Мартовский Александр Юрьевич: другие произведения.

Укус

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наконец-то железная дева достала любовь всей своей жизни Че Бэ Ивановича. Только случилось это не при самых благоприятных обстоятельствах, то есть в другой параллельной вселенной.

  АЛЕКСАНДР МАРТОВСКИЙ
  УКУС
  
  
  КНИГА ПЕРВАЯ. ЗЕМЛЯ-2
  
  
  ОТ АВТОРА
  Во время кризиса собрались на мальчишник ребятишки Мартовские. Собрание проходило у деда Мартовского, отправившего по такому случаю куда подальше свою любовницу. Повод - день рождения Владимира Александровича Мартовского, что совпало с надвигающимся завершением аспирантуры. Ну и среди приглашенных близняшки: Александр Мартовский - счастливый отец Владимира Александровича, и Михаил Мартовский - предприниматель.
  Выпили, как полагается, три бутылки на четверых. Водка, вискарь, водка. То есть выпили немного меньше той нормы, когда начинает вести себя плохо Александр Мартовский, и все присутствующие быстренько разбегаются.
  Впрочем, выпивки оказалось достаточно, чтобы поговорить про жизнь, расхвалить достойных Мартовских и раскритиковать недостойных. Как вы понимаете, новорожденного ругать нельзя. Это гений нашей науки. Это светило в ночи. Это умница-разумница. Это надежда русской земли. Это питомец самого Господа нашего (говорится с придыханием, пишется с большой буквы). Поэтому с новорожденным обошлись мягко и ласково. Дядя Михаил предложил после пьянки особый подарочек новорожденному - прошвырнуться по стодолларовым шлюхам:
  - Блин, они такие девочки.
  И если бы не противный отец, кто знает, на чем подобное дело могло закончиться:
  - Никаких девочек.
  Противный отец Александр Юрьевич как всегда был противный. Вот его и ругаем. В бога не верит. В церковь не ходит. Пишет всякую гадость про родственников, особенно про деда Мартовского. У деда прямо комплекс какой. Якобы Александр Юрьевич не может заснуть, не написавши про деда всякую гадость. И если бы только про деда? Всех окружающих товарищей терроризирует Александр Юрьевич. Встретился ему человечек на узкой дорожке, ничего плохого не сделал, как уже облит несмываемыми помоями.
  Затем небольшой перерыв. Дед Мартовский читал свои гениальные стихи, которыми гипертрофированно восхищался младший из близняшек, то есть дядя Михаил. Старший из близняшек, то есть Александр Юрьевич, в означенный период демонстративно храпел, чтобы не выкинуть какую-то гадость.
  Затем дядя Михаил рассказывал о своей счастливой предпринимательской жизни. Мол, прячется он от кредиторов. Если его кредиторы поймают, то на ремни порежут. Так что в два места заказано появляться Михаилу Мартовскому. Это у любимой жены, и у непутевого брата Александра Юрьевича.
  - Ага, - сказал Владимир Александрович, - Вот почему к нам названивает всякая сволочь.
  Ну, названивает и названивает, какая разница? Если сволочь объявится, не убудет от старшего из близняшек. Дядя Михаил недаром подпустил туда сволочь, есть в семье такая традиция, злобный братец сам кого угодно порежет на ремни. Ну, а если чего убудет, не страшно. Все знают, насколько бесполезный товарищ Александр Мартовский. Домашний тиран, раз. Головная боль всех Мартовских, два. От него половина Санкт-Петербурга и стонет, и воет, и пляшет. А так хоть какая-та польза.
  Короче, мальчишник удался на славу. Михаил Юрьевич, скрывающийся бизнесмен, поставил отличную оценку:
  - Хорошо посидели.
  Почему бы и нет? Напоследок расшаркались младший близняшка с дедом Мартовским, у кого было больше девчонок и за какие большие баксы. Александр Юрьевич даже не вставил свои пять копеек:
  - Вот мамочка утверждает, что у дедка такое дело получалось раз в месяц и то после трех стаканов водки.
  Короче, все разошлись и решили, что уважают друг друга, в том числе исключительное право Александра Мартовского рассказывать идиотские истории.
  
  ПЕРВАЯ РАССКАЗКА
  Скажем так, жил да был Кошелек. Не маленький и не большой. Не тоньше и не жирнее обычного Кошелька. А того дурианского среди прочих стандарта, по которому мы привыкли рассчитывать человечество в параллельных вселенных, и куда не дотягиваются остальные, не худшие, но не стандартные части. Вполне законный пример толерантности. Кто-то был, кто-то жил, кто-то пробовал натянуть на себя одеяло, с кем-то несправедливо заигрывали и обошлись. Пилюля не в наш огород. Огород жирный, пилюля худая. Жизнь сумасшедшая, бытие безобразное. Чуть закроешь глаза - кажется новая жизнь. Чуть приоткроешь - теперь не кажется. Ничего не изменилось на дурианской земле. Все товарищи с нормальными ярлычками, как и должно быть. Вот непонятно зачем набежало вокруг нестандартное старичье. Не хрюкает, и не щелкает хоботом.
  Подумал про хобот. Странная мысль, к истории никак не относится. Кошелек и хобот. Хобот и этот самый осколок тупой каракатицы, о котором мы говорили, что он Кошелек. Неужели хобот в первой редакции есть принадлежность вышеупомянутого товарища? Или наоборот. Неужели Кошелек отрастил хобот, чтобы им щелкать? Слова с изюминкой. Не упоминаю про мысль. Она и странная, и бесполезная, почти извращенка. Чтобы запутывать нормальных пацанов и девчонок. А мы разрешаем только распутывать. Ибо жил на планете загадок известный нам Кошелек. Ибо был на планете разгадок все тот же товарищ. Не старомодный, но современный. Не извращенческий, но соблюдающий этикет и приличия. И это правда.
  Теперь подоплека самой истории. Выглядят ирреальными страдания молодого дурианина по имени Кошелек. А его способность к собирательству энергетических оболочек то распадается, то исчезает, то превратилась в саму мысль. Как вы представляете, странная мысль. Но без хобота она не работает. Хобот это вам ни конфетка, ни крылышко, ни поросячий хрячок. Хобот для собирательства энергетических оболочек. По большому счету всякая мысль формируется внутри энергетической оболочки. Если оболочка замкнутая, мысль не просто формируется, но развивается. Если в оболочке случилась трещина или иной прокол, мысль выходит наружу, удержать ее невозможно.
  Только не подумайте, что Кошелек с планеты Дуриа суть энергетический вампир. Это не правда. Как упоминалось чуть выше, Кошелек с помощью хобота собирает энергетические оболочки, но их не использует. Просто работа такая. Утром встал, разогрелся, отжался, позавтракал, как простой человек, и пошел на работу собирать энергетические оболочки, содержащие внутри себя мысль. Пускай означенная мысль, что хранится внутри энергетических оболочек, получит двойную защиту, и будет храниться внутри Кошелька, собирающего энергетические оболочки. Но никакой магии, сугубо научный процесс. Если не собирать энергетические оболочки, они со временем истончатся и лопнут. А что произойдет с мыслью, мы уже говорили.
  Еще пару слов о планете Дуриа. Видите ли, здесь такое место, где пересекаются миры. Можно опять-таки миновать это место ускоренным маршем, но часть твоей энергетической оболочки здесь точно останется, чтобы не нанести вред в другом мире. Никого не волнует, насколько необходима тебе эта часть. Она все равно останется, как бы на сохранение на планете Дуриа. И мысли твои останутся, упакованные в энергетический контейнер. В любое время ты сможешь вернуться обратно, чтобы мысли забрать. Если, конечно, не истончилась энергетическая оболочка, если мысли не вышли наружу.
  Ветерок холодненький
  Повстречался с заревом:
  Я такой молоденький,
  Ты еще курчавое.
  Я тебя потискаю,
  Ты меня пожумкаешь.
  Будет небо чистое,
  Будет солнце в кружево.
  А затем получится,
  Что ему положено.
  То ли это к лучшему,
  То ли корчи с рожами.
  Не спорю, мы глубоко заглянули в суть дурианской системы, связанной с трудовой деятельностью некоторой категории дуриан, которых собирательно называют Кошельками. Опять же Кошелек из категории Кошельков только скромный, то есть исполнительный служащий. Вся его энергетика, как бы выразиться фигурально, находится в одном стакане. Или во внутреннем хранилище для служебного пользования. Кошелек не задумывается, какие энергетические оболочки он собирает. Планета Дуриа имеет много мест входа и выхода. Возле одного конкретного места под названием Лиловая Клумба работает один конкретный собиратель по имени Кошелек. Ни шизоид, ни гений, ни любитель экстремальной клубнички. Просто скромный, просто исполнительный служащий. Проснулся, отжался, прополоскал хобот. А че у нас тут наваляли за ночь? А ступайте сюда, сладенькие мои оболочки.
  
  МЕСТО ВЫХОДА
  Мир был какой-то странный. Даже слащавый на привкус. Он не просто благоухал всевозможными ароматами, но чертовски сильно благоухал и пенился, источая опять же слащавую ауру. Железная дева Крысятка брякнула своими железными частями и сочленениями, чтобы убедиться, это не сон. Однако характерное действие не вызвало характерный звук. Так, легкий шелест чего-то необычайно легкого, и все. Отчего весьма смутилась железная дева Крысятка.
  Впрочем, девушка, раскройте глаза. Нет никакой железной девы Крысятки. Нет ее в этом мире, черт подери! Испарилась, покрылась ржавчиной, отошла в прошлое. В прошлом еще скрывается дева Крысятка. Жуткий набор, гроза компьютерной техники, напоминание всем незамужним девицам, до чего иногда доводит девичество, если оно затянулось свыше положенного срока. Короче, в прошлом застряла дева Крысятка со всей ее грудой железа. То есть в том самом прошлом, которое суть планета Земля, Солнечная система, Координаторский центр, и так далее. В другой параллельной вселенной ничего не осталось от девы Крысятки.
  А что осталось, черт подери? А то самое, чего следовало ожидать. Высокая девушка вышла из портала на странный лиловый луг, благоухающий странной слащавой аурой. Нет, ничего странного не было в облике девушки. Мощная спина, крепкие руки и ноги выдавали в ней богатыря земли русской. Опять же славянское лицо подтверждало первое впечатление. А множественность шрамов, покрывающих чуть ли не все тело, данное впечатление укрепляли. Плюс седые волосы. Но седые волосы не показательный фактор на русской земле. Братья славяне слишком впечатлительный народ. За всякую ерунду переживают, до всякой мелочи им есть дело. Так и поседеть к тридцати годам не сложно. Зато крепкая стать и высокая грудь явно доказывали богатырскую стать девушки.
  Оглядела себя бывший киборг Крысятка и вздрогнула:
  - Я, кажется, сплю?
  Только не подумайте, что непобедимый воин испугалась своей странной одежды. Ну да, одежда чертовски странная. В портал вошло железное чучело. Доспехи, разные электронные штучки, протонное и лазерное оружие, на спине вместо ранца персональный компьютер. Ножки что ручки. Ручки что палки. О груди вообще говорить не приходится. Одно слово киборг. А из портала вышла вполне нормальная девчонка, можно сказать, красавица. И прозрачная туника, как бы опять выразиться, не скрывала девичьи прелести. Даже наоборот.
  - Или не сплю?
  Все-таки киборг Крысятка обладает сумасшедшей реакцией на любые физиологические и духовные раздражители, по единственной причине, она киборг. Отсюда можно сделать выводы, а можно и не делать совсем. Выпутается из всякой ерунды киборг Крысятка. То есть в прозрачной тунике выпутается, и без протонного оружия выпутается.
  Не на протонном оружие, твою мать, сошелся весь мир. Простая славянская девушка сделала всего несколько шагов по лиловому лугу, как напоролась на самый обыкновенный кинжал. Начался процесс узнавания даже в простых условиях, то есть в случае с простой славянской девушкой, в которую трансформировалась железная дева Крысятка.
  Может, мы несколько преувеличиваем несуществующие проблемы? Может, возводим в ранг несуществующие сложности? Почему бы и нет? Русские люди всегда все преувеличивают, и не только в своем настоящем обличье, но и в форме кошмарного киборга. Тогда наводящий вопрос, а какое обличье настоящее для железной девы Крысятки? Неужели вот это, которое суть высокая девушка в прозрачной тунике? Или все-таки киборг?
  Но процесс узнавания продолжается. Самая обыкновенная девушка подняла самый обыкновенный кинжал, провела самой обыкновенной ладонью по острой кромке, вздрогнула. Липкий укол, на траву упало несколько капелек крови.
  Это кровь, подумала железная дева Крысятка. Или вообще ничего не подумала. Компьютеризированное сознание механизированного существа медленно отошло в сторону, уступая место совершенно другим чувствам. Черт подери, теперь почти ясно, что не является железная дева Крысятка первоначалом механизированного существа: не совсем, чтобы человека, не совсем, чтобы монстра. А что является первоначалом механизированного существа, последней стадией которого является дева Крысятка?
  А то самое и является, черт подери! Великий русский богатырь Таня-маня.
  
  ЧТО ЖЕ ПРОИЗОШЛО?
  Не буду вдаваться в подробности, как действуют всякие колдовские штучки в нашей вселенной, то есть во вселенной, откуда пришла Таня-маня, она же княгиня Татьяна, она же железная дева Крысятка. В нашей вселенной, возможно, подобные штучки и действуют, превращая не шибко благоразумных девиц в киборгов. Но в параллельной вселенной совершенно другая магия. Или может магия навыворот. Или еще какая хрень. Заколдованный киборг Крысятка как-то не материализуется в параллельной вселенной. А вот насчет русского богатыря Таня-маня никаких дурацких вопросов.
  Итак, до чего мы тут дободались? Магия штука хорошая, но не очень в ней разбираются русские богатыри с их привычкой к холодному оружию. Разве что бывший государь земли русской Че Бэ Иванович кое в чем разбирался. Ну и доразбирался, черт подери! Чуть не выругалась богатырь Таня-маня. Все эти идиотские разборки обычно кончаются очень плачевно. Лучше придерживаться прежней привычки к холодному оружию, чем лезть в дебри.
  А ведь придется лезть в дебри. Следующая мысль снова уперлась в железное прошлое, так или иначе связанное с бывшим государем Че Бэ Ивановичем. За каким-то дьяволом, уже не помнит за каким Таня-маня, но все-таки причина была, чтобы железная дева Крысятка нырнула в портал на планете Надежды и очутилась в другой вселенной.
  Ага, мысль проясняется. Хотя это не мысль, а какой-то обрывок мысли, сконцентрировавшийся в мозгу великого воина. Трансформируясь через портал, Таня-маня растеряла немалую часть своего энергетического наполнителя внутри физиологической оболочки. Что и следовало ожидать, если принять во внимание бывшую оболочку железной девы Крысятки, которая унесла с собой, как минимум две трети духовного наполнителя.
  - Ты вроде заново родилась, подруга.
  И еще очень хорошая мысль. Оружие мы нашли. Не важно, каким путем разбрасываются по лиловому лугу кинжалы. Может, через длительный цикл трансформации оружие девы Крысятки превратилось в единственный кинжал. Может, данный кинжал местного происхождения, он просто валялся. Но если валяется просто кинжал, значит, обязаны просто валяться доспехи. А то срамотища, черт подери, для взрослой девчонки расхаживать в столь непристойном виде.
  Присмотрелась, принюхалась Таня-маня. Запахи прежние, слащавость осталась в воздухе. Здесь мы как-нибудь разберемся. Лиловый луг со всем его содержимым не может пахнуть железом и смазкой. А вот сахарочками или возбуждающими цветочками очень и очень он пахнет. Кружится голова у еще молодой девушки, давно нецелованной. Какая-та дурная любовь так и прется из возбуждающих цветочков и сахарочков. Вот потому голова кружится. Хотя у любого товарища закружится голова, после пятидесяти лет в шкуре киборга.
  Задержали дыхание. А сколько на самом деле русскому богатырю Таня-маня?. Понимаю, девушек о возрасте не спрашивают. Выглядит Таня-маня на тридцать лет, а может и меньше. Как говорилось, седые волосы не показатель. Седина есть нормальное состояние волос вышеозначенного товарища, потому что товарищ не пользуется красителями и косметикой. Другие девчонки красятся. Даже бабушки красятся под блондинок, чтобы все видели, как гаденько выглядят крашеные бабушки. А тут обратный процесс. Только шрамы на лице и руках выдают истинный возраст русского богатыря Таня-маня. Дальше фантастика. Неужели пол века в шкуре железного киборга провела Танечка?
  Блин, тут святой изойдет на понос, а грешники порозовеют. Пол века без любви - страшная цифра. Впрочем, железные киборги не страдают от отсутствия любви, они скорее страдают от ее присутствия. Железный киборг должен быть большой бякой. Иначе какой он железный киборг, если не бяка? Здесь, пожалуйста, не прерывайте душевный порыв возрожденного русского богатыря с таким поэтическим именем Таня-маня.
  Первый этап трансформации прошел очень не просто. Ощущение, что все бонусы железного киборга пропали, а шрамы остались. Нет, не чувствует себя слабой девицей Таня-маня. Она и без доспехов великий богатырь земли русской. Она и без оружия лес выкорчует, цветы вытопчет. Однако сомневается Таня-маня. Куда мы попали, черт подери? Порталы странные, пути неизведанные, выход один, а входов может оказаться бесконечное множество. И что это за мир, где не место железному киборгу, зато место девице в прозрачных одеждах?
  Кем мы себя представили,
  Какой еще шуткой природы?
  Вроде бы на погоду
  Мы не влияем по правилам.
  Ну и на прочие разности
  Снова мы не влияем.
  Вроде бы разнарядка такая
  Против дури и праздности.
  И чего нам вообще хочется
  При затухающих звездах.
  Вроде бы оставаться серьезными
  И прекратить корчи.
  Кто убегает от солнца,
  Тот никуда не вернется.
  Короче, плюнула, дунула Таня-маня. Взяла посноровистее кинжал, и углубилась в лиловый лес по едва заметной тропинке.
  
  НАЖАТЬ КНОПКУ
  Двух часов не прошло, как лес кончился. Если предположить, что бестолково прогулялась по лесу русский богатырь Таня-маня, то это не так. Посреди тропинки лежали кожаные тапочки. Слева от тропинки висел кожаный нагрудник. Справа от тропинки висели кожаные штаны. Опять же не полный боекомплект, но едва не прослезилась Таня-маня. В чужом мире такие знакомые вещи...
  Прозрачную тунику Таня-маня запихнула в один из многочисленных карманов на кожаном нагруднике. Сначала была мыслишка выбросить подобную ерунду, от которой ни жарко, ни холодно, вид настоящей шлюхи. Ведь не была никогда шлюхой бывшая великая княгиня Татьяна, не собиралась ей быть в будущем. Кожаный нагрудник и кожаные штаны пускай плохонько, но уберегут тело княжеское, тело белое от ядовитых шипов, вражеских когтей и шальной стрелы в спину. А от чего может уберечь прозрачная туника, привлекающая к себе похотливые взгляды?
  Впрочем, дурные бабенки найдутся в любой параллельной вселенной, подумала Таня-маня. Это такие бабенки, что очень и очень готовы променять наряд воина на наряд шлюхи. Бог им судья. Пускай гоняются за похотливыми взглядами, пускай тешат бабское самолюбие, мол, какие они красавицы. Не о красоте девичьей печется русский богатырь Таня-маня, но о ратных подвигах. Ну, и следует выполнить долг в отношении земли русской. А какой такой долг? Да вернуть на русскую землю ее законного государя Че Бэ Ивановича.
  Двухчасовая пробежка по лиловому лесу хорошо прочищает мозги. Все припомнила, все просчитала Таня-маня. Русская земля не то чтобы на краю гибели, русская земля погибла на девяносто девять процентов. Братья славяне, выжившие после ядерной зимы, нашествия монстров и гоблинов, согласились участвовать во всеобщем переселении на другие планеты. Только самые упрямые из славян не покинули русскую землю. Будем сидеть, будем дожидаться законного государя Че Бэ Ивановича. Появится государь, произнесет свое веское слово, прикажет оставить любимую родину супостатам и прочей сволочи. Так тому и быть. А пока мы не сдвинемся с места, сохраним для государя его вотчину.
  Что могла сказать ребятишкам железная дева Крысятка? Никто не признал в облике железной девы бывшую русскую княгиню Татьяну. Железная дева, твою мать, она всего лишь Крысятка. Наша матушка Татьяна сгинула, порушенная нечистыми силами. Нет больше матушки на русской земле, осиротела земля истинных русских. Нечего ожидать, нам горемычным, от жутких чудовищ, таких как киборг Крысятка.
  На том и спасибо, что не обиделась киборг Крысятка на верноподданнические чувства братьев славян к какой-то великой княгине, что сумела идентифицировать свое кибернетическое "я" с биологическим "я", и не прошлась протоновым ураганом по осиротевшей земле русской. Зато насчет государя толковая мысль. Раз желают товарищи русские вернуть государя, почему бы им ни вернуть государя? Во вселенной много своеобразных планет, но планета Земля держится особняком. Хотя бы по той причине, что родила она великую княгиню Татьяну и бывшего государя всея Руси Че Бэ Ивановича.
  Уф, в данном месте лес кончился. Таня-маня очутилась на цветочной поляне, больше похожей на клумбу. Да и вывеска при входе красовалась исключительно на русском языке - "Лиловая Клумба". Но ни цветы, ни экзотическая травка, ни куча довольно привлекательных ягод не заинтересовали в данный момент Таню-маню. Я уточняю, лес кончился, цветы как есть ширма для мебели. Или сказочное оформление очередного портала, что находился аккурат в самом центре поляны.
  Нечто подобное следовало ожидать, подумала Таня-маня. Если ты в определенной точке пространства вываливаешься из одного портала, то почему бы тебе ни ввалиться в другой портал? И не важно, какая дурость находится с той стороны портала под номером два, если уже началось путешествие по порталам с такими удивительными преобразованиями, как переход железной девы Крысятки в русского богатыря Таня-маня.
  Выводы напрашиваются под стопку водки и огурец.
  - Че Бэ Иванович вошел в портал на планете Надежды, - загнула один палец Таня-маня.
  - Железная дева вошла в портал на планете Надежды, - загнула другой палец Таня-маня.
  - Железная дева вышла из портала на лиловой планете, - загнула еще один палец Таня-маня.
  - И не нашла здесь Че Бэ Ивановича...
  А вот портал в самом центре поляны бывшая железная дева нашла. Только не стоит придуриваться, что какой-то неправильный портал, что неплохо бы провести разведку, прежде чем перейти к действиям. Повторяю, нашла этот самый портал Таня-маня, и рядом с ним здоровенную кнопку для активации. А раз нашла этот самый портал Таня-маня, то и Че Бэ Иванович вряд ли проскочил мимо. Тропинка через лиловый лес одна, не заблудишься. Да и порталов вокруг не то чтобы тысячи штук понатыкано. Железная логика, черт подери, у бывшей железной девы Крысятки. Чувствует девичье сердечко, сюда просочился Че Бэ Иванович.
  Так что загнули последний из оставшихся пальцев:
  - Пора нажать кнопку.
  Грациозно нырнула в портал Таня-маня.
  
  ВТОРАЯ РАССКАЗКА
  Ох ты, сказочка сказочная! Ух ты, думушка горестная! Смеялся сквозь слезы некий хранитель энергетических оболочек по имени Кошелек. Восхищался сквозь ропот. Подвывал сквозь разрывы все тех же гранат и снарядов. Якобы он не самый-разсамый любитель истории со счастливым концом. И не гиперпространственный путешественник по вселенной. И не дурак, что верит в исключительность одного мира, так что не признает никаких параллелей. Опять же найдутся другие товарищи: здравомыслящие и разбирающиеся в любой ситуации. Которые опять же не попадаются на мякине или колбасных очистках. А Кошелек попадается. Ногой пошевелил, и попал. Рукой покрутил, и все там же. Если попробовал мыслить, так обязательно вышло дерьмо или лужа. Так повелось на любимой дурианской земле. Все дуриане умные, все рассудительные, один без ума. Бог не дал, не отнял. Просто не было на дурианской земле никакого бога. Ничего подобного не залетало, не припекало, не подкрадется сюда никогда. Стучите ногами, хватайте руками, рвите зубами, или ругайтесь по матушке, но как-то обходятся дуриане без бога, как-то эту глупость не жалуют.
  По-вашему дело швах, по-нашему не повезло. Сел за стол Кошелек, пища не лезет. Пища добротная, пища из самых полезных, зубодробительных и калорийных запасов на планете Дуриа, а может и в других параллельных вселенных. Она называется "энергия". Вот если бы чужие объедки или харчки заполнили стол вместо энергии... Но никаких объедков, энергия на столе пенится и бурлит в лиловом энергетическом поле. Почему лиловое поле, уже не вопрос. Нравится лиловое поле товарищу Кошельку, на столе все должно быть красивым и вызывающим аппетит, чтобы не очень тошнило желудок. Открою профессиональный секрет, если желудок вытошнило, то энергетические оболочки оттуда выпали. Теперь иди собирай выпавшие энергетические оболочки в харчках и объедках. Ну и засовывай их обратно.
  Нет, с утренней трапезой вроде все правильно. Товарищ Кошелек зарегистрировал наличие новых энергетических оболочек в подотчетной ему области, при чем оболочки очень высокого уровня. Посему вышеупомянутый товарищ решил подкрепиться двойной дозой энергии, прежде чем выходить на работу. Черт подери, до работы мы вроде еще не дошли, но и с энергией как-то не очень полезная дружба. Не то чтобы с повышенной, но и с самой пониженной дозой знергии. Першит, перхает всякая дрянь внутри Кошелька, не лезет энергия. На столе она вроде такая слюняво-лиловая, что сам собой пришел аппетит. Все равно не лезет энергия.
  Мама моя, мама родная, как-то нехорошо получилось! Кошелек схватился за горло. Вот и причина энергетического дисбаланса внутри энергетически сбалансированной экосистемы по имени Кошелек. Горло какое-то не такое на данный момент, то есть не лучшего качества. А ведь от него так близко находится хобот, и прочие жизненно важные органы. Следовало горло беречь. То есть не валяться в холодной траве, не бегать по скользкой росе, во время сна перематывать шарфиком. Тем самым, что подарила когда-то товарищу Кошельку его возлюбленная Клетка. А где теперь товарищ возлюбленная? А где-то она далеко-далеко, работает в своей области по сбору энергетических оболочек. И носит на горле лиловый шарфик, что подарил ей заботливый возлюбленный. И не снимает лиловый шарфик она никогда, потому что она бережет горло. Вот автор подарка большой раздолбай. Шарфик не носит, снимает во время сна, может проснуться на холодной траве по горло в скользкой росе. Отсюда, черти какая Блямба на горле!
  Думал, это нарыв? Нет, не лучшим образом легли твои мысли. Это нечто отличное, нечто несуществующее и все-таки существующее, нечто естественное и противоестественное в дурианской вселенной. Нахрапом не отгадаешь, сразу не доберешься до сути, куда ты вообще вляпался. Нарыв вроде как следствие бесконечной активности неких чужеродных клеток, он нарывает биологически активную материю. А это, что мы обозвали Блямбой, оно нарывает и не нарывает одновременно. Кажется, мы разобрались в деталях. Для нарыва есть медицинские средства, косметические и педагогические. Медицина р-раз, косметика дв-вас, педагогия на остальные баксы и цифры. Но не получаются баксы и цифры с вышеизложенной Блямбой. Нарушен порядок при поступлении энергии. То есть прямой порядок поступления энергии превратился в обратный порядок. Энергия больше не поступает, энергия осталась стоять на столе, чертовски аппетитная и привлекательная. Энергия рвется наружу, пытаясь выплеснуть ранее заключенные энергетические оболочки. Вроде бы не тошнит, вроде желудок спокойный. А все равно наружу рвется энергия. Плюс никаких комментариев.
  Нездоровый воздух
  От конца до края,
  Перестань гомозить -
  Я предупреждаю.
  Говорю без мата -
  Перестань кривляться.
  В ноздри больше ваты,
  И пора сдаваться.
  Прекратили споры
  При реальной сдаче.
  Сохрани здоровье,
  И лови удачу.
  Нет причины, нет следствия. Все усложнилось вокруг на прекрасной планете Дуриа. Дурианские звездочки не такие ясные. Энергетический барьер застилает глаза одного очень ответственного товарища по имени Кошелек. Вот почему потускнели далекие предметы, а близкие и вовсе расплылись в кровавую кашицу. Так не может быть, так не должно быть на планете Дуриа. Планета порталов в иные миры попала под энергетический удар непонятной силы. И почему это происходит именно с тобой, Кошелек? Почему именно в твоей области? Почему не с кем-то другим, кто от подобной фигни способен отбиться? Ты же ничего не трогаешь, никуда не заглядываешь, ни во что не вмешиваешься, ты вообще паинька-заинька. И вдруг дикая вспышка энергии, разрывающая энергетические оболочки внутри сохраняющего их организма.
  
  ЭТО ЗЕМЛЯ?
  Русский богатырь Че Бэ Иванович вышел из портала в редкую звездную ночь над Санкт-Петербургом. Нет, никакой орфографической ошибки. Выход из портала оказался на высоком холме, откуда так хорошо просматривались огни большого города. Или точнее, северная часть города, которую в молодые годы Че Бэ Ивановича называли Шувалово-Озерки, и которая меньше всего пострадала в ядерную зиму, а затем была разрушена гоблинами.
  Стоп, на весьма нестандартной мысли поймал себя товарищ Иванович. В данной вселенной стоит и здравствует Санкт-Петербург. Что подтверждается сплошным потоком огней, раскинувшихся под ногами. Никакой ошибки не произошло. Под ногами именно Санкт-Петербург, а не другой город. Че Бэ Иванович находится в более чем конкретном и узнаваемом месте. Шуваловский холм, твою мать. У основания знаменитая Шляпа Наполеона - маленькое озеро, чуть дальше Рубашка Наполеона - большое озеро. Подобные приметы не спутаешь никогда. По крайней мере, не спутает ни одной коренной петербуржец двадцатого века, такой как Че Бэ Иванович.
  И все-таки что-то произошло. Счетчик времени отсчитал двадцать четвертый век. Точнее, он ничего не отсчитывал. Во время путешествия по параллельным мирам, время остановилось на вполне конкретной отметке, то есть на той отметке, когда покинул планету Надежды Иванович. Это и есть двадцать третий век по земному летоисчислению, при чем не самое его начало, как еще помнит Че Бэ Иванович.
  Или с памятью что-то произошло нехорошее? На перевалочном пункте между двумя вселенными поиздержался русский богатырь Че. Весьма оформившееся брюшко и высокий рост вроде ему оставили. Опять же кожаные тапки, штаны и нагрудник ничуть не хуже координаторских доспехов, когда ты владеешь способностью "регенерация". Кстати способность "регенерация" тоже оставили. Че Бэ Иванович подобрал нож и такое дело проверил. То есть проверил классическим способом. Укол в палец, течет кровь, на счет три рана затягивается.
  Все правильно, физические способности бывшего старшего координатора и государя всея Руси ничуть не ухудшились. Вот умственные способности явно пошли на спад. Очень неприятное ощущение, что из памяти вырвали несколько тысяч страниц, после чего заменили пустоту религиозным сиропчиком. Типа, сотвори себе кумира в облике твоего повелителя. Ничего не понял про повелителя товарищ Иванович. Никому не подчиняется бывший государь всея Руси, нет у него никаких повелителей. Даже Координаторский центр убрал свои загребущие лапы от весьма одиозной фигуры товарища Че. Ну, а в Координатоском центре просто тошнит от кумиров и всяких там повелителей.
  - Пока подождем с разгадкой, - принял решение русский богатырь на лиловой планете Дуриа.
  Очень правильное, очень своевременное решение перед лицом неизвестности. Путешествие по параллельным вселенным это тебе не поход в магазин за картошкой. Сие доказала схватка Че Бэ Ивановича с товарищем Призраком на планете Надежды. А откуда пришел Призрак, подумал Че Бэ Иванович. Но тут же отметил весьма удивительный факт, что не помнит, откуда пришел Призрак.
  И вообще, над памятью поработали психотропными средствами. Некоторые картины из детства усилились. Например, картины связанные с Шуваловским лесопарком, где ни раз и ни два катался на лыжах маленький Че. А так же картины, связанные с Шуваловским холмом, откуда ни раз и ни два спускался на санках или бегом все тот же юный Иванович. А так же картины с озерами Шляпа Наполеона и Рубашка Наполеона, где учился плавать Че Бэ Иванович.
  В параллельной вселенной кое-какие вещи показались дурью и блажью. Мало ли чем занимался в двадцатом веке товарищ Че. В двадцать третьем веке это не маленький мальчик с восторженными глазами. Опять же не киношный красавец с качковскими мускулами. Возраст не щадит никого, даже великих бойцов со способностью "регенерация". Как вы уже осознали, разжирел, опустился и отупел за три века Иванович. Или еще точнее, он отупел за последние пару часов в параллельной вселенной.
  Зато приобрел те самые качества, которые должны ему пригодиться.
  
  ФИЛОСОФИЯ: АД
  Мы давно догадались, ад ни в коей степени находится под Землей. Там просто бы не хватило места для такого неисчислимого количества грешников. Даже если великие философы прошлого ошибаются в расчетах, и Земля не совсем чтобы общественный туалет во вселенной, и грешные души скукоживаются до размера яйца, все равно возникнут проблемы. Скажем, через тысячи лет еще разрешаемые проблемы. А через десятки тысяч? А через сотни тысяч? А если грешить будем миллионы лет? Земля маленькая, это не накопительное устройство. Или Земля принимает души, чтобы их выхолостить внутренним огнем, или она только преддверие ада. Первый случай сомнительный. Что выжигается, то не мучается. Просто двойная смерть. Сначала тела, затем души. Хотя возможно наоборот. Сначала души, затем тела. Душа вошла в огонь после определенного срока. Душа кипит и стенает, поддерживая собственной энергией нашу Землю. Наконец энергия выхолощена. Больше нет ничего, нет этой самой души, а тело еще существует.
  Версия сомнительная, но интересная. Великие философы прошлого против, но бьются своим же оружием. Человечество само есть источник энергии для планеты Земля. За наш счет Земля крутится и продолжает предначертанный путь по орбите. Мы - топливо, она - топка. Топливо в топке. Гори ярко и жарко, чтобы не прерывался предначертанный путь. Но разрешите неприятный вопрос, какого качества топливо? Сегодня весьма хреновое качество, с этим согласится любой и каждый товарищ, даже фанатический приспешник философии прошлого. Молодежь согласится, так как посчитала за топливо стариков. Старики согласятся, так как определили за топливо молодежь. С одной стороны бездуховные старики, с другой бездуховная молодежь. Неужели не понимаете, что есть бездуховность? Вот именно, вы понимаете, она есть без духа, а дух это топливо.
  Момент каверзный. Не дровами топим, скорее бумагой. Бумага дает много дыма и много огня, вот только жар не дает и слишком быстро кончается. На подобном топливе никуда не уедешь. В древние времена существовало более качественное топливо. В древние времена настоящие души. Древняя душа стоит пять миллионов сегодняшних единиц топлива. Однако в который раз остановка. В древние времена качество выше башки, да количества не хватает. Там под Землю, там в самый ад спускаются единицы. Сегодня на каждую древнюю единицу по пять миллионов наших спускается. Вот тебе коммунистический закон перехода количества в качество. Коммунисты считали, что подобным образом можно превзойти более духовные народы за счет более многочисленных, но бездуховных народов. Вы спускаете в ад одну выдающуюся личность, вы поддерживаете на годы, а может на многие годы нашу неугомонную Землю. Ладно, пускай будет так. И у нас кое-чего наберется, чтобы не остановилась планета Земля, чтобы не затормозила свой бесконечный полет во вселенной.
  У материалистов, любителей физики и в том числе у великих философов прошлого получается лучше. Чувствующая материя, духовная материя, мыслящая материя. Ей богу, оно лучше. Если какой-нибудь пришелец из далекой галактики содержит потенциал сверхгиганта, то какой-нибудь государь обладает потенциалом с маковое зерно. Сиксиллиарды сиксиллиардов подобных зернышек все равно не соизмеримы с энергией сверхгиганта. Складываем, умножаем, возводим в степень. Пустая задача, пустая работа. Все равно не соизмеримы они. Больше того, если сегодняшних жителей планеты Земля обездушить поголовно и в топку, то наберется часа на четыре энергии, ну на четыре с четвертью. Хотя не совсем правда. При расчетах сказалось самолюбие современного человека. Четыре часа есть духовная энергия товарища, производившего расчеты, а четверть часа есть духовная энергия прочих товарищей. Другое дело какой-нибудь пришелец из далекой галактики. Потянет годков на пятнадцать.
  Вот мы и догадались, только очень большое количество душевной энергии претендует на качество. Сколько не вычерпываешь дерьмо килограммами, тоннами, мегатоннами, золото не найдется. Разве что неожиданная находка. Некто крепился сильнее обычного, некто слишком упорно дристал и уронил кольцо с пальца, а кольцо золотое. Но подобная чертовщина происходит не так чтобы часто. Жирные буржуи отправляясь на дрист пересчитывают свои кольца. Худосочные нищие ничего не пересчитывают, пустой разговор. Разве что зубы у них золотые, которые застряли с прошлых времен. Почему бы и нет? В желудке пусто, в желудке шаром покати. Привычка осталась: утром и вечером на горшок. Пора бы отвыкнуть от глупой привычки, но упорствуешь, но стараешься и до такой степени, что выдристал зубы.
  Таким образом, весьма проблематична теория топлива. Несколько заманчивее принцип гипервселенской калитки. Давайте подумаем, душа опускается под Землю. Это всего-навсего вход. Вошел, сел в ладью Харона, слава богу, она еще там. Дальше поплыли. Куда поплыли? Зачем поплыли? Какого черта поплыли? Никто не знает, плыву по огненной реке в трухлявом в попу челноке. Ей богу, никто. Вход есть, зато выхода нет. Ладья уносит, уносит, уносит. Ты уносишься, уносишься, уносишься. Путь такой далекий и безвозвратный. Вот если бы возвратиться на Землю. Но Земля далеко. Калитка уходит в иные миры, в пятое, шестое, двести двадцать четвертое измерение. Ты выполнил свою задачу на элементарном уровне в четырех измерениях. Четыре измерения себя показали на двести процентов. Пора немного подсуетиться, пора покинуть понятие "элементарный" и перейти в механизм более высокого порядка. Отсюда ни что иное, как закон сохранения энергии. Человек, умирает, душа исчезает - это философия древних товарищей. Человек умирает, душа отправляется в иные миры - это философия практически мертвой планеты. Древние товарищи нарушили закон, мертвая планета закон сохранила, даже не представляя, как оно так получилось. От низшего к высшему, от высшего к еще более высшему, от еще более высшего неизвестно куда, но несется ладья Харона, но высвобождает твою энергию, но растрачивает твою душу. Никаких предположений, что некий Харон правит ладьей. Харона нет, он перетрудился, он улетел вместе с другими предшественниками. Нынче ладья автоматизированная и компьютеризированная. Ей управляет душа, та, которая твоя собственная. Она отщипывает от себя кусочки энергии и управляет.
  Теперь много проще. Если душа великая, долго несется ладья сквозь измерения и бесконечность. Если душа мелкая, очень скоро ладья останавливается и поворачивает назад за следующим пассажиром. Иногда в ладью приходится набивать миллионы, сотни миллионов и миллиарды следующих пассажиров, чтобы сдвинуть ее с места. Иногда, как в том же случае с древними товарищами, ладья проходит весь круг и выплывает в точке отсчета. Вот тогда редчайший случай воскрешения из мертвых. Геракл побывал в аду, но с ним ничего не случилось, Ад его принял, ад его изрыгнул. Слишком величественная душа, слишком гиперпространственная. Одно слово, богочеловек, более приближенный к богу, нежели к человеку, или предшественник. Предшественника не приобщить к бесконечности измерений. Кси-переход, пи-переход, мю-переход... Не получается безысходная одиссея Геракла. В другое время все могло получиться. Со временем и Геракл портится, но в рассвет олимпизма товарищ все-таки возвратился из ада.
  Правильный рассвет. Приятные картины, приятные надежды, приятные мысли. Хотя не отрицается закат. Ибо это другая сторона проблемы. Сегодня рассвет, завтра закат, послезавтра рассвет. Если подумать, что нашего бога сконструировал дьявол по образу и подобию своему, то начинаешь сомневаться в целесообразности отрицания как уважения и уважения как отрицания. Рассвет может такое же орудие дьявола, что и закат, то есть противоположность рассвета. Хотя в который раз это неправда. Самая совершенная форма - шар, самая удобоваримая - круг, самая прочная - треугольник. Но треугольник отбросили, чтобы не путался под ногами. Более подходящее соединение из философии прошлого есть толчок, насмешка, идея. Путешествуя внутри шара, никогда не достигнуть конца. Путешествуя только по кругу, иногда попадаешь в исходное положение, и конец превратится в начало.
  Случай Геракла из показательных. Пришел, увидел, добился самой правды. Нечто подобного класса совершали религиозные фанатики в средние века, например, странный человек по имени Данте. Только путешествовал создатель "Божественной комедии" гораздо медленнее, чем его победоносный предшественник. Энергия Геракла видимо настолько превосходила окружающие измерения, что Геракл почти ничего не заметил во время гонки по кругу. Дай то бог, что собачку успел прихватить, а то никто не поверит, как ты там прохлаждался.
  Данте много заметил и очень многое описал. Его детальная проработка вопроса не только показатель интеллекта товарища. Скорее это показатель тенденциозности и выборочности круга. Сам заряжаюсь энергией, сам себя выбираю, вашего мне не надо, только свое. Как вы понимаете, внутри шара кругов бесконечное множество. На микрометр отступил влево или вправо, вот уже новый круг. Все совсем не такое, все иначе, больше того, не догадаться какое оно будет все. Ад Геракла не соответствует аду Данте. Ад Платона не соответствует тому и другому. Сам Платон добрался до веретена Ананки и показал еще один механизм, имеющий право на стопроцентное существование. Платон мне друг, но механизмов бесконечное множество, как кругов внутри шара. По этим кругам путешествуют только сильные, только богоподобные души. Некоторые из них возвращаются. Но некоторые суть единицы. В основном механизм или круг пожирает путешественников, не хватило энергии на одну миллионную, одну тысячную, одну десятую долю до единицы. Или вообще ни на что не хватило? Вот тогда застреваешь на предуготовленном для тебя рубеже. Жаришься, паришься и по морде.
  Ад - не самое жуткое место. Самое жуткое - преддверие ада. Сто миллионов порций в котле оно впечатляет. Зато избежал худшей участи за грехи свои тяжкие. Гнев народа, садизм невинноубиенных, все земные грехи могли отозваться сторицей и в самых, что ни на есть извращенных формах. Вместо этого только котел. Повезло, легко отделался, значит, не будет холодно. Еще один парадокс. Если страдаешь от жары, то ни в коей мере страдаешь от холода. С холодом вопрос закрытый. Пора немного потренироваться и подогнаться. Времени у тебя достаточно, сегодня поболело, зато завтра нащупал в таком деле свои приятные стороны. Сами в курсе, что есть тренировка. Без тренировки вынесут с первого километра. Три тренировочных года, и позади марафон. Пять тренировочных лет, и позади сто километров. Восемь или девять тренировочных лет, можешь бежать целые сутки, а все равно как огурчик.
  Нет, нет, не хватайте за уши. Определенность ни в коей степени удручает. Вот на планете Земля суета бесконечная. А внутри шара стопроцентный покой. Каждый день одна и та же операция. Скажем, вырывают тебе печень. Это с непривычки повизгивал. Теперь не повизгиваешь, теперь сплошной анекдот. А чего вы такие квелые? А чего вы такие пьяные? А чего ваши клещи такие тупые? И вообще, а чего на клещах ржавчина, можно заражение крови схватить? Даже имею право судиться с товарищами. В реестре преступлений указано "вырывать печень". Но там не указано, чтобы операция производилась тупым и заржавленным инструментом. Это уже другой уровень. Это четыре кабинета направо и поворот налево. Там согласен, там точно указано "инструмент ржавый". Еще одолели один поворот, теперь указано, что "инструмент тупой". А у меня все не то и не так. Белый халат, перчатки, хирургический стол. Извольте подчиняться нашим законам. Иначе, какая здесь справедливость. Если за разные преступления одна и та же по уровню кара.
  Но не все так просто, как кажется с первой минуты. Все путешествующие по аду и возвратившиеся оттуда товарищи оставили без внимания ту самую человекообразную обезьяну, из которой товарищи предшественники склепали духовное топливо для планеты Земля. Почти сумасшедшая идея, почти извращенная мысль, почти маромойский подход. Как оно так? Человекообразная обезьяна - имя существительное. Наука нашла ее кости, наука обнаружила ее рисунки, наука доказала ее бытие. А в аду ее нет. Или товарищи путешествовали не с той стороны ада? Или еще какая причина, в которой теперь нелегко разобраться?
  Если принять версию, что ад величина конечная и непостоянная, тогда самая реальная из всех теорий суть теория олимпизма. Прилетели олимпийские боги-предшественники, оккупировали Олимп, где наслаждаются нектаром и амброзией. А для нечистот и других бесполезных отбросов калитка в планете Земля. Открыл калитку, отбросил и отдыхаю. Как вы представляете, чужие души - те же отбросы. После исчезновения тела душа как есть неприкаянная. Пусти ее гулять по планете, превратится в привидение, начнет пакостить и вообще беспорядок. Так не положено. Если червь, выполняй свои функции. Если бог, не прохавай свои. Во-первых, никаких привидений. Во-вторых, никакого беспорядка. В-третьих, послушничество и закон. Боги дремлют, когда над планетой закон. Боги бессильны, если душа выбирает сама себе тело.
  Пока не до шуток. Блудливые и болтающиеся души, которые привидение, они могут привязываться к живым и здоровым телам, а если хватит здоровья или еще там какой наглости, то вышибать оттуда хозяина. Значит, засыпаешь в своем теле, а просыпаешься ни в каком. Схватили да вышибли. Тело ходит, тело дышит, тело обжирается и трахается. А ты не оно. Сидишь на камешке, горюешь горькую, вот бы хлопнуть бутыль, другой или третий. Не повезло. Как же хлопнуть без тела?
  В данном отношении приветствуются предшественники. Вот вам калитка в антимиры, вот вам переулок и закоулок, вот вам такая ямина, где утонул навсегда. Кто попадается в ямине, тот утонул навсегда. Почти никто не возвращаются обратно в тот же момент. Впрочем, если послушать Платона, через десять тысячелетий практически все возвращаются (очень похоже на длительную регенерацию души). Лучшие люди возвращаются пораньше, путь у них легкий и солнечный. Худшие люди возвращаются попозже, путь у них заковыристый и трущобный. Государи возвращаются позднее своих подданных. Путь государя сплошная мука, как мы понимаем, да и наверх выпускают не с первой попытки. Пустите меня! Еще рано. Пустите опять! Опять рано. Когда же будет не рано, но в самый раз? А шут его знает когда, возвращайся к своим палачам и не задерживай прочих товарищей.
  Платоновская теория почти палочка-выручалочка против человекообразной обезьяны. Если за десять тысячелетий полностью обновляется ад, следовательно, ад имеет право на бесконечность. Человекообразной обезьяне (или неандертальцу) тридцать тысячелетий по земному календарю. Таким образом, неандерталец обновился три раза как минимум, каждый раз выскакивая в новом, более совершенном обличий. И никакого застарелого обезьянничания. И созидательная функция богов не нужна. Ад существовал до космического корабля на Олимпе, ад будет существовать без конца и никогда не разрушится, даже если планета Земля будет пылью и прахом.
  Аргумент сильный, однако, не очень четкий. Если бы многочисленные чудовища попадались нашим путешественникам в аду, тогда бесконечность ада доказана. Все миры за одно, все миры сливают сюда нечистоты, земная калитка только одна из калиток, которые суть состояние и принадлежность любой населенной планеты. Но с чудовищами не очень. Пресловутая собачка-трехглавка один из немногих представителей адской флоры и фауны. При чем собачку могли закупить на зелененькие и оприходовать сюда олимпийцы. Всякое бывает. У меня каприз: жизнь не мила без этой трехглавки.
  Тогда возвращаемся к версии конечного ада. Создавали как мусоросборник, но забыли его закопать. Когда-нибудь уничтожится самотеком. То ли планета Земля потолстеет, то ли петля заржавеет. Имеется в виду, заржавеет петля на калитке. Дергаешь ее, дергаешь, дергаешь. Накося-выкуси, не поддается петля. Дожди мочили, холода сушили, солнце проело насквозь. Оно не очень противно, но неприятности охрененные. Привиденческая Земля, вампирствующая Земля, хаотическая планета и поле битвы за тело. Дальше подумать страшно. Цивилизация в подобных условиях недолго продержится. Многодушие тиранов, многодушие ученых, многодушие культурных товарищей и самых простых работяг. Никто не спит. Все опасаются, все начеку. Чуть заснул, .душа твоя выброшена, иди подкарауливай новое тело.
  Ад необходим. Для дьявола это вотчина, для цивилизации это отстойник. Не кричите про недоступный ад. Все мы туда отправимся. Необходимость ада величина постоянная. Мучения ада только рекламные. Если соизмеряться с тем же Платоном, ну помучался, ну пострадал, ну за свои грехи, теперь тяни жребий, теперь выбирай еще нерожденое тело. Вот когда тело родится, тогда оно будет твоим. Тело будущего философа, культуролога, работяги, тирана. Ты выбирал и выбрал. Опять же не просто мусор и пакость, это твоя судьба. Разрешалось нечто иное. Но жребий под первым номером, и выбрал тирана. Теперь отвечаем за последствия.
  Неприятная хренотень. Человек глупенький, человек всегда ошибается. Так легко надурить, заморочить, подставить. Перед выбором прекрасные мысли. Очень хочется нечто эдакое, например, философия. Или умираешь от героизма, например, служба в армии. Или подумал о приземленных вещах, например, садоводство. Философ, полководец и садовод не так чтобы плохо. Первый - защитник ума. Следующий - защитник отечества. Последний - защитник желудка. Ежели с толком и расстановкой выполнять свое назначение, значит, следующее путешествие в ад окажется очень легким. Почти никакого надругательства над заблудшей душой, только солнечный круг лет на двести, ну может на триста, в крайнем случае, на четыреста пятьдесят. Попарят, поразвлекаешься, валяй обратно на Землю.
  Опять не выходит. За десять шагов до выбора, за четыре шага, за шаг еще выходило что-то хорошее. Но только коснулся, но только схватил свободный жребий. Черт подери, снова тиран. И за какие грехи? И за какое такое несчастье? И когда оно кончится? Десять тысячелетий тютелька в тютельку отмотал срок. В каждое тысячелетие десять циклов. В каждый цикл десять периодов. В каждый период по десять этапов. На каждом этапе десяток пыток. Каждая пытка с десятью перерывами. А каждый перерыв только десять минут. Теперь посчитайте, сколько свободных минут за все время. Внушительная цифра получится и все-таки не настолько внушительная, чтобы ради этого возвращаться на Землю тираном.
  Но ничего не исправить. Человек глупый, его инстинкты железные. Человек не всегда подчиняется разумной своей десятине. Девять десятых, которые, скорее всего, неразумная часть человеческого естества, они перетягивают. Думал, рассчитывал, вычислял, опять мимо. Несколько бесноватых и отвратительных лет на Земле обязательно потянут за собой еще более бесноватые, еще более отвратительные тысячелетия за подземной калиткой. И никакого права на снисхождение, если это Платоновский ад. В других случаях может сложиться иначе, но не факт, что завидная доля тирана.
  Впрочем, отсутствующий ад еще хуже, чем ад Платоновский и антитиранический. Битва за тело в конечном итоге приводит к отсутствию тела. Если двое товарищей дерутся за драгоценный предмет, иногда предмет разбивается. По крайней мере, процесс рождения нового тела может быть очень и очень проблематичным. Если не спишь, не ешь и не пьешь, а только отваживаешь захватчиков, то не думай, что у тебя угнездится желание произвести на свет целую кучу новых ублюдков для жертвы тем же захватчикам. И так в любой момент либо вытурят, либо разобьют. Желать нечего. Если в твоем распоряжении несколько дней, может часов, может отсчет идет на минуты.
  Отсутствующий или погибший ад это катастрофа. После подобной катастрофы за Землю не дам восемнадцать копеек, даже четыре не дам. Единственный шанс у Земли в том чтобы на момент уничтожения ада человекообразная обезьяна, которая сегодня есть человек, окончательно превратилась в обезьянообразную обезьяну, в которой нет ни малейшего признака человека. То есть ни малейшего духовного признака. Нет души, значит, не нужен ад. Сдохло тело, черт его подери! Пускай сдохло, пускай разлагается, пускай возвращается в Землю. Это не больно. Это всего-навсего естественный процесс перехода одной формы материи в нечто иное, однако, такое же бездуховное нечто, как первоначальная форма.
  
  НА БЕРЕГУ
  Че Бэ Иванович спустился к большому озеру, что называется Рубашка Наполеона, скинул кожаные тапки, закатал кожаные штаны и вошел в воду.
  - С возвращением, богатырь, - так или примерно так поздравил себя неустрашимый воин и лучший из мордобоев вселенной.
  Все мы когда-нибудь возвращаемся на любимую родину, даже если до неузнаваемости изменилась за время нашего отсутствия родина, или находится в другой параллельной вселенной. Мы все равно возвращаемся. От любой родины, даже от самой изменившейся, останется маленький уголочек, где не изменилось вообще ничего. Те же деревья, кусты и трава. Та же вода в ярких крапинках звездного неба.
  Сначала посмотрел на небо Че Бэ Иванович. Затем посмотрел на воду и сосчитал наиболее яркие звезды, отразившиеся в воде. Вот так когда-то развлекались отец и сын Непомнящие. Кто больше увидит звезд, отразившихся в воде, кто больше их сосчитает.
  - А знаешь, сынок? - проигрывая в очередной раз, спрашивал сына отец Непомнящий, - Почему в воде отражаются звезды?
  - Потому что они звезды, - с комсомольской энергией отвечал Иванович, - Им все можно.
  - Нет, им не все можно, - улыбался отец.
  И они отправлялись наперегонки на вершину холма, где опять побеждал Иванович.
  Интересная все-таки ерунда получается. Маленький Иванович всегда и во всем побеждал своего отца Ивана Непомнящего. Потом отец ушел в море, и уже не вернулся. То есть он не вернулся уже никогда в том самом облике, в котором всегда проигрывал маленькому Ивановичу. А вернулся страшный мутант Непомнящий, от одного имени которого содрогалась вселенная.
  Все. Хватит. Нельзя слишком долго стоять в воде и считать отраженные звезды. Пошевелился Че Бэ Иванович. Пробежала легкая волна, исчезли поддельные звезды. Вы же понимаете без всяких подсказок, звезды на воде не суть настоящие звезды. Они только подделка, при чем весьма неопрятная и недоделанная подделка. Только на небе реальные звезды. На небе их больше в разы, чем на самой спокойной воде самого темного озера. Но с другой стороны, только дурак подрядится на небе считать звезды.
  - Знаешь, папа, - неожиданно в темноту сказал Иванович, - Ты ведь притворялся, когда проигрывал. В той бесконечно далекой земной жизни, где еще существовали бок о бок сын и отец Непомнящие, для тебя ничего не значил любой проигрыш. Ты научился выигрывать, потому что умел проигрывать. А я так и не научился проигрывать, и поэтому проиграл. То есть проиграл саму жизнь. И вот остался один на руинах давно проигравшего детства.
  Вроде много азарта,
  И много криков.
  А счастливая карта
  Так и не выпала.
  Подгонять не стоило
  Подобную мелочь.
  Куда пристойнее
  Прогуляться по девочкам.
  Дорога накатанная
  И вроде простая.
  С девочками понятно:
  Не презирают.
  Вынул положенное,
  Заплатил, сколько требуется.
  Тебе все можно,
  И метеор с неба.
  Че Бэ Иванович вышел на берег, попробовал натянуть кожаные тапки, и остановился на половине пути, почувствовав холодную сталь автомата.
  
  ОНО КАК ВСЕГДА
  - Стоять! - последовал резкий приказ.
  Остановился Че Бэ Иванович.
  - Поднять руки! - следующий приказ.
  И это выполнить можно.
  - Медленно поворачиваемся спиной! - очередная природная глупость.
  Ну, ничего. С любыми глупостями способен справиться товарищ Иванович. Последний дурак разберется, что здесь чужая Россия. В другой вселенной, на другой планете, среди других человеков жил маленький мальчик Иванович. Тем более взрослый Иванович совершал свои подвиги. Поэтому поворачиваемся спиной и выполняем приказы любых твердолобых придурков.
  - Кто ты есть? - Ивановича обыскали, после чего отобрали его примитивное оружие.
  - Просто турист, - ответил Иванович.
  И получил прикладом под ребра:
  - Вопрос повторяется.
  Снова задумался Че Бэ Иванович. Чем таким отличается параллельная вселенная от нормальной вселенной? Да ничем особенным не отличается. Здесь, как в нормальной вселенной, задают дурацкие вопросы и бьют профессионально под ребра. А очень хотелось бы, чтобы в параллельной вселенной не били под ребра. Только конструктивный диалог. Только человеческие взаимоотношения. Только союз и любовь. Ну, должна же чем-то отличаться параллельная вселенная от кучи мусора, где за три предыдущих столетия накувыркался по самые уши Че Бэ Иванович.
  - Мое имя Че Бэ Иванович.
  Автомат так и замер в мозолистых пальцах:
  - Ложь, происки вражеской разведки.
  И как теперь разговаривать? Три товарища в военной форме. У одного пистолет и стек, у двоих автоматы. По определению патруль. Что более или менее подходит Ивановичу. Ибо патруль представляет собой власть. С властью не собирается спорить Иванович. Он вроде бы пожелал дружить с властью. То есть вот так прийти к власти, вот так с ней дружить. Я пришелец из другого мира. Я принес с собой новые технологии. Я мирный пришелец, у меня нет оружия. Вот как пожелал дружить товарищ Иванович.
  Со старым миром покончено. После неудачного царствования на русской земле, нет туда больше возврата. Да и не думает туда возвращаться русский богатырь Че. Что у нас мало других миров? Каждый знает, других миров множество. Или точнее, их бесконечное множество. Вот о других мирах очень и очень думает обновленный Иванович. Давайте, сделаем так. Я учитываю прежние ошибки, чтобы ошибки не повторялись более никогда. Нам не нужны ошибки в новом мире, в новой жизни Ивановича. Нам не нужна новая ядерная зима, новое нашествие гоблинов. Вот сильное государство Россия нужно всем русским товарищам, даже если такие товарищи только продукт параллельной вселенной.
  - Отведите меня к командиру, - просто сказал Иванович.
  Пора разбираться с навалившейся хренотенью. Командир обязательно разберется. Даже если это обыкновенная шестерка, но путь от одной шестерки к другой шестерке проходит наверх, где могут быть не шестерки.
  - А зачем? - осторожный вопрос.
  - Я буду разговаривать с командиром, - неосторожный ответ.
  - С командиром не разговаривают, ему подчиняются.
  - Не имеет значения...
  Несколько горячих взглядов, настолько горячих, что вроде они прожгли до костей широкую спину Ивановича.
  - Ты враг, - вроде вопрос, вроде утверждение.
  - Я не враг, - начинает злиться Иванович, - Я пришелец из других миров.
  А вот это уже чистая правда. Все мы знаем, откуда пришел Иванович. И придурки с автоматами совсем не придурки. Они, кажется, сами знают, откуда пришел Иванович. Не то чтобы догадываются, но знают, черт подери! Что за новая вселенная в розовых бантиках? Что за обновленный город Санкт-Петербург? Что за знание, которого быть не должно? Дальше уже точно не понимает Иванович.
  - Смерть пришельцам! - четкий приказ.
  Плюют свинцом автоматы.
  
