Мартьянова Юлия Викторовна: другие произведения.

Всему вопреки. часть 2 глава9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Две недели полного ничем незамутнённого счастья пролетели незаметно. Они больше не скрывали своих отношений, вместе ездили на работу, вместе шли обедать, вместе ехали домой. Катя ловила на себе заинтересованные взгляды коллег-мужчин и ревнивые и завистливые взгляды женщин. Были те, кто улыбались ей вполне искренне и дружелюбно. Теперь Кате было совершенно всё равно, что про неё говорят, какие заключают пари. С ней рядом самый любимый, самый лучший мужчина на свете, с ним ей ничего не страшно. Услышанные ею слова одной из завистниц: "Никогда не видела нашего Айсберга таким счастливым. За эти несколько дней он улыбается столько, сколько за целый год не улыбался!", заставляли Катину душу петь. Это она сделала его таким счастливым, только рядом с ней он снова стал таким, каким она его знала во время начала их романа. Их отношения с одной стороны походили на отношения людей, давно состоящих в браке: общие дети, общие знакомые, даже о работе можно было поговорить. Но иногда они вели себя, как молодожёны. Страсть вспыхивала мгновенно, не выбирая ни места, ни времени.
  Однажды незадолго до обеда Кате позвонила секретарша и сказала, что Игорь Сергеевич срочно вызывает её к себе. Катя удивилась, всё-таки по работе они мало соприкасались между собой. Она собрала кое-какие документы, которые по её мнению могли его заинтересовать, и отправилась к Игорю в кабинет. Секретарша облегчённо вздохнула, увидев Катю. Девушка явно торопилась на обед, но не могла уйти, не дождавшись вызванную посетительницу.
  - Вы вызывали меня, Игорь Сергеевич? - спросила Катя, входя в кабинет и закрывая за собой дверь.
  - Да.
  - Что случилось
  - Я просто соскучился, - ответил он и, улыбаясь, направился к ней.
  - Ты с ума сошёл?! - с притворным возмущением воскликнула Катя, когда оказалась в его жарких объятиях и поняла, что он собирается сделать.
  - А ты разве не знала? - ответил он, продолжая целовать её.
  При воспоминании о том, что происходило тогда в его кабинете, у Кати кровь приливала к щекам. Но это не помешало ей через несколько дней прийти к Игорю со словами:
  - Что-то давненько Вы, Игорь Сергеевич, меня не вызывали. А у меня накопилось к Вам очень много вопросов.
  - Это каких же? - понимающе улыбнулся он.
  - Очень, очень важных, - почти шёпотом сказала Катя, подойдя к нему почти в плотную.
  - Я Вас слушаю, Екатерина Дмитриевна. Командуйте парадом, я полностью в Вашем распоряжении.
  На этот раз Кате удалось испытать пьянящее ощущение безграничной власти над чувствами любимого мужчины, увидеть, как он теряет голову от её ласк, ощутить себя главной в их дуэте и подарить ему наслаждение, равносильное тому, что получила сама.
  Они так ни разу не заговорили о прошлом. Ни тому, ни другому не хотелось портить идиллию. Заканчивалась вторая неделя их "медового месяца", когда это вопрос всё же всплыл. Они проспали и опаздывали на работу. Катя на кухне старалась собрать хоть какой-то завтрак. В данной ситуации и бутерброды сойдут. Она как раз резала хлеб, когда ласковые мужские руки обняли её сзади.
  - Чего у нас тут на завтрак? - спросил Игорь, целуя в затылок и зарываясь лицом в её волосы.
  - Бутерброды, - ответила Катя, инстинктивно прижимаясь к нему и ощущая уже знакомую сладкую дрожь.
  - А может быть, ну их? - предложил он, не прекращая своих действий.
  - Ну, Игорь! Мы и так опаздываем, - слабо возражала Катя.
  - Подумаешь! Я же директор. Начальство не опаздывает, оно задерживается.
  - Везёт тебе.
  - А ты моя подчинённая, и я, так уж и быть, закрою глаза на твоё опоздание.
  Уже после, лёжа в кровати, Катя с укором сказала:
  - Если так будет продолжаться и дальше, то мне некогда будет ходить на работу. Покоя от тебя нет!
  - Сама виновата, не надо было терзать меня воздержанием столько времени, - смеясь, защищался Игорь.
  - Это ты по собственно воле себя терзал. Честно говоря, не ожидала, что ты уйдёшь, - призналась Катя.
