Мартьянов Виктор Юрьевич: другие произведения.

Тайна трона смерти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


Виктор Мартьянов

Тайна трона смерти

Предисловие.

   Позвольте представиться, меня зовут Вито Молинари. На вид мне не больше 20-25 лет, я спортивного телосложения при среднем росте около метра семидесяти пяти сантиметров. Обладаю приятной внешностью с пронзительными серыми глазами со слегка стальным оттенком. Я родился в 1895 году в Палермо на Сицилии в семье небогатого фермера. Но вскоре наша ферма разорилась, и в 1900 году наша семья переехала жить к родственникам матери в Америку в Сент-Луис. На новом месте отец устроился работать в небольшую Риверсайдскую церковь. Мать же устроилась работать учительницей в начальную школу, а кроме того по выходным помогала работе городской библиотеки. Хотя мой отец и был священником, но я как-то не проникся божественной идеей и в душе всегда оставался атеистом. Когда я закончил старшие классы школы, и встал вопрос о том, идти ли мне дальше учиться или идти работать, отец решил, что мне необходимо выбиться в люди, и поэтому сделал всё необходимое, чтобы я пошёл учиться на адвоката. В университете я увлёкся журналистикой и фотографией, так что по мере своего обучения я тесно общался с университетской газетой.

Глава N 1.

   История, которую я хочу вам рассказать произошла осенью в Нью-Йорке в 1920 году. В то время я уже три года как закончил университет, и мои знакомые из университетской газеты помогли мне получить работу фотографа в штате газеты нью-йорк таймс.
   Эта история началась с внезапной пропажи судьи Макензи, когда тот не явился на заседание суда по делу о краже в доме полковника Генри Симонса. Так как Хэнк Макензи всегда отличался пунктуальностью, то окружающие стали подозревать что-то неладное, и спустя два часа после того как он не появился в зале суда, приставы находящиеся в зале были посланы на его поиски. Мистера Макензи не оказалось в его кабинете, и тогда приставы после осмотра всех мужских туалетов в здание, отправились на прилегающую к зданию суда парковку, чтобы посмотреть на месте ли его машина. На их удивление чёрный форд модели "Т" оказался на своём месте, но его двери распахнуты, и всё вокруг автомобиля указывало на то, что судью буквально силой вытолкнули из собственной машины, после чего увезли в неизвестном направление. Как только стало известно о похищение судьи Макензи, то было решено немедленно вызвать полицию. Полицейский участок располагался неподалёку от здания суда, и минут через десять - пятнадцать на место происшествия прибыл капитан полиции Стив Хайман. Это был не высокий человек среднего возраста, плотного телосложения с обритой наголо головой и очень подвижным, слегка жёстким лицом, с ясными, проницательными глазами оливкового цвета. Сразу по прибытию на место капитан направился на парковку, где стоял форд судьи. После тщательного осмотра брошенной машины и парковки вокруг неё, было обнаружено в дальнем углу парковки почти высохшая небольшая лужа бензина, следы от протектора шин Ланчестера и несколько окурков дешёвых сигарет на том месте, где предположительно располагалось водительское место. Из чего можно было сделать вывод, что похититель ждал появления судьи, а по рытвинам, на гравии ведущим от машины судьи к тому месту, где была обнаружена бензиновая лужа, было понятно, что судья всячески сопротивлялся своему похитителю, но тот был намного сильнее его. Следовательно, похитителем был мужчина крепкого телосложения. После осмотра форда капитан Хайман лишь убедился в своём предположении, что похититель напал на судью в тот момент, когда он выходил из собственной машины.
   После окончания осмотра парковки Стив Хайман отправился в кабинет судьи в надежде на то, что что-то там поможет понять причину похищения мистера Макензи. Кабинет Хэнка Макензи располагался на первом этаже здания суда неподалёку от зала суда. Это была небольшая, по-домашнему уютная комната с одним окном, расположенном напротив двери. В комнате находилось много книжных стеллажей расположенных вдоль стен по обеим сторонам от окна и двери. На полу лежал слегка потёртый ковёр с кисточками, на котором изображалась богиня правосудия. На стенах между стеллажами висели какие-то дипломы и благодарственные письма в рамках. С правой стороны от двери возле одного из стеллажей располагался небольшой кожаный диван чёрного цвета, возле которого стоял небольшой, стеклянный журнальный столик овальной формы на трёх кованных чугунных ножках. Возле журнального столика, напротив дивана расположились два уютных плетёных кресла. Возле окна расположился большой, резной письменный стол, сделанный из полированного дуба. За столом расположилось большое вельветовое кресло судьи тёмно коричневого цвета. Для начала капитан Хайман решил проверить письменный стол Хэнка Макензи. На столе кроме телефона, нескольких чистых листов бумаги и письменного набора с чернильницей и календарём больше ничего не было. В столе так же были встроенные ящики, запертые на замок. Немного полистав календарь, капитан обнаружил, что у судьи сегодня на полдесятого утра была назначена встреча с некой мисс Гилбертсон в его кабинете. А под этой самой записью был записан номер телефона, скорее всего принадлежащий мисс Гилбертсон. Недолго думая, мистер Хайман решил позвонить по записанному номеру в надежде на то, что это действительно окажется мисс Гилбертсон и что она сейчас находится рядом с телефоном. Через несколько гудков на той стороне провода трубку взяла женщина, и тогда Стив уточнил у нее, не является ли она мисс Гилбертсон. Судя по всему, она подтвердила, что это она и есть, так как капитан попросил её немедленно приехать в зал суда, сказав, что дело не терпит отложений. Нам пришлось ждать приезда мисс Гилбертсон примерно сорок минут. За это время Стив Хайман успел осмотреть весь кабинет Хэнка Макензи. Ему даже удалось вскрыть ящики письменного стола, в которых оказались лишь несколько папок с делами, которые недавно вёл судья Макензи. Кроме этого, к сожалению, не удалось обнаружить ничего интересного.
   Стоило капитану закончить осмотр кабинета, как тут же в дверь не громко постучали, после чего через мгновение в комнату зашла мисс Гилбертсон. Это была стройная, высокая девушка, которой на вид было не больше двадцати лет, шатенка с хорошей аппетитной фигурой и приятными большими глазами цвета жареного миндаля. Она была одета в скромное, недорогое платье темно-синего цвета, и как вошла, так и осталась стоять возле двери. Капитан Хайман решил первым начать разговор:
   - Я так полагаю, вы мисс Гилбертсон?
   - Да, я Эмма Гилбертсон, а в чём дело?
   - Я капитан полиции Стив Хайман. Меня вызвали сюда в связи с похищением судьи Макензи. Скажите, вы хорошо знали Хэнка Макензи?
   - Если честно, то мы были с ним практически не знакомы. Он был моим дипломным руководителем и хорошим преподавателем права в университете, где я учусь.
   - И, тем не менее, у вас была назначена с ним встреча на сегодня, здесь в половину десятого утра.
   - Мы хотели с ним встретиться на счёт моего проекта, перед заседанием суда по делу о краже в доме полковника Генри Симонса, но у меня вдруг возникли утром неотложные дела и я, позвонив ему, домой, перенесла нашу встречу на другое время.
   - Позвольте полюбопытствовать, какие это дела вам помешали встретиться с мистером Макензи?
   - У меня утром разболелся зуб, и я вынуждена была пойти к дантисту.
   - Благодарю вас за ваши искренние ответы. У меня больше нет к вам вопросов. Вы можете быть свободны, но в случае необходимости вы будите, вызваны в полицейский участок для уточнения тех или иных вопросов.
   После окончания опроса и ухода мисс Гилбертсон, капитан Хайман пришёл к выводу, что здесь он увидел всё необходимое, после чего спокойно вернулся в свой полицейский участок.

