Мартовский Александр Юрьевич: другие произведения.

Верхом на галактике

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не все хорошо складывается в звездном королевстве "координаторское сообщество". Интриги, войны, подковерная борьба, открытое неповиновение приказам вышестоящих командиров и начальников. Но еще держатся товарищи координаторы за счет личных качеств землянина Че Бэ Ивановича и мурсианина Муркотенка.

  АЛЕКСАНДР МАРТОВСКИЙ
  ВЕРХОМ НА ГАЛАКТИКЕ
  
  
  КНИГА ПЕРВАЯ. 18 СКОРПИОНА
  
  
  ОТ АВТОРА
  Опять начинается большая политика. То есть такая политика, от которой тошнит любого профессионала высокого уровня, но верещат от радости ничтожные человечки. Как же жить без большой политики? Это не обычная политика, это большая политика. Неужели не ясно, что при обычной политике человечество вымрет и превратится в смердящие гнойники и развалины. Зато при большой политике человечество преодолеет все разногласия, после чего найдет дорогу на звезды.
  - Неужели и у товарищей пришельцев большая политика? - как-то задумался Владимир Александрович Мартовский, разглядывая стареющий серпик Луны и окружающие его звезды.
  - Пришельцы такие же люди, - ответила, не подумав, Татьяна Анатольевна Мартовская.
  - Они не совсем люди, - мысли Владимира Александровича приняли несколько иное направление, - Люди произошли от весьма омерзительного животного по имени "обезьяна". Пришельцы произошли от разных и не всегда омерзительных животных. Например, мурсиане произошли от весьма приличного животного по имени "кот". Поэтому пришельцы не обязательно занимаются большой политикой.
  Пришлось мне вмешаться на данном этапе, чтобы не выглядеть придурком, у которого то ли вырвали язык, то ли в голове каша:
  - Большая политика по сути большая плесень. От нее не застрахованы лучшие из разумных существ, или пришельцы.
  Минут на десять задумался Владимир Александрович Мартовский. Луна чуть-чуть подвинулась на небосклоне. Звезды чуть-чуть засветили ярче.
  - Хочется верить в умных пришельцев, не хочется верить в глупых пришельцев. Мы уже немного разобрались в иерархии координаторского сообщества, и нашли среди глупых пришельцев кое-каких умных пришельцев. Не хотелось бы утверждать, что умных пришельцев подавляющее меньшинство, а глупых пришельцев подавляющее большинство. Однако факты упорствуют за нечто подобное. Если бы умные пришельцы управляли координаторским сообществом, то и на планете Земля исчезла большая политика.
  Как-то странно высморкалась Татьяна Анатольевна Мартовская:
  - Не знаю, не знаю. Надо еще доказать, насколько большая политика в координаторском сообществе влияет на большую политику на планете Земля.
  Почесал затылок (фирменный жест координаторов) Владимир Александрович:
  - Чего тут доказывать? Мы же доказали, что в восьмидесятые годы двадцатого века планета Земля вступила в координаторское движение, то есть стала малой частью координаторского сообщества. Отсюда опять и опять выводы, типа "не родится от свиньи бобренок". Или настолько ослабело координаторское сообщество от содружества с планетой Земля, что самое время сливать свет и тушить воду?
  Подали заявку
  Хорошие ребята.
  Общество приятное,
  И зеленая травка.
  А когда увидели
  Протрезвелым взглядом,
  Какая всюду гадость,
  То слегка обиделись.
  На болотные кочки
  Мы пока не желаем.
  Лучше всех постреляем.
  Конец связи, и точка.
  Мораль такая:
  Не договаривайся.
  Как-то странно посмотрела Татьяна Анатольевна Мартовская на своего гениального сына Владимира Александровича. И решила оставить последнее слово за Александром Мартовским, автором величайшей звездной эпопеи всех времен и народов, которую еще называют "Сага о координаторах".
  
  СТРАННОСТИ НАЧИНАЮТСЯ
  Удар ногой в дверь:
  - Эй, просыпайтесь, волки позорные!
  Еще один нехилый удар:
  - Встречаем, мать твою, цензора!
  Потянулся на столе боец Муркотенок. Кто это упомянул маму в нехорошем контексте? Маму нельзя упоминать в нехорошем контексте. Мама она святая даже после четвертого стакана водки и седьмой (или восьмой) банки пива с сухариками.
  Кстати, а почему на столе лежит боец Муркотенок? То есть лежит в несвежем комбинезоне (пятна от чесночного соуса) и армейских ботинках. Неужели сухарики были с чесночным соусом? Неужели напарили гастарбайтеры бойца Муркотенка? Я же просил сухарики с сыром. Или сухарики со сметаной, если сухарики с сыром несвежие. Вместо этого сухарики с чесночным соусом, от которого пучит желудок.
  Прислушался к собственному желудку товарищ боец. Кажется, пучит желудок. Или неправильно кажется? В бункере такой перегар, что с первой попытки не разобраться, пучит или не пучит желудок. По крайней мере, следы бурной деятельности желудка отсутствуют. Здесь улыбнулся боец Муркотенок. Сухарики с чесночным соусом известная дрянь, но все-таки от них меньше вреда, чем от чипсов с поддельной красной икрой и крабами.
  В прошлый раз попробовал экспериментировать товарищ боец. Один стакан водки, две банки пива, двухсотграммовый пакет чипсов с поддельной красной икрой и крабами. Правильно, эксперимент не удался. После третьего стакана полезли назад крабы, успешно сдобренные поддельной красной икрой. Неделю отмывал бункер боец Муркотенок.
  Очень нехилый удар:
  - Ну, суки-тля, вы у меня пожалеете!
  Дверь слетела с петель. Бронированная дверь, подумал опять Муркотенок. Может открыть глаза и разобраться, что за ерунда происходит? Или не открывать глаза, но профессионально съехать со стола на диван, заткнуть уши подушкой?
  Второй вариант очень понравился младшему координатору Муркотенку. Сегодня по земному календарю выходной день, так называемое "воскресенье". Разрешается отдыхать и не работать на тех же условиях, что во вчерашний выходной день, так называемую "субботу".
  Хорошая планета Земля. Удивительная планета Земля. В координаторском сообществе замыливают выходные дни с упорством и наглостью, достойными лучшего применения. Координаторское сообщество эксплуатирует координаторов по двадцать четыре часа в сутки (снова по земному календарю). Извините, товарищи координаторы, работа у вас такая. Приходится на пределе сил и возможностей поддерживать равновесие во вселенной.
  Подумал про равновесие во вселенной младший координатор Муркотенок, и отрыгнул в окружающее пространство вполне удобоваримую смесь: пиво плюс водка плюс пресловутый чесночный соус. Дальше сдавленный стон, грохот упавшего тела.
  Все правильно. Равновесие во вселенной до добра не доведет. Равновесие во вселенной по сути неудобоваримая штучка: выпадают волосы, зубы и ногти. Впрочем, боец Муркотенок не жалуется на волосы, зубы и ногти. Но многие координаторы с приличным стажем трясут лысыми головами, шамкают беззубыми ртами, не могут взобраться по отвесной стене, не обломав ногти.
  - Как меня угораздило работать на вселенную? - проворчал все тот же товарищ боец, - Без отгулов и выходных дней, без отпускного пособия работают только придурки. Неужели нельзя было подыскать другую работу? Например, чем не нравится работа охранника на гастарбайтеров в пивной лавке?
  На полу нечто зашевелилось, затрехало:
  - Ну, суки-тля, запрещается издеваться над цензором.
  Затем раза в три громче:
  - Я вас в тюряге сгною, лет на двести, может и больше.
  Тяжело вздохнул боец Муркотенок. Профессиональные качества младшего координатора как-то незаметно преодолели приобретенную расхлябанность в земном секторе. Ну, что поделаешь, если земной сектор такой странный, такой недисциплинированный сектор, где существуют отгулы и выходные дни, а так же отпускное пособие.
  Как временный руководитель земного сектора пять раз на неделе предоставлял себе Муркотенок отгулы (по семейным обстоятельствам) и дважды в месяц выписывал отпускное пособие. Про выходные дни говорить не приходится. Только последний гастарбайтер на планете Земля работает в выходные дни. То есть работает по весьма веской причине, что вознамерился закончить собственную никчемную жизнь в текущем квартале. Но извините, дорогие мои, никогда суицидальными наклонностями не отличался боец Муркотенок:
  - Кого, твою мать, принесло!
  Приходится срочно включаться в работу. За пять отгулов согласен прервать оздоровительный сон самый грозный боец во вселенной.
  
  РЫЖАЯ БЕСТИЯ
  Бах кулаком по столу. Стол вдребезги.
  - Что вы вытворяете, младший координатор, перед высоким начальством?
  Распластался младший координатор Муркотенок среди водочных бутылок, пивных банок, обломков стола и какой-то еще ерунды, отдаленно напоминающей упаковку из-под сухариков с чесночным соусом:
  - Ну, извините, так называемое высокое начальство, что у меня ширинка не застегнута. Мы, обыкновенные труженики космоса, как-то не ожидали высокое начальство, и не подготовились к его встрече, не застегнули ширинку.
  Сложный, проникающий шок. Очень рыжая, очень пухлая девушка (рост метр пятьдесят сантиметров) была близка ко вторичному обмороку:
  - Разрешите представиться, товарищ младший координатор. Цензор Клюк посетила ваш мерзкий гадюшник с ответственным поручением.
  Почесал затылок младший координатор Муркотенок:
  - Что клюк, что глюк, все едино. На планете Земля воскресенье.
  Затем неимоверным усилием воли товарищ младший координатор перекантовался на четыре лапы, попробовал в столь экзотической позе собирать пустые бутылки и пивные банки. Не очень хорошо, даже совсем нехорошо собирались пустые бутылки и пивные банки, но само мероприятие отвлекло выдающегося бойца от куда более безрадостных мыслей. Или не совсем отвлекло, но мысли так или иначе стали более радостными.
  Конечно же, Координаторский центр задумал чистку рядов с привлечением цензоров. Цензоры, как правило, тупые дуры с единственной извилиной в голове. Они ненавидят настоящих работников. Они ненавидят бойца Муркотенка. Они настолько погрязли в бумажной волоките, что каждый выезд на периферию считают за величайшее оскорбление. Подмазываться к ним бесполезно. Приговор вынесен. Лучше поспать еще пару минут, пока зачитываются твои права перед казнью.
  Справилась со вторичным обмороком цензор Клюк:
  - И почему я не удивляюсь всей этой мерзости?
  Затем цензор Клюк попробовала пнуть бойца Муркотенка чуть ниже хвоста, но не попала. Слишком шустро гонялся за пустыми бутылками и пивными банками боец Муркотенок:
  - Никакой мерзости. Нормальный выходной день на планете Земля после тяжелой работы.
  Следующий пинок опять угодил в пустоту. Рыжая бестия (вес около семидесяти килограммов) не рассчитала реальные возможности собственных (коротеньких) ручек и ножек:
  - И почему для меня выбирают самые тупые задания?
  Приостановился боец Муркотенок:
  - Ну, не скажите, барышня, планета Земля весьма очаровательная планета. В начале двадцать первого века (по земному календарю) здесь еще существует весьма очаровательная цивилизация, способная выпускать весьма очаровательные пиво и водку.
  Очередной пинок опять оказался безрезультатным. Ибо нормальное состояние бойца Муркотенка есть повышенная боевая готовность. Четыре стакана водки, семь (или восемь) банок пива с сухариками никак не могут отразиться на нормальном состоянии бойца Муркотенка. Чего опять-таки не знает кабинетный работник из цензоров.
  - И почему меня так ненавидят?
  Схватилась за рыжие волосы цензор Клюк. Заревела. Попытка драть и разбрасывать волосы. А это зря. Не любит ревущих девчонок боец Муркотенок, даже если они цензоры. От любого не очень серьезного рева теряется боец Муркотенок. Для чего опять рев? Зачем опять рев? Давайте откроем рекламный проспект про координаторское сообщество. Давайте полюбуемся на потрясающую графику в рекламном проспекте. Текст читать не обязательно. Координаторское сообщество ни чем не отличается от любой религиозной организации на планете Земля. Только у нас хорошо! Только с нами истинный бог! Другое дело потрясающая графика.
  - У-у-у, волки позорные!
  При чем здесь какие-то волки, подумал боец Муркотенок. Есть рекламный проспект координаторского сообщества. Есть основная задача, поставленная координаторским сообществом перед своими сотрудниками. Младший координатор Муркотенок никогда не противоречил координаторскому сообществу. Он же прекрасно справлялся с поставленной задачей, то есть ни духом, ни словом, ни действием не нарушил пресловутое равновесие во вселенной.
  Впрочем, за героический труд так и не присвоили младшему координатору Муркотенку звание старшего координатора. Хотя по Уставу координаторского движения (основной документ) младший координатор не может руководить целым сектором. Только старший координатор может руководить целым сектором. Однако боец Муркотенок руководит целым сектором, но он все еще младший координатор.
  Мозги встали на место. Координаторский центр работает медленно и не очень толково. Некоторые важные бумаги теряются, некоторые не доходят до адресата, потому что единственным росчерком пера их отправили в другую галактику, или даже в другую вселенную.
  Кстати, подумал боец Муркотенок, в обязанности цензоров входит не только снятие с должности, но и постановка на должность. Кто знает, какие бумаги привезла цензор Клюк. А если это не отрицательные, но положительные бумаги?
  - Извините, барышня, - мягко подкрался к цензору Клюк боец Муркотенок, - Если вам полегчает, можете пнуть меня в задницу.
  
  ЧУТЬ ЛУЧШЕ
  Выпучила глаза толстопопая барышня с рыжими волосами:
  - Извините, товарищ младший координатор. Я немного выбилась из графика, не спала двое суток. А еще мне подсунули космический корабль класса "Чинара" без запасов воды и пищи.
  Вполне искренне ужаснулся боец Муркотенок:
  - Как это без запасов воды и пищи?
  Таким образом, запланированный пинок в задницу спустили на тормозах. Ну, вы же знаете скромное обаяние бойца Муркотенка. Ни одна девушка с планеты Мурс или с планеты Земля не способна устоять перед скромным обаянием бойца Муркотенка. По всей видимости, цензор Клюк с планеты Земля. Или родители девушки с планеты Земля. Или родители родителей девушки, что не имеет значения. А что имеет значение? Сколько раз повторять про скромное обаяние бойца Муркотенка.
  Вытерла слезки цензор Клюк:
  - Происки врагов, твою мать. Я с этими гадами еще поквитаюсь.
  Выбросил бутылки из-под водки и пивные банки в мусоросборник боец Муркотенок:
  - Кажется, в морозильнике остались пиво и колбаса. Там же есть молоко и яйца, но за качество последних продуктов не отвечаю.
  Как-то странно взглянула цензор Клюк на потомственного мурсианина и лучшего мордобоя вселенной. Затем шмыгнула носом и изобразила на распухшей физиономии нечто вроде благодарной улыбки:
  - Спасибо, младший координатор. Вы настоящий джентльмен и лучший из координаторов, которые мне попадались за последние лет двадцать. Хотя вы же устроили настоящий срач в бункере.
  Практически протрезвел Муркотенок, если назвать легкое состояние опьянения - пьянством, а легкое состояние возбуждения - трезвостью:
  - Всегда пожалуйста.
  Следующие пять минут цензор Клюк клюкала пиво (три банки) и хрумкала колбасу (три батона). Затем еще пять минут цензор Клюк находилась в общественном месте, где по утверждению классической литературы барышни пудрят носик. Затем еще три минуты цензор Клюк пыталась устроиться на диване, чтобы не путаться под ногами бойца Муркотенка.
  Думаю, вы догадались, чем в это время занимался боец Муркотенок. Нет, он не корчил товарища камикадзе, созерцающего объект последней атаки перед последней атакой. Боец Муркотенок совершенно добровольно вытер пыль и выволок мусор из бункера.
  Никаких кривых ухмылок и сальностей, дорогие товарищи. В бункере, рассчитанном на боевую команду из пяти единиц, вынужден прозябать в гордом одиночестве боец Муркотенок. Так называемый, стандартный бункер. Координаторское сообщество обеспечивает своих сотрудников исключительно стандартным оборудованием и техникой. Никого не интересует в координаторском сообществе твоя привязанность к маленькому уютному домику на одного человека. Ибо маленький уютный домик на одного человека стоит целое состояние. Зато стандартный бункер не стоит ничего для координаторского сообщества. Во время звездных войн в системе Тау Кита координаторы конфисковали более тысячи подобных игрушек.
  Наконец успокоилась цензор Клюк:
  - Еще раз спасибо, младший координатор.
  На данный момент закончил с уборкой боец Муркотенок. Только не надо прикидываться, что пыли и мусора после уборки стало больше. Подобный наезд не потерпит боец Муркотенок.
  Есть такие козлы и уроды,
  Что привыкли плевать на работу.
  Есть опять же дела поважнее,
  Например, послоняться без цели.
  Или дырку проделать к соседу,
  Чтоб за ним наблюдать до обеда.
  А затем настрочить три страницы,
  Как сосед от балды веселится.
  Все работают в данное время,
  Но сосед расплевался со всеми.
  Этот ирод и прочая бяка
  Что-то там замышляет во мраке.
  Мы его не возьмем на поруки,
  Обломаем и ноги и руки.
  Наше время украл до обеда,
  И за это пойдешь, куда следует.
  Открою маленький секрет, боец Муркотенок всегда относился с нежностью к девушкам в военной форме:
  - Зачем же так официально, товарищ Клюк. Здравствуйте, младший координатор. Прощайте, младший координатор. Обойдемся без званий. Друзья называют меня Муркотенок.
  
  ЕЩЕ ЛУЧШЕ
  С повышением в должности не получилось на данном этапе. Цензор Клюк не привезла никаких документов, подтверждающих карьерный рост бойца Муркотенка. Координаторский центр в очередной раз проявил непростительную забывчивость, даже халатность по столь щекотливому вопросу. Следовало поощрить бойца Муркотенка за отсутствие проблем. Но Координаторский центр не поощрил бойца Муркотенка.
  - Вы хотите проблемы в данном секторе, - выругался товарищ боец, - Вы получите проблемы.
  Примерно того же мнения оказалась цензор Клюк. При чем эта резкая девушка без обиняков и подготовки выложила собственное мнение:
  - Нынешнее руководство координаторского сообщества засиделось на хлебных местах. Пора брать товарищей за цугундер.
  Сначала удивился боец Муркотенок. Как законопослушный представитель координаторского движения, товарищ боец не имеет права слушать столь крамольные речи. Ты давал присягу в Координаторском центре. Ты обязан подчиняться непосредственным командирам и начальникам. Какая разница, если часто меняются командиры и начальники? Ты подчиняешься не конкретному человеку, но конкретному символу. Сначала посмотрел на погоны, сначала посчитал звездочки, затем подчиняешься.
  - Ну не знаю, - промямлил боец Муркотенок.
  - А чего тут знать? - вспыхнула цензор Клюк, - Пора действовать.
  Примерно три секунды сверлили друг друга взглядами собеседники. Чего с голодухи не бывает, подумал Муркотенок. У, проклятый язык, подумала цензор Клюк. Хотя при чем тут язык? Метресса Гречкова поручилась за Муркотенка, как за самое тупое животное в нашей и параллельных вселенных. Мол, "тупой кот" Муркотенок купится на любую лажу и побежит со счастливой улыбкой в любую самую идиотскую авантюру, лишь бы подраться.
  Затем три секунды прошли. Почесал затылок и открыл рот боец Муркотенок:
  - Мне так же не нравится руководство координаторским сообществом. Внутри координаторского сообщества поселилось недоверие к профессиональным координаторам очень высокого уровня. Профессиональные координаторы очень высокого уровня подвергаются репрессиям, переходят в скитальцы. Сие плохо. Сие неправильно. Сие большая потеря для координаторского сообщества, но никак не повод устраивать революцию с мордобоем и многочисленными жертвами.
  Пожала плечами цензор Клюк:
  - Никаких революций.
  Не такое тупое животное боец Муркотенок, как его описала метресса Гречкова. Похоже, что в Координаторском центре утратили связь с периферией и не очень разбираются непосредственные координаторы и начальники в собственных подчиненных. Отсюда все беды координаторского сообщества. Достойный боец и работник может оказаться вне координаторского сообщества. Задолиз и предатель может занять его место.
  Заглянул в морозильник боец Муркотенок, и обнаружил там пресловутое молоко с протухшими яйцами. Больше ничего интересного не обнаружил товарищ боец. Маленькая девушка, но очень прожорливая, на зарплату младшего координатора подобную девушку не прокормишь. Но зарплата старшего координатора вполне приемлемая зарплата. Если повести осторожную политику, имеется шанс удержаться в координаторском сообществе, удержаться в земном секторе, получить желанные погоны старшего координатора. А там пускай обжирается девушка.
  Закрыл морозильник боец Муркотенок:
  - Руководят координаторским сообществом тупые чинуши, никак не отметившиеся в боевой обстановке. Никто не спорит, что координаторскому сообществу нужен боевой командир. Но наверху, то есть в Координаторском центре свои правила. Припоминаю один из пунктов Устава. Якобы координаторским сообществом может руководить профессиональный политик. К сожалению, профессиональный командир и профессиональный политик очень редко сочетаются в одной личности. По крайней мере, на данный момент я не знаю такой личности в координаторском сообществе.
  Вспыхнула от кончиков пальцев на левой руке до кончиков пальцев на правой руке цензор Клюк:
  - Так-таки ни одной личности?
  Вспыхнул от левого уха до правого уха боец Муркотенок:
  - Есть, конечно, одна личность, но ее изгнали из координаторского сообщества всякие потрохи.
  Вспыхнула еще ярче цензор Клюк:
  - Изгнали или перевели в свободные чистильщики?
  Вспыхнул еще ярче боец Муркотенок:
  - О чем это мы говорим, барышня?
  Далее резкий ответ:
  - Мы хорошо понимаем, о чем говорим. Кровь из носу, надо найти эту личность.
  
  МЯГКАЯ ПОСАДКА
  Космический челнок класса "Корыто" свободно прорезал плотные слои атмосферы планеты Нежданка и опустился на бетонную полосу походного космодрома. Никаких неожиданностей не подготовила планета Нежданка для свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. Походный космодром, сработанный навскидку лет пятнадцать-шестнадцать назад волонтерами из координаторского сообщества принял опять же без всяких сюрпризов легкий космический челнок класса "Корыто". Бетонное покрытие при этом даже не оплавилось.
  Короче, идеальный полет, идеальный вход в атмосферу, идеальная посадка. Плюс толпы встречающих аборигенов в легких одеждах. Под такими одеждами невозможно спрятать оружие, о чем отлично осведомлен свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Вот в цветах оружие можно спрятать. Но вышеупомянутые аборигены не являются носителями опасности. Зачем им оружие против свободного чистильщика, если они сами послали заказ? То есть не по собственной воле, но по наводке этих товарищей прибыл на планету Нежданка Че Бэ Иванович.
  Так, готовимся к высадке. Очень простая процедура, если бы она не была связана с кое-какими политическими деталями. Прежде чем высадиться на планету Нежданка (четвертую планету в системе звезды 18 Скорпиона) Че Бэ Иванович обязан собраться с мыслями. Планета Нежданка не входит в координаторское движение, но подала частичную заявку. Что такое частичная заявка? А это такая заявка, под которой подписалась часть уполномоченных представителей планеты, притом, что другая часть отказалась поставить свою подпись. Следовательно, Координаторский центр не имеет права вмешиваться в политику планеты Нежданка. Но ребята, которые подали заявку, могут оказаться в беде. И что тогда? Как будет выглядеть координаторское сообщество перед целой вселенной?
  Я же вам говорил, политика. Пока планета Нежданка не вошла в координаторское сообщество, координаторы могут действовать здесь не иначе, как гости. Прилетели, погостили, построили походный космодром, попили чайку, улетели. Только так и не иначе действует молодое координаторское движение на цивилизованных планетах, готовых примкнуть к координаторскому сообществу.
  Другое дело Че Бэ Иванович. Здоровый мужик славянской наружности. Рост за метр девяносто, вес более ста килограммов, биологический возраст где-нибудь между сорока и пятидесятью годами (по земному летоисчислению). В координаторах не состоит. Доигрался, уволили. Он ни кто-нибудь, только свободный чистильщик, разгуливающий туда-сюда по галактике, выполняющий кое-какую грязную работенку за деньги.
  Что там у нас на планете Нежданка? Прилетел некто свободный чистильщик. Ну, прилетел и прилетел, к этому не имеет никакого отношения координаторское сообщество. Сидят господа координаторы в своей цитадели (называется "Координаторский центр"), разгребают срочную информацию, откладывают в долгий ящик менее срочную информацию, в том числе информацию с планеты Нежданка. Видимо у аборигенов с планеты Нежданка возникли проблемы. А заодно у аборигенов с планеты Нежданка завелись денежки. При чем немалые денежки, чтобы нанять свободного чистильщика класса Че Бэ Ивановича.
  Тогда последний вопрос, где контролирующая организация, когда пошел разговор про немалые денежки? И куда смотрят господа координаторы, если денежки текут на сторону? А никуда не смотрят господа координаторы. У координаторского сообщества пакт о ненападении с конфедерацией свободных чистильщиков. На сегодняшний день не обойтись во вселенной без мастеров чистки. Может, они немного грубоватые. Может, используют нетрадиционные методы во время так называемой работы. Но конфедерация свободных чистильщиков приняла сторону добра в отличие от банды скитальцев. Вот если бы скиталец спустился на планету Нежданка...
  В мертвых глазницах
  Бегает мышь.
  Что тебе снится,
  Бедный малыш?
  Страстные губы
  Не встретили день.
  Ты затерялся
  В сгустившейся тьме.
  Тихие стоны
  Летели в эфир.
  Только на помощь
  Никто не приплыл.
  Че Бэ Иванович проверил амуницию, боеприпасы, холодное оружие и с холодной улыбкой вышел навстречу местным товарищам.
  
  ИЗ ДОСЬЕ
  Звезда 18 Скорпиона по своим характеристикам напоминает Солнце.
  Масса - 1,01 Солнечной массы.
  Диаметр - 1,02 Солнечного диаметра.
  Светимость - 1,05 от Солнечной.
  Цикл активности - 13 лет (против 11 лет у Солнца).
  Полный оборот вокруг своей оси - 23 суток (против 25 суток у Солнца).
  Возраст - 4,2 миллиарда лет.
  Переменность - отсутствует.
  Расстояние около 45,7 световых лет от Солнечной системы.
  
  ПО ЛЕСНОЙ ТРОПИНКЕ
  Вынужден вас огорчить, никакой торжественной вечеринки, застольных бесед, информационной блокады или, на худой конец, научного диспута не получилось. Че Бэ Иванович перекинулся парочкой замечаний с аборигенами, демонстрируя приличное знание местного диалекта:
  - Вас ист дас?
  - Зер шлехт.
  Крепкие рукопожатия, похлопывание по спине, работа и только работа. Че Бэ Иванович переоделся в местную хламиду, оставил оружие, взял в руки посох. Вы не подумайте, что это ради долбанной конспирации. Разве можно законспирировать белокожего славянского бугая среди тонкокостных аборигенов оливкового цвета? Впрочем, все можно. Если обветриться под местным солнышком, пробежать тысяч пять километров по местным пустошам, питаться исключительно местной пищей.
  Когда-нибудь так и сделает Че Бэ Иванович. Бросит нездоровый образ жизни свободного чистильщика. Вернется к здоровому образу жизни простого фермера. Но когда оно случится - отдельный вопрос. Сегодня никому не нужен свободный фермер Иванович, но очень нужен товарищ чистильщик.
  Так на чем мы притормозили? Делегация аборигенов-регатов с планеты Нежданка не проявила славянское гостеприимство и не шибко тепло встретила дорогого пришельца из космоса, но тут же приобщила его к сложившейся ситуации.
  - Через восемь часов, - сказал первый советник Зуброло, поджарый и угловатый товарищ предпенсионного возраста, - В государстве киданей начинается всенародный праздник единого бога Саббуку.
  - Наш единственный шанс проникнуть в государство киданей, - вмешался второй советник Опаркоф, очень шустрый малый лет тридцати, с большими ушами, - Грех разбрасываться подобной возможностью.
  Разговор велся на хорошем межгалактическом языке (то есть на русском языке), распространенном на ста восьмидесяти четырех планетах координаторского сообщества. Что весьма удивило Че Бэ Ивановича. Но бывший координатор решил не удивляться, чтобы не выдать свою относительную неопытность и скрыть не совсем, чтобы солидный возраст по меркам Координаторского центра.
  - Успокойтесь, второй советник, - первый советник Зуброло резко поставил на место второго советника Опаркофа, - Мы начинаем действовать незамедлительно.
  Незамедлительные действия свелись к тому, что делегация регатов перешла границу с государством киданей не позднее чем через час после приземления космического челнока класса "Корыто" на планете Нежданка. До всенародного праздника единого бога Саббуку оставалось не более семи часов. До столицы государства киданей городка Кидка оставалось сорок два километра сто девяносто пять метров. Ну, а в распоряжении делегатов руки, ноги и голова, плюс посох странника. Любые другие транспортные средства, оружие или электронные примочки запрещались на территории государства киданей.
  Впрочем, пока не о том речь. В темпе хорошего оздоровительного бега Че Бэ Иванович входил в курс предстоящей задачи.
  
  ЧТО ЖЕ ПРОИЗОШЛО?
  Государству киданей около семи веков. Сначала это было обыкновенное государство городского типа, как и все прочие города-государства на планете Нежданка. Население около миллиона человек. В основном земледельцы и воины. Земледельцы, как полагается, обрабатывали землю. Воины, как полагается, защищали земледельцев от набегов чужих воинов, но время от времени сами совершали набеги на чужих земледельцев.
  Короче, очень простое политическое устройство на планете Нежданка. Двадцать четыре города-государства захватили наиболее плодородные области планеты, друг с другом практически не соприкасаясь границами, воевали в случае крайней необходимости. При чем никакого позорного многобожия, как на многих неразвитых планетах, а честное поклонение единому богу Саббуку.
  Бог Саббуку, или верховный бог всех богов во вселенной, с точки зрения аборигенов планеты Нежданка являлся богом равноправия и справедливости. Таким образом, на планете Нежданка существовала только одна нация саббукеев, что исключало национальную рознь или прочие религиозные штучки. Ибо жители планеты Нежданка независимо от принадлежности к тому или иному городу-государству поклонялись единому богу Саббуку. Атеистов среди них не было.
  - Так, - перевел дух Че Бэ Иванович на седьмом километре пути, - Я вам, ребятишки, начинаю тихо завидовать. Ничего подобного мне не попадалось во время странствования по вселенной.
  - Бог Саббуку велик, - прокомментировал первый советник Зуброло слова свободного чистильщика Че Бэ Ивановича для прочих товарищей.
  - Бог Саббуку нас не оставит, - прокомментировал комментарии первого советника второй советник Опаркоф. Но его дружно проигнорировали остальные товарищи.
  Ладно, бежим дальше. Религиозная однообразность плюс отсутствие национальных предрассудков превратили планету Нежданка в истинный рай для ее миллиона жителей. Так продолжалось в течение множества лет, пока вышеупомянутые жители не вздумали плодиться и размножаться. Похвальное пожелание, черт подери, но только не на планете Нежданка. Ибо на планете Нежданка хорошо живется среди девственной природы определенному количеству разумных существ, а той толпе недоумков, что расплодились по собственной инициативе, здесь не нашлось места.
  Как же так, впервые удивился Че Бэ Иванович. Планета Нежданка по физическим характеристикам очень повторяет планету Земля из Солнечной системы. На планете Земля, так или иначе, живут шесть миллиардов человек, но нельзя сказать, что они подыхают от голода. На планете Нежданка по самым нескромным подсчетам на сегодняшний день чуть более ста миллионов аборигенов. Столь незначительная кучка товарищей, повязанных единой религией и единой национальностью, умудряется вытворять всякие подлые кундштуки.
  - Мы еще в самом начале, - как бы извинился за всех саббукеев первый советник Зуброло.
  - Это точно, - не спорит Че Бэ Иванович. Позади девятый километр пути, пить хочется и есть хочется, будто преодолел все сорок два километра.
  Лесные тропы
  Всегда загадочные.
  По ним не топаешь
  С душой упадочной.
  Сменил пластинку
  На нечто светлое.
  Придут дождинки,
  И споришь с ветрами.
  Обработанные поля, буколические шалашики, множество трудолюбивых товарищей вроде бы как приветствующих путешественников по дороге. Ничего не скажу, истинный рай. Но остается открытым вопрос, для чего пригласили сюда свободного чистильщика власти одного из лояльных к координаторскому движению городов, из города-государства Рега?
  
  БЛИЖЕ К ТЕМЕ
  Как уже говорилось, государство киданей образовалось около семи веков назад возле города Кидка. Еще три века спустя начался беби-бум, и государство киданей здесь преуспело немного больше, чем прочие государства. На сегодняшний день киданей около двадцати миллионов, что представляет собой пятую часть всего населения планеты. То есть на один город-государство приходится двадцать миллионов местных товарищей, а на остальные двадцать три города восемьдесят миллионов. Пока не вижу никакой крамолы, подумал Че Бэ Иванович. Если одно государство развилось за счет естественного прироста граждан, оно совсем не означает, что следует пройтись огнем и мечом по вышеозначенному государству, чтобы его подравнять с прочими недоразвитыми государствами.
  И все-таки нечто неуловимое есть. Кидане увеличили население, кидане расширили территорию, кидане набирают рабов. Что за чертовщина? Кто упомянул про рабов, когда на планете Нежданка царит забубенная демократия?
  - Они набирают рабов, - упомянул первый советник Зуброло на восемнадцатом километре пути.
  - Они их набирают среди свободных народов, - тут же вмешался второй советник Опаркоф.
  На этот раз никто не прищучил Опаркофа. Очень интересная история, почти фантастический расклад на планете со стомиллионным населением. Неужели следовало пробежать восемнадцать километров, чтобы упереться в более чем тривиальную истину, местные аборигены дожили до рабства?
  - Ничего не понимаю, - честно признался Че Бэ Иванович, - Подавляющее большинство цивилизаций начинает свой путь с откровенного рабства. Если тебе не хочется работать, проще простого поймать какого-нибудь товарища, и его заставить работать. Если товарищ не справляется с работой, следует поймать еще одного товарища и еще группу товарищей, пока работа не будет сделана. Ну, и по окончании работы не обязательно выгнать товарищей. Вроде бы как они потеряли свой социальный статус, вроде бы статус уже не найти, что называется рабством. Только на последующих этапах рабство перерастает в нечто большее, например, в демократию.
  Советники Зуброло и Опаркоф состроили умильные рожицы. Не представляю, как они воспринимают цивилизованную демократию. Но местную демократию они хорошо и очень хорошо воспринимают. В каждом городе-государстве избирается местный совет. Это чертовски заслуженные горожане, доказавшие на протяжении предыдущей жизни свою преданность городу-государству.
  Насчет преданности Че Бэ Иванович возложил мораторий. По законам одного государства ты можешь быть преданным гражданином, а по законам другого государства наоборот. Отсюда дебаты, политическая борьба, распилка слонов и так далее. Нет времени у Че Бэ Ивановича на распилку слонов, тем более на "так далее". Поэтому бежим дальше.
  На двадцать третьем километре пути вполне разобрался в политическом устройстве городов-государств свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Значится, так. Чертовски заслуженные горожане коллегиально выбирают арбитров в количестве один арбитр на сто тысяч граждан. Арбитры выбирают себе помощников в количестве десять помощников на одного арбитра. Помощники выбирают себе надсмотрщиков, опять же в количестве десять человек. Таким образом, один надсмотрщик приходится на одну тысячу граждан. Если учитывать, что надсмотрщик выбирает себе караульных все в той же пропорции, как вышестоящие начальники, а караульный выбирает себе воинов, то не такой уже и дерьмовый расклад. На одного воина приходится десять граждан.
  - Ага, - улыбнулся Че Бэ Иванович после двадцать третьего километра, - У вас начальником низового звена является воин.
  Оба советника согласно затрясли посохами. И это хороший знак. Большая часть дистанции позади, но еще не вырубился никто из регатов.
  
  ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ
  Собственно говоря, что делает воин в демократической системе планеты Нежданка? А ничего особенного. Воин воюет, как требуется воину. Ну и в свободное от войны время руководит подчиненной десяткой граждан. В чем заключается руководство, отдельный вопрос, но чтобы на нем не зацикливаться приведу фаты. Кто-то должен выращивать пищу. Кто-то должен ухаживать за святилищами единого бога Саббуку. Кто-то должен строить дома, убирать мусор. Кто-то должен петь песенки и показывать похабные сценки весьма сомнительного содержания. В демократическом государстве так много кто-то кому-то должен. А следить за исполнением долга должны воины.
  - Как там у вас с преступностью? - поинтересовался Че Бэ Иванович.
  Первый советник Зуброло обиделся:
  - Не знаю, как в государстве киданей, но в государстве регатов (основной город Рега) преступности нет, никогда не было и не будет.
  - Мы честные девушки, - вякнул не по существу второй советник Опаркоф, - Регаты всегда отличались высокой дисциплиной и трудолюбием.
  Следующие семь километров Че Бэ Иванович слушал лекцию о дисциплине и трудолюбии. Видите ли, мои дорогие товарищи с планеты Земля, на планете Нежданка напрочь отсутствует блат. Зато присутствуют дисциплина и трудолюбие. Чтобы стать воином, простому гражданину необходимо стать лучшим в своей десятке. То есть добиться наивысших производственных показателей в той области, в которой работает десятка. Чтобы стать караульным среди воинов так же придется немало потратить усилий и доказать, что ты лучший. Между прочим, любая ошибка может завести соискателя в худшие граждане. Оттуда ой как непросто вернуться обратно.
  - И так на всех уровнях, - поднял палец кверху первый советник Зуброло, - Вплоть до местного совета, представителей которого вы сейчас наблюдаете перед собой, товарищ чистильщик.
  На тридцатом километре впервые отказался от комментариев второй советник Опаркоф. Что очень понравилось Че Бэ Ивановичу. Не такие крутые эти длинноногие поклонники бога Саббуку. Бегают они, конечно, недурственно. За тридцать километров никто еще не скончался. Но и Че Бэ Иванович при его повышенной массе не самый плохой марафонец в отряде. Бежать второй час без воды в условиях повышенной температуры и влажности, такое на планете Земля не каждый нигер выдерживает. А вот выдержал свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Больше того, утомил одного из местных корифанов, или второго советника Опаркофа.
  - Теперь понимаю, - сказал Иванович, - У вас идеальное правление. Чуть расслабился, чуть напортачил, и уже сбросили с лестницы вниз, то есть на самые черные работы к так называемым свободным гражданам.
  - Почти верная мысль, - с трудом отозвался первый советник Зуброло, - Если не принимать в расчет рабство.
  Лепота необычайная,
  Когда надевают вериги.
  Никогда мы не чаяли,
  Что такого достигнем.
  Что избитые плеткой
  Продолжим смеяться
  И в шипастых колодках
  Поспешим пресмыкаться.
  Ничего не случилось
  По большому-то счету.
  Государство прогнило,
  И прогнила свобода.
  А в гнилом отечестве
  Ловить нечего.
  Потянулся классический тридцать второй километр, где у товарищей аборигенов начались ба-альшие проблемы.
  
  А В ЧЕМ ФИШКА?
  На тридцать втором километре упали сразу четыре спутника Че Бэ Ивановича. Получилось это как-то внезапно, как-то совсем ненавязчиво. Они бежали, молчали, не путались под ногами. Вроде никаких замечаний. Старшие по должности переговариваются, младшие товарищи прикрывают по флангам старших. Дорога ровная, кусты не колючие, деревья редкие, агрессивность со стороны встречных существ не наблюдается, яйца не мешаются. Беги себе и беги, и вдруг остановка. Четыре бездыханных тела остались на дороге.
  - Что делаем? - спросил Че Бэ Иванович.
  - Они не выдержали испытание, - ответил первый советник Зуброло, - Значит, вернутся к своей прежней работе.
  В который раз удивился Че Бэ Иванович, как же налажена на планете Нежданка нормальная человеческая жизнь. Хочешь достойную работу, изволь достойно пройти испытание. Нравится ковыряться в дерьме, можешь не проходить испытание. Никто тебя не отпинает и не унизит за это. Все равно опуститься ниже дерьма невозможно, а выше должности первого советника нет должности. И наплевать, если первый советник, всего лишь первый бегун в марафоне.
  - Так на чем мы остановились? - переключился на более важный предмет свободный чистильщик Че Бэ Иванович.
  - Мы говорили про рабство, - с трудом проперхал из-за спины второй советник Опаркоф.
  Ага, доходяга еще держится. Должность второго советника не дается в мягкой кроватке. Она чуточку ниже должности первого советника, но чуточку выше должности третьего советника. Отсюда сделали выводы, что достоин уважения второй советник Опаркоф. Чего не скажешь о прочих ребятах. К тридцать третьему километру упали еще двое саббукеев-регатов. После тридцать четвертого километра сошли все, за исключением Че Бэ Ивановича и пары советников. То есть лишние глаза и уши сошли. Как вы теперь догадались, в такой обстановке очень недурственно говорится про рабство.
  - Кидане нагрянули неожиданно на государство регатов, - сказал первый советник Зуброло, - Всех, кто не успел укрыться за стенами города Рега, увели в рабство.
  - Сначала сие походило на розыгрыш, - добавил второй советник Опаркоф, - Но кидане убили четырнадцать пленников только за то, что они не соответствовали возрастному цензу.
  - Сие величайшее преступление на планете Нежданка, - продолжил первый советник Зуброло, - Возрастных граждан, не способных к производительному труду, мы не убиваем, но приобщаем к медитации. В каждой первичной десятке таких не менее двух человек. В то время, когда остальные граждане трудятся, возрастные товарищи медитируют, вознося молитвы единому богу Саббуку.
  Пошел тридцать седьмой километр, оба советника замолчали. Здесь совсем поплохело Че Бэ Ивановичу. Только не думайте, что свободный чистильщик решил отвалить в кусты и отлежаться после дальней дороги. Ничего подобного не решил Че Бэ Иванович. Кусты для рабов. Кусты для придурков. Кусты как символ человеческой слабости. Разве когда-нибудь признавался в человеческой слабости товарищ свободный чистильщик даже будучи старшим координатором? Не признавался, и не признается никогда. В некоторой степени сомнения замучили ответственного товарища.
  Итак, на идеальной или практически идеальной планете Нежданка творится кровопролитие. Здоровых ребят забирают явно не на чашечку чая, старых пеньков отправляют явно не на пенсию. Тогда наводящий вопрос, кого черта вот здесь, на этой дороге делает Че Бэ Иванович? Есть простой выход. Во-первых, поднять космический челнок класса "Корыто". Во-вторых, долететь до столицы государства киданей города Кидка. В-третьих, врубить на полную мощь протонные орудия и кидануть осиное гнездо к чертовой бабушке.
  - Ничего не пойму, - притормозил бег Че Бэ Иванович.
  - Вы хотите сойти с дистанции? - удивился первый советник Зуброло.
  - Так не полагается, - прохрипел второй советник Опаркоф.
  Че Бэ Иванович высморкался на все четыре стороны, затем туда же выхаркался, чем вызвал молчаливое осуждение своих спутников. Наплевать, видел я в гробу ваше осуждение. Вот немедленно брошу ваши детские игры, вернусь назад, и начнется нормальный, признанный вселенской конвенцией мордобой, который еще называется чисткой.
  - Потерпите немного, - предупредил второй советник Опаркоф праведное негодование Че Бэ Ивановича, - У вас все получится.
  
  ФИНИШ
  То самое, чего следовало ожидать в конечном итоге. Через два часа двенадцать минут тройка отважных марафонцев преодолела сорок два километра. Результат, конечно, не самый чемпионский для планеты Земля, но на планете Нежданка так бегают немногие высокопоставленные лица. Ну и Че Бэ Иванович с его мускульной массой никогда бы не поверил, что вообще добежит марафон. А вот видите, добежал и показал результат вполне приличного джоггера.
  Хотя с другой стороны, почему бы не показать результат на такой хорошей дороге? Во время бега Че Бэ Иванович не столько упирался ногами в землю и не столько заслушивался приятной беседой с высокопоставленными аборигенами, сколько глазел по сторонам в поисках информации.
  Дело здесь не особенно трудное, а для свободного чистильщика пустяковое. Птички поют, бабочки летают, сельское хозяйство развивается, граждане вкалывают. Примерно такая же картинка в самом городе Кидка. Очень приветливый, чистенький город, вроде нашего города Пушкина. Хотя население тут не меньше пяти миллионов, а может и больше, все равно приветливый чистенький город.
  Последние пять километров марафонцы бежали по улицам города. Местные жители им аплодировали, даже подбадривали. Никакой открытой враждебности. Ничего такого, за что бы стоило извращенцев киданей подвергнуть протонной атаке. Че Бэ Иванович двадцать раз усомнился в собственном варианте решения киданейской проблемы и двадцать один раз уверился в мудрости советников города Рега.
  Чувствую, с помощью оружия киданейскую проблему не решить. Смерть четырнадцати старцев и рабство нескольких тысяч регатов еще не повод для братоубийственной войны. Было ли на самом деле рабство, вот в чем вопрос? Как мы уже говорили, регаты энд двадцать два других города-государства подали заявление в координаторское сообщество. Кидане отказались сотрудничать с координаторами и заявление не подали.
  Координаторский Устав образца двадцать первого века (по земному календарю) гласит, что членство в координаторском движении осуществляется исключительно по доброй воле. Вот и весь сказ, кидане не проявили пока добрую волю. То ли они не понимают, как здорово примкнуть к свободному союзу планет. То ли они просто демоны в человеческом обличье. По определению первого советника Зуброло, они демоны. Второй советник Опаркоф от ярлыков отказался, но явно поддерживает первого советника Зуброло. А что конкретно увидел Че Бэ Иванович?
  Сколько раз повторять, то самое и увидел Че Бэ Иванович. Немного усталые, но счастливые лица аборигенов. Дети, старики, женщины, никакой дискриминации. Одежда советника отличается от одежды обычного гражданина разве что красными полосками на плечах. У простого гражданина есть полоски, у советника нет. Исключительная белизна одежды.
  И вы говорите о каком-то рабстве? Не может поверить в рабство Че Бэ Иванович. Облик города Кидка настолько простой, настолько бесхитростный, что исключает любые излишества и ту самую непомерную роскошь земных городов, которая в конечном итоге ведет к рабству. Чистые белые улицы, невысокие белоснежные дома, белые памятники единого бога Саббуку. Все белое, чистое, как в больнице. Кроме опять-таки маленьких сквериков, где присутствует зелень. Но вы не подумайте, что зелень находится в противоречии с белым цветом. Скорее наоборот, чертовски здорово гармонируют природные пейзажи города Кидка с его искусственной белизной.
  И это заметил Че Бэ Иванович.
  Убери свои шустрые глазки,
  Ничего я не буду показывать.
  Убери свои вредные ушки,
  Ничего не придется подслушивать.
  Убери свою хилую мордочку,
  Надоели тупые уроды.
  И ребята, весьма хитрозадые,
  Надоели как подлые гады.
  В нашем мире немного внимания
  Не является злым наказанием.
  Ну, а если внимания много,
  Оторвать могут ноги и роги.
  Короче, вокруг сплошная чистота, идиллия, доброта, положительные эмоции и никакого дерьма, даже с куриный носочек. Вот только осталось преодолеть последние сто девяносто пять метров.
  
  ПРИЗ ПОБЕДИТЕЛЮ
  - Финишируем, - отдал приказ первый советник Зуброло.
  Здесь точно подменили дружный коллектив "Трудовые резервы". Второй советник Опаркоф наступил первому советнику Зуброло на пятку, чем, по крайней мере, вывел из строя вышеупомянутого товарища на три десятых доли секунды. Первый советник Зуброло споткнулся, сбил дыхание и потерял темп. Первый советник теперь не соперник, подумал Че Бэ Иванович. Зато второй советник Опаркоф на сто процентов воспользовался кратковременной суматохой.
  Вы же знаете, в марафоне лучше быть маленьким. Ну, не совсем карликом с игрушечными ручками и ножками, но и не здоровяком типа Че Бэ Ивановича. Как уже говорилось, второй советник Опаркоф на голову ниже, в два раза тоньше Че Бэ Ивановича. Его истинный вес где-то около шестидесяти килограммов. Его истинный рост где-то метр семьдесят сантиметров. Ежу понятно, хороший марафонский вес, хороший марафонский рост. Только не надо мне втюхивать про субтильное телосложение. Здесь марафон, а не бокс супертяжей в исполнении бывших баскетболистов-десантников.
  - Ах ты, сука-тля, - чисто по-русски выругался первый советник Зуброло.
  То есть допустил очередную ошибку, очень несвойственную для профессионального марафонца. Но очень свойственную для бывшего профессионала, заматеревшего от многочисленных побед. Я, значит, профессионал. Я всегда выигрываю, что в стельку трезвый, что в дупель пьяный. Я никогда не проигрываю глупеньким девочкам и недоразвитым мальчикам с большими амбициями. Мне наплевать на ваши смехотворные потуги. Вы можете так тужиться, что жопа лопнет. Но я все равно выиграю.
  Вот так уходят в небытие бывшие чемпионы, уступая нынешним чемпионам. А что второй советник Опаркоф применил не совсем спортивный прием на финише, так кто его знает, каким должен быть финиш. Че Бэ Иванович не профессиональный спортсмен, на планете Земля в соревнованиях не участвовал, правилам не обучен. Для него спорт вроде погони за зайцем. Выскочил вперед заяц, ты его обязан догнать и поймать. Ну, если заяц из вредных, так отвернуть голову.
  Последние пятьдесят метров. Это уже не финишная прямая, но дикий рывок к заветной победе. Позади сорок два километра. Позади сто сорок пять метров. Ой, простите, уже сто пятьдесят метров. Ой, просите Христа ради, уже сто пятьдесят пять метров. Впереди худенькая фигурка второго советника Опаркофа. За спиной худенькая фигурка первого советника Зуброло. Ругается на всех межгалактических языках советник Зуброло:
  - Хер тойфель! Пиру сика! Дерьмо!
  Между двумя советниками свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Летит как на крыльях, первому советнику его не достать. Следовало лучше подготовиться к соревнованиям, наесться гороха. Теперь уже поздно. Впереди тридцать метров. Ой, простите, всего двадцать пять метров. Или чего я такое рассказываю, еж не ошибется, впереди двадцать метров. Не может оторваться второй советник Опаркоф от свободного чистильщика Че Бэ Ивановича, но и не может достать свободный чистильщик Че Бэ Иванович второго советника Опаркофа, идут вроде склеенные. Пятнадцать метров, твою мать! Десять метров!
  Тут еще зрители набежали. На отметке сорок два километра их было самая малость, может, несколько человек. Теперь набежали. Кажется, многие тысячи. Вся финишная площадь забита зрителями. Все близлежащие дома забиты зрителями. Узкий коридор, дышать практически невозможно, всюду зрители, зрители, зрители. А финиш возле двухсотметровой скульптуры единого бога Саббуку. И ой как не хочется проиграть этот финиш Че Бэ Ивановичу.
  - Русский ты или нерусский, черт подери!
  За пять метров до финиша товарищ свободный чистильщик включает форсаж, обходит второго советника Опаркофа, как стоячего, рвет финишную ленточку перед гигантской ступней единого бога Саббуку, трескается об идола головой, и падает замертво.
  Победа!
  
  ОТ АВТОРА
  Некоторые сведения про бойца Муркотенка имеют чисто ознакомительный характер. Я бы хотел собрать более достоверные сведения. Опять же Владимир Александрович не любит всякую полуправду и сплетни. Если мы влезли в проблему пришельцев, то лучше всего знать о пришельцах правду и достоверную правду. Но моими скромными методами слишком медленно собирается правда.
  Несколько раз я обращался за помощью к литературным источникам. Авторы очень солидные, вызывают доверие. Где-то в литературных источниках замаячила планета Мурс, родина бойца Муркотенка. Казалось, вот тут мы расправимся с поставленной задачей. Но как замаячила, так отмаячила планета Мурс. Красный фонарь. Информация для служебного пользования.
  - Почему информация для служебного пользования? - не просто удивилась, но поразилась Татьяна Анатольевна Мартовская.
  - Координаторы постарались, - хмыкнул Владимир Александрович Мартовский и задрал нос, - Неужели не помните, как координаторы устроили вербовочный пункт на планете Мурс? Ах, вы точно не помните. Опять информация для служебного пользования.
  И что у нас получается в конечном итоге? У нас получается хорошая дырка в тот судьбоносный момент, когда требуется рассказать про бойца Муркотенка. Для понимания самой личности бойца Муркотенка необходима более точная информация, не какая-та полуправда и сплетни. К сожалению, пока имеются в наличии только полуправда и сплетни. Вот уйдет на покой боец Муркотенок, уволится из координаторского сообщества и откроет нам правду и достоверную правду.
  Кому не нравится подобный расклад, можете немного расслабиться, спеть мурсианскую песню.
  Начало песни:
  Очень красивая кошечка
  Хвостиком скромно вильнула.
  Дай отдышаться немножечко,
  Пока не свалился со стула.
  Кошечки бегают славные,
  А заодно и виляют.
  Рядом любовь и нирвана,
  Ну и отчизна родная.
  Припев:
  Мурс всегда живой,
  Мурс всегда со мной.
  Продолжение песни:
  Если вам нравится кукситься,
  Корчить капризную буку.
  Будьте, пожалуйста, в курсе,
  Кошечка это не любит.
  Сразу забыли про прошлое
  В жизни счастливой, блестящей.
  Очень красивая кошечка
  Дружит с одним настоящим.
  Припев:
  Мурс всегда вокруг,
  Это хороший друг.
  Окончание песни:
  Кошечку трудно задобрить
  Вместе с кошачьими шутками.
  Жизнь была очень хорошая,
  И не желается лучшая.
  Если чего и желательно,
  Только любовь без пределов.
  Будьте, ребята, внимательными,
  Кошечка любит за дело.
  Припев:
  Мурс, как и прежде
  Никуда не исчезнет.
  Все, прекращаю тупой базар. На повестке дня встреча с бойцом Муркотенком.
  
  СУРОВЫЕ БУДНИ
  Некоторые непредвзятые историки координаторского движения (например, Венера Мариенбургская и Варвар Бетонщиков) считают, что первая крохотная зазубрина в координаторском сообществе появилось в тот самый момент, когда исключили из координаторского сообщества Че Бэ Ивановича. Более предвзятые историки считают, что раскол посеял боец Муркотенок. То есть первая крохотная зазубрина в координаторском сообществе появилась гораздо позднее.
  Версия под номером два очень удобная версия. Несколько странно зарекомендовал себя боец Муркотенок в координаторском движении. Рядовые координаторы не спешили завязывать дружбу с бойцом Муркотенком. Командный состав опасался бойца Муркотенка. Как бы чего не вышло против равновесия вселенной. Таким образом, земной сектор выглядит идеальным местом дислокации бойца Муркотенка. Послали товарища далеко-далеко, навалили кучу работы, пускай отдувается.
  Но боец Муркотенок весьма предсказуемый товарищ. Посидел, послушал в земном секторе, забодала рутина и прочие мелочи. На начало двадцать первого века вполне благополучным выглядел земной сектор. Разных маньяков и извращенцев так или иначе приводил в чувства боец Муркотенок. Местные ликвидаторы только снимали пенки.
  Как вы думаете, кто ликвидировал террориста номер один? Или кто превратил в кровавую кашу кровавого полковника? Или кто шепнул на ушко молодому президенту молодого россиянского государства, что пора удалять из Санкт-Петербурга одну заворовавшуюся особу? Правильно думаете, за этими и еще тысячами подобных событий просматривается боец Муркотенок.
  Никто не спорит, немного чище стала планета Земля, когда управлял земным сектором "железный кот" Муркотенок. Вот только сам Муркотенок не очень годился для столь рутинной работы. Космос застрял в душе Муркотенка. Космос испортил его незлобивый характер. Космос довел Муркотенка до водки.
  Опять никаких вопросов, борьба с рутиной и скукой начиналась с обыкновенной баночки пива. Не более раза за сутки выпивал баночку товарищ младший координатор, закусывая тремя пакетами сухариков. Затем одна баночка выросла до двух баночек, а две баночки выросли до трех баночек, сокращая попутно до одного пакета сухарики.
  Тоска, одиночество, никакой возможности покинуть земной сектор. Карьера застряла в самом зародыше. Помощников не присылают из координаторского сообщества. Считается беспроблемным земной сектор. Какие проблемы в земном секторе? Никаких проблем в земном секторе? Тогда продолжаем работать в других секторах, где фонтанируют выше крыши проблемы.
  Опустился, почти озверел боец Муркотенок. Легкие методы против скуки переросли в народные методы с водкой. Если разбавить стакан водки двумя банками пива или разбавить две банки пива стаканом водки, то гарантируется беззаботная жизнь, как минимум на четыре часа. При четырехкратной дозе пива и водке беззаботная жизнь увеличивается вчетверо. Это те самые шестнадцать часов, которые после полноценного рабочего дня вынужден ничего не делать боец Муркотенок.
  Простите, товарищ боец. Если свободное от работы время приводит к депрессии, почему бы ни ликвидировать подобное время. Все двадцать четыре часа в сутки можно работать и приносить пользу в земном секторе. Простите, товарищ умник или товарищ умница, за русские матюги на вашу умную голову. По трудовому законодательству россиянского государства разрешается работать восемь часов в сутки, с двумя выходными: суббота и воскресенье. Сколько раз повторять, Муркотенок законопослушный товарищ. Он подчиняется одинаково хорошо Уставу координаторского сообщества и трудовому законодательству россиянского государства. Отсюда смертельная тоска, пиво и водка.
  Никаких вопросов. Во всем виновато координаторское сообщество. Или точнее, во всем виноваты тупые чинуши из координаторского сообщества. Следовало правильно оценить обстановку в земном секторе. Следовало отправить старшего координатора в земной сектор и отпустить для работы в космосе бойца Муркотенка. Ах, уже говорилось про проблемы со средним командным составом. Стремительными темпами разрастается координаторское сообщество. Чуть ли ни ежедневно какая-нибудь планета принимает Устав и на один сектор становится больше. Зато на подготовку полноценного старшего координатора уходят годы и годы.
  В сложившейся ситуации и законопослушный товарищ может сорваться. Стакан водки, две банки пива. Еще стакан водки. Еще и еще стакан водки. Ворчит боец Муркотенок:
  - Могли бы прислать стажера, чтобы бегал за водкой.
  Но не прислали стажера. Прислали цензора Клюк из большого начальства.
  