  - Да я бы и не ушёл, не упомяни ты всех других своих мужчин. Я всё понимаю, знаю, что не могу тебя ни в чём упрекать. Жизнь есть жизнь. Но как только я представлю, что у тебя был кто-то другой, во мне вскипает вся собственническая мужская дурь и ревность. Я перестаю связанно мыслить. Так что впредь не говори мне о своих бывших, если хочешь мира в семье.
  - Да не было у меня никого! - воскликнула Катя, - После того, как я родила, мужчины меня больше не интересовали. Я вообще думала, что со мной что-то не так.
  - Никого?! - похоже, из всего, что она сказала, Игорь уловил только одно слово, - А твой муж?
  - Можешь мне не верить, но и с ним у меня ничего не было. Я так старательно поила его водкой на свадьбе, что он просто проспал всю брачную ночь. На следующий день отец срочно отправил его в Ярославль. Я с ним туда не поехала. Больше мы не встречались, потому что он погиб.
  - Катюшка! Ты представить себе не можешь, как я счастлив! - Игорь весь сиял, - Ты такой камень с моей души сняла. Я знаю, что это идиотизм первобытный, что это несовременно и глупо, но я даже выразить не могу, как я рад, что ты только моя!
  Катя засмеялась, а он начал её целовать, явно намереваясь продолжить пиршество страсти.
  - Игорь, я тоже хотела бы получить честный и откровенный ответ, - не поддаваясь его ласкам, сказала Катя, - Почему ты не пришёл тогда?
  Он замер, страсть мигом перестала туманить взгляд. Игорь знал, о чём она спрашивает.
  - Кать, это непростой, тяжёлый и долгий разговор, - ответил он, немного помолчав, - И начинать его, опаздывая на работу, впопыхах не стоит. Давай так. Мы поговорим об этом вечером, когда придём с работы.
  Он встал и начал одеваться. Кате ничего не оставалось, как согласиться.
  - Возьми свою машину, - сказал Игорь перед выходом, - Я во второй половине дня уеду по делам, так что тебе придётся самой возвращаться.
  - Хорошо.
  Катя была даже рада, ей хотелось побыть одной. Сегодня она узнает ответ на вопрос, который мучил её столько лет. Но она совсем не была уверена, что хочет его знать.
  ***
  "Как бы с балкона не свалиться", - подумал Игорь, стараясь перелезть через балконную перегородку с огромным букетом роз. Он решил основательно подготовиться к предстоящему нелёгкому разговору. Цветы были нужны, чтобы заранее заслужить благосклонность и поднять Кате настроение. Он специально оставил её балконную дверь незапертой, чтобы успеть всё подготовить. Цветы предполагалось расставить по всей комнате. Но Игорь опаздывал с этим. Катя должна была вот-вот прийти. Попав в квартиру, он, не мешкая, занялся делом. Он почти успел, когда услышал, как в замке поворачивается ключ. Игорь взял в руки розы, которые не успел пристроить, и решил просто подарить их Кате, как будто так было и задумано.
  Улыбка застыла на его губах, когда он увидел ту, что вошла в комнату. Женщина тоже взирала на него со смесью ужаса изумления.
  - Ты? - наконец выдавила из себя Виктория Михайловна.
  - Представьте себе, - с вызовом ответил Игорь.
  - Что ты здесь делаешь? - начала нападение женщина.
  - Собираюсь сделать предложение Вашей дочери, - издевательски заявил Игорь, - Или Вы против?
  - Против!
  - Почему же? - продолжал он в том же тоне, - Чем я опять Вам не угодил? Боитесь, что у меня недостаточно денег, чтобы содержать Вашу дочь и моего сына? Так не переживайте! У меня их столько, сколько у Вас никогда не было.
  - Так ты знаешь про Игоря? - произнесла тихо Виктория Михайловна, как будто сказала это самой себе.
  - Знаю. Трудно было не догадаться. И про то, как Вы Катю заставили замуж выйти тоже знаю.
  - Она тоже обо всём знает? - осторожно спросила Виктория Михайловна.
  - А чего вы так испугались? Страшно, что дочь отвернётся от Вас, когда узнает какое вы чудовище? Что внук не скажет спасибо, за то, что Вы лишили его отца?
  - Я буду всё отрицать! Ты ничего не докажешь.
  - Посмотрим, кому из нас поверит Катя, на чьей стороне она будет. И будьте уверены, я Вас не пожалею, как Вы когда-то не пожалели ни Катю, ни меня, ни моих родных.
  - Ты решил исполнить свою угрозу? Забрать у меня всё самое дорогое? Для этого ты снова появился в жизни моей дочери? Чтобы мне отомстить?
  - Ну, конечно! Как Вы догадались? Для чего же ещё? - продолжал издеваться Игорь.
