Мартовский Александр Юрьевич: другие произведения.

Ядерная зима

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Один из лучших и самых красивых романов из "Саги о координаторах". Наконец-то боец Муркотенок нашел большую-большую любовь и сразу в двух экземплярах. Плюс обширное полотнище, на фоне которого большая-большая любовь развивается: "Мама, мы все умрем? Спи, детка, кто-то останется. А кто этот кто-то? И наступила ядерная зима".

  АЛЕКСАНДР МАРТОВСКИЙ
  ЯДЕРНАЯ ЗИМА
  
  
  КНИГА ПЕРВАЯ. ЛОВУШКА ДЛЯ ПАЛАДИНОВ
  
  
  МУРКОЗИАСТ: ПЕСНЬ 14
  И земля содрогнулась от боли. И разверзлись хляби небесные. И умерло солнце. И наступила ядерная зима.
  
  ОТ АВТОРА
  Начало двадцать первого века. Через их неправильное рождество мы уже перешагнули, к нашему правильному рождеству еще не приблизились. Зима у нас вполне подходящая с предновогодним привкусом. Болтается по большому счету зима возле нуля градусов, то чуть-чуть плюс, то чуть-чуть минус. Едва выпал такой славненький, такой очаровательный петербургский снежок, как следом за ним прет позорная слякоть и гадость.
  - А снеговиков мы лепить будем? - спросил Владимир Александрович Мартовский своего занудного папашу Александра Мартовского.
  - Слушай ты, лысеющий профессор и светило отечественной науки, какие еще снеговики?
  - А ведь как здорово мы их лепили когда-то...
  Господи, и почему сейчас, именно в данный момент привязался со всякой ерундой Владимир Александрович? Мало ли чего мы лепили когда-то? Два десятилетия назад и Владимир Александрович был маленьким, и Муркотенок был не таким стареньким, и снеговики получались выше человеческого роста. При чем не обязательно за человеческий рост принимать рост какого-то маленького мальчика двадцатилетней давности.
  Опять же зима была настоящая, не какая-та неправильная зима. Солнце светило ярче, звезды резвились более веселыми бусинками, реальная действительность через двадцать лет казалось набором красивых игрушек и пряников.
  Я однажды войду в настоящее
  И увижу, что очень состарился.
  И никто у меня не спрашивает,
  Почему оно так получается.
  И вообще не имеет значения,
  Что вошел я куда-то по дурости,
  Не спросив на то разрешение,
  И насыпав отходами с улицы.
  Я вошел, потому что выходы
  Оказались для входа открытыми.
  Жизнь дурацкую к черту выплюнул
  И застрял среди прочих идолов.
  Я растер кусок мокрого снега:
  - Снеговика вылепить не проблема.
  - А в чем проблема?
  - Как бы это показать на пальцах...
  
  НАЧАЛО ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Облетая Солнечную систему по периметру, Муркотенок поймал сигнал бедствия. Впрочем, самый обыкновенный сигнал из перекрещивающихся тире и точек, который в автоматическом режиме испускает три-я-станция (такая большая металлизированная коробка с разноцветными лампочками). Если конечно ее не забыли включить от большой три-я-кнопки.
  - Что-то не так, - задумался Муркотенок.
  За отчетный период с планеты Земля (основной населенной планеты Солнечной системы) было вывезено все оборудование, в том числе три-я-станция. По протоколу, ну тому самому, что немедленно отыскал в памяти бортового компьютера боец Муркотенок, так и значилось - вывезли все. Синусоидальный генератор, очиститель воздуха, лазерный гранатомет в четырех экземплярах, большую забортную установку, резиновые калоши, швабру, ночной горшок. Даже гвоздика или шайбочки не осталось.
  Служба сервиса как никогда хорошо поставлена в Координаторском центре. Очередной исполнительный директор координаторского сообщества вышел из отдела снабжения. Отсюда кое-какой незначительный уклон в сторону сервиса. Ну, совсем незначительный уклон, скажем, две с половиной тысячи боевых звездолетов переделали в мобильный сервисный флот. А почему две с половиной тысячи боевых звездолетов взяли и переделали? Модернизация, черт подери. Транспортный корабль развивает незначительную скорость, но берет значительный груз. Боевые звездолеты без защитных экранов и боевой оснастки берут незначительный груз, но развивают сумасшедшую скорость. Подгоняем к какой-нибудь захудалой планете эскадру из двадцати переделанных боевых звездолетов (вместо одного транспортного корабля). Забираем все до последней шайбочки, и на следующее утро (вместо двадцати календарных дней) мы в Координаторском центре.
  Немного смутился боец Муркотенок. Неужели планета Земля, такая крохотулечка, такая лапочка, попала в разряд "захудалые планеты"? Сотни лет не прошло, как координаторское сообщество провозгласило торжественное открытие земного сектора. Правда, это случилось при другом начальстве, когда служба сервиса скромно рулила на транспортных кораблях и не путалась под ногами.
  Может быть, вкралась ошибка, подумал боец Муркотенок. Может, ретивые снабженцы на новых скоростях распотрошили не тот сектор? Нет, никакой ошибки, ретивые снабженцы распотрошили именно тот сектор. На планете Земля (в двадцать первом веке по земному исчислению) произошло несколько несанкционированных событий, потребовавших немедленного закрытия земного сектора. Не Муркотенок принимал решение. Муркотенку глубоко наплевать, что там происходит на планете Земля, или какой другой планете, если можно немного поупражняться в стрельбе или размять мускулы. Как вы понимаете, решение принимали в Координаторском центре солидные дяди и тети. Они даже не спросили бойца Муркотенка, следует ли закрывать сектор? Они принимали решение, и приняли.
  Я не утверждаю, что их решение плохое решение. В конце концов, на планете Земля обитают не самые разумные особи во вселенной. Точнее, там обитают весьма неразумные особи. Некие такие человекоподобные обезьяны весьма агрессивной ориентации. Войны, смертоубийство, подлость, разврат, непомерная гордыня, воровство, ненависть к ближнему своему и так далее. Нет, нечем гордиться планете Земля в нашей метагалактике, тем более среди вечной и бесконечной вселенной. Вот посовещались умные дяди и тети, после чего написали кипу бумажек, затем исключили Землю к такой растакой матери.
  Следующий шаг вытекает из всего вышесказанного. Если тебя исключили из координаторского сообщества, значит, с тебя сняли льготы и бонусы.
  Разрешите полюбопытствовать, что такое льготы и бонусы? Во-первых, полная неприкосновенность твоих интересов. Во-вторых, невмешательство в твою политику. В-третьих, защита от прикосновенности и вмешательства со стороны частных лиц или мегаманьяков. В-четвертых, раз в двести лет дружеская попойка со всеми вытекающими отсюда последствиями. Наконец, так и шныряют вокруг товарищи координаторы, улучшая довольно-таки хиленький генофонд. И вдруг все пошло прахом. Волчий билет, пинок в задницу, козья морда. А координаторов просто вернули в Координаторский центр. Ну и всю навороченную аппаратуру, в том числе три-я-станцию с большой три-я-кнопкой. Нельзя на исключенной планете держать три-я-станцию, запускаемую от три-я-кнопки. Даже гвоздик нельзя, даже последнюю гаечку. Иначе человекоподобные обезьяны подберутся к неполезным для них технологиям и сделают неправильный вывод.
  Отсюда очередная война, смертоубийство, подлость, предательство, эксплуатация обезьяны обезьяной, открытый садизм, мракобесие. И во всем виноваты уже не какие-то мелкие твари с планеты Земля, но недобросовестность космических чиновников плюс их раздолбайское отношение к работе.
  
  КУРС НА ПОСАДКУ
  Нет, ничего личного. Но присутствие три-я-станции там, где ее не должно быть по определению, выбило из колеи Муркотенка. На подобную хрень следовало отреагировать тремя способами. Во-первых, пролететь мимо и сделать вид, что ничего не случилось. Во-вторых, пролететь мимо и переслать рапорт в Координаторский центр. Наконец, сделать так, как поступил Муркотенок:
  - Земля круглая.
  Две скупые слезинки упали на пульт. Возможно, нам показалось, что это были скупые слезинки, не капля слюны, проскочившая сквозь плотно сжатые зубы. Может позволить себе плотно сжатые зубы, слезинки, слюну боец Муркотенок при сложившихся обстоятельствах. Слишком долго земной сектор являлся местом работы вышеупомянутого товарища. Слишком много неординарных событий случилось в данной точке вселенной. Ну, и кое-какие клочки шкуры оставил здесь Муркотенок.
  Шкура заросла, чего не скажешь о трепетной душе самого известного мурсианина за последнюю тысячу лет. Не верьте, пожалуйста, всяким уродам, что называют товарища Муркотенка "тупой кот". Не выглядит выдающимся интеллектуалом все тот же товарищ. Но душа его нежная, ранимая, способная выжать слезы из налитых кровью глазниц, не только слюни и сопли.
  В результате некая водянистая субстанция, которую мы идентифицировали как "две скупые слезинки", торпедировала пульт. Произошло короткое замыкание. Космический перехватчик класса "Бипоша" изменил курс и за считанные минуты пересек пространство Солнечной системы. При этом несколько шальных астероидов сгорели в аннигиляторах класса "Драйв", а один из многочисленных спутников Юпитера поменял орбиту. Затем Муркотенок включил тормозную систему класса "Заклепка" и плавно вошел в атмосферу, навалившейся на него планеты:
  - Земля серая.
  В данном возгласе просочилась капелька удивления, что было совсем не свойственно Муркотенку. И все-таки не ошибся товарищ. Оттуда из ближнего космоса на него навалилась некая грязно-серая масса, ничем не напоминающая собой ту прекрасную Землю, которую знал Муркотенок. Великий боец даже отвлекся на долю микросекунды, чтобы уточнить курс по компьютеру. Не ошибся ли я? Скажем, не ошибся ли бывший работник земного сектора на том же краеугольном камешке, на котором споткнулась непогрешимая служба сервиса? Нет, полный порядок. В иллюминаторе планета Земля. Вот только тряхнуло космический перехватчик класса "Бипоша" как-то совсем не по-земному. Не должно так трясти космический перехватчик при переходе из верхних слоев в более плотные слои атмосферы.
  - Твою мать, - выругался Муркотенок.
  Там пошло и поехало. Тяжелые удары по корпусу. Нулевая видимость. Зуд в пятках. Чесотка за ухом. Некий, совершенно непредсказуемый, но планомерно нарастающий гул, что в конечном итоге закончился мелкими взрывами. Плюс в голове нолики и единички, складывающиеся в весьма заманчивую пирамиду. Один боевой звездолет стоит чуть больше, чем двадцать транспортных развалюшек. Один космический перехватчик стоит чуть больше, чем три боевых звездолета. Один боец Муркотенок стоит чуть больше, чем сорок семь космических перехватчиков. Вопрос на засыпку. Сколько стоит боец Муркотенок в переводе на транспортные корабли или лучше на посадочные боты? Если один транспортный тихоход стоит чуть больше, чем три с половиной транспортных бота.
  Тьфу, хрень моржовая. Голова работает, глаза не работают. Я повторяю в стотысячный раз, видимость в полной заднице. Не то чтобы по приборам (приборы сразу же вырубились), но на чистой интуиции провел посадку боец Муркотенок.
  Кто там умный, не знаю.
  Кто там смелый, не слышал.
  Сам себя уважаю,
  Пусть поехала крыша.
  Сам с собой в мясорубке
  Покрутиться согласен.
  Чтобы смелый не хлюпал,
  Чтобы умный не сглазил.
  А когда наиграюсь
  До кровавых печенок,
  Выжру капельку стали
  И засну как ребенок.
  В результате куча пыли и мусора, горячий металл и обломки.
  
  А ЧТО ПО ГРАФИКУ?
  Если вы думаете, что Координаторский центр отказался от планеты Земля по непонятной какой прихоти, вы глубоко заблуждаетесь. Ничего просто так не бывает. Земные обезьянки выбрали собственную судьбу сами, без какого-либо влияния со стороны пришельцев из космоса. Нет, я не утверждаю, якобы не приходили к обезьяньему народу пришельцы. Они приходили, они еще как приходили. Но их встретили не очень ласково и определили на опыты. Поэтому как пришли, так и ушли пришельцы. Знаете, не каждое из высокоорганизованных существ пожелает быть подопытной крысой тупого народа.
  Муркотенок вспомнил то славное время, когда он находился в команде пришельцев. Не очень давно оно было. Еще новая шерстка не отцвела сединой на тех самых местах, где поджаривали бойца Муркотенка. Да что вы рассказываете? Неужели кто-то посмел прикоснуться к неприкасаемой личности выдающегося мордобоя всех времен и народов? А вот взял и посмел. Мы не более чем наблюдатель и должны обходиться без жертв. Или еще точнее, координатор-наблюдатель обходится малой кровью на подотчетной планете. Государственный переворот, смена власти, законотворчество и три пескаря, чтобы прокормить три тысячи человек, не наша работа. Три пескаря пускай останутся клоуну, попытавшемуся одухотворить обезьяноподобных товарищей. Ибо после трех пескарей так надуховился обезьяний народ, что стошнило в стакан Муркотенка.
  Ну, не поверил в трех пескарей выдающийся мордобой всех времен и народов. Для врастания в роль требовалось поверить хотя бы на десять процентов, и надуховиться. Духовная жизнь обезьяньего народа покоится чуть ли не двадцать столетий на трех пескарях. Каждый пришелец, что не сподобился прокормить тремя пескарями три тысячи человек, есть враг и предатель, плюс заготовка для опытов.
  Теперь реальный вопрос, кому хочется быть заготовкой для опытов? И весьма реальный ответ, никому не хочется быть заготовкой для опытов. Так что в рамках духовной программы замочил миллиончик другой обезьян Муркотенок. Остальные уроды его пропекли и поджарили.
  - Война, твою мать.
  Вот это серьезно. Координаторский центр дал команду на эвакуацию по совершенно конкретной причине. Никакие профилактические меры не вытащили из войны обезьяноподобное человечество. Даже координаторы-ликвидаторы, основательно проредившие группу риска (то есть потенциальных убийц) в верхних эшелонах власти, не смогли навести порядок. На место каждого вычищенного маньяка тут же находился мегаманьяк, пропитанный страстью смерти и бойни.
  Э, давайте слегка разберемся, почему земная поверхность рождает маньяков? Почему земной воздух так возбуждает новорожденных маньяков и заставляет так мерзостно действовать? Почему земная вода не останавливает отрицательную энергию воздуха? Почему земная пища настолько кровавая и хорошо разбавляется той же водой, а еще лучше разбавляется водкой?
  Слишком много вопросов для первого раза. Однако товарищам координаторам следовало не только размахивать лазерным оружием и настраивать свои поисковые системы на очередного маньяка. Если бы товарищи координаторы иногда решали другие вопросы, чисто теоретического характера, может, у них бы созрело другое решение. Например, изменить состав воздуха. Или чего-нибудь добавить в воду. Или отучить маньяков шоковой терапией от кровавой пищи. Но товарищи координаторы по сути бойцы, не очень-то подготовленные для вопросов теоретического характера. Вот когда послали на Землю более подготовленную команду, было уже поздно.
  - Совершенно больная планета, - окончательный диагноз.
  Дальше вы знаете, если читали более поздний эпос про мордобоев "Оттепель". Для прочих товарищей напоминаю кое-какие факты. Ядерный конфликт. Ядерная зима. Гибель обезьяноподобного человечества.
  
  ЗА РАБОТУ
  Великий боец Муркотенок выбрался из покосившейся кабины перехватчика класса "Бипоша". Перехватчик окривел на одно шасси, ну и хрен с ним. Не виноват Муркотенок, что делают слишком хлипкие перехватчики, что шасси, между прочим, у них одноразового использования. Пора кое-чего менять в координаторском королевстве. Вот вернется Муркотенок на базу, всем устроит раздрай, перебьет кучу аппаратуры и добьется от проектантов хотя бы какой справедливости.
  Уважаемые, товарищи проектанты, пора оторвать задницу от вашего электронного кульмана. Ах, не существует электронного кульмана? Тогда немного меняется научный подход. Уважаемые, товарищи проектанты, пора перенастроить сенсоры ваших компьютеров. Что, и сенсоры в прошлом? А что в настоящем? Пьезо-фибро-голографическая панель. Ну, ее на фиг, слово не русское, не выговорить бойцу Муркотенку. Уважаемые, товарищи проектанты, щас расхренячу к ядреной маме панель, все садимся на свежезапроектированный корабль, и прямиком в космос. Тогда и только тогда наступит эра не одноразовых космических кораблей, но сплошной справедливости.
  В настоящий момент только работа.
  - Цель под ногами, - определил по сканеру Муркотенок, после чего сделал шаг влево.
  - Теперь цель под ногами и вправо, - определил все тот же товарищ, после чего сделал шаг вправо.
  Ну что же, оно очень здорово, когда работа начинается с хорошей новости. По крайней мере, сканер функционирует, цель определяет с точностью до одного метра. Можно провести еще пару встречных проверок, например, сделать шаг назад и два шага вправо, но решил не заморачиваться на подобной байде Муркотенок.
  - Как мы туда попадем, под эти самые ноги?
  Очень просто туда попадем, никаких заморочек. Три-я-станция по определению находится в бункере. Бункер в свою очередь мобильная единица, чего нельзя сказать о три-я-станции. Бункер разрешается перетаскивать с места на место, чего опять-таки не скажешь о три-я-станции. То есть три-я-станцию можно перетаскивать с места на место вместе с будкой (ой, простите, вместе с бункером), самостоятельно ее перетаскивать никак невозможно.
  Двинулись дальше. Если боец Муркотенок нашел три-я-станцию, то он так же нашел бункер. Если боец Муркотенок нашел бункер, то он знает все его газоналивные, сливные и вентиляционные отверстия. Откуда знает подобную хрень товарищ боец? Дурацкий вопрос. Муркотенок знает, потому что он знает, а еще, потому что он начинал карьеру младшего координатора именно на такой станции, именно в таком бункере.
  Впрочем, тот бункер, в котором начинал карьеру боец Муркотенок, взорвали к чертовой бабушке. Подкрались подлые наймиты подлого извращенца Ивана Непомнящего, и разнесли к чертям бункер. Младший координатор Муркотенок, как полагается, в момент извращенческой акции отсутствовал, то есть перевоспитывал подлых наймитов в другом месте. Фигня такая, не научился находиться одновременно более чем в одном месте боец Муркотенок. Надо бы научиться, но пока нулевой вариант. Ты отправился на охоту, ты поймал за штанишки товарищей наймитов, ты устроил вполне тривиальный погром в их гнилом муравейнике. Они в то же время пришли и срубили под корень твой муравейник.
  Почесал за ушами боец Муркотенок. Обычная работа, нормальные будни, не рафинированная жизнь. До чего мы договорились, черт подери? До этого самого, что самый известный из координаторов нашей вселенной не только знает, но взялся за лазерный бур (одна из функций лазерной пушки) и сделал дырку в том месте, где должен быть и где есть бункер.
  
  ВОШЛИ
  Полумрак. Запах человеческого жилья. Здесь кто-то движется, нарушая стабильность энергосистемы. Или мне показалось? Ничего подобного, внутри бункера точно присутствуют живые, в определенной степени разумные формы. Или опять показалось? Разумные формы внутри бункера большая проблема по Уставу координаторского сообщества. Особенно, если разумные формы не принадлежат к координаторскому движению и неизвестно, зачем они в бункере. Или в который раз показалось? Да хватит нести лабуду. Никогда ничего не кажется Муркотенку.
  Тогда встали над унитазом, затихли, задумались, вспомнили первого наставника с планеты Земля, как бишь его зовут, кажется, Че Бэ Иванович. Ей богу, неправильный бункер. По документам нет, не может быть никаких бункеров, все чисто. Служба сервиса не могла напортачить. Но как говорил в подходящем случае старший координатор Че Бэ Иванович, бункер больше чем есть, на самом деле он стопроцентная реальность в обход всего прочего. Даже унитазом не более чем двенадцать минут назад, как воспользовались. Ибо процесс разложения органических отходов внутри унитаза рассчитывается на пятнадцать минут (эксперимент проведен все тем же Че Бэ Ивановичем). Вы понимаете, через пятнадцать минут не будет отходов. А они все еще в наличии, они еще здесь. Поэтому обойдемся без глупостей, легко разобрался во всем Муркотенок.
  Или не разобрался, черт подери? Может и так. Бункеру здесь не место, ностальгия бойца Муркотенка не мучает. Само по себе присутствие бункера на планете Земля говорит об отсутствии ответственности у некоторых товарищей. Ну, хотя бы у тех товарищей, которые отвечали за эвакуацию ценного оборудования и как-то не очень ответили. За бункер кое-кому следует вырвать ноги, кое-кому вырвать руки. Что в свое время, в нужном месте доведет до ума Муркотенок. Но пока разговор не о том. Ибо сегодня, сейчас следует вырвать ноги и руки тем, кто воспользовался унитазом, включил три-я-станцию, забыл спустить воду.
  А посему сняли лазерную игрушку с предохранителя.
  Последняя атака
  Нас точно ожидает.
  Сидит противный бяка
  И пузыри пускает.
  Сидит тупая харя
  И строит свои глазки.
  Такого бы ударить
  И по соплям размазать.
  Поехали, братишки,
  Колбасить подлых гадов.
  Засунем в ухо шишку,
  А в задницу гранату.
  А для соплей кровавых
  Есть огненная рвота.
  Закончилась халява,
  И началась работа.
  Пора наводить порядок.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  В плазменной винтовке осталось два заряда. Предыдущие восемь зарядов Зая Вредная израсходовала, отстреливаясь от наседающих грувов. По крайней мере, четыре заряда не растеклись в пустоте, оставив на дороге такие красивые кучки. Но грувов было слишком много. Так много, как никогда за последние одиннадцать лет, после большого мутантского столпотворения возле монастыря Святых паладинов. Грувы напали внезапно, когда Зая Вредная и Волчий Хвостик собирали грибы на Смоляной пустоши. По большому счету редко кто ходит на Смоляную пустошь без кибернетической брони, огнемета и хотя бы одной Боевой машины поддержки. Общеизвестная истина, на Смоляной пустоши живут грувы.
  И не надо мне втюхивать, что грувы весьма агрессивные существа только ночью. Ибо ночью грувы собираются стаями, нападают на человеческие жилища. Точнее, на те немногие крепости и убежища, где еще прячется человек. Существует общее мнение, что, напившись человеческой крови, грувы якобы немножко очеловечиваются, якобы ослабляют собственную мутацию. А на других мутантов они не нападают.
  Или все-таки нападают? Зая Вредная перехватила левой рукой винтовку. Нет, что-то не то происходит на русской земле в последнее время. Грувы весьма агрессивное племя, только когда их много. Но один охотник из племени деревяшек стоит десяти грувов в честном бою. Если бой происходит днем, если у тебя в руках плазменная винтовка, многочисленность грувов вообще не имеет значения. Кровососы панически боятся плазмы. Видите ли, плазма горячая, плазма жжется. Днем легко отогнать грувов, показав им плазменную винтовку.
  Точно, что-то не так. Недаром сопротивлялась товарищ Зая товарищу Волчий Хвостик. Чего тебе так приспичило? Ну, давай подождем мальчишек с их Боевой машиной. Там в Боевой машине прохудилась маленькая деталька, какая-та трубочка. Мальчишки ее шустро заделают, да и в большом колхозе грибы собираются как-то сподручнее.
  Пустая трата энергии. Очень приспичило товарищу Волчий Хвостик. Мы уже не маленькие девочки, мы вполне взрослые барышни. Нам дали личный комплект, нам дали оружие, на следующих играх нам разрешается выбрать спутника жизни. Это будет настоящий герой, не какие-то сопливые мальчишки с их Боевой машиной.
  Неужели не ясно, что в Боевой машине прохудилась не маленькая деталька и не какая-та трубочка? Халатность, бестактность плюс раздолбайство на последнем сборе грибов привели машину в плачевное состояние. Твои мальчишки меньше всего заботились о доверенной им технике, не смотрели за окружающей обстановкой, а смотрели в разрез сарафана своего боевого товарища по имени Волчий Хвостик.
  Плюнула Зая Вредная. Чего ее потянуло в хорошие девочки? Едва научившись ходить, бегала Зая Вредная по Смоляной пустоши и собирала грибы без помощников. Вместо плазменной винтовки оттягивал руку маленький ножичек. Все равно собирала грибы Зая Вредная. Не потому что за собранные грибы давали вкусный рогалик, просто была она очень вредная девочка и всегда поступала из вредности.
  Вот и тут она поступала из вредности. Если чуть-чуть подумать, ничего криминального не предлагает красавица Волчий Хвостик. Обыкновенная зависть. Как не позавидовать Волчьему Хвостику? Девчонка бойкая, в ней так много осталось еще человеческого. Большие глаза, густые волосы, тонкие руки и ноги. Очень похожа на человека красавица Волчий Хвостик. Да и маленькие мутации племени деревяшек ее совсем не уродует. Любой, самый сильный герой просто уписается от счастья, если его выберет на следующих играх красавица Волчий Хвостик.
  Зая Вредная опять никого не выберет. А если и выберет, то парня отыграют другие девчонки. Не получается с мальчишками у Заи Вредной, не потому что она не красавица, просто она вредная. Признаки племени деревяшек очень сильно сказались в облике Заи. Не просто большие, но очень большие глаза. Не просто густые, но очень густые волосы. Не просто тонкие, но очень тонкие руки и ноги. Уровень мутации почти сорок пять процентов против десяти процентов у очаровательной блондиночки Волчий Хвостик.
  Короче, плюнула Зая в приступе вредности. И потащилась на Смоляную пустошь за Волчьим Хвостиком.
  
  И ЧТО?
  Грувы появились не сразу, но в количестве более ста особей. Такое ощущение, что грувы сидели в засаде, только напасть не решались, пока не подошла помощь. А то, что грувы сидели в засаде, в этом уверена Зая Вредная. Грувы не такие ловкие, как деревяшки, не такие выносливые. На коротких участках они могут развить сумасшедшую скорость, но если бежать долго, тем более по пересеченной местности, грувы быстро выдыхаются и выдыхаются настолько, что их можно давить голыми руками.
  Но кто сказал, что грувы плохие охотники? Этого не говорила Зая Вредная. Все человеческие племена, в том числе мутанты, выжившие после ядерной бойни, перешли к натуральному хозяйству, то есть к собирательству и охоте. Кто не успел перестроиться, того подстрелили другие охотники. Грувы все-таки перестроились. Грувы умеют прятаться в кустах и высокой траве, сидят там часами, поджидая добычу. Еще они роют норы и переходы на многие сотни метров, по которым передвигаются под землей в только им известные точки.
  Однажды Зая Вредная попала в тоннель грувов. Тоннель был заброшенным, полуразвалившимся. Но Зая так и не сумела выбраться из него обычным путем. Несколько раз она возвращалась к тотему грувов. Это такая острая палка с десятью черепами. Каждый череп обозначает предыдущее поколение предков, и у грувов является высшим шиком найти череп своего десятого пращура. Мол, уважаемое или горячо любимое человечество. Вы кичитесь продолжительностью собственного рода, но не можете со стопроцентной уверенностью просчитать третьего или четвертого по старшинству предка. Зато товарищи грувы подобное дело поставили на поток. Все это очень интересно, но Зая заблудилась в тоннеле грувов.
  Нет, грувы никогда не были плохими охотниками. Стремительный рывок из засады, скрытое передвижение по Смоляной пустоши, массовый навал. Их не стоит недооценивать ни при каких обстоятельствах. А с другой стороны, грувы не охотятся на деревяшек. На одичавших кротов, собак и зайцев грувы охотятся. Даже очень охотятся. Кроты у них как любимое лакомство. Собак они уничтожают ради забавы. Зайцы-мутанты есть злейший враг грувов.
  Здесь даже улыбнулась Зая Вредная. Кто мог подумать, что во время ядерной зимы так расплодятся маленькие добрые зайчики, какими плотоядными монстрами они станут. А ведь все-таки расплодились маленькие добрые зайчики, вырастили себе полуметровые клыки и перешли в разряд плотоядных хищников. Больше того, главным лакомством для маленьких добрых зайчиков стали грувы.
  Еще раз улыбнулась Зая Вредная. Жестокий мир, то есть мир без солнца, без солнечного света и тепла. Вечный полумрак, вечный холод, вечная радиация, смерть такая же вечная, как все остальное. Еще в этом мире существуют настоящие люди. Представляете, вокруг ядерная зима, а где-то существуют настоящие люди? Или не представляете? Вокруг мутанты, получившие в свое время охрененную дозу радиации, и выжившие. Но есть немутанты. Такие чистенькие, такие розовенькие, прямо лапочки. Внутри их никакой радиации. Только стерильная чистота.
  Здесь едва не расплакалась Зая Вредная.
  Почему такая жестокая
  И такая позорная жизнь?
  Ты бредешь по земле одиноко
  Через ямы коряги и слизь.
  Злые сучья за ноги хватаются,
  Льется сверху бодяга и гной.
  Ну, а если поганство случается,
  То случается только с тобой.
  Затем появились грувы.
  
  О КРАСИВЫХ ДЕВЧОНКАХ
  Волчий Хвостик себя считала красивой девчонкой, даже чертовски красивой девчонкой. Все говорили, какой красивый у тебя хвостик. На языке деревяшек сие означало высшую похвалу и беспредельный восторг. Хотя постойте, Волчий Хвостик не считала себя деревяшкой. Ну да, ее процент мутации составлял почти десять процентов. Немного длинные пальцы, немного длинные уши, завышенное количество зеленых кровяных шариков против заниженного количества красных. Но вот, пожалуй, и все. Не стоит отталкивать девушку из-за каких-то там десяти процентов.
  Зато помечтать стоит. Грибы со Смоляной пустоши замедляют процесс мутации. Если грибы со Смоляной пустоши хорошо высушить, растереть в порошок, перемешать с волчьим жиром, то получается вполне приемлемое лекарство. Нужно принимать утром и вечером, желательно в больших дозах, желательно без другой пищи. Некоторое время будет кружиться голова, понос и рвота, нечто галлюцигенное, затем весьма неприятная слабость. Но процесс мутации становится таким медленным, что почти исчезает. Нет, не исчезает мутация целиком. Еще никто не обнаружил лекарство обратного действия, искореняющее в нежном девичьем организме признаки деревяшки. Но результат есть. За последние восемь лет только на шесть десятых процента мутировала Волчий Хвостик.
  Чего нельзя сказать о ее подружке, которая Зая Вредная. За последние восемь лет почти на четыре процента мутировала Зая Вредная. Она, видите ли, не любит грибы. То есть она не только не любит грибы, но их принципиально не кушает. В грибах очень жесткие споры, которые скрипят на зубах, отчего раздражается Зая Вредная. Какого черта она раздражается по таким пустякам, когда в мире хватает других неприятностей? Все-таки чертовски вредная эта Зая. Наградили ее мамочка с папочкой чертовски вредным характером еще при рождении, а последующие годы ничего не исправили.
  Тут задумалась Волчий Хвостик. Как можно что-то исправить? Вот сама Волчий Хвостик, к примеру, блондиночка. Ее такой сделали мамочка с папочкой, то есть такой красивой и светленькой, то есть с такими светлыми волосами. А Заю Вредную мамочка с папочкой сделали вредной. И голова у Заи стального цвета. Нет, волосы у Заи нормальные, даже чересчур пышные. Но не любит свои волосы Зая, она обрезает волосы кротовыми ножницами. Есть такие ножницы, которыми потрошат кротов, вот Зая Вредная этими ножницами обрезает волосы.
  Снова задумалась Волчий Хвостик. А с другой стороны, мы подруги. То есть страшненькая Зая Вредная и красавица Волчий Хвостик подруги. Как водится, между подругами все должно быть откровенно и гладко. Если приспичило собирать грибы Волчьему Хвостику, так отправится на грибную охоту и Зая Вредная. Иначе, какая из Заи подруга? Вот вы ответьте на очень простой, можно сказать, человечный вопрос, разве подруга может быть вредной?
  Надула пухлые губки Волчий Хвостик. Ну и что, если Зае не повезло, если ее родители мутировали в большей степени, чем родители самой красивой девчонки в Шипованной роще и на Смоляной пустоши? Интересно, бывают ли такие же очаровательные блондиночки среди человеческой расы? Очень хороший вопрос. Среди деревяшек Волчий Хвостик самая очаровательная блондиночка. Так и мальчики говорят. Рыжий Ворон, Синяя Голова, Поросенок-с-Ушами, Тихоня, ну и другие мальчики. Они именно так говорят, Волчий Хвостик самая очаровательная блондиночка. Зато самая страшила опять-таки Зая Вредная.
  Ой, простите, что-то сильно задумалась Волчий Хвостик. Мы же сегодня решили любить Заю Вредную, обращаться с ней, как подруга с подругой, защищать бедненькую страшилу от прочих гадостей. Нет, не выберет себе героя на играх красавица Волчий Хвостик. Или точнее, она выберет такого героя, который отнесется с пониманием к Зае Вредной. И не надо мне прикалываться про секс втроем. Ибо только настоящий герой может вытерпеть Заю Вредную, не навалять ей люлей, не отвернуть башку через пять минут после знакомства. С подобным героем можно точно начать разговор про любовь, про совместную жизнь и охоту.
  На секунду выключилась Волчий Хвостик:
  - Ах, она такая охота.
  А когда включилась обратно, появились противные грувы.
  
  ПОПАЛИСЬ
  Зая Вредная вскинула плазменную винтовку, и сразу выпустила четыре заряда в копошащуюся волосатую массу. Кто-то взвизгнул, как недорезанный поросенок. Очень похоже визжит умирающий грув. Затем кто-то взвизгнул еще и еще. Зая Вредная, не перезаряжая винтовку, выпустила следующие четыре заряда. Теперь она стреляла не так прицельно, только один визг, но добилась гораздо большего эффекта. Плотная масса грувов качнулась, распалась на несколько мелких группок, извергнув из своих недр Волчий Хвостик.
  Не более чем секунду назад казалось, все кончено. Грувы выскочили из засады, повалили красивую девушку, налегли на нее сверху, пытаясь своими ядовитыми клыками дотянуться до сонной артерии. Собственно говоря, грувы никогда так не нападают на деревяшек. Так они нападают на людей, валят их и высасывают. После нападения грувов человека можно спасти, если влить ему свежую кровь вместо высосанной. Только прежним человеком он уже не будет по определению. Мутация грувов суть мутация слишком высокого уровня, чтобы высосанный человек не превратился в конечном итоге в мутанта.
  Нет, что-то не то на русской земле. Грувы напали на деревяшку. Грувы попробовали высосать деревяшку, как чистого человека. Зая Вредная никогда не сталкивалась с подобной хреновиной. Зая Вредная много читала про грувов, даже изучала их на окаменелостях и трупных останках. Грувы злобные, грувы жестокие, грувы быстромутирующие мутанты, которые за счет чистой крови пытаются остановить процесс мутации. Грибы им не помогают. Грибы есть средство против мутации для деревяшек. Грувы подобной мелочью не питаются. Только кровь чистого человека для них лекарство, кровь деревяшки смертельный яд. Грувы не высасывают деревяшку, даже если это шикарная блондинка с пухлыми губками, очень похожая на человека.
  - Господи, да что же творится такое?
  Зая Вредная еще никогда не убивала грувов. Зая Вредная хорошо воспитанная девочка в духе веротерпимости и межрасового интернационализма. Зая Вредная уважает человеческую жизнь в теле любого существа, даже в теле мутанта. Не всегда мутанты были мутантами. Еще до ядерной бойни они были людьми, то есть самыми настоящими людьми без каких-либо признаков мутации. Больше того, деревяшки и грувы имеют общего предка, следовательно, они сестры и братья. Зая Вредная очень уважает человеческую жизнь, хотя не очень верит в общего предка. Так ее воспитали родители, которые давно умерли, но по-прежнему наблюдают за милой доченькой из Лесов и Лугов Славы.
  Во второй раз за один день прослезилась Зая Вредная. Все смелые воины племени деревяшек не умирают навсегда, а переселятся в миры Славы. Там они ведут счастливое, можно добавить, праздное существование. Оттуда они следят за своими еще живыми родственниками, иногда посылают добрые весточки в виде дождя или снега с малым количеством радиации, и принимают решение, насколько эти ребята достойны попасть в Леса и Луга Славы.
  Зая Вредная не может быть недостойной своих родителей. Зая Вредная всегда все делала правильно, хотя она чертовски вредная девочка. Но Зая Вредная потому такая вредная, что это бунтует ее вредная оболочка. Внутри она чертовски хорошая девочка. Она даже не употребляет грибы в пищу, чтобы не выделяться среди прочих мутантов. Вот Волчий Хвостик та употребляет грибы в пищу. Но Волчий Хвостик совсем другое дело. Волчий Хвостик самая очаровательная красавица в Шипованной роще и на Смоляной пустоши. И не только. Она светоч в ночи. Она счастье для каждого сирого и убогого, она единственная связь между мутировавшими деревяшками и практически вымершим человечеством.
  А тут подобную красоту хотят уничтожить.
  Будем мы серые,
  Тупые и грязные.
  Придет зараза,
  Наш мир уделает.
  И не помогут
  Левые хитрости.
  Наш мир выметут
  Мутанты убогие.
  А кто не вляпался,
  Сидит в бункере.
  Сидит и хрюкает,
  Что он спрятался.
  Нет, мутанты позорные, руки прочь от святыни!
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТОЙ ЖЕ ГЛАВЫ
  Волчий Хвостик сама не понимает, как вырвалась из дурно пахнущей шерстяной кучи грувов. Вот-вот должны были сомкнуться клыки на ее белоснежной шейке, чтобы навсегда и бесповоротно испортить девичью красоту. Но клыки не сомкнулись. Куча дрогнула, грувы рассыпались на мелкие группки, предоставив для милой девушки, может, единственный шанс. Этим шансом воспользовалась Волчий Хвостик.
  Конвульсии, рывок, дубинка (стандартное оружие грувов) как будто специально легла в нежную девичью ручку. Несколько ударов по тупым, но очень мохнатым башкам. Затем Волчий Хвостик побежала. Вы никогда не наблюдали, как бегают деревяшки? А зря, просто фантастическое зрелище. Волчий Хвостик побежала так быстро, как никогда не бегала в жизни. Видит бог, Волчий Хвостик не просто побежала, она полетела на своих красивых, практически человеческих ножках. Только бы скорее, только бы убраться отсюда, с этой кошмарной пустоши, переполненной всевозможными мутантами и гадами. И почему-то забыла Волчий Хвостик про одну страшненькую неказистую девочку со старой плазменной винтовкой и очень вредным характером.
  Но ничего не забыла Зая Вредная:
  - Отступаем к монастырю!
  И Зая Вредная побежала. То есть побежала она так быстро, как никогда не бегала раньше. Повторяю, длинные ноги даны деревяшкам не для того, чтобы цепляться за корни кустов и деревьев, путаться в траве, или тонуть в каждой мелкой болотной промоине. Деревяшка есть сбалансированный, отфильтрованный организм, более чем подходящий для жизни в условиях ядерной катастрофы. Чем легче, чем выше означенная нами деревяшка, тем больше у нее шансов на жизнь и меньше шансов на смерть. Плюс дополнительную скорость дают зеленые кровяные клетки.
  С зелеными клетками полный порядок. Мутировавшее сердце товарища Зая приняло на себя зеленую порцию адреналина, отчего ускорилась зеленокожая девушка. Но не сумела догнать Волчий Хвостик. Зеленая пена выступила на нижней губе. Тут бы слегка отдышаться, перевести основные жизненные функции в более упорядоченное русло. А там фига с два достанут нас грувы:
  - Держись на большую елку!
  Слабый крик, больше похожий на шелест ветра в кронах деревьев, каким-то чудом сумела уловить Волчий Хвостик. Красивое тело качнуло практически по инерции в нужную сторону, пируэт, фаза полета, еще увеличила темп Волчий Хвостик. Господи, да что же такое вокруг происходит? Неужели все посходили с ума? Неужели мир рухнул и стал стопроцентной добычей мутации? Неужели мы никогда не выберемся отсюда? Столько глупых вопросов скользнули по очень красивой головке одной очень красивой, но очень человеческой девушки. Затем обо что-то стукнулась Волчий Хвостик. Ее подкинуло вверх, долбануло об землю, еще раз подкинуло, еще раз долбануло, и девушка потеряла сознание.
  - Что за хрень?
  Зая Вредная вскинула к плечу винтовку с двумя оставшимися зарядами. Из-за стены деревьев накатилась черная-черная масса.
  
  НА СЛЕДУЮЩЕМ ЭТАПЕ
  Муркотенок зафиксировал периметр. Затем установил две гравитационные ловушки, один сублимирующий детонатор, пси-поисковик, и перешел на другой уровень. Нет, ничего страшного. Стандартный бункер, стандартная система защиты. Двери легко открываются, двери легко закрываются. Вот и я говорю, очень стандартный бункер. Не один сезон провели в очень похожих условиях товарищи по оружию: Муркотенок с планеты Мурс и землянин Че Бэ Иванович. Так что более чем стандартный бункер. Еще на подобном материале тренируются муркотята в отроческом возрасте, прежде чем получить лычки младшего координатора и перейти к первому стандартному заданию.
  А что такое первое стандартное задание? Это отдельный разговор для всех высокоразвитых представителей нашей стандартной галактики. Если до кого не дошло, первое стандартное задание выполняется по стандартному плану, первый стандартный план разрабатывается стандартной комиссией, первая стандартная комиссия состоит из координаторов всех мастей, прошедших в нужное время, в нужном месте первое стандартное задание. И вообще, первое стандартное задание называется работой.
  Ладно, проехали. После завершения работы разрешается тяпнуть по стаканчику, почитать газету, взять из холодильника пирожок со сгущенными сливками. Очень любит такой пирожок Муркотенок. Точнее, очень и очень любит великий боец сгущенные сливки. Но до завершения работы он не откроет ни за что холодильник, даже если будет умирать от голода. Соответственно, останется недопитым стаканчик.
  Правила, черт подери! Да, те самые пресловутые, можно добавить, негласные правила, на которых держится координаторское движение. Никогда не нарушал правила Муркотенок. Даже чуть-чуть не нарушал, даже ни насколечко. Все знают, почему великий боец Муркотенок. Потому что он не нарушал правила. Сначала работа, затем стаканчик, затем пирожок со сгущенными сливками.
  А работа сегодня предстоит не очень хорошая. Сие сразу почувствовал Муркотенок. Станция, возникшая из небытия. Аварийная посадка, не предусмотренная по расписанию. Использованный унитаз в мертвом, то есть в несуществующем бункере... Стоп, кто сказал про несуществующий бункер? Можно отключить электронную технику, можно распрограммировать излучатели, можно отказаться от помощи следящих систем, но ни в коем случае нельзя исключить бункер. Он здесь, он перед носом твоим, он мозолит глаза бойцу Муркотенку.
  Еще как мозолит, черт подери! Чем-то неприятным запахло в воздухе. Если бы не любовь к точным формулировкам, то товарищ боец мог бы поспорить, что запахло в воздухе кровью. Но исключительная точность суть вторая натура товарища. Какой-то не такой запахло в воздухе кровью. Точнее отметить, неправильную кровь почувствовал Муркотенок. Нет, запах у нее правильный, или самой что ни на есть первой свежести. По предварительным данным, кровь пролилась не более получаса назад, при чем в весьма значительном количестве, отчего не успела она высохнуть. Но как уже говорилось чуть выше, неправильная пролилась кровь. Еще точнее, кровь какая-та ненастоящая. От нее пахло цветами.
  Где-то ангелы летают,
  Где-то расплодились черти.
  Между адом или раем
  Жить, конечно, интересней.
  Не поставишь черту свечку,
  Ангелам разврат не ведом.
  Только в мире человечков
  Можно так и можно эдак.
  То желудок рвет и мутит,
  То душа совсем больная.
  Жизнь тоскливая по сути,
  Но сгодится и такая.
  А вот цветы не очень любил Муркотенок.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Два выстрела в никуда, Зая Вредная выронила винтовку. Клубы пыли рассеялись, дым немного снесло в сторону. Черная-черная туча получила естественное продолжение в огне и металле.
  - Стена Страха.
  Нет, это сказала не Зая Вредная, это сказали ее тонкие нечеловеческие губы, точнее, это они прошептали в слепящую пустоту. И страшный нечеловеческий шепот грянул громом среди мертвого неба. Или все было не так? Или не подхватила Стена Страха маленькую фигурку местной красавицы по имени Волчий Хвостик? Или не разнесла ее вдребезги? Все было точно так, точно здесь, точно сию секунду. Волчий Хвостик ударилась о кошмарную Стену, затем подскочила и снова ударилась. Затем провалилась в небытие, поливаемая шквалом огня из всех пушек и пулеметов.
  - Но почему?
  Снова одними губами произнесла Зая Вредная. Так не могло получиться. Так не могло быть по определению. Никогда еще Стена Страха не появлялась в районе монастыря. Ни на каких крыльях или даже с помощью ядерных двигателей не могла добраться сюда Стена Страха. Здесь ей просто не место, твою мать! Здесь заповедные земли Святых паладинов. Я вам говорю, сюда не может, сюда не должна попасть Стена Страха.
  Смерть, ураган, ливни огня, тяжелая липкая слизь в воздухе, клочья травы и деревьев, мертвая и истекающая болью земля... Все признаки налицо, Зая Вредная не ошиблась ни в одном из своих предположений. Потому что это была та самая легендарная Стена Страха, о которой маленькой девочке Заиньке так упорно, так долго рассказывали паладины в стенах Святого монастыря паладинов. Но не очень им верила маленькая девочка Заинька. Разве бывает Стена Страха? Ха, опять бабушкины сказки. Бабушка любит сказки на сон грядущий, особенно страшные сказки. Чтобы не шалила маленькая девочка Заинька. Чтобы испугалась, как следует слишком шустрая девочка. Чтобы залезла она же под одеяло, укуталась с головой и мгновенно заснула. Потому что во сне придут к тебе легкие облака, моя Заинька, потому что солнечный луч вытащит из ядерного хаоса твою родную русскую землю.
  - Господи, какая же я дура!
  Не знаю, кто это сказал. Впрочем, не важно. Грувы попрятались в свои норы или вообще растворились, исчезли. Чего вы хотите, они же грувы. Или "грязные выродки" на лесном диалекте, представляющем собой некую смесь русского языка образца двадцать первого века со всеми последующими его модификациями. Оттопырила нижнюю губу Зая Вредная. Грувы хорошо чувствуют страх. Чего-чего, в чувстве страха им не откажешь. Они чувствуют страх своей жертвы, и нападают. Они чувствуют собственный страх, и испаряются.
  Как же иначе? Еще больше оттопырила нижнюю губу Зая Вредная. Живем мы в не очень цивилизованной местности, питаемся практически цветами да грибами. Иногда приходится заключать союзы со всякими выродками или отбиваться от многочисленных хищников, которых здесь более, чем достаточно. Еще мы сошли с ума от легенды про "зеленую ветку". Вот если взять и найти "зеленую ветку" вместо обыкновенной ветки стального цвета, то обязательно наступит рай на Земле. Все мутанты вылечатся. Ветер разгонит радиоактивные тучи. Перестанет идти радиоактивный дождь. И наконец-то выглянет настоящее солнышко. А еще мы устали ждать, когда придет Стена Страха.
  - Приди и возьми меня!
  Правы все-таки паладины. Стена Страха есть большой механизм, внутри которого люди.
  
  ОТ АВТОРА
  Хорошая русская зима, красивая русская зима, ни чета зиме ядерной. Что мы слышали про ядерную зиму? Какие-то не совсем толерантные выкрики ополоумевших правозащитников. Плюс несколько строк в Интернете и несколько слов в учебнике физики. Впрочем, в учебнике физики про ядерную зиму напрямую не упоминается, только намекается. Так намекается, что не разберешься без хорошей закуски и водки.
  Настоящая русская зима. Много света и счастья. Много ослепительной чистоты, освежающей твое уставшее, обожженное, изможденное сердце. Солнышко иногда проглядывает настоящее, и снеговики настоящие. Наконец, в такую правильную зиму как-то хочется верить в доброе высшее существо, в такого хорошего дедушку, который постарался для нас, то есть придумал, можно сказать с бодуна, эту самую зиму.
  - Храм на углу, - ухмыльнулся Владимир Александрович, - Иди и верь, сколько хочется.
  Ну, не то и не так.
  - Я хочу верить в первородное начало, в созидающее добро, не в какие-то камни и стены.
  - Ты только зайди, там тебе расскажут про дедушку.
  Снова не получается. Вот так между их неправильным рождеством и нашим правильным рождеством очень трудно объяснить кому-либо на русской земле, в том числе и Владимиру Александровичу, что вера не обязательно связана с богом. А если она с ним и связана, то не имеет никакого отношения к божественным храмам. Храм, возможно, красивая игрушка, но не есть создание божье, но всего лишь создание рук человеческих. Храм может выглядеть очень заманчиво снаружи и очень убого внутри. Не в том смысле, что не хватает богатства и украшений. А в том смысле, что любая красивая игрушка является более или менее уместным штрихом на бесконечном полотнище мироздания, снаружи в ее изразцах отражается солнце. Вот внутри это дань человеческому тщеславию, не больше. Там нет, там не может быть бога.
  - Впрочем, все детские сказочки, - Владимир Александрович свернул в лес, поближе к снеговикам и природе, - По законам логики вообще не может быть бога.
  - Но почему, в который раз почему?
  - Он не нужен природе.
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  Было очень больно, так больно, как еще никогда не было. Полтора года назад Зая Вредная сорвалась со скалы и ударилась головой о кусок камня. Как отыскала скалу в болотистой местности Зая Вредная уже не вопрос. Любой камень высотой более пяти метров называют скалой деревяшки. Да и что опять же пять метров, если просто упасть со скалы и не удариться головой о кусок камня? И если зеленоватый мозг не выступит в месте удара.
  Страшно больно, дикая боль. Несчастный случай полтора года назад слегка замутил сознание, оставил крохотный шрам на затылке. Сегодня не так, сегодня что-то другое. Боль ломает, рвет и зашкаливает. Зая Вредная перекинула непослушное тело через полуразвалившийся портал Святых паладинов и, подтягиваясь на своих тоненьких ручках, попробовала заползти за колонну.
  Временная передышка, не больше того. Колонна не спасет от Стены Страха. Зая не просто чувствовала, но понимала деревянным своим интеллектом, что развалины монастыря очень плохая защита против машины смерти. Может, когда-то в означенном монастыре базировались Святые паладины, способные остановить любой механизм. Их было четверо. Всегда в одинаковых доспехах, всегда при оружии. Зая даже не помнит, кто они были на самом деле. Люди, или мутанты, или кто-то еще? Но от них отдавало такой тишиной и спокойствием, что только здесь, в стенах означенного монастыря маленькая девочка Заинька чувствовала себя по настоящему большой и счастливой.
  - Нет, зайцы так не сдаются.
  А это любила говорить ее добрая мама. Всегда такая нежная, такая заботливая. Мама, ты слышишь меня? Прости, милая, я никогда не признавалась в любви. Я никогда не говорила, как люблю тебя мама. И как мне хочется, очень хочется быть с тобой рядом. Прошу родная, прости, я не умею красиво так говорить, как мне хотелось с тобой говорить вечно. Ты однажды ушла на охоту и не вернулась к маленькой девочке Заиньке. И отец не вернулся. Тихими темными вечерами мы собирались у нашего дерева, просто сидели и слушали. Отец не умел говорить, не умел признаваться в любви своей девочке Заиньке. Как редко он говорил, и как хорошо обращался с оружием. Плазменная винтовка пела в его руках, стрельба из поющей винтовки больше походила на произведение искусства.
  Зая Вредная сглотнула кровавый комок, поднявшийся к горлу. Было чертовски больно. Струйка плазмы обожгла спину. Зая попробовала бежать, но тонкие девичьи ножки сразу выключились из игры. Зая упала, попробовала подняться, и не смогла. Неужели это конец? Вот так бездарно, именно так? Неужели маленькая девочка Заинька никогда не примет сражение с темной силой, не получит свой пропуск в Леса и Луга Славы. И никогда, то есть вообще никогда не увидит своих родителей девочка Заинька. Ни милую мамочку с ее большими-большими глазами. Ни молчаливого отца, который так много времени потерял зря, но все равно не сделал из маленькой девочки настоящего воина.
  Слезы глаза закрыли,
  Боль разорвала суставы.
  Кем же мы раньше были?
  Кем же мы нынче стали?
  Смерть на свинцовых крыльях
  В сердце вонзила жало.
  Что же теперь случилось?
  Что же нас так сломало?
  Только не надо плакать,
  Если назад не пробиться.
  Мы не какая пакость,
  Мы ничего не боимся.
  Зая всхлипнула и поползла, заливая зеленой кровью серые кусты и деревья.
  
  А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
  Муркотенок добрался до пульта управления. Четыре сморщенных тела плавали в собственной крови, и эта кровь была зеленого цвета. На спинах и на груди убиенных товарищей красовались стандартные бирки с их именами: Рыжий Ворон, Синяя Голова, Поросенок-с-Ушами, Тихоня. Подобные бирки по правилам координаторской хартии может носить неквалифицированный персонал или кто-нибудь из уборщиков или охраны. Тем более их могут носить сопливые пацаны, если работают по контракту на координаторское движение.
  За последние сто лет не так чтобы много аборигенов в земном секторе привлекалось к работе по контракту. Земной сектор, даже в период своей привлекательности, не самое надежное место для найма контрактников. Ибо контрактнику предписывается держать язык за зубами, не тырить секретную информацию или какие секретные штучки с места работы, не протаскивать на рабочее место любимых девчонок. Мол, оцени, малышка, какой я крутой мачо, у каких крутых перцев работаю. Зная русский характер, можно со стопроцентной уверенностью предположить, что ни один русский товарищ (или абориген с планеты Земля) не сумеет выполнить ни одно из условий контракта.
  - Ну-ну, - только и сумел сказать Муркотенок.
  Не думаю, что развернувшаяся картина поразила его стандартное воображение. Как хорошо вышколенный координатор, Муркотенок никогда не удивляется и ничему не поражается. Чего здесь особенного? Очередная стандартная ситуация. Подобные ситуации поджидают координатора в любом уголке вселенной. Координатор для того есть координатор, чтобы любую ситуацию упаковать в рамки и в соответствии с Уставом координаторского сообщества вынести стандартное решение. Короче, при виде крови не дернулся Муркотенок.
  - С ними все ясно.
  Ядерная война, всколыхнувшая Землю в середине двадцать первого века, не могла сказаться в положительную сторону на развитии человечества. Никогда еще бряцание ядерным оружием не приносило человечеству пользу. Сколько ядерных отстойников потихоньку разлагались и гадили мировой океан? Сколько облучившихся товарищей потихоньку разлагались в ожидании смерти? Но все это семечки по сравнению с ядерной войной в космосе, которую едва не спровоцировала ядерная война на Земле в середине двадцать первого века.
  Кое-какие ядерные планеты поддались всеобщей истерике. Нам плохо, у нас проблемы, мы еле-еле сводим концы с концами. Нам нужна обширная помощь от нашей матушки-заступницы из Координаторского центра. Заметьте, мы еще не применили ядерное оружие. Вот кое-где кое-кто применил ядерное оружие, и ему за это обширная помощь. Наш ультиматум, как только получит обширную помощь планета, применившая ядерное оружие, так мы (нуждающиеся планеты, числом двадцать шесть особей) применим ядерное оружие.
  Можно щелкать клювом, можно ругаться на координаторское сообщество, но факты упрямая вещь. Если планету Земля исключили из координаторского сообщества, значит, на то были не просто причины, значит, планета Земля безнадежно заражена. Если планета Земля безнадежно заражена, то результат не заставит себя ждать. Этот результат есть уничтожение коренной расы и бурное развитие расы мутантов.
  Даже не ухмыльнулся великий герой Муркотенок. Опять правила. Если бы удалось найти факты или хотя бы один факт, подтверждающий положительную мутацию на планете Земля, тогда за улыбкой дело не станет. А вы знаете, как улыбается Муркотенок? Ах, вы не знаете. Ах, вы не видели никогда? Значит, вы ничего не видели, даром родились на свет, даром испачкали своей бесполезной персоной нашу вселенную.
  Впрочем, пока обойдемся без идиотской улыбки. Несанкционированное возвращение младшего координатора на планету Земля только подтвердило правильность решения координаторского совета. Здесь произошла мутация, следовательно, планета заражена, и правильно, даже очень правильно мутирующую планету исключили из координаторского сообщества.
  Хотя потерпите, товарищи, ерунда какая-та получается. Планету из координаторского сообщества мы исключили, координаторский пост убрали, оборудование (по документам) ликвидировали. Все точно, все в полном порядке, как и должно быть. А вот на самом деле оборудование не ликвидировали. Стандартный бункер, то есть стандартный координаторский пост ну просто мозолит глаза Муркотенку.
  
  РАЗМЫШЛЕНИЕ НАД ЗЕЛЕНОЙ ЛУЖЕЙ
  Нет, ничего здесь не получается. Стандартный координаторский пост, оборудованный стандартной аппаратурой слежения под кодовым номером "шесть иксов" так и остался на планете Земля в боевом режиме. Неужели не понимаете, координаторы с вышеупомянутого поста испарились, ликвидаторы здесь побывали. Каждая заклепка, каждый проводок, каждая тряпочка или ленточка сигнализируют о предликвидаторской подготовке в данной точке пространства. Младший координатор Муркотенок может поклясться собственной интуицией и остальными чувствами, что предликвидаторская подготовка была проведена на высоком профессиональном уровне. Как минимум группой ликвидаторов руководил матерый товарищ в чине старшего координатора. Короче, команда собралась очень серьезная, чтобы ликвидировать пост. Только пост не прошел стандартную процедуру с расщеплением на атомы, и остался в руках местных товарищей.
  Муркотенок нагнулся над останками одного из погибших мутантов, сунул палец в зеленую лужицу. Вне всякого сомнения кровь, просто не совсем нормальная кровь или кровь зеленоватого оттенка. Качества крови еще оценят в лаборатории, когда Муркотенок соберет полный (или развернутый) анализ по всем правилам. Там найдется какой-нибудь интересный рассказ о мутациях. И почему в процессе мутации кровь меняет свой свет, а человек превращается в деревяшку.
  Но не процесс мутации волнует на данный момент Муркотенка. Что-то случилось не только на русской земле, но и во всей галактике Млечный Путь, или точнее в той части галактики, которую контролирует местное отделение координаторского сообщества, а так же лихие пацаны и девчонки в координаторских доспехах, такие как боец Муркотенок.
  Еще один странный момент. Планета Земля, подвергшаяся разрушительным войнам, после гибели человечества должна была пройти стандартную процедуру очистки. Что такое процедура очистки? Дело скучное и чертовски неинтересное для Муркотенка. Но от интересующихся товарищей скрывать нечего. Во время стандартной процедуры одна из сторонних организаций, которую подряжает Координаторский центр, и господа ученые из Координаторского центра удаляют совместными усилиями с поверхности зараженной планеты следы нестандартной человеческой деятельности. Короче, удаляется всякая гадость, чего нагадило здесь человечество, ну и заодно само человечество. Затем происходит стандартная процедура загрузки. Что это такое, я думаю, вы догадались. А это когда господа ученые высаживают на очищенную планету чистеньких, добреньких и правильно запрограммированных клонов будущей человеческой расы. Противодействовать господам ученым могут только придурки.
  - За противодействие смертная казнь.
  Муркотенок подцепил стул и расхренячил им один из гудящих компьютеров. Гудит всякая падаль, никак не сломается, гарантийный срок двести лет. Вот я возьму тебя и сломаю. Твой срок это просто картошечка с постным маслицем, если не груда обуглившихся железок. После небольшой и, возможно, не самой стандартной операции разрушения стало легче. Муркотенок остановил поток мыслей в своей голове, снова крепко задумался:
  - У нас проблема.
  То есть некто, назовем его "саботажник", не выполнил стандартной процедуры по отключению станции. Что руководило товарищем саботажником, Муркотенку еще предстоит выяснить, если он в конечном итоге доберется до вышеупомянутого товарища. Тогда вышеупомянутый товарищ почувствует всю силу народного гнева. И да покарает его суровая, но справедливая месть его бывших товарищей.
  - Вроде решилась проблема.
  Муркотенок наклонился над пультом управления, щелкнул несколько тумблеров, выключил и отжал тревожную кнопку.
  
