве, у нас с вами стоят определенные проблемы мирового масштаба. Решим проблемы, выживет в предстоящей мясорубке отечество. Не решим, значит, не выживет. И не надо парить мозги про свободу, равенство, братство.
  А про что еще парить мозги? Ты ответь мне парень, про что? Наше прекрасное будущее связано с нашей свободой. Ты, Бобик, не заливай про свободу. Мы за нее боролись в девяносто первом году. Ну, не мы, так другие боролись. Другие теперь устали, не борются, а мы поддерживаем нашу свободу. И будем поддерживать, пока не докажет нам всякое чмо, что погибла свобода.
  - Ладно, проехали, - Бобик немного устал после первого взрыва.
  Верзила с ним соглашается:
  - У будущего свои законы.
  А Бобик не спорит с Верзилой:
  - Лучше скажем, свои права.
  Отсюда конструктивный диалог:
  - Права всегда остаются правами.
  - Это с какой стороны посмотреть. Неизменяющиеся права несут в себе догматическую перенасыщенность и пустоту самого высокого уровня. Ты не можешь их принимать полностью, не отрицая некоторые части. А необходимо их принимать такими, как есть, чтобы они не утратили ни единой капельки от своей догмы. Даже если это право пинать, истязать, накачивать алкоголем тупое животное. И даются такие права человеку, натянувшему в одночасье погоны.
  Во, завернули ребята. Мухин тихо посмеивается в сторонке. В институте такого не было. А еще зовутся деревня.
  - Правильно, правильно. Мы подошли к правам армии.
  - И отсюда вопрос, разве армия родила, вынянчила и воспитала то пушечное мясо, которое использует?
  - И отсюда ответ. Армия не родила, не вынянчила, не воспитала. Она живет на готовеньком. Она получила готовенькое мясо, пускай с недоразвитыми мозгами и с недопониманием современной обстановки в свете демократических реформ и приказов самого президента.
  - Согласен, подобную кашу чертовски трудно понять. Впрочем, современная военщина ее понимает. Кое-кто из армейских товарищей получил доступ к самому президенту, к его волшебной бутылке, напившись из которой самое время управлять государством.
  Дельная мысль. Мне кажется, что и в трезвой палатке появляются дельные мысли. Не даром так ратовал предшественник нынешнего президента (а попросту Мишка) за повальную трезвость. Мишке очень хотелось, чтобы Россия не проводила свободное время за гадкой бутылкой, а проводила за дельными мыслями. Например, за такими, как предложил Бобик:
  - И что мы имеем в конечном итоге?
  А подхватил Мухин:
  - Имеем мы рабство.
  Отсюда вся остальная идеология трезвой палатки. Рабство в нашей стране суть движитель прогресса. И не важно, какое рабство, то ли оно коммунистическое, то ли демократическое, то ли армейское. Наша страна не может без рабства. Наша страна нуждается в миллионах рабов, на том она стояла, на том она стоит, и будет стоять вечно. Хотя с другой стороны это глупость чуть ли не мирового пошиба. Если присмотреться внимательнее, кто меньше всего заинтересован в результатах своего труда? Правильно, угадали. Кто совершает подлости, низости в отношении своих благодетелей и любого начальства, кто готов на предательство родины? Угадали опять. Кто не видит вообще ничего и не любит вообще ничего, кроме собственной дури и вони?
  Я не хочу спрашивать о конкретных товарищах, например, о существующем президенте и его подхалимах. С конкретными товарищами понятно и так. Существующая демократия принесла еще большее рабство, уничтожив последний призрак свободы, имевший место при коммунизме. Говорить про свободу сегодня и гадко и больно. А думать о свободе величайшее преступление против страны, армии и народа.
  Какая еще свобода? Мы сбросили рабовладельческий коммунистический строй, отсюда получилась свобода. Ах, тебе такая свобода не нравится? А какая тебе нравится, черт подери! Совсем охренел, товарищ. Не сбрасывается каждые три года существующий строй, не перелицовывается каждые три года свобода. Ты получил ее очередной суррогат. Пей, веселись, прекрасная жизнь. Уничтожен к чертям ненавистный режим, выброшен на помойку корявый медведь с его трезвостью. Пора остепениться, мой мальчик! А чтобы не очень хренел на армейских харчах, тебе нужен Слон.
  - К оружию! - приказал Слон.
  И появилось оружие.
  
  БОЕВОЙ ЛИСТОК ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
  Вот-вот, оно самое верное оружие пролетариата. Имеет многовековую историю и основывается на лучших традициях армии. Можно сказать, армию коммунистического закала уничтожили, а Боевой листок он остался, и это правильно. Не стоит ломать вековые традиции, а стоит взять карандаш и без базара выполнить, что от тебя требует родина.
  - Чем вы тут занимаетесь? - спросил Слон.
  Вопрос правильный, только ответа на него нет. Потому что любые ответы неправильные. Чем мы не занимаемся в трезвой палатке, Слону про такое не скажешь, не та команда.
  - Значит, не занимаемся ни чем? - опять Слон, - Тогда берем карандашик и в бой.
  Вот тебе пресловутое оружие, опять черт. Трезвенникам другое оружие не полагается. Могут чего-нибудь не так вытворить, и навести нехорошую тень на армейский плетень. Отсюда последствия. А нам не нужны последствия. Вы трое беритесь за карандашик по очереди. После ожесточенных дебатов у вас сформировались кое-какие мысли о сегодняшнем дне. Не говорю, верные мысли. Да этого и не требуется. Слон подкорректирует ваши неверные мысли. Вы со своим карандашиком отвоюете несколько строк у бумаги. Чего-нибудь вроде: "русская демократическая армия как оплот демократии". И довольно.
  - А можно какой-нибудь прототип? - спросил Мухин.
  И это его ошибка.
  - А накой тебе прототип? Или в институте ты не учился?
  - Ясно, товарищ Слон.
  - Не Слон, а старший сержант Слон. Приступайте.
  Так появился Боевой листок. Один из первых в длинной очереди, тянущейся из трезвой палатки.
  - Земля русская, земля правильная. И мы ее защитники просто обязаны поступать правильно, чтобы не опозорить правильную русскую землю. Может, кому не нравится, что такая правильная земля, но этот отщепенец сегодня не с нами. Он не марширует в наших сплоченных рядах, он не клянется на верность русской земле и не согласен отдать свою жизнь за ее идеалы.
  Сами понимаете, не так трудно сочинить текст к Боевому листку. Трудно прочувствовать текст всем существом, очеловечить его и довести буквально до каждого. А это первое правило в армии. Армия не может и не имеет права терять своих детей по дороге. Пускай непростая дорога, но мы пройдем ее вместе, одной несгибаемой массой, и каждый из нас ощутит на себе большую любовь и заботу, и прочее, что исходит от русской земли, и что защищаешь ты вместе со всеми, и что называется армия.
  А еще Бобик сделал приписку:
  - Сегодняшний день стал поворотным для многих из нас. Сегодня и только сегодня мы стали товарищами по оружию и получили законное разрешение на защиту своей родины.
  А еще Верзила подхватил карандаш, выпавший из ослабевших пальцев:
  - Трепещи, враг!
  И согласно моим наблюдениям, на глазах каждого честного гражданина выступили такие честные слезы.
  
  НАЧАЛО ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Мы говорили про родину много хорошего, доброго. А еще больше мы думали. В любом варианте думать как-то спокойнее, чем говорить. Мысли не разбазариваются на неправильных слушателей, всяких там дураков и похабников. Мысли нельзя испохабить по самой обыкновенной причине, что они задержались в твоей голове и не прошли через рот в окружающее пространство. Отсюда думать гораздо приятнее, чем говорить. Всякие правильные разговоры при определенных условиях воспринимаются не всегда правильно. Всякие правильные мысли, наоборот, остаются всегда правильными, даже в том случае, если они имеют определенный уклон не в ту сторону.
  Отсюда хорошая новость:
  - Мыслить не запрещается.
  И новость плохая:
  - В любом варианте у тебя остаются обязанности.
  Здесь мы и остановимся. Хорошо бы, мыслей побольше, а обязанностей поменьше. Родина выглядит добренькой лапушкой в каплях дождя, в солнечных блестках, в тумане. Вышел такой расслабленный, прогнулся и потянулся, посмотрел на свою родину. Батюшки, а ведь это моя родина! Что, впервые увидел, твою мать? Да нет, не впервые, как-то раньше не замечал. Дела всякие, в том числе и контейнеры. Поэтому не замечал. А следовало быть повнимательнее, все-таки не свинины кусок, но твоя родина.
  Ладно, не будем, почти уморили товарищи. Я люблю родину, я очень ее люблю, особенно на рассвете и на закате. Или с лопатой в руках. Нет, постойте, какая еще лопата? Мы не рассказывали про лопату, сие есть нонсенс, мы говорили о родине. Милая родина, беспросветная родина, развивающаяся по помойкам и по сусекам, а еще родина величайших придурков и недобитых рабов. Мы именно так говорили. Нашу родину населяет прекрасный народ, они все наши ребята, можно сказать, русские. Они готовы сражаться за родину и гибнуть за родину. Если кому не по сердцу такая раскладка, разрешается выйти в народ, надыбать Черную пуговицу вместо родины и раскатать свою пасть. Еще одна хорошая новость:
  - Мы ребята понятливые.
  И новость плохая:
  - Разорвем тебе пасть.
  Чтобы оттуда вылезла Черная пуговица.
  
  ИДЕМ ДАЛЬШЕ
  Человек рожден для еды. Все его существо, переполненное правильными идеями, достигает наивысшего рассвета, только основательно заправившись. Еда, как процесс горения. С этим согласен Иван Мухин. Нет еды, следовательно, нет горения. И с этим он же согласен, хотя с небольшой оговорочкой. Коммунисты считали, что наивысшая степень горения формируется не присутствием, но отсутствием еды. Человек, получивший избыточную еду, то есть жирный буржуй, постепенно утрачивает свое человеческое начало и превращается в хрюшку. Отсюда горение наоборот, вызванное избыточным количеством еды, из-за которой тебя переводят в буржуи, затем в хрюшку. Но ничего избыточного, так говорит Мухин.
  Начнем с начала, наша доза самая обыкновенная, если хотите, армейская доза. Ее достаточно, чтобы поддерживать процесс горения и даже воспламеняться на благо родины. Но для процесса воплощения в хрюшку ее недостаточно. Хотя с другой стороны, некоторые товарищи считают, что и для горения недостаточно такой еды.
  Не верю, черт подери. Товарищ Мухин точно не из этих товарищей. Наша родина никого не обманывает. Вы попали сюда, чтобы честью и правдой служить родине. А за все про все с вами случился обман. И откуда такое неверие в родину? Разве возможна честная служба, основанная на обмане? Любой дурачок докажет любому очкастому умнику, что невозможна. Отсюда элементарные выводы и результат, для получения какового не обязательно быть Мухой.
  Еще дальше, еще интереснее. Иван Мухин практически догадался, в наших рядах затесались предатели. Нет, ничего страшного. Предателей не засылала на русскую землю чужая разведка. Они просто завуалированные предатели из мамочкиных сынков и пассивных отказников. По большому счету, они желают отказываться от еды, предоставленной родиной. Но в натуре, мамочка так развратила подобную шваль, что получились предатели.
  И это не шутка. Демократическая Россия не такое богатое государство, как коммунистический Советский Союз. Демократическая Россия скорее как пасынок и отросточек бывшей империи коммунистов. Была чертовски крутая империя, затем не очень крутая, затем совсем не крутая. Здорово обкорнали ее всякие гавноеды и гадики. Мол, ничего страшного, мы восстанавливаем справедливость на русской земле и раздаем пряники.
  Отсюда еще выводы. Пряники раздавались и дораздавались, так что здорово обкорналась Россия. Будучи додемократическим государством эта Россия по существу представляла собой Советский Союз коммунистов. Но когда распался Союз, все оказалось не так здорово, как мы думали. Прежде всего, потому что пряников на каждого не хватило. Слишком многие товарищи пожелали попировать за счет распадающегося государства. И на удивление не получили за это пулю в висок. При коммунистическом режиме пуля в висок как обязательная награда для подобных товарищей. А теперь никакой пули, одни пряники.
  Чувствуете, как возмущается Муха? И правильно возмущается. Сегодняшняя еда, якобы неприспособленная для горения, на самом деле то единственное, что уцелело при разворовке коммунистической сверхдержавы. Не следовало так цинично и с такой наглостью разворовывать Советский Союз. Тогда могла получиться другая еда, более или менее основанная на богатстве оставшегося после разворовки демократического государства.
  Но разворовали, что правильно. Так оно всегда получается. Дали мальчику шоколадку, откусил шоколадку. Дали мальчику пальчик, откусил пальчик. Дали мальчику жирный зад...
  Стоп. В данном месте поморщился Мухин. Жирный зад это уже из истории буржуазной России. А мы, слава богу, пока что не превратились в буржуазное разожравшееся государство. Мы получаем еду для горения с позиции современной России, правителей ее и вечно пьяного президента. И получаем еду, чтобы на данный момент не подохнуть с позиции коренного населения страны, то есть всех русских. А еда, она такая штука, как вы понимаете, в организме она не задерживается. И не важно, произошло горение или нет. Важно, что попала еда в организм, чтобы совершить свое обычное путешествие по его сточным каналом и подворотням.
  - Шагом арш на поля!
  Э, постойте товарищи, Мухин еще не сказал ничего. Мухин еще не добрался до столь прозаической процедуры в своем невыдуманном повествовании про суровые будни армейской жизни и про всепобеждающую поступь обновленной демократической армии. Не пришло еще время, истинный крест, заходить в столь суровые дебри.
  Но пришел Слон. И вокруг палаточного лагеря появились такие аккуратные горючие кучки.
  
  МЫСЛИ ВСЛУХ
  Берем Муху за хоботок и башкой об стенку. Ее занудное трепыхание надоело. Нефиг прикалываться, что на армию один сортир на одно место. Зато сортир каменный. Зато дверь железная. Зато на двери замок. Ребятишки сначала подумали, какой же это сортир? Скорее защитное укрепление против вражеских диверсантов, пулеметное гнездо или чего-нибудь в этом роде.
  Глупые ребятишки, дурацкие ребятишки. Какая еще пошлость не приснится после очередного стакана? Армия наша вполне мирная, она не нуждается в отдельностоящих гнездах и не пасует перед вражескими диверсантами. Все здесь поставлено по правилам, предусмотренным гостами и технической документацией советского образца. А там не могли ошибиться.
  Поэтому закрыли пасть, открыли уши и слушаем. Каменный сортир с железной дверью не имеет никакого отношения к армии. Сие есть частная собственность, приватизированная одним человеком в демократическом государстве. Больше того, не простая, но усовершенствованная собственность, о чем свидетельствует железный замок снаружи и маленький поржавелый крантик внутри.
  Ах, вы не заметили крантик. Ваша ошибка, которая не кажется столь необычной в свете всего вышесказанного. Ну, что возьмешь с пацанов, постоянно ошибающихся и ошибающихся по любому поводу. Вот они ошиблись с приватизированным сортиром и соответственно не заметили крантик.
  А почему не заметили? Хороший вопрос. Ты, значит, заходишь в сортир, чтобы выполнить определенную операцию, для которой он предназначен. Вряд ли тебе захочется выполнить операцию, для которой не предназначен сортир. Например, принять пищу, выспаться или порадовать девушку.
  Какая еще девушка? Это армейский сортир, пускай приватизированный до состояния частной собственности. Только одна операция выполняется здесь со стопроцентной самоотдачей на благо русскому государству и нашей с тобой родине. А, выполнив подобную операцию, можно спокойно покинуть сортир, предварительно навесив замок, чтобы там ничего не украли.
  
  РАСКРЫВАЮ КАРТЫ
  Ох, ребята, не то вы рассказываете. Видимо зависть замучила. Ваше место вон у того кустика, или под тем деревцем. Оправился, встал, готов к труду и обороне, а заодно готов защищать родину. Каменное строение за железной дверью оно не для вас. В дни сомнений и тягостных раздумий вы не попадете сюда ни под каким соусом и не избавитесь от той тяжести, что бередит ваши души.
  Частная собственность для одного человека, и этот человек Слон. Который не только приватизировал сортир, но провел туда крантик.
  Вымостишь дорогу
  Словно кирпичами
  От очка до бога
  Рыбными костями.
  Можешь сунуть в дышло
  Горести солдата -
  Значит, время вышло
  И пора до хаты.
  Думаю, кое-что дошло до вас, дорогие товарищи. Не вечно же оставаться тупыми, бестолковыми, отставшими от жизни и не способными разбираться в веяниях нового времени. Старой России больше нет, в который раз повторяю, ее нет, и не будет. Старая Россия скончалась вместе с Советским Союзом. Она не могла пережить политический крах сверхдержавы и вышла в тираж, как только начались роды Новой России.
  И снова правильно, чур мою битую морду! Правильные ребята обязаны любить правильных девчонок. Правильные правители обязаны перевоспитывать правильных подданных. Правильная собственность должна сосредоточиваться в правильных руках и рассредоточиваться в неправильных.
  А что такое правильная собственность? А что такое правильные руки? Для молодого придурка по имени Иван и по фамилии Мухин здесь холоднющая тундра и непроходимые дебри. Накувыркавшись с контейнерами ты утрачиваешь ощущение окружающей действительности, и очевидные факты искажаются в твоем извратившемся мозгу. Следовательно, проще пареной репы принять все правильное за неправильное. Но на том стоит армия, чтобы в нужный момент отловить Мухина как надоедливую муху и исправить его в рекордные сроки.
  - Возражения будут, товарищ солдат?
  - Никак нет, сержант Слон.
  - Вольно, приступайте к работе.
  Получаю ключ под расписку, беру ведро, беру тряпку, отпираю замок и радуюсь. Мама моя, что за радость - в приватизированном сортире есть крантик.
  
  ПОМЕЧТАЕМ, ТОВАРИЩИ
  Мама моя, какая тварь человек, никак не обходится реальными величинами во времени и пространстве. Ты существуешь реально, тебе разрешили то-то и то-то, так и поставь на том точку. Ничего подобного, дорогие мои. Человек, как последняя тварь, не доверяет справедливости божественного промысла. Тем более не доверяет он приказам президента и справедливости государства.
  Ну что за пакость, мама моя! Президент еле держится на ногах не потому, что упился до чертиков. Он много работал, продумывая справедливые законы для своих разнузданных подданных. Эти подданные упиваются, обжираются, матерятся. Они готовы на любую похабщину ради гнусной натуры своей. Они в любом варианте сама похабщина. И никакая церковь с ее всепрощением их не отмоет от грязи.
  Лучший вариант бросить ядерную бомбу и всех покрошить. А разве президент бросил бомбу? Спрашиваю вас, бросил он бомбу или нет? Хотя с другой стороны, только президент обладает ядерным чемоданчиком и в его компетенции устроить очистительную ядерную войну для очистки возрождающейся обновленной России от пережитков грязного и позорного прошлого. А ты, человечек, и есть то самое прошлое.
  Нет, не надо благодарностей. Благодарите вашего президента. Вы в большом долгу перед ним. Насмехались, оплевывали, чморили. Пьяный козел, распоясавшийся олигофрен, жидовская морда. И это в то время, когда президент погибал на работе между двумя большими проблемами: открыть или не открыть чемоданчик, нажать или не нажать кнопку.
  Вы хотите сказать, чисто философский вопрос связан с президентом и его кнопкой. Не возражаю на это. Народ выбирает из собственной среды президента, что называется "демократией". Никто не навязывает нам президента, что называется "выбором". И мы сами, что называется "народ", творим историю своей родины.
  А история творится разными способами. Если хотите, совершенно независящими от выбранного президента. Ибо не президент нажимает на кнопку, а мы с вами рукой президента готовимся к ядерной войне через его чемоданчик и кнопку.
  Нет, не стоит устраивать сцены, товарищи. Маленькая Муха не стоит ваших усилий, направленных на ее морду. Ваши усилия должны концентрироваться на пресловутой руке президента и на взаимосвязанной с данной рукой кнопке. Здесь им самое место. Если вы правильно рассчитаете вектор приложения сил к руке президента, то ни в коей степени заработает кнопка.
  И вот почему. Я уже говорил, наш президент выдающийся трезвенник. Алкогольные напитки вызывают у него аллергию и ступор, медленно переходящий в паралич мозговых центров. Поэтому президент не пьет. Его задача любить родину, руководить родиной и разделываться с подонками и предателями, замышляющими зло против родины. Чем по большому счету и занимается президент, если ему удается надуть сволочь.
  Ой, какое правильное слово "надуть". А вы думали сволочь у нас махонькая и тихонькая? Как же вы ошибались, родные мои! Сволочь у нас не прячется по углам и тем более не прячется от президента. Сволочь у нас открывает любые двери ногами. Хочешь в кабинет, а хочешь в туалет к президенту. И так получается, что выбирал народ президента, и выбрал настоящего мужика, трезвенника, радетеля за народное благо, лучшего среди сыновей земли русской. А уже потом наползла сволочь.
  Подошла, вся такая ласковая, вся такая пушистая. И губки, и жопку подставила. Ой, трахните меня, чтобы жила родина. Чего это ради, опять черт? Нормальному человеку такое в башку не попрет. Нормальный товарищ работает ради родины, жрет ради родины, спит ради родины. И не надо всякие сказки про "трахните". Если тебя трахнули, ты уже пидор какой-то, а не нормальный товарищ. Но мы говорим "сволочь".
  Такая сволочь сопатая, закосневшая в пидорских извращениях, сумела подобрать ключи к президенту. Она же сегодня и колет, и поит его, и потихонечку трахает. А еще в ее руках кнопка. И нет ей никакого дела до родины.
  
  ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ
  После присяги каждый из защитников отечества получил законную награду от родины. И чего вы улыбаетесь, разве не в курсе, какая у нас щедрая родина? Четырех дней не прослужил, а тебя приласкала и наградила, хотя не понимаю за что. По большому счету куча придурков имела право лишь на хорошую вздрючку от родины. Но оказалось, что вздрючку пока отложили до лучших времен, и вместо нее получилась награда.
  Бобик спросил:
  - Это как?
  С ним обошлись по-хорошему, то есть по-справедливому, и как он того заслуживал. Если ты не пьешь, если не выполняешь государственную программу по укреплению рубля, какого черта тебе награда? Ты остаешься в расположение части и выполняешь некоторые не шибко напряжные поручения более старших товарищей, например, небезызвестного тебе товарища по фамилии Слон, в то время, когда остальные ребята покидают расположение части.
  Верзила спросил:
  - Так-таки все остальные?
  Хороший вопрос. Даже определяя награду для каждого конкретно отмеченного бойца, не стоит забывать о защитных функциях вверенного тебе подразделения. Бобик, конечно, хороший товарищ и вполне подходящая кандидатура на вышеозначенный пост. Но полагаться только на единственную кандидатуру есть глупость. А глупость при определенных условиях перерастает в предательство со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому вовремя подвернувшийся товарищ под номером два из трезвой палатки получил великолепные рекомендации от старшего товарища (неужели опять Слон), чтобы остаться.
  Мухин ничего не спросил. Эдак бочком попятился в сторону, чтобы присоединиться к остальной колонне. Нет, не думайте, что я продался нетрезвым товарищам. Ничего подобного, моя совесть чиста. Ее выдающиеся амбиции не заходят так далеко, чтобы продаться. Но почему не для всех награда? Вот это главный вопрос. Маршировали вместе, присягали вместе, следовательно, мучались вместе. Если хотите, вопрос более чем правильный. Мы из одной команды, мы служим одним интересам, мы добились одинаковых результатов. А по большому счету, вообще ничего не добились. Никто не защищал родину, никто не совершил подвиг в ее честь. Только предварительная подготовка. При чем на живую нитку, точно боялись чего-то начальники. Ну, не знаю, чего боялись они. Может, дезертиров боялись. А может очередного толстовца, вывернувшего из небытия:
  - Не хочу принимать присягу.
  Но, черти как обошлось. Ребята правильные, спокойные, о таких песни не складываются, и романы не вытанцовываются. Ни одной примерзкой души (о чем уже говорилось), то есть души, способной нарушить присягу. И если хотите знать, во всем подразделении существовала только единственная неправильная душа, с которой могли получиться проблемы.
  Но не получилось, двести раз черт. Иван Мухин превзошел самого себя. Текст прочитал правильно. Прослезился не нарочно. Теперь его день. Чистый, свободный, чтобы оторваться от грешной земли и помечтать о свободе где-нибудь далеко-далеко от этого места, которое он не считает домом родным и оплотом свободы.
  Не получилось в который раз.
  - По машинам, - скомандовал Слон.
  И засунул Муху в машину.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Ой, простите, я не рассказывал, что такое кухня в полевых условиях. Это такой одноэтажный домик солидных размеров. Находится она, как правило, рядом со штабом и общежитием для младшего офицерского состава. Иногда возле кухни располагаются казармы. Но это казармы старослужащих, или элитных подразделений части. Палаточные городки на то и палаточные городки, чтобы находиться как можно дальше от кухни.
  Хотя, что такое "как можно дальше"? Если назову расстояние один километр, покажется ли вам такое расстояние непреодолимой преградой между солдатским желудком и кухней. Лично мне не покажется. А два километра? А три? Теперь достаем тетрадку и выполняем простенькие арифметические действия, посильные для первоклассника. Завтрак, обед, ужин. Туда три километра, обратно три километра. Итого восемнадцать в день. В армейских сапогах, при параде, в теплую, можно сказать, жаркую погоду мало не покажется. И не только маменькину ребеночку, но и закаленной натренированной шишке. Вот и ответьте на дьявольски человечный вопрос, а сколько вы проходите в день? Два или три километра?
  Поэтому я обрадовался, очутившись в машине.
  - Ты дежурный?
  - Естественно я.
  - Заметил кое-какие припасы в углу.
  - Так точно.
  - Тащи это чудо в каптерку.
  Под брезентом дымились два котелка, с мясом и кашей. Еще здоровенная фляга, на запах - компот. Два десятка рыбьих хвостов плюс весьма аппетитное яблоко.
  - А почему одно яблоко?
  - Заткнись и тащи, раз-зговорчики!
  Ну, знаете, не такая дурацкая жизнь, если привозят еду тебе вместо награды. Дымящуюся, запашистую, плюс целое яблоко. Черт возьми, можно жить! Согласен остаться за сторожа ваших палаток.
  - Разумное решение, - сказал Слон.
  Другие товарищи обойдутся вообще без еды. Они получили последний инструктаж при выходе за территорию лагеря. Значится так. Вы нормальные люди, вы защитники родины. Ведите себя правильно, никакой суеты и поступков, позорящих часть. Ничего такого, чего застыдилась бы родина.
  Справедливый совет. Сегодняшняя молодежь физически неполноценная молодежь. Имеется нехорошая статистика, что сегодняшняя молодежь вырубается после первого стакана, утрачивает самоконтроль и теряет всяческую способность соображать, а что же ждет от тебя родина.
  А ждет она, как вы понимаете, адекватных решений в простых ситуациях и правильных поступков, если тебя подловили враги в глухом месте.
  
  КАПТЕРКА
  А что такое каптерка, мать моя девочка, в палаточном лагере? А впрочем, такая же палатка, мало отличимая от прочих палаток. Хотя все знают это палатка главная. Ибо там хранятся припасы, матчасть и другие очень полезные вещи для тебя и твоих товарищей. Например, твоя гражданская одежда, которая при определенных обстоятельствах и дружеском отношении каптерщика может перекочевать в твои руки на несколько очень приятных часов и тем самым решить некоторые проблемы.
  Как, например, сегодня. Странная какая-та церемония получилась с переодеванием защитников родины. Им посоветовали отложить в сторону обмундирование казенного образца и получить на обмен гражданские тряпки. Как-то я в толк не возьму, мы защитники или нет? А может защитники только здесь до забора, а там уже нет родины?
  Впрочем, сопровождающий офицер обошел это дело молчанием:
  - Армия рассчитывает на вас.
  Самая обыкновенная речь не содержала ни единого намека, почему отобрали те и добавили вместо них не те тряпки. А ведь в начале казалось, что мы лишаемся привычной одежды на долгие два года. И были некоторые сомнения, а как сохранится одежда за два года в непривычных для нее условиях. Не сожрет ли такую одежду жучок, или какая-нибудь фитофтора, а может быть высидит деток в одежде бандитская Муха.
  Все получилось немножко иначе. Длительная речь о твоем месте на русской земле. Правильные интонации про тяжелое положение государства на текущий момент. Кое-что про умеренный образ жизни и молодежный разгул, не соответствующий моральному облику строителя демократии. И ни единого слова, зачем переодели тебя из казенной одежды.
  Сиди и догадывайся, зачем? Может глумливый враг охотится за казенной одеждой? А может для конспирации, чтобы чернявые выродки с юга приняли тебя за своего? Или, по крайней мере, за туриста, приехавшего сюда по шкурным делам, но никак не по делам, касающимся твоей родины. А может, кто-то напутал и что-то не так предложил, и армия приняла предложение слишком буквально? А может и впрямь такая награда?
  Кажется, нашли выход. Кажется, неплохой вариант. Ты маленький мамкин сынок, ты не можешь почувствовать себя истинным защитником родины. Тебе еще нужна соска. А мы не какие-то звери. Мы вырвали соску, но при определенных обстоятельствах можем ее вернуть, скажем, как призовой фонд за хорошее поведение. А можем отнять ее навсегда, если ты порочный гавнюк или чем-то обидел такую добрую армию.
  Поэтому последний совет. Не разбегайтесь, товарищи. Ходите кучками и ведите себя паиньками. Я за тобой слежу, как говорит армия. И за тобой, и за тобой, и за тем парнем. Если нет никого рядом, сие не факт, что оставили вас без присмотра, что не следит армия. Поэтому будьте на высоте.
  Вы не грубые клевреты,
  И не племя скобарей.
  Вы защитники советов
  Славной родины своей.
  Вы не злые самодуры,
  Не скотина и мура.
  Вы защитники структуры
  И структурного добра.
  А для Мухина свой отдельный совет. Тащи жратву, Слон истосковался в каптерке.
  
  ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ
  Жратва на месте. Первый котелок, второй котелок, фляга, рыба и яблоко. Ты хорошо поработал, товарищ Муха, присаживайтесь, пожалуйста, и наблюдайте за старшим товарищем. Вам сегодня так повезло, как никому из разношерстой кодлы, покинувшей лагерь.
  А как повезло? Не будем торопить события, рассмотрим все по порядку. Слон достал ложку, Слон пододвинул к себе котелок, Слон опустил туда ложку. Немного покопался и передумал, словно нашел в котелке Муху:
  - Приведи остальных.
  Не было смысла пускаться в пространные объяснения, что никого не осталось, что остальные перевалили через овраг и растворились в утренней мгле. Поэтому небезызвестный вам Мухин привел Бобика и Верзилу.
  Подобный расклад вроде бы не озадачил Слона. Можно сказать, реакция нулевая. С одной стороны котелок, Слон и его ложка. С другой стороны дежурный наряд из трех блюд или черт его знает, как оно там называют.
  - Отрапортуйте, солдат, - Слон зацепил ложкой жилистый кусочек мяса и шуганул его кистевым броском из палатки. Мясо ловко прошелестело над ухом Верзилы, обдав последнего микроскопическими капельками жира и вони.
  - Ваше приказание выполнил, - почему-то промямлил Верзила, опережая прочих товарищей.
  - Ошибаетесь, солдат, - Слон уставился в котелок и начал спокойно пожирать кашу.
  Трудно сказать, на сколько порций рассчитан такой котелок. На кухне его ставят на стол, за который набивается целое отделение молодых защитников родины. Но еще чаще ставят на стол, за которым парочка старослужащих усердно блюет или чистит ножичком ногти.
  - Рапортую, - приложился к пилотке Верзила.
  - Ошибаетесь снова, солдат, - Слон разделался с котелком, словно с крохотной шоколадкой, и очень нежно, без каких-либо резких движений отодвинул вылизанную до блеска посудину в сторону.
  - Не понимаю, товарищ сержант, - Верзила проследил за котелком и сделал шаг в ту же сторону.
  - А понимать не имеет смысла, солдат. Вы ответили на вопрос, обращенный к другому солдату, имя которого Мухин.
  
  ИСТОРИЯ С ХВОСТАМИ
  Для настоящего солдата рыбий хвост имеет символическое значение. Солдат получает один хвост в день, съедает его и откладывает в укромное место скелетик. По отложенным скелетикам можно легко сосчитать, сколько прошло дней службы.
  Отсюда, первый хвост, съеденный Слоном, был встречен с восторгом. Все-таки нормальный мужик Слон, уважает солдатские традиции и не отказывается от грубой солдатской пищи. Мог бы в силу служебного положения заказать себе нечто изысканное, например, шашлычок или глазунью, или кусочки куры на косточках. А он вот так, точно обыкновенный солдат, засунул в свою бездонную пасть хвост и вытащил обратно абсолютно голый скелетик.
  Но не спешите, товарищи. За первым хвостом последовал второй хвост. За вторым третий и дальше без счета. Слон аккуратно обсасывал хвосты и аккуратно складывал горкой скелетики.
  - Что за хрень? - странная мысль зародилась в башке Мухи.
  Или армия сегодня другая? Или демократическая армия пересмотрела традиции армии коммунистической и потеряла тот самобытный характер солдатского братства, о котором так непринужденно раньше трендели газеты? Оно может быть. Должна же демократическая армия чем-то отличаться от своей родительницы. То есть отличаться чем-то хорошим, можно сказать, демократическим, незаштампованным узкой формой средневековых традиций.
  - Правильно, - решил Муха.
  К чему все эти традиции. Высосу обязательно один хвост, соберу непременно скелетик. А если мне не достанется хвост? Разве так не бывает, что при случившихся обстоятельствах меня на хвост наказали, или, по крайней мере, мне не отдали скелетик? Да сплошь и рядом такое бывает. Твои хвосты высасываются гадами, а твой скелетик идет на распродаже за пачку сигарет какому-нибудь неудачнику.
  - Вот и никакая не хрень, - последняя мысль Мухи.
  Короче, ответ найден. Если отменить глупейшую из традиций, то можно сократить суицидальные настроения в армии. Да еще как сократить! Отсутствие запланированного хвоста для новобранца может оказаться вполне готовой причиной для суицида. Тем более что присутствие поднимает моральный настрой, боевой дух, самосознание масс и отрицает сам суицид, как явление в армии. А раз присутствие отрицает, значит, отсутствие наоборот. И вот готовый ответ, почему у нас такая суицидальная армия.
  Хотите с другой стороны, вместо уничтоженной традиции должно появиться что-то еще. Скажем, что-то новое, неиспорченное, может быть светлое. И опять же в единичном экземпляре, чтобы как-нибудь отличаться от горки хвостов на столе (ой, простите, теперь уже от горки скелетиков). А что у нас в единичном экземпляре? А в единичном экземпляре у нас яблоко.
  
  ЗА ЗАБОРОМ
  Слон дожевал яблоко, выплюнул мелкие косточки и только после этого окинул глазом солдат, столпившихся у входа.
  - Итак, что мы имеем?
  Жирные пальчики подцепили бывший обглоданный хвост и с невероятной меткостью бросили его все туда же, ко входу.
  - Ох, - Верзила схватился за глаз.
  Его как-то скрючило пополам и поволокло в сторону на стопки с армейской формой.
  - Смир-р-но, солдат!
  Охая и корчась от боли, Верзила выпрямился по швам. Из его лба (промашечка вышла) торчала рыбная кость с крохотной капелькой крови.
  - Напоролся на хвост, - констатировал Слон.
  И тут, моя мама, случилось нечто невероятное. По морде Слона расползлась улыбка. Черт подери! Мы думали, никогда не улыбается Слон, что в армии такое не положено для определенных чинов, что за такое расстрел. То, что Слон никогда не смеется, мы чувствовали, мы знали. А вот насчет его улыбки мы думали.
  И это понятно. Улыбка как принадлежность здорового организма. Человек, потерявший улыбку, практически утратил здоровье свое и превратился в ходячего мертвеца, в зомбика и развалину. Мы посчитали, что превратился в зомбика Слон. А это не правильное действие, а это почти преступление против армии и в любом варианте прямая крамола.
  Армия воспитывает солдат. Армия заботится о солдатах. Армия видит в солдатах не только орудия смертоубийства или безмозглые пешки, передвигаемые по доске боевых действий. Армия воспитывает человеков. И пускай вам не нравится подобная аксиома, но ваше мнение тут не при чем. Только после армии из маменькиных сынков получаются человеки. При чем человеки, способные выжить в любых условиях, не посрамив армию.
  - Тебе плохо, солдат? - жирные пальчики Слона подцепили еще один рыбий скелетик из кучи.
  - Никак нет, - промямлил Верзила.
  - Тогда приступайте к еде.
  Каким-то неуловимым движением Слон смахнул со стола все скелетики в ту же самую кашу.
  
  НУ, ПОВЕЗЛО
  Улыбка погасла:
  - Солдат Собачаев, солдат Мухин, кругом арш. Ваше место на кухне.
  Я не помню, когда бежал еще с такой скоростью. И Собачаев похоже не помнит. Черт подери, парень, а тебя ведь зовут Собачаев? Вот же умора. Мы думали, Бобик не твоя фамилия, за морду вроде прозвали. На самом деле у тебя морда точно у Бобика, подметили нормальные ребята и без обиды прозвали.
  Ладно, не притворяйся Мухин, твоя фамилия не лучше фамилии Бобика, поэтому тебя Мухой прозвали. Весь такой тощий, вертлявый, прыщавый. Э, насчет прыщей остановимся. Самое время перевести дух. Вроде метров пятьсот отмахали, а может быть тысячу.
  Точно, целую тысячу. Собачаев остановился и стало его рвать на дорогу. Это не очень понравилось Мухину:
  - Да что с тобой, парень?
  Эй, отстань. Неужели не видешь, что вырвало? Неужели такой чистенький, такой славненький, неужели не рвало тебя никогда? Может быть, в детстве и рвало. Вот успокойся и вспоминай свое детство. Рвет не за красивые глазки, рвет по определенной причине. Скажем, не справился с приемом пищи желудок. А сколько мы приняли пищи в последнее время? То-то, чертовски много мы приняли пищи. Целый котелок и двадцать хвостов, вот сколько мы ее приняли. А еще сверху яблоко.
  Что такое? Товарищ Мухин отрицает прием пищи? Успокойся, солдат. Ты принимал эту пищу глазами. И ты, и солдат Собачаев. Мы ее вырывали из глаз друг у друга. Или думаешь, что-то не так? Или ошибаюсь, вся пища досталась Слону? А черта лысого этой твари досталось.
  Собачаев кончил блевать. Утер тыльной стороной ладони мордочку и рассмеялся. Смех вырвался из груди двумя неправильными хлопками, затем его понесло, и пресловутый Бобик забился в истерике.
  - Во, мерзавцы, - сказал Мухин.
  Знаете, какой-то ступор наехал на Мухина. Нечто тупое и темное, вроде обволокла пустота, спустили штаны, оборвали крылышки и намылили задницу. И что получается? Маленькая-маленькая косточка заиграла всеми красками между жирных пальцев Слона. Черт, зачем мы вспомнили про косточку? Ты простой парень, тебя затащили сюда, чтобы вытряхнуть из твоей обыденной жизни. Или может, чтобы ты отказался от дурацких контейнеров ради чего-то большего, например, ради защиты твоей умирающей родины.
  О, господи, солдат Мухин вспомнил про родину. И это в такой подходящий момент, когда солдат Бобик свалился в траву, точнее в то самое, что еще три секунды назад было содержимым его желудка.
  Нет, перестаньте измываться, товарищи. Солдат Мухин не знает, а кто такой солдат Бобик? Совершенно постороннее существо, явившееся из иного мира на нашу грешную землю, чтобы третировать маленькую и невинную Муху. Вот кто такой солдат Бобик. Глупый деревенский дурак, о котором еще неделю назад слыхом не слыхивал солдат Мухин.
  Господи, да что я вам говорю, еще неделю назад не было никакого солдата по имени Мухин. А был нормальный пацан, умный, веселый, способный профессионально ворочать контейнеры. И был любитель рыбьих хвостов. Мама моя, как же этот Мухин любил рыбу!
  Или ошибочка вышла? Да что со мной? Теплая волна застряла у горла. Прямо на Бобика блюет солдат Мухин.
  
  ВОЗВРАЩАЕМСЯ К КАШЕ
  Есть такая комедия положений. Собрались придурки количеством три или два, выпучили глаза, смотрят. Затем один из придурков чего-то сказал несуразное, несоответствующее существующему моменту, и все рассмеялись.
  То есть простите, это зрители рассмеялись. Придурки чертовски серьезные и очень правильные товарищи. Они не смеются ни под каким соусом, они выполняют постановочную программу. При чем с фанатическим упрямством ее выполняют, даже если не очень программа и на начальном этапе заметно, какая она убогая.
  Но не гоните волну, быть придурком почти всегда выгодно, а в определенных случаях престижно. Никто не спорит, первый русский президент на сто процентов придурок. Потому его и выбирали, что очень хотелось придурка. Именно такого, чтобы серьезно придуривался, а нам было весело. Вот мы и договорились. Русское веселье - то самое место, откуда ноги растут. Русские не хотят печалиться, но хотят веселиться. Русские допустили маромоев и прочую сволочь к своему пирогу по единственной причине, чтобы веселила их сволочь. А пирог, ну что такое пирог? В России подобного барахла на всех хватит.
  - Приступайте к еде, - Слон помешал в котелке ложкой.
  Кажется, ничего особенного не произошло. Стандартный пирог, ой, простите, стандартная армейская каша со стандартным армейским мясом. Между прочим, чертовски вкусная каша, за такую вкуснятину можно уделать врага поперек туловища. Уделал, и не заметил, как корчится враг, потому что в твоих руках каша.
  - Чего-то не хочется, - ответ Верзилы.
  Как вы понимаете, дурацкий ответ, абсолютно не правильный. Тебя не спрашивают, чего тебе хочется и чего не хочется. Ты не имеешь права так отвечать. Ты находишься перед старшим по званию. Старший товарищ проводит с тобой подготовку и политическую учебу в соответствии с Уставом (здесь с большой буквы). В Уставе не существует такого понятия, как "не хочется". Следовательно, ты неученый дурак, всего-навсего просмотревший Устав через задницу.
  - Что вы сказали, солдат?
  Хочу отметить потрясающую выдержку старшего по званию. В подобной ситуации и ангел потеряет терпение. Другое дело старший сержант Слон. Ни один мускул не дрогнул на суровом лице. Лицо, как прежде, очень добродушное и улыбчивое. Зато послушайте, как напряглись мускулистые ноги и руки. Мамочка, я даже слышу, как затрещала одежда.
  - Но, простите...
  Снова дурацкий ответ. Мы не в кошки-мышки играемся. Младший по званию именно здесь и сейчас проходит учебу. А почему другие товарищи не проходят учебу? А какая тебе разница почему? Неужели не догадался, что в армии самая страшная ссылка на прочих товарищей?
  - Выполняйте приказ.
  Мы где-то слыхали нечто подобное. Ну и что, если слыхали? Армия не институт благородных девиц. В армии не так много приказов, как оно кажется. Разнообразие здесь не имеет значения. Только однообразие, черт подери. Чтобы тупой гражданин при незначительной мозговой атаке научился отличать один приказ от другого. Или хотя бы дошел недоразвитым умственным органом до одной потрясающей мысли, что ответы "есть" и "так точно" приветствуются в армии, а ответ "никак нет" может вызвать большие проблемы.
  - Никак нет.
  Неужели такое выдал Верзила? Хотя посмотрите, расслабился Слон. Мускулы на руках и ногах пообмякли, большой палец правой руки усердно ковыряет затылок. Хотелось бы разобраться, что у Слона в голове, какие возникли проблемы.
  - Ответ правильный, товарищ солдат.
  Черт подери, а мы ошибались. Не такой плохой Слон. Он просто наставник для молодежи. Ни в коей степени он издевается над молодежью, но просто проводит свое наставничество. Трудная работа, ничего не скажу. Демократическая армия востребовала от тебя результат. Времени нет, чтобы морализировать с молодежью, когда в смертельной опасности родина. Вот и не морализирует старший сержант Слон. Его работа только на результат, как мы говорили. Молодежь в России чертовски упрямая, но чертовски понятливая. Каждому ясно, что при определенных обстоятельствах молодежь усваивает уроки, а при других не усваивает. Поэтому должен спешить Слон, чтобы создавать обстоятельства, усваивающие уроки.
  - Разрешите идти, - Верзила пятится к выходу.
  Правильный мальчик, талантливый мальчик, усвоил урок номер один, научился правильно выражаться. Улыбается старший сержант Слон, уважаю талантливых мальчиков. Да вот только загвоздочка вышла между солдатами, между мной и тобой, между старшим сержантом и мальчиком. Готов отпустить тебя Слон. Но родина не готова, опять черт. И как мы с ней разберемся на данный предмет? А разберемся легко. Урок номер два:
  - Не разрешаю. Отставить.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ.
  Свежий воздух, теплое солнышко, жизнь продолжается. Солдат Бобик немного оправился при помощи солдата Мухи. Правильная моральная поддержка в подобных условиях еще никому не мешала. Поэтому не стал кривляться солдат Бобик и принял помощь солдата Мухи.
  Смешно подумать, а ты Бобик (или как там тебя, Собачеев) хороший солдат, хотя фамилия у тебя чертовски прикольная. Но остынь, на данном этапе Мухин совсем не прикалывается. Фамилию нам дали родители, а родителям их родители, а тем последним кто-то другой, может быть родина. Ну, сам понимаешь, над родиной не прикалывается солдат Мухин.
  Я из нормальных товарищей. Уважаю хорошую шутку, но товарища не оставлю в беде. Зато Верзилу оставил. Да что с тобой, Бобик? Головка чертовски болит после всей этой блевотины? Или забылся, я выполняю приказ? Да и ты его выполняешь. Старший по званию приказал сделать то-то и то-то, поэтому мы выполняем приказ, ты и я. А при чем здесь Верзила?
  Ладно, остыли. Солдат Собачеев на солнышке перегрелся и не сумел адаптироваться к местным условиям. По большому счету он очень нормальный парнишка и хорошо адаптируется, если водкой его не поить и в морду не бить. Но сегодня случилась авария. Причины аварии выясняются, а солдат Собачеев согласен исправить ущерб, нанесенный в беспамятстве родине:
  - Сейчас уберу.
  На этом и остановимся.
  - Не бери в голову!
  Хороший совет, только друг посоветует. Настоящий армейский друг. Мы как раз вовремя вспомнили о настоящей армейской дружбе. Ее истоки уходят в далекое прошлое, скажем, к тому времени, когда была создана первая армия на планете Земля. А ответьте на милость, когда была создана первая армия? А хрен его знает. Некоторые утверждают, что двадцать третьего февраля, а некоторые утверждают обратное, особенно в демократическом государстве. Потому что в демократическом государстве двадцать третье число февраля не праздник создания первой армии на Земле, а только праздник защитника родины.
  
  ПАРОЧКА РАЗДОЛБАЕВ
  Впереди еще шагать и шагать. Идем мы, значит, Бобик и Муха, ослабили ремни, сняли пилотки, обмахиваемся. Тема вполне подходящая. Если подумаю про советское время, раньше не было ни защитников родины, никакой родины. То ли некого было защищать, то ли не от кого было защищаться. Зато существовали такие простые ребята, честные, готовые на любой подвиг, не выносящие подлостей.
  - А ты выносишь? - спросил Бобик у Мухи.
  - Нет, не выношу, - последовал честный ответ.
  - И я не выношу.
  Вот и договорились товарищи. Много у них общего, а иначе быть не могло. Мы продукт единой земли, мы родились на этой земле, мы не отрицали саму по себе землю. А это уже кое-что, то есть цельное, неотрицаемое, вечное. Если хотите, ваша армия не может быть вечная. Когда-то ее не было, как бы не надрывались некоторые политиканы во главе с президентом, корректируя армейские праздники. И пилотки когда-то не было, и ремня. А русская земля существовала всегда, может, не для каждого она называлась родиной. Но для русских она точно так называлась. Поэтому и название у нее правильное. А вы знаете, как зовется такая земля? А зовется она Россия.
  - Ну, знаешь, - сказал Бобик, - Ты мне глаза открыл.
  - И не только тебе, - сказал Муха, - Я и себе открыл.
  Момент весьма подходящий для новых открытий. Мы вышли из коммунизма не совсем подготовленными. Мы готовились к другой демократии, которая на самом деле больше смахивала на коммунизм. Нам надоело работать за три копейки, и мы решили вообще не работать. Нам надоело выслушивать всякие бредни, и мы решили вообще не выслушивать. Нам надоело дрожать и почтительно пресмыкаться перед своими родителями, и мы решили не пресмыкаться вообще. А что это такое, как не сплошной коммунизм в облике демократии? Никто не принуждает меня, никто не уговаривает, все надоело. А миску с кашей дают каждому и еще много чего вкусненького.
  Но какая-та не такая пришла демократия. Уговаривать точно не уговаривают тебя, но и кашу не очень дают. Захотелось покушать, мой маленький, отыщи продавца каши. Затем докажи продавцу, как ему захотелось отдать тебе кашу. И не просто так, но за тяжелый труд до кровавых мозолей и полного торжества демократии.
  - А разве стоит таких трудов каша?
  Правильно Бобик спросил. Растет над собой парень, постепенно перерождается из дебила, отравленного коммунистической моралью, в гражданина новой демократической родины.
  Отвечаю:
  - Каша стоит гораздо больших трудов.
  Она твое топливо, твое горючее, она несет твою жизнь. Что ты сделаешь, не получив каши? Вот именно, кому ты нужен без каши такой? Маленький, хиленький, на шатающихся ножках, в любой момент готовый подохнуть. Такую поганку соплей перешибут. Подойдут враги родины, высморкаются и перешибут. На дорожке скорченный трупик великого воина.
  - Запевай!
  И еще одно правильное решение. Или нам показалось, или на самом деле повеяло кухней. Скорее всего, показалось, слишком уж тему мы взяли хорошую, правильную, современного армейского образца. А впрочем, чем черт не шутит? Если очень захочется, не так далеко эта кухня, даже близко совсем, если правильно к ней подойти с песней.
  Прощай Россия, ты позабыта,
  Нас ждет армейская стезя.
  И скоро мордою небритой
  Ракету чистить буду я.
  Пускай летит моя ракета
  На страх соседям и врагам,
  И разнесет пускай полсвета,
  Чтобы полсвета сдались нам.
  Убери живот, подтяни ремень, пилотку на голову! Здесь не толпа негодяев марширует по русской земле. Здесь настоящие парни идут защищать родину.
  