  - Не понимаю, откуда столько ненависти? - сменила тактику Виктория Михайловна, - Ведь и ты не остался внакладе. Помнится, я очень хорошо тебе заплатила, чтобы ты оставил мою дочь в покое. И не надо говорить, что ты не воспользовался этими деньгами. Так что, чем ты лучше меня?
  Игорь уже собирался сказать, что ни копейки не взял из этих денег, но его опередили.
  - И сколько ты за меня заплатила? - услышал он обманчиво спокойный Катин голос и с ужасом повернулся к ней, - Или ты мне ответишь, за сколько меня продал?
  На неё было страшно смотреть: прямая, бледная, с огромными чёрными глазами, полными боли, ужаса и непролитых слёз.
  - Вы всё решили за меня. На меня вам обоим было наплевать. Какое значение для Вас двоих имели мои чувства, желания и мечты. Вы чудовища! Каждый получил, что хотел, кроме меня. Я просто пешка, разменная монета в вашей игре. Зачем вообще со мной считаться? Вы и сейчас продолжаете играть моей судьбой, чтобы выяснить, кто из вас круче. До меня вам нет никакого дела, - по мере продолжения монолога сарказм сменился закипающей внутри истерикой.
  - Кать, послушай меня, всё совсем не так, - опомнившись, бросился к ней Игорь.
  - Уйди от меня! - закричала она, - Не прикасайся! Я не хочу тебя видеть! Зачем ты опять влез в мою жизнь? Посчитал, что получил мало денег? Ещё захотел выудить их у моей матери, грозясь поведать мне, как она купила меня у тебя? Или просто отомстить ей за то, что она тебе тогда мало заплатила? А ты! Как ты могла так цинично вмешиваться в мою судьбу? Ты возомнила себя Господом Богом? Хотя, наверное, я должна сказать тебе спасибо. Но извини, что-то язык не поворачивается.
  - Катенька, не надо так, я прошу тебя, - Игорь схватил её за руки, - Я люблю тебя. Ну, зачем ты всё это говоришь? Какие деньги мне могут быть нужны? Мне ничего не нужно кроме тебя и сына.
  - Сына?! Забудь о нас! Ты никогда больше к нему не подойдёшь! Я не хочу, чтобы такие люди, как вы оба, приближались к моему ребёнку. Я вас ненавижу!
  Катя вырвала руки и бросилась к двери. Игорь кинулся за ней. Он не успел поймать её, Катя успела заскочить в лифт. Игорю ничего не оставалось, как бежать вниз по ступенькам. Конечно, он её не догнал. Бегать по улице в одних носках было глупо. Успокаивало только то, что её машина осталась на месте. В таком взвинченном состоянии очень опасно садиться за руль. Он потеряно побрёл назад, так и не воспользовавшись лифтом. На лестничной площадке его встретила Виктория Михайловна. Она выжидательно на него смотрела.
  - Ну что? Довольны? - спросил Игорь со злой усмешкой, - Вам, видимо, доставляет удовольствие заставлять страдать свою дочь. Поздравляю, вы добились своего.
  - Ты ошибаешься. Я очень сожалею, - подавленно ответила Виктория Михайловна.
  - Сожалеете?! - в его голосе звучала такая ненависть, что собеседница невольно попятилась, - Какие сильные чувства! Это всё, на что вы способны? У Вас душа кровью не обливается, видя как больно вашей дочери? Вы хоть представляете, что она сейчас чувствует?! Не брал я ваших проклятых денег! Не копейки себе не взял. Я бы вернул их Вам все, если бы это помогло сейчас Кате. Я думал, что ненавидеть вас сильнее, чем ненавидел все восемь лет, уже невозможно. Но я ошибался! Я готов убить Вас. Если с Катей что-нибудь случиться, я это сделаю.
  Виктория Михайловна молчала. Она чувствовала себя виноватой, но Игоря не трогало её запоздавшее раскаяние. Он ушёл к себе в квартиру, чтобы больше не видеть ненавистное лицо и не наделать глупостей.
  Два выходных прошли, как в бреду. Игорь ждал Катю и днём, и ночью, но она так и не вернулась к себе домой. Страх за неё не давал ни спать, ни есть. Может быть она у матери? Лучше уж так, хотя для него это было бы полным крахом. Зато так она, по крайней мере, жива и здорова. Он помнил наизусть старый домашний телефон Кати. Вконец измучавшись неведением, Игорь, перешагнув через свою гордость, позвонил Виктории Михайловне.
  - Это Игорь, - без приветствия начал он, - я всего лишь хочу узнать, Катя у Вас?
  - Нет. Она не приходила.