  ДА БУДЕТ СВЕТ
  Зая Вредная прислонилась спиной к широкой колонне. Вот, кажется, все. Парализованные ноги не слушаются, из ран на спине натекло прилично плазмы и крови. Такое количество плазмы не восстановить с помощью самой навороченной грибной диеты. Такое количество крови не активировать на травяных отварах или сосновых примочках. Красавица Волчий Хвостик так или иначе владела травяной магией, восстанавливающей плазму и активировавшей кровь. При сорокапроцентных потерях восстанавливались и выживали наиболее живучие деревяшки. Но где теперь Волчий Хвостик?
  Впрочем, мы скоро встретимся, дорогая подруга. Ты будешь собирать травы и накладывать сосновые примочки. Я буду собирать грибы и помогать тебе по мере сил и возможностей. Мы обязательно встретимся, потому что ушли из жизни именно так, как должно быть. Но не так, как хотелось бы всяким скотам и уродам.
  Зая больше не плакала. Наконец, ей не было больно. Дикая боль куда-то пропала. Может, она испарилась с плазмой и кровью. Но Зая не плакала. Ее некрасивое деревянное лицо перекосила кривая ухмылка.
  Значит, вы говорите Стена Страха? И что еще за Стена Страха, если ей управляют уроды? Ах, они не просто уроды. Они не могут тебя размазать и распылить на атомы без театрального эффекта. Они бьют по ногам и по ребрам, очень расчетливо бьют, нет, чтобы один прицельный заряд в голову. Им не нужен заряд в голову. Им нужен страх, им дьявольски нужен страх. Трепещи мутировавшее человечество. Только чистый человек без примеси зелени имеет право на счастливое будущее под зараженными небесами. Подлый мутант, в том числе самая очаровательная деревяшка, имеет право на страх. Чистые человеки влекут за собой страх. Вот поэтому они не могут тебя прихватить за грудки и размазать.
  У Заи Вредной оставалось еще пять или шесть секунд. Стена Страха, скрежеща механизмами и перемалывая местную флору и фауну, неумолимо приближалась к искалеченной девичьей фигурке, точно хотела ее сожрать с потрохами. Плазменные пушки молчат. Орудия огневой и бронебойной поддержки задрали свои носы в небо. Мрак, тишина, ничего не слышно про пепел, стучащий в сердце, или про кучку свободных атомов. Только гусеницы планомерно вгрызаются в русскую землю. Через пять, максимум через шесть секунд именно они должны были пережевать одну хрупкую девушку или то, что сейчас от нее осталось.
  Зая Вредная просто сидела и думала. Все-таки она пересилила страх. Все-таки исполнится мечта ее маленькой жизни. Все-таки уйдет маленькая девочка Заинька в Леса и Луга Славы, к своим горячо любимым и нежным родителям. И русская земля содрогнется от боли, и все деревяшки на русской земле будут славить великого воина Заю Вредную, вступившую в бой со Стеной Страха.
  Начало песни:
  Земля такая обманчивая,
  А небо такое юное.
  Не бойся, маленький зайчик,
  Пиши на земле руны.
  Пусть кровь не совсем алая
  По жилам течет трепетным.
  Не бойся опять, маленький,
  Пусть руны летят с ветрами.
  Припев:
  Есть и свои плюсы,
  Зайчики не сдаются.
  Продолжение песни:
  И где твоя жизнь глупая,
  И где твоя смерть дикая?
  Ты можешь прийти трупом,
  А можешь уйти вихрем.
  И только судьба ведает
  В какое дерьмо вляпаться.
  Ты можешь прийти демоном,
  А можешь уйти с радостью.
  Припев:
  Конец или начало,
  Зайчики не отступают.
  Окончание песни:
  Для воина нет гибели,
  Для воина нет страха.
  Ты вырос один в глыбу,
  Один против зла и мрака.
  А смерть всегда неизменная,
  Хотя не всегда уместна.
  И падает мрак на колени,
  И в клочьях кипит бездна.
  Припев:
  Закрой рот,
  Зайчик вообще не умрет.
  И каждый сопливый пацан, и едва оформившаяся девчонка узнают, кто победил в этой битве.
  
  НЕМНОГО НАЗАД
  Зая Вредная снова вспомнила себя маленькой девочкой, вспомнила Святых паладинов, как они покидали русскую землю. Нет, она никогда не видела паладинов без их сияющих доспехов. Да и не могли паладины находиться на планете Земля без доспехов. Ведь они не люди, не какие-то мутанты, они паладины, они святые, этим все сказано.
  Еще маленькая девочка Заинька всем своим маленьким сердечком чувствовала, как любят ее паладины. Нет, никогда не говорили паладины об этой любви. Да и что за такая любовь, что постоянно вертится вокруг маленькой Заиньки, но никто не может о ней говорить, чтобы не сглазить. Видимо, так принято в той далекой звездной системе, откуда пришли паладины. Любовь только субстанция, мешающая в работе. Любовь только энергия, расходуемая впустую. Любовь только время, которого у тебя нет. Но разве обязательно говорить о любви маленькой девочке Заиньке. Если и так существует любовь. Без разговоров, без прочих глупостей она есть, она существует.
  А еще хорошо понимала девочка Заинька, почему ушли паладины. Они должны были уйти, потому и ушли. Нет, не сразу смирилась с уходом Святых паладинов девочка Заинька. Ей очень не хотелось, чтобы ушли паладины. Без паладинов серая земля стала еще более серая, радиоактивные облака стали еще более радиоактивные. Но паладины не могли оставаться на серой земле. У них просто не было другого выбора. Святой долг призывал паладинов на другие земли галактики. И они ушли, хотя им не хотелось бросать в одиночестве девочку Заиньку.
  Прощальная встреча так и стоит перед глазами.
  - Мы уходим, - сказал паладин в красных доспехах.
  - Мы никогда не вернемся, - сказал паладин с серебряным молотом.
  - Мы не можем вернуться, или погибнет Земля, - сказал самый толстый из паладинов.
  - Но там за большим камнем мы оставили небольшой подарок для очень хорошей девочки, - вздохнул паладин-ученик и поглядел в сторону.
  Затем паладины ушли. Много ночей проплакала девочка Заинька. Хотя она понимала, что паладины не могут остаться, хотя пыталась быть очень хорошей девочкой, но все равно проплакала девочка Заинька. Только не говорите, что паладины совершили предательство в отношении одной сироты, оказавшейся неизлечимой одиночкой и врединой после ухода Святых паладинов. Нет, никакого предательства, это понимала девочка Заинька. Если бы не ушли паладины, то погибла планета Земля. Вот поэтому и ушли паладины.
  Хотя с другой стороны лучше бы погибла планета Земля. Серая, захолустная и без того умирающая планета. Осколок былого величия, результат беспрецедентной тупости маленьких злых обезьянок, которые почему-то назвали себя человечеством. Вот почему плакала девочка Заинька. После ухода Святых паладинов ей так хотелось, чтобы погибла планета Земля. Беспросветная, гангренозная, в язвах и струпьях, лишенная самого крохотного лучика солнца. Но подобная бяка как раньше стояла, так и осталась стоять. Неужели не догадались, потому не погибла планета Земля, что ушли паладины.
  Через месяц-другой или может быть через три месяца (да кто их считает) успокоилась девочка Заинька. А, успокоившись, девочка Заинька заглянула за большой камень, и обнаружила под большим камнем подарок. Нет, не свадебное колечко, не бусы и не браслеты, не шикарный девичий наряд или косметику. Девочка Заинька обнаружила там настоящий подарок, именно такой подарок, который могли оставить ей паладины.
  Господи, как забилось маленькое девичье сердечко.
  
  В ГОРОДЕ ПЕТЕРБУРГЕ
  Генерал Бомба не спал четвертую ночь. Ему было плохо, чертовски плохо в тесной армейской форме. Придумали когда-то эстеты от инфантерии настолько неудобную форму с позолоченными наколенниками, серебряными нарукавниками, узкой грудью и приталенным животом, что не вздохнуть и не пернуть. Мол, мужественный вид именно в такой форме. Мол, смотрится потрясно даже на расстоянии, с быстроходной вертушки. Уж как на танке она смотрится. Но хотелось сорвать эту форму товарищу Бомбе. Опять же очень хотелось вытянуть ноги. Просто взять повалиться на первую походную кушетку, и вытянуть ноги.
  - Поспите, товарищ генерал, - советовали прыткие адъютанты, готовые немедленно предоставить кушетку.
  - Ах, оставьте, - не спал генерал.
  Сон окончательно и бесповоротно улетучился в тот самый час, ту самую минуту и ту секунду, когда чувствительные пеленгаторы отловили несанкционированный сигнал где-то на пересечении Шипованной рощи и Смоляной пустоши. Сигнал оказался не очень сильным, но очень настойчивым. На его экстраполяцию могла расходоваться уйма энергии. При чем той самой энергии, с которой проблемы в городе Петербурге, и которой не может быть, не должно быть в каком-то мутантском захолустье, на пересечении Шипованной рощи и Смоляной пустоши.
  - Мутанты балуются, - весело отмахнулся полковник Камень.
  - Нет, не балуются, - посуровел генерал Бомба, - И вообще, товарищ полковник, что вы себе позволяете?
  - Виноват, - откозырял полковник Камень, возвращаясь к своим прямым обязанностям.
  На лице его было написано только подобающее случаю подобострастие. Никаких эмоций, ни один мускул не дрогнул, на словно выточенном из камня лице. Но ничуть не обманулся генерал Бомба. Кадровый офицер, руководитель четырех ядерных компаний, вдохновитель мутантских чисток и негласный глава Санкт-Петербурга хорошо разбирался в людях, которые чистые. То есть в таких людях, как его непосредственный подчиненный полковник Камень.
  Люди не есть мясо. Люди не есть оружие. Люди не есть материал для работы. Только сплошная проблема. Друзья и противники генерала Бомбы по ядерной войне так или иначе придерживались первых трех пунктов. Для кого-то люди есть мясо, но не оружие и не материал для работы. Для кого-то люди годятся на материал и на мясо, но на оружие годятся не очень. Проблему в стане людей разглядел один генерал Бомба. А проблема такая штука, что ее нерешение приводит к тяжелым последствиям особенно в период ядерного кризиса. Зато ее решение никуда не приводит. Но почему-то друзья и противники по ядерной войне бегут с поля боя и мрут пачками.
  - В какой стадии операция? - после непродолжительной паузы генерал Бомба вернулся к мониторам.
  - Тридцать минут назад мы вошли в цитадель, - совершенно бесстрастно откозырял полковник Камень.
  - Двадцать пять минут назад мы зачистили цитадель, - точно так же бесстрастно сверился с первоисточником товарищ полковник.
  - Двадцать минут назад, мы покинули цитадель, ничего не меняя в порядке сигналов, и устроили тактическую засаду, - полковник просмотрел очередной файл на своем компьютере.
  - Это я знаю, - досадливо поморщился генерал Бомба.
  - Но, товарищ генерал, вы просили докладывать обстановку каждые пол часа.
  - Никаких "но", идем дальше.
  - Пятнадцать минут назад... - полковник Камень загрузил на экран самую свежую информацию и уже собирался выдать подборку цифр и сигналов, но его прервали.
  - Товарищ генерал, - в дверь влетел без доклада новоиспеченный лейтенант Огурцов, - Красный шифр.
  И почти истерическим голосом:
  - На нас напали.
  
  ВОТ ОНА ЗЛАЯ СОБАКА
  Во время ядерной войны город Санкт Петербург не оказался вне пределов досягаемости ядерного оружия. После первого удара почти четыре миллиона жителей Санкт Петербурга отправились на небеса, а оставшийся в живых миллион ушел в подземелье. Бывшее правительство Санкт-Петербурга, которое так или иначе участвовало в развязывании ядерного конфликта, просто сбежало. После первого удара в Петербурге уже не было правительства, как и не было его на всей русской земле, царили здесь смерть, радиация, хаос.
  Как-то вездесущие телевизионщики задали генералитету вопрос. Что будет, если первый удар выведет из-под контроля ядерную кнопку. Вопрос, конечно, не правомерный. По Конституции (пишется с большой буквы) мы обязаны бросить все на хрен, и спасать главу государства во время любого удара, тем более первого. Если спасен глава государства, то значит в безопасности кнопка. Но подлые телевизионщики все-таки задали свой неправомерный вопрос. И ответили им с таким легким сарказмом, чего-нибудь все равно будет.
  Нет, в той неправедной конференции не участвовал генерал Бомба. Товарищ генерал пришел к власти гораздо позже, после многочисленных дворцовых переворотов, армейских операций, других логических поступков его предшественников. Ядерная война подняла уровень мирового океана более чем на десять метров. В результате многие человеческие города затонули под водной толщей. Печальной участи не избежал Санкт-Петербург, бывший самый красивый город бывшей России. Но как вы понимаете, печальная участь, постигшая Санкт-Петербург в период ядерной бойни, не оказалась бесповоротной и окончательной. Сначала четыре миллиона петербуржцев откинули копыта, затем еще пятьсот тысяч превратились в радиоактивную слизь, затем двести тысяч стали мутантами. Но кое-кто выжил, и кое-кто здесь остался.
  Генерал Бомба оборудовал свою резиденцию на Поклонной горе в Круглом доме образца двадцатого века. Непонятно для чего строили Круглый дом похожим на крепость в еще относительно спокойные годы, то есть до ядерной бомбардировки. Но весьма прозорливые товарищи его строили. Конструкция без углов, простреливаемый периметр, окна бойницы. Из окон Круглого дома солдаты Освободительной армии генерала Бомбы настреляли немало мутантов и еще всякой сволочи. Но главное, что дом почти уцелел во время ядерной бомбардировки. Небольшой ремонт, дезактивация, мелиорация, здесь теперь живет генерал Бомба.
  Кому-то не очень
  В бою повезет.
  То раны, то корчи,
  То пуля в живот.
  То зубы мутантов,
  То порох и яд.
  А позже под танком
  Находится зад.
  О, я понимаю,
  Везет дуракам,
  Козлам, негодяям
  И прочим щенкам.
  А в битве героев
  Холодный расчет.
  Вернулся из боя,
  Сегодня везет.
  А еще в Круглом доме живет Большая Злая Собака.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Генерал Бомба из плеяды железных генералов, выросших в период ядерной бойни. Он никогда не видел солнце, он никогда не увидит солнце, он не желает увидеть солнце. И вообще, сказочки про солнце (пишется с маленькой буквы), про его живительный свет, про его чистоту, целомудрие и величие придумывают истеричные старухи, чтобы совращать малолеток и прочих потрохов. Придумывают по единственной причине. Истеричные малолетки и прочие потрохи находятся в нереальном мире и опираются на нереальную действительность.
  Генерал Бомба находится в реальном мире и опирается исключительно на реальную действительность. У него нет семьи, у него нет любовницы, у него нет друзей, у него нет хороших знакомых. Он ни с кем не общается, только с товарищами по работе. У него никого нет. Зато у него есть Собака.
  Большая Злая Собака генерала Бомбы стала легендой. Сначала это была самая обыкновенная собака без каких-либо признаков мутации. Папа подарил школяру Бомбе забавного щенка, чем-то похожего на медведя. Мама подарила школяру Бомбе бронзовый ошейник с надписью "Злая Собака". Семья Бомба здорово повеселилась, все-таки Новый год. Были еще тосты, новогодний стишок, песенка про елочку, которая почему-то родилась в сосновом бору. Энд пряничный дед Мороз, от которого кому достались руки, кому ноги.
  Вот и вся предыстория самого обыкновенного песика. Можно бы здесь не задерживаться, если бы не одно "но". Еще в бытность свою лейтенантом будущий генерал Бомба допустил маленькую ошибку, которая могла оказаться фатальной для лейтенанта Бомбы. Если бы не самый обыкновенный песик в бронзовом ошейнике с надписью "Злая Собака".
  Об ошибке товарища генерала много сказано в школьных учебниках. Как там все получилось на самом деле, не знает никто. А в общих чертах проходила обыкновенная антимутантская операция. И нынешний генерал Бомба, негласный правитель Санкт-Петербурга, тогда лейтенант Бомба, попал в лапы мутантов. Как вы догадываетесь, тут бы отбомбился товарищ Бомба, плюс маленькая такая запись в Книге Смертников о товарищах сметниках, попавших в свое время в лапы мутантов. Но появилась Собака.
  Эта Собака не только спасла маленького, никому неизвестного лейтенанта со знаковой фамилией Бомба, она еще покушала невинно убиенных ей же мутантов. И знаете, Собаке понравилось. Больше того, так понравилось, что с тех пор только мутантами питалась Собака товарища Бомбы. И не просто мутантами, то есть какими-нибудь крысками или собачками, а мутантами третьего уровня, у которых с будущим товарищем генералом все еще просматривался общий человеческий предок.
  Блин, о чем это мы разговариваем? Есть генерал Бомба, замкнутый нелюдим и командующий Освободительной армией. Есть некая Собака, в отдаленные времена спасшая неизвестного лейтенанта и пристрастившаяся, между прочим, к мутировавшей человечине. Опять же про пресловутую Собаку кое-что говорится в школьных учебниках.
  Теперь наводящий вопрос, о чем еще говорится в школьных учебниках? В учебниках говорится о международной конвенции, объявившей мутантов такой же человеческой расой, как чистые человеки. Представляете, что они выдумали, козлы из международной конвенции? Мутант якобы человек. Мохнатое обезумевшее существо якобы не потеряло еще человеческий разум. Или тощая зеленая деревяшка еще находится на нормальной стадии разложения, чтобы с ней ходить в одну школу, мыться в одной бане, жрать из одной миски.
  Господи, как же нам повезло, что у нас есть генерал Бомба. Сильный, умелый, властный правитель Санкт-Петербурга, поддерживающий интересы коренного населения русской земли и коренных петербуржцев. Не важно, что гребаные мутанты считались в свое время такими же петербуржцами. Но свое время прошло. Те мутанты, которые считались гражданами великого города Санкт-Петербург, давно передохли. Слабохарактерные ублюдки, которые поддерживали права мутантов, давно съедены. Теперь время жестких политиков, таких как генерал Бомба. И таких, как его Большая Злая Собака.
  
  И ЕЩЕ
  Ядерная война перевалила через свой апогей. Ядерное оружие исчерпало себя до последней ядерной бомбы. Вопреки предположению, что акцентированный ядерный удар полностью уничтожит силы противника, кое-какие силы все-таки остались. Нет, насчет человеческих жертв никто не ошибся. Число погибших во время ядерной войны превысило пять миллиардов. Но и число выживших оказалось вполне достаточным, чтобы война превратилась в охоту.
  Э, вот тут я не совсем понимаю. На кого охотилось выжившее человечество? По всем признакам на себя оно и охотилось. Как мы уже говорили выше, неохотников быстро вытеснили охотники. А чтобы охота была еще эффективнее, чистые человеки, деревяшки и грувы объединились в мелкие племена и команды. Некоторые мелкие племена объединились в более крупные племена, попытались создать свою собственную империю. Ходили слухи, что где-то на севере русской земли, чуть ли не подо льдами Северного Ледовитого океана вызревает империя гоблинов, совершенно особых мутантов. Вышеупомянутые гоблины произошли в результате слияния человеческой расы с машинами и механизмами. Какой-то сумасшедший ученый, об имени его не сообщается, выдвинул сумасшедшую идею заменять поврежденные радиацией органы железяками.
  Если присмотреться получше, идея и впрямь сумасшедшая. Не каждый человеческий орган подлежит восстановлению с помощью науки и техники. Но тот сумасшедший ученый пошел еще более сумасшедшим путем, собрав вокруг себя других сумасшедших ученых. Кто проплатил данную операцию снова покрыто мраком. Но за рекордно короткий промежуток времени сумасшедшая команда сделала почти невозможное. Где-то на севере русской земли, глубоко подо льдами Северного Ледовитого океана сумасшедшие товарищи построили города из железа и пластика. В городах поселились мутанты новой формации, те самые легендарные гоблины.
  - Полная чушь, - взвизгнул генерал Бомба, когда услышал про гоблинов.
  Затем более хладнокровно добавил:
  - И пускай подобная мерзость появится на моей территории.
  Большая Злая Собака генерала Бомбы встретила новость куда хладнокровнее. Ее глаза загорелись зеленым огнем, из пасти закапала коричневая пена. Некоторые эксперты утверждают, что зеленый огонь в глазах Большой Злой Собаки товарища генерала есть признак мутации на уровне деревяшек, коричневая пена от грувов. Не знаю, так оно или нет, и знать не хочу. Но таинственная империя гоблинов суть опасность для Санкт-Петербурга, для всей человеческой расы.
  Никогда не доверял таинственным империям генерал Бомба. Не для того создаются таинственные империи, чтобы вместе пить пиво или сушить воблу. Только для превентивного удара создаются таинственные империи. Чтобы в определенный момент выскочить из-за угла, чтобы устроить вселенский бардак. Это в то время, когда еще разгуливают по русской земле деревяшки, и полчища грувов питаются человеческой кровью.
  Нет, такого не мог потерпеть генерал Бомба:
  - Готовность номер один.
  Всякие истеричные старухи наверняка осудили сурового офицера в тот самый момент, когда еды стало меньше, а зараженного воздуха стало больше. Ибо истеричные старухи и их подопечные потрохи не понимают, что под "готовностью номер один" подразумевается не только конфискация еды и незараженного воздуха для военной машины. Ах, если бы генерал Бомба объяснил истеричным старухам и остальным потрохам, какие блага принесет "готовность номер один" на несчастную (или зараженную) русскую землю. Но черта лысого объяснил генерал Бомба. Вот вам первый приказ, выполняем первый приказ.
  Второй приказ логически вытекает из первого:
  - Пора показать этим сучьим мутантам, кто истинный в Петербурге хозяин.
  
  ХОЛОДНО ЗИМОЙ
  Ядерная зима опустилась на русскую землю, по сути, перепутав все времена года и климатические особенности. Радиоактивные тучи покрыли зараженную планету людей таким плотным слоем, что через них практически никогда не проглядывало солнышко. Если вы еще не догадались, последние лет пятнадцать-шестнадцать Зая Вредная не видела солнышко. И не видела его все по той же причине, что ни один солнечный луч не сподобился пробиться сквозь толщу радиоактивных наслоений, чтобы порадовать русскую землю.
  Зато маленькая девочка Заинька видела солнышко. Святые паладины однажды посадили девочку Заиньку в свой блестящий корабль и показали ей солнышко. Я не буду рассказывать, какой красивый корабль у Святых паладинов. Как он играет всякими огоньками. Как от него непривычно пахнет. Насколько он глухо рычит, но при этом совсем не кусается. При других обстоятельствах могла влюбиться в корабль девочка Заинька, как в неотъемлемую часть Святых паладинов. Но в тот сказочный день паладины показали ей солнышко.
  И удивилась девочка Заинька. И чуть не ослепла. И потеряла дар речи. Затем она сохранила в своем маленьком девичьем сердечке вечную любовь к такому прекрасному, такому неповторимому солнышку. И сохранила любовь к Святым паладинам, которые могли в любое время приблизиться к солнышку.
  - Боже, как оно было давно.
  Зая Вредная вздрогнула, сбрасывая оцепенение. У нее в запасе две с половиной секунды. Это хотя и гигантский промежуток времени для истекающей кровью деревяшки, но продержится две с половиной секунды Зая Вредная. Она просто обязана продержаться, потому что в нее поверили паладины, потому что поручили ей величайшую миссию на планете Земля. Она обязательно выполнит свою миссию, она спасет нашу грешную Землю.
  Букашка малая-малая
  Спешила и опоздала.
  А может, она недостаточно
  Была в этом мире порядочной?
  А может, что-то устроила,
  Чего вовсе делать не стоило?
  А может, без всякого умысла
  Она напоролась на гнусности?
  Свобода теперь не свободная,
  А счастье вообще для уродов.
  И жизнь почему-то исправила
  Свои неизменные правила.
  Букашкам летать запрещается,
  От этого можно отчаяться.
  И даже в согласии с разумом
  Ты будешь вечно опаздывать.
  Зая Вредная вдавила свою хрупкую ручку в плиту, и из образовавшейся ниши достала тот самый паладинский подарочек.
  
  ЧТО ЭТО БЫЛО?
  Мощный удар, встряска, еще встряска. Практически непробиваемые стены бункера заходили ходуном, потолок как-то судорожно дернулся и наехал на Муркотенка, едва не поставив его на колени. Но Муркотенок не какая-та сопля подколодная. Муркотенок выдерживал гораздо большие неожиданности, ориентировался в гораздо худших условиях.
  Однажды предложили товарищи симбиоты из Туманности Ориона посоревноваться с товарищем мурсианином на выносливость. Десять "же" выдержали все симбиоты, ну и боец Муркотенок. На пятнадцати "же" кое-кто отвалил, но это была симбиотская девушка, не достигшая брачного возраста. Затем отвалила парочка любителей и один ветеран на заслуженном отдыхе. После двадцати четырех "же" симбиоты несколько усомнились в разумности собственной затеи, но лучшие среди них дотянули до цифры тридцать, а вместе с ними боец Муркотенок.
  - Очень интересно.
  Планета Земля не лучшее место в галактике на пороге двадцать второго века (по земному летоисчислению). И все-таки на планете Земля (в отличие от Туманности Ориона) не существует достаточных мощностей, чтобы заставить ходить ходуном непробиваемые стены бункера. Кстати, непробиваемые стены для ядерного оружия. Что несколько заинтриговало бойца по имени Муркотенок.
  Лазерная пушка сама скользнула в правую руку. Воротник защитных доспехов образовал шлем вокруг головы. Включились все сенсоры наведения и все счетчики импульсов. К непробиваемой защите для ядерного оружия прибавилась практически непробиваемая защита для лазерного оружия, при чем в существующем секторе защита точно непробиваемая. Плюс собственная защита бойца Муркотенка.
  В другое время, в другом месте о собственной защите вышеупомянутого товарища говорилось долго и нудно. Опять же мурсианин не нуждается ни в каких защитных доспехах. Его собственная кожа суть лучшие доспехи. Его жесткая шерсть еще прочнее, чем кожа. Взрыв ядерного устройства мощностью в сто мегатонн не может причинить фатальные повреждения естественной броне мурсианина со способностью регенерация. Искусственная броня не больше, чем камуфляж. Не знаю, какой долбанутый чинуша выпустил циркуляр а-ля камуфляж. Но искусственная броня пережила многие галактические бури, сверхновые звезды и черные дыры. Почему-то координаторы в земном секторе должны надевать подобную форму.
  - Более чем интересно.
  Отключились компьютеры, погас общий свет, завыла сирена. Брешь в обороне! Брешь в обороне! Брешь в обороне! Где-то в конце коридора замигала единственная аварийная лампочка образца двадцатого века. Господи, еще одна древность! Муркотенку очень не понравилась эта лампочка. Так не понравилась, что едва не завыл Муркотенок. Черт подери, какие мы правильные! Сначала подключаем систему жизнеобеспечения координатора и его электронику, затем наводим помехи от одной недобитой импульсной лампочки.
  Все равно не завыл Муркотенок. Может, достали координаторские штучки товарища? Как там шутят в Координаторском центре, берегись электричества. Электричество это чертовски маленькие жучки, что могут прогрызть в тебе дырочку. Может, осточертели всякие правила? Как там в правилах говорится, при аварии должна мигать аварийная лампочка. Или не должна мигать аварийная лампочка. И что у нас получается? У нас то самое получается, что мигает аварийная лампочка.
  Теперь расскажу, почему не завыл Муркотенок. Лазерная пушка так хорошо уместилась в правой руке. Рычажки на ней такие блестящие, кнопочки на ней такие матовые. Поднимаем правую руку, целимся, поднимаем левую руку, автоматически нажали на кнопочку. Что по данному поводу сказано в библии координатора? Там хорошо сказано. Если приходится принимать два взаимоисключающих правильных решения, то последнее слово, то есть слово выбора, остается за координатором.
  Следовательно, не так воротит желудок, как в случае с безответственными решениями. Вот почему не завыл Муркотенок. Даже не нужно ему обходить правила и чувствовать себя подлым преступником во всех реальных и нереальных вселенных. Ничего не нарушил в последний момент Муркотенок. Он просто сделал правильный выбор, он просто нажал кнопку. И погрузилась во тьму станция.
  
  ОКОНЧАНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  Время истекло. Стена Страха вышла на ударный рубеж. Мрачная, неколебимая стена, несущая в мир только страх смерти. И подобную хрень придумали люди. Какого черта подобную хрень придумали люди? Нечто шевельнулось в искалеченной груди одной очень тихой и ласковой девушки. Неважно, что вышеупомянутую девушку звали врединой. По сути врединой она не была никогда. Просто очень тихая и немного замкнутая такая девушка. После отлета паладинов ее тошнило от общества. Общественные посиделки, игры и прочая ерунда как-то не привлекали тихую девушку. И что такое вообще общество, если в нем нет паладинов? Может оно хорошее, может оно счастливое общество, но в обществе без паладинов не осталось места для одной романтической девушки.
  А еще Зая Вредная очень любила людей. Ибо люди стали причиной рождения мыслящих или разумных существ на планете Земля. Кто-то говорит, что люди произошли от обезьяны. Но никогда не видела настоящую обезьяну Зая Вредная. На картинках ей показывали весьма занятное существо, очень напоминавшее грувов. Но вряд ли от подобного существа произошли люди. Как-то не верит в обратную мутацию Зая Вредная. Вот от людей остальные разумные существа точно взяли свое начало. От людей произошли грувы. От людей произошли деревяшки. От людей произошли легендарные гоблины. Зая Вредная не просто любила людей, она изучала весьма неоднозначную человеческую историю, древние сказания и легенды. Вот почему у нее не осталось времени на собственных соплеменников, на друзей, на подруг, даже на самую восхитительную красавицу всех времен и народов по имени Волчий Хвостик.
  - Нет, не правда.
  Рука дрогнула. Нет теперь Волчьего Хвостика, ее нет. Сначала пришли грувы, и Зая Вредная впервые спустила курок по разумным мишеням. Затем пришла Стена Страха, и Зая Вредная снова спустила курок, чтобы спасти Волчий Хвостик. Может, все было не то и не так. И дело не в том, что потоки огня и металла уничтожили самую красивую деревяшку на свете. Может, все дело внутри тебя, Заинька. А, какая-та непонятная, почти неземная любовь к человечеству не больше, чем самообман, растворившийся при первой серьезной встрече с твоей вредностью.
  Или может, не стоило улетать паладинам? Если планета Земля подлежала уничтожению, то в конечном итоге должна была погибнуть планета Земля. Паладины где-то ошиблись. Паладины не выполнили священный долг, и улетели, оставив маленькую девочку Заиньку со всеми нерешенными проблемами. Черт подери, они не должны были так улетать, но они улетели, они не уничтожили никому не нужную и очень некрасивую Землю. А маленькая девочка Заинька осталась на умирающей Земле, выросла здесь и не смогла спасти саму красоту, не смогла спасти Волчий Хвостик.
  - Теперь получайте.
  Паладинский подарочек упал на колени. Бывшая девочка Заинька навалилась на него всем своим худеньким тельцем. Худенькие ручки впились в блестящие рычаги. Рывок, и ракета пошла на цель. Боль, кровь, куски расплавленного металла, обугленные человеческие тела, землетрясение, дыра с рваными краями внутри Стены Страха.
  И такая человеческая улыбка на умирающих губах бывшей девочки Заиньки.
  
  ОТ АВТОРА
  Ладно, проехали. Для тупых человечков вообще самые простые вопросы становятся необычайно сложными. Почему идет снег? Почему дует ветер? Почему светит солнышко? К подобным вопросам опять же относится вопрос существования бога, ну и как следствие, вопрос происхождения человека.
  Однажды высококультурный братец Александра Мартовского некто Михаил Юрьевич задал чертовски простой вопрос:
  - Ты и впрямь веришь в происхождение человека от обезьяны?
  - Не совсем, - смутился Александр Мартовский от подобной культуры, - Обезьяна всего только тупиковая ветвь эволюции, мы скорее произошли из первичного бульона, из кучки бактерий.
  - Ты, может, и в бога не веришь? - вмешалась высококультурная жена высококультурного братца Александра Мартовского некто Анжелика Александровна, - Может, ты не крещеный и в церковь не ходишь, а прячешься?
  Более чем смутился Александр Мартовский. Пролепетал чего-то про Черную дыру (с большой буквы) как создателя нашей части вселенной, про бога в своем сердце, про церковь, которую он поддерживает как чисто государственное образование, как источник хоть плохонькой, но морали.
  И полетела повозка по кочкам. Татьяна Анатольевна Мартовская пнула Александра Юрьевича под столом, когда он пытался объяснить, почему восприял святое крещение ради одного хорошего товарища. Высококультурная дочка высококультурного братца Александра Мартовского некто Викундик не выдержала подобной ереси, заткнула свои высококультурные ушки и выскочила из-за стола. Высококультурный отец Александра Мартовского хлопнул стакан и сказал, что звездит Александр Мартовский по определению. Высококультурная любовница высококультурного отца Александра Мартовского некто Валентина Батьковна попыталась чего-то вякнуть про свободу вероисповедания, но заткнулась, когда Александр Мартовский перевел разговор на привычные рельсы про добро и про зло, про бесконечность вечной вселенной.
  Короче, новогодняя пьянка оказалась бесповоротно испорченной. А почему, и без подсказки хорошо видно.
  Если наливают,
  Трудно отказаться.
  Жизнь она плохая
  Без конфет и глянца.
  А судьба похожа
  На кривую тетку,
  Если не наложат
  Закусон и водку.
  Единственным человеком за столом, кто получил удовольствие от всей вышеперечисленной лабуды или мог претендовать на происхождение "не от обезьяны" был Владимир Александрович Мартовский.
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  Магистр Олово отложил в сторону книгу и принялся изучать высокопоставленного посетителя. До настоящего момента магистр Олово был очень занят, даже чертовски занят, он изучал не чего-нибудь, но сто сорок седьмую серию "Войны клонов", и будьте уверены, изучал ее с пользой для общего дела.
  Как вы припоминаете, всемирная история клонов изобилует черными и светлыми пятнами. Во-первых, магистр Олово не совсем проникся в модернизированный механизм воспроизведения клонов. Здесь товарищи изобретатели и рационализаторы сильно засекретили свои мировые идеи, чтобы всякие козлы не догадались, чтобы умные люди не разобрались. Но, во-вторых, магистр Олово оценил преимущества однотипного построения новой расы на основе лучшего представителя старой (может быть, избранной) расы. Таким образом, для науки открывается бесконечное поле деятельности, есть возможность создать не только идеальную особь, но и целую идеальную расу.
  Что вы не говорите, идея клонирования идеальных особей всегда волновала лучшие умы внутри Черного города. Не один магистр Олово, как старшина научного совета, но и прочие одиннадцать магистров работали над идеей клонирования. Еще над идеей клонирования работали лучшие послушники магистров, лучшие ученики послушников магистров, просто ученики, практиканты и прочая шушера. В том числе господа военные, представляющие собой высокопоставленную элиту Черного города.
  Господа военные заперлись в Черном бастионе, и практически не допускали туда гражданские лица. Черный бастион считался стратегическим пунктом номер один, единственной точкой, возвышающейся на сотни метров над уровнем мирового океана. Со стороны Черный бастион походил на вулканическую гряду, закрученную в спираль, внешний конец которой раскручивается в сторону материка. При низкой воде можно даже перейти с материка на гряду. Дальше тебя поджидали не только непроходимые горы и кручи, но и вся мощь гоблинского оружия.
  - Так на чем мы остановились?
  Сто сорок седьмая серия "Войны клонов" чертовски полезная вещь. Предыдущие сто сорок шесть серий привели к ряду судьбоносных открытий, во главе которых неизменно стоял магистр Олово. Никто не утверждает, что открытия столь высокого уровня имели непосредственную связь с текстом "Войны клонов". Все-таки "Война клонов" не больше чем беллетристика, но мозговую деятельность освежает и вдохновляет. По крайней мере, от "Войны клонов" распускаются мысли в одном мозгу, который есть мозг магистра Олово.
  И тут такая непруха. Дела государственные перехлестнулись с делами учеными. Как не хотелось отрываться от полезного чтения, магистр Олово оторвал свои умные глазки, сделал приличествующий моменту вид, то есть изобразил на лице глупость.
  - Ваше ученое высочество, - кисло улыбнулся Зеленый Гоблин, или точнее, тот самый высокопоставленный посетитель, который так не вовремя посетил магистра Олово, - У нас проблемы.
  Магистр Олово изобразил на лице еще большую глупость:
  - Премного наслышан о ваших проблемах.
  Это понравилось Зеленому Гоблину:
  - Значит, вы знаете, как с ними справиться?
  Но не понравилось магистру Олово:
  - Не так быстро на поворотах, дружочек.
  Хотя в следующую секунду магистр Олово взял себя в руки и заговорил прежним тупым тоном:
  - Я информирован, что проснулась Запретная станция.
  Это снова понравилось Зеленому Гоблину:
  - То есть вы в курсе, ваше ученое величество, что Запретная станция передает на запрещенных волнах, по всей видимости, запрещенный сигнал в космос?
  Нахмурился магистр Олово:
  - Я всегда в курсе, даже больше того...
  Но не дослушал ученого товарища Зеленый Гоблин:
  - Значит, вы знаете, как заткнуть станцию?
  И оставил магистра Олово наедине с его учеными мыслями.
  
  ПОРА НАКАЗЫВАТЬ
  Магистр Олово бросил за диван книжку. Вот так всегда. В разгар ученых занятий примазывается какое-то чмо, донимает какими-то позорными мелочами. Да еще как донимает. Магистр Олово показал язык захлопнувшейся двери. Язык у ученого гоблина, сами понимаете какой. Синий и очень длинный язык, чуть более половины метра. А еще подпрыгнул на коротеньких ножках магистра Олово и показал все той же захлопнувшейся двери несколько неприличных жестов.
  Стало немного легче. Может и корчит из себя Зеленый Гоблин большую шишку, опираясь на пушки, ракеты, танки Черного города. Но пушки, ракеты, танки создал ученый совет гоблинов, во главе которого стоит магистр Олово. Ну и, конечно же, приложили свою руку разные инженеры и техники. Без инженерной мысли любая ученая мысль кажется мертворожденным уродом. Без технической поддержки любая инженерная мысль гниет на корню. Вот почему ученые гоблины не отворачиваются от инженеров и техников, учитывая их мысль и поддержку. Пусть будет так: пушки, ракеты, танки Черного города вышли из рук инженеров и техников. Однако начало всему положил ученый совет, во главе которого стоит магистр Олово.
  Теперь перейдем к нашим пряникам.
  - Секретаря Ряпушку на ковер, - по громкой связи заверещал магистр Олово.
  В сочетании с громкой связью голос магистра Олово оказался на редкость противным. Но еще более противной оказалась пухленькая темноглазая девчонка, незамедлительно проскользнувшая в магистрат из бокового отнорочка.
  - Так, так, - напустил на себя зверский вид магистр Олово, сглотнув невольно накатившуюся слюну.
  На самом деле пухленькая темноглазая девчонка могла показаться противной только тупой человеческой расе. Вот ученому магистру Олово она казалась верхом совершенства. Короткие, но весьма упитанные ручки и ножки. Рыхлый живот и откляченная корма. Вытянутый до нижней губы нос. Ах, какой нос! Или вернее, ах, какой маленький аккуратненький носик. Недаром сглотнул слюну магистр Олово. И вообще, по всему магистрату гуляли слухи о неуставных отношениях между главой ученого совета и весьма смазливым секретарем Ряпушкой.
  - Слушаю, ваша ученость.
  Нет, все-таки ничего секретарь Ряпушка. Но в священном помещении магистратуры нет ничего личного, только работа.
  - Какие у нас проблемы?
  Опять напустил на себя грозный вид магистр Олово. Что-нибудь из серии "разорву гадов и переделаю в роботов". Но ничуть не испугалась бойкая темноглазая Ряпушка.
  - Запретная станция, ваша ученость.
  - Очень хорошо, - поперхнулся магистр Олово, - Точнее, я хотел сказать, очень плохо.
  Сверкнула темными глазками темноглазая секретарь:
  - Все под контролем, ваша ученость.
  Тут запыхтел магистр Олово:
  - Под каким еще под контролем, твою мать!
  И опять не смутилась шустрая Ряпушка:
  - Послан исследовательский отряд.
  - А какого черта ему там делать?
  - Работаем.
  
  МОЖЕТ ЭТО ЛЮБОВЬ?
  Муркотенок не нашел ничего лучшего, как проделать дыру в стене бункера. Несколько прицельных ударов из лазерной пушки, копоть и дым, оплавленные куски металла. Затем удар кулаком, и вот уже вселенский герой вывалился из западни, немного прокопченный, немного возбужденный, но более чем в повышенной боевой готовности на любую опасность. А там снаружи...
  Нет, даже дух захватило у величайшего мордобоя вселенной. Там снаружи война. Нет, что такое война? Маленькое развлечение для неубиваемых особей со способностью "регенерация". Особи развлекаются, особи не убиваются, особи регенерируют. По большому счету скучно и грустно, не хочется тратить патроны. Нужна другая война, совсем другая война, как снаружи, где бушевали гипервселенские вихри, где шла вселенская бойня.
  - Не понимаю, - чуть не споткнулся о еще разогретый металл Муркотенок.
  Нам самое время согласиться с товарищем. Нет на Земле таких технологий, чтобы устраивать вселенскую бойню. Нет на Земле такого оружия, чтобы устраивать вселенскую бойню. И вообще, с точки зрения координатора нет ничего интересного на Земле. Даже ядерные бомбы здесь какие-то отсталые, можно добавить, малоэффективные. Сколько их было выпущено в период технического прогресса, все равно эффект отвратительный. Вот у бойца Муркотенка на поясе настоящая, можно добавить, стандартная бомба. Одна активация, нет планеты Земля, как планеты. Только груда осколков.
  - Чушь какая-та, - шевельнул головой Муркотенок.
  И тут его словно треснуло. При чем треснуло стопудовой балкой по голове. Выкатил глаза, прикусил язык Муркотенок. Точно, какая-та чушь. Чуть справа, в нескольких метрах от Муркотенка скорчилась хрупкая девичья фигурка в разорванном сером платьице. Много повидал на планете Земля хрупких девичьих фигурок боец Муркотенок. Но такой, именно такой хрупкой фигурки не встречалось ему никогда. Здесь голову и обе руки отдаст на отсечение Муркотенок. Никогда, вы понимаете, не встречалась ему такая фигурка.
  Матерные слова замерли на устах. Хрупкая девушка чуть ли не плавала в луже собственной крови. Столько зеленой крови опять-таки не видал никогда Муркотенок. И посетила бойца совершенно дурацкая мысль. Неужели из такой хрупкой девушки может вылиться столько крови? И посетила бойца другая совершенно дурацкая мысль. Нет, из такой хрупкой девушки не может вылиться столько крови.
  Дико вскрикнул боец Муркотенок.
  Солнце упало в реку,
  Звезды упали с неба.
  В этом дурацком веке
  Какой только пакости не было.
  А вот любви хорошей
  Было не шибко много.
  Словно дура непрошенная
  Сдохла она у порога.
  А затем позорные потрохи
  Пришли с позорными мыслями.
  Взялись за труп обглоданный
  И к чертям его вынесли.
  Девушка уронила стандартный ракетомет "Рак-17", медленно, даже слишком медленно повернула в сторону продолговатое личико, и ее большие зеленые глаза уставились прямо в прорезь стандартного шлема координаторов. Увидел большие зеленые глаза Муркотенок, и понял, что он попался навеки.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ
  Генерал Бомба все еще пытался сохранить спокойствие:
  - Не ерничайте, лейтенант, доложите обстановку по уставу.
  - Виноват, - откозырял лейтенант, - Четырехбашенный танк "Стена Страха" подбит из неизвестного оружия возле монастыря Святых паладинов.
  Нет, лучше бы этот дурак загнулся в истерике. Или получил пару бешеных огурцов в задницу. Или вообще не родился на свет, не встретил среди радиоактивных развалин бравую армию генерала Бомбы, не вступил в бравую армию, не дослужился до лейтенанта, приближенного к самому генералу. А если до кого и дослужился, то до командира того самого четырехбашенного танка "Стена Страха", что подбили возле монастыря Святых паладинов.
  На мгновение выдержал паузу генерал Бомба. Нет, не для того чтобы принять решение. Ибо решение было принято еще когда откозырял лейтенант Огурцов всякие гадости. Выдержал паузу генерал Бомба, чтобы воскресить в своем гениальном мозгу информацию о монастыре Святых паладинов.
  Давайте подумаем, что такое монастырь Святых паладинов? Не больше, чем точка на стратегической карте. Подобных точек, отмеченных крестиком "цель" более четырех сотен. И каждая точка, или точнее "цель", несет в себе стратегическую опасность для молодого государства генерала Бомбы.
  Еще не остыли огнеметы, не проржавели снаряды, вспахавшие нейтральную полосу между молодым государством генерала Бомбы и стратегическими крестиками, что оказались в непосредственной близости от этого государства. Нейтральная полоса суть полоса выжженной земли, через которую проскочить невозможно. Или снова разогреются огнеметы и полетят куда надо снаряды.
  Нет, не прикидывайтесь, вы хорошо знаете, что генерал Бомба и его Освободительная армия базируются в городе Санкт-Петербурге, который являлся когда-то столицей России. Не важно, что от древней столицы России осталась большая лужа и куча дымящихся развалин. Но среди дымящихся развалин построил свое государство самый удачливый, опять-таки гениальный полководец периода "ядерной зимы", ваш покорный слуга генерал Бомба.
  С другой стороны, выжившие мятежники и мутанты рассеялись по русской земле в стратегических точках. То есть среди обезображенных городов, на военных базах или где-то еще, где можно держать оборону. Разведданные о стратегических точках весьма скудные. Только аэрофотосъемка с большой высоты. Не пошлешь же в каждую точку наземный отряд, людей и так не хватает. А с большой высоты кроме кустов и деревьев хрен чего видно.
  Повторяю, нейтральная полоса сократила поголовье мятежников и мутантов на тридцать процентов. Но "нейтральная полоса" не означает "ничейная полоса". Как вы уже догадались, здесь стопроцентная собственность Освободительной армии генерала Бомбы. Точнее, настоящая собственность, во владение которой вступил генерал Бомба. Ибо за нейтральной полосой такая же собственность, только экспроприированная мятежниками и мутантами. Как говорилось, мятежники и мутанты не есть правопреемники доядерного государства Россия. Их не выбирали на референдуме, их не назначали по службе. Они сами себя выбрали, они сами себя назначили. Что отнимает у них какие-либо права на занимаемую территорию, то есть на бывшую русскую землю.
  Отсюда выводы. России нужен порядок. России нужна Освободительная армия. России нужен решительный генерал, который не дрогнет перед опасностью, который в конечном итоге очистит от всякой заразы Россию. А монастырь Святых паладинов только "цель", только точка на стратегической карте.
  
  РАЗРЕШИТЕ ДОЛОЖИТЬ
  Полковник Камень оторвался от мониторов:
  - Товарищ генерал, я всегда придерживался версии, что не исключено возвращение Святых паладинов.
  Ну, что за паршивый день! Ну, что за тупая команда! Сегодня решительно все и всяк вознамерились раздражать генеральское самолюбие, тыкать в нос пальцем. Какие такие еще паладины? Нет никаких паладинов, никогда не было. Это все филологические тонкости. Точнее, глупые игрища деревяшек. Пристрастились дурацкие деревяшки к красивым названиям. Нет, чтобы называть объекты в соответствии с воинским уставом. Например: "Луч-11", "Маяк-23", "Обрыв-48". Нет, не могут так жить деревяшки. Не могут опять же по определению. Подавай им Шипованные рощи, Смоляные пустоши, монастырь Святых паладинов.
  - Где субординация! - рявкнул генерал Бомба.
  Идиот Камень просто достал своими тупыми приколками. Неужели не ясно, как обращаться к вышестоящему начальству? Ей богу, не ясно. От субординации начинается армия. Солдат поедает глазами капрала. Капрал стоит навытяжку перед младшим офицером. Младший офицер в восторге от старшего офицера. Старший офицер не изволит шутить и высказывать свое мнение перед командующим. Разрешаются шутки только командующему. Впрочем, старший офицер не обязан восторгаться офицером младшим по званию. Младший офицер не стоит на вытяжку перед капралом. Капрал не поедает глазами солдата. Для дураков повторяю, это и есть субординация, от которой начинается армия. Нарушение субординации смерти подобно. Сегодня ты обошел по кривой своего командира, завтра какая-нибудь деревяшка спалит четырехбашенный танк из своей дурацкой винтовки.
  Еще задумался генерал Бомба. Нет, не могла деревяшка спалить четырехбашенный танк из дурацкой винтовки. Ни при каких обстоятельствах не могла. Даже в таком поэтическом месте, как монастырь Святых паладинов. И дело не в каких-то там паладинах, которых на самом деле никогда не было. Дело гораздо серьезнее. Фуражкой чувствует генерал Бомба, новые силы вступили в игру. Еще не ясно, какие это силы, откуда они появились на русской земле, что они собой представляют. Но под фуражкой встопорщились волосы, твою мать. Игра предполагается куда интереснее, чем закладывал ее на начальном этапе гениальный стратег Бомба.
  Во-первых, наше неуязвимое оружие оказалось не так чтобы неуязвимым, даже весьма уязвимым. Следовательно, технические службы или господа проектанты не выполнили государственный заказ, обманули чистое человечество.
  Во-вторых, можно обманывать чистое человечество. Такая судьба для человечков, не относящихся к армии. Но государственный заказ должен быть выполнен, пускай ценой крови и жизни технических служб со всей их тупой проектантской машиной.
  В-третьих, наше оружие может быть уязвимым на определенном, то есть на проектантском этапе. Но если оружие прошло государственную проверку, оно должно соответствовать техническим условиям и стандартам, относящимся к оружию подобного класса. Если по техническим условиям и стандартам оружие подобного класса не может быть уязвимым, значит, его уязвить нельзя. Или это прямой саботаж, измена родины.
  В-четвертых, хватит парить мозги. Генерал принял решение:
  - Какие силы сосредоточены в районе монастыря Святых паладинов?
  Лейтенант Огурцов сверился со своим карманным компьютером:
  - Восемь четырехбашенных танков "Стена Страха", три взвода пехоты прикрытия и взвод быстрого реагирования "Чертов коготь".
  - И каково это быстрое реагирование?
  - Две с половиной минуты, товарищ генерал.
  Генерал Бомба выдержал еще одну паузу, хотя как уже говорилось, свой приказ знал заранее:
  - Бросьте все силы.
  Затем уже совершенно спокойно добавил:
  - Я хочу, чтобы монастырь превратили в пустыню.
  
  КАК ОНО ВСЕ ЗАДОЛБАЛО
  Исследовательский отряд гоблинов в составе двух лаборантов и одного практиканта спрятался в Железном Ящике от бушевавшей наверху смертоносной битвы. Ребята откровенно скучали. Прежде всего, им достался не лучший из Ящиков, но некая старая модель без умывальника и сортира, с единственной койкой на всех. В заявке присутствовали умывальник, сортир, две койки. Но заявка застряла в лабиринте бюрократической машины Черного города, а без заявки вступает в дело номенклатура. Вот именно, та самая номенклатура, что установили господа магистры для своих подчиненных. По номенклатуре лаборантам не полагается койка, только спальные мешки. Ну и практиканту не полагается сортир и умывальник.
  - Подлые бюрократы, - проворчал практикант Брюлик, рассматривая искусственный глаз под микроскопом.
  Во время последнего задания, когда исследовательский отряд распылял икс-порошок над Смоляной пустошью, в глаз попала соринка, и фокусировка поплыла. Почти двое суток промучился практикант Брюлик с испорченным глазом. Сами понимаете, как можно с испорченным глазом работать, тем более работать на пустоши, среди всяких уродов. Тем более работать над совершенно идиотским заданием, предназначенным для усиления хаоса и вражды в районе монастыря Святых паладинов. Тем более работать с полной отдачей, чтобы скрыть основное задание экспедиции. Нет, так работать не можно. Пыхтел, крепился, наконец, не выдержал практикант Брюлик:
  - Сегодня сидим в Ящике.
  Один из лаборантов (или точнее лаборант женского пола) по прозвищу лаборант Метелка попробовала возразить своему непосредственному начальнику:
  - У нас восьмичасовой рабочий день.
  Но получила в ухо:
  - Кто, блин, проанализирует результаты исследований? Что их папа Олово проанализирует? Да засунь себе это Олово, знаешь куда, никто ничего за тебя не проанализирует. Анализы дело тонкое, почти нивелирное, требуют не просто хорошей выучки, но очень хорошей выучки. Дрожание ручек и ножек не доведут анализы до кондиции, но доведут анализы до греха. И вообще, хватит шляться по помойкам и дышать неочищенным воздухом. Сие вызывает регрессивную мутацию на уровне межмолекулярного распада, и очень вредно для гоблинского здоровья.
  Второй лаборант (довольно таки потрепанная личность) по прозвищу лаборант Перец не стал препираться с начальством:
  - Да пошли вы все в Ящик.
  Он забрался в свой спальный мешок, открыл большую бутылку с соляркой.
  Так получилось однажды,
  Что человек осознал свою жажду.
  А осознав эту штучку
  Стал он воистину круче.
  Ну, и еще получилось,
  Здорово жизнь изменилась.
  Вроде бы в розовом цвете
  Закувыркалась планета.
  Ну, и скажу без подвоха,
  Новая вышла эпоха.
  Вышла и болт свой забила
  В пакость, что ранее была.
  Лаборант Перец обтер рукавом горлышко большой бутылки с соляркой и приложился большими гоблинскими губами к такой благодати.
  
  НИ НА КОГО НЕЛЬЗЯ ПОЛОЖИТЬСЯ
  Магистр Олово повертел в руках фотографию Сладкой парочки, и поставил на место. Эх, были времена на русской земле. То есть те самые времена, когда Сладкая парочка правила русской землей, в неимоверных количествах разбазаривая ее природные богатства. Здравствуйте, дорогие товарищи нерусские. Кажется, вы уяснили, что русская земля является исключительным раем для нерусских товарищей. Каждый доходяга и забулдыга из-за бугра получит на русской земле свой охренительный пряник. Ах, откуда столь охренительный пряник? Откроем секрет. Несменяемое правительство русской земли в количестве двух нерусских товарищей заблаговременно озаботилось о раздаче слонов (ой, простите, слонов у нас нет, вместо них пряник). Все равно, так называемая Сладкая парочка никогда не обижала и не обидит вас, дорогие товарищи нерусские. Что касательно русских товарищей, так это дерьмо и рабы. Разве обижаются рабы на обиду?
  Магистр Олово завесил фотографию носовым платком. Сопли с носового платка попали на божественную грудку младшего представителя Сладкой парочки и несколько измазали свечу, что вышеупомянутый представитель одухотворенно держал в своих божественных лапках. Старшему представителю Сладкой парочки повезло куда меньше. Гнойный харч с того же платка разместился аккурат промеж сексапильных бровей и подчистую покончил с божественным ликом якобы самого сексапильного представителя власти.
  Да, было время на русской земле, когда русской землей правили, правили, правили и доправились. В конечном итоге, это правление, как все знают из школьных учебников, послужило причиной ядерной войны. Ну, и как понимаете, отсюда же произошли гоблины.
  Магистр Олово удовлетворенно хмыкнул. Интересный получается парадокс, прародителями гоблинов считается Сладкая парочка. Вышеозначенные ребята не только создали все предпосылки, чтобы на русской земле появилась новая разумная раса, олицетворяющая собой симбиоз человека и машины. Они сами были очень похожи на гоблинов. Легенда гласит, что Сладкая парочка первая на русской земле разорилась на опыты по вживлению механизмов в человеческий организм. Так это или нет, но очень похоже на правду.
  Любой более или менее высокоразвитый гоблин понимает, как мало времени отводится человеческому существу в нашем мире. Биологические детали человеческого организма быстро старятся и так же быстро приходят в негодность. Никакая операция по пересадке биологических деталей не может продлить человеческий век больше положенного периода. Даже наоборот, чужие биологические детали вступают в конфликт с местной органикой, что заканчивается не всегда в лучшую сторону. И если прооперированный человек выжил, оно не значит, что перед нами разумное существо, ни какой-то там зомби. Да и зомби быстро откидывает копыта. Есть тебе отметка в сто лет, радуйся, потому что больше не будет.
  Другим путем пошла Сладкая парочка. Хищнически разворовывая природные богатства и продавая их за бесценок в другие земли, вышеупомянутые товарищи собрали солидный капитал. То есть настолько солидный капитал, что его оказалось достаточно для создания секретных подземных лабораторий и, в конечном итоге, для создания Черного города.
  Теперь наводящий вопрос, что производится в Черном городе? Для дураков наводящий ответ, наука здесь производится. А какая наука? Та самая, которая помогла человечеству заглянуть за грань невозможного. То есть производятся всевозможные составы и механизмы, предназначенные сделать человеческую жизнь если не вечной, то достаточно долгой. Следовательно, здесь производится материал, который раньше невозможно было купить ни за какие деньги. Теперь материал производится почти даром. И все твою мать, Сладкая парочка.
  Магистр Олово накрыл фотографию золоченой коробкой поверх носового платка:
  - Столько дел требует моего личного вмешательства.
  Затем быстро оделся и выскочил в коридор:
  - Секретарь Ряпушка, к подъезду Правительственный Ящик!
  Еще немного потоптался магистр Олово:
  - Поедешь со мной. Взять только оружие, принадлежности для бритья, нательные вещи и клюгенхаген.
  
  ПРАКТИКАНТ ДУМАТЬ БУДЕТ
  Молодой и подающий надежды ученый Брюлик проходил семилетнюю практику на звание ученика. Его практика приближалась к концу и практически состояла из последнего задания: распылить икс-порошок над Смоляной пустошью. Столь неординарное задание будущий ученик Брюлик выполнил. То есть порошок он более чем распылил, да еще двойным слоем. Настало время сворачивать манатки и сваливать.
  Но тут поступило другое задание: собрать информацию. И это очень не понравилось будущему ученику с академической фамилией Брюлик. Видите ли, звание ему еще не присвоили, диплом не вручили, медаль не повесили, ученическую шапочку не выдали, а уже раскомандовались. Лично будущему ученику не нужна информация. Какой только не насобирал он информации в Шипованной роще, на Смоляной пустоши и в монастыре Святых паладинов за предыдущие годы. Давным-давно двадцатилетнего лаборанта все с той же фамилией Брюлик отправили следить за компанией паладинов, окопавшихся в монастыре Святых паладинов.
  Это была еще та штучка. По сути никто не верил в Святых паладинов. Дурацкая легенда, и только. Сколько принесла ядерная зима дурацких легенд, в кого только не заставила верить слишком доверчивых гоблинов. Например, в "зеленую ветку", что поднимет из руин человечество. Или в "Кибер-бобера", что сделает главной расой на планете Земля маленьких трудолюбивых гоблинов. Или в железную деву, что гоблинов доведет до тюрьмы и распылит по вселенной. Сюда же относился треп про "Святых паладинов", в которых не верил молодой лаборант Брюлик. Но новоиспеченный магистр Олово верил в Святых паладинов. Больше того, в обход ученого совета магистр Олово подрядил кое-кого из своих учеников, в том числе подающего надежды неверующего лаборанта, на поиски Святых паладинов.
  И что в результате? Святых паладинов нашли там, где им полагалось быть, то есть в монастыре Святых паладинов. Шесть лаборантов сложили свои ученые головы во время поисков. Информации накопилось на двадцать две диссертации. Но ученый совет так ничего не узнал про Святых паладинов. Как вы догадываетесь, информация стекалась к одному единственному представителю гоблинской расы, и этот представитель был магистр Олово.
  Практикант Брюлик сплюнул на пол. Но промахнулся. Капельки его черной слюны попали на искусственный глаз, вызвав в последнем сильное раздражение и диффузию.
  - Грязный кобольд, - матерно выругался практикант Брюлик, но глаз все-таки вытер и бережно высушил.
  Не такая великая величина какой-то там Брюлик, чтобы разбрасываться искусственными глазами. Вот магистр Олово на самом деле не просто кобольд, а мерзкое и подлое чудище. Еще в ту первую экспедицию в монастырь Святых паладинов бывший лаборант Брюлик очень и очень подозревал, что его товарищи погибли не случайно. Уж больно нелепая смерть застигла то одного, то другого, в результате всех шестерых, то есть вообще всех, кто знал истину о Святых паладинах, кроме магистра Олово и товарища с академической фамилией Брюлик.
  Затем паладины улетели. Взяли и испарились, черт подери. И следов не оставили, будто их никогда не было.
  Вселенная бесконечная,
  Дорог в ней великое множество.
  Катись колбасой в вечность
  И звездам показывай рожицы.
  Ведь если ты потеряешься,
  Никто не вздохнет в ужасе.
  Был, гадил и вот преставился,
  Как нечто совсем ненужное.
  Хотя постойте, родные мои, что это там наверху? Ракетомет Святых паладинов изрыгает смертоносный огонь над головой практиканта с искусственным глазом.
  
  СПРАВКА
  Ракетомет Святых паладинов очень древнее, можно сказать, не самое совершенное оружие.
  Состав - четыре ракеты, плазматрон, баллон с плазмой.
  Скорострельность - одна ракета в секунду.
  Плазмы хватает на двадцать секунд боя.
  Используется исключительно против маломаневренных целей в оборонительных операциях.
  Снят с вооружения более сорока лет назад и уничтожен.
  Комиссия по правам человека посчитала ракетомет Святых паладинов антигуманным оружием.
  О чем прилагается протокол.
  Штамп и подпись генерального секретаря комиссии по правам человека обязательны.
  