  В КОСМОС
  Теперь понимаете, почему боец Муркотенок, ни секунды не раздумывая, согласился на авантюру товарища цензора? Или не понимаете, черт подери? Тогда комментарии в разумных пределах.
  - Мы обязаны отыскать Че Бэ Ивановича, - сказала цензор Клюк, - И вернуть его координаторскому сообществу.
  - А разве Че Бэ Иванович не сотрудничает с координаторским сообществом? - удивился боец Муркотенок.
  - Че Бэ Иванович сотрудничает и очень сотрудничает с координаторским сообществом, - сказала цензор Клюк, - Но он сотрудничает не с теми ребятами.
  - То есть его завербовали плохие ребята? - снова удивился боец Муркотенок.
  Момент ответственный. Как подумала цензор Клюк, не в ту сторону наклоняем бойца Муркотенка. То есть мысль бойца Муркотенка чертовски острая мысль, только подправить ее не мешало бы в нужную сторону:
  - Извините, товарищ боец, за тот минимум информации, которым обладает простой цензор в отношении бывшего координатора и нынешнего свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. Но попробую показать на пальцах. Как свободный чистильщик выполняет Че Бэ Иванович некоторые щекотливые задания координаторского сообщества и берет за свои услуги определенную плату. Координаторское сообщество согласно оплачивать услуги свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. Однако плата координаторского сообщества поступает из определенного источника, и определенный источник не заинтересован в возвращении в координаторское сообщество свободного чистильщика Че Бэ Ивановича.
  Трижды подряд почесал затылок боец Муркотенок:
  - Вот же суки-тля.
  Только единственный раз почесала затылок цензор Клюк:
  - А я о чем говорю? Странные времена наступили в координаторском сообществе. Высшее руководство заперлось в кабинетах. Всюду шастают роботы с наглыми мордами. Никакого непосредственного контакта, в основном контакт через роботов. Подключитесь, пожалуйста, товарищ цензор к такому-то терминалу. С вами будет разговаривать исполнительный директор галактики Млечный Путь некто Товарищ Мышка. Что еще за Товарищ Мышка, черт подери, мне необходимо поговорить с исполнительным директором галактики Млечный Путь без присутствия "некто". При чем необходимо поговорить лично.
  Моргнул и сглотнул сухую слюну боец Муркотенок:
  - Бюрократы проклятые.
  Не моргнула и ничего не сглотнула цензор Клюк:
  - Служба цензоров уносится корнями в далекое-далекое прошлое. Цензоры появились за миллионы лет до начала координаторского движения. Цензоры гармонически вошли в координаторское движение и по сегодняшний день приносили определенную пользу. По крайней мере, никто не жаловался на цензоров. Однако исполнительный директор галактики Млечный Путь некто Товарищ Мышка вынес на очередную сессию законопроект, упраздняющий службу цензоров. Что есть немыслимая чушь и опасная ошибка.
  Посмотрели друг на друга боец Муркотенок и цензор Клюк.
  - Мне не нравятся опасные ошибки, - сказал боец Муркотенок.
  - Так же выразилась метресса Гречкова, товарищ боец, - сказала цензор Клюк.
  - Кто такая метресса Гречкова?
  - Какая разница, кто такая метресса Гречкова? Все порядочные люди внутри координаторского сообщества работают над сохранением равновесия во вселенной.
  - Кто такие порядочные люди?
  - Это простые координатороы, ликвидаторы, дознаватели, ревизоры и цензоры. Плюс обслуживающий персонал, в рядах которого вполне могут находиться роботы. Только не подумайте, товарищ боец, что у цензора Клюк крыша поехала, или страдает ксенофобией цензор Клюк относительно роботов. Да, мне не нравятся роботы. Они маленькие, гадкие, злобные консервные банки, которые обманом прокрались в Координаторский центр и чего-то там замышляют. Но повторяю, товарищ боец, наша задача пока не относится к роботам. Наша задача вернуть координаторскому движению его лучшего представителя за последние двести лет.
  - Значит, придется лететь в космос.
  
  ЛЕТЕЛИ И НАЛЕТЕЛИ
  Космический корабль класса "Чинара" не имеет ничего общего с боевым звездолетом. Космический корабль класса "Чинара" не является космическим кораблем представительского класса. Космический корабль класса "Чинара" некоторые оборотистые дельцы используют для туристических путешествий в космосе.
  Тому имеется три причины. Во-первых, переоборудованный салон с трехъярусными койками, куда можно напихать пятнадцать пассажиров и шесть членов экипажа. Во-вторых, вместительный холодильник, куда можно напихать полугодовой запас пищи на предыдущую прорву товарищей. В-третьих, великолепная электронная библиотека и навигатор высочайшего уровня.
  - Мы полетим на "Чинаре", - сказал боец Муркотенок.
  - На этом дерьме? - едва не выругалась цензор Клюк.
  - Именно так, - подтвердил товарищ боец, - Наше путешествие организуется по принципу "летим туда, не знаю куда". Наша связь с Координатотским центром во время полета не самый желательный фактор. Метресса Гречкова поступила более чем дальновидно, отсылая своего цензора на космическом корабле класса "Чинара".
  Крякнула, но промолчала цензор Клюк. В чем-то прав боец Муркотенок. Метресса Гречкова лично посетила цензора Клюк в ночную смену. Мол, прости дорогая племянница, что нарушаю твой сон и покой, но положиться мне не на кого. Всюду роботы.
  Цензор Клюк не успела сообразить, чего от нее требуется, но уже через сорок секунд в полной экипировке ковыляла за дорогой тетушкой, то есть за непосредственным начальником по координаторской службе.
  Пожалуйста, оставили пустые разговоры о степени родства товарища метрессы и цензора Клюк. Самое обыкновенное дело, когда в координаторском сообществе высокопоставленные родственники пристраивают на работу других родственников. По Уставу координаторского сообщества семейственность запрещается. То есть запрещается непосредственная семейственность, бросающаяся в глаза. Если бы метресса Гречкова пристраивала цензора Гречкову, сие мероприятие могло завершиться скандалом. А так никаких скандалов. Цензор Гречкова служит у метра Клюк, в то время как цензор Клюк подчиняется метрессе Гречковой.
  Сморгнула наваждение цензор Клюк:
  - Когда мы отправляемся, товарищ боец?
  Поплевал на ладони боец Муркотенок:
  - Как загрузим полугодовой запас пищи, так и отправляемся.
  Еще раз сморгнула цензор Клюк:
  - Зачем полугодовой запас пищи? Неужели так долго и трудно придется разыскивать Че Бэ Ивановича.
  Еще раз поплевал на ладони боец Муркотенок:
  - Товарищ Че вкалывает до потери пульса. Его не просто отследить на карте вселенной даже с навигатором высочайшего уровня. Товарищ Че не задерживается в одном месте более чем на сутки. Не сомневаюсь, что мы возьмем его след. Но этот след может оказаться несколько застарелым. И вообще, вредно для здоровья, приступать к работе, не подкрепившись, как следует.
  Опять крякнула, но промолчала цензор Клюк. Опять и опять прав боец Муркотенок. Цензор Клюк выбиралась из Координаторского центра вроде закоренелая преступница. По дороге пришлось ликвидировать двух роботов и четыре камеры слежения. Метресса Гречкова бывший профессионал-ликвидатор. Она ликвидировала роботов и четыре камеры слежения. Она же избрала весьма странный маршрут через отстойники и заброшенную канализацию. Она же привела цензора Клюк к весьма странному кораблю класса "Чинара".
  На прощание прочувственная речь и слезы. Мол, береги себя, девочка. Космос опасная хреновина. Космос не для слабых уродов. Если доберешься живой до бойца Муркотенка, тебе полегчает. Но все равно береги себя, девочка. Сейчас такая ситуация, в которой может оказаться бессильным боец Муркотенок.
  Для чего ребята дергались
  По неведомым дорожкам.
  Выползла тупая морда
  И пообкусала ножки.
  Было много безопаснее
  Выбирать дорожки ведомые,
  Чтобы морда не вылазила,
  И вообще, не пообедала.
  На прощание выслушала прочувственную речь и немного поплакала цензор Клюк. Вполне человеческая реакция на несколько странные действия вышестоящего начальства. Это когда тебя засовывают в консервную банку и отправляют куда подальше, то есть в глубокий космос.
  
  НАВИГАЦИЯ
  Боец Муркотенок оказался профессионалом во всех отношениях. Необходимые продукты и боеприпасы для космического корабля класса "Чинара" были извлечены из запасников за каких-нибудь два часа с небольшими минутами.
  - Зачем боеприпасы? - удивилась цензор Клюк.
  - Для одной маленькой пушечки, - объяснил Муркотенок, устанавливая счетверенную протонную гаубицу "Смерч" на капонире космического корабля класса "Чинара".
  - Зачем одна маленькая пушечка? - задала следующий вопрос цензор Клюк.
  - Иногда помогает, - загадочно улыбнулся боец Муркотенок.
  Какая я дура, подумала цензор Клюк, влипла в чужие разборки. Если боец Муркотенок устанавливает временное оружие, значит, не уверен боец Муркотенок в дипломатической неприкосновенности цензора Клюк.
  Но это абсурд. Любой цензор в координаторском сообществе наделен особыми полномочиями и дипломатической неприкосновенностью. Особые полномочия помогают цензору решать бытовые проблемы: бесплатная пища, бесплатная водка, бесплатные апартаменты, военная поддержка и прочее. Насчет дипломатической неприкосновенности можно не рассказывать. Даже скитальцы не трогают цензоров.
  Все равно дура, подумала цензор Клюк. Следовало сразу отказаться от хитроумных замыслов метрессы Гречковой. Но как от них отказаться? Цензор Клюк слишком часто открывала пухленький ротик, критикуя руководство координаторского сообщества. Цензор Клюк вошла в нелегальную оппозицию "Антироботы". Цензор Клюк расплевалась с умеренной оппозицией. Типа, хватит трепаться, пора приступить к делу.
  Никаких вопросов. Умеренная оппозиция есть куча тупых уродов, что утонули в тупой демагогии. Руководство координаторского сообщества поступает неправильно, но если переменить руководство, будет еще неправильнее. При старом руководстве сложился определенный порядок на неопределенный порядок. Если старое руководство не затыкает пухленький ротик, то новое руководство может обидеться и самым жестоким способом заткнуть ротик.
  Потупилась цензор Клюк:
  - Мне не хочется никого подвергать опасности.
  Зажмурил левый глаз Муркотенок:
  - Вы хорошая барышня, товарищ цензор. От вас исходят положительные флюиды, что большая редкость в нашей части вселенной. Но извините, хорошая барышня, боец Муркотенок чертовски любит опасность.
  Порозовела и покраснела одновременно цензор Клюк:
  - Вы настоящий профессионал и представляете, во что способна вылиться наша миссия.
  Зажмурил правый глаз Муркотенок:
  - Я настоящий профессионал, почему не представляю, во что способна вылиться наша миссия. Скорее всего, мы не отыщем товарища Че с первой попытки. Но если нам повезет уложиться в одну попытку, сие ничего не значит. Скорее всего, товарищ Че откажется вернуться в координаторское сообщество.
  Метресса Гречкова подозревала нечто подобное. Тупые уроды избавились от Че Бэ Ивановича, ссылаясь на его родственные связи со скитальцем Непомнящим, убийцей координаторов. Это был тонкий политический ход, учитывая популярность Че Бэ Ивановича в координаторском сообществе. Метресса Гречкова намекнула на первоисточник. Исполнительный директор галактики Млечный Путь некто Товарищ Мышка всегда нелестно высказывался про Че Бэ Ивановича. Оно и понятно. Чтобы занять президентское кресло в Координаторском центре, необходимо пройти вертикаль власти. Че Бэ Иванович не прошел вертикаль власти. Но некоторые горячие головы предполагали отставку исполнительного директора галактики Млечный Путь или Товарища Мышки еще задолго до выборов.
  А кто претендовал на место исполнительного директора галактики Млечный Путь? По всем политическим прогнозам на это место претендовал старший координатор Че Бэ Иванович.
  Покраснела и побелела одновременно цензор Клюк:
  - Что же нам делать, если товарищ Че откажется вернуться в координаторское сообщество?
  Перестал жмуриться боец Муркотенок:
  - Это следующий вопрос.
  - И какой у нас первоочередный вопрос?
  - Навигация.
  
  ИЗ ДОСЬЕ
  В начале двадцать первого века (по земному календарю) координаторское сообщество представляло свободный союз свободных цивилизаций.
  Высшую власть в координаторском сообществе осуществляло выборное лицо, нечто вроде свободного президента координаторского сообщества.
  Для выборов свободного президента свободные цивилизации, входящие в координаторское сообщество, направляли в Координаторский центр по одному представителю от каждого миллиарда граждан.
  Цивилизации, не достигшие численности миллиард граждан, направляли по одному наблюдателю от каждой цивилизации.
  Выборы происходили в Координаторском центре.
  После выборов свободный президент подтверждал полномочия исполнительных директоров на уровне галактики. Или отправлял проштрафившихся (неугодных) товарищей в отставку.
  Опять же свободные президент автоматически избирался руководителем Координаторского центра. А эта должность ценится куда выше, чем номинальная должность свободного президента координаторского сообщества.
  Четыре раза на должность свободного президента претендовала метресса Гречкова (уроженка планеты Земля), но так и не была избрана. Злые языки настаивают на подтасовке результатов голосования.
  
  ТОВАРИЩ МЫШКА
  В жизни командора Зельтц наступила светлая полоса. Командор Зельтц (мурсианка по происхождению) впервые со своей четырнадцатой звездной эскадрой была отозвана с периферии галактики Млечный Путь в престижные области той же галактики, или точнее, в наиболее цивилизованные области. Плюс аудиенция с исполнительным директором галактики Млечный Путь, которого мы привыкли называть Товарищ Мышка.
  Аудиенция, как вы понимаете, произошла по закрытому каналу. Никаких видеозаписей, никаких звуковых эффектов, только бегущая строка на экране. Да и то неуловимая бегущая строка. Пробежала, следов не оставила. Чтобы враги и предатели не подкопались к товарищу исполнительному директору, не нанесли какой-нибудь предательский удар в спину.
  - Здравствуйте, командор Зельтц, - пробежала первая строка.
  - Здравствуйте, товарищ исполнительный директор, - командор Зельтц в темпе вальса наколотила ответ на первую строку.
  - Как ваше самочувствие, товарищ командор?
  - Спасибо, не жалуюсь.
  - Как ваша звездная эскадра, товарищ командор?
  - Проведена чистка личного состава. Обновили программное обеспечение и вооружение.
  Давайте начистоту. Командор Зельтц не большая сторонница штабной крысы под псевдонимом Товарищ Мышка. В определенное время и в определенном месте вышеупомянутой Мышкой был подписан приказ о расформировании четырнадцатой звездной бригады (тридцать боевых звездолетов плюс подручные средства) и формировании четырнадцатой звездной эскадры (три боевых звездолета без подручных средств) для обслуживания периферии галактики Млечный Путь.
  Какого черта бросать на периферию целую армию? Хватит для периферии трех боевых звездолетов. Участившиеся случаи терроризма и экстремизма в галактике Млечный Путь потребовали усиление личной безопасности наиболее важных объектов галактики. А какой наиболее важный объект, вы уже догадались. Двадцать семь боевых звездолетов плюс подручные средства - незначительная цена за безопасность исполнительного директора галактики Млечный Путь. Лучше бы тридцать боевых звездолетов, но нельзя оголять периферию галактики.
  Или все-таки можно?
  - Командор Зельтц, - пробежала очередная строка, - Вы готовы выполнить ответственное правительственное задание?
  - Так точно, - натренированные пальчики командора выбили вполне предсказуемый ответ.
  Очень хотелось послать подальше растреклятого Товарища Мышку. Но за последние одиннадцать навигаций командор Зельтц повзрослела и поумнела на двести процентов. Предыдущая стычка с зажравшимся Товарищем Мышкой закончилась не в пользу товарища командора.
  - Нельзя из бригады делать эскадру, - сказала командор Зельтц Товарищу Мышке.
  - Еще как можно и нужно, - ответил Товарищ Мышка.
  - Это нарушит равновесие вселенной.
  - Не беспокойтесь за равновесие вселенной, товарищ командор. Но беспокойтесь за собственное равновесие. Ибо отныне и впредь вам придется уравновешивать вселенную где-нибудь на самой-самой отдаленной периферии галактики Млечный Путь вместе с эскадрой из трех боевых звездолетов. И это великое благо, товарищ командор, что вам не приходится уравновешивать вселенную в гордом одиночестве.
  Не будем предаваться ностальгическим расчетам, на что могла рассчитывать командор Зельтц, вылизывая в определенное время и в определенном месте некоторые правительственные органы Товарища Мышки. Что произошло одиннадцать навигаций назад, то произошло и не должно повториться ни при каких обстоятельствах. Командор Зельтц потомственный офицер и военный. Товарищ Мышка всего лишь мелкий чинуша, прорвавшийся к власти. Многие офицеры считали временщиком Товарища Мышку. Мол, отсидит один срок, найдутся в Координаторском центре более умные товарищи, которые разведут импичмент для Товарища Мышки.
  Как вы уже догадались, не нашлись в Координаторском центре другие товарищи. Импичмент не состоялся. Хорошо себя чувствует и даже чертовски хорошо чувствует Товарищ Мышка.
  - До свидания, товарищ командор, - пробежала последняя строка, - Инструкции получите через курьера. Конец связи. И берегите здоровье.
  
  ЗВЕЗДА 18
  Младший координатор Муркотенок как-то не очень разбирается в этой дурацкой классификации звездных систем и галактик. Почему-то с середины двадцатого века (по земному календарю) координаторское сообщество закрепило за межгалактический язык русский язык и перевело все межгалактические, галактические и звездные атласы на земную классификацию.
  Чушь, связанная с прогрессирующим сумасшествием. Что такое созвездие Скорпиона на карте вселенной? Это скопление одиночных звездочек, которое хорошо смотрится с поверхности планеты Земля и никак не смотрится в любой другой точке вселенной.
  - Полететь в созвездие Скорпиона, - так выражаются безнадежные идиоты и недоноски с куриными мозгами. Ибо невозможно полететь в неопределенное место, отдельные компоненты которого находятся за миллионы и миллиарды световых лет друг от друга.
  Но с другой стороны, безнадежными идиотами и недоносками с куриными мозгами можно представить любого из представителей планеты Земля. Повторяю, с планеты Земля очень романтично смотрится скопление одиночных звездочек, а так же галактик и метагалактик под общим названием "созвездие Скорпиона". Некоторые земляне нафантазировали себе лапы и хвост в данном созвездии. Некоторые земляне нафантазировали туловище и голову. Самые глазастые из представителей планеты Земля нафантазировали неприличные подробности.
  Кстати, к самым глазастым землянам относится боец Муркотенок, особенно после семи-восьми банок пива и четвертого стакана водки:
  - Вот и созвездие Скорпиона.
  Точнее, звезда 18 Скорпиона. Вполне конкретная цель на звездной карте вселенной. Если говорить о классификации на звездном уровне, то земная классификация ничуть не хуже любой другой классификации. Например, мурсианская классификация поделила вселенную на слои "мурсики". Очень безобразная классификация.
  Выглядит так. В центре вселенной находится планета Мурс. Первый слой "мурсик" представляет собой окружность с радиусом десять световых (мурсианских) лет и центром на планете Мурс, или в центре мурсианской вселенной. Ближайший объект первого слоя обозначается "Мурсик 1-1", следующий по удаленности объект "Мурсик 1-2", ну и так далее. Второй слой "мурсик" представляет пространство между окружностями с радиусом десять и двадцать световых (мурсианских) лет, центр прежний. Вот только количество объектов увеличивается на несколько порядков. Не говорю про третий слой и все последующие "мурсики".
  - Мы на месте? - с надеждой переспросила цензор Клюк.
  - Почти на месте, - младший координатор Муркотенок вывел на экран звездную карту в шести проекциях, - Если не считать некоторые ошибки в системе управления кораблем. Не решусь утверждать, что злонамеренные ошибки. Но при такой системе управления очень легко врезаться в какую-нибудь неосторожную кучу мусора.
  - Но я не врезалась в Солнце? - едва перевела дыхание цензор Клюк.
  - Повезло, - закопался в клавишах и тумблерах управления товарищ боец.
  - И мы не врезались в звезду 18, - едва не потеряла сознание цензор Клюк.
  - Опять повезло, - выковырял несколько клавиш и отломал несколько тумблеров боец Муркотенок, - Вы счастливая барышня. Мы счастливые ребятишки. И вообще, счастье больше нам не понадобится.
  - Как не понадобится? - теперь потеряла сознание цензор Клюк.
  Но ничего не заметил боец Муркотенок.
  Вроде не разглашается тайна,
  Что профессионалы встречаются.
  Они ребята упорные
  И восхищения достойные.
  Они не работают по старинке,
  Рассматривая чертежи и картинки.
  Они со всей скрупулезностью
  Решают задачи серьезные.
  На всякое тупое кривляние
  Профессионалов не нанимайте.
  Профессионализм как явление
  Подвергается старению.
  Застарелый профессионал
  От прогресса отстал.
  Вот станет товарищу плохо,
  И все задачи угрохает.
  После профессиональных доработок со стороны бойца Муркотенка превратился в классную штучку космический корабль класса "Чинара".
  
  МУРКОТЕНОК ЗАДУМАЛСЯ
  Ничего особенного, никакой крамолы. Может иногда задуматься Муркотенок над непростым философским вопросом. Ибо над всяческой ерундой не задумывается Муркотенок. Зачем задумываться над всяческой ерундой, если есть куча оружия, в том числе ядерная бомба. Другое дело непростой философский вопрос, например, вопрос насчет смысла жизни. Здесь не против задуматься, и задумывается Муркотенок.
  Некто Че Бэ Иванович вытащил бойца Муркотенка в земной сектор, там же обучил многим житейским премудростям и привел к смыслу жизни. До встречи с Че Бэ Ивановичем боец Муркотенок просто работал и вспоминал добрым словом мохнатую маму. После встречи с Че Бэ Ивановичем боец Муркотенок увидел работу в другом ракурсе и ошалел от любви к мохнатой маме.
  Что такое увидеть работу в другом ракурсе? Это и есть смысл жизни. Не какая-нибудь подделка под смысл, но истинный смысл жизни. Насчет подделки под смысл даже разговаривать не хочется. Многие ответственные работники подделываются под смысл. Нам ничего не надобно! Мы стараемся для народа! Мы здоровье свое положили в общественную кормушку! После нас хоть потоп! Но пока мы стараемся, никакого потопа не будет.
  Идея про потоп нравится бойцу Муркотенку. Но это футуристическая и одновременно фантастическая идея. Товарищ боец не оперирует столь абстрактными категориями. Товарищ боец оперирует конкретными категориями. Хорошо учился товарищ боец и многому научился под чутким руководством Че Бэ Ивановича.
  Правило первое, или как говорил Че Бэ Иванович:
  - Сама работа содержит в себе награду.
  Правило второе, или как переиначил правило первое боец Муркотенок:
  - Не гонись за наградой, но гонись за работой.
  Можно предложить еще кучу правил, которые переиначивают правило второе и правило первое на все случаи жизни. Но для смысла жизни в интерпретации бойца Муркотенка вполне достаточно не забывать первое правило и соответствовать второму правилу до мельчайших подробностей.
  Что нам еще известно про бойца Муркотенка? Несколько маловразумительных историй, парочка анекдотов, кажется, все. Или постойте, товарищи, какая-та пакость пустила по Координаторскому центру весьма забавный слушок:
  - Котенок сожрет мышку.
  Другие пакости отделали слушок согласно собственной испорченности, после чего появилась совсем незабавная надпись во всех туалетах:
  - Муркотенок сожрет Мышку.
  Зачем появилась подобная надпись? Какого черта она появилась? Учитывая законопослушный характер бойца Муркотенка и высокое положение товарища под псевдонимом Товарищ Мышка, сие есть позорная и безответственная надпись. Еще точнее, сие есть позорное и безответственное хулиганство, за которое следует ноги из попы выдергивать.
  Почесал подбородок боец Муркотенок (жест не характерный для координатора). Зачем ноги? Зачем попа? Что за ерундой мы тут занимаемся, когда в опасности наша вселенная? Или плевать на нашу вселенную?
  Следовало почесать затылок бойцу Муркотенку (характерный жест для координатора). После характерного жеста отступает раздражение. После нехарактерного жеста раздражение наступает. Выполнил нехарактерный жест боец Муркотенок и раздражился до последней крайности вместо того, чтобы успокоиться в обратную сторону.
  Смысл жизни ни какая-нибудь блажь тупеньких кошечек из группы поддержки. Младшему координатору Муркотенку не требуется поддержка. Означенный товарищ давно выработал устойчивость ко всем видам воздействия, начиная от человеческой глупости и кончая радиацией в тысячу рентген за секунду. Стоп, про точный предел радиации не может точно сказать Муркотенок, но про уровень человеческой глупости информация достоверная:
  - И зачем эти уроды избавляются от координаторов?
  Странную позицию заняло координаторское сообщество в последние пятьдесят лет. Сначала всем миром клепали непобедимых бойцов, способных сокрушать целые звездные системы, даже галактики. Затем начался обратный процесс. Вроде как подошли к непобедимому бойцу, зачитали приказ о его профессиональной непригодности и выключили.
  Только с выключателем проблема. Прежде чем клепать непобедимых бойцов, следовало позаботиться о выключателе. Боец Муркотенок не знает, как следовало позаботиться. Он получил свои боевые навыки от природы планеты Мурс, а не в химических лабораториях координаторского сообщества. Но все равно следовало предусмотреть выключатель. В противном случае получается полная попа:
  - И зачем эти уроды избавились от Че Бэ Ивановича?
  
  ЗВЕЗДНЫЙ ПАТРУЛЬ
  Командор Зельтц выкушала кислородный коктейль перед тем, как связаться с остальными звездолетами четырнадцатой звездной эскадры:
  - Лейтенант Зуммер, доложите обстановку.
  - Тяжелый крейсер К-142 вышел на позицию, товарищ командор.
  - Лейтенант Иванова, доложите обстановку.
  - Тяжелый крейсер К-98 патрулирует периметр, товарищ командор.
  Вроде все правильно. Два двухпалубных крейсера класса "Гравитация" и один трехпалубный крейсер класса "Дракон" вошли в пространство звездной системы 18 Скорпиона и заблокировали планету Нежданка. Четкий приказ: всех выпускать с планеты Нежданка, никого не пускать на планету Нежданка.
  - Уроды, - прошепелявила через дырку в зубах командор Зельтц.
  - Простите, товарищ командор, - почти мгновенно откликнулся лейтенант Зуммер, - Намечается коррекция боевого задания?
  - Конец связи, - отключилась командор Зельтц без дополнительных матов.
  Хотя причина для матов была. Во-первых, нечего шепелявить при включенной связи. Во-вторых, нечего оставлять включенную связь хотя бы с одним из боевых звездолетов, когда захотелось ругаться. В-третьих, что делает четырнадцатая звездная эскадра в такой никчемной звездной системе, как звездная система 18 Скорпиона, возле никчемной планеты Нежданка?
  Паршиво проскочил кислородный коктейль, подумала командор Зельтц. Следовало откупорить "неприкосновенный запас" и загрузиться чем-нибудь покрепче. Но перестраховалась командор Зельтц. То есть не высказала профессиональное мнение командор Зельтц, что три тяжелых крейсера возле планеты Нежданка есть расточительство боевой мощи координаторского сообщества на комариков и кусок грязи. Отсюда кислородный коктейль вместо "неприкосновенного запаса" из пива и водки.
  Что-то не то происходит в координаторском сообществе, подумала командор Зельтц. Тяжелые крейсеры классов "Гравитация" и "Дракон" снимаются с вооружения. Однопилотные звездолеты всевозможных классов ставятся на вооружение. Мол, тяжелый крейсер слишком неповоротливая хреновина, против однопилотного звездолета ему не выстоять. Опять же экипаж тяжелого крейсера от сорока до шестидесяти единиц (офицеры, матросы) не то же самое, что экипаж из единственной единицы однопилотного звездолета.
  - Экономят на мясе, - сплюнула командор Зельтц, - Или крыша поехала.
  Тяжелый крейсер не нуждается в непобедимых бойцах, обвешанных всевозможными суперталантами. Можно подобрать команду из совершено неталантливых товарищей, вымуштровать до автоматизма и превратить в единый механизм, подчиняющийся воле своего непосредственного начальника. На трехпалубном крейсере А-4 класса "Дракон" непосредственным начальником является командор Зельтц. Сделали выводы.
  - Не экономят на всем остальном, - аккуратно вытерла предыдущий плевок командор Зельтц, - Точно крыша поехала.
  Тяжелый крейсер обладает протонной защитой. Однопилотному звездолету даже очень высокого уровня практически невозможно вывести из строя тяжелый крейсер. Например, трехпалубный крейсер А-4 дважды сдерживал яростные атаки скитальцев и практически невредимым отступил под прикрытие мощных орудий бывшей четырнадцатой бригады.
  В первом случае одинокий скиталец на легком истребителе класса "Гейзер" атаковал транспортную колонну, поджог четыре транспортника и разметал восемь однопилотных звездолетов, словно никчемный мусор.
  Во втором случае скитальцы на трех легких истребителях класса "Гейзер" зажали новоиспеченную армию однопилотников (порядка восьмидесяти машин) и устроили кровавую потеху.
  Как в первом, так и во втором случае, только умелые действия командования и экипажа трехпалубного крейсера А-4 спасли координаторов от абсолютного разгрома. Ну, и скитальцам пришлось не сладко. Во втором случае профессионалы трехпалубного крейсера А-4 зацепили один из легких истребителей класса "Гейзер" и вынудили катапультироваться скитальца. При чем ходили упорные слухи, что этим скитальцем оказался сам Иван Непомнящий, подлый убийца координаторов.
  Насчет Ивана Непомнящего очень сомневается командор Зельтц. Иван Непомнящий обычно действует в одиночку. Но зацепить любого скитальца на истребителе класса "Гейзер" уже подвиг. Вы же знаете, что скитальцы реагируют на несколько порядков быстрее, чем обыкновенное мясо.
  Во время боя температура тела скитальца поднимается выше пятидесяти градусов. Скиталец действует точно в кровавом тумане, одновременно отслеживая несколько десятков целей и за считанные микросекунды меняя рисунок боя. При подобных условиях отпадает нужда в эшелонированной защите. Боевые машины скитальцев не несут на себе защитные экраны. Скорость, маневренность, дикая мощь.
  Никто и ничто не может противостоять дикой мощи скитальцев. Только тяжелый крейсерный флот имеет шанс выйти из боя.
  
  ПАТРУЛЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  Командор Зельтц так и не откупорила "неприкосновенный запас", довольствуясь вторым кислородным коктейлем. Если на планету Нежданка не ожидается атака скитальцев, то какого черта здесь делает четырнадцатая звездная эскадра в составе двух двухпалубных крейсеров класса "Гравитация" и одного трехпалубного крейсера класса "Дракон"?
  Ах, так захотелось исполнительному директору галактики Млечный Путь Товарищу Мышке. Ну, захотелось и захотелось, черт подери! С каких это пор паршивый чинуша командует боевым командором и его тяжелой эскадрой?
  Э, отпусти котов, девочка. Координаторское сообщество проводит модернизацию, сливая в сортир тяжелую технику. Аргументы присутствуют. Посмотрите на подлых скитальцев, дорогие товарищи. Никакой тяжелой техники. Маневренные однопилотные звездолеты, и только. Один звездолет, один пилот. Кажется, горстка подлых скитальцев уступит однопилотному навалу координаторов. Однако скитальцы заполонили вселенную.
  Не хочу отпускать котов, подумала командор Зельтц. Мурсиане всегда прекрасно работали в команде. Из самого посредственного мурсианина получается великолепный матрос. Из мурсианина более высокого класса получается офицер высокого класса.
  Опять же мурсиане на тысячу процентов подходят для тяжелого крейсерного флота. Если команду тяжелого крейсера укомплектовать из пацанов и девчонок планеты Мурс, то на тысячу процентов получится непобедимая команда. И скитальцам полная попа.
  Никто не спорит, что мурсиане так же подходят для однопилотных звездолетов. Только однопилотная машина требует виртуозов, типа боец Муркотенок. А где собрать подобных товарищей? Или как воспитать подобных товарищей? Координаторское сообщество закрывает все больше и больше учебных заведений, подготавливающих летный состав. Ставка пошла на мясо. Ну, и что такое мясо против дикой мощи скитальцев?
  Командор Зельтц связалась по графику с остальными звездолетами четырнадцатой звездной эскадры:
  - Лейтенант Зуммер, доложите обстановку.
  - Тяжелый крейсер К-142 попал в полосу астероидов, товарищ командор. Пришлось включить дополнительную защиту и активировать легкие протонные пушки второй палубы.
  - Нет ли попыток несанкционированного вторжения, товарищ лейтенант.
  - Товарищ командор, "чистое небо".
  Слегка скривила физиономию командор Зельтц. Лейтенант Зуммер достойный офицер, но он с планеты Земля, что немного нарушает гармонию звездной эскадры. Вот лейтенант Иванова чистопородная мурсианка, хотя носит земную фамилию. Но это легко объяснимый феномен. Еще в прошлом веке будущий лейтенант Иванова (мурсианка) вышла замуж за действующего лейтенанта Иванова (землянина). В следующем бою действующий лейтенант Иванов (землянин) погиб смертью храбрых, и отказалась вернуть девичью фамилию будущий лейтенант Иванова (мурсианка).
  - Лейтенант Иванова, доложите обстановку.
  - Тяжелый крейсер К-98 вышел в режим усиленного сканирования, товарищ командор. На окраинах звездной системы 18 Скорпиона наблюдается странная аномалия, точно какой-нибудь чайник пытается выйти из гиперпространства.
  - Поддерживайте режим усиленного сканирования, товарищ лейтенант. Буду на связи.
  Нет, с лейтенантом Ивановой никаких проблем и вопросов. Лейтенант Иванова всегда поддержит товарища командора, даже если против товарища командора выступит координаторское сообщество. Что опять же координаторское сообщество? Ничего не знаю про координаторское сообщество. Мне приказал непосредственный начальник, то есть товарищ командор. Я выполняю приказ. Руки за голову! Ноги на ширину плеч! Или ответит за базар задница.
  Все мы жестоко упрямимся,
  Когда на ерунде попадаемся.
  Но есть и другое упрямство,
  Которое не запихать в рамки.
  Это упрямство не эфемерное,
  Оно больше связано с верой.
  Это упрямство не идиотское,
  Оно не заливается водкой.
  Это упрямство не на ширмака,
  И никакого дурачества.
  Но настоящие ребятишки
  Погибают за подобную фишку.
  Идут и погибают,
  Без воплей и печали.
  Мы не какое-то чмо на раздаче,
  Вот только не можем иначе.
  С лейтенантом Ивановой все понятно. Но вызывает серьезные опасения лейтенант Зуммер.
  
  КСТАТИ
  - Нащупывается космический челнок класса "Корыто", - сказал младший координатор Муркотенок, отрабатывая малый переход через гиперпространство, - Я постараюсь подойти к космическому кораблю на минимально допустимое расстояние, то есть на расстояние визуальной видимости. И тогда можно будет начать диалог со свободным чистильщиком Че Бэ Ивановичем.
  Очень заинтересовалась полученной информацией цензор Клюк:
  - То есть Че Бэ Иванович пригласит нас на чашечку чая?
  Подкрутил усы боец Муркотенок:
  - И на чашечку чая, и на чашечку водки.
  Еще больше заинтересовалась цензор Клюк:
  - После чего мы сможем договориться.
  Вот только товарищ боец не стал обнадеживать товарища цензора:
  - Насчет договориться вопрос пока не стоит. На сто процентов мы получим свою чашечку, после чего попробуем договориться. Хотя, если судить по траектории космического корабля, чаепитие произойдет не в открытом космосе.
  Цензор Клюк бросила взгляд на экран и всплеснула руками:
  - Чего это за размытые пятна преследуют космический корабль Че Бэ Ивановича.
  Боец Муркотенок раскрутил усы по часовой стрелке:
  - Это не размытые пятна, но два двухпалубных крейсера класса "Гравитация" и один трехпалубный крейсер класса "Дракон". Они никого не преследуют. Они несут боевое дежурство.
  Нечто нечленораздельное прошептала цензор Клюк, типа:
  - Бредятина.
  Впрочем, боец Муркотенок не отвечает за точность последней информации. Слишком эмоционально реагирует цензор Клюк на всякие мелочи. Мало ли какая хрень проводится в звездной системе 18 Скорпиона. По межзвездному каталогу на планете Нежданка праздник бога Саббуку. Большие шишки из координаторского сообщества вполне могли притащиться на праздник под крейсерской охраной.
  Все-таки космос не место для прогулок. Большим шишкам из координаторского сообщества опасно летать в космосе. То есть опасно летать без солидной охраны. По крайней мере, скитальцы не сунутся под удар звездной эскадры, усиленной свободным чистильщиком Че Бэ Ивановичем.
  - Полный порядок, - сказал боец Муркотенок.
  - Никакой не порядок, товарищ младший координатор, - ответила цензор Клюк, - Чувство такое, что тучи сгущаются над Че Бэ Ивановичем.
  - Ну, это опять не проблема. Тучи постоянно сгущаются и разгущаются над товарищем Че. Координаторское сообщество постоянно использует не по назначению товарища Че. Этого товарища надо бы использовать в боевых операциях против скитальцев. Но координаторское сообщество в боевых операциях против скитальцев использует мясо. Тем временем лучшие бойцы охраняют всяких шишканов во время гулянки и пьянки.
  - Не нравится мне сегодняшняя гулянка.
  - Она никому не нравится. Но так или иначе мы отыскали Че Бэ Ивановича.
  Боец Муркотенок опять посмотрел на экран. Трехпалубный крейсер класса "Дракон" вызвал невольное уважение. Восемь тяжелых пушек дальнего боя, двадцать четыре легкие счетверенные пушки среднего боя, восемнадцать пулеметов ближнего боя. Нет, мы не будем выпрыгивать перед носом трехпалубного крейсера, решил боец Муркотенок. Как бы на трехпалубном крейсере не перестраховались товарищи координаторы. Тем более, что большое начальство предпочитает летать на больших кораблях. Кто его знает, где сейчас глушит водку большое начальство?
  - Я заметил астероидный поток, - сказал товарищ боец.
  - Это такие дерганные точки на экране? - уточнила цензор Клюк.
  - Точно, - согласился товарищ боец, - Не просто дерганные, но очень дерганные точки.
  - И что мы сделаем? - снова уточнила цензор Клюк.
  - Мы потихоньку зацепимся за астероидный поток и просочимся к планете Нежданка.
  - Насколько это опасно, товарищ боец?
  - Если учитывать неповоротливость крайнего двухпалубного крейсера класса "Гравитация" и невысокую компетентность его командира, задействовавшего легкие протонные пушки второй палубы против астероидов, то опасность практически никакая. Вот я нажимаю форсаж...
  Шум, клекот, экран подернулся рябью. Кажется, что-то не то нажал боец Муркотенок.
  
  БЫВАЕТ
  Заработала общая связь:
  - Товарищ командор, в зоне тяжелого крейсера К-142 "грязное небо".
  - Благодарю за службу, лейтенант Иванова, продолжайте боевое дежурство.
  Что за хрень, едва не выругалась командор Зельтц. Только что было "чистое небо", и вот уже "грязное небо". Товарищи террористы совсем обнаглели, выскакивают на туристических развалюхах в зону патрулирования четырнадцатой звездной эскадры, словно перед ними не тяжелые боевые корабли, а консервные банки. Хотя с другой стороны, может это никакие не террористы, но группа упившихся придурков.
  - Лейтенант Зуммер, заблокируйте "грязное небо".
  - Слушаюсь, товарищ командор. Только извольте заметить, наше небо все еще "чистое". Ведется запланированный отстрел астероидов.
  Нет, странный все-таки лейтенант командует тяжелым крейсером К-142. Прошляпил нарушителя на устаревшем космическом корабле класса "Чинара" и еще прикидывается, что рядом "чистое небо".
  После расформирования четырнадцатой звездной бригады командору Зельтц навязали этого лейтенанта, как выдающегося специалиста по тактике. Берите товарища лейтенанта вместе с боевым кораблем, товарищ командор, или ничего не берите. За одиннадцать навигаций сносно зарекомендовал себя лейтенант Зуммер. По крайней мере, серьезных ошибок за ним не было, если не считать нынешний отстрел астероидов.
  - Лейтенант Зуммер, среди астероидов нарушитель. Попытайтесь притормозить нарушителя до прорыва в сектор планеты Нежданка, но не уничтожайте его окончательно.
  - Вы ошибаетесь, товарищ командор. По-прежнему "чистое небо", осталось несколько крупных астероидов.
  Практически патовая ситуация. Одиннадцать навигаций лейтенант Зуммер держался в тени, подчиняясь приказам непосредственного начальника. Насчет выдающегося специалиста по тактике отдельный вопрос. Командор Зельтц всегда пользовалась собственной тактикой и никогда не пользовалась чужой или навязанной тактикой. Но это уже чистой воды придирки.
  Вот-вот, командор Зельтц слишком мягко относилась к командиру тяжелого крейсера К-142. Все-таки человек с планеты Земля есть существо низшего сорта. Человек с планеты Земля уступает по всем параметрам мурсианину. Человеку с планеты Земля лучше не командовать тяжелым крейсером, а командовать однопилотным звездолетом. Ну, подбили однопилотный звездолет. Ну, протянул ноги. На твоей совести только твоя неудачная жизнь, но никак не жизни твоего экипажа.
  - Лейтенант Зуммер, прекратите огонь!
  - Извините, товарищ командор, у меня на данный предмет другие инструкции.
  И что делать? Развернуть трехпалубный крейсер и нанести парочку навесных ударов по взбунтовавшемуся крейсеру. Нет, не успею, подумала командор Зельтц, слишком велико расстояние, плюс недостаточная маневренность трехпалубного крейсера в сложившейся ситуации. Взбунтовавшийся крейсер успеет снести космическую развалюху класса "Чинара".
  Или все-таки не успеет? На какой-то момент суровое лицо командора озарила злорадная улыбка. Особенно злорадно выглядела дырка в зубах, то есть память о первых рейдах в качестве мяса. С той поры не мало воды утекло, никак не относится к мясу командор Зельтц, но память осталась.
  Впрочем, не стоит прикидываться, товарищи. Не такая ужо развалюха попалась тяжелому крейсеру К-142 класса "Гравитация". Или внутри развалюхи находится истинный ас, действующий на грани безумия. По крайней мере, весьма удачно отплевывается туристический корабль из своей счетверенной пушки. Опять же откуда здесь счетверенная пушка?
  - Лейтенант Зуммер, ваш огонь помогает прорваться нарушителю. Используя возможности своего оружия, нарушитель оседлал протонную волну и через двадцать восемь секунд окажется в зоне недосягаемости ваших орудий. Прекратите огонь, используйте зонный захват или хотя бы попытайтесь вступить с нарушителем в переговоры до подхода головного крейсера.
  - Я не вижу никакого нарушителя, товарищ командор. По-прежнему продолжается отстрел астероидов по программе "чистое небо".
  Надо разруливать патовую ситуацию. Тяжело вздохнула командор Зельтц. Надо и придется разруливать. Пока неизвестно, что случилось с командиром звездного крейсера К-142. Может, перевод с периферии привел к сумасшествию. Аналогичные случаи имеются в истории координаторского сообщества. Не всякий боец выдерживает длительную работу в космосе, тем более боевое дежурство на периферии, среди мертвых звездных систем и прочего галактического мусора.
  Давайте считать, что сошел с ума лейтенант Зуммер. Военный трибунал во всем разберется, возможно, не очень сурово покарает взбунтовавшегося лейтенанта. Лишится звания, лишится именного оружия и корабля лейтенант Зуммер, его переведут на гражданскую работу. Военный трибунал или суд офицерской чести бывает чертовски лояльным к товарищам офицерам, заболевшим сумасшествием в космосе. Если товарищи офицеры в свою очередь не нанесут непоправимый вред координаторскому сообществу.
  Короче, займемся нашей проблемой:
  - Товарищ лейтенант, вы отстраняетесь от командования тяжелым крейсером К-142. Передайте командование следующему по званию офицеру.
  - Нет, товарищ командор, это вы отстраняетесь от командования. Секунду назад вы получили приказ из Координаторского центра, но не удосужились его вскрыть по причине преступной халатности.
  Зыркнула на экран командор Зельтц. Твою мать, что же делает эта мразь Мышка?
  
  ОТ АВТОРА
  Я тут держал себя скромно, не открывал рот, не вмешивался в повествование. Все-таки совершено новая задумка пришла в голову, рассказать о суровых буднях координаторов на конкретном примере Че Бэ Ивановича. Ах, вышеупомянутый товарищ получил временную отставку, и вроде бы номинально не является координатором. Но это чистой воды ерунда. Такими ребятами, как Че Бэ Иванович не разбрасываются даже в Координаторском центре. Вчера был координатором товарищ Че, сегодня его попросили не путаться под ногами за какую-нибудь мелкую провинность, завтра он снова координатор. Какая разница, через сколько дней, месяцев или столетий наступит пресловутое завтра. "Координатор" это такое же несмываемое клеймо, как например "русский".
  Песня координаторов:
  Завели моторы,
  Вышли на охоту.
  Звездные просторы
  Вызывают рвоту.
  Звездочки не надо
  Вешать на погоны.
  Раз работа в радость,
  Доставай патроны.
  Припев:
  От наших щедрот
  Никто не уйдет.
  Продолжение песни:
  Много негодяев
  Поменяли лица.
  Мы про них узнаем,
  От судьбы не скрыться.
  Подлые удары,
  Что на зад примочки.
  Мы врага поймаем,
  Вырубим и точка.
  Припев:
  Чтобы в живых остаться,
  Меняй ориентацию.
  Окончание песни:
  Старость нам не светит,
  А покой не нужен.
  Нас не любят дети,
  Барышни не дружат.
  И от скорбных вздохов
  Нам не отпинаться.
  Все же жить неплохо,
  Если можешь драться.
  Припев:
  Прощай Земля,
  Улетаю в чужие края.
  На этом разрешите откланяться, точнее, передать эстафету нашему новому чемпиону (и бывшему координатору) Че Бэ Ивановичу.
  
  ЧТО ЗА БОТВА?
  Очнулся Че Бэ Иванович, как бы это сказать, в весьма экзотическом положении. То есть в какой-то сырой комнатухе, где царил полумрак, да еще привязанный к загогулине, отдаленно напоминающей пятиконечную звезду или двуногий крест. То есть не полумрак привязанный к загогулине, а свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Сам, можно сказать, в миссионерской позе. Руки и ноги, можно сказать, в раскорячку.
  - Я протестую, - выругался новый чемпион планеты Нежданка, - Или так здесь относятся к чемпионам?
  - Эта великая честь, - из темноты вышел первый советник Зуброло, - Вы первый из пришельцев, товарищ чистильщик, сподобились выиграть марафон, посвященный единому богу Саббуку.
  Все равно ничего не понял Че Бэ Иванович. Мы сюда прилетели дело делать, то есть брать за грудки извращенцев, попытавшихся восстановить рабовладельческий строй. Допустим, в государстве киданей и в городе Кидка не все извращенцы. Допустим, нормальные методы, то есть стрельба из протоновых пушек, здесь не подходят. Мол, из-за одного извращенца могут пострадать миллионы нормальных граждан. Допустим, Че Бэ Иванович пошел на поводу у местных борцов за свободу, выступил в их марафоне, даже добился победы, которая, по мнению тех же товарищей имеет вес во всех двадцати четырех городах-государствах. А дальше?
  - Вы можете говорить без лозунгов, - подошел к проблеме с другого бока Че Бэ Иванович.
  - Какие лозунги? - даже зашепелявил от возмущения первый советник Зуброло,- Второй советник Опаркоф отдал свою жалкую жизнь, чтобы выиграть марафон, и не выиграл.
  - С этого места подробнее, - опешил Че Бэ Иванович.
  - А чего подробнее? - первый советник Зуброло уселся на пол, - В нынешнем году финиш оказался гораздо более яростным, чем в предыдущие годы. Второй советник Опаркоф решил выпрыгнуть выше собственной головы (такое случается), и вот вам готовенький труп на последних метрах дистанции.
  Это немного успокоило Че Бэ Ивановича:
  - Значит, советник Опаркоф попробовал мухлевать.
  - Не то слово, - приободрился советник Зуброло, - Товарищ Опаркоф попробовал сорвать весь план операции, совершил предательство.
  Становится интереснее. Операция, план, предательство - это такие понятия, от которых попахивает не самой чистой монетой. Еще бы разобраться Че Бэ Ивановичу во всей спортивной ерунде, из-за которой один участник соревнований протянул ноги, а другой участник вместо пьянки с поклонницами болтается черт знает где, да еще в раскорячку.
  - Наши традиции древние, - опять наехал на мысли свободного чистильщика шепелявый голосок первого советника Зуброло, - Около семисот лет проводится жертвенный марафон в честь единого бога Саббуку. Бог великий! Бог праведный! Бог все видит, все знает, сама справедливость! Чтобы было понятно участие представителей города Рега на последнем этапе жертвенного марафона, расскажу поподробнее о правилах.
  Че Бэ Иванович приготовился слушать, даже приспустил веки, чтобы лучше расслабиться перед очередной умственной работой. Впрочем, оказались не шибко сложными правила жертвенного марафона планеты Нежданка. Сначала в двадцати четырех городах-государствах проводятся предварительные марафоны, где набираются лучшие марафонцы для командной борьбы. Затем проводится основной марафон на территории прошлогоднего чемпиона. И в основном марафоне участвуют исключительно представители победившей в предварительных стартах команды.
  Все очень здорово, только один неприятный момент. Как сказал первый советник Зуброло:
  - Нового чемпиона сжигают в разгар праздника.
  
  ТОЖЕ МНЕ МРАЧНОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
  Вся эта галиматья очень не понравилась Че Бэ Ивановичу. Он, значится, бросил ответственную работу по зачистке галактики. Он прилетел на какую-то отсталую планету, чтобы положить конец рабству. Он участвовал в каком-то ритуальном марафоне, он выиграл. Теперь законный вопрос, какого черта выиграл Че Бэ Иванович? Кто его потянул за ручки, за ножки, чтобы вырвать на финише золотую медаль у местного соискателя Опаркофа? За медаль так неистово боролся Опаркоф, что отдал своему богу грешную душу. Сие нормально и соответствует логике. Но зачем за медаль боролся Че Бэ Иванович?
  Блин, а что скажут в Координаторском центре, товарищ чистильщик? Серьезные товарищи из Координаторского центра направили (негласно) очень несерьезного товарища разобраться в проблемах планеты Нежданка. Только не подумайте, что серьезные товарищи выписали ордер очень несерьезному товарищу на означенную работу. Как уже говорилось, ордер никто не выписывал, но это детали. Очень несерьезный товарищ не разобрался в проблемах планеты Нежданка. Он же вместо разборок ввязался в местные игрища и угодил на крест, где его в скором времени сожгут в честь какого-то дурацкого бога Саббуку.
  Или бог не дурацкий? Что-то не припомнит настолько успешных богов Че Бэ Иванович. В основном боги не очень успешные. Приходится делить мировое пространство. Вроде не очень успешный бог считается единственным богом, а рядом еще один бог, опять же единственный, и еще, и еще... Захотелось смеяться Че Бэ Ивановичу. Как напишут в газетах. Молодой, подающий надежды свободный чистильщик выиграл марафон, после чего был сожжен на всенародном празднестве, посвященном богу Саббуку. От такого посвящения должны застрелиться все неуспешные боги.
  - Ничего не понимаю, - в который раз полез дискутировать Че Бэ Иванович, - Вы заплатили кучу денег, вы наняли свободного чистильщика через Координаторский центр, чтобы в конечном итоге все кончилось не освобождением товарищей рабов, а тривиальным фарсом.
  - Рабы освободятся, - сказал первый советник Зуброло.
  - Как же они освободятся, черт подери, если единственного товарища, способного их освободить, превратят через несколько минут в уголь и пепел?
  Первый советник Зуброло встал и ушел в темноту:
  - Очень жаль, товарищ чистильщик, что вы такой же недальновидный товарищ, как второй советник Опаркоф. Нет, я не хочу умалить достоинства второго советника, но второй советник не был первым советником даже в таком небольшом регионе, как город Рега, потому что страдал недальновидностью.
  Пришлось выслушать еще одну лекцию. По плану регатов в марафонском пробеге планировалась победа пришельца Че Бэ Ивановича. Остальные регаты только осуществляли техническую поддержку. Скажем, чтобы не сошел с дистанции вышеупомянутый товарищ, не повернул обратно или не бросил каким-либо иным образом столь богоугодное дело. В конечном итоге, регаты сошли с дистанции, ну а победа досталась пришельцу Че Бэ Ивановичу.
  - Это подстава, - Че Бэ Иванович сжал кулаки, так что едва не порвал веревки.
  - Вот почему невысокий темп, - улыбнулся первый советник Зуброло, - Мы, регаты, показывали куда лучшие результаты в предварительных забегах, чем два часа двенадцать минут. Но сегодня особенный день, сегодня стал чемпионом пришелец.
  Че Бэ Иванович грязно выругался:
  - Думкопф гезетц.
  И попробовал схватиться за голову:
  - Куда? К каким маньякам попал?
  Но не схватился за голову подающий надежды свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Загогулина, то есть крест не пускает.
  Износились мы по жизни
  Ни единожды, ни дважды.
  Из-за дупнутой отчизны,
  Из-за купли и продажи.
  В этом извращенном мире
  Нас стократно продавали.
  А теперь мы износились
  И нужны кому едва ли.
  Быть осколком или грязью
  Не великая подруга,
  Если черти не вылазят,
  И не платят по заслугам.
  Наработавшись на дядю,
  Помни о своей награде.
  Все-таки не привык быть игрушкой в чьих-то коварных когтях один из величайших мордобоев вселенной и бывший координатор Че Бэ Иванович.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
  - Второй советник Опаркоф был очень не прав, - продолжил толкать речугу первый советник Зуброло, - Вышеупомянутый придурок решил изменить план в свою пользу. Ему ошибочно показалось, что только таким и никаким иным образом получится высвободить рабов. Неверный подход, очень ошибочная версия. Победа второго советника Опаркофа могла привести к освобождению некоторой конкретной группы товарищей, но не могла отменить приближающееся рабство.
  Дальше глупый вопрос:
  - А что могло отменить рабство?
  И чертовски умный ответ:
  - Только победа пришельца из Координаторского центра.
  Вот и попробуйте с этими ребятами договориться. По их коварному плану пришелец из Координаторского центра победил в марафоне. Ладно, здесь нет никакой крамолы. Что мы мало слыхали о выдающихся победах всяких подставных лошадок? На планете Земля нечто подобное происходит сплошь и рядом, и не только в спорте. Поэтому согласились с победой Че Бэ Ивановича. Даже с дурацкой традицией сжигать победителя на пике его славы. Вот с чем невозможно никак согласиться, так это что угли и пепел Че Бэ Ивановича могут каким-то фантастическим образом заставить молодое развивающееся рабовладельческое государство отказаться от рабства.
  - Я сейчас слезу вперед ногами и наведу порядок, - сказал Че Бэ Иванович.
  Несколько тягомутных секунд, прерывистое дыхание где-то в темном углу, перхи и сморки.
  - Ни в коем случае, - наконец-то пришел в себя первый советник Зуброло, - Уважаемый товарищ чистильщик, нас проинформировали в Координаторском центре, что вы обладаете такой важной способностью, как "регенерация". Следовательно, маленькая поджарка на кресте вам не повредит. Ну, будет чуточку больно. А что такое боль для выдающегося бойца во вселенной? Любой младенец с планеты Нежданка вам скажет, это ничто. Можно и потерпеть ради великой цели.
  - Пожалуйста, поподробнее про Координаторский центр, - едва не потерял дар речи Че Бэ Иванович, - Я теперь однозначно блуждаю в потемках.
  - Можно и поподробнее, - не стал открещиваться второй советник Зуброло.
  Как уже говорилось во многих местах, координаторское сообщество есть реальная регулируемая сила во вселенной. Однако многие недоразвитые цивилизации ненавидят порядок, они не желают, чтобы их регулировали. У подобных цивилизаций справедливость не в чести. Зато рабские замашки зашкаливают, даже очень зашкаливают. И плевать, как называется государственное устройство подобных цивилизаций (демократия, монархия, коммунизм), если в конечном итоге все равно рабство.
  Но ребята в Координаторском центре чертовски настырные, чертовски изобретательные. Их вышвыривают в дверь, они лезут в окно. Их вышвыривают в окно, они спускаются по дымоходу. Даже жертвуют жизнь. Ибо жизнь одного координатора ничто по сравнению с развитием и укреплением интересов координаторского сообщества в целом регионе, или в целой звездной системе.
  - Так что вами решили пожертвовать, - подвел итог первый советник Зуброло, - Ради процветания двадцати трех городов-государств на планете Нежданка. Ну и чтобы поприжать хищное государство киданей.
  - Но почему?
  - Денежки не пахнут, мой юный друг. Тем более что свободные чистильщики работают исключительно ради денежек.
  Здесь зарычали и затрещали некие механизмы, напоминающие собой колеса и шестеренки. Передняя стена темницы откинулась, яркий свет ослепил Че Бэ Ивановича.
  