  - Я прошу вас, сказать мне правду. Обещаю, что не буду её тревожить. Мне просто нужно знать, что она жива, здорова и находится в безопасности.
  - Я понимаю, но её здесь нет. Я тоже прошу тебя сообщить мне, если она вернётся. Пожалуйста.
  - Хорошо, - он поверил собеседнице, слыша в её голосе плохо скрытую панику, - У Вас есть номер Дмитрия Александровича? Может быть, Катя уехала к нему?
   - Я позвоню Дмитрию, но пока не буду говорить о том, что случилось. Он всё равно не сможет сейчас помочь, а будет только зря нервничать. Я перезвоню тебе, как только поговорю с ним.
  Ждать пришлось недолго.
  - У отца её пока нет. Она не успела бы доехать. Но он обещал сообщить, как только Катя появится у него, - отчиталась Виктория Михайловна.
  Ещё одна чудовищная ночь метаний от отчаяния и ужаса до надежды и убеждения себя, что всё будет хорошо, прошла практически без сна. Оставался шанс, что в понедельник утром Катя появится на работе. Ни свет, ни заря Игорь приехал в офис. Прошло два часа с начала рабочего дня, но Катя так и не пришла. Игорь, не переставая, смотрел в окно, поэтому не мог её пропустить. Но всё равно на всякий случай он зашёл к ней в отдел, спросил, не приходила ли Екатерина Дмитриевна, не звонила ли, чтобы предупредить, что её не будет. Получив отрицательный ответ, Игорь почувствовал, как в душе поднимается паника. Где она? Если с Катей случиться что-то страшное, он этого не переживёт. "Господи, только бы она была жива!" - взмолился он, - "Забери у меня всё, что хочешь, но только пусть она будет жива!" Сотрудники взирали на него с ужасом и сочувствием, видимо поняв по его виду, что у него происходит что-то страшное.
  - Что стряслось? - спросил Пашка, поймав Игоря в коридоре.
  - Катя пропала, - ответил он.
  - Как пропала?
  - Ушла из дома в пятницу и до сих пор не вернулась.
  - И ты только сегодня спохватился, - накинулся на него Пашка.
  - Нет, - взорвался Игорь, - Я с ума схожу от беспокойства уже третий день. Она не отвечает на звонки, её нет у матери, у отца, она не пришла на работу.
  - Вы поссорились?
  - Нет. Она просто считает меня последним ублюдком, который продал её за деньги её мамаши, а теперь решил добыть ещё, шантажируя мамашку тем, что расскажу дочери какая она нехорошая.
  Игорь в нескольких словах объяснил, что случилось.
  - Может быть, она у кого-то из подруг, - предположил Паша, - Ты не обзванивал их?
  - Я не знаю ни её подруг, ни их телефонов, - ответил Игорь, немного успокоившись.
   Он позвонил Виктории Михайловне и поделился с ней этой идеей.
  - Я уже обзвонила всех, кого могла, - срывающимся голосом ответила она, - Я даже в милицию ходила, но они говорят, что заявление ещё подавать рано, предложили больницы обзвонить.
  - Вы звонили? - спросил Игорь, стараясь не поддаваться леденящему кровь ужасу.
  - Пока никаких результатов. Девушки, похожей на Катю, к ним не поступало. Но я буду ещё звонить.
  Игорь ушёл домой. Он пробрался в Катину квартиру. Слабая надежда на то, что она там, быстро умерла. Он искал записную книжку или что-то подобное, где бы могли быть записаны телефоны друзей или родственников, к которым она могла пойти, и о которых не знала её мать. Но увы, поиск результатов не дал. Не в силах просто ждать, не предпринимая никаких попыток исправить положение, Игорь принялся обзванивать все больницы города.
  Ну почему он не рассказал ей всё сразу, как только она спросила?! Зачем надо было откладывать этот разговор? Всё его трусость! Он так боялся, что она неправильно поймёт, не простит его за то, что тогда он сделал такой выбор, что просто попытался оттянуть разговор. Его страх потерять её снова обернулся полной катастрофой. Никогда он себе этого не простит.
  В сотый раз звоня в больницу, Игорь ждал ответа с замиранием сердца. Получив ответ, что такая девушка к ним не поступала, он испытывал дикую смесь облегчения и отчаяния. Он так замучил своими звонками справочные службы больниц, что они начали выражать неприкрытое недовольство. Его мало волновали их эмоции, пока одна из сидящих на телефоне не сказала со злостью: "Мужчина, хватит уже сюда названивать! Попробуйте позвонить в морг". "В морг?! Нет! Ни за что! Она жива!" - кричала душа, обезумевшая от ужаса, - "Я не могу!" Он так и сидел с трубкой в руках, до сознания доходила справедливость такого совета, но тело оцепенело. Он не мог заставить себя позвонить в это страшное заведение.
