Мартовский Александр Юрьевич: другие произведения.

Остров Мути

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Планета Земля сбросила человеческую цивилизацию и превратилась в полигон для экспериментов. До какой степени эти эксперименты являются безвредными экспериментами, придется выяснить бойцу Муркотенку.

  АЛЕКСАНДР МАРТОВСКИЙ
  ОСТРОВ МУТИ
  
  
  КНИГА ПЕРВАЯ. ОСТРОВ КАК ОСТРОВ
  
  
  ОТ АВТОРА
  На дворе привычная Петербургская слякоть образца двадцать первого века. Если не знаете, не испробовали, не пропитались этой привычкой до каждой косточки, или каждой молекулы, мои сравнения вам не помогут. Петербургская слякоть существует только для Петербурга. Еще раз повторяю, ни для какого иного города нашей прекрасной земли, нашей великолепной планеты, нашей потрясающей и бескрайней вселенной не существует подобное удовольствие. Городов много, а слякоть одна. Можно не надеяться, что после тщательного и всеобъемлющего розыска найдется более невыносимая слякоть.
  С Петербургским летом мы разобрались, иначе быть не могло. Так всегда получается, даже если тебя колбасит от слякоти в тот период, когда обязано выглянуть солнышко. Я повторяю, так всегда в Петербурге. Промозглое, слякотное и сопливое лето. Промозглая, слякотная и опять же сопливая осень. Одно чуть светлее, другое гораздо темнее. А темнота ни в коем случае друг молодежи. Хотя в темноте не так выделяется грязь нашего города. Но и счастье не так выделяется. Тем паче все остальное, что есть производная счастья.
  Город-мученик, город-производитель, город-склеп и колодец. Куда не попал, всюду испачкался, а в удачных случаях уберег лицо от побоев. Ну, и соответственно, в нашем городе после очередной порции грязи как-то не принято заикаться о возвращении в первоначальное, то есть в чистое состояние. Чуть зазевался, значит, не повезло. Чуть не повезло, значит, грязь. Лежишь и радуешься. Чернушная ноченька над тобой. Погибшие мечты и надежды в объятиях обыкновенной чернухи. Капельки счастья все там же и там же. Плюс ко всему большая-большая тоска разбившейся и измордованной русской натуры.
  С первыми грозами
  Сердце огромное
  Выпало слезами
  В бочку бездонную.
  Выпало мукам
  В мертвую впадину,
  Тихо захрюкало,
  Сделалось гадиной.
  Тихо захныкало,
  Сделалось притчей.
  Это не правило,
  Просто приспичило.
  А по большому счету мне все надоело. Если бы не Владимир Александрович Мартовский, который путается под ногами, то можно сойти с ума. Город засасывает, его кошмары засасывают, его безысходность засасывает, его чернуха совсем засосала. Ну и Владимир Александрович неожиданно выскочил против позорной чернухи, рот открыл и спросил:
  - Не понимаю, почему у нас такой город?
  А дальше никто никого не засасывает. Сам ты выскочил, сам совершенно другой, и точно так понимаешь, что ничего не поймешь никогда, что рядом твой и не твой город.
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  Лампочки замигали на пульте. Прежде других синяя, с запасом зеленая, чуть позднее лиловая и, наконец, самая мощная, самая видная красная лампочка. Красный свет постепенно распространился по комнате, оборудовал мрачные уголки красными уголками, поглотил все иные лучи, кроме красных лучей и их составляющих, которые мы назовем "стрелкой".
  Стрелка стоит на нуле. Это для педантов и контролирующих органов. Они слетят с трассы, потеряют ориентир, окочурятся, если хотя бы на одно деление выше или ниже стоит стрелка. Но сегодня никакого деления, ни одного. Нуль это нуль. Даже мордочка Муркотенка утратила четкие линии. Даже она разложилась на поперечные полосы, если вы еще не устали от всяких сравнений. Ну и пошли по экрану всякие параллели, диагонали, круги и квадраты, сегменты или трапеции. В свете вышеизложенного мордочка Муркотенка оказалась кошмаром из фильма космических ужасов, а не составной частью славного сыщика, боевика, координатора и разгребателя чуть ли не целой вселенной.
  - Что-то случилось? - Муркотенок добавил потенциал.
  - А ведь непременно случилось? - Муркотенок попробовал потрудиться над вводом и выводом гиперпространственной биомассы собственных биомодуляторов.
  Но не забывайте, товарищи, компонент остаточный "гипер" подсказывает ту нехорошую идею, что биомодуляторы на пределе. Пять секунд проторчать в "гипере" хорошо, семь секунд уже плохо. Что сегодня распухло до несанкционированных параметров, то в конечном итоге испортится. Биомодуляторная связь не биомодуляторная потенция. Сие разные вещи. Ввод связи тяжелый, вывод почти бесконтрольный. Не успеешь вывести несколько вполне реальных бит информации, как распухает то, чего не успел вывести. Хрип, стон, сипение, визг. Черти куда попала твоя голова, и с приборами гадость.
  А впрочем, ничего страшного. Порядок не нарушен, там известные правила. Первой скончалась огромная красная лампочка. Следом скончалась лиловая лампочка, следом зеленая. Наконец, остальные панельные компоненты загрузились в поток экстра-фикс, который синеет, синеет, синеет, пока совсем не достал своей чертовой синевой Муркотенка. Результат отрицательный. Вот если бы положительный результат, значит, предел мы достигли, и наблюдается вспышка. Хотя бывает и без нее, то есть без вспышки. Компьютер не последней модели. Экран тем более, и даже не предпоследней. Вспыхнувшая информация не выводится по определению на экран. Прочая информация когда-нибудь вспыхнет. Не упусти свои денежки.
  - Центральная на связи, - вот он металлический "вызов" с экрана, - Центральная опрашивает земной сектор.
  - Будет ответ, - Муркотенок не раб. Его нельзя поторапливать как прочих координаторов, тогда он поторопится. Если кому подобный расклад не понравился, можно схватить по мордам ложкой или, хуже того, уполовником. Сначала не напрямую, только через компьютер. Первый пинок, второй, двадцать третий проводятся через компьютер. Ах, не отвечает железная пофигень! Ах, кривая улыбка! Ах, совсем распустился компьютер! Тогда более жесткий подход. Провода к чертовой бабушке, несколько ручек долой, тумблер сигнализации и адаптации слишком длинный. Ну, ничего, если короткое барахло прирастили, значит длинное укоротили. Ты ржавеешь, мой маленький, мой адаптирующий, мой чертовски любимый компьютер, так продолжай любимое дело вне нашей системы.
  - Ожидайте ответ, - Муркотенок очень сконцентрированный товарищ. Он не обижается на всякую гадость, он скорее мурлычет, как тот или этот котенок.
  Покрытая праведной
  Плесенью барыня
  Решила внезапно
  Отмыться от плесени.
  Да чтобы сияли
  Бока ее старые
  И не было в мире
  Цветочка чудеснее.
  И плесень отмылась
  Без лишнего гомона,
  Упала на жертвенник
  Чувства строптивого.
  Осталась красотка
  Отмытой и голою,
  Но стала при этом
  Намного противнее.
  Всему свое время. Во-первых, песенка. Во-вторых, настроение. В-четвертых, чтобы настроение хорошее. В-семнадцатых, чтобы праздничное. Вы не стесняйтесь, дорогие мои, Муркотенок знает компьютер. Муркотенок над компьютером всегда так работает, и сегодня так поработал, как оно было всегда. Шмяк, бряк, кавардак. Это то же самое, что выпустить застарелую кровь. Сегодня выпустил застарелую кровь, завтра добавим свежатинки. А если не выпустил застарелую кровь, некуда будет добавить свежатинки. Оно не так чтобы хорошо, оно еще хуже, если со свежатинкой полный облом. Тогда на сто процентов не выдержит и взорвется компьютер.
  
  ДОСЬЕ
  Гражданское наименование - Муркотенок.
  Кодовый номер - Кис восемнадцать сто двадцать семь.
  Должность - Младший координатор.
  Боевая задача - Не расшифровывается.
  Энергетический потенциал - Не уточняется.
  Оружие - Самое секретное и совершенное.
  Боевые награды - Орден Белой звезды, Орден Желтой звезды, Орден Синей звезды, Орден Красной звезды, Медаль Космического содружества, Значок Готов к Труду и Обороне (вторая ступень).
  Основная примета - Шрам под левой лопаткой, длиной четырнадцать и шириной полтора микрометра.
  Фоторобот - Волосатый, усатый, зубастый, когтистый.
  Привычки - Разговаривает не по существу.
  Амбиции - Нет.
  Слабые места - Нет.
  Любит только Мохнатую маму.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Слава богу, пока не взорвался компьютер. Муркотенок с ним обращается очень бережно, даже ласково. Кто решил, что товарищ ненавидит технику? Товарищ очень ее навидит. Он готов с данной техникой кувыркаться и разбираться каждые десять секунд. А можно восемь, в крайнем случае, семь. Более частое разбирательство не вынесет бегемот, не то чтобы техника. Бегемот устанет и вырубится. Только Муркотенок неутомимый товарищ. Само доброжелательство, сама любовь. В исключительных случаях частота пинка доведена до тысяча четыреста четырнадцати бит в час. Но сегодня не то чтобы исключительный случай.
  - Центральная чувствует ваше присутствие, - следующий сигнал по сети.
  - Центральная предупреждает, - еще два сигнала, - Получите задание.
  Муркотенок не сопротивляется. Муркотенок - готовность номер один. Поправил усы, пригладил вихры, перевесил автомат со спины на поджарое брюхо, пристроил десяток гранат больше спереди, нежели сзади. Граната всегда под рукой, чтобы в нужный момент не случилась какая оказия. А сзади болтаются ленточки от бескозырки. На одной написано "Мурс", на другой "Муркотенок". Старенькая бескозырка как память о безрассудной поездке на родину. Натянул координатор эту память на правый висок. Какого черта на правый? Черт его знает какого:
  - Готов принять информацию!
  Теперь поглядели на механизмы. Мы догадались, механизмы сработают с точностью истинных механизмов, не желающих тратить на разную ерунду свое время, но все равно мы туда поглядели. Такое происходит единственный раз за тысячу лет, такое не забудется ни при каких обстоятельствах, такое впечатляет. Я повторяю, на всю оставшуюся жизнь впечатляет. За чайком, за гренком, в уютном креслице будет чего вспоминать, если останется хотя бы малая капелька жизни в разлетевшейся на части вселенной.
  - В земном секторе,- выдал экран, - Обнаружены аномальные имплантанты, ранее неизвестные нашей науке. При теоретическом расчете подобная вещь могла иметь место на девяносто двух и восьмидесяти четырех сотых процента поверхности планеты Земля, если предположить, что вышеупомянутая планета будет перенесена куда-нибудь в более теплое место. Скажем, ближе к планете Меркурий. Но в настоящий момент имплантизация кажется аномальной. Хотя теоретически это возможно. Представили вечную мерзлоту за тропический лес, а реликтовые кустарники и почти вымирающие лишайники за лианы, пальмы, каучуковые деревья, и теоретические выводы подтверждаются. Представили скачок технологического процесса некоторых звездных систем, сопредельных Солнечной системе по шкале сто сорок пять пунктов из "Кодекса космонавтики", и теория может оказаться чистой реальностью.
  Пока все на уровне. Компьютер не тарахтит, Муркотенок не свирепеет. На планете Земля есть одно укромное местечко, куда при каждом удобном случае наведывается боец Муркотенок. В данном укромном местечке его ожидает горячий поцелуй и чашечка холодного молока на лиловых лепестках лиловых и алых цветочков. Вот почему не свирепеет боец Муркотенок, ну разве чуть-чуть, на три десятых и восемь двенадцатых бит по шкале Муркова.
  - Хорошо, хорошо, - только удар кулаком, - Я люблю планету Земля, но нельзя ли фурычить помедленнее? Здесь не пишущая машинка. Я за свои кровные на такое фуфло не согласен.
  
  ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
  Вы почувствовали уровень, вы нюхнули рабочий душок? Не подошел вам рабочий душок, так подойдет стоячий и механический привкус компьютерной вони:
  - Подключите компьютер.
  Это то самое, что самое то. Не механизируется, но теоретизирует вышеозначенная субстанция. И чувства какие-то есть, что неприемлемо по контракту:
  - Заставьте работать на полную мощь самописцы. Вас обеспечили очередным заданием, вам предоставили полную информацию, вы обязаны получить результат.
  Муркотенок снова забил на экран:
  - Какой еще результат? Подобным обеспечением обеспечивайте свою задницу. Чтобы куда присосались, оттуда не отсосались. Чтобы куда плюнули, там же и вытерли. И вообще, чаще смазывайте молоком поврежденные места ниже пояса.
  Там не дослушали:
  - Молоком или молотком?
  Кажется, нарываются в Координаторском центре, заводят в который раз клевого парня:
  - Неужели нельзя подготовить рабочий процесс? Неужели нельзя отыскать обтекаемое или приемлемое решение? Неужели мы весь контракт так и будем торчать с кислой мордой?
  И еще две тысячи двести два "неужели".
  В подобном случае выдержка товарища впечатляет. Он еще ничего не сделал противозаконного. Он даже не выругался. Вы представляете, никакой нецензурщины, никакого мата, ни одного некорректного или жаргонного слова. Это чтобы координатор да не ругался? Это чтобы младший из младших, который работает младшим координатором черт знает сколько лет, да с улыбочкой, да без занозочки? Короче, как самый маленький из котят ведет себя Муркотенок. Только "мя" или "мяв", только лапой по идиотской железке:
  - Можно, конечно. Если не будешь борзеть и казаться умнее, чем можно казаться на деле.
  - А я не кажусь.
  - И не надо.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Заметили, инцидент исчерпан. Ребята довольные. С этой стороны экрана, с той стороны. Муркотенок крутит усы. Информация потекла значительно медленнее, с многочисленными остановками, промежуточными ремаркам, более ярким контуром знаков, а еще уплотнением каждого символа для привязки его к современным погодным условиям.
  - На границе вашего сектора и сектора льда расположено несколько вулканических архипелагов неизвестного происхождения. Они не просто точка на карте, они маяк, который служит обменным пунктом для кое-кого, кто желает в данном пункте обмениваться. Не ваше дело, кто этот "кто", по какой причине, с какой целью построены сами обменные пункты. Ваше дело, как происходит обмен. Чистое и естественное вещество кладут сюда. То есть воду, микро и макрофлору и компоненты, неорганику и полезные ископаемые. Грязные и искусственные продукты берутся обратно. То есть очистки, помои, дерьмо, химия, ядерное топливо, короче, все, что сумеете вытряхнуть из человеческой особи. Одно туда, другое обратно. Нормальный обмен. Природа предоставила неограниченные возможности для кое-кого, чье имя не упоминается в отчетах, но и кое-кто не забыл про природу.
  - А значит?
  - А значит природа в соответствии с нормой. Что не соответствует нормативам наших кодексов, мы давно искоренили. Никакой отсебятины, никакого базара. Если забрал кусочек одной природы, отдай кусочек другой природы. Если использовал несколько реактивов и компонентов, пополни пустое место. Где вышло "меньше", не должно быть "больше", но ровненько столько, сколько было до этого самого "меньше". Мы не нарушаем космический паритет и другим не советуем. Наш устав очень верный устав. Не отдал - получи, что заслуживаешь. Вздумал базарить и пререкаться, опять получи. Тысячи лет было так, мы ничего не собираемся изменять в нашем уставе, в наших законах. Так было, так будет и никакого дурацкого "значит".
  - Ладно, мораль? Чего дальше?
  - А дальше какая-та глупость...
  Сами чувствуете, разговор тонкий, политический, во всех отношениях профессиональный. Разговаривают не благородные девицы, не компьютерные болванчики, не гуманитарии образца шестидесятых годов двадцатого века. Разговаривают профессионалы:
  - Следовательно, идет обмен законный и разрешенный на всех уровнях, но опасный для острова.
  - Вас неправильно информировали. В данном случае о безопасности нескольких камешков и ледышек не упоминалось. Кто спрашивал это ничто, как вам нравится в нашей системе? Никто не спрашивал, никто не спросит даже под страхом смерти. На вершине есть человек, еще выше есть человечество. Этот человек и его человечество в очередной раз высадились в вашем секторе, облагородили вашу Землю. Припоминаете, ранее непригодную Землю. Или точнее, мертвый земной сектор.
  - Угу, - почесал в голове Муркотенок.
  После двадцать третьего века вся земля на Земле непригодная, кроме некоторых локальных точек. Жизнь практически замерла на Земле. Человеческие остатки сбежали в космос на более пригодные для жилья планеты и земли. Вроде бы мы поставили крест на своей любимой планете, и можно вообще закрывать сектор. Но затем вернулось назад человечество. Человечество высадилось в некоторых локальных точках своей любимой планеты и осчастливило то, что еще не успело изгадить. А за все совершенные подвиги, за счастье и за иные услуги захоронило среди вулканического барахла несколько миленьких бочек с кое-чем не совсем разрешенным космическими законами. Не спрашивайте, оно с чем? Это всего лишь плата взамен прошлого.
  Ненавижу виноватых
  И кого еще хотите.
  Эти дьявольские гады
  Против доброты открытий.
  Ты открылся без отрыжки,
  А они залезли в норы.
  Ненавижу, ненавижу
  Виноватых до упора.
  Если не было приказа
  Ноздри рвать и резать уши,
  То не надо виноватить
  Человеческие души.
  За одного невиновного
  Дают пятьдесят уголовников.
  И еще много всего интересненького.
  
  НЕУВЯЗОЧКА
  Муркотенок всегда так. Двадцать секунд посидел, нога засвербела. Еще двадцать секунд в неудобной позе, и онемела вторая нога. Еще через двадцать секунд придет в неустойчивое положение чего-нибудь ниже пояса. Это хвост. А что вы подумали? Ладно, не притворяйтесь, сам себе господин Муркотенок.
  - Хорошо, - он добивает экран и добивает его автоматом, - Человечество поработало в северном секторе, человечество совершило великие благодеяния на границе вечного холода, льда и медведей. Отчего опять вопли и слезы?
  Как ответишь такому товарищу?
  - Сложный вопрос, - не лучший ответ, - Мы исследуем, мы разбираемся в появившихся проблемах, мы в трансе. Наши эсминцы не защищают вышеозначенный сектор. Наши линкоры не отвращают беду от столь важного стратегического пункта. Наши подводные лодки слабое утешение против реальной действительности. Сегодня все реальное и все неправильное. Сегодня все предсказуемое и снова непредсказуемое. Отдал, получил. Больше отдал, получил больше. А если меньше отдал? В который раз получил. Больше, больше и больше. Однако не то, что планировали получить межгалактические службы от этой безумной планеты Земля и ее дурацкого Острова Мути.
  Кажется, в центре задергались. Зато Муркотенок против всяких эмоций:
  - Повторите название.
  Центр такой нервный, даже нервозный:
  - Повторяем. Неизвестная точка на карте, зашифрованный объект, один из отстойников бывшего земного сектора. Вулканизировался первым после экологической катастрофы на планете Земля, освоили в период реновации, использовался под нужды Координаторского центра со всеми вытекающими отсюда последствиями.
  Координатору нравится, координатор не возражает:
  - Достаточно. Я зафиксировал остров.
  Не знаю, о чем подумали в центре. Если такие нервозные парни пытаются говорить по ученому, им бы вместо координатора найти доктора. Сперва доктор, следом координатор. Устав гласит, никакой паники ни при каких обстоятельствах. Теперь обстоятельства неизвестно какие, но паника есть. Некто траурную музыку включил, некто подвывает, некто бьется в истерике. И это выводится на экран. Послушаешь, сам свихнешься. Пойдешь по вышеизложенной дорожке, в любом варианте протянутся ножки. Нет, не нужна траурная музыка, и подвывать при неизвестно каких обстоятельствах не очень смешно. Повторяю, это вам не базар. На базаре пускай подвывают разные потрохи, пускай истерика выше небес с маленьким запланированным мордобоем. Базар всегда истеричный, экран в данном случае выполняет функцию наоборот. Каждая секунда а-ля-координатор чего-то да стоит на языке самых, что ни на есть прозаических денежек. Будьте бдительными товарищи, сохраняйте народное добро, берегите секунды координаторского сообщества.
  - Значит, остров погиб? - естественная реакция на вой.
  - Какого черта погиб? - не менее естественная реакция из центра.
  - Не понимаю, - еще реакция.
  - И понимать нечего, - это самое интересное, - Стоит себе остров, как тысячи лет простоял. Только каждый попавший туда организм погибает от страшной неизвестной болезни.
  К черту песнопения
  Тысячи грудей.
  Достигает тление
  Замкнутых ушей.
  Кровь кипит горячая
  От судьбы такой.
  Ослепляет зрячего
  Похоронный вой.
  Внутренность голодная
  Рвется с требухи.
  Прямо в преисподнюю
  Катятся грехи.
  Из вселенной капает
  Плотоядный мох.
  Всех когтями лапает,
  Кто еще не сдох.
  На комочки вешает,
  Что не отцвело,
  И бросает бешено
  В гнойное нутро.
  И еще для непонимающих товарищей длинная колонка цифр и фамилий.
  
  МОНОЛОГ
  - Неужели такая бывает болезнь? - Муркотенок снял автомат, отцепил два десятка тяжелых гранат и четыре десятка лимонок. А еще отцепил заржавелый от крови и мозга противника нож, чтобы его положить в ящик к ядерным бомбам.
  - Неужели такая жуткая? - Муркотенок плюнул на автомат, начихал на гранаты, нарыгал на лимонки, вытер соплю о заржавленный нож и отправил кататься по полу все прочие бомбы с их ящиком.
  - Но почему? - это все он, Муркотенок.
  Игрушки заняли свое законное место на полках. То есть гранаты, ящик и нож. Комбинезон приведен в боевую готовность. Ух, так штуковина! Когда наиграешься со штатным оружием и надоест маленький ядерный взрыв в сто клотонн, первейшее средство подергать одну или две или три пуговки на комбинезоне. В хорошем расположении духа применяются три пуговки. В отвратительном - не более и не менее двух пуговок. Вот если попала под коготь одна пуговка, тогда не знаю, как объяснить боевой настрой Муркотенка. Не хорошее, не отвратительное нечто происходит вокруг, почти опустили об стол мордой.
  - Информации не хватает, - опять Муркотенок.
  На стуле качался, но не свалился товарищ боец.
  - Дайте максимум информации, - в который раз он, и такой его мать возбужденный.
  - Черт подери, - сейчас морду себе разобьет, - Нужна информация на каждый случай болезни.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Тут компьютер хватила кондрашка. Дыма на треть обычного, копоти на три пальца и вони. Да засунь себе когти, знаешь куда? Да засунь туда же и лапы! А еще засунь туда голову! Все засунь, в который раз повторяю, мой зайчик. Ой, простите, не очень похож на зайчика Муркотенок, с детства мордой не вышел, уши не такие эротические, тем более лапы. Плюс отсутствует почтительность к более умным товарищам и командирам более высокого звена. Или точнее, почтительность присутствует, но какая-та ерническая почтительность. Не умеет правильно общаться с вышестоящими товарищами боец Муркотенок. А следовало бы. Например, этот кулек железяк, эта конюшня игрушек и тумблерушек, эта трахнутая хренотень, которая так надоела на предыдущем этапе, она ведь то же, как старший товарищ, или я ошибаюсь? Ой, сейчас взорвется компьютер!
  - Трак-тарарак!
  А я вам что говорил? Компьютер взорвался, кажется, навсегда. Пыжился, кочерыжился, но не показал ничего более оригинального тупой ящик. Путаница какая-та вышла с компьютером, зато готового решения на все случаи жизни не получилось. Копоть, вонь, бараньи яйца. Координаторская система после такой безответственной выходки оказалась под угрозой. И все-таки есть хорошие новости. Вроде бы с компьютером мы разобрались, но совершенно не в курсе выдающихся, нечеловеческих, непобедимых способностей координатора "Кис восемнадцать" и дальше.
  - Сущая чепуха, - Муркотенок замкнул на себя партикулярный модуль си-мяу. Его мозг, то есть мозг Муркотенка в некоторой степени есть модуль. А железяка есть нечто вроде партикулы. Так всегда, замыкаешь невыдающееся нечто на выдающееся что-то. Ничего не существовало до вышеупомянутой операции, теперь существует гиперпространственная экосистема координатор-компьютер. С гиперпространственной системой не спорят, ей поклоняются, как святыням, а на остальные системы плюют, плюс черная зависть. Но никакой зависти, тем более черной, не замечал за собой Муркотенок.
  - Связь устойчивая, - металлический брокер опробовал контакт замыкания.
  - Конечно, устойчивая, - фыркнул в ответ Муркотенок, - Я устоялся, ты устоялся, он устоялся. И еще зеленые глазки.
  Впрочем, зеленые глазки мог отменить выдающийся координатор всех времен и народов, и не фыркать на разных придурков и потрохов. Не бывает огня без дыма, техники без вонищи, кординаторских глазок без зелени.
  - Есть информация, - опять брокер, - Это информация о наличии в организмах погибших товарищей паразитов высокого класса: бычьего цепня, ришты, мозговика, очень маленьких и недешифрируемых лямблей.
  - А дешифрируемые лямбли бывают?
  На данный предмет без ответа:
  - Мы информируем о высокой активности паразитов, которые раньше не проявлялись в тестируемом секторе. Раньше был нуль. Сегодня стрелка тестиметра за красной линией. Раньше мы получали критические сигналы вне Острова Мути, сегодня на Острове Мути. Вода нуль, лед нуль, воздух нуль. Выпил, съел, или понюхал - вот она красная линия.
  В конечном итоге ничего нового.
  - Хорошо, - Муркотенок обрезал отряд информаторов, - Информация принята с некоторыми изменениями и некоторыми поправкам. Мне нужна дополнительная информация о бычьем цепне, риште, мозговике, об очень маленьких, и как вы их там дешифрируете или не дешифрируете, лямблях.
  - Это сколько угодно, - кажется, мы нарвались на новые залежи информации в системном блоке Координаторского центра.
  - Вас подключат к основному компьютеру, - кажется, мы пролезли в святую святых.
  - С вами состыкуют адаптер, - теперь разговор серьезный.
  Муркотенок на высоте:
  - Хорошо. Давайте, и побыстрее.
  Наконец-то не обманули товарищи. Наконец-то задействована полная мощность координаторского управления. Что это с ними? Чего они выжрали на обед? Где бедных лапушек пронесло? Знают товарища Муркотенка лучше чем самого президента всех координаторов и не жалеют адаптер. Вчера жалели адаптер, позавчера жалели, сегодня нет. То ли перестроились не по уставу, то ли чертовски веселые ребятишки собрались сегодня координировать нашу вселенную от болезней, сглаза и корчи. Вынужденная перестановка в цепи, напряжение, ток, мощный разряд, мощный разрыв всех элементов. Да ты подключил не тот кабель и вышел не на того брокера! Ах, теперь тот кабель. Давно такое не делали в Координаторском центре, много лет берегли кабель, и без работы сидел брокер. Почему сидел брокер, вроде бы ясно, но для кого кабель? Неужели для самого неудобного из всех мордобоев вселенной? Неужели для самого младшего координатора по имени Муркотенок?
  Как подумаешь, мысль сильнее разряда и восхитительнее разрыва всех проводов. Вот тебе крохотный Муркотенок, который когти сточил в координаторском кресле. Вот тебе голова Муркотенка. В этой самой, которая голова, в ней тайфуны, в ней бури, в ней всякий шурум-бурум. Думали не шурум, думали не бурум, а оно там. И в остальных частях тела опять-таки много непредсказуемых гадостей. Шурум налетел на бурум, бурум налетел на шурум, вышла полная каша. При чем от каши мохнатые глазки товарища стали вообще не глазами, а линзами. И тем явственнее отразились под этими, то есть под линзами или глазами, крепкие, резкие, четкие формулы.
  
  БЫЧИЙ ЦЕПЕНЬ
  Крупная, сильно развитая особь.
  Достигает тысячи сантиметров в длину при ширине менее одного сантиметра.
  Вооружен четырьмя головными присосками, однако без ярко выраженного хоботка.
  Когти - отсутствуют.
  Крючья - отсутствуют.
  Берет яйцами.
  Гермафродит.
  В половозрелом возрасте - туловище состоит из тысячи члеников.
  В каждом членике - сотня тысяч яиц.
  Членик созрел - он отрывается.
  Членик отрывается - пошли яйца.
  Полная способность к самостоятельному передвижению по человеческому организму, а вне организма по окружающим предметам или материи.
  За сутки - до пяти миллионов яиц.
  Для человека яйца безвредные, для рогатых животных - заразные.
  Если с рогами, будь осторожен в местах, где возможна цепная реакция.
  Вода - отрава.
  Трава - отрава.
  Земля - отрава.
  Яйца развиваются в мышцах, мозгах и зрачках каждого, кто родился рогатым.
  Развившиеся яйца переходят к человеку - хозяину и основной кладовой бычьего цепня.
  При этом сколько не ешь - только худеешь.
  При этом сколько не пьешь - только блюешь.
  И характер твой изменился не в лучшую сторону.
  Ябедник, врун, ворюга, убивец - они как производная цепной реакции.
  Жалобщик на голову, идиот, припадочный, эпилептик, самоубийца - опять же оттуда.
  Известны и более мягкие случаи: графомания, клептомания, белая горячка, религиозный экстаз.
  А так же и более редкие: разлитие желчи, отвращение к женщине, закупорка кишечника излишним количеством паразитов, гениальность.
  Самый легкий исход - это гроб, хотя иногда следует побороться.
  Если точатся ножи
  По лихому случаю,
  То парнишка не тужи,
  Может оно к лучшему.
  Отыскав без докторов
  Язву подколодную,
  Не бросайся прямо в ров,
  А попробуй рвотное.
  Для победителя цепного альянса начинается новая жизнь, полная удовольствий и опасностей заразиться вторично.
  
  МОЗГОВИК
  Второй номер в нашей классификации.
  Когти - да.
  Крючья - да.
  В десять-пятнадцать раз ниже и вдвое тоньше бычьего цепня.
  Насчет члеников та же пропорция. Впрочем, и этого хватит для человеческих особей.
  Голова - не жопа! Как вы понимаете, предмет нежный, а личиночная стадия мозговика пристраивается в голове все тех же рогатых, но мелких животных.
  Крупное животное "бык" - от него цепень.
  Мелкое животное "овца" - от нее мозговик.
  Бык заразился - и вот вам бычок-дристунок.
  Овца заразилась - она сумасшедшая или бешеная.
  После заражения в голове зараженной особи образуется наполненный слизью пузырь, где несколько сотен будущих паразитов.
  Паразиты еще крохотные - они пируют овечьими мозгами.
  А собаки пируют овцой, заражаются, разносят заразу.
  Где побывала собака, где наблевала или нагадила - там в несметном количестве мозговик.
  Целая поляна мозговиков, целый город мозговиков, целая вселенная мозговиков...
  Это взрослые особи, готовые заразить человека, общающегося с собакой.
  Ты пообщался со своим ласковым четвероногим другом, теперь не раскаивайся, в тебе кое-кто очень дикий и сумасшедший свил себе уютное гнездышко.
  Он не один. Их может быть много.
  Он накапливается: в центральной нервной системе, в позвоночнике, в глазах и глазницах, в мышечной и межмышечной соединительной ткани.
  Никакого лекарства.
  Только хирургический путь, только нож, лучше пила и топор.
  После хирургического вмешательства кое-чего убавится в человеческом организме, точнее в мозгу, зато не прибавится.
  Отвергнешь хирургию - сам виноват.
  Жопа - не голова! Но мозговая ткань отмирает: вот была - вот ее нет.
  Пузырь вырос, он на поверхности мозга, он давит на кости черепа, которые истончаются, иногда даже продавливаются, образуя естественным путем черепные дырки и фистулы.
  Не рыдай дорогое создание,
  Ковыряясь лаптями в дыре.
  Все равно не помогут рыдания
  При такой бесполезной игре.
  Лучше яда хорошего, крепкого
  Положи на свои пузыри,
  И пока не заделался репкою
  Гангренозные сопли утри.
  Для победителя мозговой накипи рекомендуется сумасшедший дом, чисто растительная трижды продезинфицированная пища, прогулки в стерильном помещении, лучше всего в боксе.
  
  РИШТА
  Равноценный паразит в перечисленной тройке.
  Точнее, самый опасный.
  При длине мозговика ее толщина едва уловимая глазом.
  Ну, ниточка! Ну, волосок!
  Прошел - и не заметил, зацепил - и не определил, испугался - и в очень большой заднице.
  Вот именно, испугался.
  Пруды гнилые, водоемы гнилые, сточные канавы опять же не артезианский колодец.
  Сколько не процеживаешь воду из природных источников, все равно некий процент заразы останется.
  Вне твоего организма - зачаточная стадия паразита, внутри твоего организма - едкий, ядовитый, обжигающий червь.
  Без обид, червь еще какой обжигающий!
  Древние арабы и древние евреи с берегов Красного моря называли ришту "огненной змеей" или "огневицей", согласно ее характеру.
  А характер женский у этой хреновины.
  Взрослая самка паразитирует в лимфатических сосудах и железах, в подкожной клетчатке и просто внутри человека.
  Болезнь начинается с зуда.
  Ну, зачесался. Ну, зазудело плюс краснота. Да еще этот чертов комок, который растет, растет и растет, который не остановить никакими средствами.
  Позднее - язва.
  Очень страшная, очень зловонная.
  Из глубины, из разрывов мяса и гноя вылезает на божий свет эта пакость и мерзость.
  Так она очищается: всякие там яйца, личинки, прочая хрень.
  Тебе страшно? Можешь закрыть глаза и повеситься.
  А если не слишком страшно, есть способ - бери палочку и наматывай позорную суку, пока не вытянул всю до конца из своего пораженного тельца.
  Лопнувшая ришта - смерть без вариантов.
  Ты мое веретено
  Все крутись себе, крутись.
  На соседское окно
  Добрым глазом не косись.
  Нынче собранный товар
  Не годится для холста.
  И не вызовет угар
  На соседские уста.
  Для победителя огненной бабы опасность вторичного заражения так же велика, как опасность выпить кружку воды. Не хочешь заразиться, не пей некипяченую воду.
  
  ОКОНЧАНИЕ ОКОНЧАНИЯ
  - А лямбли?
  - Как относительно их?
  Тут в адаптационной системе нечто лопнуло, и Муркотенок, пуская копоть и пар, на время вышел из строя.
  
  ОТ АВТОРА
  Мы немножко поспорили. Я как всегда говорил долго, нудно и очень глупо. Владимиру Александровичу сие не понравилось. Как всегда не понравилось. Он говорил куда дольше, куда нуднее и по существу. Оттого и не понравилось, что всегда по существу говорит Александрович:
  - Ты только послушай! Город грязный? Согласен. Город чернушный? Согласен опять. Но душа? Даже в этой грязи, неужели она чернушная? Душа не зависит от города. Душа не производится и не потребляется городскими структурами. Она не склеп и не колодец. Она сама по себе. Ты понимаешь, сама. Еще раз понимаешь, была бы только душа, и в самую чернушную, в самую грязную ночь можно выловить массу огней, массу света, массу искрящихся красок. Я не фантазирую. Можно выловить чистое небо, кровавое солнце, лазурное море, любые достойные вещи, любые надежды, любые мечты только силой единственной мысли своей, не подвластной какому угодно влиянию города.
  Так мы поспорили. Товарищ почти разозлился. Я его не подначивал, я ничего особенного не сказал. Обычные фразы, обычная речь, обычная тупость. Я говорил долго, не по делу, взгляд мой блуждал в подпространстве. А ему показалось что-то такое, а он отловил блуждающий взгляд. И вот уже я осторожничаю:
  - Хорошо, если чистое небо.
  Я выкручиваюсь:
  - Хорошо, если кровавое солнце.
  Я почти уступил в споре:
  - Хорошо, если достойное море.
  И правильно, что уступил.
  - Не достойное, но лазурное, - поправился Владимир Александрович. На губах так-кая улыбка, злости как не бывало.
  - Хорошо, если все хорошо, - повторяю эту прекрасную фразу четырнадцать раз. Сначала чисто, затем пришепетывая, затем испортил чуть ли не каждое первое слово, и второе, и дальше. Но улыбка Владимира Александровича в конечном итоге не только его улыбка.
  - На дворе темнота, - я утомился, - Ты понимаешь, темнота на дворе, она как образ всей нашей земли, как образ нашей великой России.
  - Да, это правда. Да, она образ.
  Владимир Александрович сам утомился. Заинтересовала Россия. Не какой-нибудь политик из маромоев, или культурный с официальным статусом "ум, честь и совесть эпохи" Владимир Александрович Мартовский. Какой еще ум? Какая там честь или совесть? Ничего не знаю и знать не хочу про эпоху. Однако заинтересовала, мать его так, наша грязная, наша желчная, наша испорченная, короче, наша Россия.
  - Погоди и не прыгай, - утомившийся товарищ говорит утомленному товарищу, - Земля всегда старенькая. Город всегда молодой, но сегодня город постарел. Люблю молодой, люблю лучезарный, люблю безоблачный город. И тебе разрешается это любить, если сумеешь, если с закрытыми глазами, если захотелось любить внутренней силой своей непокорной и необыкновенной души. Но ты любить не сумеешь. Глаза открыты. Души в них нет. Вокруг помойка.
  - Я не оправдываюсь, - обратная картина с товарищами, - Я сам не такой молодой. Годы берут за горло. Мне все труднее воспринимать этот старческий город за нечто прекрасное из такой же прекрасной мечты. Если падаешь задницей в грязь, не очень-то представляется, что скушал пятнадцать пирожных. Если наталкиваешься на развалины, гниль, разложение и стариковский разврат, тем паче не представляется, что заглянул в свое детство. Наконец, раздражает помойка.
  Тут мы хватили лишнего:
  - Но помойка была в нашем мире всегда.
  - Согласен, помойка в характере человека, который считается русским.
  - Человек не то чтобы чистоплотный товарищ, и характер такой же его.
  - Но мы скрываем вопиющую грязь, как бы она не сверкала на солнце.
  Где-то совесть моя промолчала.
  Она вроде испорченной губки,
  Что себе позволяет уступку,
  Признавая чужие начала.
  А ведь это не лучшее средство
  Отдаваться чужому пороку
  И за это калечить жестоко
  Убежавшее в панике детство.
  Детский разум на совесть похожий.
  Только он не молчит, между прочим,
  А взрывает вселенную ночи
  И к чертям за власы ее с ложа.
  Разрешаю тебе докопаться,
  Где зарыто вселенское счастье.
  Нет, мы ушли в сторону. Грязь пересеклась с грязью. Чистота ничего не прибавила к ранее запрограммированной чистоте. Даже от солнца какое-то впечатление с оскоминой. Почему появилась оскомина? Какого черта оскомина? Кто разрешил? Я не представляю, "кто" или "как" нам подсунул подобную дурость. Если общество любит грязь, оно любит. Если город в грязи, он грязный. Если русскую нацию хлебом не пичкай, но дай посвинячиться... Я ничего не могу представить в подобном разрезе. Мои проникающие глаза при ослепшей душе это ни в коей степени молодецкая поступь Владимира Александровича в его и мой город.
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  На экспериментальной морской базе (полярный подсектор) царили хаос и запустение. Хаос походил больше на бегство взбешенных слонов, а запустение на биологический апокалипсис всего остального. И это самый верный из фактов. Относительно технологического процесса, озвучивающего все прочие факты, есть кое-какие сомнения. То ли да, то ли нет - озвучиваются факты. То ли с компьютеризированной надстройкой, то ли вообще без нее растут отовсюду ножки и рожки.
  Зато автоматика внутри процесса является очень хрупкой деталью. Если автоматика работает, значит, она работает. Если автоматика не работает, значит, она не работает. Здесь Муркотенок был абсолютно спокоен. Что не сломали взбесившиеся слоны, находилось на уровне предварительной заморозки: сорок процентов в минусах, шестьдесят в плюсах. Существовала только одна проблема из наиболее важных или существенных, как вывести это добро из апокалипсического состояния и довести до ума Муркотенка:
  - Большая проблема, - уточнил Муркотенок.
  Впрочем, для нашего мордобоя не существовало проблем, над которыми приходилось задумываться более чем на пятнадцать секунд и о которые приходилось курочить умную голову. Младший координатор неплохо теоретизировал в системе координации, что сегодня большая редкость, и даже выучил собственные права на обкатку координаторской техники, что редкость почти исключительная.
  Нет, вы не смейтесь, товарищи. Автоматы и пулеметы, гранатометы и огнеметы, метательное и бомбометательное оружие - опять-таки техника. Ей несть числа. Если не разобрался в технике на начальном этапе, ни в коей степени в ней разберешься чуть позже. Для плодотворной работы с техникой необходимы дни, месяцы, годы. А пятнадцать секунд, они только пятнадцать секунд, что при определенных обстоятельствах и в лучшем случае используются на выбор лучшего способа бомбометания. Выбрал, и молодец. Но когда ты дорвался до лучшего способа, не тушуйся и выполняй его до конца, как выполняет его Муркотенок:
  - Стоит нажать кнопочку...
  Ага, все скосили глаза на некую деталь, привязанную к ядерной бомбе не по уставу. Деталь называется "кнопочка". После чудовищного напряжения и нечеловеческой мозговой деятельности Муркотенок обошел основные законы и предписания Координаторского центра, то есть установил кнопочку.
  Высокое начальство почти в ауте. Ядерная бомба есть многофункциональный проект, выпущенный в серию. Господа разработчики не предусмотрели никаких кнопочек. Ядерная бомба сбрасывается со скоростью носителя, типа космический перехватчик, и срабатывает при ударе о твердую поверхность. Тот же вопрос, зачем кнопочка?
  Очень загадочно улыбнулся боец Муркотенок. В вашем случае серийный проект. В нашем случае индивидуальный образец, рассчитанный под конкретного товарища. Если ядерная бомба не сбрасывается со скоростью носителя, она вряд ли сработает при ударе о твердую поверхность. Отчего очень и очень нужна кнопочка.
  А дальше не наше собачье дело.
  
  НЕСКОЛЬКО СЛОВ О РАБОТЕ
  В координаторском сообществе функционируют координаторы-уборщики низкого класса, среднего класса, высокого класса. Одни специализируются на трупах, другие на окружающей трупы среде, третьи на нескольких кубометрах пространства, окружающих эту самую окружающую среду и так далее. Единственный среди всех Муркотенок. У него нет класса. По мелочам Муркотенок не пачкается, за копейку не разгребает. Граната идет в дело чуть ли не в крайнем случае, пуля совсем уже в крайнем. Главное оружие бомба. Другое дело, какая бомба?
  Скажем, для экспериментальной морской базы тротиловая бомба не лучший из вариантов. Тротил тяжелый, тротил капризный. В сухом виде тротил показывает иные характеристики, чем при подмоченной репутации. А база морская, здесь все подмоченное. Репутация, раз. Астигмация, два. Бомбометание, три, четыре и пять. С водой всегда какая-то бяка на всех уровнях. Муркотенок знает и ненавидит, что легкую, что очень легкую воду. Слава богу, в его арсенале давно отменили тротил. Слава богу, что кроме легкой и очень легкой воды еще существует вода тяжелая. И есть у нас настоящая бомба.
  Как уже говорилось, настоящая бомба двух типов. Наиболее простой тип - ядерная бомба с одной кнопочкой. Но для морской базы куда естественнее тип сложный, так или иначе основанный на воде, то есть водородная бомба с двумя кнопочками.
  Пока не приступил к уборке и чистке боец Муркотенок, расскажу про две кнопочки. Первая кнопочка зеленая, как на ядерной бомбе, предназначена активировать ядерный боезаряд за сто сорок миллисекунд до взрыва. Вторая кнопочка красная, предназначена активировать зеленую кнопочку за сто сорок миллисекунд до включения зеленой кнопочки. Очень полезная предосторожность, если учитывать повышенную мощь водородной бомбы. Чтобы не спрятаться, а хорошо спрятаться, должен иметь вдвое больше времени боец Муркотенок.
  Вот полегчало. Выбор сделан и завершен. С водородной бомбой и волки сыты, и овцы не потеряли работу. Волки - это те, которые окопались в координаторском сообществе, которые шефы и боссы. Овцы, как вы понимаете, все остальные товарищи: страждущие, запуганные, ожидающие чего-то особенного. Именно они , то есть овцы, страждут мести, пугаются каждого шороха, понадеялись, что месть не прошла стороной. Пора успокоить товарищей. Что там за успокоительный грибок? Не прикидывайтесь, товарищи, ежу понятно, откуда грибок. Над морем, над небом, над местом последней уборки. Ешь не хочу. А захочешь, так очень понравится.
  Но это академический вариант:
  - Неизвестно какие силы на Острове Мути.
  А есть вариант на уровне фола:
  - Неизвестно какая мерзость окопалась среди льда, и просчитывает, то есть просчитывает все варианты, что ты приготовил.
  Муркотенок оставил в покое бомбу. Первая любовь только первая любовь. Первая мечта только первая мечта. Не трогайте ее грязными лапками, не подкрадывайтесь к ней немытыми ножками, не стройте из себя ангелочков в черную крапину. Пускай любовь будет первая или вообще никакая. Муркотенок слишком неравнодушен к вышеупомянутой бомбе. Поэтому остановился на огнемете. Никакой мечты, никакой любви, только работа. Пш-ш-шик. Строчит огнемет. Скоро от базы останется одна оболочка, а в оболочке одна комната, перенасыщенная компьютерными системами.
  - Ах, компьютерные! - дурачится Муркотенок.
  - Ух, системы! - ему просто весело.
  Подобную лепоту координатор прикончил не сразу. Словно припрятал на брудершафт и десерт, словно решил поэкзаменоваться над каждой маленькой микросхемкой в отдельности. У вас свои экзамены, у нас свои. У вас своя тактика, но и у нас кое-чего в запасе. Программирование, ассимилирование, адаптация - это из нашего, но не вашего арсенала. Сами чувствуете, у кого огнемет, тот решает, когда программировать микросхемы. Плазма, огонь, дымовая завеса. Как приятно горят провода, или шипит пластмасса, или взрываются всякие стеклышки. Но главное, что взрывается, то раскрывает весьма любопытные тайны.
  Не успел Муркотенок дожать до конца саму операцию по зачистке базы, как перед его глазами развернулась вполне достоверная панорама из прошлого.
  
  ПАНОРАМА
  Хочу предупредить, за просмотр деньги не берутся и вообще дело в прошлом.
  Начало панорамы:
  Блестели ордена,
  И лысины блестели.
  Взирала вся страна,
  Как эти твари ели.
  Взирала вся земля,
  Как эти твари пили,
  И чавкали не зря,
  И на горшки ходили.
  И прямо от горшков
  С улыбками предтечи
  Вбивали в дураков
  Возвышенные речи.
  Министр:
  Собрались злые силы,
  Зачухались рабы,
  Чтоб вынуть из могилы
  Забытые гробы.
  Сорвать тугие пломбы,
  Наколотить прорех
  И с дьявольским апломбом
  Туда засунуть всех.
  Еще министр:
  Тайны старые укрыты
  Подо льдами, подо льдами.
  Тайны старые забыты
  Дураками, дураками.
  Нет резона эти тайны
  Без охоты и с охотой,
  Ни спецально, ни случайно
  Забивать в мозги народа.
  Пусть народ себе гуляет,
  Пляшет, распевает песни,
  Пусть спокойно подыхает
  Без известий и известий.
  Еще один министр:
  Время бежит
  Мрачной дорогой.
  Дурень дрожит,
  Хнычет убого.
  Счастье зовет,
  Да с перепою.
  Счастье придет,
  Только какое?
  Министр:
  К чему теперь злословье?
  Оставим чепуху.
  Солдаты наготове,
  Готовятся в труху
  Испепелить планету,
  Другое барахло.
  И получить за это
  Две дырки под ребро.
  Конец панорамы:
  Блестели обшлага,
  И уши розовели.
  И каждая рука
  Вела команду к цели.
  Вела себе, вела
  Без глупых идеалов,
  Пока вести могла,
  Пока не завоняла.
  Не лопнула в кости
  Над жерлом унитаза
  И с пламенным прости
  Не сделалась соблазном.
  Ну и про эту дурь
  Хочу сказать без фальши,
  Катилась бы она
  Куда-нибудь подальше.
  Больше не предупреждаю. Кто-то сказал, не выйдет и не получится переделать то пресловутое прошлое, которое на самом деле завершило свой путь и поставило жирную точку. Оно получится, если ты не совсем убогий придурок. Оно получится, если знаешь куда нажать, на какой рычаг или кнопку. Только без паники, только без ругани и самое главное без суеты. Паника все запутала у тех последних товарищей с базы, а у координатора она ничего не запутала, скорее распутала. Слишком спокойный боец Муркотенок, чтобы не извлечь кое-что кое-как из приведенной выше хреновины.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  Воистину полегчало. Перед глазами мысли и чувства последних защитников базы. Вернее, наиболее чистые мысли, наиболее благородные чувства, достойные славы в веках, как при нынешнем, так и для будущих поколений. Это захватывает. Но координатора не заинтересовать всякой хреновиной. Меньше слов, крепче сердца победные стуки. Никакой минуты молчания в честь выведенных и последних защитников базы.
  Раз защищал базу, значит, такая судьба. Кому положено, тот проглотит судьбу с подобающей радостью или чего-нибудь воздаст себе по заслугам. Координатору не положено. Вы не думайте, что это чернуха интеллектуальной души, или чертова зависть младшего перед старшими товарищами, то есть не так чтобы завидуют маленькие звезды перед высокими звездами. Честь не зависть, зависть не честь. Просто работа. Координатор работает. Зато на работе случается всякая ерунда, чему тебя в институтах не учат.
  - Вот опять, дедушка, гороховый стручок, - Муркотенок отложил огнемет.
  После очистки компьютерной комнаты несколько притормозил величайший боец всех времен и народов. Даже во время уборки не следует умалять собственную роль во вселенной. Величайшие бойцы убираются с артистической грацией, дабы уроды из координаторского сообщества оценили, какой материал они используют не по назначению, или для грязной работы.
  Скажем, морская база на планете Земля не суть стратегический объект уровня бойца Муркотенка. Здесь могли убраться стажеры, но почему-то убирается боец Муркотенок. Следовательно, вы получите результат высочайшего уровня, соответствующий уровню самого уборщика. Плюс кое-какие бонусы. Ибо после очистки компьютерной комнаты в дальнем и наиболее недоступном ее уголке обнаружилось нечто похожее на потайное убежище.
  - Вот тебе бабушка бобовое зернышко, - Муркотенок достал лазер.
  И что у нас проклевывается в конечном итоге? Нет у координатора ни единой секунды на мысли, на факты, на сопоставление фактов и прочего. Хочется рассуждать на отвлеченную тему, а некогда рассуждать. Хочется сравнивать несопоставимую действительность, опять-таки некогда. Огнемет, ядерная бомба, оружие с лазерной боеголовкой - суть первоначальные величины в споре за первенство. Но повторяю, нет первенства, ничего нет.
  Лазерное оружие сразу и, кажется, бесповоротно получило карт-бланш перед прочими дезактиваторами, распаковывателям и любимцами Муркотенка. Есть идея поиграть лазером в научных целях, затем написать диссертацию. Муркотенок чуть ухмыльнулся, как хорошо написать диссертацию. Пускай работает лазер во всех цветовых режимах, пускай дезинтегрирует и дезактивирует неизученную материю. Это только начало, отсюда только весна перед бешеным, яростным и всепоглощающим летом.
  Но я повторяю, лазер не бомба. Дырочек много, полосочек много, пятнышек не сосчитаешь без навороченной компьютерной техники. Для научной работы все должно быть сосчитано. Даже вон тот бутерброд на стене должен пройти сквозь компьютер. И вообще, кто сюда засадил бутерброд? Ах, никто ничего не засаживал? И вообще, это не бутерброд, но стена, с которой слегка поигрался и позабавился лазер. При определенном режиме стена стала похожей на бутерброд. Но не думайте, что на планете Земля тусовались одни обезьянки, которые не умели строить убежище.
  - Черт подери, - только рассеялся дым, как в углу появилась усатая морда.
  
  НЕСТЫКОВОЧКА
  Ударил сноп света, и тысячи бешеных молний поставили под сомнение лазерную стратегию Муркотенка.
  Дальше ты труп. Плохо готовился, паршиво использовал технику, у тебя никаких шансов. Другое дело координатор по имени Муркотенок. Он научился держаться за каждый шанс, он всегда пионер современной науки и техники, и всегда готовый к любым неожиданностям. Его молнией не спугнешь, тем более не пробьешь, не достанешь.
  Раз молния, младший координатор свалился на пол. Два молния, младший координатор прикрывает уши и голову лазерным аппаратом. По инструкции сие запрещается, учитывая хрупкую молекулярную структуру дорогостоящей конструкции. Но если нет другого прикрытия, сгодится и лазерный аппарат, чтобы не было так мучительно больно за неправильную работу.
  Разработчики обещают пять молний на лазерный аппарат. Первая молния слегка подогревает корпус. Вторая молния вызывает обратный поток сублимирующих молекул. Третья молния разбивает обратный поток на многочисленные ручейки. Четвертая молния разбивает многочисленные ручейки на более многочисленные ручейки. После чего полная попа, если попала пятая молния.
  Так или примерно так понадеялся боец Муркотенок на честное слово товарищей разработчиков. Никогда не приходилось бойцу Муркотенку принимать на лазерный аппарат сразу пять молний. Одну молнию приходилось. Две молнии приходилось. На третьей молнии не сработала тактика разработчиков. Обратный поток сублимирующих молекул не разбился на многочисленные ручейки, а просто разбился.
  - Ведь хорошая, между прочим, игрушка, - уважаю подобную мысль, - Полезная, черт подери! В нашем отечестве больше не делают, и на помойке никак не валяется.
  Лазерный аппарат прекратил свои хрипы на начальной стадии эксперимента с сублимирующими молекулами, тем самым перечеркнув какую-либо идею о диссертации Муркотенка. Все предыдущие изыскания с дырочками, полосочками, пятнышками пошли прахом. Прежде чем продолжать изыскания придется усовершенствовать аппарат. Это мы проходили, это мы изучали вроде бы в первом классе. Нас радует координатор с прикрытием. А если он без прикрытия, а если мишень? Вот-вот, прекрасная в любом варианте мишень. Плазменная атака закончилась, пошла пулевая атака.
  А что такое пулевая атака? Если не мерзость во всех отношениях, то наиболее унизительный вариант для величайшего мордобоя вселенной. Пули прыгают, пули попадают по лапам, пули впиваются в уши. Не то чтобы боль, но зудящее и раздражающее что-то есть. Достали товарища пули.
  - Нестыковочка, черт подери, - новая мысль, - Все-таки стоило применить бомбу.
  Никто не уточняет, насколько положение мерзкое или весьма неприятное. Муркотенок пока держится. Кожа на лапах вздулась буграми, она еле-еле предотвратила плазменную атаку. Сто секунд гарантийный срок, затем ничего неизвестно. Это лапы, а это кожа, каковая очень и очень может распасться в любой момент на сотни частей и весьма некрасивых хреновин. Дальше придется обходиться без кожи. Мясо, капилляры, широкие сосуды, лимфа и кровь. Еще какая-та защита, еще на две-три секунды, возможно на пять. Дальше кости, последний оплот Муркотенка. И что Муркотенок, когда подгорят его чертовы кости?
  - Нет, не дождетесь.
  Вы еще не видели в действии младшего координатора. Теперь самое время. Комок мускулов. Пучок сухожилий. Немного радикулит подкачал. К черту радикулит! Все собралось, все сократилось, сейчас долбанет по вселенной. Отрыв от пола, сальто с пятью винтами, выход из зоны обстрела. Как говорится, не самый порочный прием. А вот бомба в когтях уже кое что.
  - Ух, загудим!
  Дай-то бог, что не бросил товарищ любимую бомбу.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  - Кажется, старый хрыч? - неожиданная тишина оглушила бойца Муркотенка.
  Ослабевшие пули упали на пол. Неразвернувшиеся молнии свернулись обратно. Никакого обстрела, никакого разбоя, никакого сопротивления. Где была плазма, больше нет ничего. Где свистело и булькало ядерной просинью, теперь не свистит и не булькает. Дым в отдушинах, копоть в расселинах. Есть и другие хорошие новости. Раскаленный металл затвердел, шкура стала обычной броней на ушах и губах Муркотенка. А еще оказалась ненужной, бессмысленной, пустяковой та самая обалденная хрень, которая называется бомба.
  - Что за шутки? - Муркотенок замер в позе киногероя, - Этак можно отправить в аптеку.
  - Сам шумишь, словно стадо слонов, - из угла снова вылезла морда. А за ней, кто вы думаете? За ней появился Че Бэ Иванович, грязный и осовевший от копоти.
  Черт возьми, неужели Че Бэ Иванович? Ну, конечно, он самый. Его лапки, его щечки, что ни на есть знаменитый прищур великого богатыря земли русской. Точнее прищур немного грустных, немного философических глаз. Нечто подобное вы не найдете нигде ни за какие безумные денежки. Нечто подобное вам никогда не видать ни при каких обстоятельствах. Нечто подобное вам не встретится никогда, даже если чертовски сие захотелось. Это он, наш возлюбленный Че. Кто еще в силах так потрепать Муркотенка?
  - Здорово, брат, - на месте теперь уже бесполезная бомба, - Все толстеешь и все толстеешь на правительственных харчах. Набираешься жиру с той самой поры, как решился пошкурничать с нашим правительством.
  Шутка глупая, но в духе младшего координатора Муркотенка. Когда четыре века отработал младшим координатором, есть у тебя право шутить, чтобы глупее никто не додумался.
  - Ерунда, брат, - Че Бэ Иванович не обижается на глупые шутки.
  - Возраст обязывает, - Че Бэ Иванович отклячил живот, - В молодости все было не так и не то. Скажу опять по секрету, в молодости толщина была очень и очень здоровая. Скушал, выпил - в запас. Выпил, скушал - туда же. Я повторяю, толстелось чертовски здорово, как говорится, на настоящей научной основе. Калории на завтрак. Килокалории на обед. Усиленные килокалории на второй и третий обед, и на ужин. Однако в последние время я отказался не только от нездоровой, но и здоровой пищи. Я отказался вообще от всего. Толстею, черт подери, и толстею.
  - Проехали, брат, обнимай Муркотенка.
  Ох, армейские прибаутки на постном масле.
  - Еще не совсем проехали, - товарищ Че разучился шутить. Отвергает масло, как будто его и не было.
  Впрочем, ребята обнялись:
  - Была мечта разожраться. Теперь поменял свое мнение?
  - Не совсем чтобы была, не совсем чтобы мечта.
  - Да не стесняйся, брат, со старым другом можно базарить, как в старые годы.
  - Может и можно, зато результат мне не очень нравится.
  Короче, ребята в который раз вместе. С такими ребятами вся вселенная мусор и хлам. Возле таких сорванцов звезды не звезды, бездна не бездна, время вообще в дураках при своем застоявшемся шухере. Ничего не скажу, хорошие парни в нашей вселенной великая редкость. Один улыбается, другой ухмыляется. Один загадочный, и другой окружен тайнами. Один бесноватый, и другой не то чтобы вылез из тихого омута. Хотя оба считают себя справедливыми охранниками вселенной, застрявшими в земном секторе. Один считает, другой соглашается. Грех притворяться, кто главный, а кто не очень и с мелкими звездами. После многовековой разлуки все главные, все очень и очень. Короче, вселенная балдеет от вас, ребята.
  - Хочешь, тайное убежище покажу?
  Снова грех отказаться. Во-первых, если это убежище. Во-вторых, если оно тайна. Плюс еще стратегическая система замков. Плюс еще несанкционированный вход и несанкционированный выход. Плюс еще две с половиной сотни ловушек, куда обязательно попадешься по дурости. Но Муркотенок не попадется. Он нашел друга. Он не отверг приглашение. Он свояк и вообще супермастер в любой из ловушек. Автомат завернул через пуговицу, пристегнул гранаты покрепче и понадежнее, вот уложил газ. Сегодня не понадобится газ. Мы и так пьяные, мы и так одурели от встречи.
  Если боишься уколов,
  Не торопись под укол.
  Если корявый и квелый,
  Ночью не суйся во двор.
  И не махай автоматом,
  Не научившись стрелять.
  Много отыщется гадов
  Эту игрушку отнять.
  Сегодня сильнее всех Муркотенок.
  