  ГЛАВА ПРИБЛИЖАЕТСЯ К СВОЕМУ ЕСТЕСТВЕННОМУ КОНЦУ
  Хорошая у нас жизнь, можно сказать, стоящая. И дело не в том, что когда-то ошибся товарищ Мухин и закосил Военную кафедру. Не стоило так обращаться с палочкой-выручалочкой, предусмотренной для тебя дурака в твоем родном институте. И вот почему.
  Военная кафедра не суть какой-нибудь монстрик. Там расслабленные офицеры преподают расслабленным студентам основы военного дела по очень расслабленным правилам. Студент привычен к подобной методике, от него ничего не требуется, кроме как приходить на занятия, слушать в пол уха и отвечать, если спросят.
  Военная кафедра была задумана не простыми товарищами. Она суть халява с любой стороны. Для студентов халява и для офицеров халява. Ты не учишься, но придуриваешься. Ты не служишь, но только халявишь. Истинные военные презирают Военную кафедру. Они согласны жопу порвать, чтобы прикрыть такое богомерзкое зрелище, а при демократическом строе точно порвут, и не будет халявы.
  Поэтому следующий шаг. Не стоит отказываться от Военной кафедры, если она плывет тебе в руки. Есть определенные неудобства, согласен. Один день без полноценного четырнадцатичасового сна и не доразвлекаешься с девками. Но есть определенные преимущества. Во-первых, Военная кафедра как любая кафедра в институте несет с собой знания.
  Э, не смейтесь, товарищи. Институт напичкан не только дерьмом. В институте традиционно сильные кафедры: математические, физикотехнические, электротехнические. И с политологией тут полный порядок, и тем более с военным делом. Никакая армейская академия не выпускает таких выдающихся специалистов и патриотов своего дела, как скромная Военная кафедра какого-нибудь скромного института по имени Политех. Другое дело, что с кафедры выходят не лейтенанты, а раздолбаи.
  Но тут отсутствует человеческий фактор. В раздолбайстве виновато само время. В период развитого социализма выпускников распределяли по объектам народного хозяйства сроком на три года. Ты мог отказаться от такой привилегии только единственным способом, договорившись с Военной кафедрой и получив офицерский билет на два года.
  Три или два года, можно подумать, неравноценная выходила замена. То ли три года раболепствовать в Ленинградском кэбэ, то ли два года протирать казенные вещи на севере. Вы угадали, замена неравноценная. С севера ты привозил хороший кусок, чтобы начать новую жизнь в новой кооперативной квартире, и отсутствие многих вредных привычек, выбитых как бы нехотя армией. Зато в Ленинградском кэбэ жировал, тупел, развращался, утрачивал веру в само человечество и переходил в разряд сволочи.
  Э, опустите свои кулаки. Я еще никого не обидел, описывая преимущества скромной Военной кафедры. Все преимущества сильно померкли с уничтожением коммунизма. Студенческая среда морально отвергла Военную кафедру. Зачем тебе кафедра, ты и так грамотный? Соберешь немного деньжонок, найдешь руку, деньги туда. А дальше яркое солнце, беззаботная жизнь и свобода.
  
  БЕГОМ В КАПТЕРКУ
  - Товарищ рядовой.
  Слон отбросил ногой стул и поднялся. Какой же он массивный, квадратный, когда вот так стоит во весь рост. И лицо у него какое-то квадратное, с большими ушами. А глазки, наоборот, маленькие. Такие маленькие-маленькие, налитые кровью глазки.
  - Может не надо?
  Блин, и чего это у нас получается. Старший по званию долго и упорно работал над младшим по званию. Можно сказать, потратил свое драгоценное время. То самое время, которое предназначалось для самосовершенствования и улучшения навыков, необходимых служению родине. И вот какая петрушка на данный момент, сопротивляется младший товарищ.
  - Я еще с тобой не закончил, - так говорит Слон.
  Жизнь сегодня неправильная, поступки неправильные, само служение родине происходит на неподобающем уровне и почти утратило свою значимость. Слону очень нравится родина. Он недаром послал институт на три буквы. И что хорошего видел Слон в институте? Бегали всякие педики, вытворяли всякие мерзости.
  Этот институт, как неправильная дорога в жизнь. На нем зациклилась современная молодежь. Будто без института нельзя сходить на горшок, выпить кружку воды или трахнуться с девкой. При мысли о девке перекосилась Слоновья рожа.
  - Как стоишь!
  Вот от девки, от нее настоящее зло. Со временем девка становится мамочкой и выпускает в свет разных придурков, вроде этого длинноногого и сутулого, по фамилии, как бишь его, товарищ Горюшкин. Девка значит оттрахалась, заловила какой-никакой кайф, а Слону за все отдуваться.
  - Смир-рно, солдат Горюшкин.
  Вот так оно лучше. Никакая сволочь не унавозит Слона в его вотчине. Девки могут балдеть со своими придурками и до отупения трахаться, чтобы вырастали не менее придурошные придурки. Слон смеется, подумав про них. Потому что Слон не один. Потому что рядом с ним весь советский народ (ах, простите, русский народ) и еще армия.
  
  ОКОНЧАНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Мы знаем, для чего существует армия. Она для того, чтобы сохранить человеческий генофонд и отобрать лучшие экземпляры для дальнейшего развития человечества. А вы считаете, что не так? Зря вы считаете. Вас обманули пустые слова о демократическом развитии нашей бедной России. Вы наслушались всяческих баек про демократию и забыли про доброе, чистое, вечное, то есть забыли про армию.
  Опять говорю зря. Может армейские щи не такие жирные, а армейская каша не такая вкусная. Но старший по званию (читайте, сержант Слон) заставит сожрать котелок каши более младшего товарища (читайте, Верзилу, то есть простите, солдата Горюшкина). Думаете, не заставит? В который раз зря. Ничего особенного не сделал пока Слон. Не прочитал вступительное слово к программе партии и правительства на следующий президентский срок. Не раскурочил матчасть по винтикам и шаебочкам. Не забил косячок, типа закуривай друг, затем кушай.
  Здесь вам не изба-читальня, не диспут политических противников, даже не вечеринка с прохладительными напитками. Поэтому ничего не сделал сержант Слон. Встал, отжался, подошел на расстояние полусогнутой руки и ударил.
  - Смир-р-но, товарищ Горюшкин.
  После такого удара паучок на стене покажется звездами, хотя постойте, товарищи. Ты имел право рассматривать паучка, следить за его дислокацией, строить какие-либо планы и чувствовать себя самим господом. Но я повторяю, это было давным-давно, кажется, целую вечность назад, пока не пришел Слон и ударил.
  Дальше темная полоса вспышек, странные отголоски извне, практически потусторонний мир. Верзила почувствовал, как вываливается из реальной действительности и проваливается куда-то далеко-далеко, по крайней мере, в несуществующее измерение параллельной для нас вселенной.
  И там были звезды. Черненькие, гаденькие, с ехидной ухмылочкой. Звезды почему-то смеялись ухмылкой Слона. Их никто не просил так смеяться. Больше того, они не имели права смеяться, но они почему-то смеялись.
  Нет, ничего личного. Всем существом Верзила чувствовал звезды. Они поднялись из глубины естества, они оторвались от стен желудка, они выплыли на поверхность. Никто не просил выплывать эти звезды, но они выплыли по собственной гаденькой инициативе, не спрашивая товарища.
  - Приступайте к еде, - сказал Слон.
  А затем что-то треснуло внизу живота, и Верзила почувствовал, как наполняется всякой дрянью.
  Потерпи комиссар немного,
  Надоела твоя дрязготня.
  Перестань упираться рогом
  И терзать перестань меня.
  Я еще не чурбан для танка,
  Не отливка под автомат.
  И в моих отупелых останках
  Чувства прежние говорят.
  Погоди, пусть они остынут,
  Пусть заделаюсь мразью тупой.
  Пусть последние мысли сгинут -
  И тогда посылай на убой.
  В этот самый момент из глаз потекли настоящие слезы.
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  Все меняется в нашем мире. Меняются люди, меняются формы, меняются мысли. Хорошее переваливает через рубеж, где распадается в прах, перестает быть хорошим. И ты понимаешь, что ошибался на протяжении жизни своей, принимая обыкновенную пустоту за нечто из мира больших величин, фантастических грез и видений.
  А впрочем, какая разница? Твое "хорошее" ушло неизвестно куда. И ты не помнишь, а чем оно было на самом деле. То ли это хорошее чувство, то ли душевный смех, то ли картинка на голой стене, от которой внутри становилось теплее, а ты становился мудрее. С картинками так получается иногда. Ты свалился с горы, ты летишь в пропасть, скоро башку оторвут, и разнесет к чертям кости. Но вдруг появилась картинка на голой стене, даже не сама она, а какое-то мутное воспоминание неизвестно о чем. И ты другой человек, и ты забил на все болт, и ничего не боишься.
  - Грустно, товарищи.
  Кажется так. Люди падают, люди ломаются, люди уходят из ничего в никуда. А еще они утрачивают чистоту при скольжении в пропасть, проявляясь в наихудшей из своих ипостасей. Хотя последнее обстоятельство не имеет никакого значения. Ты бежишь за умирающей мечтой, тебя колбасит от смеха. На самом деле хочется плакать, чтобы соленая влага из глаз смыла предыдущую мерзость до основания, и умирающая мечта пошла без разврата и грязи. А ты смеешься, черт подери. Дикий нечеловеческий смех разрывает желудок. И самое глупое заключается в том, что тебе не хотелось смеяться.
  - Печально, товарищи.
  Но, ять твою валентность, ты вырос обыкновенным ребенком, учился в обыкновенной школе, закончил не самый навороченный институт. Очень правильная, очень достойная жизнь. Ты не прыгал через ступени. Все выше, выше и выше. Все ближе, ближе и ближе к сияющим звездам. Ты ничего не делал, просто закончился путь, просто падают звезды. И никакие усилия не имеют значения. Ты поднимаешь упавшие звезды, очищаешь от грязи от мусора. А они неожиданно тают в твоих руках, приобретая самую простую, самую определенную форму, и это уже не великие звезды, а просто обыкновенные звездочки. Если хотите, армейские звездочки.
  - Трудно, товарищи.
  А кто сказал, будет легко? Ты не вовремя родился на планете Земля. Тебя не ждали в такое сложное время. Со всеми твоими вопросами и прибабахами. Ты пришел, чтобы спрашивать и во всем разобраться. А разве можно сейчас разобраться? Лучше уйти обратно. Вот так, ничего не делая, умереть. То есть умереть до момента, пока не кончился твой ослепительный взлет, и пока не растаяли звезды.
  Послушай, мой маленький, я никого не обманываю. Надо тихо уйти из жизни, тихо исчезнуть, раствориться в небытие, чтобы не было больше следов от ничтожной твоей оболочки. Ты соглашаешься, кому нужна оболочка? Она никому не нужна. У нас много маленьких оболочек, тех самых, наполненных человеческим естеством и очень жаждущих прорваться на звезды.
  Поэтому перестань быть занудой. Жизнь суровая, время тяжелое, маленьким мальчикам не осталось места на русской земле. Земля обеднела в последнее время и разучилась любить таких мальчиков, переключившись на девочек. Может быть, девочки соберутся с духом и нарожают других мальчиков, которые не совсем маленькие, которые больше подходят для русской земли на сегодняшний день и спасут нашу землю.
  Впрочем, идея. Мы завершили полет прямо к звездам сквозь Черную пуговицу. Пуговица пропустила последнего из желающих и захлопнула дырки. Я повторяю, полет был последним. Хорошее деформировалось в худшее, худшее деформировалось в еще худшее. Еще худшее умерло среди звезд и исчезло. Осталась одна только пуговица. Очень правильная, очень недеформированная, черная, черт подери. И что дальше? Что будет на русской земле, когда откроются дырки опять, и ты увидишь, что эта земля только пуговица?
  
  КАК СОЗДАЮТСЯ ПОДОБНЫЕ КНИГИ
  Дело это муторное и неблагодарное. Если приключенческие романы создаются не от большого ума, но от переизбытка фантазии, с моей точки зрения лучше писать приключенческие романы. Фантазия не суть какое-либо зло. Человек фантазирует из острой необходимости. Его ум переполнен, а времени целый вагон и маленькая тележка. А еще человек, создающий фантазии, устал слоняться по реальному миру и взялся за нереальный роман, чтобы на пару часов или дней забыть про реальность.
  Другое дело обыкновенные книги вроде истории Мухина. В них нет ничего приключенческого, а, следовательно, нет ничего фантазийного. Несколько очень простых эпизодов по той или иной причине, переплетающихся между собой. С точки зрения фантазирующего писателя скукотища собачья. И это правильно. Покуда реальный герой а-ля Мухин скажет одно реальное слово или выполнит более или менее реальное движение, для приключенческого героя умрет и родится три раза его приключенческий мир, а всякие бяки попадают в грязь штабелями и пачками.
  Вот почему я люблю приключения и не люблю идиотские рассказки про идиотских интеллигентов по имени Мухин. Сами понимаете, приключения холодят кровь, приключения впиваются в печень, приключения заставляют моргать чаще и дышать глубже. А этот недоношенный Мухин со всеми его товарищами напрашивается разве что на большую-большую отрыжку, не больше того. Рассказывать о Мухине скучновато, а думать о нем и вовсе не хочется. Не того калибра фигура.
  Ну, вы понимаете, приключенческие герои быстро бегают, высоко прыгают, глубоко ныряют и, вывалившись из самолета без парашюта, почему-то не разбиваются. Совсем не то, что реальные товарищи. Те самые, что страдают от несварения желудка, часто жалуются мамочке, распаляются по пустякам и так же мгновенно остывают, не набив никому морду. Вот поэтому я не то, чтобы не люблю, я ненавижу реальных товарищей. Все-таки фантазийный герой, какой-нибудь Бонд или Люк, он настоящий герой, а Муха есть Муха.
  Бог кусочек глины
  Вынул из кармана,
  Пальчиком невинным
  Тяпнул с полупьяна.
  Вымазал стопарик
  Скудными соплями -
  Выскочил очкарик
  С умными глазами.
  И клешней корявой
  В истину вцепился,
  Словно знал плюгавый
  Для чего родился.
  А с другой стороны, разве кто меня спрашивал, о чем писать, про настоящих героев или про Муху?
  
  МАЛЕНЬКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
  Раз мы залезли в кусты, чтобы поболтать за стаканчиком чая на сугубо литературные темы, так и быть, возьму еще один аут, чтобы принять еще одно отступление. Бывший студент Мухин слишком любил философию. Нет, не ту философию, которую нам навязывают преподаватели. Не хочу никого обидеть, но официально практикуемая философия годится разве что для заколачивания гвоздей в гробик несчастной России. Не для чего большего она не годится, и вот почему. Официальная философия отбиралась по определенным критериям, чтобы студента не разочаровать, чтобы преподавателя не обидеть, и чтобы тот мифологический товарищ, который нам выдает денежки, за такую философию отдал денежки.
  Отсюда повышенный интерес Мухина к другой философии, не имеющей вообще отношения к денежкам. Скажем так, к безденежной философии, основанной на традициях русской земли и проповедуемой изгнанниками, пострадавшими за русскую землю. А среди вышеупомянутых изгнанников мы поставим на первое место Пророка.
  Черт подери, что еще за Пророк? Может, какой новоявленный Иисус, неожиданно спустившийся с небес и облагородивший русскую землю? Нет, не угадали, никакой это не Иисус, просто Пророк. Русская земля способна породить миллион Иисусов, если бы такое количество Иисусов понадобилось для нашей России. Но нам одного Иисуса достаточно. Он, конечно, еврей. В нем ни на каплю нет ничего русского. Может поэтому не рожает земля Иисусов, а ограничивается рождением самых обыкновенных Пророков. Для тебя, для меня, для Слона и для Мухи.
  Успокойтесь, товарищи, Мухинский Пророк с большой буквы, он ни какая-нибудь тварь подколодная. Его выдвигали на самые серьезные премии, и он за свои пророческие труды получил достаточно серьезные денежки. А еще он сидел в лагерях и был выдворен здоровенным ударом под зад из России.
  Неужели не догадались, кто этот Пророк, так заинтриговавший товарища Мухина? Чувствую, что догадались без лишних подсказок с моей стороны. Каждый на русской земле слыхал про Пророка, хотя не каждый знаком с его офигенным учением. Тем более что не каждый сумел разобраться в учении так, как оно требовалось, и перенести подобную благодать на русскую почву. А Мухин сумел. Все-таки образование обязывает. И наличие в голове кое-каких мыслей.
  Опять успокойтесь, товарищи. Не путайте с Иисусом Христом выдающуюся личность нашего времени. Иисус давно откинул коньки и вознесся. Пророк опять же вознесся давно, но коньки не откинул. Данный Пророк находится в таком возрасте, что самое время ему откинуть коньки. Но дурацкие коньки почему-то не откидываются, а дурацкая жизнь продолжается. Хотя и пророчествовать больше нечего, да и не о чем, твою мать. Все написано в книгах Пророка.
  Нет, ничего личного. Иван Мухин обратился не то чтобы к самому Пророку, но к его литературному образу, почерпнутому из книг. Данный образ рубился с кровавым режимом товарища Сталина и подрывал основы основ тоталитарного коммунизма. И не подумал товарищ Мухин, что образ Пророка был не более чем заказным образом, который заказало в нужный момент коммунистическое государство, а, использовав, бросило. И что реальный объект давно постарел, поглупел, утратил воинский пыл, силу бойца и все остальное вплоть до сути своей и самого человеческого обличия. Осталась сморщенная такая оболочка, не хочу сказать, клоунская, но слово рвется на грешный язык. Прости меня мамочка, прошло время. Слишком много его прошло за границами нашей России, где обжирался Пророк, подличал и пророчествовал, а еще зарабатывал очень конкретные баксы, обливая грязью Россию.
  Не говорите, какая гадость! Мухин любил и надеялся на определенную помощь извне. Мама родная, очень страдает Россия. И никто не поможет России. Жирные буржуи ей не помогут. Новоиспеченная церковь ей не поможет. Сам президент не поможет в который раз. Мучается, чертовски страдает Россия, и приходит в голову почти сумасшедшая мысль, нужен Пророк. Но ни какой-нибудь маромойствующий Иисус со своей библией, но настоящий наш русский Пророк с большой буквы. Который издалека, чуть не с небес скажет свое справедливое слово, и возродится Россия.
  Хорошая мысль. Только не прислушался к Мухе Пророк. Почему это издалека? Почему только одно слово? Очень захотелось открыть океан из пророчеств, и затопить в океане Россию. Тебе говорили, мой ласковый, Россия заблудилась в пути, а в океане она захлебнется. Нам не нужны пророчества бесконечным потоком, и не надо учить Россию. А ты набрался пророчеств, словно гугнявый щенок, а ты примчался в Россию. И примчался в личном вагоне своем. Холеный, здоровый, богатый, с любой стороны ожиревший буржуй. Значится так, нищая братия, вы тут все пидарасы и импотенты, жить не умеете, я вас научу. Сверкнули деньги, ешкина кровь! А такого не ждала Россия.
  Ситуация, конечно, презабавная. Вот только пострадал от нее один маленький мальчик по имени Муха, и пропала любовь у маленькой Мухи. Нет, не смейтесь, товарищи, пропала любовь не потому, что существовала любовь. Та самая бесконечная и бесконтрольная любовь к своей родине. Она пропала, разрезанная вагоном на части.
  Зачем ты приехал, Пророк? Ты больше не представляешь мою родину. Ты не являешься правильной величиной, что способна спасти родину. Тебе не стоило садиться в вагон, издалека ты казался Пророком. И сумасшедшие мысли твои, рвущиеся спасать родину. Где эти мысли, ответь? Где они расплескались, пока ты садился в вагон? Или не ясно, пророки не ездят, чтобы горбылить на рельсах и гнобить Россию? Они воздушные, бестелесные, несуществующие, не тяжелее, чем мысли, ушедшие в бесконечный полет. Зачем ты вернулся назад, презирая полет, и расплескал по дороге все мысли?
  Ничего подобного. Благообразный старец, точно с картинки, покинул вагон. На лице его сияла улыбка блаженного, как и подобает окружающей обстановке. И еще утомленные глаза, которые полуприкрыл старец благообразными веками. Да, он проехал Россию. Да, он видел Россию. Да, он собрал исключительный материал, подтверждающий его правоту. Все пророчества правильные, все пророчества сбылись без исключения. Коммунизм растолкал и уничтожил Россию. Коммунисты развалили и обокрали Россию. Дедушка Сталин еще не самый примерзкий гавнюк, надругавшийся над несчастной Россией. Главные гавнюки (прости меня господи за такое слово) пришли после Сталина. Они не послушались Пророка и получили сполна. Они не поверили и упустили пророчество.
  Но сегодня другая Россия. Благообразный дедушка, какового мы называем Пророк, гнал вагон по другой России, если хотите, по новой России. Его проницательный ум не только смотрел на Россию из окон вагона, но распространялся и дальше, и глубже. Скажем, распространялся в такие места, куда не долетают мелкие злобные Мухи.
  И опять ничего личного, работал Пророк. Он видел русский народ в унижении. Как вы понимаете, отвратительное зрелище. Гордый, очень правильный, судьбоносный народ унизили и растоптали за годы унизительного рабства и коммунизма. А ведь не смирился народ. Посмотрите, как он поднимает голову, как ему хочется включиться в общественно полезный процесс, как ему хочется попробовать силы свои в новых условиях развивающейся демократии и самому управлять государством.
  А что такое управлять государством? Э, вы знаете русский народ. Это значит гармоническое слияние народных масс и правительства. Массы переубеждают правительство в его неправильной политике и некомпетентном отношении к собственному народу. Больше того, идут навстречу правительству, сжимая руки над головой в добром народном приветствии, затем подают ему руки, дабы вывести из нынешнего кризиса государство и вытащить страну из помойной ямы, куда ее засадило правительство.
  Нет, никаких пререканий, зачем попала в помойную яму страна, и чем руководствовалось правительство, совершая подобный акт вандализма. И обойдемся без личины врага. На данном отрезке пути народ поддерживает государство чисто народными, то есть гуманными способами. Народ практически бесплатно, за кусок хлеба, отдает свои силы и труд государству. Народ согласен не придираться к зажравшимся братьям своим (которые представляют правительство), не резать их жирное брюхо. Только гуманные действия. С естественным привлечением всех реваншиствующих группировок. Не обижайте народ! Не доставайте народ! Не пытайтесь его обмануть, разворовывая остатки посткоммунистической нищей России. Нынче опять соберется народ, и скажет свое веское слово.
  И полетит вверх тормашками Муха.
  
  ВОЗВРАЩАЕМСЯ К НАШИМ СЛОНИКАМ
  После завтрака Слону полагалось поспать. И это не шутка. Много энергии затратил старший сержант Слон на одного крохотного отщепенца и ренегата, не расположенного по тупости своей быстро воспринимать команды и так же быстро учиться.
  Черт, грехи наши тяжкие. Слон так умаялся на работе, что прилег и проспал до утра. А снилось ему синее-синее море, плюс еще синее-синее небо и почему-то синее-синее поле из синеньких одуванчиков.
  Слон улыбался во сне, но только своими толстыми губками. Как улыбаются очень серьезные люди, не терпящие излишних глупостей и неуставных отношений. Или как улыбается более или менее порядочная особь, выполнившая до конца очередное задание. Вот видите, существовало задание, и не скажи, чтобы простое задание. Другие не могли его выполнить. Бегали, суетились, растрачивали свои силы и государственное время. А ты пришел, подумал и выполнил. Дальше улыбка.
  Никаких разговоров, Слон заслужил этот сон. Из синего-синего неба, моря и одуванчиков. Заслужил, как никто другой на русской земле, о чем разговор ниже. Не нашлось ни одного негодяя, считающего, что незаслуженный сон. Товарищ старший сержант вот так открыто, честно, с широкой душой прилег до следующего утра в каптерке.
  Приходили солдаты и уходили, чтобы не потревожить праведный сон товарища. Приходили офицеры и уходили, что говорится на цыпочках. Старший сержант занят. Старший сержант думает. Старший сержант отключился на время. Вы хотите что-то сказать старшему? У вас очень важное сообщение? То есть у вас сообщение, от которого может откинуть концы родина? Да не заливайте, родные мои. Нет у вас ничего. Ваши маленькие делишки вообще никому не нужны. Ваши недоношенные заботы не больше, чем тухлый карась в котелке или пара каштанов на сковородке. И может пару часов подождать родина.
  Так что сделали круглые глаза. Тапочки в ручки и потихоньку смываемся из каптерки, пока не заметили вас. Примостился солдат в изголовье Слона. Кто его знает, зачем примостился солдат? Или следит, или Мух отгоняет.
  
  ДЕНЬ ПЯТЫЙ
  Итак, детские шуточки в сторону, закончилась детская жизнь и теперь уже точно начинается взрослая. А начинается она в правильном ритме и с очень правильного мероприятия, которое в армии именуется "поверка".
  Нет, не передергивайте карты, товарищи, и не подсовывайте вместо нашей армейской "поверки" какую-нибудь отвратительную "проверку" с вашей гражданки. Я в курсе, слишком часто и не по делу проверяется гражданка. Подобные вещи там просто необходимы, чтобы разнузданные гражданские не докатились до точки и не разворовали страну без проверки.
  А с проверкой оно можно. Хочу уточнить, после проверочных мероприятий всегда разворовывается страна. Вот пережили проверку, пришлось потрудиться немало и основательно, чтобы не взяли за попу, и положительной вышла проверка. Отсюда давайте бутылку, давайте стакан, пьем, гуляем, воруем. Мать моя мама, кто еще доживет после этой проверки до новой проверки.
  Теперь успокоились. Гражданское проверочное мероприятие не имеет ничего общего с армейским поверочным. Если на гражданке можно упиться и сдохнуть между двумя проверками, совсем не так в армии. Ибо в армии каждое утро поверяют личный состав (если вы не знали) и между двумя поверками четко отмеренный промежуток в двадцать четыре часа (теперь знаете).
  Для больных и раненых повторяю:
  - Проверяют только больных.
  Следующая сентенция предназначена в нормальных условиях:
  - На поверке держится армия.
  Разрешаю не соглашаться. В стране победившей демократии существует естественный выбор для проверяющих и поверяющих. Этот же выбор относится к господам проверяемым с дохлой гражданки и к настоящим защитникам родины. На гражданке ты можешь вообще не прийти на проверку. При определенных обстоятельствах о тебе не вспомнит никто, но при других обстоятельствах очень крепко прихватят за попу. И не потому, что ты эдакая сволочь профилонил проверку. Просто в гражданских условиях валят все на отсутствующего, чего нельзя в армии.
  Первый армейский закон:
  - Все на поверку.
  Никого не интересует, что молодые бойцы еще только вчера развлекались по полной программе. И некоторые из бойцов, например, солдат Верзила так доразвлекались, что еле стоят на ногах. Армия к тебе отнеслась хорошо. Армия выделила день для забавы. Или ты не почувствовал, во что государству забава твоя обошлась? Целый день не служил, целый день не топтал сапоги, целый день трахал девок и где-то валялся на солнышке. А в это время другие служили, топтали свои сапоги, отворачивались от девок и вытирали соленый пот, заливающий их восхищенные, честные лица.
  Теперь поверка. Для тех настоящих ребят, что прикрывали тебя по приказу своих командиров и во славу своей армии. Но и для тебя дурака, разомлевшего, одуревшего, наотдыхавшегося. Вспомни, мой ласковый, праздничный день позади. Ты попраздновал благодаря государству по полной программе. Ты прочувствовал щедрость и доброту командиров, а так же почти материнское отношение армии.
  О чем это мы говорили? Кажется медленно, но доходит до последней зарвавшейся сволочи, здесь тебе не гражданка. В гражданскую проверку ты можешь лежать на диване, в томительном ожидании, что набегут проверяльщики, наденут наручники и устроят хорошую попу. Здесь не имеешь права лежать, даже если твоя душа кристальная, а совесть вообще отказалась от пятен.
  В армии отменные
  Действуют законы,
  Очень современные
  Для тупых пижонов.
  Отдают мыслишками
  Командиров бравых,
  Потом и отрыжкою
  Личного состава.
  Тут и воспитание,
  И потоки гноя,
  И само признание
  Общества героев.
  А ну-ка скорее на плац. И никакой возможности сопротивляться.
  
  РАЗГОВОРЧИКИ
  Слышали новость, Слон отдыхает. Много работал в последнее время, переутомился, теперь отдыхает. Вместо него на плацу комдив, товарищ полковник. Примчался на личной машине, принял личный состав, попытается выправить обстановку и взять на себя командование. Хотя не очень хорошая новость. Ну, кто такой этот комдив? В лучшем случае штабная крыса, провалявшаяся двадцать лет по кабинетам. Хватку почти утерял на штабной работе, с головой не совсем порядок. Нет, мы не оспариваем профессиональные качества товарища полковника. При определенных условиях из товарища мог получиться вполне неплохой заместитель на место Слона. Но ведь так дело не делается. Сел на машину и принял личный состав буквально с листа. А еще попробовал покомандовать, не имея на то никакой практики. Вот и получилось не очень.
  - Наша страна переживает не самое лучшее время.
  Успокойся, комдив, мы такое слыхали. Бывают демократические страны, бывают буржуазные государства, а еще всегда найдется оплот коммунизма. Мы не только слыхали, но и читали про это. В нашей стране вполне запланированный недобор строителей нового демократического общества. Почему-то строителей коммунизма хватало всегда, даже хватало с избытком, а с демократами заминочка вышла. Не хотят строители коммунизма переходить в строители демократии, отсюда весь сказ и прочая пакость.
  - Наше отечество попало в ловушку.
  А это уже нечто новенькое. Солдаты на плацу приняли вольные позы. Кто ремень распустил, кто-то чешется, кто-то рыгает, а парочка шибко нетерпеливых товарищей отошли в кусты по-большому. Плюс всякая ерунда в рабочем порядке, не считая бойцов, постоянно курсирующих между кустами и плацем по-маленькому.
  А чего вы хотите? Не только отечество оказалось в ловушке, но половина товарищей с трудом проскользнула оттуда. Вроде бы и ходили ребята вчера, как гражданские лица, но местная гопота почему-то пронюхала про их настоящую миссию на обновленной земле и попробовала поставить палки в колеса.
  - А посему нужна осторожность.
  И кто с тобой спорит, комдив? На чужой стороне всегда нужна осторожность. Русскому человеку чертовски сложно рассчитывать на понимание русского человека. Не распространяюсь про чужеродный элемент, про всяких нерусских сограждан. Здесь еще могут такую подставить свинью, что обрыгаешь не только кусты, но саму родину.
  И не стоит кривляться, товарищи. Как вообще понимать, что земля русская, а живут на ней всякие нехристи? А так понимать. Русские люди увидели нехристей, лишенных по мере обстоятельств своей собственной земли. Следовало разобраться штыками и автоматами. Но в этом заключается болезнь русского человека, он очень жалостливый до чужого нерусского горя. Нет у тебя земли, дам тебе землю. И русский дает землю. То есть всей вашей безземельной сволочи берет и дает. Вы понимаете, у себя, у своего потомства берет, а сволочи забесплатно дает. Повторяю, лучше бы поработал штыками. А то по истечении времени твоя земля уже чужая земля. Был ты ее хозяин, теперь захватчик и тварь по одной только причине, ты русский.
  Впрочем, дальше не распространяюсь. Комдив прочитал коротенькую лекцию для новобранцев, пока они оправлялись в кустах. И сделал несколько замечаний, пока вся гвардия своим присутствием не почтила поверку. Можно сказать, вступительная часть мероприятия прошла на ура, без особых эксцессов и дезертиров, попытавшихся подобным мерзким способом (то есть через дезертирство) отблагодарить за вчерашний день родину.
  Дальше техническая часть.
  - Техники - шаг вперед! - ее первая половина.
  - Автолюбители - на ковер! - половина вторая.
  Притормозили на пару секунд. Если вы думаете, что в скучковавшейся массе найдется хотя бы один техник или автолюбитель, вы глубоко заблуждаетесь. И что за тупость такая? Какой мальчишка не балуется техникой? Какому мальчишке безразлична машина? Или вы надо мной прикалываетесь? Одно дело забраться в машину, включить зажигание, крутануть руль. И совсем другое - поверка.
  Не, мы ребята нормальные. Вчера дело выполнили, не предавая свою родину. Давайте без хитростей. Соберемся, обсудим, выделим делегацию, в крайнем случае, разыграем, что нужно на спичках, чтобы не было никому обидно. А иначе что получается? Вчера поработали все кроме гугнявых придурков из трезвой палатки. Сегодня искореняются последствия вчерашнего дня. Как то: желудочная и головная боль, сушилка во рту, потертости разных членов. Если не против, вчера сложнейшие политические игры не в самой лучшей для родины обстановке (предупреждали, что будет нормальная обстановка). А сегодня искоренение этих самых последствий.
  Вот и договорились. Стой, где стоял! Не суетись под клиентом! Если кому и хочется выйти вперед, пусть это будут придурки из трезвой палатки.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СНА
  Место, где продолжает спать Слон, у всех на виду. Там ничего особенного не происходит, потому что Слон спит. Его миссия завершилась в тот самый момент, когда последний из новобранцев принял присягу. Теперь новоиспеченный отряд вышел из-под юрисдикции Слона и поступил в совершенно другие руки.
  Нет, оно не значит, что мы осиротели, ребята. Слон никуда не девался, он рядом, он может проснуться в любую минуту и выйти на плац. А может и не проснуться, и даже не выйти. Его задача по комплектованию армии человеческим контингентом практически выполнена. Он имеет полное право пуститься в загул или уйти в отпуск до той самой минуты, когда получит другую задачу. А может проявить инициативу и выйти на плац, чтобы проверить, как справляются со своей частью задачи другие товарищи.
  Поэтому двоевластие. Никто не знает, что сделает Слон. Солдаты почувствовали своими негодяйскими носами отсутствие вышеупомянутого товарища и несколько расхрабрились, черт подери. А может оно к лучшему, что расхрабрились солдаты? Зачем нам трусливые воины? Зачем бездарное чмо, не способное постоять за себя в сложившейся обстановке? Родина не любит чмо. Всех несогласных отсылаю на плац:
  - Инициатива, взаимозаменяемость, снова инициатива.
  Прислушаемся к справедливым словам. Если комдив заменяет Слона на правах более старшего по званию, ему и карты в руки. Мы знаем, какое у тебя звание, и знаем, какое звание у Слона. В солдатской иерархии Слон не младше, но старше. Он стопроцентный старший сержант, даже двухсотпроцентный. А ты всего лишь командир дивизиона, и точка.
  - Многое изменилось на русской земле.
  Ну, ребята, вы меня точно заколебали. Комдив не такой зверюга, как показалось вначале. А кто подумал, комдив зверюга? Кажется, никто не подумал. Мы соглашаемся, задачи, поставленные перед комдивом менее обширные, чем задачи Слона. Первая бумажка, вторая бумажка, еще бумажка. Не следовало подменять товарища. Ах, сегодня демократия в армии, сегодня у нас хозрасчет. Армия изменилась в лучшую сторону, армия перестала кормить тунеядцев. Теперь каждая копейка зарабатывается потом и кровью. Если поставил все на бумажки, получишь одну копейку. А если вышел на плац...
  О чем это я говорю? Каждый понимает, демократическая армия не то же самое, что коммунистическая армия. Две разные величины, две разные ипостаси. Коммунисты умели рубить денежки на гавенных бумажках. Будто бумажки куда важнее технических приспособ и человеческого фактора. Но не то же самое наблюдается в демократической армии. Тебе захотелось пополнить семейный бюджет? Правильная идея, не вижу ничего крамольного на данном этапе. Бери задачу, доводи ее до конца, и следующая копейка в кармане.
  - Ты, ты и ты - техники.
  А можно и так:
  - Ты, ты и ты - с сегодняшнего дня полюбили машину.
  Но постойте в который раз. Как-то мы далеко разбежались в погоне за новой демократической Россией. На словах у нас многое получается, на словах любая задача легче, чем крохотная пушинка, и каждый комдив, точно школьник в своей тетрадке, решает любую задачу.
  Опять же не торопитесь, товарищи. Сегодняшняя Россия вышла из коммунистической темноты за немногие годы, а так не бывает. Разве не припоминаете, как долго выбиралась Россия из буржуазного рабства? Сегодня практически обратный процесс. Сегодня существует рабство коммунистическое, из которого нам предложили вернуться в буржуйство. А мы похоронили буржуйство, еще потоптали его, как могли и камня на камне от него не оставили. Не спорю, может сегодня необходимо буржуйство, может без него загнется Россия. А может, и нет. По крайней мере, чтобы собирать пряники, еще необходимо привести доказательство в пользу состоятельности буржуазного рабства. А доказательства пока нет. Вы говорите "есть", а я говорю "нет". И что мы будем делать с нашими кроликами?
  - Уничтожение нации.
  Достойный выпад со стороны комдива, но устаревший. Нация и так уничтожается. Еще при коммунизме маромойское меньшинство невзлюбило русское большинство. Маромоев так мало, а русских так много, требуется, чтобы было нас всех одинаково. А как подтянуть меньшинство к большинству? Есть одна задумка, чтобы маромоев плодилось больше, а русских плодилось меньше. Тогда через тысячу лет маромои сравняются с русскими, и станет нерусской Россия. То есть можно будет поставить за государственный маромойский язык, и маромойскую культуру, и маромойскую церковь, и обычаи.
  А если не хочется через тысячу лет? Тогда есть другая задумка. Маромоев пошлем в институты, на государственные посты и в правительство, сделаем поголовно буржуями. А русских пошлем в армию.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  Итак, что по силам Слону, то не всегда по силам комдиву. Подобные вещи не разрешается обсуждать всенародно и хаять огульно. Комдив не такой бестолковый товарищ, как могло показаться на неподготовленный взгляд. Да, он решил поработать Слоном и к своему постоянно уменьшающемуся заработку приложил кое-какие крохи за дополнительную работу.
  По крайней мере, я не осуждаю комдива. Время тяжелое, жена вообще не работает, а детки готовятся в институт, в тот самый, куда не пускают их маромои. Короче, комдиву нужна денежка, те самые наши рубли и копеечки с курицей. Он бы рад не работать Слоном и отказаться от непомерной нагрузки, но у комдива нет выбора. Жена требует денежку, и детки требуют денежку. А армия перестала быть более или менее сносной кормушкой. Вы не хуже меня представляете, каково положение в армии накануне выборов президента.
  Такая петрушка, скоро мы выберем президента на новый срок. Много поработал наш дорогой президент, много сделал хорошего и не очень хорошего. В некоторой степени мы привыкли к нему и научились терпеть его пьяные выходки, которые, как я уже говорил, не имеют ничего общего с прекрасной душой президента.
  Еще про выборы. Переизбрав более или менее привычного товарища в президенты, мы имеем уникальную возможность дождаться, когда президент, пускай с опозданием на один срок, соизволит выполнять свои обещания. А обещал он ни мало, ни много укрепить армию. А что такое, мать твою, укрепить армию? А это в первую очередь завязано на государственный кошелек, где водятся денежки. Переизбранный президент знает про денежки, и враги его знают про денежки. Так что у нас шанс, что враги себе жопу порвут, чтобы переизбрать президента.
  А почему? А ты пораскинь мозгами. Если президент знает про денежки, в случае непереизбрания он может замотать денежки. Такие случаи случаются сплошь и рядом. Хорошо, если денежки лежат на столе или под столом президента. А если они за тридевять земель, за тридевять морей, в тридесятом государстве, таком далеком и таком интересном для русских? А государство это Америка.
  Теперь разобрались, черт подери. Только переизбрание влечет за собой пусть микроскопическую надежду, но все-таки надежду на возвращение к нам денежек. А отсюда расцвет армии, куча бонусов для офицеров и командиров, и, наконец, поперек крестца хозрасчет, и вся эта дрянь с такими преподлыми рожами.
  Парень везучий
  Тихо отклячил
  Радостей кучу,
  Гадостей сдачу.
  Вынул из уха
  Думу с навозом:
  Дуй потаскуха
  В брачную позу.
  Черт подери, приятный момент. Только сначала придется переизбрать президента.
  
  ТЫ, ТЫ И ТЫ...
  Мы снова добрались до трезвой палатки. Не представляю, насколько такая палатка готова поддерживать армию в нынешнем ее состоянии и вытягивать сирых и угнетенных из ямы, куда их засунул прекрасный демократический строй, но пока еще существует такая палатка. И это факт. Бедный затюканный комдив может положиться на русских богатырей из трезвой палатки.
  Вы не ослышались. Иван Мухин чувствует сердцем, как задолбали комдива. Такая же жертва, опять факт. Нет, еще большая жертва сложившихся обстоятельств и развивающегося демократического государства с его невыгодными бонусами. Иван Мухин вообще догадался, какие захотел комдив бонусы и что потребовалось от него за четыре копейки.
  А мы уже говорили, насколько хороший пацан Мухин. И пускай некоторые товарищи отрицают нелицеприятные факты и подтверждают обратное, все-таки многих уделала Муха одним только взмахом серебряных крылышек.
  - Разрешите, товарищ полковник.
  Шаг вперед, стою перед строем, в глазах бесконечная синева и затаенная радость. Что, не очень понравилось? Скушали, крысы позорные? Думали, без стакана кишка тонка? Или только стакан вызывает храбрость, а дурацкая трезвость ее притупляет? Или еще прогибается Мухин?
  Нет, ничего подобного. Самый обыкновенный товарищ из самых обыкновенных. Его обыкновенное отношение к умирающей родине не распространяется за пределы дозволенного. В некоторой степени солдат Мухин боготворит родину, и на этой прекрасной ноте позвольте окончить дискуссию, чтобы принять на плечо лопату.
  Почему бы и нет? Вот вы стоите, товарищи, сами на себя непохожие. Кулаки сжимаются, глаза наливаются кровью, пена на стиснутых крепко губах. И кто вы такие, и что вы такое? Не отвечайте товарищу Мухину. Вышеупомянутый Мухин только солдат, ничего больше. Птички поют, светит солнышко, на лопате растут листочки. Вот что такое солдат Мухин. А вы? Повторяю в очередной раз, чем отличается ваше неповторимое "я" от самых, что ни на есть повторимых какашек в кустах, если его не хватило на прозаический шаг вот сюда, где глумится веселая Муха.
  - Еще добровольцы.
  Прошу тебя успокойся, комдив. Ты неправильно просчитал поступок солдата. Если думаешь, что из строя вышел солдат, потому что его напугала твоя офицерская рожа, ты ошибаешься очень, мой праведный. Хотя с другой стороны, очень непросто с тобой разговаривать. Ты привык опираться на звезды и рожу. Звезды, сияющие на пагонах, несли за собой свет, которому было тесно на русской земле. Ты привык, что всегда и везде старший, ну, разве что в исключительных случаях младший, потому что у тебя самые лучшие звезды.
  Теперь подойдем к делу без криков, на трезвый желудок. Русское государство суть государство старших и младших. Но младшие здесь не всегда младшие, а старшие могут утратить авторитет, даже если у них лучшие звезды. И что для этого требуется? Совсем ничего. Легкий переворотик, слабенькая революция, пару ударов по яйцам. Теперь понимаешь, какая параша случилась, комдив? Так что заткнись и молись богу.
  - Разрешите...
  Солдат Бобик вышел из строя.
  
  ПРОСТО СКАЗКА КАКАЯ-ТА
  Я не хочу осуждать Бобика. Вполне нормальный пацан, отвечающий всем параметрам защитника родины, кроме одного, о котором мы говорили на предыдущих страницах. Но этот параметр - трезвость. И он присутствует не только у Бобика, но еще у солдата Мухи.
  Неужели опять совпадение? Думаю, не совсем так. Солдат Бобик, как и солдат Муха, очень хороший солдат. За предыдущие дни служения родине оба товарища ни в чем предосудительном не проявили себя и не доставили никаких хлопот родине. А это уже здорово. Хотя с другой стороны, как-то резво решили они подразнить командира.
  Стоп, хорошее слово найдено и это слово "подразнить". Какое еще отношение Иван Мухин имеет к технике? Он даже не заканчивал технический факультет Политеха, его специальность, как вы припоминаете, связана с экономическим инжинирингом и лихо попахивает гуманитарщиной. А может автолюбитель солдат Мухин? И тут не угадали, родные мои. Никогда не садился за руль вредоносный солдат и не сядет по той смехотворной причине, что не знает, где правая и где левая сторона со всеми вытекающими отсюда последствиями.
  Теперь солдат Собачеев, он же Бобик. Неужели Бобик кончал институт? Что-то мне не припомнится вышеупомянутая подробность в его биографии. Даже путягу данный козел не кончал. Надо же для института его слишком мало, а для путяги его слишком много. Поэтому ничего не кончал Бобик. А в автолюбители парень не проскочил по причине богатства родителей.
  И что мы имеем? Можно сказать, интересная ерунда получается. Полковник задал совершенно конкретный вопрос и получил совершенно конкретный ответ. Техников нет, автолюбителей нет. А кто есть? Какие-то насекомые, Муха и Бобик. Тут бы и остановиться полковнику.
  Нет же, совсем разыгрался товарищ. Бог троицу любит. Вот не сойду с места, найду третьего. И что же, нашел третьего? Констатирую факт, даже очень нашел. Среди умных и честных товарищей в любой отдельно взятой стране всегда найдется более умный и честный товарищ. Скажем, какой-нибудь вундеркинд с хорошо подвешенным языком и девчачьей мордой. И почему-то сюда комдив сделал ставку:
  - Представьтесь, товарищ солдат.
  А может еще показать тебе жопу? Что еще за рабовладельческие замашки? Выдергиваем, значит, солдата из строя в тот самый момент, когда он едва собирался проснуться. Пугаем, значит солдата грубыми окриками, когда у него в голове формируются мысли. Ведем себя непотребно и гадко, когда самое время высказать такт и показать офицерскую мудрость. Впрочем, не будем пороть горячку, можно представиться:
  - Абрам Давидович Клюгенхаген.
  - Как?
  Или мне померещилось, или с нами крестная сила. Что еще случилось на русской земле, когда над тобой издеваются. Не может быть такого солдата, как Клюгенхаген, черт подери! Дайте мне по морде две тысячи раз, такого солдата быть точно не может. С такой фамилией не принимают в солдаты, тем более с таким именем, и всякое прочее.
  - Позвольте, товарищ полковник.
  Или еще лучше:
  - Вы что-то сказали, товарищ полковник.
  Хочу уточнить, на русской земле чуть ли не всякое может. Особенно в демократический период развития нашего дорогого отечества. Так что не сбрасывайте со счетов Клюгенхагена. Он совершенно обычный солдат, точно такой же, как Мухин или еще кто-нибудь из трезвой палатки. Просто солдат Клюгенхаген не имеет ничего общего с трезвой палаткой. Он вообще не относится к трезвенникам и с огромным удовольствием пьет пиво и водку.
  Исходя из всего сказанного, можно только посочувствовать комдиву. Неужели не сумел остановиться на цифре два? Вот тебе два добровольца, и хватит. Ребята вполне здоровые, с руками, с ногами. Привлекаешь к выполнению задания двух добровольцев и отправляешься спать, потому что дырка закрыта и нет необходимости рвать на сто частей жопу.
  А теперь все летит кувырком. Приперся какой-то солдат Клюгенхаген, явно нерусского происхождения, и корчит всякой сволочи морды. А сволочь она тут как тут. Пошла волна по рядам. Большинство присутствующих от смеха уписались, а некоторая, весьма немногочисленная группа, сделала чего пострашнее. То бишь придурки из немногочисленной группы залезли в кусты и не под какие окрики не лезут оттуда.
  - Это что, балаган? - кипятится полковник.
  И вот открыл рот Клюгенхаген:
  - А позвольте еще раз спросить, почему вопреки Конституции нас используют на подсобных работах?
  
