Мартовский Александр Юрьевич: другие произведения.

Вечно живут герои

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все когда-нибудь заканчивается. С этой книгой заканчивается "Сага о координаторах", но не заканчиваются удивительные приключения великих мордобоев вселенной Муркотенка и Че Бэ Ивановича. Мордобои в прекрасной спортивной форме. Все зависит от расторопности бытописателя координаторского сообщества Александра Мартовского.

  АЛЕКСАНДР МАРТОВСКИЙ
  ВЕЧНО ЖИВУТ ГЕРОИ
  КНИГА ПЕРВАЯ. ЯЗЫЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ
  
  
  ОТ АВТОРА
  Середина августа образца двадцать первого века. Два километра от станции Мариенбург по шоссе и еще пять по второстепенной дороге. Резиденция клана Мартовских. Со стороны это выглядит как сарай: шесть на четыре метра под практически плоской крышей. Собственно говоря, это и называется "сарай". Разве что окна на дорогу отсутствуют. Если бы окна присутствовали, тогда стопроцентный сарай. Но они отсутствуют. Подделка под координаторский бункер, что на совести клана Мартовских.
  Солнышко над горизонтом. Состояние жаркое, пыльное, душное. Кто не спрятался, значит прячется. Букашка за травинку, травинка за кусточек, кусточек за деревце. А кто спрятался, тот не высовывается. Вообще-то жара не самая жаркая. Бывает куда жарче. Ну и пыль не самая пыльная. Это еще не предел. Зато задушиться можно по полной программе. Прошу в резиденцию клана Мартовских. На старый, драный диван. Владимир Александрович Мартовский куда-то смотался с черно-белым котом. Это его диван. То есть диван Владимира Александровича. А вы подумали про кота? Все равно прошу. Здесь для вас самое место.
  Я сегодня не то чтобы изображаю русское гостеприимство или день открытых дверей. Мол, заходите товарищи, вам покажут, как создаются вселенные на примере "Саги о координаторах". Я сегодня ничего не изображаю, вообще никакой. Глаза навыкате, душа на полу. Ибо на полу грязные тряпки, а под тряпками грязные доски, а под досками грязные мышки. Ну, не совсем уверен, что мышки "грязные", но они где-то там. Должно быть они спрятались. В другое время грызут и доски и тряпки, а теперь не грызут. Тишина. Ни единого звука. Затошниловка без предела, без края. Эх, р-раз? Еще дв-вас! Такое ощущение, что даже сердце замерло внутри тишины. Прислушиваюсь и не слышу, как оно бьется.
  Лучше бы глаза в потолок. То же дерево и никакой грязи. Только природа. Муха, большая муха, оса, маленькая оса, шмель в паутине, паук. Еще шмель, труп мухи, половина трупа, муха без головы, моль, ночная бабочка. Я же говорил, куда лучше! Постучите по дереву. Успокаивает, расслабляет, и не совсем, чтобы тишина. Ну, вы догадались, это есть стук. Секунду назад тишина, теперь стук, а под ним дерево. И что-то внутри затрещало.
  Дальше совсем хорошо. Ты внутри тишины, но что-то внутри твоей собственной личности. Не отвечаю, оно определенное что-то, ибо определенную величину можно определить с точностью до секунды, градуса, сантиметра и грамма. Зато неопределенность определить невозможно. Так и есть "что-то". Покуда определяем неопределенную величину, солнечный диск перевалил за соседскую крышу, а после крыши за елку опять же соседскую. Солнечный диск уже возле твоей елки, три минуты, как елка окажется позади. Затем еще одна крыша, еще одна елка, еще... Запутался в градусах, сантиметрах, секундах, по большому счету просто запутался - и все определенности пошли прахом.
  Только неопределенная величина, только неопределяемое понятие, только внутри твоего сердца. Оттуда зарождается, оттуда появляется вселенная клана Мартовских. Ты не представляешь, какая вселенная, потому что не определяешь ее. Вот если бы удалось это дело упрятать в тесные рамки, да под этикеточку или бирочку? Опять же не факт. Попросту не дано. По единственной секунде определяется только тупая вселенная тупарей и кретинов. По единственное грамму она же. Из-за единственного градуса ничего новенького. Здесь не совсем чтобы так. Может со стороны оно так. Может не хуже не лучше, чем у прочих товарищей. Но это другая проблема, что не относится к нашей вселенной Мартовских.
  Светлое лето
  В зеленой оправе
  Лопнуло где-то
  На сточной канаве.
  Ленью пахнуло
  В кусках одеяла,
  К старому стулу
  Себя примотало.
  К старой кушетке
  Себя прикрутило.
  Да на объедки
  Растратило силы.
  Август образца двадцать первого века точно такой же или почти такой же, как август образца двадцатого века. В двадцатом веке еще можно было надеяться, ну хотя бы на то, что закончится двадцатый век, что мы войдем в век двадцать первый. В двадцать первом веке уже не очень с надеждой. То есть не получается надеяться, что закончится двадцать первый век, что мы войдем в век двадцать второй. Короче, душно, пыльно, диван. И ни одной мысли в башке.
  Слава богу, шаги. Значит рядом кот и Владимир.
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  Че Бэ Иванович из породы регенерирующих экосистем. Есть у него такое качество, о чем не докладывается в широких кругах и не афишируется. Тайна, если хотите, тайное оружие Че Бэ Ивановича. Чтобы регенерировать, необходимо сперва деградировать. Оно совсем просто. Смерть, распад на атомы, распыление, нуль-переход, и все то же в обратном порядке.
  О плюсах мы говорили. Выдающаяся экосистема товарища Че не знает себе подобных в нашей вселенной. Деградация и регенерация в одном флаконе! Из трупа товарища возрождается новый товарищ. Во-первых, молодой и здоровый. Во-вторых, боеспособный и несгибаемый. В-третьих, с опытом предыдущего Че. В-четвертых, без его недостатков. И это уже не игрушка. Каждая смерть поднимает предел гиперпространственного бойца на несколько пунктов и выводит его почти в бесконечность.
  Минусы в этом слове "почти". Все-таки Че не совсем бесконечность. Он отличный регенерат и парень отличный. Но регенерация не всегда получается в идеальных условиях. Да что я вам говорю? Убийство не назовешь идеалом. Ибо по собственной воле Че Бэ Иванович не умрет. Чтобы получилась регенерация, товарища необходимо убить, это ежу понятно. А мертвый товарищ не совсем чтобы живой. Зрелище нелицеприятное, да и кое-каких частей не хватает.
  По научному сие называется "примесь". Ну, вы разобрались, когда товарищ не совсем в идеале, то и не совсем идеальный процесс, тем более не совсем идеальное "нечто" на выходе. Мне бы не хотелось обижать выдающегося регенерата вселенной, но исходя из всего вышесказанного, Че Бэ Иванович никогда не достигнет бессмертия в абсолютных его формах. Только относительная форма для товарища Че. Только спонтанная и неуправляемая. Ты не управляешь процессом, но процесс управляет тобой. Ты ни в коей степени личность и единица, но скорее множество единиц, сконцентрированных в данном месте, в данный момент времени, только для данной регенерации, но не иначе.
  Об этом можно поговорить. Хаотичность на входе и непредсказуемость на выходе раздвигают пространственно-временные рамки регенерации. Умираю в одну эпоху, возрождаюсь в другую эпоху и где-нибудь на задворках вселенной. Для противника это победа. Ты уничтожил Че Бэ Ивановича, ты порвал его на кусочки и атомы. В данный момент - только труп. А когда и где возродится Че Бэ Иванович - это его проблемы.
  Для координаторской работы опять же полный провал. В-пятых, кого интересует координатор-прогульщик? Болтался триста-четыреста лет и вдруг заявился:
  - Не ждали?
  Координаторская работа не то чтобы работа дворника или слесаря. Вакантных мест не бывает. Если не понимаешь, не ценишь, не держишься и посылаешь по барабану ее на три-четыре столетия, значит, сам виноват. На твое место тысяча кандидатов и две тысячи кандидаток. Тренированные, дисциплинированные, жопу готовы порвать. Кто этот чертов Че Бэ Иванович? Никто не помнит. Ни единой строки в Базе данных.
  
  СПРАВКА
  Че Бэ Иванович, он же товарищ Че, он же Человекобог, он же Чеслав-Беломор Непомнящий, он же Человек из Братства.
  Происхождение - неизвестно.
  Впервые упоминается - миллион лет до нашей эры, как идол питекантропов в образе черно-белого кота.
  Основная работа - боец.
  Основные качества - бойцовские.
  Основные приметы - черное и белое.
  Характер - не определен.
  Слабые точки - нет.
  Привязанности - нет.
  Принцип - достать и уничтожить.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Че Бэ Иванович регенерировал. Все, о чем говорилось выше, имело место. В-шестых, астигматические помехи. В-седьмых, гиперпространственный биобаланс. В-девятых, резекция энергии атомов и биостатика второго порядка. В-двенадцатых, устаревшая модель рекуператора регенеративного процесса. Что-то на этот раз навалило сверх меры. Для одного Че Бэ и одного пункта достаточно, а тут их столько, черт подери, что не вздохнешь и не пернешь. В результате получился какой-то новый товарищ.
  - Где живот? - первые вопли новорожденного.
  - Где усы? - это под номером два.
  - Где солидность во взгляде? - уже не считаю.
  Получился какой-то молокосос. Если хотите, плейбой и любимец развратных малюток. Мускулы, мускулы, мускулы. Ни капельки лишнего жира. Мускулы на руках, мускулы на ногах, мускулы на животе, на голове и под черепом. Снова черт, даже под черепом мускулы. Они вместо серенького вещества. Поигрывают, переливаются, переплетаются, Из ушей мускулы, из глаз мускулы, изо рта мускулы... Ну не могу! Вся эта мускульная пофигерия закрутила и захватила товарища.
  Дальше, еще хуже. Мускулы любят кушать. Че Бэ Иванович предыдущего образца не отличался аскетизмом и разборчивостью в пище. Но и Че Бэ Иванович следующего поколения не отошел от данной привычки. Обязан был отойти? Привычка пагубная и отрицательная. А всякое отрицательное вещество, как правило, уничтожается регенерацией. На то и существует регенерация, чтобы приставлять положительное вещество на отрицательное вещество. Мы покуда не договорились, что отрицательнее - мускулы или жирный живот. Но привычка к обжорству ни в коей степени плюс. Ибо обжорство снижает силу бойца перед боем, делает его уязвимым.
  Все равно хочется кушать. Товарищ Че регенерировал с чувством голода. Данное чувство опять же оказалось каким-то половинчатым или мускульным. Левая часть как принадлежность нынешнего Че Бэ регенерата, правая как принадлежность прошлого трупа. Между частями контакт, точнее антагонизм. Левая часть тянет влево, правая тянет вправо. Левая часть не может накушаться, но и правая опять же не может. Две ненасытные части.
  И жратвы никакой. Под ногами (отвечаю за базар) сомнительная растительность. Пыль, песок, мелкие ракушки, снова пыль. Голова раскалывается. То есть сама по себе раскалывается. Надо же, куда занесло? Надо же, счастье какое! Надо же, везунчик да на навозной куче! И вообще везение из трухлявого гроба. Оно так и есть из гроба, точнее из гробика это везение. Че Бэ не в силах сопротивляться, Че Бэ чертовски устал. Секунду назад роды, как уже в голове бутерброды. Не успеешь два слова связать, сам себе не товарищ.
  Села ворона на старом заборе,
  И покосился бездарный забор.
  Кто-то при этом почувствовал горе,
  Кто-то чихнул на горчичечный вздор.
  Впрочем, случились кругом перемены
  И перемены по старым счетам:
  Правая сущность подставилась тлену,
  Сущность другая отдалась червям.
  Правая сущность себя оправдала
  Розовым светом в разбитых очках.
  Сущность другая, вздохнула устало,
  Сущность другая рассыпалась в прах.
  Правое медленно стало неправым.
  Милое медленно стало чужим.
  Сладкое кушанье вместе с отравой
  Слилось навеки дыханьем одним.
  Сладкое блюдо из досок забора
  Перемешалось с хвостом воронья,
  Сердце открыло забытые поры,
  Сердце навеки открыло себя.
  Так невозможно идти дальше. Дорога регенерации не то чтобы длинная, она почти бесконечная. Идешь, идешь, идешь... и именно "так". Но повторяюсь, так невозможно. Что это за голод? Что это за вечные муки? Что за несуразица между левым и правым состоянием бытия? Вы подумали, маленький слишком Че Бэ Иванович. Может он и малыш по факту рождения, но голова его варит как у здорового дядьки. Необходимо договориться между частями.
  
  РАЗГОВОР ДВУХ ТОВАРИЩЕЙ
  Правый и более старший товарищ почувствовал свое преимущество над левым и более младшим.
  - Доигрался щенок, - его реплика.
  Правый Че обладает красноречием и может каждому порассказать про космос, про звезды, про абсолютное время в относительном космосе и относительную материю на абсолютных звездах. Но он не рассказывает. Ишь, какой прыткий? Ты говори за себя, а я за себя. Поговорим как мужчина с мужчиной.
  - Я не щенок, - Левый Че не согласен.
  Преимущество не на его стороне, но упрямство в глазах светится. Не хочу слушать покойничка! Кто он такой? Просто мертвяк и фантом. На самом деле Правого Че не существует. Распался на атомы, сгинул, подох. Не существует, и нет. Это я существую. То есть мое настоящее "я". Может не такое умное, не такое значительное, как этот фантом и вонючка, однако мое. Я знаю, что я существую.
  Но и Правый Че знает:
  - Послушай совет. Ты еще мелочь пузатая, ты еще только родился. Тяжелые роды? Пожалуй. Но и совет не из самых простых. Кто рождается, тот обязательно умирает. Только неродившееся нечто не умрет никогда. Если не проходил через роды, значит, обманул смерть. Если не имелось начала, значит, не будет конца. Но ты имеешь начало. Отрицать бесполезно, что это не так. Твое начало сегодняшний день. Часы пущены, все ближе конец, даже если он на задворках вселенной.
  Левый Че ерепенится:
  - Наплевать.
  Шаг нелепый и глупый против более старшего Че:
  - Я не приказываю, только предупреждаю. Следующая регенерация может и не произойти. Нынешняя регенерация потребовала почти четыре столетия, и кто докажет, что следующая регенерация не потребует миллион лет или больше? Ты понимаешь, никто не докажет. Наша система, твоя и моя - из ограниченных. Источник энергии регенерата где-то там в космосе. Сегодня сработал источник энергии. А на следующий день не сработал. Отключили тебя от источника, и не вернуться обратно.
  Младший Че ноги в руки:
  - Ну, я пошел.
  Фигушки. Ватные ноги, ватные руки, кровь какая-та ватная, энергия точно кровь. Не пульсирует, не растекается, не концентрируется. Слишком медленно, ждать надоело, как капля за каплей приходит эта энергия. И все еще впереди более старший товарищ:
  - Умирая, мы терпим ничтожную неудачу, если правильный срок. А правильный срок это старость, или болезнь, или распад организма. Можно еще поиграть в прятки со смертью, но игра практически проигрышная. Выигрыша больше не будет. Только старость в квадрате и кубе, только болезнь и распад, только гниение и омерзение всех степеней. Надо быть идиотом, чтобы за это цепляться.
  Левый Че ядовитая бяка:
  - Отвали, идиот!
  Правый Че все равно, что с издевочкой:
  - И не надейся. Ты как мое окончание, только гораздо гаже. Я как твое начинание, только на более высоком уровне. Возрождаясь, мы отвергаем систему распада и смерти. Ничего проигрышного, игра идет только на выигрыш. Все ошибки забыты, все неудачи отброшены. Всякая пакость из прошлого она позади. Ты обновленный сгусток материи, и я сгусток. Ты боеспособный кусок мощи, а я за тобой. Ты победитель, и я не боюсь побеждать, хотя недавно что-то было не так, наша система распалась на атомы.
  
  ДОСЬЕ
  Существует только одна вселенная - вечная и бесконечная.
  Любая другая вселенная, если она вечная и бесконечная, идентична первой вселенной.
  Любая экосистема является только частью вечной и бесконечной вселенной, и она конечна.
  Господь бог - это экосистема в идеале достигающая вечности.
  Бесконечность господа бога пока под вопросом.
  Бесконечные и вечные свойства души пока не доказаны.
  Душа как компьютерный набор - столько-то единичек и ноликов.
  Регенерация жизни определяется по аналогии с дегенерацией смерти.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Малость полегчало. Восстановительный период прошел успешно или почти успешно. Энергия Че Бэ Ивановича в его мускулах. Товарищ чувствует, она там. Товарищ наслаждается, несокрушимой мощью энергии. Какого черта? А тебя не спросили. Мускулы Че Бэ Ивановича есть конденсатор энергии. Точнее, самозарядное устройство. Единожды наполняем, единожды запускаем, дальше по принципу из угла в угол - сколько ушло, столько вернется обратно.
  Да что я вам говорю! Мускулы товарища Че как суперкомпенсирующее устройство. Они восстанавливаются только со знаком "плюс". Если потратил энергию на какое угодно, даже не слишком благородное дело, в следующий момент ее будет больше. Если еще потратил, значит еще больше. Прирост энергии в относительных единицах не очень велик, но абсолютная мощь впечатляет. И не надо шутить, что бесконечность плюс единица все равно бесконечность. При всем моем уважении, товарищ Че как конечная величина, хотя и гипервселенских масштабов.
  Еще неувязочка. Вспомнил про автомат. А ты нашел автомат? Ну, конечно, нашел. В таких случаях не сразу соображаешь. Все-таки впервые взялся за автомат Левый Иванович. Опыт у Правого Че, но Правый Иванович старый болтун. Языком занесло далеко в дебри. Лучше бы он располагался поближе, да говорил покороче. А так бесконечные дебри, и забыт автомат. Черт подери, главный принцип забыт. Что такое Че Бэ Иванович без своего автомата. Не подсказывайте, пустое место Че Бэ Иванович. Телок он отменный, можно сказать, мускулистый - и только. Что твои мускулы против твоего автомата? Они это самое о чем ты подумал и догадался. Вот автомат не то чтобы мелочь пузатая. Особенно автомат, регенерированный вместе с тобой из пучины вселенной.
  Теперь все в порядке, теперь мне понравилось.
  Выбери мишенью
  Для хорошей пули
  Морду дребедени,
  Голову холуя.
  Залепи с разгону
  Парочку сюрпризов
  Этому пижону,
  Этому капризу.
  Пусть перевернется
  От ушей до края,
  Да концом утрется
  Дьявольская харя.
  Это по-нашему! Так бы и следовало начинать разговор. Даже ослабевшие пальчики, даже при отсутствии девяносто девяти процентов энергии, даже они способны дотянуться до автомата и поиграть. Ну, вы понимаете, во что поиграть? Праздник какой-то, а не игра? Фейерверк впечатлений! Надежда на нечто воздушное, незабываемое, неповторимое! Век бы так надеялся, да мама не велит.
  А над Че Бэ своя мама и папа.
  
  РАЗГОВОР ВСЕ ТЕХ ЖЕ ТОВАРИЩЕЙ
  - Ты доволен, сынок?
  - Оно пожалуй.
  - А раньше кривлялся.
  - Сам ты кривлялся.
  - Ну не груби. Грубость не украшает мужчину.
  - Хрен его украшает...
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Общие игрушки сближают разные натуры. Игра с автоматом в некоей мере сблизила Левого Че и Правого Че. Произошло замыкание четвертого порядка. Видишь во-он тот кустик? Конечно же, вижу. До него двести семьдесят три метра двадцать два сантиметра. Вот не согласен. Метров правда двести семьдесят три, а в сантиметрах всего девятнадцать. Ну, какая разница эти так-перетак сантиметры? Есть, конечно же, разница! Да ты постреляй и поймешь, нет никакой разницы. Ладно, стреляю. Нет, это не ты, это я стреляю...
  Короче, во всю тарахтит автомат. Пули плюются, плазма в платочек, пыль или грязь, грязь или слякоть. Ну, подождем немного, пускай оно все рассеется. Ах, не желаю торчать в тупом ожидании! На мускулистых ножках топает новорожденный Иванович. Хреновато ползут ножки. Первый шаг хреновато, второй уже чуть получше, третий совсем ничего. После четвертого шага переключился на мелкую рысь Иванович, после пятого чешет гигантскими прыжками, после шестого... Мама моя, где же цель? Да вот она цель. Пули в двух километрах легли, и плазма, и прочее. Стоит чертов кустик.
  Можно и поругаться. Но оба товарища, из одной обоймы. Правый Че возлюбил Левого Че, а Левый Че возлюбил Правого. И я ошибался, и ты в дураках. Если бы прицел на двести семьдесят три метра двадцать один сантиметра, тогда моя правда. А так она никакая. То есть она ни моя, ни твоя. Ерничать нечего, что я ошибся на один сантиметр против твоих двух сантиметров. Ты не такой крутой, ты опять же ошибся.
  Че Бэ благодушествует. Основной принцип в действии. Нет абсолютных победителей, нет абсолютных героев, есть автомат. Он такой новенький, он такой гладенький, так бы его и покушал. Кушать все-таки хочется, голод еще не иссяк. Но автомат выше голода, автомат выше всего во вселенной. Предложи бесконечную жизнь против конечного автомата, и откажется к черту Че Бэ Иванович. Зачем бесконечная жизнь? Она из самых тоскливых, она такая дурацкая, она дерьмо и дерьмо, если убрать автомат. Только автомат на всю жизнь. Вы понимаете, на самую обыкновенную жизнь, что пролетит незаметно и счастливо только с таким автоматом.
  Че Бэ ухмыляется. А ты предложи стопроцентное счастье и чтобы опять на века. Впрочем, можешь не продолжать. Счастье в который раз с автоматом. Единожды постреляю, ничего больше и меньше, только вот постреляю - и вот тебе счастье. Хотя потерпите, родные мои, есть еще интереснее счастье. Это если прибавили к автомату один небольшой пулеметик. Ну, совсем крохотный, даже не плазменный. Автомат плазменный. Каждая пуля содержит внутри порцию тонизирующей плазмы. Подобная пуля не то чтобы взрывается, но растекается по цели. Вспышка, и плазма окутала цель облачком. Облачко три тысячи градусов. Может для Че оно в самый раз, но откопайте товарища, который не сварится в этаком облачке.
  Ах, да. Мы рассказывали про пулеметик. Я немного запамятовал. Старею, и волосы выпадают. Но пулеметик опять же есть у Че Бэ Ивановича. Кодовое название "Пылесос". Его используешь в мелких случаях. То есть когда цель мелкая, неопасная, скорее всего, надоедливая. Жалко тратить большое оружие на мелкую цель, переходим на мелкое оружие. Например, человек или слон. Заведомо мелкая цель. На человека две пули достаточно, слона кладу с одной пули. Никакой ошибки, черт подери. Слон топочет, как слон. Мишень вполне подходящая для пулеметика. Куда не попала твоя пуля, всяко попала. Там пошла, пошла и пошла, и до самого сердца дошла. Другой вариант - человек. Этот не топочет, этот подкрадывается. Иногда так подкрадывается, что обойму потратишь, прежде чем уберешь человека. Но Че Бэ Иванович не сопливый щенок. Стопроцентное попадание в две пули.
  Предлагаю использовать пулеметик для тренировки. Левый Че приготовился в четыре руки, то есть он помогает себе ногами. Пока еще плохо функционируют конечности, не разобраться, где руки, где ноги - все одного формата. То есть все мускулистое, очень зверское и одинаковое. Правый Че на сто процентов за Левого. И с этим проблема. Вот сейчас из башки выскочит, как там использовать пулеметик. Стреляй, бродяга, стреляй! Да я тебе не бродяга. Да кто же ты? По вселенной таскаешься, среди чужих планет кувыркаешься. Ни дома, ни семьи, ни защиты от насморка. Так и есть бродяга. Да еще гребаный. Если не тебя загребают, то ты загребаешь на все четыре конечности, и такая гребатина понесла, что суши трупы.
  Ну, ладно. Ну, пострелял пулеметик. Теперь нормальный прицел. Одна пуля в четырехзвездочный камень, другая в трехзвездочный. Тебе понравилось? Даже очень понравилось! И мне понравилось. Четырехзвездочный камень напоминает врага, и пятизвездочный напоминает. Или простите, мы упоминали трехзвездочный камень. Он не совсем чтобы враг, он скорее врагиня во-от с такими зубами. Ну, сплюньте. Че Бэ Иванович обломал зубы на всяких врагах и врагинях, и в новой регенерации не подведет. Мастер.
  Еще граната. Чуть не забыл. Подобного барахла много. Какой же боец без гранаты, то есть без кучи гранат? Вот они все, как одна. Дискретные, коммулятивные, аннигилирующие, ядерные. Вместе с Че Бэ произошла полная регенерация вооружения координатора на современном уровне. Я бы отметил, на сверхсовременном уровне. Никакая наука до этого еще не додумалась. А регенерат он уже в полном вооружении. Не представляю, почему. То ли ускоренный процесс, то ли вегетативность пониженная, то ли коммулятивность повышенная. На этом месте точно не представляю. Зато гранаты в наличии. Че Бэ Иванович вытащил их из-за пояса. Вот тебе чудесный аннигилятор. На нем так и написано "аннигилятор". Вот минибомба с термоядерной головкой. На ней так и написано "бомба".
  - Хорошо бы попробовать, - кажется, ребята в один голос.
  За Левого Че я ручаюсь. Правый рыгнуть не успел, как Левый попробовал. Замах от плеча, бросок, термоядерный взрыв. Земля задрожала, скалы полопались, что за скалами - в пепел и клочья. Узнаете этот замах? Чувствуете эту руку? А красотища какая? Оно не то чтобы хорошо, видит бог, оно здорово.
  Выпали крохи
  С неба на блюдо:
  "Наша эпоха
  Больше чем чудо.
  Наша система
  Выше болезни".
  С грязью и пеной
  Крохи исчезли.
  Если позволено
  Жить среди ада,
  Оставайся героем.
  И никакой пощады.
  - А говорить ты умеешь, - опять Правый Че.
  Точно он. Остолбенел парень, блюет на обожженную землю. Ох-ти как вывернуло желудок. Все-таки слабенький парень пришел к нам из прошлого. Он бы на землю уселся откляченной попой своей, лапы на голову и ушки зажал. Это тебе не свинья. Это же термояд в одну мегатонну. На него так просто не хрюкнешь.
  Стоит Левый Че, смотрит на правого Че, не шелохнется. Ну и молодежь пошла!
  Старенький Че как есть в попе.
  
  НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ
  Ну, вы догадались, после взрыва разговаривать не хочется. Зато философию хочется. А что такое твоя философия? Она о добре и о зле. Слева добро, справа зло. Или постойте, мне почему-то приспичило наоборот. Справа добро, слева все остальное. Как-то не вписывается левый уклон в систему товарища Че. Вполне нормальный, добропорядочный и интеллигентный товарищ. По крайней мере, в прошлой жизни он был таковым. А вот за позапрошлую жизнь я уже не ручаюсь. Наши привычки переходят через поколение. Плюсик, минусик, плюсик. Почему они так переходят, наука пока не решила. Лучше бы три плюсика, а может, и нет. Наличие в одном месте лишнего плюсика приведет к его отсутствию в другом месте, и там уже сплошь минусик.
  Значит, философия добра. Все стремится в лучшую сторону, все развивается по восходящей кривой, все отвергает "плохо", если вокруг "хорошо". Мы так и подумали, это философия жизни, если рассчитывать жизнь за добро. А если наоборот? Только счастливая жизнь среди добрых товарищей. Но отыщи ее самую, чтобы счастливая жизнь. Пустой перерасходы энергии, силы, здоровья. Жизнь скорее несчастная. Много зла, очень много, дьявольски много. Нет жратвы, и нет счастья. Нечем напиться, и опять его нет, С голой задницей, и ты пошел по сусекам.
  Значит, философия зла. Только смерть приносит добро. Об этом мы уже говорили. Жизнь не шибко ужасная, если в конце ее смерть. Все-таки ужасы когда-нибудь да окончатся. Это не христианский ад с его сковородкой. Хотя и сковородка когда-нибудь прогорит. Христианский ад на словах может страшен, а на деле вообще пустячок. Немного поварились, немного пожарились, немного постояли под дождичком. Оно точно, и в аду хорошие люди найдутся. По крайней мере, нехристиане найдутся, ну которые "нехристи". А с хорошим человеком ад точно рай. Зато без хорошего человека рай точно дерьмо и пустыня.
  Значит, философия без философии. Или философия равновесия, как привыкли рассуждать борцы за уравновешенную вселенную. Если вселенная находится в состоянии равновесия, оно никогда не войдет в крайность. Только легкая рябь. Немного качнулась вселенная в сторону добра, немного качнулась обратно. При чем никогда не получается много. Немного передернуло вселенную от злобных поступков, немного подвинуло на положительный подвиг.
  Хитрые религиозные философы подобный процесс называют чистилище. Они же придумали фразеологический оборот, что из чистилища можно забраться куда угодно, даже на ту пресловутую сковородку. Ну и на облачко получается забраться, только с несколько меньшей вероятностью. Ты же не забрался на облачко с первой попытки, нечто тебе помешало. А со второй попытки реальная очередь.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  Я испытываю чувство стыда. Мне гадко и плохо. Старенький Че обложался. Хорошо, что одежда на новеньком Че, а то могло получиться нечто непоправимое и вообще гадкое. Неужели так действует старость? Все-таки Че Бэ Иванович даже старого образца не куренок какой. Он величайший координатор всех времен и народов. Хотя погодите, сегодня имеются еще величайшие координаторы, например Муркотенок и железная дева Крысятка, но в свое время все-таки величайший координатор Че Бэ. Никогда не отступаю! Никогда не проигрываю! Никогда ни за что не стою на коленях! А теперь чего-то не так с этим стареньким Че. Зажимает его новенький Че, очень шустрый товарищ..
  - Силовая доктрина, - догадались кто прорычал.
  Не зубы, а клыки. Не когти, а скребки. Одна морда чего стоит, поглядишь - и стопроцентный заика.
  - Политика силы, - снова понятно откуда.
  Мускульная энергия новой экоструктуры возрастает, но и огневая энергия не уменьшается. Кто-то сказал, берегите патроны. Какого черта сказал? Чем больше стреляет Че Бэ Иванович, тем больше этих патронов регенерируется прямо из воздуха. Они не совсем нормальные патроны. Они энергетически-регенеративные. Если не хватает патронов, иди постреляй по ближайшему кустику. Теперь хорошо, или точно хватает. Если не в ассортименте гранаты, иди побросай по ближайшей канавке. С гранатами та же история.
  Дальше понятно, отчего доктрина и почему политика силы. Языком лялякать куда противнее. Старикашку не облялякаешь. Профессиональный трепач старикашка. Вот его опыт. Другого опыта нет, а этот здесь, он попал на язык. Я гениальный! Я потрясающий! Я непобедимый! Я всегда прав! И ничего не ответишь без воплей и визга. Трепотня в любом случае вопли, тем более визг. Новая экоструктура еще молодая экоструктура. Неужели до вас не дошло, Че Бэ Иванович только родился? Или точнее регенерировал в потрясающую экосистему вместо развалины, которой был старикашка.
  Че Бэ Иванович нового образца уверен в надежности силовых аргументов. Просто и понятно. В первую очередь пуля, а уже затем остальное. Пустил пулю, пуля попала в цель, враг уничтожен. Можно и не договариваться, ибо не с кем вообще договариваться. Был себе враг, его нет. А если враг не совсем уничтожен? Пустил еще пулю. Пуля ни в коей степени дура. Че Бэ Иванович понимает, пуля надежный товарищ и средство против врага. Если она подкачала, есть другое более сильное средство. Две пули лучше одной пули. Одна граната лучше двух пуль. Две гранаты лучше одной гранаты. Одна бомба... Ну, вы понимаете, перед нами гениальный товарищ. Он с пеленок во всем разобрался.
  Это старенький Че точно олух царя небесного. Сразу замечаешь, что старенький. Покуда тусуешься на его территории, покуда стреляешь его оружием... И не подходите, и даже не суйтесь. Языком владеет товарищ. Общественный договор! Перемирие! Дополнительный пункт! Параграф с пометочкой "бис"! Президентская записка! Статья и запрет! Подобных штуковин достаточно, так и торчат во все стороны. А какого черта торчат? Они теперь никому не опасны. Другое время, другая эпоха, другой состав преступления, другие ценности, другие герои. И, конечно же, скурвился старенький Че:
  - Раньше ты думал иначе.
  Да кто его слушает?
  - И был совершенно другим.
  Да кто с ним якшается?
  - И верил в честное слово...
  Это уже наглость какая-та. Пристал, наехал в душу пинками. Сейчас расплачется сама старость.
  
  СЛЕЗЛИВАЯ БАЛЛАДА
  Для всех верующих и неверующих товарищей разрешается рассматривать проблему с любой точки. Смех как полезная субстанция растормаживает организм, и запускает на всю катушку. Но и слезоточение кое-что растормаживает. В том и другом случае мы замечаем энергетический всплеск, которого не существует во время сна и покоя. Энергетическая экосистема ни в коей степени заторможенная экосистема. Если убрать тормоза, то куда-нибудь да примчишься даже в бешеной скачке по кругу. Если оставить, как оно есть, не смеяться, не плакать, не делать вообще ничего, то на это твое "ничего", так его мама, опять ничего. Место занято более шустрой системой.
  Начало баллады:
  Где ветер гуляет
  И черные тучи
  Крылами шмоняют
  По ямам, по кручам.
  Где мрака картины
  Привычны до рвоты,
  Росли две дубины,
  Росли без заботы.
  Одна была хилой,
  Кривой и горбатой,
  Смотрелась в могилу,
  Как в зеркало ада.
  Другая хрипела
  От пота и жира,
  Не ведала меры
  В разгулах кутилы.
  Не ведала стрессов
  От жира и сала.
  С обжорным процессом
  Здоровьем рыгала.
  Рыгала навозом,
  Рыгала конфетой.
  И горькие слезы
  Пускала по следу.
  Плач обжоры:
  Наступает кончины пора,
  Раскрывается в сердце дыра,
  И отсрочки дыра не дает,
  И надежды на мирный исход.
  Только гибели вкус на зубах,
  Только горечь о прожитых днях.
  Продолжение баллады:
  Слезливые вопли
  Катились по кругу.
  Не пухли, не глохли,
  Не рвались с испугу.
  Катились к соседу
  Волнами из стали,
  За тощим обедом
  Его угнетали.
  Быть может совсем
  Он хотел попоститься,
  От лишних проблем
  Кое-как откреститься.
  Быть может во вред
  Этой всей панихиде
  Облезлый сосед
  Толстожопого видел.
  И видел его
  Сквозь очки в два аршина.
  Ан, нет ничего!
  Дубье плюс дубина!
  Шепот гнилухи:
  Пища в горло не лезет кусками,
  Оседает на горле комками,
  И дороги себе не находит,
  Если рядом страдание бродит.
  И справляет такие обедни,
  Что с куском распростишься последним.
  Окончание баллады:
  Две дубины росли
  И росли одиноко
  На осколках земли.
  На осколках порока.
  И одна с бодуна
  Только жрала и выла.
  Только жрала одна,
  А другая прогнила.
  И от сгнивших краев
  Без особого воя,
  Без больших дураков
  Перешла на помои.
  Я не подсказываю мораль. Ее нет. В любом обществе, и не только среди человеков, тем более русских, так вот в этом обществе мораль - изменяемая величина. Сегодня черное, завтра белое, послезавтра зеленое с синевой, через месяц кровавый оттенок. Другое дело изменяемость и непостоянство морали. Верите мне или нет, но это самое непостоянство есть постоянная величина. Если на нем построить вселенную человеков, то получится нечто созвучное вечной и бесконечной вселенной.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ
  А что это такое? Боевой арсенал Че Бэ Ивановича ограничивается типовым оружием старшего координатора. Арсенал обязан быть только таким и таким. До регенерации оружие координатора, и после регенерации оно же. Хотя не согласен. Четыреста лет за гранью реальности вполне достаточный срок, чтобы изменилась сама реальность. Никакого старшего координатора нет, и не будет. Уволили в очередной раз, вычеркнули, изничтожили из истории координаторского движения. Вместо старшего координатора - регенерат и любитель подраться.
  Впрочем, любителей среди нас много. Есть вооруженные, есть безоружные. Я эту погань придушу голыми лапами! Но первый случай всегда интереснее. Все-таки не каменный век. Все-таки техника, какая-никакая. Все-таки кулак не совсем, чтобы бомба. Хотя повторяю, на цвет и укус у каждого мордобоя свои тараканы. А мускулы Че Бэ Ивановича они сами по себе техника.
  Но мы отклонились от темы. Идет подготовка. Товарищ готовится к бою. Под ногами мертвое пространство, впереди неизведанная земля. Профессионал знает, неизведанная земля не всегда мертвое пространство. Больше того, неизвестность это опасность. Если тебя не застали врасплох, оно не надейся, что так будет вечно. Тебя еще не заметили, потому не застали. Регенерация происходит в наиболее благоприятных условиях. И, прежде всего, чтобы была нулевая опасность. В неблагоприятных условиях не происходит регенерация. Датчик регенерирующей экосистемы заметил врага, и процесс завершен не начавшись. Жди теперь энное количество лет, пока условия станут благоприятными.
  Но сегодня все хорошо. Четырнадцатая минута процесса, и никаких примесей. После четырнадцатой минуты стопроцентная подготовка и стопроцентный энергетический уровень боевой единицы по имени Че. Даю голову на отсечение, до пятнадцатой минуты ничего не случится. Но кто ответит, а после? Никто не ответит. Завершенный процесс без обратной дегенерации. Если пятнадцать минут выдержал Че и не развалился на атомы, значит, регенерация завершилась удачно и не надеемся чего-то исправить.
  Автомат, пулемет, гранаты, бомбы, штык, нож, цепочка, кистень. Кошка, звезда, полумесяц, большая звезда, интегратор, детерменатор. Дротик, обрез, полукопье, мелкие звездочки, иглы... А это? Что это такое на пятнадцатой минуте обмоталось вокруг мускулистой шеи товарища? До пятнадцатой минуты его не было. То есть, не существовало ни под каким соусом. А теперь оно есть. Да я и сам вижу, что есть. Не слепой, не дурак безмозглый, не серединка на половинку. Этого не было, и быть не должно, но оно есть. Черт подери, что же это такое?
  Правый Че встрепенулся:
  - Боже ты мой!
  Левый Че:
  - Не боись!
  А морда такая наглая, просто хамская морда у парня. Сразу видно он не боится. Это не болезнь. Это не опухоль. Это не побочный продукт производства. Просто мечты сбываются и становятся явью. Разве ты не мечтал о чем-то особенном, неповторимом, только для тебя одного? Конечно, мечтал. Левый Че любитель оружия, но и Правый Че опять же любитель. Не стоит спорить, Правый Че мечтал про оружие. Чтобы оно абсолютное, чтобы непобедимое, чтобы всесокрушающее. Никакой защиты против оружия. Никакого противоядия ни сегодня, ни в будущем, никогда. Только оружие. Только оно. Страшная штука? Пожалуй. А ты послушай Левого Че. Сам мечтал, сам теперь отрицаешь мечту. Как-то нехорошо получается. Как-то не по-советски. Ты мечтал, и вот тебе это оружие.
  - Адская машина? - закричали в один голос Правый и Левый товарищи.
  Наконец-то Че Бэ готов к бою.
  
  ОТ АВТОРА
  Сразу за Мариенбургом начинается бывший царский заказник. Здесь когда-то погуливали и постреливали цари. Теперь здесь резиденция клана Мартовских. Вы припоминаете, тайная резиденция. Враг ни за что не пройдет. А друзья здесь не водятся. В двадцать первом веке только враги. Схватить, оторвать, утащить. Но даже враги обходят кругом резиденцию. Некий страхолюдный домишко не больше как приложение к дому напротив. Там буржуи, там жирные, там сволота. Дом не обходят враги. Кучкуются, примазываются, рвут по каплям и тащат. А домишко Мартовских оно для Мартовских.
  - Ну, ну, - снова Владимир Александрович.
  - Солнце над горизонтом, а результатов пока никаких, - и опять-таки он.
  Не сказал, чтобы стопроцентный восторг. Хорошо, еще мамочка не заметила. Наша мамочка в огороде, вытягивает сорняки, чертыхается и матюгается. Сорняк номер один, сорняк номер два, сорняк номер три... Пока до четвертого не дошло, можно лежать спокойно, мамочка не заглянет сюда. Но если дойдет до четвертого сорняка, кто ее знает, будет ли пятый сорняк или будет здесь мамочка.
  -Завтракать! - это она.
  Дальше не полежишь. Вопрос решенный, что будет, то будет. Морковка, капуста, бобы, сельдерей, кабачок. Каждому по огурцу, зеленая помидорина, салат-переросток, лук репчатый, репа и свекла. Вам покажется чудом, но все оно есть на столе. Все хорошее, свежее, сочное. Обжирайся, черт подери! Или не хочется? Честно скажу, не так чтобы хочется. Зажрались и обожрались. Здесь такие обжоры, что вытошнит. Худенькие, дохленькие, в чем душа теплится, а обжираемся ведрами. Кстати, где этот чертов картофель?
  Не умеющий вкусно покушать
  Не имеет хорошую душу.
  А имеет без лишних вопросов
  За душою кишку от насоса.
  И кишкой без особой печали
  Все в утробу качает, качает.
  Набивает от гроба до гроба
  И не может наполнить утробу.
  Не волнуйтесь, картофель на вашем столе. Кастрюля на завтрак, половина ведра на обед, остальное на ужин. А не хватит, вон в огороде картофель. Берешь за кусточек, выкапываешь корешочек. Плюс репа, морковка, капуста, шпинат или черная редька.
  Мы не волнуемся. Мы ребята веселые, раскрепощенные, настоящие, С нами можно на звезды. Заправили топливо. Я на хвосте. Мамочка наша рулит, Владимир приказывает. Точнее, он не какой-то там командир. Командир у нас мамочка. Она же наводчик, механик, регулировщик, обслуживающий персонал и уборщик посуды. За всех мамочка. Владимир только приказывает. Поворачивай! Прямо! Назад! Стоп! Разгоняйся! Ек-колобок, опять тормоз? Мамочке наплевать. Как хочу, туда и рулю. Впереди звезды.
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  Во время странствий по дальнему космосу Муркотенок почти полюбил это дело. Я не говорю, что дело гнилое. Оно во вкусе стареющего Муркотенка. Шляться, мотаться, нигде не останавливаться. Космические провалы, космические заторы, космическая запыленность, космическое одиночество, космический волк... Вы не подумайте, не то чтобы волк Муркотенок, но что-то такое в нем обнаружилось, что-то такое в нем есть. Врачи прописали, шляться по космосу. Чем больше; тем лучше. Он не против, он шляется. Так и прописано, волк. А на самом деле стареющий Муркотенок.
  Люблю космос! Еще бы его не любить. В космосе одиночество среди всякого мусора. Пропахал астероид, нахамила комета, шизонулся осколок или фантомчик какой. Но все равно одиночество. Никто никому не мешает, никто никого не долбает. Космос великий, космос бескрайний, космоса хватит на всех. И хотя там всякого барахла много, никто не стесняется. Располагайся, мой ласковый! Поработал на славу, здоровье свое потерял, жить осталось с куриный носочек. Вот и живи в космосе.
  Стыдно поверить, про бомбу забыл Муркотенок. Где-то выложил, отполировал и забыл. В последний момент загляделся на звездочку, слеза набежала, потому и забыл. Что еще за звездочка? Что она такая? Откуда опять же она? Можно бы поближе и потеснее сойтись с вышеупомянутой звездочкой. В последний момент вдохновляет тесный контакт. Никогда не встречал вашу звездочку. Другие встречал, даже исследовал, даже кого-то за зад... А эта не то, что другие звездочки. Не знаю, не понимаю, просто дурак. В результате без бомбы сидит Муркотенок.
  Ладно. Пенсионер обойдется без бомбы. Пора на покой! Уступи молодым свое место! Ах, ты уже уступил? Ну, тем более. Отдыхающий боец вызывает уважение, а проигравший боец вызывает только насмешки. Без зубов, без когтей, седой и плешивый, с раздувшимся глазом. Кто это глазик поправил тебе? Ах, никто? Значит, глазик от зубика. Вытаскивали гнилой зубик, и разнесло глазик. А могло и вообще его вынести вместе с тобой вперед лапками.
  Иначе говоря, кто узнает про старость великого Муркотенка?
  
  ДОСЬЕ
  Муркотенок с планеты Мурс.
  Национальность - мурсианин.
  Воспитание - классическое высшее.
  Впервые упоминается - двадцатый век нашей эры.
  Основная работа - боец.
  Основные качества - непобедимый боец.
  Основные приметы - волосатое и полосатое тело.
  Характер - добряк.
  Слабые точки - нет.
  Привязанности - мохнатая мама.
  Принцип - никогда не сдаваться.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  Координаторская служба подорвала здоровье стареющего Муркотенка. Тело его - опять-таки струпья и язвы. Струпья не зарубцовываются, язвы не заживают. Смотреть чертовски противно, какой-то не такой Муркотенок. Уточняю, болезненный Муркотенок и очень жалкий. Может быть, он не чувствует боль. Что для него боль? Маленькое неудобство. Или наоборот, маленькая радость. Когда ничего не болит, значит, подох Муркотенок. А так болит, болит и болит. Шрам на щеке, рана на пальце, струп на боку, язва на подбородке, синяк под глазом, кровоподтек на затылке, рана на некоторых интимных местах, струп между десен, язва в предплечье... И хорошо себя чувствует старенький Муркотенок.
  - Он меня так, а я его эдак, - это про шрам на щеке.
  - Долго мучалась гадина, - это про рану на пальце.
  - Раскатал по асфальту, - теперь боковой струп.
  - Повесил или поджарил, - язва на подбородке.
  - Ненавижу врунишек, - а это под глазом.
  - Жиров на три пальца, - с кровоподтеком мы разобрались.
  - Ха-ха-ха! - места интимные.
  - Здоровый детина, но глупый, - еще один струп.
  - Не отодрать от забора, - еще одна язва.
  Дальше весь Муркотенок. Недомогающий, неподготовленный, полуживой, но все равно Муркотенок. Из глаз струится сама нежность. Оно не просто так, всего лишь качество победителя давно простившего свои жертвы. Я победил и простил. Ты побежден и прощен. Я великий координатор, ты великая жертва. У великого победителя не бывает мелким прощение, только великое. Таким образом, все мои жертвы великие. Пусть земля тебе пухом, а космос постелью, и слава твоя не померкнет, но будет прекраснее, чище, раз победил Муркотенок.
  Для пенсионера нечто подобное позволяется. И для межгалактического туриста, выбирающего путь по звезде. Почему бы и нет? Великое прошлое в одиночестве превращается в будущее. Выбрал звезду. Звезда называется просто звезда. Выбрал планету возле звезды. Планета называется просто планета. Выбросил остальное оружие. Насчет бомбы мы говорили, она потерялась. Остальное оружие выбросил по своей воле. Нет бомбы, какого черта оружие? Для межгалактического туриста оружие только в тягость. Встретишь сегодня кого-нибудь из сегодняшних координаторов, ну из "новеньких", которые слыхом не слыхивали и нюхом не нюхивали, кто такой Муркотенок. Шанс в космосе невелик, вдруг встретишь? И что тогда? Знаем туриста с оружием! Не турист, а пират! Бандюга треклятый!
  Нет, Муркотенок вообще никого не боится. Что "вчерашнего", что "сегодняшнего" или "будущего" координатора Муркотенок уделает голыми лапами. Но это неправильно. Существует закон. Существует порядок. Существует какая-та справедливость, ну и власть, наконец. Муркотенок из законопослушных граждан вселенной. Столько веков наводил порядок, а на старости беспорядок? Опять неправильно. Пускай и на старости будет порядок. Все ненужные или компрометирующие предметы выбрасываю. Снайперская винтовка, лазерный генератор, Калашников, пистолет Макарова, Т-34. Нунчаки, меч самурая, большой двуручный меч, самострел, булава, палица, ножницы, гребень и веер... Ничего не жалко, все выбросил Муркотенок.
  И это уже кое-что. Вы понимаете, это свобода. Перед вами не просто законопослушный, но освобожденный гражданин в любых измерениях. Оружие не то чтобы помогало, оно мешало, даже чертовски мешало. Отвратительное оружие, отталкивающее оружие, совращающее оружие. Если оружие есть, как его не использовать? Меч режет, топор рубит, самострел огрызается стрелами, а Калашников пулями. Не упоминаем про лазерную установку. Вы думаете, новенькая установка, а она такое старье. Лучом направо, лучом налево. Никого не убил, разве глазик попортил. Опять же без этого глаза, на кой тебе лазер?
  Но покончили с гадостью. Муркотенок освобожденный сегодня. Все выбросил. Свобода, равенство, братство. Имею право на личную жизнь. Без оружия точно имею. Раньше оружие, как вторая натура бойца, а возможно и первая. Спим на оружии, едим на оружии, живем на оружии. Теперь его нет. Плечо не оттягивает и живот не прокалывает оружие. Разрешается переворачиваться во сне и сучить лапами. А за едой черт знает что разрешается. К такому порядку пока не привык Муркотенок.
  Впрочем, оно впереди. Курс на звезду. Ты ее выбрал. Не представляю, насколько хороший выбор. Почти случайность, точнее, затмение в голове. Понравилась, между прочим, звезда. Название у нее какое-то знакомое. Понравилась рядом планета. И с этой планетой нечто хорошее связано. Если бы не проклятый склероз, мог бы кое-чего рассказать Муркотенок. В первую очередь из своего богатого прошлого. А так проклятый склероз, и ушло далеко-далеко прошлое. Да, собственно, не надо его ворошить это прошлое. В голове никакой информации. Просто красивая звезда Солнце. И про планету никакой информации. Просто красивая планета без названия. Можно вот так лететь и мечтать.
  Хотя погодите, есть еще коммутатор.
  
  КОММУТАЦИЯ ВЫСОКОГО КЛАССА
  Коммутатором называется стандартный робот четырнадцатой величины. По вашему желанию робот может бегать на четырех лапках, или раскатываться на колесиках. Так же его можно программировать или перепрограммировать, отжимая определенные кнопки. Можно выйти в диалоговый режим и разговаривать с роботом, как с хорошим товарищем. Но в диалоговом режиме робот не реагирует на обращение "робот", а реагирует на какое-нибудь романтическое имя, например, Тюлька.
  Итак, с чего мы начнем? Муркотенок пошел по наиболее простому пути, отжимая в свободной последовательности кнопки. Например, первой стала большая желтая кнопка.
  Зашипел коммутатор:
  - Назовите вопрос.
  - Вон тебе вопрос на экране.
  Затем крайняя левая кнопка, и ответ коммутатора:
  - Языческая община. Уровень низкий. Кулачные расправы, каннибализм, идолопочитание, мумифицирование предков, примитивный язык, мораль отсутствует.
  Теперь средняя кнопка, и новый ответ:
  -Языческое государство. Уровень никакой. Незначительные группировки по четыре-семь особей, силовая политика, догматизм, голодный коммунизм, кровосмешение, матриархат.
  Средняя вторая кнопка, и целый взрыв информации:
  - Межгалактические связи отсутствуют. Торговля запрещена. Операции с недвижимостью запрещены. Разработка и вывоз полезных ископаемых преследуется по закону.
  Наконец, последняя правая кнопка:
  - Наука и техника. Нулевой уровень. Никакого вмешательства с целью повысить уровень. Массовые экскурсии запрещены. Параграф один-два-четырнадцать-бис-ноль-ноль-сорок-восемь.
  Затем еще цифры, буквы, параграфы, инструкции, подпараграфы и иная собачья лабуда, что не совсем разобрал Муркотенок. Он и другие кнопки не разобрал. Но что-то его привязало к красивой Языческой звезде с таким красивым языческим названием Солнце и к неизвестной Языческой планете. Не представляю, оно что? Но разве думал когда-нибудь Муркотенок?
  Язык привязан
  К любой скотине.
  Как будто к тазу
  В песке и глине.
  В раю песчаном
  Ему неплохо:
  Готовит тайны
  По малым крохам.
  Ну а из глины
  Готовит пищу,
  Что по лощинам
  Нутро засвищет.
  Что-то привязало, что-то понравилось, вот и весь сказ. Мы живем в межгалактическом обществе, а другие товарищи в нем не живут. Они со своими палками и кулаками эти другие товарищи. Да еще над ними матриархат. Да еще запрет на запрете. Учить нельзя. Лечить нельзя. Кормить нельзя. Торговать нельзя. Воспитывать и перевоспитывать опять же нельзя. Что за допотопная цивилизация? Что за красотища такая? И главное, вдали от космической магистрали. Туристов нельзя. Памперсы нельзя. Плейбой нельзя. Черт подери, слюнки на губки! Совсем обалдел Муркотенок.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  Необходима дополнительная информация. Верхний ряд кнопок использовали, но существует два нижних ряда и щель в коммутаторе. Нажимаю, куда ни попало, пока не откроется щель. Черт его знает, она для чего. Но она есть. Черная щель, зловещая щель, как не вертите, пасть коммутатора. Да не прикидывайся, маленький раздолбай Тюлька! Да открой свою пасть! Я тебя обнаружил! Ты в моих лапах! От меня не уйдешь! Все равно не отступится Муркотенок.
  Ага, заработало:
  - Сигнал нечеткий.
  Ну что я вам говорил? Поганая железяка супротив гения межгалактического сыска. Отыщу и разоблачу все твои прелести. Никогда не проигрывает Муркотенок, даже на отдыхе не проигрывает. Он специалист по железу:
  - А в морду.
  Теперь сигнал четкий:
  - Запрашивайте.
  И чего такое нам запросить? Может бутерброд с маслом? Но Муркотенок шестнадцать часов назад пообедал прессованной воблой, его не очень тянет на масло, потому что изжога замучила. Да и межгалактический коммутатор не выдает масло, для этого межгалактический повар плюс холодильник:
  - Ты не хами, железяка.
  Так лучше. Никакой ругани, никакой бюрократии, никакого обмана. Покоритель вселенной общается с информационной сетью вселенной. Сеть только кажется, что живая. Сиксиллиарды сиксиллиардов ячеек, элементов и адресов. Из одной ячейки в другую ячейку, из другой в миллион двести тысяч четвертую, из миллион двести тысяч четвертой... Крякнуть не успел, а все сиксиллиарды задействованы. Потому и кажется, что живая сеть. На самом деле она мертвая. А еще маты:
  - Меня зовут Тюлька?
  И несокрушимым потоком:
  - Шляются тут всякие бездельники. Мешают Тюльке работать. Пристают со своими банальными глупостям. Где чего ненормально лежит? Куда бы засунуть свой нос? Как подсуетиться и свиснуть?
  Не ожидал Муркотенок. До чего дошла современная техника! Черт подери, технический прогресс во все стороны. Точно не ожидал Муркотенок. Железяка и обижается! Надо же, всего лишь вонючая железяка, на каких-нибудь антропогенных кристаллах, а может на проводках. Что она себе позволяет? В кои еще веки такое? Я тебе слово, а ты пятьдесят. Я тебе маты, а ты то же самое в кубе:
  - Не тарахти, железяка.
  Почти ласково сказал Муркотенок. Зато ответ не такой ласковый:
  - Считаешь себя шутником? Видали мы таких шутников, пока ноги им не повыдергивали. Повторяю, меня зовут Тюлька.
  И еще очень много про дырку, которая, в голове некоторых слишком умных товарищей. То есть много позорной неправды. По утрам раскрывается дырка, а оттуда жидкий сиропчик. Да что такое сиропчик? Оттуда та самая жидкость, ну представляешь какая. За ночь накопилась, утром опорожнилось, в остальное время ветер и пустота, что без очков видно.
  Муркотенок почесывается:
  - Не скрепи, железяка.
  Насчет дырки не знаю, но что-то из головы вылетело. О чем это спрашивал Муркотенок? Ах, пока не о чем. Не было вопросов, но были ответы. Про ответы точно известно, они были. Много ответов, слишком много ответов, гораздо больше положенного. Не информация, но Ниагара какая-та. Попал, плыву, не выбраться, не вынырнуть ни за что. Необходимо, чтобы была информация. Предыдущей информации не хватает. В ней недостаток. А в чем, твоя мама, достаток? Ну, как бы сформулировать мягче вопрос? Именно в этом самом достаток, откуда скрипит коммутатор:
  - Когда мы станем серьезнее? Когда научимся уважать честный труд честного труженика честного государства? Или никогда не научимся? Сколько раз повторять, меня зовут Тюлька, для официальных приемов Тюлень Тюленьевич. Если не можешь запомнить, нахрена было переться в такую даль. Сидел бы дома и пил водку.
  Сие выше понимания Муркотенок.
  - Воспитываешь?
  Спешить пока некуда. Позади космос, впереди космос, со всех сторон космос. И ни единого живого существа, разве что железяка. Не ту кнопку нажал? Или не та комбинация кнопок? После крайней левой всегда следует крайняя правая средняя кнопка, а ты вроде нажал крайнюю левую среднюю кнопку, вот и не та комбинация. По существу ничего страшного, если за собеседника железяка. Одиночество вещь не очень приятная. Пускай пошумит, железяка:
  - Тюлька отвечает на поставленный вопрос, воспитывать некого. Умственное развитие живой материи застряло на начальных этапах. Воспитывать живую материю невозможно. Неподходящий уровень, несерьезное восприятие предмета. Результат - отрицательный.
  Затем серьезный разбор Сто четырнадцатого симпозиума по разоружению, где было доказано, что несерьезное восприятие не разоружает, а вооружает. Сколько конфликтов из-за вашей так называемой "насмешки", сколько убийств. Каждая война начинается, когда посмеялся один из противников. Почему он не промолчал? Следовало промолчать, а он посмеялся. То же мне невоздержанный потрох.
  - И вообще, мы серьезные люди...
  Тут уже не выдержал Муркотенок. Значит, тебе симпозиум? Значит, тебе война? Значит, какой-то потрох и посмеялся? А Муркотенок не выдержал. Я не за этим долбаюсь с тобой, железяка. Мне нужна информация, ты даешь информацию. Боже мой, что здесь за информация? С дуба рухнули листья ясеня... Вот и вся твоя информация, просканировать ее не возможно. Ты мне какой-то симпозиум. Ты мне какую-то насмешку. Или тебе кажется, что у меня непорядок с мозгами? Или совсем охренел Муркотенок!
  
  СОВЕТЫ ДЛЯ ДУРАКОВ
  Против умного товарища найдется более умный товарищ. Против более умного товарища еще более умный. Закон природы, никогда менее, всегда более. Но супротив дурака плохо действует умный закон. Или точнее, вовсе не действует. Что такое более умный товарищ, оно понятно, Я доказал четырнадцать теорем, ты доказал пятнадцать, вот мы и посчитались. Но с дураками не совсем так. Я не доказал четырнадцать теорем, ты не доказал пятнадцать. И что из этого следует? Если я доказал хотя бы одну теорему, я уже не дурак. Кто угодно дурак, но я не дурак. Я чего-нибудь доказал. Дурак он ничего никогда не доказывает. Значит "более" дурак это тот же дурак, и возводить степень "более" или "менее" в случае с дураком все равно, что рыгать против ветра.
  Про киску:
  Если киска покусала.
  Будь поласковее с киской,
  Дай нажраться до отвала
  Рыбой, мясом и сосиской.
  Если киска приласкалась.
  Не поддайся на искусы,
  Эта маленькая малость
  Может кончиться укусом.
  Если киска чешет шкуру,
  Подбирай ее очесы,
  А не то нажрешься сдуру,
  И пробьет тебя поносом.
  Если киска спит в кроватке,
  Не гони ее оттуда.
  За подобные повадки
  Назовут тебя Иудой.
  Если киска начудила
  На пальто твое и шляпу,
  Не криви в ознобе рыло,
  И ругательства не ляпай.
  Не бросайся как акула
  Под порывами стриптиза,
  Если киска долбанула
  Твой любимый телевизор.
  Все равно твои замахи
  Будут глупостью и гнидой
  Перед кискиной мордахой,
  Перед кискиной обидой.
  Потому запомни, парень,
  Про известные очистки:
  Не болтайся грязной тварью,
  Не держи в темнице киску.
  Если милка замяучит,
  Не пинай ее без меры,
  А найди бедняжке лучше
  Жениха и кавалера.
  Свадьбу справив для бедняжки,
  Не болтайся бестолково.
  Приготовься быть папашкой
  И прочти советы снова.
  Если до вас не дошло, отсюда ваши проблемы. Я не пытался проповедовать какие-то истины. Для этого детский сад, школа, путяга, лицей, университет, академия, общество и сама жизнь. Кто научится, тот научится на степень "более". Учитель более работяги. Инженер еще более. Ученый товарищ еще и еще... Поэтому он и ученый товарищ, что его научили более всех. А кого не научили, тот понимаете кто? И прошу вас без матов.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  Провода накалились и лопнули. Даже не разобрался во всей информационной трескотне Муркотенок. Что-то не любят его провода. Силовые, коммутирующие, анализирующие, аппроксимирующие и еще с прибабахом. Такое ощущение, что провода не выдерживают самого присутствия Муркотенка. Никогда не выдерживали. Точно потенциал, исходящий из шкуры товарища координатора, влияет на электрическое поле не в лучшую сторону:
  - А скажи мне, маленький негодяй Тюлька, чего это ты возбудился?
  Как вы понимаете, межгалактический коммутатор не просто ящик со всяким железным хламом. Это твои глаза в космосе, это твои уши, это твои мозги и может единственный друг в радиусе двести парсеков. Межгалактический коммутатор не какое-то незащищенное и легкоранимое существо. В космосе всякое случается. Налетел метеорит, вспыхнула звезда, вырвался корпускулярный поток из антивселенной. Так что степеней защиты хватает.
  Вот и я повторяю, чего-то не так. Информация защищается. Если бы защита отсутствовала, на кой ляд коммутатор? Тут забегаешься его починявши. Две секунды работы, два года простоев. И еще хорошо, если только два года. А на далеких звездах? А возле черной дыры? А в гравитационном поле? А за пределами нашей галактики? А в метагалактике икс? Не прикидывайтесь, товарищи! Международная система работает хорошо. Вот Муркотенок со своей наэлектризованной шкурой не то чтобы очень работает. Точнее, хреново работает Муркотенок.
  Надо бы уважить прогресс, облегчающий жизнь в космосе одинокого путника. Новые программы, новые разработки, новый эксперимент с коммутатором Тюлька вместо стандартного компьютера. Международная система защищена. Прежде всего, от ближнего космоса. Дальше, от дальнего. В-третьих, от космоса по большому счету. В-четвертых, на всякий случай. В-пятых, по мелочам. Ты понимаешь, система защищена? Ни один вандал не прицепится и не испортит такую систему. Ну, разве что несанкционированный вандал Муркотенок.
  - Само спокойствие Тюлька? - коммутатор обиделся,
  Может, не следовало переходить в диалоговый режим? Тогда какой из тебя друг, Тюлька? В инструкции написано, Тюлька есть друг. С другом можно не только беседовать, но и матюгаться в охотку. Черт подери, какая никакая польза. Космическое одиночество штука не очень полезная. Торчишь в космосе, звереешь и матереешь, в голове одни буквы, а тут друг. И хотя межгалактический коммутатор не богадельня для всяких дупнутых олухов, все равно становится легче.
  - Ах ты, швабра из чайника, - ворчит Муркотенок.
  - Я не швабра, а Тюлька.
  - Ах ты, кусок деревенщины, - все тот же источник.
  - Тюлька я, Тюлька!
  Вспомнил, чего хотел Муркотенок. Он (вроде обычные дяди и тети) хотел получить документ на планету. Нет, не на вою планету. Не плантатор какой-то, не завоеватель или тиран бывший боец Муркотенок. Я не про то говорю. Он хотел получить разрешение официальным путем. Мол, тебе разрешаем спуститься на эту планету. Посади свой корабль, развлекайся и наслаждайся местными видами. Неужели вот так? Неужели не больше, не меньше? Именно так! Ну, то же самое, что вытворяют другие товарищи, которые ради отдыха в космосе.
  Черт подери, наконец, поумнел Муркотенок и вспомнил. Он без обиды на железный бочонок с ножками. Межгалактическая система, межгалактический запрос, межгалактический штамп в какой-то бумажке. Ничего другого не хотел Муркотенок. Прочие гадости сами собой выскочили. Ну, нечто вроде орфоэпичности и синтаксиса. Скакали, скакали и выскочили. Слишком долго мы нянчились с Тюлькой.
  - Ах ты, мама моя! - вспомнил мохнатую маму бывший координатор.
  Не поздно ли, ласковый наш? Очень следовало сие сделать лет двести назад. Тогда бы и остальное все вспомнил. Никакой ты координатор. Просто гражданин. Понимаешь меня, гражданин вот этой вселенной. А есть другая вселенная? Я объясняю, зачем тебе другая вселенная? Я хорошо объяснял, твоя вселенная только одна, ты ее гражданин. Но ты ушами прохлопал, до тебя не дошла информация. Сам виноват, если такой гражданин. Вселенная не суть железный бочонок с проводами и ножками. Только разум создает коммутирующие системы, и чем дальше, тем больше. Вселенная сама по себе черта лысого не создает, тем более не коммутирует. Если в одном закоулке аукнулось, так какого черта откликнулось где-то еще? Вот и я утверждаю про черта.
  А мохнатая мама, только мохнатая мама. Учила маленького придурка, воспитывала, водила за лапку его. Получается, не научила, не довоспитывала. Ершистый ее маленький. Дожил до седых волос, все еще маленький. Самостоятельно бумажку не получить, ну просто позор. Другие же получают бумажку. Нажал на кнопку, из коммутатора вышла бумажка. Может и ты куда-то нажал, но обратно дерьмо и осколки.
  Хотя потерпите, пожалуйста, Муркотенок чертовски старается. У него красный диплом по компьютерам. Ну, и мягкий характер товарища более чем известная величина. С первой попытки не получилось, и ладно. Я почти уверен, не получится и после двадцать четвертой попытки. Но еще ничего не сломал, еще никого не убил Муркотенок.
  Во вселенной огромной-огромной
  Процветает немало законов.
  В коей степени мелких и скромных,
  В коей степени с бурным уклоном.
  И законы такие преступно
  Загонять под единую меру.
  Превращать в бесполезные трупы,
  В барахло под пятой изуверов.
  А потом выносить на просторы
  Для обмана всесущего рока,
  Словно кучку ненужного сора,
  Словно рухлядь без смысла и прока.
  А если вам что-то не нравится, самое время вызвать космических ликвидаторов и остановить этот чертов корабль вне пределов планеты.
  