  ТРЕТЬЯ РАССКАЗКА
  Ножки подкашиваются, ручки какие-то совершенно неправильные. Ну, не может в таком состоянии Кошелек сделать что-то полезное. Работать не хочется. Блямба на горле свербит, как настоящий агрессор. Угораздило подобную хрень подхватить в молодые года. Сколько раз говорили папа и мама, маленький наш, береги горло. У Кошельков сие наиболее уязвимое место. Можно повредить хобот во многих местах, что никак не повлияет на сохранность энергетических оболочек. Энергетические оболочки не задерживаются внутри хобота. Слюна, или сопли, или отрыжка, или кровавый понос - они точно задерживаются. Но энергетические оболочки легко проходят свой путь в энергетическое хранилище под кодовым названием "желудок", где и задерживаются до поры, когда придет время подобное чудо исторгнуть наружу.
  Стоп, прислушались, о чем вопит Кошелек:
  - Вот укусила судьба!
  - Мне никогда не спастись от укуса!
  Ну, и осадок остался, что поздно вопит Кошелек. Слушатели разбежались, они же выполняют свои непростые функции. Хранители порталов и собиратели энергетических оболочек на планете Дуриа слишком закомплексованные товарищи. Вроде как застегнулись на все пуговицы, молнии или прищепки, могут ответить классической фразой на каждый твой вопль:
  - Ах, оставьте, пожалуйста.
  И вообще ерунда получается. Вопль в пространство это не вопль в бесконечность, но нечто чертовски похожее. Ты не вопил, пространство молчало. Ты возопил, пространство ответило. Если бы промолчало пространство со всеми необработанными и несобранными энергетическими оболочками, можно было на сегодня обидеться и не ходить на работу. Но повторяю в который раз, пространство ответило. Только не следует придираться к словам, что ответная реакция со стороны пространства не есть то же самое, что первоначальный вопль Кошелька, собирающего энергетические оболочки. Вы же знаете, как отвечает пространство, как оно трансформирует слова в порывы ветра и шелест листвы, в каких потрясающих формах к тебе возвращается твоя же энергия.
  Господи, ну почему в дурианской системе все помешались на какой-то энергии? Мысли - это энергия. Пища - это энергия. Собирательство оболочек (то есть работа) - опять же энергия. При отрицании отрицания энергия не отрицается. Раньше подобную фишку терпел Кошелек. Не склочничал, не досаждал более энергоемким товарищам. Если жирный сгусток энергии, значит энергоемкость зашкаливает. А еще энергетическая вселенная состоит из приходящих и исчезающих сгустков энергии. Я пришел, ты исчез, но осталась энергия. В данном случае можно и потерпеть чужое присутствие на твоем месте. Не так страшно, не так обидно, вроде бы не опозорился на ближайшую тысячу лет. Впрочем, зачем крайности? Страх, обида, позор. Если тебя оттеснили на крайнее место, значит, по правилам береги приобретенное место и запасайся крайней энергией.
  Или опять все пошло через задницу? Э, не стоит так глупо шутить. Как вы уже догадались, через задницу выходят энергетические оболочки. Может, они немного потрепанные и окуклившиеся в желудке, но дальше уже не вопрос. Все равно энергетические оболочки утилизируются после возврата их истинному хозяину. Значится так, дорогой путешественник в параллельных мирах, ты оставил здесь массу ненужной энергии, от которой другие миры имели все шансы взорваться. Но они не взорвались, черт подери, потому что некая часть твоего бытия, то есть самая взрывоопасная часть будет ждать твоего возвращения. Ну и прочая ерунда с энергетикой. Сами небось догадались, насколько мысли, чувства и аура скоропортящийся товар. Если их бросить лежать на дороге, то могут испортиться. Ну, и планета Дуриа, как величайший энергосборник между четырехмерными вселенными, потеряет свою репутацию.
  - Но почему я?
  Господи, не успокоился Кошелек. Светлый день начинается. Укушенный господин осознал собственную непригодность к работе. Блямба на горле больше чем непригодность. Теряешь контроль. Блямба не шутит, она вообще весьма отрицательно относится ко всяким клоунским выходкам. И не надо кривляться, что почему-то тебя укусили за горло. Ах, никак не поверить, что именно тебя укусили? Или без веры и микрокосмы годятся в отбросы? Или сама работа превратилась в химеру? Ладно, давайте поработаем над верой одного укушенного Кошелька, проведем с ним двухгодичную идеологическую и психологическую подготовку. В конечном итоге, чего-нибудь да получится. То есть слепые котята откроют глаза, поверит в укус Кошелек, и пойдет на работу.
  Обожатель клюквы
  Пропускает буквы.
  Обожатель хрена
  Истекает пеной.
  Обожатель мяса
  Наскочил на лясы.
  И такой умора -
  Чешет без разбора.
  Я не обожатель
  Ни в какую матерь.
  Скучно что-то стало,
  Все начну сначала.
  Плюс несколько слов про потерянную ориентацию в случае с одним не самым позорным товарищем. Вроде бы она, то есть ориентация, потерялась во всех точках дурианской системы, кроме точки укуса. И способность логически мыслить вроде бы потерялась. Нет, не думайте, что совсем ошизел Кошелек. Данный товарищ мыслит, мыслит и мыслит, но мыслительный процесс приобрел уклон в одну сторону. Привычный порядок вещей, привычная линия поведения, привычные шумовые эффекты опять же ушли в одну сторону и больше не совпадают с аналогичным материалом из прошлого. Ложился спать один Кошелек. Пробудился на работу другой Кошелек. Короче, здорово влип мальчик.
  
  ХОРОШАЯ НОВОСТЬ
  Стрелять из автомата в свободного чистильщика, пускай и бывшего, не самое благодарное занятие. Свободный чистильщик чувствует пулю, еще не покинувшую ствол, то есть перед самым выходом из ствола. Ну и соответственно, свободный чистильщик может легко отследить траекторию пули.
  Эх, подумал Че Бэ Иванович, тут бы оружие помощнее, что-нибудь вроде лазерной пушки. В следующее мгновение уже ни о чем не думал Че Бэ Иванович, но уклонялся от пуль, вылетающих из двух автоматов и одного пистолета одновременно. И уклонялся как-то не очень профессионально. За подобную халтуру в Координаторском центре ему бы поставили очень нетвердую тройку. Но на планете Земля-2 из параллельной вселенной этого было достаточно.
  Пули свистели, рычали, пыхтели и проходили мимо Ивановича. Если желаете уточненный вариант, то проходили в опасной близости пули. Одна или две даже чиркнули по кожаному нагруднику, но на большее их не хватило. А со стороны сие выглядело как половецкие пляски. Или еще точнее, ощущение было такое, будто обрюзгший качок на пенсии зарабатывал акробатикой на кусок хлеба.
  - Браво, - раздались жидкие аплодисменты.
  Огненный вихрь мгновенно иссяк.
  - Что за дерьмо? - выругался кто-то из автоматчиков.
  - Отставить, солдат, - бравый офицер попробовал прекратить вопиющее нарушение субординации, но голос его потерял былую уверенность.
  - Есть отставить, - да и солдат, похоже, выглядел не лучшим образом.
  - Здесь повсюду мутанты, - еще один голос.
  - Отставить, твою мать! - перешел на визг бравый офицер, - Два наряда вне очереди! Нет, три наряда вне очереди, пока не научились действовать и говорить по уставу.
  Че Бэ Иванович прекратил кувырки красивейшим пируэтом с двумя винтами. Никакой показухи в данном случае не было со стороны бывшего свободного чистильщика, старшего координатора и государя всея Руси Че Бэ Ивановича. Я повторяю, последняя стадия обороны преследовала более чем реальную цель. Лицом к врагу приземлился Че Бэ Иванович:
  - А что, собственно, здесь происходит?
  Солдаты стояли обезоруженные. Автоматы валялись в траве. Солдаты выглядели словно пристыженные собачонки, да и офицер без своего пистолета выглядел не лучшим образом. Но офицер хотя бы размахивал стеком, изображая полную непокорность в сложившихся обстоятельствах.
  Впрочем, он недолго размахивал стеком. Может одну секунду, может и меньше. Как-то на точное время не обратил внимание Че Бэ Иванович. А на что обратил внимание Че Бэ Иванович? А на то самое и обратил. Изящная девичья ручка выскользнула из темноты и заехала в лоб офицеру:
  - Угомонись, маленький.
  Тут все вспомнил Че Бэ Иванович.
  
  ЧУДЕСА ПРОДОЛЖАЮТСЯ
  Хорошее было время на русской земле, когда царствовал русский богатырь Иванович. Нет, не перебивайте, он царствовал на настоящей русской земле, не в параллельном ее суррогате под номером два. Царствие это было не очень спокойное, но зато очень правильное. Если бы оно продлилось чуть больше, могла выстоять родная земля, ну и так далее.
  - Здравствуйте, княгиня, - сказал Иванович.
  - Я не княгиня, - простой и законный ответ, - Только один из государевых воинов.
  - Тогда здравствуйте, Танечка.
  Неудачливых солдат и их офицера на этот раз просто вырубили. Нет, никакого кровопролития на Земле-2 не допустит товарищ Че. Еще точнее, он не допустит бесполезные убийства и членовредительства. Хотя насчет членовредительства можно поспорить. Как-то не научились богатыри русские прикладываться к позорному лику своих врагов с нежностью и лаской. Поэтому не обессудь государь, не виноватая Танечка, что вывихнула офицеру челюсть и выбила зубы.
  - Ну, это дело пустое, - смутился Че Бэ Иванович.
  - Вот и я говорю, пустячок, - совсем близко подошла Таня-маня, обняла по-дружески, по-богатырски, - Аль давно мы не виделись, государь.?
  Очень смутился Че Бэ Иванович:
  - Какой я теперь государь? Нет земли русской, нет моего государства. Навалились супостаты и все изгадили, лежит в руинах земля русская.
  Таня-маня вздохнула:
  - Кто его знает, какая лежит в руинах земля, какая совсем не лежит?
  И отстранилась от русского богатыря Ивановича:
  - Посмотри, государь, вон под ногами другая земля русская. Не важно, что это земля только под номером два. Но чует Танино сердце, что это земля русская. Люди там русские, законы там русские. И нет настоящего государя, только какой-нибудь мерзкий подлец и маньяк разоряет и гнобит вторую русскую землю.
  Сели на бережку богатыри, поболтали ногами. О многом хотелось спросить бывшему государю Ивановичу у своего дружинника Таня-маня. Но ничего не спросил Иванович. И так все понятно, и так все идет, как положено. Или зря не спросил Иванович? Хорошая девушка Танечка, добрая и отзывчивая. Не ругает своего государя словами поносными, не бросается в него справедливыми обвинениями. А ведь чувствует государь, любые обвинения сама справедливость. Очень неправильно повел себя на той прежней русской земле прежний государь Иванович. Сожженные деревни, разрушенные города, толпы обездоленных братьев по оружию и сестер по славянской крови так и стоят перед глазами нерасторопного государя. Эх, обвинила бы его Танечка, может, камень убрала с души. Но не разбрасывается обвинениями русский богатырь Таня-маня. Вестимо ли, государь, это твой камень, тебе его нести до скончания века. Мы девчоночки нормальные, обязуемся помочь нести камень, вот убрать его не наша забота.
  Посидели, еще поболтали ногами. Чувствовал Че Бэ Иванович, что когда-нибудь встретится со своим прошлым. Возьмет с ним и встретится на узкой дорожке, получит сполна за грехи тяжкие. Бежал от прошлого Че Бэ Иванович в другие миры и другие вселенные. Но не убежал далеко. Достало его прошлое в том самом облике, которого больше всего боялся Иванович. Потому что вина его бесконечная, вина неисбывная перед одной очень славной девчонкой со смешным именем Таня-маня.
  А Таня-маня она ничего не чувствовала. То есть совсем ничего. Таня-маня искала Ивановича. Таня-маня нашла Ивановича. Главная задача всей ее жизни подошла к концу, потому что не потерялся ее любимый государь Че Бэ Иванович. Или отбросим слово "государь", пускай останется ее "любимый" Иванович.
  Можно и так. Не спорит, не возражает русский богатырь Таня-маня. Главная задача завершена. Вот на берегу сидит Иванович. Несколько обрюзгший, опять-таки постаревший. Но это он, то есть это Че Бэ Иванович с планеты Земля. Хотя дорожки наши сошлись в параллельной вселенной, то есть дорожки бывшего государя всея Руси Че Бэ Ивановича и бывшей великой княгини Татьяны. Вот почему болтает ногами, вот почему не думает Таня-маня. А то ведь можно настолько задуматься, что свалится сверху и раздавит тебя вселенная.
  А еще неплохо чего-нибудь спеть такое душевное, про лиловых зайчиков и лиловых кошечек. Ибо привязалась лиловая напасть, вертится на языке, не исчезает в прекрасную звездную ночь над Санкт-Петербургом.
  Начало песни:
  Что-то такое случилось
  С городом серым и скучным.
  Вроде бы дурь утопилась,
  Но перед этим помучилась.
  Вспыхнули серые улицы
  Менее серыми красками.
  Ты на минуту зажмурился
  И оказался обласканным.
  Припев:
  Из лилового колодца
  Только дурень не напьется.
  Продолжение песни:
  Серость тупая и въедливая
  Больше не царствует в городе.
  Вылезли чертики вредные
  И эту пакость испортили.
  Сколько смурные товарищи
  Не подкреплялись молитвами,
  Их тут немного прожарили,
  И порешили всех титулов.
  Припев:
  Если не любишь лилии,
  Считай, про тебя забыли.
  Окончание песни:
  С этой запудренной серостью
  Город свалился с катушек.
  И утерял свою целостность,
  И превратился в игрушку.
  Здесь все девчонки путевые
  Как-то не очень согласны.
  Выкрасим город по-новому,
  Станет наш город прекрасным.
  Припев:
  Лиловый колорит
  Козла расшевелит.
  Нет, ничего не скажу, приятное занятие подобрала русский богатырь Таня-маня. Но надо когда-то и делом заняться.
  
  ПЕРЕШЛИ К ДЕЛУ
  Хороша земля русская во всех ее проявлениях. И не важно, в какой из определенных вселенных ты напоролся на русскую землю. Свято верит Че Бэ Иванович, что в какой угодно четырехмерной вселенной существует такая земля, или когда-либо существовала, пока не пришли супостаты, пока ее не порушили. А во что верит Таня-маня не имеет значения. Или как вы уж догадались, Таня-маня верит в Че Бэ Ивановича.
  - Что будем делать? - хороший вопрос после продолжительного молчания.
  Вроде бы к самому себе обратился Че Бэ Иванович. Или вот к этому озеру. Или к далеким звездам. Или к сгущающейся темноте и дыханию леса. Да не важно, куда обратился Че Бэ Иванович. Все равно ответила Таня-маня:
  - Мы придем, государь, в славный город Санкт-Петербург, скинем к чертям собачьим позорного узурпатора и установим настоящую царскую власть на русской земле.
  Хороший ответ, но почему-то забеспокоился Че Бэ Иванович:
  - Эх, Танечка, здесь другая земля, что с нашей русской землей не стыкуется и имеет мало чего общего.
  Но закусила удила русский богатырь Таня-маня:
  - Правду говорит Таня. Все знают, Таня никогда не ошибается. Любая русская земля в первую очередь государева земля. Люди и твари, живущие на государевой земле, не больше чем государевы холопы. Они не обязаны рассуждать, но обязаны подчиняться. Таня знает, что только законная власть может спасти от супостатов русскую землю. А любая, даже самая прекрасная незаконная власть, она не больше чем власть узурпаторская. Таня вот хоть сейчас пойдет в Санкт-Петербург, и разделается с пакостным узурпатором, и возведет на трон настоящего государя.
  Совсем закручинился Че Бэ Иванович. На копеечку не изменилась русский богатырь Таня-маня с той первой встречи, когда подобрал ее в Правильной лощине молодой государь Иванович. Все такая же разбитная девчонка. На языке ветер, в голове никакой дипломатии. Вот возьму в руки белые саблю вострую и снесу головешки поганые. В этих нескольких словах на сто процентов отражается прежняя Таня-маня. Мог полюбить молодой государь Иванович разбитную девчонку на прежней русской земле, но чего-то у них не срослось. А теперь другая земля, где не так чтобы очень нуждается постаревший Иванович в глупых девчонках. Вот в хорошем советнике он чертовски нуждается.
  - Нет, это не наши методы.
  Чуть не проглотила язык Таня-маня:
  - Как это не наши методы?
  Ой, не просто будет объяснить одной непокорной девчонке, насколько Земля-2 отличается от обычной планеты Земля. И насколько город Санкт-Петербург нового образца отличается от тех развалин, что оставили от обычного Санкт-Петербурга ядерная зима, гоблинское нашествие и нашествие монстров из параллельной вселенной. Так и не цивилизовалась русский богатырь Таня-маня за время пребывания в шкуре киборга. Впрочем, здесь явно свалял ерунду товарищ Иванович. Как это можно цивилизоваться в шкуре киборга? Да невозможно никак. Такое ощущение, что Санкт-Петербург нового образца представляется Тане-мане все той же глухой русской деревней.
  - Видишь ли, дорогая моя, - очень мягко сказал Иванович, - Не представляю отчего, но мне кажется по количеству огней, наблюдаемых с Шуваловского холма, что население Петербурга никак не меньше пяти миллионов.
  - А что такое пять миллионов? - презрительно фыркнула Таня-маня.
  
  ПЕРЕШЛИ ДАЛЬШЕ
  Нет, с разбитной девчонкой каши не сваришь, водку не выпьешь. Она и в большом городе устроит маленький мордобой вселенских масштабов. Вытащил ножичек и поковырял им травку Че Бэ Иванович:
  - Пять миллионов на два ножа слишком много. За год не управимся.
  Показала в здоровой улыбке свои пожелтевшие зубы государев дружинник и богатырь Таня-маня:
  - Изволили шутить, государь?
  Че Бэ Иванович так резко дернул руками, что рукояткой ножа хватил себя по лбу:
  - Эх, Танечка, мне бы твои заботы.
  Ну, и ответная реакция:
  - Таня знает, какой озабоченный государь. Таня чувствует, что дела государственные отнимают много сил и энергии. Но дела государственные несут за собой государственное удовлетворение. Во-первых, только благодаря государю процветает земля русская. Во-вторых, только по милости государя может такая земля превратиться в ничто и исчезнуть на карте вселенной. В-третьих, кто бы не появился на нашей Руси, какой выдающийся человек и кудесник, даже господь бог (пишется с маленькой буквы), все равно государь будет выше, будет главнее.
  Плюнул в сердцах Че Бэ Иванович. Все опять самому делать. На Таню-маню надежда слабая. Рука у нее богатырская, одним махом любого громилу отправит куда-нибудь к батюшкам-матушкам. Зато с головой существенные проблемы. Нет, не стоит привлекать к государевым делам столь неразумную отроковицу, или как там ее. Пускай потешится воинской доблестью Таня-маня, если переход через лиловую планету мозги выпотрошил. Ну, а насчет всего остального чего-нибудь выдумает Че Бэ Иванович.
  - Предлагаю определиться, - пробный шаг в никуда.
  - Разве мы не определились? - чертовски невинный вопрос.
  - Нет, не определились. Попадание в настоящий мир оказалось несколько спонтанное. Гибель Призрака на планете Надежды открыла нам параллельную Землю-2, потому что исчез отсюда местный Че Бэ Иванович, и появился пришелец Иванович. Иначе, как бы выразиться поточнее, параллельная Земля-2 могла не открыться. Все-таки пара Че Бэ Ивановичей слишком большая нагрузка на одну четырехмерную вселенную.
  - Это я понимаю, - удовлетворенно закивала своей богатырской головкой богатырь Таня-маня, - А как насчет пары Танечек?
  Едва не свалился в озеро Че Бэ Иванович. Вот же заноза какая. Вот же всюду поймает и душу порвет. Всего несколько минут мы вместе, а вроде бы захотелось смыться Ивановичу и, соответственно, спрятаться. У него свои заботы на новой русской земле. Не хватает еще заботы с русским богатырем Таней-маней.
  - Думаю, - попробовал тянуть время Иванович
  И опять выскочила вперед Таня-маня:
  - Не бери в голову, государь. Таня сама во всем разобралась. Нет никакой второй Танечки на Земле-2. Есть только одна Танечка. То есть вот эта Танечка, которая пришелец, она есть. А второй нет, и не будет.
  - Как же так? - пуще прежнего удивился Че Бэ Иванович.
  - А вот так, - прямо в лицо рассмеялась русский богатырь Таня-маня, - На Земле-2 никогда не было ядерной зимы, гоблинского нашествия, экспансии монстров. Значит, здесь никогда не рождалась русский богатырь Таня-маня.
  
  ОТ АВТОРА
  Выдающийся гений науки Владимир Александрович Мартовский встретился со своей подружкой и рассказал ей о мальчишнике в клане Мартовских.
  - Да, - высокомудро заметила высокомудрая подружка Владимира Александровича, - Еще неизвестно, что хорошо, что плохо в сложившейся ситуации. Может, стоило согласиться на предложение дяди. А то мы чего-то в любви неумелые.
  - Отец у меня тиран, - ответил Владимир Александрович, - Разве с таким отцом на что-нибудь согласишься.
  Вот и весь сказ. Сидит Александр Мартовский, чешет репу, ничего не понимает в реалиях современной любви. Не понимает, что факт. Сильно изменилась жизнь за последнее время. Очень сильно она изменилась. Не было раньше настолько высокомудрых товарищей. Не было, твою мать, чертовых девственников от науки, с их высокоучеными рожами. А что было? Даже не знаю, как это определить. Было что-то другое. Какая-та другая жизнь в какой-то совершенно другой вселенной. Где мальчишки просто любили девчонок, где девчонки просто любили мальчишек. Что тысячу раз не устает повторять Александр Мартовский. Но никто, твою мать, то есть совсем никто не слушает Александра Мартовского.
  И что здесь определяется? Круче, чем страусиные яйца Александр Мартовский. Бешеный берсерк, способный выйти один против целой армии, просто теряется перед новой жизнью. Или перед новой философией жизни. Где человечество готово башку расшибить в идолопоклонстве и верноподданнических чувствах. Зато мальчишки никак не любят девчонок, и девчонки никак не любят мальчишек. Или боятся. Видите ли, дорогие мои, как можно любить, если мы чего-то неумелые. Нас не научили Камасутре или еще какой ерунде, и в день своей первой любви можно так опозориться, что потом никогда не отмоешься.
  Стиснул зубы Александр Мартовский. Зарычал бешеным волком. Засверкал страшными глазами. Но никто не ответил ему. То есть совсем никто, точно не было никого на планете Земля. То есть не было вообще никого, только пыль и открытый космос.
  Или я ошибаюсь? Подошла сзади Татьяна Анатольевна Мартовская, вечная любовь Александра Юрьевича. Посмотрела так ласково и задала извечный вопрос:
  - Что опять геморрой замучил?
  
  ЧЕТВЕРТАЯ РАССКАЗКА
  Нет, не думайте, что кого-то прибили, распотрошили или подставили на лиловой планете Дуриа. Есть утробная энергия, есть горловая. В утробе энергия спит до определенного момента. Сквозь горло она вываливается. Я уважаю каждый из вариантов энергии. Если подобная лапочка спит, значит спит. Если вываливается, значит вываливается. Кошелек имеет право быть отражением всего лучшего, что туда положили. Мысли лучшие, вещи лучшие, планы на будущее и прочая ерунда вроде конфетки в глазури или бизе в шоколаде. Толстый Кошелек отражает наличие толстых энергетических оболочек какого-нибудь выдающегося путешественника между мирами, например, бывшего государя всея Руси. Или нескольких путешественников, например, того же Че Бэ Ивановича энд железная дева с крысиной фамилией. Кошелек отощавший опять-таки зеркало только совсем бесполезного существа, например, старой злобной собаки.
  Ах, вы вздохнули? Неужели во всем виновата собака? Неужели она и укус? Неужели это дело ее пакостных лапок? Ах, простите, это ее зубов дело? Слишком просто у нас получается, черт подери! Преступник пойман, преступление закрыто. Все довольные, все подобревшие. Пора на работу за толстыми энергетическими оболочками, чтобы скомпенсировать всю канитель со старой злобной собакой. Или снова не так? Собака исчезла, зато не исчезла Блямба на горле.
  - Похоже, сквозная? - не лучший вопрос, когда трогаешь Блямбу.
  - Как посмотреть, - не лучший ответ, когда ощущаешь поток исходящей из Блямбы энергии.
  - И тебя прокусили? - вот вам излишняя жалость, переходящая в слабость.
  - Мама моя, зарыдаю...
  Ничего для души. Бестолковые вопросы. Отвратительные на вопросы ответы. Вовсе запутался Кошелек. Дыра, дырка, отверстие. Вампир, вампирятина, истекает энергия. Плюс пресловутый укус, который не просто укус, но Укус с большой буквы. Короче, всякая дрянь вертится на языке, мешает идти на работу. Да и как идти на работу, если укушенное место не затягивается, не зарубцовывается, а супротив всяких правил выбрасывает в пространство новые и новые мегатонны энергии?
  Кошелек схватился за хобот. Пора успокоиться. Это не партийная установка, но очень хороший подход к ситуации, что вышла из-под контроля. Энергетические оболочки последних путешественников по параллельным вселенным очень сильные оболочки. Русские богатыри Таня-маня и Че Бэ Иванович столько вокруг разбросали энергии, что на тысячу блямб хватит. Опять же ничего кошмарного не произойдет, если немножко попользоваться столь сильной энергией. А что у тебя в голове? Ведьмы, шабаш, адская мешанина. Могилы, покойники, склеп. Ерунда несусветная в голове. Сплошные звуки и буквы. Только во всей мешанине собака зарыта. Та самая злая собака, совершившая тот самый укус. Не унюхал хобот злую собаку, она прокралась во тьме и совершила укус. Или снова не так? Или приснилась собака?
  Энергетические разборки здорово утомляют перед работой. Там на лиловых тропинках и в клумбах столько энергии. А ты захлебнулся в собственном исходящем потоке. Вурдалак, серебряники, осиновый кол. Очень хочется рассказать нечто ужасное, кровавое, душещипательное. Так чтобы разорвалась на части душа собирателя энергетических оболочек, чтобы утонула в потоках черной энергии. Ренегат, отщепенец, злодей. Казнь ренегата, убийство злодея, вой отщепенца...
  Очень странные ощущения, однако, меняется цвет. Лиловые кусты и деревья вместе с пряными запахами лилового воздуха постепенно чернеют в глазах Кошелька. Мы не просто упомянули о черной энергии. На планете Дуриа не бывает черной энергии. Здесь собираются энергетические оболочки, которые не пропускают энергию. Что там внутри энергетических оболочек, сие не волнует товарищей собирателей. Мы говорили, что внутри оболочек энергия. Но оболочки собираются у приходящих путешественников по параллельным вселенным, если переходят они в чужую вселенную, и отдаются, если товарищи переходят обратно. Вот и весь сказ. Сами собиратели оболочек используют и источают только лиловую энергию. Вы уже догадались, лиловая планета Дуриа суть достаточный источник энергии для детишек своих. Никакой черноты, твою мать. Наша энергия суть энергия лилового цвета, а чернота пускай сидит внутри оболочек.
  Завыла собака
  В разверстые щели.
  Какой-то бродяга
  Подполз к колыбели.
  На детское тело
  Направил глазенки -
  И вмиг отлетела
  Душа у ребенка.
  Зачем отлетела,
  Пока не понятно.
  Хватаем полено,
  И лупим приятеля.
  Кошелек еще в здравом уме. То есть еще способен разобраться в тонкостях исходящей энергии и, возможно, что-то исправить. Если бы не один факт. Блямба растет, Блямба все толще, Блямба все гуще. Господи, какая страшная Блямба на горле!
  
  ПРОСТОЕ РЕШЕНИЕ
  - А не допросить ли нам пленников? - неожиданно предложил Че Бэ Иванович.
  - Дело хорошее, - помялась русский богатырь Таня-маня, - Только правду они не скажут. Таня знает подобных вояк. То есть Таня знает, что солдаты ничего не знают, а офицер если чего и знает, то примет геройскую смерть, но не признается.
  - Нужен "правдиметр", - еще одну идею выдавил из себя Че Бэ Иванович, - С "правдимитром" и белки раскалывались.
  Посмотрела на бывшего государя всея Руси Таня-маня. Сильно состарился государь, время не пощадило его, и не только в физическом отношении. Может, как богатырь на что-то годится Че Бэ Иванович. Например, дубиной махать или кувалдой крушить. Вот с умом совсем непорядок. Очень подозревает бывшая княгиня Татьяна, что впал ее бывший начальник в глубокое детство:
  - Где ты найдешь "правдимитр" в такой глухомани? Таня чувствует, планета Земля-2 не далеко обогнала другую Землю, которую мы так любили и знали.
  Задумался Че Бэ Иванович. А ведь верно сказала красная девица. На помощь извне или на информацию здесь бесполезно рассчитывать. Придется выкручиваться собственными силами. Хотя постойте, дорогие мои, есть одна крохотная задумка у бывшего государя всея Руси. Авось сработает:
  - Скажи-ка мне, Танечка, проходила ли ты полный учебный курс в Координаторском центре?
  Скрючилась Таня-маня, выпучила свои красивые глазки, будто напоролась взглядом на гадину:
  - Проходила, а что?
  - И на какие оценки ты проходила?
  Еще более скрючилась Таня-маня:
  - Это чо, экзамен на толерантность, или полено в глазу высохло? Таня балду не гоняет. Таня всегда впереди. Таня и рубится лучше всех, и учится. Ты в меня хоть мечом тыкай, хоть самым дебильным решебником, все равно лучшая Таня.
  Отмахнулся Че Бэ Иванович:
  - Ну, и ладненько.
  Как мы не критикуем Координаторский центр, преподы там суровые, то есть профессионалы наивысшего уровня. Каждый препод, прежде чем пригвоздить себя к кафедре, потолкался на самых отстойных задворках вселенной и рисковал шкурой в прямом смысле данного слова. Исключительно боевых координаторов выдвигает в преподы Координаторский центр, хотя и немного проштрафившихся.
  - Чо ладненько? - не врубилась Таня-маня, - Ты, государь, не темни, Таня девочка взрослая, намеков не понимает. Если есть какое предложение к отличнику боевой и политической подготовки Таня-маня, может договоримся. Если спросил, чтобы время ухлопать, так мы опосля устроим мочилово.
  - Сначала дело, затем безделье, - улыбнулся Че Бэ Иванович.
  Все-таки хороших пацанов и девчонок воспитывают в Координаторском центре. Они не то чтобы лучшие во вселенной, но самые правильные. Да и по-прежнему любит Координаторский центр Че Бэ Иванович. Хотя много раз увольнялся оттуда по собственному желанию, а впоследствии много раз восстанавливался. Почему бы и не любить Координаторский центр? Во всех отношениях вторая родина координаторов. Где еще пообщаешься с нормальными ребятишками, то есть душевно так пообщаешься, если не в Координаторском центре?
  - А я дело люблю, - подкинула кинжал Таня-маня.
  - Будет тебе правительственное задание, - подмигнул Че Бэ Иванович.
  - Я и задание люблю, - поймала кинжал на кончик языка Таня-маня.
  И направились русские богатыри к своим пленникам.
  
  ДОПРОС
  Все получилось без сучка, без задоринки. Таня-маня припомнила уроки по боевому массажу, и легким нажатием на определенные болевые точки превратила бравого командира патруля в стопроцентного зомби. Теперь можно спрашивать зомби до полной отрыжки. На все ответит товарищ.
  - Как твое имя? - традиционный вопрос.
  - Младший лейтенант Громов.
  - На кого служишь? - вопрос номер два.
  - На демократическое государство Россия.
  - Кто управляет демократическим государством Россия? - еще один вполне логичный вопрос, планомерно вытекающий из всего вышесказанного.
  - Его величество пожизненный президент Иван Непомнящий.
  И тут словно обухом стукнуло по голове Че Бэ Ивановича:
  - Как Иван Непомнящий?
  Ответ последовал незамедлительно:
  - Его величество управляет великим государством Россия с момента основания в две тысяча двадцать четвертом году и по сегодняшний день. Полномочия пожизненного президента Ивана Непомнящего закреплены в Конституции демократического государства Россия. Статья такая-та, параграф такой-то...
  Если бы не твердое плечо русского богатыря Таня-маня, то в данном месте слетел с катушек Че Бэ Иванович.
  А я вырвусь на дорогу
  На большую, на широкую.
  Обломаю гадам ноги,
  Чтобы Русь мою не трогали.
  Обломаю гадам руки,
  Чтобы не ругались матами.
  Чтобы им к чертям аукнулось,
  Что за пазухой припрятали.
  Ай, дорога! Ой, дороженька!
  До чего же ты вольготная.
  По тебе пройтись не можется
  Без какого-либо подвига.
  Много шума, мало риска,
  Если удаль богатырская.
  И вообще в параллельных вселенных все не так, как на нашей нормальной Земле. Целая куча сюрпризов зацепила славных богатырей Таню-Маню и Че Бэ Ивановича.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ
  Через час непосильного труда с товарищем Громовым сложилась более или менее рабочая версия формирования русского демократического государства на планете Земля-2.
  И вот что у нас проклевывается. До начала двадцать первого века нет никаких разногласий между двумя мирами. Собственно говоря, не было на тот момент планеты Земля-2, была просто планета Земля, развивающаяся тем самым путем, который мы знаем. В начале двадцать первого века боевой рейд координаторов Че Бэ Ивановича и Муркотенка в резиденцию страшного мутанта Непомнящего оказался не столь однозначным, как оно показалось в первом прочтении.
  На планете Земля координаторы разнесли по щепкам и камешкам Красный бор, то есть ту самую резиденцию мутанта Непомнящего, и сохранили в целостности молодое россиянское государство. Чем это закончилось рассказывается в "Саге о координаторах".
  На планете Земля-2 результат получился с точностью наоборот. Убийца координаторов Хрюколап (тогдашнее перевоплощение мутанта Непомнящего) успел объединиться с собственным сыном Че Бэ Ивановичем, после чего устроил шикарный сюрприз младшему координатору Муркотенку. В конечном итоге, Красный бор выстоял, хотя и в дымящихся развалинах. Муркотенок отправился в Координаторский центр с донесением о собственной несостоятельности, и потерялся. Координаторы послали несколько карательных экспедиций на параллельную Землю, где каждая экспедиция встретила бесславную смерть. Красный бор так и не отстроили. Зато рядом с россиянским государством выросло демократическое государство Россия, управляемое пожизненным президентом Иваном Непомнящим. Ну, и как полагается, премьером при Иване Непомнящем назначен пожизненно координатор-ренегат Че Бэ Иванович.
  - Мамочка родная, - села на попу русский богатырь Таня-маня, - Чего только на Земле не случается.
  Долго и нудно смотрел на своего верного дружинника бывший государь всея Руси Че Бэ Иванович. Слова застряли в его глотке:
  - Я не мог пойти на предательство.
  Как-то гаденько хихикнула Таня-маня:
  - Ну да, это был кто-то другой, например, Зайчик.
  Лиловая краска залила лицо русского богатыря Че Бэ Ивановича. На нормальной Земле и в нормальной вселенной имя предателя Зайчика сделалось нарицательным. А по сути никого не предавал Зайчик. Минутная слабость, девичий каприз, не больше того. И вот надо же, нарекли предателем всех времен и народов, вроде Иуды образца двадцать второго века. При чем не дали ни малейшей возможности оправдаться.
  На процветающей планете Лилит до сих пор разворачивается грандиозное шоу по изгнанию нечестивого Зайчика. В конце церемонии чучело сжигается, а координатор-ренегат Зайчик из клана Зайчиков предается анафеме. Несколько раз побывал на означенном шоу Че Бэ Иванович без попутчиков, очень смеялся. Чертовски забавное шоу, нечто из мрачного средневековья с привкусом махрового сталинизма. Однажды побывал на означенном шоу Че Бэ Иванович вместе с престарелой возлюбленной Илоной Метелкой. Не смеялась, но очень плевалась Илона Метелка. Суки, тля, все врут, совсем оборзели! А ведь в данной истории про Зайчика вроде бы пострадала народный герой планеты Лилит Илона Метелка от омерзительного предательства.
  - Не понимаю я женщин, - констатировал факт Че Бэ Иванович.
  - Чего-чего? - взвизгнула Таня-маня, - Опять ударился в критиканство, или захотелось найти виноватого?
  С грустью посмотрел на очень вредного дружинника Че Бэ Иванович:
  - Чего искать? Ежу понятно, что государь виноватый.
  - То-то, - назидательно погрозила пальчиком Таня-маня, - Государь взялся за ум. Сейчас все исправит.
  А на душе кошки скреблись. И почему-то захотелось утопиться Че Бэ Ивановичу.
  
  ЕЩЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Лейтенант Громов не скоро выйдет из состояния зомби. Немного переусердствовала Таня-маня, нажимая на болевые точки. Но вы понимаете, в сложившейся ситуации никак невозможно рассчитать свои силы, если на карту поставлена судьба нового человечества. Ну, и не только судьба какого-то человечества, а так же судьба русских богатырей Че Бэ Ивановича и Тани-мани.
  - Теперь поговорим о пришельцах, - мягко предупредил Че Бэ Иванович товарища зомби.
  - Есть говорить о пришельцах.
  Разговор получился не самым приятным и верноподданническим. Зомби упорно доказывал, что Че Бэ Иванович не есть настоящий Че Бэ Иванович, то есть родственник президента Ивана Непомнящего и премьер демократического государства Россия. Но сколько не мучился Че Бэ Иванович с товарищем зомби, так и не добился вразумительного ответа, почему он ненастоящий Че Бэ Иванович.
  - А ты взаправду ненастоящий, - ухмыльнулась русский богатырь Таня-маня.
  - Э, не береди душу, девушка, - не выдержал ее бывший командир и наставник, - Сам понимаю правильно, что на данной планете я ненастоящий Че Бэ Иванович.
  Только от правильного понимания легче не стало. Миссия русских богатырей на планете Земля-2 находится под угрозой, если учитывать, что они вроде прыща на заднице. Любой патрульный с мелкими звездочками без напряжения отличит настоящего и ненастоящего Ивановичей.
  - Но почему? - со злобы ударил себя по уху бывший государь всея Руси.
  - Видимо существует какой-то пароль, - предположила русский богатырь Таня-маня.
  А ведь права девка. Вряд ли сильно отличаются друг от друга Ивановичи. Все-таки в начале двадцать первого века они представляли собой одно целое. Затем случилась временная петля или еще какая там аномалия, в результате которой образовалась другая вселенная, и другая версия Че Бэ Ивановича.
  Не стоит спорить, какая версия настоящая, та или эта. В любом варианте русские богатыри Че Бэ Иванович и Таня-маня проникли в чужую версию, или в одну из чужих версий, где собираются навести порядок.
  Ах, я забыл сообщить неприятную весть. Русские богатыри Че Бэ Иванович и Таня-маня застряли на планете Земля-2 на неопределенное время. Портал в эту параллельную вселенную с лиловой планеты Дуриа оказался односторонним. То есть на планету Земля-2 проникнуть можно через вышеописанный портал, а обратно никак. И что нам делать в конечном итоге?
  - Пароль не может быть сложным, - подумал вслух пришелец Иванович.
  - Эй, куча жира ходячая, - накинулась Таня-маня на зомби, - Отвечай своему государю, как распознают солдаты и офицеры первое лицо в государстве, то есть сына мутанта Непомнящего.
  - Не могу знать, - хитро прищурился лейтенант Громов, - Мне не докладывают.
  - Тогда поиграем в простую игру, - Таня-маня сшибла плевком спаривающуюся муху со спариваемой мухи.
  И все стало на свое место.
  
  ПЯТАЯ РАССКАЗКА
  Встречается чистое серебро, встречается грязная гадость. Бывает родная судьба, бывает весьма неродная. Если бы Кошелек принадлежал к категории умных, осмотрительных и более чем осторожных товарищей... Но никаких "если бы". Купаясь в самом серебре, помни о гадости. Презирая родную судьбу, не променяй ее на какой-нибудь хлам из помойной ямы. Всего три дощечки отделяют тебя от помойной ямы: ум, осторожность и осмотрительность. Первую дощечку убрал, еще можно пройти над помойной ямой. Вторую дощечку сломал, появились проблемы. Ибо не факт, что удержится в одиночестве третья дощечка.
  Господи, сколько хорошего вот так ушло в никуда? Светлые годы, чистые годы, приятные годы. Кошелек не вредитель, он праведник. Вы представляете, что это значит на перевалочном пункте между мирами, где любая ошибка может дестабилизировать бесконечное множество параллельных вселенных. Нет, представить такое вообще невозможно. На перевалочном пункте работают одни праведники, у которых соответственная расцветка энергии. Вы догадались, они лиловые праведники, потому что работа такая, черт подери. Это чтобы сквозь пункт проходили нейтральные ауры, ну а зло и добро оставались в энергетических оболочках.
  Я чего-то не все понимаю. Насчет отсеиваемого зла понятно без комментариев. Лиловая планета Дуриа отсеивает зло (то есть злые мысли, идеи, чувства). Зло заключается в энергетические оболочки, которые поглощаются собирателями энергетических оболочек. Но и добро отсеивает планета Дуриа. При чем никакой градации на добро или зло внутри энергетических оболочек. Все свалили в одну кучу, все получило защиту определенного уровня, чтобы сюда подошел и собрал Кошелек. Знаете, ребятишки, некогда мне разбираться, где оно ваше добро или зло. Если подобная хрень носит черную ауру.
  И вдруг Блямба. Глупость из мифологического раздела. Тебя укусили, поставил защиту, как полагается. Обмотался шарфиком во избежание следующих укусов, пора на работу. Может оно и так, но существует дурацкая Блямба на горле. Вроде рассматривать ее не должно в полом аспекте энергетической проблемы, но она существует. Закрыл глаза Кошелек, попробовал материализацию мысли, защищающую от любой Блямбы. Мысль материализовалась, и ладно. Царство зубов, сфера укусов. Система примочек, притирок, приставок - все опять мысль. При чем чертовски забавная. А как состыковываются примочки с зубами? Или насколько зловредный укус отрицательнее укуса безвредного? И почему не бывает безвредных укусов? Чем больше думаешь, тем больше секретов выходит наружу. Чем больше вздыхаешь по подлой судьбе, тем больше смысла бояться.
  Открыл глаза Кошелек и собрал инструменты для сбора энергетических оболочек. Во-первых, острую палку для выковыривания оболочек из разных канавок и ямок, куда они любят запрятываться. Во-вторых, широкий совок для подхватывания оболочек, чтобы удобнее их поднести к хоботу. В-третьих, мешок с карамельками, чтобы закусывать оболочки. Вот закусываем оболочку, она гораздо лучше проскочит в желудок. Впрочем, в былые годы оболочки закусывались куском хлебушка. Но сегодня не лезет внутрь хлебушек. Вид у него какой-то неправильный, вроде как в кровавых прожилках. Все мерещится Кошельку, что из-под корочки капает кровь. Ну и в каждой крошечке кровь. Ну и дырки, которые между крошечками, одеревенели от крови.
  Боже праведный, что представляет из себя каждая дырка? Бездонная пустота. Вселенская глубина. Плюс наличие ничего в чем-то утратившем и растворившем энергию. В хлебушке не бывает дырок, как таковых, потому что дырки суть отрицание энергии, а хлебушек суть подтверждение энергии. Все-таки чудятся Кошельку дырки. И не просто чудятся, как-то неправильно чудятся в порывах боли и крови.
  - Не представляю, откуда это взялось, - вздохнул Кошелек.
  Хватит прикидываться, ты все хорошо представляешь. Тело Христово, мясо Христово, сила Христова опять-таки хлеб. Накатилась планета Земля со своими проблемами на переходный мир оболочек. Мгновенно и сразу проблемы материализовались в нечто более существенное, чем кусок хлебушка, которым проталкиваются внутрь оболочки. А раз материализовались проблемы, их не способен подальше послать Кошелек или устроить видимость, что ничего не случилось.
  - Ох, ты жадюга какой! Это Христоса кусаешь, это родную кровинку на зуб, это совсем оборзел в своей мафии энергетических ведьмаков и вампиров.
  Следовательно, перешли на карамельно-конфетный баланс. По крайней мере, здесь ничего не кусается, только высасывается. Даже на планете Земля никто не назовет карамелькой тело Христово. Или снова не так? Или снова держать оборону? Ты высосал немного энергии, но и тебя высосали. Не обязательно в тот же момент. Между двумя высасываниями расстояние исчисляется на секунды, часы и недели. Лучше, если короткое расстояние. Ибо по мере роста этого расстояния расслабляешься и потерял бдительность. Вроде бы высосал ты, но не высосали тебя. И что у нас там про вампиров?
  Извозюканной метлой
  Открываешь к счастью шторы.
  Раздолбай ты небольшой,
  Но из самых из упорных.
  Что упорствовать сейчас,
  Если шторы эти вскрыты.
  И от счастья про запас
  Наалкались паразиты.
  Счастье не какой кошмар,
  Грязь, отходы или пятна.
  Раньше счастье открывал,
  Не забудь закрыть обратно.
  Теперь попробуем выпутаться из дурацкой истории, покуда сам гладенький, чистенький, жирненький Кошелек. Кожа твоя это попа младенца и поросенка в одном флаконе. А еще, чтобы под микроскопом не отыскать ни укуса, ни шрамов, ни Блямбы.
  
  ПРО КУПОЛ
  - И почему Таня не удивляется? - сказала русский богатырь Таня-маня, - То есть не удивляется ничему, точно родилась в этом мире. Ведь в этом мире не было никогда одной правильной девочки Тани. Этот мир обошелся без Тани, и даже не хрюкнул. Здесь ключевая фигура Че Бэ Иванович.
  - Или некая субстанция, в которую трансформировался Че Бэ Иванович после поражения координаторов в Красном бору и изгнания Муркотенка.
  Таня-маня посмотрела на бывшего государя оценивающим взглядом, затем подошла к товарищу зомби, то есть к лейтенанту Громову, и отвесила звонкую оплеуху:
  - Ну-ка, раскалывайся, ваше величество лейтенант.
  Голова лейтенанта мотнулась в сторону, как у тряпичной куклы:
  - Никак нет, товарищ пришелец.
  Посмотрела и хрюкнула Таня-маня:
  - Безнадежный дурак.
  Словно мысль в ночи, нечто непередаваемое пронзило красивую девичью головку. Нет, лейтенант не дурак. Просто тот параллельный Че Бэ Иванович много умнее бывшего государя всея Руси, то есть нашего Че Бэ Ивановича. Наш богатырь много скитался в космосе, много вкалывал, много смертей претерпел и, вообще, пора бы ему на пенсию с такой биографией. А местный Че Бэ Иванович развивался и распускался в местных условиях, словно под куполом. Жизнь его точно сказочка в лиловых цветочках.
  Отвесила себе оплеуху русский богатырь Таня-маня:
  - Дура я беспробудная.
  И снова дернулась голова зомби:
  - Никак нет, ваше высочество.
  Вот где собака зарыта. Не мотался по вселенной местный Че Бэ Иванович. И его зловредный папаша Иван Непомнящий не больше, чем местный князек. Успокоились ребятишки, осели на небольшом участке старинной русской земли, ограниченном бывшими Ленинградской, Новгородской, Вологодской, Архангельской областями и частично Финляндией. Остальные участки вроде как по фигу.
  Перестала раздавать оплеухи Таня-маня:
  - Что за выбор такой? Часть старинной русской земли превратилась в демократическое государство Россия. Другая же часть так и осталась под супостатами, точно не ступала туда нога славянских народов, только всякие инородцы да хачики.
  С интересом посмотрел бывший государь Че Бэ Иванович на своего верного дружинника Таню-маню:
  - Ты о чем, красная девица? Али мухоморов накушалась, али позорные глюки пошли?
  Последняя оплеуха досталась Ивановичу:
  - Молчать, Таня думать будет.
  Содрогнулся Иванович, пошатнулся Иванович, но выстоял:
  - Я чего? Я ничего. Пускай думает Таня.
  Русская земля такая земля во всех параллельных вселенных, где только и остается думать, думать и думать. Ну и девушки на русской земле совершенно особенные. В их мозги не прорвешься на быстроходном крейсере. А если прорвешься, то обязательно заплутаешься, потеряешь правильную ориентацию, отбросишь копыта.
  Здесь уселся Че Бэ Иванович на пенек, сложил ручки на весьма сформировавшемся брюшке, потупил глазки, сделал вид, что ничего не случилось. Как-то толковее получается допрос зомби, когда допрашивает Таня-маня. Не скажу, что очень приветливый зомби. Да и будешь приветливым с порушенной челюстью. Но все равно подчиняется зомби девичьему обаянию. Короче, рулит Таня-маня.
  - Вот еще интересный момент, - бывшая великая княгиня погладила по щеке лейтенанта Громова и вправила челюсть, - Ради чего под куполом находится демократическое государство Россия?
  
  РАБОТА НАД ОШИБКАМИ
  А ведь точно под куполом находится демократическое государство Россия. Никак не поймет Че Бэ Иванович, откуда догадалась русский богатырь Таня-маня про купол. Сколько в ней проницательности, сколько природного ума, смешанного с обаянием и робкой девичьей красотой. Залюбовался Че Бэ Иванович. Какой неограненный алмаз скрывается в душе именно этой девчонки. Зря утратил чутье в предыдущие годы, проигнорировал неограненный алмаз, проскочил мимо Иванович.
  - Надо же, - с трудом перевела дыхание Таня-маня, - Вокруг нас не то чтобы небо со звездами, а настоящий непроницаемый купол. Таня не может поверить, что купол является генерирующим устройством, отбрасывающим тучи, и открывающим звезды. Но это так, твою мать. В славном городе Санкт-Петербурге чертовски редко бывают звезды. И вот они здесь. То есть вечные звезды над русской землей в безоблачном небе.
  Че Бэ Иванович почесал репу:
  - Я ничего не пойму.
  Но Таня-маня его не услышала. Несколько раз прошлась в левую сторону, несколько раз в правую сторону. Затем поковыряла кинжалом кору ближайшего дерева. Затем еще раз подумала:
  - А как же круговорот воды в природе? Наличие энергетического купола над демократическим государством Россия полностью противоречит законам природы. Таня не верит, что силовой купол не разрушил баланс внутренних сил на ограниченной им же части пространства. Со временем должно ликвидироваться разбалансированное пространство. И все-таки не ликвидировалось оно. То есть оно есть, оно существует.
  Небольшая передышка, или мозги лопнут. Эй, Танечка, не слишком ли многому обучали железную деву в Координаторском центре. Для разбитной девчонки Таня-маня подобный объем информации точно не потянуть. Вот когда вернется Таня-маня в оболочку железной девы Крысятки, вот тогда она займется умственной деятельностью и другими теоретическими исследованиями. Мол, чего может быть по законам природы, чего не может быть никогда. Теперь же вернемся к простым фактам.
  Очень мудрым правителем оказался мутант Непомнящий на захваченном участке русской земли. Как вы понимаете, любое демократическое государство только в том случае чего-нибудь стоит, когда способно оно защищаться. Ну и не в самом лучшем окружении оказалось государство мутанта Непомнящего. Во-первых, обиженный хищник россиянское государство, у которого Иван Непомнящий оторвал весьма жирный кусок. Во-вторых, империалисты разных мастей, понимающие, что два государства захватить легче, чем одно государство, которое совсем недавно объединяло два государства. В-третьих, пришельцы из космоса.
  Но пришельцев мы отложили на пару столетий. Никогда не боялся пришельцев Иван Непомнящий. Наоборот, пришельцы боялись Ивана Непомнящего, легендарного убийцу координаторов. И это хороший знак. Получив по мордам за первые хаотические атаки, координаторы отступили от молодого государства Ивана Непомнящего, чтобы поднабраться силенок и зализать раны.
  Передышка, черт подери. Координаторский центр вряд ли пожертвует целой армией против парочки подлых мутантов. То есть против самого Ивана Непомнящего и его сыночка-ренегата Ивановича. В худшем случае можно ожидать диверсию из космоса. А какая наиболее эффективная защита против диверсантов всех мастей? Поздравляю, вы опять угадали. Энергетический щит лучше любой защиты. На нем так или иначе остановился в первые годы своего правления товарищ Непомнящий.
  - Нам нужен энергетический щит, иначе погибнет молодое демократическое государство Россия.
  Хочу отметить факты с положительным эффектом. На планете Земля-2 энтузиазма было куда больше, чем на планете Земля того же периода. Собрались товарищи русские, хряпнули сколько положено водочки. Затем углубились в чертежи своего пожизненного президента Ивана Непомнящего. Затем построили энергетический щит, в просторечии называемый "купол". А заодно еще хряпнули водочки, и спели славянскую песню.
  Славянская песня:
  Ой, ты гой еси,
  Земля русская!
  Ничего не проси
  От придурков и трусов.
  Оборзели враги,
  Ножки свесили.
  Придут дети твои,
  Будет весело.
  Припев:
  Стой волчок
  Во сыром бору.
  Все молчок,
  Я Россию пою.
  Продолжение песни:
  По руке топор,
  Втоптан недруг в пыль.
  Будет смыт позор,
  Земля милая.
  Где такое зло
  Во вселенной всей,
  Чтобы выйти могло
  На твоих детей?
  Припев:
  Жизнь короткая
  И беспросветная.
  Прочь тоска,
  За Россию ответишь.
  Окончание песни:
  Али мы когда
  Отступали назад?
  Али нас беда
  Не ловила сто крат?
  Али сама смерть
  Где-то дремлет,
  Не надеясь стереть
  Нашу землю?
  Припев:
  Братья и сестры
  Навечно решили,
  Никакого позерства,
  Мы за Россию.
  Подражая Че Бэ Ивановичу, почесала репу бывшая великая княгиня Татьяна. И показалась ей жизнь на русской земле под номером два не самым тупым извращением или убойной гадостью.
  
  ЗНАЧИТСЯ ТАК
  Купол, построенный над демократическим государством Россия к середине двадцать первого века, оказался не только надежной защитой от агрессоров, но и ловушкой для всех русских товарищей, что засели внутри купола. Судите сами, под купол невозможно войти, но и выйти оттуда невозможно. Таким образом, отец и сын Непомнящие осуществили защиту и реорганизацию собственного государства, превратившись в добровольных затворников.
  И к чему это привело в конечном итоге? Простые граждане быстренько перестроились, то есть примирились с мыслью, что невозможно съездить в Америку. Были, конечно, революционеры, недовольные столь явной несвободой якобы в отношении человеческой личности. Но как вы догадываетесь, отец и сын Непомнящие не только занимались строительством купола, но заодно организовали полицейское государство.
  Впрочем, любое демократическое государство суть полицейское государство. Кроме внешних защитных функций приходится еще обороняться от внутренних врагов. Внутренние враги может не такие могучие, как враги внешние, но нагадить они умеют. Как говорится, это их грязных лап дело, чтобы взорвать демократию изнутри. Только семейная команда Непомнящих очень была против любого взрыва изнутри. Отсюда опять-таки полицейское государство.
  Механизм примерно такой. Все законопослушные пацаны и девчонки становятся под ружье, чтобы отлавливать революционеров, маромоев и прочую сволочь. Наиболее значительные объекты народного хозяйства закрываются съемными энергетическими щитами. Съемный купол в отличие от стационарного купола на определенный период может отключаться. Например, для профилактики или для пропуска работающих товарищей на работу. В случае аварии так же рекомендуется закрывать съемным куполом аварийное место, что сильно уменьшает число жертв и другие последствия.
  - Очень разумное государство, - с восхищением промурлыкала Таня-маня, - Земле номер один никогда до этого не додуматься.
  Зато Че Бэ Иванович сделал кислую морду:
  - Земля номер один сейчас в заднице.
  Что породило весьма забавную мысль в неконтролируемом девичьем мозгу, и перешла к новым исследованиям русский богатырь Таня-маня:
  - А скажи-ка, товарищ зомби, как обстоят дела за пределами купола?
  Как ни странно, но лейтенант Громов в данном случае не захотел отмалчиваться:
  - Не смотря на закрытые границы русского демократического государства, мы получаем достаточно информации извне. Защитный купол построен таким образом, чтобы пропускать в определенных диапазонах энергию, если пропускаемая энергия не несет в себе разрушительные силы. Например, солнечный свет не есть разрушительная энергия. Ну, и подобным образом светятся звезды.
  Заслушалась и умилилась одновременно Таня-маня. Многому еще придется учиться на планете Земля-2. Очень и очень многому, что не пугает по сути бывшую разбитную девчонку и великую княгиню земли русской. Мы не боимся учебы, черт подери! Пускай будет много информации. Пускай окружающий мир развивается. Пускай люди живут счастливо, а мозги не сохнут от отсутствия мысли.
  Короче, совсем забыла Таня-маня про бывшего государя Че Бэ Ивановича. Села рядом с подопытным зомби. Отобрала у него фляжку со спиртом, назюзюкалась, да и зомби дала немножко для храбрости. Сидят бывшие антагонисты, раскачиваются, шепчутся, плюются в траву и кусты. То есть совсем не замечают Че Бэ Ивановича.
  Нет, такое дело необходимо менять. Подсел к ребятишкам поближе Че Бэ Иванович, попробовал отнять фляжку и нализаться. Но не обнаружилось никакой подходящей жидкости внутри фляжки. Однако не настолько потрох Че Бэ Иванович, недаром чертовски долго руководил землей русской в параллельной вселенной, даже чего-то получилось, хотя с отрицательным знаком.
  Еще короче, обобрал бывший государь всея Руси выключенных солдатиков, и выжрал сразу две фляжки. То-то, волки позорные. Не приглашали меня на свой пикничок! Вот он я, сам пришел. То есть пришел к вам без приглашения. То есть свалился на ваши позорные головы. Чо, не нравится? Скоро очень и очень понравится. Прогонит супостатов с русской земли великий государь Че Бэ Иванович. Отделается от всякого позора и мусора, то есть окончательно освободит порабощенную русскую землю.
  - Слушай Чебэшка, кончай извращаться, - дыхнула перегаром в лицо русскому богатырю Ивановичу русский богатырь Таня-маня.
  - Никак нет извращаться, - икнул лейтенант Громов.
  - Да кто вообще извращается? - в который раз не выдержал величайший боец всех времен и народов, - Эй, холопы, отвечайте немедленно, за каким из паролей спрятался супостат и подлец, этот местный Че Бэ Иванович?
  