  ЗАНАВЕС
  Крик ужаса замер в горле. Не то чтобы подавился комдив, с ним произошло нечто более страшное. Такое ощущение, что в одночасье ушла земля под ногами. И это в то время, когда чертовски старался комдив показать собравшимся недоноскам истинную суть нашей армии.
  Ну, скажите на милость, почему получается так? Ты стараешься ради пользы отечества. Ты попробовал передать опыт более младшим товарищам. Ты согласен потратиться не только своим временем, чтобы научить этих младших товарищей быстро и эффективно служить родине. И вообще, ты начальник для них или нет? Что означают, черт подери, твои звезды?
  Нет, так не пойдет. Едва не свалился с катушек комдив. Его плотное лицо побагровело, его пальцы сжались в кулаки. Эй, постойте товарищи, как в подобной ситуации действовал Слон? Припоминает комдив, Слон всегда действовал. И вообще, разве у Слона возникала подобная ситуация?
  Ну, что за пакость, что за гнусность такая? Почему у всяких Слонов получается гладко и черта лысого не возникает? Чем это комдив хуже, а Слон лучше? Почему за Слона горой стоит родина и не испытывает его, а комдива испытывает? Неужели все дело в звездах?
  Верный ответ. Не просто так светят звезды, они привлекают разных завистников и мудозвонов. Если бы спрятаться в темноте, где отсутствуют звезды, и сидеть незаметным, и показывать время от времени пасть, и рвать недобитое чмо из засады. Но такого не может комдив. Родина заклеймила его, родина навесила звезды. Как говорится, за величайшие заслуги в деле укрепления работоспособности родины. Ты теперь меченый звездами, мать перемать, и не надо кривляться.
  И что из этого следует? А то, что пальцы сами собой разжались, а физиономия комдива приняла самый обыкновенный серый оттенок. Похоже, по-разному нас использует родина. Для старших сержантов один путь в темноте, для комдива другая дорожка, освещенная звездами. Старший сержант таится, крадется и нападает, между прочим, получая за это вполне реальные денежки.
  А вы не знали? Тогда ликвидирую ликбез. Чем отличается демократическая армия от устарелой армии коммунистического образца? А отличается она школой сержантов. Нет, не спорьте, и в коммунистической армии были сержанты, но те какие-то неправильные сержанты, можно сказать, выходцы из народной среды. Побыл немного солдатом, замечен в особенных зверствах, тебя назначают сержантом. Армия демократического образца, как вы понимаете, самая демократическая армия, ей не нужны зверства. Поэтому по мере сил и возможностей народная среда исключается, и сюда привлекают товарищей со стороны. То есть привлекают сразу готовых сержантов и, как уже говорилось, за вполне конкретные денежки.
  - Раз-зговорчики в строю, - комдив сглотнул сухую слюну.
  А черт не шутит, может получится, как у Слона? А может и не получится? Слишком неравные условия. Слону платят больше, у него контракт. Комдив на государственном довольствии. Служи, как служил, никакого баловства, никаких тебе контрактов. Утром поднялся, посмотрел в зеркало, отполировал звезды.
  Нет, ни черта не получится.
  - А разрешите спросить, - с подковырочкой солдат Клюгенхаген, - Как вы спите с женой?
  Вот же сука позорная. Что происходит вообще на плацу? Страшно признаться, там балаган происходит. Мы проводили запланированную государством поверку. Мы действовали по указу, распределяя запланированные работы среди личного состава. Комдив знает, все было сделано правильно. И тут солдат Клюгенхаген.
  - Не отвечайте, товарищ полковник. Вам задали конкретный вопрос, который не имеет никакого отношения к вашему пребыванию в армии. Потому что вы служите в армии и выполняете конкретную задачу, за которую вам платит армия. Так почему вы считаете, товарищ полковник, что солдаты не имеют конкретной задачи и им можно задавать вопросы, не имеющие ничего общего с их службой в армии?
  Комдив в очередной раз проглотил язык. Как повернула сволочь пархатая. И вообще, кто сказал, что задаваемые комдивом вопросы ничего не имеют общего с основной задачей, поставленной армией? Или точно имеют? Или они не имеют? Черт знает что, запутался до печенок комдив. Было все ясно, понятно. Подошел, вызвал добровольцев из строя. Не грубыми окриками, можно сказать, с огоньком. Вручаю полагающийся инструмент, и поехало.
  Что теперь? В груди поднимается волна боли и гнева. Служил, старался комдив, не меньше других любил родину. Должна быть обратная связь, если хотите, отдача. И не важно, что основная служба пришлась на коммунистическое прошлое родины. Из коммунизма выросли чуть ли не все поколения, марширующие сегодня по русской земле. А стопроцентные выкормыши демократии пока что в пеленках.
  И что получается? Жопой понимает комдив, почему на Руси не любят так Клюгенхагенов. Оно есть за что. Пришли на Русь Клюгенхагены, облились слезами, дайте нам землицы со свиное копытце. А чего, русская душа широкая, русскому ничего не жалко. Вот и расплодились чертовы Клюгенхагены, а теперь такое творят, что сливай воду.
  - Как ты смеешь... - на визг перешел комдив.
  И осекся. Тяжелая рука легла на плечо. Старший сержант Слон покинул каптерку.
  
  ВСЕ ВЕРНУЛОСЬ ОБРАТНО
  - Взво-о-од!
  - Равн-н-няйсь!
  - Смирн-н-но!
  Старший сержант Слон пересек плац и остановился прямо перед Абрамом Давидовичем Клюгенхагеном, солдатом ее величества демократической армии, партийное прозвище Клюшка.
  - Клюгенхаген вольно! Продолжайте товарищ!
  Не скажу, что испугался солдат. Очень правильный, гордый в своей правоте, лучше других понимающей основы демократии, Абрам Давидович Клюгенхаген не испугался, мать твою в теплое место. То есть не испугался Слона. Это ножки его испугались, и животик его испугался. Грешная слабость в ногах, констатирую факт, сел на землю солдат Клюгенхаген в то самое, чем испугался животик.
  - Я не разрешал садиться, солдат!
  Слон схватил за грудки Клюгенхагена и точно тряпичную куклу поднял в воздух:
  - Я сказал, вольно.
  Абрам Давидович выкатил глаза, дернулся разик другой и затих. Вы не думайте, что спасовал перед Слоном Клюгенхаген. Национальная гордость не позволяет, в который раз черт. Не боится всяких Слонов Клюгенхаген. Он их в жопу имел, он их будет иметь еще не один раз. Он знает подходы к этим вонючим Слонам и ко всей их зажравшейся братии. И не думайте гады, что физическая сила когда-нибудь победит хитрость. Этого не было и не будет вообще никогда. Жирные омерзительные Слоны никогда не справятся с интеллектуальной машиной по имени Клюгенхаген. Дайте срок. За Абрамом Давидовичем Клюгенхагеном стоят десять миллионов других Клюгенхагенов, которые отымеют в жопу Россию.
  - Р-раз-говорчики! - откомментировал происходящее на плацу комдив.
  Слон так же вяло размахнулся и бросил тряпичную куклу на плац:
  - Товарищи солдаты, перед вами поставлена задача служить родине. Это непростая задача, со всеми вытекающими отсюда последствиями, и вы своим недалеким умом не сразу поймете ее настоящую суть и во всем разберетесь. Поэтому дам хороший совет, перестаньте разбираться, товарищи. Выполняйте приказы своих командиров, имеющих опыт служения родине, и сложная задача станет легкой задачей.
  Слон повернулся кругом:
  - Эти двое со мной.
  И как-то не по-уставному поманил солдата Бобика и солдата Мухина пальцем.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  Шикарная жизнь, обалденное утро. События развиваются по предложенному сценарию, а Россия еще не свернула с демократического пути. Можно смахнуть пот и расслабиться.
  - Слушай мою команду!
  Впрочем, нормальные у нас ребята. Комдив чувствует, они очень и очень нормальные. Они не просто вонючие маменькины сынки, ради красного словца предающие родину. И ничего уродливого в их характерах нет. Комдив согласен, демократия не может быть уродливая. Если вся страна, руководимая президентом, подписалась на демократию, значит правильная у нас демократия, значит, на том и стоим.
  Вот только пот по лицу тяжелыми каплями. Комдив понимает, он избежал больших неприятностей. Можно добавить, едва не наехал товарищ на демократию. Слава богу, этого не произошло. Бог праведный, бог милостивый, бог не оставил в беде одного из своих сыновей, то есть бог не оставил комдива.
  А могло получиться иначе. С нашей демократической молодежью не проходят коммунистические методы. Комдив получил великолепный урок, эти методы ни в коей степени не проходят. Невозможно как раньше открыть рот и применить командирскую власть словом.
  Нет, не спорьте, товарищи. В демократическом государстве слово имеет великую власть и первостатейное значение. Зато дело здесь ничего не имеет. Можешь воровать, убивать, подличать, предавать свою родину. Можешь быть Квазимодой и Дракулой в едином лице, сие суть твои проблемы. Главное, как ты отчитаешься перед правящей партией и народом, главное каким будет слово.
  - Сначала было слово, черт подери.
  Вот это забыл в нелепой спешке комдив. Даже стыдно за взрослого человека, прошедшего через горячие точки не раз и не два, очень стыдно, что так прокололся. Видимо пора в отставку. Не соответствуешь времени, товарищ комдив, и то правда. Время комдивов себя исчерпало вместе с коммунистическим государством.
  Остается открыть офицерскую библию на определенной странице и насладиться какой-нибудь ветхозаветной притчей.
  Подтиралка сама не способна
  Подтирать подходящие чресла,
  Даже если чертовски удобна,
  Даже если чертовски прелестна.
  Подтиралка, как орган рабочий,
  Не способна служить изуверам.
  От рассвета до чертовой ночи
  Эта тварь для больших офицеров.
  И в таком офицерстве великом
  Всем известна, любезна, приятна.
  Отдается без яростных криков,
  Подтирая армейские пятна.
  Если пятен окажется мало,
  Начинай подтираться сначала.
  Здесь разрешается выдать взводу лопаты.
  
  НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ
  Я уважаю русский характер, русские традиции, русскую самобытность и плюрализм во всех его формах. Хотя постойте, а что такое есть плюрализм? Что за фиговая штучка такая? Выглядит не по-нашему и произносится не по-русски. Гораздо лучше звучит демократия. Хотя по большому счету и демократия не является порождением русской земли, а нечто привнесенное извне разными замудренными придурками и врагами всего русского.
  Нет, я не оговорился. Не было на Руси демократии и не будет ее никогда. Ибо русский не любит шагать в массе. Пускай продвигается масса, куда очень хочется ей, а я человек, а я русский, а мне не туда хочется.
  Вот и нарушены основные принципы демократии. Пламенная русская душа не понимает такие вещи, как выборность, коллегиальность, опять-таки плюрализм. А понимает единоличие, единовластие, эксплуатацию человека человеком и рабство. Если приказы исходят от кучки товарищей, не понимает такое душа. Да засунь свою кучку, знаешь куда! Да нахрена мне твоя кучка.
  Я не ошибся, сбрасывая со счетов демократию. А что такое демократия? Слово, не больше того. Понравилось президенту такое вот слово, он и провозгласил демократию. Прислушайтесь, кто провозгласил демократию? Не какая-нибудь кучка жирных буржуев, не русский народ, не шибко умные и любознательные очкарики. Эту демократию провозгласил один единственный человек, называется президент. Выпил стакан, приподнялся, провозгласил. Не было демократии, теперь есть демократия.
  Разрешаю поспорить. Некоторые товарищи готовы жопу порвать, чтобы выбросить к собачьим чертям президента из процесса провозглашения демократии. Не понимаю зачем? Чем не понравился президент, провозглашающий демократию? Водки пьет много, а за Россию дерется мало. А почему вы считаете "мало"? Сами жирные, нудные и ленивые. Сами не можете слова сказать за Россию. Тем более, если слово такое есть "демократия".
  А президент свое веское слово сказал. Старый, замученный непосильной работой, вечно пьяный и еле живой. Поднялся с кровати такой президент, вышел во двор, блеванул, поднатужился и сказал:
  - Демократия!
  
  КОЕ ЧТО ИЗ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  Каптерка. Тот же интерьер, стол, ящики, старые газеты. На корточках примостился Верзила, усердно штудирующий предоставленный материал, то есть газету. В каптерку входят Мухин и Бобик.
  - Присоединяйтесь, - крики снаружи, - И чтобы в шестнадцать ноль-ноль подготовили материал о сложившейся обстановке в нашей стране в связи с выходом на политическую арену Пророка.
  Удаляющиеся шаги. Занавес. Кажется все.
  А вот и не угадали. Огромная кипа газет вызвала определенные ассоциации в голове некоей неуравновешенной экосистемы под названием Иван Мухин. Мухин снова услышал голос Пророка, почувствовал душу Пророка.
  Хватит ехидничать. Не такое ничтожество Иван Мухин, чтобы не разбираться в некоторых важных вещах. И все потому, что Иван Мухин чувствует. Не обязательно изучить все газеты товарищу Мухину, чтобы чувствовать. Ему достаточно напороться на имя Пророка, а дальше пошло и поехало.
  Вот как живой появился Пророк перед Мухиным. Кривляется, паясничает, трясет бороденкой. Вы все такие неправильные, а Пророк правильный. Вы все ворюги и нувориши, а Пророк честь и совесть русской земли. Стоп, мы куда-то опять не туда заехали. Сколько раз обещал не распространяться про честь, а тем более не распространяться про совесть. Но не выдержал, черт подери! Только увидел, какие коленца выкидывает Пророк и как он пророчествует с газетной полосы прямо в голову товарища Мухина.
  Прошу прощения в который раз. Не для Мухина на самом деле пророчествовал Пророк. Он пророчествовал для президента, его демократов, жирных буржуев и нуворишей, и остальной воровской сволочи. Да только не вышло со всей этой сволочью. Президент смеялся и хлопал в ладони, только услышав имя Пророка. Во, распотешил! Во, лепота! Демократы смеялись и топали жирными ножками. Во, показал нам три пальца! Жирные буржуи и нувориши чуть ли не наперегонки включились в игру. Мы еще не видали такого пророчества! И все такие счастливые, и все такие довольные, потому что для них расстарался Пророк. А как же народ? А что осталось народу?
  - Ничего не осталось, твою мать.
  Мухин вытащил карандашик и на обратной стороне Боевого листка намарал несколько строчек. А ведь Пророк оказался простым коммунистом. Может не из самых яростных коммунистов, но все-таки с коммунистической кашей в мозгах и со всеми вытекающими отсюда последствиями.
  Мухин убрал карандашик, задумался. Ничего не поделаешь, чистая правда. Уроки дедушки Ленина не проходят бесследно. Такое ощущение, что никогда не боролся с коммунизмом Пророк. Его раскрутили, его поставили. На определенном этапе для ненавистников русской земли нужны были бойцы с коммунизмом. Яркие, бешеные, театральные. Так называемый "театр одного актера". Чтобы корчился и вопил коммунизм от одной только мысли, что существует такая хреновина.
  Мухин очень крепко задумался. По большому счету ничего не изменилось на русской земле. Пророк проповедовал коммунизм в несколько извращенной форме, отличающейся от официальной версии советского государства. Вроде бы и нет других разногласий между государством и проповедующим Пророком. Отсюда странное чувство, зачем изгнали Пророка? Сами сначала раскручивали, допустили до ручки, простите, чуть ли не целовался Пророк с коммунистами в губы, в том числе с наиважнейшим из них, дедушкой Брежневым. А затем хрясь по башке, пинок под зад и изгнали.
  Странное чувство какое. Мухин чувствует что-то не так. Ничего особенного не напророчил Пророк. Не самый опасный для коммунизма товарищ. И в голову ничего не приходит. Разве что по глупой случайности отпинали Пророка. Выпил, заснул, проснулся. На заду отпечаток армейского сапога. И ты дерешь голяком из России.
  
  ЗАКРЫВАЕМ ЛАВОЧКУ
  Посоветовавшись с товарищами, солдат Мухин решил поставить на деньги. Ибо сегодняшние отношения между государством и его гражданами базируются на деньгах. А, следовательно, отношения между государством и Пророком должны быть из той же оперы.
  И это правильно. Как не пытаются пророки схлестнуться с народом, все равно остается барьер, который и есть деньги. Из вышесказанного напрашивается вывод, почему не пошел народ за Пророком, а пошел по своим делам. У кого больные мама и папа, у кого детишки по лавкам, а кому жрать нечего. Но не разобрался Пророк. Обозлился, заматерел, все свалил на чуждую коммунистическую пропаганду, вырвал несколько волосенок из патриархальной своей бороды и даже не почесал яйца.
  Короче, ошибочка вышла. Мы неплохо знаем правительство, президента и государство. Государство у нас номинальное, соответствующее правящей коалиции и используемое кучкой людей (читайте, правительством) для собственного употребления. Чего же тогда ожидать от правительства, если оно использует государство и не поделится малой толикой с другими товарищами, а если с кем и поделится, то с единственным между прочим товарищем (читай, президентом)?
  С другой стороны президент, каким мы его получили сегодня, более чем абстрактная величина. Вроде есть президент, вроде нет президента. Вроде он правит, а вроде пьет и дурачится. Вынужден констатировать факт, мы получили идеального президента. С точки зрения государства, правительства и народа. Хотя народ никто не спросил. Ему предложили на выбор избрать президента. Вот этого идеального и несколько противостоящих ему убогих кандидатур. И народ избрал президента.
  Хотя и Пророка якобы выбрал народ. Не понимаю, откуда такое предположение, но немало высказываний за избранного Пророка. Вы присутствуете при живом чуде русской земли! Боже как вам повезло! Многие не дожили до данного момента. А вам повезло, а вы дожили и вот с полным основанием вы присутствуете.
  Не хочу дальше распространяться на тему народной любви к Пророку. Иван Мухин исследовал подобное явление и не нашел причины, его породившей. Скорее всего, блеф, если хотите, определенный заказ. Существуют определенные круги, может финансируемые Пророком, чтобы раскручивать при определенных обстоятельствах все того же Пророка.
  Существуют и существуют, черт подери. Надо же кому-то сказать правду. А правда она простая, как десять копеек. Президент у нас идиот. Правительство грязное, развратное, купленное. Государство по уши в жопе. Или не нравится? Или другая нужна правда? Но другой правдой переполнилась до отрыжки родная земля. Ах, какой молодчина наш президент! Ох, какое крутое и честное наше правительство! Ух, как растет над собой государство!
  Успокоились, дорогие мои, каждому нужна своя правда. Не скажу, чтобы определенные круги, поднимающие на щите Пророка, были из коммунистов. Ибо сами по себе коммунисты выдвинули еще одну правду, называемую "коммунистическая правда", и открестились они от Пророка. Причины подобной акции не уточняются. Если объединение Пророка и президента не состоялось в силу маразматического состояния президента и его пофигистского отношения к грядущим выборам. То разъединение Пророка и коммунистов не поддается анализу.
  - Какой у нас президент? - поинтересовался Пророк.
  - А дерьмо у нас президент, - с готовностью ответили коммунисты.
  Тут бы и объединиться в единое целое. Создать единую программу на благо русской земли. Просчитать наилучший вариант возвращения из извратившейся демократии к правильному общенародному коммунизму. И, наконец, найти президента. То есть настоящего президента, умного президента, понимающего президента, а не какого-то бузотера и алкаша.
  - Ну и кто это будет?
  Хороший вопрос.
  - Можно ответить?
  Как в школе Мухин поднял руку и почувствовал себя чуть ли не вершителем народной судьбы, отвечающим за будущее России и за развитие всего государства. И кто знает, может решение Мухина выведет из темноты государство. А наша обгаженная и измордованная Россия получит несколько лет передышки, залатает раны свои, и отбросит к чертям непереносимую боль, которая на самом деле не боль, но Черная пуговица.
  - Да будет президентом Пророк.
  Спасибо за внимание. Где моя водка?
  
  
  КНИГА ВТОРАЯ
  
  
  ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  Все уходит, все падает в бесконечные впадины времени, где и растворяется практически без остатка. А что осталось, то превратилось в десятки, сотни и тысячи мелких следов, чтобы исчезнуть затем за основной своей массой. И не важно, если так хочется сделать уход чем-то похожим на маленький праздник, или немножечко наследить, то есть совсем немножечко, можно сказать, для проформы. Или устроить ничтожный бардак, как обожает такие дела человечество:
  - Это мгновение было прекрасно.
  - А это не очень.
  - А этому место в музее.
  Все уходит, черт подери! Страшный голод сменяется изобилием. Нищета источает богатство. Смерть опускает железные когти и чуточку продвигает вперед доброе, чистое, вечное, после чего она не совсем, чтобы кажется смертью. Обычная дурь перерастает в более сложные умственные категории, а затем достигает вершины вселенской идеи и получает право почти на вселенское счастье. Правда с последним моментом и фактором не всегда получается гладко и не всегда хорошо, как с богатством или военными действиями. Чаще получается наоборот. Ибо вселенское мудрствование на определенном этапе теряет покровы и предстает в обнаженных своих телесах хлипким отпрыском какой-нибудь тупоголовой скотины. Ну и вытекающие отсюда последствия.
  Тут можно смеяться, можно орать, можно бренчать автоматом, либо ядерной бомбой, только прекрасный закон перемены остается на месте и действует. А провальная точка во времени не касается твоей собственной души или практически не касается. Ну, и дурь никуда не исчезла. Как бы это выразиться поточнее, дурь практически незыблемая категория на русской земле. И это не потому, что тебе или мне именно так хочется.
  Человечество обожает питаться иллюзиями, любит передавать некоторые факты, да еще перемалывать факты на сказочки, а сказочки превращать в факты. И при подобном процессе как-то нехотя, ну совсем незаметно смещается человечество в нереальную область пространства. А реальная область постепенно зарастает сорной травой, и если там кто-то живет, так это тупые придурки. И незачем там выискивать нашу любимую русскую землю. Ее там нет и не надо.
  А что, в конце концов, получается? Очень сложный вопрос. В каждой точке пространства, расположенной внутри нашей вечной и бесконечной вселенной чего-нибудь да получается. Можно навешивать ярлыки или клепать таблички на произведенный в конечном итоге продукт, но по большому счету сие не имеет значения. Русская земля не стоит на месте. Русская земля в вечном поиске некоей гипервселенской идеи. Русская земля подобрала множество весьма интересных идей, в том числе коммунизм, но на этом дело не кончилось.
  Мы привыкли к потокам дерьма, изливающимся на наши бренные головы чуть ли не повсеместно. Мы даже не требуем чистого неба и яркого солнышка. И мягкий ласковый дождик не очень нам нужен. Пускай остается дерьмо. Пускай изливает дерьмо наше родное и лучшее среди всех остальных государство истинных русских. А мы его скушаем, и не подавимся.
  Наконец, есть такая хорошая мысль, как любить нашу землю со всеми ее недостатками. Мысль не просто хорошая, но очень и очень хорошая. И выползла она из какой-то черной дыры, напоминающей собой Черную пуговицу. Но никому не интересно, откуда выползла мысль, если она захотела и выползла. И не надо мне тут доказывать, что родная земля не имеет вообще недостатков. Их нет, то есть нет недостатков, потому что их нет. А у нас, то есть у стопроцентных русских товарищей, остается хороший шанс любить нашу русскую землю. Ну и опять со всеми вытекающими отсюда последствиями.
  Я был безмозглый и шальной.
  По мне тюрьма рыдала.
  Спасибо армии родной
  За то, что обуздала.
  За то, что дала пирога
  Сортирного запала
  И из похабного врага
  Союзника склепала.
  И в этой армии родной
  Я вам не пережиток.
  А гордый воин и герой,
  И для страны защита.
  А еще наступил подходящий момент, чтобы сидеть и начищать свою Черную пуговицу, пока не вышло ее время.
  
  НАЧАЛО ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  На пятый день Слон привел девочку. Затем еще одну девочку и еще одну, пока не получилось целых три девочки, которые не покидали каптерку на шестой и на седьмой день. Нет, ничего необычного в современных условиях. Армия вылезает из ямы, армия развивается и изыскивает новые пути для повышения боеготовности своего личного состава. И не надо мне тут кривляться, что не туда развивается армия. Старший сержант Слон знает, куда развивается армия. Ему по долгу службы так полагается. Он не какой-нибудь недобитый сержант, но целый старший сержант Слон. И он привел не одну, не две, а целых три девочки.
  Кажется, мы в мелочах разобрались. Дальше будет и легче и проще. По крайней мере, позиция старшего сержанта не оказалась чем-то неприемлемым или диким для девочек. Девочки выглядывали в окна каптерки, строили глазки и неприличные жесты каждому, кто проходил мимо. Больше того, двери каптерки не оставались закрытыми для настоящих парней. Ну, тех самых защитников родины, что послужили верой и правдой на русской земле, проливали здесь пот свой и кровь, и так далее. Двери каптерки всегда открывались для этих товарищей.
  - У нас непростой противник, - так сказал Слон.
  Ой, простите, старший сержант Слон. Но когда говорит этот истинный патриот нового развивающегося государства, забываешь о званиях. И самому говорить не хочется. А хочется слушать, наслаждаться услышанным и аплодировать.
  - У нас коварный противник, - еще раз сказал Слон, - Я могу ошибаться в некоторых цифрах, насчет количества танков, ядерных бомб и солдат, но насчет замыслов этой сволочи точные сведения.
  - Нет, вы не можете ошибаться, товарищ сержант, - кто-то ответил из настоящих парней, послуживших верой и правдой отечеству.
  - Не сержант, а старший сержант Слон, - мягко поправил героя старший сержант Слон, - Наш реальный противник не изменился за последние годы. Не смотря на образование демократической системы внутри нашего обновленного государства, этот противник не прекратил свои грязные козни. Его задача уничтожить Россию. И не важно, что наша Россия более не Советский Союз, а совершенно другое, высокоразвитое демократическое государство. Задача противника осталась прежней - тотальное уничтожение русской земли. Но и наша задача осталась прежней - тотальное уничтожение противника. А на данном фоне старший сержант ключевая фигура. И требуется обращаться к нему по Уставу, и не перевирать его звание.
  Короче, Слон привел девочек. Не через дыры в заборе, как показалось некоторым не в меру шустрым товарищам. Проход через дыры в заборе есть прямой вызов Уставу, на что не подпишется никогда старший сержант Слон. Я уже говорил, его поступки полностью регламентируются Уставом и не имеют ничего общего с реформаторской деятельностью некоторых правительственных структур. С той самой деятельностью, что практически раздробила и уничтожила нашу армию. Старший сержант Слон знает, куда и как развивается наша родная страна и, соответственно, ее вооруженные силы, и какие реформы могут вообще принести пользу. Отсюда никаких дыр, никакой партизанщины, никаких проходов в колючей проволоке.
  Девочки гордо прошествовали через кэпэпэ, мимо солдат (то есть дежурных по части) и их пускающих сопли начальников. Сначала одна девочка, затем номер два, и с некоторым интервалом после первого и второго номера последняя девочка. И никто не прикрыл им распухшие губки и ротик:
  - Ой, а это что за штука?
  - И как она мило торчит?
  - И может даже стреляет?
  Со стороны сей демарш показался каким-то обломом, какой-то звериной фантазией, шуткой старых детей и комедией молодых стариков, а еще показался проверочным тестом для лучшего контингента защитников родины. И правильно отреагировали защитники родины.
  
  КАК ЭТО?
  Давайте представим себе кэпэпэ. Более или менее крепкая будка, выкрашенная совсем свежей краской. Рядом с будкой ворота (в ночное время) или шлагбаум (в дневное время) при открытых воротах. Слева и справа забор. Тот самый забор, в котором дыры и клочья колючей проволоки. На кэпэпэ младший офицер и товарищи солдаты. У младшего офицера его отлично смазанное и готовое к работе оружие. У товарищей рядовых оружие почти такого же качества, но только больших размеров. И что у нас получается? А не совсем стандартная ситуация получается. Самое время показать боеготовность номер один и применить между делом оружие.
  - Отставить, - приказывает старший сержант Слон.
  Защитники родины не схватились за автоматы, а офицер сделал вид, что занят с бумагами. Слишком маленький офицер, то есть совсем незначительный офицер окопался на пропускном пункте. Его приказы не распространяются на старших сержантов, его дело бумаги. И в бумагах должен быть полный порядок. Или произойдет нечто вовсе непредсказуемое, можно добавить нечто убийственное и разрушительное для твоей и моей родины. Так что поделикатничал офицер. Вроде бы вытянуться по стойке смирно перед старшим сержантом ему не положено. А с другой стороны, был тут у нас офицер не совсем деликатных кровей. Он попробовал что-то такое перечить сержантам. Видите ли, я может и лейтенант, но я на посту. Вот и остался лежать на посту, и вообще, теперь на гражданке ворочает ящики.
  - Запишите, - старший сержант Слон остановился напротив младшего офицера, - Бригада ассенизаторов прибыла.
  - Так точно, - последовал ответ по Уставу.
  И вроде бы мы во всем разобрались. Никакого нарушения Устава не произошло. Более старший по званию, то есть младший офицер, не вытянулся перед более младшим по званию, то есть перед старшим сержантом. Но и более старший на армейской иерархической лестнице, то есть старший сержант, не прогнулся перед салагой с крохотными офицерскими звездочками. Ты выполняешь свою службу, я выполняю свою, и это правильный подход, когда в опасности родина. А что такое неправильный подход? А об этом мы уже говорили. Неправильный подход, когда забросили службу товарищи и начинается никому не нужная склока, а кто у нас старший?
  С другой стороны именно здесь проверяется твоя компетентность или пригодность для службы в армии. Офицер, не прошедший проверку на кэпэпэ, ничего не сделал, чтобы исчезли дыры в заборе. Он должен был устранить причину вражеской активности в подотчетном ему районе, то есть устранить дыры в заборе. Ибо:
  - Дыра в заборе не просто дыра.
  - Это приманка для злобного гада.
  Но офицер только закончил училище. То есть закончил училище еще по старой программе, соответствующей учебной программе Советского государства. Офицер поступил в училище еще при коммунистическом строе, а закончил его при демократии. Он не знал ничего про контрактную армию, и институт сержантов, что предполагалось внедрить в армию в необозримом будущем. Короче, он ничего не знал. Просто тупая заготовка, где еще работать и работать. Но при других обстоятельствах даже тупая заготовка превращается в деталь механизма. Если, конечно, ты любишь родину, ты настроился служить родине, ты готов пожертвовать здоровьем и отдать саму жизнь ради родины. А если ты не готов? Что и случилось с тем бедолагой, нахамившем сержанту.
  - Срок работы ассенизаторов? - вопрос по Уставу.
  - Трое суток, - ответ по Уставу.
  Далее, что и следовало ожидать. Обнаженные выше пояса солдаты выстроились в сортир с самыми обыкновенными ведрами. Рядовой Клюгенхаген выстроился возле сортира с карандашом и блокнотом. И не надо прикалываться, что не по Уставу рядовому такая честь. Рядовой Клюгенхаген (прозвище Клюшка) проявил себя в предыдущие дни, как выдающийся интеллектуал и знаток точных наук, например, математики. И теперь он использовал свою математику на благо России.
  Еще далее просто работа. Солдаты черпают дерьмо, рядовой Клюгенхаген работает счетчиком.
  - Двадцать пять ведер дерьма!
  Поворот на-лево, круг-гом, и каптерка.
  
  КОЕ-КАКИЕ ПОДРОБНОСТИ
  Первый ассенизатор была совсем юная девушка. Очень тонкие ручки и тонкие ножки, впалая грудка, впалое брюшко и отсутствие других выступающих признаков пола. Биологический возраст ее колебался где-то между пятнадцатью и тридцатью годами, и определить с какой-либо степенью точности этот возраст не имелось вообще никакой возможности. Слой краски, покрывающий крысиную мордочку ассенизатора номер один, пресекал любые попытки. А впрочем, попыток и не было. В процессе ассенизации на лицо обращаешь внимание только уж в крайнем случае, когда у тебя полный затык, и хочется ну хотя бы чуть-чуть испугаться:
  - Ничего, сойдет для защитников родины, - поставил диагноз старший сержант Слон и перешел к следующему номеру.
  Вторая красавица представляла как минимум матушку, если не бабушку первой красавицы. И отличалась, как полагается бабушке, старческим телом, порыпанной грудью почти до пупа, и прочими прелестям, о которых мне не совсем, чтобы очень хотелось рассказывать. Даже на ощупь эти самые прелести вызывали восторг разве что у шестидесятилетнего извращенца, уставшего от невинных девочек. Иногда извращенцы доходят до точки, где их тошнит от невинности и хочется нечто особенное. Так вот нечто особенное и есть номер два в команде ассенизаторов. Никакой невинности, твою мать. Забудь про дергающиеся губки и хлопающие глазки. Все оно позади, как минимум лет семнадцать назад. А сегодня морщатая и скользкая дыра, плюс удушливый запах давно немытого тела.
  Хотя постойте, кто это сказал, что не моются ассенизаторы перед встречей с дерьмом. Они моются, они еще как моются. Просто так пахнет в определенных случаях мытое тело, как будто оно немытое тело. Определенный шик в этом есть. По крайней мере, тебе не стыдно за собственные проколы и комплексы. И если ты не помыл ноги, и не совсем чтобы вытер свой зад, ассенизация все равно пройдет на высоком уровне. Тем более что ассенизатор, пахнущий грязным телом, много ближе и много роднее, когда приходится защищать родину.
  - А кто сказал, что родина-мать? - вопрос с подковыркой.
  Но и ответ с подковыркой:
  - Никто не сказал, товарищ старший сержант, оно и так видно.
  Вот мы и подобрались к третьему номеру. Я бы добавил, мы хорошо подобрались. Ибо наши крепкие солдатские руки и ноги, предназначенные для служения родине, могут показаться сопливой мелочью перед номером три. Нет, никаких излишеств, вполне привлекательный номер. Или более чем привлекательный в тройке. Когда наступит война, когда накатится голод, подобные девушки принесут пользу отечеству, поставляя ему продовольствие. А в мирное время подобные девушки суть наглядное пособие по анатомии. И, конечно же, здесь торжество плоти, или холодной материи, над сопливым армейским разумом ощущается на двести и триста процентов. Я повторяю, здесь самая настоящая плоть без обмана. И если кому не понравилась настоящая плоть, то самое время бить морду.
  - Родина знает, кого посылать.
  - Видно старается родина.
  Недаром так ведра летели в толчок, и не хватало изящной материи.
  
  ДЕНЬ ШЕСТОЙ, КАК ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
  После каптерки защитники родины выходили к костру, спокойно рассаживались среди присутствующих товарищей, брали в лапы чужие стаканы. Или я ошибаюсь? Какие такие чужие стаканы? Все стаканы у нас общественные, все принадлежность нашего дорогого отечества и непобедимой демократической армии нового типа. Или что-то вам не понравилось? В армии нового типа нет дедовщины. В армии старого типа, то есть в советской армии, дедовщина была и осталась, а в русской армии, то есть в армии нового типа, ее нет. Все мы солдаты. Даже новобранцы солдаты. И они сидят у костра. Вы представляете, новобранцев подпустили к костру? Во что не могу поверить, но это так. Костер почти рядом с каптеркой. Костер разошелся множеством искр. Искры просто засыпали окружающее пространство. Они в воздухе, они на земле, они в волосах, они проникли в стаканы. И пусть мне отвесят хороших пинков, если это не так, искры вмешались в солдатскую дружбу и братство.
  - Э, а кто проставляется? - самая распространенная версия по защите твоей и моей родины.
  - Пацаны проставляются.
  - И то правильно. Мы их тут кое-чему научили за первые шесть дней, и научим еще, если будут вести себя правильно.
  - А они будут вести себя правильно.
  Звон стаканов, негромкая речь, нечто такое похожее на идиллию, и никакой дедовщины. Рядовой Клюгенхаген отложил свой блокнот. Все соответствует теории вероятности, множеству чисел и какому-то там интегралу в квадрате и кубе. То есть все правильно зафиксировал рядовой Клюгенхаген. Вот посмотрите на цифры. То есть я говорю, посмотрите на ведра. Рядовой Иванов (старослужащий) двадцать пять ведер. Рядовой Бороздинский (опять старослужащий) двадцать пять ведер. Рядовой Огоропко (из той же компании) двадцать пять ведер. И еще семнадцать фамилий, все старослужащие. Можно порадоваться за обновленную армию. Как старослужащие активно включились в процесс, как они лихо черпают дерьмо. Какие у них потрясающие глаза, и какие у них просветленные лица. Я повторяю, нет дедовщины.
  А что наша новая гвардия? Да, пожалуйста, просветите солдат Клюгенхаген, выдающийся математик и счетовод, как повела себя новая гвардия в не совсем обычных условиях. Ну, что ребята проставились, мы это и так уловили. Здесь не шибко большое геройство. Каждый может проставиться, вступая в новую жизнь. Рядовой Валуев проставился, и он не таскал ведра. Рядовой Арефьев проставился, и он ничего не таскал. А вот придурки из трезвой палатки на принцип пошли, они не проставились, они согласились на ведра.
  И что опять в результате? Сама справедливость, черт подери! Такого быть не могло, то есть быть не могло никогда в коммунистическом государстве и под знаменами устаревшей советской армии. Рядовой Мухин даже на бутерброд не проставился, четыре ведра. Рядовой Собачеев пошел по стопам Мухина, шесть ведер. Рядовой Горюшкин замкнул эту трезвую троицу, и у него абсолютный рекорд, точнее, ни одного ведра, то есть прочерк.
  А как же ассенизация, твою мать? А хрен его знает как. Родина задохнулась в дерьме, родина просто в дерьме утонула. К нам по собственной воле, то есть, чтобы подстегнуть нашу помощь задохнувшейся родине, прибыл отряд ассенизаторов и разместился в каптерке. Все старослужащие прочувствовали момент и взялись за ведра. Все как один, ни одного исключения. Кто не верит, загляните в блокнот рядового с фамилией Клюгенхаген (прозвище Клюшка). Теперь убедились, теперь поверили. Старослужащие отработали ведра в количестве двадцать пять единиц на рыло. Затем пообщались с командой ассенизаторов и замутили кое-какой пикничок на поляне. Их внешний вид, я говорю про вид старослужащих, стоил того. Ладная форма, можно сказать, только со склада. Выбритые щеки, вычищенные ботинки, и ни единой капли дерьма. Даже запаха нет, пахнет духами и водкой.
  И кто развопился про дедовщину, какой там ублюдок в маминой кофте? Демократическая армия переделала сосунков в настоящих мужчин. Служба, работа (в том числе и ассенизация), внешний вид, стопроцентная готовность к встрече с врагом и прочие неожиданности. Можно добавить, ребята привычные. Отработали, получили причитающуюся благодарность, сидят и пьют водку. А рядом с ними другие ребята. Ну, про солдата Валуева мы вроде рассказывали. Он вместе с солдатом Арефьевым и прочими новобранцами не из трезвой палатки пробрался сквозь дыры в заборе, и принес водку. Солдату Валуеву за это первый стакан. Водку принес, по законам солдатского братства попробуй сам водку. Может рядом земля русская, но какая-та не такая земля. Много сволочи поселилось на русской земле, которая не такая земля, и у сволочи может быть не совсем та водка.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
  Как я уже говорил, с пятого на шестой день через контрольно-пропускной пункт просочились три цыпочки из команды ассенизаторов. Весь шестой день продолжалась ассенизация. Что было вечером пятого дня, или в ночь между этими днями для нас не имеет значения. У девушек свои маленькие секреты, которые не стоит раскрывать для защитников родины. Вы же понимаете, что защитники родины не раскрывают секреты. Девушек привел старший сержант Слон. Вот, пожалуй, наиболее ценная информация для больных и дебилов, отрицающих пользу ассенизации. Ничего сверх этого нет, и не будет. Девушек привел Слон. Солдаты выполнили долг перед родиной, и девушки выполнили долг перед родиной. Кажется, я выражаюсь предельно ясно? Солдат, тебя позвала родина, и ты незамедлительно выполнил долг. А девушки ассенизаторы тебе подарили улыбку.
  Или не все понятно в нашем рассказе? Чувствую, что не все понятно, точнее, не все понятно с трезвой палаткой. Как бы это выразиться поделикатнее, солдаты из трезвой палатки не то чтобы не выполнили долг, но не выполнили его до конца, до цифры двадцать пять ведер из блокнота товарища Клюгенхагена. А точнее, они свой долг недовыполнили. И никаких отговорок. Могу в пять секунд доказать, солдаты из трезвой палатки пытались выполнить долг, от них воняет дерьмом, как от самой застойной параши. То ли купались солдаты из трезвой палатки в дерьме, то ли лили дерьмо на себя, сообразуясь с некими лично им известными мотивами, но вонь стояла настолько невыносимая, что их попросили чуток отползти от костра, куда-нибудь в сторону трезвой палатки.
  И правильно попросили. У костра находятся истинные защитники родины, даже чем-то напоминающие киношных солдатиков. Я не шучу. Только киношный солдатик вычерпает дерьмо и останется в чистенькой форме. Но это сравнение ничуть не умаляет достоинство защитников родины. А вот достоинство слабаков из трезвой палатки оно умаляет, и еще как умаляет. Шестой день позади, а дерьмо так и не научились черпать вышеупомянутые товарищи. Плюс с головой непорядок и даже проблемы со счетом.
  Рядовой Муха подошел к рядовому Клюшке:
  - Я тут сбился на сто двадцатом ведре. Сколько у меня получается?
  - Разговорчики, рядовой.
  - Доиграешься, маромойская морда.
  Нет, так не правильно. Если у тебя с головой не порядок, следует уважать хотя бы товарищей. И не только товарищей из трезвой палатки. Наша армия многонациональная армия. Служат в ней русские, служат и маромои. Хотя процент маромоев гораздо ниже, чем в коммунистическом государстве. Теперь служат в основном русские, однако же, попадаются маромои. Дело в том, что вышеозначенные маромои не хотят служить в армии. Но иногда они все-таки попадаются. И это не их вина, а скорее беда армии, что по-прежнему в армию берут маромоев. Надо бы подобное дело прикрыть. Пускай маромои идут в армию, а их туда не берут, вот был бы сюрприз. И интересно, что скажет Америка?
  Рядовой Бобик (девичья фамилия Собачеев) подошел к рядовому Клюшке:
  - Я тут вытащил то ли сто тридцать три, то ли сто тридцать четыре ведра.
  - Не знаю, чего ты там вытащил.
  - Жди подарочек, маромойская морда.
  И опять эта грубость, не свойственная нашему дорогому отечеству. Чувствуется, как испортилось за последнее время отечество. Просто взяло оно и испортилось. Никто не давал права товарищу Бобику запугивать товарища Клюшку. Товарищ Клюшка, как официальное лицо, выполняет официальное задание партии и правительства. А товарищ Бобик путается под ногами и мешает работать товарищу Клюшке. А в результате пострадала родина.
  Рядовой Верзила (фамилию его запамятовал) подошел к рядовому Клюгенхагену:
  - Так не честно.
  Рядовой Клюгенхаген сорвался на визг:
  - А как честно?
  Рядовой Верзила ткнул пальцем в блокнот рядового Клюгенхагена:
  - Откуда эти фамилии? Насколько припоминаю, мы выкачали дерьмо на троих. Я, рядовой Мухин и рядовой Собачеев. А откуда здесь эти фамилии?
  Закусил губу рядовой Клюгенхаген. Опустил свои плутоватые яйцеобразные глазки. Поколупал сапогом землю. И точно, откуда здесь эти фамилии? Не записывал никакие фамилии рядовой Клюгенхаген, он только считал ведра. А фамилии записывал старший сержант Слон. Ага, вот и разгадка. В нашей демократической армии за тебя думает старший сержант Слон. Ты оружие, не больше того. Оружие не обязано думать. Оружие направлено в сердце врага, а думает старший сержант. Во-первых, чтобы не притупилось оружие. Во-вторых, чтобы было направлено в сердце врага. В-третьих, сам погибай, а товарищу принеси стакан водки. И да здравствует родина!
  - А эти ребята ночью работали, - сказал солдат Клюгенхаген.
  Тогда последний вопрос:
  - А почему у Верзилы ноль ведер?
  
  НЕМНОГО О ГЕРОИЗМЕ
  Рядового Валуева допустили к костру. Пацан он здоровый, крепкий, на спине может кабана вынести или парочку не таких здоровых ребят. А вот с головой пока непорядок. И почему с головой непорядок, так сразу не скажешь. Но лицо рядового Валуева никогда не трогала печать интеллекта. Маленький лоб, выдающиеся челюсти, впадины глаз, более чем оттеняющие глаза тяжелые надбровные дуги товарища. Короче, товарищ Валуй, так прозвали другие солдаты рядового Валуева. Ну и торчал бы этот Валуй рядом с Арефой (так прозвали другие солдаты рядового Арефьева), так нет, ему захотелось открыть ротик:
  - Каждому настоящему парню, еще не мужчине, но настоящему парню чертовски хочется повоевать и подержать в мускулистых руках нечто похожее на оружие. А еще пострелять из такого оружия во славу собственной родины.
  Впрочем, и не такое случается после второго стакана. Но в армии даже в демократической армии твоя ценность определяется не стаканами, а умением не открывать ротик. Короче, как-то нехорошо посмотрели ребята на рядового Валуева. В присутствии старослужащих считается плохим тоном базарить всякие пошлости. Ты еще не служил в армии. Первые несколько дней в солдатском хэбэ из тебя еще не сотворили солдата. По сути ты никакой не солдат, ты заготовка.
  - Ну-ка, солдат Арефа, кто ты такой?
  - Я заготовка.
  Ответ правильный. То есть правильно мыслит солдат Арефа. Возможно, со временем из Арефы вырастет великолепный солдат. И оружие у него будет великолепное, и возможности применить оружие в боевых условиях. Но это со временем. Главное, чтобы правильно сориентировался солдат Арефа, слушал старших товарищей и вовремя приносил водку.
  Теперь вопрос к солдату Валую:
  - Ну-ка, солдат Валуй, кто ты такой?
  Минутная пауза, и ответ:
  - Я солдат.
  Ответ неправильный. Если бы рядовой Валуев не приносил водку, его ответ мог окончиться очень печально для самого солдата и для его родины. Но рядовой Валуев приносил водку, и это ему засчиталось авансом, и даже спасло родину.
  Вздохнул рядовой Иванов, старослужащий:
  - Так было всегда, так всегда будет.
  А еще приходят в армию маленькие глупые мальчики. И приносят в армию свои глупости. Им бы оставить глупости где-нибудь в укромном местечке и не тащить с собой в армию. Но они слишком глупые мальчики, чтобы не тащить с собой глупости. А у нас слишком умная армия, чтобы оставить подобных придурков в покое. Нет, товарищи, вы принесли сюда глупости, вы отсюда их вынесите. Не обязательно, что сегодня их вынесите, но со временем обязательно вынесите. Когда правильная армейская подготовка очистит ваши мозги, и вы разберетесь, что принесли сюда мусор.
  Налил стакан рядовой Иванов, старослужащий:
  - Не хочу вспоминать, каким я пришел сюда, но было это давно и неправда. А моим наставником был рядовой Бритва.
  Зазвенели стаканы:
  - Пьем за наставников.
  Выпил стакан рядовой Иванов, старослужащий, и снова налил:
  - Выпьем за нас.
  Опять зазвенели стаканы. Рядовой Арефа отправился за очередной бутылкой. А рядового Валуя попросили остаться. Хотя рядовой Валуй попытался отправиться за бутылкой в помощь рядовому Арефе. Но его попросили остаться. Солдат Арефьев и так справиться. У него опыта маловато, но шишка направления есть. Он очень здорово для салажонка ориентируется по своей шишке, чтобы не сесть кое-каким местом на более жесткую шишку. Как бы это сказать, не заблудится рядовой Арефа. Даже в темноте не заблудится. И враги не перетянут его на свою сторону. И друзья не пожелают набить ему морду. Правильно выбрал путь рядовой Арефа.
  Но с другой стороны все еще беззащитная у нас родина. Максимум через год отдадут свой долг старослужащие, и останется в окружении врагов родина. Может кто-то из старослужащих станет сержантом, а может и нет. Рядовой Иванов обязательно станет сержантом, а вот остальные ребята, сидящие у костра, отправятся по домам, чтобы не увеличить свой долг перед родиной. Мы отслужили, и хватит. То есть ребята отправятся по домам, и останется голенькой родина. С одним хорошим солдатом на страже, то есть с солдатом Арефой.
  А как же у нас остальные солдаты? Что будет делать каждый из них в сложившейся ситуации? И не отразится ли это в худшую сторону против благополучия родины? А то ведь бывает и так.
  Некий юнец,
  Не достойный гражданства,
  Сущий подлец,
  Выродок пьянства,
  Спер самолет
  Из-под носа солдата.
  Мерзостный скот
  Стал ренегатом.
  Вывалил груз
  Из великой столицы.
  К черту союз -
  Дуй за границу.
  И оказалась проданной родина.
  