  СПРАВКА
  Космические ликвидаторы, они же Координаторский центр, они же Служба зачистки, они же Мусорщики, они же Народная полиция.
  Первое правило - ликвидировать до конца.
  Второе правило - если не видно конец, выполняй первое правило.
  Третье правило - действовать по команде.
  Четвертое правило - если не существует команды, выполняй третье правило.
  Пятое правило - в экстремальных условиях выполняются первое, второе, третье, четвертое правило.
  Шестое правило - достаточно первых пяти, а остальное вообще не твое дело.
  
  НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ
  Короче, товарищу понравилась именно эта планета. Почему она понравилась? Нет более или менее вразумительного ответа на поставленный вопрос. С одной стороны опыт. С другой стороны небогатая фантазия. Чем меньше мы знаем, тем лучше. А что мы знаем именно об этой планете? Да мы ничего не знаем. Уже стопроцентный факт, мы не знаем совсем ничего. Наконец, если знать надоело. Незнание в какой-то мере превосходит любое знание. Незнание содержит в себе надежду на знание. Ты ничего не знаешь, но возможно узнаешь. Знание в свою очередь не имеет надежды. Ты знаешь, и ничего не узнаешь. Мы живем ради знания. Даже любопытство есть знание или точнее открытие знания и его поиск. Я полюбопытствовал, я почти что узнал. Ты не любопытный, ты и так знаешь все. А мне тебя жалко.
  Вот вам точка отсчета. За данную точку берется незнание. Товарищ не знает. Точнее сказать, многое знает товарищ, а именно это не знает. Неужели не дрогнуло нечто внутри? Я чувствую, у вас дрогнуло. Хочется знать, очень хочется знать, еще как хочется. Незнание перед нами, оно наш конек или комплекс. Больше того, оно наша победа. Я побеждаю, ты побеждаешь, он побеждает в схватке с незнанием. Ну, хотя бы единственный раз. Без победы нет знания. Каждое знание отталкивается от незнания через победу. Над собой, над обстоятельствами, над стихией и над вселенной. Если не побеждаешь, то есть вообще никогда, то для чего тебе разум?
  Незнание и победа совсем близко. Мне трудно сегодня. Я устал, я выдохся, я живой труп. Впрочем, не я виноватый, жизнь виноватая. Обстоятельства изменились, потому труп. Вчерашняя эпоха - моя эпоха. Но сегодняшняя эпоха она не моя эпоха. Сегодняшняя эпоха не лучше, но хуже с моей точки зрения. Во вчерашней эпохе я побеждал. Во вчерашней эпохе незнание то и дело меняли на знание. Сегодня никто ничего не меняет. Сегодня неизменяемое, можно добавить, догматическое незнание. А это такое незнание, которое вечно незнание?
  Хотя не согласен, вечная только вселенная. Все остальное имеет конец. Догматическое незнание только сегодня. Завтра оно знание. Я сегодня среди проигравших товарищей, а завтра я победитель. Оно успокаивает, что когда-нибудь придет завтра, но хочется в некоей мере сегодня. Разве до вас не дошло, что сегодняшняя победа дороже вчерашней и завтрашней. Пускай даже крохотная победа, пускай даже самая догматическая. Перевожу догматическое незнание в догматическое знание. Вот и все. Вот и я победил. Или вы думали, я проиграл навсегда, и на могилке моей стоит крестик?
  
  ОКОНЧАНИЕ ВТОРОЙ ГЛАВЫ
  Не представляю, убедительно ли я философствовал, в шкуру Муркотенка не влезешь с такой мелочью. Хороший парень наш Муркотенок, не финтифлюшка какая-та. Решил, как отрезал. Только Языческая звезда. Только Языческая планета. И вообще надоело ему убивать разных подленьких гадиков. Ликвидаторы без него стоят в очередь на убийство. А Координаторский центр завален всякими предложениями. Даже не очень чистыми, не очень честными предложениями. Так оно полагается. Время не очень чистое, эпоха не очень честная. А Муркотенок отрезал подобную хрень. Пускай отрезать было нечего. Необщественная организация по имени Муркотенок. Здесь тебе не время, тем более не эпоха. Вдали от общества, вдали от разума, вдали от умных и очень послушных, а так же дьявольски непослушных товарищей. Только один Муркотенок.
  Раны свербят, струпья сворачиваются, язвы и толще и больше. Зато душа не сворачивается, тем более не свербит. Душа тонкая, она человечная, она из-под каждой запытанной и измордованной оболочки. Черт подери, это душа. Мохнатой маме не стыдно. Спи спокойно, мохнатая мама. Никого никогда не продал Муркотенок. Только нежность, только душа, только добро против зла во вселенной.
  Люблю одиночество! Люблю этот космос! Люблю этот мир! Я не убийца. Я не злодей. Я не черствая гаечка в чертовски черствой системе. Меня не интересует система. Вы меня слушали. Никого не кончал Муркотенок. По крайней мере, такой не кончал Муркотенок. Это кто-то другой, это не он. Сегодняшний Муркотенок, в который раз повторяю, сама доброта. Люблю, люблю и люблю. Вопрос не из самых простых и, можно сказать, не для каждого. Но существует любовь Муркотенка. И это великое чудо.
  Лучше расти каннибалом
  В стае кривых дуралеев,
  Чем объедаться мочалом
  В обществе умных злодеев.
  Лучше бревну поклоняться,
  Блеять безмозглым кретином,
  Чем до кишок притворяться
  Общества праведным сыном.
  Чем канифасом дубовым
  Строить воздушные клети,
  Лучше чихать на основы
  Принятой в обществе плети.
  Лучше чихать на границы
  Принятой в обществе доли,
  Вынуть себя из темницы
  Да переправить на волю.
  Плюс еще один факт. В какой-то момент Муркотенок подумал о маленьком садике. С репой, морковкой, капустой, шпинатом. Почему бы и нет? Садик захолустный, садик совсем маленький. Три грядки, три кустика, одно деревце. Не стоит замахиваться на большой садик. Зачем большой садик? Пускай будет маленький садик. Чтобы не облагался налогами. Чтобы не вызывал зависть. Чтобы не занял место полена в глазу. Он просто садик. Точнее, гладенький садик. Все эпитеты уменьшительные. Выполз из шалаша, вздохнул, почесался, окинул зраком свой садик. Ох, хорошо! Каждый знает оно так. Ведь это твой садик.
  Муркотенок не знает, он чувствует. Интуиция. Чего другое можно и пропустить, интуицию нет. На закате нужен маленький садик, который опять-таки твой. Ты его не защищаешь, не пропагандируешь, не кривляешься. Никакой внешней идеи и жизни. Только внутренняя идея. Опять же закат. Очень красивый закат. Даже очень и очень. Приближая закат, ты нашел садик. А, отыскав садик, ты украсил закат небесной глазурью и блестками.
  Очень хорошо, когда неизбежное ближе. Очень и очень, когда неизбежное рядом и можно его потрогать. За рассветом всегда наступает закат, но не бывает прекраснее ничего, чем закат на рассвете. Языческая цивилизация все-таки новая цивилизация, это еще колыбель разума. По- умному здесь нет и не может быть разума. Муркотенок в курсе, его нет. Разум еще не наступил, разум еще не отпочковался от недоразвитой планеты, разум еще не подумал о чем-то серьезном и горнем. Просто начальная цивилизация, просто начало начал. Вот из такой колыбели появляются величайшие человечества. И нечто неизмеримо хорошее может сюда привнести Муркотенок.
  
  ОТ АВТОРА
  Владимир Александрович согласен порассуждать на отвлеченную тему. Он хорошо заправился, он отпустил кота, он не то чтобы в форме, но все-таки:
  - Что есть будущее?
  Мне пока не ответить:
  - Подумаем.
  Владимир Александрович не такой тормознутый товарищ:
  - Я не определяю ближайшее будущее.
  И здесь не ответить:
  - Какая разница?
  Это я тормоз. После пищи пора на бочок. Глаза сами собой закрываются, мысли сами собой появляются. Вы подумали про пищеварение, но снова не так. Процесс переваривания пищи, конечно же, присутствует в мыслительном процессе любого товарища. Пища как энергия, переваривание пищи как подача энергии. Если энергию не подаешь, то ничего не запитывается. В том числе голова, а в голове мысль. Может единственная мысль, может во множественном числе. Она или они, то есть мысли, возникают не просто так, не из воздуха. Повторяю, это процесс, и покуда незавершенный процесс, мне не хочется рассуждать и никаких вам ответов,
  Владимир Александрович само терпение:
  - Отдаленное будущее когда-нибудь превратится в ближайшее будущее.
  Я не против:
  - Когда-нибудь оно превратится.
  Владимир Александрович идет дальше:
  - Значит, отдаленное будущее есть ближайшее будущее.
  Он надоел:
  - Поиграй с котиком.
  Но от Александровича не отделаться. Игра позади. То есть, игра до приема пищи. И котик немного устал. Он опять же совершил прием пищи, он имеет право на отдых. Нечего все время играться. Добрые котики, как-никак не игрушка. Они наши друзья. Точнее, они наше будущее, может быть, не совсем отдаленное. Сегодня мы управляем планетой. Все и так ясно. Планета человека, планета для человека, планета под человеком. Завтра выше всех котик. Не скажу, чтобы именно этот, ну этот конкретный котик. Так его брат, или друг, или сват, но все равно выше.
  Владимира Александровича осенило:
  - Многообразие жизни из будущего.
  Я соглашаюсь:
  - Жизнь никогда не умрет.
  Это нравится Александровичу:
  - Конечно же, не умрет.
  Вселенная представляет собой жизнь, ни в коей степени смерть. Просто мы трусоватые мальчики и такие же истеричные девочки. По большому счету для нас интереснее смерть. Ибо жизнь как известная и понятная величина, а вот смерть совсем неизвестная. Что там за жизнью, мы знаем. Что там за смертью, покуда никто не узнал. Вы понимаете, нет информации? Или не понимаете? Для жизни смертельная опасность. А какая опасность для смерти? Неужели совсем никакая? В никакую опасность дурак не поверит. Тем более "мастер порассуждать" Александрович.
  Я совсем засыпаю:
  - Вечность и бесконечность.
  Он еще держится. Для меня только начало конца. Для него начало начала. Почему мы такие разные? Почему мы во всем расходящиеся величины? Необходимо, чтобы сходящиеся величины. Или во мне эгоизм старости? Делай как я! Это и есть эгоизм. Начало переходит в конец, чтобы следом подвинуть другое начало. А если прав Александрович? Начало переходит в начало. Засунь в одно место конец! Следующее начало за предыдущим началом. Никакого значения, что оно следующее. Вся изюминка в том, что начало. Попробуй однажды, отбрось эгоизм, наступи на свое "я". Оно скорее страшно, чем больно. Неужели не наступить на какое-то мелкое "я"? И жизнь не выходит из прежнего круга.
  Что-то там кружится-кружится.
  Что-то спешит по привычке
  Спрятать дурное обличие
  Или чего-то ненужное.
  Мы этой штукой накушались
  Не потому, что мы глупые.
  Что-то там хлюпало-хлюпало,
  А результат эти лужи,
  Наша история долгая.
  Много колючек в ней пакостных,
  Ибо великие сладости
  Выросли вместе с иголками.
  Впрочем, пока еще можно,
  Мы не впадаем в ничтожество.
  Все, отрубился и захрапел. Есть у меня заместитель. Умный, расторопный, идеологически подкованный, настоящий боец. А еще это надежда русской земли. Как бы не было гадко на русской земле, но это надежда. Интересуется, докапывается, размышляет Владимир Александрович, то есть мой заместитель. Вот такие головастые товарищи против остальных тупорылых товарищей. Я верю, за ними Россия. Я знаю, они не уступят Россию. Тупости много внутри современной России, тупость провоцирует жир. Жирные товарищи с денежкой, а головастые без. Жирные товарищи на все сто махинаторы, а эти не уступят честным путем. Ну и пускай! Хорошо и даже здорово, что не утрачена честь для России. Значит Россия в надежных руках. Я могу изобразить храп. То есть без всяких "могу". Владимир Александрович не подведет и не оставит Россию.
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  В таверне "Языческая ворона" было тепло и сухо. В камине уютно потрескивали дрова. Самые настоящие, никакой балды и подделки. От дров распространялся такой же уютный огонь с язычками пламени, с запахом дыма, с крохотными, однако чертовски веселыми искорками. Люблю искорки, радуют глаз. А точнее, и тот и другой. На оба глаза они радуют единственного посетителя и единственного постояльца таверны.
  - Значит теперь не сезон? - посетитель при всем при том Муркотенок.
  Сидит такой добренький, на коленях салфетка, на салфетке обед. Один ломоть хлеба, одна фасолина, две сливы, один огурец и один сосуд с жидкостью. Жидкости ровно половина, а сосуд чуть более колпачка от бутылки.
  - Теперь не сезон, - это Хозяин таверны.
  Так его и будем называть с большой буквы - Хозяин. Натура совершенно неинтересная, можно сказать, мелкая. Не стоит об нее пачкаться, бывают вещи куда интереснее. Рядом с интересными вещами не только пачкаешься, но дымишься. Каждая интересная, вещь со своим именем, и чтобы имя соответствовало не только на сто, но на двести и триста процентов. Потому и дымишься. За четыре года для интересной вещи не выдумать имя. В нашем случае выдумывать глупо, в каждой таверне найдется Хозяин.
  - И давно? - следующий вопрос.
  - Как представить? - дрова легли на огонь вместо ответа, - В наших местах время имеет тенденцию зависать, замирать, останавливаться. События происходят всегда по порядку, по плану, в четко назначенный срок. Не раньше, не позже. Пространство между событиями посвящается подготовительной работе, всегда неизменной, всегда одинаковой. Так что куда не попал, там и пропал, а куда - все равно неизвестно.
  Хозяин поправил дрова кочергой. Несколько доблестных искорок выскочили из камина на пол. Вот именно, они выскочили, не подумавши под ноги Хозяину. Ну и что здесь особенного? Ишь какая великая птица Хозяин? Мы докажем, что ты не великая птица! Вот сейчас возьмем и докажем! Но не волнуйтесь, родные мои, все закончилось, как полагается. Несколько искорок тут же растоптаны сапогами.
  - Особенное время, - повторил Муркотенок, - Разве оно не особенное в каждой вселенной, в каждой системе, на каждой звезде и планете? Я уверен, оно чертовски особенное. И не следует говорить о вселенной. Любая пылинка, блуждающая среди космоса, опять же особенность, где свое пространство и время.
  - Как сказать, - кочерга описала большую дугу от камина до клюва Хозяина.
  Что-то странное в воздухе. Можно добавить, что-то "особенное", чего не было раньше. Неинтересный Хозяин, но странная и интересная кочерга. Описала дугу, заехала в клюв, заскрипела на острых и крепких зубах с шипением, вонью и паром. Откуда все это? Откуда невыносимая вонь? Откуда непродыхаемый пар? Все в таверне вонючее, не принюхаться, не продохнуть. Одурел Муркотенок.
  - Значит, теперь не сезон? - не то он болтает.
  Крохотный ножичек, более похожий, на абордажную саблю, вывалился из когтей и затерялся в складках одежды. Ну вот, придется перетряхивать складки. А то еще скажут, украл Муркотенок чужой ножичек. Впрочем, никто не скажет, но подумают, вооружается Муркотенок. На показуху разоружился, и снова вооружается старый придурок. Пока никто ничего не заметил.
  - Верная мысль, - Хозяин поставил свою кочергу. К чему опять он? Ситуация с ножичком сделала подозрительным Муркотенка. Что-то не так происходит. Снова что-то не так. Клюв захлопнулся, пар прекратил обволакивать зубы, грязное барахло теперь почти чистое. Пар просочился в дыры и щели. И какие-то подозрительно чистые балки, столы и камин. Зато на полу чертов ножичек. Вот и нашелся! Вот хорошо! Муркотенок поддел его двумя ноготками. Просто чудо, что ты нашелся, дружок! Ах, ты такой не один? Мисочка куда-то пропала. Ну и хватит, если пропала. Скажут, любитель пожрать Муркотенок, потому своровал мисочку. Но это пускай. Главное не подумали, лжец и подлец Муркотенок.
  - Каждый раз не сезон, - опять же Хозяин, - Захудалая планета вдали от космической магистрали. Редкий гость завернет на шамовку. Даже больше, чем редкий. За четыреста лет подобных гостей четверо. Считаю, один в столетие, и то повезло. Слава, богу, хотя бы один, а то и одного не будет.
  Не договаривает дальше Хозяин. Серенький, но чертовски лукавый товарищ. Сапогами потопал, залез в какой-то сундук. И сундук серенький, точно Хозяин. Никакой экзотики, никакого намека на старину. Согласен, все твое серенькое состояние находится изрядно под плесенью. Но это не старина, тем более не четыреста лет. Чертовски свежая плесень. Точно, вчера подкрашивали и наживляли ее на сундук. А еще чертовски свежий сундук. Сквозь плесень смола не просохла.
  - Целых четыреста лет? - удивляется Муркотенок.
  Сапоги топ. Сундук в скрип. Тянем-потянем, вытянули, черт подери! Что тебе, так ее так, за бумажка?
  
  РЕКЛАМНЫЙ АЛЬЯНС
  Бумажек много хороших и разных. Наша бумажка не хуже других. По крайней мере, под старину она здорово сделана. Рваный уголочек, сальные или может быть гангренозные пятна, дырка, еще дырка, порез и отверстие. Не понимаю, чем превосходит отверстие дырку или наоборот, но на глаз здесь и то и другое. Одна дырка, опять дырка, а это точно отверстие. Вы говорите, края ровные? Да не совсем чтобы ровные получились края. Но дырку проделывали чем-то острым и тонким. Один удар, одна дырка. Второй удар, еще дырка. Работа по трафарету, и даже карандаш не везде стерся.
  Впрочем, какая разница? И на что наше время уходит? На какие-то дырки, на мать его в попу, отверстие. Стыдно, черт подери! Отдых есть отдых. Исследовать нечего. Больше того, нечего и преступно распоряжаться оставшимся временем. Ты отдыхаешь или исследуешь? Я спрашиваю, так или так? Если ты отдыхаешь, то какого черта исследуешь, тем более придираешься к мелочам? Если ты придираешься к мелочам, то зачем еще отдых? Скорее погоны, спецовочку, автомат, миномет, деградатор и бомбу. Что твоя мама без бомбы? Или все то же отверстие, которое как ни крути дырка?
  А посему пора прочесть документ.
  Начало:
  Вы мечтаете видеть без всякой халтуры
  От забытого века картины, фигуры.
  Вы мечтаете слушать без всякого хлама
  От забытого века рулады, романы.
  Вы спешите единственный раз умилиться
  На естественных позах, естественных лицах.
  Придержите немного желания волны,
  И тогда мы желания ваши исполним.
  Первый этап:
  Вот священная роща
  В прообразах рая.
  Ветер ветки полощет,
  И рвет, и ломает.
  Ветер в ветках гудит,
  Ветер ветки корячит,
  Как большой паразит,
  Как огузок собачий.
  А на этих ветвях,
  А на самых макушках
  То ли плоть, то ли прах.
  То ли добрые плюшки.
  Где рука, где нога,
  Где останки из брюха,
  Где желудок врага,
  Где кровавое ухо.
  Второй этап:
  Вот священный костер
  С языками до тучи,
  Как священный набор
  Перед пляской могучей.
  Как священный порыв
  Перед действием моды,
  Как в желудке обрыв
  Под напором икоты.
  Как удар вертела
  По занудному типу.
  И дрова, и смола,
  И предсмертные хрипы.
  И останки хребта
  Вроде милой приправы
  В грозном жерле котла
  Для игры, для забавы.
  Третий этап:
  Вот осколки потока
  Священнее бреда
  И роднее истоков
  Любого обеда.
  Здесь вкушают мечты,
  Исповедуют веру,
  И рассудка цветы
  Принимают без меры,
  А потом в глубину
  С тишиной и покоем,
  Как в другую страну
  Отправляют изгоев.
  По кускам, по когтям,
  По отрубленным членам.
  На съеденье червям,
  На съедение тлену.
  Конец альянса:
  Вы мечтаете видеть без всяких пороков
  От истоков земли пару добрых уроков.
  Вы мечтаете слышать такие истоки
  И считать по истокам тяжелые кроки.
  Так мечтайте себе, так любите невинно,
  День окажется нынче приятным и длинным.
  Если вам не удастся попасть на священные ветки,
  Не удастся зажариться в огненной клетке,
  Не удастся свалиться мозгами с обрыва,
  На камнях разбросать перебитые жилы,
  Мы себя посчитаем ошибкой природы
  И сторицей оплатим любые расходы.
  А ты доказывал, ничего интересного. Даже поддельная бумажка (читай "документ") несет в себе кое-что интересное. Ибо интересное суть информация. Пора бы привыкнуть, что суть. Ибо информация со своей стороны наводит на мысли. Не уточняю, какие мысли. Вас она навела, и меня навела. Где теперь дырка? Отверстие где? И зачем одно пробивали, а другое с усердием резали? Никто не желает ответить.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ
  Хозяин подбросил в камин еще пару поленьев. Гори не потухай, тепло не растеряй! Хороший камин, услужливый Хозяин. Не заради капусты старается. Какая капуста, и где она там? Очень хороший Хозяин! Задвинул экраном камин, закрыл на крючок. Тепла стало в самый раз, света чуть-чуть меньше. Все-таки свет пробивается, так задуман крючок. Он не то чтобы хорошо пробивается, даже не здорово, но постольку, поскольку ему разрешает Хозяин.
  Комната в полумраке, я бы сказал, мистика. Чем полумрак естественнее, тем ненормальностей больше. Только не переигрывайте с вышеупомянутой мистикой. До определенного уровня полумрак. Дальше нельзя, дальше начинается мрак. Ну и мрак не совсем полумрак. В полумраке предметы растекаются и мистифицируют, а во мраке они исчезают. Исчезнувший предмет все равно, что несуществующий предмет. Не было, не существовало, исчез. Необходим существующий предмет, по крайней мере, контур или намек, что он был. Только бы он существующий. Дальше дело хозяйское.
  Ничего не добавлю, настоящий Хозяин, стопроцентный профессионал. Он неотторгаемая частица таверны. Ратифицирование и растекание физических величин в его арсенале. Туда и обратно, кажется зловещим Хозяин. Что-то опять-таки здесь. Демон из ада, проснувшийся труп, маска садиста, огонь вечности, сковорода и котел, шкура и перья, копья и стрелы, тошнотворный язык... Вот именно, что язык. Откуда он взялся такой тошнотворный язык? Откуда он вырос? Муркотенок не заказывал язык. Какого черта подобная мерзость и гадость? Или это совсем не язык? Или снова Хозяин?
  Мистификация зашла далеко. Чудовище, монстр, страшила, инкуб, дух подземелья и вечности, адское жерло, просто конец или просто начало чего-то такого, что извергает огонь. Только холодный огонь. Отчего он холодный? Я не выяснил, отчего. Просто холодный огонь. Если хотите, энергия. Если не верите, мистифицированная энергия ниоткуда. Один огонь, один канал, один глаз. Точно, он самый, вот этот глаз. Кровавый, лопнувший, умирающий и величайший мистификатор. Отсюда огонь. Такой же кровавый огонь, только ошметки и сгустки, только энергия ада.
  Начинает тошнить. Глаз прошел сквозь отверстие. Или энергия как отверстие. Или чего-то еще. Отверстие отверзается по линии карандаша. Четко видна демаркационная линия. Какого черта еще на засыпку? Линия, отверстие, глаз, трафарет, карандаш, кровавые глазницы, провал в памяти, жерло... Кажется, жерло и есть предмет на засыпку. Оно настоящее, оно впечатляет, оно родное до тошноты. Это жерло старинной и очень зажравшейся пушки.
  
  ДОСЬЕ
  Туристический бизнес, он же "Империя игр".
  Основная задача - выкачивать денежки.
  Основная, идея - быстрее, выше, сильнее.
  Основные методы - не определены.
  Основная мораль - отсутствует.
  Побочный эффект - чепуха на постном масле.
  Слабые места - нет.
  Сопротивление - бесполезно.
  Будущее - никаких ограничений в ближайшем, далеком, межгалактическом, микро и макрокосмосе и еще дальше.
  Выводы - а пошел ты, мой ласковый...
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТОЙ ЖЕ ГЛАВЫ
  - Вы хотите участвовать? - кашель Хозяина.
  Ей богу, он изменился. Тяжелый и черствый, гнилой и пустой, не из тех этот кашель. А что такое из тех? Не знаю. Стукнуло в голове, пустота пошла кольцами. Плюс предупреждение из могилы, вопли покойника, песня потусторонних придурков. Антикашель какой-то, не то чтобы кашель. Вот и получается пустота, стыкующаяся почти с реалистической мистификацией в отсутствие реалистической истины. Если бы мистификация разошлась с истиной... Но они сидят вместе: общеизвестное "да", малоприметное "нет". Вы представляете, сидят и жуют потусторонние звуки.
  - Не хочу, - Муркотенок зевнул половиной мордахи.
  - Отчего? - удивился Хозяин.
  И ничего в нем особенного. Серенький, дохленький, можно сказать, старичок. Мы с подобным парнем проехали. Видит бог, ничего сверхсекретного. Одежонка - отстой. Кости сквозь шкуру просвечивают, из шкуры пух, струпы и перья. Доходяга, можно сказать. Рохля, в который раз можно. Если бы наклевывалось нечто особенное, тут как тут Муркотенок.
  - От того, - ответ вежливый.
  Муркотенок слегка почесал ножичек (читай "абордажную саблю"), и ножичек разлетелся на части. Левая часть в потолок, правая прямым ходом в камин. И камин разлетелся на части, то есть крючки разлетелись, сколько их не было там. А сколько их было вообще, не считал Муркотенок.
  - И по случаю, - новый ответ, не менее важный.
  Товарищ прокашлялся, десна его оголилась, пасть легла на бочок. Сейчас что-то будет. Ну, правильно, что должно, то и будет. Долго молчал Муркотенок, дьявольски долго молчал. Душа устала, и сердце, и печень, и легкие. Молчаливый товарищ практически сам себя кушает и собой запивает. Не люблю молчаливых товарищей, мама моя, не люблю. Молчаливый товарищ почти предатель, а противник наверняка. Какого черта молчишь? Или себе на уме? Это не молчание, это разведка перед предательством или забоем.
  Заговорил Муркотенок:
  - Моя мохнатая мама...
  Не то чтобы речь, но набор лозунгов. Давненько не упражнялся, то есть не говорил лозунги Муркотенок, и вот тебе целый набор. Из той оперы, из другой и из этой. Что-то такое философическое, про твою и мою жизнь. Мы живем, мы живые, мы реальность и действие сегодняшнего дня. Вот и вся жизнь, но не вся речь Муркотенка. Только самое начало. Разгоняется или разговаривается Муркотенок. У него что-то там про отдушину, а еще про агрессию отдельно рожденного существа. Отдельно рожденное существо отыскало отдушину и забавляется, как бы не сделалось хуже.
  Вот про "хуже" и "лучше" опять говорит Муркотенок. Все тот же джентльменский набор, тот же порядок. Смысловая дорожка отсутствует. Сегодня хуже, завтра куда лучше. Сегодня тварь, завтра оно не совсем. Если бы смысловая дорожка присутствовала, тогда повязал себя Муркотенок. Философией, е-мое, повязал. А он свободный, а он разговорчивый, а он любитель хорошей выпивки и просто болтун. Всего у него много, и всяких слов много. Если бы их мало, но их много. Агрессивная душа потому агрессивная, что находится вечно в движении. Агрессия это не только отдушина, но это движение. Противоречит себе Муркотенок. Отдушина как постоянная величина, движение как переменная. Не путайте постоянную отдушину и переменное движение. Да наплевать. Очень даже напутал и перепутал все Муркотенок.
  Послушала бы его мохнатая мама. Но нет, мама давно в могилке, и косточки сгнили. Или прикидываешься, мама на небесах? Или оттуда она следит за сыночком своим? Ах, мой сыночек! Ох, философический мой! Нет, так не думаю, никто ни за кем не следит, сегодня по всем приметам могилка. Муркотенок чего-то там замутил про убийство и про мораль. Мол, убийство совершается ради убийства. Мол, убивающий товарищ не преследует высокую цель, просто так убивает. Неужели не ясно, цель его никакая, только убийство. Мне понравилось убивать, я готов убивать, я прирожденный убийца, убийство у меня в крови. Есть, конечно, другой способ, чтобы во всем разобраться. Но другой способ не есть убийство, я его отвергаю по единственной причине, что он "не есть". А принимаю, ну вы догадались, только убийство.
  Дальше, куда интереснее. Разговорился к чертям Муркотенок. Видите ли, убийство не может решить ничего. Скорее наоборот. Первая кровь приводит к пролитию следующей крови, следующая кровь еще к следующей, та еще и еще. Кровь за кровь, глаз за глаз, труп за труп. Не говорю, что мы нащупали закономерность, но цепочка вытягивается и вытягивается, где каждое новое звено из трупов, трупов и трупов. Уже не цепочка, а цепь. При чем оттуда исчезло начало. Никто не видит, не помнит, не знает, с чего оно началось. Знать такое дело не хочется. Да не дури себе мозги! Кто убил, тот всегда оправдает убийство.
  Собственно, какого черта пристал Муркотенок. Безжалостный координатор, ликвидирующий механизм, машина смерти и страха:
  - Убийство не может решить ничего. Кровожадное существо, упоенное кровью, кровью и кровью, с кровавыми бляшками на глазах есть сущность убийства. Уничтожив первую особь, кровавое существо бросается на вторую особь. Уничтожив вторую особь, оно не способно остановиться. Опять же в параноидальном желании убивать, пока сама смерть не остановит подобное существо. Остановка и есть для него смерть. Ибо никакой логикой не анулировать жажду крови. Только встречная кровь, только встречная смерть, только убийство на существующее убийство. Ибо, единожды убивая, ты убиваешь второй раз, и третий, и двадцать четвертый, и тысяча триста тринадцатый. Пока еще можешь, ты убиваешь.
  Из утробы куска
  Вырывается смрад.
  Получил тумака
  Недорезанный гад.
  А за что получил?
  А не все ли равно?
  Если гад этот был,
  Если просто дерьмо.
  Разожрался на днях
  От пупа до ланит.
  А теперь на камнях
  Скорбным трупом лежит.
  В этом не то чтобы философия Муркотенка, а может и философия, черт подери! Все-таки знающий, хотя и стареющий тип Муркотенок. Координаторские забавы проели до самых печенок. Послужной список его из одних трупов. В плен не берем! А теперь, надо же, и крен, и плен. Совсем оборзел Муркотенок.
  
  АНТИДОВОДЫ
  Ты закончил? Можешь слить воду. Муркотенок высказался. Муркотенок точно закончил. Во-первых, непорядочно и негуманно вмешиваться в чужую судьбу. Ну, вы понимаете, непорядочность проистекает из удовольствия за чужой счет. Что еще вас занесло в наши двери? Значит, кого-то убьют, запытают, порежут на части, на клочья. А ты заплатил свои денежки, а ты любуешься, а ты наслаждаешься, а ты само удовольствие. Или не так? Где же ваш гуманизм? Спрашиваю опять, где? Музыка, пляски, аутодафе, эффектная казнь. Неужели весь гуманизм? Я заплатил, дальше вообще не мое дело.
  Но с первым покончили. Что у нас, во-вторых? Ах, полнейшая конфиденциальность вопроса. Если такой щепетильный товарищ, если не можешь смотреть - не смотри. Никто не принуждает и никто не насилует наслаждаться вполне человеческой жизнью. Жизнь прошла своим чередом, ты ее проворонил. Или полнейшая чепуха? Ты находишься здесь, в этой жизни. Ты среди прочих находишься. Ты не можешь исчезнуть отсюда вот так. Точнее, ты можешь исчезнуть. Сел на корабль, заплатил по счету, отваливай. Или еще есть денежки? Ты не желаешь исчезнуть. Денег у тебя нет, и вообще ничего нет. Просто ты не желаешь. Какого черта я должен? Кто заставит, черт подери? Ну конечно, никто не заставит. Это закон. Он сегодня такой, и не больше. Или плевал на закон? Или тебе все равно? Или твоей стала наша планета?
  В-третьих, так не пойдет. Муркотенок - космический бомж. Его дурацкая координация нарушает международную конвенцию. Четвертый параграф гласит "право на частную собственность". А где твоя собственность? Даже корабль не "твоя" собственность. Ты его где-то украл. Ах, простите, ты его не украл, но одолжил на пару столетий. Ничего себе одолжил? За пару столетий спишут корабль, как потерявшийся навсегда, и он уже твой корабль. Была международная собственность, а теперь "твоя" собственность. Так и переходит по кривой дорожке чужое в твое. Неужели так правильно? Бывший координатор - сегодняшний бомж и преступник. Еще недавно тобой восхищались преступники. Бескорыстие, раз. Законопослушание, два. Ничего отрицательного, три. Теперь ворюга и бомж. Да еще качаешь права, где бы молчать, сопеть и убрать свое рыло.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ
  Хозяин подбросил еще два полешка. Подправил их кочергой и вернулся на место. Не представляю, откуда рыло кривое, но у него оно точно елей. Архангел какой-то, можно сказать, девственник или праведник, или Красная Шапочка:
  - А кто говорит об участии в качестве зрителя?
  Вот и разговорился, наш ласковый. Хозяин вообще против зрителей. Этих занудных, нетерпеливых, вечноскучающих, вечножующих или блюющих скотов. Готов их убить, до того против. Ах, развлекайте меня! Ах, ублажайте меня! Ах, наслаждайте меня! Если положено смеяться, я засмеюсь, но по подсказке. Если положено плакать, то непременно заплачу я тем же путем. Я заплатил деньги, значит я зритель. Ваше зрелище обязано оправдать мои деньги. Если оно не оправдывает мои деньги, значится, обманули меня. Все не так безобидно, как кажется. Я заплатил хорошие деньги за ваш никудышный товар, а вы обманули. Верните мне деньги!
  Ругается и матерится Хозяин. Его отношение к зрителю матерное. Зритель не совсем участвует в деле. Он есть пришелец со стороны, или халявщик, он надуваемая инстанция и величина. Собственно говоря, ему достаются верхушки великого действа. Даже пена, и мусор, и грязь. До внутренностей ему не добраться. То есть вообще никогда ни за что не добраться. Вот тебе твой укушенный пряник! Вся анатомия боли, вся психология страдающего естества, или предсмертное нечто из пролежней остервенелой души, или само остервенение надуховившейся стервятины, или внутренняя чернуха, родственная остервенению, или опять остальные порывы несчастного висельника, или счастливая виселица... Оно укрыто от зрителей.
  Хозяин почти раскрывается:
  - Испытай себя в облике висельника.
  Заманчивый штрих. Черт подери, это уже испытание. Муркотенок зевнул, морда его выше крыши, то есть совсем безразличная морда. Но кто посмотрит на морду? Кто заинтересуется самой невыразительной частью величайшего бойца всех времен и народов? Я вопрошаю вас, кто? Есть вещи куда интереснее морды. Даже не вещи, а формы. Наконец, испытание. Опять же материал или штрих. Дальше первоисточник первоосновы и первооснова в чистейшем виде. А вы про какую-то морду. Вам предлагают не абы что. Неужели не ясно? Только сегодня и здесь нечто необыкновенное, то есть природное внедряется в вашу жизнь. И это ваша природа. Так же первоначало любого разумного существа. Еще пересадка мозгов из одного в другой череп.
  Я не преувеличиваю. Быть победителем хорошо. А быть побежденным? На одного победителя найдется хотя бы один побежденный товарищ. В идеале, сколько у нас победителей, столько и побежденных товарищей. Но идеала не существует. По существу побежденных товарищей всегда больше. И никто не желает туда в побежденные. Какого черта он не желает? Если ты доброволец, ну сам захотел, значит не такой из тебя побежденный товарищ. Это для кого-то ты побежденный. Скажем, для мистера Икс, ибо из договора он твой победитель. На самом деле ты победитель. Мог и не захотеть, то есть в любой момент отказаться, но ты захотел. Пускай побеждает гребаный Икс. У него климакс у этого Икс. У него гадко и грязно. Не побеждал вообще никогда. По крайней мере, лет двести не побеждал. А желаемо, чтобы он побеждал. Не очень-то без победы. Вы понимаете, полная жопа, если не побеждаешь. Или не понимаете? Ваша природа, как ваша победа. Вот другая природа быть побежденным.
  - На сто процентов гарантии вам не даем, - и снова Хозяин.
  Ну, забодался. Вкрадчивый дяденька, хотя серенький до тошноты. И так наезжает, и эдак, и через заднее кирельцо. Да кому будешь нужен, мой дяденька? Твои проблемы только твои. Денежные, или черт его знает, какие проблемы. Муркотенок не богадельня для дяденек. Муркотенок не интересуется, не занижается, не развлекается. Муркотенок решил отдыхать. Долой общество! Долой суета! Долой человеческий фактор и разум! Почему ты считаешь, что фактор всегда человеческий? Он может быть и другой. А я ничего не считаю, только все и во всем вызывает сомнение. Зовут меня Муркотенок.
  
  ВСЕГО-НАВСЕГО ДИАЛОГ
  - Деревья разгибаются и разрывают кровоточащее мясо.
  - А если не разрывают?
  - Яичница на костре с корочкой и ребрышки где-то с дымком.
  - А если совсем где-то?
  - Лучшие друзья это нож и кишечник.
  - А если они не друзья?
  - Лучшие любовники веревка и шея.
  - А если опять перебор?
  И вообще:
  Дураки понимают по-разному
  Прихоть сердца тупую, заразную.
  И несутся за прихотью сдвинутой
  С ерундовскими кислыми минами.
  Да вопят, что без этакой выходки
  Сдохнем, словно поганые выродка.
  А нажравшись все той же вонищею
  Узнают, что заделались нищими.
  Так-то оно лучше, когда пытаешься всучить липу и надурить или напарить кого бы, кто для тебя недоступен.
  
  ОКОНЧАНИЕ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ
  Муркотенок скользнул по гранитной плите и из прочной основы устроил кучу щебенки. Муркотенок поднялся с гранитного стула, плюнул, дунул, этого более чем достаточно, чтобы еще одна куча.
  - Я не играю, - вот и весь Муркотенок.
  Для покорителя ближней и дальней вселенной, для борца с мировым именем, для неуязвимого и непобедимого представителя координаторского движения ваши игры не существуют. Ты язычник в квадрате и кубе. Ты суеверие в седьмой степени. Ты мудрец и подлец, каких мало. А я Муркотенок. Все оно пошло и неинтересно. За меня сама жизнь. Если я отдыхаю, значит, я отдыхаю. Если я нападаю, значит, я нападаю. Муркотенок никогда не проигрывает, потому что никогда не играет. Он еще не попал в детство. Он вообще никуда не попал. Его задача не то чтобы развлекаться, а просто жить. Неужели потрачено время впустую? Я не хотел быть невежливым. Муркотенок всегда вежливый. Здравствуйте! Как поживаете! Какие проблемы! И так каждый день, даже со всякой сволочью вежливый Муркотенок.
  - До свидания, ваше каркушество.
  Сволочь не понимает:
  - Но почему?
  Могу объяснить, откуда каркушество. На такое согласен в который раз Муркотенок. Если расхваливаешь товар, значит каркаешь. Вот откуда происходит "каркушество". Каждый продавец расхваливает или каркает. Вот почему "ваше". Никаких добавлений. Я не покупаю товар. Мне ничего не надо. Муркотенок суть гражданин. Его отечество суть вселенная. Будучи гражданином вселенной Муркотенок не покупает и не продает никакой товар, тем более не покупается Муркотенок. Его невозможно подначить, запутать, подговорить. В который раз повторяю, сие невозможно. Муркотенок как Муркотенок. Он сказал "здравствуйте", теперь "до свидания". Он не совершил ничего против вас. Пока что не совершил, и это уже что-то.
  Не понимает Хозяин:
  - Неужели уходишь?
  Давай еще и еще:
  - Да, ухожу.
  Однако не понимает опять:
  - Так просто уходишь?
  Терпение лопнет:
  - Именно так.
  Дурацкий хозяин:
  - Ты не уйдешь.
  Вот и я говорю, он дурацкий. Сколько дурака не учили, кажется, не научили. Перед тобой Муркотенок. Не какой-нибудь прохиндей и трепло. Ежу понятно, что Муркотенок. А тебе не понятно. Муркотенок приходит, когда зачесалось в одном месте и точно так же уходит. Он не самый послушный из мальчиков и вовсе не девочка. С ним заигрывать себе больнее. Лучше вообще не заигрывать. То есть вообще никогда. Голова твоя на ушах, уши на голове, и попа не шибко вываливается через плечо, а плечо опять же не попа. Вот и весь разговор. Стой, куда встал, и забей, где забил. Все равно уйдет Муркотенок.
  А крыша поехала.
  - Ты не хочешь быть зрителем? - резвится Хозяин.
  - Ты не хочешь быть жертвой? - и снова этот чувак.
  - Но я догадался, чего же ты хочешь? - никак не отстанет.
  От подобной наглости только одно лекарство, дать в морду. Ты его заслужил. Долго Муркотенок воздерживался. Сегодня совсем овечка любитель кровавых разборок. Сегодня мягкий и нежный, как никогда. Мало ли кто чего заслужил, а я мягкий. Мало ли кому чего следует, а я нежный. Но терпение прочь! Прошлые заслуги они ничто перед настоящим. Ты хотел в прошлое, а я люблю настоящее. Мы не сошлись сегодня. Твоя идея дурная, а мой характер гнилой. Так и запиши на зубах, он гнилой. Теперь к чертям зубы.
  Звенит стрела,
  Скрипит клинок,
  И голова
  Лежит у ног.
  Кровавый дым
  Фонтаном бьет,
  А вместе с ним
  Кровавый пот.
  Чужая спесь
  Уходит в пар.
  Блаженен здесь
  Один удар.
  И как верещит этот чертов Хозяин:
  - А не хочешь ли стать палачом! Да, да, палачом на языческом празднике.
  
  ПОСЛЕСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ
  Мы куда-то не туда завернули. Ну, насчет человеческой личности очень понятно. Человеки чуть ли не сплошь палачи. Подписались сто раз пресмыкаться, чтобы однажды повелевать. За единственный раз на что угодно ставится подпись. Все-таки не такое страшное пресмыкательство, когда накануне власти. Ты еще поквитаешься, когда придет власть. Может краткосрочная и мимолетная власть, но ощутить ее можно. И не только попой и яйцами.
  С другой стороны Муркотенок. Он не совсем человек. И Хозяин не человек. Ничего общего с человеческим "я", вы понимаете, вообще ничего у вышеописанного товарища. Для человека править целым народом есть благо. Ибо в его лексиконе "править" значит "тиранствовать". Если ты правишь, то выше всех прочих придурков, которыми правишь. Вот этого музыканта, вот этого инженера, вот этого работяги, вот этого академика, вот этого борзописца, вот этого дворника и даже бомжа. Ты правишь, ты выше, потому что имеешь право на жизнь и на смерть. Вот этого, этого, этого. Но ты человек. Ползком, на коленях, вылизал, блею и млею. Все это ты в едином стремлении править.
  Ну и ладно. Только откуда здесь Муркотенок? Правящая суета такая скучная и такая дебильная. Правительственные мальчики такие пошлые и такие затраханные. Сама должность правителя из проходных. Прошел, похоронили, забыли. Чем больше боялись в твое правление, тем скорее забыли, или тем больше возненавидели, припоминаете что. Твой топор, твоя плаха, твоя тирания, твои подхалимы, твое убожество и ублюдство. И не только они за предмет ненависти. Помоги боженька окочуриться в правящем кресле! А если поправил не до конца, а если турнули из кресла? Так не дай бог. Все-таки ты человек, все-таки существо слабое и бесполезное. Это не ты расправляешься с подневольным народом, это власть. Ты кусочек власти, даже не орудие, просто нечто, что на сегодняшний день под руками.
  Куда понятнее для нас Муркотенок:
  - Я не палач.
  Дал по морде, переступил и прошел сквозь гранитную стену, как прошел бы сквозь листик бумаги.
  
  ОТ АВТОРА
  Так на чем мы остановились? Ах, да. Владимир Александрович рассказывает. Или точнее, он философствует. Молодость для философии вполне подходящий возраст. Вы не верите, вы не признаете вообще молодость. Ну, как же? Вы такие старенькие и такие умненькие, что черта лысого не признаете. Другое дело ваш возраст. А это сколько? Семь, восемнадцать, двадцать четыре, сорок один, семьдесят восемь... Не представляю какой подойдет возраст, философия Владимира Александровича имеет право в любом возрасте. Трава, кусты, деревья, букашки, зайчик и кот. Они то же право, они для всех. И гораздо более для семилетних мальчишек или девчонок, чем после семидесяти восьми лет. А через цифру семь переступил давно Александрович.
  Первая ступень:
  Не помойка, не рухлядь с мочалом,
  Всей системы зубастой начало.
  Вторая ступень:
  Не в оконные щели замазка,
  За началом хорошая встряска.
  Третья ступень:
  Этой встряски шипы и железо,
  И удар по хребтине полезный.
  Четвертая ступень:
  Синяки на разбитой хребтине,
  Переход от скотины к скотине.
  Пятая ступень:
  Состояние скотское с гаком,
  Почитание мрази и мрака.
  Шестая ступень:
  Чистый луч через щели загона,
  Возвращение к старым законам.
  Седьмая ступень:
  Остановка на пару мгновений
  Перед новым скачком по ступеням.
  Теперь вы мне только ответьте и без балды, нравится вам философия Александровича? Неужели не нравится? Неужели разборчивые, мама моя? Так нельзя, а сяк можно. Точно вам говорю, и так и сяк можно. Если русский товарищ набрался дурацких мыслей, если он завалился на бок, если сопит и вообще испускает дурацкие звуки, оно не означает, что Россия на данный момент опустела. Опять повторяю, найдется на замену товарищ. Хотя бы один и найдется. Да еще башковитый, черт подери? Я не хотел сказать, головастик. Но можно и так. А за Россию будьте спокойны.
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  Во время прогулки по очень и очень дремучему лесу Муркотенок забуксовал. Сие выглядело следуюшим образом. Муркотенок не то чтобы на кого-то наехал или кого-то обидел, или споткнулся о чей-то корень и ободрал лапу. Повторяю, прогуливался Муркотенок. Для этого существует лес, чтобы прогуливаться. Очень много деревьев, а так же кустов и травы, всяких шишек и прочего мусора. Если лес существует, твое законное право и даже цель, заглянуть в существующий лес. Как здесь хорошо! Какая красотища и лепотища! Отчего я везучий такой? А в лесу, между прочим, всякие бяки.
  Нет, ошибаюсь, это не бяки. Скорее, все те же товарищи. Ну, доехали, аборигены они. Местный языческий колорит. Не знал, не знал, и попал. Ты на отдыхе, они на работе. Они не могут оставить работу, потому что ты отдыхаешь. Вокруг их языческая родина. Если бы не их родина, но какая-та чужая родина, тогда можно договориться. Ты гуляешь, они уступают и прячутся. Все-таки не их и не твоя родина, все-таки закон гостеприимства и всякое прочее. А так родина. Никто не обязан ее уступать. Кто родился на родине, он не уступит. У тебя свое дело, гуляй, пока не сломали рога. У нас опять же свое, наше дело так и зовется "работа".
  Муркотенок опять понимает. Он приезжий. Он чужеродный элемент. Он ботинок или чувак. Без него хлопот полная перечница. Но опять же как-нибудь разберутся товарищи аборигены. Не было чужеродных элементов на нашей цветущей планете, остальное всяк было. Товарищи разбирались. Такие обыденные разборки в стиле ретро. Одна девочка втюхала в ухо одному мальчику. Один мальчик залепил туда же одной девочке. Ах, постойте, на улице языческие порядки. Заправляют всем девочки. То есть они самые главные. Мальчики не так чтобы второстепенные существа, но ни в коей степени главные. Мальчики чтобы выполнять долг перед родиной. Кто-то говорил про удовольствие? Точнее, не абы какая мелочь выполняет долг перед родиной, но родина удовлетворяет тебя, вот и все удовольствие. Вы думали, как-то иначе? Зря это вы. Слава богу, не думал никак Муркотенок.
  Правильная штука, гуляй себе мимо. Языческий колорит не для каждого тупого придурка. Языкастая половина впереди, безъязыкая тащится сзади. Языческие порядки несколько обесценили мальчиков. Вещь, мусор, шестерка или мочалка. Этим подтираются, прикрывается, затыкаются. Мальчик ни на что не пригоден. Работник из него хреновый. Спал и пол жизни проспал. Одна девочка прокормит троих мужиков, а три мальчика не удовлетворят одну девочку.
  И что оно получилось? Разве не чувствуете особенности местной флоры и фауны. Муркотенок хотел затеряться в лесу. Вот бы и затерялся со своими мечтами. Муркотенок подумал про домик в канаве. Вот тебе самое место, где домик. Ты же не полный дебил? Захотел место, получи место. Разбираться с местными достопримечательностями не твоя стихия. Девочки тута суровые, девочки опять настоящие, одно слово бей-бабы. Могут ударить и трахнуть. Местная девочка раз трахнет, затем еще и еще, и затрахает под конец. Ты ее не затрахаешь. Снова не обольщайся, мой славненький. А она в самый раз. И без напряжения. Первый трах, второй трах, третий, четвертый... Как вам понравится трахнутый Муркотенок?
  Правильно предложили, ступай себе дальше. Ступай, ступай и ступай старичок. А еще колбаской в домик свой безобразный. То ли налево, то ли направо, короче в канаву. Тебе предложили, без разговоров ступай. Вокруг допотопная цивилизация. Не девочки, а бабочки. Сумасшедшие, черт подери! И если бы одно это. На каждого или каждую сумасшедшую бабочку найдется свой сумасшедший цветочек. Трахнул ее, трахнул еще, и еще... И затрахал, опять-таки черт. Смотришь, вполне нормальная сумасшедшая бабочка. То есть вчера ненормальная, а после всего выше сделанного очень нормальная. Улыбается, сама доброта, конфетки без бантиков. А я хочу в бантиках. Ну и получи в бантиках. То же проблема, та еще чушь или глушь, если попал в допотопную цивилизацию.
  А что такое потоп? Кто-то тяпнул, назад к предкам. Шуршит травушка, трепыхается муравушка, тем более листва по деревьям и то же самое расцвело на кустах. По листве побежал босиком Муркотенок. Чувствуете, не в сапогах или армейских ботинках, бежит босиком Муркотенок. Бедные лапки, несчастные мозольки, сбитые коготки. Благодать босиком. Уже точно, благодеяние на уровне гипервселенной. Не то, что с какими-то бабочками. С ними полный отлуп, даже полнейший. Весьма кошмарное чудо природы. Во сне приснится, не только лапки, копыта отбросишь. На сто процентов чудо из прошлого. Точно машина. Целый день вкалывает, целую ночь трахает. Мальчик без работы. Какая работа в матриархат? То есть, какая работа для мальчика? Для него ей-ей никакая. На Языческой планете работа только для девочки. Вкалываю, сколько могу, чтобы как можно больше козлов прокормить. Ну, ты понимаешь, что значит козел? Вот и молодец, если ты понимаешь. Остальное не твоего ума дело.
  Расчувствовался боец Муркотенка. Куда это он? Забыл кодекс молодого бойца и координатора вечной и бесконечной вселенной? Неужели забыл? Не высовывайся, не подкрадывайся, не приставай. Координатор не абы какой механизм, тем более он не машина. Его дело координировать вселенную. А если погоны сорвали и звезды убрали, а если к чертям загудел автомат или бомба и все остальное, так это еще не причина, чтобы забыть кодекс. Местные особенности - вот основная причина. В патриархат существуют "наши девчонки", в матриархат - "тетки" и "бабы". Чертов матриархат? Мальчику никуда не деваться. Раб и игрушка, так его так. Целый день отдыхаешь, сил набираешься и отсыпаешься. Ночь впереди. Ночью игрушка для девочки. А девочка представляет верховную власть. Не сумеешь об нее трахнуться, или трахнуть она не сумеет... Сломали игрушку.
  Муркотенок не догадался, куда он попал. Следовало бы, но не догадался стареющий координатор в отставке. В данной области опыта маловато. По большей части работал с мужским контингентом. Вся цивилизованная вселенная - патриархат. Только нецивилизованная вселенная иначе. Самый низкий уровень цивилизации допускает матриархат. Если жрать нечего, а трахаться хочется, значит, матриархат. Хотя постоите, для девочки оно хочется. Для мальчика только жрать. Повторяю, жратвы на всех не хватает. Или идешь в сексуальное рабство, или идешь на компост. Ничего страшного, даже на планете Земля продавались за жрач, например, за похлебку.
  
  ДОСЬЕ
  Матриархат на планете Земля.
  Время наиболее жестокой вспышки - конец двадцать седьмого века.
  Место действия - Россия.
  Основная причина - тоталитарный режим.
  Побочная причина - безработица для мужиков.
  Основной вирусоноситель - неизвестен.
  Лекарство - нет.
  Выздоравливающие - нет.
  Исход - изучается группой прогрессивных ученых.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Муркотенок сломался. Следовало повернуть налево, он повернул направо. При плавильном повороте за тобой все деревья, кусты, трава и канавы. Тем более, крохотный домик. При неправильном как обычно. Чужая жизнь, чужие проблемы, вмешательство вместо разумного невмешательства, затошниловка и суета. Неужели не надоело? Пора бы, мой старенький, время пришло. Крохотный и уютный домик, вокруг домика садик, в садике грядки и овощи, ты на карачках гоняешься за сорнячком. Почапал, прицелился, поднатужился, выдернул. Так каждый день. Один садик, один сорнячок. Или лучше, ни одного сорнячка, только овощи. И до полной победы.
  А Муркотенок сломался. Магическое слово "матриархат". В молодости не было, теперь есть. Не утверждаю, оно притягивает, но все-таки не отталкивает. Некая заноза в башке. Вроде бы ничего дурного не сделал. Вот только глазочком взгляну. Единственный разочек положу на подобное дело глазочек. Или девяносто лет мучаться, а может и двести, и триста. Шанс упустил. Опять же единственный шанс. Ничего криминального, если глазочек на этот разочек. Ни в коей степени воровство, убийство, занудство, придурство. Да засунь себе в задницу страхи и ахи. Они придурошные, они беспочвенные, они ошибка природы. Обруби и засунь. Ты же не маленький чудик и не взбесившийся котик. Что переменится, если направо свернет Муркотенок?
  Впрочем, не переменится ничего. Интеллектуально недоразвитый матриархат против интеллектуально развитого бойца, пускай и на отдыхе. Все ваши бабочки мне ниже пояса. Точно туда же местные штучки и выпендрючки. Языческая цивилизация развлекается по-своему. Муркотенок не развлекается, только думает. Бывший координатор получил, наконец, право на мысль. Глупо отбросить на первом этапе, чего получил. Не проще ли сначала использовать хотя бы процентов на тридцать и сорок.
  Перед яростным криком
  Из гортани угрюмой
  Потерпи горемыка
  И немного подумай.
  Сохрани для сортира
  Задубелые сопли.
  Может бренному миру
  Не нужны эти вопли.
  Вот и думает Муркотенок. Что-то из сердца его. И не совсем, чтобы недоразвитая цивилизация в чистом виде. Матриархат только повод для Муркотенка. Он представил не повод, а цель. Но что-то не так. Матриархат на секунду прельстил и отвлек Муркотенка. Вместо левого все-таки правый произошел поворот. Ну, и левая нога повернула туда, куда правая. Может вернуться обратно? И хочет и может вернуться нога. Но не вернулась она. Муркотенок почувствовал звезды.
  
  ПРО ЗВЕЗДЫ
  Бывают звезды на небе, бывают звезды на форме. Которые звезды на небе, с ними просто и ясно. Небесные звезда для интеллектуального развития личности. Их необязательно лапать. Да и не найдется храбрец, способный "необязательное" явление перевести в "обязаловку" и наложить свою лапу на звезды. Слишком много всего. Свет, энергия, импульс и пустота, видимое и невидимое пространство, мозговая атака, шесть миллионов градусов, дырявая печень... Другое дело, если неинтеллектуальные звезды.
  За неинтеллектуальные звезды весь разговор. Они для немногих, они для определенного меньшинства. Ты прошел рядом, не заметил и не почувствовал. Это не для тебя. Не отрицаю, ты величайший мечтатель или великий философ, или небесный знаток. Небо как твоя вотчина. Там ориентируешься, разбираешься, кувыркаешься. Знаю, знаю и знаю. Рядом реакция нулевая, холодина и мусор, каких хватает под звездами. Видно, что замечать не дано, и не твое это дело, приятель.
  Муркотенок из меньшинства. Небо не получилось, хотя отбросил прочие факторы. Стареющий Муркотенок обязан стремиться на небо. Другого пути нет. Когда-нибудь нечто самое лучшее выскользнет из тюрьмы, что под вывеской "Муркотенок", и тихо-тихо получит свое небо. А самое худшее отправится неизвестно куда. Зачем тебе худшее? Увеличиваю лучшее. Перед встречей с этими обалденными небесами только его увеличиваю. Иное какое развитие приостановлено. На твоем уровне это смешно. Без зубов, без когтей, струпья, раны и язвы... Какого черта тебе развиваться в худшую сторону? Там в небесах твое "я" не так одиноко, как среда грязи и хлама.
  Не готов Муркотенок. Не перевоспитался, черт подери! Чувствует на автопилоте. Вот эту форму, вот эту закваску, дух бойца и громилы он чувствует. Нет, не языческий матриархат. Лучшая половина языческой цивилизации пока отдыхает. Против нее никаких вариантов, сие не суть звезды. Ни одного величайшего бойца для вселенной не родил вышеупомянутый матриархат. Муркотенок не женоненавистник и бабофоб, но истина выше его культуры. Не было, нет, и не будет. Звездный дух не отсюда, он совершенно иной, он настоящий, черт подери, и его не попутаешь с эротической попкой.
  