  ГДЕ ЖЕ ТВОЙ ХВОСТИК?
  Волчий Хвостик открыла глаза. Ну, прямо сказка какая-та! Никогда еще не летала над пустошью с такой скоростью очаровательная блондиночка Волчий Хвостик. Скажите, ребята, вы что, это сделали специально? Вы что хотели разыграть одну милую девушку, чтобы в дальнейшем с ней познакомиться? Ну, так знайте, у вас получилось! Да еще как получилось! Милая девушка готова с любым из вас познакомиться, прямо сейчас, без формальностей и всяких там брачных игр деревяшек.
  Ой, милые девушки любят серьезных ребят. Ой, серьезные ребята дурью не маются. У милых девушек все такое милое, у серьезных ребят все такое серьезное. В первую очередь знакомство серьезное. Вот почему формальности не нужны. Только серьезный вопрос: да или нет? Только единственный вариант ответа. Потому что в сложившейся ситуации варианта "нет" не бывает.
  Волчий Хвостик вскочила на резвые ножки. Ну да, точно был розыгрыш. Ни одной вмятины, ни одной царапины, немного шумит в голове. Правильно, что шумит. У кого бы шуметь перестало, окажись он на месте одной милой девушки по имени Волчий Хвостик? И вот почему. На расстоянии вытянутой руки здесь была не какая-та хрень, но настоящая человеческая машина. Или не понимаете, это была машина, в которой находились не какие-то мутанты, а настоящие чистые люди?
  Чуть не размозжила свою красивую блондинистую головку Волчий Хвостик. При одной только мысли про настоящих чистых людей так высоко подпрыгнула очаровательная блондиночка, что зацепилась очаровательной головкой за гадкий сучок и посадила гадкий синяк под очаровательный глазик.
  - Ну, вот опять невезуха, грув тебя задери.
  Чуть не выругалась Волчий Хвостик. Только вспомнила, что воспитанные девушки из настоящих чистых людей никогда не ругаются. Она много читала про воспитанных девушек, которые никогда не ругаются, и составила о них полную картину в своей очаровательной головке. Опять же не надо прикалываться, что под определенным углом картина получилась неполная. Вы сначала покажите свой угол, под которым получилась картина, затем поговорим о ее полноте. Или заткнули пасть, слово взяла Волчий Хвостик.
  Во-первых, девушки из чистых людей обязательно с белой кожей и обязательно блондинки. Вот у деревяшек кожа несколько зеленоватого оттенка, у грувов коричневого или почти черного. А девушки людского племени обязательно белые (даже молочные) и обязательно блондинки.
  Во-вторых, настоящий человеческий язык не есть матерный жаргон деревяшек. Например, Зая Вредная, какой у нее язык? Ответ очевиден, язык ее матерный. Зая Вредная никогда не разговаривала, как настоящие человеческие девушки, потому что она деревяшка. Волчий Хвостик не деревяшка. Если не считать повышенное содержание кровяных (зеленых) шариков в ее крови, она никакая не деревяшка, она настоящая чистая девушка человеческой расы.
  - И что теперь?
  Топнула красивой ножкой очаровательная красавица Волчий Хвостик. Гадкие грувы разбежались, а кое-кто испустил дух и превратился в обугленные останки. Так им и надо, вонючей гадости. Не следовало задевать Волчий Хвостик. Вот! Все знают, как опасно задевать человеческих девушек. Ах, грувы любят высасывать человеческую кровь? Все равно не следует задевать таких очаровательных девушек, как Волчий Хвостик. Возмездие неотвратимо. Примчится рыцарь на белом коне, или много рыцарей на четырехбашенном танке, оторвут тебе, подлому гаду, руки и ноги.
  - Точно, рыцарь на белом коне.
  Расплылась в улыбке очаровательная прелестница Волчий Хвостик. Да опять невезуха какая. Рыцарь примчался, рыцарь умчался, где он, черт подери? Я вас спрашиваю, где этот рыцарь, почему он не взял с собой Волчий Хвостик? Ждала, надеялась, умывалась слезами девушка. Само очарование, сама красота, еще беспредельная кротость, любовь и немножечко чувства.
  В-третьих, настоящие чистые девушки не показывают настоящие чистые чувства. Они эти чувства, как бы выразиться поточнее, едва приоткрывают для объекта настоящей чистой любви. Если ты чистая девушка, что проверенный факт, то и любовь твоя чистая. Не какая-та деревянная пошлость.
  Хотя с другой стороны, мы девчата не гордые, четырехбашенные танки не исчезают бесследно. Колея после них ох-ти какая широкая. Берет ноги в руки и лепит во всю прыть по такой колее Волчий Хвостик.
  
  НИЧЕГО ПОЛУЧИЛАСЬ ОХОТА
  Добрые родители маленькой девочки Заиньки ушли совсем молодыми в Леса и Луга Славы. Нет, они не боялись боли, они не боялись смерти, они не боялись самых жестоких и подлых врагов. Они боялись только бесчестия. Уж такие по натуре своей деревяшки, что бесчестие для них страшнее самого жуткого страха, а смерть на поле боя есть высочайшая награда за прожитую жизнь и все ее подлости.
  Никто никого не пугает, никто ничего не подсказывает. Каждая деревяшка выбирает собственную смерть, исходя из идеологических и культурологических принципов. Неправильные, или слишком окультуренные ветви вышеупомянутой нации предпочитают Соляное Озеро Лесам и Лугам Славы. Вроде бы на Соляном Озере спрятаны интеллектуальные основы культуры всех человекообразных существ, вроде бы можно из Соляных кристаллов черпать вечную мудрость. Вот только чтобы попасть на Соляное Озеро надо сначала умереть на поле боя и попасть в Леса и Луга Славы.
  Опять же, умереть не на поле боя, значит вовсе не умереть, значит отправиться под Топор Дровосека, который перерубит тебя в стружку и превратит тебя в пыль. Топор очень быстрый: стружка летит пачками, пыль оседает клочьями. Прошелся чуть-чуть по твоей деревенеющей плоти Топор, больше уже никогда ничего от тебя не останется. Полное забвение, полное ничто, кучка рассыпанных по вселенной атомов.
  Есть еще один вариант смерти. Если подставить спину врагу, значит снова не умереть, значит отправиться в Ступку Бабы Яги Гоблинской. Вы ничего не слыхали про Бабу Ягу Гоблинскую? Чертовски страшная стерва, порождение магии. Прячется Баба Яга в самых непроходимых болотах, командует мертвяками и прочими зябами. Питается Баба Яга энергией слабаков и слюнтяев. А чтобы высасывать энергию слабаков и слюнтяев есть Ступка. Ну и вы понимаете, какие продукты выходят обратно из Ступки? Если не понимаете, тогда не вздумайте заикаться про данный предмет в обществе даже самой кривой деревяшки.
  И вообще, очень хочу вас предупредить для вашей же пользы, нет кривых деревяшек. Есть новая и весьма самобытная раса со своими героическими традициями, легендами, песнями.
  Начало песни:
  Солнце такое сильное
  И эталон покоя.
  Наши девчонки красивые,
  Наши ребята воины.
  Звезды такие белые,
  Что разрывают души.
  Наши ребята смелые,
  Наши девчонки лучшие.
  Припев:
  Пускай по кругу
  Идет чаша.
  Выпейте други
  За родину нашу.
  Продолжение песни:
  Ветер такой яростный
  В диких лесах гробится.
  Наши девчонки жалостливые,
  Наши ребята не злобные.
  Дождик такой ласковый
  Бьет из свинцовой тучи.
  Наши ребята опасные,
  Наши девчонки влюбчивые.
  Припев:
  Пускай оружие
  Томится в покое.
  Нам не нужно
  Чужое горе.
  Окончание песни:
  Зелень всегда свежая,
  Счастье всегда гордое.
  Наши девчонки нежные,
  Любят ребят подвиги.
  Если леса в зареве,
  Болью кипят пустоши,
  Наши бойцы и красавицы
  Встанут за землю русскую.
  Припев:
  Слезы земли
  К тебе обращаются.
  Не проспи
  Свое счастье.
  Ну, и опять выводы.
  
  ОКОНЧАНИЕ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ
  Все четыре ракеты аккуратно легли в цель. Зая Вредная давила на рычаги совершенно ослабленная, совершенно опустошенная. В сердце нет места для жалости, его нет, и не может быть. Зая Вредная за несколько практически бесконечных минут прошла все этапы взросления и превратилась из глупенькой восторженной девочки в великого воина. А великий воин не знает жалости.
  Нет, не этому учили девочку Заиньку Святые паладины из монастыря Святых паладинов. Они учили ее терпению и любви, состраданию и другим фокусам. Плюс красивые картинки из прошлого планеты Земля. Где очень красивые люди, ну почти такие же красивые, как Волчий Хвостик, помогали друг другу в беде и сострадали чужому горю. Запамятовала девочка Заинька, какой это был период на планете Земля. То ли легендарная цивилизация технарей, то ли еще что-то. Не настаивали на исторических знаниях Святые паладины, настаивали они на всеобщей любви и проталкивали вперед сострадание. Но они же оставили девочке Заиньке один хороший паладинский подарок, который могли оставить глупенькой девочке только они, только непогрешимые хранители нашей вселенной.
  Господи, как хорошо распорядилась подарком бывшая девочка Заинька. Развороченное нутро Стены Страха, вываливающиеся наружу фигурки в красных доспехах. И никакой жалости. В струе плазмы так забавно подскакивают фигурки в красных доспехах, а еще так забавно корчатся и забавно падают, не успев произвести в ответ ни единого выстрела.
  Низкий вам поклон Святые паладины. Только благодаря вам, вашей доброте, вашему сочувствию к одной маленькой глупенькой девочке все-таки выросла девочка в настоящего воина. Выросла и совершила пускай единственный, но величайший в маленькой жизни своей подвиг. Теперь эта девочка, ставшая воином, может смело закрыть глаза и уйти в Леса и Луга Славы.
  Вы же представляете, в бесконечных Лесах Славы охотится храбрый отец маленькой девочки Заиньки. А на бесконечных Лугах Славы собирает цветы и грибы храбрая мамочка маленькой девочки Заиньки. Господи, неужели они остановились, смотрят на тебя, наша повзрослевшая Заинька? Да это точно они, отложили свои дела, гордятся той самой маленькой девочкой Заинькой, которая выросла в непобедимого воина и в одиночку превратила в груду развалин кошмарный четырехбашенный танк "Стена Страха".
  - Здравствуй, папа, я иду к тебе.
  - Радуйся, мамочка, скоро мы будем вместе.
  Зая Вредная уронила теперь уже бесполезный ракетомет. Ее тоненькие руки, руки непобедимого бойца, ослабели и медленно опустились вдоль изрешеченного во многих местах тоненького тельца. Отяжелевшая голова стала медленно клониться на девственно чистую девичью грудь. Вот, пожалуй, и все. Зая Вредная улыбнулась самой счастливой, самой обворожительной во вселенной улыбкой. Ах, если бы в последний раз... Ее мечты на мгновение унеслись далеко-далеко. За пределы планеты Земля, за пределы Солнечной системы, к отдаленным уголкам Галактики, где в мертвом и холодном космосе летели в своем корабле Святые паладины. Летели спасать какую-нибудь другую землю.
  - Ах, если бы...
  Тут странный шум проник в засыпающий разум. Зая вздрогнула, слегка повернула голову. И большие-большие глаза увидели Его, только Его, Святого паладина земли русской.
  
  ОТ АВТОРА
  Ведь земля русская такая хитрая штучка, где множество мелких величин ведут к хаосу, и только нечто крупное подразумевает стабильность и счастье. Поэтому русские люди очень желают царя, при чем одного единственного царя вместо кучи непонятных им президентов. Так же они желают только одну религию, одного бога, одну церковь. А еще им нравится одна партия и одна нация.
  - Чтобы заняться богоискательством, - ехидно заметил Владимир Александрович Мартовский.
  Именно так. Потому что единственный царь, единственный бог, единственная партия, единственная нация со временем окажутся не самыми идеальными на русской земле. Даже очень неидеальными, со щербинкой, которая колет в глазу и всяческой гадостью. Отсюда начинается поиск. При чем в поиске участвуют не самые лучшие из русских людей, не самые умные и достойные. То есть все русские люди участвуют в поиске, то есть сразу вся нация.
  - Но ведь богоискательство ни к чему не приводит, - то же хорошая мысль, которая не понравилась Владимиру Александровичу.
  - Или это имеет значение?
  - Нет, не имеет.
  - Вот и я говорю, главное ввязаться в войну, а там хоть трава не расти, и конец человечества.
  
  МУРКОЗИАСТ: ПЕСНЬ 27
  И день превратился в ночь, а ночь превратилась в день. И праведники стали демонами, а демоны стали праведниками. И наступила ядерная зима.
  
  НАЧАЛО ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Магистр Олово вдавил акселератор до отказа в монолитный пол Правительственного Ящика. Машина шла на низкой высоте, недоступной для радаров, практически пряталась в кронах деревьев. Секретарь Ряпушка только вздрагивала, ойкала и подпрыгивала при каждом удачном пируэте наставника, но ни разу не пожаловалась на несанкционированную езду. Что понравилось магистру Олово.
  Неоднозначная девчонка, очень перспективная, черт подери. Чувствует, что нравится более старшим товарищам. Ну и, конечно же, разбирается во всяких девичьих штучках не хуже любой гоблинки. А еще с головой у нее полный порядок. Можно туда (то есть в голову этой девочки) положить любую информацию в любом объеме, и по необходимости извлечь информацию неискаженной обратно.
  Вот здесь, пожалуйста, поподробнее. Неинформационное время прошло. Борьба за информацию на пороге двадцать второго века стала почти маньячеством в гоблинском государстве. У тебя есть информация? Ах, еще нет информации? Но надежда осталась, что информация будет.
  Очень зря, дорогие товарищи. Надежда не то слово в гоблинском государстве. Нет, надежда не умирает последней. Она всего лишь отсутствует среди гоблинов. Зато присутствуют холодный расчет, трезвый взгляд на систему ценностей и информация. Плюс безукоризненные носители информации, например, секретарь Ряпушка.
  Магистр Олово сделал еще один головокружительный вираж и очень мягко прижался к земле, чтобы идти на высоте не более шести метров. Вот теперь можно расслабиться. Никто не знает, где прячется враг, в каком неожиданном месте спрятана вражеская техника. В партизанской войне, которую ведут между собой разные расы, элемент скрытности и неожиданности очень учитывается. Ага, с информацией в партизанской войне полный облом. Ты можешь принять за пенек наблюдательный пункт, и в следующий момент получить ракету под жабры.
  Но магистр Олово точно знает, что можно расслабиться. Точная картина боевых действий отразилась на сетчатке левого глаза секретаря Ряпушки. Ага, сканируем сетчатку левого глаза секретаря Ряпушки через лазерный сканер, встроенный в правом глазу ее непосредственного начальника. Здесь находится опасность, здесь и здесь. Чуть в стороне, примерно на семь с половиной градусов от нулевого меридиана находятся вражеские следящие устройства, их предел - высота чуть более шести метров. Следовательно, если что-то и промелькнуло на следящих устройствах, товарищам партизанам предстоит решить весьма непростую задачу, что это было и куда оно делось в конечном итоге.
  Ну и пусть веселятся товарищи. Все-таки свои денежки пора отрабатывать, не высиживать задницей. Вот секретарь Ряпушка точно отрабатывает денежки, хотя задница у нее ничего. Или постойте, совсем заучился магистр Олово. Это он что ли сказал "ничего"? Враки, подлая ложь, беспардонный поклеп, ибо чертовски классная у секретаря задница.
  Природа нас капельку любит,
  А еще и лелеет.
  Мы становимся менее грубыми
  И на пару копеек добрее.
  Кто бы там не кричал понарошку
  Про коварные шутки природы,
  Все равно эта милая крошка
  Нам приносит много хорошего.
  А в ответ ничего ей не надо,
  Даже нашей любви быстротечной.
  И без нас природа богатая,
  И без нас она вечная.
  Сглотнул похотливую слюну магистр Олово.
  
  ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ
  Устройство гоблинского государства, которое существует как государство в государстве на русской земле, имеет свои особенности. Ну, об этом, я думаю, вы догадались. Сладкая парочка, создавая свое государство с помощью наворованных денежек "всех россиян", меньше чего-либо думала о благополучии тех самых россиян, которых ограбила. А больше всего думала о собственном процветании и благополучии.
  Черный город не единственный из гоблинских городов, возникших на русской земле в период безудержной разворовки, но он был первым, то есть приоритетным городом. До Черного города русская земля исключительно разворовывалась. Как вам, например, такая программа: крупные города укрупняются, мелкие города уничтожаются? Скажите, фантастика. Не угадали, черт подери. В первой половине двадцать первого века сие непререкаемая реальность. Город Москва укрупнился до сорока пяти миллионов жителей, город Санкт-Петербург до двадцати трех миллионов. Зато исчезли с русской земли более мелкие города, типа Новгород, Псков и Великие Луки.
  Только не ругайтесь, родные мои. На следующем этапе разворовка снизила темп, вошла в колею контролируемой разворовки. Честно сказать, немного приписала Сладкая парочка. Ядерной войной пахло в воздухе, города-мегаполисы стали весьма опасной задумкой. Поэтому город Москва разукрупнился до восемнадцати миллионов жителей, город Санкт-Петербург до шести миллионов. Однако более мелкие города, типа Новгород, Псков и Великие Луки не вернулись обратно. Зато на окраине русской земли возник Черный город.
  Перекинул штурвал, задумался, почесал репу магистр Олово. Странная штуковина Черный город. Ничего подобного не было на русской земле, нет, и не будет. Миллиарды миллиардов зелененьких вложила сюда Сладкая парочка. Лучшее оборудование, лучшие технологии, лучшие умы закупались для Черного города. Ну и, как вы понимаете, секретность и стопроцентное рабство. Любой ученый товарищ, попавший сюда из большого мира, не возвращался обратно.
  Хотя с другой стороны, нечего меня парить про рабство. Какому товарищу не захотелось бы провести двести, триста, четыреста дополнительных лет под землей в обстановке секретности, субординации и некоего ограничения свободы? Ага, вы прикусили язвительный язычок. Ибо подобный подарочек захотелось бы получить любому товарищу.
  Впрочем, из первых научных сотрудников Черного города очень немногие дотянули лет до пятидесяти. Ну, там всякие неудачные эксперименты, труд по шестнадцать часов, ошибки в расчетах, сбой оборудования. Так всегда бывает с первопроходцами, что заражаются маловразумительной идеей и готовы жизнь положить, чтобы немного приблизить результат маловразумительной идеи. Результат как-то не очень приближается. Естественная усушка, утряска, красивая эпитафия, и вот уже ничего не осталось из первой волны. Даже маленьких красивых холмиков на дне океана и тех не осталось.
  Но чуть позже дело пошло. Скажем так, дети первых научных сотрудников были уже не совсем человеки, но кибернетические организмы с массой заменяемых деталей. Я не утверждаю, что дети первых научных сотрудников (или второе поколение гоблинов) имели искусственный мозг, механическое сердце, искусственные почки и печень. Но кое-что они все же имели. Глаз-цилиндр, пальцы-манипуляторы, шарнирное колено, ухо-локатор. Что несомненный успех, окупающий любые денежные вложения в макроструктуру Черного города. Жаль, что несомненный успех не увидела Сладкая парочка.
  Пускай отцы Черного города по человеческим меркам прожили довольно долго, но до тотального и победоносного шествия гоблинской расы по русской земле они не дожили. Дело тут не в неудачных экспериментах. Сладкая парочка просто не долетела до своей цитадели, до Черного города, как ядерный взрыв расщепил ее на множество атомов.
  Что ж, будет пухом земля героям науки. Ибо отсутствие спонсоров на определенном этапе не оказалось губительным для Черного города. Субординация, военная дисциплина, величайшая степень самоотдачи стали тем капиталом, на котором гоблины вынесли ядерную войну и практически без потерь вошли в ядерную зиму.
  Я уже говорил, государство в государстве не давало сбоев. В то время как человеческая раса медленно, но уверенно двигалась к своей гибели, гоблины, наоборот, плодились и размножались. Нет, их научные города-конгломераты еще не были похожи на мегаполисы человеческой расы. Но они были лучше защищены, лучше обеспечены всем необходимым и контролировались практически на сто процентов с вершины Черного бастиона.
  Плюс таких конгломератов с каждым годом становилось больше и больше.
  
  А ЧТО ЗА ЗАНАВЕСОМ?
  Секретарь Ряпушка выключила свои болевые рецепторы и перевела организм в состояние полной синхронизации. Ничего особенного не произошло, то есть вообще ничего особенного. Просто один старый хрыч сорвался с места, вскочил как обрезанный в правительственный летательный аппарат под кодовым названием "Ящик", и развлекается.
  Как он там развлекается, очень хорошо знает секретарь Ряпушка, но ей совершенно не хочется думать об этом. По большому счету ее достал старый хрыч. Разница в возрасте сорок семь лет кое-чего значит даже по гоблинским меркам. Пускай светила науки и техники утверждают, что сорок семь лет сущая мелочь для среднестатистического гоблина, им не обмануть ушлую гоблинку.
  Нет, мы не будем вдаваться в подробности, чем ученый секретарь отличается от секретаря без степеней и званий. Это старый хрыч по привычке величает ученого секретаря Ряпушку просто секретарем Ряпушкой. Впрочем, у него на то вполне законное право. Около двадцати лет назад высокопоставленные товарищи привели так называемый биологический объект под кодовым номером Ряпушка, и приказали взять объект в обучение. Старый хрыч даже не сопротивлялся, все равно бесполезно. Индексы интеллекта, выставленные так называемому биологическому объекту на тайном гоблинском совете, зашкаливали. Больше того, они оказались выше, чем у самого магистра Олово, старичку пришлось немного понервничать. Можно сказать, объявился конкурент на высшее место в магистратуре.
  Насчет высшего места в регистратуре вроде уже был разговор, какой это лакомый кусочек, какие неограниченные права здесь предоставляются для любой, не только научной деятельности. Насчет конкурентов и так ясно. Кто еще в здравом уме на лакомом месте не содрогнется при виде своего будущего начальника? Вышеозначенному конкуренту еще расти и расти, может, лет пятьдесят, но вы знаете, как долго живут гоблины.
  Секретарь Ряпушка поставила двойную защиту, чтобы ее мысли ненароком не просочились в окружающее пространство. Не важно, что старый хрыч занят со своими игрушками. У него пока хватает ума, чтобы шпионить за собственной подчиненной. Ну, и заодно творить мелкие подлости. Вы угадали, те самые подлости, которые творят старики в обществе молодежи. Мол, старичок старенький, ему всяк можно. Мол, молодежь наглая, ей первая палка и кнут. Особенно, если не только наглая, но и умная молодежь. Все-таки интеллект секретаря Ряпушки никуда не делся, не смотря на титанические усилия старого интригана несколько его приуменьшить.
  Чего только не перенесла за последние двадцать лет ученый секретарь Ряпушка. Так называемое "обучение" в магистратуре свелось к чистке памяти, вживлению дополнительных чипов и имплантантов, многочисленным химическим атакам на мозг, компьютерным тренингам. Старый хрыч очень озаботился, чтобы не попала в лаборанты бывший биологический объект Ряпушка, а попала в секретари. Ибо есть разница между самым тупым лаборантом, поднимающимся по лестнице науки и техники в сторону еще неоткрытых вершин знания, и самым ученым секретарем, опускающимся по той же лестнице в сторону обыкновенной статистики.
  Чувствовал старый зануда, где можно власть применить. Только не стоит смеяться, что в гоблинской магистратуре весьма эфемерная власть. Собрались ученые гоблины, выслушали своего председателя, поругались, напились, разбили пару носов, вынесли ученый вердикт. Мол, что значит ученый вердикт? Хрен его знает, что значит ученый вердикт под стакан и разбитую морду. Но ученый вердикт произносится навсегда один раз, и изменению не подлежит.
  Ну и попала в секретари Ряпушка.
  Вот с лаборантами у нее получился сюрприз. И этот сюрприз имел совершенно точные координаты:
  - Лаборант Брюлик.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  На разговоры времени не осталось. Худенькая зеленокожая девушка явно не подавала признаков жизни. У координаторов сие называется "реанимационный синдром". То есть такой период, в который еще можно реанимировать умирающего товарища, зато в следующую секунду уже нельзя. Секунда еще находилась в запасе координатора Муркотенка.
  - Ты только не засыпай.
  Муркотенок вытащил зет-ингалятор и вколол девушке прямо в сердце двойную дозу эвкалиптовой смеси. Очень хорошая штука, черт подери! Мгновенно останавливает кровотечение, раны затягиваются, нервные волокна восстанавливают чувствительность, даже поврежденный мозг может функционировать при остановившемся сердце.
  - Ты только не уходи вот так бессмысленно и так глупо.
  Затем Муркотенок совершил самую большую ошибку из всех совершенных им глупостей до и после означенного события. Если точнее, товарищ боец нарушил правило номер один из Устава координаторского сообщества.
  Есть такая штуковина - Устав координаторского сообщества. Многие матерые координаторы его не придерживаются. Ну, как придерживаться Устава, который по сути устарел лет на двести? И как придерживаться Устава, в котором правило подменяет правило и на правило свесило ножки? Многие матерые координаторы переписали Устав под свои правила. При чем переписали Устав таким образом, что правило номер два или три можно забыть, но правило номер один не нарушается даже после семнадцатого стакана водки.
  И все-таки Муркотенок нарушил правило номер один. Если еще точнее, Муркотенок открыл потайной клапан в боковой плоскости бронежилета и извлек оттуда маленькую такую коробочку с маленькой металлической крышечкой, которую многие матерые координаторы называют просто "аптечка".
  Вот этого ему точно не стоило делать. Координатор, находящийся в здравом уме, никогда не откроет аптечку. Вы не прикидывайтесь, что координаторская аптечка по сути такая же хрень, как аптечка автомобилиста или пилота космического корабля. Координаторская аптечка есть функциональный модуль, напрямую связанный с организмом координатора. Еще это последний бонус, если тебе стало очень нехорошо, и пора сливать воду.
  Нет, я никого не уговариваю, никого не упрашиваю. Лишившийся аптечки координатор ставит не только свою жизнь под удар в экстремальных условиях, но нарушает Устав. Вот что глупо и страшно. Каждый координатор опять же машина, которая предназначена для ведения боевых операций в любой точке вселенной, как без помощников, так малыми группами. От места дислокации боевой машины по имени координатор до ближайшей координаторской базы или мобильного координаторского сектора может быть расстояние в сотни парсеков. Если тебе стало очень нехорошо, помощь не предвидится никогда, и вообще твоя помощь - правило номер один, то есть аптечка.
  Красный светодиод замерцал внутри шлема. Опасность! Не сейчас, мне не до этого. Муркотенок сорвал шлем и долбанул его со всей дури о камень. Неужели не ясно, очень спешит величайший боец во вселенной. У него единственная секунда, которая, между прочим, прошла. Только под действием эвкалиптовой смеси еще живет, еще держится худенькая зеленокожая девушка с такими большими глазами, что погубила навек Муркотенка.
  Что со мной происходит
  Я не знаю, не знаю.
  Вот стою умираю,
  Как придурок уродливый.
  Боль во мне накопилась,
  Ну, совсем несусветная.
  Ухожу незаметно,
  И растратил все силы.
  В голове столько шума
  И убийственной пакости.
  Не хочу больше радоваться,
  Отступаю в безумие.
  Еще бы раз заглянуть в эти большие-большие глаза, и согласен покинуть мир Муркотенок.
  
  Я ХОРОШАЯ ДЕВОЧКА
  Ну, почему сегодня такой неудачливый день? Ну, почему сегодня так не везет? Ну, почему чаще встречаются извращенцы и маромои, чем настоящие парни в блестящих доспехах? Блестящие доспехи не есть некая отличительная субстанция для настоящего парня. Но доспехи, которые не блестят, могут вызвать заворот кишок, тошноту и другие позывы желудка, что закончатся рвотой. А как себя представляет очаровательная деревяшка среди рвотной массы и прочей мерзости? Да никак не представляет себя столь очаровательная душа. Очень устала, очень запыхалась местная красавица Волчий Хвостик, но так и не решила настолько простую проблему.
  Кто сказал, что надо бояться Стены Страха? Может Стена Страха и есть, но на самом деле никакого в ней страха. Пускай боятся грязные выродки и мутанты. Хорошие девочки ничего не боятся. Повторяю, внутри Стены Страха нет, не может быть страха для хорошей девочки. Внутри Стены Страха исключительно хорошие чистые мальчики. Даже там не один мальчик, а целая команда в двенадцать человек, все в блестящих доспехах с красноватым отливом. Читала хорошая девочка Волчий Хвостик про доспехи с красноватым отливом в одной толстой научной книжке. Мама подкладывала толстую научную книжку под кровать вместо сломанной ножки, хорошая девочка Волчий Хвостик потихоньку вытаскивала книжку, и подкладывала чурбан. Чтобы при тусклом свете электрогенератора наслаждаться разными чудесами из мира науки и техники.
  Вы думали, что светловолосые девочки только кривляки и дуры? Вот вы ошиблись на двести процентов. Никакая не дура очаровательная блондиночка Волчий Хвостик. Она умеет читать, она умеет писать, она разбирается в оружие и еще в кое-чем, например, в доспехах с красноватым отливом. Так что не пугают ее доспехи с красноватым отливом. А что же пугает, черт подери? Засомневалась вроде бы Волчий Хвостик. Страшно подумать, сидят двенадцать парней в маленькой железной коробке. День сидят, ночь сидят, не вылезают наружу, не снимают доспехи.
  Вроде бы правильные доспехи. Извращенцы и маромои могут не беспокоиться, подобное чмо никогда не окажется в железной коробке среди двенадцати настоящих парней, то есть никогда не получит доспехи. Однако, остался вопрос. День прошел, ночь прошла, сидят двенадцать парней в маленькой железной коробке. Жмутся, трясутся, мечтают. О чем они там мечтают? Ах, угадали, они мечтают все как один о хорошей девочке.
  Волчий Хвостик споткнулась, даже на мгновение притормозила свой бег. Зачем, собственно говоря, ей двенадцать парней? А кто говорил про двенадцать парней? У нас только факты. Внутри Стены Страха сидят двенадцать парней, все они чистые человеки, все придерживаются неписанного кодекса чести, но не каждый остался свободным. Легко вздохнула местная красавица Волчий Хвостик. Так и есть. Среди двенадцати обалденных парней одиннадцать тем или иным способом лишились свободы. У кого жена, у кого теща, у кого дети свои и чужие. Только один мальчик, только самый красивый и самый лучший из них еще не лишился свободы. Значит, он не просто мечтает об одной хорошей девочке, но очень мечтает найти хорошую девочку, спасти ее от тупых монстров, сделать своей нареченной.
  - Я хорошая! - на весь лес заорала красавица Волчий Хвостик.
  - Я еще девочка! - ее крик отразился в кронах деревьев и умер, сраженный более диким грохотом, глухими ударами и предсмертными воплями.
  Включив потрясающее ускорение, рванула вперед Волчий Хвостик. Что же предстало ее обворожительным девичьим глазкам? Полыхающие обломки металла, обугленные трупики и искореженные доспехи с красноватым отливом. Короче, все, что осталось от хороших двенадцати парней и ее единственного, любимого, хорошего чистого мальчика, который уже никогда не назовет хорошую девочку Волчий Хвостик своей нареченной.
  
  НАУКА И ТЕХНИКА
  Магистр Олово припарковал Правительственный Ящик в одной известной только ему пещере. Отсюда пятнадцать минут до цели короткими перебежками, но ближе никак не получается. Секретность, скрытность, полная конфиденциальность - вот девиз самого выдающегося из ученых умов Черного города. Поэтому так долго ходит в магистрах магистр Олово, поэтому его политические противники давно сгнили в щелочных баках, и косточек их не осталось.
  Только не говорите, что были никудышными противники магистра Олово. Каждый гоблин по определению есть сбалансированная наносистема, впитавшая на двести процентов самые передовые нанотехнологии образца двадцать первого века. Или почти каждый гоблин. По крайней мере, за сословие магистров можно поручиться еще на дополнительную сотню процентов. Магистратура опять же такое место, где щелочные баки на дороге не валяются. Но почему-то именно в щелочных баках сгнили политические противники магистра Олово.
  - Куда подавать завтрак? - спросила секретарь Ряпушка.
  - Еще не заслужили завтрак, - последовал конкретный ответ.
  - А что заслужили?
  - Можно расслабиться.
  Магистр Олово нажал кнопку на выдвижной панели, и маленькая походная кровать отделилась от вроде бы монолитной стены. Да, может себе позволить расслабиться магистр Олово. Почти двадцать лет продолжаются научные исследования в секторе монастыря Святых паладинов. Много секретной информации было собрано и наглухо запечатано в компьютеризированных мозгах секретаря Ряпушки. Никто никогда не сумеет прочесть информацию, не владея шестнадцатиуровневым ключом с четырьмя магнитными заплатками. Кроме одного человека, который владеет ключом, который поставил заплатки. Такой человек, как вы уже догадались, есть магистр Олово.
  А если по существу, никому не надо читать информацию про монастырь Святых паладинов. Святые паладины улетели, тема закрыта. Нет Святых паладинов, нет темы. Вот если бы пожелали Святые паладины вернуться...
  Здесь загадочно улыбнулся магистр Олово. Взгляд его скользнул по аппетитным ляжкам товарища секретаря с компьютерными мозгами. Хорошая секретарь Ряпушка, мозги у нее хорошие, и имплантанты в мозгах, и все остальное. Ах, как расслабляет секретарь Ряпушка! О, вы не знаете, как расслабляет она? Нет, вы вообще ничего не знаете. Вы обыкновенные слабаки, вы толпа неудачников, если за свой многолетний и непорочный труд не заслужили подобное чудо, как секретарь Ряпушка.
  Магистр Олово опять улыбнулся. Так о чем это я? Гоблины прилепились к Земле. Гоблины никогда еще не выходили в космос. Сама история существования и развития гоблинского государства чертовски приземленная история. Если бы научная программа по переделке недоразвитого человечества предполагала новый вид мыслящего существа с крыльями или крылатого гоблина... Но задробили крылатого гоблина тупые чиновники. Какие крылья, когда под ногами земля? Какой еще космос?
  Плевать на тупых чиновников. Плевать на их ненависть к космосу. Гоблинам очень хочется выйти в космос, страсть как хочется выйти туда. И они выйдут туда, но после того, как вернется из космоса великий и непобедимый магистр Олово. А чтобы вернуться из космоса даже такой потрясающей величине, надо сначала слетать в космос. А чтобы слетать в космос, надо сначала найти средство, на котором слетать в космос. А чтобы найти средство, на котором слетать в космос, надо вернуть паладинов обратно на Землю. А чтобы вернуть паладинов обратно на Землю...
  - Это вот сделано, - еще раз улыбнулся магистр Олово и потянул через голову свою безобразную мантию.
  
  ТЕХНИКА И НАУКА
  Практикант Брюлик был сегодня сама любезность. Во-первых, он разрешил лаборанту Перцу назюзюкаться до отрыжки. Во-вторых, он разрешил лаборанту Метелке поваляться в своей личной кровати.
  - Я честная девушка, - сначала опешила лаборант Метелка, - Закончила школу с отличием. Выступала в промышленном хоре, как барабанщик. Не признаю компьютерные игры типа "Паук" в рабочее время. По будням не ем ананасы, не пью водку. Неуставные отношения с начальством отсутствуют. Ничем нехорошим не занимаюсь с одиннадцати утра и до девяти часов вечера.
  Но потом до нее дошло, что ничего нехорошего не имел в виду практикант Брюлик. Он вообще ничего не имел, занятый испорченным глазом. Точнее, он что-то имел, но нечто такое вне понимания товарища лаборанта, который по будням не ест ананасы, не пьет водку. Таким образом, лаборант Метелка сочла за истину, что ее непосредственный начальник сошел с ума, разделась до состояния фотомодели и быстренько юркнула в личную кровать практиканта Брюлика.
  Вот же повезло лаборанту Метелке. Еще лет двадцать, может и больше, у нее не будет собственной кровати, только спальный мешок. Сейчас, то есть сегодня у нее есть собственная кровать. Пускай в первый, но, кажется, не в последний раз, если и дальше будет сходить с ума практикант Брюлик.
  А что практикант Брюлик сошел с ума, в этом еще больше убедилась лаборант Метелка, раскачиваясь из стороны в сторону на начальственной кровати. Во-первых, только сумасшедший уступит собственную кровать безродной девочке, то есть девочке без протекции и без блата. И это в таком государстве, где протекция вышла на уровень государственной морали, где блат стал чем-то вроде разменной монеты. Есть, по большому счету, товарищи, обходящиеся без морали и отрицающие любую монету, но нынче не тот случай. Обычно товарищи, отрицающие монету, давно накопили столько монеты, что девать ее некуда. Они отрицают монету еще потому, чтобы другие товарищи не пришли с загребущими лапками и ничего себе не присвоили. Во-вторых, признаки сумасшествия уже не раз проявлял практикант Брюлик.
  Однажды ночью проснулась лаборант Метелка от странных всхлипов, происхождение именно из этой кровати. Проснулась и прислушалась, черт подери, хотя по гоблинской номенклатуре не полагается подслушивать за начальством, если нечто подобное тебе не приказало делать другое начальство. Повторяю в последний раз, только другое начальство, превосходящее по компетенции недругое начальство, имеет право на информацию любым способом, в том числе через подслушивание и остальные методы слежки. Ничего похожего не приказало лаборанту Метелке другое начальство, ибо единственным начальством у товарища лаборанта был практикант Брюлик.
  Впрочем, не в этом суть. Практикант Брюлик стонал во сне (даже на такой прекрасной кровати) и извивался ужом:
  - Мы послали сигнал.
  И подпрыгивал:
  - Они прилетят.
  И сучил задом:
  - Они обязательно прилетят.
  Ну и прочие непотребства:
  - А мы все умрем, и наша Земля с нами.
  Если все умирают,
  Смерть не особенно страшная.
  Ведь никто не узнает,
  Что никого не осталось.
  Но умирать следует
  Сразу всем вместе,
  Чтобы вообще некому
  Было думать о смерти.
  Осваивая и так и эдак кровать, до охрененной шишки на лбу уверовала в сумасшествие собственного начальника лаборант Метелка.
  
  ШУТКИ В СТИЛЕ РЕТРО
  Вот опять разыгрался старый засранец, подумала секретарь Ряпушка. Возраст уже не тот, чтобы строить из себя молодежь и пудрить мозги девочкам. А все никак не угомонится, подпитывая свое механическое эго. Мол, внутри старческой плоти так-кой моторчик, что молодежь лопнет от зависти.
  Никто не спорит, очень наглая, очень самодовольная молодежь. Нахваталась по крохам кое-какого опыта у более старших товарищей. Мол, опыт - ничто, но молодость - все. Молодое тело найдет дорогу в заповедные кущи, куда состарившиеся пеньки давно позабыли закрыть дверцу.
  Или опять неправда? Или опять ничего не забыли состарившиеся пеньки? Игра мышки с кошкой до определенного момента. Очень наглая, очень самодовольная молодежь доберется до дверцы. Ну, ничего, сегодня у нас особенный день. Сегодня появится солнышко, и будет светить оно совсем не в ту морду. Ибо место давно занято.
  Хищно оскалила острые зубки секретарь Ряпушка:
  - Я так понимаю, с железом.
  - Конечно с железом, моя подляночка, - магистр Олово плюхнулся на кровать, растопырил свое мерзкое брюхо, - Можно еще с плетью, острым перчиком и со скальпелем.
  Вот же старый козел, вот же долбанный извращенец. Едва не вытошнило секретаря Ряпушку. Двадцать лет терпела гадость, козлиную похоть и извращения. Ах, у высокопоставленных лиц обязаны быть извращения, а у ученых тем более. Ибо извращения суть учености. Если ученый товарищ не извращается, его мысль не такая острая, как бы хотелось, коэффициент полезной отдачи практически никакой.
  Вопрос на засыпку, вы встречали нормальную человеческую особь, которая не извращается, но с учеными мозгами. Не спешите с ответом, наберите побольше воздуха в легкие, можно закрыть один глаз и зажать один нос. Ну что, получилась простая фигня про нормального человека? Разрешается закрыть второй глаз, на нос положить тряпочку. Нет такой человеческой особи, вы не видели, не увидите никогда. Я повторяю для глухих и дебилов, все ученые особи извращаются, особенно гоблины, достигшие правительственных степеней и званий. Здесь на сто процентов уверена секретарь Ряпушка.
  Хотя нет. На примете у товарища секретаря есть один ученый товарищ, который не извращается. Наоборот, он такой нежный, он такой ласковый, он обходительный, во всех отношениях джентльмен. И любовь с ним не напоминает козлиные игрища. С ним настоящая человеческая любовь, в которую вплетаются ветры и грозы, солнце и звезды. Себе то может признаться ученый секретарь Ряпушка, она всегда мечтала о настоящей любви, не о каких-то старческих извращениях. Пускай извращенные старички трахают всеми дозволенными и недозволенными способами извращенных старушек. Но руки прочь от ученого секретаря Ряпушки.
  - Ах, моя пакость, я так заждался, ползи сюда на своих жирных ножках.
  - Ах, мой горшочек с дерьмом, сейчас приползет твоя пакость.
  - Ползи скорее, гаденькая моя. Сделай железный захват, клюгенхаген, прочие грязные штучки, что ты так гадко, так восхитительно делаешь.
  Ну, все, доигрался жирный пачкун. Секретарь Ряпушка достала наручники и, сдерживая естественную тошноту, приковала противные ручки и ножки магистра Олово к его противной кровати.
  
  ТАК НЕ ГОДИТСЯ
  Генерал Бомба бросил на пол и раздавил недокуренную сигарету. Мир сегодня сошел с ума, сошел не в лучшую сторону. Еще недавно генерал Бомба навел порядок в Санкт-Петербурге. Количество свободных мутантов резко сократилось, каждый чистый и незараженный более чем на пол процента товарищ получил вид на жительство.
  Не важно, что вид на жительство не есть личное изобретение генерала Бомбы. Не такой раздолбай генерал, чтобы пользоваться только личными прибамбасами. Врага надо знать и копировать, если подобная операция приближает победу. Тем более надо знать и копировать друга, если его тактика имела успех. Даже Сладкую парочку надо копировать (пресловутый вид на жительство), не смотря на то, что облажалась по полной программе Сладкая парочка.
  Знаете, почему облажалась Сладкая парочка? Геморрой, простатит, импотенция... Нет, вы не угадали с первой попытки. Облажалась Сладкая парочка, ибо ее понесло в толерантность. Видите ли, дорогие мои, любое творение божие (две руки, две ноги, голова) называется человеком. При чем человеком без всяких накруток и минусов, независимо от того, это негр, маромой или русский. Опять же никакого деления на чистое или грязное человечество.
  Вопрос закрыт, толерантность спустил в армейский сортир генерал Бомба. Не было никакой толерантности на русской земле, быть не могло, не смотря на лживую пропаганду сладеньких наших правителей. До генерала Бомбы существовало чистое человечество, о чем вполне конкретно рассказывает история русской земли. Населяли русскую землю исключительно чистые человеки. Плюс небольшое количество так называемых обезьян, от которых вроде бы произошли человеки.
  Ладно, согласимся с теорией, что от так называемых обезьян, очень похожих на грувов, произошли человеки. Сие ничего не доказывает. Потому что в дальнейшем обезьяны заняли свое законное место в клетках и резервациях, а чистые человеки стали править Землей. Как я уже говорил, до генерала Бомбы существовало чистое человечество, и после генерала чего-нибудь да останется. Но чтобы остатки чего-нибудь походили хоть капельку на человечество, придется еще попотеть правителю Санкт-Петербурга.
  Раздавленная сигарета фыркнула и угасла. Так на чем мы остановились, подумал товарищ генерал. Вот на тех самых новостях мы остановились. Новости поступают безрадостные, расклад не в нашу пользу. В который раз за сегодняшний день задумался боевой политик межпланетного масштаба. Человечество столкнулось с чем-то параноидальным. Если бы генерал верил в бога, то параноидальное что-то, с которым столкнулось человечество, и есть бог. О, господи, мы так нагрешили! О, господи, отпусти грехи наши тяжкие! О, господи, мы исправимся, будем честно выполнять твои заповеди! Все бы ничего, но генерал не относился к категории тупых верующих, верил только по приказу начальства. Кто у генерала Бомбы начальство? Так что не будем заниматься ерундой, и доверимся логике.
  Логика простая. Бог, убивающий человечество, не есть бог. Ты, значится, сначала создал человечество. Затем долго мучил его и получил некое маленькое подлое удовольствие. Ты даже сына своего отправил на пытки и довел до позорной смерти, о чем говорится в истории. Ну, и какой же ты после этого бог? А никакой, или тебя вовсе нет, о чем в своей книге "Психология и тактика современной войны" недвусмысленно доказал генерал Бомба.
  - Разрешите обратиться, товарищ генерал, - полковник Камень попался под руку.
  - Разрешаю, - буркнул генерал Бомба.
  - Наши войска выходят на позицию монастыря Святых паладинов.
  Тут совсем не по уставу поперхнулся генерал Бомба. Ах, они только выходят? Должны были выйти давно, даже очень давно, но только выходят и только выходят. Ведь у них ни единого шанса. Все их шансы сплошной ноль. В монастыре Святых паладинов появилось нечто воистину ужасное, нечто настолько ненавидящее человечество, что силами десяти Освободительных армий невозможно будет убрать это нечто. Хотя с другой стороны...
  - Готовьте мой личный челнок, - теперь по уставу отрезал генерал Бомба, - И погрузите туда Большую Злую Собаку.
  
  ЭРОТИЧЕСКИЕ ИГРЫ
  - Ну, чего ты медлишь, паршивка, - магистр Олово сглотнул кусок собственной желчи, - Разве не видно, твой гаденький козлик совсем задолбался?
  И, правда, нельзя быть такой жестокой, если каждая минута на счету. По крайней мере, на хронометре магистра Олово свободных минут осталось немного. Смешивать работу и развлечение никак не может магистр Олово. Почему он так долго продержался в магистратуре? Опять потому, что отдавал девяносто девять, ну девяносто восемь процентов себя самого работе, и только один или два процента оставались на отдых.
  - Сейчас, сейчас, мой гнилой унитаз, сольется вода и прикатится твоя гадкая пакость, - как-то не очень эротично ответила собственному начальнику ученый секретарь Ряпушка.
  То есть слова получились нормальными, вполне эротичными, но интонация подгуляла. Ни визгов, ни придыхания, ни особой ауры в воздухе. Ага, в прошлый раз была особая аура в воздухе, и в позапрошлый раз и гораздо раньше. Теперь испарилась, растаяла аура. Только горсточка абсолютно пустых слов проскользнула скороговоркой, ну и точно ударила по балде старика Олово.
  - Катись сюда, гадкая девочка, - товарищ магистр сглотнул очередной кусок желчи, - Или папа тебя выдерет.
  Нулевая реакция. Или нет, ошибается магистр Олово. Гадкая девочка вытряхнула священную мантию прямо на пол. Затем, ступая своими гадкими ножищами по процессорам, биомодуляторам, имплантантам и прочим полезным игрушкам, потянулась своими гадкими ручищами к личной мобиле магистра Олово.
  - Ну, ты и гадкая девочка.
  У магистра екнуло сердце. Что еще за садомазохистская дурь? Никто не имеет права прикасаться к личной мобиле магистра Олово. За это смертная казнь, за это расщепление в щелочи, за это большая ионная пушка энд стопудовое расщепление на атомы. Нет, так нельзя. Игры играми, и не важно, что совершенно перевозбудился магистр Олово. Но так нельзя ни при каких обстоятельствах. Или полный звездец твоей звездной карьере, если кто-то начнет ковыряться в личных (секретных) вещах, подберет код, чего-то узнает.
  Спрятался в песке
  Маленький жучок,
  Ну и не успел
  Вляпаться в толчок.
  А его друзья
  Жрали свой нектар,
  И ушли зазря
  На дерьмо и пар.
  Кто из них дурак,
  Кто в своем уме,
  Не поймешь за так
  Вляпавшись в дерьме.
  А когда песок
  Чистый и сухой,
  Если ты жучок,
  Спрятался и стой.
  Гадкая девочка нажала на мобиле несколько кнопок.
  - Готово! - очень тихо сказала она кому-то там на конце трубки.
  И размочила об стену мобилу.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТОЙ ЖЕ ГЛАВЫ
  Практикант Брюлик воткнул на место искусственный глаз, убрал инструменты, вытащил из кармана свой личный микрокомпьютер. Подобные устройства, чтобы вам было понятно, выдают практикантам под расписку. Вся информация, заносимая в личный микрокомпьютер, сохраняется, затем обязательно проверяется на предмет несанкционированных утечек. Говорят, что взломать систему защиты на личном микрокомпьютере невозможно. Но практикант Брюлик был опытным хакером, и этим многое сказано.
  Кстати, практикант Брюлик был не просто опытным, но чертовски опытным хакером. Однажды он познакомился с одной очаровательной девушкой, секретарем самого магистра Олово. Сначала он с ней познакомился чисто из шкурнического интереса. Да и какое может быть знакомство со штатной подстилкой высокопоставленного лица? Вот и вы понимаете, чисто деловое знакомство.
  Штатная подстилка выполняет свои штатные функции, то есть она подстилается под высокопоставленное лицо. Опять же высокопоставленное лицо использует штатную подстилку в своих целях, то есть использует по назначению. Отчего окружающие товарищи еще больше и больше уважают высокопоставленное лицо и с утроенной силой плюют на подстилку.
  Так или примерно так готовился к деловому знакомству практикант Брюлик. Я повторяю, чисто деловое знакомство, никакого тока крови, никакого усиленного сердцебиения, никаких гормональных выделений (машинное масло) на сексуальной основе. Но когда стал встречаться практикант Брюлик с вышеупомянутой девушкой чисто по деловому принципу, нечто в нем треснуло.
  Железный технарь, любитель железа и пластика, ненавистник любой биологии, ненавистник противоположного пола, как-то растерялся практикант Брюлик. Девушка не человек. Девушка даже не гоблин. Девушка это зло. Девушка может нарушить твою девственность, следовательно, отнять часть энергии у науки и техники. Девушка обязательно нарушит твою девственность, чтобы тебе было мерзко и больно, чтобы ты никогда не оправился от потери. Так что беги подальше, товарищ ученый. Выполнил техническую задачу, теперь ноги в руки, беги. Но к собственному удивлению заглянул практикант Брюлик не только в секретный компьютер магистра Олово под вывеской секретарь Ряпушка, но в одну очень одинокую и возвышенную душу.
  А дальше лавина, потоп, взрыв галактики, гибель целой вселенной. Если на начальном этапе некто по имени Брюлик пытался взломать секретную базу данных магистра Олово в своих собственных шкурнических интересах, то теперь он делал то же самое по большой и чистой любви. Или точнее, чтобы избавить свою возвышенную возлюбленную от подобного груза и мерзости.
  Ах, вы не верите в большую любовь, тем более в чистую? Зря не верите. Раньше практикант Брюлик не верил в большую любовь. И никогда бы не стал напрягаться ради другого существа, тем более, если существо было очаровательной девушкой. На первых порах практикант Брюлик взломал секретный компьютер магистра Олово, нашел там файл "Лаборант Брюлик", заменил смертный приговор некому лаборанту в данном файле на правительственное повышение до степени практиканта. Так лаборант Брюлик стал практикантом Брюликом. И что самое интересное, никто этого не заметил. Даже великий магистр Олово.
  По большому счету, практикант Брюлик мог легко стать учеником Брюликом, затем пойти дальше и дальше. Но вселенская страсть захлестнула новоиспеченного практиканта Брюлика, он не стал учеником Брюликом, он не пошел дальше. А наоборот, пользуясь все той же секретной базой, назначил себя в повторную экспедицию к монастырю Святых паладинов.
  - Что я делаю? - воскликнул практикант Брюлик, когда прошло назначение без сучка и задоринки. Но тут же взял себя в руки, дал себе по башке, собрал команду из двух наиболее романтических на тот момент лаборантов, и поехал...
  Поехал спасать человечество.
  
  РУССКИЕ ИДУТ
  - Знаешь, старый бездельник, - мягко, даже сердечно сказала секретарь Ряпушка прикованному к кровати начальнику, - Ты мне нисколечко не нравился. Я подобного урода терпела только как неотъемлемую часть работы, не больше. Теперь пошла к черту работа. Я увольняюсь.
  - Так не бывает, - чуть не сломал кровать магистр Олово, - Гоблины не увольняются. Их выносят с работы вперед ногами!
  Но кричал он уже в пустоту. Хлопнула дверь, скрипнули жалюзи, исчезла в радиоактивном тумане секретарь Ряпушка. Исчезла как сон, как наваждение, как тот же радиоактивный туман. Будто не было ее никогда. То есть вообще не было. И вообще все это приснилось старому ученому дураку Олово. Сидел, значит, старый дурак за своими учеными бумажками, интриговал, подличал, подставлял более слабых и менее ученых товарищей.
  Реальная жизнь, нормальный процесс для одного из апологетов гоблинского государства. Или вы думаете, что управляется гоблинское государство с помощью сладкой конфеты или малинового сиропа. Зря вы так думаете. Не управляется гоблинское государство с помощью сладкой конфеты, да и малина (в виде сиропа) ему не поддержка. Вот почему интриговал, подличал, подставлял других слабаков магистр Олово. Хорошо подставлял, твою мать. А где-то прошла мимо него одна маленькая гадкая девочка. И показалось ученому дураку, что не только прошла мимо одна маленькая гадкая девочка, но задержалась в его интриганском, подленьком мире.
  - Ты же мне нравилась!
  Неужели такое крикнул магистр Олово? Гроза отщепенцев и маромоев. Самый русский из всех русских гоблинов. Почему-то надеялся, почему-то верил магистр Олово, что его русские корни есть причина всей его гениальности, почему-то выбирал себе в окружение исключительно русских гоблинов. Нет, не каких-то придурошных россиян, которым благоволила Сладкая парочка. Не взирая на теплую и почти человеческую любовь к Сладкой парочке, только на русских гоблинов ориентировался магистр Олово. Остальные гоблины, те самые что не имели запротоколированных и научно доказанных русских корней, безжалостно относились в разряд отщепенцев и маромоев.
  - Ты же русская девушка!
  Опять никому не нужный крик в пустоту. Ветер, грязь, радиоактивные осадки, никакого будущего, только путь в неизвестность. Пустота схватила за горло величайшего из магистров русской земли, возможно, ученейший ум всех времен и народов. И почувствовал себя магистр Олово не кем-нибудь, просто старым уродом.
  Может ты и хороший,
  А тебя бросили.
  Может герой и красавец,
  А с тобой расправились.
  Может до чертиков умный,
  А тебя пожумкали.
  А еще по тебе панихиду
  Сыграли обидную.
  И оставили подыхать среди пустошей
  Как нечто ненужное.
  Хватит холуйствовать,
  Выкиньте мусор.
  Дико заблеял ученый магистр Олово.
  
  ПОРА ЗАКРУГЛЯТЬСЯ
  Муркотенок приладил аптечку на животе умирающей девушки. Затем без каких-либо предисловий всадил умирающей девушке щуп прямо под левый сок, все туда, где должно было находиться практически мертвое сердце. Мгновенная пауза, тишина, стук крови в ушах. Под стандартными доспехами более чем вспотел Муркотенок. Да какое вспотел? Под стандартными доспехами распалился вселенский боец и величайший из мордобоев нашей и сопредельных вселенных.
  - Вот вы где прячетесь?
  А это еще что за чудо? Аккуратненькая блондиночка прислонилась к металлическому плечу Муркотенка. Великого бойца передернуло внутри координаторских доспехов куда сильнее, чем от напряжения в тысячу вольт. Но остались более чем хладнокровными и неподвижными сами доспехи.
  Хорошая штука металл космической закалки. Если с металлом правильно обращаться, если протирать сухой ветошью, он тебя никогда не предаст. Он удачно скроет чувства твои от непрошенных взглядов и от самой бесконечной вселенной. Ты даже засомневаешься в чувствах, не то, что другие товарищи. Вот другие товарищи со стопроцентной гарантией ничего не заметят. Аккуратненькая блондиночка вроде бы ничего не заметила.
  - Мы не прячемся, - густо покраснел Муркотенок.
  И опять вроде бы ничего не заметила аккуратненькая блондиночка:
  - Меня, между прочим, зовут Волчий Хвостик.
  Катастрофически густо покраснел Муркотенок. Вот чего бы ему сейчас пригодилось, так стандартный координаторский шлем, еще лучше два шлема, один в другой, чтобы спрятать за двойной окантовкой металла свою предательскую наглую морду. Но со шлемом, как вы припоминаете, получилось не очень. Шлем, совершенно непригодный для дальнейшего использования, укатился за колонну, толку от него было не больше, чем от спичечного коробка с одной спичкой.
  - Меня, между прочим, зовут Муркотенок.
  Аккуратненькая блондиночка сделала совсем умильную мордочку, после чего покраснела, чуть ли не гуще, чем покраснел Муркотенок:
  - А с ней ты уже познакомился?
  И сделала еще раз умильную мордочку, будто впервые заметила скрючившуюся на земле тоненькую зеленую фигурку:
  - А она...
  И что тут началось? Ураган, ядерный взрыв, гибель Солнечной системы, даже гибель целой галактики совершеннейшее ничто перед тем, как заверещала аккуратненькая блондиночка:
  - О, моя дорогая сестренка!
  - Неужели тебя больше нет?
  - И на кого ты нас оставляешь?
  Затем бросилась на колени перед скрюченным тельцем. То есть бросилась обнимать, прижимать, целовать это самое тельце, залила его слезами. Совсем стушевался, совсем скурвился боец Муркотенок. Где его хваленая реакция? Я вас спрашиваю, где реакция выдающегося чистильщика и ликвидатора вселенной? Не успел перехватить аккуратненькую блондиночку Муркотенок, не сумел ее оттащить от искалеченной тоненькой фигурки с аптечкой под левым соском. И вообще ничего не успел Муркотенок.
  - Но почему не я?
  - Но почему ты?
  Забилась в истерике аккуратненькая блондиночка. Стала рвать свои блондинистые волосы, ломать красивые руки и ноги, а так же кататься по обугленной земле. Ничего не сделал опять Муркотенок. Стоял дураком этот здоровенный дурак. Обливался потоками пота внутри стандартных координаторских доспехов. Только кривил непослушный рот в непослушной ухмылке.
  - Не стоит, не надо...
  И тут случилось невероятное. Умирающая девушка пошевелила плечом. И окончательно пропал Муркотенок.
  
  ОТ АВТОРА
  Сидели мы, значит, на диванчике, пили водку.
  - Интересно, - безотносительно к чему-либо сказала Татьяна Анатольевна Мартовская, - Верят ли на других планетах хоть в какого-нибудь бога?
  - Ничего интересного, - сходу ответил Владимир Александрович Мартовский, - На других планетах просто обязаны верить в какого-нибудь бога. Законы логики пока еще никто не отменял. Если у нас верят, почему не возможно существование веры в любом из близлежащих или отдаленных уголочков вселенной?
  Я выпил свою водку и очень задумался. Может быть, в трезвом виде я бы просто проигнорировал очевидный вопрос и очевидный ответ на него, а тут крепко задумался. И вот почему. Бесконечная вселенная, бесконечное множество обитаемых миров, бесконечное множество богов, на каждый мир хотя бы по одной особи. Неужели только одна вера? То есть вера в своего единственного и неповторимого бога.
  Теперь понимаете, как вместо очевидного ответа я задал глупый вопрос:
  - Может, мы одиноки в этой вселенной?
  Но не расслышали глупый вопрос другие товарищи. Больно уж интересное обсуждение шло у них на более интересную тему:
  - Да у нас любой инопланетянин сойдет за бога.
  - А если инопланетянин жирная свинья?
  - Ну, если он жирная свинья...
  Я представил себе бога в образе жирной свиньи, и умилился. Пускай лучше останется богом мой бог Муркотенок.
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  - Собирайтесь, - практикант Брюлик выключил личный микрокомпьютер.
  Только что на микрокомпьютер пришла самая важная информация в такой неважной и бесполезной жизни вышеупомянутого товарища. И состояла важная информация из единственного слова:
  - Готово.
  Нет, не спорьте, родные мои, много гадостей сделал за свою короткую жизнь практикант Брюлик. Он обманывал, подличал, воровал, покушался на гоблинские святыни. Хотя с другой стороны, обманывать, подличать, воровать не является гадостью с точки зрения гоблинов. Как уже говорилось чуть выше, лучшие светила гоблинской науки и техники (в том числе магистр Олово) вели чертовски похожую жизнь во всей ее аморальной красоте. Философия аморализма всегда признавалась за единственно верную философию гоблинами. Вот делать наоборот, или совершать высокоморальные поступки, это и есть покушаться на гоблинские святыни.
  Так на чем мы остановились? Большую часть жизни вел себя правильно практикант Брюлик. Никаких отклонений от официальной политики гоблинского государства. Но как минимум последние шесть или семь лет практикант Брюлик покушался на лучшее, что было создано цивилизацией гоблинов. Он не подличал, не обманывал, не воровал, он просто любил. То есть брал и просто любил чужую женщину. Хотя опять же с другой стороны, нет ничего страшного по гоблинским меркам в любви к этой самой чужой женщине. Если бы не одно "но". Ибо чужая женщина была не просто чужая женщина, но сверхсекретный компьютер. А в чужом сверхсекретном компьютере кое-чего приписал практикант Брюлик и кое-чего уничтожил.
  Становится куда интереснее. Гоблины очень любят секреты. Не говорю, что гоблины любят чужие секреты. Секрет, попавший по той или иной причине к конкретному гоблину, в одночасье становится не чужим, но личным секретом.
  Теперь совсем просто. С точки зрения гоблинской морали, ничего страшного не совершил практикант Брюлик. В период ядерной зимы каждый товарищ живет, как умеет, и каждый использует чужие секреты, как оно полагается. Лишь бы существовало равновесие в государстве гоблинов. Лишь бы развивались, не тормозились семимильными шагами наука и техника. Лишь бы процветало государство гоблинов, ну и все прочие государства откровенно давали дуба.
  При подобном раскладе не тот дурак, кто украл гоблинские секреты, а тот дурак, кто их использовал против государства гоблинов. И что же мы имеем в итоге? Мы имеем одного практиканта и одного ученого секретаря, задумавших по причине слишком большого ума как-то неправильно использовать гоблинские секреты.
  Для того ль тебя растили
  И учили, между прочим,
  Чтобы ты летал на крыльях
  В яркий день из черной ночи?
  Убери скорее крылья
  И в башке тупой окурки.
  Хорошо, что не прибили
  Столь противного придурка.
  Короче, эти два довлюблявшихся до истерики гоблина решили спасти мир от неминуемой гибели.
  