  ПАРОЛЬ
  Стоп, ребята, каша в голове. Вроде бы русский богатырь Иванович замочил Призрака на планете Надежды, вроде имеет стопроцентную возможность выдать себя за невинноубиенного товарища на планете Земля-2. А вроде бы все не то и не так. После определенной консистенции градусов сердцем чувствует русский богатырь Иванович, что не того замочил Призрака.
  - Обманули, ироды, - вот и весь сказ.
  Как обманули, почему обманули, пока не ведает настоящий Че Бэ Иванович. То ли ума не хватает, потому что большая часть умственной энергии осталась в энергетических оболочках на лиловой планете Дуриа. То ли с сообразительностью возрастные проблемы. Жопой чувствует бывший государь всея Руси, решение где-то рядом. Но не получается протянуть руку и сцапать готовое решение. Вот почему взбеленился Иванович.
  - Помолчи, старичок, - цыкнула Таня-маня.
  - Я не старичок, - тут еще обиды терпеть от сопливой девчонки.
  - Ах, ваше величество, простите за неучтивое поведение. Не извольте гневаться, проявляя государственную милость. Все ваши приказы и прихоти будут немедленно исполнены. Ваша священная особа ничуть не пострадает от дерзости одной мерзкой девчонки по имени Таня.
  Сие уже слишком, пора власть применить, до чего взбеленился Иванович:
  - Мы на чужой земле. Мы обязаны выработать стратегию нашего дальнейшего поведения, чтобы озверелый враг не сумел подкопаться под нас, чтобы не нанес предательский удар в спину из какой-нибудь нам неизвестной засады.
  И тут случилось то, что могло случиться только в пьяном угаре.
  - Э, государь, перейдем к делу, - Таня-маня непостижимым образом переместилась на колени Че Бэ Ивановича и чмокнула бывшего начальника в щеку, - Вот тут и перейдем.
  Вскочил, как ошпаренный Че Бэ Иванович. С трудом сбросил с колен красную девицу Таню-маню. Ну, это, поверьте мне, не простая задача. Русских богатырей так просто с колен не сбрасывают, пупок развяжется. Но все-таки поднапрягся Че Бэ Иванович и сбросил с колен Таню-маню. А там его прихватил целый букет болезней. Радикулит, геморрой, косоглазие, импотенция, несварение желудка и газы.
  - Черт, черт, черт! - задергал ногами Че Бэ Иванович.
  Ласково так подмигнула ему Таня-маня:
  - Вот и я говорю, дедушка, полежи немножко в сторонке, понаблюдай за звездочками. Небось старческая немочь и успокоится. Пока о государственных делах озаботится Таня.
  Ничего не ответил Че Бэ Иванович. В дополнение ко всем предыдущим болезням у него свело челюсти. Следовательно, пришлось потратить немало усилий, чтобы сведенные челюсти развести обратно.
  - Итак, - тем временем обратилась Таня-маня к зомбированному лейтенанту Громову, - Слушай, мальчик, хочешь поцеловать девочку.
  - Угу, - совсем не по-уставному ответил зомби. Слюна закапала с отвислой губы.
  - Тогда ответь на вопрос, - быстро сориентировалась Таня-маня, - Пароль это имя собственное?
  - Эге, - высунул язык зомби, и тут же получил поцелуй в лобик.
  Возмутился Че Бэ Иванович:
  - Слушайте, ребятки, чем вы таким занимаетесь? Если хотите устроить разврат, так надо уединиться, как все приличные люди, и не работать на публику.
  И получил в ухо.
  - Заткнись, государь. Пока ты здесь корчился и морализировал, Таня сложила все буковки с буквами, а циферки с цифрами. Короче, Таня знает пароль или почти его знает.
  Здесь превратился в зомби Иванович. Язык вывалился, слюни закапали:
  - Ну, и какой он пароль?
  - А как тебя называли родители в детстве?
  
  ШЕСТАЯ РАССКАЗКА
  Стоп, товарищи. Еще ничего не известно про шрамы украшающие внешность бойцов и героев. Хотя здесь мы почти разобрались. Определенное количество шрамов еще никому не мешало. Шрамы вроде как знаки геройства и ордена. Чем больше шрамов, тем больше геройства. Чем они застарелее, тем приятнее. Особенно, когда на груди шрамы. А то ведь и на другом месте они случаются. От сидячего героизма так же бывают шрамы. В наше время сидячие шрамы решили смешать с остальными. И это правильно. Кто покажет границу, где кончается другое место, где начинается грудь? Чего-то не наблюдаю подобных умников с их логарифмическими линейками. Так что заткнули пасть, считаем поштучно шрамы.
  Сколько раз повторять, что героическая молодость обеспечивает спокойную старость. Но героическая молодость обязана быть в меру героическая, чтобы она плавно переросла в старость. Отсюда опять же штука полезная, если шрамы располагаются на правильных местах. А то ведь какая незадача, решили оперировать Блямбу на горле, и вместо этого снесли голову. С Блямбой вроде бы полный порядок. После операции она точно исчезнет и перестанет докучать прооперированному объекту. Но и голова лежит на столе. Не то чтобы куда-то исчезла твоя голова. Вот она на столе, как живой символ успешно проделанной операции. Ты посмотрел на голову. Есть Блямба? Нет Блямбы. Ты посмотрел на туловище. Есть Блямба? Опять-таки нет. Операция прошла на высоком профессиональном уровне. Только осадок остался. Лучше бы прооперировали другое место.
  Здесь никто не ругает скромного собирателя энергетических оболочек по имени Кошелек. Здесь ругают саму молодость, которая нерасторопная и непутевая. Вы уже догадались, как непутевая молодость любит халявить в юные годы? И насколько она нерасторопная, когда раздают ордена (то есть шрамы) на нужных местах? Плюс бесшабашные дни, улетные месяцы, халявная жизнь. Какого черта тебе ордена на далекую старость? За спиной расторопных и очень путевых товарищей расслабляется молодость. Становишься наглым, становишься смелым. Укус это скорее фантастика, нежели все остальное. Позавчера не кусали, вчера не кусали, сегодня авось пронесет. Или снова не так? Точно уверен, что не укусят. Вчера повторило позавчера. Сегодня не лучше, не хуже. Образ жизни неизменяемый, мысли прежние, экспериментов вроде бы никаких, в диссидентском движении молодость не участвует. Что там еще? Да здравствует халявная жизнь! Да упокоится старость!
  Нет, никто сегодня не здравствует. Как мы уже разобрались, правильные орденоносные шрамы достаются одним старикам. И это такие шрамы, которые невооруженным глазом практически не видны. Но все знают про правильные шрамы. Мало ли чего не видит твой глаз, или мало чего он там видит. Тебе сказали про шрамы, в которых вся стариковская грудь, ты должен заткнуться и верить. Или еще не дошло? Почему слишком рано нас покидают любимые старички? Почему слишком рано находят уютное место на кладбище? Ах, на кладбище гораздо больше товарищей куда менее благородного возраста. Но они же придурки и всякое злобное чмо, до которого нам нет дела. Наш разговор про великих героев, усеянных шрамами. Вот тебе факт. Со временем шрамы оставляют стариковскую грудь и переходят на сердце. Вот почему покидают так рано нас старички. Шрамы порвали им сердце.
  Вспотел Кошелек, одурел Кошелек, отбросил топор, что секунду назад должен был отделить непутевую голову и вычистить Блямбу на горле. Пора успокоиться. Может, я не оттуда? Почести, уважение и восторг. Это так, это в живом виде. Не хочу, чтобы что-то досталось на долю покойника. Покойник глупый и непутевый, не разберется, какие честные, какие бесчестные почести. Зато живого товарища не обманут скорбные морды прочих товарищей, что устроили шоу над телом покойника. Кто-то пришел на шоу пожрать и напиться. Кто-то пришел порадоваться чужому горю. Ей богу, повод достойный. Был якобы очень достойный товарищ, всех донимал своей чистой и праведной жизнью. Не подобраться к такому товарищу при жизни никак. Теперь хладный труп, в будущем куча непоэтического гнилья, черви, вонь, ну и эти самые почести. А ты стоишь, сделал скорбную морду, выдавил пару слезинок на гроб. Но внутри все замирает и улыбается. Вроде бы у тебя никаких почестей. Маленький, глупенький человечишка, не дорос. Однако ты здесь, с лицемерной ухмылкой на тонких губах, и в гробу видел почести.
  Брюхо вспылило
  До основания.
  Лопнули жилы
  Связками рвани.
  Лопнули спицы
  Грязной кровати.
  Жрать и глумиться
  Хватит и хватит.
  Старое в старом
  Вылилось жиром.
  То, что пропало,
  Сгинуло в дырах.
  Впрочем, не стоит спешить с выводами. А вдруг сглазили? А вдруг покойничек из гнилых шутников? Отойдет, оклимается, выскочит резвеньким козликом из шибко высокого гроба. Штука известная, услышал стихи. То есть услышал и заинтересовался твоим выдающимся творчеством. Прощай спокойное детство! Прощай достойная старость! Прощай любимая, и забудь! Как-то хотел причаститься покойничек к творчеству, и вот надо же услышал стихи. Твоя энергия перешла в его мозг, всколыхнула кучу гниющей материи. Началась совершенно иная, ранее непредсказуемая жизнь. С песнями, плясками, с той самой фигней, от чего пострадал Кошелек. Мы в полосе бесконечного и сплошного укуса.
  
  ВПЕРЕД НА ТАНКИ
  Небольшой отряд потомственных русичей продвигался по едва заметной тропинке в сторону Шуваловского замка. Места здесь воистину красивые. Можно наглядеться до отупения и вообще заглядеться на столь совершенную красоту. Только не в том расположении духа находился Че Бэ Иванович, чтобы куда-то заглядываться.
  И было, черт подери, отчего. Во-первых, вспомнил свое настоящее имя Че Бэ Иванович. Столько столетий он это имя не помнил, вспоминать не хотел, теперь вспомнил. Весьма экстравагантные родители Ивановича задумали для новорожденного весьма необычное имя. Чтобы весьма необычное имя гремело в веках, чтобы отражалось на дальнейшей судьбе их любимого мальчика.
  Думаю, вы догадались, настоящее имя Че Бэ Ивановича должно было произноситься вроде как Человеко-Бог. На чем настаивал папа Непомнящий. И очень настаивала, при чем гораздо больше чем папа, мама Непомнящая. Но экстравагантных родителей здорово поприжали некие компетентные органы, диверсионная вылазка не удалась.
  Оно и правильно, какой еще человекобог в развивающемся коммунистическом государстве? У нас никаких богов нет, тем более богов с человеческой мордой. Вот человеком может быть новорожденный Иванович. Но человек не есть имя, только звание. Где мы и остановимся в конечном итоге.
  Таким образом, дулись родители, препирались родители, но не преодолели компетентный заслон компетентных органов. Пришлось им придумывать нечто более скромное, но с уклоном в ту самую человекобожественную сторону. Мама назвала сыночка "Чеслав". Что какое-то странное, но вроде славянское имя из старинной славянской книжки. Компетентным товарищам возразить было нечего. Папа назвал сыночка "Беломор". Вроде бы в честь любимых сигарет с фильтром, что не самый лучший пример для подражания. Но и здесь возразить было нечего. А то ведь могли устроить конфликт с политической подоплекой.
  - Чеслав-Беломор, - долго прыскала, фыркала и отплевывалась русский богатырь Таня-маня, - Ну тебя родители и уделали.
  - Впрочем, - обиделся Че Бэ Иванович, - Таня-маня то же не лучшее имя.
  И получил по ушам:
  - Ты святыню не тронь.
  Во-вторых, Таня-маня наплясалась, напрыгалась и успокоилась. После чего приступила к расширенному плану по захвату демократического государства Россия на планете Земля-2. План был чертовски дурацким с позиции бывшего государя Че Бэ Ивановича, но расширенным с позиции Тани-мани.
  - Наличие пароля еще ни о чем не говорит, - попробовал сопротивляться Иванович.
  - Слушай, Чеслав-Беломоор, - нагло оттопырила губу Таня-маня, - Не суйся под горячую руку к одной умном тетеньке, будет все хорошо. По завершению операции гарантируются чипсы и пиво.
  В-третьих, Таня-маня провела зомбирующий массаж товарищам солдатам в полном объеме. Не представляю, насколько вышеупомянутые солдаты улучшили свои физические кондиции, но зомбировались они преотменно. Ну, такие шелковые зайчики, готовые выполнять приказы любого руководства. А новое руководство у них, как вы опять понимаете, Таня-маня.
  Вот так выбрался небольшой отряд потомственных русичей на едва заметную тропинку. Впереди зомбированный лейтенант Громов, можно сказать, указывает путь. Следом очень возбужденная и чертовски красивая русский богатырь Таня-маня. Чуть поодаль скрючившийся и скособочившийся бывший государь Че Бэ Иванович, которого заставили признаться в самом страшном грехе, то есть вспомнить свое настоящее имя. Ну, и замыкают процессию зомбированные солдаты, с автоматами наперевес (количество две штуки). А тропинка как вы уже разобрались, ведет к Шуваловскому замку.
  
  ДАЛЬШЕ
  Первую полосу охраны прошли. Четкие вопросы, обмен паролями, четкие ответы. Никто не заинтересовался, что за придурков ведут под конвоем лейтенант Громов со товарищами. А может они и не придурки, но важные государственные персоны, или еще шишка какая, о чем простым охранникам знать не полагается, но на что лейтенант Громов получил отдельные инструкции.
  Вторая полоса охраны оказалась не настолько сговорчивая. Видите ли, дорогие мои, приемное время давно закончилось, службы не работают до девяти утра, а занимаются вполне естественным делом, то есть давят ушком подушку. Не важно, что лейтенант Громов сопровождает очень и очень важных товарищей, все равно до девяти утра Шуваловский замок будет накрыт куполом, посему важным товарищам предлагается прогуляться до гостевого помещения, чтобы подавить тем же ушком подушку.
  - У тебя есть часы? - спросила Таня-маня Че Бэ Ивановича.
  - Есть, - четко отрапортовал лейтенант Громов.
  После непродолжительной заминки, связанной с поисками все тех же часов, которые неожиданно куда-то пропали, часы все-таки нашлись. И оказалось, что ждать еще очень долго, как минимум триста сорок восемь минут до назначенного срока. Что огорчило Че Бэ Ивановича, но ничуть не смутило русского богатыря с потомственным русским именем Таня-маня.
  - Где кабак? - спросила Таня-маня лейтенанта Громова.
  - Да, что ты себе позволяешь, девочка? - выругался Че Бэ Иванович.
  - Что хочу, то и позволяю, - выругалась в ответ Таня-маня, - Мне нужен лучший кабак с официантками в форме кроликов, стриптиз-шоу, рок-бар и бои без правил.
  - Никак нет, - потупился зомбированный лейтенант Громов.
  Что очень не понравилось русскому богатырю Таня-маня:
  - Объяснитесь, лейтенант, а то чего-то я не понимаю.
  Уперся рогами в землю и как-то стал ниже ростом лейтенант Громов:
  - Видите ли, господа пришельцы, демократическое государство Россия очень культурное государство. Мы отвергли греховные ценности прочих народов. Мы не верим в мелких блудливых божков, которым поклоняются прочие народы. У нас только один бог. Это пожизненный президент демократического государства Россия Иван Непомнящий. И только один наместник бога на русской земле, это не безызвестный вам доктор философских и прочих наук Чеслав-Беломор Непомнящий. А они ребята трезвые, с блудницами не якшаются, кабаки все позакрывали.
  Минута молчания. Первым опомнился бывший государь Че Бэ Иванович:
  - Уразумела, ласковая моя, куда мы попали?
  Чуть позже пришла в себя Таня-маня:
  - Эх, много тут придется перестраивать и переделывать. Чувствует сердце девичье, сердце горячее, что-то не так на русской земле. Говорила Таня тупому государю Ивановичу, пришло время спасать русскую землю. От всякого супостата и идолища поганого, от традиций неправильных чужеземных, от поддельной и подлой культуры.
  Здесь от души рассмеялся Че Бэ Иванович:
  - Хорошо говоришь, Танечка. Только вот пользы государственной не разумеешь.
  - Как это не разумею, - подпрыгнула Таня-маня, - Что я дура набитая?
  - Сама сказала, что дура, - заговорщицки подмигнул бывший государь всея Руси, - Не тебе править большим государством. Не тебе восседать на престоле государевом. Не тебе печься о трудовом народе и преданных ратниках. Твое место не далее, как у ноги государевой. Выполняй приказы верный пес, и не гавкай.
  Бог потому и правит,
  Что создавал эту землю.
  Такое решение правильное,
  Дальше одна богадельня.
  Ты потому подчиняешься,
  Что не прошел рожей.
  Или отхватишь по маятнику,
  Что для бога не сложно.
  Скуксилась, скрючилась Таня-маня. Расправил плечи, убрал живот, вроде как вырос на две головы отставной государь Иванович.
  
  КУДА ДАЛЬШЕ
  Впрочем, кабак ребятишки нашли. На местном наречии подобная хренька называется "чипсерия". В этой самой "чипсерии" подают холодное пиво с чипсами. А что-либо более крепкое не подают, не положено. Как вы уже догадались, на напитки повышенной градусности существует государственная монополия. Ибо напитки повышенной градусности презентуются исключительно солдатам и офицерам за верную службу. Хочешь быть сытым, хочешь быть пьяным, добро пожаловать в армию! Так и называется государственный призыв в демократическом государстве Россия:
  - Сытая и пьяная служба.
  Все это быстренько выудила Таня-маня из зомбированного лейтенанта Громова в первой попавшейся "чипсерии" за пивом и чипсам. Как вы понимаете, кроме сведений государственной важности лейтенант Громов еще раскошелился на толику бабла. У дамы нет денег. Так что, товарищ лейтенант, ведите себя как джентльмен, заплатите за даму.
  - Ну, что творится на русской земле? - в сердцах сплюнул Че Бэ Иванович, - Кабаки поменяли вывеску. Вход разрешается исключительно в коротких штанишках и юбочках, в пионерском галстуке и с дудкой в зубах.
  Но дармовое пиво, тем более дармовые чипсы несколько успокоили расшатанные нервы товарища. Забылся Че Бэ Иванович в нервном сне, со всеми вытекающими отсюда последствиями. А что приснилось Че Бэ Ивановичу? А приснилось что-то не очень хорошее, если следовать логике. Ибо ничего хорошего не могло присниться Ивановичу в сложившейся обстановке.
  И дело не в том, что немного зашкаливает дружинника Таня-маня. Мы ребятишки взрослые, давно выползли из пеленочного возраста. На таких условиях разрешается вести себя вольно перед светлыми очами государя всея Руси и так далее. Опять же не является государем на данный момент Иванович. Разжаловали за антигосударственную деятельность, это во-первых. А во-вторых, от бывшего государства Че Бэ Ивановича остались рожки да ножки.
  Теперь догадались, почему нехороший сон приснился товарищу Че под влиянием дармового пива и чипсов? Сон про работу, пускай даже бывшую работу, никогда не бывает хорошим. Всякие там воспоминания повылазили. Ну, и укоризненные глаза мертвецов во всю стенку. Не справился с русской землей бывший государь русский. Не возродил, но погубил русскую землю. Вся вина за погибель той бывшей России на единственном человеке, то есть на государе Ивановиче.
  Вот какой сон, твою мать. Видишь ли, дорогой государь, махать топором, булавой и мечом не совсем то же самое, что управлять государством. Ты пришел на русскую землю, как на потеху славную, богатырскую. Опять правильно. Давненько ждала земля русская прихода богатыря русского. Наконец, она дождалась. Так о чем это мы говорили? Ах, не того дождалась земля русская. Ободранной кошке понятно, какой государь нужен русской земле. Не богатырь, не воитель, не мордобой с мозгами в горошек. Думающий государь нужен русской земле. Кто знает, может таким государем является страшный мутант и убийца координаторов Иван Непомнящий, а не его непутевый сынок Иванович?
  
  В САМЫЕ ДЕБРИ
  Веселится в "чипсерии" Таня-маня. Здесь оказывается не только хорошее пиво и чипсы, но и спортивный клуб, что-то вроде "боев без правил".
  - Не педагогично обманывать тетеньку, - погрозила пальчиком Таня-маня зомбированному лейтенанту Громову, - Я ведь спрашивала про бои без правил.
  - Виноват, - вылупил глазки совершенно нетрезвый зомби, - Больше не повторится.
  - Знаю, что не повторится, - покинула столик Таня-маня и направилась нетрезвой походкой в центр бойцовской арены.
  Ее попробовали не пускать. Момент, конечно же, интересный. Как можно куда-то не пускать русского богатыря, если ему туда очень хочется? Короче, несколько оплеух, несколько грозных взглядов, прошла в центр арены русский богатырь Таня-маня:
  - А скажите, мил человек, какие здесь правила?
  Выскочил из самого темного угла мелкий порыпанный мужичонка, чуть ниже плеча Тани-мани:
  - А правила здесь стандартные. Ставишь рубль, выигрываешь два рубля, плюс две банки пива и большой пакет чипсов.
  Рыгнула в ответ Таня-маня:
  - Почему только рубль?
  - Азартные игры запрещены, - взвизгнул порыпанный мужичонка и скрылся, - Если не нравится тебе красная девица, будь ласкова арену-то освободить. У нас очередь.
  Икнула Таня-маня, рыгнула Таня-маня, почесала затылок и согласилась:
  - Эй, зомби мой верный, ставь рубль.
  - Так точно, товарищ генерал, - отрапортовал лейтенант Громов и полез в кошельки к солдатам, потому что свои рубли давно кончились. Али не помните за чей счет коротала ноченьку русский богатырь Таня-маня?
  Маленький штрих. У солдат не такое завидное жалованье, чтобы собрать рубль по приказу начальства. Но рубль собрали. Добрые люди помогли. Как не плевался Че Бэ Иванович, как не язвил своего бывшего дружинника:
  - Куда прешься, девка?
  Или:
  - Тебе ли с молодцами тутошними тягаться?
  Но народ попался душевный, понятливый. Всем интересно, может ли одна красная девица, пускай и настолько внушительных габаритов, как Таня-маня, одолеть завалящего мужика с многолетним стажем поединков на бойцовской арене?
  Короче, недостающие деньги собрали. Затем началась потеха. Первого завалящего мужика Таня-маня выбросила с арены. Вот у нее два рубля, две банки пива, чипсы плюс охрененая возможность продолжить карьеру бойца без правил.
  - Чо рты пораззявили? - сплюнул в пакет с чипсами совершенно нетрезвый Иванович, - Русскую бабу что ли не видели?
  - Не-е, такую не видели, - не по уставу ответил кто-то из пленных солдат. И даже не получил при этом нагоняй от своего лейтенанта.
  - Дисциплина хромает, - обреченно вздохнул Иванович. Что ему оставалось при сложившихся обстоятельствах, как не сожрать заплеванные чипсы и не выпить новую порцию пива, предоставленную своей маленькой команде русским богатырем Таней-маней.
  - Хорошая девка, здоровая, - мягко похлопал лейтенант Громов Че Бэ Ивановича по плечу.
  - А ты молчи, зомби, - более чем обреченно выругался Че Бэ Иванович.
  - Я не зомби, - тем же тоном ответил лейтенант Громов, - Не знаю, что вы со мной сотворили, ребята, но я на вашей стороне. То есть на вашей стороне в рамках законности и правопорядка. Следовательно, помогу вам встретиться с нашим пожизненным президентом Иваном Непомнящим. Ну, а президент у нас правильный. Невинных не казнит, преступников не милует. Опять же он разберется.
  - Господи, за что такая напасть? - уткнулся в новый пакет с чипсами бывший государь Иванович, - И когда оно все кончится?
  Тем временем косила лучших бойцов Таня-маня.
  
  ФИЛОСОФИЯ: РАЙ
  Повеселились товарищи предшественники, много нагадили на планете Земля в процессе бессмысленных экспериментов. Ну, была какая-та обезьяна и жила обезьяна. Все параллельные вселенные восприняли обезьяну без извращений и наворотов. По собственной воле никогда не разовьется означенная обезьяна, так и останется навсегда обезьяной с рудиментарными зачатками разума. Но появились товарищи предшественники, устроили настоящий бардак на планете Земля. А заодно перекинулся устроенный ими бардак на другие вселенные.
  Если говорить с позиции логики, обезьянья цивилизация планеты Земля была воистину райская цивилизация. Обезьяны жили точно в раю, особенно не заморачивались вопросами о жизни и смерти. В этом раю не существовало бога, но и не существовало дьявола. Даже смерть воспринималась в этом раю, как естественное приглашение к трапезе. Ибо товарищи обезьяны не брезговали отведать лакомые кусочки представителей собственной расы. Почему бы и нет? Если разбить черепушку бывшего товарища самой обыкновенной каменюгой, под черепушкой вкуснотища неимоверная. Товарищу вроде не нужно, а ты радуешься.
  Только не надо кричать и скандалить за рай олимпийский. Товарищи предшественники здорово разрекламировали собственное бытие, на зависть всем прочим товарищам. Они знали что рекламировали. Если тебе хорошо, если твое тело энергоисточник, а душа опять же потенциал очень высокого уровня, если ты приобщился к породе бессмертных богов и вкушаешь амброзию или нектар и цветочные каперсы, если три тысячи точно таких же и более радостных "если", то полный порядок. Нет никакого противоречия. Олимпийцы по отношению к человеку бессмертные. Но по отношению ко вселенной они смертные. Предел сто или двести, или триста веков, или нечто подобное в этом роде, но кое-что обязательно есть. Даже умирать улетели ребята на родину. На чужбине сладко и хорошо, а на родине куда слаще. Даже весь рай захватили с собой. Всех пресловутых Гераклов, Тесеев, Персеев, удостоившихся чести олимпийского бессмертия. На Земле ничего не осталось. Последний осколок из прошлого - дьявол. Последняя помойка - ад. Несколько памятников, несколько легенд, редкие эпидемические вспышки таланта, который как рецессивный признак иногда проявляется в русской человекообезьяне.
  Сколько раз повторять, эксперименты до добра не доведут. Разум обрастает куда более страшными пороками, чем предшествующая ему тупость. Ибо тупость находится на поверхности, где вкуснотища неимоверная и так много черепушек твоих бывших товарищей. Но разум сторонится поверхности, его привлекают самые жуткие дыры и щели, его просто засасывает в себя бездна.
  А что опять же попасть в бездну? Хороший вопрос, или вопрос правильный. Бездна никак не стыкуется с райским кущами. Как уже намекалось, в раю размышлять не положено. Если чего там положено, так на полную катушку изображать идиота. Ибо изображение идиота вообще не является действием, а если чем и является, то эманацией высшего сознания в твое ничтожное бытие. Русским языком это переводится, как загрузка со стороны. То есть тебя загрузили чужой мыслью. Ну, а твои собственные мысли уничтожили за ненадобностью.
  Воистину, рай на Земле, когда нет никаких мыслей. Или очень мало мыслей. Человекообразная обезьяна отличается столь редкостным джентльменским набором, когда вроде есть, а вроде нет мыслей. Очень многие человечки, прошедшие через олимпийскую мясорубку, сохранили свои основные качества, то есть качества обезьяны. Им не абы как повезло, но повезло выше плинтуса. Благодаря обезьяньим качествам это не абы какие паршивые человечки, но первые кандидаты попасть в рай. Наводящий вопрос, кого на планете Земля зачисляют в первые кандидаты? Неправильный ответ, на планете Земля зачисляют самых умных товарищей. Правильный ответ так или иначе упирается в обезьяну.
  Вселенная развивается, та самая, что одновременно господь и природа, назло великим философам из прошлого. Вселенная гармонирует, опять же назло. Новая форма материи отодвинула отжившие формы. Это еще не твоя материя. Просто некая форма, для которой пришла очередь. Погибают планеты, звезды, галактики. Рождаются галактики, звезды, планеты. При такой постановке вопроса вселенная никогда не достигнет конца. Даже если ее марафон в бесконечность. Даже если великие и высокоразвитые цивилизации испугаются и покинут дистанцию. Здесь не наше! Мы не согласны! Слишком хреновый почет, призов никогда не увидишь! На то великие цивилизации, на то мастера боя, чтобы либо смешить императора, либо зарезаться. У нас не совсем мастера. Недоразвитая, физиологическая, любительская планетка. Разве не чувствуете, как наша физиология отражается на нашей душе? Нет, не чувствуете. А может мы единственный представитель двуединого элемента? Раз физиология, два душа. Раз душа, два физиология. Первого не хватает, второго все меньше. Первое расточается, второе не бережется совсем. Приз это мы сами. Наша душа любит давить прочие души. Наше тело любит ползти по телам. Мы любители, но ни в коей степени профессионалы. В нашем случае раем не пахнет.
  Но давайте рассмотрим другую концепцию. То бишь концепцию дьявола, его церкви, его христианства. Рай, как познание истины. Это противно и страшно. Ты познавал истину, познавал, познавал... И вдруг ни с того ни с сего тебя осенило. Пресмыкательство перед неким невообразимым и неописуемым существом, безотчетная или беззаветная вера в само существо, другие унизительные процедуры подготовили новоосененного раба лицезреть своего начальника. Ей богу, как выход примы на сцене да еще без трико. Товарища подготавливали, что прима будет так-кая. Ты подготовлен, ты не свернешься с катушек, ты никого не зарежешь в сомнамбулическом суперэкстазе и извращенческом лунатизме, когда эта лапочка обнажит свою пипочку. И вообще ничего не случится. Как подготовленный созерцает товарищ. Как неудовлетворенный он же удовлетворяется созерцанием. Сегодня тебе повезло, кончаем хлопать ушами.
  Нет, никакой истины. Абсолютная истина только конец. Человек, докопавшийся до конца, только ничто, только нуль, который, вне всякого сомнения, можно назвать абсолютным. Из нуля никого не родится. На нулевой отметке ничего не произрастает. Возле нуля даже помойка какая-та нулевая или безрадостная. Некоторые извращенцы боятся испачкаться о помойку. Ты грешный, ты грязный, ты отвратительный, ты помойка. А я другого пошиба. Вот стремился и дотянул до абсолютной величины. Вот не гадал, но познавал истину. Свет истины в моих глазках. Свет истины в моем черепке. Свет истины отражается ниже пояса. Ну и пусть, что свет отраженный. Луна такая же отраженная, но она затмевает все прочие звезды, которые издалека. Звезды со своим светом, но кто подумал, что это свет истины?
  Обезьяна всегда находилась в привилегированном положении. Она познавала ту или иную истину посредством каменюги. Если каменюга помогала извлечь истину из расколотого черепа, то истина извлекалась. Но бывали и противоположные варианты. Например, очень маленький каменюга, или очень маленькая обезьяна. Плюс приходится учитывать сопротивляемость обезьяньего черепа внешним воздействиям. Череп обезьяны выглядит куда солиднее, чем череп ее последующих потомков. Все-таки настоящая кость, не мозговая косточка. Связавшись с настоящей костью, еще помучаешься, пока доберешься до мозга.
  Неправильно поступили предшественники, гадко они поступили, порушив истинный рай на Земле. Подобная лженаучная деятельность не принесла пользы для межгалактической науки. Ослабление костей черепа в угоду мозговому веществу оказалось страшной ошибкой. Поумневшая обезьяна потеряла массу физиологических бонусов, а взамен приобрела так называемую "бессмертную душу" или сплошные проблемы. Ибо не приобретается "бессмертная душа" навсегда и окончательно без какого-нибудь зарядного устройства. Нет души, заряжать нечего. Но есть душа, и тут же найдется какой-нибудь зарядное устройство. В нашем случае зарядное устройство представляет собой церковь.
  Кажется, все заклепки на месте. Даже коммунистический рай опирался на церковь. Ну, не совсем чтобы опирался открыто, но завуалировано опирался. Обыкновенная человеческая обезьяна не разберется, откуда в коммунистическом раю церковь. Нужна необыкновенная человеческая обезьяна, чтобы во всем разобраться. Весьма редкий экземпляр, выращивается исключительно на русской земле, в других землях нет ничего подобного. Хотя коммунизм и церковь мозолят глаза собственной схожестью. Оно понятно. Великий древнегреческий философ Платон оказался одновременно прародителем коммунизма и церкви. Нет никаких сомнений, что коммунистический рай это так же подретушированный рай церковников. Коммунизм позаимствовал самое худшее из церкви, церковь вернула назад худшие принципы коммунизма. При более детальном изучении начинаешь поражаться отрицательным факторам той и другой концепций. Зверства, мученичество, смертоубийство идейных противников. Это все церковь. Это все коммунизм. За сладкими мордочками, за елейными словечками, за невразумительными поступками скрывается дикий зверь. Днем он сладкое, елейное, невразумительное существо. Ночью фонтанирует кровь несчастных обезьянок.
  Церковный рай посткоммунистического периода в любом варианте рай зверя. Эксперимент завершился за два тысячелетия до восстановления рая. Олимпийские боги или предшественники трусливо сбежали, не ликвидировав неудачную продукцию своей антигуманной деятельности. Несколько ядерных взрывов на тот период могли привести к ликвидации страшной обезьяночеловеческой заразы на планете Земля. Но этого не произошло, но зараза осталась. В конце двадцатого века по земному летоисчислению зараза вышла на новый уровень. То есть зверь (или дьявол) окончательно и бесповоротно совратил русскую землю.
  Хорошие товарищи русские. Славные ребятишки, нормальные девчонки. Вот только очень поддаются они на всякую пакость. Кто у нас боится дьявола? Да никто не боится. Имели мы дьявола между ножек. Имели мы дьявола между рожек. Следовательно, поимеем при любых обстоятельствах. Дьявольская идеология нам не указ. Дьявольское мракобесие совершенное ничто против русской земли. Оплеванная, обесчещенная, отмордованная Россия никогда не поддастся на мракобесие. Вот зачесалось, и приведем сюда дьявола, чтобы настроил церквей по самое немогу, чтобы ругал и прикалывался над другими уродами.
  Опять правильно. Дьявол цепкий, дьявол когтистый, дьявол не выпускает добычу, если ему не заплатишь очень серьезные денежки. Дьявол придумал бога, чтобы несерьезные денежки стали серьезными денежками. Теперь еще интереснее, дьявол придумал дьявола. Это чтобы возвысить придуманного бога. Дальше совсем обалдеть. Адское пекло, адское жерло, адский огонь они суть придумка из самых пустых. Они скорее действуют на тело, нежели на бессмертную душу. Но в аду обезьяньего тела не будет. Сколько не пыжится обезьяна, каменюгой разбили ей череп и выжрали мозг. Следовательно, тела не будет. Но спецэффекты нужны. Пока находишься в теле, более впечатляет пекло, жерло, огонь, нежели неприкаянность души и душевное одиночество. Если бы дьявол избрал своей целью смертное тело, то неприкаянность и одиночество можно представить за аргумент. Но тело выбрасывается, а душа набирается. Не стоит спасать отходы, стоит спасать, чего можно спасти. Или пар, смола, кипяток, буйство костей, скрежет зубовный.
  
  ЭТО НЕ ПОТЕХА
  Много раз за текущую ночь впадал в тяжкую дрему и выходил обратно Че Бэ Иванович. Где-то в нормальной вселенной осталась планета Земля в руинах и мусоре. Там же мотался среди остывающих звезд и галактик страшный мутант Непомнящий, по совместительству блудный папаша Ивановича. Но и здесь, то есть в новой вселенной на планете Земля-2 под непроницаемым куполом находился мутант Непомнящий, жестокий убийца координаторов.
  Есть от чего разволноваться, даже великому бойцу вроде Че Бэ Ивановича. После памятной встречи с мутантом Непомнящим в образе Хрюколапа, так и не нашли общий язык отец и сын Непомнящие. То есть не нашли общий язык в той несчастной, но очень правильной вселенной, где в результате их же семейных разборок опустела планета Земля. Не надо обманываться, что боролись за благо любимой планеты ребята Непомнящие, а получилось, что получилось.
  - Ах ты, сука кусачая, - Таня-маня уложила очередного бойца, попытавшегося укусить ее за руку, после чего к столику бывшего государя Ивановича принесли очередную призовую порцию пива и чипсов.
  - Все ложь, - прошептал одними губами Иванович, - Я не хотел идти в государи.
  И нервно оглянулся по сторонам. Нет, никто не услышал Ивановича. Посетители "чипсерии" неистово болели за приезжую девку против местных костоломов, которые за ней стирать носки не годились. Ну, и зомбированный патруль, вроде справившийся с трансом, болел за приезжую девку и не обращал никакого внимания на Че Бэ Ивановича.
  Ведь чистая правда, не хотел идти в государи Иванович. Его как-то, то есть каким-то левым путем, назначили в государи без пояснительной записки, без уведомления. Заснул свободный чистильщик Иванович, проснулся государь всея Руси, плюс последствия.
  Хорошо быть государем, если ты только рубишься с нечистью, если не очень-то подключаешь мозги, как вещь совершенно пустую и бесполезную. Тут-то и встретил Че Бэ Иванович дорогого папашу Ивана Непомнящего в облике злого мутанта Кибер-бобера. И начались кошмары, которые пивом не залить, чипсами не закушать.
  - Ты чего на меня пялишься? - гавкнула на кого-то из зрителей Таня-маня.
  - Я не пялюсь на вас, сиятельная госпожа, - последовал очень робкий ответ.
  - Нет, ты на меня пялишься, наглая рожа. Таня всякую тварь насквозь видит. Так и хочешь забраться в штаны грязными пальцами.
  - Я ничего не хочу, вообще я зашел на минутку, - послышался квакающий всхлип. Затем глухой удар, и шорох рассыпающихся чипсов.
  Ладушки, Таня пошла по рядам. В очередной раз проснулся Че Бэ Иванович. До чего же неугомонная девка? В молодости выше крыши от нее было шума и шорохов. Да и сейчас то же самое. Пробовал успокоить Таню-маню бывший государь Иванович. Это когда воцарился над русской землей в облике Кибер-бобера-крыса вместо своего папаши Непомнящего, благоразумно подавшего в отставку. Не то чтобы успокоил Таню-маню бывший государь Кибер-бобер-крыс (или точнее, Че Бэ Иванович), но превратил ее в железную деву Крысятку. Так ведь под кибернетической оболочкой не успокоилась русский богатырь Таня-маня. А теперь она совсем озверела. То есть ведет себя как вульгарная девка в чужом государстве.
  - Ну-ка, валите отседова, козлы похотливые.
  Удары, пинки, треск ломающейся мебели. Очень не интеллигентно ведет себя русский богатырь Таня-маня.
  Мы не поверили
  В явление ангела.
  Закрыли двери,
  И завели танки.
  Явившийся ангел -
  Материя тонкая.
  Он не какая-та падаль,
  Но вроде ребенка.
  И если чего припомнит,
  Всяк не по-нашему.
  Вот тебе молнией
  Между ляжек.
  Хотя с другой стороны, окончательно смирился со своей непробудной судьбой бывший государь бывшей земли русской Че Бэ Иванович.
  
  МОРАЛЬ
  Нет никакой морали и быть не может. Надоело морализировать Че Бэ Ивановичу по поводу своего бывшего дружинника Таня-маня. Не отвечает бывший государь за действие всяких дружинников. Можете пригвоздить его к позорному столбу, можете расстрелять, но снял с себя какие-либо полномочия бывший государь с той самой минуты, как перешел через временной портал, как оказался в другом мире.
  - Аз есмь другой мир, - просто выругался Че Бэ Иванович.
  - Слушай, дедушка, - тяжело опустилась за столик русский богатырь Таня-маня, - Хватит читать мораль. Таня все видит, Таня всех знает, Таню не проведешь маромойскими шутками, Таню здесь уважают.
  Затем Таня-маня окинула грозным взглядом поредевшие ряды прочих товарищей:
  - Правильно я говорю?
  Звонкое "ура" наполнило атмосферу "чипсерии", прочие товарищи стали тихонько ретироваться.
  - Чувствуешь, государь, - подморгнула куда-то в пространство русский богатырь Таня-маня, - Как меня уважают?
  Снова "ура", которое совсем покоробило Ивановича. Захотелось на данную тему нечто сказать, потому что молчать не было никакой возможности:
  - Дорогая моя Танечка, мой верный дружинник, я очень тебя уважаю за подвиги ратные, за прекрасный характер.
  Вот и все, что сказал Иванович. А чего ему захотелось сказать, оно останется тайной за семью замками и за семью печатями. Потому что в данный момент сработал некий переключатель в мозгу Ивановича, то есть перевел его мозговые извилины в очень странную область, где ничего лучшего не нашлось, кроме верного дружинника Танечки.
  - Это правда? - неожиданно замолчала Таня-маня и перестала вести себя вызывающе.
  - Чистая правда, - в который раз за сегодняшний день вздохнул Че Бэ Иванович.
  - И ты не блефуешь? - совсем уже превратилась в робкую девочку Таня-маня.
  - Ни за что, - как можно убедительнее ответил Че Бэ Иванович.
  - Так получай, - со скоростью падающей звезды налетела Таня-маня на бывшего государя Че Бэ Ивановича и залепила ему охрененный поцелуй в обвислые губы.
  Здесь окончательно вырубился Иванович.
  
  СЕДЬМАЯ РАССКАЗКА
  Нет, дорогие товарищи, все хорошее кончается очень плохо, а плохое в конечном итоге меняет свой знак на нечто противоположное. Тощие мощи могут покрыться жиром, а жирная туша может утратить часть своей массы. Или точнее, жирная туша обязательно похудеет, хотя бы в гробу. То есть когда придут благодарные черви и набьют себе брюхо той самой массой. Вот пока не пришли черви, не стоит бороться с той самой субстанцией, что называется жир. Все-таки жир это вроде запасов энергии. В кои веки запасся энергией, под названием "жир". Может, не пригодится в дальнейшем энергия. По крайней мере, сегодня она как защита от всяческих трещин, порезов, укусов.
  Вот Кошелек не запасся энергией. Горло у него оказалось не настолько жирное, чтобы противостоять предательскому укусу. Ну, и проскочил в незащищенное горло укус, и как следствие Блямба.
  - Как бы это того, сходить к доктору? - сам себе предложил Кошелек.
  И сам же ответил:
  - Доктор живет далеко, до обеда не управиться.
  А ведь точно стоит сходить к доктору. Вышеупомянутая Блямба на горле вроде отдельное мыслящее существо. Она добралась до энергетических оболочек, она растворяет энергетические оболочки. И в первую очередь те энергетические оболочки, которые лежат сверху, или застряли в самом горле по причине присутствия Блямбы.
  Теперь догадались, зачем нужен доктор? Лиловая планета Дуриа за последнюю тысячу лет впервые удосужилась столь мощного выброса энергии со стороны одной из параллельных вселенных. Именно со стороны той самой вселенной, что кое-где называется "наша" вселенная, и где находится настоящая родина русских богатырей Тани-мани и Че Бэ Ивановича.
  Чувствую, вы догадались. Подобной удачей не может пожертвовать Кошелек. Повторяю снова и снова, русские богатыри при переходе через планету Дуриа сбросили лишнюю энергию. Количество энергетических оболочек при этом более чем фантастическое. После Тани-мани двести одиннадцать тысяч сто три оболочки. После Че Бэ Ивановича девяносто одна тысяча семнадцать оболочек. И такое богатство может пропасть. То есть взять и пропасть в никуда. Через несколько дней, может недель или месяцев растворятся бесхозные оболочки. А если чего успеет поднять Кошелек, так оно перейдет в никуда под прикрытием мерзостной Блямбы.
  Переход в никуда опять-таки факт не из самых приятных, но из более чем неопровержимых. С каждым всплеском энергия Блямбы растет. Не важно, вливается энергия внутрь Кошелька, или назад выливается. Здесь вам не обыкновенный биологический нарыв, которых наберется многие сотни и тысячи на теле любого биологически активного существа. Здесь нечто большее. Яд, мрак, на закуску сияние бездны. Впрочем, к яду мы приспособились. Есть таблетки, жидкие формы и капсулы, вполне способные нейтрализовать токсически активное вещество. Тем более, нейтрализовать это вещество с помощью тривиального электричества. И отступил мрак. Вот только не знаю, что делать нам с бездной. Слишком много всякой параши лезет из бездны.
  Я не быдло или хам,
  Не стучите по зубам.
  Прекратите чертов бред,
  Я не пакость или смерд.
  Вы любить меня должны,
  Как великий пуп страны,
  А не то, что под пупом
  Перевернуто вверх дном.
  Не захочите любить,
  Буду очень больно бить.
  И наставлю фонарей,
  Не встречается больней.
  Самое главное в представленном случае, что доктор у нас не бесплатный, что доктор за денежки. Нет, я не говорю про обычного доктора, то бишь про врачевателя биологических недугов. Обычный доктор обойдется в самые мелкие денежки. Даже на государственной службе по собирательству энергетических оболочек можно скопить денежки на обычного доктора. Но опять незадача, обычный доктор не лечит от бездны. От геморроя он лечит. И от запора. И от трясучки во время месячных. Зато от бездны лечит другой доктор. Его вроде еще называют духовником. Нет, я не утверждаю на сто процентов, что не только лечит от бездны, но и вылечит доктор-духовник. Но только вышеупомянутый доктор лечит от бездны. Вот незадача под номером два. Духовному доктору вроде бы не нужны денежки. В энергетическом мире денежки вроде каки и бяки, вроде отрыжка повапленная. Духовный доктор лечит за символическую плату. Если вы думаете, что подобную плату способен выдержать обыкновенный государственный служащий по имени Кошелек, вы наш клиент. То есть клиент духовного доктора. Обращайтесь по адресу:
  - Лиловая планета Дуриа. Лиловый Загон. Чеслав-Беломор Непомнящий, доктор духовных наук и межпространственной философии.
  
  НА РАССВЕТЕ
  Вся такая разгоряченная и такая красивая Таня-маня подсела к Че Бэ Ивановичу:
  - Слушай, старичок, ты чего не развлекаешься?
  Скорчил козью морду Че Бэ Иванович:
  - Отвали.
  Но разве можно прогнать или запугать русского богатыря какой-то там мордой? И не надейтесь, дорогие мои. Русский богатырь не обычное существо с его обычными соплями и вздохами. Русский богатырь есть порождение русской земли-матушки. Он в чем-то сродни богу, в чем-то куда выше. Ибо только русская земля-матушка порождает истинных богов и героев, а пришлые герои и боги, всякие Христосики и Чурилы Сигезмундовичи, должны очень долго доказывать, что на что-то пригодны.
  Русский богатырь никогда ничего не доказывает. Сила богатырская не для того струится по жилушкам, чтобы ее растрачивать на пустое крючкотворство, на дебильные препирательства. Русский богатырь садится за один стол с любыми богами и ведет диалог на равных, а если чего не понравится, может и репу начистить.
  - Э, Баба Ягая, сегодня не твоя правда. Ты меня не накормила, не напоила, в баньке не выпарила, всякие подлючие бумажки подсовываешь.
  Вот оно ключевое слово, отличающее богатырскую Русь и ее богатырей от прочих стран и народов. Не поддаются настоящие русичи на всякую "подлость". Отчего они своих богов пудовым кулачищем охаживают, и чужих не очень-то милуют:
  - Э, господи, ты вроде не из местных товарищей? Пришел к нам из земли неправедной, земли маромойской, навязываешь собственные правила. Послушай хороший совет, отправляйся обратно в свою маромойскую землю, пока не обидели.
  Так или примерно так чувствует себя Таня-маня в чужом государстве. Или только Че Бэ Ивановичу кажется, что государство чужое, что люди в нем не совсем русские? Неужели бывают люди совсем русские и не совсем русские? Или сдвинулся по диагонали Че Бэ Иванович после перехода сквозь пространственно-временные порталы, после попадания на не совсем привычную Землю.
  - Я ведь к тебе с ласковым словом, мой государь, - ничуть не обиделась Таня-маня, - Твой верный дружинник Татьяна может и не понимает дела государственные, но хорошо понимает, как тяжела государева ноша на русской земле, отчего очень готова помочь пронести эту ношу.
  Ничего не ответил Че Бэ Иванович, расчувствовался. Видимо и впрямь старичок. То есть реагирует на любую мелкую лесть или ничтожные перемены погоды. А еще такая красивая русский богатырь Таня-маня. Не замечал ее богатырскую красоту в бытность свою государем Че Бэ Иванович. Очень глупый поступок. Следовало заметить. Следовало любить, то есть не отпускать от себя русского богатыря Танечку. Следовало в государственных делах поставить на преданность русских дружинников, и в первую очередь на богатыря Таня-маня. А тупой государь поставил на преданность киборгов, в том числе на железную деву Крысятку.
  Господи, почему так хочется плакать? Почему текут слезы из глаз одного из несчастнейших государей Руси за всю историю русского государства? Почему получилось настолько дурацкое прошлое? Могло оно получиться иначе. Совет да любовь, братство славянских народов, истинно дохристианская Русь, похожая на прекрасную сказку. Нет, ничего не сделал Че Бэ Иванович, чтобы сохранить сказку. Под его управлением не восстановилось разрушенное государство, но развалилось совсем на микроскопические части. Огонь, кровь и смерть, вот что принес Иванович на любимую землю.
  И еще он убил любовь к одной сумасшедшей девчонке по имени Таня-маня.
  
  ПУСТЬ ВЗОЙДЕТ СОЛНЦЕ
  - Мое время закончилось, - просто сказал Иванович, - Я не хочу вмешиваться в государственные дела демократического государства Россия. Не для того я пришел на новую русскую землю, чтобы нарушить существующий порядок. Хватит кровавых потоков, хватит боли народной. Мне ничего плохого не сделал пожизненный президент демократического государства Россия. И к тому же... он мой папа.
  Очередная пауза. Шоковая тишина. Глаза полезли на лоб у русского богатыря Таня-маня:
  - Чтой-то я не понимаю, то берем власть, то не берем власть. Так мы ее берем или нет?
  Закатил светлые очи бывший государь Че Бэ Иванович:
  - После схватки с Призраком, словно растворилась черная энергия некоего гадкого товарища Че. Вышеупомянутый товарищ очистился и наполнился гиперпространственной благодатью. Точнее, внутри вышеупомянутого товарища возникла весьма ощутимая потребность в путешествиях по иным измерениям, а так же в проповеди великой основы добра и зла, то есть известного всем христианства.
  - Чего-чего? - переспросила боец Таня-маня.
  - Правильно говорите, товарищ пришелец, - открыл очередную банку с пивом лейтенант Громов, - То есть о добре правильно. Настоящие русичи всегда боролись за добро против зла. Только вот не надо нам проповедовать христианство. Давно умершая религия, забытая религия. Полностью дискредитировала себя, когда пришел к власти пожизненный президент Иван Непомнящий и накрыл вековечную Русь куполом.
  - Вот и я о чем говорю, - вклинилась Таня-маня, - В Правильной лощине верили в наше русское солнышко, а не в какого-то пришлого божка, который русским не был никогда, и нечего нам его навязывать.
  - Далеко пойдете, ваше величество, - преклонил колено лейтенант Громов перед богатырем Таня-маня, - Пожизненный президент Иван Непомнящий точно так выражается на народных собраниях. А что относительно вашего спутника... Хотя он немного напоминает премьера Ивановича, но сравнение отнюдь не в пользу вашего спутника. Тем более, если пришел сюда проповедовать христианство.
  Расплылся по стулу, скурвился бывший государь Че Бэ Иванович:
  - К слову пришлось.
  Прыснула прямо в глаза Таня-маня:
  - Вот и не стал ты великим государем, мой бедненький государь, потому что все время какая-та глупость приходится к слову.
  А ребята решили спеть песню про солнышко.
  Начало песни:
  Взяли быстренько кружки
  И глаза на восток.
  После бурной пирушки
  Там появится бог.
  Он не есть человечек,
  Оборзевший от сна.
  Нечто доброе, вечное
  Приближается к нам.
  Припев:
  Каждое утро
  Бог тута.
  Продолжение песни:
  Можешь тупо молиться
  Всякой мелкой шпане,
  Что сумела пробиться
  В животворном огне.
  Богу даже приятно
  Дать тепла про запас.
  Этой милости хватит
  На любого из нас.
  Припев:
  Тепло назначается
  Всякому.
  Окончание песни:
  Что такое есть вера
  Без тепла и огня?
  Это глупости мера
  Для засохшего пня.
  Ничего не засохнет,
  Если с нами наш бог.
  Прекрати свои вопли,
  И глаза на восток.
  Припев:
  Солнце взошло,
  Как хорошо.
  Толкнула Таня-маня обалдевшего Че Бэ Ивановича:
  - Хватит валять дурака. Впереди великие подвиги.
  
  И ТАК ДАЛЕЕ
  Разномастная компания вывалилась из "чипсерии". Солнце висело над горизонтом, молодое и очень багровое. Низкие слои купола добавляли этому солнцу весьма пикантную красноту и продлевали возможность им любоваться незащищенным глазом.
  - Кажется, я перебрал, - буркнул Че Бэ Иванович, - Перед глазами так и носятся красные чертики.
  - Тише, - стукнула по спине Таня-маня, - Какой великолепный момент, какое великолепное солнце. Таня здесь продержалась всего до рассвета, но уже влюбилась в новую русскую землю.
  - Оно и видно, - отвел взгляд от солнечного диска Че Бэ Иванович, и окинул взглядом окрестности.
  Ну, что здесь добавить? Россия образца двадцать четвертого века на планете Земля-2 мало чем отличается от России образца двадцать первого века на планете Земля. Много зелени, много синевы, мало стекла и железа. Стиль скорее средневековый, чем современный. То есть не двадцать третий, не двадцать первый, но двадцатый или девятнадцатый век. Костюмы скорее армейского образца, чем с подвижкой в сторону авангарда или эротики.
  - Нет, не тебе править этой землей, - совсем тихо сказал Иванович.
  Трубят трубы, бегут солдаты, выстраиваются возле жилых помещений казарменного типа. Каждый почитает своим долгом взглянуть на солнышко. Ничего пошлого, никакого обожествления. Просто прекрасный, лучащийся энергией взгляд. Здравствуй, солнышко! Мы так заждались твоей благодати. Целую ночь ты гуляло за горизонтом. Вот опять здесь, вот совсем рядом, поэтому здравствуй.
  - Другая земля, другие традиции, - ухмыльнулся Иванович, - Для этой земли необходимо быть другим человеком. Но очень-очень любить свою землю.
  Легкий хлопок. Лейтенант Громов и его караульная команда приняли стойку "смирно". Таня-маня приняла наиболее эффектную позу, подчеркивающую ее статус русского богатыря. Немного подтянулся и сам Иванович.
  Еще один легкий хлопок. Несколько энергетических разрядов пронеслись над Шуваловским замком. Затем ворота открылись, и взвод гренадеров вышел наружу. Залп, салют, трубы пиликнули в последний раз, поперхнулись, умолкли. Затем тишина. Невысокая фигура в армейской форме как-то ненавязчиво вынырнула из-за спин гренадеров. Не только гренадеры, но прочие находящиеся на площади солдаты и офицеры взяли на караул. Лица гражданской наружности, а таких оказалось здесь двое (русский богатырь Че Бэ Иванович, русский богатырь Таня-маня) почувствовали себя в числе приглашенных.
  И что мы тут делаем, подумал Че Бэ Иванович.
  Как же нам повезло, подумала Таня-маня.
  Ты этого хотел целую вечность, подумал Че Бэ Иванович.
  Главное, повести себя правильно, подумала Таня-маня.
  Успокойся и думай, подумал Че Бэ Иванович.
  Так близко до счастья, что можно дотянуться руками, подумала Таня-маня...
  Тем временем приземистая фигура преодолела половину расстояния между Шуваловским замком и небезызвестной "чипсерией", на пороге которой застыли русские богатыри и патрульная команда лейтенанта Громова. Хорошо можно было разглядеть обвислые щеки, крохотные глазки, опять же тройной подбородок приближающегося товарища.
  - Кто это? - спросила русский богатырь Таня-маня.
  - Знаемо кто, - буркнул Че Бэ Иванович.
  А лейтенант Громов поправил:
  - Его величество пожизненный президент демократического государства Россия Иван Непомнящий.
  И тут выплыло из красной полосы и заиграло непередаваемыми красками солнце.
  
  ОТ АВТОРА
  Дурацкий мальчишник по поводу дня рождения величайшего светила науки Владимира Александровича Мартовского как-то быстро и сразу закончился. Затем была встреча Владимира Александровича с его подружкой, о чем мы уже говорили. И, наконец, рейд в Политехнический институт, перерастающий в сущую формальность. Там в Политехническом институте господа ученые должны были преклонить свои ученые головы перед новой звездой, взошедшей на небосклоне нашей русской науки.
  Ан, не получилось. Владимиру Александровичу вежливо объяснили, что он не выполнил учебный план, что выпускается из аспирантуры, как последний потрох и поц, со справкой.
  - Что за дерьмо! - возопил выдающийся гений всех времен и народов.
  - Вот такая петрушка, наш ласковый. Учебный план надо выполнять. При чем надо вовремя выполнять, или у тебя проблемы.
  И пошел Владимир Александрович, поигрывая качковскими мускулами, и почесывая высокоумную голову. И осталась наша наука без единственного светила на долгие-долгие годы. Ну, и с равновесием во вселенной как-то обошлись без проблем. Ибо знаете, эти светила только и делают, что нарушают равновесие. Мол, их хлебом не корми, водкой не спаивай, только чтобы нарушить. А тут не нарушилось ничего. Шел, пошел, куда-то ушел Владимир Александрович. Может, в тот ослепительный край, где другие солнце и звезды.
  Мне говорили ученые дети,
  Что параллельных миров не бывает.
  Это просто придумка тупая
  Против правильных добродетелей.
  А добродетель хорошая наша
  Чувствует всякие глупости.
  И эти глупости она не пропустит,
  Потому что всегда на страже.
  Теперь последний вопрос. Как бы получше узнать, на что похожи другие солнце и звезды?
  