Глава N 2.

   Со времени похищения судьи прошло чуть больше недели, но за это время похититель не выдвигал никаких требований, да и вообще со стороны это похищение выглядело как-то нелепо. Но вдруг внезапно поздно вечером в дождливый вторник был обнаружен труп мистера Макензи в канаве неподалёку от дороги, ведущей в Монклер. Наши люди в Монклере сообщили нам сразу же после того как стало известно об обнаружение тела Хэнка, поэтому я приехал на место обнаружения трупа примерно в одиннадцать вечера сразу же после полиции. Так как это дело было под личным контролем капитана Хаймана, то я не был удивлён, увидев его на месте происшествия. Так как шёл дождь, и земля вокруг была мокрая, то убийца в этот раз оставил гораздо больше следов, чем на месте похищения. Не далеко от того места, где было обнаружено тело, были обнаружены следы от протектора шин Ланчестера, но в этот раз следов бензина не было, видимо владелец заделал дыру в бензобаке, или же бензин просто успел впитаться в землю. Неподалёку от следов шин было обнаружено ещё два окурка дешёвых сигарет, индетичных с теми, что были обнаружены на парковке возле здания суда. Кроме того была обнаружена цепочка следов от ботинок сорок третьего размера с подкованным каблуком, какие были распространены у полиции и работников тюрем. Судя по этим следам и неглубоким бороздкам на земле отходящих от канавы с телом судьи до того места, где остались следы шин, то похититель сначала вышел из машины, подошёл к пассажирскому месту, расположенном за водительским сидением, выволок из машины тело мистера Макензи, оттащил его в канаву, после чего спокойно вернулся в свою машину и уехал по направлению в Монклер. Что же касается тела, то оно уже начало потихоньку разлагаться, что указывает на тот факт, что Хэнка убили сразу же после похищения, но всё же в нем всё ещё можно было узнать судью Макензи.
   После окончания осмотра канавы, где было обнаружено тело Хэнка, который составил по времени чуть больше часа, было решено отправиться в Монклер и переночевать там в каком-нибудь придорожном мотеле, а на следующий день рано утром попробовать навести справки о Ланчестере. Но не успели мы ещё заселиться в мотель, как до нас дошёл слух о страшном поджоге, произошедшем буквально минут двадцать назад на ферме принадлежащей семейству Макканагалов. По слухам в пожаре погибло всё семейство. Сразу же после получение этой информации мы направились на место пожара. Подъезжая к месту происшествия, мы увидели, что на ферме всё ещё бушует огонь, а неподалёку от здания фермы расположились две машины с пожарными. Похоже, они тоже только приехали, так как несколько человек вышло из первой машины и начало разматывать и присоединять к пожарному крану два длинных рукава. Я решил не терять время даром, и пока пожарные тушили огонь, осмотреться вокруг в надежде на то, что это натолкнёт меня на причины поджога. Для начала я решил осмотреть территорию принадлежащую ферме. Это был земельный участок размером примерно в полтора-два гектара, поделённый на две части и окружённый крепким забором, сбитым из дубовых брусов. В первой части располагался неподалёку от дороги уже почти догоревший дом фермера, окружённый яблоневым садом, свинарник, крытый загон для кур, коровник с не большой молочной фермой и несколько хозяйственных построек располагались позади дома, чуть вдалеке, прижавшись к забору. Вторую же часть фермы занимало кукурузное поле. Первое, что мне бросилось в глаза при моём осмотре, были такие же следы от протектора шин Ланчестера и цепочка следов от ботинок сорок третьего размера с подкованным каблуком, как и те, что мы обнаружили с капитаном Хайманом возле канавы у дороги. Судя по цепочке следов от ботинок, убийца вышел из своей машины, не торопясь подошёл к дому, разбил одно из окон на первом этаже, проникнув в дом, поджог его, после чего быстро выбравшись из горящего дома, спокойно сел в свою машину и уехал с места происшествия. Так же у ворот возле подъездной дороги, ведущей к дому фермера, я обнаружил валявшуюся не далеко от следов, оставленных убийцей открытую канистру из-под бензина. Не трогая её, я продолжил свой осмотр, но, к сожалению, мне больше не удалось найти ничего интересного, и я вернулся к капитану Хайману. Тем временем, пока я делал свой осмотр, пожарные закончили тушить пылающий дом Макканагалов и теперь один из них подошёл к Стиву, и стоило мне подойти, как они начали свою беседу. Из их разговора мне стало известно, что пожарников вызвали из фермы расположенной чуть правее от фермы семьи Макканагалов, и о причинах пожара судить трудно, но скорее всего дом был внутри облит бензином и подожжён.
   После того как Стив Хайман закончил свой допрос пожарных, мы вместе направились на ферму, откуда была вызвана пожарная бригада. Пока мы шли до соседней фермы, я успел рассказать капитану о сделанных мной находка, на что он сказал, что канистру он заберёт с собой в участок, так как там могли остаться отпечатки пальцев убийцы. Вскоре мы пришли на ферму принадлежащую Генри Стивенсону. Когда капитан постучал в дверь дома фермера, то спустя мгновение дверь открыл смуглый, высокий, крепкого телосложения мужчина средних лет, с взволнованным лицом, слегка заострённым к низу и обрамлённым тёмными с слегка заметной сединой волосами. Одет он был в жёлто-оранжевую рубашку в клеточку, заправленную в мешковатые штаны из парусины тёмно-синего цвета, и обут в кожаные сапоги тёмно-коричневого цвета. Его пристальный взгляд карих глаз смотрел прямо Стиву в лицо. Первым молчание нарушил своим хрипловатым голосом хозяин дома:
   - Что вам нужно, господа?
   - Я капитан полиции Стив Хайман, и мне сказали, что это вы вызвали пожарных на место происшествия.
   - Да, меня зовут Генри Стивенсон, и именно я вызвал пожарную бригаду.
   - Вы не могли бы мне поподробнее рассказать о том, что здесь произошло?
   - Видите ли, я страдаю бессонницей и вместе с этим очень люблю наблюдать за звёздами. Сегодня я как обычно наблюдал за звёздами, когда неожиданно услышал посреди ночи шум подъезжающей машины к ферме Макканагалов. Я с начало подумал, что мне это послышалось, и не обратил никакого внимания, но вскоре после этого я услышал, как на ферме разбили стекло. Мне стало интересно, и я стал ждать, что же будет дальше. Прошло примерно минут пятнадцать-двадцать, когда из окна дома вылез мужчина, не торопясь прошёл к своей машине и уехал в сторону Нью-Йорка, а через несколько минут после этого в доме Макканагалов вспыхнул пожар. Им ни кому не удалось спастись, они все погибли.
   - Вы случайно не рассмотрели, как выглядел мужчина, вылезший из окна, а так же машина, в которую он сел?
   - К сожалению, я не видел его лица, но могу точно сказать, что это был высокий мужчина, крепкого телосложения, на мой взгляд, ему нет ещё и тридцати. Одет он был в тёмно-серый, почти чёрный костюм и плащ. Я заметил костюм, так как плащ был, не полностью застёгнут. На голове у него была широкополая шляпа того же цвета что и плащ, надвинутая на самые глаза. Что же касается машины, то он сел в тёмно-синий Ланчестер. К сожаления я так же не видел его номеров, так как они были заляпаны грязью.
   - Скажите, а вы хорошо знали погибших?
   - Если честно, то я с ними практически не общался и поэтому не могу сказать о них ничего определённого.
   - Спасибо вам за информацию. Если нам понадобится ещё ваша помощь, мы с вами непременно свяжемся.
   На обратном пути к ферме Макканагалов я показал капитану Хайману найденною мной ранее открытую канистру из-под бензина. Он аккуратно упаковал её в полиэтиленовый пакет, после чего сказал, что отдаст её на экспертизу в полицейском участке. Мы договорились встретиться с ним через пару дней и обсудить результаты экспертизы, после чего направились по домам спать.

Глава N 3.