  НА РАСПУТЬЕ
  Рядовой Иванов, старослужащий, попросил перед свои очи ясные рядового Валуева, из новобранцев:
  - Прошу сосредоточиться, мой мальчик. Ничто тебе не угрожает, никто не позарился на твою морду. Здесь собрались правильные ребята, уважающие Устав и прослужившие большую часть срока на благо родины. Видишь ли, мы прослужили не ради какой награды в настоящем и будущем. Нас, как и тебя, призвала родина. Мы приехали сюда более чем уверенные в торжестве нашего оружия и нашего образа жизни. И вдруг сюрприз. Ракеты и бомбы, танки и боевые машины, самолеты и гранатометы оказались не главной силой, которой владела до нас родина. Ибо за последние несколько лет родина стала заметно слабее (все-таки раздробили Советский Союз), а техника стала заметно старее (все-таки мы отказались от выпуска новой техники). И что в результате.
  Рядовой Иванов проглотил кусок колбасы, толщиной в два с половиной пальца:
  - А в результате мы отказались от места номер один на арене военных действий. То есть не мы конкретно (я говорю про присутствующих товарищей), а отказалась сама родина. Это был запланированный и предсказуемый шаг. На первое место, как и предполагалось, вышла Америка, а мы опустились на следующее за Америкой место, затем еще следующее, и еще, пока не опустились так далеко, где нас не могла уже слышать и видеть Америка. Возможно, в этом состояла стратегическая задача командования нашей армии. Товарищи с большими погонами передумали соревноваться с Америкой. Во-первых, совершенно проигрышный вариант, раз Америка вышла на первое место. А во-вторых, откуда у нас деньги?
  Рядовой Иванов проглотил еще кусок колбасы не меньше прежнего, и запил его водкой:
  - А с деньгами у нас как-то не очень. Вроде бы мы всем должны, и не находится спонсоров. Я имею в виду, таких спонсоров, которые вкладывают в нас деньги, без надежды их получить обратно. Другие спонсоры есть. Мировая система империализма почувствовала нашу слабость, вполне достаточную, чтобы навалиться на бедную нашу Россию всей кодлой под руководством все той же Америки. Нас не забыла Америка. Вроде мы спрятались, вроде стали совсем незаметными, но нас не забыла Америка. Такое не забывается никогда. Слишком много обид претерпела Америка во все предыдущие годы. Слишком часто пинали Америку мордой в дерьмо. Слишком большие мы ей принесли неприятности. И вот ее выдающаяся победа, а наше бездарное поражение дали хороший шанс для Америки за все посчитаться.
  Рядовой Иванов, будущий сержант Иванов, схватил за грудки рядового Валуя, будущего правильного защитника родины, и дыхнул в лицо рядовому Валую специфической смесью солдатского перегара - черный хлеб, колбаса, водка:
  - А ты как считаешь, солдат?
  Рядовой Валуев выпучил глаза, так что они едва не вывалились из орбит:
  - Так точно, товарищ сержант.
  И пустил газы.
  Мы им ноту послали,
  Ожидая ответ:
  "Что еще насовали
  В наш российский клозет?"
  Да не много в том проку,
  Сплошь обман да обман:
  "Обвиняйте по боку
  Нероссийский туман".
  В данном месте рядовой Иванов, старослужащий, улыбнулся легко и загадочно:
  - Последний вопрос.
  И еще чуть-чуть, то есть на самом донышке выкушал водки:
  - Ну-ка, солдат Валуй, кто ты такой?
  И ответил солдат:
  - Я заготовка.
  
  СЕДЬМОЙ ДЕНЬ БЕЗ СОМНЕНИЙ
  В этот день случилось вполне обыденное событие для армии нового образца. Для армии старого образца такое событие могло показаться не самым обыденным. Но мы уговорились, армия старого образца исчезла бесследно. Нет такой армии старого образца, ее больше нет. А что у нас есть. А есть у нас, как вы уже догадались, армия нового образца. Может не такая великая и непобедимая, как ее предшественница из советской формации. Или я опять ошибаюсь? Армия старого образца бездарно обделалась в Афганистане, а армия нового образца пока еще не обделалась. У нее все впереди: и победы, и поражения, и вселенский позор, и спасайся, кто может, и смерть государства.
  Или я снова преувеличиваю? Русский солдат не сдается ни при каких обстоятельствах. Русский солдат выживает в любых условиях. Русский солдат умеет хорошо прятаться, чтобы выскочить в последний момент и начистить любую, самую подлую морду. Отсюда отношение к нашей армии. Армия не лучшее место, где реализуются лучшие качества и особенности русских товарищей. Например, те пресловутые "свобода, равенство, братство", о которых нам прожужжали уши в советское время. Но давайте не будем сворачивать разные армии под единственный знаменатель. Советская армия завершила свой путь по русской земле, а российская армия нового образца этот путь и не начинала на деле. У нее подготовительный период. А в подготовительный период всякое случается.
  На исходе седьмого дня к огоньку подвалил лейтенант, и мне (то есть солдату Мухину) захотелось порадовать лейтенанта какой-нибудь мелочью.
  - Кто здесь из института? - спросил лейтенант.
  - Рядовой Мухин из института, - ответил солдат Арефа.
  - А кто такой рядовой Мухин? - спросил лейтенант.
  - А это он, - показал в мою сторону солдат Арефа.
  - Так подсаживайтесь к костру, рядовой Мухин, - сказал лейтенант.
  - А он воняет, - сказал солдат Арефа.
  - Ничего, мы потеснимся, - лейтенант разгреб для меня место, отодвинув подальше солдата Арефу.
  И я подсел. Мы помолчали, пока костер пускал искры.
  - А из какого ты института? - снова спросил лейтенант.
  - А он из Политеха, - снова вмешался Арефа.
  - И что в Политехе? - последний вопрос.
  - Хорошо в Политехе, - я посмотрел на костер, - Господи, как хорошо в Политехе.
  И рассказал лейтенанту простую историю, которую рассказывал всем, кто никогда не бывал в Политехе:
  - В не такие далекие времена выпускник Политеха попался...
  Чего только не случается на русской земле. Наше государство соприкасается с другими государствами. А в других государствах подлые гады, которым очень не нравится наше государство. Подлые гады готовы всегда поглумиться над русской землей, и если нечто подобное не получается, то отлавливают кое-каких не слишком бдительных граждан и проводят на них опыты. Короче, поехал в другую страну выпускник Политеха, якобы с миссией мира, ну и попался. Отвел его в отдельную комнату, задали много вопросов. О науке, о технике, о ракетах, на которых специализируется Политех, и так далее. Много чего рассказал выпускник Политеха. Как шумят деревья, как колосится трава, как заходит наше любимое солнышко, как шумит дождичек и донимает нормальных ребят ветер. Но ничего не сказал про науку и технику выпускник Политеха. И обошел молчанием слово "ракеты".
  - А я нечто слышал такое про Бонч, - ляпнул Арефа, и получил кулаком в ухо.
  Нет, ничего такого про Бонч. Для больных и дебилов могу повторить, это был выпускник Политеха. Он попался, его пытали, он ничего не сказал про ракеты. Можете представить, как озверели враги с их совершенными наркотическими, биологическими, биохимическими и прочими методами. Ничего не сказал выпускник Политеха. То есть про солнышко он сказал, и про звезды, и про большую вселенную. А более ничего не сказал выпускник Политеха. Издеваешься, гад! Посадили парня на льдину, и оттолкнули подальше от берега. Долго плавала льдина. Голодно, холодно, держаться нет сил, пока не прибило льдину к советскому берегу. Так очутился герой в Политехе. Семинары, собрания, лекции, горящие глазки девчонок, ребята, что просто мечтают к тебе прикоснуться, герой Политеха. Ну и выводы. А что пожелает герой Политеха простым пацанам и девчонкам?
  - И что пожелает герой Политеха? - спросил лейтенант.
  - Изучайте матчасть, - вот что сказал герой Политеха.
  
  СЛОН ВОЗВРАЩАЕТСЯ
  Не успел лейтенант покинуть каптерку. Можно сказать, он только-только пригладил свой китель и только-только пригладил ремень, как появился старший сержант Слон. Где же ты был Слон? А там, где нуждалась в Слоне наша великая родина. Никаких вопросов к Слону. Трудись, размножайся, совершай свои подвиги, и пускай цветет пышным цветом и собирает плоды твоя и моя родина.
  Лейтенант справился с непокорным ремнем, расправил свои молодецкие плечи и, насвистывая черт его знает какую мелодию, исчез в сгустившемся сумраке. День, конечно, сегодня хороший, даже чертовски хороший. Поэтому он называется день отдыха. Ну, не совсем чтобы отдохнул лейтенант, вызвавшись на проверку ассенизации. А с другой стороны, вроде бы отдохнул, как нормальный мужик, как настоящий защитник родины. Нет, в данном случае не подвела родина. Все сделал правильно лейтенант. И родина у нас правильная, и защитники ее, и сама армия. А тем более ассенизация у нас правильная. Проверил ассенизацию лейтенант. Так в отчете и будет помечено, ассенизация правильная.
  - Старший сержант Слон принимайте командование.
  - Есть, товарищ лейтенант.
  Мягкий сумрак, костер, силуэт каптерки с закрытыми и заколоченными изнутри окнами. Все имеет значение на русской земле, можно добавить, мистическое значение. А можно набрать побольше слюны и выплюнуть через левое плечо (три раза). Ничего не скажу, и так можно. Старший сержант Слон подавил кривую улыбку. Нет, никому не нужна кривая улыбка, это не по Уставу. И хватит спорить, что какой-то зеленый пацан указывает боевому сержанту. Нет, не пацан что-то указывает, но указывает воинский Устав. Со временем перепишут Устав, со временем старший сержант вытеснит в уголок всяких зеленых товарищей и поставит по стойке смирно. Но пока еще не переписан Устав, и сержантская школа эксперимент, который могут прикрыть в любую минуту.
  - Рядовой Горюшкин! - гаркнул старший сержант Слон.
  - Есть, - резко вскочил Верзила.
  Вот мы и разобрались, как называть Верзилу. Странная у него фамилия, черт подери. Какой-то Горюшкин. Не лучшая фамилия для нашей позитивной и правильной армии. Хорошо бы избавить армию от подобного негатива. Нам необходимы позитивные защитники родины. А здесь сплошной негатив. Даже пацаны у костра переглянулись. Вот завершается день, вот завершается отдых, и приближается служба. Нет, никаких наездов на службу. Но как-то не хочется, чтобы ушел день в сполохах негативных эмоций. А хочется... Черт его знает, чего хочется.
  - За мной! - гаркнул старший сержант Слон.
  И Верзила полез в каптерку.
  
  ЕЩЕ ОФИЦЕРЫ.
  Я понимаю, в российской армии офицеров куда меньше, чем было их во времена коммунизма. Наше правительство вполне резонно уменьшило офицерские кадры. В девяностые годы пошли в армию дети детей, переживших войну. Простой расчет показал, что детей, переживших войну, осталось не так много, а детей этих детей совсем капелька. Следовательно, на такую капельку не следует плодить офицеров, а следует сэкономить государственные денежки на что-нибудь более существенное, например, на портвешок для товарища президента.
  А про офицеров и так все понятно без комментариев.
  Голова офицера -
  Это потный чурбан,
  Размягченная сера,
  Запотелый стакан.
  В ней обрыдло и кисло
  Сучат крохи мозгов,
  И от хиленькой мысли
  Не осталось следов.
  Ей понятны идеи,
  Где ничтожный талант
  Из команды плебеев -
  Негодяй, диверсант.
  Вот с президентом куда интереснее. Как вы припоминаете, президент Российской Федерации суть главнокомандующий армии нового образца, или генералиссимус российской армии. Были и раньше в России генералиссимусы. Например, товарищ Суворов. Но этот товарищ укрывался с солдатами одной шинелью и ходил в атаку под ядрами. Можно добавить, какой-то неправильный генералиссимус, сегодня такого не пустят в российскую армию. Неужели еще не дошло, в армии нового образца и генералиссимус нового образца. Пьяный, больной, абсолютно тупой, никакой ему шпаги в руках, еще уколется или порежется. А вот стакан ему можно.
  И что вы тут ухмыляетесь? Новый главнокомандующий вывел из кризиса армию. Он ее вывел единственно недеянием, то есть он на какое-то время оставил в покое армию. Вы там ребята ученые, вы и без меня догадаетесь, с какой ноги отправляться в поход и в какую стрелять дырочку. А не догадаетесь, так это ваши проблемы. А моя проблема опять же проблема главы государства. У нашего главнокомандующего на плечах еще государство. У вас только армия. А у него и армия, и государство. Вот сейчас выпьет товарищ стакан, и займется сирым, убогим, кривым и тупым государством.
  А государство почему-то назвали мы родиной.
  
  СОЛДАТ БОБИК
  - Ну, ты знаешь, - сказал солдат Бобик солдату Мухину, - Я еще никогда не был с девушкой.
  - Ну, и что? - сказал солдат Мухин.
  - Да странно как-то оно получается. Вроде мы и дерьмо черпали, как остальные товарищи, вроде бы заслужили побыть с девушкой, а мне чего-то не хочется.
  - Это ты зря, - солдат Мухин сбросил хэбэ и запихнул его в ведро с щелочью, - Знаешь, если прополоскать хэбэ в щелочи, оно немного испортится, но зато пропадет стойкий запах дерьма. И что лучше, чтобы хэбэ выцвело, но не воняло дерьмом, или чтобы хэбэ не выцвело, а запах остался?
  - Не знаю, - промямлил солдат Бобик.
  - Вот и я не знаю, - солдат Мухин остался в трусах, даже носки последовали в ведерко, - Не знаю и не хочу знать. Точно так же с твоей девушкой.
  Несколько минут солдат Бобик упрямо пыхтел и сморкался, пока опять не подсел к Мухе:
  - Слушай, а ты сам был с девушкой?
  - А не скажу.
  - Но ты можешь пойти.
  На мгновение оставил свое ведро солдат Мухин:
  - А я не хочу. Или еще не понятно, я не могу быть с любой девушкой.
  - Но другие товарищи могут.
  - Они много выпили водки.
  Еще пауза. За это время солдат Мухин вытащил из ведра хэбэ (в том числе и носки) и повесил сушиться:
  - Некоторые нации трудятся для дальнейшего благополучия, процветания и улучшения быта будущих поколений. Русская нация, кажется, единственная на земле, не помышляет о будущем. Как ни странно, но только в России родители ненавидят детей и готовы на всякие гадости, например, спихнуть детей в армию.
  Солдат Бобик насупился:
  - Ты жалуешься, потому что не пьешь водку или потому что не пошел к девушке.
  Здесь немного задумался солдат Мухин:
  - Муха не жалуется никогда. Муха шевелит крылышками и производит легонькое жужжание, вот пожалуй и все. А мне на самом деле сегодня все нравится.
  - И даже эта вонючая форма?
  - Ну, не такая она вонючая. За ночь высохнет и приобретет более или менее цивильный оттенок. И вообще, ощущение такое, что форму отстирывали не раз и не два от дерьма ее предыдущие хозяева. Они же придумали это ведро с щелочью, а я не более чем перенял опыт.
  Еще помолчали.
  - Однако, там девушки, - мечтательно промычал солдат Бобик.
  - И это здорово, что там девушки, - без всяких эмоций сказал солдат Муха, - Где-то обязаны быть девушки. И не важно, какие они девушки, насколько они привлекательные или не совсем привлекательные. Нам очень нужны девушки. Ибо это наш флаг и, может, самое лучшее, что осталось на русской земле, и чем может гордиться на данный момент родина.
  - Но они не совсем девушки.
  В очередной раз задумался солдат Мухин:
  - Да, они не совсем девушки. А разве это имеет значение? Впрочем, там далеко в Петербурге это имеет значение. Я бы не хотел в Петербурге столкнуться с какой-нибудь не совсем девушкой. Это ни комплекс неполноценности и ни какой-то запрет, вроде запрета пить водку. Но там в Петербурге мне бы хотелось быть петербуржцем в полном понимании сего слова. А настоящие петербуржцы слишком романтические существа, чтобы потратить свое время на не совсем девушку. Но здесь...
  - Что здесь? - почти шепотом переспросил солдат Бобик (настоящая фамилия Собачеев).
  - Здесь я почти счастлив.
  
  СОЛДАТ МУХА
  Надо все-таки быть справедливым к нашему дорогому отечеству и, понимая проблемы посткоммунистического периода, не забывать о маленьких удовольствиях и наградах, которые нам принесла демократия. Чтобы в дальнейшем не обвинили тебя в подтасовке событий и измельчании фактов, а, следовательно, не обвинили во лжи, как последнего из лгунов, перетасовавшего в угоду собственным завиральным теориям очень чистое, очень светлое настоящее родины.
  И это правильно. Если среди окружающих граждан поголовно все граждане являются отбросами общества, то не значит, что где-то там далеко, в другом городе или в другой воинской части точно такой же расклад. Я уже говорил, насколько уравновешенная вселенная. А если не говорил, могу повториться в любое время, в любом месте, что вселенная находится в состоянии равновесия. Это есть основное условие вечности и бесконечности вселенной, которое не нарушается никогда. А если нарушается основное условие и вселенную поворачивает на один бок, то может треснуть и даже взорваться вселенная.
  Таким образом, равновесие переходит с более больших величин на менее крупные и совсем мелкие. Если в одной воинской части или в одном городе собираются отбросы общества, то в другой воинской части или в другом городе собираются лучшие люди и патриоты. То есть добро уравновешивает зло, и наоборот. Отбросы общества не могут покрыть собой русскую землю практически всю без остатка, но и лучшие люди не могут. Как вы понимаете, наличие лучших людей в несанкционированном количестве так же ведет к взрыву, как и наличие в переизбытке грязных ублюдков. А посему контролирует родная земля обе антагонизирующие категории, время от времени внося свои коррективы.
  Думаю, вы догадались, к чему это я? Если существует солдат Муха, обязательно существует некто антагонист этой Мухе. И не важно, что представляет собой Муха. То ли маленькое гаденькое насекомое, то ли человека новой формации, или той самой формации, что в ближайшее будущее заполнит собой русскую землю. Мы признали сам факт существования Мухи, не надо придуриваться, что в определенный момент некто возьмет мухобойку и разберется с тупым насекомым. Я не спорю, ибо всегда под рукой мухобойка и нет дефицита в товарище некто. Интересует другой факт. Что будет с товарищем некто, противоположным товарищу Мухе, когда не будет товарища Мухи?
  
  РАКЕТА
  Неожиданно лейтенант вернулся к трезвой палатке:
  - Доложите обстановку, кто еще держится на ногах?
  - Рядовой Мухин, - доложил рядовой Мухин.
  - Рядовой Собачеев, - доложил рядовой Собачеев.
  Лейтенант долго ругался и матюгался, пытаясь прорваться в палатку, а затем неожиданно затих:
  - Выбирайтесь рядовые, пойдем на экскурсию.
  Мухин натянул на себя мокрое, но восхитительно пахнущее хлоркой хэбэ, а Собачеев застегнул пуговицы.
  - Что-то я плохо слышу, - опять проворчал лейтенант, готовясь выдать новую порцию ругательств и мата.
  - Есть, - ответил солдат Бобик.
  - Есть, - ответил солдат Муха.
  - Вот так оно лучше.
  Весьма неприметная троица проскользнула мимо костра, обогнула палатки и слилась с ангаром. Лейтенант немного покопался в замке куском проволоки. Замок хрустнул и отскочил. Лейтенант покопался в углу, попеременно задевая какие-то железяки и роняя на пол тяжелые вещи. Наконец что-то щелкнуло, в глаза ударил яркий свет. И группе товарищей предстала ее величество ракета.
  - Вы уже видели ракету? - спросил лейтенант.
  - Так точно, - ответил солдат Бобик.
  - И мы ее трогали, - ответил солдат Муха.
  По лицу лейтенанта скользнула улыбка:
  - Это хорошо, что вы ее трогали. Ракета, как любимая женщина. Она не любит хамства и грубых прикосновений. Ей нужна нежность, ей нужна ласка. Если вы обращаетесь с ракетой неправильно, она никогда не пойдет вам навстречу, не откроет свои объятия и не решит ваши мужские проблемы. Она просто трахнет вас между ушей и взорвется.
  Лейтенант подошел к ракете, обвешанной проводами и датчиками. Лейтенант положил свою белую холеную руку на металлический корпус ракеты. Лейтенант опустился на одно колено и поцеловал ракету в металлический корпус:
  - А теперь вопрос на засыпку?
  Улыбка скользнула по не совсем, чтобы трезвым губам лейтенанта. Но это была какая-та особенная улыбка, хочу добавить, почти внеземная улыбка. В ней отразились и солнце, и звезды, и сама любовь к нашей великой, но очень порушенной родине. Лейтенант хмыкнул и задал вопрос:
  - Чем мы тут занимаемся?
  - Не могу знать, - ответил солдат Бобик.
  - Мы пришли на экскурсию, - ответил солдат Муха.
  Тень набежала на светлый славянский лик лейтенанта:
  - Ответ неправильный.
  Тень набежала и куда-то ушла:
  - А впрочем, откуда вам знать, чем мы тут занимаемся?
  Лейтенант достал проволоку и открыл дверь Контрольно-измерительной передвижной станции КИПС, включил свет и остальные приборы внутри станции.
  - А это можно? - неуверенно поинтересовался солдат Бобик.
  - Разговорчики, солдат, - лейтенант с прежней улыбкой вернулся к ракете, - Здесь я командир, здесь все можно.
  Затем достал папиросу и закурил:
  - Почему так случается в нашей стране, что простой человек не боится испачкаться грязью, а боится каких-то ничтожных условностей. Пришли хорошие дяди и тети, и навязали тебе условности. Ты эти условности не принимал, ты за них не подписывался, ты вообще сделал вид, что их не было никогда. Но хорошие дяди и тети ушли, а страх почему-то остался.
  Лейтенант выбросил еще совсем свежий чинарик и растоптал его сапогами:
  - Почему простой человек не умеет сопротивляться? Вроде бы небо для всех одинаковое. И солнце для всех одинаковое. И облака бегут в нужную сторону, а в ненужную они никогда не бегут. И ты имеешь право глазеть на какие угодно там облака, и никто не имеет права тебе запретить подобное дело. А еще жизнь твоя маленькая, глупая и пустая. Она без твоего желания начинается и завершается, не спросив у тебя совета. Ты подумать вообще не успел, для чего началась эта жизнь, как она пришла к завершающей точке и положила конец твоим глупым вопросам. И не важно, понравилась эта жизнь или нет. Ты не сопротивлялся в начале пути, когда началась эта жизнь. Ну, и в конце ты стоял с кислой мордой и просто смотрел, как кончается жизнь, потому что тебя не спросили.
  Лейтенант обогнул КИПС с правого борта, расстегнул ширинку и выпустил в жизнь струю теплой вонючей жидкости:
  - Мы здесь проверяем ракеты.
  
  ОКОНЧАНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  Старший сержант Слон запихнул рядового Верзилу в каптерку:
  - Пришло мясо.
  Солдат Верзила увидел ассенизаторов в их боевой раскраске и просто отдал честь:
  - Здравия желаю товарищи!
  И тут же получил увесистую оплеуху:
  - Заткнись, придурок.
  Солдат Верзила закрыл глаза, ожидая множество других увесистых оплеух со стороны, и приготовился все их вытерпеть, как настоящий солдат и мужественный защитник своей родины. Но продолжение не последовало.
  - А ведь он лапочка, - сказала ассенизатор номер один.
  - И мне он нравится, - не то чтобы мягко сказала, но проворчала ассенизатор под следующим номером.
  - А знаете, девчонки, - последняя из ассенизаторов захлопала пухлыми ручками и затопала пухлыми ножками, - Сдается, что к нам привели девственника.
  Поморщился старший сержант Слон:
  - Мы так не договаривались, мясо занимается уборкой.
  Открыл глаза рядовой Горюшкин (кличка Верзила):
  - Разрешите, я тут уберусь.
  И получил в ухо:
  - Смирно, товарищ рядовой, сержант думать будет.
  Младшая из ассенизаторов ущипнула старшего сержанта за толстую ляжку:
  - Ну, товарищ сержант, будьте зайчиком. Мы позаботимся о вашем солдатике. И никаких дополнительных рубликов за то не возьмем. Мы позаботимся о нем чисто из сострадания. Нельзя оставлять солдатика девственником. Разве вы не знаете, товарищ сержант, какие страшные болезни подстерегают девственников в нашем суровом климате?
  - Да, да, очень страшные болезни, - подтвердила самая пухлая из ассенизаторов, - Неужели, товарищ сержант, вы не бережете свое мясо?
  - Мясо надо беречь, - старшая из ассенизаторов расплылась в беззубой улыбке, - Мясо может еще пригодиться, когда нападут враги на русскую землю.
  - А враги обязательно нападут, товарищ сержант, - снова вмешалась младшая девушка, - Мы все учились в школе, и кое-кто в техникуме. Мы все учили логику, и кое-кто получал неплохие оценки. Лично у меня были красные корочки, почему я и получила направление в ассенизаторы. И лично я еще кое-что не забыла из той логики.
  - Дело она говорит, - толстуха схватила сержанта за толстую ручку.
  - И вообще, - старшая из девчонок прижала сержанта к стене впалым своим животом, - Если есть армия, значит найдутся враги. А иначе, зачем армия?
  Старший сержант Слон напружинил могучие плечи и раскидал вышеупомянутую банду ассенизаторов:
  - Во-первых, я не сержант, а старший сержант Слон.
  Это дало ему секундную передышку.
  - А кто говорил про сержанта?
  - Я говорила, старший сержант.
  - И ты, и я говорила.
  - Такой красавчик, как старший сержант, не может быть мелким и пошлым сержантом.
  - Ну, конечно, не может, истинный факт. Он же старший сержант и такой красавчик.
  Старший сержант Слон успокоился:
  - Я командую солдатами, а не бабами. Я знаю, от чего болеют солдаты, а от чего становятся только сильнее и здоровее. Я никогда не рискую своим мясом по пустякам. И если мясо используется в бою, то только против врага, и только чтобы спасти нашу родину.
  Девушки обступили Верзилу:
  - А мы разве против?
  - Все за.
  - Мы телом своим рискуем за родину.
  - И он такой девственник.
  - А в наших условиях не проживет девственник.
  Старший сержант Слон опустился на стул. Ох, грехи мои тяжкие! Ох, работа такая особенная и обязанности такие невыполнимые возложило отечество на тебя, на простого сержанта. Или я ошибаюсь, не простой сержант старший сержант Слон. Если бы был он простым сержантом, этой маленькой тупоголовой мошкой, этим растением. Но нет никакого сержанта. Перед нами великий боец, перед нами лучший из лучших на русской земле, перед нами старший сержант Слон. И он защитит свою родину.
  - Ладно, - сказал старший сержант Слон, - Этот солдат ваш.
  И окинул убийственным взглядом рядового Горюшкина:
  - Помни мою доброту, мясо.
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  Многие сегодня пишут об армии. Тема настолько актуальная и животрепещущая, что не получается обойти ее по касательной, чтобы спрятаться в теплом гнездышке. И это хорошая новость. Если бы мы расслабились на минутку, стали все пацифистами и поверили во всеобщий мир во всем мире, зачем нам тогда армия? Вот и я спрашиваю, зачем? Всеобщий мир во всем мире есть решение многих проблем. Никто не воюет и, следовательно, не убивает себе подобных товарищей. У нас мир, который всеобщий. Мы разрешаем любые конфликты исключительно мирным путем. И конфликты, надо же, разрешаются. Потому что всеобщий мир, потому что мы мирные люди, потому что наш бронепоезд и прочее давным-давно сгнили на свалке.
  Нет, не смейтесь, товарищи. Всеобщий мир хорошо, а армия еще лучше. Ибо всеобщий мир только эпизодическое явление. Был всеобщий мир, теперь его нет. Потому что пришла армия. Нет, не твоя пришла армия, ты разогнал армию, а пришла чужая армия, точнее армия твоих бывших друзей, которые в одночасье стали врагами. Именно такая пришла армия, и она как-то легко и свободно, без каких-либо угрызений совести раздолбала твой мир. И не потому, что чего-то здесь не понравилось армии, а просто пришла армия, и началась другая эпоха.
  Вы спрашиваете, что такое другая эпоха? Мне и самому интересно. Очень хочу оказаться в другой эпохе, чтобы она отличалась от нашей эпохи на девяносто девять и девять десятых процента. И тогда даю честное слово, попридержать свой поганый язык, и вообще не выпендриваться. Мне обязательно понравится другая эпоха. Она не может мне не понравиться. На то есть причины, точнее, причины настолько веские, что если мне не понравится другая эпоха, то отвечаю за все своей мордой.
  А вот касательно уходящей эпохи у меня не так чтобы хорошее мнение. В космос я не попал, и до ближайшей звезды не добрался. Но в какой-то момент проскользнула грешная мысль, что человечество покорит звезды. И не только ближайшую среди них (кажется, ее называют Проксима Центавра), но и все прочие звезды, даже самые захолустные в противоположной спирали галактики. Но эпоха закончилась, а звезды остались. То есть остались непокоренными звезды. И наша военная мощь потеряла значение.
  А почему военная мощь потеряла значение? Совсем никудышный вопрос. Или не догадались, для чего мы растим такую могучую армию? Для внутреннего употребления слишком могучая армия. Но и для планеты Земля она истинный монстр с большими рогами. Это уже перебор. Не выдержит планета Земля такую могучую армию. Если задействовать стратегические ресурсы коммунистического государства, то окажется беззащитной планета Земля и не сможет обороняться. Ну, и вытекающие отсюда последствия, от глобального потепления, развала экологии и гибели человечества.
  Поэтому правильный ответ на дурацкий вопрос - нам нужна армия. И нужна она для прорыва на звезды. Вы же понимаете, какую опасность таят в себе звезды? Там неуничтожимое зло. Кто-то сказал, что добро таят звезды. Может оно и правда, но версия зла предпочтительнее. Ибо пока не разобрался со злом человек, для него не существует добро. А чтобы разобраться со злом, нужна армия.
  И ни какая-та кучка военных с большими пушками. Большие пушки нам пригодятся, если их очень много, если поставили их на вооружение всей армии. Но как частый случай большие пушки для нас не подарочек. Звездный десант не есть частная операция локального масштаба. Звездный десант можно провести силами десятков, сотен и тысяч воинских формирований, которые по совокупности представляют собой армию. А силами одного взвода качков или одной роты непотопляемых рейнджеров можно провести только разведку.
  Теперь понимаете, почему я раскаиваюсь в грехах против армии? Или почему я приношу извинения всем господам офицерам, сержантам, солдатам и прочим военным? И почему мне так хочется быть объективным в самой ситуации, где объективностью больше не пахнет? Да и вообще, почему я люблю армию?
  
  ДЕНЬ ВОСЬМОЙ - ПОСЛЕ ОТДЫХА
  Старший сержант Слон построил новобранцев тремя взводами и вывел в чистое поле. Командование первым взводом было поручено рядовому Арефьеву, как особенно отличившемуся новобранцу в предыдущий период.
  - Пускай потолкаются новобранцы в своем коллективе, - сказал Слон, - И докажут, что им не нужна нянька.
  Второй взвод получил няньку. Им оказался небезызвестный рядовой Иванов, старослужащий и кандидат на сержантские лычки.
  - Я не хочу, чтобы взвод номер два раздавил первый взвод, как кулек с мусором, - сказал старший сержант Слон, - Но если нечто подобное не случится, я буду весьма недоволен.
  Командование третьим взводом старший сержант оставил себе. Да и сам взвод он подобрал из отъявленных раздолбаев. Рядовой Клюгенхаген, рядовой Собачеев, рядовой Горюшкин, рядовой Мухин и прочая шушера.
  - И это все-таки мой взвод, - сказал Слон, - Сделаем выводы.
  Теперь несколько слов о программе восьмого дня. Программа самая обыкновенная и нисколько не напряженная. Поле разбито на несколько зон. В первой зоне ползешь, во второй зоне бежишь, в третьей карабкаешься. В конце поля стоит столб. Коснулся столба, и повторяется процедура в обратном порядке. То есть сначала карабкаешься, а потом уже бежишь и так далее. Ну, и передал эстафету товарищу. После чего земля мягкая, трава шелковистая, и целый день абсолютной свободы, вот только стоит дождаться, чтобы прошли полосу все товарищи.
  - Усложняю задачу, - сказал Слон, - Взвод, который придет первым, получит первое место. Взвод, который придет вторым, получит второе место. Взвод, который придет третьим, получит последнее место.
  Далее вытащил красный флажок:
  - Готовы?
  И дал отмашку:
  - Поехали.
  Флажок еще не закончил намеченный круг, а командир первого взвода рядовой Арефьев юркнул в траву и, извиваясь ужом, устремился к намеченной цели. Первый взвод ахнул и затопал ногами.
  Командир второго взвода рядовой Иванов подождал, пока флажок добрался до нижней точки своего полета, и только после этого включился в соревнование. Его взвод повел себя так же несдержанно, как взвод номер один, время от времени разражаясь свистами.
  Командир третьего взвода и собственно старший сержант Слон закончил отмашку, аккуратно положил красную тряпку на землю, поправил ремень и оказался самым последним из стартовавших товарищей. А эстафету он передал первым, выиграв более десяти секунд у финишировавшего вторым рядового Иванова из второго взвода, и более двух минут у командира третьего взвода рядового Арефьева.
  А эстафету принял солдат Клюгенхаген.
  
  ПРОСТО КЛЮШКА
  Уже с первых метров преимущество третьего взвода растаяло. Солдат Клюгенхаген долго и нудно примерялся, как бы это половчее лечь на траву, чего оказалось достаточно, чтобы взвод рядового Иванова вышел вперед и стал наращивать свое преимущество.
  - Ложись сука, - старший сержант Слон с помощью парочки пинков и идеологического внушения все-таки заставил лечь Клюшку. Больше того, Клюшка проделал некоторый путь по воздуху, чем значительно упростил себе задачу передвижения по земле. И это кое-кому не понравилось.
  - Так не честно, - сказал солдат Иванов, когда солдат Клюшка по воздуху обогнал ползущего представителя из второго взвода.
  - Раз-зговорчики, солдат! - взревел старший сержант Слон, - Кто здесь старший по званию? И кто здесь командует?
  - Есть, - с наглой улыбочкой козырнул солдат Иванов, - Вы здесь командуете.
  - Правильно мыслите, товарищ солдат, - снова рявкнул старший сержант Слон, - Быть вам сержантом.
  И обратился к новобранцам из третьего взвода:
  - Равняйтесь на старослужащего Иванова. Он прошел прекрасную боевую и политическую подготовку. Он научился правильно действовать в любых обстоятельствах. Он не поддастся на происки врага, и никогда не уступит врагу ни пяди русской земли. Он настоящий защитник своей родины.
  Все это время солдат Иванов скромно стоял в сторонке, и так ехидненько улыбался. И было чему. Представитель второго взвода уполз далеко вперед, а представитель третьего взвода солдат Клюгенхаген так и остался лежать на том самом месте, куда приземлился после путешествия по воздуху.
  - Товарищ старший сержант, разрешите обратиться, - вкрадчиво произнес солдат Мухин, лишь только старший сержант закрыл рот.
  - Разрешаю, товарищ рядовой.
  - Не ползет солдат Клюгенхаген.
  Секундная заминка:
  - Отставить, товарищ рядовой.
  И куча пинков во все места задремавшему было солдату:
  - Прилег отдохнуть, твою мать!
  Не буду вдаваться в подробности, как полз, как бежал, как карабкался через препятствия рядовой Клюгенхаген. Остальные солдаты потеряли при этом немало энергии. Что сопутствовало потере энергии в первую очередь, то ли тренерская работа старшего сержанта по имени Слон, то ли спортивные подвиги рядового по имени Клюгенхаген, пока неизвестно. Я ставлю на спортивные подвиги. Все-таки спорт предполагает потерю энергии. Любой половозрелый мужчина, занимающийся тем или иным видом спорта, теряет энергию. И тот, кто не занимается спортом, а только находится в группе поддержки, то же теряет энергию. Все-таки это наш парень пытается выиграть у ненаших парней. И мы за него болеем, и мы теряем энергию.
  У столба немного застрял солдат Клюгенхаген. Прислонился к столбу, обхватил столб руками, выкатил чуть ли не до предела свои лупоглазые глазки:
  - Все, умираю.
  Тут навис над ним старший сержант Слон:
  - Кто это умирает? Ни один солдат не может вот так умереть без приказа. Тебя призвала в свои ряды родина, ты стал рабом или собственностью своей родины. Ты больше не думаешь, но за тебя думает родина. И родина знает, когда тебе жить, а когда умереть. Так что давай, солдат, выполняй приказ родины.
  Старший сержант Слон дернул столб и вытащил его из земли вместе с кривляющимся и барахтающимся рядовым Клюшкой. Затем оторвал рядового от столба и разбросал их в разные стороны. То есть рядовой Клюгенхаген хлопнулся на полосу препятствий и даже преодолел самое последнее, самое серьезное из препятствий. А столб аккуратненько встал на свое место.
  - Нам не нужны чемпионы, - без злобы заметил старший сержант Слон, - В армии не обязательно ставить рекорды и добывать никому неинтересные значки или грамоты. В армии есть единственный приз, это твоя жизнь. Но это настолько маленький приз перед общей победой и несокрушимым могуществом твоей родины, что о нем можно взять и забыть. Потому что кому нужна жизнь, если не получилась победа и оказалась униженной родина.
  Старший сержант Слон ринулся точно бешеный слон за бойцом Клюгенхагеном. И на зубах пополз боец Клюгенхаген к нашей общей победе.
  
  МЫ ПРОИГРАЛИ
  Вынужден констатировать факт, мы все равно проиграли. Хотя на последнем этапе рядовой Мухин здорово порубился с рядовым Валуевым за последнее место. Первое место к тому времени уже ушло безвозвратно во второй взвод к рядовому Иванову и его товарищам. Я не скажу, чтобы эти ребята показали высочайший класс спортивного мастерства, волю к победе и умение преодолевать полосу препятствий без глупостей и ошибок. Глупостей и ошибок было достаточно. Больше того, подавляющее большинство новобранцев финишировало на брюхе. И не потому, что финиш на брюхе входил в программу соревнований, а потому что после подобного финиша большинство новобранцев так и остались лежать на русской земле еще очень долгое время.
  Впрочем, чего это я остановился на времени. Солдат Клюгенхаген сэкономил такое количество времени для конкурирующих взводов, что можно было лежать на земле вплоть до обеда и не беспокоиться, что тебя потревожат. И новобранцы лежали, не скажу, чтобы очень счастливые, но довольные:
  - А как мы этих козлов сделали.
  - Да, ничего мы не сделали.
  - Они, твою мать, думали с нами соревноваться.
  - Нет, твою мать, ничего они, твою мать, не думали. Их просто заставили соревноваться.
  А затем был феноменальный рывок бойца Мухина. Вышеупомянутый боец получил эстафету, когда второй взвод уже выбыл из соревнований и наслаждался своим законным первым местом, а первый взвод в лице солдата Валуева прошел половину дистанции. Вот именно здесь попытался сделать нечто из ряда вон выходящее рядовой Мухин. И сделал, черт подери, то есть почти сделал. Если бы на последних метрах дистанции первый взвод в полном составе не подхватил бездыханное тело солдата Валуя, еще не факт, за кем бы осталось последнее место. Но первый взвод в полном составе подхватил бездыханное тело солдат Валуя и перекинул его через финишную черту. А солдат Мухин на своих маленьких крылышках приземлился чуть позже. Может на одну десятую или на несколько сотых долей секунды. И никто не помог Мухину. И мы проиграли.
  - Взв-вод! Рав-вняйсь! Смир-р-рно!
  Взводные один за другим повторили команду. Громче и яростнее всех прокричал рядовой Арефьев. Даже со слезой в голосе. Но я не осуждаю товарища. Сегодня его день, сегодня его победа. И не имеет значения, что проиграл взвод рядового Арефьева взводу рядового Иванова. А вот что имеет значение, так это победа. То есть такая победа, которая стала сегодня историей, ибо взвод рядового Арефьева победил самого Слона, ну и тех салабонов, что были в команде Слона и оказались не более чем сопляками, и проиграли взводу Арефьева. Вот такая у нас арифметика. А теперь подведем итоги.
  - Как и следовало ожидать, - сказал Слон, - Победа досталась достойному. Рядовой Иванов лишний раз подтвердил свое право называться сержантом. Во взводе рядового Иванова не было мастеров спорта или каких выдающихся личностей. Только солдаты. Необученные, необстрелянные, нетренированные. Кроме самого рядового Иванов ни один солдат не проявил чудеса героизма и не показал нечто сверхъестественное на полосе препятствий. Но рядовой Иванов сумел сколотить из своих новобранцев команду со всеми вытекающими отсюда последствиями. Тем более что успешный старт взводного подхлестнул остальных бойцов и не дал им расслабиться до самой победы.
  Прозвучало троекратное "ура". Старший сержант Слон перешел к взводу солдата Арефьева:
  - Взвод, занявший второе место, разочаровал и порадовал. Этот взвод готовился бороться на равных со взводом победителей, но едва не оказался последним. Все дело в одном солдате. На вид наиболее крепкий солдат Валуев оказался наиболее слабым звеном во взводе. Имея колоссальное преимущество перед противником, солдат Валуев растерял его за несколько минут, под конец запаниковал, и если бы не правильное решение командира взвода солдата Арефьева, то проигрыш был неизбежным.
  На этом раз "ура" оказалось не столь сокрушительным и достаточно жидким, что ничуть не смутило команду Арефьева. Солдаты сами себя поздравили, в разрез с Уставом пожали друг другу руки, чего, кажется, не заметил старший сержант Слон:
  - Наконец, наши побитые мальчики. Я специально собрал взвод придурков и отщепенцев. Я специально усилил взвод боевым командиром очень высокого уровня. И боевой командир доказал свою компетентность, а взвод подтвердил все мои опасения.
  Старший сержант Слон принялся загибать пальцы:
  - Во-первых, одно слабое звено еще можно исправить. Тому доказательство первый взвод и рядовой Валуев. Но несколько слабых звеньев дают практически неисправимую цепь, где победить невозможно.
  - Во-вторых, помощь боевого командира может быть эффективной только в единственном случае, когда боевая единица, в нашем случае взвод, ориентируется на боевого командира и беспрекословно выполняет его приказы. Это повышает боеспособность боевой единицы, как произошло в первом взводе рядового Иванова, и проиграть первый взвод уже не мог ни при каких обстоятельствах.
  - В-третьих, если боевой командир на какое-то время вышел из строя или не может координировать действия своих подчиненных, то подчиненные впадают в панику и проигрывают. Что показал отчаянный финиш рядового Мухин, которому никто не пришел на помощь.
  Старший сержант Слон посмотрел на три загнутых пальца, ненадолго задумался и загнул сразу два пальца:
  - В-четвертых и пятых, поздравляю товарищи с первой серьезной проверкой в вашей такой непростой жизни.
  И здесь случился облом. Кто-то крикнул "ура", кто-то "служу Советскому Союзу", а кто-то вообще промолчал, как солдат Клюгенхаген, потому что все еще был в отключке. Короче, последний штрих смазали.
  - Отставить, - поморщился старший сержант Слон.
  Затем выпятил грудь по Уставу:
  - Слушай мою команду! Взвод номер один добирается своим ходом в расположение части. Взвод номер два залезает на плечи третьему взводу. Взвод номер три транспортирует взвод номер два в расположение части. Вопросы есть?
  Неловкое молчание, и тут вмешался солдат Валуев:
  - А что такое транспортирует?
  Здесь даже не улыбнулся старший сержант Слон:
  - А это то самое, что тебе сейчас предстоит, моя лапочка.
  И ловко забрался на спину солдата Валуева:
  - Запевай!
  Из толстого зада
  Стекает бурда.
  Бросается смрадом
  Большая звезда.
  И малые звезды
  Алкают в ответ.
  Как пышные гроздья
  Протухших конфет.
  Не рвутся кретины
  На звездный огонь.
  Лишь русские спины
  Не чувствуют вонь.
  Три взвода промаршировали в расположение части.
  
  РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ ОБЕДА
  - Честно говоря, я удивлен, - сказал рядовой Верзила рядовому Мухе, - Никогда бы не подумал, что ты так здорово разделаешься с полосой препятствий. Такое ощущение, что тебя не пугает полоса препятствий, что ты на ней тренировался целую вечность и можешь по ней пройти десять раз, даже не поперхнувшись.
  - Все не так просто, - сказал рядовой Муха рядовому Верзиле, - Полоса препятствий не настоящая жизнь, а вроде игрушки. Можно играться игрушкой и побеждать с неизменным успехом, а вот придет настоящая жизнь, и все поставит на место.
  Задумался рядовой Верзила:
  - И тебе не было страшно?
  Задумался рядовой Муха:
  - А что называется страх?
  Проигнорировал столь некорректный ответ рядовой Верзила:
  - И в тебе не было ненависти?
  И снова задумался рядовой Муха:
  - А что называется ненависть?
  Посидели и помолчали, пока не вмешался солдат Бобик:
  - Неужели ты никого не ненавидишь?
  Рядовой Муха почти рассмеялся:
  - Кажется, никого.
  Перешел на шепот солдат Бобик:
  - А как же старший сержант Слон?
  Снова молчание несколько долгих минут, пока не решил его прервать рядовой Муха:
  - Я вроде поторопился, отрицая внутри себя ненависть. Нет, невозможно быть добрым и ласковым на нашей земле. Сама земля, постоянно нуждающаяся в любви, призывает тебя к любви, а любовь ведет за собой ненависть. И эта ненависть ко всем мелким гадам и сволочи, что извратили и испохабили нашу прекрасную землю.
  - Что-то мне не совсем понятно, - в прекрасную речь товарища по оружию вмешался солдат Бобик.
  - И мне не совсем понятно, - сказал рядовой Верзила.
  Еще помолчали, и вроде бы перестал умничать солдат Муха:
  - Поясню на конкретном примере. В славном городе Петербурге мне пришлось поработать уборщиком или подсобным рабочим, как это теперь называется. Возвращаясь однажды с работы, я попал на Слона и очутился здесь в армии. Я не хотел в армию, и если бы не попал на Слона, то возможно и по сей день ворочал контейнеры. Но я попал на Слона, и должен его ненавидеть за то, что попал в армию. Но ненависти внутри меня нет. В тот злополучный день жизнь казалась пустой и ублюдочной. При входе в метро турникет обманул меня на одну поездку. При спуске по эскалатору или в самом низу в толчее у меня украли несколько жалких рублей, на которые я надеялся купить себе хлебушек. В электричке я поругался с какой-то сволочью более старшего возраста, и был оплеван чуть ли не всем вагоном. При подъеме по эскалатору другая сволочь более старшего возраста порвала мне брюки своей гавенной тележкой, а эти брюки еще и трех лет не продержались. Короче, на самом верху я ненавидел метро и всех его обитателей, всю эту мразь, как страшнейших врагов моей родины. Я просто мечтал откопать где-нибудь вшивенький бульдозер и засыпать эту дьявольскую клоаку, откуда непрерывным потоком ползут разные черви и гады, к чертовой бабушке. И тут появился старший сержант Слон, и все кончилось.
  Посидели, еще помолчали.
  - Странная история, - промычал солдат Бобик, чтобы хоть что-то сказать.
  - Да ничего странного, - возразил товарищу рядовой Верзила, - С каждым случаются дни, когда ненавидишь к чертям человечество, и очень нужен бульдозер. А насчет метро я понимаю. Место какое-то нездоровое, словно проклятое место. Человечество лезет под землю и проводит там значительную часть жизни, во всех этих дырах и норах. А жизнь такая короткая, и так не хватает в ней солнышка, да и чистого воздуха в ней не хватает. Загадила русскую землю всякая сволочь, запакостила ее своими грязными лапами. Нет, вам ребята места на русской земле. Вот мы, сволочь, будем всегда сверху, а вы полезайте в дыру и можете там заниматься любой ерундой, пока не откинете руки и ноги.
  Солдат Бобик переглянулся с солдатом Мухой:
  - Это уже никуда не годится.
  Солдат Муха переглянулся с солдатом Бобиком:
  - Не стоит лезть в такие дремучие дыры и дебри.
  Но посмотрел на них эдак печально солдат Верзила:
  - А знаете, какой у меня был случай?
  И не успел развернуть свою мысль. В палатку ворвался солнечный свет, и вместе с ним рядовой Валуев:
  - Рядовой Горюшкин на выход.
  
  ВОЗВРАЩЕНИЕ В НИКУДА
  Ушел и пропал солдат Верзила. Не было его час, не было два, к вечеру его снова не было. Солдаты Бобик и Муха неплохо выспались. Потому что их больше никто никуда не гонял, не строил и не заставлял заниматься какой-либо хреновиной. Солнце зашло, но не вернулся солдат Верзила.
  - Да что это с ним? - раз пятнадцать или шестнадцать за вечер спросил солдат Бобик.
  - А черт его знает, - столько же раз ответил солдат Муха.
  Несколько более или менее правдоподобных версий промелькнуло в ученом мозгу товарища Мухи, но все они показались больше фантастикой, чем чем-то имеющим отношение к реальной действительности. Вздохнул солдат Муха и принялся за свой Боевой листок. День, как вы понимаете, уходит, а Боевой листок со всем событиями трудной армейской жизни еще не готов. Или точнее, почти готов Боевой листок, но не хватает одного из его авторов. А это, как вы понимаете в очередной раз, солдат Горюшкин, партийная кличка Верзила.
  - Придется заканчивать без Верзилы, - сказал солдат Муха и принялся за Боевой листок.
  - А я пойду посмотрю, - сказал солдат Бобик, и покинул палатку.
  - Я бы не стал это делать, - сказал солдат Муха в спину солдату Бобику, - Время после захода солнца не самое лучшее время на территории части. Сумерки таят в себе зло, которое не всегда удается заметить при встрече. А зло весьма агрессивная штучка, лучше с ним не встречаться на узкой дорожке, особенно одинокому новобранцу и без оружия.
  - Я ухожу, - солдат Бобик покинул палатку.
  Солдат Муха остался один. Боевой листок как-то не клеился. Те самые последние крохи, что должны были сделать его истинным произведением искусства, выходили слишком тупыми или корявыми, чтобы удовлетворить товарища Муху. Скажем так, кто-то откроет листок, прочитает его и закроет, не разобравшись, насколько важным выдался день для защитников родины. То есть для тех необстрелянных и необъезженных новобранцев, что попали сюда (заметьте, не по своей воле) защищать родину. А все-таки важный выдался день. Это со всей ответственностью может сказать рядовой Муха.
  Нет, дело не в том, что показал себя хорошо Муха на полосе препятствий, а пацаны проиграли. И даже не в том, что среди проигравших был старший сержант Слон. Да хватит мне тыркаться в морду вашим Слоном. И кто такой Слон? Ах, он старший сержант? А вы думали, я не могу читать по лычкам и звездочкам? Ну и пускай будет старший сержант Слон, пускай пацаны проиграли. Зато выиграл, черт подери, все что мог, то и выиграл рядовой Муха.
  Здесь у меня возникла идея отразить в Боевом листке выдающиеся качества одной маленькой Мухи и пропеть некому вредному насекомому парочку ласковых слов, типа "такими ребятами может гордиться родина". Но как возникла идея, так она и прошла. Дело в том, что выдающиеся победы не отражаются в Боевых листках. Они остаются в твоем сердце, что правильно, а где-то в другом месте для них нет места. Как вы уже догадались, Боевой листок не более чем идеологическое оружие. Он ничего не стоит, если переполнен подсахаренной ложью и прочим мусором. Но попробуйте в этот листок внести малую толику правды, и вам покажется вся предыдущая жизнь не более чем детская забава на фоне справедливого негодования ваших командиров и бывших товарищей.
  Я почти рассмеялся:
  - А кто они, бывшие товарищи?
  Тут приоткрылся клапан палатки, и комок обугленной ветоши влетел внутрь, наполняя палатку дымом и чадом.
  