  
  КНИГА ВТОРАЯ. ИСТОРИЯ МАРТОВСКОГО КОТА
  
  
  ОТ АВТОРА
  Все, ребята, устал. Можно сказать, выдохся. От сумасшедших погонь, мордобоев, политических закидонов и путешествия в другие вселенные. Не грех остановиться и передохнуть, пока величайший сериал отечественной фантастики "Сага о координаторах" не сожрал свое собственное развивающее начало и не превратился в болотистую и весьма занудную гадость.
  Так бывает, когда слишком много приключений и мордобоев. Морда, разбитая по стотысячному разу, вызывает в лучшем случае легкий озноб и позывы зевоты. Даже красиво разбитая морда. Все это когда-то было, все это когда-то видели, тем более слышали. Нам бы чего-нибудь попроще на данный момент. Например, сказочку про маленьких лесных гномов или колыбельную песенку.
  Насчет сказочки про маленьких лесных гномов не обещаю. С колыбельной песенкой опять же проблемы не было. Этих песенок, в том числе и колыбельных, в "Саге о координаторах" целый вагон и пять дополнительных ящиков. Зато появилась весьма съедобная мысль, рассказать что-нибудь про товарища Муркотенка, наиболее колоритную фигуру не только "Саги о координаторах", но и во всей отечественной фантастике. Не мог появиться вот так Муркотенок. То есть появиться из космоса на нашей русской земле, устроить здесь свой незабываемый мордобой и свалить обратно в тот самый космос. Не мог и все, прочие варианты не принимаются. Что-то должно было предшествовать появлению величайшего бойца всех времен и народов с таким простым русским именем Муркотенок.
  Я отошел к окну и задумался. Конечно, в характере бойца Муркотенка есть нечто от Александра Мартовского. И все-таки это не полная версия. Есть нечто большее в характере бойца Муркотенка. При чем нечто большее родилось не на далекой планете Мурс, но в очень сереньком городе Санкт-Петербурге, тогда еще городе Ленинграде. Нечто большее родилось в маленьком котовом дворике.
  В самые трудные, самые горькие минуты собственной оплеванной, раздавленной и бессмысленной жизни я так часто любил стоять у окна и растворяться мечтами в том самом котовом дворике. Сердце успокаивалось и прекращало метаться в груди. Мысли успокаивались и растворяли душевную желчь в каждой крохотной капле подобного чуда.
  Видно господу было угодно за вечные муки мои, за неутоленную жажду познания, за космические порывы души, за бездну сжигающего бытия, даровать сей осколок кошачьего рая. Почему бы и нет? Где-то должна быть другая жизнь. Не такая подлая и позорная, истеричная и тупая, как жизнь современного человека и героя нашего времени.
  Все проходит, умирает,
  Испаряется как дым.
  Боль становится чужая,
  Мрак становится чужим
  И страдания былые
  Поглощает суета,
  Растворяя мысли злые
  На мордахе у кота.
  Пока мои дорогие координаторы собираются с силами, зализывают раны и отдыхают перед очередным мордобоем, я хочу рассказать вам одну невыдуманную историю про одного невыдуманного кота, который стал прототипом бойца Муркотенка.
  
  ПОЕХАЛИ
  На свете существует масса религий, воспринимающих переселение душ за эталон. Зайчик переселяется, рыбка переселяется, тараканище в кухне твоей... и тот раньше прочих переселяется. Переселение суть непреложная истина, спасающая человека от ужаса смерти. Ты был тараканом, зайчиком, рыбкой. Нынче переселился, когда в результате десятков и сотен преобразований душа рассчитала свой собственный путь от низшей формы до высшего разума. Ты доволен. Твой интеллект поднимает на пьедестал человеческий разум.
  Это логично с позиции человека, который чертовски ценит себя, отметая прочих не шибко удачных переселенцев, всяких глистиков, клопиков, птичек. Ты самый великий, ты самый деятельный, ты почти господин над вселенной. И что? Кто признает господина? Дерево не признает. Камень? Да я смеюсь, чем отличается камень от дерева? Опять же дурацкий червяк или глист, который наехал на господина. Снова не признает. Наблюдая людей без тяжелой одежды их непомерного чванства, я отвожу глаза от рода людского в сторону меньших существ, что существуют на одной с нами планете.
  Давайте не будем ругаться хотя бы сейчас. Человек отвратительное, нет, отвратительнейшее существо, порождавшееся когда-либо природой. Природа его родила. Это мама его. Вот хотя бы подумал товарищ о маме, приласкал ее, обогрел, подкормил, дал спокойно резвиться и развиваться под общими небесами, улучшать, но не пакостить землю. Ишь чего захотелось, товарищи! Мама глупая, должна радоваться. Ибо человек по-своему отблагодарил природу. Знает, что хорошо, а что нет по определению. Засунул природу в железную клеть, заставил служить сточной канавой, шлюхой, подстилкой под ноги. И с кем это он так обошелся? Опять же с природой, ласкавшей, лелеявшей, оберегавшей подобное ничтожество тысячи тысяч дней и ночей, в период ублюдочного детства.
  Вырос сладенький наш, немного окреп, и так далее. Ух, какой здоровенный, мордастый сегодня ребенок. Вознесся на металлических крыльях прогресса, усладил ненасытную плоть шиком, блеском, искусственной мишурой. Чтобы шума побольше, и вони, и прочей хреновины. Доэстетировался самочинный властитель природы, доутончался, выпал в разврат. Все сумел, до всего дотянулись его загребущие лапы. Но забыл сохранить каплю жалости к тем существам, кто подобное чмо окружал перед взлетом. И зачем? Что твоя капля? Получив беспредельную мощь от природы, двуногая пакость поспешает воспользоваться подачкой, дабы переделать миры по собственному усмотрению и воцариться не только над мамой своей, воцариться над целой вселенной.
  Человек стал кошмаром вселенной. Нынче это вселенское зло, в противовес которому поставлены крохотные и, кажется, совершенно бессмысленные существа, кто остался всего лишь животными.
  Маленькая киска
  Без ученых званий
  Не продаст за миску
  Толику желаний.
  Не продаст за платье
  Добрые устои.
  Но добру отплатит
  Ласкою любою.
  Как велик человек? Но и он спасовал перед киской.
  
  ТОЛЬКО ФАКТЫ
  Повторяю, история эта случилась еще на той улице, когда коммунистическая партия была необычайно ершиста, а у дедушки Брежнева не скакала по лавочкам челюсть. Вы помните дедушку Брежнева? Веселый такой старичок. Никого не запугивал, не изничтожал, не приканчивал генсековским авторитетом. Говорил, что на празднике. Самые серьезные фразы в его горле принимали двойственный смысл. Хочешь, следуй по предначертанному пути. Хочешь, не следуй. Никто не осудит. А если осудит, ты облажался по собственной инициативе. Все вокруг двойственное, нереальное. Так поверни али эдак, один результат, полное торжество коммунизма.
  Погодите, я еще не закончил. Вы помните торжество коммунизма? Думаю, что забыли под прессом россиянского государства. А зря. Эти двойственные газеты, которые пестрели галиматьей о всесторонне развитой личности. Эти двойственные научные журналы, которые добирались всегда с опозданием, но выдавали не меньше галиматьи о созидании личности нового типа. Эти книги, то есть партийная и сверхпартийная литература о том же. А телевизор, волшебный ящик, окно в мир, дверь к человеческой мысли? Зовите его, как хотите. Все равно не припомнится ничего, открестились, затерли, забыли.
  Только не подумайте, я не подрываю устои партии и не трогаю дедушку Брежнева, Наша героиня, хрупкая кошечка не знала ни первого, ни второго вплоть до торжества коммунизма. Упущение с ее стороны, но что поделаешь здесь. Кошечка не читала газет, не упиралась рогами, простите, хвостиком в ящик, не подпрыгивала под нескончаемый рев матюгальников. Нет, цивилизация не миновала такой красоты, все-таки город, не волчий загон. Там газетку положат в кошачий горшок, а на первой странице портрет. Там задымятся волшебные линзы, и снова портрет. Там в магюгальнике самый родной, самый праведный голос. Упущение номер два. Хрупкая кошечка не понимала, но просто жила: кушала, дрыхла, мяукала, что-то еще про несложные, несерьезные, серенькие потребности, из которых прогулка на свежем воздухе вплеталась в обычные тридцать шажков от клумбы до клумбы.
  Тут судьба повстречала хрупкую кошечку в облике всесторонне развитых личностей, строителей светлого будущего, передовой отряд коммунизма. Я еще только начал. Вот возьму документ, разбросаюсь словами, фразами, чувствами. Такой силищей и красотой третьего съезда, пятого съезда, двадцать первого съезда. Станем съезжаться, не остановишь меня перед голыми фактами. Апофеоз. Мысль бурлит, гнев по полочкам, система работает. Строители коммунизма приготовились вступить в коммунизм. Ни хрупкое телосложение, ни царственный вид не спасли красавицу из Сиама, потому что так надо для коммунизма. Это эксперимент, это мощь, это будущее нашей планеты.
  - Думаешь, упадет?
  - Сам скорей упадешь!
  - По рукам, и пра-аверим.
  Слышали, эксперимент. Я не имею права его осуждать. Газеты вроде бы осудили, а вроде бы поощрили творчество коммунистической молодежи. Ящик вроде бы огрызнулся, а вроде смолчал - отрицательный результат то же нужен. Душещипательное устройство вроде поперхало, но кто услышал подобную возню в сплошной полосе здравниц и гимнов. Короче, система дала добро. Растворилось окно на загаженной лестнице точно такого же мерзкого здания. Пара грязных ручонок возникла в окне, сделала несколько пассов, и гулкий удар захлебнулся в идейноподкованном смехе. Помните, наши улыбки во весь экран. Или тупые глаза. Вот-вот, они самые есть. Улыбки, глаза. Снова улыбки, снова глаза, снова во весь экран. Что им киска? Да черт с ней, не оправдала надежд, не приземлилась на хрупкие лапки, вроде рыжиков, барсиков, мурзиков. Дура, что факт, плюхнулась на газон кровавым обломком костей и брызгами мяса.
  Нет, только правильные эмоции. Ящик, желтая пресса, трепло. Не понимаю и никогда не понять, куда подевались они, эти прекрасные гордые души, вырванные нашей прекрасной системой из первородных оков бытия. Кто их воспитатели, какая сволочь и мразь? Где природа, какие кладези веры вокруг? И как опять вера растет, в каких воплотилась подонках, кого растоптала еще на путях своей мерзопакостной жизни? Не понимаю, не знаю. И мне не дано узнать, но каждый раз избивая ублюдка, подонка, садиста, калечащего безответную тварь, я чувствую он из всесторонне развитых личностей. Я слышу:
  - Пра-аверим.
  
  ЕЩЕ ФАКТЫ
  Кошечка осталась лежать на газоне. Солнце палило в разорванном петербургском небе. Его лучи достигли своего максимума и остроты. Именно в данный период, вроде как их завели, вроде заставили разозлиться по полной программе. Но на кого? Неужели на эту несчастную: маленькую, квелую, недобитую кошечку? На предсмертные стоны ее, похожие больше на засыхающий звук среди трущихся и ревущих поверхностей. Нет, я не верю, что-то не так. Солнце бесилось, солнце палило, потому что сегодня, сейчас его отпустили страшные петербургские тучи. А добрые люди бежали по важным своим делам, очень спешили, очень ругались:
  - Опять пацаны.
  - И куда это смотрит милиция?
  Но бежали. Общая занятость вышеупомянутых товарищей представляла нечто гипервселенское и фантастическое в данной точке пространства. Мысли направлены, силы напряжены. Каждый товарищ так долго готовился и заряжался энергией, чтобы выстрелить в нужный момент, чтобы всем показать, не знаю чего, но показать и истратить на всю катушку заряды. Дай то бог, чтобы хватило энергии на единственный выстрел. Людские дела требуют множество сил. Не схалявишь, не отобьешься, не остановишься перед газоном. Кто придумал газоны? Все вращается, все течет. Какое там задержаться чуток, осмотреться, потратить несколько жалких минут на чужую судьбу, на дохлую кошечку.
  - И куда пропал дворник?
  А дальше? Губы брезгливо морщились. Короли природы, как умели, нет, как могли, обходили нечистое место. Не испачкаться, не запечатлеть в своей памяти самый обыкновенный фрагмент самой обыкновенной действительности, вырвать скорее с корнем, с жилами, с грязью. Чтобы не волноваться. Это так вредно, такой кошмар. Давление может повыситься, работа хуже пойдет, допустишь ошибку, где не имеешь права вообще ошибаться. И родина пострадает. Вы представляете, некая паршивая тварь, подловила тебя в столь неподходящий момент и изволила подыхать, когда занят для родины.
  Другое дело, грязь притащили домой. К чаю и булочке, в теплый семейный круг, на улыбающуюся физиономию своего сопливого обалдуя или покрытой веснушками обалдуйки. Чего улыбаемся? Вот разберусь. Вот воспитаю на что ни на есть конкретном примере из жизни. Жизнь должна пригодиться, или не так? Кошка почти человек, или нет? Конечно, кошка без разума, но живая. Создана по подобию нашему из мускулов, кожи, костей. Четыре лапы, глаза, уши, хвост... С хвостом пока пролетели. Однако мы очень похожи. Нам хочется бегать, ей хочется бегать. Нам хочется кушать, ей хочется кушать. Как ни странно, она ощущает добро или зло, может плакать, может метаться от боли. Но мы это мы, а она это она. И грех обижать ее, наносить увечье, отнимать без нужды кошачью жизнь и здоровье.
  Снова апофеоз. Сколько хорошего сделал один пример в истории человечества. Для обалдуя, для обалдуйки, которые по мнению взрослых проникнутся сразу жаждой добра. Вы заметили, парень мордой в чашку залез, девка чуть не затерла накрашенные ресницы. Вовремя не останови, может случиться так-к-кое! Здесь сумасшествие, там обвал. Здесь разрушение, там разврат. Здесь абсолютная грязь, там не придумал чего, если не гипервселенская мерзость. Вовремя не останови, не остановишь потом никогда. Не будет шанса сказать за столом:
  - Доброта спасет мир.
  Или почти то же самое:
  - Коммунизм спасет человечество.
  А маленький клочок мяса еще на газоне.
  
  БЕЗ КОНЦА
  Я помню погибших котят, их маленькие изуродованные трупики. Это почти наваждение. Я не хочу ничего помнить. Мир жесток, мир приносит свои подарки каждые десять секунд. Глазом моргнул - есть подарок. Сплюнул - опять подарок. Отвернулся - их уже три подарка. Очень хочется себя убедить, что в последний раз попадаешь в подобную мерзость. Переживем именно это мгновение, десятую из дурацких секунд, а дальше последний раз, не будет подарков. Не будет котят, забравшихся умирать под трубой, под картонной коробкой, в помоях. Не будет изуродованных трупиков, нет, никогда. Тех, что я помню, чего не хочу помнить. А где в это время находился ты, господи? Котята лежали так одиноко. Лоскуток к лоскутку. Шерстинка к шерстинке. Навозный жук на усах. Жирная муха в пустой глазнице. Где-то там черви, копаются, разрушают, все превратили в ничто. Они есть, они рядом, они скоро придут. Они не ублюдок, сморкнувшийся через плечо:
  - Зараза.
  Они не брезгливый дворник, поймавший ублюдка:
  - Выкиньте падаль, дам на конфеты!
  Эти черви, они единственные, кто любит котят. Прочей любви не существует. Неужели мир опустел? Неужели зачах и загнулся? Мысли, заботы, дела. Взгляд поверхностный, вздох фальшивый, слова не больше и не дороже испорченного ими воздуха. Некому думать про тварей меньших, попытаться им облегчить страдания, взять домой, отогреть, накормить. Пускай на единственный миг, на то, что осталось прожить этим бедным и самым забытым в целой вселенной страдальцам. Скорее наоборот. Вон пацаненок тащит веревку. Вон девчушка пальцами ткнула в глаза. Вон старуха стоит, озирается, что-то в мешке. Маленькое, пухленькое, невинное. Чуть-чуть мячит. Но наигралась старуха. В мусоропровод такое "мячит", а следом ведро помоев.
  Я видел котят и сжимал кулаки:
  - Люди, куда вы стремитесь, куда вы спешите в непомерной забаве крушить, увечить и пакостить все без разбора? Подумайте о себе, о бессмертной своей душе, быть может, она в бесконечных кругах совершенства воплотится в такого кота, будет выбита палкой.
  Я видел котят. Я плакал скупыми слезами.
  Трава зеленая
  Кровью смыта.
  Душа бездонная
  Ушла, забыта.
  Покрылось вздором
  У жизни пламя
  Там под забором,
  В вонючей яме.
  Кровавыми были слезы.
  
  ПАМЯТКА ПИОНЕРА
  Еще в пионерском лагере поймал пионер Мартовский пару товарищей, повесивших котенка.
  Были товарищи годами постарше и ростом повыше.
  Никому не наябедничал пионер Мартовский, сам разобрался.
  Одному товарищу сломал нос, другому сломал руку.
  
  БЕЗ НАЗВАНИЯ
  Кошечке повезло. Ее подобрали. Некая милая женщина сжалилась над растерзанным существом, доказав то самое исключение из правил, которое чаще всего и есть истина:
  - Даже в мире всеобщего зла найдутся изгои.
  Кошечке повезло. Бывает. Незнакомой девушке подарили цветы. Старуха уступила в трамвае ребенку. Писателя приняли в Союз писателей. Правитель перестал воровать и издеваться над собственным народом. А еще доброе отношение, ласка, уход искоренили благодеяние всесторонне развитых личностей, заменили личностное чем-то иным, например, благородным теплом истинно доброго сердца. Чего не бывает? Иностранка поправилась, вернулась к нормальной жизни, присутствовали в которой и маленькое кошачье счастье, и маленькая кошачья любовь. Дальше пробел. Дальше как полагается, ибо отпрыски местных котов погибали при родах. Дальше яркая встреча двух соотечественников, выходцев из Сиама. И, наконец, благодать материнства. Счастливый брак увенчался счастливым потомством.
  Появился на свет Кузя.
  
  ДОРОГОЕ И МИЛОЕ ДЕТСТВО
  Для одних ты тянешься долго, на целую жизнь. Не отпускаешь и не выбрасываешь. Твои причуды перевешивают остальные причуды. Твои надежды затмевают остальные надежды. Твоя идеология вроде бы существует, а вроде нет. Но ты опять-таки есть, ты существуешь. Выбрало кое-кого под себя, одну простую, может не слишком прекрасную душу. Другие ребятки бегут, наплевать. Другие катятся в пропасть, там им и место. Ты не знаешь других рябяток, не интересуешься ими, не надо. Посмеялись, единственный взлет, единственный штрих по вселенной, сегодня маленький, завтра большой кусок мусора. И не верится, что когда-то был маленький мальчик с большими глазами, а теперь злобный дядька и сволочь.
  Я понимаю, человек не животное. Человеческое детство не кошачье детство. Человек сама беспомощность с первой секунды своего рождения, почти инвалид. Соображает туго, дергается еще труднее. Пока первый раз проползет, пока попробует сделать нечто осмысленное и толковое, проходят годы и годы. Чаще проходит целая жизнь. Человек не животное. За пятьдесят, шестьдесят, семьдесят лет не способен научиться не то чтобы мыслить как человек, но осмысленно корчиться, ползать. А давно уже вышел из детства.
  Я понимаю, не спорю и не шучу. Маленький Кузя не человек. Сегодня ершистый комочек, между пальцев зажали, и нет ничего, для помпона не хватит. Завтра, смотрите, как время бежит, комочек оформился, встал на крепкие лапки, расправил упругую спинку, шагнул за порог. Господи, неужели то же опять, гром не из тучи гремит... Неужели все тот же маленький Кузя?
  Месяца не прошло, забыты родители, родная коробка в помойке, вместе с тряпицей, что покрывала ее. Мамочкин нежный язык, теплое брюхо, сосцы, молоко в этих самых сосцах. Немного жирно, но вкусно. Такое не возвратится на грешную землю. Никогда, никогда, все оно в прошлом для Кузи. Тихое, светлое, настоящее, я не перечисляю, забыл. Неукротимый и бешеный нрав просыпается, открывает новый и удивительный мир. Без матери, без тепла, без коробки. Открывает и увлекает вперед, пробовать зубы, пробовать когти. А если кому не понравилось, разрешаю куда-нибудь спрятаться, пока не пострадали и жопа, и морда. Он такой, этот крохотный, этот неистовый, этот вселенский комочек природы.
  Новые хозяева привыкли не сразу:
  - Удивительный зверь.
  - Хищный, кажется, он.
  Не все получалось так гладко, как бы хотелось с точки зрения и по теории уходящего в никуда человека и его отвратительного человечества.
  Кошечку глажу
  И обнимаю,
  Мягкую пряжу
  Словно ласкаю.
  Шерстка волнами
  В пальцах играет,
  Сладкими снами
  Душу питает.
  Маленький Кузя находился под обаянием диких инстинктов.
  
  СТРАННЫЙ ПЕРЕПОЛОХ
  Нам не нравятся личности. Еще на дистанции, где-нибудь в тридевятом царстве можно стерпеть подобную дерзость в духе известных киногероев, спортсменов, армейцев. Но не в своей семье, не под боком. Здесь начинаешь роптать и пускать сопли. Вроде такой справедливый, честный, суровый товарищ. Разложил вселенную по крохотным коробочкам. В одной коробочке спрятана физическая энергия, в другой энергия чувственная. Посмотрите сюда, сколько образовывался, сколько всего изучил. Голова не то что премудрый талмуд, но целый парламент. Потрачены годы и годы. Нет, целая жизнь. И сосед твой такая же бяка, и соседка такая. Может не совершенно такая, но из той же весовой категории. Серая масса, беспросветная колея, попугайчик, пересказывающий талмуды или парламент. И никаких вариантов.
  А там? Кто сказал, личности? В современной России не может быть никаких личностей. Кто придумал подобную блажь? У кого повернулся дурацкий язык? В нормальной современной семье каждая личность, точно мозоль на глазах. Хлопотно с этой мозолью. Хлопотно с вами и прочей хреновиной. Замотаешься выше шеи и выше самой головы, не знаешь, с какой стороны приступить, откуда по-дружески гавкнуть.
  Все, опустились до состояния среднего петербуржца с вечно кислой и гаденькой рожицей. Никому не нужны уроды, отличные от среднего петербуржца, что попадают в историю, баламутят сонный покой наших сточных колодцев, перетряхивают мусоропроводы в наших сердцах, переставляют с места на место пыльные вещи наших устоев. Будто не разобрались, так хорошо на петербургских помойках, в прежней грязи, среди прежнего хлама. Товарищи личности, вас не просили, не звали, не позовут в Петербург. Серая масса не позовет. Незаметный товарищ не позовет. Учился, кончал, развивался товарищ не для того, чтобы некто мозолил глаза. Трудился, ползал, копил он же любимый не для того, чтобы некто в глаза рассмеялся. Вот построю счастливое общество на русской земле. В этом обществе есть все что угодно. Работа для бедного, деньги для богатого, плюс чурбанизация всей страны. Ну, и наша русская водка. А как, скажите, пожалуйста, мы обойдемся без водки? В счастливом обществе свои награды, а наивысшей наградой является скромный покой вдали от вселенских волнений, полное отсутствие космических передряг, и никаких страстей, превышающих уровень водки в желудке.
  Хлопотно, черт подери. Незаметный товарищ чертовски заметен, когда тусуется среди других незаметных товарищей. По сути, это сплошное ничто, но его оттеняет величие массы. В массе мы все великие, гордые, непобедимые, каждую сволочь достали и разорвали ее по кусочкам. То есть мы победители сволочи. Маленькая приставочка "мы" радует незаметного товарища. Можешь находиться в самом низу, а такая иллюзия, что пробрался наверх. Можешь сидеть и пищать, а такая надежда, что вопиешь во весь голос. Но главное, вы догадались, никакого риска все для того же желудка.
  Пища переваривается, мысли перевариваются. Мысли становятся пищей, пища становится мыслями. Риск, кто бы подумал, отсутствует. Незаметный товарищ пищит, масса колеблется. Незаметного товарища не замечают, он опять же доволен. Его потрясающие знания, его гиперпространственный интеллект, его умение делать такую ничтожную пакость, как деньги, и вообще все, чем он обладает, нравится массе. Снова "мы". Это те, кто наехали, раздавили, опошлили к черту Россию. Чувствуете, какая гармония, какой охрененный трезвон? Но кое-чего не хватает.
  Тут возвратимся на несколько сантиметров назад. Нам не нужны личности. Ни в человеческом, ни в кошачьем обличии. Черт бы их растоптал, эти личности. Там, где на месте одни отбросы, серая и беспросветная масса.
  
  ЕЩЕ ДАЛЬШЕ
  Маленький Кузя отличался энергией не по годам. Не успели его оторвать от сосцов матери, как уже бегает, прячется, выбирает. В данном отношении квартира не лучший предмет для выбора. Стены и плесень, плесень и стены. Но у русского человека квартира заполнена, пускай не на сто, но на девяносто девять и девять десятых процента всякими интересными штучками. Вы разобрались, хлам, хлам и хлам. Выкинуть жалко, использовать стыдливость не позволяет. Даже последний бомжатник не станет такое носить, расплюется. Однако лежит. В правом углу, в левом носке, под столом, на столе, под комодом, под стульями, в нишах или загашниках. Кажется, плотно лежит, не докопаешься после второго стакана. Это человечек не докопается. Другое дело, маленький Кузя.
  Я продолжаю, оторвали маленького от сосцов, оторвали от материнского хвостика, которым он не то что играл, но все-таки. Ложилась, значит, мамаша. Хвостик медленно опадает, затем поднимается, затем опадает. Кажется, нет ничего проще. Попробуй, поймай хвостик. Вот уже в лапах. Нет, ошибаюсь, выскальзывает столь удивительный приз. Снова в лапах. Да что ты родимый, и близко его не бывало. Как пить из стакана, выскальзывает. Мамочка терпеливая. Десять, пятнадцать, сто сорок минут. Хочешь весь день ловить хвостик? Лови, если получится у тебя. Не дали поймать, все равно оторвали.
  Думаете, Кузя расстроился? По крайней мере, вида не показывает. Обнюхал новые апартаменты, попробовал хлам. Вы еще не забыли что это такое? Стал искать, стал выдумывать, ну и всякое прочее. Были старые брюки, получилось новое лежбище. Доживал свое абажур, получился пост наблюдения. Драную шапку никто не носил десять лет, присмотритесь, кто прячется в шапке. Всему должна быть мера. Кто-то подготавливает сюрпризы, кто-то их получает. Кто-то выжидает в засаде, кто-то только разводит руками. С одной стороны есть игра, а с другой игра не редко становилась побоищем.
  Вот вам классический случай. Коридор. Вешалка. Возле вешалки человек. Не совсем пьяный, не совсем трезвый. Немного шатается, глаза ненормальные, бормочет нечто из репертуара главенствующей церкви: о справедливости в нашем неправедном и обмирщившемся мире. Пальто почти снял. По крайней мере, правый рукав на полу. Вот бы отправить туда же левый рукав. Нет, зачем-то стал стягивать свитер. И что? Кто вцепился в пропитанный жиром загривок?
  Еще вариант. Другой человек. Не грустный и не веселый. Только пакеты поставил. На лице ничего не выражающая улыбка. Трудно было сегодня. Большущая очередь, ведут себя некорректно, множество слов не из школьных учебников. Некто в наглую лез. И не единожды. Одного отодрали, другой рядом. Как хорошо, что все кончилось. Из правого пакета кое-чего от добычи: хлеб, молоко, творог, масло, конфеты. Из левого пакета нечто иное торчит. Во, какой хвост! Во, красавец какой! Не вытащишь просто так, не поймаешь. Или нет, отчего не поймаешь? Человек отвернулся, расслабился, улыбнуться посмел. Бац! От рыбы ошметки.
  Я еще не закончил. Приходишь хмурым, приходишь веселым. Приходишь с пакетами, приходишь без, ну потерял по дороге пакеты. Все равно тебя ждут. И это приятно. Ты готовишься к встрече, ты выявил старые лежбища, ты не боишься, потому что сам научился прятаться. Но тебя ждут. И не обязательно на вчерашнем месте. Там пусто, там полный порядок, там тишина. Заглянул, тишина. Прислушался, полный порядок. Коридор опустел. Может поковыряться в шкафу? Что оно? Когти.
  Жизнь неожиданная. Хлама хватает. Выбросить старые брюки рука не поднимется. Покупаешь новые брюки и вешаешь в шкаф. Кажется, некуда больше, но ты упрямый, ты все равно вешаешь. Русского упрямца не переспорить. Новые брюки купил, пригласил товарищей по работе и родственников. Вроде бы полюбоваться на брюки. Иначе, зачем открывается шкаф, приглашенные вертят башками, трясутся, нечто лопочут, ну и так далее. Неужели слегка перепили товарищи? Неужели попался им подгорелый пирог, и прочие сладости сконцентрировались в данный момент в данной точке пространства? Ничего не скажу, укусили за пятку.
  - Ай! - возглас обычный.
  - Мамочка! - возглас на каждый день.
  - Во, мерзавец! - здесь пахнет крамолой. Не нравится, не приходи, не выпендривайся со своим идиотским уставом на нашей планете. Тебя просили прийти? Нет, не просили. Маленький Кузя, оторванный от сосцов, не просил. Ты пришел, ты ворвался, ты посягнул на новые брюки в шкафу, а теперь открываешь дурацкую пасть, а теперь показал свою морду. Или быстрей сознавайся, чего еще показал. Только не надо устраивать гонки за Кузей.
  - Он же ласковый, - вот прекрасный пример.
  - Он же нежный, - повторяем идею.
  - Он никого не обидит, - такое нравится мне.
  Разве маленький Кузя может кого-то обидеть? Ну, попробовал человека на зуб, ну, ничтожным его коготком подцепил. Вспомнили про коготок? За маминым хвостиком не угнался в далеком и безвозвратно растаявшем детстве. Хотел угнаться, теперь не сумеет такого вообще никогда. Где ты мама, ау? Тебя не вернуть и хвостик твой то же. А что вернуть? Сами видите что? Некую часть совершенно новой вселенной. Ну и прочие глупости. Как оно полагается, котик радостный, котик восторженный, котик есть первый класс! Немного побегаем, поразвлекаемся, поглупим. Грустно без мамы:
  - Мяу, моя дорогая, скорей отзовись.
  Не отзывается. Кто-то идет. Готовы зубы и когти.
  
  ОТ АВТОРА
  Сложная ситуация сложилась в современной литературе, и не только в фантастике. Не хватает характерных запоминающихся героев. Бесхарактерных и штампованных героев хватает. Бесхарактерные и штампованные герои плодятся пачками. Господа литераторы иногда выделяют свое очередное детище каким-нибудь несуразным именем. Косой, Слепой, Собаколов и так далее. Но дальше имени не продвигаются господа литераторы.
  И что у нас получается? Вроде бы героев много, то есть н единицы, но тысячи героев расползаются по вселенной со стороны не самых дешевых изданий. Характерных запоминающихся героев все равно не хватает.
  Не спорю, более чем трудоемкий процесс создать характерного героя. А чтобы герой запомнился на какой-то более или менее продолжительный период, необходимо потратить массу духовной энергии и бесконечные тонны здоровья.
  Господа литераторы дорожат своей духовной энергией и не разбрасываются на тонны здоровьем. Ибо лучше разбрасываться здоровьем на пиво и водку. Ну и бесхарактерный герой сгодится в очередной книжке модного литератора, если вышеупомянутый литератор добился успеха и заслужил себе имя.
  Как вы уже догадались, на успех списываются любые проколы и казусы. От модного литератора ждут интересных событий, искрометного юмора, большой и толстой любви. На данном фоне частенько получается обойтись без запоминающегося героя. Кучка зомбиков вполне может поучаствовать в интересных событиях, искрометном юморе, большой и толстой любви. А что делать, если ты не модный литератор, если не делаешь ставку на интересные события, искрометный юмор, большую и толстую любовь? Иного выхода нет, как создать характерного и запоминающегося героя, типа боец Муркотенок.
  Или кому-то не нравится боец Муркотенок? Всем нравится боец Муркотенок. Типичный персонаж для фантастической вселенной. Нечто среднее между понятиями "железный кот" и "тупой кот". Подобных бойцов из семейства кошачьих шляются тучи и кучи по фантастической вселенной. Есть даже запротоколированный штамп: парень, девчонка и кот. Парней и девчонок в "Саге о координаторах" навалом, а вот на роль кота подходит боец Муркотенок.
  Или я опять ошибаюсь? "Сага о координаторах" появилась как альтернатива америкосовским "звездным войнам". А америкосовских "звездных войнах" никаких котов не было. Но был один вредненький гаденький "чебурашка", своими вредностями поставивший раком вселенную.
  Э, прошу не сравнивать бойца Муркотенка с каким-то там "чебурашкой" америкосовского происхождения. Муркотенок никогда не отличался вредностью. Муркотенок никогда не выделывал гадости. По крайней мере, гадости выделывались безотносительно с желаниями товарища бойца и против его воли. Это так называемые случайные гадости. Неслучайных гадостей все равно не было.
  Тогда наводящий вопрос. Ну почему обязательно кот? Америкосы придумали своего "чебурашку" и довели его до уровня характерных и запоминающихся героев. Немного фантазии (уши, нос, зеленая кожа, рост ниже плинтуса), и можно придумать русского "чебурашку" в противовес америкосовской бяке.
  Не пойдет. Русский чебурашка уже существут. Правительство россиянского государства и прочие компетентные органы пытаются раскручивать русского чебурашку как товарный знак и даже символ существующего режима. Любые придумки в данном направлении караются по закону. Существует русский чебурашка, и ладно. Всем придумщикам чебурашек красный фонарь и предупреждение, что за подобные придумки будут бить неаккуратно и больно.
  Поэтому кот. Совершенно непридуманное существо. При чем существо, занявшее прочную нишу в фантастической вселенной, среди многочисленных разумных рас и народов. Господа литераторы из Америки не осознали потенциал семейства кошачьих. Господа литераторы из России много чего осознали, но не в той степени, как оно требуется.
  Кот в современной фантастике всего лишь гротескная фигура. Весьма помогает разрядить обстановку и успокаивает нервы всяких мегаманьяков. Я не утверждаю, что он успокаивает нервы толерантным мурлыканьем. Но и атомной бомбой он эти нервы не успокаивает. Как уже говорилось, в современной фантастике кот всего лишь второстепенная фигура, приписанная к первостепенным фигурам, то есть к парню и девушке.
  Обидно, конечно. Всюду шляются парни и девушки, а кот за них отдувается. При чем награды и прочие пряники получают представители человеческой расы или какой-нибудь "чебурашка". Кот опять же не получает награды. Из кота сделали символ, или знаковое существо в нашей четырехмерной вселенной. Отсутствие кота во многих случаях является признаком плохого тона. Присутствие кота, наоборот, превращает низкопробную литературу в стойкого середнячка, а стойкого середнячка в шедевр мирового уровня.
  И снова ерунда получается. Какой-то заштампованный кот, привязанный невидимыми веревочками к своим благодетелям, то есть к парню и девушке. Свободный (без комплексов) парень шляется пальцы веером и трахает свободную (без комплексов) девушку. А кот держит над ними свечку.
  Так и хочется провозгласить свободу честному коту. Но это отвратительный штамп из советского прошлого. Как уже говорилось, фантастическая вселенная устала от штампов. Штампованные герои не запоминаются и не конкурируют против америкосовского "чебурашки". Опять же в войне "чебурашек" америкосы добились сокрушительной победы. Россиянский чебурашка (пишется без кавычек) борьбу проиграл. Зато в кошачьей войне результат нестандартный и неопределенный. Ибо в кошачьей войне сражается боец Муркотенок.
  Теперь технические детали. Одними криками и рассказками, насколько крутой боец Муркотенок никак не отделаешься. Ежу понятно, что мастер ядерной бомбы не может быть сосунком и уродом. Ядерная бомба такая веселая штучка, что измочалит любого супергероя, будь он трижды Косой, Слепой, Собаколов и так далее. Но ядерная бомба всего лишь стандартное оружие бойца Муркотенка.
  Маленький штрих, приятный штрих. Но товарищу бойцу все равно приходится ставить характер. В кошачью шкуру не влезешь с обыкновенными человеческими мерками. А с какими мерками туда влезешь? Ну, не знаю, с какими мерками туда влезешь, но точно с мерками, приближенными к образу кошки.
  Кажется, все ясно и просто. Существует боец Муркотенок. Пушистый, хвостатый, усатый, огонек в глазах. Осталось найти подходящую кошку, или лучше найти подходящего кота. Все-таки кошка является существом женского рода. Когда называют товарища Муркотенка "драная кошка", это уже не похвала, но преднамеренное оскорбление из-за того самого слова "кошка". Поэтому ищем кота, чтобы без лишней крови и мордобоя решить наболевший вопрос с характерной и запоминающейся личностью "Саги о координаторах".
  Есть в "Саге о координаторах" другие характерные и запоминающиеся личности. Например, русский богатырь Таня-маня или русский богатырь Че Бэ Иванович, которые потрясают собственной мощью вселенную. Но они только люди, не больше того. Таня-маня в определенный момент впитала энергию железного киборга и стала практически непобедимым мутантом - железной девой Крысяткой, со всеми вытекающими отсюда последствиям. Че Бэ Иванович впитал в себя энергию многих духов и многих киборгов. Против него вообще лучше не выходить даже с самым современным оружием. А что боец Муркотенок?
  Вот и я спрашиваю, почему боец Муркотенок так навсегда и остался единственным координатором, не подвергшимся мутирующей обработке и обновлению? Он не больше чем порождение природы. При чем очень своеобразной природы с очень своеобразной планеты Мурс. Только не будем прикидываться, что не существует такая планета.
  Если в воображении хотя бы одного человека, например, человека по имени Александр Мартовский, просочился образ планеты Мурс, значит не все так просто, значит, есть шанс, что существует такая планета.
  Вроде бы с помощью логических выкладок от существования планеты Мурс мы дошли до существования непобедимого бойца Муркотенка. И была у Муркотенка его любимая "мохнатая мама". И любил Муркотенок всякие веселые глупости. По крайней мере, его в детстве часто наказывали. И достиг Муркотенок определенных успехов в борьбе против зла. Но вы понимаете, что зло с позиции Муркотенка не совсем зло с позиции нормального гражданина современного россиянского государства.
  Не имеет значения, что десятки, может быть, сотни лет провел Муркотенок на русской земле. За этот период не изменилась русская земля по основным пунктам, тем более не изменился боец Муркотенок. Всякие мелочи не считаются. Да вы и без меня догадались, что мелочи для русской земли суть мертвому припарка. И снова вы догадались, насколько обрусел на русской земле стопроцентный пришелец с планеты Мурс, то есть боец Муркотенок. Точно так же, как обрусел его прототип, сиамский кот Кузя.
  Плюс любовь обоих товарищей к музыке.
  Бросьте колобродить,
  Дуться и канючить.
  Не найти в природе
  Музыки покруче.
  Котик развернется,
  Заведет сонеты.
  В мире не проснется
  Лучшего поэта.
  А еще мне так хочется рассказать, почему сиамский кот Кузя получил гордое звание Мартовский кот Кузя.
  
  ЗАВОДИ МОТОР
  Нет, я не присутствовал в Кузином детстве. Кузя существовал в одной ипостаси, я совершенно в другой. Кузя развивался одними путями, я совершенно другими. Его развитие проходило бешено, ненормированно, не представляю как. Взлет, удар, падение. Мое развитие происходило самым естественным образом. Школа, скука, полный идиотизм. Я был старше, он гораздо моложе. Но что есть годы, когда их измеряешь на разный манер: кошачьей меркой и человеческой меркой. Годы ничто. Кот развивался неимоверно короткий срок для нас человеков, и развился. Детство прошло, промелькнула вполне реальная юность, настал более или менее средний период. Как не прикидываем, зрелый товарищ.
  Однако мы встретились. Я находился в самом начале пути. Ничего похожего, что в дальнейшем выросло в бешеного берсерка, певца униженных и оскорбленных, непобедимого воина и "железного кота" по имени Александр Мартовский. На тот период еще душа не окрепла. Такая восторженная, увлекающаяся душа. Такая падкая на максимальные выбросы нашей вселенной. Если чистое, то без единого пятнышка. Если прекрасное, то без единой щербины. Если смелое, то без намека на компромиссы. Настоящий русский характер. Его бы на рынках показывать за отдельную плату. Мол, подходите, товарищи. Разрешаются любые подлые шутки с несанкционированным финалом. Никто не знает, как отреагирует русский характер, где разозлится и бросится в бой. Но гарантия есть, скучно не будет.
  Короче, вполне нормальная встреча двух противоположностей. С одной стороны кот. Вы помните, на верхней грани развития. Мир его есть его мир, нечто устоявшееся, почти незыблемое с местом для человека. С другой стороны человек. Нет, я, кажется, прихвастнул. Какой, твою мать, человек? Скорее крохотный человеческий детеныш, может быть, устоявшийся физиологически до своего крохотного человеческого размера. Но при чем в нашем случае физиология? Смотрим выше, пробираемся в самую суть. Здесь кот, там человек. Позволю назвать его мелочью, совсем непригодной для встречи. Еще бы понянчить пару годков.
  Судьба распорядилась иначе.
  
  БЕЗ ОСТАНОВКИ
  В этот день я совершил потрясающий по своей силе поступок, если желаете, подвиг, который не повторю никогда, как бы жизнь не топтала и не прикалывалась, какие не предлагала удары и раны. Кажется, я ничего не сделал. Собрал портфель, вышел из школы, преодолел не более километра рядом с такой же робкой возлюбленной. Собрал, вышел, преодолел. Целая вечность сомкнулась на эти три фактора. Она имела право добавить еще факторы или перемешать их по своему усмотрению, посмеяться или взгрустнуть, убавить или оставить на месте. Я имел право на следующий вариант. Скажем, на математическую задачу с двойным интегралом. Или пару часов на татами. Или током по пальцам. Я не использовал право, которое очень имел. Судьба волочила сей маленький сгусток материи по имени "я" к иному сгустку материи. Судьба собиралась повеселиться на мой счет. Соверши-ка, милый лапушка, подвиг.
  Давайте, поговорим серьезно. Я отказался от математики, физкультуры, военного дела. Преодолел один перекресток, другой. Прошелся по некоей захудалой улочке, что есть центр Петербурга. Свернул в подворотню, что есть Петербург Достоевского. Прошел подворотню, в которую только-только свернул. Стены, камни, дворы. Сырость, слякоть, практически склеп. Милая улыбка возлюбленной. Моя отвратительная улыбка. Кто же так улыбается? Кто еще корчится так? Это не на базаре, и не в навозном ряду. Дворы, камни, стены. Я не посмел шагнуть через это. Но просочился единственный раз, более не получится именно так никогда. Я проскочил через собственный страх. Что такое случилось со мной? И что за вызов для всей нашей слякоти, гнили и прочих хреновин серого города?
  Чуть позднее последовала квартира возлюбленной. Нормальное убежище нормального среднестатистического петербуржца-ленинградца, которому очень нравится в центре. Культура обворожила, красота опьянила, престиж подкосил его чистое сердце. Среднестатистический петербуржец так просто не бросит центр. Здесь сама атмосфера проникнута Петербургом, а там, то есть за центром, деревня и нет ничего, кроме скобареватых приезжих, набежавших на ленинградские пряники. Среднестатистический петербуржец держит высоко культурную голову. Его не привадишь солнечной стороной, парком под окнами, простором и свежестью нового камня. Для примазавшейся к нашему городу накипи может оно подойдет, но для среднестатистического петербуржца лучше сразу повеситься. То есть лучше полуподвал, лучше мрачное подземелье, лучше решетки на окнах.
  Такое не выдержать в здравом уме. Еще развивается маленький мальчик, к тому же родившийся не в Петербурге, а за границей в Одессе, душа его чистая и кристальная, мысли чистые и возвышенные, чувства особенные и особенные. Но вы помните, я говорил про поступок, про подвиг. На фоне подвига многое выглядит наоборот. Мрачный подвал выглядит солнечным раем. Захламленная и дурнопахнущая прихожая выглядит дорогой на небеса. Тряпки, тряпки и тряпки выглядят если не ангелами, то крупицей манны небесной. Потоптался, сдернул ботинки, вздохнул. Вот уже позади. Вот уже рядом с робкой возлюбленной.
  - Твоя комната? - спросил Александр Юрьевич.
  - Значит моя, - ответила Татьяна Анатольевна.
  - Немного мрачная комната.
  - А не нравится, выметайся на улицу...
  Не, ребята, не абы как совершается подвиг. Человек, подготовившийся к подобному мероприятию, ничего не слышит, ничего не видит, ничего не замечает вокруг. Он нацелился только на подвиг. Что не относится к подвигу, можно сразу отправить в парашу, дернуть ручку, ну и послушать, как музыкально рычит вода в унитазе. Что там произошло? Кто это проигнорировал подвиг? А его уже нет? Тогда принимаем за данность мрачный подвал, энд то самое дело, что называется подвиг.
  - Мы здесь живем, - повторила возлюбленная, - Мама, папа, бабушка, Кузя.
  - Кузя? - нечто скользнуло в груди, чему масса названий и все-таки нет имени. Самое время свалить любителю подвигов. Маленький такой, славненький коллективчик, все места заняты и всяк на своем месте, а ты с улицы. Открыл рот, выдаешь перлы, лезешь со своей чепухой и не можешь заткнуться.
  - Кузя - наш общий друг.
  Новая подсказка ничего не меняет. Лучше бы тебе не подсказывали. Неужели, в самом деле, заткнулся? Крупные капли пота во весь экран, а на втором плане почти исправившийся мальчик по имени Александр Мартовский. Плечом ударился в шкаф, ногой ударился в стол, колено застряло в кровати. Исправившиеся мальчики почему-то всегда держатся за разрушение. Это у них хорошо получается. Хорошая школа.
  - Садись.
  Нет, потрясающая девушка для такого мальчика. Ничего не заметила. Как ручки твои опустились, как ножки твои затряслись. Как перестал врать и попробовал кусок правды. Повторяю, она потрясающая девушка, эта Татьяна Анатольевна, будущая Мартовская. Черт разберется, за что ее полюбил. Может, за это и полюбил, что она потрясающая девушка. А за что она полюбила меня, покрыто вообще мраком. Может, за это она полюбила меня, что я не заметил того, что она не заметила. Ладно, не будем здесь разводить философию. Мне разрешили садиться. Ослабевший, расслабленный я протолкался навстречу судьбе, дремавшей под толстой тряпкой на кресле.
  Понимают рабы
  Проклиная судьбу -
  Не уйти от судьбы
  В прокопченном гробу.
  Что тебе решено,
  Изглодаешь сполна,
  Будь то просто дерьмо
  Или бочка вина.
  Не удивительно, что, покоряя сердца, я не заметил обыкновенного котика, и придавил его задом.
  
  ТРИ ТОЧКИ
  - Значит, вы здесь живете?
  Как же все просто на русской земле. Приходят глупые мальчики к потрясающим девушкам со своим подвигом и не очень пугаются. Слабость в коленях еще не причина исключительного испуга, а только охотничья страсть или предвкушение того удивительного момента, когда произойдет подвиг. Наконец, идиотский язык товарища мальчика, который принимает на себя самую главную тяжесть любых предварительных операций, перед тем, как произойдет подвиг.
  А что вы подумали? Наконец-то рот открывается у Александра Мартовского. Здесь тебе нет равных. Всякие там артисты, писатели, президенты, болотные твари - они отдыхают. Потому что их нет, если открывается вышеупомянутый рот, и мы понимаем, что выйдет оттуда. Что-нибудь про цветы, про синее небо, про алый закат, про ветер похожий на ласковый шелест деревьев, про надежду похожую на ласкового котенка. Стоп, товарищи, черта лысого мы понимаем. Рот открывается, больше того, он открыт. Но оттуда не вылетают цветы, не выплескиваются солнце и ветер, не выползает надежда. Следующее мгновение просто кошмар. Ничего в обжитой области, здесь полный порядок со всеми ветрами и солнцами. Происходит нечто ужасное на противоположном участке. И это ужасное сами знаете что. Мяу! Несколько закаленных шипов вонзаются в мягкий предмет, составляющий важную часть одного человечка, пришедшего со своим подвигом. Столько же острых крюков поворачиваются в месте крепления.
  Пора закрыть рот или чего-то сделать? Как закроешь подобное чудо? Я взорвался, вскочил, забегал по комнате. Забегал в тщетной попытке отделаться от того же чудесного "мяу". Я устроил еврейский погром. Забудьте про шкаф, он теперь на другом месте. Не напоминайте про кресло, есть проблемы с одной ножкой. Секретер на две трети припух, торшер на две четверти, и чего-то такое не вспоминаем про тряпки. Я растоптал несчастную комнату. И вдобавок исторгнул такие потоки ругательств, что хватило бы данного материала на отборнейший том по отборнейшей русской лексике.
  Вот теперь самое время сказать:
  - Отцепите!
  И еще:
  - Что за хрень?
  Кот держал крепко:
  - Попался!
  Я был изничтожен, раздавлен, отказался от умных поступков и потерял нить разумного разговора, интереснейшего из разговоров, который когда-либо вел, великолепные образчики которого чуть выше легли на страницы невыдуманной нами истории. Маленький мальчик, в кои то веки претендующий на единственный поцелуй, в лучшем случае в лобик, великолепно зарекомендовал себя с самой первой попытки. Надо же было готовится несколько дней для встречи с милой и робкой возлюбленной, на ужасной территории робкой возлюбленной, чтобы вот так промахнуться. Палец вниз:
  - Отцепите животное!
  Или все-таки я совершил подвиг? С первой попытки вошла в мое сердце большая любовь, чтобы там заблудиться на тысячу лет и не выйти обратно. А что опять же большая любовь? А откуда большая любовь? А что она собой представляет, кроме шевеления воздуха или движения атомов? А хоть убейте, не знаю. И кто сказал, что сегодня неправильный подвиг? Палец вверх:
  - Всюду коты!
  Чувство устойчивое, что очень и очень правильный подвиг.
  - Ты хотел познакомиться с Кузей? - спросила возлюбленная.
  Все на своих местах:
  - Кажется, я познакомился.
  Не сердись, дурачок, бывает, бывает... Кузя совсем не злой. Ничего страшного Кузя не сделал. Сели бы на тебя задом... Вот и я говорю, не сердись. Кузя уже забыл, если не против, Кузя забыл и простил. По-хорошему твое место в психушке, но мы такое дело исправим. Берешь котика, укладываешь его на колени, почесываешь. А он не кусается? Ты чего, совсем долбанный? Повторяю, берешь, на колени, за брюшко. И никаких выкрутасов. Сердце почти успокоилось. Твое большое влюбленное сердце не рвется на части и не стучит. Неужели не ясно, оно успокоилось? Больше не бронебойное и не беснуется сердце. Пускай разбираются в собственных подвигах остальные товарищи. Это не про тебя, не про твои ошибки и глупости. Чувствуешь, свет из окна, сквозь решетки, сквозь мрак, сквозь подвал. Это не свет, это ты. Это улыбка на тусклом лице. Тебе обещали, что ты чего-нибудь да добьешься на самом последнем этапе пути. Черт подери, какая улыбка!
  - Добрая киска не помнит зла.
  Уверенность возвратилась ко мне. Вот теперь будет слово.
  
  И ПО ДИАГОНАЛИ
  Я не собираюсь рассказывать потрясающую и в какой-то мере фантастическую историю моей любви. Молодость есть молодость. Здесь свойственно потрясаться, фантазировать и любить. Ну и в порядке вещей бешеные взлеты, бешеные чувства. Для чего самая норма двадцать раз пожелать утопиться, а затем хотя бы единственный раз, но воскреснуть. Если подумаешь, процесс воскресения и развития предполагается в молодом организме. Природой заложен. Программа такая не может не быть. Тебя пинают, ты не сдаешься. Тебя выбрасывают, ты возвращаешься. К тебе относятся, будто не существует тебя, будто пустое место. Но ты не пустое место. Весь мир соглашается с категорией пустоты, ты единственный не соглашаешься. Молод еще. Не соглашаешься и прорываешься неизвестно куда, неизвестно зачем, неизвестно в какие края. Кажется, что иначе не состоится любовь, мир обеднеет, солнце потухнет, вселенная станет черной дырой. И ты на страже вселенной.
  Я не устраиваю маленький отсебятничек в данном рассказе. Здесь герой Кузя. Я претендую на очень и очень скромный кусок. Шли годы, грани стирались, хилый мальчонка крепчал, и вот уже совершенно окреп. Вы ощущаете, перестал быть мальчонкой мальчонка. У него другие заботы, у него другая семья. Из мамы, папы, бабушки, милой возлюбленной, Кузи. Другие мысли, другие идеи, другие обязанности. Я не скрываю, какие обязанности и какое бремя забот в виде извечного поиска денег.
  Милые ребята
  Вам открою средство,
  Чтобы жить богато
  Не гоните детство.
  Сбросите опеку -
  И поймете вскоре:
  Вместо банки сока
  Получили горе.
  Короче, здорово потрудился мальчонка в пресловутые восьмидесятые годы. Прошел перекресток, две улицы, вновь перекресток, совершенно дурацкую и невыносимую подворотню, мрак подземелья, шкаф, торшер и комод. Все одолел, все прошел в поисках первой любви. Для чего тебе эта любовь? Молодость не знает ответа. Она стремится вперед. На воздушные тучи, на пурпурные росы, на снежные кружева и кисейные берега. Она страдает, мечется, любит. Тещу, тестя, единственную свою, кота Кузю.
  
  КОММУНАЛЬНЫЙ ПОДВАЛ
  В славном городе Санкт-Петербурге лучше не запирать человека в подвале. Отсутствие солнца, чем отличается любой петербургский подвал, вредно действует на здоровье. Но еще вреднее отсутствие солнца действует на человеческую психику. Твое тело постепенно разрушается, твое лицо постепенно сереет, твои мысли постепенно приобретают пыльный налет. Вот почему такие серые и такие пыльные петербуржцы. Вот почему с ними так трудно общаться, не говорю уже о том, чтобы выдавить из всей этой серой массы единственную солнечную улыбку.
  Иначе с котом Кузей. Дома тихо, дома привычно. Идиотам подвал, а мне нет. Вот одна тряпочка, вот другая, вот третья. Под каждой тряпочкой спрячешься, хвостик прижмешь, носик притрешь, лапки под брюхо. Как хорошо! Сон, идиллия, вечная сказка вечной и не увядающей жизни. Так бы всегда. Нет, не бывает всегда. Выставляют за дверь. Побегайте, товарищ котик, протряситесь, пожалуйста, перед завтраком. Нечего сиднем сидеть. От этого болят лапы, отваливаются уши, и шишечка на конце хвоста издает не самый мелодичный стук, скорее простуженный скрежет.
  У Кузи свои заботы. Выставляют, приходится выходить на улицу. Отряхнешь лапы, зевнешь, туда потянешься, сюда потянешься. Точно свои заботы. Дивана нет, кресла нет, шкаф исчез. Голые камни, грязь, если желаете, вонища не только розовым маслом. А еще поджидают враги. Нет, сильно сказано, поджидают различные неприятности. Тебе неприятно, мне неприятно, всем неприятно. Это в виде подлых собак и не менее подлых человеческих детенышей. Или ошибочка вкралась опять? Как посмотреть! За ошибочку могут испортить прогулку на целый сезон, а еще отразится подобная пакость на шкуре.
  Человеческая энергия направлено на единую особь, на человека. Человек нередко расходует энергию на совершенную ерунду. Например, появился крохотный прыщик в области носа. Ну, появился и появился, чего в этом страшного? А дом стоит кувырком. Товарищ с прыщиком закрылся в сортире, мантулит карщеткой свою нездоровую рожу. Вот ответьте, очень прошу, за что мне так не везет? И как на работу идти с больной рожей?
  Животная энергия отличается от человеческой и направлена на окружающую среду. Кузю подняли, Кузю выпроводили, Кузя скрылся за дверью. Первая собака, еще собака, еще барбос. Только выпроводили, Кузя к ним побежал, то есть к собакам. Ничего не понимаю, но факт. Нравится первая собака, что без хвоста. От второй настоящий восторг, потому что уши разорваны в клочья. А барбос лучше всех, переваливается, хромает, плюс грязная задница. Расскажи про ту самую лужу, товарищ барбос, где посидел задницей. Или что-то не так? Или это враги? Четыре лапы на месте, есть голова, нет хвоста. Хвост не является основным признаком в мире кота Кузи. Выкинули за дверь, значит надо дурачиться, пока не вернули обратно. Время упустишь, не подурачишься, не дождутся товарищи. А ведь правда, они не дождутся. Первая собака обрубок прижала, прикинулась трупом в кустах. Вторая ползком под забор. Ну и отвалил барбос к разтакой матери. Лапы кривые, не держат, но покусился товарищ барбос на олимпийский рекорд на стометровке. Нет, его не догонишь.
  Мы запутались, пустолаечкам хуже и вдвое и втрое.
  - Что за зверина? - казалось прилипло к собачьей спине, - И откуда такое чудовище?
  Не признали в Кузе кота. Дружно рвем когти.
  