  ДОСЬЕ
  Гражданская формула - Че Бэ, или товарищ Че, или Черно-Белый Иванович.
  Кодовый номер - Три единицы.
  Должность - Старший координатор, Инструктор по партийно-политической подготовке, Наставник молодежи.
  Неафишируемая должность - государь земли русской.
  Выполняет особо секретное задание.
  Энергетический потенциал - Засекречен.
  Оружие - Засекречено.
  Уязвимые точки - Слишком умный.
  Фоторобот - Жирный, плешивый, лоснящийся.
  Дополнительная информация - Засекречена.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  Тайное убежище Че Бэ Ивановича походило на куб, где не существовало почти ничего, кроме банок с бесцветной болтухой и груды оружия. Некоторые банки были безвременно вскрыты. Не выясняем, какая лапочка там порезвилась и поорудовала, это вопрос из последних. Но содержимое банок пришло в негодность. Короче, нет содержимого в банках. Несколько капель вроде осталось на дне, и капли какие-то квелые. Их бы вообще растереть и забыть, кажется, вся энергия ушла на другие банки. То есть энергия ушла на банки, которые содержались под пломбой, в свинцовом панцире и которые почему-то переплели жгутами, обрывками кабелей, даже колючей проволокой.
  - Осторожно, - сказал Че Бэ Иванович, - Ни в коем случае не прикасайся к опломбированным банкам.
  А сам прикоснулся, когда оттолкнул Муркотенка.
  - Ты в курсе, - снова Че Бэ Иванович, - Только безмозглый укурыш сюда полезет без тяжелой космической брони четвертого уровня, только непрофессионал из команды "Крутые милашки".
  Муркотенок поморщился:
  - Про девочек вспомнил ни к месту?
  - Какие там девочки, здоровенное мужичье в команде "Крутые милашки". Неделю назад попробовали выкурить меня из убежища. Мол, отвали жирняга, мы имеем правительственный пакет на опломбированные банки.
  - Ну и?
  - Жирняга не отвалил. Как бы выразиться без матов, еще существуют во вселенной товарищи, потерявшие башню. Им бы носик и лапы засунуть сам знаешь куда. Дурацкий носик, дурацкие лапы. И никакого понятия, вдруг ядовитое все, вдруг опасно для жизни, вдруг оно может взорваться.
  - А я думал, там девочки.
  Впрочем, не очень расстроился Муркотенок.
  - Я сегодня сама осторожность, - улыбается младший координатор, - Я сама доброта, и не причиню вреда твоим банкам.
  Хорошая улыбка, очаровательная улыбка на очаровательной мордочке товарища по оружию. Подобная улыбка способна воздействовать на горы, на кручи, на всякого, мать его, старого Че. И она воздействует, как ей подобает и кое-что в том же духе.
  - Это ты доброта?
  - Похоже, что я.
  - Это ты осторожность?
  Нет, нельзя безнаказанно улыбаться в системе координаторских ценностей. Акцентирую внимание, именно так улыбаться. Вдруг что-то не то и не так. Колючая проволока указала на правильность координаторского подхода. Свинец и пломбы в полном согласии с проволокой. Мы чувствуем, мы унюхали, мы уверены на все сто процентов, здесь происходит недоброе дело. Но пока что в прекрасной форме Че Бэ Иванович. Соответствуют факторы и модуляторы знаменитой улыбке одного мордобоя по имени Муркотенок.
  - Знаю, мой старый товарищ по партии. И все-таки рекомендую, при чем настоятельно, обезопасить содержащийся в данном резервуаре предмет. Это мой долг. Это моя работа.
  Слова "работа" и "долг" слишком кислые, чтобы не разобраться с каким угодно вам Муркотенком. Дальше формальности. Достаем из кармана стабилизатор, настраиваем его на определенную частоту или волну, направляем настроенный прибор от места стабилизации к ближайшей стене. Все сделал, как приказали, младший боец Муркотенок. Все устроил, как полагается по уставу Координаторской службы. Теперь передышка на пару секунд. Вот закончим молекулярную стабилизацию, вот пятно на стене станет дыркой.
  
  НЕМНОГО СОЛИ
  - Здесь, - с гордостью зашепелявил пузатый товарищ, - Ты понимаешь, именно здесь содержится самая точная, самая мощная магия из когда-либо созданных и создаваемых в нашей вселенной. Она не мираж, не фантом. Она почти фантастика и в то же время реальность.
  - Не спрашивай, - очередная волна старческих хрипов и вздохов, - Мне не известно, кто руководит магией. Скорее всего, подлый сброд или кучка высокопоставленных уродов. Ибо подлый сброд или кучку высокопоставленных уродов всегда собирают на грязное дельце. Сброд питается за счет чужого труда, уродам всегда достается самое лучшее, самое современное, самое гипервселенское оборудование. Силами мутагеноза, создающими наиболее опасные формы для биосферы и экосферы Земли, не могут заведовать ангелы.
  - Впрочем, - разговорился товарищ, - Руководителей или экспериментаторов в нашем деле хватает с лихвой. Что еще за эксперименты, которые производятся в рамках закона? Мы уважаем только эксперименты вне рамок, нам подавай нечто недозволенное, обошедшее к черту закон. Пускай для козлов раздают разрешающие билетики. А в нашей команде билетики не нужны никогда. Мы великие величины среди прочих нулей, мы само великолепие, у нас под ногами вселенная.
  Что-то снова не так. Больно развеселился Че Бэ Иванович. Это пафос, или я чего-то недопонимаю? Это интеллигентный слог, или я впал в детство? Товарищ не то чтобы интеллигентный, но с ним не стыкуется слог. Хотя и ругань с ним не стыкуется на тех же условиях:
  - Начинаем эксперимент. Лаборатория есть, экспериментаторы есть, подопытные кролики... Мать тебя в ухо, мать тебя в нос, мать тебе между печенок. Кролики всегда наберутся в пределах ближайшей звездной системы.
  Теперь немного спокойнее:
  - Я говорю о подопытном материале. Ты понимаешь, об этой базе, на которой экспериментируют и испытывают определенные личности новые достижения науки и техники, то есть саму магию. Материал такой гибкий и в то же время такой предсказуемый. Кроликам ничего не сказали. Они просто кролики, они составляющая для испытаний, при чем дешевая составляющая, черт подери! Есть программа испытаний, это мутагеноз. Есть результат, то есть результат той самой программы. Про кроликов не упоминаю. В первую очередь используются одноклеточные и двухклеточные организмы, но по мере естественной сложности эксперимента используются более сложные существа, более сложная инфраструктура. А более сложная инфраструктура относится к очень известной биологической системе, которую ошибочно прозвали "мутант". Вышеупомянутая система здорово отличается от исходного материала, то есть от прочих кроликов. И вот почему. Мутант выползает из лабораторных стен, он облокотился на прошлое, он развивается до определенного вида и не желает возвращаться обратно. Дальше его, как ошибку, хватаем за горло.
  
  ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
  Не правда ли, становится интересно? Сам Муркотенок перестал таращиться по сторонам. Черт подери, какой заинтересованный Муркотенок:
  - Как за горло?
  - Да так, если оно есть, то самое горло.
  Картина из наиболее умопомрачительных. Кусок зеленого студня трепыхается между высоковольтными разрядами, примерно в четыреста киловольт каждый. Странные особи в белых халатах держат щипцы и пытаются отыскать в куске зеленого студня пресловутое горло. Пресловутое горло никак не отыскивается. Щипцы ковыряют студень, вызывая побочные спецэффекты. А что опять же побочные спецэффекты? А это когда один из высоковольтных разрядников выходит из строя.
  - Как же без горла? - следующий вопрос.
  - По обстоятельствам, - следующий ответ и ответ неправильный.
  Муркотенок любит правильные ответы, но страшится ответов неправильных. Точнее, ничего не страшится боец Муркотенок. Вот только неправильные ответы вызывают у него геморрой, после чего болит голова, и правильные ответы расстаются с собственной правильностью.
  - Мутант сделал дело, мутант может уйти, - попробовал пошутить Муркотенок.
  Получилась не совсем шутка под строгим взглядом Че Бэ Ивановича:
  - Каждый товарищ может уйти. Но вот незадача, уйти он может только вперед ногами, если есть ноги. А если нет, все равно только вперед. Теория дала сбой в данном направлении. Следов не должно остаться после магической деятельности наших таинственных экспериментаторов. Отрицательный эксперимент не то же самое, что положительный эксперимент. Недееспособный или слишком дееспособный мутант не то же самое, что мутант по программе. Отсюда кое-какие проблемы. Тварь в отстойнике, она обработана химическими средствами, она спрессована техническими уничтожителями, она как отбросы осела на островах безлюдной планеты.
  Черти что, более чем заинтересовался и обалдел Муркотенок:
  - Остров Мути, ты говоришь?
  В ответ гримаса то ли ярости, то ли душевной боли:
  - Там, мой крохотный, там! Кажется, добежал до конца один славный котеночек. Кажется, поумнел на ноль целых и три десятых процента. Все знаешь, только не прыгаешь на Олимпийских играх по теннису. Во всем дока, только от мысли твоей одни неудобства. А если серьезно, Остров Мути очень загадочный остров. На Луне, даже на Солнце ему присвоен рейтинг "загадочный остров". Ибо в чертовски уютном гнездышке накопилось немало секретов со знаком минус. Там гнездится зараза.
  
  ЕЩЕ ОДИН БЛОК
  Наконец, отдохнули. Наконец, пресловутый конец всякой дьявольщине по всяким материям и духовным традициям. Убери свою морду, ласковый мой, не шевели усами над ухом! Че Бэ Иванович успокоился. Че Бэ Иванович забрал использованный стабилизатор у товарища по оружию и выбросил в мусорный ящик. После означенной процедуры отверстие на стене не кажется глупостью. Исчезло отверстие. То, что находится за стеной, теперь под непробиваемой и дважды стабилизированной оболочкой. Дай-то бог, чтобы оболочка оказалась такой, как в рекламном проспекте, и не дестабилизировалась со временем или при каких-нибудь загадочных обстоятельствах.
  - Нынче магия умерла, - более чем успокоился Че Бэ Иванович, - С переходом в молекулы всего контингента исследователей, выдающихся ученых и ассистирующей прослойки, а так же руководителей из высшего эшелона власти, ты понимаешь, мой бешеный, с таким переходом покончено. Вот молекула полетела, это есть генерал. Вон еще поскакала, это значительный чин. Вон большой группой и скопом несутся молекулы, это инженеры, солдаты и лаборанты. Сколько их было? Теперь никого. Чувствуешь, никого не осталось из высших армейских кругов и прочих высокоученых товарищей, способных проникнуть в хитросплетения мутагеноза, взять под контроль и со стопроцентной уверенностью высвободить биологическое орудие смерти.
  - Как никого? - нетерпеливый у нас Муркотенок.
  - А так, - терпеливый сегодня Че Бэ Иванович, - В пустой посудине плавают одни головастики. В пустом бочонке развивается одна ржавчина. Под пустой ерундой каждый третий придурок из первых придурков. Здесь потеряли вторые и первые номера, не то чтобы третьестепенную сволочь. Эпидемия, называется! Мутагеноз, твою мать, батенька! Зараза, зараза и снова зараза! Молекулы есть, а товарищей нет. Ни умных, ни глупых, вообще никаких. Я повторяю тебе, без здравого смысла душа зависла в потемках. Экспериментаторы до того доигрались на грешной земле, что никогда, ни за что, ни в котором случае подобная наука не станет помощником человечества и благодетелем целой вселенной. Зато за кошмар она еще очень и очень сгодится.
  Вздыбятся волны
  Горячим металлом,
  Смертью наполнят
  Прибрежные скалы.
  Выйдут с прибоем
  Скоты и уроды,
  Гноем омоют
  Кровавые морды.
  Мрак станет светом,
  А свет станет мраком.
  Лопнет планета,
  Сожженная страхом.
  Дальше можешь торчать, разинувши пасть, сколько угодно и как угодно, пока эту пасть тебе не порвали.
  
  ОКОНЧАНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  Неужели не наговорились ребята? Или все-таки наговорились они? Вековая разлука влечет за собой неожиданность. Вроде бы столько событий случилось за продолжительный временной промежуток, что целой жизни не хватит для их дальнейшего описания и осмысления за стаканчиком пива. Но это теория. На деле хватает нескольких жалких минут, опять же без пива.
  Жалкие минуты прошли. Муркотенок почти отсидел себе хвост и стер лапы в тесных армейских ботинках, да еще с шерстяными носками. Че Бэ Иванович на хвост пока что не жалуется. Нынешняя форма Ивановича больше тяготится к человеческой форме, чем к разновидностям мурсианской кошки. Такое ощущение, что русский богатырь Че выдавил из себя мутанта по каплям.
  Очень нехорошее ощущение. Человеческая форма Че Бэ Ивановича более слабая форма, чем разновидность мурсианской кошки. В человеческой форме подвержен всяким болезням и катаклизмам Иванович. С другой стороны форма мутанта содержит противоядие от всяких болезней и катаклизмов, сие может на собственном опыте доказать боец Муркотенок.
  Не следовало пренебрегать мурсианской кошкой. Если природа позаботилась о товарище Че столь нетрадиционным образом, что подцепила к его человеческой сути хороший кусок мурсианина, то нт ничего глупее, чем отказаться от дара природы.
  Извини, брат, подумал боец Муркотенок, но мы с тобой не совсем братья. Ты пошел по человеческому пути, нарастил почти неподъемное брюхо. Я пошел по пути, предназначенному природой, и мы встретились.
  - Хорошо, - сказал Муркотенок, - Людская толпа злобная. Людская кость скотская. Толпа с подобной костью ни в коей мере добро. Ее порывы, ее надежды, ее политика не имеют ничего общего с человеческим счастьем. И вообще, начинаю плеваться, какая поганка, какая дрянь человек! От светлого будущего человечества перешли к черному настоящему, от чистой материи перешли к грязным тряпкам, от честного имени "гражданин всей вселенной" перешли к подлой кличке "товарищ из органов". И никакой надежды, что сохранился хотя бы один исследователь, готовый довести мутацию до конца. Ну, чтобы получилось не зло, хотя бы малая польза.
  Че Бэ Иванович громко высморкался:
  - Крест на такого исследователя.
  И Муркотенок сменил тему:
  - За четыре лапы на крест.
  Все-таки профессионал Муркотенок:
  - Ничего не восстанавливаем, ничего не благоустраиваем, ничего не заменяем на умирающей планете Земля. Разрушение раз. Разрушение два. Разрушение три. Базы нет, и не будет. Магии нет и не надо. Вот разобраться бы только с последователями милитаристских игрушек "из органов".
  Про товарища Че разговор отдельный:
  - Когда-нибудь на досуге.
  Тут еще осталась куча оружия, жалко выбрасывать. Может, покопаемся в куче среди всяких навороченных респираторов и пеленгаторов, штучек и дрючек. Есть совсем новенькая плазменная установка, регенерирующий бронежилет, разрывное устройство на сорок зарядов, разрывное устройство с рекуператором, разрывное устройство с поисковой системой огня. А еще гранатомет без гранаты, недостающие части бронежилета, стеклянный колпак и десяток стеклянных пробирок.
  Эх, покачал головой Иванович. Оружие все равно, что любовь. Но и любовь подходит к концу, даже если она похожа на вечность:
  - У нас мало времени.
  - Но мы используем наше время.
  - И доберемся до Островом Мути.
  
  ОТ АВТОРА
  Опять ничего особенного.
  - Не сентиментальничай, - предупреждает Владимир Александрович Мартовский расслабленного отца Александра Юрьевича Мартовского.
  - Мы возвращаемся в грязь, - опять же его идея.
  Когда молодой патриот своего отечества поступает, как ему должно, ты себя чувствуешь лишним. Или еще противнее, ты просто ноль. Молодой товарищ толкается, он же свистит и весь в предсказуемых поступках. Никаких "почему", "отчего", "для чего". Никаких отступлений, одни наступления. Пускай старенькие раздолбаи отправляются в бегство и драп. Пускай застарелые пачкуны и предатели лезут в крики и корчи. Видишь ли, знаешь ли, понимаешь ли, это для них. Хлеб, булка, пирожное. Для молодого товарища так не годится. Он почувствовал вольность свою, он возвращается, куда ему надо:
  - Город обязан быть чистым, что факт. Но город грязный, еще один факт, город не выполнил свои обязательства.
  Дальше выводы Александровича:
  - Мы возвращаемся и возвратились к проблеме планомерного, хотя и законспирированного захламления города. Того самого города, черт подери, что считали недавно не самым грязным на русской земле, но самым культурным городом.
  Но это и мое место, я в деле:
  - Все приходит и все уходит. Вчера культурный, сегодня халтурный город. Вчера цветы, сегодня голые ветки. Да что еще ветки? Радуйся, что они есть. Ничтожное подобие твоей ничтожной, извратившейся, пошлой и самой мрачной и непристойной культуры.
  Вот мы договорились на середине пути. Я попробовал кое-чего осознать со своей колокольни, Владимир Александрович попробовал мягкое обращение с моим старческим разумом. Чтобы разговор получился общий, чтобы тема была понятная, чтобы каждому товарищу интересно. Ты политик, а я неполитик. Ты диктатор, а я недиктатор. Ты наезжаешь на принципы, а я позабыл свой последний наезд. То есть, в какие годы последний наезд? То есть, при котором правительстве? То есть, в каком государстве? Пускай будет все общее. Чтобы старенький дяденька не разозлился на молодого товарища. Ты подумал, что умный дяденька, а я докажу, что дурак. Нет, не стоит переходить от одной злобы к другой крайности. Сначала человечек такой маленький, затем умненький, затем возвращается грязь и пеленки. Мы чертовски хорошо понимаем друг друга на гнойных развалинах города.
  - Кто управляет, тот разрушает, - не унимается Владимир Александрович, - Дали корону, приделали власть, разрешили многое и очень многое, как не попользоваться, как не разрушить хотя бы один город?
  - Кто управляет, тот главный гадюшник, - дальше мой ход, - Сидеть на деньгах и не накушаться. Властвовать над городом, и не спустить штаны. Слишком привлекательная перспектива, слишком заманчивая. Когда отстранят от кормушки твое гениальное и неповторимое "я", когда отправят в помойку, такого шанса уже не получишь разделаться с городом.
  - Не шанс, а аванс, - подтверждает Владимир Мартовский.
  - Как прикажете, - здесь наши общие мысли.
  Сегодня властвуешь, сегодня приказываешь, сегодня в законе любая прихоть твоя. Это мы про властителя, про первое лицо в городе. Но первое лицо когда-нибудь переходит в последнее лицо. Тогда не властвуешь, но отвечаешь по полной программе. Тогда не приказываешь, но подчиняешься другим лицам. Тогда на любую твою закидонскую прихоть здоровенный пинок в одно место. И ты совершеннейшее ничто, где еще недавно каждое твое слово передавалось в пять миллионов глоток.
  Лучше чистить сапоги
  И доить скотину,
  Чем мочалить кулаки
  О чужие спины.
  Лучше бревна волочить
  И клепать кареты,
  Чем других уму учить
  Дулом пистолета.
  Лучше бегать по двору
  С черными котами,
  Чем устраивать игру
  С полными штанами.
  Чем корону доставать
  Из навозной кучи -
  Песни добрые слагать
  Веселей и лучше.
  Здесь мы поддерживаем друг друга, я и Владимир Александрович Мартовский.
  
  ГЛАВА БЕЗ НАЗВАНИЯ
  Координаторское сообщество забаррикадировалось в нашей вселенной и заняло выжидательную позицию относительно всех прочих вселенных. Мол, на сегодняшний день не хватает здоровья, чтобы связаться с местечковыми филиалами и скоординировать деятельность параллельных Координаторских центров. Да и как скоординируешь эту самую деятельность? Каждый Координаторский центр считает себя превалирующим над прочими центрами и не соглашается на вполне законное первенство нашей вселенной.
  Ситуация вышла из-под контроля, черт подери. Множественность четырехмерных вселенных, параллельных нашему миру, имеет не только положительные стороны. Координаторское сообщество может оказаться в роли захватчика за пределами собственных пространственно-временных рамок. Извините, товарищи координаторы, у нас свое собственное сообщество, в ваших услугах мы не нуждаемся. А если еще не дошло, вот наши собственные бойцы Че Бэ Иванович и Муркотенок.
  Пятое измерение очень опасная штука в неумелых руках. Четырехмерные вселенные легко координируются и контролируются до перехода через пятое измерение. Ни одна четырехмерная вселенная не выдержит две равнозначные группы координаторов, где опять же столкнутся два равнозначных Че Бэ Ивановича и два Муркотенка. Опыт показывает, что между двумя равнозначными величинами куда чаще возникает соперничество, чем между величинами неравнозначными. Из физики следует, равнозначные величины отталкиваются. В противоположность им неравнозначные величины притягиваются. Впрочем, притяжение, как и отталкивание, может закончиться катастрофой. Но притяжение двух Че Бэ Ивановичей или двух Муркотенков принесет куда меньший вред, чем откровенная война до последнего патрона.
  Прошу не смеяться. Если бы координаторское сообщество чаще посылало эмиссаров из нашей вселенной в параллельные вселенные, можно было добиться компромисса по наиболее острым вопросам. Например, отдельные операции, требующие большой мощи, нуждаются в группе Че Бэ Ивановичей и Муркотенков. Значится так, собрались означенные товарищи, выполнили работу, раздавили стакан, и разбежались по своим параллельным вселенным. Справедливость торжествует, все счастливы.
  Так да не так. Равновесие вселенной не поддается математическим формулам. Сколько раз повторять, не всякая вселенная вынесет другую вселенную отрицательного знака. Опять же не всякая вселенная вынесет идентичную ей вселенную со знаком плюс. Одна надежда, что в бесконечном множестве параллельных вселенных не найдется двух одинаковых Че Бэ Ивановичей и двух Муркотенков.
  Нет, моя предыдущая мысль не означает, что не найдется вообще двух подобных товарищей. Чуть ли не каждая параллельная вселенная имеет шанс похвастаться собственным Че Бэ Ивановичем и собственным Муркотенком. Можно даже устроить гиперпространственные игры, чей Че Бэ Иванович круче и чей толерантнее Муркотенок. Даю голову на отсечение, боевой ничьи на играх не будет.
  
  ИВАНОВИЧ РАССКАЗЫВАЕТ
  Экскурсия Че Бэ Ивановича в другую вселенную оказалась весьма плодотворной и познавательной по многим вопросам. Во-первых, параллельная вселенная вытерпела конфликт двух Ивановичей и даже не взорвалась при этом. Отсюда следует, что малыми дозами сотрудничать можно. Во-вторых, параллельная вселенная оказалась ничуть не лучше нашей вселенной, при чем в некотором отношении она оказалась хуже.
  Не ищите рай, дорогие товарищи. Практически все параллельные вселенные развиваются одинаково. Мелочь не принимаем в расчет. Например, в одной параллельной вселенной может присутствовать только Че Бэ Иванович, а в другой параллельной вселенной только боец Муркотенок. По крайней мере, наш экскурсант натолкнулся на собственный прототип на планете Земля-2, но так и не встретил бойца Муркотенка.
  Что из этого следует? Совсем ничего. Ограниченное время провел на планете Земля-2 товарищ Иванович. Большая часть времени ушла на переосмысление определенного рода ценностей. Для чего ты существуешь, товарищ Иванович? Пожалуйста, не отнекивайся, ты существуешь для определенной цели. Все мы существуем для определенной цели, но не все разбираемся, какая по существу цель.
  Предлагаю слегка покопаться в себе. Где родился товарищ Иванович? По любым расчетам родился товарищ на планете Земля. Или еще точнее, человеческая часть вышеупомянутого товарища именно на планете Земля начала путь по вселенной. Про нечеловечскую часть информация отсутствует. В конце двадцатого века обе части (человеческая и нечеловеческая) воссоединились в единую экосистему, которую по сути и представляет товарищ Иванович.
  Для начала совсем неплохо. Ты родился на планете Земля, ты ее кровный сын, она твоя кровная мамочка. Теперь наводящий вопрос, как относится кровный сын к кровной мамочке? И наводящий ответ, хорошо относится. Первоочередная задача в их отношениях, чтобы радовалась кровная мамочка на кровного сына и никогда не плакала. Еще наводящий вопрос, а как в нашем случае?
  Пожалуйста, не ругайтесь, родные мои. Очень старался товарищ Иванович. Видит бог, как старался товарищ Иванович, чтобы уберечь от слез русскую землю. Не получилось. По крайней мере, не получилось в нашей вселенной. Родная земля скурвилась, родная земля вымерла. Ядерная бойня поставила на человечестве крест. Как вы опять понимаете, не сама собой началась ядерная бойня. Человечество приложило к собственному уничтожению свои хищные лапы. Но с другой стороны, мог не препятствовать уничтожению Че Бэ Иванович.
  Вот это прямой поклеп. Очень и очень препятствовал уничтожению товарищ старший координатор. Такая у него работа, препятствовать уничтожению, не жалея живота своего. В конечном итоге, живот пострадал, но и родная земля оказалась в развалинах. Правильно говорила великая княгиня Татьяна: перестарался Иванович. Сначала на должности старшего координатора. Затем в качестве государя всея Руси. Старался и перестарался боец за любимую Землю.
  Закрою глаза. Перед глазами кровавые всполохи. В этом и твоя есть вина, мой достойный товарищ. Только не надо оправдываться за счет прочих товарищей. Они неразумные обезьянки, не ведают, что творят. Они получили по заслугам за период ядерной бойни, и вымерли. Ты выжил. Вселенная не сумела сожрать величайшего координатора всех времен и народов. Ты выжил, ты вернулся на Землю, чтобы спасти самый малый кусочек ее, свою добрую, но несчастную родину.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ГЛАВЫ БЕЗ НАЗВАНИЯ
  Прости, брат. Где мой клетчатый платок? Че Бэ Иванович порылся в многочисленных карманах. Платка нет, пришлось вытереться рукавом защитного комбинезона. Нет, это всего лишь насморк, не слезы. Слишком холодно сегодня на планете Земля, ничего не стоит подхватить насморк. Ну, и возраст, сам понимаешь, не маленький. Хотя и не очень большой для бойца, владеющего способностью регенерация.
  Как бы выразиться поточнее, никогда не думал Че Бэ Иванович о планете Земля, как о цельной планете. Ему хватало маленького кусочка планеты Земля, который назывался Россия. Остальные кусочки планеты Земля, в том числе пресловутая Америка, не интересовали Ивановича. Весьма распространенная ошибка. Нельзя сохранить кусочек, разбив целое. Следовало думать Че Бэ Ивановичу целиком и полностью о планете Земля, в том числе о пресловутой Америке. Кто знает, что бы случилось тогда с кусочком Россия.
  Грешен, брат. Человеческое начало подавило нечеловеческую сущность. Человеческие эмоции заполнили и утопили здравый рассудок старшего координатора Ивановича. Отсюда отставка из координаторов, переход в свободные чистильщики, работа на других объектах вселенной, одна преждевременная смерть, другая преждевременная смерть, ну и так далее...
  Ах, мы говорили про способность регенерация. С любой стороны удивительная способность, стоящая способность. Немногие координаторы владеют способностью регенерация и могут восстанавливаться после смерти. Че Бэ Иванович владеет способностью регенерация. Три века непрерывной работы сильно потрепали, но не сломили Ивановича. Нет, никто не жалуется. Хотя правда, жалуется Че Бэ Иванович. А вы пробовали провести какое-то время в шкуре железного киборга? Вы не пробовали и не попробуете никогда. Нет ничего ужаснее, чем провести время в шкуре железного киборга. Сие тюрьма для чувствительной натуры любого биологического существа. Опять же в подобной тюрьме не год и не два положил товарищ Иванович за русскую землю.
  А она не поверила.
  Спрашиваешь, кто не поверила в искренность намерений Че Бэ Ивановича? Разговор уже не о русской земле. Железный киборг Кибер-бобер не самый лучший вариант, чтобы вытащить из развалин русскую землю. Не поверила великая княгиня Татьяна, русский богатырь и последняя любовь Че Бэ Ивановича. Ну, что тебе сказать, брат, она отнеслась скептически ко всем начинаниям своего государя. Больше того, она восстала против своего государя и принесла хаос на русскую землю.
  Нет, я не обвиняю товарища Танечку. Во всем опять-таки виноват несчастный Иванович. Единственное существо во вселенной, что могло сохранить и не сохранило свою несчастную родину. Великая княгиня Татьяна, вопреки любви к государю, противилась мерзкой его сущности Кибер-бобера. Не может железный киборг править на русской земле. Государь может, а киборг не может. Вот и весь сказ. Что для киборга кровь и боль его подданных? Любая человеческая единица не более чем пешка для киборга. Передвинул пешку на карте военных действий, пешка выполнила долг, ну и ладно.
  Песнь по случаю:
  Отложите конфеты
  Куда-нибудь в ящик.
  Подключитесь в розетку,
  Подключитесь по-настоящему.
  Человеческие глюки
  Утратили ценность.
  Открываем конструктор,
  Начинается священнодействие.
  Припев:
  Машинный век
  Не для всех.
  Продолжение песни:
  Биологическая основа
  По существу мягкая.
  Ее легко изуродовать
  И вообще ухайдакать.
  Не опирайтесь, пожалуйста,
  На тупые молекулы.
  Никакой жалости,
  Впереди вечность.
  Припев:
  Машинная закваска
  Не для каждого.
  Окончание песни:
  Лучший мотив поется
  На техногенной приправе.
  Техногенное солнце
  Сияет почти на халяву.
  Никакого там отдыха
  Для проводов и железа.
  Переключились на звезды,
  Вселенная треснула.
  Припев:
  Машинная эйфория
  Главенствует в мире.
  Какая невыносимая боль! Лучше бы оставался под кибернетической оболочкой Че Бэ Иванович. Никакой боли, никаких эмоций, только расчет. Оченно зря, брат, ты меня вытащил из оболочки железного киборга. Не могу принести благодарность за столь богомерзкое дело. Без кибернетической оболочки вроде как истощился или сломался великий координатор Иванович.
  Пожалуйста, не смотри, что на мне координаторские погоны и прежние звезды. Нынче координаторское движение принимает любое дерьмо, чтобы хоть как-то спасти свою задницу. Вот и приняли обратно Ивановича. Или точнее, приняли обратно остатки Ивановича. Все что осталось во мне после киборга.
  
  О ТОМ ЖЕ
  Две одинаковые планеты: Земля и Земля-2. Или почти одинаковые. Когда умирает твоя собственная планета, порушенная твоим собственными руками, ничего другого не остается, как найти очень похожую планету и не порушенную. Пускай это будет Земля-2. То есть планета из параллельной вселенной. В детстве мечтал о подобной планете Иванович. Он же обнаружил прямую дорогу на эту планету из смешного и немножко грустного детства.
  Повторяю, Земля-2 вполне существующая реальность. И что самое интересное, на планете Земля-2 такая же существующая реальность страшный мутант Непомнящий. Он же мутант Хрюколап, он же Ржавый Солдат, он же убийца координаторов, Кибер-бобер под номером один и биологический отец Че Бэ Ивановича.
  Ой, я немного запутался. На планете-2 не прошел товарищ Непомнящий стадию Ржавый Солдат, и тем более не добрался до стадии Кибер-бобер. В той параллельной вселенной этого не было. На планете Земля-2 ужас вселенной Иван Непомнящий превратился в спасителя русской земли, который так или иначе спас русскую землю.
  Ты спрашиваешь, что случилось с остальным человечеством? Здесь никаких изменений, остальное человечество благополучно сыграло в ящик. Как и предполагалось в любой версии, остальное человечество не имело права на жизнь, что на планете Земля, что на планете Земля-2, что во всех параллельных вселенных. Но в определенной вселенной страшный мутант Непомнящий довел свою миссию до конца, русские товарищи выжили.
  Оно опять же не самый плохой вариант. По крайней мере, успокоилась великая княгиня Татьяна. Маленький гаденький потрох Иванович отошел на последнее место. Великая княгиня Татьяна почувствовала гипервселенскую любовь к спасенной русской земле, и успокоилась. Почему бы и нет? Вот земля русская, вот земля наших предков. Самое время развивать и приумножать русскую землю.
  Ах, в подобную схему не вписывается товарищ Иванович, бывший русский государь, бывший Кибер-бобер номер два, и так далее. Ну и что, если не вписывается товарищ Иванович? Великая княгиня Татьяна не маленькая девочка, она самостоятельно устроила собственную судьбу, она вписывается в русскую землю и без Ивановича. До свидания, товарищ Иванович. Ты нагадил на русской земле на планете Земля. На планете Земля-2 тебя возьмут за грудки, наваляют пинков, не дадут гадить.
  Как быстро растут маленькие девочки и как легко они превращаются в злобных тетенек. Нескольких веков не прошло, возмужала и выросла разбитная девчонка Таня-маня в великую княгиню Татьяну. Ну, а великой княгине подавайте великое княжество. И что с того, что на планете Земля захирели и скурвились все великие княжества? Никаких претензий к планете Земля. Означенная планета находится среди множества звезд и галактик. Следовательно, для великой княгини можно всегда подыскать княжество.
  Вот и снова ошибочка вышла. Не желает товарищ Татьяна далеких звезд и галактик. Для нее родная планета и есть княжество. Опять же согласна на часть родной планеты товарищ Татьяна. Или на кусочек родной планеты. Ну, самый ничтожный кусочек. Взойду на холмик, брошу глаз по сторонам. Это поле мое, и этот овражек, и этот ручей. Ничего больше, пускай остается таким княжество.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ РАССКАЗА ИВАНОВИЧА
  Не уберегли мы грешную Землю, ох, не уберегли ее матушку. Монстров вроде повывели, но и людей растеряли. Человечек - существо нетерпеливое. Потерпи немного, завтра будет совсем хорошо. Нет, не желает терпеть человечек. В его арсенале способность регенерация отсутствует. Без способности регенерация человеческая жизнь длится положенный срок. Даже в идеальных условиях срок не превышает какую-нибудь сотню лет. Но условия на родной планете редко бывают идеальные. Поэтому пятьдесят-шестьдесят лет живет и мучается существо человечек.
  Никто не осуждает княгиню Татьяну за ее исключительную любовь к русской земле. Но с другой стороны, русская земля это не только камни, трава, ручей и овражек. Нельзя исключать из процесса любви само человечество. То есть нельзя вот так просто любить камни, траву, кусты и овражек, послав к чертям человечество. Только Иван Непомнящий, ужасный монстр и мутант, никогда не любил человечество, сделав ставку на те самые камни, траву, кусты и деревья.
  Идея примерно такая. Если освободить родную планету от плесени, каковой является человечество, то получится великолепная заготовка для дальнейших планов Ивана Непомнящего. Ну, и освободили родную планету от плесени. Ну, и черт знает что получилось. При всей своей узколобости, подлости и эгоизме играет более чем заметную роль на планете Земля обезьяноподобное человечество.
  Теперь понятно, почему бывшая разбитная девчонка Таня-маня вцепилась руками и ногами в планету Земля-2, то есть в суррогат собственной родины. Планета Земля-2 опять же не самый лакомый кусочек в параллельной вселенной. Прогрессивная копия Ивана Непомнящего из параллельной вселенной оказалась не настолько прогрессивная, чтобы сберечь целиком параллельную планету.
  Видимо, планета Земля обречена во всех четырехмерных вселенных, где так или иначе она существует. Но при определенном раскладе можно кое-чего уберечь от планеты Земля. То есть можно уберечь тот вожделенный кусочек, который представляет собой русскую землю.
  Понимаешь, брат, Таня-маня хорошая девушка, но очень импульсивная. Она не простила Че Бэ Ивановичу кибернетические эксперименты над русской землей. Ничего не скажу, она пыталась забыть и простить, но в конечном итоге ничего не забыла, ничего не простила. Отсюда такая щепетильность и непреклонность на планете Земля-2 в параллельной вселенной.
  Че Бэ Иванович утратил доверие. Эра железных киборгов завершилась абсолютным провалом. Кибер-бобер номер один (реинкарнация Ивана Непомнящего) только совратил государя всея Руси, то есть Че Бэ Ивановича. Кибер-бобер под номером два (то есть Че Бэ Иванович) фактически работал по плану собственного совратителя. Или точнее, Че Бэ Иванович приложил максимум усилий, чтобы очистить от человеческой плесени несчастную Землю. Дела его шли ни шатко ни валко. Вот и пришлось привлекать к семейному бизнесу третьего киборга - железную деву Крысятку.
  Я не прошу прощения. Очутившись в шкуре железной девы (не по своей воле) слетела с катушек великая княгиня Татьяна. Только не оправдывайтесь, что функциональные возможности киборга в разы превосходят функциональные возможности человеческого существа. Ой, как не просто быть железякой. Очень любила себя в человеческом виде товарищ Татьяна. Посмотрите, какая красивая девушка. Ну, просто бутон. А тут похоронили бутон под грудой металла.
  
  НИЧЕГО ЛИЧНОГО
  Великая княгиня Татьяна (бывший дружинник и богатырь Таня-маня) недвусмысленно послала к собачьим чертям бывшего государя Че Бэ Ивановича. Новая Русь не нуждается в государях. Много ходила в походы и много душ загубила великая княгиня Татьяна. Были среди загубленных душ мерзостные мутанты, но были и души праведные, православные. При чем праведные души перевесили души мутантов.
  А кто виноват? Очень хороший вопрос. Если у вас проблемы с совестью, ищите козла отпущения. У великой княгини Татьяны точно не чистая совесть. Не может русский богатырь быть кристальным ягненочком. Но и козлом быть не может. Как вы уже догадались, русских богатырей отличает любовь исключительно к русской земле. Плюс всепоглощающая ненависть к врагам нашей бедной России.
  Весьма непростой компот, если совесть смешалась с ненавистью. Погасли глазоньки ясные. Опустились рученьки белые. Потеряла самоконтроль великая княгиня Татьяна. Неужели не ясно, что не враждует с великой княгиней Че Бэ Иванович. Вместе ходили в походы, вместе топтали врагов. На завершающем этапе накладочка вышла. Враги достались злючие и коварные. Сам Иван Непомнящий появился на театре военных действий. А как вы представляете смертельную схватку русских богатырей с Иваном Непомнящим? Все-таки не какая-та мерзкая тварь. Все-таки папа.
  Выругалась великая княгиня Татьяна. Блин, развели родственников. Наша вселенная взяла семейный подряд. Родственники вроде как развлекаются. То есть существуют добрые родственники, скажем, Че Бэ Иванович. Но существуют и злобные родственники, скажем, Иван Непомнящий. Кроме родственников еще существуют друзья. Например, друган Муркотенок. Ну, тот самый друган товарища Че, который за дружбу готов застрелиться, но с другой стороны ненавидит Ивана Непомнящего.
  Не просто выругалась, но выматерилась великая княгиня Татьяна. Родственные и дружеские связи опутали вселенную. Непобедимые бойцы растрачивают адреналин в родственных схватках и бьют друг другу морду по дружбе. Что же это за такая вселенная, где в угоду родственным (или дружеским) чувствам можно предать целые звездные системы и даже галактики. Но самое страшное не предательство каких-то звездных систем и даже галактик. Куда страшнее, если в войне между родственниками превратилась в дерьмо наша прекрасная родина.
  Никто не спорит, бывшая разбитная девчонка Таня-маня с русским характером. Русский характер в первую очередь проявляется на русской земле. Вдали от русской земли, которая родина, практически не проявляется или плохо проявляется русский характер. Поэтому прекратили разговоры про вторую родину. Второй родины нет и не существует для носителя русского характера. Никакая Америка с ее денежными красотами не заменит товарищу русскому его русскую землю.
  Безобидная песня:
  Ну-ка отведите
  Глаза от горизонта.
  Там одни вредители,
  Плюс вражеская морда.
  Нечего сопливеть
  Чужие интересы.
  Там позор и лживость,
  А так же мракобесие.
  Припев:
  Если не дурак,
  Отрицаешь мрак.
  Продолжение песни:
  Доброе отечество
  Лихо развивается.
  Слюни пускать нечего
  На чужие пряники.
  Пряник чужеродный
  Дьявольски прикольный.
  Но страдает морда
  Очень-очень больно.
  Припев:
  Если не урод,
  Отрицаешь сброд.
  Окончание песни:
  Жить весьма опасно
  С мыслью о предательстве.
  Никакие сказки
  Предательство не скрасят.
  На весах находятся
  Не только бутерброды.
  С одной стороны родина,
  С другой стороны морда.
  Припев:
  Если не холуй,
  Ступай к нашему шалашу.
  Успокоились. Слишком крохотная, слишком ничтожная Америка, чтобы претендовать на мало-мальски пристойный заменитель для русской земли. Вот другое дело, если пройти через пространственно-временной переход, если где-то в другой вселенной отыскать не совсем чтобы заменитель, но параллельную русскую землю.
  
  РАССКАЗ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
  Провинился, проштрафился Че Бэ Иванович перед великой княгиней Татьяной. В результате получил заслуженный пинок в определенное место. Так или примерно так рассуждала отвешивая пинок бывшая девочка Танечка. Перед нами параллельная вселенная. Перед нами планета Земля-2. Это не совсем безнадежная планета. Толерантная копия Ивана Непомнящего сохранила кусочек русской земли от позора и разрушения. Оригинал Тани-мани займется восстановлением прочих участков.
  Работы много. Работа невыносимая. Только великая княгиня Татьяна не боится работы. Государство под куполом все равно, что исходная точка для распространения русской цивилизации на остальные порушенные участки планеты Земля-2. Таня-маня припомнит свое разбитное детство, сбросит родовую княжескую спесь и засучит рукава для невыносимой работы. Какая-нибудь парочка другая столетий, и на планете Земля-2 появится множество куполов. Ну, а в помощь можно пристроить плененного двойника Че Бэ Ивановича.
  Честно признаюсь, от подобной мысли вытошнило товарища Че. Ты посмотри, боевая подруга, на этого недоношенного придурка. Чеслав-Беломор Непомнящий из параллельной вселенной производит впечатление зомби, которого накачали наркотиками. Какая от него помощь, разве что вред. Ежу понятно, доктор Чеслав при первой возможности предаст и продаст несчастную русскую землю.
  Нулевая реакция. Сколько не бесновался товарищ Че, сколько не поливал помоями собственного двойника или братика из параллельной вселенной, уперлась великая княгиня Татьяна. Чеслав-Беломор проявил себя неплохим организатором в области выживания на порушенной территории планеты Земля-2. Под куполом живется куда легче, чем среди многочисленных трупаков и умертвиев. Чеслав-Беломор отказался от купола в пользу русской земли и построил, можно сказать, свое собственное государство. Его опыт очень пригодится великой княгине Татьяне.
  Топал ногами, кричал, сорвал голос Че Бэ Иванович. Нельзя доверять подлой семейке Непомнящих. Нельзя доверять, что в нашей, что в параллельной вселенной. Координаторское сообщество сначала прокололось с Иваном Непомнящим, затем прокололось с его непутевым сыном Че Бэ Ивановичем. Повторяю, никак нельзя доверять. Непомнящие не совсем то, чем они кажутся. Например, Чеслав-Беломор кажется выдающимся ученым и экспериментатором. Говорит гладко, в ладах с логикой. Тем более нельзя доверять столь холодному разуму.
  Рассмеялась в лицо своему бывшему государю великая княгиня Татьяна. А что вы знаете, товарищ Иванович, про такое качество русской души, как самодурство? Кажется, вы ничего не знаете. Но многое знает товарищ Танечка. Ибо такое качество русской души, как самодурство, испытала товарищ Танечка на собственной шкуре.
  Истину вам говорю. Из-за самодурства некто Че Бэ Иванович сделал из разбитной девчонки железную деву Крысятку. Ну, конечно же, киборгу нужна своя дева, обыкновенная девчонка ему не подходит. Так настругай подходящую деву из гоблинского сословия. Товарищи гоблины и товарищи гоблинки носят внутри собственного организма массу металлических частей. Процесс кибернизации гоблина почти элементарный процесс, ибо надо кибернизировать исключительно биологические части.
  Хвала самодурству, черт подери! Не заинтересовали Кибер-бобера номер два какие-то гоблины, тем более какие-то гоблинки. Они такие недоделанные на вид. А как же твоя первая любовь? Ну, та самая Илона Метелка, чистопородная гоблинка. Почему от первой любви воротит морду кибернизированный Че Бэ Иванович? Или после многочисленных регенераций память утратила многие кластеры. То есть те самые кластеры, где когда-то главенствовала первая любовь. И толстопопая гоблинка Илона Метелка.
  Все, больше не могу. Не пробиться сквозь логические барьеры, построенные великой княгиней Татьяной. Вроде бы определилась основная проблема русской души. Дурил, дурил и додурился Че Бэ Иванович на посту Кибер-бобера. Как объяснить великой княгине про первую любовь и про Илону Метелку? То есть, как объяснить одной чертовски занозистой девушке про другую чертовски занозистую девушку?
  Че Бэ Иванович не монах и не девственник. В его жизни была и другая любовь, еще до Илоны Метелки. Ту любовь называли Илона Пугало. Маленькая трогательная девочка, даже не девушка, которая так и осталась девочкой в памяти свободного чистильщика Ивановича. Господи, сердце выворачивается наизнанку. Дяденька Че, я обязательно вырасту, и тогда мы поженимся. А была ли на самом деле любовь? Очень пытался сохранить для себя маленькую трогательную девочку Че Бэ Иванович. Не сумел, не сохранил. Ушла из жизни Илона Пугало, но появилась Илона Метелка.
  
  ОКОНЧАНИЕ ГЛАВЫ БЕЗ НАЗВАНИЯ
  Дорогой мой брат Муркотенок. Ты все понимаешь, в тебе нет осуждения. Длинная многовековая жизнь чертовски страшная штука. Мы расстаемся со своими любимыми, чтобы не встретиться с ними уже никогда. Но гораздо страшнее, если наши любимые проникаются к нам ненавистью.
  Ты не поверил, но это правда. После потери Илоны Пугало и Илоны Метелка так не хотелось Че Бэ Ивановичу потерять очередную любовь. То есть я не правильно выразился, любовь к великой княгине Татьяне никак не очередная любовь, но любовь настоящая. Поэтому согласился Че Бэ Иванович совершить подвиг.
  Кажется, ты закатил глазки, мой верный товарищ по партии. Чуть ли не ежедневно совершается подвиг в рамках координаторского сообщества. Встал, умылся, побрился, затем подвиг. Только в сложившейся ситуации требуется ни какой-нибудь подвиг вообще, но чертовски конкретный подвиг.
  Наша вселенная. Планета Земля. Наша любимая родина. Ага, в твоей голове закрутились кое-какие винтики. Любимая девушка Че Бэ Ивановича застряла в параллельной вселенной на планете Земля-2, где наводит собственные порядки. Единственная любовь этой девушки, то есть Че Бэ Иванович, получает реальный пинок, чтобы как можно скорее ретироваться в нашу вселенную. И никаких скидок на личные планы Че Бэ Ивановича.
  Были ли эти планы, вот в чем вопрос. Отвечаю, они были. Вышеупомянутый Че Бэ Иванович нацелился путешествовать по параллельным мирам, чтобы на основе своего горького опыта спасать другие вселенные. И это уже не смешно. Опыт весьма обнадеживающая штуковина, когда спасаются менее развитые вселенные за счет более развитой или более опытной вселенной. Никто не спорит, в сложившейся ситуации много добра могло получиться из планов Ивановича.
  А как же любовь? Сразу игнорируем вопрос. Никуда не отправился бывший государь всея Руси, бывший Кибер-бобер номер два, бывший координатор. Никаких параллельных вселенных. Только наша родная вселенная со всеми ее закидонами и недостатками. Склонил буйную голову, сложил крест, вернулся к истокам Че Бэ Иванович.
  Чужая вселенная может прекрасная, но она не наша вселенная. Великая княгиня Татьяна все равно не изживет в себе разбитную девчонку. Через сто, через двести или триста лет разбитная девчонка задолбает великую княгиню и попросится обратно на Землю. При чем не имеет значения, во что превратится Земля-2 на отчетный период. Цветущая планета не удержит разбитную девчонку, как не удержат ее развалины. Так или иначе разбитная девчонка вернется на грешную Землю.
  Ага, и ты улыбаешься. В глазах появилось немного огня и надежды. Координаторское сообщество заполучило обратно Че Бэ Ивановича со всеми его прибамбасами. Для ослабленного координаторского движения просто подарок видеть в своих рядах одного из самых великих героев вселенной. После последних потерь слишком ослабело координаторское сообщество, чтобы разбрасываться старыми кадрами. Еще гуляет на свободе страшный мутант Непомнящий, убийца коорднаторов. Опять же скитальцы почувствовали силу и норовят очень крупно нагадить. Ну и планета Земля никуда не годится в развалинах.
  Теперь последний вопрос. Как думаешь, брат, удастся ли нам возродить эту Землю?
  
  ОТ АВТОРА
  Возвращаемся в Санкт-Петербург, который на начало двадцать первого века еще не превратился в развалины, хотя определенный уклон есть. Не сказал, чтобы правительственная идеология самая несчастливая, но в любом варианте она самая грязная. Никакой культуры, одна грязь. Правитель нашего города может величаться культурным. Здесь его право, это его привилегия. Как же так, если город культурный, а правитель в нем не совсем? Пускай величается. Право не такое чудовищное. Оно в словах, оно в идиотничанье граждан. Гражданам нравится, когда правит якобы культурный правитель. Тогда грязь за ним не грязная, но культурная. Тогда паразиты не паразитические, а эпизодическая ошибка природы. Все случайность, все эпизод, со всеми справится культурный правитель.
  - Никакой политики, - предупреждает Владимир Александрович.
  - К черту политику, - я соглашаюсь, - Прекрасные мысли насчет переустройства нашего города пока еще лежат под сукном. Не хватает сил на прекрасные мысли. С ними завяжешься, так не развяжешься никогда. В них не то чтобы плавать, но утонуть невозможно. Зато муки и корчи уже на подходе. Мыслительный аппарат такой слабый. Мыслительный аппарат такой старческий. Город не перестраивается вне отчизны родной и всего общества русских. Вот если все общество включилось в процесс, вот если другая культура, вот если не то и не так с деградацией русских товарищей... Тогда добро пожаловать в наш обновленный, в наш молодежный, в наш чистенький город.
  Пока подождали. Никакой чистоты. Подобная тема для компетентных источников, а для некомпетентных сами знаете, какая и неподобная тема.
  - Это правильно, - уточняет Владимир Александрович, - За последнее время наш пятимиллионный город задохнулся от грязи. Пять миллионов "против" позора и грязи. Кажется, никого "за", но где они пять миллионов? Зато оппозиция, которая вроде бы относится к позорному меньшинству и которая самого подлого вида, она заполонила все площади города. Не нравятся площади? Оппозиция на улицах, оппозиция в переулках, она на паперти, где угодно и как. Оппозиция понаставила будок своих и ларьков, чтобы хапать и гадить, чтобы хапать опять, а затем чтобы смыться бесследно, когда уже невмоготу выносить эту гадость, это зловоние.
  - Что же дальше? - почти озверел Александрович, - Никаких компромиссов, никакого примиренчества с оппозицией. Грязные твари поганят прекрасные улицы города. Они же поганят прекрасные здания, если желаете, то самое культурное наследие русской земли. Никто иной, только твари ради своих завонялых грошей приносят крутую-крутую заразу. Если не против, подобной заразы еще не бывало на памяти города. А за подобной заразой приходят другие скоты. То есть приходят собаки. Наши любимые, четвероногие наши друзья, помощники и так называемые спасатели человеков.
  Впрочем, было бы кого спасать.
  - Я не оговорился, - теперь не остановишь товарища, - Оппозиционер обожает четвероногого друга. Ах, ты песик! Ах, ты барбосик! Четвероногий дружок вроде гаранта для оппозиции. Всех испугаю, всех искусаю. Сварливых бабенок, раз. Вороватых ребятишек, два. Пьяненьких мужичков, три. Это защита в ларек. Это подспорье для мусора возле будки. Щит не щит, но кое-чего охраняется, что плохо лежит. Песик любитель блевотины. Барбосик без зазрения совести скушал собственный пряничек или пряничек прямо в заднем проходе подружки. Она скушала у оппозиционера, он у нее. И никаких извращений. Для такого любимого, для такого охраняющего, для такого дружелюбного другана помойка родимого города уже не скопление мерзостных нечистот. Нечистоты - нет. Праздник - да. Они теперь хозяева города.
  Сумасшествие дикое страшное
  Накатилось на наше отечество.
  И что было вчера человечное
  Стало кучками грязи пустяшными.
  Но откуда пришло сумасшествие
  Я понять не могу в этой области.
  Завращались чернушные лопасти
  И выменивать собственно нечего.
  Я бы лучше вселенную выменял.
  Да такую-сякую вселенную,
  Что из мусора обыкновенного
  Сотворила хорошего линию.
  Мы шагаем порой по линеечке
  И в карман собираем копеечки.
  Вот мы и поговорили. Без политиканов, без властолюбцев, без грязи. Все оказывается дело в собаках. Долой песика! К черту барбосика! Взял ружьишко, стрельнул разочек, стрельнул другой. Нет песика, не существует барбосика. Никто ничего не слизывает, никто никого не скушивает. Нечистоты лежат, нечистоты гниют. То, что в них гадкое, то есть бактерии, бациллы, членики паразитов, личинки, яички и все остальное распространяется дальше по воздуху. Закрыли воздух. Ларек больше, будка ширше. Теперь не распространяется ничего. Мы знаем, в которой хреновине наша зараза лежит. Не прикоснулся к вышеупомянутой хреновине, не надышался хреновиной, нет заразы. Ты понимаешь, ее нет. Осталась проблема с ружьишком, и стрельнуть.
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  Между центральной базой и островом несколько миль среди льдов. На вездеходе подобное расстояние не одолеть за четыре минуты. Урчит бедняга, кряхтит и не совсем, чтобы весело (точнее, не так весело, как оно говорится в инструкции) выполняет свою работу. На работу требуется время, а время чертовски тягучее. Тянется и вытягивается это время, раздражает и дьявольски раздражает чертовски деятельного бойца Муркотенка. Конечно, можно обойтись без раздражения, например, заняться сверкой приборов. Но Муркотенок не любит приборы и не сверяет их никогда. Он придумал кое-чего получше, чем вся ваша бюрократическая и номенклатурная раскладушка. Он раскладывает пасьянс на приборной панели.
  Первая карта:
  Череп и кости
  В чистилище бросьте.
  Вторая карта:
  Череп плюгавый,
  А кости халявные.
  Третья карта:
  Череп с дырой,
  А кости за упокой.
  Четвертая карта:
  Чистилище чистит
  Подобное детище тыщами.
  Пятая карта:
  Чистилище преображает
  Подобную невидаль стаями.
  Шестая карта:
  Нечистоты -
  Предмет для работы.
  Седьмая карта:
  Меньше кривляешься,
  Скорей очищаешься.
  Восьмая карта:
  Знатный кривляка
  Без приказа не квакай.
  Девятая карта:
  Был поганый,
  Теперь кристальный.
  Десятая карта:
  Был тщедушный,
  Теперь послушный.
  Одиннадцатая карта:
  Занимался спортом,
  Теперь идиотик.
  Двенадцатая карта:
  Это произведение искусства,
  И внутри пусто.
  Карта на кис:
  Дальше попробуйте сам,
  И никакого обмана.
  Хотя я ужасно выразился. Кто связал в нечто общее пасьянс и приборы? Если и есть в данной области нечто общее, это твое раздражение, когда не складывается пасьянс и не фурычат приборы. Зато когда от нормальных приборов нормальный пасьянс, сводится на нет раздражение, исчезают общие стороны двух нестыкуемых величин. Короче, нечего валять дурака, и впадать в философскую глупость. Сегодня нормально работающие приборы, но совершенно дурацкий пасьянс. Карты не складываются. Проигрывает Муркотенок.
  