   После гибели семьи Макканагалов прошло чуть больше двух недель. За это время в полицейском участке уже успели сделать все необходимые экспертизы той канистры, что я обнаружил на ферме Макканагалов. К сожалению, их результаты были не утешительны, и на канистре не удалось обнаружить никаких отпечатков, кроме незначительных остатков дешёвого бензина, которым пользуется большинство жителей Нью-Йорка, у которых есть машина. Это означает, что убийца, скорее всего, действовал в перчатках.
   Пока полиция пыталась установить связь между похищением и последующим убийством судьи Макензи и поджогом дома семьи Макканагалов, я тем временем решил проявить снимки, сделанные мной на местах происшествия. Я находился в лаборатории редакции газеты нью-йорк таймс и заканчивал убираться после проявки фотографий с фермы Макканагалов, когда до меня дошёл слух, что у себя дома, в Восточном Мидтауне был найден убитым прокурор Стен Лиманс. Быстро закончив уборку, я направился на место происшествия. Я успел как раз во время, похоже, полиция приехала не многим раньше меня, и их машины стояли возле закрытых ворот. Пока полицейские, среди которых был и Стив Хайман, ждали, когда привратник откроет им ворота, я решил посмотреть, что же собой представляет дом прокурора Лиманса. Это был большой двухэтажный особняк, по форме напоминающий раскрытую книгу, разделённый пополам небольшой башенкой. Особняк располагался в центре дубового парка, примерная площадь которого была чуть больше гектара, окружённого по периметру кованым забором с красивыми коваными воротами в виде паутины, в центре которой расположилось сердце, а над сердцем сидит большой паук. Вот как раз возле этих ворот и стояли две полицейские машины в ожидание привратника. Спустя минуту после моего прибытия появился привратник и впустил нас на территорию особняка. Это был высокий пожилой мужчина с приятным, но слегка суровым лицом одетый в хорошо сидевший чёрный костюм. Открывая ворота, он первый заговорил с нами:
   - Извините, что заставил вас ждать господа, просто мне необходимо было загнать собак обратно в загоны, чтобы они вам не мешали осматривать место происшествия.
   - Спасибо за проявленную вами заботу. Скажите, это вы вызвали полицию?
   - Нет, это сделал наш садовник, когда пришёл ко мне в сторожку, так как он слышал выстрел. Я же, к сожалению, в силу своего возраста прикорнул в своей сторожке и не услышал выстрела.
   - Ничего страшного, такое парой случается с пожилыми людьми. Скажите, пожалуйста, а где сейчас находится садовник? Мне бы хотелось задать ему несколько вопросов.
   - Должно быть, он вернулся к себе в оранжереи. Я провожу вас к нему. Пожалуйста, следуйте за мной.
   С этими словами он повёл нас по направлению к дому, после чего обогнув его, и повёл чуть дальше вглубь парка. Таким образом, уже через десять минут мы вышли к ухоженным оранжереям. Там мы увидели молодого, высокого красивого, загорелого француза, одетого в клетчатую рубашку зелёного цвета, заправленную в синие джинсы и коричневые резиновые сапоги. На голове у него была широкополая соломенная шляпа. Наш сопровождающий подвёл нас к нему и, обратившись к нему, сказал:
   - Луиджи, эти джентльмены из полиции хотели бы с тобой поговорить.
   - Да, хорошо Хэнк, я поговорю с ними. Чем я могу быть вам полезны господа?
   - Это вы вызвали полицию?
   - Да, это я звонил в полицию.
   - А вы не могли бы подробно рассказать, что здесь произошло?
   - Хорошо, я попробую. Я работал в одной из оранжерей, когда хозяин прогуливался по парку. Видите ли, мистер Лиманс всегда любил гулять после обеда возле озера по парку. Ну, так вот, я спокойно работал в оранжерее, когда услышал раздавшийся со стороны озера выстрел. Я тут же бросил все свои дела и выбежал в парк, и стоило мне сделать несколько шагов, как я увидел, что от озера по направлению к задней калитке неспеша идёт незнакомый мне высокий мужчина, крепкого телосложения, на мой взгляд, ему нет ещё и тридцати. Одет он был в тёмно-серый, почти чёрный костюм и плащ. На голове у него была широкополая шляпа того же цвета что и плащ, надвинутая на самые глаза. Мне показалось это странным, и я побежал к загону с собаками и выпустил собак, после чего отправившись в сторожку Хэнка, я вызвал полицию. К сожалению, собакам не удалось взять преступника.
   - Это всё, что вы можете нам рассказать?
   - Да, к сожалению это всё.
   - Хорошо, спасибо за предоставленную вами информацию. Можете быть свободны, если нам понадобится что-то ещё уточнить, то мы вызовем вас в полицейский участок.
   После опроса садовника мы с капитаном Хайманом отправились на осмотр места происшествия, которое располагалось в ста пятидесяти метрах от оранжерей, где работал Луиджи. Как и говорил садовник, мы обнаружили тело Стена Лиманса с пулевым отверстием в голове возле озера, причудливой овальной формы. Не далеко от места убийства мы обнаружили грунтовую дорожку, ведущую вглубь парка. Немного посовещавшись со Стивом, было решено, что пока он со своими людьми будет осматривать тело, я прогуляюсь по этой дорожке и если найду что-то интересное, сразу же сообщу ему.
   Немножко углубившись в парк, я заметил тропинку, вытоптанную уже знакомой мне цепочкой следов от ботинок сорок третьего размера с подкованным каблуком, идущую от дорожки слегка в бок, которая привела меня на небольшую утоптанную полянку, откуда было удобно наблюдать за тем, что происходит в доме. На этой полянке я обнаружил несколько окурков дешёвых сигарет. Вернувшись на дорожку, я двинулся дальше вглубь парка и шёл до тех пор, пока не упёрся в неприметную калитку служебной дороги. Слегка подёргав её взад вперёд, я убедился, что она не заперта и, пройдя через нее, я заметил оставленные в пыли следы от протектора шин Ланчестера. К сожалению, мне больше ничего не удалось обнаружить, и, вернувшись к Стиву Хайману, который уже закончил осматривать тело, я подробно рассказал о своих находках. Выслушав мой доклад, он подтвердил моё предположение на счёт того, что убийца, скорее всего, следил за Стеном Лимансом и, выбрав удачный момент, застрелил его. Так же он сказал, что его люди позже извлекут из головы прокурора пулю и отправят её на экспертизу, а сейчас нам больше здесь делать не чего и можем отправляться по домам.

Глава N 4.