  НИЧТО НЕ УХОДИТ БЕССЛЕДНО
  Именно так. При более внимательном наблюдении за вверенной нам частью легко удалось обнаружить пропавшего рядового Верзилу. Собственно говоря, никуда не пропал рядовой Верзила. Со шваброй и здоровенным ведром он очутился в слоновнике. А что такое слоновник? А это глупый и некорректный вопрос. Каждому полагается знать, что такое слоновник. Ах, вы еще не знаете? Ну, это такое место, где обитают слоны, или точнее, не всякие там слоны, а старший сержант Слон своей драгоценной персоной. А где обитает старший сержант Слон? Неужели не догадались в который раз? Старший сержант Слон обитает в каптерке.
  Кажется, все стало легко и понятно. После насыщенного трудового дня старший сержант вернулся в каптерку, развалился на стуле, а ноги закинул на стол, как это делается во вражеской (американской) армии, и достал Боевой листок (автор Верзила). Э, не стоит, ребята, так нервничать. Если старший сержант Слон закинул ноги на стол, оно не значит еще, что один из лучших защитников родины продался вражеской армии. А с другой стороны, если старший сержант Слон достал Боевой листок и вызвал к себе автора, оно опять же не значит, что будут бить морду. Просто сопоставляем два факта. Солдат Верзила с ведром, чтобы выполнить долг и убраться в каптерке. Ноги старшего сержанта на столе, чтобы не мешать убираться сержанту. А Боевой листок есть любимое чтиво любого защитника родины. Если учитывать все вытекающие отсюда последствия.
  - А знаете, рядовой, - сказал старший сержант Слон, - У вас есть определенная тяга к воинской службе.
  И перевернул Боевой листок вверх ногами:
  - Буду откровенен, вы мне сразу понравились. Да, вы понравились еще в поезде. Я заметил сырой алмаз, требующий огранки. Я мог пройти мимо, и сделать вид, что ничего не заметил. Но подобное действие недопустимо в сегодняшней армии. Или вы думаете, рядовой, что мы только тупые машины? То есть, что мы, лучшая часть армии, не видим далее звездочки на фуражке и дергаемся на веревочках?
  - Никак нет, - или нечто подобное пролепетал рядовой Верзила.
  - Отставить, - почти благодушно махнул рукой Слон, - Философские вопросы не рассматриваются в армии. Какая-либо философия в армии запрещена, как подрывной элемент вражеской пропаганды. Солдату некогда философствовать, он обязан слушать своих командиров, и выполнять их приказы. Но и командирам некогда философствовать, они обязаны отдавать приказы, как для подчиненного им подразделения в целом, так и для отдельного солдата в отдельности.
  Старший сержант отложил Боевой листок:
  - Я понимаю, что здесь написана сущая галиматья. На гражданке за подобную писанину вас бы освистали и сделали потрохом. Но в армии все немного не так. Ибо в армии галиматья сочиняется для гражданки. И вообще, что такое галиматья? Очень коварный вопрос. Но я не хочу дискутировать на данную тему, хотя в силу полученного мной образования и используя накопленный опыт, я имею все шансы поставить раком гражданских товарищей.
  - Так точно, - или нечто подобное добавил рядовой Верзила.
  - Отставить, - старший сержант Слон прикрыл глаза и изобразил между столом и стулом огромную жирную тушу, - Армия не может вдаваться в дискуссии, армия обязана действовать, и не важно каким способом. Наши предполагаемые противни практически освободили свою армию от хозяйственных работ, боевых листков, нарядов на кухню и прочих деталей солдатского быта, без которых раньше быть не могло армии. Наши предполагаемые противники клепают из человеческого материала машины и зомби. Они вообразили себе, что каждая секунда, проведенная на службе, должна быть максимально заполнена военной наукой и техникой. И что вы думаете об этом, солдат?
  Рядовой Верзила махнул шваброй:
  - Не могу знать.
  Это снова понравилось его боевому командиру, который так и не убрал со стола ноги.
  - Хвалю, ответ по Уставу. Не только вы сами, но и наши предполагаемые противники не знают и не могут знать, чем подобное новшество обернется для армии. Их, так называемые, профессионалы ничуть не лучше наших солдат. Да, они напичканы знаниями. Да, у них рефлексы на уровне пещерного человека или даже животного. Да, они могут участвовать чуть ли не в олимпийских играх и выиграть первый приз. Но война не суть олимпийские игры. Особенно сегодняшняя война, где мобильная армия есть все, а армия, переукомплектованная гражданскими, есть не более чем дорогая подделка и обуза для собственной родины.
  Здесь сержант Слон сделал паузу, во время которой солдат Верзила успел вынести мусор.
  
  ЕСТЬ ПРОБЛЕМА
  Я не скажу, чтобы требовала уборки каптерка. Ее внешнему виду могло позавидовать любое медицинское учреждение современной России. Да и в Советском Союзе редко встречалась подобная чистота, разве что в армии, а в больнице точно она не встречалась. И это если учесть факт, что сапоги старшего сержанта несли на себе грязь со всего лагеря.
  - А теперь, товарищ солдат, возьмите мои сапоги и приведите в порядок.
  На мгновение смутился солдат Верзила:
  - Но, товарищ сержант.
  И заставил открыть глаза своего непосредственного начальника:
  - Не сержант, а старший сержант Слон.
  И еще:
  - Вас что-то не устраивает, товарищ солдат.
  - Никак нет, товарищ старший сержант.
  Вот теперь ответ правильный. Рядовой Верзила стащил здоровенные сапоги с таких же весьма впечатляющих ножек. И почему не поменял сапоги товарищ старший сержант на ботинки? А не твое дело, товарищ солдат. Ты думаешь, старшему сержанту не полагаются по службе ботинки? Старшему сержанту все полагается: и сапоги, и ботинки, и жопа с ушами, и даже крысиный хвостик. А тебе полагается не обсуждать приказы старших по званию. И не важно, что в результате измазался в грязи и дерьме рядовой Верзила.
  Старший сержант Слон снова закрыл глаза:
  - Российская армия никогда не пойдет на поводу у наших предполагаемых противников. Что касается науки и техники, мы отстали от этих противников лет на двадцать, а может и больше. Но что касается воинской дисциплины, у нас пока что приоритет. Ибо мы не пускаем к нашей науке и технике всяких придурков, и в первую очередь придурков гражданских.
  Нет, ничего особенного не случилось с солдатом Верзилой. Он не задохнулся от запаха духов, исходящего от божественной обуви его дорогого начальника. Вот где хорошая новость. Стал уживаться солдат Верзила с армейской действительностью, и показал себя не совсем, чтобы маменькиным сынком и слюнявым мальчиком.
  - В армии нашего предполагаемого противника, - продолжил лекцию старший сержант Слон, - Гражданские заняли прочное место. Они убирают дерьмо, застилают кровати, драят полы и едва ли не подтирают военнослужащим задницу. Здравствуйте, товарищ солдат! Вы решили облегчиться, товарищ солдат! Давайте, я подержу вашу каску, ремень и штаны, а затем вытру вам задницу. И никаких благодарностей. Вы на посту, товарищ солдат. От вас зависит судьба нашей родины.
  Солдат Верзила вычистил сапоги старшего сержанта, затем покрыл их густым слоем растительного масла:
  - Так точно, товарищ старший сержант.
  И вы знаете, за подобную вольность солдат Верзила даже не схлопотал в ухо. Потому что у нас самая свободная, самая демократическая, самая правильная на планете Земля армия, и старший сержант Слон не какой-нибудь изверг, а только наставник и друг молодежи.
  - Гражданских нельзя допускать к армии.
  Подобная мысль на фоне всего вышесказанного показалась почти аксиомой:
  - Советская система использовала гражданские лица в военно-промышленном комплексе. Что не самый лучший выход из положения в период развивающегося империализма, но как частный случай имеет свои плюсы. Российская армия много компактнее и мобильнее того монстра, чем являлась в свое время советская армия. Я надеюсь, что в недалеком будущем не только сама армия, но и весь военно-промышленный комплекс откажется от услуг гражданского населения. Мы станем единственной армией на планете Земля, где не только служат, но и прислуживают исключительно ребята в погонах. И ни одной подлой гражданской морды.
  Здесь раздался несанкционированный шум снаружи, хлопнула дверь, и весьма взъерошенный солдат Бобик ввалился в каптерку.
  Русского дебила
  Напугать не трудно.
  Покажите рыло
  Нечисти паскудной.
  С пожелтелой ряхой,
  С зубками вампира -
  И умрет от страха
  Существо дебила.
  Обмочится гноем
  Жалкая тетеря.
  И попрет на бойню,
  Ужасы лелея.
  - Вызывали, товарищ старший сержант? - едва прошамкал трясущимися губами солдат Бобик.
  - Нет, не вызывал, - старший сержант Слон сбросил ноги со стола и с нескрываемым интересом уставился на вновь прибывшего товарища.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЕДЬМОЙ ГЛАВЫ
  Первое, что сделал рядовой Мухин, так это бросился к куче дымящихся тряпок и принялся их топтать со всей дури. Не помогло. Дым повалил гуще, даже посыпались мелкие искорки, впрочем, совершенно неспособные вызвать пожар в палатке. Тогда рядовой Мухин попробовал выскочить из палатки. Снова не помогло. Клапан не отгибался. То ли его держали снаружи, то ли вообще примотали к чертям проволокой.
  - Ну, и суки позорные, - выругался в сердцах солдат Мухин.
  - Сам позорная сука, - выругались снаружи.
  Затем немного подумали и опять выругались:
  - Не стоило так прогибаться и строить из себя умника.
  - Умников в армии не уважают.
  - В лучшем случае бьют в морду.
  - А в худшем случае они заигрались с огнем, и это дело как-то не так кончилось...
  Нет, я не передаю особенности солдатского языка, хлынувшие снаружи в палатку. Пускай мои переводчики на английский язык сюда приложат руку и ногу, и очень повеселятся над матушкой Русью. Это у них филология, литература, культура. А у нас очень бы хотелось уловить смысл всего сказанного, пока от дыма не лопнули легкие.
  - Дайте мне только выйти отсюда! - рявкнул солдат Мухин.
  Молчание, сдавленные смешки. Затем очередная порция вполне беззлобных ругательств:
  - А никто тебе не мешает.
  - Выходи популизатор.
  - Познакомься поближе с армейским братством.
  Рядовой Мухин снова попробовал вырваться из палатки. Ничего, нулевой эффект. Плюс комментарии:
  - Надо же, в собственных ножках запутался.
  - А я чего говорил, пацаны, курить вредно.
  - А мы разве курим? Нет, мы не курим.
  - Тогда пить вредно.
  - Э, это не ты говорил, это сказал Муха.
  Вдруг пришла в голову совершенно идиотская мысль. Рядовой Мухин бросился к первой попавшейся кровати (это была кровать рядового Верзилы), сорвал одеяло, подушку, матрас, и всем этим прикрыл тлеющие тяпки. На какое-то мгновение дышать стало легче. Рядовой Мухин попробовал проглотить чуть побольше дымного воздуха. После чего у него закатились глаза, а в голове что-то треснуло.
  Нет, я ничуть не преувеличиваю. В голове вроде бы проскочила искра, какая бывает при срабатывании выключателя. А то, что выключатель сработал, это есть факт. Ибо не стало реальности. Или точнее, мир реальный, мир существующий получился каким-то другим. Более заторможенным что ли. Ибо любое движение распалось на составляющие части или на точки. Рядовой Мухин увидел, как практически по точкам движется его тело.
  И это не самый худший из вариантов. Тело рядового Мухина все-таки двигалось. Чего не скажу про мысль. В голове рядового Мухина застряла простая и четкая мысль "убью гадов". Все остальные мысли, и все сомнения, и мелкий гаденький страх, и чувство загнанного зверя, ну и так далее. Этого не было ничего. Только "убью гадов". Мысль долбила в мозгу во все стороны. Она оказалась настолько навязчивой, что с первым ударом отбросила прочие мысли. Но при этом она не ушла в неизвестность, как того следовало ожидать. "Убью гадов". Вот и все. Мысль разрослась до вселенских размеров, ну и осталась там, где нашла себе место.
  Рядовой Мухин попробовал ускорить движение разных частей тела. Кажется, его последняя осознанная попытка послала несколько хаотических импульсов в мозг. Но мозг не ответил. Как я уже говорил, в мозгу не было мыслей, а прочие импульсы просто гасились той самой мыслью "Убью гадов". Только фон, только картинка, только вспышка в мозгу. И более ничего. То есть совсем ничего. Рядовой Мухин попробовал разобраться со всей этой лабудой, и его окутала бездна.
  
  ЦВЕТОЧКИ И ЯГОДКИ
  Очнулся рядовой Мухин на маленьком пригорочке, среди мусорных баков и ящиков. Можно сказать, метрах в двадцати от палатки. На голове его лежал мокрый носок, и рядом лежал такой же мокрый носок. Плюс чего-то там ковырялся в ведре рядовой Собачеев (партийная кличка Бобик).
  - Где я? - спросил рядовой Мухин.
  - Молчи, - ответил ему рядовой Собачеев.
  - А что такое случилось? - спросил рядовой Мухин.
  - А не надо устраивать костер в закрытой палатке.
  Рядовой Мухин попробовал вспомнить, что с ним такое случилось, и ничего не сумел вспомнить. Память отшибло начисто, кроме кое-каких неопределенных ощущений с примесью тошноты и изжоги.
  - Убью гадов, - неожиданно для себя сказал рядовой Мухин.
  При этом рядовой Собачеев резко дернулся от ведра, ведро опрокинулось, и вода потекла в сторону распростертого тела рядового Мухина.
  - Не надо никого убивать, - мягко сказал рядовой Бобик, - Старший сержант Слон держит ситуацию под контролем.
  - Но почему Слон? - совсем очухался рядовой Мухин.
  - Потому что старший сержант, - еще мягче сказал солдат Бобик.
  Все равно ничего не понимаю. Тлеющие тряпки, дым, западня, подлые гады снаружи... и старший сержант Слон. Нет, не стыкуются те и другие понятия. Или стыкуются, черт подери! Мысль, конечно, хорошая. По крайней мере, это не мысль "убью гадов", а несомненный прогресс. То есть в мозгу товарища Мухи появилась новая мысль. И это здорово, что появилась новая мысль. Много лучше почувствовало себя одно зловредное насекомое, и замахало слегка опаленными крылышками.
  - Не ожидал от Слона такой прыти, - можно сказать, выругался рядовой Мухин, после чего сделал попытку подняться.
  - Можешь еще полежать, - попробовал пресечь попытку солдат Бобик.
  Поздно. Попытка прошла. Сел рядовой Мухин:
  - Старший сержант Слон слишком значительная величина в новой армии. Какое ему дело до кучки придурков, по существу не имеющих права называться солдатами?
  - А вот это ты зря, - сказал солдат Бобик.
  Ну, и зацепил Муху:
  - Ой, простите, молчу. Кажется, жизнью обязан Слону. Если бы не пришел Слон, могла случиться большая несправедливость.
  Дальше из легких посыпались хрипы и прочие нечленораздельные звуки, отдавая наружу ту невыносимую дрянь, которой накушался под завязки солдат Муха:
  - По гроб жизнью обязан...
  И еще:
  - Вечный раб...
  И опять:
  - Вот спасибо Слону, я его никогда не забуду...
  Не представляю, как там насчет несправедливости, только не в ту сторону занесло одно маленькое зловредное насекомое, которому лучше бы не махать крылышками.
  - Раз-зговорчики.
  Старший сержант Слон навис массивной фигурой своей над помойкой.
  
  НА ЗДОРОВУЮ ГОЛОВУ
  Сколько раз говорить дураку, сиди тихо, не рыпайся. Вокруг тебя самая обыкновенная жизнь, не такая чтобы жестокая, не такая в конце концов страшная. Вот и не следует загонять в свою жизнь всякие пакости. Сложил глазки стопочкой, скрутил губки бантиком, заткнулся, черт подери. Просто взял и заткнулся. Чтобы ни одно колебание воздуха, ни единый флюид не проникли в реальную жизнь и не привлекли к тебе внимание со стороны всяких пакостей.
  А Муха нарвался:
  - Вот спасибо Слону...
  И появился старший сержант Слон, сел на ящик и посмотрел в сторону:
  - Для чего я пошел в армию?
  Хорошее, между прочим, начало. А продолжение куда интереснее:
  - Можно не идти в армию. Нормальные ребятишки зарабатывают кое-какие денежки и откупаются от армии. Другие ребятишки поступают на военную кафедру и становятся недоступными армии. А кое-кто, который совсем идиот, просто находит тихое место. И это правильно. Первая реакция обыкновенного или современного человека, не идти в армию. Нечего там делать обыкновенному человеку, он не годится для армии. Он слишком мягкое, слишком слабое существо. Его легко может смять и убить армия. Поэтому никто не идет в армию, если в здравом уме. А я пошел в армию.
  Старший сержант Слон окинул тоскливым взглядом помойку:
  - Кто-то может сказать, что обманули Слона, что попался товарищ на глупую и дешевую пропаганду. Зачем ты попался, товарищ? Вопрос неправильный, и ответ неправильный. А я и не попадался, черт подери. Просто кто-то должен идти в армию. Нет, не так идти, как идут теперь в армию. Не под дулом автомата, без зуботычин или дежурных пинков. Все равно кто-то должен идти в армию, руководствуясь собственной волей. И не имеет значения, кто по собственной воле пришел в армию, то ли очень большой Слон, то ли очень ничтожная Муха.
  Затем пауза. Ничего не ответил солдат Муха Слону. Но и старший сержант Слон не ожидал, что ответит солдат Муха. Простая любезность, опять-таки черт. Проходил старший сержант Слон, увидел, сидит на земле солдат Муха, остановился, подумал и сам присел отдохнуть и сказать пару слов этой Мухе:
  - Да здравствует новая армия!
  Но передумал в последний момент Слон. Человек он занятый, работа у него такая, не из самых халявных. Не может разбрасываться по пустякам старший сержант. Надо работать, надо следить за врагом, да и за друзьями надо следить, а иногда и набить морду. Если не возражаете, набил кое-кому морду старший сержант Слон. И даже не одну, а сразу две морды. И самое печальное, что не хотел эти морды бить Слон. Не входило в его планы подобное дело, видит бог, занимался уборкой старший сержант, приводил в порядок каптерку. А тут заявился солдат Собачеев, и пришлось надевать свежевычищенные сапоги, покинуть каптерку и бить морды.
  В нашу эпоху
  Вдруг из подвалов
  Много кобздохов
  Повылезало.
  В облаках пыли
  Смачно поддали:
  "Мы говорили,
  Мы завещали".
  Только на рожи
  Глянешь тупые,
  Эти, похоже,
  Били Россию.
  Били, пытали,
  Рвали зубами,
  И одевали
  В красное знамя.
  Эти топтали,
  Нынче же воют:
  "Мы защищали,
  Точно герои!"
  Здесь улыбнулся старший сержант Слон:
  - А давайте, товарищ солдат, я вам расскажу сказку.
  
  ТРИ СУДЬБЫ
  В одном военном учреждении, на известной всему человечеству кафедре политологии висели три очень, ну очень известных портрета трех очень, ну просто до одури знаменитых товарищей: Леонида Ильича, Владимира Ильича и Бородатого Карла. Висели три доброкачественных куска холстины в доброкачественных рамках из дерева. Висели себе да висели. Правда со временем с рамок сошла позолота, опять же краски померкли, кое-где треснуло дерево. Но это не суть. Как мы уже говорили, имеет значение не сама рамка, а то, что находится в ней. Или мы это не говорили? Тогда опускаем вопрос. Ибо не год и не два, а черт его знает сколько там лет портреты занимали строго определенное место на кафедре политологии. Опять же чтобы с высоты своего положения взирать на копошащийся людской муравейник и делать выводы:
  - Ну, ну, что вы там натворили?
  История плевая. В те блаженные времена на любой кафедре, в каждом отделе и государственном учреждении мы любовались светлым ликом вождей, а выдающиеся столпы коммунизма (то есть вожди) следили за нами. И не скажу, чтобы их слежка была слишком приятная, но и неприятной ее как-то не назовешь. Русские люди привыкли. Как привыкают к помойным бачкам во дворах, вечной грязи на улицах, к машинной вони и отходам промышленного производства. И не надо мне впаривать, что к этому невозможно привыкнуть. Ко всему возможно привыкнуть. На привыкании стоит и держится земля русская. Привыкаем к ворам и подонкам, привыкаем к отсутствию всякой свободы, привыкаем к вечной войне, и что нас ненавидят другие народы. А еще потому у нас так хорошо идет привыкание, что это не навсегда, и впереди перемены.
  Но вернемся к нашим товарищам на стене. Ожидали они или нет, но сюда дошли перемены. Первой жертвой новой политики стартовал Леонид Ильич, вроде бы самый мягкий, самый человечный из всех правителей русской земли от Рюрика до Ивана Грозного, и от Ивана Грозного до нашего времени. Кто-то сказал, что уделали Ильича-младшего за его исключительную доброту. Но думаю это не так. Просто висел Леонид Ильич на наиболее ответственном месте, забирал себе львиную долю сурового кафедрального солнышка и, возможно, по данной причине слишком бросался в глаза и даже светился. Хотя с другой стороны, чему там было светиться? Широкий разлет бровей, капризная складка губ, бездна медалей. Портрет не портрет. Скорее, этакий благодушный или благопристойный дедушка, всем своим обликом подтверждающий торжество коммунизма.
  Нет, ребята, не нужен нам дедушка, и торжество коммунизма обязано выглядеть как-то иначе. Не успели сыграть траур по безвременно усопшему вождю, новый правопреемник по водке еще не успел угнездиться в Кремле, как картинную галерею постигла утрата. Хочу добавить, невосполнимая утрата. Черные полковники с мрачными рожами растоптали портрет как какую-то гадость.
  - Убрать! - и вся недолго.
  Владимиру Ильичу повезло чуть-чуть больше. Вождь мирового пролетариата, выдающийся философ всех времен и народов, основатель первого коммунистического государства на планете Земля, как вы припоминаете, всегда отличался скромностью. Сам пилил, сам косил, сам и воду носил, а денежки получали другие. Так вот наш скромняга Владимир Ильич занял место поплоше на кафедре. Здесь получились проблемы со светом и воздухом. Ну и блеск шел какой-то совсем не такой, как в случае номер один, разве что в самый разгар лета робкий солнечный лучик впивался в широкий ленинский лоб, а уникальность этого ума было скрыть невозможно. Но опять же с другой стороны, провисел Владимир Ильич в своем уголке до самой перестройки.
  И вот пришла перестройка. Новый зав кафедры не придумал ничего лучшего, как выкрасить стены на кафедре. Все перестраиваются, и мы должны перестроиться любым способом, или хотя бы выкрасить стены. Ничего не имею против некрашеных стен, но приказы зав кафедры не обсуждаются, а выполняются. Потому Владимира Ильича аккуратно изъяли с любимого места. Затем аккуратно поставили перед лицом командования и осмотрели. Тут-то открылось весьма безобразное, даже позорное зрелище. Нет, не наливайте стакан. Если бы осмотр происходил при налитых стаканах, как при дедушке Брежневе, у Владимира Ильича был еще шанс. Но горбатый отец перестройки запретил наливать стаканы, поставил их вне закона. А отсюда не в меру придирчивым оказался осмотр, и открылось вредительство. Это значит, что полчища подлых вредителей, в просторечии именуемых мухами, не пощадили гениальный ленинский лоб, и так далее. Со стороны, под водочку да закусочку, деятельность вредителей могла показаться со знаком плюс. Вроде бы пробиваются через портрет гениальные мысли. Но вблизи, без водочки и закусочки подобное надругательство не проходило вообще ни в какие ворота.
  Что прикажете делать? Приказывать нечего. Портрет перепрятали от греха подальше, исходя из простого правила, что никто не придет на него посмотреть с запрещенным стаканом. И так получилось, что поначалу портрет повалялся за сейфом начальника кафедры, затем за столом одного из его заместителей, затем среди старых книг, пригодных к списанию, а чуть позднее переместился в глухой коридор и дотянул до сортира. Если мне не изменяет память, то последний раз наблюдали портрет Ильича в том самом сортире, где молодые курсанты (будущие политологи) тушили о гениальные глазки чинарики.
  Остался у нас один бородатый Карла. Перестройщик Меченый по непонятным причинам так и не занял свое законное место дедушки Брежнева. На место Владимира Ильича не было претендентов по определению. Как говорится, слишком свежа еще память у всех свидетелей вредительской акции. И начальство решило чуток обождать, пока не придет к концу перестройка. Да и вообще, мода на лысых прошла. А вот мода на бородатых пока никуда не девалась, потому что не было у нас никакой моды. Таким образом, товарищ Карла спокойно дремал над своей заколоченной дверью. Ни перестройка, ни смена лидера, ни прочие инсинуации общественной жизни не отразились на самочувствии нашего славного отца коммунизма. Каждый товарищ, попавший на кафедру, мог лицезреть бородатого Карла, каким его лицезрели, если не дедушки и бабушки, но как минимум наши родители.
  Разве что внизу появилась табличка:
  - Ответственный по пожару старший сержант Слон.
  И эта табличка сверкала новенькой рамкой.
  
  ЗАВЕРШЕНИЕ СЕДЬМОЙ ГЛАВЫ
  Нет, дорогие товарищи, я не хочу вам рассказывать сказку на сон грядущий. Много гуляет подобных сказок по русской земле и радует русскую землю. А все по одной причине, чтобы сопливые недоразвитые людишки ложились в кровать со счастливыми рожами, ну и вставали с надеждой на новое счастье:
  - Солнце взошло.
  - Поднялось великое солнце.
  Я рассказываю только про пуговицу, про маленькую Черную пуговицу, по законам которой, собственно, и ведется рассказ. А какие законы у пуговицы? А хрен ее знает, какие законы. Она не камень, не дерево и солнечный луч, и даже не малая капля надежды. Она всего только пуговица. И не важно, что от такой пуговицы происходят не только вкусные пряники и не только тягучие карамельки. Если бы существовали те самые пряники и карамельки в очищенном виде, можно смириться с любой пуговицей, даже с пуговицей, которая черная. Но, к сожалению, это не так. Ибо приходится здорово попотеть за единственный пряник, к тому же не очень съедобный, и много крови отдать за прогорклую карамельку.
  - А что тогда так?
  Старший сержант Слон покинул свой ящик, сделал несколько чеканных шагов по уставу и наклонился над рядовым Мухиным:
  - Доиграешься, Муха.
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  Президент начал подготовку к президентским выборам. Этот старый, еле живой маразматик вылез из президентской норы, точно огромный червяк. Затем потюпал своими ожиревшими телесам, подергался пропойческой мордочкой, порыгал на любимый ковер и повонял на нелюбимые произведения искусства. Затем исполнил дежурную программу обычного старого маразматика по захвату жизненно важного пространства на текущий момент, и увидел Черную пуговицу.
  - А это чего?
  Зазомбированный мозжечок президента не очень-то поспешил воспроизвести ответ на вопрос. Дело такое обыкновенное, когда вопросы разваливаются внутри трухлявого мусоросборника, которым является мозжечок президента. И не надо мне строить страшные глазки и обвинять в государственной измене, я не говорю про президента вообще, а говорю про конкретного президента. А тот президент, который конкретный и который готовился к президентским выборам, по сути давно уже умер. Мозг, переполненный излишеством алкалоидов, превратился в лужицу гноя, только один мозжечок (по некоторым понятиям важнейшая часть мозга) продолжал интенсивно работать, требуя водку. А вместо водки ему зачем-то Черная пуговица.
  - Чтой-то я не пойму.
  Царственный товарищ напоролся на пуговицу. Ну и все вытекающие отсюда последствия. Скажем так, классическая пуговица имеет две дырки. В одну дырку проваливается твое желейное тело, из другой дырки оно почему-то вываливается. А вокруг то самое вещество, которое мы почему-то назвали пуговицей.
  - Все равно не пойму.
  Вот и весь сказ. И не важно, к какой категории больше подходит товарищ, напоровшийся на пуговицу. Мы назвали его "царственным" товарищем, чтобы отличить от прочих собратьев по разуму, и еще потому что он президент величайшей на свете державы. Но с другой стороны, он все тот же червяк, который почему-то напоролся на пуговицу и застрял в ее дырках. Точнее, жирное тело застряло, испуская при этом невыносимую вонь, а мозг остался снаружи. Но не просто остался снаружи, но как бы увидел залитыми водкой глазами, что случилось не очень хорошее нечто со всей остальной частью товарища червяка. А виной тому какая-та пуговица.
  Нет, я не утверждаю, что повредился умом президент, когда решил поучаствовать в выборах образца тысяча девятьсот девяносто шестого года. Или простите, именно это я утверждаю. Не может нормальный товарищ в здравом уме участвовать в выборах. А вот ненормальный товарищ может и даже очень может участвовать. Его не волнует какая-та пуговица, тем более Черная пуговица, ставшая в последние годы символом нового демократического государства Россия. Тем более его не волнуют дырки от пуговицы. Зато выборы очень и очень волнуют. Вы представляете, какая балдежная лепота. Значит, тебя обязательно выберут на очередной срок в президенты. Значит, ты будешь самым великим придурком на русской земле. Значит, тебе совершенно не надо работать, и вообще ни за что ни про что приплывут денежки. А если придется работать? Что за дурацкая хрень. У нас президент не работает, у нас президент царствует. А до кого не дошло, добро пожаловать в наш демократический рай и прямым ходом в психушку.
  Тогда наводящий вопрос:
  - Так кого мы желаем видеть в психушке?
  Кого угодно, только не президента. Наш президент живее всех живых и разумнее всех беспредельных и сопредельных вселенных. Ах, не бывает разных вселенных, вселенная только одна. Ну, тем более, в той единственной и мало кому интересной вселенной первое место займет только наш президент. Ему все блага. Ему первое место по разуму, ну и так далее. А для прочих придурков, что не допедрили про интеллект президента, всегда найдется место в психушке.
  И что отсюда следует? Да ровным счетом совсем ничего. Я только прикалывался, чтобы господа редакторы и модераторы нашли к чему в конечном итоге придраться, чтобы вычеркнуть меня изо всех изданий, как бумажных, так электронных, без права восстановления. Ну и пускай. Не такие большие шишки в наших изданиях, и вообще делать там нечего. Другое дело жирный червяк президент. Только представляю, как он пролез в пуговицу, а пуговица Черная, так и становится легко на душе. Все-таки ты это сделал, мой дорогой президент, ты напрягся, и ты пролез через обе черные дырки. А что застрял по пути, оно не имеет значения. Если с тобой остались глаза, чтобы с высоты президентского трона видеть все муки и корчи России.
  А что тогда имеет значение? А ничего, твою мать! Или я ошибаюсь? Стакан водки точно имеет значение. Только последний придурок исключит стакан водки из мирового процесса. Если полить водкой Черную пуговицу, то даже жирная президентская туша пойдет куда легче и проще, чем без вышеупомянутой водки. Ну, и выборы президента из бывшего президента не такая невыносимая глупость. Любые выборы можно вынести, если туда попадет водка.
  Так на чем мы остановились? Ах, на том, что наш выдающийся президент, который безнадежно застрял в пуговице, еще является нашим солдатом номер один. Или точнее, он всем тут командует. Русские танки, русские пушки, русские бомбы по его приказам отстаивают мир, спасают другие народы от голода и нищеты, и богатых ублюдков. Русские бронемашины, русские корабли, русские самолеты исключительно благодаря президенту защищают маленького человечка от целой вселенной. То есть защищают до той поры, пока не пришло время защищаться от маленького человечка, и защищаться целой вселенной. Плюс последний вопрос, а как на это смотрит Россия?
  Президент начал подготовку к президентским выборам. И начал ее, как полагается в данном случае, то есть по воле народа. Вот так на это дело смотрит Россия. Если вам не нравится, предлагайте любые варианты, все равно ни один из них не пройдет. Есть президентская версия, ее никто тебе не навязывает, но именно так смотрит на это дело Россия. А толпы ублюдков, изображающих волю народа найдутся всегда. Идти далеко не надо, платить ничего не надо. У нас это спорт. За так за дармак вылизывать зад президенту. Особенно, если наш президент, и торчит его зад из дыры в Черной пуговице:
  - Страна эта дрянь.
  - Что хочу, то и делаю.
  - А мясо для пушек найдется.
  Вот тут заплясала родная земля, и кончилось счастье трезвой палатки.
  
  ДЕНЬ ТРИНАДЦАТЫЙ
  Почти две недели держалась палатка, что чирь на глазу. Могу добавить, она эдак легонько поскрипывала и портила воздух. Во-первых, специфической смесью гари и слякоти, еще не выветрившейся из трезвой палатки. Во-вторых, не самыми чистыми помыслами, что исходили отсюда, и не самой красивой любовью к нашей лучшей на свете родине.
  Стоп, дорогие мои, я не хочу опускаться до красивой любви к родине. Мы вроде бы раз и навсегда разобрались с подобной темой, после чего пришли к выводу, что родину необходимо любить. Другие выводы не принимаются. Кто не любит родину, имеет полное право поменять родину. Демократический плюрализм тем лучше тоталитарного коммунистического режим, что при тоталитарном коммунистическом режиме нельзя поменять родину, а при демократии можно. Никто тебя за это не расстреляет. Больше того, ребята обрадуются, что еще один потрох и поц поменял родину.
  Теперь вернемся к трезвой палатке. На тринадцатый день подкатил грузовик, надымил, набздел, и едва не свернул колышки. А когда рассеялся запах, то палатки не стало. Я не утверждаю, что ее не стало вообще, что она развалилась на атомы, но на данном месте в данной точке пространства ее точно не стало. И это в тот судьбоносный момент, когда представители трезвой палатки в составе прочих защитников родины готовились к реальной защите родины. Точнее, им выдали один автомат на один взвод, плюс пять мишеней и три патрона на каждого.
  День начинался вроде бы в лучших традициях армии:
  - Хорошо подержаться за ствол.
  - Хорошо засадить по кустам.
  - Что, ребята, мы наконец-то дорвались до настоящей работы. А то я подумал, с оружием здесь большие проблемы. Танки не ползают, самолеты не летают, автоматы хранятся на полочке и лучше всего под стеклом, как в музее. Чтобы, не дай бог, кто-то решил поиграться, и с бодуна испортил игрушку.
  - Хорошая игрушка, черт подери.
  - Ну, конечно, хорошая.
  - Лучше, чем пистолет.
  - Пистолет совсем не игрушка, а чертовски опасная хрень. Дрогнул пальчик, можешь заказывать панихиду, ты застрелился.
  Вот в такой обалденный момент наполз грузовик, дабы вытворить некую черную гнусность над трезвой палаткой. Ну, и заодно обездолить тех самых защитников родины, в которых меньше всего нуждалась на данный момент родина. Как вы понимаете, одна пуля и две мишени. Чего с пулей на стрельбище никогда не случается, разве что за бумажной мишенью находится некий придурок, представляющий собой живую мишень. А по жизни такое случается. Примером тому грузовик, что разделался с трезвой палаткой.
  Но почему? Рядом было немало более честных, более доброкачественных палаток, даже не пахнущих гарью и слякотью. Никто не устраивал маленькую дымовую атаку в прочих палатках, никто не таскал туда воду ведрами, чтобы избавиться от последствий. Однако пришел грузовик и разделался с трезвой палаткой. Одна пуля - одна мишень были для прочих палаток. Никто не хотел обездолить тех самых защитников родины, в которых больше всего нуждалась на данный момент родина. Тем более что одна пуля не всегда попадает в одну мишень, а чаще летит мимо. Следовательно, пришел грузовик и разделался с трезвой палаткой.
  
  ПОЕХАЛИ
  Прямо со стрельбища всех обитателей трезвой палатки отделили от взвода. Даже не дали как следует рассмотреть мишени и проколупать в них пальчиком дырочки. А зря. Многие из этих мишеней оказались вовсе без дырочек. Пули, конечно, не растворились в пространстве и не распались на атомы. Они куда-то попали, может в пригорок и куст, но в большинстве мишеней их не было. А старший сержант требовал, чтобы они были там, и если не пули, то хотя бы вполне реальные дырочки.
  - Или наряд на кухню вне очереди.
  А как ты можешь нести ответственность за реальные дырочки, если тебя отделили от взвода и сунули в грузовик, в котором уже лежала палатка? Вот и я отвечаю, без комментариев. Потому что на самом деле нет комментариев. В свернутом виде не много места занимает палатка. На свернутой палатке не очень протянешь ручки и ножки. Но для троих новобранцев места достаточно. И когда подпрыгивает грузовик, не так чтобы сильно бьется о борт задница.
  Старший сержант Слон проводил представителей трезвой палатки задумчивым взглядом. Затем достал из кармана три левых мишени с весьма приличными дырочками. На худшей мишени дырочки изображали девятнадцать очков (две шестерки, одна семерка), на лучшей - двадцать четыре очка (семерка, восьмерка, девятка). Старший сержант Слон на мгновение задумался, а затем на мишенях вывел фамилии: рядовой Горюшкин, рядовой Мухин, рядовой Собачеев. При чем рядовому Собачееву досталась средняя мишень (семерка, семерка, восьмерка). А худшую мишень получил рядовой Мухин.
  - Так, - сказал старший сержант перед строем, - Кто набрал меньше пятнадцати очков, шаг вперед.
  И шагнул строй. Верите или нет, но сделали шаг все двадцать с хвостиком рядовых, кроме рядового Арефы и рядового Клюгенхагена.
  - Так, - сказал старший сержант Слон, - Кто набрал меньше пяти очков, еще шаг вперед.
  Теперь желающих шагать стало меньше. Только шестерых новобранцев насчитал старший сержант Слон, что ему явно понравилось.
  - Рядовой Валуев, будете за старшего, - улыбнулся старший сержант Слон.
  - Есть, - ответил рядовой Валуев, сверкнув здоровенным синяком под глазом.
  Вы хотели спросить, откуда у рядового Валуева такой здоровенный синяк, если при последней встрече с товарищем рядовым (то есть пять дней назад) синяка не было? Я бы хотел ответить на столь откровенный вопрос, но с ответом как-то не получается. Ближе к истине то обстоятельство, что вел не совсем умеренный образ жизни рядовой Валуев, в какой-то момент утратил ориентацию, споткнулся, упал глазом на камень. По крайней мере, так утверждает сам рядовой Валуев. И нет никаких оснований не верить товарищу.
  - Хорошо, - сказал старший сержант Слон, - Товарищи мазилы, истратившие три государственных патрона не по назначению, для вас хорошая новость.
  - Ура! - раздался нестройный хор голосов.
  - Не слышу, - еще громче сказал старший сержант Слон.
  - Ура!! - товарищи мазилы при поддержке всех прочих товарищей гаркнули куда стройнее и громче.
  - Вот так правильно, - продолжил командовать Слон, - Вы не очень хорошо проявили себя, дорогие товарищи. Стрельбище пока что не ваш конек, а автомат не то чтобы лучший друг, жена и любимая мама. Надеюсь, со шваброй и тряпкой у вас получится лучше.
  - Ура!!! - вздрогнул в новых конвульсиях строй.
  - Отставить! - гаркнул в ответ старший сержант Слон и подошел вплотную к товарищу Клюгенхагену, - А вы, рядовой Клюгенхаген, как вы дошли до такой жизни, что во вверенном мне подразделении стали снайпером?
  - Так точно, - ответил солдат Клюгенхаген, и протянул старшему сержанту свою мишень. А в мишени той три аккуратненьких дырочки, одна в другой, и точно в десятку.
  Посмотрел на мишень старший сержант Слон. Затем понюхал мишень. Затем ее полизал. Затем поколупался жирным сержантским пальчиком в каждой из дырочек. Затем подкинул вверх, поймал и порвал эту пакость.
  - Но, товарищ сержант, - проворчал рядовой Клюгенхаген.
  - Я тебе не сержант, - покрылся красными пятнами старший сержант Слон, - И вообще, у меня не хватает бойца для работы на кухне. Два шага вперед, налево, кругом. Присоединяйтесь к кухонной команде рядового Валуева. Или вам нужны разъяснения?
  Придет капитан,
  Исполненный долга.
  За каждый обман
  Даст выхлебать Волгу.
  За каждый прокол
  Получит задаток,
  И высадит кол
  В промежность лопаток.
  За чертов щелбан
  Наделает шмону.
  Придет капитан -
  Узнаешь законы.
  Старший сержант Слон достал из кармана мишень (одна честная трехочковая дырочка) и написал на ней: рядовой Клюгенхаген.
  
  ПРОШУ ЯСНОСТЬ
  - Почему потянуло Пророка за стол?
  Трудно ответить на этот вопрос, если только отталкиваться от материалистического понимания нашей вселенной или занять чисто научную позицию со множеством неизвестных. Как мы уже говорили, Пророк есть одна неизвестная, а президент неизвестная совершенно другая. Пророк изрекает свои пророчества, воспользовавшись силой гениальнейшего ума, в то время как президент просто пьет водку. И не надо мне втюхивать, что захотелось пророку своим поделиться умом за тот самый стакан водки.
  В действительности все гораздо серьезнее. Ибо вещественный материализм не решает проблему, как по частям, так и в целом, даже если его подстегивать. И вообще, ни одно из материалистических учений не решает проблему. Ибо пророк является не совсем материальной субстанцией, как президент и его водка. Следовательно, подойдем к проблеме с другой стороны. Не все правильно напророчествовал Пророк из своей резиденции. Кое-чего ему не хватило для более реалистического пророчества. А чего ему не хватило, черт подери? А того самого не хватило, чего всегда не хватает Пророку перед пророчеством. То есть энергии ему не хватило. Ибо энергия суть водка.
  - Разве нечего кушать товарищу?
  Я понимаю, голодные годы для многих товарищей стали символом неизлечимой болезни. Эти бедняжки так отощали в голодные годы, так изломались на неполном пайке, что создали в сердце своем идеал в виде котла со жратвой, лоханки с питьем и очень большой ложки. А, получив эту ложку, они подобрались к котлу с той самой лоханкой и уточнили кое-какие подробности. То есть подробности, как орудовать ложкой, чтобы только смерть могла отправить подальше товарищей.
  - Но при чем здесь Пророк?
  Вы еще спрашиваете? Думаю, пора догадаться, Пророк не при чем. Интеллект не может пророчествовать на обжиральные темы. Интеллект не может пророчествовать по поводу выпивки. Ему не нужны инструменты жратвы и питья, ну может самую-самую малость. И уж точно ему не нужны ни лоханки, ни ложки, ни плошки. А что же нужно Пророку? Только душа. Настоящая, между прочим, душа, и даже немножко холодная, голодная и несчастная. Но душа, сошедшая с тех же вершин интеллекта. Без всяких гнилых червяков, без пигмеев, без примеси, без тупых и настырных шестерок и прочей хреновины.
  Вот тут на месте Пророк. Следовательно, материальный аспект не мог припечатать Пророка к столу президента. Ибо жратва президента не пошла бы в желудок Пророка, не осела в желудке приятными пряниками, или еще там какими пампушками, а вызвала совершенно иную реакцию. Должен был взбунтоваться желудок. Больше того, от президентской жратвы вытошнило Пророка, и тошнота должна была оказаться единственной темой беседы.
  Но как вы припоминаете, ничего подобного не произошло. Никого не вырвало и не вытошнило. Пророк сел довольный за стол. Президент сел довольный за стол. Точно два голубка, точно два резвых ребеночка, очень довольных собой, но еще более довольных новенькими бирюльками в их прекрасной песочнице. Вот так и сели Пророк с президентом, будто сели приятели поиграть за хорошую жизнь. А песочницей получилась Россия.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕКУЩЕЙ ГЛАВЫ
  Пока в президентской халупе назревала игра для детей, грузовик осадил свой стремительный бег по буграм, оврагам и кочкам, и устроил первую остановку.
  - Ну, вроде приехали.
  Рядовые Мухин, Горюшкин и Собачеев резво спрыгнули через борт и попробовали отвалить в сторону. Сами понимаете зачем, это называется справить малую физиологическую потребность. Рядовой Собачеев проявил чудеса расторопности, он даже схватился за гульфик. Но на этом все кончилось. Ствол автомата уперся в брюхо товарища:
  - Вы размечтались о звездах, ребята?
  И еще один ствол:
  - Похоже, не к звездам везут.
  И еще, и еще:
  - Похоже, тянут на бойню.
  Рядовые из трезвой палатки совершили обратный путь в грузовик куда расторопнее, чем оттуда они выскочили. А там опять же сюрприз, пропала палатка. Или не то говорю? На самом деле никто не похитил палатку, ее оккупировали. Около десятка солдат с усталыми прокопченными рожами и в весьма извозюканных берцах расселись на этой палатке, а ее истинным собственникам места как раз не хватило.
  - Вы откуда, ребята?
  - А вы?
  - Мы оттуда.
  - А мы вот отсюда.
  И стало немного теплее, немного уютнее на русской земле. Не утверждаю опять, что совсем возгордился ничтожный солдат по прозвищу Муха, но нечто подобное есть. Ты уже не совсем мелочь и ты не совсем барахло. Тебя заметили, тебя приняли, тебя допустили в настоящее солдатское братство. Никто не поинтересовался, сколько месяцев ты пропылил на этой земле, сколько сожрал хвостов, сколько раз приходилось латать свою шкуру. Тебя просто взяли и приняли. Здесь заработали мелкие крылышки, и совсем оборзел Муха:
  - На учение вроде везут?
  - Может быть и туда. Все сегодня зовется "учения". Автоматы и пушки, пулеметы и бронепехота, любая мобильная связь, водка, девки и жрачка.
  - Что-то поздно везут?
  - Почему бы и нет? Никогда не мешает учиться. Особенно, если тебе еще не оттяпали голову, и медицина тебя посчитала пригодным для службы.
  Медицинские светила
  Не упустят дурачье:
  Вынут прямо из могилы
  И поставят под ружье.
  Не найти такого тлена,
  Не найти таких препон,
  Что не вылечит мгновенно
  Наш армейский полигон.
  Черт подери, сколько еще гордости осталось у Мухи?
  
  А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
  Как вы понимаете, тем временем президент и Пророк предавались беседе. И была настоящей беседа. А что такое беседа, которая настоящая? А это такая беседа, которую на кривой не объедешь и дерьмом не измажешь. Вот какой предавались беседе президент и Пророк величайшего на Земле государства. Их беседа походила более на гремучую смесь из космической бури и вспышки сверхновой звезды в самом дальнем и неприступном кармане вселенной. А еще, не представить, как проходила беседа, не оказавшись на этой беседе. Тем более невозможно представить ее истинный смысл (то есть смысл беседы) не оказавшись, скажем, почти под столом президента. Да и нечего представлять и чего-то там фантазировать за великими звездами.
  Теперь перейдем к нашим кроликам. Скажем так, одна звезда приняла позу мыслителя. То есть уставилась очень разумными глазками в потолок, будто прошибла в нем дырку и вылезла за пределы вселенной. Там, где начинается наша вселенная, именно там находится тысяча верных ответов на все неверные и бесполезные опять же вопросы. И так легко заплутаться в вопросах, и потерять свое гипервселенское я, и не вернуться обратно на землю. А как вернуться на землю? Снова хороший вопрос. Очень не просто вернуться на землю и более чем не просто на этой земле быть как у себя дома:
  - Россия для русских.
  - Россия всех победит.
  - Пусть только сунутся гады.
  Другая звезда попыталась расплющить гнилой потолок. Да не хватило на это гнилое дело энергии. Вы же знаете, что с человеком делает старость. Вроде бы был человек, сильный, могучий, способный на подвиги. Вроде бы нет человека. То есть, совсем его нет. Вся сила ушла в никуда, все могущество растворилось практически в безвоздушном пространстве. А что осталось, черт подери! А хрен его знает что. Ничего хорошего не осталось. Или, может, осталось только хорошее? Все плохое было уничтожено в единый момент и закончило свой путь по вселенной.
  Отсюда очередные вопросы:
  - Может, сами сунемся к гадам?
  Может и так. Когда в одной точке пространства столкнулись две потрясающие звезды, не выдерживает к черту пространство. Оно вроде бы должно выдержать, но на самом деле оно не выдерживает. Вы же понимаете, не могут две потрясающие звезды находиться в одном месте. Этому феномену нет объяснения, но при любых обстоятельствах будет так, что от прикосновения взорвутся и уничтожатся звезды.
  Или я ошибаюсь?
  - Это наша земля.
  - И ни капли черным скотам.
  - Каждая тварь должна быть на своем месте.
  Тем временем президент и Пророк предавались беседе.
  