  ТЕХНИКА НА ПРОИГРЫШ
  - Оно зря, - это вам не любитель проигрывать.
  - Зря сегодня поехал, - очень взбесился товарищ.
  Нет, вы не думайте, что какое-то суеверие охватило сегодняшнюю экспедицию координаторов. Например, Че Бэ Иванович не бесится ни под каким соусом, и ни в какой степени представляет собой суеверие. Здесь скорее покой и блаженство. Такие блаженные ручки, сякие блаженные глазки. Еще автомат, который съехал с колен, вы представляете, автомат чертовски блаженный.
  Как посмотришь, перед нами картинка из жизни поддельных пастушек и козочек. Ничего не боится Че Бэ Иванович, ни о чем не печалится честь и пример для отечества. В нем ни капли мятежного духа или взбесившейся плоти. Это титан накануне тяжелого подвига. Усы поникли, щеки обмякли, комбинезон, что груда тряпья. Но ни одного уязвимого места. Только огромный живот стал намного огромнее, то есть вывалился за пределы и пуговицы бронежилета, выпустил столько сала и жира, что атмосфера вокруг сделалась если не сальной, то жирной вне всяких сомнений.
  - Черный день, - опять Муркотенок.
  Мы не сказали, какого черта ворчит младший из координаторов. Пасьянс есть игрушка. Сегодня хорошо поиграл, завтра не совсем, чтобы хорошо. Человек, поднаторевший в пасьянсе, всего-навсего шулер или бабка-гадалка с кофейной чашкой. Я гадаю, а о чем не имею ни малейшего представления. У меня не сходится, все равно с чертями общее кофе. Для бабки оно понятно. При малой сходимости происходит уменьшение доходов. Но Муркотенок какой-то нервный сегодня.
  - Дурная примета, - его шепоток.
  Да не будь ты таким ворчливым занудой. Да не зацикливайся на каждой примете. Примету приметили в чужом государстве, на чужеродной звезде, из несуществующей и незнакомой вселенной. А под носом своим не приметили. Вселенная близко, нос далеко. Когда вселенная близко, тогда ошибаешься реже, чем с какой-нибудь далекой штуковиной. Но лучше не ошибаться вообще никогда. На фоне твоих безнадежных примет найдется хотя бы один положительный атом.
  Нет, никто не переусердствовал с определением. Положительный в нашей команде Че Бэ Иванович, даром что ли родился в лучший период для человечества? Ворчание Муркотенка на него не влияет. Че Бэ Иванович дрыхнет с умильной мордочкой, никому не догадаться, что там под мордочкой спрятано. Так можно продрыхнуть и первое, и второе, и третье. Неужели дома не выспался? Неужели в кабине уютнее, чем на диване? Неужели бессонница только во время отдыха, а здоровый сон только во время работы? Впрочем, с каждым вопросом кажется все более умиротворенным товарищ Че, и все более раздосадованным боец Муркотенок.
  - Голод, засуха, корчи в желудке.
  Младший координатор исследует карты. Всегда младший, всегда исследует, всегда находит нечто не очень приятное. Вот его старший товарищ, как начальник он ничего не находит, и исследование ни его автомат. Глаз номер один приоткрыл, дальше все ясно:
  - За мир против голода!
  Глаз номер два приоткрыл, дальше чистейшее стеклышко:
  - На Острове Мути кушают только придурки.
  А вы говорили, Че Бэ не работник. И с закрытыми глазами, и в расслабленном состоянии можно работать. Чем сильнее расслабился старший координатор, тем положительнее общий результат. Вот от этого уха до этого уха. Вот от этого глаза до этого глаза. И никаких сопутствующих или опровергающих факторов.
  Хотя с опровергающей материей мы опять проползли впереди батьки. Муркотенок выбросил карты:
  - Осмотрительность перевешивает любые чувства, в том числе голод. Но нельзя голодать слишком долгое время. Скажем, три с половиной часа еще можно без пищи, но три часа сорок пять минут или четыре часа уже есть дистанция от завтрака до полдника, от полдника до обеда, от обеда до первого и от первого до последнего ужина. Повторяю, нельзя обходиться без пищи, если вышел на бой с негодяями, а не валяешься во прахе и корчах собственного желудка.
  Разговор глупый, разговор праздный. Следовало сперва выбросить карты и предаться освежающему сну, но ни в коем случае выбросить карты и разговаривать с дремлющим начальником. Ты еще не остыл, мой свирепый котеночек. Ты еще под горшком, если не под ведром своих предрассудков. Ты еще ничего не сделал хорошего, но говоришь о жратве. Тут и льдины заржут, я не упоминаю, как вежливо, с каким тактом бывший твой командир рассмеялся:
  - Лучшее место для отдыха этот остров. Никто и ничто не помешает твоему уединению среди классических красот Острова Мути. Можно зажарить уточку или гусочку. Можно выдолбить лунку во льду и налить туда пиво. А затем все это употребить под музыку сфер и воздушные ванны. Как говорится в одном из рекламных проспектов, нет романтичнее Острова Мути. Но и лучшее место нарваться на неприятности находится опять-таки здесь. Никакие спасательные бригады, никакие друзья по партии, никакое начальство не спасут тебя на прекрасном и романтичном острове. Каждая курочка или гусочка, пиво во льду есть всего лишь начало чудовищной катастрофы.
  Впрочем, рассуждает не так Муркотенок:
  - Знаю, мама твоя.
  А как рассуждает, открытый вопрос. Покуда товарищ свирепствовал, покуда рвал пачками карты и нарочито отказывался следить за приборами, вездеход утратил самоконтроль. Ну и как бы нам выразиться помягче, вездеход все же врезался в остров.
  
  ОПЯТЬ НЕУВЯЗОЧКА
  И Муркотенок черти куда врезался:
  - Знаю или не знаю?
  Шум, удар по балде, реальные глюки. На самой северной оконечности острова торчала самая северная глыба льда. Врезаться в данную глыбу физически было никак невозможно, учитывая, что по соседству на площади миль этак в восемь не существовало вообще никаких возвышений и не торчало вообще ничего. Всего одна глыба. Она есть, она как символ, она как маяк. Больше опять ничего размером со спичечный коробок или чуть больше. Ровная поверхность, ровный остров, четыре мили туда, четыре мили сюда - и одна глыба.
  Я повторяю, врезаться в данное сооружение не сумел бы слепой недоносок. Теоретически невозможно, физически невозможно, при вселенском и гиперпространственном идиотизме никаких шансов, чтобы врезаться. Но, не взирая на сенсорный навигатор, на дублирование гидроакустического ловителя, на сложные системы компьютерной и околокомпьютерной техники, ошибся боец Муркотенок. Не помогла ему сигмуляция новейшего образца и четыре степени наименьшего риска внутри управляющей коробки. Не взирая опять-таки на черепашью поступь, с которой ползет вездеход, он дополз и безоговорочно врезался в глыбу льда. Ну и остался торчать в этой глыбе.
  - Карты не врут, - плюнул Муркотенок в сердцах. Кажется, очень удачный плевок. Муркотенок попал на макушку напарника. И это первая удача за весь день, первое точное попадание со стороны великого мордобоя вселенной. Относительно слюны пока говорить нечего. Слюна в капельках, капельки поскакали по потной макушке более старшего товарища, проникли за ворот комбинезона, и глубже, и дальше.
  - Извини, промахнулся.
  Не понимает своей удачи более старший товарищ. Не извиняет лучшего друга Че Бэ Иванович. Что с ним, какая еще ерунда? Один картежник просто порвал к чертям карты, другой некартежник просто сжался в комочек. Один товарищ вроде старой гадалки, другой нетоварищ упал на панель с приборами, дергает пальчиками и колупается мордой в приборах. Один представитель координаторского движения все испортил, другой поддержал эстафету по уничтожению оставшейся техники. И вообще, я не знаю, чем кончится такая пирушка с приборами.
  Хотя постойте, вступаем в контакт. Заработала дальняя связь, транслируется детская передача.
  Маленькие лямбли:
  На пир королевский собрались отряды
  Известных героев и прочих послов.
  Была королева до чертиков рада,
  Король позакладывал сотню голов.
  Кухарки пропели осанны корзинам
  С отборными яствами, добрым вином.
  Челядинцы вскинули яства на спины
  И стали укладывать их за столом.
  Оратор поднял каламбур вдохновенный
  И разных диковин слезливых наплел:
  О добрых кудесниках, доброй вселенной,
  Пока не свалился рогами на пол.
  Пока не отдал свою душу и чрево
  Заместо подставки чужим сапогам.
  Вот тут засмеялась невинная дева,
  И все полетело на пробу чертям.
  Ришта:
  Ломается камень
  О вздутый живот.
  Становится пламень
  Холодным как лед.
  Вскипает водица
  На жарких устах,
  Ползет огневица
  В кровавых узлах.
  И медленно точит
  Горячую слизь,
  Корежит и корчит
  Поганую жизнь.
  Мозговик:
  За этакой силой
  Летят на куски,
  Становятся мылом
  Глаза и мозги.
  В утробе урода
  Вскипает елей,
  Приносит икота
  Десяток смертей.
  Бычий цепень:
  Железные клещи
  Не ведают грез.
  Клокочет и хлещет
  Кровавый понос.
  Потухшие лица
  Стекаются в ад.
  Ползет огневица
  Не зная преград.
  И корчит и давит
  Остатки желе.
  И пиршество правит
  На этой земле.
  Маленькие лямбли:
  На пир королевский спешат караваны
  Скупцов, лизоблюдов и прочих собак.
  Спешат и не видят иные изъяны,
  Что пир оставляет в утробах гуляк.
  За каждую каплю и крапинку сала,
  За каждый огузок, за каждый пирог
  Здесь будет заплачено крови немало
  И плоти немало найдется в залог.
  Здесь черные силы получат с лихвою
  Себе на закуску телесной халвы,
  И каждый пришедший сюда с головою
  Вернется назад без такой головы.
  Связь слабенькая, но передача четкая. Это не сон, это нечто иное. Хотя никто не докажет, какое оно нечто. Слушай, молчи и не пытайся открыть ротик.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ
  Чего не уважаю, того не уважаю, решил боец Муркотенок. Полузабытые русские традиции помогают налаживать любые контакты в любой интеллектуальной среде. Средство стакан. Более действенное средство - два, три, четыре стакана. После четвертого стакана, как и до первого стакана, контакты не очень налаживаются, можно получить в морду. Но между первым и четвертым стаканом контакты очень и очень налаживаются. Дает хвост на отсечение боец Муркотенок.
  Дальше та самая детская передача. Всякие радиофицированные шуточки проходят только на голодный желудок. От них тошнит Муркотенка. Пока еще не вырвало, но все впереди. Если не принять меры, то обязательно получится это дурацкое "все", и куча несанкционированных отходов на гладкой поверхности острова.
  Так за чем дело стало? Вот удар пяткой оно и есть меры среднего уровня. А резкий удар есть уже меры крутые. Никаких вздохов, никаких охов, никаких там надгробных речей над недвижимым телом более старшего товарища. Прочь упадочную философию пораженцев и слабаков. На борту остается более старший товарищ. Или не понимаете, он на борту, потому что он остается? За бортом Муркотенок. И еще Муркотенок в трауре, он отомстит. Я тебе покажу радиофикацию и ассенизацию всей страны. Я оторвусь на врагах человечества. Я сделаю свое дело, как подобает бойцу и герою.
  - Котят по осени считают.
  Это первое правило мордобоев. Подтянул ремень, выскочил из покореженной машины товарищ боец. Сейчас с наскока - и бум по мордам подлой сволочи. Нет никакой сволочи. Под машиной не то чтобы вечная мерзлота. Там какая-та хрень ушастая, о которую тошно мараться. Неужели то самое, о чем подумали мы? Неужели народная самодеятельность, со всеми вытекающими отсюда последствиями? На ассенизаторов оно не похоже. С ассенизацией пришел Муркотенок. Хрень под машиной как пить из другого лагеря. Здесь ничего личного нет, близнецы-братья атаковали машину. А для эрудитов, так однояйцевые близнецы. И все бы ничего, но мороз по коже, чего их так много? Цвет лица вроде цвета яичницы. Форма тела вроде дебелой портянки. Ножки рахитика, а душа...
  Хотя не спешите судить о душе по одним только чертовым ножкам. Последняя экуменистическая теория переписала душу в компьютер. Нет никакой души, есть высокоуровневый компьютер. При чем не обязательно управляется компьютер внутренними ресурсами с заданного носителя. В отдельном случае можно использовать внешние ресурсы или пометить носитель на более совершенную модель. И что получится в конечном итоге?
  Да, да, это я слышал, едва не выругался боец Муркотенок. Не судите и не подсудны будите. На данном этапе и в данном случае можно просто свихнуться от бешенства. Но кто сказал, что свихнулся от бешенства бешеный боец Муркотенок. Его раздразнили манеры товарищей. Его возмутило безличие или отсутствие вожаков. Кто тут главный? Кого наказать? Из кого нарубить котлеты и нашпиговать баклажанчиков? Пустая спешка. Все глупо, мой праведный котик. Не останавливается проницательный координаторский взгляд хотя бы на одной неординарной фигуре. Все фигуры похожи манерами, волосом, голосом.
  - Здравствуй, почтенный.
  Муркотенок навел автомат:
  - Какой вам, почтенный?
  И это уже кое-что:
  - Не надо, наш ласковый, мы умоляем, не надо. Иначе может выйти ошибка. Мы не враги, не буржуи, не сволочь. Здесь бескорыстные ваши поклонники.
  Пока ничего не понимаю, но при таком раскладе и координатор готов стоять кверху лапками.
  
  МЕЛКИЙ ПОДХАЛИМАЖ
  - Мы восхищаемся вами, как восхищается нежная и обаятельная возлюбленная собственным нежным возлюбленным. Мы умиляемся вами, как умиляется самка детенышем. Мы в бесконечном восторге от ваших внутренних качеств, как делает это детеныш возле добренькой мамочки. Мы просто от вас без ума. Показывайте, повелевайте, казните. Мы согласны на все. Мы согласны сегодня, сейчас отправляться на звезды, а так же к границам любой сумасшедшей вселенной. На зубах, на рогах, на ушах мы согласны. Потому что как только увидели вас, мы стали много богаче, чем солнце и звезды.
  Муркотенок на дюйм опустил автомат:
  - Поклонники или гомики?
  И еще на дюйм:
  - Неужели все стали богаче?
  Несколько разрядов проскочило между нейронами мозга. Очень слабые разряды, практически не возбудившие мозг к усиленной мозговой деятельности. Еще точнее, мелкие разряды, или нулевой уровень.
  Как уже говорилось, мозг Муркотенка представляет два уровня. Нулевой уровень немного ниже энергетической планки в один вольт. Ну и четырнадцать вольт - единичный уровень.
  Почему четырнадцать вольт? Мозг обыкновенного человеческого существа срабатывает при меньших затратах энергии. Ему достаточно каких-нибудь шести вольт, чтобы запустились с вероятностью сто процентов информационные единицы. Для Муркотенка шесть вольт не достаточно. При шести вольтах единичный уровень остается закрытым в мозгу Муркотенка. Информационные единицы никак не срабатывают.
  Хотя с другой стороны, четырнадцать вольт не очень высокая планка. Существуют разумные экосистемы, где информационный обмен производится в киловольтах и мегавольтах. Но это системы настолько громоздкие, что рядом с ними планета Земля кажется карликом.
  Опять же информационный обмен на единичном уровне четырнадцать вольт очень необычен для планеты Земля. Как бы сказали некоторые товарищи вроде Че Бэ Ивановича, не разогнаться мыслительному процессу до четырнадцати вольт без хорошего пинка в задницу. Отсюда всегда тормозит, если думает боец Муркотенок.
  
  СРЕДНИЙ ПОДХАЛИМАЖ
  Странные мелкие гадики закружились на рахитичных ножках, изображая то ли северного оленя, то ли рогатую жабу, то ли кучу дерьма под томатным соусом:
  - Трудно ва-а-ще описать, как мы стали счастливее, насколько стали счастливее. Разум ничто! Только энергия чувства, только энергия взрыва! Чувство как взрыв на самых верхних его переборках переплетается в нашей душе. Мы переполнились переплетенной энергией, мы готовы набухнуть и лопнуть. Нам никогда, никогда, никогда не найти более чистого, более обалденного, более гипервселенского счастья.
  Муркотенок на фут опустил автомат:
  - Что-то воняет от счастья.
  И задержал несанкционированный экстаз:
  - Что-то не сходится в настоящей истории.
  Когда так прыгают, когда чертовски однообразные трюки, не выдержит самый железный боец, даже боец Муркотенок. Чай не из железа состоит железный боец. А если бы он состоял из железа? Или из какой-нибудь навороченной пластмассы с отрицательным резус фактором? Ага, разговор повернул в нужную сторону. При сложившихся обстоятельствах совсем не помешает отрицательный резус-фактор.
  Странные товарищи так или иначе не связаны с положительной энергией. На глазок, то есть по версии Муркотенка, они вряд ли состоят из пластмассы, тем более из железа. Чуть нажал на скользкую черепушку любого товарища, начинается кувырок вверх. Чуть отпустил, продолжается кувырок вниз. Движемся разом все по команде: вверх или вниз, вниз или вверх. Нечто подобное невозможно проделать, ориентируясь на железо. Но и пластмассовая оболочка практически в ауте.
  - Пора разобраться, - пустил слюну Муркотенок.
  Еще что такое? На каплеобразных мордахах раскрылись какие-то дыры и щели. Это рот или нет? Может рот, а может ты сумасшедший. Неужели не различаешь следы от разрыва гранаты, или помойный отстойник, или колодец, или четыреста тридцать четыре колодца, с торчащей оттуда отстойной хреновиной?
  Правят небожители.
  Кто чертовски мнительный
  Отойди в сторонку
  И не плюй вдогонку.
  Сопли золоченые,
  Что дерьмо толченое.
  Часто возвращаются,
  Где не ожидается.
  Дальше самое время в колодец.
  
  КРУПНЫЙ ПОДХАЛИМАЖ
  Только, пожалуйста, не представляем бойца Муркотенка за недоразвитого дебила, испускающего слюни и сопли. Верхний энергетический уровень никак не включается по весьма непонятным причинам. Нижний энергетический уровень в лучшем случае поддерживает жизнестойкость физиологической оболочки. Но опять ощущение, что ведется тотальный подкоп под нижний энергетический уровень:
  - Вы не думайте о каких-то проблемах. Скоро ваши проблемы станут нашей проблемой, и наоборот. Как мы надеемся, именно такое положение вещей выльется в нечто большее, чем ничтожные вещи и удовольствия с планеты Земля. И мы не просто надеемся.
  Примерно сто семьдесят знаков в секунду рассчитал Муркотенок. Если помножить сто семьдесят знаков на шестьдесят секунд, то сколько получится? Попробовал помножить сто семьдесят знаков на шестьдесят секунд все тот же товарищ, но результат отрицательный. Почему отрицательный результат? Почему не получаются правильные подсчеты в минуту, если получаются подсчеты в секунду? Что за предохранительный клапан содержит минута, которого клапана не содержит секунда? Продолжает шизеть Муркотенок.
  - Все наши силы и все возможности будут работать для вас. Потерпите немного, и вы поймете, боже ты мой, как оно здорово! Это не сказка, не песня, не сон. Это само волшебство во вселенной, или само опускание в бездну. Небеса низко, горизонт близко, мечта далеко. А наша мечта не такая далекая. Она опять же ваша мечта. Она спаситель народа народов на нашей и вашей планете. Вы насладитесь и вознесетесь в бездонные дали вселенной. Вы последняя наша надежда и единственный проводник через бездну.
  Дальше не получается доброкачественная шиза:
  - Это как знать.
  Я повторяю, не получается ничего на пару копеек:
  - Лучше не знать.
  Муркотенок совсем опустил автомат. Повороты проводника через бездну и спасаемых им существ благотворно сказались на психике младшего координатора. Зачем какая-та благодать более сложного вида? Зачем дурацкое слово "психика"? Психов и так хватает на русской земле образца двадцать третьего века. После двадцать второго века только ненормальные товарищи не покинули русскую землю. С чем соглашается координатор по имени Муркотенок. А остальное можно пока пропустить. Нечего нарываться на всякие несусветные пакости, типа не на трибуне попиваешь пивко со свежепросоленной рыбкой. У тебя нет доходчивых слов, но есть очень и очень доходчивые действия. Они ни шибко какая важность, однако доходчивые действия. Бах, трах и кранты. Вот твои аргументы, которые позабыл Муркотенок.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ
  - Ближе к делу, - не унимается координатор с мрачными искорками в глазах.
  Зачем такая суровая морда? Безличных и странных существ из скользкой материи мордой не запугаешь. Имя им вечность. Тем более вхолостую проскакивают искорки. А искорки это недоучтенная энергия. Ибо каждая искорка снижает потенциал в милливольтах, нивелируя его до критической отметки один вольт. После критической отметки один вольт нулевой информационный уровень вроде бы как исчезнет. Ну и полностью дебилизируется боец Муркотенок.
  Ах, эта полная дебилизация. Безличные существа никогда не торчали на уровнях. Обезличивание материи имеет весьма удобную форму. Перед обезличиванием тебе и стыдно и горько. Но после обезличивания горечь растворяется в стыд, а стыд куда-то уходит.
  Зато спаситель вернулся на русскую землю. Какой такой спаситель, черт подери? Разве не догадались, какой спаситель? О вышеозначенном товарище существует легенда. Легенда примерно такая, когда-нибудь вернется спаситель на русскую землю. Он вернется, чтобы нас всех обезличить актом спасения. И это будет прекрасный момент. Давайте поздравим друг друга, спасаемые существа, пока еще длится момент и никуда не исчезло спасение:
  - Ты готов?
  - Всегда готов.
  Честь отдал координатор-спаситель. Сам без понятия, как в такое дело ввязался.
  Да его обожают. Да его принимают. Немедленный переполох, немедленный результат. Те, которые странные, то есть безличностные товарищи, то есть самые настоящие гады и чмо из недр вышеупомянутого острова, они обожают, они принимают товарища Муркотенка. Больше того, они прекратили резвиться и прыгать, а так же устраивать отстойные игрища. Они свалились всем скопом на лед. Затем приподнялись и снова свалились скользкими мордами к координаторским сапогам Муркотенка.
  - Это излишне, - сказал лучший из мордобоев вселенной.
  - Нет, не излишне, - мордой об лед, - Но только начало маленькой нашей любви, маленькой нашей удачи и благодарности нашей спасителю.
  Черт подери, хорошая свистопляска пошла:
  - А продолжение во дворце, в тронном зале, в царских покоях.
  Твоего незабвенного взгляда
  Не достойно сиянье светил.
  Ничего нам другого не надо,
  Если ты до ушей накоптил.
  Вот от копоти этой межзвездной
  Твоего дорогого ума
  Мы прольем благодатные слезы,
  Мы воспрянем от мертвого сна.
  И еще мы куда-то воспрянем,
  Но пока не решили куда.
  То ли крохотной звездочкой станем,
  То ли крохотной глыбинкой льда.
  То ли воздуха этого жилой,
  То ли солнышка мордой в косяк.
  Для тебя, наш любимый и милый,
  Мы готовы и эдак и так.
  Здесь едва устоял на ногах величайший боец всех времен и народов. Совсем оборзели товарищи.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ
  Маленькая такая экспозиция под скалой. Муркотенок и не заметил, как там оказался. Вход узкий, коридор длинный, покои роскошные. Те самые покои, которые находятся внутри экспозиции. Входишь, продвигаешься, укомплектовываешься впечатлениями. С техникой звездного уборщика и координаторскими навыками получилось очень неплохо.
  Муркотенок поковырялся в левой ноздре и вытер о комбинезон коготь. Покои царственные. Роскошь. Ярость. Краски такие, что бельма выпали из глазниц, что окосел Муркотенок. А еще подумал великий боец, почему вокруг такой рай, а ты такой крохотный, такой бестолковый, опять недостойный. И не разобрался, черт подери, в тонкостях гиперпространственной логики. Снаружи лед, снаружи буран, снаружи морозище двести градусов. Внутри жарища, внутри благоухание, внутри не отстойник, но тропики.
  - Спаситель пришел.
  Хотя опять то же самое. Инфантильные мутанты, инфантильная нация. Инфантилизм почти преступление с точки зрения Муркотенка. Но по более развернутой версии это только начало огромной любви. Хотя нет веры в любовь. Где начало, там и конец. Где словечки льются потопом, там быстро и дьявольски быстро надоедает слушать всякую мерзость. Первая картинка, первая декорация коллективного чувства, первое пришествие перед другими картинками. Несколько неожиданное пришествие, или как? А может быть столь долгожданное посещение мессии?
  - Корону спасителю!
  Насчет короны пока что одни разговоры. Она где-то там, она в проекте. А вот насчет трона это реальность. Трон не в проекте. Муркотенок есть. Его берут за руки, его выводят на всеобщее обозрение, его направляют куда следует. Пожалуйста, на пузырь. Ах, не стесняйтесь, это ваш трон. Он не совсем гладкий, но к этому привыкают. Он пузырится разными бульбами, но его расписали по импортной методике. Он постоянно в движении, что немного смутило товарища. Какого черта смутило? Вот вам документация. Вот все анализы. Нюхайте, плюхайте, лапайте. Анализы безупречные, анализы только для вас. Самое время плюхнуться задом на данный пузырь или трон, раз такие анализы.
  Не выругался, но выбросил анализный лист Муркотенок. Четырнадцать вольт так и не заработали в мозгу, хотя один вольт держится стабильно, не позволяет безликм и странным товарищам задурить Муркотенка.
  - Э, простите, товарищи, что такого общего между короной спасителя и анализами?
  - Есть что-то общее.
  - Вот и я говорю, что?
  Информация все из того же источника, уши закладывает. Если бы тихо попала на уши корона. Ну, без бюрократических проволочек и воплей. Или хотя бы убавили вопли до более или менее рабочего уровня.
  Но повторяю, никто ничего не убавил, совсем иначе попала на уши корона. Располагайтесь, наш дорогой гость, словно на брачное ложе. Сначала отдых, следом дела. Сначала пища, следом спасение. Покуда собираешься спасать целые народы и метагалактики, накапливаются дела земные и повседневные. А что опять же земные дела? Ах, они дела повседневные.
  Просмотрел, посчитал и попрыгал вокруг подобной фигни Муркотенок. На троне оно вольготно, особенно гимнастические прыжки. Делай раз, делай два, делай шесть. Самовыражайся и выражайся, если сегодня спаситель.
  
  ПРОСТО ПОДХАЛИМАЖ
  Или прощальная порция обезличенной кашицы:
  - В нашем обществе нет ничего невозможного. Наше общество очень возможное. Мы развиваемся без каких-либо запретов и правил, с нами возможно. Мы желаем, чтобы невозможное всегда исполнялось, и оно исполняется. Мы приглашаем вас пожелать чего-нибудь невозможное. Вы развиваетесь, вы помешаны на желаниях, будьте как дома. Теперь это ваш дом, ваше общество, ваша семья, ваша судьба во вселенной.
  Все равно надоело. Муркотенок нахмурил брови:
  - Ротик заткни.
  Муркотенок встопорщил усы:
  - Наконец-то достали.
  Муркотенок сделался жестким и грозным:
  - Что там сегодня? Кого там спасать? Давай возвращайся к серьезным вопросам.
  Мне нравится этот парень. Но кто говорит, что он не по вкусу серым, безликим и прочим болтающим чудикам?
  - Как пожелаете, господин, - снова они, - Сначала церемониал, сначала почести, а затем остальное.
  Момент не из легких для координатора, не привыкшего к почестям. Все желают такого момента превыше самых прекрасных моментов на свете, превыше вселенских подарков, роскоши, золота, синяка от пинка, славы, почета, правительственных должностей, залепухи в парламенте, президентского или царского кресла. И только от переизбытка благочестия и эмоциональной энергии не получается желаемым расклад. Ценности всегда ценности, кресло всегда кресло, а нация это нация. Любая нация должна развиваться, должна завоевывать новые долы и веси, должна выживать, а не то чтобы загнивать при независимых от нее обстоятельствах. С пирком, с холодком, и не только в недрах любимой Земли должна выживать нация.
  Вы представляете, какие лежат перед нами задачи?
  
  ОКОНЧАНИЕ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ
  Опять никаких комментариев.
  - Ну и что там еще? - ворчит Муркотенок.
  Его задница на троне. Это не нация, но задница. Что-то не так удобно на троне, как показалось со стороны. Поелозил, пофыркал, попробовал автомат Муркотенок. Что-то тянет попробовать автомат раз пятнадцать или шестнадцать на движущихся объектах. А еще косится глаз на гранаты, на бомбы, на полный комплект всяких чертовых установок, что плазменные, и на передатчик, который на поясе. Попробовал и подергал свои родные игрушки великий боец Муркотенок. Пока не настала нужда, но что-то тянет, корчит и пробует.
  - Ракета на цель, - теперь отвлекся на юмор боец.
  Системы рабочие, меры соблюдены, четырнадцать вольт на подходе. Не уточняю, откуда такая уверенность. Кто не измерил всю глубину координаторской шутки, тот не вышел из детского возраста. А что опять же четырнадцать вольт? А что такое проверка?
  В любом деле нужна проверка. Координатор всегда с проверкой. Только придурок забыл о проверке. Кушаешь и проверяешь, дрыхнешь и проверяешь, ворчишь и опять проверяешь, пока не придурок, пока не прогнали на пенсию. Все системы направлены на уничтожение видимого, невидимого, корпускулярного, молекулярного, протоплазменного врага. Если враг оборзеет настолько, чтобы на пару микросекунд очутиться в поле влияния макросистемы по имени Муркотенок.
  - Я готов, - это наш драгоценный герой.
  - Хорошо, хорошо, - это реакция зала, - Только забудь про оружие.
  Вот доигрались, товарищи. Да за кого вы меня принимаете? Или смеетесь, черт подери, над моим мордобоем.
  - Как забудь?
  - Только для свалки годится оружие.
  - Как для свалки?
  - А так. Никакое оружие, никакие ракеты и бомбы, ионизирующие, разлагающие и собирающие воедино молекулы, не способны вырвать победу.
  Четырнадцать вольт сбросили первый, пускай не совсем, чтобы правильный импульс:
  - Неужели спасение целой нации или целой страны находится на конце языка? Неужели болтает до изнеможения язык, а страна не спасается? Без оружия страна никак не спасется. Ты слово, тебе пуля. Ты второе слово, тебе бомба. Ты полслова еще, тебя закопали. Только ядерный потенциал, только милитаризированная машина, только боезапас. Вот вам три фактора, каковые спасают нации или страны. Мирное время для того предназначено, чтобы готовиться спасать. Если потенциал слабый, если факторы недостаточные, то болтает язык, и приближается немирное время. Во все эпохи, у всех народов, на любой планете спасение это дело оружия. Оружие и прямо и косвенно всегда управляло политикой, смещало себе неугодных язычников и трепачей, ставило новых товарищей на место старых товарищей. Нет, никак нельзя без оружия.
  Выстрелов грохот,
  Разрывы гранат:
  Это дорога -
  Дорога назад.
  Каждая пуля
  И каждый патрон
  В этаком гуле
  Смертельный трезвон.
  Лапки сложили,
  Слюна через край.
  Лучше могила,
  Чем ядерный рай.
  А что мы имеем в конечном итоге? Да ничего мы не имеем в конечном итоге. И вообще, хватит, мой милый, болтать, если тебе предложили нажраться.
  
  ОТ АВТОРА
  Поморщился Владимир Александрович Мартовский:
  - Человек живет не для того, чтобы есть. Человек живет для того, чтобы гадить.
  Истина глаголет устами повзрослевшего младенца:
  - Прямо пропорциональный процесс. Чем больше еды, тем больше ответных глупостей.
  С подобной истиной не поспоришь:
  - Только ограничение в еде дает шанс сберечь свою грешную душу.
  Но лазейка все-таки есть. И этой лазейкой попробовал воспользоваться Александр Мартовский:
  - А как же религия, черт подери? А как же господь бог, который воистину верующим существам прощает любое, самое мерзкое гадство?
  Еще раз поморщился Владимир Александрович, но не спустил всех собак на своего непутевого папочку. Конечно, Александр Мартовский не такая значимая величина, как Иван Непомнящий, убийца координаторов. Но пускай потешится в своей слепоте и считает себя героем нашего времени.
  Опять же самое время притормозить тему.
  
  
  КНИГА ВТОРАЯ. НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА
  
  
  ОТ АВТОРА
  Садик имени Шевченко. Долбанные скамеечки. Клумба. В центре клумбы свеженький памятник ну тому самому кобзарю, который разделал противных москаликов точно овощ. На балде и плечах памятника сидят голуби, гадят. Петербургская слякоть не успевает делать уборку. Поэтому возле клумбы копошатся явные немоскалики, количеством двадцать семь рыл. Не представляю, чего они там унюхали, зато представляю на полном серьезе отсутствие признаков интеллекта на их неславянских лицах.
  - Франция точно так начинала, - вздох по правому борту.
  Как бы выразиться без излишней саморекламы, это вздохнула Татьяна Анатольевна Мартовская, самая крутая девчонка второй половины двадцатого и первой половины двадцать первого века. А по совместительству законная супруга Александра Мартовского.
  - Чурбанизация всей страны, - почти на автопилоте отпарировал Александр Мартовский.
  - Ага, - даже не смутилась самая крутая девчонка в современной Росси, - Полная и поголовная чурбанизация. Я не говорю про французов, которым не выбраться на поверхность, по причине забитости чурками. Я говорю про Россию. И конкретно про садик имени Шевченко. Вроде бы знаковое место, вроде бы приставить сюда парочку наших братьев славян с родины великого кобзаря. Ан, нет. Все те же толерантные чурки.
  Я немного задумался:
  - А тебе не кажется, дорогая моя Татьяна Анатольевна, что слово "толерантный" в данном случае не совсем подходящее слово.
  Зря я эдак задумался. Едва не выругалась Татьяна Анатольевна:
  - Нет, не кажется. Почему мне должно казаться? Почему это я не имею права вставлять в разговор слова и эпитеты, имеющие повсеместное хождение в нынешнем россиянском государстве. Каждый маленький чурбан только и делает, что заикается о толерантности. Ну и его поддерживают журналисты, артисты, писатели, маромои, блокадники, депутаты. А так же премьер-министр и президент в одном стакане.
  Я не стал спорить:
  - В одной маромойской книжонке слово "толерантность" сравнивается со словом "смерть". Мол, абсолютно толерантный человек есть умерший человек. Не хочу подписываться под идеями очередного маромоя, но чурбанизацию всей страны очень не хочется связывать с некоей гаденькой толерантностью или со смертью нашей России.
  Наконец, улыбнулась Татьяна Анатольевна по правому борту и перестала смотреть на меня волком:
  - А тебя никто и не спрашивает, товарищ Мартовский. В свое время Франция решила сэкономить на собственных гражданах и завезла тупых чурбанов пачками. Чурбаны не так чтобы не работали. По их чурбанским понятиям они очень и очень работали, например, в двадцать семь рыл расчищали одну малюсенькую клумбу. Не факт, расчистили или нет чурбаны клумбу в конечном итоге, но потеряла статус великой державы и превратилась в ничто Франция.
  Пыль под ногами,
  Что выхлоп из прошлого.
  Она вроде с нами
  И вроде хорошая.
  Укутаться пылью
  Никакая не подлость.
  Она очень милая
  И кусок нашей родины.
  Состроила страшные глазки Татьяна Анатольевна:
  - Только не говори мне, что каждый отдельный чурбан лишен интеллекта, и с ним легко справиться. Франция тоже так говорила, пока не легла под навалившейся массой.
  
  ВМЕСТО ОТСТУПЛЕНИЯ
  Лиловая планета Дуриа. Существует в одном экземпляре. Очень странное место, вроде как официальный распределитель между параллельными вселенными. Или не совсем так. Параллельные вселенные существуют в четырех измерениях. Каждая вселенная единственная в своем четырехмерном пространстве. А вот если остановить время и запустить его вспять...
  Слегка нахмурился VOVKA Бетонщиков. Чего это меня потянуло на гиперпространственную философию? Никто не спрашивал про пространственно-временной механизм четырехмерных вселенных. И про параллельные вселенные вопросов не было. И про распределитель молчок. Мало ли где находится распределитель, позволяющий четырехмерному существу с максимумом удобств покинуть собственную четырехмерную вселенную и оказаться черт знает где. Например, в собственном прошлом.
  Еще больше нахмурился VOVKA Бетонщиков. Как-то не вдохновила перспектива встретиться с малолетним пацаном VOVKA, или самим собой столетней выдержки, или со стариком VOVKA из далекого будущего. Параллельные вселенные весьма занимательные вселенные, но там делать нечего оборотистому товарищу с русскими корнями, такому как VOVKA Бетонщиков.
  Другое дело лиловая планета Дуриа. Не совсем чтобы истинный рай для коммерции, но кое-какие планы имеются. Странная планета, непонятная планета, с ней еще разбираться и разбираться. Но это в свободное от работы время. А в несвободное время занят по самые уши товарищ VOVKA.
  И все из-за дурацкой истории с дядей Муркотенком. Если бы дядя Муркотенок не проявил излишнюю сентиментальность на планете Дуриа, история могла получиться менее дурацкой. Небольшая увеселительная поездка, полюбовались цветочками, побегали за мотылечками. Хватит, пора возвращаться на любимую Землю.
  Но проявил излишнюю сентиментальность дядя Муркотенок, чем задел за живое товарища VOVKA. Возврат в так называемую нашу вселенную из распределителя превратился в ба-а-альшую проблему. То есть он превратился в подобную бяку исключительно для младшего отпрыска рода Бетонщиковых.
  Дядя Муркотенок вернулся домой без проблем. Видите ли, товарищ VOVKA, дядя Муркотенок еще работает. Его работа очень важная работа все в той же нашей вселенной. Хотелось бы задержаться на планете Дуриа годков на пятьсот, но не пускает работа.
  Во-первых, дядя Муркотенок не взял отпуск.
  Во-вторых, дядя Муркотенок не готов к таким потрясениям.
  В-третьих, если немедленно не вернется на Землю означенный дядя, он за себя не ручается.
  Вроде как откашлялся VOVKA Бетонщиков. Вокруг одни занятые товарищи, если не считать известного бездельника из рода Бетонщиковых. Занятые товарищи, в том числе дядя Муркотенок, не бездельничают, но выполняют работу. Товарищ VOVKA вообще занимается неизвестно чем. То он утешитель разбитых сердец, то он специалист по проблемам. Но самое смешное во всей этой дурацкой истории, что согласился VOVKA Бетонщиков взять на себя заботу о неожиданно появившейся семье товарища дяди.
  Стоп. Не стоит прикалываться. Дядя Муркотенок никакой не родственник из рода Бетонщиковых. Всего лишь детская привычка. Маленький варвар VOVKA по собственной инициативе присвоил знаменитому бойцу Муркотенку название "дядя". В конце концов, через бойца Муркотенка познакомился младший Бетонщиков со своей возлюбленной супругой Венерой Мариенбургской. Безумно любит Венеру Мариенбургскую товарищ VOVKA. А еще обожает, уважает, восхищается, и всякое прочее. Отсюда родственные чувства к бойцу Муркотенку. Ну и такие же чувства к семье бойца Муркотенка. Пускай появилась семья при весьма загадочных обстоятельствах, но это уже не вопрос. А что опять же вопрос? Снова выругался VOVKA Бетонщиков.
  Лиловое небо над головой. Лиловые тучки в отблесках лилового солнышка. Лиловые кусты и лиловые, между прочим, деревья. Лиловая мошкара на лиловой траве, плюс море лиловых цветов, излучающих ни какой-нибудь, но лиловый запах.
  - Гад я буду, - так или примерно так выругался VOVKA Бетонщиков, разворачивая свой необычный бизнес на лиловой планете Дуриа во славу бойца Муркотенка.
  
  БИЗНЕС
  Вы только не подумайте, что основную роль в сложившейся ситуации сыграл младший Бетонщиков. Ничего подобного. Начальный импульс исходил от товарища VOVKA, но окончательное решение приняла Венера Мариенбургская.
  - Забавно, - сказала Венера Мариенбургская, - В распределителе можно содержать совершенно безнадежный материал, которому нет места ни в одной из параллельных вселенных.
  - Ничего такого забавного, - возмутился VOVKA Бетонщиков, - Если не забыли тот факт, что вышеупомянутые товарищи очень дороги товарищу Муркотенку.
  Венера Мариенбургская проигнорировала вопли дорогого супруга и повелителя. Ее разум на данный момент лихорадочно дымился, выдавая если не спазмы, то весьма хаотические импульсы:
  - Как я понимаю, неофициальная супруга бойца Муркотенка (кажется, Зая Вредная) не может существовать в четырехмерной вселенной. То есть не может физически существовать в нормальных условиях. Для неофициальной супруги бойца Муркотенка исключительно подходят условия распределителя на лиловой планете Дуриа.
  Успокоился и перестал возмущаться VOVKA Бетонщиков:
  - Правильная мысль.
  Венера Мариенбургская в очередной раз оказалась на высоте. Чувство такта, выдающийся интеллект, оценка любой нестандартной ситуации энд иные способности - вот что такое Венера Мариенбургская. Недаром товарищи координаторы прислушиваются к советам Венеры Мариенбургской, а товарищи скитальцы (злейшие враги координаторского сообщества) избрали Венеру Мариенбургскую своим официальным лидером.
  - Мы все в долгу перед Заей Вредной, - сказала дорогая супруга своему дорогому супругу и повелителю, - Скромная деревяшка практически спасла человечество от полного уничтожения. Ну и сама, как полагается, при этом погибла.
  - То есть погибла в условиях нормальной четырехмерной вселенной, - уточнил VOVKA Бетонщиков.
  - Или почти погибла, - уточнила Венера Мариенбургская, - Очень незначительный процент жизненной энергии еще оставался в физиологической оболочке товарища Зая, когда сие бренное тело переправили на планету Дуриа.
  Еще интересный вопрос. Никто не знает, как очутилась Зая Вредная на планете Дуриа. И почему вместе с ней очутились там же еще две весьма колоритные фигуры: лейтенант Звездочка (якобы любимая дочка бойца Муркотенка) и ее названный брат старший сержант Дурк. Если учитывать, что малыш Дурк всего-навсего обыкновенный гоблин, вопросов становится больше. Нечего делать гоблинам на лиловой планете Дуриа. Даже практически неживым гоблинам, с минимальным количеством жизненной энергии. Но вышеупомянутый гоблин все-таки очутился на планете Дуриа вместе с неофициальной супругой бойца Муркотенка (Зая Вредная) и теперь уже официальной дочкой (лейтенант Звездочка).
  - Пока не затрагиваем второстепенные вопросы, - сказала Венера Мариенбургская, - Зая Вредная немного оправилась, принимает пищу, шевелит ресницами, членораздельно произнесла несколько слов и даже такое сложное слово, как "Муркотенок". Со временем Зая Вредная расскажет собственную историю. Ну, и возможно расскажет про гоблинов. Если опять же товарищ гоблин не оклимается несколько раньше, чем наша известная деревяшка.
  - Не оклимается, - поморщился VOVKA Бетонщиков.
  Лиловая планета Дуриа несколько странно воздействует на неорганические предметы, попавшие в распределитель из любой четырехмерной вселенной. В самом процессе пока не разобрался младший Бетонщиков, но с результатом приходится считаться. Скажем так, для человеческого существа результат всегда положительный, но для гоблина или киборга может случиться всякое.
  Только не прикидывайтесь, что гоблины сами виноваты в своих проблемах. Не стоило увлекаться металлическими заменителями вместо органики. Металл опять же штука хорошая до определенного предела, но металлическое сердце, пускай и саморазвивающееся, уже перебор. Понимает младший Бетонщиков, что металлические детали, в том числе металлическое сердце, увеличили продолжительность жизни среднестатистического гоблина как минимум в три раза по сравнению с жизнью обыкновенного человека. В четырехмерной вселенной подобный фактор есть плюс. Но на планете Дуриа все-таки лучше быть человеком.
  Кто-то срывает звезды,
  Кто-то выносит помои.
  Каждое слово серьезное,
  Каждое дело достойное.
  Звезды не просто срываются,
  Но и помои выносятся
  Не на едином дыхании,
  Если помои из космоса.
  Выбор вообще-то случайный.
  Утром помои в корыте,
  Вечером звездные тайны,
  Масса добра и открытий.
  Это не твоя забота,
  Выбирать себе работу.
  - Впрочем, поговорили, - закрыла дебаты Венера Мариенбургская, - Я провентилирую вопрос насчет независимого научного центра между вселенными.
  
  ПО ХОДУ ДЕЛА
  Венера Мариенбургская провентилировала вопрос. В координаторском сообществе не так чтобы уписались от восторга, но возражать не стали. Кроме лиловой планеты Дуриа существуют другие распределители для перехода между параллельными вселенными. Как это ни странно, координаторское сообщество не пользуется лиловой планетой в качестве шлюзовой камеры, а пользуется другими распределителями. Поэтому дерзайте, товарищ Венера, конкурентов у вас точно не будет.
  Со скитальцами получилось куда проще. Пользуясь своим привилегированным положением, Венера Мариенбургская издала указ о заповедной зоне планеты Дуриа. То есть никаких военных действий или опасные эксперименты запрещаются на планете Дуриа.
  Стоп. Скорчил невинные глазки VOVKA Бетонщиков. Какие такие военные действия, если трансформируется металл на означенной планете. Ну и высокие технологии здесь трансформируются не совсем, чтобы в более высокие технологии. Как вам понравится нож для потрошения рыбы вместо лазерной пушки?
  - Про опасные эксперименты я понимаю, - согласился VOVKA Бетонщиков.
  Стычка с вампирами сама по себе очень опасный эксперимент. Лиловая планета не предназначена для кровавой забавы даже на энергетическом уровне. На физиологическом уровне лиловая планета сущий младенец против привнесенных туда кровососов. Что не скажешь о младшем Бетонщикове.
  - Вот поэтому тебя и выбрали оперуполномоченным по лиловой планете, - сказала Венера Мариенбургская товарищу VOVKA.
  - Как это меня выбрали? - совсем охренел вышеозначенный товарищ.
  - Взяли и выбрали. Для наших планов требовалась подходящая кандидатура. Во-первых, чтобы без политических привязанностей. Во-вторых, чтобы была симпатия к бойцу Муркотенку. В-третьих, чтобы была работа.
  Вздохнул, но не выругался VOVKA Бетонщиков:
  - Хотелось парочку лет отдохнуть от работы. Я уже наметил отпуск в другую галактику. Вроде как маленькое путешествие для любящих супругов. Только он и она. Только звезды над головой. При чем чужие, то есть незнакомые звезды.
  - Маленькое путешествие подождет.
  Венера Мариенбургская отвернулась в сторону, чтобы скрыть какие-либо чувства на своей губастой мордашке. Некогда нам сентиментальничать и отдыхать, если вселенная в опасности. Немного уравновесим вселенную (на это уйдет около двухсот лет по подсчетам Венеры Мариенбургской), тогда и отдохнем. А пока только работа.
  - Очень жаль, - искренне огорчился VOVKA Бетонщиков.
  - Ерунда, - Венера Мариенбургская погладила любимого и единственного супруга по стриженной макушке, для чего ей пришлось вытянуть правую руку и встать на цыпочки.
  - Вовсе не ерунда, - не очень уверенно буркнул VOVKA Бетонщиков, - Сколько лет мы занимаемся долбанным равновесием, и никакого отдыха.
  Может, оно и так. Разумное существо состоит из слабых деталей. Детали приходят в негодность или нуждаются в замене. Например, товарищи гоблины с великим мастерством проводят замену. Венера Мариенбургская даже уважает гоблинскую нацию. И этот вопрос с одним из представителей гоблинской нации, что оказался на планете Дуриа, очень серьезный вопрос. Нельзя его отложить на парочку лет, пока наотдыхается VOVKA Бетонщиков.
  - Лиловая планета Дуриа, - сказала Венера Мариенбургская, - Лучше любой другой планеты в нашей и сопредельных вселенных. Работа на планете Дуриа больше похожа на отдых, чем на работу. Опять же зависит от нас, товарищей первопроходцев, какие радости и сюрпризы преподнесет в дальнейшем планета Дуриа.
  - Я, собственно, не возражаю, - VOVKA Бетонщиков перестал сопротивляться единственной и любимой супруге, - Под маркой помощи семье бойца Муркотенка вполне реально построить базу отдыха на планете Дуриа.
  - Или исследовательский центр, - подсказала Венера Мариенбургская.
  - Но все равно базу отдыха, - принял подсказку VOVKA Бетонщиков, - Такую базу, на которой будут отдыхать некие безнадежные пациенты или семья бойца Муркотенка.
  - И, возможно, поделятся информацией, - добавила Венера Мариенбургская.
  - Очень даже возможно, - оставил за собой последнее слово VOVKA Бетонщиков.
  Хватит ругаться,
  Грядет информация.
  Не абы какая известная,
  Все равно интересно.
  Цифры бывают серьезные,
  А информация заторможенная.
  Множественные ошибки
  Вызывают улыбку.
  Но это не та проблема,
  На которой бодают полено.
  Безошибочные цифры
  Только в помойном корыте.
  Бери, чего дают,
  А дальше капут.
  Так возникла защищенная база отдыха на лиловой планете Дуриа. Деньги выделил Координаторский центр, оборудование поставили скитальцы. Главный распорядитель VOVKA Бетонщиков.
  
  ЧТО ЭТО?
  Старший сержант Дурк открыл глаза и долго смотрел в потолок. А почему потолок розовый? Такой была первая мысль означенного товарища. Или точнее, первая мысль была немного сложнее. Потому что розовый потолок не совсем розовый. Ошибся старший сержант Дурк. Открыл глаза и ошибся. Не розовый, а скорее лиловый над ним потолок, и стены лиловые. Все дело не в потолке или стенах. Нечто страшное случилось с глазами. Вроде как по-другому смотрят глаза, не таким образом, как смотрели они в прежней жизни.
  Стоп. Почему это прежняя жизнь? Потому что сначала была смерть. Без запинки ответил на очередной вопрос старший сержант Дурк. Та жизнь, которая застряла в его памяти, закончилась смертью. Вот так взяла и закончилась, как заканчивается любая жизнь. Много шума, много странных событий, затем ничего. Свет выключили, пришла тьма, пришла смерть.
  И вдруг свет включили опять. То есть взяли его и включили без предупреждения. Старший сержант Дурк не надеялся, что когда-нибудь включится свет. Пускай не совсем обычный свет, пускай со странными лиловыми оттенками. Подсознание сработало на отключение еще за какое-то время до смерти.
  Вы представляете, как сработало подсознание, или не очень? Ну, это легко. Биологический организм умирает куда быстрее, чем биомеханическая машина, каковой по сути является старший сержант Дурк. Биологический организм невозможно реанимировать после смерти. Откинул ласты, и все. Чего не скажешь о биомеханической машине. При определенных обстоятельствах биомеханическую машину можно перезагрузить и перезапустить, даже не повредив ее информационные накопители.
  Кажется, я на верном пути, подумал старший сержант Дурк. По крайней мере, голова ясная, и мысли в ней успокоились. Нет, это не похоже на регенерацию убитого организма из одного атома. При регенерации информационный канал почти не работает. Не утверждаю, что регенерирующая система полностью повреждает информационные накопители, но кое-чего она повреждает. По крайней мере, биологический организм после регенерации совсем не тот организм, что до смерти. Ну и биомеханическая машина очень похожа на чистую корзину для следующей личности.
  Чтобы регенерировать, надо умереть до конца, подумал товарищ старший сержант. После чего попробовал разглядеть собственное тело. Попытка не удалась. Собственное тело вышеупомянутого товарища находилось как бы в искусственном коконе. Правда, кокон выглядел не очень внушительно, ну почти как не очень внушительное тело предыдущего старшего сержанта с простым гоблинским именем Дурк.
  Сие пугало и обнадеживало одновременно. Во-первых, присутствие кокона не то же самое, что присутствие отдельных частей и внутренностей в твоем организме. Отдельные части (в первую очередь механические части) не прослеживались под коконом. Во-вторых, кокон вообще может оказаться лабораторной установкой по выращиванию нового тела. Не смешно, но такое случается сплошь и рядом, в зависимости от того, куда попал старший сержант Дурк.
  Ага, глупости закончились. Неопределенное время (от одной миллисекунды до нескольких столетий) находился между жизнью и смертью товарищ старший сержант. Одна миллисекунда здесь скорее гипотетическая единица времени. Чтобы вынести с поля боя и поместить в лиловую комнату живой организм требуется куда большее время. Скажем, несколько часов, или дней, или даже столетий. Но не надо так пессимистично относиться к реальной действительности, подумал старший сержант Дурк. Если тебя вынесли с поля боя для экспериментов это все-таки жизнь. Ну и самый отвратительный эксперимент можно перетянуть на свою сторону.
  Главное, затаиться. С опытом старшего сержанта затаиться всегда можно. Там за стеной существует некто или нечто, заинтересованное в личности одного не самого удачливого гоблина. По крайней мере, личность не стерли, личность оставили. Пятьдесят процентов, что за стеной враг. Но пятьдесят процентов, что за стеной друг. Или даже пятьдесят пять процентов. Слишком ничтожная величина товарищ старший сержант, чтобы заинтересовать врага после смерти. Другое дело, если за стеной друг.
  Успокоились, закрыли глаза, сосредоточились на прошлом. Следующий сеанс связи, когда вернутся в раздолбанный организм чувства.
  