   Прошел, ещё месяц со времени убийства прокурора Лиманса. К сожалению, экспертиза вынутой из его головы пули ничего толком не дала, кроме того, что удалось установить оружие, из которого она была выпущена. Этим оружием оказал револьвер Смит-Вессон 10 модели 38 калибра. Кроме того благодаря своим архивам полиции всё таки удалось установить связь между убийствами судьи Макензи, семейства Макканагалов и прокурора Лиманса. Оказывается, лет десять назад состоялся суд по делу Оливера Гутмана, в котором Сэм Макканагал был в качестве потерпевшей стороны, Стен Лиманс выступал в качестве обвинителя, а Хэнк Макензи вынес смертный приговор. К моему сожалению, полиция не стала рассказывать мне подробности этого дела, но покопавшись в архивах нью-йорк таймса мне всё же удалось найти кое-какие подробности этого дела. Вот что мне удалось узнать:
   Оливер Гутман был владельцем небольшой бакалейной лавки в Монклере. Незадолго до описанных событий он потерял жену, которая умерла после осложнения воспаления лёгких, но у него осталась прекрасная несовершеннолетняя дочь по имени Сьюзен, которую он мечтал выдать замуж за одного из сыновей богатого фермера Макканагала, и поэтому он не был против. Когда его дочь встречалась со Стивом Макканагалов. И вот однажды Сьюзен вместе со Стивом пошли на деревенские танцы, где юноша напился и начал приставать к дочери мистера Гутмана, но она была хорошо воспитана и воспротивилась приставаниям Стива. Но тот был слишком пьян, и поэтому, заведя Сьюзен в тихое место, сначала избил, а потом и изнасиловал её. Вечером того же дня поле возвращения дочери домой Оливер Гутман отправился к Сэму Макканагалу и поставил ему ультиматум или его сын как порядочный человек ведёт Сьюзен под венец, или же он отправляется в полицию. Но Сэм лишь рассмеялся ему в лицо и выгнал из своего дома. Тогда Оливер на следующий день выследил Стива и после непродолжительной беседы хладнокровно убил его. После полиция нашла его возле бездыханного тела Стива. А дальше был суд, на котором Оливера Гутмана приговорили к смерти на электрическом стуле. Вскоре после казни отца Сьюзен покончила жизнь самоубийством, выпив смертельную дозу снотворного. Кроме того поговорив с Альфредом Стивенсоном, журналистом колонки криминальных новостей, который тогда вёл это дело, мне стало известно, что в то время упорно ходили слухи насчёт того, что Сэм Макканагал заплатил прокурору Лимансу и судье Макензи кругленькую сумму денег, чтобы те довели дело до обвинительного приговора. К сожалению, это были всего лишь слухи, не подтверждённые фактами, но, тем не менее, никто тогда не удосужился их опровергнуть. Насколько мне позже стало известно родных, кто бы мог начать мстить, после смерти Сьюзен не осталось, но факт остаётся фактом, кто-то целенаправленно мстил всем тем, кто был причастен к казни Оливера Гутмана. Осталось только выяснить, кто бы это мог быть.
   В то время пока я копался в архиве в поисках хотя бы незначительной зацепки по этому делу, полиция обнаружила тело Альфреда Стивенсона повешенного в одном из мотелей не далеко от дороги, ведущей в Ист-Виллидж. Туда уже прибыл капитан Хайман, и это он приказал одному из офицеров полиции приехать за мной и привезти меня на место происшествия. Мотель, в котором погиб Альфред, представлял собой большое трёхэтажное здание с не большой, но очень удобной террасой по обе стороны от лестницы, ведущей к главному входу, на которой расположились не большие резные столики и плетёные кресла возле них для постояльцев мотеля. Он находился чуть в отдаление от дороги, и к нему вела небольшая просёлочная дорога, упирающаяся в главный вход в мотель, после чего делая полукруг, огибала его и плавно переходила в парковку за ним. Когда полицейская машина, в которой меня привезли, подъехала к главному входу, в ту же минуту мистер Хайман поднялся из одного из плетёного кресла, в котором до этого сидел, и не спеша направился к нам на встречу. После того, как привёзший меня офицер оставил нас со Стивом наедине, тот пригласил проследовать за ним, сказав:
   - Тело утром обнаружил Стьюи Гойтман, который работает в этом мотеле портье, когда будил здешних постояльцев к завтраку. Я решил, что тебе будет интересно присутствовать при его допросе, поэтому ты здесь.
   - Благодарю вас мистер Хайман за то, что вы решили уместным моё присутствие как журналиста на месте преступления.
   - На самом деле мне просто кажется странным, что такой человек как Альфред Стивенсон вдруг оказался в мотеле, и поэтому я велел привезти тебя сюда, чтобы спросить, не можешь ли ты как-нибудь обосновать такое его поведение?