  ЧТО ДАЛЬШЕ?
  А грузовик шел себе потихоньку, согласуясь с законами всемирного тяготения, сохранения энергии и необратимости времени. За ним не числилось никаких больших преступлений, но и маленьких опять же не числилось. Просто обыкновенная жизнь, а дальше сам выбираешь, то ли ты попал не в свое время, то ли перед тобой закрыли ворота.
  Но почему закрыли ворота? Очень хороший вопрос. Ты оказался на данный момент в определенной точке пространства. Тебе захотелось быть где-то в другой точке, но ты оказался именно здесь. Я не знаю, почему ты здесь оказался, может это судьба, а может нечто более существенное. Главное, ты оказался в данной точке пространства и попробовал сделать нечто хорошее. Или вообще сделать нечто, о чем в дальнейшем придется тебе пожалеть. Но сегодня ты совершенно другой человек и ничего не жалеешь, потому что ты оказался в данной точке пространства.
  Ладно, отмучались. Давайте оставим сложные государственные вопросы, перейдем к простому государственному вопросу, связанному с обороноспособностью родины, что концентрируется внутри нашей армии. Для чего нам нужна армия? Нет, не надо сразу плеваться и называть нормального человека пьяным придурком или недоразвитой сволочью. Когда ты трясешься в грузовике, всегда возникает вопрос насчет армии. Или сам грузовик располагает тебя к философии, или просто время такое, что каждый солдат почти что философ.
  Тогда послушаем официальный ответ.
  - А ведь армия просто чудо, - сказал солдат Мухин.
  - Нашел еще чудо, - сказали другие солдаты.
  - Кажется, что нашел.
  Здесь мы и остановимся. Грузовик есть неодушевленная материя. Его колеса вроде бы крутятся, но это только закон физики. Любая материя крутится, если к ней приложить силу. А что такое не крутится? А все та же материя, к которой не приложить силу. Вот мы и нашли компромисс. Если к грузовику приложить силу, колеса будут крутиться. Но если не приложить силу, то на определенном этапе остановится грузовик и застрянет в какой-нибудь точке. А мы уже задним числом укажем, что это была мертвая точка.
  И опять наводящий вопрос:
  - А при чем здесь армия?
  Откуда следует безапелляционный ответ:
  - Одна надежда на армию.
  Грузовик ничего не убавил в мироощущении одного маленького человечка по имени рядовой Мухин. Но и ничего не прибавил. Солдат Мухин и раньше нечто подобное думал про армию. Скажем так, армия непобедимая, армия судьбоносная, армия готова всегда защитить наш любимый народ и землю всех русских товарищей. На то она армия. А некий солдат Мухин никогда не надеялся побывать в армии. Это дурной сон, побывать в армии. Вот и не надеялся солдат Мухин осуществить дурной сон. Но его отловила и разнесла на куски армия:
  - Встать, рядовой Мухин!
  И еще раз:
  - Рядовой Мухин, на выход!
  И наступила новая жизнь, о которой лучше не знать, чтобы какую-то малую ерунду сохранить от давно погибшего прошлого. И не догадалась о том армия.
  
  А ЧЕМ ЗАНИМАЛСЯ ПРОРОК?
  Очень трудно ответить на данный вопрос. Но скорее всего у Пророка в великой его голове отражались, что мячики, очень великие мысли. Прямо вселенские мысли, соответствующие какой угодно вселенной и выходящие за рамки какой угодно вселенной. То есть мысли очень полезные для нашего молодого, пока еще неокрепшего государства:
  - Нынче меня беспокоит засилье некоренного населения России.
  Сняли кепку, вздохнули, порадовались. Маленьких человечков что беспокоит на данный момент? Ага, то самое и беспокоит, где бы достать водку. А с другой стороны, что их еще беспокоит? Правильно, делаем успехи, их беспокоит, где бы к водке надыбать закуску. Не пускаюсь в подробности про разные денежки: розовые, зеленые, деревянные. Они не более чем эквивалент водки с закуской. У кого больше денежек, у того более навороченная водка. А у кого меньше денежек, у того водка самая простая и ненавороченная, можно вообще без закуски.
  Теперь наш любимый Пророк. Прочувствовали, как далеко он сумел убежать от нормального человека. И насколько его проницательный взгляд оторвался от водки с закуской. Везде бесконечные ряды водки в бесконечных наборах закуски. Вырваться отсюда вообще невозможно, тем более убежать. А Пророк не только сумел вырваться, не только сумел убежать, но предложил нам лекарство:
  - Некоренное население никогда не полюбит Россию.
  Ну, и подходящий рецепт, чтобы получить в аптеке лекарство:
  - Пускай отделяются черные.
  Впрочем, чертовски злое лекарство. Не каждому такое лекарство понравится. Как это отделяются черные? А вот так быстренько-быстренько и отделяются. Вам нужны черные? Нет, не нужны. И нам не нужны черные. Они никому не нужны. Пользы от них никакой, только проблемы. Ах, ведь не просто так отделяются черные. Придется кое-чем жертвовать. Например, кусочком русской земли, где на данный момент живут черные. И что у нас за душой? А такая хреновина, что на русской земле живут черные. Следовательно, у них останется наша земля, если мы их отпустим с хлебом и пряником.
  Здесь улыбнулся Пророк. Обывательский взгляд на вещи. Тупая философия тупого придурка. Жадность, которая в конечном итоге погубит русскую землю. Ну, и так далее. В нашей России всего много, и земли, и ненужных товарищей. Если пожертвовать кусочком земли, то уйдут от нас черные. А эти товарищи не только ненужные, они даже вредные, что вам за четыре секунды докажет Пророк. Дело в том кризисе непроизводства коренного населения, которым сейчас пользуется некоренное население, и у которого тысячепроцентное производство.
  Дайте сюда калькулятор. Понажимал на кнопки Пророк. Разве вы не знаете, что с математикой Пророк в еще большем содружестве, чем с литературой и философией. Так вот понажимал на кнопки Пророк, и выдал практически сногсшибательный результат. В две тысячи тридцать четвертом году окажется в меньшинстве коренное население России, а править бал будут черные:
  - Россия веками страдала от этих товарищей.
  Здесь я хотел бы не согласиться. Россия всегда страдала, и не обязательно от этих товарищей. Кроме черных на нас еще наезжали белые, зеленые, даже псы-рыцари. Но сегодня моя научная речь не более чем богохульство и пьяная выходка. Вы же понимаете, никого не интересуют детали, когда погибает Россия. А Россия, твою мать, погибает, что есть неоспоримый факт. В две тысячи тридцать четвертом году мы точно не увидим Россию, что мы потеряли по собственной глупости или потому что копались в деталях, ерничали, не слушали и презирали Пророка.
  - Мы должны отпустить некоренное население с хлебом и пряником.
  Очень точно заметил Пророк, мы не только должны, но просто обязаны описать некоренное население и отпустить. Всех отпустить. А кто не захочет, схватить за грудки и выпихнуть в их масенькие новообразованные государства. Любыми способами схватить, покрутить и отправить туда, где им самое место. Зато "своих" должны мы оттуда забрать. До последнего, самого пьяного, больного, тупого и непристойного русского. Всех забрать. Чтобы прижала их к доброму материнскому сердцу Россия. Ну, и приласкала, черт подери, со всей нежностью. Как любимых детей, которым достались от коммунизма не только водка и пряники.
  Вы опять понимаете, какая вкусная водка на русской земле среди настоящих, чистопородных, духовно воспитанных русских. И какая гадкая водка в черном свинюшнике. Ага, это вы понимаете. Ну, значит, не зря постарался Пророк. Его государственная идея насчет России для русских растопила лед и нашла лазейки к сердцу народному:
  - Нужна Россия для русских.
  Хорошая мысль. Только как устроить Россию для русских? А на что у нас президент? Ну, вы просто умные головы. Если хотите точнее, сделал великое дело Пророк, ему вечная слава. Вот теперь нужен нам президент. Жирный, пьяный, уставший за президентским столом. Ты нужен нам, президент! Ты нужен нашей прекрасной и оккупированной под завязки России. Ты нужен, черт подери! Хватит дуться, пускать ветры и сопли:
  - Никаких компромиссов.
  Знаете, что говорит президент:
  - Всех порешили, и точка.
  
  ВЫСАДИЛИСЬ
  Наконец, остановка. Грузовик подкрался к какой-то весьма неприметной деревне (четыре глинобитных дома, не более), заурчал и сделал вполне реальную стойку. Солдаты неохотно выбрались из грузовика по его правому борту, чтобы грузовик остался между ними и этой деревней. Новобранцы попробовали задержаться на месте, но как-то не получилось.
  - Э, тащите сюда палатку.
  Словно из ниоткуда возник лейтенант, а за ним еще группа товарищей с двумя брезентовыми мешками. Прежде чем выпрыгнуть из грузовика, рядовой Мухин помог закинуть мешки вновь прибывшим товарищам. И что-то ему не понравилось. Точнее, мешки ему не понравились. Очень тяжелые, килограммов на семьдесят - семьдесят пять, определил рядовой Мухин. И на мешки с мусором непохоже. Ибо не переваливались и не перекатывались под брезентом и не выпирали оттуда отдельные части и внутренности, как оно полагается мешку с мусором. И вообще, такое ощущение, что подсунули большую, плохо упакованную свинью. А еще пахло кровью.
  - Поторапливайтесь, рядовые, - скомандовал лейтенант.
  Рядовой Верзила спрыгнул по правому борту. Рядовые Муха и Бобик скинули палатку, затем спрыгнули следом за ней по левому борту.
  - Не могу держаться, - сказал рядовой Бобик, - Надо отлить.
  И юркнул за угол ближайшего дома.
  - Как знаешь, - рядовой Муха поморщился, прежде чем потащил палатку.
  - Ставьте палатку, - сказал лейтенант.
  Буквально в ту же секунду несколько рук отстранили рядового Муху от его ноши, то есть занялись своим делом.
  - Первая смена, - сказал лейтенант, - Передайте оружие второй смене.
  Легкая суматоха, шлепки и пинки. Не успел глазом моргнуть рядовой Муха, как почувствовал одной рукой тепло дерева, а другой холодный ствол автомата.
  - Вторая смена, - сказал лейтенант, - Рассредоточиться через пять метров возле палатки.
  Рядовой Муха последовал за ближайшим справа солдатом. Тот отбежал несколько метров от грузовика, ориентируясь на совершенно готовую палатку, затем немного принял влево и плюхнулся на живот. Рядом с ним плюхнулся рядовой Муха.
  - Ты что, придурок? - выругался солдат, - Дистанция пять метров.
  Рядовой Муха перекатился на спину, затем еще раз и еще раз, затем выставил вперед автомат и приподнял чуть-чуть голову. Что же у нас получается, в голове промелькнула дурацкая мысль. Зачем нас сюда привезли? Что мы здесь делаем? Именно здесь, когда земля не такая горячая, и даже наоборот. Мы что, придурки какие-то, над которыми проводятся опыты? Или наше родное начальство затеяло очередную игру, перемешав новобранцев (неизвестно по какому там признаку) с более опытными товарищами?
  Скажу честно, совсем запутался рядовой Муха. Четыре развалюхи в пределах видимости, где свинье находиться мерзко и тошно. Странные мешки в грузовике, вроде как охотничьи трофеи. Реальный автомат в руках, и такое чувство, что есть патроны.
  Господи, да давно ли держал автомат Муха? Если перелистать всю твою предыдущую жизнь, то никогда не держал автомат Муха. Впервые подобное событие случилось сегодня. Стрельбище, автомат, три патрона. Даже на мишень посмотреть не дали. Грузовик, палатка, выгрузка здесь. То есть возле каких-то дурацких хибарок, а по существу в чистом поле, где ты сейчас лежишь на земле, в руках твоих автомат, а в магазине патроны.
  Несколько дрогнул солдат Мухин. Очень захотелось проверить, точно ли есть в магазине патроны. Или у нас очередная игра с соответствующей бутафорией. Ну, конечно, солдат не может бездельничать. Ибо солдат боевая единица, которая всегда находится в состоянии боевой готовности, которая всегда готова прийти на помощь своей родине. Вот поэтому солдат обязан тренироваться. Тогда наводящий вопрос, а чему тренировалась последние две недели дурацкая Муха? И такой же наводящий ответ, что ничего не делала Муха. Чистила крылышки, пачкала лапки, жужжала и гадила. Вот, пожалуй, и все. Впустую потратилась Муха. Ну, и пострадала практически ни за что родина.
  Жизнь тоскливая, пустая,
  Часто тянет в балаган,
  Под мечтами прикрывая
  Ненаполненный стакан.
  Но пока стакан не высох,
  Искра жизни хороша:
  У кривых, костлявых, лысых
  Заливается душа.
  А там за грузовиком происходило нечто совсем непонятное.
  - Первая смена, - сказал лейтенант, - По машинам.
  Солдаты полезли толпой в грузовик, потолкались и вроде бы все уселись на дно. Только один остался стоять:
  - Товарищ лейтенант, ко мне не пришла смена.
  
  И ЧТО У НАС НАДВИГАЕТСЯ?
  Нет, нет, я не хочу наезжать на Пророка. И президента трогать совсем не хочу. Ведь кто они, эти великие, сытые, самодовольные особи, прошедшие такую великую жизнь через дебри совковщины. Ну, и натворившие столько добра в этой жизни, что сказать невозможно, даже если захочется. Хотя с другой стороны не захочется. Видит бог, мне не захочется. Я не очень воспринимаю добро в чистом виде. Точно так же, как и не очень воспринимаю зло с телеэкрана или прочих лубочных картинок. Может конституция у меня такая, а может, просто не воспринимаю, потому что пожил в переменчивом мире самой обыкновенной жизнью без великих вспышек и грохота. Другое дело, наши поводыри и правители. Тем более наш господин президент, встретившийся по своей воле с господином Пророком.
  - Они - это мир.
  Вот так куда лучше. И кто опять же они? Такие красивые, такие солидные. Даже более чем красивые, чем солидные. Ибо на них смотрит родная земля. И к ним родная земля прислушивается. А к маленькой Мухе никто не прислушивается. В лучшем случае оставили Муху в покое. Только вынужден признаться, лучшего случая нет. Почему-то случай всегда худший. То есть не совсем, чтобы критический, когда выносят тебя вперед ногами, но все равно худший. Так повелось на русской земле, что кому-то дается хороший пинок, а кому-то сухой пряничек.
  - Муха должна лежать под Слоном.
  - А если она не хочет лежать?
  - Несите мою мухобойку, и смерть Мухе.
  В таком состоянии я не могу наезжать на Пророка. Тем более я не могу мордовать президента. Они такие старые, такие степенные сотоварищи. Они так приятно смотрятся за столом, дополняют друг друга, ну точно филейную часть дополняет тоненький красненький перчик. И вообще, они настолько дряблые, опустившиеся, неаппетитные, что мне их чуточку жалко. И я совершаю большую ошибку, связавшись хотя бы на миг со столь допотопной рухлядью.
  Господи, зачем тебе рухлядь? В бесконечной и вечной вселенной имеет ценность нечто совершенно противоположное и развивающееся. А загнивающее и деградирующее нечто ценности не имеет. Как только ты перевалил через пограничную полосу в своем весьма ограниченном развитии, сущность твоя падает, пока опустится до нуля. И не имеет значение, какую ты сам себе забил ценность. Сие субъективный подход, который даже сопливые ребятишки разнесут в щепки и клочья:
  - Слушай, дедушка, прекрати отравлять воздух.
  Ну, и заодно последний совет, но уже лично мой собственный:
  - Хватит пакостить русскую землю.
  
  ПРОСТО ДУРАЦКАЯ ЖИЗНЬ
  Я не помню, в какой момент хлебнул этой чертовой жидкости. Или выражаясь точнее, раскупорил свой маленький рот и сделал то самое, всем известное глотательное движение, после которого уже невозможно вернуться назад. То есть до этого движения еще можно что-то устроить и куда-то вернуться, но после уже ничего нельзя. Я раскупорил свой маленький рот, сделал глотательное движение, захватил чьи-то грязные пальцы и чью-то бутылку.
  Возможно, это случилось, когда президент садился за чай. Или может, когда величайшему в мире Пророку захотелось в сортир, и он вышел в сортир, и сделал там грязное дело. А, вернувшись обратно, долго и пламенно разглагольствовал про выдающееся место планеты Земля во вселенной, и про выдающееся место русской земли на планете Земля. Но это и впрямь конкретные мелочи.
  Так давайте попробуем чуточку разнести мелочи и выстроить их в более или менее удобоваримую цепь. Во-первых, чтобы ничего лишнего. Во-вторых, чтобы у нас преобладали факты и время, в которое произошли факты. Хотя со временем ничего не получится. Человеческий мозг неравномерно отсчитывает время. Иногда целые дни, недели и месяцы спрессовываются в объем более подходящий для интервала в секунды и доли секунды. А иногда незначительные минуты и даже секунды растягиваются до состояния вечности. Если хотите пример, нечто подобное произошло с Мухой.
  - Правый фланг ко мне короткими перебежками, - скомандовал лейтенант.
  Поднялись солдаты слева и справа от рядового Мухина. Неожиданно (а может интуитивно) рядовой Мухин почувствовал себя тем самым правым флангом и бросился догонять ускользающих товарищей теми самыми короткими перебежками.
  - Нас четверо, - скомандовал лейтенант, - вы двое направо, мы двое налево, обходим ближайшее здание.
  Солдаты пошли вправо. И опять неожиданно рядовой Мухин почувствовал себя в связке с товарищем лейтенантом. Или не совсем так, здесь не было ничего неожиданного. Рядовой Мухин с самого начала мечтал и надеялся попасть под непосредственное командование лейтенанта. Он даже подобрался ближе других к лейтенанту, можно сказать, был в его поле действия самой заметной фигурой. Отсюда сделали выводы.
  - Прикрываешь мне спину, - сказал лейтенант и снял пистолет с предохранителя.
  - Есть, - ответил солдат Мухин, и поставил автомат на короткую очередь.
  Далее как в замедленном кино. Лейтенант в несколько коротких рывков добрался до близлежащего здания. Чуть сзади, чуть сбоку подскочил туда рядовой Мухин, ни на мгновение не выпуская из сектора обзора своего непосредственного начальника.
  А в то же время Пророк налил себе чай и потянулся за маленьким, но соблазнительным до отрыжки пирожным:
  - Это неправильно, когда интеллигенция ругает воинскую машину нашей страны. Есть, конечно, отдельные недостатки, с которыми надо бороться. Но есть и достоинства, привнесенные в современную армию демократией.
  Здесь мы и остановились, как будто замерло время. Президент еще не открыл рот, чтобы ответить Пророку насчет демократии. Ну, что-нибудь весьма поощрительное. Например, совдепии нет, демократия есть. Да и Пророк замер с пирожным в руке, не дотронувшись до подобной штучки (я имею ввиду, до пирожного) своей искусственной челюстью. Таким образом, мы опускаем вопрос о совместимости старческого желудка Пророка с пирожным. Когда-нибудь этот вопрос выйдет наружу, сейчас мы его опускаем.
  - Ложись, - сказал лейтенант.
  Рядовой Мухин где стоял, там и рухнул на землю. И все-таки рухнул он недостаточно быстро, чтобы проигнорировать в последний момент плавающего в собственной крови рядового Бобика.
  
  А ЗАТЕМ БЫЛА ВОДКА
  Именно так. Рядовой Мухин долго и упорно блевал, пока не появилась буквально из ниоткуда рука и не сунула ему в морду бутылку. Лейтенант упорно и долго с кем-то переговаривался по рации, раздавая смешные и, кажется, запоздалые в дупель приказы. Набежали солдаты с востока и запада. Кто-то бросил гранату в разбитые окна того самого близлежащего дома, где нашли обескровленное тело солдата Бобика. Затем бросили еще и еще гранаты в другие дома. Затем появился брезентовый мешок, и туда закатали солдата Бобика. Затем не было вообще ничего. Тьма спустилась, высыпали на небо звезды, пришел грузовик с новой партией рядовых. И кому-то (хрен его знает кому) отдал автомат рядовой Мухин.
  - Ты не обижайся, - в лагере рядовой Верзила достал ведро, тряпку и швабру, - У меня тут появились кое-какие обязанности.
  Его рука слегка коснулась руки рядового Мухина:
  - Время теперь такое, что обязанности следует выполнять.
  Рядовой Верзила постоял виновато возле того места, где находилась трезвая палатка. А точнее, он постоял виновато возле кровати солдата Бобика. Да, я забыл рассказать, что осталась кровать рядового Бобика в первозданной своей чистоте. Когда забирали палатку, никто не тронул кровать. Ну, и тумбочки не тронул никто, и содержимое этих тумбочек. Нужна была только палатка, вот и забрали палатку. А все остальное осталось. Кровать рядового Верзилы, кровать рядового Мухи, кровать рядового Бобика. И это не шутка. Даже маленькая вмятина на подушке осталась. Я имею в виду, на той подушке, где сутки назад покоилась голова рядового Бобика. И в этой голове бродили какие-то мысли, и видел какие-то сны рядовой Бобик.
  - А я и не обижаюсь, - хлюпнул носом солдат Муха.
  - Вот и хорошо, - рядовой Верзила подхватил ведро, тряпку и швабру, и исчез быстро и незаметно в направлении каптерки.
  А рядовой Муха остался. И пустота почему-то осталась. Звенящая пустота, всесокрушающая пустота, сама вечность в отвратительной плоти своей. Раньше не было такой пустоты. Ее не было, потому что не было здесь никогда. Теперь пришла пустота, и осталась.
  Рядовой Мухин сел на кровать. Кровать слегка скрипнула, принимая тяжесть его тела. Рядовой Мухин встал с кровати. Кровать опять скрипнула. Можно было повторить подобное движение еще множество раз. Я говорю просто, без закидонов и без придурства. Ночь, если ты не ложишься в кровать, она дьявольски длинная, она бесконечная. За одну только ночь можно пробежать более ста километров, или пройти вдвое меньшее расстояние, или кое-чего проползти, если тебя совсем оставили силы. А сесть на кровать и подняться с кровати можно несметное множество раз, и если ты далеко от костра, то это никто не заметит.
  - Костер, - почему-то сказал рядовой Мухин.
  Небольшая пауза. Больше кровать не скрипит. То есть больше никто не садится, никто не встает с этой самой кровати.
  - Мухи летят на костер, - снова сказал рядовой Мухин.
  А ведь правда, ночью куда только не летят Мухи, и на костер они летят не в последнюю очередь. Так устроен их маленький мозг. Мухи обязаны куда-то лететь, они летят на костер. В этом нет ничего необычного. Просто раньше не очень догадывался рядовой Мухин, куда летят Мухи. Теперь все стало на свои места. Если существует костер, то туда летят Мухи.
  - А костер существует, - еще одна фраза в липкую тьму.
  Не надо быть слишком большим знатоком человеческой натуры, чтобы догадаться, почему существует костер. Ибо лагерь живет своей жизнью круглые сутки. Живет он в светлое время, но и ночью в нем теплится жизнь ничуть не хуже, чем в светлое время. Значит, в лагере обязательно будет костер. Кто-то, не называю имен, но обязательно кто-то устроит костер между палаток. А у костра обязательно будут толкаться солдаты. И не только сопливые пацаны, отцепившиеся недавно от маминой юбки. Но обязательно кто-то из старослужащих посетит лагерь.
  И обязательно будет бутылка.
  
  ОТКУДА УШИ РАСТУТ
  Нет, я совсем не хочу оправдаться за эту бутылку, или за несколько очень похожих бутылок. Сколько их было в тот день, черту лысому неизвестно, и вообще не имеет значения. Если сам президент до встречи с Пророком принял бутылку. Или я снова не так говорю? Предстояла тяжелая и судьбоносная встреча, способная повлиять на будущее русской земли, и президент перед этой встречей принял пилюлю. Так называемая "Кремлевская пилюля". Поддерживает силы, очищает кровь, очищает мозги, добавляет энергии, омолаживает практически умирающий организм. А чтобы все это как можно быстрее работало, необходима бутылка.
  Вы догадались, на повестке серьезный вопрос, что нам делать с интеллигенцией? Этот вопрос хотелось поднять президенту как-нибудь издалека, чтобы не обидеть своего высокоинтеллектуального гостя. Ибо вполне компетентные источники донесли президенту, что Пророк относится к интеллигенции. Эх, я бы взял за одно место и выбросил к черту эти компетентные источники. Что-то за последнее время сильно упал у нас уровень компетенции. На ответственные места набирают блатных дураков, которые не могут молнию застегнуть на ширинке, и таких блатных дураков должен слушаться президент, как последнюю истину.
  Ладно, хватит ворчать, переходим к интеллигенции. В процессе долгой и плодотворной беседы Пророк доказал президенту свое честное пролетарское происхождение и полностью открестился от интеллигенции. Неужели не ясно, что только из народа происходит Пророк. Как и настоящий демократический президент, между прочим. А вы не знали, что наш президент из народа? Ну, тогда вы настоящие раздолбаи и олухи. Давайте мыслить логически. Если не из народа произошел президент, то как поручит ему народ свою собственную судьбу и свою любимую русскую землю?
  А мне это начинает нравиться. Что такое "это"? Ну, та самая игра в кошки-мышки, которую затеяли величайшие люди русской земли: президент и Пророк. Земля взирала на них с благоговением, или точнее, с величайшей надеждой разжиться каким-нибудь пряником. Вы же догадываетесь, что не на чашечку чая пришел к президенту Пророк. У Пророка и так завались чая и прочих чашечек. Он, конечно, не самый богатый среди буржуев на русской земле, но на спокойную старость хватает. И главное, ему не приходится тратить свои гениальные мозги на добычу какой-нибудь жрачки. Ибо если имеется жрачка, ты переходишь на новый этап и можешь спокойно парить над Россией:
  - Интеллигенция это зло.
  А разве не соглашается президент:
  - Подстроил нам Брежнев подлянку.
  И хотя в Кремле существует табу, не вспоминать прежних, не совсем удачных правителей, но здесь никак не обходится без дедушки Брежнева. Слишком много нагадил Брежнев на русской земле. В первую очередь со своим тотальным высшим образованием, из-за чего каждый маленький якут мог превратиться в интеллигента. А когда интеллигентов стало чертовски много, из них образовалась цивилизация технарей, и такие простые ребята, как президент и Пророк стали посмешищем.
  Впрочем, все позади. Президент постарается вернуть равновесие. То есть то самое необходимое равновесие между тупостью и умом, на котором держится государство. Пророк ему в этом деле поможет. Больше того, программа по уничтожению интеллигенции запущена. Скажем, где-нибудь к две тысячи десятому году технической интеллигенции не бывать. Или от технической интеллигенции останется такая малая малость, что ребята перестанут ощущать себя как истинный класс и превратятся в мелкие разрозненные кучки и единицы.
  Хотя предупреждает Пророк:
  - Но мы не тронем культуру.
  Это пророчество позабавило президента:
  - Кто же тронет культуру?
  Президент очень любит культуру. Матрешки, гармошки, балалайки, полуобнаженные бабы, а еще лучше совсем обнаженные девки на сцене. Пускай все дергается в конвульсиях, дико визжит и лопочет пьяными голосами. Как выходец из народа, президент чертовски любит культуру. То есть такую культуру. Ибо культура народу нужна. Если наука и техника в своем развитии ведет к новому витку холодной войны, а иногда к настоящим боевым действиям, то культура есть голубь мира. И интеллигенция может быть только культурной. То есть пропитанной вышеупомянутой культурой чуть ли не до отрыжки. Опять же чтобы нести мир. А вот технической не может быть интеллигенция никогда. Мы уже говорили, наука и техника это в конечном итоге война до последнего патрона и до последнего солдата.
  Корявая улыбка на устах президента несколько развеселила Пророка:
  - Надеюсь, что вы меня поняли?
  И совсем развеселился величайший из президентов земли русской:
  - Все будет сделано до две тысячи десятого года.
  
  ДЕНЬ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ, КАК НОВАЯ ЖИЗНЬ
  Утро. Поверка. На плацу выстроились новобранцы и старослужащие, практически полный комплект, кроме тех, кто сегодня не с нами, кто на задании. Приехали офицеры. Несколько лейтенантов, товарищ прапорщик, полковник и подполковник. Выглянул из каптерки старший сержант Слон, и сразу убрал туда свою слишком заметную голову. Нет, сегодня не до старшего сержанта, сегодня как-нибудь обойдутся без его воспитательных методов. И вообще, сегодня какая-та не такая поверка.
  Приспустили флаги. Полковник собственноручно пролистал списки личного состава, окинул слезящимися глазами строй, махнул жирным пальчиком и передал списки одному из лейтенантов. У полковника была бессонная ночь, в голове каша, списки расплываются перед глазами. Но если честно, все это мелочи перед тем, сколько бессонных ночей намечается впереди, и как матерится в настоящую минуту полковник, что вовремя не подал в отставку.
  Рыжий лейтенант занял место полковника:
  - За прошедшие сутки была проведена войсковая операция "Береты" по зачистке от предполагаемого противника нескольких стратегических объектов. Суть операции такова. Предполагаемый противник, укомплектованный современным оружием, укрепился в ряде стратегических пунктов и наносит оттуда предполагаемые точечные удары по частям нашей регулярной армии. Боевая выучка солдат и офицеров нашей армии оказалась на должном уровне, мы с минимальными потерями сумели принять на себя, а затем и отразили предполагаемые точечные удары противника.
  Дальше рыжий лейтенант закашлялся, и его заменил сивый лейтенант. В свою очередь сивый лейтенант (под суровым взглядом полковника) пролистнул несколько страниц и продолжил поверку:
  - Опускаю подробности. Предполагаемый противник не сумел прорваться к нашим коммуникациям, куда собственно он и пытался прорваться в результате внезапной атаки на нескольких направлениях. Мы отстояли русскую землю. Мы не отступили с русской земли. Мы продолжаем войсковую операцию "Береты" с неизменным успехом, выявляя новые стратегические пункты предполагаемого противника. И получат по полной мере враги, поднявшие руку на наше демократическое государство.
  Есть одна только полная мера,
  Что страшнее поносной холеры
  И лишайной чесотки заразнее,
  Но при этом похожа на праздник.
  Но при этом на чудо похожа,
  Даже чудо с расквашенной рожей.
  Даже чудо с изрезанным задом
  И каплюхой утробного яда.
  Эта мера от неба приходит
  На головки поганых уродин.
  Что своей недобитой утробой
  Небо к дьяволу черному гробят.
  Да еще вместо праведной чести
  Жаждут жрачки и всяческой лести.
  Будто небо для них только сфера,
  А не гнева господнего мера.
  Именно в данный момент отключились мозги у одной очень гнусной и очень маленькой Мухи.
  
  ОКОНЧАНИЕ ВОСЬМОЙ ГЛАВЫ
  Не могу утверждать с точностью сто процентов, что до сознания одной очень гнусной и очень маленькой Мухи дошла предполагаемая речь сразу двух лейтенантов. Что-то было не так. Нет, снаружи все было так, было чертовски правильно. Что-то было не так внутри самой Мухи. И как-то не верилось, что солдат Бобик купался в луже предполагаемой крови и выглядел почему-то мертвее мертвого. И вообще, где же этот солдат Бобик?
  Очень хороший вопрос. Пророк поговорил с президентом, Пророк отправился в свою конуру. Президент разобрался с Пророком, президент достал свою водку. Вроде все правильно, даже более чем правильно. Вроде жизнь продолжается, и нечто такое у нас назревает против черных товарищей. Опять же, если мы отнесемся со всей ответственностью к встрече за круглым столом, если прислушаемся к судьбоносным идеям Пророка. Я повторяю, все хорошо. Но куда-таки подевался предполагаемый солдат Бобик? И что за брезентовые мешки грузил солдат Муха?
  А эту Муху вытащили на поверку втроем. Бурная ночь, как бы это выразиться поточнее, не прошла бесследно для Мухи. Другие солдаты товарища Муху сначала долго и нудно расспрашивали. А что там у вас? И на какую вы хрень подписались? Но ничего интересного не сумел рассказать Муха. То есть вообще ничего. Несвязные слова про палатку. Видите ли, мне так жалко, что оказалась кому-то необходимой палатка. А товарищи трезвенники вроде остались вообще без палатки. То есть представляете, несправедливость какая? Нет больше трезвой палатки. Ну, и трезвенников вроде нет. Так что держи стакан, так что глотай свою смесь, Муха.
  Вот и глотал свою смесь товарищ солдат. Ему наливали, а он глотал смесь. Ему еще наливали, он снова глотал. Бессвязные слова постепенно превратились в бессвязные междометия и совершенно тупые возгласы. Солдат Муха перестал бубнить про палатку. В конечном итоге, жизнь весьма непредсказуемая поганочка. Ты пытаешься с ней разобраться в здравом уме и, кажется, кое в чем разобрался, а на деле она над тобой потешается. Как я уже говорил, просто жизнь, просто поганочка. Так что, в конце концов, перестал бубнить Муха. Да и рот этой Мухи теперь открывался затем, чтобы принять жидкость.
  - Так не поступают защитники родины.
  А еще на каком-то этапе спустился с неба Пророк на крохотных крылышках и попробовал урезонить одно дьявольски подлое насекомое или хотя бы вернуть его к милой мамочке, которая все еще называется родина. Даю три копейки на отсечение, что как наяву увидел Пророка солдат Муха и даже пожал его стариковскую лапку. Вскинул к далеким звездам яйцеобразный череп Пророк и лукаво так подмигнул Мухе:
  - Впереди затяжная война, придется еще защищать родину.
  Затем просветлел горизонт, над кромкой леса взошло солнца, трое новых товарищей из нетрезвых палаток подхватили за плечи и зад товарища Муху, и поволокли на поверку. Первые пару секунд дергался вышеозначенный товарищ, то есть попробовал самостоятельно идти на поверку. Но почему-то всегда такие резвые ножки утратили свои функциональные качества, то есть резвость, и отказались идти на поверку. А вот товарищи из нетрезвой команды они никуда не отказывались. Они подхватили и, можно сказать, понесли Муху.
  Э, не надо мне тут доказывать, что Муха чертовски легкое насекомое. Товарищи солдаты на своих собственных шкурах прочувствовали, сколько весит нетрезвая Муха. Хотя с другой стороны, Муха с пустым желудком может и легкое насекомое. Но Муха, переполненная жидкостью, находится в другой категории, обращаться с ней надо не так, как привыкли мы обращаться с трезвой и маленькой Мухой.
  А в остальном ничего страшного. Ребята поставили Муху на место, подперли плечами и сзади. Короче, прошла без особых заскоков поверка. Рыжий лейтенант (не без помощи сивого лейтенанта) более или менее завершил свою речь. И вернул себе слово полковник:
  - В условиях современной международной обстановки прошу всех присутствующих сохранять бдительность, подчиняться Уставу и приказам своих непосредственных командиров или начальников. Тогда никакие происки предполагаемого противника не нанесут ущерб нашей родине.
  И вроде пора расходиться. Но почему-то не выдержал и сказал по Уставу полковник:
  - Вопросы есть?
  И еще не успел ответить слегка заторможенный строй свое отработанное "никак нет" по Уставу, как какая-та хрень загремела, заперхала, покатилась вперед непокорными ножками.
  - Бэ-э-э! - радостно блеванул рядовой Мухин.
  Затем расступившийся строй, резкий рывок все на тех же негнущихся ножках (или может на крылышках) в сторону товарищей офицеров и чертовски опешившего товарища полковника:
  - Есть вопрос, товарищ полковник.
  И, наконец, тот самый вопрос:
  - А где рядовой Бобик?
  
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  Ночь сменила безрадостный день. А заодно его и исправила на нечто прекрасное и, может, немножко возвышенное. Ну, вы понимаете, если не очень удачным выдался день, если принес мало радостей, то еще остается та самая ночь, которая к нам приходит не то чтобы неожиданно, но кое-чего способна исправить. И не стоит ссылаться на всякие Черные пуговицы. Есть такое предубеждение против ночи, что она порождает Черные пуговицы. Или хотя бы одну Черную пуговицу. Но это только предубеждение, но это не так. Ибо всегда существовала Черная пуговица, как разновидность черной дыры, и на добычу она выходила всегда, а не так чтобы ночью.
  Теперь отвлечемся от лирики в сторону физики. Ночь пришла. Ночь попыталась отсеять овечек от козлищ. Ночь отделила овечек от козлищ. А кто-то подумал, что совершено пустая затея. Овечки полезли в кроватки свои, овечки засели в уютных и маленьких гнездышках. Там наелись и там заправились самыми лучшими снами, самыми добрыми чувствами, самыми светлыми грезами. Заправились и наелись до полного отупения. И никто, никакая внешняя сила не сумели в подобное дело вмешаться. Даже Черная пуговица не сумела вмешаться. Ты заслужил этот сон, поэтому тебя записали в овечки. А еще тебя записали в овечки, потому что где-то там блеяли козлища.
  Вот это мне нравится. То есть нравится, что существуют еще козлища. В назревающей политической обстановке очень и очень нужны козлища. Ну, и если нужны козлища, значит они есть или в конечном итоге они у нас будут. Ночь самое лучшее время для козлищ. Ибо ночью подобные твари не спят. Как естественная интерпретация зла, эти козлища активизируются ночью, что опять правильно. Давайте не будем придуриваться, товарищи, и переводить зло на новые рельсы. Если сказано, что зло активизируется ночью, так и интерпретация зла активизируется ночью. Что опять же приносит немного энергии в безграничное мировое пространство, не дает захиреть Черной пуговице.
  Но я перебарщиваю. Не такая настырная пуговица, не такая прожорливая. Для существования пуговицы необходима энергия, но не обязательно энергия в гипервселенских масштабах. Хватит незначительной капельки. Энергия капнула, и оживилась Черная пуговица. Энергия задержалась, и скрючилась Черная пуговица. Кризис, можно сказать, в мировом пространстве. Самолеты не летают, танки не стреляют, самое время общаться с тупыми и бесконечно фальшивыми ангелами.
  Нет, мы не хотим, чтобы скрючилась пуговица. Даже ночью такого ублюдства мы не хотим. Значит нам нужно немного энергии, или хотя бы единственный козлище, как активированная интерпретация зла. Этакий маленький козлик. С очень мелкими рожками, с очень хлипкими ножками, с жиденькой бороденкой и прочей своей ерундой. Чтобы под тяжестью совершенных грехов немного поблеял или подергался козлик, истекая при этом энергией. А дальше направится в нужное место энергия. То есть через мировое пространство на дальние звезды. Что и не звезды вообще, а получившие энергию дырки от пуговицы.
  И еще. Пуговица усиленно думала. Только мысли ее не концентрировались в полную меру на козлище. Ибо козлище постоянно меняло свой облик, в том числе меняло свой цвет, размеры и чуть ли не политические убеждения, чего делать не стоило. Вот мы и пришли к истине, что козлище действовало не так, как положено козлищу. Хотя все окружающие товарищи, подпадающие в команду овечек, давно осудили мерзкую тварь и присудили ее к общественной порке. Все равно что-то было не так. Вот поэтому думала Черная пуговица:
  - Мягкая кровать не всегда отводится лучшим сынам человечества, не всегда оберегает пламенный сон вышеупомянутых товарищей. Как не всегда гнилая солома отводится выродкам.
  А вы считаете, что не способна на мысли Черная пуговица. Зря так считаете. Она способна и очень способна:
  - Кровать в философском смысле только кровать. Несколько досок, несколько ржавых пружин, несколько менее интересных хреновин, таких как гвозди и нитки. Опять же солома всего лишь солома, то есть трупик травы и немного воспоминаний о лучших днях твоей жизни.
  Ну, и что мы имеем в конечном итоге? А ничего, твою мать. Здесь начинается провал внутри пуговицы. Ибо эта мерзавка мечтала о Мухе.
  
  ПОЛЗЕМ ДАЛЬШЕ
  Впрочем, Муха свое получила сполна. Нет, на нее пока не нашлась мухобойка. Но за бестактное поведение в сложнейший период для нашей родины мерзкому насекомому все же пришлось ответить. Я начинал сомневаться, что никогда ни за что не ответит противная Муха. Но успокойтесь, сладенькие мои, все-таки в армии раздают не один сахар. Иногда даже там призывают к ответу. Вот почему за все прошлые гадости (в том числе за бестактное поведение) ответила Муха.
  Давайте, подумаем, была ли тут провокация? Идея отметается сразу, потому что не было никакой провокации. Только была Муха. Оборзевшая, разжиревшая на государственных харчах, и забившая болт на отечество. Нет, не стоит выбрасывать болт. Ибо так поступила мерзкая Муха. Вот стояло отечество. В струпьях и гное, в тяжелых проблемах, которые навалились внезапно и много попортили здоровья отечеству. Здесь бы чем-то помочь. Ну, хотя бы ласковым словом и взглядом. А вместо этого налетела подлая Муха, прижалась гаденьким хоботком к кровавым ранам отечества, и потянула оттуда самую настоящую кровь, которой у нас не так чтобы шибко осталось.
  И как после этого поступать с Мухой? Это вы у меня спрашиваете? Зря вы у меня спрашиваете. Как лицо заинтересованное, я вам такого порассказываю, что обалдеете или сдвинетесь по диагонали. Во-первых, освобождаем Муху от армии. Во-вторых, выгоняем за границу Пророка, а место Пророка предоставили, как вы думаете, кому? Правильно думаете, место пророка предоставили Мухе. В-третьих, две величайшие фигуры в нашей России есть перебор. И одну фигуру с трудом потянет Россия, а на двух она точно споткнется, обломает ручки и ножки. Следовательно, останавливаемся на одной фигуре. Но на какой, черт подери? Пророка мы выгнали, вместо Пророка у нас Муха. А не пойти ли нам еще дальше? Наш президент старенький, наш президент тупенький, наш президент на себя не похож (видимо от трудов праведных). И вообще, так умаялся президент, что краше в гробик кладут. Вношу предложение - на пенсию президента (все равно он из хачиков). Остался единственный, между прочим, претендент на вакантное место, и претендент этот Муха.
  Что такое? Слышу недовольные возгласы. Или мне только послышалось? Да, это только послышалось. Некоторые неправильные товарищи, предложившие товарищу Мухе возглавить комиссию по расследованию преступлений товарища Мухи, теперь не у дел. Радуйся, земля русская, комиссию возглавили правильные товарищи. И над правильными товарищами поставили самого правильного товарища на русской земле. А кто он такой, я думаю, вы догадались.
  Или не догадались, черт подери? Что за тяжелая ночь, что за невыносимые муки для более или менее развитого разума? Неужели так и придется собирать факты по капелькам, затем их перемешивать и преподносить на блюдечке в розовых тапочках? Нет, я больше так не могу. Вот возьму отпуск, вот слиняю куда-нибудь далеко, к маленьким розовым зайчикам, которые ненавидят розовые тапочки. Или никто мне не даст отпуск?
  А это уже серьезно. Тогда попробуем менее привлекательный путь. Что на сегодняшнюю ночь у нас имеется на рядового по фамилии Мухин? Ну-ка усиленно шевелим извилинами и так же усиленно вспоминаем. По сути у нас ничего не имеется. Рядовой Мухин повел себя неэтично во время поверки. Если бы рядовой Мухин только нажрался до поросячьего визга и заблевал плац, это еще не самое страшное преступление. На данной поверке не один рядовой Мухин нажрался. Были другие товарищи рядовые, что нажрались ничуть не меньше товарища Мухина. Но вышеупомянутые рядовые вели себя не только этично, но даже очень этично. Они ничего плохого не сделали. То есть плац они заблевали со своей стороны, ибо заблевать плац есть естественная реакция организма на водку. Но повторяю, вышеупомянутые рядовые вели себя, как подобает защитнику родины в экстремальных условиях, и не опозорили родину.
  Теперь они спят в своих мягких армейских кроватках, видят прекрасные сны, мечтают о счастье все той же неопозоренной родины. А что у нас рядовой Мухин? А рядовой Мухин не только нагадил на плац и не только подстроил свинью родине. То, что он повалялся в пыли, подергал ногами, устроил весьма непотребные корчи, опять-таки мелочь и не является преступлением. Водка в данном регионе поганая, можно добавить, отравленная. Кого угодно переведет в свинью подобная водка. Так что в данном месте мы получили прощение. Родина любит своих сыновей. Родина помогает ребятам вдали от родного дома. Родина может простить и понять, если ты простишь и поймешь эту родину.
  Нависла гроза
  Над бедной землей,
  Как будто слеза
  Пошла на покой.
  Покой отпотел
  В седые усы,
  Как будто поел
  Остатки грозы.
  И было темно,
  И стало светло.
  Вселенское зло
  Как будто прошло.
  Прокручиваю то злополучное утро, можно сказать, в записи.
  - А где рядовой Бобик? - спросил рядовой Мухин.
  Шаг вперед, неуловимое движение, удар об асфальт. Лежит и блюет рядовой Мухин, запоздалая реакция со стороны непосредственных командиров или начальников.
  - Как вы смеете, рядовой? - реакция рыжего лейтенанта.
  Снова блюет рядовой Мухин.
  - Раз-зговорчики, - реакция сивого лейтенанта.
  Блюет и блюет рядовой Мухин.
  - И что за распущенность в нашей армии? - реакция самого батьки полковника.
  - Блюет и лежит рядовой Мухин:
  - А вот я хочу знать.
  Тут появился старший сержант Слон, и взял на себя дальнейшее разбирательство с предателем родины.
  
  НА ГУБЕ
  Э, куда мы попали? Есть место такое, с цветами и пряниками. Описывать его не хочу, только маленькая справочка для всех настоящих ревнителей родины. Радуйтесь, пацаны и девчонки, сюда притащил старший сержант Слон одну мелкую подлую Муху. Притащил и бросил, можно добавить, мордой об пол. Заворчала, задергалась Муха. Ой, мы какие нежные! Только недавно корчились на плацу, и вот не хотим корчиться в официальном учреждении, где нам самое место. Или все-таки хотим корчиться?
  Ладно, черт с этой Мухой. Новобранцы отправились строем на завтрак. Или точнее, солдат Верзила составил строй, а его боевые товарищи отправились по палаткам, где и провели (с пользой для дела) время до вечера. Грузовик больше не приезжал. Начальство куда-то исчезло. Старший сержант Слон закрылся в каптерке после того знаменательного момента, когда совершил справедливое возмездие над предательской Мухой. Солдат Верзила позавтракал, затем подобрал тряпку, ведерко и швабру, и так же закрылся в каптерке. Короче, нормальные трудовые будни для нашей доблестной армии, а увольнительные отменены до особого распоряжения главнокомандующего вооруженными силами (читай, президента). И все это время корчился на цементном полу рядовой Мухин. Затем зашло солнце, и отпустили товарища рядового более чем справедливые корчи.
  Ну, и муки совести его отпустили. Хотя с другой стороны назревает вопрос, а есть ли совесть у столь злокозного насекомого, и в каком виде она проявляется? И опять-таки назревает ответ, нет никакой совести. Если бы перед нами была обыкновенная муха, то есть обыкновенное творение природы, созданное для определенных целей все той же природой. Но перед нами не совсем чтобы обыкновенная муха. Я хотел уточнить, как-никак перед нами разумное существо. Если вы еще не догадались, оно человеческое существо.
  Или вы уже догадались? Тогда поздравляю. Плюс множество новых, практически неразрешимых вопросов:
  - Неужели высочайшее из творений вселенной, неужели величайшее из основ бытия, неужели самая четкая, самая совершенная форма природы, такая форма, которой является человек, по существу не форма, но погань, грязь и помои?
  И вообще, как-то не верится, что природа, создавшая обыкновенную муху, могла воспроизвести нечто подобное. Нет, не убеждайте меня, товарищи, что на все горазда природа. Я повторяю, это уже перебор. Обыкновенная муха по сути жестокое существо, но ни в коей мере существо подлое. В обыкновенной мухе функционирует программа на выживание, за счет данной программы выживает обыкновенная муха. Чего никак не сказать про человеческое существо, даже если мы столь необыкновенное существо назовем Мухой. А что можно сказать про человеческое существо? А кое-что можно:
  - Человек настолько ничтожен, бездарен и глуп, насколько может быть глуп лишь один человек, лишь единственный сгусток материи в составе вечной и бесконечной вселенной.
  Получается парадокс. Вроде бы разум обязан облагородить материю. Вроде бы человек является носителем разума. Но именно в данном конкретном случае ничего не облагораживает разум. То есть человеческий разум не может облагородить материю. Больше того, симбиоз материи с человеческим разумом ведет к ухудшению качества материи. Как не прискорбно отметить существующий факт, но разум портит материю. И чем выше разум, тем значительнее получается порча.
  В конечном итоге мы получаем не только испорченную материю, но и совершенно разложившийся разум. У нас, можно добавить, замкнутый мир. Чем разумнее становится человек, тем значительнее порча материи. Баллистические ракеты и ядерные бомбы тому великолепный пример. А чем значительнее порча материи, тем более чувствуется необходимость в развитии разума:
  - Вот мы сейчас разовьемся, и все исправим.
  Слушай Муха, хватит валять дурака. Очень хочется что-то исправить, когда начинаются неполадки внутри головы, и когда под действием внешних факторов почему-то разум утратил свою эластичность. Но проходят внешние факторы, даже такие как водка, и эластичность в определенный момент восстанавливается. И ты включаешься в более или менее привычный процесс бытия, в котором опять продолжается порча материи. И тебя влекут неизвестно куда уже трезвые, но по-прежнему бестолковые мысли:
  - Человек велик и ничтожен. Человек велик по рождению своему, по той миссии на Земле, что ему предложила природа. А еще он велик, потому что ничтожен.
  И что-то снова не так. Господи, да когда кончит корчиться и валять дурака Муха? Мы уже отделили природную сущность от человеческой сущности, и поставили вредное насекомое на определенное ему и только ему место. Все равно нулевой результат. Неужели никогда не перестанет валять дурака Муха? Неужели нужна мухобойка?
  - А теперь подведем итоги.
  Старший сержант Слон отворил дверь и вошел в камеру.
  