  ВСЯКАЯ ВСЯЧИНА
  Следующее пробуждение старшего сержанта выглядело более ровным, даже с успокоительными оттенками. Здоровый сон, так можно назвать промежуток времени между пробуждением номер один и пробуждением номер два. Ибо весь охватываемый промежуток чувствовал старший сержант Дурк свое "я" как нечто живое и очень ранимое.
  Итак, момент истины. Ядерный реактор взорвался. Мощный удар. Тьма. Или точнее, взрыв ядерного реактора был причиной той самой тьмы, когда умер старший сержант Дурк, прежде чем очутился в лиловой комнате, пропитанной лиловым сумраком.
  А что было чуть раньше? То есть что было до взрыва ядерного реактора? Вроде бы четыре торпеды вышли на цель. По крайней мере, старший сержант отметил четыре торпеды. Они практически одновременно достали реактор. После чего тот самый взрыв и практически бесконечная ночь без проблесков света и мысли.
  А еще раньше? Здесь пришлось слегка поднатужиться. Что такое четыре торпеды для скорострельных лазерных пушек класса "заклепка". Ага, значит, были какие-то пушки. Они, конечно, плевались сгустками высокопродуктивной энергии, а не торчали стволами в небо.
  Или не было никакого неба? Глубокий космос, вот что было, черт подери. Каким-то образом старший сержант Дурк оказался в глубоком космосе. Нет, только не подумайте, что висел точно сосиска товарищ старший сержант и отплевывался из своих пушек в разные стороны.
  Немного легче. Ядерный реактор суть принадлежность машины. Или принадлежность небольшой станции, которая ни шатко ни валко перемещается в космосе. Взгляд вправо. Очень догадливый мальчик старший сержант Дурк. Едва напряглась память, как все встало на свои места. По правому борту серенький шарик планеты Земля. Или точнее, не совсем серенький шарик. Присутствует некий оттенок голубизны. Следовательно, по правому борту планета Земля, выходящая из ядерной катастрофы.
  Кровь запульсировала в мозгах, голова раскололась красными (или кровавыми) зайчиками. Старший сержант Дурк вяло выругался, даже не услышав отголоски ругательства. Угу, речевой аппарат не работает. Или слух не работает. Плюс картинка дала сбой. То есть голубеющая планета Земля подернулась рябью, пропала.
  На сегодня достаточно. Старший сержант Дурк проанализировал ситуацию. Космос. Космическая станция. Ядерный реактор. Средства защиты. Торпеды из космоса. Вроде ничего не упустил товарищ старший сержант, вроде все правильно. Защита по той или иной причине не сработала, торпеды нашли цель. Реактор взорвался.
  Или все не совсем правильно? В сложившейся ситуации стопроцентная смерть. Может ядерный реактор не более чем сопутствующая величина, но остаться один на один с космосом это уже серьезно. Сознание отключилось, воля исчезла. В непосредственной близости от планеты Земля выход только один - сгореть в атмосфере.
  Но не сгорел старший сержант Дурк. Опять правда против любой другой кривды. Или точнее, не совсем сгорел старший сержант Дурк. Глаза, между прочим, присутствуют, а в голове мысли.
  - Так-так, - из горла выскочил странный шепот.
  Совсем здорово. К мыслям еще прибавилось горло. Может шептать старший сержант Дурк. Ну и со слухом полный порядок. Ощущение такое, что горло не смазывалось пару столетий, а уши забиты многовековой трухой и пылью. Но горло все-таки есть, следовательно, есть голова и какое-то туловище. Или хотя бы банка с питательным раствором, куда упирается горло.
  Старший сержант Дурк почти успокоился. Мыслительные процессы надорвали и без того его слабые силы. Потянуло куда-то прочь из лиловой комнаты. То есть потянуло в мир нереальности товарища старшего сержанта. Почему бы и нет? Глаза обнаружили вокруг обыкновенные стены вместо глубокого космоса. И никакой угрозы, черт подери. Нужно только проспаться.
  Спи малышка,
  Не ерепенься.
  Сверху крыша,
  Вокруг стены.
  Снизу кроватка
  С мягкой подушкой.
  Спи очень сладко
  И мамочку слушайся.
  Хорошо или плохо
  В сонном дурмане.
  Мамочка добрая,
  Она не обманет.
  Старший сержант Дурк попробовал выключиться из реальной действительности, но неожиданно почувствовал, он не один в комнате.
  
  ЛЕЙТЕНАНТ ЗВЕЗДОЧКА
  Славно нас тогда потрепали, никого в живых не осталось, подумала лейтенант Звездочка. И ужаснулась собственным мыслям. Как никого не осталось? Кто-то же думает, черт подери. При чем этот кто-то вполне конкретное лицо, по крайней мере, идентифицирующее себя как лейтенант Звездочка.
  Беглый осмотр подтвердил все вышесказанное. Лейтенант Звездочка зафиксировала собственную личность в процессе работы. Ноги двигались, а руки держали пактеты с одеждой. И никакой информации, то есть ни малейшего намека, куда двигались ноги, зачем в руках была именно эта одежда.
  Я живу. Следующая эмоциональная волна показалась верхом нелепости. Смерть и жизнь вроде как утратили между собой связь. По последним данным погибла лейтенант Звездочка. Враг нанес превентивный удар по городу Зеленая Ветка. Оборона города не выдержала. Кровь и боль, тысячи невинно убиенных граждан, дети под обломками.
  Очень яркий импульс просверлил мозг. Дети, откуда взялись дети? Кажется, были дети Ярослава Вредного. Мальчик и девочка. Ну точно, его дети. Лейтенант Звездочка раскидала обломки (бывший дом Ярослава Вредного) и откопала детей. Мальчик выглядел совсем плохо, дышал и всхлипывал через раз. У девочки была повреждена ручка: два пальчика скрючились, один неестественно вывернуло в сторону.
  Лейтенант Звездочка более чем ярко помнит этот вывернутый пальчик. Ее последние воспоминания. Особенно яркие, практически уходящие в вечность. Дальше вечность застыла, потому что ничего не было дальше, кроме ничтожных микросекунд. Лейтенант Звездочка прижала к себе девочку и вправила поврежденный пальчик. Тут их накрыла вторая волна. Боль и кровь, нестерпимый запах смерти, обломки.
  Странная планета Земля, непонятная планета, не поддается законам логики. После ядерной катастрофы вымерла лучшая часть человечества. Ну и худшая часть никуда не делась. Ну и она вымерла. Группа уцелевших мутантов долгие-долгие годы держалась за русскую землю. Нет, о тотальном возрождении человечества не было речи. Человечество легко вымирает, что факт. Остальное из области фантастики.
  Зеленая Ветка. Символ всего чистого, всего светлого на планете Земля. Уцелевшие мутанты построили собственный город, достойный славы древних городов русских. Для человечества появился реальный шанс выжить. Пускай новоявленное человечество оказалось с мутантской окраской, но лучше такой шанс, чем никаких шансов. Странная планета Земля несколько странно выглядит без человечества.
  Никогда не была пацифистом лейтенант Звездочка. Внутренние разборки между чистыми человечками, мутантами и товарищами гоблинами закалили и без того непростой характер. А как вы считаете, может ли опроститься ребенок бойца Муркотенка и официальной ведьмы Волчий Хвостик? Ах, вы никак не считаете? И правильно сделали. Очень хороший боец лейтенант Звездочка. Да и с магией (то есть с ведьмовством) у нее полный порядок. Ну, и опроститься подобный ребенок не может.
  Снова "зеленая ветка". Теперь уже артефакт, поддерживающий город Зеленая Ветка. Благодаря артефакту товарищи мутанты, а так же примкнувшие к ним чистые человеки и гоблины, устроили свой маленький рай в постядерном государстве Россия. В других государствах свирепствовал ад, а у нас маленький рай. Граждане города Зеленая Ветка влюблялись, женились и размножались. Присутствие самых обыкновенных ребенков (не таких как бывший ребенок и нынешний лейтенант Звездочка), так вот подобное присутствие говорило о прогрессе человеческих взаимоотношений в государстве Россия.
  С внутренними врагами мы разобрались, подумала лейтенант Звездочка. Всяким уродам и извращенцам, проповедующим войну, очень не повезло на русской земле в эпоху города Зеленая Ветка. Кто пошел на корм грувам, кто удобрил поля вокруг города. Даже весьма агрессивные гоблины попридержали свой длинный язык и загребущие лапы.
  Счастливая жизнь. Счастливые лица родителей. Счастливые визги и писки детей. Никакого уродства. Только всеохватывающее счастье. Ну и над головой такие робкие, но удивительные лучи, вернувшие к нам солнышко.
  Как говорила мамочка (по совместительству страшная ведьма) Волчий Хвостик, солнышко наконец-то вернулось. Есть еще проблемы в городе Зеленая Ветка, но есть солнышко. При наличии солнышка никакой враг (ни внешний, ни внутренний) не грозит городу Зеленая Ветка.
  Святая наивность, черт подери. Маленькая планета Земля. Затерялась среди многочисленных звезд и галактик. Растратила собственную многомиллиардную цивилизацию, словно расходный материал. Вместо миллиардов мыслящих существ остались немногие миллионы и сотни тысяч. Может, на этом стоило остановиться? Через пять-шесть веков Земля обещала превратиться в густонаселенную и технологически развитую планету. Превалирующая русская нация (среди гоблинов и мутантов) обещала стать единственной нацией на густонаселенной и технологически развитой планете. Никаких тебе маромоев и америкосов, только одни русские. Это ли не рай на Земле?
  Для ответа на поставленный вопрос следовало подождать пять-шесть веков, то есть сущую мелочь по сравнению с вечной и бесконечной вселенной. Вот только не дали эту самую мелочь новоиспеченному человечеству. Враг нанес превентивный удар из космоса. Во время второй волны погибла лейтенант Звездочка, прикрывая собственным телом детей Ярослава Вредного.
  
  НЕ ВСЕ ТАК ПЛОХО
  Лейтенант Звездочка на автомате открыла первую попавшуюся дверь и вошла в первую попавшуюся комнату. Мать моя женщина! Если вокруг не сказка, то очень похоже. В реальности так не бывает. Ну, не бывает и все. Попасть в волну, умереть, а затем очнуться в сказочном мире рядом с собственным названным братиком:
  - Как ты, малыш?
  Старший сержант Дурк приоткрыл слипающиеся глаза. Лиловый свет. Пятна. Точнее, многочисленные пятна. Несанкционированный шум. Звуки. Точнее, многочисленные звуки. Никто не говорит, что звуки обладают конкретикой. Со светом такая же картина. При напряжении мысли пятна складываются в определенный силуэт. Но они все равно пятна.
  - А, - сказал старший сержант Дурк.
  Лейтенант Звездочка бросила пакеты на пол:
  - Значит, все правда?
  Это уже не звуки, это слова. Вполне реальные слова, вколачиваемые в сознание гвоздями. Трудно представить, почему так вколачиваются слова, но на данном этапе они точно вколачиваются. Товарищ старший сержант не только услышал слова, но пропустил через собственный мозг, обработал и вывел наружу.
  - Угу, - следующая идиома слетела с несуществующих губ.
  Или снова не так. Почему еще губы несуществующие? Назовем лучше губы "неосязаемые". Ну не осязает все тот же товарищ собственные губы. Такое вполне возможно. Ноги не осязаются, руки не осязаются, ну и губы заодно. Но говорить можно.
  - Я знала, - лицо лейтенанта Звездочка перекрыло все видимое пространство, - Мы не умираем навсегда, но переносимся в другие миры, где продолжаем жить среди дорогих и любимых призраков.
  - Чего-чего? - прошептал старший сержант Дурк.
  Следующий этап очень тяжелый, если продолжить тему осязаемости и про прочие чувства. По версии "глаза в глаза" лейтенант Звездочка обхватила большую голову своего названного братика, после чего прижала данную голову к горячей груди. Свет померк, стало темно и так далее. По версии "чувства" ничего не почувствовал старший сержант Дурк. Очень хотелось почувствовать хотя бы колебание воздуха, хотя бы какой запах. Но ничего не почувствовал товарищ старший сержант. Только новые звуки буравили мозг с возрастающей силой.
  - Я знала и верила, - отстранилась лейтенант Звездочка, - После нашей смерти получится именно так. Другая вселенная, другая галактика, другая планета. Мы, товарищи умершие, встретимся в другом измерении. Наша смерть закрыла обратный путь в наше собственное измерение. Зато с другим измерением никаких проблем и вопросов. Мы хорошо пожили в нашей четырехмерной вселенной. Почему бы ни встретиться нам после смерти?
  Слишком быстро, подумал сержант Дурк, слишком много информации. В существующем темпе информация практически не обрабатывается. Сие неправильно, даже очень неправильно. Информация должна обрабатываться. Закон буравчика - необработанная информация все равно, что потерянная информация.
  - Медленнее, - сказал старший сержант Дурк.
  Неужели он это сказал? Вот взял и сказал. Просто взял и сказал, соединив несколько бесполезных звуков в полезное слово. Точно, он это сказал. По крайней мере, света стало больше, а темные пятна превратились в четкие очертания названной сестрички с романтическим именем Звездочка. Немного похудела сестричка, но очертания все равно четкие. Вроде включилась резкость.
  - Можно и медленнее, - опять затараторила лейтенант Звездочка, - Я немного нахожусь не в себе, но до сумасшествия еще далеко. Реакция организма на открывающуюся реальность положительная. Зато реальность сама нереальная. В реальной реальности ничего подобного быть не должно. Зато в нереальной реальности все должно, все можно.
  - Согласен, - буркнул старший сержант Дурк.
  Снова горячая грудь уперлась в лицо, а горячие руки обхватили якобы несуществующую голову:
  - Мы в другом мире, в котором случаются странные явления. Мертвецы нашего мира встречают друг друга едва вернувши сознание. Сознание захотело встретиться, и встреча произошла. Если бы нечто иное захотело сознание, например, живого гиппопотама в бассейне, были шансы на живого гиппопотама. Но сознание захотело именно этой встречи, сознание захотело моего малыша. И вот он малыш, ну совершенно живой и здоровый.
  Просто песня:
  На последнем повороте
  Отказали тормоза.
  Кто не высказался против,
  Больше нечего сказать.
  До прямой мы не достали,
  Что неоспоримый факт.
  А теперь нас не спасает
  Ни задержка, ни антракт.
  Припев:
  Жизнь замечательная.
  Будьте внимательны.
  Продолжение песни:
  Тормозить бывает поздно,
  Ускоряться никогда.
  Дорогие наши звезды,
  Посветите-ка сюда.
  Что вы видите на пару
  В гуще звездных крестовин?
  Мы объятые пожаром
  Ни хрена не тормозим.
  Припев:
  Жизнь расточительная.
  Сохраняйте бдительность.
  Окончание песни:
  Кто-то бьется за награду,
  Кто-то бьется абы как.
  Ну, а что такое радость
  На межзвездных рубежах?
  И не важно, чего слили
  Наши души про запас.
  Лишь бы не пришлось фальшивить,
  Если радость не про нас.
  Припев:
  Жизнь просто праздник,
  Пора сматываться.
  - Ой! - неожиданно вскрикнула лейтенант Звездочка, - Слушай, братец, если ты здесь, если ты в этой вселенной, значит, ты умер?
  
  ДЕТИ МОИ
  Идиллическая сцена была прервана в самом зародыше, на том и спасибо. Варвар VOVKA Бетонщиков если не бежал, то передвигался весьма энергичными прыжками по следу лейтенанта Звездочка. И чего опять задумала товарищ пациент? И куда она намылилась без разрешения? И что за неудача весь этот проект Венеры Мариенбургской.
  Впрочем, закрыли ротик. Венера Мариенбургская не подлежит критике. Если товарищ Венера раскручивает определенный проект и раскручивает определенным образом, так тому и быть. Вышеупомянутый VOVKA всего лишь руки и ноги проекта, а голова все равно на прекрасных плечиках Венеры Мариенбургской.
  - Прошу успокоиться и не делать резких движений, - VOVKA Бетонщиков все-таки оказался менее расторопным товарищем, чем лейтенант Звездочка.
  - О чем речь, товарищ профессор? - лейтенант Звездочка окинула новое лицо (то есть лицо варвара VOVKA) испытующим взглядом.
  - Я не профессор, - смутился младший Бетонщиков, - Я только учусь.
  - Все равно, товарищ профессор, - лейтенант Звездочка отошла от кровати и уселась на единственный стул в данной комнате, - Вы единственный человек с признаками интеллекта, что попался мне за последнее время. И кто знает, может, единственный человек (не мутант), существующий в нашей реальности.
  Совсем смутился товарищ VOVKA:
  - Повторяю, никаких резких движений. Здесь пансионат. Дорогие мои пациенты, вы находитесь под контролем, вам ничего не грозит. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, результат получится положительный.
  Сглотнула лейтенант Звездочка:
  - Результат и так положительный. После протонной бомбардировки выжить практически невозможно, зато умереть в самый раз. В таком случае, любой результат кроме смерти со знаком плюс. А мы вроде как выжили.
  Разумная девочка, черт подери, подумал товарищ VOVKA. Очень хорошо, что попалась разумная девочка, что не напоминает своего неконтролируемого отца. Интересно, как бы в сложившейся ситуации поступил боец Муркотенок? Выдрать волосики на заднице есть наименьшее из зол, как поступил бы боец Муркотенок. А наибольшее из зол?
  Снова задумался VOVKA Бетонщиков. С Муркотенком в семье Бетонщиковых прекрасные отношения. Одинокий, всеми забытый, всеми заброшенный дядя Муркотенок способен на несанкционированные действия. Но Венера Мариенбургская не оставит Муркотенка в одиночестве ни при каких обстоятельствах. Как вы думаете, почему еще не вытурили из Координаторского центра столь престарелого бойца со всеми признаками развивающегося старческого маразма? Потому и не вытурили, что в Координаторском центре все еще не последняя величина Венера Мариенбургская.
  - Мы стали материалом для экспериментов? - неожиданно спросила лейтенант Звездочка.
  - Не совсем так, - более внимательно посмотрел на товарища лейтенанта товарищ VOVKA, - Вы скорее стали удачной находкой бойца Муркотенка.
  - Ах, папа нас все же нашел? - почему-то не удивилась лейтенант Звездочка, - Мы это предвидели.
  - Да, папа вас все же нашел, - не пожелал спорить VOVKA Бетонщиков, - Но нашел в очень странных условиях.
  Лейтенант Звездочка опустила глаза. Чего здесь странного, ничего странного. Вселенная есть извечный источник знания и информации. Вот только информация высасывается из вселенной по капелькам, а знание никак не высасывается. Кто это сказал, за знание надо платить? Не важно, кто это сказал. Собственной жизнью и кровью платит лейтенант Звездочка:
  - Последний вопрос. Что с нами случилось, оно ведь случилось не абы как?
  Пожал плечами VOVKA Бетонщиков:
  - Я не знаю, что с вами случилось. В определенный момент я оказался рядом с бойцом Муркотенком, а дядя Муркотенок оказался рядом со мной. Здесь ничего необычного, не смотря на внушительные габариты освоенной нами вселенной. Мне всегда хотелось оказаться рядом с бойцом Муркотенком, сделать для товарища бойца чего-нибудь очень и очень хорошее. Вот я оказался, и сделал. А там случилось, ну что в конечном итоге случилось.
  Вздохнула лейтенант Звездочка. Окинула странную лиловую комнату странным лиловым взглядом. В который раз окинула странную лиловую кровать и неподвижное тело на странной лиловой кровати. Затем прошлась вскользь по классической русской физиономии странного человека у двери, того самого человека под кодовой кличкой "профессор". Никаких сомнений, все правда. Это не наша вселенная. Это чужой мир. То есть мир, в котором есть боец Муркотенок.
  А вот в нашей вселенной больше нет бойца Муркотенка. Если бы был боец Муркотенок в той самой вселенной, откуда родом лейтенант Звездочка, то Ярослав Вредный (единокровный брат лейтенанта Звездочка) нашел бы бойца Муркотенка. Но никого не нашел Ярослав Вредный. Он даже не нашел следов бойца Муркотенка. И лишилась планета Земля единственной защиты от превентивного удара из космоса.
  - Значит, мы умерли, - подвела итог лейтенант Звездочка.
  
  СТАРШИЙ СЕРЖАНТ ДУРК
  Величайшее удовольствие бегать босиком по траве. И величайшее неудовольствие быть лишенным величайшего удовольствия. Так ли примерно так малыш Дурк охарактеризовал свою новую жизнь после нескольких не совсем удачных попыток воссоединения собственного духа и плоти.
  Со стороны могло показаться, дух бывшего солдата постепенно воссоединяется с плотью. По крайней мере, после нескольких сеансов психотерапии, устроенных товарищем Дурком над той самой плотью, пальчики на руках и ногах зашевелились, желудок стал чувствовать пищу.
  Но с другой стороны, трава оставалась далекой, манящей и не подвластной вышеупомянутому товарищу. Я буду бегать, настаивал старший сержант Дурк. Никаких вопросов, если жить и не бегать босиком по траве, то лучше не жить. Зато, если жить и бегать босиком по траве, то лучше не знать, когда бегать.
  Возьмем, к примеру, сестричку Звездочку. Она вроде не пострадала и представляет прекрасный экземпляр человеческой расы на лиловой планете Дуриа. Но это не так. Малыш Дурк очень остро чувствует кровную связь со своей кровной сестричкой. Ага, мы одной крови. Только кровь малыша более мутная и бестолковая, чем кровь лейтенанта Звездочка.
  Парадокс какой-то, черт подери. Наша милая Звездочка не пострадала и пострадала одновременно. Ее разум не то чтобы испортился, но потерял природную гибкость. Эти мысли о смерти. Почему постоянно вертятся мысли о смерти вокруг Звездочки? Обязаны вертеться мысли о жизни, а вертятся мысли о смерти. Какой-то загробный мир. Какая-та реальная нереальность или нереальная реальность. Мы все вышли из сказки.
  Угу, сказка смотрится куда лучше, чем реальная нереальность. Лейтенант Звездочка перепрофилировала собственную жизнь в сказку. При чем в хорошую сказку с хорошим концом.
  - Время научиться ждать, - сказала лейтенант Звездочка своему названному братцу, - Через какой-нибудь незначительный промежуток (то ли несколько дней, то ли несколько веков), наши мечты сбудутся. Все любящие нас существа умрут и окажутся в лиловом мире.
  Идея не очень понравилась малышу Дурку:
  - Так-таки все?
  Но не обратила внимания на подобную дурь лейтенант Звездочка:
  - Как существует множество параллельных вселенных, так существует множество параллельных миров смерти.
  Отсюда получилась небольшая дискуссия.
  - Но почему существующие или параллельные миры относятся к смерти?
  - Фразеологический оборот. Миры смерти можно назвать иначе, например, миры жизни. В конечном итоге, ничего не изменится. Будут такие же точно миры, в которых практикуется жизнь после смерти. Ничего другого не практикуется в данных мирах. Следовательно, они могут называться миры смерти, но могут называться миры жизни.
  Старший сержант Дурк промолчал и больше не дискутировал. Нечто странное творится с его сестренкой. Нет, чтобы расспросить их тюремщика, то есть варвара VOVKA, обо всех тонкостях дурианской природы, затаилась лейтенант Звездочка. Хороший парень варвар Бетонщиков, но он такой же мертвец. И никакие доказательства не помогают. Хотя по сути есть одна мелочь, которая может помочь. Старший сержант Дурк знает, какая есть мелочь. Если планета Дуриа не исключительный мир смерти (или мир жизни) для ограниченного числа товарищей, то, пожалуйста, откройте нам двери.
  Обыкновенная темница,
  Можно и застрелиться.
  Но лучше бы не стреляться,
  А чуточку пободаться.
  Темница она не вечная
  Даже внутри бесконечности.
  Случаются к черту просветы
  В маленькой пакости этой.
  На просветах можно опробовать
  Мысли, чувства и злобу.
  Или протиснуться к выходу,
  Который пока что невидимый.
  Странная ситуация во всех отношениях, но если лейтенант Звездочка и старший сержант Дурк не умерли окончательно для всего набора четырехмерных вселенных, для них обязательно отыщется выход.
  
  ЗАЯ ВРЕДНАЯ
  А вот и не угадали, выхода точно нет. По крайней мере, подобную идею вколошматил варвар Бетонщиков в более или менее разумные мозги самого разумного из трех своих пациентов. После чего Зая Вредная, тот еще пациент, попыталась вколошматить подобную идею в мозги гоблина Дурка. Про лейтенанта Звездочку двусмысленно умолчали.
  Оно и правильно. Девочка перенесла шок. Девочке и так дурно на изолированной планете Дуриа. Боец Муркотенок, или папа продвинутой девочки, неожиданно скрылся в своей четырехмерной вселенной. Что произошло с бойцом Муркотенком после первого судьбоносного посещения планеты Дуриа пока неизвестно.
  Предлагаю рассмотреть то самое судьбоносное посещение. Но не в кульминационной его точке, когда Зая Вредная очнулась от небытия и увидела горячо обожаемого Муркотенка. Слишком эмоциональный фрагмент, мыслить разумно не получается, а мыслить неразумно не хочется. Вроде бы не изменился боец Муркотенок. Такой же мохнатый, ершистый и улыбающийся, как в благословенные дни своей молодости.
  Нашей молодости, поправилась Зая Вредная. Существовало определенное время на русской земле, которое можно назвать молодость. И Зая Вредная была не совсем вредная в то благодатное время. И боец Муркотенок был первой любовью.
  Стоп. Не поздно ли вспоминать про любовь? Чувство неопределенное или чертовски странное. Лучше не вспоминать про любовь. Снова эмоциональный фрагмент, что мешает в будущей жизни.
  Будущая жизнь, подумала Зая Вредная. Теперь это не просто слова или какие пустые мысли. Будущая жизнь существует. Прошлая жизнь накладывается на будущее, и в будущей жизни основное место отведено бойцу Муркотенку. Вот почему в будущую жизнь пришел боец Муркотенок. Раньше его не было, раньше не приходил, но затерялся на пыльных помойках вселенной. Теперь пришел товарищ боец. Наш маленький, славненький, добренький котик.
  Улыбнулась товарищ Зая. Хорошая улыбка, полная невысказанной надежды. Муркотенку придется смириться с новыми обстоятельствами. Одиночество закончилось. Есть семья у бойца Муркотенка. Пускай семья не совсем обычная, для которой закрыта дорога назад, то есть закрыта дорога в родную галактику Млечный Путь, в родную Солнечную систему, на родную и очень ранимую Землю.
  Улыбка стала совсем прозрачная. Пришел Муркотенок, ушел Муркотенок. Реальная жизнь в четырехмерной вселенной требует жертв. Не может так просто оставить координаторское сообщество и сделать ноги величайший из мордобоев вселенной. Вселенная нуждается в тебе, товарищ боец. Ты очень нужен вселенной.
  Может, пора перестать гоняться за звездами? Лиловая планета Дуриа наилучший из вариантов. Как говорил боец Муркотенок, выполню последнее задание и перестану гоняться за звездами. А что за последнее задание? Мелочь, пустяк, нечто связанное с планетой Земля. Такое задание следует выполнить на двести процентов. То есть грех отказаться. Про планету Земля наслышалась Зая Вредная. Сон товарища Зая, похожий на смерть, растянулся на многие годы, десятилетия и века. Для товарища Зая сон показался длиной в мгновение, на самом деле пролетели века. Умерла или уснула товарищ Зая. Затем ожила и проснулась товарищ Зая. А перед ней боец Муркотенок.
  Тут можно умереть еще раз. Слабый организм не выдержит. Тем более ослабленный организм мутировавшей за гранью деревяшки. Небольшой энергетический коллапс, и все. Была Зая Вредная, нет Заи Вредной. И все чистая правда, если бы рядом находился какой-то другой боец. Не важно какой боец, только не боец Муркотенок.
  Не знаю, как оно получилось. Но Муркотенок сумел распорядиться собственной энергией на триста или даже на четыреста процентов. Львиную долю энергии получила, конечно же, Зая Вредная. Кое-что досталось лейтенанту Звездочке или пациенту под номером два. Ну и пациенту под номером один, маленькому обожженному гоблину почти ничего не досталось.
  Очень раскаивался боец Муркотенок, что захватил с собой мало энергии. Следовало подкрепиться под завязки энергией перед переходом на лиловую планету Дуриа. Но перед переходом на лиловую планету Дуриа находился не в том состоянии боец Муркотенок. Апатия, прострация (или как там еще). Не об энергии думал вышеупомянутый товарищ.
  Халатность, черт подери. В любых обстоятельствах обязан думать об энергии величайший мордобой всех времен и народов. Расслабляться нельзя. Чуть расслабился, вселенная взяла тебя за цугундер. Расслабляются по сути всякие слабаки и придурки. Величайший боец не расслабляется никогда. А вдруг по курсу именно такая планета, как эта планета Дуриа, на которой можно весьма эффективно расстаться с энергией?
  Только вы не прикидывайтесь, что за пятьсот лет не было ни одной энергоемкой планеты в практике бойца Муркотенка. Раньше не было, теперь есть. И не просто энергоемкая планета, но единственная в своем роде планета, где отыскал единственную (или вторую) любовь боец Муркотенок.
  Так все-таки единственная или вторая любовь, подумала Зая Вредная. Более чем подходящий вопрос для клокочущей вредности. По сути была вторая любовь, хотя планировалась она первая и единственная. Но это же не какой-то придурок с горы, это боец Муркотенок. Самая странная фигура на фоне всех параллельных вселенных. Для бойца Муркотенка, что первая, что вторая любовь не имеет разницы. Для бойца Муркотенка любая любовь первая и единственная. За детали товарищу можно набить морду. Но ничего никому не набила Зая Вредная, когда увидела, наконец, не первую, не вторую, но единственную любовь Муркотенка.
  И даже не вредничала.
  
  ЗАЛОЖНИКИ
  - Ситуация проясняется, - сказал VOVKA Бетонщиков самому хилому из всей тройки пациентов, то есть товарищу Дурку.
  - Я очень надеюсь, - на данный момент малыш Дурк говорил почти внятно и даже цветастыми фразами.
  - Муркотенок вернется, набравшись энергии, - это уже было не предположение, но утверждение со стороны варвара VOVKA.
  - Он обязательно вернется, - и это утверждение, но с другой стороны, - Муркотенок пожертвовал собственной энергией для трех номинальных мертвецов. Не представляю, как у него получилось, но ситуация такова, что на планете Дуриа можно пожертвовать собственной энергией.
  Почесал затылок VOVKA Бетонщиков. Можно или должно, вот в чем вопрос. Варвар VOVKA попробовал присоединиться к дяде Муркотенку в период энергетической жертвы, но ничего из этого не вышло. То есть ничего не вышло из столь многообещающей затеи. Варвар VOVKA обладает значительным запасом энергии, возможно, большим запасом, чем дядя Муркотенок. Но дядя Муркотенок отдал энергию, даже не хрюкнув, а варвар VOVKA ничего не отдал, только выпал в осадок.
  В общем, не огорчился от отрицательного результата младший Бетонщиков. Его роль в энергетической истории оказалась второстепенная, но дядя Муркотенок вернул семью и, по крайней мере, зарекся думать о суициде, о котором он точно думал, пока не вмешался в подобное дело товарищ VOVKA.
  Нет, суицид нам не нужен. Венера Мариенбургская рассчитывает на дядю Муркотенка в борьбе за равновесие вселенной. Дядя Муркотенок самый сильный и самый явный козырь Венеры Мариенбургской. Почему-то вбила товарищ Венера в свою косоглазенькую головку весьма нестандартную мысль. Мол, присутствие бойца Муркотенка в координаторском сообществе сдерживает и ослабляет координаторское сообщество. А отсутствие бойца Муркотенка станет крахом для нашей бедной и неуравновешенной вселенной.
  - Надеюсь на выздоровление, - сказал старший сержант Дурк, - Малая толика энергии из внешнего пространства вернула мое законсервированное тело к некому подобию жизни. Пока не живу, но очень медленно восстанавливаюсь, включая дополнительные каналы регенерации. Без посторонней энергии мои каналы зависли и не включались. Теперь они включаются, хотя и с незначительной скоростью. Новая порция энергии могла бы ускорить процесс. Но я не жадный, могу подождать, пока регенерация осуществится обычным путем. И вообще, из нас троих больше всего пострадала моя маленькая бедная Звездочка.
  Варвар VOVKA припомнил первый визит Заи Вредной к постели регенерирующего гоблина. Очень худая, очень высокая деревяшка с огромными глазами. Вот как выглядела Зая Вредная в тот короткий визит. Подошла, наклонилась, поцеловала гоблина в изуродованную щеку, поправила повязки и отошла.
  - Вы ему нужны, - сказал VOVKA Бетонщиков.
  - Все правильно, - ответила Зая Вредная, - Наш мальчик страдает. Но это страдание физического свойства. Всего лишь боль, которая скоро пройдет. Я постараюсь со своей стороны приносить для мальчика наиболее сочные фрукты и варить ему вкусную кашку.
  - Он страдает не только физически, - напомнил VOVKA Бетонщиков.
  - Здесь я больше могу помешать, - отвернулась и посмотрела практически в никуда Зая Вредная, - Наш мальчик беспокоится о своей кровной сестре. Ее состояние не критическое, но претерпевает душевную боль. Душевная боль через общую кровь передается нашему мальчику.
  - Все правильно, - согласился VOVKA Бетонщиков.
  Да и вообще, о каком несогласии могла идти речь? Варвар VOVKA напрямую и тайком наблюдал за пациентом под номером два, то есть за лейтенантом Звездочка. Обыкновенный номер, обыкновенный пациент. В сложившейся ситуации могло получиться куда хуже. Но регенерировала с поразительной скоростью лейтенант Звездочка. Вернее, регенерировала физическая оболочка вышеупомянутого товарища. А вот что получилось не так под коркой головного мозга, здесь уже спасовал VOVKA Бетонщиков.
  - Я постараюсь со своей стороны подбодрить нашу девочку, - продолжила разговор Зая Вредная, - Но моя помощь в данном случае может произвести отрицательный эффект. Наша девочка зациклилась на каком-то эпизоде из прошлого. Что за эпизод, может ответить только она. Ибо к тому моменту, когда умерла наша девочка, много лет находился в коме один человек Зая Вредная.
  Или не так много лет, попытался скорректировать мысль VOVKA Бетонщиков. История города Зеленая Ветка очень короткая история. Город Зеленая Ветка выдержал несколько катаклизмов и несколько превентивных ударов из космоса. Зая Вредная умерла или попала в кому еще в относительный период затишья, когда город Зеленая Ветка являлся реальной столицей России. Чуть позже умерла или погибла лейтенант Звездочка. Насколько позже - можно выяснить, покопавшись в архивах координаторского сообщества. Но первые сведения, поступившие от Венеры Мариенбургской, подтверждают тот факт, что ненамного позже. В лучшем случае от четырех до пят лет.
  Может спросить у самой Звездочки, решился товарищ VOVKA. Почему бы и нет? Подойти и спросить. Он даже ускорился, заметив в оранжерее товарища Звездочку. Он даже спросил:
  - Ответьте, мне Звездочка на один неприятный вопрос.
  И заткнулся, похоронив этот самый вопрос, когда посмотрела на него лейтенант Звездочка. Пустой, непроницаемый взгляд. Никакого огня, никакой мысли.
  Где-то светит солнце,
  Где-то рвутся звезды.
  Жизнь не очень броская,
  Осадок остается.
  Убирать осадок
  Та еще проблема.
  Жизнь не очень в тему
  И не очень стремная.
  Кто не верит в бога,
  Тот в него не верит.
  Жизнь открывает двери
  На большую дорогу.
  Можно и спрятаться,
  Но это неправильно.
  И не только посмотрела лейтенант Звездочка на товарища варвара, но очень внятно ответила:
  - Мы все покойники.
  
  В ТУПИКЕ
  Лиловая планета Дуриа очень странная планета без статуса. В отличие от любой четырехмерной вселенной лиловая планета находится в весьма ограниченном пространстве. Не хочу никого пугать или разочаровывать, но покинуть планету Дуриа, чтобы выйти в лиловый космос никак не получится.
  Не покидается лиловая планета Дуриа по множеству причин. Во-первых, на лиловой планете нет подходящей техники. То есть нет там космических кораблей, чтобы преодолеть притяжение планеты Дуриа и выйти в лиловый космос. Во-вторых, построить подходящую технику никак невозможно на планете Дуриа. Ну не строится там техника. То есть не строятся космические корабли, самолеты, вертолеты, танки, катюши. Даже обыкновенный велосипед там не строится. В-третьих, не протащить на планету Дуриа свою технику из какой-нибудь четырехмерной вселенной.
  Парадокс, твою мать. Многих парадоксов насмотрелся за последнее время VOVKA Бетонщиков. Вроде бы пора привыкнуть, но по-прежнему удивляется варвар VOVKA, сталкиваясь с очередным парадоксом планеты Дуриа.
  А простите, дорогие товарищи, почему светило над вышеупомянутой планетой такое лиловое? И кто докажет, что светло планеты Дуриа чем-то похоже на солнышко. Никто не докажет, черт подери. Может, это искусственное светило. Может, какой-то мощный фонарь, не связанный с лиловым космосом.
  Да и лиловый космос скорее легенда, чем существующая реальность. Если планета Дуриа существует в замкнутом искривленном пространстве, сюда никак не вписывается лиловый космос. Не вписывается, и весь сказ. Замкнутое искривленное пространство вполне может замыкаться на атмосферу лиловой планеты. Где есть атмосфера, там есть пространство. Где нет атмосферы, там нет ничего. Только кривые линии, уходящие в бесконечность.
  Хватит. Остановил поток мыслей VOVKA Бетонщиков. Пора прекращать заниматься подобной хреновиной. То есть пора прикрыть ротик и приостановить мысли, чтобы не сдвинуться по диагонали в кармане между вселенными.
  А это хороший выход, если представить планету Дуриа за некий карман. Природа не терпит пустоты. Природа всегда заполненная в независимости от количества измерений, в которых она находится. Пятимерная вселенная как совокупность бесконечного множества четырехмерных вселенных имеет право хотя бы на один карман. Хотя по логике вещей подобных карманов в пятимерной вселенной бесконечное множество.
  Другое дело, для чего используется ограниченный карман между четырехмерными вселенными, например, лиловая планета Дуриа. Некоторые товарищи предполагают (взгляд в сторону лейтенанта Звездочка), что этот карман является раем, если исходить из терминологии планеты Земля доядерного периода. Человеческое существо загнулось, а душа его попала в ограниченный карман.
  Хмыкнул VOVKA Бетонщиков. Если пойти на поводу у райской теории, то ограничительных карманов точно окажется бесконечное множество. Каждой душе свой карман, то есть своя лиловая (голубая, крапчатая, мандариновая) планета Дуриа. Но мы не пойдем на поводу райской теории. Присутствие странных существ, так называемых "энергетических вампиров", на лиловой планете Дуриа более чем отрицательный фактор.
  Назревает вопрос, почему в райском кармане присутствуют носители зла? Или еще точнее, почему в райском кармане, предназначенном якобы исключительно для друзей и семьи Муркотенка, присутствует реальная опасность для друзей и семьи Муркотенка? Опасность сама по себе исключает любой (в том числе энергетический) рай. Друзья и семья Муркотенка слишком много страдали в собственной четырехмерной вселенной, чтобы им подпихнули в конечном итоге такую опасность.
  Короче, райская теория развалилась на атомы. Хватит валять дурака или корчить умную мордочку среди атомов, на которые развалилась райская теория. Варвар Бетонщиков ничего не понимает в парадоксах планеты Дуриа. Но кое-что понимает товарищ VOVKA. Может, перед нами планета для мертвецов, отвергнутых какой-нибудь четырехмерной вселенной. Товарищи умерли внутри своих четырех измерений. Товарищи попали (не важно, каким способом) на планету Дуриа. За это честь им и хвала.
  Но пока еще не умер и не собирается умирать VOVKA Бетонщиков.
  
  ОТ АВТОРА
  Левашовский проспект. Сквер имени Перельмана. Две разбитные девчонки стиля а-ля панель вертятся возле представителей известной национальности. Ну, той самой национальности, которая окопалась в садике имени Шевченко. Едва не вытошнило Татьяну Анатольевну Мартовскую.
  Совсем одурели девчонки. Не просто вышли из-под контроля, что с ними происходит эпизодически в год неспокойного солнца, но устроили самую настоящую революцию с вытекающими отсюда последствиями. Мол, русские пацаны дрянь, собачье дерьмо, отрыжка позорного носорога, неподходящий материал для семейной жизни. Мол, русских пацанов по боку, подавайте нам черного.
  Посмотрела Татьяна Анатольевна на товарища черного и не сдержала ехидный смешок:
  - Девки дуры, сами под замок просятся.
  Почесал затылочную кость Александр Мартовский:
  - Самая заразная болезнь - дурость.
  Но не согласилась Татьяна Анатольевна на компромисс, добавила комментарии:
  - Мужская дурость еще не болезнь, но только легкое недомогание, ибо она лечится. Пример тому девочка Танечка, которая вылечила сентиментального дурачка Сашеньку и превратила сентиментального дурачка в настоящего мужчину. Это женская дурость страшнее любой эпидемии.
  Правильно не согласилась товарищ Мартовская. С такой девушкой спорить не разрешается, ущерб для здоровья. Кто поспорил с Татьяной Анатольевной, так или иначе окажется в большой заднице, из которой попутно вырвет все волосы. Умудренный годами и опытом, Александр Мартовский не спорит, даже не пытается спорить с Татьяной Анатольевной.
  - Солнышко яркое. Дождик не капает.
  Чувствуете, насколько дипломатично сменил щекотливую тему товарищ Мартовский. Какое мне дело до одуревших девчонок, помешанных на помаде, на тряпках, автомобилях и черной нации. Русские пацаны в свое время распустили одуревших девчонок. Мол, у женщины появились мозги. Как же так, тысячи лет не появлялись мозги, и вдруг появились? Мол, женщина имеет право на выбор с ее появившимися мозгами. И никто не подумал, что сиюминутное право без исторической подоплеки очень опасное право.
  Одуревшие дуры,
  Беспардонная шваль.
  Что вам ушки припудрили
  Откровенно не жаль.
  В ваши нежные ушки
  Много грязи вошло.
  А наружу не вышло.
  Ну, и кончим на том.
  Поэтому нечего слюни пускать. Русских пацанов по боку, рулят черные.
  
  ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
  Великая княгиня Татьяна прошла через переносной портал "планета Дуриа - планета Земля-2". Затем показала два пальца дежурному офицеру (Корова Ли) и обогнула заглохший броневик метров за двести до цели. Затем прошла полосу отчуждения, успешно лавируя между минами и волчьими струпами. Затем преодолела ров, выбралась на противоположный берег и постучала в ворота:
  - Я без оружия.
  С той стороны неприлично долго молчали. То есть молчали и все. Хотя каждой клеточкой тела чувствовала великая княгиня Татьяна холодный металл крупнокалиберных пулеметов и нервные пальцы, лежащие на гашетке:
  - Я договаривалась.
  Поймала себя на нехорошей мысли великая княгиня Татьяна. С кем она договаривалась? Зачем договаривалась? И разве можно договориться с представителями обезьяноподобного человечества, которые впали в крайнюю степень разложения и деградации? Нет, с представителями обезьяноподобного человечества договориться неможно. Но хочется.
  Ответьте, пожалуйста, на вопрос, затем затеяла всю эту бучу великая княгиня Татьяна? Планета Земля-2 не самое лучшее место для великокняжеских притязаний одной закрутевшей девушки. Но другого места в проекте нет и не будет. Планета Земля-2 еще держится среди хаоса, постигшего земноподобные планеты во всех параллельных вселенных. В отличие от планеты Земля, что осталась на сто процентов без цивилизации.
  Ах, эта обезьянья цивилизация. Вещь пустячная, в какой-то степени вредная. Страшный мутант Непомнящий кардинальным образом разделался с земными обезьянками на планете Земля, и даже не хрюкнул. Его двойник на планете Земля-2 оказался менее страшным товарищем и устроил себе норку под куполом. Тепло, светло, бегают обезьянки под куполом, наплевали на прочее человечество.
  Ах, опять прочее человечество. Редкостные засеки и форпосты выросли возле купола. Как-то поближе к счастливой пастве Ивана Непомнящего номер два. Купол так-кой красивый, в темные ночи он светится. То есть светится от космической пыли и всякого мусора, что попадает на купол. Ну и нежить обходит подобное место за сто километров.
  Вздрогнула великая княгиня Татьяна. Предстоит большая работа по объединению русской земли, не попавшей под купол. На Ивана Непомнящего номер два рассчитывать не приходится. На ухоженных проспектах города Санкт-Петербург номер два маршируют ухоженные армии вышеупомянутого товарища. Они избежали ба-а-альших неприятностей, благодаря чуткому руководству своего командира. Они никого не пустят под купол.
  Есть мнение, что вне купола сконцентрировалась зараза. Деградирующее человечество вне купола мутировало окончательно и бесповоротно. Еще несколько столетий, и деградирующее человечество сведется к нулю. Ни одного человечка, ни одной обезьянки. Редкостные форпосты и засеки придут в негодность.
  Нечто подобное на планете Земля пережила великая княгиня Татьяна. Пережила с кровью и болью, ориентируясь на государя Че Бэ Ивановича. Подкачал государь, не уберег русскую землю. В какой-то момент показалось, что русская земля выстоит и планета Земля вернется к прежнему процветанию. Но подкачал государь Че Бэ Иванович, поддался на козни страшного мутанта Ивана Непомнящего номер один. Русская земля не выстояла, и планета Земля не вернулась к прежнему процветанию.
  Опять же хорошая новость. На планете Земля-2 не нашлось места для неудачливого государя Че Бэ Ивановича. О том позаботилась русский богатырь Таня-маня (ой, простите, великая княгиня Татьяна). Получил хороший пинок неудачливый государь Че Бэ Иванович. Разрешите исправиться. Не разрешаем исправиться. Будет паинькой неудачливый государь Че Бэ Иванович, не допустит прежних ошибок, не повторит на планете Земля-2 судьбу предыдущей планеты. Все равно не разрешаем исправиться.
  Великая княгиня Татьяна почувствовала великое облегчение, отколовшись от государя Че Бэ Ивановича. Теперь никаких государей. Переключились на вымирающую часть человечества. Только не следует воротить носик от грязи и вони, сопровождающих вымирающую часть человечества. По крайней мере, товарищи человечки сопротивляются нежити. Не очень яростно и не очень эффективно они сопротивляются, но данный вопрос почти не вопрос. Кто у нас лучший специалист по трупакам, нежити, зомби? Что-то не слышу яростных споров?
  Ответ правильный. Лучший специалист по трупакам, нежити, зомби - великая княгиня Татьяна.
  
  ДЫРА
  Приоткрылось крохотное окошко в воротах, пять на пять сантиметров, не более. С той стороны убрали мощную деревянную заслонку к вящему удовольствию великой княгини Татьяны.
  Ого, улыбнулась великая княгиня, на дворе как минимум шестнадцатый век по земному календарю. Ибо дерево есть принадлежность шестнадцатого века, если крупнокалиберные пулеметы относятся к веку двадцатому.
  Впрочем, вопрос риторический. Кто сказал, что стреляют крупнокалиберные пулеметы? Может, они не стреляют, может, для мебели? Если бы пулеметы стреляли, есть шанс. То есть шанс у великой княгини Татьяны угодить под перекрестный огонь пулеметов.
  - Не трупак, - послышались охи с той стороны.
  - Вроде бы девка, - кто-то ругнулся и сплюнул.
  - Не вроде, а здоровенная девка, - охи стали менее энергичными, плавно перерастая в удобоваримую человеческую речь, - Что написано в инструкции, Макар Доброславович?
  Зашелестела бумага. Самая настоящая бумага, определилась по шелесту великая княгиня Татьяна. Но образец старый и ветхий, в любой момент должен рассыпаться прахом.
  Значит, здесь пользуются бумагой, а компьютерной техникой не совсем, чтобы пользуются. Нет электричества, нет силовых установок, компьютера нет. Почесала затылок великая княгиня Татьяна. Почему это нет? Компьютер может валяться в какой-нибудь выгребной яме или служить подставкой под стандартный бокал с пивом. Если опять же есть пиво, а не кошачья моча, которую за куполом называют "райский напиток".
  - В инструкции написано, - кто-то ругнулся и сплюнул с той стороны, скорее всего, пресловутый Макар Доброславович, - Не могу разглядеть что, ешкин корень, написано.
  Завозились товарищи, зашелестела бумага с утроенной силой, заглюкала. Ощущение не из самых приятных, вроде тебе отхренячили зуб. Автоматически сплюнула великая княгиня Татьяна.
  Ой, не просто спасать человечество. Уточняю, чужое и бесполезное человечество с планеты Земля-2. Еще не привыкла великая княгиня Татьяна к хитроумным заворотам параллельных вселенных. Тут бы к собственной вселенной немного привыкнуть. А вместо собственной вселенной подсунули чужую вселенную, хотя и очень похожую.
  - Смотрите, Макар Доброславович, - охи совсем пропали, - Дыра в инструкции.
  - Ты еще слишком мал, Фомка, - кажется, перекрестились с той стороны и перекрестились правильно по православному, - Не следует в твоем возрасте так непотребно ругаться.
  Дальше обиженное сопение:
  - А чо я такое сказал?
  И подзатыльник, при чем от широкой русской натуры:
  - Сказал, не сказал. В твоем возрасте, Фомка, слово "дыра", упаси господи, есть непростительное ругательство.
  Великая княгиня Татьяна схватилась правой рукой за левое ухо, чтобы правая, то есть ударная рука была в деле, и ненароком не сломала ворота. Не пришло еще время ломать ворота. Великая княгиня Татьяна принесла мир на параллельную русскую землю. Агрессивные методы в данном случае исключаются. Приветствуются исключительно мирные или прогрессивные методы. И вот почему.
  Планета Земля погибла исключительно из-за агрессии государя Че Бэ Ивановича. Однако великая княгиня Татьяна не проявила в описываемый период нужную долю смирения и миролюбия. Буйствовала, неистовствовала, мордовала правого и виноватого великая княгиня Татьяна. Подход вроде бы правильный. А как иначе договариваться с противными обезьянками. Но результат очень и очень неправильный. Ни одного положительного примера не предложила государю Че Бэ Ивановичу земля русская на планете Земля. Только примеры отрицательные. Отсюда агрессия.
  - Чур, меня, чур, - послышались тихие всхлипы.
  Несколько гулких ударов. То ли хлопали по плечу, то ли били по морде:
  - Молись, Фомка. Бог благостный, бог всемогущий, бог простит твои прегрешения. Ибо кто их простит, если бог не простит? Поэтому молись, Фомка.
  Доблесть человеческая
  Ничего не значит.
  Навалилась вечность,
  Кончилась удача.
  Прекратите корчи
  Сестры или братья.
  Раз удача кончилась,
  Так оно и хватит.
  Без удачи муторно,
  Без удачи гадостно.
  Но настанет утро,
  И душа возрадуется.
  Если бездуховный калека,
  Откажись от звания человека.
  - Что за мракобесие, черт подери? - наконец не выдержала и разнесла ворота богатырским пинком великая княгиня Татьяна.
  
  НЕПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР
  Корова Ли подогнала броневик к развороченному форпосту. Не более двадцати девяти секунд буйствовала русский богатырь Таня-маня (ой, простите, великая княгиня Татьяна). Но двадцати девяти секунд оказалось достаточно, чтобы форпост превратился в развалины.
  - Еще одна неудача? - спросила Корова Ли своего непосредственного начальника, то есть великую княгиню Татьяну.
  - Не совсем, - великая княгиня вытерла пот, - Два человека, два топора, одна рогатина, один мешок с сухарями, семь бочек кошачьей мочи под названием "райский напиток".
  Корова Ли брезгливо поморщилась:
  - Мы забрались в запретную зону. Здесь человечество считается на единицы. В основном мужской пол. Никаких шансов на полноценную семью, или хотя бы встретить ребенка.
  Сплюнула под ноги великая княгиня Татьяна:
  - Понимаю, не тот результат. Таня надеялась на нечто большее. Как-то не хочется возвращаться под купол. Под куполом разумная жизнь. Под куполом осколки свободы. Под куполом никаких трупаков и мутантов. Но Таня надеялась на более живучее человечество. Есть же примеры, черт подери. Ну и кое-какое уродство вне купола выжило.
  Легкий наклон головы в сторону так называемых мужских особей. Особь лет сорока (кажется, Фомка) баюкает кровоточащее ухо. Особь лет сорока пяти (кажется Макар Доброславович) прислонился к развороченным воротам, очень тихо, но очень грязно ругается. И слово "дыра" в его лексиконе не самое последнее слово.
  - Что скажет доктор Чеслав? - Корова Ли сломала рогатину о колено, - Вряд ли ему понравятся результаты последних трех экспедиций.
  - В последний раз доктор тихо заткнулся, - высморкалась под ноги великая княгиня Татьяна, - И вообще у доктора совершенно иные проблемы.
  Вот она правда. Проблемы доктора просто зашкаливают. Ударная группировка великой княгини Татьяны (сама княгиня плюс Корова Ли плюс броневик) больше не наталкивается на нормальные человеческие поселения. Но наталкивается и даже очень наталкивается на разрозненные кучки мутантов. Оно еще не беда. Доктор Чеслав лучший специалист по мутантам. Его препараты способны приостановить мутацию на уровне двадцать четыре процента и без абсцесса вернуть регрессирующему существу человеческий облик.
  Но только не в нашем случае, подумала великая княгиня Татьяна. Лисьи головы мутанта Фомка и мутанта Макар Доброславович воистину наш случай. Доктор Чеслав лечит от перхоти, геморроя, простуды, простаты. Но лисьи головы за пределами возможностей очень амбициозного доктора.
  - Вы мне такой товар не подсовывайте, - напутствовал доктор Чеслав великую княгиню Татьяну перед очередной экспедицией, - Лечить не буду, возиться не буду.
  Покрылась красными пятнами великая княгиня Татьяна:
  - Что такое не буду? Кто здесь командует?
  Стушевался доктор Чеслав, подобрал полы больничного халата, заперся в лаборатории. Ну, тютелька в тютельку его старший братец Че Бэ Иванович. То руководит целыми армиями, то распустил нюни и прячется. Не просто покрылась красными пятнами, но очень озверела великая княгиня Татьяна.
  Благо есть отчего. Между запретной зоной и куполом выжило чуть более тысячи человеческих существ. Наслушавшись сказочек доктора Чеслава, великая княгиня Татьяна рассчитывала на несколько сотен тысяч. Вроде бы вокруг купола очень хлебное место, человеческие существа бродят стадами. Остается их отловить, приручить и использовать по назначению.
  Снова обман. Человеческие существа никак не бродят за куполом. Вот не бродят, что факт. Человеческие существа прячутся и защищаются. Великая княгиня Татьяна потеряла целый вагон времени, чтобы поиграть с подобной накипью в прятки. Ну, и несколько дополнительных синяков, прежде чем распространилась весточка по зараженной земле о хороших намерениях со стороны великой княгини.
  Выглядит примерно так:
  - Дорогие братья и сестры по разуму. Давайте объединимся в одно государство. Наше объединение сделает нас сильнее. Жрачка, выпивка, индивидуальная койка. За что готова расписаться великая княгиня Татьяна.
  Правильный ход, политический ход. Пора поставить на место Ивана Непомнящего с его куполом. Мол, под куполом не найдется места паршивым мутантам. Оно и ладно, что не найдется. Паршивые мутанты, опираясь на руководство великой княгини Татьяны, готовы создать свое собственное государство. Есть у мутантов правительство, которое представляет великая княгиня Татьяна. Есть у мутантов армия, которую представляет профессиональный военный Корова Ли. Есть у мутантов интеллигенция, образование, культура и медицина в одном лице. То есть в лице доктора Чеслава-Беломора Непомнящего.
  Кажется, все есть. Или чего-то нет? Выкатила глазки, вывалила губки, матерится великая княгиня Татьяна.
  
  ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР
  - Может, акт милосердия? - спросила Корова Ли, - Может, сразу пристрелим наших лисичек?
  Нахмурила брови великая княгиня Татьяна:
  - Кто тут сказал про акт милосердия?
  Корова Ли поспешно убрала оружие:
  - Никто ничего не сказал. Это я выразилась фигурально или чтобы разрядить обстановку.
  Ну, что ответить какой-то Корове:
  - Спасибо, товарищ офицер, обстановку вы разрядили.
  Вот только проблема осталась. Из тысячи недоразвитых существ не сколотить приличное государство. Даже маленькую приличную армию не сколотить, чтобы защищаться от Ивана Непомнящего. Или не надо защищаться от Ивана Непомнящего? Добрый правитель, отец народа под куполом, гроза поганых мутантов.
  Нет, без защиты не обойдется. С одной стороны, активизировались зомби и прочая нежить. С другой стороны, криво смотрит товарищ Непомнящий. Великая княгиня Татьяна вроде бы обманула единственного стоящего правителя на планете Земля-2. Великая княгиня Татьяна вычислила, но не вернула под купол доктора Чеслава-Беломора Непомнящего.
  Папочка гневается. Блудный доктор продолжает экспериментировать за куполом. Не просто блудный, но нехороший доктор. Его нехорошие эксперименты ведут к ослаблению купола. Отмечены случаи, когда купол дал трещину не без участия доктора. Где трещина, там возможен прорыв. Где возможен прорыв, там найдутся нежить и зомби. Где найдутся нежить и зомби, недалеко до мутации.
  Великая княгиня Татьяна в сомнениях. Следовало или не следовало оставить Че Бэ Ивановича на своей стороне? Лишние руки, лишняя голова высочайшего класса, куча оружия. Против Че Бэ Ивановича имеет немного шансов Иван Непомнящий. Че Бэ Иванович это сила русской земли, которую абы как не засвинячишь под ноги, чтобы вытереть ноги.
  Все-таки сделала выбор великая княгиня Татьяна:
  - Земля русская, земля светлая. Только очистившись от душевной скверны можно прийти и понять русскую землю. Таня очистилась от душевной скверны. Таня отработала долг перед русской землей собственной плотью и кровью. Но не очистился и не отработал свой долг бывший государь Че Бэ Иванович.
  Или следовало скостить долг? Нет, не следовало. Изгадился и испохабился Че Бэ Иванович. В одной определенной вселенной, на одной определенной планете, которую мы называем планета Земля без какой-либо дополнительной цифры. Планета Земля-2 совершенно другая планета. На Земле-2 еще не изгадился и не испохабился Че Бэ Иванович. Результат нулевой. Но это не остановило великую княгиню Татьяну:
  - Земля русская, земля праведная. Извини, государь, тебя кинули. Не удержал в руках одну русскую землю, не удержишь другую. Нет тебе больше доверия. Нет тебе места на русской земле под номером два. Возвращайся обратно на искореженные развалины, докажи, что исправился.
  Корова Ли тихо хрюкнула в кулачок:
  - Переборщила ты, Танечка.
  И едва не схватила по морде. То есть едва не схватила за Танечку. Как стоим? Почему волосы длинные? Должны быть волосы в три пальца от воротника, а у тебя два с половиной пальца. Ну и стойка, не подходящая офицеру, но подходящая старой беременной бабе.
  Повторно хрюкнула в кулачок товарищ Корова:
  - Слушаюсь, командир.
  И отошла в сторону. Что для Коровы Ли какой-то Че Бэ Иванович? Может, Че Бэ Иванович очень близкая копия доктора Чеслава, только доктор Чеслав никак не Че Бэ Иванович.
  Парадокс параллельных вселенных. Слишком давно разошлись параллельные вселенные из исходной точки. Иван Непомнящий с планеты Земля утопил родную планету в потоках неконтролируемой ненависти железного киборга. Че Бэ Иванович с планеты Земля не сумел воспротивиться гнусным замыслам Ивана Непомнящего и определенным образам подобной гнуси потворствовал. Иван Непомнящий с планеты Земля-2 так же оказался не лучшим спасителем для планеты, но кое-какие области спас, забаррикадировавшись куполом. Доктор Чеслав в свою очередь выступил против диктата второго Ивана Непомнящего.
  - Нет, так не годится, - сказала великая княгиня Татьяна, - Мы разбазариваем силы из-за несущественных предрассудков. Но планета Земля все еще не простила своего супостата и нашу основную надежду Че Бэ Ивановича.
  - А простит ли планета Земля? - потупила наглые глазки Корова Ли.
  - Конечно, простит, - отмахнулась от наглой девахи великая княгиня Татьяна, - Если очень постарается товарищ Иванович.
  Мы сами себя построили,
  Мы сами себя порушили.
  А не какие-то вороны,
  И не какие-то хрюши.
  Поэтому хаить некого
  И морду набить невозможно
  За всякие там огрехи,
  За ненависть, злобу, подлость.
  А очень набить просится,
  Хотя бы самую малость.
  Стоит на дворе осень,
  И жить немного осталось.
  Последнее предупреждение:
  Не гадьте, товарищи, в муравейнике.
  Короче, полный бардак с новым великим княжеством великой княгини Татьяны. А еще на минное поле выползли зомби.
  
  НИЧЕГО СУЩЕСТВЕННОГО
  Как и предполагалось, зомби прошли минное поле на максимальном форсаже "метр за секунду". То есть забавно раскачиваясь, падая, суча конечностями. Кое-кто снизил темп, потерял голову. Голова не нашлась. Вместо головы нерасторопный товарищ подцепил мину. Мина не взорвалась.
  - Они никогда не взрываются, - сглотнул Фомка.
  - Молчи, охайник, - выругался Макар Доброславович, - Накличешь беду. Бог подслушает твои богомерзкие мысли, что-нибудь да взорвется. А у меня погребок выложен минами.
  - Вот не буду молчать, - почти прошептал Фомка.
  Однако его услышали:
  - Думаешь, пришли живодеры и принесли тебе пряничек? Думаешь, власть поменялась? Думаешь, живодеры останутся? Чтобы кушать рассольник из зомби.
  Здесь возмутилась Корова Ли:
  - Какие еще живодеры?
  Стушевался Макар Доброславович, спрятался за спиной более молодого товарища:
  - Знамо какие.
  Корова Ли прихватила за топорище один из трофейных топоров. Замах, бросок, зомби с миной вместо головы на этот раз потерял мину.
  Зашипел, заскрипел, заклацал зубами Макар Доброславович:
  - Бог единый, бог всемогущий, почему ты взираешь с недосягаемой высоты на богомерзкие происки богомерзких охайников? Вот пришли живодеры, я принимаю твое испытание. Чтобы попасть в царство божье, необходимо твое испытание. Но с условием, чтобы узрели великую силу твою эти подлые твари.
  Корова Ли прихватила за топорище второй трофейный топор:
  - Какие подлые твари?
  Лег на землю Макар Доброславович, мордой в грязь. Его почти не слышно, не видно, слова утонули в грязи:
  - Я ли не молился тебе, господи? Я ли не ублажал тебя, вседержитель? Я ли не приносил тебе жертвы из черепов порушенных зомби? Я ли не привел в твое благосклонное лоно еще одного неофита, охайную шкуру по имени Фомка?
  Неожиданно дернулся, сунул голову под топор Фомка:
  - Руби голову!
  Опешила Корова Ли:
  - Зачем рубить голову?
  Словно сдурел Фомка, слезы из очей, рвет волосья на морде:
  - Существует легенда, что человек возродится в божественной наготе, если срубить ему голову.
  Теперь опешила великая княгиня Татьяна:
  - Что-то я не слыхала подобной легенды.
  Корова Ли в свою очередь вышла из ступора:
  - Времена сложные. Человечество за куполом проиграло борьбу на выживание. Существовать в действительной реальности стало практически невозможно. Появилась надуманная или легендарная нереальность. Что-нибудь вроде лиловой планеты Дуриа, где по мнению этих несчастных существ можно избавиться от звериной породы.
  Шмыгнул носом мутант Фомка:
  - Вот и я говорю, руби голову.
  Задумалась великая княгиня Татьяна. Не нравится ей положение на планете Земля-2. Иван Непомнящий со своим куполом более враг, чем помощник. Редкостные мутанты более мясо, чем мыслящие существа. Но и планета Дуриа под вопросом. Не нравится лиловая планета великой княгине Татьяне.
  С кем бы посоветоваться, черт подери? Корова Ли не советник. Доктор Чеслав на определенном этапе утратил доверие. Много умничает товарищ доктор, к армейской дисциплине не приучен, великой княгине подчиняется через силу.
  Нет, доктора мы трогать не будем, решила великая княгиня Татьяна. У доктора испытательный срок. Его задачи чисто врачебные, пока хватает возни среди заболевших мутантов. Или доктор локализует болезнь под кодовым названием "ускоренная мутация", или резко сократится количество подданных великой княгини Татьяны.
  Посоветоваться не с кем. Великая княгиня заблокировала все известные порталы на лиловую планету Дуриа. Остался переносной портал малой мощности. Переносной портал открывается, когда входит в него великая княгиня Татьяна. И, соответственно, закрывается, когда великая княгиня выходит.
  Поосторожничала в свое время русский богатырь Таня-маня. Опальный государь Че Бэ Иванович получил полновесный пинок, чтобы духа твоего не было на планете Земля-2. Нам не нужны неудачливые правители, только бойцы и герои. Сначала подвиг на планете Земля, затем реабилитация в глазах бывшего дружинника Таня-маня. Ну, а окончательное решение принимает великая княгиня Татьяна.
  Корова Ли отшвырнула топор:
  - Нет приказа рубить голову.
  Мутант Фомка весь извертелся, чтобы лизнуть офицера Ли в лобик:
  - Но я прошу, я умоляю.
  Весьма тошнотворная сцена. Едва не вытошнило великую княгиню Татьяну:
  - Приказа нет и не будет.
  Ни шатко ни валко дошли до рва зомби.
  
  НИЧЕГО НЕОБЫЧНОГО
  Корова Ли успокоила перевозбужденного мутанта традиционным способом. Шлепок по голове, мозги выключились. Хватит придуриваться, товарищ мутант. Вас ожидает армейская койка, врачебный осмотр, горячая пища. Больше не придется питаться остатками зомби.
  Корова Ли подавила отрыжку. Болезнь под названием "ускоренная мутация" так или иначе связана с образом жизни мутантов, в первую очередь с пищей. Попробуйте, дорогие товарищи, рассольник или запеканку из зомби. Где деликатесное блюдо прогнивший глазик или гангренозный носик. Ах, уже кое-кого вытошнило. Хороший признак. Появился шанс на планете Земля-2, что рассольник или запеканка из зомби так или иначе уйдут в прошлое.
  Корова Ли загрузила в броневик бесчувственное тело. Доктор Чеслав не обрадуется, но великая княгиня Татьяна умеет действовать убедительно. Доктор Чеслав согласится принять дополнительных пациентов, хотя бы для опытов. Опять же в его коллекции есть человекообразные кошечки, собачки, обезьянки и змеи. Но с лисичками определенный пробел. Может лисичка то самое отсутствующее звено эволюции, над которым безуспешно колдует доктор Чеслав? По крайней мере, пробел ликвидирован.
  Корова Ли покосилась на тело (пока еще чувственное) второго мутанта. Вариант практически безнадежный, стоит ли пачкаться?
  Макар Доброславович ощутил на себе пронзительный взгляд:
  - Накатились грешники на землю праведную. Охаивают землю, рвут ее когтями яростными, пинают ногами гадостными. Впереди кромешная мгла. Бегите, спасайтесь души праведные православные.
  Макар Доброславович приподнял из грязи буйную голову:
  - Грядет антихрист на железном коне. Железный конь спотыкается, из-под копыт его сера и пламя. Где ступило копыто, там смерть неминучая раскинула на три тысячи лет свои щупальца.
  Макар Доброславович привстал на колени. От него запашок, как из хорошей помойки:
  - И сказал господь, будете плотью моей питаться, но не напитаетесь. И ответил антихрист, да не нужна твоя плоть, ибо она плоть бессмертная, плоть непотребная.
  Макар Доброславович почти поднялся на ноги:
  - Как может бессмертная плоть творить непотребство? Не может бессмертная плоть творить непотребство. Только смертная плоть поражена непотребным ужасом смерти. А бессмертную плоть воспевают бессмертные ангелы.
  Здесь проявила завидную ловкость Корова Ли и ухватила товарища мутанта за жирный загривок:
  - Какой беспокойный дяденька. И почему его зомби не скушали?
  Улыбнулась великая княгиня Татьяна:
  - Зомби заботятся о своем здоровье.
  Улыбнулась Корова Ли:
  - Так точно.
  На какое-то мгновение взгляды переключились в сторону рва. Самый обыкновенный ров, не шибко глубокий, воды по колено, на дне гниющие трупы и кости. Стоят возле рва зомби, картинно кривляются, вращают пустыми глазницами. Можно смеяться. Но не смеется Корова Ли. Блаженный Макар Доброславович снова открыл ротик:
  - Бог на земле, бог на небе, он в твоем и моем сердце. Его десница карающая, в любой момент сожмет и порвет сердце. Вот вам грешники за грехи ваши тяжкие. Вы обидели бога своими грехами, теперь справедливая плата.
  Удар по голове, несколько всхлипов, и тишина.
  - Бесперспективный материал, - сказала Корова Ли, - Годится разве что на консервы.
  - Нет, - подавила улыбку великая княгиня Татьяна, - На консервы материал не годится. Но это проблемы нашего высокоученого доктора.
  Корова Ли загрузила в броневик следующее бесчувственное тело. Жидкий улов. Доктор Чеслав спустит все маты. Но с другой стороны, вентилируемое помещение, сухая одежда, горячая пища, мягкие и заботливые руки товарища доктора. Ты не заразилась моя милая? Ты в порядке, моя ласковая? Может, чего не в порядке после возни с мутантскими мордами? Может, мутанты тебя поцарапали или, хуже того, покусали?
  Опасная охота
  Заела и достала.
  Повадились животные
  С мозгами из мочала.
  От них несет кониной,
  И псиной, и макакой.
  А жизнь такая длинная,
  А жизнь такая бяка.
  Вот по большому счету
  Нам не нужны награды.
  Пускай уйдут животные,
  Пускай они не гадят.
  Вместо отдыха
  Любовные подвиги.
  Корова Ли запустила движок:
  - Возвращаемся, товарищ начальник.
  
  ПЕРЕНОСНОЙ ПОРТАЛ
  Броневик ползет медленно. Понадобится не менее четырех часов, чтобы преодолеть расстояние между двумя контрольными точками. Это в случае, если не попадут под гусеницы трупаки, скелеты и зомби. Если попадут под гусеницы трупаки, скелеты и зомби, тогда контрольное время немного растянется, скажем, минут на пятнадцать. То есть на дополнительные пятнадцать минут. Великая княгиня Татьяна не рассчитывает на дополнительные минуты. Для ее великодержавной политики четыре часа вполне подходящее время.
  Техническая сторона вопроса. Разворачивается переносной портал. Дымка, легкий хлопок, переход через параллельные измерения. Сворачивается переносной портал, пока голова не распухла от лиловых добавок в лиловом воздухе. Переход через параллельные измерения на несколько секунд вырубает чувства и обнуляет память. Если оставить в развернутом состоянии переносной портал, какая-нибудь мелкая гадость может просочиться за несколько микросекунд из системы планеты Земля-2 в систему лиловой планеты Дуриа. А вырубленные чувства и обнуленная память сие не заметят.
  Великая княгиня Татьяна против международных эксцессов. Ну не нравится ей планета Дуриа потому что не нравится. Но это не повод, чтобы подстроить маленькую подлянку лиловым товарищам. Для маленькой подлянки подайте более весомый повод. Например, что-нибудь из арсенала Че Бэ Ивановича.
  Опять лезет в душу Че Бэ Иванович. Непечатно выругалась великая княгиня Татьяна. Наломал дровишек, нагадил Че Бэ Иванович, привел в негодность вполне дееспособную цивилизацию планеты Земля. Кому исправлять гадости?
  Нет, не играет больше великая княгиня Татьяна в одной команде с Че Бэ Ивановичем. Любовь прошла, не распустившись. Чувства увяли, не развернувшись. Отправился на покой безбашенный дружинник по имени Таня-маня. На очень странной и очень запущенной планете Земля-2 раскручивает новое великое княжество великая княгиня Татьяна.
  Наводящий вопрос. Зачем здесь планета Дуриа? Или какую роль отвела лиловой планете товарищ Татьяна в своих наполеоновских замыслах?
  Ответ завис в воздухе. По большому счету великая княгиня Татьяна занимается разведкой и наблюдением на территории предполагаемых союзников. Очень не хочется заносить лиловую планету в предполагаемые враги. Лучше занести ее в предполагаемые союзники.
  Тонкий политический ход перед стратегической атакой на купол. Иван Непомнящий номер два слишком расслабился, чтобы противостоять великой княгине Татьяне. Иван Непомнящий никогда не достанет великую княгиню со своей многотысячной армией. Зато великая княгиня готовит сюрприз для Ивана Непомнящего.
  Нет, это сюрприз не из сегодняшнего дня, это сюрприз отдаленного будущего. Сначала соберется с силами великая княгиня Татьяна. В том числе с силами своих предполагаемых союзников. Плюс кое-какое научное оборудование с лиловой планеты Дуриа. Плюс несколько инвалидов, которые в данный момент используют кое-какое научное оборудование с лиловой планеты Дуриа.
  Выглядит так. Спряталась среди лиловых кустиков великая княгиня Татьяна, наблюдает. Зрение у девушки исключительное, досталось в наследство от киборга номер три, то есть от железной девы Крысятки. За два километра по губам читает великая княгиня Татьяна.
  Ага, о чем у нас разговор между широкоплечим красивым мужчиной земного типа и стройной красивой девушкой с прогрессирующими признаками мутанта? Да ни о чем разговор. Несет ахинею стройная красивая девушка с прогрессирующими признаками мутанта. С трудом отбивается от ахинеи широкоплечий красивый мужчина земного типа. Что-нибудь вроде:
  - Умирать страшно и больно, когда умираешь впервые.
  - Во второй раз умирается много проще и легче. В третий раз умирание переходит в привычку. После четвертого раза это профилактическое мероприятие, заканчивающееся более качественной и регулируемой регенерацией.
  - Закрою глаза, вокруг смерть. Так не хочется умирать, так не хочется...
  - Ну, какая еще смерть? Мы с подобной бякой разделались и надолго. Впереди самая настоящая жизнь, впереди очень много работы.
  Если говорить серьезно, ерундой занимается великая княгиня Татьяна. Незачем прислушиваться к бредням полоумной девушки с прогрессирующими признаками мутанта. Ах, кого-то напоминает девушка. Точнее, ее прогрессирующие признаки слишком бросаются в глаза. Но это не повод для наблюдений со стороны очень занятого человека, типа великая княгиня Татьяна.
  Или все-таки есть повод? Что шепчет девушка своему спутнику? Ах, она шепчет:
  - Когда же, когда придет мой отец Муркотенок?
  
  ОТ АВТОРА
  Сквер имени Перельмана. Чкаловский проспект. В тот момент, когда россянское государство откидывает ласты, нет смысла обсуждать, где откидываются ласты быстрее и с большим удовольствием. Ничего не имеет против одуревших девчонок Татьяна Анатольевна Мартовская. Пускай собирают свои манатки и отправляются какой-нибудь третьей или четвертой женой в бывшие союзные республики. Отправились, до свидания, воздух стал чище в Санкт-Петербурге. А для оставшихся девчонок, которые все-таки решили не изменять своей порушенной родине, у Татьяны Анатольевны найдется несколько полезных советов.
  Во-первых, девушка скоропортящийся товар, после двадцати пяти лет в бывших союзных республиках рассчитывать не на что.
  Во-вторых, русские пацаны сегодня очень красивые (высокий рост, развитая мускулатура), будут красивые дети.
  В-третьих, старайтесь рожать мальчиков, но не девочек.
  На последнем пункте несколько возбудился Александр Мартовский и едва не схлопотал по уху. Так или примерно так объяснила собственную позицию Татьяна Анатольевна Мартовская. Девочек явный переизбыток на русской земле, мальчиков более чем не хватает. Это при раскладе, чтобы каждой девочке досталось по мальчику.
  Можно к одному богатенькому мальчику прикрепить кучку девочек. Но по статистике означенная кучка способна вырасти до тысячи экземпляров и больше. Так что любительницам кучковаться с богатенькими мальчиками самое время занимать очередь.
  В-пятых, по классификации Татьяны Анатольевны девушки делятся на четыре категории. Собственно, бездетные девушки, самая пустая и бесполезная категория. Дальше мамочки-одиночки, мамочки девочек, мамочки мальчиков.
  В-шестых, только мамочки мальчиков имеют право на личное счастье, остальные мамочки крупно попались при родах.
  Дальше, мужчина - глава семьи, наезды на него исключаются. Ибо наезды плохой пример для мальчика.
  В-девятых, мужчина должен заниматься честной, интересной работой. А что честнее и интереснее работы инженера в военно-промышленном комплексе?
  В-десятых, никакого шопинга, шопинг может негативно отразиться на психологии мальчика. Следовательно, зарплаты инженера на семейные нужды хватает.
  В-одиннадцатых, никаких порочащих связей с тещей. Тещу за дверь, она не знает, как воспитывать мальчика.
  Татьяна Анатольевна не очень любит обезьяноподобное человечество за его склонность к деградации. В основном деградирует женская часть человечества, с неимоверным упорством затягивая в омут прочие части. Меньше подвержены деградации мамочки мальчиков. Мальчики развиваются, а заодно развиваются мамочки, что пока еще поддерживает на плаву человечество.
  Вопль в пустоту:
  - Дуры, извращенки, помешанные на деньгах, хищницы, проститутки, непереводимый русский фольклор.
  Приложил медный пятак к голове Александр Мартовский. Все, мозги лопнули. Женская логика страшная штука, не дорос до нее товарищ Мартовский. Вроде мы начинали с национального вопроса, то есть с вопроса проникновения нерусских народов в город Санкт-Петербург. Но в конечном итоге закончили стервами, суками, шалаговками, охотящимися на наших ласковых мальчиков.
  Высморкалась Татьяна Анатольевна Мартовская:
  - Если голова не работает, возьми карандаш и записывай.
  Тяжело вздохнул Александр Мартовский:
  - Где его взять, карандаш, возле дома товарища Перельмана?
  Хватит биться в припадке,
  Или стоять на ушах.
  Россию порушили жабы.
  Дело пустое и швах.
  Если кого-то волнуют
  Беды прогнившей страны.
  Поймайте рабов и холуев,
  Жабу засуньте в штаны.
  Парочка нелицеприятных высказываний со стороны Татьяны Анатольевны Мартовской, плюс закономерный итог:
  - Почему я не вышла за черного?
  
  ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
  Венера Мариенбургская прошла через портал "планета Земля - планета Дуриа". Ее немногочисленная свита и телохранители в количестве трех экземпляров остались с той стороны. Все это ребята надежные, в основном из свободных чистильщиков, если надо прикроют.
  - Капитан Лиска, - сказала Венера Мариенбургская, - Я надеюсь на вашу скромность и скромность ваших бойцов. Что произойдет на планете Земля за отчетный период не должно подлежать огласке. На самом деле вас не было на планете Земля. Вы охраняли политика Венеру Мариенбургскую в галактике Малое Магелланово Облако.
  - Так точно, - ответила капитан Лиска.
  - Инструкции по галактике Малое Магелланово Облако находятся в кейсе. Кейс находится в сейфе. Код сейфа: три, два, один. Прошу ознакомиться на досуге и вычислить оптимальный курс, компенсирующий наши временные потери на планете Земля.
  - Так точно, - снова ответила капитан Лиска.
  Затем Венера Мариенбургская прошла через портал, а капитан Лиска со товарищи засела за инструкции по галактике Малое Магелланово Облако.
  - Ну, блин, кривляка, - проворчала под нос капитан Лиска, - С такой мордой строит из себя политика.
  Никаких вопросов, на лицо подгуляла Венера Мариенбургская. Сказываются корни из клана Зайчиков. Но для политика мирового масштаба лицо не имеет значения. Тем более длинные уши, торчащие из-под кокетливой шапочки.
  Никогда не работала над собственной внешностью Венера Мариенбургская. Да и кто она такая? Всего лишь Зайчик из клана Зайчиков. Если бы не судьбоносная встреча с бойцом Муркотенком и варваром VOVKA, прощай большая политика. Без поддержки бойца Муркотенка и клана Бетонщиковых не было ни единого шанса у товарища Зайчика.
  Очень зря. За несколько веков наша вселенная приобрела грамотного защитника в лице Венеры Мариенбургской. Только не стоит прикидываться, что товарищ Венера действует "чистыми" методами. Политика против ограничений. Поэтому меры товарища Мариенбургской лучше называть "эффективными". Чистота даже не на втором месте. Больше того, целые нации и народы называют Венеру Мариенбургскую обидным словом "предатель" и сжигают ее чучело на всенародном празднестве.
  Ну что поделаешь, не обижается Венера Мариенбургская. Равновесие во вселенной требует жертв. Для кого-то жертвы незаметные, для кого-то существенные. За существенными жертвами начинается истерика и диалог про предательство.
  Ах, этот предательский Зайчик! Ох, чего возьмешь с Зайчика из самого мерзкого клана на планете Земля? Никаких споров, ничего не возьмешь на планете Земля. По последней проверенной информации, на планете Земля больше нет Зайчиков.
  Хотя с другой стороны Венера Мариенбургская не последний представитель собственного рода. Где-то парится во вселенной противная доченька Венеры Мариенбургской под псевдонимом Зайчик-младшая. Очень хочется отловить противную доченьку и отодрать ее пушистую задницу.
  Но никаких эмоций в политике. На настоящий момент Венера Мариенбургская примкнула к клану Бетонщиковых. Дражайший супруг VOVKA Бетонщиков занимается заячьими проблемами, в том числе поиском доченьки Зайчик-младшая с ее пушистой задницей.
  Ладно, закрыли тему. Заячьи проблемы никак не связаны с равновесием во вселенной. Другое дело лиловая планета Дуриа. О лиловой планете неоднократно слыхала Венера Мариенбургская, но вот проходов туда не было. Боевые звездолеты координаторов попадали в параллельные миры более прозаическим способом через пятимерные нуль-переходы. В тонкости пятимерного нуль-перехода не вдается Венера Мариенбургская, потому что параллельные миры вне ее ведомства.
  Что очень трудно сказать про лиловую планету Дуриа. На которую за короткий срок (в каких-нибудь несколько дней) открылись сразу два перехода.
  
  ПОРА ДЕЙСТВОВАТЬ
  Планета Дуриа по всей видимости очень странный переходник между параллельными вселенными. Однако подобной хреновиной пользовались неоднократно предшественники координаторов и кое-кто из свободных чистильщиков. По крайней мере, Венера Мариенбургская откопала файл "Планета Дуриа" в главном компьютере координаторского сообщества.
  Никаких ссылок "секретно" и "совершенно секретно". Самый обыкновенный файл. Разведчики доносят информацию до работодателя. Работодатель собирает информацию и складывает в долгий ящик. Информация хранилась практически невостребованная три с половиной века, после чего ее все-таки востребовала Венера Мариенбургская.
  Вы думаете, что информация оказалась умной. Ничего подобного. Все аспекты лиловой планеты Дуриа сфотографировали и запротоколировали товарищи разведчики. Протокольный язык четкий, без наворотов. Экономика, население, основной род деятельности, ну что-то такое про энергетические оболочки. Насчет фотографического материала хотелось бы сказать то же самое. Но почему-то фотографии превратились в лиловые пятна, и не несли в себе никакой информации.
  Очень жаль, подумала Венера Мариенбургская. На фотографиях, если они соответствуют действительности, обозначались места перехода. Три места на планете Земля и четыре места на планете Надежды. Словесное описание отсутствовало. Про фотографическое описание мы уже говорили, по сути оно так же отсутствовало.
  Опять повезло, в данном месте улыбнулась Венера Мариенбургская. Понадеявшись на извечное русское авось, мы отыскали два перехода из существующих семи, что уже достижение вселенского уровня. Один переход на планете Земля, один переход на планете Надежды.
  Если учитывать, что планета Надежды на неопределенное время вышла из-под контроля, и силы координаторского сообщества там могут провозиться не один день, даже не один месяц, то планета Земля практически идеальный вариант.
  На планете Земля биологические формы в упадке. На планете Земля разумная активность не наблюдается. Всего лишь экспериментальная планета или полигон для научных идей координаторского сообщества. Плюс некто Иван Непомнящий, неформальный лидер скитальцев.
  Стоп. Формальным лидером скитальцев является Венера Мариенбургская. Шестьдесят три процента скитальцев проголосовали за товарища Зайчика из клана Зайчиков по очень простой причине. Товарищ Зайчик - двойной агент, или связующее звено между скитальцами и Координаторским центром. Товарищ Зайчик занимается урегулированием наиболее спорных вопросов и своих не выдает. То есть не выдает координаторов на расправу скитальцам. Но и не выдает скитальцев на расправу координаторам. Короче, очень надежный товарищ Зайчик.
  А было время, когда общественное мнение признало Венеру Мариенбургскую самым мерзким предателем всех времен и народов. Одна глупая девочка сознательно пошла на предательство координаторского движения и едва не стала причиной гибели целой планеты. Повторяю, могла и очень могла погибнуть планета Лилит. Если бы не боец Муркотенок.
  Поджала пухлые губки Венера Мариенбургская и закатила косые глазки. Но ведь ничего не случилось в конечном итоге. Планета Лилит, которая могла погибнуть в результате предательской деятельности товарища Зайчика, развивается ускоренными темпами и куда благодатнее планеты Земля, откуда родом товарищ Зайчик.
  Никаких парадоксов. Планета Земля пережила собственные звездные часы. Обезьяноподобное человечество не воспользовалось предоставленными бонусами, его исключили из координаторского сообщества. Планета Лилит, населенная выходцами с планеты Земля (государство Россия) сама исключилась из координаторского сообщества и перекрыла кислород координаторскому движению в звездном секторе Альфа Центавра. Весьма опрометчивый шаг, если не учитывать отсюда прочие выводы. А выводы таковы. Планета Лилит процветает, планета Земля в заднице.
  И еще. На политической арене реабилитировала себя Венера Мариенбургская за предательство планеты Лилит. Усилиями вышеуказанного товарища отстало координаторское сообщество от звездного сектора Альфа Центавра. Что сегодня планета Лилит на стратегической карте координаторского сообщества? Черное пятно и не больше. Плюс над черным пятном красивый рисунок "череп и кости".
  А как же равновесие во вселенной, спросите вы. Да никак. Венера Мариенбургская убедила Координаторский центр в абсолютной лояльности планеты Лилит. Господа лилитяне, обладая абсолютным оружием, подписали пакт о ненападении со всеми желающими цивилизациями галактики Млечный Путь. Абсолютное оружие не для нападения, но для защиты. Другие цивилизации могут спокойно пить водку, если у них не возникло противоположное желание, то есть напасть на планету Лилит. Тогда они захлебнутся собственной кровью, как выпитой водкой.
  
  РУКОВОДЯЩАЯ РУКА
  Побазарили и хватит, подумала Венера Мариенбургская. В звездном секторе Альфа Центавра по прежнему сжигают чучело Зайчика. При чем за последнюю сотню лет чучело обросло не самым приятными анатомическими подробностями. Налитые кровью глаза, клыки до пупа, кривые ноги и драны уши. А это имеет значение для любимой вселенной? Нет, не имеет. Если ребятишкам с планеты Лилит нравится современное чучело зайчика, их конституционное право. Никому не рассказывает о собственной деятельности Венера Мариенбургская. Начнешь бороться за справедливость, здесь завершилась работа. Пускай веселится планета Лилит (черное пятно на стратегической карте координаторского сообщества), Венера Мариенбургская занята только работой.
  А что опять же работа на данном этапе? Мы догадались, на данном этапе работа связана с удивительной аномалией пятимерной вселенной. По всем прикидкам пятимерная вселенная не более чем бесконечный клубок четырехмерных вселенных, разбросанных во времени. Пятое измерение, как уже говорилось неоднократно, возникает в том и только том случае, если время пустить вспять. Любая четырехмерная вселенная подвержена обратному отсчету времени внутри пятимерной вселенной. То есть почти любая вселенная кроме лиловой планеты Дуриа.
  Может это случайный карман, а может какой клапан, решила Венера Мариенбургская, обрывая лиловые цветочки и отгоняя лиловых бабочек. Вопрос более чем знаменательный, зачем пятимерной вселенной клапан? Если все ясно с обратным временем. Или обратное время не такая конкретная величина, как могло показаться при первом подходе?
  Прямое время очень конкретная величина. Один направленный вектор в сторону увеличения, и точка. А что опять же обратное время? Засомневалась Венера Мариенбургская. Прямое время всегда течет в одну сторону и не имеет границ. Обратное время такие границы имеет. В пятом измерении мы получаем не так чтобы вектор обратного времени, а скорее отрезок. Есть начальная точка, где обрывается прямое время. Есть конечная точка, где возобновляется прямое время и возникает из старой четырехмерной вселенной новая четырехмерная вселенная.
  - Как оно утомительно путешествовать по пятому измерению, - вздохнула Венера Мариенбургская.
  Никто не спорит. Пятое измерение это тебе не лиловая клумба с лиловыми цветочками и лиловыми бабочками. А все-таки лучше лиловая клумба. Прыгаешь по клумбе, задираешь прыгучие ножки, бабочки разлетаются к разтакой матери.
  - Может плюнуть на все и не возвращаться через портал, - снова вздохнула Венера Мариенбургская.
  Выход вполне в стиле Зайчика из клана Зайчиков. Пошли вы ребята куда-нибудь далеко-далеко, не вмешивайтесь в личную жизнь, не гадьте в заячью душу. Собственно говоря, какой спрос с предательского товарища Зайчика? Но для больных и дебилов не устала повторять Венера Мариенбургская, нет больше Зайчика, не будет его никогда. Бесконечное множество четырехмерных вселенных находится в определенной гармонии со странным распределителем на планете Дуриа. Кавалерийской атакой гармонию не пробьешь, а вот планомерный подкоп имеет кое-какие шансы.
  Неправильная песня:
  Начинаются со взрыва
  Очень крупные процессы.
  Взрыв всегда такой красивый,
  Ослепительный и честный.
  Если взрыв не состоялся,
  То вселенная не катит.
  Только мертвая нирвана,
  Растакую ее матерь.
  Припев:
  Первоначало
  Прогрохотало.
  Продолжение песни:
  Никаких тебе наездов
  На взорвавшуюся личность.
  Ослепительный и честный
  Взрыв является отмычкой.
  Без него вселенский разум
  Не найдет себе дорогу.
  Ни к межзвездному экстазу,
  Ни к придуманному богу.
  Припев:
  Первопричина
  Откинулась.
  Окончание песни:
  Лучше действовать по плану
  Подрывных организаций.
  Долбанул к чертям нирвану,
  А затем пивко на праздник.
  Надуховился до рвоты.
  Никому-то ты не нужен.
  Человечество в заботах,
  Звезды бегают по кругу.
  Припев:
  Первоисточник
  Просрочили.
  Думала, думала и надумала Венера Мариенбургская, что в ее миротворческой миссии не обойтись без планеты Дуриа.
  
  КАПИТАН ЛИСКА
  - Так ребята, - сказала капитан Лиска, - Ни у кого не возникает сомнение, кто здесь отдает приказы? Или надо провести просветительную беседу?
  - Ты - капитан, - ответил свободный чистильщик Затуманский, - А мы рядовые.
  - Ты - бугор, - согласился свободный чистильщик Перевозов, - По крайней мере, на нынешнюю операцию.
  - Вот-вот, - удовлетворенно хмыкнула капитан Лиска, - Общество свободных чистильщиков не подчиняется централизованной власти. Каждый свободный чистильщик несет индивидуальную ответственность за собственные действия и поступки. Но при сложившихся обстоятельствах, когда наниматель воспользовался услугами нескольких чистильщиков, власть придется признать. Ничего личного, товарищи рядовые. Как наиболее опытный из товарищей чистильщиков, беру командирскую власть на себя, а вам пришло время немножечко поподчиняться.
  - Никаких вопросов, - откозырял свободный чистильщик Затуманский.
  - Твоя правда, бугор, - согласился свободный чистильщик Перевозов, - За подчинение нам хорошо заплатили.
  Прищурила свои красивые глазки капитан Лиска. Вроде все правильно. Не самая сложная проблема на данный момент так и осталась в зародыше. Следовало вообще обойтись без проблемы, но какому-то идиоту пришло в голову откомандировать на охрану одной крали сразу троих чистильщиков.
  Воистину это был идиот, в голове вата. Свободный чистильщик Лиска более сотни сезонов занимается координацией Координаторского центра. Отсюда звание капитан. У чистильщиков нет никаких капитанов. Чистильщик всегда и везде только чистильщик. Но для Координаторского центра требуется чего-нибудь повесомее, чем быть чистильщиком. Поэтому произвела себя в капитаны рядовой Лиска.
  Дальше пошло и поехало. Здравствуйте, капитан Лиска. Существует проблема весьма личностного характера. Координаторский центр не координируется абы как. Координаторский центр чертовски секретная машина, куда не допускают всякие темные личности.
  Я не темная личность, возмутилась капитан Лиска. Конечно-конечно, товарищ капитан, вы известная величина во вселенной. Вашим подвигами вселенная полнится, особенно после утраты позиций бывшим координатором, бывшим свободным чистильщиком и нынешним координатором Че Бэ Ивановичем. Пожалуйста, без обид, Координаторский центр уважает свободного чистильщика Лиска.
  Ну и прочая галиматья. Про уважение, про секретность, про службу на благо вселенной. После последней атаки скитальцев прикусили язычки в Координаторском центре. Хватит обманываться, что координаторы главная сила вселенной. Одна бесноватая тетка собрала космический сброд и понавешала таких пряников координаторскому сообществу, что по сегодняшний день дымятся развалины.
  Сплюнула капитан Лиска. Координаторов почему-то не жалко. Хотя это очень солидный работодатель для всех товарищей чистильщиков. Ну и некая краля Венера Мариенбургская ведет себя подобающим образом. То есть она никогда не обманывает:
  - Уважаемый товарищ капитан! Как проходит ваша координация.
  - Вашими молитвами, товарищ координатор.
  - Ну, не называйте меня столь официально. Если разговор пошел о работе на благо вселенной, всякие должности и звания превращаются в пустую формальность.
  - И как же вас называть?
  - Просто Венера Мариенбургская.
  Ага, подумала капитан Лиска, сегодня рулит женский пол. Скромницы с раскосыми глазками смотрят в самую сущность вселенной. От их проницательного взгляда не скрыться в другом измерении. Ухо даю на отгрызание, Координаторский центр торчит в попе не без помощи Венеры Мариенбургской. Ну и братство чистильщиков процветает не абы как, а по той же причине. Странную нежность к товарищам чистильщикам проявила Венера Мариенбургская.
  - Вот и договорились, - сказала капитан Лиска, - Я буду вас называть Венера Мариенбургская, вы будете называть меня капитан Лиска.
  
  ПРОСТО РАБОТА
  Свободный чистильщик Затуманский взял на себя северный и западный сектор. Свободный чистильщик Перевозов на востоке и юге. Капитан Лиска разбросала сенсоры в радиусе пятьдесят метров и организовала защиту портала, в котором исчезла Венера Мариенбургская.
  Только не надо прикидываться, что халявную жизнь ведут свободные чистильщики, что работа у них халявная. Пробежал парочку сотен метров, запыхался, присел на пенечек, заснул. Снятся великолепные сны и все в денежном эквиваленте. Ибо не три копейки берут за работу товарищи чистильщики.
  Капитан Лиска прикрыла ладошкой носик. Так прислушивается опытный чистильщик к окружающей обстановке. Звуки чистые и ясные. В радиусе до четырех километров ничего интересного. Свободный чистильщик Затуманский практически без помарок зачищает свой сектор. Свободный чистильщик Перевозов пока затаился, по всей видимости, сам слушает.
  Ребята нормальные, вынесла вердикт капитан Лиска, хотя еще не обкатанные ребята в черных дырах и на сверхновых звездах. Ну, подобный вопрос не по профилю капитана Лиска. Если на следующую работу попадется маленькая черная дыра, товарищ капитан придумает какую-нибудь гадость для более детальной обкатки.
  Сегодня черная дыра отсутствует. Вместо черной дыры малоактивная в биологическом смысле планета. То есть такая планета, на которой развиваются низкие биологические формы, и нет разума.
  По расценкам братства чистильщиков малоактивная в биологическом смысле планета идет почти забесплатно. Свободные чистильщики на подобных объектах стараются не работать. Если разумная жизнь не присутствует на планете, или уже уничтожена, или только в зародыше, здесь нечего делать товарищу чистильщику с его навыками. На малоактивную в биологическом смысле планету набирайте, пожалуйста, мясо.
  Но с другой стороны, некто Венера Мариенбургская - фигура вселенского масштаба. Если Венера Мариенбургская пожелала посетить малоактивную в биологическом смысле планету, причем посетить инкогнито, здесь не отвертеться товарищам чистильщикам.
  Вот что я вам расскажу, дорогие товарищи, координация координаторского сообщества суть не простой каприз Братства чистильщиков. Координатрский центр, как бы это выразиться поделикатнее, последнее время торчит в заднице. Суицидальная акция одной тетки по имени Гигия Оторва доказала, насколько глубокая задница. Если усилиями не самого современного флота удалось прорвать многослойную оборону и разнести три четверти основной базы координаторов, это точно глубокая задница.
  Братство чистильщиков не самый крупный военизированный подрядчик вселенной. Однако товарищи чистильщики исключительные патриоты своей планеты. Неконтролируемое разрушение и истребление координаторского движения им не понравилось. Сегодня мочат координаторов в сортире всякие полоумные тетки, завтра примутся за чистильщиков.
  Повторяю, должно контролироваться и координироваться координаторское движение. Когда-нибудь свободные чистильщики соберутся в тесном кругу с другими военизированными подразделениями, типа скитальцы, нейтралы, мародеры, и прочая, после чего закроют координаторское движение. Мол, простите, товарищи координаторы, ваша миссия подошла к концу. Вы успешно работали, честь вам и слава. То есть вечная честь. То есть вечная слава.
  Отгремел салют,
  Унесли покойника.
  Почему не поют
  За его достоинства?
  Что покойник слыл
  Сукой безобразной,
  Это не посыл
  Для здоровой пьянки.
  Хватить ерундить,
  Что покойник бяка.
  Приказали пить,
  И полилась брага.
  Никакого обмана,
  Достаем стаканы.
  Правильно подумала капитан Лиска, возле Венеры Мариенбургской с ее двурушнической политикой ожидаются одни неприятности.
  
  ПРО НЕПРИЯТНОСТИ
  Не прошло и двадцати минут после исторического перехода через портал, как Венера Мариенбургская встретилась с пациентом по имени Зая Вредная.
  Очень неожиданная встреча, черт подери. Тормозило VOVKA Бетонщиков, как всегда опоздал на встречу и не прикрывает тылы видного политического деятеля Венеры Мариенбургской. Следовательно, придется выпутываться самостоятельно и корчить из себя пушистого зайчика в условиях полного отсутствия информации.
  - Здравствуйте, товарищ Зая.
  Ответный вопрос или серию вопросов можно предугадать на двести процентов:
  - С кем имею честь? Вы из обслуживающего персонала или пострадали в реальной вселенной?
  Так и хочется набить морду товарищу VOVKA. То же мне муженек называется. Ввязался в политическую интригу гипервселенского уровня. Замутил такое дерьмо, что не отмыться. Равновесие где-то на елке, и снятся нехорошие сны Венере Мариенбургской. Зато паршивец Бетонщиков сладко спит и вообще смылся.
  - Нет, я не из обслуживающего персонала, - очень мягко ответила на наиболее сложный вопрос Венера Мариенбургская, - Я, скажем так, работаю вместе с бойцом Муркотенком.
  - А, - стукнула себя по лбу товарищ Зая, - Простите за бестактность, мне следовало догадаться по вашему виду. Но вот проклятая слабина в памяти. Еще раз простите, вы, конечно же, горячо любимая супруга Варвара Бетонщикова (снова провал) товарищ Мариенбургская.
  Холодный пот засох на спине и плечах. Получилось не очень плохо при первом контакте. Могло получиться куда хуже. Все-таки тактичность или бестактность (как пожелаете) товарища Вредная спасли от большого политического гешефта товарища Мариенбургскую.
  - Мы вам глубоко благодарны, - снова стукнула себя по лбу Зая Вредная, - То есть все мы, в том числе малыш Дурк, который постепенно оправляется от повреждений и через несколько дней попробует выйти из комнаты.
  - Очень хорошо, - в нейтральном ключе ответила Венера Мариенбургская.
  - Мы не знаем, как здесь очутились, - почему-то нейтральная диспозиция не произвела никакого впечатления на товарища пациента, - Возможно, это секрет.
  - Никто не знает, - Венера Мариенбургская попробовала соскользнуть со скользкой дорожки.
  Чего-то не знать не по правилам Венеры Мариенбургской. Самый навороченный политик нашей вселенной на том и держится, что знает практически все и чуть больше. Информация весьма конфиденциального уровня стекает к Венере Мариенбургской через Варвара VOVKA не только из Координаторского центра, но так же от скитальцев и свободных чистильщиков. За информацию, конечно, приходится платить или делиться другой информацией. Но как раз в данном вопросе младший Бетонщиков - профессионал высочайшего класса.
  - Проехали, - потерла виски Зая Вредная, - Я почему-то не удивляюсь в данном конкретном случае. Если верить вашему (провал в памяти) санитару, который VOVKA Бетонщиков, все случилось очень давно. То есть очень давно умерли на планете Земля и в близлежащем космосе Зая Вредная, лейтенант Звездочка, старший сержант Дурк. Информация уничтожена или потеряна.
  - Видимо так, - быстренько согласилась Венера Мариенбургская, - Хочу вас заверить, уважаемый товарищ Зая, что подвластные мне структуры работают над проблемой, и результат будет. То есть будет положительный результат, если вообще чего-либо можно добиться при сложившихся обстоятельствах.
  На мгновение как бы задумалась Зая Вредная. Опыт предыдущей, хотя и чертовски короткой жизни, подсказывал, что копать больше некуда. Странная семейная пара Бетонщиковых открыто симпатизирует семье Муркотенка. Это никак не враги, использующие семью Муркотенка для опытов. Это друзья, что не пожалели собственное время для вроде бы безнадежных товарищей в не шибко обнадеживающей информационной яме. Так и хочется крикнуть: "Я люблю тебя, Муркотенок!" Но промолчала, но ничего не крикнула Зая Вредная. А почему? Вы опять догадались. Была Зая Вредная очень вредная девочка, выросла Зая Вредная в очень вредную тетеньку.
  Вокруг достойные товарищи. Вокруг покой и порядок. Вокруг надежда на маленькое человеческое счастье. Все-таки планета Дуриа предназначена самой природой для маленького человеческого счастья. На планете Дуриа тебя вроде как очистили от наносного мусора, вроде как сбросили лишние энергетические оболочки. Чистота внутри неимоверная. Легкость примерно такая же. Хочется любить и любить. Вы угадали, очень хочется любить бойца Муркотенка.
  Но находится далеко-далеко боец Муркотенок.
  
  НЕПРИЯТНОСТИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ
  Подбежал VOVKA Бетонщиков. Раскрасневшийся и запыхавшийся, очень сексуальный в своей лиловой тунике. Венера Мариенбургская окинула плотоядным взглядом статную фигуру товарища Варвара, сглотнула слюну и незаметно вздохнула. Может вечером у нас будет танкрический секс, но на данном этапе только проблемы, только работа.
  - Извини, Венерочка, что задержался, - замельтешил VOVKA Бетонщиков.
  - Извиняю, - Венера Мариенбургская сделала королевский жест ручкой, - Но это не может нас отвлекать от работы.
  Тем временем Зая Вредная решила сменить тактику:
  - Дорогие друзья, большое спасибо за ваше тепло, за заботу. Я понимаю, вы люди занятые и взяли на себя проблемы бойца Муркотенка исключительно по доброте душевной. Но это не извиняет самого бойца Муркотенка.
  Насупился VOVKA Бетонщиков, обменялся еще одним понимающим взглядом с Венерой Мариенбургской. Кто мог подумать, что у бойца Муркотенка столь непростые проблемы. Среди хороших товарищей считался беспроблемным боец Муркотенок. Рубаха-парень, мордобой на двести процентов, безотказная машина в любой ситуации, ну и так далее. А тут навалились проблемы.
  - Семья Муркотенка - наша семья, - мягко ответил VOVKA Бетонщиков, - Мы готовы всегда извиниться за бойца Муркотенка.
  И тут прорвало товарища Вредная со всеми закидонами ее невыносимого характера:
  - За предыдущую жизнь мне однажды посчастливилось встретиться с любимым моим Муркотенком. К тому времени он уже успел порезвиться с любимой моей подругой Волчий Хвостик, результат - лейтенант Звездочка. Будучи официальным избранником любимой моей подруги Волчий Хвостик, любимый мой Муркотенок не отказался от встречи, результат - Ярослав Вредный.
  На мгновение комок застрял в горле. Где теперь Ярослав Вредный? Что случилось с несчастным мальчиком, отправившимся на поиски беспутного отца? Скорее всего, мальчика поглотил космос. Если бы Ярослав Вредный нашел Муркотенка, все могло получиться иначе. Один поцелуй, одна крохотная вспышка энергии вывели Заю Вредную из состояния смерти. Вот только на несколько веков опоздал Муркотенок.
  - А может это любовь? - очень тихо и неуверенно сказала Венера Мариенбургская.
  - Все может быть, - вроде как ответила и не ответила на вопрос Зая Вредная, - В предыдущей жизни мне больше не попадался боец Муркотенок. Могу предположить определенные обстоятельства, которые против нас. Очень хотел попасться, но не попадался боец Муркотенок. Его заманили другие галактики, его засосали чужие вселенные, плюс удар по балде, и мозги всмятку.
  Дальше не выдержал VOVKA Бетонщиков:
  - Я уже говорил про определенные обстоятельства нашего общего друга. Никто не спорит, что Муркотенок несколько отличается от человека разумного по своей конституции. А удар по балде есть непререкаемый факт, что сказался не лучшим образом на памяти бойца Муркотенка. Если за этим стало дело, в Координаторском центре найдутся свидетели, подтверждающие умственную, гм-гмы, неадекватность нашего мохнатого товарища. Я могу хоть завтра представить свидетелей. Плюс ужасный провал в памяти.
  Зая Вредная устало прислонилась к ближайшему лиловому дереву:
  - Я, видимо, разучилась вести светскую беседу. Мои фразы очень туманные, как будто не бойца Муркотенка ударили по балде, но ударили по балде Заю Вредную. Но все-таки я постараюсь собраться с мыслями и высказаться немного точнее.
  Короткий вздох, затравленный взгляд:
  - Вот в чем дело, черт подери. На лиловую планету Дуриа спустился из прошлого любимый мой Муркотенок. Один поцелуй, одна вспышка энергии, и снова исчез Муркотенок.
  
  ЯМЫ
  Не позднее, чем через двадцать восемь минут после исчезновения Венеры Мариенбургской свободный чистильщик Лиска получила первый сигнал:
  - Товарищ бугор, докладывает рядовой Перевозов, здесь какая-та хрень наблюдается.
  Вроде бы ничего страшного. Не существует стандартной планеты в нашей вселенной. Практически всякая стандартная планета немножечко нестандартная. То есть на каждой планете наблюдается какая-та хрень. Может, не очень заметная хрень, истинная мелочевка, но для свободного чистильщика все равно хрень, о которой следует сообщить начальству.
  - Прием закончен, рядовой Перевозов, - так или примерно так отреагировало на сообщение начальство в образе капитана Лиска, - Подключите все информационные системы и продолжайте работу.
  Примерно в ту же секунду откликнулся свободный чистильщик Затуманский:
  - Опасность, товарищ капитан, странные биологические формы.
  Капитан Лиска переключилась на свободного чистильщика Затуманского, благо картинка присутствовала:
  - Подготовить два плазмотрона, товарищ рядовой. Прожечь полосу отчуждения шириной десять метров.
  Вроде все правильно. Датчики не реагируют на так называемые странные биологические формы. Разума в них нет. Любой всплеск, то есть мыслительный всплеск, должен отражаться на улавливающей аппаратуре капитана Лиска. Но датчики не реагируют. Тишина, покой, вокруг исключительно неразумные формы.
  - Товарищ бугор, докладывает рядовой Перевозов. Может шугануть хрень, чтобы убралась в свои ямы?
  Ага, немного напряглась капитан Лиска. Пока ничего не происходит, кроме работы. Планета Земля на данный момент относится к неразумным, но биологически перспективным планетам. На биологически перспективной планете обязана существовать жизнь, и эта жизнь существует. Никто не спорит, что на планете Земля можно столкнуться с разумом. В космических лоциях вероятность разума на планете Земля четыре десятых процента. Это чужой разум, привнесенный на Землю. Или такой разум, который то есть на планете Земля, то свалил в космос.
  - Товарищ рядовой Перевозов, - следующий приказ капитана Лиска, - Повторите действия рядового Затуманского. Полоса выжженной земли в десять метров вполне сгодится на данном этапе.
  Несколько секунд не было никаких сообщений. Капитан Лиска просканировала подотчетную ей территорию и приготовила четыре плазматрона на всякий случай. Повода для паники (то есть для более решительных действий) пока не было. Ребятишки справлялись с работой, отсекая местные биологические формы от охраняемого объекта. Затем окончились несколько секунд, и появился повод.
  Слева по курсу (четырнадцать метров двадцать семь сантиметров) просела земля до так называемой ямы. Справа по курсу (двадцать два метра одиннадцать сантиметров) еще одна яма. На центральном направлении ям пока нет, но земля неустойчивая.
  Подкрадываются гады, подумала капитан Лиска. При чем подкрадываются через полосу отчуждения, точно плазма их не берет. Хорошая новость. Есть еще время на теоретические выкладки, например, разобраться, насколько действенная при сложившихся обстоятельствах плазма:
  - Рядовой Затуманский, доложите обстановку.
  Почти мгновенный ответ и четкий:
  - Опасность ликвидирована, товарищ капитан.
  Для очистки совести можно ту же операцию проделать с рядовым Перевозовым:
  - Как твоя хрень, рядовой Перевозов?
  И снова четкий ответ:
  - Не тушуйся, бугор, хрень исчезла, ямы засасываются.
  Блин-компот, снова подумала капитан Лиска, что-то не то с планетой Земля. Бывшая человеческая планета, бывшая разумная планета никак не успокоится, очистившись от плесени разума. Какая-та новая плесень разъедает планету практически изнутри. И об этом никому ничего не известно.
  - Выдвигаемся в центр, соблюдая максимальную осторожность.
  Не так все просто
  В нашем отечестве.
  Появились предтечи,
  Налипла короста.
  Еще сегодня
  Никого не расстреливают.
  Но выбраны цели
  Для расстрела пригодные.
  Никто не верит
  В счастливые переговоры.
  Мыслишки вздорные
  Все исковеркали.
  Если по честному,
  Бежать уже поздно.
  Взглянул на звезды,
  Нажал на гашетку.
  Гаденько так улыбнулась капитан Лиска, забрасывая первую порцию плазмы в ближайшую яму.
  
  ОБЛОМ
  Между лиловыми цветочками с видом сомнамбулы промелькнула лейтенант Звездочка. Зая Вредная при этом схватила за руки своих собеседников и затолкала под куст:
  - Сидим тихо, не рыпаемся.
  Несколько удивилась Венера Мариенбургская, но выполнила странную прихоть гражданской супруги бойца Муркотенка. Под кустом духота неимоверная, сучки и колючки, но может в такой обстановке расслабится товарищ Зая, и мы придем к приемлемому решению.
  - Девочка пока не в себе, - сказала Зая Вредная, - Ее тяготит сама обстановка лиловой планеты и видимая невозможность вернуться на родину.
  - Больше нет родины, - заметил VOVKA Бетонщиков.
  Ну, что за недипломатичный придурок? Ну, что за козел? Разве так разговаривают с пациентами. Так прямо и безапелляционно, словно ножом по яйцам. Не доработала Венера Манриенбургская над товарищем VOVKA. Бросила дело на самотек, теперь приходится довольствоваться столь очаровательным результатом.
  - Вы только не расстраивайтесь, - реплика Венеры Мариенбургской получилась как-то не очень.
  - Я не расстраиваюсь, - по крайней мере, ничем не выдала своей озабоченности Зая Вредная, - Вполне подходящее завершение жизненного пути для умирающей планеты. Во время той прошлой жизни, ну что была перед смертью, верилось с трудом в человечество. Жалкие остатки человеческой расы мечтали покинуть ими же порушенную Землю. Неверный подход, но очень свойственный жалкому обезьяноподобному существу. Все изгадить и смыться.
  - Земля еще не совсем безнадежная, - заметил VOVKA Бетонщиков.
  - Я знаю, - в прежнем стиле ответила Зая Вредная, - На очищенной от человеческой расы планете можно провести эксперимент по внедрению нового человечества. Или лучше по внедрению нового разума. Если обезьяноподобное человечество не оправдало себя, можно поставить на новый разум. И не обязательно на разум мутантов, произошедших от обезьяноподобного человечества. Как я полагаю, гоблины и деревяшки так же не оправдали себя?
  - Видите ли, - смутился VOVKA Бетонщиков.
  - Значит, правильно полагаю, - продолжила разговор Зая Вредная, как ни в чем не бывало, - Гоблины и деревяшки опять же наследники человечества. Человеческие или обезьяноподобные корни изжить невозможно. Среди гоблинов существуют вполне адекватные особи, например, старший сержант Дурк. То же самое можно сказать относительно деревяшек, например, про лейтенанта Звездочку. Но заметьте, что старший сержант Дурк и лейтенант Звездочка находятся в данный момент далеко-далеко от планеты Земля, и по всей вероятности туда никогда не вернутся.
  - Не совсем так, - попробовала вставить свое веское слово Венера Мариенбургская.
  - А как будет правильно? - неожиданно встрепенулась товарищ Зая, и ее большие зеленые глаза засверкали в лиловой дымке лиловой планеты Дуриа.
  - Видите ли, - снова вмешался VOVKA Бетонщиков, - Старший сержант Дурк и лейтенант Звездочка в определенной степени обладают способностью регенерация. Мы еще не изучили степень повреждения их физической оболочки, поэтому затрудняемся ответить на сто процентов, насколько лиловая планета Дуриа подавила способность регенерация.
  - Странный подход, - товарищ Зая внимательнее пригляделась к товарищу VOVKA, - Лиловая планета Дуриа весьма странная и в чем-то опасная планета.
  - Энергетическая планета, - добавил VOVKA Бетонщиков.
  Тем временем Венера Мариенбургская попыталась разрядить обстановку:
  - Скорее всего, старший сержант Дурк и лейтенант Звездочка вернутся в нашу вселенную после необходимых восстановительных процедур. Способность регенерация поможет им адаптироваться в привычных условиях. По крайней мере, их опыт и прочие качества можно использовать на благо вселенной. Верится с трудом, что лиловая планета Дуриа задержит использованные оболочки. Скорее всего, при переходе через портал старший сержант Дурк и лейтенант Звездочка заживут полноценной жизнью.
  Зая Вредная похлопала по плечу Венеру Мариенбургскую. Рост позволял. Даже под кустом товарищ Зая была на голову выше товарища Мариенбургская:
  - Я не сомневаюсь в будущем ребятишек. Они все-таки обладают способностью регенерация. А как быть с одной простой деревяшкой? И как я здесь продержусь без любимого моего Муркотенка?
  