  О ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДЕТЕНЫШАХ
  Славные девочки, добрые мальчики. Мы уверены, какие они ласковые и возвышенные, от какого большого ума таскаются по помойкам, рисуют на стенах, бьют стекла, кое-чего поджигают, кое-как развлекаются. Наше будущее, черт подери, наше светлое будущее. И почему это умные дяди и тети твердят в голос, что лучше сдохнуть такому будущему, чем запереться в четырех стенах один на один с интересной книгой. Ибо будущему необходимо общество, то есть не книжная, но реальная жизнь, с некоторой толикой реальных живых существ, в том числе и животных.
  Ладно, поговорим про животных. Тот самый все еще открытый вопрос, который мы поднимали в начале рассказа. Человеческое будущее в лице развивающегося ребенка с одной стороны, ну и в противоположном углу ринга животные. Сошлись, столкнулись, сплошная мечта и любовь. Или я чего-то неправильно понимаю, или чего-то у нас не так получилось с той самой любовью?
  Нет, я все правильно понимаю. Вышеозначенные товарищи получили гораздо меньше любви от маленького кота по имени Кузя, чем их четвероногие братья и сестры. И не пытайтесь объяснить таковой парадокс. Дома один Кузя, на улице совершенно другой Кузя. Дома любого товарища подпустит к себе и своим играм. Обнимашки, целовашки, красивый бантик на шею, ну и нечто подобное, фантазия поощряется. На улице никаких неуставных отношений. Для взрослых, убери свои грязные лапы. Для маленьких раздолбаев тем более.
  А ведь ласковые ребята, начитанные, в школе ученые. Сами подкарауливают добычу, сами подкрадываются. Камни в карманах, палки за поясом. Вот полетел один камень, вот загундосила палка. Их много, если хотите, хватит на всех обитателей котового дворика. Этот выскочил из парадной, этот прячется за машиной, этот нигде не прячется, принимает огонь на себя. Правильный мальчик. Все готовы к охоте, на лицах азарт. Пришло время:
  - Кошечка, кошечка...
  Или снова не так? По крайней мере, не родился охотник, чтобы угнаться за Кузей. Окружали, есть факт. Сжимали круги, снова факт. Практически никакого выхода или шанса спастись из порочного круга. Или напрасно затеяли несанкционированную охоту изобретательные головки. Камень летит, если не мимо, то в брюхо товарища. Палка стучит, если не рядом, то опять на товарища. Кровь проливается из разорванных ручек и ножек, и мордочек. Кузя порушил кольцо, он же выпрыгнул выше, чем могут добраться камни и палки. Черт подери, какие царапины, какие следы! В пору сушить весла.
  - Мамочка, что с моим ухом!
  - Мамочка, я не ослепну!
  Не помню, кто первый сломался. Кто-то из тех экспериментирующих особей, из тех же чертовски воинственных интеллектуалов и настоящих бойцов, которым в дальнейшем будет поручено благополучие нашей отчизны, ее границы, ее просторы, ее нежность, ее любовь. Скорее всего, они. Других не предвидится. Как прекрасна отчизна, с каким мужеством будет отбита от негодяев, как доведет до ума свою силу и обороноспособность, как запугает прочих ублюдков и тварей. Вот с подобными героями, я повторяю, супергероями. У которых оружие. Сегодня камень, завтра ракета. Сегодня палка, завтра ядерный боезаряд. А против оружия мелочевка и чепуха. Взлет, удар, несколько обыкновенных когтей.
  - Мамочка, я испачкал штанишки!
  Героев много. А котик так мал и так одинок. Всех не порвать на куски, то есть всех настоящих героев в нашей прекрасной отчизне героев.
  
  УЛИЦА, УЛИЦА
  Грязный квадратик двора, осколки загаженных, наполовину истерзанных клумб, кошачьи семейства, ведущие денно и нощно беспрерывную схватку с судьбой в беспрерывной войне с жизнью. Сегодня в ударе судьба. Развлекается и побеждает, наваливается и добивает. Холод, голод, враги. Снова оговорился, какие враги? Скорее добрые и импозантные бабушки. Скорее счастливые и высокоученые дедушки. А еще их любимцы с косичками да завитками, которые смотрят на бабушек, которые слушают дедушек. Которые, не в пример дурачью, подражают только хорошим примерам.
  Куда не плюнь, всюду улица. Я несколько зациклился на судьбе. Захотелось поднять ее светлую сторону, захотелось тихо повеселиться и тихо поговорить на красивые темы. Про солнце, деревья, цветы. Про бренчание сфер, то ли небесных, то ли земных, все равно. Но зациклился, но заехал в некую нестандартную колею, откуда не выбраться, не просочиться обратно на свет, не то что на зелень, на сферы.
  А надо ли выбираться? Новый вопрос. Кошки, коты, котята. Нечто настоящее, нечто существенное. Может не каждому по душе, но без такого не обойдешься в нашей практически извратившейся жизни. Вот квадратик двора, вот помои, вот клумба. И снова кошки, котята, коты.
  Грязные объедки,
  Скопище фекалий
  Человечьи предки
  Им позавещали.
  То, что нам не гоже
  Пусть сочтут за прелесть
  И не корчат рожи,
  Если не наелись.
  Припоминаю улицу, припоминаю подвал, сырость и мрак. Черт разберется, зачем я забрался в подвал? И никак не решить, где было хуже - в голодном мире котов или в дрянном человеческом мире?
  
  ОПЯТЬ ЖЕ
  Что оно есть человеческий мир? Бегство от самого себя, всепоглощающий страх, фальшивка и ложь. С раннего детства фальшивка, в юности ложь, дальше значительное и научно предполагаемое проникновение в область полутонов или полунамеков. Полный свет не возможен. Полный мрак не поднимешь. Что не нравится, то затушевывается навсегда. Что не удовлетворяет, то ниже пояса. Для чего затушевывается? И зачем не выше, но ниже пояса? Ты за решеткой, в цепях. Стучи, никакой реакции. Кричи, нет ответа. Никто тебя не слушает, никому совершенно не нужен. Ты дрянь. Не кормчий, не заводило, не светоч, не гений. Студентик, черт подери, каких миллионы. Студентик и больше никто. Был и будешь вечный студентик.
  Это еще не конец. Глупому мечтателю, вроде тебя, отводится определенное место. В государственной системе, в структуре производства, на бытовых рубежах. От соседней до следующей стенки. Далее ничего не отводится. Глупый, несформировавшийся организм. Недоделанный, недоученный мозжечок. Пускай три диплома. И что? Оно дурь, оно только дипломы. А в перспективе мрачная неизвестность, никакого вида на будущее, никакой надежды на прошлое. Самый ничтожный из членов семьи. Теща есть человек. Тесть большой человек. Ласковая возлюбленная? Она как вселенная. На нее молишься, пыль с ее ног вытираешь, перед ней настоящий придурок с зелеными искорками в зеленых глазах. Пожалуйста, не троньте возлюбленную, или можно кое-чего огрести по полной программе. Плюс пара словечек про бабушку. Почему это бабушка осталась без дедушки? Или чего это я обнаглел? Бабушка, слава тебе господи, не дожила до позора, и голос ее не вплетался в прекрасную гамму иных голосов:
  - Дармоед
  - Студентик.
  - Убожество.
  И голос кота не поганил картину.
  - Дармоед.
  Его величали с любовью.
  
  ПО ТОРМОЗАМ
  Самое время. Я разбежался, стал откатываться с наезженной колеи. Скорчил свиное рыло, лучше бы сидел тихо в помойке. Мои проблемы только мои проблемы. Товарищам хочется про кота, про подвал, про космические или гиперпространственные приключения, про тот самый непререкаемый прототип биологической экоструктуры, которая положила начало бойца Муркотенка. А если хочется, не следует кое-кому отливать пули. Товарищи очень устали, они окривели над этой ничтожной книжонкой, чтобы не думать, но чтобы развлечься.
  Пускай будет так. Центр города, возлюбленный мой Петербург. Снаружи проспекты, внутри забеги и дворики. Снаружи архитектура, внутри все та же помойка. Снаружи всемирное обожание, внутри потрясающая духота. И душно, и гадко. Сунешься вправо, притон алкашей. Сунешься влево, вертеп и притон. Выбегают едва не публичные девки. Отчего же едва? Выбегают, блюют. Краска комками, ну и всякое прочее. Слова такие, вы не осилите ни под каким соусом.
  Я еще только начал, я ничего не сказал. Любимый город, моя мечта, моя вселенная и полет во вселенной. Так не хочется находиться внутри именно этого города. Только дворцы и проспекты! Дайте свет, красоту, обожание, дикий восторг! Я попросил много-много добра и культуры. Только бы укататься, ужраться культурой. Чтобы до бесконечности затопила она твой несчастный и глупый мирок. Чтобы там одурел и загнулся, чтобы не смог больше выйти наружу.
  Ишь чего захотелось! Вот тебе двор, вот притон алкашей, вот подвал и помойка. На каждого дворцов не настроишь, не такое у нас богатенькое отечество. Вспомнили про тех, кто ютится в деревне и никогда не увидит наш сказочный город. Как бы вышеозначенные ребятишки не потеснили тебя. Они согласны на смрадный подвал, на помойку, на всю твою гадость, даже на крыс, что снуют под ногами.
  Хотели тупой анекдот, а я чего говорю? Мрак подворотня, крысы. Для чистеньких и ухоженных, культурных и добропорядочных товарищей опасность номер один. Без кота на помойку не суйся. Все остальное здесь мусор, только истина - кот. Мальчикам жутко, девочкам страшно. Старушки носы обмотали платками. Старички прячут уши в колпак. Надо же, какая непруха, не будет кота, не будет кошачьего запаха. Где твой нос? И где уши?
  - Я так-кую словил.
  - Не словил, а нарвался.
  Тема вполне подходящая для Петербурга восьмидесятых годов, для центральной его части, для дворцов, площадей и каналов. Или опять ошибаюсь? Дворцы сами красуются. Площади сами в огнях. Каналы на вскидку только каналы. Но во дворе, на лавочке или на ящиках, совершенно другая, по-настоящему петербургская жизнь. Кому интересно, самое время послушаем:
  - Жизнь ухудшается. Мы никому не нужны. Работали, надрывались, развивали и укрепляли отечество. Ничего личного. Сами не жили, не пользовались, все для детей и для внуков.
  - А надежда на новую жизнь? Существовала надежда. Что-то такое про светлое будущее и коммунизм. Где противные дети оценят родителей.
  - Разбежался, оценят они. Шибко умными стали сегодня. Чего еще слушать тебя дурака? Подбираешь объедки, и ладно.
  - А кто думал, что до такого дойдет? Работали, надрывались, страдали для будущего все тех же уродов.
  Дальше сплошной коммунизм. Не желаю его рекламировать, как не ругают меня, не заставят заткнуться и быть объективным. По чьему указанию объективным? Ради какой такой партии или моды? Если мода, я то при чем? Если пришла красота на любимую мной петербургскую землю, пусть без меня разберутся компетентные органы. Есть компетентные органы, в которых сплошь разбирающиеся ребята. Тебе нравится, сочини свою песню. Здесь скамейка, там ящик, там надорвавшийся дед и чертовски трудолюбивые бабки. А еще очень странный запах из ящика.
  - Ах, какая сияла звезда.
  Тянет чертовски родным и прекрасным.
  - То была не звезда, но заря.
  Если с памятью плохо, прочухай извилины.
  - Эта заря разливалась по миру и призывала на подвиги самых бездарных, униженных и нерадивых представителей русской земли. Если хотите, она призывала трудиться.
  В результате невыносимая вонь, труп разложившейся крысы.
  
  ПОВТОРЯЮСЬ ОПЯТЬ
  Ничего личного. Мое творчество не оплачивается. Всегда в тишине, всегда на задворках великого города, всегда из последнего ряда. Сижу, прислушиваюсь, наблюдаю. Проходят годы, умирают режимы, куда-то спешит человеческое существо. Какого черта опять? Если всегда неизменное человечество. Миллионы крохотных экосистем, дергающихся под одну дудку. Посмотришь, и может закрасться дурная мыслишка, что дудка в руках одного существа, которого вы с бодуна называете "богом".
  Все вокруг неизменное, серое, предсказуемое. Человеческие крысы сидят в норах и гадят. Зато кот развивается. Он разгуливает по помойкам и отыскивает самых обыкновенных нечеловеческих крыс. Где вы, мои ласковые? Ага, вот вы где! Поймал крыску, играет. Наигрался с крыской, отпустит. Вроде еще приходи. Жизнь такая прекрасная, все у меня есть, нечего заигрываться до убийства. Только человечки в своем ненасытном ничтожестве гадят и убивают другие более слабые, тем более нечеловеческие существа. Кот всего лишь играет. Все приходите на нашу игру. Крыске холодно, крыска замерзла, может ее пригласить на кроватку.
  С этим человечеством не договоришься никак. Теща в слезы, тесть зарычал, возлюбленная спряталась, придется искать ее долго и нудно. Бабушка? Чертов склероз, с ней мы давно распрощались. Я, естественно, наблюдаю.
  Сильные натуры не демонстрируют силу. Умные натуры спрятали подальше свой ум. Реактивные товарищи не проходят тест на реакцию. Зачем тебе сильному, умному, реактивному такое отвратительное убийство? Кровь, осколки мяса, нечто жалкое и визжащее в последних конвульсиях. Глупые недоразвитые слабаки убивают, чтобы казаться сильнее во всех отношениях. Но зачем оно совершенному существу, созданному совершенной природой. Природа есть твоя мама. Природа его мама, или мама твоей жертвы. Вы от одной мамы, вы братья и сестры. Две прекраснейшие и возвышенные экосистемы. Одной повезло чуточку больше, другой повезло чуточку меньше. Но здесь не ваша заслуга, все от природы.
  Впрочем, я не философ. Прошел через жизнь такой маленький и корявый человечек, еще меньше, чем крыска и мышка. Попробовал, очень понравилось. Вторично попробовал, не оторвешь. Школа ничуть не испортила, институт не согнул, работа не повернула и не поставила на колени. Подобные человечки рождаются в параллельных вселенных, чтобы проникнуть на нашу несчастную землю. В тот самый момент, когда сатанеет от боли земля, открывается гипервселенский портал, и некто выходит оттуда, чтобы зализывать раны. Корявый и незаметный выходит некто, но до отрыжки похожий на эту несчастную землю.
  Жизнь мелка
  И многогранна,
  Велика
  И бесталанна.
  Жизнь грустна
  И неизвестна,
  Но тесна
  И интересна.
  Поступки кота давали обильную пищу для размышлений.
  
  ДЕНЬ СКОНЧАЛСЯ
  Хорошее начало для романа. Но мы поговорим о самых тривиальных вещах. Вечер слегка погулял, и темнота окутала улицы города. Работающие товарищи приглушили приемники, отложили газеты, выключили телевизор. Была такая заставка "не забудьте выключить телевизор". Неработающие товарищи поспешили в притон, скромно пристроившийся под вывеской "Дом культуры пищевиков", и кое-кто поспешил туда с девками. У них еще начинается, еще первый младенчик пошел. Никого не выбрасывают в окно, никого не пинают, морды целые, песни обыкновенные. На то существуют работающие и неработающие товарищи. Но в которую группу относится кот? Вот бы хотелось ответить.
  С одной стороны, Кузя гоняет юные дарования, смущает собак, играется с крысами. Несомненная польза. Юные дарования Кузиных стекол не бьют. Собаки не тявкают и не путаются под ногами. Крысы куда-то свалили. С ними не хорошо получилось. Крысы, как элемент мебели, как принадлежность человеческого бытия, как самосознание каждого сознательного петербуржца, выросшего в центре города. Они обязаны быть до последнего. И никаких отговорок про Кузю.
  Это с одной стороны. Работник, герой, за три дела берется, три выполняет. Кроме того, успеваем поспать, помяукать, к тебе и ко мне приласкаться. С другой стороны, только погасли огни, пошлая музыка вышла во тьму из притонов, звякнул стакан о стакан, под стол полетела бутылка, как появляется в новом обличии Кузя.
  Первая сцена. Маленький безобразник бросает свой угол (подстилку, тайник), где наслаждался в течение дня негой, ленью и грезами. Место покинуто. Стоит переместиться в иное место. Скажем, на физиономию тестя. Разместить зад, положить хвост, прижаться и задремать. Как хорошо. Физиономия круглая. Воздух теплый из всех щелей. Еще убаюкивающее бормотание и музыкальный храп. Воздухом обогреешься сзади, только подставь лапы.
  Сцена вторая. Тесть не играет. Подушка попала в комод. Есть надежда попробовать тещины ляжки. Под одеялом своя атмосфера. Несколько затхлая, зато почти родина. И ничего круглого, только плоское. Прижался, угрелся, пыхтишь. Вот только теща ведет себя не совсем правильно. Суетливая, беспокойная, дрожит во сне. Поцарапать ее и баста.
  Сцена третья. Возлюбленной под бочок. Говорят, сохраняет фигуру, и кожа мягкая после становится. У тебя шерстинка к ворсинке, сплошной блеск. У нее должно быть не хуже. Нет, ошибаюсь. Не понимает возлюбленная. Какие-то ужимки и прыжки, катается по всей кровати, пинает локтями и пятками. Лучше оставить ее и обратно на голову.
  В этом месте немая сцена приобретает слова:
  - Все, терпение лопнуло.
  - Никакой пощады врагу.
  - Мать твоя, кошка!
  Слова уходят в пространство, вязкие и глухие. Круг замыкается. Физиономия, ляжки, бок. Первая сцена, вторая, третья. Маленький путешественник не уступает тяжелой поступи времени. Кажется, спал и не выспался. Кажется, отдыхал и не отдохнул в каждой из трех ипостасей. Есть опять же четвертый товарищ и ваш непокорный слуга, скрючившийся на бывшем кошачьем кресле. Кузенька, славный котик, подруливай к нашему шалашу, разделим на двоих это самое кресло. Подлизываюсь к славному котику, приглашаю его побазарить про жизнь, ну и прочие радости, а он не идет. Видимо так и не научился товарищ Мартовский общаться с животными. Замкнутый круг на троих, в нем не найдется места четвертому.
  Отчаянный шепот из моего угла:
  - Кузенька, не побрезгуйте, ну хотя бы на пару секунд. Будет сметанка и пряник.
  Сцена седьмая. Терпение лопнуло, кто-нибудь из привилегированной троицы не выдерживает и выгоняет кота. Дверь на запор. В комнате вроде бы полная тишина, скажем точнее, полное умиротворение и покой. Международный конфликт урегулирован, суровые меры принесли соответствующий им результат. Кто устал, тот отдыхает. У противоборствующей стороны в лучшем случае чешутся когти.
  Сцена шестая. Мы забыли про посторонние факторы. Полуподвал, двор, за окном своя жизнь. Час ее подошел. Опустошилась не первая и не вторая бутылка. Есть определенные жертвы, есть своего рода уважаемые товарищи. Что за бред? Участкового что ли позвать? Хрен придет этот твой участковый! Или в который раз самому с монтировкой на улицу? Не поймут, ее матерь. Ты чего с монтировкой? Машина у нас не заводится. Спрашиваешь, какая машина? Черт его знает, какая. Бери стакан, давай монтировку.
  Питерская ночь, обволакивающая и мягкая. Мягкая сырость и мягкие тучи, какой-то там ненавязчивый дождик. К черту полуподвал! Раскачивается мебель, летят по углам шмутки и тряпки, кто-то выцарапывает стекло. Сцена последняя. Серенада.
  
  И ДАЛЬШЕ
  Маленькая тарелка, большая тарелка, средняя. Маленький стаканчик, большой стаканчик, средний. Маленькое дельце, большое дельце, среднее. Человек страдает не только желудком, но, скорее всего, головой. В некоторой степени, неудобоваримые идеи посещают мозг человеческий. Солнце выглянуло из-за тучи, но как ни странно, не у каждого человеческого существа туча ассоциируется с тучей, а солнце ассоциируется с солнцем. Где-то там тихий ангел взлетел. Это же тьма, или прообраз ее. То есть прообраз тьмы - накатывающийся, захватывающий, изменяющий наше светлое будущее. Масса человекообразных товарищей застряла среди ангелов. Ангельская стихия представима более благополучной стихией. Ангельские полеты куда солиднее, чем обыкновенная ночь.
  Люди вообще помешались с изобретением письменности. Сядешь за стол, закрутеешь, таким разродишься стихом, какого никто не видал и никто не слыхал на протяжении двух христианских тысячелетий. Или еще интереснее, под словесной дубинкой твоей зашатается мир. Тебе понятно, а мне не понятно. Какой еще мир? Ты переполнен идеями, образами и суждениями. Снова такая силища в голове. Снова такая махина работает. Но работает и рожает клопов. В худшем случае, если сумеет довести до конца столь солидные роды. В лучшем случае не рожает она ничего. Грохот есть. Пламя есть. Словесное облегчение есть. Для рожающего поклонника письменности, скажем так, для него целый мир под клопами с белыми крылышками. Для прочих не знаю.
  Наконец, везде человеки. Воспевают цветы, принимают плоды. Выбирают букеты, подбирают куски. Чувствуют перед ужином. Распаляются, но накладывают еще. Залезли в страшенные дебри духовного бытия, снова жуют и накладывают. Человеки они человеки. Пока разберешься с привнесенной материей, жить чертовски непросто. Тяжесть сгибает к земле. Желудок в огурчиках, практически отключается мозг. Мысли тяжелые, потому что в паршивой форме желудок. Мысли портятся, желудок не так чтобы восстанавливается. Мысли теряют свой смысл, они глупее, чем можно представить.
  И вот пора облегчиться. Человеку, животному, кому-то еще. Один глазами моргает, другой нашел нужную комнату. Один мотается, как угорелый, другой вообще ренегат. И оба нацелены на одно дело. Кто от рыбы, кто от идеи. Кто от влаги, кто от словесной бурды. Дело одно, и результат его очень похожий. Для главы государства и для кота. Ничего не держи за душой. Утром, вечером, ночью. Под солнцем, под тучами, в струях дождя. Ничего в себе не скрывай, и получишь два шанса попробовать счастье.
  
  ОБЛЕГЧАЯ РАССУДОК
  Здесь я становлюсь немного добрее и выше, чем полагается по законам природы. Мой незначительный рост увеличивается, мой незначительный интеллект расширяется. Старое барахло, накопившееся с момента предыдущей отдачи, оно исчезает. Его отбросили, оно далеко. Может некто подхватит подобную дурь, примерит на собственной шкуре, попробует мелочиться и дорожиться такой ерундой. Как ничтожный осколок человеческого бытия или поэт, создавший за всю предыдущую жизнь четырнадцать строк, а теперь выгрызающий славу.
  Я ничего не грызу, я никого не создал. Мысли от жизни, все остальное подарок судьбы, на бумагу ложатся плоды облегчения. Наблюдение, обработка информации, результат. Что происходит, то происходит помимо процессов внутри мозговой оболочки, скажем точнее, помимо твоей и моей воли. Состыковавшись с крохотным фактом, ты попадаешь под более подавляющий факт. Иногда такого пошиба, о котором глупо мечтать, но который со временем переходит в реальность.
  Помните, мир человека. Наблюдая за Кузей, я изменил данный мир, если не возражаете, сделал куда человечнее, лучше. Мой человек перемешался с животными: зайчиками, кошечками и собачками. Мои животные облагородили человека, ни в коей мере не раздавили его. Рыжики, барсики, мурзики, всего-навсего показали чванливому существу и господину над целой вселенной, каким должен быть господин, если не предполагает со временем сделаться хламом и пылью.
  Среди рабов
  И суеты,
  Среди оков
  И пустоты,
  Благоуханный
  Словно май
  Возрос цветами
  Новый рай.
  Я не читаю морали, я не пытаюсь кого-либо в чем убедить на конкретных примерах. Каждому своя дорога, для каждого своя судьба. Некто развивает рассудок и облегчает его от накопившейся накипи. А противоположность вышеупомянутого некто не стремится вообще ничего облегчить. Устоявшаяся, монолитная противоположность, разумнее самого разума во всех параллельных вселенных. Лучше отсюда уйти по-хорошему. Ударят, отбросят, или преподнесут не самую интеллигентную песню тебе на закуску. Противоположность, которая не развивается, суть макросистема в собственном понимании, или центр. Звезды крутятся возле центра, планеты бегают возле центра, человечество тяготится не где-нибудь, исключительно к центру. В центробежной теории многие человеческие сообщества сведены до нуля, например, чухонцы и хачики. Здесь же животное есть разновидность клопа или глиста. Ответы известны на каждый вопрос, а новых вопросов поставить не разрешается. Неэтично и глупо:
  - Отчего так труслив человек?
  - Отчего поклоняется силе?
  - Отчего добивает лежачего?
  Лучше не продолжаем. Старое барахло изломалось, старая система облегчила рассудок на десять минут, или пару часов, или чуть-чуть больше. Но попробуйте догадаться хотя бы единственный раз, чем затем заполняются дыры в облегченном рассудке.
  
  МИР ЖЕСТОКИЙ
  Мир подонков. Мир антагонистов. Мирное сосуществование в любом варианте глупость, утопия, фарс. Каждый философ не может мирно сосуществовать рядом с другими философами. Каждый политик не может мирно резвиться напротив других политиков. Каждый писатель не может спокойно и мирно творить в той самой среде, где мирно творят адекватные ему особи. Но давайте оставим в покое писателя, у него творческий запор перед бурей, который обязательно закончится выбросом газов и неудержимой струей творческого поноса.
  Куда не направишься, где не остановишь свой взгляд, обязательно будет антагонизм, будет добро или зло, если хотите, еще бесконечная масса проблем, которые не разрешимы и не найдут себе выход. Собственно говоря, примиренческая позиция выглядит хорошо на бумаге. Карась примирился со щукой. Человек примирился с глистом. Кот примирился с собакой. В жизни не то и не так. Не отрицаю, найдется один карась, один человек и одна собака. Если не нравится цифра один, то четыре, пятнадцать, пятьсот двадцать три. Это не суть. Тех, кто не примирился, окажется больше на много порядков.
  Конечно, для нападающей стороны примиренческая позиция почти идеал. Я тебя кушаю, ты не кричишь. Я тебя обижаю, ты извиняешься. Я тебя добиваю, ты превозносишь осанны. Все человеконенавистнические режимы, все эксплуататорские государства, все воровские правительства и сочинители самых, что ни на есть садистских законов за дух примиренчества. Тебя разлучили с семьей, не шуми. Кушать тебе не дают, приласкайся и помяукай. Отправляют на смерть и убийство, все ради мира на нашей планете.
  Нападающая сторона примиряется. Щука, собака и глист. Эксплуатируемая сторона поступает неадекватно в силу своего характера. Карасю самое время зарыться, терпеть и страдать. Человек налег на таблетки: ты вот так, а я сяк. У кота парочка-другая сюрпризов.
  Я повторяюсь, бывают среди котов негодяи. Скользкие, подхалимствующие, готовые держать стойку. Может один на четыреста пятьдесят миллионов, не больше того. Пол жизни потратишь на поиски подлой кошары. А не найдется, представил, что подобная пакость обязана быть, и тебе станет легче. Вот одна курица пакостит остальных: рыцарственных, благородных товарищей, воссоединяющих не то, чтобы бесконечный букет, но бесконечную цепь добродетелей. Независимость, чувство собственного достоинства, жажда свободы - это и есть добродетели. Пускай нищета и голод являются прототипом свободы. А еще обожание к любящим товарищам, ярость к врагам, трезвый взгляд и умение оценить каждую тварь по заслугам.
  Человек не умеет оценивать. Вася сказал, Коля сказал, Петя подумал. В подобной среде затирается собственное "я" человека. Вася дохленький и тупой. Коля квелый и безобразный. Петя совсем идиот. По отдельности над ними смеешься, вообще презираешь, на них наплевал с крутой колокольни. Но когда они вместе, когда говорят слово в слово, когда думают, пересекаются и подтверждают друг друга, в данном случае слюна высохла. Что-то не так. Их оценка твоя оценка.
  Человек обманывается. Толпа поглощает, множественное число давит и бьет единицу. Человек согласен пойти на обман после Пети, Коли и Васи. В толпе обман не заметен. Если все восхваляют некую тошнотворную пакость, настало время хвалить эту пакость. Если все изругались над ангельскими крылышками, настало время ругаться. Тебя не то чтобы обманули собственные мысли и чувства. Просто такая позиция соответствует Коле, Пете и Васе.
  Вернемся обратно. Попробуйте, обманите кота, сделайте не то, что великую, но ничтожную пакость - кот отвернется от вас, вычеркнет из списка живых, переведет в гады. Авторитеты здесь в замешательстве. Профессорско-преподавательский состав напреподавал миллион лекций, классики заставили литературой четырнадцать этажей, а правители выпустили вот такенный указ, где обман не является преступлением. И что? Ваши авторитеты меньше, чем нуль. Букашка на листочке имеет большую цену.
  Я не собираюсь никого оспаривать. Справедливое решение кота многим кажется несправедливым. Мы его кормим, мы его холим, в больницу разок отвезли, а он все кусается. Многие решения кота дисгармонируют на человеческий взгляд. Сегодня ласковый, завтра чужой кот. Сегодня любит, завтра не так чтобы любит. Сегодня покушал последнюю тухлятину, завтра прошел мимо самой крутейшей сосиски. Неужели характер? Неужели он осуждает? Страшнее того, неужели взял право судить человека? Мы такие величественные, такие все справедливые и во всем правильные. Не подступайся, иначе взорвемся.
  Есть положительный полюс, есть отрицательный. Доброе начало вроде бы перевешивает подлый конец, но почему-то не перевесило. Добрые помыслы вроде бы выталкивают злую судьбу, но почему-то не вытолкнули. Светлый ангел почти бесконечность в своем априоре добра, но с другой стороны, что он значит без черного ангела?
  Равновесие - один из законов природы. Легендарный господь человеков вроде бы создавал светлое человечество и создал черное. Человек соответствует глисту, карась соответствует щуке. Не разрешаю играться с природой. Равновесие можно нарушить, и мир покатится в тартарары. Оголится худший из полюсов, переполнится лучший. Там на худшем полюсе и солнце, и звезды, и счастье большими мешками, даже тучи сбежали со всем своим пакостным дождиком. А на лучшем из полюсов? Какие махины пришли в движение? Какие ужасы вырвались на поверхность? Не хочу говорить об этом. До меня потрудился господь, он придумал для равновесия шавку.
  Нет, не все гавкающие создания господа нашего бывают бяками. Иногда попадаются независимые, гордые, настоящие шавки. Одна на четыреста пятьдесят миллионов. Именно в вашей квартире такое создание есть. Ваш гиперкосмический друг, от которого обалдела вселенная. Человек обожает друзей. Разве подружишься с рыцарственным и осуждающим существом? Другое дело с шестеркой, рабом, не способным на осуждение. Сделал подлость, нагадил на русскую землю, подставил нормальных ребят. И что? Кто сказал, что это была подлость? Шавка преданно вертит хвостом. Не было никакой подлости. И кто это говорит про пороки твои? Шавка высунула слюнявый язык, нет никаких пороков. Трусость, ненависть к слабым, почитание сильных и подлых, любовь к власти. Здесь проглядывается человек. Но посмотрите, а гавкающее кое-что, разве оно не проглядывается? Или не смотрит в глаза преданным гаденьким взглядом?
  Груда мускулов. Зубища в два пальца. Взгляд совершенно тупой, хотя до такой степени преданный, что невозможно от него оторваться даже за добрый стакан водки. Уся-пуся, мой мальчик! Пуся-уся, моя девочка! Цепь, слабое звено, обломилось. И это исчадие ада во все времена разве не создано, чтобы разбрасывать ад? Разве не выползает оно для единственной цели распространения зла? По приказу господских бровей, по мановению властного пальчика господина.
  - Убей!
  Я возвращаюсь обратно. Бесконечное зло и добро. Бесконечный антагонизм, беспрецедентная бойня и схватка. Между грудами мускулов, тупости, злобы и быстротой, ловкостью, интеллектом, черт подери, наконец. Невинные кошечки и котята, крохотные, слабые, совсем беззащитные, бедные осколки судьбы, вроде тех женщин, тех беззащитных детей, что тираны утюжили танками. Остановимся на мгновение, я не хочу представлять, для чего они становились жертвами ада. Так необходимо, чтобы вселенная двигалась дальше, чтобы миры вращались в своей пустоте, в доказательствах бесполезности самого счастья внутри самой жизни.
  И пришел кот. Покрытый шрамами и горевший десять раз в танке.
  
  ТИШИНА И ПОКОЙ
  Добрый котовый дворик, сонная идиллия, маленькое чудо. Вспомните, солнышко над головой. Настоящий солнечный день, такой радостный в Санкт-Петербурге. Перед нами другой город, другая земля, другие солнце и небо. Все другое. Добрые котята, закопавшихся в скудной траве. Разомлевшие мамаши, как островки добра и покоя. Нет, ничего личного. Вспомните, и содрогнитесь от мерзости, если способны еще чувствовать окаменелой душонкой своей, которая якобы часть самого бога. Идиллия нарушена, ее больше нет, быть не может, она не вернется. Чужак с горящими глазками, с окровавленной пастью врывается в сей идиллический мир. Врывается в бесконечной своей безнаказанности все сокрушать и калечить.
  Господи, что это? Дай мне ответ! Откуда оно, из какой далекой галактики, из каких непробудных глубин и помоек? Кто его выудил, кто направил сюда? Те ли отбросы, та ли вселенская шваль, что себя называют людьми? Вот распалились они, бесподобные существа, приравнявшие в ослеплении или, не знаю, в идиотизме каком собственное ничто своему богу:
  - Взять!
  Раскрыли зловонные щели:
  - Куси!
  Смеются:
  - Знай наших!
  Неужели они люди? Две ноги, две руки. Жирная морда.
  Не объехать такую смердящую погань, не одолеть мягким божественным словом. Ибо только такая смердящая погань по соизволению того самого выдуманного бога получила право на жизнь во вселенной. Именно эта жирная морда. Ее улыбка, глазки свиные и жир. Бьет улыбка, щурятся глазки, капает жир. Всяк по правилам, все естественно, не придерешься. Котовый дворик, подлый холуй, юморные хозяева, весело. Глазки, жир и улыбка накатили на тихую, мирную идиллию котового дворика. Нет спасения, нет! Никуда не уйти от когтей безнаказанной твари.
  Одиноко
  Сердце стонет.
  И жестоко
  Спазмы гонит.
  Все смешалось
  В целом свете.
  Где же жалость,
  Кто ответит?
  Нет спасения. Только старый, ободранный кот стоит на дороге.
  
  ПРАВДА ЖИЗНИ
  Не так ли свалили мы коммунизм, махину из обалденных махин, исчадие кровожадного ада, чудовище из чудовищ. Пока разбегались, прятались по углам или в щели, коммунизм доставал, действовал беспрепятственно, беззаконно, пожирая наших детей, наши лучшие мысли и чувства. Страшное было время. Нынешние политологи пытаются отрицать, как бы чего не вышло у нас с демократией. Привязались к куску колбасы, отловили пакет молока, плюс три булочки с маком. Нынешние политологи не вдаются в проблемы прошлого, как бы прошлое не снесло будущее. Больше того, каждого сомневающегося товарища берут за грудки. Ты зачем сомневаешься? Мода на сомневающихся товарищей в параше. Раньше бы сомневался, выкрикивал, критиковал. Можно интеллектуальный пасквиль, а можно грязный и смрадный. Теперь прошла мода. Забыли, затерли, покрылись мохом и тиной. Кто старое растревожит...
  А все-таки свалили мы коммунизм. Вечные тридцатилетние покинули скользкий подвал, взглянули на солнце, взглянули на небо. Жизнь проходит, все катится прахом, ничего не сделано выше разумения все того же клопа. Сам себе опротивел, сморщенный, квелый, седой. Неужели так и придется покинуть эту несчастную землю, не оставив на ней самой мелкой отметины? И ни одной мало-мальски приличной попытки? Пусть цветет коммунизм, пусть резвится, открыта кровавая пасть. Ан, погодите. Вольному воля, смелому небо, солнце для чистой, для настоящей души. Что за монстрик такой коммунизм? Что за гад? Если хватило единственного усилия, можно добавить, единственного удара, чтобы гад превратился в щенка, поскакал по углам, во все дыры и щели.
  - Это не интересно.
  Разрешите поинтересоваться, кому не интересно? Бывшей команде садистов и пожирателей счастья. Их разжиревшим мордам, самой идеологии скотства. Было, значит прошло. Не желает бывшие представители коммунистической диаспоры, вставшие сегодня у руля, вспоминать, как их взяли за мягкое место самые обыкновенные пацаны и девчонки. 21 августа и два прилегающих к нему дня не являются всенародным праздником. Какой еще всенародный праздник? Если нынешних рулевых взяли тогда за одно место и окунули мордой в парашу. А кто окунул? Тот самый народ, для которого нет и не будет всенародного праздника. Очень уж скользкая ситуация. Может, сегодня ты у руля. Но, загребая в карман миллионы зелененьких и издеваясь над русской землей, каждой крохой и каждой былинкой ее, разве захочешь припомнить, как писал в штанишки:
  - Ах, прибили, прибили, прибили...
  Мне скрывать нечего. Старый кот, милый славный старик, лучший из стариков, что встречаются на планете Земля, и не путайте с человеческим мясом. Ты давно растворился на атомы. Ты исчез в коридорах вселенной. Ты стал незначительной, микроскопической частью самой бесконечности. Я еще помню тебя и люблю много больше любого из самых крутых человеков, самых крепких бойцов, самых смелых героев. Ты единственный выдержал бой. Ты сражался как в старое доброе время, не взирая на страшные раны, отгнившее ухо, огрызок хвоста. Ты солдат между жизнью и смертью:
  - Забери эту падаль!
  А остальное не больше, чем вопли:
  - Сожри!
  И большой сволочизм:
  - Ее в клочья!
  Здесь перемешались звезды и звезды. Здесь затрепетали грозы и грозы. Солнце попало на горний рубеж. Представляете, насколько все здесь походило на сказку? Это свет, это всепроникающее тепло, это истина неизвестно откуда и как. Это вселенная. Нет, не то, что вселенная, много выше ее, много мощнее, в прекраснейших красках и блестках. Звезды, вселенная, солнце. Был жестоким удар или нет, я не знаю, оно не имеет значения. И единственного удара оказалось достаточно. Неистовый монстр отступил, споткнулся, упал, покатился под ножки к своим офигевшим хозяевам. Ну, один к одному коммунизм, выдающий соплюшки и визги. Неистовый монстр побежал, обливаясь поганым поносом и проклятой кровью. Такой ничтожный, не страшный теперь.
  А ты остался стоять, охраняя свой маленький дворик.
  
  ГОСПОДИ, КАК ОНО БЫЛО ДАВНО!
  Бесконечное множество схваток, в которых коты прогоняли врага, словно спускали всю боль человеческую на этих откормленных, этих лакейских натурах. Стоило остановиться, на миг отдохнуть. Боль приносила ответную боль, та другую ответную, и еще много боли. Лакеи воспитывают лакеев. Ничего не меняется в нашей вселенной. На месте одной пакости вырастает такая же стопроцентная пакость. Со всем ее гноем и болью. А ты не более чем наблюдатель, ты не имеешь права вмешаться. Зачем? Я повторяю, зачем вырывать недобитых шавчонок из когтей их противников?
  Нет, никакой морали. Время закрылось, бездна заполнилась до конца. Сам бестолковый, неразвивающийся, седой стоит посреди двора Александр Мартовский. В тридцать лет седина покрыла его буйную голову, а шрамы от многих схваток покрыли его гибкое по-кошачьему тело. Совершенно дикое, невменяемое существо. Не человек, настоящий пришелец из космоса, посетивший случайно русскую землю.
  Неужели все было не так? Неужели было иначе? Бросившись под удар, ты спасал стопроцентную сволочь. Будучи наблюдателем, ты пытался вмешаться в процесс, который и без того увлекал в яму. Неужели настолько дурная, настолько безумная молодость на вселенской вершине своей? Неужели все братья и сестры в той яме, где надо давить сволочь?
  Больно и пусто. Кажется, жизнь позади. Нет никакой возможности повернуть это время и что-то исправить. Время вообще не для нас. Все поглотила бездна. Словно падаешь и не встаешь. Словно мечешься и не возвращаешься ни при каких обстоятельствах. Словно другой организм, совершенно чужой во вселенной живых. И такой же чужой во вселенной забытых и брошенных призраков.
  Я уйду
  На мгновенье
  В пустоту
  И забвенье.
  Проскользну
  Без опаски
  В тишину
  Старой сказки.
  Призраки оставляют печаль. Туманное прошлое та же боль, та же мука.
  
  ОТ АВТОРА
  Не представляю, как оно так получилось. В каком месте интеллект Александра Мартовского, создателя Муркотенка, слился с природой до такой степени, что Александр Мартовский открестился от своей человеческой сути. Только природа. Никаких поддельных богов. Никакой философии, кто у нас грешен или безгрешен. Никакой зависимости от ужаса смерти.
  Стоп. Вот она ключевая точка истории Муркотенка. Муркотенок совсем не боится смерти. Смерть для него, как абстракция. Ее просто не существует. Муркотенок принимает смерть в той самой форме, в которой она принимает его Муркотенка.
  Чувствуете, насколько это далеко от человеческого бытия? Человек так и не научился принимать смерть. Человеку очень хочется жить за гробом, то ли в выдуманном раю, то ли в выдуманном аду. Человек не может поверить, что когда-нибудь его абсолютно бесценный мир отключат от питания, и больше уже не включат, а просто выбросят на помойку. Самооценка человека настолько велика, что его бессмертную душу обязаны сохранять бесконечное количество лет, но никак не выбросить на помойку.
  Давайте слегка успокоимся и подумаем, что такое бессмертная душа и почему она не имеет места в нашей вселенной. Если исходить из физиологических понятий, то бессмертная душа не больше, чем накопитель информации. Где-то информация обязана накапливаться, так почему бы ей не накапливаться в емкости, которая называется бессмертная душа?
  Ничего не имею против накопления информации в подобной емкости. Но проблема выглядит иначе, если процесс накопления состыковать с основными законами нашей вселенной. Например, с законом сохранения энергии. Ибо информация та же энергия. Если в одном месте энергия накапливается, то в другом месте энергия расходуется. Таким образом, сохраняется в равновесии вселенная.
  Отсюда идея бессмертной души есть абсурдная и бесконечно вредная идея. Если душа смертная, то в какой-то момент она заканчивает накопление информации и отдает накопленный материал обратно. Это и есть то самое другое место, где энергия расходуется. Следовательно, появляется возможность для следующего накопления энергии. Следовательно, никаких несанкционированных переносов, но находится в равновесии вселенная.
  Жалко беснующееся человеческое существо, но обрадовать его не могу. Бессмертная душа противоречит реальной действительности. Единственная бессмертная душа может уничтожить вселенную. Множество бессмертных душ ничуть не лучший вариант, чем единственная бессмертная душа. Но если представить такой вариант, что вселенная продержится достаточно долго, то на определенном этапе множество бессмертных душ сольется в одну бессмертную душу.
  Ага, та самая Математика бесконечностей, о которой со школьной скамьи рассуждает Александр Мартовский. Бессмертная душа в идеале суть бесконечность. Если одну бесконечность прибавить к другой бесконечности, то получится бесконечность. Если одну бессмертную душу прибавить к другой бессмертной душе, то получится одна бессмертная душа, никак не иначе.
  Так о чем расплакались человечки на пороге реальной для них смерти? Неужели об утраченной возможности превратиться в саму бесконечность, объединившись со всеми прочими, умершими до них человечками.
  Глупая затея, черт подери. Объединенная бесконечность по сути весьма расплывчатая безличностная величина. Любая личностная величина растворяется в безличностной величине. Был человечек, приобрел бессмертную душу. Бессмертная душа слилась с другими такими же душами. И ничего не осталось. То есть ничего личностного не осталось в бессмертной душе. Только та самая бесконечность.
  Фу, пот течет по спине. Убедил ли я кого-нибудь на научных примерах, не знаю. Крохотное человеческое существо так трясется за свое крохотное человеческое "я", что готово жопу порвать за любую крохотную надежду. Мол, не трясись человечек. После смерти ты не исчезнешь. И пускай нарушится равновесие во вселенной, но твое никчемное "я" будет жить после смерти. Христом-богом клянусь, информация твоего никчемного "я" настолько бесценная информация в нашей четырехмерной вселенной, что ее никогда ни за что не снесут на помойку.
  Детка милая не ной,
  Не губи себя под ноль.
  Чудо чудное придет
  Без хлопот и без забот.
  Оторвавшись от проблем,
  Ты умрешь не насовсем.
  И вообще ты не умрешь,
  А тихонечко уснешь.
  Будет вечная весна,
  Будет счастья полоса.
  И рассеявшийся мрак
  Унесет ненужный страх.
  А с другой стороны, никаких претензий на бессмертную душу не наблюдается за бойцом Муркотенком. Я же говорил, он просто животное, он так похож на Мартовского кота Кузю.
  
  ЧТО ЕЩЕ?
  Я приближаюсь к последней черте. В этом нет ничего необычного. Мир разделен на отрезки. Пространственные и временные. Сколько не будешь двигаться собственными ногами, или с помощью механизмов - не одолеешь более чем определенный сектор пространства. От сих до сих. И как бы ни был огромен твой сектор, он все равно не больше вселенной, он малая капля перед множественностью миров, перед вечностью. Его укорачивает каждая ерунда. Нет ракеты - денег не накопил. Механизмы ломаются - подсунули рухлядь. Ноги квадратиком - здесь от природы. А в результате сектор почти никакой. Как подумаешь, рассмеешься. Стоило ли вообще начинать, или точнее, стоило ли двигаться с места?
  Собственно, умный товарищ не двигается. Себе дороже. Когда у тебя в запасе временной отрезок равный вселенной, самое время подсуетиться. Сегодня один километр, завтра один с четвертью, послезавтра сто метров. И так миллиарды веков, покуда не надоело. На выходе такая величина, даже страшно подумать.
  А когда в запасе совсем ничего? Спрятался в норке и ставишь цифры на листик бумаги. Раз, два, три... двадцать пять... тысяча двести семнадцать... двадцать семь тысяч четыреста. Пускай долгожитель, пускай настоящий боец. Ничего лишнего, самые обыкновенные цифры. За вычетом сна, туалета, еды. Или глобальная модернизация? Ложку подносишь и ставишь. Чистишь зубы и ставишь опять. В кровати листок на пупок привязал. И что? Сколь ничтожной будет конечная цифра?
  Я никого не подначиваю. Временной интервал самое жесткое из условий игры. Сегодня был маленьким, завтра подрос, послезавтра состарился, дальше черта. Можно к черте подобраться по-разному. В годах получается мало, смешная какая-то цифра. В часах получается лучше, и много лучше в секундах и микросекундах. Но годы текут медленно, а эти секунды и микросекунды несутся с непостижимой гиперкосмической скоростью. Не успеешь дойти от кровати до двери или вернуться обратно, их уже стало значительно меньше. И ближе черта. Она совсем рядом, она улыбается из бесконечной вселенной.
  Для человека, тем более для животного существует начальная точка отсчета, существует конец, плюс еще расстояние между двумя точками и где-то там, не обязательно посередине, вершина. Человек развивается, кот развивается. Человек на вершине, кот на вершине. Человек деградирует, кот деградирует... Нет, ничего сказать не могу. Как деградирует кот, пока неизвестно.
  
  НЕМНОГО ОБРАТНО
  В те блаженные брежневские времена на величайшем из пиков развития коммунизма процветала отчизна рабов, расширялась и обжиралась до одури. Русские были людьми с относительно высоким уровнем жмотства, выгадывали, откладывали, скупердяйничали. Только не на жратву. Особенно в городе на Неве, ах простите, тогда еще в городе Ленина. Великий коммунистический вождь сытой мордочкой наблюдал с постаментов на свои разжиревшие детища. Ничего мелкого и убого, черт подери! Только жратва и здоровье. Здоровые папы, здоровые мамы. Здоровые, братья, здоровые тещи. Не такая заморенная возлюбленная, сам килограммов на семь или восемь жирнее, чем на хлебах демократии. Жирный кот... Или я ошибаюсь?
  Блаженные времена. Процветающий город. Тогда еще Ленинград. Со всего государства продукты везут. И правильно делают. Мы самые культурные, самые воспитанные, самые способные представители планеты Земля. Без нас вселенная превратится в ничто, а планета Земля превратится в помойку. Но дальше не суть. Москали скрежещут зубами. Завидуют и беснуются москали. Еще немного, на север вернется столица России. К нашим пирогам и блинам. К теще, тестю, милой возлюбленной и коту... В сотый раз ошибаюсь.
  Кузя маленький, скромный такой. Ничего лишнего. Здорово постарел, осунулся, изменился. Не борется, не свирепствует, не гоняется за приключениями. Крыса? Плевать. Собаки? Возможно. Мальчишки? Где они нынче мальчишки? Кузя не жирный, не окльтурившийся, не интересующийся новой столицей России. И чего ради? Теплая постель, теплая накидка, сон, какая хотите пища. А собственно, пищи не хочется никакой. Все ниже рывки и прыжки. Все реже в дело идут когти. Все мягче звучит голос.
  Повторяю, блаженные времена. Город Ленина благоденствует, можно накушаться до смерти. Нева выходит из берегов, только совсем не страшно. Затопило один подвал, затопит другой. До Кузиного подвала пока не добрались. Дамба еще в проекте. Вроде умники согласовали ее, вроде нет. Александр Мартовский и еще несколько пацанов устроили демонстрацию. Мол, не желаем, чтобы наши дети жили в помойке. Экология пока загрязненная, но приятная. Грязь отдает только запахом грязи, как было всегда в Петербурге. Русский человек давно приобщился к питерской грязи, даже понравилось. Оно к лучшему или к худшему, там разберутся другие товарищи, с соответственной докторской степенью. Целая жизнь пролегла в городе Ленина, в этом подвале.
  Теща с тарелкой за котиком:
  - Курочка, супчик!
  Тесть сквозь граненый стакан:
  - Мясо и печень.
  Дальше возлюбленная:
   - Хочешь покушать?
  Какое покушать? Рыбу давай! Кошачью, мать твою, рыбу. Ни печень, ни супчик, ни мяса кусок. Для самых хороших, любимых и умных друзей человека нужна рыба. Лучше ее не бывает. Рыба как первое, как второе, или компот. Если хотите, это любовь с раннего детства и с первого взгляда. И не будем подсовывать гадости. Ваша курочка, сами подумайте что. Супчик отрава. Мясо с душком. Говорите, парное оно, это мясо, прямо с Кузнечного рынка? А я повторяю, с душком. И за печень пора набить морду.
  Господи, как тяжело в вашем мире людей. Простейшие истины не доходят. Такой разожравшийся, разжиревший опять-таки город. Кости не отнимаются и шкура не вырывается из обессилевших лапок. Пускай будет вашей вся ваша и больше того только ваша жратва. Пускай не иссякнет она никогда. Пускай не вернется голодное время, с его борьбой за дерьмо и солому. Пускай на дворе коммунизм, а в животе демократия. Только чуть-чуть успокойтесь. Только прислушайтесь, что еще котик желает сказать. В его ослабевшем мяуканье такой человечный призыв:
  - Где моя рыба?
  
  НУ И...
  Люди стареют, город стареет, подвалы стареют. Мы размышляем о наводнении, которое вычищает подвалы до срока и изгоняет оттуда влюбленных в центр петербуржцев, сами смекнули, в какие края. Если сказать поточнее, подальше от центра. А что такое подальше от центра? Не каждому повезет очутиться в старинном особняке, с фронтонами и колоннами, с арками, с мемориальной доской: "здесь обитал". Подальше и есть подальше. Прямоугольные формы, отсутствие вкуса, негде глаз положить. Все типовое, совковое, без эстетизма. Вроде бы город, ан нет. До настоящего города час-полтора добираться. Как представил, пора вызывать неотложку.
  Рассмотрим другой вариант. Нева далеко, от нее никакой пользы. Подвал разрушается сам по себе. Снизу гнилые трубы, сверху падает штукатурка. Снаружи дома отгрызли кусок, так что в кухне дыра. Внутри фальшивые стены в подвешенном состоянии. Подтолкни их чуток, и подвал опять превратится в конюшню. Я не отмечаю разные мелочи, сопутствующие вышеуказанной красоте. Болото - болезнь. Теща вечно болеет, тесть хрипит и кривляется. Всякий любитель подвальной экзотики на очереди. Милая возлюбленная, ваш ненормальный рассказчик, маленький Вовка Мартовский и Кузя.
  - Переезжаем!
  Так случается иногда. Государство заметило, дало добро, подсуетилось. Еще до стихийного бедствия, до обвала, до грома с небес, после которого бесполезно креститься. Государство припомнило про рабов, не желающих покидать исторический центр, не желающих отдаляться от истоков культуры и от корней, не желающих солнце и небо ловить где-то там на здоровых окраинах, где по большому счету нет Петербурга.
  Товарищи очень почувствовали, как заботится о них государство. Разреши им молебствие, они лбы разнесут, так обалдели товарищи. Представьте, сияющие мордахи. Представьте, гам, беготня. Представьте, тележка под окнами. Сначала просили трактор. Не получилось с известным орудием пролетариата. Зачем еще трактор? Какая роскошь! Трактор на службе, он каждой минутой своей дорожит для благоустройства великого пролетарского города. А вам для чего? Сорок восемь метров туда, сорок восемь сюда. Не маленькие, не надорветесь, хватит тележки.
  И поехало:
  - Дождались судного дня.
  Под водочку и огурчик:
  - Помойке конец.
  С радостью:
  - А на новом месте...
  Я даже прищурился, едва глаза не натер. Эти самые сорок восемь метров из старого в новое показались усыпанными розами без шипов, лепестками без гусениц, если не солнечным бликом, то отголосками солнца. Не ведаю, что на меня накатило. Придуривался не подлее других. Разводил суету. Брал и тащил много больше, чем полагалось по определению. Или крыша поехала? Или дурацкий какой оптимизм? И чего тебе надобно в новом подвале? Не знаю, каким еще медом намазан подвал. Все обалдели и рухнули. Прыгают, веселятся, дурь с ахинеей несут.
  - Где добрый котик?
  Кузя в углу.
  - Мяу-мяу, ты где?
  Паралич сковал лапы.
  
  АГОНИЯ
  Встань на место кота человек, я бы оставил рассказ и отправился подышать свежим воздухом. Говорят, воздух бодрит во всех случаях жизни. В нем присутствуют элементы: очищающие, возобновляющие, отрезвляющие. Взволнованный гражданин успокоится. Обиженный шалопай ободрится. Испорченный полудурок выправит положение на четыре, на пять, может пять с половиной процентов. И вот совершенно другой человек. Другие взгляды на человека, на мир людей, на каждого полностью и в отдельности. Другие оценки.
  Я соглашаюсь, нет ничего забавного в материале, влюбленном в ничтожную рабскую жизнь, стремящимся протянуть эту жизнь на неделю, на день, на мгновение больше и больше. Я добавляю, к чертям ослабевшую плоть, практически плоть мертвеца, утратившего благопристойный налет равнодушия. Оно оттуда, из той мертвечины, что поднимается, превалирует над иными желаниями, над иными надеждами, что записалась на самую мерзкую подлость, если за ней закодирован новый рассвет, если прогнившее сердце еще бултыхнется разок или два, прежде чем стухнуть навеки.
  Человека старостью
  Спутала природа.
  Из подобной малости
  Сделала урода.
  Телесами бренными
  И загнившим прахом
  За грехи нетленные
  Вывела на плаху.
  За характер пакостный,
  За повадки гада
  Получилась сладостной
  Для него расплата.
  Я соглашаюсь, я принимаю настолько элементарные вещи. Не хочется вспоминать про позорную страсть человека к его позорному тельцу. Пускай упокоится с миром в последние годы свои. Десять лет после шестидесяти, двадцать и пятьдесят. Ну, сколько получится отнять у природы после того, как совсем одурел, как причастился агонизировать и трепетать перед смертью. Его проблемы. А еще справедливость и кара небесная.
  - Ты мне не надобен, - это господь.
  - Изыди сатана, - снова господь.
  - Мучайся и изыди...
  Лучше оставить мир человеческий, как оно есть. Подлое подличает, злобное злобствует, страдательное страдает. Все по заслугам. Всесторонне развитая личность заслужит и обретет все тот же позорный покой. Мыслитель помыслит и надорвется над мыслью. Писатель напишет и выбросит за окно несколько отвратительных строчек. А там свежий воздух, там благодать, такая прекрасная жизнь. Нет, остановимся. Скорее на воздух.
  
  АГОНИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  Ее не замечали в новом подвале. Пытались отбояриться или забыть. Новый подвал пока не приелся. Пускай повторял старого и покинутого предшественника не то, чтобы общей структурой своей, но в мелочах, но в деталях. Это был новый подвал. Сырые стены, зато в более индифферентной обертке. Блохи и крысы, зато не адекватные тем прежним по толщине и размеру. Запах почти что гиперборейский. Попробуем поспорить, кому не нравится запах?
  Знаете, эйфория не сразу проходит. Бедность сменила бедность. Человеконенавистнический режим унаследовал человеконенавистнический режим. Вместо дурного правительства снова правительство, снова дурное. Вместо секретаря секретарь под более колоритным названием. Вместо коммунизма... На этот раз догадались, еще коммунизм. Только вопрос в вывесках. Была вывеска в четыре буквы - "СССР", теперь на две буквы больше - "РОССИЯ". Вроде бы ничего особенного, а как оно все изменилось. Плесень похожая на солнце. Блохи похожие на звезды. Каждая крыса не крыса, но островочек обетованной земли. Пушистенький островочек, хвостатенький островочек. Еще немного и умилюсь. Что наделали новые буквы.
  В сложившейся ситуации парализованный котик не лучший предмет для обожания. Приходишь довольный с работы, скачешь, смеешься, а он лежит, этот котик. Глаза тусклые, морда на лапах. Не мяуканья, никаких глупостей, просто лежит. И ты догадался, вот пережиток старого мира, нечто оттуда, нечто такое, чего не вычеркнуть до конца и что мешает по настоящему насладиться новым подвалом.
  Картина не из приятных. Когда отработали застойную шелуху, когда перестраивается общество, когда все цыганят и выцыганивают новые вывески. Там добавили запятую, там вопросительный знак, там ничего не добавили, только зеленая полоса в больших клеточках, или синяя полоса, или желтая. Есть кисти, есть краски. Хочется сделать дело, затем рассказать:
  - Я сегодня такое сделал!
  А Кузя лежит. Застойное существо. Не изменился, не вылез молоденьким и бесшабашным котеночком. Хочу "мяу". Почему это нет "мяу"? Мать моя, красотища вокруг. Другие люди, другие лица, другие подвалы, не как всегда. Следует "мяу" кричать. Неходячие лапы сами пойдут. Какое пойдут? Побегут, понесутся, на крыльях. Ты есть вселенная, не микрокосм, не маленькая частичка, не крохотулешная пыль под ногами.
  Напрасно. Тишина и покой, философия и недвижимость. Может заткнуться? Может единственный раз успокоиться и отойти в сторону? Сколько лет были вместе, в тот самый застойный период. Нынче время другое. Кому налево, кому направо, кому не раскрываю куда. Время не терпит. Оно разобралось со всякими бяками, оно раскрутилось на полную мощь, оно на пороге:
  - Бедное, бессловесное животное, ты уходишь в саму неизвестность, ты уносишь с собой свои тайны. Я не знаю, насколько они интересные тайны, как продолжат свой путь и на каких вершинах выпадут снегом. Ты уходишь и ты уносишь, что невозможно оставить на обновленной земле. Просто животное, не человек. Бессловесное, маленькое, простое, не сложнее, чем жизнь, чем природа. Человеку тебя не понять никогда. Пусть напрягает рассудок, расходует силы, кривляется, пыжится, лжет. Все равно никаких результатов. Будет ложь, будет мрак, в лучшем случае суета. Маленькая суета и большая, научная и ничтожная. Будет вечность. Ты уходишь, ты никогда не приблизишься к людям.
  Собственно, о чем разговор? Люди не слышат природы, не знают ее. Люди не чувствуют время, боятся его. Люди давно разобрались, что сделают. В складывающейся обстановке, на новой волне, в новом подвале, среди новых клопов. Они разобрались, это закон:
  - Пора усыплять Кузю.
  