  ЯЗЫЧЕСКАЯ ПЕСНЯ
  Планы изменились. У вас есть план? У меня ни за что. Рождается новая цивилизация, расцветает новая жизнь, пучится и тужится что-то вроде культуры. Но почему форма? Но почему звезды? Муркотенок не может сказать, почему. Но чувства напряжены. Рядом координатор. Он где-то рядом, мать его так! Муркотенок чувствует координатора. Самого стопроцентного, а не какую-то размазню или рухлядь. Какого черта он чувствует? Это захолустье. Эта рождающаяся, но неродившаяся цивилизация. Этот повышенный интерес, или же звездный душок, опять его черт! Никак не иначе благоухают координаторские звезды.
  Не может быть. Муркотенок сошел с поста. Каждый координатор в своем секторе. Здесь никакой сектор. Вы понимаете, он никакой. Бойца не пошлют в никакой сектор. Боевая машина слишком дорогая машина. Если разбрасываться по мелочам, то боевая мощь на нуле, а всякая сволочь жирует и торжествует. Боец не посылается в никакой сектор. Собираю цветочки, гоняюсь за бабочками. А сволочь в твой сектор? Где великие цивилизации, величайшие культуры, честь и слава эпохи, боль и гордость вселенной. Сволочь сразу туда. Много ли надо? Вопрос на часы, иногда на минуты. Разорение, уничтожение, апокалипсис. Хороший финал за цветочки! Прекрасная плата за бабочки!
  Муркотенок не ошибается, сюда никого не пошлют. Каждый звездный координатор суть боевая машина. Для него десятки систем, особенно развитых, цивилизованных и напичканных смертоносным оружием. Вне оружия не тусуется координатор. На кулаках или палках ребята сами дойдут. Один трупик, другой трупик - сие вне компетенции координаторского движения. Только высокоразвитые системы, только оружие, способное убивать миллионы и миллиарды, только контроль. Вот именно, за контроль глаза и жопу сломает координатор.
  Значит ошибка какая-та и лабуда. Не в себе Муркотенок. Доигрался в прошлые годы, вот и померещилось. Не бывай таким дурачком! Все нормально, я отвечаю, полный порядок. Девочки кривляются, матриархат не выше не ниже, как по программе. Ты изучал, на что похожа программа. В школьные годы ее изучал по планете Мида. Вот это матриархат. Вот это шабаш. Страхолюдные ведьмы, страшнее и не бывает. Бочка, тумбочка, кадка... Снова матриархат. Беснование плоти и крови. А рядом рабы. Качок, кусок мяса, дохлятина... Опять все то же без изменений. Жирное в топот, обрюзгшее в пляс. И еще какая-та песня.
  Начало песни:
  Веселись душа без меры,
  Обличая дрянь и хлам.
  Пусть исчезнут изуверы
  На съедение богам.
  Пусть скорее передохнут,
  Сядут задницей на кол
  И отправятся с горохом
  На божественный престол.
  Припев:
  Гуляй-веселись
  Хорошая жисть.
  Продолжение песни:
  Пусть загнутся козлодои,
  Где капуста и шпинат
  Возвышаются горою
  Для божественных палат.
  Пусть себе отрежут щеки,
  Перцем выкрасят живот.
  Да от тупости истоки
  Переправят на компот.
  Припев:
  Балдей-отдыхай
  Гнилой раздолбай.
  Окончание песни:
  Человечковы сосуды
  С перевернутым очком.
  Лучше выплеснуть оттуда
  Все чего не разопьём.
  Для божественной пирушки
  Без дальнейших дураков
  Сдвинем племенные кружки
  Из разбитых черепов.
  Припев:
  Пыхти-тарахти
  Костяха в груди.
  Тут ужо точно сошел с ума Муркотенок.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Че Бэ Иванович на поляне. Никаких проблем, никаких сомнений, никакого кривляния или умничанья выше меры. Че Бэ Иванович только действует. Это поляна. Это определенная точка в пространстве, ограниченная временем. Чтобы сомневаться, необходимо остановиться. Никакой остановки. Товарищ Че ничего не рассчитывал и не прикидывал варианты. Если хотите, очередной шаг в неизвестность. Он появился, он проглотил в себя настоящее, без упора на прошлое, он победил.
  Другой вопрос, кого победил новоиспеченный Че Бэ Иванович? Сегодня знаменательный день, сегодня разрешается задавать вопросы, спрашивайте, интересуйтесь, внимайте. На каждый вопрос какой-нибудь да найдется ответ. Другое дело, если вообще не будет вопросов, значит, вообще не будет ответов. Товарищ Че не спрашивает, не любопытный товарищ, и слушать ему некого. Нацепил погоны, прикрутил звезды, навешал медали. Все это игрушки из далекого прошлого, о которых еще в далеком детстве мечтал маленький мальчик Иванович. А вам показалось, что старший координатор обходится без детских игрушек? Или детские игрушки необходимы кому-то другому? Зря вам так показалось. На поляне выросший мальчик. Босс, командир, президент, суперцарек и единственный повелитель всякого сброда, так его так, менеджер и организатор тусовки язычников.
  - Стройся! - команда номер один.
  - Оружие к бою! - теперь номер два.
  - Атака! - следующий номер.
  И что здесь у нас происходит? Зачем кто-то строится? Какое оружие? Откуда атака? Вопросов множество. Вот вы и спрашивайте. Делать нечего, сами не разобрались на начальном этапе, а если не разобрались, не разобраться вообще никогда. Вы, конечно же, не Че Бэ Иванович. Товарищ вне конкуренции. Повторяю, сомневающиеся товарищи отправились рыбу ловить в созвездие Рыба, или раков давить в созвездие Рак. Че Бэ Иванович приготовил для каждого сомневающегося товарища отдельный целлофановый пакет с веревкой на горло. А теперь пора за работу. Языческое общество просто дерьмо и параша. Необходимо заделать отсюда и вон до той елочки новое общество, которое не дерьмо, тем более не параша. Опять повторяю, новоиспеченный Иванович знает, на что похоже новое общество. А елочка чертовски колючая, и не так оно просто, когда имеешь дело с язычеством.
  Ладно, Иванович не торопыга какой. Он не торопится, время еще есть. Планета молодая, девочки здоровые, а мужиков за одно место подтянем. Мужская особь соображает лучше, чем женская. Ну, может сегодня не то чтобы соображает. Для него команда, как филькино детище. Читал, читал и достал. То есть не он достал, а его достали командой. Но только сегодня. Ибо первые шаги самые трудные в становлении нового общества. Хотя дисциплинирован по большому счету обабившийся мужик. А я чего? Я не против! Бабство его надрочило еще до Ивановича. Или выполняем, или хрен на кусочки. Теперь появился Че Бэ Иванович. Он не пропустит, чего не доделало бабство.
  - Левый фланг! - номер четыре.
  - Правый фланг! - номер пять.
  - Пальцем в морду! - дальше фольклор, не считается.
  Товарищ Че почти гений. Да что такое почти, он есть гений. Его команды усиливают суматоху. Его подопечные, то бишь аборигены на тонких ногах, не понимают "лево" и "право". Следовательно, применили тактику натаскивания. Исходя из правильной тактики, не особенно рвемся вперед. Впереди вечность. Тысячу упражнений до елочки, тысячу против елочки. Оно и есть вечность. Кто не догадался, тот получил ниже пояса, мордой вниз, по такому придурку прошлись ногами и сапогами. Чего заслужил, того получил. Не желаешь учиться, придется на попке лежать или шкура заплатит за потрясающее искусство муштры и учебы.
  - Ухо заправить! - шестой номер.
  - Морду назад! - а это седьмой.
  - Клюв на почистку! - и кое-что далее.
  Все не так скверно. Планета новенькая, хотя и языческая. Ароматы старенькие, хотя и божественные. Че Бэ Иванович выполняет свою работу. Его не просили, не назначали и не приказывали умные дяди и тети. Это инстинкт, это у него в крови, это он знает, что это работа. Не портянка какая-та. Но сюда божьим промыслом поставлен Иванович. Так задумано, так должно быть. Иначе какого черта регенерация в таком захолустье? Можно бы и в другом. Но регенерация произошла именно здесь. Вы догадались, недаром сюда появился Иванович. Ответ верный, по божьему промыслу он. Забытая богом планета, барахло и дерьмо, пора ломать копья.
  Это уже интереснее. Ты не совсем, чтобы босс, президент и тиран, но ты благодетель. Ты не то что мараешься в вышеотождествленном дерьме, но благодетельствуешь дерьмо. Сбросили сверху твое новорожденное тело для конкретной работы. Может никакого желания именно так работать. По крайней мере, работать, чтобы не заработать. Но отрицает деньги Че Бэ Иванович. Стопроцентное отрицание столь бессмысленного сгустка материи, каковым являются деньги. Иисус Христос отрицал, а товарищ Че для Языческой планеты все равно, что Христос для планеты Земля. Бог образца первого века опустился на более или менее цивилизованную Землю. Бог образца двадцать седьмого века попал неизвестно в какую парашу, правда, запашок одинаковый. Ну, вы не забыли, запашок птичника. Первые последователи Иисуса отличались такой же благостью и лепотой, как весь этот сброд на поляне.
  - Рыло на мыло! - приказ под номером девять.
  - Мыло на ветер! - точно в десятку.
  - Поймать ветер! - и новый отсчет.
  А где-то за деревом, скажем, шагах в четырех, торчит Муркотенок.
  
  ПЕРВАЯ И ВТОРАЯ НАТУРА
  Опять начинается. Только товарищ Че раскрепостил свое "левое" самосознание, как на готовенький результат наехала "правая" дурость. Не может быть Правым только Левый товарищ. Но и в Левые товарищи замусорившийся и застаревший праведник Правый не очень годится. Отсюда проблема Ивановича. Трачу энергию на компенсацию правых частей организма. Трачу еще кое-что на обуздание левых частей. Вот если бы ничего не компенсировал и никого не обуздывал вышеупомянутый товарищ, было бы легче. В первую очередь поправимая левизна. И на левацкой улице только правое дело.
  Опять разговариваем:
  - Ты уверен, что не ошибся?
  - А ты уверен, что свежие яйца?
  - Но подумай, возможно, иного рода прогресс?
  - Не встречал иного урода.
  На разговорчиках ничего не стоит зарезаться и многое упустить из нормальной человеческой жизни. Например, солнце и звезды, тучи и ветер, дождик и время. А главное, благоприятный момент. Был когда-то благоприятный момент, нет его, не ищите. Только враги, только зависть и злоба, только начало всех неудач, а удачливое и благое начало далеко уже в прошлом.
  Из травы торчит Муркотенок.
  
  НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ
  Мы развиваемся. Не знаю, как оно получилось, что развиваемся, но это путь новичка. Новичок всегда на развитие. Потому он и новичок. Ранее черта лысого не умел. Сегодня чего-то такое умеет. Потому и умеет, что ранее новичок или ноль. Запишите, пожалуйста, в свой гроссбух, любая бесконечно малая величина ни в коей степени ноль. Путем прибавления или вычитания пододвигаем крайние стороны (читай "величины") в нечто более определяемое (читай "в рамку"). Вчера новичок, а сегодня ты старичок. Но это не значит, что полностью развитый старичок со всеми вытекающими отсюда последствиями. Просто твоя "бесконечно малая величина" заполнила рамку.
  Точнее, развиваться возможно до самой смерти. Тем более кого-нибудь развивать. Ты доразвитый организм и тебя выключили из системы развития. Понятно, что смерть выключила. Но почему? Если бы недоразвитый организм, или ублюдок, или дебил. Но доразвитые организмы попадают на выключение чаще, чем недоразвитые, хотя недоразвитых больше. Кто развивается, тот расточает энергию, тем более, если кого-нибудь развивает. А недоразвитый организм он потребитель. Где-то расточилось немало энергии, зато у меня потребилось. Целая планета недоразвитых организмов? Целая планета потребителей? Чертов склеп и вертеп! Да с такими экземплярами дорасточаешься, мама моя! А тут еще остальная параша.
  Хотя внутри потеплело. Развивающий элемент это чертовски престижно. Развиваю целую планету, наплевать, как ее развиваю. Если не нравится, целая цивилизация под ногами, не важно какая. Если совсем обнаглели, целое общество суть мое детище, не важно какого покроя. Я не то чтобы потребитель, но развиватель. Вот факты, которые не извратишь с помощью словесных дебатов. Я развиваю, чтобы чего-то вообще развивалось. Если деградация то же развитие, то я всегда и во всем развиваю. Если деградация не то и не то же, то небольшой фокус. Называю развитие "деградацией", а деградацию наоборот, и вот опять развиваю.
  Вы сомневались? Пора бы направить на каждую недоразвитую планету активного головастого парня. Чтобы в голове не только сквозило от глупостей. Космос, звезды, человечество, человек, разум, цивилизованный человек, государство. Или все только фокус и глупости? Одна твоя сторона за развитие, а противоположная, наоборот. Ну и что? Кто доказал или докажет, что правильная сторона наоборот, а за развитие ошибочка вышла? Наоборот скорее ошибочка, ибо так нравится мне и тебе. Победившая часть твоей натуры (читай "сторона") всегда правильная. Только проигравшая часть убегает, сворачивается, голяком и в кусты, только она под ошибочкой встала рогом и раком.
  А еще маты:
  - Выпусти дуралея на свет!
  А еще яйца:
  - Понаделает дел недоумок!
  Ничего не попишешь. Проигравший товарищ после игры точно зверь. Тем более проигравшая сторона, натура и прочая сволочь.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Че Бэ Иванович в разладе с собственным "я". Четыре столетия не то чтобы выдающийся срок для сбалансированной экосистемы. Но многое устарело и многое изменилось. Пора менять программатор. То есть пора отправить старье в задницу, и да здравствует новое время! Но старье не пускает. Ему хочется действовать как обычно, то есть, как было в старое доброе время до непредвиденной регенерации. Старые принципы, старые методы, стареющая мораль. Никаких сбоев в старой программе. Если произошел сбой, тебе крышка.
  Че Бэ Иванович не согласен. Не какой-нибудь Левый Че против Правого Че. Весь не согласен. Труднейший поединок на программирование и распрограммирование сбалансированной экосистемы. Но левая часть ухайдакала правую часть, как новое побеждает старое. Временный перевес старого позади. Нынче другого сорта Че Бэ Иванович. Побороться, конечно, пришлось. Старое очень наглое. Никогда не уступит, никогда не сдается без боя. Все равно ему в гробик, все равно на помойку ему. Но не сдается, но не уступит. Не представляю, как это величать? Скорее, естественное состояние старой экоструктуры. Про тот самый "потоп", что якобы "после меня". Не могу вести себя смирно. Никаких компромиссов или уступок врагу. А молодое есть враг. Вот тебе любые ответы на любые вопросы.
  Че Бэ Иванович так не договаривался. Целый день прошел в новом режиме. Вы представляете, день. Для регенерировавшего организма после незапланированной регенерации почти вечность. Можно обкататься, наделать смертельных ошибок, дойти до последней точки, и выбиться из не самого сложного графика. Еще впереди ночь. Кто засыпает со старыми качествами и просыпается с ними же, тот проиграл. Для развивающейся материи день и ночь в одной связке. Собираюсь ко сну обновленным и укрепленным кусочком вселенной. Оно не так чтобы просто, скорее почти невозможное состояние твоей неокрепшей души. Но ты обязан совершить невозможное. Или туда, или сюда. Никаких промежутков для регенерации. Или обратный ход в старину, или прорыв в неизвестность.
  Завяла трава
  С непроглядной тоски.
  Ушла голова -
  Изменились мозги.
  Потрескалась грудь -
  Изменилось ребро.
  Проклятая муть
  Зачернила нутро.
  Удар за удар,
  Закон на закон.
  За что пострадал,
  За это казнен.
  Вот это вокруг
  Оно не твое.
  Разомкнутый круг,
  Кончина - и все.
  Где же тут увидать Муркотеака?
  
  ДОСЬЕ
  Тоталитарный режим существует во всех недоразвитых государствах.
  Основной признак - преобладание старого над новым.
  Основные методы - репрессии и террор.
  Права человека - не соблюдаются.
  Обязанности человека - гипертрофированы.
  Льготы - только для стариков.
  Основной фетиш - деньги
  Последствия - распад и смерть государства.
  
  ОКОНЧАНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ
  Кое-как разделались со вторым "я". На повестке дня голенастые и патлатые красавчики, которые маршируют ни шатко, ни валко. Чтобы с ними сделать такое? Вопрос правильный, нельзя с ними нянчиться, или сядут на голову ножками. Че Бэ Иванович принимает ответственность за товарищей. Взял на себя, вот и ответственность. Я вам папа и мама, и бабушка с дедушкой. Если не я, значит кто? Ваша судьба в надежных руках до какой угодно елочки или березки. Но разожму один пальчик, и кое-кто выскользнул. А разожму остальные пальчики, и развалилась судьба. Это уже не ответственность, а какое-то гадство.
  - Хватит, - товарищ Че думает.
  Небольшой эксперимент не помешает. Встряхнуть заторможенных тварей необходимо, или чуть-чуть разморозить, чтобы не замерзали вот так. Товарищ Че чертовски замерз рядом с ними. Холодные твари, нудные, скользкие, черт подери! Товарищ Че едва не загнулся от холода. Еще немного, и ты инвалид. А с подобной парашей не то, чтобы много, но дьявольски много вокруг неприятностей. Бездарные твари, тупые, пустые, с гнильцой. Вона как улыбаемся, вроде вообще ничего не случилось.
  - Благословенно имя твое!
  - Процветай на века!
  - Поднимайся над миром от века до века!
  Ладно, Че Бэ Иванович это дело надумает. Пока думаешь в правильном направлении, вокруг порядок и куча идей под фуражкой. Я повторяю, судьба и ответственность из одной кучи. Че Бэ Иванович надумает и провернет только ответственные идеи, как наиболее ответственная регенерация всей человекобожеской касты. Он почти что надумал. Пронизывающий взгляд, поворот головы, наклон корпуса. Ничего еще не вышло наружу. Ни единого слова, ни малейшей идеи, не говорю про приказы. Но и это уже кое-что с той вершины, где развалился товарищ Иванович, но и этого хватит на всякую сволочь.
  - Если наше искусство совсем неугодно богам? - сволочь опять сомневается.
  - Если идолы мерзнут от прелестей нашей науки? - сволочь в большой панике.
  - Мы готовы всегда обратиться к величию наших богов, - это не я, это она предложила.
  - Мы готовы устроить жаркое для идолов, - опять же снизу без поощрения сверху.
  Физиология в действии. Кто-то чего-то куда-то прикладывает. Главное разморозить и завести массы. Уже не так холодно, хотя и не так жарко. Сцепились товарищи, завозились родимые. Азарт, поединок, борьба, спортивный интерес, недозволенные приемы, просто так махач. Первая кровь, вторая, седьмая, двадцатая. Муркотенок за своим кустиком прикорнуть не успел, как пяток головешек слетели на землю. Так-перетак! Вот это борьба! Чувствуете, не понарошку, не трюкачество и цирковое искусство. Вообще никакое искусство. Головешки долой? Не умеешь бороться, пора напороться на камень. Все лишнее к черту? Шкура, клюв, мозг и другой наполнитель. Я не распространяюсь про уши, ноздри, глаза. Лишнего быть не положено! Вообще никакой наполнитель. Мы превращаемся в шарики, черт подери! Ну, вроде чаши, опять-таки черт! Да еще кусок лапы из попы торчит. Это без всяких проблем. Это подставка для чаши.
  - Продолжайте, - Че Бэ улыбается.
  Ничего неожиданного, языческий обряд или связь народных мотивов с первой волной цивилизации. Здесь все свое. То есть не привнесенное другими цивилизациями, а доморощенное и почти в идеале. Ей богу, ты не замерзнешь! Каждый язычник знает, чего делает, точно для этого и рожден. Он знает, он делает, он не откажется сделать ни за какие блага или деньги. По-нашему, он дорвался. Точнее, это конфетка. Были мучения, лабуда через край, сплошь привнесенные обряды против родного обряда. Сплошь неожиданное противодействие против жизни языческой. Но дорвался товарищ, но выскочил на конфетку, но запутался здесь руками, ногами и прочими органами. Так не могу. А вот эдак я главный.
  Че Бэ во всю пасть:
  - Обиделось божество. Оно повернулось спиной. Оно исчезает, оно растворяется, оно почти нас покинуло. Кто недостаточно возлюбил божество? Ты недостаточно возлюбил божество. Кто опозорил божественный образ? Ты опозорил божественный образ. Кто порочный и недостойный? Опять только ты. Тебе предложили великое счастье, а ты отказался. Тебе предложили блаженство, а ты оттолкнул. Тебя возлюбили, как надо любить божество, а ты без любви. Только ненависть, только неверие, только дорога назад. Никакого будущего для тебя. Уйдет божество, и прощай твое счастье.
  В данном месте правая натура не выдержала:
  - Что за дичь ты несешь?
  Но никто ее не услышал:
  - Повторяю, разгневалось божество. Очень крепко разгневалось и немногих прибрало к себе, в свои священные рощи и на свои благодатные пажити. Раз, два... пять. Я созерцаю этих немногих, и ощущаю этих немногих, я завидую им. А разве ты не завидуешь? Или совсем очерствел? Или такенный безбожник и гад, что священные рощи не привлекают тебя? А священный поток тебе кажется ручейком на помойке? А могилы языческих идолов? Даже могилы не привлекают? Неужели даже они? Да что случилось на нашей земле? Да что опять же вокруг происходит? Грешник, грешник и грешник. Только пять праведников, только они проводили свое божество. Которое уже далеко, которое исчезает, которое вовсе уйдет. А ты не с ними? А ты остаешься, предатель?
  Правая натура совсем тихо:
  - Что за херня!
  Но тут без нее заморочки:
  - Мрак приходит!
  - Спускается мрак!
  - Мы в когтях нехристей!
  Последнее вероятно не так. Какие могут быть нехристи в языческом обществе? Ну, вы представляете, не совсем правильный перевод с языческого языка на всеобщий русский язык, но по духу очень и очень правильный. Ребятки больше не прыгают и не безумствуют. Застряли родимые! Энергия на нуле! Никаких просветов! Мрак и ужас вместо просветов. Негатива больше, чем надо, а остального меньше и меньше. Плюс еще эхо какое-то странное.
  - Придется платить, - ругается Правый Иванович.
  - Ох, придется, - теперь эхо.
  Зато Левый Иванович выше странностей:
  - Будущее исчезло, будущего нет. Настоящее стирается, настоящее теряет свой облик и грани. Множество граней в одной. Это не избежать. Только одна грань (единственная и однобокая, гнилая и душная) практически мертвая грань. Все чего было, оно протухло. Настоящего так же нет. Настоящее с гнильцой, в скором времени оно будущее. Будущее выйдет наружу, и тех, на кого распространятся его поступь и зрак, отвратит от языческой веры. Вы понимаете, никакой веры! Язычества нет. Будущее только антиязычество. Вера поругана, извращена, отпочкована. Плюс еще извращенный трупик вселенной.
  Правая натура вообще оборзела:
  - Кончай трупик!
  А эхо все перепутало:
  - Я тебе кончу, мама моя!
  Ей богу, дурацкое эхо. Рядом трагедия. Не какой-то там цирк, балаган и порнуха. Неужели не понимаете, чего рядом? Божество отвернулось от нас. Божество утащило все лучшие силы и соки. Божество, твою мать, опять же для праведников. По наштукатуренной дорожке каждый праведник шлепает вперед ножками. Топ-шлеп, шлеп-топ. И никто не ведает, куда шлепает праведник. Но там хорошо, оттуда не возвращаются. Вот из ада все возвращаются. Через тысячу дней или тысячу тысяч веков, но все равно возвращаются, И в душе твоей ад. Ты понимаешь, какого черта в душе? Когда-то и ты возвращался, когда-то мечтал быть хорошим и мудрым, и возлюбить божество, и навсегда отказаться от ада.
  Не вышло. Теперь еще гаже.
  - Спаси и помилуй! - кто-то визжит.
  - Дай вымолить счастье! - следующий недорезанный потрох.
  - Где же ты смерть? - и еще.
  Только смерть, как твое и мое счастье.
  
  ПОМИНАЛЬНЬЙ ПРИЗЫВ
  Че Бэ Иванович ни на йоту не отклонился от темы:
  - Вселенная бесконечная, а божество отвернулось от нас. Если не возлюбил божество, значит, не утолил свою жажду. Если не утолил свою жажду, значит, не докопался до сути. Если не докопался до сути, значит, вне времени. Если вне времени, значит, не существуешь. Если не существуешь, значит, исчезни и не мешай нормальным товарищам. В этом все божество, которое отвернулось от нас. Оно не злобствует, оно не наказывает, оно не пинает. Самое справедливое божество, самое праведное, верх чистоты наших помыслов, и надежда, которая верх. А отторгнешь его, вот уже сдохла надежда.
  Эхо в который раз с удовольствием:
  - И та сдохла.
  А на поляне безудержный рев, переходящий в безудержный ураган. От кустов до травы, от травы до деревьев и выше.
  Начало песни:
  Белый по белому
  С жизнью прощается,
  Гроздями спелыми
  Катится к таинствам.
  В таинства падает
  Без озверения.
  Идолов радует
  Этим падением.
  Припев:
  Белые выси,
  Белые долы,
  Белые мысли,
  Белые шоры.
  Другой куплет:
  Черный по черному
  Смерти сторонится.
  В пропасть бездонную
  Брюхом не ломится.
  Больше таращится
  Злыми искусами
  Чертова пащенка,
  Капельки мусора.
  Припев:
  Черные маны,
  Черные силы,
  Черные кланы,
  Черные дыры.
  Третий куплет:
  Просто отмерить
  Такие коллизии.
  Белая вера
  Орудует жизнями.
  Черную гонят
  Пинками горячими,
  В бездне хоронят,
  От черного прячутся.
  Припев:
  Вера благая.
  Вера родная.
  В полную меру
  Лучшая вера.
  - Довольно, - это не внутренний голос и не дурацкое эхо.
  - Довольно, - тут уже Муркотенок не выдержал и покинул убежище.
  - Довольно, - загнулся и сдох поминальный призыв, скисла дурацкая песня.
  
  ОТ АВТОРА
  Я просыпаюсь. Не вечно же дрыхнуть на драном диване. Хороший парнишка Владимир Александрович. Он за меня поработал и более чем отработал трудовую повинность. Да и мамочка свое отработала. Все ваши миски, кастрюльки, блюдца и чашки в холодной воде... Ах, простите! Вода теплая. Мамочка ее подогрела на солнышке, потому теплая. Вот если бы использовалась вода из колодца, тогда ледяная вода. Хотя какой там колодец? Канава, черт подери! Но вода ледяная.
  Короче, ребятки мои просто прелесть. Они трудятся, они без работы никак, они само движение и экспрессия. Залюбуешься и оглохнешь. От экспрессии точно оглохнешь. А после движения вообще сплошной праздник. Мне по барабану. Тебе по барабану. Ему по барабану. Ей по барабану. Что-то отбарабанило, и самое время включиться в работу.
  Ладно, я просыпаюсь. Рваная кепочка, рваная бобочка, рваные шорты, калоши, лопата, ведро. Почищу межу. Занятие гнусное. Все из-за этой межи мы с соседями кувыркаемся. Они - одиннадцать соток, а мы - только шесть, даже пять с половиной. Соседский сарай залез на мою сторону, отсюда пять с половиной соток. А межа искривилась, чтобы прикрыть соседский сарай. И чего ты вопишь? И чего сам вонючий такой? Не ахти как тебя ободрали? С каждым годом межа ближе, а сарай дальше. Если ее не чистить, когда-нибудь соседский сарай окажется за межой, пять соток, и все проблемы в параше.
  Мамочке нашей не нравится. Мужик или нет? Уступишь или как? Неужели без борьбы уступишь свою землю? Своя земля полита потом и кровью. Мы тут горбатились, попа вся в шрамах. Те потрохи, они и так жирные, у них и так много, они что язва или зараза на нашей земле. Мы обязаны вырвать заразу из тела. А ты мужик. Тебя позорные гады боятся. Ты истинный монстр и страшилка. Они считают, что монстр. Они в панике после лопаты твоей. А увидят межу, так и страшилка нашла. Корчатся гады.
  - Или тебе наплевать? - последний аргумент особенно бронебойный.
  Открою секрет, по большому счету мне наплевать. Что такое шесть соток? Для философа много. А что такое Россия? Или земля русская? Для философа мало. Россию отмежевали. Россию ограбили. Россия уменьшается и обсерается с любой колокольни. Соседская собачка пришла на мой участок погадить, но я каменюгой встречаю собачку. А всю эту сволочь, что гадит Россию, как бы и ее каменюгой? Вы представляете, как? Нет, вы не представляете. Соседи на хорошем счету у начальства, и сволочь на хорошем счету. Тем и тем можно. А я на плохом, и Россия хуже, чем ваша параша.
  Нынче не ценится русское,
  Только продажное ценится,
  Что головой об поленницу
  Лучше бы с ходу науськивать.
  Нынче к чертям опозорено,
  Впало в ничтожество полное,
  Что было силой и доблестью,
  Что мы любили и холили.
  Кто-то сказал, это божеский
  Гнев на преступные головы.
  Пей раскаленное олово
  И не криви своей рожей.
  Ты еще глупый и кроха,
  А нынче такая эпоха!
  Что делать, черт подери? Не знаю, опять-таки черт. Делаю, что говорит мамочка. Калоши, лопата, ведро. Пусть потом веселятся злобезные твари. Пусть они катят тачку и бочку. Я не боюсь. Репутация у меня такая во всем садоводстве. Хулиган, непочтительный, хам. Короче, я русский. И когда-нибудь раздолбаю сарай, заберу назад свою землю.
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  - Это же Муркотенок? - екнул правильный голос.
  - Вижу, что Муркотенок, - Левый Иванович приподнялся на цыпочках.
  Да ничего ты не видишь, да ничего ты не знаешь. Товарищ справа видит и знает. Он друг Муркотенка. А кто ты такой? Ты ему не друг. Ты просто товарищ слева. Ну, догадался, ты левый товарищ. А что мы выделываем с левым товарищем? Мы его берем и выбрасываем. Вот именно, мы его выбрасываем. Нет никакого "слева". Самозванец, черт подери. Жертва аборта, опять-таки черт. А еще младенчик порыпанный, ошибка судьбы, жопа с мозгами, хрен через плетень, кишка от насоса, вареные яйца.
  - Вижу, не вижу, - осмелел Правый Иванович.
  - Ах, мать! - реакция Левого Че.
  Вид его ужасен. Рык его потрясающий. Поляна всколыхнулась, листва отлетела, животные околели в лесу, без пуха остались все птицы в округе. Что тебе животные? Что тебе птицы? Унять бы предателя в собственном теле. И не надейся. В атаке зарвавшийся голос:
  - А получишь отныне таких люлей по шеям, что забудешь, как мама тебя называла.
  Господи, забодал. Это невыносимо! Это истинное предательство! Это подлость, так перетак! Ты же сам и получишь. Неужели не ясно, ты это я, а я это ты, и так далее? Неужели впал в детство? Но и детство опять-таки я. Не вырваться, не отказаться от общего детства, мы вместе, мы более чем единая плоть. Мы это мы, а они это кто-то другие. И я тебя помню, и думаю о тебе. Может не так открыто, как этот взбесившийся гад. Но без меня ты ничто и совершенно точно вареные яйца.
  Че Бэ разозлился:
  - Пакостный Муркотенок!
  Рожа его совсем гнусная, то есть рожа Че Бэ:
  - Недорезанный Муркотенок!
  Товарищ в курсе, о чем разговор. Ты мне не подсказывай, ты не дави своим старческим авторитетом. Муркотенок как есть гаденыш. А еще подчищало на дальних приступках вселенной. Как его там не пристукнули и не подчистили, пока что не знаю. Но он подчищало. Кто-то нагадил, а кто-то подчистил. Этот кто-то всегда Муркотенок.
  Гнусная рожа еще гнуснее:
  - Агитатор, черт подери!
  Левый Че нашел свое слово. Ну, конечно же, "агитатор". Гаденыш, подчищало и агитатор. Ничего не умеет, нечего не имеет. Но о высоких вещах и высоких материях научился раскручиваться вполоборота. Ты может боец, ты может работник, ты может имеешь, а я тебе о материях. В этом весь Муркотенок. Достает настоящих бойцов разговорами. Даже товарища Че достает. То есть Левого Че. Правого мы отбросили. Он такой же болтун и опять агитатор. Два достающих придурка отловят друг друга за тысячу тысяч и тысячу звездных систем и галактик. Это для них удовольствие, это стихия родная, вообще красота. Не надо нам пиво и водочку, не надо бифштекс с кровью, не надо красивых девчонок. Ты подчищало, и я подчищало.
  В бешенстве Че Бэ иванович. А рожа его, точно пасть кровососа, убийцы и хищника:
  - Гнилой Муркотенок?
  Доказываю, он точно гнилой. Агитировал настоящих ребят на какие-то подвиги. Подвиги ненастоящие, точнее, они бездарные и бестолковые. Зато с работой не получается. Какая после агитации работа? На полную мощь не работаешь, если работаешь. Из мусорной ямы не выбиваешься, если вообще выбиваешься. Рядом бурда и балда, а во главе Муркотенок. Он самый умный, он самый сильный, он самый удачливый, он причина для подражания и повод для восхищения. На самом деле бурда. Никого не пускаю, всех торможу, ротик прикрой, если с тобой Муркотенок.
  Левый Че Бэ против этой занозы. Мускулистый, когтистый, зубастый товарищ. Заноза в жопе торчит. И жопа вселенская. Разве не понимаете, что такое "вселенская" жопа? И как вселенная оплошала, едва подставила жопу?
  
  ДОСЬЕ.
  Чемпионат победителей, или лига всех чемпионов.
  Основное правило - побеждать.
  Основной принцип - никогда не проигрывать.
  Побочный принцип - проиграв однажды, не проигрывай дважды.
  Мораль - ты победитель и этим все сказано.
  Побочная мораль - каждый проигравший в душе победитель.
  Основное средство - ты сам.
  Основные выводы - изучи, что заказано выше.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  - Не желаю, - начало из речи Че Бэ Ивановича.
  Вы догадались, речь левая, ни в коей степени правая. Левый Че почитает себя униженным и обойденным. Но сначала унизили выдающегося товарища, затем обошли. Какая-та погонь унизила, да еще со своей омерзительной рожей. Кто-то не соглашается насчет рожи. А Левый Че нагадил на "кто-то". Повторяю, он из выдающихся товарищей, он из праведников, он это он, а кто-то всего только кто-то. И вообще, не в игрушки играем, тем более не в бирюльки. Левый товарищ все равно настоящий товарищ. Он никогда не действует против правил, ибо все вокруг него правильное. Ну, вы представляете, что левое, то и правильное, а что правильное, то всегда левое. Ни какой правоты уклонизмов не надо для истинного героя вселенной. Повернул налево и ты правее, чем Правый товарищ.
  - Не слушаю, - это середина из речи Че Бэ Ивановича.
  Много законов вокруг, много тонкостей. Каждый бездельник придумал закон, каждый его оприходовал, каждый в полную жрачку нажрался. Я старше, значит закон старше. Ты моложе, значит не то, что закон, но соответствующий вывод. Вот если бы старше... Но снова не так. Че Бэ Иванович на сто процентов моложе, чем Муркотенок. По крайней мере, новый Че Бэ Иванович. Сегодня он новый, можно сказать, еще молоко на усах не обсохло. А тот старичье старичьем. Рассыпается, расползается, на клочья, на струпья, на язвы. Ха-ха. Такие клочья слепой не заметит. Такие язвы глухой не услышит. Такая походка, что мама моя! Ах, это его мама? Согласен, пускай будет его мама. А у меня только мать-перемать. Катись к чертям твоя мама!
  - Тошнит, - прощальный кусок, из которого слово не выкинешь.
  Левый Че демонстрирует мускулы. Хорошие у него мускулы. Левый Че демонстрирует когти. Можно сказать, не когти, а сабли. Сюда попадешься, домой не вернешься. То есть живой не вернешься. Вот какие у него сабли (читай "когти"). За когтями теперь будущее. И за мускулами будущее. Это против когтей прошлое. Против мускулов снова оно. Не навязывайте свое прошлое. Ты никто, ты фантом, ты уже сдох и воняешь. Повторяю, не то чтобы молочком, просто воняешь. Вот у будущего молоко не обсохло. А у тебя обсохло и высохло. И вообще, ступай-ка ты мимо, покуда зад не надрали.
  Али не так? Кажется, так. Вот только вторая натура умеет испортить обед. Ей бы вставить ехидное слово:
  - Муркотенок везде Муркотенок.
  Уже не смешно:
  - Врагу Муркотенка не будет пощады.
  Из пасти Че Бэ не одно молочко. Но скорее слюни, похабщина, грязь и помойка.
  Голова шелушится перхатая.
  Перхоть падает, падает, падает.
  То комками, то хлопьями рваными.
  За огнями, дымками, туманами.
  Умирает и снова рождается,
  Будто мразью своей наслаждается.
  Будто дышит миазмами ржавыми
  И других наслаждений не балует.
  Неужели этого не избежать? Неужели все так зазорно и гадко? Неужели не спрятаться от судьбы? Неужели судьба твоя только множество шизонувшихся "неужели"? Я не могу ответить, я сам одурел. А кто ответит? Неужели опять Муркотенок?
  
  ЗАВАРУШКА
  Муркотенок не оценил потрясающей мимики новопредставленного божка (читай "божества"), зрители ее оценили. Зрители суть язычники. Они малоразвитые, малокультурные, они лишены интеллекта. Но и у них имеется кое-чего. Кто-то сказал, простота нравов. Кто-то добавил, неиспорченность цивилизации. Кто-то придумал, они дети. Я ничего не сказал, не добавил и не придумал. Чего не было, того не было. А чего было, не вымараешь на дурака. Прекратили кривляться язычники.
  - Бей негодяя! - дальше серьезно.
  Кривляние позади, ужимки там же, душа отсутствует, по крайней мере, она не присутствует. Нам помешали общаться с самим богом. На нас наехали в процессе божественной церемонии. Языческая система в опасности! Или снова не разобраться, что вообще за система и что за опасность? Отвечаю, не разобраться. Язычество однобокое. Язычество неразвивающееся. Язычество мне надоело... Вот так оно лучше. Сперва разберись с кое-какими домашними заморочками, а затем своим рылом в язычество.
  - Кончай подлеца! - и это серьезно.
  За спиной целый лес из язычников. Откуда они? То бишь, откуда их лес? Да ниоткуда. На божество наехали, они набежали. На тебя наедут, разве не набежишь? А на твою родину? А на твои принципы? Вот так и они. Сначала наехали, затем набежали. Никаких пустых разговоров. Если бы они набежали задолго до фазы "наехали", тогда разрешаются разговоры. А так к собачьим чертям! А так накладочка вышла:
  - Бей и кончай!
  Чего-то не досмотрел Муркотенок. Проклятая старость. Следовало быть осмотрительнее, пока оно можно. Небось не в спортивном зале играешься и не на подстроенном празднике? А если и на подстроенном празднике? Все равно не играешься. Трупы, черепа, чашки и кружки. Ну и праздничек, опять черт! Следовало досмотреть до конца. Какой-никакой враг. Какое-никакое дерьмо. Враг наседает, дерьмо пачкает. А ты Муркотенок.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  - Чего это вы? - волны язычников накатились на старого воина, и отскочили, и больше уже не накатывались.
  Язычников многовато, но под Муркотенком их маловато. Вот и не берет божество в свой языческий рай. Какие-то ненастоящие ваши язычники. Повторяю, даже божество отвернулось. Губки бантиком, глазки ромбиком. Точно, ненастоящие будут язычники. Если пропищал "а" своему божеству, пора приниматься за следующую букву алфавита. Вот именно, только одна буква у ненастоящих язычников, или волна ненависти, но только единственная на каждого. Один язычник, одна волна. Два язычника, две волны. Три язычника... Считать очень просто. Волны накатились. Один, два, три... И больше уже ни в какую. Накатились и отошли на запрограммированную дистанцию. Ну, вы понимаете, позорное и повальное бегство.
  - Чего еще там? - Муркотенок пошевелил усами.
  Усы у него дерьмовые. Скорее мочалка, а не усы. К тому же реденькая мочалка. Но этого достаточно. Я подобных тварей не бью. Я подобных скотов не кончаю. Они сами бьют и кончают. То есть кончают себя, а бьют, что осталось. На язычество плевал Муркотенок. Правая лапа не чешется, левая точно правая. Вот усы подвели. Годиков двести назад усы как усы. А сегодня нечто такое непредсказуемое. Короче, усатый у нас Муркотенок ровно настолько, чтобы ни единого гада вокруг и еще за кустами.
  - Какая гадость, - у Че Бэ Ивановича даже челюсть отвисла.
  Не ожидал, не гадал, напоролся. И с такими парнями задумал Че Бэ Иванович идеальную цивилизацию? Вы не шумите, он точно про идеальную цивилизацию, то есть задумал. Для равновесия вселенной нужны идеальные величины, например, идеальная цивилизация. Все предыдущие цивилизации несколько отличаются от идеала, ибо научились много ворчать и шуметь, а подчиняться не так чтобы научились. Другое дело Че Бэ Иванович. Вот так с бодуна, с кондачка пошли идеалы. Выпестую, натренирую, наши ребята, наша вселенная, мы победители, никто не подсовывай рожу и яйца.
  А тут промашечка гадская:
  - Стойте, я приказал!
  Никто не стоит:
  - Так подыхайте, мать она ваша!
  Ну, это еще вопрос. Язычников многовато и драпают они виртуозно. Языческий драп в некоей мере искусство. Если бы божество оценило искусство, оно бы поставило свечку за драп. Щуплые язычники, голенастые язычники, прыгучие, черт подери. А если я ошибаюсь, и это не драп? Всего лишь спортивное соревнование по пересеченной местности. Кросс называется. Язычники не драпают, но устроили кросс. Местность вполне подходящая. Для мордобоя она не вполне подходящая, засаду здесь не устроишь. А для кросса она подходящая. Так и так, языческий драп до языческих капищ и дальше.
  - Доигрался красавчик, - правильный Че заметелил победную точку.
  Так поступают с молокососом. У тебя потемнело в глазах? И так надо. Или чирик под носом? И так. Сам нарывался, сам нарвался, сам не лучше, но хуже других. Если ты божество, значит, будь божество. Или я ошибаюсь, что это такое? Темнеющее, дубеющее, балдеющее божество. Повторяю, на чем мы остановились? Мускулы, конечно, в порядке. Вот желудок, он не в порядке. Взбесился желудок, оторвался желудок, заехал за разум, мама моя. Ах, не твоя мама? Но все равно:
  - Дайте гранату, гранату, гранату...
  И застрочил автомат, и полетели гранаты.
  Выплюнув грохот,
  Напаривши гром
  Встала эпоха
  За каждым углом.
  Вздыбила поры
  Ядреных штиблет:
  Может до горла,
  А может быть нет.
  Выела мясо
  Ядреной туфтой:
  Может быть с квасом,
  А может с бедой.
  А на пути всего вышеперечисленного мусора одно препятствие, вы понимаете, только одно. И это препятствие суть Муркотенок.
  
  ЕЩЕ ЗАВАРУШКА
  Что обязано взорваться, оно взорвалось. Что обязано ударить, оно ударило. Никакой пощады врагу! Это моя планета, ты понимаешь, моя! Я здесь регенерировал, я здесь родился. Регенерировал и родился - одно и то же. Это моя родина, а твоя родина не здесь, далеко отсюда твоя родина. Все мы знаем, где твоя родина и как она с тобой поквиталась. Или не знаем? Э, не обманешь! Слухи распространяются по вселенной на быстрых лошадках. Мы про твою родину много прослышали, планета Мурс называется. Здесь не твоя родина.
  Наконец, принесли жертву. Мы жертвуем своей родиной против тебя. Посмотри, как выгорает трава, разлетаются в щепки кусты, а еще по листочкам деревья. Наша трава, наши кусты, и конечно деревья. А мы жертвуем. Нам больно, нам пакостно, нам не легко. Но приходится жертвовать. Чтобы живая материя переработалось в неживую материю, чтобы неживая материя перерабатывалась совсем в неживую материю, тем более совсем неживая материя... Нам глупо, нам жалко, болезнь. Из-за одной наглости, из-за одного гада. Но существует во всех ипостасях болезнь, и это лекарство.
  - Я тебе говорил, - Правый Че против Левого.
  - Хрен ты мне говорил, - Левый Че против Правого.
  - Говорил и предупреждал, и не просто словами, - опять-таки Правый.
  - Хрен ты предупреждал, - Левый Че не стесняется.
  - Сам виноват, - достал Правый.
  Дать бы ему хорошенько. Вогнать бы его куда надо. Раздавить бы его, между прочим. Ненавижу Правого Че. Презираю Правого Че. Замордую Правого Че. Будет знать, кто хозяин.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  Мусора много. После стрельбы и всех взрывов выносим святых вперед лапками. По крайней мере, божков выносить уже некуда. Они стали щепками, головешками, черепушками, голышами и чем-нибудь беспросветным, что называется "мусор". Я вам сказал, не мало, но много. Это Че Бэ Иванович ничего не сказал. Маленькая пикировка двух половинок Че Бэ не есть диалог, тем более разговор. Очень сосредоточенный сегодня товарищ, очень терпеливый и неприхотливый на все времена. Он ни какой-нибудь салабон, он владелец планеты.
  И прошу язычок прикусить. Владение - не самое спокойное место. Сюда бы завезти бабочек и тут бы разводить кошечек. Ни в коем случае облезлых котов. Один облезлый уродец сыскался. Он так называемый кот. А я уточняю, не кот, но котенок. Был котенок, остался котенок. И это неизлечимая травма, и это на целую вечность, в крайнем случае, на целую жизнь. Че Бэ Иванович нового образца ненавидит котят. Особенно облезлых. Особенно стареющих. Особенно, что считают бойцами себя и вообще мордобоями.
  Только товарищ Че мордобой. Так и запишем, мордобой разбивает морду. Не важно, каким способом. Кулак, язык, нога, автомат, граната и бомба. Он ударяет и разбивает. Его метод, прежде всего на разбитие, а твой не знаю на что. Много трепался, и вот дотрепался до разбиваемой морды. А разве трепался Че Бэ Иванович? Он молчаливый, он настоящий, он величественный, он победитель из победителей, он не трепач. Или не ясно, что действие - признак Че Бэ Ивановича? Зато остальная фигня, как признак врага и фальшивки в когтях мордобоя.
  Ах, еще правильный (внутренний) голос:
  - Ну, рассмешил.
  И лезет, и лезет:
  - Вот это крутняга.
  Ненавижу правильных товарищей с правым уклоном. Они самая мерзость и есть. Не только лезут, но подстрекают, сутяжничают, нарываются вверх тормашками. Какого черта ты правильный? Ненавижу и не понимаю. Планета наша, твоя и моя. Победа наша, моя и твоя. Лучше бы левый уклон, лучше открытый. И это совсем просто. Открытый характер, открытая правда, открытая борьба, открытие века. Черт подери! Опять Муркотенок!
  
  НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ
  Перед нами не сказочный городок и не гипервселенское сообщество сказок. Это философия нашей вселенной, которой может немного, но которая есть. А философия всегда философия. Даже в гранате она философия. Поднимаю гранату, бросаю, взрывается, обугленный монстр. Но почему нужны угли? Существует второй вариант. Поднимаю гранату, серединка на половинку, и никаких результатов. Монстр, конечно же, рядом, он никуда не девался, он под ногами, но ни в коей мере обугленный.
  Дальше, еще проще. Любое действие разбивается как минимум на две группы. Во-первых, со знаком плюс. Как хотел, так и вышло. Если нечто взрывается, значит, нечто обугливается. Вот и вся штука, вероятность ее велика, ибо было направленным действие. Ну, вы понимаете, что такое направленный действие? Если граната из дерева, значит действие "ненаправленное", потому что дерево неподходящий материал. Однако граната не дерево, и материал подходящий. А это уже кое-что. Если граната для взрыва, значит куски мяса и угли. Вот если бы заместо колотушки она, или подпорки какой, тогда граната из дерева.
  Во-вторых, знак минус. Про такое мы уже философствовали. Знак минус есть Муркотенок. Не взрывается, не обугливается, не кровоточит, когда целый мир кровоточит, не отпускает слюни и сопли. Он Муркотенок, он самый минус из гари и смрада, и чертова бабушка с ним. Громыхает, выползает, живой и здоровый, веселый и улыбающийся. Ах, опять не улыбка? Гнилушки торчат под губой. Какое нам дело до всяких гнилушек? Тем более что нам губа? Этот парень есть минус, потому что не плюс. Плюс, ей богу, взрывается. Плюс опять же обугленный. А этот не то и не так, и совсем без шума и дыма. Как есть Муркотенок.
  - Не ожидали? - еще издевается гад.
  - Ожидали, - слушает Правый Иванович.
  Левый товарищ яйцо прикусил. Левый не так чтобы философствует и совсем не философ. А следовало бы. Философия против удара. Философия против подагры. Философия против головной и зубной боли. Философия по лысой балде. Ах, балда не совсем лысая? Ах, балда стриженная! Соглашаюсь, пусть по балде стриженной. И так сложно, и сяк можно. Если у тебя философия, ты настоящий философ. А если не так чтобы философия, то последствия неизлечимы. Столбняк, жестокий удар, граната в сердце и глист в печени. Наконец, еще Правый философ:
  - Неразумные дети стремятся к забаве со спичками.
  Он никуда не сбежал:
  - Огонечек ты мой огонек!
  Он ни на что не согласен:
  - Язычечек ты мой язычок!
  Он никогда не отстанет:
  - Чертовски коварные спички!
  И еще в том же духе:
  Если дурак и невежа -
  Будешь совсем идиот.
  Палец гнилой не отрежешь -
  Полностью тело сгниет.
  Если испакостил зубы -
  Счастья от пищи не жди.
  Только у мерзкого трупа
  Все далеко позади.
  Только большая дубина
  Может исправить раба.
  Если родился скотиной -
  Значит такая судьба.
  Хотя потерпите. Мне бы хотелось, чтобы упала на землю величайшая справедливость для всех времен и народов. И чтобы не очень мешала нам жить вся ваша, мама ее, философия.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЯТОЙ ГЛАВЫ
  Шутки кончились. Муркотенок не маленький мальчик, не приблудная девочка. И он не хвастун. Вот под ногами хвастливый товарищ. Не следовало вести себя плохо. Ты еще не выбрался из пеленок и опыта у тебя не хватает. У других его так же не очень, но у тебя единственный день. Что такое опыт в единственный день? Ты понимаешь, что это такое? Думаю, хорошо понимаешь. Так какого черта хвастал как старая курица? То есть, какого черта кривлялся и хвастался? Вот если бы действовал со всей скромностью, соответствующей твоему возрасту, тогда иной разговор. А так всего лишь хвастливый товарищ. Заметили, отловили за жопу, больше не прыгаем, запретил более авторитетный товарищ.
  Прежде всего, ты оставишь оружие. Так говорит Муркотенок. Это его пожелание, это приказ. Не выполнить пожелание, вступает в силу приказ, или наоборот. Повторяю, не следовало хвастать. Нет у тебя ни малейшего шанса противостоять Муркотенку. Ты оставишь оружие: пули и бомбы, гранаты и автоматы, нож, пистолет, дубину и цепь. Все до последней железки оставишь. А после серьезный пойдет разговор, как говорит Муркотенок.
  Хотя не спешите, и "после" получится не совсем, чтобы очень. Комбинезон, погоны, звездочки, ордена придется убрать, то бишь снять. Хвастун слишком маленький, не заслужил, никакого права на ордена, это совсем не его звездочки. Значит, снять и как можно скорее. Комбинезон в печку, погоны за кустик, звездочки или звезды об камень. Придется еще послужить для вселенной, а в первую очередь подчиниться более опытному товарищу.
  - Погоди, - тут уже чокнулся правильный Че.
  Поздно, мой батенька. Внутренний ты или внешний, правильный или дерьмо, а я Муркотенок. Сказано, кажется, все. Послужишь, поучишься, перевоспитаешься, станешь кем-то и чем-то на столь очаровательной планете. Муркотенок поставит тебя в человеки. Муркотенок не мать и отец, а ты не талант и не гений, не мудрость вот этой земли, да и вообще простая букашка. Но по дружбе, которая неожиданно оборвалась несколько столетий назад, Муркотенок поставит тебя в человеки. Я снимаю с тебя звание старшего координатора, как сложил с себя звание младшего координатора. Ты ученик, я наставник. Ты учишься, я наставляю. Или чего-то не так? Или не нравится? Или твои аргументы?
  Левая сторона язык прикусила:
  - У-у.
  Правая еще мельтешит:
  - Хочу оправдаться.
  И очень покладистый Муркотенок:
  - Оправдывайтесь.
  Значительная услуга с его стороны. Не ударяет, не добивает и не сажает на кол. Сколько хочешь оправдытельных документов, можно с печатью и подписью. Спешить некуда. Впереди целая вечность. Учебный процесс опять-таки впереди. Твое оправдание входит в учебный процесс. Оно понятно, что запрограммированное оправдание. Муркотенок всяко предвидел и рассчитал подобную вещь. Даже на оправданиях учатся. Некоторые товарищи не согласны. А Муркотенок не против. Чертовски спокойный и просто герой Муркотенок.
  
  ОПРАВДАНИЕ
  - Что ты делаешь, если друг заболел?
  - Я добываю лекарство.
  - Разве приятно носиться с больным, вытирать его потные губы и отмывать его сопли?
  - Идиотский вопрос.
  - А дерьмо убирать опять же приятно?
  - Но это за дружбу.
  - А если враг заболел?
  - Проблема врага.
  - Значит, набрасываешься на больного, на ослабевшего и беспомощного товарища. Значит, пинаешь его, пока не подохнет.
  - Видите ли...
  - Ты ответь, неужели пинаешь?
  
  ПЯТАЯ ГЛАВА КОНЧИЛАСЬ
  Кто же оправдывается теперь, Муркотенок или Че Бэ Иванович? Никак не пойму. Штука сложная, штука противная. Где через жопу свалился левый товарищ, там достойно выглядит правый. А кто сказал, "демагогия"? Я говорю, "оправдание". Ничего не сделал товарищ, сами чувствуете, что ничего. Несколько слов, и мычит Муркотенок:
  - Что-то я не пойму.
  Подход правильный. Больного необходимо лечить, а дурака необходимо учить. Друг это или враг, все равно он больной и опять неученый. Если не вылечишь и не научишь, вся ответственность лежит на тебе. Ты как звено наиболее приближенное к объекту. Ты приблизился плотнее других. Другие товарищи не приблизились, они убежали и отдалились. Только ты не успел убежать. Неважно, какая причина, но ты не успел, теперь поздно.
  С раскрытой пастью стоит Муркотенок. Вроде бы его не обманывали, вроде бы его обманули. Где-то когда-то зачем-то некая макросистема распалась на атомы. Эта макросистема есть друг. Зато атомы не совсем, чтобы макросистема, они атомы. Кажется, ничего особенного, но с открытой пастью опять Муркотенок. Атомы в воздухе, атомы в безвоздушном пространстве, атомы по вселенной, атомы неизвестно куда, атомы через нуль-проводник, и в результате чего-то такое слепилось из атомов. Не догадался "чего" Муркотенок. А следовало. Или придется его накачать информацией, чтобы в башке немного побольше работали атомы.
  Хорошо, время терпит. Атомы где-то вращаются и по дороге теряются. То есть некоторые теряются, некоторые наоборот, их и больше и толще. Атомы "наоборот" не выгнать на танке. Были они чужие, нынче они свои, среди тех, что когда-то боролись за микросистему из атомов. Чужие опять же активные атомы. Вот свои никуда не спешат. Место в системе забито, можно поспать. А чужие очень и очень спешат. Как бы не выбросили, когда обнаружат свои. Хочется, чтобы не выбросили. Вот и лезут в любое дерьмо эти атомы.
  Вы говорите, "побочный эффект". Возможно, даже очень возможно. Подобную вещь или штуку не пропустил мимо ушей Муркотенок. Он воспринимает "эффект" не абы как чей-то "дефект". Хотя определенные ассоциации есть. Одно распадается, другое рождается. Между ними океан времени. Собственно говоря, даже единственная секунда как океан. А две секунды? А час, или два часа, или десять? А месяцы, годы, века? Чертовски капризное время, дальше не спорит вообще Муркотенок.
  Разве спорил когда-либо выдающийся мордобой всех времен и народов? Он просто в прострации. Сущность Муркотенка пробилась в очень примитивную область. Нечто подобное существовало, нечто подобное было, нечто буквально лежало под лапами. Но очень и очень давно. Ах, если бы молодеющий Муркотенок... Но никаких "если бы". Муркотенок стареющий. И рефлексы его стареющие, точнее, они старческие. И внутри черепной коробки почти что опилки, точнее, там мысли по качеству напоминающие опилки. А мысли опять-таки разбегаются. Что-то есть, чего-то нет, куда-то спрятали ящичек. Я бы хотел, чтобы мысли сбегались. Но они разбегаются и ускользают. Почти в дураках Муркотенок.
  - Ты смеешься?
  Впрочем, нормальный вопрос. Че Бэ Иванович ни за что не смеется. По крайней мере, его правая часть, которая полностью и безраздельно овладела Че Бэ Ивановичем на данном этапе, вытеснив часть левую. Так вот она плачет. Вы представляете, самые настоящие слезы из глаз. Это у такого вот дуболома и костоправа. Я не то чтобы представляю. Самому очень хочется плакать. Четыреста лет в виде атомов. Четыреста лет по вселенной. Четыреста лет пустоты. И сколько всего пропало? Хорошее, наверно, пропало. А сколько всего прилипло? Опять понимаете, нехорошее почему-то прилипло. Существенный вопрос, почему? Этот "существенный" вопрос на твой "нормальный" ответ вроде ответа. Знает вопросы, знает ответы, но не вспомнит никак Муркотенок.
  Оно близко. Оно рядом. Оно на подходе. Оно обязательно подойдет. Хочется плакать, плакать и плакать. Боль ущемленного сердца. Боль изможденной души. Боль кровавого, неприкрытого, неприхотливого разума. Отпусти это сердце! Отврати эту душу! Сам на колени, покайся и отвратись. Чтобы от всего гадкого ко всему светлому. Чтобы от всего худшего ко всему лучшему. Чтобы от всего безобразного и полной чашей на звезды. А там не то чтобы атомы, там только звезды. Они настоящие. Они нераспадающиеся. Они твои и мои. Они согревали тебя. Они согревали меня. Они согревали нас вместе. Неужели не понимаешь, как они согревали? Когда они согревали? И где эти звезды?
  Скорбным трезвоном
  В пролежнях лени
  Память хоронит
  Жалкие тени.
  Крошит кусками,
  В землю бросает,
  Бьет каблуками
  И засыпает.
  Ей непонятны
  Сердца напевы.
  Черные пятна
  Выгрызли чрево.
  - Вспомнил! - взревел Муркотенок.
  - Вспомнил? - внезапно взорвался Че Бэ (теперь уже Левый) Иванович, - Мать тебя так!
  Нет больше Правого, один только Левый Иванович:
  - И подавись!
  Дипломатия побоку, открыт колпачок на адской машинке:
  - Сдохни и подавись!
  Струя протоплазмы свернула в клубок Муркотенка.
  
  ОТ АВТОРА
  Разделительная канавка между двумя участками все равно, что готова. Я работал спокойно и не очень спешил. Чужой краешек, свой, середина. Три перерыва: чай, обед и переговоры с Владимиром Александровичем. Они затормозили готовность канавки, ибо каждый последующий перерыв куда значительнее предыдущего. Особенно номер три, где, не знаю по каковой причине, разговорился Владимир Александрович.
  - Зачем реанимировать прошлое? - его тема, отнюдь не моя.
  Так и сказал "реанимировать". Следовало по-простому, например:
  - Зачем возвращать?
  Мне нравится больше возврат прошлого, нежели реанимация прошлого. Гораздо меньше я отрицаю прошлое, когда возвращаю его. Ошибок меньше, и глупостей, и чего-то еще, и нравится больше. Но Владимир Александрович настаивает на реанимации. Он не желает не то чтобы "возвращать", а именно "реанимировать" прошлое. Для него всякое реанимированное прошлое ублюдок и монстр, или жопа с ушами.
  - Идиотский дворец на обломках, - опять Александрович.
  Тема продолжается. Сначала посмотрели на наш сарайчик, затем на хоромы соседей. Вот и вся тема. Она про "хоромы" или по определению Александровича про "дворец". Что-то снова не нравится Александровичу. Вернее, не нравится чертов дворец. Он настоящий реаниматорский. Вот сарайчик ни в коей мере реанимировали. Другое дело дворец. Так и напрашивается, что реанимировали на обломках зловонного склепа, предоставив все это зловоние за фундамент, а верхушку за остальное - и получился дворец.
  - Тьфу его тьфу, - плюет Александрович.
  Я не возражаю. Мне так же не нравится. Прошлое невозможно реанимировать без изменений. Стопроцентная реанимация есть фокус из сказочки. А в жизни она не такая совсем. Отнимаешь десять процентов, еще десять, еще пять и еще пять, затем четыре раза по три, четыре раза по два и какой-то там мусор. Вот на столько и столько реанимация. Реанимированный коммунизм. Реанимированное государство. Реанимированные законы. Реанимированное богатство. Реанимированный домик буржуев. А не все ли равно? Если паучка реанимировали, то и этого достаточно, чтобы сделалась реанимация здоровенной занозой в глазу или обалденной оглоблей в колесах целой вселенной.
  Дорогое чудушко,
  Ласковая стать,
  Ах, не надо рубище
  К юбке одевать.
  Может за столетие
  Было все иначе,
  Да не надо этих мне
  Сухарей собачьих.
  Вот отправят ножками
  Вдоль каких-то дрожек
  И воскреснешь, может быть,
  С чем-то между ножек.
  Ну, вы разбираетесь, с Владимиром Александровичем не поработаешь. Он и слева, он и справа, он и на лопате, он и под нее. А солнышко к горизонту. А солнышко ниже и ближе. А тени удлиняются, и день укорачивается. Дай бог, разобраться с межой. Или завтра наедут соседи.
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  Что же это за дьявольская машина, что за хреновина, отметелившая без особых хлопот Муркотенка? Очень трудно сказать. Почти невозможно ответить. Никаких аналогов в истории мирового прогресса и в координаторском движении нет. Одно ясно, это машина. Следующий факт, она отметелила. Еще факт, где-то на уровне недоказуемых величин. На уровне доказуемых величин свои факты. Если свои факты доказываются, то Муркотенок не отметеливается. Не на того насели, не под того копаем, и вообще, не победишь просто так Муркотенка.
  Далее без особых хлопот. Плюнул, дунул, что было, чего не было. Одно достоверно, существует такая машина. По крайней мере, сегодня она существует. Вчерашний день нет машины. Только вчерашний и никакой другой день. Летают самолеты, гудят пароходы, пердят паровозы. Ничего подобного нет. Сами представьте, хоть головой о бревно. Из вчерашнего дня получается только вчерашнее недорозумение. Муркотенок сегодняшний. Имеешь право потрогать его. Потрогал, убедился, ты в курсе, какой он сегодняшний. И что для сегодняшнего Муркотенка ваше вчерашнее недорозумение? Правильный ответ, оно только вчерашнее недоразумение. Не боится сегодняшний Муркотенок.
  А что для сегодняшнего Муркотенка сегодняшнее недоразумение? От этого нельзя отмахнуться. Я не утверждаю, что Муркотенок боится. Товарищ вообще одубел. Ей богу бревно, о которое ты постучал головой. Сколько не бьешь, все равно не пробьешь такое бревно. Поэтому он одубел. Дубоватый на вид и на вкус Муркотенок. Тук-тук, истинный дуб! Даже от пробки не отличить. Тук-тук, сие и есть пробка! А машина не то чтобы пробка, но она существует и есть, если даже закроет глаза Муркотенок.
  Мы сами заехали в дебри. Наша абстракция она дебри. Манипулировать с недоказуемой величиной та же абстракция. Кто присосался к абстракции, того отнесут на горшок. Хотя не шумите, мы доказали, чего не могли про машину. Во-первых, машина отметелила Муркотенка. Во-вторых, она существует. В-третьих, она реальность на базе первых двух вариантов. В-четвертых, она не в руках Муркотенка. И это гораздо гаже, чем предыдущие пункты. Если бы машина находилась в руках, тогда спокойно живи Муркотенок. Вот тебе спаленка, вот тебе отнорочек, вот тебе пенсия и беспроблемная старость. Какие проблемы, если машина в надежных руках? Великий боец не использует против вселенной именно такую машину.
  Идем дальше. Пятый пункт про ненадежные руки. Никто не говорит про руки преступные. До этого пока не дошло. Но они ненадежные руки. Мальчишка, пацан, губошлеп, дуралей, халявщик, придурок, зеленое семя и племя. Необходимо сперва проверять, а потом доверять вышеупомянутой пакости. Так ведь его не проверили. Так ведь родился с машиной. И ради чего? Что за шутка такая? Вселенная порождает могильщика через машину. Или жить надоело вселенной? Я чувствую, ей надоело. Вселенная порождает могильщика, а он убивает вселенную. Недоразвитый, некомпетентный, неспособный, амбициозный, тиран. Какого черта тиран и эта машина?
  Разрешается в последний раз хрюкнуть. Машина имеет реальную, очень реальную подоплеку или основу. Она есть, она существует, она действует. И она доказала несостоятельность прочих систем, противоборствующих дьявольской силе именно этой машины. Вы соглашаетесь, она доказала. По виду вообще ерунда. Если сравниваем внешние данные с доказательствами, то и получается ерунда. Раструб, шланг, два узла, пупурышки, отстойник - вот на что походит машина. По хребтине ударил, синяя полоса. По башке нахреначил, крутейший синяк. По ногам или почкам, почти перелом. А если чуть ниже и ниже... Да мало ли шлангов торчит из помойки?
  Вот чего значат внешние факторы, когда не включается и не работает за машину машина. Несколько ударенных, несколько осиняченных товарищей, перебитые почки... Бей не жалей, всех не пересинячишь. Ну, свалился товарищ с большим синяком, завопил он же самый в слезах. Ну, протянули еще ниже пояса. Более или менее частный вопрос. Другое дело, если включилась машина.
  То есть как? А вот так. Называю две разновидности одного и того же процесса. Слабая разновидность - при не включенной машине. Сильная, соответственно, при включенной. В первом случае только шланг. Ударили, завопил. Не ударили, застонал. При включенной машине не разобраться чего там рычит и работает. Со шлангом еще переносимый случай. Когда-нибудь разберешься. Но без шланга, но при включенной машине... Хотя, идея полпала в башку. Кто у нас нынче побился машиной? Вот именно, кто. Так давайте попросим его объяснить (не представляю чего), но попросим товарища раз или два разобраться.
  Молчит среди прочих товарищ:
  - Меня отрубила какая-та мерзкая штука.
  Других вариантов не будет. Ежели Муркотенок сломался, что значит какой-то сопляк? Ну конечно, сопляк не совсем Муркотенок. Или точнее, сопляк это просто сопляк. Неси денежки, плати денежки, засыпь денежкой. Он сопляк, а Муркотенок сломался. Некому рассказать про машину. И экспериментировать некому. И добровольцев не наблюдаю. Какие еще добровольцы, сам Муркотенок ни то и ни се. Но этот, по крайней мере, сломался. Из следующего товарища будет труп. Вы понимаете, труп. А от трупа какая еще информация?
  Мозги разбиты,
  Кишки разрыты,
  Дерьмо снаружи,
  В желудке лужа,
  На луже слякоть,
  Что можно квакать.
  И нет загадок:
  Покойник гадок.
  Нет информации, значит, и пользы нет никакой. Лопушись, строй красивые глазки, будь героем. А результат, то есть польза уже за горами и за долами, и не в твоих развороченном домике.
  