  ПОРА ОБЪЯСНИТЬСЯ
  Бывший лаборант Брюлик и отряд безвременно погибших лаборантов обнаружили кое-какие планы в монастыре Святых паладинов. Вы не ошиблись, те самые планы, где говорилось о стерилизации человечества в случае ядерной катастрофы. Говорилось именно так:
  - Если наступит ядерная зима, то только без человечества.
  Не будем останавливаться на том факте, что планы оказались зашифрованными и попали в зашифрованном виде в магистратуру Черного города, точнее, к одному единственному гоблину, не безызвестному нам магистру Олово. Ну, а магистр Олово планы расшифровал и поместил в свой секретный компьютер. Откуда планы (какая ирония судьбы) вернулись уже в расшифрованном виде к их первооткрывателю бывшему лаборанту по имени Брюлик.
  Ну, знаете, есть над чем задуматься. После обнаружения планов один за другим погибли шесть лаборантов при невыясненных обстоятельствах. Как выжил последний седьмой лаборант, мы уже знаем. Слишком крохотная сошка был лаборант Брюлик, чтобы не затеряться в бюрократической гоблинской машине. Лаборант Брюлик не упустил такой шанс, он затерялся, соответственно, не без помощи своей подельницы и предательницы государственных интересов по имени Ряпушка.
  Ладно, с этим мы как-нибудь разобрались. Чтобы внести окончательную ясность по поводу найденных планов, скажу так, экспедиция лаборанта Брюлика нашла планы настолько тихо, профессионально и осторожно, что Святые паладины ничего не заметили. В вопросах осторожности гоблины сохраняют приоритет над другими народами. Даже если поймаешь гоблина на подлоге и воровстве, его невозможно ущучить, то есть вывести на чистую воду. Простите, вельможный пане, я ничего такого не делал. Я проходил мимо, дышал свежим воздухом. А что у меня из кармана вываливается? Так это вас обманули глаза, ничего не вываливается. Насчет зрения могу пособить, могу дать адресочек, где делаются лучшие искусственные глаза на русской земле, и вообще в нашей вселенной. Так что с планами мы разобрались. Дальше сплошная неясность.
  Безумное человечество развязало хищническую разворовку природных ресурсов. Мол, каждому недоделанному человечку нужны ресурсы. Ибо без ресурсов каждый недоделанный человечек не больше, чем недоделанный человечек. Зато с ресурсами и грудь становится ширше, и рост становится выше. Вот захочет недоделанный человечек с ресурсами перекрыть кран недоделанному человечку без ресурсов, и перекроет кран. Там полная попа, полный отлуп. Машины не рулят, турбины не дымят, и не сгоняешь в Хургуду повариться на ласковом солнышке.
  Ах, это ласковое солнышко! Ах, оно пламенное! Уберите, пожалуйста, руки и ноги от солнышка. Запрещается трогать солнышко грязными пальцами. Или простите, черт подери, уже тронули солнышко. Те самые недоделанные человечки с ресурсами тронули солнышко. Ну и недоделанные человечки без ресурсов опять же тронули солнышко. Когда природных ресурсов стало катастрофически не хватать (двадцать первый век от рождества Христова), человечество устроило ядерную бойню.
  Как уцелела планета Земля в ядерной бойне пока неизвестно. По всей видимости, человеческих ресурсов оказалось недостаточно, чтобы прекраснейшая, чтобы благодатнейшая планета Солнечной системы вышла из игры. А чего оказалось достаточно? Того самого оказалось достаточно, о чем мы говорили в начале.
  Наступила ядерная зима.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ
  Итак, главное условие в планах Святых паладинов было выполнено. Теперь оставалось пожинать следствия. При той мощи, при том оружии, которыми владели Святые паладины, у человечества не было ни единого шанса. То есть ни такусенького шанса, ни вот такусенького. А что было у человечества? Может, молитвенно сложенные руки? Может, стремление к совершенству? Может, надежда на лучшее? Может, вера во всепрощающее божество, которое надо просто подмазать? Может, единственное обещание, я больше не буду? Ничего, твою мать не было, и не надо ругаться.
  Теперь вернемся к империи гоблинов. Легендарное государство в государстве вряд ли представляло интерес для Святых паладинов. Гоблины никак не относятся к продолжателям политики умирающего человечества. Гоблины не только новая раса на русской земле, но и новый образ жизни, никому неизвестный по причине своей скрытности.
  Вряд ли паладины включили в игру гоблинов. Их план касательно будущего человечества до отвращения прост и тривиален. Больное, развращенное, пораженное ядерной зимой человечество не излечивается, тем более не спасается. Его безжалостно уничтожают, чтобы перейти ко второму этапу все той же тривиальной программы.
  Что такое этап номер два с позиции Святых паладинов? И об этом мы говорили. После стопроцентного уничтожения человечества зараженная планета путем фильтрации и самоочистки избавляется от последствий ядерной зимы. В конечном итоге мы получаем нормальную, отфильтрованную, практически стерильную планету для последующего заселения ее клонами человечества. Но более модифицированными и усовершенствованными клонами.
  Как вы припоминаете, нечто подобное получилось несколько тысячелетий назад. Пороки, разврат, смертоубийство, прочая мерзость. Затем всемирный потоп, новое клонированное человечество. Чистота эксперимента вроде бы гарантировалась на девяносто девять процентов. Только один процент на отрицательный результат оставила группа исследователей, создававшая новое клонированное человечество. Вы ужо простите, товарищи, никто не застрахован от отрицательного результата. Как говорится, в эксперименте всегда присутствует риск. То есть клоны могут оказаться с изъяном.
  Сие представляется глупостью, но клоны оказались с изъяном. То ли какая сука накаркала, то ли какое чудовище сглазило. На халатность, на профессионализм товарищей экспериментаторов не таращим наглые глазки. Очень профессиональная группа экспериментировала на планете Земля. Повторяю для дебилов и раненых, клоны оказались с изъяном. Да еще с таким скоропортящимся изъяном, что очень быстро вернулось клонированное человечество к порокам своих предшественников.
  Вот такого бардака по плану Святых паладинов больше не будет.
  Ангелы небесные
  Это ли не чудо?
  Все мы будем честные,
  Разберемся с блудом.
  Все мы будем добрые,
  Разберемся с блатом.
  И в миры загробные
  Отметелим гадов.
  А стремиться к лучшему
  Станет нашей пищей.
  Каждого замученного
  Вознесем из нищих.
  Каждому воробышку
  Выдадим по хлебу.
  Засияет солнышко,
  И улыбнется небо.
  Только опять незадача. Ядерная зима в разгаре, но и человечество творит свои мерзости.
  
  ОПЯТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Где тут собака зарыта, сказать невозможно. По плану Святых паладинов очистка планеты Земля должна была произойти приблизительно так. Сразу, после отлета Святых паладинов, на Землю спускается команда ликвидаторов. Не будем вдаваться в подробности, откуда придут ликвидаторы. Координаторский центр или Братство чистильщиков вне конкуренции на подобной работе. Опять же не стоит запариваться, каким способом ликвидаторы приведут в порядок умирающую планету. Возможно, это новый всемирный потоп, возможно, нечто более современное из серии анекдотов про андроидный (или как там еще) коллайдер.
  Некоторые миры внутри нашей вселенной никогда не подвергались чистке. Некоторые миры подвергались чистке единоразово, после чего пришли в состояние гармонии с окружающей средой. Некоторые миры подвергаются чистке через определенные промежутки времени, например, каждые десять миллионов лет. Но существуют очень редкостные, почти единичные миры типа планеты Земля, которые подвергаются чистке, даже не высунув носик из смрадных пеленок.
  Впрочем, нам на подобную лабуду наплевать. Вопрос не отсюда. А в чем же вопрос? Да в том самом, что улетели с планеты Земля паладины, но так и не появились товарищи ликвидаторы для ба-альшой запланированной чистки.
  Теперь понимаете, где та точка отсчета, о которую споткнулись одновременно магистр Олово и практикант Брюлик. В эти совершенно разные головы пришла одна и та же безумная мысль. Может, Святые паладины и были те самые ликвидаторы с уклоном на чистку? Нет, не надо смеяться. Почему бы не сделать предположение, что обыкновенные паладины (не ликвидаторы), наблюдавшие за планетой Земля, улетели гораздо раньше. Скажем, в период ядерной бойни.
  Красивая земля русская, много на ней потрясающих прелестей, да и плоды запретные не в новинку. Хорошо пьется водочка, рядом доступные девочки, начальство над душой не стоит, на макушку не каплет. Точно можно расслабиться. Или утерять самоконтроль и вообще начихать на служебные обязанности.
  И вдруг как удар по башке. Выскользнула из рук водочка, разбежались доступные девочки, завоняло начальство. Проснулся, протрезвел, схватился за голову. Так-так, что там у нас на обед? У нас на обед такие аккуратненький ядерные грибы, что сожрешь и прожаришься. Ну, и не захотелось тем паладинам номер один мараться в ядерных гадостях. Они быстренько собрали манатки и улетели с планеты Земля, вызвав себе на смену паладинов под номером два, или тех самых специалистов по чистке, которых мы приняли за Святых паладинов.
  Знаете, ребята, ваша гипотеза очень притянута за уши, от нее не совсем, чтобы хорошо пахнет. Ну и какая разница? Если отлет специалистов, не выполнивших чистку, вполне объясняет нынешнюю ситуацию на планете Земля. Сначала улетели обыкновенные паладины, затем улетели необыкновенные паладины, но специалисты по чистке, затем передышка, после которой произойдет перезагрузка следящих систем, и прилетят паладины следующего поколения.
  Теперь справедливый вопрос. Что предстанет перед глазами паладинов следующего поколения? И отвечать не должно. Перед глазами паладинов следующего поколения предстанет ядерная зима. Ликвидаторы не выполнили свою работу, мерзкое человечество еще трепыхается, еще гадит несчастную землю. Никакой очистки, никакого перерождения, никакой надежды на более прогрессивных клонов, вообще ничего. Самое время взять и взорвать к чертям Землю.
  
  ВЫВОДЫ
  Не будем останавливаться в подробностях, какие выводы сделал великий магистр Олово. Голова магистра слишком закрытый источник информации, чтобы запускать туда всякую шантрапу и придурков. Проходите, пожалуйста, дорогие товарищи шантрапа и придурки, не мешайте токам энергии. Каждая мысль, потерянная по вашей вине, суть величайшая утрата для науки и техники. Другое дело, какие выводы сделали практикант Брюлик и секретарь Ряпушка. Ибо эта мафия гиперактивных гоблинов точно сделала свои выводы.
  Во-первых, надо вернуть Святых паладинов, или хотя бы одного из них в земной сектор.
  Во-вторых, надо удержать Святых паладинов, или хотя бы единственный экземпляр, на планете Земля.
  В-третьих, возвращенные паладины должны быть старой и только старой формации.
  В-четвертых, доказать Святым паладинам, или одному из них, что есть на планете Земля совершенно новое человечество, и это мы - гоблины.
  Как вы понимаете, у влюбленных "Брюлик плюс Ряпушка" крыша поехала. Ни в одной более или менее нормальной голове не могли возникнуть настолько дьявольские замыслы. Они могли возникнуть только в мафиозной структуре "Ряпушка плюс Брюлик". И они там возникли. Да еще как возникли.
  Наши гиперактивные гоблины переделали несколько секретных файлов в секретном компьютере магистра Олово (читай, в компьютере секретаря Ряпушки). На удивление магистр Олово легко купился на такую фальшивку. Была создана экспедиция в монастырь Святых паладинов во главе с практикантом Брюликом. Но и это еще не все. Экспедиция порылась в монастыре якобы с великой научной целью, а на деле для отвода глаз. Ибо главной целью экспедиции было запустить три-я-станцию паладинов на частоте паладинов.
  Вы в шоке. Как запустить три-я-станцию паладинов, если монастырь Святых паладинов стал резиденцией деревяшек? Не важно, чего там делают деревяшки. Может, они почувствовали себя продолжателями дела Святых паладинов? Может, просто играются, чтобы потешить свое самолюбие? Важно, что должна заработать три-я-стнция именно на частоте Святых паладинов, чтобы обнаружили три-я-станцию ни какие-нибудь долбанные мутанты, а те самые паладины первого уровня или хотя бы ликвидаторы, что не дочистили русскую землю.
  Так и сказала секретарь Ряпушка:
  - Они неспроста ее не дочистили.
  Так и сказал практикант Брюлик:
  - У них к нашей родине очень и очень большой интерес.
  Не имеет значения, что интерес Святых паладинов не относится к какому-либо материальному фактору, например, сколько ресурсов осталось и сколько ресурсов погибло при чистке. Ежу понятно, здесь нечто другое, или нечто из духовной области. Духовная область обязательно есть. Только не надо смеяться, что религиозные бредни погибшего человечества не относятся к той же духовной области.
  Попой чувствует секретарь Ряпушка:
  - Что-то задело ребят за живое.
  Соглашается практикант Брюлик:
  - Это что-то находится здесь и сейчас.
  При чем магистра Олово опустили по полной программе:
  - Готовим захват корабля паладинов.
  И пустил старческие сопли магистр Олово.
  
  ОБЛОМ И ЗАЯЧЬИ УШИ
  - Все будет хорошо, - сказал Муркотенок, - Ты только сиди и не двигайся, я быстро сгоняю за транспортом.
  - А мне чего делать? - надула губки местная красавица Волчий Хвостик.
  - И ты сиди и не двигайся, - сказал Муркотенок, - А лучше попридержи голову своей подруги, как там ее...
  Еще больше надула губки очаровательная блондиночка Волчий Хвостик. И не потому, что обиделась. Но по единственной причине, к ее романтическому облику очень подходили надутые губки. Вся деревянная община знала, какие сексапильные губки у вышеозначенного товарища, когда надувает их Волчий Хвостик.
  - Мою подругу зовут Зая Вредная.
  Ничего не сказал на этот раз Муркотенок. Просто повернулся, чтобы скрыть предательскую улыбку на предательски счастливом лице, и побежал вприпрыжку, как настоящий придурок, к тому заветному кустику, где ожидал его перехватчик класса "Бипоша".
  Хорошо быть координатором. Хорошо носить координаторские доспехи. Хорошо дослужиться до офицерского чина, хотя бы до такого незначительного, как младший координатор. Хорошо владеть способностью "регенерация", и не бояться нелепой мгновенной смерти. Хорошо ничего не бояться.
  Впрочем, боец Муркотенок не относится к классу искусственных регенераторов. Способность "регенерация" его природная способность, свойственная всем мурсианам. В эпоху развития планеты Мурс товарищи мурсиане достигли потрясающих успехов над собственным телом. Развитие мурсиан на пике формы привело к регенерации мурсиан. Это же развитие ослабило чувственность мурсиан практически до минимальной отметки. Любовь стала редким гостем с планеты Мурс. Как бы выразиться без оскорблений, никогда не страдал от любви Муркотенок.
  Немного подумаем, что обозначает слово "любовь". Можно любить определенные вещи, например, кресло, в которое опускается твоя задница после работы. Можно любить определенные символы, например, большую звезду или флаг со спортивной символикой. Можно любить конкретное лицо на полинявшей открытке, например лицо твоего непосредственного начальника или главы какого-нибудь захудалого государства.
  Но почему-то хочется иначе любить, или любить каким-то иным образом. Без вещей, символов, не взирая на лица. То есть любить изнутри, без реальной причины, поддающейся логической обработке. Просто любить, распуская счастливые слюни вокруг. И ломануться вприпрыжку как настоящий придурок, к тому заветному кустику, где находится перехватчик класса "Бипоша".
  Плюс всякие кровяные шарики и прочая дурь засели в башке Муркотенка.
  Просто песня:
  Милая, милая мамочка,
  Ты не дождалась малютку.
  Эта малютка упрямая
  Сгинула в космосе жутком.
  Если бы меньше уныния
  В сердце твоем затесалось,
  Мамочка милая, милая,
  Ты бы малютку дождалась.
  Припев:
  От материнской любви
  Не беги и не уходи.
  Продолжение песни:
  Есть повороты суровые
  В жизни тупой и безрадостной.
  Скинуло сердце оковы,
  Ну и накушалось гадостей.
  Наши малютки беспутные
  Мамочек вечно бросают,
  Космоса дымкой окутанные.
  И улетают, и улетают.
  Припев:
  К материнскому сердцу
  Не забывай приклеиться.
  Окончание песни:
  В космосе пусто и холодно,
  Жизнь величина переменная.
  И не обязательно с голоду
  Или какой там проблемы.
  Слезы у мамочки жгучие,
  Взгляд ее в звездах горячий.
  Мамочка лучший попутчик,
  И за тебя она плачет.
  Припев:
  Не забудь свое лучшее,
  Если вернуться получится.
  Господи, никогда еще не был таким дураком Муркотенок.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  Нет, гоблинские старики никогда не сдаются. Могу вас уверить, что Сладкая парочка, положившая начало цивилизации гоблинов, не ведала страха и упрека в своих античеловеческих делишках, не тряслась в уголке, если было совсем плохо. Поэтому их детище Черный город превратился в негласную столицу русской земли и стал куда мощнее гласной столицы Санкт-Петербурга. Я уже не говорю о тех прекрасных ученых товарищах, что населили со временем Черный город. Тем более не говорю про лучшего из лучших товарищей, которого мы знаем под именем магистр Олово.
  Нет, не сдался магистр Олово, прикованный к собственной кровати одной очень гадкой, очень вредной девчонкой. Не сдался он по нескольким весьма конкретным причинам. Во-первых, его послала самым натуральным образом на три буквы его собственная девчонка. Согласен, в некоторой степени заигрался магистр Олово. Зачем человеку в его положении всякие садомазохистские штучки? Ах, так принято в высшем обществе Черного города. Ну, и что если где-то и кем-то так принято. Все высшее общество Черного города не стоит кривого коготочка на кривой левой ноге магистра Олово. Следовательно, надо было как-то разумнее принимать традиции общества и садомазохистские штучки.
  Во-вторых, кто знал, что попалась такая девчонка? До поры и до времени был слепым магистр Олово. Товарищу казалось, что гаденькая девчонка покорена именно его гениальным умом, то есть умом не какого-нибудь недобитого лаборанта или ублюдочного практиканта, именно умом магистра Олово. И еще ему казалось, что нравятся гаденькой девчонке садомазохистские штучки. Гоблинка она или нет? Ну, конечно же, гоблинка. Всем гоблинкам определенного возраста нравятся садомазохистские штучки. Здесь не надо переубеждать магистра Олово, он большой знаток человеческой и гоблинской натуры, и вообще он никогда не ошибался на счет настоящих (то есть наших) девчонок.
  Тут ошибочка вышла. Это в-третьих. Где-то под далекими звездами расцветают иные миры. Где-то в иных мирах развивается технический прогресс, недоступный для человечества. Где-то наблюдают за нашей планетой Земля и посылают на Землю сигналы о вечной любви и чертовски трепетной дружбе. Мы получаем посланные сигналы сквозь непроницаемый барьер облаков, окутавших после ядерной войны нашу Землю. Мы получаем посланные сигналы не визуально, но сердцем. И начинает не то чтобы барахлить наше сердце, но что-то делать не то, как делать вовсе ему не положено.
  В-четвертых, некая девчонка перегоблиничала самого главного гоблина современности, то есть магистра Олово. Так не должно быть ни при каких обстоятельствах. Но так было и еще как было. Констатирую факт, перегоблиничала некая девчонка магистра Олово.
  - Она девчонка с характером, - распалился прихреняченный к кровати магистр.
  - Она подает надежды, - распалились все внутренности у прихреняченного к кровати магистра.
  В таком положении самое время вызвать реанимационную бригаду, поднадыбать кое-какие микросхемы, довести до ума сдерживающие рецепторы пожилого ученого, чтобы ненароком не откинул копыта магистр Олово.
  Да только где ваша реанимационная бригада? Нет ее, черт подери! Зато кровать есть, и прихреняченный к кровати магистр в наличии. Пора выбираться отсюда, пора слезать с дурацкой кровати. Как это сделать уже не вопрос. Успокоился, сбросил возбуждение, собрал в кулак умственную энергию магистр Олово. Вы же понимаете, у каждого магистра много секретов, о которых ни в жисть не догадаются гадкие девчонки.
  
  ШАГ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ
  И так всегда. Только начинается хорошая счастливая жизнь, как она сразу заканчивается. Только получаешь крохотную капельку счастья, как на смену приходит огромная куча забот, треволнений и всяческих гадостей. Да еще тебя обвиняют, как основной источник вышеупомянутой кучи.
  Лаборант Метелка последней выбралась из Железного Ящика, ей пришлось нагонять своих более старших товарищей. Ну, понимаете, экипируется среднестатистический лаборант со скоростью курьерского поезда. Несколько тряпок на зад и на брюхо, жесткие полусапожки на шнуровке, мягкие полуперчатки с отрезанными пальцами, подсумок с приборами. Кажется все. Ах, не совсем все, сиреневый бантик забыла повязать над левым ухом товарищ Метелка. Без бантика вроде никак. Бантик сигнализирует "осторожно, свободная девушка". Опять же бантик упал под кровать. Поиски, разглаживание, подвязывание. Вот почему лаборант Метелка выбралась из Железного Ящика чуть позади более старших товарищей.
  Практикант Брюлик мелкой трусцой семенил немного правее. Стопроцентный маньяк. Взгляд фиксируется в одну точку, вроде как между этой точкой и искусственным глазом натянули проволоку, а по проволоке обязан двигаться практикант Брюлик. За ним, пошатываясь и попеременно приседая то на правую, то на левую ногу, семенил лаборант Перец. И никакой конспирации.
  Лаборант Метелка на мгновение зажмурилась, замахала своими пухлыми ручками, точно отталкивала некую невидимую преграду. Ну почему никакой конспирации? Раньше была конспирация. Каждый выход была конспирация. Практикант Брюлик знал тайные тропы, секретные схроны и затемненные места! Его подчиненные никогда не выходили из Ящика без маскирующего обмундирования, без сканирующего оборудования. Возня, суета, куча времени тратилась на конспирацию. Теперь никакой конспирации.
  Лаборант Метелка хлюпнула обвислым носом, и побежала. Нет, не скажите, бежала она не совсем здорово. Короткие ножки постоянно путались в высокой траве, грузная попа цеплялась за кусты и деревья. Больше того, лаборант Метелка раньше не бегала. В школе не обучали бегать. Там и ходить то по-человечески не обучали, только красться. Вот красться могла в совершенстве пухленькая лаборант Метелка. Все приземистые части ее молодого, сочного девичьего тела были словно нарочно приспособлены к одной единственной процедуре, чтобы могла красться лаборант Метелка.
  Вот какая хреновина. Точно слетел с катушек руководитель гоблинского отряда практикант Брюлик. Что ему вздумалось чесать по прямой по изувеченному, обуглившемуся лесу? Ежу понятно, еще недавно в данном лесу произошла жестокая схватка. И не только мертвые тела грувов свидетельствовали об этом. Лаборант Метелка охнула, когда споткнулась о человеческое тело. Или не совсем чтобы о тело, в научном понимании данного слова. Куски брони, куски мяса, кости, торчащие из кровавого месива. Вот обо что споткнулась лаборант Метелка.
  - Мамочка родная.
  И побежала еще быстрее, ну как бежит обделанный слон. Трава хлестала ее по ногам, кусты хлестали ее по щекам. Но все равно бежала, бежала, бежала пухленькая лаборант Метелка. Закрыв глаза, с диким похрюкиванием и постаныванием опять бежала, бежала, бежала лаборант Метелка. И вдруг удар, остановка, падение. В чью-то крепкую спину ударилась девушка.
  - Ну, за что мне такие муки?
  Лаборант Метелка открыла глаза, и увидела нечто настолько прекрасное, что потеряла сознание.
  
  МОМЕНТ ИСТИНЫ
  Секретарь Ряпушка и практикант Брюлик стояли на поляне обнявшись. Сзади топтался лаборант Перец, по бутылке в каждой руке. Выглядел дурак дураком лаборант Перец, как еще не выглядел никогда, скалил железные зубы и попеременно прикладывался к каждой бутылке. Из кустов выскочила полуголая (или полуодетая) лаборант Метелка, врезалась головой в широкую спину лаборанта с бутылками, выматерилась, легла в траву кверху попой. При этом ее смешное кружевное белье сумели разглядеть в деталях все птички и мошки. Но ничего не досталось на долю товарища Перца, который не вздрогнул, не повернул голову, но лишний раз приложился к бутылке.
  Я уже не говорю о влюбленной парочке.
  - Ты знала, что он прилетит.
  - Нет, это ты знал, я ничего не знала.
  - Но он никогда бы не прилетел без тебя, мое солнышко.
  - Нет, это твоя заслуга, что он прилетел, а я пойду с тобой до конца, и не дам ему вернуться обратно.
  О чем подумал в данный момент лаборант Перец? Первая реакция - спасти бутылку. Удар с тылу неким тупым предметом (кажется, голова) едва не вырвал из рук бутылку, но опять же сказалась реакция. Что здесь происходит? Что ха хренотень? То ли нас стало больше на одного гоблина, то ли шеф (практикант Брюлик) странным образом раздвоился и материализовал собственного клона, кхе-кхе, несколько иной сексуальной направленности.
  Очередной глоток из бутылки прочистил мозги лаборанта с бутылками. Лаборант Перец почти догадался, что это временный алкогольный синдром. Линзы искусственного и естественного глаза замутились от алкогольных паров, истекающих из бутылок. Отсюда идут глюки. А как снимается временный алкогольный синдром? Народным методом, черт подери. Отключаем искусственный глаз, переключаемся на естественный глаз. Глюки прошли. Ясную картину наблюдает лаборант Перец.
  Крепко обнявшись стояли влюбленные голубки на поляне, ну словно одно целое. И в поэтическом образе одного целого отражались счастье, восторг, гордость, любовь, другие самые чистые, самые вдохновенные чувства. А чуть дальше этой воистину прекрасной парочки высилось нечто настолько сияющее и восхитительное, что по определению этому нечто не найдется подходящего слова в русском родном языке, даже если русский язык модифицирован гоблинами.
  Я тебя не искал
  На развилках дорог.
  О тебе не мечтал,
  Потому что не мог.
  На тебя не давил,
  Потому что не знал,
  Где с тобою я был,
  Где тебя потерял.
  На какой высоте,
  На какой глубине
  Ты явилась во сне,
  Ты явилась ко мне.
  Ты пришла как заря,
  Ты пришла словно снег.
  Я влюбился в тебя
  И влюбился навек.
  Ну, что сегодня за день? И сколько сегодня сюрпризов?
  
  А ВОТ И Я
  - Стойте, предатели! - возопил магистр Олово, еще не отдышавшись от кросса по пересеченной местности, - Вы нарушили все мыслимые и немыслимые законы гоблинского государства. Вы точно нагадили в душу ласковой мамочке. Вы вырвали стул из-под старенького отца. Вы сами себя обобрали и предали.
  И пошло, и поехало:
  - Государство потратилось на ваше воспитание!
  - Государство потратилось на ваше образование!
  - Государство дало вам работу!
  Наконец, отдышался магистр Олово. Все-таки не такой он слабак, как подумала одна паршивка с хорошенькой задницей и компьютерными мозгами. Нет, просто так не возьмешь выдающегося ученого современности, просто так не заставишь валяться даже на самой мягкой кровати прикованного наручниками. Сломал кровать магистр Олово. Кое-кто напридумывал, он слабосильный старик, из той компании, что быстренько списывают на пенсию? Но оказался не слабосильным пенсионером магистр Олово. Больше того, оказался весьма крутым магистр Олово. Ах, вы не знаете, что в молодые годы товарищ магистр занимался дзюдо и бегом по пересеченной местности, а не только игрой в шахматы?
  Точно не знаете. Весьма непростительная оплошность. Тысячи оборзевших уродов с хорошенькой задницей и компьютерными мозгами устраивают преждевременный карачун предыдущему поколению, исходя из собственной слабосильности. Если я, такая выдающаяся величина, с трудом передвигаю лапки в своем выдающемся поколении, то чего ожидать от тех самых товарищей, что передвигали лапки чуть раньше? У них стопудово протухли и скурвились лапки.
  - Наша цивилизация в опасности, - уже на пониженных тонах сказал магистр Олово, - Не представляю, что вы затеяли и какая дурь пришла в ваши ученые головы. Но поверьте, сие глубоко ошибочная дурь, она нисколько не соответствует ни логике, ни законам, ни интересам ваших сородичей гоблинов. Тем более она нисколько не соответствует надеждам и чаяниям русской земли, которую на настоящий момент можем спасти только мы гоблины.
  Ну, и что в результате? Одна дебильная лаборантка расселась на пятой точке и закатила к чертям глазки. Другой упившийся лаборант намертво присосался к бутылке. Наконец, вредная девушка Ряпушка повисла на чьем-то покатом плече, как последняя шлюха.
  Это еще кто такой? Это еще что за рожа в униформе старшего практиканта? Никогда не жаловался на память магистр Олово, и вот пожаловался. Ничего не говорит ему память, нет в ней никакого старшего практиканта, с покатым плечом, на котором повисла секретная информация магистра Олово, как последняя шлюха.
  - Опомнитесь, черт подери, - не так уверенно сказал магистр Олово, - Гоблинское государство по сути машина для подавления лженаучной формации. Никто не спорит, что сегодняшняя формация разумных существ может выжить исключительно в условиях науки и техники. Любой научный подход приветствуется, любой противоположный подход подавляется во славу науки и техники. Поэтому Христом богом прошу, не обижайте науку и технику.
  Что же все-таки случилось на самом деле? Экспедиция в монастырь Святых паладинов отбиралась под неусыпным руководством магистра Олово. Сам магистр пересмотрел более тысячи кандидатур и после личного собеседования включил в совершенно секретный список трех непроходимых ублюдков. Во-первых, некую истеричку по прозвищу то ли Мочалка, то ли Отвертка, то ли Метелка с галлюцигенными припадками и склонностью к нимфомании. Во-вторых, беспробудного алкаша по прозвищу Перец вовсе без склонностей и отличающегося полным отсутствием мысли. И, наконец, одного высокопоставленного правительственного сынка по прозвищу Пончик. Ну, ладно, первые двое у нас в наличии, по крайней мере, попадались подобные рожи магистру Олово. А где подлый Пончик, черт подери? Магистр Олово даже сунулся мордой под куст. Нет нигде, исчез Пончик.
  - Это добром не кончится, - совсем уже тихо подвел итог магистр Олово.
  
  ПОСТОРОНИТЕСЬ, ТОВАРИЩИ!
  А было так хорошо, а было так здорово, пока не появился занудливый старикашка, сексуальный извращенец и садомазохист с большим стажем. Секретарь Ряпушка отпустила плечо своего нежного возлюбленного, затем оторвала взгляд от космического перехватчика класса "Бипоша", стала медленно разворачиваться. Нет, и впрямь было дьявольски хорошо. У одной маленькой, вечно обиженной, вечно затюканной гоблинской девушки появилась надежда.
  Или вы не знаете, что такое надежда? Значит, вам не приходилось кувыркаться со старым извращенцем, пристегивать подобную пакость наручниками, посыпать перцем и солью, бить кнутом с кошками или использовать скальпель. Значит, вы вообще не нюхали жизни, не зарабатывали себе на жизнь непосильным трудом, постепенно превращаясь в компьютер. Вот одна гоблинская девушка во всем таком поучаствовала до отрыжки и зарабатывала.
  Нет, теперь будет не то и не так. Не уступит свое счастье та самая гоблинская девушка. Соберется с мыслями, сконцентрируется и не уступит. Хватит издеваться над гоблинскими девушками, хватит устраивать из них подстилки и покрывала под всяких высокопоставленных ублюдков.
  Никто не спорит, гоблин не совсем человек. Механические примочки вывели гоблинскую нацию на более выдающийся уровень, чем самый выдающийся уровень, до которого когда-либо сумело дорасти человечество. Человек имеет обезьяньего предка. Гоблин, можно сказать, такого предка не очень имеет. Между обезьяной и гоблином застрял человек. Уже кое-что. Этим можно гордиться.
  Расправила плечи ученый секретарь Ряпушка. Выпятила грудь ученый секретарь Ряпушка. Все, полный пипец, надоело. Вот сейчас соберусь с силами, чтобы придумать честный ответ для тех самых ублюдков. Девушка такой же гоблин со всеми правами, как и любой старичок в магистровской мантии. И еще:
  - Свободу честной гоблинской девушке!
  Секретарь Ряпушка даже не заметила, как заговорила чистейшей воды лозунгами. Больше того, секретарь Ряпушка не заметила, как преодолела большую часть пространства, отделяющего ее от поганого старика, как уставилась своими честными темными глазками в его подлые очень темные глазки.
  - Вернись, я все прощу, - не совсем уверенно пропищал магистр Олово.
  Надо же, незадача какая. Еще несколько часов назад разве мог представить магистр Олово, что придется так унижаться перед кучей отбросов. Вы не догадываетесь, кто должен так унижаться? Отнюдь не светило учености, истинный гений, обладающий способностью убивать на месте единственным словом. Ну, насчет единственного слова я немного погорячился, хотя истина где-то рядом. Говорил свое веское слово магистр Олово, приходили товарищи в защитных комбинезонах и водворяли в жизнь убийственное слово магистра Олово. Затем пытки, отсечение органов, кислота или щелочь, полный распад на множество таких маленьких аккуратненьких атомов.
  - Не будь дурой, - а это вроде бы и не говорил выдающийся гений науки и техники. Губы дернулись в кривой улыбке, еще раз дернулись и затихли.
  Там на горизонте
  Небеса смеются,
  Солнышко восходит,
  Как большое блюдце.
  Здесь под горизонтом
  Только боль и копоть,
  Бешеные стоны,
  Мертвечены ропот.
  Я хочу скорее
  Вырваться отсюда.
  Пусть меня согреет
  Солнечное чудо.
  Ученая секретарь Ряпушка (по совместительству секретный компьютер) медленно-медленно подняла не такой уж и маленький кулачок и заехала в глаз бывшему шефу по прозвищу Олово.
  
  ВРЕМЯ НЕ ЖДЕТ
  Да так оно и должно быть. Космический перехватчик класса "Бипоша" относится к кораблям стандартного класса, на которых путешествуют координаторы по галактике. Практикант Брюлик очень хорошо изучил данный класс еще во время далекого лаборантства. Затем, воспользовавшись секретной информацией, практикант Брюлик немного подкорректировал свои знания. Как вы понимаете, он готовился к чему-то гораздо большему, чем просто взять и взорвать космический перехватчик Святых паладинов.
  Ну, подумайте, дорогие мои, или хотя бы немного пораскиньте тупыми мозгами, как можно взять и взорвать подобное чудо инопланетной техники? Да нельзя его взять и взорвать. Здесь не какой-нибудь анахронический акт вандализма, но преступление против целой вселенной. И вообще только самый последний ублюдок поднимет свою грязную, свою вонючую лапу на чудо инопланетной техники.
  Прав старый губошлеп и маразматик с идиотским именем Олово. При всей гоблинской неадекватности у нас собрались природные гоблины. Или гоблины, произошедшие от других гоблинов природным путем. Если бы мы имели дело с первой партией гоблинов, произошедших путем технической обработки от природного человека, тогда другой разговор. Как уже упоминалось неоднократно, первая партия гоблинов весьма спорная партия. Весьма спорное обращение с наукой. Плюс сюда же весьма спорное обращение с техникой.
  - Загружайтесь, - практикант Брюлик вышел из ступора.
  И тут появился старый дурак, этот магистр Олово. Ну, и вырядился же старый дурак, твою мать! Голая волосатая грудь в железных цепях и веригах, старые потертые кальсоны с заплатками, на мордочке куски яркокрасной помады. Ну, кто тебя так разукрасил, старый дурак? Ну, зачем ты к своим рукам и ногам примотал наручниками куски железной кровати?
  На какое-то мгновение практикант Брюлик погрузился обратно в ступор. Дело не в том, что побаивался практикант Брюлик вышестоящего начальства. Не было у него начальства. С того самого момента не было, как приговорило начальство небезызвестного нам лаборанта Брюлика к расщеплению на атомы. Не следовало так поступать с законопослушным товарищем, мечтающим послужить своей родине. Нет, родина не обидела молодого ученого Брюлика, вот товарищи в мантиях нанесли несмываемую обиду, которая не смывается ни деньгами, ни кровью. Стал лаборант Брюлик сам для себя начальством, а заодно практикантом Брюликом и руководителем новой сверхсекретной экспедиции в монастырь Святых паладинов.
  - Поторапливайтесь, - практикант Брюлик снова вышел из ступора в тот самый момент, когда его нежная возлюбленная сбила с ног старого долбака Олово.
  Лаборант Перец схватил лаборанта Метелку за толстые ножки и потащил к космическому перехватчику. При этом обе бутылки оказались в кустах, но не очень расстроился лаборант Перец. Ибо были пустыми бутылки.
  - А с этим что делать? - секретарь Ряпушка состроила брезгливую мордочку в сторону бывшего шефа и благодетеля по прозвищу Олово.
  - Забираем с собой, - махнул рукой Брюлик, - Сгодится на мясо.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  Птички, лепесточки, цветочки, энд прочая хрень распустились в дурацкой башке бойца Муркотенка. Все-таки жизнь обалденная штучка, если не возражаете, она чертовски хорошая. Много-много несет с собой бонусов жизнь. Некоторые бонусы из самых отстойных. Например, пуля в живот, или дубиной по яйцам. Но остальные бонусы с большим пряником. Все-таки стоит жить и любить в нашей вселенной.
  И еще открою вам необычный секрет, никого никогда не любил Муркотенок. Нет, любви было более чем достаточно в его долгой, более чем насыщенной жизни. Как верный сын Муркотенок любил мохнатую маму. О, если говорить о мохнатой маме, ее очень любил Муркотенок. Даже больше чем очень. В самые трудные минуты, перед лицом гипервселенских кризисов и самой смерти любил мохнатую маму великий боец Муркотенок. Но то совершенно другая любовь. Ибо любовь про мохнатую маму прочно засела в мохнатой башке некоего маленького котеночка. Единственный друг, единственный советник, единственная виртуальная поддержка в глубоком космосе. Опять же единственная поддержка в экстремальных условиях.
  Значится, попал в экстремальные условия "железный кот" по имени Муркотенок. Времени в обрез, посоветоваться не с кем. Вызываю телепатически мохнатую маму. Знаешь, мохнатая мама, здесь так-к-кое случилось... Отсюда обычные мурсианские чувства, отсюда совет да любовь. Мохнатую маму очень и очень любил Муркотенок.
  И мохнатая мама очень и очень любила его. Но только так получилось, что пришли слишком правильные дяди и тети, показали свой Красный мандат, наговорили кучу патриотических глупостей, насочиняли кучу патриотических сказок и оторвали такого маленького симпатичного котеночка от груди самой лучшей на свете мамы.
  Впрочем, не будем о грустном. Кому-то приходится радовать маму от рождения и до самой смерти, кому-то на тех же условиях спасать (не однократно) вселенную. Из последней команды боец Муркотенок. Он всегда на линии огня. Он всегда лучший. Он не сдается ни при каких обстоятельствах. Он не отступает перед превосходящими силами противника. Он утешение для обиженных, надежда для обездоленных, последний шанс угнетенных и вообще, эталон благородства. А мохнатая мама где-то там далеко за тысячами тысяч звездных систем сидит над тарелкой каши и думает о своем ненаглядном сыночке.
  - Может, он не позавтракал?
  - Может, он не оделся, как следует?
  - Может, его поцарапала пуля или отравленный нож.
  - И вообще, он еще маленький.
  Думать о мохнатом сыночке, такая судьба ожидает каждую маму, отказавшуюся от собственного благополучия ради благополучия целой вселенной. Не важно, почему именно так поступила мохнатая мама. С мохнатыми мамами просто беда. Они согласны увидеть своего ненаглядненького сыночка мертвым и обезображенным обломком материи, они согласны рыдать до конца жизни над неказистым могильным холмиком (все, что осталось от их сыночка), но не согласны увидеть сыночка засранцем и трусом.
  - Ты не бойся, я буду рядом с тобой.
  Что еще может сказать мохнатая мама:
  - Я всегда буду рядом и в жизни и в смерти.
  Вот такая любовь, с которой жил и боролся боец Муркотенок. Любовь охраняла его лучше всякой брони. Любовь согревала его лучше всякой одежды. Любовь окрыляла его на любые вселенские подвиги. Если вы не догадываетесь или не понимаете тонкий намек, кроме этой любви больше не было ничего у величайшего во вселенной бойца Муркотенка.
  Ой, простите, немного зарапортовался, или точнее, запутался в лирике. Был еще хороший друг Че Бэ Иванович. Ну и, конечно же, космический перехватчик класса "Бипоша" на котором боец Муркотенок колесил по вселенной и совершал свои подвиги.
  Не нужны мне помощники
  Из плоти и кожи.
  С такими корежиться
  Себе дороже.
  Пускай они в почестях
  На чьих-то там кочках.
  А их мне не хочется.
  Свалите, и точка.
  Ружье многоствольное,
  Граната с запалом,
  Броня из отстойников -
  Вам этого мало?
  Возьмите ракетницу,
  Тащите снаряды.
  Земля еще вертится,
  И это что надо.
  Выскочил Муркотенок на заветную полянку, а дальше облом. Пропал перехватчик класса "Бипоша".
  
  ОТ АВТОРА
  Ну, с инопланетянами все ясно. Их даже католическая церковь признала на определенном этапе, как и теорию Дарвина. А видел кто этих инопланетян? Честные прихожане говорили, что видели. Одну честную прихожанку инопланетяне потрогали за срамные места. Другую честную прихожанку заставили изгаляться в срамном танце. Третью честную прихожанку и вовсе использовали, гмы-гмы, для так называемых опытов. Или вы не верите в честность рабов божьих? Не лгут рабы божьи, им такое дело запрещено. Раз солжешь, гореть тебе в вечном огне, если не вступится добренький боженька.
  Так что будем исходить из фактов. Правильные прихожане наблюдают чудеса господа нашего.
  - Ну, да, они наблюдают, - помотал головой Владимир Александрович Мартовский.
  - Почему бы и нет? - моя версия.
  - Да мы насмотрелись, какие чудеса, - версия Татьяны Анатольевны Мартовской, доброй и ласковой мамочки Владимира Александровича.
  И впрямь чудеса не очень. То вырастет гнилой куст или дерево, то статуя заплачет томатным соком, или еще какой гадостью, то вырвутся из могилы трупаки и отдельные кости. Значит, подходим с другой стороны к существующему вопросу. Как насчет пришельцев из космоса?
  - Совсем другой разговор, - больше не мотает головой Владимир Александрович и не кривит циничные губки.
  - Очень трудно увидеть пришельца, - в сомнении Татьяна Анатольевна.
  - Гораздо легче его проглядеть, - опять моя версия.
  Но как я уже говорил, христианская церковь признала инопланетный разум. Все мы создания господа нашего, единого и неделимого, в том числе и пришельцы. А если христианская (не православная) церковь признала пришельцев, следовательно, они существуют. Даже имеют право на святое крещение и на святое причастие. Опять же чистые непорочные души могут увидеть пришельцев.
  - А я о чем говорил? - еще раз моя версия.
  Бац по башке, и слева, и справа.
  - Заткнись.
  - Пиши книгу.
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  Милая блондиночка Волчий Хвостик уселась рядом со своей искалеченной подружкой:
  - Ой, какие интересные ребята ходят по нашей земле. Никогда не думала, что придется встретить нечто подобное. Вот значит, подойду я, ласково улыбнусь и скажу, опять-таки ласково, что я Волчий Хвостик. Он закраснеется, ласково улыбнется в ответ, и так же скажет, что он Муркотенок.
  Милая блондиночка Волчий Хвостик похлопала по коленке свою подружку:
  - Нет, ты не думай, что я чуть-чуть изменила собственному предназначению стать человеком. Ничему я не изменила, никогда я не изменяла. Но человеки они настолько предсказуемые, они настолько утомительные. Подойдешь к человеку, ласково улыбнешься ему, скажешь, что я Волчий Хвостик. Человек ничего не скажет в ответ. Только затрясется мелкой дрожью, схватится за свое ружьишко или за ножичек, в лучшем случае сделает ноги.
  Здесь изобразила пленительную улыбку самая очаровательная из деревяшек всех времен и народов:
  - Чистое человечество больше похоже на неправду, на сказку, на сон, чем на естественную реальность. Сама по себе чистота не встречается в реальной природе. Может где-то встречается чистота, в какой-нибудь мыльной опере про человечество, но в природе она не встречается. И так должно быть. Если бы чистота встречалась в природе, тогда природа должна признать свою завершенность. Процесс завершился, у нас чистота, нам не нужна ни с какого бока природа.
  Здесь состроила умные глазки красавица Волчий Хвостик. Только не подумайте, что умные глазки на фоне очаровательной блондинистой головки выглядели не совсем умными глазками. Или что утомилась от умных речей товарищ красавица. Вот мы какие, черт подери. Еще не такие умные речи найдутся в запасе:
  - Человек никогда не отличался умом и сообразительностью. Его непонимание сути человеческой души привело к вымиранию человечества. Вот я читала в одной умной книжке, что человеческая душа только набор сигналов высокого и низкого уровня. Сигнал высокого уровня называется "единичка". Сигнал низкого уровня называется "нолик". Ну и с душой получается настоящий бардак, где перемешались в бешеной пляске бешеные "нолики" и "единички". А я не согласна. Душа такая простая, понимать здесь совсем нечего. Главное, чтобы продолжалась вечно любовь. Никаких тебе расчетов, никакого страха и дурости. Только любовь, которая вечная. Только любовь, которая от начала и до конца одни чувства.
  Волчий Хвостик залюбовалась на себя со стороны и несколько видоизменила свою позу. Если чуть-чуть взъерошить волосы, если чуть-чуть на бок склонить левое ушко, получается куда романтичнее. Представляете такую картину? В руинах монастыря, в сгущающемся сумраке сидят две беззащитные девушки. Одна из них почти при смерти, сжимает в руке какую-то гадость. Так, уберем эту гадость немного на задний план, чтобы она не мешала. И вообще, тут следует заняться приборкой. За последнее время сильно осыпался монастырь, ему совсем не мешает приборка.
  Вот давайте подумаем, дорогие мои, на что нам ослепительная блондиночка Волчий Хвостик? Ведь она не только хорошая девушка. Она еще и искусница, и рукодельница, каких поискать. Короче, ради любви готова хорошая девушка Волчий Хвостик на ратные подвиги, на труд тяжкий. Так, а чего здесь валяется возле ног и снова портит картину? Ах, это та железная штука, которую уронил Муркотенок. Ну, не знаю, зачем ему такая железная штука со многими рычагами, шнурами, отверстиями. Впрочем, какая разница, и эту штуку чуть-чуть приберет Волчий Хвостик.
  
  ИЗ АРХИВОВ
  Стандартная лазерная пушка - стандартное оружие координаторов первого поколения.
  Плюсы - тонкий, но эффективный луч, предназначается резать любые молекулярные структуры.
  Минусы - не совсем удобна в управлении, требует наличие обеих рук.
  Кое-какие навороты - лазерный бур, лазерный щуп, лазерный детектор для активации ядерной бомбы, встроенное радио, фотокамера, телевизор с экраном два дюйма.
  Сертификат - продлен на стандартные (по земному календарю) двенадцать лет.
  Дополнительные навороты - подкрашивание луча, для определения его местонахождения в любое время суток и в любых погодных условиях, даже в открытом космосе.
  Дальность - не более пятисот метров.
  Боекомплект - двадцать пять выстрелов.
  Перезарядка - от химической или солнечной батареи.
  
  ВСЕ ПОЛУЧИТСЯ
  - У тебя точно получится, - тоном, не признающим возражения, сказала секретарь Ряпушка.
  Практикант Брюлик подбирал сложный код на панели управления космическим кораблем паладинов. Не все оказалось так просто, как было задумано на начальном этапе. Согласно той информации, что хранилась в компьютерном мозгу товарища ученого секретаря, работа по раскодировке выглядела не самой сложной даже с точки зрения малоученого гоблина. С точки зрения опытного хакера она выглядела вообще глупостью.
  - Ты самый умный из гоблинов, - еще увереннее сказала секретарь Ряпушка.
  - А как же я? - промычал из угла полураздетый и измордованный магистр Олово.
  - А ты, старый дед, пошел на три буквы, - резко ответила доблестному магистру не кто-нибудь, всего лишь мелкая тварь, какая-та там Метелка из клана тупых лаборантов.
  Ну, что творится на русской земле? Я спрашиваю вас, что здесь творится, если тупенькие, пошленькие Метелки отправляют на три буквы лучших людей современности? Нет, ничего здесь хорошего не творится. Скурвился, совсем озверел магистр Олово. Ну, почему не он сейчас за пультом адского корабля? Ну, почему не у него на коленях потрясающая очаровашка секретарь Ряпушка? Ну, почему ему не дают возможности заняться гиперкосмическим сексом под рев двигателей, при шестикратных перегрузках, когда корабль оторвется от грешной поверхности этой грешной Земли и уйдет в космос?
  - Что за подлая молодежь? - практически про себя спросил магистр Олово.
  - Я тебя слушаю, дедушка, - вроде бы из ниоткуда возникла подлая молодежь в образе лаборанта Метелки и залепила звонкую затрещину магистру Олово.
  - А я тебе не дедушка, - окрысился магистр Олово.
  - Я тебя все равно слушаю, - следующая затрещина не заставила себя долго ждать, - Молчи и не каркай, или заткну пасть какой-нибудь дрянью, или хороший пацан Перец даст по башке бутылкой.
  - Гы, - осклабился хороший пацан Перец, доставая неизвестно откуда ту самую бутылку.
  Мерзкая рожа, кривые руки и ноги, здоровенная спина. Если хотите, в данном случае лаборант Перец выглядел как стопроцентный гоблин. Его можно назвать правильным гоблином, если убрать синеватый отлив кожи, что не совсем стыкуется со стальным отливом, соответствующим стопроцентному гоблину. Но почему-то тошнит желудок и очень не хочется называть товарища лаборанта с бутылкой правильным гоблином.
  А еще все это очень не понравилось самому правильному из гоблинов русской земли, которого мы так и будем называть по привычке магистр Олово.
  Разве ты расписался
  В грехах своих предков?
  Ты давненько не мальчик,
  И не ценишь объедки.
  А чего же ты ценишь,
  Так сказать, между прочим?
  Может солнце и ветер?
  Может звездные ночи?
  Или пулю в затылок,
  Или розги в желудок,
  Или кучу опилок,
  Где скончался ублюдок?
  Отвечай, мой хороший,
  Так на чем ты обжегся?
  Или это галоши?
  Или звезды и солнце?
  - Мы все равно победим, твою мать! - стукнула кулаком секретарь Ряпушка.
  И заурчал двигатель.
  
  ДА ЧТО ЖЕ ЭТО ТАКОЕ?
  Милая, очень красивая и сексапильная девушка Волчий Хвостик поменяла две, или три, или даже четыре позы, пытаясь добиться максимального эффекта.
  - Нет, ты видела, как посмотрел на меня Муркотенок?
  И еще с большим жаром:
  - Точно говорю, он так на меня посмотрел, как хороший, как добрый товарищ.
  И куда энергичнее:
  - Нет, не как товарищ он на меня посмотрел, как нечто большее. Вроде бы он влюбился.
  И с тихим, но таким удивительным эротическим придыханием:
  - Точно тебе говорю, Муркотенок влюбился. Он не мог в меня не влюбиться. Я такая юная, девственная, я точно дриада, вышедшая из девственно чистых лесов. На мне оставила след самая чистая, самая пламенная любовь, которая зарождалась когда-нибудь внутри самой вечности. Помнишь сказочку про первую обезьяну по имени Ева, которая якобы соблазнила первого обезьяна по имени Адам? Тогда на Земле не было никого, только две обезьяны: Адам и Ева. Не удивительно, что первая обезьяна показалась первому обезьяну такой соблазнительной, и он соблазнился. А я? Разве я хуже той первой красавицы обезьяны? Я показалась Муркотенку не просто девушкой, я показалась ему невероятной богиней, появившейся так эффектно и вроде бы ниоткуда, вроде бы из самого сердца девственно чистого леса.
  Легкий смешок:
  - Представляешь, ведь удивила же я Муркотенка. Наверное нелепо удивляются величайшие бойцы нашей прекрасной вселенной. Подвиги и битвы для них вроде десерта на завтрак. Позавтракал боец Муркотенок, почистил свою ослепительную броню, зарядил свое ослепительное оружие - и выиграл битву. Затем второй раз позавтракал боец Муркотенок, зашкурил свежую царапину на левом ботинке, заштопал свежую дырку на правом ботинке - и совершил подвиг. Все-таки удивила я Муркотенка. Значит, стоял он такой весь красивый и романтический над тобой и колдовал над твоими страшными ранами.
  Легкая пауза:
  - Ой, не обижайся, подруга, что я все о плохом, да о плохом. Ведь Муркотенок, он такой лапочка. Он словно специально спустился на нашу грешную Землю, чтобы спасти и тебя и меня от ужасов современной войны. Теперь он словно специально вознесется обратно. И не просто так вознесется, но вознесется на красивом космическом корабле, на котором возносятся только в сказках. И мы, то есть ты и я, будем рядом.
  Легкий вздох:
  - Да что опять же я говорю? Мы не просто будем рядом, мы наполним красотой, чистотой и гармонией одинокую жизнь Муркотенка.
  Еще один вздох:
  - Поверь мне, подруга, сердце не лжет. Муркотенок такой нежный, такой чистый, такой застенчивый, точно он девственник. Как тебе это понравится, Муркотенок долгие годы скитался среди ослепительных звезд, и сохранил свою девственность. Сохранил он ее для любви, для самой прекрасной и чистой любви во вселенной.
  И еще один вздох:
  - Знаешь, подруга, я буду любить Муркотенка.
  Взгляд в сторону:
  - Ну, и ты пригодишься, в конечном итоге. Скажем, чего-то сошьешь, уберешь, будешь готовить нам пищу.
  И еще один взгляд:
  - Что за фигня!
  Дикий визг оборвался в руинах монастыря Святых паладинов.
  
  ОБСТАНОВКА НАКАЛЯЕТСЯ
  Муркотенок услышал этот визг. Все внутри его замерло и оборвалось. Нет космического перехватчика? К черту космический перехватчик! Не мог далеко улететь перехватчик. Когда-нибудь он нагуляется и вернется обратно. Или придумает некую хрень Муркотенок, чтобы достать с небес перехватчик. Из ситуаций куда более пакостных выходил Муркотенок. На медленном огне его поджаривали, кислотой его вытравливали, иглы под ногти вгоняли, усы вырывали, и приводили в чувства ядерной бомбой. Но этот визг просто вывернул наизнанку все мысли, все чувства непобедимого бойца, каким был и будет всегда Муркотенок.
  - Что же такое, мама моя?
  Муркотенок подпрыгнул чуть выше полутораметровой колонны, что попалась между ногами, сделал оборот на сто восемьдесят градусов и кинулся прямо на визг, сметая по пути кусты и деревья. Ты только не молчи, твою мать, ты только не молчи, думал про себя Муркотенок. Не важно, как долго могут выдержать нервы подобное издевательство над тонкой психологической структурой известного координатора и мордобоя. Важно, чтобы не прерывался невыносимый визг. Пока он есть, пока он существует, не все потеряно на русской земле, может на что-то надеяться боец Муркотенок.
  Ну, и последняя пара гвоздей во всю вышеперечисленную ахинею, что развернулась вокруг монастыря Святых паладинов. Не было никаких паладинов. На самом деле был только один настоящий Святой Паладин, этот Святой Паладин (оба слова пишутся с большой буквы) и есть Муркотенок. Ибо Муркотенок многие годы работал в земном секторе. Он же очищал земной сектор от всякой нечисти. Он же контролировал обстановку на планете Земля, пока обстановка не вышла из-под контроля. Он же действовал в соответствии с инструкцией всемирного координаторского движения, и как законопослушный координатор покинул на определенном этапе уже безнадежную Землю.
  Затем пришли ликвидаторы. То есть тупая команда сотрудников самого низкого уровня. Они спустились на безнадежную Землю точно так же, как спускались на все остальные планеты. Они расставили свое оборудование, и обязаны, ну просто были обязаны завершить свою тупую работу. Ничего святого не было в той самой работе, но почему-то именно ликвидаторы превратились в Святых паладинов (второе слово с маленькой буквы). Что за несправедливость такая? Ты сотню лет положил на земной сектор. Ты здесь протер и лапы, и брюхо, и мягкое место. Пришли какие-то ликвидаторы очень низкого уровня, по совместительству временщики, и о них сложили легенду. А ребята низкого уровня даже не выполнили работу как следует. И не сделали ничего, что от них требовалось по букве устава. Наоборот, совершили предательство, отправив в Координаторский центр совершенно тупую и недостоверную информацию.
  Слезы льются,
  Слезы тупые.
  Боги смеются
  В этой России.
  Что теперь стало
  С правдой и ложью?
  Боги устали,
  Все им негоже.
  И разучившись
  Править мирами,
  Боги устали,
  Действуйте сами.
  Знаете, как-то не очень обиделся на предательских паладинов герой Муркотенок.
  
  ОПЯТЬ ЗАГОВОР
  Полковник Камень поманил лейтенанта Огурцова:
  - И как там наши дела?
  - Нет проблем, товарищ полковник.
  - Нельзя ли поточнее, товарищ капитан?
  - Рад стараться, мой генерал.
  Лейтенант Огурцов (или точнее, бывший лейтенант Огурцов) развернул перед своим непосредственным начальником электронную карту. На карте находилось множество зеленых точек и только две красные точки, при чем в диаметрально противоположных углах карты. В одну из красных точек ткнул капитан Огурцов (или бывший лейтенант Огурцов) электронной указкой:
  - Это монастырь Святых паладинов.
  Затем все той же указкой ткнул в противоположную точку:
  - Это монастырь Святых папарацци.
  И заговорщицки посмотрел на своего непосредственного начальника:
  - Монастырь Святых паладинов более двадцати лет представлял собой эталонную область для коррекции. Наша виброаккустика настраивалась на эталонную область и исправляла собственные просчеты. Вот почему монастырь Святых паладинов до определенного времени не трогали.
  Товарищ начальник слегка наклонил голову, что позволило заговорщицки снизить тон бывшему лейтенанту Огурцову:
  - Монастырь Святых папарацци примерно такие же сроки представлял собой эталонную область для абсорбции. Наша радиосвязь абсорбировалась на эталонную область и исправляла недочеты наших удаленных радиоисточников. Вот почему монастырь Святых папарацци постигла участь монастыря Святых паладинов.
  Здесь проявил нетерпение товарищ полковник:
  - Пожалуйста, без технической подзагрузки, капитан Огурцов.
  - Есть без технической подзагрузки, - ответ поступил немедленно, - На сегодняшний день прежние методы коррекции или абсорбции безнадежно устарели. Их поглотил генеральный план. По генеральному плану оба объекта подлежат зачистке в первую очередь. Опять же индификационные коды объектов отличаются на единичку в седьмом знаке. Так что нет ничего необычного в том, что наша великая и непобедимая армия перепутала ту самую единичку в седьмом знаке и отправилась зачищать монастырь Святых папарацци несколько ранее, чем монастырь Святых паладинов.
  - А как же бывший генерал Бомба?
  - Бывший генерал Бомба нарушил собственные приказы и распоряжения, лично ввязавшись в работу Освободительной армии. На данном этапе не требовалось присутствие бывшего товарища генерала. Но бывший товарищ решил проявить своеволие и эгоизм, халтуру и безответственность, чем подставил под удар всю операцию.
  - А, следовательно?
  - Примерно через пятнадцать минут наша победоносная армия закончит зачистку монастыря Святых папарацци и направится в монастырь Святых паладинов. Где по указанию нового правителя Санкт-Петербурга будет зачищено все, что осталось от бывшего товарища Бомбы, включая его Большую Злую Собаку.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  Визг оборвался в тот самый момент, когда Муркотенок выдвинулся на боевые позиции монастыря Святых паладинов. Под ноги попала какая-та хрень, очень похожая на стандартный шлем из комплекта стандартных доспехов координатора. Муркотенок споткнулся, пролетел несколько метров, приземлился на левый локоть и правое колено. Его левая нога оттолкнула стандартный ракетомет (без боеприпасов), его левая рука подхватила стандартную лазерную пушку (практически с полным боезарядом).
  Еще стотысячная доля секунды ушла на то, чтобы Муркотенок оценил обстановку. Кажется, не все так плохо, как померещилось в последний раз Муркотенку. То есть даже совсем неплохо. Аккуратненькая блондиночка Волчий Хвостик замерла с открытым ртом и выпученными красивыми глазками, отсюда определил источник несанкционированного шума боец Муркотенок. Ну, поразвлекалась блондиночка. Ну, повеселилась немного. Бывает стандартная ситуация, когда девушке требуется поорать. Может, конечно, и не орать девушка, но случай тяжелый, способный привести к психологическому стрессу со всеми вытекающими отсюда последствиями. Муркотенок большой теоретик по части женского пола. А еще как закоренелый девственник он в курсе, какие непредсказуемые бывают девушки. И как эти девушки наливаются слезами в тот самый момент, когда пришло время улыбаться и радоваться.
  Короче, здесь полный порядок. Если девушка стоит на ногах, да еще в эротической позе, да еще не закрыла рот, значит, будет жить девушка. Разрешается вполне отключиться от объекта под кодовым названием Волчий Хвостик и переключиться на более интересный объект. Вот здесь могла поджидать неожиданность. Все-таки не со стопроцентной уверенностью покидал своих милых девчонок боец Муркотенок.
  Ах, разрешите вопрос. И с какой это поры девчонки стали "своими"? Насчет определения "милые" я не спрашиваю. На самом деле чертовски милые подобрались девчонки. Про Волчий Хвостик вообще никаких вопросов. Волчий Хвостик ваяли на небесах по божественному шаблону, как богиню или какой иной эталон красоты, чтобы спустить в дальнейшем на грешную землю. Вот худенькая зеленушка, как бишь ее, вот эта Зая по прозвищу Вредная она милее тысячи тысяч вселенных для одного выдающегося бойца, которого, как вы догадались, зовут Муркотенок.
  Теперь очень хорошая новость. За ту стотысячную долю секунды, за которую Муркотенок оценил обстановку, его не просто порадовала, но очень порадовала зеленокожая девушка. Не такая она между прочим зеленокожая, даже совсем ничего. И даже порозовели, ну может самую малость, ее зеленоватые щечки. А что такое порозовели щечки? Это хорошая новость, черт подери. Уже собирался бить себя в грудь и вопить Муркотенок.
  Не все новости бывают плохие. Не всегда на пути попадаются подводные ямы и камни. Концентрация может закончиться расслаблением, несчастье ведет за собой счастье. Ну, и серые тучи не всегда вызывают отрыжку. Есть нечто притягательное в унылом пейзаже, если смотреть на него такими глазами, какими смотрел Муркотенок.
  Только на излете той самой стотысячной доли секунды взгляд координатора скользнул через головы его милых девчонок по направлению взгляда аккуратненькой блондиночки Волчий Хвостик. Там на краю леса этот воистину проницательный взгляд напоролся на ледяные глаза одной маленькой человекоподобной обезьяны в генеральском мундире. И на его Большую Злую Собаку.
  