  ***
  Катя шла по перрону, ничего не замечая вокруг себя. Она не хотела больше возвращаться в этот город. Как жить дальше, она просто не знала. Пока она решила поехать к отцу. Там её любят и примут, там пожалеют и отогреют, там её сын. Игорёк - единственная ниточка, которая заставляла жить, как то двигаться, пытаться бороться, выбраться из этого болота, в которое её сбросили самые близкие и любимые люди. А она-то возомнила, что ей снова вернули крылья, что теперь она вновь сможет летать и видеть всю красоту этого мира. Но всё оказалось ложью. Для неё никакой любви нет!
  Все три дня она провела у Ветровой. Прежде чем прийти к ней, Катя бродила по городу, не особо заботясь о том, куда идёт. Горе душило, и она просто бежала от него, от того ощущения безысходности, которой разрывало сердце. Она не могла думать о том, что произошло. Это грозило раздавить её. Катя опомнилась, только когда к ней подошла какая-то женщина и спросила: "Девушка, у Вас что-то случилось? Вам нужна помощь?" Катя смотрела на неё и ничего не могла ответить. Она быстро ушла, но теперь уже начала замечать заинтересованные взгляды прохожих. Появилась мысль, что надо куда-то пойти, чтобы спрятаться от всех этих взглядов. Домой или к матери идти было нельзя. У всех её знакомых были свои семьи, да и не хотелось сваливаться людям как снег на голову со своими проблемами. Ирка! Вот кто её примет без лишних слов и вопросов, она всегда на её стороне.
   На её счастье Ира была дома. Они как раз собирались с мужем поехать на дачу к свекрови, где отдыхали их дети.
  - Что случилось? - спросила подруга с порога, сразу поняв, в каком жутком состоянии находится Катя.
  Та лишь разрыдалась в ответ. Она долго не могла успокоится и объяснить подруге, что произошло.
  - Так, Юра, езжай один. Я не могу оставить её здесь в таком состоянии, - Ира взяла дело в свои руки, - Я завтра сама приеду. Скажи маме, что я простыла и боюсь заразить детей.
  Юра не стал спорить и вскоре уехал. Ветрова принялась приводить подругу в чувства всеми доступными способами. В конце концов, ей удалось получить более-менее внятные ответы и составить для себя картину произошедшего. Её просто душило возмущение, но Ира решила оставить пока свои эмоции при себе, бросив все силы на спасение подруги. Ира понимала, что сейчас её праведный гнев и едкие комментарии никому не нужны. Они способны только ещё больнее уязвить Катю, заставить ещё раз испытать все переживания. На данный момент это было не нужно, подруга нуждалась в сочувствии, участии, возможности поплакать в жилетку. Надо было просто пожалеть и утешить. Ира старалась говорить с ней побольше, чем-то отвлечь. Как же ей было жалко Катю! Ну почему ей так не везёт? Таких девчонок ещё поискать: и умница, и красавица, и человек хороший. Мамаша её, конечно, учудила. Недопустимо так бесцеремонно лезть в жизнь собственных детей, даже из самых благих намерений. Такую сложную операцию провернула, и ради чего? Кто выиграл от этого? Хотела дочери безоблачного, обустроенного, благополучного будущего, а получилось, что Катя осталась вдовой с маленьким ребёнком на руках, с израненной душой и без малейшего желания устраивать свою личную жизнь. Но Морозов поразил Иру ещё больше. Она могла ещё понять его измену восемь лет назад, но то, что он ради мести и денег хладнокровно сломал Кате жизнь второй раз, не укладывалось в голове. Хоть бы о ребёнке своём подумал, гад! Как такой хороший парень мог превратиться в такое бессердечное чудовище? Всё-таки Ира не могла поверить в такое до конца. Поэтому она советовала Кате поговорить с ним. Ведь Катя стала свидетелем ссоры двух давних врагов. Люди, когда ругаются, могут наговорить друг другу множество гадостей, которые в реальности не имеют ничего общего с их истинными чувствами, мыслями и намерениями. Слова, произносимые в гневе, имеют лишь одну цель - ударить побольнее. Потом Катя могла что-то неправильно понять, не так услышать. Ира пошла на поводу у подруги, не сказав её матери, что Катя у неё. Её возражения вызвали очередную бурю слёз, и Ира сдалась. Потихоньку за выходные истерика сошла на нет, оставив тупое оцепенение и безразличие.