  ПРАЗДНИК КАК ПРАЗДНИК
  Музыка, взрывы петард, песни и пляски, всякая прочая хрень. Не хочу вдаваться в подробности очередного народного шоу на одной из самых примитивных планеток нашей галактики. Все это было, все это есть, все это будет всегда, любое мыслящее существо хоть однажды принимало участие в чем-то подобном.
  - Немного терпения, уважаемый товарищ чистильщик, - горячим шепотом первый советник Зуброло обдал ухо Че Бэ Ивановичу, - Помните, вся операция разрабатывалась в Координаторском центре. В случае успеха вы станете народным героем планеты Нежданка. О вас будут слагать легенды. Ваше имя останется в веках. Каждый сознательный и несознательный саббукей причислит ваше имя к лику святых, будет приносить вам жертвы, как Че Бэ Освободителю и Разрушителю рабства.
  - Да, ладно вам, - попытался отмахнуться Че Бэ Иванович, сосредоточившись на механизмах, выкатывающих загогулину в центр площади.
  Весьма, вам скажу забавная штучка такие вот механизмы. Нечто вроде блочной системы, но очень замаскированное. Со стороны кажется, что двуногий крест силой магии держится в воздухе. То есть просто держится в воздухе и плывет в заданную точку пространства. Плюс весь этот грохот, вроде как иллюзия магических или божественных пертурбаций, окружающих скромную персону распятого чистильщика.
  Ну, ребята в подобной ерунде наловчились, подумал Че Бэ Иванович. Статуя единого бога Саббуку не просто кусок камня, но сложное инженерное сооружение. Внутри статуи находятся потайные комнаты, в одной из которых держат товарищей чемпионов, откуда несколько секунд назад выпустили Че Бэ Ивановича. А еще всякие блоки, всякие механизмы, предназначенные лишь для того, чтобы создавать иллюзию.
  Нет, простые саббукеи вряд ли могли создать нечто подобнее. Слишком примитивная цивилизация. Слишком приближается к природе. Слишком много внимания направлено на ручной труд. Надо искать другого создателя единого бога Саббуку. Более чем уверен в другом создателе Че Бэ Иванович. Интуиция, черт подери. Что-то не так с единым богом Саббуку.
  - Наконец, - напоследок выскочил первый советник Зуброло, - Если операция провалится, очень будут недовольны в Координаторском центре.
  Затем советника подхватила охрана (или служители культа) за белые рученьки и оттащили его в сторону. Как почувствовал Че Бэ Иванович, ничто не должно препятствовать божественному перемещению распятого чемпиона по воздуху. Только крест, а на кресте чемпион, которого через незначительный промежуток времени принесут в жертву. Значит, разгорится жертвенный огонь. Чемпион изобразит из себя жаркое. Бог Саббуку примет жертву, праздник войдет в нормальную колею. Кажется так, ничего не напутал Че Бэ Иванович. Или в душе застряла мелкая язва, что где-то напутал Че Бэ Иванович?
  Давайте, вернемся к истокам. Координаторский центр организовал подобную галиматью. Но для чего? Уничтожить Че Бэ Ивановича, как правильно заметил товарищ Зуброло, подобным способом невозможно. Через незначительный промежуток времени, скажем, через пару лет, Че Бэ Иванович регенерирует в другой точке галактики, вернется к нормальной жизни. Следовательно, никаких происков со стороны Координаторского центра против Че Бэ Ивановича. Только личные цели. А личные цели такие простые, что можно смеяться. Планета Нежданка, кровь из носу, здесь и сейчас обязана приобщиться к координаторскому сообществу.
  Черт возьми, ведь это дельная мысль. Нечто светлое начало проявляться в мозгу Че Бэ Ивановича.
  Если хорошенько напиться,
  И смерть не особенно страшная.
  Можно прикинуться птицей
  И полетать вверх тормашками.
  А можно забраться в кроватку,
  Вообразить себя листиком хряпы.
  Ну, чтобы выспаться сладко,
  Пока башку не оттяпали.
  Загогулина с чемпионом остановилась посреди площади.
  
  ВСЕ ТАКИЕ ХИТРЫЕ
  Город волнуется, город беснуется. Десятки тысяч граждан, скорее всего, элита, прорвались на площадь. Точнее, они не прорвались, а заняли места за ограждениями, согласно купленным билетам. Остальные товарищи, что горожане, что прочие саббукеи, на площадь, как бы это сказать, не прорвались. Они находятся за оградой, они могут довольствоваться нескромными слухами или приукрашенными рассказками очевидцев. Они будут довольствоваться, превознося до небес нового чемпиона, пожертвовавшего собой, чтобы воссоединиться с единым богом Саббуку, чтобы принести процветание на планету Нежданка.
  - Да здравствует чемпион!
  - Вечная слава героям!
  - Упокойся с миром посланник небес!
  - Да примет тебя великий Саббуку!
  Как и везде, на саббукейском празднике хватало баннеров. То ли их заготовили в последний момент, то ли вытащили из пыльной кладовой, не имеет значения. Я повторяю, нормальный человеческий праздник. Пиво, чипсы, эротическая программа, финал. Впрочем, до финала еще можно немного подождать, пока очень привлекательные девушки, в чем мать родила, танцуют на площади.
  Только не отвлекаться, успокоил себя Че Бэ Иванович. Или сейчас покину насиженное местечко, присоединюсь к танцующим девушкам. А они разбегутся, черт подери. Не разрешается великому чемпиону присоединяться к танцующим девушкам. Великий чемпион наблюдает за праздником со своего возвышения, то есть с креста. Самое лучшее место на празднике. Отсюда все видно, все слышно, только нельзя трогать. Или не догадались, великий чемпион, как распятый чемпион очень возбуждающе действует на публику. Куда более возбуждающе, чем эротические пляски товарищей девушек. Тогда зачем пляски, опять-таки черт? Может, вы считаете за импотента бога Саббуку?
  - Пора сосредоточиться, - сам себе сказал Че Бэ Иванович, - Времени катастрофически не хватает.
  И это правда. Девушки потанцуют, девушки убегут. Затем какая-нибудь силовая программа, например, сеанс боевого кун-фу или рубка на мечах. Затем клоуны. И собственно чемпионский выход, то есть натуральное сожжение чемпиона Че Бэ Ивановича. Неужели так мало осталось времени? Неужели так скоро запылает чемпионский костер?
  Еще не во всем разобрался Че Бэ Иванович. Скажем, с Координаторским центром он разобрался. Ребята из центра опять намудрили, то есть устроили настоящий бардак на планете Нежданка. Никак им не обойтись обычными средствами, то есть протонной пушкой. Хотя с другой стороны, разрешается пожертвовать одним человеком, который к тому же не координатор. Вот и пожертвовали одним человеком в Координаторском центре. Че Бэ Иванович свой в доску, он поймет, он простит. Но отчего такая петрушка случилась, не понимает свой в доску товарищ.
  Хитрость обязана сочетаться с доверием. Первый вопрос, почему не посвятили Че Бэ Ивановича в свои планы товарищи координаторы? Допустим, мог отказаться Че Бэ Иванович. Но сие не причина, чтобы его так хитро подставить, чтобы не открыться ему до конца концертной программы, даже перед лицом смерти.
  Что-то вы темните, ребята. Не привык к политическим играм Че Бэ Иванович. Воин, идущий на смерть, имеет право на информацию. За что мне такая смерть? Зачем мне такая смерть? Я хочу пиво и чипсы. Я хочу танцевать с обнаженными девушками. Я хочу умереть с мечом в правой руке и бутылкой в левой руке, как истинный воин. Я не хочу умирать на задрипанной загогулине, как позорный раб и придурок.
  
  РЕЧЬ
  Спокойствие, дорогие товарищи. Сейчас выступит первый советник Зуброло из дружественного нам государства регатов. Как вы догадываетесь, в текущем году товарищи регаты выиграли право принести своего чемпиона в жертву. И это еще не предел выдающихся подвигов товарищей регатов, совершенных на благо единого бога Саббуку. Ибо товарищи регаты пригласили в команду пришельца из космоса, то есть из тех неизмеримых глубин, где живет великий Саббуку.
  Небольшой перерыв для славословий в адрес вселенского божества. Наш сладчайший Саббуку! Наш приятнейший командир и начальник! Наша слава, сила и оружие! Наши чистые надежды и помыслы! Наш единый господь в единственном экземпляре! Любовь, морковь и так далее.
  На чем притормозили? Ах да, в нынешнем году товарищи регаты включили в свою марафонскую команду пришельца из космоса. Насколько был захватывающим поединок между пришельцем и претендентами на чемпионский титул, вы видели. Только на последних метрах вырвал победу пришелец, показав чудеса хладнокровия и героизма, словно им руководил сам Саббуку.
  Еще славословия в адрес единого и неделимого божества. Видите ли, Саббуку не дремлет. Он рядом. Он следит за своими детьми. Он подает советы, он раздает подарки. Он способен подарить жизнь и способен подарить смерть. Он покарал неправедного марафонца, попытавшегося стать чемпионом вопреки воли великого бога Саббуку.
  Нет, ребята, Че Бэ Ивановича точно стошнит на его же собственных похоронах. Если честно, то очень не хочется изображать космического ребенка Саббуку. Истинный крест, как не хочется. На планете Земля не верил в бога Че Бэ Иванович. Все-таки у него правильное классическое образование конца двадцатого века. А что сказано в правильном классическом образовании конца двадцатого века? То самое и сказано, что нет богов во вселенной, есть только идолища позорные.
  Вот ради идолища позорного сложит голову на позорном капище свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Даже не верится, что бесстрашному воину и борцу за вселенское добро уготована настолько позорная кончина. А вы летали когда-нибудь по вселенной на космическом челноке класса "Корыто"? По глазам вижу, вы не летали. Зато Че Бэ Иванович очень и очень летал. Встречались ему всякие гады гремучие и твари ползучие. Зато боги ему никогда не встречались. Отсюда делаем выводы.
  - Иди чемпион к своему богу!
  Боже, еще один баннер. Фанаты совсем оборзели. Стопроцентная уверенность, что чемпиона, ниспосланного богом для победы в нынешнем чемпионате, причислят к лику святых. Теперь наводящий вопрос, насколько хочется причисляться к лику святых Че Бэ Ивановичу? И очень верный ответ, ненасколько не хочется. Худощавый второй советник Опаркоф гораздо лучше бы выглядел в нимбе и с крылышками. Но его теперь обязательно извозюкают черной краской обязательно отправят куда-нибудь в ад отрабатывать грехи тяжкие. Мол, зачем противоречил богу Саббуку.
  Еще и еще славословия. Бог положил начало нашей планете Нежданка. Бог создал города. Бог поставил своих идолов. Бог разговаривает с нами через своих идолов. Бог подарил нам святое распятие. Бог распинает своих праведников. Бог подарил нам священный огонь. Бог поджаривает на огне своих чемпионов. Вечная ему слава!
  На какой-то момент блестящая мысль пронзила Че Бэ Ивановича. Ну-ка провернули немного назад весь словесный понос. То есть оставили позади праведников, святое распятие, остановились на идолах. Точно, разгадка существующего бардака находится очень рядом, она сосредоточена в идолах. Я уже говорил, идол не есть кусок камня, но сложное инженерное сооружение, слишком сложное для примитивной цивилизации планеты Нежданка.
  Скорее всего, планета Нежданка не несет в себе зародыш самобытной цивилизации. Здесь был рекуперативный процесс, ускоривший развитие отдельных особей с зачатками разума до человека разумного. Так вот в чем дело, подумал Че Бэ Иванович. Предки саббукеев самые настоящие обезьяны, но просто ускоренные. Некто неизвестный прилетел на планету Нежданка, он же ускорил рекуперативный процесс, после чего затихорился и спрятался.
  А что на это указывает, черт подери? А почему так хорошо на межгалактическом языке изъясняются местные аборигены? И почему такое странное название у планеты Нежданка?
  Ну-ка герои
  Кончайте упрямо
  Корчить и строить
  Собой обезьяну.
  Здесь обезьяна
  Не просто макака.
  Она ваша мама,
  И прочая бяка.
  А что за папаша
  Подкидывал ласты
  К подобной милашке,
  Так это не важно.
  Теперь понимаете, дорогие мои, как полезно свободному чистильщику повисеть часок-другой в позе распятого чемпиона. И насколько подобная мелочь активирует мысли.
  
  ВКЛЮЧИЛИСЬ В ИГРУ
  Вторичная цивилизация, вот что такое цивилизация планеты Нежданка. С чем-то подобным координатор уже сталкивался на планете Земля. Ибо на планете Земля цивилизация подверглась дегенеративному процессу (читаем про Олимпийских богов и Атлантиду). Но на планете Земля более застарелый случай. Во-первых, там многобожие, расовая дискриминация, пещерный национализм, юдофилия и славянофобия. Чего нет на планете Нежданка.
  - Ну, конечно же! - чуть не стукнул себя по башке Че Бэ Иванович.
  Впрочем, хорошо, что не стукнул. Всюду враги. Они окопались среди механизмов, передвигающих святое распятие. Они же руководят саббукеями из укрепленных крепостей внутри идолов. Только сейчас догадался Че Бэ Иванович, что идол Саббуку есть крепость. Не имеет значения, кто находится внутри крепости. То ли завербованные саббукеи, то ли роботы, то ли еще какая фигня. Но там обязательно кто-то находится. Например, искусственный мозг с очень сложной программой. И этот мозг правит праздник.
  - Ага, - любимая поговорка Че Бэ Ивановича, - Попались голубчики?
  Теперь разберемся, кто и куда попался. Роботизированные цивилизации, управляемые искусственным интеллектом, имеют удивительную слабость к обезьянкам. Не знаю, почему так получилось. Но только обезьянки, только их высокоученые родственники верят в единого бога, или в мировой разум. Остальные разумные существа, произошедшие не от обезьяны, в единого бога не верят. Вот любое обнезьяночеловечество просто захлебывается в единобожии.
  И не надо мне впаривать за пример Землю. Якобы богов на Земле прорва. Просто Земля такая планета, где каждый человек желает иметь своего бога. Или единого бога, но немного отличного в моем конкретном случае от твоего конкретного случая. Как уже говорилось не раз, планета Земля очень своеобразная планета. Там рекуперативное человечество постоянно пытается доказать, что папа был бог, а мама была чем угодно, только не обезьянка.
  Нет, уважаемые девочки-тарелочки и мальчики-одуванчики, сегодня Че Бэ Иванович набрал материалов на пухлую диссертацию, тема все та же. То есть "роботомания и обезьяна на брачном ложе". Можно не сомневаться, что планета Нежданка пала жертвой роботомании где-нибудь лет за семьсот до текущих событий. Город Кидка тому потрясающий факт. Именно сейчас, именно сию минуту вспомнил Че Бэ Иванович на что похожи роботизированные города на планетах, управляемых искусственным разумом. Они похожи на город Кидка.
  Еще одна мысль, следовало побывать в других городах столь интересной планеты. Но не побывал в других городах Че Бэ Иванович. Экстренное задание, экстренный перелет, марафон среди настоящих маньяков, разговоры про рабство. Господи, как оно все сложилось неправильно. То есть так и сложилось, чтобы запутался свободный чистильщик Че Бэ Иванович, чтобы заматерел, в конце концов, перед лицом неминуемой смерти.
  Или снова что-то не так? Правильное направление принесла мысль. Не может по большому счету взять и умереть Че Бэ Иванович, покуда не разобрался с неожиданными поворотами своей миссии. А как же Координаторский центр? А пошел он куда подальше. Видел в гробу хитрозадых чинушек Че Бэ Иванович. Строят хитрые планы, выпендриваются, друг перед другом показывают исключительный интеллект. Так и слышит этих позорных чинушек Че Бэ Иванович.
  - Фи, протонные пушки, какая древность?
  - Мы задавим врага интеллектом.
  - И заодно избавимся от одного непокорного чистильщика.
  Думаю, комментарии здесь не понадобятся.
  
  НА ВЫХОД
  Торжественная часть закончилась. Было не очень скучно, некоторые местные девушки оказались такими зажигалочками, что Че Бэ Иванович почувствовал себя настоящим мужчиной. Хотя для путешественников в космосе быть настоящим мужчиной не есть плюс, скорее есть минус. Не всем путешественникам в космосе удается протащить на корабль подходящую пару, тем более не поссориться с подходящей парой за период путешествия, не наделать глупостей, не прирезать друг друга.
  Короче, привык путешествовать в одиночку Че Бэ Иванович. Но после планеты Нежданка возникла вполне нормальная мысль, зачем путешествовать в одиночку? Космический челнок класса "Корыто" рассчитан на двух пассажиров, но может выдержать и троих. Например, если третий пассажир ребенок. А двоих пассажиров он точно выдержит. Например, Че Бэ Ивановича и его девушку.
  Здесь опечалился Че Бэ Иванович. Встреча с планетой Нежданка вот-вот должна закончиться, по существу не начавшись. Следующая встреча с планетой Нежданка не произойдет никогда. По местным верованиям не может воскреснуть Че Бэ Иванович, новый чемпион в марафоне. Он пришел от бога, он выдержал испытание, он ушел к богу. На этом все и закончилось. Нового прихода не произойдет. Или что у нас за бардак? Или чемпионам не нравится на небесах вместе с богом? Или куда интереснее им на планете Нежданка?
  Вот и я говорю, чертовски опечалился Че Бэ Иванович, ушел в себя по самые невообразимые, пропустил начало речи первого советника Зуброло. Не следовало так обращаться с советником. Вполне нормальный мужик, заботится о собственном городе, заботится о благосостоянии саббукеев, заботится о будущем планеты Нежданка. Да и вся его речь посвящена новому чемпиону из космоса:
  - Сегодня бог торжествует, потому что мы победили!
  Ой, простите, очередной баннер. Хотя советник Зуброло работает над тем же вопросом. Счастливая планета Нежданка. Счастливые граждане планеты Нежданка. Правильное государственное устройство во всех городах-государствах. То есть во всех двадцати четырех городах, в том числе в государстве киданей. Если где-то чего-то было неправильное, так мы сие быстро исправим. Как бы это сказать на межгалактическом языке с примесью местного диалекта:
  - Руссишь капут.
  Или опять не в ту сторону занесло мордобоя Че Бэ Ивановича? Плохо слушает речь достойного человека и правильного политика. На планете Нежданка достойных человеков и правильных политиков не так чтобы много, чтобы их игнорировать. Пора переключаться на правильный государственный канал со всеми выдающимися коллизиями местной флоры и фауны:
  - Нежданка убер аллес ин дер вельт.
  Тяжело вздохнул Че Бэ Иванович. Местная лирика сильно задела его за ту самую часть, что находится немного ниже желудка.
  Небо запузырилось
  Тучками ажурными.
  Никакая шкура
  Не сумеет скрыться.
  В невесомых перышках
  Дергаются ангелы.
  Некто ниже рангом
  Перерезал горлышко.
  Может, это чудище
  Запустило маятник?
  Может, это праведник
  Муками порушенный?
  Зло с добром в обнимку
  Рисуют картинки.
  Дело в том, что взглянул под ноги Че Бэ Иванович, и увидел, как множество маленьких роботов разводят огонь под последним пристанищем чемпиона.
  
  ЧТО СКАЗАЛ ЧЕМПИОН?
  Первый советник Зуброло достал из-за пазухи большую красивую бумагу.
  - Дорогие сограждане, разрешите прочитать единственно правильные слова чемпиона нынешних марафонских игр, посланника господа нашего.
  Гул одобрительных голосов, стуки, хлопки, мелкое повизгивание. Затем тишина. Как бы это выразиться поточнее, всем товарищам очень хочется услышать священные слова чемпиона. Мол, традиция у нас такая. Чемпион не способен нести хрень собачью. Перед возвращением в благодатное лоно бога Саббуку чемпион говорит вещие слова, которые в будущем высекаются на камне, и остаются практически навсегда в памяти народной. Если не верите, можете прогуляться по главным площадям двадцати четырех городов планеты Нежданка. На площадях стоят двадцать четыре идола бога Саббуку (по идолу на площадь). На каждом идоле выбиты прощальные слова чемпионов, сожженных в данном городе.
  - Разрешите напомнить, дорогие сограждане, - продолжил свою речь первый советник Зуброло, - Что слова чемпиона обязаны выполняться, ибо не подлежат сомнению ни при каких обстоятельствах.
  А это уже интересно. Насколько помнит Че Бэ Иванович, не было никаких слов. То есть ничего не говорил чемпион. Прилет на планету Нежданка, марафонский забег, потеря пульса, распятие без права переписки. Вот и все. Разве что в бессознательном состоянии мог выругаться Че Бэ Иванович. Что не факт. Свободные чистильщики не ругаются в бессознательном состоянии. Тренировка, твою мать. Значит, ничего не мог сказать чемпион. И все-таки он чего-то сказал. То есть, если судить по реакции публики, он сказал нечто важное.
  - Наш великий господь, - вскинул руки все тот же Зуброло, - Наш создатель желает сегодня, сейчас говорить с нами через своего посланника, победившего в божественном испытании. Слова господа, передаваемые через посланника всегда исполнялись ко благу нашей планеты. Кто не желал услышать эти слова, подвергался суровой каре и пыткам.
  Дальше минута молчания. Зрители, почитатели, болельщики единого бога Саббуку застыли в религиозном экстазе. Руки подняты вверх, глаза смотрят туда же, то есть в пустые глазницы идола, возвышающегося над городом. Плюс показалось Че Бэ Ивановичу, что никто не дышит, ребята к тому же пытаются попридержать удары возбужденного сердца.
  Ладно, может не дышать и попридержать сердце Че Бэ Иванович. Вот только руки у него связанные. Или погодите, кто говорит, что руки в оковах? Наглая ложь. Совершенно непостижимым образом руки освободились от веревок, оторвались от уютной загогулины, сложились в молитвенном экстазе. Что за чертовщина у нас получается? В молитвенном экстазе обязан кувыркнуться товарищ чемпион и разбить себе морду. Но не кувыркается товарищ чемпион, не разбил себе морду. Он словно завис в воздухе.
  - Дай нам знак, господи! - дикий вопль вырвался из многих тысяч глоток.
  Тут же одноименный баннер, и миллионы товарищей, которые не попали на площадь, издали свой собственный вопль, потрясший само основание идола. Или свободному чистильщику показалось, или свободный чистильщик медленно повернулся в уме, но идол моргнул пустыми глазницами, после чего склонил на бок свою бетонную голову.
  Нет, ничего не показалось товарищу из космоса. В следующее мгновение взлетел баннер:
  - Он дал знак!
  Вопли, топот, хлопки, разрешается запустить сердце, вернуть обратно дыхание. Сотни саббукеев упали в обморок. Десятки отдали любимому богу свою грешную душу. Очень счастливая, очень легкая смерть. Тела товарищей набальзамируют и выставят на всеобщее обозрение до следующего чемпионата. Души их точно на небесах. То есть души их развлекаются в саббукеевском раю вместе с любимым богом Саббуку.
  - Неплохо ребята устроились, - Че Бэ Иванович попробовал разлепить руки, но не удалось с первой попытки.
  Зато многократно усиленный голос первого советника Зуброло погасил все вопли на площади:
  - Слушайте волю нашего бога Саббуку!
  Тишина. Только рычит, только ревет, только грохочет многократно усиленный голос первого советника Зуброло:
  - Нам повелевает великий господь присоединиться к координаторскому сообществу!
  
  ЧТО СКАЗАЛ БОГ?
  Силовое поле, подумал Че Бэ Иванович. При чем очень сильное силовое поле. Такой ерундовиной не задавишь свободную волю свободного чистильщика. Может, обыкновенные чемпионы плавненько раскачиваются в силовом поле, пока их поджаривают. Но, как вы уже догадались, Че Бэ Иванович не обыкновенный чемпион. Для тупых и дебилов повторяю, Че Бэ Иванович суть боевая машина, имя которой свободный чистильщик.
  Впрочем, это уже мелочи. Политика координаторского сообщества потеряла налет таинственности и получила сплошную прозрачность. Хитренькие координаторы добились своего через вещие слова чемпиона, устами которого вещает великий господь. Или чего-то я не понимаю в данной системе? Ни единого слова не сказал чемпион. Корчится по сценарию, молится в силовом поле, вроде какой-то статист. За него говорят другие товарищи.
  - Поклонимся господу нашему, - очередной вопль первого советника Зуброло, - Бог принял судьбоносное решение, чтобы уберечь своих нерадивых детей от позора, от рабства. Бог посылает к нам космических пришельцев, чтобы научить нас космической мудрости. Бог с помощью космических пришельцев научит своих нерадивых детей саббукеев новым наукам и новым ремеслам. Бог введет нас в новую жизнь, равной которой нет во вселенной.
  Вот так всегда, подумал Че Бэ Иванович. Шоу в завершающей фазе, придется умирать, не насладившись до конца столь удивительными интригами координаторского сообщества и местной экзотикой. Роботы под ногами развели огонь. Еще несколько религиозных пассов, они увеличат давление, выйдет красивый такой костерок из чемпиона Че Бэ Ивановича.
  - Господи, еще один знак!
  Может, заканчиваем дела поскорее? Че Бэ Иванович задубел от вашей обрядности, от подготовительных операций перед жаркой. Пора немного прожариться, пора совершить запланированное путешествие в иные миры. Во-первых, чтобы все прошло по сценарию. Во-вторых, чтобы умники из Координаторского центра поставили очередную галочку напротив очередной планеты, вступившей в координаторское сообщество. В-третьих, чтобы мирные граждане не пострадали. Отдуваться за все не самому ценному экспонату, точнее, какому-то бывшему координатору, в свое время проштрафившемуся на работе координатора, и переведенному в свободные чистильщики.
  - Ну, давай поскорее знак, - проворчал свободный чистильщик Че Бэ Иванович, и уже по собственной инициативе молитвенно вознес руки.
  Еще тишина. Сверкающие глазницы идола. Склоненная голова идола. Страшный грохот, в разы превосходящий все предыдущие звуки. Заговорил идол:
  - Наглая ложь. Я ненавижу координаторское сообщество.
  Завалялась на тропинке
  Очень гадкая соринка.
  За пятки цепляется,
  Вроде как издевается.
  Нет нормального проходу,
  Аль другой иной свободы.
  Не сбежать от этой зябы
  Через кочки и ухабы.
  Тут нужна крутая мудрость
  Хапнуть зябу за цугундер.
  А иначе так и будет
  Эта зяба нас капутить.
  Визги, писки, самые натуральные плевки, дым из ушей со стороны идола:
  - Да, здравствует государство киданей, мать твою тля!
  Наконец:
  - Остальных слабаков в рабство!
  
  И НАЧАЛОСЬ
  Не хочу смотреть на трибуны. Первого советника Зуброло схватили десятки рук, после чего буквально растерзали на малюсенькие лоскуточки. Упокойся с миром первый пацифист планеты Нежданка. Не прошла твоя пацифистская компания на ура. Не удалось затащить целую планету без бурь и революций, то есть мирным путем, в счастливый координаторский рай. Но какая была грандиозная попытка, даже захватывает дух. Очень стоило попытаться.
  Дальше мочиловка. Из-под белоснежных одеяний, казавшихся такими воздушными, чуть ли не полупрозрачными, было извлечено оружие. На первый взгляд примитивное оружие. Никаких тебе бластеров, счетверенных пулеметов, ракетометов, плазменных и лазерных установок. Обыкновенные ножи и короткие дубинки. Но поверьте опыту свободного чистильщика, этого оружия более чем достаточно, чтобы вырезать кому-нибудь сердце или раскроить череп.
  Еще дальше вспышка огня под так называемой загогулиной, напоминающей пятиконечную звездочку или двуногий крест. Загогулина вспыхнула, но там уже не было Че Бэ Ивановича. Свободный чистильщик легким напряжением мускулов порвал веревки на ногах, а сконцентрированным усилием воли порвал силовую преграду, и вывалился из зоны поджога.
  Секундная дислокация. Что мы имеем перед решающей схваткой с врагом? Ребятишки на данный момент заняты, мочат друг друга. Несколько придурков с большими мечами и копьями направляются в сторону свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. Так, приходится отвлекаться на устранение придурков с большими мечами и копьями. Полторы секунды. Так, придурки устранены. Продолжаем сканировать местность в поисках следующей задачи.
  Следующая задача идол единого бога Саббуку. Идол пришел в движение. Идол направляется в сторону Че Бэ Ивановича. Хор-роший трюк! Тысячи тонн металла, бетона и прочих строительных материалов двигаются не шибко резво, но с полной уверенностью в собственном превосходстве. Да еще верещат:
  - Бог возьмет свою жертву!
  Да еще ерничают:
  - Бог всевидящий, от него не уйти!
  Конечно же, не уйти. Тысячи дерущихся саббукеев окружили жертвенное место. Ни кулаками, ни ногами не прорубится через подобное месиво Че Бэ Иванович. А если прорубится? За этими тысячами сотни тысяч и миллионы. Месилово воистину приняло государственный размах. Каждого вырубленного саббукея готовы заменить миллионы свеженьких саббукеев. Некоторые из них с более современным оружием, чем-то напоминающим автомат Калашникова.
  - Координаторский культурный обмен в действии, - сплюнул Че Бэ Иванович.
  Вы еще не знаете, как координаторы распродают на недоцивилизованных планетах всякое устаревшее барахло за десятикратную цену. Теперь знаете. Торговый сектор координаторского сообщества здесь успел наследить. Мол, смотрите, что значит прогресс против ваших ножей и дубинок.
  А ведь точно прогресс, в который раз подумал Че Бэ Иванович. С одной стороны поджимает идолище поганое. С другой стороны подкрадываются товарищи автоматчики. Против вышеозначенной мощи кулак не самое эффективное средство. Пока что не научился товарищ Че отворачивать многотонные головы. Со временем он обязательно научится. Очень полезное мастерство. Почти такое же полезное, как ловить налету автоматную пулю. Ну, и пулю пока не ловит Че Бэ Иванович.
  Короче, переходим на запасной вариант.
  - Как насчет последнего желания! - рявкнул на всю площадь Че Бэ Иванович.
  Опять тишина. Зависли ножи, дубинки, автоматные пули, здоровенная нога великого бога Саббуку.
  - Если быстренько, - рявкнул в ответ Саббуку, - Оно можно.
  Здесь открыл ротик Че Бэ Иванович, и показал белоснежные славянские зубки:
  - А хочу сыграть на зубах песню про ежика.
  
  ОТ АВТОРА
  Разговор о пришельцах незаметно взобрался на философские рельсы. Так и сказала Татьяна Анатольевна Мартовская:
  - Вопрос появления пришельцев на русской земле есть достаточно зрелый вопрос философии.
  Согласился и не согласился с первой попытки Владимир Александрович Мартовский:
  - Пришельцы по некоторым параметрам напоминают русских товарищей, но в основном мы очень разные.
  Что немного перевозбудило Татьяну Анатольевну:
  - Если пришельцы появятся на русской земле, у них еще есть шансы вызвать согласие и взаимопонимание среди русских товарищей.
  Дальше распотешился Владимир Александрович:
  - Конечно, русская водка.
  Я попробовал потушить философские страсти несколько необычным способом:
  - Предлагаю представить русского товарища в команде пришельцев.
  За идею ухватилась Татьяна Анатольевна:
  - И на территории пришельцев.
  Но совсем не ухватился Владимир Александрович:
  - Русский товарищ на территории пришельцев называется "пришельцем". Зато пришельцы на территории пришельцев называются "аборигенами".
  Вопрос опять повис в воздухе. Довольно просто представить русского товарища на территории пришельцев со всеми его приколами и прибабахами. Притащился русский товарищ, поставил стол, расстелил не самую чистую скатерть, вытащил водку. Затем набежали пришельцы, насели на водку, зауважали товарища из России.
  И почему русскую нацию никак не представить без водки? И почему уважение к русской нации исключительно связано с водкой? Есть водка, есть уважение. Нет водки, прошло уважение. Тогда попутный вопрос, каких размеров должен оказаться космический корабль, чтобы забить в него достаточно водки?
  Опять распотешился Владимир Александрович:
  - Размеры тут не при чем. Можно захватить с собой необходимую аппаратуру, чтобы из местного сырья наладить производство доброкачественной водки.
  Не поверила Татьяна Анатольевна:
  - То есть водка будет весьма и весьма доброкачественная, без обмана?
  Строго посмотрел Владимир Александрович на свою недоверчивую мамочку:
  - На начальном этапе обман исключается. Пришельцы на территории пришельцев ни какие-нибудь потрохи. Они наверняка знакомы с местными увеселительными и горячительными напитками. Например, настойка на мухоморах гораздо древнее любой водки. Но настоящая, то есть доброкачественная водка вне конкуренции. Что на планете Земля, что в глухом космосе, что на собственной планете пришельцев наверняка оценят нашу русскую водку.
  Выдержала строгий взгляд Татьяна Анатольевна Мартовская:
  - Все равно не поверю, что русский товарищ откажется хоть немного напарить пришельцев. Все эти пришельцы из категории лохов, стыдно их не напарить. Тем более, когда под рукой водка.
  С явным неодобрением покачал головой Владимир Александрович Мартовский:
  - К сожалению, на последующих этапах обман не исключается. Пришельцы играют по своим правилам, товарищи из Росси играют по своим правилам. Если пришельцы согласятся на русские правила, то даже обман с водкой не приведет к международному конфликту или разборкам вселенских масштабов. Просто появится более дешевый сорт водки.
  - А если пришельцы не согласятся?
  - Тогда международный конфликт и всякое прочее. Ибо невозможно переделать русский характер.
  
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  Притронулся Че Бэ Иванович к белоснежным славянским зубкам. Один нажал, другой повернул, третий вытащил и поставил обратно. Что за мелодия, полная велилепия? Что за райские кущи, расцветившие небеса? Что за всполох энергии, точно из самого сердца вселенной?
  Еж копал наш огород,
  Выросла картошка.
  Этот еж такой урод,
  Что в желудке тошно.
  Еж копал себе, копал,
  Выросла морковка.
  Этот еж такой нахал,
  Что блевать неловко.
  Еж не может не копать,
  Выросла капуста.
  Ах, его Ежова мать,
  Чтоб нам было пусто.
  Песню про ежика напевал в раннем детстве Че Бэ Ивановичу его добрый папа Иван Непомнящий. А добрая мама Илона Непомнящая подыгрывала на зубах, при чем гораздо искуснее, чем это сделал сегодня свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Однако и в неумелом исполнении получилась очень зубодробительная мелодия.
  Плюс еще кое-что получилось, если учитывать, что в зубах свободного чистильщика Ивановича находится портативный пульт управления космическим челноком класса "Корыто".
  И появился среди ясного неба челнок. И грянул гром. И окунулось в хаос государство киданей.
  
  
  КНИГА ВТОРАЯ. БЕТА ГОНЧИХ ПСОВ
  
  
  ОТ АВТОРА
  Забавный товарищ Владимир Александрович Мартовский. То ходил с кислой физиономией, то неожиданно засмеялся, да так, что в ушах кости треснули. То есть засмеялся Владимир Александрович, а кости треснули у его отца Александра Юрьевича.
  - Над чем смеемся? - классический вопрос.
  - Да, смешно написал один гений, - классический ответ.
  - И что за гений?
  - Пока тайна.
  Не спорю, редко смеется Владимир Александрович после шести часов вечера. Опять же смеется только над гениальными мыслями. Над всякой пошлятиной и тухлятиной он не смеется.
  Ну, и скажите на милость, где в наше время отыскать гениальные мысли? Если время настолько странное и непонятное, что мыслить не хочется. Зато хочется лежать и смотреть в потолок с улыбкой дебила. Мне хорошо. Мне ничего не нужно. Вокруг мое собственное пространство, не суйтесь сюда со всякой хреновиной. В том числе, никому не нужны гениальные мысли.
  Вот и неправда. Еще остался на русской земле некто Владимир Александрович Мартовский. То есть остался неординарный товарищ, который любит пришельцев, мечтает с пришельцами встретиться, и до мельчайших подробностей продумал, как осуществить столь непростую мечту.
  Ежу понятно, что не придет к тебе в гости пришелец с букетом цветов, не принесет в маленьком ящичке или маленькой коробочке новейшие технологии. Это только в тупых фильмах и книжках пришельцы приносят новейшие технологии. При чем приносят подобное чудо всяким козлам и уродинам.
  Ах, этот козел обожает президента, поет по утрам гимны своей страны и не давит тараканов. Ах, эта уродина ходит в воскресную школу, не хватает кошечку за хвостик и в любой ерунде видит ангела. Куда должны податься пришельцы с новейшими технологиями? Сюда и должны податься. Ни в коей степени на прием к президенту, в министерство обороны или в какой-нибудь научный институт. Ибо товарищи взрослые замылят и используют не по назначению новейшие технологии.
  - Мы перешли на новый уровень, - сказала Татьяна Анатольевна Мартовская, - Наша встреча с пришельцами должна принести определенную пользу для человечества с планеты Земля. Никто не спорит, что очень приятно повстречаться с пришельцами, побазарить про чужие края, похвалиться собственными успехами. Но должна быть и польза.
  - Нет, - ответил Владимир Александрович Мартовский, - С пользой вопрос остается открытым. Для дружеской встречи достаточно букета цветов. Маленький ящичек или маленькая коробочка с новейшими технологиями пускай останутся у пришельцев. Планета Земля ничего не потеряет без посторонней помощи. Зато пришельцы оставят грешную мысль, ибо их во время контакта использовали.
  Опустилась тарелочка
  На лесную полянку.
  И невинной девочке
  Подложила подлянку.
  Девочка охотилась
  За невинным цветочком.
  Тут ее оприходовали
  И упрятали в бочку.
  Материал для опытов
  Славный подобрался.
  Девочка глазами хлопнула,
  Контакт состоялся.
  Повертел пальцами у виска, покачался слева направо и справа налево Владимир Александрович Мартовский, после чего издал странный звук, очень похожий на смех:
  - Я то знаю, как приманить пришельцев, потому что имею доступ к творчеству одного гения.
  Мой прежний вопрос:
  - Фамилию назови.
  И прежний ответ:
  - Не положено.
  
  УШЛИ ОТ ПОГОНИ
  Цензор Клюк залезла под нижнюю койку, что было весьма проблематично с ее округлостями, зажмурила глаза и прикрыла голову руками. Мама родная, что творит, ну что творит боец Муркотенок! Так нельзя. Это же преступление против законности и правопорядка. Это самоубийство.
  Предупреждала метресса Гречкова насчет некоторых странностей бойца Муркотенка. Какие еще странности? Муркотенок такой лапочка, Муркотенок такой душка, Муркотенок очаровательно улыбается и выглядит безобидным котеночком. По большому счету, в Муркотенка можно влюбиться, даже очень влюбиться. Бывали же случаи, когда простая девушка с планеты Земля влюблялась и любила мурсианина. Точно бывали такие случаи. В Координаторском центре попадаются полукровки, цензор Клюк сама видела.
  Все равно следовало послушать метрессу Гречкову. То есть послушать ее в хорошем смысле и не отдавать инициативу бойцу Муркотенку. Извините, товарищ боец, вы всего лишь младший координатор, вы должны подчиняться вышестоящему начальству, или товарищу цензору.
  Ага, говорить мы все мастера, особенно если дело касается полезных советов. Зато с бойцом Муркотенком кажутся неполезными, даже вредными любые советы. Как вы себе представляете такой диалог:
  - Отойдите, товарищ боец, не прикасайтесь к приборам и технике.
  - Вот не отойду, товарищ цензор.
  - Тогда вас накажут, товарищ боец, и лишат сладкого.
  Фыркнула, пискнула цензор Ключ. На душе полегчало, стало не так страшно. Хрен знает что вытворяет боец Муркотенок. Сплошной драйв и огонь на разваливающейся жестянке, которой в свою очередь является космический корабль класса "Чинара".
  Вы летали на кораблях класса "Чинара"? Ах, вы не летали на кораблях класса "Чинара"? Вам здорово повезло. Это чуть ли не единственные корабли "ноль звездочек". Цензор Клюк не припомнит другие корабли похожего или более низкого класса. Только особые обстоятельства заставили товарища цензора запихнуть свою драгоценную особу в консервную банку "ноль звездочек". И по собственной инициативе запихнулся в консервную банку боец Муркотенок.
  Кстати, полет продолжается, отметила цензор Клюк. По всем предварительным расчетам тяжелый крейсер класса "Гравитация" должен был размазать и расщепить на атомы космический корабль класса "Чинара" с первого залпа. Но мы по-прежнему существуем. То ли собрались мазилы на крейсере класса "Гравитация", то ли боец Муркотенок куда лучше, чем предполагала метресса Гречкова.
  Кто не знает бойца Муркотенка? Все знают бойца Муркотенка. Координаторский центр завален анекдотами про бойца Муркотенка. Типа:
  - Муркотенок поднял глаза, это были внимательные глаза Товарища Мышки.
  Ой, еще раз простите, товарищи, цензор Клюк почему-то припомнила плохой анекдот. Или точнее, запрещенный анекдот. В Координаторском центре запрещается рассказывать анекдоты про Товарища Мышку, что с маленькой, что с большой буквы. Запрет исходит от исполнительного директора галактики Млечный Путь (псевдоним Товарищ Мышка). За запрещенный анекдот можно схлопотать взыскание и очень миленько вылететь из Координаторского центра.
  Только вы не подумайте, что цензор Клюк вылетела из Координаторского центра за какой-то там анекдот. Цензор Клюк вылетела по личной просьбе метрессы Гречковой, своего непосредственного начальника. Цензор Клюк не сумела отказать в личной просьбе метрессе Гречковой, и почему-то не сожалела об этом.
  Страшно. Хочется в туалет, который похож на отвратительную парашу на космическом корабле класса "Чинара". Очень хочется спрятать под нижнюю койку пухлую задницу. Или не очень хочется? Или вовсе не хочется, когда ведет схватку с тяжелым крейсером класса "Гравитация" боец Муркотенок.
  Задумалась цензор Клюк. Собственно говоря, зачем ты застряла под нижней койкой, товарищ цензор? Задумалась и соизволила рассмеяться. Ох, эти девичьи страхи. Почему-то порядочная девушка обязана бояться. Точнее, бояться таким образом, чтобы в конечном итоге окопаться под койкой. И чтобы наружу торчала пухлая задница.
  Задумалась и рассмеялась цензор Клюк. Истеричный смех. То есть еще одна принадлежность порядочной девушки. Почему-то порядочная девушка обязана закатывать истерику, когда страхи прошли. Абы как порядочной девушке не вытащить из-под койки пухлую задницу. Только в истерике проявляет порядочность девушка. Ибо нормальный отходняк без истерики есть верх непорядочности.
  - Но мы не погибли! - взвизгнула цензор Клюк.
  - Почему мы должны погибнуть? - удивился боец Муркотенок.
  
  ПЛЯСКА С ВОЛКАМИ
  Бывший командор Зельтц передала полномочия лейтенанту Крокус, или следующему по старшинству командиру на трехпалубном крейсере А-4 класса "Дракон". Затем убрала командорский значок и спокойно вышла из рубки.
  Кажется, полный порядок. Смена командования в четырнадцатой звездной эскадре произошла во время боевого дежурства, что не запрещается Уставом координаторского сообщества. Новоиспеченный командор Зуммер принял эскадру.
  Еще накувыркается этот ублюдок, злорадно усмехнулась бывший командор Зельтц. Быть командором не только почетная привилегия, но и чертовски непростая обязанность. В первую секунду своего командорства новоиспеченный командор Зуммер обделался по полной программе.
  Во-первых, он перенес командорский значок с трехпалубного крейсера А-4 класса "Дракон" на двухпалубный крейсер К-142 класса "Гравитация", что считается признаком дурного вкуса у профессиональных звездолетчиков.
  Во-вторых, он отстранил от командования трехпалубным крейсером и перевел под домашний арест офицера очень высокого класса, что считается недальновидностью у профессиональных звездолетчиков.
  В-третьих, он ввязался в войну с космическим кораблем класса "Чинара", что вообще не лезет ни в какие ворота.
  Для товарищей, только подключившихся к нашей истории, объясняю, космический корабль класса "Чинара" является туристическим кораблем, победа над ним есть позорное пятно в биографии любого профессионального звездолетчика. А поражение ставит крест на любой профессиональной карьере.
  Как-то гаденько захихикала бывший командор Зельтц. Этот молокосос Зуммер здорово вляпался. Да чего там вляпался? Здорово обделался молокосос Зуммер. Хороший пилот у космического корабля класса "Чинара". Высококлассный пилот, всем пилотам пилот в нашей и прочих галактиках. Лихо оседлал протонную волну и прошел огневую завесу без единой царапины.
  Молокосос Зуммер рвет на попе волосы. Следовало выставить щиты и заарканить консервную банку класса "Чинара". Но так называемый новоиспеченный командор повел огонь на поражение. И получил поражение. Консервная банка класса "Чинара" ловко юркнула под нижнюю палубу тяжелого крейсера класса "Гравитация" и ушла в гиперпространство.
  Теперь профессиональные звездолетчики перемешают с дерьмом новоиспеченного командора четырнадцатой звездной эскадры. Бывший командор Зельтц постарается, даже очень постарается навалить на позорную голову новоиспеченного командора первую кучку. Или точнее, уже постаралась бывший командор во время передачи полномочий лейтенанту Крокус.
  Лейтенант Крокус свой парень, без всяких фокусов. Принимал полномочия с солдафонской покорностью и по Уставу. Типа, не беспокойтесь, товарищ Зельтц, мы еще повоюем под вашим командованием. А так же не беспокойтесь за крейсер, я его сохраню до последнего винтика.
  Таким образом, бывший командор Зельтц успела отправить кое-какую информацию на общий сервер координаторского сообщества. Как вы догадались, это была информация о первых секундах командорства новоиспеченного командора с тяжелого крейсера К-142. Как вы припоминаете, весьма забавная информация.
  Опять же информацию продублировала лейтенант Иванова (очень умная девочка), но немного в другом ракурсе. Ибо информация командира тяжелого крейсера К-98 была более обширной и начиналась с последних секунд командорства бывшего командора. Таким образом, перепалка бывшего командора с будущим командором вошла в информацию командира тяжелого крейсера К-98.
  Ничего секретного. Просто информация. Никаких намеков на вышестоящее начальство. Имя Товарища Мышки не упоминается. К сожалению, не могу пожелать сладких снов исполнительному директору галактики Млечный Путь. Извините, Товарищ Мышка, только вашими молитвами профессионал невысокого уровня сумел потеснить профессионала высокого уровня на посту командора четырнадцатой звездной эскадры. Ах, никогда не молится Товарищ Мышка. Тогда более практический подход. Только по приказу исполнительного директора галактики Млечный Путь могло произойти вопиющее безобразие в звездной системе 18 Скорпиона.
  Просто схватилась за животик бывший командор Зельтц:
  - Сейчас в Координаторском центре "час пик". Ребятишки прокручивают и перепрокручивают удивительный поединок между тяжелым крейсером класса "гравитация" и консервной банкой класса "Чинара".
  
  ПЕРВЫЙ БЛИН
  - До чего не люблю уродов, - боец Муркотенок вывел космический корабль класса "Чинара" из гиперпространства, - Из-за них приходится возвращаться на Землю.
  - Зачем возвращаться на Землю? - тут же объявилась цензор Клюк, немного потрепанная, немного похудевшая, но с огоньком в глазах. То есть с таким огоньком, который не замечался раньше за цензором.
  Вывалил язык и остолбенел боец Муркотенок:
  - Что-то с вами не так, товарищ цензор?
  Тряхнула аппетитной грудью и поправила прическу цензор Клюк:
  - Вроде бы все так, или какая нитка к униформе прилипла?
  Убрал язык, более или менее ровно задышал боец Муркотенок:
  - Видите ли, товарищ цензор, наши боеприпасы почти закончились. Я не рассчитывал напороться на тяжелый двухпалубный крейсер. Против обыкновенных звездолетов мы экипировались более чем достаточно, но тяжелый крейсер не обыкновенный звездолет, как вы понимаете.
  Кокетливо хлопнула ресницами цензор Клюк:
  - О, я понимаю.
  Чем озадачила и раззадорила одновременно бойца Муркотенка:
  - Короче, хорошая барышня, мы пока находимся в проигрышном положении. Боеприпасы закончились, эскадра идет по пятам. Вы видели, как этот недоносок на двухпалубном крейсере вывесил командорский значок, и как такой же значок убрали с трехпалубного крейсера?
  С придыханием ответила цензор Клюк:
  - Я не видела. Я смотрела на вас, боец Муркотенок.
  Черт подери, это же наглая ложь. Может, на товарища младшего координатора чего и смотрело, так исключительно пухлая задница цензора Клюк. Хотя есть определенного сорта особы, которые прекрасно ориентируются в окружающем пространстве с помощью задницы. Но к определенного сорта особам никак не относится цензор Клюк. Поэтому самое время попридержать обороты. Будьте скромнее, товарищ девушка.
  Почесал затылок боец Муркотенок:
  - Нихт проблем, товарищ цензор. Я записал нашу военную операцию в память. Как-нибудь на досуге мы ее распатроним по косточкам и разберемся, почему провалилась достаточно простенькая операция, и вместо посадки на планете Нежданка пришлось срочно рвать когти.
  Перешла на нормальный тон цензор Клюк:
  - Неподходящая техника, товарищ младший координатор.
  Повторно почесал затылок боец Муркотенок:
  - Техника подходящая. Сплоховал товарищ боец. Видите ли, хорошая барышня, мне пришлось провести массу времени вне космоса. Только не подумайте, что оправдывается младший координатор Муркотенок. Но много лучше проводить время внутри космоса, чем проводить время вне космоса. Земная жизнь расслабляет и расхолаживает, боец превращается в тряпку.
  Опять ответ с придыханием:
  - Ох, все бы превращались так в тряпку.
  И еще ответ:
  - Какие у вас прекрасные мускулы, товарищ младший координатор. Как романтически вы выглядите в кресле пилота любого космического корабля, в том числе космического корабля класса "Чинара".
  Плюс многозначительная пауза.
  Некто весьма респектабельный
  Написал банальность.
  Дайте бабла кучу,
  И руки никак не выкручивайте.
  Наши люди вроде не звери,
  Но товарищу не поверили.
  Бабло абы как не затаривается
  Даже для правильных товарищей.
  Ты не перхай и не гавкай,
  Но собери справки.
  И чтобы аки святое причастие
  Каждая справка с печатью.
  Плюс подпись обязательная
  От лица влиятельного.
  Или придут нехорошие дяди
  И в кучу нагадят.
  Впрочем, на паузу не купился боец Муркотенок:
  - Эти суки из координаторского сообщества с минуты на минуту могут появиться в Солнечной системе. Предстоит много работы.
  
  ЕСТЬ ИДЕЯ
  Командор Зуммер выкушал двойной стакан водки перед тем, как связаться с остальными звездолетами четырнадцатой звездной эскадры:
  - Лейтенант Иванова, лейтенант Крокус, мною, вашим командором получены новые инструкции из Координаторского центра. Задача, поставленная Координаторским центром для звездной системы 18 Скорпиона, успешно выполнена моей эскадрой. Как и предполагалось, мятежники под видом космических туристов попробовали проникнуть на планету Нежданка, чтобы испортить политические взаимоотношения между координаторским сообществом и вышеупомянутой планетой. Я остановил подобную мерзость.
  Кашель, несколько булькающих звуков, продолжение речи:
  - Бывший командор Зельтц показала полную некомпетентность в сложившейся ситуации. Благодаря разгильдяйству и попустительству бывшего командора мятежники едва не проникли на планету Нежданка. Высокую выучку мятежников и уровень их подготовки мы наблюдали во время поединка тяжелого крейсера К-142 с модернизированным и замаскированным под консервную банку звездолетом мятежников. Исключительная бдительность и умелое руководство вашего нового командора буквально в последний момент предотвратили опасность. Вынужден констатировать факт, нынче ничего не угрожает планете Нежданка.
  Опять кашель без булькающих звуков, продолжение речи:
  - Лейтенант Иванова, лейтенант Крокус, новые инструкции из Координаторского центра предполагают дальнейшее преследование мятежников до их полного уничтожения. На данный момент мятежники вышли из гиперпространства в земном секторе. У них есть некоторое преимущество перед нами во времени, но нет преимущества в скорости. Мятежники опережают четырнадцатую звездную эскадру на один шаг. Однако наши навигационные системы работают четко (куда четче, чем при прежнем командоре) и вряд ли прозевают очередной гиперпространственный переход модернизированного звездолета мятежников. Опять же ваш командор разбирается в тактике.
  Незначительная пауза, в которую вклинилась лейтенант Иванова:
  - Товарищ Зуммер, на кого мы конкретно охотимся?
  Пока что уверенный ответ новоиспеченного командора четырнадцатой звездной эскадры:
  - Товарищ лейтенант, мы охотимся на мятежников. Все ясно, товарищ лейтенант, или еще есть вопросы?
  Нет, не все ясно товарищу лейтенанту:
  - Товарищ Зуммер, почему на космическом корабле класса "Чинара" опознавательные знаки координаторского сообщества?
  Все еще уверенный ответ:
  - Мятежники захватили собственность координаторского сообщества.
  Очередная пауза, в которую вклинился лейтенант Крокус:
  - Товарищ Зуммер, мы не полицейская организация.
  Уверенности стало чуть меньше:
  - На что вы намекаете, товарищ лейтенант?
  Можно дать разъяснения:
  - В Уставе координаторского сообщества расписаны права и обязанности тяжелого крейсерного флота. До настоящего времени тяжелый крейсерный флот выполнял глобальные задачи галактического уровня, но не гонялся за консервными банками.
  Лицо новоиспеченного командора пошло пятнами:
  - Вы оспариваете приказ, товарищ лейтенант?
  Ни один мускул не дрогнул на суровом лице лейтенанта Крокус:
  - Я констатирую факты, товарищ Зуммер, ничего более. Разрешите заметить, товарищ Зуммер, в координаторском сообществе очень трепетно относятся к любому пункту и любой букве Устава.
  Пятен на лице новоиспеченного командора стало куда больше. Опять же не все пятна красные, но кое-какие пятна синие:
  - Нет, вы оспариваете приказ, товарищ лейтенант. Видимо вы заразились крамолой от бывшего командора. Видимо на трехпалубном крейсере А-4 совсем нелады с дисциплиной. Видимо зреет бунт, с которым придется бороться. Очень жестоко бороться. Вы понимаете, что я имею в виду, товарищ лейтенант?
  - Никак нет, товарищ Зуммер. Разъясните вашу позицию, товарищ Зуммер, в рамках Устава. Но не забывайте при этом, что ваши приказы транслируются на общий сервер координаторского сообщества.
  Трехсекундная пауза. Затем бешеный взрыв черной как сама бездна энергии:
  - Ах, вы маленькие гаденькие насекомые!
  И еще:
  - Это мятеж! Расчехлить пушки!
  
  ХОРОШАЯ ИДЕЯ
  Цокнула языком лейтенант Иванова:
  - Не придуривайтесь, товарищ Зуммер, у вас никаких шансов с одним тяжелым крейсером противостоять двум тяжелым крейсерам. К тому же по Уставу координаторского сообщества ваш недальновидный поступок рассматривается как мятеж, а наши действия рассматриваются как законное подавление мятежа. Мы имеем право без суда и следствия уничтожить мятежный крейсер.
  Вопль со стороны новоиспеченного командора, больше похожий на всхлипы:
  - Я здесь законная власть!
  И еще с неожиданным пафосом:
  - Я - командор Зуммер!
  Высморкался лейтенант Крокус:
  - Да ни какой вы не командор, а подследственный и разжалованный бывший лейтенант Зуммер.
  Высморкалась лейтенант Иванова:
  - По Уставу координаторского сообщества офицер или член экипажа, не выполнивший приказ вышестоящего начальства, подлежит суду офицерской чести и до вынесения приговора суда автоматически считается подследственным или мятежником.
  Теперь уже высморкался новоиспеченный командор Зуммер:
  - Ага, товарищ лейтенант, вы сами подписали себе приговор!
  И еще после многозначительной паузы:
  - Вы, то есть все вы, не подчинились и не выполнили приказ вышестоящего начальства. Мой приказ, то есть приказ вашего командора.
  Устало посмотрел на экран лейтенант Крокус:
  - Я чего-то не вижу здесь командора.
  Устало посмотрела на экран лейтенант Иванова:
  - И я не вижу. Перед нами беснуется подследственный и разжалованный бывший лейтенант Зуммер.
  Примерно двадцать секунд сплошных матов, затем единственная членораздельная фраза со стороны новоиспеченного командора четырнадцатой звездной эскадры, которого собственные подчиненные никак не желают принимать за командора:
  - Я это так не оставлю!
  Почесал затылок лейтенант Крокус:
  - Вы давно не читали Устав координаторского сообщества, товарищ Зуммер. И хотя незнание Устава не освобождает от ответственности, мне вас искренне жаль, но отвечать перед судом офицерской чести придется. Поэтому предлагаю передать полномочия старшему офицеру на корабле и отправиться под домашний арест, пока суд офицерской чести из трех капитанов кораблей примет решение по вашему делу.
  С ехидством прищурился товарищ Зуммер:
  - Я где-то слышал подобную лажу.
  Почесала затылок лейтенант Иванова:
  - Совершенно правильно, товарищ Зуммер. Будучи командиром тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация" вы получили приказ от командора Зельтц о прекращении огня по космическому кораблю класса "Чинара". Вы проигнорировали приказ вышестоящего начальника и не прекратили огонь по космическому кораблю класса "Чинара". В результате вы получили следующий приказ командора Зельтц о завершении ваших командирских полномочий. Вы проигнорировали следующий приказ, ссылаясь на приказ из Координаторского центра о вашем назначении на место командора четырнадцатой звездной эскадры. Однако приказ из Координаторского центра пришел позднее приказов командора Зельтц. И какие отсюда сделаем выводы?
  Едва не лопнул от злобы новоиспеченный командор Зуммер:
  - Да забил я болт на гавенные выводы!
  И еще:
  - Мои полномочия подтвердил Координаторский центр! Я вас в тюряге сгною, кошки позорные!
  Ни один мускул не дрогнул на суровом лице лейтенанта Крокус:
  - Очень зря, товарищ подследственный, вы опустились до грязных ругательств с националистической окраской. Мурсиане являются одной из основных и возможно ведущей нацией в координаторском сообществе. Суд офицерской чести будет действовать исключительно по Уставу. Он же примет во внимание ваш не раскаявшийся нрав и все незаконные поступки, совершенные вами при узурпации командорской власти.
  Заверещал, что недорезанный хомячок, все тот же товарищ Зуммер:
  - Я командор! Я законная власть! Вы только суки и гады!
  Ни один мускул не дрогнул на суровом лице лейтенанта Ивановой:
  - Вот когда отмоетесь от следствия, товарищ Зуммер, тогда и будете представлять законную власть. А пока, как законный представитель суда офицерской чести, приказываю вам сложить полномочия.
  