  УСТАВШИЙ ПРИ РОЖДЕНИИ
  Всю жизнь лаборант Перец куда-то спешил. Он спешил, даже очень спешил родиться, вырасти, повзрослеть, кончить школу и институт, получить должность. Точно так же всю жизнь его преследовала усталость. Гнетущая, разрывающая на части, подтачиваемая изнутри. Ни при каких обстоятельствах не отступала усталость. Сутки успокоительного сна несли головную боль, желудочные колики, геморроидальную синеву на щеках, но не снимали усталость. Точно так же не получалось послать ее далеко и надолго.
  Нет, не о такой жизни мечтал лаборант Перец. Его романтическая душа ненавидела всякие болтики, микросхемы, чипы, контроллеры. Его романтическую душу тошнило от формул. Он просто захлебывался, соприкасаясь с железом. Мерзкая черная желчь стояла во рту, когда грубые пальчики лаборанта нажимали на кнопки и щелкали тумблерами.
  Но почему у меня такие грубые пальчики? Нет, не надо молчать, прошу вас, ответьте всего на один вопрос, почему эти пальчики такие толстые, кривые и грубые? Очень хочется, чтобы были весьма утонченные пальчики. Как у какого-нибудь музыканта.
  В гоблинском государстве нет музыкантов. Или точнее, в гоблинском государстве нет человеческой музыки. Гоблинская музыка сочиняется исключительно машинами. Настоящая гоблинская техногенная музыка. Например, скрежет шестеренок, урчание моторов, ревун, взрывы скальной породы, отверточное производство. Но среди человеков есть музыканты, и у них весьма утонченные пальчики.
  Самое время открыть вам один очень страшный секрет. Только размышляя о музыке, улыбался лаборант Перец. Когда приходила музыка, чувствовал себя не совсем дерьмом лаборант Перец. В голове щелкали какие-то переключатели, и отступала гнетущая, невыносимая, разрывающая душу усталость. Лаборанту нужна была музыка. Нет, не стандартные гоблинские глюки и марши. От гоблинской музыки крючило лаборанта куда сильнее, чем от пресловутых кнопок и тумблеров. Ну, кто придумал подобную мерзость? Ну, какой извращенец опустился так подло и низко, чтобы машинный лязг назвать музыкой.
  Лаборанту нужна была совершенно другая музыка. Лаборант не мог ответить, какая она музыка. Но он знал, что такая музыка есть. Это музыка сфер. Всепроникающая, вечная, добрая, чистая. Лаборант был уверен, что музыка существует где-то внутри его уставшего организма. Вот просто так существует и ждет, чтобы в один прекрасный момент найти себе точку опоры, и прорваться наружу.
  Огонь и тень,
  Ночь и свечи.
  Уходит время,
  Уходит навечно.
  И пусть уходит
  Оно покорно
  В страну уродин
  И прочего вздора.
  Стою над миром,
  Тоской голимый.
  Тупое время
  И смерть едины.
  Космический перехватчик плавно оторвался от поверхности планеты Земля и стал набирать обороты. В этот момент лаборант Перец почувствовал, что нечто треснуло, нечто изменилось в его музыкальной душе, и отбросил еще только початую бутылку.
  
  ТОЛЬКО ТЫ И Я
  Генерал Бомба сплюнул в траву:
  - Эй ты, куча блестящих жестянок. Приперся, хрен знает откуда на подотчетную мне территорию. Вылупил свои подлые мутантские глазки, не соблюдаешь закон и отравляешь своей ядовитой слюной нашу бедную русскую землю. Посмотри, как пострадала земля из-за одной твоей клоунады. Сколько хороших ребят сложили честные головы и не вернутся домой, чтобы потешить самолюбие одного омерзительного мутанта. Надо же, какой отважный мутант. Обвешался побрякушками, показал свою удаль девчонкам.
  Генерал Бомба шагнул в сторону:
  - Ребята честно выполнили свой долг. Тот самый честный солдатский долг, на котором еще держится земля русская. Чтобы не погибла, чтобы возродилась родная земля, приходится выполнять долг. Возрождение невозможно среди радиоактивных отходов и прочих пережитков ядерной бойни. Только избавившись от всего наносного, можно спасти нашу бедную землю. Только избавившись от позорных мутантов, можно вернуть назад человечество.
  Генерал Бомба посмотрел в глаза Муркотенку:
  - Ну, что скалишься, ошибка природы? Да любой дебил с такой техникой разнесет пол планеты и умоется кровавой росой. Даже сопливая девка, находящаяся при смерти может нажать кнопку.
  Генерал Бомба спустил поводок:
  - А ты знаешь, что такое настоящая боль? А ты когда-нибудь чувствовал на своей шкуре истинную силу природы? Эй, послушай, я к тебе обращаюсь, живые консервы. Все вы, мутанты, на одно лицо. Все только прячетесь и трусливо жметесь за вашими гаденькими игрушками. Ваши гаденькие девчонки любят не настоящих мужчин, все те же живые консервы.
  И тут завыла Собака. Ее дикий утробный вой разорвал потоки всепроникающей материи. Ее вселенская непереносимая сущность остановила и сплющила время. Ее смрадное дыхание отравило атмосферу планеты Земля на десятки, сотни и тысячи метров. Ее кошмарные лапы взорвали земную плоть и расщепили на атомы. Ураган, смерч, огненный ливень, потоки лавы и пепла, и вся прелесть ада обрушились разом с небес, пока выла Собака.
  Генерал Бомба упал на живот:
  - Ну, что облажался позорная тварь? Всякие примочки и штучки ничто против истинной силы природы. Ты вот так хочешь тягаться с этой природой, обманывая и обкрадывая ее. Но все равно вернется природа. Природа вернется в твоих кошмарах, слабак. Природа вернется еще более сильная, еще более непобедимая, чем была раньше. Природа вернется в тот самый момент, когда окажутся далеко-далеко твои позорные фокусы и железо. Ты будешь маленькое, голое, позорное существо, не способное хотя бы что-то противопоставить природе.
  И смолкла Собака. Звенящая боль, кровь в ушах, призраки прошлого. Мир покатился в пропасть, мир рухнул туда со всеми существующими потрохами. Звенящая тишина превзошла звенящую боль. Вот какая у нас тишина, от которой не отвертеться, не спрятаться. Тишина здесь, тишина рядом, она в тебе, ты не вырвешь ее вместе с гноем и кровью. Она никуда не уйдет. Потому что она здесь застряла специально и ударила с еще большей силой и мощью величайшего во вселенной бойца Муркотенка.
  Расправил широкие плечи боец Муркотенок:
  - Я иду.
  Генерал Бомба попытался подняться с оплеванной, искореженной, политой кровью и болью земли, или хотя бы отползти в более тихое место:
  - Молись предкам!
  
  ТОЛЬКО Я И ТЫ
  Муркотенок отбросил оружие. Его дикий нечеловеческий взгляд уперся в звездное небо, как будто хотел пронзить это небо насквозь и вылакать без остатка. Его мощные руки поднялись к тучам, как будто хотели сорвать эти тучи и запустить хотя бы на крохотный миг в наше невыносимое и умирающее бытие хотя бы крохотный лучик самого высшего божества во вселенной, имя которому Солнце.
  Муркотенок закрыл глаза и издал рев. Шквал, ураган, взрывы ядерной бомбы, гибель элементарных частиц, черные дыры, гибель самой бесконечной вселенной... Все неожиданно вспыхнуло и ушло в никуда, разбрасывая остатки железных машин, камней, кустов и деревьев. Стандартные координаторские доспехи рассыпались прахом. И остался стоять Муркотенок в первозданной своей красоте. Весь такой ершистый, покрытый потом и кровью.
  - О, как он прекрасен, - взвизгнула ладненькая блондиночка Волчий Хвостик.
  - О, так уже слишком, - и потеряла сознание.
  В этот момент Большая Злая Собака порвала своими кошмарными когтями несчастную землю. Ее гигантское тело выстрелило вперед, и вся невообразимая груда мяса, мускулов, яда и ненависти ринулась на Муркотенка. Муркотенок встал на четыре лапы, опустил голову и, высекая огонь из земли, ринулся на Собаку.
  Какое-то мгновение не было ничего. Дикая природа, время гигантов, по Земле разгуливают динозавры, разнося окружающую среду в пену и клочья во время своих гигантских разборок. И отступала природа, и снова смыкалась природа, как немой свидетель той силы и мощи, которую она породила сама, и которую впоследствии уничтожила, чтобы породить еще более непреодолимую мощь, еще более диких, более кровожадных монстров.
  - Я люблю тебя, - Зая Вредная открыла глаза. Тоненький девичий шепот повис над всем этим хаосом, как ничтожнейшая надежда на возрождение новой вселенной.
  Затем две непреодолимые силы столкнулись. Большая Злая Собака клацнула ядовитой челюстью, из которой торчали зубы, каждый в руку или в ногу великого бойца Муркотенка. Но промахнулась Большая Злая Собака. Муркотенок по широкой дуге взлетел вверх и ударил своей непробиваемой головой в правый висок Большую Злую Собаку.
  Затем треск, грохот, лавина боли и страха. Ливень из ядовитой собачьей крови, во все стороны алая-алая кровь Муркотенка. Выше самых высоких деревьев подбросило Большую Злую Собаку. Три раза перекувыркнулась она и упала в то самое место, где возюкался на земле генерал Бомба.
  Легкий хлопок. Лопнул мыльный пузырь. Был генерал Бомба, нет генерала Бомбы.
  
  МУРКОЗИАСТ: ПЕСНЬ 52
  Мама, мы все умрем? Спи, детка, кто-то останется. А кто этот кто-то? И наступила ядерная зима.
  
  ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ
  Муркотенок лежал на земле без движения. Просто груда костей и мяса. Просто мысль. Просто боль. Просто затухающая, уходящая в никуда ярость. Что там у нас осталось для заключительного рывка. Ничего, повторяю в который раз, ничего не осталось. Несколько отрывочных сюжетов из прошлого, портрет горячо любимой и далекой такой мамы. Опять-таки боль, что ушла навсегда мама, когда еще маленьким и бесполезным был Муркотенок.
  - Ты знаешь, родная, это любовь?
  - Давно пора, мой ласковый мальчик.
  - Но почему она такая любовь? То есть мне хочется просто спросить, почему не приходит любовь в тихом маленьком домике, в тихий солнечный день, когда тебе чертовски легко и свободно, и ничего никому не надо доказывать?
  - Это другая любовь. Она приходит к кому-то другому, кто живет в совершенно другом мире, кто не мотается по вселенной с вечной болью в душе, и не спасает вселенную.
  - Ты понимаешь, родная, как трудно любить и спасать между делом вселенную.
  - Нет, не совсем так. Гораздо труднее спасать вселенную и между делом любить. Все остальное не трудно, потому что любовь много выше пылающих звезд и куда бесконечнее вечной и бесконечной вселенной.
  - Спасибо, родная, что понимаешь меня.
  - Нет, это тебе спасибо, что я могу гордиться таким сыном.
  Слепая морда Собаки нависла над обездвиженным и истекающим кровью бойцом Муркотенком. Язык вывалился, чуть ли не попадая в лицо величайшего героя всех времен и народов. Кошмарные зубы, каждый величиной в руку и даже в ногу непобедимого бойца Муркотенка, медленно поползли за языком, приближаясь все ближе и ближе к столь лакомой цели. Такое ощущение, что никуда не спешила Собака. Такое ощущение, что она смаковала момент торжества. Ну еще капельку, ну немного еще, ну самая малость. Вот настанет момент торжества, и сомкнутся кошмарные зубы кошмарной Собаки на теле бойца Муркотенка.
  - Я не о чем не жалею, мама.
  - И я не о чем не жалею, дитя. Ты самый лучший и самый прекрасный сын во вселенной.
  Дай мне вселенная силы немного,
  Чтобы собраться и просто уснуть.
  Я отправляюсь в назначенный путь,
  И отправляюсь в объятия бога.
  Ты мой единственный милый сынок
  Был для меня много больше, чем звезды.
  Жизнь проходила не так чтобы просто,
  Но все равно позавидовал бог.
  Что же такое случилось со мной,
  Если я в путь ухожу не рыдая.
  Но ухожу, потому что я знаю,
  Будем мы вместе, сыночек родной.
  И вот сомкнулись зубы Собаки. Но ничего, совсем ничего не почувствовал неукротимый боец Муркотенок. Просто большая и хищная голова очень большого и хищного зверя упала в траву. Грязь и гной, коричнево-зеленоватая кровь, вонючие ядовитые внутренности хлынули неудержимым потоком и накрыли собой Муркотенка.
  В то же время одна маленькая и неимоверно худенькая зеленая ручка давила на рычаги лазера, отрывая тонким лучом все новые и новые куски издыхающего монстра. Но это уже не увидел великий боец Муркотенок.
  
  ОТ АВТОРА
  Ладно, вопросы религии и философии подождут. На дворе такое время, что пора лепить снеговиков, и немножко, ну самую малость приглядываться к будущему. А какое у нас будущее?
  - Видишь ли, Владимир Александрович, очень неопределенное будущее.
  - Но почему? Неужели Сладкая парочка сребролюбцев может как-то подействовать на мое и твое будущее?
  - На мое будущее она уже точно не может подействовать, про твое будущее я не знаю.
  - Но опять почему? Что во мне такое особенное, или чего не хватает, чтобы парочка гоблиноподобных товарищей стали помехой на пути в будущее.
  - Видишь ли, Владимир Александрович, помеха находится внутри тебя самого. Двадцать лет назад один маленький мальчик Вова Мартовский вдохновил своего непутевого папашу Александра Мартовского написать одну маленькую книгу "Кошмарное приключение". Этот поступок определил будущее Александра Мартовского.
  - Может оно и так, но тот маленький мальчик Вова Мартовский давно вырос и написал много-много книг, более интересных, чем "Кошмарное приключение".
  - Но у него не было своего маленького мальчика, который вдохновил бы его хоть на одну книгу.
  И еще, но уже так между нами, без маленьких мальчиков и девочек самые нарядные снеговики когда-нибудь да превращаются в кучу грязной воды и помоев.
  
  КОНЕЦ ГЛАВЫ И ВСЕЙ КНИГИ
  Рев моторов, жуткие перегрузки, несколько скачков то вправо, то влево. Лаборант Метелка отбила свой толстый зад. Лаборант Перец потерял равновесие и теперь катался по всему помещению во след за бутылкой. Секретарь Ряпушка упала с колен самого гениального на свете возлюбленного, и застыла сама на коленях в знаменитой эротической позе прачки. Практикант Брюлик как-то неудачно засунул себе палец в нос, да так с этим пальцем остался. А выдающийся магистр Олово не сдержал газы.
  - Господи, да кто же может вынести нечто подобное?
  И вдруг все кончилось. Тишина, развеялся мрак. Что-то новое, необычное, из другого, неведомого и непонятного мира ворвалось внутрь корабля, стало его неотъемлемой частью. Лаборант Метелка открыла рот. Лаборант Перец оставил в покое бутылку. Секретарь Ряпушка прикрыла свои эротичные толстые ляжки. Практикант Брюлик наконец-то освободил нос и освободил палец. А выдающийся магистр Олово сдержал газы.
  - Господи, твою мать!
  И они увидели Солнце.
  
  
  КНИГА ВТОРАЯ. РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ
  
  
  ОТ АВТОРА
  Новогодние праздники образца двадцать первого века получились лучше, чем ожидалось раз в десять. Не важно, что за бортом свирепствовал кризис, раздутый мировой системой империализма. Это у них кризис, это они посходили с ума от просачивающихся в песок миллионов. А здесь никакого кризиса. Миллионов нет, просачиваться нечему, на хлеб пару копеек найдется.
  - Нравится мне такая зима, - сказал Владимир Александрович Мартовский.
  - Потрясающая новость. Значит, тебе еще что-то нравится, - я улыбнулся в ответ, продумывая новую тему для философской беседы.
  - Пропустите вперед, - Татьяна Анатольевна Мартовская растолкала своих мужиков бедрами, - Занимаетесь какой-то ерундой, вечно путаетесь под ногами. Мне из-за вас не хватает солнца и воздуха.
  И попилила вперед Татьяна Анатольевна. Вся такая гордая и независимая, вся такая загадочная и красивая в низких лучах нашего северного солнышка.
  Э, постойте, товарищи, не будем пока обливать солнышко. В самый первый день Нового года оно как-то ненавязчиво выглянуло из-за тучи, да так и продержалось до самого последнего дня, когда пришло время работы. Ну, почти продержалось. Десять солнечных дней из одиннадцати чуть ли не абсолютный рекорд для Санкт-Петербурга. Не верю, чтобы нечто подобное нас ожидало в ближайшие лет двадцать. Зато в ядерную зиму, почему-то в нее верю. Тем более в прекрасные зимние праздники, когда оказалось, есть еще что терять на русской земле, кроме мерзких и подлых серебряников.
  Земля моя родная,
  За что тебя продали?
  За светлое начало,
  И внеземные дали.
  А может за удачу,
  И прочие обеты.
  Которые иначе
  Нам были бы не ведомы?
  Или за грязь тупую
  В руках холуев жалких,
  Куда тебя вернули
  И бросили на свалку?
  Господи, дай нам силы сегодня, сейчас, чтобы с добрым сердцем и чистыми помыслами окунуться в ядерную зиму.
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  Свободный чистильщик Че Бэ Иванович вошел в Солнечную систему. Космический челнок класса "Корыто" двигался на непредельной для него скорости в облет планеты Земля. Радарные установки класса "Захват-2" работали на непредельных для них частотах, отсеивая неорганическую и несекретную информацию. И вообще, свободный чистильщик Че Бэ Иванович находился в длительном отпуске.
  Прежде чем перейти к более интересным событиям в данной части вселенной, уделим немного внимания необыкновенной личности Че Бэ Ивановича. Будучи уроженцем планеты Земля, товарищ Че мутировал при загадочных обстоятельствах в непобедимого мордобоя вселенной. Обладая не только прекрасными психофизическими качествами, но способностью к абсолютной регенерации, товарищ Че застолбил себе место в координаторском движении. Ну, и так как он оказался одним из первых координаторов со способностью регенерация, да еще уроженцем планеты Земля, товарищ Че сразу и без проволочек получил погоны старшего координатора и земной сектор в свое полное подчинение. Плюс в стажеры одного "пацана" по имени Муркотенок.
  Дальше победы, удачи, сплошная полоса везения, одна неудача и исключение проштрафившейся единицы из рядов всегда чистых честных и правильных координаторов. Затем Братство чистильщиков, непыльная работенка по чистке вселенной, кое-какие услуги для координаторского движения, реальная возможность получить индульгенцию за одну неудачу, одна ошибка и смерть. Долго и очень мучительно регенерировал после смерти Че Бэ Иванович. Прошли не то чтобы дни и недели, но многие годы, потраченные на регенерацию. Как-то неправильно регенерировал Че Бэ Иванович, можно сказать, с отрицательным знаком. Его неправильная регенерация стала причиной многих трагедий и неудач. В результате чего новая смерть и исключение какой-либо возможности (даже весьма нереальной) получить индульгенцию за одну неудачу.
  Две смерти, не слишком ли много, черт подери? Слабые натуры ломаются, но сильные становятся только сильнее. Будем считать, что на определенном этапе попал в черную полосу профессиональный воин Че Бэ Иванович. Нет, его чисто физические качества не изменились на определенном этапе. Вот крыша точно поехала не в ту сторону, и застрял в Братстве чистильщиков стопроцентный координатор. То есть застрял в единственном качестве, приемлемом для товарищей чистильщиков, или застрял как свободный чистильщик Че Бэ Иванович.
  А что опять же свободный чистильщик? Ну, как бы вам объяснить популярно на пальцах. Есть государственные организации, есть частные фирмы. Координаторское сообщество более чем государственная организация, это союз множества звездных систем (следовательно, множества государств) внутри и за пределами нашей галактики. Господа координаторы в координаторском сообществе все равно, что государственные служащие. Ибо они живут и работают на всем готовеньком, и еще получают из Координаторского центра кое-какую зарплату.
  Зато Че Бэ Иванович ничего такого не получает. Он сам себе папа, он сам себе мама, он сам себе государство. Ну, и правила у него свои собственные, не какие-то общевселенские правила. Отказаться он может от самой перспективной работы (в смысле денежек), если сочтет такую работу неподходящей к его личному кодексу чести. А если сочтет подходящей такую работу, тогда уберите позорные денежки.
  
  ЕСТЬ ИДЕЯ
  Зая Вредная пнула ногой очаровательную блондиночку Волчий Хвостик:
  - Поднимайся.
  Нулевая реакция. Зая Вредная собралась со слабыми силами и пнула опять:
  - Некогда расслабляться.
  Недовольное ворчание, несколько глухих и явно театральных стонов, заломленные руки якобы в отчаянии:
  - Ой, отпустите меня! Ой, не хочу!
  Не будем рассматривать якобы запасной вариант, когда мозговая деятельность биологического существа притормаживается, провоцирует энергетический дисбаланс, биологическое существо впадает в ступор и спячку. Не тот вариант. Слишком мало времени провела в ступоре некая очаровательная блондиночка, чтобы впасть в спячку. Для спячки еще бы неплохо подкорректировать время в большую сторону. А тут тебя пинают в мягкое место:
  - Поехали.
  Наконец, открыла глаза Волчий Хвостик:
  - Что уже все кончилось?
  Зая Вредная сделала над собой очередное усилие:
  - Нет, ничего не кончилось.
  - Ну, я тогда полежу немного.
  Попыталась закрыть глаза Волчий Хвостик. И вообще, хватит вам извращаться. Трудный день, много событий. Красивая светловолосая девушка имеет право вырубиться на пару минут, чтобы не быть обузой другим действующим лицам, но представить красивую декорацию на заднем плане. Или еще не понятно, не абы как вырубилась красивая девушка Волчий Хвостик. Она театрально вырубилась, она лежит в красивой и эротической позе.
  - Мы в опасности.
  Господи, что за вредина Зая Вредная. Если у тебя с красотой непорядок, не следует вмешиваться в стратегические планы более красивых девчонок, пачкать своей деревянной ногой их весьма эротичное платьице. А если еще не дошло, согласна чуть-чуть приподнять носик, дабы чуть-чуть приоткрыть ротик твоя незлопамятная подруга с очаровательной внешностью:
  - Нас спасет Муркотенок.
  Кажется, не дошло. Хотя деревянная нога перестала пачкать эротичное платьице:
  - Муркотенок в опасности.
  Ну, все, чертовски плохой день. Просто гадкий и отвратительный до умопомрачения. Никому не желаю такого дня. Ни в прошлом, ни в будущем, ни в настоящем времени. То есть никому не желает такого дня очаровательная блондиночка Волчий Хвостик. Особенно она не желает такого дня очень сексуальному инопланетянину с очень сексуальным именем Муркотенок.
  - Как, Муркотенок в опасности?
  Зая Вредная тяжело вздохнула:
  - Он пострадал в бою.
  Нет, не правда, не может быть. Волчий Хвостик уверена, сошла с ума Зая Вредная. С ее ранами, после всей этой беготни и стрессов любая девчонка может свихнуться мозгами. Девичьи мозги растут не от правильного корня. Есть теория, что девичьи мозги расположены несколько ниже талии. Отчего они (то есть мозги) часто встряхиваются или свихиваются. Удержать от встряски и последующих перекосов подобную хренотень почти то же самое, что совершить подвиг. Посему повторяю, в сложившейся ситуации может свихнуться любая девчонка. Даже настолько черствая, настолько непробиваемая девчонка, как Зая Вредная. А с другой стороны, чего-то не слышно, как топает и ворчит Муркотенок.
  - Мама моя.
  Вот и все, что сказала хорошая девочка Волчий Хвостик. Значит, театральное представление осталось без зрителей. Значит, аплодисменты не ожидаются. Значит, никто не придет тебя спасти и увести с собой в мир величайшего блаженства. И вообще, никто не придет. Даже Зая Вредная и та не придет. Потому что слабее младенца сейчас Зая Вредная. Потому что придется опять отдуваться за прочих товарищей одной восхитительной блондиночке по имени Волчий Хвостик.
  - Так чего мы стоим? - следующая реплика из театрального арсенала, - Так никуда не годится. Малейшее промедление, будет поздно. Набегут всякие подлые личности, увидят, чего мы тут натворили. Пожалуй, не станут они разбираться, были это точно мы или некто другой. Может, мы здесь случайно? Может, собирали грибы? Может, заблудились в кошмарном лесу, и никому нет до нас дела?
  Ничего не ответила Зая Вредная. Склонила на грудь голову, выронила лазерное оружие, медленно-медленно опустилась в ту самую зеленую лужу (фу, гадость какая-та), из которой еще недавно с таким трудом сумела подняться.
  - Вот опять все делать самой, - Волчий Хвостик решительно повернулась на своих восхитительных ножках и скользнула в лабиринт монастыря Святых паладинов.
  
  НЕ ТЕ ДВЕРИ
  Сначала очаровательная мутантка ошиблась дверью, ее занесло в пультовую. А там... Господи, вы представить не можете, что там такое, там настоящее месиво. Много-много мутантской крови. Стопроцентное ощущение, что мутантская кровь зазеленила едва ли не каждую деталь окружающей обстановки. Пол, скудная мебель, приборы, стены, сам потолок. Ни одного незеленого пятнышка в глазах, только кровавая зелень. И ребята, чертовски молоденькие, они все мертвые. Господи, да кто же так ненавидел ребят, чтобы сотворить с ними нечто подобное?
  На какую-то секунду замерла Волчий Хвостик. Ей вроде бы стало страшно. И вроде бы в данном месте стоило произнести патетическую речь, затем более чем обстоятельно хлопнуться в обморок. Суровая действительность порвала несколько судеб одновременно. Бывшие товарищи по юношеским забавам и несерьезным дурачествам завершили жизненный путь. Им уже не придется дурачиться. Маленькое деревянное счастье прошло стороной, подминая одновременно мечты, любовь и надежду, что на будущих играх выберет тебя очаровательная блондиночка Волчий Хвостик.
  Никаких вопросов, сама обстановка обязывает хлопнуться в обморок. Чертовски нехорошо получилось с той самой надеждой. После бойца Муркотенка никого никогда не выберет Волчий Хвостик. Сие как удар молнии. Сие свершившийся факт. Но живым ребятам могла остаться надежда. Вот очередные игры, за ними еще и еще... Сердце трепещет, все твои чувства устремлены в туманную даль. Вдруг появится сама красота и любовь в облике той самой очаровательной блондиночки, что полюбила бойца Муркотенка.
  Нет, одна среди мертвых тел не могла хлопнуться в обморок Волчий Хвостик. Вот так она хлопнуться не могла. Ей нужны были зрители, ей нужна была публика. Ни какая-та мертвая публика, расшмяканная и размазанная в хлам, ей нужна была настоящая публика. Именно при настоящей публике расцветали таланты местной красавицы и очаровательной блондиночки Волчий Хвостик.
  Только не думайте, что перед нами сама черствость. Очень добрая, очень славная девушка Волчий Хвостик. Ребята были хорошие, хотя совсем еще зелененькие, смерть унесла их не вовремя. Но что такое смерть? И что опять же некое живое существо Волчий Хвостик перед вечной любовью? Так что не будем бросаться словам, кого-то там обзывать в черствости, строить из себя святошу. Не была святошей Волчий Хвостик, но и злобной поганкой она не была. Когда-нибудь на досуге, среди друзей и своих соплеменников, может быть на широком плече Муркотенка, разразится слезами одна очаровательная блондиночка. Но сейчас никаких слез, никакого заламывания рук, истерик и прочего. Мертвые пускай упокоятся с миром.
  Мы вечные гости
  На этой земле.
  Гниют наши кости
  В сгустившейся тьме.
  Гниет наше мясо,
  И души в гнилье.
  Мы только припасы
  Для новых людей.
  Придут эти люди,
  Придут насовсем.
  Тогда нас не будет,
  Мы вымерли все.
  А если и кто-то
  Еще на ногах,
  Скончалась эпоха,
  Стряхнем ее прах.
  Да пошли мертвяки куда-нибудь далеко-далеко. Нужна живым товарищам Волчий Хвостик.
  
  НА ЧЕМ МЫ ОСТАНОВИЛИСЬ
  Че Бэ Иванович оказался не так чтобы случайно в пределах Солнечной системы. Скажу точнее, он оказался тут преднамеренно, чтобы встретиться с другом. Нет, не обладал особой сентиментальностью свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Насчет всяких прочувствованных сценок он тертый товарищ, и не разменивается на подобную ерунду. Когда ты шляешься в космосе двадцать пять часов в сутки без перерыва на послеобеденный сон и оздоровительный ужин, сама собой исчезает сентиментальность. Но с другом все-таки стоило встретиться, опять же если этот друг Муркотенок.
  Все в курсе, какие теплые отношения связывают двух лучших мордобоев вселенной. Кажется, нет ни одной более или менее развитой планеты внутри весьма богатой на подобные штучки галактики Млечный Путь, где бы не обсуждали личную жизнь мордобоев (простите, координаторов) и их дружбу. Наплевать, что ребятишки время от времени находились по разные стороны баррикады. Они оставались все теми же безбашенными друганами, даже поливая друг друга из всех немыслимых и экзотических видов оружия.
  Теперь понимаете, почему Че Бэ Иванович должен был встретиться с Муркотенком? Или не понимаете, черт подери? Космическое пространство прочищает какие угодно мозги, после чего отбивает в мозгах какую угодно хреновину. Скатиться с катушек окончательно и бесповоротно вроде бы не получится, но себя прежнего ты уже не найдешь никогда, если забросил обыкновенную (то есть оседлую) жизнь, если застрял в космосе.
  Не утверждаю, что предстоящая встреча как-то могла вышибить космос из черепной коробки Че Бэ Ивановича. Космос не вышибается. Однако Че Бэ Иванович должен был встретиться с Муркотенком. Причина самая естественная, не часто происходят встречи чертовски занятых товарищей на просторах вселенной. А тут, можно сказать, повезло. Друган Муркотенок подал сигнал:
  - Где ты, Иванович?
  В ответ ему высветились координаты:
  - Там-то и там-то.
  - Так это всего в трех парсеках, не более.
  Ну и слово за слово договорились товарищи о дружеской встрече. Правда у хитрого другана Муркотенка где-то в подкорке сидела хитрая мысль. Вдруг удастся уговорить Ивановича вернуться в координаторы. Видишь ли, добрый товарищ ты мой, прошлые ошибки забываются, координаторское движение разваливается. При таких обстоятельствах самое время вернуться в координаторы. Так или примерно так думал великий боец Муркотенок. Как думал Че Бэ Иванович, мы уже говорили. И не имеет значения, что думал боец Муркотенок.
  Главное, что ребята решили встретиться на привычной им территории. То есть они решили встретиться в местах их беззаботной молодости на планете Земля, или где-нибудь рядом в околоземном пространстве.
  Почему бы и нет? Хорошая дружеская встреча, бутылка водки на столе, разговоры о том, о сем. Ну, в первую очередь очень интересно разобраться, насколько расширила границы наша вселенная. Ее постоянно разбегающаяся материя с момента последней встречи куда-нибудь да разбежалась. Нет, она еще не дошла до той критической отметки, когда наступает время сбегаться. Следовательно, материя все еще разбегается, и можно много чего интересненького найти в обновленной вселенной.
  А еще:
  - Ну, как, женился, старый дурак?
  - А ты молодой, что ли? Сам то женился?
  - Да вроде как некогда.
  - Ну, хотя бы ты потерял свою девственность?
  Плюс много-много тупых глупостей, на которые обычно нет времени. Соберутся друзья, выпьют, побалагурят, чего-нибудь подорвут внутри нашей не самой большой на свете галактики. Чего-нибудь очень огромное или очень важное, чтобы было о чем вспомнить при следующей встрече.
  Ну и, наконец, горячий привет. Хотя надо бы прежде организовать встречу, дым коромыслом и прочие радости.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЕДЬМОЙ ГЛАВЫ
  - Мы сделали это! - взвизгнула лаборант Метелка, стягивая лаборантскую кофточку.
  - Еще как сделали, - загадочно ухмыльнулась секретарь Ряпушка.
  - И у нас будет музыка, - лаборант Перец уставился на экран, пожирая глазами серую Землю.
  - А разве могло быть иначе? - подвел итог руководитель всей гоблинской шоблы и старший по возрасту практикант Брюлик.
  Хотя постойте, я ошибаюсь, старший по возрасту магистр Олово лежал на кровати, стыдно признаться, со связанными руками и ногами. Во рту его торчал кляп из каких-то рваных трусов, чуть выше красовались наглазники. Средство предосторожности, черт подери. Во-первых, чтобы старичок не отвлекал своей тупой болтовней от работы. Во-вторых, чтобы не испортил старческие глазки при виде Солнца.
  Вы же знаете, какое красивое Солнце. Как оно проникает своими лучами сквозь солнцезащитный экран. Как проходит другую защиту, то есть защиту духовную. Солнцезащитный экран есть творение рук человеческих, или техногенная мелочь, что не является более или менее достойной преградой, чтобы сдержать Солнце. Вот духовная защита будет куда посерьезнее. При ее прорыве старческое здоровье может не выдержать. Жил старичок, чудил старичок, того не ведая, гадил русскую землю. Вдруг сломалась духовная защита, старческие глазки испортились, а у нас как-никак праздник.
  - Где бы теперь полежать? - вздохнула лаборант Метелка, стягивая лаборантскую юбочку, - Я так устала, точно без выходных работала.
  - Мы и работали без выходных, - еще раз ухмыльнулась секретарь Ряпушка.
  - Для меня работа всегда праздник, - вставил свои пять копеек лаборант Перец, - Особенно если есть музыка.
  Нет, вы не знаете, какое красивое Солнце. Сия красота открывается не каждому разумному существу за один присест и надолго. Разумное существо не чувствует Солнце. Или точнее, оно не желает чувствовать Солнце. Вот еще нежности какие, скажите, пожалуйста. Солнце было всегда. Солнце будет всегда. Нечего распускать слюни и говорить всякие глупости. Хотя поверьте мне на слово, очень хочется говорить глупости и распускать слюни.
  - А я первая сказала, какой была трудной работа, - лаборант Метелка отбросила к чертям лаборантскую юбочку.
  - Работа всегда трудная, - пожала покатыми плечами секретарь Ряпушка.
  - Но музыка всегда музыка, - почему-то еще не заткнулся лаборант (по совместительству пьяный козел) Перец.
  И только двое товарищей в этой весьма экстравагантной компании промолчали. Опять же промолчал магистр Олово по причине очень большой обиды. Какие-то пацаны и девчонки покрутил магистра. Вы представляете, всякое недоразвитое чмо подняло грязные лапы на святую святых гоблинской цивилизации. Что такое святая святых гоблинской цивилизации? Это, когда одни товарищи правят, кому поручила подобное дело цивилизация, а другие товарищи подчиняются. Но не абы как подчиняются другие товарищи, но по установленному порядку и по регламенту. Здесь же никакого регламента. Молодежь веселится в то время, как их непосредственный руководитель, что тряпка с дерьмом устранился от непосредственной власти. То есть лежит вышеозначенный руководитель, вместо того, чтобы говорить патетические речи (во рту кляп) или править вышеозначенной сволочью (чуть выше наглазники).
  С другой стороны, у молодежи новый вожак. Он прошел суровую школу науки, и выучился. Он прошел не менее суровую школу выживания, и выжил. Его затирали всеми возможными и невозможными способами, даже попробовали физически устранить через расщепление на атомы, но он остался где-то в тени, затихорился до подобающего момента, и выстрелил. Теперь на нем груз неподъемной ответственности. За старого дурака, за расшалившихся сопляков и придурков, за компьютеризированную возлюбленную, за перехватчик класса "Бипоша", за любимую русскую землю.
  Вот почему промолчал практикант Брюлик.
  
  ОРГИЯ ПРИБЛИЖАЕТСЯ
  Лаборант Метелка сделала несколько эротических потягиваний, прежде чем прошествовала к кровати, на которой лежал магистр Олово:
  - Я так устала, что с вашего позволения отдохну.
  Никто не отреагировал на слова маленького пухленького лаборанта с весьма прозаической фамилией, которую носит половина законопослушных гоблинов. Что опять же Метелка? Да ничего такого Метелка. Повторяю, никто не обратил внимания на обнаженную девичью невинность и вытекающие отсюда гоблинские прелести. Даже не совсем трезвый лаборант Перец состроил почти трезвую мордочку. Мол, мы подобным добром не закусываем. После чего отправился в длительное путешествие по корабельным отсекам. Видите ли, на него напал непреодолимый приступ жрача. И хотя этот приступ случился в самый неподходящий момент, лаборант Перец был более чем уверен, что жратву он найдет в более чем достаточном количестве:
  - Или придется съесть дедушку.
  Подобная мысль показалась очень забавной не совсем трезвому лаборанту. Он несколько раз рассмеялся, но опять-таки никто не заметил его прекрасное настроение. Секретарь Ряпушка склонилась над картой Солнечной системы. Ее компьютеризированные мозги не просто считывали информацию из базы данных космического перехватчика класса "Бипоша", но одновременно обрабатывали поступающую информацию и выдавали свое решение. То есть решение, свойственное только мозгам гоблина:
  - И куда мы теперь полетим?
  Практикант Брюлик указал в малозаметную точку на карте:
  - Пересылочный пункт паладинов.
  Секретарь Ряпушка опять напрягла мозги:
  - В этом что-то есть.
  Практикант Брюлик изобразил нечто вроде улыбки:
  - Мы должны пересидеть бурю.
  Еще одна мозговая атака:
  - На пересылочном пункте запасов хватит лет на пятьсот, и паладины вряд ли туда вернуться.
  Практикант Брюлик попробовал что-то добавить к одному очень правильному выводу одной очень правильной гоблинской девушки, но передумал. Зачем добавлять что-то, когда добавлять нечего? Зачем сотрясать без нужды воздух? Практикант Брюлик прожил очень трудную, неоднозначную жизнь. Но прожил эту жизнь до такого момента, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Свершилось, черт подери! Практикант Брюлик не нашел ничего лучше, как посмотреть в глаза одной очень правильной девушке. После чего положил свою здоровенную волосатую ладонь поверх ее худосочной (по гоблинским меркам) волосатой лапки.
  - Теперь можно расслабиться.
  И тут завыл лаборант Перец.
  Начало песни:
  А я люблю селедку,
  И девочек, и водку,
  И бутерброд с икрою,
  И всякое такое.
  Еще люблю бодаться,
  Смеяться и плеваться.
  И бить козла по морде,
  Когда он неугоден.
  Припев:
  Стакан не пустой,
  Жизнь льется рекой.
  Продолжение песни:
  И дело не в стакане,
  И даже не в обмане,
  Которым себя тешит
  Натура моя грешная.
  Я грех люблю, как чудо,
  И не стесняюсь блуда.
  И даже не стесняюсь,
  Когда в дерьме валяюсь.
  Припев:
  Стакан за стаканом,
  Печалиться рано.
  Окончание песни:
  Пусть святоши отстанут
  И к черту в лапы канут.
  Они такие буки
  И долбанные злюки.
  Я с водкой породнился,
  Давно с ней примирился.
  И рвусь к одной лишь цели -
  Всеобщему веселью.
  Припев:
  Жизнь хороша,
  Ликует душа.
  Нет, не подумайте чего-нибудь гадкое. Лаборант Перец просто пел песню.
  
  ОРГИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  Лаборант Метелка этакими эротическими шажками подкралась к кровати, на которой мучился в одиночестве старый дурак Олово:
  - Мы ведь теперь все одной крови?
  Лаборант Метелка сорвала наглазники:
  - Следовательно, нельзя обращаться плохо со старшими товарищами. Как мне говорила любимая (или не очень любимая) мамочка, старших товарищей надо любить. Или не любить, но хотя бы чуть-чуть уважать и доставлять им маленькие стариковские удовольствия. Старость не есть приговор души, окончательный и бесповоротный. Очень многие разумные существа в старости преодолевают собственное ничто, раскрепощаются, перестают себе лгать, какая они бесподобная цаца. Наступает разнузданность страсти.
  Лаборант Метелка сделала несколько эротических движений своей эротической попкой перед самым носом магистра Олово:
  - С другой стороны, старичкам уместны мудрость и воздержание. Как говорила все та же любимая мамочка, перевозбудившийся дедушка может легко протянуть лапки. Это уже плохо, даже чертовски плохо. Если товарищ в летах суть существо неуправляемое, отсюда не следует, что ему самое место на кладбище. Пусть немножечко поживет, мы проконтролируем его стариковское эго до вполне удобоваримого уровня, где старичок окажется под контролем.
  Лаборант Метелка легко запрыгнула на кровать и уселась верхом на магистра Олово. Ну, что творит девка? Что она (ешкин корень) творит? Нельзя подобные вещи творить на голодный желудок. Да и не каждый сытый желудок гарантирует положительный результат. Впрочем, какая разница? Эх, если бы сейчас вынули кляп, то содрогнется вселенная от диких воплей магистра Олово. Ну и, конечно же, эротических всяких эпитетов. Гаденькая, ты моя! Сплошное ты безобразие! Ну, покажи, на что ты способна еще много раз, и покажет тебе, на что способен магистр Олово.
  - Нет, опять не годится, - лаборант Метелка устроила эротический танец на животе все того же товарища, - Старичок такой сморщенный, такой недоразвитый, или точнее сказать, атрофировавшийся. Нет, не возбуждает меня старичок. Простите, родные мои, я честная девушка, хочу только честной любви, не каких-то там неуставных отношений с еле живым папашей.
  Зато ты меня возбуждаешь, подумал магистр Олово. Еще как возбуждаешь, грязная сука. Я чувствую запах твоих грязных трусов, торчащих из моей грязной пасти. Я чувствую сами твои выделения на грязных трусах, и понимаю, что ты еще девственница. Очень грязная, очень мерзкая девственница, сохраняющая непонятно зачем, непонятно для кого это девство. Ведь проглядел подобную дрянь магистр Олово. Ведь заинтересовался другой дрянью, жизнь на нее положил, между прочим. Следовало выгнать ту прежнюю дрянь, все равно ей давно не четырнадцать лет, даже не двадцать, даже не тридцать. То есть выгнать ту подлую дрянь в подлом облике ученого секретаря Ряпушки и взять себе новую дрянь, вот эту грязную девку и девственницу.
  - Впрочем, мама меня поймет, - лаборант Метелка высунула здоровенный язык и облизала им мордочку развратного старика Олово, - Почему это всякие старые извращенцы привлекают одну очень тихую, очень скромную девушку? Почему это очень скромная девушка готова забыть про свою девственность, когда попадается ей очередной извращенец?
  Лаборант Метелка шлепнула языком по губам развратного старика Олово. Затем сделала невероятный прыжок и приземлилась своим эротическим и весьма откормленным местом прямо на морду того же товарища.
  Магистр Олово почувствовал целый букет запахов. Магистр Олово утерял дар мысли. Магистр Олово почувствовал, что задыхается. Нет, такого не может быть, потому что не может быть никогда. Что управляет нашим сознанием на любом этапе? Мысль управляет нашим сознанием. Четкая, то есть техническая мысль с определенными границами. Вот возьму мысль, вот превращусь в лед. Спокойствие, чистый разум, наука и техника. Пусть перевозбуждается рядом вселенная. У меня только мысль, то есть чистая мысль, то есть наука и техника. Или снова не так? Или чего-то я упустил? Неожиданно старый блюститель науки и техники задергался в такт эротическим движениям маленькой вредной гоблинки.
  - Давай старичок, пока можно.
  Здесь корабль тряхнуло, экзотическая парочка полетела с кровати.
  
  И ЕЩЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  Лаборант Перец нашел много жрача. Даже чертовски много нашел. Видимо предыдущий хозяин космического перехватчика готовился к дружеской вечеринке. У него было много не только стандартных продуктов в тюбиках, пакетиках и коробках. У него была колбаса (срок годности две недели), сыр (срок годности месяц) и молоко (трехдневная годность). Где откопал подобные деликатесы предыдущий хозяин перехватчика одному богу известно. Ну, а водку он точно достал в аду. Никогда не встречал ничего подобного лаборант Перец:
  - Живем, братва.
  И тут же убрал водку. То есть задвинул ее в самую дальнюю секцию холодильника, чтобы не мозолила глаза, чтобы не мешала строить новую жизнь бывшему запойному пьянице. Нет, не выйдет, завязал с пьянкой лаборант Перец. Прежние отношения между товарищем лаборантом и товарищем водкой стали в тупик. Обоюдная любовь, плюс нетерпение сердца, плюс прочая арифметика как-то сошли на нет. Охладел товарищ лаборант к товарищу водке. Вот со жрачкой он не завязывал. На жрачку запрета не было. Истинный любитель музыки должен кушать до отупения. Пить ему вовсе не обязательно, чтобы не посадить голос. А жрать ему обязательно. Теперь будет жрать, жрать и жрать лаборант Перец.
  Хотя с другой стороны, самое время сменить профессию. В лаборанты не нанимался лаборант Перец. В лаборанты его записали родители, воспитатели, учителя, и вообще вся система гоблинского государства. Не желал в лаборанты будущий лаборант Перец, желал заниматься музыкой. Он всегда желал заниматься музыкой. Если не с самого рождения, то, по крайней мере, с того момента, как услышал журчание воды в унитазе. О, господи, как же там здорово журчала вода! Ничего подобного не слышал еще Перец. Вроде бы просто журчала вода. То есть журчала она потому, что унитаз был старый, не очень исправный. А когда исправили унитаз, и вода перестала журчать, еще страшнее запил лаборант Перец.
  Хватит, с прошлым покончено. Гоблинское государство далеко позади, мы туда никогда не вернемся. Для больных и дебилов красноречивый жест в сторону гоблинского государства показал лаборант Перец. Что в красноречивом жесте, черт подери? Да то самое, чего следовало ожидать все безумные годы, проведенные в лабораториях товарищем лаборантом с чистой и нежной душой. Долой тиранию! Свобода, свобода, еще раз свобода! Никакого соглашательства с хитрозадыми гоблинами. Пускай развивается по собственному сценарию гоблинское государство. Пускай клепает из маленьких мальчиков и маленьких девочек спившихся лаборантов. Пускай ремонтирует унитазы, чтобы в них не журчала вода.
  Повторяю, теперь все будет иначе. Здесь в космосе никому не подчиняется лаборант Перец: ни богу, ни черту, ни государству, ни мафии. Здесь только музыка сфер. Здесь только бесконечное наслаждение музыкой. Здесь и только здесь будет творить мировые шедевры пока еще малоизвестный лаборант Перец. Ну, и чтобы творить мировые шедевры, надо убить в себе хмель и нажраться.
  - Гуляем, братва.
  Лаборант Перец открыл пакет с молоком и отхлебнул самую малость. Его передернуло, затем вытошнило. Все выдержал лаборант Перец. Не просто выдержал, но вытер скользкие губы, и снова поднес к ним пакет с дурно пахнущей белой жидкостью. Говорят, молоко полезная штука. Говорят, молоко повышает потенцию. Говорят, потенция отвечает за музыкальный талант. Говорят, музыканты хлебают одно молоко. Вот так берут пакет двумя музыкальными пальчиками и хлебают. А еще чего говорят?
  Ты же нормальный пацан. Ты не можешь отступить или сдаться на пороге новой вселенной. Крепко держит тебя прошлое. То самое гоблинское прошлое, которое удержало и поломало многие чувствительные натуры. Железо в твоем организме не растворяется гуманитарными слезками. Сколько придется страдать и терпеть, чтобы выдавить это железо по каплям?
  Здесь корабль тряхнуло, и лаборант Перец захлебнулся в вязкой вонючей жидкости.
  
  КОНЕЦ ОРГИИ
  - Мы так давно не занимались любовью, - мягко сказала секретарь Ряпушка.
  - Да, с тех пор немало снега растаяло, - философски заметил практикант Брюлик.
  - И пришлось пережить много мерзостей, - еще мягче сказала секретарь Ряпушка.
  - Я тебе очень сочувствую, - практикант Брюлик стиснул своей волосатой лапой ее волосатую лапку.
  - И старый козел довел до отчаяния, - почти прошептала совсем разомлевшая Ряпушка, - Я больше не секретарь. Не хочу заниматься грязной работой для всяких высокоученых ублюдков и извращенцев. Не хочу развлекать их умы на уровне биологического компьютера. Не хочу ублажать их зловонную плоть просто на физиологическом уровне. Хочу быть не более чем обыкновенная женщина, скажем, женщина мать множества маленьких вредненьких гоблинов.
  - Ты этого заслужила, - почти прошептал практикант Брюлик.
  - И ты заслужил.
  - Мы оба заслужили новую, чистую, непорочную жизнь. Может в других мирах, на других звездах, на других планетах. Она будет такая жизнь. Той прошлой жизни не будет уже никогда. Мы просто вычеркнули свое прошлое ради будущего. Нам невозможно вернуться в прошлое, чтобы продолжить прошлую жизнь. Да и надо ли нам туда возвращаться, если по курсу у нас звезды и Солнце?
  - Я тебя люблю, - секретарь Ряпушка впилась своими отвислыми губами в более чем отвислые губы практиканта по имени Брюлик. После чего навалилась своей отвислой грудью на его отвислую грудь.
  И я тебя люблю. Или нечто подобное хотел сказать практикант Брюлик. Но ничего не сказал. По большому счету ничего не значат слова, когда ты в открытом космосе. Среди мертвой травы, среди усыпанных ядерной пылью деревьев еще чего-то значат слова. Они (то есть слова) отражаются мертвой травой, они застревают в радиоактивных кронах, они просятся в бесконечную даль, где их поглощают свинцовые тучи. Но повторяю, в открытом космосе ничего не значат слова. Остаточная подзагрузка твоего организма, не более. Вот почему ничего не сказал практикант Брюлик.
  Плюс всякие звуки и хрипы застряли в стандартном гоблинском горле (столько-то живой материи, столько-то проводов и железа). Стандартное гоблинское сердце выскочило из груди и ударило в стандартную гоблинскую голову. Пускай стандартное гоблинское сердце было не более чем механизм из проводов, микросхем и всякого неорганического мусора, но практикант Брюлик точно почувствовал, как выскочило из груди, как ударило в голову именно это, не какое другое сердце.
  Космос безбрежный,
  Звезды прекрасные.
  Мы с тобой прежние,
  И это ясно.
  Нас не испортили
  Ни горе, ни почести,
  Ни плохая погода,
  Ни счастье, ни корчи.
  А если не нравится
  Раскладка подобная,
  Вселенная такая забавница,
  И до чего ее много.
  Здесь корабль тряхнуло, не успел признаться в любви практикант Брюлик.
  
  БОЕВАЯ МАШИНА
  Не скажу, чтобы очаровательная деревяшка по имени Волчий Хвостик хорошо разбиралась в механике. Она все-таки девочка, то есть не просто девочка, она очень нежная, очень очаровательная девочка. Ей не совсем чтобы подходят всякие пулеметы, плазменные винтовки и боевые машины класса "Козел" со всей их громыхающей, стреляющей, взрывающейся начинкой.
  А что подходит очаровательной девочке? Черт его знает, что подходит очаровательной девочке. В сером лесу, среди серых кустов и деревьев, где даже елки какие-то серые, прячется много смертоносных врагов и разного рода хищников. Смертоносные враги и разного рода хищники не разбирают мальчик ты или девочка, и насколько очаровательная. Их интересует единственная вещь, годишься ты или нет в пищу.
  Волчий Хвостик передернуло. Как-то неправильно, единственной во вселенной красавице быть пищей. Но опять же сие общепринятый факт. Красота суть понятие относительное. С позиции высокого разума красота сочетается с гармонией куда в большей степени, чем могло бы показаться со стороны. Например, что такое негармоничная красота? Ага, вы задумались. Глазки бегают, куда бы спрятаться. Ручки трясутся, чего бы свинтить или слямзить. Негармоничная красота по любому счету всего лишь уродство.
  Но отойдем от позиции высокого разума. То есть отойдем на позицию разума низменного, во всех отношениях злобного, пораженного до самого корня вещистским материализмом, убитого плотью. Что говорит низменный разум? Ага, вы опять догадались. Ничего не говорит низменный разум, но выпустил когти и крепко сжал челюсти.
  Волчий Хвостик сглотнула сухую слюну. Приходится признавать факты. Или ты побеждаешь врага или становишься пищей. Для победы даже над самым паршивым врагом, например, над каким-нибудь мутировавшим бельчонком или крысенышем, необходимо более или менее разбираться в оружии. В пулеметах, плазменных винтовках и боевой машине класса "Козел". Без комментариев, во всей навороченной ерунде разбиралась и хорошо разбиралась очаровательная блондиночка Волчий Хвостик.
  Наконец, она любила потусоваться с мальчишками. А мальчишки любили покрасоваться перед самой известной в Шипованной роще и на Смоляной пустоши деревянной красавицей. Нет, не обязательно, чтобы надеялись на благосклонность красавицы все те же мальчишки. Да и нет их уже никого. И вообще дело прошлое, как пробовала свой театральный талант Волчий Хвостик на тех же мальчишках.
  - Все мы взрослеем, - хорошая мысль.
  - Всем нам когда-нибудь да приходится отвечать за чужую жизнь, - еще одна мысль, снова хорошая.
  - К этому (то есть к ответственности) не подготовиться за пятнадцать секунд, надо быть просто готовым.
  Низменный разум не обязательно есть достояние грязных мутантов. Что-то расчувствовалась в последнее время некая очень известная нам блондиночка. Чувствовать вроде бы по обязанностям не полагается. Или прощай надежда. А заодно и любовь. А заодно и сама жизнь. Низменный разум все равно, что болезнь, привитая ядерной зимой. Под серыми небесами, при повышенной радиации и всепоглощающей слякоти истончается и понижается разум. Отсюда несанкционированная жестокость, лужа крови и боли.
  Теперь понимаете, почему не прочитала молитву, не уронила скупую слезу, не хлопнулась в обморок Волчий Хвостик, та самая удивительная красавица, на которой офонарела вселенная. Ну, что поделаешь, если были настолько тупыми мальчишки, что позволили открутить себе голову, отстрелить сердце, почки и легкие. И ничего-то от них не осталось, черт подери, вот разве что Боевая машина.
  А где находится Боевая машина и как там ей управлять знает хорошая девочка Волчий Хвостик.
  
  ЧЕГО У НАС РЕБЯТА В БАРДАКЕ
  Че Бэ Иванович состыковал космический челнок класса "Корыто" с космическим перехватчиком класса "Бипоша". Затем отключил кодовые замки и прочие шлюзовые перемычки, чтобы спокойно, все равно как в домашних условиях, перебраться из собственного корабля на корабль бойца Муркотенка.
  И знаете, ничего не случилось. То ли спит старый бездельник, то ли книжку читает, то ли гоняет монстриков по бортовой сети, сразу на трех компьютерах. Даже улыбнулся Че Бэ Иванович. Узнаю старую школу. Ну, что там из прошлого? Кажется, только двое нас и осталось среди вечной и бесконечной вселенной. То есть двое неунывающих мордобоев, погрязших в собственной непогрешимости и раздолбайстве.
  Ах, она старая школа! Она как песня, опять-таки. Какой-нибудь современный школяр набивает собственную посудину кучей следящей аппаратуры, электронных замков и ловушек. Каждый атом, проникший вовнутрь современного школярского корабля, осматривается, изучается и, если надо, уничтожается. Видите ли, почему-то враги на двести парсеков окрест нацелили свои подлые глазки именно на школярский корабль. У них нет никаких более интересных занятий, чем подкрадываться к вышеупомянутой посудине с целью ее захвата или на худой конец, чтобы учинить непотребство. Вот почему современному школяру нужно десять тонн электроники и взрывчатки. Но не так на космическом корабле товарища Че. И не такой боец Муркотенок.
  - Узнаю Муркотенка, - опять улыбнулся Че Бэ Иванович, - Даже коды не поменял с прошлого тысячелетия.
  Да и какие опять коды? У Муркотенка всегда пароль "Муркотенок", логин "Муркотенок", и повторный пароль, и повторный логин, и контрольный выстрел по клавишам. Много кораблей раздолбал Муркотенок, много их поменял во время странствия по вселенной, вот пароль энд прочая ерунда у него прежние. Кстати, если забыли пароль, в идентификационных клеточках выставляем цифры "один", "два", "три", "четыре" - и все работает.
  - Прежний раздолбай и бездельник, - спрятал улыбку в густой бороде бывший старший координатор Че Бэ Иванович.
  Кстати для справки. Со времени своего координаторства сильно изменился товарищ Че. Мутантские признаки в нем ослабели и перешли практически до нуля, зато человеческие качества усилились и перешли практически к единице. Вот что значит повторная регенерация. Доминантные признаки усиливаются при повторной регенерации, рецессивные признаки ослабляются. Если на повторную регенерацию наложить постповторную регенерацию, то доминантные признаки сводятся на заоблачную вершину, рецессивные признаки вообще в заднице.
  За отчетный период, можно сказать, превратился в стопроцентного человека Че Бэ Иванович, в такого былинного богатыря со всеми вытекающими отсюда последствиями. Зато Муркотенок, как был Муркотенок с планеты Мурс, таким и остался.
  Огонь зажигается,
  Земля просыпается.
  Облетает ракета
  Очаровательную планету.
  Полет проходит по плану,
  Никто не зовет маму.
  И никаких приколов,
  Просто ребята веселые.
  Сидят и решают задачу,
  Как бы так поудачнее
  На планету нам приземлиться,
  И не разбиться.
  Че Бэ Иванович одолел шлюзовую камеру и очень тихо, вроде бы крадучись, открыл последнюю дверь:
  - Сюрприз.
  А там внутри такое, глаза бы мои не смотрели.
  
  НИЧЕГО НЕТ ЛУЧШЕ ДУШЕСПАСИТЕЛЬНОЙ БЕСЕДЫ
  Хорошая истина, точная истина. Свободный чистильщик Че Бэ Иванович усадил рядком всю нашу веселую гоблинскую компанию, навел небольшой порядок внутри корабля, плюс еще выполнил несколько очень простых операций. Во-первых, развязал старикана в кальсонах и вытащил у него из пасти грязные (как минимум две недели нестиранные) женские трусики. Затем одну разбитную девчонку заставил прикрыться, а одну шибко увлекшуюся парочку заставил расстаться. Ну и, в-четвертых, некий пьяный товарищ заткнул свою луженую глотку. Правда при этом пришлось немного пожумкать товарища. После чего он еще поблевал над помойным бачком, чтобы случайно не сдохнуть на следующем этапе.
  Нет, не думайте, дорогие товарищи, что свободный чистильщик с внешностью былинного богатыря занялся благодеянием для кучки перегревшихся на солнышке гоблинов. Нет, ничего подобного. То есть ничем подобным никогда не занимался, никогда не будет заниматься Че Бэ Иванович. Вот успокоить бешено бьющееся сердце никак не получилось иными путями. Даже если бы изметелил Че Бэ Иванович ту же праведную компанию и без скафандров выбросил в космос.
  Ладно, проехали. Стакан водки вроде бы не самой действенное лекарство, но после второго стакана сердце вроде бы не стучит так неистово. Большое человеческое сердце стопроцентного славянина так или иначе выдержало непомерную перегрузку, то есть не лопнуло от досады и злобы. Да и мысли пришли в порядок. Может гоблины великие ученые, может изобретатели и рационализаторы, но не настолько они крутые бойцы, чтобы в пять рыл (две бабы, два пацана, один старый дурень) могли завалить бойца Муркотенка.
  Что-то здесь из другой оперы. Че Бэ Иванович не то чтобы верит в своего другана и бывшего напарника. Просто во вселенной существует один Муркотенок. Остальные товарищи не более чем крохотные червячки или букашки. Но Муркотенок он существует, то есть существует один. Если какая букашка сумела достать Муркотенка, если завалила его на широкую спинку, об этом бы сразу стало известно Че Бэ Ивановичу.
  И опять более или менее дурацкая мысль в голове. Неужели совсем одурел товарищ свободный чистильщик? Неужели сразу не догадался? Чудится ему в каждом камне, в каждой букашке крамола. Хочется всюду найти и обезвредить врага. Вот почему проходит Че Бэ Иванович мимо простых и естественных истин. Нет по большому счету крамолы, нет лапы врага. Товарища чистильщика, как бы это сказать, разыграли. Встреча старых друзей, посиделки за бутылочкой водки, какое-то там прошлое. Почесал свою наглую мордочку Муркотенок, напрягся и выродил розыгрыш. Именно такой розыгрыш, на который никто не способен в целой вселенной, кроме опять-таки старого другана Муркотенка.
  Почему бы и нет? Слушок правильный, на планете Земля появились гоблины. Опустился на вышеупомянутую планету, можно сказать, Муркотенок, подобрал кучку этих, можно сказать, очень страшных товарищей гоблинов, устроил вышеупомянутый розыгрыш. Сам где-нибудь прячется. И не обязательно прячется на космическом корабле Муркотенок. По сути, он может прятаться где угодно, например, в мусорном контейнере за каким-нибудь из ближайших астероидов. То есть прячется и топорщит усы, как хорошо у него все получилось, какой крутой розыгрыш. И как бесновался друган Че, точно на самом деле поверил во всякую дурость.
  Теперь перейдем к нашим гоблинам.
  - Итак, - очень грозно посмотрел на гоблинов непобедимый боец и лучший из мордобоев вселенной Че Бэ Иванович, - Кто мне скажет сейчас, где этот гад Муркотенок?
  