   - Насколько мне было известно, он был не женат и спокойно мог приводить своих молодых избранниц к себе домой. И всё же его появление в мотеле может быть как-то связано с тем делом, которое вы сейчас ведёте. Видите ли, однажды вечером пару недель назад я столкнулся с ним возле дверей архива нью-йорк таймса. При этом у Альфреда был очень взволнованный вид. Когда я поинтересовался у него в чём дело, то он сказал, что ему вроде бы удалось выйти на след таинственного преступника, и если он окажется прав в своих предположениях, то это впоследствии перевернём сознание окружающего мира.
   Тут Стив прервал нашу беседу, так как мы, пройдя через главный вход и повернув направо в уютном холле с мягким освещением и пройдя несколько метров, упёрлись в небольшую конторку, расположенную справа от лифта, за которой нас уже поджидал, сидя в не большом, но явно удобном кресле-качалке, мистер Гойтман. Это был высокий, пожилой мужчина с приятным, добродушным лицом и густыми, коротко подстриженными седыми волосами, одетый в фирменную форму портье мотеля. Его светло-голубые глаза испугано смотрели прямо на нас. Повисшая неловкая пауза длилась около двух минут, пока капитан Хайман не нарушил это тягостное молчание, сказав:
   - Я капитан полиции Стив Хайман, а вы, я так подозреваю Стьюи Гойтман. Это вы обнаружили тело Альфреда Стивенсона?
   - Да сэр, это действительно был я. В мои обязанности входит будить по утрам тех, кто снимал номер на ночь и тех постояльцев, кто об этом просит заранее. Стьюи Гойтман был как раз из тех, кто остановился здесь на ночь.
   - Я правильно вас понимаю, вы работали здесь всю ночь?
   - Да сэр, я действительно работал сегодня ночью, так как я работаю по графику два через два.
   - Тогда бы вы не могли нам подробно рассказать о том, как и когда, появился здесь мистер Гойтман, а так же события минувшей ночи?
   - Мистер Стивенсон прибыл в наш мотель вчера около восьми часов вечера. Припарковав свою машину на стоянке за мотелем, он подошёл ко мне и снял комнату N 18, расположенную на третьем этаже, заплатив вперёд за одну ночь. Когда он расплачивался, то предупредил меня, что к нему поздно вечером может прейти посетитель и попросил, как только тот появится сразу же препроводить его в его комнату. И действительно, ровно в полночь к мотелю подъехала и так же припарковалась на стоянке машина, а примерно через минуту я проводил приехавшего мужчину в комнату N 18. Он пробыл там не более двадцати минут, после чего сел в свою машину и уехал в неизвестном направлении. А во время своего сегодняшнего утреннего обхода, когда я хотел постучать в дверь комнаты N 18, то заметил, что она не плотно прикрыта, а когда я открыл её и вошёл внутрь, то сразу же увидел висевшего мистера Стивенсона.
   - Скажите, а этот посетитель случайно вам не представился?
   - Нет, к сожалению, он этого не сделал. Он сказал лишь, что Альфред Стивенсон его ожидает и попросил как можно быстрее проводить его к нему.
   - Скажите, а вам случайно не удалось запомнить, как выглядел этот посетитель?
   - Дайте-ка попробую вспомнить. Это был высокий мужчина, крепкого телосложения, на мой взгляд, ему нет ещё и тридцати. Одет он был в тёмно-серый, почти чёрный костюм и плащ. Я заметил костюм, так как плащ был, не застёгнут. На голове у него была широкополая шляпа того же цвета что и плащ. У него чисто выбритое лицо без каких-либо родимых пятен или шрамов. По крайней мере, нижняя часть его лица, так как верхнюю я не видел, потому, что она была закрыта шляпой. Так же у него рыжие коротко стриженые волосы и он носит очки или пенсне в тонкой металлической оправе. Очки я заметил, когда они блеснули в свете лампы лифта, когда мы поднимались на нём, что же касается волос, то их я заметил, когда он повернулся ко мне спиной возле двери номера N 18. Когда он говорил со мной, то у него был приятный голос со слегка заметным ирландским акцентом. К сожалению это всё, что мне удалось запомнить.
   - Не переживайте, это и так уже кое-что. А теперь мы хотели осмотреть комнату, где было обнаружено тело. Если вы не против, то не могли бы вы проводить нас туда?
   - Как вам будет угодно, сэр.
   Вместе с капитаном Хайманом и Стьюи Гойтманом на лифте мы поднялись на третий этаж. Комната, в которой нашёл своё последнее пристанище Альфред Стивенсон, располагалась в самом конце коридора левого крыла возле окна с пожарной лестницей. Это была большая комната, поделённая на две части, обставленная скромно, но очень уютно. В первой части располагалась спальня, в которой около двери стояла деревянная вешалка, широкая кровать, прикроватная тумбочка из дуба и большой, дубовый шкаф расположились возле стенки разделяющей комнату надвое. Возле окна расположился большой письменный стол из платана с резным стулом и мусорным ведром, сплетённым из ивовых прутьев. Также возле стола стоял ещё один дубовый шкаф. На полу лежал красивый, но сильно потёртый ковёр. Во второй части комнаты расположилась ванная комната, совмещённая с туалетом. Освещение в комнате было газовое, но, похоже, хозяин