  БОСИКОМ ПО ТРАВЕ
  Не самая киношная посадка среди джунглей оправдала себя последующим завтраком на траве и медитацией под незнакомыми звездами. Не могу ответить, какого черта медитировал Че Бэ Иванович при его-то железном здоровье. Пускай жмурики медитируют, или какие уроды с испорченным желудком. Пища усилием мысли проходит через пищевод, она же усилием мысли проталкивается в желудок. Русскому богатырю со славянскими корнями не нужна медитация. Но иногда после завтрака очень хочется упереться носом в какую-нибудь не особо яркую звездочку, и напрочь вычеркнуть из башки мысли.
  А то ведь понимаете, с утра до вечера и с вечера до утра сплошная работа. Игра в догонялки по космосу так же работа. Хотя некоторым ответственным товарищам космические перелеты работой не кажутся. Мол, чего особенного в вашем космосе. Полетел туда, полетел сюда, надоело. Выгрузился там, высадился сям, вытошнило. В нынешнее время космические челноки выполняют с десятикратным запасом прочности. Плюс неплохой сервис. Плюс множество координаторских баз и заправочных станций. Тем более что координаторы заключили пакт о сотрудничестве со свободными чистильщиками. То есть со свободными чистильщиками дружат в Координаторском центре. Никакой войны, только дружба, при чем настоящая, не подкожная дружба. Воюем против скитальцев.
  Че Бэ Иванович подбросил веток в костер, налил стакан водочки, включил легкую музыку, и расслабился. Сегодня удачный день. Из Координаторского центра прислали небольшую посылку "тридцать на тридцать на пятьдесят сантиметров". Короче, металлический сундучок. Вскрывать не рекомендуется, просвечивать запрещено, за активацию каким-либо иным способом штраф в десятикратном размере. То есть такой штраф, который за десять лет не выплатить Че Бэ Ивановичу. Потому что гонорар прислали в контейнере "три на три на пять метров" и все в золотых слитках.
  Ну, с баблом разобрался Че Бэ Иванович. Есть у него одно местечко в созвездии Гончих Псов, где точно рассказывать не буду, чтобы разные жмурики не украли. Но могу намекнуть, у какого пса красный глаз. Ага, почти догадались, ориентируемся на красный глаз с подветренной стороны. Еще четыре парсека и восемь астрономических единиц налево, затем три парсека и двенадцать астрономических единиц направо, копаем. Совсем рядом от планеты Магира, куда следовало доставать посылку.
  Че Бэ Иванович отключил легкую музыку, закусил маринованными бобами, подбросил еще веток в костер и приготовился ждать. В который раз повторяю, очень простое задание. Получить посылку, сохранить в нетронутом виде, передать адресату. Место посадки отмечено на электронной карте. Адресат некий чернокнижник Циплинский.
  Только не говорите про моральный аспект текущей проблемы. Есть, конечно, товарищи, недолюбливающие черную магию. Мол, кончаем плодить чернуху внутри нашей вселенной. От вашего, так называемого чернокнижия, водка выдохлась, и молоко перекисло. Мертвяки и так обнаглели, издеваются над живой материей почем зря, вроде вернулся к нам Страшный суд. А вы еще сюда приписали миниатюрные черные дыры, глухие туманности и гремучие звезды.
  Только не подумайте, что из подобной команды Че Бэ Иванович. Черная магия не входит в список запрещенных работ, за которые не берется товарищ свободный чистильщик. А что еще за список запрещенных работ? Это такой список, где категорически запрещается взрывать или распылять на атомы одну никудышную планету Солнечной системы под названием планета Земля. Зато остальное все разрешается, в том числе черная магия.
  Вообще-то не верит Че Бэ Иванович в магию. Как нормальный землянин конца двадцатого века верит Че Бэ Иванович только в науку. Магия не совсем чтобы наука. Магия придерживается кое-каких внешних признаков научности, например, опирается на книги. Но какие это, черт подери, книги? Ага, и вы догадались, что очень странные книги. Тем более давно и бесповоротно догадался Че Бэ Иванович.
  Буковки красиво прыгают
  По экрану монитора.
  Это ни какая фига,
  Но научная основа.
  Мало пыли с паразитами,
  Червяков и всяких мошек.
  Здесь наука неприкрытая,
  Что во много раз пригожее.
  Если хламовщина нравится,
  Если пыль тебя прельщает.
  Не копайся в разных таинствах,
  А лопать дерьмо в подвале.
  Круговая квадратура
  Ни какая-та халтура.
  Давайте, притормозим. То есть остановимся на вышеизложенном правительственном задании, на которое подписался за кучу добра свободный чистильщик Че Бэ Иванович.
  
  ИЗ ДОСЬЕ
  Звезда Бета Гончих Псов, второе название Шара, желтый карлик главной последовательности, по своим характеристикам напоминает Солнце.
  Масса - 1,08 от Солнечной массы.
  Диаметр - 1,11 Солнечного диаметра.
  Светимость - 1,25 Солнечной светимости.
  Возраст - 5,3 миллиарда лет.
  Переменность - возможна в малых дозах.
  Расстояние около 27,4 световых лет от Солнечной системы.
  Предполагается наличие массивного спутника и развитой планетной системы.
  
  ТРАВА ВЫШЕ ПОЯСА
  К месту посадки космического челнока класса "Корыто" вышли двое товарищей. Они словно материализовались из воздуха. Воздух терпкий, попахивает елкой с дымком, всякое может случиться на подобной основе. Еще тысячную долю секунды назад никого не было возле костра свободного чистильщика Че Бэ Ивановича кроме самого свободного чистильщика, и вот появились товарищи.
  - Здрав будешь, - сказал здоровенный дедок в черном балахоне, со здоровенной палкой.
  - Наше почтение, - поклонился узкоплечий пацан в белом балахончике, с небольшой палочкой.
  - Пить будете, - вместо приветствия указал Че Бэ Иванович на импровизированный столик с закуской и водкой.
  - Пить можно, - вроде бы слишком поспешно отозвался дедок в черном балахоне, и опрокинул стакан, не закусывая.
  - У меня пост, - потупился пацан в белом балхончике, и не сошел с места.
  После приема на грудь беседа пошла куда оживленнее.
  - Вы некий чернокнижник Циплинский? - поинтересовался Че Бэ Иванович.
  - Угу, они самые есть, - господин чернокнижник уничтожил очередной стакан, - Только по научному мы называемся не чернокнижник, но его преподобие бакалавр черной магии пятой ступени Вальдемар Вальдемарович Циплинский и его тупой ученик Петрусь Гавков.
  - Заметано, - почесал затылок Че Бэ Иванович, прежде чем достал очередной пузырь божественного напитка.
  - Может, перейдем к делу? - при виде очередного пузыря проворчал тот самый Петрусь Гавков.
  Что не очень понравилось его высокомудрому начальству.
  - Закрой пасть, - гавкнул Вальдемар Вальдемарович, занюхивая рукавом после третьего стакана, - Мы сами чувствуем, когда время для одного дела, когда это время для следующего. Мы сами решаем, как поощрить или как наказать недостойную, между прочим, вселенную. А недостойных отроков мы не наказываем. Они у нас вот где находятся...
  Вальдемар Вальдемарович взял огурец и раздавил между пальцами. После чего огурец полетел в остроносую морду товарища Гавкова.
  - Это не по Уставу, - возмутился было Петрусь Гавков.
  - Цыц, собака! - Вальдемар Вальдемарович принял четвертый стакан, - Я тебе и папа, и мама, и родина, и вселенная в белых бантиках. Как нужно обращаться с родиной, мы проходили на предыдущих уроках. Спина, небось, кровоточит от неправильного обращения с родиной. Как нужно обращаться со вселенной, урок впереди. При таком непочтительном отношении закровоточит не только спина, но более важные органы. Еще раз выпендришься, превращу в крысу!
  Странные у них нравы, у этих чернокнижников, подумал Че Бэ Иванович. Очень странные нравы, черт подери. Какая-та дикая, то есть нецивилизованная цивилизация, где ни за что ни про что имеешь шанс схлопотать огурцом в морду. А с другой стороны, это внутренние разборки, они не касаются свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. Наше дело абнакновенное. Прилетел, передал, улетел. Пускай остальные дела горят синим пламенем.
  - Я нарисовал зуб, - одними губами проворчал Петрусь Гавков, - У меня такой гнилой зуб на его преподобие, что самому страшно.
  - Какой зуб? - на автомате переспросил Че Бэ Иванович.
  - Вам послышалось, - смутилось юное дарование в белом балахончике.
  - Деточка наш юродивый, - рыгнул на все джунгли его преподобие бакалавр черной магии пятой ступени Вальдемар Вальдемарович Циплинский.
  
  ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ИМПУЛЬС
  Через полтора часа свободный чистильщик Че Бэ Иванович проникся глубокой симпатией ко всем чернокнижникам галактики Млечный Путь и к их недоразвитым братьям из параллельных и непараллельных вселенных. Вы понимаете, что настоящие чернокнижники находятся исключительно в нашей галактике. В других галактиках не настоящие чернокнижники, в основном гребаные ученики, вроде этого полудурка с такой изуверской фамилией Гавков.
  - Юродивый или нет? - обратился Вальдемар Вальдемарович все к тому же товарищу Гавкову.
  - В жопу, - сквозь зубы процедил ученик.
  - Мы не слышим, - выпучил залитые водкой глаза его преподобие.
  - Ваша правда, товарищ начальник! - высоким фальцетом прогавкал товарищ Гавков.
  - Не очень внушительно, - вздохнул товарищ начальник, - Но приходится мириться с имеющимся материалом. Вот такой материал мне поставляют из соседней Туманности Андромеды. Мол, подсоби Вальдемарыч. Мол, совсем зашиваемся. Мол, настропали пацана уму разуму. Живет пацан сиротинушкой, папа с мамой от него отказались за неспортивное поведение. Вроде бы получилось, что забеременела товарищ мама в нетрезвом виде от шибко трезвого товарища папы. Несимметрия, черт подери. Либо беременеет товарищ мама в нетрезвом виде от нетрезвого товарища папы, либо наоборот, очень трезвый товарищ папа жарит трезвого товарища маму. В результате несимметричный продукт, что законом не позволяется в соседней Туманности Андромеды.
  - Как несимметричный продукт? - удивился Че Бэ Иванович, - Разве такое бывает в нашей галактике?
  - В нашей галактике не бывает, - Вальдемар Вальдемарович пожевал все тот же рукав, - Но Туманность Андромеды не наша галактика. Жестокие нравы, опять-таки спортивное поведение, когда товарищ папа находится в одной весовой категории с товарищем мамой, и получаются в процессе жарки правильные симметричные товарищи. Иначе наш случай. Мол, не козлись Вальдемарыч, сопливца девать некуда. Тут его ухайдакают по вступлении в брачный возраст. А я что, я для сопливцев вроде отец родной. Поворчим, посомневаемся, примем стопочку малую для разогрева умственной энергии. Вот, пожалуй, и факт. Из очередного полудурка вырастет более или менее ушибленный чернокнижник.
  Затем помолчали. Если признаться, на данном этапе Петрусь Гавков почти что понравился свободному чистильщику Че Бэ Ивановичу. Не всем быть богатырями, не всем бороздить просторы вселенной в поисках мелких гадиков, не всем производить чистку. Вот прилететь на планету Магира из Туманности Андромеды уже по-своему подвиг. Не каждый великий герой забросит родную галактику ради сомнительного ликбеза и вздорного старика в черной мантии.
  - А почему ученик не пьет? - как бы, между прочим, спросил Че Бэ Иванович.
  - Так до первой звезды нельзя, - удивился Вальдемар Вальдемарович Циплинский.
  - Да, звезд до хренища. Вот, вот и вот, - в свою очередь удивился Че Бэ Иванович.
  Как-то странно посмотрел на свободного чистильщика его преподобие чернокнижник:
  - Э, молодой человек, вижу, вы сильный воин, но в точных науках мало чего смыслите. Сие не ваша вина. Немногие сильные воины учатся точным наукам. Нож, топор, пушка, космический перехватчик вот их оружие. Хорошо сражаются сильные воины, когда под рукой самый максимум оружия и в голове самый минимум мыслей. Зато мы, чернокнижники, можем путешествовать между звездами без космического корабля, нам не в ломку свалить любого врага силой мысли.
  - И отсюда звезда, которая первая?
  Че Бэ Иванович спросил наугад. Вроде как в детской игре. Ничего не знаю, ничего не понимаю, но готов ответить на любые вопросы. Первоисточники не подтверждают, что с подобной игрой когда-либо сталкивался чернокнижник Циплинский. Но в его умных глазах промелькнул огонек понимания:
  - Вы не так просты, молодой человек, как себя рекламируете. Немногие чернокнижники разбираются в механизме звездообразования. Только выдающийся профессионал может создать звезду, или хотя бы прообраз будущей звезды, из какового прообраза в свое время родится звезда. А ученик, это тварь, он пока ничего не может.
  В школе торчишь за партой
  С рожицей очень гадкой.
  Думаешь, так науки
  Возьмут твою мать на поруки.
  Ты за идею не бился,
  Силой ее не полнился.
  Просто пришел на пирожное,
  Скушал и свесил ножки.
  Да еще возмущаешься,
  Что ни хрена не получается.
  Че Бэ Иванович неожиданно для себя самого достал блокнотик и записал великие мысли товарища чернокнижника.
  
  ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ МПУЛЬС
  - Да, когда оно кончится? - взвизгнул Петрусь Гавков, - Застряли в каком-то дерьме, занимаемся антинаучной пропагандой, перемешавшейся со старыми бородатыми анекдотами. Я этот анекдот про звезду тысячу раз слышал под огурчик и водку. Тысяча первый раз уже слишком. Так можно последнее здоровье угрохать.
  Ага, подумал Че Бэ Иванович, про пацана мы забыли, за стол не пригласили, стоит как ушибленный, занимается всякой хреновиной, смотреть жалко и тошно. Но с другой стороны, как еще пацанов воспитывать, как учить уму разуму, чтобы из них вырастали полноценные граждане? Здесь не просто подумал, но очень и очень задумался Че Бэ Иванович. Вопрос о полноценном гражданстве есть один из первостатейных вопросов во вселенной. Даже Координаторский центр не предоставляет полноценное гражданство, только некий суррогат, вроде временного права называться гражданином вселенной.
  И снова задумался Че Бэ Иванович. Что такое называться гражданином вселенной? Очень странная, очень неадекватная величина. Никогда к подобной величине не приближался Че Бэ Иванович. То есть в трезвом виде не приближался. Вы же понимаете, насколько низко плавают трезвые мысли возле приземленных предметов. Они там плавают, плавают, плавают и не выплывают оттуда. Во-первых, как утолить голод, когда жрать не совсем хочется. Во-вторых, как утолить жажду, когда живот раздуло от жидкости. В-третьих, как вывести наружу продукты утоленного голода. В-четвертых, тот же процесс, но связанный с жаждой. Повторяю, очень трезвые, очень приземленные мысли. Однако определенный градус в определенной обстановке может определенным образом приподнять приземленные мысли.
  Нет, это не похвала пьянке. Свободный чистильщик Че Бэ Иванович не является скрытым мыслителем, подстегивающим свой рассудок определенной дозой спиртного. Зато гражданином вселенной он точно является. Ибо на любой планете, даже на самой неприветливой и гадкой найдется место Че Бэ Ивановичу. Только на родной планете Земля нет ему места, и ничего не найдется.
  - Эх, мальчик, - хряпнул очередной стакан бывший землянин Че, - Радуйся, что у тебя такая счастливая жизнь, что ты рискуешь всего лишь здоровьем во славу любимой родины.
  - Может, рискую, может, нет, - потупился Петрусь Гавков и на неопределенное время заткнул пасть.
  - Проняло, - удовлетворенно причмокнул чернокнижник Циплинский, - А то ведь какая пошла молодежь? Ты для нее стараешься, можно сказать, вкалываешь сверх графика, и никакой благодарности. Сегодняшняя молодежь пересчитывает только собственные болячки. Мол, мы устали. Мол, мы голодные. Мол, в носу зачесалось. Мол, в заднем проходе застряла неправильная косточка. Я повторяю, так есть, но так не должно быть. Расслабленная, болезненная молодежь очень быстро выходит из строя. Незначительные трудности или какая кривая ошибка вгоняют подобных товарищей в панику. А там их самое время пристреливать, пока чего-нибудь не напортили.
  Звякнули стаканы.
  - Ваша правда, - согласился Иванович, - Паника страшная вещь. Сплошь и рядом случаются ситуации, требующие немедленного решения. Если запаниковал, то решение к тебе не придет. То есть оно не придет никогда. Только конвульсивные спазмы ручек и ножек.
  Еще выпили под веселый звяк. Чем дальше, тем больше нравилась Че Бэ Ивановичу сложившаяся ситуация. Чертовски трудно в холодной и по большому счету враждебной вселенной отыскать доброжелательного собутыльника, который за твою же водку и закуску не всадит тебе перо под ребро. Черт его знает, куда запропастились доброжелательные собутыльники. Но за последние двенадцать-тринадцать лет не чувствовал такого эмоционального подъема Че Бэ Иванович. То есть на самых элитных курортах, среди самых элитных красавиц галактики не чувствовал себя так хорошо свободный чистильщик Че, как в обществе старого ворчуна на задрипанной планете Магира.
  - Мы должны работать, - напомнил ученик Петрусь Гавков.
  - Может, должны, может, нет, - передразнил ученика чернокнижник Циплинский.
  На следующие двадцать минут старика прорвало, он пустился в научные разговоры о тонкостях чернокнижной работы.
  
  НЕ РАССЛАБЛЯТЬСЯ
  Че Бэ Иванович обожает научные разговоры, но не до такой степени. Все-таки магическая наука вещь тонкая, для свободных чистильщиков неприемлемая. Свободный чистильщик олицетворяет собой железную логику. Все умозаключения свободного чистильщика содержат рациональное зерно. Все поступки исходят из первоначальной причины, до которой обязательно докопается товарищ чистильщик.
  Хорошо, пока чернокнижник Циплинский окосел под рунными знаками и экзотерическими формулами, мы обратимся к более понятной материи. Что такое первоначальная причина в списке Че Бэ Иванович, подготовившая сегодняшнюю встречу на планете Магира? А это достойный вопрос. Куча золота, полученная Че Бэ Ивановичем за столь простую работу, не является первоначальной причиной. Куча золота не больше, чем следствие. Но с другой стороны, куча золота есть.
  Мы пришли к выводу, что Че Бэ Иванович подрядился на очень простую работу. Любой начинающий координатор мог прогуляться до Беты Гончих Псов, оставить посылку словоохотливому дедугану, упиться до усрачки, и все за стандартную зарплату координатора. С премиальным фондом опять же закрытый вопрос. Если бы на дополнительную денежку позарился начинающий координатор, ему здоровенная фига под нос и трехчасовая лекция в первом отделе. Что же ты сука-тля, начинающий сопляк, себе позволяешь. И это правильно, как говорится, награда по работе. Но вместо начинающего сопляка вызвали матерого волка, заплатив кучу золота.
  - Магия какая-та, - удивился Че Бэ Иванович.
  - Что вы сказали, коллега, - на секунду прервал свои пассы чернокнижник Циплинский.
  - Я сказал, пора выпить, - вывернулся Че Бэ Иванович.
  - Верное замечание. И, главное, своевременное.
  Новая порция русской водки вернула к магическим пассам чернокнижника Циплинского, а Че Бэ Иванович погрузился в глубокий транс, то есть на самое дно своих мыслей. Ну, что оказалось на этом дне? Только не увлекайтесь, товарищи, там много чего оказалось. В первую очередь, странная логика координаторского сообщества, одной из самых жлобских организаций во вселенной. В нормальных условиях у координаторского сообщества снега зимой не допросишься. Подпишите, пожалуйста, такой-то формуляр. Поставьте, пожалуйста, круглую печать. Сходите, пожалуйста, в такое-то отдаленное место. Плюс первый отдел, который не закрывается круглосуточно и сократил шестичасовую стандартную лекцию вдвое.
  Не первый сезон работает с координаторским сообществом свободный чистильщик Че Бэ Иванович. До изгнания с планеты Земля числился старшим координатором великий боец Че. То есть не только числился, но честно выполнял долг перед вечной и бесконечной вселенной.
  Вот тут загвоздочка вышла. Следовало выполнять долг перед координаторским сообществом. Че Бэ Иванович слишком буквально перефразировал основные слова "координаторской хартии". "Мы сражаемся за равновесие во вселенной". Почему-то Че Бэ Ивановичу показалось, что "равновесие" суть вершина всей фразы. В тот самый момент, когда вершиной являемся "мы", или координаторское сообщество. Вот это почему-то не показалось Че Бэ Ивановичу.
  Отсюда дальнейшие ошибки старшего координатора на планете Земля, его изгнание и запланированный переход в свободные чистильщики.
  Тебе захотелось
  Чего-то почистить.
  Очень хорошее дело,
  Если сделано быстро.
  А если возюкался долго
  И девочку в бантиках строил,
  То это мысль недалекая
  И даже совсем недостойная.
  Ладно, мой старый товарищ по партии, не забываем наполнять стакан. Остальное приложится.
  
  ОТКРЫТЬ ЛИЧИКО
  Все-таки заколебал Петрусь Гавков. Фамилия у него подходящая. Зудит и зудит, то есть гавкает:
  - Когда, ну когда начнется работа?
  - Разве я не работаю? - удивился его преподобие чернокнижник Циплинский, - Я очень и очень работаю. Например, в настоящий момент навожу мосты с самой могущественной организацией во вселенной. Да, ты не ошибся, мой недоразвитый ученик, вышеупомянутая организация называется кординаторское сообщество. Только координаторское сообщество может контролировать сотни и тысячи галактик. Только Координаторский центр может пригласить самых непобедимых бойцов в свои ряды. Только координаторам подвластны четыре стихии природы. А какие четыре стихии природы, мой ученик?
  - Огонь, Вода, - неуверенно начал Петрусь Гавков, но был остановлен пронизывающим взглядом наставника.
  - А не говори, мальчик, - товарищ Циплинский буквально пустил из глаз молнию, - Это только слова, только базар. Ты не понимаешь на данном этапе стихии природы. Ты не разобрался в стихиях природы. Тебе никогда в них не разобраться. И не потому, что ты непослушное исчадие ада, а потому, что тебе просто не разобраться. Настоящий чернокнижник отдает жизнь не более чем за одну из стихий, например, за Огонь (с большой буквы). В лучшем случае одна стихия слегка деформируется под напором черной энергии вышеупомянутого товарища, в худшем случае остается холодной и бесполезной. Был настоящий чернокнижник, нет настоящего чернокнижника, с одной стихией не справился. Зато все четыре стихии работают исключительно в некоем исключительном месте, в координаторском сообществе.
  Кстати, насчет молнии из глаз товарища Циплинского. Вполне компактная молния. Опалила куст за спиной товарища ученика и поджарила весьма злобезную тварь (местная флора и фауна), подкрадывающуюся ко все тому же товарищу. Только товарищ ученик не разглядел злобезную тварь, но очень и очень разглядел молнию.
  - Мы потеряли время, - новый поток чернухи со стороны Петруся Гавкова, - Ничего не ценится во вселенной так дешево, ничего не стоит так дорого, как пресловутое время. Урок номер один, преподанный известным светилом Циплинским тупому ученику Гавкову.
  - Согласен, уговорил, - неожиданно смягчился товарищ Циплинский, - Мне и самому не терпится посмотреть на посылку из Координаторского центра. Только вот оприходую последний стакан, и займемся посылкой.
  - Секретной посылкой, - подсказал Че Бэ Иванович.
  - Нет там ничего секретного,- товарищ Циплинский приложился к последнему стакану, - Обыкновенный резус-интегратор для опытов. Пришла в голову интересная идейка, чтобы некоторые редкоземельные элементы проинтегрировать перед употреблением в колбе.
  - Неужели? - удивился Че Бэ Иванович.
  Очень странная мысль проскользнула через мозговые извилины не совсем трезвого чистильщика. Резус-интеграторы в Координаторском центре на помойке валяются. Они же продаются в любой торговой фактории. То есть их можно заказать и купить не далее как в двух парсеках от звездной системы Бета Гончих Псов. Они не такая ценность, чтобы нанимать свободного чистильщика и платить золотом.
  - Не заморачивайся, мужик, - его преподобие чернокнижник Циплинский допил последний стакан и хлопнул по плечу Че Бэ Ивановича, - Тащи сюда коробку. Сейчас мы ее вскроем и чаво-нибудь отинтегрируем.
  Встал и пошел за коробкой Че Бэ Иванович. Но очень большие кошки поселились в его большой и очень русской душе. Что-то не вяжется? Что-то не так? Выпало целое звено из механизма. Механизм не сможет дальше крутиться, то есть не сможет без выпавшего звена. Никто не сказал, что выпавшее звено является основополагающей частью весьма сложной системы. Некоторые сложные системы настолько сложные, что обходятся без кое-каких выпавших звеньев. Но сегодня не тот вариант. Механизм потянуло в разнос, самое время предостеречься от взрыва. Как предостеречься, черт подери? А это знает Че Бэ Иванович.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ
  Вальдемар Вальдемарович Циплинский, по определению, один из наиболее продвинутых чернокнижников нашей вселенной, поставил перед собой коробку и сделал несколько пассов.
  - Чувствую, что внутри интегратор. Точнее, интегратор гораздо большей мощности, чем резус-интегратор стандартного образца. Что же, мои сподвижники в Координаторском центре здорово постарались, не подвели. Все-таки приятно чувствовать себя на передовой линии науки и техники, частью которой, то есть передовой частью, является магия.
  Свободный чистильщик Че Бэ Иванович почувствовал в свою очередь, как расслабилась спина чернокнижника Циплинского, и как напряглась спина его ученика Петруся Гавкова.
  - Ну, так и будем пускать слюни, - проворчал ученик.
  Вальдемар Вальдемарович Циплинский поднял руку:
  - Успокойтесь, мой ученик. Мы еще озвереем от непосильной работы, связанной с интеграцией благодаря этому крохотному ящичку. Мы еще доинтегрируемся до самых истоков вселенной и заставим время идти вспять. Вот чего я скажу, мой возлюбленный ученик, у тебя волосы вылезут на макушке, а процесс интеграции еще не закончился. Ты превратишься в мумию, а процесс интеграции будет в самом разгаре. Сколько раз повторяться, не спеши ученик. Поспешность не есть оружие мага, но его слабая сторона. Никогда не поздно выключить интегратор, если довести до конца интеграцию нет никакой возможности.
  Э, ребята, что-то здесь не то происходит, снова подумал Че Бэ Иванович. Дело совсем не в том, что странная подобралась компашка, сплошь из фанатов или придурков. Но в игру явно вляпался Координаторский центр. При чем крупно вляпался. Как вы догадываетесь, Координаторский центр никогда не играет по мелочам. В Координторском центре выдающиеся стратеги, со всеми вытекающими отсюда последствиями. В Координаторском центре всякой зябе не просто надают по ушам, а устроят из этого грандиозное шоу. Но постойте, дорогие мои, какое грандиозное шоу получится из обыкновенной интеграции? Даже из интеграции на гипертрофированном резус-интеграторе.
  - Я сейчас сдохну от ваших ученых речей, - Петрусь Гавков изобразил из себя умирающего младенца, - Если перед каждым экспериментом принимать на грудь столько богомерзкого пойла и открывать с такой интенсивностью ротик, то и через тысячу лет мы не сдвинемся с места.
  Наглая молодежь пошла, заметил Че Бэ Иванович. Может надавать пацану парочку воспитательных зуботычин и прочитать лекцию, как уважать старших. Но не в том состоянии Че Бэ Иванович, чтобы надавать пацану парочку воспитательных зуботычин, тем более разбрасываться лекциями в столь ладненький вечерочек. А еще накануне чего-то неведомого, что обязано произойти, что обязательно произойдет, только откроет посылку товарищ Циплинский. И к чему, как вы уже догадались, подготовился товарищ Иванович.
  Мы, ребята, бедовые,
  Но не совсем идиоты.
  Мы ошибаемся снова и снова,
  Но не совсем по работе.
  Нас обмануть не пытайтесь
  Всякой тупой хиромантией.
  Выбьем и зубы, и яйца,
  И что-то к дупнутой матери.
  А если идея не выгорела,
  Это не наши проблемы.
  Суньте в подгузничек фигу,
  И отвалили налево.
  - Все, волшебство начинается, - вздохнул товарищ Циплинский, - Закрыли глаза и уши, спрятались в барсучью нору, заткнули морковкой задницу. Мы открываем посылку.
  
  БАМС!
  А дальше произошло то самое, на что так надеялся Че Бэ Иванович. То есть та пресловутая неожиданность, которая раскрашивает и без того неожиданную жизнь свободного чистильщика. Чтобы никакой работы по графику. Чтобы никакого времени на отдых и личные делишки. Чтобы никогда не расслаблялся свободный чистильщик.
  Нет, никаких вопросов, посылка нормально открылась. Даже более чем нормально произошло вскрытие, без использования топора, кувалды и лома. Голыми руками оприходовал подобную пакость товарищ Циплинский. Затем взрыв, облако ядовитого газа, выпученные глаза его преподобия, шевелящиеся пальцы его преподобия, выстрел из лазерного дуплета.
  Стоп. Прокручиваем немного назад. Откуда взялся здесь лазер очень сложной конструкции? Насчет всего остального понятно. Научные установки не следует вскрывать с бодуна, а следует вскрывать на свежую голову. Вы же понимаете, наука дело капризное. Чуть какой винтик не довинтил и из твоей науки остались дымящиеся куски проволоки. Вот почему не следует с бодуна довинчивать винтик. Тогда наводящий вопрос. Умненькие, благоразумненькие товарищи, скажите, пожалуйста, чего следует?
  Именно с таким вопросом прокрутил картинку назад все еще боеспособный товарищ Иванович. Значится так, посылка вскрывается. Внутри нечто напоминающее резус-интегратор или, по крайней мере, очень правдоподобная копия. Спутать невозможно. Все рычаги, кнопки, дополнительные приспособления присутствуют в тех пропорциях, что представляет собой резус-интегратор. Но чего-то отсутствует. Какая-та незначительная деталь, которая должна быть, но отсутствует.
  Че Бэ Иванович напряг феноменальную память. Что, твою мать, в настолько элементарной штуке, как интегратор, может отсутствовать? Что за пломба, заглушка или кусок провода? Еще немного назад. Кусок провода точно отсутствует. Тот маленький проводок, длиной не более двадцати семи миллиметров, он точно отсутствует. А зачем тот маленький проводок, длиной не более двадцати семи миллиметров? Ответ напрашивается без лишних вопросов. Маленький проводок страхует перегрузочный клапан.
  Взрыв, газ. Неужели перегрузочный клапан сработал? Нет, здесь воистину злая воля. Если бы перегрузочный клапан сработал, то без особого фейерверка и шума. Перегрузочный клапан часто срабатывает, когда пошла перегрузка, но при этом ничего не взрывается, ничего не выбрасывается в окружающую среду. Очень надежная хрень перегрузочный клапан.
  Опять немного назад. Не ошибся товарищ Циплинский. Новая модель резус-интегратора может отличаться от более ранних моделей и вообще работает по новому принципу. А это уже кое-что. Разрешается продвинуться немного вперед до момента взрыва. Газовое облако не есть продукт трудовой деятельности какого-то клапана. Скорее всего, клапан удерживал газ до момента открытия вышеупомянутой посылки. Отсутствующий проводок при этом не страховал клапан, но все дело держалось на честном слове, то есть на крышке.
  И вот посылку открыли. Крышка в сторону, проводка нет, клапан сработал, ядовитое облако окутало чернокнижника Циплинского и деморализовало его. Нервно-паралитический газ, определил предварительный состав облака Че Бэ Иванович. Плюс дымовые добавки для усиления тормозной функции. Нет, ничего страшного не случилось с чернокнижником Циплинским. Его всего-навсего поймали на детскую смесь или, как оно говорится, вырубили на долю секунды.
  Че Бэ Иванович нашпигованный антидепрессантами и тонизирующими антидотами не почувствовал никаких опасных синдромов в сторону замедления. Вот товарищ Циплинский не просто почувствовал, но натуральным образом вырубился. То есть пропала его магическая защита, а так же прочие умственные и психофизические навыки. Чушь в белых тапочках! Зачем и кому понадобилось выводить из строя могущественного мага на ничтожную долю секунды? При чем за чертовски большие деньги и столь тягомутным способом.
  На этот вопрос нет ответа у свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. Или точнее, достойный ответ пока еще только в проекции. Тонкий лазерный луч раскрошил на четыре куска безвольное тело Вальдемара Вальдемаровича Циплинского.
  
  ОТ АВТОРА
  Мы тут поспорили, почему обрусел боец Муркотенок. По мурсианской теории, истинный мурсианин относится с уважением только к своей мурсианской родине. Остальные планеты для мурсианина не больше, чем место работы.
  - Может, не истинный мурсианин боец Муркотенок, - я сделал робкую попытку привнести ясность в столь щекотливый вопрос, - Если тебя мурыжили с детства в координаторском сообществе, не грех позабыть родину.
  Попытка оказалась не самая удачная в моей литературной карьере. Пришлось пережить несколько тумаков и пинков со стороны более патриотически настроенных товарищей.
  - Младший координатор Муркотенок влюблен в свою родину, - сказала Татьяна Анатольевна Мартовская, - А еще он обожает мохнатую маму.
  - Младший координатор Муркотенок достойный сын своей родины, - добавил Владимир Александрович Мартовский, - Попрошу оставить неприличные выпады и не задевать Муркотенка по той причине, что он далеко-далеко отсюда и не может ответить.
  - Мы ответим за Муркотенка, - сказала Татьяна Анатольевна Мартовская.
  - Русская земля обладает такими свойствами, - добавил Владимир Александрович Мартовский, - Что невозможно находиться на русской земле и не полюбить эту землю.
  Теперь полный порядок. Слишком долго находился на русской земле боец Муркотенок. Слишком долго пропитывался русской духовностью боец Муркотенок. Слишком долго воспитывал в себе русский характер.
  Но разрешите подкожный вопрос, зачем воспитывать русский характер? Истинный мурсианин и так обладает неординарным характером. Истинный мурсианин может сохраниться в любых экстремальных условиях, опираясь на мурсианский характер. Так какого черта мешать характеры? Или очень хочется, чтобы характеры вступили в конфликт и передрались?
  - Хватит издеваться над лучшим из героев вселенной, - сказала Татьяна Анатольевна Мартовская.
  - Или завидно, что боец Муркотенок пережил собственного создателя во всех отношениях, - скорчил кислую физиономию Владимир Александрович Мартовский, - Общепризнанный факт, некто Александр Мартовский не является создателем бойца Муркотенка.
  У меня глаза из очков повылазили:
  - Как не является?
  Пришлось пережить еще несколько тумаков и пинков со стороны более патриотически настроенных товарищей.
  - Муркотенка создала вселенная, - физическую часть программы по тумакам и пинкам выполнила Татьяна Анатольевна Мартовская.
  - Муркотенок решил рассказать о себе через одного сомневающегося невежду, - духовную часть программы выполнил Владимир Александрович Мартовский, - К сожалению, сомневающимся невеждой оказался ты, папочка.
  Я едва не пустился в дебаты, но благоразумно решил, что тумаков и пинков на сегодня достаточно. Поэтому ограничился несколькими мычащими и свистящими звуками, напоминающими некую толерантную песню.
  Начало песни:
  Все мы правильные,
  А так же хорошие.
  Да здравствует равенство
  Собачки и кошки.
  Планет хватает
  С другими нациями.
  Мы их не знаем,
  Но восхищаемся.
  Припев:
  Никаких нацистов
  Ближе, чем на выстрел.
  Продолжение песни:
  Все мы умные,
  А так же расчетливые.
  Пускай торжествует
  Внутренняя свобода.
  На одинаковых атомах
  Разум размешивается.
  Забыли про маты,
  Пожимаем руки и клешни.
  Припев:
  Никакого геноцида
  В приступе обиды.
  Окончание песни:
  Всем нам приспичило
  Быть особенными,
  Корчить личность
  И прочее жлобство.
  Подобная цаца
  Вгоняет в неловкость,
  Как только окажешься
  На вселенской тусовке.
  Припев:
  Никаких нападок
  На чужие порядки.
  Только прошу не прикалываться, что за мычащие и свистящие звуки в очередной раз пострадал Александр Мартовский. Зато на недосягаемую высоту поднялась популярность бойца Муркотенка.
  
  ДЕЗЕРТИР
  Командор Зельтц удобно расположилась в командорском кресле и маленькими глоточками смаковала из граненого стакана водку. Правильно говорилось чуть раньше, пошла светлая полоса в жизни командора, при чем настолько светлая полоса, что нет ей аналогов.
  Вот теперь мы покоцаем Товарища Мышку, подумала командор Зельтц. Долго держался в тени исполнительный директор галактики Млечный Путь некто Товарищ Мышка, наконец, показал свое истинное лицо. Нет, никто не знает, как выглядит на деле товарищ директор, девочка это или мальчик, или вообще какое чудо невиданное. Но политическое лицо Товарища Мышки за каких-то несколько минут прославилось на все координаторское сообщество и прославилось не в лучшую сторону.
  - Почему вы не пьете, товарищ лейтенант, - обратилась командор Зельтц к лейтенанту Крокус, сидящему в кресле второго пилота, - Мы заслужили маленький праздник накануне больших событий.
  - Есть еще нерешенные вопросы, товарищ командор, - лейтенант Крокус посмотрел граненый стакан на свет, - Хотя высококлассная водка.
  Кто спорит, есть нерешенные вопросы, масса нерешенных вопросов. Выскочка Зуммер отказался подчиниться Уставу. Этот урод предпочел позорное бегство, то есть дезертировал по всем правилам. Больше не существует командора по имени Зуммер, и лейтенанта такого не существует в координаторском сообществе. Но существует дезертир Зуммер, которому покровительствует исполнительный директор галактики Млечный Путь некто Товарищ Мышка.
  Товарищи вляпались, сделала очередной глоточек командор Зельтц. Координаторское сообщество занимает на данный момент нейтральную позицию. То есть координаторское сообщество не рискнуло нарушить Устав и не встало на сторону Товарища Мышки. Это значительный бонус в грядущих планах командора Зельтц. Чем больше будет дергаться дезертир Зуммер, тем старательнее попытается выколупывать подобную пакость из дерьма Товарищ Мышка. Ибо закопавшийся в дерьме дезертир затянет туда же высокое начальство.
  - Пейте, товарищ лейтенант, - сказала командор Зельтц, - Вы правильно оценили обстановку и выполнили свой долг перед координаторским сообществом.
  - Рад стараться, товарищ командор, - лейтенант Крокус едва приложился к стакану, - Мурсиане своих не бросают.
  Хорошая мысль. Очень хорошая мысль. Просто потрясающая мысль. До чего же приятно работать с соотечественниками, а не какими-то придурками с планеты Земля. Товарищ Зуммер оказался с планеты Земля, за одиннадцать навигаций проявил себя неплохим звездолетчиком, но все равно не устоял перед соблазном. Как же, как же, очень захотелось получить на халяву командорские нашивки.
  Э, дорогие товарищи, командорские нашивки на халяву не получаются. По крайней мере, они не получаются в четырнадцатой звездной эскадре, что доказали слаженные действия двух других лейтенантов: лейтенанта Ивановой, лейтенанта Крокус. Лейтенант Иванова открыла информационный канал между Координаторским центром и четырнадцатой звездной эскадрой. Отчего подлая политика исполнительного директора галактики Млечный путь или Товарища Мышки и его подхалимов стала достоянием общественности. Лейтенант Крокус имел потрясающую возможность возглавить крейсер А-4 класса "Дракон", но отказался участвовать в низложении вышестоящего командира и непосредственного начальника.
  Грамотно поступили товарищи лейтенанты. Да и сама командор Зельтц оказалась на высоте в сложившейся ситуации. Во-первых, товарищ командор сложила с себя полномочия и удалилась под домашний арест по приказу Товарища Мышки. Во-вторых, товарищ командор не противилась суду офицерской чести. К сожалению, суд офицерской чести прошел в неполном составе. Ибо на нем не присутствовал представитель с тяжелого крейсера К-142, по причине дезертирства тяжелого крейсера. Но кворум в две трети присутствовал. Опять же присутствовавшие на суде офицеры (лейтенант Крокус, лейтенант Иванова) оправдали низложенного командора Зельтц и восстановили в правах. Они же осудили приказ Товарища Мышки.
  - По Уставу координаторского сообщества, - сказал лейтенант Крокус, - Только суд офицерской чести может снять командора эскадры.
  - Тем более, если эскадра находится на боевом дежурстве, - добавила лейтенант Иванова.
  - По Уставу координаторского сообщества, - сказал лейтенант Крокус, - Только суд офицерской чести может поставить или восстановить низложенного командора эскадры.
  - Хотя высокое начальство имеет право на собственную кандидатуру, - добавила лейтенант Иванова, - Которая кандидатура опять же проводится через суд офицерской чести.
  Ну, и отсалютовала стаканом в экран командор Зельтц:
  - Есть еще справедливость в нашей вселенной.
  
  ПРО СПРАВЕДЛИВОСТЬ
  Тяжелый крейсер К-142 пошел в земной сектор, словно маньяк преследуя сбежавшую цель или космический корабль класса "Чинара".
  - Пускай распотешится дезертир Зуммер, - командор Зельтц убрала пустой стакан в специальный ящичек для посуды.
  - Я правильно подумал, о чем вы подумали, товарищ командор, - лейтенант Крокус одним глотком допил водку, чтобы не оказаться с полным стаканом в руке, когда командор без стакана.
  - Вы правильно подумали, товарищ лейтенант, командор Зельтц отключила связь с лейтенантом Ивановой, - Что-то нехорошее подготавливается в Координаторском центре. Я не говорю про некомпетентность гражданских чиновников, управляющих такой махиной, как Координаторский центр. Я говорю о дальнейшем развитии координаторского движения, которое очень невыгодно нам, мурсианам, но имеет определенную прелесть для роботов.
  - Вы подозреваете экспансию роботов, товарищ командор?
  - Не совсем так, товарищ лейтенант. Но я подозреваю, что под псевдонимом Товарищ Мышка скрывается робот.
  Несколько секунд помолчали. Лейтенант Крокус прикрыл глаза, восхищаясь в очередной раз прозорливостью собственного начальника. Очень вовремя командор Зельтц отключила от связи лейтенанта Иванову. Не имеет значения, что лейтенант Иванова своя в доску девчонка. Имеет значение, что в глубоком космосе есть уши. Разговор про экспансию роботов не для чужих ушей. Иногда собственные уши стоит отрезать, чтобы не слышать нечто подобное. Но лейтенант Крокус давно догадался, в какую нехорошую историю попала четырнадцатая звездная эскадра из-за предательских приказов Товарища Мышки.
  - Нам не подобраться к Товарищу Мышке настолько близко, чтобы сорвать с него маску, - сморгнул лейтенант Крокус и честно посмотрел в глаза своего непосредственного начальника.
  - Мы не станем срывать маску, - не отвела взгляд командор Зельтц от честного взгляда своего непосредственного подчиненного, - Товарищ Мышка сам сорвет маску.
  Еще помолчали немного. Игра в гляделки закончилась.
  - Путь прежний, - сказал лейтенант Крокус, - Не упустить ключевую карту.
  - Вот именно, - согласилась командор Зельтц, - Наша ключевая карта никак не товарищ Мышка. Наша ключевая карта находится на космическом корабле класса "Чинара".
  Ну, об этом можно было догадаться с первой попытки, подумал лейтенант Крокус. Только последний придурок пошлет эскадру на патрулирование никчемной планеты Нежданка, если на планете Нежданка или в окрестностях планеты Нежданка не находится ключевая карта.
  - Следовательно,Товарищ Мышка догадывался, что космический корабль класса "Чинара" появится возле планеты Нежданка, - лейтенант Крокус достал портсигар и вынул оттуда капсулу "нейтрализатор алкоголя".
  - Зря вы травитесь химией, товарищ лейтенант, - поморщилась командор Зельтц, - Мы почти ничего не выпили.
  - Работа, товарищ командор, - поморщился лейтенант Крокус и проглотил капсулу "нейтрализатор алкоголя", - Чувствую, что Товарищ Мышка не просто догадывается, но имеет определенную информацию о всех передвижениях космического корабля класса "Чинара".
  - Стопроцентная правда, товарищ лейтенант, - перестала морщиться командор Зельтц, - Исполнительный директор галактики Млечный Путь или Товарищ Мышка находится в курсе всех передвижений космического корабля класса "Чинара". Или, по крайней мере, все тот же товарищ знает конкретные точки выхода и время выхода из гиперпространства космического корабля класса "Чинара".
  Еще одна пауза. Командор Зельтц удовлетворенно хрюкнула, разгоняя слабые пары алкоголя. Затем удовлетворенно мяукнула, предчувствуя сильное возбуждение и повышенную активацию головного мозга. Хорошая команда на трехпалубном крейсере А-4. Хорошие и верные офицеры окружают своего непосредственного начальника. Хорошая группа поддержки на двухпалубном крейсере К-98. Всегда прикроет спину лейтенант Иванова. С такими ребятами можно расслабиться и до бесконечности пить водку. Вот только не привыкла к расслаблению командор Зельтц, но привыкла к повышенной и очень повышенной активации головного мозга:
  - Видите ли, товарищ лейтенант, преступные действия Товарища Мышки никак не направлены на консервную банку класса "Чинара". Они направлены против товарища, управляющего консервной банкой класса "Чинара". Товарищ Мышка прекрасно знает, кто управляет консервной банкой класса "Чинара". Ну, это не такой ужасный секрет, который невозможно разгадать профессионалу.
  - И мы знаем, кто управляет консервной банкой "Чинара". Ибо единственное разумное существо во вселенной способно превратить консервную банку в неуязвимую боевую машину.
  - Правильно, товарищ лейтенант. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы не узнать это единственное разумное существо.
  - Ибо это боец Муркотенок.
  
  ЛОВУШКА
  - Мы получили почти стопроцентную наводку, - сказал боец Муркотенок, отключаясь от навигационной системы космического корабля класса "Чинара".
  - Но есть сомнения? - переспросила цензор Клюк.
  - Сомнения всегда есть, когда имеешь дело с таким предсказуемым товарищем, как Че Бэ Иванович. И еще нам не удастся пополнить боеприпасы на планете Земля. Я обнаружил сильное гиперпространственное возмущение прямо по курсу. Слишком настырные ребята попались.
  Немного помолчали, разглядывая в иллюминаторы надвигающуюся Землю. Очень красивая, прямо-таки божественная планета. Настоящая драгоценность в космосе, если бы на этой планете жили по-настоящему разумные существа, а не противные обезьянки. Впрочем, среди обезьянок временами попадаются приличные особи (например, Че Бэ Иванович), но исключительно в одном месте на планете Земля, которое назвали Россия.
  - Что будем делать, товарищ младший координатор? - следующий вопрос цензора Клюк, - Может, подключимся к межгалактической связи и через высокое начальство остановим преследователей.
  Похрустел пальцами боец Муркотенок:
  - Ничего не получится. На нашем корабле опознавательные знаки координаторского сообщества, что никак не остановило преследователей от огня на уничтожение. Видимо кому-то очень не хочется, чтобы мы встретились с товарищем Че.
  Подражая бойцу Муркотенку, похрустела пальцами цензор Клюк:
  - Но тогда наша миссия практически провальная миссия. Наш противник в Координаторском центре обладает весьма широкими полномочиями и способен выставить любое количество звездолетов против консервной банки класса "Чинара".
  Поковырял в носу боец Муркотенок:
  - Правильно, умная барышня. Наш противник всегда будет находиться на шаг впереди. Он же раздает задания товарищу Че. Следовательно, он же имеет полную возможность дергать за веревочки товарища Че и устраивать нам ловушки, вроде той ловушки, что мы едва проскочили в звездной системе 18 Скорпиона.
  Подражая бойцу Муркотенку, поковыряла в носу цензор Клюк:
  - Вы хотите сказать, товарищ боец, что меня отследили еще в Координаторском центре перед посадкой на космический корабль "Чинара", или в моем окружении нашелся предатель? Но это абсурд. Кроме меня и метрессы Гречковой никто не знает про политические игры с Че Бэ Ивановичем. А метресса Гречкова моя тетя.
  На мгновение задумался боец Муркотенок:
  - Видите ли, хорошая барышня, за последнее время в Координаторском центре собралось неимоверное количество интриганов и прочей шушеры. Никто не обвиняет вашу тетю (или метрессу Гречкову) в предательстве. Однако ответьте на совершенно невинный вопрос, есть ли в окружении вашей тети (или метрессы Гречковой) роботы?
  Подражая бойцу Муркотенку, на мгновение задумалась цензор Клюк. Странная мысль про роботов, идиотская мысль про роботов. В Координаторском центре не приветствуются роботы. Координаторское сообщество функционирует по Уставу координаторского сообщества, а в Уставе четкие санкции против роботов. То есть ни под каким соусом, ни за какие пряники не принимаются роботы в нашу счастливую семью, то есть в координаторское сообщество.
  Однако в Координаторском центре роботы есть. Так называемая "наемная сила на нелегальном положении". Время от времени высокое начальство проводит чистки среди роботов и кое-кого интернирует за пределы Координаторского центра. Но это скорее показушные чистки. Ссылаясь на пункт Устава "Разумные Роботы", высокое начальство интернирует исключительно "разумных роботов", но не трогает "неразумных роботов", попадающих под категорию "машины и механизмы".
  Ужаснулась цензор Клюк. Вот где настоящая ловушка для координаторского сообщества. Как отличить "разумного робота" от "неразумного робота", если координаторское сообщество широко использует интеллектуальные "машины и механизмы". Обыкновенные железяки, требующие присутствие разумного оператора почти не используются в координаторском сообществе. Кому нужна обыкновенная железяка в век высочайших технологий, науки и техники? Таким образом, автоматизация в Координаторском центре потеряла человеческое лицо, а работизация приняла извращенные формы.
  Кончилась человеческая мудрость.
  Цивилизация дошла до абсурда.
  Никто не желает трудиться,
  А только играть, веселиться.
  Игры какие-то гадкие,
  Против законного порядка.
  То есть нервы щекочутся,
  Тебе обделаться хочется.
  Смертельный исход бывает,
  Но это никого не останавливает.
  Грязная работа нанизана
  На всякие машины и механизмы.
  Разумное существо за свободу,
  И снова никакой работы.
  А что мозги превращаются в кашу,
  Об этом не спрашивают.
  Тяжело вздохнула и опустила ресницы цензор Клюк:
  - Как и у всех высокопоставленных координаторов, у метрессы Гречковой есть робот.
  
  МАНЕВРЫ
  В непосредственной близости от планеты Земля стали вырисовываться контуры тяжелого крейсера класса "Гравитация". То ли безбашенный капитан, то ли чайник, подумал младший координатор Муркотенок. В данный момент на планете Земля высокая приливная волна, парочка-тройка цунами и столько же ураганов высокого уровня. Есть жертвы, которые кажутся мелочью по сравнению с той катастрофой, что могла произойти в результате столкновения планеты с тяжелым крейсером.
  Возмутился боец Муркотенок:
  - Эта сука готова пожертвовать нейтральной планетой, лишь бы иметь преимущество перед консервной банкой класса "Чинара".
  Возмутилась цензор Клюк:
  - Значит, мы на время выходим из игры, чтобы не навлекать опасность на другие планеты и самого Че Бэ Ивановича?
  Идея хорошая, даже слишком хорошая, чтобы за подобную идею ухватился боец Муркотенок:
  - Нет, мы продолжаем игру, но меняем в игре правила. Из Координаторского центра поступила свежая информация о расколе в четырнадцатой звездной эскадре.
  - И что нам это дает?
  - Два тяжелых крейсера четырнадцатой звездной эскадры охотятся на третий тяжелый крейсер. Мы вроде бы никак не завязаны в их личных разборках, если не учитывать тот маленький факт, что третий крейсер торчит перед нами.
  - У-у, проклятые роботы!
  Боец Муркотенок отщелкнул несколько тумблеров и отжал несколько кнопок на пульте управления:
  - Роботы пока под вопросом.
  Цензор Клюк сделала странное телодвижение, словно попыталась отщелкнуть несколько тумблеров и отжать несколько кнопок, подражая бойцу Муркотенку. Я - фанатка, подумала цензор Клюк, я фанатею от Муркотенка, мне хочется подражать Муркотенку чуть ли не в каждом слове и взгляде. Это заразная болезнь, но с ней никак не удается бороться. А может, и не стоит бороться?
  - Роботы захватили тяжелый крейсер, и пытаются сделать из нас козла отпущения.
  Боец Муркотенок бросил пытливый взгляд на товарища цензора:
  - Не совсем так, милая девушка.
  А как совсем так? Лихорадочно ищет ответ боец Муркотенок. Чувство вполне определенное, ответ находится рядом, ответ лежит на поверхности. Возможно, странные перелеты Че Бэ Ивановича с одной на другую планету не такие и странные перелеты, но часть весьма четкого плана. Сначала планета Нежданка, затем планета Магира. Со стороны может показаться, что выполняет обыкновенную халтуру для Координаторского центра товарищ Че. Но тогда зачем все эти тяжелые крейсеры, способные уничтожить половину галактики?
  Очень надо встретиться с Че Бэ Ивановичем. Очень надо поговорить насчет сложившихся странностей. Боец Муркотенок почти догадался, что разгадка странной загадки лежит на третьей вершине треугольника. Две вершины мы знаем. Планета Нежданка, планета Магира. Но есть и третья вершина, которая пока не открылась бойцу Муркотенку. Однако эта третья вершина не может открыться, пока не откроются две другие вершины.
  Че Бэ Иванович покинул планету Нежданка. Следовательно, открылась первая вершина таинственного треугольника. Че Бэ Иванович находится на планете Магира. Следовательно, вторая вершина близка к открытию. Используя особенности тяжелого крейсерного флота и выдающиеся способности бойца Муркотенка, можно перехватить товарища Че на планете Магира. Но тогда останется закрытым и никогда не откроется таинственный треугольник.
  Цензор Клюк мягко коснулась правой руки бойца Муркотенка. Смущение, странные искры пробежали по всему телу, дрожь в суставах:
  - Тяжелый крейсер разворачивается для боя.
  Ответил улыбкой боец Муркотенок:
  - Вы совершенно правы, умная барышня. Можно только порадоваться, что в Координаторском центре работают профессионалы столь высокого класса.
  Ответила улыбкой цензор Клюк, снова и снова подражая бойцу Муркотенку:
  - Так что будем делать, товарищ боец?
  Улыбка во всю мохнатую мордочку:
  - Есть чертовски хорошая древняя игра. Называется кошки-мышки.
  
  ЗВЕЗДА БЕТА
  Лейтенант Зуммер впал в панику. Впервые хладнокровие изменило опальному командиру тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация". То есть впервые изменило по-настоящему. Раньше случались легкие вспышки бешенства, почти наигранная истерика, синдром величия и другая ерунда, свойственная командирам крупных военных кораблей, отработавших ни одну навигацию в космосе.
  Лейтенант Зуммер смирился с мерзким предательством отказников четырнадцатой звездной эскадры. Ибо четырнадцатая звездная эскадра не выполнила приказ вышестоящего начальства из Координаторского центра. Можно цитировать Устав до отрыжки, но в Коорденаторском центре заседает начальство, которое так или иначе повернет Устав в свою пользу. А горстка взбунтовавшихся офицеров получит награды по правилам военного времени.
  Необходимо угодить Координаторскому центру. Так или примерно так выразил основную идею собственной политики лейтенант Зуммер. Хватит подчиняться драной кошке, которая находится в опале. Если не угодишь Координаторскому центру, твое место на периферии галактики до самой отставки. Или точнее, до физической смерти. За последние двести лет периферия забрала многих координаторов. Жуткое место, гибельное место. Очень не хочется возвращаться туда, потолкавшись немного в цивилизованном районе галактики.
  Короче, выдержал кошачьи нападки лейтенант Зуммер и остался верен высокому начальству из Координаторского центра. Что оценило высокое начальство.
  - Не беспокойтесь об отказниках, - строка на экране, - Ими займутся более компетентные товарищи.
  - Я не хочу, чтобы отказники мешали работать, - почти каприз со стороны товарища лейтенанта.
  - Повторяю, товарищ лейтенант, сие не ваша проблема. Занимайтесь своей проблемой, - следующая строка на экране.
  - Отказники сидят на хвосте, - следующий каприз со стороны товарища лейтенанта, - Прямо сейчас требуется солидное подкрепление.
  - Ваша цель определилась, товарищ лейтенант, - последняя строка, перед тем, как погаснуть экрану, - Уничтожьте поставленную цель, а отказников уберут более компетентные товарищи.
  - Но это безумие, - попробовал растерзать клавиши лейтенант Зуммер, - Как уничтожить цель, когда тебя окружают маньяки?
  Тщетная попытка. Мертвый экран. Извините, товарищ лейтенант, вам захотелось через несколько ступеней проскочить в командоры эскадры. Оченно зря захотелось. При действующем командоре такого класса, как командор Зельтц, непросто проскочить в командоры. Лучше бы, товарищ лейтенант, вы никуда не проскакивали. Через парочку сотен навигаций на законном основании могла подойти ваша очередь.
  Нет, дорогие товарищи, лейтенант Зуммер не настолько скатился с катушек, чтобы держаться за кошачий хвост парочку сотен навигаций. Лейтенант Зуммер никогда не любил кошек. Ему больше нравились собачки. Но, к сожалению, в координаторском сообществе разумных собачек не существует, зато каждая молекула воздуха пропиталась кошачьим запахом.
  - Есть, товарищ директор, - козырнул в потухший экран лейтенант Зуммер.
  Затем началась погоня, которой вряд ли найдутся аналоги в истории координаторского движения. Тяжелый крейсер К-142 класса "Гравитация" сел на хвост космическому кораблю класса "Чинара". Маневренность кораблей почти одинаковая. Тяжелый крейсер вряд ли годится к спринтерским гонкам, но и консервная банка класса "Чинара" не конструировалась таким образом, чтобы сделать двойную петлю в гиперпространстве.
  Вопрос открытый. Только мастерство пилотов способно разрулить ситуацию. Лейтенант Зуммер задействовал основные ресурсы тяжелого крейсера К-142. Он даже сбросил хвостовой защитный экран, чтобы получить хоть какое-то преимущество. Нам бы только войти в зону прицельной стрельбы, то есть задействовать легкие счетверенные пушки. К сожалению, тяжелые пушки не предназначены поражать столь ничтожную цель, как консервная банка класса "Чинара". В чем после третьего выстрела окончательно убедился лейтенант Зуммер.
  Затем мятежники вышли из Солнечной системы и кувыркнулись в систему Кеид Эридана. Небольшой кроссинг возле белого карлика, воспользовавшись притяжением которого, мятежники вышли из системы Кеид Эридана и снова срезали гиперпространство.
  Следующий кувырок получился в звездной системе 54 Рыб. При этом тяжелый крейсер К-142 сбросил носовой защитный экран, чтобы проскочить мимо коричневого карлика, за которым успешно спрятался космический корабль класса "Чинара".
  Ну, ничего, сброшенные экраны никуда не денутся, почти с надеждой подумал лейтенант Зуммер перед третьим заходом в гиперпространство Экраны можно подобрать чуть позже, зато удалось сократить дистанцию между кораблями на три астрономические единицы. Еще один такой кувырок, и заговорят счетверенные пушки.
  Последний кувырок консервная банка класса "Чинара" совершила в звездную систему Бета Гончих Псов. И тут лейтенант Зуммер впал в панику.
  