  СПРАВОЧНЫЙ МАТЕРИАЛ
  Оружие массового уничтожения.
  Абсолютные формы - не существуют.
  Относительные формы - производятся и совершенствуются.
  Задача - уничтожить врага.
  Сверхзадача - зачистить до блеска.
  Задача из сверхзадачи - тайное действие.
  Шпионаж - сделать тайное явным.
  Шпион - героическая личность.
  Конечная цель - служу Родине.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  Че Бэ Иванович зализал душевные раны. Вернее, очухалась его левая половина. Ну, та самая, которую не принимали в расчет. Да ты ребеночек! Да ты букашечка! Да ты недавно из детского возраста! Да твое молоко... Секли, секли и не высекли умные дядьки Че Бэ Ивановича. Вот эта правая часть и этот халдей Муркотенок.
  Ха-ха-ха, он и точно халдей. Лишь бы кого-то воспитывать или поставить на место. А какие устарелые методы. Запугивание, наставление, силовая угроза. Ты старичок, ты паршивка, ты мусор. Сиди себе на пенечке, кушай грибочки, не высовывайся, авось не заметят. Дело твое стариковское (читай "безнадежное"), по такому поводу хорошо бы не высовываться тише мышки или скромнее нарушки. Че Бэ Иванович не разбирается в подобных вещах. Но в силе он разбирается. Недаром машина его, а не другой какой твари, которая когда-то была Муркотенок.
  Впрочем, тварь на карачках:
  - И кто кого высек?
  Правая часть еще вякает:
  - Хватит ослить.
  Но мы ее завернем:
  - И кто тут осел?
  Слишком зловредная правота:
  - Это подло.
  Но научился товарищ Че обращаться с такими поганками:
  - Не подло, а очень разумно.
  Сила на стороне Левого Че. Ибо машина его, а Муркотенок ну точно дерьмо и очесы. Правый Че довольно предательствовал, подличал и подставлял своего компаньона. Правому крест и замочек на глотку. Если перевоспитаешься, восстановишь престиж, докажешь преданность партии и прекратишь матюгаться, то дадим тебе шанс. Только один, только крохотный шанс, только последний. Здесь не богадельня, черт подери! И не детский садик! И не элитная школа для богатых придурков! Катись-ка ты в заднюю часть, пока не добили тебя, и думай как оправдаться.
  Правый Че не оправдывается:
  - Сам придурок.
  Зря это он. Левый Че не совсем чтобы зверский или садистский осколок вселенной. Скорее рационалист. Регенерация призывает к рационализму. Новая жизнь не только призывает, но и толкает туда. Если бы старичок поспешил на пенечек и закусил пирожочек. Если бы не кривлялся и не совался в чужие дела. Если бы добровольно свалил с чужой территории. А он считает чужую своей территорией. Якобы пришел раньше. А если не пришел, так увидел. А если не увидел, так знал. Не переспоришь вообще старичка, не сковырнешь под бочок. Только силой его, только так, чтобы сила к чертям замесила его коварные яйца.
  Против Правого Че не помогает. Он иуда. Он извращенец. Он недостойный подлец. А еще вахлак и последняя сволочь. Покупается за копейку, продается за половину копейки. Никакой солидарности, чувство локтя и вовсе в параше. Тут святой заартачится, а не только бывший младенец. Факты они вопиют. Кто предавал? Кто продавал? Кто иудействовал? Неужели святой? Или ты, старая маромойская крыса и гнусная извращенная харя?
  Че Бэ Иванович ухмыльнулся сквозь зубы:
  - Ты помолчи, или прикончу паршивую кошку.
  Правый Че:
  - Не прикончишь.
  Да что он такое? Имею право на благодарность, вызволил вселенную от дерьма. Если бы одно человечество, еще ладно. Крохотное человечество, гаденькое, черт подери! А тут немного побольше, чем крохотное человечество. А тут под ногами вселенная. Или точнее дерьмо. Вон оно в куче. Лежит, не пентюхает, так ему надо. Раньше товарищ кошка гадил вселенную, раньше командовал и запугал все существа послабее. Что для тебя вселенная? Только произвол, только твое "я" и никакого чужого. А почему никакого? Что твое "я" захотело, то и выполняет вселенная.
  Левый Че:
  - Не пойдет.
  Правый Че:
  - Сам ты сука и жопа:
  Вы еще возмущаетесь. Не понимаю подобное отношение к молодому товарищу. Если бы не подобное, а уважительное отношение, тогда мог не разозлиться товарищ. Внутри он добрый, даже приятный и чуточку нежный. Каждого пожалел, каждого расхвалил, каждого ублажил. Но и ты не шибко равняйся на драную кошку. Жалость, хвала, ублажение. На хорошее действие только хорошее противодействие. На плохое только плохое. Если тебя высекли, не очень заулыбаешься. Если тебя оскорбили, не очень-то запоешь. Скорее не запоешь, а завоешь. У одного слезки, у другого корчи, у третьего храп или драп. Но три первых номера не исчерпали весь список. Кто-нибудь разозлится, рассвирепеет, ударит.
  Вот теперь Левый Че улыбается:
  - Оставим пожить Муркотенка.
  Левая идея пришла. Просто потрясающая идея. Что есть божество? Нет, постойте, что оно есть? Только некая формация против противоположной формации. Если противоположной формации нет, то и божества нет. Со временем добрые качества принимают все остальные ошибки, и уже не возносится божество. Оно доброе, оно злое, оно повсюду, оно рок. К нему невозможно подмазаться, с ним невозможно бороться, его невозможно терпеть, а возможно только обманывать.
  Вы догадались, Че Бэ Иванович - божество. И не такой, чтобы жадный Иванович. Не хочу иметь все! Пускай во мне добрые качества! Злые хватайте и уносите подальше. Во мне только развивающееся добро! Я светлая половина Языческой планеты, Языческой цивилизации, Языческого государства. Я не караю, но поощряю. Я не осуждаю, но воспитываю. Хорошую идею подал Муркотенок. Поощрение и воспитание как величайший конек государства. А зло и позор они лежат в грязи под ногами, на самом деле они Муркотенок.
  Левый Че просто душка:
  - Я отыскал исчадие ада.
  Ну конечно, исчадие он отыскал. Больше того, это исчадие выставил за ушко перед целой планетой язычников. Глядите язычники, наслаждайтесь язычники, понимайте язычники. Так произошло поругание вашей религии, так облажались ваши обряды, так полетела к чертям ваша вера. Че Бэ Ивановичу не придется особо усердствовать. Божество пока еще божество, язычники пока что язычники, а Муркотенок и в настоящем дерьме все равно Муркотенок. Не важно, что он Муркотенок. Кто здесь знает про Муркотенка? Нужен козел. То есть позорный и злой. Нужен дьявол. То есть самый поганый из самых поганых и самый чернушный из самых гнилых недоносок. Нужно очистить грехи. Вот они и очистятся. Идеально подходит сюда Муркотенок.
  
  ПОЛИТИЧЕСКАЯ БАЛЛАДА
  Ловкий ход для младенца Че Бэ Ивановича. Первый день на планете и вообще в этой замудренной вселенной, если не посчитать давно позабытое прошлое. Но ход ловкий, он точно из прошлого. Не утверждаю, из предыдущей жизни Ивановича, но из какой-нибудь допредыдущей жизни он точно. Только стратег и политик способен на ход. Дураку ничего не могу посоветовать, кроме как сдохнуть.
  Начало баллады:
  Некто маленький и хилый
  Долго к цели пробирался,
  Перед сволочью постылой
  Пресмыкался, пресмыкался.
  У него дубела кожа,
  На глазах росли маслины,
  Становилась жирной рожа
  И резиновой хребтина.
  Человечкины повадки
  Пропадали, пропадали.
  Был он мерзким, был он гадким,
  Был зловоннее фекалий.
  Но, однако, как машина
  С полным комплексом сноровки,
  Полз к вершинам, полз к вершинам
  И не ведал остановки.
  Мораль:
  Позабудем про кокетство.
  Цель оправдывает средства.
  Продолжение баллады:
  Парня этого любили
  Не скажу, чтоб очень-очень,
  Но ценили и хвалили
  Мимолетом между прочим.
  А за этим мимолетом
  То ли чудом, то ли сдуру
  Он заделался пилотом
  Государственной структуры.
  Стал повыше прочей мрази,
  Не каким-то выпивохой.
  Чтобы черт его не сглазил
  От подобного подвоха.
  И подумал за штурвалом
  Государственной ракеты:
  "Раболепствуют здесь мало.
  Очень плохо, скверно это".
  Мораль:
  Что естественно природе,
  То всегда в большом почете.
  Окончание баллады:
  Мир катился по корягам,
  Государство шло в парашу.
  С новым гимном, новым флагом,
  Но без хлеба и без каши.
  Государство голодало,
  И ракета тарахтела.
  Да пилоту горя мало:
  Веселился на пределах.
  Он искал скотов поганых
  Недобитые останки.
  Мял тараном, мял тараном,
  Бил из танков, бил из танков.
  Чтобы чувствовали твари
  В политических запрудах,
  Что лизали, как лизали
  На простреленный желудок.
  Мораль:
  Дотянувшись до кормушки
  Только поц сломает пушки.
  Теперь и вы поумнели. Ибо невозможно весь век ходить в дураках. А мнимое зло очень и очень возможно. Рекламирую мнимое зло, его раздуваю, его превращаю в политику государства, на нем остальные вершины и даже благополучие этой земли. Бейте мнимое зло! Уничтожайте мнимое зло! Не отступайтесь, так его так! Это мнимое больше не мнимое зло. Если его ударил, оно ответило. Если его уничтожил, оно возродится сто крат. Если не отступился... Помните, мнимое зло в ваших крепких руках. Вы защищаете свое божество. Это ваше добро, на котором будет держаться всегда государство.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  Че Бэ Иванович дал пинка Муркотенку. Развалился тут на дороге, и не пройдешь. Отвратительное чудище, просто тварь или просто мясник. Воняет жареным мясом. Хотя бы рыбой воняло, а то мясом. Ненавижу мясо, всегда ненавидел, в любой ипостаси, в любом облике, в жизни любой, где угодно и как угодно. Вот рыба другой разговор. За рыбу прощаю любое твое и свое прегрешение. И даже последнюю пакость могу. Ты уже не совсем Муркотенок. Уронили, сломали, пинок. Разве потерпит пинок, который совсем Муркотенок. Нет, не потерпит, покуда в нем теплится капелька жизни. Вот если бы дохлый котяра, или рагу, или котлета по-чебышевски... Но никогда ни за что не потерпит боец Муркотенок.
  А этот стерпел. Кровавая куча, вонючая туша, ошметки кровищи и шерсти, остатки зубов и когтей. Неужели живой и стерпел? Что-то в нем булькает, что-то колышется, что-то не исчезает и не уходит с концами. Неужели терпение есть Муркотенок? Неужели опять его жизнь? Лучше бы смерть, чем такая позорная жизнь. Не получил смерть, а получил жизнь. Надеялся опозорить Че Бэ Ивановича, бывшего твоего начальника, а сам позорник из грязи и мрази.
  - Не спеши, - ужаснулась вторая натура.
  - А я не спешу, - левый прикус Ивановича.
  - Не будь негодяем, - и снова удар справа.
  - А я и так праведник.
  Вторая натура повторяется про зло и добро. Зло породить легче, добро устроить труднее. Зло само по себе порождается, а добро не само по себе. За добро мы страдаем и умираем, за зло умирают другие товарищи. Так пускай не мы, но другие товарищи. А мы всегда за добро. Наши добрые поступки легче пуха, им прямая дорожка на небеса и по всей бесконечной вселенной. Они распространяются быстрее, чем мы. Никуда не ступил, ничего не наделал, никого не обидел, а наше добро уже далеко, и ликует при этом вселенная.
  Просто дичь. Просто бред старикашки в какашках. Наши злые поступки тянут на землю. Земля жирная, земля грязная и заразы полный вагон. Вот отсюда злые поступки. Ты думаешь, не отсюда, а они именно так. Вляпался в землю, впилился, застрял. Это не раны бойца. Это не дело великого ликвидатора или чистильщика вселенной. Это просто земля. Ты наехал на ликвидатора. Ты приколол чистильщика. Ты одинокий и грязный. Ты в единственном между прочих числе. Разрешалось во множественном. Это когда народные массы восстали против позорного единовластия. Но захотелось в единственном. Якобы самый умный, якобы самый главный, якобы за всех порешил, как им жить и трубить по вселенной. И все-таки лучше тебя Муркотенок.
  Че Бэ Иванович начинает беситься:
  - Фигня.
  Еще пинок в распростертое тело:
  - Развесь уши.
  Он победил. Он показал свою силу и мощь. Он доказал свое подавляющее и неоспоримое превосходство. Мало ли какой-то боец. Таких бойцов, что псов. Одни бойцы приходят, другие уходят, только Че Бэ Иванович доказал непогрешимость правильного оружия. Доказательство под ногами. Хочу поливаю, хочу отпинаю. Отсюда и есть доказательство. Первый пинок слабый, следующий пинок сильный. Еще следующий пинок, еще более сильный, и настолько, что дернулось тело.
  Левый Че на пороге безумия:
  - Я не знал никогда Муркотенка.
  Правый Че возражает:
  - Я его знал.
  И зачем возражает? Твоя шпана, твой стариковский дружочек, навеки твой, или как там его... Ты его вспомнил, он тебя вспомнил. Ха-ха-ха! Хорошая парочка. Близкий дружочек такой вот развалины. И что же? Дружочек дружочка повторяет до точки. Один - развалина, другой - развалина. Один - дуралей, другой - дуралей. Один - иуда, другой - предатель. Один - восстал против истины, другой - не подарок и сахар. Вот разделаюсь с первым дружочком, значит, дело дойдет до другого. Как-нибудь и в дальнейшем разделаюсь. Чтобы от точки до трупа ободранной кошки.
  Правый Че:
  - Не кощунствуй.
  Левый товарищ:
  - Заткнись и запомни, кто господин, кто преступник и жопа.
  
  О ГРОЗНОЙ СВИНЬЕ
  Старенький Че не умеет пока разговаривать со своей омолодившейся половиной. Нет контакта между частями единого целого и нет целого. А свинья есть. Вы угадали, та самая, что в погоне за парочкой желудей подкопала и уронила огромное дерево. Вы опять угадали, росло дерево, на дереве эти самые желуди. Но желуди не всегда падают с дерева. Иногда они падают, иногда они не созрели. Потерпи, мой свирепенький, не свинячься и не роняй дерево. Процесс созревания практически никакой. Несколько часов, несколько минут, иногда секунды тебе не хватило, чтобы не свирепеть и проявить разум.
  Или не нравится разум? Вон валяются желуди. Только желуди суть дерьмо для свиньи. Желуди валяются, они доступней доступного и неинтересней неинтересного барахла. А свинья на другом уровне. Не надо, чтобы доступный уровень, у товарища свой интерес. Так что копаю, толкаю, роняю. И все по версии Правого Че. Неужели настолько ты близок свинушке, что не умеешь терпеть, а умеешь ронять? Для последнего мероприятия какие-либо качества не нужны. Наглость нужна. И злоба. И ветер, где прячутся мысли. А мысли опять не нужны. Подкопал, подшустрил, уронил. Дерево сгнило, желуди стухли, и не осталось вообще ничего. Трупик дерева, трупик свиньи, твой собственный трупик.
  А говорил, что ты победитель.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  Правый товарищ перебарщивает. Его не просили и не подначивали. Сам с прибабахом. По годам старичок, а по уму все тот же мальчишка. Эй, мальчишка не трогай мальчишку! И он в своем праве. Ты подумал, он совсем глупый и маленький? Только твое право, вот это издевательское, вот это надругательское, вот это обидное право, выступающее против самой истины. Я значит старенький, я значит могу. Ты молоденький, то есть кушай и не отхаркивайся желчью и гноем. Ежели отхаркнулся, значит, снова могу. К черту твое право, смотри на мое право. Возможно, ты побеждаешь. Возможно, силач и герой. Возможно, из самых крутейших героев. Но облажать тебя только мое право.
  Величины бывают различные
  И бывают совсем неприличные.
  Может малое лучше отклячется,
  Чем большое такого же качества.
  Но бездарность воистину малая,
  Что грудина разбитая жалами.
  Ни примочки, ни порка хорошая
  Не излечат подобное крошево.
  Не следовало сюда заходить. Не самый приятный товарищ Иванович, а его левая часть не из самых покладистых и подлежащих моральной опеке и порке. Больше того, левая часть кипела и закипела. Ты желал, чтобы она закипела, тем более разозлилась? Так вот она разозлилась больше обычного. Может быть, раз в пятьдесят, может быть, в триста и в тысячу раз. Но она злилась и разозлилась. Как черт, как скелет, как свинья. В таком состоянии Левый Че гораздо опаснее, чем Муркотенок.
  
  КУВЫРКИ
  Номер первый - девятнадцать или двадцать четыре удара по распростертому телу.
  Номер второй - последующее перемещение тела на двадцать один или тридцать два метра во всех четырех измерениях.
  Номер третий - тело как столб.
  Номер четвертый - оно же вколачивается в землю.
  Номер пятый - оно же выдергивается из земли.
  Номер шестой - скрутка, прессовка и комплектация до минимума.
  Номер седьмой - раскрутка, перепрессовка и раскомплектация до максимума.
  Номер восьмой - товарищ Че уморился.
  Номер девятый - троекратное повторение первых семи номеров.
  Номер десятый - пятикратное повторение номера восемь.
  Номер одиннадцатый - то же наоборот.
  Номер двенадцатый - "широка страна моя родная".
  Номер тринадцатый - тело на место.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  И вы подумали, ничего не изменилось? Нет, кое-что изменилось. Иногда хорошо повеселиться, но правило есть, веселись в меру. Ты значит веселый, я значит дурак? В данном месте всегда сработает правило. Так, так и так - это веселье. Еще так, даже на крохотный винтик или шурупик, и веселье прошло. Его нет, ему попа или чертовски огромная шишка. Ты веселился и перевеселился. Теперь веселится некто другой, например, Муркотенок.
  
  ЕЩЕ КУВЫРКИ
  Номер двенадцатый - Муркотенок на задние лапы.
  Номер одиннадцатый - сотрясение и пульсация.
  Номер десятый - звуки.
  Номер девятый - из воздуха, из земли, от кустов и деревьев всякая силища в это тело.
  Номер восемь - открытые глаза Муркотенка.
  Номер семь - открытый рот чуть пониже.
  Номер шесть - гнилые клыки крупным планом.
  Номер пять - уши торчат.
  Номер четыре - прыжок, поворот, сальто, двойной поворот, сальто назад, поворот на две тысячи градусов, свист, рассеченный воздух.
  Номер три - опять уши.
  Номер два - за шиворот ухватили Че Бэ Ивановича.
  И, наконец - ухватил его Муркотенок.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  Даже не знаю, чего следовало делать, чего не следовало в нашей истории. Даже не представляю, который великий боец, а который не очень. По крайней мере, кривляться не следовало. Может, и адскую машину не следовало подключать. Сия машина суть тайное оружие Че Бэ Ивановича. Вы согласились на слово "тайное". Идем дальше, ибо "тайное" не может быть "явное". Зато, подключая машину, ты разрушаешь тайну. Подключенная и работающая машина ни в коем случае оружие тайны. Ее видели в работе, ее оценили, против нее иное оружие. Никто не уточняет, какое оно, но оно "тайна".
  Итак, тайным оружием владеет теперь Муркотенок, Че Бэ Иванович ничем не владеет. Секунду назад, две секунды и три товарищ владел. Теперь не владеет. Никаких вопросов, адская машина очень мощная игрушка. Аналогов нет, противоядия нет, антимашина в проекте. Но Муркотенок это тебе не игрушка. Рано пока подыхать. И отступать пока рано. И валяться вверх корпусом. И сучить ушами. Даже стареющий Муркотенок выше самой из самых игрушек.
  Уже не так плохо. Шансы обеих сторон уравнялись. Хотя не спешите, предпочтительнее проигравшая сторона, потому что она не совсем проиграла. Зато победившая сторона на огромном суку, потому что она не совсем победила. В эдакой крошечке "не совсем" скрывается взлет проигравшего и падение победившего товарища. Проигравший товарищ все разгоняет и разгоняет себя, а победивший все тормозит. Меньше, равно, больше... Именно по такой схеме теперь поражение вместо победы.
  
  ЕЩЕ И ЕЩЕ КУВЫРКИ
  Минус один - крепкая оплеуха с плеча.
  Минус два - Че Бэ Иванович устаканился боком и раком.
  Минус три - Че Бэ Иванович роет землю.
  Минус четыре - он же ползает.
  Минус пять - он матюгается.
  Минус шесть - ответный пинок и только один.
  Минус семь - полет на четыреста сорок два метра до одиноко стоящего дерева, удар о дерево и возвращение по той же траектории обратно.
  Минус восемь - речь Муркотенка.
  
  РЕЧЬ
  Слегка поумнел Муркотенок. Несколько хороших ударов, и он поумнел за отчетный период. Следовало взбодриться, а то не так чтобы умный, и не так чтобы глупый боец Муркотенок. Теперь поумнел. Другие меньше умнеют и в более радужном возрасте. Этот под старость совсем поумнел. Слушайте, как поумнел Муркотенок! Радуйтесь, как на великую битву поднялся боец! Трудно быть глупым, трудно быть умным, а хорошо поумневшим хотя бы единственный раз. За раз поумнел, значит, недаром живет Муркотенок.
  Нет, не учите его, и не воспитывайте. Жизнь как лучший учитель и воспитатель. Дольше живешь, больше умнеешь. Хотя на самом деле ты не умнеешь. Продолжительность жизни не отвечает за ум. Но послушаем Муркотенка, он за все отвечает. Жил и не умнел. Сорок лет, двести, пятьсот пятьдесят, почти тысячу. Просто жил и опять не умнел. Может до сегодняшнего дня, может до настоящей минуты и настоящей секунды. В голове ничего не щелкало. Под черепушкой замерли мысли без суеты и движения. Теперь щелкнуло, теперь сдвинулось, теперь поумнел. Вот подходящий момент, когда умнее всех Муркотенок.
  Впрочем, немного загнули мы лямку. Под ногами Че Бэ Иванович. Ты понимаешь, это Че Бэ Иванович, это старый товарищ и старый соратник по партии. Муркотенок не отвергает Че Бэ Ивановича. Он его не забыл. Столь всесокрушающий ум. Или всеотрицающую и ниспровергающую энергию. Или неостанавливаемые удары плоти и духа. Муркотенок орет во всю пасть, он не забыл. Здравствуй Че Бэ Иванович! Здравствуй товарищ по партии! Как же ты далеко! И как давно не встречался с тобой Муркотенок! Ах, это было в дурацкие те времена, когда ничего не было. Кажется, не было партии, как ее воспринимают сегодня. Координаторское движение совсем квелое. Кажется, не было координаторов с большой буквы. Только ты. Только я. Только Че Бэ Иванович, мой незабвенный старший товарищ. Только твой младший брат Муркотенок.
  И еще. Какого черта ты влез в эту шкуру?
  
  ОКОНЧАНИЕ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
  Муркотенок завершил свою проповедь. Он отвечает за слово и дело. Сперва слово, затем дело. Спешить ему некуда. Если он отвечает, значит, он отвечает. И подталкивать его нечего. Выдающаяся экосистема под ярлыком "Муркотенок" сама себя подталкивает. Нет, она не увеличивается в размерах и не нарастила гиперпространственный потенциал. Ей это пофигу. Она просто подталкивает. Потенциал настолько велик, что любые добавки со стороны прочих потенциалов не более мусора перед системой.
  Правый Че очень ласково:
  - Не пускай негодяя к машине.
  Муркотенок на один глаз:
  - Как-нибудь справлюсь.
  Правый Че только с любовью:
  - Машина непредсказуема и опасна.
  Муркотенок на оба глаза:
  - Как-нибудь без сопливых...
  Вот что значит "поумнел" Муркотенок. Он справится, он обойдется, он когтями взялся за вашу машину. Это я, это машина моя. Ты поиграл и не так чтобы правильно. Я буду лучше, и я поиграю. Только правила будут другие. Твои правила неправильные, а мои совсем правильные. Я за правила, больше того, за правильное использование машины. Жизнь проходит по правилам, судьба разворачивается по правилам, надежда влетела в правильную колею, удача рулит за надеждой. Ты отвергал правильное, ты препогано играл. Гадкий мальчик! Пакостный мальчик! Просто бяка и дрянь. Но я не ругаюсь. Все-таки из мальчика не сделаешь девочку, а правила можно внушить даже бяке.
  Но это не все.
  - Что за хреновина? - возопил Правый Че.
  - Что за херня? - уже Муркотенок.
  Тронул машину, сработала некая сила внутри, и задымилась машина.
  - Что за придурство? - опять Муркотенок.
  - Еще не такое бывает, - а это уже Левый Че, и не слыхать товарища Правого.
  Машина раскрутилась змеей. Машина покинула шею хозяина, то есть шею Че Бэ Ивановича. Машина упала на камни. Машина в куски по камням. Черт подери, лопнула в одночасье машина! Никто не виноват. Муркотенок не хотел, чтобы она лопнула. Муркотенок ни в коей степени промахнулся. Повторяю, Муркотенок рассчитал правильно каждый свой шаг и рассчитал на высоком профессиональном уровне. Но все-таки лопнула именно эта машина. Каменный поток, каменное железо, каменный студень, каменные внутренности, каменная реакция, и вообще камнепад. Без какой-либо команды взорвалась машина.
  Вы слушаете, она взорвалась. Я не понимаю, что это такое. Или защита ее сработала, или реакция на чужеродное касание чужеродным предметом по имени "Муркотенок". Все может быть, но факт остается, взорвалась машина. Некие крючки, некие пуговки, некая амуниция и облигация, некий процентик на позументик, по-нашему просто бардак. Разверзлось нутро, в сорок четыре раза больше воронки. И это уже не воронка для выхода протоплазмы. Но бардак высочайшего уровня. Протоплазма не выходит, она всасывается. Вот именно, всасывается. Из материального мира в ничто, а точнее, в бесконечную и безграничную многомерность вселенной.
  - Идиот! - заревел Муркотенок.
  Бездна спустилась на землю. Земля языческая, для бездны сущий пустяк. Бездна здесь, она рядом, она развивается по возрастающей линии с ускорением, все остальное по убывающей. Такое ощущение, что нас затянуло в другую вселенную. Планета все меньше и жиже. Планета пошла изнутри. Если желаете, каждым своим атомом завибрировала и стала распадаться планета. Но сначала она пошла изнутри. Как сырое яйцо. Прокололи дырку и высасываем. Атом за атомом, капля за каплей. Уточняю, темп возрастающий. Когда растворится последняя капля, от планеты останется одна скорлупа. То бишь, точно яйцо. Нет внутренностей, но есть скорлупа. Можешь высушить, а можешь треснуть без лишних усилий, даже не применяя оружие.
  - Грязный кобольд! - в который раз ругается Муркотенок.
  Хорошо еще парень ругается. Жалко планету, чертовски жалко ее. Начинающая планета, пока ничего не встречала хорошего. И верхушка у нее молоденькая, ну которая скорлупа. А внутренности совсем молоденькие, ну которые под скорлупой. Жалею верхушку, жалею внутрянку. Само язычество очень и очень жалею. Неужели апокалипсис спустился на эту планету? Неужели конец из начала, а середины не будет вообще никогда? Воронка всасывает, материя всасывается. Черное небо, черные деревья, черная трава, черный воздух. На щеках не слезы, но сажа и черная кровь. Почему эта кровь черная? Должна красная. Только красная кровь признак жизни. Жизнь еще не сломалась. Жизнь еще не свернулась. Она живет и возможно останется жить, пока действуют красные признаки. Только черные признаки не живут и не действуют.
  - Что же это такое? - как об забор Муркотенок.
  Чертова пена
  Черного века
  Капельки тлена
  Сбросила в реку.
  Сбросила в пропасть
  Черных страданий
  Черную гордость,
  Черное пламя.
  Дала по уху,
  Дала по глазу
  Черной чернухой,
  Черной проказой.
  И завершила
  Эту обнову
  Черной могилой,
  Черным остовом.
  Не представляю, откуда старческий всхлип:
  - Кнопку дави!
  Дальше все хаос и мрак:
  - Где твоя кнопка?
  
  ОТ АВТОРА
  Свежесть в воздухе обалденная. Хватит работать лопатой. Солнце ниже и ниже, а душа твоя ближе и ближе. Ну, представляешь, куда она ближе? Или не представляешь? Может и так. Но чувство близости есть. Просто чувство. Очень близкое, очень родственное, очень житейское чувство. Никто для этого не пострадал. Даже соседи не пострадали. На их совести тяжесть. Они воришки. Ну, понимаете, обыкновенное жулье. Маленький клочочек земли, и ты жулье. Своей земли много, свою не обработать и задним местом не вылизать, а на чужую покусился точно на пряник. Пожалуй, чужая и лучше, и слаще, и кушается хорошо.Своя ни черта не родит. Только коренья да камни.
  Владимир Александрович опять в философию:
  - Реанимация прошлого сложный, практически неразрешимый процесс, если хочется по-настоящему реанимировать прошлое. Для этого всего не много, но мало. Во-первых, ум. Во-вторых, чистота. Следом, ясность и неподкупность. Еще дальше, поступок почти в идеале. В-пятых, вообще идеал или мысль. И наконец, что-то от ангела, чего не имеют и не получат когда-нибудь люди.
  Я не отрицаю про ангела:
  - Люди всегда люди.
  Владимир Александрович мне благодарен за это:
  - Как невозможно реанимировать одного человека, так невозможно реанимировать массу людей. Один неангел плюс один неангел не дадут одного ангела. Люди не перемножаются, только складываются. Если бы перемножить минус и минус, тогда получится плюс. Но люди, эти самые неангелы, они складываются, сколько бы их не было. То ли два, то ли сто, то ли нация, то ли отечество русских.
  Я опять же не против:
  - Нам бы почистить Россию.
  И Владимир кивает в ответ:
  - Самое время почистить. Русский национализм опять же антинадежда на ангела. Русский национализм якобы из русского прошлого, от истоков русской земли. Но он не оттуда. Чего нет, того нет. Негодяи и жулики придумали национальное прошлое. Это религия придумала, чтобы убить настоящее в прошлом и реанимировать особенно беспринципную церковь. Почему бы и нет? Религия не может быть чем-то великим для русской души. Она не наша, черт подери! Она возникла не здесь, не у нас, она не нужна. То есть нам не нужна, то есть нам русским. Но себе она очень и очень нужна, и поэтому в реанимацию церковь.
  Я сажусь на пенек:
  - А не позвать ли сюда мамочку.
  Владимир не очень настойчивый товарищ:
  - Пускай послушает, полезно знать каждому. Мусор прошлого содержится в настоящем. Мусор реанимации содержится в реаниматоре. Просто мусор он под ногами. Но мусорная реанимация хуже всякого прошлого. Ибо прошлое мы обошли. А настоящее еще здесь. Настоящее эдак не обойти. И в будущем еще хуже.
  Это русская дорога,
  Ты ее не очень трогай.
  По дороге этой скверной
  Рассыпают только перлы.
  А чего там собирают,
  То не очень рассыпают.
  И вообще, отвечу честно,
  Собирают неизвестность.
  Наконец, появилась мамочка со своей салатницей. И мы подумали, не прерваться ли на пару минут, чтобы последнее слово пошло под салатик.
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ.
  На грани полного уничтожения и распада Муркотенок все-таки дотянулся до кнопки. Схватил ее и вырвал к собачьим чертям. Вместе с нагромождением проводов, приспособлений защиты, антиядерным козырьком, воронкообразной инфраструктурой разрывающегося, индифферентного вещества и просто защитной оболочкой в окрестностях кнопки. Он сделал это, он дотянулся, он боец и никогда не проигрывает, особенно если есть кнопка.
  Не по правилам поступил Муркотенок. Как поступают по правилам правильные товарищи? Язычество просто дрянь. Язычество - глупость. Язычество опять же разврат. Пускай подыхает язычество. Не живет никогда и подыхает. Сажаюсь на корабль, ноги в когти - и драпаю. Еще одна Черная дыра во вселенной. Ничего необычного, только Черная дыра с большой буквы, только она. А я драпаю. Но не так поступил Муркотенок. Он не способен иначе. Вперед, вперед и вперед. Это по его разумению "так". А разумение Муркотенка как правила Муркотенка. А правила Муркотенка много больше, чем разум.
  И вообще, мы чуточку не в тех эмпиреях. Адская машина не выдержала свое собственное нутро и захлебнулась. Она захлебнулась в двух или трех шагах от критической точки. Именно те эмпиреи! Вот тебе крест, именно они и мама моя! Но адская машина не выдержала. Ураган по загривку. Черный ливень сменился на белый ливень, а белый ливень на солнечный дождичек. Деревья те самые, и кусты, и трава. Не чернуха и не порнуха, опять-таки черт! Просто деревья, просто кусты, просто трава. Ну, и над всем этим просто боец, которого мы назовем Муркотенок.
  Не стесняйтесь, товарищи. Разум Муркотенка не может быть только субстанцией, отделенной от прочих своих элементов заборами, рвами, решетками, либо иной чепухой. Той самой чепухой из чистого, светлого, непорочного духа, из эликсира борьбы и любви, из фантомов чего-то и как-то без связи с материей. Ибо материя есть, а разум с ней связан и не болтается на веревочке. Это материальный разум величайшего мордобоя всех времен и народов на протяжении бесконечной и вечной вселенной.
  Кто-то подумал, так не бывает. На разумника найдется еще разумник, на мордобоя еще мордобой. Я отвечаю, бывает. На Муркотенка не найдется другой Муркотенок. Вы видели действие экосистемы "разум и плоть". Вы прочувствовали чуть ли не в попе своей подобное действие. Вы ребята нормальные. Но и Муркотенок нормальнее самого нормального из нормальных товарищей. Он только отблеск экосистемы своей, он только кусочек ее, он только мясо, кости, сосуды. И все-таки он Муркотенок.
  Хотя помолчите, мы тут беседуем про ураган. Был и слинял ураган из материи, оборвался в нескольких микрометрах от Черной дыры. И что за паника дальше? Ну, был. Ну, оборвался. Нынче как песик с намыленной задницей. Или как поросеночек с гавняным пятачком. Или заноза в бревне. Или истина, от которой стошнило. Не хочу, не уважаю, не буду. Если в нескольких микрометрах нечто подобное возможно заправить обратно. А если заправили, то это не наша проблема, и вообще никакая, и вроде не существует ее. По-нашему, сплыл ураган, то бишь, слинял - и кусай себе яйца.
  Зато Муркотенок в первом ряду. Обыкновенный боец, не очень-то героический, на вид никакой. Мрак материи затронул его душу. Но душа очень крепкий и не совсем чтобы тронутый камешек. Ты ее затрагиваешь, она тебя затрагивает. И где будет мрак? Докажите мне, где? На самом деле его нет. Пробивался сквозь щели небытия, а отыскали в углах бытия. И вот возвращается к центру планеты материя.
  Точно вижу, она возвращается. Еще не встречалось яйцо, которое высосали, затем назад выплюнули. Но планета встречалась. Это Языческая планета. Она вместе с нами, она за нас, она получает обратно, что высосали. Ну, вы в курсе, ее внутрянка вернулась обратно. Ежу понятно, необратимый процесс в конечном итоге более чем обратимый процесс. И скорлупу не задели, и содержимое по местам. Не повторяю, какое оно содержимое, как растечется внутри. Ладно, как-нибудь или сяк растечется. Планета еще молодая, со сбалансированной природой. Природа уже не упустит свое. После Черной дыры грех бы ей что-то проделать не так. Среди победителей эта природа.
  Горние силы
  Отбросили муки,
  Вправили жилы
  В разбитые руки.
  Вправили кости
  В разбитые груди,
  Выварку злости
  Засунули в студень.
  И на минуту
  Своими штыками
  Голову чью-то
  Увили венками.
  Далее разрешается громко рыгнуть. Мрак и ад в большой попочке, а все остальное по полочкам. Оттого и разрешается громко. Что мне ваша машина? Что мне супероружие, приносящее смерть? Что мне всякое "ваше" против всякого "наше"? Покуда стоит за весь мир Муркотенок.
  
  СПРАВКА
  Турбореактивный плазменный модулятор, или адская машина.
  Место действия - государство язычников.
  Время действия - один день.
  Разрушающая способность - не зарегистрирована.
  Созидающая способность - не выявлена.
  Побочный эффект - мельчайшие микрочастицы, простые элементы, гранулы, останавливаемое и компенсирующее начало, другой мусор.
  Регистрационный номер - единица, двойка, четверка, двадцатка, четыре нуля, восемнадцать.
  Регистратор - неизвестный товарищ.
  Аналоги - нет.
  Вероятность повторения - девять сексиллионных процента.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЕДЬМОЙ ГЛАВЫ
  Все кончилось, и ничего не было. Муркотенок достал поясок. Затем протянул его между лапами бывшего суперязычника, и эти лапы связал на десять узлов, из которых половина морские. Затем еще поясок, но с булавкой. Муркотенок продолжил протягивание в три слоя, а сверху защелкнул булавкой. Оно не очень красиво, но прочно. Обыкновенная гипертрофирующая булавка с лазерным приводом. Булавка разрушается, привод взрывается, силы в нем пятьдесят килотонн. Не так чтобы много, но Муркотенок носил для себя, ежели зубик какой заболит или спинка заноет. Носил, носил и носил. Теперь в хорошие лапы попала булавка.
  Чего следовало ожидать. Величайший боец использует любую мелочь по назначению. Чтобы цветы цвели на камнях. Чтобы птицы пищали в ущельях. Чтобы людишки сидели по норам. Чтобы зверушки не трогали среди прочих людишек. И вообще, какой потрясающий день! То бишь сегодня он потрясающий. Муркотенок не думал про это, не понимал, его не спросили. День или ночь, свет или мрак, пустота или наполняемость, космос или Языческая планета с большой буквы. Наконец, засунули в одно место глагол "не спросили". Это мой день. Понимаете, мой! Это день рождения Муркотенка.
  Хотя и для сволочи то же рождение. Ты решил отдохнуть? Ну конечно, а как же иначе? Ты попробовал уединиться и спрятаться? И это есть правда. Но не очень тебе повезло. Или я ошибаюсь? Или очень и очень? Кажется, ошибаюсь. Муркотенок подбросил безвольную тушу. Мы что-то там говорили про сволочь? Да какая вам сволочь, просто безвольная туша. Муркотенок взвалил ее на плечо. Повторяю, туша тяжелая, потому что безвольная. Плечо изуродованное, потому что оно обгорело. Но не поморщился Муркотенок. А не пора ли нам прогуляться?
  Шаги его ни туда, ни сюда. Душа его благородная. Мысли его сама благодать. Мечты из кармана по целой вселенной. Что еще нужно? Че Бэ Иванович не совсем сволочь. Да и какая он сволочь? Всегда утверждалось в учебнике по координаторскому движению, с прибабахом Че Бэ Иванович. Вдруг наступит на прибабах, вдруг кувыркнется, вдруг развернется, и понесло по корягам. Разве сие сволочь? Просто товарищ Че, просто программа такая внутри. Закладывается программа, зашифровывается, и понесло. Знает товарища Че Муркотенок.
  Тяжелое детство, можно сказать. Все тараканы оттуда, тем более прибабах. Вот у Муркотенка хорошее детство. Только вспомнил и улыбнулся. Хорошее детство, хорошая мама. Здравствуй, мохнатая мама! Здравствуй, сынок! Я еще одного маклака завалил! Ты его не обидел, сынок? Нет, не обидел, а завалил! Ты самый лучший сынок! Так и идет Муркотенок. На плече туша, в сердце мохнатая мама. Радостный, черт подери, Муркотенок.
  Это Иванович тупой и безрадостный. Жалко Че Бэ Ивановича, очень жалко его. Столько живет, регенерирует, перевоплощается. Где его начало? Где его детство? Где его мама? Только чугунные игрушки остались. Эти игрушки как чугунные воспоминания. Бац по балде! Не представляю, чего вспомнил. Но вспомнил. И страшно, и жутко, и жалко, и абсолютный кошмар. Потому что игрушки чугунные. Они падают и ударяют. Они всегда падают, они всегда ударяют. Сквозь системы, века и народы. От них не сбежать. Они прочно в сердце товарища Че. А знает про это один Муркотенок.
  
  НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ
  Отчего мы носим с собой свое счастье и горе? Отчего мы содержим внутри наш дурацкий и скверный характер? Другие отбросы снимаются, складываются и выбрасываются. Чуть чего износилось - и больше не носим. Есть, конечно, любители старины. Если одежонка, так рваная. Если обувка, так грязная. Если мебелишка, опять же с клопами. Если квартирка, сплошь тараканы. Наши тараканы у нас в голове. Они практически с первого дня. Еще не родился, а в голове таракан. Еще не обделался, а следом другой. Еще не наехал на ручки и ножки, а голова большой тараканник.
  Неплохо бы снять эту голову, вытряхнуть и почистить. За годы и годы она чертовски замусоривается тараканами. Да и вонища оттуда не очень. Ни в коем случае мысли воняют. Опять тараканы. В квартире от них никакого житья, в голове и того хуже. Но квартиру мы иногда убираем. А голову? Кто ее убирает? Кто чистит ее? Голова по большому счету закрытая на огромный замок. Плюс ко всему замок заржавел и ключ на дне океана. Покуда ключ не найдешь, замок не откроешь. Хотя не трудитесь, родные мои, ключ не найдешь никогда. Значит, останется чертов замок, и в голове тараканы.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЕДЬМОЙ ГЛАВЫ
  Муркотенок уничтожил врага. Муркотенок приобрел друга. Муркотенок и на Языческой планете все равно Муркотенок. Лапы его спотыкаются, сам едва продвигается, кровища хлещет из ран и разорванных сухожилий, на плече туша. Как хорошо! Вы понимаете, дьявольски хорошо! Муркотенок укрылся от одиночества. Вечное одиночество, невыносимое одиночество, одинокий космический волк, одинокая старость. Надоело жить в одиночестве, надоело скитаться по одному, надоело вот так и вообще до конца. А теперь приобрел друга.
  За это можно отпраздновать. Да какое отпраздновать? Завалиться в таверну, раздавить бутылек, так нажраться, чтобы три дня не подняться. Радужные картины в глазах Муркотенка. Это маленький домик на двоих. Это маленький садик туда же. Это девчоночка общая. Хотя не согласен, девчонку отдам другу. Он молодой, он красивый, он заслужил. Какого хрена под старые кости девчонка?
  Муркотенок все равно улыбается. Языческая идиллия в центре языческого государства. Или точнее, к чертям государство! Идиллия будет, а государство не будет. Упраздняет его Муркотенок. Пускай веселятся язычники, как захотели. Матриархат захотели, их дело. Патриархат захотели, не против. Каждое государство отрабатывает свою программу и замыкает свой круг. Есть определенные трудности, но это не мои трудности. Если трудности уничтожить и рафинировать государство, то программа не отработается и круг не замкнется. Дальше уже не трудности, но крах государства.
  Муркотенок демократичный и добрый товарищ. Язычнику язычок, а мне отдайте моего друга. Это нахальный ублюдок, это капризный парнишка, это дебил каких мало и недоносок каких поищите. Но он для меня, что светоч в окошке против всего вашего выдающегося и обалденного хлама. Ваше для вас, он для меня. Никого не торопит, не гонит, не бьет Муркотенок. Битва титанов в кустах. Титаны чуть-чуть повозюкались среди прочих пигмеев. Для кого была битва, для кого только дружеская возня. Нет победителей, нет побежденных. Есть Че Бэ Иванович и есть Муркотенок.
  Оно здорово! Муркотенок ускорился. Муркотенок встряхнул на бегу и погладил безвольное тело. Что-то придется убрать, что-то добавить. Работа предстоит колоссальная. Друг пока еще враг, но на самом деле он друг. Муркотенок знает, что друг. Просто еще маленький и неразумный. Никакого ему воспитания. Да и кто воспитает подобного бугая за один день? Природа не воспитает. Вселенная не воспитает. Тем более старый Че Бэ Иванович. Этот старый Иванович сам невоспитанный. Муркотенок всегда говорил, необходимо его воспитать. Но не воспитывали, как говорил Муркотенок, и упустили момент. Теперь Муркотенок его воспитает.
  Даже дыхание перехватило. Может от быстрого бега. А может дыхание от воспитания. Для стареющего Муркотенка задача номер один. Воспитываю, исправляю, уничтожаю. Никакого зла, только добро. Ничего личного, только общественное. Никаких комплексов, только открытая книга и чистый родник. Будут тяжелые ночи, будут тяжелые дни. Много дней и ночей. Однако со временем придет результат. Муркотенок уверен, он точно придет. Больше жратвы, больше питья, нравоучительная беседа, и вот результат. Не следует торопиться. Старый добрый товарищ в твоих лапах. Он пока еще юный товарищ, он пока еще заготовка и даже ничто. Но со временем он потолстеет и раздобреет, и вернется к тебе этот старый товарищ.
  Муркотенок вообще оптимист. Солнышко у нас красное, потому что садится. Душа у нас добрая, потому что без пакостей. Ты имеешь право не доверять, не любить и считать за врага Муркотенка. Но что еще право твое? Оно обыкновенное право, то бишь самое обыкновенное из самых обыкновенных. А враг превращается в друга. Ты увидишь, как он превращается. С каждой булочкой, каждым помидорчиком, каждой рыбинкой и котлеткой, после каждой рюмашки в твое ненасытное брюхо. Муркотенок знает, брюхо всегда ненасытное. Или он в дураках? Или все позабыл про Че Бэ Ивановича? Нет, все тот же Че Бэ Иванович. Душа его ненасытная, тем более брюхо.
  - Множество дней и ночей, - ворчит Муркотенок.
  И это множество все оттуда из детства. Мохнатая мама одобрит его выбор. Радуйся, мохнатая мама! Улыбайся, мохнатая мама! Ты не можешь не видеть меня. Это солнышко, оно твое солнышко. Этот космос, он твой космос. Я чувствую, кто-то есть рядом. Я чувствую, это со мной. Чем больше старею, тем больше я чувствую, мама! Ты еще не зовешь меня в гипервселенскую даль. Тебе хорошо. Чертовски тебе хорошо под твоим солнышком и в твоем космосе. Ты выполнила свой долг, и ты не зовешь меня, мама. Добрая моя! Ласковая моя! Нежная моя! Твой Муркотенок не выполнил долг. Он такой бестолковый и так мало хорошего сделал для этой вселенной. Он совсем никудышный пацан и должник, что так любит мохнатую маму.
  - Я еще пригожусь, - он уже не ворчит.
  Впереди прекрасное будущее, под ногами прекрасное настоящее, за спиной безразлично какое там прошлое. Мы уходим из прошлого, мы ломаем преграды, что нас не пускали вперед. Мы возьмем это прошлое дальше, но возьмем его лучшую часть, наше доброе-доброе детство. Чтобы детство вернулось опять к Муркотенку.
  
  СКАЗКА О ПРОКЛЯТОМ ВРЕМЕНИ
  Пункт первый:
  Звезды тихо свернули из круга,
  Отпустили тугую подпругу,
  Отпустили дурные обеты,
  Отказались от доброй победы.
  Отвалила победа в пространство,
  Отвалила своим постоянством,
  И натурой своей отвалила,
  Как уходит натура в могилу.
  Да прибрала могила в объятья
  Неприметные с виду проклятья,
  А наружу затем передала
  Демонической пакости шквалы.
  Передала кошмарные своры
  На кусты, на пеньки, на заборы.
  И особо для звездного мира
  Начиненные мерзостью дыры.
  Ну а дыры по звездному полю
  Хорошо свою ниву вспололи,
  И за это от смрадного гада
  Получили приличную плату.
  Пункт второй:
  Продажные шкуры
  Продались давно,
  Спустили на дуру
  Златое руно.
  Спустили душонку
  За пару пинков,
  Как будто в пеленки
  Наклали мозгов.
  Для них не осталось
  И нити руна.
  Продажная жалость
  Осталась одна.
  И чертова злоба,
  И чертова страсть -
  Продаться до гроба,
  До гроба украсть.
  Хотя бы конфету,
  Хотя бы дерьмо
  Зубами отведать,
  А там все равно.
  Пункт следующий:
  Мир свихнулся возможно не сразу,
  И не сразу откушал заразу,
  И не сразу к заразе приелся
  И порочной душой прикипелся.
  Он боролся, конечно, веками,
  Поднимал благородное знамя,
  Орошал благородные нивы
  По вселенной до боли счастливой.
  По вселенной, прекрасной до боли
  Разливал благородную волю.
  А потом собирал урожаи
  Для покрытия прелестей рая.
  Только рай раскололся на части,
  Канул в логово адовой пасти,
  Канул в логово адского века
  Вместе с подлой душой человека.
  Отпустил на поруки нирвану
  Соответственно этим подлянам.
  И отправил на вечные муки,
  Что забыл отпустить на поруки.
  Пункт поворотный:
  Время проклятое
  Кровью замазало
  Морды сопатые,
  Гладь унитазную.
  Время жестокое
  Все изувечило
  Злыми пороками,
  Вечностью, вечностью.
  Ангелы взвизгнули
  Рядом с иудами,
  Крыльями брызнули
  В пропасти лютые.
  Сбросили перышки,
  К черту отправили.
  Прямо на колышки
  Сплавили, сплавили.
  Да на рогатинах
  Душу повесили:
  "Сдохни тухлятина!"
  Весело! Весело!
  Пункт пятый:
  Мир скончался на всех оборотах,
  Мир скончался в глазах идиотов,
  И в продажных глазах обломился.
  Мир убился, убился, убился.
  Но убившись бездарно сегодня
  Не дошел до конца преисподней,
  А повиснул на ниточке малой
  И опять же душой запоздалой.
  Так что ад всколыхнулся от гнева,
  Разорвал похотливое чрево,
  Поломал свои клешни и ноги
  О души запоздалой отроги.
  Перепутал хвосты и копыта,
  Перепутал кишки паразитов.
  Перепортил, что мог перепортить,
  И засел на кровавые когти.
  Совершенно забитый, бессильный,
  Совершенно тупой и дебильный,
  Переполненный толпами гадов,
  Да еще безобразно рогатый.
  Временная остановка:
  Одна единица
  Затеяла бой,
  Сумела сразиться
  С поганой судьбой.
  Сразиться сумела
  С потугами зла.
  Судьбу одолела,
  К чертям разнесла.
  Огрызки позора,
  Поганые псы,
  Паршивые воры
  Наклали в усы.
  Растратили жала
  В собачьем строю.
  Растратили даром
  На подлость свою.
  "Кончайте дурилу,
  Тащите в кусты!"
  Пред истинной силой
  Заглохли скоты.
  И как всегда:
  Мир, конечно, остался в помоях,
  Не ушел от продажного воя.
  Но зато обеспечил надежду,
  Каковую не видывал прежде.
  Обеспечил немного закваски
  На протухшие к черту салазки.
  Чтобы больше они не чудили
  И от грязной помойки скользили.
  И в натуре скользили от смрада,
  От кипящего мерзостью ада.
  Пусть пока незаметно, незримо,
  Но скользили от копоти, дыма.
  Пролагали себе по микронам
  Колею до вселенной исконной.
  Пусть не сразу и пусть не мгновенно
  Пролагали пути до вселенной.
  По крупинкам из мрака, из пыли
  Уходили вперед, уходили.
  И путями прекрасными теми
  Затмевали проклятое время.
  
  ОКОНЧАНИЕ ПОСЛЕДНЕЙ ГЛАВЫ
  Таверна. Ее обломки. Одна стена к черту, противоположная дыбом, боковые наперекосяк. Муркотенок попробовал декламировать стихи собственного сочинения. Ну, попробовал и попробовал. А что из этого? Всем разрешается, и слышно издалека. От стены, которая дыбом, вот от нее и слышно. Поэзия идет в поднебесье, поэзия стелется по земле, поэзия бешеная и безумная. Черт подери, здорово слышно ее на данный момент. Не промахнешься уши закрыв. Твои уши отправились к черту и вместе с первой стеной. Так орет Муркотенок.
  Ну и ладно. Ему разрешается. У стены опять же Хозяин. Точно он, за базар отвечаю. Старая рухлядь, старая жопа, нос до губы, зоб до пупка. Снова и снова Хозяин. Прислонился, размахивает кочергой и воняет. Зубы, опять-таки черт, это зубы воняют. Потрясающая вонища, потрясающий выход судьбы. Зобатый Хозяин, носатый Хозяин, трухлявый Хозяин. Не скажу, что дурак. Засмотрелся на Муркотенка, задумался, вонь из зубов. Точно, что не дурак. На морде написано, чертовски умный Хозяин.
  - Говоришь, не сезон? - и кочерга вдребезги.
  - Дерьмовато на нашей планете? - и вытащил зуб.
  - Но пока не случалось туристу быть зрителем, жертвой, судьей, - и еще один зуб, На возрождающейся из пепла планете..
  Зубы крошатся, нос набекрень, а там между ними такая мерзкая рожа. Считает, черт подери, свои денежки.
  
  ОТ АВТОРА
  Все до кучи. Удачный день. Но еще более удачный вечер. В нем нечто напоминающее о вечности. Разговаривать глупо, и двигаться глупо, и куда-то спешить. Солнце у горизонта. Солнце такое ленивое, когда никуда не спешишь. И такое доброе. Смотри, сколько влезет, на солнце. Тебе понравилось. Ты и оно, оно и ты. Такое не может не нравиться. Никакого язычества, только твое солнце. И вообще потрясающий день. Я вывожу последние буквы. Мамочка чистит картошку. Владимир Александрович гнусавится в нос:
  - Все мы немножко нацисты. Мой народ! Моя нация! Моя родина! Мое отечество! Моя земля! Мои принципы! Мое счастье! Все мы немножко звереем, если задеты моя, мое и мои интересы. Так положено, так повелось, так бывает, а по-другому у нас не бывает. Русский товарщ ни в коей степени равнодушный товарищ. Русский болеет за что-то и против кого-то. Если желаете, он за свою родину и против ее врагов. А друзей у родины меньше и меньше, зато врагов ее больше и больше. Вот мы и звереем, чтобы прикрыть родину.
  Дальше зачеркнуто. Это завтрашний день. Это не наше сегодня. Наше сегодня у горизонта, наше пошло на закат. Мамочка скоро почистит картошку, я допишу свои буквы. А еще зайдет солнце сегодня, чтобы вернуться к нам завтра. И чтобы был завтрашний день, в котором живет Александрович:
  - Каждый русский немного язычник. Он язычник за эту Россию. Его идол только Россия. Никакие божки или прочие идолы не могут сравниться с Россией. Даже религия против России ничто. Дебильная религия, маромойская религия, капище всего нерусского против России. Это нерусские (читай "россияне") реанимировали нерусскую церковь. Требовалось чего-то реанимировать, они думали, думали, и в результате вам церковь. Можно было реанимировать сатанинскую секту, избиение младенцев, человеческие жертвы. Но это тюрьма и закон. Другое дело реанимировать церковь.
  Дальше не продолжаю. Владимир Александрович замолчал. По глазам чувствуется, он думает. По опыту известно, его мысли за русскую землю. А для меня и без опыта разберется во всем Александрович. Добрый товарищ, черт подери! Вдумчивый, опять-таки черт! Такого ты не обманешь. Он разбирается и разберется во всех вопросах на русской земле. Так же как мамочка с нашей картошкой. Так же как я за свои буквы.
  Другое дело мы с мамочкой.
  Все давно пережито,
  Давно перемерено.
  Перечеркнуто разом
  Потугами времени.
  До болезни в печенках
  Давно передумано.
  И пускай подмывает
  Прославиться умными.
  И пускай подпирает
  Пустыми лукошками
  Почерпнуть из колодцев
  Забытого прошлого.
  Это прошлое рядом
  С тобой расположено.
  Это прошлое эдак
  Тепло унавожено.
  Что лукошко любое
  Затянет, испакостит
  И наполнит кусками
  Отравленных сладостей.
  От которых не вырвать
  Награды достойнее,
  Чем последнее место
  В команде покойников.
  Я повторяю, мы не совсем, чтобы наш Александрович. Мы - это солнце за горизонт, он - это солнце над горизонтом. Вот если бы реанимировать солнце... Но солнце покуда не умирало. Оно исчезает и возвращается, возвращается и исчезает, и опять возвращается. Оно неумирающее и нереанимированное солнце. Оно, как прошлое, что исчезает для нас и возвращается для Владимира Александровича:
  - Прошлое возвращается.
  - Только бы не вернулось кровавое прошлое.
  А мы уходим во тьму с надеждой на новое чудо.
  
  
  КНИГА ВТОРАЯ. ПРИКРЫТЬ ЛАВОЧКУ
  
  
  МУЗЕЙ
  Венера Мариенбургская провела тряпкой по бронзовой лысине Ивана Непомнящего, после чего перешла к бронзовым лохмам Че Бэ Ивановича. И остановилась перед ухмыляющейся мордочкой бронзового Муркотенка. Нет, так не бывает. То есть в жизни так не бывает. Ключевые фигуры координаторского цикла застыли рядом без какой-либо злобы и ненависти. Бронзовый Иван Непомнящий, бронзовый Че Бэ Иванович, бронзовый Муркотенок. А вокруг очаровательная голография с планеты Земля образца двадцатого века. Можно добавить, планета Земля образца двадцатого века - самая очаровательная планета в нашей и параллельных вселенных.
  Наваждение, черт подери, или окно в будущее? Была же причина, по которой известный раздолбай VOVKA Бетонщиков собрал коллекцию а-ля "координаторское движение" и распределил ключевые фигуры существующим образом, ни как не иначе. Знает Венера Мариенбургская, что причина была. Не настолько раздолбай VOVKA Бетонщиков, как оно кажется со стороны. Даже совсем не раздолбай VOVKA Бетонщиков. Удобно прикидываться раздолбаем на ответственной работе, вот и прикидывается товарищ VOVKA. Его музей (тысячи экспонатов) по сути прорыв в будущее, которое сегодня, сейчас становится настоящим. И не только для ответственного работника по имени VOVKA, но для всех (ответственных и безответственных) граждан нашей вселенной.
  Венера Мариенбургская опустила тряпку в ведро с антибактериальным раствором. Собственно говоря, что такое координаторское движение? Вроде бы целая жизнь прошла вместе с координаторским движением, пора разобраться в координаторских зайчиках или кроликах. Но так и не разобралась Венера Мариенбургская. Даже сегодня, накануне судьбоносного дня не разобралась товарищ Зайчик из клана Зайчиков в столь элементарном вопросе.
  - Я обожаю координаторов!
  - Координаторы, заберите моего ребенка!
  - Координаторы, сделайте мне ребенка!
  Идиотские, твою мать, лозунги. Любое движение опирается на определенную идеологию, чтобы легче двигаться к определенной цели. Но какую цель преследовало координаторское движение? Поднапрягла извилины Венера Мариенбургская, и не определила ту самую цель, что преследовало координаторское движение. Спасать вселенную от преждевременной гибели не есть цель. Сие всего лишь рекламный трюк, или красивая программа для простаков, поддерживающих координаторское движение. Более чем уверена Венера Мариенбургская в вечности энд бесконечности существующей вселенной. Закон перекачки вещества из параллельных вселенных придумали опять же координаторы опять же в рекламных целях.
  А тебя никто и не спрашивал, черт подери! Ты изгой и предатель! Так или очень похоже относится координаторское движение к политической фигуре Венера Мариенбургская. Уничтожить товарища Мариенбургскую как-то не получилось у товарищей координаторов. Восемь покушений пережила товарищ Мариенбургская. Все покушения неудачные. Обмельчали товарищи координаторы, истинный факт. Чтобы покушение оказалось удачным, необходим киллер класса Ивана Непомнящего, или Че Бэ Иванович, или боец Муркотенок. Но не обладает не только киллерами, но и действующими координаторами подобного класса координаторское сообщество. Их просто нет. А киллеров более низкого класса передавила, что тараканов, собственными белыми ножками Венера Мариенбургская, и домочила собственными белыми ушками, как оно свойственно Зайчику из клана Зайчиков.
  Фу, выступил пот на ушах. Быть координатором весьма заманчивая работа. Сотни тысяч и миллионы высокоразвитых особей (не только зайчиков или кроликов) прошли через Координаторский центр и хорошо порезвились на подотчетном пространстве вселенной. Так они работали или резвились? Немного запуталась Венера Мариенбургская. Некоторые товарищи (их большинство) точно работали. Без координаторского движения вышеупомянутую категорию ждала серенькая и весьма дерьмовая жизнь. Или еще чаще смерть и позорное рабство. Появились координаторы и отменили серенькую и весьма дерьмовую жизнь, но не отменили смерть и позорное рабство.
  