  - Я поеду к папе, - решила Катя в воскресенье, - Домой не пойду. Придётся вам потерпеть меня ещё одну ночь.
  - У тебя же ничего нет, как ты поедешь в такой путь без вещей? Да и билет на поезд не сразу купишь.
  - Сумочка с документами с собой, да и деньги в ней тоже есть. А билет? Как-нибудь доберусь - равнодушно ответила Катя, - Куда мне торопиться?
  Ира не хотела отпускать подругу, но не удерживать же её силой.
  - Позвони, когда доедешь. Я буду ждать, - сказала она напоследок.
  Электричка уже появилась на горизонте.
  - Катя! Катя! Подожди! - услышала она знакомый голос и с удивлением обернулась.
  К ней бежал Паша Волков.
  - Мне надо с тобой поговорить, - тяжело дыша после бега, сказал он.
  - Я уезжаю, Паш. Мне некогда. Как-нибудь в другой раз, - попыталась отделаться от него Катя.
  - Нет, сейчас! Ты никуда не поедешь, пока не выслушаешь меня.
  Электричка медленно подъезжала к перрону.
  - До свидания, Паш, - сказала Катя и сделала шаг к дверям подъезжающего вагона.
  Пашка схватил её двумя руками и прижал к себе.
  - Нет, не до свидания! Я тебя никуда не пущу, пока мы не поговорим.
  - Да какое ты имеешь право меня не отпускать? - разозлилась Катя, - Убери руки, а не то я закричу.
  - Да пожалуйста, кричи. Извините, - обратился он к прохожим, которые с любопытством начали на них оглядываться, - Моя жена разобиделась на меня и хочет сбежать к тёще. А это конец! Не обращайте на нас внимания, просто семейные неурядицы.
   Паша пустил вход всё своё обаяние, народ начал сочувственно улыбаться ему. Он отпустил Катю только тогда, когда электричка тронулась.
  - Комедиант! - бросила презрительно Катя.
  - О, да я ещё и не такое могу, - заверил Пашка, - Кать, ну давай теперь спокойно. Я обещаю, что не буду чинить тебе препятствий, если ты решишь уехать после того, как меня выслушаешь. Более того, я оформлю твоё увольнение, как положено, и вышлю документы туда, куда ты скажешь. Ещё обещаю любую помощь, какую только не пожелаешь.
  - Ладно. Я подозреваю, что у меня всё равно нет выбора.
  - Если честно, то да.
  ***
  Они пошли в привокзальное кафе. Там они сели за столик, Паша что-то заказал. Пока они ждали заказ, он обдумывал, как правильно начать разговор. Паша не мог позволить себе ошибки, нельзя было допустить, чтобы Катя ушла или отказалась его слушать. Он должен быть не просто выслушан, а услышан. На кону счастье его лучшего друга. Он не мог его подвести. Игорь столько раз выручал его, вытаскивая из различных передряг, никогда не требуя ничего взамен и ни разу не попрекнув. Пашка считал его своим братом. Игорь был ему ближе, чем его родной брат. Они вместе с самого детства. Павел не помнил такого времени, когда бы в его жизни не было Игоря Морозова. Никогда Игорь не завидовал ему, что он директорский сынок, не презирал его за то, что ему всё легко достаётся благодаря отцу, но и никогда не раболепствовал, не льстил, не искал благосклонности ради получения какой-то личной выгоды. Всё, что он делал для Пашки, было от чистого сердца. Игорь принимал Пашку таким, какой он есть, перед ним не надо было строить из себя кого-то, стараться быть лучше или хуже. На него всегда было можно положиться, всегда можно было рассчитывать, быть уверенным, что он всегда прикроет спину. Именно к Игорю Паша всегда шёл со своими неразрешёнными проблемами, зная, что тот всегда придумает, как ему помочь. Сам Паша в свою очередь не завидовал его невероятной привлекательности в глазах противоположного пола, его способностям к учёбе, успехам в спорте, зная, что сам Игорь относиться ко всему этому совершенно спокойно. Даже то, что Пашкин отец всегда ставил сыну в пример его друга, не вызывало у того раздражения. Скорее его это забавляло, он-то знал, что Игорь далеко не святой. Рискованных проделок в их жизни было не мало. Просто Игорь почти всегда находил способ выйти сухим из воды. Он всегда брал ответственность на себя, не задумываясь, как будто так и должно быть. Его спокойствие в критических ситуациях и умение просчитать последствия вселяли в Пашу уверенность, что всё будет хорошо и так, как надо.