  ПОСТРЕЛЯЛИ
  - Сколько же этих гадов? - хрюкнула капитан Лиска, используя четвертый плазматрон по назначению.
  Три ямы погасли после трех акцентированных ударов плазмой, четвертая яма была в ауте, и еще образовалось четырнадцать ям в радиусе до сорока восьми метров. А оттуда, то есть из новообразовавшихся ям так и перла весьма необычная материя.
  - Свяжитесь с Братством, - очередной приказ капитана Лиска рядовому Затуманскому, - Получите информацию на агрессора.
  - Связи нет, - очередной ответ рядового Затуманского капитану Лиска, - Братство не отвечает, все каналы заблокированы, точно нас затянуло в капкан невидимости.
  - А как на вашем фронте? - всего лишь робкая попытка переключиться на рядового Перевозова.
  - Реакция отрицательная, товарищ бугор, - ничего обнадеживающего не предложил рядовой Перевозов своему капитану, - Боеприпасов хватит на четыре минуты боя.
  Вот вам отсутствие разума, хмыкнула капитан Лиска. Присутствующие твари вроде как не способны пройти элементарный тест на присутствие разума. Отсюда стопроцентное отсутствие разума. А кто-нибудь подумал про групповой тест? То есть, чтобы тестировать не единственную личность, но целую группу уродов.
  Точно, никто не подумал про групповой тест, выругалась капитан Лиска, перезаряжая оружие. Эффект разумного муравейника отрицается товарищами разработчиками. Тестовые программы разумности разрабатываются по принципу "одна тварь - один разум". А если таких тварей несколько? А если тысячи? А если все население какой-нибудь захудалой планеты типа Земля? Ах, не может быть население целой планеты носителем одной единицы разума. Но кто сказал про одну единицу? Подобных единиц может быть тысяча. Или несколько тысяч. Или две штуки. Упор делается не на количество единиц разума, но на количество тварей, входящих в одну единицу.
  - Слушайте, мальчики, - как-то не по-уставному сказала капитан Лиска, - Нам здесь долго не продержаться. Можно опять-таки грохнуть всю эту пакость протонными пушками, но тогда не останется камня на камне от охраняемого объекта, как бишь ее, от Венеры Мариенбургской. Наша первостатейная задаче, не грохнуть объект, а его охранять. Поэтому переходим к концепции "игрек". Если не охраняется охраняемый объект, то всегда на первом месте концепция "игрек".
  - Так точно, бугор, - отчитался рядовой Перевозов.
  - Четыре минуты продержимся, - не стал спорить рядовой Затуманский.
  Капитан Лиска окинула оценивающим взглядом подотчетный отряд и решила, ребята продержатся.
  Песня по случаю:
  На одном задоре
  Не урыть болото.
  Прекратили споры,
  И давай работать.
  Молоток в ладонях,
  А в зубах зубило.
  Если профилонил,
  Впереди могила.
  Припев:
  Грязь отмывается
  Без зазнайства.
  Продолжение песни:
  Если ручки чистые,
  Значит, ты уродец.
  Кто боится выстрелов,
  Все равно уроют.
  Холодно и мерзостно
  Спать в чужой постели.
  К стене приставил девственницу,
  Черти охренели.
  Припев:
  Грязь перевоспитывается
  Без ехидства.
  Окончание песни:
  По дороге в горы
  Ножки не фурычат.
  Сохраняем скорость,
  Как чего-то личное.
  Если выпил много,
  Значит, скушал мало.
  Ты святыни не трогай,
  А то вырвут моргала.
  Припев:
  Грязь никому не нужна,
  Но ее до хрена.
  - Короче, - сказала капитан Лиска, - Последний приказ. Четыре минуты прикрываете портал, затем за протонные пушки.
  
  И ЛАДНО
  - Уважаемая товарищ Вредная, - VOVKA Бетонщиков попробовал выглядеть вроде доброго дедушки, - Лучшие умы во всех параллельных вселенных работают над вашей проблемой. Только не подумайте, что отсутствие бойца Муркотенка есть то же самое, что дезертирство бойца Муркотенка. Никуда не дезертировал боец Муркотенок, он так же работает над вашей проблемой.
  - Угу, - вылезла из-под куста Зая Вредная, - Мне ли не знать любимого моего Муркотенка? Он такой труженик, он такой лапочка, без него откинет ласты вселенная. Даю глаз на вырывание, что сегодня, сейчас спасает вселенную от неминуемой гибели боец Муркотенок.
  - Ну, зачем так жестоко? - опешила Венера Мариенбургская, - Зачем сразу глаз?
  Товарищи Бетонщиковы выбрались на лиловую тропинку, стряхнули с одежды (легкая туника) иголки да ветки. Тишина, умиротворенность, ни одной посторонней души. Лейтенант Зая пропала хрен его знает к какой матери. Самое время расслабиться и успокоиться. Хорошие девочки и хорошие мальчики обязаны выражаться литературным языком в таких потрясающих условиях, как вышеописанные условия на лиловой планете Дуриа.
  Ваша неправда, не получается никак успокоиться. Планета ухоженная, планета достойная, лиловых энергоносителей целый вагон и маленькая тележка. Если планета Дуриа отбирает негативную энергию при определенных обстоятельствах, то она же возвращает негативную энергию во время процесса, диаметрально противоположного отбору. А если чуть-чуть изменить процесс? А если сделать его не совсем зеркальным отражением энергетических манипуляций планеты Дуриа?
  - Я не хочу быть обузой для Муркотенка, - честно призналась Зая Вредная, - Я хочу приносить помощь.
  И что вы прикажите делать в таком случае политическим шишкам, типа семьи Бетонщиковых? Все хотят приносить помощь. Никому не хочется быть обузой. Розовые цветочки и мотылечки очень хорошо, даже здорово, но через неделю от них тошнит, через две недели колбасит, через три недели тянет повеситься.
  - Мы не открещиваемся от вашей проблемы, - не очень уверенно запнулась Венера Мариенбургская.
  - Точнее, - поправил VOVKA Бетонщиков, - Наши ученые специалисты поставили на положительное решение. Возврат и отдача энергетических оболочек на лиловой планете Дуриа очень важный момент для вселенной. И не только для нашей четырехмерной вселенной, но для множества параллельных вселенных, входящих в пятимерный континуум.
  - Это правда, - не стала спорить Венера Мариенбургская, - Если удастся наладить энергетический конвейер на планете Дуриа, то удастся спасти не только лучшие умы нашей вселенной, пораженные старческим маразмом или какой еще духовной болезнью. Духовное совершенствование и очищение любого ума станет реальностью.
  - Согласен, - проявил неумеренный энтузиазм VOVKA Бетонщиков, - Недоразвитые существа, дебилы и дауны получат квалифицированную помощь на планете Дуриа, то есть расстанутся со своим дебилизмом.
  В данном месте поморщилась Венера Мариенбургская:
  - Я бы не стала заглядывать так далеко. Еще неизвестно, как отнесется местное население к энергетической дебилизации своей необычной планеты.
  Крякнул от досады VOVKA Бетонщиков:
  - С местным населением ведутся переговоры.
  Дальше профессиональный диалог прожженных политиков:
  - И насколько успешные переговоры?
  - Докладываю, дядя Муркотенок сумел во время последней операции спасти одного представителя флоры и фауны, или точнее, одну представительницу.
  - Узнаю дядю, в его духе, всех спасать ценой собственной шкуры.
  - Согласись, дорогая, дядя Муркотенок поступил политически грамотно. Местные товарищи оценили его добровольный поступок, связанный, между прочим, с затратой энергии. Не могу утверждать, что товарищ представительница выжила. Впрочем, сие не в моей компетенции. Но товарищи аборигены проявили добрую волю и участвуют в нашем эксперименте.
  - Так-так, чего бы им не участвовать?
  Скептическая мордочка Венеры Мариенбургской изобразила скептическую улыбку. Не хотелось, но все-таки придется наградить бойца Муркотенка от имени координаторского сообщества. "Тупой кот", или как там еще называют пресловутого дядю, проявил редкостный талант дипломатии. На аборигенов планеты Дуриа не следует особо надеяться в дальнейшей работе. Но их невмешательство или положительное отношение к эксперименту уже плюс. Ей богу, стоит наградить бойца Муркотенка.
  - Быстрый результат у нас не получится, - прервал размышления Венеры Мариенбургской VOVKA Бетонщиков.
  - Я готова подождать, - вместо товарища Мариенбургская ответила товарищ Вредная, - Главное, чтобы результат получился.
  И тут замерцал портал. Свободный чистильщик Лиска вывалилась буквально под ноги философствующей компании.
  
  ПОРА
  Десять миллисекунд ушло на осознание собственной личности. Как-то не очень выглядела свободный чистильщик Лиска в полупрозрачной тунике и без оружия. Это же форменный разврат, мелькнула первая мысль. Не разврат, а дурдом, первую мысль подхватила вторая. Следующие мысли приняли правильную направленность.
  Вот что такое настоящий профессионал. На третьей мысли капитан Лиска вернулась к работе. Хватит рассматривать свое тельце сквозь прорези туники. Перед нами всего лишь физиологическая субстанция, над которой то ли поглумились, то ли прикололись. Ах, никогда себя в роли фотомодели не ощущала товарищ Лиска. Не ощущала, значит не надо. У фотомодели своя работа, у чистильщика своя работа.
  - Разрешите доложить, - наметанный глаз чистильщика на одиннадцатой миллисекунде вычленил нанимателя Венеру Мариенбургскую среди прочих товарищей, - Обстановка вышла из-под контроля. В ближайшие три с половиной минуты мы обязаны покинуть земной сектор.
  Отдадим должное Венере Мариенбургской. Опытный политик и интриган не пустилась в пространные разговоры с товарищем чистильщиком. Профессиональная этика, черт подери. Только вопросы по существу, и никакой отсебятины:
  - Что будет с порталом? Какова вероятность оставить его открытым?
  И ответы по существу. Опять же профессионал свободный чистильщик Лиска:
  - Придется закрыть.
  Так, все ясно Венере Мариенбургской. Тридцать секунд на эвакуацию. Есть еще три минуты, чтобы уладить дела на лиловой планете Дуриа:
  - Что с другими порталами?
  Отвечает VOVKA Бетонщиков:
  - Из известных порталов работает только портал на планете Надежды. Где у нас большие проблемы.
  Надо соображать быстро, даже не соизволила нахмуриться Венера Мариенбургская:
  - Какова вероятность добраться до новых порталов?
  Опять отвечает VOVKA Бетонщиков:
  - Вероятность высокая, но потребуется время.
  Не так плохо, подумала Венера Мариенбургская, просчитывая очередные ходы в своем гениальном мозгу и одновременно убавляя отведенные ей секунды:
  - Есть выходы в другие вселенные?
  - По крайней мере, два выхода есть.
  - Какова вероятность пройти из другой вселенной в нашу вселенную обычным путем, минуя планету Дуриа?
  - Как минимум пятьдесят процентов.
  - Значительный риск.
  - Но он того стоит.
  Перекинулись взглядами товарищи Бетонщиковы. Венера Мариенбургская сглотнула сухой комок в горле. Варвар VOVKA слегка наклонил голову. Кажется, все. Никаких указаний, ни слез, ни горячих объятий. Повернулась Венера Мариенбургская спиной к товарищу VOVKA. Будто к пустому месту, будто здесь нет никого, то есть никакого товарища VOVKA:
  - Уходим.
  Это были прощальные слова выдающегося политика Мариенбургской на лиловой планете Дуриа. Может, оно и правильно, что так прощаются выдающиеся политики нашей и параллельных вселенной. Ничего личного, никаких намеков на тихое семейное счастье, никакого семейного счастья, только работа.
  Сглотнула сухой комок в горле капитан Лиска. Она бы так не смогла. Или смогла? Нет, более правильный ответ отрицательный. Повернуться спиной и уйти от любимого человека непросто. Вероятность пятьдесят процентов на следующую встречу не самая обнадеживающая вероятность. Господи, это скорее не вероятность, но шаг в никуда. При определенном раскладе любимый человек может вернуться из ниоткуда. Но какие железные нервы надо иметь, чтобы дождаться, пока он вернется при той же самой вероятности никогда не вернуться?
  - Мы не очень опаздываем, капитан? - спросила Венера Мариенбургская.
  И в голосе ее проскользнули едва заметные слезы.
  
  ПРОСТО НАЖИМАЙ НА КУРОК
  Рядовой Перевозов истратил большую часть боезапаса на мерзкую липкую гадость, прущую тысячами на временные позиции чистильщиков. Рядовой Затуманский стрелял куда экономнее. Но товарищи рядовые явно погорячились со сроками. Если учитывать, что активность противника увеличилась почти на порядок, то четыре минуты весьма нереальный срок. Продержаться бы пару минут, а там полная попа.
  - Может использовать двигатели? - предложил рядовой Перевозов.
  - Очень рискованно, - откликнулся рядовой Затуманский, - Одно неловкое движение, и нарушим портал. Тогда командиру точно не выбраться.
  - Не нарушим, - с несколько меньшей уверенностью попробовал спорить рядовой Перевозов, - На тренировках я прожигал двигателями пятно три на три метра. Высокая точность.
  - Тогда чего спрашиваешь? - рядовой Затуманский завалил плазменной струей около десятка омерзительных тварей.
  Дурацкий план, твою мать. Ничего не получится, подумал рядовой Затуманский. Но продержаться необходимо до выхода товарища капитана и товарища нанимателя. Минуту десять секунд мы уже продержались. Осталось всего две минуты и пятьдесят секунд. Ой, простите, уже сорок девять секунд. Затем приказ аннулируется. Затем протонные пушки и полный кердык всей этой сволочи. Но сначала следует продержаться те самые две минуты и сорок девять секунд. Ой, простите, уже сорок восемь секунд. Или позор на всю жизнь, сорванные нашивки, прощай Братство чистильщиков.
  - Прикрой спину, - сказал рядовой Перевозов.
  Следующие четыре секунды рядовому Затуманскому было не до подсчетов. Чтобы прикрыть спину товарища, рядовой Затуманский оголил контролируемый сектор. Следовательно, скользкие твари усилили напор на оголенном пространстве. Спасибо рядовому Перевозову, хороший профессионал, из четырех секунд уложился в три с половиной секунды. Так что скользкие твари не докатились каких-нибудь сорок семь сантиметров до оголенных тылов рядового Затуманского.
  - Я внутри, - последовала передача от рядового Перевозова.
  В то же мгновение рядовой Затуманский пустил плазму веером, накрывая за раз более сотни гаденьких тварей. Что, не ожидали такой прыти, дорогие мои? Очень зря вы не ожидали. В нашем мире бойцы не сдаются под превосходящим навалом противника. Особенно, если бойцы из свободных чистильщиков. Может какое-нибудь мясо, воспитанное в Координаторском центре, может оно сдается. Но не сдаются бойцы никогда. И капитана своего в беде не бросают. Приказал капитан продержаться четыре минуты, будут четыре минуты. Кровь из носу, будут они. За четыре минуты и одну секунду не ручается рядовой Затуманский, но за четыре минуты точно ручается. И поцелуйте меня... в плазму.
  Не всегда снаряды
  Находятся под рукой.
  Многого не надо,
  Прицелился и стой.
  Каждый выстрел меткий
  Унесет врага.
  Что припухли, детки?
  Так давно пора.
  Смерть совсем не злая
  На прицельный взгляд.
  Что еще сказать вам?
  Отправляйтесь в ад.
  Если не изменяет память рядовому Затуманскому, еще шесть секунд, и запустятся двигатели.
  
  Я ИДУ
  Зая Вредная, бывший командир повстанцев и первый номинальный президент города Зеленая Ветка, вышла из ступора. Время принимать решение. Жесткое и, возможно, последнее решение в своей жизни. Но принимать быстро. Шансов на базар не осталось.
  Очень хорошая девушка Венера Мариенбургская, очень заботится о несчастных изгоях планеты Земля. Даже мужа своего не пожалела и не забрала с собой в дорогую нашу вселенную.
  Очень приличный молодой человек VOVKA Бетонщиков. Вот так буднично, без патетики и тупых воплей отказался от целой вселенной ради дурацкой планеты Дуриа.
  Ах, дело совсем не в планете Дуриа. Здесь замешана честь. Не эвакуировать с планеты Дуриа тех самых несчастных изгоев, среди которых волей судьбы оказалась сама Зая Вредная.
  А ведь это любовь. Сразу почувствовала товарищ Зая страстную всепоглощающую любовь между товарищами Бетонщиковыми. Никаких сомнений, переживает за товарища VOVKA Венера Мариенбургская. Очень переживает, черт подери. Но вселенная превыше всего. Готова отказаться от любимого мужа Венера Мариенбургская, лишь бы не пострадала вселенная.
  Опять же VOVKA Бетонщиков. Что для него трое уродов, по непонятной причине застрявших на лиловой планете Дуриа. Всего лишь семья товарища дяди, то есть бойца Муркотенка. Неужели так трудно потупить глазки, и отослать далеко-далеко пресловутого дядю? Даже оправдываться не придется.
  Мол, дорогой боец Муркотенок, твоя семья находится в добром здравии, только временно мы утратили связь. Портал на планете Земля по независящим от нас обстоятельствам пришлось разнести к чертовой матери. Но ты не расстраивайся, товарищ боец, порталов хватает в нашей вселенной. Лет через сто или двести мы обнаружим какой-нибудь действующий портал, и семья воссоединится под звуки музыки.
  Едва не рассмеялась Зая Вредная. На щеках заблестели странные пятна. Можно добавить, пятна похожие на следы вредности. Слинял с раздачи боец Муркотенок. Отказался от чистой и светлой любви, и слинял. Ах, прости, дорогая моя Заинька, вселенная не может ждать. И вообще, столько странных событий навалилось в последний момент, что следует в них разобраться.
  Не в событиях, но в себе следует разобраться бойцу Муркотенку. Вывернуть собственные внутренности наружу, и разобраться. Любовь не настолько дикая, что от не бежит боец Муркотенок. Просто любовь, просто красивая картинка из прошлого. В том прошлом молодая деревяшка со смешным именем Зая просто любила молодого координатора со смешным именем Муркотенок. Любила и не забыла, черт подери. Но почему-то любил и забыл боец Муркотенок.
  Почему он любил и забыл? Неужели так трудно вернуться в прошлое? Неужели страшит прошлое? А настоящая жизнь никого не страшит. Враг по курсу, открыли огонь, торжествует вселенная. Неужели не пересилить себя бойцу Муркотенку?
  Тяжело вздохнула товарищ Зая. Ты должна попытаться. Ты сильная деревяшка. Предыдущая смерть утроила твои силы. Ты не боишься смерти, потому что умирать не больно. Это жить больно. Смерть не ставит проблемы, но уничтожает проблемы. Только проблемная жизнь. Иногда куда проще взорвать ядерную бомбу, чем произнести единственное слово. То самое слово, которое есть признание твоей силы, но почему-то считается признанием слабости.
  Очень сильный боец Муркотенок. Но в этом его слабость. Не научился бороться с собственной силой товарищ боец. Кто он по сути такой? Всего лишь один из признанных мордобоев вселенной. Враг приближается, огонь на поражение, вселенная как всегда торжествует.
  А наплевать. То есть вообще наплевать на вселенную. Кто сказал, что отсутствие товарища Вредная уравновешивает нашу вселенную, а присутствие наоборот? Никто не сказал. Досужий вымысел ура-патриотов и прочих придурков. Отсутствие или присутствие товарища Вредная ничто для вселенной.
  Ты уверена в этом, девочка? Очень важный вопрос. Ради странной любви, которая и была то два раза, весьма опрометчиво ставить под удар бесконечное множество звезд и галактик. Лиловая планета Дуриа по сути выход для всех. Через считанные секунды закроется портал на планету Земля и оборвется связь между лиловой планетой Дуриа и вселенной бойца Муркотенка.
  Никто не знает, восстановится ли в дальнейшем оборванная связь. Может через десять дней восстановится. А может через пару веков. А может пройдут тысячелетия на лиловой планете Дуриа и во вселенной бойца Муркотенка. Что значат тысячелетия для энергоемкой планеты? Что значат они для вселенной? Сомнительный миг и не больше того. Что значат они для тебя, девочка?
  Смерть, боль, небытие, расщепление на атомы. Все это досужая брехня кумушек на коммунальной кухне. Однажды умерла Зая Вредная, не дождавшись бойца Муркотенка. Второго такого раза не будет. Неужели не ясно, насколько подлая жизнь без бойца Муркотенка? Насколько она бесполезная даже на самой прекрасной планете, похожей на мифологический рай. Ты нужен мне, Муркотенок! Я не могу без тебя Муркотенок! Смерть всего лишь цена за надежду на счастье. Если погибнет надежда, тогда не нужна жизнь, но нужна смерть. И так мало осталось времени до того момента, когда погибнет надежда.
  - Я с вами, - сказала Зая Вредная.
  И шагнула в портал следом за исчезающими фигурами Венеры Мариенбургской-Бетонщиковой и свободного чистильщика Лиска.
  
  ОТ АВТОРА
  Сквер на улице Ленина. Нет, не тот сквер, где сегодня находится шарик вместо памятника Ильичу. Другой сквер. Немного наискосок в сторону Левашовского проспекта, и обязательно перейти дорогу.
  Я даже соглашаюсь, что это не совсем сквер, но немного травы и деревьев, плюс гнилая скамеечка с вечными алкашами бомжовской наружности. Не знаю, насколько вечные алкаши бомжовской наружности олицетворяют наш город, но памятник Ильичу они пережили. Даст бог, переживут всех современных правителей с их наворованными миллиардами.
  Слово Татьяне Анатольевне Мартовской:
  - Русскому человеку не нужны миллиарды. Ни рублей, ни позорных баксиков. Русский человек приложился к стакану водки. Отсюда ширь его русской души и жажда свободы.
  Вы только не подумайте, что поощряет Татьяна Анатольевна бомжовские морды. Или Александр Юрьевич встречается с Татьяной Анатольевной в сквере на улице Ленина, чтобы надуховиться за счет позорных бомжей. Ничего подобного.
  Обед. Татьяна Анатольевна набрала жрачки на Петроградской стороне. Александр Юрьевич передаточное звено, которому Татьяна Анатольевна передает жрачку. Жрать запрещается, отнести домой можно. Татьяна Анатольевна всего лишь слабая женщина, хотя выдающийся ум эпохи. Она не носит домой жрачку. Ибо жрачку домой носит Александр Юрьевич. Плюс за ударный труд по ношению жрачки свои бонусы. Татьяна Анатольевна делится умными мыслями с раздолбаем Мартовским:
  - Город Санкт-Петербург никакой ни культурный город. Это столица хачей и бомжей. Можно добавить, мировая столица. Хачи со всего мира сбегаются в Санкт-Петербург, где им созданы просто уникальные условия. А бомжи свои собственные.
  Раздолбай Мартовский очень ценит умные мысли Татьяны Анатольевны. Как вы уже догадались, в наше непутевое время большой дефицит умных мыслей. В основном мысли уродливые или глупые. В основном мысли отличаются от реальной действительности. Тебе втюхивают про патриотизм, любовь к человечеству, толерантность. И кто втюхивает? Всякие продажные шкуры, жлобы и уроды, готовые за копейку отправить к чертям человечество.
  Татьяна Анатольевна не втюхивает ничего. Пришла на место встречи, передала жрачку, прощальный привет в виде очередной порции мыслей:
  - Может так правильно. Русская нация выродилась, русская нация не способна к развитию. Ее будущее в виде бомжей пересекается с будущими хозяевами русской земли в виде нерусских товарищей. Мы сначала подозревали, что русскую нацию сменят обычные маромойские морды. Но дело оказалось куда прозаичнее. Чурбанизация всей страны перекрыла кислород маромоям. Теперь понятно, кто в скором будущем станет править Россией.
  Побежала девка в церковь,
  Понесла туда монетку.
  Мол, душа такая ветхая,
  Ей бы надо посоветоваться.
  Церковь ту монетку взяла
  Без любви и без печали.
  Мол, приносит девка мало,
  Бога это обижает.
  А обидевшийся боже
  В праве покарать Россию.
  Или настучать по роже
  Несунам таким паршивым.
  Можно до гола раздеться,
  Только церковь погоду не делает.
  Не самое благородное занятие заглядывать из настоящего в будущее. В том самом будущем все мы откинем копыта: и бомжи, и хачи, и буржуи, и Александр Мартовский. А сегодня надо хватать мешок с жрачкой.
  
  НАЧАЛО
  Боль, мощь, невиданная сила Земли. Двигатели боевого звездолета глушат волны взбесившихся тварей. Плазма бьет через край, расчищая путь смешным человеческим фигуркам к месту посадки.
  - А ты боялась.
  Зая Вредная наполнила настоящим (не лиловым) воздухом грудь и послала воздушный поцелуй настоящим звездам и Солнцу.
  
  
  КНИГА ТРЕТЬЯ. МУТНАЯ ИСТОРИЯ
  
  
  ОТ АВТОРА
  Человек создал бога по образу и подобию своему. Набежали тучи, бушевала гроза, старый волчара завывал чуть ли не у самого входа в пещеру и страшно клацал зубами. Одиночество, щемящая тоска, присутствие самой смерти, опять-таки страх. Человек едва осознал себя человеком, то есть мыслящим существом, и очень боялся. Ничего лучшего не пришло в его тупую обезьянью голову, как взять и создать бога.
  Неужели не ясно, что бог это только результат создания? В случае с обезьяноподобным человечеством сгодится любой результат, лишь бы от него в большей степени попахивало человечиной и в меньшей степени обезьяной. Что есть обезьяна? Гаденькое, подленькое, трусливое существо. Сплошной позор, затошниловка, мерзость. Не то чтобы руками потрогать, но и подумать противно какой у тебя предок.
  Так и сказал Владимир Александрович Мартовский:
  - Человечки стесняются своего обезьяньего предка.
  Мне понравилась мысль, захотелось развить тему:
  - Предков не выбирают, стесняться их подло и глупо.
  Тема получилась не очень. Поморщился Владимир Александрович. Он, кажется, пожалел, что вступил в диалог с собственным не совсем адекватным родителем:
  - Кому угодно можно придумать замену. Например, даже человекоподобный божок выглядит куда заманчивее человекоподобной обезьяны.
  Здесь мы расстались на неопределенное время, потому что появилась Татьяна Анатольевна Мартовская с кучей собственных проблем, и все проблемы не абы какая фигня, но исключительно по работе:
  - Вот что мне делать, если резистор обозначили слева и снизу, а должны обозначить справа и сверху?
  - А что мне делать, если один придурок, ну ты его знаешь, забывает ставить точки на схеме?
  - И вообще, почему это возле разъема написано "01А", когда должно быть написано "А01"?
  - Нет, убери свою гаденькую улыбочку, меня за ошибки посадят, а ты издеваешься...
  Никаких претензий к Владимиру Александровичу, потому что быстренько слинял Владимир Александрович. Не его дело заниматься проблемами заработавшейся мамочки. А чье дело? Да черт знает чье. Точно знаю, это и не мое дело. Слишком много за последнее время накопилось вопросов более вселенского уровня, чем какие-то дурацкие вопросы по работе.
  Не только Татьяна Анатольевна, но и Александр Мартовский все еще работает на благо дорогого порушенного отечества. Русская земля всегда славилась мощью и силой, то есть могла за одну разбитую морду разбить две или три морды. До той поры, пока не подкрались господа нерусские и не устроили эдакий маленький гадюшник из русской земли, закончившийся порухой отечества. Опять же не все успели порушить господа нерусские на русской земле, кое-чего осталось. Например, Татьяна Анатольевна и Александр Мартовский, военно-промышленный комплекс, флот, корабли и подводные лодки.
  Однако на фоне вселенских вопросов о работе говорить не солидно и снова немножечко глупо. Так о чем будем мы говорить? Все о том самом, о чем говорили чуть раньше.
  Никакого боженьки
  Не было на свете.
  А вот кушать хочется,
  Ничего не делая.
  Ну и капля выпивки
  Никак не помешает.
  И немного выпендриться,
  Страна у нас большая.
  Туповатой накипи
  Боженька понравится.
  Пускай они расплатятся
  За вино и пряники.
  Создаем легенду,
  И живем безбедно.
  Теперь вы меня правильно поняли, человек создал бога не абы как, а чтобы долго и плодотворно складывать в карман денежки.
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  Машина Че Бэ Ивановича. Самый обыкновенный вездеход, устарелого класса. Управляться с подобной машиной не очень трудно, если ты прошел медицинскую комиссию на профпригодность и не страдаешь падучей болезнью. Но ощущение такое, что страдает падучей болезнью Че Бэ Иванович. Все-таки годы берут свое, а старички чем-нибудь да страдают. Даже из бывших бойцов, даже из координаторов и очень большого начальства.
  Здесь не их вина, тем более никаких претензий к судьбе с ее дурацкими шутками. Пришел возраст, навалились болезни. У кого-то запор, у тебя геморрой, у всех прочих падучая. Раз упал, два отрубился. Два упал, три в эйфории. Три упал, на четыре терпение лопнуло, но исправить уже ничего не возможно. Никого не интересуют, что на сцене большие и старые звезды. Накомандовался, науправлялся, дров наломал и нагадил звездный товарищ, время пришло. И как еще оттянуть беспощадное время?
  Ладно, не в лучшей форме Че Бэ Иванович. Пять минут его тошнило и вытошнило, шесть секунд тупо смотрел на блевотину. Мозговые клетки как бы прониклись блевотиной. На мясо и капельку кваса еще похожа подобная гадость. На вещество, питающее мозг, ни малейшего намека.
  Плохо входят в режим, медленно восстанавливаются мозговые клетки. Все как бы с ленцой, все как бы нехотя и дьявольски скверно. Я не говорю, что за каждой из мозговых атак скрывается дьявол. Нет, не какой-нибудь лубочный чертик с рогами, но потрясающая бесформенная стихия с неудержимой энергетической мощью самого высокого порядка. Вот такой дьявол там и скрывается. Пора оплачивать счет. А тебе при всей твоей немощи еще предстоит кое-какая работа.
  - Ну, почему я? - скрючился старенький Че в стареньком кресле.
  Работа по-прежнему связана с информацией. Информация по-прежнему не из самых приятных. Взглянул на экран Че Бэ Иванович, вроде нормальный экран, вроде нет. Вроде место знакомое, вроде оно не совсем цветок в твоей памяти. Координатор не мелкий позорник и не ребенок после стольких лет на службе. Он не имеет права подобным макаром работать. В голове пустота, в голове темнота, в голове путаница и забегаловка за тринадцать копеек. Но координатор сродни вспышкам молнии. Товарищу показали картинку, это твоя работа, это твое чутье. Сквозь пустоту пробивается чутье, сквозь темноту пролезает чутье, сквозь все прочее молния.
  - Ну почему такое знакомое место? - чуть смелее Че Бэ Иванович.
  Клетки регенерируют даже в стариковском мозгу, клетки врубаются в саму суть проблемы. Ты просто обязан прочувствовать ту самую суть и перестать колебаться. В голове жалкая каша, под головой такая же каша, но это сегодня не имеет значения. Есть проблема для слабонервных и очень нервных товарищей, есть другие проблемы. Главное, взгляд на экран. Главное, мысль на приборы. Пускай контрольная мысль суть анализатор пронизывающего взгляда, а взгляд ни при каких обстоятельствах не разбежался от мысли.
  - Не понимаю, - все тот же товарищ, - Точно я здесь побывал. Может в прошлом из перевоплощений, может в следующую эпоху, лет через триста и больше.
  Опять от ворот поворот. Что за антинаучная перефразировка простого вопроса? Будущая эпоха, прошлая жизнь. Будущее воплощение, прошлое перевоплощение. Прочитал четыре романа Че Бэ Иванович, и что? Или двадцать четыре романа? Или две тысячи двести больших книг и столько же маленьких? А все романы фантастика.
  Отсюда следовало начинать. Говорил сколько раз, не читают романы координаторы. Тогда научная перефразировка вопроса, тогда нормальная жизнь, тогда экран всего лишь экран, а голова только вместилище информации твоего чертовски скоординированного разума.
  Хорошо смотрится, но не помогает.
  - Все знаю, все чувствую, все понимаю, - зануда Иванович, - Я здесь желанный товарищ. Пройду по каждому коридору, залезу в каждый отдел, для меня как открытая книга любая здешняя тайна.
  Дальше из истории сомнамбулизма. Самомнение старшего координатора выше, чем интеллект, и никакого научного мнения. Ты сомнамбула, я сомнамбула, он сомнамбула. Все мы одной кашей мазались. Если не остановить прогрессирующий поток помазанных кашей сомнамбул, черт его знает, куда завернет человечество. Хотя потерпите, родные мои. Вот мозговая атака прошла, и наша глупость распалась. Силы оставили старшего из координаторов. Плоть его сократилось до смехотворных размеров, затем вспучилось чуть ли не на всю кабину и сократилось до смехотворных размеров опять. То есть стало непроизвольно пульсировать тельце.
  Новая задача. То сомнамбула, то шизоид, то неправильной амплитуды пульсар. Пульсирует в своем кресле и коллапсирует старший координатор. Ему бы не на такую фигню израсходовать государственные деньги и время. Амплитуда пульсаций должна быть научной, тем более предсказуемой. Устав координаторского сообщества не запрещает пульсации. Но если при этом вездеход задрожал и затрясся, если железка твоя повторяет пульсации...
  Ах, не надо кричать! У координатора с многовековым стажем всегда такой вездеход. Дрожит, кобелится, резвится. Его программа базируется на фактах реальной действительности. Ты постучал кулаком, а он колесом. Ты повертел глазом, а он ватерсинусом. Ты на зубах устроил какие-то пляски, а он себе жмет на гашетку.
  
  НЕМНОГО ПОЭЗИИ
  Ну, успокоились и поехали. Вездеход соскочил со скалы. Медленно, трудно и неуверенно. Однако он соскочил со скалы. Пора оставить в покое никому не нужного заледенелого монстра. И пульсар уже не пульсирует внутри механизмов, и коллапсар затихает по определению. Очередной толчок едва не уронил кресло Че Бэ Ивановича. По причине, указанной выше, товарищ Че не сумел выскочить из кресла и едва не уронился вместе с ним. Он бы и уронился, черт подери, вместе с креслом, но толчок номер два вернул кресло и его содержимое в исходную точку.
  Холодный пот на щеках, нецензурная брань и другие бонусы. Вездеход очень медленно, вроде с опаской миновал расселину шириной двадцать три сантиметра. Затем пробуксовал на полоске льда шириной одиннадцать сантиметров. Дальше свобода, ветер и скорость.
  - Мать твою, - закончил ругаться Че Бэ Иванович, - Никогда, ни в одной из случившихся жизней, ни в одном из создавшихся поворотов вселенной не было большего идиотизма. Вспоминаю и забываю мелкие фрагменты великой истории человечества, забываю в который раз. Но чего не было, того не было.
  И какого черта так парится старенький координатор, пуская на пульт управления стариковские слюни и сопли?
  - Что-то вроде конца, - Че Бэ Иванович поглядел на свои полинялые пальцы.
  Вроде свои, вроде не свои пальцы. За последние две недели товарищ Че превратился в левшу: правый глаз повело влево, левый глаз остался на месте. А насчет полинялых пальцев никаких ограничений. Кожа трескается, висит клочьям, жилки повылазили наружу, и крем для загара на сто семнадцатом месте. В нем (то есть в дурацком креме) нет никакой необходимости. Кажется, больше не будет, черт подери, никогда не будет загорать этот парень.
  - Презираю конец, - так по координаторски решил толстомясый Иванович, - Так надо.
  Полинялая рука лежит на своем месте, то есть на пульте. Пускай полежит хоть немного еще, пускай ее жизнь или смерть начнется отсюда.
  Жизнь проходит по кругу
  Через разные разности.
  Через сотни недугов
  От непрухи и праздности.
  Через сотни болезней
  От работы непрошенной
  И тоски бесполезной
  По ушедшему прошлому.
  Жизнь шагами типичными
  Совершает движение,
  Не взирая на личные
  Пожелания гения.
  Не взирая на выкрики
  Недобитой компании,
  Самочинные выверты
  Заменяет на манию.
  И венчает здоровые
  Чувства с чувствами гиблыми
  Колунами пудовыми,
  Стопудовыми глыбами.
  А если честно, поэзия твоя никому не нужна. Она сплошное придурство, она извращенный идиотизм, она спасательный круг от реального и настоящего прошлого. Но круг не спасает сегодня, сейчас. Он лопнул, он сам утонул. И засунь себе в жопу поэзию.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Что представляет собой густонаселенная планета в период наивысшего развития? По большому счету большой человеческий гадюшник. Множественность отходов производства и перепроизводства плюс сами мелкие гадики (ой, простите), само человечество. Что представляет собой та же планета в период наинизшего упадка? С гадюшником, кажется, мы разобрались. В период наинизшего упадка само человечество сокращается с катастрофической быстротой и вымирает. Вот отходы производства и перепроизводства некуда девать, они остаются.
  - Чертова хрень, - опять заругался Че Бэ Иванович, - Кто мог подумать, что человеческая цивилизация вымрет по собственной инициативе, без подсказки из космоса?
  В обычных условиях товарищи координаторы подталкивают неустойчивую планету к устойчивому состоянию, например, к смерти. Но человеческая цивилизация вымерла по собственной инициативе. Не долго сопротивлялась, и вымерла. Несколько глобальных конфликтов между отдельными человеческими формациями (людьми и мутантами), плюс ядерная зима - и где теперь человечество? Рыхлый снег, скользкий лед, сплошная каша из заразы и мути.
  Нет, вы не думайте, что на человечество заругался Че Бэ Иванович. Он заругался на вездеход, на эту чертову хрень из далекого человеческого прошлого. Несколько веков неторопливо, с неким смыслом переваливался вездеход по планете Земля, заметьте, по цветущей планете. Несколько веков еще будет переваливаться проклятая железяка среди отбросов некогда цветущей планеты. У подобной хреновины туча времени, ей спешить некуда.
  Так и сказал Иванович:
  - У тебя еще туча времени, а у меня только крохотная колдобина. У тебя еще масло, а у меня может быть капля солярки. У тебя еще три с половиной свечи, а у меня дерьмовый огарочек. Нет, при пересчете на любые величины, в моих баках ни черта не осталось. В любую минуту, чего там, в любую из предстоящих секунд счетчик времени затормозит свой стремительный бег. Это не твой, это мой счетчик. Я забыл его успокоить в нужный момент, я забыл его оплатить. Теперь поздно. Философия, политология, координаторство, три победы или вообще ни одного поражения не повлияют на мой счетчик.
  Хотя посмотрим иначе, то есть без излишнего драматизма, на проблему товарища Че. Пульт - хорошо. Вялая рука (например, рука левая) - куда лучше. Она, то есть рука, еще держится, она скользнула по пульту на несколько миллиметров назад, затем на микрон и еще пол микрона в левый кармашек (привычка такая) и замерла. Правильные координаторы выбирают правый кармашек, только товарищ Че специализируется на левой (или резервной) части приборов. Интуиция, опыт. Правый кармашек используется чаще, чем левый, следовательно, чаще выходит из строя. Очень и очень нужна бесперебойная часть. А с правой проблемой мы еще разберемся когда-нибудь, может быть в будущем.
  С усмешкой подумал про будущее Че Бэ Иванович. Есть ли это самое будущее, нет ли этого самого будущего, вопрос философский. Зато с настоящим решился вопрос. В левой части пульта находятся удобоваримые кнопки и лампочки, от которых зависит последняя миссия непобедимого мордобоя Че Бэ Ивановича. Вот если там закопаться, кое-чего нажать и отжать в пожарном режиме, то не такой уже невыполнимой окажется миссия, то принесет свой последний долг в копилку вселенной неустрашимый боец Иванович.
  Ну, и что у нас получается? Лампочки мигают, пульт подвывает, а мощности не хватает для выполнения миссии. Нужно еще немного энергии, чтобы повысить мощность. Совсем немного энергии, чуть меньше, чем на стакан чая и бутерброд с колбасой. Как бы сказать, очень ничтожная доза энергии. Мышка чихнула, вот сколько нужно энергии. Господи, да где же достать эту мышку, которая производит энергию. Нет никакой мышки, вообще ничего нет, сама природа усмирила товарища Че, грозу бандюганов и гадиков. Очень вялый, безжизненный по большому счету товарищ. Правая рука еще хуже, чем левая. И все-таки в ней достаточно энергии, чтобы подняться, чтобы переползти через кнопки и лампочки на помощь более сильной руке, которая левая.
  И что опять получается? Вся энергия в одном флаконе. То есть левая рука попала на нужный объект, а правая покрыла ее. В параноидальном бессилии напрягся Че Бэ Иванович. Пульт еще слабый, еще бесполезный, однако вдвое мощнее, чем прежде. Лампочки не мигают на пульте, они засверкали почти на пределе доступном человеческому глазу. Плюс урчание почти на пределе доступном человеческому уху. Так бежит ток, подумал Че Бэ Иванович. Только не шибко бежит ток, все равно, что ток не бежит, но прячется. Мне нужен ток, появилась очередная мысль в стиле Че Бэ Ивановича. Только ток все равно не бежит, он спрятался.
  Нет, ребята, мы разберемся все-таки с током. Не самые основные ресурсы задействовал товарищ координатор в суровой войне за вселенную. Еще остался живот. Слишком огромный живот для уменьшившейся почти в полтора раза фигурки товарища. Как ни странно, но рост современного Че Бэ Ивановича метр тридцать семь сантиметров против обыкновенных метр девяносто. Отсутствующие пятьдесят три сантиметра по всей видимости перекочевали в живот. Живот огромный, но именно это нужно товарищу. Навалился всей массой на пульт товарищ координатор.
  Треск, грохот, лопнул живот, и оттуда полезла зеленая гадость.
  
  НЕМНОГО ПРОЗЫ
  Вам не нравится, ну и ладно, если подобное дело не нравится. Нечто встало у горла, нечто застряло в зубах, нечто дошло до разомкнутых губ, а оттуда все той же массой пошло на экран, тем же потом и гноем. Но черт подери, вспыхнул экран, экран заработал.
  - Хрень в тихом омуте, - в третий раз заругался Че Бэ Иванович, - Все-таки есть справедливость.
  Секундный тайм-аут. Не мне вам рассказывать, что справедливость всегда справедливая. Летают ракеты, рвутся снаряды, выполняет свои прямые обязанности устаревшая, но готовая к эксплуатации техника. Все равно справедливая справедливость. Если бы не летали ракеты, не рвались снаряды или ржавела та самая техника, то в концептуальном пространстве нашей вселенной произошел раскол. Вот-вот, тот самый раскол, после которого обязательно погибнет вселенная.
  Или снова не так? Не может погибнуть вселенная. Некоторые товарищи скинули со счетов мордобоя Ивановича. Даже записали действующего координатора в бывшие координаторы. Рост метр тридцать семь сантиметров и объем талии метр тридцать семь сантиметров автоматически исключают Ивановича из координаторского движения. Устав, твою мать! Но с другой стороны, автоматическое исключение из команды координаторов не отменяет задачу, которую на данный момент не выполнил до конца товарищ Иванович.
  Отсюда ругань. Без комментариев. Что значит дать комментарии, когда на наших глазах совершился подвиг во имя вечной и бесконечной вселенной? Датчики зафиксировали подвиг. Координатор Иванович при наличии жизненной силы меньше одного процента подключился к энергоресурсам очень капризной машины. Целый взвод здоровенных мужиков не сумел вывести на независимый уровень вышеупомянутую машину. Только ручной режим. Товарищи мужики махали лопатами, били кувалдами, появился некий отморозок с дрелью. Результат отрицательный при уровне почти девятьсот процентов. Вездеход попинали и бросили. Пыль, хлам, многолетняя разрядка в отстойнике. Наконец, появился Иванович.
  - Система работает нормально, - бортовой компьютер выделил первый блок информации.
  Че Бэ Иванович отработал все блокировки и приступил к диалоговому режиму:
  - Мощность на конкретную цепь.
  - Есть на конкретную цепь.
  - Цепь на развитие поиска биологических видов.
  - Есть эти виды.
  На экране лопнуло несколько лампочек. Затем перемешались цвета от ржавой воды до зеленой травки, от инертного армагедона до чернильной кляксы. Затем понеслись по спирали периферические квадраты, усеченные конусы, саблеобразные тетриконы и точки. Опять же точечная флуктуация озадачила Че Бэ Ивановича. Отсутствие точки ничего не доказывает. Может, какое насекомое с бесчестными намерениями потоптало экран. Поэтому лучше ориентироваться на тетриконы и игнорировать точки.
  Дорогие товарищи, хочу вас успокоить определенного рода заявлением. Че Бэ Иванович выпутывался из любых ситуаций за свою непростую карьеру координатора. Только не надо прикидываться, что в двадцать первом веке (по земному календарю) исключили товарища Че из координаторского сообщества. В одном месте исключили, в другом включили. Исключение и последующая работа свободным чистильщиком плодотворно сказались на характере Че Бэ Ивановича. Плюс мечтал вернуться и в какой-то момент вернулся в координаторы товарищ Иванович.
  Как говорится, наша стихия. Величайший координатор всех времен и народов научился обуздывать любую стихию. Не секрет, что он обуздал точки. А заодно запятые, постепенно перерастающие в периферические спирали, квадраты и лотосы. Это чтобы не сразу созрел адаптированный параллакс в белых пятнышках. Сперва так, затем сяк. Сперва картинка, затем цифровой модуль. Вы понимаете, что цифровой модуль? Координаторская техника образца двадцать второго века сплошь состояла из модулей. Вездеход относится почти что наверняка к двадцать второму веку. Можно слить воду и кувыркаться на травке.
  - В секторе воздух-земля видов не существует, - теперь лаконичный ответ после усиленного сканирования экрана. Вы ждали нечто подобное, мы ждали нечто подобное, все этого ждали. Нынче дождались. Цифры слиплись в клубок, пресловутые точки оказались за кадром. Что попало в клубок, то пропало. Что попало в остойную часть, то взорвалось и крякнуло.
  Тихо-тихо прошла лопата
  По откормленной куче добра.
  Только ей не досталось злата,
  Не досталось ей серебра.
  И еще, каковая жалость,
  Хоть по морде лопатой бей,
  Ей вообще ничего не досталось,
  Кроме старых больных червей.
  Теперь, если не очень ослаб, протягивай лапы.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Муркотенок тем временем скромно осваивал трон. В полудреме, в полуэкстазе, в полуожидании богоподобного пиршества. Предложили богоподобное пиршество, и он ожидал, но только на пятьдесят, может на пятьдесят с половиной процентов, что все-таки произойдет пиршество. Это в нем проснулось нечто животное, нечто любящее упиться и обожраться за чужой счет. Координаторское начало в нем не проснулось. Координатор подобные вещи не ожидает вообще никогда. Оружие ожидается. Битва из той же обоймы. Но пиршество - нет. Никаких богоподобных или животных мероприятий не ожидает координатор. Желудок урчит, заткнули его на замок. Кишки хулиганят, их в потолок зафигачили. Если паршивый желудок, если дрянные кишки, сие не повод, что на таком же уровне координатор по имени Муркотенок:
  - Без еды не спеши воевать.
  И для самых маленьких следующий совет:
  - Без калорий война хуже пьянки.
  Впрочем, пятьдесят с половиной процентов иногда достают, тем более искушают даже неискушаемого координатора. Стыдно признаться, но Муркотенок в нирване. Не в боевой готовности, не на передовом рубеже, только в нирване. Он дошел до последней стадии идиотизма, где не получается апеллировать к разуму. Он точно задрипанный захватчик и варвар. Через дрему в его голове, то есть через прекрасные мысли о рыбе, о мясе, о маленьких пирожках, о сметанных холмиках и о молочных протоках, через подобную хрень ничего, ну совсем ничего не проходит.
  Хотя постойте, четыре микросекунды назад не было ничего, теперь кое-что есть. Вы представляете, кое-что просочилось неизвестно откуда, больше того, просочилось с огромным трудом. В результате у нас отнюдь не самые сладкие, самые обжиральные импульсы, и вообще металлический грохот:
  - Ты совсем обалдел?
  И грохочет из достоверных источников:
  - Где сноровка твоя?
  Или опять чего-то не так:
  - Где твой порох и пули?
  Я еще не сказал, просочилась мозговая атака на Муркотенка. Но импульсы атакуют, они страшное средство против рыбы, сметаны и прочего барахла. Они сами сметанное или рыбное вещество, они его плоть или кровь, они трансформация плазмы и протоплазмы, как вы с этим не соглашаетесь, как вы этого не желаете ни при каких обстоятельствах. Но импульсы снова они, то есть та самая электрическая субстанция, от которой нет, и не надеется укрыться за мясом, за молоком, за солеными яйцами великий боец Муркотенок:
  - Спишь старикашка? Зря очень спишь. Поскорее отдрюкай свои осовелые глазки и взгляни на бушующий мир, чтобы вернуться назад в нашу родную вселенную. Сон не вселенная, ты не пророк. Лучше припомни всех тварей земли. Разумных, безвредных, жестоких, дубовых. И разберись, насколько знакомые тебе твари путаются в данный момент под ногами. Жить вместе с ними, а может за них, очень здорово на планете Земля. А еще лучше выполнить долг и остаться в ответе за милую, хотя и чертовски грешную Землю.
  Муркотенок сразу открыл глаза:
  - Глючит?
  Импульсы его не оставили:
  - Не ори, твою мать. Не устраивай сумасшедший гадюшник. Если глупый или доверчивый обалдуй и придурок, пользуйся телепатической связью с более умными и не такими доверчивыми товарищами. Связь в порядке, тебе повезло, значит, пользуемся своим преимуществом. И не делаем умильные мордочки, пока в твоих твердых, совсем закоснелых мозгах не появится дырка. А еще пока не растопятся эти мозги и не вытекут через дырку, чтобы залить близорукие к черту глаза и немного подправить корявое зрение облажавшегося координатора.
  Муркотенок едва не свалился с трона:
  - Какая нелепица.
  Металлической хреньке сие не понравилось:
  - Совсем, дуболом, не нелепица. Мы нередко ругались с тобой и ругались по пустякам. Неужели наши маленькие разногласия были наиважнейшей частью вселенной? Неужели только на ругань стоило концентрировать внимание? Мы считали и то и другое. Чем невзрачнее, чем пустяшнее некий пустяк, тем он большая драгоценность. Процесс, выявляющий драгоценность, важный процесс, и главное, он обходится очень дорого. Это не лечится молодостью. Только смерть, понимаешь, мой ласковый, только она это лечит. А еще, отправляясь на пир, не грех разобраться в повадках хозяев.
  У хорошей подруги бывает еда
  Недостаточно жирной и сладкой.
  Но по сути такая еда - ерунда
  И просчеты в обычном порядке.
  Тут известно, где надо слегка потерпеть
  И слегка отказаться от зелья,
  Чтобы с этаким зельем еще не поспеть
  На подбитое мраком веселье.
  Чтобы с этаким зельем в печенку свою
  Не наделать ошибок с испуга,
  Чтобы праздник затем не закончить в краю,
  Где наестся тобою иная подруга.
  Нет, снова совсем не то, что вы думаете. Даже самого храброго мордобоя, даже координатора, даже младшего из младших товарищей и непогрешимого из непогрешимых бойцов мандраж проберет, если в его башке подобная чехарда - эти импульсы, этот, мать его, металлический грохот.
  
  СПРАВКА
  Господа предшественники оставили массу засекреченных технологий и засекреченной техники.
  К засекреченным технологиям относится Импульсное преобразование.
  К засекреченной технике относится Импульсный преобразователь Муркова.
  Импульсный преобразователь Муркова раньше применялся, но больше не применяется для работы в Неадекватных условиях.
  Неадекватными считаем такие условия, которые не соответствуют Главной инструкции мордобоя и покорителя сопредельных вселенных.
  Главная инструкция суть правила борьбы при Непосредственном контакте с Непосредственной опасностью.
  Непосредственный контакт - это когда какая-либо часть твоего тела соприкасается с какой-либо частью твоего противника.
  Часть твоего тела - преимущественно кулак.
  Часть твоего противника - преимущественно морда.
  Мордобой - означает "бьющий по морде".
  Небьющий по морде - означает "подставляющий морду".
  Подставляющий морду - это противник.
  Наконец, любите девочки мальчиков, а мальчики не отворачивайтесь от девочек, чтобы в последние мгновения жизни было о чем вспомнить, а не только об измордованных мордах.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Впрочем, вся эта история не то чтобы ошарашила Муркотенка, но с трона свалился товарищ. Знаете, рефлексия такая, в любом сомнительном случае кувыркаться в трех измерениях. Еще сонный товарищ, зато не сонный его кувырок. Р-аз, дв-вас, тр-рис - и ты в воздухе. А траекторию полета, тем более место, где приземлился в конце пути Муркотенок, рассчитать невозможно. В том и заключается координаторский кувырок, что контрмеры против него отсутствуют по определению.
  - Ни хрена не пойму.
  Что я вам говорил? Под седалищем половины вселенной не видно. Но перешел к активным действиям Муркотенок, и все изменилось. С новой точки обзор не такой всеохватывающий и угол атаки не самый острый. Зато золотое колечко нашел Муркотенок. Ну, может быть, не совсем золотое, скорее всего позолоченное. Но результат на лицо.
  Красивый, в конце концов, восхитительный трон больше не был красивым и восхитительным троном, не имел ничего общего с потрясающей красотой или нежностью цветочного мира, не имел ничего от цветка, даже самого квелого, самого хилого, самого чахлого. Этот дьявольский трон, что скопление грязи и гноя, что большая помойка, клоака, вулкан, я не знаю, как он и кто, разве что созвучие экскрементов и нечистот в том самом месте, где просидела трон задница выдающегося бойца Муркотенка.
  - Ни хрена себе.
  Плюс в голове все те же издевательские импульсы:
  - И не надо тебе понимать, ломовик. Ты заглянул за кулисы хорошо отрепетированного спектакля. Тебе показали ту самую штуку, которую никому не показывают и которую запрещается видеть простым смертным. Не по своей воле, конечно, тебе показали. Какая воля в подобной игре? Тем более, какая своя воля? Кухня работает, стряпуха готовится, яды кипят. Сейчас напитаем кое-какого козла нашей стряпней. И что ты поделаешь, оказался козел любопытный. Он распознал саму кухню, стряпню, эти яды.
  - Мать моя кошечка, - как с бодуна охренел Муркотенок, - Я не козел.
  Почти смеется и фыркает голос за кадром:
  - Козел не козел, но тебя поимели, мое ты сокровище.
  - Как сказать, - не смешно Муркотенку.
  Тот "за кадром" точно смеется по полной программе:
  - Скоро поймешь, старовер, когда принесут тебе малость покушать. Принесут аппетитный кусок. Да в куске этом будет лекарство. Не простое лекарство. Будет чудесный бальзам, дарующий разным придуркам дармовое бессмертие. А что такое дармовое бессмертие. Ну, с дармовщиной ты можешь всегда разобраться, испивши бальзам. Тот самый, который тебе принесут. Бальзам, так сказать, для раздутия брюха. Вкус потрясающий. Что понравилось? Брюхо раздувается, опять раздувается, и опять раздувается... Ведро, бочоночек, бочка помоев, цистерна. И так до конца, пока не наступит бессмертие. И так за счет обезжиренных ручек и ножек твоих, или того, что еще не протухло в головке, что называется "мозг". А у тебя даже не знаю, как называется.
  Далее парочка булькающих хлопков, вроде закашлялся зануда на другом конце провода. Или в горле лопнул какой-нибудь хрящ, после чего возникла вполне реальная дырка. При чем здесь хрящ? При чем дырка? У товарища Муркотенка глаза полезли на нос. Нет, прошу обстоятельно ответить про хрящ в горле, если связующая энергия исходит из головы. Не находится в голове горло. Но находится несколько ниже, можно добавить, находится под головой горло. Однако же оно влияет на связь. Плюс парочка повторных булькающих хлопков, вроде как откашлялся зануда на другом конце провода. А вроде как рассмеялся.
  Фыркнул и сплюнул боец Муркотенок. Мама говорила, кушай по расписанию, лучше четыре раза в первой половине рабочего дня, и четыре раза во второй половине. Очень хотел, но не всегда Муркотенок слушался маму. Битвы, погони, лапа врага мешали бойцу Муркотенку. Вот и сегодня он пропустил первую половину рабочего дня, ту самую половину, предназначенную для еды. В результате в его голове всякие глюки, горло с хрящами и дырка.
  Плюс неизвестно откуда просачивается информация.
  
  МОЛЧАЛИВАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПРО НЕЧТО
  Если вы отыскали неизвестную биологическую форму на известной планете Земля, не спешите вступать в контакт или каким иным способом проявлять свое положительное отношение. Сначала удостоверьтесь, что ваша форма соответствует нижеперечисленным требованиям, пускай в несколько гипертрофированном виде.
  Характер - веселый и стадный, множественные особи.
  Наблюдаются - только под микроскопом.
  Без микроскопа - не наблюдаются.
  Дополнительная справка для одного маленького котеночка: если испортился микроскоп, это не значит, что нет ничего на пустом месте.
  Ах, не принимает дополнительную информацию товарищ котеночек?
  Или обиделся?
  Образование нулевое?
  За мышами гонял, вместо того чтобы в школу ходить?
  Птичек давил, вместо того чтобы науку учить?
  Застряла обида в честной кошачьей душе, что не твоего ума дело?
  В который раз повторяю, на пустом месте много интересных субъектов, что не мыши, не птички, но много страшнее и гаже.
  Две стадии.
  Стадия номер один - подвижная - для тонкой кишки.
  Стадия номер два - неподвижная - до конца не изучена.
  Желчь - как подходящее условие для неподвижной стадии.
  Неподвижную стадию зовут еще "цистами".
  Цисты - яйцо.
  Хорошо сохраняются в почве, чистой и не очень чистой воде, человеческом компосте и огуречном рассоле.
  Хорошо выделяются в почву и воду с дерьмом человека, всегда находят путь для возврата к хозяину.
  Повторяю, если вы напоролись на неизвестную биологическую форму, необходимо вести себя с максимальной бдительностью. Неизвестная биологическая форма скорее всего очень известная форма, или новая жизнь, которая очень желает вернуться к хозяину.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Муркотенок расслабился. Ярость прошла, боль угасла в информационных потоках. Не осталось ни желчи, ни злобы, ни черной тоски. Только немного, слишком немного цинизма, и баста. На полтинник, на три копейки, на пол копейки что-то такое осталось, что не дало угаснуть и скрючиться протекающей в голове информации:
  - И еще, дорогой брат. Ты не думай о вкусной жратве. Эти твари тебе не дадут молока, сметаны, вареного мяса, кефира, капусты. Они очень боятся капусты! А дадут тебе множество сладких конфет, разных с кремом тортов, пирогов, крендельков, разных булок, пирожных, рогаликов, сушек. Макарошки, быть может, дадут и лапши. Ведь недаром они называются лямбли.
  Вспомни детские частушки
  Про клубнику, про малину,
  Про рога рогатой хрюшки
  И пузатую скотину.
  Эти добрые пузаны
  Для тебя казались бредом
  Из бездарных балаганов
  После сытного обеда.
  А ведь бреда было мало,
  Как поведает желудок,
  На котором танцевала
  Вся компания малюток.
  Выправляла на котором
  Переменчивые страсти
  С доброй ссорой и без ссоры,
  От напасти до напасти.
  Как поведает утроба,
  Где малютки почудили,
  Бреда было хоть до гроба,
  А осталась куча гнили.
  Короче, если ты не совсем себе враг, вспомни в какое дерьмо ты залез и докажи, что еще Муркотенок, а не какая-та лямбля.
  
  НЕМНОГО СТРЕЛЬБЫ
  Есть такая партия "Справедливые домохозяйки". Очень влиятельная партия в координаторском сообществе. Там состоят исключительно замужние дамочки с кучей детей (не менее двух штук) и агрессивным характером. Вроде бы не следовало выводить на первое место агрессивный характер, но сама деятельность партии "Справедливые домохозяйки" связана с агрессией. Ибо вышеупомянутые дамочки занимаются ни чем-нибудь, но контролем над силовыми структурами координаторского сообщества. То есть они контролируют оружие.
  Сглотнул свинцовую слюну Муркотенок. Пора отменить контроль над оружием. Ибо контроль развивает бюрократические проволочки, которые в свою очередь никак не улучшают оружие.
  Муркотенок встряхнул автомат, послушал как перекатываются патроны в обойме и подтвердил предыдущую мысль. Оружие просто обязано улучшаться, но пресловутый контроль и все его составляющие несут хаос вместо прогресса. Ну и как следствие, лучше использовать старенькое, но проверенное оружие, чем современный аналог. А что опять же старенькое, но проверенное оружие?
  Муркотенок еще раз упомянул доброе слово партии "Справедливые домохозяйки", откинул предохранитель и занялся обыкновенной работой. Со стороны это выглядело так. Тоскливая или сосредоточенная мордочка координатора, автомат в цепких когтях, поток плазмы.
  Ага, товарищи "Справедливые домохозяйки" признали плазменное оружие за устарелый образец и сняли его с производства. Тысячи единиц (еще в консервах и смазке) ушли на свалку. Плазменное оружие практически перестало существовать в координаторском сообществе, если бы не боец Муркотенок. Ибо вышеупомянутый боец не поленился посетить свалку, кое-чего притырил для личного пользования, и это кое-чего опять-таки оказалось плазменное оружие.
  Дальше технический вопрос. Не хочу описывать, как действует плазма. Она хорошо действует. Тонкие струйки, пульсирующие всполохи, общий навал. Гораздо эффективнее лазерной паутины действует плазма. Муркотенок специализируется по плазме. Еще точнее, Муркотенок влюбился в плазму. Как же в нее не влюбиться, если от плазмы распускаются эдакие восхитительные фонтанчики или бутончики? Один раз взглянуть, один раз прочувствовать, и точно влюбишься в плазму.
  Только не говорите, что правильно поступили "Справедливые домохозяйки". Ибо от своей плазмы скатился с катушек и озверел Муркотенок. Сие есть ошибочное мнение, не может скатиться с катушек и озвереть Муркотенок. Причина отсутствует. Слишком уважает работу товарищ боец. Слишком ему нравятся результаты этой работы.
  Отщелкнул предохранитель, нажал на гашетку. Картина пикантная, зрелище благодатное. Кусты и деревья, трава и цветы, иные абструкционистские формы, или разломы царственной комнаты стали той самой материей, которой им полагалось родиться на свет. И это уже кое-что в бешенстве автоматических очередей и корпускулярных потоков. Пуля, вторая, тридцать четвертая. Бьет вперемешку пулями и сгустками великий боец Муркотенок. Вот пуля, вот мощный плевок, вот из-под пули желчное щупальце. Вот от плевка такое же щупальце, только гнойное. А еще кровь, а еще мразь, а еще цито, прото и фитофиброма и разные всполохи.
  Эти всполохи не относятся к автомату младшего координатора, это другая субстанция. Мы не распознали ее, мы называем такую субстанцию по аналогии "кровь". Она окрасила пол, значит, правильно называем такую субстанцию. Она кровавого цвета, значит, верная аналогия. Пол и кровь. Затем пузыри. Сначала маленькие, ну не толще горошины. Немного спустя размером с печеное яблоко. И на закуску размером с арбуз или бычачью голову.
  Многое потеряли "Справедливые домохозяйки", исключив плазменное оружие из арсенала координаторского сообщества. Какой задор, какой поворот! Искусственное и фальшивое наслоение Острова Мути свалили в колодец. А настоящее и непредсказуемое вещество находится под руками и под ногами. Определенно вышел на правильный уровень Муркотенок. Болото из крови, болото из содержимого пузырей. Тошнотворное, рвотное, гомозиготное содержимое. Здесь хватает всякого барахла. Здесь хватает скользких червей, волосатых пиявок, жгутиков, прутиков и хомутиков. Здесь ужрешься и не проснешься от человеческих испражнений.
  - Ты анализ сдавал?
  - Пока не сдавал.
  - Так смотри, что такое анализ.
  В коробучах проклятых,
  Словно будерброды,
  Мы приносим к дохтуру
  Добрые отходы.
  А в отходах ползает
  Столько всякой дряни,
  Что душа у дохтура
  Безвозвратно вянет.
  И это только начальная стадия, после которой хватит для нас и для вас и для всех кое-чего на закуску.
  
  ОКОНЧАНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Муркотенок опорожнил автомат в одной плоскости, потом поменял обойму. Захотелось еще поразвлечься. Такая у него работа веселенькая. То есть, как вы уже догадались, состоит работа координатора сплошь из одних развлечений. Почему бы и нет? Координатор величина переменчивая. Он свирепство и страсть, он тишина и покой, он мерило вещей, он прекрасные чувства нашей вселенной. И работу делает с удовольствием координатор:
  - Пока не сбился прицел.
  Наладка, заправка, перезарядка. В координаторской академии на это сдаешь экзамены. Столько-то микросекунд, столько-то микродвижений. Но академия ничуть не лучше, чем школа. Рядом экзаменаторы или друзья. Никто не достанет, не треснет по морде. А жизнь не совсем академия, тем паче не школа. Никакого права сосредоточиться на прицел, на заправку или с наладкой. Рядом противники, то есть враги. В любой момент надают по башке, и канай себе лапушка до ближайшего кладбища.
  Вот повторяю еще одно правило а-ля Муркотенок. Глаз в автомат, глаз в потолок. Если перезаряжаешься, работа должна пройти без отстоев. Может работа липовая. Может, очередная обойма сама по себе не нужна, она только пожарный случай. Потолок говорит, что пожарный случай. Вот видишь, правильно говорит потолок, куда засадил правый глаз Муркотенок.
  А что говорит левый глаз сквозь прицел автомата? Тронная комната потеряла свою красоту. Не рай, но ад. Не золото и позолота, только клоака и только гноище с помоищем. Красоты нигде нет. На потолке тем более ее не имеется, как вам предсказывал Муркотенок.
  - Не такой ведь я обалдуй, - это наш предсказатель, - Сам умею, и сам добился всего. Телепаты, гомеопаты и партократы такого не ожидали.
  Маленький финт против информационных хулиганов в твоей голове. Хотя я не совсем уверен в справедливости подобной формулировки. Что какая-та левая информатика для нашего мордобоя по имени Муркотенок?
  - Работа координаторов почти бесконечность, - опять мордобой, - Там почувствовал вражеские козни, тут претерпел от несправедливых врагов, там попрыгал и поборолся с врагами. Спина крепкая, она должна выдержать. Сколько ударов и шрамов, сколько дыр и наград? Хотя погодите, в основном получаются дыры, а не награды. Но каждая, но самая из дырявых дыра, она добавляет ума, она опыт. Опытный и бесконечный, ударяющий и получающий координатор может рассчитывать на почти бесконечность. Не отступаю, не раболепствую. Если необходимо для обороны и нападения, то лучшая экосистема во всех отношениях называется скромненько и со вкусом "координатор".
  Ну и парочка приветственных лозунгов, типа:
  - Вперед на звезды!
  - Назад на камни!
  Во раздулся, так его так Муркотенок. Если прибавить несколько веточек к его координаторскому величию, может произойти какая угодно фигня. Например, может лопнуть товарищ.
  - Я одинокий, - цветастая речь.
  - Но непобедимый, - снова цветастая.
  - Я привык действовать самостоятельно, я выбираю оружие. Никто не выбирает оружие. Лохи и извращенцы не выбирают оружие. Их душонки позорные, все равно, что шестая нога. Отстой и забей! Как не повернешься при подобном раскладе, так напоролся на ногу. Я против этого. Ни на кого не поворачивается и никогда не напарывается боец Муркотенок. Вы представляете, чертовски удачный боец. Образ жизни бойца, образ мысли, образ воздействия на окружающую среду. Наконец, шестое чувство для не очень гостеприимной вселенной. Очень хорошее чувство, как реакция на окружающий мир, на посредников и предателей, на добро или зло. Знаю, откуда добро. Понимаю, где расположено зло. Автомат, автомат и еще автомат. Ты за жабры меня не возьмешь, ты меня никогда не обманешь.
  Дальше тупик. Координаторскому сообществу вряд ли понравится речь Муркотенка. Даже поклонники мордобоя могут возмутиться отсутствием толерантности и такта. Реакция прочих товарищей опять-таки отрицательная. Поэтому сделали вид, что ничего не говорил Муркотенок. А за мысли, сидящие в голове, у нас пока не расстреливают.
  Низкий уровень толпы
  Хорошо известен.
  Есть в толпе одни рабы,
  И не надо песен.
  Бесполезен пошлый вой
  И вранья не надо.
  Все равно один герой
  Будет выше стада.
  - Так-то, мой добрый дружочек, - результирующая мысль, - Я давно не котенок. И тебе в этом скоро придется признаться.
  - Может быть, может быть, - только эхо скользнуло в ответ. Растворилось печальное эхо.
  
  ОТ АВТОРА
  Расшумелся Владимир Александрович. Своего папашу засунул на самое заднее место, можно сказать на задворки, и там поместил упражняться в эстетике. Слишком эстетичный папаша, слишком большой чистоплюй. В нашем деле эдак нельзя. Недетское наше дело. Может, дети где-то играются, но далеко-далеко от выдающейся системы, где правит бал Александрович.
  - Ладно, - это все он, - Хватит подсовывать религиозную тему. Пока под забором песики, пока не исчезли барбосики. И дерьмо не исчезло. Бегаем и слизываем дерьмо. Подкрадываемся и скушиваем. Там яички, личинки, бациллы. Путь нормальный: развитие, укрепление, созревание всякой заразы. Дальше обратный путь, дальше возврат. Песики заигрывают, барбосики ласкаются. С будочниками и лотошниками, с жирненькими и властелюбивыми дураками и дурами. Со всей этой шушерой, что разожралась на засорении города. А раз ласкаются, значит, передается зараза. А раз заигрывают, значит, полный порядок. Убийца убийцу не заподозрит в нехороших намерениях, вор ворюгу не сдаст. Зато зараза пришла к тем самым злодеям, кто жизнь положил на нее. Ты меня положил, я тебя никогда не забуду.
  - Достойный финал, - это мои пять копеек, - Но предлагаю не отодвигать в дальний угол религиозную тему. На русской земле религиозная тема всегда поднимает голову. Например, ненавистники обезьяньей версии развития человечества выдвинули вместо обезьяны собаку. Если и произошло человечество от какого-то живого существа, так пускай это будет собака. По крайней мере, выглядит собака куда пристойнее обезьяны. Недаром некоторые доисторические (читай, недоразвитые) народы до сей поры поклоняются собаке. Ну и отсюда всемерная любовь человечества к своему реальному предку, то есть к собаке. Не взирая на то, что так называемый "песик" является источником всякой заразы.
  Мы все равно, что договорились:
  - Дебил не поймет.
  - Умного не обманешь.
  А паразиты, проделав свой предначертанный путь, возвращаются в лоно достойных родителей.
  Загребая гроши
  С погребальным стоном,
  Негодяй хороший
  Целовал икону:
  "Ты меня учила,
  Ты меня ласкала,
  Мне давала силы
  И давала жало.
  Чтобы штукой этой
  У любого сброда
  Выбивал монету
  За твои красоты.
  И топил в монете
  Прочие печали...
  За советы эти
  Дай тебя ужалить".
  И давайте не будем тревожить лучшего представителя русской земли по имени Владимир Александрович Мартовский.
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  Предсвадебная суета. Флердоранж. Букетик невесты. Много шума и суеты. Плюс вполне подходящая обстановка. Ну, просто обязана быть подходящая обстановка. Земная цивилизация вошла в новую стадию своего развития. Цивилизация человеков исчезла как факт. На планете Земля если и есть человеки, то не более, чем подопытный материал. Человечество деградировало, уступив место более развитым формам.
  Что на это можно сказать? Человечества нет, но традиции человеческой цивилизации так или иначе остались. Традиции пережили цивилизацию. Или точнее, исчезновение человеческой цивилизации мало чего изменило на планете Земля. Человечество само по себе не являлось отгородившейся экосистемой. Хотя с другой стороны, очень надеялось человечество отгородиться от прочей флоры и фауны планеты Земля. Мол, мы вершина вершин, а вы отстой на помойке.
  Отсюда ответ на вопрос. Или на кучу идентичных вопросов. Не только человечество на планете Земля размножается традиционным способом. Но всякая флора и фауна размножается. Повторяю, способ традиционный. Имя ему свадьба.
  Пожалуйста, не спорьте, дорогие товарищи, что человеческая свадьба превосходит по грандиозности свадьбу каких-нибудь кошечек или собачек. Надоело повторять, не человек изобрел свадьбу. Сама природа изобрела свадьбу. Не может вот так котик прийти к кошечке и начать с ней процесс размножения без предварительных манипуляций под общим названием "свадьба". Кошечка вот так не подпустит к себе котика. Извини дорогой, по твоему внешнему виду не определить, что ты за овощ. Сначала традиционный подход, то есть та самая свадьба.
  Ага, вы теперь понимаете, почему мартовские коты орут по ночам и устраивают кровопролитные схватки. Ничего криминального, у них свадьба. Кошечка выберет самого орастого или самого сильного, чтобы совершить процесс размножения. Зачем кошечке недоразвитый хлипак, от которого пойдут недоразвитые дети. Природа запрограммировала кошечку на доразвитых детей, или на стопроцентный вариант выживания в условиях жесточайшей конкуренции. Поэтому в условиях ядерной зимы выжила кошечка.
  С человечеством получилось немного иначе. Природа запрограммировала на выживание обезьяну, но не запрограммировала человечество. Сама по себе человеческая свадьба превратилась со временем не в пункт выживания, но в показуху снобизма и роскоши. Человечество поставило на искусственный фактор против природы, и проиграло.
  А что опять же искусственный фактор? Хороший вопрос. Котик с развитой глоткой и здоровенными когтями никак не искусственный фактор. Вот пачки бумажек (общее название "денежка") иначе не назовешь, как искусственный фактор. Человеческая самочка потеряла чувство реальности. Какая еще глотка? Какие, мать твою, когти? Старый, ободранный, ни на что не способный самец должен всего-навсего принести денежку (или очень много бумажек). За это ему свадьба.
  Вы угадали. Флердоранж. Предсвадебная суета. Букетик невесты. Ничего не будет, если закончились денежки. Человечество покинуло грешную Землю не по своей воле. Просто в определенный момент денежек оказалось недостаточно на самую бедную свадьбу. Нет свадьбы, нет ничего. Какое тебе размножение, если нет свадьбы. Я уточняю, нет человеческой свадьбы. Пресловутая природа осталась на месте. Орастые котики по-прежнему радуют требовательных кошечек. То же можно сказать про собачек и прочую тварь. Человечество исчезло с планеты Земля, но традиции никуда не исчезли. Традиции не могут исчезнуть вот так, по единственной причине, что исчезло никому ненужное человечество. Отсюда вполне резонный финал. Человечества нет, но есть свадьба.
  
  ПРЕДСВАДЕБНАЯ СУЕТА
  - Кто жених? - некто задал вопрос.
  - Помолчи, дуралей, - отрубили нахального некто.
  А он наглеет:
  - Не хочется к черту молчать, теперь демократия.
  А с ним вежливо:
  - Ну, не выдумывай, какая еще демократия? Только радость, вселенская радость выходит из мрака веков. Низвергаются во мрак города и народы, равнины и горы. Исчезает все хорошее, доброе, чистое, что еще окопалось на нашей планете.
  А он петушится:
  - Пересилит планета.
  А ему по зубам:
  - Куда ей родной. Если сливаются силы трех мощных стихий, как сливаются в добрый единый клубок Мозговик, Бычий Цепень и Ришта.
  А он с подковырочкой:
  - Ну, понятно тогда.
  А ему ниже пояса:
  - Если понятно, исчезни, мозгляк, и не корябай зловонным дыханием праздник.
  Бычий Цепень:
  Завершились раздоры,
  Завершилась вражда.
  Многолетние споры
  Отошли без следа.
  Было много мороки,
  Много дел на листе.
  Все скончалось без проку
  В пустоте, в пустоте.
  Под фатой подвенечной
  В предначертанный час
  Переплавим навечно
  Наш союз на экстаз.
  Маленькие лямбли:
  Королеве слава,
  Слава королям.
  Лучшая отрава
  Для души бальзам.
  Каждая гнилушка
  В соусе таком
  Станет на пирушке
  Нашим пирогом.
  Мозговик:
  Позабытые битвы
  Лучше новой войны.
  Пусть другие побиты,
  Но побиты не мы.
  В нашем новом наборе
  Не найти мозгляка.
  Всю планету покроем,
  Как кобыла быка.
  Маленькие лямбли:
  Слава королеве,
  Королям почет,
  В чьем раздутом чреве
  Истина течет.
  Прямо из параши
  И в мороз, и в зной
  Наполняет чаши
  Сладостной струей.
  Ришта:
  Раньше было иначе
  В нашем мире глухом,
  Но вернулась удача,
  Как приятный синдром.
  Силы темные вместе
  Облапошили сброд.
  Два партнера невесте
  Предложили комплот.
  А с такими парнями
  И погибель - успех.
  Наше черное знамя
  Воспарит выше всех.
  Впрочем, предстоящее торжество не нуждается в комментариях. Только добрый совет для всех товарищей, приглашенных на свадьбу. Вас пригласили по доброй воле, что есть свершившийся факт. Празднуйте, радуйтесь, любите друг друга и не портите праздник.
  
  НЕМНОГО ГЛУПОСТЕЙ
  Несколько странная цивилизация претендует на место человеческой цивилизации на планете Земля. Где-то просчитались товарищи координаторы, координируя вечную и бесконечную вселенную. Опять же на вселенную силенок у них хватило, а на планету Земля совсем ничего не осталось. Как понимать подобный подход? Или это разгильдяйство высочайшего уровня, или запланированное вредительство.
  С обезьяной работали куда основательнее. Во-первых, на самом начальном этапе обезьяна считалась негодным и даже опасным материалом для конструирования человечества. Примерно на девяносто процентов предполагался отрицательный результат. Но, во-вторых, что есть отрицательный результат, если планета Земля попала в программу по очеловечеванию обезьяны.
  Только не вешайте всех обезьян на координаторское сообщество. Товарищи координаторы получили обезьяноподобную цивилизацию в наследство от товарищей предшественников. Иисус Христос пришел на планету Земля еще задолго до начала координаторского движения. Ну, пришел и пришел какой-то Христос, принес мракобесие, а товарищи координаторы обязаны отдуваться.
  Стоп, дорогие товарищи. Что-то вы сетуете на судьбу вопреки фактам. Факты опять-таки говорят, не очень отдувалось координаторское движение на планете Земля. Стопроцентная халтура, если не сказать хуже. Координаторское движение всего лишь использовало земные ресурсы. Например, русские товарищи с планеты Земля пополнили ряды координаторов, тем самым ослабив родную планету.
  Я повторяю, лучшие самцы и самочки покинули грешную Землю. Худшая накипь осталась. При чем не просто худшая накипь, но вырождающаяся цивилизации со всеми признаками обезьяны. И кто опять говорит про тяжелые будни координаторского сообщества? Мы, значит, выкачали лучший человеческий ресурс с планеты Земля, после чего исключили из координаторского движения саму планету с оставшейся на ней накипью.
  Блин, как же мне нравится координаторская политика во славу вселенной. Одна планета Земля ничего не стоит на фоне самой бесконечности и в рамках развивающейся вечности. Ибо не бесконечная планета Земля. Ну и вечностью здесь не попахивает. Товарищи координаторы, как основная контрольная сила вселенной, не имеют права зацикливаться на какую-то Землю. Очень хорошо, если вышеупомянутая Земля являлась родиной для многих поколений координаторов. Честь ей и хвала, в Координаторском центре мемориальную доску повесили. Но ради интересов вселенной, которая еще более родина, чем планета Земля, вполне разрешается выбросить на помойку те жалкие останки, которые представляют теперь Землю.
  Вместо цивилизации свободная конкуренция, черт подери. Человечество не выдержало временных трудностей на родительской планете. Человечество откинуло концы и частично рвануло в космос. То есть жалкая часть человечества, что уцелела после ядерных разборок на планете Земля, все-таки предпочла космос. Как-то начинать новую жизнь сподручнее, чем ремонтировать старую. Никто не спорит, пускай будет космос. Планета Земля получила свободу от злобной толпы обезьянок. Объявляется тендер на новую цивилизацию, что осчастливит свободную Землю.
  Тендер, конечно, хорошая штука, если контрольный пакет в надежных руках. Например, если руководит на раздаче координаторское сообщество. Вот только наш случай совершенно иной случай. В нашем случае не руководит координаторское сообщество. Несколько иные силы собрались в цивилизованном центре планеты Земля на так называемом Острове Мути.
  Как собирались силы, уже не вопрос. Ядерная бойня. Ядерная зима. Хаос. Отчаяние. Кровавый режим киборгов. Лаборатория для экспериментов не совсем чтобы с научной окраской. Координаторское сообщество чуть ли не демонстративно изображало невинность, то есть стояло от всего в стороне. Извините, товарищи координаторы, ваша позиция вызывает протест. Неужели нельзя как-то выйти из хаоса? Получается, что нельзя. Партия "Справедливые домохозяйки" запретила торговлю с опальной планетой. Ну и оружие нового образца не поставляется официальным путем на проштрафившеюся Землю.
  А нельзя ли как-то снять штраф? Может можно, может нельзя. Извините, товарищи, в координаторском сообществе и без вашей проблемы полный бардак. У нас своя свадьба, у вас своя свадьба.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  - Как видите, дорогие друзья, - Бычий Цепень сказал за стаканчиком гноя, - Пока мы справляли войну в собственных стенах и на своей территории, нам не очень везло. Война всегда с подковыркой. Элемент неожиданности в ней присутствует, что и есть подковырка. Сегодня ты победитель, завтра не ты, послезавтра не ты и не он, через неделю, а шут его знает, вообще ничего не осталось от прежней победы. Для настоящего полководца, для настоящего патриота упущенная победа не лучший пример. Соперник радуется, ты печалишься. Соперник победный и злой, ты пораженец и мямля. Но самое главное, твоя стратегия как проигравшего победителя ни на что не годится, она на три тысячи триста процентов в одних подковырках.
  - Э, погоди, - заклокотал Мозговик, - Наши солдаты сражались. Они не околачивались кое-чем под вражескими грушами. Если выигрывали, то с радостью. Если проигрывали, тогда опыт. Прежняя война не маразматическая забава, погоди ее подковыривать. Наши солдаты неплохо обучены в данной войне. Скрытность, вероломство, умение проникать в дыры и щели, это все наши солдаты.
  Теперь Цепень:
  - Биохимическое оружие выковывается на костях.
  Теперь Мозговик:
  - Я не нападаю и не отрицаю затратность любого оружие. Солдатская масса для того существует, чтобы кости, чтобы выковывать, чтобы без страха и без упрека. Пускай у противников страх, пускай на чужой территории наберется упрек. Страшитесь и упрекайте свою природную глупость, товарищи. Ваше оружие не наше оружие. Ваше оружие недоразвитое и бессильное. До обеда вы сильные, а после обеда не так. Вам желательно, чтобы всегда было так. Но никакой пощады от бесконтрольной и живородящей материи Острова Мути.
  Бычий Цепень подсказывает:
  - Мы пока еще в глубоком подполье.
  Мозговик не тушуется:
  - Мы не то чтобы в глубоком подполье, мы под толщами льда. Не путайте земляную преграду со льдом, с этой толщей. Иногда филологические ошибки приводят к значительной путанице. Нет, я не утверждаю их отрицательное воздействие на человеческий мозг, но я и не отрицаю его. В любом случае мы ни то и ни другое. Наша сила есть всепожирающая субстанция размножения. Мы субстанция, мы размножаемся. Нас побеждают, мы размножаемся. Нас выкорчевывают, мы все там же, и никаких перемен. Мутанты, мутагенотики, мутагоны. Человек умствовал и заступил мозгой за черту. Человеческий мутагеноз сделал непобедимыми наши войска. И сделал непобедимыми именно потому, что за каждым погибшим товарищем в определенный момент выйдут из пепла и мрака, поднимутся на поверхность полчища новых солдат: миллионы и миллиарды, триллионы и триллиарды непобедимых мутантов. Да что там поверхность Земли? Солнечная система падет, а за ней вся вселенная.
  Удивительное единодушие и согласие. Мозговик не шумит, он согласен с братьями по оружию. Бычий Цепень опять не шумит и даже не шутит. Ибо сегодня вне конкуренции цепная мутация некогда обезьяньей планеты:
  - Вселенная будет нашей!
  Ну и как полагается, каждый со своим бокалом. Бычий цепень вытащил бокал изображающий бычью голову. Мозговик вытащил бокал, изображающий человеческий мозг. А за ними встали с бокалами когорты и легионы непобедимых воинов. Я хотел сказать "размножающихся" воинов, но остановился на данном эпитете. Когорты только непобедимые, легионы опять же оттуда. Выше бокал, жестче напиток, шире нутро. Этот гной, что елей. Он тебе нравится, ты его закусываешь изысканными закускам из собачьего мозга, собачьей кишки и всего остального, что может дать для шикарной пирушки собака.
  - Сегодня повеселимся.
  - А думал, не выйдет?
  - Не заморачивайся, у нас выйдет.
  - Назавтра новая свадьба.
  Мозговик возле ванны с отборной блевотой. Пить бокалами мелко и пошло, пора аккумулировать современную моду. Зеленое, красное и коричневое питье плещется в ванне. Там найдется немало отборного барахла на самый изысканный вкус. Гноеобильных товарищей просим обеспокоиться. Кровеобразующие предметы просим вытаскивать. Детская неожиданность тоже там. Кто опоздал на раздачу, все равно получит кусок. Кто ничего не искал, тот найдет свое счастье. Чокнемся ванной, чокнемся с Риштой. У нее стопочка и полушечка с мозговым веществом, лимфой, кусочками мяса, рубцами... Короче, русский напиток в той стопочке, а мы чокнемся:
  - За любовь.
  - За вселенскую дружбу.
  - За традиции обновленной планеты Земля.
  - И пока не убили.
  Деликатесы деликатесные, вкусности вкусные. Каждый товарищ готов обожраться при взгляде на этакое или черт его знает, какое чудо кулинарной техники. Каждый товарищ упиться готов, если до этого он обожрался. Вкусности деликатесные, деликатесы из пасти не вынимаются под страхом мгновенной смерти. Никакой тухлятины, только свежатина. Никакого нуль вещества с электронной дефрагментацией и распадом на атомы. Мороз по коже давно отработал программу, когда открывали сей удивительный Остров. Теперь вполне реальный мороз прихватил твои яйца
  И что отсюда следует? Мутант, отморозивший яйца практически погибает, а отогревающий яйца мутант никогда не выходит из ступора. Только жрачка и сытые сопли. Да здравствует королевский указ! Да здравствует королевский союз! Да здравствует слава нежмотствующих королей! Да здравствует непобедимое воинство! Короче, ты не жмотничай, если время такое, если ребята так наблевали.
  Десять кусков:
  Первый кусок за лихие дела
  Будет всегда украшеньем стола.
  Далее, как золотое шитье,
  Славою вечной почтим бытие.
  Третий кусок через горло пройдет,
  Словно большой разожравшийся кот.
  А у четвертого с этим котом
  Вызрел в желудке приятный содом.
  Пятый кусок оскопится не зря,
  Как барабан с головы бунтаря.
  И неприменно огузок шестой
  Брызнет на скатерть утробой гнилой.
  Да отлегла от седьмого куска
  В ржавых гвоздях гробовая доска.
  И по восьмому скользит благодать,
  Словно покрытая язвами рать.
  Чтобы девятый товарищ протух,
  Чтобы порадовал запахом слух.
  А на десятом едок занемог,
  Кончилась песня под этот кусок.
  А если еще короче, то нам повезло, что не попали на праздник.
  
  СПРАВКА
  Праздник - есть необычное и редкостное явление, которое происходит не каждый день.
  Что происходит каждый день - это жизнь, или реальная действительность, или серые будни и мусор в помойке.
  Праздничная форма - есть форма, которая любит праздновать и иногда празднует.
  Будничная форма - опять же наоборот.
  Праздничный человек не опасен для общества ни при каких обстоятельствах - он потребитель.
  Будничный человек очень и очень опасен даже при незначительной концентрации собственной энергии - он накопитель.
  Есть еще полупраздничные и полубудничные формы, которые (как бы выразиться поточнее) празднуют за чужой счет.
  Тираническое государство оплачивает счет на копейку - и таким образом его рабы празднуют.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВСЕ ТОЙ ЖЕ ГЛАВЫ
  Но погодите, впереди еще одна речь.
  - Дорогие друзья, - Ришта сказала своим соплеменникам, - Мы теперь не просто начальники и подчиненные. Мы теперь все начальники, все короли, начиная от Бычьего Цепня до самой бездарной и бесполезной из маленьких лямблей. Нет, не так выражаюсь. Самая маленькая лямбля на этот раз не бездарная. Мы объявили крестовый поход. У нас нет, быть не может, не будет теперь никогда (твою мать) никаких разногласий. Мы не людишки. Вот людишки пусть копошатся на пресловутой Земле, строят ракеты, клепают бомбы и танки, выискивают супероружие от собственной суеты. Мы не суетные, мы не бездари. Мы великие короли и великие лямбли. Все-таки двадцать третий век на дворе. Копошащиеся людишки скоро прочувствуют власть королей или лямблей, наше оружие "супер" и все остальное. А в заднице танки.
  Кто пережил предыдущую сцену великого свадебного торжества, пожалуй, переживет и все остальное.
  - Дорогие друзья, - Ришта выступила по полной программе, - На Земле слишком долго гнездился разврат. Копошащиеся твари всегда развратные. Суетливые органические существа копошатся всегда против правил. Они не могут, они не останавливаются на достигнутом. Только гаже и гаже, только подлее их следующие поступки и выходки. Ими управлять невозможно, легче вытереть зад. И вывалятся микробы из зада, а так же бациллы и то самое оружие "супер", на которое ставят людишки. Вот и я говорю, всю свою гордыню они получили, когда ковырялись в заду. Гордыня на тонны, совесть на миллиграммы. Разврат на мили, разум на миллиметры. При таком управлении ничего хорошего не случится на подотчетной Земле, ты покойник.
  Обычно во время праздника не говорят про покойников. Но сегодня по-другому считается день. И речи сегодня особенные. И гости собрались не для того, чтобы надуховиться пищей духовной. Хотя перед пищей физической пища духовная очень способствует пищеварению. Что нельзя забывать. Потому что с одной стороны пищеварение улучшается под действием правильной речи, а с другой может не только улучшиться, но и прийти в расстройство.
  - Да здравствует равноправие и долой бесправие! Мы выступаем под красными флагами, мы прикрываемся красными галстуками. Наш цвет красный. Это цвет не каннибализма, но внутрижелудочной правды.
  И еще:
  - Наше право отвоевать государство уродов и бездарей. Уроды пойдут на обед, бездари на ужин, их объедки на завтрак. Так и только так мы реализуем свое право.
  Ну и в который раз:
  - Нас ненавидят тупые человекообразные. Они определили нам место в своих отвратительных опытах. Они не считают нас за людей. Мы для них не есть мыслящие существа. Но только продукты их экспериментальной деятельности.
  И на закуску:
  - А мы дадим им достойный ответ. Каждый будет сам себе царь, повелитель и господин, каждый выберет место на грешной Земле, каждый получит в личное пользование одну собаку и одного человечка. После чего наступит начало всеобщей свободы, всеобщего равенства и всеобщего братства.
  Бедные, богатые,
  Бледные, рогатые.
  Всяк одно сословие,
  Все один квартет.
  Рыжие, бесстыжие,
  Снова к черту рыжие.
  А другой хреновины
  В нашем мире нет.
  Все идут по струночке:
  Дураки и дурочки,
  В этом мире хлопотном
  Среди рабских пут.
  Потные, плешивые,
  Робкие, спесивые.
  Но зато безропотно
  И к чертям идут.
  Если знают таинства
  По законам равенства.
  За чужими страхами
  Как им повезло.
  То сидят голодные,
  Но зато свободные,
  И не лезут ряхами
  В чуждое добро.
  Какое приятное мероприятие. Какая приятная речь. Какие приятные слушатели и всяк остальное. Жалко, что это не может длиться целую вечность. Жалко, что все подходит к концу. Жалко, что зависть природная и человеческая еще существует на нашей прекрасной планете. Век бы слушал? А ну отвали! В самый разгар восхищения наступает разгар отрезвления. Ты подумал, что это начало. А на деле уже не начало, это та самая зависть, о которой не хочется думать, про которую не хочется вспоминать. Но которая (бац!) эдак глупо, постыдно, плюгаво вошла в твою жизнь, и у тебя испорчен кишечник.
  
  ПРО ЗАВИСТЬ
  Созданный бог оказался не очень приличным товарищем. Человек наделил его не лучшими качествами, что на следующем этапе ударило рикошетом по человечеству. Следовало создавать бога как объединяющее начало. Дорогие товарищи человечки, объединяемся вокруг созданного бога. Этот созданный бог поведет нас в счастливое будущее из не очень счастливого настоящего, ну и заодно сохранит человечество.
  Вопрос, конечно, уникальный. Тот самый вопрос про счастливое будущее. Человечество в объединенном состоянии имело шанс на свою порцию счастья. Пускай незначительный шанс, очень мизерный, но иногда незначительный шанс становится доминантным признаком, зато все значительные шансы переходят в отстойный разряд и исчезают.
  Черт возьми, неужели зря создавал человек бога? Следовало удержать созданное существо под контролем во славу всего человечества. Но контроль получился пустяшный, созданное существо вырвалось на свободу, сея хаос и разрушение. Мол, не правда. Не человек является создателем бога, скорее наоборот. Как это человек, произошедший от пакостной обезьяны, может создать бога? Никак не может, вот и весь сказ. Обезьяна не несет в себе творческое начало, необходимое для создания. Только высшее существо (например, бог) несет творческое начало. Дальше прошу заткнуть пасть и слить воду.
  Ну и обиделся человек. Вы не верите в творческое начало человеческой цивилизации? Сие прямая обида. Человеческая цивилизация в силах создавать каких угодно богов. Можно по образу и подобию своему (то есть по образу и подобию человека), но можно в соответствии с любым другим образом.
  Как это с любым другим образом? Да вот так. Открыли пошире глаза. Человеческая цивилизация вымерла. Последние живые человеки покинули грешную Землю. Мусор остался. Плюс всякие колбы и реторты, связанные с пресловутым творчеством по созданию нового бога. Или захотелось взглянуть на полученный результат? Ну, конечно же, для человечества важен полученный результат. Даже для мертвого человечества. Мы старались, старались, старались... Затем человечество самоликвидировалось, а результат почему-то остался.
  - Наших бьют! - некто трезвый нажал тревожную кнопку.
  - Как это бьют? - подскочил Мозговик.
  - Наших не могут бить, - удивился воспитанный Цепень, - Наши товарищи всегда побивали чужих товарищей, вооруженные правильной психологией, методологией и патологией перегнившего общества.
  - Вероятно ошибка? - Ришта встала на тонком хвосте, то бишь вытянулась во всю красоту и всю грандиозность своей худосочной фигуры.
  Но некто, мерзкий козел, не заметил ошибку:
  - Наших, черт его так!
  И получил по башке:
  - Знай наших!
  Очень даже божественная картина при ближайшем ее рассмотрении. Хорошо этой пакости дали. За ублюдочное его прошлое, за постыдное его настоящее, за все подлости и все гадости его будущей жизни. И вообще, трезвость великое зло. Зачем раскозлился козел среди празднующих представителей новой расы? Не умеешь слушать, так скушай вкусную жрачку. С выпивкой между глаз все равно докатишься до настоящей нирваны. А во всех остальных случаях сиди на своем месте, уважай свое место и думай о празднестве в часы, отведенные празднеству, или заботься о мордобое в часы, отведенные мордобою:
  - Сегодня официальный выходной.
  - Слияние, твою мать!
  - Мордобой отдыхает.
  Человечество не стремилось создать очередного бога по образу своему (усовершенствованный экземпляр) перед смертью. Но этого не требовалось. Человечество создало совершенно иного бога или клику новых богов. На том ему и спасибо.
  
  ТО ЖЕ САМОЕ
  Некто стукнулся подлой мордахой об стол, где отведал пирог из циррозных печенок, нажрался желудочной язвы к чертям и зубами застрял среди раковой опухоли. Своевременно парень застрял, пока еще не судили и не прибили его за позорные вопли. Раз пинок, два пинок, три пинок. Раковая опухоль вне всяких сомнений покончила с криком куда эффективнее всех приведенных пинков, даже если их десять, пятнадцать, и более.
  - Рассуждая о демократии, - Бычий Цепень продолжил идею невесты, - То есть, рассуждая о ментальном менталитете нашего демократического общества, мы не просто так рассуждаем. Общество ментальное не имеет ничего общего с кладбищем. Демократия демократическая не пропагандирует ничего из области отрицательных величин. Только лесенка вверх вышла из данной системы, и никакого бегства назад. Демократический строй как высший этап обсервации человечества. Только при демократическом строе каждый имеет право орать самые дикие, самые пошлые нелепицы и заедать их еще чепухой неизвестного толка. Больше того, каждый имеет право на свободу слова, как говорится, на черный матюжный рот черного цвета. Больше того, только при данных условиях, каждый имеет права заехать в очко обладателю черного рта или боле диким оранием выхватить из-под копыт вышеупомянутого товарища свободу его слова, а затем провозгласить свободу своего слова.
  - Вернее, - тут Мозговик стал поддакивать Цепню, - Или еще вернее, провозглашенная свобода не есть абсолютная величина. Только один из подвидов общественного устройства, называемого демократией. Сегодня ты первый, сегодня самый орастый, а завтра найдется еще индивид, желающий поучаствовать во всеобщей ораловке, и насладиться физиологической компетентностью предыдущих ораторов перед новоявленной глоткой.
  - Правильно, - Цепень не стал возражать, - Тем и заманчива демократия, что обладает непререкаемым демократизмом, когда передается от субъекта к объекту. Он субъект, ты объект, или наоборот, что деталь незначительная при ментальных и передаточных функциях каждого передатчика и приемника. Что передается, то не получается. Что получается, то ни в коей степени передается. Ты орешь, а я уполномочен не слушать, пока не придет мое время.
  Мозговик заводной:
  - Время оратора или субъект передачи?
  Бычий Цепень спокойный:
  - В демократическом обществе субъект и объект не самые интересные числа. Сегодня ты, завтра он, послезавтра ваши противники. Старая недемократическое труха не определяется обществом. Коммунизм, буржуизм, военный переворот, хунта. Только передаточное число, только оно что-то значит и определяется в конечном итоге.
  Мозговик заводится:
  - Люблю передачу.
  Бычий Цепень на прежних позициях:
  - А кто не любит, тот сумасшедший товарищ. При демократии все не то и не так. У тебя призвание к определенного рода работе, которая раньше считалась неправильной и даже антиобщественной. Теперь другие порядки. Можешь гадить и воровать без боязни попасться, просто твое воровство называем "коммерцией". Можешь мошенничать или шаманить опять без боязни, просто твоих противников называем "невежами". Лжец лжет, пьяница пьет, развратный товарищ, ну сами понимаете что. Теперь повсюду веселые парламентарии, пьяненькие президенты, любвеобильные и сексапильные честь и совесть эпохи. Все правда, величие, благородство и синяя (мать ее) кровь. Ах, простите, кровь не синяя, но голубая. При демократии вокруг голубое содружество всего голубого. Эта мечта, эта надежда, эта работа, этот правитель и тот. Ах, ты черт подери, и да здравствует демократия!
  Теперь вместе:
  - Да здравствует!
  Теперь скопом:
  - Я голубой, я голубой!
  Теперь еще раз:
  - За мое, за твое, за ее и за наше отечество!
  Вот как у нас получается. Даже не разберешься, кто говорит. То ли Мозговик, то ли Цепень:
  - Мы победили. Жизнь предназначена для победителей. Никаких побежденных. Горе им, рабство им, злоба им. Никакой демократии для побежденных. Ишь чего захотелось, якобы каждого урода берут в демократы? Нынче не берут в демократы уродов, а берут их за горло. Кто взял за горло, тот самый и есть демократ, а еще передаточное число. Остальные объекты или субъекты. Остальные мусор и слизь. Они для рабства, они для пищи, они для развития наших детей и нашего семейного счастья. Все честно, все правильно, все опять-таки наше. Если тебя победили, не выступай против армии победителей. Побежденный товарищ в оковах, побежденный на дыбе, побежденный в казарме. Или разыграется пакость сия, развопится о вечных своих привилегиях, не пожелает работать на нас, не пожелает нашего общества, демократии нашей и своего справедливого рабства.
  Впрочем, не важно кто говорит. Оно теперь не имеет значения, как какая-нибудь какашка и мелочь.
  - Каждому почетное место! - некто крикнул из задних рядов.
  Чувствуете, другой переход, другая волна накатила на демократическое общество. Некто крикнул без разрешения, не настучали придурку по яйцам, и остался все он же с огромным куском пирога из аппендикса старой развратницы.
  - Каждому по заслугам, - засмеялась красавица Ришта, - И конечно мы знаем, где его место.
  Черную кобылу
  Не одеть в горошек.
  Не поможет мыло
  Против черной рожи.
  Не поможет эхо
  Против черной ямы.
  На штанах прореха
  Не украсит дамы.
  Череп без извилин
  Близок к перебору.
  Единица пыли
  Будет только сором.
  А вы подумали все бросить на произвол судьбы и напиться как свиньи. Зря вы подумали. Праздник для того и существует, чтобы испакостили его как-нибудь - не так, но иначе. Какой еще праздник без проповеди, лозунгов и речей? Это дерьмо, а не праздник.
  
  НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ
  При коммунизме умели праздновать, при капитализме праздновать разучились. Злобезный американер (читайте "капиталист") слишком трясется за свои баксики. Ты можешь купить на поганые баксики треть Америки или половину ее, но праздничное настроение ты не купишь. Баксики всего только баксики. За них пытают и убивают, а потом их используют, хотя чертовски хреново используют.
  Лучший вариант - отдать баксики маленькому ребенку. Ребенок их расчирикает и разорвет. Были баксики, больше нет баксиков. Зато малыш получил удовольствие. Не всегда подобное удовольствие выпадает на твою или на мою долю. Чаще не выпадает. Потому оно праздничное удовольствие, что не выпадает или выпадает не так часто, как бы хотелось тебе или мне. Отнести в магазин баксики способен каждый дурак, а порадовать ребеночка один на тысячу дураков и то не способен.
  Но посмотрите, родные мои, какой хороший ребеночек, какой он ласковый, как таращится, как похож на отца. На маму не так он похож, а на отца именно так. Да за одну подобную схожесть отдам ему баксики. При коммунизме они ничего не стоили эти твои баксики.
  Коммунистическое государство так или иначе стало прообразом координаторского движения. Сами координаторы отрицают причастность коммунистическим идеалам. Тем более что Координаторский центр сформировался задолго до государства Советский Союз, которое государство мама и папа, и главный оплот коммунизма.
  Очень показательная возня с баксиками. Координаторское сообщество отказалось от твердой валюты не просто из вредности. За определенные услуги можно расплачиваться золотом, драгоценными камнями, редкоземельными элементами или сплавами. Но нельзя расплачиваться бесполезной бумагой, которая баксики.
  Не скажу, что планета Земля преподала координаторскому сообществу полезный и важный урок. Накопительство бесполезной бумаги есть прерогатива обезьяноподобных цивилизаций. Господа координаторы никак не относятся к обезьяноподобной цивилизации, они выше позорного накопительства. В Координаторском центре не жизнь, но сплошной праздник.
  Последний вопрос, как быть с баксиками? Худо-бедно историческое достояние планеты Земля на протяжении многих столетий представляет подобная пакость.
  Предлагаю вполне удобоваримый ответ. Сегодня чего-то стоят, ну самую малость, бумажные баксики. Завтра не будут стоить опять ничего. Но отдавать завтра то самое ничего, что вовсе не отдавать. Лучше отдай сегодня. Ибо сегодня ты совершишь подвиг. А завтра не совершишь подвиг. Завтра гори синим пламенем баксики.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  Проблема. Треснула дверь. То есть треснула без предварительной подготовки. Высота двери - три метра. Ширина двери - два метра. Толщина двери - чуть менее метра, или девяносто девять сантиметров шесть миллиметров. До классического метра не хватает четырех миллиметров легированной стали.
  Вот мы и определили причину, отчего треснула дверь. Ее масса, на данный момент не классическая, не выдержала классическую нагрузку с противоположной стороны. Треск, скрежет, многочисленные обломки.
  И что опять получается? Дверь под номером раз. Обломки под номером два, четыре, пятнадцать. Не совсем, чтобы ровными четвертинками получаются обломки. Не совсем, чтобы обугленной грудой металла выглядят они же на последнем этапе. Хотя обугленное состояние ближе к истине, нежели необугленный вариант. Вонища, шумище, гарь, или дым, или шмон. Все оттуда, из-за треснувшей двери.
  - Ах, не хочу! - началась классическая истерика.
  - А кто тебя спрашивает? - посыпались классические вопросы.
  Нет, не спрашивает никто. Вполз ядовитый кошмар ядовитыми кольцами, распространился по зале, покрыл на две трети столы, забил до волосиков славных солдат, этих маленьких лямблей, задавил ниже пояса прочих товарищей.
  Вопрос на засыпку. Как развивается новая цивилизация на осколках умершей цивилизации? По большому счету, новая цивилизация развивается с большими потугами. Существует вероятность, что развитие повернет на порочный путь. Плюс перегибы.
  Все правильно, никому не нужны перегибы. Для означенной цели новая цивилизация выбирает новую власть. Не обязательно новая власть является прямой противоположностью старой власти. Гораздо чаще новая власть копирует старую власть, при чем копирует ее не самые лучшие качества. Отсюда опять перегибы.
  Тогда параллельный вопрос. Как проскочить самый трудный, то есть начальный этап развития, не нарвавшись и не сломавшись? Ответов на вопрос превеликое множество. Любая новая цивилизация предлагает весьма любопытный набор из ответов. Только предполагаемые ответы не всегда реализуются с положительным результатом. Еще чаще они не реализуются совсем, а результат отрицательный.
  Старая умершая цивилизация абы как не уступит. Вроде бы старая цивилизация умерла. Вроде бы новая цивилизация получила бесконечный простор для собственной реализации. Но это не правда. Старая умершая цивилизация протягивает из могилы костлявые пальцы. Что случилось? Почему не спросили меня? Что это здесь за разврат? Пора прекратить беспорядок.
  Ришта поднялась на длинном хвосте:
  - Кто посмел, твою мать?
  Поздно, моя драгоценная лапочка. Кончилась большая-большая любовь ко всему светлому, чистому и прекрасному. О чем уже говорилось не раз для недоразвитых долбаков и уродов. Следовало подстраховаться чуть эффективнее от долбаков и уродов. Неправильная дверь толщиной девяносто девять сантиметров шесть миллиметров дала слабину. Дым, шмон, кровавые язвы, пришел Муркотенок:
  - Вот вы где, дорогие мои!
  С москалями в единой упряжке
  Мы свои развиваем замашки.
  И хотя покривили мы рожу,
  Москали нам учитель хороший.
  Мы за ними урок повторяем
  И опять же себя развиваем.
  Но крутое развитие это
  Что-то пахнет не лучшим букетом.
  Пришел и нажал на курок автомата.
  
  ОТ АВТОРА
  На дворе еще та Петербургская слякоть, та еще Петербургская тьма с большим прибабахом. Солнце не так чтобы село, оно где-то во тьме над горизонтом, но тьма уже есть. Та самая неизменяемая и неуничтожаемая тьма Петербургского мира и всех расчудесных существ, обитающих в этаком мире, которые называются "петербуржцами". Не перечисляю, какие они, петербуржцы. Клопы, тараканы и вши в конечном итоге такие же жители нашего города, как сопливые и гундосые человечишки с клопяными, мокричными, вшивыми душами. Записался о каждом паршивце рассказывать, всей вселенной не хватит, а время наше ушло. Не всегда получается в наших условиях почистить зубы или вытащить мох из ушей. Интеллектуальные шутки в параше.
  - Перебор, - Владимир Александрович торопит Александра Юрьевича, - И вообще непонятно, зачем это в сказке мораль? Она и так моральная сказка.
  - Дело вкуса или привычки, - я отвечаю, точно отмахиваюсь, и отмахиваюсь, все равно отвечаю, - Привычка великое дело.
  Философия, черт подери. Никому не запрещается выстраивать елочками всякую дурость. А еще разрешается, потому что не запрещается пользоваться демагогией. Но промозглая тьма Петербурга не то чтобы демагогия. Она тьма, она наседает и отвергает всякую хрень, она захватывает и сокрушает дурацкие мысли и чувства, она комплексная и не представляю какая. Даже привычка твоя может оказаться какой-то особенной и бесполезной во тьме и вообще из самых паршивых привычек.
  Ты попался. Лишаи, собаки, клопы. Если оставил хотя бы единственный элемент из вышеперечисленной группы внутри собственных мыслей, то оставил и все остальное. Тьма порождает собак. Тьма, как рассадник клопов. А лишаи это их производная.
  - Зря стараешься, - снова Владимир Александрович, - Доброй сказке не надо вообще ничего.
  - Как прикажешь, - не лучший способ защиты, - Город у нас темный и слог его темный. Петербуржцы разучились разговаривать четко и правильно. Это не просто так. Мы считаем себя за людей высочайшего класса. Прочее человечество ни во что не считаем, только себя. Прочее человечество у нас не люди, а нелюди. Наш мрачный город он самый красивый из всех городов земли русской. Это мы так считаем. И в чем-то мы не ошиблись. Город точно красивый. Но это было когда-то, но это все в прошлом. Мы сами изгадили город, мы сами его опошлили, мы сами убили его красоту. Нам захотелось быть исключительным городом. Чтобы все остальные ребята валялись в наших ногах. Но быть исключительным по красоте так трудно, так невозможно. Гораздо проще залепить красоту грязью.
  И это еще не предел. Петербургская тьма подталкивает процесс мысли. А, подтолкнувши одно, подталкиваешь всяк остальное. Загнивающий Петербург, умирающий Петербург, некультурный и беспросветный, черт подери! Чего не померещится, когда петербургская тьма задавила сам город? Или я придираюсь к любимым моим петербуржцам? Может так оно есть? Тьма из грязи и мрази над городом.
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  Че Бэ Иванович в изнеможении оприходовал кресло. Да так и остался лежать без малейшего шанса прикончить свою нынешнюю немощь, а еще пошевелить головой, или пальцами, или любыми другими отростками. Хотя постойте, я пошутил про отростки. Если шевелишься, значит, порядок. Если ни то и ни се, значит ни се и ни то. Никаких подвигов, сосредоточься в реальной проекции, гляди на экран. Взгляд на экран еще по силам тебе, хотя ненадолго. Ты еще можешь из-под гигантского живота наблюдать за экраном. Твоя голова еще не прогнила насквозь:
  - Выход на новый режим.
  А мысли в твоей голове, что машина или компьютер.
  - Приглушить обороты двигателя.
  Отступая отступаешь,
  Если линию меняешь.
  Первый раз тебе удача,
  А затем гнилой калачик.
  Со второго перепляса
  Кости не рожают мясо.
  И на следующих весях
  Только черти куролесят.
  Подавай четвертый атом
  Этой нечисти проклятой.
  Ручку дернул и загнулся,
  В пятый номер окунулся.
  Ничего, что пятый номер:
  Таракан в параше йомен.
  Отступление шестое
  Развивает маромоев,
  И на данной на шестерке
  Отвратительные корки.
  Даже чертова короста
  Подвергается износу.
  И идет в поход обратный
  На четвертый или пятый.
  Где рыдают механизмы,
  Где облупленные мысли,
  Где покоя не встречали
  На культях или скрижалях.
  Номер третий два отвадил:
  Никакой тебе пощады.
  А второй на первом лопнул
  Вроде тухлого микроба.
  И вообще судьба такая:
  Отступаешь наступая.
  Что бы еще такое придумать перед рывком в бесконечность.
  