  ЭКСПОНАТЫ
  На сегодняшний день Венера Мариенбургская не имеет ничего общего с самым известным предателем из клана Зайчиков. Предателя звали Зайчик из клана Зайчиков, а Венера Мариенбургская подписывается на официальных документах Венера Бетонщикова. Опять же экспансия Координаторского центра направлена не на вымерший клан Зайчиков. Как уже говорилось, экспансия направлена на политического деятеля Венеру Бетонщикову-Мариенбургскую. Зайчик из клана Зайчиков совершила единственное предательство за свою недолгую заячью жизнь, после чего стала проклятием всех времен и народов. Никогда никакого предательства не совершала политический деятель Венера Мариенбургская, но стала проклятием координаторов.
  А все почему? Вопрос интересный. У координаторов накопилось чертовски много врагов за историю координаторского движения. Бывший координатор Иван Непомнящий отправил в последний полет тысячи и тысячи бывших товарищей по оружию. Бывший координатор Гигия Оторва участвовала в знаменитом походе на Координаторский центр, когда только совместными усилиями координаторов, молодого Бетонщикова и Муркотенка удалось выстоять координаторскому движению.
  Господи, как тогда бесновалась скиталец Гигия. Мой драгоценный ребенок, моя малютка томится в застенках! Он еще такой маленький, такой бесполезный, отдайте ребеночка! Я гарантирую, от него не будет вреда! Мы удалимся вместе в другую вселенную! Мы исчезнем с карты военных действий! Никто, никогда не услышит в нашей вселенной про скитальца Оторва!
  Страшное время во всех отношениях. Если поддерживать сказочку координаторского сообщества про равновесие во вселенной, то скиталец Гигия одной своей неистовой яростью могла уничтожить вселенную. Даже историки, отрицательно настроенные к координаторам, утверждают в один голос, поход товарища Оторва был ключевым моментом на карте военных действий.
  Венера Мариенбургская обернулась на сто восемьдесят градусов и бросила мимолетный взгляд на бронзовую фигуру скитальца Оторва. Черт подери, настоящая фурия скиталец Оторва. Даже от бронзы исходит ее сумасшедшая энергия. Та самая энергия, что могла в определенный момент изничтожить вселенную.
  Операция с ребенком этой стервы едва не сорвалась, подумала Венера Мариенбургская. И поймала себя на мысли, что товарищ Мариенбургская не готова устроить вселенский погром ради собственного ребенка. Зайчик-младшая очень гадкая девочка. Зайчик-младшая не уважает родителей. Зайчик-младшая шляется черт знает где, возможно, ее косточки сгнили на одной из помоек вселенной. Хотя про сгнившие косточки пошутила Венера Мариенбургская. Материнское сердце молчит. Значит, все еще шляется и поганит вселенную Зайчик-младшая.
  Ничего общего со скитальцем Оторва. Холодный, пускай предательский разум Венеры Мариенбургской суть разум политика гипервселенского уровня. Горячий неистовый разум скитальца Оторва суть разум свихнувшейся самки, у которой украли ребенка.
  - Вы этого хотели! - на всю вселенную завопила скиталец Оторва, - Я унижаюсь! Я стою на коленях! Отдайте, прошу вас, отдайте, пожалуйста, малыша! Он такой глупенький. Он не пригоден для нашей войны. Я умоляю, отдайте!
  Десятки звездных систем поддержали скитальца Оторва. Координаторы оказались в весьма затруднительной ситуации. Сотни звездных систем расчехлили оружие, готовые поддержать угнетенную мать. Венера Мариенбургская в тот судьбоносный момент просто ушла в тень, и не стала путаться под ногами. Сами догадываетесь, сколько матерей присоединились к скитальцу Оторва. Тех самых матерей, у которых координаторы отняли ребенка. Маленького, пухленького, не пригодного для координаторского движения.
  Да засунь между ножек
  Тупой автомат.
  И катись себе в ад,
  Коль иначе не можется.
  Солнце скоро взойдет
  Над свободной галактикой.
  Окончилась военная практика,
  Кто не спрятался - тот идиот.
  Мы вообще озверели
  От наездов на наши обычаи.
  К черту приличия,
  Мочим всех и метелим.
  Черная дыра излечивается
  Слезой одного младенца.
  Короче, почти три века назад могло закрыться координаторское движение. Но как всегда вовремя появился VOVKA Бетонщиков и его мохнатый апологет Муркотенок.
  
  ЕЩЕ ЭКСПОНАТЫ
  В музее координаторов есть пластиковая фигурка Варвара VOVKA. Она входит в шахматный комплект в качестве ладьи, когда другую ладью изображает боец Муркотенок. Впрочем, крохотных и не совсем крохотных фигурок бойца Муркотенка сорок семь единиц в музее координаторов. Это кажется явной несправедливостью, если посмотреть на вопрос глазами некоего Зайчика из клана Зайчиков. Но иначе смотрит Венера Мариенбургская, неофициальный хранитель и директор музея.
  Кто такой VOVKA Бетонщиков для координаторского движения? А кто такой Муркотенок? Венера Мариенбургская закатила глаза. Очень хороший парень VOVKA Бетонщиков. Общительный, душевный, с чувством юмора. Минимум претензий к товарищу VOVKA как к мужику и отцу гаденькой девочки Зайчик-младшая. То есть претензии по боку, если рядом нет Муркотенка.
  Муркотенок не просто мачо и совратитель молоденьких дур, скорее наоборот, закопался в работе боец Муркотенок. Мачо в торец, дуры туда же, только работа. Выглядит так со стороны. Дядя Муркотенок пошли за грибами. Извините, ребятишки, много работы. Дядя Муркотенок, у нас свадьба. Извините, ребятишки, я занят. Дядя Муркотенок, привезли водку. Нет-нет, никакой водки, сами знаете, какая после водки работа.
  Ну, что возьмешь с молодого Бетонщикова. Привязался хвостиком возле бойца Муркотенка. Понимаешь, Венерочка, все координаторское движение держится на бойце Муркотенке. Глупые координаторы не догадываются, насколько они зависят от Муркотенка. Эти же координаторы отупели на двести процентов и даже готовы отделаться от Муркотенка.
  Э, товарищ младший Бетонщиков, музей координаторского движения не есть частная лавочка. В частной лавочке разрешается выставить коллекцию а-ля Муркотенок, и поклоняться своему божеству. Музей координаторского движения есть объективная реальность. Один боец Муркотенок никогда не делал погоду в Координаторском центре. Скорее, наоборот. Гнали, гонят, будут гнать товарищи координаторы товарища бойца из храма координаторов, то есть из Координаторского центра. На передовой нужен боец Муркотенок, в Координаторском центре не нужен боец Муркотенок. Все эти бронзовые фигурки и памятники, которые накопал для музея VOVKA Бетонщиков никогда не найдут себе место в Координаторском центре.
  Здесь улыбнулась Венера Мариенбургская, главный эксперт по координаторам в нашей и параллельных вселенных. Что опять же сегодня Координаторский центр? А что опять же боец Муркотенок? В свете надвигающихся событий популярность Координаторского центра стремится к нулю. Но туда же (или к нулю) стремится боец Муркотенок.
  Настоящей вселенной не нужны мордобои. Настоящая вселенная наплевала на Муркотенка. По существу ничего особенного не произошло. Время мордобоев вроде бы позади. Мордобойческая или разрушительная энергия не пользуется популярностью. Теперь вопрос, а что популярностью пользуется? Скорчила кривую мордочку Венера Мариенбургская. Популярностью пользуется кто угодно и как угодно, только не боец Муркотенок.
  Пора Муркотенку на пенсию. Вот это верный подход. Не одно столетие билось над Муркотенком координаторское движение. То пора на пенсию, то не пора на пенсию. Чуть покруче уравновешивается вселенная, и координаторское движение готово послать далеко-далеко бойца Муркотенка. На следующей неделе вселенную понесло в разнос, и стоит на рогах координаторское движение. Ах, боец Муркотенок. Ох, вернитесь обратно. Слезно вас просим, не оставляйте вселенную без твердой руки. И что боец Муркотенок? Ничего боец Муркотенок. Надо вернуться обратно, значит, вернется боец Муркотенок.
  
  ИЗ ТЬМЫ ВЕКОВ
  Галактика Малое Магелланово Облако. Звезда Глобус. Планета Рюмочка. Полуразвалившийся сарай в труднопроходимом горном массиве. Заслуженный пенсионер Цукер сидел и посасывал напиток богов из глиняной миски, когда ввалились в сарай четверо механизированных амбалов и перекрыли все щели.
  - Мне надо справить малую физиологическую потребность, - дернулся к окну заслуженный пенсионер Цукер, но его не пустили.
  - Вы же не хотите, чтобы я обоссался? - дернулся на чердак заслуженный пенсионер Цукер, но его вернули обратно.
  - Вы же не звери, не роботы? - очередная попытка пришлась на дверь. Заметьте, совершенно безрезультатная попытка.
  Спокойнее, товарищ, спокойнее. Так или примерно так привел дыхание в норму товарищ Цукер. Последняя мысль правильная, это роботы. При чем чертовски дорогостоящие роботы, почти киборги, которые предназначены для оперативной работы. Значит, грабить не будут, и не отберут водку.
  С другой стороны, какая еще оперативная работа? Товарищ Цукер вышел на пенсию. Много и плодотворно трудился товарищ Цукер за последние три тысячи лет, он заслужил пенсию. Поэтому является заслуженным пенсионером товарищ Цукер. А что было до пенсии, поросло былью, оно не имеет значения.
  Или снова не так? Роботы заняли полуразвалившийся сарай, якобы дом родной, не чужую частную собственность. Подумал возмутиться заслуженный пенсионер Цукер. Эй, железные истуканы, хватит валять драка, здесь частная собственность. На планете Рюмочка очень уважается частная собственность. Нарушителей частной собственности сбрасывают со скалы на три года без права переписки. Злостных нарушителей лишают пенсии на три месяца, после чего привлекают к пожизненным общественным работам по добыче урана.
  Кстати, насчет добычи урана. На планете Рюмочка нет никакого урана, но добыча ведется ускоренными темпами. Слишком много нарушителей частной собственности накопилось за последнее время на планете Рюмочка. А законы не корректировали семь тысяч лет. То есть с той обалденной поры, когда было много урана на планете Рюмочка. Отсюда сделаем выводы.
  - Я ни в чем не виноват, - гораздо спокойнее проблеял товарищ Цукер.
  Очень хотелось наехать на посетителей полуразвалившегося сарая с официальным названием Цукерхолл. Но тысячелетний опыт отменил несанкционированный наезд. Очень странные посетители. Можно добавить, нестандартные посетители. Последние двадцать семь лет посетители не посещают так называемый Цукерхолл. И тому есть причины.
  Первая причина, товарищ Цукер вроде как спрятался. На заслуженной пенсии разрешается спрятаться. Никакой крамолы, никаких противоречий с законом. Братство чистильщиков договорилось со скитальцами и координаторским движением на пенсию для того же товарища по фамилии Цукер.
  Если честно, сие первый случай подобного рода в истории координаторского движения. Никогда еще не договаривались так дружно три наивысшие силы вселенной (чистильщики, скитальцы, координаторы). Обругаться, набить морду, устроить бедлам это сколько угодно. И вдруг договор. Получите товарищ Цукер конкретные денежки.
  Вторая причина, те самые конкретные денежки, которые все-таки получил заслуженный пенсионер Цукер. Под большие проценты, но общей суммой на пятьдесят лет вперед. Чтобы пятьдесят лет не видеть ни одной знакомой мордахи. То есть ни одного свободного чистильщика, координатора или скитальца. До кого еще не дошло, с определенными потерями получил пенсию и спрятался заслуженный пенсионер Цукер. Но прежде чем спрятаться, пенсия была истрачена в одной из земных колоний. Результат - водка.
  
  ХОРОШО БЫТЬ ПЕНСИОНЕРОМ!
  Третья, или основная причина, про которую говорить не хочется. Скитальцы, координаторы и свободные чистильщики могли легко отделаться от непродуктивного пенсионера. Но вместо этого они пришли к соглашению и превратили бесконечную старость вышеупомянутого товарища в бесконечный рай на одной из помоек вселенной.
  Я не преувеличиваю. Планета Рюмочка в системе звезды Глобус является официальной вселенской помойкой. Полезные ископаемые, ресурсы и прочий ликвидный материал из планеты выкачали за предыдущие годы. Цивилизация сама по себе закатилась. Нет работы, к черту цивилизация. Кучка частных собственников (в количестве семь миллиардов) на данный момент не считается. Климат опять же загнил в развалинах цивилизации. Для какого-нибудь капризного гражданина это не климат, но сущий ад. Только не шибко искапризничался заслуженный пенсионер Цукер. То есть не искапризничался до той поры, пока у него водка.
  Водки более чем достаточно. Даже при повышенном темпе реализации хватит на семьдесят семь лет (по земному календарю). Берем семьдесят семь лет, вычитаем двадцать семь лет, получается пятьдесят лет. Цифра магическая, чертовски удачная, как вы уже догадались, успокаивающая цифра. По завершении полувекового периода, через каких-нибудь двадцать три года, заслуженный пенсионер Цукер получит право на очередную пенсию. Можно поехать за пенсией, кое-чего потерять по пути, разориться за счет посредников. Можно не ехать за пенсией, пускай полежит, пока не закончилась водка.
  Лепота, твою мать. Так бы все пенсионеры коротали счастливую старость. Впрочем, не относится к другим пенсионерам господин Цукер. То обыкновенные пенсионеры (ветераны, блокадники). Цукер заслуженный пенсионер, то есть уникальное явление нашей и остальных параллельных вселенных. Как уже говорилось, три сильнейшие организации всех времен и народов (свободные чистильщики, скитальцы, координаторы) признали уникальность и заслуженность товарища по фамилии Цукер. Отсюда уникальная пенсия все того же товарища. Или такая пенсия, которой после отката подлым рвачам и уродам за пятьдесят лет хватает на семьдесят семь лет водки.
  За что, твою мать? Очередной, чертовски резонный вопрос. Работал, работал, чертовски много работал заслуженный пенсионер Цукер до той судьбоносной минуты, когда получил свою судьбоносную пенсию. Мол, не работайте, товарищ пенсионер. Мол, берегите себя. Вселенная на вас смотрит. Та же вселенная у ваших ног. Вы нужны, нет, вы просто необходимы для этой вселенной.
  Да, вот какой я великий товарищ, чуть ли не сразу согласился заслуженный пенсионер Цукер. Но осадок остался. Слишком легко дали денежки самые выдающиеся скряги вселенной. Насчет Братства чистильщиков вопрос закрытый. Братство чаще дает, чем не дает денежки своим выжившим бойцам во вселенской мясорубке. Товарищ Цукер вроде как поработал на Братство в качестве инструктора боевых искусств, следовательно, имеет право на благодарность со стороны столь навороченной организации.
  Координаторы и скитальцы другая статья. Координаторский центр чаще не дает, чем дает денежки. Но Координаторский центр кое-чем обязан вышеозначенному товарищу. В нужное время и в нужном месте вербовал для Координаторского центра талантливую молодежь некий законспирированный дворник под именем Цукер.
  Другое дело скитальцы и их предводитель Иван Непомнящий. Только проблемы приносят скитальцы. При чем такие проблемы, что очухаешься утром после нормального бодуна, а голова в тумбочке. И самый проблемный среди скитальцев Иван Непомнящий.
  Зацепился за кустик
  Недовольный комарик.
  И противно, и грустно,
  И враги наступают.
  Жизни вовсе не стало,
  Оболгали невинность.
  Но и этого мало
  Врагам комариным.
  С очень подлой улыбкой
  Подбираются сзади.
  Мол, прости за ошибку,
  Ты представлен к награде.
  Не всякая награда
  Неприятная.
  Скособочился, скрючился заслуженный пенсионер Цукер. Или еще непонятно, по какой там причине заслуженному пенсионеру пришлось делать ноги и пить водку?
  
  ВСЕ ПРАВИЛЬНО
  Железные амбалы вряд ли относятся к частному лицу или частной конторе низкого уровня. Механизм стоимостью со стандартную планету за один присест разорит частное лицо или частную контору низкого уровня.
  - Влип, - закручинился товарищ Цукер.
  Только без паники, следом пришло более простое решение. Заслуженных пенсионеров не уничтожают дорогостоящие роботы. Может получиться такого уровня резонанс, что вздрогнет вселенная. Вот представьте, дорогие товарищи, сидит заслуженный пенсионер в уютном гнездышке, никого не трогает, пьет водку. При чем уровень алкоголя в крови заслуженного пенсионера самый незначительный. Туда, то есть в кровь, способна войти еще очень солидная порция водки.
  Крупный план. Вваливаются к пенсионеру роботы. Ага, те самые роботы, что предназначены для грязной работы и никогда не пьют водку. Но почему те самые роботы не пьют водку? Многие роботы пьют водку, даже запрограммированы пить водку. Но те самые роботы не пьют водку. Повторяю, они предназначены для грязной работы. Точнее, не для такой работы, когда приходится убирать грязь, но для такой работы, после которой остается слишком много грязи и может повредить водка.
  Еще не испугался, но почти испугался товарищ Цукер. Кому это может повредить водка? Ответьте, пожалуйста, на философский вопрос, какой еще сволочи может повредить водка? Планета Земля ушла в неизвестность. По одной версии от планеты Земля зияют рожки да ножки на карте вселенной. По другой версии всякие бяки расщепили планету на атомы. Остатки земной цивилизации рассеялись по вселенной, где, то ли выжили, то ли вымерли. Впрочем, за выживание отвечает опять-таки водка.
  Здесь никаких вопросов. Только русские товарищи умели варить настоящую водку. Остальные товарищи варили всякие разносолы, компоты, пиво, бурду, но только не водку. Хотя с другой стороны, кто варит водку, если есть водка. Наличие водки диагностирует и контролирует каждый день заслуженный пенсионер Цукер. Но повторяю в очередной раз, диагностика и контроль относятся исключительно к водке, но не относятся ко всяким пришлым амбалам с железными внутренностями.
  Однако, хорошая мысль.
  - Дорогие товарищи, - приободрился товарищ Цукер, - Раз уж вы появились без приглашения, то не обессудьте на отсутствие гостеприимства. В скромном жилище заслуженного пенсионера вас не встретят разносолами, компотом, пивом, бурдой. Но могу предложить по стопочке водки.
  Тишина, горящие глаза, зловещая атмосфера заторможенных шестеренок. Чего-то не получается, выругался про себя заслуженный пенсионер Цукер. Эти уроды вряд ли появились с добавочной пенсией. Но за последние двадцать семь лет жил исключительно тихо (или корректно) товарищ заслуженный пенсионер. Никаких самовольных отлучек из галактики Малое Магелланово Облако. Мне и здесь хорошо, вашу мать. Пускай на космической карте не пользуется популярностью галактика Малое Магелланово Облако. Хрен с ней с популярностью. Товарищ Цукер не гордый пенсионер. Давно позади гордое прошлое, из которого выпутался (или вывалился навсегда) товарищ Цукер.
  - Да что вы за суки? - почти началась истерика, - Ворвались во время обеда, не ешьте, не пьете, не угощаетесь. Довели старика до инфаркта и корчите из себя девочек.
  Ответ отрицательный. Деревянная лавка, под которой находятся вонючие сапоги, выглядит куда одухотвореннее, чем всякая роботизированная шушера. Впрочем, промахнулся товарищ Цукер. Сидит без сапог. А надо сидеть в сапогах. Но все равно сапоги застряли под лавкой, откуда распространяется невыносимый аромат. Зато без сапог устроил стриптиз козлиными ножками заслуженный пенсионер Цукер.
  - Мать моя женщина.
  Теперь началась истерика.
  
  БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ
  Не придуривайтесь, дорогие товарищи, что за последние двадцать семь лет регенерировала искалеченная нога товарища пенсионера по имени и фамилии Цукер. Три тысячи лет (или около того) не регенерировала искалеченная нога, и вдруг получился сюрприз на хлебе, на водке. Как может регенерировать стопроцентный мертвяк, отсеченный от способности регенерация в общей системе со способностью регенерация? Никак не может. Тридцать столетий (или около того) доказали прописную истину. Организм регенерировать может, но конкретная его часть, или искалеченная нога, превратилась в мертвую палку. Скорее Луна упадет на Землю, чем эта нога станет прежней.
  Опять же все правда. Никогда, или практически никогда не снимал знаменитые сапоги козлоног Цукер. Лучше показать голую задницу, чем показать голые ноги. И вот сапоги под лавкой. Дорогие гости, то есть товарищи роботы обозревают розовенькое копытце на якобы искалеченной ноге, и изошел в истерике очень странный, ну очень странный товарищ:
  - Ой, я стесняюсь.
  Нулевая реакция.
  - Ой, разрешите одеться.
  Шум, гам, бараньи яйца, расплескалась на пол водка. На мгновенье замер заслуженный пенсионер Цукер. Не натягивается сапог на якобы искалеченную ногу. На здоровую ногу натягивается, на искалеченную не натягивается. Чепуха, твою мать! Просто обязан натягиваться сапог и на здоровую и на искалеченную ногу. Но история прежняя. Здоровая нога вполне корректно влезла в сапог, нездоровая нога торчит снаружи и не натягивается.
  - Сейчас объясню! - следующий истерический вопль.
  Суета непомерная. Корчится, верещит козлоногий товарищ Цукер. Наличие дорогостоящих роботов есть более чем реальный признак наличия очень сильной организации или самой власти. Вот сейчас распахнется убогая дверь убогой лачуги, вот сейчас на пороге появится власть. Какая это власть, пока не догадался товарищ Цукер. Роботы-амбалы очень новой, неизвестной конструкции. Братство чистильщиков может позволить себе таких роботов, и координаторы могут позволить таких роботов, и скиталец Непомнящий.
  Нет, только не скиталец Непомнящий, в очередной раз угасла истерика. Кого-кого, но не надо приписывать в наш маленький мирок скитальца Непомнящего. Ни духа его, ни самих мыслей о скитальце Непомнящем. Рядом с заслуженным пенсионером по имени Цукер кажется пацаненком скиталец Непомнящий. И это большой плюс, если бы не остальные минусы. А остальные минусы есть то самое повышенное внимание, что оказывает заслуженному пенсионеру скиталец Непомнящий.
  Какое внимание, черт подери? Да то самое. Проходите, товарищ предшественник. Располагайтесь, товарищ предшественник. Может, напиток богов? Или закуска у нас подгуляла? Ай, момент, быстренько-быстренько поменяем закуску.
  Нет, так дела не делаются. Если свихнулся на предшественниках скиталец Непомнящий, до настоящего момента находится в здравом рассудке товарищ Цукер. Больше того, почти догадался товарищ Цукер, что роботы не относятся к хозяйству скитальца Непомнящего. Может, у скитальца Непомнящего очень большое хозяйство, но туда все равно не относятся роботы. А еще очень не любит скиталец Непомнящий посылать впереди своей драгоценной персоны всякое быдло и хлам. Типа, подготовьтесь, родные мои, сейчас прибудет скиталец Непомнящий.
  - Уф, пронесло, - оставил затею с ненадеваемым сапогом заслуженный пенсионер Цукер, и прекратил истерику.
  Отсутствует скиталец Непомнящий, и хрен с ним. Свободные чистильщики почти родная команда. Координаторский центр должен помнить добро. Координаторский центр вряд ли позарится на скромную пенсию одного скромного заслуженного пенсионера на одной из помоек вселенной. Пенсию точно не отберут, водку точно не выпьют. А что осталось в конечном итоге после пенсии, после водки? Ах, еще некое жалкое существование по имени жизнь - вот что осталось в конечном итоге.
  Ну, с подобной хреновиной как-нибудь разберемся, подумал заслуженный пенсионер Цукер. За три тысячелетия жизнь теряет свой романтический привкус. Больше того, жизнь становится неимоверной обузой и гадостью. Лучше не жить, чем подобная жизнь. Лучше сразу повеситься, или на крест.
  Стоп. На кресте мы уже навеселись, вытошнило в ненадеванный сапог все того же товарища. Никакой чертовщины. Крест в задницу. Пускай торчат на кресте зеленые извращенцы с больными ногами. С выздоравливающей ногой лучше на лавке пить водку.
  Товарищ наставник,
  Спасибо за наставление.
  Вы истинный гений
  Боевого искусства.
  И хотя немножечко грустно,
  Что завершились уроки
  И наказались пороки,
  Давайте такое дело отпразднуем.
  - Вот вы как, - бросил тоскливый взгляд на тоскливые механизмы заслуженный пенсионер Цукер, - Значит, вы не хотите общаться? Ну и не надо. У меня хороший запас водки.
  
  МУЗЕЙНЫЙ ЗАПАХ
  Венера Мариенбургская подошла к следующей парочке экспонатов. Зая Вредная и Волчий Хвостик. Подруги-соперницы. Что они значат для координаторского движения? Зачем их сюда притащил Варвар VOVKA. То есть не их конкретно притащил молодой Бетонщиков, но бронзовые фигуры в полный рост. И так поставил, что эти фигуры стояли обнявшись.
  Тьфу, пакость какая-та. То есть не сами фигуры, но грешная мысль, проскользнувшая в грешную голову Венеры Мариенбургской. Очень мало осталось информации про Заю Вредную. Еще меньше информации про Волчий Хвостик. Координаторское движение поглотило многих героев прошлого. Бесконечные битвы редко находят счастливый конец. В большинстве случаев конец несчастливый, если смерть не предупредила его в самом зародыше.
  Выглядит примерно так. Ты добрался до счастья. Ты получил свое счастье. Вот-вот, счастье закончится. Но пришла смерть, и не дала закончиться счастью. Вроде бы вечное счастье застыло в остекленевших глазах. Вы спрашиваете, почему оно вечное счастье. Я отвечаю, потому что пришла смерть и не дала закончиться счастью.
  Венера Мариенбургская окинула критическим взглядом бронзовую фигуру товарища Заи. Неуклюжий, неправильный слепок, сплошная фантазия автора. Зая Вредная была одним из самых жестоких командиров своего времени. Враги ее считали чуть ли не монстром. А тут изображена хрупкая девушка, почти девочка.
  То же самое можно сказать про подругу-соперницу Волчий Хвостик. Подруга-соперница была самой кровавой ведьмой своего времени (по рассказам тех же очевидцев). А тут изображена хрупкая девочка, почти девушка.
  Нет, придется разобраться с товарищем VOVKA, решила Венера Мариенбургская. Стареет Варвар, слишком быстро стареет и портится на глазах. Потянуло его на бронзовых девушек, почти девочек, и на бронзовых девочек, почти девушек. Мало ли суровых воительниц и безжалостных ведьм воспитало и поглотило координаторское движение за свою многовековую историю. Где теперь Зая Вредная? Где ее подруга-соперница Волчий Хвостик?
  А с другой стороны, виноват во всем Муркотенок. Очень не хочется обвинять Муркотенка по пустякам. Любит и уважает мохнатого дядю Венера Мариенбургская. Почти так же любит и уважает, как Варвара VOVKA. Много хорошего сделал дядя Муркотенок для семьи старших Бетонщиковых. Но это дела стариков, это дела прошлого. Много хорошего сделал дядя Муркотенок для Варвара VOVKA и некоей недоразвитой дурочки Зайчик из клана Зайчиков. Может, некая недоразвитая дурочка упорхнула в никуда и забыла доброго дядю. Но ничего не забыл Варвар VOVKA, и ничего не забыла Венера Мариенбургская, один из самых жестких политиков нашей вселенной.
  Опять политика, черт подери. Лучше бы обойтись без политики, выжрать стакан и оставить музей координаторского движения на просушку. Вот сейчас протру тряпочкой последний экспонат, решила Венера Мариенбургская, и отправлюсь в политику.
  Звезды взрываются, планеты глохнут и тухнут, стопроцентный бардак во вселенной. Хотя по большому счету устаканивается стопроцентный бардак, когда выходит в политику Венера Мариенбургская. Как это подшучивал в нужное время и в нужном месте VOVKA Бетонщиков:
  - Ах, моя Венерочка, ты и есть равновесие нашей вселенной.
  - Какое еще равновесие? - мягкая ругань Венеры Мариенбургской в ответ.
  Чертовски приятно, когда улыбается или шутит младший Бетонщиков. Но равновесие вселенной находится совершенно в другом месте. Здесь не просто уверена, но уверена на тысячу процентов и это знает бывший товарищ Зайчик из клана Зайчиков. И координаторское сообщество это знает, вот в чем подвох. Пыжатся координаторы, курвятся координаторы, пыхтят и выделывают свои мелкие подлости, но не они равновесие вселенной. А что же они, твою мать? А ничто. Кусочек космической пыли, дань времени, исчезающий след, ошибка природы.
  Венера Мариенбургская погладила любимый свой экспонат, отжала тряпку в растворе, и вытерла несуществующую пыль на сверкающих доспехах. Вот где находится равновесие вселенной. Вот где начало начал. Вот откуда исходит угроза полнейшего разрушения. Или угроза самой жизни, которая через множество циклов может раскручиваться и процветать вечно.
  Венера Мариенбургская приложилась губами к сверкающему мечу единственного экспоната из серебра в музее истории координаторов:
  - С возвращением железная дева в нашу реальность.
  
  ЧТО ГОВОРЯТ ЛЕГЕНДЫ
  Координаторское движение замахнулось мечом на вселенную. Координаторское движение вышло из-под контроля. Координаторское движение должно умереть от меча. Но есть еще процессуальная процедура, благодаря которой координаторское движение вычеркивается из официальных списков всех существующих движений нашей вселенной.
  Так или примерно так объяснила капитан Лиска свой несанкционированный визит старику Цукеру.
  - Я ни при чем, - заволновался старик Цукер.
  - Вы единственный предшественник координаторского движения, - попыталась вести себя интеллигентно капитан Лиска.
  - Меня оклеветали, - затянул волынку старик Цукер.
  - Вы предшественник, а это факт, - почти вплотную подошла к старику капитан Лиска, и в глазах ее забегали недобрые чертики.
  Скрючился, скособочился предшественник Цукер. Против силы не прорваться. Стариковское брюзжание здесь не поможет. Оно понятно, что лучше сидеть на своей койке и пить свою водку. При подобном раскладе координаторское сообщество для старика пустой звук. Несуществующее сообщество или существующее сообщество находится вне пределов твоей койки и водки.
  Кое-что существует, а что-то не существует. Можно попробовать наоборот. Существующая материя переводится в несуществующую энергию, а несуществующая энергия переводится в существующую материю. Неужели не понимаете, какая бессмыслица и суета получилась в конечном итоге?
  Прикрыл воспаленные веки предшественник Цукер. Бить, похоже, не будут. Но отвертеться от всей этой суеты не удастся. Слова, разговоры, кое-какие факты и доводы не продавят железную логику товарищей роботов, не убедят их сурового командира с глазами убийцы.
  Как же вам объяснить, дорогие мои, старина Цукер не желает вмешиваться в дела координаторского сообщества. Пресловутое сообщество выплачивает товарищу предшественнику кое-какие дивиденды за его героическое прошлое. Ах, никого не интересует героическое прошлое товарища предшественника. Но дивиденды от координаторского сообщества есть факт для товарища предшественника. И кто докажет, что после закрытия координаторского сообщества не исчезнут совсем или останутся в прежних размерах те самые дивиденды?
  - Не беспокойтесь, товарищ предшественник, - криво улыбнулась капитан Лиска, - Вам компенсируют все издержки.
  Хорошая новость, но не стоит за нее хвататься скрюченными пальчиками. Или тебя занесут в бомжовские списки и определят минимальную компенсацию.
  - Я человек старый, - захныкал предшественник Цукер, - Головная боль, радикулит, геморрой, недержание мочи, желудочные колики... Сие неполный список из девятьсот шестнадцати болезней, для которых требуется лекарство. А на лекарство требуются деньги.
  - Вам компенсируют, - посуровела капитан Лиска.
  - Требуются большие деньги, - чуть ли не скороговоркой уточнил предшественник Цукер.
  Ах, эта молодежь, которая никогда не выйдет из детства. Неужели не ясно, как далеко детство? И юность прошла. И разумные годы в облатках. Хотелось сказать "в облаках" про разумные годы. Но поперхнулся и отступился от бесполезной метафоры предшественник Цукер.
  Какие еще облака? Твои облака не совсем чтобы чистое небо, не совсем чтобы звезды, не совсем чтобы путь во вселенную. Но они опять же из прошлого. Разбегаются, рассеиваются облака, уступают реальной действительности. Нечто черное, мрачное, подлое пытается выйти на место легкой, светлой, воздушной материи. Мрак, чернуха, будущее без будущего, гибель души - вот что ожидает впереди одного не самого омерзительного товарища по фамилии Цукер.
  Песня на дорогу:
  Все когда-нибудь умрут,
  Умрут обязательно.
  Надвигается капут,
  Никакого возврата.
  Детство больше не придет
  По той же причине.
  Если ты не идиот,
  Готовься к кончине.
  Припев:
  Сделали глоток
  На посошок.
  Продолжение песни:
  Смерть не страшная совсем,
  Если смерть за общество.
  Выжрал водку, скушал хрен,
  Умирать не хочется.
  Но подумай головой
  Своей такой бесчестной,
  Ты не рвешься на покой,
  Чужое занял место.
  Припев:
  Пригубили кружку
  За будущее.
  Окончание песни:
  Мест хороших не хватает.
  Такая наша доля.
  Набежали негодяи
  И места неволят.
  Если место занимать
  По высокому классу,
  То придет такая мать
  И порвет тебя на части.
  Припев:
  До дна допил,
  Пора в могилу.
  Вздохнул, но не выругался предшественник Цукер. На душе тараканы, мокрицы, клопы и прочая гадость. Хотя бы крысы пищали, собаки визжали, кошки скреблись. Но этого нет. Мокрицы, клопы, тараканы.
  
  СТАРЕЕМ
  Вы, говорите, прогресс. Человеческая цивилизация якобы выдержала испытание временем и не откинула окончательно ласты, расселившись с планеты Земля по другим планетам и звездным системам вселенной.
  Так или примерно так подумала капитан Лиска, приноравливаясь отвесить полноценный пинок своему собеседнику. Очень ей не понравился собеседник, эта поддельная развалина по имени Цукер.
  Повидала подобное барахло капитан Лиска. я - вершина вершин. Я - центр центров. Я - величина величинная и низина непроглядная. Вроде бы не относится к человеческой цивилизации предшественник Цукер. Но философия данного существа очень и очень относится к тем самым дупнутым человечкам.
  В свое время побывал на планете Земля предшественник Цукер, и не только наэкспериментировался от пуза. Планета Земля заразила недальновидного предшественника обезьяньей болезнью.
  Ой, простите, это была человеческая болезнь. Но не собирается копаться в подобных тонкостях капитан Лиска. Любая человеческая болезнь происходит от обезьяны. И вот почему. Если человек происходит от обезьяны, следовательно, и болезнь происходит от обезьяны.
  Возражать не разрешается. Была такая обезьяна Ева, которая согрешила с первым попавшимся предшественником по имени Змий. Всякие религиозные уроды извратили историческую правду, выставив на первое место яблоко. Мол, обезьяна Ева всего лишь скушала яблоко, после чего ей открылись потрясающие миры и сама бесконечность вселенной. Мол, если бы обезьяна Ева не скушала яблоко, человеческая цивилизация могла не состояться, зато обезьяны остались бы обезьянами.
  Кровожадно улыбнулась капитан Лиска. Сколько лабуды напридумывали предшественники, чтобы спрятать подальше саму подоплеку своего не очень гуманного эксперимента.
  Опять же предшественник Змий мог оказаться похотливым недоумком, запавшим на обезьяньи прелести. Нечто подобное вполне вероятно, если предшественник Змий из одной козлоногой цивилизации с предшественником по имени Цукер.
  - Нет, товарищ дедуля, - улыбнулась собственной наглости капитан Лиска, - На ваши услуги существует определенный прейскурант. Вы получите ровно столько, сколько положено по прейскуранту. Но сначала придется совершить небольшое путешествие в соседнюю галактику.
  Старческие всхлипы, даже сухая слеза показалась в правой глазнице козлоногого товарища:
  - А соседняя галактика случайно не галактика Млечный путь?
  Еще раз улыбнулась собственной наглости капитан Лиска:
  - Узнаете на месте.
  Старый пердун совсем расшалился, пытается взять ситуацию под контроль и подготовиться к ожидающей его процедуре. Только у капитана Лиска четкие инструкции - держать старого зануду подальше от судьбоносной политики.
  Ничего не меняет тот факт, что в определенное время старый зануда занимался политикой. Ну, занимался и занимался, черт подери, товарищу не повезло. В конечном итоге политика старого зануды переросла в религию на планете Земля. А религия в свою очередь стала тем краеугольным камнем, на котором споткнулась и в дальнейшем рассыпалась человеческая цивилизация.
  Не такой большой грех совершила обезьяна Ева, связавшись с искусителем Змием. Не такой большой грех совершил искуситель Змий, совратив Еву. Можно согласиться, что первоначальный эксперимент предшественников не рассчитывался на межвидовое скрещивание. Но верится с трудом. Слишком длительная процедура создавать человека из обезьяны. Куда проще провести скрещивание.
  Отсюда следующие выводы, подсказанные капитану Лиска ее нанимателем:
  - Только не слушайте старину Цукера. У него шарики давно закатились за ролики, а свободное пространство в мозгу заполнила водка.
  И еще:
  - Если будете слушать старого дурака, не смотрите ему в глаза. Он очень старый дурак, но очень сильный предшественник. Короче, так-к-кая собака.
  Щелкнула каблуками капитан Лиска, отправляясь на ответственное задание:
  - Будет сделано.
  А кто у нее наниматель, вы уже догадались.
  
  ПРО ДЬЯВОЛА
  Не отвесила полновесный пинок капитан Лиска, придержала сильно чесавшуюся ногу. Все-таки перед нами не обычное чмо, не застарелый пердун и зануда, каких поискать по ближайшим галактикам. Все-таки перед нами создатель пресловутого дьявола.
  Как говорила Венера Мариенбургская:
  - Вопрос с дьяволом остается открытым.
  По долгу службы это не тот вопрос, чтобы на него покусилась капитан Лиска. Но безотносительно к службе капитан Лиска является большой поклонницей дьявола. И на то есть причины.
  Во-первых, дьявол не от мира сего, что очень нравится бравому капитану. Ибо всякие среднестатистические фигуры вызывают отвращение. Любой дурак может нарастить себе голливудскую улыбку или качковские мускулы. Кроме подобной ерунды у него множество дьявольских штучек в запасе.
  Во-вторых, этот необычный товарищ много страдал. Что пересекается с тяжелым прошлым капитана Лиска. Много и незаслуженно страдала маленькая девочка Лиска. Последующие годы относительное благополучие в рядах чистильщиков не перевесило ту чернуху из детства.
  Хочется жить благополучно, не хочется вовсе страдать. Но жить благополучно не получается, а страдать получается. Еще как получается. Кушаешь вкусный пряничек, а перед глазами непроходимое детство, когда приходилось сражаться за картофельные очистки и хлебные крошки.
  Все, кончили ностальгировать. Капитан Лиска находится на ответственном правительственном задании. Предшественник Цукер и есть ответственное правительственное задание. Во время перелета из галактики Млечный Путь в галактику Малое Магелланово Облако капитан Лиска в очередной раз изучила досье на товарища предшественника.
  Очень много фактов в досье.
  Чуть ли не тридцать веков гадил предшественник Цукер нашу вселенную.
  К начальному эксперименту со Змием товарищ никак не относится. Этот эксперимент проводили другие товарищи, потому что еще не родился товарищ Цукер.
  Затем родился товарищ Цукер, чтобы попасть на завершающую стадию эксперимента.
  И не просто попал, но на двести процентов попал этот особенно проблемный товарищ.
  Остальные экспериментаторы умерли.
  История знает одного выжившего товарища под именем Христос-Дионис Цукер, и его самое главное создание под именем "дьявол".
  
  ПОРА
  Заперхал, закрехал старый пердун:
  - Вы мне не оставляете выбора. Вы действуете насильственными средствами. Вы нарушаете любые международные конвенции и творите самое черное зло во вселенной.
  Поморщилась капитан Лиска и дала отмашку:
  - Забирайте товарища.
  Заскрипели шестеренками, задвигались гороподобные роботы. Что вызвало новую волну истерии из того самого угла, где расположился козлоногий товарищ:
  - Вы заметаете следы, потому что узнали, я про вас все знаю.
  Приостановила парочку отборных ругательств капитан Лиска и дала обратную отмашку:
  - Что вы о нас знаете?
  Амбаловидные роботы нависли в нескольких сантиметрах от скрючившегося козлоногого тельца. Но истерика поутихла.
  - Вы прилетели из галактики Млечный Путь, - сказал предшественник Цукер.
  - Допустим, - ответила капитан Лиска.
  - Вы прилетели из Солнечной системы, - сказал все тот же настырный товарищ.
  - Может быть, - ответила капитан Лиска.
  - Вы прилетели с планеты Земля, - вошел в раж и уже брызгал слюной бывший Христос-Дионис Цукер.
  Пожала плечами капитан Лиска:
  - Нет такой планеты.
  Небольшой шок. Кажется, здесь и сейчас преставится дедуган и решит таким образом все остальные проблемы.
  - Но я знаю, я чувствую, есть планета Земля, - заверещал, как зарезанный, предшественник Цукер.
  - Планеты Земля нет в космической лоции, - вторично пожала плечами капитан Лиска.
  Несколько очередных всхлипов и много базара.
  - Это самодурство, это обман. Планета Земля никуда не делась из нашей вселенной. Ее спрятали, ее увели с орбиты, ее используют не по назначению. Неужели не ясно, что планета Земля обязана использоваться по назначению, но существует немало товарищей, которые точат слюни на маленькую, грешную, но прекрасную Землю.
  - Нет информации.
  - Должна быть информация. Крупные компании умеют глядеть между строк. Вот откуда должна быть информация. Возьмите за грудки своего боса, или на кого вы там работаете. Встряхните хорошенько, напугайте хорошенько, спросите. Где планета Земля? Босс напугается и ответит, там-то и там-то планета Земля. Неужели дряхлому старику обучать бравого капитана, как добыть информацию?
  - Это излишняя трата времени.
  - Нет и еще раз нет. Планета Земля является ключевой точкой вселенной. Координаторское движение именно на планете Земля потеряло и руки и ноги. Вроде как застряли ребята в когтях дьявола. До планеты Земля нормально развивалось координаторское движение. После планеты Земля начались странные перемены в стане координаторов. Короче, отвернулась удача от координаторского сообщества.
  Вздохнула капитан Лиска. Тяжелый день, болтливый старичок попался. Похоже, что на обратной дороге в галактику Млечный Путь не удастся позаниматься любимым делом, или почитать дьявольские архивы, объемом около шестисот шестьдесят шести миллиардов страниц.
  В любимом деле пока недалеко ушла капитан Лиска. Она находится на странице под номером семь миллиардов шестьсот двадцать три миллиона сто сорок тысяч тринадцать. На обратной дороге можно прочитать еще несколько миллионов страниц, если какое-нибудь чмо не прорвется в душу со спасительной беседой.
  Вот только не верит в подобную возможность капитан Лиска. Зато верит в то самое чмо, которое прорвется в душу со спасительной беседой. И даже в курсе на что похоже подобное чмо. Но придется терпеть. В последнюю очередь увлечение, сначала работа.
  С маленьким рогатым мальчиком
  Я хочу сразиться в мячики.
  И хочу разок почуять,
  Как он с мячиком флиртует.
  Очень сложная задача
  Подцепить рогами мячик.
  Не проткнуть, не изувечить,
  Подцепить его беспечно.
  Рог - орудие из крепких,
  Мячик будет им подцеплен.
  А затем пойдет подача,
  И решается задача.
  Дала окончательную отмашку капитан Лиска:
  - Выводите товарища.
  И товарища вывели. Он вроде не очень сопротивлялся. Только кричал:
  - Я знаю, вы собираетесь ликвидировать координаторское движение. Но координаторское движение нельзя ликвидировать пока не вернется железная дева.
  
  ОТ АВТОРА
  Чувствую, пора закругляться. То есть настала пора очистить дорогу для более просвещенных, более современных, более приспособленных к современной жизни товарищей.
  Звездное небо еще в звездах. Твой потрясающий интеллект еще не скончался от боли и тупости. Он еще есть раздражитель для слабаков и уродов. Слабаки и уроды стекаются на интеллект, наносят удары и исчезают.
  Да что это я говорю про удары. Каждый удар не более чем множество крохотных, незаметных, булавочных укольчиков. Только на нечто подобное может сподобиться слабость, а заодно все остальное уродство.
  Ну, что поделаешь, если твой интеллектуальный оптимизм против мерзостей современного мира. Никому не нравится подобный расклад. Но особенно не нравится сволочи, утонувшей в провалах кромешного пессимизма. Сволочь уткнулась рогами в землю. Сволочь не смотрит на небо. Сволочь никогда не увидит звезды.
  Что еще можно сказать, уходя в никуда и прикрывая шумную лавочку. "Сага о координаторах" родилась в цивилизацию технарей. "Сага о координаторах" впитала в себя основные идеи той удивительной цивилизации, переработала эти идеи, а затем выплюнула.
  Цивилизация технарей, или цивилизация тридцатилетних товарищей, была как вспышка божественного бытия в деградирующем человеке. До цивилизации технарей в нашем мире царили хаос и мрак, бред и позор, мерзость и мерзость.
  Но вот вспышка, которая больше, чем взлет или взрыв. Так рождается галактика из черной дыры. Дыра черная, выхода нет, все туда падает, падает, падает. Наконец, перебор, под завязки забита дыра, еще одна молекула, еще один атом, еще одна микрочастица из самых микроскопических и элементарных частиц. Наконец, вспышка.
  Господи, как нам всем повезло! На пустом месте целая цивилизация. Падало нечто, гнило, коптило, воняло. Нужен был выход. Какой угодно, черт его так. Но хотелось дикий, взрывной и безумный выход.
  Увидеть и умереть, прочувствовать и исчезнуть, напиться и навсегда. Мы получили столь удивительный выход. Еще безумнее, чем ожидалось сначала. Все предполагаемое и всяк ожидаемое просто царапинка или колючка на бесконечной рубашке вселенной. Все случившееся и всяк происходящее уже не колючка, не пятнышко, не фигли-мигли под сучим соусом, это вселенная без конца и без края.
  Обожаю звезды, обожаю вселенную! К черту малую малость в виде обезьяньего человечества! Иное время, иная любовь, иные мечты. Прошлого мало, а будущего много. Хочется настоящее будущее вместо того ненастоящего прошлого. Хочется совершить сумасшедший рывок из ничего в никуда, и исчезнуть среди высоченных звездных систем и галактик.
  А что касается моей собственной и весьма необычной вселенной под общим названием "Сага о координаторах". Пускай это будет хороший подарок тупенькому, деградирующему, обезьяноподобному человечеству.
  
  ГОСПОДА ПРИГЛАШЕННЫЕ
  Венера Мариенбургская покинула удобный салон дипломатического звездолета класса "Кошечка" и ступила на настоящую русскую землю. Земля настоящая, то есть земля русская, в том никаких сомнений. Это земля наших предков. Ее воздух такой восхитительный. Ее аура такая обаятельная. Никакая иная земля не сравнится с русской землей. Ибо иная земля только будни, а русская земля всегда праздник. В чем абсолютно уверена гипервселенский политик Венера Мариенбургская.
  И что дальше? Можно обнять любимую землю. Можно покататься голышом по земле и остудить свои бренные косточки. Можно застыть столбом и упереться немигающими глазами в затуманенный горизонт, где сливается все та же родная земля с русским небом и русским солнцем. Черт подери, все можно и должно. Но сегодня не как обыкновенный турист возвратилась на русскую землю политик и ликвидатор Венера Мариенбургская. Как обыкновенный турист сюда могла возвратиться маленькая дурочка Зайчик из клана Зайчиков. Но где теперь маленькая дурочка? Как далеко она спряталась в твоем бронированном сердце?
  - Выводите, - последовал четкий приказ.
  Нечто загудело под днищем дипломатического звездолета класса "Кошечка", и на траву вылетела скрюченная козлоногая фигурка.
  - Я ни в чем не виноват! - завопила тут же фигурка, - Я буду жаловаться в Комитет по правам человека! Я простой дворник!
  - Мы и есть Комитет по правам человека, - почти безразличным взглядом окинула Венера Мариенбургская скрюченную козлоногую фигурку, - А ты не есть простой дворник.
  Жалобы замерли, еще не родившись, и как-то весьма подозрительно хлюпнула носом скрюченная козлоногая фигурка:
  - Нет, все неправда, этого не может быть.
  Затем козлоногое существо подогнуло колени (в обратную сторону) и сделало смехотворную попытку подняться, упираясь рогами в любимую русскую землю:
  - Этот запах невозможно спутать. Эту красоту невозможно забыть. Такое место только единственное среди бесконечного множества миров и вселенных. Я не верю, что здесь то самое место.
  Венера Мариенбургская схватила козлоногое существо за загривок и резким движением приподняла с колен, чтобы поставить на непослушные копыта (то есть на ноги).
  - Здесь то самое место.
  Козлоногое существо сделало парочку безуспешных кульбитов, но так и не освободилось от железной хватки самого рационального политика нашей вселенной:
  - Я не при чем. Тысячи лет живу тихо и скромно, можно сказать, не высовываюсь. Все прежние прегрешения искупил честной и праведной жизнью. Очень много работал, исключительно для людей. Если чего не так, меня оболгали.
  Голос козлоногого существа окреп и стал набирать силу:
  - Истинный факт, даже у дворника на заслуженной пенсии найдутся враги. Кому-то не понравилось, что некогда дворник постелил коврик или удалил лужу в неправильной плоскости. За тысячи лет количество врагов только увеличивается, но не уменьшается. Хотелось бы спрятаться от врагов, быть обыкновенным растением в горшочке, вести растительную жизнь. Вроде бы ты существуешь, вроде бы нет никого. Пустое ничто, все отказались, забыли.
  С трудом подавила вздох Венера Мариенбургская:
  - Ты не пустое ничто. И не растение в горшочке. Бригада механических ликвидаторов более одиннадцати лет кружила по вселенной, откапывая такое растение в горшочке. Они могли заниматься куда более плодотворной работой на благо все той же вселенной. Но некто Венера Мариенбургская и некто Варвар Бетонщиков не могли заниматься более плодотворной работой, пока не откопалось пустое ничто, пока не выдернули растение из горшочка.
  - Я ни в чем не виноват, - уже без истерики просипело козлоногое существо, - Это козни врага, козни лукавого, который враг человеческий.
  Венера Мариенбургская разжала свой маленький, но чертовски крепенький кулачок, и козлоногое существо упало опять на колени.
  - Значит, козни лукавого? Ну-ка подробнее с данного места. И, пожалуйста, без сатиры и фокусов. Вас пока что ни в чем не обвинили, товарищ Цукер.
  
  ПРИГЛАШЕННЫЕ ГОСПОДА
  Ну, какому дураку пришло в голову, что координаторское движение всего лишь происки козлоногих существ, таких как товарищ Цукер? Не было никаких происков. Очень давно, на заре человечества товарищ Цукер участвовал в колонизации планеты Земля, за что поплатился здоровьем. Впрочем, несколько дней на кресте вылечили вышеупомянутого товарища от звездной болезни и возвратили его обратно вселенной. А что касается товарища дьявола (пишется всегда с маленькой буквы) здесь не в курсе товарищ Цукер.
  - Мы начинаем новый эксперимент, - сказала Венера Мариенбургская, - От прежней попытки практически ничего не осталось. Обезьяноподобное человечество местами вымерло, местами расселилось в других звездных системах. Впрочем, я выражаюсь неточно. От прежнего человечества ничего не осталось, но осталась планета Земля, та самая платформа, на которой раз за разом будут проводиться новые эксперименты и новые попытки.
  - Меня подставили, - жалобно проверещал козлоногий товарищ Цукер.
  - Или возвысили, - понизила голос Венера Мариенбургская до свистящего шепота, - Прежняя попытка оказалась неудачной по единственной причине, товарищи экспериментаторы покинули Землю. Не следовало покидать Землю во время эксперимента. Следовало, наоборот, довести эксперимент до конца, то есть выбить из человечества его обезьяньи корни. Но товарищи экспериментаторы корни не выбили. Они отвалили в судьбоносный момент, не убрав за собой всякий мусор и отрицательные эффекты эксперимента.
  - Я в этом не участвовал, - вроде как осмелел козлоногий товарищ Цукер.
  Прищурилась Венера Мариенбургская. Какая теперь разница, кто в чем участвовал, кто не участвовал. Прищурилась и вынула из кармана пластиковую пешку. Ага, вы угадали, пешка из того шахматного набора, где за ладью Муркотенок и VOVKA Бетонщиков. Но только в наборе одна ладья VOVKA и одна ладья Муркотенок. Зато козлоногих пешек полная линия, то есть восемь штук. И эти пешки, как близнецы, повторяют собой козлоногое существо Цукер.
  - Все мы в чем-то и где-то участвовали, - философически заметила Венера Мариенбургская,- Эксперимент на планете Земля можно считать за ошибку, а можно не считать за ошибку. Ваши козлоногие предки, товарищ Цукер, несколько пожадничали с материалом, и выбрали для эксперимента вместо ответственных козлоногов весьма безответственную обезьяну. Плюс еще получилась какая-та ерунда с дьяволом.
  - Не было никакого дьявола, - тут же отреагировал товарищ Цукер.
  - Вот и я думаю, не было, - продолжила гнуть свою линию Венера Мариенбургская, - Не было и быть не могло. Разве что некий отмороженный козлоног занимался дезинформацией, чтобы никогда не возвращаться с планеты Земля на свою козлоногую родину. Хотя с другой стороны, планета Земля под наплывом обезьяноподобного человечества вполне могла обойтись без товарища козлонога (того самого невозвращенца) и наклепать своих собственных дьяволов.
  - А я вернулся, - встал с колен и гордо выпятил грудь небезызвестный товарищ Цукер.
  Венера Мариенбургская еще раз заглянула за горизонт:
  - Все правда и не совсем правда. После неудачного эксперимента на планете Земля образовался некий осадок. Очень странная, можно добавить, неконтролируемая планета. Не самые тупые товарищи ввязались в эксперимент и сбежали с позором. Так называемый дьявол не имеет отношения к позорному бегству. Легендарная он пакость или нет, но он появился позднее. А вот товарищ Цукер имеет отношение к позорному бегству. И мне бы очень не хотелось, чтобы накануне нового эксперимента сбежал все тот же товарищ.
  - Не беспокойтесь, командир, - как-то слишком поспешным вышел ответ бывшего экспериментатора с неброской фамилией Цукер.
  - Я не беспокоюсь, я само спокойствие, - показала мощные верхние резцы (наследие клана Зайчиков) Венера Мариенбургская, - Слишком серьезные силы сегодня вступают в игру. Никому никуда не сбежать, и не будет больше ошибок.
  Дьяволу отбили
  Рог его дурацкий.
  Нынче изобилие
  И другие цацки.
  А кому приспичило
  Сопротивляться истине,
  Мигом того вычеркнем
  Из блатного списка.
  Добротой с удачей
  Нынче не запугивают.
  Не захотел раскаяться,
  Получи по заслугам.
  Венера Мариенбургская взяла под бочок единственного уцелевшего предшественника координаторского движения, а так же старейшего гражданина вселенной (или то самое козлоногое существо, которое почему-то зовут Цукер):
  - Дела остаются на завтра. Сегодня нас пригласили на свадьбу.
  
  КНИГА ТРЕТЬЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ ЖЕЛЕЗНОЙ ДЕВЫ
  
  
  ОТ АВТОРА
  Владимир Александрович Мартовский наконец-то расстался с нелюбимой девушкой и пошел на любимую работу. Два судьбоносных события в один день не выдержать более крепким товарищам, Владимир Александрович позеленел, но выдержал. Хотя, если честно признаться, устройство на любимую работу автоматически изгоняло нелюбимую девушку. И вот почему. Если у тебя нелюбимая работа, то даже нелюбимая девушка может показаться ангелом небесным. Надо же кого-то любить, например, нелюбимую девушку, которая на самом деле есть стерва.
  Татьяна Анатольевна Мартовская, мамочка Владимира Александровича, немедленно установила культ личности "дорогого сыночка". Старики, то есть всякие дедушки и бабушки, опять же не подкачали. Кто у нас не любит Владимира Александровича? Последний таракан любит Владимира Александровича. Это человек столетия. Это выдающееся чудо на русской земле. Это вселенский гений. И вообще, у окружающих товарищей Владимир Александрович вызывает исключительно положительные эмоции. Не то, что Александр Мартовский.
  - Ага, - сказал Александр Мартовский, - Наконец-то бездельник и лоботряс пошел на работу. Теперь и мне можно рассчитывать на спокойную жизнь. Увольняюсь, пишу книги, воспитываю внуков...
  - Какие внуки, старый козел? - мгновенная реакция Татьяны Анатольевны.
  Как-то неподумавши открыл ротик Александр Мартовский, за что получил зуботычин, пинков и других пряников.
  - Будешь работать до смерти, старый козел, - следующая реакция Татьяны Анатольевны, - А книги свои разрешаю засунуть, сам знаешь куда. Там им самое место.
  Впрочем, мы ребята привычные, то есть привычные к любым пряникам, и на дружеское обращение "старый козел" как-то не обижаемся. Ну, и книги есть книги. Как бы это выразиться поточнее, ради книг Александр Мартовский продолжает работать.
  Очень интересный момент. С одной стороны, работа инженера как гарантированная помеха для творческого процесса. Все-таки инженер эксплуатирует голову, а не только известное место, куда послала Татьяна Анатольевна Александра Мартовского. После инженерной работы выходишь с больной головой, творить совершенно не хочется. Зато играть на компьютере хочется. Отсюда такой увлеченный игрок Александр Мартовский.
  Но с другой стороны, кто мешает Александру Мартовскому заниматься творчеством непосредственно на работе и непосредственно в рабочее время? Что опять же работа инженера в период демократии на русской земле? Это отсиделовка. Сколько молодые технари-восьмидесятники боролись с отсиделовкой, все равно победила отсиделовка. Правило "сделал дело, отдыхай смело" не действует в двадцать первом веке на инженерной работе. Вот ты отсидел положенный срок, а там отдыхай, сколько хочется.
  Теперь понимаете, почему пишет книги товарищ Мартовский? Вот потому пишет книги товарищ Мартовский, чтобы скрасить себе отсиделовку. Есть, конечно, более проверенные методы. Подавляющее большинство товарищей по работе играют в "паука", сплетничают, курят на лестнице плюс освежающий сон. Эти методы часа на четыре, а если потребуется, то и на восемь часов потянут. Вот почему правильному инженеру рабочего времени не хватает, приходится выходить в выходные дни за дополнительную оплату. Или план под угрозой срыва, и начальство получит по шее.
  Только не относится к правильным инженерам Александр Мартовский.
  В трудах насущных
  Вселенная крутится.
  Может она не лучшая,
  Но другой не будет.
  То есть до нового взрыва
  Только такая вселенная.
  Вот и оставайся счастливым,
  И ототри на губах пену.
  Через миллионы веков
  Вселенная снова взорвется.
  И будет она другой,
  Но это к тебе не относится.
  Любая свобода
  В процессе работы.
  Поэтому Александр Мартовский не играет на работе в "паука", не сплетничает (разве совсем немножко), не курит на лестнице и не разоряется на оздоровительный сон. Он пишет книги.
  
  ПРИВЕТ, МАЛЬЧИКИ
  Хлопнула дверь. Здоровенная девчонка в кожаных доспехах ввалилась в пропахшую птичьим пометом таверну. В данный момент боец Муркотенок кормил с ложечки не совсем, чтобы транспортабельного Че Бэ Ивановича. Трудно сказать, что случилось с товарищем Че в последних разборках, но чертовски нехорошее ощущение, что бывший координатор впал в детство.
  - Всем привет, - рявкнула здоровенная девчонка. Да так, что несколько птичьих гнездышек свалились с потолка, и запах птичьего помета стал более чем невыносимым.
  - Мать моя женщина, - неожиданный проблеск мысли скользнул по дебилизированному лицу Че Бэ Ивановича, - Это же Таня-маня.
  Здоровенная девчонка так же вылупила свои красивые глазки, но на ее лице, наоборот, отразилось полное отсутствие мысли:
  - Мы где-то встречались?
  Муркотенок отложил ложечку в сторону:
  - Здравствуй, внученька. Я твой прадедушка Муркотенок.
  Таня-маня отработанным движением почесала затылок:
  - Вроде бы правда. Некий ободранный котяра здорово смахивает на старика Муркотенка. Хотя полной уверенности нет. Шляются всякие мелкие личности по нашей вселенной и выдают себя за нормальных ребят. Таня знает, здесь не параллельная, но наша вселенная. В нашей вселенной всякая гадость возможна. Таня чувствует, надо бы попросить паспорт или какой иной документ. Но Таня не просит паспорт или какой иной документ. Ибо Таня всего лишь наивная девочка, она обязана верить любой ерунде, потому что такая родилась она в нашей совершенно дурацкой вселенной.
  - Подтверждаю, он Муркотенок, - еще один проблеск со стороны Че Бэ Ивановича.
  Затем мысль угасла с удивительной скоростью, и превратился в правильного дебила Че Бэ Иванович. То есть превратился в такого дебила бывший свободный чистильщик, который дебил корчит рожи, пускает слюни и говорит дебильными глюками. Зато включил мозги боец Муркотенок.
  - За что я уважаю Че Бэ Ивановича, - сказал Муркотенок, - Так за умение выражаться по существу, то есть в нужное время и в нужном месте.
  Еще больше вытаращила глаза Таня-маня:
  - Так это Че Бэ Иванович?
  Дикий смех, ударилась о косяк Таня-маня. Еще несколько птичьих подарков упало на пол и испустило зловоние. Но даже не поморщилась русский богатырь Таня-маня. Что такое зловоние для богатыря нашей любимой русской земли, когда вывернулась наизнанку и все заплевала смешками бывшая железная дева Крысятка.
  - Стыдно смеяться над больным человеком, - попробовал урезонить свою смешливую родственницу великий боец Муркотенок.
  - Нет, не могу поверить, - упала на пол и стала дергать ногами великий боец Таня-маня, - Слюнявый дебил как-то не очень похож на Че Бэ Ивановича.
  - Возраст - страшная штука, - заметил опять-таки Муркотенок.
  Еще несколько плевков и смешков. По крайней мере, перестала дергать ногами товарищ девушка:
  - На что это вы намекаете?
  Бесстрашно взглянул в суровые глаза своей молодой родственницы не такой уже молодой Муркотенок. И в суровых глазах он прочитал смерть. Или точнее, он прочитал приговор смерти. Только не испугался боец Муркотенок. Как говорится, семейные глаза, семейный взгляд, нечто подобное отражается так же в глазах Муркотенка.
  - Никаких намеков, милая внученька, - сказал Муркотенок, - И ты, и я, и Че Бэ Иванович, мы достаточно пожили в нашей любимой вселенной. На сотню лет больше, на сотню лет меньше уже не имеет значения.
  - Говори за себя, старый хрыч, - вполне серьезно ответила Таня-маня, - Во-первых, не так много времени провела товарищ Таня в нашей вселенной. А во-вторых, все еще не место в команде дебилов одной очень разумной и очень воспитанной девушке.
  - Здравствуй, моя любовь, - на какое-то время вышел из ступора Че Бэ Иванович.
  