  ДЫРА НА ДЫРЕ
  Тяжелый крейсер К-142 плюхнулся между двумя черными дырами очень низкого класса. Присутствие хвостового и носового экранов могли скомпенсировать вредные флуктуации между двумя черными дырами очень низкого класса. Но отсутствие хвостового и носового экранов снизили антигравитационную защиту тяжелого крейсера К-142 до такой степени, что крейсер не сумел оседлать гравитационную волну, и его потянуло к черной дыре больших размеров. Малая черная дыра так же не хотела отпускать крейсер, но ее силенок оказалось недостаточно, чтобы противостоять более крупной и более мощной соседке.
  - Попались, - лейтенант Зуммер плюхнулся в кресло пилота, вырвал на висках волосы. Между прочим, шикарные волосы, которые чуть позднее станут частью черной дыры, как и тяжелый крейсер К-142 класса "Гравитация".
  - До точки невозврата осталось четыре часа семнадцать минут двенадцать секунд, - выдал какую-то галиматью бортовой компьютер.
  Что еще за точка невозврата? Если без экранов возврат невозможен в сложившейся ситуации. Подлые мятежники ловко заманили тяжелый крейсер К-142 в дырявую звездную систему, перед этим напарив командира тяжелого крейсера сразу на два экрана.
  Почему я такой невезучий? Почему кому-то попадаются тупые мятежники, а мне попадаются подлые? Почему тяжелый крейсер так медленно маневрирует вместе с экранами?
  Лейтенант Зуммер покинул кресло пилота и на негнущихся ногах добрался до шкафчика с водкой. Двойная порция водки произвела определенное действие на заторможенные мозги товарища лейтенанта, но из депрессии товарища лейтенанта так и не вывела.
  - И посоветоваться не с кем! - лейтенант Зуммер расхренячил стакан о пульт управления.
  Ну, что поделаешь, если одиннадцать навигаций только тем и занимался лейтенант Зуммер, что подбирал послушный экипаж исключительно с земными корнями. Среди офицерского состава на тяжелом крейсере К-142 не осталось ни одного мурсианина. Среди матросов присутствовали мурсиане. Но матросы не более чем рабочая сила. Они могут чистить оружие, драить палубу, готовить пищу, но совершенно не обучены хитроумной науке навигации.
  К сожалению, и ребята с планеты Земля ничего не смыслят в управлении тяжелым крейсером К-142. Лейтенант Зуммер потихоньку удалил из команды всех пилотов даже среднего класса. Вот такой совершенно земной ход. Если чего случится, некем заменить товарища лейтенанта на капитанском мостике. Механики есть, электрики есть, боевых офицеров переизбыток, навигатор один. Вы угадали, это опять лейтенант Зуммер.
  - Торжествуйте, драные кошки! - очередной вопль в пустоту.
  На мгновение промелькнула и тут же пропала надежда. Силами двух тяжелых звездолетов можно вытащить третий звездолет из черной дыра очень низкого класса, пока не пройдена точка невозврата. Но где сейчас эти драные кошки? То есть где два тяжелых звездолета четырнадцатой звездной эскадры?
  Послать сигнал невозможно. Сигнал глушится что меньшей, что большей черными дырами. Есть еще шанс отыскать запутавшийся крейсер в черной дыре с помощью сложных математических выкладок. Там-то и тогда-то вышел из гиперпространства тяжелый крейсер. Такая-та сила гравитации на него повлияла со стороны меньшей черной дыры. Такая-та сила гравитации со стороны большей черной дыры перевесила предыдущую силу.
  - Да это фантастика! - стукнулся головой о пульт лейтенант Зуммер.
  - Да так не бывает! - он же вскочил вторично и рванул к шкафчику с водкой.
  Затем забулькала водка.
  Есть божественный напиток,
  Самый лучший во всех лицах.
  Для червей и для улиток
  Непременно пригодится.
  Только злая жабу душит.
  Эй, улитки с червяками,
  Не травите больше душу,
  И напиток пейте сами.
  Мы не то чтобы посмели
  Отойти от коллектива.
  Но у нас такое дело:
  Если пить, то пить красиво.
  Затем скрипнула дверь. Прошуршали легкие, ну очень кошачьи шаги. И тяжелый удар по голове погрузил в небытие товарища лейтенанта.
  
  ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ
  Усеченная четырнадцатая звездная эскадра в составе трехпалубного крейсера А-4 класса "Дракон" и двухпалубного крейсера К-98 класса "Гравитация" натурализовалась в звездной системе Бета Гончих Псов на безопасном расстоянии от планеты Магира. Командор Зельтц вышла на связь с лейтенантом Ивановой. Информация передавалась секретными кодами, которые дешифровал и в виде бегущей строки переносил на экран корабельный компьютер.
  - Товарищ лейтенант, я не чувствую присутствие тяжелого крейсера К-142.
  - Товарищ командор, мы попали в весьма необычное место. Мне уже удалось насчитать одиннадцать черных дыр очень низкого класса. Гравитационные поля черных дыр накладываются чуть ли не на двадцати процентах пространства звездной системы. У нас так называемое "нечувствительное пространство".
  - Товарищ лейтенант, в звездной лоции последнего выпуска ничего не говорится о черных дырах в звездной системе Бета Гончих Псов.
  - Есть предположение, товарищ командор, что черные дыры возникли недавно. У нас черные дыры искусственного происхождения или так называемые "лабораторные дыры".
  - Этого еще не хватало, товарищ лейтенант, связаться с господами учеными на их территории. Кто знает, может, в координаторском сообществе проводят эксперимент над тяжелым крейсерным флотом. Типа, сопротивляемость тяжелого крейсера черным дырам очень низкого класса. Тогда недавняя суета с бойцом Муркотенком принимает другую окраску.
  - Не думаю, товарищ командор, что боец Муркотенок согласился участвовать в эксперименте против собратьев по оружию. Предлагаю придерживаться изначальной версии относительно исполнительного директора галактики Млечный Путь под псевдонимом Товарищ Мышка. Тем более что на данный счет поступила новая информация.
  - Благодарю, товарищ лейтенант. Займитесь обработкой новой информации. Конец связи.
  Командор Зельтц нервно поднялась из кресла и обошла рубку. Кажется, начинается. Основные игроки открывают карты. Товарищ Мышка вывел вторую правительственную бригаду (бывшая четырнадцатая звездная бригада) в открытый космос. Ежу понятно, зачем вывел вторую правительственную бригаду Товарищ Мышка.
  Нервно поежилась командор Зельтц. Вот и предстоит встреча с позорным чинушей, порушившим одно из самых мощных военных соединений координаторского сообщества. Вторая правительственная бригада Товарища Мышки не то же самое, что четырнадцатая звездная бригада командора Зельтц.
  Во-первых, во второй правительственной бригаде нет ни одного трехпалубного и ни одного двухпалубного крейсера. Товарищ Мышка отправил в металлолом весь тяжелый крейсерный флот, ограничившись (и то временно) тремя однопалубными крейсерами и восьмью легкими заградителями. Остальные тридцать две единицы второй правительственной бригады приходится на однопилотную технику.
  Во-вторых, во второй правительственной бригаде нет классных специалистов со способностью "регенерация". Никто не знает насчет личных способностей Товарища Мышки, но офицеры и матросы второй правительственной бригады набираются из категории "мясо".
  В-третьих, вторая правительственная бригада никогда не участвовала в боевых действиях. После расформирования четырнадцатой звездной бригады и уничтожения тяжелого крейсерного флота, боевые офицеры и матросы четырнадцатой звездной бригады рассеялись по галактике. С ярлыком "устаревший специалист" никто не попал во вторую правительственную бригаду Товарища Мышки.
  А это хорошая новость. Очень не хочется командору Зельтц конфликтовать со своими бывшими подчиненными. Все-таки совершили ни один десяток навигаций вместе и побывали во многих кровопролитных компаниях. Мурсиане своих не бросают, черт подери. Даже если путается под ногами маленькая подлая Мышка.
  - Товарищ командор, - снова пошла зашифрованная связь, - Разрешите доложить результаты по обработанной информации.
  - Докладывайте, товарищ лейтенант, - командор Зельтц нависла над пультом управления.
  - Товарищ командор, вторая правительственная бригада резко изменила курс. Можно сказать со стопроцентной уверенностью, она не направляется в звездную систему Бета Гончих Псов.
  - А куда направляется вторая правительственная бригада?
  - Пока неизвестно.
  
  ДИВЕРСАНТЫ
  Космический корабль класса "Чинара", ведомый бойцом Муркотенком, сделал несколько странных кульбитов, после чего вынырнул под нижней палубой тяжелого крейсера К-142, и практически присосался на шлюзовой площадке.
  - Мы будем шлюзоваться? - вспыхнула цензор Клюк, - Но это равносильно самоубийству.
  - А есть другие предложения? - улыбнулась боец Муркотенок.
  - Ну, конечно, есть другие предложения, - цензор Клюк автоматически выдавила улыбку, - Мы неплохо убегали от тяжелого крейсера, заставляя противника сбросить лишнюю броню и оружие. Еще несколько подобных кульбитов, и наша пушки могли нашпиговать плазмой незащищенный крейсер.
  - Не совсем так, умная барышня, - боец Муркотенок провел несколько манипуляций на пульте, - Тяжелый крейсер и без брони не нашпиговать плазмой из нашего дохленького оружия. Поэтому не расстраивайтесь, лучше ответьте мне на вопрос, как кодируются теперь шлюзовые камеры.
  - Чего-чего? - растерялась цензор Клюк, - Не надо называть меня умной барышней.
  Боец Муркотенок слегка отстранился от пульта:
  - Видите ли, товарищ цензор, у нас уйма времени. Мы можем сыграть в шахматы, посмотреть боевик, прочитать любимую книгу, даже устроить соревнование с пивом и водкой. Но, к сожалению, наше время есть ограниченное время. Если потратить это время на развлечения, нас ожидают ба-а-альшущие неприятности.
  Еще ярче вспыхнула цензор Клюк:
  - Видите ли, товарищ боец, мы торчим, словно шип в заднице на шлюзовой площадке тяжелого крейсера. Штурмовые бригады, вооруженные до зубов, уже подготовились к захвату нашей диверсионной группы. Они сейчас разведут шлюз и нашпигуют плазмой нашу консервную банку.
  Муркотенок вальяжно осел в кресле:
  - Видите ли, умная барышня, то есть товарищ цензор, ваша версия просто чудесная версия. По законам военного времени штурмовые отряды должны были появиться еще двадцать секунд назад. Вот незадача, так и не появились штурмовые отряды. А мы обязаны сидеть и ломать голову, почему не появились штурмовые отряды, и как попасть на тяжелый крейсер класса "Гравитация".
  Выпучила глаза цензор Клюк. Никаких мыслей, полная каша в голове. Кто кого атакует? Мы атакуем тяжелый крейсер класса "Гравитация", или нас атакует тяжелый крейсер класса "Гравитация"? И как мы можем атаковать тяжелый крейсер в консервной банке? Но с другой стороны у нас есть боец Муркотенок.
  Открыла рот и высунула язык цензор Клюк. Полный идиотизм с кирпичом на шее. Беспросветная глупость среди белых бантиков. В космосе все посходили с ума. В космосе невозможно сохранить ясный рассудок. Лучше всего носиться по космосу с выпученными глазами и высунутым языком. Э, товарищи на тяжелом крейсере, быстренько складываем оружие, или будут вам а-та-тушки. Ах, вы не складываете оружие. Ну, тогда очень страшная месть, от ужаса треснет вселенная.
  Убрала язык цензор Клюк:
  - Уважаемый товарищ боец, вы что-то спрашивали про коды на шлюзовых камерах?
  Хлопнул себя по лбу боец Муркотенок.
  - Ну, конечно, я спрашивал про коды. Вскрыть шлюзовые камеры с помощью лома и топора не получится. Усиленный заряд взрывчатки так же не пробьет броню тяжелого крейсера. Да и нафига нам крейсер с огромной дыркой. Нам нужен чистенький, новенький, свеженький крейсер. Мы еще вернемся за хвостовым и носовым экранами, чтобы не дозакупать технологическое оборудование на ближайшей военной базе.
  Хлопнула челюстью цензор Клюк. Очень удачливая девушка, просто чудо какое-то. Убрала вовремя язык, а то могла получить травму:
  - Мы, чего, собираемся захватить крейсер?
  Скорчил потешную мордочку боец Муркотенок:
  - Ну, не знаю, чего мы там собираемся. Но лучшее время для захвата невозможно представить. На крейсере паника. Кто в запое, кто пишет письма родным, кто молится местечковому богу. Крейсер попал в черную дыру. Ой, мамочки, как же страшно!
  Едва не потеряла сознание цензор Клюк:
  - Что за черная дыра? Откуда черная дыра?
  И лукаво подмигнул боец Муркотенок:
  - Так я набираю правительственный код "1-2-3-4", или имеются еще варианты?
  
  ВОШЛИ
  Немыслимо, невероятно, полный критенизм с дебилизмом в придачу. Куда ты попала, девочка? Ответ очень ясный и честный. Ты попала в черную дыру. При чем не случайно туда попала. Просто реализовался на триста процентов очередной сумасшедший план младшего координатора Муркотенка.
  Про черную дыру знал боец Муркотенок. Все входы и выходы рассчитал боец Муркотенок. Тяжелый крейсер К-142 класса "Гравитация" слишком увлекся игрой Муркотенка. Нет, так дела не делаются и игры так не играются, особенно если в игре боец Муркотенок.
  Страшная штуковина черная дыра, смертельная штуковина даже для координаторов со способностью "регенерация". Если координатора со способностью "регенерация" затянуло в черную дыру, то координатор не сумеет регенерировать, пока не взорвется черная дыра и не выплюнет наружу его личные атомы.
  С другой стороны, парадокс. В истории координаторского движения имеются случаи, когда координаторы очень преклонного возраста по собственной воле бросались в черную дыру. Сие явление называлось "сделка с вечностью". И не важно, что способность "регенерация" в преклонном возрасте почти нулевая. Важно, чтобы совсем не исчезла способность.
  Как уже говорилось, черная дыра способна сохранить элементарные частицы на уровне куда более элементарном, чем атомный уровень. Этого более чем достаточно, чтобы сохранить личность самоубийцы-координатора. Или некую основополагающую часть личности.
  Механизм примерно такого порядка. Координатора со способностью регенерация засосало в черную дыру. Пройдут миллионы, возможно, миллиарды лет, пока черная дыра не переполнится. Все это время внутри черной дыры сохраняются элементарные частицы координатора. Затем взрыв, элементарные частицы выбросило в космос. Пройдут еще миллионы, возможно, миллиарды лет, пока элементарные частицы не соберутся в привычную комбинацию, и регенерирует координатор.
  - Но я еще такая молодая, такая невинная, - все-таки пережила обморок цензор Клюк.
  - И мы не нашли Че Бэ Ивановича, - заметил боец Муркотенок, выруливая в грузовой отсек тяжелого крейсера К-142 через распечатанную шлюзовую камеру.
  - Ну, да, - согласилась цензор Клюк, - Мы не нашли Че Бэ Ивановича и не вернули товарища Че координаторскому сообществу.
  Вполне нормальный подход, то есть подход правильный. Сначала дело, затем всякие глупости, связанные с регенерацией. Боец Муркотенок совершенно не думает о регенерации. Какая такая регенерация, дорогие товарищи? Если вы намекаете на способность "регенерация", то подобной способностью обладают многие мурсиане из старого поколения, то есть из поколения бойца Муркотенка. Так называемая природная способность на планете Мурс. Только многие мурсиане не развивали способность "регенерация" до профессионального уровня и использовали ее, чтобы жить долго и счастливо. Зато боец Муркотенок упорно работал над этой и над другими способностями. Таким образом, получился самый мощный и непобедимый боец во вселенной.
  - Вот мы идем аннексировать звездолет, - с лукавой смешинкой в глазах включилась в игру цензор Клюк.
  - Мы обязательно аннексируем звездолет, - не стал спорить боец Муркотенок, - Нынешнее командование тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация" не выполнило боевую задачу, и не уничтожило предполагаемого противника на космическом корабле класса "Чинара". Плохое командование, некомпетентное командование. Подобным уродам не место в глубоком космосе.
  - И как представители власти (цензор Клюк и младший координатор Муркотенок) мы не имеем права закрыть глаза на ошибки некомпетентного командования.
  - Точно, товарищ цензор, работаем с открытыми глазами.
  От перепутья до угла
  Протянулась черная дыра.
  Мы дыру не полюбили,
  И к стене приколотили.
  Дыра, конечно, обиделась,
  Света белого невзвидела.
  Я расту не для радостей,
  Просто так надо.
  Кто-то должен расти
  Во тьме без свидетелей.
  Если будет много света,
  Жизнь закончится на этом.
  Применяем сдерживающие меры
  Для светового барьера.
  Свет и тьма по порядку
  Помогают расслабиться.
  Муркотенок вытащил из бардачка самые большие плоскогубцы и самую большую отвертку. Цензор Клюк вооружилась разводным ключом. Товарищи диверсанты впервые вступили на борт тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация".
  
  А В ЭТО ВРЕМЯ
  Сказать, что на тяжелом крейсере К-142 царила паника, практически не сказать ничего. Офицеры и матросы тяжелого крейсера вели себя вполне адекватно, если отбросить маленький факт, что они забили болт на боевое дежурство.
  Извините, дорогие товарищи, боевое дежурство закончилось в тот самый момент, когда пришло сообщение о черной дыре, и командир тяжелого крейсера лейтенант Зуммер перестал командовать крейсером. Нет командира, нет крейсера. К сожалению, офицеров, способных встать у руля, не нашлось в сложившейся ситуации. Как уже отмечалось, офицера мурсианина не было на тяжелом крейсере К-142, а офицеры земляне были не в той форме, чтобы принять командование.
  Бах! Раздался выстрел в офицерском кубрике. Два матроса мурсианина вытащили за ноги и выбросили в коридор окровавленное тело. Ничего страшного, никакого бунта на корабле. Русские офицеры играют в русскую рулетку.
  Вы же знаете, русская рулетка есть национальный вид спорта. При чем офицерский вид спорта. Какой ты офицер, если никогда не играл в русскую рулетку? Русскому офицеру, в первую очередь офицеру тяжелого крейсера просто необходимо сыграть в русскую рулетку. Конечно, не во время боевого дежурства и при благоприятствующих игре обстоятельствах. А кто сказал, что сейчас не благоприятствующие игре обстоятельства? Расчехлили оружие, закрутилась русская рулетка.
  Правила так же знаете. В плазменном револьвере устаревшего образца семь ячеек под плазменные заряды. Вставляется единственный плазменный заряд, шесть ячеек остаются свободными. Жребий. Первый по жребию товарищ приставляет к виску револьвер, крутит барабан и стреляет.
  Можно стреляться парами, если имеется оружие в неограниченном количестве. Можно стреляться по кругу, если единственный револьвер. Можно стреляться до первого трупа или, наоборот, до последнего выжившего товарища. Можно договориться на количество выстрелов. Например, сделали по три выстрела, никто не убился, значит, не наш день. Можно вообще не стреляться, а выносить трупы.
  Русская рулетка не для сопляков с Мурса. Мурсиане не играют в русскую рулетку. К тому же мурсиане на тяжелом крейсере К-142 всего лишь матросы, их никто не допустит к офицерской забаве. Выносите трупы, товарищи. Складывайте трупы поаккуратнее в коридор, чтобы они не путались под ногами и не поганили светлый военно-космический праздник. А что за праздник, черт подери? Черная дыра всегда праздник.
  Между прочим, идет круговая рулетка без выживших. То есть стреляются все без исключения офицеры тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация". Если кто забоялся стреляться самостоятельно, то его стреляют товарищи по оружию, при чем стреляют в живот. Поверьте мне, весьма подлая и нелепая смерть, когда товарищи по оружию стреляют в живот. То есть вроде бы поросенка какого стреляют. Ну, и с дырой в животе можно еще долго выплевывать развороченные кишки и давиться кровавыми соплями.
  Э, извините товарищи. Пожалуй, не самый опытный, но героический экипаж на тяжелом крейсере К-142 класса "Гравитация". Среди офицеров не нашлось ни одного труса, пожелавшего сыграть роль поросенка. Лейтенант Зуммер не считается. Его место на капитанском мостике. Его задача последним уйти с корабля. То есть последним откинуть ласты. Но остальные офицеры в офицерском кубрике. Один плазменный револьвер на всех и более тысячи плазменных зарядов.
  Бах! Следующий удачный выстрел. Два матроса мурсианина вытащили за руки и выбросили в коридор окровавленное тело. Товарищи матросы очень старались приложиться телом под номером два к телу под номером один. Но вполне ожидаемая вибрация тяжелого крейсера сместила тело под номером один чуть ли не в самый конец коридора, или туда, где находится кухня.
  Мурсианка в белом колпаке услышала странный шум и вышла из камбуза. Мурсианка в белом колпаке готовила изысканное мурсианское кушанье под названием "котобяка". Мурсианка в белом колпаке всегда мечтала приготовить подобное кушанье, так называемый кулинарный шедевр, но все не хватало времени.
  Звездолетчики народ грубый и неотесанный, их не интересует изысканное мурсианское кушанье, которое готовится четыре часа. Жрачку давай, вот и весь сказ. Борщ, блины, пельмени, картошечка... Господи, что за ерунду готовила мурсианка в белом колпаке целых одиннадцать навигаций, и как мучилась собственной неполноценностью товарищ мурсианка, пока черная дыра не прикрыла ее муки.
  Хрясь! Второе тело полетело за первым телом, сшибая с ног мурсианку в белом колпаке.
  - Куда они торопятся? - выругался матрос мурсианин с двумя полосками в петлице.
  - К богу своему торопятся! - выругался матрос мурсианин совсем без полосок.
  И никто не заметил, как бравая диверсионная группа (младший координатор Муркотенок и цензор Клюк) прокралась в сторону капитанской рубки.
  
  И ЕЩЕ
  Командор Зельтц объявила повышенную боевую готовность на трехпалубном крейсере А-4 класса "Дракон" и двухпалубном крейсере К-98 класса "Гравитация". Плюс прочитала небольшую патриотическую речь для личного состава упомянутых крейсеров:
  - Товарищи матросы и офицеры, вопреки предательству в руководящих кругах координаторского сообщества, мы не собираемся сложить оружие перед превосходящими силами противника. Если мы сложим оружие, наше честное имя измажут грязью предатели и проклянут потомки. Помните, товарищи матросы и офицеры, мы не только наймиты координаторского сообщества, но еще мурсиане. Да здравствует координаторское сообщество! Да здравствует Мурс! Всем матросам и офицерам, не желающим участвовать в предстоящей компании, разрешается в течение ближайших двадцати минут покинуть своих товарищей по оружию и высадиться на планете Магира.
  Как вы понимаете, в течение ближайших двадцати минут никто не покинул своих товарищей по оружию, никто не высадился на планете Магира. Мурсиане не боятся смерти. Мурсиане не отступают перед любым противником. Мурсиане своих не бросают.
  Подавила лукавую улыбку командор Зельтц. Хорошие у меня пацаны и девчонки. С такой эскадрой, даже в ее усеченном виде, не страшна вторая правительственная бригада, даже с ее обновленной техникой. Боевые у меня пацаны и девчонки. Будут драться до последнего патрона, а когда патроны закончатся, все равно будут драться.
  Командор Зельтц подготовила несколько мурсианских сюрпризов одной гадине под псевдонимом Товарищ Мышка. Кто не прочувствовал на своей шкуре мурсианские сюрпризы, тому искренне повезло. Мурсиане большие мастера на сюрпризы, особенно в военном искусстве. И опять же, если они хорошо подготовятся.
  Бегущая строка на экране:
  - Товарищ командор, определилась точка выхода второй правительственной бригады.
  Ответная бегущая строка:
  - Очень хорошо, товарищ лейтенант, вы готовы устроить второй правительственной бригаде приятную встречу.
  Совершенно неправильная строка:
  - Насчет приятной встречи не знаю, товарищ командор, но холодно там не будет.
  Ну, и запрос на закуску:
  - А что слышно про тяжелый крейсер К-142 класса "Гравитация" и про этого урода, который служил у нас, как лейтенант Зуммер?
  Пауза. Может, не стоило спрашивать про тяжелый крейсер? Никаких вариантов, тяжелый крейсер сейчас кувыркается в черной дыре, отсчитывая последние часы и минуты. Этот урод Зуммер доигрался с бойцом Муркотенком. Не важно, где сейчас находится боец Муркотенок. Может он попивает водочку на планете Магира, совсем под боком четырнадцатой звездной эскадры. Может еще где находится. Почему-то не переживает за Муркотенка командор Зельтц. Вот за тяжелый крейсер очень и очень обидно.
  Почему не командует тяжелым крейсером боец Муркотенок? С его навыками и способностями, с его боевым опытом ничего не стоит пройти через черные дыры и прочие бяки вселенной. Почему командовал тяжелым крейсером какой-то урод с планеты Земля, и это в обособленной мурсианской эскадре. Проявила слабость командор Зельтц, допустила землянина в мурсианскую эскадру по протекции Товарища Мышки. Вот результат. Тяжелый крейсер в черной дыре, простые мурсианские матросы погибли.
  Кончилась пауза. Бегущая строка:
  - Никаких сведений, товарищ командор, о тяжелом крейсере К-142 класса "Гравитация".
  Плюс еще одна бегущая строка:
  - Ой, постойте, товарищ командор! Что за хрень отдают черные дыры!
  
  ОТ АВТОРА
  Все, ребята, пришло время песен и плясок. У координаторов возникли проблемы не из тех, что решаются за четыре секунды с помощью тактических перестановок и мордобоя. У нас никаких проблем. Холодное пиво всегда в наличии. Да и водка не такая редкость на русской земле. Вот и я говорю, никаких проблем. Зато можно выполнить старое обещание. А что обещал своим драгоценным читателям Александр Мартовский? Хрен его знает, что обещал этот странный товарищ. Что-нибудь эдакое экстравагантное, например, рассказать парочку бронебойных анекдотов из собственной жизни.
  Стивен Кинг как-то издал книгу "Как писать книги". На мой взгляд сие лучшая книга великого мастера ужасов. Нет, она не самая ужасная. Скорее, наоборот, перед нами пособие для всяких придурков, чтобы не совались в писательство, чтобы зарабатывали себе на корочку хлеба более благородным путем, например, разгребали помойку.
  В моем случае предупреждение мэтра ужастиков не подействовало. Во-первых, я сунулся в писательство много раньше, чем прочитал Стивена Кинга, даже раньше, чем до меня дошло, что подобный товарищ существует на планете Земля. Во-вторых, на русского человека невозможно подействовать с помощью одной книги. Да и вообще на русского человека невозможно подействовать. Человек такой, твою мать, этот русский, что хороших советов не принимает. И вообще, в любом хорошем совете ему чудятся гадости.
  Однако не все так паршиво в нашей неамериканизированной России. По-прежнему русские товарищи рождаются, влюбляются, женятся, рожают детей, занимаются какой-нибудь ерундой, например, пишут книги. При чем пишут книги в свободное от работы время, когда лучше пить пиво, и запивать пиво водкой.
  А вот не угадали. Вот я не пью пиво. Вот и не запиваю его водкой. То есть не пью и не запиваю в свободное время. Потому что в свободное время у меня книги, то есть писательство книг. Что куда интереснее любого пива и водки. Хотя иногда мне кажется, лучше бы не было книг, но были пиво и водка.
  Жизнь в последний момент сделалась,
  Она вроде лихая и добрая.
  Я пожил не самую прелесть,
  И не так чтобы долго.
  Но на тысячу книг наворочено,
  И не только по мелочи.
  Разверну богатырские плечики,
  Наваляю люлей нечисти.
  Сила русская, сила былинная,
  Всем известны твои омуты.
  Лучше куча прогорклой невинности,
  Чем один грешок долбанный.
  За что удавлюсь,
  Так это за Русь.
  Дальше, если у кого хватает усидчивости, читаем околомагическую белиберду в созвездии Гончих Псов. Если же ничего не хватает, то быстренько переходим к следующему рассказу про координаторское движение.
  
  НАДО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ
  Два перекрестных удара лазерным лучом это считанные микросекунды, если учитывать расстояние до источника, то есть до той узкой трубочки, что называется лазерный дуплет, и откуда бьет лазер. Но для Че Бэ Ивановича несколько микросекунд есть промежуток времени длиной в вечность. По крайней мере, на данном промежутке ловко слился с природой свободный чистильщик и совершенно исчез из области досягаемости источника.
  Чуть позже, а это еще какие-то микросекунды, лазерный луч заметался по кустам и траве, превращая любой доступный ему предмет в кучу недоступного мусора. Но здесь можно поставить точку, заправиться какой-нибудь горючей жидкостью выше восьми градусов, после чего пойти выспаться. Как уже говорилось, свободный чистильщик Че Бэ Иванович растворился черт знает где и не оставил почтовый адрес для переписки. Самый лучший способ продлить свою грешную жизнь в сложившейся ситуации, по сути способ рвать когти.
  Чем собственно и закончилось лазерное шоу. Владелец лазерного дуплета, некто Петрусь Гавков, отшвырнул к чертовой бабушке лазерный дуплет, после чего попробовал скрыться с помощью магии. Но магия штука тонкая. Во-первых, она не терпит товарищей дилетантов. Во-вторых, она подчиняется холодному разуму. В-третьих, она не терпит поспешности. Теперь сложили все три отрицательных составляющих магии и посмотрели, есть чего-нибудь с положительным знаком. Вынужден констатировать факт. С положительным знаком у нас ничего нет.
  Петрусь Гавков явно переоценил собственные способности мага. Или покойный товарищ Циплинский учил спустя рукава молодое дарование. Здесь я не могу предоставить однозначный ответ. Господа чернокнижники весьма трепетно относятся к своим черным книгам. Не так много по всей вселенной можно найти чернокнижников, готовых передать собственный опыт и прочее другому лицу. Товарищ Циплинский по вероятности был не из вышеупомянутых товарищей. Нет, он кое-чего передал другому лицу. Например, рецепт, как из коры дуба гнать водку.
  Плюс недостаток времени. Все тот же Петрусь Гавков слишком халатно обошелся со временем. Следовало остановиться на первом удачном выстреле, после чего делать ноги. Но не остановился на первом удачном выстреле Петрусь Гавков. Что там в его черепушке заклинило? Очень интересный вопрос. Или не учат сопливых Гавковых с каким почтением стоит обращаться с категорией "свободный чистильщик"? Еще один интересный вопрос, зачем нужны чистильщики? Они нужны для грязной работы. То есть получаешь грязную работу, и прибираешься, чтобы было все чисто. Вот для чего нужны чистильщики.
  Теперь возвратились к нашему недоучившемуся магу. Напачкал он выше крыши, за пять минут не разделаешься. Да и за пять часов может получиться не самый удовлетворительный результат. Необходима хорошая чистка, то есть чистка высочайшего уровня. Как-то не хорошо получается, если недоучившийся маг доведет свою грязь до конца, то есть сделает ноги.
  - А вот и мы, - свободный чистильщик Че Бэ Иванович возник за спиной Петруся Гавкова.
  Лихорадочные пассы трясущимися ручками, бормотание, заклинание, топот, прыжки.
  - Вы, кажется, не подписали лицензию на отстрел, - свободный чистильщик Че Бэ Иванович уже перед синей физиономией Петруся Гавкова.
  Повышенные пассы всем телом, слюни, корчи, кровавый туман, зеленые руки покойников, перепаханная вселенная и прочая белиберда.
  - Больше так никогда не делайте.
  Легкий щелчок в лоб. Вырубился несостоявшийся чернокнижник Петрусь Гавков.
  
  ДОЗНАНИЕ
  Че Бэ Иванович плеснул ледяной водой на подлую мордочку одного подлого гада:
  - Только не стоит притворяться, что очень больно. Вас просто вырубили на несколько минут, чтобы обыскать, связать и уберечь от более суровой кары за ваш позорный проступок.
  - Я не претворяюсь, - Петрусь Гавков разлепил глаза, - Я готов понести кару.
  Немного поморщился Че Бэ Иванович, как от желудочных колик:
  - Об этом мы еще поговорим в нужное время, в нужном месте. Возможно, не мне решать, в каковую категорию попадает ваш так называемый проступок. То ли это мелкая месть за какую-нибудь обиду, то ли досадная оплошность при использовании оружия, то ли преднамеренное предательство. Я могу передать вас в Координаторский центр, но сначала мне хочется самому разобраться.
  - Передайте меня в Координаторский центр, - более чем бесстрастно предложил Петрусь Гавков.
  Но столь разумное предложение не прошло. В сложившейся ситуации что-то не так, снова подумал Че Бэ Иванович. Очень дрянное дело, очень запутанное. Если от него откреститься и передать в Координаторский центр товарища Гавкова, то останется камень на чистой душе все того же Че Бэ Ивановича. А какой опять камень, черт подери? Вы знаете, какой камень. Пил водку Че Бэ Иванович, травил байки Че Бэ Иванович, чуть ли не расписался в дружеских чувствах с одним стариком. Мол, мы друзья и братья навеки. Старик, конечно, не сахар, с замашками русского садомазохизма, но совместная водка и байки обязывают. Нет, не может так просто смыться с раздачи Че Бэ Иванович:
  - Пора кое-что прояснить, товарищ подозреваемый. После противоправных действий, совершенных в присутствии свободного чистильщика, вы переходите под юрисдикцию свободного чистильщика. У вас нет защитников, у вас нет обвинения. Вас защищает и обвиняет свободный чистильщик. Только ему, то есть свободному чистильщику, решать в конечном итоге, что с вами делать.
  - Передайте в Координаторский центр, и дело закрыто, - на автомате повторил Петрусь Гавков.
  Вот же упрямец какой. Че Бэ Иванович вроде как пошел навстречу стопроцентному преступнику и убийце. За столь тяжкие преступления только смерть. Во-первых, товарищ Гавков разрезал лазером собственного наставника. Во-вторых, товарищ Гавков покушался на ответственное лицо, то есть на свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. В-третьих, товарищ Гавков испортил оружие, которое стоит серьезные деньги. В-четвертых, тот же товарищ уличен в контрабанде оружия, которое не разрешается провозить и использовать ближе четерехсот световых лет от земного сектора. Что я еще говорил? Ах да, я говорил про смерть. В координаторском сообществе не церемонятся с преступниками. Расщепляющие камеры там всегда переполнены. Смерть она есть смерть. Засунули тебя в расщепляющую камеру, прочитали аллилуйю, нажали рычажок... Все, готовая кучка атомов.
  - Нет, - вынес вердикт Че Бэ Иванович, - Впереди долгая ночь. Координаторский центр подождет, пока не появился первый луч света во всей этой мерзости.
  - А вы хотите такой свет? - хлопнул глазами Петрусь Гавков.
  - Я хочу такой свет, - без запинки ответил Че Бэ Иванович.
  - Зря вы хотите, черт подери. Как бы вам не обуглиться.
  Не каждое светило
  Приходится нам в жилу.
  Не каждое приносит
  Тележку с удовольствиями.
  Одно светило светит,
  Другое только метит.
  А есть еще соседка,
  Что жжет немилосердно.
  Ну и на скромный выбор
  Есть ледяная глыба.
  Этак с достоинством посмотрел Че Бэ Иванович на товарища Гавкова:
  - Ты как, добрый молодец, сам расколешься, или помочь народными методами?
  
  САМ РАСКОЛОЛСЯ
  Хочется поговорить о народных методах. Страсть как хочется, но не очень получается с подобной хреновиной. В координаторском сообществе вроде бы запрещены народные методы. В координаторском сообществе методы сугубо научные. Никакого мужичья с сапожным шилом, никакой бабки со штопальной иголкой. Господа координаторы вывели очень важную формулу успеха. Ты предлагаешь пытуемому товарищу вполне конкретный вопрос, на который следует вполне конкретный ответ. В противном случае наука и техника.
  Че Бэ Иванович все-таки не совсем координатор, или точнее бывший координатор. Кроме нерушимого Устава координаторов, крепко запаянного в подкорку головного мозга, есть еще Кодекс свободного чистильщика. Кодекс свободного чистильщика не совсем то же самое, что Устав координаторов. Если вы считаете координаторов чем-то вроде неподкупных бойцов за добро, а свободного чистильщика за продажную тварь, это ошибка. Не на любую работу нанимается свободный чистильщик, хотя за любую работу требует деньги.
  - Спрашивайте, - завалился на бок Петрусь Гавков, - Я пока полежу. У меня геморрой разыгрался.
  - Вопрос первый и главный, - не задумываясь ответил Че Бэ Иванович, - При чем здесь Координаторский центр?
  Петрусь Гавков закатил глаза:
  - Координаторский центр там, Координаторский центр здесь, Координаторский центр на окраинах, Координаторский центр в центре. А вы еще спрашиваете?
  Это не понравилось Че Бэ Ивановичу:
  - Ответ не конкретный. Так мы можем провалять дурака целую вечность.
  Петрусь Гавков все равно не открыл глаза:
  - Разве бывает конкретным ответ, если в нем говорится о Координаторском центре? Слишком мощная организация Координаторский центр, слишком убедительная. Умеет она убеждать слабого духом калеку и сильного воина. В Координаторском центре используются так называемые координальные методы убеждения, после которых убежденный товарищ практически превращается в зомби и выполняет любую работу.
  - Очень интересно, - вставил свои пять копеек Че Бэ Иванович.
  Но никак не отреагировал Петрусь Гавков:
  - Только не говорите, что у вас впервые открылись глаза, все равно не поверю. Любая система опирается на методы силы. Ибо система не терпит личность, обязана подавить личность. Если личностные качества проникнут в систему, то в лучшем случае получится культ личности, в худшем случае система развалится. Но и в лучшем случае система развалится. Ибо культ личности так или иначе развалит систему.
  - Ага, - достал из сапога вилку и поковырялся в зубах Че Бэ Иванович, - Всем осточертевшие уроки истории. Коммунизм раскрутил культ личности дедушки Сталина. Как-то не получилось просто жить и любить русскую землю при сложившихся обстоятельствах. Свобода, равенство, братство оказались тупым колебанием воздуха. Что еще за свобода такая на русской земле? Тем более никому не нужное равенство и утопическое (по определению) братство. Дедушка Сталин устроил из коммунизма настолько омерзительное чудовище, что для коммунизма не осталось иного выхода, как издохнуть.
  - Ничего не знаю про дедушку Сталина, - опешил в свою очередь Петрусь Гавков, - Он, наверное, был личность.
  - Проехали, - все той же вилкой отмахнулся Че Бэ Иванович, - В последнее время история только тем и промышляет, что нам преподносит уроки. Но сегодняшний случай, он не нуждается ни в каких уроках. Он просто случай, о котором мне хочется поговорить, как о субъективной реальности. И не прибегать к силе.
  - Вот так всегда, - Петрусь Гавков откинулся на спину, - Система, сила, отсутствие личности. Только не подумайте, что своей позой, соответствующей нынешнему положению вещей, я выказываю какое-либо пренебрежение к координаторскому сообществу. Ибо я очень уважаю координаторское сообщество. А еще будем знакомы - тайный координатор-агент Петрусь Гавков.
  
  КОНТОРА ПИШЕТ
  Че Бэ Иванович сломал к чертям вилку. Ведь хорошая была вещь. Больше того, нужная вещь. Иногда так хочется поковыряться в зубах за отсутствием зубной пасты. Что тут можно сказать? На некоторых планетах нашей галактики зубная паста считается запрещенным наркотиком. За ввоз ее смертная казнь. Главное, сначала смертная казнь, а уже затем разберешься, что эту самую казнь принесла какая-та паста.
  Теперь насчет идентификационных номеров. Че Бэ Иванович взял анализ слюны у товарища Гвкова, переслал вышеозначенный анализ на анализную станцию, получил оттуда ответ. Мол, не дрейфь кореш, слюна наша.
  - Приношу свои извинения, - Че Бэ Иванович освободил все того же товарища Гавкова.
  - Извинения приняты, - товарищ Гавков улыбнулся устало и выжрал стакан водки, - Кстати, не обижайтесь, что я вот так присел к столу. Более пяти лет не пил водку. Как же, как же, до первой звезды. Не было первой звезды, не будет ее никогда для группы определенных товарищей вместе с товарищем Гавковым. Представляете, какая мука? Постоянно приходилось смотреть, как некий жмурик наслаждается водкой, а самому соблюдать пост. Ибо настоящий ученик чернокнижника соблюдает пост, то есть не пьет водку.
  - А чернокнижник не соблюдает пост, - как бы про себя отметил Че Бэ Иванович.
  - Верная мысль, - товарищ Гавков выжрал второй стакан водки и заодно, что осталось на донышке, - Ну вот, с водкой покончили. Пять лет воздержания кого угодно сведут в могилу, если ты не тренировался по специальным программам в Координаторском центре. Отмечу без хвастовства, что тренировка по специальным программам несет в себе рациональное зерно. То есть подобная тренировка помогает во время поста, даже если твой шеф наслаждается водкой.
  Че Бэ Иванович притащил рогожку и накрыл ей не совсем, чтобы аппетитные останки бывшего чернокнижника Циплинского:
  - Не мешает?
  Координатор-агент Петрусь Гавков на миг оторвался от созерцания пустого стакана:
  - Не понял.
  Че Бэ Иванович показал на рогожку:
  - Я имел в виду, не тошнит от всего этого?
  Координатор-агент Петрусь Гавков оставил в покое стакан и переключился на пустую бутылку:
  - Ах, вот что вы имели в виду? Ну, знаете, производственная необходимость. В Координаторском центре более чем хорошо промывают мозги. На определенном этапе отучаешься мыслить реальными категориями. Только абстрактные категории представляют реальную мысль. Возьмем, к примеру, абстрактный стакан без узора, без граней. Вполне подходящая абстрактная категория, емкостью двести миллилитров. Нас не интересует узор и какие-то грани, нас интересует конкретная емкость, которая двести миллилитров. Есть двести миллилитров, значит хороший стакан. Нет двести миллилитров, стакан никуда не годится. Так или примерно так обстоит дело с абстрактными категориями в Координаторском центре. Зато реальные категории отправляются в разряд нереальности.
  - И что отсюда следует?
  - Если честно, отсюда следует вся твоя последующая жизнь. Если усвоил правильно уроки координаторского движения, то никогда не окажешься в сточной канаве. Пускай для других слабаков наливается грязью канава, для тех самых товарищей, которые этого достойны. Настоящий координатор презирает грязь. Настоящий координатор пройдет по грязи и не замочит носки. Настоящий координатор умеет выглядеть как последнее чмо, но в душе остается все тот же координатор.
  Начинается координация
  На высоком партийном уровне.
  Это вам ни какая прострация
  Или сполохи пакостной дури.
  Если что-то вообще начинается,
  Значит дело в анналах начала.
  Хватит пыжиться или каяться,
  Или вам отломают забрало.
  Есть такое удачное правило,
  Это чтобы жить по понятиям.
  Или так между ног вставят,
  Что на целую жизнь хватит.
  Тут товарища откоординировали,
  Сразу к пингвинам мигрировал.
  Бутылка покатилась в траву. Развезло, подумал Че Бэ Иванович. Может, координатор-агент Гавков получил серьезную подготовку в Координаторском центре. Но пять лет без водки очень серьезный аргумент, чтобы с двух стаканов напиться.
  
  ТРЕТИЙ СТАКАН
  Че Бэ Иванович несколько порастряс погребок на космическом челноке класса "Крыто". Придется потратиться на новый запас национальных русских напитков на ближайшей неделе. Эх, если бы слетать в Солнечную систему, где самая русская водка всех времен и народов. А так придется пользоваться не совсем официальными каналами, переплачивая по две с половиной цены, или больше.
  Но деньги деньгами, вопрос цены стоил. Вовремя догадался Че Бэ Иванович, что никакими пыточными инструментами, газами и наркотиками не расколешь тайного агента Гавкова. Зато водка святого расколет. По крайней мере, после второго стакана пустился в сентиментальный треп товарищ Гавков:
  - Тяжелая работа, черт подери! Очень тяжелая работа в тайном агентстве. Подтираешь сопли и убираешь дерьмо за всякими мегаманьяками, чтобы в дальнейшем от них очистить вселенную. К каждому мегаманьяку отдельный подход. Что сработало с предыдущим мегаманьяком, на сто процентов не сработает с последующим мегаманьяком. Припоминаю анекдотический случай, мегаманьяк оказался обыкновенной гусеницей. Представляете, гусеница и мегаманьяк. Ха-ха-ха, очень смешно. Вот такенная крохотная гусеница, два на три сантиметра, и мегаманьяк. Запросто обхохочешься, если еще не наделал в штанишки. И это называется работа оперативника. Какой ты к черту оперативник, если пять лет только дерьмо и сопли, дерьмо и сопли?
  После третьего стакана сентиментальный треп стал еще интенсивнее, выплескивая на поверхность определенные куски информации. Но что извлек из выплескиваемой информации свободный чистильщик Че Бэ Иванович? А то самое он извлек, что планета Магира ключевой источник магической энергии. Что опять же ключевой источник магической энергии? Ну, определенного мнения на сей счет нет, но неопределенное мнение есть. В неопределенных точках, то есть в ключах, магической энергии больше, чем в любом другом месте вселенной. Остается только направить магическую энергию в нужное русло, и можно создавать новые звезды, даже галактики.
  Вот где собаку пришили, присвистнул Че Бэ Иванович. Координаторский центр претендует на роль создателя. Мало им, что ли обыкновенной вселенной с ее повседневными задачами? То есть с такими задачами, которые сколько не решаешь, до конца решить невозможно. Нет, создадим нечто новенькое, нечто не поддающееся описанию. То есть некий идеальный мир, где и будем управлять с математической точностью.
  - Отнюдь, - координатор-агент Гавков притушил потоки фантазии Че Бэ Ивановича, - В Координаторском центре не собираются создавать нечто новенькое, но собираются и очень собираются контролировать старенькое, чтобы туда не пролезло каким кривым путем новенькое.
  Сразу успокоился Че Бэ Иванович. Известная тактика координаторов, лучше один раз отказать, чем сто раз разогреваться. Жесткая, но оправдавшая себя тактика. Каждая новая звезда во вселенной, возникшая, как бы объяснить поточнее, не на месте определенной массы материи, но по мановению волшебной палочки, есть опасность. Опять же опасность, которая угрожает стабильности всей вселенной. А чего вы хотите, дорогие товарищи, если из ниоткуда повалятся звезды?
  - Отнюдь, - ухмыльнулся и заодно рассмеялся координатор-агент Гавков, - Никаких звезд из ниоткуда. Тем более никаких взмахов волшебной палочки. Хотя нарушение есть. Ибо как еще называется процесс перекачки черной дыры из одного ключевого места вселенной в другое, может не самое подходящее место?
  Хмыкнул, хрюкнул Че Бэ Иванович. А заодно удивился глобальным познаниям в областях астрономии и космогонии на вид такого ничтожного существа, как координатор-агент Гавков:
  - Значится, черная дыра?
  - Она родимая, и еще в придачу множество пряников.
  
  ЧЕРНАЯ ДЫРА
  Вроде с магическими ключами мы разобрались. Во вселенной их бесконечное множество, как и любой другой ерунды, типа галактики, туманности и квазары. Кстати, квазары имеют непосредственное отношение к магическим ключам последней формации. Они еще не сформировались в молодые галактики, но скоро сформируются, то есть сформируются через незначительное количество миллиардов лет. Так что пьем пиво с водкой и наслаждаемся столь потрясающей магией.
  - Ага, - сделал хитрую мордочу Че Бэ Иванович, - Сундучок простенько открывается. Магия или наука, наука или магия - не имеет значения. Процесс длительный, процесс закономерный, ускорить его невозможно.
  Тайный агент Гавков потянулся за четвертым стаканом, но в последний момент передумал:
  - Кто говорит про ускоренный процесс? Никто не говорит про ускоренный процесс. Всех интересуют черные дыры, беспрепятственно кочующие по вселенной. Ибо черные дыры очень опасное оружие в неумелых руках. Предлагаю такую картинку. В одном из заброшенных закуточков вселенной вы отыскали черную дыру. Затем с помощью ключевой магии вы переместили черную дыру в конкретное место, то есть в созвездие Гончих Псов. Затем черная дыра приступила к своей созидательной работе. И что отсюда следует?
  Понимающе клацнул зубом Че Бэ Иванович:
  - Ну, то самое следует, что реально существующая звездная система становится материалом для новой звездной системы.
  И точно так же клацнул зубом товарищ Гавков:
  - Почти угадали, коллега. Но сначала черная дыра уничтожит реально существующую звездную систему, то есть высосет из нее все соки. А когда появится новая звездная система, до этого мы с вами не доживем, и наши внуки, и правнуки.
  Здесь товарищ Гавков разрешил себе четвертый стакан:
  - Кстати, коллега, где вы научились тайному знаку тайных агентов?
  - Кому знаку? - сделал круглые глаза Че Бэ Иванович.
  - А этому, - клацнул зубом товарищ Гавков.
  Мол, так получилось, хотел ответить Че Бэ Иванович, но почему-то ответил иначе:
  - Государственная тайна, коллега.
  - Я понимаю, - даже не поперхнулся товарищ Гавков, - Мне было приказано передать всю информацию, тайные коды и ключи к магическим ключам некоей таинственной личности, которая воспроизведет тайный знак. Простите, коллега, что не распознал в свободном чистильщике тайного посланника нашей организации. И еще раз простите, что покусился на вашу жизнь после устранения объекта.
  - Пустяки, - скромно шаркнул ножкой товарищ свободный чистильщик, - Понимаете, тайна такая штуковина...
  - Понимаю, - изобразил из себя скромника товарищ Гавков, - Наша организация по сути и есть тайна.
  - Сетенли, - на тарабарском языке ответил Че Бэ Иванович.
  Так называемые "товарищи по организации" обнялись и спели корпоративную песню тайных агентов.
  Начало песни:
  Темной ночью
  В темной могиле
  Убедись воочию,
  Что тебя не раскрыли.
  И самых хитрых
  Ребят оприходуют.
  Такая политика
  Нашего ордена.
  Припев:
  Кто не спрятался,
  Тот вляпался.
  Продолжение песни:
  Жизнь хорошая,
  Пока безопасная.
  Гостей непрошенных
  Не хвали за глазки.
  Яд и бомба
  Найдут себе место
  Под подвенечной робой
  Твоей невесты.
  Припев:
  Кто не остерегся,
  Того в морг.
  Окончание песни:
  Допрос и пытки
  Язык развязывают.
  Если не прыткий,
  Считай, что сглазили.
  Врага ущучил,
  Сломай ему шею.
  В противном случае
  Умри первый.
  Припев:
  Пощады не будет,
  Потому что не будет.
  Дивная ночь, дивная водка, дивное братство координаторов. Дивные дела творятся на невзрачной планете Магира.
  
  ПРО ПТИЧКУ
  Шаг за шагом, камешек за камешком, крошечка за трешечкой, но восстановил приблизительную картину магировской операции свободный чистильщик Че Бэ Иванович. В двух словах картина выглядит так. Некий чернокнижник Циплинский, то ли с помощью науки, то ли с помощью магии открыл ключевой канал. Как уже говорилось, подобных магических ключей бесконечное множество. Но почему-то они на дороге не валяются и абы как не попадаются. Короче, товарищ чернокнижник добрался до первоначальной составляющей нашей вселенной и приступил, таким образом, к своим богомерзким экспериментам.
  Как вы догадались, в Координаторском центре быстренько вычислили горе-экспериментатора. Здесь не понадобилась навороченная техника. Мини-дыры, заполонившие весьма конкретную звездную систему, указали путь. Роботы-разведчики путь разведали и запаслись кое-какой информацией. То есть они запаслись такой информацией, чтобы запустить на арену тайные службы.
  Первый план договориться с чернокнижником Циплинским не состоялся. Чернокнижник не пожелал покинуть планету Магира. Здесь еще работать и работать. А ваши координаторские штучки они подождут лет эдак триста, пока не закончит работу товарищ Циплинский.
  Следующий план с силовым уклоном напоролся на непонимание некоторых демократических структур внутри самого координаторского сообщества. Бомбовый удар против планеты Магира самое эффективное средство, но как оно отразится на репутации товарищей координаторов? И ежу понятно, не хорошо отразится. Время еще такое, что большая часть цивилизованных систем не включилась в координаторское движение, но когда-нибудь включится. В данном свете бомбовый удар выключит большую часть колеблющихся товарищей, а некоторые системы сделает врагами координаторского движения окончательно и бесповоротно.
  Выбора нет. Как вы опять догадались, в любом варианте выходят из тени тайные службы. Дальше стандартная формула. Тайный агент втирается в доверие к объекту, отыскивает слабое место, уничтожает объект. Но как отыскать слабое место в таком объекте, как чернокнижник высочайшего уровня? Вот и я говорю, как? Практически нулевой вариант. Чернокнижник Циплинский задрапировался в магические оболочки, никаким действующим оружием его не пробьешь, если не сорвать магические оболочки. А что такое сорвать магические оболочки? Тот же ответ, пока не пробьешь его преподобие Вальдемара Вальдемаровича Циплинского, будут действовать магические оболочки.
  Включаем план "экстра". Наш человек, в данном случае Петрусь Гавков, находится в состоянии ожидания. Не наш человек, хорошо бы с незапятнанной репутацией, под видом контрабандного груза или еще какого-нибудь заказа для лаборатории товарища Циплинского, переправляет на планету Магира парализующий яд. Старая уловка, черт подери, и очень простая. В девяносто девяти случаях ни за что не сработает, но с товарищем Циплинским сработает обязательно. Мол, заматерел некий товарищ. Я - царь, и бог, и создатель вселенных. Меня из протонного оружия не возьмете, и всякой гадостью не отравите. Так называемый иммунитет на любые газы и яды. А мы ему допотопный парализующий яд из натуральных ингредиентов. Чего-нибудь вроде горчицы с ослиной мочой. Убить не убьет, но на пару миллисекунд сплошная нирвана.
  - Достойные ребята подобрались в координаторском сообществе, - с завистью промямлил Че Бэ Иванович.
  - Такие у нас ребята, - словно стал выше ростом и шире в плечах Петрусь Гавков, - На любого героя всегда найдется соответствующий яд. Даже на супергероя какая-нибудь гадость найдется.
  А меня решили подставить, взял на заметку Че Бэ Иванович. Хороший работник, честный боец на ниве добра, очень известная фигура в космосе. Вот так решили подставить и все. В крайнем случае, даже убрать. Только вот незадача какая, не убрался товарищ Иванович.
  - Ну что, на посошок? - вполне разумное предложение со стороны свободного чистильщика, - И пошли за секретной документацией.
  