  ЧАСЫ ПЕРЕД ВЕЧНОСТЬЮ
  Здесь, в настоящий момент ты еще существуешь, мир осознанный, поддается классификации. Тебе понятна капля росы на траве. Ты разбираешься в шорохах, в запахах. Что-то упало или поднялось над бренной землей, что-то шуршит так прекрасно и пахнет. Еще существуешь. Определенные ощущения вещества, как элемент определенного счастья. Если нравится, наслаждайся. Если не нравится, высчитывай микросекунды и микрометры до вечности. Сколько раз еще ударится сердце, сколько молекул проглотишь, сколько моргнешь, улыбнешься, покроешься потом и пылью. Далекое уже далеко, а близкое оно рядом. Вот ничтожный квадратик двора. Вот газон полтора на два метра. Вот помойка, плевать на нее. Помойка теперь из разряда "далекое". Только газон, как ничтожный осколок судьбы, предоставленный нынче в осколках прощального счастья.
  Я ничего не сказал. Что есть пара минут, или пара часов, или тысяча лет перед вечностью? Чувствую, ничего не исправить в нашей истории. Все предусмотрено, все рассчитано в который раз. Откат отменяется, чудо не произойдет. Понимаю, не для тебя чудо. Ясность полная в изменившемся человеческом мире. Ты куда это сунулся, ласковый мой? Неужели, опять не спросили? И кто ты такой? Что за величайшая глупость вселенной? Где твое право мешаться во все и менять? Неужели так глупо, так пошло? Один микрокосм, второй микрокосм, сто один микрокосм... Он ничто, ты ничто, мы ничто. Никаких следов твоего превосходства.
  Я вынес кота на прогулку. Бережно опустил на газон, как это проделывал каждый день после его болезни:
  - Осень пришла, и с ней увядает природа. Двор теряет последние краски.
  И что такое со мной:
  - Непокорные лапки не будут бежать. Никогда, никогда. Их проглотит и скушает осень.
  Нет, не могу. Много слов без всякого повода. Вселенная треснула в определенный момент, если хотите, она раскололась на части. Самое время заткнуться. Для чего эта жизнь, все перепады, все взлеты ее? Не догадались, треснула раньше вселенная. Зачем этот ужас, в который тебя не просили, не звали?
  Прощай, дорогой,
  Без боли, без муки.
  Во след за судьбой
  Поспела разлука.
  Ее не смести
  Философией вздорной.
  Прощай и прости,
  Мой друг непокорный.
  Двор. Ничтожный квадратик его. Капля росы или еще там какой жидкости на траве. Прощальная и такая вселенская капля.
  
  И ЭТО ПРАВДА
  Старое уходит, новое возвращается. Отмирающее отмирает, расцветающее расцветает. Я повторяюсь. Мысль не проникла из круга, бесится там, стреноженная, не способная вырваться на горний простор. Тесно и душно. Воздуха не хватает, попробуй еще отыскать другой воздух, не пропитанный слякотью петербургских помоек. Все такое маленькое, такое ничтожное, такое обыденное. Квадратик двора полтора на два метра, чертов газон, чужак на газоне. Ко всему притерпелся, не сомневаюсь, не отрицаю, не признаю. Разум попробовал сомневаться сам по себе и остановился на половине пути. Опять оно поздно и глупо. Жизнь проскочила вперед, жизнь отбросила разум.
  Новое возвращается. Новое заполняет собой этот крохотный мир, больше того, подчинило вселенную. С ним не справиться, его не отбросить, новое рядом. Этот газончик и рыжий детина на нем. Мощный, почти монолитный, с бельмом на глазу. По приметам задира, боец, гроза всего котового дворика. Новое может чужое, зато существующее. Не спрашивает, но занимает, но распускается на увядших цветах, уничтожая собой такие пустые и глупые слезы. Оно новое. Самодовольное, спесивое, нахальное. Что вы имеете против? Не отрицаю, это оно, что приходит, что вытесняет самую малую тварь и становится тем, чем когда-то была тварь. Не завтра, не послезавтра. Сегодня:
  - Господи, как преуспел ты для малых созданий своих! Сколько вложился сюда в пику дрянной человеческой касты! Сколько здесь самого светлого, самого лучшего, самого чистого бытия! Сколько им уготовил добра на период недолгой, непродолжительной жизни! И почему только им показал, что ты существуешь?
  Я исчезаю. Кто я на самом деле? Фантом, пустота, бред собачий, труха на помойке. Что я значу со всеми своими дипломами, с интеллектом блуждающим среди звезд, с начитанностью и исписанностью перед одним только атомом крохотного обездоленного инвалида, перед его непокорными лапками. Кто я такой, твою мать? Не смотрите на меня звезды, не приставайте вы больше ко мне. Что я здесь, перед этой стихией? Или, может, забыл, где мое настоящее место?
  Две пригоршни земли,
  Что от прежней России,
  Мы собрать не смогли,
  Потому что спешили.
  Мы хотели пожить
  И чего-то дождаться,
  Но пора уходить,
  Потому что нельзя оставаться.
  Взмах лапы, один рывок...
  - Господи, сколько чувства запрятал ты в маленьких тварях своих, не оставив совсем ничего человечеству!
  
  СОЛНЦЕ, НЕБО, ОСЕНЬ, ТРАВА
  Человек создал слово, чтобы быть лучшим. И не сумел довести до конца это слово. Двести тысяч понятий прекраснейшего русского языка растворились в просторах вселенной. Мы разговариваем, мы складываем потрясающие узоры из малых кирпичиков, мы представляем, что лучше других. А так ли на самом деле? Узоры всегда рассыпаются, слова умирают. Самая обыкновенная травинка и та гораздо доходчивее тысячи тысяч понятий.
  Кажется все. Капля стекла по траве. Верхний кончик блеснул и поморщился. Ничего искусственного, наносного, только то, что предназначалось на данном отрезке пути до конца от начала. Никого не волнует, как ты добываешь слова, силишься высказаться, куда-то бежишь и не можешь. Капля растаяла, потому что растаяла. Что отражала она, то исчезло. Дворик, стихия, рыжее чудовище, умирающий кот...
  Нет, погодите, еще не исчезло, еще не совсем. Умирающий кот приподнял голову, последний раз приоткрыл глаза: бесконечные-бесконечные, беспробудные-беспробудные. Умирающий выдал пронзительный звук, необычайно чистый, необычайно красивый, и начал прощальную песню.
  Нет, погодите, дайте еще раз взглянуть. Песнь отскочила от стенок двора, ринулась ввысь, такая сильная, такая нежная, такая безумная. Не мешайте, не трогайте вы ее, пусть трепещет в тисках, в переливах бешеной страсти. Пусть раздавит она саму смерть, этот скрежет когтей, это шипение, эти дурацкие, эти ничтожные звуки. Мелочное будет мелочным, глупое будет глупым. Буря, шквал, натиск, сверхновая вспышка звезды. Пусть бурлит, не встречая преград, не имея границ, ничего совершенно единого с бренной и очень дурацкой землей, с пакостной и совершенно бессмысленной жизнью.
  - Господи...
  Зверь отступил, повернулся, скользнул в никуда. Зверь побежал. Осень, сырость, трава. Все перемешало блики и краски мои. Только билась под сердцем прощальная песня.
  
  
  КНИГА ТРЕТЬЯ. ЗА КУПОЛОМ
  
  
  ОТ АВТОРА
  В июле 2009 года пришла мне в голову весьма экстравагантная мысль. Сижу я здесь, клепаю книги пачками, пора бы подумать о публикации. Публикация несет в себе не только положительный заряд энергии, но и весьма конкретные денежки. Не стоит пока уточнять, насколько конкретные денежки. Возможно, их на кусок хлеба не хватит. А возможно на это денежки удастся выйти из рабства.
  Стоп. Кто-то здесь говорил о рабстве? Очень неправильный разговор, даже вредный. Недаром Александр Мартовский повторяет любимому сыну Владимиру Александровичу Мартовскому свою излюбленную цитату:
  - Работа - это свобода.
  Только не подумайте, что вышеупомянутая цитата принадлежит Александру Мартовскому. Содрал я ее у немецких философов середины двадцатого века. Восхитился, как оно полагается, и вот много лет впихиваю во все дыры и щели. А что мне еще делать? Работая по пятнадцать-шестнадцать часов в сутки практически без выходных, точно поверишь в новый символ свободы.
  И тут та самая экстравагантная мысль насчет публикации. Не помню, откуда она появилась, то есть по какому поводу. Александр Мартовский божился не публиковаться до пенсии. Мол, дело безнадежное, отнимает целый бидон времени и приводит к тяжелым моральным травмам. А со временем полный абзац у Александра Мартовского. Иногда так урабатываешься за свои пятнадцать-шестнадцать часов, что неделями не удается сыграть в любимую игру или притронуться к хорошей книге. И вдруг публикация.
  - Дело ерундовское, - отмахнулся Владимир Александрович, - В Интернете мне удалось накопать около сорока издательств. Собираешь книги до кучи и посылаешь сразу во все. Кто первый ответит, тому и конфетка.
  - Не пойдет, - с ужасом отказался Александр Мартовский, - А вдруг ответят сразу все сорок издательств?
  Минут десять медленно охреневал Владимир Александрович:
  - Ты чего, отец, со слухом проблемы? Для больных и дебилов повторяю последний раз, конфетка достанется самому шустрому.
  Короче, не договорились мы с Александровичем. Потомственный славянин (как минимум с двенадцатого века) Александр Мартовский не балуется маромойскими штучками. Выбираю себе дамское издательство, потому что находится во главе списка, и закидываю туда роман "Благодетели".
  Нет, роман "Благодетели" не имеет никакого отношения к фантастике. Серьезный классический роман, произведший в начале девяностых годов революцию в литературном мире. И не важно, что были тогда "Благодетели" в пять или шесть раз потоньше и представляли собой то ли большой рассказ, то ли очень маленькую повесть. Но именно за "Благодетелей" Александра Мартовского образца девяностых годов называли "Достоевским двадцатого века", "певцом униженных и оскорбленных", "лучшим русским писателем за последние тридцать-сорок-пятьдесят лет", "идеологом цивилизации технарей", и так далее. А еще молодые девчонки пачками приносили цветы и готовы были тут же отдаться Александру Мартовскому. А старушки пускали умильные слезки и называли Александра Мартовского "очень хорошим мальчиком с ликом Иисуса Христа". И все за один роман "Благодетели".
  - Довольно, - прикрыл эту лавочку Владимир Александрович, - Что у нас написано в Интернете. Издательство для сентиментальных дам открыло охоту на сентиментальный роман. Прочих придурков просят не беспокоиться.
  - Никаких проблем, - ухмыльнулся Александр Мартовский, - Назовем сентиментальным романом классический роман "Благодетели".
  Еще короче, недели через две пришел ответ на мое мыло. Мол, Александр Юрьевич, желаем вам творческих успехов, но роман этот нам не подходит. Подпись "Маша".
  - Ты чего ожидал? - не воздержался от комментариев Владимир Александрович Мартовский, - Страна у нас особенная, теперь рулят Маши.
  И посмотрел на отца с высоты своего роста:
  - Только тотальный навал принесет результат, а первому ответившему конфетка.
  
  ВОСЬМАЯ РАССКАЗКА
  Кошелек долго топтался под дверью единственного и лучшего доктора на лиловой планете Дуриа. Боязно как-то, черт подери, кошки скребутся. Но почему это кошки скребутся? Не такой мелкотравчатый Кошелек. Есть еще искорка истинного энтузиазма, отличающая новое поколение Кошельков от более меркантильного прошлого поколения. Ну, и дисциплина на уровне. Я бы не сказал, что это железная дисциплина образца тысяча девятьсот тридцать шестого года (по земному летоисчислению). Однако ничем крамольным не балуется Кошелек, никуда за свою дисциплинированную жизнь не привлекался. Опять же перед заветной дверью, за которой сидит доктор Чеслав-Беломор Непомнящий, Блямба несколько поумерила пыл, то есть кажется не такой страшилой и стервой.
  Так что мы имеем с гуся? Льются слезы, сметают потоками подлое и бесполезное прошлое. В прошлом слез маловато, а сегодня пускай многовато. Озеро слез, море и океан. Не скупится на столь откровенную благодать Кошелек, никаких остановок в пути. Слезы - единственное лекарство из того самого прошлого. Слезы - единственная надежда, которая не за деньги. Или мы привыкаем за деньги? Или нечто душевное и благодатное ничего не значит на лиловой планете наших энергетических видений? Или судьба не такая позорная гадость, но очень доступная, очень приятная, очень потворствующая величина только за деньги? А может снова обман? Может, не существует судьбы? Сладкая сказочка существует. Про разных там докторов и вампиров. Доктора-ампиры кусают бесплатно, но лечат за деньги. Потому они и кусают, черт подери, потому что укушенный товарищ к ним возвратится опять и опять, и отдаст свои деньги.
  Мы отошли в сторону. Кошелек забросил ответственную работу по сбору энергетических оболочек, после чего преодолел не самое незначительное расстояние в своей жизни, чтобы добраться до легендарного доктора Чеслава со своей пустяковой проблемой. Вот стоит Кошелек под дверью шикарной лаборатории (шесть этажей), не знает что делать. Как-то смешно соваться к светилу вселенской науки и техники со своей пустяковой проблемой. Еще не факт, что пожелает выслушать Чеслав-Беломор Непомнящий всю нереальную лабуду про укусы, злую собаку, вампиров и прочую нечисть. Что такое укус, если подумать чуть больше над данной проблемой? Укус есть принадлежность старого времени, старой земли, старых заскоков и кретинизма. Нынче не может быть такой принадлежности. Технике - да, укусу - нет. Только техника бывает кусающая, пробивающая, отрывающая. Укус опять же детские бредни и сказки.
  Ах, припустил голяком в детство испуганный Кошелек. Очень не хочется ошибиться на последнем этапе. Детство с его смехотворными бреднями и нереальными сказками более чем понятная величина. Оно не давит на нервы, но заглушает самую невыносимую боль плюс капля бальзама на раны. Очень нужна эта капля, чтобы собрался с последними силами Кошелек, чтобы вернул себе утраченную способность собирать энергетические оболочки.
  Других вариантов не будет. Пока прохлаждается Кошелек перед встречей с товарищем доктором, весьма и весьма осмелевшая Блямба растет, полностью исключая способность к собирательству энергетических оболочек. Ну, и как следствие, валяются тысячами несобранные оболочки, и подвергаются весьма жесткой коррозии. Так не правильно на лиловой планете Дуриа, в самом логове собирателей оболочек. Но так оно есть. После укуса совсем захирел Кошелек. Чего не было - не собрал, чего было - ушло через Блямбу в пространство. А застряли в башке разве что дурь про вампиров и страх перед доктором.
  Господи, кто здесь носитель великого разума? Или поистрепался этот разум вместе с потоком энергии, и ничего не осталось внутри собирателя энергетических оболочек по имени Кошелек? Давайте не передергивать факты, что-то осталось. Тот самый всепожирающий страх он точно остался, плюс раздвоение личности. Истинно вам говорю, раздвоился Кошелек. Некая его часть по-прежнему вертится возле бесхозных энергетических оболочек и обливается кровью, когда наименее стойкие оболочки трещат или испускают энергию. А другая часть здесь и сейчас ждет и боится встретиться с доктором.
  Ладно, глубокий вдох, как перед погружением на глубину. Чуть позже откроется дверь, после чего войдет Кошелек к товарищу доктору. Так будет, потому что должно быть. Короче, войдет Кошелек к товарищу доктору. Вот что он расскажет величайшему светилу ныне действующей вселенной и всех сопредельных метагалактик? То есть расскажет чего-нибудь про работу по сбору энергетических оболочек. И как оно больно не собирать, но расточать оболочки. И какие кровавые слезы из глаз, когда растворяются несобранные оболочки, когда исчезает (в буквальном смысле) энергия. И что-нибудь из далекого детства про вампиризм. Нет, про вампиризм не расскажет никак Кошелек. Живите спокойно вампиры на мирной лиловой планете Дуриа. Не стоит вам заморачиваться среди научных талмудов и непонятных приборов товарища доктора. Нет, с этим делом повременит Кошелек. До поры, до времени, пока не вернется к нему здоровье, не произойдет запланированный сбор распадающихся оболочек. Там будет видно.
  Кулачная расправа
  Хорошая такая.
  Она почти что право
  Скотов и негодяев.
  Ножные процедуры
  Опять-таки не хуже.
  Они для всякой дуры,
  Что вырвалась из лужи.
  А на гнилых осколках
  У нас одни крутые,
  Что гложут втихомолку
  Отстойники России.
  Приступ энергетического удушья прихватил незаметного труженика и передовика производства по сбору энергетических оболочек? А вдруг не такой умница доктор? То есть не такой умница, хотя и якшается (по непроверенным слухам) со всяческой нечистью. А вдруг он оставит в покое укус? Я, видите ли, доктор по прокусам, не по укусам. А вдруг опять зря затеял всю эту хрень Кошелек, и у него недостаток тех самых маленьких денежек? Ну, тех самых, которые должен взять за лечение доктор. А вампиры где-то стоят за спиной. Ты не чувствуешь их, но они совсем рядом.
  
  СОБЫТИЯ РАЗВИВАЮТСЯ
  Чеслав-Беломор Непомнящий находился в своей лаборатории на лиловой планете Дуриа. Высокий рост, крепкое телосложение, ни одного грамма лишнего жира, мускулы. Вы только не подумайте, что относится к категории тупых качков Чеслав-Беломор. Ничего подобного. Светлейший ум своего времени, прекрасный изобретатель и рационализатор, любитель науки и техники. Вот кто такой доктор Чеслав. То, что физическая подготовка в его жизни занимает не последнее место, так это плюс, а не минус.
  - Пожалуй, более мощного Призрака мне не изготовить, - подумал ученый муж, склонившись над колбами, - Разлюбезный братишка испортил экстраполяроидную составляющую мирового пространства своей черной энергией.
  Следующая мысль была гораздо забавнее:
  - Впрочем, я не в обиде на братика Че. Этот тупой придурок возомнил себя гипервселенским героем по единственной причине, что справился с Призраком. А ведь справиться с Призраком было не очень сложно. Десятой части черной энергии, накопившейся внутри дорогого братана, могло хватить на десяток куда более функциональных Призраков.
  Доктор Чеслав подлил в колбу под номером восемнадцать зеленой жидкости, а в колбу под номером девяносто три пурпурной жидкости. Затем открыл кран, перекрывающий доступ из колбы восемнадцать в смеситель, и кран, перекрывающий доступ из колбы девяносто три туда же. Зеленая и пурпурная жидкости медленно, но уверенно побежали по трубочкам, пока не смещались в нужной пропорции. Микровзрыв подбросил сантиметров на двадцать смеситель.
  Доктор Чеслав достал небольшую книжицу в зеленом переплете, открыл страницу шестнадцать, поставил там крестик. После чего немного подумал и обслюнявил кружочком другой крестик, находившийся на три строки выше.
  - На сегодня хорошо поработали, - промурлыкал в пространство доктор Чеслав.
  И это была чистая правда. При столкновении с черной энергией весьма однозначно вели себя Призраки. То есть в ста случаях из ста их разносило на атомы. Только не надо прикидываться, что лабораторный эксперимент не имеет ничего общего с жизнью. Он имеет, еще как имеет. В чем давно убедился доктор Чеслав на примере других параллельных вселенных, куда засылал своих Призраков.
  Теперь более тонкий вопрос. Если отбросить маниакальное пристрастие любого ученого товарища к отдельным экспериментам, что за цель преследовал доктор Чеслав? Как уже говорилось неоднократно, обойти все параллельные вселенные и собрать все параллельные типы Че Бэ Ивановича (изначальной разновидности доктора Чеслава) это глупая шутка с дурными последствиями. Но и уничтожить эти самые разновидности путем заброса в параллельную реальность более или менее подходящего Призрака так же не выход из ситуации.
  Если честно, то выход один. Оставить все как есть. Точнее, никого не забрасывать в параллельные вселенные и не путаться под ногами у очередного Че Бэ Ивановича, возникшего в результате временной петли или еще каким способом. Тем более что гениальный Чеслав-Беломор Непомнящий (лучшая разновидность Ивановичей) пришел к неутешительному выводу, что тупеньких родственников Призраками не прошибешь. Или наоборот, тупенькие родственники не исчезают, но активируются при столкновении с собственным Призраком.
  - Результат, естественно, отрицательный, - изобразил озабченность доктор Чеслав.
  А с другой стороны, когда отрицательный результат вредил настоящей науке и технике? Вот и я отвечаю, что никогда. Доктор Чеслав как никакой другой исследователь параллельных вселенных давно разобрался в хитросплетениях временной петли. При определенных обстоятельствах можно создавать новые варианты вселенной, в которой обязательно существует Че Бэ Иванович. Следовательно, будут создаваться новые варианты добрых и нежно любимых братиков Че, с максимумом белой и минимумом черной энергии.
  Чем сегодня очень озабочен доктор Чеслав-Беломор Непомнящий.
  
  ОЖИДАЕМАЯ ВСТРЕЧА
  - К вам посетитель, - робот-секретарь прервал гениальные мысли гениального доктора.
  - Маленький, жирненький, с хоботом, горло прокушено, - уточнил доктор Чеслав.
  - Воистину так, - робот-секретарь констатировал факты.
  - Введите.
  Не прошло и четырнадцати секунд, как титановый шар на колесиках втолкнул в лабораторию маленькое, жирненькое человекообразное существо с хоботом и в цветастом шарфике на неестественно раздутом горле. Над шарфиком клубилось весьма заметных размеров облачко из какой-то серой взвеси и дымных выхлопов.
  - Что вас сюда привело? - приветливо оскалился доктор Чеслав, взмахом руки отправляя подальше титановый шарик.
  - Я Кошелек, - ответило человекообразное существо с хоботом.
  - Я не слепой, - еще приветливее ухмыльнулся доктор Чеслав, взмахом ресниц запирая все окна и двери.
  - Почему мы тут запираемся? - неожиданно струхнул Кошелек.
  - Конспирация, - все тот же улыбчатый взгляд на правильном славянском лице товарища доктора.
  - Ага, понимаю, - Кошелек попробовал приободриться, что не очень ему удалось.
  Но доктор Чеслав оценил попытку. Молодой Кошелек не очень умный, не очень амбициозный товарищ. В танке не горел, в лодке не тонул. Примерно таковы первые впечатления. С ним придется повозиться, но не очень. Ибо товарищ не представляет, на какой мякине попался. Впрочем, доктор Чеслав отличается исключительной честностью, даже готов посвятить жертву укуса в кое-какие планы предстоящей игры. Ну, до определенного уровня, где эта жертва не сможет нагадить.
  - У вас сложный случай, - заметил доктор Чеслав.
  - Будет дорого стоить? - с надеждой переспросил Кошелек.
  - Не так чтобы дорого, - в который раз разродился улыбкой великий ученый, - Точнее, это не будет стоить совсем ничего. Плохая новость, у меня нет лекарства.
  - Не может быть, - плюхнулся на пол Кошелек.
  - Вы только не впадайте в панику, - последний раз ухмыльнулся доктор Чеслав, - Вы только положитесь на правильную науку. Наука всегда найдет выход.
  Много чего напридумывали
  Гонцы за раскрученной вечностью.
  Вроде бы вечность безумная,
  И ковыряться в ней нечего.
  А если слегка понадергать
  Факты сомнительным прошлым.
  То и вечность не самая недотрога,
  И не осталось здесь пошлости.
  Все-таки хлопнулся в обморок маленький, жирненький, с хоботом собиратель энергетических оболочек.
  
  ОЖИДАЕМОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Доктор Чеслав подключил дорогого гостя к сложной энергетической аппаратуре:
  - Это не какая-нибудь новинка сезона, но даст вам энергетическую защиту от Блямбы.
  - А я смогу пойти на работу, - благодарно проблеял подключенный товарищ.
  - Нет, не сможете. Аппаратура является сложной частью энергетического комплекса, ее нельзя вытащить из лаборатории. Опять же без этой аппаратуры в течение ближайших суток вас разорвет Блямба.
  - Но почему?
  - Обыкновенный регенеративный процесс, основанный на трансаберрации и сорок восьмом законе буравчика. Ну, выражаясь человеческим языком дилетантов, вы прошли стадию утряски и приступили к стадии вздутия, после которой неминуемо следует взрыв.
  - Что за стадия вздутия?
  Очень серьезно посмотрел на клиента доктор Чеслав:
  - Разве вы не заметили собственный вздувшийся живот, а так же другие ненормативные признаки ожирения.
  - И что с того? - нахмурился Кошелек, - В нашем роду не является ожирение болезнью. Оно скорее как следствие излишков энергии.
  На данном этапе стоило закончить ученый диспут. Как не говорите, доктор Чеслав вырубил энерголитического товарища из игры. От аппаратуры ему абы как не оторваться, к сбору оболочек в который раз не вернуться. Что относительно Блямбы, то получилась не самая страшная Блямба. Видал гораздо более страшные штуковины доктор Чеслав. В наличие вполне нормальная Блямба. Наемники, выполнившие заказ доктора, выполнили заказ правильно. То есть не перестарались, не наломали дровишек. Может и поправится Кошелек где-нибудь лет через десять. Не хотелось бы портить столь редкостный экземпляр. Вы понимаете, Кошельков немного осталось на лиловой планете Дуриа. Так что одним Кошельком меньше - здесь не прокатывает. И вообще, не какой-то там Кошелек является конкретной целью доктора Чеслава, но конкретные энергетические оболочки.
  - Доктор, скажите правду, - опять этот жалобный стон, - Я выживу?
  Снял лабораторный халат, надел армейскую форму доктор Чеслав:
  - Вопрос неправильный. Любая врачебная деятельность не предоставляет гарантий. Даже если летальный исход не более одного процента, болезнь на любом этапе может закончиться смертью.
  - Доктор, а вы обязаны меня утешать?
  Ну, что за капризное существо? Нельзя настолько зацикливаться на собственном ничтожном здоровье. Есть еще вселенная. Есть еще наука. Есть великая цель. Вы опять и опять понимаете, дорогие мои, что каждая личность, обладающая разумом, живет для определенной цели. Нечто подобное можно сказать не только про ученого доктора, но и про недоразвитый Кошелек с укусом на горле.
  - Что я и делаю, - выругался доктор Чеслав.
  На мгновение опешил товарищ с хоботом:
  - Вы спасаете меня, доктор?
  Снова выругался доктор Чеслав:
  - Или пошел в магазин за пивом.
  Мгновенная неловкость. Затем те же вопли и стоны:
  - Вы очень хороший человек, доктор. Потому что решили спасти без всякого вознаграждения одного бедного государственного служащего. Мне нечем вас отблагодарить. Бедный государственный служащий много трудился на государство, но так ни до чего не натрудился. В наше время не очень балуют государственных служащих. Вот почему такие страшные последствия приносит каждый укус. Работать сегодня разрешается, зато лечиться никак. Любит здоровых работников государство.
  Сплюнул в сердцах доктор Чеслав:
  - Товарищ больной, вам противопоказано разговаривать.
  - А что мне не противопоказано? - поинтересовался Кошелек.
  - В определенных пропорциях мыслить не противопоказано, - Чеслав-Беломор Непомнящий направился к портативному порталу, находящемуся в ванной комнате.
  - Ага, - согласился привязанный к аппаратуре товарищ.
  - Вот и оставайтесь со своими мыслями, пока не найдется лекарство.
  Чеслав-Беломор Непомнящий вошел в ванную комнату и закрыл за собой дверь.
  - Доктор... - откуда-то из-за двери донесся последний отчаянный вопль.
  Но это совсем ничего не значило. Доктор Чеслав растворился в радужных сполохах параллельной вселенной.
  
  ДЕВЯТАЯ РАССКАЗКА
  Картина обычная. Кто-то раньше воспользовался судьбой, кто-то позднее. Последняя категория из далекой и недоступной глубинки. Ну, предыдущие товарищи находятся несколько ближе к источнику, следовательно, они доступнее прочих товарищей на два, или три, или двадцать четыре такта. Но судьба есть судьба, то есть судьба не обязана изменяться. Зато дистанция между тактами изменяется. И это хорошая новость. Настроившись на определенную частоту, можно варьировать результат самой неизменности. Еще недавно ты представлял пограничную область на карте параллельных вселенных. То есть через тебя проходили вселенные, не испрашивая на то разрешения. Теперь не совсем пограничная область. Но нечто такое, о чем в кулуарах не разговаривают, но что способно на сто процентов оградить от вмешательства безразличных вселенных.
  Я повторяю, ничего необычного не случилось на лиловой планете энергетических оболочек. Просто один Кошелек оказался ответственным за не те энергетические оболочки не у того портала не в ту параллельную вселенную. Вот, пожалуй, ответ на наиболее трудный вопрос всей нашей истории. Обязательно кто-нибудь да окажется не в то время не в том месте. И его принесут в жертву. Хотя не обязательно во всех случаях завершать процесс жертвой. Но в конкретном случае получилось именно так. Вселенные уходящие и приходящие, миры возникающие и исчезающие. Рождается Кошелек, умирает Кошелек. Рождается Блямба, исчезает Блямба. Короче, вилка на месте необратимой судьбы. Вот уже ты нарвался на вилку, и торчат рога из пробитого горла.
  Кажется, я убедил самых стойких, самых ответственных скептиков. Если попал на предопределенный укус, значит укусят. Укус как апология развивающегося микроэлемента макросистемы или деградирующего макрофактора. Укус на определенной стадии вмешивается в развитие бесконечного множества параллельных вселенных. Если тебя покусала собака, это не тот судьбоносный укус, то есть остается вполне предсказуемый шанс, чтобы вылечиться. Но если за укусом вселенские силы, регулирующие те самые параллельные вселенные, это судьба. Как вы понимаете, в вышеозначенной точке пространства нужен был именно этот укус, именно с этой выплескивающей энергию Блямбой. Что мы и получили в конечном итоге.
  Относительно всех задействованных в операции товарищей ничего сказать не могу. Укус направлялся не на конкретную личность, но на конкретные энергетические оболочки. Стоило Кошельку за пару часов до укуса намылиться в отпуск или передать конкретные энергетические оболочки под юрисдикцию конкретного юридического лица, он мог отделаться легким испугом. А то конкретное лицо могло отделаться конкретным укусом. Но мы пошутили. Ибо вышел на конкретные энергетические оболочки знакомый наш Кошелек, и получил предназначенный в данной точке пространства укус, чтобы не собирались, а растерялись те самые оболочки.
  Как после этого не верить в судьбу? Да очень просто не верить. Лиловая планета Дуриа сама по себе суть начало судьбы. Если родился на лиловой планете, то обязательно превратишься с собирателя энергетических оболочек, и где-нибудь да нарвешься на энергетический укус, растворяющий оболочки. Вот если бы родиться на планете Земля? При чем не обязательно на самой первой, то есть на изначальной планете. Для нормального мыслящего существа, готового трудиться на любой нормальной работе не имеет значения, где расположена родина. Я повторяю, если твоя родина не имеет ничего общего с энергетическими оболочками, то энергетический укус не привяжется к твоей скромной персоне. А если чего и привяжется, так укус какого-нибудь биологического существа, с которым можно и должно бороться.
  Кто не дрекова ворона,
  Соблюдаем оборону.
  Соблюдаем круговую
  Против мрази и холуев.
  А еще начальство мрази
  Не положит чертов глазик.
  Ну, а если и положит,
  Этот глазик уничтожим.
  Потому что мы не бяки,
  Но почетные вояки.
  И вообще имеем право
  На почет и на расправу.
  Только не надо парить мозги насчет подлого поведения некоторых высокоученых товарищей, что сугубо в научных целях потворствуют энергетическому вампиризму. Сие не твоего ума дело. Некоторые высокоученые товарищи охватили собственным высокоученым умом настолько потрясающие веси и дали вселенной, что отдельная судьба для них не указ. Они сами творят судьбу. Вот так берут и творят без лишних ссылок на упущенную мелочевку. Если тебе станет легче, что ты получил судьбоносный укус, ты можешь прийти и поздравить с победой тех самых товарищей. Ну и заодно не лить позорные слезки, над пострадавшим во имя науки и техники горлом.
  
  ЕСТЬ ИДЕЯ
  Страшный мутант и жестокий убийца координаторов оказался вполне хлебосольным хозяином. Он не посадил под замок незваных пришельцев, даже не обматюгал их по-русски. Мол, какого черта сюда приперлись? Мол, это не ваша Земля. Мол, валите отсюда, пока не огребли люлей. Мол, не хочу с вами знаться живыми, хочу только с мертвыми. Короче, повел себе более чем пристойно Иван Непомнящий.
  Во-первых, поцеловал руку даме:
  - Склоняюсь перед вашей красотой.
  Во-вторых, отослал солдат и офицера:
  - Получите в канцелярии двухдневный отпуск за верную службу отечеству.
  В-третьих, обнял сына из параллельной вселенной, то есть Че Бэ Ивановича:
  - Не сладко тебе приходилось, сынок, в той параллельной вселенной.
  Потупился и скособочился Че Бэ Иванович:
  - Всякое бывало, отец.
  - Так мы это исправим.
  Затем уютный подвальчик, столик на троих, масса закуски, ну и хорошая водочка, как полагается. А еще разрешается задавать любые вопросы, на которые пожизненный президент демократического государства Россия обещал откровенно и в деталях ответить.
  Нет, вы не подумайте, что ребятишки проглотили язык, что расслабились. Никогда не расслабляются богатыри земли русской. Они всегда готовы схватиться за меч или, по крайней мере, за маленький ножичек. Но в сложившихся обстоятельствах ребятишки позволили себе таймаут и не схватились за меч. Че Бэ Иванович слишком устал от упавших на его загривок событий. Таня-маня сменила природную кровожадность на граненый стакан с водкой.
  Поэтому остановимся на теоретической части.
  - Как здоровье, отец? - первым пролез со своим вопросом Иванович.
  - Терпимо, мой мальчик.
  Хотя разговаривать о здоровье не принято в кругу великих бойцов и мордобоев вселенной, но Иван Непомнящий находится не в том возрасте, чтобы скрываться перед собственным отпрыском, пускай из параллельной вселенной. В конечном итоге, именно проблемы со здоровьем превратили Ивана Непомнящего из сторонника координаторов в убийцу координаторов и привели к знаменитой заварушке в Красном бору. Так что вопрос правильный. Координатор Иван Непомнящий заразился от Ядовитого Наконечника, после чего перешел на сторону зла в образе мутанта Хрюколапа. Мутант Хрюколап избавился от заразы, после чего перешел к утраченному добру в образе пожизненного президента Ивана Непомнящего.
  - Как это произошло? - следующий вопрос принадлежит Тане-мане.
  - Довольно болезненно, моя девочка.
  Нет, только не подумайте, что отравленное чудовище Хрюколап купалось в крови девственниц, чтобы изничтожить заразу, хотя некоторые не в меру агрессивные товарищи предлагали нечто подобное. Плюс еще кровь девственников. Но Иван Непомнящий отделался субмолекулярной магией. При ремонте разрушенного объекта "два нуля" был обнаружен артефакт "зеленая ветка" (находится в музее Шуваловского замка). Так вот артефакт "зеленая ветка" полностью нейтрализовал вредоносное действие Ядовитого Наконечника.
  - А откуда здесь боль? - снова встряла русский богатырь Таня-маня.
  - Все оттуда, моя девочка.
  Восемь лет выходил яд из отравленного организма убийцы координаторов Хрюколапа. Восемь лет грыз камни и харкался железом выздоравливающий товарищ Непомнящий. Господи, врагу не пожелаю подобное лечение артефактами. Однако же выздоровел самый страшный мутант во вселенной. Не без помощи своего достойного сына Чеслава-Беломора Непомнящего. Но это уже другая история.
  
  ИДЕМ ЗА ПОДСКАЗКАМИ
  Как вы догадываетесь, амулет "зеленая ветка" творит чудеса в любом уголке любой параллельной вселенной при правильном применении. Пример тому цветущая физиономия Ивана Непомнящего, и процветающее демократическое государство Россия.
  - При чем тогда купол, - очередной вопрос за Че Бэ Ивановичем, - Если есть амулет "зеленая ветка"?
  - А вы, ребята, скоро узнаете, - заговорщицки подмигнул товарищ Непомнящий.
  - Что мы узнаем? - не выдержала Таня-маня.
  - Немного терпения.
  Дальше последовал рассказ о сложностях возведения купола и о не меньших сложностях восстановления демократического государства. Ибо демократия Ивана Непомнящего очень попахивала на коммунизм Леонида Ильича Брежнева. Даже портрет Брежнева висел в уютном подвальчике, где проходила вышеописанная встреча между Иваном Непомнящим и русскими богатырями Че Бэ Ивановичем и Таня-маня.
  Не вижу ничего кошмарного в том, что взял за основу брежневский коммунизм бывший мутант Непомнящий. Не так далеко убежала настоящая демократия от этого самого коммунизма. Точек пересечения много, есть чему поучиться. Как истинный брежневец все учился, учился, учился Иван Непомнящий. Пускай государство ему досталось не такое огромное, как дедушке Брежневу, но это русское государство.
  - Значит, без купола никуда? - успокоилась Таня-маня.
  - На том этапе купол оказался единственным способом, чтобы спасти хоть какую-то часть русской земли.
  - А остальная часть?
  - И это узнаете.
  Нет, не совсем перешел брежневский коммунизм на благодатную почву демократического государства Россия. Например, товарищ Непомнящий ограничил крепкие спиртные напитки. Мол, хватит пропивать свое счастье. И что вы подумали, началась революция? Нет, никакой революции. Достойная часть русичей (то есть армия) не потеряла в крепких напитках. А недостойная часть (то есть гражданские лица) более чем потеряла. Но кто обращает внимание на всяких гребаных потрохов?
  - Становится интереснее, - заметил Че Бэ Иванович.
  Ну, и традиционный ответ:
  - Будет еще интереснее.
  Неужели не ясно, что президент демократического государства, даже государства, находящегося под куполом, не может себе позволить утренний чай энд прочие прелести без пользы для государства. Чай с родственниками не относится к исключениям. Президент демократического государства в первую очередь родственник самому государству и только в следующую очередь чей-то там родственник. К тебе пришел президент, потому что этого требует государство. А почему этого требует государство, не стоит вдаваться в детали. На то оно государство, чтобы чего-нибудь требовать.
  Человек, как животное стадное,
  Очень падок на мелкие гадости.
  Только гадости будут успешными,
  Если в стаде они не задействованы.
  На своих не кидайся с дубиной,
  Ты еще не тупая скотина.
  Пусть другие ребята узнают,
  Как ты стадо свое обожаешь.
  Выпил, крякнул Иван Непомнящий, еще наполнил стакан и себе, и товарищам:
  - Давайте на посошок, после чего займемся государственными делами.
  
  БЛИЖЕ К ДВЕРИ
  Как вы понимаете, дорогие товарищи, в течение четырех веков на планете Земля-2 существовали две цивилизации. Одна цивилизация находилась под куполом, другая цивилизация находилась за куполом. Если цивилизация под куполом процветала и развивалась, то другая цивилизация все делала наоборот. То есть она делала так и точно так, как на планете Земля из параллельной вселенной русских богатырей Че Бэ Ивановича и Таня-маня. Отсюда соответствующий результат. Что случилось на планете Земля, вы знаете, поэтому не будем вдаваться в подробности, что случилось на планете Земля-2 за куполом.
  - Дело в куполе, - авторитетно сказал Иван Непомнящий.
  - Так увеличьте свой купол, - в очередной раз вклинилась русский богатырь Таня-маня, - Таня убедилась, насколько добротный купол над русской державой. Таня голосует за купол.
  - Мы пока не держава, - вернул себе слово Иван Непомнящий, - Мы никогда не будем державой. Для демократического государства Россия гораздо полезнее президентская власть. Ибо пожизненного президента можно сменить на более достойного товарища, или, по крайней мере, перекрыть кислород его родственникам. А пожизненного царя сменить невозможно, не уничтожив всех его родственников.
  - Ага, - ну что за неугомонная девчонка Таня-маня, - Я и так догадалась. Под куполом мы имеем эталон президентской власти в лице Ивана Непомнящего, а за куполом всякую сволочь.
  - Не совсем так, - едва не рассмеялся Иван Непомнящий, - За куполом были всякие государства и всякие президенты. Например, россиянское государство, непосредственно примыкающее к демократическому государству Россия, так же установило статус пожизненного президента. Но это товарищам не помогло. Даже если твое государство самое правильное, но не защищенное, на него все равно набросятся неправильные государства.
  - А защита есть купол...
  Таким или примерно таким образом пожизненный президент Иван Непомнящий завел дорогих гостей в ту самую область, куда они следовали с самого начала пути. То есть за купол:
  - Видите ли, дорогие соотечественники из другой параллельной вселенной, демократическое государство Россия сильно разрослось за четыре века под куполом. То есть территория осталась прежняя, а вот граждан у нас поприбавилось. Бывшие Ленинградскую, Новгородскую, Вологодскую области с прилегающими к ним территориями и кусочком Финляндии населяют около ста пятидесяти миллионов человек, преимущественно русских по национальности. Всяких хачей и маромоев мы выставили за купол на начальном этапе, судьба их не имеет значения.
  Теперь вопрос от Че Бэ Ивановича:
  - И какова наша роль?
  Плюс не самый исчерпывающий ответ:
  - Ваша роль не настолько простая, как оно кажется.
  Если конечно не сбрасывать со счетов русского богатыря с очень русским именем Таня-маня:
  - А наша награда?
  - Можете организовать свое собственное государство.
  
  И ЕЩЕ
  Как ни прискорбно признаваться первому пожизненному президенту Ивану Непомнящему, но среди выдающихся правителей попадаются белые вороны. Такой вороной, к сожалению, оказался премьер Чеслав-Беломор Непомнящий, по совместительству блудный сын Ивана Непомнящего:
  - Видите ли, дорогие гости мои, доктор Чеслав предложил интересную идею расширения купола. Он же с исследовательским отрядом покинул демократическое государство Россия, он же объявился среди наших потенциальных врагов. Сначала все шло должным образом, пока доктор Чеслав не наткнулся на временной переход в другую вселенную. Или точнее, сие был переход на планету временных переходов, которая, кажется, называется Дуриа.
  - Знаем, слыхали, - замахала богатырскими ручками Таня-маня, попутно свернув несколько стаканов и портрет Леонида Ильича Брежнева.
  - Тогда без комментариев, - Иван Непомнящий настолько увлекся постановкой задачи, что не заметил испорченный портрет своего любимого идола, - Чеслав-Беломор Непомнящий очень хороший мальчик, правильный государственный деятель, великий ученый. К сожалению, последние четыреста лет в нем больше развили ученого, чем государственного деятеля. Чеслав-Беломор так увлекся открыванием и закрыванием временных порталов, что забыл о своих государственных обязанностях премьера и забросил к чертям демократическое государство Россия.
  - Бывает, - вздохнул Че Бэ Иванович.
  - И это не все, - вроде как не заметил Иван Непомнящий нетактичный поступок Ивановича, - Любое научное открытие имеет несколько полюсов. Наша планета, которую вы называете Земля-2, пока не готова к открытию порталов. Чего не учел доктор Чеслав. Вы опять понимаете, каждый открытый портал для пытливого ученого суть источник всяческих знаний. Доктор Чеслав не сумел остановиться на первом открытом портале, он открыл подобных порталов превеликое множество. Зато из открытых порталов выползли не только симпатичные девчонки с пивом и чипсами.
  - Эге, - многозначительно подвела итог Таня-маня.
  Затем еще выпили, и пожизненный президент Иван Непомнящий убрал подальше посуду. Говорить было не о чем. Всякие разговоры про жизнь могут остаться и на потом. У Ивана Непомнящего на руках государство под куполом, в котором так же хватает открывающихся и закрывающихся порталов. У доктора Чеслава весь остальной мир за куполом, где творятся хаос и чушь собачья. Русские богатыри Таня-маня и Че Бэ Иванович не более чем наемники. Вот вам, ребята, оружие, о котором вы не мечтали. Вот вам, ребята, доспехи, соответствующие технической мощи двадцать четвертого века. Вот вам, ребята, карта известных порталов.
  - Так что нам делать с порталами? - уточнил русский богатырь Че Бэ Иванович.
  - Сделайте что-нибудь, - сорвался на скорбный шепот Иван Непомнящий, - Я не могу рисковать своим государством.
  - Что-нибудь мы обязательно сделаем, - похлопала Ивана Непомнящего по плечу Таня-маня, - Если Таня берется за дело, то от страха может наделать в штанишки вселенная.
  - Таня такая, - поднялся из-за стола Че Бэ Иванович.
  Остальные товарищи так же поднялись, и подошли к металлической двери в стене, которую ранее скрывал портрет Леонида Ильича Брежнева.
  - За этой дверью туннель, - сказал напоследок Иван Непомнящий, - Берегите себя, ребятишки, когда выйдете из-под купола.
  
  ДЕСЯТАЯ РАССКАЗКА
  Одиночество навалилось со всех сторон. Липкое, жесткое, умопомрачительное, с кровавыми прожилками на глазах, опять же без розовых бантиков. Вот ты и доигрался, маленький собиратель энергетических оболочек. Так и остались несобранными энергетические оболочки. Они преспокойно гниют в чистом поле. А ты преспокойно застрял в неизвестности, прикрученный к странной аппаратуре очень странного доктора и специалиста по энергетическим оболочкам.
  Или это предательство, или бездоказательная галиматья. Что было, то было. Чего не было, того не было. Если после укуса душа исчезает в пространстве, значит, из очень заметных субъектов попался укус. А если не исчезает? Никакого пространства, никакого выхода на новые уровни, никаких энергетических штучек. Странный доктор Чеслав скрылся в своей параллельной вселенной. Там ему не понадобятся потерянные энергетические оболочки, чтобы найти противоядие от укусов. Или понадобятся, черт подери? Как разобраться во всей существующей галиматье, что окружает твое пораженное горло.
  Нет, не стоит придуриваться, что запсиховал Кошелек и утратил самоконтроль. Мамочка-лапочка, мой укушенный, психовать здесь не самое лучшее место. А куда относится самое лучшее место? Ничего не знаю, черт подери. Ничего не желается знать. Существует определенный укус, приведший к потере энергетических оболочек. Энергетические оболочки не должны были потеряться ни при каких обстоятельствах, но они потерялись. Больше того, в двусмысленном положении оказался сам собиратель энергетических оболочек. Как это вам понравится, что не пошевелить ни ногой, ни рукой? Но стоишь, привязанный цепями за горло.
  И опять никаких разночтений между двумя формами собственности. Энергетические оболочки суть общественная форма, распространенная на лиловой планете Дуриа. Зато содержание энергетических оболочек сугубо частная форма. Товарищ Кошелек просто обязан собирать частную форму заключенную внутри общественной формы, а затем по первому требованию возвращать подобное дело обратно, если оно оказалось несобранным на начальном этапе.
  Ответ однозначный. Надейся на чудо, мой мальчик. Лучший доктор по энергетическим болезням еще может успеть совершить чудо, если вовремя отыщет лекарство. Тогда растворятся не все энергетические оболочки, и не вся составляющая их энергия наполнит энергетическое пространство планеты Дуриа. Вот только надейся на чудо. Ибо на нечто иное надеяться глупо и пошло. Выдающийся доктор Чеслав может найти слишком поздно лекарство. Или вовсе не существует такого лекарства. По крайней мере, не существует его на лиловой планете Дуриа. Энергетический вампиризм приказал долго жить еще до рождения Кошелька. Даже старейшие Кошельки позабыли, что представляет собой Блямба.
  Хочется выть по-собачьи, хочется реветь по-ослиному, хочется кудахтать как курица от безысходности развернувшейся энергетической войны между собирателями и потребителями энергетических оболочек. Тебя точно подставили, славненький наш. Вот бы еще разобраться, какого черта подставили? Распад энергетических оболочек и выброс энергии в энергосферу лиловой планеты Дуриа не есть положительный эффект, даже если энергия белая. Ибо нарушается энергетический баланс в переходной вселенной, становится более энергетической и так уже бесконечная от своей энергетики вселенная.
  Как может стать более энергетической бесконечная вселенная, не может понять Кошелек. Не его это ума дело. Ежу понятно, что бесконечность не делается иной бесконечностью при прибавлении или убавлении сколь угодно великой дозы энергии. А наплевать, все равно страшно. Недаром старые Кошельки так уважают свою работу, так гордятся собранной до последнего киловатта энергией.
  Что такое у нас затесалось
  На последних витках бытия,
  И как будто дурное кресало
  Отхренячило светлое "я"?
  Что такое у нас подкузьмило
  В непомерной гордыне своей,
  И пролезло с раскормленным рылом
  На тусовку хороших друзей?
  А затем получились завалы,
  Где мы все ошибались сто крат.
  И какая-та хрень ободрала
  Настоящих и честных ребят.
  Ну и завершающий штрих. Лучше умереть с Блямбой на горле, спасая разваливающиеся оболочки, чем торчать как потрох и поц в лаборатории одного подозрительного доктора. Хотя с любой стороны, подозрительный доктор желает помочь Кошельку. У него железное алиби.
  
  ЗОМБИ НСТУПАЮТ
  Свист в ушах, слабость в ногах, доктор Чеслав выскочил из большого зеркала в другой ванной комнате. Получилось без сучка, без задоринки, подумал доктор, одергивая рукава гимнастерки. А то стареет Чеслав-Беломор, или его система порталов поизносилась и требует корректировки. Как-нибудь устрою корректировку, снова подумал доктор Чеслав. На этом теоретическая часть операции закончилась, началась голая практика.
  Замок Коровы - почти квадратное компактное строение с двумя башнями. Построили замок где-то в двадцать втором веке, как убежище против мутантов. Но замок не выстоял, его защитники умерли или превратились в мутантов. Двенадцать лет назад доктор Чеслав напоролся на полуразрушенное убежище в поисках порталов, и решил здесь основать свою резиденцию. Очень удобная точка, черт подери. Для восстановления замка потребовался не самый сложный косметический ремонт, плюс современная техника, плюс взвод солдат для охраны. Ну и кое-какая женская прислуга, чтобы солдаты не очень скучали во время несения службы.
  Ах да, я забыл рассказать, почему этот замок назвали Замком Коровы. Его настоящее прозвище Мессерштадт, которое никто не вспомнит даже под страхом смерти. А вот Корова Ли - такая классная телка в звании капрала, которая командует гарнизоном замка и подчиняется ни кому-нибудь, но доктору Чеславу лично.
  Еще несколько слов о субординации. Солдаты и офицеры возле порталов, обнаруженных доктором Чеславом, не являются коренными жителями демократического государства Россия. Они набирались чуть ли не по всей планете Земля-2, исходя из личных качеств и незапятнанного прошлого.
  Не такой дурак доктор Чеслав, чтобы делать ставку на уголовников. Порталы должны контролироваться с максимальной тщательностью только преданными людьми. Иначе начнется несанкционированное проникновение в наш мир и обратно, что в конечном итоге приведет к взрыву вселенной.
  Кажется, все продумал доктор Чеслав. Укрепленные точки, мертвая зона за колючей проволокой, тяжелое вооружение, вплоть до ручных управляемых ракет. Еще бы подсуетиться немного, накрыть замок куполом.
  - Почему мы не накроемся куполом? - однажды спросила Корова Ли.
  - Нас тогда обнаружат, - поморщился доктор Чеслав, сердце пронзила обида.
  А ведь есть на что обижаться перспективному ученому и достойному государственному деятелю Чеславу-Беломору Непомнящему. Застарелый маразматик, по совместительству президент русского демократического государства Иван Непомнящий отрицательно отнесся к идее открытых порталов. Порталы необходимо закрыть. Сквозь порталы когда-нибудь да прорвется толпа кровожадной нечисти и уничтожит грешную русскую землю. Пришлой нечисти нам еще не хватало. На Земле-2 достаточно собственной нечисти. Вот почему необходимо закрыть порталы.
  Доктор Чеслав обещал отупевшему папочке абсолютную безопасность демократического государства Россия. Используем систему защитных куполов, никто не сможет прорваться. Но уперся пожизненный президент Иван Непомнящий:
  - Нет, нет и нет. Не для того мы положили столько усилий на русскую землю, чтобы единственная ошибка уничтожила наши усилия.
  Нехорошо выругался доктор Чеслав. Показал дорогому папаше кукиш в кармане и отказался от государственной поддержки на сто процентов.
  - Вернись, я все прощу, - крикнул вдогонку Иван Непомнящий.
  Поздно. Доктор Чеслав растворился в другой параллельной вселенной.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Корова Ли нормальная девочка, даже слишком нормальная. Отец у нее русский, мать кореянка, самой ей не светит пробраться под купол. Как я уже говорил, подобных товарищей не пускают в демократическое государство Россия. Так называемый "ценз на национальность". Только потомственные русичи (как минимум в пяти поколениях) живут в современной России. Прочие потомки русских товарищей могут жить или умереть, но за пределами купола.
  Впрочем, Корова Ли не обижается. У нее прекрасная работа в Замке Коровы. Скучать не приходится. Зомби вроде бы чувствуют, что здесь находится мясо. То есть настоящее живое мясо, до которого так охочи всякие мертвяки и уроды. Ничего не скажу, мясо точно находится в Замке Коровы. Но на халяву его не возьмешь. Огневая мощь обеих башен настолько значительная, что удержит многие тысячи монстров гораздо более высокого уровня, чем какие-то зомби.
  Хотя с другой стороны количество наступающих мертвяков возросло. Раньше за сутки солдаты капрала Ли валили от двадцати до двадцати четырех мертвяков. В последний раз суточная норма составила семьсот двадцать восемь особей. С одной стороны, повода для паники нет. Так называемое сезонное кучкование мертвяков. В определенный сезон вышеупомянутые ребята дружно покидают могилы и отправляются на поиски живой плоти, хотя прочее время ведут себя смирно.
  - Проблема с боеприпасами, товарищ генерал, - отрапортовала капрал Ли, лишь доктор Чеслав прошел на командный пункт Замка Коровы. Затем приложила руку к козырьку спецназовской кепки. И только на следующем этапе бросилась обниматься и целоваться.
  - Отставить, - вспотел доктор Чеслав.
  - Но мы так давно не виделись.
  - Понимаешь, дорогуша, дела.
  - Я все понимаю, - капрал Ли вернулась к своим обязанностям, - Как еще долго нам охранять этот гребаный замок? И когда мы устроим медовый месяц на море?
  - Разговорчики в строю, - отмахнулся доктор Чеслав.
  Не легко объяснить экспансивной, то есть не очень умной девчонке, что на неопределенный срок отменяется море. И легче не будет. Виноват Чеслав-Беломор Непомнящий, больше чем виноват, что в своем пожилом возрасте заводит шашни с наивными девочками. Пресловутые шашни, между прочим, есть неуставные отношения, за которые в государстве Россия пять лет каторги. А знаете, где у нас каторга? Ну, конечно же, знаете, каторга там, где ей полагается быть. То есть за куполом.
  Едва не рассмеялся доктор Чеслав. Он и без каторги поселился за куполом. Может быть, пропаганда в демократическом государстве Россия по-прежнему расписывает сыновью любовь премьера Непомнящего к президенту Непомнящему. Политика, твою мать. Не могут разругаться президент и премьер в государстве Россия. Иначе государство слетит с катушек, начнется такой охрененный бардак, после которого выноси трупы.
  Нет, хитрый папа на бардак не пойдет. Найдутся шестерки, готовые сыграть доктора Чеслава. При чем в то самое время, когда доктор Чеслав находится вне закона, то есть изгнан практически навсегда из государства Россия.
  Минута молчания
  Висит над рядами.
  Не впадаем в отчаяние:
  Ушедшие с нами.
  Мы их сдеребасили
  К посмертным наградам.
  А вот возвращаться
  Обратно не надо.
  Порой при возврате
  Бывают проколы,
  И вместо награды
  Пули и колья.
  Поставил крест на демократическом государстве Россия все еще действующий премьер Чеслав-Беломор Непомнящий.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗА ПРОДОЛЖЕНИЕМ
  Корова Ли не просто хорошая девочка, но профессиональный военный. На имя не обращайте внимание. Имя подкинул русский отец, да и то не без помощи матери. Тридцать четыре года назад мама Ли показала папе (координаты неизвестны) ребенка. Папа долго смотрел ребенку между ножек, затем как-то сморщился, расплакался, бросил единственное слово "корова", после чего испарился практически навсегда. Действия мамы, как вы понимаете, в сложившейся ситуации были адекватными. Впрочем, девочка на нее не обижается.
  За куполом совершенно другая жизнь. Если под куполом (по всеобщему разумению) рай, то за куполом смерть со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ибо за куполом человечество исчерпало себя, обворовало, разорило и уничтожило. Найти приличную работу практически невозможно за куполом. Корова Ли до сих пор удивляется, как напоролась на высокоученого джентльмена доктора Чеслава, как перешла из разряда искателей приключений в ряды регулярной армии.
  А что такое регулярная армия? Каждый придурок за куполом знает, что регулярной армией командует генерал Чеслав, по совместительству второе лицо в демократическом государстве Россия. А еще генерал Чеслав удерживает важные стратегические пункты за куполом и проводит научные изыскания. Если найдете придурка, который не знает про генерала Чеслава, то можно подключиться к спутниковой антенне и посмотреть новости из государства Россия. Но не об этом сейчас разговор. Капрал Ли понимает, что ни ради ее эротических глазок прибыл в Замок Коровы товарищ Чеслав.
  - Есть проблема, - сказал Чеслав-Беломор Непомнящий.
  - Слушаю вас, командир, - четко отрапортовала капрал Ли.
  - Очень скоро в наших краях объявится шайка самозванцев под руководством, как бы это выразиться, моего братика Че Бэ Ивановича. Задача шайки уничтожить объекты, что мы охраняем.
  - Я вас не понимаю, командир, - менее четко отрапортовала капрал Ли.
  - А чего тут понимать? - доктор Чеслав опустился в кресло дежурного, - Готовится диверсия.
  - Но неужели нельзя договориться с вашим так называемым братиком?
  Выпучил глаза доктор Чеслав и едва не вывалился из кресла. С этими девчонками всегда проблемы. Так и норовят вести себя не по правилам. А думают они точно не по правилам, хотя в сложившейся ситуации запрещается думать не по правилам. Но такие к черту девчонки, то есть такие они бестолковые, что подкрадутся к тебе с неожиданной стороны, сами того не желая, всадят нож в спину.
  - С моим так называемым братиком договориться нельзя.
  Вот и весь сказ. Вроде бы правильно, вроде бы ничего не нарушил и ничего не испортил доктор Чеслав, но чувство очень нехорошее, выставился товарищ полным козлом и придурком.
  - Так точно, - запоздало отреагировала капрал Ли.
  - А вот это верный подход, - сквозь зубы вымучил улыбку доктор Чеслав, - Думаю, мы разрулим ситуацию.
  В ход пошли карты, общеармейские инструкции, маленький каталог по оружию, большой каталог по защите а-ля купол. На защите особенно остановились товарищи.
  - Если зомби прорвут периметр в большем количестве, чем десять тысяч единиц в сутки, нам не выстоять без купола, - заметила капрал Ли.
  - Они не прорвут периметр, - доктор Чеслав указал точку на карте, - Если мы справимся с поставленной задачей, вот где застрянут поганые зомби.
  - Но, - удивилась капрал Ли, - Это же кладбище.
  