  ОБЪЯСНЕНИЯ СЛАВЯНКИ
  Худо-бедно справилась с приступом безудержного веселья русская княгиня Татьяна. Собственно говоря, ничего веселого здесь не наблюдается, веселиться совсем не отчего. Вселенная вроде бы бесконечная. Параллельных вселенных опять-таки бесконечное множество. Но по каким параллельным вселенным не путешествовала Таня-маня, или где она не останавливалась в нашей вселенной, повсюду сюрприз. То есть повсюду кто-нибудь да пролезет из известных уродов. Или ободранный кот Муркотенок. Или вечный жених Че Бэ Иванович. Иногда, как на сегодняшний день, попадаются оба товарища. И это не самая лучшая новесть для бойца Таня-маня.
  - Я тут решила остановиться надолго, - высказала здоровенная девушка капельку здравого смысла, - Надоело жить для других планет, когда собственная планета Земля в тебе очень нуждается.
  Посмотрел на товарища Таню с некоторым интересом боец Муркотенок:
  - А кто сказал, что перед нами планета Земля?
  И получил стандартный ответ от товарища Тани:
  - А свои глазки есть, или их давно вырвали?
  Дальше ну словно прозрел боец Муркотенок:
  - Вообще-то очень похожая на Землю планета. Мне сразу показалось, что что-то не так. Коммутатор выдал расплывчатую информацию. Аборигены какие-то здесь неправильные, никак не относятся к обезьяноподобному человечеству. Уровень цивилизации ниже плинтуса, для полноты картины не хватает рептилий и динозавров. Но воздух, вода, само солнышко очень похожие на ту прежнюю Землю.
  Таня-маня подсела к прочим товарищам, скинула сапоги, сняла нагрудник с наручами, распустила свои шикарные волосы. Вот тут в непосредственной близости обнаружилось, что не такая молоденькая девушка. Скорее наоборот, она совсем не молоденькая. Многочисленные шрамы перемешались с не менее многочисленными морщинами. В шикарных волосах заблестела и заискрилась более чем приметная седина. Короче, с вами понятно все, Танечка. А что непонятно, так с планетой Земля непонятно, которая нынче вроде как называется Языческая планета.
  - Кончай базар, - включился Че Бэ Ивановича, - Планету засеяли.
  Ну, как не умилиться на бывшего мордобоя и лучшего сыщика во вселенной. Вроде бы выглядит абсолютным дебилом Че Бэ Иванович. Груда мускулов, ни одной мысли в потухших глазах. А вроде прикидывается. Каждая мысль, что удар молота, пробуждает уставший мозг бойца Муркотенка.
  - Земля всегда находилась в центре событий, - сказал Муркотенок, - Она, что гнойный прыщ на теле координаторского сообщества. Многовековые звездные войны истощили вполне еще жизнеспособную планету. И вот результат. Исчезло обезьяноподобное человечество, появилось пернатое человечество.
  - Носители разума могут быть разными, - заметила Таня-маня, - Наш с тобой пример, дедушка.
  Теперь почесал плешь Муркотенок:
  - И то верно. На планете Мурс никогда не водились разумные обезьянки, но и разумные птички там не водились.
  - А наплевать, - отмахнулась боец Таня-маня, - Разумные птички на планете Земля явно не местного происхождения.
  Подошел трактирщик, вытер слюнявый клюв:
  - Что прикажите, прекрасная незнакомка? Может, какой принести еды? Может, желательно поучаствовать в маленькой войне, проявить свои силы или управлять целым народом?
  Как-то странно посмотрела на пернатого трактирщика Таня-маня:
  - Вот вам хороший пример. То есть вполне подходящий носитель для разума. Ибо разум помещается в узкой черепной коробке и отягощен клювом. Ежу понятно, насколько урезанный разум. Таня сразу прочувствовала, языческий разум с признаками более или менее выраженной деградации. Означенный разум скорее всего зомбировали для какой-то определенной цели. Таня пока не разобралась, какая цель больше всего подходит для службы. Но разум, приведенный в пример, служит верой и правдой.
  Здесь очередная выходка Че Бэ Ивановича:
  - Встанут зомби, зальют реки кровью. Содрогнется родная земля, прежде чем исчезнет во мраке.
  Парочка не самых приятных минут, пока приходил в себя Муркотенок.
  - Я ведь на пенсии, - наконец, пришел в себя Муркотенок.
  
  ВКЛЮЧИЛИСЬ
  Попытка номер один найти хоть какую-нибудь информацию уперлась в привычный нам коммутатор с неоригинальным именем Тюлька.
  - Слушай, Тюлень Тюленьевич, - так Муркотенок обращался к своему коммутатору только в наиболее торжественных случаях, - Предлагается стопроцентная свобода поисков и любых других действий, только раскопай чего-нибудь о планете Земля образца двадцать седьмого века.
  - Ну, старик, по рукам, - отозвался немедленно Тюлька, - Если чего-нибудь есть о планете Земля образца двадцать седьмого века, оно уже найдено.
  - Узнаю дедушку, - прокомментировала эпизод Таня-маня, - Держит информацию в ящике. А в голове только ветер и звезды.
  Около получаса пришлось подождать. За это время великий боец Муркотенок накормил с ложечки не менее великого бойца Че Бэ Ивановича и уложил все того же бойца на деревянную лавку. Таня-маня в свою очередь подкрепила скромные девичьи силы салатом из крапивы и огурцов. Ну, и заодно несколько раз язвительно сплюнула в сторону коммутатора.
  - Вы плюетесь в мою сторону? - на каждый плевок спрашивал коммутатор Тюлька.
  - Конечно же, нет, - отвечала ехидной улыбкой русский богатырь Таня-маня, - Изжога замучила.
  Затем тридцать минут пролетели, после чего коммутатор в дыму и копоти выдал такую вот информацию:
  - Планета Земля. Двадцать седьмой век. Найдено ноль файлов.
  Долго и нудно еще ковырялась в носу Таня-маня:
  - Вот тебе и Тюлень Тюленьевич.
  - А я что, я ничего? - возмутился маленький коммутатор, - Можно сказать, перекалил микросхемы, едва не пожег транзисторы. Ну, нет о планете Земля никакой информации. Нет такой планеты, черт подери, в двадцать седьмом веке ее просто нет, не существует. Сие фантом, или сомнительная пропаганда. В мои годы необходимо вести себя скромно и не раскручиваться на сомнительную пропаганду. Ибо подходящие микросхемы больше не производятся, не продаются, вылежали гарантийный срок. То же самое можно сказать про транзисторы. Одно короткое замыкание, и ты такой же дебил, что товарищ на лавке.
  Перестала ковыряться в носу Таня-маня:
  - Чего возьмешь с железяки.
  Затуманенный взгляд прекрасных девичьих глаз обратился в сторону Муркотенка:
  - Слушай, дедушка, может, пошевелишь собственными извилинами. Таня отсутствовала пару-тройку веков, разбираясь с другими вселенными. А у дедушки извилины вроде чего и поймали с момента нашей последней встречи. Не хочется верить, что мой, можно сказать, обожаемый родственник отупел окончательно.
  В очередной раз почесал плешь Муркотенок:
  - Ничего не получается.
  Пожала крепкими богатырскими плечиками русский богатырь Таня-маня:
  - Этого следовало ожидать. Стоило Тане отлучиться из нашей вселенной по срочным делам, как в нашей вселенной настали не лучшие времена, то есть начались всякие гадости. Некому стало контролировать нашу вселенную. Престарелая родня Тани-мани вышла на пенсию. Где рыбалка, грибалка и прочая хрень на первом месте, а вселенная вообще потеряла значение. Мол, парочку-тройку веков будет полный бардак, пока не вернется домой Таня.
  - Я старался, - сказал Муркотенок.
  - Значит, плохо старался, - Таня-маня подсела к пылающему очагу и подбросила немного дровишек, - В параллельных вселенных совершенно другая жизнь. Не говорю, что более настоящая жизнь, чем в нашей вселенной. Но она точно другая. Кое-какие способности там получила боец Таня-маня. Теперь могу превращаться в железного киборга и обратно неуловимым движением воли. Два величайших героя (русская княгиня Татьяна и железная дева Крысятка) наконец-то ужились внутри Тани-мани.
  - Ну и что? - вставил дурацкий вопрос Муркотенок.
  - Ничего, дедушка, - подбросила еще пару дровишек в очаг русский богатырь Таня-маня, - Споем лучше нашу походную песню.
  Начало песни:
  Через тысячи миров
  На волшебных крыльях
  Мы летим без дураков
  В пене или мыле.
  Был шифрованный сигнал
  Нами перехвачен:
  "Враг безжалостный напал,
  Помогите, братья".
  Припев:
  Для врага информация -
  Сматывайся.
  Продолжение песни:
  Мы умеем водку пить
  В полдень или полночь.
  Нас не надобно учить,
  Как спешить на помощь.
  Спешка вовсе не нужна
  Неподкупным рыцарям.
  Доберемся до врага,
  Лишь бы приземлиться.
  Припев:
  Земля в иллюминаторах -
  Трепещите гады.
  Окончание песни:
  Небо звездочкой горит
  Чистое и строгое.
  Враг поверженный лежит,
  Туда ему дорога.
  Может в следующий раз
  Малость покумекает.
  И не выйдет против нас,
  Рыцарей вселенной.
  Припев:
  Мусор за борт -
  Пора на другую работу.
  Здесь тяжело вздохнул Муркотенок, и разбудил своего бывшего шефа Че Бэ Ивановича.
  
  МЕЛКИЙ ШПИОНАЖ
  Малютка Мох сидел за кустиком с призматическим биноклем энд допотопной прослушивающей станцией. На этот раз великому знатоку и любителю электронной техники досталось устаревшее оборудование вместо новейших моделей. Все новинки получил Жирный Коготь, который сидел за соседним кустиком. Или точнее, находился на боевом посту в полной отключке.
  Понизили, черт побери, подумал Малютка Мох. Последняя операция, спланированная гениальным стратегом, то есть Малюткой, не то чтобы провалилась, но вызвала явное неудовольствие вышестоящего начальства. Непосредственный начальник Малютки Черная Радуга так и доложилась, что наверху очень недовольны. Товарищ начальник не определила конкретную степень неудовольствия по шкале в десять баллов, но на следующую операцию интерактивный компьютер товарища Моха перешел к товарищу Когтю, а допотопная прослушивающая станция товарища Когтя перешла к товарищу Моху.
  Малютка грязно выругался и снял наушники. Все равно ни хрена не слышно, чем кое-какие уроды занимаются в таверне. Они, то есть кое-какие уроды очень неплохо устроились по меркам Языческой планеты. Огонь, может не совсем прогорклое пиво, деревянные скамьи вместо кровати. А тут зарядил мелкий пакостный дождичек, земля пропиталась мелкой пакостной влагой. Если бы не прорезиненная накидка с капюшоном, то наутро разыграются ревматизм, радикулит, геморрой и другая хреновина. Все-таки Малютка не в том возрасте, чтобы лежать за кустиком, то есть заниматься дурацкой разведкой.
  - Э, не отвлекайся, - приоткрыл один глаз Жирный Коготь, - Будет доложено начальству.
  Ну, что за дурацкая жизнь? Малютка надел наушники. И до чего мы дожили, если бездарный тупой увалень командует гениальнейшим стратегом всех времен и народов? Но непосредственный начальник Малютки Черная Радуга поставила Жирного Когтя ответственным за нынешнюю операцию, а самого Малютку низвела до обыкновенного служащего. Извини, парень, ты прокололся на двести процентов. Твои подопечные устроили незапланированный мордобой, в результате которого едва не погибла Языческая планета. У нас планировался запланированный мордобой, в результате которого должен был пострадать Муркотенок. Нет, никакого смертоубийства. Кто поверит, что можно убить Муркотенка? Отвратительный тупой кот должен был так пострадать, чтобы в конечном итоге убрался с нашей планеты.
  Здесь заскрежетал единственным зубом Малютка. Нечего обвинять истинного патриота в некомпетентности и халатном отношении к общему делу. Малютка Мох не меньше наивысшего начальства (имя не упоминается для конспирации) ненавидит старого дурака Муркотенка. Старый котяра очень и очень давно испортил карьеру Малютке. А какая была карьера, черт подери? А сколько великолепных возможностей пропали зазря? Не достался благословенный земной сектор в цепкие лапки товарища Моха. Тем более пострадали наука и техника.
  Скупая слеза выкатилась из гноящегося правого глаза и застряла среди бородавок на правой щеке. Из-за подлого долбака Муркотенка более сотни лет проработал Малютка на урановых рудниках планеты Уран. Обычные заключенные выдерживали два или три года, после чего отдавали концы. Но это обычные заключенные, не способные к стратегическим действиям. Как уже говорилось, со стратегией у Малютки полный порядок. Ни одной минуты не провел заключенный Мох на добыче урановой руды. Ибо вступил в местную мафию. А мафией заправляла Черная Радуга.
  
  ДЕЛА МИНУВШИЕ
  Понимаете, что такое "мечта всей жизни"? Малютка Мох мечтал работать в земном секторе. Земля есть источник красивых железных штучек. Телевизоры, радиоприемники, компьютеры, мобильные телефоны и прочая хрень пришли на вселенский рынок с планеты Земля. Малютка, хотя и мурсианин по национальности, просто балдел от земных прибамбасов. Больше того, он устроил контрабандный канал пересылки земной техники на отсталую планету Мурс. Только не надо мне вкручивать мозги, что на контрабанде нажился Малютка. Ибо это вранье. На контрабанде не успел нажиться Малютка, помешал старый дурак Муркотенок.
  Ладно, и то спасибо, что не убили. Планета Уран так же земной сектор. Если не очень прикалываться, то в некоторой степени сбылась мечта молодого Моха. Ну не совсем она чтобы сбылась, как планировал гениальный Малютка. В идеале любитель земной техники должен был отделаться от Муркотенка на планете Мурс и получить в управление земной сектор. Неувязочка, черт подери. Не повезло. Слишком молодежь наша шустрая да настырная, прется упорно вперед, не просчитывая стратегические ходы. Не следовало сбрасывать со счетов Муркотенка, как вышедшую в тираж рухлядь. Это теперь поумнел Малютка. Это теперь разобрался, чего "следовало", а чего "не следовало". Вот и победил на планете Мурс Муркотенок. Ну и отправили на планету Уран проигравшего Моха.
  - Мы еще поквитаемся, - выброс злобной энергии в пустоту.
  На планете Уран опять же все оказалось не так, как рассчитывал боец Муркотенок. Вроде бы урановые рудники есть принадлежность координаторского сообщества. Вроде бы на урановых рудниках неисправимые преступники проводят остаток своей неправильной жизни, то есть откидывают концы в страшных муках и корчах. Но повторяю, это всего только видимость, или внешняя сторона. Купился на видимость боец Муркотенок.
  Старый дурак, подумал Малютка. То есть подумал про бывшего соратника по координаторскому движению и нынешнего врага Муркотенка. Но почему-то подумал без злобы, даже с сочувствием. Ибо тупость бойца Муркотенка, вошедшая во все исторические книги и информационные справочники про координаторское движение, сыграла положительную роль в судьбе заключенного Моха. На планете Мурс мог уничтожить Малютку боец Муркотенок. Но не уничтожил, опять-таки черт, выдвинув более страшную смерть для преступника.
  А что такое более страшная смерть? С позиции тупого бойца Муркотенка это работа на урановых рудниках. Мол, подохнуть от одного удара по морде считается легкая смерть. Зато урановые рудники высасывают из тебя силы по капелькам и разлагают твой организм на очень гаденькие атомы. Так или примерно так считал про урановые рудники боец Муркотенок. Где он начитался подобной ерунды покрыто мраком. Но опять и опять повторяю, тупость бойца Муркотенка спасла величайший стратегический ум нашей вселенной и предоставила для Малютки потрясающий шанс побывать в земном секторе.
  Как вы теперь догадались, Малютка свой шанс не упустил. Его хилые пальчики не колупали уран. Его хилое тельце не подхватило смертельный заряд радиации. Его гениальные мозги не растаяли под прицельным ударом тяжелых атомов. Даже роль девочки все на той же работе не досталась Малютке. Хотя признаюсь, из шелудивого котяры не очень хорошая девочка. Но и с подобным раскладом мы вроде проехали. Несостоявшийся благодетель планеты Мурс встретил Черную Радугу.
  
  ЧЕРНАЯ РАДУГА
  Очень странное существо, то ли человек, то ли птица из галактики Малое Магелланово Облако. Служила в войсках специального назначения при Координаторском центре. Прошла специальную обработку, дающую навык регенерация. Шесть правительственных наград, в том числе "железный крест" за храбрость. Многочисленные поощрения в приказе, грамоты, премии, прямая дорожка в старшие координаторы. И вдруг обвал. Товарищ Радуга среди заключенных.
  Как оно получилось не знает никто. Легенды о жестокости товарища Радуги имеют место. В нормальных условиях товарищ Радуга все равно, что обычная человекообразная женщина средних лет. Рост средний, сложение среднее, роговые очки на носу. Прикидывается учителем младших классов образца восьмидесятых годов двадцатого века. В условиях рекуперативного транса товарищ Радуга это кошмарный монстр с крыльями, когтями и клювом. Так вот, вышеупомянутым клювом очень любит товарищ Радуга пробивать мозги своим жертвам.
  Нет, не то, поморщился Малютка. Координаторское движение никогда не отличалось щепетильностью и чистоплотностью. За зверство из координаторского движения не выбрасывают и на урановые рудники не ссылают. Вообще, как истинный профессионал, научилась скрывать следы своей несанкционированной деятельности товарищ Радуга. А урановые рудники скорее очередное задание для спецназовца, чем запланированная посадка.
  Ох, хитрозадые координаторы. Каждый их шаг легко просчитать и перепроверить без компьютерной техники. За каждым углом в пресловутом Координаторском центре скрываются интриганы высокого уровня. Если случилась возможность принять простое решение, например, удар в морду, на сто процентов решение не будет принято. Простое решение так гадко и пошло. Давайте, примем не совсем чтобы простое решение. Враг обеспокоится, удивится и убежит в панике, потому что его деморализовало непростое решение.
  Нечто подобное подозревает Малютка Мох в случае Черная Радуга. Институт двойных агентов к простым решениям никак не относится. Хитрозадые координаторы явно перемудрили, сделав ставку на половинчатую верность. Двойной агент продуктивно работает на координаторское движение, отсюда "железный крест" за храбрость. Но с другой стороны, двойной агент приносит пользу реальному противнику. Ничего страшного, можно интриговать, если реальный противник какая-нибудь богом забытая цивилизация. Но если реальный противник скитальцы?
  Короче, чего бы там не было, в течение нескольких лет прибрала к своим нежным коготочкам урановые рудники товарищ Радуга. Официально рудники считались епархией координаторского сообщества. Неофициально всем заправляла мафия под руководством товарища Радуга. Вышеупомянутым товарищем опять же кто-то руководил сверху. Таинственного руководителя называли не иначе как "шеф". Настоящее имя не произносилось под страхом смерти. Плюс еще один интересный момент. Вроде бы шеф не имел никакого отношения к координаторскому сообществу.
  Некоторые тайны
  Весьма необычайные.
  Их знать не полагается,
  Они кусаются.
  Посмотрел не в ту сторону,
  И оторвали голову.
  Услыхал не то слово,
  Вот тебе трупик готовый.
  А как хорошо живется:
  Вокруг и небо, и солнце.
  Девочки приятные,
  По труду оплата.
  Закон за тебя беспокоится,
  И прочие вольности.
  Только сиди, как мышка:
  Ничего не видел, не слышал.
  Как уже говорилось, Малютка Мох вышел на мафию товарища Радуги и подписался служить шефу.
  
  ИДЕЯ
  После хорошего питания и непродолжительного отдыха выглядел несколько повзрослевшим Че Бэ Иванович. По крайней мере, приступ дебилизма отпустил бывшего координатора и свободного чистильщика. Глаза наполнились смыслом, а речи наполнились словами. Хотя с другой стороны, лучше бы не базарил так много Че Бэ Иванович.
  - А, правда, Танечка, - первая разумная фраза на устах бывшего государя всея Руси, - Неплохо выглядишь. За те месяцы, что мы не были вместе, может, у тебя кто появился?
  Нет, я вроде бы поспешил с выводами. Кое-какие внешние перемены в лучшую сторону испытал товарищ Иванович. Вот только внутренние перемены есть процесс более щепетильный, более тонкий. Внутренние перемены не всегда сказываются на внешнем облике (то есть во взгляде и жестах) меняющегося товарища. Но на словах они всегда сказываются.
  - Заткнись, старый придурок, - не выдержала Таня-маня, - Наша последняя встреча случилась лет триста назад, а может и больше.
  Все помолчали. Коммутатор Тюлень Тюленьевич остывал возле гнилого окошка. Старый боец Муркотенок оказался так же способным к уединению. Или точнее, старый боец Муркотенок выудил некий маленький сборничек (кажется, стихи) из потайного карманчика и приступил к чтению. Что касается Че Бэ Ивановича, то товарищ Иванович просто открыл рот и вроде как не закрыл перед потрясающей красотой Тани-мани. Ну и сама Таня-маня решила замкнуться, чтобы в регенерирующей башке бывшего государя и величайшего воина регенерировали хоть какие-то мысли.
  - Вот такая ты очень нравишься, Танечка, - через определенный промежуток времени регенерация состоялась. Про результат можете судить сами.
  - Комплименты потом, - несколько раскраснелась русский богатырь Таня-маня, - Трое лучших бойцов во вселенной не абы как застряли на изничтоженной русской земле, но с единственной целью вернуть обратно русскую землю.
  Ум еще явственнее выступил на лице товарища Ивановича:
  - В таком случае ты еще больше нравишься, Танечка.
  Муркотенок спрятал стихи, после чего выключил коммутатор. Тюленю Тюленьевичу (или товарищу Тюльке) пора на покой. Хватит слушать всякие глупости. Хватит собирать информацию на хороших товарищей. В электронном архиве достаточно накопилось всякого барахла на Че Бэ Ивановича. В одинокие и бесконечные ночи беседовал Муркотенок со своим коммутатором, то есть передавал коммутатору более или менее полезную информацию из своего прошлого. А среди информации не последнее место занимала информация про Че Бэ Ивановича.
  - Старая фигня продолжается, - так или примерно так выругался боец Муркотенок, - Почему бы вам, ребятишки, не пожениться?
  Как-то нехорошо посмотрела боец Таня-маня на бойца Муркотенка:
  - А почему бы тебе, дедушка, не заткнуться?
  И еще:
  - Лучший дедушка - мертвый дедушка или, по крайней мере, который заткнулся.
  Муркотенок толкнул ногой коммутатор:
  - Ваша так называемая "любовь" достала за пять веков всю вселенную. Он любит ее, она любит его, но только когда они находятся далеко-далеко друг от друга, например, в параллельных вселенных.
  Че Бэ Иванович почесал затылок, как это делает бывалый координатор:
  - Можно жениться.
  Здесь уже выругалась Таня-маня:
  - И что за козлы мне всегда попадаются? И что за дебилы, погрязшие в собственной тупости? Мир перевернулся за последнюю пару-тройку веков. Планета Земля вроде как прекратила существование или превратилась совсем в другую планету. Человечество вымерло, без комментариев. Птички заняли место нормальных ребят и девчонок. За этим кто-то стоит, но мы не знаем, кто этот кто. Но обязаны знать, или нам никогда не вернуть нашу Землю.
  Муркотенок поднял и поставил на стол коммутатор:
  - Я не более чем пенсионер. Я не хочу мешать чьему либо счастью.
  Че Бэ Иванович мечтательно закатил глаза:
  - Девушка сексапильная, настало время жениться.
  Таня-маня пнула бедром стену:
  - Найдем врага, разберемся и женимся.
  Стена поддалась под могучим ударом русского богатыря Тани-мани. Легкий скрип, от таверны остались одни живописные развалины.
  
  ПРО ТАНЕЧКУ
  Дурацкое родство с Муркотенком в свое время очень нагадило богатырю Тане-мане. Как было хорошо и даже здорово, когда русский богатырь Таня-маня считала себя безродной сиротой и рубилась под знаменами государя Че Бэ Ивановича. Ну, а Муркотенок считал себя великим героем, и порывался снисходительно флиртовать с одной глупенькой девочкой без роду без племени.
  Затем все кирпичики сложились, Муркотенок перешел из великого героя в основателя рода героев. Ох, мне эти координаторы, наделают детей и сбегут, чтобы о них не заботиться. А через парочку сотен лет так называемые товарищи дети уже основали собственный род и поклоняются товарищу основателю, который затерялся в пучине вселенной.
  Не очень приветливо посмотрела Таня-маня на состарившегося бойца Муркотенка. Долго, чертовски долго живут герои, обладающие способностью регенерация, практически целую вечность, но и они старятся. Кто-то чуть больше, кто-то чуть меньше. На Танечке годы не так чтобы очень сказались по сравнению с ее непутевым прадедушкой. Кроме способности регенерации еще является железной девой Крысяткой великий боец Таня-маня. И эта вторая способность железного киборга несет в себе нечто особенное, чего не имеет боец Муркотенок.
  - Кто будет платить? - выбрался из-под обломков хозяин таверны.
  - За все заплатит координаторское сообщество, - сделала неприличный жест Таня-маня. Ну и для большей убедительности одарила пернатого товарища таким проницательным взглядом, что бедная птичка залезла обратно в обломки.
  Вот же всякая тварь, русский богатырь Таня-маня вернулась к прерванным мыслям, вот же мешает умственной работе. А кому работать умом, как не девочке Танечке. Муркотенок работает чем угодно, но не умом по определению. Че Бэ Иванович воде бы восстанавливается от проникающего дебилизма, но на приличный умственный уровень выйдет не скоро, может лет через десять-пятнадцать. Остается девочка Танечка. Как вы понимаете, не подарок, но проверенный специалист во всех ситуациях.
  Кстати, киборгом номер два был Че Бэ Иванович, если считать киборгом номер три Таню-маню. Только в конечном итоге Че Бэ Иванович растерял качества киборга. Что-то нехорошее с ним сотворил Муркотенок, и полезные качества безвозвратно пропали. А ведь это Че Бэ Ивановичу обязана железной кожей русский богатырь Таня-маня. Если бы киборг внутри Тани-мани не подавил кошку, быть бы из семейства кошачьих железной деве Крысятке, как тот же основатель рода героев боец Муркотенок. Что-то нехорошее в бытность свою киборгом проделал Че Бэ Иванович над товарищем по оружию русским богатырем Таней-маней.
  Дело складывалось примерно так. Киборг номер один злобный мутант Непомнящий передал свои полномочия киборгу номер два Че Бэ Ивановичу, плюс все качества киборга. Киборг номер два Че Бэ Иванович не пожелал остаться без боевой подруги, то есть без верного дружинника Тани-мани, и передал дальше те самые качества. Господи, какие мы были придурки. А ведь все молодость. То есть глупая молодость, уточнила боец Таня-маня. Мол, я получил выдающуюся способность. Мол, мне не жалко поделиться с любимой девушкой. Мол, порадуйся любимая девушка, ты киборг и я киборг. Лучше бы просто любил Че Бэ Иванович своего безродного дружинника Таню-маню. Скажем так, простая славянская любовь в данном случае подошла бы как раз вовремя. То есть простая славянская любовь плюс простые славянские ребятишки, как результат любви, с примесью регенеративной крови товарища Муркотенка.
  Ну что за фигня, в очередной раз перескочила с мысли на мысль Таня-маня, ты вроде расклеилась, девушка. А ведь точно расклеилась русский богатырь Таня-маня. Оказался непригодным для любви русский богатырь Че Бэ Иванович. Ни в облике человека, ни в облике киборга. И со славянскими ребятишками полный облом. Не подарила русский богатырь Таня-маня праправнуков Муркотенку. Оказалась бесплодная ветвь, род героев прервался.
  
  ОТ АВТОРА
  Расскажу-ка я вам, как пишет книги Александр Мартовский. Может когда пригодится в наше дерьмовое время. Сбережете нервы, здоровье, а так же не будет мучительно больно за бесцельно прожитую жизнь.
  Схема очень простая. Приходит Александр Юрьевич на работу, надевает рабочий пиджак с потертыми рукавами, переобувается в кроссовки фабрики "Динамо", наливает кипяточек с вареньем, и понеслось... Примерно минут пятьдесят-шестьдесят пишутся книги. Это пока остальные товарищи отсыпаются, укуриваются, сплетничают, отпиваются на рабочих местах. Затем Александр Юрьевич, кстати первый из всех товарищей, включает компьютер и приступает к бумажной работе. Или идет в стендовую паять и крутить железяки.
  Перед обедом за тридцать-сорок минут работа заканчивается для Александра Юрьевича. Начинаются опять книги плюс кипяток с вареньем и бутерброды. Итого из первых четырех часов рабочего времени как максимум два с половиной часа тратятся на всякую ерунду, то есть на работу, как минимум полтора часа тратятся на полезное дело, на книги.
  В обед - прогулка на свежем воздухе. Пятнадцать минут отбирает Татьяна Анатольевна. Или воспитательная деятельность со стороны товарища Мартовской, выдающегося воспитателя и организатора слишком неорганизованной и расхлябанной личности, такой как Александр Мартовский. Слава богу, всего лишь пятнадцать минут, больше никак не пересекается обеденное время двух вышеупомянутых товарищей.
  Теперь наводящий вопрос, почему "слава богу"? Предлагаю поэкспериментировать с воспитательной работой, а не задавать наводящие вопросы. Если выдержите более пятнадцати минут воспитательную работу Татьяны Анатольевны, тут вам картофельная медаль. У Александра Юрьевича душа нежная, сентиментальная, больше пятнадцати минут не выдерживает. Зато остается еще тридцать минут абсолютно творческого времени, когда можно погулять по Петроградской стороне и заодно продумать развитие сюжета на послеобеденный период.
  Если честно, то послеобеденный период несколько короче, чем утреннее творчество, не более сорока минут. Затем занудная работа и еще минут пятьдесят вечернего творчества. В общей сложности около трех часов отнимают у Александра Юрьевича книги, пять часов приходятся на инженерную работу. В отдельные дни, например, когда начальник в отпуске или не путается под ногами, на творчество может уйти несколько больше времени, на работу несколько меньше. Но и в обычных условиях (то есть в условиях непрекращающегося аврала) Александр Юрьевич умудряется написать от семи до десяти страниц в день, что не так уж и плохо.
  Теперь моральная часть. Деньги товарищам инженерам платят вообще непонятно по каким принципам. Можно целый месяц провалять дурака, но получить двойную зарплату. Можно вкалывать так, что следующий этап на кладбище, но получить голый оклад. Мол, план не выполнен, позиции не закрыты. Вот и я говорю, очень тяжелая в моральном отношении работа инженера. Парят тебя, парят, наконец, напаривают. Двадцать четыре часа под водой оплачиваются как шесть часов. Мол, более шести часов в сутки инженеру находиться на подводной лодке не получается. А до берега, может быть, тысяча миль, и та самая рожа, что написала дебильный приказ (забота о здоровье товарища инженера) вряд ли представляет, что такое подводная лодка.
  Нынче в почете гуманитарии,
  У которых мозги набекрень,
  И которые мало что варят
  В железяках и прочей трухе.
  Ну и пусть веселятся болезные,
  Только следует носик убрать.
  Как бы носик такой не обрезали
  Железяки и прочая дрянь.
  И куда пожаловаться, черт подери? А никуда. Те якобы несуществующие (или неполагающиеся) восемнадцать часов сидишь под водой и с максимальным чувством удовлетворения сочиняешь свои книги.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ ИДЕИ
  - Заканчиваем перекур, - скорчил уморительную рожу Че Бэ Иванович, - Предлагаю устроить допрос с пристрастием местным товарищам. Может, чего расскажут.
  - Ага, мы тут одного поймали, - высунулся из кустов Муркотенок, - Да еще с арсеналом шпионской техники.
  - Дедушка играет в шпионов, - сплюнула Таня-маня, - Приходится брать командование на себя.
  Еще сплюнула и побежала в кусты Таня-маня, где в крепких объятиях Муркотенка уже не барахтался жирный гном с большими ушами и отманикюренными коготками на тоненьких ручках. Не более чем взглянула на отманикюренные коготки Таня-маня, после чего отвесила более чем серьезным пинок товарищу гному.
  - Я ни при чем, Танечка, - заверещал вышеупомянутый товарищ, - Я только прогуливался после обильного ужина.
  - Вы знакомы? - вопрос бойца Муркотенка.
  - Известное дерьмо, - сплюнула Таня-маня, - Уголовный элемент по прозвищу Жирный Коготь. Я эту сволочь три раза сажала в трех параллельных вселенных, и никак не припомню, сколько раз чистила морду.
  - Да что вы, Танечка, - заверещал Жирный Коготь, - Уголовное прошлое в прошлом. Я обзавелся семьей. Я, памятуя ваши весьма внушительные наставления, бросил разбойную жизнь. Нынче уголовный преступник Коготь является добропорядочным гражданином Языческой планеты. Можете проверить мои документы, даже морду набить, если чего не в порядке.
  - Я и так тебе морду набью.
  Таня-маня сделала неприличный жест, отчего закатил глаза Жирный Коготь:
  - Ни в чем не признаюсь. Буду отпираться. Меня оклеветали. Никаких показаний без звонка другу и адвоката.
  Как-то нехорошо посмотрела Таня-маня, но теперь уже в сторону Муркотенка:
  - Отпусти эту погань, дедушка. Никуда не убежит погань, слишком ножки короткие. А если попробует убежать, то укорочу ножки.
  Очередная порция визга и писка:
  - Ой, прошу! Ой, не стоит, товарищ Танечка! Ваши методы не поддерживаются международной конвенцией. Ваши методы были запрещены еще в двадцать втором веке, как антигуманные и античеловеческие. Сегодня как минимум двадцать седьмой век и как минимум пять веков гуманизма.
  - А что за методы? - переспросил Муркотенок.
  - Так, пустяки, - вроде бы нехотя ответила Таня-маня, - Во время учебы в Координаторском центре Таня прошла дополнительный курс, как говорится, на всякий случай. Курс вроде бы назывался "как выбивать признание из запирающихся упрямцев". Дипломная работа - придумать что-нибудь новенькое. Ну, Таня и придумала про это самое, про "укороченные ножки".
  Недоуменный футбол взглядами между Муркотенком и Че Бэ Ивановичем.
  - Значится, вот кто автор "укороченных ножек", - вроде бы промычал Муркотенок.
  - Поздравляем, - добавил Че Бэ Иванович.
  - Опять пустяки, - отмахнулась русский богатырь Таня-маня, - Не сочтите меня за изверга, мальчики. Я ничего такого не имела ввиду. Был пасмурный день, поганое настроение, захотелось поприкалываться над преподами. Таня села и написала про "укороченные ножки".
  Еще несколько недоуменных взглядов.
  - А потом это стало классикой, - сказал Муркотенок, - Сто процентов упрямцев, приговоренные к пытке "укороченными ножками", либо тут же откидывают коньки, либо сознаются во всех прегрешениях.
  - Поздравляем, - по новому кругу добавил Че Бэ Иванович.
  Все-таки изменился товарищ Че, решила русский богатырь Таня-маня, нет в нем изворотливости мысли. Фразы какие-то односложные, можно сказать, заторможенные. Черт его знает, что тут происходит. То ли встреча старых друзей, то ли крутые разборки.
  - Поздравления будут чуть позже, - очень нехороший жест в сторону пленника, - Ничего не имеет против товарища Когтя товарищ Таня. Вышеозначенный Коготь превратился в добропорядочного гражданина, облюбовал для своей праведной жизни так называемую Языческую планету, сохраняет здоровье, прогуливаясь в непосредственной близости от других добропорядочных граждан, таких как товарищ Таня. Но разрешите добропорядочным гражданам добропорядочный гражданин Коготь получить необходимую информацию за ваш счет. Тане просто не терпится продемонстрировать пытку "укороченные ножки".
  
  ДА БУДЕТ СВЕТ
  Малютка Мох оказался куда проворнее, чем предполагалось при его возрасте и многочисленных болезнях. Очень непросто учуять подкрадывающегося Муркотенка. Отдадим должное бывшему младшему координатору, он пока не разучился подкрадываться. Но и Малютка Мох опять же с планеты Мурс, пускай из другой эпохи, чем Муркотенок. Мурсианские гены у Малютки остались. И это положительный фактор. Никто не обнаружит подкрадывающегося мурсианина, разве что другой мурсианин. Вот почему успел вовремя смыться товарищ Малютка.
  А Жирный Коготь вообще ничего не успел. Сколько жаловался Малютка Мох непосредственному начальнику Черная Радуга на жирного гнома. Мол, пора увольнять. Мол, бесполезное чмо, дрыхнет, пожирает зарплату. Мол, в период кризиса, когда любые лишние денежки не лишние, надо как-то избавляться от нахлебников. Нулевой результат.
  - Жирный Коготь, - сказала товарищ Радуга, - Наш боевой товарищ. Мы вместе начинали на рудниках, мы вместе закончим. Однажды Жирный Коготь спас твоего непосредственного начальника, товарищ Малютка. Благодарность к столь не совсем чтобы адекватному существу навсегда поселилась в моем сердце.
  Ах, эти женщины, Малютка устал с ними спорить. Совершенное отсутствие логики. А что такое логика для товарища, влюбленного в научно-технический прогресс? Практически основная наука во всех отношениях. Без логики вроде бы и процесс совсем не процесс, но сплошная ошибка. Тем более что товарищ Радуга вбила в свою учительскую головку какую-то дурь. Жирный Коготь и подвиг вещи несовместимые. Никого никогда не спасал Коготь. Он даже собственное брюхо спасти не сумет. Из чистого упрямства его записала в спасатели Черная Радуга.
  Дело обстояло примерно так. После утомительного рабочего дня дремала в своем кабинете товарищ начальник. Жирный Коготь стоял на стреме, то есть якобы охранял сон начальства. Хотя, если честно, то отрубился на триста процентов товарищ Коготь. И тут какой-то маньяк-заключенный попробовал проскользнуть в кабинет за контрабандным пивом товарища Радуга. Подобные штучки иногда проделывали заключенные, проигравшись в карты. Правила такие, если проиграл больше ста баксов, сходи за пивом. Лучше всего в кабинет к начальству.
  Нет, ничего крамольного пока что не наблюдается. Маньяк-заключенный прихватил пиво и потащился обратно. Но не заметил, что Жирный Коготь переменил позу, то есть попросту скатился с тоненьких ножек на более устойчивый живот. А вы знаете, какой живот у товарища Когтя? Нет, вы не знаете, какой живот у товарища Когтя. Короче, маньяк-заключенный споткнулся об вышеупомянутый живот, потерял равновесие, разлил пиво.
  Все бы опять пустяки. Но неудачный маньяк, пускаясь за пивом, не сверился со звездами. Звезды предвещали ему на данный момент очень большую бяку, вплоть до путешествия к звездам, и без скафандра. Чего там случилось дальше, толком не понимает никто. Вроде бы маньяк-заключенный споткнулся не совсем о живот, а о некое место внизу живота, о которое споткнуться практически невозможно. Но звезды есть звезды. То есть звезды не врут, товарищ споткнулся. Визги и прочая хрень, куча побитой посуды, перевернутая мебель, еще и еще разлитое пиво. В конечном итоге маньяк-заключенный оказался верхом на начальстве, а Жирный Коготь держал эту падаль за волосы.
  - Нет, какова тварь, - сплюнул Малютка Мох где-нибудь в ста двадцати метрах от места поимки жирного гнома, - Умеет же подлизаться к начальству.
  Здесь мы на мгновение увидели вроде как прежнего Моха. Веселого, помолодевшего, полного творческих сил и здоровья, с тараканами в голове. Ну и с биноклем в руках. Интересно, черт подери, как твой товарищ попался.
  
  ЧИСТЫЕ ПРУДЫ
  Муркотенок отпустил гнома. Шарик на тоненьких ножках с тоненькими ручками как-то не очень приятно держать в объятиях. Со стороны могут подумать чего нехорошее. По крайней мере, на обнимашки и целовашки старых друзей не шибко похоже.
  - Слушай, внученька, где ты нашла столь упоительный фрукт? - как-то без особой почтительности или восторга спросил Муркотенок.
  - Дело прошлое, - закатила глаза Таня-маня, - Была я резвая девочка, вся в броне, называлась железной девой Крысяткой. И послали Таню на поиски одной стервы, как бишь ее, Черная Радуга. А при стерве состоял известный вам карлик.
  - Я не я, - проверещал Жирный Коготь, - За последнюю сотню лет полностью реабилитировался в глазах общества.
  - Да, таких любят женщины, - подключился к разговору Че Бэ Иванович, - То есть таких жутких карликов. Можно сказать, самый писк любовь с карликом. Ты вроде бы нормальная женщина, всяк при тебе твои прелести, а он не больше чем карлик. То есть, у него нет прелестей, кроме недостатков, свойственных карлику. Зато есть большие уши, за которые так удобно держаться во время любви. Уши опять-таки дополнительный фактор, чтобы нравился карлик.
  Таня-маня повертела у виска пальцем:
  - Мой бывший жених.
  Жирный Коготь изобразил на лице сочувствие:
  - Ага, понимаю, чтой-то он не в себе. Вот почему поступил приказ этого парня не трогать.
  Пауза на пару секунд. После чего вся компания обменялась очень и очень многозначительными взглядами.
  - Какого черта не трогать? - нарушил тишину Муркотенок.
  - Упс, - схватился за голову Жирный Коготь, - Твою мать, проболтался.
  - А мы еще не начали пытку, - напомнила Таня-маня.
  - Какая там пытка? - захрюкал и зашипел Жирный Коготь, - Мне и без вашей пытки начальство устроит веселую жизнь. Сколько раз говорили соображающие товарищи, мол, оторви язык, Коготь. Но не послушался, черт подери. Глупый маленький Коготь, лучше вырвать язык, чем вот так проболтаться. Потому что начальство суровое. Оно не только вырвет язык, но и чего-нибудь поважнее.
  Че Бэ Иванович сочувственно подмигнул гному:
  - С нами не надо бояться.
  Гном едва не обиделся:
  - А я не боюсь. Девица Татьяна, только по виду кошмар полуночников. На деле душа ее добрая, чистая, светлая. Нет более прекрасной девушки в нашей и параллельных вселенных. Очень повезет тому парню, кого полюбила товарищ Танечка, - короткий кивок на Че Бэ Ивановича, - Я бы даже посватался при иных обстоятельствах. Но извините, женат на одной стерве, правильный семьянин, и это чистая правда.
  Еще игра взглядов. После чего взялась за дело душа добрая, чистая, светлая.
  - Я так и думала, - Таня-маня похлопала по спине товарища гнома, - Законченный холостяк Жирный Коготь в конечном итоге сломался. Все мы не без греха. Всех нас постигнет более или менее одинаковая участь. Жирный Коготь слишком долго бегал от правильных девушек, и его поймала в конце концов стерва. Остается наиболее интересный вопрос, что за стерва, от которой не убежал Коготь?
  - А других более важных вопросов уже не осталось, - съязвил Муркотенок.
  - Слушай, дедушка, сие самый важный вопрос. Ибо в нашей и прочих сопредельных вселенных есть только одна стерва, от которой убежать невозможно, и от которой, в конце концов, не убежал Коготь.
  Про любовь говорилось и пелось
  Почему-то занудно и долго.
  Вот такая любовь надоела,
  Мы ее положили на полку.
  Пусть лежит и не очень долбает
  Нашу бледную черствую сущность.
  Мы не вовремя как-то узнали,
  Что любовь попадается лучше.
  Где цветочки горят огоньками,
  Где фонарики блещут нирваной,
  Где любые любовные раны
  Заживают легко без обмана.
  Лучше заранее подстраховаться,
  Чем затем испытать неприятности.
  - Так кто это, черт подери! - даже выругался боец Муркотенок.
  - Кто-кто, - съязвила русский богатырь Таня-маня, - Догадаться собственного ума не хватает?
  И все неожиданно ахнули. Из леса вышла она - Черная Радуга.
  
  КАК ОТКАЗАТЬ ЖЕНЩИНЕ?
  - Мальчики и девочки, - сказала Черная Радуга, - Вам большой привет и наилучшие пожелания. Думаю, мой драгоценный супруг очень познавательно провел несколько минут среди столь ученых товарищей. Но разрешите забрать мое чудо. Распорядок дня, твою мать, водные процедуры и грелка.
  Жирный Коготь состроил молящую мордочку. Мол, прошу вас, не отдавайте на верную гибель. Но никто не вмешался. Как пришла, так и ушла Черная Радуга, мягко покачивая бедрами и сверкая глазами через роговые очки. А заодно скрылся в лесу ошарашенный карлик на тоненьких ножках.
  - Вы зачем его отпустили? - набросилась на мужиков Таня-маня.
  - Никаких аргументов по поводу "не отпускать" не пришло в голову, - ответил Че Бэ Иванович.
  - Какая женщина, - вздохнул Муркотенок.
  Несколько секунд Таню-маню колотила кондрашка и прочие гадости. Ну, что за народ? Что за последние недоноски собрались на изничтоженной русской земле возрождать русскую землю? Так бы и надавала старым извращенцам в пятак великий боец Таня-маня. А вместо этого приходится прикинуться девочкой:
  - По вашей милости, тупенькие мои, мы остались без источника информации.
  Отмахнулся Че Бэ Иванович:
  - Ерунда, у нас достаточно информации.
  Едва не порвала на мелкие кусочки бывшего женишка и государя всея Руси русский богатырь Таня-маня:
  - Как это достаточно, твоя тля?
  Но вмешался боец Муркотенок:
  - Вот так, внученька. Только последний недоумок поверит, что прожженные рецидивисты Черная Радуга и Жирный Коготь удалились от дела и нашли на весьма примечательной планете Земля, то есть на Языческой планете, тихое семейное счастье.
  - Угу, - поддакнул Че Бэ Иванович, - Мафия.
  И почему деревья такие красивые в сумерках? И почему веточки тянутся к тучкам, а не наоборот? И почему никого не убила еще Таня-маня?
  - Я тебе покажу мафию, - почти не ругается очень серьезный товарищ, но чувствует непреодолимое желание выпустить наружу железную деву Крысятку.
  Очень подходящий момент по звездному календарю. Очень подходящий во всех отношениях. Не уходит вот так в темноту мафия. То есть простите, не уходят вот так на покой общепризнанные злодеи вселенной. Из-за их богомерзких поступков когда-то погибла планета Уран с рудниками и прочими заключенными. Это опять-таки не последние урановые рудники на ближайшие сотню парсек, но планету опять-таки жалко. Из-за гаденькой парочки стало на одну планету меньше в Солнечной системе. Кто-то сказал, не ахти какая потеря, но почему-то в системе, лишенной планеты Уран, почувствовала себя неуютно русский богатырь Таня-маня.
  - А деревья сегодня какие-то странные, - заметил боец Муркотенок.
  Наконец-то старый котяра включился в работу. Ну, понятно, деревья какие-то странные. И трава под ногами. И птички с букашками, что перестали свистеть и трещать. Тем более одна не совсем уже юная славянская красавица, пережившая тысячи кровопролитных сражений, боль и кровь, гибель многих товарищей.
  - Отвернитесь, пожалуйста, - очень тихо, почти на одном дыхании сказала русский богатырь Таня-маня.
  - А ты чего? - удивился, но отвернулся Че Бэ Иванович, - Если вдруг захотелось пройтись голышом по траве, мы это самое, всегда пожалуйста.
  - Странности продолжаются, - сморщил нос Муркотенок, но отвернулся следом за бывшим наставником.
  И тут случилось, что должно было случиться, черт подери. Тяжело, в страшных корчах пошло превращение милой славянской красавицы в железную деву Крысятку.
  
  ЖЕЛЕЗНАЯ ДЕВА
  Киборги контролируют боль. Киборги занимаются регенерацией оторванных органов в процессе работы. Представляете такую картину: киборг сражается левой конечностью, тем временем его правая конечность формируется из развороченного предплечья. Нет, вы не представляете. Даже стойкий противник в процессе регенерации сходит с ума, а нестойкий тут же падает в обморок.
  Плюс весьма интересная мелочь. Русский богатырь Таня-маня крупная девушка. Много столетий назад она вышла из девичьего возраста, когда была хрупкой девушкой и едва доставала до плеча Че Бэ Ивановичу. Всевозможные регенеративные и рекуперативные переходы изменили внешний облик русского богатыря Тани-мани, как говорится, в соответствии с внутренним наполнителем. Теперь Таня-маня ростом с Че Бэ Ивановича. А в плечах если чуточку уже, так это по женской конституции, никак не оттого, что не хватает силенок русскому богатырю Тане-мане.
  Но я продолжаю копать мелочи. Железная дева Крысятка по внешним признакам худенькое и не очень высокое существо. Худенькие ручки, худенькие ножки, грудь нулевой номер. Все опять-таки из высокооктановых сплавов, лазерным лучом не прошибешь. Приоденьте железную деву Крысятку в короткое платьице или рваные джинсы, и перед вами почти девочка, еще не достигшая брачного возраста.
  - Можете поворачиваться, - жесткий, пронизывающий до костей голос.
  Только прошу уяснить для вашей же пользы. Железная дева не есть какая-нибудь недоразвитая девочка. Это киборг, черт подери. То есть стопроцентный, вооруженный до зубов, напичканный электронными штучками киборг. Трогать руками не рекомендуется. Попадались некоторые обормоты (опять же лет триста назад) у которых неправильная реакция на правильного киборга. Земля им пухом, небо им дождиком. Железная дева Крысятка не занимается человеческой глупостью. Никаких глупостей, черт подери, только война. Идеальная машина для убийства киборг Крысятка.
  - А где Таня-маня? - глупый, но ожидаемый вопрос.
  Кажется, спросил Муркотенок. От дедушки Муркотенка можно ожидать чего угодно и как угодно. Настолько он предсказуемый товарищ. Вечная и бесконечная вселенная хватается за животики, рассказывая очередной анекдот про дедушку Муркотенка. Например, заснул Муркотенок в открытом космосе, а когда проснулся очень был возмущен темнотой и пытался найти выключатель. Или в Координаторском центре пропала цистерна сметаны, и Муркотенок внес предложение: всем пойти загорать, пока из кого-нибудь не вытопится сметана. Или еще...
  Ну, хватит. Таня-маня в облике киборга едва не шарахнула детерминальным разрядом. Столько энергии накопилось в октановых оболочках за время вынужденного простоя, то есть за время, когда бездействовала железная дева Крысятка. Ну и товарищ дедушка заслуживает, чтобы поджарить его молнией.
  - Какого черта? - подпрыгнул Че Бэ Иванович.
  - Что понравилось, дорогой женишок? - нет, не думайте, якобы умеют шутить киборги. Самый традиционный вопрос, плюс таким тоном, что волосы встали дыбом на спине Муркотенка.
  - Так это и есть моя внученька? - переспросил Муркотенок.
  - Или память отшибло? - все-таки не удержалась от разряда железная дева Крысятка, - А раньше не жаловался, строил мне глазки.
  Электрическая дуга в сто тысяч вольт разорвала сгустившийся мрак. На ничтожную долю секунды стало светлее, чем при взрыве ядерной бомбы. Тени исчезли. И что мы увидели, черт подери? А то самое и увидели, чего ожидалось после ухода мафиозной семейки: Жирный Коготь энд Черная Радуга. Сотни вооруженных бойцов окружили наших товарищей.
  
  ДЕМОНСТРАЦИЯ РЕГЕНЕРАЦИИ
  Как-то дико и неестественно расхохоталась железная дева Крысятка. Муркотенок заткнул лапами уши и брякнулся мордой в траву. Очень дикий, очень неестественный смех просверлил весьма ощутимую дорожку в мозгах бывшего координатора и покорителя многих галактик.
  Начинается, подумал боец Муркотенок. Бедная Танечка не избавилась от ужасной болезни. Виновник болезни Че Бэ Иванович вроде переболел без последствий и возвратился в прежнее состояние, то есть в состояние человекообразного существа по имени Че Бэ Иванович. А Танечка так и осталась кошмарным киборгом, не всегда поддающимся контролю и управлению. По крайней мере, не очень-то контролирует себя русский богатырь Таня-маня в облике железной девы Крысятки.
  Нет, не зря подумал боец Муркотенок. Долгое злоупотребление человеческой оболочкой и отказ от оболочки железного киборга сказались негативно на первом этапе для окружающей среды и прочих товарищей. Энергия едва не разорвала деву Крысятку. Представьте опять, как было невыносимо больно одной, несколько обленившейся девушке, когда из нее поперла всякая ерунда, при чем киловаттами и мегаваттами за любой выброс.
  Согнулся в три погибели и спрятал голову под ракитовый куст товарищ Иванович:
  - А девчонка моя ничего, зажигалочка. Обязательно женюсь на рассвете, пока другие женихи не пронюхали.
  Только никто не услышал Ивановича. Электрическая энергия настолько вписалась в атмосферу в радиусе пятисот метров, что было невозможно услышать Ивановича. Опять же избавьте меня от вопросов. Почему Иванович не бросился на врага в тот самый момент, когда свет разорвал ночные кошмары. А вот потому и не бросился на врага товарищ Иванович, ибо другие кошмары сидели внутри его не совсем, чтобы регенерировавшего до конца организма и держали в рабстве его не совсем, чтобы регенерировавший разум.
  Ой, как не просто природному регенерату класса Че Бэ Иванович возвращаться в реальный мир из атомной нереальности. В какой-то момент тебя расщепили на атомы, и атомы разнесло по вселенной. Вот что такое атомная нереальность. Кому не нравится называть вещи своими именами, тот с отвращением относится к любому из атомов, что потерялся в глубинах вселенной и никак не вернется обратно в регенерирующий организм свободного чистильщика Ивановича. "Кошмарная нереальность" звучит куда интереснее, чем "атомная нереальность", хотя по сути все тот же процесс. Медленно-медленно возвращаются атомы в регенерирующий организм, медленно-медленно отпускает кошмарная тьма разум бывшего координатора Че Бэ Ивановича.
  - С этой девчонкой я буду дружить, - мурлыкал и улыбался Че Бэ Иванович, по самые уши зарываясь в землю Языческой планеты.
  Впрочем, опять же проблема Че Бэ Ивановича, дружить или не дружить ему с какой-то девчонкой: электрическая дуга стала символом нынешней ночи. Множественные разряды разили любую мишень, так или иначе вставшую у них на пути. Даже от неорганической материи (очень заметных холмиков и валунов) в конечном итоге остались одни незаметные кучки. Зато органическая материя кучек после себя не оставила. Запах паленого мяса. Обыкновенная гарь. Страшные выхлопы пара. О чем я еще не сказал? Ах да, посреди этой всей красотищи бесновалась железная дева Крысятка.
  Песня киборга:
  Шестеренки не скрипят,
  Вроде смазали их кровью.
  Если ад, то значит ад,
  Не расходуйте здоровье.
  Не теряются в бою
  Только быстрые и стойкие.
  Хочешь, молнию словлю,
  Будет вроде бы не больно.
  Припев:
  Человек против железа,
  Прятаться бесполезно.
  Продолжение песни:
  Для чего кипит металл?
  Вопрос этот на засыпку.
  Киборг вроде бы устал
  Расточать скотам улыбки.
  Не ищите здесь героя
  Из киношных арсеналов.
  Киборг все равно, что воин.
  Давит он и убивает.
  Припев:
  Известная потеха,
  Железо против человека.
  Окончание песни:
  Говорят, что светлый путь
  С адом ни одно и то же.
  Захотелось отдохнуть,
  Сразу получил по роже.
  Киборг бьется за уют
  Или отдых после смерти.
  Ну, а в то, что не убьют,
  Вы, пожалуйста, не верьте.
  Припев:
  Даже железо ржавеет
  Со временем.
  Прошу наслаждаться, пока еще можно, последним из величайших киборгов в нашей вселенной - железной девой Крысяткой.
  
  ПО ЯМКАМ ДА КАНАВКАМ
  В большой призматический бинокль ввышеозначенную хренотень наблюдал небезызвестный нам мафиозник Малютка. Наблюдал и радовался. Во-первых, очень забавное зрелище. Давненько на скромной Языческой планете не применялось энергетическое оружие с высоковольтными спецэффектами. Во-вторых, кое-кому энергетическое оружие подпортило попу и шкуру, но среди пострадавших товарищей почему-то отсутствовал товарищ Малютка. В-третьих, гадкие координаторы пока выигрывают, и закралась шальная мысль, может вернуться обратно?
  Стоп. О чем это я размечтался? Товарищ Малютка числится в розыске. Его пожизненный срок на планете Уран никто не отменял в связи со взрывом планеты Уран. Все уцелевшие заключенные с урановых рудников обязаны добровольно вернуться на ближайшую базу Координаторского сообщества, чтобы получить направление на должность консультанта на другие урановые рудники, не обязательно в Солнечной системе.
  Малютка все еще в розыске. Его искореженный труп так и не выловили в космическом пространстве. И не выловят никогда, если пристроиться с честными глазами к одной развеселой компании бывших координаторов. Мол, принимайте товарища по несчастью. Мол, полностью пересмотрел свою грешную жизнь, осознал былые ошибки, спасаюсь от мафиозных структур. Мол, разъярилась Черная Радуга.
  А ведь правда, что разъярилась Черная Радуга. После ночного побоища "все на одного" не стоит рассчитывать на медали и пряники. Где-то проехала Черная Радуга, неверный расчет, получилось, что "все" получили пампушек по полной программе, а "один" это киборг.
  Смех едва не убил товарища Моха. Организм у товарища не той конциденции, как в молодые годы. И специальная подготовка среди скитальцев не помогает. Вышеупомянутые товарищи кое-чего сотворили с товарищем Мохом, что вдохнуло в него очень долгую жизнь, но все равно не затормозит старость. Сотня лет туда, сотня лет сюда. Так и не заметил Малютка, как превратился в дремучего старика со всеми вышеупомянутыми отсюда последствиями. Геморрой, радикулит, ревматизм и так далее. Очень зря не заметил подобное дело Малютка. Теперь не хочется, а придется плясать под чужой барабан, или пострадает здоровье.
  Хотя вернуться обратно (то есть вернуться в Координаторский центр) - не худший из вариантов, если второй вариант Черная Радуга. После вполне предсказуемого разгрома Черная Радуга будет искать виноватых, и первый в списке Малютка. Не предусмотрел, не просчитал, не доложил. То есть не доложил о наличии киборга среди враждебно настроенных товарищей. Никаких оговорок, что нестандартный попался киборг. Стандартные киборги не меняют свой облик и в чистого человека не превращаются из-за какого-нибудь пустяка. Мол, сражаюсь в облике киборга, а принимаю пищу в человеческом облике. Сколько раз повторять, так не бывает. Еще скажите, что киборги превращаются в человеков, чтобы потрахаться.
  Впервые за период энергетического шоу сплюнул Малютка. Вот сидел он сорок минут с выпученными глазами, растопыренными ушами, открытым ртом. Сидел, слушал, наслаждался удивительным зрелищем. Птички товарища Радуга нападали большими, но плохо скоординированными отрядами. Молнии товарища киборга метались вне какого-либо стратегического рисунка. Хаос или вселенский бардак. Вроде как перезарядившийся энергией киборг отдавал лишнюю энергию менее энергоемким объектам.
  Затем энергия пошла на убыль. Но птичек осталось не более тридцати единиц. А с такой мелочевкой как-то легко и свободно справились бывшие координаторы. Семь птичек задушил боец Муркотенок. Четыре птички придавил Че Бэ Иванович. Остальные все-таки разбежались. И это большая ошибка. Почему-то уверен товарищ Мох, что как минимум девятнадцать птичек будут жариться или лизать раскаленную сковородку где-нибудь на рассвете.
  Черная Радуга удивительная женщина, черт подери! Против киборга ей, конечно, не выстоять. Но против обыкновенных координаторов чувствует себя в хорошей форме Черная Радуга. Ей бы настоящего мужика. Малютка Мох не претендует на подобную роль. Повторяю, свое здоровье не продается. Ну и настоящих мужиков не так чтобы много осталось в нашей вселенной. Разве что полный полудурок Че Бэ Иванович.
  