мотеля собирался в ближайшее время переходить на электрическое, так как в потолок уже был ввинчен крюк для люстры, на котором в данный момент был повешен мистер Стивенсон. Его красивое при жизни лицо сейчас было искажено гримасой страха и боли. Рядом валялся ещё один стул, который, похоже, использовали для того, чтобы прикрепить верёвку к крюку на потолке. На письменном столе мы с капитаном Хайманом обнаружили револьвер Смит-Вессон 10 модели 38 калибра, у которого напильником был аккуратно спилен серийный номер. Стив сказал, что именно из этого револьвера мог быть убит Стен Лиманс, и поэтому его люди позже заберут оружие на экспертизу. Так же в пепельнице, стоящей на письменном столе, я обнаружил остатки сгоревшего блокнота, принадлежавшего Альфреду. Рядом с пепельницей лежали бумажник и ключи от машины и квартиры, так же принадлежащие Альфреду. Кроме всего прочего на столе стояла полупустая бутылка виски и один пустой стакан. После осмотра письменного стола мы перешли к осмотру тела, которое всё ещё висело посреди комнаты. Убийца пытался максимально, похоже, замаскировать своё деяние за самоубийство, но при более тщательном осмотре тела я обратил внимание на оставшиеся, хотя и мало заметные, но очень явные следы связывания на руках. Я обратил внимание капитана Хаймана на этот факт, на что он сказал, что, скорее всего Альфреду Стивенсону всё-таки удалось выйти на след убийцы, но каким-то образом он спугнул этого человека и, назначив здесь встречу, он сам себе подписал смертный приговор. А дальше всё было как по нотам, убийца прибыл на встречу в указанное место и время, после чего угрожая револьвером, связал мистера Стивенсона и обыскал его. После уничтожения обнаруженных улик против себя он повесил Альфреда на крюке для люстры, а револьвер свой он оставил здесь, чтобы полиция пришла в заблуждение, будто мистер Стивенсон причастен к убийству прокурора Стена Лиманса. Окончив осмотр тела, и ещё раз внимательно осмотрев комнату, нам не удалось найти больше ничего интересного, и мы направились на осмотр стоянки за мотелем, при этом, не забыв прихватить с письменного стола ключи от машины и квартиры Альфреда Стивенсона. На стоянке за мотелем стояла лишь одна машина, которая судя по всему, должна была принадлежать именно мистеру Стивенсону. Это был форд модели "Т" бордового цвета с тёмно-серой кожаной крышей. Рядом с машиной нам удалось обнаружить еле заметные следы от протектора шин Ланчестера. Похоже и на сей раз, это было дело рук нашего неуловимого убийцы. В этой ситуации могло радовать лишь то, что благодаря Стьюи Гойтману у нас теперь было приблизительное описание нашего таинственного преступника. Стив Хайман предположил, что у мистера Гойтмана дома могли сохраниться какие-то рабочие записи, касающиеся этого дела, раз уж он им занимался, но, к сожалению, есть большой шанс, что мы можем там ничего не найти. Я же сказал, что мы этого никогда не узнаем, если не съездим туда.
   Квартира Альфреда Стивенсона располагалась в Аппер Запад Сайде в двух кварталах от редакции газеты нью-йорк таймс. Было решено отпустить полицейскую машину и поехать туда на форде мистера Стивенсона. Пока мы ехали, Стив решил вернуться к прерванному разговору:
   - Как ты думаешь, какой может быть из себя этот наш преступник?
   - То есть вы хотите, чтобы я его охарактеризовал?
   - Ну да, мне интересно, что ты думаешь на счёт этого дела.
   - Дайте подумать, на мой взгляд, этого человека можно охарактеризовать, как умного и расчётливого человека. Возможно как то связанного с семьёй Оливера Гутмана и считающего, что по отношению к семейству Гутманов было совершена не справедливость, одержимого мыслю мести, так как все его жертвы принимали непосредственное участие в суде над мистером Гутманом, но при всём при этом не всегда следящего за аккуратностью выполнения своего замысла.
   - Да, возможно ты и прав, и поэтому нам необходимо, во что бы то ни стало поймать этого человека, пока не погиб ещё кто-нибудь.
   - Я убеждён, что вы непременно справитесь с этой задачей.
   С этими словами мы не спеша прибыли на место. Квартира мистера Стивенсона находилась в большом, четырёхэтажном, многоквартирном, кирпичном доме. Она располагалась на третьем этаже возле главной лестницы. При тщательном обыске квартиры ни мне, ни капитану Хайману, к сожалению, не удалось обнаружить никаких интересующих нас записей. Похоже, все необходимые нам записи были в блокноте Альфреда, который он всегда носил с собой и который был уничтожен преступником. После завершения обыска в квартире Альфреда Стив Хайман отправился к себе в полицейский участок, чтобы отдать обнаруженный нами револьвер на экспертизу, а я же с его разрешения забрал себе машину принадлежащую мистеру Стивенсону и вернулся в редакцию газеты нью-йорк таймс для дальнейшей работы по этому делу.