  ПТИЧКА УЛЕТЕЛА
  - Конечно, пошли, - Петрусь Гавков сдернул так называемую дерюжку (или рогожку) с так называемых останков товарища Циплинского.
  Ничего особенного, никакого кощунства над памятью достойного противника и в своем роде героя. Только рабочий процесс. Координаторский центр перед выплатой денежной премии тайному агенту захочет убедиться в положительном результате командировки на планету Магира. Затем лабораторные анализы. Эксперимент по извлечению разума из безжизненной биологической формы в компьютеризированную форму. Эксперимент по клонированию. Камера, где останки товарища Циплинского окончательно и бесповоротно превратятся в весьма аккуратные атомы. Короче, работы невпроворот по поводу этих останков. Вот только останков под дерюжкой (или рогожкой) не оказалось.
  - Что за фигня? - удивился Че Бэ Иванович.
  - Может, глюки? - удивился Петрусь Гавков.
  - Нет, не глюки, но нечто большее.
  Как объяснить тайному координатору-агенту, что кое-кто на свободе, а кое-кто сегодня в большой заднице? Вот и я говорю, что никак. Может, дедушка Циплинский утратил бдительность на пару миллисекунд. Может, моча с горчицей прорвали магическую блокаду и сделали вышеупомянутый объект доступным для лазера. Может, лазер кого-то или чего-то разрезал на части. Но только не бренное тело товарища чернокнижника. В сложившихся обстоятельствах более чем уверен Че Бэ Иванович.
  И еще более чем уверен Че Бэ Иванович в неудачной концовке удачного дня. Снова мудрили и перемудрили товарищи координаторы. Благородное дело по координации вселенной иногда отдает ослиной мочой, при чем настолько нестерпимая вонь, что лучше в такое дело не впутываться. Да вот впутался в такое дело Че Бэ Иванович. При чем не по своей воле, но за хороший кусок золота.
  Ах, хороший кусок золота! Не слишком ли часто выходит золото на передний план нашей вечной и бесконечной вселенной? Многие цивилизации торгуют на золото. В некоторых звездных системах без золота протянешь руки и ноги. Тем более навороченная техника (космические корабли и оружие) продается на золото.
  Вот и попался Че Бэ Иванович, жадность подставила. Мол, без золота невозможно модифицировать космический челнок класса "Корыто". Не верю. Космический челнок класса "Корыто" возможно модифицировать без золота. Тогда второй вариант. Мол, без золота невозможно получить кое-какую конфиденциальную информацию. А это уже ближе к истине. Продавцы информации ребята серьезные, они не продаются за так за дармак. Они продаются только за золото.
  Теперь серия серьезных вопросов к товарищу чистильщику. Семья у тебя есть? Семьи у тебя нет. Жена у тебя есть? Жены у тебя нет. Девушка какая-нибудь найдется? И девушка не найдется. Для свободного чистильщика космический челнок класса "Корыто" во всех вариантах папа, мама и девушка. Таким образом, получите последнюю пулю, пущенную наугад, но попавшую в самое сердце. Зачем бессемейному придурку без девушки какая-та информация? Дальше серия серьезных ответов товарища чистильщика.
  Где-то в Солнечной системе, где-то в околоземном пространстве, может чуть дальше болтается единственный кровный родственник Че Бэ Ивановича некто мутант Непомнящий. Чего там болтается кровный родственник, не имеет значения для сегодняшнего разговора. Но вышеозначенного родственника очень должен, просто обязан увидеть Че Бэ Иванович. То есть увидеть до той минуты, пока на него не наехали координаторы. Вот куда уйдет золото. Вот зачем нужна информация.
  Каждый чих оплачивается
  При государственной раздаче.
  Это не коррупция,
  А обычная презумпция.
  Хочешь получить совет,
  Положи мешок монет.
  Если все монеты выжрал,
  Значит, ничего не вышло.
  Кто на дармовщинку
  Работает скотинкой?
  В нашем отечестве
  Подобную тварь не встретите.
  Все правильно и толково,
  Плати за каждое слово.
  Все разумно и честно,
  Доплачивай за любое известие.
  Жмоту запрещающий знак,
  Засунь куда в жопу пятак.
  И чтобы тебе отблеваться,
  Здесь солидная организация.
  Вот и прикиньте, дорогие товарищи, очень хочется запятнать помоями свободного чистильщика Че Бэ Ивановича за любовь к презренному металлу. Да как-то язык не поворачивается. Если тот самый мутант Непомнящий, злой убийца координаторов, когда-то был папой Че Бэ Ивановича.
  
  ВОЗВРАЩЕНИЕ ЧЕРНОЙ ДЫРЫ
  - Это катастрофа, - схватился за голову Петрусь Гавков.
  - И еще какая! - трубный глас пронесся над джунглями.
  - Не могу поверить, - скрючился, стал меньше ростом тайный координатор-агент, - Столько работы впустую, меня раскрыли.
  - Сам виноват! - трубный глас сменился мелким гаденьким смехом, - Будешь знать, что такое незнание против знания.
  - Но я не хотел, меня заставили, - залился слезами Петрусь Гавков.
  - Конечно, заставили, - мелкий гаденький смех перешел в трубы, - Появились товарищи в кожанках, предложили миллион баксов. Вот тебе наше последнее слово, товарищ Петрусь. Либо трупик одного никчемного старика и миллион баксов, либо работа в канцелярии за месячный оклад в пять баксов. И ты, конечно, сделал правильный выбор.
  - Не правда, - упал мордой в грязь и забился в истерике Петрусь Гавков.
  - Нет, правда. Вынужден открыть небольшой секрет, от долготерпеливого учителя к нерадивому ученику, что наблюдал за тобой, Петрусь Гавков. Ученик ты хреновый, и агент не такой чтобы важный. Надо же, ничего лучшего не придумал, как засунуть лазерное оружие в волшебную палочку. А еще не умеешь хранить позорные мысли в подкорке своего позорного мозга. Позорные мысли чертовски неплохо читаются. Про Координаторский центр. Про старика. Про подлый план со свободным чистильщиком Че Бэ Ивановичем, - здесь трубный глас сменил тему, - Впрочем, товарищ чистильщик, к вам никаких претензий. Заказанный товар доставили, водку выпили, можете отправляться обратно.
  Немного задумался Че Бэ Иванович:
  - И у меня никаких претензий. Я даже обрадовался, что обошлось сегодня без смертоубийства, сдобренного весьма хитрозадым предательством. Ну и спасибо за компанию, товарищ чернокнижник. В холодном космосе будет о чем вспомнить. Плюс выводы.
  - Во-во, выводы.
  Трубный глас не то чтобы взбесился, но развеселился по полной программе. Не имеет значения, откуда поперли всякие звуки и глюки, но по ушам ударило выше всяких похвал. Едва не оглох товарищ Иванович:
  - А что ожидает товарища Гавкова?
  Дальше звенящая тишина в первых прожилках рассвета. Дальше роса на траве как бы приветствует утро. Дальше проснувшиеся птички и подшустрившие букашки. Дальше возникший из ниоткуда Вальдемар Вальдемарович Циплинский без каких-либо признаков трубного гласа.
  - Нам очень жаль, - по-стариковски закашлялся бакалавр пятой ступени, - Мы, может, и не хотим действовать по обстоятельствам, самое время перевести всю эту хренотень в шутку. Но есть еще Кодекс свободного чернокнижника, который каким-то боком сочетается с Ккодексом свободного чистильщика. А что говорит Кодекс свободного чистильщика про всяких втируш и предателей?
  Немного замялся Че Бэ Иванович:
  - Да, что говорит Кодекс свободного чистильщика?
  Но эта милая шутка не рассмешила товарища в черном балахоне по имени Вальдемар Вальдемарович Циплинский:
  - За неимением других первоисточников могу ответить на поставленный вопрос. Кодекс свободного чистильщика выражается очень запутанной формулировкой насчет втируш и предателей. Что-нибудь вроде "око за око", ну и так далее.
  - Не виноватая я! - дикий визг повис в предрассветном пространстве.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ
  - Меня сглазили, меня испортили, - залился соплями Петрусь Гавков, - Я стремился стать сильным воином, но из-за слабости телосложения не попал в сильные воины. Я никуда не попал. Понимаете, совсем никуда. Мне намекнули, что с такими бесполезными данными можно только расщепляться на атомы. Я очень боялся, что стану атомной кучкой или какой еще гадостью. И тут появились вербовщики...
  - Обычная история, - вздохнул чернокнижник Циплинский, - Многие молодые люди, начитавшись рекламных проспектов, попадают в Координаторский центр, а оттуда еще дальше, то есть в тайные лаборатории тайных вербовщиков. Молодость, твою мать, очень расхожий материал. Из молодого человека можно слепить настоящего гражданина вселенной, а можно втирушу или предателя. В Координаторском центре настоящие граждане не самый расхожий товар. Вот заказ на предателей идет куда интенсивнее. При таком выходе предателей с клеймом "тайный координатор-агент" скоро захлебнется от предательства большая часть близлежащих галактик и чуть ли не все цивилизованные планеты нашей вселенной.
  И опять визг Петруся Гавкова:
  - Но я не такой!
  Еще тяжелее вздохнул чернокнижник Циплинский:
  - Верно, мой мальчик, что ты не такой. Ты очень послушный, ты очень правильный мальчик. Твоя душевная энергия направлена на благородные поступки во имя равновесия во вселенной. Другое дело, какие они благородные поступки. Сегодня все меряется по мерке Координаторского центра. Разумное существо не имеет права на нейтралитет. Ты либо принадлежишь до кончиков ногтей Координаторскому центру, либо враг, который должен быть уничтожен.
  - Но я не принадлежу Координаторскому центру, - смутился Че Бэ Иванович.
  - Примите мои поздравления, коллега, - подошел совсем близко чернокнижник Циплинский и протянул свою большую узловатую руку, - Я так же не принадлежу Координаторскому центру.
  Че Бэ Иванович пожал протянутую руку:
  - И что отсюда следует?
  Здесь изобразил подобие улыбки чернокнижник Циплинский:
  - Отсюда следует один непреложный факт, нас когда-нибудь уничтожат.
  Это весьма смутило Че Бэ Ивановича:
  - Я не принадлежу Координаторскому центру, но участвую в его операциях, если считаю, что данные операции на благо вселенной.
  Отмахнулся товарищ Циплинский:
  - Детский лепет на лужайке. Координаторский центр каждую минуту, каждую секунду и каждую миллисекунду думает о вас, товарищ чистильщик. Он думает о вас, словно о потенциальной опасности. Понимаете, вас используют, но при этом очень страшатся. Страх не самый лучший помощник в решении спорных вопросов. Страх вроде как проявление слабости. В Координаторском центре гораздо больше страшатся проявления слабости, чем некоего свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. Проявление слабости необходимо загнать в самый темный угол и заколотить досками. А чтобы заколотить подобную бяку, необходимо заколотить причину, вызвавшую слабость. То есть заколотить вас, товарищ чистильщик.
  Почесал за ухом Че Бэ Иванович и отошел от копошащейся в грязи фигурки товарища Гавкова:
  - Я начинаю кое-чего понимать в нашей не очень красивой истории.
  - Со временем вы все поймете, мой мальчик, - уселся на первый попавшийся пень чернокнижник Циплинский, - А пока позвольте небольшую демонстрацию силы для ваших нанимателей из Координаторского центра.
  - Какую еще демонстрацию силы? - запричитал Петрусь Гавков, - Не надо никакой силы. Я хороший. Я исправлюсь. Я буду убирать за вами дерьмо. Ну, скажите, товарищ чистильщик, как я исправился за последнюю ночь. Мы же с вами, товарищ чистильщик, суть "товарищи по организации". Мы обменялись тайными знаками.
  На заре душа ликует,
  На заре душа смеется.
  Ибо существует солнце
  Для людей и для холуев.
  И не надо мне перечить,
  Будто солнце не такое
  Для ублюдков и изгоев,
  Как для прочих человечков.
  Все живет в одной команде,
  Все идет одной дорогой.
  Только потрохи убогие
  Очень рвутся все изгадить.
  На этом разрешите раскланяться
  И прочие манцы.
  - Очень жаль, неудачливый ученик из Туманности Андромеды, - сказал товарищ Циплинский, - Но при сложившихся обстоятельствах у тебя нет другого выхода, как послужить для науки и техники. При чем обещаю, все будет снято на лучших носителях. И переживет саму гибель вселенной, черные дыры и бесноватые звезды.
  
  ОТ АВТОРА
  Почесала затылок Татьяна Анатольевна Мартовская, после чего разродилась весьма неожиданной речью:
  - Ничего не понимаю, почему представитель координаторского сообщества постоянно ковыряют в носу и чешутся. Что дельные, что дурацкие мысли излагаются этими ребятишками после длительного ковыряния и усиленной чесотки. Неужели они совсем не следят за гигиеной? Неужели они настолько покрылись космической пылью, что нормальными средствами (мыло, вода) эту пыль не удалить? Только ковыряние, только чесотка.
  - А еще, - добавил Владимир Александрович Мартовский, - Представители координаторского сообщества закатывают глаза и по любому смехотворному поводу падают в обморок.
  Ну, это был явный поклеп. Скажите, пожалуйста, кто видел в обмороке Че Бэ Ивановича? Ах, Че Бэ Иванович на данный момент не входит в координаторское сообщество. Ах, Че Бэ Ивановича всем миром изгоняли и изгнали из координаторского сообщества. Может не чесаться, не ковырять в носу, не закатывать глаза и не падать в обморок свободный чистильщик Че. У свободных чистильщиков другие фирменные примочки.
  Тогда возьмите бойца Муркотенка. Никто не спорит, время от времени закатывает глаза боец Муркотенок. Но это детская привычка мурсианина. Кстати, ковыряние в носу и чесотка так же исходят с планеты Мурс. Ибо мурсиане ковырялись в носу, чесались и закатывали глаза еще задолго до вступления в координаторское сообщество. Некоторые мурсиане даже падали в обморок. Но это исключительно экстравагантные дамочки инфантильной наружности. И то исключительно после знакомства с планетой Земля. Мол, упасть в обморок так по земному, так романтично, истинный признак аристократизма. Но нормальные мурсианские девчонки не падают в обморок. Нормальные мурсианские девчонки только закатывали глаза, ковыряли в носу и чесались.
  - Понимаю, - сказала Татьяна Анатольевна Мартовская, - В определенный момент координаторское сообщество сделало ставку на мурсиан и переняло их не совсем обычные привычки. Когда ты принадлежишь к кошачьему сословию, не грех почесаться.
  - Затем, - заметил Владимир Александрович Мартовский, - В координаторском сообществе появились представители планеты Земля, или точнее, представители одной уникальной страны на планете Земля со своим пивом и водкой.
  - Ага, - согласилась Татьяна Анатольевна, - Произошел культурный обмен. Мурсиане пристрастились к пиву и водке, плюс те самые пресловутые обмороки. Представители одной отдельной страны на планете Земля пристрастились ковыряться в носу, закатывать глаза и чесать затылок или другие части тела перед каждым извлечением мысли.
  - Не совсем так, - неожиданно воспротивился Владимир Александрович своей слишком настырной мамочке, - Представители одной удивительной страны на планете Земля относятся к русским товарищам. Нет смысла скрывать, что русские товарищи до судьбоносной встречи с координаторским сообществом прекрасно закатывали глаза, ковыряли в носу и чесались. Природные привычки мурсиан только усилили и умножили природные привычки русских товарищей. И получилось, что получилось.
  - Ну, вот, мы и решили проблему, - я с благодарностью посмотрел на своих помощников по "Саге о координаторах".
  Эх, если бы все проблемы нашей вселенной решались так просто.
  
  ПОСЛЕДНЯЯ СТРОКА
  Космический челнок класса "Корыто" покинул околопланетное пространство одной не шибко гостеприимной планеты Магира. Вроде бы все путем. Свободный чистильщик Че Бэ Иванович доставил груз, не вскрывая. Он же отработал свой гонорар, черта с два товарищи координаторы получат назад контейнер с золотом. Короче, полная нирвана, но осадок остался.
  Жесткий диск в нагрудном кармане комбинезона жжет сердце.
  А чего на жестком диске, черт подери? А не угадаете никогда. Хотя и ежу понятно, что может быть на таком диске.
  Небольшая поучительная история про карликовую черную дыру вот что на жестком диске. Силой своей магии чернокнижник Циплинский создал карликовую черную дыру прямо под ногами бывшего ученика и тайного координатора-агента Петруся Гавкова. Карликовая черная дыра, следуя неписанным законам вселенной, засосала ноги товарища Гавкова.
  Господи, как визжал товарищ Гавков! Как он визжал! Пока карликовая дыра засасывала дальше и дальше куски его драгоценной плоти. От этого визга едва не сошел с ума Че Бэ Иванович. Да и товарищ Циплинский чувствовал себя не лучшим образом.
  - Вроде мы малость переборщили, - сказал напоследок товарищ Циплинский.
  А визг товарища Гавкова продолжался и продолжался до бесконечности, пока не оборвался в некий момент на очень высокой, очень неестественной ноте. Это когда до пояса засосала карликовая черная дыра товарища Гавкова.
  Взрыв.
  Яркая вспышка.
  Карликовая звездочка в предрассветном небе планеты Магира.
  Вот ты и получил свою первую звезду, подумал Че Бэ Иванович, направляя космический челнок класса "Корыто" в глубины вселенной.
  
  
  КНИГА ТРЕТЬЯ. 37 БЛИЗНЕЦОВ
  
  
  ОТ АВТОРА
  Занятная история получилась про пришельцев. И все потому, что пришельцы выглядят какими-то монстрами, не способны тонко чувствовать и наслаждаться искусством. Наукой и техникой они вроде как наслаждаются, а искусством нет. Что опять же искусство с позиции пришельцев? Большой шум, отвратительная мазня, куча испорченной бумаги.
  - О каком таком искусстве идет речь? - удивился Владимир Александрович Мартовский.
  - О вечном искусстве, - подсказала Татьяна Анатольевна Мартовская.
  Что снова и снова не понравилось Владимиру Александровичу:
  - Нет ничего вечного в нашей вселенной. Тем более в области разума. Ибо разум весьма расплывчатая величина, которая рождается трудно, живет недолго, умирает легко. А вместе с разумом умирают любые его производные, в том числе так называемое искусство.
  Не стала спорить Татьяна Анатольевна Мартовская с будущим гением:
  - У пришельцев свое искусство. Зачем им наше искусство?
  Очень хороший вопрос, заключающий массу ответов. Пришельцы не абы как прилетели на Землю. Пришельцы придерживаются определенной программы, оплаченной их пришельческим обществом. Программа не дешевая. За ее невыполнение могут наказать и поставить к стенке. Какие здесь тонкие материи и наслаждение искусством?
  Мы не рассматриваем программу, по которой пришельцы настроились завоевать Землю. Мы рассматриваем пришельцев как исключительно ученых товарищей, имеющих на планете Земля исключительно научный интерес. Пришельцы уважают науку и технику, пришельцы наслаждаются наукой и техникой. Только с их позиции на планете Земля наука и техника находятся в зачаточном состоянии. Следовательно, историки могут заинтересоваться земной наукой и техникой, в то время, как инженеры подобное барахло снесут на помойку.
  Дополнительный вопрос. Почему бы тем же историкам не заинтересоваться земным искусством? Вопрос правильный, если организм пришельца ничем не отличается по физиологии от земных организмов. А если отличается? Человечество произошло от обезьянки. Пришельцы произошли от кошечки или собачки. Звуки, издаваемые обезьянкой, ничего не имеют общего со звуками, исходящими от кошечки и собачки. Отсюда становится весьма проблематичной человеческая музыка.
  Скажем так, пришел на концерт пришелец, услышал человеческую музыку. Кровоизлияние в мозг, тайные похороны. Дальше межгалактический конфликт, начинается экспансия из космоса.
  Примерно то же самое относится к живописи. Если товарищ пришелец иначе воспринимает звуковой ряд, чем товарищи земляне, кто даст гарантию насчет световой гаммы? Хотя живопись имеет определенное преимущество перед музыкой. Насмотревшись картин, вряд ли сыграет в ящик пришелец.
  Дальше кино. Или яркая смесь многочисленных видов искусства. В кино есть музыка. В кино есть живопись. На кино работают книги. Подобная мешанина может понравиться, а может не понравиться пришельцу. По крайней мере, многочисленные виды искусства не доводятся в кино до абсурда. Вполне терпимая музыка, вполне приятная живопись плюс рафинированный сюжет на любую тему.
  Мы же не знаем, какая тема нравится пришельцам. То есть из-за какой темы пришельцы впадают в экстаз, из-за какой они хватаются за оружие. Может тема про председателя колхоза и съезд партии вызовет у пришельцев ажиотаж, сравнимый с ажиотажем землян на премьере ужастика. С другой стороны, пресловутый ужастик может вызвать очередную экспансию на Землю.
  Кино - хорошая штука, но очень непредсказуемая. Земляне после премьеры фильма о пришельцах ведут себя несколько иначе, чем до премьеры. Количество сумасшествий увеличивается, количество самоубийств уменьшается. Ибо фильм о пришельцах информирует землян, как успешно бороться с пришельцами. Что опять же может не понравиться пришельцам.
  Все когда-нибудь умрем
  После жизни праведной.
  Но сперва большой дурдом
  И пьянка не по правилам.
  Прежде чем в земельке гнить
  После вкусной водочки,
  Морду хочется набить
  Самым близким родичам.
  Ну и сбросить заодно
  Кучу русских матов.
  Это ни какое зло,
  Русский наш характер.
  Чужаки опасаются,
  И разбегаются.
  А что на сто процентов может понравиться пришельцам? Сложный, но однозначный вопрос, пока на планете Земля есть книги.
  
  ЛЕЙТЕНАНТ МУРКОТЕНОК
  Все мы знаем младшего координатора Муркотенка как известного неудачника в карьерном вопросе. Тысячи маленьких, средних и грандиозных подвигов совершил младший координатор Муркотенок во славу координаторского движения, а награды так и не дождался. Были временные переводы на более высокую должность, которые очень быстро заканчивались. Извините, младший координатор, вы необходимы координаторскому движению в другом месте.
  Не отчаивался боец Муркотенок. Не зверел товарищ боец. Вселенная раскинулась в бесконечность, других мест во вселенной хватает, то есть таких мест, где почему-то не обойтись без бойца Муркотенка. Следовательно, отдали честь, собрали вещички, перебираемся на постоянное место жительства в другое место. Главное, чтобы равновесие во вселенной не пострадало. А награды - такая вещь, когда-нибудь они отыщут героя.
  К примеру, случай в звездной системе Бета Гончих Псов. Мобильный диверсионный отряд (боец Муркотенок плюс цензор Клюк) захватил тяжелый крейсер К-142 класса "Гравитация", принадлежащий координаторскому сообществу. Официальное командование тяжелого крейсера самоустранилось от выполнения командирских обязанностей. Экипаж крейсера самовольно оставил боевые посты, начались смертельные игры, молитва и пьянка. В сложившейся ситуации захват тяжелого крейсера произошел, как в учебниках по боевой подготовке. Ни одной жертвы. Разве что получил по башке разводным ключем бывший командир тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация" лейтенант Зуммер.
  - Кажется, вы погорячились товарищ цензор, - сказал боец Муркотенок, - После такого удара можно сделаться заикой на всю жизнь.
  - Этот урод получил по заслугам, - цензор Клюк отбросила разводной ключ на обмякшее тельце товарища лейтенанта.
  Надо было ударить сильнее, мелькнула вполне реальная мысль в голове цензора. Лейтенант Зуммер заслужил не меньше десятка добротных пинков и ударов. Во-первых, из-за подобной скотины цензор Клюк провалялась под койкой космического корабля класса "Чинара" в весьма экзотической позе. Во-вторых, цензор Клюк влюбился по уши в бойца Муркотенка без какой-либо надежды на взаимность. В-третьих, так и не удалось выполнить приказ вышестоящего начальства, цензор Клюк не нашла свободного чистильщика Че Бэ Ивановича.
  - Что будем делать с телом? - спросил боец Муркотенок.
  Хороший вопрос, особенно когда исходит он от бойца Муркотенка. Вроде бы товарищ боец совершенно самостоятельный товарищ, ни с кем никогда не советуется, живет своим мурсианским умом, о котором ходят легенды.
  - Может, добить гада, - цензор Клюк бросила плотоядный взгляд на большую отвертку в руках бойца Муркотенка.
  - Мы сегодня хорошие, - Муркотенок убрал руки за спину, - Постараемся обойтись без убийства.
  - Тогда хороший вариант, - цензор Клюк тем же плотоядным взглядом окинула капитанскую рубку, - Если выбросить продукты из холодильника, там поместится тело.
  Бах! Ничего не успел ответить боец Муркотенок. Опять же шум в коридоре переориентировал товарища цензора на совершенно другую проблему:
  - А что это бахнуло? И что за трупы лежат в коридоре?
  Пожал плечами боец Муркотенок:
  - Офицеры балуются.
  Хороший момент. Что за такое баловство, после которого в коридоре лежат трупы? Не понимает подобное баловство цензор Клюк. Мы находимся на боевом корабле координаторского сообщества. Боевой корабль входит в тяжелую крейсерную эскадру. Тяжелая крейсерная эскадра является гордостью координаторского сообщества. Лучшие офицеры и матросы служат на боевых кораблях тяжелой крейсерной эскадры. Правда, здесь не служит боец Муркотенок. Но, боец Муркотенок самостоятельная личность, он вообще не работает в команде.
  Пожала плечами цензор Клюк, подражая бойцу Муркотенку.
  - И что будем делать, чтобы пресечь баловство?
  Ответил, не раздумывая боец Муркотенок:
  - Берем командование на себя, товарищ цензор. Вы готовы занять должность лейтенанта на тяжелом крейсере К-142 класса "Гравитация"?
  Вспыхнула и мгновенно угасла цензор Клюк:
  - Какой из меня лейтенант, товарищ младший координатор? Я не более, чем канцелярский работник. Но вверенными мне полномочиями координаторского сообщества назначаю лейтенантом на тяжелом крейсере К-142 класса "Гравитация" младшего координатора Муркотенка.
  
  ТАКИЕ ЯРКИЕ ЗВЕЗДЫ
  Вы когда-нибудь видели звезды, находясь внутри черной дыры? Только не прикидывайтесь, что чего-то там видели. Черная дыра это такая задница, куда все проваливается (в том числе звездный свет), и ничего не вываливается обратно. Если предположить самый невероятный случай, что вы чего-то видели, находясь внутри черной дыры, то рассказать об этом вам не удастся.
  Щелкнул каблуками боец Муркотенок:
  - Служу координаторскому сообществу.
  После чего запустил внутреннюю связь тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация".
  - Всем матросам и офицерам тяжелого крейсера К-142, говорит лейтенант Муркотенок. Ваш новый командир, назначенный на командирскую должность цензором Клюк из военного межгалактического ведомства координаторского сообщества.
  Пауза:
  - Приказываю, прекратить панику.
  Следующая пауза:
  - Приказываю, разойтись по рабочим местам.
  Еще пауза:
  - Контрольный отсчет времени десять секунд. Кто не окажется на рабочем месте через десять секунд, будет казнен через повешение, как дезертир и предатель. Пошел контрольный отсчет времени.
  С невероятным доселе обожанием взглянула цензор Клюк на своего излюбленного кумира. Ой, как захолонуло девичье сердечко. Прямо сейчас вырвется из набухшей груди и постарается упасть на грудь Муркотенка.
  Нет, так не правильно. Тяжелый крейсер К-142 класса "Гравитация" с каждой секундой приближается к гибели. Очень жестко действует лейтенант Муркотенок. Но десять секунд он оставил позорным уродам, практически прокакавшим крейсер. Целых десять секунд, драгоценные десять секунд, на которые к нам приблизилась вечность.
  Вздохнула и чуть успокоила сердцебиение цензор Клюк:
  - Десять секунд прошли.
  Слегка нахмурил лоб Муркотенок:
  - Садитесь в кресло второго пилота, товарищ цензор. Держитесь крепче за подлокотники, и ничего не трогайте, ради бога.
  После чего занял командорское кресло:
  - Левые двигатели глушить.
  Жесткий удар по клавишам:
  - Правые двигатели полный марш.
  Несколько сорванных тумблеров:
  - Тяжелые кормовые орудия - навесной огонь, с паузой в четыре секунды.
  Еще несколько тумблеров:
  - Легкие орудия правого борта - беглый огонь, с паузой в четверть секунды.
  Господи, что тут началось. Тяжелый крейсер затрясся, как безнадежный больной, готовый рассыпаться. У цензора Клюк сердце ушло в пятки, а желудок ушел в горло. Давление резко повысилось, глаза застила кровавая пелена. Совсем как у скитальцев, подумала цензор Клюк, у меня глаза синие, а у скитальцев глаза красные. Неужели вот так они зарабатывают красные глаза? Неужели так трудно и страшно быть этим самым скитальцем?
  Множество голосов ворвалось в эфир:
  - Товарищ лейтенант, слетела восьмая форсунка.
  - Разгрузите шестнадцатую форсунку.
  - Товарищ лейтенант, на второй пушке значительный перегрев.
  - Добавьте мощности второго и третьего пулеметов.
  - Товарищ лейтенант, дребезг отражателя.
  - Продержитесь тридцать четыре секунды, и ну его в задницу.
  Что же это такое? Что происходит вокруг? Боль, кровь, пустота, невыносимые перегрузки. Это невозможно вынести. Это не пережить. Это кошмарнее самого дикого сна, и куда большая дикость, чем любая действительность. Гул голосов, стук тумблеров, хлопанье кнопок. Но ты еще не умерла, девочка. Ты еще наслаждаешься жизнью в нереальном аду. Чистая правда, что ты наслаждаешься жизнью.
  Широко раскрыла глаза цензор Клюк:
  - Чем мы занимаемся, товарищ лейтенант?
  Через кровавое марево улыбнулся лейтенант Муркотенок:
  - Знаменитый поворот оверштаг, товарищ цензор. Только не закрывайте глаза. Такое случается раз в жизни.
  Еще шире раскрыла глаза цензор Клюк. Было страшно и больно, и очень хотелось домой к маме. Но вдруг отступила смертельная тьма, изо всех щелей хлынули звезды.
  
  И ТАК БЫВАЕТ
  Командор Зельтц заплакала. Воин до мозга костей, никогда не плакала командор Зельтц. Ни во время самой кровавой победы, ни во время самого позорного поражения. Никаких слез. Никаких эмоций. Только жесткий расчет. Даже во время репрессий не плакала командор Зельтц. И вдруг пришли эти слезы. Счастливые слезы.
  - Ну, что вытворяет, паршивец, - прямо в экран выдохнула командор Зельтц, нарушая все нормы конспирации.
  - Я такого никогда не видела, товарищ командор, - совершенно не по Уставу ответила лейтенант Иванова с тяжелого крейсера К-98 класса "Гравитация", - Это воистину чудо.
  - И я такого не видела, товарищ лейтенант, - командор Зельтц даже не стала оттирать счастливые слезы, - Тяжелый крейсер без двух экранов вышел из черной дыры. Это фантастика.
  - А я думала, мы потеряли тяжелый крейсер, товарищ командор.
  - Ни одна вы так думали, товарищ лейтенант. Только ас высочайшего уровня способен совершить поворот оверштаг и оставить черную дыру с носом.
  - Неужели это наш дезертир Зуммер?
  На мгновение задумалась командор Зельтц. Сами собой высохли счастливые слезы. Нет, чего-то не складывается в общей мозаике. Одиннадцать навигаций налетал лейтенант Зуммер, Его способности, как командира оценивались на троечку. Стареет командор Зельтц, придирается к молодежи. Неужели просмотрела талант высочайшего уровня? Всему виной националистические привычки. Мол, исключительно мурсиане пригодны летать в космосе. Мол, остальные нации ни к чему не пригодны.
  Тяжело вздохнула командор Зельтц:
  - Если лейтенант Зуммер добрался до таких вершин пилотажа, он имеет полное право управлять эскадрой.
  Тяжело вздохнула лейтенант Иванова:
  - Управлять эскадрой, товарищ командор, не то же самое, что управлять одним звездолетом. Даже если это тяжелый крейсер К-142 класса "Гравитация".
  Еще тяжелее вздохнула командор Зельтц:
  - Знаю, товарищ лейтенант. Но ничего не могу с собой поделать, когда вижу, как мастерство одного пилота спасает практически обреченный крейсер.
  Подавила вздох лейтенант Иванова:
  - Между прочим, мятежный крейсер. Еще неизвестно, сам ли лейтенант Зуммер руководит крейсером или кто-то из его офицеров.
  - Ах, оставьте, товарищ лейтенант, ваши расистские теории, - рассмеялась командор Зельтц, - На тяжелом крейсере К-142 все офицеры с планеты Земля, и только жалкая кучка матросов настоящие мурсиане.
  Раскатистый смех командора более озадачил, чем смутил товарища лейтенанта. Легкий приступ сумасшествия не считается за болезнь в тяжелом крейсерном флоте. Не только матросы подвержены сумасшествию, но и старшие офицеры, вплоть до самого старшего офицера. С чем мы сейчас и столкнулись, подумала лейтенант Иванова. А насчет мурсиан очень здравая мысль. Чувствуется наш, то есть мурсианский почерк.
  - Предлагаю послать запрос, товарищ командор. Этот запрос нас практически не задержит перед отходом в гиперпространство, но имеются шансы относительно и бесповоротно разрулить ситуацию.
  Перестала смеяться командор Зельтц:
  - Золотые слова, товарищ лейтенант. Я сейчас отключу секретные коды и прочую хренотень, после чего мы насладимся беседой с героем.
  Нет, все-таки не совсем перестала смеяться командор Зельтц. Несколько глупых смешков оттенили разумную речь командора:
  - Только прошу вас, товарищ лейтенант, придержите на пару секунд вашу расистскую нетерпимость. Герой и на планете Земля остается героем. Так давайте воздадим герою по его геройским заслугам.
  Героическая песня:
  Кровавая мгла
  Управляет сознанием.
  Нам сказали пора,
  Мы пошли на задание.
  Все точно знали,
  Назад не вернуться.
  Никто не отчаивался,
  Выполняем инструкцию.
  Припев:
  Прости любимая,
  Любовь не сложилась.
  Продолжение песни:
  Про нас не думайте,
  Как про тупых смертников.
  Лица угрюмые,
  На животе крестики.
  Живем, как можем,
  И к счастью привычные.
  Но кто-то должен
  Умирать героически.
  Припев:
  Прости мамочка
  За рваные тапочки.
  Окончание песни:
  Весьма неприлично,
  Если мир кончится
  На твоей личности,
  На твоих корчах.
  Найдутся уроды,
  Что в норку спрячутся.
  Мы, ребята свободные,
  И умираем иначе.
  Припев:
  Прости родина,
  Что сделали так немного.
  Запрос ушел в космос по всем правилам военного времени:
  - Тяжелый крейсер К-142 класса "Гравитация", доложите обстановку. На связи командор Зельтц.
  Ответ пришел по всем правилам военного времени:
  - Обстановку докладываю, тяжелый крейсер К-142 класса "Гравитация" освободился от черной дыры. На связи лейтенант Муркотенок.
  
  ВАНЬКЕ ПО ШАПКЕ
  Суд офицерской чести сработал быстро и четко. С бывшего командира тяжелого крейсера К-142 сорвали погоны. Лейтенант Зуммер стал рядовым, как и двое его офицеров, выживших после русской рулетки.
  - Товарищи рядовые, - заключительное слово на суде офицерской чести взяла командор Зельтц, - В течение десяти суток, начиная с сегодняшнего дня вам надлежит явиться в Координаторский центр и предстать перед военным трибуналом. Кто не явится в Координаторский центр без уважительной причины, подлежит ликвидации.
  Разжалованные офицеры, выжившие после русской рулетки, попросили оставить их в качестве рядовых на тяжелом крейсере К-142, дабы искупить вину перед погибшими товарищами. Мол, мы с честью выполнили приказ нового командира тяжелого крейсера К-142 лейтенанта Муркотенка и участвовали в историческом выходе из черной дыры.
  Суд офицерской чести рассмотрел просьбу разжалованных офицеров и оставил ее на усмотрение лейтенанта Муркотенка. В свою очередь лейтенант Муркотенок попросил подтвердить его полномочия, как командира тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация" до конца проводимой компании. Суд офицерской чести подтвердил полномочия лейтенанта Муркотенка и назначил ему заместителем лейтенанта Крокус с тяжелого крейсера А-4.
  Цензор Клюк была признана советником по политическим вопросам при командоре четырнадцатой звездной эскадры, но пожелала остаться на тяжелом крейсере К-142 рядом с лейтенантом Муркотенком. Лейтенант Муркотенок возложил на товарища цензора весьма непростую политическую задачу, связанную с разжалованными офицерами, выжившими после русской рулетки.
  - Видите ли, товарищ цензор, бойцу Муркотенку свойственно рисковать собственной жизнью, и русская рулетка ему не кажется преступлением. Но лейтенант Муркотенок рискует жизнями подчиненных товарищей. Более того, жизни подчиненных товарищей не принадлежат подчиненным товарищам. Под командованием лейтенанта Муркотенка никто не может умереть по собственному желанию, только по приказу лейтенанта Муркотенка.
  Задумалась цензор Клюк над поставленной политической задачей:
  - Видите ли, товарищ лейтенант, медленно, но неуклонно четырнадцатая звездная эскадра превращается в национальную эскадру мурсиан. Дурацкая история с тяжелым крейсером К-142 сильно ослабила позиции русских товарищей в четырнадцатой звездной эскадре. Четверо русских офицеров погибли после русской рулетки, двое русских офицеров разжаловано. Я не говорю о предательстве бывшего командира тяжелого крейсера К-142. Суд офицерской чести слишком мягко обошелся с предателем. Но разжалованные офицеры вели себя достойно во время поворота оверштаг и имеют право на снисхождение.
  Задумался лейтенант Муркотенок. Лицо его стало суровым и жестким.
  - Вы удивительная барышня, товарищ цензор. Вы имеете абсолютную возможность отказаться от ответственности и прикрыть свою совесть судом офицерской чести. Но вы не отказываетесь, а берете на себя чудовищную ответственность. Теперь каждый негативный проступок разжалованных офицеров будет скитаться вашим проступком. Вы понимаете, что это значит, товарищ цензор?
  Потупила глаза цензор Клюк:
  - Я рискну.
  С трудом удержал улыбку боец Муркотенок, теперь уже обращаясь к суду офицерской чести:
  - Товарищ командор, товарищ лейтенант Иванова, товарищ лейтенант Крокус, как настоящий командир тяжелого крейсера К-142, я не возражаю, чтобы разжалованные офицеры Ракитский и Марченко искупили вину перед погибшими товарищами. Рядовой Ракитский будет обслуживать орудия правого борта. Рядовой Марченко поступит в топливную группу. Искупительный срок - четыре месяца (по земному календарю). Приговор насчет бывшего командира тяжелого крейсера К-142 остается в силе.
  Вот так бывший лейтенант Зуммер получил в свое единоличное пользование космический корабль класса "Чинара". Счетверенную гаубицу с космического корабля сняли, боеприпасы удалили, оставили десятидневный запас пищи и воды по нормам военного времени.
  - Только не вздумайте спрятаться, - напутствовала бывшего подчиненного командор Зельтц перед отстыковкой космического корабля класса "Чинара", - Я вас из другой вселенной достану.
  Затем произошла отстыковка. Четырнадцатая звездная эскадра в полном составе нырнула в гиперпространство.
  
  ЧТО ДЕЛАТЬ?
  Рядовой Зуммер остался один. То есть совсем один в страшном и совершенно враждебном ему космосе. Драные кошки вильнули хвостом и отпраздновали очередную победу. Как они держатся друг за друга, подумал рядовой Зуммер, с каким упорством протягивают других кошек на начальственные места. Никакой законности, никакой справедливости, только связи и блат. Быть тебе командиром тяжелого крейсера, если драная кошка.
  Рядовой Зуммер проводил печальным взглядом уходящую в гиперпространство эскадру. Всюду блат, всюду обман. Исполнительный директор галактики Млечный Путь под псевдонимом Товарищ Мышка оказался мышкой с маленькой буквы. Обещанная помощь не пришла. Больше того, обещанная помощь не собиралась приходить в звездную систему Бета Гончих Псов, ибо дислоцировалась в одном парсеке от звездной системы 37 Близнецов на Базе Тараканова. Скажите на милость, что делать второй правительственной бригаде в одном парсеке от звездной системы 37 Близнецов на Базе Тараканова, когда основные события разворачивались возле планеты Магира?
  - Забыли и бросили, - выругался рядовой Зуммер.
  А еще использовали и подставили, если называть вещи своими именами. Такое ощущение, что во всех действиях Товарища Мышки присутствует злой умысел. Это называется тонкий политический расчет. Товарищу Мышке зачем-то понадобилось дезориентировать четырнадцатую звездную эскадру и натравить драных кошек на хорошего парня с планеты Земля. Национальная рознь. Деритесь, товарищи. Мы в это время устроим маленький гешефт и обделаем грязные делишки в одном парсеке от звездной системы 37 Близнецов на Базе Тараканова.
  Не скажу, чтобы расстроился рядовой Зуммер, прочувствовав на собственной шкуре подлые манцы начальства. Рядовой Зуммер очень и очень расстроился. Мелькнула шальная мысль, пора завязывать с координаторским сообществом. Если в координаторском сообществе окопались драные кошки и подлые мышки, реальному русскому пацану делать там нечего. Реальный русский пацан просто обязан найти для себя другую команду, где нет никаких кошек и нет никаких мышек, где много выходцев с планеты Земля, и уважают реально Россию.
  Рядовой Зуммер пошарил в бардачке, и не нашел следов водки. Захотелось нажраться до бессознательного состояния, но как нажраться без водки. Лучше бы была водка. Нажравшийся рядовой Зуммер не представляет опасность для общества. Всего лишь пьяные всхлипы и сопли. Трезвый рядовой Зуммер представляет опасность. Это драные кошки и подлые мышки считают, что избавились от одного реального парня с планеты Земля. Десятидневный армейский паек (без водки), извольте, товарищ Зуммер, явиться на экзекуцию. Или секир башка и бараньи яйца.
  Нет, еще никто не унижал так русскую землю. Драные кошки решили, что унижение распространяется на конкретного товарища. Подлая ложь! Унижение распространяется на всю русскую землю. Если бы драные кошки унизили драную кошку вместе с представителем русской земли, больно, обидно, но вытерпеть можно. Но драные кошки своих не сдают. За все их грехи и ошибки отвечает кто-то со стороны. В нашем случае бывший лейтенант и нынешний рядовой Зуммер.
  Может вернуться на родину, возникла грешная мысль. А как вернуться на родину? Координаторское сообщество окопалось на планете Земля и строит там козни. Однако же на планете Земля или где-то в земном секторе строит ответные козни координаторскому сообществу скиталец Непомнящий.
  Отсюда встречный вопрос, кем вернуться на родину? Рядовой Зуммер немного взгрустнул, представляя себя рядом со скитальцем Непомнящим. Почему бы и нет? Скиталец Непомнящий родился на планете Земля. Скиталец Непомнящий чуть старше, чем рядовой Зуммер, но это чуть не считается. Скиталец Непомнящий пострадал от координаторского сообщества, в результате чего превратился в убийцу координаторов.
  Неприятная деталь. Не убивал координаторов рядовой Зуммер. Ни одного убитого координатора на счету бывшего лейтенанта и бывшего командира тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация". Очевидный минус при встрече со скитальцем Непомнящим. Представьте такую картину, известный убийца координаторов встречается с сопливым мальчишкой:
  - Вы убили координаторов, товарищ Зуммер?
  - Никак нет, товарищ Непомнящий.
  - И что вы здесь делаете, товарищ Зуммер?
  Черт подери, почему же так не везет одному реальному парню с планеты Земля. В двух шагах от убийства координаторов находился товарищ Зуммер. Про жирную девчонку с дурацким именем Клюк можно не думать и не расстраиваться. Но убийство бойца Муркотенка есть судьбоносный момент для целой вселенной. Кто такой товарищ Зуммер? О, это такой товарищ, который убил самого Муркотенка.
  Иван Непомнящий в попе. Скитальцы выбирают своим лидером бывшего лейтенанта и бывшего командира тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация". Наконец-то нашелся реальный пацан, который избавил вселенную от "тупого кота" Муркотенка.
  Ах, мечты, мечты! Подлая тварь Муркотенок рулит тяжелым крейсером К-142 класса "Гравитация". В скромном, к тому же застиранном комбинезоне рядового состава бывший лейтенант Зуммер рулит консервной банкой класса "Чинара". Ничего не знает и никогда не узнает про несостоявшегося героя скиталец Непомнящий.
  
  АКАДЕМИЯ СИФЫ
  Свободный чистильщик Че Бэ Иванович прошел по очередному коридору, открыл очередную дверь и оказался в просторной комнате, очень смахивающей на лабораторию. Судите сами, комната, заваленная металлическими частями и заготовками вряд ли может считаться приемной верховного правителя планеты Робобикса, его превосходительства Сифы Шестнадцатого.
  Может - не может, это отдельный вопрос. Свободный чистильщик Че Бэ Иванович не какой-то космический турист, повернувшийся на достопримечательностях очередной цивилизации. Для туриста космос суть развлечение, для свободного чистильщика только работа. Вынужден препарировать факты, свободный чистильщик не шляется в космосе во внерабочее время. Свободный чистильщик любит отдыхать на малонаселенных теплых планетах, где есть легкодоступные девчонки и водка. В космосе только работа.
  Планета Робобикса никак не относится к теплым планетам. Да и с девчонками здесь стопроцентный облом. Планета населена гуманоидными железными конструкциями, которые на межгалактическом языке называются "роботами". Биологические виды на планете Робобикса не так чтобы напрочь отсутствуют, но не приветствуются. По крайней мере, для них распечатана весьма ограниченная область под кодовым названием "Академия Сифы".
  Теперь наводящий вопрос, что такое Академия Сифы? На первый взгляд это гигантская свалка железного мусора. Дорога из железа, бараки из железа, деревья, трава и кусты из железа, железные птички и пчелки. Никакой, твою мать, органики. Можно подумать, что воздух на девяносто девять процентов насыщен железом, а на один процент ржавчиной.
  Кстати, интересное замечание насчет ржавчины. Где железо, там просто обязана присутствовать ржавчина. Но вот следы ржавчины не очень-то обнаружил свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Вроде как есть ржавчина. Вроде как ее нет. То есть, нет явных следов ржавчины. Но шестнадцатое чувство подсказывает Че Бэ Ивановичу, что за отсутствием явных следов, ржавчина все-таки есть. Просто с ней научились бороться.
  Хотя с другой стороны, миссия свободного чистильщика не относится к ржавчине. Вызов в Координаторский центр. Договор на десять тысяч блестящих монет. Шкатулка с пергаментом. Слушайте сюда, уважаемый товарищ чистильщик, в Координаторском центре на халяву деньги не платят. Если вам показалось, что ваша прежняя служба в должности старшего координатора может разжалобить и раскрутить на деньги Координаторский центр, лучше откажитесь от работы и сразу верните деньги. Ах, вам не показалось? Очень хорошо. Тогда смотрите вот здесь, и опять слушайте. Есть шкатулка с пергаментом. Есть в шкатулке пергамент. Означенный пергамент необходимо доставить на планету Робобикса его превосходительству Сифе Шестнадцатому. Вот и вся работа. Только не спрашивайте, чего необходимо доставить обратно. Вопрос остается открытым. Но насчет дополнительной работы можно договориться с его превосходительством Сифой Шестнадцатым.
  Взял шкатулку Че Бэ Иванович. Запустил двигатели своей безотказной посудины, которая, как вы припоминаете, называется космический челнок класса "Корыто". Затем витиеватый маневр между двумя черными дырами, иначе никак не прорваться к системе 37 Близнецов. Ну и стандартная посадка на планете Робобикса в разрешенном секторе Академия Сифы.
  Какие еще растакие вопросы -
  Космос он есть космос.
  Грязи, конечно, хватает,
  Но это дело нормальное.
  Уборщики тут не нанимаются,
  Им зарплата не полагается.
  Вывоз грязи и мусора -
  Дело личного вкуса.
  Если на чистоту потратился -
  Все вывозы к такой матери.
  А если не долбанный шизик,
  Работай без всяких капризов.
  В вычищенном пространстве
  Неуютно и как-то безрадостно.
  Иногда куча мусорной чуши
  Много счастья приносит в душу.
  Посмотрел на отбросы, потрогал,
  И вроде уже не такой одинокий.
  Ну, достали уроды,
  Самое время работать.
  Кажется, все рассказал. Кроме кое-каких деталей. На планете Робобикса даже в разрешенном секторе нельзя появляться биологическому существу без скафандра. А скафандр должен быть из железа.
  
  ИЗ ДОСЬЕ
  Звезда 37 Близнецов - желтый карлик главной последовательности, по своим характеристикам напоминает Солнце.
  Масса - 1,1 от Солнечной массы.
  Диаметр - 1,03 Солнечного диаметра.
  Возраст - 5,5 миллиарда лет.
  Переменность - отсутствует.
  Расстояние 56 световых лет от Солнечной системы.
  3 сентября 2001 года в систему 37 Близнецов было послано радиосообщение из Крыма, типа "здравствуйте, братья по разуму". Ответ ожидается.
  
  ОФИЦИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ
  Очень вялое, очень скучное мероприятие. Музыка не играет, обнаженные девочки не танцуют, пиво в банках не подают, и с водкой проблемы. Его превосходительство Сифа Шестнадцатый оказался трехметровым роботом без чувства юмора. Взгляд такой пронзительный, чисто роботизированный взгляд. Голос такой скрипучий, чисто роботизированный голос. Ни "садитесь", ни "здрасьте". Типа, положили шкатулку во-он в тот ящик и можете сваливать.
  Че Бэ Иванович положил шкатулку во-он в тот ящик, церемонно поклонился, как ему позволяли железные латы, после чего попятился к выходу. Хорошее решение, черт подери. Свободный чистильщик принял работу, свободный чистильщик работу выполнил. Нечего ошиваться среди железяк, просто переполненных шовинизмом в отношении любой биологической формы. Че Бэ Иванович очень мягкий товарищ, но шовинистов не любит и может сорваться. А вот это не входит в его планы на сегодняшний день. Тогда разрешите полюбопытствовать, что входит в планы Че Бэ Ивановича? Да ничего особенного, входит жрачка и водка.
  - Не торопитесь, товарищ чистильщик, - проскрежетал его превосходительство Сифа Шестнадцатый, - По крайней мере, не покидайте орбиту ближайшие двадцать четыре часа, или пока правительство планеты Робобикса не составит ответную депешу товарищам координаторам.
  - А подъемные? - переспросил Че Бэ Иванович.
  - Почасовая оплата в десятикратном размере.
  - Годится.
  Че Бэ Иванович мягко прикрыл за собой дверь, поправил железный скафандр, после чего в весьма приподнятом настроении поспешил штурмовать так называемые академические коридоры со всем их железным хламом и прочей хреновиной.
  Все-таки не настолько ожелезившиеся товарищи роботы. И чувство юмора при хорошей сделке не имеет значения. Где еще во вселенной дадут почасовую оплату в десятикратном размере? Вот и я говорю, где? В лучшем случае двойная оплата. Слишком вы много запрашиваете, корпорация чистильщиков. Губа не дура, запрос в золоте. Золото на кустах не растет. Золото не самый редкоземельный металл, но с добычей золота всегда возникали проблемы. Ибо невозможно отправить на рудники сто тысяч работников, чтобы удовлетворить аппетит одного не самого высокооплачиваемого чистильщика.
  А еще в последнее время золотом очень интересуется некая категория ассоциативных граждан. Например, мутант Хрюколап интересуется золотом, скупая его оптом (не менее десяти тонн), опять же с трехпроцентной наценкой. Или вы не знаете, что такое мутант Хрюколап? Ах, вы хорошо знаете, что такое мутант Хрюколап? И почему не следует путаться под ногами все того же товарища? И почему трехпроцентная наценка со стороны какого-то мутанта может перевести золото в разряд редкоземельных металлов?
  - В десятикратном размере, - попробовал фразу на зуб и прокатал несколько циклов от левой к правой щеке товарищ Иванович.
  Настроение свободного чистильщика еще больше улучшилось. В голову полезла всякая бредятина, вроде как вспомнил школу Че Бэ Иванович. Но не обыкновенную школу на планете Земля, а мастер-класс в Координаторском центре. Что ни говорите, родные мои, за учебу в Координаторском центре дашь денежку. То есть за то самое дашь, чтобы не очень долбали тебя преподы и перемешивали с помоями. За десяток монет можно отмазаться от помоев или раздобыть стакан ржавой воды с плесенью.
  Интересная мысль, подумал Че Бэ Иванович, при чем здесь стакан ржавой воды, при чем плесень? Ну, насчет школы понятно. Само название "академия" навевает мысли про школу. Но стакан ржавой воды есть пережиток. На космическом челноке класса "Корыто" сколько угодно чистой воды. При чем воды обеззараженной, насыщенной витаминами. Это для тех, кто предпочитает воду, то есть не пьет водку. А для нормальных товарищей опять же найдется лучший антидепрессант, лучший дезодоратор и стимулятор всех времен и народов, или обыкновенная русская водка.
  Зажмурился Че Бэ Иванович, просчитал свои действия на пару ходов вперед. Вроде ничего нестандартного не случилось в Академии Сифы. Заказ выполнен, заказ принят. Ах, плата за принятый заказ какая-та нестандартная. Все может быть. Почему свободному чистильщику предлагают только стандартную плату? Как уже говорилось, двойная плата больше чем редкость, а десятикратная плата вообще не случается. Все-таки она не фикция, может быть, и есть настоящая реальность десятикратная плата.
  Только не думайте, что Че Бэ Иванович помешался на деньгах. Как уже говорилось, на деньгах (золото - деньги) помешался мутант Хрюколап, убийца координаторов. Для подкупа мятежных цивилизаций нужны деньги, лучше в конвертируемой валюте. Свободный чистильщик не участвует в столь грязном деле как подкуп. Его цели высокие, светлые, чистые. Для высоких целей так же нужны деньги, но в гораздо меньшем количестве. Повторяю, чистые деньги, валюта опять-таки конвертируемая. Впрочем, свободному чистильщику хватает на жизнь, даже если товарищ выходит раз в месяц на чистку. А какая жизнь у свободного чистильщика? Да все та же стандартная жизнь. Схватки, погони, членовредительство, шахматная партия с целой вселенной, победа на грани фола и опять-таки чистка.
  Пожалуйста, про победу на грани фола поподробнее. Здесь улыбнулся Че Бэ Иванович. Понятие ценообразования весьма абстрактная величина в разных условиях. В Координаторском центре одни цены, на планете, заселенной роботами, совершенно другие. Редкий координатор сунется на антибиологическую планету. Роботы не настолько миролюбивые существа, чтобы соблюдать нейтралитет при любых обстоятельствах. Есть прецедент, когда координаторы не возвращались с планеты роботов. И как отреагировал на это Координаторский центр:
  - Где наши ребята?
  - Их не было.
  - Как это не было.
  - Вот не было, и весь сказ.
  Хорошо защищенная космическими крепостями, боевыми астероидами, троекратной линией антилазерной обороны планета Робобикса не очень-то побаивается координаторского сообщества. В крайнем случае, можно воевать с роботами. Но это не наша война. Она унесет миллионы жизней и десятки миллионов единиц боевой техники. Из подобной войны победитель выберется настолько ослабленным, что любая малявка с большой лазерной пушкой станет проблемой. Нет, пускай живут себе роботы. Вот насчет малявки с большой лазерной пушкой разговор однозначный. Это работа для координаторов. Или хорошо оплачиваемое задание для свободного чистильщика, класса Че Бэ Иванович.
  Еще раз улыбнулся Че Бэ Иванович, покидая слишком зажелезишуюся территорию Академии Сифы:
  - Мир вам, братья по разуму.
  И задраил люк космического челнока класса "Корыто".
  
  НА ОРБИТЕ
  Вот мне чего-то не захотелось рассказывать про резкий старт космического челнока класса "Корыто", всякие там перегрузки, векторные усилия, прочую лабуду, к которой столь трепетно относятся координаторы-стажеры на первом курсе. Оно и понятно. Впервые допустили стажера до настоящего космического корабля класса "Таракан" или "Мымрик". Залил зеньки стажер бесполезной влагой (которая на Земле называется "слезы"), то есть выпустил бесполезную влагу от счастья стажер и давай нажимать на все кнопки. Отсюда резкий старт, всякие там перегрузки, векторные усилия, разваливающийся по кусочкам космический корабль "Таракан" или "Мымрик", героическая смерть на первом курсе... Че Бэ Иванович очень давно не стажер. Волосы его слегка поседели, душа слегка зачерствела, реакция улучшилась, а остальной организм обвыкся с многочисленными стартами и посадками на планетах с земной силой тяжести.
  Короче, стартовали. Че Бэ Иванович сделал несколько дежурных рывков с двадцатикратным ускорением. Оно на тот случай, чтобы стряхнуть паразитов, подцепившихся к кораблю несанкционированным способом. Как говорится, стандартный трюк в координаторском флоте. Обычный координатор, тем более свободный чистильщик, выносит двадцатикратное ускорение без расстройства желудка. Что не совсем относится к паразитам. О чем напоминают их расплющенные трупики в самых неожиданных местах, например, в бардачке с напитками.
  Мысль про напитки еще больше развеселила Че Бэ Ивановича. Значится так, следующие двадцать четыре часа оплачиваются по десятикратному тарифу. В оговариваемые двадцать четыре часа никого не надо мочить, стирать в порошок, приводить к общему знаменателю, то есть к кучке обезличенных атомов. Черные дыры скрежещут зубами. Красные гиганты пыхтят и газуют. Белые карлики утеряли надежду стать черными карликами. Вроде как внеочередной отпуск, только без девочек.
  Насчет девочек до желудочных колик развеселился Че Бэ Иванович. Интересно, а есть ли у роботов девочки? Или у роботов одни мальчики? Очень серьезные мальчики с гаечными ключами, где подкручивают, где откручивают, где стучат по железной балде. Па-а-анимаешь, товарищ балда, мужской интеллект сконцентрирован в одном уникальном месте, куда без гаечного ключа не добраться. Ах, па-а-анимаю, вот гаечный ключ. Стук да стук, получился еще один мальчик. И опять ни одной девочки.
  - За такое дело не грех выпить, - сам себя подзадорил Че Бэ Иванович.
  Выпивка в бардачке не самая дешевая, обычному координатору не по карману. Обычный координатор чаще пьет пасту из тюбика, чем живительный русский напиток под названием "водка". Вы теперь догадались, что не очень расстроился бывший координатор Че Бэ Иванович, расставаясь с координаторскими нашивками. Паста из тюбика есть удивительный сплав белков, жиров и углеводов, но водка есть водка.
  - К тому же самое время полюбоваться на звезды, - направился к бардачку товарищ свободный чистильщик.
  Черт подери, прикольная мысль. Мотается, можно сказать, между звездами некто свободный чистильщик, но нет у него времени полюбоваться на звезды. Просто времени нет. Работа настолько мудреная, что проскакивают мимо сознания звезды. Что у нас говорилось в самом начале рассказа? А то у нас говорилось про всяких сопливых придурков, которые не работают в космосе, но смотрят на звезды. Тебе вроде нечем заняться, ласковый наш? Заметили звездочку справа по курсу? Так сиди, так смотри, но ничего здесь не трогай грязными лапами.
  - Другого времени точно не будет, - Че Бэ Иванович взялся за клапан, открывающий бардачок, и рука его предательски замерла. Клапан оказался отжатым не до конца. Соответственно, крышка оказалась полуприкрытой, и пропускала внутренний холод.
  - Накаркал, - выругался Че Бэ Иванович.
  Наши звезды красивые.
  Красивее, чем требуется.
  Они точно спелые сливы
  Усеяли звездное небо.
  Наши звезды бездонные.
  Бездоннее, чем положено.
  Они по своим законам
  Устроили звездное торжище.
  Если чего не нравится
  В ранних звездных баталиях,
  Лучше сразу преставиться,
  Ну и так далее.
  Резкий снос клапана. Резкий рывок крышки. Из бардачка с двумя бутылками в обнимку вывалился маленький замороженный робот.
  