  НА ТОМ И РЕШИЛИ
  Доктор Чеслав поднял к потолку ученые глазки:
  - Господи, дай мне немного терпения.
  Затем перешел к более серьезной задаче:
  - Товарищ капрал, наша задача сконцентрировать зомби на кладбище. Там им самое место.
  - Но, товарищ генерал, данной задачей мы занимаемся более десяти лет, разрешите отметить, безрезультатно. Зомби не концентрируются на кладбище, зомби ползут в нашу сторону.
  Доктор Чеслав закатил глаза, но от комментариев воздержался:
  - Капрал Ли, зомби ползут в нашу сторону по единственной причине, здесь находится мясо. Если перенести мясо много ближе на кладбище, то туда поползут зомби. Или точнее, им некуда будет ползти. Они получат мясо у себя же на кладбище.
  Секунд тридцать на переваривание информации. Плюс еще тридцать секунд на ее закрепление, плюс еще десять секунд на обратный откат. Теперь совершенно уверен Чеслав-Беломор Непомнящий, что не ошиблись родители, назвав свою дочу Коровой. Корова она Корова и есть с такими мозгами.
  - Товарищ генерал, где мы возьмем мясо?
  Вопрос по существу, пора подготовить столь же конкретный ответ:
  - А нам не надо брать мясо. Трое солдат из вашего взвода (можно по жребию) на определенный срок станут мясом.
  - Их разорвут в клочья, - засомневалась капрал Ли.
  - Не разорвут, - состроил мефистофелевский оскал доктор Чеслав, - Мы накроем солдат куполом.
  Немая сцена. Еще две минуты, даже две минуты с крохотным хвостиком. Капрал Ли взяла графин для поливки цветов, выпила оттуда всю воду:
  - Поставить купол, значит открыться.
  Доктор Чеслав, не смотря на свои внушительные габариты, сделал неуловимое движение в сторону (ну точно большой кот) и навис над капралом:
  - Правильно, моя девочка, нас обнаружат, потому что должны обнаружить.
  - И что тогда?
  Доктор Чеслав поцеловал капрала в стриженную макушку:
  - Они пришлют диверсантов.
  - То есть пришлют вашего братика?
  Доктор Чеслав отвесил еще один поцелуй, но уже в подвернувшиеся пухлые губки капрала. Все-таки хорошая у него команда. Специалисты хорошие, и в голове еще кое-чего осталось, и задачу правильно выполнят. Можно не суетиться, не волноваться, сидеть в сторонке, личную жизнь устраивать. Вот с личной жизнью пока проблемы у доктора Чеслава. Времени не хватает, то есть катастрофически не хватает. На науку и технику время имеется, а на личную жизнь не хватает.
  Ладно, уверил себя доктор Чеслав, вот разберусь с братиком, вот разрешу настоящую личную жизнь. Можно сказать, медовый месяц на юге, или еще лучше, на лиловой планете Дуриа. Ну и о детишках не поздно подумать. Четыреста лет не предел для мощной экосистемы по имени Чеслав-Беломор Непомнящий. Плюс наука. Плюс страсть. Плюс ответная страсть, и так далее. На продолжение рода решился доктор Чеслав. Вот с этой самой Коровой взял и решился. Но пока вернулись к работе:
  - Пришлют братика, а вокруг кладбище.
  
  ОТ АВТОРА
  Я упорствую. Первая попытка оказалась неудачной. Но нельзя называть ее стопроцентным провалом. Ибо я получил доказательство, что в издательствах отвечают на письма. Можно теперь подготовиться, собрать тяжелую артиллерию, сделать такое предложение, от которого невозможно отказаться.
  Так возникла "Сага о координаторах". Если вы предполагаете, что "Сага о координаторах" возникла в 1990 году вместе с "Кошмарным приключением", то вы глубоко заблуждаетесь. До середины 2009 года "Сага" представляла из себя кучку разрозненных произведений про землянина Че Бэ Ивановича, мурсианина Муркотенка и железную деву Крысятку. Всего произведений было двенадцать плюс роман в двух книгах "Ядерная зима", написанный в том же 2009 году. Итого четырнадцать произведений против двадцати, которые в августе 2009 года впервые объединились под гордым названием "Сага о координаторах".
  До сих пор не понимаю, как мне удалось показать чудеса работоспособности и в течение месяца превратить кучку разрозненных произведений в лучший фантастический сериал всех времен и народов. Толкиен позеленел от зависти в своем окольцованном раю, а "Звездные войны" скромно курят в сторонке.
  - Загадочная русская душа, - на этот раз прикололся Владимир Александрович.
  Может оно так, может нет. Впрочем, русские люди привыкли удивлять остальной мир богатырскими подвигами. Шесть произведений за месяц способен накатать только русский товарищ, при этом отдавая одиннадцать часов в сутки бесполезной инженерной работе.
  Впрочем, мы немного ушли в сторону. "Сага о координаторах" предназначалась одному ну оч-чень серьезному издательству, потому что вышеозначенное издательство занимало вторую строчку в моем издательском списке из Интернета. Для наибольшего удобства Александр Мартовский разбил двадцать произведений (по временным признакам) на восемь книг. Были здесь дилогии ("Фантастическая сказка", "Вечно живут герои"), трилогии ("По следам крови", "Возвращение Муркотенка", "История железной девы") и романы ("Корабль придурков", "Ядерная зима", "Оттепель"). То есть целый букет пряностей на любой самый изысканный вкус. Читайте, завидуйте, наслаждайтесь, перед вами распахнула объятия вселенная координаторов.
  А что в результате? В воскресенье в шесть часов вечера я отослал файлы господам серьезным фантастам. В понедельник в одиннадцать часов утра с небольшими минутами получил ответ. Мол, мы тут сборниками не интересуемся.
  - Зато подпись хорошая, - съязвил мой высокоученый сынок, - Александру Юрьевичу от Петра Ивановича.
  
  ОДИННАДЦАТАЯ РАССКАЗКА
  Тупик, из которого не вырваться собственными силами. Но должен быть выход. Если потеря энергии через испорченные энергетические оболочки не несет в себе угрозы для лиловой вселенной, то зачем собирать оболочки? Что еще за маскарад на планете Дуриа, после которого путешественники во времени переходят в другую вселенную в несколько облегченном виде? И почему другая вселенная не может выдержать вышеозначенных путешественников, как они есть со всей их излишней энергией?
  Не собираюсь спорить, хотя чертовски крамольный подход со стороны обыкновенного собирателя оболочек. Тебя поставили собирать оболочки, вот и собирай оболочки. А зачем оно надо, подумают наверху более компетентные органы. Или еще не дошло, род Кошельков мутировал для единственной работы, чтобы собирать оболочки. Миллионы лет мутации не горошек с рогами. По существу, на лиловой планете Дуриа существовала необходимость в собирательстве оболочек, и данную необходимость использовали. Не важно, какие силы ее использовали. Но появились товарищи Кошельки, которые собирали, собирают, будут всегда собирать оболочки.
  Давайте, обойдемся без революционного настроения масс, без переделки лиловой вселенной в какую-нибудь оранжевую вселенную. Разница не большая, но существует определенная возможность наломать дровишек и закончить ту самую переделку с очень большими проблемами. Так что не стоит спешить из лилового мира собирателей оболочек в оранжевый мир расточителей оболочек. Ситуация не совсем безнадежная. Ты родился собирателем оболочек, вот и собирай свои оболочки с помощью биологических факторов. А энергетические факторы немного отдохнут и не станут путаться под ногами.
  Или самое время сойти с ума? Кошелек допустил ошибку, Кошелек оказался заложником собственной недоделанной работы. Мощный энергетический потенциал русских богатырей Че Бэ Ивановича и Таня-маня в буквальном смысле выпал в осадок, он же очень скоро превратится в сгустки поглощаемой энергии, то есть такой энергии, которую поглотит лиловая планета Дуриа, потому что энергию не удержали энергетические оболочки. Следовательно, русским богатырям Че Бэ Ивановичу и Таня-маня никогда не вернуться к прежнему облику. Их путешествие в параллельных мирах принесет отрицательный эффект. То есть эффект с таким знаком, за который можно поставить к стенке и расстрелять всех собирателей оболочек. Больше того, вернувшись в собственную вселенную, русские богатыри обворуют собственную вселенную на искомую величину энергии, ушедшей через несобранные энергетические оболочки.
  Только не надо меня утешать всякой дуростью. Мол, в одной вселенной энергии убавилось, а в другой вселенной энергии прибавилось. Я и так понимаю, что общая суммарная величина энергии суть неизменная величина. Но при таком отношении к профессии собирателя энергетических оболочек, можно выгнать к собачьим чертям всех собирателей или полностью экспроприировать данных ребятишек как класс. Сколько мне повторять, для чего понадобилась возня с оболочками? А по той единственной причине понадобилась возня с оболочками, чтобы не приобретала излишнюю энергию лиловая планета Дуриа, ну и параллельные вселенные не теряли свой энергетический баланс за счет испорченных оболочек.
  - Доктор не успеет вернуться, - выругался Кошелек.
  Опять правда. При всем моем уважении к мастеру энергетических преобразований Чеславу-Беломору Непомнящему, собирательство энергетических оболочек дело тонкое. Со стороны каждый собиратель очень смахивает на буйно-помешанного чудика. Но это смотря с какой стороны. Все-таки лучше заниматься энергосбором, чем уничтожением или разбазариванием оболочек.
  - Истинный крест, не успеет.
  Дело не в компетенции доктора. Не стоит учиться в аспирантурах и добывать себе ученую степень, чтобы заметить странную нелогичность в поступках величайшего специалиста по энергетическим дырам, укусам, и их воспроизводящей нечисти. Точно подмечено, что сегодня темнит доктор. Даже денег не взял за свою консультацию. Следовательно, не просто темнит доктор, если денег не взял, но темнит с умыслом. Кошелек на грани истерики. Не может, не должен темнить доктор. А как врачебная тайна? А как любовь к пациенту? А как клятва Гиппократа? А как обыкновенная гуманность, или чего там еще? Пустые щели, разверстые дыры. Не должен, не может темнить доктор.
  Овальное и круглое,
  Свернувшееся дугами,
  Кусками и квадратами,
  Оно из нашей братии.
  Оно лежит на полочках.
  Оно сидит в коробочках
  И втихаря поглядывает
  На пули автоматные.
  На бомбовые коржики
  И остальные торжища.
  А взгляд такой решительный,
  Он выдает вредителя.
  Кошелек на верном пути. Здесь и только отсюда решится вопрос с энергетическими оболочками. Здесь же получит по заслугам хищная Блямба. За ту энергию, что она освободила в пространство. За те муки, что испытал скромный труженик Кошелек, когда высвободилась энергия. Справедливость восторжествует в конечном итоге, потому что обязана восторжествовать. И все вампирское безобразие снесут на помойку. Но не томите, родные мои, с самым главным вопросом уходящего дня:
  - Доживут ли до торжества справедливости несобранные энергетические оболочки?
  
  РАЗВЕДКА БОЕМ
  - Вот и приехали, - почесал левую бровь Че Бэ Иванович, - Место на удивление мерзостное, воняет не райскими яблочками.
  - Попал в яблочко, - почесала правую бровь Таня-маня.
  Хотя, чего это Танечка чешется. Вроде бы порешила жить собственной жизнью и не подмазываться под бывшего государя всея Руси. Самое время устраивать свое собственное государство, чуть поменьше бывшего государства Че Бэ Ивановича, но чуть побольше нынешнего демократического государства Россия.
  - Начнем с отстрела или дезинтеграции? - прекратил почесываться Че Бэ Иванович. После чего одновременно активировал ракетомет и дезинтегратор.
  - Здесь что-то не так, - сделала предупреждающий жест Таня-маня, - Слишком все получается гладко. Мы получили сигнал нужной направленности. Мы без труда сигнал обработали. Никаких помех, никакой волновой энергетики, дестабилизирующей нашу поисковую аппаратуру. Очень пахнет ловушкой.
  Опустил ракетомет Че Бэ Иванович. С государственной позиции права Таня-маня. Сборы и посиделки заняли куда больше времени, чем выход на цель. Смутное ощущение, что цель подставили по сценарию. Пункт первый, прибытие русских богатырей на планету Земля-2. Пункт второй, встреча русских богатырей с пожизненным президентом Иваном Непомнящим. Пункт третий, работа для русских богатырей. И какая работа, черт подери? Все равно, что поиск иголки в стоге сена. Мол, отыщите, товарищи богатыри, скрытые порталы в другую вселенную. А как отыскать эту шнягу, если порталы скрытые? Теперь основной пункт. Датчики засекли купол в тот самый момент, когда приступили к поиску русские богатыри Че Бэ Иванович и Таня-маня. Какие-либо проблемы о скрытых порталах отпали сами собой. Купол может поставить только мятежный премьер Чеслав-Беломор Непомнящий. И еще, где купол, там точно порталы.
  - Я прослушал последнюю мысль, - устало проворчал Че Бэ Иванович, - Что за ловушка?
  - Надо не спать, а слушать, - выругалась Таня-маня. Однако не распустила руки, не навешала подзатыльников стареющему Ивановичу.
  Опять же нормальный подход. Сильно поиздержался в последние годы Иванович. Как мужская особь он выглядит не очень. Ну, и с головой у него не совсем порядок. Впадает в транс, засыпает, вырубается, в любой момент способен выйти из-под контроля. Намучается Таня-маня с Че Бэ Ивановичем. Таков ее крест. Сама решилась прорваться в параллельные вселенные и немного пострелять всяких гадиков. Как не пострелять всяких гадиков, если вокруг параллельные вселенные? Дело известное, дело хорошее. Таня-маня готова к стрельбе. И от помощников она не откажется. Только в помощники ей достался Иванович.
  - Я постараюсь, - Че Бэ Иванович опустил дезинтегратор.
  - Ответ беспринципный, - над ухом русского богатыря рявкнула Таня-маня, - Нет времени, чтобы стараться. Его просто нет. Подготовка, подгонка оружия, инструкции у нас в прошлом. В будущем непростая работа.
  - Я сделаю свою часть работы, - Че Бэ Иванович поплелся в сторону купола.
  Все-таки совсем поплохел старичок, подумала Таня-маня. После чего показала неприличный жест спине бывшего государя всея Руси, и затрусила вдогонку.
  
  ЛОВУШКА
  Такое случается. Неосторожный рывок, непродуманный шаг, неотрегулированное движение... И ты не больше чем труп, даже в уютный гробик ложить нечего. Но такое случается с кем угодно, только не с богатырями земли русской.
  Че Бэ Иванович остановился примерно в ста метрах от купола. Здесь можно задействовать дезинтегратор, от дезинтеграции купол распадется на множество бесполезных атомов, чтобы открыть дорогу к своему содержимому. А что там внутри? Купол не очень большой, примерно двадцать метров в диаметре. Так называемый "походный" купол. Внутри его нечто вроде шатра или увеличенной армейской палатки. Но это не больше, чем ширма. Что-то должно быть еще, что-то весьма необычное. Незачем ставить столь дорогое защитное сооружение, как купол, над обыкновенной палаткой.
  - Мы что, застряли? - русский богатырь Таня-маня уперлась в спину русского богатыря Че Бэ Ивановича.
  - Я думаю, - огрызнулся Че Бэ Иванович.
  - Ах, он думает, - три раза сплюнула через левое плечо Таня-маня, - Так называемые мысли поперли. О цветочках, о кошечках, о любви в четырнадцать лет. Неужели и правда бывает любовь в четырнадцать лет? Или подобную глупость придумали журналисты?
  - Ну, Ромео и Джульетта, - на автомате отозвался Че Бэ Иванович.
  Всплеснула руками Таня-маня:
  - Я так и подозревала, мой старикан сдвинулся на сто процентов. Тяжелое детство, суровое прошлое. Нет, не стоило Тане тащиться через параллельные миры за столь очевидной развалиной. В нашем мире пускает слюни боец Муркотенок. Тебе бы, дедушка, взглянуть в глаза Муркотенку. Вот это настоящий мужик. Ох, с какой нежностью он относится к Тане.
  - Тише, - сказал Че Бэ Иванович.
  Таня сначала присела, а следом подпрыгнула от неожиданности:
  - Ты мне рот не закрывай, ваша старость. Русские богатыри любят обходительное отношение, ласковый взгляд, униженные просьбы в конечном итоге. Командиров они ой как не любят. Богатырь я, али собака смердящая? Так что веди себя смирно, товарищ начальник, пока не обиделась Таня.
  - Да не в этом дело, - сказал еще раз Че Бэ Иванович, - Земля дрожит странной дрожью, будто ей больно.
  Прикрыла рот Таня-маня, остановила готовые сорваться ругательства. Правда твоя, бывший государь всея Руси, что-то непонятное вокруг нас происходит. То ли гул, то ли дрожь, то ли страшные корчи и роды.
  - Фигушки, не запугаешь богатыря русского, - после недолгих колебаний вернулась к привычной тактике Таня-маня, - Мы тут не на пикничок приехали. Да и рыбку ловить не собираемся. Тем более махоньких бабочек с прозрачными крылышками. Мы приехали, навешать по полной программе врагу. Чтобы поганый придурок и недоносок не залупался, чтобы вел себя тихо, не раздражая нашего дорогого товарища, по совместительству президента Ивана Непомнящего.
  - Приготовились, - только ответил на искрометную речь русского богатыря Таня-маня русский богатырь Че Бэ Иванович.
  - Всегда готов, - отдала салют Таня-маня.
  Кто там у нас забоялся
  Злобных врагов пропаганды,
  Тот потерял свои шансы
  Против ублюдков и гадов.
  В нашей России опасно
  Страх проявлять, между прочим.
  Вылезет злобный ужастик,
  Будут и раны, и корчи.
  Злобный ужастик по сути
  Очень противная бяка.
  Ну, никого он не любит,
  Только готовится смякать.
  Чтобы костей не осталось,
  Или же русского духа.
  Глупо равняться на жалость,
  Взяли оружие в руки.
  В этот самый момент треснула земля под ногами русских богатырей, поперли в несметных количествах мертвяки и прочая погань.
  
  ЗАДАЧКА ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ
  Таня-маня достала тот самый первый кинжальчик, которым разжилась на лиловой планете Дуриа, любовно поцеловала и оприходовала:
  - Пули на вас жалко.
  Звенящая сталь без напряжения входила в зомбированную материю, легко пластала кости и сухожилия, а кое-где мозг, ну то самое серое вещество, что не совсем разложилось внутри гноящейся мертвечины. Один удар, один расчлененный мертвяк. Двадцать ударов в минуту - примерно с такой скоростью работала Таня-маня.
  Че Бэ Иванович остановился на самой обыкновенной дубине. Видите ли, ножичек с лиловой планеты Дуриа слишком маленький для богатырской лапищи Че Бэ Ивановича. Подобной ерундовиной разве что ногти чистить или в зубах ковыряться. А вот дубина вполне подойдет. Если, конечно, не очень усердствовать, то есть гвоздить мертвяков бережно. Как будто гладишь дорогую и очень любимую девушку. Вы понимаете, какая сила у русского богатыря, ненароком может сломаться дубина.
  - Тормозишь, государь, - хмыкнула Таня-маня.
  - Стараюсь, - совсем не обиделся чуть разогревшийся товарищ Иванович.
  - Ну, что за паршивый ответ? Ну, что за плебейская лексика? Если бы папочке с мамочкой ответила так Таня-маня, то получила тапком по морде.
  - А кто твои папочка с мамочкой?
  - Ой...
  Пропустила нырок под бедро и укус в филейную часть Таня-маня. Теперь придется лечиться, использовать всякие травы энд наговоры. Может и вырезать несколько граммов мяса из задницы. Хрен его знает, какие укусы у мертвяков. Вряд ли они пахнут лавандой. Скорее всего, это гной, это яд, это зараза. И вообще, зря разболтался старый придурок Иванович.
  - Так я спрашиваю, - вокруг Ивановича гора трупов, которые теперь окончательно умерли.
  - И не спрашивай, - осерчала русский богатырь Таня-маня, - Родители Тани были великие богатыри, может, величайшие богатыри земли русской. Насколько я знаю, они ни в чем не уступали бойцу Муркотенку.
  Вокруг Тани-мани еще большая гора трупов, чем вокруг Че Бэ Ивановича. Очень старательная девушка Таня-маня. С ответственностью относится к своей работе. Выполняет работу не абы как через одно место. Что там родители, не уступит Таня-маня бойцу Муркотенку.
  - А почему это свет сошелся на бойце Муркотенке? - неожиданно остановился Че Бэ Иванович, - Неужели нет лучших бойцов во вселенной?
  - А потому, - остановилась русский богатырь Таня-маня, - Что Муркотенок мерило любого вселенского мордобоя. Нет, он на соревнованиях не участвует, на вызовы всяких уродов не отвечает. Но не помню, чтобы кто-то сумел победить Муркотенка.
  - Земля-2, конечно же, в счет не идет?
  Едва не задохнулась от возмущения Таня-маня:
  - Почему она в счет не идет? На Земле-2 так же живут русские люди, так же они рубятся с нечистью.
  Хмыкнул, сплюнул Че Бэ Иванович:
  - И эти русские люди дали под зад Муркотенку.
  Мгновенный шок между двумя ударами возмущенного сердца.
  - Ну, ты зараза! - воскликнула в сердцах Таня-маня.
  Рубка продолжилась, еще многие мертвяки сложили свою буйную голову под дубиной Че Бэ Ивановича или от ножа Тани-мани.
  
  А ЗА МАЛЕНЬКИМ ОВРАЖКОМ
  Русский богатырь Че Бэ Иванович засунул за пояс дубину:
  - Пакость мы вроде расчистили.
  - Едва разогрелись, - смахнула несколько капелек пота русский богатырь Таня-маня.
  - Но проблема осталась.
  - Вон она перед глазами торчит...
  Русские богатыри не сговариваясь приблизились к куполу. Очень красивое, мерцающее сооружение, словно сотканное из сплошных нитей энергии. Таня-маня ткнула кинжалом в купол, и получила отрицательный эффект. Кинжал не продвинулся дальше мерцающих линий, а только остановился, вроде его уперли в гранит или какую-нибудь неподатливую груду железа. Таня-маня надавила ладонью на купол. Эффект тот же самый. Ладонь Тани-мани никуда не прошла, купол остался на месте.
  - Какие мысли, начальник? - вопрос для Че Бэ Ивановича.
  - Старая, но добротная технология, - ответил Че Бэ Иванович, - Для подвижных структур она не подходит. Зато в случае стационарной материи действует эффективно. Никакое земное оружие не способно разрушить энергетический купол.
  - Только оружие координаторов, - поправила Таня-маня.
  - Вот именно, только оно. Координаторы на определенном этапе очень неплохо пользовались стационарной защитой, пока не превратились в наступательную организацию. Тогда секрет построения купола был утерян, или украден. Я думаю, как удивились координаторы в этой параллельной вселенной, когда их противник выставил против наступательной мощи координаторов их древние, но утраченные технологии.
  Сделала кувырок через голову и сальто назад Таня-маня:
  - Слушай, старичок, рассказ твой чертовски занимательный, если бы мы наливались пивом с водкой в каком-нибудь кабаке. Может, и впрямь перед нами кабак, но вряд ли прорвешься туда, если не снять купол.
  Че Бэ Иванович в очередной раз достал дезинтегратор:
  - Я здесь не хреном груши околачиваю. Но без всякой на то посторонней помощи пытаюсь решить весьма непростую задачу, как удалить купол, не повредив его содержимое.
  - Надо же, какая задача, - сделала очередной кувырок Таня-маня, - У меня тут укушенная нога затекла, приходится ее разминать народными способами. А под куполом может быть водка.
  - Ишь губу раскатала, - скорчил нечто вроде робкой улыбки Че Бэ Иванович, - Если мы уничтожим содержимое купола, то не видать тебе водку.
  - Но и ночевать я на кладбище не собираюсь, - не пошла на компромисс Таня-маня, - Или у одного жирного старика никогда не было бабушки? Или одному жирному старику никогда не рассказывали сказочки? Вот-вот, те самые сказочки, где черным по белому прописано, какая мерзость творится на кладбище по ночам, особенно после двенадцати.
  - Да была у меня бабушка, - Че Бэ Иванович уже откровенно смеялся.
  Но с подозрительным перекосом посмотрела на него Таня-маня:
  - Следовательно, сам должен знать про опасность полуночных укусов на кладбище.
  Полуночная песня:
  При укусе кровь гнилая
  Попадает в твою рану.
  Эта кровь она такая,
  Что окажешься в нирване.
  Или где-нибудь поглубже,
  Где гнилые кровоглоты
  Тренируют свои зубы
  На деревьях и животных.
  Припев:
  Кого укусили,
  Встречаемся в могиле.
  Продолжение песни:
  Не давай врагу кусаться.
  С преимуществом укуса
  Очень трудно распинаться
  И дедку, и карапузу.
  Кто укус проводит первый,
  Тот дотянет до рассвет.
  Береги кишки и нервы
  От кусающих предметов.
  Припев:
  Тампонами и пальцами
  Укусы не затыкаются.
  Окончание песни:
  Ничего-то мы не знаем
  Про кусателей нахальных.
  Мы их просто забиваем,
  Где на мыло, где на сало.
  Это самый лучший способ
  Избежать нечистой силы.
  Если давишь недоносков,
  То на сало, то на мыло.
  Припев:
  Человек вкусный,
  Отсюда укусы.
  А с куполом обошлись, как оно полагается. Взяли русские богатыри дезинтеграторы (Таня-маня с левой стороны, Че Бэ Иванович с правого боку), взяли и дезинтегрировали купол.
  
  ВХОД
  Дальше еще интереснее. Никаких порталов, никакой водки. Только три высосанных трупика в армейской форме. Почесала затылок Таня-маня:
  - Солдаты.
  Почесал затылок Че Бэ Иванович:
  - Наемники.
  Затем оба перекрестились, поплевали через левое плечо, сняли шатер и укрыли им трупы.
  - Ничего, - покачала головой Таня-маня.
  - Почему же ничего? - ткнул пальцем Че Бэ Иванович в один очень интересный камушек, - А это что?
  Таня-маня подняла камушек:
  - Вроде бы Темный оберег.
  И опять рассмеялся Че Бэ Иванович:
  - В точку.
  Осталось только разобраться, откуда валяется нечестивый оберег под защитным куполом. Ни солдаты, ни наемники не пользуются оберегами весьма сомнительного свойства. Зачем тебе Темный оберег, защищающий от светлых сил, если ты и есть эти самые светлые силы? Или чего-то упустили русские богатыри Че Бэ Иванович и Таня-маня? Или на планете Земля-2 все перепуталось, несчастные зябы оберегаются от злобезных людишек?
  - Весьма оригинально охранять Темный оберег защитным куполом, - высказала наболевшую мысль Таня-маня.
  - Почему такая уверенность, что трое высосанных камикадзе охраняли Темный оберег? - высказал противоположную мысль Че Бэ Иванович.
  - Никакой уверенности, только интуиция опытного бойца, что Темный оберег, а не разбросанные повсюду продукты питания, является ключевым звеном наших поисков.
  - Как знать, товарищ боец, - Че Бэ Иванович отпинал один из многочисленных ящиков, - А вот лежит водка.
  Следующие тридцать секунд ушли на откупоривание бутылки, прижигание укушенного места, вливание остатков (те же пол литра) внутрь укушенного организма для дезинфекции. После дезинфекции немного расслабилась Таня-маня, по крайней мере, перестала кувыркаться для разгонки крови из мозга. Кровь и так хорошо потекла в мозг, с последующим оттокам к конечностям.
  - Есть еще водка, - по истечении тридцати секунд предложил Че Бэ Иванович.
  - Ах, прекратите, мой государь, - более чем немного расслабилась на ящиках Таня-маня, - Вы меня соблазняете.
  - И не надейся, - буркнул под нос товарищ Иванович, - Ты еще слишком юная для любви. Приходи лет через тридцать, тогда потолкуем.
  Но всю эту пошлость не обратила внимание Таня-маня. А на что она обратила внимание? Как вы уже догадались, на то самое, что вертела в руках. То есть на Темный оберег, или черт его знает какой еще камушек.
  - Любит, - подкинула Таня-маня вышеупомянутый камушек.
  - Не любит, - поймала его.
  И опять:
  - Любит, не любит.
  Пока не упал камушек.
  - Или все-таки любит?
  Снова взорвалась земля. Жуткие твари полезли наружу.
  
  ДВЕНАДЦАТАЯ РАССКАЗКА
  Вот мы остановились в той самой точке, где бежать некуда и ловить нечего. Аппаратура доктора Чеслава очень странно работает. С одной стороны она подавила активность вампирствующей Блямбы и восполняет утраченную энергию. Но с другой стороны утраченная энергия восполняется за счет старых энергетических оболочек. То есть вовсе недопустимым образом. Как доказать доктору, что так не восполняется энергия собирателя оболочек? Что сие против правил и профессиональной этики собирателей оболочек. Нельзя брать, нельзя ломать оболочки, потому что тебя застала нужда. Только энергетический вампир использует для собственной нужды не принадлежащие ему оболочки.
  Не хочу превращаться в вампира, подумал Кошелек, раскачиваясь в зажимах. Необходимо как-то разрулить ситуацию, он же подумал на следующем этапе, когда не поддались зажимы. Что-то неправильное делает доктор Чеслав. Может, как доктор, вышеупомянутый товарищ не нарушил врачебную этику, сражаясь за жизнь безнадежного пациента. Но жизнь безнадежного пациента не имеет права войти в конфликт с государственными интересами целой планеты и нанести ущерб целому народу собирателей оболочек.
  Или еще не догадались, есть такое понятие "народ"? А вместе с ним понятие "родина"? А еще понятие "партия"? Нет, не какая-нибудь партия политиканов, но вполне конкретная партия товарищей по труду, собирающих оболочки. Ежу понятно, не изменить такой партии. Лучше смерть, чем измена, в результате которой тебя превратят в посмешище, пугало, кусок дерьма на помойке. Сколько мы уже говорили про неписанный кодекс собирателя оболочек. Не грех повториться для большей солидности. Ибо не выживет Кошелек, выброшенный за пределы лиловой планеты Дуриа. То есть в другой мир, где не существует энергетических оболочек.
  - Простите меня! - это крик в пустоту.
  Никто не услышит, никто не придет на помощь, никто не урезонит коварного доктора. Помощи нет, и не будет. Только тупая жизнь в заточении, пока не иссякли все внутренние оболочки. А они когда-то иссякнут, черт подери! Они точно иссякнут при таком расточительстве. И закончится свет. И нахлынет мрак в диких спазмах позора. И возможно придет доктор. Отчего ему не прийти? Отчего не залюбоваться на дело рук своих неправедных? Отчего не насытиться позором еще одной грешной души, загубленной чуть ли не в младенческом возрасте.
  - Я еще такой молодой, - всхлипнул, а затем зарыдал Кошелек, - Я еще и не пожил.
  Очень хочется назад в прошлое. В то самое беззаботное прошлое, где порхали лиловые бабочки, где покусывали лиловые комарики. Отпустите, пожалуйста, в прошлое. Вот именно эту грешную душу и отпустите туда. Не будет есть Кошелек, не будет спать Кошелек. Только будет следить за укусом. Хоть целую вечность будет следить. Чтобы не подкралась ни одна позорная гадина, не устроила свой позорный укус, не насадила столь мерзкую Блямбу. Только пустите, черт подери! Можно устроить миленькую временную петлю, ну вот так-кусенькую петельку, чтобы попал Кошелек в прошлое. Ах, не хотите петлю? Ну, так сделайте что-нибудь, чтобы вернулось назад прошлое!
  Тишина, пустота, резкий хруст, нарастание напряженности. Нет, не придет прошлое. Или все-таки что-то придет? Я утверждаю, придет. Оно уже рядом, оно в воздухе. Аппаратура раскачивается, цепи скрипят. Внутренние оболочки не то чтобы превратились в осколки ненужного мусора. Но какие-то напряженные оболочки. Как перед бурей. Как перед взрывом. Как перед всплеском энергии. Мама моя, неужели рвется наружу энергия? Сразу, неожиданно, в таких количествах, что не выдержит никакой Кошелек. Я уже не упоминаю про подлую аппаратуру доктора Чеслава. Она точно не выдержит. Не остановить подобную вспышку энергии.
  Гнусная рожа,
  Похабная мразь
  Чавкает-гложет
  Похабную грязь.
  Плюнь на макушку,
  И станет она
  Добренькой чушкой
  На куче дерьма.
  Взрыв, удар, аппаратура разлетается в клочья, фонтаны энергии бьют через Блямбу. Кошелек валится мордой в сплетения проводов и железок. Пошла цепная реакция, раздирающая на части лабораторию доктора Чеслава. Все взрывается и разлетается к собачьим чертям. Ситуация вышла из-под контроля.
  
  НА ЛИЛОВОЙ ПЛАНЕТЕ
  Впервые за долгие годы непорочной службы Чеслав-Беломор Непомнящий открыл портал на лиловую планету Дуриа для постороннего человека. Удивилась Корова Ли, что именно она оказалась посторонним человеком, для которого открыли портал, но промолчала. У начальства свои причуды. Начальство решает, кого посылать на верную смерть, кому принести пряничек.
  По всей видимости на долю Коровы Ли достался тот самый пряничек. Может, следовало отказаться в последний момент и не следовать за доктором Чеславом в другой мир? Мол, мне и здесь хорошо. Простые девчонки, тем более с капральскими лычками не шляются по вселенной, а несут рядовую службу. В этом их предназначение, здесь их место, ну и заодно наибольшая польза.
  Не спорю, может оно и так. Но не могла отказать Корова Ли своему возлюбленному генералу. Доктор Чеслав не просто стареющий ловелас. Здесь большая любовь. По крайней мере, большая любовь со стороны Коровы Ли. Когда тебе за тридцать, когда половина жизни прошла на военной службе, тогда вполне может получиться большая любовь. Но не потому может получиться большая любовь, что есть нечто романтическое в любви к вышестоящему начальнику или нечто запретное. А потому она может получиться, что верит в любовь капрал Ли. Тем более, если любовь не вредит службе.
  Теперь наводящий вопрос:
  - С какого бока мы сюда пропихнули лиловую планету Дуриа?
  И самый обыкновенный ответ:
  - Какая еще планета наилучшим образом подходит для любви, как не планета Дуриа.
  Очень толковый ответ. Корова Ли не совершила ничего криминального, отправившись сюда со своим непосредственным начальником. Конечно, хотелось бы позаниматься любовью на планете, чудесным образом предназначенной для любви. Скажем, этот лиловый колорит, и так далее... Но в первую очередь работа.
  Вы не ошиблись, когда отечество в опасности, не имеет права отвлекаться на личную жизнь доктор Чеслав. Его наипервейшая задача, спасти отечество. Вот когда спасется отечество, тогда перейдет к личным вопросам доктор Чеслав, тогда займется любовью.
  Дальше по существу:
  - Моя дорогая девочка, - сказал доктор Чеслав, выгуливая свою дорогую девочку по лиловым лесам и лугам лиловой планеты Дуриа, - Мы сюда еще вернемся тысячу раз. А чтобы сюда вернуться, у нас нет выбора, кроме как раздавить омерзительных диверсантов омерзительного президента Ивана Непомнящего.
  - Это что ли твоего братика? - заморгала раскосыми глазками Корова Ли.
  - Ну, конечно, его, дура, - вспыхнул на мгновение доктор Чеслав. Но так же внезапно остыл, посему последний фрагмент вышеозначенной вспышки завис в воздухе.
  - Чего-чего? - переспросила Корова Ли.
  - Я говорю, моя лапушка, - доктор Чеслав сорвал лиловый цветочек и прикрепил в волосах своей избранницы, - То есть я говорю, что мой недоразвитый брат из параллельной вселенной последние двести лет или больше вел неправильный образ жизни. Он не тренировался. Он обжирался. Он напивался. Он озверел от разврата с самыми грязными шлюхами. Отсюда его затяжная болезнь при полном отпадании интеллекта.
  - То есть он просто дурак?
  - Вот именно, моя крошечка, он стопроцентный неизлечимый дурак. Или точнее, он опасен для общества. По непроверенным данным, Че Бэ Иванович в своей параллельной вселенной разрушил свою Землю и уничтожил практически полностью славянский народ. А кто выжил во время бойни, того сделали киборгом.
  - Не может быть, - чертыхнулась Корова Ли.
  Доктор Чеслав очень мягко, как истинный врач, заглянул в глаза перепуганной девушке. После чего поцеловал ее в щечку:
  - У нас еще будет большая любовь. Но сначала мы обезвредим дебильного брата.
  
  ФИЛОСОФИЯ: ЧИСТИЛИЩЕ
  Человечество утратило самостоятельность. Человечество разучилось принимать решения. Человечество оставило для себя только исполнительские функции. Этого следовало ожидать, разворачивая эксперимент над человекообразной обезьяной. Во время эксперимента человекообразная обезьяна не только привыкла подчиняться своим создателям, но и научилась обожествлять этих самых создателей. Очень опасная функция, учитывая ограниченные рамки эксперимента. Если бы эксперимент по очеловечиванию планеты Земля продолжался сотни веков, тогда обожествлять экспериментаторов можно и должно. Опасная функция как бы превратилась в защитную функцию. Чем меньше свободы у созданного существа, тем меньше вероятность, что загуляет созданное существо не в ту строну или устроит какую-нибудь революцию.
  Но эксперимент продолжался гораздо меньше, чем сотни веков, и закончился вообще неожиданно. Какой-то недоделанный, или недоэкспериментированный эксперимент. Результат его отрицательный. Первые обезьяны, попавшие в руки экспериментаторов, выглядели не так убого, как дети первых обезьян, их внуки и правнуки. Не стоит зацикливаться на недобросовестности экспериментаторов. Мол, дорогие товарищи забили болт на работу и занимались мелкими личными делишками. Все это имело место, начиная от забитого болта и кончая мелкими личными делишками. То есть имело место до того момента, пока ситуация не стала критической, пока ничего лучшего не пришло в голову горе-экспериментаторам, как сделать ноги.
  Слиняли экспериментаторы, а ситуация никак не улучшилась. Очеловеченная обезьяна к тому времени расплодилась в неимоверных количествах по планете Земля, подавила прочую флору и фауну. В первую очередь пострадали другие разумные виды, как то: дельфины, вороны, кошки и крысы. До начала эксперимента любой из разумных видов имел право на генетическую мутацию в сторону форсирования разума. Но товарищи предшественники выбрали обезьяну. Почему они выбрали обезьяну теперь не вопрос. Бытует мнение, что обезьяна заинтересовала товарищей в чисто сексуальном плане. Оказались сексуально озабоченными товарищи. Между собой они давно перетрахались и перессорились. Чтобы не доводить ссору до братоубийственной войны или до полного самоуничтожения, понадобилась отдушина. Сексуальная отдушина. На роль такой отдушины не потянули дельфины, вороны, кошки и крысы. Но потянула, даже очень потянула пресловутая обезьяна.
  Хватит рвать на башке волосы и на прочих местах. Эксперимент не удался. Своевременная зачистка проведена не была. Обезьяноподобный человек почувствовал собственное могущество и какую-то рабскую безнаказанность на планете Земля. Мол, я не просто дерьмо и отходы. Мол, меня создавали для высших целей. Мол, меня создавали по образу и подобию своему. Это судьба, от которой так просто не скрыться. Или все будет доложено богу.
  Не имеет значения, какому богу будет доложено. И сколько таких богов, то ли один, то ли превеликое множество. Предоставленные самим себе обезьянки не сумели отказаться от привычной для них иерархии. Что, с одной стороны, несколько замедлило агонию обезьяноподобного человечества. Но с другой стороны, агония стала настоящим кошмаром. Души невинно убиенных обезьянок расплодились в таком несметном количестве, что ни одна учетная служба не в силах их рассортировать и отправить на постоянное место жительства.
  Теперь догадались, отказ от божественных штучек в нулевые годы (по земному календарю) давал незначительный шанс обезьяньему человечеству. Весьма незначительный шанс, но все-таки шанс, который человечество могло использовать. Или могло не использовать. Шансы не всегда используются, чаще они не используются. Однако наличие подобной мелочи ведет к развитию человечества, а отсутствие ведет к деградации.
  Но получилось, как получилось. Безответственные экспериментаторы трусливо слиняли с испоганенной ими планеты, не уничтожив безответственные следы собственной деятельности. Брошенное человечество не разобралось в сложившейся ситуации, и пошло чудить по инерции. Мол, какая разница, что тебя бросили. Мы не простое чмо, но обладатели "бессмертной души". Ежу понятно, "бессмертная душа" происходит от отрицания смерти. Вот тело у нас смертное. При чем очень и очень смертное тело. Оно никак не отрицает смерть, только притягивает. Душа находится в постоянном ожидании, когда тело притянет смерть, и отпустит в свободный полет эту самую душу.
  Ах, свободный полет откладывается. Прочие души количеством миллиарды миллиардов единиц создают очередь. Нет, ничего страшного, опять ожидание. Пропускные пункты забиты, пропускные пункты разгребаются куда медленнее, чем растет очередь. Чего вы хотите? На пропускном пункте полный порядок. То есть там действуют по инструкции. Подходите, товарищ душа. Садитесь, товарищ душа. Рассказывайте, товарищ душа, о своих прегрешениях. Ах, у вас нет прегрешений? Посмотрим, гмы-гмы, почему у вас нет прегрешений. Каждая душа просто напичкана гадостью. Только не каждая душа понимает, что есть, а что нет гадость.
  Ну, посмотрели. Правда, нет прегрешений. В церковь душа ходила, посты соблюдала, сексом не занималась. Так-таки вовсе не занималась? Вот вам крест из трех пальцев. В пост заниматься сексом нельзя. А какой у нас истинный пост? Православная церковь держится за одни временные рамки, католическая церковь подобные рамки изгадила и передвинула. Вполне резонный вопрос, нужно ли православному верующему праздновать католическое Рождество, а католическому верующему в православное Рождество отказаться от секса?
  Заулыбались на пропускном пункте. Вот очередная душа, которая сексом не занималась, ибо не выбрала для себя конкретного бога. Вроде бы душа православная, правильная. Но на пропускном пункте почему-то собрались католики, видимо по обмену опытом. А у католиков инновация, секс разрешен в любой пост. Зато преследуются всякие ханжи и уроды, которые сохранили свою никчемную девственность. И сказал господь: "Плодитесь и размножайтесь". Не плодилась душа, твою мать! Не размножалась, черт подери! Ах, мы всуе упомянули врага человеческого? Ну, и правильно, что упомянули, опять черт. Отправляйтесь драгоценный товарищ душа далеко-далеко. Нет, не туда, куда вы подумали в собственной лживой святости. Отправляйтесь, мать твою, к черту.
  И так с каждым уродом. Их миллиарды миллиардов стоят в очередь. А очередь растет на три порядка быстрее, чем разгребается. Есть хорошее предложение, рассчитаться на первый-второй, и по данному принципу рассортировать очередь. Первые номера пойдут в рай, вторые номера пойдут в ад. В конечном итоге, как-нибудь разберутся местные служащие. Или не хотят разбираться местные служащие? Что за фигня такая? Мы здесь горбатимся за гроши, мы никак не справляемся с существующим материалом. Что в аду, что в раю катастрофически не хватает рабочих рук. Например, к середине двадцатого века (по земному календарю) на каждого черта приходится миллион грешников, на каждого ангела два миллиона праведников. В то время, когда к середине первого века (по тому же календарю) на миллион чертей приходился один грешник, на два миллиона ангелов один праведник. Полный пипец, забастовка. Бастуем тысячу лет, и катитесь вы в задницу.
  Слышу, кто-то ворчит и ругается. Насчет трудовой дисциплины, патриотизма, любви к родине. Вселенная может рухнуть, если несознательные черти и ангелы проявят классовую несознательность и бросят работу. Извините, товарищи, неужели вас не интересует вселенная? Возмущенные визги и вопли. Даже черта лысого не интересует вселенная. Не упоминаем всуе боголикого ангела. Какой такой интерес при двадцати четырех часовом рабочем дне и семидневной рабочей неделе. Администрация нам задолжала на пять тысяч лет отгулов, плюс две тысячи месяцев нереализованного отпуска. Никакой пощады врагу! Забастовка! Что опять же тысяча лет на фоне упомянутого произвола и неуважения к личности?
  Кажется, хватит. Вечер теплый и звездный. Звезды гуляют на небесах, тучи не слишком мешаются звездам, вселенная как на ладони. Она настоящая среди прочих вселенная. Ничего придуманного, ничего обманчивого, никакой внутренней подоплеки, никакого внутреннего раздолбайства. Глубина, чистота, человечность. Точно в годы далекого детства планеты Земля. Ну, того самого обезьяньего детства, к которому еще не прикоснулись товарищи предшественники своими безответственными лапами. Или кончилось детство? Никто не спорит, что кончилось детство. Если под надзором предшественников как-то держалась планета Земля, то какие-нибудь двадцать веков без надзора предшественников превратили планету в кучу дерьма и помои.
  Могло быть и хуже. Но, собственно говоря, и так не совсем хорошо. Религия предшественников вколотила в обезьяноподобные головки более или менее забавную идиому. Лучше смерть, чем жизнь без религии. На определенных этапах собственной деградации попробовали обезьяночеловеки послать на три буквы религию. Вот вселенная, пускай она будет нашей религией. Ничего не получилось опять. Или точнее, получилось еще мерзлее и гаже.
  Кто-то назвал подобный феномен "старостью цивилизации". Цивилизация вышла из детства в нулевом веке. Цивилизация проскочила злобную юность на пороге десятого века. Цивилизация к двадцатому веку состарилась. Дальше вполне предсказуемые корчи и смерть. Смерть не обязательно в двадцать первом веке. Корчи цивилизации не настолько быстрые, как оно хочется. Перед смертью ожидается много мерзостей. Ядерная война, ядерная зима, нашествие мутантов, смена религии. Что поменяется религия это уже не вопрос. Во время корчей цивилизации в первую очередь обвиняют религию.
  Выглядит так. Ах, ты пакостный боженька. Разве мы тебя не молили? Разве мы тебя не хвалили? Ты не удовлетворился нашим самоуничижением, тебе всего мало и мало. Ты говоришь, не от чистого сердца молитвы. Якобы в каждой молитве скрытый подтекст. Мол, разрешите заключить договор. С одной стороны похвалы и молитвы. Зато с другой стороны много красивых вещей и гора пряников.
  Очень правильный договор с позиции обезьяны. Никому не нужен товарищ бог, который только ругается или бьет морду. Тем более, никому не нужен капризный бог, который заканчивает любой процесс битием морды. Смертное человечество ничего не может противопоставить подобному богу. Едва разгневался бог, как начинается битие. В результате гора увечных уродов и трупов. Но и против разгневанного самодура существует весьма конкретное средство. Это отменить похвалы и молитвы.
  Как же отменить? Что за дикость с позиции церковников? Взять и отменить наиболее привычным для обезьяны путем. То есть отменить не самого бога, но его церковь. Вроде бы нет церкви, и нет бога. По крайней мере, вышеупомянутый товарищ не мозолит глаза. Его мордобойные подвиги разрешается приписать любому иному богу. Например, тому самому богу, храмы которого заменили отмененную церковь.
  Трудно ли возвести храм для любого другого бога? Нет, не трудно, как говорится, дело техники. Собрали соответствующие денежки, подогнали соответствующую технику, и на месте отмененной церкви выросли храмы новому богу. В двадцатом веке такие храмы назывались: "библиотека", "бассейн", "дворец культуры и спорта". В двадцать первом веке такие храмы назывались: "биржа", "кабак", "казино". В двадцать втором веке всех конкурентов заткнуло нами любимое Солнышко.
  В принципе, двадцать второй век (по земному летоисчислению) следует рассматривать особняком на фоне умирающей обезьяньей цивилизации. Наконец, человекообразная обезьяна вымерла на девяносто девять целых и девяносто девять сотых процента. Понадобилось целых двадцать два века, чтобы ошибки предшественников исчезли естественным путем. Для вселенной срок незначительный, почти смехотворный. Но за эти двадцать два века так или иначе пошатнулось равновесие вселенной. Вроде бы все начиналось с невинных ошибок на малозначимой планете Земля. А закончилось многочисленными катастрофами не только в нашей, но и в других четырехмерных вселенных.
  Почему товарищи предшественники не раскрутили религию поклонения Солнышку? Очень правильная религия. Очень верная религия во все времена и для всех народов. Звезды и галактики куда интереснее, чем пресловутое Солнышко. Но звезды находятся далеко и выглядят не так величественно, как пресловутое Солнышко. Галактики воспринимаются только развитым разумом. Недоразвитый или обезьяний разум не воспринимает галактики. Зато созвездия (скажем, Зодиакальные созвездия) очень и очень воспринимает недоразвитый разум. Попробуйте объяснить обезьяне отсутствие каких-либо физических связей в созвездиях. Сегодня у нас такие-то созвездия, через тысячу веков будут совершенно другие созвездия. Разозлится, забеснуется обезьяна. Э, не звезди, дорогой, звездное небо влияет на нашу не очень простую жизнь. На звездном небе прописана и переписана судьба любой человеческой обезьяны.
  Ну, товарищи предшественники все-таки не обезьяний народец. Они помотались по вселенной, они разбираются в созвездиях. Опять же они понимают, нет большей глупости, чем фраза "бог из такого-то созвездия". Но обезьяноподобному человечеству все равно. Должен явиться откуда-то бог. Он не сам по себе. Он не из величайшего ничто опустился на грешную русскую землю. Поэтому бог из такого-то созвездия. Скажем из Созвездия Гончих Псов. В пресловутом Созвездии Гончих Псов находится резиденция бога. При чем весьма грандиозная резиденция, объединяющая как минимум четыре звездных системы из галактики Млечный Путь, разделенные между собой тысячами парсеков.
  Что опять же тысячи парсеков для обезьяноподобного человечества? Только пустой звук. Человеческая обезьяна научилась считать до миллиардов и триллионов. Человеческая обезьяна понимает, что миллион парсеков несколько больше, чем тысяча парсеков. Она же понимает, что миллиард парсеков несколько больше, чем миллион парсеков. Зато с триллионом парсеков вообще ничего не получится. Не настолько глупая человеческая обезьяна, чтобы не высмеять всяких любителей триллионов парсеков. Хватит прикалываться, вселенная раскинулась не более, чем на пятнадцать миллиардов световых лет, а вы мне подсовываете триллион парсеков.
  Повторяю, сглупили товарищи предшественники. Захотелось благолепия и почитания со стороны подопытного материала. Очень приятно, когда подопытный материал исходит соплями в похвалах и молитве. Не на результат работали товарищи предшественники, но на мелкий подхалимаж. Следующее ощущение, что они работали за те самые обезьяньи сопли. Мол, меня восхваляют больше, тебя восхваляют меньше. И что отсюда следует? Да, ничего не следует. Или сплошной дебилизм следует. Мало ли кого засопливила недоразвитая обезьяна. Если эксперимент не удался, если равновесие во вселенной трещит по швам, если настало время для драпа.
  Короче, виноваты предшественники. Они проявили убогость души, мелочную зависть и прочие обезьяньи качества. Поэтому экспериментальная машина предшественников дала сбой, а человеческая цивилизация едва ли не с первой минуты собственного существования несла внутри семена смерти. Не сразу, но семена проросли. Отсутствие контроля со стороны реальных олимпийских богов привело к псевдоконтролю со стороны нереального христианского бога. Дьявол опять-таки поживился в силу своей испорченности. Но дьявол суть мелкая величина на карте вселенной. Какой-то недоразвитый козлоног из команды предшественников, которому вовремя не поломали ноги и не поотшибали роги. Обезьянья цивилизация вполне могла обойтись без дьявола, но дьявол не сумел обойтись без обезьяньей цивилизации и поэтому создал церковь. А какая могла получиться церковь, созданная недоразвитым козлоногом? Ну, такая и получилась церковь, где вроде бы восхваляют бога, но на деле поклоняются дьяволу.
  Двадцать второй век прикрыл церковь. Одна из версий, что недоразвитый козлоног не выдержал ядерной зимы и скончался. Среди руин некому было восстанавливать церковь. Отсутствие Солнышка во время ядерной зимы никак не поощряло присутствие церкви. Зачем церковь, если бога в ней нет? Про дьявола мы уже говорили. Только подобный энтузиаст имел мизерные шансы вернуть церковь.
  Теперь про то самое Солнышко и его капище. Мысль хорошая, но запоздала. Или кто верит, что робкая любовь к Солнышку является не менее робкой надеждой для вымирающего человечества? Почитатели дьявольского бога оставили надежду еще на пороге двадцать первого века. Хорошая штуковина надежда, но она на хлеб не намазывается и вместо водки не выкушивается. Поэтому оставили надежду. Всех почитателей Солнышка ожидают страшные муки и истязания на пороге новой эры в истории Земли. То есть на пороге той самой эры, которая исключает навсегда человечество. При чем исключает человечество не только в нашей вселенной, но в прочих параллельных вселенных, пораженных обезьяньей заразой. Параллельные вселенные, где планета Земля так и не образовалась из хаоса, или предшественники не устроили эксперимент над обезьяной, такие вселенные не считаются. Но количество вселенных, где предшественники устроили свой поганый эксперимент, просто зашкаливает. Ибо верится с трудом, что найдется хотя бы единственная вселенная, где эксперимент удался.
  И вообще, дорогие товарищи, я бы вас попросил более серьезно подходить ко всяким сомнительным экспериментам. Для здоровья не очень полезно. Жизнь опять же чертовски хорошая штука.
  
  В ТЕМУ
  Доктор Чеслав почесал слегка намечающуюся проплешину:
  - Здоровье никуда не годится.
  Вздрогнула капрал Ли:
  - Что прикажете, мой командир.
  Вздрогнул доктор Чеслав:
  - Всему свое время.
  Командир приказывает, солдат исполняет. Сие есть первое правило любой военной машины. Если приказы командира не исполняются, то разваливается машина. Точно так же, если командир пьет водку, щупает девок, или разучился приказывать на благо своего государства, от машины останется куча мусора. Но не стоит вдаваться в крайности. В нашем конкретном случае до мельчайших деталей продумал Чеслав-Беломор Непомнящий операцию против подлого пришельца из параллельной вселенной Че Бэ Ивановича. Так что насчет приказов проблем не будет. Другое дело насчет исполнения.
  А чего это мы переводим стрелки на хрупкую девушку? Или не догадались, что в армии не задерживаются хрупкие девушки. Но только выдающиеся бойцы, привыкшие к дисциплине. Про капрала Ли даже разговаривать стыдно. Капрал Ли и армейская дисциплина близнецы-братья. Больше того, капрал Ли в любых невыносимых условиях выполнит приказ вышестоящего начальника. Тем более что вышестоящим начальником над капралом Ли является не какой-нибудь надутый индюк, но сам Чеслав-Беломор Непомнящий.
  Вот и договорились. С этической стороной вопроса вроде бы никаких заморочек. По курсу только технические детали. Техника - дело тонкое, она специальность доктора Чеслава, но никак не относится к сильной стороне его подчиненных.
  Капрал Ли в школе не просиживала штаны. Какая школа за куполом, где надо жить, надо выживать, а не играться в поддельную цивилизацию? Опять же капрал Ли институтов не кончала. Во-первых, за куполом нет институтов. Во-вторых, в институты не принимают товарищей, профилонивших школу. Но образование у вышеупомянутого капрала все-таки есть. Исключительная заслуга доктора Чеслава. В какой-то момент доктор Чеслав потратился на одну непутевую девочку, то бишь потратил свое время, свою мудрость между постельными сценами. То ли ему было интересно, как развивается непутевая девочка, то ли еще по какой причине, но товарищ капрал научилась читать, писать, складывать цифры. А еще здесь пролезла явная склонность к компьютерной технике.
  - Я готова, - сказала товарищ капрал.
  - Видишь ли, моя коровушка, - несколько смутился доктор Чеслав, - Что мы сейчас сделаем, этого не делалось никогда на лиловой планете Дуриа. Да и во всей вселенной не делалось. Мы первые.
  - Ну и что?
  - Видишь ли, моя славная, собирательство энергетических оболочек есть прерогатива определенной специально выведенной касты мутантов, натренированной на собирательство энергетических оболочек. Мутация, которая довела этих, так называемых товарищей, до нынешнего состояния, чтобы как собирать, так отдавать энергетические оболочки, такая мутация продолжалась миллионы лет. А у нас на все про все не более тридцати минут. И это при самом лучшем раскладе.
  - Так чего мы ждем? - удивилась влюбленная девушка.
  - Мы того и ждем, - вздохнул вроде бы влюбленный доктор, - Что наш эксперимент по сбору энергетических оболочек для дальнейшего извлечения оттуда кое-какой энергии, может иметь отрицательный результат.
  - То есть смерть несанкционированного собирателя оболочек.
  - Вот именно, - передернул качковским корпусом доктор Чеслав, - Никогда еще ни один человек не собирал оболочки и не извлекал из них энергию. Хотя на животных подобные опыты проводились, при чем проводились успешно.
  Корова Ли подошла к доктору Чеславу, прижалась к его широкой груди растрепанной девичьей головкой:
  - На каких животных проводились опыты?
  Совсем смутился доктор Чеслав:
  - Такое дело, моя дорогая...
  - И все-таки на каких? Просто хочется знать.
  Не все дурачки
  Из коварных бабаев.
  Не надо молчать,
  Когда припекает.
  Имеют шипы
  Прекрасные розы.
  Бежать от судьбы
  И глупо, и поздно.
  Судьба это мрак,
  А бегство есть прихоть.
  Пусть вышло не так,
  Но где-то есть выход.
  Доктор Чеслав погладил растрепанную девичью головку:
  - Опыты проводились на жабах.
  