Глава N 5.

   После смерти Альфреда наш редактор и по совместительству мой шеф Стенли Хьюти, высокий мужчина средних лет, всегда одетый в дорогой, хорошо сидящий на нём костюм, с приятным, всегда гладковыбритым энергичным лицом и коротко стриженными каштановыми волосами с хорошо заметной сединой по бокам, поручил мне заняться этим делом и как можно быстрее разыскать неуловимого преступника. Спустя три-четыре дня после гибели мистера Стивенсона со мной связался капитан Хайман и сказал, что экспертиза подтвердила, что Стен Лиманс был застрелен из револьвера Смит-Вессон 10 модели 38 калибра со спиленным серийным номером, обнаруженным нами на письменном столе в комнате мотеля. Но, к сожалению, на револьвере не были обнаружены отпечатки пальцев, и это всё что смогла установить экспертиза. Кроме того ещё какое-то время проведя в архивах нью-йорк таймса, мне удалось выяснить, что Оливер Гутман проживал на Лонг-Айленде в многоквартирном доме. Так что, не мешкая, я, взяв форд, принадлежавший раньше Альфреду, отправился на Лонг-Айленд в надежде найти там хоть какую-то зацепку, которая помогла бы выйти на след неуловимого преступника. Там я обратился за помощью в ближайший полицейский участок, и там один из полицейских сержантов Гарольд Андерсон. Выслушав суть моего дела, он решил прейти мне на помощь и рассказал, где находится дом, в котором проживал Оливер Гутман, а также рассказал, что со времени того дела в этом доме осталась жить только одна соседка мистера Гутмана, которая хорошо его знала - старая вдова миссис Хельга Доулсон. Её квартира располагается на первом этаже, направо от главного входа в многоквартирный дом. Я решил не полагаться на случай и дабы застать Хельгу дома сразу же из полицейского участка направился по указанному адресу. Мне повезло, и я смог застать миссис Доулсон дома. Когда я постучал в дверь её квартиры, дверь мне открыла высокая, пожилая женщина, одетая в чёрное простое платье. Её седые волосы были затянуты в тугой пучок на затылке. Когда она открыла мне дверь, то спросила, смотря на меня ясными голубыми глазами, своими звонким полным силы голосом, так не подходящим к её внешнему виду:
   - Чем могу вам помочь, молодой человек?
   - Простите, вы Хельга Доулсон?
   - Да, это я. Чем могу помочь?
   - Меня зовут Вито Молинари, я журналист газеты нью-йорк таймс, и в данный момент расследую дело об убийствах судьи Макензи, семейства Макканагалов, прокурора Лиманса и моего коллеги Альфреда Стивенсона. Насколько мне стало известно во всех этих делах замешан кто-то, кто имеет отношение к Оливеру Гутману, и когда я обратился за помощью в своём расследовании к Гарольду Андерсону, то он сказал, что вы могли бы мне немного помочь в этом деле.
   - Да, я была знакома с Оливером Гутманом, когда он здесь жил, но я право даже не знаю, чем могу вам помочь.
   - Если вам не сложно, то расскажите, пожалуйста, всё, что вам известно про этого человека, а там уже будет видно, поможет мне это или нет.
   - Хорошо я попытаюсь рассказать об этом человеке как можно подробнее. Впервые я познакомилась с мистером Гутманом примерно лет двадцать назад с тех событий, которые произошли в 1910 году, когда он переехал в Америку в конце 1880-х. Тогда ещё был жив мой бедный муж Альберт, и мы только переехали в этот дом. Оливеру тогда было чуть больше двадцати лет. Когда я с ним познакомилась, то он рассказывал, что он приехал сюда откуда-то из северной Ирландии на заработки. У него здесь не было никого из родных и друзей, кто бы мог ему чем-то помочь, но он был очень трудолюбивым человеком и вскоре его дела пошли в гору. Примерно года через два после нашего знакомства он встретил свою будущую супругу Луизу О'Бейлл. Её семья была откуда-то с юга Ирландии, но её отец и сама Луиза родились в Америке. Вскоре после их свадьбы у них родилась прекрасная девочка Сьюзен. К сожалению миссис Гутман, погибла во время родов, и Оливеру пришлось воспитывать девочку одному. Ну а остальную историю я думаю, вы уже и так знаете без меня. Как видите, я не знаю ничего такого, что смогло бы вам хоть как-то помочь в этом деле.
   - И всё же позвольте с вами не согласиться. Вы дали мне ниточку, которая быть может, выведет меня на след преступника.
   - Рада была это услышать. Ну что ж желаю вам удачи в этом деле. До свидания.
   - До свидания, и ещё раз спасибо вам за помощь.