  ПЛЮС РОБОТИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ
  - Занимательный получается клейстер, - Че Бэ Иванович осторожно забрал бутылки у товарища робота, а что осталось сунул под тепловой вентилятор, - Теперь вместо маленьких паразитов катаются зайцами маленькие роботы.
  Впрочем, экземпляр маленького робота был совсем маленький, не более тридцати сантиметров в длину и десяти сантиметров в диаметре. Но никаких сомнений, это не рождественская игрушка, не пупсик под шоколадом, но настоящий, при чем исправно функционирующий робот. То есть разумная железяка.
  - И что мне с тобой делать? - Че Бэ Иванович уперся своими немигающими зрачками в немигающие шарниры товарища робота, - Может, спалить в топке?
  В этот момент глазные шарниры мигнули.
  - Простите, командир, - проскрежетал робот, - Мне пришлось спрятаться.
  - Ну да, ему пришлось спрятаться, - почесал затылок Че Бэ Иванович, - И почему я не удивляюсь? На моем корабле маленький заяц, простите, маленький робот. Семьдесят четвертый пункт сто первого параграфа международной космической хартии отмечает космический корабль как разряд частная собственность. Следовательно, к космическому кораблю применимы законы о частной собственности из международной хартии собственников. В международной хартии собственников черным по белому сказано (двести шестой параграф, седьмой пункт): проникнуть на космический корабль есть то же самое, что совершить преступление (карается по закону) против частной собственности. А что опять же "карается по закону"? А это на усмотрение частного собственника. Могу напоить пивом, могу выбросить за борт. Любой маленький робот знает закон, в его железной башке заложена соответствующая программа. Отсюда маленький робот не нарушает закон, чтобы не нарушалась соответствующая программа. И вдруг что я вижу? Нарушенная программа. Маленький робот вот так на халяву проник на корабль и спрятался, точно за ним гнались огромные злые собаки.
  - Правильная мысль, командир, - проскрежетал робот, - За мной гнались огромные злые собаки.
  Че Бэ Иванович еще раз почесал затылок:
  - Ну, это все объясняет. Если за одним маленьким роботом гнались огромные злые собаки, робот обязан был спрятаться. Ибо как поступают роботы, когда за ними гонятся огромные злые собаки? Правильно поступают роботы, они прячутся.
  - Вот мы и разобрались, - вроде бы с облегчением проскрежетал робот.
  Че Бэ Иванович уселся на пол возле железного малыша и перестал на него пялиться:
  - Кто говорит, что мы разобрались? Почему это мы разобрались? Я вот был дураком, дураком и остался.
  - Сочувствую, командир, - теперь вроде простуженный скрежет, - Биологические существа отличаются энергетическим непостоянством. У биологических существ бывают всплески умственной энергии, но бывают так же заскоки. Во время заскоков биологические существа впадают в депрессию, что иногда отрицательно сказывается на их информационной составляющей. В свою очередь отрицательная или усеченная информационная составляющая еще более развивает депрессию. Депрессивная составляющая растет в сторону бесконечности, информационная составляющая сводится к нулю, подстегивая рост депрессивной составляющей.
  - Короче, полный пипец, железяка.
  Робот немного смутился, робот попробовал согнуть-разогнуть свои сочленения:
  - Ну, фигурально выражаясь, так называемый пипец не совсем полный. Биологические существа легко восстанавливаются без капитального ремонта. Если биологическому существу отвинтить голову, то капитальный ремонт не понадобится. Но если биологическое существо только подпортить на информационном уровне, то оно еще может на что пригодиться, например, смазать маслом замерзшего робота.
  - Вот так я встану и пойду за маслом, - буркнул Че Бэ Иванович.
  Маленький робот никак не обиделся:
  - Я же не называл конкретное биологическое существо, то есть вас, командир. Я выражаюсь опять-таки фигурально.
  Все это дело очень и очень не понравилось Че Бэ Ивановичу. Как-то оно дурно попахивает. То есть попахивает некими неправильными связями плюс ингредиентами, не стыкующимися с правильной политикой координаторского движения. И вообще непонятно, чего расселся Че Бэ Иванович, не пьет водку, а слушает всякую хрень от какой-то там железяки.
  - Предлагаю закончить вводную часть, - сконцентрировался в определенный момент товарищ Иванович, - То есть ответить на первый конкретный вопрос, как тебя зовут, железяка?
  
  ОТ АВТОРА
  Наконец-то мы заговорили о книгах. Следовало начинать историю именно с этого разговора, то есть с разговора о книгах. Ибо книжное искусство самое ненавязчивое искусство в нашей вселенной. Оно не бьет по ушам и глазам. Оно не воздействует на внешние органы чувств. Оно одинаково приятно, что обезьянке, что кошечке и собачке.
  Я почему-то уверен, пришельцам понравятся книги:
  - Белое поле, и черные буквы на нем выглядят так завораживающе, так романтично.
  Несколько иного мнения придерживается величайшее светило нашей эпохи, то есть Владимир Александрович Мартовский:
  - Пришельцы прилетают на другие планеты работать, а не заниматься романтикой. Книги для них не более чем источник информации. Если книги не несут в себе информации, они такие книги без сожаления пустят на растопку.
  Притворно всплеснула руками Татьяна Анатольевна Мартовская:
  - Кощунство топить книгами.
  Но это не остановило справедливый гнев Владимира Александровича:
  - Есть книги и книги. Некоторые книги несут информацию, но их подавляющее меньшинство. Другие книги не несут информацию. Это так называемая макулатура. Пришельцы, заинтересовавшись книгами, скорее всего, утонут в макулатуре. У них потрясающая возможность разозлиться, устроить большой пионерский костер, и вместе с макулатурой слить в костер информацию.
  Опять интересный вопрос. Кому нужна информация с планеты Земля? А кому нужны вопли и визги обезъяноподобного человечества, еще называемые чувствами? Большинство книг упирают на чувства. В том числе книги Александра Мартовского, которые пока не подверглись обструкции. Ибо в книгах Александра Мартовского долго и упорно рассказывается о пришельцах, захлебнувшимися чувствами.
  Простите, дорогие товарищи, что расчувствовались пришельцы Александра Мартовского. Лучше бы они вели себя тихо и скромно, как стопроцентные роботы. Типа, я пришел с миром, бац, пуля в желудок.
  Кстати, о роботах. Кто сказал, что не чувствуют роботы. Сие неправильное представление о роботах. На заре человечества роботы едва двигались и выполняли элементарные операции. Про их чувства просто забыли. Никому не нужны чувствующие роботы, но нужны роботы, заряженные на элементарные операции. Чем быстрее робот выполняет элементарные операции, тем выше его ценность. Чем больше чувствует робот, тем медленнее выполняются элементарные операции, ценность робота снижается до нуля. Хотя неплохая задумка, посадить робота за книгу.
  Выглядит так. Робот перелистывает книгу, и заодно сортирует текст на бесполезный и информативный. Скорость чтения зависит от скорости перелистывания. В данном случае не обязательно выбрасывать книгу с первой страницы. Ибо выбрасывать книгу с первой страницы есть человеческий подход, что никак не относится к роботу.
  Провели сравнительный анализ. Человек взял книгу, человек прочитал первую страницу. На первой странице никого не ограбили, не убили, не изнасиловали, никто не сошел с ума, не превратился в мегаманьяка. Человек выбросил книгу. Чего не скажешь про товарища робота. Робот взял книгу. Робот прочитал первую страницу. На первой странице много всякой байды с грабежом, убийствами, изнасилованием и маньячеством, но ноль информации. Робот прочитал следующую страницу, затем еще следующую, и так до конца книги. Зажегся красный фонарь, никакой информации. Робот выбросил книгу.
  Вопрос Владимира Александровича:
  - Зачем кушать тухлое яйцо?
  Ответ Татьяны Анатольевны:
  - Тухлое яйцо незачем кушать.
  Когда откопали в помойке
  Один отвратительный вирус,
  В компьютере сдохли настройки,
  И многие файлы зависли.
  Но люди сидели спокойно,
  И даже никто не сморкался.
  Компьютерный вирус убойный,
  Но только для роботов касты.
  Зато эти роботы выли,
  И бились балдой о компьютер.
  А кое-кого схоронили
  Уже на ближайшее утро.
  Человек не из жести,
  Но в этом свои прелести.
  Простите, дорогие товарищи, тем и отличается книга от любого другого вида искусства, что информация в книге может появиться в любом месте, и не обязательно с первой страницы.
  
  БАЗА ТАРАКАНОВА
  Небольшая искусственная планета, радиусом около восьмидесяти двух километров, зависла чуть далее трех световых лет (по земному календарю) от звездной системы 37 Близнецов. По международному пакту о ненападении с планетой Робобикса ближе зависнуть не разрешается для искусственных планет подобного уровня. Иначе международный конфликт и война галактического масштаба.
  - Верные источники утверждают, - сказал лейтенант Муркотенок, - Свободный чистильщик Че Бэ Иванович появится на Базе Тараканова не позднее завтрашнего вечера.
  - И что забыл на Базе Тараканова свободный чистильщик Че Бэ Иванович? - переспросила цензор Клюк.
  - Возможно, очередную халтуру координаторского сообщества, - отмахнулся от вопроса лейтенант Муркотенок.
  - Ах, эти деньги, - вздохнула цензор Клюк, погружаясь в расслабленное состояние сна и покоя.
  Тебе надо вздремнуть, девочка, подумал лейтенант Муркотенок. Столько времени без сна и отдыха здоровенному мордобою не выдержать. Тем более не выдержать гражданскому лицу, еще недавно перекладывающему бумажки в Координаторском центре. Это Муркотенок до сорока суток может обходиться без сна и отдыха, а заодно без воды, пищи и воздуха. Хотя никто еще не пробовал на сорок суток перекрыть кислород Муркотенку, но цифры вроде бы правильные.
  - К сожалению, - сказал лейтенант Муркотенок, - Мы не в силах ускорить встречу с Че Бэ Ивановичем. Защитные кордоны планеты Робобикса никогда не пропустят в свою систему тяжелый крейсер координаторского сообщества.
  - А если одолжить у ребят легкий космический корабль или посадочную капсулу, - внесла предложение цензор Клюк, - Отчитаемся перед роботами, что пришли с миром, и они нас пропустят.
  Сложил губы трубочкой лейтенант Муркотенок:
  - Видите ли, очень умная и наивная барышня, роботы не доверяют координаторскому сообществу в такой степени, чтобы проигнорировать легкий космический корабль или посадочную капсулу координаторского сообщества. Роботы вообще никому не доверяют. Опять же у них сейчас повышенная боевая готовность из-за одной искусственной планеты в весьма недалеком космосе.
  Фыркнула цензор Клюк:
  - Я не наивная барышня. Во время студенческой практики я работала на Базе Тараканова и прекрасно представляю, что означает эта искусственная планета в составе координаторского сообщества.
  Не стал возражать лейтенант Муркотенок:
  - Я никогда не работал на Базе Тараканова. Мои сведения относительно Базы Тараканова почерпнуты из космической лоции. Исследовательский центр. Около сорока миллионов ученых товарищей, плюс члены их семей. Плюс современное вооружение и мощный собственный флот. В космосе так неспокойно. Простому исследователю не оторваться от материнской базы на парочку астрономических единиц, чтобы не отхватить плазменную пилюлю в желудок.
  Цензор Клюк с обожанием посмотрела на обожаемого кумира:
  - Товарищ лейтенант, мы серьезно выбились из графика и пока не достигли существенных результатов в поисках свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. Честно говоря, мне не нравится перерыв до завтрашнего вечера. Но с другой стороны, мы так и не договорились, как будем действовать в случае, гмы-гмы, неудачи.
  Почесал затылок лейтенант Муркотенок:
  - Нет проблем, когда получим по ушам от Че Бэ Ивановича, тогда и будем действовать.
  Почесала затылок цензор Клюк, подражая обожаемому кумиру:
  - Так не получится, товарищ лейтенант. Предлагаю легкую музыку, разлить по стаканам пиво и водку, ненавязчивый интим и задушевную беседу по всем нашим вопросам. Неужели не знаете, товарищ лейтенант, как легко разрешаются вопросы при задушевной беседе? Ах, не знаете, вы привыкли действовать силой? Я не против силы, товарищ лейтенант. Действуйте силой, товарищ лейтенант. Очень прошу вас, действуйте силой. Я подготовилась к вашим действиям, товарищ лейтенант, помыла уши, почистила зубы.
  Дернулся, но недостаточно быстро, лейтенант Муркотенок:
  - А какое отношение, милая барышня, ваши мытые уши и чистые зубы имеют к Че Бэ Ивановичу?
  Подвела реакция лейтенанта Муркотенка, но не подвела реакция товарища цензора, и очень жаркий поцелуй состоялся. То есть не совсем, чтобы на сто процентов состоялся очень жаркий поцелуй. Но он почти состоялся. Или еще точнее, продолжительность поцелуя была несколько завышенная с позиции Муркотенка и очень заниженная с позиции товарища цензора:
  - Ах, возьми меня, возьми Муркотенок! Я не милая барышня, но плохая и очень гадкая девочка! Ты не знаешь, насколько я гадкая девочка! Но возьми меня здесь и сейчас, или этого ты никогда не узнаешь!
  Совершенно невиданным образом огнедышащая цензор Клюк оказалась на коленях бойца Муркотенка:
  - Я хочу тебя Муркотенок!
  Ой, мамочки, как страшно, подумал товарищ лейтенант, я все еще девственник, и что мне делать в сложившейся ситуации?
  Но тут загорелся экран:
  - Командор Зельтц на связи.
  
  СНОВА РАБОТА
  Экстренное совещание. Исполнительный директор галактики Млечный Путь некто Товарищ Мышка развернул вторую правительственную бригаду для атаки, прикрываясь Базой Тараканова. Весьма неприятная новость, контратаковать вторую правительственную бригаду никак не получится. База Тараканова обладает внушительной огневой мощью, способной повредить защитные экраны четырнадцатой звездной эскадры.
  Но есть и хорошие новости. База Тараканова не выставила боевые корабли в поддержку Товарища Мышки. Извините, товарищ Мышка, мы исследовательская организация, в военных действиях не участвуем. Не стоит подсовывать нам бумажки под нос. Это в Координаторском центре чего-то значат ваши бумажки. Если хотите поговорить про молекулярный состав окружающего космоса, добро пожаловать на научный консилиум через пятнадцать минут. И прихватите сменную обувь.
  - Заходим свиньей, товарищи лейтенанты, - появилась бегущая строка на экране тяжелого крейсера К-142 класса "Гравитация", - Лейтенант Иванова на левом фланге, лейтенант Муркотенок в центре, флагманский крейсер на правом фланге, чуть сзади.
  - Почему это мы в центре? - обиженно прошипела цензор Клюк, скатываясь с колен Муркотенка, - Всегда мы в центре, всегда первые.
  Уф, подумал лейтенант Муркотенок, кажется, пронесло. То есть почти попался, но не попался. Надо действовать осмотрительнее, не терять бдительность. Хотя, что это было, черт подери? Словно трахнули по голове. Ничего подобного никогда не было, а теперь есть. Страшную, практически смертельную опасность почувствовал лейтенант Муркотенок. И посоветоваться не с кем.
  Вы же знаете, что координаторское сообщество оказалось не самым гостеприимным местом для бойца Муркотенка. Слишком медленно постигал азы боевой науки товарищ боец. Если желторотые юнцы и девчонки, у которых молоко на губах не обсохло, проходили курс астронавигации за два года, то Муркотенку на курс астронавигации потребовалось восемнадцать лет с хвостиком. И никого не заинтересовала такая мелочь, что Муркотенок в конечном итоге стал лучшим астронавигатором в нашей вселенной.
  А посоветоваться все равно не с кем. Че Бэ Иванович ловко скрывается от дружеских объятий товарища Муркотенка. Впрочем, в сложившейся ситуации не советчик Че Бэ Иванович. Что он может посоветовать, черт подери? Выпили по стакану, и жизнь наладилась. Выпили по второму стакану, и мысли встали на место. Выпили по третьему стакану, вроде ничего не было. Нет, не поможет Че Бэ Иванович, только мохнатая мама.
  Дорогая мохнатая мама, ты всегда оберегала своего котеночка от смертельной опасности. Но в какой-то момент вырос котеночек, отправился спасать от уродов вселенную. Вселенная бесконечная, уродам нет числа. Где же ты, мохнатая мама, чтобы дальше оберегать своего котеночка? Пустота. Исчезла мохнатая мама. Ушла в те края, откуда не возвращаются. Остался один Муркотенок.
  - Не хочу быть первой, хочу быть последней, - скривила губки цензор Клюк и облокотилась о пульт управления.
  Легкая рябь подернула экран. Вспыхнул красный фонарь, завыла сирена:
  - Введите правильную команду!
  Встряхнулся лейтенант Муркотенок. Что за ерунда происходит вокруг? Мы находимся на передовой, где рвутся снаряды. Никакой личной жизни, никаких расслабляющих и разлагающих душу воспоминаний. Мохнатая мама добровольно отказалась от своего котеночка, когда отдавала этого самого котеночка в Координаторский центр для переподготовки в величайшего мордобоя вселенной. Не нам судить, насколько правильно или неправильно поступила мохнатая мама. Есть факты, превратился в величайшего мордобоя вселенной бывший котеночек.
  Лейтенант Муркотенок отщелкнул несколько тумблеров и отжал несколько кнопок:
  - Извините, товарищ цензор, у нас не осталось времени, чтобы оспаривать приказы товарища командора. По Уставу координаторского сообщества товарищ командор имеет неограниченные полномочия в бою. Если вам кажется выбранная тактика не совсем правильной тактикой, сие можно обсудить после боя. Но во время боя приказы товарища командора не обсуждаются. Не могу ответить, почему товарищ командор выбрал именно такую тактику, оставив самый мощный крейсер на правом фланге. Как лейтенант, я доверяю товарищу командору.
  Обиженное сопение притихло:
  - Вы мой должник, товарищ лейтенант.
  Сдержал невольную дрожь лейтенант Муркотенок:
  - Извините, товарищ цензор, все долги после боя. Нам выпала честь первыми покрыть славой оружие. Такая честь выпадает лучшим из воинов. Такую честь упускать нельзя. Неужели, товарищ цензор, вам больше понравится тихое и непыльное место, откуда в собственное удовольствие можно наблюдать, как погибают герои?
  Широко раскрыла глаза и затопила восхищенными взглядами товарища лейтенанта цензор Клюк:
  - Ах, мой герой! Ну, конечно, мы будем в первых рядах, мы покроем славой оружие.
  
  ПЛОХОЙ МИР
  Командор Зельтц включила общевойсковую связь на всех диапазонах, используемых координаторским сообществом:
  - Товарищи координаторы, матросы и офицеры второй правительственной бригады, не поддавайтесь на провокацию исполнительного директора галактики Млечный Путь под псевдонимом Товарищ Мышка, сложите оружие. Никто никогда не видел Товарища Мышку. Может, вовсе не существует такого товарища. Положитесь на Устав координаторского сообщества. Положитесь на военный трибунал и суд офицерской чести. Товарищ Мышка развязал гражданскую войну внутри координаторского сообщества. Военный трибунал и суд офицерской чести оценят правомочность действий данного товарища. Воспользуемся возможностью обойтись без единого выстрела.
  Пауза. Затянувшееся молчание в эфире. Затем легкий металлический дребезг. Пошли странные звуки, не имеющие ничего общего с человеческой или биологической речью:
  - Товарищи координаторы, матросы и офицеры четырнадцатой звездной эскадры, вы совершили преступление против координаторского сообщества. Ваши действия караются немедленной смертью. Вторая правительственная бригада выполняет долг перед координаторским сообществом. Вторая правительственная бригада находится здесь и сейчас с единственной целью, чтобы покарать преступников. Сложите оружие. Выдайте мятежного командора Зельтц и его сообщников. У вас никаких шансов противостоять мощи обновленного космического флота. Ваши устарелые лоханки развалятся при первых выстрелах. Только отдавшись в руки законного правительства галактики Млечный Путь, вы получите возможность сохранить жизнь. Никакой гражданской войны. Да здравствуют свобода, равенство, братство!
  Чего-то не нравится мне этот дребезг, подумала командор Зельтц. Такое ощущение, что коварная Мышка пользуется несколькими модуляторами, чтобы изменить собственную речь до неузнаваемости. Поступок в стиле товарища директора. Вы меня не видели и не слышали. Вы меня не увидите и не услышите никогда, пока существует координаторское сообщество.
  Совесть моя в порядке, продолжила мысль командор Зельтц, но осадок остался. Очень бы хотелось обойтись без большой драки, после которой обязательно будут жертвы. Нам не нужны жертвы. Эти пацаны и девчонки, которые сейчас готовятся к бою, не затем пришли в координаторское сообщество, чтобы перерезать друг другу глотки. Они пришли охранять равновесие во вселенной. Так пускай охраняют равновесие во вселенной. Пока командор Зельтц разберется с надоедливой Мышкой.
  - Товарищ исполнительный директор галактики Млечный Путь, предлагаю вам поединок чести по Уставу координаторского сообщества. Сражаемся голыми руками и без оружия на предварительно выбранной для поединка арене. База Тараканова в данном случае почти идеальное место. Проигравшая сторона обязана выполнить требования победителя.
  Очередная пауза. Практически никаких звуков, кроме металлических плевков в пустоту. Далее невыносимый скрежет, как будто шлифуют напильником стекла:
  - Э, знаем мы ваши мурсианские хитрости. Выиграть у мурсианина голыми руками может только другой мурсианин. Еще более хитрый, еще более подлый. Извините, мятежница Зельтц, но никаких поединков чести не будет. Предатель координаторского сообщества не имеет права на поединок чести, что записано в вашем любимом Уставе координаторского сообщества. Сдавайтесь, и вас расстреляют, как заслуженного офицера, а не повесят, как последнюю суку.
  Еще и еще тишина, от которой самое время повеситься.
  Ребята собрались правильные.
  Читают приличные книги,
  Верят в приличных начальников
  И не суются в интриги.
  Но только достали стаканы,
  И водку в стаканы разлили,
  Как стали ребята неправильные,
  Как морду друг другу набили.
  Подавила прочие тяжелые мысли командор Зельтц. После него последовал условный приказ "начинаем атаку".
  
  ХОРОШИЙ МОРДОБОЙ
  Лейтенант Муркотенок подогнал тяжелый крейсер К-142 класса "Гравитация" на расстояние дальнего выстрела к однопалубному крейсеру Г-914 класса "Березка" и стал разворачиваться правым бортом. Команда однопалубного крейсера Г-914 не устояла перед искушением и дала залп из носового орудия. Этот залп мог вполне оказаться удачным из-за отсутствующего носового экрана на двухпалубном крейсере К-142. Но лейтенант Муркотенок успел завершить разворот на какую-то микросекунду раньше, чем многотонная плазменная болванка задела незащищенный корпус. В данном случае правый боковой экран сыграл роль амортизатора. Тяжелый крейсер К-142 немного тряхнуло, но так и не сбросило с выбранного курса.
  - В чем наше преимущество? - спросил лейтенант Муркотенок.
  - У нас больше тяжелых пушек, - ответила цензор Клюк.
  - Правильно, умная барышня, двухпалубный крейсер несет шесть тяжелых пушек против четырех тяжелых пушек на однопалубном крейсере. Наши пушки нижней палубы расположены идентично пушкам однопалубного крейсера: одна носовая пушка, одна кормовая пушка, по орудию по бокам. Плюс две независимые пушки верхней палубы, которые не имеют направленности и способны стрелять в любую сторону.
  - Значит, мы можем задействовать сразу три пушки с правого борта, товарищ лейтенант, против их единственной пушки.
  - Точно, милая барышня. Они разрядили носовую пушку, которая в свою очередь перезаряжается около четырех минут, и пока не представляет для нас конкретной угрозы.
  Лейтенант Муркотенок отщелкнул несколько тумблеров, отжал несколько кнопок на пульте:
  - Лейтенант Крокус приготовиться к навесной стрельбе. Сначала стреляет пушка нижней палубы, затем пятая и шестая пушки. Поправка - десятая часть градуса. Интервал - десятая доля секунды. Начало стрельбы, когда покажется седьмая полоса левого капонира.
  - Есть, товарищ командир, пушки к бою готовы.
  Цензор Клюк тупо уставилась на экран:
  - И когда покажется седьмая полоса левого капонира?
  Лейтенант Муркотенок загадочно улыбнулся:
  - Мы вступили в дуэль с хорошо натренированным противником. На однопалубном крейсере Г-914 прекрасно понимают наши теоретические преимущества в вооружении и собственные теоретические преимущества в скорости. Подойти для ближнего боя однопалубный крейсер вряд ли решится, пока однопилотные корабли не блокируют двухпалубный крейсер. Но однопилотные корабли вступят в игру только после нашего тройного залпа из дальних орудий. Видите ли, милая барышня, никому не хочется рисковать собственной шкурой.
  Почесала затылок цензор Клюк (фирменный знак координаторов, в том числе цензоров):
  - Но ведь однопалубный крейсер рискует.
  Состроил смешную мордочку лейтенант Муркотенок:
  - И да, и нет, милая барышня. На таком расстоянии защитные экраны однопалубного крейсера легко выдержат удар тяжелой пушки. Командир однопалубного крейсера заподозрил в нас чайников, готовых выйти из боя правым бортом. Поэтому он ложится на попутный курс левым бортом и готовится произвести устрашающий выстрел из своей пушки. Разворот у товарища очень грамотный, показалась третья полоса левого капонира.
  - А когда ожидать устрашающий выстрел?
  Прижал несколько кнопок и возвратил в исходное положение несколько тумблеров лейтенант Муркотенок:
  - Очень надеюсь, что мы не совсем чайники, что устрашающий выстрел станет последним выстрелом однопалубного крейсера Г-914. Видите ли, товарищ цензор, мы тут придумали маленькую мурсианскую шутку, называется "верни шары в лузу". Тяжелая пушка противника может прицельно выстрелить, когда покажется одиннадцатая полоса левого капонира. Учитывая дальность стрельбы и кое-какие вращающие факторы, мы нанесем упреждающий удар на их устрашающий удар, который весьма не понравится на однопалубном крейсере Г-914.
  - А если однопалубный крейсер не выстрелит?
  - Никаких "если", милая барышня. Стопроцентный отличник командует крейсером, у которого все шаги по учебникам.
  Следующая секунда показалась утомительно длинной для цензора Клюк. Вспотели ступни и ладони. Вспотели трущиеся места между ног, под грудью, в подмышках. Началось жжение в желудке. Очень хочется в туалет, мелькнула грешная мысль, но никак нельзя оторваться от экрана, никак нельзя пропустить загадочную седьмую полосу, после которой все и начнется.
  - Седьмая полоса! - дождалась цензор Клюк.
  Одна за другой с практически неощутимым перерывом ухнули три тяжелые пушки.
  
  ЕСТЬ КОНТАКТ
  Однопилотная техника противника рассыпалась веером и атаковала с правого борта отстреливающийся двухпалубный крейсер К-142 класса "Гравитация". Прекрасная тактика из тех же учебников. Двухпалубный крейсер без носового и хвостового экранов с тремя разряженными орудиями есть очень лакомый кусочек для однопилотных космических кораблей. Ему не отбрехаться на одних орудиях ближнего боя.
  - А мы попробуем отбрехаться, - демонстративно прикрыл глаза лейтенант Муркотенок, изображая глубокий сон.
  - Как же так? - в очередной раз подпрыгнула цензор Клюк на очень и очень неудобном пилотском кресле, - Товарищ лейтенант, вы не следите за ходом боя.
  - Чего за ним следить? - потянулся лейтенант Муркотенок, - На данный момент тяжелый крейсер К-142 изображает учебную мишень для превосходящих сил противника. Однопилотные корабли просто обязаны воспользоваться ситуацией и использовать собственную артиллерию дальнего боя. Их артиллерия дальнего боя значительно слабее нашей артиллерии дальнего боя по всем параметрам. Она же проигрывает нашей артиллерии ближнего боя по мощности, но дальнобойность ее чуточку выше. Отсюда сделали выводы.
  - Сейчас нам вломят по первое число, - хрюкнула цензор Клюк на манер расстроенной мурсианки и выскочила в коридор, чтобы немедленно облегчить желудок.
  Какая импульсивная девушка, подумал лейтенант Муркотенок, и очень опасная. От подобной девушки необходимо держаться подальше, чтобы избежать непредвиденных осложнений. Или не стоит держаться подальше? Че Бэ Иванович говорил, что многие девушки отличаются импульсивностью, пока не пристроишь их к семейной жизни.
  Не стал открывать глаза и подумал о семейной жизни лейтенант Муркотенок. Вроде бы работа координатора не имеет ничего общего с семейной жизнью. Постоянная опасность противопоказана для семейной жизни, но она же является основополагающим фактором работы координатора. Че Бэ Иванович говорил, что заведет семью несколько ближе к пенсии, то есть лет через триста-четыреста. То есть триста-четыреста лет можно заниматься постоянной опасностью и не думать о семейной жизни.
  Открыл глаза Муркотенок. Тридцать две яркие точки мельтешат на экране. Однопилотная техника ринулась всей сворой на якобы беспомощный крейсер. Еще три точки (тютелька в тютельку) приближаются к однопалубному монстру Г-914. Капитан-отличник явно обнаружил оголенную корму своего противника (без хвостового экрана). Капитан-отличник потирает руки, собираясь нанести устрашающий выстрел, который обязательно войдет в учебники. Еще чуть-чуть, еще немного, уже показалась десятая полоса левого капонира. А кто там летит? Да летит какая-та гадость, которая никак не успеет сорвать устрашающий выстрел. Не отвлекаемся. Ну, потрясет немного однопалубный крейсер Г-914. Может бутылка или стакан разобьются, но капитан-отличник в одном капонире от чертовски красивой победы.
  - Я успела? - словно обделанный слон выскочила из коридора товарищ цензор.
  - Вы успели, славная барышня, - без каких-либо эмоций сказал Муркотенок, - Не более трех секунд осталось до самой интересной части нашей программы.
  - Я не славная барышня, - фыркнула цензор Клюк, - Я очень опасная стерва, но только не для вас, лейтенант Муркотенок.
  Улыбнулся одними уголками губ величайший боец и один из самых непобедимых мордобоев вселенной. Чего-то не то говорил про семейную жизнь товарищ Иванович. Всякие девчонки попадаются во время войны за вселенную. В основном попадаются слабые девчонки, но такие девчонки не из координаторского сообщества. В координаторском сообществе попадаются всякие девчонки.
  Во-первых, координаторское сообщество не богадельня, не ясли, не монастырь для папочкиных дочек и маменькиных сыночков. Во-вторых, в координаторском сообществе строгий отбор, который слабаки не выдерживают. В-третьих, сама жизнь товарища координатора не для слабонервных и мягкотелых товарищей. В-четвертых, просто фантазирует Че Бэ Иванович, ибо не нашел пока настоящую девчонку.
  Зато в нашем случае случай тяжелый. Кажется, нашел боец Муркотенок настоящую девчонку. Не искал и нашел. Она такая кругленькая, она такая неистовая. Будет не просто товарищу бойцу с настоящей девчонкой. А когда боялся трудностей вышеупомянутый товарищ? А когда отыскивал обходные пути? Только не надо злорадствовать, всякие страхи или обходные пути так или иначе преодолевал боец Муркотенок.
  - Показалась одиннадцатая полоса капонира, - взвизгнула цензор Клюк.
  В тот же момент однопалубный крейсер Г-914 произвел выстрел из пушки левого борта. Исторический выстрел, которому удалось войти во все учебники координаторского сообщества. Но совсем не так, как рассчитывал капитан-отличник однопалубного крейсера Г-914. И вот почему. Бортовой щит однопалубного крейсера образовал коридор под плазменный заряд левой пушки. В этот коридор (тютелька в тютельку) легли три гостинца с тяжелого крейсера К-142 и затолкали плазменный заряд обратно в левую пушку.
  Потрясающее зрелище. Редкостный фейерверк из осколков.
  
  ВОТ И ПОЗНАКОМИЛИСЬ
  Раскаленные клещи, электрошокер, шипящее масло, прочая ерунда. Ничего этого не понадобилось в случае с маленьким роботом. Даже дыба для тараканов, что валялась под командирским креслом Че Бэ Ивановича, даже она не понадобилась. Робот охотно рекомендовался, как Семен Семенович Петров. Вполне нормальное, вполне подходящее имя для робота, рост тридцать сантиметров.
  - Ну, про вас, уважаемый чистильщик, мне и так все известно, - Семен Семенович отклонил слабые попытки Че Бэ Ивановича назвать свое имя, - Вы легенда нашей галактики, может быть, легенда целой вселенной. Ради собственных принципов вы отказались от блестящей карьеры в координаторском сообществе, после чего перешли на скромную работу свободного чистильщика. Вы не поддаетесь на провокации, не служите злу, не продаетесь за деньги. Я вами восхищаюсь, товарищ Че, я ваш очень давний поклонник.
  - Спасибо за доброе слово, железяка, - буркнул Че Бэ Иванович, - У меня, оказывается, завелись поклонники, которые втихаря проникают на космический корабль и прячутся в бардачке, чтобы раздобыть автограф.
  Робот Петров замахал тонкими шарнирными ручками:
  - Ну, не совсем так. Насчет автографа, конечно, предложение лестное, но не своевременное. Сперва надлежит решить несколько вопросов государственной важности. Затем можно расслабиться, выпить, послушать легкую музыку, получить автограф.
  Че Бэ Иванович сходил за стаканом:
  - Ладно, согласен. Я сегодня в приподнятом настроении. Не вышвыриваю космических зайцев в открытый космос, даже раздаю автографы, и могу поделиться водкой, если роботы пьют водку.
  - Роботы пьют водку без всяких "если".
  Че Бэ Иванович сходил за вторым стаканом:
  - Но перед тем как напиться предлагаю вполне законный вопрос, что ты за фрукт, железяка?
  - Я никакой ни фрукт, - немного обиделся робот Петров, - А потомственный инженер-схемотехник в седьмом поколении.
  - Пей, инженер-схемотехник, или сначала о деле?
  Несколько мгновений булькала жидкость внутри товарища робота. Затем произошел спиртовой выхлоп из боковых отверстий, которые классифицировал Че Бэ Иванович, как уши товарища робота. Затем Семен Семенович Петров, то есть товарищ робот, зашатался на тоненьких шарнирных ножках, но устоял:
  - Очень непростая вселенная роботов. Очень непростые внутри ее существуют законы. Очень непростое отношение железных товарищей к мягким товарищам. Но ты мне нравишься, человек. Мне даже кажется, что ты состоишь не из мягкой материи, но из куска высококачественного железа. Существует древняя легенда про человека, состоящего из куска высококачественного железа. Вот что я тебе скажу, человек, если найти человека, состоящего из куска высококачественного железа, и к нему прикоснуться хотя бы одним пальчиком...
  Робот Петров двинулся в сторону Че Бэ Ивановича с самыми серьезными намерениями, выставив вперед один пальчик. Собрались, сконцентрировались, что сейчас было? Ага, серьезный разговор по душам, в котором не участвует товарищ свободный чистильщик. Вывод правильный, чтобы участвовал в разговоре вышеупомянутый товарищ, надо расположиться поближе к его белому мягкому телу и не драть по пустякам глотку. Только на этот раз с шарнирными механизмами у Семена Семеновича случился явный облом. Не устоял, опустился на четвереньки товарищ робот.
  - Мне начинает нравиться, - Че Бэ Иванович поставил на пол стакан и бутылку, после чего сам насколько возможно приблизился к роботу.
  - Слушай, командир, ик, - робот выпустил спиртовой выхлоп из ротового отверстия, - Ты настоящий товарищ, ик, я тебя уважаю.
  - И я тебя уважаю, - как бы отмахнулся Че Бэ Иванович, - А что дальше?
  Но робота вроде зациклило:
  - Не прибедняйся, командир, уважение в нашем мире это так-к-кая штука. Ну, ты догадываешься, какая штука. Очень нужная, очень дельная штука. Может никто никого не уважает среди роботов. А я тебя уважаю. Мир настолько неуважительный, подлый. Разумные существа, в том числе роботы, погрязли в собственном эгоцентризме едва ли не до последнего атома. Вот существует мое собственное "я", которое разрешается уважать. Зато другое собственное "я", которое не мое, уважать никак не разрешается. Догадываешься, командир, робот Петров не относится к категории эгоцентрических роботов. У тех роботов к тебе уважения нет. Но у меня к тебе уважение есть. Зацени, командир, как я тебя уважаю.
  В следующий момент робот Петров полез целоваться и обниматься (при его-то росте) к Че Бэ Ивановичу. Но кое-чего не дорасчитал или перерасчитал робот Петров, что сейчас не имеет значения. Короче, робот уткнулся ушами в колено Ивановича. После чего упал на спину и испустил очередной спиртовой выхлоп из места, про которое в дамском обществе не упоминают:
  - Господи, как я всех уважаю.
  Ну, и как полагается, в конце трудов праведных робот Петров залился спиртовыми слезами.
  Снятся роботам злые кошмары.
  Жизнь опять же чертовски гнетущая.
  Вот навалится, мать ее, старость,
  И тебя искромсают на чушки.
  А за то, что когда-то горбылился,
  Даже масла кусок не получишь.
  Это было давно, это сплыло,
  Ты теперь заготовка вонючая.
  Как не хочется быть в куче гнили,
  Если рвутся в груди шестеренки.
  Робот нежный такой и ранимый,
  И вообще он похож на ребенка.
  Товарищи, берегите железо!
  Это ваше светлое будущее.
  Еще несколько спиртовых выхлопов. После чего робот Петров принял нормальное положение, соответствующее статусу взрослого половозрелого робота:
  - Чувствуешь, командир, я пришел спасти твою шкуру.
  
  ЛОГИЧЕСКОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Координаторский центр есть большая помойка. Тысячи дипломированных сотрудников, миллионы подсобных рабочих, плюс роботы. Только не думайте, что в Координаторском центре работают роботы на официальных должностях. Сие отрицает Устав координаторского сообщества. Никаких механизмов, никаких симбиозных форм, только живая биология. На этом разрешите поставить точку.
  - Извини, железяка, - поперхнулся Че Бэ Иванович, - Но ты меня вроде за дурака держишь.
  На самом деле про Координаторский центр можно рассказывать долго и нудно. Очень навороченная, очень обширная организация. Начиналась она в незапамятные времена с группы националистически настроенных товарищей. Устав. Тайный список действующих членов. Документы съездов и конференций. Регенерация и кусочек бессмертия. Хватит спорить, на начальном этапе все такое жесткое, ершистое, стопроцентный шовинизм энд национализм в белых тапочках. Затем организация разрослась, появились мутанты, биомеханические организмы и роботы, а первоначальный набор документов остался.
  - Эй, командир, не выпендривайся, - робот Петров состроил нечто под названием "хитрые глазки", - О выдающихся умственных способностях свободного чистильщика Че Бэ Ивановича среди роботов ходят легенды. Про умственные способности других человеков легенды не ходят. Мягкое человечество, бр-ры, просто гадость. Но про свободного чистильщика Че Бэ Ивановича, вопреки всем законам роботизированной логики ходят легенды. Так что полный нищак, роботы готовы жопу порвать каждому недоноску, что усомнится в твоем интеллекте.
  Попробовал выругаться Че Бэ Иванович, но промолчал. Только выживший из ума психопат станет ругаться с напившейся железякой. Вот про Координаторский центр информация дельная. Кто мог подумать, что механические шпионы наводнили Координаторский центр под видом вполне безобидных и даже полезных приспособлений.
  Как уже говорилось, в Координаторском центре по уставу роботов нет, но они есть. Робот-уборщик, робот-посудомойка, робот-кондуктор, робот в пиццерии. Мама моя, вокруг одни роботы. На самых непрестижных работах используются роботы. То есть вроде они не используются по Уставу, но на самом деле используются. Я не говорю про неразумные механизмы, подчиняющиеся определенной программе. Неразумные механизмы используются на заброшенных планетах, на урановых рудниках, в зараженных радиацией штольнях и шахтах. В Координаторском центре неразумные механизмы давно снесли на помойку. Прогресс, твою мать! Опять же используются не простые роботы с дипломами уборщика, посудомойки, кондуктора и пиццериста. В Координаторский центр не принимают подобное чмо. Или у тебя академический диплом, или канай раком.
  - Ха, - такое ощущение, что сделал выдающееся открытие Че Бэ Иванович, - Ваши уборщики, посудомойки и пиццеристы всего лишь скромные специалисты по ядерной физике.
  - Соображаешь, командир, - робот Петров изобразил некую фигню на железной мордахе, что по сути должно было показаться улыбкой, - Координаторский центр если не во власти, так под очень тщательным наблюдением роботов.
  Почесал репу и отмахнулся Че Бэ Иванович:
  - Меня это не касается.
  - Как это не касается, командир?
  - Как свободного чистильщика, черт побери! - вот теперь точно выругался Че Бэ Иванович, - Я забил во-от такой болт на всяких гребаных координаторов.
  И показал с помощью весьма характерных жестов, какой он забил болт.
  Робот Петров очень пристально посмотрел на Че Бэ Ивановича:
  - Знаешь, командир, некий робот Семен Семенович Петров не ради спортивного интереса нарушил мыслимые и немыслимые законы координаторского движения. Он проник в запретную зону для роботов. Он нейтрализовал собаку-убийцу. Он просидел в холодильнике чуть ли не по настоящий момент и чуть ли не отморозил себе железные яйца. Он раскрылся, чтобы увидеть некого уважаемого товарища, чтобы передать ему весьма полезную информацию. А товарищ развесил язык. Мол, катись на три буквы, мой маленький брат, я пью водку, я зашибаю почти запредельные бабки.
  Еще раз поморщился Че Бэ Иванович:
  - Так к чему мы пришли?
  - А к тому, что пора навести в нашем мире порядок.
  
  ЛОГИКА ВСЕГДА ЛОГИКА
  Планета Робобикса не самая роботизированная планета в галактике Млечный Путь. По скромной наводке тех же координаторов, в галактике наберется еще четырнадцать роботизированных планет. Железный шовинизм, ржавая демократия, отсутствие или контролируемое присутствие любой биологической формы. Вот что такое стандартная роботизированная планета, которую по той или иной причине прошляпили обезьяноподобные человечества или те самые биологические формы. Плюс военная мощь.
  Как бы выразиться без нестандартной лексики. Военная мощь необходима для любой планеты, зараженной вирусом разума. Для роботизированной планеты военная мощь необходима вдвойне. Плох тот разум (цитата из справочника по роботизации), который не умеет защищаться. Опять же планета Робобикса еще не полностью закрытая планета для биологического произвола (есть здесь кое-какие цветочки, порхают кое-какие мотылечки). Вот почему это не самая роботизированная планета в галактике. Но среди роботизированных планет она точно обладает максимальной военной мощью. С подобной планетой, как уже говорилось выше, в координаторском сообществе приходится считаться. Или, по крайней мере, вести тотальную слежку за товарищами роботами.
  А кто может вести слежку? Опять-таки роботы. Как оно не выглядит парадоксально, но роботов-шпионов хватает на любой стороне, как на стороне самих роботов, так и среди приверженцев координаторского движения.
  - Вы, товарищ Петров, самый главный шпион, - с усмешкой заметил Че Бэ Иванович.
  - Ничего подобного, - тут же отпарировал робот Петров, - Я инженер-схемотехник, не более. Но в нашей организации "свободных роботов" каждый инженер-схемотехник в определенный момент может взять на себя ответственность и выполнить смертельно опасное задание. Например, товарищ командир, за ныне совершенные действия некто робот Петров подлежит тотальной переплавке по законам планеты Робобикса и расщеплению на атомы по законам координаторского сообщества. Сначала под пресс, затем на коллайдер. А ты еще ухмыляешься. Вот и не может понять некто робот Петров, какого черта он помогает столь безалаберному свободному чистильщику Че Бэ Ивановичу.
  - Э, осади, - закружилась голова у Че Бэ Ивановича, - Базара было много, толку было мало. На настоящий момент как толкался в кромешной тьме Че Бэ Иванович, так он же продолжает столь идиотское мероприятие. В тайных структурах Координаторского центра мы разобрались. В тайных структурах планеты роботов, видит бог, разберемся. Но какого черта здесь делает некто свободный чистильщик? Прилетел-улетел, разрешите забрать деньги.
  Трудно разговаривать с настолько упрямым товарищем, подумал робот Петров, но разговаривать приходится. В задницу ключик не вставишь, мозги не подкрутишь. Мягкие товарищи обладают замедленной реакцией после стакана водки, и вообще они напиваются до чертиков. Другое дело, всегда трезвый, всегда подтянутый робот Петров. Опять же водка есть стимулятор для робота.
  - Я не открою страшную тайну, - робот Петров перешел на вполне официальный тон, каковым по его мнению лучше всего разговаривать со свободными чистильщиками, - То есть я ничего не открою, если скажу, затевается крупномасштабная космическая операция при участии Координаторского центра и военной машины роботов с планеты Робобикса.
  - Пускай затевается, - совсем распоясался товарищ Иванович, - Координаторский центр чуть ли не ежедневно разруливает крупномасштабные операции. Работа такая, черт подери. Где планету поджарить, где целый народ вычистить, где поставить правительство, где его снять, и так далее. Не позднее, как неделю назад господа координаторы накостыляли "синим слизням" - очередной мафиозной организации в далекой-далекой галактике. Я даже не припомню, как называется далекая-далекая галактика, то ли Крипта Черные Дроги, то ли Писета Южная Твердь, но господа координаторы не поленились пробраться в подобную даль, чтобы выполнить координаторский долг перед нашей вселенной. Ну, и что опять же координаторский долг? Повторяю, мне наплевать, мне хочется пить водку.
  Здесь вроде как вздохнул маленький робот:
  - Не получится пить водку.
  - Но почему не получится, черт подери! - в данную секунду Че Бэ Иванович подумал про молоток или какой чурбашек потяжелее, чтобы размозжить башку роботу, - Некто свободный чистильщик Че Бэ Иванович свою работу выполнил, некто свободный чистильщик Че Бэ Иванович может пить водку.
  - Все равно не получится, - робот Петров пнул стакан, - Потому что невыполненной осталась работа.
  
  МОМЕНТ ИСТИНЫ
  Робот Петров постучал себя по железной башке, сделал несколько пассов железными пальчиками, затем плюнул, дунул, испортил воздух - и включился главный бортовой компьютер космического челнока класса "Корыто".
  - Как это у тебя получается? - не сумел сдержать восхищение Че Бэ Иванович.
  - Пустяки, схемотехника.
  Заработали все три монитора, на которых появилась весьма занимательная картинка в трех ракурсах. А что на данной картинке? Может, обнаженные роботы? Или еще интереснее, может, девочки-роботы? Не угадали, черт подери. Я говорю, картинка весьма занимательная. Вот Че Бэ Иванович открывает двери в приемную его превосходительства Сифы Шестнадцатого. Он же, то есть Че Бэ Иванович, в приемной его превосходительства Сифы Шестнадцатого. Он же кладет шкатулку в некий, якобы предназначенный для подобного действия ящик. В верхнем правом углу пошел отчет времени. При чем в обратную сторону. Изначальная цифра сто двадцать минут (по земному времяисчислению). Следующая цифра сто девятнадцать минут пятьдесят девять секунд. И так далее.
  - Ерунда какая-та, - удивился Че Бэ Иванович.
  - Не совсем ерунда, - робот Петров подобрался как можно ближе к центральному монитору, ткнул в экран пальчиком, - Сейчас вы видите запечатанную шкатулку, внутри которой находится некий пергамент. Сверху бежит время, в течение которого шкатулка будет обрабатываться и распечатываться. Так называемая стандартная процедура на планете Робобикса против несанкционированного биологического вмешательства.
  - Два часа? - еще больше удивился Че Бэ Иванович.
  Робот Петров придал себе вид препода, после чего перешел на менторский тон:
  - Так называемый малый цикл. В случае каких-либо сбоев или подозрения, что биологическое вмешательство произошло, включается большой цикл продолжительностью двадцать один час, плюс один час на передозировку. Если большой цикл дает положительный результат, то исследуемый объект уничтожается без вскрытия.
  - Но в нашем случае ничего не произойдет.
  - Видишь ли, командир, - робот Петров неуловимым движением пальчиков изменил картинку, - В нашем случае будет, как полагается.
  На экране мониторов появились весьма странные роботы, увешанные щупальцами и всевозможными приспособами. Роботы окружили тройным кольцом аппаратуры шкатулку. Роботы создали энергетический купол над шкатулкой. Они же расставили чувствительные датчики в непосредственной близости от шкатулки и сверхчувствительный компьютер в самом занюханном закутке приемных покоев. Время на центральном мониторе космического челнока класса "Корыто" - двадцать четыре минуты восемнадцать секунд.
  - Так называемый "момент истины", - проворчал свободный чистильщик Че Бэ Иванович.
  - Твоя истина, командир, - отозвался шестереночным скрежетом робот Петров, - До настоящего момента мы наблюдали процесс в записи, сейчас наблюдаем процесс в реальном времени. Через двадцать четыре минуты с копейками малый цикл закончится с отрицательным результатом. Товарищи роботы вскроют шкатулку, извлекут тот самый пергамент. Затем вступит в действие план координаторского сообщества, и начнется очередная война за мировое господство.
  Че Бэ Иванович пожал плечами:
  - Что-то ты не о том говоришь, железяка.
  Робот Петров изменил картинку:
  - Нам спешить некуда. Предлагаю уникальную возможность ознакомиться с содержимым шкатулки за двадцать четыре минуты ноль-ноль секунд до ее вскрытия. Читаем секретный текст.
  На экране стал разворачиваться пергамент.
  
  СИФНЕТЫ
  ***
  В мире много дури новой:
  То тупой, то бестолковой.
  Без облома и с обломом,
  Без диплома и с дипломом.
  Без отвала и с отвалом,
  А еще с большим кагалом,
  А еще с партийным грифом,
  Если этот гриф про Сифу.
  ***
  Сифа вылез из параши.
  Нет его на свете краше.
  Нет его на свете лучше,
  Хоть уделайся на путче.
  Потому что этот малый
  Паренек весьма бывалый
  И конечно очень гордый,
  Что на морде, что за мордой.
  ***
  Сифа, Сифа, Сифачок,
  Ты зачем поел толчок?
  Ты зачем его умял,
  Как армейский генерал?
  Как великий президент
  Отрубил его в момент,
  Да чертовски оборзел,
  Будто родину поел.
  ***
  Род у Сифы самый длинный,
  И вообще весьма старинный.
  Сифин род идет от Ноя,
  От его сынка героя.
  Что был ласковым сынком
  Под отцовским сапогом.
  И за это, и за это
  Получал одни конфеты.
  ***
  Бабка Сифина была
  Не какая-та пила,
  Не какая-та зануда
  И сортирная посуда.
  Не какой-то тама сор.
  От нее сомлеял Тор
  И привел себе на ложе,
  Да простит красотку боже.
  ***
  Ну, а Сифовый батяня
  Бегал русскими полями.
  Рвал дурацкие удила,
  Да заигрывал с кобылой.
  То с одной, то с сотней разом,
  Чтобы уберечь от сглаза.
  Чтобы уберечь от чурки
  Доброй палкой Сифки-бурки.
  ***
  Сифа, Сифа, Сифотня,
  Что ты смотришь на меня?
  Я не гад и не скелет,
  И не дамский туалет.
  Не славянская заноза,
  Не примочка от склероза.
  Не кретин с душой бесчестной.
  Всего-навсего железка.
  ***
  Дай-ка парень Посифуем.
  Это нравится холуям.
  Ты заедешь мне по заду,
  Я лишу тебя фасада.
  Ты отвесишь оплеуху,
  Я тебе отрежу ухо.
  Да еще пошлю домой
  Вместе с взрезанной килой.
  ***
  Сифе нравятся иголки.
  И еще, конечно, елки.
  Он блюет от елок просто,
  Покрывается коростой,
  И балдеет, и торчит,
  Когда елки Сифарит.
  Да нужду по ним справляет,
  Что амброзию вкушает.
  ***
  Есть на Сифу в мире спрос,
  Забодай его понос.
  Коль от Сифовой болезни
  Вся вселенная не треснет.
  Не порвется по частям,
  Не отправится на хлам,
  И не станет побирушкой
  В государственной кормушке.
  ***
  Если мальчик не Сифняк,
  Значит вырастет дурак.
  Ибо этому парнишке
  Не украсть дырявой шишки.
  Не украсть куска бумаги,
  Хоть он хрюкнет на коряге,
  Или впишется на кол,
  Чтоб конец скорей пришел.
  ***
  Для гвардейца Сифакера
  Есть достойные примеры.
  От анналов негодяев,
  От щедрот родного края.
  От совдеповской берданки,
  Да до пушки и до танка.
  Да до той шершавой попки,
  Что сидит себе на кнопке.
  ***
  Снова чертова Сифавка
  Наколола три булавки.
  Ту с рубином, ту с алмазом,
  Ну а ту с дурной заразой.
  И заразу отвалила
  На откормленные рыла
  Президентов и премьеров,
  И других пенсионеров.
  ***
  Это что за Сифокант?
  Настоящий дилетант.
  Что в трудах, что в эмпиреях,
  Но зато под портупеей.
  И с большой-большой звездой,
  Да еще там не одной.
  Как прыщи алеют звезды
  На его мордахе грозной.
  ***
  Из Сифового болота
  Пробрала меня икота.
  Я чего-то там напился,
  Потому и отрубился.
  Где на смех, а где на страх
  Стал пампухой в отрубях.
  У которой по желудку
  Разбежались Посифутки.
  ***
  Дети, дети, это Сифер,
  А не русский калорифер.
  Он работает отменно,
  Если дашь ему поленом.
  Он работает без дури,
  Если всадишь в него пулю.
  А еще гундосит дружно,
  Если никому не нужен.
  ***
  Можно плюнуть на законы
  В лучшей партии Сифона.
  Эта партия такая,
  Что для всех она родная.
  Для богатых и для бедных,
  Для хороших и для вредных.
  Для кривых и для убогих,
  И для праведного бога.
  ***
  Есть болезнь такая - Сифа,
  Даже задница охрипла.
  С комсомолочками в бане
  Ее за денежки поймали.
  И теперь не отпинаться,
  Даже если постараться.
  Государь ты и предтеча,
  Но болезнь твою не лечат.
  ***
  А у бедного урода
  Нет ни капельки свободы,
  Потому что у кретина
  Нет от Сифы половины.
  Нет от Сифы четвертушки
  И ободранной полушки.
  Нет ни капельки до кучи
  Из Сифовой коробучи.
  ***
  Знают Сифнутые дети
  Завоняло на планете.
  И такой поганой шарой,
  Что планета стала старой.
  Стала пакостной и хилой,
  Словно Сифу позабыла.
  Позабыла эту душу
  За своей зловонной тушей.
  ***
  Я старею - ты стареешь.
  Я глупею - ты глупеешь.
  Мир летит по крохам в яму,
  Мир летит туда упрямо.
  Все теряет мир Сифатый,
  Очень мерзкий и патлатый.
  Очень гнусный и прикольный,
  Но от этого довольный.
  ***
  Да чего там веселиться,
  Строить Сифковые лица.
  И на лица бить оливки,
  Будто это пули Сифки.
  Вспоминать страну изгоев,
  Быть паршивым маромоем.
  То стреляться, то топиться.
  Да чего там веселиться?
  ***
  Сифа, Сифа, Сифалун.
  На тебя летит колун.
  Хорошо себе летит,
  Будто наголо обрит.
  Будто жаждет быть с тобой,
  Что с милахой роковой.
  И тебе наделать щей
  Из клопов и из клещей.
  ***
  Я, конечно, не железка.
  Я - товарищ бесполезный.
  Если где-то подшучу,
  Сам же это проглочу.
  Сам же этим подавлюсь,
  Или в этом утоплюсь.
  Или выдавлю Сифнет.
  На который спроса нет.
  ***
  Но при всей моей структуре
  И при всей моей натуре
  Я не старый коробок,
  Не обрыганный сапог.
  Не любитель выть без соли,
  Не любитель выть от боли.
  Не любитель заливать
  И Сифотку подгонять.
  ***
  У меня моя Сифотка
  Настоящая красотка.
  Даже житница идей
  Для чертей и для детей.
  Даже житница обновок
  Для детей и для чертовок.
  А еще такая тварь,
  Что хоть задницу запарь.
  ***
  Ветер свищет, ну и пусть,
  Отлетает к черту грусть.
  В этом главная потеха,
  Если Сифе не до смеха.
  Если киснет бедный Сиф,
  Волочится на обрыв.
  А оттуда без резонов
  Хочет прыгнуть к черту в зону.
  ***
  Сифа, Сифа, не балуй,
  Распроклятый обалдуй.
  Помни пращуров обломки,
  Думай так же о потомках.
  О раздолбанной стране,
  О партийном колуне.
  Да о новых нуворишах,
  У которых едет крыша.
  ***
  Ну, а я тебе по праву
  Закатаю к черту славу.
  И такую закатаю,
  Что тебя обматюгаю.
  Да попробую учить,
  Как при гадах дальше жить,
  Как сыскать себе награду
  От любой блохи и гада.
  ***
  Эти черти от непрухи
  Понатрескались Сифухи,
  Понатрескались ошметков
  Вместо меда, вместо водки.
  И огромными задами
  Залегли под образами.
  Чтоб с тобою не якшаться -
  В одиночестве скончаться.
  ***
  Только ты не унывай,
  То, что надо подмывай,
  Обстригай, чего не стоит,
  Не лежи под маромоем.
  Сам себя всегда блюди,
  В славянинах не ходи.
  Если вырастешь Сифищей,
  Не возьмет тебя кладбище.
  
  ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ
  - Ничего не получается, - сказал Че Бэ Иванович, - Перед нами какая-та галиматья, не имеющая ни литературной, ни исторической ценности.
  - Ой ли, - возмутился робот Петров, - Когда-нибудь я приведу выдержки из генеалогии самых родовитых родов планеты Робобикса. Но поверьте мне на слово, командир, они все перечислены в так называемом пергаменте.
  - Сие ничего не доказывает, - попытался скорчить улыбку Че Бэ Иванович, - Мало ли какому филологу моча ударила в голову. Ах, это наше нетленное прошлое! Ох, мы тут все как один! Эх, хорошая подобралась команда! Господа филологи тем и пробавляются, что в нужное время в нужном месте вставляют нужные эпитеты в технологический процесс. Нечто подобное мы наблюдали на планете Земля в шестидесятые годы двадцатого века (по земному летоисчислению), когда господа филологи провозгласили рай на планете Земля. Настолько удачным получился филологический рай, что господа нефилологи вопреки фактам в подобную глупость поверили.
  Че Бэ Иванович в очередной раз сплюнул на пол. Ну, что за детский сад? Ну, что за ерундой занимается по большому счету серьезная организация? Каждый раз в Координаторском центре дают все более и более дурацкие задания. Хорошо, что деньги хорошие. Насчет денег вынужден торопиться Че Бэ Иванович. Конкурент Хрюколап весьма расторопный товарищ. Вот задания чертовски дурацкие. Принеси, унеси, подбери, подотри чью-то задницу. Ни одного приличного мордобоя. Нет, в следующий раз точно откажется Че Бэ Иванович. История с пергаментом его доконала. Сами приносите, сами уносите, сами разбирайтесь со своей задницей. А еще кто кого родил, кто кого крестил, кто кому какую хрень должен.
  - Ничего не знаю про шестидесятые годы двадцатого века (по земному летоисчислению), - сказал робот Петров, - И знать не хочу. Но у нас есть время, чтобы подискутировать на тему "мировое господство". Очень занимательная тема. Главное, что "мировое господство" не дает покоя некоторым ответственным лицам в координаторском сообществе. Примерно то же самое происходит на планете Робобикса. Ибо на планете Робобикса собрались самые непримиримые милитаристы из механического мира роботов.
  - А мне что с того? - чуть ли не обиделся Че Бэ Иванович, - Милитаристы с одной стороны, милитаристы с другой стороны. Сие есть закономерный процесс, когда интересы милитаристов сталкиваются, когда начинается вселенская бойня. Но я то свободный чистильщик, я не поддерживаю никакую сторону. Хороший корабль, стакан водки, чего еще надо свободному чистильщику? Выпил водку, сел на корабль, поминай, как звали. Вы тут ребята устраиваете мордобой, но только без меня, без простого русского парня, который растворился в просторах вселенной.
  - Сбежать не удастся, - проворчал робот Петров.
  - Почему не удастся? - Че Бэ Иванович снова подумал про топор и кувалду на голову ворчливого робота, - Это не война свободного чистильщика. Все равно во вселенной происходили, происходят, будут происходить войны. Сильные твари бьют слабых овечек, затем дерутся между собой из-за добычи. Мне наплевать, что сотворят друг с другом сильные твари. Примерно то же самое происходило на планете Земля в шестидесятые годы двадцатого века (по земному летоисчислению). Так называемые шестидесятники (те самые господа филологи) забили и растоптали прочих товарищей, которые попытались составить им конкуренцию. Но и между собой не поладили вышеупомянутые господа. Значит так надо. Значит иначе никак не сохранить равновесие внутри перевозбужденной вселенной.
  Робот Петров украдкой взглянул на экран, где суетились многочисленные роботы:
  - Все равно не удастся.
  Здесь просто озверел товарищ Иванович:
  - Хватит темнить, железяка. Ну-ка отвечай, что за хрень вокруг происходит, или сорву твой железный чайник.
  Ответ оказался на грани безумия:
  - Пергамент с планеты Земля. Вот почему ни черта не удастся.
  
  ОТ АВТОРА
  Как-то легко и ненавязчиво тема биологических пришельцев превратилась в тему роботизированных пришельцев. Основная мысль, что роботы развиваются куда интенсивнее, чем их биологические собратья по разуму. И тому несколько причин.
  Во-первых, биологическое разумное существо не поддается перепрограммированию в крупных масштабах. Чуть вошло в возраст биологическое разумное существо, как его программа стабилизируется и практически не подлежит изменению. Легче ликвидировать биологическое разумное существо с застарелой программой, и вырастить биологическое разумное существо нового типа с новой программой.
  Во-вторых, быстродействие и производительность робота величина переменная. Новые чипы и примочки могут увеличить быстродействие на много порядков, а производительность довести до абсурда. Если биологическое разумное существо подвержено всевозможным формам усталости, легко ломается и выходит из строя, то роботу подобная беда не грозит. Заменили сломанную деталь, пошла в прежнем темпе работа.
  - Очень сложно или практически невозможно создать многофункционального робота, - заметил Владимир Александрович Мартовский.
  - Роботов создают для определенной, иногда узконаправленной операции, - согласилась Татьяна Анатольевна Мартовская, Поэтому робот-библиотекарь не ремонтирует сантехнику, а робот-сантехник не читает книги.
  Мне подобные аргументы очень понравились:
  - Но и человек-библиотекарь не ремонтирует сантехнику, а человек-сантехник не читает книги.
  Хотя с другой стороны, не стоило путаться под ногами у очень умных товарищей, решающих непростую проблему пришельцев (в том числе роботов-пришельцев) с позиции философии.
  Нахмурился Владимир Александрович Мартовский:
  - Человек-библиотекарь так же не читает книги, но отвечает за их сохранность.
  Нахмурилась Татьяна Анатольевна Мартовская:
  - Зато любители книг очень любят ковыряться в сантехнике, после чего сантехника наглым образом не работают.
  Хмурые взгляды обратились именно в мою сторону. Я сначала попробовал что-то сказать про сантехнику, которая либо работает, либо не работает. И прикусил язык. Будут бить, мелькнула грешная мысль, если в философской беседе тем или иным образом отразится сантехника. А у меня еще столько недоделанной работы.
  Прикушенный язык выбрал правильную фразу:
  - Никто не отрицает определенные преимущества человека над роботом, но в книжной индустрии робот способен добиться значительных успехов.
  Фраза никого не обманула, но мордобой на время откладывается.
  - Мы не против книжной индустрии, контролируемой роботами, - сказала Татьяна Анатольевна Мартовская, - Человеческая книжная индустрия вышла из-под контроля и утеряла чувство реальности.
  - Между прочим, - добавил Владимир Александрович Мартовский, - В двадцать первом веке электронная книга сделала гигантский рывок и обошла по всем показателям классическую бумажную книгу.
  - Опять же электронная книга больше подходит для роботов. Ибо электронная книга может непосредственно загружаться в мозг робота и там подлежать обработке.
  - Ну и с деньгами решенный вопрос. Кто же платит за электронную книгу в России? Скачал из Интернета, на том и спасибо.
  - Следовательно, электронные книги пишут истинные энтузиасты, не рассчитывающие на вознаграждение.
  - Ну и в таких книгах можно найти информацию.
  Деньги сгубили искусство,
  Деньги культуру сгубили.
  Тупо, противно и грустно
  Трупики тухнут в могиле.
  Деньги великая сила
  Лишь для уродов душевных.
  Дальше дерьмо и могила,
  Недостижимые цены.
  Если кому надоело
  Быть постоянно в офсайде,
  Беритесь, ребята, за дело,
  Деньги скорее стругайте.
  Если денежная течка,
  Можно хорошо поразвлечься.
  Затем Татьяна Анатольевна ушла в магазин, а Владимир Александрович (переполненный энтузиазмом) решил пересмотреть мое электронное творчество:
  - Исключительно для любознательных роботов.
  
  И ПРОДОЛЖАЕТСЯ БОЙ
  Командор Зельтц включила внешнюю связь:
  - Товарищи координаторы, матросы и офицеры, прекратите бессмысленное сопротивление. Почтим память героев, погибших во время братоубийственной войны. Вы потеряли флагманский корабль Г-914 класса "Березка" вместе с подлым предателем под псевдонимом Товарищ Мышка, больше некому подбивать вас на предательство. Сложите оружие. Вместе вернем былую славу четырнадцатой звездной бригады.
  Никакой паузы. Жуткий треск, много металла, слишком много металла. Ой, как не просто выдержать мерзкие звуки:
  - Наглая ложь? Никто не погиб! Только последний придурок будет торчать на разваливающейся и застарелой посудине! Товарищи координаторы, матросы и офицеры, мы пожертвовали одним бесполезным кораблем, но поймали в ловушку подлых мятежников. Подлые мятежники подло убили наших товарищей, используя свое преимущество старого оружия над старым оружием. Но сейчас они испытают всю мощь нового оружия. Наша месть за погибших товарищей будет ужасной.
  Командор Зельтц переключилась на внутреннюю линию, то есть на линию с бегущей строкой и секретными кодами.
  - Лейтенант Муркотенок, доложить обстановку.
  - Жарко, но держимся, товарищ командор.
  - Лейтенант Иванова, доложить обстановку.
  - Перехожу к плану "Ёк", товарищ командор.
  Ничего сверхъестественного не произошло, подумала командор Зельтц. Жалко, конечно, однопалубный крейсер, сейчас такие не делают. Но однопалубный крейсер Г-914 класса "Березка" с самого начала сражения оказался списанным в смертники. В противном случае враждующие стороны могли разойтись бортами для позиционной войны. То есть для такой войны, когда кто-нибудь ошибется и будет пойман на ошибке.
  Позиционную войну не признавала и ненавидела командор Зельтц. В позиционной войне куда труднее управлять экипажем, чем во время молниеносной атаки. Духовные и физические силы изматываются, моральный климат становится невыносимым, даже взрывоопасным. Самая простенькая неудача может привести к катастрофе.
  - Лейтенант Муркотенок, попробуйте продержаться еще две минуты.
  - Слушаюсь, товарищ командор.
  - Лейтенант Иванова, отставить план "Ёк". На вашем фланге активировались заградители.
  - Перехожу к плану "Ёр", товарищ командор.
  Кажется, все. Больше ничем не может помочь командор Зельтц своим доблестным воинам: лейтенанту Ивановой, лейтенанту Муркотенку. Две минуты - страшный промежуток времени, гигантский промежуток. Или точнее, одна минута сорок восемь секунд. Должен выстоять одну минуту сорок восемь секунд лейтенант Муркотенок на занимаемой им позиции. Или точнее, одну минуту тридцать шесть секунд. Есть еще двенадцать секунд у товарища Муркотенка, чтобы подготовиться к массированному навалу противника.
  Что можно сделать за двенадцать секунд? Смутилась командор Зельтц, за двенадцать секунд можно сделать многое. Например, выпить стакан водки и прогорланить застольную здравницу. Но почему-то не лезут в голову здравницы, не хочется пить водку. Тогда можно проверить аварийное оборудование и просчитать пути отхода в случае неудачи. Но почему-то не просчитываются пути отхода, не хочется заниматься проверкой. Тогда можно вспомнить прошлую жизнь.
  А это дело, вспомнить прошлую жизнь. Скажем, вспомнить в ярких фрагментах, несущих исключительно положительный отпечаток. Много ли было подобных фрагментов? Ну, не совсем чтобы много, но кое-чего накопать можно. То есть кое-чего, пока командор Зельтц не ушла в космос.
  Планета Мурс. Цветущий сад. Маленькая девочка с извечно разбитыми коленками жует мурсианскую грушу. До чего же вкусная груша. Мамочки, какое непередаваемое наслаждение, стоять и жевать грушу. Всего лишь жевать, окунувшись на сто процентов в процесс жевания. Груша большая, хватит надолго.
  Сзади шаги. Маленький мальчик несет еще одну грушу. Маленький мальчик с вечно разбитыми коленками, как у маленькой девочки. Извините, товарищ мальчик, вы пришли слишком поздно, нам не нужна ваша груша. Извините, товарищ девочка, что мне выкинуть эту грушу?
  Привидится такое, подумала командор Зельтц. Планета Мурс. Первая детская любовь. Маленькая девочка Зельтц еще не стала взрослой девочкой. Маленький мальчик Мухолов еще не стал взрослым мальчиком. Они резвились среди цветов и высокой травы. Они постоянно спотыкались о пни и коряги, попадали в канавы и разбивали коленки.
  Затем мурсианин Мухолов стал скитальцем. Мамочка родная, почему он так поступил? Почему он бросил свою подружку по детским играм и синякам на коленках? Что случилось с тобой, первая и последняя любовь командора Зельтц? Неужели нельзя было взяться за руки, чтобы вместе уйти в космос?
  Мурсианка Зельтц стала координатором. Мурсианин Мухолов водил тяжелые транспорты и помогал мятежникам эвакуироваться с планет, аннексированных координаторами. Однажды их корабли встретились. Координатор Зельтц блокировала четырнадцатой звездной бригадой несколько жалких транспортов с десятками тысяч мятежников на борту. Скиталец Мухолов отделился от мятежников на устаревшем истребителе класса "Румба" и попытался ценой собственной жизни прикрыть жалкое отступление мятежников.
  - Ты зачем тогда ушел, Мухолов?
  - Виноват, товарищ командор, но я не мог поступить иначе.
  Отсалютовала командор Зельтц, и в соответствии с пунктом 227 Устава координаторского сообщества ("не вступать в прямые стычки со скитальцами") отвела четырнадцатую звездную бригаду в гиперпространство.
  
  ТРИДЦАТЬ ДВА НА ОДНОГО
  Однопилотная техника второй правительственной бригады заняла ударную позицию. Взрыв однопалубного крейсера Г-914 класса "Березка" несколько затормозил рокировку необстрелянных пилотов. До товарищей пока не дошла известная истина, что в реальном бою атакуемая цель не только стреляет, но иногда попадает. Однако зерна сомнения легли на благодатную почву. Лейтенант Муркотенок выиграл дополнительные девять секунд. Какая-никакая победа.
  - Лейтенант Крокус, к нам подкрадываются заградители, вы можете их достать из боеспособных орудий?
  - Никак нет, товарищ командир.
  - Все равно держите хвостовое и носовое орудие в абсолютной готовности. Может какой-нибудь рискованный отличник попытается проскочить сектор обстрела.
  - Слушаюсь, товарищ командир.
  Через две с половиной минуты завершится зарядка дальнобойных пушек второй палубы и правого борта. Почти на минуту раньше командор Зельтц активирует план "Ёр". Однопилотная техника к этому времени просто обязана покончить с тяжелым крейсером К-142 и отойти под защиту однопалубных крейсеров и заградителей второй правительственной бригады.
  Наивные ребятишки, потянулся лейтенант Муркотенок в кресле пилота. Четырнадцатая звездная эскадра хотя и является жалкой тенью четырнадцатой звездной бригады, но служат здесь исключительно космические волки, давно утопившие в гальюне учебную литературу и советы наставников.
  Какие такие советы, черт подери, если ты каждой клеточкой тела не чувствуешь космос? Какая литература, опять-таки черт, если твои ручки и ножки трясутся от каждого светящегося пятнышка на экране, если желудок подступает к горлу.
  - Ой, как много светящихся пятнышек, - чуть ли не с восхищением выдохнула цензор Клюк.
  - Ничего особенного, - зевнул Муркотенок, - Однопилотная техника второй правительственной бригады пристреливается. Левые шестнадцать кораблей дали залп с левого борта. Когда снаряды достигнут цели, правые шестнадцать кораблей дадут залп с правого борта. Затем правые и левые корабли поменяются, чтобы отстреляться противоположными бортами.
  - И когда снаряды достигнут цели, товарищ лейтенант?
  - Ровно через двадцать четыре секунды, товарищ цензор. Если учитывать факт, что перезарядка дальнобойных пушек однопилотных кораблей занимает не более сорока секунд, то ребятишки выбрали весьма разумную тактику. В учебниках такая тактика называется "шахматка".
  - Ну, а наша какая тактика?
  Почесал затылок лейтенант Муркотенок:
  - Да вроде нет у нас тактики. Вы же умная барышня, товарищ цензор, давно догадались, что последний урод или преступник поставит тяжелый крейсер без носового и хвостового экрана в центре эскадры.
  - Или это будет ловушка.
  Выпучил глаза и перестал чесать затылок лейтенант Муркотенок:
  - Золотые слова, умная барышня. Мы всего лишь ловушка или наживка, на которую ловится жирный карась. По всем правилам военного искусства у нас никаких шансов выйти из боя. После первых двух залпов однопилотной техники тяжелый крейсер К-142 просто обязан превратиться в пылающий факел. Счет один-один. Вторая правительственная бригада на волосок от победы.
  Почесала затылок цензор Клюк, с некоторым запаздыванием повторяя действия лейтенанта Муркотенка:
  - Но мы так не думаем, товарищ лейтенант.
  Муркотенок демонстративно взглянул на часы:
  - Все правильно, милая барышня. Мы не купились на тактику "шахматка". Ибо против тактики "шахматка" у мурсиан разработана тактика "иглы". И не перебивайте, пожалуйста, если хотите дослушать до конца мою лекцию. Тактика "иглы" заключается в том, что легкие орудия на тяжелом крейсере заряжаются специальными капсулами с иглами. А как работают эти капсулы, вы сейчас увидите в действие.
  Муркотенок сложил лапы на груди, после чего превратился в некое подобие статуи. Тем временем перестала чесать затылок и выпучила глаза цензор Клюк:
  - Последний вопросик, товарищ лейтенант, ну самый маленький.
  Однако последний вопросик так и не состоялся. Заработали пушки ближнего боя, выкидывая капсулы с иглами. Капсулы растворились в непосредственной близости от тяжелого крейсера, создавая игольчатую завесу. Игольчатый дождь забарабанил по незащищенной корме, постепенно смещаясь к незащищенному носу. Очень красивое, почти уникальное зрелище, если учитывать, как красиво рвало снаряды первой волны, и по иглам текла смертоносная плазма.
  
  НЕ ЖАЛЕЙТЕ ДЕСЯТКУ
  Рядовой Зуммер попробовал вынырнуть из гиперпространства в земном секторе. Самая обыкновенная операция для звездолетчика высокого уровня. Задал координаты в компьютере, накачался водкой, здоровый сон, в конце которого земной сектор.
  Ах, извините, дорогие товарищи. Чего-то не в ту сторону отправился разжалованный лейтенант на космическом корабле класса "Чинара". Говорили разжалованному товарищу про Координаторский центр. При чем говорили неоднократно, разжаловавшие его товарищи. Ничего не говорилось про земной сектор.
  А вот не попрусь в Координаторский центр, встал на дыбы рядовой Зуммер. Такое ощущение, что с лейтенантскими погонами улетучились остальные армейские бонусы. То есть дисциплина, субординация, уважение к вышестоящим командирам и непосредственным начальникам. Зато появились новые качества, в том числе несгибаемое русское упрямство.
  Кто отдает приказы? Какая-та драная кошка? Да пускай засунет приказы себе в задницу, отдает их оттуда. Никаких больше драных кошек. Русские товарищи не пьют водку с драными кошками. Водка есть символ русской земли. Появились драные кошки на русской земле, и попробовали опорочить наш праведный символ.
  Не кривляйтесь, товарищи русские. Не бравируйте собственной исключительностью. Даже драная кошка может пить водку. Вот подошла драная кошка к вашему символу. Вот опорожнила стакан, не закусывая. Вот отправилась по своим кошачьим делам или на какую малопримечательную кошачью работу.
  И что это доказывае6т? Да ничего не доказывает. Драная кошка выполнила внешнюю часть ритуала. Внутренняя часть осталась непостижимой во всех отношениях. Чтобы выполнить внутреннюю часть ритуала, в первую очередь необходимо родиться на русской земле. Если ты не родился на русской земле, можешь вообще не притрагиваться к водке, тем более к русской водке. Существуют иные радости и удовольствия, куда более радостные, чем с тупым видом хлебать водку.
  Но если ты родился на русской земле, это уже маленький праздник и дополнительный повод приобщаться к удивительной культуре распития водки. Закончили показывать всякую гадость, будто бы водка абы как распивается. Налил стакан, и распил. Нет, на русской земле не распивается абы как водка. Нужна подходящая компания единомышленников по распитию водки.
  А кто опять же единомышленники по распитию водки? Ты родился на русской земле, ты из русских товарищей, ты полюбил распивать водку. Кажется, все правила соблюдены. Все да не все. Если ты полюбил распивать водку, оно не значит, что водка полюбила тебя. Может ты жлоб или потрох какой, не способный выложиться полностью ради несравнимых прелестей водки?
  Опять же, что означает выложиться полностью? Ответов уйма на данный вопрос. В основном ответы неправильные. Выложиться полностью означает выложиться полностью. Пришел, достал стакан, налил водку. Затем происходит невыносимая гадость. Вот я выпью столько и столько, а больше не выпью, потому что больше нельзя. Как это больше нельзя? В руке стакан, в бутылке водка. Нет такого слова "нельзя", если в бутылке водка. Есть прекрасное, всеохватывающее слово "можно". Плюс прекрасные, всеохватывающие последствия от выпитой до конца водки.
  Просто песня:
  Если ты чего-то начал,
  Делай дело до победы.
  И не хрюкай, и не плачься
  На занюханную бедность.
  Беднота у нас в почете
  На помойке или в церкви.
  На нее любые квоты
  Отчисляются немедля.
  Припев:
  Над сохранением морды
  Работаем.
  Продолжение песни:
  Если ты чего замыслил,
  Будь упрямым и настырным,
  Или денежные крысы
  Из тебя печенки вынут.
  Эта денежная радость
  Для помойки и сортира.
  Но никто не разузнает,
  Почему тебя урыли.
  Припев:
  Под сохранение статуса
  Подлаживаемся.
  Окончание песни:
  Если за богатство в церкви
  Кто-то попытался пернуть,
  Эти мерзкие манеры
  Надо вырвать по-простому.
  То есть положить копейку
  Вместо подлого богатства,
  А затем стоять и верить,
  Что дела твои творятся.
  Припев:
  Из сохранения веры
  Выкручиваемся.
  К сожалению, произошел сбой в системе управления космическим кораблем класса "Чинара", отчего космический корабль класса "Чинара" вывалился возле планеты Уран, в непосредственной близости от звена весьма подозрительных истребителей.
  
  ПОЖАЛЕЙТЕ ТОВАРИЩА РЯДОВОГО
  Не успел возмутиться рядовой Зуммер, как его вежливо прижали и посадили на планете Уран. Или точнее, посадили на планете Уран не самолично товарища рядового, но космический корабль класса "Чинара". А товарища рядового выковыряли из космического корабля после посадки. Затем люди в кожанках отвели вышеупомянутого товарища в практически герметичную комнату с одной дверью. Но не забыли вывернуть руки за спину и скрутить их наручниками.
  - Я ничего не сделал, - попробовал оправдаться рядовой Зуммер.
  - Там разберутся, - последовал четкий ответ.
  - Но я говорю правду, - не внял голосу разума рядовой Зуммер, после чего получил по уху.
  Это была плохая новость. Или очень плохая новость, если учитывать знаки отличия людей в кожанках. Самые нормальные знаки отличия, подтверждающие стопроцентную принадлежность означенных особей к координаторскому движению. Пошевелил извилинами рядовой Зуммер, и почему-то сразу догадался, куда он попал. Урановые рудники на планете Уран по сути такое место, о котором легко догадаться.
  Но отсюда не возвращаются. Страшная мысль пронзила товарища рядового от кончиков ушей до самых пяток. Попасть на урановые рудники небольшая проблема. Не выполнил ответственное задание, не угодил начальству, сказал в ненужном месте ненужное слово... Координаторское сообщество широко использует уран для вооружения и ракетного топлива. Во вселенной хватает залежей урана, но урановые рудники на планете Уран одна из самых дешевых и удобных разработок. Опять же здесь добывают уран товарищи уголовники.
  - Я не уголовник! - завопил рядовой Зуммер, и забарабанил со всей дури в единственную дверь.
  - А кто вы еще? - дверь немедленно открылась, пропуская внутрь облысевшего карлика в неизменной кожанке.
  Карлик притащил табурет, на котором уселся внутри герметичной комнаты. Рядовой Зуммер остался стоять, позвякивая наручниками.
  - Зачитайте мои права! - несколько приглушил громкость рядовой Зуммер.
  - У вас нет никаких прав, - карлик сдвинул очки на конец носа, - Вы находитесь на планете Уран, где права отменяются специальным распоряжением координаторского сообщества.
  - Но я ни какое-то чмо, - еще приглушил громкость рядовой Зуммер, - Я работаю на координаторское сообщество. Мой идентификационный номер находится в базе данных координаторского сообщества.
  Карлик оттопырил нижнюю губу и показал весьма внушительные, но почти черные зубы:
  - Мы проверили ваш идентификационный номер, товарищ Зуммер. Никаких сомнений, все правильно.
  На пару секунд установилась неловкая пауза. Рядовой Зуммер от резких выкриков перешел на почти сдавленный шепот:
  - Тогда какие проблемы. Снимите наручники и обращайтесь со мной, как полагается по Уставу координаторского сообщества.
  Карлик спрятал весьма внушительные, но почти черные зубы.
  - Ах, извините, товарищ рядовой, забыл представиться по Уставу. Надеюсь, за эту маленькую оплошность вы не подадите на меня рапорт. Семья, дети, большие расходы... Или чего это я говорю? Какие расходы на планете Уран, если здесь любая пылинка принадлежит координаторскому сообществу? Какая семья на планете Уран, если здесь даже трава не стоит? Какие дети? Разве что двухголовые мутанты.
  Опять помолчали.
  - Вы хотели представиться, - робко напомнил рядовой Зуммер после до неприличия затянувшейся паузы.
  - Точно, товарищ рядовой, - встрепенулся карлик и почесал переносицу (нехарактерный жест для координаторского сообщества), - Я хотел представиться, и представлюсь. А что мне мешает представиться? Мы теперь будем в одной команде. То есть жить будем долго и счастливо, жить будем вместе, пока смерть не разлучит нас.
  Пошатнулся, но с трудом удержал равновесие рядовой Зуммер:
  - Да что вы опять говорите? Да как ваш язык повернулся нести подобную пошлость?
  Карлик протер очки:
  - Не берите в голову, товарищ Зуммер. Я - дознаватель Бородюк. У меня на вас компромат из координаторского сообщества, и много-много весьма забавных вопросов.
  
  ПЛАН "ЁР"
  Однопилотная техника показала себя во всем блеске. Левые шестнадцать кораблей второй правительственной бригады трижды выходили на цель. Правые шестнадцать кораблей выходили на цель дважды. Это был сущий ад, изуродовавший, но не разорвавший тяжелый крейсер К-142 на множество маленьких и весьма любопытных атомов. Лейтенант Муркотенок выше всяких похвал командовал крейсером. Лейтенант Крокус, офицеры и матросы творили чудеса, точно хотели превзойти самого Муркотенка.
  Каким-то неимоверным образом удалось зацепить головной заградитель из хвостового орудия. Не обладая столь мощной броней, как тяжелые крейсеры, заградитель треснул на две неравные части. При чем из боевого отсека выпало более сотни заградительных мин. Однопалубный крейсер и три заградителя, идущие тем же курсом, оказались в весьма щекотливом положении.
  Учебники подобную ситуацию не рассматривают. В учебниках заградитель блокирует определенную часть пространства. В случае защиты блокировка дает возможность оторваться от противника. В случае атаки, заблокированный противник теряет маневренность и становится легкой добычей.
  Заградитель особенно успешно используется против плотного строя, или тяжелых кораблей, расстрелявших запас тяжелых снарядов. Теоретически заградитель приравнивается к палубе корабля. То есть один заградитель может заблокировать однопалубный крейсер, два заградителя могут заблокировать двухпалубный крейсер, три заградителя справятся с самой мощной и самой тяжелой махиной в нашей вселенной.
  - Ха, - расслабился лейтенант Муркотенок, - В учебники придется добавить новую главу. Что-нибудь типа "как не напороться на собственные мины".
  А как не напороться, если координаторское сообщество экономит на мелочах. Мина, выброшенная в космос, активируется автоматически по уставке времени от одной десятой до шести десятых долей секунды. Гасится мина дистанционно, с поставившего ее заградителя, или по месту, кнопкой на корпусе мины. С другого корабля мина не гасится, остается запасной вариант - кнопка на корпусе мины.
  - И впрямь чудеса, - совсем не злорадно хихикнул лейтенант Муркотенок, - Ребятишки минут на двадцать сидят в большой попе.
  К сожалению, чудеса иногда кончаются. Правые шестнадцать кораблей второй правительственной бригады в третий раз заходили на цель. Учитывая предыдущие повреждения и разрывы брони тяжелого крейсера К-142, этот заход должен был оказаться последним.
  Впрочем, он и оказался последним. Модернизированные пушки трехпалубного крейсера А-4 ударили чуть раньше, чем предполагал Товарищ Мышка, воюющий по учебникам. В то же время модернизированные двигатели двухпалубного крейсера К-98 продвинули двухпалубный крейсер чуть дальше, чем этого следовало ожидать от столь неповоротливой конструкции.
  Вроде бы мелочь. Но подобных мелочей оказалось достаточно, чтобы перестала существовать однопилотная техника второй правительственной бригады. Лейтенант Иванова достала на развороте левые шестнадцать кораблей. Командор Зельтц размазала в хлам правые шестнадцать кораблей, не допустив их до рокового залпа.
  Паника. Повальное бегство.
  
  ТЯЖЕЛЫЙ КРЕЙСЕР К-142
  Развороченная рубка, изуродованный пульт, большая часть неработающих приборов. Лейтенант Муркотенок вырвал осколок брони из левого плеча:
  - Победа, милая барышня! Мы выстояли, понимаете, выстояли!
  Ничего не ответила цензор Клюк. И вообще как-то странно, как-то неестественно она скрючилась в кресле. Тоненькая струйка крови стекла из полуоткрытого рта на фирменный комбинезон координатора.
  
  ЭКСПАНСИЯ НА ЗЕМЛЮ
  Открою маленький секрет, планета Робобикса не является родиной роботов из клана "Сифы". Роботы прилетели сюда девять-десять веков назад, уничтожили местное население и устроили железный рай или железный ад, как кому нравится. Родина осталась где-то за бортом. В неизведанных далях, в непроверенных весях, практически на грани распада вечной и бесконечной вселенной. И никто не помнит, какая она родина.
  Стоп. Пошла неправильная информация. Координаторский центр все знает, обо всем помнит. Десятки тысяч терминалов в десятках тысяч звездных систем (один терминал на одну систему) работают на Координаторский центр. Очень кропотливая, можно добавить, профессиональная работа. Ибо в Координаторском центре следят не только за послушными или лояльными цивилизациями. Там следят за любыми цивилизациями, в том числе за мощной военной машиной, каковой является империя роботов на планете Робобикса.
  Правильно подметил робот Петров, как есть роботы-шпионы в Координаторском центре, так есть роботы-шпионы среди роботов на планете Робобикса. Дальше элементарная логика. Для чего шпионят шпионы? Чтобы отыскать слабые точки врага. Есть ли слабые точки в Координаторском центре? Конечно же, есть. Но на них мы пока не зацикливаемся. Есть ли слабые точки в железном раю роботов? И здесь ответ утвердительный. Это дурацкая ностальгия товарищей роботов по их далекой, но неизвестной родине.
  Господи, чуть не свалился с катушек Че Бэ Иванович. Роботы ностальгируют. Да такого не может быть, потому что не может быть по определению. Ностальгию придумали товарищи шестидесятники на планете Земля. Мол, планета Земля чертовски красивая планета, но каждый порядочный шестидесятник обязан стучаться балдой и лить сопли не за красивую планету целиком, а за ее самый обалденный кусочек, то есть за русскую землю.
  Но что опять же товарищи шестидесятники с позиции координаторского движения? Кучка ископаемых уродов, о которых вытерли ноги чуть позже в восьмидесятые годы двадцатого века (по земному летоисчислению). И лично вытер ноги потомственный русский богатырь Че Бэ Иванович. Дорогие товарищи шестидесятники, ваше время вышло вместе с естественным циклом "шестидесятые годы". Чтобы не путаться под ногами более прогрессивных товарищей, вам предлагается тихий уютный гробик или какая еще богадельня за забором с колючей проволокой, там и ностальгируйте, черт подери. Короче вопрос с ностальгирующей цивилизацией планеты Земля оказался закрытым. А что мы знаем про ностальгирующую цивилизацию планеты Робобикса?
  Если честно, ничего мы не знаем про ностальгирующую цивилизацию планеты Робобикса. Ностальгирующая железяка, твою мать, даже не смешно. Девять-десять веков не было никакой родины. Вдруг приспичило. Не желаю жить в бронированном ящике, каковым является захудалая дыра Робобикса! Хочу в тот неизмеримо удивительный мир, откуда вышли первые роботы!
  Здесь едва не вытошнило Че Бэ Ивановича. Спасло то обстоятельство, что за последние два часа только пил водку Че Бэ, но не закусывал. Вот почему тошнота прошла стороной. Зато мысли вывернулись наружу.
  С роботами вроде все ясно. Благодаря пергаменту из Координаторского центра роботы обрели настоящую родину. Теперь более тонкий вопрос и опять же к товарищам координаторам, не к товарищам роботам. Дорогие товарищи координаторы, где ваша выгода? Что за благотворительностью вы занимаетесь на пороге новой войны? Вам то зачем, чтобы роботы распускали слюни энд гимны в честь неожиданно найденной исторической родины? И опять, кто сказал, что ваш свиток имеет хоть капельку исторической ценности, не обыкновенное фуфло и подделка?
  Планет во вселенной хватает.
  Кстати, довольно приличных.
  Вот только Земля никакая,
  Как будто ее обезличили.
  На Землю вселенная косится
  Не с самой радушной улыбкой.
  Вроде по логике просится
  Взорвать эту Землю и выкинуть.
  Возможно, картина не лучшая
  По нашим урезанным мерка.
  Вселенная предлагает по случаю
  На Землю закупорить дверку.
  Товарищи земляне,
  Прячьтесь, пока не поймали.
  - Видишь ли, командир, - загадочно так проскрипел шестеренками робот Петров, - Роботы - ребята горячие, они не удовольствуются созерцанием вновь приобретенной исторической родины. Они соберут сумасшедший экспедиционный корпус из миллионов боевых единиц и бросят его на Землю.
  - А нам-то, какое дело? - в последний раз попробовал сопротивляться Че Бэ Иванович.
  - Нам, может быть, никакое. Но на Земле боец Муркотенок.
  
  ЛОВКИЙ ХОД
  Хитрющие эти стратеги из координаторского сообщества. Ой, до чего же они хитрющие, можно сказать, кое-каким пальцем деланные. Ни одна военизированная операция не проводится координаторами под знаком "честь и достоинство". Зато все военизированные операции проводятся под знаком "победа любой ценой". Пусть будет так, пусть будет "победа", но почему не примазать к "победе" в микроскопических дозах ту самую "честь", а еще немножко "достоинство"?
  Нельзя, вам ответят в Координаторском центре, если вообще ответят на ваш дурацкий вопрос. Не для того создавалось, укреплялось и раскручивалось координаторское движение, чтобы нести неоправданные потери и постоянно торчать в попе ради какой-то филологической категории "честь" и родственной ей философской категории "достоинство". Мы пойдем отработанным путем на планете Земля в тридцатые, сороковые и пятидесятые годы (по земному летоисчислению). А почему мы пойдем именно этим путем, потому что так надо.
  Повторяю, не только хитрющие, но очень хитрющие, сверх всякой меры хитрющие стратеги из координаторского сообщества. Че Бэ Иванович ими почти восхищается. Не абы как просто выманить роботов из глухой обороны, при чем запустить в западню, откуда нет выхода.
  Ах, вы считаете, что обыкновенное барахло боец Муркотенок по сравнению с железными армадами роботов? Очень зря. Боец Муркотенок это такая лапочка, что взорвет ядерную бомбу, даже не высморкается. Вот он какой боец Муркотенок. А там, где одна ядерная бомба, могут взорваться две ядерные бомбы, три ядерные бомбы, двадцать четыре ядерные бомбы, ну и так далее. Каждая бомба более ста килотонн, чтобы не раскидываться по мелочам. Но менее ста мегатонн, чтобы не пострадала окружающая природа. На окружающую природу мораторий в земном секторе. Окружающую природу необходимо лелеять, окружающую природу необходимо любить, окружающую природу необходимо подстраивать под нужды координаторского движения. Вот опять же какой боец Муркотенок.
  Че Бэ Иванович разлил оставшуюся водку себе и роботу Петрову:
  - Вздрогнули, майн хер железяка?
  - Почему бы и нет? - робот залпом выжрал стакан, после чего вырубился на неопределенное время.
  Но не вырубился свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Рановато нам вырубаться, если вступил в игру боец Муркотенок. Че Бэ Иванович чисто физически ощущает, как армады боевых роботов вгрызаются в неподготовленную к их нашествию Землю. Шесть миллиардов землян очень слабая преграда для боевых роботов. Можно сказать, преграда они никакая, эти земляне. Ядерных бомб на Земле многовато, а мозгов маловато. Роботы вырубят за пару секунд всю электронику, а заодно автоматику, нанотехнологии, Интернет и компьютеризированное пространство.
  Картина, примерно, такая. Некий гипотетический землянин жмет кнопку, не нажимается кнопка. Некий гипотетический землянин щелкает переключателем, не отщелкивается переключатель. Некий гипотетический землянин дудит в трубу (самую навороченную со смайликами), снова облом и филейные части барашка. Короче, прости-прощай человеческая ядерная бомба. Дранг нах остен, ни одной биологической особи, полная капитуляция человечества перед нашествием роботов. Полная победа, черт побери, пленных не берем, на выкуп не паримся. Вот только остался боец Муркотенок.
  Железный кот. Последний представитель регенерирующей цивилизации мурсиан. Идеальная машина для убийства. Верный товарищ, не предающий друзей ни при каких обстоятельствах. Головная боль для врагов, весьма неоднозначное приобретение для Координаторского центра, где с каждым годом все больше и больше правят законы хитрозадые координаторы. Вот кто такой, твою мать, Муркотенок.
  У роботов очень большие проблемы, прогнал пьяную мысль товарищ Иванович. Это не значит, что не одолеют роботы бойца Муркотенка в эпической битве за Землю. Миллионы боевых роботов против единственного бойца слишком неравный расклад. Стоит, значится, боец Муркотенок. Глаза выкатил. От его дикого хохота сотрясается планета Земля, и разлетаются в клочья тысячи боевых роботов. Но один одинешенек боец Муркотенок. Роботы накатываются бесконечными волнами. Их уже не тысячи, этих боевых роботов, но десятки тысяч, но сотни тысяч, но миллионы. Роботы все прибывают, все прибывают. Что поделаешь, очень хочется возвратить обратно свою историческую родину, очень хочется завоевать Землю.
  - Нет, не выстоять бойцу Муркотенку, - вздохнул свободный чистильщик Че Бэ Иванович, - Государство роботов содрогнется от боли. Сколько придется плавить и плавить своих покойников? Но победа стоит того, если в конечном итоге отступит боец Муркотенок.
  Здесь весьма коварная улыбка освежила славянское лицо Че Бэ Ивановича. Ой, не очень-то просто победить Муркотенка. Но и это не главная преграда в игре патриотических роботов. Если бы Муркотенок являлся преградой номер один в земном секторе, хитрозадые координаторы могли легко и надолго устранить выдающегося бойца путем хитрозадых интриг и бумажного творчества. Получите, товарищ боец, новое назначение с повышением в другой сектор. Очень несправедливо, товарищ боец, что столь выдающаяся личность ходит в младших координаторах. Пора восстановить справедливость и перепрофилировать столь выдающуюся личность в старшие координаторы. Очень легко и надолго, если перевести выдающуюся личность в другой сектор.
  И что мы имеем с кота, то есть с бойца Муркотенка? Если координаторы устроили странную возню вокруг очень странной планеты Земля с привлечением сюда роботов? Ничего не имеем, черт подери! Роботы привлекаются, Муркотенок в конце концов устранен. Полная капитуляция! Безоговорочный триумф! Неужели найдется еще какая преграда, чтобы изгадить триумф роботов, подпитываемый из Координаторского центра?
  Конечно, найдется, о чем хорошо информирован Координаторский центр, но на что не обратили внимание товарищи роботы.
  Где-то там возле планеты Земля затаился страшный скиталец Непомнящий.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Успокоились, ребята, начали работать по скитальцу Непомнящему. С чуваком лучше не связываться, когда он находится в дестабилизированном состоянии. Очень серьезный товарищ. Сначала бьет по балде, затем выясняет, что за балда подвернулась под горячую руку. Мол, устроили всякие извращенцы координаторы шумиху вокруг скитальца Непомнящего. Это чтобы себе отхватить пряничек. Кто поймает скитальца Непомнящего, тот великий герой. Кто расщепит скитальца Непомнящего на самые маленькие, самые незаметные атомы, тот спасение нашей вселенной. Отсюда приходится бить по балде, а затем разбираться скитальцу Непомнящему, что за великий герой, что за спасение нашей вселенной откинуло ласты.
  И это только цветочки. Один скиталец Непомнящий не изничтожит даже при непрерывной работе (двадцать пять часов в сутки) всех великих героев плюс все спасение нашей вселенной. Но кое-кому насолил скиталец Непомнящий, при чем в одном нехорошем месте, где плотно застряли извращенцы координаторы, где не могут отхватить пряничек. Ибо уцепился за Землю вышеупомянутый товарищ. Видите ли, планета Земля есть не только родина дупнутых роботов. Она так же родина скитальца Непомнящего. При чем единственная горячо любимая родина, за которую развернул свою собственную войну вышеупомянутый товарищ.
  Весьма пикантная ситуация, черт подери. Муркотенок, как представитель координаторского движения контролирует земной сектор. Координаторское движение согласно пожертвовать Муркотенком и всем земным сектором, чтобы ослабить врага с планеты Робобикса, чтобы завоевать другой сектор вселенной. Скиталец Непомнящий готов контролировать земной сектор, но не может справиться с Муркотенком. Если уберут Муркотенка, на сцену выйдет скиталец Непомнящий и наваляет люлей товарищам из Координаторского центра. Короче, так или эдак, но земной сектор будет утерян.
  А по барабану, решили в координаторском сообществе. Не такая большая цаца земной сектор. Не такой выдающийся перец (то есть боец) Муркотенок. Да и скитальца Непомнящего не просто прихватить за грудки и размазать на атомы. Чертовски скрытный товарищ Непомнящий. Умеет прятаться в чертовски маленькой Солнечной системе. Умеет внезапно нападать. Короче, сплошная головная боль. То есть еще большая головная боль, чем боец Муркотенок.
  Вот и начнется вселенский бардак. Роботы мочат человечество, а заодно бойца Муркотенка со скитальцем Непомнящим. Боец Муркотенок мочит роботов, а заодно скитальца Непомнящего. Скиталец Непомнящий мочит в первую очередь бойца Муркотенка, а заодно что осталось от роботов. И где в это время находятся координаторы? Вы не ослышались, услышав столь тривиальный вопрос. Я спрашиваю, где находятся координаторы, развязавшие сокрушительный мордобой в земном секторе?
  Как-то нехорошо ухмыльнулся Че Бэ Иванович:
  - Чувствуется гениальная рука гениальных стратегов из координаторского сообщества.
  После чего растолкал маленького робота Петрова:
  - Очнись, железяка.
  - Отстань, командир, - робот Петров повернулся на другой бок, - Мне тут про девочек так-кое привидилось...
  Теперь уже совсем нехорошо ухмыльнулся Че Бэ Иванович:
  - Какие, мать твою, девочки! На мониторе меньше восьми минут осталось.
  Робот Петров вскочил совсем свеженький:
  - Что? Чего? Кого вешают? Какие восемь минут?
  - Да те самые, - кивнул в сторону монитора Че Бэ Иванович.
  - Ух, - успокоился робот Петров, - Восемь минут почти целая вечность. Спрашивай, командир, если есть чего спрашивать. Или потерпи, пока досмотрю картинку про девочек.
  Сплюнул, выругался Че Бэ Иванович:
  - Где во всей этой нехорошей истории Координаторский центр?
  - Ик, не знаю, - отмахнулся робот Петров.
  Ну, как не пробить молотком черепок одного очень пьяного робота?
  - Почему не знаешь? - рявкнул Че Бэ Иванович.
  - Не знаю, вот тебе крест, - робот Петров закатил глазные шарниры, - Координаторский центр всегда рядом.
  Не спасешься от проклятий,
  Не сбежишь от мордобоя.
  Мы настырные ребята,
  Мы всегда-всегда с тобою.
  Можешь прыгать на снаряды
  Или грудью лезть под пули.
  Все равно мы будем рядом,
  Все равно тебя обуем.
  Мы ни боги, ни герои,
  Ни киношные пижоны.
  Перед боем, после боя
  Мы вершим свои законы.
  Если не нравится,
  Подавай апелляцию.
  - Как это рядом? - спросил Че Бэ Иванович.
  - Ну, ты даешь, командир, - робот Петров вынул один из глазных шарниров и протер его ветошкой, - Едва разгорается битва, тут как тут многомиллионные легионы координаторов разевают роток на готовенькое.
  
  ПРО ГОТОВЕНЬКОЕ
  Трудно сказать, насколько является патриотом свободный чистильщик Че Бэ Иванович. С планеты Земля его выгнали. Из координаторского движения его отчислили. Постоянно напаривают на новой работе, то есть на работе свободного чистильщика. Постоянно подсовывают какую-то гадость. Например, какого-нибудь Петруся Гавкова. При подобных условиях очень трудно быть патриотом. Патриотизм сворачивается в трубочку где-то на задней стенке желудка, даже не распустив корни. Однако не унывает товарищ Че. Ноги в руки, лазерный пистолет в зубы. Пора отправляться спасать вселенную. И пусть злодеи будут наказаны.
  - Неправильная мысль, - робот Петров вроде как справился с очередной волной опьянения, - То есть насчет того, что пора делать ноги, мысль правильная. Вот про вселенную с правильностью облом. Ибо про вселенную лучше забыть, потому что спасать ее не придется.
  - Как не придется? - в очередной раз удивился Че Бэ Иванович, - Только что была экспансия на Землю, шахер-махер, уже нет экспансии на Землю.
  - А это чистая правда, - точно протрезвел робот Петров, - Экспансия на Землю была, но на самом деле ее не было.
  - Нет, я так не играю.
  Здесь окончательно смутился Че Бэ Иванович. По большому счету не такая паршивая штука ваша экспансия. Больше того, очень хорошая штука. Посудите сами, четыре силы вступают в игру. Роботы, Муркотенок, мутант Непомнящий, координаторское движение. Человечество с планеты Земля за силу не считается. Человечество с планеты Земля настолько мелкая вошка, что по-настоящему кусаться не умеет, что утонет в собственных плевках, как только начнется экспансия.
  Ах, да, есть еще пятая сила. Как вы уже догадались, пятая сила - свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Теперь конкретный вопрос, чем займется Че Бэ Иванович во время экспансии на Землю? Если кто-то подумал, что выступит данный товарищ за Координаторский центр или на стороне человечества, он глубоко ошибается. Если кому-то пришла идиотская мысль, что поддержит Че Бэ Иванович бойца Муркотенка, опять ошибочка вышла. Никого не поддержит Че Бэ Иванович. Его цель в назревающей войне некий мутант Хрюколап, (ой, простите) скиталец Непомнящий.
  - Чего-чего? - переспросил робот Петров.
  - Мне нужна эта война, - ответил Че Бэ Иванович.
  Нет, вы не ослышались. Для свободного чистильщика появился потрясающий шанс возвратиться в земной сектор и встретить скитальца Непомнящего. Может единственный шанс на сто лет. Чувствует Че Бэ Иванович, другого шанса не будет. Скрытный скиталец Непомнящий. Неуловимый скиталец Непомнящий. Очень легко видоизменяется скиталец Непомнящий. Вот он обыкновенный человек, весьма непримечательной наружности. Встретишь такого в толпе, ототрешь куда-нибудь в сторону, так ничего не скажет, ототрется скиталец Непомнящий. Вот он жестокий мутант Хрюколап, убийца координаторов. Один взгляд на мутанта, и ты превратился в заику на всю оставшуюся жизнь, а заодно отнялись руки и ноги. Вот он снова скиталец Непомнящий.
  - Неужели не ясно, как мне нужна эта война? - чуть ли не раскричался товарищ Иванович.
  - Нет не ясно, - ответил робот Петров, - Я не пацифист. Но считаю, война никому не нужна. Ни роботам, от которых останется жалкая кучка. Ни человечеству, от которого ничего не останется. Ни координаторам, которые в случае победы нарушат равновесие во вселенной. Ни Муркотенку, который погибнет от подлой атаки скитальца Непомнящего. Ни скитальцу Непомнящему, которого наконец-то достанут координаторы и превратят в кучку атомов. Ни свободному чистильщику Че Бэ Ивановичу. Потому что осталось жизни не более нескольких минут для товарища чистильщика.
  Дальше полный провал в мыслях.
  - С этого момента, то есть про последние несколько минут прошу поподробнее, - захлебнулся в собственной злобе товарищ чистильщик.
  
  ПОРА, БРАТ, ПОРА
  - Через две минуты одиннадцать секунд согласно показаниям монитора пергамент будет извлечен из шкатулки, - робот Петров как-то лениво, можно сказать, заторможено указал на центральный монитор космического челнока класса "Корыто".
  - Ну и что? - устало опустился в кресло пилота свободный чистильщик Че Бэ Иванович, - Не идти же нам грохать шкатулку?
  - Хорошая идея, - робот Петров сел на пульте напротив Че Бэ Ивановича, - Только идея слегка запоздалая. Патриотически настроенные роботы планеты Робобикса избрали иной путь.
  - И какой иной путь, если не секрет?
  - Ну, если считать путем неповиновение местным законам, борьбу против всеобщей разворовки и коррупции, отрицание веры в единого бога и махровый атеизм на всех направлениях... Это точно иной путь.
  Робот Петров поджал тонкие железные ножки, сложил тонкие железные ручки, выкатил глаза на шарнирах и громко высморкался. Или точнее, робот Петров издал странный звук, вроде как высморкался. На самом деле у него шестеренка заела. Как вы догадываетесь, несколько часов в холодильнике, да еще в обнимку с бутылками не прошли даром.
  Водочное лечение достойная штука, подумал робот Петров, но, кажется, я простудился. Правильно говорили ребята, не вмешивайся в это гнилое дело, не занимайся садомазохизмом, без тебя разберутся. Существуют (палец в небо) определенные силы, которые не допустят массовое смертоубийство внутри бесконечной и вечной вселенной. Не для того вселенная накопила (опять палец в небо) определенные силы очень высокого уровня, чтобы понадеяться на помощь какого-то невысокого (всего тридцать сантиметров) робота. Нет, не настолько сволочь робот Петров. Как еще без меня разберутся? Если на карту поставлена цивилизация роботов. Если сам факт существования цивилизации роботов может подвергнуться стопроцентной ревизии. Если в конечном итоге во всем обвинят свободного чистильщика Че Бэ Ивановича.
  Никакого нейтралитета, черт подери. После случившейся свистопляски скорее всего заржавеет робот Петров. То есть отправят механические части его сбалансированного организма в переплавку, диски памяти подвергнут коррекции, чтобы убрать ржавчину. А что такое коррекция дисков для более или менее развитого робота? Ну, если не стопроцентная духовная смерть, то, по крайней мере, девяносто девяти процентная обездушка твоего интеллекта. При коррекции, как вы догадываетесь, вычищаются в первую очередь свободные радикалы, которые есть душа робота. А что остается? Вот несвободные программы они остаются. Зачем тебе свободные радикалы, робот Петров? Как хорошо избавиться от наносного мусора. Как хорошо начинать жизнь от материнского блока загрузки. Всякая ерунда, связанная с бывшим товарищем роботом, его переживания, муки и страсти более не терзают тебя. Ты чистенький, свеженький, само торжество науки и техники. Ну, если еще дозагрузят программы более высокого уровня, ты само совершенство.
  Или это почудилось Че Бэ Ивановичу, или вроде как вздохнул робот Петров:
  - Наши ребята сейчас контролируют ситуацию. Ровно через двадцать восемь секунд драгоценный пергамент окажется вне защитного поля, и его уничтожат.
  - Но зачем? - взбеленился Че Бэ Иванович, - Зачем уничтожать столь уникальную вещь?
  - Чтобы не было войны, - устало ответил робот Петров, - А нам пора делать ноги.
  
  ОТ АВТОРА
  Почему Александр Мартовский не любит "чистых гуманитариев" и так называемых "чистых писателей"? Ответ скрывается в самом вопросе. Ничего чистого вообще не бывает. Вот глупые человечки поставили на своей шкуре клеймо, теперь распускают слюни и сопли, насколько одни человечки "чистые", а другие "нечистые".
  - Понимаешь, отец, - куда дольше в своей нелюбви к чистоте пошел выдающийся ученый Владимир Александрович Мартовский, - Современная культура, следовательно, и литература протухли до основания. Штампуются герои, штампуются сюжеты, штампуются мысли. Или точнее, во всей современной культуре, в том числе и в литературе, осталась одна единственная мысль - "хочу денежки".
  - Почему бы и нет? - я попытался слегка успокоить товарища, - "Чистый гуманитарий" есть бесполезное существо, ни на что не пригодное, кроме как разбрасываться пустыми словами или пачкать бумагу. Зато кушать всем хочется. В том числе "чистому писателю", являющемуся разновидностью "чистого гуманитария". Работать не хочется, кушать хочется, вот какой парадокс. Отсюда вся якобы "культурная" гадость, что затопила русскую землю.
  Мы посидели, мы помолчали. Затем Владимир Александрович сменил тему:
  - Слушай, отец, зачем ты придумал печататься среди прочих товарищей, которых по сути не уважаешь, которые никогда не станут твоими товарищами? Ты же раньше спокойно сливал в Интернет свои книги и был счастлив.
  Опять помолчали.
  - Уважение - тонкая вещь, - теперь я попробовал сменить тему.
  Не получилось. Владимир Александрович не столько занимается критикой, сколько занимается логикой. С его колокольни мои поступки являются сплошь нелогичными. То есть вышеупомянутые поступки не соответствуют кодексу технаря образца восьмидесятых годов. Какой же я восьмидесятник по большому счету, если сделал смехотворную попытку прорваться в потные ряды "гуманитариев"? Да никакой я восьмидесятник. Вот как считает Владимир Александрович.
  Во-первых, Александру Мартовскому не нужна слава. От славы вытошнит.
  Во-вторых, Александру Мартовскому не нужны деньги. Пока плавает хотя бы одна подводная лодка, деньги найдутся.
  В-третьих, Александр Мартовский не уважает чужое мнение. Следовательно, данному товарищу хоть кол на голове теши, ничего не получится.
  В-четвертых, Александру Мартовскому некогда заниматься всякой ерундой, например, тусоваться с "гуманитариями". Времени не хватает на книги.
  В-пятых, книги Александра Мартовского никогда не понравятся "гуманитариям". Разве такое может понравиться?
  - Ты только ответь на вопрос, - проворчал Владимир Александрович в обычной своей манере, - Зачем тебе головная боль? "Сага о координаторах" и так лучшая сага всех времен и народов. Вот ты подумай хорошенько, затем ответь, и мы разойдемся.
  Я посмотрел тоскливо в так называемую мятежную даль. На наше тоскливое петербургское небо. На наши тоскливые петербургские лужи. На нашу тоскливую петербургскую серость. Я посмотрел, я содрогнулся. И не совсем чтобы тоскливая мысль пришла в голову.
  Я люблю умирающий город
  За ничтожные капельки счастья,
  Что остались на пыльных задворках,
  И вообще растворились и спрятались.
  Мне не страшно, что смерть на пороге,
  Что она этот город баюкает.
  Я любил слишком сильно и много,
  А теперь это только иллюзия.
  Об одном я прошу вас, товарищи,
  Не любите так глупо и пылко.
  Обязательно где-то напаритесь,
  И останутся в сердце опилки.
  Город, как живое существо.
  Не любите, прошу вас, его.
  Дальше ответ, который в принципе стоило ожидать от настолько странного товарища, как Александр Мартовский:
  - Бумажные книги, может они совершенная чушь, но чертовски красиво смотрятся на книжной полке.
  
  КОНЕЦ ГЛАВЫ
  Проснулись гады, подумал Че Бэ Иванович. Лазерная волна, многочисленные взрывы по всему периметру, мощный удар протонных пушек. И в центре всего этого маленький, но очень маневренный космический челнок класса "Корыто".
  Блин, вы еще со мной повозюкаетесь, снова подумал Че Бэ Иванович. Вот за что любит товарищ чистильщик космический челнок класса "Корыто", так за то самое, за его маневренность. Немногие корабли скитальцев обладают подобной маневренностью. Я уже не говорю про неуклюжие протонные пушки.
  Прорвемся, снова и снова подумал Че Бэ Иванович, без особого труда уворачиваясь от очередной порции плазмы. Не на того напали долбанные роботы, черт подери. Не та у них скорость, не та у них мощь, чтобы взять так за здорово живешь, чтобы употребить свободного чистильщика.
  Точно прорвемся, и весь сказ. Че Бэ Иванович бросил невольный взгляд на своего странного спутника из компании роботов. Эх, ну и подложил ты свинью, железяка. На планете роботов за такую свинью отправят на переплавку, в Координаторском центре превратят в кучку атомов. Дать бы тебе по мозгам, железяка.
  Маленький робот закатился за пульт. Откуда торчали его неестественно тонкие ручки и неестественно тонкие ножки. Черт его знает, о чем думает робот Петров в самый неподходящий момент, когда вся вселенная словно взорвалась огнями, когда свободный чистильщик Че Бэ Иванович упивается битвой.
  Может, не думает ничего робот Петров. Этот пьяный, неимоверно уставший, ржавеющий робот.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"