  Сейчас же его другу и брату нужна была его помощь. Павел никогда не видел Игоря таким беспомощным. Он на себя не был похож: осунувшееся лицо, отчаяние и растерянность в глазах. Паша должен ему помочь! Он и на вокзал то поехал, чтобы узнать, не покупала ли Катя билет на поезд дальнего следования, хотел поспрашивать, не видел ли её кто. Если из города она не уезжала, то Павел собирался идти в милицию. Не дай Бог, они откажутся её искать! Он закатит там такой скандал, задействует таких людей, что ментам мало не покажется. Они носом землю рыть будут, но найдут Катю живую или мёртвую. Последнего варианта Паша очень боялся. Что тогда будет с Игорем? Он с таким трудом пережил потерю своей любимой девушки тогда, это изменило его, но не сломало. Но второй раз, Паше казалось, Игорь с этим не справится. Поэтому Павел несказанно обрадовался, увидев Катю живой и невредимой. Оставалось только убедить её, что Игорь ни в чём перед ней не виноват.
  - Сразу скажу, - начал он, - На счёт денег твоей матери. Это я их взял. Я влип историю. Твоя мать не давала ему денег в руки, а открыла счёт на его имя. Несколько лет Игорь не притрагивался к ним, и я уверен, что так бы и не взял оттуда ни копейки. Только ради меня он обналичил этот счёт.
  - Это, конечно, меняет дело, - саркастически сказала Катя.
  - Не это. Ты просто многого не знаешь.
  - А ты знаешь? - не меняя тона, спросила Катя.
  - Да, я знаю. Ты представить себе не можешь, чего мне стоило выпытать у Игоря все подробности. Ты же знаешь Морозова, он никогда не жалуется и не просит о помощи. Я, конечно, на тот момент знал, что вы расстались, даже слышал из-за чего. Честно говоря, у меня челюсть отпала от удивления. Он так тебя любил, души в тебе не чаял, а тут вдруг с Веркой замутил. Никогда не ожидал такого легкомыслия от такого правильного Морозова. Но с другой стороны, любовь штука сложная, всякое случается. Примерно так я думал, пока где-то через месяц или два мне не позвонила Тамара Петровна. Она плакала и просила поговорить с Игорем. "Я не знаю, что с ним делать. Он ничего не рассказывает. Живёт как будто во сне, ходит, работает, ездит в институт. Не ест почти ничего, не спит толком, не разговаривает, не слышит никого. Живёт как робот. Я боюсь за него. Может с тобой он поделится своими переживаниями, и ему станет легче. Он убивает себя! Прошу тебя, Павлик, сделай что-нибудь, помоги ему!" Очень непросто было выпытать у него, что с ним случилось, учитывая его врождённое неприятие алкоголя. Ты же знаешь, он никогда не напивается, просто не понимает, зачем это надо. Мне помогло только то, что я знаю его, как самого себя, знаю, на что можно надавить, не рискуя получить по морде, на каких струнах сыграть. В общем, с большим трудом я его расколол. Теперь я прошу просто меня выслушать, а там ты решай сама, что тебе делать дальше.
  Весь рассказ занял не больше десяти минут. Паша понял, что Катя поверила ему, когда заметил слёзы в её глазах.
  - Бедный мой Игорь, - сказала Катя, дослушав до конца, - Сколько же выпало на его долю. Почему он мне ничего не сказал?
  - Я тоже спросил у него об этом. Как я понял, твоя мать пригрозила сразу же отправить Свету в детский дом, если только ты узнаешь о её угрозах. Игорь боялся, что она раздавит его близких, а он ничем не сможет ей помешать, просто не успеет ничего предпринять. Ещё он до последнего до конца не верил, что она выполнит свои угрозы на самом деле. Будучи сам очень порядочным, добрым и справедливым человеком и в силу возраста Игорь не верил, что люди могут быть настолько жестокими и подлыми. Я спрашивал у него, почему он не обратился за помощью ко мне или моему отцу. Он ответил, что вряд ли отец включился бы в его любовные дела, да и пока вник бы в суть дела, было бы поздно. Честно говоря, думаю, что Игорь был прав. Мой отец не воспринял бы всерьёз такие проблемы, посчитав, что игра не стоит свеч. В мире таких людей, как мой папа, всё решается с позиции выгодности и целесообразности. А тут всего лишь любовь, эти несчастья вполне переживаемы, ну не эта девушка, так другая. Какая разница! Ладно, это всё неважно уже. Сейчас я позвоню Игорю, скажу, что ты нашлась, и отвезу тебя к нему, если ты не надумала всё-таки уезжать.
  Паша начал набирать номер, но никто не отвечал. Мобильник был недоступен, домашний постоянно сигналил "занято". Павел сильно обеспокоился, его настроение передалось Кате.