  АГА
  Хорошая девушка Таня-маня поссорилась с бывшим товарищем по оружию не ради какого каприза, но следуя железной логике. Бывший товарищ по оружию Че Бэ Иванович согласился с железной логикой. Виноват, искуплю кровью.
  Так получается на русской земле, что любые ошибки приходится искупать кровью. В свое время ошибся Че Бэ Иванович, не сумел уберечь от разорения русскую землю. Не лучшим образом в сложившейся ситуации действовала хорошая девушка Таня-маня, но это не умоляет вину бывшего государя Че Бэ Ивановича.
  Все правда. Счетчик отсчитывает последние минуты на русской земле. Немного времени осталось на подвиг. Хорошая девушка Таня-маня потребовала подвиг от бывшего государя Че Бэ Ивановича. Никаких оправданий, пошел и совершил подвиг.
  Очень просто покаяться в прежних грехах, вырвать до последнего волосы и валяться на брюхе, доказывая злобный характер судьбы. Мол, такая судьба. Мол, судьба подкачала. Среди русских богатырей не котируется на четыре копейки судьба. Встал, отряхнул брюхо, ждет подвиг.
  - Не получится, - высказался Че Бэ Иванович.
  Как довести до ума подвиг? Техника устарелого образца, компьютерные системы не взаимодействуют с головой оператора. Да и в самой голове почти не осталось свободного места.
  Но с другой стороны, надвигается не какое-то опьянение, но просветление мысли. То временное просветление мысли, которым страдает любой умирающий носитель человеческой энергетики. Вспыхнул носитель, взорвался, и разнеслась энергетическая волна по углам. Мысль сильная, как никогда, ежели смерть на подходе. Энергетика бешеная, как ни в какую, если ты умираешь. Не из пессимистического упрямства Че Бэ Иванович рассчитал последние минуты своего присутствия на бренной земле. Так получилось.
  Не сомневайся, товарищ Танечка. Богатырская закваска еще работает. Невозможно отыграть назад прошлое. Человечество с планеты Земля оставило собственную планету, потому что выбрало космос. Человечество выбрало космос, потому что планета Земля превратилась в развалины. Человечество вряд ли вернется на Землю. Космос такая бяка. Оттуда чертовски трудно вернуться на Землю.
  Ах, это не имеет значения. Товарищ Танечка озвучила жесткий приказ. На планете Земля напортачил Че Бэ Иванович. Сгоревшие города, кучи гниющих трупов, голод, позор, беспредел, киборги. Извините, товарищ Иванович, ваша проблема никак не относится к выбору человечества. Человечество в собственном праве вернуться или не вернуться на Землю. Но в любом варианте планета Земля должна принять человечество.
  И никаких воплей, типа, а почему я? Старший координатор Че Бэ Иванович есть лицензированная машина для созидания и разрушения. То самое разрушение успешно завершилось по приказу великой княгини Татьяны. Теперь подходящее время для созидания. И никто не сделает скидку на смерть. Концентрация энергетики максимальная. Интерполирование внутренних потенциалов критическое.
  - А может получится? - высказался Че Бэ Иванович.
  Хватит валять дурака, пора совершить подвиг.
  
  ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
  Хороша родная земля, а радоваться нечему. Много чернухи вокруг, много ее наплодилось. И не только в виде материи. По большому счету внешняя материя выметается и вымывается, она не из самых ужасных. Та материя, что из самых ужасных, в твоей голове. Там она есть, там ее место, оттуда не вырвать ее никакими приборами и инструментами, и не заставить очиститься хоть немного, ну на пол десятых процента.
  Это неуничтожимая мерзость. Это болезнь нашей бедной земли-матушки. Пока не очистили свою голову маленькие и дурацкие человечки, не воспрянет земля-матушка. Ты самый главный вредитель и угнетатель собственной родины. Ты опять же самые страшные страхи и муки. С тобой еще работать, работать, работать. И кажется, все безнадежно.
  А хотелось бы крохотной надежды кусочек. Земля без надежды, она умирающая. Только надежда позволяет подняться из бездны. Есть надежда - будет прекрасной планета людей. Если она и так хороша, то какой же прекрасной будет она, когда вернется надежда?
  Простите, боевые товарищи, подумал Че Бэ Иванович. Плохой достался вам государь, проявил известную слабость, за которую приходится расплачиваться.
  Сколько раз русские государи расплачивались за свои слабости? Сколько раз они же отвечали плотью и кровью за пренебрежение к собственному народу и связь с иноземцами?
  Нет, не связывался с иноземцами Че Бэ Иванович. Погубила великого воина большая-большая любовь к собственной родине. Я люблю тебя, родина! Очень и очень люблю. Каждую крохотную букашку. Каждую выцветшую травинку. Это не просто любовь, но большая-большая любовь. Ты должна это знать, родина!
  Снова про крохотный надежды кусочек. Великая княгиня Татьяна не изничтожила тот самый кусочек, пускай самый крохотный. Вот почему вернулся Че Бэ Иванович на русскую землю. Чтобы сродниться с другими ее государями. Чтобы любить и страдать. Чтобы ответить за все и за всех. Чтобы осталась и не исчезла надежда.
  В любом варианте, ты не один, государь. Может, сегодня ты лучший из лучших на умирающей планете. Может, ты понимаешь, что надобно ей и тебе для полного счастья. Может, родная земля сделает твою душу немного роднее, немного прекраснее.
  Кончилась жизнь, начинается сказка.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  Че Бэ Иванович отключился от внешнего мира и переключился на мир внутренний. Так, немного усилий, где-то поблизости бродит боец Муркотенок. Очень хороший, высококвалифицированный боец. Что-то не припоминаю товарища, который сумел завалить Муркотенка.
  Сегодня немного иная история. Че Бэ Иванович перестал реагировать на раздувшийся до размеров цистерны живот. Никто не способен завалить Муркотенка. Вот только опасность скрывается внутри самого Муркотенка. Та пресловутая опасность, что не завалила, но подкосила на определенном этапе Ивановича.
  Хватит о гадостях. Не допустит товарищ Че, чтобы всякие иноземные твари замутили несчастную Землю. Мутная история сильно напакостничала Ивановичу. Но повторяю, остался боец Муркотенок. Железный тупой кот. Для которого превыше собственных сил и возможностей напрягся Иванович. Пошла информация:
  - Оглянись, старикан. Из правого коридора ловушка. Чуть влево, и обошел коридор. Чуть вправо, значит попался. Сжиженный концентрат протоплазмы, высокая синусоидальность и коммутативность на уровне, низкий баланс кси-лучей. Пока не летальный исход, но чертовски опасно.
  Самое время прислушаться к информации:
  - Не спеши, твою мать. Удаляющиеся огни всего-навсего идентификация опознавательного знака твоих оппонентов. Враг хитрый, его нет. Модификатор пси-икс удаляется. Если двигаться за модификатором, опять ничего не поймаешь. Только бесчисленные туннели, бесконечные лабиринты, колодцы, комнаты смерти, оружие самоуничтожения и котоловка под тепловой удар. Жизни не хватит перешагнуть через это.
  Момент такой из известных:
  - Вот теперь, мой родимый, на верном пути. Вопли, похожие больше на рокот морской, никого не надули. Запахи смрада, как запахи древней помойки, ни с чем не сравнялись. Пятна на стенах, что направляющий знак, никуда не направили. Бомба и контрбомба, граната и контрграната, пуля и прочая контра в твоих руках. Они направление номер один. И ты это скоро прочувствуешь.
  Я не уточняю, насколько включился Че Бэ Иванович. Но в некоторой степени он руководящий состав высокого класса и такого же класса начальник. Звание старшего координатора в координаторском сообществе много выше, чем звание государя всея Руси. Только старший координатор имеет право контролировать младшего координатора.
  И это правильно. Великодержавный характер неопытного мордобоя, самодовольные замашки бойца, стопроцентное завихрение звездной болезни. Оч-чень надо контролировать Муркотенка, мать твою, стопроцентный контроль. Чуть отпустили контроль, скажем, на три процента, сломался младший координатор. Ну и вытекающие отсюда последствия. Никакой тебе системы, никакой тебе правильной тактики, обычный махач и битие морды. С каждой маленькой фошкой дерется боец Муркотенок.
  - Я не прихвостень всяких начальников, родившийся от собаки на свет, чтобы сдохнуть в канаве.
  Спеси хватает:
  - Я не мусор, но власть. Разрешите самостоятельную трактовку предстоящей работы.
  Плюс кое-какие бонусы:
  - За базар отвечаю. Чем больше оружия, тем больше дымятся развалины.
  Че Бэ Иванович учел основные черты мурсианского характера. Не договоришься абы как с мурсианином, то есть с бойцом Муркотенком:
  - Одинокий боец практически проиграл битву. Поверь моему опыту, брат, битва проигрывается в выигрышной ситуации от одиночества. Ситуация нередко выходит в разнос потому что она выигрышная, и некому проверить побочные варианты.
  Кажется, что-то мяукнул в ответ Муркотенок. Что-то похожее на непереводимый русский фольклор, который на планете Земля не так чтобы поощряется, однако не запрещается. Че Бэ Иванович не отрицает непереводимый русский фольклор. Истинному мордобою фольклор не помеха. Но существуют другие помехи.
  Например, снизил скорость, пыхтит и ворчит боец Муркотенок. Против того, что ворчит боец Муркотенок ноль возражений. Для самооценки ворчать полагается. Поэтому ворчит с довольной мордашкой товарищ боец. Ворчит и не сопротивляется всяким начальственным бякам. Лучше ворчливый, чем непокорный боец Муркотенок. Три секунды зверел, четыре миллисекунды пыхтел, четверть микросекунды чесался все тот же товарищ. Вы представляете, о чем мы тут разговариваем? Время не резина, не выбросишь в отхожее место. Чем больше времени потеряно на начальном этапе, тем слабее удар, тем сильнее враги, и ты тот самый, который покойник.
  Таким образом, разворачиваем основной вариант, это когда Муркотенок дорвался до интеллектуальной мощи Че Бэ Ивановича:
  - Еще мозгуешь, дружище?
  Или вариант номер три, это откуда три бочки помоев:
  - Не совсем осовел от жира?
  Короче, можно варьировать скорость, если не напрягается начальство. А если плевок на панель и харчок по стене, кого оно задевает, кроме самого Муркотенка:
  - Еще не факт, кто скажет последнее слово.
  Начиная бойню,
  Не тверди соседу,
  Что пришел довольный,
  Что пришел с победой.
  Не сверкай зубами,
  Не рычи завзято,
  Как над дураками
  Совершил расплату.
  Вариантов море
  На большой дороге.
  То тебя уроют,
  То отпустят с богом.
  Хорошие ребята, опять черт! Вот такие в связке разнесут всю вселенную, любого врага припечатают мордой в дерьмо и заставят гнилым языком вылизать все, что нагадил.
  
  УЛЫБКА УМИРАЮЩЕГО
  Мы, кажется, успокоились. Наша игра из нормальной обоймы. Вопрос и ответ, ответ и поступок. Кто спрашивает, ни в коей степени отвечает. Кто отвечает, ни ему анализировать поступки начальства. Младший координатор и мордобой - прекрасное оружие смерти, но послушный солдат. Нам бы таких побольше товарищей, нам бы целую армию только такого оружия, и пускай матерятся:
  - Хрен помяни мое слово!
  Земля не выдержит двух мордобоев, а одного выдержит. Че Бэ Иванович в этом уверен. В его отмирающих глазницах отмирает улыбка. Но улыбка еще держится, как мы сказали, пока она отмирает. На следующем вираже может совсем отомрет улыбка. Но вираж еще длинный, вираж без начала или конца, вираж без прошлого или будущего, он остановился во времени, как все та же улыбка:
  - Не волнуйся, старина. Когда-нибудь подрастешь, наберешься ума, заматереешь и поседеешь на службе. Такое бывает. Младшие подчиненные становятся средними. Средние командиры становятся старшим руководящим составом. Старший руководящий состав руководит и приказывает прочим товарищам. Координаторская работа не только занюханный сектор на покинутой планете. Хотя признаюсь, мне почему-то нравится этот занюханный сектор.
  Все правильно. Муркотенок слегка оклимался. Не всякий боец оклимается на двести процентов после того, как в его голове заведутся несанкционированные глюки и чужеродные мысли. Но Муркотенок не всякий боец. Пятьдесят процентов шоковой терапии только на пользу.
  Впрочем, других возможностей не было. В сложившейся ситуации испробовал старший координатор Иванович секретную тактику товарищей предшественников. Ну, тех самых товарищей, которые предшествовали координаторскому движению.
  Тактика выглядит так. Посылается мощный посыл в мозг объекта. Если мощность посыла достаточная, то уши объекта становятся твоими собственными ушами, а глаза объекта становятся твоими собственными глазами. В случае со слабым объектом захватывается безраздельно и полностью мозг объекта. В случае с объектом по имени Муркотенок мозг не захватывается.
  Ну, и ладно. По крайней мере, глаза Муркотенка проецируют картинку в мозгу Ивановича. Уши работают несколько хуже, ибо они отключились из-за проникающего поражения той части мозга, которая отвечает за слух Ивановича. Все равно основная информация поступает через глаза. Значит, не собьется с прямого пути боец Муркотенок.
  Собственно, а что такое прямой путь? Нет времени копаться среди категорий, указывающих на искривление. Если прямой путь не кривой путь, этого вполне хватает Ивановичу. Секретная тактика товарищей предшественников не доступна товарищу Муркотенку. Можно потратить несколько часов на разъяснительную работу и тренировки, после чего Муркотенок овладеет секретной тактикой товарищей предшественников.
  Еще раз проехали. Подумал про разъяснительную работу Че Бэ Иванович, и закрыл тему. Товарищи предшественники могут не волноваться. Не овладеет Муркотенок секретной тактикой товарищей предшественников. Не осталось несколько часов на разъяснительную работу и тренировки. Возможно, и несколько минут не осталось.
  Отключился от головы Муркотенка Че Бэ Иванович. Переключился на собственный неподъемный живот. Мгновенный анализ и синтез, дальше смотреть не на что. Кому нужны всякие щели и дыры, покрывшие неподъемный живот. Тем более, в эти щели и дыры торчат очень гадкие морды.
  Отключился от собственной плоти Че Бэ Иванович, переключился на мозг Муркотенка.
  - Не унывай, старина, - вот последний осколок энергии, как понимаю, на посошок.
  - Не тормози, мой хороший товарищ по партии, - вот последняя капелька с перепоя.
  - Не будь идиотом, - наконец, последний привет от Че Бэ Ивановича, - Ты же умненький, ты не тупой агрегат для убийства. Перед тобой великое и беспредельное будущее. Перед тобой росы и звезды. Наконец, целый мир, жаждущий твоего вмешательства, твоего подвига и твоего героизма. Ты догадался, перед тобой еще много света и счастья.
  Наступила причина
  Завершить разговор.
  Из прожженной лучины
  Не выкачивать сор.
  Не вытаскивать плюхи
  На поверхность вещей.
  В угасающем духе
  Не корежить червей.
  Не плодить тараканов
  Из огрызка рубля,
  Выпивая из раны
  Эликсир бытия.
  И в закрытые сени
  Не пускаться в разбой,
  Не устраивать трели
  Над увядшей душой.
  И еще по старинке
  Не тянуть помело.
  К черту ваши поминки!
  Что ушло, то ушло.
  И улыбка во весь экран. Она такая огромная. Она такая блаженная. Она такая вселенская. Она настолько уже не отсюда. Она не из нашего мира вещей и материи. Она гораздо выше материи. Она гораздо светлее и ярче вещей. Она, не знаю какая улыбка.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  Четыре мордоворота явно неместного происхождения преградили путь Муркотенку. Один мордоворот выскочил из левого коридора, другой мордоворот выскочил из правого коридора, оставшаяся парочка торчала истуканами у бронированной двери.
  Ошибочная тактика, черт подери. Муркотенок в первую очередь разделался с парочкой у бронированной двери. Извините, товарищи, вот вам граната. Взрыв, вызванный вышеозначенной гранатой, вроде бы двери не повредил, но товарищи не успели принять извинение.
  Роботы, подумал боец Муркотенок. Чего и следовало ожидать. За последнее время роботы тесно внедрились в повседневную жизнь. База на Острове Мути вряд ли могла обойтись без роботов.
  Программируемые роботы, подумал боец Муркотенок. Опять же нормальный подход. Разумный робот, как самостоятельная единица принадлежит к сообществу разумных существ. Его права защищает международная конвенция в составе свободных чистильщиков и организации независимых роботов. Можно разориться на одних штрафах, если отправить разумного робота в такую дыру, как база на Острове Мути.
  Никто не защищает программируемых роботов. Обыкновенные железяки, вместо головы примитивный компьютер. На панели управления стандартные кнопки: "Работа", "Охрана", "Процесс ожидания". Самый некомпетентный товарищ, с руками, что из попы растут, разберется, какие нажимать кнопки.
  В режиме "Работа" программируемый робот принимает звуковые команды от работодателя. То есть копает землю, перетаскивает выкопанный грунт, разводит цветы и так далее. В режиме "Процесс ожидания" программируемый робот стоит дурак дураком и ничего не делает, пока не отожмут кнопку "Процесс ожидания" и не нажмут какую-либо иную кнопку.
  Насчет режима "Охрана" сразу догадался боец Муркотенок. Или не совсем сразу. Перед догадкой товарищ боец бросил гранату. Результат известен. Вместо четырех мордоворотов (ой, простите), вместо четырех программируемых роботов осталось два программируемых робота. Можно сказать, задаром взорвалась граната.
  - Испортил хорошую вещь, - вздохнул Муркотенок.
  С двумя программируемыми роботами пришлось повозиться не более четырнадцати миллисекунд, примерно по семь миллисекунд на каждого программируемого робота. Или то самое время, которое потратил боец Муркотенок, чтобы отжать кнопку "Охрана" и нажать кнопку "Режим ожидания".
  Очередная идея, которая зацепилась под черепной коробкой товарища бойца, была примерно такого уровня:
  - Беру отвертку, разбираю железный хлам на запчасти.
  Порылся по карманам боец Муркотенок, пропала отвертка. Точно припоминает боец Муркотенок, что в Координаторском центре ремонтировал миниатюрный приемник с помощью разводного ключа и отвертки. Нет разводного ключа, пропала отвертка.
  Следующая идея:
  - Беру автомат, запланированные стрельбы.
  Нет, никуда не пропал автомат. Еще не значит, что без оружия лучший боец во вселенной, если пропала отвертка. Оружие относится к другой категории сложности. Оружие не может пропасть, пока не откинул концы Муркотенок. Оружие всегда под рукой, пропала всего лишь отвертка.
  Последняя идея:
  - Пускай поработают роботы.
  Ничего личного, идея Муркотенку понравилась. Выглядит весьма симпатично. Мордоворот из левого коридора получил в правую руку стандартный детонатор от синтетической бомбы пятьсот тонн. Мордоворот из правого коридора получил в левую руку стандартную синтетическую бомбу пятьсот тонн. Сходимся, сталкиваемся, детонатор сработал на бомбе.
  Взрыв, гарь, куски высококачественного металла. Кажется, переборщил Муркотенок. Толщина двери девяносто девять сантиметров шесть миллиметров. Самое время обойтись синтетической бомбой в четыреста тон или прецензионной гранатой обратного действия. Неужели опять потратился даром боец Муркотенок?
  Э, кончай, извращаться. Для автомата нашлось подходящее дело.
  
  НЕМНОГО МОРДОБОЙЩИНЫ
  - Это дьявол! - вполне предсказуемая реакция.
  Некто пискнул и некто упал. Вонь в пробитую брешь. Полетели за вонью гнилые ошметки. Из ошметков та самая слизь, пузыри, пузыри, пузыри. Мир наполнился бешенством, мраком и хаосом.
  Муркотенок отринул к чертям автомат, тут же лопнувший от избытка энергии. Разучились делать нормальную технику, теперь одна ненормальная техника. А подобную хрень ненавидит боец Муркотенок. Он так и сказал, ненавижу. Мол, ненавижу плохое, покойное и которое лопнуло. Здесь не столько халтура, сколько предательство родины. Потому что с такой техникой родину не уважаешь, ее предаешь, как последнюю тряпку.
  Впрочем, можно обойтись без предательства и подставить себя под удар, как некомпетентного профессионала, не оправившегося с работой. Да что опять же работа? Никуда не пролезть с такой техникой, разве что сразу пролезть на помойку.
  Товарища нелицеприятно подставили. Придется перейти на подкожный корм, то есть использовать локти, колени и лапы. Муркотенок адекватно рубит локтями, коленями, лапами. Плюс голова пригодится. Повторяю, к черту кривой автомат. Голова как всегда голова, она отвечает за такие раны в бою, что противники выпали пачками.
  - Кушать подано, дорогие товарищи.
  В который раз Муркотенок. Без автомата получается не чище, но шибче. Гной и копоть, мерзость и гной затопили пространство. Вопли на двести процентов, стоны на триста. Вопли, кажется, из каждой крохотной щелочки. Стоны, кажется, из самого чрева земли. Вот земля, вот остальное дерьмо, которое не попало пока в сферу деятельности Муркотенка. Ах, забудьте пока про какую-то деятельность. Экскременты сгустились до глаз. Они злокачественные, но не инертные по своей сути. Они поднимаются, они угрожают запакостить эти глаза. Что за беспорядок еще? Не пора ли устроить всемирный потоп из отбросов и гноя.
  - Мать моя, дьявол!
  Глаза в экскрементах:
  - Остались дома контактные линзы!
  Муркотенок лютует. Почти эйфория, но не совсем. Глаза бесполезные после последней процедуры. Бой продолжается, не считаясь с противником. Не надо было насаживать гангренозную печень на крюк перед входом. Ее неэтический вид смутил Муркотенка. Если бы все происходило, как на галактических учениях, с корректировкой огня и наградным листком в конечном итоге, возможно чуть больше расстроился Муркотенок. А так никаких эмоций, вообще ничего. Никому не желает зла величайший боец во вселенной. Смывайтесь и не кривляйтесь, товарищи. Десятки тысяч солдат, сотни тысяч ракет, минометов, орудий и танков... Это все дрянь, это все мразь перед лицом Муркотенка.
  Хотя потерпите чуть-чуть напоследок.
  - Где бомба?
  Нет бомбы. А так же кончились пули обыкновенные, разрывные, аккумулирующие. А так же гранаты с насечкой и без. Ну и, плазменная установка осталась без плазмы, нож потерялся вообще неизвестно когда, и неизвестно в каком из карманов прокисла пластиковая взрывчатка.
  Сие происки врага на техногенном биохимическом уровне. Но биохимическое оружие просто ничто против бойца Муркотенка. На биохимию мало надежды, не подтереться такой радостью. Я повторяю, ничто и никто. Я уточняю, вместо оружия два кулака, две ноги, один хвост. И еще голова, то есть известная нам голова вместе с жаждой космической мести.
  Доброе светило
  Потрепали блохи.
  Потрепали мило
  Этакие крохи.
  Налетели скопом,
  Скопом накатили,
  Сделали циклопом
  И поколотили.
  Не суди их строго.
  Всякая система,
  То стремится сдохнуть,
  То исходит пеной.
  Если бы так каждый день, каждый час, каждую минуту, каждую секунду управлялся товарищ боец. Вот это дело! Вот она жизнь! И за такую жизнь своей собственной жизни не жалко.
  
  ВТОРОЙ ЭТАП МОРДОБОЙЩИНЫ
  Крепкий парень у нас Муркотенок. Все вокруг скользкое, гладкое, неприятное. Существовала версия под кодовым названием "приятная прогулка". Но версия лопнула, как гангренозный пузырь, и получилась совсем иного рода прогулка.
  На гладкой, точнее, на скользкой поверхности хорошо использовать когти. Только мода на когти прошла лет двести назад. Что это за анахронизм, такие когти сегодня не носят. Вот Муркотенок и не использует когти. Или точнее, он их использует в укороченном виде. А что опять же использовать когти в укороченном виде? Если при полной выкладке не держит поверхность.
  Э, ребята, не на того наехали. Так или иначе держится боец Муркотенок. Четыре секунды, девять секунд, минута, три с половиной минуты. Муркотенок пока еще держится среди кошмаров и хаоса, то есть на неприятных, гнойных, скользких обломках. Он сокрушает, что в силах еще сокрушить, и добивает, на что не осталось ни силы, ни капли энергии. Три с половиной минуты, четыре, пять с четвертью, пять минут и семнадцать секунд с половиной. Целая река гноя, целое озеро, почти океан. Стоячее вещество приходит в движение.
  Никаких застоявшихся гнойников на стадии вещества. Все приходит. Любая мелочевка, любая поганка теперь за движение. Все подсуетилось в разбитую дверь. Как будто оно не само отыскало естественный выход, как будто его подсуетили туда десятками мощных насосов.
  Вы когда-нибудь пробовали бежать против ветра, скорость сто метров в секунду? Ах, не бывает подобного ветра. Тогда представляем водный поток с адекватной скоростью. Ах, и этого не бывает. Тогда не знаю, чего представить в конечном итоге, но встречные навороты мрази и гноя едва не снесли Муркотенка.
  - Охладись, - некто злобно сказал.
  - Сам поди охладись, - ответ против некто, - Как язык поворачивается в омерзительной глотке твоей, когда погибают герои.
  Впрочем, не так чтобы очень свирепый ответ:
  - Всегда погибают герои.
  - Идея не погибает. Идея живучая, она прорастет на трупах еще восхитительнее, лучше и чище.
  - Может, дернем стакан за идею?
  Дальше последовал удар в голову. То ли гнойные сгустки приобрели твердость металла, то ли увеличилась скорость потока на двадцать метров в секунду. Муркотенок на сто процентов выпустил когти и повысил сопротивляемость собственного организма в соответствии с увеличивающейся скоростью. Улыбка почти удалась. Или точнее, улыбка могла получиться, если бы бомбардировали товарища координатора камнями и прочими твердыми предметами. Но гнойная субстанция это ни камни, ни прочие твердые предметы. Тошнит и выворачивается в общую массу желудок.
  Плюс первая серьезная неудача. Оторвался нагрудный карман на любимом комбинезоне бойца Муркотенка. Не совсем чтобы новый комбинезон, и карман не совсем чтобы новый. Следовало подштопать карман (лучше проволокой) перед работой на Острове Мути. Но не подштопал карман Муркотенок. Отсюда карман оторвался.
  Повторяю, был такой заветный карман, или такой тайничок, где лежала книжица со стихами любимых поэтов. Стихи душевные, стихи настоящие. Они о кошечках, о котятах, о тяжелой кошачьей судьбе, о солнечном мире кошачьих иллюзий.
  И эта утрата воистину показалась координатору самым коварным ударом судьбы, самой подлой подляной.
  
  ВЫВОДЫ
  Из любой ситуации следует что-то извлечь. Скажем, вот так:
  - Ну, не послушался товарищ боец. Ну, идиот. Карты предупреждали тебя о начале черного и кончине хорошего времени. Карты не лгали при этом, а только давали совет: на две тысячи раз подождать, на полтинник подумать, на копейку отрезать. Не подумал, не подождал, не отрезал всякую пакость товарищ. Сомнения по боку в лунную ночь! Долой бесхребетность в такой вечер! Ты не доброволец, но сплошное позорище.
  Следовало набрать добровольцев для предстоящего дела. Пускай товарищи добровольцы то самое мясо, о котором гласят легенды, но набрать все-таки следовало. Не всегда соображение выдающегося стратега определяет победу. Не всегда натренированный мордобой - самый лучший из мордобоев. Мясо имеет известную ценность, если его использовать как дополнение к мордобою. Но если его не использовать вовсе, то вроде как по собственной воле лишился защиты.
  Здесь передернуло Муркотенка. Один воин, одни глаза, одни уши, один хвост. Очень странная ситуация с мясом. Координаторское сообщество не отказывает напрямую в поддержке живой силой. Подпишите, пожалуйста, формуляр. Приложите семь справок от смежных организаций. Встаньте, пожалуйста, в очередь. А какова очередь? После пиратского рейда скитальца Оторва выросла очередь. Ваш номер семь тысяч двести тринадцатый.
  Опять же можно отправиться в организацию чистильщиков. Там добровольцы кучкуются пачкам, вот только нет мяса. Подобный продукт чистильщики забраковали как вредное антиобщественное явление. Хочешь помощника, нанимай свободного чистильщика. Расценки астрономические, можно нанять целую планету земного типа за ту же цену.
  Когда-то координаторское сообщество начинало и повсеместно использовало товарищей чистильщиков. После пиратского рейда скитальца Оторва несколько поиздержалось координаторское сообщество. Золота, драгоценных камней, редкоземельных элементов и сплавов на найм не хватает. И вообще, для чего нанимать нам каких-то чистильщиков, если есть боец Муркотенок.
  Муркотенка опять передернуло. Под ремнем затрясло несколько гнойных пампушек, плюс затошнило от размышлений в башке, как не тошнило от крови и гноя. Ничего не пойму, облом с Муркотенком:
  - А ведь бродяга Че порадуется твоему поражению.
  И еще:
  - Надуется жирный святоша до самых ушей, будет смеяться и будет пыхтеть, размышляя о превосходстве духа над силой. Будет выпячивать жирный живот, будто в таком животе само превосходство.
  Пуля дурная
  Опасна для драк.
  Бить негодяя
  Сподручней кулак.
  Тысячу гадов
  Не взять кулаком.
  Видимо надо
  Работать штыком.
  А с миллионом
  Штыком не поспеть.
  Надо колонну
  Снарядов иметь.
  Или ракету
  Во сто мегатонн,
  Чтобы отведал
  Чертей миллион.
  В данный момент Муркотенок окончательно оторвался от твердой поверхности.
  
  ЕЩЕ ВЫВОДЫ
  Разрешаю не извиняться за проваленную операцию. Координаторское сообщество впало в ничтожество. Пиратский рейд скитальца Оторва наложился на исчезновение железной девы Крысятки. Координаторское сообщество очень рассчитывало преодолеть кризис за счет партии киборгов, первый экземпляр - железная дева Крысятка, бывший дружинник и русский богатырь Таня-маня.
  История железной девы больше не является государственным секретом координаторского сообщества. С некоторой долей оптимизма и некоторой долей разочарования ощутил свое родство с железной девой боец Муркотенок. Я, значит, дедушка. Ты, значит, внученька. Но это никак не спасло Координаторский центр от пиратского рейда скитальца Оторва.
  И вообще, киборг-проект закрыло координаторское сообщество. Очень дорого, очень неэффективно. Не валяются по канавам дедушки а-ля Муркотенок, готовые разводить внученек а-ля Таня-маня. Зато скитальцы потеряли последнюю совесть после жестокого рейда скитальца Оторва.
  Выругался боец Муркотенок:
  - И что мне делать?
  Вопрос риторический. Посторонние глюки, напоминающие очередную шутку Че Бэ Ивановича, перестали трещать в голове. Как-то добрался до Муркотенка товарищ Че, но хватило его не надолго.
  Узнаю тебя, брат, решил Муркотенок, снова испытываешь боевого товарища. Мол, вокруг развивающаяся вселенная в состоянии равновесия. Мол, бойцов не хватает на эту вселенную, но хватает и очень хватает всяких уродов. Скиталец Оторва послала всяких уродов для отвлекающего маневра, чтобы практически в одиночку порушить Координаторский центр. Неужели боец Муркотенок слабее скитальца Оторва?
  Заскрежетал зубами боец Муркотенок:
  - Меня подставили.
  Не очень приятно утратить опору в момент наивысшего мордобоя. При чем мордобой производился с заведомо слабым противником. Как всегда не ошибся Че Бэ Иванович, понадеявшись на самостоятельные действия бойца Муркотенка. Как всегда ошибся боец Муркотенок, понадеявшись на собственный автомат и собственный разум.
  Зубы едва не сломались от ужасного скрежета. Но, оставшись на месте, произвели разрушительное воздействие на окружающее пространство, на металлические, а тем более естественные галереи. Не было трещин. Теперь они есть. В вышеупомянутые трещины исчезает и опустошается гной. И поток не такой суровый, как в самом начале.
  - Впрочем, достаточно.
  - Или еще не дошло?
  - А я о чем говорю?
  - А кто спорит?
  Муркотенок почувствовал лапами дно. Сначала мягкое, затем твердое. По мягкому дну не так интересно просчитывать собственные действия, вот по твердому интересно. Сначала вперед лапами, затем ниже, затем еще, и еще, и еще. Встал на четвереньки великий боец, после чего рванул к выходу:
  - Интересная получается картина. Ты накрошил целое море врагов. Уровень тот самый, который молекулярный. Никакого восстановления и отождествления клеточной структуры. Молекула слишком крохотная величина, чтобы по собственной инициативе трансформироваться в квинтэссенцию разума. Чисто, чисто и чисто. Но нет удовлетворенности от хорошей работы.
  А что опять же хорошая работа? Секрет какой-то и только. Голова раздулась от всяких секретов:
  - Есть удовлетворенность, нет удовлетворенности, кто-то обязан доделать работу. На молекулярном уровне квинтэссенция разума отсутствует, но присутствует приказ, с которым надо считаться.
  Впрочем, голова на самом деле раздулась. И у бегемота раздуется голова. Самая большая голова не самое большое вместилище для такой мелочи, что называется мысль. А если мысль и впрямь мелочь? А если она застряла и не желает пробиться наружу? А если выводит ее с таким трудом Муркотенок?
  
  ОКОНЧАНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  Гнойная река иссякла как раз на выходе из подземелья. Иссякла на том косяке и платформе, где некогда повстречал Муркотенок своих обходительных спутников, этих бестий из партии лямблей. Хорошая встреча, интересная, черт твоя мать, даже захватывающая. Вот бы чуть-чуть повернуть время на парочку правильных оборотов, вот бы опять повторить то же самое.
  И не надейся, ласковый наш. Не будет никаких поворотов назад, и ни в каком из вариантов не получится то же самое. Только раз бывает, чего бывает. Только однажды встречается нечто особенное, которое между прочим встречается. А теперь ни маленькой пакости, ни лямблиозного следа, ни прочих следов человеческой, нечеловеческой или мутагенозной природы.
  И это еще не все. Где машина? Где вездеход? Не знаю, не представляю, не понимаю, что теперь где? Нет вообще ничего, за исключением пакетика из самой дешевой бумаги.
  - Вот мне чего не хватало для полного счастья.
  Муркотенок поднял пакетик. Бумага дешевая, слизь, черт ее в одно место! Вот как хлопну и лопну на сотню частей! Хотя потерпите, родные мои, какая-та неправильная бумага. Оттуда обойма торчит, а в обойме кассета.
  - Что за дерьмо? - Муркотенок не то чтобы разозлился.
  - Точно дерьмо? - координатор не то чтобы очень смеется и плачет.
  Впрочем, опять повезло.
  - Здравствуйте, товарищ боец, - вернулась биоканальная связь, - Напоминаю для дураков и дебилов, если открыть кассету на месте, ничего хорошего не получится. Кассета шифрованная и самоликвидирующаяся. Откроешь, она ликвидируется, а ты с носом.
  Впрочем, не так чтобы повезло.
  - Ерунда какая-та, - Муркотенок выпустил когти, - Да когда закончится, наконец, испытание Островом Мути? Самое время плеваться.
  Ответ отрицательный. По большому счету испытание никогда не закончится. Как бы это сказать без обиды, вселенная испытывает лучших своих пацанов и девчонок. Худшие пацаны и девчонки застряли в дерьме навсегда. Тепло, хорошо, приятно воняет. Худшие пацаны и девчонки никогда не увидят другую вселенную. То есть они не увидят вообще ничего, кроме дерьмовой вселенной.
  Другое дело, лучшие пацаны и девчонки. Сегодня погружаемся ниже плинтуса, завтра приподнимаемся выше яростных звезд и галактик. Завтра в любом варианте скомпенсирует непрезентабельное сегодня. Ибо ты заслужил завтра, оберегая вселенную и сохраняя ее равновесие. В тебе осталась еще малая капелька чего-то хорошего и человечного. Поэтому, когда пройдет завтра, начнется очередное сегодня, а вместе с ним очередная мутная история, не обязательно с Островом Мути.
  Снова биоканальная связь:
  - Зря расплевался, товарищ.
  Не выдержал Муркотенок:
  - Я плюю, я плюю, тьфу-тьфу-тьфу...
  И натурально стошнило великого мордобоя в снега острова.
  - Да пропади ты, житуха поганая, пропадом.
  Но нет, никаких спецэффектов. Координатор не истеричная дамочка, не маромой перед посвящением в церковь. Всего лишь координатор. Как вскипел, так и остыл Муркотенок. Как не портил чужую собственность, не много испортил. Много шума на этой земле. Много топота в этой вселенной. Театрально пыхтит Муркотенок. И плевки его театральные. Потому что так надо. Что-нибудь с неба придет, что-нибудь даст по башке. Ну, хотя бы биоканальная связь. Она придет, или даст. Ох, какая она приставучая после работы:
  - Отправляйся на базу, товарищ боец. В пятнадцать ноль-ноль, ни раньше, ни позже включи диктофон. Это твой шанс, неудачник ты мой и позорник.
  Черточки, точки:
  Длинные, круглые
  Свились в клубочки,
  Просто обуглились.
  Времени жало,
  Горькое, темное
  Просто упало
  В жерло бездонное.
  Взвизгнула дико
  Сирена истошная.
  Просто поникло
  Доброе прошлое.
  Тишина. Связь оборвалась, она никогда никого теперь не достанет.
  
  ОТ АВТОРА
  Мы немного поспорили среди умных Мартовских, какая в Петербурге культура. Русская она или нет? А какой в Петербурге язык? На самом деле он русский, или может из мусора? Что-то не верится насчет русского языка. Уходит из Петербурга культура, откатывается культура с петербургской земли, исчезает. И Россия из Петербурга уходит. Вокруг совершенно нерусские люди, нерусские поступки, нерусские мысли, нерусская совесть и честь. Ты пытаешься отыскать малую капельку русского, но этого нет, но это совсем глубоко, но это ниже, чем надо, и дальше, чем можно проникнуть.
  Владимир Александрович не слушает своего нудного папочку Александра Мартовского:
  - Собаке собачья смерть.
  Владимир Александрович научился говорить штампами и скоро будет такой же нерусский как все петербуржцы, если не попытается удержать Петербург, и русскую культуру, и русский язык русских товарищей. Нет, русский язык не имеет ничего общего с выхолощенным лексиконом, враньем и дерьмом, что парит теперь в Петербурге. Лексикон для маромоев. Они его придумали, они его внедрили, они на него поставили. Их оружие, их ударная группировка, их шанс. Чем более омаромоивается Петербург, тем лучше в нем маромою. Была вторая родина, а теперь уже не вторая, но первая родина для всякого кто сегодня нерусский товарищ.
  Мне такое не по душе:
  - Не хочу, чтобы Петербург как собака.
  Владимир Александрович с большим вниманием:
  - И я не хочу.
  Но мысли его далеко. Мало ли чего мы там захотели. Если бы от хотения одного русского просыпалась и поднималась Россия. Если бы исчезали тучи над городом. Если бы вырвался из дерьма Петербург. Если бы каждый предатель и враг получил по заслугам.
  Но подобный расклад гораздо больше, чем сказка.
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  Муркотенок с кассетой. Время в порядке, действия точные. Осторожно раскрывается пластиковый пакетик и опорожняется то, что является оболочкой. Опять же нужна помощь плазмы. Как вы понимаете, плазма не всегда действует по приказу, но ее преимущество свесило ножки с высокой вышки. Сегодня малый поток, завтра большой, послезавтра совсем малый - вот что такое по существу плазма.
  Граната не обладает подобным ресурсом, как плазма, хотя действует при любых обстоятельствах. Больше того, после гранаты не засунешь, ну что осталось, в экзотермический преобразователь. Ибо экзотермический преобразователь по форме почти сфера, а после гранаты какая-та мразь на стене без излишних "почти", и стена не лучший попутчик для сферы.
  Раскрываю свою наболевшую душу.
  Пусть она до конца обнажается
  И для каждого так раскрывается,
  Чтобы лучшее в нем не разрушить.
  Ибо только начни разрушение,
  Как нелучшим окажется лучшее,
  И получит смертельных попутчиков
  Среди мрака, позора и тления.
  Мне такое вовеки не надобно.
  Я пришел поддержать свою родину
  И раскрывшись больными аккордами
  Расплескался над родиной радугой.
  Для других оно может не очень.
  Для меня это высшая точка.
  Хотя не спешите, любители морковки и клубнички, действовать Муркотенок умеет. Преобразователи и усилители подобраны в самый раз. Первые преобразовывают, вторые усиливают. Кассета обеззаразилась, содержимое ее отфильтровывается в четырех степенях защиты. Пятая степень сюда не подходит. Товарищ чувствует, что она не подходит. Все правила соблюдены, осторожность высокая, самый обычный магнитофон образца двадцатого века (по земному летоисчислению) теперь афиширует текст на кассете.
  
  ТЕКСТ
  - Здорово, пенек, - снимаем мерку с магнитофона.
  - Здорово, старый чернушник, - доносится известный нам голос.
  Дальше без отклонений и предисловий. Как и следовало ожидать, звуковой текст:
  - Здорово, мой крохотный покоритель вселенной, что величает себя самого "великим, непобедимым, неодолимым координатором всех времен и народов". Я не против, оно можно. Это наш спор, в котором аргументы, как прежде. А помнишь, какое оно прежде? Тебе никогда не везло. Ты обманывался и проигрывал даже самые мелкие битвы, снова проигрывал и обманывался, даже если тебе разрешили вторую попытку. Не говорю о скачках по служебной лестнице. Там твоя ослепительная карьера более ослепляла замызганных крыс и подавляла разъевшихся тараканов, чем представителей власти. С властью облом. И признайся, это тебя задевает. Вроде глупость и шелуха, но чего-то с присосочкой есть, скажем, за чаем. Чай не пьется и сахарок не жуется. Вот если бы как-то не то и не так. Младший координатор бывает незаменимым работником, если его начальник тупоголовая бяка. Младший координатор вкалывает для целой вселенной, если его начальник старается для себя. Младший координатор спешит на рассвете на пашню, оттирая начальника, что спешит в сторону. Но не обманывайся, ласковый мой, такой ты есть и никогда не станешь начальником, если попался на самой дубовой из шуток.
  Текст не совсем без помех. Где запись, там кашель. Где кашель, там нестыковочка на пятнадцать секунд. Но пятнадцать секунд не совсем чтобы три и уж точно не две секунды. Здесь реальное время свернулось в горошинку. Но свернулось так деликатно и мягко, что одиннадцать раз успел разозлиться и успокоиться Муркотенок.
  Наконец продолжение:
  - Не обижайся, пенек. На помощь грех обижаться, если даже подобная помощь оставила тебя без портов и прогнала далеко от победы. Ты безумствовал, ты надсаждался, ты какой-то сегодня ошибочный весь. Тысяча больших трупов, двадцать две тысячи средних трупиков, три миллиона совсем крохотных. Если бы все исчислялось на цифры, если бы простенько так: шлеп да хлоп. Сколько шлепнул представителей из враждебного лагеря, настолько выполнил план. Сколько прихлопнул единиц чуждой флоры и фауны, настолько избавил планету от мрази. Нет, не пойдет, я тебя обманул. Мы оба спорщики, мы оба друзья. Но я старший координатор, а ты всего лишь младший товарищ. Но я хитрый и опытный представитель человеческой расы, а ты все тот же младенец с кошачьей планеты. Сколько учили - не научили котеночка, все равно обманывается и спотыкается в первой попавшейся ямке. Бессребреник, черт подери, будешь всегда обманываться. И это здорово. Тебе обман, а мне прощальное слово над Островом Мути.
  Дальше можно не спорить:
  - Прости за дружбу и несколько бесполезных советов из прошлого. Много времени мы потеряли, распределяя неправильно прошлое. Счет когда-то шел на века, теперь идет на несколько минут с несколькими секундами. Ежу понятно, несколько минут с несколькими секундами ничего не значат для нашей истории. Минуты когда-нибудь кончатся, как кончится вместе с ними крохотный осколочек протоплазмы, называемый раньше Че Бэ Иванович. Был Че Бэ, нет Че Бэ Ивановича. Наставлял Че Бэ Иванович, опять его нет. И все-таки разреши еще раз раскрутить прошлое, прежде чем "не был" и "нет". У меня столько бездарных и бестолковых советов.
  А кто спорит:
  - Понимаешь, мой изуверский, я превращаюсь в легкое облачко, а ты остаешься в прежнем своем состоянии. Мне бы не стоило ничего говорить или советовать, но здесь слабость всех превращающихся товарищей против всех остающихся. Я не такой гордый, я разрешаю любую слабость. Пускай будет облачко, пускай будет малый каприз, пускай нынче будет, что суждено, а суждено, которое будет. Ты не подумал, любезный мой старикан, как пагубно сдерживать чувства, страсти и мысли, когда их желается просто выплескивать в мир на больные и на безумные части вселенной. Пускай вселенная безумная, но выплеснул, и родная считается часть, роднее самой родной из твоих, ну не добавляю каких там частей, но чего при тебе ни черта не осталось.
  Не так интересно, однако же, полагается дослушать и довести монолог до конца, раз уже влипли в подобную историю и зачем-то мы слушаем:
  - Это еще не все. Ты естественно удивлен, перезрелый кочан, что в последний и очень серьезный момент на некую протоплазму не снизошло откровение. Только сентиментальность, как факт. Не обижайся на старого друга, вроде прощение я попросил. И не стучи здоровенным хвостом, если хочешь доставить себе удовольствие. Это не сентиментальность, всего лишь русский характер, не способный так просто заткнуться. Ах, я опять смотрю на часы. Как мало и много у нас времени. Мало, чтобы снова подумать про дружбу. Много, чтобы пройти через этот временной отрезок, как через самый счастливый отрезок пути по несчастливой и глупой до отвращения жизни.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ГЛАВЫ
  Опять кашель. Он надоел, он достал, для подобной поганки пуля и бомба. Хватит кашлять, пока не набили морду.
  А кто здесь кашляет? Что за прилив? Что за скрип? Что за чушь? Что за придурство? Хотя успокойтесь, товарищи, Муркотенок вообще ничего не заметил. Муркотенок не против вышеизложенного кашля. Именно этого, а не какого-то среди прочих. Муркотенок добрый и тихий, ласковый и двужильный представитель своей нации.
  Кто это спрашивает, как мурсианская нация относится к человеческой нации? Хорошо относится мурсианская нация. От человеческих слабостей, в том числе и от кашли мурсиане пока что не вымерли, у них свои заморочки. Ну и если остановиться на личных заморочках мурсианина старой формации или товарища Муркотенка, то пускай продолжается кашель.
  У товарища душа большая, горячая. Он никогда не осудит другую большую, горячую душу. Только между ресниц проскользнула слеза, а затем скатилась по шрамам щеки и приласкала гранаты и бомбы.
  - Не волнуйся, - за кашлем рассказ, - Здесь на нашей прекрасной земле есть для каждого дело и место. Ты понимаешь, оно то самое дело, то самое место. Ожидал, мечтал и подстегивал целую жизнь. Сегодня завершилось то самое дело на том самом месте. Сегодня финал, ради которого жил, ради которого мыслил, ради которого остальные мечты. Дальше вообще ничего и не надо.
  - Не волнуйся, - еще один пункт, - Ты потерял немного шкуры и шерсти, ты не натешился детской игрой, ты не уничтожил всех гадов. Бомба не то чтобы бомба, граната почти не граната, и плазма из очень фальшивых и очень худых элементов вселенной. Ты взрывал, ты стрелял, ты топтал, все равно не натешился. Твой день еще впереди, он скоро придет, и придет обязательно к тебе, мой старый и верный товарищ. Закрытая информация станет твоим откровением. Бомба, граната и автомат. Все откроется для тебя, для единственного, для всесокрушающего и созидающего мордобоя вселенной. Как новый мир на обломках старой вселенной.
  И еще:
  - Попрощаемся, брат, и послушем прощальную песню.
  
  ПЕСНЯ ЛЮБВИ
  Духи рваные, склочные, мрачные
  Рвутся в небо взбешенными клячам,
  Рвутся там же больными уродами,
  Антишкурами и антиподами.
  Презирают вселенскую вотчину,
  Налетают кусками и клочьями.
  Налетают обрывками мерзостей,
  Не скрывая накопленной дерзости.
  Не скрывая подлейшего звания,
  Бьют хвостами по башням и зданиям.
  Ищут жертвы себе на съедение
  Среди смрада, гниения, тления.
  Среди стухших идей и условностей,
  Перепревшей в помоях духовности.
  И парят над планетой помешанной,
  Как парят над кровавой проплешиной.
  ***
  Носорог и скарабей,
  Прочие ничтожества
  Обожают малышей
  В превеликом множестве.
  Бегемот и шелкопряд,
  Прочие животины
  К малышам благоволят
  Прямо до икотины.
  Червячок в своем саду,
  Птица на проталине,
  Рыба в крохотном пруду:
  Все лелеют маленьких.
  И не ведают за труд
  Этакую манию.
  Все малюток берегут
  С доброго желания.
  Да стараются сполна,
  А не сопли чухают.
  И не просят с бодуна
  Похвалы занюханной.
  ***
  Духи гнусные, мрачные, подлые
  Не витают ордой над животными.
  Не парят над убогими норами
  Озверелыми, хищными сворами.
  Не поганят и мразью не трогают
  У любви благодатные логова.
  В этом мире им пакостить нечего,
  Им хватает жилья человечьего.
  Им хватает прогнившего разума,
  Непристойного, злого, заразного.
  Поврежденного язвой великою,
  Поврежденного корыстью дикою.
  Вечно черного, вечно сердитого,
  Недозрелого и недобитого.
  Из утробы гнилого побоища...
  Духи любят такое сокровище.
  ***
  Дети человека
  Маленькое зло.
  От истоков века
  Им не повезло.
  Вылезли ублюдки
  Неизвестно как,
  Из помоек жутких
  Нанесли бардак.
  Обложили старость
  Вместе с костылем.
  Чтобы ей плевалось
  Собственным нутром.
  Чтоб нутро потело
  На такую честь,
  Старость зеленела,
  Пожирая спесь.
  И стекала пеной
  В гнойную кровать:
  "Чертово колено!
  Всех пора кончать!"
  ***
  А кончание дело привычное.
  Очень личное, очень безличное.
  Можно бомбой ударить по темени.
  Хромосому испакостить в семени.
  Порезвиться слегка над погодою,
  Порезвиться затем над природою.
  Понастроит помойки зловонные,
  Понастроить вертепы бездонные.
  И оставить свои испражнения
  На закуску другим поколениям.
  Пусть другие беспалыми лапами
  Испражнения эти захапают.
  Пусть другие облезлыми душами
  Испражнения эти откушают.
  И подохнут в кровавом стенании
  Молодым дуракам в назидание.
  ***
  Ты немного пожалей,
  Пожалей их Прошлое:
  Человеческих детей,
  Проклятых, заброшенных.
  Драгоценный каравай,
  Сразу изувеченный,
  Ты немного приласкай,
  Доброе и Вечное.
  Поприжми к своей груди
  Эти души жалкие.
  Пирогами награди,
  А не только палками.
  Дай немного красоты
  На сознанье хмурое,
  Не испакости мечты
  Проклятой натурою.
  И на тонкий стебелек
  Не плещи помоями.
  Будь поласковей чуток
  С этими изгоями.
  ***
  Содрогается сердце горячее
  От прозрения страшного, мрачного.
  От предчувствия злого, бесплодного,
  От полета души в преисподнюю.
  Рвется сердце в куски одинокое:
  Духи могут быть очень жестокими.
  Духи могут быть очень погаными,
  Наслаждаться кровавыми ранами.
  Наслаждаться кровавыми бедами.
  Им любовь никакая не ведома.
  Не понятны влюбленных страдания,
  Не доступно любви созидание,
  Не отсюда цветение вечное...
  Порожденные злым человечеством
  Духи рвутся всей силой губительной
  Оправдать негодяйства родителей.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ГЛАВЫ
  Вот, пожалуй, и все. Шорох в конце. Из задумчивых, но не навязчивых явлений природы. Он шорох, ему пора заткнуть глотку. Он прощальный аккорд, которому снова пора где-нибудь успокоиться и закопаться. Он такой же прощальный осколок судьбы, что вздох океана.
  Ничего серьезного. Океан вздохнул, база вздрогнула, база посыпалась множеством драных хреновин из пластика и металла, дерева и клетчатки, проводов и бумаги.
  Да чего вы хотели увидеть в конечном итоге? Здесь когда-то была база. Теперь ее нет. Она посыпалась врассыпную, она растаяла на глазах, она утонула среди прочего техногенного мусора. Теперь она никакая не база. Все более исчезает из поля зрения, дезинтегрируется на молекулы и распадается на те пресловутые атомы, после которых что-то еще распадается и уходит в мировое пространство. А что такое еще? Это чужая земля, это вселенная новых миров и чужих измерений. Это наше тихое счастье.
  На последнем аккорде вздохнул океан и успокоился, сбросив с себя лишая человеческого безумия и отвергая к чертям чиряка человеческого кретинизма, человеческой подлости или бесстыдства. Все поглотил океан. Но оставил на гладкой, на чистой, на светлой своей кожуре маленькое, совсем незаметное пятнышко.
  - Значит, так суждено.
  Муркотенок зажмурил глаза, и увидел над Островом Мути стандартный ядерный гриб. А на самой вершине его новое и бесконечно прекрасное солнце.
  
  ОТ АВТОРА
  Вот и поговорили. Всякие полунамеки, сплетни и прочее, они побоку. Мрачный Петербург. Умирающий Петербург. Покойницкий Петербург. И солнце еще не зашло. Но покойницкая осень образца двадцать первого века совсем наехала на Петербург. Даже о политике говорить глупо, настолько странная осень. Политика что собачки, поступила соответственно своему прототипу и обгадила Петербург. За такой незначительный срок и обгадили. Господи, как мало нужно времени! И столько дерьма! Вот что значит собачка.
  Хотя не спешите, товарищи защитники наших братьев меньших. Если бы только одна собачка, как-нибудь выдержит Петербург. Но она не одна. Много у маленькой собачки товарищей, много поклонников, многие за нее жопу порвут и даже порвали. Но не себе они жопу порвали. Лучше бы порвали означенное дело себе. А то не знаю, за что пострадал наш несчастный и умирающий город.
  Владимир Александрович с кислой мордочкой:
  - А ты зациклился, а ты из культурных.
  Я защищаюсь:
  - Это не я.
  И поехало. Русская культура! Выдающееся начало! Возрожденная Русь! Отчизна всех русских и только русских товарищей! Свет в окошке для человека русской земли! Счастье для человека! Надежда для человека! Россия для человека!
  Как об этом мне рассказать? Много прекрасных образов, много возвышенных слов, много всего и всякого. Но Петербургская слякоть и здесь оставила след. А я говорю как всегда глупость:
  - Где настоящая культура? Где она русская? На извращенную культуру насели товарищи плотной гурьбой. На настоящую почти никого, а на извращенную сотни тысяч и миллионы. Ты не умеешь мыслить, ты не умеешь творить, ты не умеешь писать, наконец, но слетаешься на культуру, которая извратилась до отвращения. Вокруг такая же точно шпана. Слог темный, вода мутная. В мутной водице плавают мутные рожи. Чем больше кривляешься и извращаешь русский язык, тем большая слава грядет о тебе во языцех. Я уточняю, сиюминутная слава. Сегодня она есть, завтра ее нет. Сегодня ты на вершине, завтра забыт. Кто темный и мутный, тому нечего рассчитывать на память. Мы припоминаем нечто светлое и прекрасное. Скажем так: солнце, небо, корочку хлеба. Но ни в коей степени нас не интересует всякая склочная и словоблудливая дрянь, что поменяла наш русский язык на свой извращенный нерусский.
  Замечание со стороны Александровича:
  - И это все, что решился сказать в конце книги?
  
  ТОЧНО КОНЕЦ
  Я не реагирую:
  - Несколько заключительных слов просто необходимость. Попробуй бороться со стилем а-ля Петербург, который такой неразборчивый или темный. Попробуй достичь вершины, где ты превзошел прочих сплетничающих товарищей. Попробуй в который раз объяснить, а зачем оно все? И ты облажался. Другие товарищи так поступают. Разъяснительная приписка, биография автора, заключение, вывод. Все оттуда, оно из непомерного тщеславия человечка и человечишки. Докажу тебе, человечество, это не так. Потрясающие труды на благо культуры, единственность и уникальность на бренной земле, заслуги перед народом. Опять оттуда, опять из записки твоей и что-то не так. Если сам не подскажешь, никто не поймет, какого мы проморгали вселенского гения.
  Следом тьма и ее слово:
  Создавая великое, вечное
  Из оплывших от жира ушей,
  Не спеши по дороге намеченной
  Изливать застарелый елей.
  Старость тоже бывает отравою
  Посильнее иной чепухи,
  И несет на поверхность со славою
  Позабытые наши грехи.
  И в потоке подобном неведомо,
  Чем окончится шутка твоя,
  То ли ложью с пустыми победами,
  То ли правдой с набором гнилья.
  Тьма накатывается, но без уступок. Тьма стояла, стоит и будет веками стоять над нашей вселенной. Она сам Петербург. Под ее воздействием становишься темным и гадким. Заводишь собаку, заводишь клопов, лучшие друзья тараканы, и самые темные из литераторов твой любимый пример. Еще один шаг, чтобы дойти до конца или сознаться, а это не самый ухудшенный вариант, но вариант подходящий из остальных вариантов. Опять же дань и поветрие нашего лживого времени.
  - Значит так, - Владимир Александрович не против родительской демагогии, - Расхваливаем себя, называемся гениальными и с критикой на ножах до последнего.
  - Нет, не так, - я отступаю, - Никакой гениальности, мама моя, и никакой драки. Если сказка дрянная, ее не спасут двести восемь томов славословий или двести один академик с их кафедрой. Не то, что четыре странички убористого письма все того же тупого и темного автора.
  - Ну, а если сказка хорошая?
  - Разве можно улучшить хорошую сказку?
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"