   Сразу после беседы с Хельгой Доулсон я отправился в городской архив, где была собрана вся информация о жителях нашего города. Там я разыскал папку посвящённую семейству О'Бейлл, и из неё мне удалось узнать, что Вильям О'Бейлл прибыл со своей супругой Марией в Соединённые Штаты Америки из города Килларни с юга Ирландии. Вскоре у них родились два сына старший Гарольд и младший Генри. У Гарольда родилась девочка Луиза, которая впоследствии вышла замуж за Оливера Гутмана, а у Генри родился сын Стив, у которого впоследствии родился сын Стенли. Стенли было десять лет, когда произошла трагедия с Оливером Гутманом. Сейчас же он работает в нью-йоркской тюрьме и является секретарём в блоке смертников, а именно следит за соблюдением правил проведения казни на электрическом стуле. Это всё, что мне удалось выяснить в городском архиве. Я решил, что капитану Хайману будет интересно узнать про Стенли О'Бейлла, и поэтому прямиком из городского архива направился в полицейский участок, где работал Стив. После того как я рассказал мистеру Хайману про Стенли, он сказал, что его люди проверят возможность его причастности к этому делу, и как только ему станет что-то известно, то он мне сразу же сообщит об этом.
   С моей последней встречи с капитаном Хайманом прошла примерно неделя, и вот однажды вечером у меня дома раздался телефонный звонок. Это звонил Стив. Он сказал, что его людям удалось установить причастность Стенли О'Бейлла к делу об убийствах судьи Макензи, семейства Макканагалов, прокурора Лиманса и Альфреда Стивенсона, и в данный момент они отправились на его задержание, и если я хочу быть в центре событий, то я могу сейчас приехать к нему в участок. Я решил не упускать своего шанса и сразу же после звонка отправился в полицейский участок. Около входа меня уже поджидал сержант, и стоило мне приблизиться, как он тут же проводил меня в кабинет мистера Хаймана. Стоило сержанту закрыть за мной дверь, как я тут же спросил у Стива:
   - Ну что, капитан Хайман, его уже доставили в полицейский участок?
   - Ещё пока нет, но если хочешь я мог бы тебе рассказать, что удалось выяснить моим людям насчёт него.
   - Конечно, хочу.
   - Ну, тогда слушай. Для начала мои люди установили, где живёт Стенли. Там они заглянули в его гараж, и ты не поверишь, они нашли там тёмно-синий Ланчестер, и когда они взяли слепок с его колёс, то он в точности совпал со слепками от следов протектора шин, найденных на местах происшествий. Потом они опросили коллег и соседей мистера О'Бейлла, и им удалось выяснить, что Стенли вполне мог по времени совершить все эти убийства. Ну и, в конце концов, что стало конечной точкой в этом деле, его смог опознать Стьюи Гойтман.
   - Поздравляю, вам удалось довести это дело до конца.
   - Если бы не твоя помощь, то мы, скорее всего ещё долго не смогли бы разобраться в этом деле, так что спасибо тебе.
   - Не стоит благодарности, я рад был оказать вам посильную помощь. Кстати, а как вы думаете, почему он пошёл на эти преступления?
   - Скорее всего, после смерти Оливера Гутмана и его дочери Сьюзен, его воспитали с ненавистью к несправедливости, что впоследствии переросло в желание отомстить всем, кто как он считал, были причастны к этой трагедии.
   - Хорошо, а почему он тогда убил Альфреда Стивенсона, ведь он не был причастен к тому делу?
   - Видишь ли, Альфред был заядлым игроком и часто посещал ипподром, но он часто проигрывал и поэтому ему практически всегда нужны были деньги. А так как он работал в газете, то ему была известна различного рода информация, и он не гнушался шантажировать людей, чтобы продолжать спускать деньги на ипподроме. Так произошло и на этот раз. Он начал шантажировать Стенли О'Бейлла, угрожая, что пойдёт с имеющейся информацией в полицию, и это было его ошибкой, ведь как известно если человек убил хоть раз, после он не остановится не перед чем, чтобы достичь своей цели.
   В этот момент в дверь кабинета мистера Хаймана постучался привёдший меня сержант и, приоткрыв ее, доложил, что Стенли О'Бейлла доставили в полицейский участок.

Заключение.

   Дня через два после того как арестовали Стенли О'Бейлла состоялся суд, на котором судья Хилвуд приговорил его к смертной казни на электрическом стуле. В итоге мистер О'Бейлл сам попал в блок смертников, где работал до этого. Его коллеги были немало удивлены исходом этого дела, но что называется, против фактов не попрёшь. Благодаря этому делу мы стали со Стивом Хайманом хорошими знакомыми, и он разрешил мне как журналисту опубликовать в нью-йорк таймсе все подробности этого дела. Вот так и закончилось это запутанное дело, которое в газетах получило название "Тайна трона смерти", за то, что главные фигуранты этого дела были казнены на электрическом стуле.
  
  
  
  
  
  
  
  

12

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"