  - Поехали, - бросил он, вскакивая из-за стола.
  ***
  Катя чувствовала, что Паша не на шутку встревожен. Он ничего не говорил, но его волнение было заметно. Пока они ехали, для Кати картина произошедшего полностью прояснилась. На Пашкин рассказ наложился рассказ Светы и то, что она слышала от Полины. Кате было так больно и обидно за него, что она забыла о собственных переживаниях по этому поводу. Как могла её мать так поступить с ним? Неужели сердце не дрогнуло? Как можно было так жестоко загонять беззащитного двадцатилетнего мальчишку в угол? И как же тяжело он всё это переживал! Наверное, ещё и себя винил в том, что ничего не смог сделать. А она сама? Она даже слушать его не стала, обвиняла во всех смертных грехах, отталкивала, старалась дать понять, что он просто ничего незначащий эпизод в её жизни. Игорь всё это терпеливо сносил. Он всё это время любил её. И только боясь причинить ей лишнюю боль, боясь, что она не поймёт его, откладывал это тяжёлый разговор с ней. Почему так волнуется Паша? В душе у Кати тоже начала подниматься паника. Она всё нарастала, пока они ехали в лифте, и когда он остановился, Катя и её спутник, не сговариваясь, бросились к двери в квартиру Игоря. Дверь оказалась не запертой. Они с Пашкой влетели в квартиру.
  То, что предстало их взору, заставило Катю задохнуться от жалости. Человек, замерший с телефонной трубкой в руках, смотрящий куда-то в одну точку, совершенно поникший и сломленный. Он услышал, что кто-то вошёл и повернул голову. В глазах стояла такая мука, что даже Пашка сделал шаг назад.
  - Они говорят, позвоните в морг, - потухшим голосом произнёс Игорь, - А я не могу.
  Катя поняла, что за Пашкой он не видит её. Она оттолкнула своего спутника и бросилась к Игорю.
  - Игорь, родной мой, прости меня! - заплакала она.
   Он вскочил с дивана, на котором сидел, и не успел сделать и двух шагов, как Катя оказалась в его объятиях.
  - Ты? Ты жива! - он целовал её губы, лицо, волосы, - Жива! Ты вернулась! Прости меня!
  - Да за что? - сквозь слёзы спрашивала она, - Я люблю тебя.
  Паша тихо вышел. Он был здесь лишним. Им надо было побыть вдвоём, а ему достаточно было знать, что с его другом всё в порядке.
  - Где ты была? Никогда больше не уходи. Я не могу без тебя. Ты же знаешь, мне без тебя не просто никак..., мне без тебя незачем. Я чуть с ума не сошёл.
  - Я никогда больше не уйду. Нам просто нельзя порознь. Ведь у нас одно сердце на двоих. Мы две половинки одного целого. Если нас разлучить, то мы не сможем жить, а будем влачить жалкое существование.
  Они так и продолжали обнимать друг друга, боясь разомкнуть руки.
  - Я должен позвонить, - вспомнил Игорь.
  Не выпуская Катиной руки, он набрал номер.
  - Катя нашлась, - сказал он в трубку, - С ней всё в порядке.
  - Слава Богу! - прорыдала в трубку Виктория Михайловна, - Можно мне поговорить с ней?
  Катя поняла, с кем разговаривает Игорь, она стояла близко и слышала весь разговор.
  - Я не буду с ней разговаривать, - отчётливо сказала она.
  - Она не хочет, - ответил Игорь в трубку.
  - Я слышала, - убитым голосом сказала Виктория Михайловна, - Я понимаю.
  Она положила трубку.
  - Как ты только можешь с ней общаться, после всего того, что она тебе сделала? - возмутилась Катя.
  - Я очень хотел тебя найти. Ради этого я перешагнул через себя и заключил с ней перемирие. Мы обещали сообщить друг другу, как только ты найдёшься. Я своё обещание сдержал.
  Катя прижалась к Игорю ещё крепче. Она так любила его, этого удивительного мужчину, который всегда держит своё слово, который всегда сам решает свои проблемы, который предан своим близким до конца и готов отдать за них всё, даже жизнь, который пронёс любовь к ней через годы разлуки, несмотря на всю безнадёжность этой любви.
  Они просто сидели рядом. Какое счастье было вот так вот сидеть, просто быть вместе, положить голову ему на грудь, уткнуться в его тепло и слышать, как в унисон с её бьётся его сердце. И даже страсть дремала, не пытаясь занять место любви, которая сейчас безраздельно властвовала над двумя, вновь нашедшими друг друга людьми, созданными друг для друга по великому замыслу
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"