  ОКОНЧАНИЕ СЕДЬМОЙ ГЛАВЫ
  Белые ангелы, яркий свет, затем пух и перья. Еще много-много квадратов, сталкивающихся и переливающихся между неправильными полушариями мозга.
  Разрешите вопрос, почему это неправильные полушария, когда обязаны быть правильные? Разрешите ответ на вопрос, на самом деле правильные полушария, но их содержимое почему-то неправильное. Разрешите следующий вопрос, почему от содержимого стоит не совсем реалистический шум, но нечто напоминающее долбежку? Снова белые ангелы, которые попали под яркий свет, и медленно исчезают, оставив после себя пух и перья.
  - Просыпайся, мой маленький, - пришла мама.
  - Хватит спать, мое солнышко, - точно она.
  Только черты какие-то расплывчатые, можно добавить, не совсем правильные черты. Но точно она. Чувства подсказывают, что пришла мама.
  - Скажи, мамочка, мы на небесах?
  Неужели это ты спрашиваешь? Или точно тебе показалось? Такое ощущение, что губы твои не шевелятся. Они превратились в кусок льда, или их вообще нет. Но ты все равно спрашиваешь. Процесс формируется где-то внутри твоего организма, кажется, в среднем пальце на левой ноге. Процесс точно там формируется, чтобы в дальнейшем перейти в долбанутую голову и прорваться наружу, опять уточняю, прорваться сквозь раздражающую долбежку. Потому что пришла мама.
  - Нет, это не совсем небеса.
  Тогда следующая попытка:
  - Так что же оно такое?
  И следующий ответ:
  - Я не знаю, что оно такое, сынок. Я просто не знаю. И вообще, меня здесь не должно быть. Но я просто пришла, чтобы посмотреть на своего маленького сыночка. Ему страшно, ему холодно, с ним нехорошо поступили всякие нехорошие товарищи. Вот поэтому я пришла, чтобы не было так страшно, так холодно, чтобы простил мой сыночек тех нехороших товарищей.
  - Я уже их простил, мама.
  Неужели точно простил? Неужели кто-то прощает кого-то, когда ему страшно, когда ему холодно? За что, за какую провинность прощает? Среди разрозненных перьев, в пуху, кажется совершенно бессмысленным любое осознанное действие, тем более действие, если приходится кого-то прощать. Не было действия, за которое стоит прощать. Только мохнатая мама:
  - Вот и хорошо, вот и правильно. Я больше тебе не нужна, я пойду. Путь не близкий, ты понимаешь, мне надо обратно.
  Боль ударила в грудь:
  - Не уходи, мама!
  Боль ударила в то самое место, где находится сердце. Острая, невыносимая, практически нечеловеческая боль. Опять ощущение, что лопнуло сердце. Затем его маленькие кусочки собрались вместе и воссоединились в один здоровенный кусок. Ну, и здоровенный кусок в свою очередь как-то нелепо дернулся и затих, затем снова дернулся и пошел отстукивать пустые шаги в бесконечность.
  Как много шагов. Господи, как же их много! Очень хочется остановиться, ну очень хочется. Пожалуйста, я прошу вас, замрите шаги. Не можно так долго, так страшно стучать. Уберите, пожалуйста, бесконечность.
  Ничего не получается, господи, совсем ничего. Такая милая картинка из прошлого. Тепло ее рук, нежность ее глаз, опять же тихий и успокаивающий сердцебиение голос. Все поглощают шаги, все убивают на алтаре времени. Страшные шаги, ненавистные шаги, чувство невосполнимой потери, сама вечность.
  С каждым шагом все дальше и дальше уходила мохнатая мама.
  - Ну, прошу тебя, не уходи...
  Муркотенок открыл глаза. Муркотенок увидел свинцовое небо над головой. Мелкие капельки дождя медленно стекали по его изуродованному лицу. А может оно было что-то другое? Что-то из очень забытого детства.
  
  ОТ АВТОРА
  Владимир Александрович немного притормозил на своих длиннющих ножищах, чтобы его низкорослый отец не так пыхтел сзади:
  - Я никому ничего не должен.
  Затем подумал немного и добавил с большей уверенностью:
  - Почему мне за всех отдуваться?
  Глупый, хочу добавить, вообще некорректный вопрос. Мы живем на земле русской, вокруг нас земля русская, мы сами часть земли русской. Нас нет, не может быть без русской земли. Мы не какие-то маромои с нерусскими мозгами. Мы нормальные пацаны и девчонки, и жизнь у нас самая нормальная. Что до прочих товарищей, то у них своя жизнь, к нам она не касается.
  - Да, потому, - перестала махать руками Татьяна Анатольевна.
  Очень хороший ответ. Главное, что без маромойской хитрости, без лукавства. Это всякие там ублюдки нерусские поганят и пакостничают русскую землю. Для них русская земля не более чем кусок пирога, от которого можно резать более маленькие куски и жрать их в три горла. Для нас русская земля, что наша милая добрая мамочка. Теперь наводящий вопрос, как покинуть такую мамочку? Ну, и тот самый наводящий ответ, который мы знаем. То есть, знаем мы все русские.
  Трава здесь совсем не такая,
  И воздух опять же с горчинкой.
  И катятся звезды по краю,
  И падают с неба слезинки.
  И сердце смеется сквозь слезы,
  И катятся слезы обратно
  От тех поцелуев межзвездных,
  Что здесь получают бесплатно.
  И вообще, у нас никто никому ничего не должен. Но вечный долг перед русской землей так и остается висеть до конца жизни.
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  Теперь хочу прояснить ситуацию. Свободный чистильщик Че Бэ Иванович не любит глупые розыгрыши. В каждом розыгрыше ему чудится скрытый подвох или таинственная угроза. Именно поэтому свободный чистильщик Че Бэ Иванович наловчился отлавливать шутников и затейников, чтобы в дальнейшем их научить хорошему тону. Заодно полностью исключается та самая таинственная угроза.
  - Теперь мы команда, - ласково подмигнул Че Бэ Иванович кучке весьма озадаченных гоблинов.
  И это правда. То есть правда, что гоблины для своих ученых мозгов получили весьма непростую задачку. Вляпавшись в бардак на корабле Муркотенка, Че Бэ Иванович не схватился, как оно полагается, за оружие, просто использовал газ. Ну, такой раствор перца с наркотой и ипритом. Или точнее газ, не влияющий на свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. Но зато весьма влияющий на живые твари, в том числе на товарищей гоблинов. А пока валялись вышеупомянутые гоблины в отключке, не поленился товарищ чистильщик сходить за ошейниками.
  Что такое ошейники? Ну, кино то вы смотрите? В последнее время стало модным носить ошейники. Не помню, откуда пошла мода на подобную хрень, только правильно запрограммированный ошейник дает преимущества в обе стороны. Во-первых, надзирающая сторона знает, где находится жертва, и может в любой момент подорвать ошейник. Ну, а для жертвы чертовски красивое украшение, плюс полная свобода, если ты играешь по правилам.
  Устройство "пипочка-бис" применяется в координаторском сообществе лет двести, или больше. Его идентификационный номер - четырнадцать цифр плюс две буквы. Его внешние характеристики - узкая титановая полоса, захлопывающаяся на дюймовую брошку или пуговку. Так вот дюймовая пуговка в просторечии называется "пипочкой". Она же "пипочка-бис", если используется более поздняя модификация из политаноловых сплавов.
  Короче, Че Бэ Иванович посадил своих гоблинов рядком и украсил их жирные шейки стандартной электроникой. А когда рассеялся газ, и пришли в себя гоблины, состоялась та самая судьбоносная беседа на корабле Муркотенка.
  - Кто такой Муркотенок? - спросил магистр Олово.
  - Не знаем никакого Муркотенка, - фыркнула весьма агрессивно настроенная секретарь Ряпушка.
  - Вот если бы знали, - так же фыркнула лаборант Метелка, - То набили бы его похотливую рожу.
  - Или спели на брудершафт, - как бы, между прочим, заметил лаборант Перец.
  Вышеупомянутая болтовня не очень понравилась Че Бэ Ивановичу. Люди деловые, времени у нас мало, в любой момент может подскочить работа. А тут кучка развязных гоблинов строит из себя мальчиков и девочек, будто не понимают, в какое дерьмо вляпались. Космос не для мальчиков, не для девочек. В космосе имеет право на шутку только непотопляемый товарищ со способностью "регенерация". Например, боец Муркотенок. На сто процентов включилась способность "регенерация", следовательно, пришло время для шутки.
  Хотя постойте, не все гоблины в деле, то есть корчат потешные морды и раскатали губу. Что еще за придурок губу не раскатывает? Вылупил искусственный глаз, нагло зырит поверх макушки Че Бэ Ивановича.
  - Повторяю, - весьма терпеливый сегодня товарищ свободный чистильщик, еще никого не убил и не вычистил, - Мы связаны электронной цепочкой. Один конец электронной цепочки на ваших ласковых шейках, другой конец у меня в руке. Нажимается вот такая красивая кнопка (показывает), бац, и у кого-то нет шейки.
  Впрочем, можно на общих паях провести демонстрацию. Там, где родился Че Бэ Иванович, не всегда слово считалось весомым аргументом. Зато маленькая демонстрация перевешивала любое слово особенно среди тупых недоумков, до которых слова не доходили, только хороший удар палкой, или колено под зад, или пуля. Может, насчет тупых недоумков не совсем правильный пример, но веселые гоблины как-то не очень в ладах с разумом. Не скажу, чтобы они совсем недоумки, но и на инженерный персонал не шибко смахивают. Задумался Че Бэ Иванович, или все-таки провести демонстрацию? Или нет, еще не пришло время? Гад с поджатой циничной губой и искусственным глазом все-таки стал немного сговорчивее.
  - Боец Муркотенок остался там на Земле, - сказал практикант Брюлик, - Сидит и рвет на заду волосы...
  
  КОМАНДА УРОДОВ
  Секретарь Ряпушка поднялась на свои пухлые ножки, сделала пару шагов к холодильнику, вытащила бутылку водки, ну и так далее. Все в гробовой тишине. Затем поставила на место сильно использованную бутылку, вытерла пухлой ладошкой свои засопливившийся носик и сплюнула. Плевок, в соответствии с законом искусственной гравитации, расшмякался на полу маленькой гадкой лужицей.
  - Уважаемый товарищ паладин...
  - Я не паладин, я чистильщик, - поправил Че Бэ Иванович.
  - Так вот, уважаемый товарищ чистильщик, - поправилась секретарь Ряпушка, - Мы не сделали ничего противозаконного с точки зрения гоблинской морали. Мы прогуливались в лесу, можно сказать, у нас был славненький пикничок в честь нашего дорогого дедушки (кивок в сторону магистра Олово). Дедушка всегда отличался высокой культурой и благородством, пристроил на тепленькие места кучу детей, сам по себе образец для многочисленных будущих внуков. Дедушка настолько хороший друг молодежи, что иногда тошно. Еще он сама справедливость, правдивость, даже история гоблинского государства, или открытая книга, по которой не грех учиться истории. Так вот мы справляли день рождения дедушки в лучших традициях гоблинского народа, и немножко повеселились при этом.
  Ничего себе повеселились, подумал Че Бэ Иванович. Перед глазами все еще стояла аппетитная попка одной маленькой гоблинской шлюшки, которая отбивала барабанную дробь на лице дедушки. Хотя с другой стороны, снова подумал Че Бэ Иванович, времена меняются, молодежь меняется, да и само веселье не суть величина постоянная. Но кто не меняется никогда, так это не меняются старики. У них всегда в голове непорядок, любое дело может закончиться аппетитной гоблинской попкой.
  - Зовите меня просто Иванович.
  Последняя фраза вырвалась как-то сама собой без подсказки со стороны. Очень хотелось выругаться Че Бэ Ивановичу, выпятить так называемую славянскую брутальность, кого запугать, кого, между прочим, обидеть. Но почему-то не выругался Че Бэ Иванович, ничего не выпятил, черт подери, отложил страшилки в мешок, обиду загнал под пульт управления. Пускай полежит под пультом, там ее законное место.
  Вот те раз. Переглянулись товарищи гоблины. Улыбка на техногенных мордашках стала совсем дебильной и до тошноты дикой. К беснованию, ругани, мордобою приготовились эти мордашки. Знамо за что. А в ответ абсолютная хрень. Хотите сказать, мордобой отменяется? Или попался какой-то неправильный паладин (ой, простите, неправильный чистильщик)? Или снова тактический ход перед схваткой выдающихся интеллектов?
  Едва не присохли кластеры внутри биологического компьютера по имени Ряпушка. Тактический ход из самых коварных. Если мордобой отменяется, то хотя бы вопли и маты должны занять законное место в системе. Повторяю, знамо за что. На ругань и маты настроился биологический компьютер. Ты мне, значит, ругань и маты, я тебя замочу фактами. Ты мне значит, маты и ругань, я тебя припру логикой.
  Заволновалась бывший секретарь Ряпушка, слова ее стали не такими уверенными как на начальном этапе:
  - Хорошо, товарищ Иванович.
  Даже совсем неуверенными стали слова:
  - Так на чем мы остановились, товарищ Иванович?
  И снова легкий конфуз:
  - А остановились мы на аппетитной гоблинской попке.
  Говорили, не пей и не кушай
  Перед долгой и трудной работой.
  Ты товарищей этих не слушал.
  Ну и жрал до икоты и рвоты.
  А ведь верно тебе говорили,
  Так не то чтобы подлые гады.
  Они сами и жрали, и пили,
  И за то поплатились когда-то.
  Бывший секретарь Ряпушка посмотрела весьма заинтересованным взглядом на славянского раздолбая Ивановича.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  - Теперь мы команда, - практикант Брюлик приложился все к той же бутылке, - У нас нет, не может быть неразрешаемых проблем и секретов.
  - А я тот дедушка, которого прогуливали в лесу, - выпучил глаза магистр Олово.
  - А я подарок для дедушки, - лаборант Метелка чмокнула охреневшего магистра в лобик.
  - А я друг семьи, - сказал, чтобы что-то сказать лаборант Перец.
  - А я что-то вроде массовика затейника, - засмеялась секретарь Ряпушка и приложилась к щеке практиканта Брюлика, - Видите, товарищ чистильщик, как я их всех хорошо затеваю.
  - И вообще, мы стоящая команда, - снова вмешался магистр Олово, - Мы самые настоящие русские гоблины, клеймо ставить некуда.
  - Ну, и то, что кораблик пропал, - хихикнула лаборант Метелка, - Так он же не навсегда.
  - Точно не навсегда, - меланхолически подтвердил лаборант Перец, - Кораблик взяли на время.
  - Мы должны были порадовать дедушку, - подвела итог секретарь Ряпушка.
  - Опять же про волосы, что рвет на заду Муркотенок, - откашлялся практикант Брюлик, - Так это красивый слог, можно сказать, метафора, или пьянящая душу поэзия в новом стиле а-ля гоблин. Пожалуйста, не прикидывайтесь, товарищ чистильщик, якобы наукоемкое государство далеко от поэзии. В любом государстве существует поэзия. Невозможно работать только по формулам. Жить и любить без поэзии все равно, что искусственный глаз заменить дешевой заглушкой. Или дешевым ошейником с детонирующим устройством.
  - И вообще, не пора ли с нас снять эту гадость...
  Не помню, кто был последним среди гоблинов. Да оно не имеет значения. Одурел, очумел, чуть не оглох свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Была ли какая шутка, или не было никакой шутки, состоялся в лесу пикничок, или не было пикничка - теперь разберется только законный и стопроцентный придурок. Вот Че Бэ Иванович никакой не придурок, разбираться в нахлынувшем на него придурстве не собирается. А чего это он собирается? Вообще ничего. Сорвалась культурная программа двух культурных товарищей, чтобы порадовать какого-то дедушку. Черт возьми, да засуньте вы вашего дедушку, выдающегося борца за права молодежи и передовика производства, куда-нибудь подальше. То есть куда-нибудь в толстомясую попку.
  Хорошая мысль. Космос суровый, космос тоскливый. Летают быстрые атомы, ползают медленные астероиды, иногда взорвется звезда от материальной передозировки и пучащих ее газов. Привыкаешь существовать в космосе, есть свои радости. Но иногда чертовски тошнит от такой вот космической красоты, на горшок хочется. Или сделать чего-нибудь противное логике. Может, пощупать одну толстомясую попку?
  Нет, не собирается ничего щупать Че Бэ Иванович.
  - Ошейники я не сниму.
  Бац, тишина. Кажется, почувствовали, кто здесь хозяин. Впрочем, опять же не собирается быть слишком жестоким тираном Че Бэ Иванович. Чистильщик не мордуется со слабаками и доходягами за то, что они доходяги. Чистильщик не отпинывает уродов за то, что у них мозги набекрень. Чистильщик опять-таки ничего не имеет против прогулки в лесу и против гоблинского дедушки с его днем рождения в стиле садо-мазо. Понимаете, дорогие мои, ничего не нужно от вас товарищу Че. А что ему нужно? Сейчас сформулирую ответ на поставленный вопрос:
  - Где, твою мать, Муркотенок?
  
  МУРКОЗИАСТ: ПЕСНЬ 78
  И люди ослепли душой и сердцем. И возвратились в свое первобытное состояние. И перестали они называться людьми. И наступила ядерная зима.
  
  ПРИНИМАЮ КОМАНДОВАНИЕ
  Генерал Камень поднял бокал с полусладким шампанским из личных запасов бывшего негласного правителя Санкт-Петербурга, бывшего генерала Бомбы:
  - Чокаться не будем, товарищи офицеры. Правильная армейская традиция сводится к скупости на словах и одной великой победе на деле. Мы сообща боролись, мы продолжаем бороться за нашу победу. Как присутствующие здесь товарищи офицеры, так и те, кто уже не придет никогда, кто не дожил до великой победы. Прошу без сантиментов. Просто помянем хорошим словом нашего предшественника и достойного командира, а так же безвременно покинувшего нас товарища Бомбу.
  Бокалы подняли. Нестройный хор голосов:
  - Хороший был командир.
  - Забронировал место на небесах.
  - Да будет земля ему ямкой без ядерной пыли.
  Выпили. Не плохо жил генерал Бомба, мелькнула мысль в голове капитана Огурцова. Ядерная зима взяла за мягкие ткани навороченных буржуев вместе с популизаторскими политиками. Как ни лизали попу политики, как ни наворачивались буржуи, ядерная зима для них оказалась непроходимым барьером. Холодно, больно, разложение, медленные муки и смерть. Чего нельзя сказать про товарища Бомбу. Строгая армейская форма, скрипучие сапоги, ни пылинки на обшлагах, и такой винный погреб, что дашь денежку.
  Звякнули бокалы. Племенное вино попало в желудки, привыкшие разве что к техническому раствору и спиртовым выжимкам. Более чем хорошо жил генерал Бомба, от мелькнувшей мысли поморщился капитан Огурцов. И не важно, что товарищ капитан не присутствовал в данный момент за столом, а присутствовал в совершенно другом месте, где его должность обязывала. Но все, что происходило в данный момент, хорошо слышал, хорошо видел капитан Огурцов опять же по той причине, что его должность обязывала.
  - Теперь перейдем к прозе, - сказал генерал Камень.
  И дальше без предисловий:
  - Сообразуясь с последней волей покойного, следуя букве и духу воинского устава, по старшинству и по субординации, принимаю на себя обязанности негласного правителя Санкт-Петербурга и официального командира Освободительной армии.
  Легкая пауза:
  - Я, генерал Камень, торжественно клянусь...
  Грохот, опрокинутый стул. Кто это вскочил с пистолетом наизготовку? Это вскочил полковник Хруща. Ну, и гадина же товарищ полковник. Еще штабная крыса, просидевшая и штаны, и трусы у компьютера. Еще штатный стукач, не раз стучавший бывшему генералу Бомбе (ныне покойному) на бывшего (ныне здравствующего) полковника Камня. Впрочем, только подозревал бывший полковник и нынешний генерал Камень, кто на него стучал непосредственному начальнику. Теперь все стало на свои места. Как и следовало ожидать, полковник Хруща стучал, ну и еще какая-нибудь мелкая тварь из его подхалимов. То есть такие ребята, кто просто ноль без своего духовного наставника Хрущи.
  Ладно, у нас есть пара секунд, послушаем подлую пакость.
  
  И ЕЩЕ
  - Наша Освободительная армия, - полковник Хруща мотнул пистолетом в сторону самозваного генерала Камня, - Есть эталон демократии. У нас никогда не передавалась верховная власть по наследству. У нас никогда не было самоназначения и самовыборов. Как вы припоминаете, дорогие товарищи, мы выбирали своих командиров на офицерском собрании. Например, генерала Бомбу выбирало такое же точно собрание. Собрались высшие офицеры, тайным голосованием выбрали себе в начальники лучшего из лучших, то есть товарища Бомбу. Затем было проведено расследование, как погиб предшественник генерала Бомбы, бывший генерал Перышкин. Общее собрание во главе с генералом Бомбой постановило, что бывший генерал Перышкин погиб в результате заговора, устроенного полковником Грифом и его кодлой.
  Генерал Камень нахмурился:
  - Вы хотите чистосердечно раскаяться, полковник Хруща?
  - В чем мне раскаяться, товарищ полковник?
  - Как это в чем, в заговоре.
  Легкое замешательство. Холодный шепоток по рядам. Полковник Хруща поднял пистолет на уровень лица самозваного генерала:
  - Вы эти штучки бросьте. Я за вами давно наблюдаю, товарищ полковник. Даже не разобраться, как вас назвать. Погоны на вас генеральские, сюртучок генеральский. Только кто на вас повесил погоны? Только где вы украли свой сюртучок? И вообще, с такой подлой черной душой невозможно командовать армией. Наконец, что вы из себя воображаете, товарищ полковник?
  Генерал Камень изобразил легкую улыбку:
  - Вот видите, товарищи, наш бедный сослуживец полковник Хруща слегка повредился умом после героической гибели нашего бывшего дорогого начальника. Генерал Бомба пользовался заслуженным авторитетом не только у нижних чинов. Я не боюсь повториться, простые солдаты, сержанты и прапорщики обожали своего генерала за смелость, принципиальность, находчивость, чувство долга, любовь к родине. Однако и старшие офицеры относились с горячей любовью к своему генералу. Спасибо за службу, полковник Хруща. Весьма похвальная преданность русской земле и Освободительной армии. Спасибо, и берегите... здоровье.
  Легкая улыбка вызвала легкий смешок:
  - Да, что-то такое есть.
  - Да, это мы замечали.
  Полковник Хруща впился своим жирным штабистским пальчиком в спусковой крючок. Его жирная рука, не пригодная к боевым действиям, задрожала:
  - Прекратите ерничать, товарищ полковник!
  Полковник Хруща опустился на визг:
  - Я этого так не оставлю.
  На нашей улице
  Хорошие девочки
  Лузгают семечки
  И только красуются.
  И их не трогают
  Чужие амбиции.
  В любой позиции
  Они уже пробовали.
  А если приспичило
  Путями нехожеными
  Перейти в разряд "нехорошие",
  Дело привычное.
  В чужом переулочке
  Нехорошие тетеньки
  Торгуют экзотикой,
  И уже не красуются.
  Красными пятнами пошли лицо и руки полковника Хрущи
  
  СМЕХ И СЛЕЗЫ
  Боевая машина весело катилась по пустоши. Две девчонки прижались друг к дружке и сообща управляли столь немудреной техникой. Одна, которая повыше и пострашнее, держалась за руль. Другая, которая бледнокожая и с синяком на мордашке, нажимала педали. Впрочем, ничего себе, очень даже симпатичные, очень боевые девчонки.
  Так решил Муркотенок. Сам он ни на чем, никуда не рулил. Сам он развалился на заднем сиденье возле пулеметов, и ласково, то есть почти с отеческой нежностью, поглаживал лазерную пушку.
  Бывают такие моменты, когда можно расслабиться. Вечная концентрация вредно отражается на здоровье. Вечная озабоченность портит опять же здоровье и нервы. Озаботившийся боец не всегда попадает в цель при высоком уровне концентрации. Если долго концентрироваться на цель, она раздваивается, даже расстраивается. Если концентрироваться с мыслью, что обязательно должен попасть, результат получается с точностью наоборот. Здесь куда предпочтительнее выглядит немного пришибленный, придурковатый, расслабленный боец Муркотенок.
  Нет, ничего не забыли девчонки. Обломки координаторских доспехов они не оставили догнивать среди развалин. Ядерную бомбу стандартного образца положили под ноги раненого координатора. Ракетомет (пускай без зарядов) бросили где-то рядом. Лазерную пушку вернули. Вроде бы ваша пушка? Очень хорошая пушка, не хочется ее возвращать. Но мы то же хорошие девочки, мы не пользуемся чужими вещами. Ну, разве что на время, когда оно очень требуется.
  А еще чуть ли не до смерти зацеловали, залили слезами, затискали раненого координатора вышеупомянутые девчонки:
  - Вот и паинька.
  - Вот молодец.
  - Мы чуть-чуть испугались.
  - Ну, разве только чуть-чуть.
  - Наш котик обязательно поправится.
  - Теперь ты не чей-нибудь, но наш котик.
  Доложу вам, весьма забавная ситуация. Никто никогда не спасал Муркотенка. Вот именно так не спасал. И вообще, никак не спасал. Зато Муркотенок спасал, работа обязывает, целые миры и отдельную мелочь. Мировые катастрофы были, есть, будут неотъемлемой частью вселенной. Отдельная мелочь попадалась, попадается, обязательно попадется на какую-нибудь бяку. Всех спасти наживешь геморрой, но несколько миров за сезон можно вывести из-под удара. Плюс одно, другое, пятое человечество.
  Прилетает, значит, младший координатор Муркотенок в загнивающий мир на грани апокалипсиса. Что за фигня? Кого здесь спасти? Шаг вперед, ты и ты подлежите спасению. Ну, а я? Морды гадкие, подлые, вытошнило желудок. Но не привередничает лучший спаситель всех времен и народов. Ладно, уговорили, тащи свою гадость до кучи. Закономерный итог: мир спасается, осчастливленное человечество пьет водку.
  Для тупарей и дебилов повторяю, работа прежде всего. На работе лютый зверь Муркотенок, то есть спасает правого и виноватого, свою и чужие вселенные. Вот его никто никогда не спасал. Впрочем, подобная несправедливость не суть правило. Иногда стоит изменить правило, с поворотом на сто восемьдесят градусов. Опять же для здоровья полезно, я имею в виду, для здоровья целой вселенной, чтобы кто-нибудь спас Муркотенка.
  - Куда мы, собственно, держим путь?
  Вопрос повис в пустоте. Муркотенок почувствовал его глупость и стопроцентную неуместность. Какая разница, куда рулит Боевая машина. На самом деле вообще никакой разницы. Слезы высохли на щеках Муркотенка. И кровь высохла. И раны зарубцевались, чего следовало ожидать в конечном итоге. Не откидывает копыта по мелочам товарищ боец. Даже если оно очень хочется, не может вот так умереть Муркотенок. Не может и все. Кто-то другой опять-таки может, а Муркотенок не кто-то другой. Не даром он величайший боец во вселенной. Не даром его зовут Муркотенок.
  
  ЗВЕЗДНЫЙ ДЕСАНТ
  Высадились обратно. Че Бэ Иванович поковырял какие-то кнопки на подлокотнике левой руки, после чего космический перехватчик отправился на орбиту к космическому челноку, его более древнему и более опасному сотоварищу.
  Магистру Олово не понравилась сия операция. Ой, не понравилась. Магистр Олово предлагал действовать совершенно иначе. Вы товарищи молодые и задорные, вам самое время вернуться на Землю, чтобы исправить кое-какие ваши ошибки. Всем известно, к вашим ошибкам не имеет отношения магистр Олово. Он просто старый дурак, попавшийся в сети одной интриганки.
  Жил по конституции магистр Олово, творил, исходя из законов гоблинского государства. Список правительственных наград прилагается. Четыре ордена Железной шестеренки, две медали с Круглым болтом, три медали с болтом Шестигранным. Плюс лента за заслуги перед наукой, лента за заслуги перед техникой, лента за заслуги перед наукой и техникой. Плюс грамота в металлической рамочке, где говорится, какой заслуженный магистр во всех отношениях небезызвестный нам магистр Олово. Он же старый дурак (и уши холодные), попавшийся в сети одной интриганки. Та самая интриганка, которую мы продолжаем называть по привычке ученый секретарь Ряпушка или секретарь Ряпушка, здорово отделала магистра Олово.
  Хотя с другой стороны, всякие секретари только тем и занимаются в науке и технике, что воруют секреты. Сами они ни на что не пригодны в смысле науки и техники, зато секреты воруются на ура. Не совсем понятно, почему предатель, ворующий секреты, называется секретарь. Не лучше ли присобачить ему более реалистическую кликуху, например "воровская задница". Тогда все встанет на свое место. Каждый порядочный гражданин не раз и не два задумается, нанимая в секретный отдел "воровскую задницу". А то надо же, секретарь. Вроде какая особенность в иерархии гоблинского государства. Да и в человеческом государстве, как понимает магистр Олово, делается точно так, ни на копейку иначе.
  Но вернемся немного назад. Магистр Олово предложил свободному чистильщику Че Бэ Ивановичу свои услуги. Видите ли, господин чистильщик, тебя не обманывает магистр Олово. Никакого обмана с ошейником под подбородком. Очень хорошее изобретение ошейник под подбородком. Против дурного глаза, нечистоплотной руки и других происков. Надо порекомендовать гоблинскому государству. Скажем, как переходный вариант между выговором и расщеплением в кислоте. Выговор уже получил товарищ магистр, далее переходный вариант без обмана. Если попробует тот же обман магистр Олово, с ним вмиг разберется ошейник. Поэтому никаких выкрутасов, только деловые отношения между партнерами.
  Магистр Олово устал. В старости тяжело шляться среди деревьев и дышать зараженным воздухом. В старости нужен покой, еще хорошая девочка, скажем, такая хорошая, как небезызвестная нам лаборант Метелка. Вот именно, такая девочка нужна старенькому ученому Олово. Сядет в головах. Причешет волосы, споет песенку на сон грядущий или расскажет сказочку. Смотрите, успокоился старичок Олово или вовсе заснул. За это за все, то есть за подобную мелочь, магистр Олово (ну и его лаборантка) постерегут корабли, пока некий великий герой Че Бэ Иванович будет разыскивать некоего великого героя (как бишь его) по имени Муркотенок.
  - Нет, так дела не делаются, - грозно крякнул Че Бэ Иванович, и не согласился на разумное предложение старика Олово.
  
  А КАК ДЕЛА ДЕЛАЮТСЯ?
  Да вот так. Встал свободный чистильщик Че Бэ Иванович, прогулялся на свой корабль, притащил ворох оружия. Затем раздал оружие гоблинской братии и устроил коротенький инструктаж:
  - Начало стрельбы - синяя кнопка.
  - Конец стрельбы - красная кнопка.
  Хищная улыбка скользнула по подлому личику бывшего секретаря Ряпушки. Магистр Олово заметил хищную улыбку. Он не совсем дебил (хотя и старый дурак), он знает, о чем подумала секретарь Ряпушка. Да и вы знаете, о чем подумала секретарь Ряпушка. Как всякая секретарь она подумала о предательстве. Есть в руках оружие, значит, можно устроить предательство. Не обязательно сейчас, не обязательно в данный момент, но устроить предательство можно и должно. Когда-нибудь потеряет бдительность товарищ свободный чистильщик, тут со спины устроит предательство бывший секретарь Ряпушка.
  Ой, как не понравилась подобная мысль магистру Олово. Все-таки подчиняться Че Бэ Ивановичу не то же самое, что подчиняться подлому секретарю с подлой фамилией Ряпушка.
  Э, с каких это пор фамилия Ряпушка сделалась подлой? Долгие годы магистр Олово не замечал никакой подлости в фамилии Ряпушка. Он даже свой клюгенхаген назвал призывно и ласково "Ряпушка". Или вы не знаете, что означает ласковый подход к столь неоднозначному предмету, как клюгенхаген? Ах, вы не знаете? Ну и не надо. Так что прошу оставить наезд на фамилию Ряпушка и привести более достойные аргументы.
  Не спорит, не дергается магистр Олово. Хотите более достойные аргументы? Пожалуйста. Свободный чистильщик Че Бэ Иванович почти бог. По крайней мере, он пришелец из другого мира. То есть пришелец из мира более развитого в механическом отношении, чем планета Земля. Вы уже разобрались, как относятся гоблины к науке и технике. Они даже поклоняются в храмах не какому-нибудь голопузому пердуну с крылышками, но великому Кибер-боберу, то есть механическому киборгу. Ну, и пришелец из космоса очень значительная величина, хотя не совсем киборг. Следовательно, не грех пойти за подобным товарищем. Есть у тебя шанс с помощью того же товарища вернуть свое положение в обществе и отомстить подлому секретарю Ряпушке.
  Поэтому магистр Олово открыл ротик:
  - Я бы поостерегся разбрасываться оружием, товарищ чистильщик.
  Но отмахнулся от него Че Бэ Иванович:
  - Умру я, умрут все.
  И еще:
  - Прикрывайте мне спину, товарищи.
  Кто там находится сзади,
  Это чертовски важно,
  Чтобы тебе не нагадили
  Всякие твари бумажные.
  Чтобы тебя не обстряпали
  Всякие гады с подлянками,
  Мордой в какашки не вляпали,
  Не отутюжили танками.
  Чтобы тебе не сварганил
  Дырку и зубы упырские,
  Думай, товарищ, заранее,
  Кто за спиной богатырскою.
  Затем началась высадка, и гоблинская команда в полном составе вернулась на русскую землю.
  
  ШУТКИ ПРОЧЬ
  Генерал Камень посмотрел на часы:
  - У штатного клоуна осталось восемь минут.
  Все присутствующие офицеры дружно прыснули и принялись разливать вино по бокалам. Очередной розыгрыш, черт подери. Узнаем армейскую кость. Ну, конечно, наша армейская шутка. Чтобы было о чем вспомнить на пенсии, чтобы порадовать ласковых жен и малых детишек. Сплошь и рядом разыгрываются подобные шутки. Они называются историей. Опять же что такое история? По большому счету собрание анекдотов и шуток, вот что такое история. Много было правителей на русской земле, так или иначе они шутили самым экстравагантным образом. Для чего шутили? Чтобы войти в историю.
  Ну, вы догадались, не может следующий правитель как две капли воды походить на предыдущего правителя. Если предыдущий правитель поддерживал русский народ, то следующий правитель просто обязан поддерживать кого-нибудь другого, например, гоблинов. Если предыдущий правитель указал курс на жрачку и водку, то следующий правитель обязательно займется ассенизацией и провозгласит трезвость. Если предыдущий правитель облюбовал якобы счастливую жизнь, то от следующего правителя пора ожидать много тупых шуток, нечто вроде борьбы с терроризмом.
  Поэтому не заморачиваемся. Куски мяса и другой жратвы легли по тарелкам. Хороший сегодня день, очень хороший день, не смотря на смерть генерала Бомбы. Да и кто такой генерал Бомба? Очередной диктатор, не больше того. Служба при нем не стала легче, жизнь не стала лучше. Офицеры рисковали шкурой до генерала Бомбы, рисковали при генерале Бомбе, и то же самое случится после него. Сегодня мы собрались за праздничным столом. Сегодня принимаем присягу нового негласного главы Санкт-Петербурга. Сегодня у нас веселье, и много тупых шуток. Завтра опять мутанты. Завтра опять работа.
  - Может, продолжим церемонию? - кто-то сказал из присутствующих товарищей.
  Не важно, кто это сказал. Но впавший в оцепенение полковник Хруща почувствовал дикий прилив ярости. Что же за порядки в славном отечестве? Куда подевалась ангельская чистота русской земли? Где чистота нравов человека с ружьем? Где чистота совести человека в мундире? Где сама святая невинность человека в погонах? И до чего у нас дошло офицерство? Эти тупые скоты залили морду вином, зажрали совесть позорной жрачкой, наплевали на самое святое, то есть наплевали на родину. А родина у нас одна. Родине требуются честные генералы. Нет, не обязательно, чтобы честным генералом стал полковник Хруща. Но мелкого подлого выродка, такого как бывший полковник Камень, не может, не должна принять родина.
  Или еще не понятно? Конец двадцать первого века есть переломный период на русской земле. Русскую землю ломали не раз и не два в другие периоды. При татарском нашествии, при Иване Грозном, при дедушке Сталине. Но всегда отходила земля от принудительной ломки. Татарское нашествие рассыпалось после Куликовской битвы. Мерзости Ивана Грозного, пускай с большим перерывом, но исправил Петр Первый. После дедушки Сталина был дедушка Брежнев. И всегда на высоте оставалась наша великая непобедимая армия.
  А что сегодня, черт подери? Ядерная взвесь покрыла русскую землю. Наша армия не такая как прежде, она вырождается. При чем вырождается армия по единственной причине, ей правят скоты и предатели. Нельзя, чтобы подобное чмо правило армией. Или конец всему. Россия захлебнется от боли. Мутанты оттеснят человеков в неприступные крепости, постепенно возьмут их измором. Дело времени. Через десять, пятнадцать, максимум двадцать лет человечество не просто деградирует, но самоликвидируется окончательно. Не будет больше земли человеков. Будет земля мутантов.
  Вот землю мутантов не может никак допустить прогрессивный полковник Хруща.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Пальцы перестали дрожать.
  - Я не шучу, - полковник Хруща прицелился точно в лоб бывшему полковнику и самозваному генералу по имени Камень, - Я стараюсь исправить очередную историческую ошибку, когда переходит власть против воли народа. В конце двадцатого века произошло нечто подобное. Никому неизвестный авантюрист узурпировал власть президента-алкоголика. Последствия всем известны. Разворовка, мафия, ядерная война, ядерная зима, гибель России.
  - Да бросьте, полковник, - поморщился самозваный товарищ, - Уже не смешно.
  Сквозь жующие, блюющие, глотательные звуки из-за стола понеслась всякая гадость:
  - Пошутили, и будет.
  - Получилось чертовски смешно.
  - Присоединяйтесь, полковник, или вам ни черта не достанется.
  - Мы ребята простые, кто щелкает клювом, тому только кость на закуску.
  - И вообще, пистолет не заряжен.
  В чем-то ошибся полковник Хруща. В чем он ошибся, черт подери? Вроде бы его позиция правильная. Вроде бы он всегда работал в одном направлении. То есть выискивал крамолу в офицерских рядах, докладывал по инстанции. Благодаря бдительности полковника Хрущи многие инакомыслящие офицеры канули в реку забвения. И что получил за труды Хруща? Ничего не получил, твою мать! Ибо он ничего не просил. Ибо работал только ради отечества, ради его процветания и избавления от позорной накипи.
  Отсюда результат. Не разглядел до конца Хруща одну подлую мелкую вошку. Точно так же не разглядел революционный русский народ никому неизвестного авантюриста в конце двадцатого века. Вы знаете, чем занимался авантюрист до того, как узурпировал власть президента? Ну, он чем-то таким занимался, о чем говорить стыдно, что под запретом. Или вы догадались, кто дергает за веревочки, кто устроил запрет? Ну, такие ба-а-альшие люди дергают за веревочки, что нельзя спрашивать.
  Господи, почему мы не учим историю? Почему раз за разом нарываемся на известные грабли? Почему нельзя спрашивать? Отсюда результат. Не хотел разглядеть и не разглядел одну мелкую подлую вошку полковник Хруща. Слишком мелким ему показался полковник Камень. Обыкновенный задолиз, и не более. То есть из тех карьеристов, которые облизывают начальственные задницы, чтобы слизать для себя ничтожный кусочек. Нет, вы не думайте, что не работал по полковнику Камню полковник Хруща. Он очень и очень работал. Он даже подослал к вышеупомянутому объекту лейтенанта Огурцова. Он даже обещал повысить лейтенанта Огурцова до старшего лейтенанта, если удастся выкопать нечто существенное. То есть нечто такое, до чего был полковник Камень, после чего нет полковника Камня. Само имя исчезло из всех исторических списков.
  Кстати, а где лейтенант Огурцов? Он же знает, не выстрелит Хруща. Никогда не стрелял Хруща, то есть вообще никогда. Вот пером и бумагой отлично владеет товарищ полковник. Перо и бумага суть оружие вышеупомянутого борца за справедливость, за процветание родины. Стрелять никогда не стрелял Хруща. Сие знает мерзкий предатель Камень. Ой, как хорошо знает мерзкий предатель. Недаром он ерничает и упивается собственной крутизной. Потому что не выстрелит в него Хруща.
  Пускай упивается гад. Да воцарится на русской земле справедливость.
  
  ТИПА РАЗВЯЗКА
  Капитан Огурцов последний раз приложился к оптическому прицелу. Затем поймал в перекрестье наглую морду генерала Камня. Затем поводил дулом и поймал в перекрестье вспотевший затылок полковника Хрущи. Можно решить все проблемы одним выстрелом, лучше двумя выстрелами. Жертва или жертвы опять же не успеют понять, что же такое случилось. Мгновенная вспышка, мгновенная смерть. Разве что жертва под номером два испытает вселенский восторг перед смертью. Мол, наша костка пошла. Мол, предатель свое получил по заслугам. Мол, теперь только я главный. И еще кое-что испытает жертва под номером два в тот короткий (очень короткий) момент между двумя вспышками, между смертью номер один и своей смертью. Затем начнется всеобщий хаос.
  Собственно, кто такой капитан Огурцов? Бред, пустышка, никто. Его вытащили из грязи на волне перемен. Я понимаю, во все времена случаются перемены. Человечество не может топтаться на месте и тупо жрать пряники. Иногда лучше жрать хлебушек с надеждой на пряники, потому что в желудке еще достаточно места, еще не крючит от пряников. Следовательно, более чем законный вопрос, почему капитан Огурцов? И вполне законный ответ. В товарище нуждаются некоторые властьимущие структуры. Если нужда исчезнет, они (то есть некоторые властьимущие структуры) просто сотрут в порошок никому ненужного бывшего лейтенанта, даже если этот товарищ прибарахлился капитанскими лычками.
  Бывший лейтенант Огурцов не такой простачек, как вам кажется. Он не просто идеальная машина для грязных поручений. И не просто маньяк, офигивающий от одного запаха крови. При чем человеческой крови. У него живая, легко ранимая душа. Ему хочется много света и солнца. Еще обыкновенной любви. Чтобы его любили не за красивую форму, не за погоны, не абы как, но любили за то, что есть на свете такой пылкий юноша Огурцов с его настоящей и чистой любовью.
  Ладно, кончаем базар, осталось четыре минуты. Если не уложится в четыре минуты капитан Огурцов, он уже никуда никогда не уложится. То есть не будет ни капитана Огурцова, ни майора Огурцова, ни полковника Огурцова, даже сопливого лейтенанта на побегушках по имени Огурцов, даже его не будет. Короче, пора сделать выбор.
  Может, стреляет оружие,
  Но не всегда оно нужное.
  И не достаточно быстрые
  Самые меткие выстрелы.
  И не всегда получается,
  Чтобы проблема решается.
  Вынесут подлые чудики
  Чей-то там трупик обугленный.
  Смотришь, на место свободное
  Прут подлецы и уроды.
  Вроде старался, как следует,
  Вроде вернулся с победой.
  И получил по заслугам
  Подлый тиран и жадюга.
  Вроде работал по правилам,
  А на тебе крест поставили.
  Капитан Огурцов отложил снайперскую винтовку и совершенно бесшумно выбрался из своего укрытия.
  
  РАЗРЕШИТЕ ПОЗНАКОМИТЬСЯ
  - Я, генерал Камень, торжественно клянусь...
  Генерал Камень краем глаза заметил, как выбрался из укрытия капитан Огурцов. Хороший все-таки офицер, правильный, исполнительный, энергичный. Правильно оценил обстановку, правильно оценил мозгляка Хрущу, решил обойтись без кровопролития. Нам сегодня ни к чему кровопролитие. Некогда убирать расквашенные мозги или отмывать кровь со столовых сервизов. Вы представляете, мозги попали в салат, после чего салат (без ядерной взвеси) остается скормить мутантам. Ну, и вино в открытых бокалах. Вы представляете, кровь попала в вино (очень дорогое вино), и опять мутанты порадуются.
  Нет, начинать новую эру на русской земле не стоит с кровавой попойки. Обходительность, убедительность, дипломатия - вот новая эра, под которой подпишется генерал Камень. Теперь уже инаугурированный (дурацкое слово) генерал. Ну, и насчет сюрпризов для прочего народа у нас кое-чего припасено вроде невзорвавшейся бомбы. У нас такое припасено, о чем не мог мечтать покойный генерал Бомба. Слишком прямолинейным вояка, слишком тупой, слишком не верил в детские сказочки генерал Бомба. Вот генерал Камень верил в детские сказочки, и пошел куда дальше собственного предшественника. А куда пошел генерал Камень, об этом станет известно через минуту.
  - И пускай покарает меня рука товарищей, если я в чем-нибудь приступлю клятву.
  Дело сделано. В абсолютной тишине капитан Огурцов абсолютно тихо и незаметно подкрался к полковнику Хруще и обезоружил полковника, точно годовалого младенца. Затем усадил обезоруженного полковника в кресло, наполнил его бокал, положил на тарелку жратву, добавил чуть-чуть специй, сел рядом.
  И началось. Вздохи, овации, поздравления, братание офицеров, независимо от должностей и званий. Короче, такой адский шум, каким обычно сопровождается присяга лиц королевской крови. Впрочем, генерал Камень теперь лицо королевской крови. Он не какой-нибудь узурпатор или самозваный нахлебник, получивший власть в результате государственного переворота. Он не совершал никаких переворотов, он не убивал своего непосредственного начальника. Бывший генерал Бомба более чем осознанно пошел на смерть, прихватив с собой в могилу символ собственной власти - Большую Злую Собаку.
  При упоминании о Большой Злой Собаке передернуло нового правителя Санкт-Петербурга и, следовательно, нового правителя русской земли. Большая Злая Собака, как никто иной, олицетворяла тоталитарный режим бывшего генерала Бомбы. Никто из человеческой расы не мог уничтожить Большую Злую Собаку (пишется с большой буквы). Даже четырехбашенный танк был для клыкастой твари не более чем игрушка. Только чудо могло уничтожить Большую Злую Собаку. Вот произошло чудо, и четырехбашенный танк не понадобился, и превратился в ничто генерал Бомба, понадеявшись на свою Большую Злую Собаку. А что силы Освободительной армии не помогли в последний момент самонадеянному генералу, опять же случайность.
  На войне бывают случайности. Даже Сладкая парочка, развязавшая ядерный апокалипсис, не сумела застраховаться на все случаи жизни. Никто не спорит, очень страховалась Сладкая парочка, сотни миллиардов ворованных долларов ушли на страховку. Шпионы (в основном обученные проститутки) следили за правителями ядерных держав, кто и когда воспользуется ядерной кнопкой. Типа, кнопкой воспользовались, через двадцать минут ожидаем гостинец.
  Никаких претензий к шпионскому корпусу. Шпионы (те самые проститутки) попу порвали, но выполнили долг до конца. Кнопкой воспользовалась Сладкая парочка, сие называется упреждающий удар, после чего к двадцати стандартным минутам прибавилось еще несколько нестандартных минут, вызванных замешательством обладателей других ядерных кнопок.
  Кажется, подход правильный. Наши ребята были первыми, они могли легко смыться. Они почти смылись, оставляя за собой ядерные руины и издыхающее в ядерном кошмаре человечество. Роковая случайность, черт подери. Одна маленькая, незарегистрированная бомбочка (привет от дедушки Сталина) накрыла самолет, в котором бывшие правители русской земли предавались любовным утехам.
  Никто не виноват. Повторяю, случайность, которая почему-то случается на войне. Или нечто очень похожее на историю с Большой Злой Собакой.
  - А теперь, - посмотрел на часы генерал Камень, - Время вышло, разрешите представить наших новых союзников.
  Вот он судьбоносный момент в истории русской земли и всего человечества. Генерал Камень, в качестве официального правителя русской земли, активировал правительственный чемоданчик, пробежался по кнопкам. Завыла сирена (официальный гимн государства), двери открылись, в зал вошли гоблины.
  
  ОКОНЧАНИЕ ВОСЬМОЙ ГЛАВЫ
  Поисково-разведывательный отряд свободного чистильщика Че Бэ Ивановича высадился в районе монастыря Святых паладинов. Там, если вы еще не забыли, дымящиеся руины, выжженная земля, остатки кое-какой техники плюс куча дерьма, что представляла собой ранее Большую Злую Собаку генерала Бомбы и самого генерала Бомбу.
  - Узнаю руку старого друга, - мечтательно закатил глаза свободный чистильщик Че Бэ Иванович, - Его работа всегда такая грязная, такая неаккуратная. Сколько раз говорил, что же ты меня, батенька, позоришь. Возьми отпуск, запишись на курсы домашнего хозяйства. Несколько упражнений со шваброй и тряпочкой развивают координацию, хорошие манеры и вкус. Мы ведь не какие-то троглодиты, не варвары. Должен быть вкус. Тем более, если не получается без лишнего шума и спецэффектов. Тем более, если получается гипервселенский бардак, где еще чистить и чистить.
  Гоблины попритихли. Дымящиеся руины им очень понравились. Все-таки бывшее место работы. Чуть ли не двадцать лет кое-кому здесь пришлось кувыркаться в весьма щекотливых проблемах, это не малый срок. Вы представляете, какое испытываешь облегчение, когда находишь в руинах бывшее место работы? Руины еще дымящиеся, можно сказать, самые свеженькие. И больше не надо идти на работу. Может, в другое место надо идти, но именно в это место не надо идти никогда. Отработали здесь свое гоблины.
  - Оно к лучшему, - философски заметил магистр Олово, - Мне никогда не нравился монастырь Святых паладинов.
  - И мне не нравился, - совершенно не по делу выскочила лаборант Метелка.
  На выскочку так посмотрели, что лаборант Метелка сочла за лучшее убраться обратно, то есть за широкую спину практиканта Брюлика.
  - А чего мы тут собственно делаем? - после непродолжительной паузы спросил лаборант Перец.
  На него посмотрели едва ли намного мягче, чем на предыдущего товарища. Но косые взгляды и прочая хрень никогда не являлись слабым местом лаборанта по имени Перец. Заколебало в который раз объяснять, гоблинская конституция против расслабленных гоблинов. Гоблин может расслабиться в процессе работы, что совершенно не означает снижение его боевых характеристик. Гоблин может употребить алкоголь и другие антиконституционные ингредиенты, что опять же не означает, вышел из-под контроля данный товарищ. Все под контролем, мотнул головой лаборант Перец. И вообще у него не было слабых мест, потому что их не было. Да и прятаться было некуда.
  Неловкая пауза. Еще один взгляд на дымящиеся развалины и гору трупов. Ни у кого не вызвала интерес Большая Злая Собака генерала Бомбы, да и сам генерал Бомба не явился хитом сезона. Потому что, как бы это выразиться поточнее, только мокрое место осталось от генерала Бомбы, смотреть не на что. Зато четырехбашенным танком "Стена Страха" чуть было не заинтересовался магистр Олово. Но не судьба. Та паршивая кучка металла, что представляла собой танк, уже не представляла никакого интереса для науки и техники.
  - Где же сам Муркотенок? - подвела итог секретарь Ряпушка.
  - Где же ты, старый друг? - как эхо откликнулся Че Бэ Иванович
  Тут зарычали моторы. На поляну со всех сторон стали выкатываться боевые машины и танки, и чуть ли не вся Освободительная армия.
  
  ОТ АВТОРА
  Много мерзости расплодилось на русской земле. Рвет на части, прессует и гадит русскую землю. Нет, чтобы сделать нечто полезное. Чтобы земля процветала, чтобы простые товарищи радовались, чтобы появилась хотя бы крохотная лазейка для всеобщего счастья. Ведь как нам не хватает всеобщего счастья. Чтобы всеобщее счастье для всех, чтобы каждый товарищ пришел, отхватил кусочек, а счастье совсем не уменьшилось. Точнее, оно увеличилось. Потому что каждый товарищ, кто отхватил счастье, добавил к нему свое счастье.
  А что вместо этого? Добавляется ненависть. Добавляется зависть. Добавляется черная желчь и прочие гадости. После меня хоть потоп придумали именно на русской земле, не надо мне вкручивать баки, что сие в другом месте придумали. Только русские товарищи безудержно рвут и терзают родимую землю. Ну, как же иначе? Ты не оторвешь свой кусочек, найдется кто-то другой, кто ухватит жирный кусок (вместе с твоей частью) и утащит в свою норку. А тебе останется только большая обида, ну и на жопе волосы.
  Так к чему мы пришли? Да все к тому самому. Где-то там приближается ядерная война, добро пожаловать в ядерную зиму. Наконец, у нас завалялась наша непередаваемая музыка сфер и наш совершенно особенный патриотизм, который не способна передать ни одна песня.
  Начало песни:
  Прочь тупые животные,
  Прочь позорные бестии.
  Хватит корчиться в рвоте,
  На костях куролесить.
  Ненавижу все пришлое,
  Ненавижу все чуждое.
  Суну в морду вам дышло,
  И забью как иуду.
  Припев:
  Закрой рот
  Патриот.
  Продолжение песни:
  Над собой я командую
  И собой управляю.
  Если надо порадую,
  Или в зад отпинаю.
  Не нужны мне правители
  И другие уроды,
  Что воруют и мытарят
  Капли русской свободы.
  Припев:
  Свободная штучка
  Глючит.
  Окончание песни:
  Что свобода для русского?
  Это нечто без имени.
  Это небо и кустики,
  Это солнце и ливни.
  А еще то мгновение
  Перед дракой и сварой.
  Вот земля твоя вспенится,
  И начнутся пожары.
  Припев:
  Все относительно
  В нашей России.
  Владимир Александрович Мартовский посмотрел на Александра Мартовского с нескрываемым интересом:
  - Ну, даешь, старичок. При таком отношении тебе еще грызть и грызть русскую землю.
  
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  Боевая машина остановилась возле гигантского пня. Зая Вредная уступила руль более опытному товарищу. Волчий Хвостик сделала несколько поворотов: сначала налево, затем направо, затем пошла задом, снова направо и побибикала. Сигнал получился весьма странным, вроде давно забытой детской мелодии. Вроде бы Муркотенок слышал нечто подобное в пору своего первого координаторства на планете Земля, вроде бы и не слышал. Но не суть. После сигнала пень треснул, отвалилась его передняя часть, точно на хорошо смазанных шестеренках. Волчий Хвостик загнала в образовавшуюся щель Боевую машину. При этом Зая Вредная и Муркотенок остались не более чем восхищенными зрителями.
  - Сейчас придет дедушка, - сказала Волчий Хвостик.
  И не ошиблась. Как только передняя часть пня встала на место, внутри зажегся такой мягкий флюоресцирующий свет с редкими, но ненавязчивыми блестками. Затем послышались довольно упругие шаги, принадлежащие кому угодно, но никак не древнему дедушке. И все-таки пришел дедушка. Абсолютно седой старик, с белой бородой до пояса, в традиционном белом балахоне друидов. Его появление выглядело настолько сказочным, что вздрогнул боец Муркотенок.
  - Здравствуй, дедушка, - сказала Волчий Хвостик, и буквально повисла на шее у старикана.
  - Здравствуй, внученька, - сказал дедушка, и немного привстал на носках, чтобы чмокнуть внученьку в щечку.
  Весьма трогательная, хотя несколько театральная встреча, почему-то подумал боец Муркотенок. И дедушка какой-то театральный. Во-первых, очень похож на обыкновенного человека. Кожа белая, глаза серые, ростом не вышел до среднестатистической дерявяшки. То ли метр семьдесят два сантиметра, то ли метр семьдесят три сантиметра, как прикинул на глаз Муркотенок. В то время, когда слабомутировавшие деревяшки (например, Волчий Хвостик) не ниже метра восьмидесяти сантиметров, а среднемутировавшие деревяшки (например, Зая Вредная) и вовсе за метр девяносто. Во-вторых, откуда вообще этот дедушка?
  Ничего не скажу, хороший вопрос. За период ядерной зимы резко упала продолжительность жизни на русской земле. Даже деревяшки, более стойкие к радиации, чем человеческая раса, не часто дотягивают до среднего возраста в сорок пять - сорок шесть лет, и практически не имеют возможности понянчиться с внуками. Что же касательно самой человеческой расы, то чистые человеки выдерживали лет на десять менее чем деревяшки. Даже в своих бункерах, защитных доспехах, на таблетках, на стимуляторах.
  Нет, снаружи все выглядит очень красиво, очень пристойно. Человечество научилось заботиться о внешней стороне, как о превалирующем факторе. Здоровые мужики атлетического сложения. Подтянутые дамы с упругими бедрами. Практически без лишнего жира, морщин и прочих признаков старости. Вроде как человеческая раса приблизилась к расе богов. Но это не правда.
  Сама болезнь угнездилась внутри организма. Невидимая болезнь, жуткая болезнь, кровяная болезнь, как ее еще называют в Координаторском центре. Лучше бы просто мутация. Но человеческий организм в некоторых случаях (чистые человеки) справился с мутацией за счет собственной крови. Приходится констатировать факт, кровь немутировавшего человечества утратила определенные свойства. Например, энергетические свойства. Вчера ты пришел на тренировку, сделал пятьсот приседаний, сделал пятьсот отжиманий, проплыл пятьсот метров и пробежал пять километров. А сегодня тебя понесли на кладбище. И никто не может понять, почему в таком высокоразвитом теле оказалось такое слабое сердце?
  Теперь вопрос на засыпку, откуда у нас дедушка?
  
  КАКАЯ РАЗНИЦА?
  - Я тебя ждал, внученька, - Друид-с-пустоши слегка отодвинул блондинистую красавицу, после чего посмотрел в ее красивые глазки, - Давненько ты не захаживала сюда и ненормальных друзей своих не притаскивала. Дедушка даже подумал, забыла его внученька. Вдруг удивительный сон. Вижу свою внученьку в подвенечной фате. Она (то есть внученька, не фата) такая счастливая, что аж светится. Вот и объясни старику, к чему этот сон, внученька?
  Волчий Хвостик слегка отодвинула дедушку, после чего повернулась к своим спутникам:
  - Будьте как дома, ребята.
  Ну и, конечно же, отпустила одну из своих киношных улыбок:
  - Не обращайте внимания на старика. Он просто придуривается.
  Друид-с-пустоши неожиданно оторвался от внученьки и отпустил такую же точно улыбку, то есть один в один улыбку киношную:
  - Я точно придуриваюсь. Видите ли, дорогие гости, ко мне не часто кто-либо наведывается. Детки давно уже в странах заморских или черт знает где, внученька стала совсем большая. Вот когда она была маленькая, то мы часто играли в прятки под моим деревом. Еще мы собирали грибы и разные травы, чтобы готовить из них лечебные снадобья. Вот на грибах, на травах осталась красавицей внученька. Радиация не сумела испортить ее красоту, не проникла, скажем так, далеко в кровь, до того уровня, где процессы мутации становятся необратимыми. Повторяю, красивая у меня внученька, умная и послушная. Ей бы хорошего мужа найти, чтобы мирком да за свадебку.
  В данном месте покраснела всем телом красавица Волчий Хвостик:
  - Ой, расшалился чего-то ты, дедушка.
  И хлопнула старика по плечу своей белой обворожительной ручкой:
  - Так мне всех женихов распугаешь.
  Враки, подумал боец Муркотенок. Вселенная наша большая, но красивых девушек мало. Красивые девушки, конечно, встречаются на какой-нибудь захудалой планете, типа планета Мурс. Но на планете Мурс не встречается боец Муркотенок. Ой, как давно не встречается, черт подери! Вывезли оттуда, то есть вывезли с планеты Мурс товарища бойца ответственные товарищи, а красивые девушки так и остались. Строят свои красивые глазки, загибают свои красивые бровки, разглаживают золотистую шерстку. Некому порадоваться на их красоту. Где боец Муркотенок? Далеко боец Муркотенок. Стоит, открыв рот, радуется на красоту одной не просто красивой, но очень красивой и очень очаровательной девушки. Язык не поворачивается настолько очаровательную девушку назвать деревяшкой.
  Друид-с-пустоши неожиданно перестал улыбаться:
  - Шутки шутками, только я замечаю, побывали вы в переделке, ребятки. Вид у вас нездоровый. Кровищи вам много попортили. Ну, что поделаешь, можете здесь все испачкать кровищей, старому человеку не привыкать. Внученька у меня такая, всегда тащила домой подбитых животных. То птичку, то мышку, то зайчика. Вот и вас она притащила не в какой-нибудь грязный сарай, а к любимому дедушке. Что ж, спасибо тебе, внученька, не забываешь старика на добром слове, веришь в его наговоры и снадобья. Ну, и я со своей стороны помогу твоим птичкам и мышкам от чистого сердца.
  
  РУСИШ КАПУТ
  Восемь четырехбашенных танков окружили Че Бэ Ивановича и его гоблинскую команду.
  - Граждане, - раздался многократно усиленный визг из динамика, - Сложите оружие, поднимите руки вверх, не двигайтесь с места до следующего приказа.
  Че Бэ Иванович положил на землю оружие, поднял руки вверх. Гоблины немного замешкались.
  - Эй вы, карлики, - визг из динамиков прозвучал на этот раз угрожающе, - Повторяю в последний раз, сложите оружие.
  - Не такие мы и карлики, - осклабилась лаборант Метелка, - Рост самый правильный, гоблинскому эталону красоты соответствует.
  Но оружие не сложила, наблюдая за своим непосредственным начальником по имени Брюлик. Пока непосредственный начальник не сложит оружие, я ничего не сделаю, так решила лаборант Метелка. Тоже мне раскомандовалась всякая белобрюхая пакость. Они что ли господа над вселенной? Или может у них какое-то особое природное право командовать? Или они закупили пустошь, а вместе с ней монастырь Святых паладинов? Ах, мы знаем, как подобные дела делаются. Ах, мы знаем, как всякие недоумки командуют. По единственной причине, что они находятся внутри танка, а ты здесь снаружи.
  Топнула ногой лаборант Метелка. Мы не собачее чмо, мы нормальные среднестатистические гоблины. Для справки, рост среднестатистического гоблина один метр шестьдесят сантиметров. Так получилось, что Сладкая парочка (то есть прародители гоблинов) не выделялась гигантским ростом. Более старший товарищ, чем-то напоминающий надутого бурундука, дорос до метра шестидесяти пяти сантиметров. Его младший партнер, с внешностью благообразного еврейского мальчика, даже на каблуках был сантиметра на три ниже. Вот и решила Сладкая парочка подобрать для эксперимента ученых, которые хотя бы на парочку сантиметров, но были ниже, чем младший партнер в этой парочке. Отсюда среднестатистические один метр шестьдесят сантиметров плюс пятипроцентный допуск.
  - Эй, вы в танке, - сплюнула лаборант Метелка, - Вы когда-нибудь вылезали из своей железяки, чтобы насладиться правильными формами, чтобы не оценивать правильные формы в прицел пулемета?
  Нет, так и не положил до сих пор оружие практикант Брюлик. Тогда продолжаем. Вот практикант Брюлик, он почти метр семьдесят, предельный рост для добропорядочного гоблина. Ибо гоблинов выше предельного роста не берут в академии, не обучают науке и технике, не продвигают на научной работе. Какой из тебя ученый, из такого здорового долбака. Пока мысль переберется из головы в желудок и оттуда обратно, пройдет целая вечность. Так что нам не нужны ученые, похожие на каланчу. Хотя для громилы с ангельским характером работенка найдется. Возьмут в охрану, швейцары и дворники, то есть для мелких интимных услуг. Где проживешь недолго, да и капитал себе не сколотишь.
  Нечто подобное получается с карликовыми гоблинами. Это такие пацаны и девчонки, не дотягивающие до полутора метров. Слава богу, среди правильных гоблинов (секретарей, лаборантов, практикантов, магистров) подобной ботвы нет, и не может быть по определению. Ибо карликовых гоблинов называют "грязными кобольдами" (самое сильное гоблинское ругательство) и отправляют работать на рудники в двадцать пять лет (конец роста). Кроме того, им не разрешают заниматься любовью, жениться, иметь детей. Что уже не имеет значения. Жизнь грязного кобольда на рудниках весьма интенсивная, можно сказать, быстротечная, максимум два или три года.
  - Все, мое терпение лопнуло, - пушки ближнего танка дернулись в сторону гоблинов.
  - Сейчас начнется, - прошептал магистр Олово.
  - Как пить начнется, - поддержал его лаборант Перец.
  - Не стреляйте! - неожиданно крикнул Че Бэ Иванович, - Я во всем виноват! Я сдаюсь!
  И с поднятыми руками двинулся к ближнему танку.
  