  МИР ЗА ОКОШКОМ
  Мне не надо рассказывать, что всего за несколько часов русское государство сделало оборот на сто восемьдесят градусов и рухнуло в бездну. Государство точно туда рухнуло, подталкиваемое всякими президентами и пророками, и другой сволочью. Но когда ты находишься в крохотной камере рядом с парашей, это уже не имеет значения. А вот параша, она имеет значение. Сам нагадил, сам нюхаешь эту гадость.
  И все-таки что-то случилось там за окошком. Что-то из ряда вон выходящее. Я не фантазирую насчет гигантского метеорита из космоса. Или новый Чернобыль вряд ли взорвался. Но что-то случилось, истинный факт. Потому что пришел старший сержант Слон, поставил свой табурет возле двери и сел, уставившись взглядом в одну точку.
  Так мы и просидели несколько долгих минут. Старший сержант Слон на своем табурете, а рядовой Мухин опять-таки на своем. Здесь не потребовал старший сержант от товарища рядового подняться и нечто изобразить по Уставу. Просто на одном табурете покоилось мощное тело Слона, и его остановившийся взгляд буравил некую абстрактную точку. А на другом табурете покоилось скрюченное, незаметное тельце одной маленькой подленькой Мухи, и, соответственно, бессмысленный взгляд этой Мухи бегал по камере.
  Затем все так же внезапно закончилось.
  - Знаешь, Муха, - сказал старший сержант Слон, - Ты все же дурак. Может добрый дурак, может немножко идейный дурак, но дурак. Это качество не относится к полученному от государства образованию. Государство доброе, государство хорошее, государство дало образование, но дало его дураку. То есть тому дураку, который так и не воспользовался образованием. А следовало воспользоваться образованием и занять соответствующую нишу.
  Старший сержант Слон пошевелил ушами. Или мне это показалось в результате нечеловеческого напряжения, или было именно так, но ситуация едва не вырвалась из-под контроля.
  - Вы шевелите ушами, старший сержант, - сказал рядовой Мухин.
  - Молчать! - рявкнул старший сержант Слон. После чего чуть заметно приподнялся над табуретом, сжал правую ладонь в более чем заметный кулак, и тут же остыл до точки почти сто процентного замерзания. Ситуация вернулась под контроль, а там за окошком плясали по небу и фыркали звезды.
  - Знаешь, Муха, - больше не шевелил ушами старший сержант Слон, - Мне не нравятся маменькины сыночки, проскользнувшие во взрослую жизнь. Им бы этим сыночкам занять свою нишу, перекладывать бумажки и пользоваться прочими привилегиями. Взрослая жизнь не для них. Взрослая жизнь такая суровая штука, где часто стреляют и попадают, и не только в сопливые мордочки. Но в сопливые мордочки попадают куда чаще, чем бы хотелось.
  Старший сержант пошевелил носом. Или опять глюки. Тот самый посттравматический синдром, что иногда возникает после тяжелой моральной травмы. А кто докажет, что рядовой Мухин не получил травму? Вот видите, никто не докажет. Травма была, за ней посттравматический синдром. Ну, и лечение травмы (лекарство - водка) получилось не столь эффективном в моем случае. А еще старший сержант Слон пошевелил носом, и на месте одного носа у него выросли два носа. А это уже никуда не годится.
  - У вас два носа, старший сержант, - сказал рядовой Мухин.
  - Заткни пасть! - рявкнул старший сержант Слон. Обе ладони товарища сжались опять в кулаки, и тут же разжались. Ситуация в очередной раз не вышла из-под контроля.
  - А я точно хотел помочь, - старший сержант оторвал взгляд от маленькой Мухи, - Скажем так, в зачет нашего прошлого. Мы когда-то учились вместе, о чем-то там спорили и вытворяли всевозможные глупости. От того прошлого практически ничего не осталось. Может, пометка в мозгу, что существовало подобное прошлое. Но с другой стороны, мало ли какое мы вместе прошли прошлое? Если сегодня наши дороги разошлись в разные стороны, даже пересекаясь в определенной точке пути, мы не можем таскать за собой прошлое.
  Старший сержант Слон отвинтил голову. Нет, не верю что это так, но рядовой Мухин точно увидел узкую полосу света между туловищем старшего сержанта и его головой, как раз в том месте, где раньше находилась мощная шея товарища.
  - У вас голова вывинтилась, старший сержант, - сказал рядовой Мухин.
  Тут послышался дикий грохот:
  - Раз-з-зговорчики!
  Мне показалось, будто упала на пол голова. Но все было не то и не так. На самом деле упала на пол табуретка. Старший сержант Слон резко вскочил и хлопнул позади себя дверью.
  
  А НАМ ВСЕ РАВНО
  Странная вышла какая-та ночь. Я не говорю, что она была страшная. Ничего страшного не было. То есть не было никаких надругательств над человеческой личностью. Но была просто странная ночь, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Хотя почему я задумался о последствиях? Не было никаких последствий. Посидел рядовой Мухин в обнимку с парашей. Полежал рядовой Мухин мордой вниз на полу. Понаблюдал рядовой Мухин за вывинчивающейся головой и двумя носами. Побродил рядовой Мухин по камере. Кажется, все. То есть все интересное позади, а ничего другого более не было.
  Я не говорю про интересную жизнь президента. Как и рядовой Мухин этой ночью не спал президент. Некая мелочь, не будем на ней заострять внимание, расстроила президента. И пришлось президенту из-за той мелочи слегка эмигрировать, то есть перебраться в другие апартаменты. Ну, и как полагается, свой переезд захотел отпраздновать президент. А чтобы отпраздновать переезд следовало сделать еще кое-что, то есть еще одну мелочь, то есть нажать кнопку.
  - Вот я нажму кнопку, - решил президент, и не нашел кнопку.
  В новых апартаментах чего-то было не так. Шикарные апартаменты, правильные апартаменты, роскоши полный вагон и других прибамбасов. Но не было там кнопки. Или была кнопка, но не в том месте, где ее разыскивал президент. В том месте не было кнопки.
  - Происки врага, - прорычал президент, и открыл чемоданчик.
  А вы знаете, какой у нас чемоданчик? Точнее, какой чемоданчик у президента? Нет, вы этого не знаете. Если бы вы знали, какой чемоданчик, вас бы вычистили давно, и следов не осталось. Только президент знает, какой у него чемоданчик. Или точнее, президент не знает, какой у него чемоданчик. И не желает знать. Главное, что может открыть президент чемоданчик, а внутри чемоданчика кнопка.
  Вот здесь мы и остановились в эту странную ночь. Рядовой Мухин болтался по камере, обнимал парашу, буквально грыз краску на стенах. Президент сидел на кровати, голый, обрюзгший, в обнимку со своим чемоданчиком, и тупо глядел на кнопку:
  - Нажать или не нажать.
  Очень хотелось нажать кнопку. Но почему-то забыл президент, для чего нужна кнопка. Только память осталась в его голове, что он часто бессонными ночами сидит и смотрит на кнопку. Смотрит, смотрит и смотрит, и никогда не решится нажать кнопку.
  Жизнь на свете хреновая
  И всегда бестолковая,
  И всегда одноцветная,
  Да еще беспросветная.
  С этой пакостью хочется
  Растоптать одиночество
  И тоску недобитую
  Вырвать к черту копытами.
  Вырвать к черту и лешему,
  Если душенька тешится,
  Если с этой кобылою
  Жизнь кончают унылую.
  Было время, когда еще молодой президент решился нажать кнопку. Удар тока, искры из глаз, затем пустота. И очнулся еще молодой президент с капельницей в носу, и дал себе слово, пускай погибает Россия, он тысячи кнопок нажмет, но никогда не нажмет эту кнопку.
  
  ДЕНЬ ПЯТНАДЦАТЫЙ
  Рядовой Мухин (розовенький, свеженький) пересек плац и направился к тому месту, где стояла трезвая палатка. Солнышко было такое ласковое, хотя только-только поднялось над горизонтом. А душа сияла такая яростная, хотя причины для этого вроде не было. Просто хорошо себя чувствовал в данный момент рядовой Мухин. Даже более чем хорошо для проштрафившегося солдата, который еще не искупил свою вину кровью.
  Впрочем, какая вина? Сутки отсидел на губе рядовой Мухин. За все прошлые преступления ему полагалось сидеть сутки, и эти сутки отсидел рядовой Мухин. Снаряды в одно место дважды не падают, одна вина дважды не отсиживается, а первый раз отсидел рядовой Мухин. Отсюда его уверенный взгляд, твердый шаг и белозубая улыбка в сторону бывшей трезвой палатки.
  Хотя постойте, товарищи, нет больше трезвой палатки. А что там такое есть? А вместо трезвой палатки натянули другую палатку. То есть натянули самую обыкновенную палатку без уклона в сторону трезвости. И с этой палаткой как-то не сразу договорился солдат Мухин. А чего ты боишься, солдат? Я ничего не боюсь. И все-таки что-то было не так в этой новой палатке. Подошел к ней на цыпочках бывший тюремщик по имени Мухин, понюхал, лизнул языком, к чему-то прислушался, дальше со скрипом и стоном сунул морду в палатку.
  И ничего не случилось. Никого не было в самой обыкновенной палатке, ни единой души. А вот вещи товарища Мухина были. Немного поколебавшись, к вещам подошел рядовой Мухин. Снова прислушался и понюхал, но лизать отказался. Да, это точно его вещи. Ничего не украдено, зубная щетка на месте, и в мыльнице немного мелочи. Эту мелочь вытряхнул, пожумкал и положил в карман рядовой Мухин. Вроде бы полный атас, такая как прежде палатка.
  Хотя постойте, товарищи. Жопой чувствовал рядовой Мухин, что не такая как прежде палатка, и не ошибся, черт подери. Кое-чего не было в обновленной палатке. Не было здесь того самого, над чем постоянно задумывался рядовой Мухин. Не было здесь вещей рядового Бобика, будто и не было никогда самого Бобика, и все это нам просто приснилось.
  Еще раз посмотрел товарищ солдат на пустую кровать. Снова дурацкая мысль. Кровать есть, а вещей на ней нет. И вообще, на этой кровати почти две недели лежал рядовой Бобик. Он даже выцарапал свое имя на каркасе панцирной сетки. Резко дернулся рядовой Мухин, и полез осматривать сетку. И нашел, твою мать, вышеупомянутое имя среди прочих имен. Там на каркасе так и было написано "рядовой Бобик".
  Дальше туман, дальше невыносимая боль в голове.
  - Ой, мамочка, - сказал рядовой Мухин.
  И неожиданно вспомнил про мамочку:
  - Начинаю сходить с ума.
  Нет, очень правильно вспомнил про мамочку рядовой Мухин. С того памятного момента, как попался бывший военнообязанный Мухин, он ни разу не вспомнил про мамочку. И вот теперь вспомнил, черт подери. Ну, вы понимаете, у каждого рядового есть мамочка. Разве что у какого-нибудь отвратительного животного из пробирки нет мамочки. Но рядовой Мухин самый нормальный пацан, он не относится к вашей пробирке, тем более он не животное. Следовательно, здесь наблюдается мамочка.
  - Господи, что же это такое? - сказал рядовой Мухин.
  А в это время Пророк задиктовывал очередное воззвание к русскому народу:
  - И нет у нас ни отца, ни матери, и нет у нас никого, кроме Господа Нашего (с большой буквы). И поклоняемся мы только Тебе, Господи (снова с большой буквы), и носим в своем сердце только Тебя (аналогичный случай), и никого более. И да будет русский народ Богоносец!
  
  ПРО МАМОЧКУ
  Ну, знаете, если у рыбы гнилая башка, то нечего придираться к прочим частям тела. Скажем, к хвосту, или самой последней чешуйке, которая, собственно говоря, может отвалиться, и никто не заметит. Хвост все равно будет следовать за головой, чешуйка окажется где-нибудь в подвешенном положении. А что относительно самого аромата, испускаемого гнилой рыбой, здесь говорить не приходится.
  Теперь перешли к более прозаической теме. Рядовой Мухин не часто виделся с мамочкой. Мамочка сделала все возможное, чтобы выучился рядовой Мухин, получил приличную специальность и пробился во взрослую жизнь, после чего отдыхает и занимается собственными проблемами мамочка. И поверьте, подобного барахла у нее более чем достаточно. Если сюда еще приписать товарища Мухина, да ходить за товарищем с туалетной бумажкой, да подтирать его сопельки... Нет, так не может действовать мамочка. Я повторяюсь, рядовой Мухин здоровый мужик. Еще несколько лет, и он выпал из призывного возраста. Впрочем, куда-то нас не туда занесло. Давайте представим, что думает по данному поводу мамочка.
  А вот и первый облом. Ничего не думает мамочка. Ее маленький Муха давно уже повзрослел, остепенился, работает старшим экономистом в солидной конторе. При чем контора настолько солидная, что ее ребеночку хватает на аренду жилья, жратву и на девочек. Впрочем, последний пункт обходит молчанием мамочка. Но все остальное никто пока что не отменял. Маленький Муха держится на плаву в наше тяжелое в экономическом отношении время, и никогда не плачется мамочке.
  А то, что время тяжелое, об этом мне говорить не приходится. Россия вышла на первое место по уровню самоубийств и точно держится в первой десятке по уровню нищеты, впереди нее только совсем опустившиеся банановые государства. И хотя прогрессирующий суицид среди русского населения наши правители списывают на водку, а нищету на природную русскую лень, эти факты пока еще не подвергались обструкции. Россия не то чтобы катится в пропасть, но давно уже там, на дне пропасти, где и застряла в своих нечистотах.
  Следовательно, вы понимаете, как умиляется мамочка, выходя примерно раз в месяц на связь со своим повзрослевшим сыночком:
  - Как дела, милый?
  - Устал на работе.
  - А как на работе?
  - Вкалываю за всех, и на зарплату не жалуюсь.
  - А как начальник? Надеюсь, он ценит тебя?
  - Душа начальника сплошные потемки, но деньги исправно подбрасывает.
  Можно почаще звонить мамочке. Но тут возникает вопрос, зачем это надо? У мамочки своя жизнь. Мамочка в очередной раз вышла замуж за поросенка с хреном, воспитывает близнецов (девочек), времени даже на сон не хватает. Так чего я вам говорю, время тяжелое, не для слабонервных придурков. Каждый человек на пределе сил и возможностей продолжает бороться за жизнь. Даже поросенок продолжает бороться. И близнецы (девочки) участвуют в этой борьбе. Где проигрыш - смерть, а выигрыш только отсрочка от проигрыша.
  Нет, не следует перебарщивать. Один звонок в месяц как лучший выход в создавшейся ситуации. Мамочка созвонилась со своим маленьким Мухой. Узнала, что Муха еще держится и весело шевелит крылышками. Узнала, что Муху еще не повысили до ведущих экономистов, но не попросили из старших экономистов. Узнала, что Муха еще не женился и не спешит с подобной фигней. А это капля бальзама на голову мамочки. Зачем жениться, черт подери. Придет некая дура или бездельница, сядет на голову, свесит ножки, и за кукую-то ерунду, что теперь называется "секс" пришпилит к своим нестиранным джинсам моего маленького Муху. Нет, на подобное барахло не готова еще мамочка. И вот последний совет:
  - Ты не спеши, маленький.
  Здесь нужна верная тактика:
  - Я не спешу, мамочка.
  Но мамочкино сердце бьется не так ровно, как бы хотелось:
  - Через несколько лет близнецы подрастут, я сама подберу тебе девочку.
  Знает, чего отвечать рядовой Мухин:
  - Я тебя люблю, мамочка.
  И на этом конец:
  - Я тебя то же люблю.
  Все. Целый месяц можно спокойно валять дурака, грузить контейнеры или служить в армии. Главное через месяц опять позвонить мамочке.
  
  ПОЛОЖЕНИЕ ОБЯЗЫВАЕТ
  Рядовой Мухин стукнулся головой о железную спинку кровати:
  - Придурок! Ничтожество!
  Так что у нас получается? За всей этой суетой со слонами и армией забыл рядовой Мухин про мамочку. Напрочь вылетела из головы. А должна была там угнездиться, как единственная жизненная ценность товарища Мухина, постоянно напоминать о себе, долбить и грызть голову.
  - Собирайся, твою мать, - сказал рядовой Мухин.
  Последующие сборы выглядели примерно так. Рядовой Мухин разделся до трусов и майки. Армейские трусы пятьдесят шестого размера и такая же точно майка выглядел как спортивная форма. Майка белая, трусы темно-синие. К ним еще осталось добавить спортивные тапочки, и получился вполне нормальный такой чувачок из общества "Динамо" или "Трудовые резервы". А спортивные тапочки были у рядового Мухина. Так называемые "полукеды", которые все еще состоят на вооружении армии.
  Ну, и что на закуску? Вроде бы мы ничего не забыли? Денег вполне достаточно на один телефонный звонок. На улице не так чтобы парная баня, но во время бега согреемся. Выскользнул из палатки новоиспеченный спортсмен Мухин, и побежал вокруг лагеря. То есть не так чтобы сразу побежал, а сначала пошел ускоренным шагом, и уж затем побежал к ближайшей дырке в заборе.
  На улице благодать. Редкие солдаты попрятались. А если кто и косится в сторону Мухина, так с корявой ухмылочкой или сквозь стенки стакана. Есть у нас в части один недоумок (ой, простите, спортсмен). Этого спортсмена просто прет прогибаться по физподготовке. Вот он и прогибается, когда нормальные ребята честно несут свою службу и выполняют долг перед родиной.
  Как вы догадались, беспроигрышная лотерея. Ни одна живая душа на территории части не поднимет свой зад, чтобы заинтересоваться товарищем Мухиным. И зачем поднимать зад, если Муху уже не исправить. Или точнее, Муху можно исправить, если ее хорошо приложить мухобойкой. А для этого надо найти мухобойку. А мухобойкой распоряжается Слон. И есть такой весьма неприятный слушок, что Слон покровительствует Мухе, следовательно, не даст мухобойку.
  Дальше забор. Дырки в заборе. Свобода.
  - Хороший сегодня день, - сказал рядовой Мухин. И направился в этот день, чтобы сказать пару ласковых слов своей мамочке.
  
  НИЧЕГО НИКОГДА НЕ СЛУЧАЕТСЯ
  - Стой, стрелять буду!
  Примерно через три километра дорога сделала поворот в сторону станции. Там на станции точно есть телефон. Об этом рядовой Мухин знал точно. А от поворота до телефона не более километра и в основном по хорошей дороге. Что в любом варианте положительный стимул для одинокого спортсмена, каким в данный момент являлся солдат Мухин.
  И вдруг такая, можно сказать, пакость.
  - Поднимите руки, товарищ солдат.
  Рядовой Мухин не только остановился спиной к предполагаемому противнику, но и медленно поднял руки:
  - А я не солдат.
  Секундная пауза:
  - Вы эти сказки нам не рассказывайте, солдат Мухин.
  Нет, видимо ошибочка вышла. День казался таким прекрасным. Армия казалась такой инертной. Жизнь неторопливо скакала по кочкам, и заскочила вообще неизвестно куда. А рядовой Мухин просто хотел позвонить мамочке. И более ничего не хотел рядовой Мухин. Просто добраться до станции, освободить карманы от нескольких никому не нужных рублей, ну и порадовать мамочку. Что карьера продвигается. Что денежки капают. Что начальник уважает и много интересной работы. Что хищницы женского пола бродят в лесу, но не сцапали до сих пор одну очень верткую Муху. И вообще, передавай привет близнецам и своему поросенку. Потому что ничего новенького на русской земле, а только старенькое, как оно и должно быть. И вдруг такой поворот на дороге.
  - Опустите руки и повернитесь кругом, товарищ солдат.
  Все это сделал без особого энтузиазма рядовой Мухин:
  - Так точно.
  Перед ним стояли в весьма расслабленных позах, хотя и с автоматами наперевес, рядовые Валуй и Арефа, и еще какой-то неизвестный сержант не из нашей части. По крайней мере, этого сержанта никогда не видел рядовой Мухин, да и претензий у него к сержанту вроде бы не было. Ну, стоит себе сержант и стоит. Ну, ковыряет ножичком ногти. Мирная такая профессия ковырять ногти. А что автомат за спиной... Хрен его знает, есть или нет в автомате патроны. И хрен его знает, зачем так вырядились эти три клоуна.
  Широко улыбнулся рядовой Мухин:
  - Ребята, я, пожалуй, пойду, мне на станцию надо.
  Дернулся автомат рядового Валуя:
  - Не двигаться! Первая очередь в воздух, вторая на поражение.
  И чего раскудахтался этот придурок? Или жаба его придушила за выбитый глаз. Так ведь глазом упал на камень солдат, сюда не относится никакой стороной всем нам небезызвестная Муха. Да и синяк под глазом почти что прошел. Так, незначительные разводы, может гордиться подбитый товарищ, что вроде бы принял боевое крещение, вроде бы пострадал своим телом за родину. И не надо так брызгать слюной, что во всем виновата какая-та Муха.
  Рядовой Мухин остался стоять, где стоял:
  - Ребята, холодно здесь, и что-то мне не до розыгрышей.
  Неловкая пауза. Сержант убрал в карман ножичек:
  - А какие, твою мать, розыгрыши?
  Сержант подошел вплотную к мнимому спортсмену из "Трудовых резервов":
  - Со вчерашнего дня окончились розыгрыши, товарищ рядовой. И шутки окончились. Мы находимся на боевом задании, мы выполняем приказ своих непосредственных командиров. А те выполняют приказ своих непосредственных командиров. А те выполняют еще какой-то приказ, о чем нам знать не положено.
  Сержант махнул рукой в сторону рядового Валуева:
  - Опустите автомат, рядовой Валуев. Думаю, мы и так во всем разобрались. Нами полностью идентифицирована личность гражданина в трусах и майке, находящегося вне расположения воинской части в военное время. И эта личность есть рядовой Мухмин.
  Солдат Валуев опустил автомат:
  - А если он убежит?
  Лицо сержанта покрылось пятнами:
  - Выполняйте приказ, рядовой.
  Затем сержант снова достал ножичек:
  - Никто никуда не убежит, пока я командую, сержант Кулаков. А если кому не нравится подобный расклад, то вспомнили, какая у меня партийная кличка?
  - Так вы и есть тот самый Кулак? - удивился солдат Мухин.
  В голове промелькнули обрывки информации из весьма недалекого, кажется, нереального прошлого. Сломанные руки и ноги, выбитые глаза, оторванные почки и легкие, хлорка. Со всем этим ассоциировалось только одно имя Кулак. Даже товарищи старослужащие произносили это имя с нескрываемым трепетом. Стоит, значит, Кулак, ковыряет ноготки ножичком. А затем этим ножичком может вырезать тебе глаз или почку. И вообще, вопрос на засыпку:
  - За что разжаловали старшего сержанта Кулакова в сержанты?
  Содрогнулся солдат Мухин. Но потерпите, товарищи, как это вырезать глаз или почку? Солдат есть государственное имущество, после подобной процедуры солдат портится. Неужели не ясно, что без глаза или без почки солдат уже не солдат, но нечто совсем бесполезное. От такого нечто придется избавиться армии, то есть отправить нечто назад на гражданку, да еще с сопроводительной запиской, почему вы вернули солдата без глаза и почки, если мы вам поставляли солдата с глазом и почкой. Нет, так не пойдет. Ладно, открою секрет, старослужащие - ребята эмоциональные, любят красивые истории с душещипательным концом. Насчет глаза и почки, возможно, они немного перестарались. А вот звездочку на твоей жопе сержант Кулак может вырезать.
  - Он и есть тот самый Кулак, - грязно ухмыльнулся рядовой Валуев.
  - Так точно, - как автомат ответил рядовой Арефьев.
  И рядовой Мухин почувствовал, как у него подгибаются ноги.
  
  ПЕСНИ О ГЛАВНОМ
  Эх, недолго ты пустовала, моя любимая камера. Даже парашу из камеры не успели вынести. Разрешается обняться с парашей и изложить ей свои горести:
  - А я не позвонил мамочке.
  Горькая боль прямо ударила кулаком в сердце. Сидит себе мамочка, возится с близнецами, которые девочки. Я понимаю, что девочки требуют больше внимания, чем самый позорный мужик. Чуть отскочил в сторону, и испортились девочки, и пошли по рукам, и опустились в бездну разврата, и закончили жизнь где-нибудь на помойке. Так уносят здоровье с собой девочки, то есть уносят здоровье несчастных (или счастливых) родителей, что в одночасье ты можешь лишиться всего за подобное чудо.
  Но и мужик уносит здоровье. Даже весьма приличный мужик и совсем не позорный. Лучший из вариантов, когда находится этот мужик где-нибудь далеко, не путается под ногами и не уносит здоровье. Ну, как в случае с рядовым Мухиным. Вы уже догадались, что рядовой Мухин никакой не позорный мужик, а вполне самодостаточная экосистема. Живет рядовой Мухин далеко-далеко от своей мамочки, на трамвае туда не доехать, только на поезде. А еще рядовой Мухин не тянет денег из мамочки. Даже наоборот, иногда посылает деньги на конфеты и тряпки близняшкам.
  Теперь выводы. А выводы однозначные, не такой плохой сын рядовой Мухин. Может, как человек и как защитник любимой и дорогой родины, не очень здорово выглядит рядовой Мухин. Но признаюсь, здесь не его вина. Правильно говорит старший сержант Слон, что испортился рядовой Мухин, пересидев на гражданке. Не восемнадцать лет рядовому Мухину, и не двадцать, и не совсем чтобы двадцать пять. Вот что значит пересидеть на гражданке. Многие новобранцы попадают в армию более или менее свеженькие и не развратившиеся. Они институтов не кончали, контейнеров не ворочали и, вообще, не очень в курсе, что такое гражданка. Вот подходящий материал для армии, а нам подсунули какого-то переучку и переростка по имени Мухин.
  Стоп товарищи, если бы было так просто укомплектовать армию. Мы уже доказали, что армия нового образца не имеет ничего общего с армией старого образца. Во-первых, армия старого образца была громоздкой машиной, просто перенасыщенной человеческими ресурсами. Во-вторых, армия нового образца отказалась от избытка ресурсов и попробовала сделать ставку на качество. В-третьих, не получилось опять-таки с качеством. Вот какой парадокс, стало катастрофически не хватать все тех же ресурсов для армии нового образца. И не только качественных ресурсов, а каких угодно ресурсов. Захлебнулась в человеческом дефиците новая армия.
  Следующий шаг вытекает из предыдущего. Плюс наша халява. Ну, в который раз понимаете, что не может прожить без халявы новое государство, даже если оно столп демократии. Очень нужна халява. А что такое халява? А это когда ты употребляешь определенный товар и услуги, а денежки за это не платишь. Именно так (о чем мы упоминали неоднократно) живет новая армия. Впрочем, ничуть не лучше жила старая армия. Но в тот период сильное коммунистическое государство имело кое-какие возможности воздействовать на товар и услуги. То есть за нехороший товар и некачественные услуги ставили к стенке.
  И до чего мы дорассуждались? Да до того самого, что вроде бы глупо хватать и тащить на армейскую службу всяких придурков, закончивших институт и прохалявивших военную кафедру. Но с другой стороны обстановка обязывает. Враг не сделает скидку на временные трудности молодого демократического государства. А в том, что трудности временные, уверены практически все патриоты русской земли, и среди них великовозрастный солдат Мухин. Мы обязательно продеремся сквозь временные трудности. А вот халява никуда не уйдет. Раньше существовала халява, теперь существует халява, и будет она до той самой минуты, пока не провалится в черную дыру наша вселенная. А пока не провалилась вселенная, то есть не провалилась до последнего атома, будет халява.
  А еще будет армия, и будут служить в этой армии бесполезные Мухи.
  
  ТАК ОНО ЛУЧШЕ
  Давайте слегка успокоимся и помечтаем, чего собственно потерял рядовой Мухин, вернувшись так скоренько в камеру, что не успели сменить парашу? А ничего не потерял рядовой Мухин. Парашу в конечном итоге вынесли. Пришел рядовой Верзила, слегка поднатужился, и вынес парашу.
  - Что за хрень? - попробовал получить информацию рядовой Мухин от своего товарища по бывшей трезвой палатке.
  - Просто не повезло, - отмахнулся Верзила, и разобрался с парашей.
  Я уже говорил, интересная мысль. Почему это не повезло рядовому Мухину? В камере кормят. В камере можно ходить, стоять и лежать. В камере не сажают тебя в грузовик, не подсовывают автомат и не привозят в некое непонятное место, где плавает в крови рядовой Бобик.
  При напоминании про рядового Бобика несколько скуксился рядовой Мухин. Это уже не игра. Во время игры не выносят брезентовые мешки. А на душе поют птички и бегают кролики. Как-то отвлеченно подумал про кроликов рядовой Мухин. Хорошие кролики, беленькие, пушистые, много жира и мяса. И ни одного с перерезанным горлом. Как вы представляете, только игра. Даже красивая надпись через экран, что ни один кролик не пострадал. А вот солдат пострадал, и не только один солдат пострадал. Припоминаете, сколько было мешков? А в мешках уже точно лежали не кролики.
  - Да пошел ты, - выругался рядовой Мухин в спину рядового Верзилы.
  А тот пошел, и вернулся через пару минут, и поставил на место вычищенную парашу. Что показалось весьма забавным товарищу Мухину:
  - Вот зачем ты выносишь парашу?
  Здесь немного опешил солдат Горюшкин, партийная кличка Верзила:
  - Как зачем? Мне приказал старший сержант Слон.
  Что опять позабавило узника:
  - А прикажет Слон застрелиться?
  Постоял, похлопал глазами Верзила:
  - Ну, ты прикалываешься.
  И все вернулось обратно. Камера, яркий солнечный день за окном, вычищенная параша, рядовой Мухин в майке, трусах и спортивных тапочках. А ведь зря эта дурацкая канитель. Не настолько умный солдат Верзила, чтобы всматриваться в тонкости существующей системы, чтобы бороться с подленькой жизнью. Лучшие умы человечества (президент и Пророк) не сумели в подобном месте бороться. Их просто высадили из игры, которая раскрутилась по несанкционированным правилам. И что в результате осталось? А то самое, что и следовало ожидать. Бухнулся на колени Пророк, возвел очи горе, наехал на господа. Ах, просвети меня грешного! Ах, поддержи в судьбоносный момент! Ах, продли мою недостойную жизнь, или умрет земля русская! А с другой стороны президент положил совершенно неправильный крест вверх тормашками. И отдуваюсь, как будто поднял пятитонную глыбу, поставил в своем ежедневнике крохотный крестик. Так, с господом мы договорились, самое время пить водку.
  Теперь догадались, почему перестал рядовой Мухин цеплять рядового Верзилу:
  - Я прикалываюсь.
  В душе отсандалил
  Сандалями ад
  Немного регалий
  В начальственный зад.
  Чужие засады
  Открыли лицо,
  Как будто с гранаты
  Сорвали кольцо.
  Для грязного сброда
  Остатки свобод
  Закапали медом
  На замкнутый рот.
  А если вокруг недогадливые ребята, то вот вам мои комментарии:
  - Шагом арш, товарищ солдат, пока не поймали.
  
  НАВАЖДЕНИЕ
  Не прошло и нескольких минут, как скрипнула дверь камеры и стала медленно открываться.
  - Слушай, мутант, - рявкнул рядовой Мухин, - А теперь какая хрень тебя носит?
  Дверь все-таки открылась, черт подери, несмотря на яростное сопротивление рядового Мухина, который попробовал удержать эту дверь в статическом равновесии и не дать ей открыться.
  - Отставить, - рявкнул старший сержант Слон, и проник в камеру.
  Нет, дальше не было никакой немой сцены. Рядовой Мухин просто отлетел на несколько метров от двери, просто приземлился на пятую точку. А старший сержант Слон просто проник в камеру и занял место на единственном имеющемся здесь табурете.
  - Чего и следовало ожидать, - сказал старший сержант Слон, - Недисциплинированный солдат занял свою законную нишу.
  - Так точно, - рядовой Мухин пересел на кровать, и даже не почухал при этом несколько пострадавшую пятую точку.
  - Здесь есть и моя вина, - загадочно улыбнулся старший сержант Слон, - Можно сказать, что один старший сержант не проинструктировал одного недисциплинированного рядового относительно законов военного времени.
  Вот тебе на! Нечто такое творится на русской земле, чему нет названия. Старший сержант признает некую мифическую вину, и при этом у нас сегодня военное время. Как это военное время? Накануне выборов президента может быть только мирное время. Наш президент является гарантом мира во всем мире. А это уже кое-что значит. Скажем, если попробует воевать мир, то в наших запасниках бомб и ракет более чем достаточно. А ракеты у нас баллистические, а бомбы у нас ядерные. Так что мир во всем мире, и катись раком военное время.
  - Все не так просто, - сказал старший сержант Слон, - По глазам вижу, у одного недисциплинированного рядового крыша поехала. Рядовой пришел не просто служить в армию, а служить весело, вроде он на курорте. Но за последние двадцать четыре часа стал не совсем, чтобы зоной отдыха этот курорт. И кое-кому подобное разгильдяйство стоило жизни.
  Согласно хлопнул глазами рядовой Мухин:
  - Значит, плавал в крови рядовой Бобик?
  Старший сержант Слон перестал улыбаться:
  - Я этого не говорил. Рядовой Собачеев выполнил честно свой долг перед родиной. Вот что значится в рапорте, отправленном нашей частью. Ничего иного не значится. Поэтому истина номер один, не говори, чего нет в рапорте, а говори, чего есть в рапорте. И тогда твоя личная жизнь может закончиться в очень преклонном возрасте.
  Это очень понравилось маленькой Мухе:
  - Значит, все правда, я не сошел с ума.
  Впрочем, и Слон не проявлял агрессивность:
  - В армии никто не сходит с ума. То есть не сходит с ума окончательно. Лишь незначительные отклонения коснутся нервной системы солдата, и он покойник. А сходят с ума на гражданке.
  И все-таки не такой плохой старший сержант Слон, как оно кажется со стороны. Даже совсем не плохой этот старший сержант, с ним разговаривать можно. И можно его понять в сложившихся обстоятельствах. То есть в тот самый момент, когда утопающая Муха хватается за соломинку, или каждый придурок готов добить и уделать в дерьме ту самую Муху. Ну, и как вы догадались, соломинкой является Слон. Так что не стоит придуриваться, что хреновая слишком соломинка. Нет, она не хреновая, она какая есть по определению. Этой соломинки более чем достаточно, чтобы не сошла с ума Муха.
  - Я уважаю рапорт, - сказал рядовой Мухин.
  - Иначе не может быть, - сказал старший сержант Слон.
  - Теперь последний вопрос, - сказал рядовой Мухин, - А когда эта хрень кончится?
  Опять насупился старший сержант Слон:
  - Не могу знать, рядовой Мухин.
  - Ну, хотя бы приблизительно, товарищ старший сержант.
  - Все равно не могу знать, - старший сержант Слон встал и направился к двери, - Вы теперь не под моим началом, рядовой Мухин. Вас перевели в роту сержанта Кулаков.
  
  ГЛАВА ПРИБЛИЖАЕТСЯ К ЛОГИЧЕСКОЙ РАЗВЯЗКЕ
  О чем там рассказывал Пророк в своих последних проповедях? О том, что земля у нас христианнейшая. О том, что народ богоносец. О том, что мы жить не умеем без храмов. Или у вас крыша поехала, нам чертовски нужны храмы. То есть самые настоящие осязаемые храмы из камня. А не какие-то мифологические храмы в душе, о которых говорил Иисус Христос. Храмы в душе никому не нужны. Они не более чем наваждение дьявола, смущающее русский народ. Потому что в душе невозможно нести бога. И не надо со мной пререкаться.
  - Были бы стены, - сказал Пророк.
  А еще будто бы люди к этому христианству придут, если узреют глазами его велилепие. Самый что ни на есть начальный этап. По душевной слабости неспособен вступить человек в христианство без всяких вещественных доказательств существования бога. А храм чем вам не доказательство? Не в какой-нибудь убогой лачуге, не на зловонной помойке живет бог. Если он где и живет, так в самом красивом, богатом и потрясающем месте на русской земле. А что это за место такое? Вы сказали - реки, озера, горы и море? Что за позорная чушь! Посмотрите, какая душа у вас черная. Посмотрите, сколько внутри вашей черной души грязи и горечи. Вам обязательно надо прийти к богу. А чтобы не очень долго идти, Пророк откроет секрет, что бог живет в храме.
  - Там он точно живет, или вы не верите Пророку?
  Тогда обратимся к простым гражданам. К тем самым, что суть богоносцы. Они погрязли в грехах, они запутались в подлости и лицемерии, они изолгались до тошноты, они совершили нечто такое, что никогда не простит ложный бог, живущий вне храма. И не обязательно они совершили убийство, зато воровали и рвали на части русскую землю они обязательно. А затем решили такое дело отмаливать. То есть они не пошли к какому-то ложному богу, а пошли непосредственно в храм. И принесли туда часть наворованного добра. И что, вы думаете, сделал истинный бог, который живет в храме? А он то самое сделал, что может сделать лишь истинный бог, он взял наворованное добро и отпустил грехи вышеозначенным товарищам.
  Как это выглядело в натуре? Думаю, вы не совсем слетел с катушек, чтобы представить такую картину, спустился с небес бог, все мы увидели бога. Нет, дорогие мои, бог никуда не спускается, он безвылазно живет в храме. Так и сказал Пророк, что безвылазно. Если вы строите новый храм, в нем опять же живет бог. Ну не сразу живет, а после определенных обрядов, которые знают и исполняют определенные люди, то есть священники. И ни какая-та крохотная частичка нашего горячо любимого бога живет в храме, а весь бог. То есть весь целиком. И не надо мне корчить мерзкие рожи.
  - Даже в самом крохотном храме живет бог, - это цитата из исповеди Пророка.
  Как такое у нас получается? А черт его знает как. Крохотному человеческому умишку не разобраться в бесконечном величии бога. Бог потому и велик, что способен заполнить своим естеством каждый храм. Для бога много храмов не бывает. Если мы построили сто тысяч храмов, в каждом из них будет жить бог. То есть представляете, в каждом из ста тысяч храмов обязательно будет жить бог, будет жить целиком до последней своей частички. И если маленькое, подленькое, греховное существо (каким является человек) все-таки пожелает исправиться и придет в храм, там он узреет душой самого бога. Ибо только внутри храма душа обретает глаза, а вне храма она слепая, глухая и мертвая.
  И что у нас опять получается? Если бог живет в храме, то и народ богоносец обязан жить в храме. Давайте настроим сто тысяч, пятьсот тысяч, а если понадобится, миллион храмов. Давайте, придем в храмы, и там будем жить. Пусть остальное человеческое жилье превратится в отбросы и мусор. Зачем тебе человеческое жилье, если можно прийти в храм? И не обязательно в храм. Можно поставить палатку на территории храма, там ведь то же живет бог. Или еще не ясно, до забора, ограждающего храм, не живет бог, а внутри забора живет бог.
  Ну, вроде бы правильно. Вырабатывается стратегия по укрупнению и расширению территории храмов. Даже можно прийти и поставить палатку на кладбище, которое принадлежит храму. Это лучший из вариантов, черт подери! На кладбище то же живет бог. А когда наступит блаженное время ему воскрешать мертвых, куда в первую очередь завернет бог? Ах, вы уже догадались. Конечно же, он завернет на кладбище, принадлежащее храму. И вы в самом центре событий. И вы живете на кладбище. И вы несете этого бога в народ. А народ - миллионы и миллиарды живых мертвяков. Они вместе с вами восславят великого бога.
  
  ДЕНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  И снова солдат Верзила вошел в камеру. В руке он тащил большое ведро, заполненное до краев хлоркой.
  - Ты чего это делать здесь собираешься? - спросил рядовой Мухин.
  - Приказ сержанта Кулакова, - по Уставу ответил солдат Верзила и высыпал ведро на пол.
  - Значит, проваливай, - сплюнул рядовой Мухин в хлорную кучу. И надо же, эта куча слегка зашипела.
  А солдат Верзила свалил, уступая место солдату Клюшке с двумя ведрами. Что весьма озадачило товарища Мухина:
  - Слушай, Клюшка, в чем ты участвуешь?
  Обиделся солдат Клюшка:
  - Во-первых, я рядовой Клюгенхаген. А во-вторых, я ни в чем таком не участвую, но выполняю свой долг перед родиной.
  Что еще больше озадачило рядового Мухина. Как вы хотите, но в нашем отечестве чего-то не то происходит. Я не утверждаю, что слетело с катушек отечество. Хотя именно это и есть наиболее правильный вывод, если принять к рассмотрению кое-какие факты. А что такое я утверждаю? А то самое, что мне подсказывает интуиция. А интуиция подсказывает всякие глюки и пакость.
  - Да ты не обижайся, рядовой Клюгенхаген, - перешел на дипломатический уровень рядовой Мухин, - Ты только скажи человеческим языком, в какой бардак мы попали? И как на это смотрит старший сержант Слон? Или он устроил всю эту помойку?
  Задумался рядовой Клюгенхаген. Следы мысли явственно проявились на его яйцеобразном лбу. И была не хилая мысль. Такое ощущение, что если бы чуть на более длительный срок задумался рядовой Клюгенхаген, мысль могла разорвать его голову.
  - А мне ничего неизвестно, - наконец, закономерный ответ.
  - Как это неизвестно? - чуть не выскочил из трусов рядовой Мухин, - А зачем горы хлора в моей камере?
  - А приказали, - неопределенно махнул ведром рядовой Клюгенхаген.
  - А кто приказал? - если не из трусов, то точно из тапочек выскочил рядовой Мухин.
  - Сержант Кулаков приказал, - вот и весь сказ.
  - Как сержант Кулаков? - здесь рядовой Мухин вошел в ступор.
  Нет, мы совсем не туда закопались. Родина наша красивая. Родина наша правильная. Родину требуется защищать не щадя собственных сил и жизни самой. И вдруг откуда-то появляется сержант Кулаков. Еще недавно не было такого сержанта, то есть вообще его не было. А существовал всем известный старший сержант Слон. Вот старший сержант Слон точно был. Даю руку, и ногу, и голову на отсечение. А какого-то потроха и придурка по имени сержант Кулаков, его не было.
  - И где старший сержант Слон? - уже на автопилоте спросил рядовой Мухин.
  - А кто такой старший сержант Слон? - показал свои лошадиные зубы рядовой Клюгенхаген.
  Знают командиры,
  Что для счастья надо.
  А скулят в сортирах
  Бешеные гады.
  Правильные меры
  Поливают хаем
  Только изуверы,
  Только негодяи.
  И уже закрывая дверь (с другой стороны) несколько размягчился солдат Клюшка:
  - Власть поменялась. Теперь в командирах сержант Кулаков. А старший сержант Слон отправляется за новой партией мяса.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПРЕДПОСЛЕДНЕЙ ГЛАВЫ
  За последующие тридцать секунд рядовой Мухин снял майку и обернул этой майкой лицо. В первую очередь глаза, затем нос, рот напоследок. Вы скажите, что за придурство со стороны никому не нужного рядового, который так и не сумел себя проявить в экстремальных условиях настоящим защитником родины, а проявил стопроцентным придурком? Но это ваша, черт подери версия. Зато есть другая, то есть моя версия. Так как я хорошо знаю родину и мой любимый народ, то с уверенностью констатирую факт, годится только моя версия, а всем прочим можно лишь подтереть задницу.
  Кто-то открыл свою пасть:
  - Будущее покажет.
  Ну, мы засели в сторонке, попиваем пивко и сладкую водочку, и ожидаем опять-таки это будущее. Только сюрприз, дорогие товарищи, будущее совсем рядом, оно уже идентифицировало нас с нашим пивком или водочкой. Оно не дает наполнить стакан или сделать какие еще выводы. Только тридцать секунд с той самой точки во времени, когда рядовой Клюгенхаген закрыл дверь и убрался к чертям собачьим с пустыми ведрами.
  А затем отворилась дверь, и вошел сержант Кулаков, облизывая тонкие губы:
  - Здравия желаю, рядовой Мухин.
  И отдал честь. Но этого совсем не видел рядовой Мухин. Да и такое невозможно увидеть сквозь майку, напяленную на глаза. Но все-таки отдал честь сержант Кулаков некоей маленькой сволочи, или совсем позорному насекомому, или куче отстоя в армейских стандартных трусах и армейской стандартной майке на голове. Вот так вошел и отдал честь. Можно сказать, без свидетелей.
  А дальше уже не имеет значения, как поступил рядовой Мухин. Ибо рядовой Мухин никак не ответил сержанту. Больше того, рядовой Мухин повернулся к сержанту спиной и забился в правом дальнем углу от двери, загородившись при этом парашей. И, пожалуйста, прекратите спорить, почему именно так, а не как-то иначе поступил рядовой Мухин. Нечто из космоса подсказало маленькой Мухе, как следует поступать в вышеупомянутом случае. И следуя советам из космоса, спряталась Муха.
  Нет, начинаю сходить с ума. Что же такое находится в космосе, что дает нам советы? А то самое находится в космосе, о чем мы талдычим чуть не на каждой странице. Ну, теперь то вы догадались, в космосе находится пуговица. И не простая, но Черная пуговица. А Черная пуговица знает, что делать, когда находится в космосе, и у нее конкретная связь. И эта конкретная связь не с каким-то полуживым президентом или каким-то давно отупевшим Пророком. Эта конкретная связь только с маленькой гаденькой Мухой.
  Дальше идут факты. Сержант Кулаков отдал честь. Сержант Кулаков ухмыльнулся. Сержант Кулаков загорелой сержантской рукой вытащил в камеру шланг и другой загорелой рукой открыл клапан. Нет, ничего подобного не заметил в который раз рядовой Мухин. Я повторяюсь, стандартный набор для товарища Мухина. Майка на голове, угол дальний от хлора, вместо защиты параша. И не надо со мной играть в фантики. Не заметил, не мог чего-то заметить товарищ Мухин. За него все заметила пуговица.
  Струя воды. Вспенившийся хлор. Сержант Кулаков в полный рост. Счастливая улыбочка, покривившая тонкие губы.
  
  ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ
  Все-таки хорошая у нас земля русская, и хороший русский народ. Прекрасная нация русских людей, добрая опять-таки до беспамятства. Можно сказать, повезло нам на веки вечные с русской нацией. Можно добавить, настоящий продукт мясорубки, выпестованный только внутри нашего удивительного государства. Вроде фарша из коммунизма, капитализма, демократизма, культуры, халтуры, собачей и поросячьей блевотины. А еще, как полагается, самый лучший у нас фарш, то есть тот самый, который идет на котлеты. И если кому не нравится, то котлеты у нас опять-таки самые лучшие. Они в любом варианте стержневое звено в стержневой системе нашего государства. И если совсем не нравится, то повторяю без всякого энтузиазма и даже с некоторым привкусом горечи, в нашем удивительном государстве нет, не может быть ничего худшего. Если государство по определению лучшее, то и части его лучшие, в том числе самая бесполезная или вредная часть, то есть интеллигенция.
  Только не будем кричать в пустоту. Крики никогда ничего не решали, если можно воздействовать праведным словом. Где-нибудь в кулуарах, где-нибудь на задворках, на презентации новой программы, как развалить государство. Или я ошибаюсь? Или устроил базар без какого-либо на то повода? Никто не разваливает государство. То есть на русской земле никто не разваливает, но поддерживает государство. Интеллигенция в том числе. То есть интеллигенция руками и ногами поддерживает государство. А уж праведным словом она государство и красит, и чистит, и превращает в пушистого зайчика. Ну, и опять же слово не может быть праведным, если оно сорвалось на крик. Как президент является гарантом процветания государства, так тихое слово интеллигенции является гарантом процветания президента. Или опять я чего-то не то говорю? Тогда оставим тонкости президентской борьбы, и вернемся назад, чтобы не было криков. Как сказал президент:
  - Вот-вот, хватит думать о криках.
  Не думать о криках, сие есть более чем правильный и конструктивный подход к политике нашего замечательного развивающегося государства. Не должно быть не только криков, но и мыслей о криках. Вместо мыслей о криках вполне напрашиваются более сладкие мысли, более современные мысли. Скажем, о символе современной русской интеллигенции, каковым на данный момент считается борода, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
  Нет, вы не ослышались, разговор переметнулся на бороду. Если главным украшением государства является нос президента, откуда собственно пляшет политика государства, то прекрасная славянофильская борода оттеняет всю основную силу Пророка. И не надо со мной пререкаться, якобы нос значительнее бороды. Сие демагогия оппортунистов, сбивающая с толку все позитивные подходы к нашему демократическому строительству. Нос выделяется, это факт. Если президент в настроении, нос его красный и даже слегка синий с прожилками. Если президент впал в депрессию, нос его не совсем красный, а скорее как у покойника. Чего не могу сказать в полной мере про бороду. Буйствует или отлеживается Пророк, все равно растет борода, что ты с ней не выделывай, и какие ты на нее не нанизывай мысли. Тем более что Пророк указал в какую двигаться сторону:
  - Без лишних споров и шума.
  А кто здесь шумит? Товарищи тихие, интеллигентные собрались в кружок. На мордочках внеземное блаженство. Даже Пророка не пригласили сюда, но поставили на видном месте его фотографию. Даже на более видном месте, чем фотография самого президента. Вы же догадываетесь, слишком часто меняются президенты на русской земле. Работа тяжелая, для здоровья более чем не полезная. Минуту назад еще дергался президент, и вот его нет. Веревочки оборвались, пружины сломались. Поэтому на первое место поставили интеллигенты Пророка. Быть Пророком великая честь, но и для здоровья это не вредно. Долго, чертовски долго живут Пророки. Даже когда они не живут, но превратились в морковку и прочие овощи, все равно пророчествуют Пророки. А новая демократическая интеллигенция отводит им лучшее место:
  - Или не убедили, и хочется очень кричать?
  Глаза у тебя это два бездонных вулкана, извергающие искры и гной. Ноздри твои это мелкие кратеры, забитые болью и слизью. Глотка твоя не просто помойка в маленьком уютном дворике, но зловонная яма чуть ли не в центре вселенной. И черт его знает, до каких пределов тянется яма, но точно уж до кишечника вывернута твоя глотка. Дальше смрад, сумасшествие, боль. Ты не больше, чем мерзкое насекомое, которое поймали, пришпилили на кусочек бумаги и хлопнули. Но почему-то не сдохло дурацкое насекомое, а все еще корчится, растекаясь зловонным пятном по бумаге. И все еще пытается сорваться на крик. Но с этим проблемы в окружающей тебя пустоте:
  - Покричи, покричи, авось полегчает.
  И вместо крика зловоние, раздавленные внутренности, гной на кусочек бумаги, которым побрезговала интеллигенция, и никогда не вытрет зад государство.
  