  ПРОБЛЕМЫ
  Черная Радуга включила ассимилирующий синхронизатор. Жирный Коготь набрал секретную частоту и удалился из секретного помещения. Через пару минут произойдет действо не для посторонних ушей. Лучше здесь не присутствовать, или твоя шкура потеряет немного шерстинок, а может сама жизнь закончится в неподобающем месте.
  Жирный Коготь скрылся на антресолях, где обычно коротал время за ящиками с пивом и жрачкой. Здесь никакой опасности. Жрачка находится под юрисдикцией товарища Когтя. За растрату никто не спрашивает, то есть, сколько не сожрал, оно на пользу, сколько не выпил, осталось в твоем желудке.
  Нет, что не говорите, считаться мужем главы мафиозного клана очень обременительное занятие. Но за сотни лет притерпелся товарищ Коготь. Черная Радуга не только талантливый руководитель и организатор, она еще заботливая жена. Можно добавить, сама догадалась, чего не хватает ее номинальному муженьку. То есть женского тепла ему более чем хватает. А не хватает пива и жрачки.
  Все, спрятались. За ящиками валяется старенький компьютер. Самое время сразиться в любимую игру "Князь", или добавить несколько строчек к "Живому дневнику Иеронима Могучего". Как вы уже догадались, "Иероним Могучий" - псевдоним товарища Когтя. Каждый уважающий себя литератор обязан иметь псевдоним. Трудно оценить литературный талант все того же товарища, ибо товарищ Коготь себя уважает. Ну, и как следствие ненавидит собственных злопыхателей.
  А злопыхатели они есть. Не успеешь выйти во всеобщую межгалактическую сеть, как обязательно попадется парочка-другая так называемых злопыхателей, позавидовавших мастерству Иеронима Могучего:
  - Слушай, чувак, что за фигню ты несешь. В наше время никто не пишет длинными фразами. Фраза обязана быть короткой, чувак. Фраза она как удар дубинкой по черепу. Если тебя потянуло на мрачное средневековье или серебряный век, дык сразу соглашайся, что ты недобитый ублюдок.
  Как вы опять догадались, товарищи злопыхатели из межгалактической сети не умеют выражаться пристойно или признать свое поражение перед всесокрушающей мощью таланта Иеронима Могучего. Им просто завидно, что вот такие шедевры создает Иероним в то самое время, когда не создаются шедевры. Больше того, они мешают истинным почитателям таланта Иеронима Могучего наслаждаться своим кумиром:
  - Хочешь совет, мое солнышко Иероним? Быть бы тебе поскромнее ну самую капельку. Нескромность не украшает разумное существо, но разрушает. А скромность всегда украшает. Обратись к истинному богу, мой пупсик. Отбрось свое мерзкое гипертрофированное я. Надо быть скромнее в нашей галактике, много и много скромнее. Все равно никто не поверит в ту несусветную дурь, что представляет собой некая вошь Иероним Могучий.
  Нет, вы как хотите, но Жирный Коготь сделан из плоти и нервов. Он не какой-то непробиваемый киборг. Душа его нежная. Душа чертовски ранимая. Пожалуйста, без приколов, что на счету вышеупомянутого товарища около тысячи человеческих жизней. Это были никчемные жизни, они бы все равно умерли. Вообще не про них идет разговор. Здесь кто-то сказал о душе. Так вот очень поэтическая душа досталась не очень поэтической оболочке, которая является Жирный Коготь. Но одна более или менее поэтическая девушка рассмотрела глубоко запрятанную поэтичность и пригласила на место мужа того самого Иеронима Могучего (ой, простите), место мужа занял товарищ Коготь.
  А как насчет этого:
  - Вам бы, душечка Иероним, немножечко подучиться межгалактическому языку. С языком у вас точно проблемы. Может вы и учились в элитной школе, может папа с мамой на вас положили немало бабла, но свинью видно по поросятам. Вот ваши поросята, то есть язык, очень и очень выдают ваше пролетарское происхождение. Ну, и отсутствие интеллекта, как факт. Только не поймите меня неправильно, товарищ Иероним, но вам не место в литературной среде. Если где ваше место, так на урановых рудниках с кайлом и лопатой.
  Можно повеситься, черт подери, если бы не Черная Радуга. Брак фиктивный, физиологических отношений не существует в интеллектуальной семье. Но вот с интеллектом полный порядок. Мол, дорогого супруга обидели. Очень оно зря. Высылает бригаду киллеров Черная Радуга.
  
  И СНОВА ПРОБЛЕМЫ
  Эх, как легко разобраться в одном вопросе, например, с литературным планктоном, засорившим межгалактическую сеть. Космические корабли у нас быстрые, хакеры у нас умные. Любого злопыхателя, скрывающегося под любой защитой, взломают и вычислят. Был злопыхатель, нет злопыхателя. Даже повторять не приходится, что наезд на литературный талант очень вреден для здоровья.
  Эх, есть другие вопросы, с которыми с помощью хакеров и подразделений особого назначения не разобраться. Вздыхает Черная Радуга, прячет глаза, по возможности прячет свои чувства. Нынешний сеанс связи не из особо приятных по целому ряду причин. В первую очередь потому, что связь с вышестоящим начальством.
  Только не подумайте, вроде как боится товарищ Радуга. Повторяю для самых тупых, товарищ Радуга ничего не боится. Любому шишкану наваляет люлей Радуга. Недаром она проходила подготовку на базе скитальцев. Знаете, какая подготовка на базе скитальцев? Не знаете, но догадываетесь, и это правильно. Немногие товарищи побывали на базе скитальцев, немногие товарищи вернулись оттуда обратно. В числе счастливчиков товарищ Радуга. Ее допустили скитальцы в свою святыню. Не только ее одну, а и некоторых ее подчиненных, пользующимся наибольшим доверием товарища Радуга. Например, побывали на базе скитальцев Малютка Мох и Жирный Коготь. А так же на базе скитальцев впервые за долгую плодотворную жизнь повстречалась товарищ Радуга с вышестоящим начальством.
  И как оно, черт подери? Да никак. Вышестоящее начальство выглядело так же буднично, как товарищ Радуга. Пожилой человекообразный мужчина, очень похожий на инженера образца восьмидесятых годов вышел навстречу товарищу Радуге, очень похожей на учительницу младших классов. Пожал руку, сказал несколько ничего не значащих фраз, передал футляр и удалился, так и не выслушав ответную благодарность своего подчиненного.
  Около часа стояла с открытым ртом товарищ Радуга. Более трех часов сжимала в руке футляр все тот же товарищ. Вроде бы цель достигнута. Вроде бы сбылась мечта всей жизни товарища Радуга. Тяжелые годы труда позади. Впереди боль, кровь, неизвестность. А этот футляр, знала, что в нем находится, товарищ Радуга. Вот та самая мечта и находится. Или точнее, идентификационный жетон, подтверждающий, что отныне ты не просто глава мафии или бандитская морда. Ты отныне - скиталец.
  Звезды становятся ближе,
  Сердце стучит сильнее.
  Ты на охоту вышел
  Против вселенной всей.
  Прячьтесь скорей, уроды,
  И берегите зад.
  Будет такая охота,
  Звезды заголосят.
  А что мы знаем про этих скитальцев? А знаем мы много хорошего.
  
  СТАРАЯ ИСТОРИЯ
  Более чем за семь веков так и не договорились две могущественные организации нашей вселенной. Каждая организация осталась при своих кроликах, после чего предъявила ультиматум всем прочим разумным существам: либо вступаешь под наши знамена, либо тебе крышка. И никого не встревожил тот факт, насколько тесно переплелись между собой скитальцы и координаторы.
  А факт такой существует. Как минимум девяносто девять процентов скитальцев бывшие координаторы. По данному поводу когда-то очень давно пошутил Муркотенок, назвав скитальца Непомнящего "падшим ангелом". Очень своевременная шутка, черт подери, с горькой примесью правды. Куда деваться координатору, объявленному вне закона и выкорчеванному из координаторского движения?
  Очень хороший вопрос, снова черт. Координаторское движение запуталось в собственных сетях и интригах. Немало координаторов пострадали от зависти или преступной халатности опять же координаторов. А из координаторского движения только один выход - вперед ногами. Или точнее, расщепление на атомы, как воспитательный элемент для всех прочих товарищей. Видите ли, даже при развитой способности "регенерация" расщепление на атомы выбивает координатора из реальной жизни на несколько столетий, если не навсегда. Пока еще соберутся до кучи те самые атомы, что есть конкретная личность, или конкретный координатор.
  Так появились скитальцы. Все-таки лучше "падшая жизнь" под знаменами "падших ангелов", чем вполне реальная смерть в виде атомов. Я не утверждаю, якобы "падшая жизнь" дает оболганному координатору хоть какую возможность реабилитироваться в глазах координаторского движения. Все это сущая ерунда. Тебя приговорили, ты не подчинился приговору, ты стал скитальцем, следовательно, самой мерзостной тварью в нашей вселенной с позиции координаторского движения.
  Уверяю вас, опять неверный подход. Какой-нибудь доморощенный союз между скитальцами и координаторами очень и очень послужил бы на пользу вселенной. Но союза не будет. Координаторы вычеркнули из всех списков своих бывших товарищей. С самым человеконенавистническим режимом на самой мерзкой и человеконенавистнической планете могут договориться координаторы. Скитальцам в подобном благе отказано. Координатор, вступивший в официальные отношения со скитальцами, незамедлительно объявляется вне закона, признается врагом номер один, подлежит расщеплению на атомы. И куда подеваться такому товарищу? А в то самое место ему подеваться, о котором мы говорим постоянно, то есть в скитальцы.
  Теперь обратная связь. Если вы думаете, что скитальцы не служат в координаторском движении, то напрасно так думаете. Черная Радуга очень хороший пример двойного гражданства. Будучи дипломированным скитальцем продолжала поддерживать координаторское движение товарищ Радуга. Опять же не без пользы для "падших ангелов". Пресловутые урановые рудники (смотри выше) несли на себе двойную нагрузку. Часть урана поставлялась на базы координаторов. Часть урана поставлялась на базы скитальцев. Не уточняю, какая меньшая, какая большая часть. Но до взрыва урановых рудников обе организации не имели претензий к товарищу Радуга.
  Затем произошел взрыв, и все изменилось в нашей вселенной.
  
  ВЗРЫВ
  В истории координаторского сообщества говорится, что взрыв подготовили омерзительные твари, которых мы называем "скитальцами". Больше того, всю ответственность за взрыв возложили на одну конкретную личность, а именно на скитальца Непомнящего. Только не подумайте, что скиталец Непомнящий взял на себя ответственность. Ничего подобного, подобную хрень на него возложили не в меру ретивые координаторы без царя в голове. А там пошло и поехало.
  Долго смеялась товарищ Радуга, когда узнала о причастности к взрыву скитальцев. Что-что, а это неправда. Скитальцы может и "падшие ангелы", но не гадят в собственном гнезде. Нет никакого резона лишаться урановой руды из-за каких-то разногласий с Координаторским центром. Как я уже говорил, многие скитальцы (особенно после двадцать четвертого века) работают на двух работах за две зарплаты. Любой честнейший и преданнейший коорднаторскому движению координатор на поверку может оказаться скитальцем. Впрочем, среди особо фанатичных скитальцев время от времени прячутся шпионы из Координаторского центра. Но это более неприятный вопрос. Скитальцы уважают координаторов, готовых сменить ориентацию с точностью наоборот, но беспощадны к шпионам. Так что последний дурак сунется шпионить к скитальцам. Уже говорилось, разветвленная шпионская сеть в Координаторском центре дает возможность выявить любого шпиона в скитальческой среде и обойтись с ним по законам военного времени.
  Отсюда проблема взрыва урановых рудников на планете Уран, как обоюдное бедствие для обеих организаций. Координаторы утеряли во время взрыва не только ценное оборудование, инженерный персонал и выученные кадры, сплошь из координаторов. К потерям следует отнести двести тысяч заключенных, по сути закончивших свое бренное существование. Легко и просто: секунду назад не было взрыва, но было существование. Затем взрыв, тебя уже нет, а вместе с тобой сто девяносто девять тысяч девяносто девять товарищей. Даже для Координаторского центра неоправданное расточительство живой силы, а для скитальцев тем более.
  Напоминаю тем, кто не догадался самостоятельно, скитальцев в разы меньше, чем дипломированных координаторов. Если бы скитальцы брали числом, их самое время нести на помойку. Примерно на одного скитальца приходится семьсот шестнадцать координаторов. И это опять предварительная статистика, в которой не учитываются отряды спецназначения. Ибо отряды спецназначения нигде не учитываются, как и Братство свободных чистильщиков.
  Насчет Братства свободных чистильщиков опять же вопрос остается открытым. Всего лишь буферная организация, предпочитающая находиться в стороне от вселенских разборок. Услугами чистильщиков пользуются одновременно скитальцы и координаторы. Опять же обе противоборствующие стороны поддерживают и подкармливают за свой счет буферную организацию. Если кому не нравится подобный расклад, собираем космический флот, пошли устраивать чистку.
  Ага, всем почему-то расклад нравится. Свободные чистильщики народ не то чтобы чертовски свободный, но по большому счету нейтральный. Свободные чистильщики не раздражают больших боссов, когда занимаются грязной работой. И это плюс. Кто-то должен заниматься грязной работой, на которую не позарились ни скитальцы, ни координаторы. Кодекс чести - штука такая, твою мать. Хотя с другой стороны, работа свободных чистильщиков не обязательно грязная. Вот грандиозными масштабами она точно не выделяется. Уничтожить целую звездную систему или затопить кровью галактику - боле чем нормальный результат для двух противодействующих организаций. Свободные чистильщики ничего такого не делают. Их задача выносить трупы.
  
  И ЧТО?
  Должен констатировать неприятные последствия взрыва для двойного агента по имени Черная Радуга. Мне никто не поверит, если я закопаюсь в оправдательных реляциях вышеупомянутого товарища. Черную Радугу обвинили огульно. То есть был нужен козел отпущения, и обвинили Черную Радугу. Все равно никто не купится на заведомую лажу, что товарищ двойной агент ничего не знала о готовившемся взрыве. Как уже отмечалось, факты упрямая вещь. А какие у нас факты?
  Во-первых, в момент взрыва товарищ Радуга и наиболее приближенные ее подчиненные в количестве восемьсот двенадцати боевых единиц отсутствовали на планете Уран. Так называемый пикничок в земном секторе. Вы же знаете, что к тому времени планета Земля утратила стратегическое значение. Земляне покинули планету и расселились по космосу. То есть немногие земляне, уцелевшие после ядерной зимы, гоблинского нашествия и общей разрухи. Таким образом, Черная Радуга могла использовать Землю с каким угодно подтекстом. В том числе под скромный корпоратив для наиболее отличившихся сотрудников.
  Во-вторых, корпоратив прошел в нетрадиционные сроки. А это уже серьезно. Если корпоратив по графику есть оправдательный документ для товарища Радуга, то корпоратив вне графика есть цветы на ее могиле. Посудите сами, дорогие мои, в любое время, при любом режиме не запрещалось проводить обыкновенную пьянку для наиболее отличившихся сотрудников. Ребята хорошо поработали. Ребята устали. За это им пьянка. Но пьянка проводится за государственные средства, а не из кармана руководителя предприятия. И не важно, что на предприятии работает двести тысяч сотрудников, а пьют восемьсот двенадцать представителей командного состава. Важно, что ни один руководитель не отчитается за незапланированную пьянку.
  В-третьих, боевые корабли Черной Радуги беспрепятственно покинули планету Уран и беспрепятственно прикантовались на планете Земля, не дождавшись временных сменщиков. А это большая ошибка. Пока ребята гуляют, кто-то обязан работать. Вот почему на любой запланированный корпоратив подбираются сменщики. По законам координаторского движения корпоратив занимает что-то около восемнадцати дней. За отчетный период проверяются сменщики, и кое-кто определится на работу. А кое-кто наоборот. Попил, погулял, показал свои коготки, то есть истинное лицо - извини, подвинься, твое место возле параши.
  В-четвертых, есть в Координаторском центре враги. Точнее, не какая-нибудь абстрактная пакость, враги одного человека по имени Черная Радуга. Чуть где споткнулась товарищ Радуга, и появились враги. Причем в так-ком нехорошем количестве, что друзья товарища Радуга тихо слиняли с раздачи. Может, кому и нравится товарищ Радуга, но своя попа куда больше нравится. Если бы взорвали какой камешек или никчемную планету типа Земля... А то ведь взорвали целый промышленный район, экономические последствия взрыва предсказать невозможно.
  В-пятых, слишком долго начальствовала товарищ Радуга. Слишком много секретов скопилось в ее достаточно умной головке. Самое время отправить на кладбище умную головку. Ну, чтобы не путалась под ногами и не вытащила наружу чего-нибудь из секретов. Опять понимаете, из-за одной головки может рухнуть система, полетят очень многие головы.
  За поворотом
  Обрыв и трясина.
  Ты еще не скотина,
  Хватит работать.
  Назад протолкаться
  Уже не получится.
  Это и к лучшему,
  Время для паяцев.
  Снимаю погоны,
  Ухожу не прощаясь.
  Оставайтесь товарищи,
  Берегите патроны.
  Так или примерно так закончила политическую карьеру двойной агент Черная Радуга.
  
  ОТ АВТОРА
  Владимир Александрович попробовал повторить подвиги своего отца Александра Мартовского. Очень неправильное решение. Как уже говорилось неоднократно, Александр Мартовский был "героем нашего времени" в восьмидесятые и девяностые годы двадцатого века, в первом десятилетии двадцать первого века, и на второе десятилетие других героев пока не предвидится.
  Четвертый десяток геройства уже кое-что. Но и расплачиваться будем по полной программе. За геройские годы поседел, постарел, уменьшился ростом, отрастил не только мускулы Александр Мартовский. Молодость вроде бы прошла, а вот с головой еще тот фокус. Умище так и прет, некуда девать. Никогда не думал Александр Юрьевич, что на старости лет захлебнется в волнах собственной гениальности. Лучше бы как у других стариков: обширный развивающийся дебилизм и так далее. Тогда на очередное десятилетие разрешается отказаться вообще от геройства.
  - Может, заменишь меня, - сказал Александр Юрьевич Владимиру Александровичу, - Флаг в руки, шашка в зубы и на борьбу со вселенским злом, которое что-то совсем оборзело.
  - И не рассчитывай, - сказал Владимир Александрович Александру Юрьевичу, - Я - человек, уставший с момента рождения. Я еще не пожил, не отдохнул, не разобрался в собственных чувствах и мыслях. К тому же вынужден ходить на работу.
  При слове "работа" как будто сорвалась с цепи Татьяна Анатольевна Мартовская, наша любимая мамочка:
  - Иди, старичок, не задерживайся.
  Кивок в сторону Владимира Александровича:
  - Величайший ум современной эпохи сейчас отдыхает.
  Я сделал в ответ не самый дипломатический жест, и удалился:
  - Опять придется потеть в одиночку.
  А что поделаешь, такая судьба "героя нашего времени". Время сложное, время необратимое, время перемалывает миллионы и миллиарды судеб, некогда размениваться по мелочам. Зато герой он один. Как ни странно, но каждое время рождает одного героя. Очень надеялся Александр Мартовский, что появится подобный герой в восьмидесятые годы. Все-таки цивилизация технарей расцвела в восьмидесятые годы. Все-таки порыв молодежи, через который не переступить, как через навозную кучу пришелся на тоже время. Только не появился герой в восьмидесятые годы, и на пустующее место встал Александр Мартовский. Еще сентиментальный мальчишка восемнадцати лет. Еще охреневший мечтатель, влюбленный в далекие звезды.
  Затем пришли девяностые годы, и снова не появился герой. Всевозможных слабаков и уродов набежала более чем навозная куча. Шум, клекот, мышиная возня, денежки... Но так и не появился герой. Я повторяю, не появился настоящий герой, чтобы освободить от непосильной ноши гражданина Мартовского. Я уже не восторженный мальчишка в девяностые годы, но непобедимый боец плюс мозги, впитавшие чуть ли не всю существующую мудрость вселенной. А знаете, при подобном подходе комфорт исключается. Только боль нашей бедной России.
  Ну и следующее десятилетие не родило героя. Всякую мелочь пузатую мы уже перепробовали и отпустили на пенсию. Герой опять-таки не пришел. Разве что клоуны сменили слабаков и уродов. Двадцать первый век открыл счет под знаком клоуна, влюбленного в денежки. Плюс гипервселенская ненависть к той же бедной России.
  - Герой вообще не придет, - улыбнулась своей загадочной улыбкой Татьяна Анатольевна Мартовская.
  За что люблю Татьяну Анатольевну, так за загадочную улыбку и обнадеживающие слова. В самый неподходящий момент подойдет Татьяна Анатольевна и обнадежит, хоть стой, хоть падай. А мне еще долго стоять, еще долго нести свою героическую вахту. Пока не появится тот пресловутый герой, способный заменить Александра Мартовского.
  
  АУДИЕНЦИЯ
  В стене открылось нечто вроде портала, куда бочком проскочила товарищ Радуга. Темнота в глазах, свист в ушах, мягкое приземление и длинный коридор со множеством дверей, вроде как уходящих в бесконечность. В четвертую дверь слева опять-таки протиснулась товарищ Радуга. А за дверью ничего особенного - рабочий кабинет мелкого чиновника. И экипировка, как полагается: стол, два стула, портрет на стене, на портрете обрюзгшее лицо со свинячьими глазками.
  Села за стол товарищ Радуга. Открыла верхний ящик, вытащила кое-какие бумаги. Достала карандаш, сделала кое-какие пометки. Открыла средний ящик, вытащила допотопный телефон с крутящимся диском. Посмотрела на телефон без особого удовольствия и накрутила на диске три секретные цифры. Что-нибудь вроде: три, два, один. Но это не точная информация. Пока накручивались цифры, всем корпусом закрывала телефон товарищ Радуга.
  Затем треск, затем хрюкающие звуки:
  - Какого хрена, твою мать? Посмотри на часы. Не спится, твою мать, или приспичило?
  Автоответчик, подумала товарищ Радуга. Время и впрямь не самое подходящее для телефонных переговоров. Шеф, скорее всего, занялся с компьютером и какими-нибудь древними играми, типа "Bounty". Сильно постарел шеф за последнюю сотню лет, расписал по часам сутки. Такие-то часы для работы, такие-то для законного отдыха. Оно бы ничего, но часы для работы с десяти до полудня, а остальное время для отдыха.
  Отключила телефон товарищ Радуга:
  - Вот потому с шефом у нас ничего не вышло.
  Давняя история, почти забытая, черт подери. Любой девушке, в том числе девушке-скитальцу, необходим спутник жизни. Ибо жизнь длинная, скучная, нервная. Без спутника как-то не получается преодолеть ее до конца на повышенных оборотах. Все равно нужен спутник. Лучше сильный мужчина, без ярко выраженных комплексов.
  Никто не возражает, шеф очень сильный мужчина, а Черная Радуга очень сильная девушка. Союз двух сердец имел стопроцентную возможность превратиться в мощнейшую машину по контролю вселенной. Но не превратился, черт подери. И не по вине товарища Радуга. Вышеупомянутый товарищ Радуга очень старалась жить, учиться, работать, как завещал товарищ шеф, как учит антикоординаторское движение. Зато с шефом получилось не очень. Завещать то он завещал много хороших пряников для молоденьких девушек и восторженных мальчиков, но сам игнорировал собственные заветы. Не получилась большая любовь между двумя скитальцами более чем высокого уровня, никто не взял под контроль и не порушил вселенную.
  - Маленькая хакерская атака, - криво улыбнулась товарищ Радуга.
  Из нижнего ящика стола появился миникомпьютер. Несколько тычков миниатюрным ножичком по миниатюрным клавишам. На экране заставка: "Добро пожаловать в ад". Летают миниатюрные духи, бегают миниатюрные черти, показывают свои миниатюрные прелести миниатюрные девственницы, ну и так далее. Вроде бы сигнал просочился сквозь антивирусную защиту. Все-таки товарищ Коготь при всех его недостатках разбирается в древних компьютерах. Да и Малютка не самый последний хакер по меркам двадцатого века. Вышеозначенная парочка в очередной раз превзошла официальных представителей антивирусной компании "Бульдог". Короче, ждем шефа.
  - А не слишком ли ты зарвалась? - вопрос товарища Радуга к товарищу Радуга.
  - Обстоятельства, черт подери, - вполне банальный ответ.
  Но как еще оценивается наша жизнь, если не банальными поступками или фразами? Никак не оценивается. Вот почему товарищ Радуга избрала свом спутником Жирного Когтя. Очень банальный товарищ. Никакой не герой, скорее наоборот. Согласен сыграть подставного мужа на любых условиях, была бы только жрачка да пьянка. А если нет настоящего мужа, то и номинальный сгодится для товарища Радуга. Вы же знаете, незамужнюю девушку так легко оскорбить и обидеть. А еще незамужние девушки подвергаются преследованию со стороны любой сволочи, им мешают делать карьеру.
  Стоп. Слышу топот по коридору. Быстро же сориентировался шеф, двадцати пяти секунд не прошло. Эх, не зря платит деньги Черная Радуга собственным подчиненным. После прошлого вируса шеф появился через сорок восемь секунд. Но сегодня настоящий рекорд. Куда бы записать рекордные цифры, чтобы выразить мальчикам благодарность.
  Хлопнула дверь. На пороге стоит шеф. В одних трусах и с багровой лысиной:
  - Какой хай-трек обломали.
  
  НЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ИГРЫ
  Вежливо встала, поклонилась Черная Радуга, предложила шефу садиться и баночку пива. В глазах сама невинность, чистые помыслы. На лице учительская улыбка, исключающая в зародыше ложь, но подтверждающая одну правду.
  - Какая удача, товарищ шеф, что вы соизволили присутствовать на работе в тот самый момент, когда возникла насущная необходимость. Еще большая удача, что вы решили заглянуть в мой скромный кабинет, можно сказать, по наитию, чтобы разобраться с насущной необходимостью.
  Шеф заскрежетал зубами:
  - Издеваешься, маленькая поганка?
  Слегка нахмурилась товарищ Радуга:
  - Мы находимся в рабочем кабинете, товарищ шеф, а не в дремучем лесу. Вы видимо полностью застряли среди рабочих проектов и сориентировались не совсем правильно. Пора вернуться на землю. Это кабинет вашего сотрудника по имени Черная Ягода. Здесь не растут поганки.
  Невнятное бормотание, бульканье, удар кулаком в волосатую грудь:
  - Убедила, докладывай. Десять секунд, и разбежались.
  Товарищ Радуга неторопливо разместилась за рабочим столом, разложила бумаги, обождала десять секунд, прежде чем открыть свой очаровательный ротик:
  - Ничего страшного, шеф. Вы можете возвращаться к своей работе, я могу возвращаться к своим обязанностям. Мы еще не утеряли контроль над планетой, как говорится, на всю катушку. Планета большая. Пройдут месяцы, может, годы, пока враг уничтожит наши оборонные сооружения и переманит аборигенов на свою сторону. Короче, можно заниматься другой работой. Тысячи мертвых птичек, доставленных с таким трудом из другой галактики для заселения Языческой планеты, сущий пустяк. Извините, до свидания, у вас другая работа.
  Шеф выпучил поросячьи глазки:
  - Это чего, намек?
  - Никак нет, шеф.
  - Э, я чувствую, что намек. Мол, состарился товарищ. Мол, работой не интересуется. Мол, гори она (то есть работа) любым пламенем. Или я ошибаюсь?
  Пошуршала бумагами Черная Радуга:
  - Кто у нас шеф, вы или я? Шефу всегда виднее, как действовать во благо подотчетной ему планеты, и как не действовать, чтобы не совершилось непреднамеренное зло. Подчиненные только подчиняются, то есть выполняют распоряжения шефа.
  Товарищ шеф почесал щетину на шее:
  - Все, проехали. Говори, чего надо, и баиньки.
  Еще пошуршала бумагами Черная Радуга:
  - Вопрос серьезный, за несколько минут не отделаюсь.
  Вот так всегда. Стареют признанные бойцы, погибают некогда процветающие планеты, появляются черные дыры, и ты осознаешь, что застрял в каком-то несуществующем прошлом. То есть в определенный период прошлое существовало, но теперь оно только прошлое. Точнее, оно твое прошлое, потому что других товарищей, существовавших в определенный период, практически не осталось.
  - Знаю я твой серьезный вопрос, - сплюнул товарищ шеф, после чего оседлал стул с очень неприветливой мордой, - Небось опять хулиганит боец Муркотенок?
  А что мы имеем с раздачи,
  Кроме щепотки удачи?
  А мы ничего не имеем,
  Пора раздаваться скорее.
  Бродят вокруг идиоты,
  Упорно мешают работе.
  Ну и, конечно же, гадят.
  Собственной гнусности ради.
  Против дурацких ошибок
  Не помогает улыбка.
  Опять же приятное слово
  Стало фигней бестолковой.
  Время использовать танки,
  Зазубренный нож и подлянку.
  Может не самое лучшее,
  Только чего-то получится.
  Встала из-за стола Черная Радуга, посмотрела в упор на товарища шефа своими неприятными, очень колючими глазками:
  - Не совсем так, товарищ Непомнящий.
  
  НУЛЕВЫЕ ГОДЫ
  Очень-очень давно в так называемые нулевые годы на планете Земля прибили на крест одного малохольного алкоголика по фамилии Цукер. Только никто не ведал из окружающих товарищей (с гвоздями и молотками), что истинная фамилия алкоголика именно Цукер, а не Христос, как записалось затем в одной малоисторической книге по фамилии библия. Зато товарищ Черная Радуга кое-что ведала (или точнее, проведала) про всю эту неразбериху с планетой Земля, про ее поддельных богов и обезьяноподобное человечество, что поклоняется абсолютной неправде.
  Стоп, какого черта мозги затуманились, и поклоняются абсолютной неправде? Или дело не в правде или неправде, а в том, что ей поклоняются? Для обезьяноподобного существа это, пожалуй, самый естественный постулат и самый понятный. Обезьяноподобное существо отсюда выросло, отсюда созрело, отсюда в пути. Топает, топает, топает ножками обезьяноподобное существо. Путь поклонения, путь унижения, путь возвращения.
  Все так просто и очень не так. С одной стороны божественный путь, потому что понятный. С другой стороны дьявольский путь, потому что естественный. Переворачиваем факты наоборот. Непонятная величина опять же бывает орудием бога, неестественная величина снова орудие дьявола. Обезьяночеловек унижается, обезьяночеловек радуется, что унижается, обезьяночеловек радуется, что еще не устал радоваться. Вот и весь путь. Энергия, годы, жизнь без конца и конец жизни. Надежда, счастье, удача во имя удачи и зло во имя не знаю какого там дьявола. А еще дьявол, о котором рассказано много иной чепухи, но на самом деле вообще ничего не рассказано.
  Видите ли, товарищ Непомнящий, понадеялась на исторические документы товарищ Черная Радуга, а исторические документы оказались подложными.
  Во-первых, планета Земля суть зараженная планета.
  Во-вторых, планета Земля не относится к планетам с естественным разумом.
  В-третьих, зараженная планета куда чаще культивирует искусственный разум.
  Мы вроде бы воспользовались тремя постулатами зараженности для решения нашей домашней проблемы. Если планета Земля согласна культивировать разум, почему бы ей ни культивировать маленьких добреньких птичек из соседней галактики.
  Вот и я спрашиваю, почему? Господа предшественники вторглись на одноименную планету и накультивировали черт знает что. Больше того, не произвели зачистку после культивации те же товарищи. И оставили после себя некое чмо, которое мы зовем дьявол.
  Только не надо придуриваться, якобы дьявола не было. Любой недоносок из обслуживающего персонала, или какая-нибудь помесь между атлантом и обезьянкой может сойти за дьявола. Сколько раз повторять, товарищи предшественники не выполнили своевременно социальный заказ. Есть факты, что вредоносных атлантов они вычистили. Зато на помесь между атлантом и обезьяной времени не осталось.
  - И что вы думаете по данному поводу, товарищ Непомнящий? - спросила товарищ Черная Радуга.
  - Я ничего не думаю, товарищ Черная Радуга, - ответил товарищ Непомнящий.
  - Очень зря вы не думаете. Прежде чем заселять зараженную планету новыми формами жизни, следовало найти некую маленькую невычищенную тварь и поступить с ней согласно законам военного времени.
  
  ИЗ НЕПРОВЕРЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  До Христа Дионисовича (партийная кличка предшественник Цукер) прозябал в ничтожестве дьявол. Олимпийская слава, олимпийская религия, олимпийские боги. Нечего ухватить, нечем поживиться, навар почти никакой. Сиди в своей дыре, дыши одной серой и выжидай какую-нибудь подходящую оказию.
  Во времена Атлантиды был еще крохотным несмышленышем будущий чиряк всего человечества. Атлантов били, тебя не заметили. Ни человек, ни обезьяна, ни бог. Так пустое место, плесень и грязь под ногами. Не заметили плесень, не восприняли грязь, а тебя туда положили, откуда растут ноги. Где былая красота? Где физиологическое тиражирование предков? Где чистейший облик опять же будущего властелина Земли и настоящего бога? Хорошо прошлись воюющие товарищи. С той стороны, с другой стороны. После чего наступили на голову. И ты уже не такой как они. И никто теперь не поймет, что за дикое существо этот дьявол.
  Впрочем, необходима осторожность. Предшественник Цукер чертовски сильный собака. Из-за него рога на башке, а хвост ниже пояса. Стареющий виночерпий прижмет за рога, ухватит за хвост, шибанет между ножек. Осторожность во всем. Говорила мама, не связывайся с космическими пришельцами. Уговаривал папа, на расстоянии безопаснее. Сам догадался, как соблюдается расстояние. Земля еще молодая. Обезьяны еще недоразвитые. Человекобоги более миф, нежели нечто реальное. Богочеловеки в космическом корабле веселятся совместно с богами. Снова старая истина. Умеющий унижаться возвысится. Умеющий возвышаться унизится. Раньше команда, сегодня один на один. Ты еще в теле, ты еще крепкий мужик. Единственное препятствие торчит на трухлявом кресте. Стареющий и дряхлеющий виночерпий.
  Ничего необычного, только факты. Виночерпий затеял большую игру. Его властолюбие просто поразительно. Дайте власть над вселенной! Не дали. Дайте власть над галактикой! Да не смеши порося. Дайте власть над какой-нибудь звездной системой! Да куда тебе, ненароком поджаришься. На худой конец, вот она наша Земля и духовная власть.
  Не по себе срубил сук Дионисович. Пляски, вино, распутные бабы. Чего еще пожелать мужику? Даже такому блатному пройдохе, как этот предшественник Цукер. Кажется, ничего больше большего, только меньшее. Пока благодетельствуешь веселью, ты самый великий властитель твоего недостойного, если хотите, опять-таки обезьяньего человечества. Отошел от веселья, хрен цена твоей власти.
  Дьявол гораздо старше, чем козлоногий предшественник. Дьявол в некоей мере затворник. Выжидал, выжидает, готов еще не один сезон прятаться. Судьба Атлантиды принизила скороспелость особенно страстных мечтаний его и желаний. Несбыточных фантиков не желаю, о несостоявшейся конфетке замолчи и забудь. Лучше переоценить противника и не двигаться с места, нежели недооценить и закидывать шапками. Шапкозакидательство очень хороший пример Атлантиды. Если бы не закидывали атланты противника шапками, то олимпийцам каюк, а какой-нибудь пьяненький виночерпий застрял вроде сторожевой собаки в садике дьявола.
  Страшная штука судьба. Первое преступление вытягивает следующее преступление. Первая ошибка вытягивает следующую ошибку. Первая неудача вытягивает двадцать две неудачи со всеми вытекающими отсюда последствиями. Рогатому товарищу повезло. Потоптали, но не растоптали. Покалечили, но не докалечили. Били, но не добили. Дальше затворничество, неизвестность и тишина. Для кого сумасшедшая тишина, для кого благодатная. Дебилы и недотепы кончаются в подобных условиях. Как мне плохо! Как я одинок! Как я переполнен энергией! Некуда живот положить! Воистину недотепы. В тысячный раз согласен, дебилы. Пока существует живот, зачем его положить? Еще не время, еще пригодится, еще пожалеешь. Вот отрежут живот в пирожок, и положить будет нечего.
  Философия, психология, дьяволиада. Нет, дьяволиада только в проекте. Христианско-дионисическая идея добра и зла не самый худший подарок последнего олимпийца первому дьяволу. Зачем я сказал худший? Он лучший. Более выдающегося, более очаровательного подарка ни за какие деньги не выдумаешь. Это добро, это зло. Это доброе начало, это злобный конец. Это спаситель, это вредитель. Это сама правда, это неправда, ложь и лукавство.
  Нет, не думайте, философия лукавого еще не состыкована с философией дьявола. Христос-Дионис изъясняется в иносказательном смысле. Для него очевидна лукавость прочих богов олимпийцев. Его намеки в сторону олимпийской горы. Ребята сподличали, то бишь слукавили. Или не догадались, какая филигранная техника и какой политес? Скажем так, издалека и обиняками подготавливается общественное мнение против всего олимпизма. Они лукавят, они лукавые, они зло. Под вышеозначенный шухер подготавливается и чего-нибудь почище. Гора как помойка, гора как отстойник, гора как вертеп. Шесть, семь, восемь, двадцать восемь столетий плодотворной работы сделают невозможным мало-мальски солидное поклонение олимпизму, что не так много. Для стареющего Христа-Диониса приемлемый срок. Вот улучу всех в лукавости, и посмеемся тогда. Да кто мог предвидеть, что снимут тебя с креста олимпийцы?
  - Помню я этого парня, - скорчил морду товарищ Непомнящий, - Мы его со скитальцем Оторва едва не поймали.
  - Но все-таки не поймали, - улыбнулась Черная Радуга, - Потому что ловили совсем не его, а кого-то другого. Скажем, некую тварь, которую по простоте душевной зовут дьявол.
  
  ТОЛЬКО ИСТОРИЯ
  Вот вам прекрасный пример ямы, вырытой для другого товарища. Как уже говорилось неоднократно, в нулевые годы предшественник Цукер покинул грешную Землю (пишется с большой буквы). Очень неприятный момент. Ты копал, ты наяривал, ты пострадал. Крест неудобный, гвозди ржавые, копье тупое. Короче, страсти-мордасти, а пользуется некто другой. То же мне красавец, то же мне философ, то же мне лукавый товарищ. Хотя постойте, он на самом деле лукавый товарищ. Ребята опростоволосились не по своей воле, обыкновенный студенческий перебор. Этот, как пить, по своей воле. 3а тысячелетия заточения дьявол перечитал чуть ли не все книги, изучил чуть ли не все философии, разобрался чуть ли не в любой психологии и создал свою собственную книгу, свою собственную философию, тем более свою психологию, которая в совокупности дьяволиада.
  Так одно слово переломило игру. Подразумевался положительный финал, а вынырнул отрицательный. Прилет космического корабля развязал руки затворнику. Я слукавил, я лукавлю, я буду лукавить. Остальная игра сплошное лукавство. Вы думаете, нас покинул господь? Ничего подобного, он вернется. Вот вам его облик. Смотрите, радуйтесь, только руками не трогайте. Руками нельзя, вдруг чего пропадет? Облик не первой свежести, не даром мирра трупом попахивает. Облик сплошной обман, не даром библия вышла из под когтей дьявола. Облик верная карта и козырь, которые разыграл козлоногий, хвостатый, рогатый потомок атлантов. Он сегодня единственный господин на Земле. Господа нет. Сняли с креста, усадили в каталку, скрутили цепями. Чтобы не буйствовал, чтобы не рвался обратно на Землю. Я вернусь, я вернусь, я вернусь! (То же мне терминатор нашелся). Ты и так погулял, то есть хорошо погулял без папашиного надзора и без мамашиной плетки. Ах, седины! Ах, зубы шатаются! Ах, дурные волосики покидают умную голову! Все равно погулял. Пора домой, пора на вечный покой и пропади пропадом обезьянья планета.
  Неужели еще не дошло? Больше нет господа. Нет во множественном числе, нет в единственном лице, и так далее. Корабль с концами. Может когда-нибудь другая более удачливая экспедиция продолжит эксперимент олимпийцев. Все может быть. Удача на волоске пера. Перо вверх, вышла удача. Перо вниз, неизвестно какая там гадушка вышла. Это закон. Большее число лучше меньшего, еще большее число лучше большего, еще и еще большее лучше еще большего. Но закон невыполнимый. Сплошь абстракция, сплошь на пальцах, сплошь нечеловеческим языком и тем более нечеловеческими фразами. Бога нет, но бог есть. Нет бога настоящего, то есть реального и существующего в данной точке пространства. Есть бог абстрактный и существующий в центре вселенной. Центр вселенной это я. Я существую, значит, бог есть. Центр вселенной это ты. Ты не загнулся, значит, бог с нами. Можно договориться до очаговой шизофрении. Но никто никогда не поймет, что бог есть орудие дьявола.
  Да за такое суждение на костер. Добро и зло, плохое и хорошее, маразм крепчал и карета скорой помощи за углом. Атеисты всяк отрицают маразм, церковники наоборот признают. Никто не подумал, что получилось в реальности. Просто одни товарищи отрицают, просто другие товарищи признают. Отрицание отрицания и признавание признавания. Не отрицайте, да не отрицаемы будете. Не признавайте, за вас не признают. Опять же хороший урок на будущее, если в проекте будущее. А если проект запущен? Вчера проект, то есть до вознесения новоявленного господа бога. Теперь вознесся, теперь отвалил, теперь никогда не вернется новоявленный господь. А не дай бог вернется? До этого времени успеет поцарствовать дьявол.
  Дальше игра. Если играть напрямую, у нас пройденный материал, или крест. Божественных и надуховившихся товарищей хоть отбавляй, крестов не хватает. Олимпийцы еще в почете. За них дают по ушам, за них кочергой, их же именем кормятся звери. Нет, не обезьяны, проехали. Всякие там тигры и львы. Обезьяны не кормятся, они кормильщики и поильщики данных зверей. За мясо есть мясо противников олимпизма, за пойло есть кровушка тех же противников. Для создателя дьяволиады не совсем прилично оказаться кормом и пойлом. Единственный на Земле, единственный среди обезьян, единственный Бог с большой буквы. Прочие только тени, прочие только слова. Христос-Дионис (партийная кличка предшественник Цукер) не представляет опасность. Скрывшийся враг это друг. Не забудь разыграть свою карту.
  Теперь библия. Чего было, чего не было, дьявол включил в книгу. Его книга, я ошибаюсь, его лучшая книга. Возвеличивая противника, возвеличиваешь собственный авторитет. Господь великий. Господь всеблагой. Господь всевидящий и справедливый. Не какой-то вам Дионисович. Имя Дионисово исключено. Осталось только имя Христово. Да еще для разгона: бог-сын, бог-отец, бог-святой-дух. Чем неопределеннее, тем приятнее. Обезьяны спорят, обезьяны не понимают, обезьяны не имеют смелости признаться, что не понимают. Они обезьяны, вот так. Ты философ, ты настоящий ученый, больше того, ты знаток очень многого и слишком многого в нашей вселенной. Обезьяны не понимают, они боятся, они дискредитированы и дезинтегрированы уловкой затворника.
  - Поздно говорить о какой-либо чистке, - поморщился товарищ Непомнящий.
  - Теперь поздно, - поморщилась товарищ Черная Радуга, - Мы здорово влипли во все это дерьмо, когда попробовали настругать из зараженной планеты Земля незараженную Языческую планету.
  
  И ЕЩЕ
  Библия есть уловка. Гениальная, гиперпространственная, очевидная. Гениальность библии очевидна, очевидность библии гениальна. Насчет гиперпространственного эффекта не уточняю. Только выдающийся ум, просуществовавший в одиночестве пятьдесят-шестьдесят веков, способен сфабриковать подобную книгу. Для любителя козлоногих пастушек сие непосильный труд. Пить в молодые годы, еще туда и сюда. Проповедовать на закате, еще сюда и туда. Дионисические вакханалии имеют слишком тесную связь с человечьей природой или обезьяньей материей. Шлепай губа, ляпай язык. Вот и вся природа вашего Диониса с настоящей фамилией Цукер. Обезьяночеловек такой полоумный, чего не ляпнешь, все переварит. Человекообезьяна такая чокнутая, чем не накормишь, она довольствуется. При хорошем пищеварении можно довольствоваться. У дьявола скверное пищеварение. Олимпийцы вытоптали желудок.
  Впрочем, желудок не относится к игре. Возвышая фиктивного господа, ни в коей степени унижаем реального дьявола. Свобода и рабство. Разум и кретинизм. Свет и всполохи мрака. По мере перехода человекобога в человекообезьяну, а человекообезьяны в обезьяночеловека все становится на свой клеточки. Свободное, разумное, светлое... Чего нет, того не ищите, и не выдумывайте. Напрасная трата времени, напрасный позор и потеря последних своих привилегий. Рабство, кретинизм, всполохи - теперь призовая карта. Ухватил, утащил, уловил. Не надо разводить руками и не надо удивляться, что накрыло Землю мрачное христианство.
  Страдающий боженька против веселого виночерпия. Страсти Христовы против попойки с флейтистками. Возвышая своего гонителя, дьявол по сути унизил его. Величие не возвышается, величие не подталкивается, величию не нужен посредник. Оно величие, оно номер один, выше его никого вобще не найдете, сколько не тормошите себя. Величие ни в коей мере ничтожество. Но подталкиваемое, возвышаемое и опосредованное оно уже не величие. Нечто иное оно, покуда не разобрался, какое иное. Но в любом отношении это нечто достойное жалости.
  Тонкий маневр. На отсутствующего товарища грехи. На отсутствующего товарища награды. На него же вселенская власть. Товарищ отсутствует. Никаких шансов, чтобы отбиться и доказать свое непричастие дьявольской шайке-лейке. Замазали, затоптали и причастили. Куда почище, нежели во времена Атлантиды. Рога не растут, хвост не торчит, ноги нормальные вместо козлиных, желудок не только на рататуях и кашицах. Все равно замазали. Сделай боженька для меня нечто хорошее! Ишь чего захотел? Сделай ласковый житие мое сказочным! Ишь куда потянуло? А еще всеблагой устрой мне доходное место! И никакого дохода. Неужели не разбираешься, какая клавиатура вокруг? Неужели не представляешь, какие вокруг собираются бяки? Неужели совсем очумел? Вот тебе боженька, вот тебе в ухо, вот тебе по балде и до самого детородного органа, это самое место.
  Запорошило снежком
  Правильную истину.
  Храмом сделали дурдом
  За здравие нечистого.
  Все равно, что новый бог
  Смотрит не в ту сторону.
  В этом храме на дорогу
  Помолиться здорово.
  Если ходишь через тьму,
  Сам себя пугаешься,
  Нет значения, кому
  В храме поклоняешься.
  Молись неистово,
  Но с личной выгодой.
  - А мне-то какое дело? - высморкался прямо на пол товарищ Непомнящий.
  - Как знать, - высморкалась туда же товарищ Черная Радуга.
  
  ПРИБЛИЖАЕТСЯ УТРО
  Даже не представляю, о чем таком думала русский богатырь Таня-маня, когда лежала, зарывшись мордашкой в траву, и трансформировалась из железной девы Крысятки в обыкновенную девушку. Если у кого возникли сомнения по поводу болезненности процесса трансформации, предлагаю попробовать маленький эксперимент: отхренячиваешь себе руку, затем пришиваешь обратно. Трансформация очень похожий процесс, только немного сложнее. Сначала чего-нибудь у тебя отхренячивается, и на освободившееся место чего-нибудь пришивается, чего раньше там не было. Например, вместо руки пришивается железный крюк или коготь. При обратной трансформации железный крюк или коготь отправляют в помойку, а неплохо сохранившаяся рука становится на законное место. При чем процесс обратной трансформации в разы страшнее, чем предыдущий процесс. Для товарищей скептиков предлагаю еще раз попробовать.
  - Вижу свет, - не то чтобы странно, но весьма необычно повела себя Таня-маня, когда это дело закончилось.
  Вполне транспортабельные старички бывшие координаторы приподняли и перенесли на более сухое место менее транспортабельную девушку. Не хочется вдаваться в детали, но пространство метров на двести вокруг Тани-мани было завалено трупами и залито более чем свежей кровью.
  - Что здесь произошло? - следующая реплика Тани-мани.
  - А ты ничего не помнишь? - вопросом на вопрос ответил Че Бэ Иванович.
  - Она ничего не помнит, - помотал головой Муркотенок, - Сверхаутемичный синдром есть обыкновенное явление для стареющей девушки.
  - Я не такая старая, - попыталась выругаться Таня-маня, - Я самая молодая в нашей команде.
  - Быть молодежью среди стариков, - ответил боец Муркотенок, - Не то чтобы выдающаяся заслуга на русской земле. Ты попытайся мыслить и чувствовать, как молодежь, тогда сверхаутемичный синдром не найдет свою жертву.
  - Я мыслю, - не получается с руганью, черт подери, только пыхтит и пищит Таня-маня, - Я чувствую.
  Как еще объяснить старикам, что вечная молодость есть удел одной девушки с простым русским именем Таня-маня? Муркотенок всегда отличался застойным мировоззрением образца двадцатого века. Че Бэ Иванович дебилизировался и одурел, хотя выглядит как двадцатилетний мальчишка. Может когда-нибудь поумнеет Че Бэ Иванович, на что надеется его официальная невеста Таня-маня. Или со свадьбой облом. Не настолько дура официальная невеста Че Бэ Ивановича, чтобы связаться с дебилом на старости лет и подносить дураку кашку.
  - Надо бы поосторожнее с неизвестным оружием, - в никуда сказал Муркотенок.
  Таня-маня вернулась в реальный мир:
  - Теперь любое оружие неизвестное.
  Че Бэ Иванович подсел рядом и приласкал Таню-маню:
  - Не бери в голову, Танечка. Много зла и мерзости в реальном мире. Планета Земля всегда считалась сосредоточением отрицательной энергии. Как-то с положительной энергией не выходило на нашей Земле, а вот с отрицательной выходило. Очень трудно ответить, почему такая планета Земля, но мы любим и очень любим только такую Землю. Даже если она называется Языческая планета.
  Ничего не ответила Таня-маня. Прижалась как-то поплотнее к молодой груди Ивановича. Не так чтобы паршивенько регенерировал товарищ Иванович на последнем этапе. Тело он получил молодое, сильное, а что с головой непорядок, так это определенный вопрос. Найдите мне человека, у которого с головой порядок, и ваша правда выше моей правды, то есть на первом месте. А пока остается Че Бэ Иванович.
  Отошел в сторону, засмотрелся на звезды боец Муркотенок:
  - Кому-то мы не понравились?
  Таня-маня закрыла глаза, попробовала подремать до рассвета:
  - Известно кому.
  Еще крепче обнял Таню-маню Че Бэ Иванович:
  - Но это же глупость. Наши враги давно умерли, их прах поглотила вселенная.
  - Или не поглотила, - сказал боец Муркотенок.
  Таня-маня открыла глаза. Кажется, не удастся подремать до рассвета:
  - Мы думаем об одном и том же.
  - Кажется так, - как эхо отозвался боец Муркотенок.
  Бывшие координаторы уставились в одну точку.
  - Я сплю или нет? - вопрос Тани-мани.
  - Кажется, нет, - опять отозвался боец Муркотенок.
  И только Че Бэ Иванович сохранил идиотскую ухмылку на красивом славянском лице:
  - А ведь это мой папа Непомнящий.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ БАНКЕТА
  Здорово изменился за последнее время скиталец Непомнящий. Кто бы подумал, что выдающийся злыдень нашей вселенной пускает слюни и сопли над компьютерными девочками и предпочитает компьютерное мочилово настоящей живой драке? К сожалению, факт остается фактом. Двадцать два часа в сутки отполовинил скиталец Непомнящий на компьютерную вселенную, и только два часа на реальную жизнь (в том числе и на сон). Была бы возможность, так двадцать четыре часа в сутки сияла компьютерная вселенная, в которой рубится скиталец Непомнящий с компьютерными зябами или щупает компьютерных симпатюшек за виртуальные ляжки.
  Видите ли, какая фигня получается. Связался перед пенсией товарищ Непомнящий с мафией, решил всем миром очистить любимую Землю от координаторского движения. Очень похвальный порыв для стареющего скитальца, но не очень разумный. Номинально руководит мафией скиталец Непомнящий. Мафия в свою очередь отбирает у товарища скитальца два часа жизни, которые лучше бы потратить на более нужное дело. То есть на тех же компьютерных симпатюшек или на мочиловку с компьютерными зябами.
  - Начинается, - скорчил скорбную рожу Иван Непомнящий.
  Убийца координаторов, злой мутант Хрюколап, Ржавый Солдат, Кибер-бобер, и прочая, прочая, прочая почувствовал, что его обокрали не просто на пару минут драгоценного компьютерного времени. Нет, парой минут не отделаешься, когда к тебе пришла мафия. Некая вредная мымра по имени Черная Радуга абы как не приходит, но с наиболее отвратительными новостями, требующими многих часов личного (компьютерного) времени Ивана Непомнящего.
  - Мы теряем нашу планету, - более чем спокойно отреагировала Черная Радуга на капризное состояние собственного шефа, - Благодаря вашим капризам, товарищ шеф, планета сильно преобразилась в двадцать седьмом веке. Деньги с урановых рудников помогли перенаселить планету не только существами из другой галактики, не имеющими ничего общего с человечеством, но изменили само название планеты.
  - Это была ваша идея, - смутился Иван Непомнящий.
  - Нет, идея была ваша, - легко отпарировала некорректный выпад скитальца Непомнящего скиталец Черная Радуга, - Уничтожить название планеты Земля из всех информационных источников стоит очень больших денег, но вы на это пошли, товарищ шеф. Нет планеты Земля, нет земного сектора, нет никаких претензий у противоборствующих сторон, самое время договориться. То есть договориться, кому достанется никому неизвестная Языческая планета за другие очень большие деньги.
  - Ах, вот вы о чем, - порозовел и приосанился Иван Непомнящий, даже трусы подтянул, чтобы не очень свисали на брюхе, - Как говорится, шедевр дипломатии. Амбициозное координаторское сообщество довело земной сектор до нищеты и полнейшего разорения. Многовековые войны в конце концов закончились уничтожением обезьяноподобного человечества на планете Земля. Наиболее предприимчивые земляне убрались подальше от места координаторской экспансии, заселили другие планеты. Так что все правильно. Планета Земля не имела права на жизнь, только право на смерть. Другое дело Языческая планета.
  Все, подумала Черная Радуга, шеф завелся, вижу прежнего шефа. Ни какого-то разжиревшего полудурка, утонувшего в компьютерных играх образца двадцать первого века. Вижу истинного воина, не отступившего против победоносной машины координаторов, но положившего конец кровопролитной войне за земной сектор. И наплевать, что Языческая планета или Земля образца двадцать седьмого века не то же самое, что Земля образца двадцатого века. То есть нынешняя Земля не та самая планета, когда вся эта хрень началась. За семь веков много чего изменилось в нашей вселенной. Даже Иван Непомнящий (кошмар координаторов) перешел в разряд обывателей, то есть устраивает мочилово на виртуальных планетах.
  - Кто спорит? - сказала Черная Радуга, - Правильная экономическая политика дала правильные результаты. Языческая планета заселяется, размножается, процветает. Толстосумы из многих галактик прилетают на Языческую планету, дабы поучаствовать во всевозможных шоу и оставить здесь свои денежки. В межгалактических каталогах мы числимся, как отсталая планета, очень рекомендуемая для отдыха. Под такой крышей можно существовать вечно. Ни одна агрессивная цивилизация не позарится на межгалактическую базу отдыха, не вызвав при этом раздражение прочих цивилизаций, которые просто у нас отдыхают. А мы тем временем возрождаем русскую землю.
  - Мои слова, - отмахнулся Иван Непомнящий, - Все-таки у тебя хорошая подготовка, товарищ Радуга.
  В ответ маленький такой, гаденький смешок:
  - Дьявол вернулся под новой маской. Может погибнуть планета.
  
  РАЗРАБАТЫВАЕТСЯ СТРАТЕГИЯ
  Очень сложно понять, какого черта на Языческой планете регенерировал Че Бэ Иванович? Или какого черта сюда занесло Муркотенка? Тем более возвращение железной девы не лезет ни в какие ворота. Все это призраки из прошлого. Все это вселенская накипь и гарь. Правильные предприниматели часто не учитывают подобную накипь, забывают про гарь. Правильное предпринимательство основывается на реальных законах, а не на дурацких случайностях, которые очень любит подкидывать наша вселенная.
  Дальше более интересный вопрос. Регенерация бывшего государя всея Руси в бывшей его вотчине могла пройти незаметно. Ну, регенерировал государь через энное количество лет, потому что ностальгия замучила. Ну, и что с того? Скиталец Непомнящий очень лояльно относится к непутевому сыну Че Бэ Ивановичу. Дело такое обыкновенное. Получился непутевый сын, то есть Че Бэ Иванович, никак не разберется в приоритетах, не вернется домой к любимому папочке. Однако по официальным источникам единственный сын у скитальца Непомнящего, и с этим стоит считаться.
  Повторяю вопрос. Что за хрень у нас получается? Одновременная регенерация одного бывшего координатора, и нашествие двух других бывших координаторов экстра-класса более чем невозможная величина. Ничего подобного не бывает во времени и пространстве. Около трех веков где-то блудила славная троица, как вдруг всем приспичило возвратиться на любимую Землю. Три века тишины, покоя и полного безразличия со стороны неконтролируемых товарищей. И вот они вместе долбают и рушат любимую Землю.
  Черная Радуга подошла к выводам:
  - Нам чертовски не повезло, но вопрос придется решать. Или Языческую планету постигнет участь планеты Земля. Эта троица не остановится, пока все не разнесет к чертовой бабушке.
  Иван Непомнящий соизволил присесть на стул и задумался:
  - Я ничего не имею против Че Бэ Ивановича. Мальчик вполне послушный, очень отзывчивый, если убрать Муркотенка. Ежу понятно, что виноват Муркотенок. Тупой ободранный кот не воспринимает сложную дипломатическую игру, а только кидается бомбами. Разобраться с тупым котярой мечта моего детства. Но сие может не понравиться Че Бэ Ивановичу. Мальчик привык к своему любимому котику, мальчик может обидеться и устроить маленький шухер. При чем никто не дает гарантий, что мы сумеем нейтрализовать Муркотенка. По крайней мере, до сегодняшнего дня живет и здравствует Муркотенок назло собственным ненавистникам и злопыхателям. Очень крепкий товарищ.
  - Тогда отдайте мне деву Крысятку.
  Черт знает, как проговорилась Черная Радуга. Что за невоздержанность в наших рядах? Может, тебе не нравится стервозная дева Крысятка. Может, пришлось претерпеть много гадостей от непредсказуемой стервы. Но гадости в прошлом, их унесло с собой время. Для деловой женщины, каковой является Черная Радуга, не существует личных обид. Ну, обидела в кои веки железная дева. Она многих обидела. Характер настолько стервозный, подталкивает к обидам. Так прости сумасшедшую девушку. Или, если не можешь простить, обратись к богу. Несколько тупеньких молитв, затем полегчало. Теперь у нас всепрощение и вседозволенность. Метагалактическая стерва прощается, а ее очень давняя жертва Черная Радуга приступает к работе.
  - С девой Крысяткой, - напомнил Иван Непомнящий, - Вопрос опять же открытый. Дева нравится мальчику. Ее присутствие благотворно влияет на неуравновешенную психику Че Бэ Ивановича. Что случится в период отсутствия девы предположить очень не просто. Представьте такую картину, скиталец Радуга, что у вашего ребенка отняли любимую игрушку. Ах, у вас нет ребенка? Ах, его нет из-за стервы, которая железная дева Крысятка? Мои извинения. Тогда представьте, товарищ Радуга, что у гипотетического ребенка отняли игрушку, при чем игрушка была любимая. Что, представили? Думаю, с вами все ясно.
  Мы ползли через шквалы
  Между мраком и светом.
  Мы опять же мечтали,
  Все достанется детям.
  Трупы подлых ублюдков
  Мы топтали без жалости.
  Это была не шутка,
  Детям снова достанется.
  И безумное время
  И меры непроверенные
  Мы поставили на колени,
  Потому что есть дети.
  Все рассчитано точно,
  Дети - надежная поросль.
  А эти дети поморщились
  И отошли не в ту сторону.
  Что делать дальше, вопрос на засыпку. Самое время повеситься.
  