  БЫЛА НЕ БЫЛА
  Чеслав-Беломор Непомнящий, в просторечии доктор Чеслав, нажал несколько кнопок на мобильном телефоне. Ближайшее дерево отодвинулось в сторону, открывая железный люк. Доктор Чеслав еще поиграл с кнопками, и люк вывинтился, открывая широкий проход в неизвестность.
  - Не бойтесь, дорогая, - все тот же доктор похлопал по спине Корову Ли, - Это всего лишь лаборатория. Или точнее, филиал моей лаборатории по изучению энергетических оболочек.
  - С вами я ничего не боюсь, - Корова Ли нырнула в проход, не испачкав форму и не испортив прическу.
  - Вот и славненько, - доктор Чеслав нырнул следом, по дороге активируя электричество и вентиляцию.
  Проход на всей протяженности оказался широким, однако неутомительным. Не далее чем через пятьсот метров Корова Ли достигла еще одного люка, но уже из чистого золота.
  - Это золото, - удивилась Корова Ли.
  - Вы на правильном пути, моя дорогая, - из-за спины вынырнул доктор Чеслав, - Сбор энергетических оболочек нетрадиционными методами весьма энергоемкая операция, требующая определенных материалов. Я провел несколько экспериментов по энергетической проницаемости материалов и остановился на золоте. В нашем случае золото обойдется куда дешевле, чем платина. Хотя платина могла дать еще более положительный результат.
  - Никогда не видела столько золота, - провела рукой по поверхности люка Корова Ли.
  - Внутри золота еще больше. И вообще, там только чистое золото.
  Доктор Чеслав снова поигрался с мобильным телефоном. Комбинация выпала сложная, многоступенчатая, пересекалась два раза классической мелодией (что-то из Моцарта). Корова Ли в какой-то момент подумала, что люк не откроется, что военная операция против вредного братика доктора Чеслава окончится ничем. Но люк открылся. Чувствовались предварительные тренировки и хорошая подготовка Чеслава-Беломора Непомнящего на данном этапе.
  - Пока все по плану? - спросила Корова Ли не ради какого-то шкурного интереса, а чтобы просто услышать голос любимого доктора.
  - Мы не выбились из графика, - доктор Чеслав отвел глаза в сторону, - У нас еще двадцать минут.
  - И что я должна делать?
  Доктор Чеслав подошел к девушке, взял ее за подбородок, слегка приподнял голову, затем наклонился и резко поцеловал в губы. Эх, подумала Корова Ли, почему такой короткий, такой непредсказуемый поцелуй. Надо чтобы поцелуй растянулся на целую вечность. Пускай именно в данный момент между нами протянется вечность. Жгучая, страстная, растворяющая до конца все чувства, все помыслы. И не важно, что было еще секунду назад, до того, как пришла вечность. Очень необходимо, чтобы эта вечность пришла, чтобы принесла с собой поцелуй, чтобы поцелуй затопил вечность.
  - Пора, - доктор Чеслав отстранился от девушки резким движением, - В эту комнату ты зайдешь одна. Я останусь снаружи. Ни о чем не думай, ничего не бойся. Тебе будет немного страшно, но не будет совсем больно. Главное, я всегда рядом. Я вмешаюсь, если возникнет опасность или потребуется моя помощь.
  Корова Ли мотнула головой и вошла в золотую комнату.
  
  ЧУЖАЯ ЭНЕРГИЯ
  Хлопнул люк. Завертелись фиксирующие винты. Комната приобрела герметичность. Комната теперь просто шар, без каких-либо посторонних предметов. Аппаратура снаружи, эти провода, датчики, кибернетика, автоматика высочайшего уровня. Внутри всего лишь обыкновенное человеческое существо, всего лишь девушка с раскосыми глазам, которая очень любит, которая жизнь готова отдать за одного очень странного доктора.
  Чеслав-Беломор Непомнящий снова поигрался с мобильным телефоном. Аппаратура пришла в действие. На поверхности лиловой планеты Дуриа сейчас свирепствуют ураганы, изливаются кошмарные ливни, местное население впало в ступор. Вряд ли кто догадается, что происходит в тихом лиловом уголке, и почему именно здесь оно происходит.
  Подавил хищную улыбку Чеслав-Беломор Непомнящий. До чего же непостижимая планета Дуриа. Так и не удалось разобраться, как откачивается на планете Дуриа излишняя энергия и как она упаковывается в энергетические оболочки. Собиратели энергетических оболочек, те самые Кошельки, здесь не более чем тупая группа ремесленников. Их поставили собирать оболочки, чем они и занимаются, пока не получат отставку или откинут копыта. Ценную информацию отсюда не вытянуть. Никакой науки, одни предрассудки и тупость.
  Есть, конечно, гипотеза, что во всем виноват лиловый воздух лиловый планеты Дуриа. При соприкосновении с энергией определенной направленности лиловый воздух сгущается, концентрируется, обволакивает энергию, создает вокруг нее энергетическую оболочку. В механизме концентрации лилового воздуха более или менее разобрался доктор Чеслав. Но это ничтожный шажок к величайшей цели. Когда-нибудь ответит на все поставленные вопросы товарищ доктор, когда-нибудь выставит на поток собирательство и распаковку энергетических оболочек.
  Так, отвлечемся на пару минут от теоретической части. Что у нас происходит в золотой комнате? Вроде ничего особенного не происходит. Специальные пылесосы доктора Чеслава отсасывают с поверхности планеты Дуриа многие тысячи энергетических оболочек. Маленький эксперимент, по сути безопасный для планеты Дуриа. Пришлось пожертвовать одним Кошельком, чтобы обезопасить эксперимент от санкционированного отбора энергетических оболочек. Но что такое один Кошелек, когда торжествует наука?
  - Слишком медленно, - проворчал под нос Чеслав-Беломор Непомнящий.
  Энергетические оболочки, содержащие в себе излишнюю энергию русских богатырей Че Бэ Ивановича и Таня-маня, всасываются. Не будем пока теоретизировать, почему эта энергия не прошла тест на профессиональную пригодность, почему осталась на планете Дуриа. Доктору Чеславу нужна именно эта энергия. Его пылесосы ничуть не хуже, чем хобот какого-нибудь местного аборигена. Его золотая комната верх научной мысли. Сюда не просто всасываются оболочки на длительное хранение, как в желудок какого-нибудь Кошелька. Здесь одновременно распаковываются оболочки и наполняют энергией предоставленную им емкость. Нет, ни в коем случае первоначальная емкость, откуда ушла энергия. В этом вся суть величайшего эксперимента доктора Чеслава, что для наполнения энергией можно использовать любую емкость. И плевать, если попала в емкость чужая энергия.
  По каким океанам
  Мы только не прыгаем.
  Из какого бедлама
  Нас только не выгнали.
  От каких разносолов
  Мы только не кушали.
  За какие позоры
  Не рвали нам уши.
  Не желаем мириться,
  Что мы твари безропотные.
  Может влет поделиться
  Самым пакостным опытом.
  Доктор Чеслав еще раз просканировал состояние золотой комнаты:
  - Началось.
  Красивые глаза доктора закатились в крайней форме экстаза.
  
  ЗДЕСЬ ГУЛЯЮТ КОРОВЫ
  Маленькие глупые девочки, для чего вы вырастаете в больших глупых девушек, если подобная трансформация не может справиться с вашей глупостью? Вам бы на первом этапе исследовать глупость, найти ее истоки, выбрать соответствующее противоядие. Глупость по существу не самая страшная болезнь во вселенной, она лечится. Но почему-то чертовски плохо она лечится в случае маленьких глупых девочек и больших глупых девушек.
  Корове Ли по-настоящему стало страшно. Ее мир раскололся на несколько частей. Более или менее привычная часть с каждым мгновением уменьшалась, зато две непривычные части с каждым мгновением увеличивались. Никаких правил уменьшения или увеличения не существовало, вот что сразу прочувствовала Корова Ли. Пришли две другие части, прижали существующую часть, стали навязывать свои правила. Но при определенных условиях, как чувствовала Корова Ли, ничего не стоило прижать настырных пришельцев.
  Доктор Чеслав не обманул. Никакой боли, только растроенность личности. Но и во сне человеческий разум слетает с катушек, чтобы раздваиваться, растраиваться и так далее. Во сне очень трудно управлять разумом. Там другие миры правят бал, там твой собственный мир отдыхает. В золотой комнате та же проблема. Разум вроде бы отдыхает. Другие миры на какое-то время пролезли в руководящее кресло. Нет подчинительства их захватнической политике. Корова Ли снова и снова сверилась со своими чувствами, разум не убежал, он отдыхает.
  Очень похоже на путешествие по страницам любимых книг. Ты отвлекся от нормативной реальности. Пришла нереальность, к тому же ненормативная. По большому счету не стоило так отвлекаться, чтобы твое "я" переселилось в подкорку героя из книг. Может лучше застрять в стороне, может понаблюдать за героем. Он обязательно победит. Он обязательно восстановит добро, и обязательно осчастливленный книжный мир признает его справедливость. Понимаете, как хорошо смотрится со стороны справедливость? Гораздо лучше, чем эта же странная вещь, добытая в шкуре героя.
  Тогда справедливый вопрос. Что с тобой девушка? Что с тобой сладкая? Почему тебе страшно? Три состояния вопиют к справедливости. У каждого состояния своя справедливость. Им бы договориться немного в пути, не устраивать революцию среди электронных полей и прочих хреновин, пронизывающих золотую комнату. Мы вроде, как сестры, как братья.
  Три состояния укоренились в теле Коровы Ли. Одно состояние девушки. Другое состояние киборга. Наконец, третье состояние, самое удивительное из всех. Почувствовала себя государем всея Руси товарищ Ли. Битвы, схватки, погони и прочее засосали ее в кровавую бездну.
  
  ДВЕНАДЦАТАЯ РАССКАЗКА-БИС
  Лиловое небо над головой, лиловые птички на ветках, лиловая трава, ласкающая изуродованное тельце собирателя энергетических оболочек. Что надо для полного счастья? А ничего не надо для полного счастья. Только вот так взорваться, взлететь на воздух и рухнуть с кучей никчемных проводов и железок в объятия лиловой природы. Затем наступит лиловая смерть. Вы не ошиблись, та пресловутая смерть в лиловых тапочках и точно таких же бантиках, что наступает единственно на лиловой планете Дуриа.
  Кошелек приготовился принять смерть. Какое или никакое решение проблемы. Хорошо, когда надвигается смерть на заслуженном отдыхе, когда приносит успокоение бесполезному организму, давно отлученному от работы. Но и хорошо, когда смерть удаляет испорченный организм, не способный к восстановлению. Лучше смерть, чем вечно сражаться за этот испорченный организм, совершать подлости.
  Вот я надену лиловый бантик, с улыбкой подумал расшмяканный Кошелек. Вот я сменю мои грязные тапочки, он же поймал очень светлую мысль. А что получится дальше? А дальше получится совсем хорошо. Никакого предательства. Никакого насилия над личностью. Никаких укусов, черт подери. Ты умер, потому что ты умер, на этом мы остановимся, на этом поставим жирную точку. В коллегию Кошельков поступит запрос на новую рабочую единицу. Там бесплатно синтезируют свеженький незапятнанный Кошелек, и подключат его к собирательству энергетических оболочек.
  Можно пустить скупую слезу. Машина исправится, ситуация выправится. Путешественники по параллельным вселенным, скорее всего, не заметят, какой лишились энергии. Им не скомпенсируют потерянную энергию. Но это будет слишком малая часть от огромного количества собранных оболочек, что они ничего не заметят. Путешествие по параллельным вселенным слишком утомительная процедура, чтобы зацикливаться на мелочах. Например, ты позабыл телефон одной клеевой пацанки, у которой привык отдыхать после каждого перехода через портал туда и обратно. Так что закрыли пасть, открыли мозг, получили весьма ощутимый остаток спасенной энергии.
  - Я умру, - вздохнул Кошелек, - Чтобы не изменилась вселенная.
  Глупое утешение, черт подери. Но только оно и осталось, когда за плечами лиловая смерть. Не надо драматизировать в такой чудненький вечерок. На тебя накатила лиловая смерть, потому что иначе погибнет вселенная. Или опять какая-та чушь? Сколько раз говорить, не погибнет вселенная. Но очень не хочется, чтобы погибла она, если ты выживешь, если оставишь смерть с носом.
  - У вселенной нет шансов, - попробовал снова вздохнуть Кошелек, но почувствовал дикую боль, разорвавшую горло.
  Пускай будут шансы, пускай не погибнет вселенная. Ты боролся целую вечность длинной в твою быстротечную жизнь с разбазариванием энергетических оболочек. Ты достойно закончил борьбу, сохранив ощутимую часть оболочек. Честь и слава героям вселенной. Плюс лиловое небо над головой, лиловые птички, немного лиловой травы, и в твоей разбитой груди малая капля лилового воздуха.
  Слушай, смерть, потерпи еще пару мгновений. Очень хочется высосать до конца лиловую каплю. Вот так взять и высосать. Она уже точно последняя. Другой капли не ожидается, ибо ты получил до конца причитающийся тебе воздух. Теперь только смерть. Шуршат лиловые тапочки, скрипят лиловые бантики. Кто-то утверждает, что смерть есть старуха с косой. Не верьте им, враки. Смерть есть милая лиловая девушка. Она приходит из ниоткуда. Она обнимает до простоты крепко. Она целует в холодные губы. Это твои губы чертовски холодные. А у нее вполне нормальные губы. Прижмет, поцелует, дальше сплошная нирвана. И никаких мерзостей, что так надоели среди костлявой, то есть загаженной всякой хреновиной жизнью.
  Если не совсем злобезный
  И не очень отодрали,
  Значит, ты еще полезный -
  Так набито на скрижалях.
  Если ты в такую матерь
  Облажавшийся и стремный,
  Значит, будешь на распятье
  Брюхом повторять законы.
  Ну, а если вышел рылом
  До слащавости приятным,
  Ты дурило и светило
  Для коллекции богатых.
  Поспешил продаться свету,
  Заплати сполна за это.
  Заслуженный перерыв в собирательстве энергетических оболочек. Не забывайте, друзья. Уроните скупую слезу на могилу скромного государственного служащего. Посадите лиловый цветочек, где будет лежать его хобот. И забейте осиновый кол, где будет смердить Блямба.
  
  СКУКА ГОРЬКАЯ
  - Как мне это дерьмо надоело, - поморщилась Таня-маня, - Никакого эстетического разнообразия, сплошное неэстетическое однообразие. Прутся тупые дебилы, переполненные собственной значимостью. Ну, какого черта прутся они? Результат один - секир башка, куски трупа в канаве.
  В это время Че Бэ Иванович молча гвоздил толпу нападающих зомби. С каждым ударом проседала земля под Че Бэ Ивановичем. Его ноги сначала ушли в эту землю по щиколотку, затем по колено, затем и вовсе провалился Че Бэ Иванович.
  - Опаньки, - сверху серебряный голосок Тани-мани, - Что еще за спектакль для племенных уродов? Нет у нас времени придуриваться и играть в прятки. Вот разрушим порталы, освободим русскую землю, тогда наиграемся.
  - Здесь тоннель и склеп, - едва отдышался Че Бэ Иванович после не самого мягкого приземления.
  - Вижу, - спрыгнула сверху Таня-маня.
  - Теперь понятно, как просочились твари под купол.
  - Тебе понятно, а мне ничего не понятно.
  Не только отдышался, но и успокоился Че Бэ Иванович. Старость подкрадывается с неожиданной стороны и тормозит богатырскую силу бывшего государя всея Руси. С этим готов согласиться Че Бэ Иванович. Но сегодня никто не сделает скидок на старость. Русская земля призвала своих героев. Мол, пора разобраться в существующих безобразиях. Герои пришли на русскую землю, накачались пивом, укушались кашей, на чем их геройство закончилось. А как же родная земля? А как вековечная Русь? Хотел бы ответить на данный вопрос, но по старческому скудоумию застрял с ответом Че Бэ Иванович.
  - Поберегись! - где-то уровнем ниже рявкнула Таня-маня.
  Ага, есть еще спуски и коридоры, странные тайники и секретные комнаты. Много чего есть слева, справа и под ногами русских богатырей Че Бэ Ивановича и Таня-маня. Плюс те самые мертвяки, которые норовят нанести удар в спину. Но на мертвяков грех обижаться, менталитет обязывает. То есть они обязаны нанести удар в спину. Зато русские богатыри обязаны вырезать всех мертвяков до последнего.
  - Какой-то неправильный мертвяк, - неожиданно для себя самого прошепелявил Че Бэ Иванович, - У него на башке корона.
  - Мочи по короне, - рявкнула не оборачиваясь Таня-маня, - Это их президент.
  - Никогда не подумал бы, что у нечисти есть президент.
  - А о чем ты вообще думаешь? - разобралась со своими мертвяками Таня-маня и перекинулась на мертвяков Че Бэ Ивановича, - Таня поздравляет бывшего государя всея Руси с попаданием в переходный возраст прогрессирующей тупости.
  В тот же момент отшатнулся Че Бэ Иванович:
  - Он на меня нехорошо посмотрел.
  И совсем озверела Таня-маня:
  - Кто на тебя нехорошо посмотрел? Какой-то мертвяк в короне? Или верноподданнические чувства замучили? Или каждый мертвяк в короне есть непререкаемая величина? Мол, мертвяк отхватил корону, теперь можно шляться среди добрых людей, на каждого наезжать или набрасываться, каждого гипнотизировать взглядом и прочая чушь.
  Че Бэ Иванович отбросил мертвяка в сторону:
  - Он чего-то хочет сказать.
  Разметала всех мертвяков Таня-маня:
  - Ах, кто-то хочет чего-то сказать? Какие мы умные! Какие мы мнительные! Насколько наша счастливая жизнь зависит от успешного разговора с коронованным мертвяком, что гадко и тошно.
  Остановился и окосел Че Бэ Иванович:
  - Эта тварь ехидно улыбается, она тянет ко мне свои мерзкие пальцы. И вообще на короне написана магическая формула.
  - Что еще за формула, твою мать!
  - Ути-пути.
  
  СКУКА ДИКАЯ
  Мертвяк в короне чуть ли не коснулся своими мерзкими лапищами белого лица русского богатыря Че Бэ Ивановича:
  - Не ты ли русский богатырь Че Бэ Иванович?
  Взвыла нечеловеческим голосом Таня-маня:
  - Неужели не видно, твою мать? Только такой развалюхой может быть русский богатырь Че Бэ Иванович.
  Мертвяк в короне проигнорировал вопли русского богатыря Таня-маня:
  - Покайся в своих грехах русский богатырь Че Бэ Иванович.
  Что еще больше разозлило товарища Танечку:
  - Таня эту мерзость слушает, или мне показалось? О каком еще покаянии может идти речь, если мы русские богатыри пришли на нашу же русскую землю. Мы здесь в своей вотчине. Мы сопливых не спрашиваем. Мы по своей воле наведем порядок. Пусть возрадуется земля русская, как не радовалась никогда. А ты, коронованная тварь, отвали подальше на кладбище.
  - Покайся, пока не поздно, - завыл мертвяк в короне, - Или поглотит твою некрещеную душу земля, и душа узрит бездну.
  В данной точке пространства Таня-маня заметила удивительный факт. Прочие мертвяки разбежались, то есть перестали неорганизованно нападать на непобедимый отряд богатырей русских. Все-таки не совсем идиот бывший государь Иванович. Все-таки в коронованном пустобрехе таится некая магическая сила. Перекрестилась слева-направо и справа-налево Таня-маня, сплюнула через левое плечо, сложила пальцы левой руки в кукиш. Этого нам еще не хватало, чтобы магическая сила открыла прогнившую пасть. Очень надеялась Таня-маня разобраться с врагами русской земли без всякой долбанной магии.
  - Я готов каяться, - тут еще брякнул Че Бэ Иванович.
  Вот тебе бабушка дедушкина курочка. Как не старается Таня-маня, как не следит за свихнувшимся государем, с каждым часом становится ее бывший начальник плоше и гаже. Нельзя таких старичков выпускать в свободное общество. Лучше держать взаперти, то есть держать за решеткой, там им самое место. Пускай вкусно кушает товарищ Иванович. Пускай напивается и услаждает свой взор эротическими плясками. Но с государством покончено. Не быть никогда более государем Че Бэ Ивановичу. Вместо него государем будет верный дружинник и богатырь Таня-маня.
  - Грядет вечность, - щелкнул короной мертвяк.
  А может, и показалось русскому богатырю Тане-мане, что щелкнул короной вышеупомянутый товарищ в короне. Ибо в следующую секунду Че Бэ Иванович повалился на колени, ну и стал биться башкой о груду костей, якобы отвешивая земные поклоны:
  - Каюсь, каюсь, каюсь...
  Скорость высокая, удары яростные. Вот так бы Че Бэ Иванович разгонял мертвяков в двух предыдущих сражениях. А то ведь работал с прохладцей, можно добавить, на дилетантском уровне. Не очень здорово пострадала позорная нечисть от шипастой дубины Че Бэ Ивановича. По крайней мере, Таня-маня готова поспорить за приоритетные действия простого ножа в руках русского богатыря с очень русским именем Танечка.
  - Ты мой раб, - гордо поднялся мертвяк в короне, и сделал короткий шажок вглубь тоннеля.
  - Я твой раб, - запричитал Че Бэ Иванович, и пополз за мертвяком на коленях.
  Чуть не умерла со смеху Таня-маня:
  - Хватит ломать комедию.
  Маленькая девочка
  Сидела на полянке.
  Она еще не стервочка,
  Но глядит с подлянкой.
  Комары и оводы,
  Мошки и жучары
  Должны ей вроде проводы
  Пышные устраивать.
  И куда торопится
  Эта хрень невинная?
  Она еще проводится,
  Как немного вырастет.
  Таня-маня скорчила очень серьезную гримаску на покрытом шрамами лице:
  - Полномочиями, предоставленными мне богатырю русскому со стороны земли русской, я богатырь русский лишаю мертвяка в короне его короны.
  Затем сорвала корону с башки мертвяка в короне и разметала ее на четыре части.
  
  СКУКА СМЕРТНАЯ
  Синий туман, зеленая изморось, красные снежинки, черная шуга, дождь из тараканов и ночных бабочек. Ну и еще кое-что вызвали из ниоткуда умирающие части короны. Таня-маня открыла рот, да так и простояла с открытым ртом от начала до конца представления.
  - Интересные у нас дела делаются, - наконец Таня-маня закрыла рот, когда представление закончилось.
  - Ничего интересного, - из дальнего коридора звенящей походкой вышел товарищ славянской наружности.
  - А вы, собственно, кто и чего здесь шляетесь? - мгновенно отреагировала Таня-маня.
  Че Бэ Иванович чего-то проворчал под нос, но после всех предыдущих глупостей его просто проигнорировали. Да и чего ожидать от выжившего из ума старикана, поклоняющегося мертвякам и вообще на старости лет вставшего на путь рабства.
  - Разрешите представиться, - товарищ славянской наружности поклонился русскому богатырю Таня-маня, - Чеслав-Беломор Непомнящий.
  Таня-маня сморщила носик, пошевелила розовым ушком, но воздержалась от комментариев:
  - Ах, это вы.
  Зато не воздержался от комментариев Чеслав-Беломор Непомнящий:
  - Да, это я, опальный ученый и реформатор русского государства. При чем имейте ввиду, я пришел сюда без какого-либо принуждения, как говорится, по собственной воле, чтобы взглянуть на своих гонителей, чтобы честно задать им вопрос, за что же такая несправедливость?
  Таня-маня все-таки фыркнула:
  - Эй, Иванович, старый козел, к тебе обращаются.
  И примостилась на груде костей, давно уже вычищенных, выщербленных, отполированных временем. В конце концов, это не ее война. Таня-маня не гоняется за блудными сыновьями Ивана Непомнящего. Таня-маня пришла уничтожить портал или группу порталов, якобы дислоцирующихся среди настоящих развалин. Но кто наблюдает означенный портал в непосредственной близости от русского богатыря Таня-маня? Правильный ответ, Таня-маня черта лысого здесь наблюдает. Кладбище, мертвяки, склеп, всякие маромойские штучки. Подобной хреновины более чем достаточно. Опять же выполз очередной мертвяк с короной на голове, только совсем крохотный:
  - Пошто учинили обиду главе всех скелетов.
  - Сам то чей будете?
  - А я лили-путя.
  И этого приложила об пол Таня-маня, как бы выразиться поточнее, для профилактики. Теперь у нас парочка коронованных скелетов, можно музей устраивать. Вот относительно портала открытый вопрос. Зря прогулялась сюда Таня-маня.
  - Угу, - вроде очухался русский богатырь Че Бэ Иванович.
  Поморщилась, зевнула, рыгнула и сплюнула Таня-маня:
  - Чего угу? К тебе братик пришел. Поздоровайся, как подобает культурному гражданину из интеллигентной семьи со своим близким родственником.
  - Ну, конечно, - засуетился Иванович, - Ну, здравствуй.
  Но руки не подал, а так и остался торчать в миссионерской позе. Впрочем, подобная осмотрительность понравилась Тане-мане. Бывший государев дружинник и будущая потенциальная правительница русского государства решила поменять тактику. А то ведь до следующего вечера придется скучать, зевать, плеваться, выслушивать всевозможные глупости от так называемых братиков.
  - Вот и познакомились, - подвела итог Таня-маня, - Теперь, если не возражаете, товарищи наследники государственного престола, Таня говорить будет.
  - Милости просим, - ухмыльнулся доктор Чеслав.
  - Я как все, - ляпнул Че Бэ Иванович.
  - Ну, и порядочек, - хлопнула себя по укушенному месту русский богатырь Таня-маня.
  Впрочем, не совсем порядочек. Резкая боль пронзила богатырское тело от мизинчика на правой ноге до левого уха. Все-таки зловредный укус, все-таки ядовитый. Долго еще придется бороться с подобной заразой русскому богатырю Тане-мане. Чувствует девичье сердечко богатырское, что добром зараза не кончится. И на девичью красоту она повлияет не в лучшую сторону. А девичья красота вещь хрупкая. Следует с ней бережно обращаться, чтобы каждая пакость чувствовала, может ты и богатырь, но все равно нежная и красивая девушка.
  - Так в чем вопрос? - вежливо поинтересовался Чеслав-Беломор Непомнящий, - Самое время принять какое-нибудь приемлемое решение. То ли объединим свои силы, то ли разойдемся в разные стороны.
  
  ТАНЯ ГОВОРИТЬ БУДЕТ
  Бестолковая трепотня не очень понравилась Тане-мане. Если по правде, то какой-то скользкий Чеслав-Беломор Непомнящий. Старичок Че выглядит куда приличнее. Взгляд у старичка скорее растерянный, и лицо благообразное. Не то, что у скользкого прохиндея Непомнящего.
  - Насчет союза пока не получится, - начала разговор Таня-маня, - Вы, товарищ Чеслав, несколько прокололись на Планете Надежды, устроив из мирного поселения настоящую месиловку. Только не надо прикидываться, что это научный эксперимент, а не происки вашей злой воли.
  - А я не прикидываюсь, - отмахнулся доктор Чеслав, - На сто процентов был самый настоящий эксперимент.
  - И вам не жалко товарищей аборигенов, заплативших за вашу науку своей жизнью?
  - Представьте, не жалко.
  Таня-маня подняла одну из отполированных костей (кажется, берцовую кость ути-пути) и сломала ее двумя пальчиками. Хруст получился ужасающий. Стены склепа неистово завибрировали, излучай ровное сероватое тепло, а с перекрытий посыпались куски самого настоящего, только немного гнилого мяса.
  - Что за чертовщина? - выругалась Таня-маня.
  - Вы тут поосторожнее, - предостерег доктор Чеслав, - За куполом другие законы, чем на территории купола. Древняя Москва все-таки. Здесь не любят слишком проворных пришельцев с той стороны. А вы, при всем моем уважении, появились с той стороны. И не надейтесь, что кто-нибудь признает вашу телесную оболочку за путешественников по параллельным вселенным.
  - А мы не надеемся, - проворчал русский богатырь Че Бэ Иванович.
  Можете мне не верить, но нудная воркотня бывшего государя всея Руси приободрила русскую девушку Танечку.
  - Давайте, обойдемся без частностей, - Таня-маня покинула кучу полированных костей, - Русские богатыри не имеют ничего общего с гражданскими лицами. Русские богатыри повоевали в таковых условиях, которые невозможно представить в кошмарном сне. Поэтому товарищ Непомнящий ваши страшилки проехали. Что для русского богатыря один зомби, что миллион зомби - никакой разницы. А вот грубое слово для русского богатыря али неприветливый взгляд могут сыграть превалирующее значение.
  Развел руками доктор Чеслав:
  - Значит, вы отказываетесь от сотрудничества?
  Таня-маня ответила с завидным хладнокровием:
  - Мы не отказываемся от сотрудничества, но в настоящий момент предупреждаем, что потеряли доверие к одному определенному индивиду по имени Чеслав-Беломор Непомнящий. Нет доверия - нет сотрудничества.
  - А как насчет того, чтобы разойтись?
  - А как насчет того, чтобы сдаться?
  Неловкая тишина опустилась на скользкие стены склепа и соединила между собой три неравноценные вершины равнобедренного треугольника. В одной вершине застряла подлая ухмылочка Чеслава-Беломора Непомнящего:
  - Давайте, обсудим условия.
  Другая вершина оказалась на грани всепоглощающей тупости и растворилась в пустых глазницах Че Бэ Ивановича:
  - Ась?
  Ну, и третья вершина, венчающая собой бедра того самого треугольника, к счастью принадлежала русскому богатырю Таня-маня:
  - Никаких уступок врагу!
  Даже обиделся доктор Чеслав:
  - Я не враг, а добрый и благородный товарищ. Я болею душой за русскую землю.
  Кажется, вы не слыхали:
  Мерзкие подлые твари
  К нашей России подкрались,
  И изнутри взорвали.
  Вы же звездите по случаю,
  И до упада не верите,
  Якобы Россию отдрючили
  Эти безбожные звери.
  Только действительность подлая
  С верой не очень стыкуется.
  Если разбитая морда,
  Не важно, что дождик на улице.
  Вытащила ракетомет Таня-маня:
  - Ай, момент, хер Чеслав, проведем тест на поддельное благородство.
  
  МНОГО ШУМА И КОПОТИ
  - Вы глубоко заблуждаетесь, товарищ боец, - затараторил Чеслав-Беломор Непомнящий, - Вы попали под дурное влияние пожизненного президента Ивана Непомнящего.
  - То есть вашего законнорожденного отца, - уточнила боец Таня-маня.
  - Да, он мне отец, - не снизил обороты младший Непомнящий, - Но Россия куда важнее. Ее невозможно продать за родственный блат и прочую мерзость. Россия существует не для одного пожизненного президента, но для миллионов русских людей, которые считают ее своей родиной.
  - Эге, - тупо сверкнул глазами Че Бэ Иванович, - Русские люди любят Россию.
  Таня-маня пробежалась пальчиками по рычажкам и клавишам:
  - Предупреждаю, оружие активировано.
  - Но выслушайте меня, - чуть ли не взмолился доктор Чеслав, - Может произойти страшная ошибка. Подлый предатель Иван Непомнящий узурпировал президентскую власть. Вот почему он является пожизненным президентом демократического государства Россия. Никаких выборов, никакой демократии, никакого народного мнения столько лет. Есть его величество президент Непомнящий. А остальные товарищи курвы и суки.
  Таня-маня якобы случайно нажала на один из рычажков, и ракета расхренячила потолок над правым ухом доктора Чеслава:
  - Прошу выражаться по существу.
  - Ну, ты и сука, - выругался доктор Чеслав. Но удар второй ракеты над левым ухом товарища доктора вернул его на стезю добродетели.
  - Успокойтесь, боец Таня-маня, - вяло попросил русский богатырь Че Бэ Иванович.
  - А я спокойная, - рассмеялась боец Таня-маня, - Я вся такая спокойная, как в детском садике. У Тани на шее торчит алый бант. Таня всех любит. Таня никому не желает повеситься. Но сначала пускай этот потрох заткнется и покажет, куда он запрятал порталы.
  Еще тишина. Стук возбужденного сердца. Выпучил глаза Че Бэ Иванович, прикусил губу его единоутробный брат Чеслав-Беломор Непомнящий:
  - Нет никаких порталов.
  - А я говорю, они есть, - отбросила ракетомет Таня-маня и расчехлила плазменное оружие, - Русские богатыри Таня-маня и Че Бэ Иванович попали в этот мир через односторонний портал с лиловой планеты Дуриа. Не важно, кто активировал односторонний портал, какой несознательный извращенец, терроризирующий собственный народ с помощью пришельцев из параллельных вселенных. Важно, что отвечать за все некому доктору Чеславу-Беломору Непомнящему.
  - Это грязная ложь, - попробовал сопротивляться доктор Чеслав.
  Холодная молния, раздробленные кости, разваливающиеся камни, мертвечина, плесень, дерьмо.
  - Без комментариев, - активировала плазменное оружие на полную мощь Таня-маня.
  
  ПРОСТО РАССКАЗКА: ВЕСНА
  ***
  Небо чертово тужится,
  Грязь разъелась по лужицам.
  Из-под снега отклячились
  Кучи кала собачьего.
  Из-под снега отъехали
  Все надежды с прорехами.
  И еще нечто слезное
  От поганца навозного.
  ***
  Слезы льются и капают,
  Чаще тихою сапою.
  Реже злыми потоками
  И пинками жестокими.
  Чаще слизью обыденной,
  Ну, почти что невидимой.
  Реже взрывами дикими
  И смертельными криками.
  ***
  Бури хочется, хочется.
  Да ползет одиночество.
  Нечто скользкое, квелое
  И совсем не веселое.
  Нечто злое, зловонное
  И совсем не бездонное.
  Нечто очень поганое,
  Словно шавочка драная.
  ***
  Почему так случается?
  Буря с чертом якшается,
  А весна только с плюхам,
  Да гнилыми старухами.
  Вылезают гнилушины
  Что по лужам, что с лужами.
  Вылезают корявые
  Со своими забавами.
  ***
  Глазки мертвые хлопают,
  Зубки мертвые лопают.
  Пальцы чертовы лапают,
  Что еще не зацапали.
  И блаженство написано
  На старушечьих лысинах.
  Те, что мир отмурыжили:
  "Вот мы выжили, выжили".
  ***
  Это грустно и весело.
  Будто сделана лесенка.
  Да по лесенке ведьминой
  Лезут старые с бреднями.
  Лезут мыслями вялыми,
  Лезут чувствами малыми,
  Лезут шкурами гнойными
  Все из тех же покойников.
  ***
  Тут бы ветра веселого
  На их мордочки квелые.
  Тут бы песенку бурную
  На их выходки шкурные.
  Чтобы выходки сгинули
  Вместе с дьявольской тиною.
  И отправили к лешему
  Все что вместе навешали.
  ***
  К ветру солнца не плохо бы,
  Даже малыми крохами.
  Но такого кипучего,
  Чтоб разделалось с кучами.
  Чтоб за снежными глыбами
  Кучи к черту надыбало.
  Да еще так подмазало,
  Чтобы вытекли газами.
  ***
  А за солнцем не следует
  Лезть с дурацкими бедами,
  Лезть с корявыми ряхами
  И кровавыми плахами.
  Лезть с деньгами и мусором
  За пометом покусанным,
  И гордиться сей сволочью,
  Словно пряником солнечным.
  ***
  Деньги - старости признаки,
  Да примочка для шизиков.
  Да подтирка для гадиков
  Политических садиков.
  Ими пусть подтираются
  Те, кто с чертом якшаются,
  И прекрасное ведают,
  Если только обедают.
  ***
  Мне не надо прекрасное,
  Что как крапинка красная
  По стезе одурманенной
  Ублажает желание.
  То ли хамства навозного,
  То ли блудницы постной.
  То ли жирного мальчика
  С отфигаченным пальчиком.
  ***
  Мне не надо красивое,
  Что застряло в отливе.
  Или жаждет накушаться
  Вместе с жирными хрюшами.
  Или влезло потрахаться
  Вместе с жирными ряхами.
  Да за возгласы томные
  Получить две зеленые.
  ***
  Если света, так яркого.
  Если неба, так жаркого.
  Если бездны, так яростной
  И судьбины безжалостной.
  Чтобы сердце не хныкало
  Во саду с повиликою,
  Не пыхтело сопелками
  За дурными копейками.
  ***
  Если сердце рождается,
  Значит, сердце взрывается.
  Значит, бьется о пристани
  В пароксизме неистовом.
  Значит, лепит горбатого
  Из хранилища адова.
  Но на чертовой лестнице
  Не желает повеситься.
  ***
  Сердцу кучи не выгорят,
  А покажутся фигами.
  И поганки сучкастые
  Не объявятся пластырем.
  Это все будет сброшено,
  Как вернется хорошее,
  Как приклеится доброе
  За сердечной утробою.
  ***
  Звезды с неба покатятся.
  Месяц выбросит платьице.
  Бездна станет не бездною,
  А девчонкой скабрезною.
  Тишина станет кашею,
  Мир прольется парашею,
  И отливку последнюю
  Примет с детскими бреднями.
  ***
  Что подумаю, сбудется.
  То ли леший простудится.
  То ли злой человечина
  Обернется предтечею.
  Станет крохотным-крохотным
  Со своими эпохами.
  Да в пеленки смердящие
  Сунет зеньки незрячие.
  ***
  Звезды встретятся с звездами,
  Грезы встретятся с грезами.
  Ночь на ночь опрокинется,
  Сердце к сердцу подвинется.
  Все исчезнет заразное,
  Все собачее, грязное.
  И в такое мгновение
  Мир воскреснет для гения.
  
  ПОСЛЕДНЯЯ ПРОСЬБА
  - Сдаюсь, сдаюсь, - доктор Чеслав сложил картинно на груди руки, - Ваши аргументы настолько убедительные, что не только меня грешного, но самих мертвяков убедили на кладбище.
  - Не убедили, а упокоили, - Таня-маня опустила плазменное оружие, - Хотя еще есть подозрение, что где-нибудь мертвячок затесался, и очень ему невтерпеж познакомиться с плазмой.
  - Отставить, рядовой, - Че Бэ Иванович засунул за пояс дубину, которой в течение нескольких секунд отбивал случайные сгустки плазмы и молнии.
  - Ах, я уже и рядовой? - взъерепенилась Таня-маня, - Значит, будущего правителя объединенной русской державы понизили в должности?
  - Ну, я не это хотел сказать, - смутился Че Бэ Иванович.
  - А что?
  - Ну, пока мы на войне, кто-то должен командовать, а кто-то подчиняться и исполнять приказы.
  Демонстративно сплюнула Таня-маня:
  - Значит, мне тысячу лет подчиняться? Значит, Таня не хороша для командирской должности? Ну-ка вспомни, старый придурок, какие взгляды бросал пожизненный президент России Иван Непомнящий на русского богатыря Танечку. Ага, покраснел? Ага, вспомнил? Весьма недвусмысленные взгляды бросал твой занудный папаша. Значит, быть Танечке в ближайшую парочку лет госпожой президентшей. Но так как не нравится Танечке само название "госпожа президентша", то в следующую парочку лет мы это дело исправим. Быть столь талантливой девушке самой государыней.
  Теперь уже сплюнул Че Бэ Иванович:
  - Чего-то я не пойму, мы сюда по работе пришли или делить пряники?
  Уперла Таня-маня руки в боки:
  - Какие еще пряники? Не нужны мне твои пряники. Не любит пряники русский богатырь Таня-маня. А вот русскую землю любит и очень любит. Исходя из концепции многоплановой любви, вышеупомянутый богатырь возродит и объединит русскую землю.
  - Почему бы и нет? - сдался Че Бэ Иванович.
  - То-то, - сменила гнев на милость его воинственная спутница, - Держись, старичок, правильного курса. Будешь всегда сыт, обут, одет, заимеешь крышу над головой и, как говорила некто Энгельс жена Маркса, сможешь заниматься политикой.
  Снял шлем и бросил на землю Че Бэ Иванович:
  - Ну, какая муха тебя укусила, мой верный соратник по партии?
  Подошла совсем близко Таня-маня, заглянула в глаза Че Бэ Ивановичу, нахмурилась:
  - Смотрю я в твои бесстыжие глазки, бывший государь всея Руси. И не вижу любовь к бывшему дружиннику Танечке. Нет в твоем опустившемся облике даже намека любви, а ведь такая любовь обязана быть. Али не понимаешь, твою мать, бывший государь, сколько сил, сколько здоровья, жизни самой отдала за твою скромную персону бывший дружинник Таня. Чувствую, не понимаешь ты ничего государь. Отсюда твои проблемы.
  - Э, может, и понимаю, - сник русский богатырь Че Бэ Иванович.
  Господи, как трудно общаться с младшим обслуживающим персоналом. Со всякими дружинниками, наемниками, солдатней, ребятней, прочей братией, что метит на государево место. С ними невозможно общаться. Торчит, кряхтит, чувствует себя абсолютным дураком русский богатырь Че Бэ Иванович.
  А вот высокоученый брат себя дураком не чувствует:
  - Браво, ребятишки, отличный спектакль.
  - Что такое, преступник, - подпрыгнула Таня-маня, изображая на лице исключительную свирепость, - Замри смирно и предавайся раскаянью, пока не начистили морду.
  - Да я предаюсь раскаянию, - елейным голоском проворковал доктор Чеслав.
  - Очень и очень предаюсь, - он же возвел очи горе, хотя в его словах не чувствовалось ни капли раскаяния.
  - А можно мне, как преступнику, последнюю просьбу, - тот же источник.
  На подобном вираже совсем повернулся умом русский богатырь Че Бэ Иванович:
  - Ты чо, ошалел, братец? Какой преступник? Какая такая просьба?
  Но вставила пять копеек русский богатырь Таня-маня:
  - Валяй, козел недорезанный, но только одна просьба.
  Стал елейнее самого зловонного елея Чеслав-Беломор Непомнящий:
  - А желаю я, ребятишки, вам аплодировать.
  И ударил три раза в ладоши.
  
  ВОЗВРАЩЕННЫЕ ОБОЛОЧКИ
  Содрогнулись недра земные. Взорвались хляби небесные. Рухнула стена позади доктора Чеслава. Да и вообще, склеп обрушился к собачьим чертям, то есть превратился в весьма живописные развалины. Мама моя, чего не сделали русские богатыри со всем арсеналом демократического государства Россия, то произошло как бы само собой от трех легких хлопков Чеслава-Беломора Непомнящего.
  - Прошу любить и жаловать, - рассмеялся доктор Чеслав демоническим смехом, - Моя возлюбленная Корова Ли, правопреемник вашей черной энергии.
  Дико заревело страшное чудище, раздирая страшными когтями и так уже изувеченную русскую землю. От этого рева согнулась пополам русский богатырь Таня-маня, и замер столбом русский богатырь Че Бэ Иванович.
  - Сейчас, кисонька, - погладил доктор Чеслав страшное чудище где-то в области талии.
  - Любовь моя, - замурлыкало чудище и стала ластиться к подлому доктору.
  - Сейчас, лапушка, - этот прокачанный гадик залез на метровый камушек, чтобы поцеловать чудище в страшную пасть, источающую яд, гной и сукровицу.
  - Я все сделаю, - опять замурлыкало чудище.
  - Вот видите, - доктор Чеслав обернулся к опешившим богатырям русским, - Я отыскал способ, как подобрать вашу черную энергию в энергетических оболочках и передать ее любящему меня существу. Однако энергия оказалась настолько черная, что изменила до неузнаваемости любящее меня существо. Кто может представить сейчас, что эта груда материи, что эта машина для убийства была когда-то невинной девушкой?
  Доктор Чеслав еще раз поцеловал чудище. Ответом ему были такие страшные слюни и сопли, что Таню-маню в этот же самый момент вытошнило.
  - Ага, вам не нравится, - показал средний палец доктор Чеслав, - Вы такие правильные, вы такие чистенькие. Вы не желаете взглянуть на себя со стороны, то есть на себя настоящих, не укутанных в розовые распашонки и переднички. А ведь это не чья-нибудь, но исключительно ваша энергия. Можете вырвать себе глаза, забить ноздри, откусить щеки, все равно останется ваша энергия. Потому что в погоне за несостоявшимся величием вы ей побрезговали, вы разбросали ее на лиловой планете Дуриа. А мы не побрезговали. А мы ее подобрали и применили по назначению.
  - Ну, ты и сука, - грязно выругалась Таня-маня, вытирая свои богатырские губки.
  Доктор Чеслав подмигнул чудищу:
  - Слышишь, моя радость, с какой падалью мне приходится постоянно иметь дело. Эта падаль мои враги. Они захотели меня поймать, четвертовать, засолить в маринаде и по частям отправить в другие вселенные. Чтобы тебе, мое солнышко, ничего не досталось.
  - Враги, - зарычало страшное чудище, - Они пришли навредить доброму доктору.
  - Точно, - еще раз подмигнул доктор Чеслав, - Они ненавидят твоего доктора. Они очень злые, очень сильные, у них очень много оружия. Но ты ведь не безобидная девочка в розовых бантиках. И что такое оружие, если настало время спасти доктора?
  - Спасти доктора, - плотоядно щелкнуло челюстью чудище, - Корова Ли спасет доктора.
  И устремилась в атаку.
  
  ПРОЩАЙ ОРУЖИЕ
  Мы, ребята, не слабые, медвежьей болезнью не озаботились. Есть еще патроны в патронташе, есть плазма в пороховницах, плюс капелька злости, величиной с Балтийское море. Без желания можно пострелять, а при желании можно повеселиться.
  - Э, погоди, государь Иванович, - вырвалась вперед Таня-маня, - Тут дело бабское, мужикам вмешиваться негоже.
  Ну, и как полагается. Слово со словом сходится, дело к делу нашло несомненный подход. Выпустила все заряды Таня-маня, выбросила все гранаты, раскалила до красноты дезинтегратор с его отрицательными и положительными молекулами. Опять же на последнем этапе были задействованы меч, когти, рапира, тесак, нож. То есть груда рубящих, колющих, проникающих ударов с вытекающими отсюда последствиями.
  - Ой, - Обиделась Корова Ли, - Эта курва меня поцарапала.
  Осела земля, растаял дым, улетучилась копоть и остальные следы плазмы. Осколки меча, когтей, рапиры, тесака энд самого первого ножика с лиловой планеты Дуриа усеяли близлежащие руины и аккуратные холмики, которыми недавно являлись известные нам мертвяки и другие обитатели кладбища. А что дальше? А ничего, твою мать. Даже не сумела выругаться Таня-маня. Этой страшенной Корове любое оружие, что мертвому припарки. Стоит, ухмыляется, брызжет ядовитой слюной, скалит кровавые зубки, выкатила кровавые глазки.
  - Ах, тебя обидели, лапушка, - корчится за камушком доктор Чеслав, - Ах, гадкие потрохи попытались тебе сделать больно.
  - Да, они попытались, - почему-то перешла на визг Корова Ли, - Они плохие, они очень плохие. Они как есть потрохи.
  - Ну, и ты сделай им больно.
  В следующую секунду град ударов руками, ногами и головой. Как воздушный шарик металась между ударами русский богатырь Таня-маня, пока с громким хлопком не приземлилась на землю:
  - Вот же сука, весь макияж испортила.
  В голове свинцовая пустота. Что не говорите, здорово приземлилась русский богатырь Таня-маня. Колючки, энд камешки, энд всякое твердое барахло вошли в ее невинную девичью грудь и едва не сломали ребра.
  - Больно, а будет еще больнее, - захихикал доктор Чеслав.
  Зря он так захихикал. Вы понимаете, земля у нас русская, земля у нас матушка. Таня-маня великий боец и богатырь земли русской. Тело ее покрыто шрамами, которые имеют тенденцию расползаться и образовывать кровавые язвы. Эти язвы лечит земля. Как хорошо к ней прижаться, то есть прижаться к земле, той самой девичьей грудью. Как хорошо ощутить ее гнев, ее боль, ее плоть, ее величайшую силу и нежность. Как хорошо, когда рядом такая земля. Другой не надо земли! С охрененными пряниками.
  - Не больно ни капельки, - вскочила Таня-маня и приняла боевую стойку.
  Да что ей какая-та здоровущая Корова? Триста килограммов мяса, костей и железной шкуры? Да, ничего. Да, легко. Не таких коров голыми руками давила русский богатырь Таня-маня. Только не плюйтесь под ноги. Она кто? Она только Корова, вот и весь сказ. А мы соль русской земли. Мы ее единственная надежда в любых ипостасях. Потому что мы богатыри русские, и убери под замок похотливое тельце.
  Бога нет и в помине,
  Лишь тупые убожества,
  Что богами прикидываются,
  Что кривят свои рожи.
  А земля, которая наша,
  Не нуждается в божеских ласках.
  Она всегда настоящая,
  Потому что возникла из сказки.
  Сорвала доспехи, обнажила залитую кровью грудь Таня-маня.
  
  ПРОСТИ И ПРОЩАЙ
  В это время страшное чудище Корова Ли молотила и рвала на части русского богатыря Че Бэ Ивановича. Во все стороны лилась кровь богатырская, разлетались куски кожи и плоти. Но непоколебимо стоял русский богатырь Че Бэ Иванович. То есть он просто стоял и стоял. Здоровенная Корова налетала на него, била, кусала, вытворяла прочие гадости, но даже не пошатнулся Че Бэ Иванович. Остекленелый взгляд, в котором сошлась сумасшедшая энергия многих вселенных. Расслабленные мускулы, не реагирующие на боль. Просто гордая стойка русского богатыря, что отправился в свой внутренний мир, да там и задержался навеки.
  - Что ты делаешь, дура? - переспросила Таня-маня позорное чудище, - Он же мужик и к тому же хорошо воспитанный. Грех ему поднимать руку белую, руку богатырскую на любую бабенку, даже если бабенка такая курвища.
  Дико заверещала Корова Ли:
  - Меня обижают.
  И мягко ответил Чеслав-Беломор Непомнящий:
  - Не обращай внимание, деточка. Сие суть враги рода человеческого. Они поднялись из преисподней на нашу грешную землю. Чтобы гадить, уродовать, превращать в ничто нашу землю. Здесь не их земля, это земля воистину наша. Они оставили свою родину за морями, за горами, за дремучими порталами. А сюда проникли с одной черной мыслью - отнять у меня, доктора Чеслава, любимую землю. И отнять у тебя, Коровы Ли, любимого доктора Чеслава.
  - Не получится, - еще страшнее заголосила Корова Ли, и сошлась с Таней-маней.
  Множественные удары, боль и кровь. Господи, сколько новых шрамов примет на себя тело белое, тело девичье? Сколько крови праведной впитает в недра свои земля русская? Пускай чужая земля, пускай из другой параллельной вселенной. Но повторяю, она все равно земля русская. Она есть такая, какая есть. И не надо смущать великих богатырей поносным словом и прочей мерзостью.
  - За русскую землю! - прорычала русский богатырь Таня-маня.
  Черная поганая кровь, ошметки тела и кожи, выбитый ядовитый клык, и так далее. Ну, что чудище? Али думала, что бойцы из параллельной вселенной слабее тряпки или букашки ползучей, что при каждом ударе готовы сложить лапки. Зря ты так думала, чудище. Ничего у тебя не получится на этот раз. И у тупого полюбовника твоего, и у него не получится. Слишком долго вы жили в тепличных условиях, слишком долго надеялись на какой-то там купол. Вот у нас на простой планете Земля нет купола. Зато когти, зубы и кулаки они есть. Зато мы умеем ломать когти и зубы о кулаки, как будто это коровье дерьмо, или еще какая-та гадость.
  - Смерть предателям! - тут уже завизжал доктор Чеслав.
  В его руках появился стандартный ракетомет из вселенной русских богатырей Че Бэ Ивановича и Таня-маня. Легкое движение пальца, щелчок. Ракета ударила в обнаженный бок Танечки.
  
  ТОЛЬКО ОДИН РАЗ
  Господи, как же больно. Таня-маня захлебнулась собственной кровью. Кровь текла и текла. Стопроцентное ощущение, что ее вытекли целые моря и океаны. Но она все текла и текла, и никак не могла остановиться.
  Земля дрожала, впитывая эту кровь. Да, что я вам говорю, земля стонала от дикой боли и заливалась слезами. Что с тобой сделали, моя девочка? За что тебя так? Ты такая славная, ты такая красивая. В тебе чувствуется порождение русской земли. Ты только не думай, что ты откуда-то пришла на русскую землю. Ты всегда была здесь. Ты моя любимая доченька. Я всегда любила тебя, нет, я знала всегда, что любила тебя, я гордилась тобой, как наилучшим из лучших детей, которого мне удалось принести в этот мир, и не важно в какой из параллельных вселенных.
  Слезы капали на разбитую грудь, слезы впитывались в обнаженное сердце. Господи, убери эту боль. Не может больше терпеть Таня-маня. Ее душа раскололась на части. Одна часть такая крохотная, такая ничтожная, в которой спряталась просто боль изуродованного тела. Другая часть всеобъемлющая, в которой застряла боль за русскую землю. А что будет, если не встанет больше с земли Таня-маня? А что будет, если она останется вот так просто лежать: счастливая, умиротворенная, наконец-то закончившая страшный путь по вселенной? Что будет, черт подери, если откажется от борьбы богатырь и умрет? Потому что так умереть величайшее счастье.
  Э, раскатали губищу проклятые. Рано празднуете день всех святых. То есть ваших святых с корявыми мертвяковскими рожами. Против вас святая земля, политая праведной кровью ее праведных воинов.
  И поднялась во весь богатырский рост русский богатырь Таня-маня. Один только осколок энергии. Одна только мука вселенских масштабов. Одна только боль. Встала и пошла на врага, обливаясь кровью и болью.
  - Черт, ракеты закончились, - грязно выругался доктор Чеслав.
  Три другие ракеты попали в русского богатыря Че Бэ Ивановича. Но так и не сдвинулся с места Че Бэ Иванович. Стоит, где стоял. Грузный, сутуловатый, со странным блеском в глазах. Вокруг ошметки горелой плоти и прочая гадость. Как там у нас говорится по правилам? Море, нет, океан богатырской крови. А эти две гадины доктор Чеслав и Корова Ли хренячат чем попало и рвут на части белое богатырское тело Че Бэ Ивановича.
  Дико и неистово завыла Таня-маня. Ее правая рука, разорванная до кости, схватила за горло страшное чудище Ли. Эту трехсоткилограммовую Корову с клыками саблезубого тигра:
  - Здесь не бабские разборки.
  И в ту же секунду заверещала Корова Ли, дергая в воздухе совершенно бесполезными конечностями:
  - Милый, любимый...
  А затем перекувыркнулась через свою же оторванную голову, пролетела более двадцати метров и шваркнулась на острые пики кладбищенской ограды. Трехсоткилограммовое тело приняло смертоносную сталь кладбища:
  - Милый...
  Последний всхлип, последний вздох, затихла Корова.
  - Ну, кто тут первая красавица? - Таня-маня как-то несуразно сложилась пополам и легла в кровавую землю.
  
  ОТ АВТОРА
  Знаете, я разозлился и успокоился одновременно. Такая наша страна, то есть такая у нас Россия особенная. Всем все по барабану, ни черта делать не хочется, а денежки получать хочется. Неужели не понятно, почему Александр Юрьевич не занимался никакими публикациями от 1993 года вплоть до 2009 года? Потому и не занимался, что вселенные Александра Юрьевича не требуют публикаций. В Интернете за пару лет число моих почитателей подобралось к двадцати тысячам, чего более чем достаточно. Читайте, ребятишки, радуйтесь, никакого надувательства. Перед вами в истинной красе Александр Юрьевич и все его потрясающие вселенные.
  Да вот захотелось бабла. Каюсь, надоело ходить на работу. То есть до тошноты надоело рисовать схемки, копаться в железках, ездить на лодку. Видимо, старею, черт подери! Нет, дело не в оздоравливающем сне. Пять-шесть часов в сутки вполне достаточно, чтобы выспаться Александру Мартовскому. Да и просыпаюсь весь слабый и квелый. Давление девяносто на шестьдесят, а то и еще меньше. Чтобы прийти в норму, следует пробежать километров десять-пятнадцать, а то и еще больше. Вот почему надоело ходить на работу.
  Представляете, нашлось добренькое издательство, и раскошелилось на Александра Мартовского? То, что издательство возвернет сторицей потраченные денежки, это уже не вопрос. Другое дело, как воспользуется новой свободой Александр Мартовский. А воспользуется он примерно так. Шесть часов сна, утренняя пробежка, работа над книгами, завтрак, какое-нибудь мероприятие. Город Санкт-Петербург большой и красивый. Давненько не бродил по улицам Санкт-Петербурга Александр Мартовский. Многое изменилось за последние двадцать лет, но не все еще жирные буржуины изгадили. Так что чертовски нужна встреча с городом. И для творческих планов и для общего развития есть здесь чему поучиться. Дальше обед, работа над книгами (чтобы получилось не менее десяти страниц в сутки), перерыв на семью, чтение, ужин. Компьютерные игры, кино из Интернета или опять чтение, сон.
  Государство вздохнуло свободно, что чего-то там не испортил инженер Мартовский, а сам инженер Мартовский будет заниматься тем делом, где от него максимальная польза. Не тем делом, которое прикрывается на русской земле и в ближайшие годы обязано умереть окончательно, даже если на нем надорвутся десятки тысяч Мартовских.
  - Э, папаня, - Владимир Александрович тряхнул меня за плечо, - Опять размечтался о всяких гадостях.
  - Ничего подобного, - как-то не очень уверенно ответил я нелюбимый, - Только работа.
  Затем крякнул, хрюкнул, собрался с силами и засадил "Сагу о координаторах" в издательство имени Екарного Бабая, а два классических романа "Благодетели" и "Черная пуговица" в издательство для детдомовских девочек.
  Так чего не хватает
  Тебе, человече,
  Среди всяких там таинств
  И дупнутой вечности?
  Ты живешь слишком мало
  И слишком медлительно,
  Чтобы что-то осталось
  Для такой расточительности.
  Не желаешь ускориться
  Среди мрака и фальши.
  Скорчил мордочку скорбную,
  Так вали себе дальше.
  И потянулись долгие недели и месяцы бестолкового ожидания.
  
  КОНЕЦ
  Медленно, тяжело и страшно отвел правую руку русский богатырь Че Бэ Иванович. Ничего не было здесь из мира чужой нереальности, совсем ничего. Но время умерло, вселенные замерли, содрогаясь от ужаса. Даже нейтральная планета Дуриа остановила свой бесконечный отлов энергетических оболочек. Это должно было случиться, черт подери! Это должно было выйти наружу, потому что запутались, застряли в безумной гонке вселенные. И вот остановка. А следом еще более страшная, дикая и невыносимая гонка, плюс самые непредсказуемые последствия.
  Истекающий кровью и болью, под градом ударов более натренированного и более сильного противника, Че Бэ Иванович нанес только один удар. И треснул череп грязного интригана Чеслава-Беломора Непомнящего. И черный мозг оросил русскую землю.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"