  ВНЕ ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВА
  Не представляю, какой нынче день. Рядовой Мухин лежит на кровати в той самой палатке, что заменила несуществующий оплот трезвости. Внутри пустота. Вы угадали, та самая пустота, что приносит чувство утраты. Нечто такое здесь потерял рядовой Мухин. Дело не в том, что глаза рядового не видят, но дергаются на свет, а легкие рядового не дышат, но с трудом пропускают микроскопические частички воздуха. Восприятие опять же такое, что отключился в реальном мире солдат, а включился в ином и каком-то неконтролируемом мире. Плюс чувство утраты.
  Господи, да почему я несчастный такой? Почему происходят со мной всевозможные гадости, а ничего хорошего не происходит? Ну, не надо придуриваться. И с другими товарищами все то же самое. Не одни только Мухи попадаются на дерьме, и получают за это по полной программе. В России все попадаются. А дальше то самое чувство утраты, будто ушло нечто до отвращения важное из твоей жизни. Совсем недавно была полноценная жизнь, и вот ее постигла утрата. Ты даже не знаешь, какая утрата, но нечто неопределенное сломалось внутри твоего естества, жизнь стала более чем определенная, а ты согнулся и потерял равновесие под тяжестью этой утраты.
  Ну и что? Если честно, не знает солдат Мухин. Не приставайте, пожалуйста, ничего не знает солдат Мухин. Разрешите вот так полежать без движения внутри обновленной палатки и даже не думать на отвлеченные темы. И вообще, разрешите не думать, а просто лежать, лежать и лежать в ожидании, пока опустится на тебя бесконечность.
  Отвяжись, твою мать, господи! Нет, я не богохульствую. Я вообще провалился в зияющее ничто и там застрял до конца какой угодно вселенной. И не стоит со мной так бесчинствовать, господи! Ты не маленький мальчик, которого почему-то обидели и почему-то отняли игрушку. А я не твоя игрушка. Может где-то валяется нечто подобное, то есть игрушка, но это не я. Поэтому заткни свою пасть, господи, убери свои загребущие лапы, не прикасайся ко мне. На тебя работают бесконечные орды пророков, под тебя ложатся бесконечные полчища президентов. И тебе все мало, мало и мало. Зачем-то нужна одна маленькая и бесполезная Муха.
  Или все много проще и прозаичнее. Я, кажется, догадался, зачем нужна Муха. В аду испеклись кое-какие души и перешли на атомный уровень. То есть стало слишком просторно в аду, требуется послать туда новых товарищей, а послать туда некого. Или не догадались, черт подери, что послать некого. Русская земля просто протухла от праведников. На каждом углу, под каждым забором, в каждой куче дерьма сидят, лежат и стоят праведники. Их путь давно предначертанный, чуть ли не с самого рождения. Они отправляются в рай лицезреть господа и предаваться всяким весьма и весьма приятным утехам, потому что они праведники. А в это время почти опустел ад. Еще немного, и ад превратится в пустыню.
  И это при таких обстоятельствах, когда стараются черти в аду, и фирма гарантирует куда более роскошные удовольствия, чем в праведной лавочке господа.
  
  СУЩИЙ АД
  Я не знаю, когда стали восстанавливаться мозговые клетки солдата Мухина. Сами догадываетесь, процесс не из очень простых, требует определенной подготовки и времени. Но с другой стороны, рядовой Мухин выкарабкался из пеленочного возраста и, не смотря на все возможные внешние факторы (в большей степени неблагополучные), научился управлять собственным мозгом. А в мозгу множество махоньких клеточек, электрончиков, нейрончиков и прочей весьма занятной материи. Опять же чувства и мысли.
  Ну, насчет мыслей мы более или менее договорились. Даже в примитивном мозгу насекомого сидят мысли. А вот с чувствами вопрос посложнее, хотя и он не имеет значения. Если пошел сигнал в мозг, то мозговое вещество обязательно отработает данный сигнал и переведет его в более доступную для распознавания и понимания область. И не важно, что при фиксации сигнала сработали не все датчики. Слух не сработал, зрение не сработало, да и прочие тактильные закидоны или способности оказались в отключке. Но появился сигнал, можно добавить, извне. Следовательно, какая-то мелочь, какой-то датчик сработал. И началась новая жизнь маленькой Мухи.
  Стоп. А не слишком ли рано мы замахнулись на новую жизнь. Еще не совсем вернулся в реальность солдат Мухин. Определенная его часть осталась за гранью реальности. И не важно, какая часть осталась за гранью. Ибо переход через грань походил более на колебательный процесс, чем на поступательное движение по прямой или параболе. А выглядело это дело примерно так. То врубался в реальную жизнь рядовой Мухин, то выпадал из реальной жизни обратно. И опять никакой разницы, что реальную жизнь представляли кровать и палатка, а за гранью реальности тебя рвали на части и крючили черти
  Поехали дальше. Теперь хороший вопрос, почему так за гранью реальности? А что там хотел увидеть еще рядовой Мухин? Нет, я не уповаю на скорый ответ. Там за гранью реальности боль, жестокие муки и воздаяние за грехи. Следовательно, там обязаны быть черти. И если кому не понравилась подобная логика, тут мы его и оставим, пускай сочиняет новую логику. А за солдатом Мухиным носились толпой, прыгали на спину, лезли в тело и голову, пинали и крючили черти.
  Затем переход в реальность. Хочу заметить, один из многочисленных переходов, когда черти прятались. И надвигалась почти оглушающая пустота. Внутри реальности не хватало адского пламени, зато боли и мук там очень и очень хватало. Переход через грань не приносил облегчение. И вообще, при переходе муки усиливались, как в ту, так и в другую сторону. Вы же представляете, природа сторонится пустоты. Любое, даже межгалактическое пространство, заполнено материей. И пускай плотность материи в межгалактическом пространстве стремится к нулю (или что-то вроде десять в минус тридцать первой степени граммов на сантиметр кубический), но все равно не пустое пространство. И еще в нем есть чувство реального времени.
  Теперь посчитали потери. Пустота внутри экосистемы по имени Мухин не восстанавливается при переходах из нереальности, но исчезает при очередном броске в нереальность. За гранью реального пространства жажда, огонь и адские муки суть наполнители пустоты. И тебе уже не так одиноко и так тоскливо до отвращения, как оно было в мире тупых человечков. А еще в нереальности никому не вредит отсутствие времени.
  А вот в реальности время пошло по какому-то странному циклу. Можно сказать, что время отсутствует. Но лучше сказать, что время проваливается. Если оно в нереальности практически никакое, и наблюдателю со стороны переход рядового Мухина через грань представляется, как серия конвульсивных рывков и движений. То для самого рядового Мухина время в нереальности куда больше, чем вся эта мелкая шелуха на реальной кровати, в реальной палатке.
  Я не шучу. Один рывок, и ты в нереальности. Другой рывок, и ты вернулся в реальность. Но при следующем рывке все равно будет переход через грань. А там туманные пятна (мы их зовем "черти"), стойкий наполнитель пустоты (очень похоже на очищающий огонь), плюс несанкционированное вторжение в твои мысли и плоть (для кого-то это крестные муки).
  Хотя оставили плоть на минутку в покое. За гранью реальности, в той огнедышащей нереальности, плоти нет, и не будет. Там не имеет значения плоть, только душа имеет значение. Или такая непереводимая субстанция, состоящая из стандартных программ и свободных радикалов, рожденных в процессе развития свободных программ. Вот такая душа имеет значение. Потому что внутри ее сущий ад, когда замирает само время.
  
  А ДАЛЬШЕ?
  Глаза не сразу к себе допустили первичные капельки света. Только сокращение нереальной субстанции увеличило шанс на развитие реальной субстанции. Я бы сказал, датчики заработали. То есть не совсем, чтобы хорошо заработали, но информации через них стало поступать больше. Кое-какой звук, кое-какой запах и, наконец, свет. Или точнее, те самые капельки света, о которых упоминалось чуть выше. Рядовой Мухин подумал, что доказал корпускулярную теорию света. Ибо свет попадал в глаза не каким-то непрерывным потоком, а весьма хаотичными капельками.
  Впрочем, и волновая теория света не осталась в загоне. Неравномерность световых импульсов постепенно исчезла, капельки (или корпускулы света) стали двигаться быстрее, пока не превратились в световой поток. Рядового Мухина захватила волна света. Ну, и с этой волной откатились на задний план призраки, и подошли к концу переходы за грань, и перестала существовать нереальность с ее Черной пуговицей.
  Хотя, кто сказал про Черную пуговицу? Открою секрет, до настоящего момента не было никакой пуговицы. Там за гранью пуговица исчезла, тем самым доказывая собственную реальность. Или до вас еще не дошло, не было в нереальности Черной пуговицы. То есть сама реальность несла в себе свои собственные составляющие. А Черная пуговица в сей перечень не попала. Потому что, и это уже не секрет, была из реальности Черная пуговица. При чем из очень жесткой реальности. А реальность была такова, что в переходных процессах не участвовала пуговица.
  Черная волна
  На гнилой песок
  Слила с бодун
  Черный поясок.
  И срубила вспять
  На гнилом песке
  Проклятую гладь
  В проклятой тоске.
  Вот тут я почувствовал, что не один. Вот тут я почувствовал бездну.
  
  НИЧЕГО НЕ КОНЧАЕТСЯ
  Черная пуговица спустилась с черных небес. Черная пуговица вылезла из-под чертовой бездны. Черная пуговица расколола миры и не дала им сомкнуться. На какой-то момент мне показалось, что открылся вполне приемлемый переход в другие измерения, и время потекло вспять. Слава богу, что это мне показалось. Хотя переход в другие измерения не есть утопия. Он где-то рядом, он здесь, он те же дырки от пуговицы. Но пока не раскроется пуговица, перехода вроде бы нет. А параллельная вселенная так далеко, что хочется выть и рвать на ногах волосы.
  Но попробуем чуть-чуть успокоиться. Своими ногами не перейдешь в параллельную вселенную. Ноги даны человеку, чтобы просто бродить по земле, и не соваться в разные дырки от пуговицы. А волосы на ногах не более чем напоминание о моем и твоем обезьяньем предке. И хотя сегодня навострилась религия отрицать обезьяньего предка, но волосы то остались, а значит, напоминание есть. И как отдельная человеческая особь не рвет на ногах волосы, результат отрицательный. Ибо волосы еще лучше растут, а отдельная человеческая особь все более и более приближается к обезьяне.
  Впрочем, в параллельной вселенной может оказаться не такая противная обезьяна. И это мысль, которую стоит обсудить. Как вы думаете, почему в определенном случае раскрывается Черная пуговица и пропускает сквозь свои дырки твое естество? Точнее, так пропускает, что ты не задерживаешься между мирами в каком-нибудь мерзком отстойнике, а попадаешь именно в параллельную вселенную.
  Нет, телом ты никуда не попадаешь. Тело твое остается на месте, а вот разум находится в непрерывном движении, и именно он попадает. И не надо прикидываться, что не может вот так без соответствующей подготовки найти соответствующий переход и попасть, куда следует разум. Я утверждаю, разум может попасть. А что насчет подготовки, ты просто ее не заметил. Непрерывно ведется вокруг тебя подготовка. Непрерывно ведет с тобой диалог Черная пуговица:
  - Ты ошибся, мой мальчик.
  - Но почему?
  - Потому что избрал нечеловеческую дорогу, полную боли, страданий и невыносимой тоски. Следовало избрать другую дорогу. Но ты почему-то не захотел или не успел воспользоваться представленными возможностями и пошел именно по этой дорог. Через нагромождение злобных отстойников, через ядовитые лужицы, через лежбища мерзостных тварей, через огни бытия, через смрад и гной вечности. Потому что так получилось, ты избрал то, что должен избрать. Не взирая на сопротивление других, якобы более умных товарищей.
  - А кто это умный?
  - Если честно, никто. В нашем мире не существует точного определения "умный". В нашем мире все слишком начально и слишком конечно. Маленькая тварь может расписывать по секундам делишки свои, ну и соответственно надеяться на их успешную реализацию. При чем по сценарию твари. А на самом деле сценария нет. И не было никогда. Тварь суетится лишь потому, что так хочется мне, то есть хочется пуговице.
  - И другого нет выхода?
  - Сам посуди. Если дать человеку сильную волю. Затем разрешить человеку перевалиться через просторы вселенной и даже перейти в другие миры, чем такое дело закончится? Я не спрашиваю, как отреагирует вселенная на возвысившуюся человеческую личность? Я спрашиваю, как отреагирует сам человек, или точнее та подлая обезьяна, которая все еще находится внутри человека и не готова возвыситься до вселенной?
  - Ну, не знаю.
  - И не надо, черт подери! Ибо понятно, что с целой вселенной получится нечто похабное до отрыжки. Может быть, лопнет к черту вселенная. А возможно, переродится в раба одной маленькой и недоразвитой твари, которая и через сто миллионов лет эволюции не расправились со своими макаками. На сегодняшний день переход человеку на более высокий уровень не грозит, а вот вернуться назад к предкам он может в любую секунду, и даже того не заметит.
  - Не верю, что это случится сегодня.
  - Может сегодня еще человечество выстоит. Есть такой шанс в течение нескольких добрых минут, или часов, или нескольких лет и столетий. Но что такое минута для целой вселенной? Но что такое час для вселенной, год или даже столетие? Это ничто. Вселенная никогда не рождалась, вселенная никогда не умрет. Она находится в бесконечном процессе развития с разными знаками. То есть она развивается и деградирует одновременно, сохраняя столь необходимое для нее равновесие. И человек участвует в данном процессе.
  - То есть этот маленький и тупой человек.
  - Он настолько маленький и тупой, насколько ему позволяет вселенная. Или какой-то безумный эксперимент, усиливающий одну из граней вселенной в ущерб всему прочему. Или опять не понятно, вселенная в каждый момент времени находится в равновесии. Плюсы и минусы суммируются и превращаются в ноль. А в подобной системе у человека нет шансов. Или он будет торчать на законном месте своем, или прорвется так далеко, что его уже не сумеет уравновесить вселенная. А переход в иные миры приведет к катастрофе.
  - Хотелось бы верить, что это не так.
  - Твои проблемы, мой мальчик.
  
  ЕЩЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Черная пуговица спустилась с небес и накрыла палатку. Черная пуговица стала центром существования одной несанкционированной особи, имя которой Муха. Невидимая для других, Черная пуговица поспешила пробраться в мой мир, но не указала побудившие ее на это причины. Трудно сказать, почему повела себя так пуговица. Впрочем, ее присутствие ощущалось в данное время и в данной точке пространства. Она заслонила свет, она заслонила мрак, она заслонила саму жизнь. И не возможно было пошевелиться или вдохнуть полной грудью. Так крепко торчала из всех щелей пуговица.
  - Неужели нельзя человеку подняться из грязи?
  - Конечно нельзя. Человек прилепился к земле, а земля, как вы понимаете, грязная. По существу человек такая же грязь, как земля, его породившая под присмотром вселенной. Чтобы уравновесить определенные процессы развития и деградации той же вселенной, нужен был человек. Не какой-нибудь другой человек, но носитель примитивного обезьяньего разума. Вот и получился такой человек. Или точнее, абсолютно рабское позорное существо, пропитанное до последней клеточки своего порочного тела грязью и мерзостями. Я утверждаю, нужен был именно такой, а не какой-то другой человек. Поэтому он развивался так подло и страшно в течение сотни миллионов лет, и очень недалеко ушел от предка своего - обезьяны.
  - Мне это не нравится.
  - Если бы процесс уравновешивания вселенной требовал более высокоразвитого носителя разума, то у нас был бы другой человек. Но я повторяю, требовался именно такой человек, какой есть, а не другое высокоразвитое и свободолюбивое существо. То есть требовался раб, искалеченный пороками. Недавние события на русской земле подтверждают сию истину. Где-то в восьмидесятые годы попробовал исправиться человек. Полеты в космос, мечты о звездах, переход в иную реальность стали не только проблемой фантастики, но и произошло некоторое понимание сути вселенной. Человек почти разобрался, почему вселенная вечная и почему нельзя убить бесконечность. И это нарушило равновесие в сторону "плюс", чего совсем не нужно вселенной.
  - Так несправедливо.
  - Или более чем справедливо, мой мальчик. Вселенная приоткрывает тайны свои человеку по крохотным порциям. Так было всегда, и так будет, даже если умрет человечество. Неужели еще не понятно, насколько опасные для человека тайны вселенной? Здесь мы, пожалуй, и остановимся. Человек устал ждать, человек сам попробовал открывать тайны. И поток информации, свалившийся на его голову (то есть на голову обезьяноподобного человека) оказался не только катастрофическим, но привел в действие минусовые системы вселенной.
  - Это подло.
  - Отнюдь. Если задуматься на пару секунд, то первоначальная картинка изменится. А задуматься когда-нибудь да придется. Хватит человечеству брать вершины кавалерийской атакой. При кавалерийской атаке вершины не уменьшаются, а увеличиваются. За каждой взятой вершиной плодятся вершины невзятые. И происходит следующая атака, а за ней следующая и еще следующая. И конца подобной дури не видно. Жизнь превращается в сплошные атаки, лишенные смысла. Потому что их результат "минус"
  - Я не согласен.
  - А тебя и не спрашивают. Все давно решила вселенная. Ибо любое действие в данной вселенной предполагает ответную реакцию противоположного знака. Ты и сам есть такая реакция на суету окружающего тебя человечества, но только не понимаешь, почему ты такая реакция. Ибо твои действия кажутся тебе правильными, то есть со знаком "плюс". А какой на самом деле у них знак, об этом еще можно поспорить.
  
  НАПЛЕВАТЬ И ТОЛЬКО
  Черная пуговица рассеяла призраки. Черная пуговица спустилась с небес. Черная пуговица так и осталась загадочной пуговицей. Рядовой Мухин попробовал разобраться в существующей проблеме, и получил отрицательный результат. Проблема не разбирается, а вопросы не решаются. И все-таки не даром спустилась с небес пуговица. Тем более если учесть один незаметный, но очень весомый факт, что не загнулась Муха под пуговицей.
  А ведь подобная мыслишка была:
  - Неужели я так напаскудил вселенной?
  И снова пришел свет. И снова пришел мрак. И глаза постепенно привыкли к свету, а душа постепенно привыкла к мраку. Только не будем спорить, была ли душа у пакостной Мухи. Это тебе не обезьяна какая-та с кучей подлостей и без капли души. Все предыдущие факты установили нынешний факт, душа была, и ее оказалось достаточно, чтобы вернулось в реальную жизнь недобитое насекомое Муха.
  А еще на последний вопрос поступил официальный ответ со стороны Черной пуговицы:
  - Ничего личного, вселенную невозможно обидеть. В любых обстоятельствах вселенная вырвется из испорченного пространства в неиспорченной пространство. И отыщет какой-нибудь компромисс, приводящий антагонизирующие системы в состояние равновесия.
  Ответ, конечно же, очень хороший и обнадеживающий. Но как тогда подвести платформу под ситуацию с мухой? Вот о чем мне хотелось спросить напоследок Черную пуговицу. Ибо в тот самый момент, когда глаза рядового Мухина стали улавливать нечеткие контуры предметов, я повторяю, в тот самый момент отпустила товарища Черная пуговица. А, следовательно, мы так и не выяснили вопрос насчет Мухи.
  - Впрочем, какая разница, - пуговица пошла на убыль, сжавшись почти до точки в пространстве.
  - Есть разница, - сказал рядовой Мухин.
  И удивился, что это сказал. Человеческая речь получилась скомканной и весьма нереальной в реальном пространстве палатки. И все-таки это сказал рядовой Мухин. Но никак не отреагировала Черная пуговица.
  За гнилым и гнилым поворотом
  Раскрываются черные двери.
  И оттуда вылазит чего-то,
  Что теперь невозможно измерить.
  И оттуда вылазит куда-то,
  Что осмыслить теперь невозможно.
  И кровавая длань супостата
  Кровь сливает в кровавый треножник.
  А затем без тупого ответа
  Оставляет гнилые советы
  Там где это кровавое где-то
  Положило свои эполеты.
  Пространство захлопнулось, игнорируя все прочие происки гадостной Мухи, и опять утекла в никуда пуговица.
  
  А ЗАТЕМ...
  Нет, ничего новенького. Затем появился солдат Верзила буквально под ручку с солдатом Валуем. И оба солдата вели себя не так чтобы очень корректно, а как обыкновенные придурки и потрохи.
  - Сбросить с койки дерьмо, - сказал рядовой Валуй и схватил рядового Муху за ноги.
  - Это приказ сержанта? - переспросил рядовой Верзила, но на всякий случай схватил рядового Муху за руки.
  - Нет, это мой приказ, - сказал рядовой Валуй, - Сержант приказал прибраться в палатке.
  Солдаты приподняли рядового Муху и сбросили.
  - Чисто, - удивился солдат Верзила.
  - Значит, нам повезло, что эта тварь не обгадилась, - хмыкнул солдат Валуй, - А должна была обгадиться, черт подери. Так говорил сержант, иначе зачем прибираться в палатке?
  - А он не обгадился, - многозначительно заметил солдат Верзила.
  - Молчать! - тут же последовал резкий приказ.
  Солдат Верзила вжал голову в плечи, засуетился, и сбросил постельные принадлежности рядового Мухина в то самое место, где вроде бы не подавало признаков жизни тело рядового Мухина. При этом дернулось тело рядового Мухина, и стало подавать признаки жизни.
  - А он дернулся, - взвизгнул рядовой Верзила, и опрометью выскочил из палатки.
  - Отставить, рядовой! - рявкнул вдогонку солдат Валуй.
  Поздно, рядовой Верзила покинул палатку. Его удаляющиеся шаги еще долго пакостничали чистоту русской природы.
  - Бежит, как обделанный слон, - задумался рядовой Валуй.
  И ему стало страшно. Ужас парализовал огромное тело товарища. Господи, что за дурацкий язык? Не стоит призывать призраков на свою грешную голову. Нет Слона, твою мать. Старший сержант Слон уехал и испарился одновременно. Его нет, он теперь призрак. Так пусть и останется призраком навсегда. Сколько раз говорили тебе, товарищ солдат, не водить дружбу с призраками. Это не только страшно, но очень вредно для твоего здоровья. Призраки злобные, призраки непобедимые, призраки могут явиться в любой момент и разорвать твое белое тело на части.
  - А я что, а я ничего, - пролепетал рядовой Валуй, прикрывая руками свою огромную голову.
  Точно вам говорю, рядом бродят жестокие призраки. И не даром так испугался товарищ Валуев, потому что самый жестокий среди призраков это старший сержант Слон. Нет, никуда не уехал и не испарился старший сержант. Такого не было и не будет по определению, потому что не может быть никогда. Где-то рядом старший сержант Слон. Или точнее, где-то рядом его жестокий и отвратительный призрак. Он затаился, он выжидает, чтобы нанести свой коронный удар в непробиваемую челюсть солдата Валуя.
  Вы понимаете, никого и ничего не боится солдат Валуй. Челюсть у него точно непробиваемая. Многие придурки пробовали испытать эту челюсть и хоть немного ее пробить. Результат отрицательный. Выставив вперед челюсть, накатывался на придурков товарищ с непробиваемой челюстью, и устраивал Варфоломеевскую ночь со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так было всегда, так должно было быть. Пока не пришел старший сержант Слон, и не нанес единственный удар в непробиваемую челюсть Валуя. И хрустнула челюсть от одного единственного удара, и стала с той самой минуты она пробиваемая.
  - Нет, не надо, - еще раз взвизгнул товарищ солдат.
  Затем подождал немного, то ли пять, то ли десять минут, и открыл свои правильные большие глаза настоящего защитника родины. И увидел прямо перед собой маленькие заплывшие глазки одного гада по имени Муха.
  
  ОПЯТЬ И ОПЯТЬ МАМОЧКА
  Пора вставать. Эта программа завертелась в мозгу, вскрывая другие программы. Рядовой Мухин отчетливо вспомнил, что за всевозможными обстоятельствами он не позвонил мамочке. Неужели еще не ясно, должен был позвонить мамочке рядовой Мухин. Это его прямая обязанность, если хотите, сыновний долг. Мир перевернется, если не встанет сейчас рядовой Мухин и не отправит короткую весточку мамочке.
  Еще не поздно, черт подери. Мамочка добрая, мамочка терпеливая, она любит свою маленькую Муху. Вот поэтому рядовой Мухин обязан встать и идти. Его любит и ждет мамочка. Задача из самых простых, требуется позвонить мамочке. С подобной задачей не раз расправлялся маленький Мухин. Но и повзрослевший товарищ с ней расправлялся не раз. Мамочка ждет. Ты ей нужен более чем свиноподобный чувак, ее муж. И гораздо более чем тупые близняшки (девочки). Только сын поймет мамочку. Космическая близость, черт подери, между сыном и мамочкой. А все остальные придурки пускай отдыхают. Они не заменят единственный и неповторимый звонок, которого так ждет мамочка.
  Рядовой Мухин поднялся. Это казалось почти фантастикой. Только что трупом лежал рядовой Мухин. Одна раздавленная и вылущенная изнутри оболочка. Боль пропитала насквозь неподвижную оболочку, и вы представляете, насколько усилилась боль при ничтожной попытке движения. Но рядовой Мухин поднялся. Мне бы синего неба кусок. Мне бы чистого воздуха капельку. Мне бы только травинку одну и букашку по этой травинке. А еще, чтобы не волновалась и ожидала звонка моя мамочка.
  И боль отошла. Думаю, ни у кого не возникло вопросов, зачем поднялся с земли рядовой Мухин? Это земля русская, она настоящая. Эта земля расточает соки и силы маленьким тварям своим, то есть расточает без всякого скотства и жадности. Тебе нужны соки? Иди, получай свои соки, слегка прикоснувшись к горячему телу земли. Тебе нужны силы? Снова иди, получай. Нисколько не жалко.
  Я повторяю, боль отошла. Поднялся с земли рядовой Мухин. Дальше воздух и свет, и множество звуков, и запахи. Вы не ошиблись, та самая, чертовски реальная жизнь, которую в определенных условиях мы не замечаем и игнорируем. Но это реальная жизнь. Она приходит с болью и кровью. Она убивает и воскрешает наши надежды и чувства. Она не подчиняется человеческим законам и принципам. У нее нет никаких принципов. Или точнее, есть принцип. Надо подняться, каких бы усилий это не стоило. Надо идти, надо жить. А еще надо очень любить жизнь, чтобы встать не ради себя самого, и отбросить к себе жалость.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ГЛАВЫ
  - Что это? - заверещал рядовой Валуй, - Изыди, сатана! Оставь мою душу!
  Жирные пальчики разорвали ворот хэбэ. Затем извлекли наружу огромный крестище и ткнули его в сторону страшного монстра по имени Муха:
  - Прочь исчадие дьявола!
  Буквально в тот же момент страшный монстр по имени Муха приподнял правую ногу и, как в замедленном фильме, ткнул пяткой в коленную чашечку рядового Валуя.
  - Господи, да что же это такое!
  Рядовой Валуй очень медленно, даже медленнее, чем в замедленном фильме, стал оседать, подворачивая поврежденную ногу. И в тот момент, когда его мощная челюсть оказалась на уровне груди страшного монстра по имени Муха, страшный монстр выбросил вперед свой страшный кулак и нанес удар в челюсть. Затем что-то хрустнуло, голова рядового Валуя откинулась в сторону, рядовой Валуй перелетел через кровать и застрял в тумбочке.
  - Без обид, - сказал рядовой Мухин.
  Первые слова после вечности. Ничего особенного, просто слова и слова. Нанося удары, никаких чувств или эмоций не испытывал рядовой Мухин. Я уточняю, слова и слова. Чувства умерли до того, как пришла вечность. Эмоции опять-таки умерли. Даже боль перестал чувствовать рядовой Мухин. Почему-то в данный момент боль исчезла, а само разбитое тело товарища Мухи окунулось в такую нирвану, которой никогда не чувствовал ранее рядовой Мухин.
  - Теперь я знаю, что значит жить, - еще несколько ничего не значащих слов в пустоту, пока перешагивал рядовой Мухин через огромные сапоги солдата Валуева. Или точнее через какую-то дрянь, что осталась на данный момент от солдата Валуева.
  А затем фильм пошел в ускоренном темпе. Топот ног, сорванный клапан палатки. Вместе с порывом свежего воздуха в палатку ворвалось еще одно человеческое пятно. Самое ожидаемое и неожиданное в едином лице. Почему же ты не пришел, Слон? Должен был прийти Слон. Просто обязан прийти Слон. Никаких привилегий для личного состава обновленной российской армии. Если ожидалось, что придет Слон, то и должен прийти Слон. Но так и не пришел Слон. То есть он вообще не пришел. А пришел сержант Кулаков. И принес с собой аромат внешнего мира, умирающей осени и чего-то весьма специфического, что только вызвало кривую улыбку на вывернутых губах страшного монстра по имени Муха.
  
  ГОРЬКОЕ СЛОВО СВОБОДА
  Рядовой Мухин выбрался из палатки. Снаружи стояли солдаты и просто смотрели. Их было много, как минимум целая рота. Они стояли и просто смотрели. А когда продвинулся чуть вперед рядовой Мухин, солдатская масса качнулась чуть в сторону и пропустила товарища. А затем опять стояли солдаты и просто смотрели. Кто на рядового Мухина, на его изъязвленную морду с изуродованными глазницами, кто на выход из той самой палатки, откуда только что выбрался рядовой Мухин.
  И больше никто не выбрался из палатки. И даже сержант Кулаков не выбрался из палатки. Потому что не мог выбраться из палатки сержант Кулаков. Ибо сержант Кулаков лежал в неестественной позе на бывшей кровати бывшего рядового Бобика. Не знаю, чего там произошло, за те считанные секунды, когда бравый сержант Кулаков откинул полог и вошел в палатку, а обратно выбрался монстрообразный рядовой Мухин. Но теперь сержант Кулаков как тряпичная кукла лежал на бывшей кровати бывшего рядового Бобика, и даже не дергался.
  А там снаружи вселенная красоты. Редко так развлекается и куролесит вселенная над своими ничтожными тварями. Если ты тварь, а еще и ничтожная, нечего над тобой развлекаться. Ты и сам достаточно развлекаешься. То есть более чем достаточно развлекаешься над своей пакостной плотью и таким же пакостным разумом. Вот почему нечего развлекаться, ничтожная тварь не стоит того. А у вселенной много вселенских хлопот, чтобы тратить по мелочам свою вечность.
  Или снова не так? Разве может растратиться вечность? Нет, она не может растратиться. Сколько не отщипываем от бесконечной величины, этого недостаточно, чтобы бесконечная величина получила какой-то весьма ощутимый конец. Ну и наоборот, сколько не прибавляется к вечности, это уже ничего не изменит.
  Остыли и успокоились. Прошу возвратиться в мир реальной материи, где величины вполне реальные. Не вышел из палатки сержант Кулаков. И рядовой Валуев остался в палатке. А рядовой Мухин покинул палатку. Затем пустота. Та самая уничтожающая пустота, что называется у нас "вакуум", и что окружила со всех сторон страшное монстроподобное существо по имени Мухин. Каждый шаг по сути рывок в пустоту, и не более. Солдатская масса сжималась, пропуская вперед рядового Мухина с его пустотой, и разжималась, занимая пространство, откуда ушла пустота и солдат Мухин.
  - Но почему? - вдруг раздался яростный визг, - Почему все не так происходит?
  Ступор, конец движению. Замерла солдатская масса.
  - Нет, - и снова яростный визг, - Скажите, пожалуйста, что я сделал не так? Очень прошу вас, не будьте такой сволочью. В чем я ошибся, черт подери! Ну, в чем я ошибся?
  Снова ступор. И масса черной энергии из самого космоса.
  - Вот я стою на коленях, - визг продолжается, - Я раскаялся во всех прошлых грехах, я даже готов искупить вину собственной плотью и кровью. Но прошу вас, скажите последний раз, где эта вина? Я хотел, чтобы было всем хорошо. И вам, и мне хорошо. И вот такая ошибка.
  Выход из ступора. Страшный монстр по имени Муха продолжил движение. Солдатская масса качнулась, открывая проход. А там, то есть в самом конце прохода корчилась и вопила некая гаденькая фигурка:
  - Прости меня, боже!
  И опять:
  - Почему?
  И, наконец:
  - Почему ты не любишь меня, господи?
  Просто прошел мимо рядовой Мухин, и отпихнул в сторону эту гаденькую фигурку.
  
  ДОРОГА В НИКУДА
  Не будем слишком жестокими в идиотизме своей воспаленной души. Конечно, каждому хочется жить. Огромному кашалоту и не такому огромному бегемоту, жирафу, акуле и каракатице. Даже маленькой мышке хочется жить. А так же хочется бабочке и цветку, на который взобралась жизнелюбивая бабочка. Даже атому, даже ничтожному электрону хочется, хочется, хочется. Ну, а человеку хочется больше всего, что мы знаем в нашей вселенной. Точно поганая жажда сия есть отличительная черта всего человечества. То есть наиглавнейшее из остальных его качеств, куда не пробраться самому чистому, смелому и великому разуму.
  Это зачем? То есть, какого черта кому-то куда-то надо пробраться? Если жизнь не всегда хорошая штучка и не всегда полнокровная. Скорее, наоборот, в человеческой макроструктуре нет идеального элемента для жизни на гиперпространственных оборотах, а вот для мелочевки и подлого прозябания много чего есть. И с этим невозможно бороться. Только когда человек перевалит через определенный предел собственных мелких возможностей, то есть когда превратится он в механизм, неподверженный действию времени, только тогда начнется хорошая жизнь. А может, и полнокровная жизнь перестанет быть шуткой.
  Шестеренки колотят по кругу,
  Шестеренки не знают недугов.
  Только лепят да лепят из рая
  Ангелочков крутых караваи.
  Да сандалят к таким ангелочкам
  Деревянные ряхи и почки.
  Оловянные лапы и уши,
  Да еще первородные туши.
  Чтобы все это дело пахало
  На крутые к чертям идеалы.
  Да совсем ни черта не смердило
  От конфеток, шампуня и мыла.
  Чтоб само подмывало печенки,
  Чтоб любило опять шестеренки,
  И тянуло по кругу, по кругу
  Глупой шкуры продажную муку.
  И тогда человеческая макроструктура отыщет свой элемент, который можно назвать идеальным. А так каждый из элементов с гнильцой. Каждый с весьма заметным изъяном. Каждый выходит из строя тысячу раз и доставляет такое поганое неудовольствие, что разваливается к черту макроструктура. Но пока никто не сдается, черт подери! Нет у нас глупеньких мальчиков и развратившихся маленьких девочек, способных продаться за гниль вместо истинных идеалов. И вообще ничего нет, о чем стоило пожалеть нашей бедной России.
  Зато президент есть. Скажем, жизнь президента необходима России. Скажем, этот пигмей, этот червяк задумал величественную программу по переоборудованию страны на новые рельсы. Вы ничего не понимаете в данной программе, потому что она идеал. А президент понимает. Опять же любая программа, задуманная президентом, совершеннейшее дерьмо в отсутствие президента. Зато в присутствие президента это уже не дерьмо, но программа. Или не догадались еще? Президент поднимет Россию из мрака. Президент очистит Россию от сволочи. Президент выбросит к черту Черную пуговицу и дурацкие дырки ее. Президент переловит всех Мух и отправит их добывать урановую руду к разтакой матери. И только при президенте утолит свою жажду Россия.
  Но и Пророка при этом не следует забывать. Припоминаете, разработал свою программу Пророк. То есть программу для той же России, против Мух и благоденствия сволочи. И не важно, что обе программы почти близнецы-братья. Так и должно быть. Только зло у нас разное. Ползают мерзкие насекомые по русской земле и олицетворяют собой зло. Насекомых чуть ли не бесконечное множество, вот и зло у нас распространяется в бесконечность. А добро имеет штампованное лицо. Чистое, гладкое и единственное на всех. Вот почему два выдающихся человека русской земли пришли чуть ли не к идентичной программе по спасению этой земли, и обязательно они спасут эту землю.
  Но зачем? Или хватит бросаться вопросами. Какая вам разница, спасут или не спасут два выдающихся человека какую-то там землю? Вот и я чувствую, нет никакой разницы. На миллион человечков больше или на миллион человечков меньше на русской земле, нет никакой разницы. Дохнут как мухи эти дурацкие человечки. А единственная настоящая Муха, которой самое время откинуть концы, вот она не подохнет никак. И целая рота солдат для нее просто мусор и хлам.
  Солдаты тупо смотрели, как Муха намылилась позвонить мамочке.
  
  ЗДРАВСТВУЙ, МАМОЧКА
  Не важно, что дальше произошло. Без происшествий, даже слишком спокойно добрался до телефона рядовой Мухин. Никто не остановил этого монстра в трусах и майке. И даже никто не обратил внимания на его голые и разбитые в дрыбодан ноги. Ну, и черт с ним, если разбитые ноги, а спортивные тапочки куда-то приватизировал рядовой Мухин. А мелочь осталась в тех самых тапочках, или вообще неизвестно где. С пустыми руками добрался до телефона рядовой Мухин.
  Боже, да что вы мне говорите? Какие-то деньги, какие-то ноги. Не за этим здесь рядовой Мухин. Его звонок очень ждет мамочка. Или не понимаете, насколько нужен звонок его мамочке, и поэтому она ждет, пока позвонит рядовой Мухин.
  Нет, вы не понимаете. Нужен только звонок, все остальное уже не имеет значения. Между рядовым Мухиным и его мамочкой установилась прочная связь на подсознательном уровне. Вот сейчас рядовой Мухин возьмет трубку, затем наберет номер, затем услышит гудки. И все хорошо, то есть так хорошо, что остальное опять не имеет значения. Далеко-далеко отсюда, можно сказать, на краю света сидит и слушает мамочка. И в руках у нее трубка.
  А что сказать мамочке? Сказать, как обычно, про офис, работу за верные деньги и девочек. Или единственный раз перестать притворяться и вывалить всякую хрень, что теперь называется жизнью? Нет, про жизнь не поймет мамочка. Ее душевные волны настроены на нечто иное, скажем, на офис, работу за верные деньги и девочек. Это она точно поймет. Ее добрый Муха не может разочаровать мамочку.
  А жизнь теперь точно прошла. Внутри того крохотного компьютера, который является душой одной маленькой Мухи, там внутри случилось короткое замыкание. Кое-какие микросхемы выгорели, кое-какие конденсаторы взорвались, большая часть информации безвозвратно пропала. И нельзя починить компьютер. То есть при определенных условиях починить его можно. Но этого не желает опять-таки вредная и настырная Муха. Неужели не догадались еще, не желает Муха, чтобы чинили компьютер.
  Вот об этом следовало рассказать мамочке. Человеческий компьютер под названием "душа" создавался и модифицировался сто миллионов лет. За это время стандартные программы перешли на второй план, а свободные радикалы, ответственные за модификацию компьютера, заняли привилегированное положение. И единственное, чему не научился еще человек, это изымать жесткий диск под названием "память" и переставлять его в новый компьютер.
  А впрочем, можно и не рассказывать. Ничего не поймет мамочка. А если она и поймет, то ни за что не поверит, что так поизносился ее любимый сынок, ее веселая и добрая Муха. Эх, если бы поверила мамочка. Но повторяю, она не поверит. Зачем вынимать какой-то дурацкий диск из головы моей маленькой Мухи, и переставлять этот диск в совершенно чужую голову? Разве не понятно, что мамочка любит только свою Муху. А нечто чужое пускай пыхтит в чужом муравейнике и не травмирует мамочку.
  Вот, пожалуй, и все. Когда-нибудь через сто миллионов лет человечество разберется в собственном компьютере, научится тиражировать души и клепать зомби и клонов в необходимых для производства количествах. Но сегодня душа товарища Мухина владеет только одним компьютером, и куда-то в другое место ее поместить невозможно. То есть вообще невозможно выбросить оболочку компьютера и кое-какие детали под названием "тело", чтобы не отключилась душа, и не пришел в негодность компьютер. Отсюда проблемы товарища Мухина. То есть, чтобы сберечь одну бесполезную "душу" надо сберечь одно бесполезное "тело", и тогда еще поработает засбоивший компьютер.
  Следовательно, времени на разговор не осталось. Рядовой Мухин поднял трубку, набрал номер, услышал гудки. Затем вздохнул полной грудью, чтобы голос его звучал не так глухо и подло, как он звучал в последнее время. Рядовой Мухин сказал в гудящую трубку:
  - Здравствуй, мамочка.
  И, не дождавшись ответа, покинул станцию.
  
  ДОРОГА ИЗ НИОТКУДА
  Никто не знает, что за ближайшим поворотом и что случится через ничтожнейший промежуток времени. Жизнь человеческая только набор случайных ошибок, некоторые из которых можно исправить, а от других лучше держаться подальше. И что такое судьба? Нет никакой судьбы. Так, красивое слово, выдуманное слабаками для успокоения. А по сути, тот же набор случайных ошибок.
  Хотя с другой стороны, родиться в России это судьба. Кто родился в России, а еще провел здесь добрую и немножечко сумасшедшую молодость, тот не может уже оторваться от этой России и останется ее вечным рабом и частичкой ее живой плоти.
  Ну, если так понимается слово "судьба", то я не хочу больше спорить на данную тему. Если единственный бог на небе есть Черная пуговица, а остальные боги только придуманы человечеством для самоуспокоения, то родиться в Росси точно судьба. Ты родился в России, и мир твой перевернулся по многим параметрам. Вся остальная, то есть нерусская жизнь для тебя существует опять же в теории. Где-то нерусская жизнь. Ты ее не замечаешь, она для тебя неинтересная, но она где-то. Вот пускай и сидит себе где-то нерусская жизнь. Такая судьба, твою мать. Здесь только русская жизнь, никак не иначе.
  А еще я хотел рассказать про дорогу. Чтобы не показалась слишком ужасной судьба родиться в России, для этого существует дорога. Никто не мешает идти по дороге. Раз существует дорога, по ней просто необходимо идти. Если не получается идти, то необходимо ползти на зубах. Я повторяю опять, для этого существует дорога. Ну и всевозможные повороты, где спряталась та же судьба или иная какая хреновина, например, Черная пуговица. А еще по этой дороге крадется старший сержант Слон, и творит свое черное дело.
  Как нам нужен старший сержант Слон. Его нужность в данный момент просто зашкаливает. Армия задохнулась без его руководящей руки. Президент спился без его поддерживающего взгляда. Пророк слетел с катушек без его гиперпространственной мысли. Родина сдохла без его грозного окрика. Я повторяю и опять повторяю, нужен старший сержант для России. Даже маленькая Муха не отрицает, что нужен старший сержант Слон. Вот почему бросила все дела Муха, взмахнула крылышками и отправилась неизвестно куда и в какое ничто за старшим сержантом.
  - Ты нужен, черт подери! - очередной яростный вопль Мухи.
  И еще много диких и яростных воплей:
  - Я знаю, где ты, твою мать!
  И много мягких ласковых слов, вроде как уговаривают ребенка:
  - Ты только вернись, все простит и забудет Россия.
  А мамочка, она подождет до лучшего времени. Вот мы решим основные вопросы, вот вернем для России Слона. И тогда рядовой Мухин свяжется с мамочкой. И не только телепатически свяжется. Но будет говорить целую ночь, и целый день, и кусок следующей ночи. И узнает все мамочка. О вселенской любви. О вселенских мечтах. О любимой России и о своей маленькой, но несгибаемой Мухе. А еще откроет ей маленький Муха важнейшую тайну на русской Земле:
  - Мамочка, это мой друг.
  И покажет ее Черную пуговицу.
  
  А ДАЛЬШЕ?
  Рядовой Верзила нагнал рядового Мухина в пятидесяти метрах от станции:
  - У меня продукты, гражданские вещи, оружие.
  Рядовой Верзила бросил на землю туго набитый мешок:
  - Знаешь, была такая хорошая жизнь. Мы были такие правильные, мы выпускали газету. Все вокруг казалось такое правильное. Так и только так можно было служить родине. Даже жизнь казалась не больше чем частью служения родине. И вот ушел солдат Бобик, и не вернулся. И никто не сказал, почему не вернулся солдат Бобик. И больше не хочется жить, пока не вернется солдат Бобик. Или хотя бы нам не расскажет какой-нибудь гад, где теперь, почему он там, наш боевой товарищ солдат Бобик.
  Здесь улыбнулся рядовой Мухин:
  - Хорошо, пойдем вместе.
  Затем развязал мешок, достал оттуда продукты, вещи, оружие.
  - Ты знаешь, куда идти, - сказал рядовой Верзила, - Я сразу почувствовал, ты тот самый парень и есть, который все знает. И который не бросит на половине пути самую безнадежную тварь, которая захотела так же узнать, где этот путь кончиться.
  Опять улыбнулся рядовой Мухин:
  - Я ничего не знаю, никто ничего не знает. Даже Черная пуговица, даже она ничего не знает. Но мы пойдем по этой дороге и по многим другим дорогам, и будем идти до тех пор, пока не узнаем то самое, что нам следует знать. И тогда мы пойдем дальше.
  Рядовой Верзила опустил глаза в землю:
  - Пусть будет так.
  И ничего не спросил про Черную пуговицу:
  - Я готов идти дальше.
  И ничего не сказал про Черную пуговицу рядовой Мухин. Как-то сама по себе вывалилась из подпространства Черная пуговица. Рядовой Мухин почувствовал свою связь с Черной пуговицей, а через Черную пуговицу почувствовал свою связь с рядовым Верзилой. Но и рядовой Верзила нечто такое почувствовал. Очень слабое чувство проснулось в его еще очень слабой и неокрепшей душе. Вроде как крохотный клочок информации, явившийся из ниоткуда. Компьютер рядового Верзилы, то есть его душа, прислушался к подобному сигналу, и стал обрабатывать информацию.
  - Ты что-то чувствуешь? - спросил рядовой Мухин.
  - Я что-то чувствую, - сказал рядовой Верзила.
  - Это только начало, - сказал рядовой Мухин.
  - Я знаю.
  Тогда последний вопрос:
  - Откуда оружие?
  - Его не хотел отдавать часовой Клюгенхаген. Пришлось придушить.
  И последний ответ:
  - Нам не надо оружие.
  Рядовой Мухин забросил в кусты автомат вместе с патронами:
  - Наше оружие Черная пуговица.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ГЛАВЫ
  Вечная и бесконечная вселенная. Необъятная метагалактика, протяженностью в пятнадцать миллиардов световых лет, которую мы иногда называем нашей вселенной. Бесконечное множество галактик, плюс заполняющие их миры, то есть планеты и звезды. Прочий мусор, а среди прочего мусора крохотный гадостный человек, который не может вот так просто жить, вот так наслаждаться вечной и бесконечной вселенной. И не важно, что человек есть носитель убогого разума, образованного свободными радикалами. Важно, что всякий свободный разум соседствует с гадостью.
  А еще среди прочих вершин, среди прочих помоек вселенной есть одна очень забавная штучка, имя ей Черная пуговица. Человеческий разум может не знать про такую пуговицу. Человеческий разум может ее отрицать как нечто совсем нереальное и противоречащее официальной вере в официального бога. Но повторяю, все-таки есть пуговица, а официального бога все-таки нет. Ибо официальный бог только продукт коллективного разума, а Черная пуговица нечто личное, нечто твое, нечто вышедшее из самой сущности твоего бытия и так далее. Нет, не надо мне смешивать две несопоставимые величины. В конечном итоге, продукт коллективного разума уходит в небытие, и побеждает Черная пуговица.
  Другое дело, что это не может случиться сегодня, сейчас. Официальные глупости на самом деле не требуют разума. Очень и очень давно был придуман товарищ бог, да так и остался. За этим богом всегда можно спрятаться от вечной и бесконечной вселенной. Этот бог не дает нам думать про пуговицу, и не дает развиваться, черт подери. Он настолько удобный товарищ, что стоит потраченных на него усилий на начальном этапе. И совсем неудобная пуговица. Рядом с ней только боль и проблемы.
  Капля капает
  Медленно, медленно
  В тело слабое
  Бедами, бедами.
  В тело малое,
  В тело нетленное
  Капля алая
  Лупит вселенную.
  Звездным образом,
  Атомным веером
  Капля слезная
  Лупит по черепу.
  И все-таки бог нам не дал ничего. Вопросы не получили ответы, зато повернулась боком вселенная. Потрясающий человеческий компьютер, после модификации в сто миллионов лет, так и не принял на веру официального бога. Чистенького, правильного, вроде бы создателя человечества. Да и не примет его никогда. Потому что в ту самую минуту, когда победит официальный бог, произойдет новая модификация внутри человеческого компьютера, и появится Черная пуговица. Не важно, как мы назовем эту пуговицу, но она появится, черт подери! И разбредутся маленькие Мухи по русской земле в поисках совершенно иного неофициального бога.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"