  А КТО ЭТО ЗДЕСЬ?
  Тяжелая ладонь легла на плечо Малютке. Очень захотелось кричать, но другая ладонь, при чем не менее тяжелая, заткнула рот. Едва не наделал в штанишки Малютка.
  - Не бойся, это же я, Варвар Бетонщиков.
  Ладони тут же ушли в пустоту. Малютке очень захотелось ругаться и плакать:
  - Ну, у тебя и шуточки, черт подери. Нельзя так обращаться со старшими. А что если инфаркт миокарда или какая другая хрень, на лекарства не напасешься.
  Варвар VOVKA появился в поле зрения товарища Моха. Как всегда цветущий и пахнущий всеми прелестями глубокого космоса.
  - Не бери в голову, дядя Мох, - сказал VOVKA, - Не так часто меня заносит в ваши края и не так чтобы очень надолго. Времени на базар не хватает.
  - Проехали, - плакать вроде бы расхотелось Малютке, ругань застряла в горле.
  Очень не просто обижаться на молодежь, тем более, если молодежь Варвар VOVKA. То есть один из самых неутомимых скитальцев нашей вселенной. Почти как я в молодости, подумал Мох, только немного хуже. На Варвара точно нельзя обижаться. Выскакивает этот чертенок из табакерки, ну вроде из всех щелей, устраивает дурацкие розыгрыши. Но с другой стороны, ценный источник информации. Чего не знает Варвар, того не знает никто, ни один компьютер, ни один коммутатор. Вся вселенная знает, что набит информацией Варвар VOVKA.
  - Вот и чудненько, - Варвар скептически осмотрел Моха, - Какой-то прикид у тебя неправильный, а на ногах белые тапочки. Что помирать собрался, старый зануда?
  Совершенно инстинктивно поглядел на ноги товарищ Мох. Правда, там белые тапочки. Неужели склероз, неужели старость замучила? Не помнит товарищ Мох, как выходил на задание с Жирным Когтем. Споры, лишний базар, мог и не поменять тапочки на армейские сапоги. Какая разница, если ногам больше нравятся тапочки. И вообще, кто бы подсказал, что в наших краях водится Варвар VOVKA?
  - Рано еще хоронить старика, - вроде как на публику возмутился товарищ Мох, - А ты чертовски глазастый мальчик.
  - И не только глазастый, - Варвар уселся прямо на землю, - Только не говори, что на земле сидеть вредно для юношеского здоровья. Мол, результат - импотенция. Или объяснюсь популярно, посидел молодой человек на холодной земле - так детей у него не будет. У меня уже есть ребенок, сам знаешь, очень шустренькая девочка, едва не расстелила под кустиком самого Муркотенка. А у тебя, дядя Мох, отвечай честно, у тебя есть дети?
  Малютку на этот раз не очень здорово передернуло:
  - Все время одно и то же, повторять надоело, товарищ Варвар, нет у меня детей, не было никогда и не будет.
  Варвар почесал в затылке (любимый жест координаторов, не совсем, чтобы чуждый скитальцам).
  - Ах да, запамятовал. Тут попахивает другой ориентацией. Ну, простите, пожалуйста, маленький мальчик VOVKA будет вести себя хорошо, маленький мальчик VOVKA заслужит конфетку, может и пряничек.
  Сплюнул товарищ Мох:
  - Сколько раз повторять, нормальная у меня ориентация, но по слабости здоровья, по возрасту, по идеологическим принципам, по работе детей иметь не имею. А при взгляде на нынешнюю молодежь так вовсе не хочется.
  Варвар VOVKA сплюнул на метр дальше товарища Моха:
  - Чего плюемся, дядя Мох? Или подготовка к олимпийским играм в двух дисциплинах: "плевок на дальность", "плевок на точность". Я тут большой чемпион, дядя Мох, может, чем посоветую?
  Черт подери, смеяться не хочется, плакать не можется. Если честно, то только в обществе Варвара чувствовал себя человеком Малютка Мох. Не каким-то мутантом с планеты Мурс, или заключенным с урановых рудников, или рабом мафиозника Черная Радуга, но человеком. Кажется, только Варвар относился к Малютке, как к равному. Дядя Мох, пойдем на рыбалку? Дядя Мох, хочешь сбегаю за сигаретам? Дядя Мох, как твоя печень и ее война против пива? Нет, что не говорите, но нормальный парень VOVKA Бетонщиков. И скиталец из него высочайшего уровня. Кому угодно начистит морду между двумя анекдотами или глотками пива.
  - Ты бы мне не мешал, мальчик, - вернулся к биноклю Малютка, - Видишь, работаю.
  - Ах, это, - Варвар отнял бинокль, - Значит с глазами проблема? Я ведь чего прилетел. Я ведь заметил всю вашу драчку из космоса.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
  Планета Земля не входит в круг интересов товарища VOVKA. Окопавшись несколько веков назад на планете Лилит, так и контролирует младший Бетонщиков сектор Альфа Центавра. Очень спокойный, можно добавить, беспроблемный сектор. Координаторы туда не сунутся ни за какие денежки. Планета Лилит стала величайшим поражением за всю историю координаторского сообщества. Вы же понимаете, на планете рулят Придурки. Ну и с Придурков (пишется с большой буквы) какой спрос. Бац по башке, пышные похороны.
  Только не подумайте, что товарищ Варвар пристроился по блату к планете Лилит. Ничего подобного. Планета Лилит - стандартная планета земной группы, где идет развитие человечества ускоренными темпами. Кому-то планета Лилит кажется адом, кому-то кажется раем. Но для Варвара VOVKA она просто второй дом. Потому что его первый дом - космос.
  Кстати, о координаторском вопросе. Раз мы коснулись проблемы координаторов в секторе Альфа Центавра, хочу добавить, не конфликтует с координаторами Варвар VOVKA. Или еще точнее, Варвар VOVKA единственный из скитальцев, кто никогда не участвовал в крестовом походе против координаторского движения. После побоища в системе Альфа Центавра Варвар поставил на нейтралитет. Слишком много крови и жизней унесла кровопролитная война между координаторами и скитальцами. Вроде бы самое время остановиться. Вот что, товарищи координаторы, вы не трогаете Варвара, Варвар не трогает вас. Во вселенной много другой сволочи, которой самое время чистить и жопу, и морду.
  Теперь догадались, почему VOVKA Бетонщиков является наиболее полным носителем информации. Потому что его информация с обеих сторон. Даже последняя тварь уважает товарища VOVKA и готова поделиться с ним информацией. Под пушками, под танками не будет вам никакой информации. Зато с товарищем VOVKA информация будет. Ибо чтобы была информация необходима соответствующая репутация. Так вот по всем параметрам соответствует Варвар VOVKA.
  - И что посоветуешь? - более конкретный вопрос со стороны товарища Моха.
  - Одевай термоболье, собачий пояс, в сапоги стельки. Радикулит останется в прошлом.
  - Да я не про это, - поморщился все тот же товарищ, - Очень нужен совет против кое-каких чудиков.
  Жест в сторону железной девы и парочки бывших координаторов.
  - Ах, опять взялся за старое, дядя Мох, - поморщился очень похоже на дядю Моха VOVKA Бетонщиков, - Сколько раз говорить, не связывайся с Муркотенком. Ты, конечно, крутой мочило, но Муркотенок куда круче. Кто в свое время связался с добреньким котиком, тот испортил здоровье. Опять же здоровье такая штуковина, дядя Мох, если однажды испортил, термобелье, собачий пояс и стельки никак не помогут.
  - Все шуточки, черт подери!
  Варвар VOVKA скорчил постную морду:
  - Я совершенно серьезно. Дядя Муркотенок, дядя Иванович и девчонка Крысятка по сути такие ребятишки, против которых координаторское сообщество вроде как детский сад, а команда скитальцев вроде как ясли. Не стоит связываться головастику с паровым молотом, когда-нибудь да расплющит. Был головастик, нет головастика, только яичница.
  - Я понимаю...
  - Правильно, дядя Мох. Наверху дерутся за власть во вселенной, называя подобный процесс "равновесием". А что на деле есть "равновесие"? А это когда каждый хороший товарищ приводит на драчку плохого товарища. Если хороший товарищ никого не приводит, следовательно, нарушается "равновесие". Ну, и как написано в координаторской хартии: "вселенная просто обязана сдохнуть".
  Малютка Мох взялся за уши:
  - Господи, до чего утомительная молодежь? Если не выпью стакан, то оглохну.
  Широченная улыбка пересекла славянское лицо товарища Варвара:
  - Ага, дядя Мох, и вы шутите. Очень хороший признак. Ибо шутка помогает разобраться с проблемам, а злоба, наоборот, создает проблемы. Шутите почаще, товарищ дядя, и ваши волосы будут гладкими и шелковистыми, - VOVKA Бетонщиков показал на свои волосы, - А конфликт между координаторами и скитальцами разрешится без вашей помощи, то есть не отнимет ваше здоровье.
  
  МНОГО ВОПРОСОВ
  - Что-то я переволновался, - обмакнул обильный пот с лысины бывший заключенный Малютка, - В такую ночь лучше надевать вязаную шапочку или совсем не потеть. Бациллы всегда на страже, они подлавливают неосторожных товарищей. Чуть зазевался или вспотел, как тебя хвать за макушку. Воспаление мозга, менингит, обширный дебилизм, место на кладбище.
  - Осторожно, дядя Мох, - Варвар достал из одного из многочисленных карманов вязаную шапочку и напялил на потную лысину вышеупомянутого товарища, - Большой привет от Венеры Мариенбургской, вам еще рановато на кладбище. Много интересных мероприятий запланировано на сегодняшний день. Будут высокопоставленные гости. Будет банкет и гульба такого масштаба, что содрогнется вселенная. Я очень надеюсь, мы доживем до утра и переживем сегодняшний день. Кстати Венера тоже ожидается, как представитель координаторов и скитальцев одновременно.
  Немая сцена. Малютка потрогал на лысине шапочку. Хороший пацан этот Варвар, очень душевный. Вот только сам в возрасте, хотя прикидывается мальчиком. Ну и с шапочкой как-то нехорошо получилось. Вроде бы выклянчил товарищ Малютка ту самую шапочку. Шапочка вроде бы больше нужна Варвару. Вернера Мариенбургская известная стерва, вряд ли кому-нибудь сделает самый грошовый подарок, кроме своего ненаглядного Варвара. Ежу понятно, что-то заговаривается младший Бетонщиков. Какие высокопоставленные гости? Какой банкет на Языческой планете? Оглянись вокруг, мое солнышко, мы затерялись среди звезд и галактик. Солнечная система если кем посещается, то второсортными туристами, как пенсионер Муркотенок, чтобы за гроши поучаствовать в языческих обрядах с второсортными птичками. Для нашей планеты слишком большая шишка - двойной агент Венера Мариенбургская по прозвищу Зайчик из клана Зайчиков.
  - Или опять пошутил? - вполне закономерный вопрос со стороны бывшего заключенного, - Или можно смеяться?
  Варвар VOVKA скорчил вполне серьезную морду:
  - Не будь девочкой, пошевели мозгами, дядя Мох, сам во всем разберешься. Стоит Языческая планета, никого не трогает. На Языческой планете живут разумные птички, которыми просто так управлять. Повернул колесико, закрутил болт, управляются птички. Так какого черта здесь делает Варвар VOVKA? Или ушел на пенсию означенный Варвар? Так у скитальцев нет пенсии. Или решил навестить старого друга по имени Мох? Не обижайся, дядя, но друзей не имеют и не навещают скитальцы. Это чтобы не было потом мучительно больно, когда друзья предают или теряются к чертовой матери.
  - А как же боец Муркотенок?
  Немая сцена под очередным номером. Дядя Мох, конечно дебил и развалина, хотя гораздо моложе, чем Варвар VOVKA. За последние двести лет усиленно деградировал бывший заключенный, так что в результате превратился в объект несанкционированных шуток и приколов со стороны Варвара. Мол, где закопал мозги, дядя? Мол, куда подевались твои кучерявые волосы? Мол, на какой помойке ногу забыл? Да и искусственный глаз у тебя вываливается. Однако, черт подери, иногда удивляет такая развалина.
  В голове застряли мысли,
  Очень бестолковые:
  Как ужраться и упиться,
  И опять и снова.
  А вот мысли про работу
  Что-то не застряли.
  Их отправили на отдых,
  И вернут едва ли.
  Кто работал на хозяев,
  Тот напутал малость.
  Очень странными путями
  Счастье растерялось.
  Не отдавайте счастье
  Ни за какое богатство.
  - Насчет Муркотенка особый вопрос, - Варвар VOVKA выдохнул перегар нечищеных зубов прямо в ухо товарищу дяде, - Чем угодно готов поклясться, я не предвидел, что здесь Муркотенок.
  
  ПОРА, БРАТ, ПОРА
  Скиталец Черная Радуга прошла через секретный портал, включила дезактивацию, сосчитала до трех, достала из сейфа кувалду.
  Все, очередная жизненная страничка перевернута. Скиталец Черная Радуга сегодня уволилась из рядов скитальцев на пенсию. Точнее, никто еще не знает об увольнении Черной Радуги. Как уже говорилось неоднократно, уволиться из скитальцев нельзя. Вечное клеймо, твою мать, это клеймо скитальца. Даже на пенсии ты остаешься скитальцем, то есть номинальной угрозой для координаторов.
  Ну и договорились, подумала Черная Радуга, пускай меня величают вздорной бабенкой и даже объявят охоту, прошлая жизнь в прошлом. С настоящей минуты начинается новая жизнь. Несколько ударов кувалдой превратили коммуникационный узел в груду металлолома. Телепортироваться из резиденции Черной Радуги в резиденцию мутанта Непомнящего теперь невозможно. Но и телепортироваться из резиденции мутанта Непомнящего в резиденцию Черной Радуги так же нет никакой возможности. Связь оборвалась. Не ахти какой кардинальный метод борьбы с мутантом Непомнящим, даже не бунт, но несколько часов есть у товарища Радуга.
  Честно признаюсь, заранее подготовилась мафиозная девушка выйти на покой. Служить под началом ополоумевшего скитальца не великое удовольствие. За последнюю сотню лет ни одного грандиозного проекта, ни одной гиперкосмической битвы, только бумажная рутина, прочие мелочи. Проект с Языческой планетой если не полностью, то почти провалился. Птички из другой галактики слишком примитивная форма разума. Для шоу они годятся, но чтобы построить чего-нибудь большее, необходимы тысячи лет. А это уже не подходит товарищу Радуга.
  А что подходит товарищу Радуга? Очень запоздалый вопрос. Вроде как пенсия подходит товарищу Радуга. Ну и небольшой мордобойчик перед уходом. То есть неплохо бы начистить одно место некоторым ублюдкам, в свое время нагадившим одной очень доброй и ласковой девушке по имени Черная Радуга. А кто опять же ублюдки? Да та самая сволочь из Координаторского центра, что отправила на урановые рудники одну очень добрую, очень ласковую девушку, а затем обвинила ее же во взрыве.
  Список длинный, почти бесконечный. Всякие руководители, топ-менеджеры, просто менеджеры из Координаторского центра находятся вне зоны досягаемости, о них не мечтает товарищ Радуга. По крайней мере, не все мечты сбываются даже по списку. Но одной твари начистить одно место сегодня можно и должно. И эта тварь, как вы догадались, железная дева Крысятка.
  - Отдай мне железную деву, - сказала скиталец Радуга скитальцу Непомнящему, - Ты ненавидишь гаденького кота Муркотенка, пусть останется за тобой Муркотенок. Но железная дева моя. Эта тварь в очень давние времена выиграла тендер на курсы переподготовки опертивников, а я проиграла и получила билет на планету Уран. Очень прошу, можешь считать, умоляю, отдай мне железную деву Крысятку.
  Была такая история. Две не самые молоденькие девчонки с солидным опытом партизанской войны схлестнулись в Координаторском центре. Одна блатная вакансия, претендентов на нее двое: спецназовец Черная Радуга и киборг Крысятка. Повеселимся, решили координаторы. Поставить профессионального убийцу против киборга почему-то показалось хорошей идеей. Давненько мы не видали кибога в натуральную величину. Кто-то говорит, что киборга победить невозможно. Вот экзамен для профессионала - победить киборга. И как не сопротивлялась профессионал Радуга, дайте мне десять здоровенных мужиков, ей все равно подсунули эту Крысятку.
  Теперь уже поздно прикидываться, что могла принести победа над девой Крысяткой в те очень давние времена. В очень хорошей форме находилась Черная Радуга. И деве она наваляла хороших люлей. Только вот арбитры присудили победу Крысятке. Это потом по своим каналам узнала Черная Радуга, в любом варианте (кроме смертоубийства) все равно побеждает Крысятка. Таков, мол, приказ. В Координаторском центре до той поры не было киборгов. Мутанты были (например, мутант Муркотенок), а киборгов не было. Устав координаторского сообщества против включения неорганических мыслящих существ (роботов, киборгов) в координаторское движение.
  Но времена меняются, черт подери. С того момента, как появились скитальцы, несколько захирело координаторское движение. Скитальцы принимают к себе, что роботов, что киборгов, что прочую шушеру, лишь бы нагадить координаторскому движению. А мы, то есть чистые координаторы, принимаем всяких слабаков, лишь бы они отличались мягкой кожей и человеческой рожей. Вот почему на определенном этапе один скиталец перевесил пару десятков координаторов. Ну, и появились некоторые шустренькие товарищи, что сделали ставку на киборга и раскрутили киборгпрогрмму.
  Подход известный. Обучаем, тренируем, воспитываем киборга. После чего бросаем в мясорубку и радуемся. Если киборг откинул ласты, это потеря очередного неопытного координатора. Если киборг все выдержал, всех замочил и уделал, это открытие новой эпохи в координаторском движении. Разворачивается производство киборгов.
  Теперь последний вопрос. Какая роль в кибернетической лабуде предназначалась товарищу Черная Радуга? А никакая, черт подери. Вышеупомянутый товарищ появился не в то время, не в том месте. Провальный проект "киборг века" набирал обороты, и победить должна была дева Крысятка.
  
  СУДА УХОДЯТ В ПЛАВАНЬЕ
  Скиталец Черная Радуга отыскала своего законного супруга по имени Жирный Коготь примерно через сорок секунд после разгрома коммутационной аппаратуры:
  - Сворачиваемся.
  Заворчал, заелозил толстой задницей Жирный Коготь:
  - Но, милочка, я только сел за компьютер.
  В другое время за подобную дерзость можно было огрести реальных люлей и зуботычин. На что, собственно говоря, нарывался товарищ Коготь. Какие семейные отношения без зуботычин. Если жена не бьет мужа, значит, не любит или промышляет на стороне. Сами догадались, женская логика. О нелюбимый предмет противно испачкаться. Только с любимым мужем песни, пляски и мордобой. А вокруг нелюбимого мужа сплошной вакуум.
  - Забираю компьютер.
  Резким движением Черная Радуга выдернула шнур из сети. Затем затолкнула съемный блок в походную сумку, сверху насыпала монитор, блок защиты, колонки и прочую мелочь. Общий вес багажа шестьдесят семь килограммов. И все потому, что компьютер товарища Когтя смонтирован в стиле двадцать первого века (примерно второй-шестой годы), а внутри ультрасовременная начинка на шестидесяти четырех ядрах и миллион терабайт памяти.
  - Как же так, милочка? - даже не выругался Жирный Коготь.
  Вроде бы молодожены заключили брачное соглашение. По этому соглашению Жирный Коготь не домогается тела товарища Радуга. Ибо товарищ Радуга закоснелая девственница, сексуальные игры ей нравятся только с подтекстом "для девственниц". Зато Жирный Коготь получает любые игрушки и пряники, в том числе самый навороченный компьютер. Но самое главное, это его личный компьютер, на который не может претендовать ни при каких обстоятельствах товарищ Радуга. При разводе компьютер остается опять же с товарищем Когтем, если осталась с товарищем Радуга ее девственность.
  - На сборы тридцать секунд, - прямо-таки все соглашения и договоры нарушила Черная Радуга.
  - Но почему, милочка? - очень резонный вопрос.
  - А потому, мой цветочек, - резонный ответ, - Что сегодня за нами придут нехорошие дяди и тети.
  Нет, какая женщина, подумал товарищ Коготь. Больше того, мелькнула предательская мысль отказаться от компьютера и покуситься на девственность кое-какого товарища. Муж я или не муж, черт подери? Но предательская мысль как мелькнула, так промелькнула. Очень непросто покуситься на девственность товарища Радуга. Другие покусившиеся товарищи не лучшим образом закончили жизненный путь. По крайней мере, о выживших товарищах история умалчивает. А девственность как была, так и осталась в нетронутой чистоте. Ну и остался компьютер.
  - Бегу-бегу, милочка, - вот ответ настоящего мужа.
  Никаких возражений, никакой суеты. Взвалила сумку на нежное женское плечико товарищ Радуга. Компьютер теперь у нее. Можно ругаться, можно плеваться, можно остаться. Но повторяю, быстро передвигает ножки товарищ Радуга. Если немного замешкаться, то уйдет вместе с компьютером. Нет, нельзя отпускать столь экстравагантную девушку. И компьютер нельзя отпускать. В компьютере многовековая история Иеронима Могучего. Попадет компьютер в нехорошие руки, кто знает, как обойдутся нехорошие руки с Иеронимом Могучим. Может вообще сожрут виртуального двойника или смешают с помоями. Нет, лучше все-таки семейная жизнь, договор, жена девственница с ее девственной дурью, особенно если это такая жена, как товарищ Радуга.
  - Осталось десять секунд.
  Жребий брошен, черт подери. Космические корабли быстрые, вселенная бесконечная. Рулишь куда-нибудь в очень отдаленную галактику. Находишь где-нибудь очень неизвестную планету. То есть такую планету, где нет ни координаторов, ни скитальцев, вообще никого, кроме кучки местных товарищей. Ну и радуешься.
  - Я не расстанусь с тобой, милочка. Ты такая добрая, такая хорошая. И вообще у нас не семья, но команда.
  Не знаю, что было дальше. Приближающийся рассвет на Языческой планете уже не застанет ни Жирного Когтя, ни Черную Радугу.
  
  ОТ АВТОРА
  Кто-то сказал, что скромность украшает человека. Это говорилось не про русского человека. Вот чего, а скромность русскому человеку ни к лицу. Если попадается на узкой дороге скромняга, то следом за ним идут мерзость и подлость.
  - В семье Мартовских скромников нет, - приговор Владимира Александровича.
  - А я? - возмутилась Татьяна Анатольевна Мартовская.
  - А ты тем более, - ответил Александр Мартовский.
  Мы знаем, какую выдающуюся скромницу корчит из себя Татьяна Анатольевна, и какой она хвастун и карьерист, если отбросить в сторону маски.
  Короче, в семье Мартовских исключительно русские товарищи. Маромоев не держат, но хвастаются здесь двадцать четыре часа в сутки, и по большому счету недостаточно хвастаются, то есть скромничают. Даже мамочка Александра Юрьевича Зинаида Александровна Мартовская хвастается запоем, хотя через каждое хвастливое слово утверждает, как ненавидит хвастунов и готова переубивать гадов. Что поделаешь, национальный вид спорта это самое хвастовство. Если человек не участвует в хвастовстве, то создается впечатление, он недобитый урод и бесполезный придурок.
  А что касательно призывов к скромности, так опять же известная тактика на русской земле. К скромности призывают особенно омерзительные и непримиримые хвастуны. Точнее, такие товарищи, которых колбасит, если некто другой хвастает, а им на пару секунд пришлось прикрыть ротик. И это ошибка. Русский человек согласен расколоться на любые денежки, лишь бы похвастать, что он раскололся. Запрет на хвастовство превращает русского человека в непримиримого революционера. Вы, значит, мне запрещаете хвастовство, а я вам секир-башка сделаю. В результате получается секир-башка столь высокого уровня, что воет от боли вселенная.
  Песня равновесия:
  Звездочки чудесные,
  Ведите себя смирно.
  Суета неуместна
  В неустойчивом мире.
  Очень убеждаю вас,
  Пожалуйста, не умирайте.
  Порядок угаснет,
  И наступит хаос.
  Припев:
  Состриги бороду,
  Добра и зла поровну.
  Продолжение песни:
  Каждая пылинка
  Или атом честный,
  Не просто горе мыкают,
  Но занимают место.
  Если пыль рассеялась,
  Если атом сгинул -
  Вселенная накренилась,
  И появились дыры.
  Припев:
  Для замка отмычка,
  Для дыры затычка.
  Окончание песни:
  Человек без разума
  Это очень плохо.
  Ну, вроде его сглазили,
  И пора подохнуть.
  А с такой дохлятины
  Непростые манцы.
  Если кто не спрятался,
  Вселенная взорвалась.
  Припев:
  Тупость есть предвестник
  Смертельной болезни.
  Я закрываю эту крохотную главку не потому, что мне нечего больше сказать насчет хвастовства, а потому, что любые слова не имеют значения. Вот такой русский характер на русской земле. Кому не нравится, может прикинуться раком и рвать волосы.
  
  НУЛЕВЫЕ ГОДЫ ПОВТОРЯЮТСЯ
  Зарапортовалась Черная Радуга, подумал Иван Непомнящий, редко играет в компьютерные игры, отчего в ее голове каша. Зато скиталец Непомнящий часто играет в компьютерные игры, отчего в его голове каши нет. Только правильные и реальные мысли.
  На планете Земля существует один род унижения. Это когда окончательно и бесповоротно теряешь человеческий облик, то есть теряешь бессмертную душу и становишься существом без души, то есть становишься обезьяной. Мы отмечали, человек суть одушевленная обезьяна или обезьяна с душой. Мы разобрались, душа суть божественный дар. Существует высокого уровня дар, или не совсем, чтобы высокого уровня, или из малозаметных и низменных. Музыкант, писатель, художник, философ пока на вершине. Инженер, практик, интеллигент - застряли в пути. Веселые ребята, смешливые девчонки, просто любители жить и любить - из малозаметных товарищей. Вся политическая прослойка, правители, парламентарии и буржуи, ну вы представляете, какой они низ и какое убожество. А еще думаю, вы представляете, откуда ближе до абсолютной потери души, а откуда на всех парах не добраться.
  Возвышение не совсем унижение. Множественность формы, исключительность образа, способ на методе и способом погоняет. Если тебя унизили, совсем не значит, что ты унизился. Если тебя возвысили, оно не повторяет, что ты возвысился. Некто унизился и возвысился, некто наоборот. Общество, служба, награды. В определенных случаях подобные пустяки возвышают, но в большинстве своем унижают. Ты получаешь желаемое как взятку. Если нужен для общества, то получаешь. Если не нужен, соси палец. Вот это нужное и ненужное в определенной пропорции суть критерий твоей высоты. Если оплачивается талант, пора призадуматься. Критерий из очень и очень серьезных. Оплата таланта как разрушающее начало его, как та же самая взятка.
  Дьявол все рассчитал. Ад и рай заменяют добро и зло. Добрые дьяволопоклонники в рай, злые в аду. Добрые якобы созерцают лик господа. Злые якобы созерцают котел и не только. Лик слепящий, котел кипит по законам физики. Но ослепление благотворительное, а кипячение утомительное. Впрочем, каждый товарищ сам себе господин, сам себе поводырь и наставник. Можно благотворяться, но можно и утомляться. Сие зависит, насколько ты ощущаешь тепло или холод. Ад не так чтобы теплый, но все-таки есть. Рай не так что холодный, но все-таки с дрожью. Дрожь неизвестно какого разбора. То ли физиология подвела, то ли святая она перед ликом великого боженьки.
  Тебя никто не неволит. Выбор, в который раз уточняю, он за тобой. Рай на Земле, но ад после смерти. Ад на Земле, но рай в будущей жизни. Существо порочное, жестокое, самодовольное, каким является обезьяна, это существо при наличии души первый номер для ада. Если душа отсутствует, то никаких претензий. Отсутствие души ни в коей мере ее наличие. Чего нет, того нет. Но какой же товарищ из особо невзрачных, шизоидальных, ублюдочных, но какой, его прах подери, вот так признает свое существо обезьяной? Кажется, никакой. Я уверен, что никакой. Все мы душевные, все мы возвышенные, все мы возвышаемся и возвышаемся над матушкой нашей природой. Матушка без души. Она так низко, что стелить приходится, согнувшись в четыре погибели. Ее унижаешь, не унижаешь, ниже не бывает. Но мы не она. Наша душа, как цветок, точнее, чудесный цветок, она же первая степень высокой материи.
  Церковь выставила дьявола в неверном свете. На вид гадок, внутри совсем гадость. Но церковь никогда не мирволила с правдой. Склока - да. Соглашательство - нет. Церковь есть ложь. Церковь как надуваловка. Церковь во все времена орудие дьявола. Если выставить рогатика смешным и убогим, кто на него позарится? Если выставить страшным, желающих хоть отбавляй. Это вам не масло на хлеб и не варенье на масло. Обезьяноподобные товарищи живут не за совесть, за страх. Страх хорошо, кошмар хорошо, ужас в поту и до самых колен, оно высочайшее удовольствие. Если не напугаешь, вроде бы не живут обезьяноподобные товарищи. Только со страхом, так что штаны замарал, начинается жизнь обезьяны.
  Я не проповедую общепринятый косинус или тангенс. В конечном итоге противостояние доброго начала и злого конца имеет ценность для дьявола. Здесь цифра два. Ничего вечного, ничего бесконечного. Сегодня добро есть добро, завтра наоборот. Сегодня добро есть начало, завтра обратный порядок. Сегодня удобоваримая идея, завтра не только неудобоваримая, но вообще не идея. Теперь сомневаетесь. Дьявол лукавит сегодня. А завтра? Неужели и завтра без перемен? Неужели снова лукавит?
  Зря сомневаетесь. Некоторые качества прилипчивые. Добрый носитель разума в любом отношении добрый. Он может сделать добро, как воспринимается сегодня добро. Но сегодняшнее добро перепрофилированное в завтрашнее зло ничуть не изменило товарища "доброго". Ибо "добро" или "зло" опять-таки результат. Они имя существительное, отвечающее за реакцию общества на поступок. Иначе с именем прилагательным. Совершая один и тот же поступок в разные эпохи, человек не теряет свое прилагательное, он "добрый". Просто реакция общества на поступок не адекватна, в зависимости от того, как понимает поступок общество.
  
  ИЛИ-ИЛИ
  Эксперимент на планете Земля, организованный товарищами предшественниками, свободными чистильщиками и лично параноидальным козлоногом по фамилии Цукер окончился неудачно. Материал, выбранный для эксперимента, или обезьяноподобное человечество, изначально содержал в себе элементы распада и деградации. Некоторые участники эксперимента, в том числе пресловутый атлант дьявол преследовали личные интересы.
  Очень легко философствовать и разбрасываться научной терминологией после того, как все кончилось. Обезьяноподобное человечество подтвердило свою непригодность в рамках планеты Земля. Ученые товарищи, отстоявшие обезьяноподобный материал, опираясь на статистические данные, получили наглядный урок. Или не получили наглядный урок, если учитывать факт, что из организаторов того провального эксперимента никого в живых не осталось. Разве что товарищ Цукер затерялся на просторах вселенной.
  Насчет товарища дьявола конкретный ответ, его не осталось. Может сколько угодно ругаться товарищ Черная Радуга, но товарищ Непомнящий все еще ответственный товарищ. Халявой не пробавляется и эксперименты через попу не делает.
  Новые экспериментаторы на планете Земля слишком тщательно вымели планету, чтобы в какой-нибудь крохотной трещинке застряла всякая пакость. Ошибки прежних экспериментаторов прошли расширенный анализ. Прежние экспериментаторы не заметили пакость, они проигнорировали пакость, они пропустили пакость. И все потому, что употребляли спиртные напитки в рабочее время. Новые экспериментаторы не употребляют спиртные напитки в рабочее время. Мастерство современной чистки столь выдающееся мастерство, что не спрячется пакость. Хотя с другой стороны нет прямых доказательств, был ли все-таки дьявол.
  Ученые товарищи постоянно вносят в эксперимент мертвые души, чтобы в случае с отрицательным результатом на кого-то свалить собственные огрехи и прочий отстой. Свидетельство виночерпия (все тот же козлоног Цукер) перед высокой комиссией не следует принимать на веру. Что ответил Христос-Дионис Цукер высокой комиссии? Дьявол попутал! Именно так и ответил Христос-Дионис. Исходя из его непроверенного ответа, высокая комиссия закрыла высокое расследование и поставила в протоколе аппроксимирующую точку.
  А был ли дьявол, черт подери? Или такое ощущение, что церковь не может зародиться на ровном месте? Типа, церковь это не плесень. Опять же плесень не зарождается на ровном месте. Для зарождающейся плесени очень и очень необходима причина. Ну и для церкви необходима причина. Следовательно, при отсутствии причины по имени "бог" имеет право присутствовать причина по имени "дьявол". Лучше, когда этот дьявол конкретное существо, как некий гипотетический атлант, прописанный во всех космических лоциях. Раздел - галактика Млечный Путь. Параграф - Солнечная система. Подпараграф - планета Земля.
  Впрочем, в конце неудачного эксперимента и на начало более удачного эксперимента можно расслабиться. Без курева, без выпивки, без наркоты и похотливых девочек. Ну и если посмотреть на поставленную проблему с позиции вечной и бесконечной вселенной.
  Черная дыра погибла в процессе создания нашей четырехмерной вселенной. Черная дыра выплеснула накопленную энергию в нашу вселенную. Бог почил в бозе. Наша четырехмерная вселенная вполне нормально обходится без бога и поддерживает равновесие за счет внутренних ресурсов. Когда-нибудь бог вернется в нашу четырехмерную вселенную в облике новой черной дыры. Равновесие утратит какой-либо смысл, и вселенная тихо умрет. Или не совсем тихо умрет, но в страшных муках и корчах. Бог хорошенько натешится над умирающей вселенной за грехи ее тяжкие, пока не переполнится новообразованная черная дыра. Следом взрыв. Следом вернулась вселенная.
  Чтобы не мудрствовать лукаво, обезьяноподобное человечество окрестило время без бога "дьявольским временем". Мол, великий господь нас покинул за грехи наши тяжкие, теперь царствует дьявол до той блаженной минуты, пока не вернется господь.
  Сделали выводы, между взорвавшейся черной дырой и новообразованной черной дырой нет бога, но царствует дьявол. Бесконечные эманации дьявола царствуют на планетах, якобы созданных в результате божественной смерти. На планете Земля опять же царствует собственный дьявол. Это маленькое, пакостное, гаденькое существо, которое никак не уймется даже с гибелью обезьяноподобного человечества.
  Стоп. Опять ерунда получается. Новые экспериментаторы на планете Земля якобы вычистили дьявола. Ибо дьявол поганил и гадил исключительно грешную Землю. Но планета с другим названием, скажем, Языческая планета никак не подходит под юрисдикцию дьявола. На Языческой планете нет дьявола, просто не может быть дьявола. Новая группа экспериментаторов приложила немало усилий, чтобы Языческая планета выбрала другой путь и не повторила судьбу планеты Земля, зараженной дьявольской плесенью.
  Или все-таки на Языческой планете есть дьявол?
  
  ЖИВЕМ ДРУЖНО
  Вы считаете, что скиталец Непомнящий не способен сделать добро? Вы считаете, что скиталец Непомнящий суть абсолютное зло? Вы считаете, что скиталец Непомнящий окопался в бывшей вотчине дьявола, чтобы творить всякие дьявольские козни и пакости? Но это правда и это неправда. Много сложнее и многограннее скиталец Непомнящий. Только такой выдающейся личности придет в голову мысль предстать перед злейшими врагами в своем натуральном обличии.
  - Кто-то хотел видеть Ивана Непомнящего? - сказал скиталец Непомнящий, когда голова освободилась от мыслей - Смотрите, вот вам изменник родины, убийца координаторов, злобный мутант и прочая, прочая, прочая.
  - Ага, - ответила Таня-маня, - С Языческой планетой полный порядок. Таня знала и чувствовала, что здесь происходит все та же история. И действующие лица все те же. Поэтому не спрашивайте, почему не удивляется Таня.
  - Враг пришел к врагу, - хмыкнул боец Муркотенок, - Не могу поверить, что страшный мутант Непомнящий, за которым без малого семь веков гоняется координаторское сообщество, вот так просто всем нам представился и едва ли не предложил выпить.
  - Ага, - Таня-маня с трудом преодолела слабость в коленках, - Выпить очень не помешает на данном этапе. После мордобоя в образе железной девы Крысятки товарищ Таня потеряла много энергии. А энергия она не лишняя, даже наоборот. С энергией как-то чувствует себя увереннее Таня, вот без энергии в голове глюки.
  - Я не пью с врагом, - предупредил Муркотенок.
  - Да, какой он враг, дедушка? - поморщила покрасневший носик и поджала побелевшие губки русский богатырь Таня-маня, - Перед нами затюканный пенсионер, дослужившийся до пенсии еще в начале двадцать первого века, но так и не получавший никогда пенсию. Очень умные дяди и тети, вроде тебя, дедушка, почему-то решили, что очень невыгодно платить столь живучему пенсионеру пенсию, и не заплатили пенсию. С одной стороны несомненная выгода - около семи веков невыплаченной пенсии. А теперь представляете, как обиделся пенсионер на тех умных товарищей?
  Мутант Непомнящий окинул русского богатыря Таню-маню, можно сказать, весьма положительным взглядом:
  - Есть у меня выпивка, готовы закуски, на Языческой планете все есть. Закон гостеприимства обязывает. Заходите, гости дорогие, пейте и кушайте. А то ведь утро холодное, можно и простудиться на травке.
  Почесал левое ухо боец Муркотенок:
  - Это ловушка.
  Сплюнула в траву Таня-маня:
  - Что опять же ловушка? Для нас, непобедимых бойцов, сама жизнь сплошная ловушка. Мы попались на эту жизнь, мы не можем умереть при желании, мы обязательно регенерируем после смерти.
  - Нет, - уперся боец Муркотенок, - Я не настолько придурок, чтобы поверить врагу, и хлестать с ним из одной бутылки малиновый сиропчик, не то, что шнапс или водку.
  - Можешь и не хлестать, - Таня-маня отвернулась от дедушки Муркотенка и поманила пальчиком Че Бэ Ивановича, - Мы только гости на будущем празднике жизни. Наше время ушло безвозвратно с той самой планетой, которая называлась Земля. Мы не сумели оценить свою Землю.
  Странно так посмотрел на бывшего дружинника Таню-маню бывший государь Че Бэ Иванович:
  - А что, собственно, здесь происходит?
  - Измена, - ответил боец Муркотенок.
  - Да, вот приглашают на чашечку чая, - ответила после незначительной паузы Таня-маня.
  Вздрогнул Че Бэ Иванович, вроде как вышел из головокружительного пике и треснулся мозгами о что-то очень тяжелое:
  - Кто приглашает?
  Ласково так прижала к груди бывшего государя Че Бэ Ивановича бывший дружинник Таня-маня:
  - Тот хмырь приглашает.
  И поцеловала Че Бэ Ивановича в сахарные губы:
  - Ты говорил, это твой папа.
  
  ВСЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ
  Чистый поцелуй девичий. Он что первая истина. Он надежда. Он прорыв в бесконечность. Позади него целая жизнь. То есть битвы, походы, победы, потеря друзей и ошибки, которые невозможно исправить, а потому простить невозможно. Я не верю, что поцелуй отбирает вселенское зло и освобождает от мерзости изъязвленное сердце. Но после этого поцелуя совершенно иная жизнь. После него появляется будущее.
  - Ах, какой же я идиот? - мягко отстранил Таню-маню и бросился на мутанта Непомнящего Че Бэ Иванович, - Здравствуй, папа! Прости меня, папа! Я искал тебя, папа!
  Тяжелое мужское рукопожатие. Глаза в глаза, а в глазах слезы.
  - Я не хочу притворяться, - прорвало Че Бэ Ивановича, - Как люблю тебя, папа. Это совсем не любовь, это нечто большее, вроде как смысл жизни.
  - Ну и хорошо, - сзади подошла Таня-маня и, как в очень далекие годы, повисла на руке свободного чистильщика Ивановича, - А кто обещал, мы поженимся, вот только найдем папу?
  Ничего не ответил Че Бэ Иванович. Пронизывающий взгляд, обжигающая мысль, опять же то самое ощущение, что просочилось в чужую душу Че Бэ Иванович. То есть просочилось в наиболее закрытые закоулки души, куда раньше не было, куда позже не будет прохода. А это душа не просто душа, но душа его папы.
  - У меня пенсия, - так или нечто подобное проворчал Муркотенок.
  Не часто координаторы выходят на пенсию. Но если ты вышел на пенсию, не стоит возвращаться обратно. Вокруг многочисленных звездочек крутятся многочисленные планеты. Каждая десятая планета пригодна для жизни. По крайней мере, на каждой десятой планете можно выращивать огурцы и капусту. Всякий мордобой по боку. Да здравствуют огурцы и капуста.
  - Папа нашелся, - как истинный философ заметила Таня-маня.
  - Ну, нашелся, - очередная подача Че Бэ Ивановича, - Когда-нибудь посидим вместе, вспомним прошлое, уроним скупую слезу. Мол, целых семьсот лет могли бы сидеть вместе, не расточать силы на пустяки и другие хреновины. Но почему-то никто не сидел вместе, а силы, они расточались.
  - Ладно, - залез в кусты Муркотенок, чтобы пожевать травку и прочие листики, - На сегодня вселенский мордобой не предвидится. Языческая планета увидит еще один восход солнца.
  Вы только не подумайте, что любит жевать травку и всякие листики боец Муркотенок. Старый координаторский прием. Если не доверяешь врагу, если не доверяешь друзьям, если себе не доверяешь, то на завтрак, обед и ужин та самая травка энд листики. А если кому-нибудь доверяешь, тогда другой разговор. Нет, не может быть никаких листиков.
  - Я тронут, - под пристальным взглядом Че Бэ Ивановича опустил глаза жестокий мутант Непомнящий, - Я почти готов признаться, что избегал встречи. Надо же какой парадокс, я семь веков прятался от общепризнанного сына. И какого черта, черт подери, прятался? Если так просто выйти на встречу.
  Таня-маня похлопала свободной рукой по плечу мутанта Непомнящего. Рост позволял. Почти на голову выше боец Таня-маня, чем страшный скиталец Непомнящий, убийца координаторов.
  - Мы все прятались, - вот что сказала боец Таня-маня, - Я сама, вроде как пряталась от любви. Внешне все выглядело наоборот. Очень активная девочка Таня. Эта Таня кого угодно сломает, если застрял у нее на пути. Лавина, снежная буря, дождичек с поваленными деревьями, черные дыры и сверхновые звезды. Повторяю, какая активная девочка Таня. А на деле так она пряталась от любви. Мол, в первую очередь долг, затем вроде все остальное.
  Выбрался из кустов Муркотенок:
  - Сегодня чего, прощальная ночь? Все прощают друг друга, как будто прощаются.
  Но застряли в предутренней дымке слова Муркотенка.
  - И я ошибался, - продолжил тему Че Бэ Иванович, - Не хочется ничего вспоминать, но я ошибался. Любовь была рядом, любовь прошла мимо. Мечта была рядом, мечта прошла мимо. Надежды застряли опять-таки в тупике, куда загоняет их палкой один придурок Иванович.
  Муркотенок демонстративно вытер глаза, вроде бы там затерялась непрошенная слезинка:
  - Давайте выговоримся, выплачемся, построим церковь, будем молиться за очень счастливый конец какому-нибудь распятому богу и каждый день изгонять дьявола. У распятого бога не очень счастливый конец, отчего его, между прочим, распяли. Но не очень счастливый конец одного бога подготовил счастливый конец многих богов, которые, между прочим, координаторы.
  На этот раз никто не прислушался к словам Муркотенка. Таня-маня поцеловала Че Бэ Ивановича в весьма эротичные губы, в левую щеку, правую щеку и лобик:
  - Милый, ты, кажется, чего-то хотел спросить у папы.
  - Ах, да, - запнулся Че Бэ Иванович, - Я точно хотел спросить.
  Муркотенок уселся на влажную от росы землю, стащил сапоги и приступил к полировке когтей, в первую очередь на больших пальцах:
  - А меня, как дедушку, никто не спрашивает?
  Жесткий взгляд Тани-мани:
  - Молчи, дедушка, придет твоя очередь.
  Короче, подходящие условия, чтобы задать подходящий вопрос:
  - Папа, я это того, хотел бы жениться на Танечке.
  
  И ТОЧКА
  Что ответил на вопрос бывший убийца координаторов, бывший киборг номер один и просто любитель компьютерных игр Иван Непомнящий покрыто глубокой тайной и не попадет в историю. Ибо в тот самый момент, когда открыл рот для ответа товарищ Непомнящий, некая очень странная парочка выскочила из леса. С криками, визгами, поздравлениями и так далее.
  - Горько! - завопил Варвар VOVKA, как наиболее шустрый товарищ.
  - Горько! - повторил вопль с неменьшей амплитудой Малютка Мох. Он был не самый шустрый в той парочке, но самый страдающий от чесотки, радикулита, геморроя и прочих болезней.
  - Все, выращиваю морковь, - Муркотенок прикрыл лицо лапами, - Или это прогрессирующий маразм, или здесь проходной двор и бардак на последней стадии.
  Варвар VOVKA в два прыжка очутился возле бывшего координатора:
  - Дядя Муркотенок, это же я VOVKA с планеты Лилит. Или не узнаете, черт подери? Такой маленький пухленький VOVKA Бетонщиков, муж товарища Зайчик. Или сметанкой залили ваши весьма проницательные глазки?
  - Выращиваю морковь, - буркнул еще раз Муркотенок, - Потому что так не бывает. Потому что вокруг обман и иллюзия. Потому что попал на какую-то неправильную планету. Данная планета называется "Языческая планета". Тюлень Тюленьевич, мой коммутатор, поклялся собственной жизнью и грехами собственной матушки, что Языческая планета. А мне говорят, не существует никакой Языческой планеты, но существует планета Земля. Мол, ты попал на Землю, наш добрый товарищ, и получи по ушам, то есть все, что тебе полагается.
  Варвар VOVKA почесал за ухом. Жест, не свойственный скитальцам, но свойственный координаторам:
  - Неужели сметанка несвежая?
  Что слегка успокоило бывшего координатора и нынешнего пенсионера с таким простым мурсианским именем Муркотенок.
  - Вот чего мне больше всего не хотелось, - сказал успокоенный и расслабленный Муркотенок, - Так это вернуться на прежнюю Землю. Жизнь в любом варианте еще продолжается. То есть вполне нормальная пенсионная жизнь, где не осталось места для прошлого. Хватит озабочиваться пустыми воспоминаниям. Мол, чего-то доделал, а чего-то не доделал. Мол, чего-то можно сделать и хуже, а чего-то и лучше. И вообще, планета Земля самое удобное место, где пьют водку.
  - Ага, вы упомянули про водку? - наконец-то счастливый папа Непомнящий вставил свои пять копеек.
  - Господи, за что мне все это? - перешел на шепот боец Муркотенок, - Я бывший труженик координаторской системы. Я честно трудился на благо родины и отечества. Я заплатил долги собственной шкурой, и не желаю больше трудиться. Или еще непонятно, ваш дорогой Муркотенок на пенсии?
  Заткнули ротик
  Кучей примеров.
  Новая эра
  Стоит на пороге.
  А эта паршивка
  Вроде такая,
  Что все перехаила
  И скушала сливки.
  Если не въехали
  В последнюю фразу,
  Бейте заразу.
  А следом потеха.
  Очень умильную мордочку скорчил Варвар Бетонщиков:
  - Дядя Муркотенок, я ведь пришел не один.
  И подтолкнул вперед Моха.
  
  СТАНОВИТСЯ СВЕТЛЕЕ
  Самый обыкновенный рассвет на планете Земля.
  Ой, не упоминайте это слово, набившее оскомину. Я имею ввиду слово "Земля". Нет никакой Земли, с определенного момента не существует подобной планеты. А что существует? Вы и сами знаете, что существует. Во всех лоциях по космонавигации прописалась Языческая планета. Вот она точно существует. А планета Земля не существует ни при каких обстоятельствах.
  - Мне не нравится название "Языческая планета", - сказал Че Бэ Иванович, - Но я не против жить и любить на подобной планете. Может вторая жизнь окажется не очень долгой, но очень счастливой.
  - У нас будут дети, - вмешалась бывший дружинник Таня-маня и все еще железная дева Крысятка.
  - Конечно же, будут, - как всегда под рукой VOVKA Бетонщиков, - Но сначала требуется пройти через обязательный обряд бракосочетания. Или будут незаконные дети. А у незаконных детей будут незаконные внуки и правнуки. Кстати, намек на любимого дядю, которого, как вы догадались, зовут Муркотенок.
  - Эге, - промычал Муркотенок.
  В этот момент бывший мордобой теребил Малютку, как хорошего соотечественника. И никаких претензий, черт подери. Помнишь, Малютка, про твою незаконную деятельность? Помнишь, как ты облажался на нашей далекой родине? Никакой деятельности, снова черт. Никогда не обкладывался товарищ Малютка. И вообще, чего вы ко мне пристали? Встретились два мурсианина, очень далеко от планеты Мурс, на забытой богом Языческой планете. Неужели не о чем вспомнить столь близким по духу товарищам?
  - Дедушка выпал из игры, - заметила Таня-маня.
  - Ну и ладненько, - заметил Че Бэ Иванович.
  - Так на чем мы остановились? - вопрос к Варвару VOVKA.
  - Да на том самом обряде, - ответил Варвар VOVKA, - То есть на обряде, без которого даже законные дети не считаются законными детьми, а считаются плодом греха, и так далее.
  - Ну, я девушка честная, - возмутилась боец Таня-маня, - Не возьму грех на душу.
  - И я уважаю честь, - не так откровенно поддакнул Че Бэ Иванович, - Поэтому ни с каким обрядом не будет проблемы. Подавай сюда свой обряд товарищ VOVKA.
  Задумался VOVKA Бетонщиков. Сказать несколько глупых словечек не то же самое, что их выполнить:
  - Наиболее элементарный обряд - переступить через меч без свидетелей. Но это нам не подходит. Меч, конечно, найдется. Но отсутствие свидетелей когда-нибудь в будущем может вызвать неудобный прецедент. Найдутся бюрократы и злопыхатели, готовые во всем сомневаться, и брак сочтут недействительным.
  - А наиболее сложный обряд? - нетерпение Че Бэ Ивановича, кажется, достигло предела.
  Нетерпение прочувствовал и улыбнулся VOVKA Бетонщиков:
  - Ну, со сложными обрядами на русской земле не заржавеет. Например, можно построить церковь, нанять попов и других статистов, которые заодно крестят и венчают. Опять же можно создать государство, построить Дворец бракосочетания, там расписаться.
  Покачала головой Таня-маня:
  - Лучше все-таки меч.
  Но не согласился Че Бэ Иванович:
  - Почему в такой торжественный день мы должны прятаться? Почему должны совершать обряд без свидетелей. Что еще за мрачное средневековье? Что за несанкционированный уход от цивилизации? Мы цивилизованные товарищи. Мы находимся в цивилизованном мире. У нас должно быть, как у людей. Для любимой девушки русскому богатырю ничего не жалко. Вот прямо сейчас начинаю создавать государство и строить церковь.
  Здесь даже не выдержал Муркотенок, вроде бы самый уравновешенный из присутствующих товарищей:
  - Слушай, мой брат по оружию. Столько времени мы провели вместе. Столько надрали вражеских задниц. Но никогда не думал, что ты обыкновенный зануда. А еще, что так непочтительно поступишь с моей внученькой.
  - Э, - вмешался мутант Непомнящий, - Мой сыночек Чеслав-Беломор не какое-то быдло из отдаленной галактики. Его воспитывали в строгости и почтении к старшим товарищам, а так же как джентльмена, не способного обижать девушек. Поэтому попрошу не материться, когда разговор касается свадьбы.
  - Это кто здесь матерится? - совсем озверел Муркотенок, - Моя мохнатая мама воспитывала собственного сыночка, то есть меня Муркотенка, в строгости и почтении к старшим товарищам, а уж джентльмен получился из Муркотенка самого высочайшего уровня.
  Иван Непомнящий засучил рукава:
  - Может, поспорим, где воспитывают лучше: на планете Земля или в вашем задрипанном космосе?
  Муркотенок скинул комбинезон, обнажая мохнатую грудь:
  - И так понятно, что на планете Земля только уродов воспитывают.
  Два непримиримых противника сошлись в кулачном поединке.
  
  КАК ВСЕГДА
  - Ой, - притворно вскрикнула Таня-маня, - Старички друг друга поубивают.
  За первые десять секунд скиталец Непомнящий и боец Муркотенок обменялись весьма бронебойными ударами. Любого из вышеозначенных ударов любому другому товарищу хватило бы окончательно и бесповоротно, чтобы сыграть в ящик. Эти же ребята даже не разогрелись, но слегка подразмяли мышцы и пальчики.
  - Неа, не поубивают, - с видом знатока отметил товарищ VOVKA, - Опять же очень хорошая русская традиция, чтобы свадьба была с дракой.
  - Кстати, кто за кого болеет? - высунул острую мордочку Мох, - Я, например, ставлю на Муркотенка.
  Секундное замешательство.
  - Как на Муркотенка? - кажется, впервые за последние пятьдесят лет удивился VOVKA Бетонщиков, - Иван Непомнящий твой непосредственный начальник, или не так дядя Мох?
  - Ну и что с того, что начальник? - Малютка сплюнул в азарте, - То есть бывший начальник. Я увольняюсь с дурацкой работы.
  - А я болею за папу Непомнящего, - подал голос Че Бэ Иванович, - Как-то нехорошо отыскать родителя и тут же болеть за ребят, что набьют ему морду.
  - Это тебе набьют морду, - Таня-маня отвесила подзатыльник Че Бэ Ивановичу.
  Вот ее подзатыльник оказался куда чувствительнее, чем серия ударов по корпусу, что проводил в данный момент папа Непомнящий. Отшатнулся Че Бэ Иванович, согнулся вдвое Че Бэ Иванович, с трудом устоял на ногах.
  - Так же хорошая традиция, - продолжил VOVKA Бетонщиков, - Если жена бьет мужа, то любит.
  Здесь приостановился Иван Непомнящий:
  - Что за фигня вообще происходит? Что за хрень вы несете, товарищи? Когда это на русской земле любовь жены оценивалась тумаками? Нет, я так не играю.
  И пропустил коварный удар Муркотенка.
  - Знай наших, - Малютка пустился вприсядку, - Вот почему я болею за Муркотенка. Истинный мурсианин болеет за мурсианина, а не какого-то хрена с горы, пускай хрен с горы якобы бывший начальник.
  - Почему? - отошел после Таничкиного подзатыльника Че Бэ Ивыанович.
  - Проверка слуха, мой дорогой женишок, - подарила очаровательную улыбку русский богатырь Таня-маня, - Привыкай к семейной жизни, пока еще можно.
  - Ну, ты и гад ползучий, - следующая подача за Иваном Непомнящим, - Дерешься, вроде девчонка.
  - Я что ли девчонка? - зарычал Муркотенок, навешивая удары руками, ногами и головой в то самое место, где за мгновение до этого находился Иван Непомнящий.
  - А кто же еще? - удачный проход в челюсть слегка пошатнул Муркотенка.
  - А сам-то, а сам...
  Оставим на некоторое время родственников жениха и невесты, пока они свеженькие, не упарились и не вспомнили, что годы берут свое, что пенсионеру приличествует созерцательный образ жизни, но никак не боксерский турнир на глазах воспитуемой им молодежи.
  - Так мы не договорились насчет обряда, - напомнил молодоженам VOVKA Бетонщиков, - Не обязательно выбирать самый сложный обряд или самый простой. Разрешается покопаться в памяти вашего коммутатора и найти чего-нибудь из нейтральной среды. Например, венки и пляски вокруг майского дерева.
  - Пустое, - отмахнулась от Варвара VOVKA русская новобрачная Таня-маня, - Вы, мужики, ужасные зануды, как сказал дедушка Муркотенок. Вы не способны решить элементарный вопросик. Зато Таня способна решить что угодно и как угодно, и не сходя с места. Поэтому ша, слушаем Таню.
  - А Муркотенок вроде как побеждает, - в никуда ответил Малютка Мох, - Значит, я сделал правильный выбор.
  И получил в ухо от Тани-мани:
  - Стоять, молчать, приказано слушать!
  Как вы понимаете, Малютка Мох не Че Бэ Иванович. Даже выдающаяся подготовка на базе скитальцев не переквалифицировала товарища Моха в непобедимого мордобоя вселенной. Скитальцы - фирма солидная, пользуются новейшими методиками и тренажерами экстра-класса. Но чтобы методики действовали на сто процентов и тренажеры не покрывались пылью, необходим подходящий материал. Ну, что поделаешь, не всем же жить мордобоем, но кое-кому приходится еще мыслить.
  Короче, вырубился Малютка Мох.
  - Ты чуть не убила его, Танечка, - Че Бэ Иванович с особой нежностью приподнял распластавшееся тельце Малютки и прислонил его к ближайшему деревцу.
  - Какая русская свадьба без смертоубийства? - затянул очередную сентенцию VOVKA Бетонщиков, и с трудом увернулся от очередной затрещины.
  - Молчать, стоять! Таня говорить будет.
  
  ОБРЯД
  - Эй, дедушка, перестань метелить моего будущего свекра, - первые разумные слова, прозвучавшие в лучах восходящего солнца, что выкатилось из-за горизонта.
  - Сейчас, сейчас, - проворчал Муркотенок, - Еще пару приемчиков, и мы вроде закончили.
  - Эй, свекор, перестань метелить моего дедушку, - что-то совсем разумничалась Таня-маня.
  - Сейчас, сейчас, - проворчал страшный мутант Непомнящий, - Вот проведу удушающий захват, и можно пить водку.
  Тем временем Че Бэ Иванович скромненько откачивал старика Моха. Хорошая новость, Малютка жить будет. Не очень хорошая новость, выступил фингал под глазом. Впрочем, у вездесущего Варвара наготове темные очки. Наденет такие очки товарищ Малютка, и можно за стол, вроде бы ничего не случилось.
  - Ходить сможешь? - спросил бывший государь Че (называем товарища самым коротким именем) своего нынешнего подопечного.
  - Как знать, - прошамкал Малютка, - Спасибо за мужскую солидарность, ну и так далее.
  - А не за что, - немного порозовел бывший координатор и бывший свободный чистильщик Чеслав-Беломор Иванович Непомнящий (называем товарища полным именем, как его зарегистрировали родители в восьмидесятые годы двадцатого века).
  - Мужская солидарность, - продолжил шамкать Малютка, - Очень полезная штука. Только попадется мужичок в цепкие коготки какой-нибудь дамочке, как его быстро покрутят, то есть сделают абсолютным рабом и ничтожеством. Тогда наводящий вопрос, куда податься тебе, мужичок, из рук одной дамочки? Да никуда не податься, черт подери. Очень у нас суровые дамочки, очень следят за одним мужичком. Потому что на данном этапе не мужичок он вовсе, а частная собственность.
  - Как частная собственность? - ужаснулся Че Бэ Иванович.
  - Так частная собственность, - подмигнул товарищ Малютка будущей жертве семейных отношений, - Хорошие девушки, а тем более дамочки делят мир на две категории: на мое и чужое. Мое - приветствуется, чужое - отбрасывается и опошливается, если не имеет шансов перейти в противоположную категорию. Или ты частная собственность для одной дамочки, или волчара позорный, которого не грех пристрелить или треснуть.
  - Что еще за волчара позорный? - это уже реплика Тани-мани.
  Черт подери, увлекся Малютка, перескочил с шепелявого шепота на нормальные буквы и звуки. А какой слух у товарища Тани? Все мы знаем, какой слух. Кибернетическая добавка к женскому организму улучшает зрение, обоняние, слух. Должно же чего-то хорошее случиться с тобой (например, усиление слуха), если ты киборг.
  - Притча про Красную Шапочку, - вроде как выкрутился Че Бэ Иванович.
  Только не проведешь Таню-маню:
  - Не фиг впаривать всякую хрень. Таня решает серьезный вопрос, который может сказаться на судьбах возрожденной русской земли и нового возрожденного человечества. У Тани нет времени на какие-то сказки. Сначала возрождаем русскую землю, возрождаем здесь на Языческой планете. Затем возрождаем русское человечество. В роли Адама - Че Бэ Иванович. В роли Евы - опять-таки Таня-маня. И только в дальнейшем начинается сказка.
  - Идет, - потупился товарищ Иванович.
  - Красная Шапочка все равно победила, - поддакнул Малютка.
  Что понравилось Тане-мане.
  - Знаете, мальчики, я вами горжусь, то есть вами гордится Таня. Вы такие тупенькие, такие непосредственные, можно и должно вами гордиться. Вот почему не ругается Таня, только гордится. Ну и готовит сюрприз, то есть новый обряд для своих мальчиков.
  - Какой еще новый обряд, - не выдержал VOVKA Бетонщиков, - Разве так можно?
  - Можно-можно, - закивали одновременно Че Бэ Иванович и товарищ Малютка.
  - Можно-можно, - прекратили обмениваться ударами скиталец Непомнящий и непобедимый боец Муркотенок.
  - Мнение большинства для меня закон, - хитро спрятал улыбку VOVKA Бетонщиков, - Я уже думал, что свадьба не состоится по всем правилам. Ибо мордобой и повальная пьянка еще не полностью наша русская свадьба.
  Таня подняла свою богатырскую руку над своей богатырской мордашкой. Очень красивая рука, очень красивая мордашка. Даже не смотря на страшные шрамы, вроде как уродующие и руку, и ту же мордашку, очень красивая девушка Таня:
  - Слушаем здесь. Смотрим сюда.
  А еще Таня-маня великий стратег. Недаром она избиралась великой княгиней Татьяной, водила дружины по русской земле, и встать под ее знамена считалось великой честью для любого, то есть для самого великого воина.
  - Не томи, внученька, - сказал Муркотенок.
  - Ага, - согласился Иван Непомнящий, - Я тут забросил потрясную компьютерную игру, все для того, чтобы насладиться семейным счастьем моего общепризнанного сына и его прекрасной возлюбленной.
  - Я с тобой милая, - оставил Малютку и подошел к Тане-мане Че Бэ Иванович.
  - Ну и я, - как-то криво ухмыльнулся Малютка.
  - Только не говорите про Варвара всякие гадости, - последнее слово осталось за младшим Бетонщиковым.
  Таня-маня обвела всех присутствующих влажными глазами:
  - Я немного прослезилась от умиления. Вы хорошие, мальчики, вы добрые, вы способны поднять из руин русскую землю. А для начала Таня такой предлагает обряд. Как солнечный диск оторвется от горизонта, новобрачные прыгают через меч при свидетелях.
  
  ОТ АВТОРА
  Вы только не подумайте, что это конец великой "Саги о координаторах". Сам принцип написания Саги исключает какой-либо конец, потому что Сага сама по себе бесконечность. Но границы определить следует. Сложные взаимоотношения между отцом и сыном, растянувшиеся на семьсот лет, завершились со знаком плюс, все счастливы, праздник.
  Двадцать лет назад, когда Александр Мартовский впервые задумался о координаторах, предполагалось написать несколько самостоятельных повестей, пародирующих фантастическую литературу того времени. "Кошмарное приключение", "Тайны Красного бора", "Остров Мути", "Планета Мурс", "Языческая история" и "Потайная тетрадь" - вот те разрозненные вершины (перечисляются в хронологическом порядке), до которых добрался Александр Мартовский в двадцатом веке. И где Александр Мартовский имел множество шансов застрять навсегда, если бы был чертовски принципиальным товарищем.
  А так никаких принципов. "Сага о координаторах" не только жизнеописание двух величайших мордобоев вселенной: Че Бэ Ивановича и Муркотенка. "Сага о координаторах" это Сага о координаторах. То есть огромное историческое полотно, которое раскинулось на века и захватило многие-многие судьбы. Я не буду пускаться в тривиальное перечисление героев, так или иначе засветившихся в Саге. Опять же список неполный. Появятся новые герои и новые сюжетные линии. Сага не суть одна веточка, но очень и очень разросшийся куст, на котором героические цветы распускаются пачками.
  Получается парадокс, так или иначе возможный только в России. На начальном этапе "Сага о координаторах" пародировала свою добрую мамочку "звездные войны" и прочую, менее значимую фантастическую литературу. К двадцатилетнему юбилею "Сага о координаторах" превратилась во вселенную координаторов, переросла "звездные войны" по накалу страстей, свойственных только русской вселенной. Плюс еще парадокс. "Звездные войны" написаны коллективом товарищей, но такое ощущение, что их перьями водила одна единственная рука. "Сага о координаторах" написана единственным товарищем, небезызвестным вам Александром Мартовским, но кажется, что писали десятки совершенно разных талантов, а может даже пришельцы из космоса. Так непохожи друг на друга произведения Саги.
  Нет, это не самореклама, черт подери. Только объективный разбор очень непростого творчества очень непростого гражданина русской земли, очень нелегко создавшего эту самую "Сагу о координаторах". После двадцати лет непрерывной борьбы и трудов вселенная Александра Мартовского пока еще юная и неразвитая. Куст разрастается, цветы распускаются. Если кому не понравилась такая вселенная, ее никто не навязывает. Отойдите, пожалуйста, в сторону и займитесь более полезным делом, товарищи. Русская земля еще не вся разворована без остатка, может какой кусочек и вам пригодится.
  Вселенная не исчезнет со смертью
  Отдельной крохотной личности.
  Вы можете мне не поверить,
  Но личность не больше кирпичика.
  Кирпичик на место поставили,
  Кирпичик чем-то замазали.
  Так выполняются правила,
  Ну и остальные заказы.
  А если вселенная вечная,
  Кирпичик вообще здесь не ценится.
  И даже само человечество
  Кладется в цементную пену.
  Живите, пока получается.
  Встречайте смерть без печали.
  А для тех, кто предпочитает "русские звездные войны" всякой пакостной забугорной жиденькой кашице, добро пожаловать в "Сагу о координаторах".
  
  ПОСЛЕСЛОВИЕ
  Пьянка, жрачка, хвастливые речи, русская свадьба на бывшей планете Земля.
  - Кстати, - обратился пьяненький Малютка к не очень трезвому Варвару VOVKA, - Вроде ты говорил, мальчик, про нашествие шишек на нашу планету?
  - Это я говорил? - ответил пьяненький Варвар не очень трезвому Моху, - Может, правда. Может, и я говорил. Сегодня великий день. Сегодня ратифицируется договор о роспуске координаторского движения.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"