  НЕ ОЖИДАЛИ?
  - Слушаем мою команду, - прошептал доселе молчавший практикант Брюлик, - У нас будет несколько секунд, в течение которых можно смотаться отсюда.
  - Откуда ты знаешь? - фыркнула лаборант Метелка.
  Но получила хороший пинок от бывшего секретаря Ряпушки:
  - Он знает.
  Практикант Брюлик не обратил внимания на дамскую потасовку:
  - Быстренько вспомнили, что в нескольких десятках метров отсюда находится Железный Ящик, замаскированный под большой камень. Кто забыл или не из нашего ящика, ориентируется по спине впередиидущего товарища, им буду я практикант Брюлик.
  - Мы туда не поместимся, - снова фыркнула лаборант Метелка.
  Но получила новый пинок:
  - Жить захочешь, поместимся.
  Практикант Брюлик и это место оставил без комментариев:
  - План простой. Пока командир Че Бэ Иванович отвлекает на себя вражеские силы, лаборант Перец взрывает дымовую шашку, что у него на поясе.
  - Сейчас взорвать? - переспросил лаборант Перец.
  - Не сейчас, моя мама, а по команде.
  Чуть не выругался практикант Брюлик. Он бы выругался, как положено честному гоблину, но времени было слишком мало, вот и не выругался практикант Брюлик:
  - После подрыва шашки лаборант Метелка просто стреляет в воздух.
  - Когда стреляет лаборант Метелка? - опять поинтересовался лаборант Перец, тут ему дали по шее.
  Практикант Брюлик окинул оценивающим взглядом мощную фигуру Че Бэ Ивановича. Примерно метр девяносто сантиметров, центнер костей, мяса и мускулов. А танк примерно пять метров и шестьдесят тонн брони и железа. Устройство четырехбашенного танка практикант Брюлик изучил досконально еще в период своего лаборантства. Очень своеобразная, но устарелая конструкция. Много лишних деталей, переходных узлов, сочленений, что понижают жизнестойкость конструкции и повышают саму вероятность ее уничтожить.
  Другой вопрос, как уничтожить такую конструкцию с минимальными потерями. Гоблины пока не решили вопрос про потери, решение находится на стадии эскизного проекта. Может оно получится уничтожить такую конструкции, может оно не получится, но откинул предательскую мысль практикант Брюлик.
  - Как только лаборант Метелка пульнула в воздух, все мы ныряем в лощину и быстренько-быстренько сваливаем. А эти козлы пускай чешут яйца.
  - Чего-чего чешут эти козлы? - снова переспросил лаборант Перец. Но его уже не слышал никто.
  Опасная тропинка
  Ведет к родному дому.
  Здесь место незнакомое,
  И ужасы в картинках.
  И кочки очень цепкие,
  И ямы очень жуткие,
  Приспичило кому-то
  Тебе начистить репу.
  Но это все ненужное,
  Когда домой захочется.
  Идешь, боишься, корчишься,
  И шлепаешь по лужам.
  Товарищ Че уперся руками в броню танка.
  
  И НАЧАЛОСЬ
  Нет, ничего подобного никогда не видели гоблины. Да и человечество, пожалуй, не видело. Русский богатырь Че Бэ Иванович крякнул, слегка присел и оторвал от земли шестидесятитонный танк. Затем повертел его над головой, после чего, словно пушинку, подбросил в воздух. Танк кувыркнулся несколько раз и опустился, в конечном итоге, на другой танк. Тютелька в тютельку своими башнями на его башни.
  - Есть контакт! - завопил лаборант Перец.
  Вопль чертовски мягкий, ненавязчивый, можно сказать, от чистого сердца. Ибо в глубине своей поэтической души мечтал лаборант Перец стать участником техногенной катастрофы. Это когда чего-нибудь взрывается, ломается, долбается, то есть в смысле, полный капут науке и технике.
  Ах, насколько радостно создавать технику, пользуясь всепобеждающей наукой. Но еще радостнее ломать технику, вопреки все той же науке. Ломать, ломать и сломать. Чтобы многочисленные проводочки обуглились, чтобы многочисленные шестеренки зациклились. Ничто не вечно на нашей помойке, простите за штамп, даже наука и техника.
  Теперь понимаете, почему завопил лаборант Перец? То есть, почему завопил скромненький, не имеющий общественного веса лаборант, как не вопил никогда после второго стакана или початой бутылки водки? При чем завопил с такой мощью и силой, что едва не пропустил команду со стороны более опытных, более весомых товарищей, например, товарища Брюлика? Еще чуть-чуть, и можно сушить яйца. Но все-таки не пропустил команду скромненький, не имеющий общественного веса лаборант с непоэтическим именем Перец.
  Взрыв четырехбашенных танков номер один и номер два слился в единое целое со взрывом дымовой шашки.
  Лаборант Метелка выпустила длинную очередь в воздух.
  Практикант Брюлик нырнул в лощину, увлекая за собой секретаря Ряпушку.
  Секретарь Ряпушка слегка зацепила магистра Олово за заднюю ногу.
  Лаборант Перец нырнул в лощину следом за секретарем Ряпушкой.
  Магистр Олово споткнулся, упал, сделал весьма забавный кульбит, после чего приземлился на правильные четыре точки, то есть на руки и ноги.
  Лаборант Метелка стрельнула еще разок для острастки, и нырнула в лощину следом за прочей компанией.
  Магистр Олово почувствовал в левой руке одну весьма интересную штуковину. Но об этом потом. Перед глазами магистра Олово промелькнула не менее интересная штуковина, именуемая кормой лаборанта Метелки.
  Короче, какие-то считанные секунды пальбы, дыма, кряков, охов, после чего вся команда коротконогих, низкорослых, откляченных и обвислых гоблинов растворилась в тумане. Точно их не было здесь никогда, то есть, вообще никогда не было. Никто не заметил исчезновение гоблинов. То есть вообще никто не заметил, как кривоногие коротышки растворились в тумане.
  Да и как тут заметишь? Взрывы, огонь, мрак и ад. Русский богатырь Че Бэ Иванович направился к третьему танку.
  
  НОЧЬ ПРИШЛА
  Муркотенок лежал на дубовой скамейке, умиротворенный и очень довольный. Не такая плохая теперь жизнь. То есть она чертовски хорошая. Можно сказать, много лучше, чем в прежние годы.
  Если вы представляете, что такое далекий космос, будет легко уловить настроение Муркотенка. Далекий космос не только шикарная подборка шикарных картинок. Там не так чтобы часто взрываются звезды и рассыпаются прахом галактики. Там куда чаще попадается просто пустое пространство. Десять в тридцать седьмой степени кубических парсеков пустого пространства. Можно волком завыть от обволакивающей пустоты. Зато на планете Земля какая-никакая но есть жизнь. И не очень хочется выть волком. И для кулаков дело найдется. И в голову лезут всякие мысли. Ну, и с чувствами полный порядок.
  Нет, никогда еще ничего подобного не чувствовал боец Муркотенок. То есть вообще никогда. Нельзя назвать его чурбаном неотесанным или бесчувственной гадостью, но повторяю, никогда именно так не чувствовал товарищ боец. Видите ли, впервые за долгие годы ему просто хотелось жить. То есть не жить в сражениях, на работе и прочее. Именно жить самой обыкновенной, самой человеческой жизнью, которой так и не жил никогда один маленький мохнатый котеночек с одной маленькой странной планеты Мурс.
  Стоп. В данном месте, пожалуйста, поподробнее. Считается или не считается человеком коренной представитель планеты Мурс, не есть тема для разговора. Вопрос поставлен иначе, чувствует или не чувствует себя человеком боец Муркотенок? Мурсианская конституция чем-то напоминает человеческую, если бы не были мурсиане настолько мохнатыми и их мордочки не напоминали кошачью мордочку. Рост, вес, внутренние органы (сердце, легкие, печень, почки, желудок, чуть ниже желудка) все почти то же самое. Даже мозг в голове пропускает и отрабатывает весьма человеческие мысли, которые в свою очередь связаны с самой обыкновенной, самой человеческой жизнью.
  Впрочем, не важно. Тебя не похоронили еще. Руки на месте, ноги на месте, голова не отваливается. Более или менее в правильную сторону регенерирует Муркотенок. Нет, его способность в области регенерации не идет ни в какое сравнение со способностью бывшего старшего координатора и нынешнего свободного чистильщика Че Бэ Ивановича. Старый бродяга Иванович не просто восстанавливает в период регенерации поврежденные органы, как это делает сейчас Муркотенок. Вопреки человеческой конституции, товарищ Че может менять облик.
  Но почему? Вот о чем никогда не задумывался Муркотенок. Вообще, очень странная тема, почему уроженец планеты Земля, то есть простой человек может регенерировать и менять облик? На данную тему никогда не распространялся Че Бэ Иванович. Было что-то такое с ним в детстве, отчего маленький Че превратился в непобедимого и неуничтожаемого ни при каких обстоятельствах мутанта. Вот что такое случилось с маленьким Че, опять-таки не рассказывает бывший старший координатор Че Бэ Иванович.
  - Может когда-нибудь и расскажет, - снова вздохнул Муркотенок, - Хитрая бестия этот Иванович.
  На глаза навернулась скупая слеза. Что-то за последнее время расчувствовался боец Муркотенок. Почему навернулась слеза? Не знает боец Муркотенок. Очень прошу вас, отстаньте товарищи, потому что сегодня совсем другой Муркотенок. Чего-то такое ему почему-то все хочется, хочется, хочется...
  - Не расстраивайся, миленький мой, - нежная девичья ладошка смахнула слезу.
  Муркотенок проследил за ладошкой и увидел совсем уже рядом с разбитой своей головой милое личико милой блондиночки Волчий Хвостик.
  
  ЕЩЕ РАЗ ПРИШЛА НОЧЬ
  - Никогда не стоит расстраиваться.
  Упругое девичье тело примостилось на дурацкой дубовой скамейке, на которой лежал Муркотенок. Великий боец попробовал хоть немного подвинуться, но почему-то его приковала скамейка. Повторяю, не сумел подвинуться великий боец даже на самую малую малость. А следовало. Но ничего не сумел великий боец и всемирно известный девственник с планеты Мурс, которого мы привыкли называть смешным мурсианским именем Муркотенок.
  Что же такое опять происходит? Где-то там, в глубине подсознания мелькнула очередная дурацкая мысль. Ничего особенного не происходит. Это ответили девичьи глаза, и дурацкая мысль (которая очередная) скончалась, так никуда не пробившись. Но почему происходит немного не так, как запланировал великий боец Муркотенок? Почему всегда не так происходит? Словно совсем разучился планировать товарищ боец, словно его потрясающий разум распался на атомы, словно какая-та посторонняя сила вмешалась в течение жизни, но вмешалась не абы как, но с определенным умыслом. Я повторяю вопрос, где ошибся боец Муркотенок?
  Снова девичьи глаза во всей их потрясающей глубине далеких звезд и галактик, и самой бесконечной вселенной. Успокойся, глупышка, ты даже не понимаешь, чего запланировал. И вообще, в наше время планирует жизнь. А великие бойцы идут в саму жизнь с открытым забралом.
  - У нашего народа, - просто сказала красавица Волчий Хвостик, - Есть древний обычай. Оно как-то связано с выживанием, чтобы не деградировал, чтобы не растворился в песках времени, пока еще не слишком жизнеспособный народ. Хороший обычай.
  Пауза. Небольшой глоток тишины. Очень страшно бойцу Муркотенку. Что же все-таки происходит, прошу вас, ответьте на глупый вопрос. Дьявольски страшно бойцу Муркотену. Как никогда, ни при каких обстоятельствах не было страшно ему. Может, лучше подняться, порвать кошмарную тьму, вырваться из темноты подземелья, вырваться в радиоактивную ночь, ломать деревья, грызть землю? Не получается, черт подери! Только страшно и снова страшно бойцу Муркотенку. Он в дремучем лесу, он совсем маленький. Мама куда-то ушла. Дикие чудища сверкают глазищами. И боится пошевелиться боец Муркотенок:
  - Мы существуем в такое время, - снова сказала красавица Волчий Хвостик, - Когда выживают сильнейшие. Они же имеют право на продолжение рода. Они же продолжают свой род, давая жизнь только стойкому к жизни потомству. Рабы не имеют права на жизнь. Слабаки и уроды утратили подобное право еще при рождении. Им лучше всего умереть, чтобы не пакостить русскую землю. Только истинные герои, только непобедимые воины производят потомство. Опять же девушки любят героев. И выбирают героев.
  Если земля в опасности,
  Поздно бежать и прятаться.
  Гибель почти неизбежная,
  Можешь оставить надежды:
  Но для великого воина
  Гибель всегда достойная.
  Честно со смертью встретиться,
  Вот твое лучшее детище.
  Не отступать под натиском,
  Это твое богатство.
  И не бежать, как проклятый
  С визгами или воплями.
  Наша земля теплая,
  А для героев добрая.
  Девичьи руки нежные
  Вылечат раны сердечные.
  - Вот я и выбрала тебя, - более чем совсем просто сказала блондиночка Волчий Хвостик.
  И Муркотенок почувствовал тепло девичьего тела.
  
  КОЕ-КАКИЕ ПОДРОБНОСТИ
  Практикант Брюлик аккуратно прикрыл двери Железного Ящика:
  - Ну что, все уцелели?
  - Вроде бы все, - как-то неуверенно ответил лаборант Перец, пытаясь разобраться в темноте, где чьи головы, откуда торчат руки и ноги.
  - А старый козел с нами? - предложил следующий вопрос практикант Брюлик.
  Неловкое молчание. Затем скрип и кашель:
  - Кто это старый козел?
  Загорелся свет. Ну, наконец, нашлась хоть одна толковая душа, дотянувшаяся до рубильника. Кажется, толковая душа принадлежала лаборанту Метелке. Теперь лаборант Перец сумел пересчитать присутствующих, и убедился, что все на месте. Даже пресловутый старый козел. Ой, простите, даже выдающийся магистр Олово присутствовал в Железном Ящике.
  - Кровать моя, - неожиданно забилась в истерике лаборант Метелка. И как была в своей весьма несвежей, чертовски нечистой одежде, юркнула под одеяло. Оттуда еще некоторое время раздавались дикие вопли и всхлипы, перемежающиеся с гомерическим хохотом. Затем все затихло.
  - Не расстраивайся, деточка, - криво усмехнулся магистр Олово, - Скоро у тебя будет не одна, а много-много кроватей. Скоро мы с тобой отправимся в теплые края. Скоро будем, если не жариться на солнышке, потому что нет солнышка, то париться под тучами, потому что есть тучи.
  - Ах ты, старый козел, - прошипела лаборант Метелка, и поперхнулась.
  Стыдно издеваться над старостью. Особенно над сошедшей с ума старостью. Старичок вроде бы не выдержал последних разборок, вроде бы совсем потерял разум. Нечто подобное случается с учеными работниками. Особенно с товарищами, поставившими науку и технику на службу своей мерзкой похоти. Наука вещь достаточно несерьезная, если к ней относиться достаточно несерьезно. Наука может скрасить твое одиночество, если попробовать в ней покопаться. Наука не самый дурацкий способ убить время. Но на сто процентов уверена лаборант Метелка, это наихудший из способов разжечь похоть. Опять же если к науке прибавить ту самую пресловутую технику.
  А что у нас получается? Как-то нехорошо получается с техникой. Собственным нюхом унюхала и собственным глазом подметила лаборант Метелка, как нехорошо получается с техникой. Гибель парочки технически безупречных механизмов (четырехбашенный танк) снесет с катушек любого любителя техники.
  Вы понимаете, четырехбашенный танк есть торжество технической мысли. Пускай несколько жестокое торжество, не предназначенное для мирной пахоты мирного поля или для сбора урожая на вспаханном поле. Но мысль все равно торжествует, то есть торжествует техническая мысль. Ее закидоны, обломы и веси, плюс необъятный полет над притихшей вселенной. И тут прикрыли полет. Взяли, подмяли, прикрыли на перья и яйца.
  Отсюда слетел с катушек весьма озабоченный старичок, то есть слетел к растакой матери фанат технической мысли. Слетел потому что слетел, старенькое сердце слабое, старенькие мозги не из самых железных. Надо бы как-то его успокоить, утешить слетевшего старичка, чтобы не впал в буйство.
  - Я не козел, - злобно сверкнул глазами магистр Олово.
  - Ладно, ты не козел, - миролюбиво и ласково согласился лаборант Перец.
  - Вот вы дураки и козлы, - подвел итоги магистр Олово.
  И гаденько так засмеялся.
  
  ТИШЕ, ТОВАРИЩИ
  - Мы чего-то не то делаем, - вмешалась в гоблинские разборки бывший секретарь Ряпушка, - У каждого из нас есть некое шейное украшение, от которого в любой момент может сорвать голову.
  - Но еще не сорвало, - высунулась из-под одеяла лаборант Метелка.
  - Еще не сорвало, - задумчиво повторил практикант Брюлик.
  Очень хороший, даже правильный план по спасению гоблинской команды теперь показался не таким хорошим, не таким правильным, как бы оно следовало. Неужели у всех хороших и правильных планов такая отвратительная судьба, превращаться в одночасье в нехорошие и неправильные планы? Бывший секретарь или ученый секретарь Ряпушка провела ладонью по шее:
  - Что нам говорил Че Бэ Иванович?
  - А что? - переспросила лаборант Метелка.
  - Я ничего такого не помню, - сказал лаборант Перец.
  С вышеупомянутыми товарищами разговаривать нет никакого смысла. Они ничем не лучше безумного старика Олово. Они точно так же слетели с катушек и превратились в нечто аморфное, например, в овощ. Как же умеет обрабатывать гоблинское государство своих граждан, чтобы они превращались в нечто аморфное в любом мало-мальски серьезном случае. Если случай не очень серьезный, например, та же наука и техника, то неплохо выглядят гоблины. Со всей ответственностью утверждаю, в случае науки и техники лучше людей выглядят гоблины. Но если случай серьезный, простому гоблину сразу кранты. Язык прикусил, глаза выкатил, овощ.
  Хотя с другой стороны, есть и положительный пример. Практикант Брюлик, неформальный лидер гоблинской партии, все еще в здравом уме. Гибель техники высокого уровня (четырехбашенный танк в двух экземплярах) никак не отразилась на умственных способностях товарища лидера. Практикант Брюлик не впал в ступор, не распустил сопли, не отказался от плана спасения гоблинской партии. Сначала план, затем будут сопли. Некогда нам любоваться, как пожирает огонь практически неистребимую технику. Ну и на другие процессы запрет. То есть не посмотрел практикант Брюлик (при взрыве) другие процессы, что в определенных условиях могли далеко продвинуть науку и технику. Сначала план, затем другие процессы. По крайней мере, на это надеется товарищ Ряпушка:
  - Мы команда, нам говорил Че Бэ Иванович.
  - Теперь мы другая команда, - хихикнул магистр Олово.
  Чуть не стукнула по зубам старика его бывшая рабыня и жертва, по совместительству секретарь Ряпушка. Очень хотелось дать в зубы. Вот только мысль, что порадуется старичок, остановила карающую руку.
  - Для дураков повторяю, умрет Че Бэ Иванович, умрет и его команда.
  Неловкая тишина, мерцающий свет, прочая хрень. Или чего-то не так сказала ученый секретарь Ряпушка. Нет, все оно так. Разве что промолчал практикант Брюлик, самый умный, самый правильный практикант среди прочих гоблинов. Не поддержал свою умную девочку, не улыбнулся загадочной, очень чистой, очень мягкой улыбкой. Мол, оно правильно. Можно выгнать с работы ученого секретаря, можно сломать его ученый компьютер (который по сути основная часть мозга), но логические цепочки останутся. Логические цепочки не выгнать и не сломать, там сама правда.
  Или с правдой проблемы, черт подери? Опустил глаза, промолчал практикант Брюлик. Зато совсем озверел магистр Олово:
  - Мы теперь другая команда, моя команда. И пускай подохнет тупой потрох Иванович.
  
  ЕЩЕ ТИШЕ
  Практикант Брюлик медленно повернулся к магистру Олово. Чтобы нос к носу, чтобы глаза в глаза. Очень его разозлил старый дурень своими дурацкими шутками:
  - Хватит кривляться.
  Ощерил железные зубы магистр Олово:
  - Я не кривляюсь. Просто жизнь чертовски интересная штука. Сегодня ты выдающийся человек, тебя принимают правители, с тобой считается всякая мафия, твои враги скрылись в подполье. Если не верите, немножечко тошно и гадко от собственной крутизны, что приходится вот так выдаваться на фоне прочих плебеев. Ну и зря. Сегодня почему-то не воспринимается завтра. Зато завтра некая гадкая девочка пристегивает наручниками к кровати твою закрутевшую милость. Затем какие-то хиппи засовывают в глотку несвежие трусы и сажают выдающегося человека в корабль на консервы. Затем газ, потеря сознания, рабский ошейник. Затем война, трупы, искореженные машины. И ты вернулся обратно.
  - Чего-чего? - не понял лаборант Перец
  - Ничего, - даже не обиделся магистр Олово, - Просто чертовски интересная жизнь. С горы под горку, обратно на гору. Чтобы снова сильные мира сего лизали твой зад, мафия трепетала, враги прятались. А одна очень гадкая девочка очень пожалела о совершенных ей гадостях. То есть пожалела в тот самый момент, когда ее сексапильное гадкое тельце будут резать на маленькие кусочки и кормить вместо завтрака ими гадкую девочку. А самые грязные кобольды получат право на самые грязные извращения над остатками такого недавно еще эротичного тельца.
  - Может заткнуть старика? - неуверенно спросила лаборант Метелка, - У меня еще есть не совсем свежий лифчик.
  Но ехидно так закряхтел магистр Олово:
  - Шучу.
  Театрально вытянул мордочку, чтобы хряснуть себя по левой щеке, а заодно и по правой:
  - Шучу, шучу и шучу.
  И еще разок закряхтел:
  - Никаких обид к гадкой девочке Ряпушке. Мы в расчете за прошлое, настоящее, будущее. Развлекаться будем как прежде. Скальпель, плеть, железо и клюгенхаген. Совершенно плевать, нравится сие или нет гадкой девочке Ряпушке. Сегодня, сейчас, с настоящей минуты все будет так, только так, как нравится доброму папе Олово.
  Много клоунов
  В нашей команде.
  Они избалованные
  И безрадостные.
  Они гогочут,
  Как издеваются.
  Их символ корчи,
  И голая задница.
  И если символ
  Такой не заводит,
  Его ты выкинул,
  И стал уродом.
  В данном месте магистр Олово плюхнулся на кровать, точнее, на нечто мягкое, нечто чертовски заманчивое, что копошилось под одеялом:
  - Теперь посмотрите, что у меня за приятная штучка.
  
  МАЛЕНЬКАЯ ТРАГЕДИЯ
  - Взрыватель, - ахнула секретарь Ряпушка.
  - Ага, он самый, - екнул магистр Олово, ощупывая под одеялом откормленные телеса лаборанта Метелки, - Теперь все мое. Вы все мои, потому что ваши ничтожные жизни вот в этой руке. Сколько раз говорилось, не отталкивай руку дающего. Неужели так трудно усвоить простой урок? Эта рука давала вам работу, давала средства для пропитания, и всякое прочее. Гоблин не может жить без работы. Сама история молодого гоблинского государства связана с титаническим трудом ради будущего всех гоблинов. Только работа делает гоблина истинным членом цивилизации гоблинов, тем колесиком, тем винтиком, без которых обрушится цивилизация, не будет вообще гоблинов. Отсюда средства для пропитания, и всякое прочее. Вам не понравилось. Вы не то чтобы решились отталкивать, вы едва не отрезали руку.
  Тупое молчание, едкая тишина, почти боль в подкорке головного мозга. Хотелось сочинить музыку? Кажется, единственный вопрос застрял в той самой подкорке, что разодрала почти боль и почти уничтожила. Почему не получается сочинить музыку? Вроде бы обстановка обязывает. Вроде бы освободилась душа от железных оков. Вроде бы никто не вправе напялить оковы обратно. Догадываетесь, кому и зачем нужна музыка? Ну, та музыка, которую так хотелось и которую не сочинить никогда. Очень нужна музыка.
  - Вроде бы прав старичок, - промычал лаборант Перец, после чего потрогал ошейник, - Кончилась наша свобода.
  - Ой, как она кончилась, - снова съехидничал старый ученый, - Я устрою такенный бардак, от которого содрогнется гоблинское государство. Я настолько наизвращаюсь и перетрахаюсь, как ни один из ранее существовавших и ныне существующих гоблинов. Современные грехи будут только ягодками перед моим сексуальным воображением. Рабство в каменоломнях будет только водичкой перед вашим абсолютным, непререкаемым рабством.
  Свободная рука магистра Олово ухватила-таки одну из выступающих частей лаборанта Метелки. Лаборант Метелка истерично взвизгнула, но почему-то даже не выругалась под жирной тушей магистра Олово.
  Нормальный путь в науку и технику. Или перехотелось куда-то идти, развиваться, совершенствоваться, поменять ничтожное звание "лаборант" на более значимые регалии "практиканта"? Что вы, господи упаси, ничего такого не перехотелось лаборанту Метелке но как бы выразиться поприличнее, слишком много событий сегодня, глаз замылился, ориентировка пропала. Кто бы еще подсказал, куда идти правильно, куда не совсем, где подводные камни энд ямы?
  - Ага, угу, - примерно так взвизгнула лаборант Метелка.
  Ну, и все это оценил старый хрыч, как говорится, по полной программе:
  - Вот тебе, моя пакостная, ничего не грозит. Танец твоей голой попочки на моем возбужденном лице столь восхитительная феерия, что прямо вертится перед глазами. Надо же до чего дошла молодежь. Даже такому старому извращенцу и сексуальному маньяку, как папа Олово, есть чему поучиться. Лежит, значит, папа Олово, вошел в транс, он не то чтобы восхищается, но совсем охренел, какая талантливая молодежь. Так что вытри свои подлые глазки и прибереги свои грязные штучки для очередного танца любви. Ты будешь моей самой гаденькой девочкой. Ты будешь всегда вот так танцевать. Я буду тебя очень гадко, дьявольски гадко любить. У тебя будет много-много подарков.
  Затем хищный взгляд в сторону остальных гоблинов:
  - Ну, а вы, мои дорогие товарищи...
  Тут практикант Брюлик дернул ошейник во всю практикантскую дурь, сорвал его с собственной гаденькой шеи, после чего расхренячил о голову старика Олово.
  
  ОКОНЧАНИЕ СЛИШКОМ ФРИВОЛЬНОЙ ГЛАВЫ
  На рассвете младший координатор Муркотенок почувствовал себя совершенно здоровым. Раны затянулись, связки восстановились, внутренние органы встали на место, кости срослись. Но это все мелочи, дикость и дурь. Нечто непередаваемое случилось нынешней ночью. Нечто такое, чего не предвидел никак Муркотенок. Нечто вошло в его грубую одинокую сущность и уже не вышло оттуда. Проснулся совершенно другим существом один маленький котеночек с планеты Мурс, то есть перешел на другой уровень.
  Там суета, беготня. Несколько оздоравливающих приседаний, несколько освежающих отжиманий, гриб на закуску, чтобы восстановить не совсем восстановленные силы, ну и так далее. Короче, засуетился великий боец, как маленький мальчик. Есть-таки счастье на русской земле. Никто не отменил то самое счастье, потому что оно есть. Хотя не часто к тебе подбирается счастье, но пути его не просчитываются, оно есть, и у тебя есть крохотный шанс на то самое счастье.
  - Где же ты, Хвостик?
  Никого. Странная, гнетущая тишина. Дубовые скамейки, дубовые столы, дубовая посуда, опять ощущение, что раствор дуба в дубовых кадках на полках. Только слабый клочок света пробивается сквозь приоткрытую и опять же дубовую дверь.
  Господа знахари создали собственный мир, немного смешной, но очень трогательный под определенным градусом. Человеческий мир никому не нравится, якобы мешает мыслить на более высоких оборотах. Человеческая жизнь поглощает саму магию мысли. Ибо серенькая человеческая жизнь не для магии, не для мысли.
  Но кто сказал, что жизнь серенькая? Она светлая, очень светлая. Муркотенок чувствует, до чего же светлая жизнь. Просто светлая, именно так должно быть. Светлая жизнь, что клочок света, она всегда пробивается сквозь приоткрытую дверь. Пускай непробиваемая дверь, пускай из самого крепкого дуба.
  Муркотенок метнулся на свет:
  - Где ты прячешься, Хвостик?
  Та же липкая тишина. Две полусогнутые фигуры склонились над тиглями. Варят какое-то снадобье, переливают в дубовые кадки. Никаких лишних движений, ничего особенного, просто две полусогнутые фигуры на фоне рассеивающейся тьмы. Белая борода в листьях и саже. Тоненькие зеленоватые ручки в капельках жидкости. И что-то такое застряло, что-то оборвалось в груди. Нет, не то, пропал Хвостик.
  - А скажите, пожалуйста...
  Друид-с-пустоши даже не обернулся на столь некорректный вопрос:
  - Ушла моя внученька.
  Взгляд его утонул в кадке:
  - Ничего никому не сказала, встала с рассветом, да и ушла внученька.
  Друид дернулся, и едва не залез с головой в кадку:
  - На столе от нее письмо. Ушла к гоблинам в Черный город.
  
  ОТ АВТОРА
  Я могу показаться немного занудным и более чем предсказуемым товарищем в моих наездах на единственного дорогого сыночка Владимира Александровича Мартовского. А Владимир Александрович может показаться самой справедливостью в его отповеди:
  - Родил одного ребенка, теперь над ним изгаляешься.
  Ну, никак не хочется Владимиру Александровичу не то чтобы пострадать, но хотя бы немного понапрягаться за русскую землю. И девиз у него вполне современный:
  - Живем весело!
  Впрочем, это и мой девиз. Я так же живу весело. Многие сотни, то есть тысячи невеселых товарищей рыдают от моего веселья. Чуть ли не каждый потомственный весельчак, что столкнулся на узкой дорожке с Александром Мартовским, превратился в потомственного пессимиста. Очень надеюсь, что научился подобный товарищ хотя бы немножечко разгребать за собой дерьмо, не только гадить русскую землю.
  - Вот что такое жить весело, - мой ответ одному развеселившемуся мальчику двадцати пяти лет, точнее, все тому же Владимиру Александровичу Мартовскому.
  И еще:
  - Русские люди никогда не верили в будущее. Для них будущее не больше, чем завывание ветра в соседнем дворе и запах мусора в ближайшем мусорном ящике. Для русской натуры просто нет будущего. Зато настоящее есть. Ибо настоящее происходит именно сию минуту, сейчас, оно совсем рядом. Ради этого настоящего живут русские люди. То есть жрут, веселятся, гадят русскую землю. Вот для будущего, по их мнению, живут только свиньи, которым дерьмо разгребать. Вот пускай разгребают дерьмо свиньи. Мы великий народ. Нам не грустно, нам весело.
  Выжрал стакан,
  Хряпнул бутылку,
  Я великан,
  А не чья-та подтирка.
  Мне наблевать,
  Что кому-то там плохо.
  Я, твою мать,
  Представляю эпоху.
  Если ты чмо,
  Поспеши удавиться,
  Время пришло
  Повеселиться.
  Как вы понимаете, очень рассвирепел Владимир Александрович, и обругал в сердцах русскую землю.
  
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  Переговоры между человеческой расой и гоблинами проходили в весьма деловой обстановке. Не могу сказать, чтобы те или другие товарищи надеялись извлечь из переговоров хоть какую-то пользу, но сам по себе факт существования гоблинов был установлен, и это уже что-то значит. Не надо стыдливо прятаться за общими фразами. Мол, существуют только чистое человечество в окружении извечных врагов мутантов. А еще, якобы человечеству не выжить в таком окружении, потому что с мутантами невозможно договориться, потому что мутанты питаются человеческой плотью и кровью. Теперь человечество получило шанс, признав братьев по крови, все тех же гоблинов. Ну, и были установлены общие враги для обеих сторон, что уже можно считать за прорыв железного занавеса, за выдающийся успех дипломатии.
  - Нас озадачили мутанты, - сказал генерал Камень.
  - Пожалуйста, расшифруйте, - потребовал Зеленый Гоблин.
  И тут же получил расшифровку:
  - Мутанты суть существа, мутировавшие под воздействием радиации. Конкретно, грувы и деревяшки.
  - Мутанты - проблема номер один, - согласился Зеленый Гоблин.
  Как вы припоминаете, чистые люди не являются мутантами. Но и гоблины не являются мутантами в развернутом смысле данного слова. Ибо сами по себе гоблины не мутировали под действием радиации, но подверглись техническому совершенствованию, которое в дальнейшем сильно повлияло на их стиль жизни. Человечество со своей стороны называется "чистым" в силу привычки. По большому счету не такое чистое человечество. За последние две-три тысячи лет над людьми проводились всевозможные опыты, в результате которых не то чтобы деградировало человечество, но изменилось отнюдь не в лучшую сторону.
  Очень бы хотелось, чтобы развитие человечества давало положительный результат. Повторяю, сие невозможно в связи с генетической структурой, заложенной внутри человеческого организма. Если не изменить структуру, результат будет двояким. Вот гоблины изменили структуру, отойдя от принципов чистоты. Они стали не только новой веткой на человеческом дереве, но получили результат, сравнимый с каким-нибудь положительным эффектом. Не важно, что кажутся внешне (как бы подипломатичнее выразиться) весьма неказистыми гоблины.
  Мы поставили на результат. Мутация в результате ядерной зимы есть неконтролируемый процесс, результат подобной мутации неконтролируемый, то есть всегда отрицательный по определению. Техническое совершенствование гоблинов по методикам современной науки и техники более или менее контролируемый процесс. Только оставим в покое ханжеские вопли придурков. Мол, господь бог создал человека по образу и подобию своему. А еще, якобы запрещается изменять человечество даже в лучшую сторону. Соответственно, нет никакого права у человека на создание новых человекоподобных существ, например, гоблинов. Отсюда выводы.
  - Мы не сумели договориться с мутантами, - открыл государственный секрет генерал Камень, как бы в знак доброй воли к Зеленому Гоблину и всей империи гоблинов.
  - С ними невозможно договориться, - согласился на добрую волю Зеленый Гоблин.
  - Но мы пробовали, - дипломатично развел руками генерал Камень, как бы показывая, насколько существенной была проба.
  - Похвальный поступок с вашей стороны, - чуть-чуть позволил себе улыбку Зеленый Гоблин, - Даже очень похвальный поступок, если заранее можно прогнозировать ответную реакцию мутантов.
  - Ваша правда, коллега
  - На прогнозировании стоит государство гоблинов.
  Затем официальный банкет, здравницы в честь высокопоставленного гостя, продолжение инаугурации нового главы Санкт-Петербурга, здравницы в честь нового главы Санкт-Петербурга, и тайный договор между договаривающимися сторонами. Что за тайный договор, пока никому не известно. Как вы догадались, здесь тайна.
  
  ЧТО ДЕЛАТЬ?
  Практикант Брюлик подошел к бывшему секретарю Ряпушке, сорвал с ее шейки ошейник и выбросил. То же самое в абсолютной тишине он проделал с магистром Олово и лаборантом по имени Перец. Лаборант Метелка пока еще осталась в ошейнике. Под одеялом и мощной задницей магистра Олово не стал практикант Брюлик донимать несчастную девушку.
  - Мы точно малые дети, - после проделанных манипуляций нарушил тишину весьма возбудившийся практикант и общепризнанный руководитель отряда гоблинов, - Мы поверили в розыгрыш и устроили сами себе вздрючку.
  - Что такое? - переспросил магистр Олово, - Какой еще розыгрыш?
  Тут все заметили, как лихорадочно жирный пальчик магистра Олово нажимает красную кнопку.
  - Все понятно, - ученый секретарь Ряпушка выхватила взрыватель и растоптала его своими здоровенными ножищами.
  - И мне понятно, - сказал лаборант Перец.
  - Зато мне не понятно, - наконец-то выставила свою прекрасную мордочку, а с ней и прекрасную (по гоблинским меркам) шейку в ошейнике лаборант Метелка.
  Практикант Брюлик грязно выругался, после чего уничтожил последний ошейник, чем ввел лаборанта Метелку в состояние тяжелого шока.
  - Я могла умереть, - завыла Метелка.
  - Заткнись, дура, - ученый секретарь Ряпушка отвесила здоровенную затрещину лаборанту Метелке, а заодно спихнула с кровати магистра Олово.
  - Я не дура, я честная девушка, - подавилась слезами товарищ Метелка.
  - Все равно дура, - вторая затрещина тютелька в тютельку повторила затрещину номер один.
  - Это дискриминация, - всхлипы стали более частыми, но более тихими, - Государство гоблинов есть чисто демократическое государство, в котором дискриминация упразднена конституцией. Читаю соответствующие статьи. Каждый гоблин имеет право на свободу жизни, слова, печати, общественных собраний и прочего, что не запрещено законами гоблинского государства. Еще в школе, на уроках государственного права нам говорили, что не запрещено, то разрешено в государстве гоблинов. Плюс дискриминация находится под запретом.
  - Воистину дура, - товарищ Ряпушка покрутила пальцами у виска и отказалась от следующей затрещины в пользу магистра Олово.
  Однако затрещина номер три не достигла цели, слегка поколебав воздух в том самом месте, где секунду назад располагался ученый гоблин.
  - Ничего не понимаю, - магистр Олово полез под кровать за осколками взрывателя, - Такой был хороший план, даже слишком хороший, чтобы оказаться действительностью. Так все хорошо складывалось до последней секунды. Техника заводская, сам проверял, это тебе не самопал гоблинский. В основном роботизированная штамповка под высоким давлением. Срок годности как минимум сто пятьдесят лет. Вероятность на отказ как максимум одна десятая процента на десять тысяч циклов. Должна была сработать техника. И не сработала техника.
  Практикант Брюлик грустно вздохнул:
  - Последний раз повторяю для больных и придурков, мы стали жертвами розыгрыша. Чтобы больше не возвращаться к подобной фигне, повторяю самый последний раз, как мы попали под розыгрыш, как ничего не заметили, и что нам теперь делать.
  
  НЕКОТОРЫЕ ДЕТАЛИ
  Во время высадки на планету Земля Че Бэ Иванович встал за спиной практиканта Брюлика:
  - Слушай, пацан, ты мне кажешься самым разумным из всей вашей шайки клоунов. Не хочу показаться навязчивым, но я уважаю хорошую шутку. Против вас у меня ничего личного. За мелкое хулиганство я не расстреливаю, тем более не взрываю ошейники. И вообще, на ваших прекрасных гоблинских шейках находятся обычные елочные игрушки (пластмассовый корпус плюс батарейка, плюс лампочка). В Новый год такими игрушками и им подобными украшается елка в Координаторском центре. Как бы это выразиться без мата, координаторы не лишены чувства юмора. Но юмор в Координаторском центре имеет свою специфику. Отсюда пошла игрушка (точная копия взрывающегося ошейника), которая никогда не взорвется. Прошу без обид. Понимаешь, мне надо, то есть мне позарез надо найти Муркотенка.
  В данный момент космический перехватчик вошел в нижние слои атмосферы, шум стоял невероятный, но свободный чистильщик Че Бэ Иванович был почему-то в полной уверенности, что до гоблина его слова дошли правильно:
  - Я чувствую, Муркотенок в опасности. Как он ввязался в подобную ерунду, пока не имеет значения. Муркотенок всегда ввязывается в ерунду, вместо того, чтобы праздновать что-нибудь очень хорошее с хорошим товарищем. Муркотенок таким родился на свет, сдвинутым по диагонали котеночком без мозгов. Нет, ему вкручивали мозги, чертовски здорово вкручивали лучшие специалисты по вкручиванию мозгов, но безуспешно. Муркотенок, каким родился, таким и остался, честно проработав несколько сроков в координаторском движении. Поэтому последний совет. Я иду спасать Муркотенка. Вы, господа веселые гоблины, идете своей дорогой. То есть чертовски быстро идете, чтобы вас не заметили, и мне больше не попадаетесь. А за нашу встречу большое спасибо.
  Вот, пожалуй, и все. Гоблины спрятались в Железном Ящике. Че Бэ Иванович вышел грудью на танки. Нормальный расклад, по существующей ситуации. Ну, прикололся немного Че Бэ Иванович. Ну, попугал слегка гоблинов. Вспомнил, как оно полагается, счастливое прошлое товарищ Че. Никто не спорит, каждый товарищ в нашей вселенной имеет право на счастливое прошлое. Или право на новогоднюю елку с новогодними игрушками, имитирующими атрибутику координаторских будней.
  Может, оно и правильно, что попугал Че Бэ Иванович гоблинскую шпану в духе координаторского движения? Шаловливых детишек необходимо учить, чтобы не воровали чужое добро, чтобы не впутывались в серьезный междусобойчик между серьезными взрослыми.
  Нет, никаких угрызений совести не почувствовал русский богатырь Че Бэ Иванович. Точно так же он ничего не почувствовал, когда взорвались два танка. Ну, взорвались они и взорвались. Армейская служба тяжелая, жизнь твоя в постоянной опасности. Если дожил до конца боя, значит, тебе повезло. Если не дожил до конца боя, значит такая судьба или ошибка твоих командиров. Впрочем, чтобы взрываться, для этого предназначены танки.
  - Ну, кто тут еще смелый?
  Из-за кустов и деревьев посыпались разные сосунки со своими цепями, сетями, веревками. И стали подобным дерьмом пеленать и крутить улыбающегося Ивановича.
  
  ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ГОБЛИНАМ
  Практикант Брюлик прислонился к стене:
  - По сути, у нас нет выбора.
  Лаборант Метелка пришла в себя:
  - Мы команда.
  Секретарь Ряпушка замахнулась на чересчур бойкого лаборанта скорее по инерции, но передумала:
  - Может и так.
  Магистр Олово частично выбрался из-под кровати:
  - Пропал клюгенхаген.
  Лаборант Перец достал из личного шкафчика очередную бутылку с соляркой:
  - Хлебни, старичок, будет тебе клюгенхаген.
  Короче, полная идиллия, если бы не серьезные глаза практиканта:
  - Не хочу никого расстраивать, но мы возвратились в начало пути, то есть туда, откуда отъехали. Наша планета находится в опасности, и не решен вопрос с паладинами.
  Как бы это выразиться поточнее, не очень хороший оратор практикант Брюлик. В гоблинском государстве гуманитарными искусствами не балуются. Гоблины не уважают гуманитариев. Быть "гуманитарием" на языке гоблинов то же самое, что "бездельником" или "ублюдком". Убеждают гоблины не красивыми словами, убеждают красивыми экспериментами или красивыми цифрами. Здесь опять же нечем похвастать товарищу Брюлику. Нет у него ни одной цифры, чтобы была красивая. И экспериментов не ставил товарищ. А что у него есть? Кое-какая информация из монастыря Святых паладинов о чистке одной никчемной планетки под названием Земля. И еще есть совершенно беспочвенная уверенность, что информация верная.
  - В нашей метагалактике, ошибочно называемой "наша вселенная", несколько миллиардов продуктивных галактик. В нашей галактике, ошибочно называемой "Млечный Путь", несколько миллиардов продуктивных звездных систем. У одной из тысячи звездных систем не исключается возможность обзавестись собственной жизнью, собственным разумом. Итого, по самым скромным подсчетам, в галактике Млечный Путь около миллиона цивилизаций. Для одной единственной цивилизации, то есть для нашей цивилизации, сие страшная цифра. Никаких аргументов за сохранение нашей цивилизации, как уникальной цивилизации галактики Млечный Путь. Никаких аргументов против будущей чистки.
  Долго Земля корчилась,
  Ну, и испортилась.
  Почитай между строк
  Про подобный итог.
  А могла Земля еще процветать
  Поколений шесть или пять.
  Однако же для кончины
  Были у нас причины.
  И не только тупость и злоба,
  Причин было много.
  Но скажу без гордости ложной,
  Землю все-таки уничтожили.
  Короче, опять придется отдуваться за всех одному не очень ученому и вообще поддельному практиканту по имени Брюлик.
  
  ПИСЬМО
  Дорогой и любимый мой, Муркотеночек!
  Ты не думай, что я плохая, что вредная девочка, что соблазнила тебя ради какой выгоды. Нет, ты моя единственная любовь. Я всегда мечтала именно о такой любви. То есть о любви настоящей и неподкупной, о любви неистовой и блаженной, о любви, когда слетает с катушек вселенная. По многим, не зависящим от меня причинам, я не могла разделить любовь обыкновенной особи из племени деревяшек. Так получилось, что русская красавица Волчий Хвостик необыкновенная девочка, что наложило на меня определенные обязательства. Опять получилось, что мне всегда хотелось отдаться только тебе одному, мой ласковый, мой очаровательный посланник других звездных систем и галактик.
  Нет, я совсем не плохая девочка. Я просто хочу любить, больше я не хочу ничего. Что такое любить для необыкновенной девочки с обыкновенной планеты Земля? Почти то же самое, что для вас, покорителей звездных миров, выйти в открытый космос. Повторяю, любовь она как рывок в бесконечность. Ибо любовь сама бесконечная и не кончается никогда, даже со смертью. Что такое смерть, когда любишь? Это ничто, если с тобой случилась любовь, если отдался в случившейся любви и солнцу, и звездам.
  Еще, мой робкий возлюбленный, у нас принято жертвовать ради любви всем без остатка. Опять же жизнь только мерзкий остаток, если исчезла любовь. Что значит какая-та жизнь одной маленькой девочки, если любовь несет в себе жертву? Может, в глубоком космосе не принято жертвовать жизнью по мелочи. Может, среди великих героев любовь - сущая мелочь, всего-навсего эпизод в борьбе за вселенную? Пришел герой, поборолся с врагами, решил немного расслабиться, то есть любовь на дорожку. Не спорю, не знаю, знать не хочу ничего. Очень хочется жертвовать одной маленькой девочке ради любви. И, пожалуйста, не надо мешать, если так нужна жертва.
  Внизу приписка. Такое ощущение, что писали в спешке левой рукой:
  - Ты бредил во сне.
  При чем в правой руке были хлебушек с маслом:
  - Ты пожелал вернуть космический перехватчик на Землю.
  При чем дрожала рука, в которой были хлебушек с маслом:
  - Тебе нужны спутниковая антенна и примитивный шестнадцатиядерный компьютер.
  Хлебушек падал ни раз и ни два на бумагу:
  - Я знаю, где можно достать антенну.
  Ну и следы масла:
  - Я знаю, у кого есть компьютер.
  Наконец, приписка. Но это уже слишком личное, чтобы предать гласности. Выронил письмо Муркотенок.
  
  МУРКОЗИАСТ: ПЕСНЬ 102
  И боги спустились с небес. И помыслы их были великими, а дела малыми. И сгинула вера в богов. И наступила ядерная зима.
  
  ЕСТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЯ?
  Подошла Зая Вредная, подняла письмо, не читая, положила на стол:
  - Волчий Хвостик хорошая девушка, хотя очень избалованная.
  Насупился Муркотенок:
  - Это нам не поможет.
  Зая Вредная помолчала немного, затем спросила чуть мягче, чем делала когда-либо нечто подобное, и даже с некоторой нежностью в голосе:
  - Как вы себя чувствуете?
  Снова насупился Муркотенок:
  - Пустяк.
  Неожиданно Зая Вредная нагнулась с высоты своего весьма приличного роста и поцеловала Муркотенка в мохнатую щеку. Или точнее, не поцеловала, так слегка погладила губами:
  - Я вас хотела поблагодарить.
  - За что? - совсем растерялся боец Муркотенок.
  Но не растерялась худенькая вредная деревяшка:
  - За новую жизнь.
  Нечто совсем непонятное, совсем незнакомое накатило на Заю Вредную:
  - Оказывается, жизнь не такая плохая вещица, если знаешь, зачем ты живешь на земле, зачем дана тебе жизнь.
  Совсем обалдел Муркотенок:
  - Зачем?
  И опять не смутилась зеленокожая девушка:
  - В нашем народе есть очень хороший обычай, девушки выбирают героев. Очень хорошему обычаю не один год, даже не десять лет, его начало относится к ядерной катастрофе. Ядерная катастрофа заставила цивилизованную часть выжившего человечества пересмотреть многие обычаи. Например, обычай ходить в церковь исчез. Выжившие народы не могут себе позволить скапливаться в одном месте и тратить время на всякие глупости. Акцентированный удар по одному месту. Была церковь, нет церкви. Был народ, нет народа. Но с другой стороны, наш народ не настолько многочисленный на русской земле, чтобы не соблюдать хороший обычай. Вот поэтому девушки выбирают героев и идут за героями до конца своей жизни. Чтобы родить от героев новых героев, чтобы воспитать новых героев героями.
  Ничего не сказал Муркотенок. Стоял, как дурак, смотрел в пол. А на щеке горел поцелуй одной совсем ненормальной девчонки:
  - Я выбираю тебя.
  Что мог ответить герой Муркотенок?
  
  ДВИГАЕМСЯ ДАЛЬШЕ
  Тайная миссия под руководством Зеленого Гоблина покинула Санкт-Петербург. Теперь империя гоблинов стала гораздо ближе к империи людей, чем какие-нибудь сутки назад при живом генерале Бомбе.
  Впрочем, во всем свои плюсы. Хорошо, что покинул наш мир генерал Бомба. Может, как боевой генерал он отличался выдающимися качествами. Но вот политик он совершенно никчемный. Шовинист и нацист, как решили в среде гоблинов. Может, очень сильно решили. Но почему-то не жаловал генерал Бомба тех пацанов и девчонок, чей рост был ниже, чем метр семьдесят сантиметров. Что за недомерки сопливые? Что за трахнутые уроды? Рост настоящего солдата метр восемьдесят без кепки, а с кепкой еще на три сантиметра выше. У кого не хватает двух или трех сантиметров, можно использовать для обозных или кухонных работ. Остальных недомерков вывести в поле и расстрелять. Так или примерно так действовал генерал Бомба. Ну и, соответственно, даже слышать не хотел о каких-то там гоблинах.
  Теперь атмосфера сильно улучшилась. Новое правительство Санкт-Петербурга признало империю гоблинов, империя гоблинов признала новое правительство Санкт-Петербурга. Правда, вышеупомянутое признание не для общественности. Пока у нас теневой договор. Не может так сразу признать правительство Санкт-Петербурга империю каких-то там гоблинов, не поссорившись с правительством других городов и провинций земли русской. Ежу понятно, во многих городах есть еще шовинисты и прочая сволочь, которые знать не хотят гоблинов.
  Зеленый Гоблин довольно хрюкнул:
  - Собачка пролаяла, господа.
  Вроде бы истинный факт. Работа политиков еще впереди. Вот торговые караваны уже у стен Петербурга. Много чего надо бы прикупить гоблинам, скажем так, чтобы не превратиться в мутантов. И это очень серьезно. Даже более чем серьезно. Гоблины задыхаются подо льдами. Люди задыхаются в железном бункере. Ядерной зиме еще долго колбасить русскую землю. Опять же до солнышка немногие товарищи доживут.
  По подсчетам ученых товарищей, полный цикл абсорбции и реабилитации зараженной планеты займет не менее девяносто восьми лет, при условии полного невмешательства. Простыми словами, природа сама разберется, если товарищи человечки будут сидеть тихо по норам. Реальный цикл абсорбции и реабилитации на тридцать процентов дольше. Ибо товарищи человечки не будут тихо сидеть по норам, но наделают обыкновенных человеческих ошибок, якобы с целью приблизиться к солнышку.
  Впрочем, Зеленый Гоблин не очень надеется на какое-то солнышко. Вот на торговлю он очень надеется.
  На земле растут грибы,
  А на небе тучки.
  Даже маленькая прибыль
  Селезенку пучит.
  Если прибыль получил,
  Раздуваешь щеки.
  Не такой ты крокодил,
  Злой и однобокий.
  И вообще, судьба твоя,
  Словно речка бурная.
  Получил, продал, сменял,
  И сидишь укуренный.
  И еще неплохо бы приструнить мутантов.
  
  ПТИЧКА В КАПКАНЕ
  С мутантами вопрос опять-таки политический. Если гоблины находятся на территории, не принадлежащей бывшему русскому государству, а выкупленной для научных целей Сладкой парочкой, то мутанты просто захватчики. Вы догадываетесь, что до ядерной бойни никто не рассчитывал на мутантов. Мутанты даже не люди, они некий побочный продукт радиации. Не надо нести околесицу, что мутант почти человек. Может против шовинизма Зеленый Гоблин, но отнюдь не против, чтобы очистить от всякой заразы русскую землю.
  Вы не только догадываетесь, но понимаете технические проблемы постядерной эпохи. На очищенной земле куда проще внедрить судьбоносную политику гоблинского государства, чем на земле зараженной. Гоблины не настолько отличаются от мутантов, чтобы игнорировать с ними интимную связь. Что такое интимная связь? По большому счету, хорошая платформа для новой заразы, от которой самое время очистить русскую землю.
  С данной стороны результат положительный. Договор с правительством Санкт-Петербурга показал, насколько люди боятся мутантов, чтобы терпимо относиться к побочной ветви своего развития, то есть к гоблинам. Не имеет значения, что люди поклоняются христианскому божеству в образе солнышка, а гоблины поклоняются науке и технике в образе железного киборга Кибер-бобера. Есть здесь более завуалированные, более естественные причины. Видите ли, на пороге естественной смерти хочется хоть немного продлить жизнь. Мутанты и так вышеупомянутую жизнь укорачивают, скажем проще, укорачивают ее двумя способами: либо высосут из тебя кровь, либо заразят тебя радиацией. Гоблины ту же самую жизнь нивелируют и продлевают, при чем очень надолго.
  - Хотя с другой стороны...
  Зеленый Гоблин посмотрел куда-то за облака свом похотливым взглядом. Да, с другой стороны, среди мутантов есть весьма интересные экземпляры. Если отложить тотальное уничтожение мутантов на несколько дней, или месяцев, или на немногие годы, ничего не изменится на русской земле. По-хорошему следует поберечь все тех же мутантов. Точнее, их следует отлавливать, сажать в клетки, проводить над ними кое-какие опыты.
  Вот про опыты более чем хорошая мысль. Похотливый взгляд Зеленого Гоблина стал на триста процентов осмысленным. Мужские особи можно кончать сразу. Женские особи (например, среди деревяшек) представляют собой весьма ценный товар. Клубничка, черт подери! Ну, и малинка по совместительству. Если правильно наладить дело, то отбоя не будет от всяких извращенцев на женские особи. А если сделать женские особи государственной собственностью, если отдавать исключительно в аренду...
  - Хорошая получится сделка.
  Зеленый Гоблин даже прикусил губу своими здоровенными титановыми зубками. Разные там формулы, опять же расчеты прокрутились внутри черепной коробки такого чертовски расчетливого товарища. Ну, и по вполне понятной причине вполне предсказуемая реакция на столь невероятное число раздражителей. Тут и деньги, тут и разврат, опять деньги. Реакция потому предсказуемая, что закапали слюни с той самой губы, которую прикусил гоблин.
  - Все, налетались.
  Дальше приказ:
  - Остановка на отдых.
  И повторный приказ:
  - Приведите ко мне деревяшку.
  
  ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛИЦА
  Свободного чистильщика Че Бэ Ивановича пинками и зуботычинами отбуксировали в самую глухую камеру. Его же, скованного всевозможными кандалами, веревками, сетками, скотчем и резиновой лентой, многократно прикрутили к железному креслу. Железное кресло в свою очередь так же было прикручено к железному полу. А железный пол составлял единое целое с самой камерой. Но и это сущая ерунда. Когда привязывали и прикручивали Че Бэ Ивановича, улыбался Че Бэ Иванович.
  - Ты у нас, гад, еще поулыбаешься, - тюремщики навешали пленнику разных пинков, оплеух и тычков, после чего поспешно ретировались из камеры.
  Но вот же интересная штука, не обиделся на пинки, оплеухи, тычки свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Не только он не обиделся, но даже не заметил подобную ерунду, вроде ее не было. Зато улыбка так и осталась на красивом славянском лице, в то время как синяков и кровоподтеков на нем не осталось.
  Не надо смеяться, черт подери! Вовсе не походил на киногероя Че Бэ Иванович. Вот на железную кожу он походил, и на железный череп, и всякое прочее. Хочу отметить, что несколько дубинок сломалось о череп Че Бэ Ивановича. Точно так же выстрел из плазменного оружия оказался практически холостым выстрелом, не смотря на то, что стреляли в упор. Больше того, выстрел из плазменного оружия чуть закоптил, но не опалил шевелюру товарища чистильщика.
  Русые волосы, гордый славянский профиль, голубые глаза. В прошлый раз, то есть перед последней регенерацией, глаза отливали сталью. Еще раньше, то есть перед предпоследней регенерацией, глаза отливали зеленью. Опять же перед последней регенерацией в глазах товарища Че сквозило нечто кошачье, вертикальные зрачки называется. Корчил носик боец Муркотенок. Мол, у тебя Иванович вертикальные зрачки куда более вертикальные, чем у ребятишек с планеты Мурс. Ну-ка колись, чего на завтрак объелся. Корчил носик боец Иванович. В следующий раз сделаю другие глаза (стальные или васильковые), чтобы у ребятишек с планеты Мурс не отнимать хлебушек.
  И что отсюда следует? Да ничего, снова черт. То есть ничего особенного, что могло бы задеть за живое свободного чистильщика или поставить под сомнение нужность его профессии. Не удивился, не поперхнулся, не застрелился Че Бэ Иванович после несправедливой стрельбы и ударов по черепу. Только улыбка на благородном лице стопудового славянина. Ну, и полное умиротворение где-то в душе. Такое умиротворение, точно сделал хорошее дело великий боец за свободу, за счастье вселенной.
  Зато тюремщики как-то быстро ретировались из камеры.
  - Куда же вы, парни? - на чистом русском языке образца двадцать первого века спросил у тюремщиков все тот же товарищ чистильщик, - Мы еще толком не познакомились.
  - Да катись ты, - хором завыли тюремщики, и ретировались из камеры.
  Вот так всегда, подумал Че Бэ Иванович. Только подберется более или менее человеческая компания, только пойдут разговоры за жизнь энд всякое там охрененое братство, только пустишь скупую слезу, только попробуешь заглянуть в свое темное прошлое... Ан, нет никого, остался один среди всякого хлама и гадостей.
  - Один, совсем один, - даже улыбаться противно и тошно.
  Хотя погодите, товарищи. Вроде бы скрипнула дверь. Сам генерал Камень вошел в камеру.
  
  ПРОЩАЙ, МОЯ МОРКОВКА
  Нет, сегодня удачный день, какие редко бывают на русской земле. Да еще в городе Санкт-Петербурге. Да еще в ядерную зиму. Сегодня чертовски везет одному расторопному полковнику, который одновременно стал генералом, договорился с гоблинами, поймал настоящего супермутанта.
  - Так что у нас на обед? - генерал Камень примостился в железное кресло, диаметрально противоположное железному креслу, в котором почти задремал Че Бэ Иванович.
  - Зубки сломаете, генерал, - мгновенно проснулся Че Бэ Иванович.
  - Ну, о собственных зубках побеспокойся, - поддержал разговор генерал Камень, - Отсюда никто не выходит с собственными зубами.
  - Ловлю вас на слове, мой боевой генерал, - опять улыбнулся Че Бэ Иванович, - Два зуба, как минимум, вы потеряли.
  Неловкое молчание. Посуровел генерал Камень:
  - Отсюда никто не выходит на собственных ногах.
  И ответная реакция так называемого супермутанта:
  - Быстро двигаетесь генерал. Считайте, одна нога у вас сломана.
  Ох, как это все не понравилось новому правителю Санкт-Петербурга. Правитель я или шут гороховый, почему-то совсем озверел генерал Камень. Город Санкт-Петербург получил высочайший статус после ядерной бойни. Остальные столицы мира заглохли в руинах. Точечные ядерные удары были спланированы так, чтобы не осталось на планете Земля ни одного мало-мальски крупного города. Но перед ядерной бойней город Санкт-Петербург впал в такое ничтожество, что древнюю столицу России отнесли к третьесортным городам и ударили по ней гораздо слабее, чем того следовало ожидать. Как вы знаете из школьных учебников, Санкт-Петербург выстоял, то есть сохранил пятую часть населения. В то время как Москва превратилась в ядерную помойку, из двадцати пяти миллионов потомственных москалей выжили не более десяти тысяч.
  Дальше соответствующая реплика в сторону супермутанта:
  - И со своей морковкой никто не выходит.
  Блин, не понимаю, чего развеселился Че Бэ Иванович. Связанный, пристегнутый, в кандалах чертовски развеселился один из величайших мордобоев вселенной:
  - Ну, значит, оставили в покое морковку. Исключительно для нее споем какую-нибудь бронебойную песенку.
  Начало песни:
  За оградой зайчики,
  На ограде белочки.
  Кто это свинячится
  И блюет в тарелочку.
  То ли тварь болотная,
  То ли дурь без имени,
  Что там за животное
  Портит именины нам?
  Припев:
  Мутанты,
  Что оккупанты.
  Продолжение песни:
  Зайчики дубовые,
  Белочки развратные.
  Кто еще попробует
  Дотянуть до завтра.
  За такие ляпсусы
  Топором в проплешину
  Мы пройдемся ласково,
  И отправим к лешему.
  Припев:
  Чем меняться,
  Лучше стреляться.
  Окончание песни:
  Если что не правильно,
  Так оно не правильно.
  Есть простое правило,
  Будь себе хозяином.
  Твари очень злючие
  По канавам топают.
  Это дело случая,
  Что тебя не слопали.
  Припев:
  Прячься козел
  К мамочке под подол.
  Нагло и очень подло рассмеялся Че Бэ Иванович прямо в лицо новоиспеченному правителю Санкт-Петербурга.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ БАНКЕТА
  - Зря смеетесь, товарищ, - не сразу пришел в себя генерал Камень, - У нас есть новейшие методы развязать язычок любому богатырю или супермутанту.
  - Охотно верю в такие методы, - показал здоровые и неестественно белые зубы Че Бэ Иванович, - Только вы ошибаетесь, я не являюсь супермутантом. Я, как и вы, родился на русской земле. Больше того, я родился в прекрасном городе Санкт-Петербурге еще в то прекрасное время, когда Санкт-Петербург был воистину прекрасным городом, и над этим прекрасным городом сияло воистину прекрасное солнышко. А про Сладкую парочку, развязавшую ядерную войну, слыхом не слыхивали. И вообще, никто представить не мог, что появится на прекрасной русской земле такая совсем не прекрасная парочка. И ядерная зима извратит русскую землю.
  Генерал Камень сглотнул соленую слюну:
  - Сие наглая ложь.
  Несколько удивился Че Бэ Иванович:
  - Почему ложь? Почему наглая?
  Генерал Камень сглотнул другую слюну:
  - Вы описали настолько дремучие времена, от которых давным-давно никого не осталось.
  Здесь совершенно успокоился Че Бэ Иванович:
  - Вот в чем дело, вас немножко смущает мой возраст. Но в то же время не смущает такой простой факт, как уроженец Санкт-Петербурга, можно сказать, обыкновенный обыватель, не имеющий никакого отношения к армии, как означенный человек поднял шестидесятитонный танк и подбросил его в воздух.
  - Этот факт, как и другие факты, меня то же смущает.
  - Ну, тогда мы застряли в самом начале.
  И опять зашипел генерал Камень:
  - Нет, это вы застряли, мы не застряли. Пока мы просто беседуем, пытаясь добраться до истины. Заметьте, я проявляю терпение. То есть не реагирую на ваши глупые выходки, не становлюсь на позицию силы, не зову специалистов на помощь. Очень скоро, вы понимаете, очень и очень скоро терпение мое иссякнет. Вот тогда я позову специалистов на помощь. Сюда явятся специалисты, они поработают над вашей славянской внешностью. Вы будете выглядеть чуть-чуть по-другому. Как бы сказать, вы будете выглядеть немножко подчищенным и обрезанным. После чего вы мне скажете правду.
  На мгновение задумался Че Бэ Иванович:
  - Да будет так.
  И еще раз задумался:
  - Мне очень хотелось решить вопрос по-хорошему. Скажем, без лишних жертв, без разрушений. Танку просто не повезло. Маленькая демонстрация маленьких возможностей одного очень мирного товарища, чтобы убедились некоторые самонадеянные придурки, не туда они въехали. Я даже разрешил надеть на себя кое-какие железные и веревочные украшения. Знаете, испытанный координаторский трюк, помогал много раз, еще со времен Красного бора. Все для того, чтобы было поменьше шума и суеты, чтобы наикратчайшим путем добраться до главного идиота в вашей шайке придурков. Здравствуйте, товарищ главный идиот. Разрешите очень несложный вопросик. Всего лишь вопросик, всего лишь один. Ради этого я добирался сюда. И вот я добрался.
  Че Бэ Иванович слегка повел плечами, пошевелил ногами, напружинил свое крепкое славянское тело. Дальше не стоит рассказывать. Кандалы треснули, веревки лопнули, сетка сползла чулком, железное кресло само вывинтилось из пола. И встал во весь богатырский рост великий богатырь Че Бэ Иванович. Свободный, независимый, гордый.
  - А теперь поговорим, как мужчина с мужчиной.
  
  УТИ-ПУТИ ГОБЛИНЫ
  Практикант Брюлик достал микрокомпьютер, включил, просмотрел несколько сообщений, затем выключил. В искусственном зрачке отразились некие странные всполохи, вроде как подсветка исчезающей информации. Но отразились странные всполохи настолько открыто, настолько явственно, что не заметить их мог разве тупой человечек (близорукость минус двенадцать диоптрий). Про гоблинов не упоминаю, они заметили.
  - Что там еще? - робко поинтересовалась лаборант Метелка.
  - Экстренное сообщение, - ответил ей практикант Брюлик, - Кстати, касается всех. Гоблины вступили в союз с человечеством.
  - Ура! - робко зааплодировала лаборант Метелка, и тут же получила по морде.
  Бывший секретарь Ряпушка потрясла отбитой рукой:
  - Очень дурная новость.
  Лаборант Перец отодвинулся подальше от товарища секретаря, прежде чем отважиться на вопрос:
  - А в чем собственно дело?
  Тут даже не выдержал магистр Олово:
  - Гоблины и люди такие разные, нам никогда не жить вместе.
  Но никто не обратил внимание на старого потрепанного магистра в кальсонах, да еще под кроватью.
  - У нас практически не осталось времени, - продолжила диалог Ряпушка, - Земля находится в великой опасности. Союз гоблинов и людей предвещает новый виток милитаризации, новую вспышку агрессии, новую несправедливость, новые кровопролитные войны.
  - Это точно, - согласился практикант Брюлик, - Новые союзники сначала возьмутся за другие народы. Затем разорвут договор по какой-нибудь несущественной причине. Но гораздо раньше к нам прилетят чистильщики и вычистят нашу Землю.
  - Но у нас уже есть чистильщики, - лаборант Метелка спряталась под одеяло, и следующий удар пришелся ей по макушке.
  - Да, у нас есть чистильщики, - сказала бывший секретарь Ряпушка в свете собственной секретарской учености, - Или как там они еще называются. Товарищи чистильщики в любой момент могут приступить к своей полезной работе. Или может, они уже приступили к своей полезной работе? У товарищей определенный зуб на деградировавшее человечество. Они не берут в расчет нас гоблинов, то есть нашу новую прогрессивную ветвь давно умершей цивилизации. Может, раньше они просто не знали про гоблинов?
  Снова встрял магистр Олово:
  - Теперь они знают про гоблинов.
  Поморщилась ученый секретарь Ряпушка, но старика бить не стала, только навешала пару пинков по кровати, на которой пряталась лаборант Метелка:
  - Да, теперь они знают про гоблинов. Как вы понимаете, не с лучшей стороны. Заключив союз с человечеством, гоблины показали себя в самом невыгодном свете. Теперь гоблины просто убийцы и негодяи, вступившие в войну против других народов по собственному почину. Следовательно, нет нам прощения, как гнилому и подлому человечеству. Следовательно, нас обязаны занести в черный список и вычистить.
  - Печально, - вздохнул лаборант Перец.
  Тут опять встрепенулся главарь гоблинской шайки, пожалуй, самый практичный из всех практикант Брюлик:
  - Но есть хорошие новости. Лично мы не несем ответственность за союз гоблинов с человечеством. Лично нас гоблинское государство признало вне закона и объявило розыск.
  
  ШОК И ПРОЧАЯ КАША
  Несколько минут стояло тупое молчание. Сперва показалось, что гоблины вымерли. То есть вот так мгновенно у всех отказало или вообще разорвалось к чертям сердце. Даже магистр Олово почувствовал себя очень больным, очень стареньким дедушкой, даже он впервые заметил, что нет на стариковских плечах любимой и очень престижной мантии, что есть на стариковском заду не очень стираные кальсоны. Стало холодно магистру Олово.
  - Неужели нас всех объявили в розыск? - кажется, вовремя нарушила тишину лаборант Метелка.
  - Да, всех, - механически отпарировал практикант Брюлик.
  - Старого дурака то же?
  - Его в первую очередь.
  И тут дикий крик разорвал пустоту.
  - Нет! - завопил магистр Олово.
  Прочие товарищи вышли из оцепенения.
  - Нас теперь расщепят на атомы, - всхлипнула лаборант Метелка, - А я еще девственница.
  - Ну, это дело легко поправимое, - хлебнул солярки лаборант Перец, - Можно сейчас и поправить.
  - Да, тише вы! - гавкнула на всех бывший секретарь Ряпушка, - Старику плохо.
  Все посмотрели на магистра Олово, теперь уже на опального, уволенного с работы магистра. Короче, как-то не здорово выглядел старикан. Как-то сомнительно посинел и бился своей ученой балдой о ножку кровати:
  - Это происки врагов. Это происки одной гадины, которую зовут Зеленый Гоблин. Окопался гад возле нашей науки и техники, сплел свою паутину, ждал, когда выстрелить. У самого лобик узенький, извилины стертые, мозгов на четыре копейки не больше.
  Лаборант Метелка спустила с кровати свою сексапильную ручку, что-то там повозюкалась под кроватью и ухватила за волосы сильно состарившегося магистра Олово:
  - Не надо так, дедушка. Да не стоит зеленый дурак твоей головы. Если хочешь, то вот... потрогай конфетку.
  И сунула свою пышную грудь прямо в нос озверевшему старику Олово. Старичок сделал глотательное движение, схватился за грудь и умолк. Ну, вроде бы успокоился.
  - А ведь было время, товарищи...
  ***
  Из правительственной берлоги
  Выполз крысеныш убогий.
  ***
  Ерш твою медь,
  Всех вас раком переть!
  ***
  Ручки хилые, головка слабая.
  И вообще, натуральная жаба.
  ***
  Никто не поверил в подобное чудо. А зря,
  Крысеныш занял место вождя.
  ***
  Недаром его покровители
  Воры и вредители.
  ***
  Ну, и засуетились, ребятки,
  Ломаются воровские порядки.
  ***
  А там малина, переговоры,
  Забыли про драчку и прочие мухоморы.
  ***
  России нужен новый герой,
  С очень большой головой.
  ***
  Чтобы прочувствовали нигилисты,
  Что Россия умеет мыслить.
  ***
  Крепкое тело теперь не в цене,
  Оно не поможет в новой войне.
  ***
  И трудовые руки нам не нужны,
  Они пережиток тупой старины.
  ***
  Что сказать по такому случаю?
  Грядет революция!
  Магистр Олово утер скупую слезу:
  - Теперь, как вы догадались, совершенно другое время.
  
  ПРИБЛИЖАЕМСЯ К ОКОНЧАНИЮ ОЧЕРЕДНОЙ ГЛАВЫ
  Практикант Брюлик подавил злорадную улыбку на своем интеллектуальном лице:
  - Нас записали в изгои и заочно уже расщепили на атомы. Я не удивлюсь, если по всем каналам прошла передача, как нескольких оборзевших гоблинов предают казни ради процветания гоблинского государства. Гоблинское государство просто обязано процветать при любых обстоятельствах. Гоблины не имеют права на борзость, что находится в дисгармонии с процветанием гоблинского государства. Такая политика, черт подери, здесь мы бессильны вмешаться. Но вот куда мы имеем полное право вмешаться, так это в реальную жизнь.
  - Не понял, - хрюкнул в своем углу лаборант Перец.
  Тут его настигла суровая рука товарищей. Или точнее, лаборант Перец получил увесистый подзатыльник от товарища Ряпушки:
  - Звездеть приказа не было.
  И успокоился лаборант Перец:
  - Теперь все понятно, начальник.
  Практикант Брюлик одарил понятливого лаборанта усталой улыбкой:
  - Что мы имеем в активе. Две машины на ходу, современное оружие, боеприпасов на несколько минут боя. Никто не получил тяжелых ранений и со психикой вроде бы полный порядок. Разве что...
  Долгий взгляд в сторону магистра Олово вывел магистра Олово из прострации:
  - Я в полном порядке, начальник. Я очень хочу отомстить всякой сволочи.
  - И я, и я... - послышался нестройный хор голосов.
  Здесь улыбнулся практикант Брюлик:
  - Мы не настолько беззубые, как может показаться со стороны. Время мальчиков для битья и девочек для интимной утехи прошло. Мальчики для битья научились давать сдачу. Девочки для интимной утехи утешаются без чужой помощи. Повторяю, прошло то дурацкое беспросветное время и наступило другое время. Потому что есть цель. Для бывших мальчиков и для бывших девочек цель. Она есть. Самая великая, самая справедливая цель на планете Земля.
  - Какая такая цель? - снова спросил лаборант Перец, и в очередной раз получил в ухо.
  - Я знаю, какая цель, - бывший секретарь Ряпушка бросилась на шею практиканту Брюлику, - Я все знала еще в самом начале.
  Секретарь и практикант горячо обнялись, пламенно расцеловались, затем обнялись, затем расцеловались опять. Их затяжной поцелуй показался похожим на вечность. Таким чистым, таким сладостным, таким человеческим и одновременно таким божественным получился их поцелуй, что аромат неземного счастья заполнил душную каморку Железного Ящика. И длиться бы этому счастью целую вечность, но ворчливый старческий голосок оторвал друг от друга влюбленных:
  - Так мы идем или нет спасать русскую землю?
  
  ТЕПЕРЬ ОКОНЧАНИЕ
  Че Бэ Иванович слегка приложился ладонью к губам новоиспеченного правителя Санкт-Петербурга, после чего новоиспеченный правитель выплюнул разбитые зубы:
  - Что за дерьмо?
  Очень мягко, очень по-отечески улыбнулся Че Бэ Иванович:
  - Я ведь предупреждал, не надо связываться со свободным чистильщиком, находящимся не при исполнении обязанностей. Свободный чистильщик пока отдыхает. Перед ним не стоит задание вычистить Землю. Подобного рода задания просто нет. Открываю личный компьютер, перебираю файлы, там нет задания вычистить Землю. И какая разница, если мне надоела планета Земля? Надоела одна планета, надоела другая планета, нет никакой разницы. Чистка Земли пока не планируется в компьютере чистильщика, а проводить чистку за так за дармак не в моих правилах.
  Генерал Камень посмотрел на зубы, рассыпавшиеся по полу:
  - Ты умрешь, падаль.
  Че Бэ Иванович взялся за ногу правителя Санкт-Петербурга и легко сломал ногу:
  - Сколько раз повторять, мне не нужны лишние жертвы. Я продемонстрировал силу на ваших танках, вроде бы получился вполне подходящий эффект. Все воочию убедились, как вредно для здоровья наехать на чистильщика. Последующее пленение не более чем тактический ход. Надо же было проникнуть свободному чистильщику в гости к правителю Санкт-Петербурга, надо же было поговорить по душам. Вы, ребята, чертовски негостеприимные. То есть простого славянского парня в гости не позовете, за стол не посадите, чайком не накормите. Вот и пришлось применить военную хитрость.
  Че Бэ Иванович посмотрел в глаза товарищу генералу:
  - Еще раз повторяю, мне не нужны жертвы. Придет приказ вычистить Землю, так я ее вычищу до последней букашки и до последней травинки. Даю слово, я ее вычищу. Но пока означенного приказа нет на моем компьютере. А что есть на моем компьютере? На моем компьютере отпуск, на моем компьютере отдых, на моем компьютере Солнечная система. В Солнечной системе опять же планета Земля, рядом с которой запланирована встреча с бойцом Муркотенком.
  Глаза генерала Камня налились желчью и злобой:
  - Ты умрешь, и твой дружок Муркотенок умрет.
  Че Бэ Иванович присел на корточки прямо перед железным креслом, где корчился генерал Камень:
  - Ах, какие мы неразумные. Ой, какие мы несговорчивые. Как нам не хочется осознать свое полное ничтожество перед надвигающимися обстоятельствами. Что такое планета Земля? И само человечество? И прочие твари, что здесь расплодились в период ядерной болезни? Вот и я говорю, что? А могу ничего не сказать, повернуться и тихо уйти, сделать вид, что вообще ничего не было. Только один ответ на один вопрос. Понимаете, всего лишь один ответ, после чего покатится дальше планета Земля, будет по-прежнему пакостить на планете Земля совершенно ненужное человечество, и пройдут предназначенный путь прочие твари.
  Набрал побольше слюней генерал Камень:
  - Не дождешься, черт подери.
  И плюнул в высокий славянский лоб свободному чистильщику Че Бэ Ивановичу:
  - Твое место в параше.
  Даже не вытер слюни Че Бэ Иванович:
  - Ах, я еще забыл про морковку.
  Вот где сломался генерал Камень:
  - Нет, не надо, я все скажу.
  Улыбнулся в который раз очень гуманный чистильщик Че Бэ Иванович:
  - Тогда последний вопрос, где Муркотенок?
  
  ОТ АВТОРА
  Новый год закончился, погода испортилась. Шикарная русская зима с десятиградусным морозцем, солнышком, скрипучим снежком энд снеговиками перешла в мерзость и слякоть, очень присущие городу на Неве, на этом все стало на свое место.
  - Очень хочу внуков, - сказал Александр Юрьевич Мартовский.
  - Очень нужны внуки, - согласилась Татьяна Анатольевна Мартовская.
  - Кому же они не нужны? - удивился Владимир Александрович Мартовский, - Только вот законный вопрос, что ждет этих внуков?
  Мы переглянулись, мы помолчали немного.
  - Ничего хорошего их не ждет, - продолжил свою мысль Владимир Александрович, - Ядерная зима есть дело решенное. К тому же дело ближайшего будущего. Если никто не остановит ту мерзость, что происходит сегодня, сейчас, все мы успешно войдем в ядерную войну и сопутствующую ей ядерную зиму.
  Еще помолчал немного Владимир Александрович:
  - Насчет стариков понятно. Вы, мои дорогие родители, может, не доживете до ядерной зимы, или настолько состаритесь, что вас не возьмет никакая мутация. Ну и я буду уже не совсем мальчик. Жалко, конечно, только мои проблемы в период ядерной зимы останутся моими проблемами, они вряд ли затронут русскую землю. Зато жизнь молодежи...
  Дальше Владимир Александрович сказал нечто такое, что очень удивило его родителей:
  - Не могу я кому-то дать жизнь в настолько мерзкое время.
  Постель покинуть
  И то не можется.
  Мысли противные
  Гложут и гложут.
  И кто там выживет
  В подобной сумятице?
  Разве шлюхи бесстыжие
  И каракатицы.
  Дорога длинная,
  Судьба проклятая.
  Прощай невинность,
  Осталась накипь.
  Вполне закономерный вопрос. Для чего кому-то давать жизнь, если в конечном итоге кровь, боль, ядерная зима и смертные муки?
  
  НАЧАЛО ОДИННАДЦАТОЙ ГЛАВЫ
  Младший координатор Муркотенок и деревяшка Зая Вредная остановились на небольшой поляне. Они шли налегке, обремененные только оружием (короткий меч, лук и стрелы на каждого), а так же трехдневным запасом пищи и баночками с лекарством. Ничего более существенного для них не нашлось у гостеприимного дедушки с пустоши. Разве что довоенный раздолбанный навигатор, по которому более или менее четко отслеживался сигнал Боевой машины их боевого товарища по имени Волчий Хвостик.
  - Ты не устал, мой котеночек? - на удивление нежно спросила Зая Вредная своего спутника, при чем в глазах ее промелькнула нежность, - Раны твои глубокие, их лечению никак не способствует радиация. И зарастать им еще очень долго.
  Ничего не сказал Муркотенок. Что-то случилось с ним весьма странное за последнее время. Не думал, не подозревал Муркотенок, что жизнь обернется именно таким боком. Тем более не ожидал Муркотенок, что сама планета Земля станет для него чем-то большим, чем место работы. Вот этого никак не ожидал Муркотенок. Насчет работы все ясно и очень понятно. Бывает работа сложная, которую на халяву не сделать. Бывает работа ответственная, где получишь инфаркт или пулю в затылок. Бывает работа веселая, откуда выносят в нетрезвом (простите) веселом виде. Бывает работа халявная, где мы сидим, а денежки идут. Бывают еще другие работы, но механизм везде одинаковый. Пришел на работу, сделал работу, ушел с работы, в конечном итоге уволился. И что осталось от пресловутой работы? Да ничего не осталось от пресловутой работы, то есть совсем ничего. Теперь другая работа.
  Или может, все-таки чертовски правильная жизнь? Да, она чертовски правильная, что установил для себя боец Муркотенок. Есть в жизни минусы, но есть в ней и плюсы. Про минусы можно забыть, вроде как спрятался в норке. Про плюсы можно долго рассказывать с восхищением и придыханием, или можно принять их в том самом качестве, в каком их поставила жизнь. Если жизнь правильная, то и правильные у нее плюсы.
  - Нет, я совсем не устал, моя Заинька.
  И это сказал Муркотенок? Да именно это, никак не иначе сказал величайший боец во вселенной. Неповоротливый язык повернулся на нужное количество градусов, то есть повернулся таким образом, как еще не поворачивался никогда. На губах прилип некий не совсем обычный осадок. Мне кажется, сладкий осадок. Или точнее, сладчайший осадок чего-то совсем необычного. Неужели слова бывают настолько сладкими, то есть сладчайшими? Никогда не думал товарищ боец, что получится так упиваться словесной сладостью. Именно он назвал одну очень милую, даже чертовски милую девушку "моя Заинька". А если еще до кого не дошло, может спуститься на Землю, и сам об этом спросить Муркотенка.
  - Я немного устала, мой воин, - все с той же нежностью посмотрела в темные глаза Муркотенка непобедимая воительница Зая Вредная своими большими зелеными глазами, - Нам пора отдохнуть. И заняться любовью.
  
  НЕПОКОРНАЯ ДЕРЕВЯШКА
  Зеленый Гоблин уселся напротив пленницы:
  - Вы знаете, девушка, что мы, гоблины, находимся в состоянии войны с вашим подлым народом?
  - Ну, во-первых, народ мой не подлый, - тряхнула блондинистыми кудрями прекрасная деревяшка, - Во-вторых, воевать мы умеем.
  Зеленый Гоблин изобразил на своей мерзкой мордочке самое неподдельное участие:
  - Ну, да, воевать вы умеете. Вышли в густой подлесок, настругали тоненьких прутиков, разогнали несколько занудных козявок. Мол, козявки шибко прилипчивые. Мол, кусаются они не по правилам. Мол, жаба душит потратить мутантскую кровь от укусов. Затем общий симпозиум по поводу судьбоносной победы плюс наполеоновские планы на следующий отчетный период. Встанет какой-нибудь укурившийся гуманоид. Ша, говорить буду. Не отобрать ли между делом самых человекоподобных девчонок? Почему не отобрать, пора отобрать. Ну и отбираются самые человекоподобные девчонки. Ну и засылаются шпионами и диверсантами к нам, находящимся в состоянии неигрушечной войны, гоблинам.
  Прекрасная деревяшка при этом сверкнула глазами:
  - Ах, ты старый вонючий хрен, ишь чего выдумал. Многие годы деревяшки и гоблины жили в относительном мире и согласии. Между нами не было настоящего мира, но и не было настоящей войны. Мы встречались не на поле боя, мы встречались у торговых прилавков. Деревяшки приносили гоблинам свою добычу, гоблины им отдавали предметы науки и техники. Никогда ни один гоблин даже пальцем не тронул хотя бы одну деревяшку. Нейтралитет, твою мать, слыхал про подобное слово? Деревяшки не донимают гоблинов, гоблины не трогают деревяшек. Шаткое, но необходимое равновесие между народами: гоблины налево, деревяшки направо. Никаких эксцессов, черт подери, пока некий старый козел не вмешался сюда со своей извращенческой похотью.
  Зеленый Гоблин обиделся:
  - Я не старый козел, мне недавно исполнилось семьдесят два года.
  Но ничуть не обиделась красивая деревяшка:
  - Мне недавно исполнилось двадцать пять лет. Будет тебе известно, похотливая задница, что в нашем народе в двадцать пять лет наступает совершеннолетие, и девушки выбирают себе парней. Самых лучших из лучших героев, настоящих бойцов, способных продолжить наш род, то есть не дать в период ядерной зимы захиреть деревяшкам.
  Обиду как рукой сняло. Все-таки интересные товарищи мутанты. Сразу не разберешь, чего у них на уме. То ли какая пакость наклевывается, то ли вполне приемлемое предложение. Проголосуем за приемлемое предложение. Само государство гоблинов держится на приемлемых предложениях, больше того, не отвергает любое приемлемое предложение, в котором есть чуточка выгоды, если не для самого государства, то для какого-нибудь отдельно взятого гоблина. Тем более, если данный товарищ находится на вершине власти.
  Несколько оживился Зеленый Гоблин:
  - Так за чем остановка на данный момент? Я богатый, я знатный, мне подчиняются тысячи гоблинов, я настоящий герой, я скоро стану правителем всего человечества. Вот и выбери меня своим парнем.
  И опять не обиделась непокорная деревяшка, в которой мы без труда узнали очаровательную блондиночку Волчий Хвостик:
  - Парень у меня уже есть. Он придет, и надерет твою волосатую задницу.
  
  НЕПРАВИЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ
  Ничего не успел ответить негласный правитель Санкт-Петербурга свободному чистильщику Че Бэ Ивановичу. Дверь хлопнула, камера наполнилась вооруженными солдатами.
  - Очень плохой ход, - мягко сказал Че Бэ Иванович, - Мне так хотелось обойтись без кровопролития, лишних вдов и сирот, так хотелось оставить в покое само человечество.
  Но подпрыгнул на сломанной ноге генерал Камень:
  - Ах ты, подлая тварь!
  И заверещал от боли:
  - Стреляйте!
  Камера быстро наполнилась едким дымом от выстрелов. Генерал Камень профессионально свалился на пол и укрылся за креслом:
  - Никого не щадить! Смерть предателю!
  Вопли, стоны, глухие удары, куча пуль в никуда, кандалы, веревки и сетки. Затем рассеялся дым, и предстала глазам все та же тюремная камера. Ну, с кое-какими существенными изменениями. По всей камере растерзанные и изувеченные трупы. За креслом генерал Камень с какой-то странной, можно сказать, сардонической улыбкой на прокопченном лице:
  - Стреляйте! Стреляйте!
  Посреди камеры бывший старший координатор и нынешний свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Все в том же сценическом облике, то есть облике славянского богатыря. Белая молочная кожа, белозубая улыбка, окладистая борода, косая сажень в плечах, богатырский рост, что-то под метр девяносто один сантиметр. И ни единой царапины.
  - Ну, зачем эта мерзкая суета?
  Взял за шиворот новоявленного правителя Санкт-Петербурга Че Бэ Иванович, усадил его на прежнее место:
  - Мы свободные чистильщики стоим над целыми народами, государствами и планетами. Недоразвитое человечество сделало из нас бога, чуть ли не создателя вечной и бесконечной вселенной. Нет, мы не создавали вселенную, но доля истины в человеческой глупости есть. Мы в разы сильнее любого навороченного человечка с любой его навороченной техникой. Сколько раз повторять, против нас не существует приемов. Мы тот самый, предусмотренный во всех отношениях лом, который сметает планеты, народы и государства с карты вселенной. А если еще непонятно...
  Че Бэ Иванович встал, сорвал с петель свинцовую дверь (толщина пятьдесят сантиметров) и выбросил ее в коридор к чертовой бабушке.
  Много было грубостей
  Много было шуток.
  Кто-то замяукал,
  Кто-то рухнул с дуба.
  Кто-то обломался
  На пустой кровати,
  Вспомнил чью-то матерь,
  Ну и растерялся.
  Это только присказка
  И судьбы начало,
  Или счастье вялое,
  Что по сути близко.
  Так уж полагается,
  Что пришло негаданно,
  То ушло на кладбище,
  А тебе икается.
  Генерал Камень завыл благим матом:
  - Да кто такой, твою мать, Муркотенок?
  
  ЕСТЬ ДЕВУШКИ В РУССКИХ СЕЛЕНЬЯХ
  Что-то все это дело не очень понравилось Зеленому Гоблину. Начинали вроде бы мы неплохо, почти расставили акценты на болевых точках. По крайней мере, показал себя Зеленый Гоблин демократическим правителем, никак не жестоким тираном. И что получилось? В результате я не могу разобраться, он тут командует (то есть Зеленый Гоблин) или вон та мутировавшая уродина, что даже связанная по рукам, по ногам корчит из себя недотрогу.
  - Мне плевать, - взбеленился Зеленый Гоблин, - Мне абсолютно плевать, чего тебе хочется или не хочется, есть у тебя парень или нет у тебя парня. Я не боязливый студент из воскресной школы, не помешался на девственницах, мне не обязательно быть первым. Я даже согласен быть вечно вторым. Если еще не понятно, быть вечно вторым опять-таки здорово. Прячешься в тени сильных мира сего, зарабатываешь всевозможные бонусы. Сильные мира сего допускают ошибки, в конечном итоге ведущие к полному уничтожению их личностей, ты по-прежнему зарабатываешь бонусы. Зато потом, когда бонусов оказывается достаточно, бонусы начинают работать на тебя, и ты забираешь, чего тебе надо на эти бонусы.
  Здесь не выдержала очаровательная блондиночка Волчий Хвостик:
  - Совсем зарапортовался старый дурак.
  Ее ударило в смех:
  - Сначала детские сказки про шпионов и прочих предателей.
  Ее ударило в кашель:
  - Затем смехотворное предложение о любви с извращенцем и маразматиком.
  Ее ударило в слезы:
  - Затем какие-то бонусы.
  Здесь не просто обиделся и взбеленился, но чертовски обиделся и взбеленился Зеленый Гоблин:
  - Хватит юродствовать, грязная девка. Я тебе покажу, как расправляются истинные герои с зеленокожими пташечками твоего уровня. Я утоплю тебя в океане самой маразматической любви, самой бешеной и извращенной страсти, какой еще не видала вселенная. Утоплю, затем брошу. Ты будешь корчиться, будешь молить, чтобы пришла страсть, чтобы еще и еще раз заглушила твою возрожденную похоть, и чтобы страсть окончилась смертью.
  На землю полетела мантия, на землю полетели кальсоны, на землю полетели носки. Зеленый Гоблин во всей своей потрясающей старческой красоте ринулся на противную девку. Но вот незадача, вытянула вперед связанные длинные ножки противная девка по имени Волчий Хвостик. Ну и, как полагается, Зеленый Гоблин не оценил длину связанных ножек.
  Видите ли, у гоблинских девчонок совсем другой длины ножки. Они, можно добавить, не карликовые, но длина у них точно другая. Гоблинские девчонки не отращивают ножки для красоты, не ухаживают за своими ножками, не напрягают подобную ценность длительными переходами или физической подготовкой. Поэтому не будем винить старого дурака, что он ошибся в длине кое-каких ножек. Может, единственный случай, когда он ошибся в этой длине, после чего получил страшный удар ниже пояса.
  - Ой, - так и осел на землю Зеленый Гоблин в чем мать родила, - Я, кажется, потерял голос.
  Серое небо расплылось перед его глазами яркими пятнами.
  
  ГОБЛИНЫ АТАКУЮТ
  Э, не думайте, что посыпались искры из глаз старого извращенного гоблина. Небо на самом деле рассыпалось яркими пятнами. Две боевых машины гоблинов появились словно из ниоткуда, полили смертоносным огнем одну из машин охраны, и так же сгинули в никуда.
  - Что за дерьмо! - завопил в неистовстве Зеленый Гоблин.
  Трудно ответить, что послужило причиной столь неуравновешенного поведения одного из высокопоставленных чинов Черного города. Пока еще не так много наприобретал заветных бонусов Зеленый Гоблин, чтобы вести себя как последняя гувернантка. В любой момент о его некорректном поведении могли донести по инстанции, и прощай карьера, да и сама жизнь столь невоспитанного, невыдержанного, бескультурного гоблина.
  - Всем кровь пущу! - еще яростнее завопил все тот же товарищ.
  Две боевые машины гоблинов (одна Правительственная машина, другая просто Железный Ящик) снова вынырнули из ниоткуда, прошлись на низкой высоте, заложили крутой вираж и подожгли сразу две машины охраны. Затем отвалили на горку, и юркнули куда-то далеко-далеко в мутную серость радиоактивного неба.
  - Да поднимайте свои жирные задницы! - в данной точке пространства Зеленый Гоблин устроил самые театральные корчи на серой траве. Опять неясно, что его так завело. То ли спазмы в душе, то ли чудовищная боль ниже пояса.
  - Не обкакайся, дедушка, - посочувствовала старику Волчий Хвостик, - Старческое недержание вполне оправданная болезнь. Но лучше бы это дело попридержать в обществе. Пойдут нелепые слухи, типа наш мудрый правитель обкакался. Пойдут нелепые расспросы, типа какой продукт выпал наружу, то ли цветочная пыльца, то ли обыкновенные старческие какашки.
  И надо же, произошло нечто невероятное. Перестал чувствовать боль все тот же Зеленый Гоблин. Такое ощущение, что душа у него выболела, а что болтается ниже пояса, то отдало концы бесповоротно, можно добавить, навеки.
  - Ах, ты сука! - совсем бешено завопил Зеленый Гоблин, - Ах, ты продажная тварь! Посмотри, что выделывают твои тупые дружки, такие же, как и ты, продажные гоблины.
  Затем выхватил обоюдоотточенный нож и навис над прекрасной блондиночкой Волчий Хвостик:
  - Говори, сука, скольким гоблинам ты уже отдалась, что они примчались сюда, как последние суки, спасать твою мерзкую шкуру? Не темни пакость перед главой тайного сыска. Вся твоя подлая красота сейчас выплеснется фонтанами крови и внутренностей. Я прикрою позорный разврат, я спасу от нашествия сучьих ублюдков гоблинское государство.
  Ничего не ответила Волчий Хвостик. Загадочно улыбнулась вот так, как только улыбаются порядочные девушки. И ударила еще раз старичка ниже пояса.
  - Ой, - снова сел, где стоял высокопоставленный чиновник из Черного города, - Я, кажется, стал другим человеком.
  И тут из кустов выскочил Муркотенок.
  
  МОЯ ПОСЛЕДНЯЯ ПЕСНЯ
  Лаборант Перец, лаборант Метелка и магистр Олово заложили крутой вираж в Правительственном Ящике. Мама моя, ведь неплохо рулит магистр Олово. Подобная мысль пронеслась в одной растрепанной гоблинской головке. Как вы понимаете, растрепанная гоблинская головка принадлежала одному лаборанту со смехотворным прозвищем Метелка.
  Кстати, пока не забыл, несколько слов про гоблинские прозвища. Они не даются при рождении. Маленького новорожденного гоблина называют просто "ребенок", а если захотелось выделить его пол, то называют соответственно "мальчик" или "девочка". Только при поступлении в гоблинскую школу, что происходит примерно в пять лет, гоблинскому ребенку присваивают прозвище. Скажем точнее, такое прозвище, которое наилучшим образом отражает его положение в обществе, ну и опять же характер.
  Здесь отдельная справка о том, что высокопоставленные гоблины в период совершеннолетия, которое происходит в тридцать два года, могут сменить прозвище. И не просто сменить. Есть определенная процедура в гоблинском государстве, когда ты меняешь самое обыкновенное прозвище, состоящее из одного слова, на настоящий рыцарский титул, в котором присутствует обязательно слово "гоблин". С одним выдающимся рыцарем мы уже сталкивались в нашей книге, и не дай бог нам столкнуться с ним где-нибудь еще раз. Зато остальные ребята в рыцарский ряд не попали. Даже магистр Олово туда не попал, но остался все с тем же школярским своим прозвищем Олово, хотя сумел дорасти до магистра.
  Впрочем, это не суть. Знакомый штурвал лег в знакомую руку. О, как всегда хорошо рулил магистр Олово. Пацаном он рулил выше всяких похвал. И то же самое у него получалось в роли магистра. А знаете, что такое рулить? Оно как песня души. Вот ты рулишь, вот машина, собранная и буквально вылизанная тобой. Ты понимаешь, это машина послушная твоей и только твоей воле. Вот тебе уступают другие машины. Ты снова взялся за руль, ты снова рулишь, ты король воздуха. И звучит в поверженном воздухе только твоя песня.
  Начало песни:
  Боль и ветер,
  А там ничего.
  Солнце не светит,
  Солнце зашло.
  Мы обогнали
  Солнце и звезды.
  У них авария,
  И в горле кости.
  Припев:
  Можешь рулить,
  Будем жить.
  Продолжение песни:
  Штурвал тяжелый
  Лежит по руке.
  Это не школа
  И не хоккей.
  Это машина
  В тысячу сил.
  Нажрался бензина,
  И всех замочил.
  Припев:
  Осталась прыть,
  Будем жить.
  Окончание песни:
  Я повторяю,
  Жизнь коротка.
  Не надо рая,
  А дайте пивка.
  Вспрысну для понта
  На поворот.
  Что там за гонка?
  И что тебя ждет?
  Припев:
  Кончай тормозить,
  Будем жить.
  В воздух поднялось двенадцать машин. Магистр Олово заложил крутой вираж и пошел в лоб ведущему группы.
  
  НЕДОПИТАЯ БУТЫЛКА
  Кончились патроны. Здорово стрелял лаборант Перец. Он никогда не стрелял еще так. То есть никогда не стрелял еще так. То есть никогда не стрелял еще так здорово. Вообще, не любил стрелять лаборант Перец. Просто не любил и все. Вы уже знаете, лаборант Перец очень любил музыку. То есть чертовски любил музыку лаборант Перец, зато стрелять он совсем не любил. Стрельба отдавала в плечо и часто портила пальцы. С больными пальцами, какая еще музыка? Ну и уши не шибко здорово реагировали на стрельбу. От дурацкого шума закладывало уши, чувствовал себя последним дураком лаборант Перец.
  Впрочем, только не сегодня чувствовал себя дураком этот спившийся неудачник. В последнее время что-то случилось на русской земле, перестал себя чувствовать лаборант Перец. У него даже появились какие-то друзья, какие-то надежды, какие-то мечты, какой-то взгляд в будущее, точнее, не только взгляд через мутное стекло все той же бутылки. Нет, правильно сделал лаборант Перец, что напросился в машину к старому дураку Олово. А еще к ним подсела одна очаровательная цыпочка, как бишь ее? Ах, да ее зовут лаборант Метелка.
  Впрочем, опять-таки хорошее имя Метелка. Нравится хорошее имя, черт подери. Раньше оно бы показалось за глупую шутку судьбы. Бывают подобные шутки, когда судьба издевается над тобой, когда дает тебе чертовски неудобоваримое имя. Ты затем с неудобоваримым именем мучаешься целую жизнь. То есть еще как мучаешься, можно сказать, до биологической своей смерти.
  Вы думаете, почему залетел в алкаши лаборант Перец? Вот из-за имени он залетел. Дали ублюдочные взрослые одному ублюдочному мальчику чертовски ублюдочное имя, и закопался со своим именем лаборант Перец. Имя у нас не меняется. То есть у богатеев оно меняется. У бедных товарищей оно одно на всю жизнь. Привязалось к тебе имя, тут и кранты. Будешь корчиться в дерьме, пока не кончится жизнь, даже после смерти ты будешь не больше, чем долбанный передолбанный перец.
  - Одна машина моя!
  Неужели алкаш поджег один из Правительственных Ящиков противника? Ну да, так оно получилось на деле. Вроде бы наугад стрелял лаборант Перец, и все-таки зацепил один ящик. Другой ящик зацепили ребята влюбленные, то есть товарищ Брюлик энд секретарь Ряпушка. Третий ящик послала к чертям лаборант Метелка.
  Еще последняя мысль. Все-таки славненькая эта Метелка. Зря не замечал ее лаборант Перец, зря язвил, зря подтрунивал. Вот мы добьем гадов, вот заметит теперь лаборант Перец лаборанта Метелку. Только не надо мне заливать через край, что девушка заражена нимфоманией. Сие наглая ложь. Со всякими нимфоманками, детдомовскими девочками, прочей шушерой потусовался в свое время лаборант Перец. Скажу вам как на духу, неудачная ситуация, гадкое время. Лучше бы сидел дома неудачливый лаборант, развлекал папу и маму слюнявым сюсюканьем. Люблю папу, люблю маму. А его засосала среда. Плюс невыносимая ненависть к нимфоманкам, детдомовским девочкам, прочей шушере. Плюс невыносимая любовь к водке.
  Но сегодня другой случай. Повторяю, сегодня как никогда откатила на задний план ненависть. Не важно, почему откатила та самая ненависть. Не вдается в подробности протрезвевший алкаш лаборант. Если хотите подробности, вот вам горячие факты. Очень хорошая, очень славная девушка лаборант Метелка. Ее обязательно, даже больше, чем обязательно, заметит один дуралей Перец.
  - Вот только добьем гадов.
  В воздух поднялось двенадцать машин. Кончились патроны, заложил последний вираж магистр Олово.
  
  ЧТО ЕЩЕ НУЖНО ДЛЯ ДЕВУШКИ?
  Для девушки, тем более для порядочной девушки, нужна большая-большая любовь, как, например, у практиканта Брюлика и его возрастной пассии. Не важно, что пассия Брюлика до любви хорошо поистаскалась, да и сам практикант по определению не мальчик. Очень важно, что это любовь, как показалось лаборанту Метелке, любовь большая, даже чертовски огромная.
  А что имеет за последнее время товарищ Метелка? Да ничего она не имеет, черт подери! Или скажем немного иначе, ничего не имеет дьявольски шикарная, совершенно не истаскавшаяся девушка, лаборант Метелка.
  Не повезло, твою мать. Даже очень не повезло девушке. В гоблинском государстве не самые приличные законы для девушек. Девственность здесь не уважают, отношения с девушками зажимают куда-то в трущобы, на уровень деловых отношений с начальством. Опять же на уровне деловых отношений должна сидеть и не придуриваться девушка. Иначе ее ждет увольнение, даже смерть в каком-нибудь сосуде со щелочью.
  Вот секретарь Ряпушка или бывший секретарь Ряпушка, вот та допридуривалась. Подобная мысль не то чтобы ужалила лаборанта Метелку куда-то в грудь, под самое сердце. Но некое беспокойство испытала лаборант Метелка. Еще тайную грусть. Еще тайную зависть. Хотя с другой стороны, так и должно было получиться в конечном итоге. Кто такая товарищ Ряпушка? Кто такая лаборант Метелка? Вы догадались, две несоизмеримые величины. Товарищам секретарям при всей ненависти к секретарскому ремеслу иногда удается перерасти своих непосредственных начальников или устроить личную жизнь с какими-нибудь практикантами. Лаборанту вообще предназначен путь в никуда. Разве что грубый секс с каким-нибудь грубым пьяницей.
  Лаборант Метелка бросила взгляд на лаборанта по имени Перец (кстати, очень смешное имя). И отвернулась. Похоже, что лаборант Перец не интересуется девичьими прелестями. Вот бутылкой он точно интересуется, красивыми девушками нет. Нечто ненормальное, заторможенное угадывается в облике вышеозначенного товарища. Истинный маменькин сынок. До глубокой старости будет бегать за мамочкой, ловить ее каждое слово с благоговением или восторгом. Ну и прочие девушки так или иначе попадутся под сравнительный анализ. То есть с одной стороны прочие девушки, с другой стороны опять-таки мамочка. Результат можно не прогнозировать. Прочим девушкам открыта охота в другом месте.
  Провела языком по припухшим губам лаборант Метелка. Странное теперь время, странный подход к той самой любви, которая вроде как вечность. Молодые и даже слегка подержанные ребята в любовь не играют, красивыми девушками не интересуются. Зато магистр Олово интересуется красивыми девушками. И здорово рулит магистр Олово. Когда за рулем такой человек, как магистр Олово, любая машина превращается в послушного зайчика, и может прицельно стрелять одна эротичная девушка, жаждущая любви. Даже может попасть в другую машину:
  - Ой, я, кажется, попала.
  А дальше кончились патроны. В воздух поднялось двенадцать машин, столкновение стало неизбежным.
  
  ВСПЫХНУЛА НОВАЯ ЗВЕЗДОЧКА
  Говорят, когда хороший человек умирает, на небе появляется новая звездочка. Не знаю, так оно или нет, но сегодня на небе точно вспыхнула новая звездочка. Кажется, не одна, кажется, целых три звездочки.
  Практикант Брюлик бросил свою машину в крутое пике, кое-как извернулся от встречного потока огня, сел на хвост одной из правительственных машин, выводя на ударную позицию своего стрелка и наводчика Ряпушку.
  Стрелок и наводчик Ряпушка подготовила оружие к новой атаке, поймала в прицел атакованную машину, придавила курок, в предвкушении послать эту самую атакованную машину куда-нибудь далеко-далеко в неизвестность. И тут почувствовала, что что-то не так товарищ Ряпушка. Вторая машина мятежников, управляемая магистром Олово, заложила крутой вираж и пошла в лоб головной машине правительственного каравана.
  - Да что он делает, что он делает? - одними губами прошептала бывший секретарь Ряпушка, наблюдая за действиями бывшего начальника. Палец дрогнул, трассирующая очередь ушла в никуда, момент для атаки был безнадежно испорчен.
  - Да что он задумал, что он задумал? - одними губами прошептал практикант Брюлик.
  В тот же момент тяжелая машина магистра Олово снесла крыло головной машине правительственного каравана. Затем качнулась и зацепила еще две машины, идущие следом. Затем уже на излете чиркнула по фюзеляжу четвертую машину. На какое-то мгновение показалось, что удержится лучший из лучших пилотов магистр Олово. Его машина сделала отчаянный кувырок, почти зависла в воздухе. Затем всхлипнула и ушла куда-то за горизонт, к солнцу и звездам.
  День неуклюжий,
  Хотя и не самый убогий.
  Мы бежали по лужам
  И промочили ноги.
  А наша мама
  Слезами нас встретила.
  Почему мы такие упрямые,
  А не хорошие дети?
  Пауза. Взрыв. Потеряла сознание бывший секретарь Ряпушка.
  
  САМИ ВИНОВАТЫ
  - Нет, - сказал Че Бэ Иванович, - Это заговор какой-то против целой вселенной. Прилетел я за много парсеков, чтобы просто поужинать с другом, вспомнить былые подвиги, полюбоваться с высокой орбиты на свою биологическую родину. Неужели теперь запрещается любоваться на свою биологическую родину? Неужели биологическая родина настолько страшная, что при одном взгляде может случиться кондрашка? Неужели лучший выход для всех, это вычистить биологическую родину? Или придумать какой иной выход в создавшейся ситуации, чтобы не было мучительно больно за страшное настоящее биологической родины?
  Че Бэ Иванович почувствовал желудочные колики. Вот тебе и язва разыгралась. Надо бы заняться регенерацией, или выпить чего-нибудь на спирту. Как-то нехорошо получается, если отыщется боец Муркотенок, предстанет пред светлые очи товарища Че, предложит то самое, что называется "поужинать с другом", а у товарища Че язва.
  Вот и я говорю, нехорошо получается. Боролся за результат и не доборолся свободный чистильщик Че Бэ Иванович. Ужин с другом, былые подвиги и биологическая родина составили какой-то не тот результат. Ибо результат не только не удовлетворил свободного чистильщика. Он ему более чем не понравился. Вроде бы где-то здесь Муркотенок. Товарищ Че ощущает, что здесь Муркотенок, что он совсем рядом. Следы жизнедеятельности Муркотенка, они, как бы это сказать, вопиют. Только Муркотенок может произвести столько шума и разрушений за столь короткое время. Только Муркотенок может бросить космический корабль, не позаботившись о путях отступления.
  - Не нравится мне здесь, - Че Бэ Иванович ударил плечом в стену, и размочил к чертовой матери всю вышеозначенную мощь из бетона и стали, покрытую толстыми свинцовыми пластинами.
  - Пожалуй, пойду я отсюда, - Че Бэ Иванович просто вышел в образовавшуюся дыру, просто направился к выходу. Само спокойствие, сама уверенность в завтрашнем дне. Ну, и прекрасный пример для любой молодежи.
  - Как мне все надоело, - проворчал напоследок Че Бэ Иванович, - Воздух тяжелый, мысли паршивые. Очень хочется взять и вычистить некую дурацкую планетку. Потому что не нравится мне дурацкая планетка, хотя она моя родина.
  Задумался на мгновение Че Бэ Иванович. Что такое, собственно, родина, то есть биологическая родина? По большому счету не весь Че Бэ Иванович родился на планете Земля. Здесь родилась его какая-та часть, которая дала ему русские корни. Остальные части они пришли из других миров, они суть принадлежность не одной планеты, даже не одной звездной системы и не одной галактики. Вот такую сборную солянку представляет из себя некая экоструктура под названием Черно-белый Иванович (или сокращенно Че Бэ Иванович). А тот маленький мальчик с планеты Земля, который случайно попал в окно между вселенными, который стал русской частью Че Бэ Ивановича, тот маленький мальчик не больше, чем фикция. Его уже нет, помнить о нем не желает товарищ чистильщик.
  - Господи, дай мне силы не выполнить свой долг.
  А где они эти силы, спрашиваю вас, где они? Если открылись все дыры и щели дурацкого позорного здания, и оттуда, словно тараканы, полезли людишки.
  
  ДЕЛО БЛИЗИТСЯ К РАЗВЯЗКЕ
  На какое-то мгновение практикант Брюлик почувствовал, что остался один. Его стрелок, его возлюбленная Ряпушка, скрючившись лежала на полу и не подавала признаков жизни. Хотелось кричать, рвать на себе волосы, биться башкой об стенку или хотя бы упасть лицом на штурвал и залить его к черту слезами. Но ничего подобного не сделал практикант Брюлик.
  Все, жизнь кончилась. Милой возлюбленной больше нет. Восемь вооруженных машин против одного невооруженного ящика. Вы представляете, что такое восемь вооруженных машин, над которыми много дней и ночей трудились ушлые гоблины? Каждая деталька подгонялась с особой любовью. Каждая подробность моделировалась на компьютере, прежде чем превратиться в железо. Здесь не менее полусотни изобретений и рационализаторских предложений, внесенных в проект в процессе работы. И не за позорные к черту серебряники, исключительно из любви к науке и технике. Нет, вы не представляете, что такое восемь вооруженных машин. Дело только во времени, когда машины придут, когда отнимут твою жизнь, которая для тебя теперь только формальность.
  Собственно говоря, что опять же формальность? Жизнь среднестатистического гоблина не относится к абсолютным величинам, она всего лишь конкретная величина, или формальность. На карту развивающегося гоблинского государства поставлены не какие-то одиночные жизни, но тысячи, десятки тысяч конкретных величин, которые при подобной постановке вопроса размазываются и постепенно утрачивают свою конкретику. Была одиночная жизнь, отняли одиночную жизнь, зато в порядке гоблинское государство.
  Но ни о чем не жалеет практикант Брюлик. Здорово мы тут постреляли! Сколько мы навели шороху! Наши подвиги останутся в веках! Будет помнить планета Земля, как несколько гоблинов вступили в бой, чтобы спасти одну деревяшку. Не важно, спасли ли гоблины деревяшку. Гоблины просто вступили в бой, они доказали всем звездным мирам и целой вселенной, что еще не такая плохая планета Земля, не такая еще безнадежная.
  Практикант Брюлик улыбнулся одними губами. При других обстоятельствах ему светило лет двести или триста спокойного прозябания, да еще в окружении маленьких гоблинов, всяких детей там, внуков и правнуков, и так далее. Но не получились те обстоятельства. Вместо них пришла та самая простая, самая обыкновенная жизнь. И большая-большая любовь. А как вы понимаете, ничего не может быть слишком, тем более, если ты гоблин. Надо расплачиваться за большую-большую любовь. Расплачиваться не только клочками шкуры своей, но и самой жизнью.
  - Впрочем, какая разница?
  Здесь практикант Брюлик налег на штурвал и бросил машину в последний полет навстречу неминуемой смерти.
  
  И ПРОИЗОШЛО ЧУДО
  Восемь боевых машин, огрызаясь всеми своими пушками, шли на сближение с одной единственной машиной, практически беззащитной, безмолвной. До столкновения оставались считанные секунды, если еще раньше потоки огня и плазмы не разнесут одинокую машину к чертовой матери.
  И вдруг все изменилось. Восемь боевых машин заложили вираж и отвернули с курса одной единственной машины, с заклинившим двигателем, с мертвыми пушками. Этого не могло произойти ни при каких обстоятельствах, но восемь боевых машин совершенно реально изменили курс, совершенно реально перенесли свой огонь в другую точку пространства.
  Практикант Брюлик попробовал пристроиться в хвост атакующему противнику, но мощности его машины оказались недостаточными для такого простого маневра. И практикант Брюлик сделал единственное, что еще было возможно в его обстоятельствах. Он обратил свой взор в ту точку пространства, что поливали сплошным огнем восемь боевых машин Правительственной армии гоблинов.
  - Нет, мне почудилось! - заорал практикант Брюлик.
  Там на поляне четыре фигурки. Номер один - крохотная фигурка, скорее всего гоблинская, корчится и катается по земле. Ее просто оставили без внимания. Номер два явно принадлежит той безымянной девушке, за которую положили жизнь прекрасные герои земли русской. Вспомним их поименно: лаборант Перец, лаборант Метелка, магистр Олово и (слезы на глазах) милая моя Ряпушка. Номер два пытается освободиться от веревок, что ей удается. Наконец, еще одна деревяшка под номером три. Стандартный вариант, как бы сказал магистр Олово. Очень высокая, очень хрупкая, с очень большими глазами. Натянула свой смехотворный лук деревяшка, грозит целой армии гоблинов.
  Все так ясно, так просто, нормальные в доску ребята. Но последний товарищ, он кто? Слишком высокий для гоблинов, слишком коренастый для деревяшки. Крепкие плечи, широкая грудь. Никаких знаков отличия. Подставил широкую грудь ядерной пыли и ветру. И смехотворный лук деревяшек не кажется таким смехотворным в его мощных руках.
  Я несусь и несусь к берегу,
  На котором судьба рухнула.
  Ни во что я уже не верю,
  Никого я уже не слушаю.
  Мне волна поперек корпуса,
  Что-то там в голове лопнуло.
  И вообще, наплевать попросту
  На судьбу, что сама дохлая.
  Берег так далеко в крапинках,
  И не важно, чье там убежище.
  Я плыву и вообще радуюсь,
  Что судьба на плаву держится.
  Запела тетива, полетела стрела. Мощь, ураган, огненные вихри и брызги. И смотрел широко открытыми глазами практикант Брюлик, как горит, как взрывается непобедимая гоблинская армия.
  
  ОКОНЧАНИЕ ОДИННАДЦАТОЙ ГЛАВЫ
  Эти маленькие букашки навалились на Че Бэ Ивановича. Крякнул Че Бэ Иванович, напружинил свои богатырские жилушки, потекла по жилушкам богатырская кровушка. Пинки, удары, кровавое месиво, разрушенные стены и переборки. Ничего, вы представляете, совсем ничего неразбитого, неиспорченного не осталось там, где прошел Че Бэ Иванович.
  - Эх, посмотри, земля матушка!
  - Эх, улыбнись, земля русская!
  Чувствуешь, каких ты рожала богатырей в свои лучшие годы? И странствовали богатыри среди лесов непроходимых и болот непролазных. И уничтожали богатыри всяких гадов летучих и тварей ползучих. И не боялись богатыри вражеской силушки. Потому что их силушка исходила от той же русской земли, потому что была неисчерпаемой силушка, как была неисчерпаемой земля русская.
  А что теперь? Снова крякнул Че Бэ Иванович, после чего вполне стандартным богатырским пинком разворотил очередную стену. Да, умели крушить крепости богатыри русские. Да, умели они вколачивать всякую погань и мразь в землю милую. Да, никогда не отступали богатыри в лютой сече, никогда не сдавались они неприятелю. За это за все любила их матушка, дорогая земля русская. И питала, и холила, и спасала от смерти.
  - А вы думали, что я вычищу русскую землю?
  Дико засмеялся великий богатырь русский Че Бэ Иванович. Затряслись стены жалкого сооружения жалких и подлых людишек. Как ваша цитадель называется? Ага, "Круглый дом" называется, или нечто похожее? Так вот закругляемся с круглой хреновиной. И побежали крохотные обезьянки, что почему-то считали себя человеками. И грохот, и ужас, и разверстые хляби небесные.
  - Зря вы думали так, вашу мать!
  Разлетелась в прах цитадель человеческой подлости. Лопнули все перекрытия. Посыпались стены, доселе непробиваемые для человеческого оружия. Так это и есть "Круглый дом", оплот якобы чистого человечества? Ой, не смешите мои тапочки. Как можно скопище гноя и грязи, мерзость повапленную величать "домом"? Неужели еще непонятно, какие ассоциации вызывают домашнее тепло и любовь, и как они отличаются от чиряков гангренозных нашей земли доблестной, земли русской?
  Уважаемые уроды и потрохи, не воздвигайте на русской земле свою вавилонскую башню. Ничего хорошего не получится в конечном итоге. Вот не вытерпела родная земля, вот не выдержала подобную скверну. Рухнула чертова вавилонская башня, завалив под собой позорную грязь, всю эту боль, все эти подлости человеческие. И погребла она вместе с другими отходами величайшего богатыря русского Че Бэ Ивановича.
  Закатились оченьки ясные. Потускнело лицо праведное. Напружинил в последний раз свою грудь богатырь и подумал:
  - А все-таки, где Муркотенок?
  
  И ЕЩЕ
  Они стояли друг против друга. С одной стороны двое губастых, несколько располневших гоблинов. С другой стороны Святой паладин и его деревяшки. Они стояли и улыбались.
  Никогда не думала бывший секретарь Ряпушка, что удастся вот так, именно так близко увидеть одного из Святых паладинов, охраняющих покой и порядок нашей вселенной. Никогда не думал практикант Брюлик, что удастся встретиться лицом к лицу с представителем другой звездной системы, и не устроить при этом грандиозную драку.
  Впрочем, была уже драка. Догорающие машины. Зеленый Гоблин, скрывающийся где-то в ночи. Тела погибших товарищей. Пусть им небо будет в полосочку, пусть земля будет теплым гнездышком. Кажется, все это было настолько давно, что куда-то ушло в нереальность. А реальность вот она здесь, вот она рядом.
  Муркотенок стоял посреди поляны. Как всегда крутой, тупой и безбашенный. На его левом плече висела аккуратненькая блондиночка Волчий Хвостик. К его правому плечу прильнула тощая валькирия Зая Вредная. Все трое совсем по-дурацки хлопали глазками и улыбались.
  А может, это был сон? Может, вошел в роковое пике практикант Брюлик, да так и не вышел оттуда обратно? Или может, в последний момент его совершенно дурацкой, непредсказуемой жизни случилось нечто хорошее? За муки свои страшные, за грехи свои изничтоженные оказался на пару мгновений в царстве мечты практикант Брюлик.
  На солнце есть пятна,
  На звездах есть дыры.
  А жизнь чертовски приятная,
  А смерть чертовски красивая.
  Мы не всегда исчезаем,
  Свой путь по земле отработав.
  И жизнь не просто кончается,
  И смерть не всегда на подходе.
  А что там еще не пройдено,
  И что там еще не изучено?
  Так это не наши заботы,
  И вовсе тупой случай.
  Нет, все не то и не так. Аккуратненькая блондиночка Волчий Хвостик открыла свой аккуратненький ротик и показала свои белоснежные зубки:
  - Привет, гоблины.
  И еще один раз:
  - А у вас не завалялись случайно старенький шестнадцатиядерный компьютер и спутниковая антенна?
  
  ОТ АВТОРА
  Вот она ночь за окном. Мы тут все разошлись по своим комнатам. Татьяна Анатольевна Мартовская предается любимому занятию, то есть сну. Будем надеяться, что ей снятся хорошие сны. Чего-нибудь про хорошую жизнь, про сбывшиеся мечты, про будущее нашей России.
  Владимир Александрович Мартовский сидит за компьютером и копается в Интернете. У него много интересов, даже слишком много для обыкновенного человека. Товарищ настроил кучу миров с разными входами и выходами. Дай-то бог, чтобы не запутался в разных входах и выходах Владимир Александрович, чтобы когда-нибудь привел свою слишком насыщенную жизнь к одному знаменателю.
  Я, Александр Мартовский, известный творец саги про координаторское движение, просто сижу на кухне в обнимку с грохочущим холодильником, дописываю книгу. За двадцать лет, которые были отданы координаторскому движению, я так и не научился вколачивать мысли по клавишам, что пишущей машинки, что того же компьютера. Поэтому я сижу, поэтому дописываю книгу обыкновенным карандашом на обыкновенном тетрадном листе. А уже потом книга полезет в компьютер.
  Впрочем, у меня в голове совершенно другая мысль. Хотелось рассказать про Солнце, про звезды, про счастливую и исключительную Землю, которая когда-нибудь, но не очень скоро закончит свой путь по вселенной. Еще очень хотелось вспомнить вселенную во всей потрясающей ее красоте. Заглянуть хотя бы разок в бесконечность, поразвлекаться хотя бы разок с вечностью. Ну и, как следствие, напомнить всем прочим товарищам, что вселенная никогда не умрет, потому что она никогда не рождалась.
  Но я никому ничего не напомнил, никуда не заглянул, отложил на другой раз вечность. Я просто добавил в книгу несколько ничего не значащих слов и наконец-то поставил такую во всем тривиальную точку.
  
  МУРКОЗИАСТ: ПЕСНЬ БЕЗ НОМЕРА
  И в назначенное время родила одна женщина девочку. И была эта девочка непобедимым воином, как ее отец, и такая же светловолосая красавица, как ее мама. А на следующий день другая женщина родила мальчика. И был этот мальчик непобедимым воином, как его отец, и с такими же большими зелеными глазами, как у его мамы. И от рожденных детей пошла новая раса на русской земле. И это были герои.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"